I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Древняя техника усиления. Том 4+

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.56*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    313+

  Глава 313. Случайный набор доспех Силы Бешеного Быка. Приятный романтический сон посреди моря цветов.
  Черепашка отплыла в сторону, но все равно поглядывала издалека, не желая уплывать, словно что-то привлекало ее. Только Цин Шуй собрался скатать удочку, он увидел, как обычно тихий Тысячелетний Моллюск поплыл ему навстречу.
  "Только не говорите мне, что Моллюск тоже попадется на удочку?"
  Тысячелетняя Раковина была не такой сообразительной, как Золотая Медицинская Черепаха. Она замешкалась, потом цопнула рыболовный крючок, словно боялась, что крючок от нее сбежит. Цин Шуй был потрясен до глубины души. Как мог тысячелетний моллюск быть таким глупым?
  Только он подумал, что Тысячелетняя Раковина попадется на крючок, как она тут же сбежала. Но не тут-то дело было! Цин Шуй раскрыл рот от удивления, когда он заметил, что осталось на кончике рыболовного крючка.
  "Золотая Жемчужина Тысячелетней Раковины!"
  В прошлой жизни Цин Шуй встречался с жемчугом. К сожалению, жемчуг выращивался в искусственных водоемах, и ему не давали достаточно созреть. Но теперь перед ним была Золотая Жемчужина не просто чистая и настоящая, но еще и тысячи лет от роду!
  Жемчуг имел широчайшее применение. Их можно было принимать внутрь, носить снаружи. Самый большой эффект от жемчуга был в уходе за кожей. При употреблении внутрь улучшалась не только кожа, но и излечивались некоторые болезни, улучшалось здоровье, удлинялась жизнь.
  Золотая Жемчужина Тысячелетней Раковины была гораздо ценнее, чем любая жемчужина из его предыдущей жизни. Один лишь ее возраст ставил ее на самую вершину, не говоря уже о магическом происхождении.
  "Вот и еще одно лекарство тысячелетия!" радостно засмеялся Цин Шуй, понимая всю ценность его новой Удочки из Чистого Золота. Он подумал о том, что в будущем вполне мог бы стать "рыбаком", и засмеялся.
  Цин Шуй смотрел на Тысячелетнюю Раковину сквозь толщу воду. Он видел, как она слегка пала духом, потеряв свою жемчужину, так глупо попавшись на крючок. Было похоже, что она потеряла самое дорогое, что было у нее. Цин Шуй бросил жемчужину обратно в воду. Тысячелетняя Раковина подхватила ее и радостно уплыла. Цин Шуй подумал, что он правильно сделал. Он бы всегда мог забрать жемчужину, чтобы измельчить ее на жемчужный порошок при надобности, а пока пусть Моллюск питает и насыщает ее.
  Разложив все вещи по местам, Цин Шуй приступил к культивации. Его Древняя Техника Усиления вошла в 99-й цикл, что считалось последней фазой четвертого слоя. Он мог начинать подготовку ко входу на пятый уровень, как только он соберет достаточно силы.
  Он чувствовал, что слегка улучшил свою культивацию. Улучшение было едва заметным, но, тем не менее, вполне ощутимым. Когда Цин Шуй занимался культивацией Тысячи Ударов Молота, он понял, что прошло уже довольно много времени с тех пор, как он в последний раз ковал какое-нибудь оружие. Тренировки техники владения молотом у него были ежедневными, однако он чувствовал, что ему не хватает реальной практики, да и боевые доспехи уже поизносились. С прошлой битвы на них остались вмятины от ударов Старого Слепца.
  Восстановление. Цин Шуй вспомнил про реставрацию. К сожалению, он понятия не имел, как это происходит, поэтому решил, что легче выковать все заново с помощью Техники Тысячи Ударов Молотом.
  На этот раз он решил воспользоваться Молотом, Сотрясающим Небеса, плюс ко всему у него была Сила Бешеного Быка, которую он довел до совершенства. Сила Огненного Быка имела дополнительный атрибут - огонь, и Цин Шуй чувствовал, что это поможет ему поднять его искусство ковки на следующий уровень.
  Дзинь!
  Цин Шуй начал закалять доспехи Молотом, Сотрясающим Небеса, как только его состояние стабилизировалось. Древняя Техника Усиления соединялась с Силой Бешеного Быка. Благодаря ежедневным тренировкам Техника Тысячи Ударов Молотом не заржавела, даже не смотря на то, что он не применял ее на практике уже давно. По крайней мере, он был доволен каждым ударом молота.
  На этот раз Цин Шуй испытал явные ощущения сферы Ознакомления. Даже не занимаясь ковкой так давно, ему было так легко, словно он был в Сфере предков, словно он достиг пика в ковке, все было у него под рукой и давалось по щелчку пальцев. Каждая линия, каждое усилие, каждый удар...Цин Шуй чувствовал, что так оно и должно было быть, он контролировал каждое движение. Это было ощущение уверенности в себе.
  Цин Шуя постепенно охватывало это ощущение - чувство созидания. Это желание обладать уверенность в себе в условиях неясных ожиданий становилось своего рода одержимости. А без одержимости ни в одном деле не добиться успеха!
  успех был гарантирован в том случае, если человек посвящает себя какому-то делу, словно он дьяволом удержим. Цин Шуй махал Молотом, Сотрясающим Небеса. Его загадочное присутствие окрасилось глубоким оттенком варварской ауры.
  Дзинь!
  Золотой луч света вспыхнул сразу же за резким сигналом. Свет был таким же ярким, как и огонь горнила при ковке. Цин Шуй смотрел на новенькие доспехи и понимал, что на этот раз у него получилось выковать гораздо более внушительные доспехи.
  Боевые доспехи состояли из двух отдельных частей - верхней и нижней части, чтобы облегчить движение в области талии. Цин Шуй посмотрел на верхнюю часть доспех с помощью Техники Небесного Видения!
  Защита выросла на десять процентов, но ограничивалась лишь защищаемыми областями тела. Выносливость +100, Проворность +50, Сила +50. По крайней мере еще три предмета из доспех или оружия тех же атрибутов для того, чтобы эффект от дополнительных десяти процентов Силы Бешеного Быка возымели свой эффект.
  "Это часть полного набора!" Цин Шуй был в ступоре. Оригинальным атрибутом было увеличение Защиты на десять процентов, с ограничением на защищаемые части тела, Выносливость +5, Проворность +30, Сила +10!
  Кроме первого атрибута, Защиты, остальные удвоились!
  Он быстренько взглянул на атрибуты нижней части боевых доспехов!
  Защита увеличилась на десять процентов, с ограничением на защищаемые части тела, Выносливость +100, Проворность +50, Сила +50. По крайней мере, еще три предмета доспех или оружия тех же самых атрибутов были необходимы для того, чтобы дополнительные десять процентов эффекта от Силы Бешеного Быка вступили в силу!
  Как и ожидалось, это было частью от полного набора оборудования. И это смущало Цин Шуя. Три предмета давали активацию 10% Силы Бешеного быка или же десять процентов Силы Быка относились к каждому предмету? По крайней мере, еще три предмета для увеличения на тридцать процентов?
  Жаль, что у него было только два предмета. Он планировал выковать еще одну пару сапог, чтобы выяснить, какое увеличение получится. Если это будут десять процентов к каждому предмету, то это будет потрясающе. Сила Бешеного Быка могла увеличить эффект на тридцать процентов. По тридцать от каждого предмета примерно давали десять процентов в целом.
  "Десять процентов к силе это очень много!" с улыбкой подумал Цин Шуй.
  Работая над предыдущими предметами, он сбился со счета и не знал, сколько ударов молота ушло на работу. Он был уверен, что он не зашел за границу в две тысячи ударов, тем не менее, он ожидал большого прорыва.
  Он снова занялся культивацией Древней Техники Усиления и тренировкой Техники Тысячи Ударов, прежде чем сапоги получились. Жаль, что он не смог использовать Молот, Сотрясающий Небеса, или просто молот. Цин Шуй мог заменить молот своими руками. Его тонкие ладони выглядели изящными, но, тем не менее, они были такими крепкими, что иногда было достаточно использовать два согнутых пальца вместо молотка.
  Он вложил всю свою душу в эту работу. И скрупулезно подсчитывал количество ударов!
  Бум! Бум!
  Он быстро досчитал до тысячи. Цин Шуй даже не удивился. Он терпеливо продолжил работать над выковкой и закалкой в течение еще десяти циклов.
  Полторы тысячи ударов молота!
  Цин Шуй был очень доволен. До нынешнего момента он не ожидал, что добьется таких успехов. Его техника улучшилась, и казалось, что дни прорыва на уровень двух тысяч ударов не за горами.
  Одна тысяча шестьсот ударов молотом!
  В тот момент, когда Цин Шуй заканчивал удар, появился луч света, означавший, что ковка сапог была успешно закончена!
  Изначально он просто хотел отремонтировать старые доспехи из-за вмятин. Он не ожидал, что атрибуты увеличатся, и даже обнаружил, что эти предметы являлись частью одного набора, а вовсе не автономными предметами. Полный набор оборудования в мире девяти континентов немного отличался от того, с каким был знаком Цин Шуй, но он был уверен, что, в конце концов, он встретит и то, с чем он был уже знаком.
  Цин Шуй взглянул на атрибуты боевых сапог.
  Скорость увеличилась на десять процентов, Сила +100, Проворность +50, Выносливость +30! Для получения дополнительных десяти процентов от Силы Бешеного Быка было необходимо еще как минимум три предмета защиты.
  Эффект увеличения Силы Бешеного Быка появлялся каждый раз для всех трех процессов ковки, атрибуты также значительно увеличивались. Оригинальные атрибуты боевых сапог были: увеличение Сила на 10%, Сила +50, Проворность +30, Выносливость +10.
  Выходило так, что все выкованные предметы получали этот эффект, потому что он активировал Силу Бешеного быка во время процесса ковки. Цин Шуй был удивлен, что название "Сила Бешеного Быка" - была его придумка. А теперь на всем выкованном оборудовании появилось именно это название. Магия!
  "Надо примерить все это!" Цин Шуй немедленно надел на себя доспехи и боевые сапоги. Доспехи состояли из отдельных верхней и нижней части, поэтому они считались как два отдельных предмета.
  Однако, надев все это, он не почувствовал ничего из ряда вон выходящего. Цин Шуй расстроился. Сжав кулаки, он резко ударил правым кулаком.
  Одиночный Удар Тайчи!
  И такой привычный Одиночный Удар Тайчи оказался совсем другим, несмотря даже не то, что он все еще был в Тайной Сфере. И у Цин Шуя было ощущение, что в этой сфере его техника Тайчи будет находиться еще довольно долго.
  Только осведомленный мог бы оценить силу этого удара. Слегка колеблющееся и не совсем четкое присутствие в его руке было сродни тигру, крадущемуся в горах, или сонному тигру, отдыхающему на краю скалы.
  Изменения в силе атаки в боевых доспехах и боевых сапогах явно ощущались под воздействием Древней Техники Усиления и Силы Бешеного Быка. Цин Шуй чувствовал изменения в Одиночном Ударе Тайчи, Облачной Ладони Тайчи, Отклоняющем и Парирующем Ударе...
  "Три предмета увеличивают эффект Силы Бешеного Быка на десять процентов". Цин Шуй был расстроен, несмотря на существенное, по его ощущениям, увеличение в силе.
  Человек, который никогда не доволен собой, похож на змею, пытающуюся проглотить слона. Цин Шуй попытался успокоить себя, еще раз продумав рецепт для боевых доспех - "по крайней мере, три предмета или оружия с похожими атрибутами требуются для дополнительных десяти процентов к силе Бешеного Быка". "По крайней мере" подразумевало, что предметов могло быть и четыре, и пять, и больше. Если бы у него было шесть предметов, получилось бы у него увеличение на двадцать процентов?
  И еще одни важным вопросом была возможность для Силы Бешеного Быка пробиться на другой уровень. Если бы он смог пробить уровень Древнего Искусства Ковки и Силы Бешеного Быка, тогда мог бы процент увеличения эффективности
  Уставший Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита и немедленно отправился в кровать.
  Он внезапно обнаружил себя в каком-то странном месте. Там были горы и вода, прекрасные пейзажи, небо было высоко и ясно, а поля широки и богаты. Аромат свежих цветов щекотал ноздри.
  Свежие цветы... Цин Шуй увидел целое море цветов на берегу огромной реки. Бесчисленные цветы цвели буйным цветом. Они были разного размера и цветов. Красные, оранжевые, желтые, зеленые, голубые, цвета индиго, фиолетовые, белые и черные...
  В этот самый момент Цин Шуй вдруг понял, что знаком с таким небольшим количеством цветов. Он даже не мог назвать некоторые цвета, которые увидел. Некоторые из них были как во сне, он чувствовал себя, словно он был во сне.
  Впервые в жизни он увидел черный цветок. Такие странные, даже слегка зловещие среди моря цветов!
  Цин Шуй сощурил глаза. Он увидел фигуру, стоявшую у реки, на другой стороне. Серебряная газовая накидка покрывала ее гибкое тонкое тело женщины. Она была невероятно красивой. Цин Шуй не мог описать ее, потому что слов "грациозность", "нежные покачивания бедрами", "изящные черные волосы" было недостаточно для описания этого силуэта.
  Цин Шуй пошел навстречу самому прекрасному силуэту, который он когда-либо встречал в своей жизни. Войдя прямо на поле цветов, он вдруг обнаружил, что все вокруг было, словно в тумане.
  Чем ближе он подходил к незнакомке, тем больше он удивлялся красоте ее тела и ее внеземному присутствию.
  Женщина вдруг повернулась. Цин Шуй был потрясен до глубины души!
  Знакомое лицо отразилось в его глазах.
  Это была женщина с портрета красавицы из его пространственной сферы. Живая и реальная. И хотя на ней была вуаль, и черты лица ее были не видны, Цин Шуй тут же утонул в паре ее прекрасных глаз.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/39613
  Переводчики: Kent
  
  Глава 314. Богиня? Дьяволица? Бессмертная Кровать.
  Ее прекрасные проникновенные глаза были такими чистыми. В ее глазах читалось превосходство и величие. Жаль, что они были холодны и равнодушны ко всему
  Цин Шуй был глубоко шокирован ее холодностью. Он никогда не видел таких прекрасных глаз. Во взгляде Ие Цзянъэ было превосходство, в глазах Цанхай Минъюэ - величие, в глазах Ши Цинчжуан - равнодушие. Однако дама перед ним была словно собирательным образом этих трех девушек: ее прекрасные глаза идеально сочетали взгляды этих трех, и этого взгляда было достаточно, чтобы соблазнить любое живущее существо на свете.
  Она была очень красивой, такой красивой, что казалась неземной. Она была даже еще более неземной по сравнению с Цанхай Минъюэ и Ие Цзянъэ. Такие женщины отпугивали большинство мужчин. Потому что, какими бы выдающимися ни были эти мужчины, они всегда чувствовали себя недостойными их, они испытывали страшное давление рядом с ними. Они не могли сдержать своего воображения, не могли не испытывать безумного желания к таким женщинам.
  Цин Шуй тоже немедленно потерял ощущение реальности. Он привык видеть ее только на портрете, но теперь он смотрел на нее вживую. Глядя на прекрасную незнакомку, стоявшую в полутора метрах от него, прямо посреди моря цветов, он чувствовал легкие непередаваемый аромат, исходивший от девушки. Он понимал, что этот аромат принадлежит ей и только ей.
  Глаза девушки можно было сравнить с глазами богини, молча смотревшей на Цин Шуя, не двигаясь и не моргая. Цин Шуй вдруг почувствовал себя так странно. Он отвел взгляд от ее глаз, посмотрел на ее острые, как лезвия, плечи, потом на ее белую грудь, покрытую слоем серебристо-белого шелка. Контур ложбинки был потрясающим.
  "Богиня?" произнес Цин Шуй вполголоса, подняв голову.
  Дама не шевелилась, даже глаза ее смотрели в одну точку.
  Цин Шуй не скрывал удивления.
  "Дьяволица?"
  Девушка никак не реагировала.
  Цин Шуй протянул руку и схватил ее за грудь, которая оказалась чуть больше его ладони. Тонкий слой шелка почти не ощущался. Он чувствовал тепло ее тела, невероятную мягкость ощущений и упругость. Его охватил настоящий непревзойденный экстаз.
  В тот момент, когда Цин Шуй схватил ее за грудь, он почувствовал легкую дрожь, пробежавшую по телу девушки, взгляд ее изменился, она резко протянула ладонь в сторону Цин Шуя. Сила этой ладони была похожа на поток быстрой реки, с таким мощным давлением, что его кости затрещали.
  Цин Шуй и не ожидал, что ему перепадет такая мощная оплеуха. Он понял, что уворачиваться от удара было поздно, и он понял, что ладонь нацеливалась прямо на его сердце. И силы этой ладони хватило бы, чтобы убить его.
  Какой у нее уровень культивации?
  Он неожиданно понял, что смерть совсем близко. И он почувствовал себя очень странно. Он понимал, что умирает, но вместе с тем он чувствовал освобождение от всего груза проблем, от всего, что лежало камнем на его душе. Будто все проблемы в один момент отпускали его.
  И в этот момент его ментальное состояние было абсолютно свободным. И вся тревога ушла!
  Динь!
  Цин Шуй почувствовал какой-то прорыв. Он горько усмехнулся, глядя на белоснежную ладонь, бьющую по его грудной клетке. В тот же момент земля закружилась под его ногами; и вся боль ушла.
  Цин Шуй сел в кровати.
  "Уф, это был сон!" Цин Шуй пытался вспомнить все, что случилось ранее, и не верил своим глазам. Этот сон был так похож на явь, словно он все это по-настоящему пережил, как в тот раз, когда он прошел Двойную Культивацию в мире грез в Цинхань Е.
  "С чего бы мне приснилась та самая девушка с портрета?" Цин Шуй вдруг понял, что что-то не стыкуется в этом сне. Портреты Красавиц? Цин Шуй вспомнил портрет, висевший в его Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Может быть, эта иллюзия - воздействие этого портрета? Но почему тогда ощущения были такими реалистичными?
  Туманный Зал!
  На самой вершине горы было великолепное уединенное место. Там были расположены несколько павильонов и жилых зданий, которые располагались довольно тесно друг к другу на площадке не более ста метров в диаметре.
  Это был тупик, забаррикадированный узким каменным коридором. Дизайн и архитектуру этого коридора можно было вполне точно описать словом "элегантность".
  В самом центре среди зданий стояла двухэтажная беседка, ажурная, как настоящая парчовая ткань. В одной из комнат на втором этаже стояла одна единственная кровать. И если бы Цин Шуй был там, он бы с удивлением увидел легендарную Бессмертную Кровать!
  Кровать была изготовлена из особенного и мистического Дерева Божественного Алтаря, которое было особенно ценно в мире девяти континентов. Удобная и освежающая кровать позволяла человеку забыть усталость и видеть самые прекрасные сны, например богов в раю.
  На кровати сидела дама. С кончиков ног до талии она была закутана в одеяло. На ней была надета белоснежная ночная рубашка. Все было словно во сне. Она была в комнате одна. Девушка облокотилась на валик на кровати, слегка обнажая пухлую грудь, которая просматривалась под тонким слоем ткани, прекрасную, словно мираж.
  Если бы Цин Шуй был там, он бы не точно не сдержался и вскрикнул от удивления. Потому что эта дама была как две капли воды похожа на девушку с портрета красавицы, богоподобная девушка, которую Цин Шуй повстречал в своем сладком сне посреди моря цветов.
  Она лежала, на ее лице гулял легкий розовый румянец. Казалось, что она чем-то встревожена, несмотря на ее спокойную позу.
  "Почему мне все время снится этот сон? Кто этот парень? Почему мы появляемся во сне вместе с ним? Почему меня не оставляет чувство, что этот странный сон слишком реален?" низкий и прекрасный неземной голос девушки звучал встревожено и задумчиво.
  Эта дама была Хозяйкой Дворца Туманного Зала, это была запрещенная территория в Зале. Никому нельзя было даже шаг ступить без разрешения. Хотя все-все в Небесном Дворце знали о Хозяйке Дворца Туманного Зала, большинство видели ее мельком, однажды, во время встречи в Небесном Дворце, когда потребовалось присутствие каждого. Только тогда. Все остальное время Хозяйка Дворца Туманного Зала не участвовала в мероприятиях, даже во время соревнований между залами, которые проводились каждые пять лет. Иногда доходило до того, что она подолгу не покидала Туманный Зал.
  Даже ученицы Туманного Зала редко видели Хозяйку Дворца, которая была словно богиня, а все дела велись Старшими. Она лишь однажды случайно попалась на глаза Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  Практически никто и никогда не видел, как она на самом деле выглядела. Только некоторые видели только ее божественную фигуру и потрясающе прекрасные глаза. И те, кто видел, ставили ее выше всех, кого они когда-либо встречали.
  Цин Шуй тоже вспоминал свой сон, все, что случилось в нем, еще раз почувствовав связь сна с портретом красавицы. Портрет красавицы считался грандиозным сокровищем в мире девяти континентов.
  Но в чем была его ценность? И эти Божественные Тела? Они были проводниками в Двойной Культивации?
  Были ли какие-то другие мистические эффекты?
  Почему она ничего не говорила во сне? И он тоже виноват, зачем было хватать ее за грудь?
  Но от этих ощущений у него дух захватывало....
  Думая о той ауре, которую излучала дама во сне во время атаки, Цин Шуй не мог точно сказать, каким уровнем культивации она обладала, но точно гораздо выше него, слегка выше культивации слепца.
  В тот момент Цин Шуй так явно ощутил близкую смерть. Он знал, что должен умереть. Чувство было таким сюрреалистичным. Его пугала сама мысль о том, что его душа должна была вот-вот покинуть его тело.
  "Мамочка, а куда уехал папа? Почему он не приехал навестить Луань Луань? Он больше не хочет быть с нами?"
  На вершине горы в Секте Небесного Меча маленькая девочка неописуемой красоты, способной вызвать падения миров и городов, надувала губки и спрашивала у дамы, не менее прекрасной, чем она сама.
  Та дама и девочка были никто иные, как Луаньлуань и Ие Цзянъэ!
  За год Луаньлуань сильно подросла, но все еще была ребенком. Зато Ие Цзянъэ не изменилась ничуть. Когда она принимала Цин Шуя в качестве своего ученика, и сейчас, когда у нее была дочка рядом, она была все той же. Она уже сбилась со счета, сколько раз ей пришлось выслушивать, как девчушка жалуется на человека, которого она называла папой.
  Иногда ожидание тоже своего рода счастье, особенно, когда ждешь вместе с ребенком!
  "Как такое возможно? Конечно, он вернется. Не важно, кого он покидает, он не покинет тебя, это точно", с улыбкой говорила ей Ие Цзянъэ, думая о том, какой несправедливой для всех них была сложившаяся ситуация.
  Хотя для нее, наверное, это было неважно, потому что с ней была ее племянница, кровная дочь ее брата, почти, что родная дочь. Но Цин Шуй никак не был связан родством с ней и Луаньлуань, а отношения ученик-учитель были лишь названием, им пришлось прибегнуть к такому названию, на тот момент так было нужно.
  Когда он покидал их секту, он уже показывал выдающиеся результаты, превосходя других в своих талантах. Какого уровня он добился теперь?
  Ие Цзанъэ несла Луаньлуань на руках, медленно шагая к вершине. Ее силуэт был невероятно прекрасен.
  "Луаньлуань, с завтрашнего дня мы начнем тренировать Форму Журавля. Когда ты достигнешь в Форме Журавля большую стадию успеха, твой папа вернется", похлопала она девчушку по голове.
  "Мама, на этот раз я запрещаю тебе обманывать. В тот раз ты уже обманула меня, сказав, чтобы я достигла большой стадии успеха в этом тупом медведе", закричала Луаньлуань своим милым детским голоском, забавно наморщив носик.
  "Ты, чертяка, я не обманываю тебя!"
  
  На вершине Чжу Цин.
  Чжу Цин закончила тренировки с мечом. Ее фигура еще более округлилась, но только в груди и бедрах. Каждый раз с наступлением ночи, когда у нее было свободное время, она думала о мужчине. О мужчине, которого она желала, мужчине, с которым у нее была связь. Думая о странных позах, в которых они это делали, ее охватывало смущение. И все же она скучала по тем ощущениям, и румянец стыда заливал ее прекрасное лицо.
  "Цин Шуй, когда же ты вернешься?"
  Дама, чьи эмоции переливались через край, была полна женственного очарования и зрелости. Жаль, что в тот момент рядом с ней не было никого, кто бы оценил ее красоту!
  Одновременно с ней еще одна женщина так же часто вспоминала Цин Шуя на Вершине Чжу Цин. Женщина, которая пришла в Секту Небесного Меча вместе с Цин Шуем.
  Вэньжэнь У-Шуан!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/39768
  Переводчики: Kent
  
  Глава 315. Пятый Уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Плод Красоты.
  Вэньжэнь У-Шуан!
  Она не знала, сколько раз она ловила себя на том, что впадает в забытье, думая о ком-то особенном. Она скучала так сильно по человеку, который больше не хотел быть рядом. Чувство это было ужасно странным.
  В Городе Тысячи Миль...
  На текущий момент Клан Цин можно было вполне считать одним из самых больших кланов в Городе Тысячи Миль, ведь из их клана вышел такой гений, как Цин Шуй. более того, на подходе была еще одна, чего никто и не ожидал... Минъюэ Гэлоу.
  Теперь во всем Городе Тысячи Миль не было ни одного человека, кто бы не знал, кто такая Минъюэ Гэлоу. Вдобавок когда она пробилась на уровень Сяньтянь, она зацементировала в вечности великий статус Клана Цин в Городе Тысячи Миль, да так, что восхищенные поклонники стали слать подарки, которые появлялись на пороге резиденции Клана Цин ежедневно.
  Что касается медицинского дела Клана Цин, они считались монополистами в городе. В конце концов, мало, кто хотел бы рискнуть увести бизнес у такого крупного игрока, как Коан Цин. Кроме этого они расширили ассортимент и стали заниматься также торговлей, недвижимостью и даже создали рынок...
  Ученики прямой линии родства мастерски владели Формой Тигра. Хотя у них не было талантов Минъюэ Гэлоу, по крайней мере, скорость, с которой они улучшали свои показатели, впечатляла, а крепости их телосложения можно было позавидовать.
  Все были в волнении, так как чувствовали, что у них у всех был шанс пробиться в Сяньтянь. Минъюэ Гэлоу была хорошим примером. Особенно Цин Бэй, которая уже достигла стадии Предков в Форме Тигра и даже создала свои собственные движения, хорошо поняв и усвоив суть Формы Тигра. Достижения этих двух девушек вызывали у парней приступы стыда и зависти.
  Кланы Ши и Юй были очень близки Клану Цин. Все три клана работали вместе и помогали друг другу получать и защищать прибыль, выстраивать основу для бизнеса, они глубоко сплетались корнями, сосредоточенно тренируя молодежь в боевых искусствах и поддерживая культивацию. Таким образом, росла группа защитников, которые обеспечивали безопасность их бизнесов и кланов в целом.
  
  ...................
  
  Клан Сыту.
  "Отец, Луань"эр недавно сообщил, что он только что пробился на уровень Сяньтянь. Шан"эр получил признание в Клане Медицинского Короля Синань и был принят в качестве главного ученика одним из старших, даже Буфань вступил в Сферу Боевого Командира, отдавая всего себя прилежной культивации", рассказывал Сыту Ба Сыту Наньтянь, стоя на главном дворе их резиденции.
  "Очень хорошо. Теперь и в Клане Сыту есть свой Сяньтянь культиватор. Подумать только, талантов Шан"эр хватило, чтобы его приняли в качестве главного ученика в Клан Медицинского Короля Синань! У Клана Цин есть Цин Шуй, но и наш Клан Сыту не лыком шит. Клан Цин решили подняться за счет имени Цин Шуя? Ха-ха, все это для нашего Клана Сыту - как благословение. Опыт, который мы получили, помогли темпераменту Буфана пережить глубокие изменения, скорость его улучшений взлетела под небеса, как ракета!" смеялся Сыту Наньтянь.
  
  С тех пор, как Цин Шуй победил культиватора Сяньтянь из Клана Сыту, в клане Сыту царил грандиозный упадок духа и боевого настроения. Они боялись, что Цин Шуй порежет весь их клан, только осознав, что у Цин Шуя не было и капли намерений упразднить их клан, они начали медленно восстанавливаться. После этого с того самого дня Клан Сыту занимал довольно низкое положение в обществе.
  "Теперь у нас снова есть надежда. У нас, наконец, есть еще один культиватор Сяньтянь, даже ключевой ученик в Клане Медицинского Короля Синань. Кажется, небеса не оставили нас!" в сердцах заметил Сыту Наньтянь.
  Понятие "ключевой ученик" подразумевало, что воину предоставлялась возможность изучить по-настоящему совершенные и предельные техники, которые передавались в Клане Медицинского Короля по наследству. Самое главное, что у ключевых учеников была обязанность контролировать большое количество простых учеников, так что можно было считать эту позицию руководящей должностью.
  Вместе с поднятием статуса Клана Цин статусы других четырех крупных кланов в Городе Тысячи Миль претерпели изменения. Клан Сыту упал с большой высоты, и вскоре ему предстояли большие перемены.
  А в этот самый момент Цин Шуй все думал о своем странном сне. Он чувствовал, что сон был почти на грани с реальностью! Он уже испытывал такого рода ощущения однажды с Цинхань Е, поэтому он был почти уверен. В этом сне "удар смерти" вызвал у него оторопь, он так явно почувствовал, что он был ровно на границе между жизнью и смертью, словно перемахнул за ранее мешавший ему барьер.
  
  Когда он проснулся, было уже утро, он понятия не имел, почему у него появилось чувство, словно он перешел на новый уровень. Решив не тратить ни минуты, Цин Шуй поспешил на общественную площадь для утренней зарядки.
  Цин Шуй выполнял различные техники боевых искусств, а сам был полностью погружен в свои мысли. Могло ли чувство прорыва быть связано с Древней Техникой Усиления? Нет, не похоже. Цин Шуй стал тестировать различные боевые искусства одно за другим, пытаясь разгадать загадку из сна. Наконец, он понял, что за "вещь" прибавила в уровне - это была его духовная энергия! До вчерашней ночи он мог почувствовать присутствие Хоюнь Лю-Ли в силуэте за дверью. Теперь же он вдруг понял, что ощущал присутствие других в радиусе 50-ти метров.
  Он обрадовался. Такой способностью обладали только высшие эксперты в Сфере Боевых Святых. Способность ощущать присутствие других. Чем сильнее был человек, тем сильнее был его дух. Что касается Боевых Святых, их дух был, как светящееся солнце по сравнению с обычными людьми, чье присутствие было на уровне мерцающего пламени свечи.
  Таким образом, экспертам было крайне легко распознавать окружение и других экспертов!
  Такое он раньше слышал только из легенд, но теперь он и сам ощущал, что у него появилась эта способность - ощущать присутствие других. Эксперты высшего уровня, которые были способны на такое, ощущали присутствие других в виде вспышек света. Чем сильнее было свечение, тем сильнее был культиватор, которого они "засекли". На текущем уровне Цин Шуй пока улавливал лишь размытые силуэты, и хоть его духовная сила значительно укрепилась, он пока до уровня Боевого Святого не дотягивал.
  После утренней зарядки, войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй был полностью обескуражен. Пространство в его сфере стало гораздо больше, чем до этого. Увеличение в размере составляло не менее ста процентов по сравнению с предыдущим 4-м уровнем.
  Уровень вверх!
  Пятый уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита!
  Цин Шуй не верил своим глазам. Его пространственная сфера, наконец, поднялась на новый уровень?
  "Так не удивительно, что моя духовная энергия стала гораздо сильнее!"
  Размер и глубина кристального пруда увеличились в два раза, в длину - 80 метров, 50 метров в глубину! Черные рыбы и черепахи рассекали воду, наслаждаясь дополнительным пространством, появились новые виды водных растений.
  "Интересно, какие награды за повышение уровня до пятого?" Цин Шуй едва держал себя в руках от волнения и радости, почти бегом направляясь к каменной табличке с предписаниями.
  По достижению 5-го уровня в пространственное сфере появилось дерево Плодов Энергии, скорость созревания плодов которого составляла всего сто лет. На нем уже висело десять созревших плодов, готовых к тому, чтобы их сорвали. Тот, кто съедал этот фрукт, получал увеличение духовной энергии. Степень увеличения зависело от личного сложения. Одному человеку можно было употребить не более двух фруктов. А также эти плоды подходили для перегона алкогольных напитков.
  Плод Энергии также был известен как Плод Красоты. Он был способен улучшать внешний вид в составе гранулы или в виде сырого плода.
  Увидев эту надпись, Цин Шуй потер глаза, ущипнул себя, чтобы убедиться, что он не спал, это не сон, а все наяву. Он был безумно рад. С плодами Красоты у него была возможность создать Гранулу Красоты!
  Плоды Красоты были легендарными плодами, о местонахождении которых ничего не было известно, по крайней мере, в мире девяти континентов. Кто бы мог подумать, что его Сфера Вечного Фиолетового Нефрита на новом уровне вот так просто преподнесет ему этот плод на блюдечке!
  Почему-то раньше ему казалось, что эти фрукты имели второе название Магических Плодов. Но нужно было признать, что имя "Плод Энергии" был как нельзя кстати, его эффекты позволяли увеличить духовную энергию, улучшить внешний вид, вернуть красоту тем, кто употреблял его в пищу.
  Глядя на различные деревья, населявшие его пространственную сферу, Цин Шуй чувствовал, что плоды этих растений однозначно существовали в мире девяти континентов под какими-то другими названиями. Дерево Увеличения Силы, Дерево Увеличения Проворности, Дерево Выносливости, Дерево Физической Оболочки.... Странно, все эти растения в его пространственной сфере имели одинаковую форму. Единственным отличием был цвет их плодов. Плод Увеличения Силы был красным, Плод Увеличения Проворности был зеленым, в то время как вновь приобретенный Энергетический Плод, известный также под названием Плод Красоты, был темно-синего цвета.
  Первая же награда вызвала на лице Цин Шуя улыбку от уха до уха. Он думал, что если он продолжит поднимать уровень своей пространственной сферы, возможно, ему выпадет шанс приобрести такой магический ингредиент как "Хвост птицы Феникс" в конце концов.
  Цин Шуй продолжил читать записи на каменном манускрипте, сгорая от нетерпения, словно ребенок, распаковывающий подарки под елкой.
  Награда: Массивное поселение Коралловых Рифов, к которому также прилагался тысячелетний Кровавый Коралл, который можно было использовать в качестве алхимического ингредиента.
  Награда: Тысячелетний плавучий папоротник, также подходящий для использования в алхимии.
  Награда: Массовое поселение водорослей, полезных для водных созданий, живущих в пруду, для увеличения качества их жизни.
  Награда: Ассортимент редких рыб, черепах, креветок, крабов, угрей, моллюсков!
  Награда: Пара мутировавших Огнехвостых Златорогих Рыб, фаза созревания - сто лет, сто лет на взросление, возможность использования в качестве алхимических ингредиентов, а также для употребления в пищу. Употребление этих рыб в пищу давало увеличение силы в сто цзинь. Ингредиент производил мистический эффект, дающий шанс в 1% пробить одиночную сферу любого уровня. Например, Боевой Солдат 5-го уровня может перейти на 6-й уровень Боевого Солдата. Ограничение: потребление не более 5 рыб на человека. Этот ингредиент влияет только на культиваторов уровня ниже Боевого Короля.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/39769
  Переводчики: Kent
  
  Глава 316. Прекрасная награда. Мутированная Златорогая Огнехвостая Рыба.
  
  Вдобавок ко всему была еще одна награда - стебель Тысячелетнего девятилепесткового лотоса. Он мог увеличивать скорость вырастания живых организмов в воде в радиусе ста метров на целых двадцать процентов!
  Дочитав до этого места, Цин Шуй просто перестал удивляться. Таких организмов существовало достаточно много. Тысяча лет была высоким стандартом, неважно про растения шла речь или о животном.
  Награда: соотношение времени в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита увеличивалось до 150 к 1. Время пребывания владельца в сфере увеличивалось до шести часов!
  Но теперь Цин Шуй не мог даже слова молвить - так он был поражен увиденным. Получалось, что и на тот момент год снаружи равнялся сотне лет в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Это уже было невероятно, он не мог даже переварить эту информацию. А теперь год приравнивался к ста пятидесяти годам в сфере....
  Плюс ко всему, его время пребывания в сфере увеличилось до шести часов. Это означало, что он мог дольше оставаться в сфере...
  Цин Шую хотелось смеяться. Самым важным было то, что ему не придется теперь впустую тратить время снаружи, так как он входил в сферу каждую ночь, и всегда перед выходом из сферы достаточно отдыхал, чтобы хорошо себя чувствовать.
  "Люди в великих сектах покупают или обменивают Гранулы Концентрации Духа, но у меня-то есть Сфера Вечного Фиолетового Нефрита. Уж я им точно не уступаю в этом!" подумал Цин Шуй и сжал кулаки.
  Он продолжил читать список наград. А списочек этот был довольно внушительным!
  Награда: Один Алый Плод. Созревание каждые пятьдесят лет. Эффекты включали в себя увеличение силы в меридианах на один процент, силу Ци Сяньтянь на 1%. Его можно было использовать в виноделии, однако эффект ослабевал. Максимум потребления - сто штук.
  Цин Шую захотелось вдруг поругаться с кем-нибудь. Если Алый Фрукт созревал каждые пятьдесят лет, как можно было съесть сто штук, не имея Сферы Вечного Фиолетового Нефрита? Алые Плоды появлялись в мире девяти континентов время от времени, однако, каждый из них был кране ценным, и его не продавали, а обменивали на равноценные продукты.
  Награда: Цветки Мутированной Сливы. Возможность использования в виноделии. Имела легкий очищающий эффект на меридианы, очищала мышцы и кости!
  Цин Шуй был очень доволен, глядя на награды, полученные за переход на Пятый Слой Сферы вечного Фиолетового Нефрита.
  Он пошел познакомиться с Деревом Плодов Энергии поближе. На нем висело десять темно-синих плода интересной формы. Он тут же сорвал их.
  "Это решает проблему Гранулы Красоты. Шраму Лю-Ли пришел конец!" радостно подумал он про себя.
  Пройдя пару шагов влево, он остановился у корня Алого Плода, такого странно изогнутого, старого и крепкого. Алый Плод был ползущим растением. Он был примерно три метра в высоту. Его ствол сгибался в воздухе, не опираясь ни на какие другие растения или деревья. Получалось, что это растение выглядело как витиевато изогнутое маленькое дерево; очень странное, но очень крепкое.
  Цин Шуй смотрел на кроваво-красный плод размером с грецкий орех. Алые плоды выглядели как вишни, такие же красные и прозрачные, и очень ароматные. Цин Шуй так и чувствовал страсть плодов, исходившую от их проникающей ауры.
  "Только не говорите, что у него еще и эффект афродизиака..." Цин Шуй не стал пробовать плоды, просто отложил в сторону вместе с Энергетическими фруктами.
  Он решил проверить изменения в пруду. Хотя теперь это сложно было назвать прудом, потому что его размер изменился до размеров небольшого озера. Цин Шуй вглядывался в чистейшую водную гладь.
  "О! Это, наверное, коралловые рифы!"
  Они простирались в глубине пруда метров на пятьдесят, составляя в высоту не менее десяти метров. Даже для новых размеров этот объект был гигантским, потому что диаметр озера составлял всего восемьдесят метров. Он тянулся вдоль извилистой тропинки. Цин Шуй прикинул на глаз, что если растянуть кораллы, то получилось бы не меньше ста метров. Цин Шуй терял дар речи. Коралловые рифы опирались на свою структуру, как тело человека на скелет, который формировался из отложений кальция, вырабатываемого кораллами и из костей и остатков раковин моллюсков и других живых организмов.
  Также Цин Шуй увидел множество видов водных растений в воде разных размеров и высоты!
  Тысячелетний Кровавый Коралл!
  Кровавые кораллы были так прекрасны! Они выглядели как раскидистые пальмы в воде.
  Черные рыбы, черепахи, множество других видов рыб плавали вокруг кораллов. Казалось, что их так и манят коралловые рифы. Рыбы и креветки сильно отличались от тех, которые обитали в его прошлой жизни. Каждая креветка была не меньше двадцати сантиметров в длину, крабы были не меньше человеческой головы, и цвет у них был совершенно другой. И вообще появилось много рыб, совершенно удивительных и странных. Цин Шуй знал, что эти рыбки были частью его награды.
  Награды Пятого Уровня Сферы Вечного Фиолетового Нефрита были очень неплохи, но Цин Шуй понятия не имел, как использовать всех этих рыб, крабов, креветок, зеленых черепах, угрей, которые выглядели, словно змеи, серебристых светящихся старых моллюсков в раковинах.
  "Мне нужно будет словить потом парочку, попробовать. Посмотрим, может, обнаружатся какие-то интересные эффекты. Да".
  Потом он увидел пару Огнехвостых Златорогих Рыб, которые привлекли его внимание. Каждая рыбина была примерно тридцать сантиметров в длину. Они были прекрасны, как произведения искусства. Острые и блестящие рожки, толщиной с человеческий мизинец, выпирали прямо из головы рыбины. Рыбы были зелененькими, но хвосты были огненно-красными, как шаровые молнии. Визуально эти рыбы выглядели очень привлекательно.
  "Значит, вот такие они, эти Огнехвостые Рыбы, которых можно есть только по пять штук в год. А каждая рыбина увеличивает силу на сотню цзинь. Магические рыбы давали один процент надежды на волшебный переход с одного уровня на другой для воинов ниже Боевого Короля".
  Мимо него проплыли две рыбины. Цин Шуй заметил, что остальные рыбы в воде расступались перед ними, давая им проплыть.
  "Эти рыбы такие сильные?" ему стало интересно. Черные рыбы и черепахи, которые, как он уже заметил, были довольно сообразительными, но и они разбегались в стороны, словно спасая свои жизни.
  Цин Шуй смотрел на Златорогих Огнехвостых Рыб, проплывавших мимо него, нисколько не пугаясь его присутствия. Черная черепаха неожиданно появилась на их пути, и Цин Шуй мог поклясться, что видел панику в ее маленьких глазах. Черепашка заметалась, пытаясь выбраться с их пути. И тут произошло невероятное. Одна из Златорогих Рыбин махнула своим роскошным хвостом, вызвав легкую вспышку пламени, которая появилась и рассыпалась золотыми точками в воде, пронизав тело черепашки. Следы крови немедленно появились и рассеялись в воде. Тело мертвой черепашки тут же поглотила группа черных рыб и других рыбок на дне пруда.
  Цин Шуй был просто в шоке!
  "Сколько силы и скорости ушло у этих рыбок? Она пробила панцирь черепахи на расстоянии полуметра...Неужели эти прекрасные создания так агрессивны?"
  Цин Шуй продолжил наблюдения за этими хулиганами, но они исчезли в глубине коралловых рифов. Он вспомнил про Золотую Медицинскую Черепаху и тысячелетнюю Раковину. Он забеспокоился, а вдруг они станут драться, он не мог рисковать такими ценными созданиями.
  Рядом с прудом стояло сливовое дерево, словно снегом, укрытое белыми цветами. Цин Шуй предположил, что из его плодов можно было сделать "Вино сливового цветения", которое имело легкий очищающий эффект на костный мозг. Он надеялся, что это так. Тогда к его мощному и эффективному Ликеру на Тигровой Кости добавилось бы еще один эффективный напиток.
  Все, что было у него во владении в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, производило какой-то экстраординарный эффект.
  Цветущая слива напомнила Цин Шую стихотворение, восхвалявшее красоту сливовых цветков, которое он помнил еще из своей прошлой жизни.
  Вдоль дороги внезапно услышу я аромат и увижу цветы.
  С каждой фазой луны обновляется мир
  Снежная королева холоднее самой суровой зимы
  И в руках у нее эти белые лепестки,
  Разлетающиеся, кто куда, без какой-либо цели.
  Для чего вы так рано цвели, не дождавшись весны?
  Лишь в глубокой долине деревья опоздают с цветеньем.
  Но ее благородство и красота лишь зимой расцветают.
  Чем сильнее снега и суровее ветер вокруг,
  Тем прекрасней ее появленье в природе.
  Благородна и величава поступь ее
  Пусть она исчезает вместе со сменой сезонов
  Жалость теплой весны не нужна, она отрицает ее.
  
  Цветки сливы обладали своеобразным неустрашимым и неподатливым духом. По идее, сливы, сосны и бамбук были известны как "Три стойкий друга зимы".
  Во время суровой зимы цветы сливы стойко выдерживали самые худшие природные условия. Она никогда не боялась холодной зимы, замерзшей земли, ударов ледяного ветра, безжалостных лезвий снежных бурь. Она стойко и грациозно держалась в полном цветении. Человек мог черпать вдохновение и мотивацию, видя, с какой силой, крепостью и благородным темпераментом держались цветы сливы.
  "Мне нужно попробовать сделать вино из лепестков сливы, когда будет время. Должно получиться очень вкусно", подумал Цин Шуй и еще раз взглянул на цветущую сливу, словно укрытую снегом.
  Но больше всего радости Цин Шую добавил тот факт, что поднятие Сферы Вечного Фиолетового Нефрита до пятого уровня грандиозно продвинуло ее эффект. И, несмотря на то, что иногда все происходящее казалось ему, словно в тумане, он понимал, что перед ним не было ни одной невыполнимой задачи, при приложении должных усилий и терпения.
  Глупцы передвигают горы [1]. Вода камень точит [2]. Цзинвэй, мифическая птица, пытается наполнить океан камнем [3]. Все знают про терпение и волю, но мало кто обладает безграничным временем.
  Теперь у него было не четыре, а шесть часов. Теперь Цин Шую было необходимо перестроить график вхождения в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита на 11 вечера, чтобы оставаться там до рассвета.
  Сфера поднялась на новый уровень до 11 вечера прошлой ночью. Цин Шуй планировал оставаться в сфере до трех часов, а затем пойти на площадку с каменными скульптурами. А потом ночью снова войти в сферу и "догнать" оставшиеся дневные часы. Затем ему нужно будет ждать до 11, чтобы войти в сферу снова.
  С нынешнего момента ему нужно было входить в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита на три часа до одиннадцати часов, а затем снова входить на три часа после 11.
  Это было еще и своего рода вопросом безопасности, потому что Цин Шую иногда приходилось прятаться в сфере. Если бы он использовал все время в сфере сразу с самого начала дня, ему бы вдруг пришлось об это пожалеть, если бы он вдруг попал в какие-то неприятности.
  Он только получил дары от Клана Сун, теперь и Сфера Вечного Фиолетового Нефрита повысила свой уровень. Цин Шуй чувствовал, что у него буквально выросли крылья, словно он нашел целую гору золота.
  Благодаря увеличению времени, он неожиданно получил гораздо больше времени, поэтому решил разбить свои визиты в сферу на две части. Каждые три часа в реальности равнялись семнадцати дням в пространственной сфере.
  Сначала он занялся культивацией, затем приготовился к созданию Гранулы Красоты, так как все ингредиенты, наконец, были собраны!
  Алхимический Рецепт Гранулы Красоты: Плод Красоты, Плод Увеличения Энергии, Плод Увеличения Проворности, Плод Телесности, Нефритовый Бамбук, Женский Женьшень, Тысячелетняя Эссенция Земли, Аромат Мускуса, кровь тысячелетнего василиска, кровь черепах пяти тысячи лет, Линчжи тысячи лет, тысячелетний женьшень, корень тысячелетней рейнутрии японской!
  Эффект гранулы красоты: возврат и сохранение красоты на тридцать лет, увеличение всех сил на двадцать процентов!
  
  --------------
  Примечания переводчика:
  [1] Глупец двигает горы. Легенда о том, как глупец решил сдвинуть две горы, потому что бог сказал ему, что если он не сделает этого при жизни, то все его потомки будут вынуждены делать это за него. Тронутый его целеустремленность, бог приказал двум божествам сдвинуть горы за него.
  [2] Вода камень точит. Постоянное упрямство помогает добиться успеха.
  
  [3] Цзинвэй, мифическая птица, пытается наполнить океан камнями: целеустремленность любой ценой.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/39800
  Переводчики: Kent
  
  Глава 317. Очищение Гранул Красоты. Проглотить Плод Энергии.
  Сохранение молодости на 30 лет и увеличение всех сил на 20%!
  Кроме крови мутированных Чудовищ Небес и Земли, Цин Шую удалось собрать все оставшиеся ингредиенты. Однако он решил заменить кровь Мутированных Чудовищ Земли и Небес кровью тысячелетнего моллюска. На всякий случай ко всему набору ингредиентов он добавил порошок золотой жемчужины, которую дал Моллюск. Эффект от гранулы не должен был пострадать, пусть и без крови мутированных Чудовищ Небес и Земли.
  Цин Шуй был абсолютно уверен в своих алхимических навыках!
  Приготовив все ингредиенты, Цин Шуй разволновался. Все же ему предстояло приготовить лекарственную гранулу первого королевского уровня, вторую по сложности после Большой Восстанавливающей Гранулы, и это был его первый опыт такого уровня.
  Прежде чем приступить к работе, он провел интенсивную тренировку Древней Техники Усиления, чтобы привести себя в форму. Затем он вынул Золотой Котел Железного Огнива и приступил к промывке лекарственных трав и закладке их в котел в нужном порядке.
  Количество, подготовка, укладка, последовательность, уровень, координация... Цин Шуй заблаговременно подготовил все и поджег первобытное пламя.
  Вероятно, из-за существенного повышения уровня его духовной энергии Первобытное Пламя Цин Шуя горело сегодня гораздо сильнее, чем обычно.
  Цин Шуй закрыл глаза. Вид Золотого Котла Железного Огнива появился в его воображении. Он управлял интенсивностью жара Первобытного Пламени все время, пока шла выплавка, затем очистка, затем слияние всех лекарственных трав. Ему также приходилось следить за количеством трав в котле и что-то добавлять по мере необходимости.
  Цин Шуй полностью погрузился в работу, вложив в нее весь разум и душу. Соблюдая идеальную последовательность в работе, он чувствовал, что весь его собранный опыт и знания об алхимии, лекарственных средствах, очистке, все это облегчало ему работу. И теперь, несмотря на то, что Гранулу Красоты он создавал впервые, он не чувствовал никакого напряжения, словно уже сталкивался с этим не раз.
  Раздался характерный "хрип" в Золотом Котле Железного Огнива, и через мгновение тонкий травяной аромат наполнил воздух. На этот раз Первобытное Пламя Цин Шуя было особенно плотным.
  Не успел он и глазом моргнуть, как пламя вдруг уменьшилось, оставив лишь коротенькие язычки. Еще четверть часа оно едва горело, а потом вновь стало расти. Звук, издаваемый Золотым Котлом Железного Огнива, тоже становился громче.
  Время шло так медленно, что казалось оно и вовсе перестало существовать. Первобытное пламя Цин Шуя продолжало менять свою интенсивность по мере необходимости, но не погасало.
  Целью очистки лекарств было слить воедино и сублимировать различные виды лекарственных ингредиентов, чтобы получилось однородный материал более высокого уровня и качества. Процесс слияния и сублимации продолжался до тех пор, пока результат не достигал определенной высокой степени. И по достижении возможного предела происходил финальный процесс - формирование непосредственно Гранулы.
  Когда Цин Шуй услышал звук сформированной гранулы, на его лице заиграла слабая улыбка. Четкий и мягкий звук сформированной гранулы напомнил Цин Шую стон удовольствия женщины посреди занятий любовью.
  Само первобытное пламя, казалось, совсем не изменилось, но Огонь Ян выплескивался через край из первобытного пламени (также известного как пламя Инь-Янь), и он оставил Огонь Инь согревать теплом Гранулу Красоты.
  Прошли еще полчаса. Пламя постепенно убывало. Свойством пламени Инь был холод. Этот тип огня был не жар, а ледяной холод. Он мог заморозить все на своем пути, если его довести до крайней точки. Точно также Огонь Янь имел способность превратить все в пепел.
  Цин Шуй закончил очистку, и Золотой Котел Железного Огнива остыл. Цин Шуй не спешил его открывать, а начал медленно практиковать Древнюю Технику Усиления.
  На этот раз на получение гранулы ушел целый день и вся ночь. Цин Шуй смог принять этот как данность, ведь гранула Красоты получилась лучшим лекарством второго королевского уровня.
  Если бы Цин Шуй только знал! У знаменитых алхимиков на получение лекарственных гранул второго королевского уровня уходило до тридцати дней, а успеха они достигали лишь в 5% случаев.
  Весь процесс был морально изнашивающий. Цин Шуй не смог бы выдержать его, если бы его Сфера Вечного Фиолетового Нефрита не вышла на пятый уровень, что позволило ему заработать серьезное увеличение возможностей его духовной энергии.
  "Это так опасно!" подумал он, медленно поднялся, когда полностью закончил большой цикл Древней Техники Усиления и постепенно пришел в себя и восстановился. И снова прошло еще полчаса.
  "Если бы я съел Энергетический Плод, я бы быстрее восстановился. Очистка лекарств потребляет столько сил. Не удивительно, что у тех, кто производит ужасные лекарства, и энергия ужасная".
  Цин Шуй медленно подошел к Золотому Котлу Железного Огнива. Тот уже вернулся к нормальной температуре, и Цин Шуй с замиранием сердца открыл крышку. Ожидать можно было любых сюрпризов.
  Поток сладкого аромата наполнил все его тело. Этот запах был не похож на навязчивый едкий аромат, а больше на тонкий сладковатый парфюм с охлаждающим эффектом, словно с ноткой мяты. Цин Шуй тут же почувствовал свежесть, взбодрился и с нетерпением взглянул внутрь котла.
  На дне лежали три лекарственные гранулы. Размером они были с жемчужину, мистический темно-синий цвет окутывал их. Гранулы светились изнутри. Красиво и психоделично.
  "Три гранулы, очень концентрированные. С таким количеством ценнейших трав, всей очисткой, плавкой, сублимацией, результат всего три маленькие таблетки!" вздыхал Цин Шуй. Чудеса, да и только со всей этой алхимией. Каждый раз что-то новое. Удивительно, но у него получилось найти нужно сочетание таких разных трав и довести их слияние до превосходства, что позволило получить такой концентрированный препарат высочайшего уровня. Алхимики средней руки обычно умели только смешивать и сублимировать ингредиенты самым простым способом. Иногда они только смешивали, но не очищали травы до конца, поэтому их лекарства не обладали всем спектром возможностей, заложенных в травах. Алхимики более высокого ранга, эксперты, алхимики Сяньтянь смешивали части, формируя комбинации с эффектом в десять или даже двенадцать ступеней успеха.
  Употребить можно было только одну Гранулу Красоты, что позволяло сохранить молодость на тридцать лет и увеличить все силы на 20%. Хорошенько рассмотрев полученные гранулы, Цин Шуй упаковал их в небольшую фарфоровую баночку и трижды запечатал ее.
  Цин Шуй считал, что Гранула Красоты не лечила раны, но он верил в том, что сказал ему Цан Уя, поэтому сомнений в эффективности гранулы у него не было. Единственное, в чем он не был уверен, это время, в которое лучшего всего нужно было принимать это лекарство. В конце концов, они увеличивали силу по-разному, в зависимости от данных воина.
  Принимать таблетки нужно было, основываясь на количестве силы, которые воин получил, когда впервые принял это лекарство. Например, малая восстанавливающая гранула в количестве двух таблеток увеличивала силу воина на один уровень. Если человек принимал первую таблетку, находясь на пятом уровне Сяньтянь, а второй раз - на шестом уровне Сяньтянь, тогда во второй раз воин получал силу, исходя из того уровня, на который он перешел в первый раз. Даже достигнув уровня Боевого Короля, воин должен был опираться на уровень успеха, достигнутого на пятом уровне Сяньтянь.
  У Цин Шуя оставалось материала на еще одну очистку. Он провел в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита один полный день, набрался сил и отдохнул. Затем он снова поставил котел на огонь. Ему еще раз удалось успешно провести процесс очистки, и у него теперь было еще три Гранулы Красоты. Цин Шуй был крайне доволен уровнем успешности своей алхимии. Единственную трудность составляли сами ингредиенты, которые был очень трудно найти. Но если собрать все ингредиенты, то вероятность успешного получения лекарства у Цин Шуя была почти 100%.
  Цин Шуй провел все оставшееся время в тренировках. Обновление Сферы Вечного Фиолетового Нефрита позволило ему получить больше времени, которое он мог потратить на другие вещи. Во время отдыха после тренировок он смог пройтись по окрестностям и осмотреть новые территории.
  На данный момент Сфера Вечного Фиолетового Нефрита занимала территорию в 54 гектара, существенный кусок земли. Китайское зонтичное дерево, которое изначально выглядело довольно внушительным, теперь гораздо гармоничнее вписывалось в пейзаж.
  Озеро в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита тоже стало гораздо шире после того, как произошел переход с четвертого уровня сферы, которая удвоилась в размерах. Озеро увеличилось по всем параметрам, расстояние между посадками и скалами стало казаться гораздо больше, отдалив части пейзажа друг от друга.
  Посредине озера цвели девять цветков лотоса, огромные и прекрасные. Они источали невероятный аромат, который дарил ощущение безмятежности и очищал сердце и душу.
  Обитатели озера затаились, потому что две Златорогие Огнехвостые Рыбины все еще вели себя дико и агрессивно. Цин Шуй с огромным интересом наблюдал за двумя рыбами, плававшими по озеру, словно два победителя. Однако и для них в озере была угроза - Золотая Лечебная Черепаха. Золотая лечебная черепаха пяти тысяч лет от роду выглядела, словно твердая и недвижимая бриллиантовая скала.
  Цин Шуй прекрасно помнил тот момент, когда две Златорогие Огнехвостые Рыбины повстречались с золотой лекарственной черепахой. Рыбы погнались за черепахой со своими золотыми рогами наперевес. Он стал свидетелем того, какой чудесной скоростью и невероятной взрывной силой обладали эти существа. Он был поражен! Но, в конце концов, Золотая Медицинская Черепаха была просто черепахой, лежавшей на солнце и гревшейся на солнце. Маленькая черепашка, которая жила пять тысяч лет, все равно оставалась типичной черепашкой. Здоровая и живая черепашка повернулась и яростно набросилась на Златорогую Огнехвостую Рыбку!
  Цин Шуй, не моргая, смотрел, как на его глазах разворачивался сценарий боевика в озере. Он не боялся за черепаху, потому что заметил, что и рог у рыбок, и панцирь у золотой медицинской черепахи были одинаково крепки.
  Бумс!
  Раздался звон удара. Потрясенный Цин Шуй видел, с какой огромной скоростью неслась черепаха, какой гибкой она оказалась. Хоть он и понимал, что это необычная черепаха, тем не менее, то, что он знал про нее раньше, как оказалось, было верхушкой айсберга.
  После удара Цин Шуй увидел, как протараненная Златорогая Огнехвостая Рыбина кубарем отлетела в сторону. Более того, она явно не могла прийти в себя от такого удара. Золотая черепашка вытягивала голову, собираясь с силами к новой атаке, и понеслась прямиком к рыбине, приготовившись ее укусить.
  Вот теперь Цин Шуй начал волноваться. Нельзя было позволять золотой медицинской черепахе съесть парочку Златорогих Огнехвостых Рыб. Он уже подумывал о том, чтобы спасти рыбок, когда заметил, что вторая златорогая рыбка метнулась на помощь первой рыбке, прикрыв ее своим телом. Это остановило нападение Золотой Медицинской Черепахи, потому что ее голова и конечности были открыты для нападения.
  Цин Шуй улыбнулся. Эти три существа оказались такими умными. Они знали, как взаимодействовать друг с другом, они смогли найти баланс и гармонию в сосуществовании, они смогли взвесить цену победы и потери и оценить потенциальную опасность.
  И с тех пор две рыбки даже не пытались провоцировать тысячелетнего моллюска. Цин Шуй не знал, почему может быть, его размеры были слишком велики для них. А другие рыбки, креветки, крабы и зеленые черепашки не уступали черным рыбам и черным черепахам.
  Бутон цветка Жизни уже распустился. Цин Шуй знал, что увеличение Сферы Вечного Фиолетового Нефрита привело к изменению роста его посадок. Он был счастлив от одной мысли, что широкое поле тысячелетних лекарственных растений было в его полном распоряжении.
  А вот от следующей картины Цин Шуй потерял дар речи. На корнях безымянного дерева появился розовый цветок. Цветок был размером с тарелку. Цин Шуй начал подозревать, что это был один из видов Цветка Жизни.
  Еще четыре плода начали созревать. Цин Шуй с нетерпение ждал Тай Шуй Золотого Солнца и Золотого Линчжи пяти тысяч лет. Он чувствовал, что гранулы, которые он очищал из этих ингредиентов, с каждым разом становились лучше и лучше, выше всех его ожиданий.
  У него было еще восемь Энергетических Плодов. Цин Шуй решил съесть парочку.
  На первый вкус плод оказался свежим, сладким и хрустящим и оставлявшим долгое приятное послевкусие.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/40536
  Переводчики: Kent
  
  Глава 318. Старшая Юнь из Клана Фэн.
  
  Вскоре после того, как два плода энергии опустились в его желудок, он почувствовал странную волну энергии, растущую внутри его тела, быстро распространявшуюся по всем конечностям прямо в мозг. В тот момент Цин Шуй заметил, что кое-что очень изменилось. Он заметил, что его мысли стали ясными, особенно свежими. Его зрение стало острее, она даже смог заметить пылинку на расстоянии сотни метров. Все его способности, которые и ранее были довольно велики, стали просто ужасающими.
  Следующим заметным изменением было в его Духовном Чувстве. Раньше он мог фокусировать энергию в определенном направление на расстоянии 50 метров; а сейчас он ощущал предметы во всех направлениях.
  Цин Шуй был очень доволен этим качественным улучшение. Не нужно недооценивать способность чувствовать во всех направлениях. Это было одним из самых больших плюсов - способность ощущать все вокруг одновременно. Это позволяло ему чувствовать все, что происходило вокруг него одновременно, словно человек, который стоит на крыше здания и смотрит вниз, видя все, как на ладони. Ему не нужно было поворачиваться, чтобы получить полный обзор.
  Такие изменения в Духовном Чувстве были очень качественными, многие культиваторы не были способны пробиться на такой уровень и за всю жизнь. А без такого прорыва было невозможно стать по-настоящему сильным воином.
  В настоящее время улучшения Цин Шуя были подобны подъему на крышу дома, тогда как остальные остались на земле, и это делало его особенно счастливым. Пока он мог увеличивать расстояние, на которое он мог распространять свое Духовное Чутье, он будет улучшать обзор окружающего пространства, что позволит ему делать многие вещи, в том числе и избегать опасности, и выслеживать противника...
  Время шло очень быстро, прошло еще полмесяца. Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита и, обнаружив, что утро было в самом разгаре, решил пойти на заднюю часть горы, чтобы взглянуть на каменные скульптуры зверей. Они во многом оказались полезными Цин Шую.
  Цин Шуй уже не обращал внимания на людей, не замечал их количества, просто направлялся прямиком к монументу Бешеного Быка. Он снова взглянул на эту скульптуру и перешел к следующей.
  "Посмотри, это же наш Цин Шуй из Зала звездной луны. Ну, разве он не герой?" раздался чей-то голос, неприятно удививший Цин Шуй. однако он не стал поворачиваться, потому что он не впервые слышал восторженные возгласы.
  "Теперь-то все мужчины в Зале Звездного Дня потирают руки и ищут возможности подраться с Цин Шуем..." поддержал первого человека другой молодой человек.
  "Я слышал, что в Зале Звездного Дня выдвинули единственное условие для следующего Главного Ученика в Зале Звездного Дня - победить Цин Шуя", присоединились к разговору другие люди.
  Новости о том, что Цин Шуй победил Сун Лана, быстро сделали Цин Шуя знаменитостью. Большинство обсуждали его уровень культивации и поднимали ставки на следующие соревнования между залами, которые должны были пройти в будущем году.
  Цин Шуй, однако, был сосредоточен на каменных монументах. Его взгляд остановился на изображении некоего растения, с которым Цин Шуй был очень хорошо знаком!
  Алый плод (плод вермиллион)!
  Цин Шуй не понимал, зачем на скалах было высечено изображение растения. Он ждал чего-то вдохновляющего, как предыдущие монументы, а в итоге столкнулся с Деревом, дающим Плоды Увеличения Силы.
  Вокруг следующей серии каменных изображений толпились люди. Послушав их разговоры, он понял, что больше половины всех скульптур изображали редкие растения мира девяти континентов, включая деревья с уникальными и загадочными плодами, уникальные и странные цветы, ценные лекарственные растения. А все животные, изображенные на скульптурах, показывали самые мощные техники и представляли дьявольских чудовищ с уникальными способностями.
  Цин Шуй старательно запомнил все увиденные лекарственные травы, плоды и деревья. Так прошла половина дня.
  Вдруг он почувствовал, как кто-то дотронулся до его плеча. Вокруг было много народу, но он не ожидал, что кто-то подойдет так близко к нему. Повернувшись, он увидел Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй очень сильно удивился, увидев ее, тем более что Цанхай Минъюэ не было рядом. Он взял ее маленькую мягкую ладонь в свою руку и повел за собой по дорожке между каменными монументами.
  На Хоюнь Лю-Ли было надета фиолетовая шелковая вуаль, закрывавшая лицо, ее сексуальные глаза улыбались ему, когда они шли, провожаемые восхищенными и завистливыми взглядами окружающих.
  "зачем ты пришла?" с улыбкой спросил Цин Шуй, когда они выбрались на менее людное место.
  "Потому что соскучилась по тебе, а что, нельзя?" глаза Хоюнь Лю-Ли сверкали улыбкой, она смотрел на Цин Шуя, не отводя взгляда.
  "Конечно, можно, лучше и быть не может. Хочешь, пойдем дальше на заднюю часть горы? Исследуем территорию?" Цин Шуй сгорал от желания, он очень хотел обладать ею. Более того, сама возможность обмениваться флиртующими фразочками и подмигиваниями была приятным времяпрепровождением.
  "Я боялась, что ты не посмеешь. Пойдем, Сестра Минъюэ ждет нас там!" с улыбкой сказала Хоюнь Лю-Ли, показывая своей прекрасной рукой вдаль.
  Цин Шуй знал, что Хоюнь Лю-Ли никогда бы не проделала весь этот путь, чтобы позволить ему воспользоваться ею.
  "Цин Шуй, тебе интересно знать, что нравится Сестре Минъюэ?" Хоюнь Лю-Ли смотрела на Цин Шуя, явно будучи в очень хорошем настроении. Она не знала наверняка, но что-то ей подсказывало, что этот парень стал гораздо увереннее себе, сопротивляться ему становилось все труднее.
  "Ты, маленькая дьяволица! Никогда не договариваешь до конца!"
  Они дошли до довольно безлюдного места. Задняя часть горы была покрыта крупными валунами различной высоты. Только тропинка между ними была относительно гладкой, хотя и на ней были неровности и кочки.
  "Ну, раз ты можешь сделать меня счастливой, то тогда, может быть, я и расскажу тебе?" Хоюнь Лю-Ли хитро прищурила глаза, соблазнительно поглядывая на Цин Шуя.
  Тот схватил ее за руку, и желание внутри него стало почти невыносимым - Хоюнь источала пьянящее очарование. Не контролируя себя, Цин Шуй потянул ее за руку и заключил ее в свои объятия. Хоюнь Лю-Ли легонько вскрикнула, чем только подлила масла в огонь. Он впился губами в ее губы прямо через шелковую вуаль.
  Его руки тоже не скучали - одна приземлилась прямо на упругую попку, он почувствовал удивительную упругость и мягкость; другая рука приземлилась на ее грудь. Чудесные ощущения заставили Цин Шуя потерять над собой контроль. Хоюнь Лю-Ли тоже не ожидала, что Цин Шуй так обнаглеет. В какие-то считанные секунды ее самые чувствительные точки были атакованы. Мурашки побежали по всему ее телу, она вся обмякла в объятиях Цин Шуя. Ее дыхание участилось.
  Взгляд Цин Шуя упал на площадку между крупными камнями неподалеку, он подхватил Хоюнь Лю-Ли и понес туда. Она вдруг поняла, что ее ждет, и начала паниковать.
  "Ааа, Цин Шуй, мерзавец, поставь меня на место. Что ты делаешь?" Хоюнь Лю-Ли чувствовала, как тело Цин Шуя изменилось, прекрасно понимая, что было опасно разжигать огонь внутри мужчины. Хотя она давно ждала этих шагов от Цин Шуя, столкнувшись с реальностью, она испугалась и почувствовала, что они слишком торопятся, не желая делать это на улице.
  Цин Шуй не сказал ни слова, просто посмотрев во встревоженные глаза Хоюнь Лю-Ли. Однако его рука все еще была на ее круглой попке, он даже пытался добраться до нее под одеждой. Задрав подол ее платья, он понял, что ничего больше не мешает ему ощущать эту прекрасную пятую точку, и это сводило его с ума. Гладкость ее кожи дарила ему неописуемое блаженство. Она была гладкой, словно шелк, он совсем не хотел расставаться с этими ощущениями.
  "Цин Шуй, не веди себя так. Не будь таким. Я не хочу свой первый раз провести на тропинке в лесу..." паниковала Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй ничего не говорил. Сначала он просто хотел ее попугать и немного подразнить, но на этот раз он разгорячился до крайней степени. Его рука нырнула прямо в ее теплую ки..у.
  "Нет, Цин Шуй, я не хочу здесь! Я приду к тебе в комнату, хорошо?" Хоюнь Лю-Ли обнимала Цин Шуя за шею и сбивчиво пыталась его урезонить.
  Цин Шуй замер. Улыбнувшись, он посмотрел на смущенную Хоюнь Лю-Ли, которая не смела поднять головы, и сказал:
  "Придешь ко мне для чего?" Он очень хотел подразнить ее еще немного, потому что не верил ее обещаниям.
  "Я сделаю все, что ты захочешь", Хоюнь Лю-Ли смотрела на него своими соблазнительными глазами, от чего кровь снова хлынула ему в голову. Услышав ее слова, он снова запустил один палец в теплое место, от чего Хоюнь Лю-Ли задрожала, она закрыла глаза и плотно сжала ноги.
  "Договорились. Сегодня вечером ты придешь ко мне в комнату. Я верю тебе!" сказал Цин Шуй с улыбкой. Он еще немного поводил пальцами у нее внутри, прежде чем вынуть их.
  Он поставил на землю Хоюнь Лю-Ли, которая кое-как встала на свои ватные ноги. Цин Шую даже пришлось поддержать ее!
  Он думал об их уговоре и решил, что он слишком торопиться. С каких пор его самоконтроль стал таким слабым? Он смущенно смотрел на Хоюнь Лю-Ли, которая с грустью смотрела на него, и потер нос. Легкий аромат тронул его ноздри, почти незаметный, но такой соблазнительный, что ему хотелось снова и снова ощущать его. Такой аромат бывает только, если человек кому-то очень сильно нравился.
  Глаза Хоюнь Лю-Ли затуманились. Она прекрасно понимала, где побывал этот указательный палец.
  "Ты отвратительный!" Она с силой оттолкнула Цин Шуя и убежала вперед. Ее прекрасный силуэт, легкое покачивание бедер создавали приятную картину для Цин Шуя, который, полюбовавшись видом, быстро догнал ее и пошел с ней рядом.
  Он взял ее за руку, она взглянула на него и улыбнулась. Цин Шуй смутился - как быстро она взяла себя в руки!
  "А где Минъюэ? Лю-Ли, ты сказала, что она нас ждет?" Цин Шуй нигде не видел Цанхай Минъюэ.
  "А может быть, она нас не дождалась и ушла!"
  Цин Шуй: "..."
  И тут он загрустил. Одной из причин, почему он остановился, было то, что Хоюнь Лю-Ли сказала, что их там поджидает Цанхай Минъюэ. Если бы он знал, что это не так, может быть, он уже кувыркался бы с Лю-Ли вовсю.
  "Лю-Ли, я тебя сегодня вечером жду!" ухмыльнулся Цин Шуй, когда Хоюнь Лю-Ли засобиралась к себе.
  "Ага, ага, оставь дверь открытой!" сказала Хоюнь Лю-Ли и улыбнулась своей прекрасной улыбкой.
  Цин Шуй стоял и смотрел до тех пор, пока ее прекрасный силуэт не исчез вдали, и последнее предложение совсем вылетело из его головы!
  Он заметил, что текущий уровень культивации Хоюнь Лю-Ли был на такой стадии, когда она быстро продвигалась быстро вперед, поэтому он решил подождать слегка. Таким образом, у него была возможность поймать сразу двух зайцев: восстановить ее красоту и увеличить ее силу.
  По дороге в свою резиденцию Цин Шуй чувствовал на себе завистливые взгляды. Конечно, кроме зависти мужчин, это были также влюбленные взгляды некоторых девушек.
  Цин Шуй был не похож на других мужчин, которые искали славы с таким же рвением, как свинья ищет грязь. Ему не нравилось это чувство, поэтому он постарался побыстрее уйти.
  Придя к себе, он все равно чувствовал себя не в своей тарелке. Подключив свое Духовное Чутье, он остановился на пороге своей комнаты. Он с досадой улыбнулся, потому что в его комнате явно кто-то был.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/40537
  Переводчики: Kent
  
  Глава 319. Цин Шуй и сделка со Старшей Юн.
  С помощью своего Духовного Чутья он увидел женщину с потрясающей фигурой. Она повернулась к нему лицом, и он понял, что она тоже заметила его.
  Он чувствовал, что ее способности были выше уровня Боевого Короля, как минимум на третьем уровне боевого короля. Однако она была слабее Цанхая.
  Пока он пытался прочувствовать ее, из комнаты раздался притягательный и зрелый женский голос:
  "Мистер, что же вы не заходите? Может, вас напугала слабая женщина?" По ее голосу было понятно, что она женщина опытная и очень грациозная.
  "Это вы-то слабая женщина? Ну, тогда я буду безобидной овечкой!" пробормотал Цин Шуй. потерев нос, он толкнул дверь, она отворилась, и его взгляду предстала прекрасная дама, стоявшая посреди гостиной. Было трудно определить ее возраст, но лицо ее было непревзойденной красоты, глаза излучали ум и знания. Она была хорошо сложена и стройна, одежда натягивалась под высокой грудью, слегка колыхавшейся, когда она говорила. Линия от талии до бедер была утонченной, подчеркивавшей округлость ее прекрасной фигуры. У нее были длинные тонкие ноги, которые гармонично дополняли ее грациозную фигуру.
  "Зрелая женщина с чувством собственного достоинства", подумал Цин Шуй. Он испытывал особенную слабость к зрелым женщинам. Странно, кстати, потому что он не испытывал нехватки материнской любви и получил в своем детстве больше, чем кто либо иной. Однако эта тяга к зрелым женщинам была с ним с его прошлой жизни, и не исчезла по прибытию в мир девяти континентов. Даже усилилась...
  Хоть Цин Шую и нравились зрелые дамы, он понимал, что перед ним стоит непростая женщина.
  "Кто вы?" спросил он.
  Увидев Цин Шуя, дама принялась рассматривать его с любопытством. Вот бы уж никогда и не подумала никогда, что такой юный парень мог излучать такую привлекательную ауру. По сравнению с ним, все другие парни казались ей поверхностными и мелкими. Странное было чувство.
  "Я из Клана Фэн. Хотела бы заключить с тобой сделку. Ты не против? Тебе понравятся условия, поверь мне", сказала она с очаровательной улыбкой.
  Цин Шуй улыбнулся ей в ответ. Вспомнив совет Цан Уя, он был готов идти на сделки с теми, кто сами приходили попросить его об услугах.
  "Сделку? О какой сделке можно вести речь?" улыбнулся Цин Шуй и прошел мимо дамы прямиком в свою спальню.
  "Не волнуйся, ты ничего не теряешь, а выполнить условия тебе не составит труда", видя отношение Цин Шуя, дама вдруг почувствовала, что дело оказывалось сложнее, чем она ожидала. Как же она не догадалась сразу, что молодого человека, который в таком юном возрасте добился таких высот, не так легко убедить. Договорив свою мысль, она подняла бровь и посмотрела на Цин Шуя. Она пообещала главе клана, что однозначно сможет договориться. И как только она сделает это, у нее не останется долгов перед Кланом Фэн, ей больше не придется терпеть приставания главы клана, и она сможет ему отказать.
  Дама прошла за Цин Шуем в спальню, продолжая молча его разглядывать, давая тем самым понять, что она не уйдет, пока он не согласится.
  Для начала надо сказать, что спальня его была небольшой. Цин Шуй смотрел на эту даму, которая его смертельно привлекала своей зрелостью и грациозностью. Особенно ее глаза не давали ему покоя. В них явно читалось, что они многое повидали в этой жизни, столько знаний, элегантности и одиночества было в них...
  "Так что же вы можете мне предложить?" Цин Шуй воспользовался возможностью рассмотреть ее фигуру. От ее наглого взгляда женщина нахмурилась.
  "Деньги, боевые искусства, лекарственные травы, редкие и ценные сокровища. Я могу удовлетворить любые твои желания", ответила она, гордо подняв голову и глядя прямо на Цин Шуя. Она никогда раньше такого не говорила мужчине, и с ней никогда так раньше не обращались.
  "Я, конечно, во всем этом очень заинтересован, но кое-что мне кажется наиболее привлекательным", ухмыльнулся он, глядя прямо в соблазнительные глаза женщины. Она была очень смышленой. Несмотря на то, что запрос прозвучал вполне открыто, она делала вид, что не поняла, оставляя последние капли надежды.
  "Чего ты хочешь ? Давай, скажи. Если это в моих силах, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы ты остался доволен", сказала она.
  "Я хочу тебя!" твердо сказал Цин Шуй. Говоря эти слова, он оставался на удивление спокоен. Когда он впервые увидел эту даму, странное чувство вспыхнуло в нем. Она была воплощением того, что ему нравилось в женщине, кроме ее внешности, также ее поза, как она себя вела, выражение лица и манеры. Всего этого было достаточно. Дама, которая была культиватором, по крайней мере, 4-го уровня Боевого Короля, кроме всего прочего, еще и была красавицей высшего класса.
  Она угадала ответ, и, тем не менее, стояла в крайнем удивлении, молча глядя на Цин Шуя. Взгляд ее постепенно сменился на выражение крайней степени отвращения.
  "Тебе будут бросать вызов люди из Зала Звездного Дня, ты всех должен победить. За исключением одного человека из Клана Фэн - Фэн Уцзи. Если он бросит тебе вызов, ты должен ему уступить. Я обещаю тебе выполнить свои условия, если ты дашь слово и сдержишь его".
  Когда она впервые увидела Цин Шуя, она подумала, что он был ослепительным, как звездный свет. Но теперь, обнаружив, что он обычный грубиян, животное, думающее только нижней частью своего тела, хорошее впечатление о нем упало ниже самого низкого уровня, несмотря на то, что она была морально готова к самому худшему сценарию.
  Она-то придумывала, какие ценные лекарства или предметы предложить ему, а тут в его упертом взгляде она однозначно видела итог их "уговора".
  Она не хотела выходить замуж за Фэн Уцзи. Если она не выплатит свои долги Клану Фэн, у нее не получится отвертеться от требований Фэн Уцзи. Если все выходило таким образом, то она бы предпочла отдаться этому парню, о котором сначала хорошо думала. Хотя кроме отвращения у нее к нему больше не осталось никаких чувств.
  Цин Шуй поначалу хотел усложнить ей это дело. Он не знал, почему его рассердил ее взгляд, полный отвращения. Такие ситуации вообще редко с ним случались.
  Такие мысли ниже пояса были родом из его прошлой жизни. Раньше, если он встречал дам хорошего достатка, дам вне зоны его доступа, особенно тех, кто вел довольно распутный образ жизни, требуя при этом памятника своему целомудрию. Поэтому выражение ее лица вызвало в Цин Шуе самые низменные чувства. В предыдущей жизни он ничего бы не смог поделать. Но теперь, видя, как эта дама умоляет его, в нем что-то переворачивалось. И возможные неприятности, которые были связаны с ее предложением, его мало волновали.
  Женщину с ее красотой наверняка уже использовали в своих целях в Клане Фэн, и наверняка, таких желающих было много. Цин Шуй решил отнестись к этому, как к возможности выпустить пар. Он поднял глаза и посмотрел на нее:
  "Обещаю. А теперь помоги мне снять одежду!" он стоял у кровати, протянув к ней руки. В его голосе словно слышался оттенок мести.
  Мрачный взгляд женщины сменился полным равнодушием. Она смотрела на Цин Шуя еще какое-то время, а потом подошла поближе.
  Легкий аромат заполнил все вокруг. Она была лишь на полголовы ниже его, но с убранными наверх волосами они были почти вровень. Ее стройная шея, открывавшаяся под убранными волосами, еще больше увеличивала степень ее сексуальности и грациозности!
  Дама не видела взгляда Цин Шуя, а просто протянула к нему свои дрожащие стройные белые руки, снимая с Цин Шуя одежду. Грудь ее вздымалась. Ее неуклюжесть и дрожь не испугала Цин Шуя. Наоборот, он радовался, потому что впервые с ним так обращалась такая великолепная красавица, зрелая женщина с достоинством и грацией.
  Когда она сняла с него два слоя одежды, он схватил ее за крупную грудь, не помещавшуюся в его ладонях, оставив на ней отпечаток своей пятерни. Женщина вдруг снова задрожала всем телом, и руки перестали снимать одежду с Цин Шуя. Она даже сделала шаг назад, но смогла остановиться. Опустив голову, она густо покраснела, издав легкий удивленный вскрик.
  Цин Шуй уже был крайне возбужден после встречи с Хоюнь Лю-Ли, а теперь он был и вовсе в сильнейшем волнении. Он без устали наминал грудь дамы обеими руками и ни на что не обращал внимания.
  Дама еще раз вздрогнула. Цин Шуй уже стоял без верхней одежды, из-под тонких подштанников вздымался бессовестный бугорок, дотрагиваясь до мягкого живота женщины.
  Со свистом разлетелся на куски топ женщины!
  "Ааааа!" Дама не могла подавить крик удивления, и встревожено отступила назад. Она растерянно подняла голову на Цин Шуя, ее белоснежная кожа излучала прекрасное нефритовое свечение. Ее грудь трепетала, дрожащими руками она пыталась прикрыть свою наготу.
  Две розовых горошинки на ее груди окончательно свели Цин Шуя с ума. Желание накрыло его с головой, он медленно протянул руки к ее груди, отведя ее ладони, которыми она пыталась прикрыться, и нагло уставился на ее круглые и прекрасные груди.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/40538
  Переводчики: Kent
  
  Глава 320. Ненавижу тебя! Вершина 4-го уровня Древней Техники Усиления.
  Их руки впивались в руки друг друга так крепко, что мягкая плоть не стала проступать между пальцами. Когда они разжали ладони, на тыльных сторонах остались легкие отпечатки пальцев. Ее кожа была такой кристальной и нежной.
  Цин Шуй не мог оторвать глаз от розовых нефритово-жемчужных сосков. Он впивался в них своими губами, девушка дрожала, но лицо ее оставалось без эмоций, разве что краска заливала его. В этот момент она была холодна, словно у нее вынули сердце.
  Цин Шуй не чувствовал никакой ответной реакции от нее, лишь видел нескрываемую ненависть в ее глазах. Она смотрела на него, как на последнего ублюдка. Он еще больше злился и обрывал с нее одежду до тех пор, пока не осталась совершенно обнаженной перед ним.
  Женщины часто выглядят хорошо в одежде, в них есть определенный шик, когда они надевают различные аксессуары. Однако если снять с них одежду, они становились простыми человеческими созданиями. Большинство не могли похвастаться исключительно красивой кожей. Они были простыми женщинами, когда с лица стирался макияж. Некоторые и вовсе менялись без макияжа до неузнаваемости.
  Женщина перед ним была другой. Без всякой косметики ее белая нежная кожа выглядела как белый нефрит. Руки Цин Шуя гладили ее тело, слегка дрожа от волнения. Ее нежные изгибы, особенно два выпуклых "снежка", тонкая талия и пышные бедра были прекрасны, словно шедевральные произведения искусства. Ее упругие белые бедра заканчивались стройными гладкими ногами, особенно длинными и прямыми.
  ...
  Цин Шуй бесился от ее взгляда. Он толкнул женщину на кровать. И ту же минуту мягкая удобная кровать продавилась до самого матраса.
  ...
  Он страшно злился на нее. Ему было все равно, что она смотрела на него, как на животное, как на ублюдка или что там еще. Он раздвинул ее прекрасные стройные ноги.
  "Кххх!"
  ...
  Она оказалась неожиданно неопытной и невинной женщиной. Цин Шуй смотрел на эту зрелую женщину, глаза которой были наполнены болью и слезами, ее лицо побледнело, как белая простыня, и сердце его затрепетало.
  Он думал, что Клан Фэн подослал ему какую-то малозначительную женщину в качестве приманки для сделки. Такие ситуации часто случились, поэтому Цин Шуй, увидев перед собой соблазнительную женщину, не отказался "попробовать ее нежной плоти".
  Видя ее взгляд, Цин Шуй думал, что она о нем невысокого мнения, что она так смотрит - сверху вниз - на него. Тогда он желал лишь обладать ее телом, чтобы она никогда не покидала его кровать, чтобы она хотела его и в следующий раз, чтобы умоляла его еще раз сделать это...
  Теперь же он нахмурился, но не смутился, а просто покрыл ее нежное бледное лицо поцелуями. Он не знал, что сказать, не стал объясняться. Во-первых, объяснять было нечего. Во-вторых, если в таких ситуациях требовалось объяснение, то лучше было промолчать, потому что раз случилось, то случилось. А в-третьих, это был уговор.
  А дама продолжала с ненавистью смотреть на своего насильника.
  У него за всю его жизнь был опыт с тремя женщинами, и хоть опыт этот был коротким, у него еще был опыт из прошлой жизни. Поэтому он нисколько не смущался. Он не стал отводить глаза от взгляда этой прекрасной женщины.
  ...
  Ее губы были плотно сжаты, он тяжело дышала. Цин Шуй чувствовал ее дыхание на своем лице, прекрасное, как аромат лилий.
  Постепенно Цин Шуй увеличивал амплитуду движений. В итоге она приоткрыла свой маленький ротик и тихонько застонала. Для ушей Цин Шуя этот стон прозвучал как музыка.
  И тут же он заметил, как ее тело резко задрожало, а очаровательное лицо засветилось от вспыхнувшей на нем краски. По ее лицу Цин Шуй еще раз понял, как прекрасна была женщина в момент удовлетворения во время занятий любовью.
  Она неожиданно крепко обхватила его за шею. В этот момент Цин Шуй включил безымянную технику ума и тело, чтобы вызвать волну безупречной энергии прямо в ее тело. Через цикл энергия снова вошла в ее тело!
  Во время второй волны ее дыхание резко участилось и тут же вернулось в норму. Цин Шуй знал, что она испытала прорыв.
  Женщина, словно в тумане, подняла голову, она непонимающе смотрела на Цин Шуя. Совершенно неожиданно, она смогла пройти с вершины пятого уровня Боевого Короля на шестой уровень. Барьер, который связывал ее уже 10 лет, был, наконец, взят.
  Цин Шуй тоже был доволен, потому что в этот самый момент Древняя Техника Усиления достигла вершины 4-го уровня. Он обнаружил, что для аккумуляции требовалось десять лет, то есть примерно 4 месяца в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. А чтобы добиться этого успеха, ему необходимо было перейти на пятый уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Но этого ему оказалось мало. Он поднял одну ногу женщины, повернул ее набок и сам наклонился над ней.
  Начав очередной раунд, Цин Шуй продолжал использовать безымянную технику Двойной Культивации снова и снова. Звук его промежности, ударявшейся о ее круглые бедра, еще больше возбуждал ее. Женщина опустила лицо, все тело ее разогрелось и порозовело, буквально гипнотизируя его.
  Она снова достигла пика удовольствия. Однако энергии двойной культивации на этот раз оказалось меньше одного процента от предыдущего раза. Цин Шуй знал, что это произойдет.
  Снова...
  "Может, хватит?"
  Она впервые заговорила после долгого перерыва. Небо за окнами стало темнеть, прошло около двух часов. Она чувствовала, что больше не выдержит этого марафона. И то она держалась только за счет энергии Двойной Культивации, иначе она давно бы потеряла сознание.
  "Еще разок..."
  Она замолчала, встала и пошла прочь. Тут она неожиданно остановилась, схватила Цин Шуя за руку и со всей силы укусила его! Кровь хлынула из раны!
  "Ненавижу, ненавижу тебя!" крикнула она и вылетела из комнаты, вся в слезах.
  Цин Шуй посмотрел ей в след, потом перевел взгляда на явный след укуса. Он смотрел на рану. Имени женщины он даже не спросил.
  "Я повел себя, как монстр. Я думал, что она сама пришла для этого, но подозреваю, что у нее были какие-то проблемы. Может, выбора у нее не было. Не могу теперь забыть, о том, что она сказала, что ненавидит меня. И этот укус..." Цин Шуй усмехнулся горько, понимая, что он только что натворил.
  Его успокаивало только то, что она пробилась на определенный уровень, преодолев барьер. Хоть тут он ей возместил какой-то ущерб. "В конце концов, это был уговор", успокаивал он себя.
  На улице совсем стемнело, но Цин Шуй решил повременить с входом в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он чувствовал, как изменения в его теле постепенно берут свое. Двойная Культивация давала ему гораздо больше пользы, чем получала женщина.
  Жидкость в грецком орехе в его лобковой области стала гуще. В объеме она не изменилась, зато количество содержащейся в ней энергии увеличилось в разы.
  В сфере четвертого уровня Древней Техники Культивации Цин Шуй чувствовал грандиозную энергию внутри его тела и увеличение его уверенности в себе. Это было невероятное чувство. Он, наконец, понял, почему некоторые люди в предыдущей жизни так восхищались выражением уверенности в себе и грации. Простым людям этого не было дано. Это был символ силы. У них была уверенность, как у настоящих боевых мастеров, у офицеров специальных войск, и т.п. также себя чувствовали богатые купцы, потому что деньги символизировали силу. И, в конце концов, большие начальники. Их власть была не менее внушительной, чем мощь тигра.
  Только достигая самой вершины, тогда и только тогда, они осознают свои привилегии. Даже если они в шаге от вершины, им не познать ее истинной силы. Как птица, которая учится летать, достигая вершины, становилась птицей, летящей в небе. Те, кто не добрались до вершины, либо были в шаге от нее, были, словно птицы, только учившиеся летать, но не способные улететь далеко.
  В этом была сила вершины. В тот момент энергия Цин Шуя почти удвоилась. С такого рода концептом, не имея дополнительных атрибутов для увеличения энергии, он все равно имел девятьсот тысяч единиц ужасающей энергии. Если бы он добавил сюда Удар Небесного Грома, Силу Бешеного Быка, Молот, Сотрясающий небеса, боевые доспехи, сапоги, гранулу красоты, которую он еще не пробовал....
  Когда настал момент, Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он явно ощущал разницу, словно "давление" от его сферы стало сильнее. Все вокруг было более оживленным, чем обычно. Это чувство было волшебным и умиротворяющим. Цин Шуй все время думал о том, что это все случилось благодаря слиянию Инь и Янь. Это пространство изначально происходило именно от той самой подвески Инь-Янь. Он чувствовал, что продвижение его Сферы Вечного Фиолетового Нефрита было однозначно связано с Инь-Янь и духовной энергией!
  Одиночный удар Тайчи!
  Бам!
  Лицо Цин Шуя расплылось в довольной улыбке. Под влиянием Удара Небесного Грома и Силы Бешеного Быка мастерство Цин Шуя в одиночном ударе Тайчи неожиданно потряс мощный взрыв. Под гладкой волной от его руки воздух накалился, в нем появилась Защитная Эссенция!
  Защитная эссенция! Эта жизненная энергия могла выдержать и пробить все, что угодно. Величественная и загадочная!
  Он сделал шаг вперед и произвел еще один удар Тайчи!
  Без остановки он произвел несколько одиночных ударов Тайчи, что привело к ощущению легкости в его теле, с ног до самых кончиков пальцев ног. Тайчи захватывал необъятное с помощью мягкости, делая покорение любых вершин невероятно легким. Акцент делался на получение преимущества после того, как противник сделал первый шаг. Невероятная техника!
  Несмотря на то, что в этом была вся суть Тайчи, Цин Шуй считал, что с влиянием более мощной силы, Тайчи можно было использовать в качестве упреждающей атаки. Одиночный Удар, Облачная Ладонь, Отрази/Произведи Удар - все это были довольно мощные методы нападения.
  После этого Цин Шуй вложил всю свою силу и произвел все двадцать четыре движения техники Тайчи. Сила была ошеломляющей, однако скорость была низкой. Можно было сказать, что это было похоже на перемалывание зерна, на попытку столкнуть гору. Весь процесс сопровождался изучением нестабильной ауры. Слой легкого желтого свечения окружал его тело - это его энергия Ци Древней Техники Усиления, или по-другому Ци его Сяньтянь.
  "Ци Сяньтянь петляет по всему моему телу!" Цин Шуй не был уверен, был ли это знак одной из характерных черт уровня 3 Боевого Короля. Но со стороны Цин Шуй выглядел, словно золотая скульптура Будды.
  Было это лишь совпадением или все же реакцией, но после того, как он закончил с двадцатью формами техники Тайчи, он решил произвести удар Ладони Тысячи Будд из гротов Тысяч Будд!
  Поток образов отпечатков тысячи ладоней Тысяч Будды возник в голове Цин Шуя. В этот самый момент он четко вспомнил свой прорыв в технике ладони Золотого Будды девятого вала.
  Образы медленно разворачивались один за другим, и Цин Шуй тщательно следовал им, делая все так, как и должны были выглядеть отпечатки Длани Тысячи Будд. Был неуютно и некомфортно, особенно прямые переключения между образами отпечатков ладоней тысячи Будд.
  Если первый проход был неудачным, оставался еще второй проход. Если во второй раз не получалось, получалось в третий. Цин Шуй полностью погрузился в эксцентричное течение Тайчи, и продолжал удары с самого начала, не останавливаясь ни на секунду. Неудача или успех - было неважно. Ему нужно было всего лишь ударять ровно так, как выглядели изображения отпечатков ладоней Будды, и переходить к следующему.
  Всякий следующий удар был, очевидно, сильнее первого. Связность между каждым отпечатком росла, хотя еще и ощущалась несогласованность в его действиях. Тем не менее, от раза к разу его движения становились все более связными.
  Третья попытка!
  Четвертая попытка!
  ...
  Цин Шуй сбился со счета, сколько раз он проделывал эти упражнения. Что бы там ни было, он мог теперь произвести плавный поток в количестве двухсот отпечатков ладони Золотого Будды, вдобавок прокачав еще и свое мастерство в этой технике. Он подсознательно чувствовал, что он может подключиться к образу Будды за эти двести попыток.
  "Какое совпадение!" Цин Шуй вспоминал, что первый сет был связан с первыми двумя сотнями гравюр. Второй проход был таким же, только соединялся с первыми двумя сотнями изображениями Будды.
  Цин Шуй продолжал думать об этом, не останавливая свои тренировки. Он тщательно производил удары своих собственных образов Отпечатков Тысячи Ладоней Будды. Когда он достиг двухсотого слоя отпечатков ладоней, Цин Шуй почувствовал, что он идеально понял суть двухсотого отпечатка ладони. Попробовав еще раз, он произвел еще один удар, который соединил первые двести изгибов ладони в одном!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/40543
  Переводчики: Kent
  
  Глава 321. Четвертая Волна. Вызов. Элемент Земли. Техника увеличения рук.
  Собрав вместе две сотни изгибов ладони золотого Будды, удар Цин Шуя, наконец, пробился в сферу третьей волны Длани Золотого Будды!
  Нет, не третьей волны. Он почти пробил границы третьей волны и дошел до четвертой! Не смотря на то, что даже при всей силе этот удар едва ли мог считаться на уровне четвертой волны, Цин Шуй был крайне рад.
  "Я понял, я, наконец, понял суть", размышлял он. Цин Шуй не знал, каким образом это сделал создатель девяти волн Дланей Золотого Будды, но сам он слабо ощущал, что если он хотел дойти до девятой волны, ему сначала нужно полностью понять и стать на сто процентов искусным в технике Отпечатков Ладоней Тысячи Будд.
  Цин Шуй понял, что Эссенция Волн в обеих техниках могла накладываться друг на друга. И на уровень третьей волны он тоже в свое время пробился с помощью Отпечатков Ладоней Тысячи Будд. И теперь, с Четвертой Волной, все было точно так же. Хотя и Отпечаток Ладоней Тысячи Будд, возможно, не на сто процентов была похожа на технику Ладоней Тысячи Будд Девятой Волны, они имели одни и те же корни.
  Цин Шуй с завидным упорством тренировал Четвертую волну. Хотя он только-только совершил прорыв, он ощущал, что сила четвертой волны была во много раз мощнее по сравнению с пиком третьей волны. Странно, но он чувствовал, что самая большая трудность этого уровня оказалась в самом его начале, а не в конце, как обычно, перед самым пиком. Если бы он сейчас смог пробить этот затор, то скорость тренировки четвертой волны однозначно увеличится, и тогда ему станет гораздо легче.
  Как никто другой, Цин Шуй не боялся упорной работы, поэтому он истово тренировался. В конце концов, тот факт, что он смог довести Базовые Техники владения мечом до Тайной сферы, был хорошим показателем того, сколько усилий пришлось ему приложить.
  Вспоминая свои прошлые успехи, на этот раз его приобретения от Двойной Культивации оказались не слишком велики. Цин Шуй с улыбкой продолжал тренировать все свои техники... меч, кулак, алхимию, движение, формы, даже кулинарные навыки не остались в стороне.
  После перерыва Цин Шуй понял, что он стал настоящим профессионалом во многих вещах. Выйдя из своей пространственной сферы, он увидел, что на небе уже воцарилась яркая луна. Глядя на смятую постель, Цин Шуй снова вспомнил женщину, навестившую его раньше.
  Кто она такая? Этот вопрос не покидал его. И почему она была все еще девственницей? Не так-то легко женщине охранять своей божественное тело, если она была из обычного клана. Значит, ее происхождение было экстраординарным.
  Но почему она решила сделать это ради Клана Фэн? Неужели она сама была из этого клана?
  "Хм, она все еще так молода. Если бы она была из Клана Фэн, то по возрасту она сама могла бы претендовать на позицию Главного Ученика. Зачем ей это было нужно?" ничего не понимал Цин Шуй. Если бы они хотели изменить что-то в Зале Звездного Дня, им не нужны были такие сложные и запутанные методы...
  Или все же проблема была в том, что он победил Сун Лана, будучи из Зала Звездной Луны? Поэтому Сун Лан специально подослал ему такую ловушку, чтобы он попался на этот соблазн?
  Луна освещала небо, земля отдыхала в чистом и невозмутимом лунном свете. Цин Шуй не стал спать, потому что утро уже подступало, поэтому он решил снова вернуться в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы вновь заняться культивацией.
  И так прошли очередные две недели. Никто не появлялся больше, никто не пытался бросить ему вызов. И когда Цин Шуй в очередной раз наслаждался миром и покоем, посреди привычной утренней зарядки на общественной площади первый дуэлянт неожиданно дал о себе знать.
  Это был крепкий, хорошо сложенный мужчина, который показался Цин Шую довольно старым. Однако присмотревшись к тому, как выглядят другие в Зале Звездного Дня, он понял, что это был типично для воинов этого зала выглядеть зрелыми, несмотря на юный возраст.
  "Я хочу бросить тебе вызов", прозвучал звонкий и громкий голос, словно рык льва озарил окрестности.
  Мощная аура так и вырывалась наружу. Он, очевидно, был воином из Зала Звездного Дня. Цин Шуй взглянул на него, закрыл глаза и не стал отвечать.
  "Почему? Боишься? Яйца потерял?" мускулистый мужчина продолжал рычать еще громче, видя, что Цин Шуй его игнорирует.
  Цин Шуй не остановил зарядку. С закрытыми глазами он продолжал тренироваться в позах Тайчи, его движения были спокойными, как вода, словно никакие внешние силы никак не воздействовали на него. Это было своего рода презрение, ну, по крайней мере, так показалось воину, пришедшему бросить ему вызов.
  "Ты за кого себя принимаешь, ты, кусок дерьма? Ты даже не в форме, чтобы вызывать его на бой!" крикнул какой-то ученик из Зала Звездной Луны в ответ.
  "Эй, ты считаешь, раз Цин Шуй добр и не хочет ранить людей, вы можете продолжать вызывать его на дуэль снова, и снова, и снова?" крикнул кто-то другой.
  "Да, Старший Бай был прав. Эти люди злые. Этого здоровяка зовут Чжао Уюань. И он посильнее Сун Лана будет. Они точно собираются вовлечь Цин Шуя в круговые бои, будут посылать десятки или даже сотни своих людей против одного", презрительно фыркнул третий зевака.
  Мускулистый мужчина по имени Чжао Уюань держал в руках два идентичный молота. Золотистые молотки сверкали в лучах восходящего утреннего солнца, излучая ужасающую ауру.
  "Я сильнее Сун Лана", подтвердил Чжао Уюань, отвечая на вопрос из толпы и как бы предупреждая Цин Шуя.
  "Ты уверен, что хочешь драться со мной?" открыл, наконец, глаза Цин Шуй.
  "Да, я сделаю все, что в моих силах. Я не споткнусь, даже если умру", поднял свои молотки Чжао Уюань, и на его руках набухли синие вены. В его глазах явно читалась решимость и еще что-то, какой-то незнакомый свет, который заставил Цин Шуя оторопеть от удивления. Он продолжал смотреть, не отводя взгляда от Чжао Уюаня, и ответил:
  "Не столько важно, сколько людей приходят бросить мне вызов. У меня лишь одно условие. Ставь на кон что-то стоящее, что заинтересует меня, и не вини меня в случае своей смерти".
  Будничный тон Цин Шуя, на самом деле, содержал в себе убийственное намерение. Безжалостный и решительный, Цин Шуй снова что-то задумал. Он решил, что раз уж ему придется убить сотню претендентов, чтобы предупредить остальных, он будет это делать, без колебаний. Если нет, то он просто будет все больше раздражаться тем количеством людей, которые будут приходить с дуэлями к нему каждый божий день.
  Чжао Уюань замолчал. Его сердце задрожало, когда он почувствовал намерение Цин Шуя, которое исходило от него, когда она говорил эти слова, намерение убивать. Многие говорят, что не боятся смерти, но, сколько из них на самом деле смогут принять смерть стоически, когда она протянет к ним свои костлявые руки?
  "А что можно ставить на кон?" спросил Чжао Уюань, сжав зубы, смело приняв взгляд Цин Шуя, поглядывая на свою группу поддержки из Зала Звездного Дня.
  "Деньги. Драгоценности. Женщины. Все, на чем задержится мой взгляд", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  Чжао Уюань нахмурился, не зная, как ему следовало реагировать. Только он захотел что-то сказать, Цин Шуй перебил его.
  "Так как ты считаешься первым дуэлянтом, я дам тебе фору. Я не убью тебя. Ты можешь поставить на кон обе свои руки. Если проиграешь, отрубишь себе обе руки. А, да, если захочешь, чтобы я это сделал за тебя, то я не против. Я даже добавлю сверху и отрублю тебе обе ноги, все к вашим услугам".
  Его равнодушный и будничный тон привел всех в трепет. Многие ощутили, как холодный пот скатывался у них по спине. Это означало, что даже если между воинами не было никакой ненависти, все соперники будут либо убиты, либо изуродованы?
  "Да что он себе позволяет? Почему он говорит так, словно уверен, что победил старшего Чжао?" недовольно фыркнул некто из Зала Звездного Дня.
  "Да, да, Старший Чжао, изуродуй его! Убей его за всех нас! Мы с тобой!" Слова Цин Шуя вызвали злость среди членов Зала Звездного Дня и объединили их.
  Пот проступил на лбу Чжао Уюаня. Его руки начали дрожать, так как его шокировала уверенность Цин Шуя. Все его боевое мастерство основывалось на его руках, но если их не станет, его жизнь, по сути, закончится.
  Чжао Уюань замешкался.
  "Посмотрим, кто есть кто в итоге. Цин Шуй, если тебя изуродуют, или до смерти изобьют, вини себя!" проклинали его бойцы Зала Звездного Дня.
  "ТЫ принимаешь мои условия?" с улыбкой спросил Цин Шуй у Чжао Уюаня.
  "Что, если ты проиграешь?" спросил его Чжао Уюань, от него так и исходила давящая сила, а его молоты излучали чудовищную мощь.
  "Так ты же бросаешь мне вызов. Если ты выиграешь, разве ты не добьешься своей цели? Если я проиграю, делай со мной все, что хочешь", беспечно ответил ему Цин Шуй.
  "Хорошо, я согласен. Давай драться!" Чжао Уюань взмахнул своими молотками и издал мощный рык.
  Сила Цин Шуя к нынешнему моменту претерпела грандиозное увеличение. На вершине четвертого уровня Древней Техники Усиления его сила была несравнима с тем, что было у него раньше. Глядя на гигантские молоты в руках противника, он понимал, что тот выбрал в качестве своей специализации силу, а не скорость.
  "Хм, я, пожалуй, буду драться голыми руками. Ты можешь начинать, я потом что-нибудь придумаю", сказал Цин Шуй скучающим тоном и закатал рукава.
  Цин Шуй излучал ауру возвышающей горы, вдобавок к его внутреннему состоянию "Недвижимости", давления, которое буквально извергалось из него, привлекая все внимание толпы.
  Чжао Уюань взглянул на Цин Шуя и ответил:
  "Раз дело в этом, я не буду тратить время. Я натренирован в использовании моих молотов, ну, и что, что ты решил драться голыми руками, я не собираюсь отказываться от них!"
  "Ага. Поторопись!" Цин Шуй сделал полшага вперед.
  Чжао Уюань не ответил. Золотое свечение вспыхнуло вокруг его молотков, и по толпе пробежал возглас восхищения.
  "Ого! Это же легендарная техника! Техника Элемента Земли легендарного уровня!" радостно вскрикнул парень с острым взглядом.
  Цин Шуй спокойно рассматривал мускулистого Чжао Уюаня. Вот почему тот использовал молотки - он культивировал легендарную технику Земного Элемента. Какая жалость, что сила Чжао была далека от его собственной Ци Сяньтянь, окрашенной в желтый цвет.
  "Гррррррр!"
  Чжао Уюань неожиданно закричал и резко поднял оба молота вверх. В следующий момент его руки качнулись, увеличились в два раза в размере!
  "Земной Элемент, техника увеличения рук!" восхищенно вскрикнул ученик из Зала Звездного Дня.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/41313
  Переводчики: Kent
  
  Глава 322. Кровавый душ. Кто же более жестокий?
  
  "Элемент Земли, Техника Увеличения Рук!" восхищенно вскрикнул ученик Зала Звездного Дня.
  "Легендарный уровень!"
  "Боевой Брат Чжао потрясающий. Вы видели когда-нибудь искусство культивации легендарного уровня?"
  .............................................................
  
  Люди Зала Звездной Луны, однако, помалкивали. Это было искусство культивации легендарного уровня, кроме всего этого, это был Элемент Земли!
  Способность к изучению Боевых Техник Сяньтянь была распространенным делом, даже искусство культивации Божественного уровня Сяньтянь. Но искусство культивации Легендарного уровня было редкой способностью. Пропасть между этими ступенями была словно расстояние между Небом и Землей.
  Даже в Небесном Дворце способность изучать боевые техники Легендарного уровня вызывала зависть. Поэтому когда Чжао Уюань сверкнул Техникой Увеличения Рук легендарного уровня, люди немедленно замолчали.
  Он снова выпустил оглушающий вопль, и его Ци резко возросла на 30%. Его крупная фигура и два гигантских грозных молотов в его руках и без того внушали ужас, а тут еще и руки, которые стали в три раза толще рук обычного человека.
  Он побежал навстречу Цин Шую большими шагами!
  Все, не моргая, смотрели на Чжао Уюаня, который бежал прямо на Цин Шуя. Они боялись упустить самый волнующий момент!
  Цин Шуй сжал кулаки. Он знал, что ему было необходимо взять врага под контроль одной техникой, и у него не будет возможности провернуть какой-нибудь дешевый трюк, чтобы запугать его. Иначе они продолжат его беспокоить, многие будут приходить к нему и выбрасывать свои жизни. Хотя он не мог контролировать жизнь и смерть некоторых людей, ему нужно было показать остальным, что людям их калибра его не победить.
  Цин Шуй не намеревался показывать свою истинную силу, но выбора у него теперь не было. Ему оставался всего лишь год, что равнялось 30 годам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он должен был защищать себя на континенте Зеленого Облака. Его дьявольского чудовища тоже было не узнать - огненная птица превратилась в мифическое чудовище с Короной Феникса.
  В его распоряжении было также такое божественное сокровище, как Колокольчик, Сотрясающий Души. 30 лет ему было достаточно, чтобы добиться определенной сферы с помощью тренировок. Если ему не придется встретиться на своем пути с Боевым Святым, у него должно получиться уберечь себя.
  Ци во всем его теле циркулировала с бешеной скоростью вместе с Силой Бешеного Быка внутри него. И ни капли этой энергии не должно было выплеснуться наружу!
  "Тело силой вершины 4-го уровня должно устоять против золотого молота", подумал про себя Цин Шуй, совершенно спокойно оценивая расстояние между ним и Чжао Уюань. Оставалось чуть меньше десяти метров.
  Цин Шуй двинулся с огромной скоростью. Он был подобен порыву ветра, удивительно быстрым, хотя люди все же заметили, в каком направлении он двигался. Со стороны это выглядело, будто пыль поднялась. Но многие поняли, что это были те самые Шаги Туманного Облака. В Небесном Дворце любой ученик был прекрасно осведомлен о лучших техниках школы. Однако за свою жизнь они всего лишь во второй раз стали свидетелями того, что у кого-то получилось выполнить технику Шагов Облака Тумана с такой степенью мастерства. Первой была Хозяйка Дворца Зала Тумана. Те, кому повезло увидеть обоих, могли смело заявить, что они были равны, хотя, возможно, у Хозяйки выходило гораздо лучше.
  Чжао Уюань сощурил глаза, увидев, как движется Цин Шуй. он неожиданно поднял вверх свои молоты и ударил ими друг о друга!
  Бам!
  Пронизывающий громкий звук раздался вокруг. У публики челюсти отпали от этой оглушающей громкости.
  Однако на этом Чжао Уюань не остановился. Он выпустил внезапный удар с поклоном и атаку молотов, разрывающую барабанные перепонки. Желтая Ци уровня Сяньтянь на молотках стала гораздо плотнее. Словно желтая стена оставалась в воздухе с каждым взмахом.
  Словно Ци прошла ту границу, за которой уже нет возврата; тираническая, неостанавливаемая. Цин Шуй резко остановился, вложил немного силы в свои ноги, сделал полшага назад и вовремя увернулся от Атаки Молотов, поражавшей барабанные перепонки.
  Бам!
  и снова знакомый громкий звук разнесся по округе. Все казалось, как в замедленной съемке, хотя на самом деле все произошло за какое-то короткое мгновение.
  Шокирующая картина открылась публике.
  Цин Шуй расслаблено стоял на той же самой точке, словно ничего не случилось. А Чжао Уюань летел в сторону, два молотка выпали из его рук. Струйка крови вытекала из уголка его рта, он лежал на полу, не шевелясь, не в силах принять то, что только что произошло.
  "Черт, я был прав!"
  "Невежда, эгоист. Ха-ха-ха, кто бы говорил? Чего замолчали? Мусор, он и есть мусор. Что такого великолепного в этом вашем легендарном уровне?" говорили люди из Зала Звездной луны, дразня зал соперников. Как они могли не воспользоваться возможностью подразнить тех, кто так долго высмеивал их?
  С самого начала до конца Цин Шуй так и не выпустил свою Ци Сяньтянь...
  Люди Зала Звездного Дня понуро замолчали в одно мгновение. Несколько человек помогли Чжао Уюаню подняться. Он все еще не верил своим глазам. Он даже не думал, что мог испытать такое поражение.
  Он видел бой между Цин Шуем и Сун Ланом, он был уверен, что сможет попытать счастье. Поэтому он решил действовать наудачу и согласился. Тем более, кое-кто ему помог в этом.
  Теперь все видели, что он проиграл, и это было полное поражение. Его лицо побледнело от мысли о том, что ему предстояло расстаться с обеими руками.
  "Ты предпочитаешь сделать это сам? Или мне сделать это за тебя?" Цин Шуй смотрел на Чжао Уюаня издалека.
  "ОТРУБИ ИХ САМ!" тут же заорал кто-то в толпе.
  "Мужчина должен держать свое слово. Хотя мы не уверены, остались ли нынче мужчины в Зале Звездного дня".
  "Если Цин Шуй должен сделать это за него, тогда он должен еще и ног лишиться".
  Голоса зрителей из Зала Звездной Луны заставили Чжао Уюаня запаниковать. Он смотрел на публику вокруг него и внезапно заорал хриплым голосом:
  "Я не хочу терять руки! Вы все обещали мне помочь!"
  "Цин Шуй, так ведь? Я - Цзян Беин. Посмотри на меня. Он уже проиграл. Что тете с этих рук? Давай мы предложим тебе кое-что взамен? Что скажешь? Проси, что хочешь", появился молодой человек приятной наружности и с улыбкой произнес эти слова.
  "А, это Молодой Мастер Клана Цзян! Такой красивый!" раздался женский голос.
  "Идиотка!"
  "Влюбленная дурочка!"
  "Так немужественно отступать даже от такого!"
  
  ....................................................................................
  
  "Я дам тебе три вздоха на подумать. Если ты не сделаешь это сам, я сделаю это за тебя", с улыбочкой сказал Цин Шуй, полностью проигнорировав этого Цзян Беина.
  Какая ирония! Если Чжао Уюань не откажется от своих рук сегодня, все больше людей будут бросать ему вызов и требовать поставить руки на кон. Это будет также значить, что им ничего не будет за то, что они оскорбят его, или они будут отказываться от своих обещаний в его адрес, как и Чжао Уюань. Цин Шуй ненавидел таких людей.
  "Т-ты..."
  Видя, что Цин Шуй его проигнорировал, элегантность на лице Цзянь Беина сменилась злостью. Он, молодой мастер из Клана Цзян, которому даже не приходилось уступать Главным Ученикам в Зале Звездного Дня, вдруг оказался в таком неприятном положении на публике.
  Они считали себя элегантными, держались грациозно, уважали мнение других и были тщеславными. Однако они были непрактичны, судя по тому, что они продолжали делать нелицеприятные вещи.
  Они так гордились собой, что никак не могли заставить себя с уважением относиться к людям без знатного происхождения, как Цин Шуй, например. Он просто не мог позволить Чжао Уюань отрубить себе руки. Более того, он обещал ему помочь, а они были очень близкими друзьями.
  Кровь прилила к его голове. Цин Шуй двинулся, двинулся еще быстрее, чем раньше, прямо к группе людей из Зала Звездного Дня.
  "Ты смеешь..."
  
  .............................
  
  "Ша!"
  Звук вытаскиваемого из чехла оружия!
  "ААААААААА...."
  Раздался крик ужаса! Цин Шуй неожиданно появился на своем месте. Весь покрытый кровью.
  Все замерли от шока.
  Чжао Уюань упал без чувств. Все четыре его конечности были искромсаны до неузнаваемости. Трое других учеников сидели на земле, все тяжело ранены.
  "Я держу свое слово!" Цин Шуй вытер кровь из уголка рта. Он тоже был тяжело ранен.
  Он отважно взял себя в руки. Пока он ломал конечности Чжао Уюаня, на него напали трое воинов, ему пришлось защищаться.
  "Как ты можешь быть таким жестоким!" закричал побледневший Цзянь Беин. На его правой руке не хватало ладони.
  Цин Шуй вытер остатки крови со рта. Его тело было полностью в крови, а вдоль его ребра тянулся ужасный косой шрам, из которого хлестала кровь.
  "Братья, давайте добьем этих неудачников. Поторопитесь и приведите Доктора Я для Цин Шуя!" сердито закричал кто-то из Зала Звездной Луны.
  Многие ученики немедленно достали свои мечи и окружили бойцов Зала Звездного Дня!
  Все из Зала Звездного Дня побледнели, потому что знали, что нарушение правил поединков может привести к казни всех их. На этот момент половина из сильнейших были уже изуродованы и ранены, а на них налетело слишком много людей...
  "Кто посмеет шевельнуться!" проревел голос. Несколько мужчин среднего возраста и старших неожиданно появились вдалеке и стали пробиваться через толпу бойцов.
  "Кто смеет? Цзян Байлан, Чжао Цзун, кто смеет против меня?" раздался голос Фэй Уцзи, и в его тоне явно читалось намерение убивать.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/41314
  Переводчики: Kent
  
  Глава 323. Новая встреча с женщиной Мо Янь.
  
  Фэй Уцзи, Старший Мо и несколько других зрелых мужчин появились на поле боя. По ним было видно, что все они - воины уровня старших в своих сектах.
  "Брат Фэй, Брат Мо, Брат Тан, Брат У, это какое-то недоразумение!" изящный молодой человек горько усмехнулся, выйдя им на встречу. Он вздохнул и посмотрел на одного из своих сыновей, который уже потерял свою правую руку.
  "Брат Фэй, мы все можем обсудить. Но ты видишь, его рана опасна. Может, сначала спасем его для начала?" с болью в голосе сказал другой высокий и крепкий мужчина, который нервно посматривал на Чжао Уюаня, лежавшего в луже крови.
  "К твоему сведению, если сегодняшний инцидент распространится повсеместно, вас всех перебьют!" Фэй Уцзи был вне себя от ярости, казалось, что он сейчас сожрет соперника.
  "Брат Фэй, мы сдержим свое слово. Брат Фэй не понимает, возможно, нашего брата, но как вы видите, он смертельно ранен. Можно, пожалуйста, мы сначала спасем его жизнь?"
  "Мы все - люди Небесного Дворца. От имени Цин Шуя я даю свое согласие. Но вы обязаны сделать все, чтобы Цин Шуй остался доволен. Если сможете, то забирайте с собой этого парня", Фэй Уцзи закончил свою речь и прошел прямо к Цин Шую.
  "В чем дело, ты слишком импульсивен. Если что-то случится с тобой, Минъюэ и Лю-Ли меня побьют!" сказал Фэй Уцзи, с заботой глядя на раненого Цин Шуя.
  "Боевой дядюшка, я понимаю, в какой ситуации я оказался. Но Я в порядке. Спасибо, боевой дядюшка", усмехнулся Цин Шуй. В такой ситуации всегда есть необходимость иметь поддержку более влиятельного старшего за своей спиной. Цин Шуй был счастлив. То, что случилось с ним когда-то в Городе Тысячи Миль, очень сильно повлиял на него.
  Цзян Байлан, Чжао Тун и другие ушли, забрав с собой своих людей. Они пообещали компенсировать Цин Шую потери в достаточной степени. С таким количеством свидетелей, Цин Шуй не боялся, что они пожалеют об этом. В небесном дворце люди имели чувство собственного достоинства.
  "Боевой дядюшка, мне нужно сначала полечить свою рану". Цин Шуй не был в смертельной опасности, однако лицо его побледнело.
  "Дайте пройти, Доктор Я здесь, все, разойдитесь!"
  Услышав это, Цин Шуй почувствовал огромное облегчение. Всегда приятно, когда о тебе кто-то заботится. Доктор Я, видимо, очень важная персона в Зале Звездной Луны. Но как только он увидел Доктора Я, он потерял дар речи.
  Ну не может быть так много совпадений! Видимо, этот огромный мир был не таким уж огромным!
  Этот болезненный вид на ее лице, бледная кожа с легким розовым оттенком, равнодушный взгляд ее прекрасных чистых глаз! Она была худой, но фигуристой, с округлыми бедрами и упругой грудью.
  Она была Доктор Янь из Города Сотни Миль, женщина, которую все время пилил Ши Муши, та самая Доктор Янь, на которую он собирался работать однажды!
  Он никогда не забудет ту ситуацию. От воспоминаний ему стало так тепло.
  "Подождите минутку!" сказал он женщине по имени Доктор Янь! Она нахмурилась, увидев Цин Шуя:
  "На что жалуешься?"
  "А в вашей больнице еще набирают персонал? Я немного разбираюсь в медицине. Я бы хотел тут поработать некоторое время".
  Женщина удивленно посмотрела на Цин Шуя.
  "Я могу работать бесплатно!" продолжил Цин Шуй.
  Она продолжала непонимающе смотреть на него. В ее равнодушных глазах не было цвета, но они все равно были прекрасны и чисты, словно отражение реальности.
  "Я буду давать 120 серебром за каждый день работы здесь!" на полном серьезе сказал Цин Шуй.
  В ее глазах только росло подозрением.
  "Нет? 200 серебром! Я хочу приходить сюда и лечить пациентов. Я не могу предложить больше, я человек бедный!" гримасничал Цин Шуй.
  "Пф!" Болезненное лицо женщины вдруг расплылось в улыбке, словно лед растопился. Равнодушная, но такая красивая.
  "Тебе нужно самому попасть в больницу. Тебя нужно полечить. Ты серьезно болен!" женщина мило закивала головой. Ее приятные манеры были очаровательны.
  Цин Шуй: "..."
  Как и сам Цин Шуй, женщина была явно в шоке от того, что увидела молодого человека, всего в крови. Хотя он выглядел, словно только что пережил поражение в бою, он все равно выделялся среди других. Она еще раз внимательно посмотрела на него и узнала в нем человека, который однажды пытался с ней познакомиться с ней в Городе Сотни Миль.
  Это был особенный мужчина! Она даже вспомнила его имя. Она думала о нем, когда кто-то упомянул его имя уже здесь, в Небесном Дворце, но думала, что это просто часто встречающееся имя. Более того, они тогда в прошлом не особо контактировали друг с другом. И до нынешнего момента она и не подозревала, что это этот окровавленный парень перед ней и есть тот самый Цин Шуй.
  Даже самая рациональная женщина в мире не была лишена чувств. Более того, Цин Шуй помог ей раньше, и теперь, видя, как серьезно он ранен, ее прекрасное болезненное равнодушие на лице сменилось на выражение заботы и тревоги.
  "Доктор Янь, это судьба!" Цин Шуй был счастлив видеть это бледное лицо! Хоть она и не была ему старой подругой, их дороги просто пересеклись на какое-то мгновение, тем не менее, такие совпадение были знаком судьбы.
  "Хватит болтать. Что случилось с тобой? Я быстро вылечу тебя!" встревожено сказала она. В глазах Цин Шуя она всегда будет Доктором Янь. Она потянула его за окровавленные рукава, запачкав свои нежные руки кровью. В этот момент Цин Шуй еще шире улыбнулся. Он кивнул головой Уцзи и остальным ребятам из его зала, и медленно пошел за женщиной, потянувшей его из этой толпы. Когда он шел, он оставлял за собой кровавый след.
  Цин Шуй смотрел на женщину, которую звали Мо Янь. Ее лицо все еще было болезненно бледным, но это нисколько не портило ее красоты. Напротив, ее нежная сторона вкупе с ее упрямством придавали ей очарования, которое вызывало в людях восхищение. Она не была холодным человеком, но ее холодность была еще более зябкой. Ее апатия делала ее аутсайдером, наблюдавшим за миром как бы со стороны.
  Цин Шуй никак не мог понять, как она оказалась в Небесном Дворце. Даже он, человек, который никогда не верил в судьбу, поставил под сомнение свое убеждение.
  "Почему тебя называют Доктором Я? Насколько я помню, тебя звали Мо Янь", тихонько сказал Цин Шуй.
  "Меня зовут Мо Яянь!" Женщина-врач повернула голову и улыбнулась, продолжая тянуть за собой прихрамывающего Цин Шуя.
  Они прибыли на маленький дворик, окруженный четырьмя стенами, каждая в два этажа. Они зашли в аккуратную чистую комнату.
  Мо Яянь помогла Цин Шую снять верхнюю одежду и омыла его раны. Глядя на глубокую рану на его теле и его радостное лицо, она почувствовала себя очень странно. Какой удивительный и сильный молодой человек!
  Она приготовила иглы, чтобы зашить рану, и замерла в нерешительности.
  "Просто помажь мазью и забинтуй" с улыбкой сказал Цин Шуй, прервав ее размышления.
  Доктор замешкалась и решила последовать совету Цин Шуя. Она нашла чистую белую ткань, обмотала ею Цин Шуя, который наслаждался заботой и послушно сидел на кушетке.
  Он не спросил, как она оказалась тут. И Мо Яянь не спросила того же самого Цин Шуя. Не было нужды спрашивать, раз никто сам не захотел рассказать. Раз никто не поднимает тему, бесполезно просить.
  Древняя Техника Усиления, которую Цин Шуй автоматически запустил, сразу же начала медленно, но верно излечивать рану Цин Шуя. Не впервой ему приходилось иметь дело с такими ранами, поэтому он даже не задумывался о своей ране. Он знал, что очень скоро ему станет лучше, раз он уже не умер. Плюс, у него были свои собственные вспомогательные навыки и, конечно же, самое главное - Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, которая определяла все.
  Вернувшись к себе, он принял ванну и намазал рану Золотой Мазью для лечения Ран. Вскоре он услышал стук в дверь. Его удивлению не было предела: в дверях стояла Янь Лин"Эр!
  "Брат Цин Шуй, я слышала, ты ранен", встревожено сказала она. Цин Шуй явно выглядел бледным и ослабленным. Ей показалось, что ему пойдет на пользу немного заботы с ее стороны.
  "Как же она невинна..." подумал про себя Цин Шуй, а вслух сказал:
  "Я в порядке, собираюсь на тренировку". И изо всех сил попытался выдавить из себя улыбку.
  "Ой!" расстроено сказала она. Когда Янь Лин"Эр собралась уходить, на лестнице раздались шаги. Цин Шуй ухмыльнулся. Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ быстро приближались к его двери.
  "Цин Шуй, что опять произошло?" сказала Хоюнь Лю-Ли, удивленно глядя на Янь Лин"Эр. Она смотрела на эту миниатюрную девушку и на Цин Шуя попеременке. Потом она сделала шаг вперед и обхватила Цин Шуя за шею.
  "Муженек мой, я останусь с тобой и позабочусь о тебе, как следует!" сказала она и поцеловала Цин Шуя в щеку.
  Цин Шуй: "..."
  Янь Лин"Эр совсем поникла. Сначала она остановилась, но потом опустила голову и быстро ушла прочь. Цин Шуй смотрел на женщину, обнимавшую его. Лю-Ли смотрела на него соблазнительным взглядом, сексуально и мило прищуривая глаза.
  Цин Шуй знал, что она, вероятно, подумала, что между ним и Янь Лин6Эр что-то есть.... Подумав об этом, он не сдержался и рассмеялся. В его смехе явно читалось "миссия завершилась успехом".
  Цанхай Минъюэ, молча стоявшая рядом, и вовсе дар речи потеряла. Она смотрела на Цин Шуя и его бледное лицо. Когда она услышала новости о его ранении, о том, что он весь в крови и серьезно ранен, она не могла думать ни о чем другом, только об этом инциденте. Но теперь, глядя на него, она понимала, что у него дела гораздо лучше, чем она воображала себе.
  Хоюнь Лю-Ли и вовсе была расстроена, увидев его в добром здравии и флиртовавшим с этой юной прекрасной девушкой. Она намеренно решилась на все эти безумные жесты.
  "Минъюэ, пойдем, пойдем, твой жених совсем ослаб, нужно его занести внутрь", начала она дразнить Минъюэ.
  "Лю-Ли, прекрати, пусть Цин Шуй идет к себе и отдохнет", Цанхай Минъюэ вошла внутрь, поддержав Цин Шуя под руку и подведя его к постели.
  Цин Шуй лег на кровать, на ту самую кровать, на которой он совсем недавно занимался сексом с совершенно другой женщиной.
  "Цин Шуй, что ты тут делал? Тут такой странный запах", поморщила нос Хоюнь Лю-Ли, внимательно вглядываясь в лицо Цин Шуя.
  Цин Шуй перепугался. Ну и обоняние было у Хоюнь Лю-Ли! Он неуклюже смотрел на нее, не зная, как же ему врать ей прямо в лицо.
  "Ах, я понимаю, понимаю. Здоровый живой мужчина без женщины... Что еще ему остается...."
  Эти слова Хоюнь Лю-Ли успокоили Цин Шуя, из-за чего он почувствовал одновременно облегчение и стыд.
  Цанхай Минъюэ покраснела, но промолчала. Она смотрела на Хоюнь Лю-Ли, не говоря ни слова. Потом она пошла в гостиную налить Цин Шую стакан воды.
  "Почему бы мне не остаться с тобой на ночь. Давай я помогу тебе выпустить...." Хоюнь Лю-Ли смотрела на Цин Шуя влажными глазами. Ее выражение лица говорило само за себя. Маленькая дьяволица, обещала прийти прошлой ночью, а сама не пришла. Она знала, что сейчас он ничего сделать не сможет из-за раны, но продолжала дразнить его. Ничего он с ней поделать не мог. Она продолжала его динамить. Вдруг она наклонилась к его уху и горячо прошептала:
  "А кто тебя просил дразнить меня вчера!"
  Цин Шуй все понял. Эта маленькая девчонка просто мстила ему за вчерашнее. Но он позволил ей достичь пика. По крайней мере, ей он позволил высвободить свою энергию. Он не мог понять, почему она так с ним обращается.
  "Ты, ты заставил меня чувствовать себя неловко вчера! Мне было не очень удобно идти в моей одежде домой!" Хоюнь Лю-Ли прекрасно понимала, о чем думал Цин Шуй, поэтому продолжала шептать ему на ухо.
  "В следующий раз я тебя вовсе догола раздену, а когда мы закончим, я постираю всю твою одежду, хорошо?" тут же прошептал ей Цин Шуй в ответ.
  "Какая забота!" Хоюнь Лю-Ли вытащила язычок, прикусила губки и хитро-прехитро засмеялась.
  Цин Шуй смотрел на маленькую дьяволицу. У двери комнаты раздались шаги Цанхай Минъюэ. Он воспользовался замешательством Хоюнь Лю-Ли, сгреб ее в сторону и прижался к ней в углу, с восторгом ощущая ее упругую грудь и длинные стройные ноги.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42154
  Переводчики: Kent
  
  Глава. 324. Цин Шуй, обещай мне, что будешь лучше о себе заботиться. Энергия природы.
  
  "Вот, Цин Шуй, попей воды!" Цанхай Минъюэ присела на краешек кровати и протянула ему стакан. Цин Шуй пока не дошел до стадии, где он не мог пошевелиться, поэтому потянулся, взял воду, отпил пару глотков и медленно произнес:
  "Кто хочет знать, кто та леди?"
  "Ой, я хочу, Давай, скорее рассказывай. Уже не думала, что ты решишься", в голосе Хоюнь Лю-Ли слышался искренний интерес. Цанхай Минъюэ лишь слегка качнула головой.
  "Ее зовут Янь Лин"Эр, она из Клана Янь из Города Янь в стране Янь Цзян!"
  Услышав такое, девушки замолчали. Особенно Цанхай Минъюэ, ведь это она тогда в городе Янь остановила Цин Шуя, который собирался вмешаться. Они знали, что у Цин Шуя есть проблемы, он сам им это рассказывал о том, та девушка в Городе Янь была его старшей сестрой, единственной кровной сестрой...
  "Цин Шуй, все, что ни случается, все к лучшему!" Цанхай Минъюэ протянула руку, чтобы утешить Цин Шуя. Эти проблемы были еще одной причиной, по которой она так настоятельно стремилась удержать Цин Шуя в Небесном Дворце хотя бы года на три. Цин Шуй посмотрел на нее в ответ, улыбнулся и кивнул. Цанхай Минъюэ вмешалась тогда из-за той агонии, в которой прибывала. Было невозможно представить, чтобы она смогла в итоге полностью справиться со своим горем, но она вкладывала много усилий в свои тренировки, чтобы смочь исполнить свою месть - стереть с лица земли одну из "башен" в Башне Меча. Цин Шуй понимал, что и у этой рациональной женщины была эмоциональная сторона, которая подталкивала ее к безумствам.
  "Цин Шуй, обещай, что ты будешь заботиться о себе. Если что-то с тобой случиться, я не знаю, что станет со мной", серьезно сказала Цанхай Минъюэ, с нежностью глядя на него. И в этот момент глаза у него наполнились слезами, он потянулся, чтобы обнять ее. Он знал, что эта величественная красавица, способная поразить города, была совершенно искренней с ним. Было очевидно, что если бы кто-то ему причинил вред, она бы немедля избавилась бы от этого противника, либо погибла бы в бою сама. Никогда еще Цин Шуй не был так эмоционально ошеломлен. Сколько же сил понадобилось этой женщине, чтобы зайти так далеко? Даже чтобы это просто вслух произнести, нужна была сила и целеустремленность, эти слова не так просты, не каждый может озвучить их. Даже человек, не боявшийся смерти, зачастую не в силах сказать такое.
  Цин Шуй не сомневался ни на каплю ни в ее таланте, ни в ее терпении. Если бы ей на пути попалась ситуация, которая бы оживила ее, взбодрила, то наверняка прогресс в ее культивации ускорился бы. Просто Цин Шуй не ожидал, что именно он станет таким "оживляющим фактором".
  "Юэюэ, со мной все будет хорошо. Я все еще жду - не дождусь, когда женюсь на тебе!" полушутя, полувсерьез сказал Цин Шуй. Искренность, с которой он относился к ней, была не в его словах, но в глазах.
  "Ой, какие нежности! И на мне! На мне тоже!" кокетливо сказала Хоюнь Лю-Ли.
  Цанхай Минъюэ легонько оттолкнула Цин Шуя, пристально посмотрела на него и отвернулась. Цин Шуй похлопал указательным пальцем по носу Хоюнь Лю-Ли и нежно ее обнял. Он чувствовал, что его отношения с этими двумя девушками слегка запутались. Цанхай Минъюэ так ни разу и не сказала, что он ей нравится, а Хоюнь Лю-Ли однозначно испытывала к нему особые чувства. Но сегодня из слов Цанхай Минъюэ Цин Шуй абсолютно точно понял, что он ей нравится, может даже, она была в него влюблена. Однако все это открылось так внезапно, что он все еще был в замешательстве. Глубоко внутри по опыту из его прошлой жизни он чувствовал какой-то страх, а с другой стороны его гордость останавливала его.
  Цин Шуя приятно удивило и то, что Цан Уя тоже посетил его, вызвав особенно теплое чувство благодарности в нем. Каким бы ни был его мотив, его появления хватило. Более того, Цин Шуй понимал, что у старика не было злых намерений по отношению к нему, поэтому он относился к старику, как к близкому родственнику, почти как к родному дедушке.
  Девушки ушли. Было уже за полдень. Цин Шуй не захотел заходить в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, а времени на занятия с каменными скульптурами на задней части горы оставалось не так уж и много.
  Цин Шуй достал несколько книг из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, включая инструкцию по Базовым Техникам владения мечом, безымянной Двойной Культивации, Портреты Весеннего Дворца. Он решил, что по прошествии времени ему было просто необходимо перечитать эту литературу, чтобы ему было легче понимать те области, которые ранее ему не давались целиком. И были моменты, где ему открылось новое понимание вещей, которые, как ему казалось, он уже полностью осознал.
  Оставшееся время дня Цин Шуй провел за чтением, он даже серьезно взглянул на Портрет Весеннего Дворца еще раз, вызвав стойку "смирно" у парня в нижней части его тела на целых шесть часов.
  Когда настала пора, он вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Его встретил радостный крик огненной птицы. Она летела вниз с гигантского Зонтичного Дерева, радостно приветствуя Цин Шуя.
  Он заметил, что корона феникса на голове птицы подросла, да и сила по ощущениям стала гораздо больше. Цин Шуй предположил, что лекарство внутри птицы не полностью впиталось в организм чудовища.
  Цин Шуй, весь покрытый ранами, едва мог циркулировать Древнюю Технику Усиления. Ему пришлось воткнуть Золотые Иглы в грудную клетку в форме ковша Большой Медведицы, чтобы усилить свой скелет и напитать дух, ускоряя выздоровление. Под влиянием удивительной акупунктуры, его способности к выздоровлению стали еще более невероятными. За три дня он почти полностью поправился, даже его духовная энергия восстановилась. Это было самым большим преимуществом использования Золотых Игл. Более того, его Первобытная Хаотичная Техника Иглоукалывания и Божественные Ладони вышли на более высокий уровень, на небывалую высоту!
  Вспоминая пережитую битву, Цин Шуй едва сдерживал улыбку. Монстроподобное тело его соперника, ужасные молоты, злобная аура, которую он источал, были способны подавить 80% людей в мире.
  За пару дней до того, когда он только закончил разбирать лекарственные травы, которые ему принес Фэй Уцзи для создания Гранулы Концентрации Духа, он принес Цан Уя и Фэй Уцзи полученные готовые Гранулы и попросил еще лекарственных трав, чем заставил стариков стоять с открытыми от изумления ртами. В итоге Цан Уя просто бросил Цин Шую брелок, на котором были написаны слова "порядок" и "лекарства", подобные брелку от библиотеки.
  Вспомнив этот эпизод, Цин Шуй поймал себя на мысли, что так и не побывал в библиотеке. Цан Уя сказал ему, что брелком можно воспользоваться, чтобы оплатить сотню наборов лекарственных трав, которые он ему чуть ранее передал, не более пяти раз в месяц. Это привело Цин Шуя в полный восторг.
  "Этого будет достаточно!" думал он. На самом деле, у него уже было большинство обычных трав на грядках в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, но некоторые тысячелетние растения доставляли ему головную боль. Создание Гранулы Концентрации Духа позволило Цин Шую поднять свой алхимический опыт в три раза, чему он был крайне рад и доволен.
  Успех от создания Гранул Пяти Драконов и Гранулы Красоты также подарил Цин Шую надежду.
  Он, только отойдя от ран, с упорством начал тренировать Тайчи, технику кулачного боя, которая уже приближалась по мастерству к божественным искусствам среди трех крупнейших кулачных техник, которые он знал по своей прошлой жизни.
  Проведя целую ночь в своей пространственной сфере, Цин Шуй, по сути, провел почти месяц в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, поэтому его тело полностью восстановилось. Поэтому когда он появился на следующее утро на общественной площади, тренируясь в замедленном темпе, как обычно, народ вокруг него терял дар речи от изумления. Ровно день назад он был серьезно ранен, и тому было множество свидетелей.
  "Наверное, у него есть какое-то священное излечивающее средство!" предполагали люди.
  Цин Шуй знал, что священное лекарство, о котором они говорили, не было Медицинской Гранулой Святого Уровня, потому что они были крайней редкостью. И ему еще только предстояло услышать о том, что нашелся-таки алхимик, способный создать Лекарственные Гранулы Святого Уровня в этом мире.
  
  Каждый день Цин Шуй тренировал Тайчи, глядя на рассвет. Сегодняшнее утро не было исключением, как вдруг он почувствовал своего рода Божественную Ци между его грудной клеткой и нижней частью тела. Вдруг ему показалось, что перед ним простирается божественный пейзаж из десяти тысяч рек и гор! Это была словно Энергия Природы, жизненная энергия, которая пропитывают атмосферу этого мира, словно суть самого солнца или луны. Пока еще совсем слабенькая, она все же давала волшебный эффект. Цин Шуй почувствовал, что в будущем его ждет бриллиантовое свечение этой энергии.
  Поначалу он ничего не почувствовал, но потом он обнаружил, что его раны чудесным образом затянулись, к его превеликому удивлению. Когда чувство близости с природой становилось сильнее, Цин Шуй пришел в небывалое волнение. Он все больше убеждался, что это и была сама Энергия Природы!
  Энергия Природы позволяла некоторым Техникам Цин Шуя претерпеть качественное улучшение, скачкообразное, серьезное. Даже Святые Ладони улучшилась, и намного!
  Тогда он понял, что именно с помощью Тайчи ему удалось достичь одного из редчайших состояний энергии - Божественной Ци, или Энергии Природы.
  Энергия Природы!
  Теперь Цин Шую захотелось сфокусироваться на усилении и укреплении этой Энергии Природы, так как у него были планы соединить ее с Древней Техникой Усиления, чтобы пробить барьер между 4-м божественным уровнем и 5-м божественным уровнем, в надежде, что эта несокрушимая сила возымеет свое влияние на этот долгожданный переход!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42155
  Переводчики: Kent
  
  
  Глава 325. Библиотека Небесного Дворца. Базовые Техники Владения Мечом 2.
  
  Обнаружив, сколько полезного таит в себе Энергия Природы, Цин Шуй стал более уверенным в своем будущем. Эта энергия была одной из самых мощных Божественных Ци на Небе и Земле.
  Цин Шуй продолжил прогонять раунды Тайчи на площади, по окончании чего он медленно прошел на вершину горы прямиком в Зал Сокровищ Линсяо. Он все-таки решил взглянуть на библиотеку Небесного Дворца, которая находилась на самой высокой точке Зала Сокровищ Линсяо, который в свою очередь охранялся строже всего в Небесном Дворце.
  Вчерашний бой сделал имя Цин Шуя известным во всем Небесном Дворце. Хотя большинство людей в глаза его не видели, они слышали, что появился мощный практик боевых искусств, кто-то с чувством предвидения, решительный и беспощадный, и держащий свое слово. Множество любопытствующих жаждали узнать, кто же такой этот выдающийся юный ученик из Зала Звездной Луны, который выстрелил, как ракета. Его вчерашнее выступление стало большой угрозой для Главных Учеников других залов.
  Кто-то начал беспокоиться, кое-какие смутьяны специально привлекали внимание к имени Цин Шуя, ведь теперь он был самой главной темной лошадкой в соревнованиях между учениками Небесного Дворца в приближавшемся новом году.
  По сравнению с другими залами, Зал Звездной Луны был самым счастливым. Все были рады наконец-то избавиться от ярлыка, так надолго приклеившегося к их имени. Теперь многие намеренно шли в Зал Звездной Луны, надеясь увидеть человека по имени Цин Шуй.
  Однако на улице Цин Шуй появлялся только по утрам во время зарядки, поэтому мало, кому удавалось его заметить. Только люди из Зала Звездной Луны имели удовольствие созерцать его, зная его привычки, что только по утрам на площади он выходил в люди.
  Быстро добравшись до Зала Сокровищ Линсяо, Цин Шуй еще раз посмотрел на четыре слова на вывеске. Какая-то была в них загадочная сила, заставляя его подсознательно обращать на них внимание. Пройдя через главный коридор Зала Сокровищ Линсяо, он прошел через площадь, думая о том, что он впервые за такое долгое время покинул территорию Зала Звездной луны.
  Площадь в Зала Сокровищ Линсяо была гораздо больше площади в Зале Звездной Луны, особенно боевая сцена в самом центре. Она была пятидесяти метров в длину, укрепленная на специальных гигантских каменных сваях не меньше пяти метров в высоту.
  На площади было множество народу, женщины были одеты в яркие одежды, очаровывая окружающих своей гибкостью и грацией. Цин Шуй слился с толпой и, не сбавляя скорости, устремился к зданию библиотеки.
  Дорога постепенно сузилась, тропа лежала между крупными камнями и скалами, неширокая, извилистая, волнистая, и ни единой души не наблюдалось вокруг. Это была крайне важная и ограниченная территория Небесного Дворца. Людям сюда заходить было запрещено, кроме некоторых особых случаем. Пройдя еще немного, Цин Шуй заметил небольшой павильон у края дороги, у которого сидели два старика, попивая чай и наслаждаясь партией в шахматы. Одного взгляда Цин Шую было достаточно, чтобы понять, что оба старика были уровня Верховных Старших Небесного Дворца. Вокруг них витал воздух возраста, словно были они выдающимися монахами. Отсутствие страстей ощущалось в них, но что самое главное, Цин Шуй не мог определить их уровень культивации.
  Старик, сидевший лицом к Цин Шую, посмотрел на него отсутствующим взглядом и продолжил попивать чаек, словно ничего не произошло. Белая шахматная фигура в его правой руке бесшумно опустилась на доску, ни на секунду не сбившись с ритма.
  Мгновенный контакт между ним и Цин Шуем внушило странное ощущение, словно он, Цин Шуй, оказался голышом перед ними. Взгляд был спокоен и благожелателен, но атмосфера мудрости и возраста все равно пугала Цин Шуя.
  Сколько еще таких странных стариков было в Небесном Дворце? Каждый существовал, как старый монстр, многие родились и выросли в аристократических семьях или сектах из Континента Зеленого Облака, и были непонятны причины, по которым они продолжали оставаться в Небесном Дворце.
  Цин Шуй тихонечко прошмыгнул мимо них. Он знал, что один из стариков заметил его, значит, он однозначно почувствовал жетон Небесного Дворца на теле Цин Шуя. Он учуял напряженность во взгляде старика, но расшифровать его так и не смог.
  "Старый Ху, что за мальчик прошел мимо?" беловолосый безбородый старик, который заметил Цин Шуя, спросил тихим голосом.
  "Разве ты уже не знаешь ответ?" похожий седовласый пожилой человек с длинной белой бородой засмеялся, не поднимая головы.
  "Резкий парень. Хотя его потенциал очень глубоко внутри, пламя из него взовьется до небес, когда настанет момент взрыва. Интересно, принесет ли он Небесному Дворцу удачу или все-таки несчастье..." первый старик засмеялся и "съел" фигуру старика по имени Ху, заблокировав ему атаку на своего короля.
  "Ха-ха, я чувствую это в его теле. В нем уже циркулирует чистейшая Энергия Природы. Но не стоит волноваться. Более того, он оказывает впечатление приятного парня. Его будущее не будет совершенно безоблачным, но определенно без особых преград. Нам нужно лишь знать, улучшиться ли наше проживание в Небесном Дворце с его присутствием тут".
  Цин Шуй шагнул на косую каменную ступеньку, медленно поднимаясь вверх. В этот момент он почувствовал, словно поднимается на определенную высоту, состояние и волшебное чувство снова ознаменовало легкое изменение в его внутреннем состоянии "Недвижимости Словно Гора". Он стал таким легким, таким не из этого мира. Такое состояние глубоко в сердце, словно его душа очистилась в одно мгновение. Цин Шуй повернулся и понял, что прошел большинство каменных ступеней, которым не было числа. Это было невероятно.
  Он не стал близко принимать это волшебное чувство.
  Добравшись до вершины горы, он обнаружил, что на ней почти не было людей. Никто никого не проверял. Вдалеке виднелась одна каменная башня в два этажа, с серыми обычными буквами над дверью, гласившими "Би-Блио-Те-Ка".
  У входа сидели два других старика. На этот раз Цин Шуй достал жетон с надписью ?, вырезанной на нем, прямо перед входом.
  Каменная башня состояла всего лишь из двух этажей. Сразу же около входа была лестница, ведущая на второй уровень. Внутри башня была просторной, чего никак нельзя было ожидать, судя по внешнему виду.
  Только войдя внутрь, Цин Шуй понял, что башня была построена под землей. В ней был сокрыт подвал, о существовании которого снаружи догадаться было невозможно.
  Тут и там сновали тени, большинство посетителей были пожилыми людьми.
  Представившись, Цин Шуй спустился вниз. Библиотека была наполнена книгами, не только о боевых искусствах. Чем сильнее была секта, тем сложнее была ее библиотека, почти каждый жанр книг был представлен в ней. Чем меньше семья или секта, тем вероятнее было то, что вся библиотека была наполнена лишь секретными материалами по боевым искусствам.
  В итоге оказалось, что в Библиотеке девять этажей. Самые нижние три этажа были закрыты для посещения, даже Лидеры Сект не допускались, так у как Верховных Старших было строгое предписание никого туда не пускать.
  Три уровня боевых искусств были техниками всех девяти залов Небесного Дворца, а первые три этажа были открыты некоторым ученикам из всех залов три последовательных дня. Вход с третьего по шестой уровень требовал наличие Библиотечного Жетона.
  Цин Шуй смотрел на манускрипты с инструкциями на первых трех уровнях. Большинство были техниками продвижения с Желтого до уровня Сяньтянь до Продвинутого уровня. Он понял, что большинство этих техник представляли собой атакующие техники и техники культивации Ци.
  Названия Техник Сяньтянь желтого уровня привлекли внимание Цин Шуя: Лезвие Сотни Битв, Техника Взлома Горы, Ци Уединения, Бронзовый Кулак, Базовые Техники владения Мечом... За последней книгой Цин Шуй потянулся.
  Перелистывая страницы со знакомой информацией, он читал заголовки. "Базовое Владение Мечом - Средний уровень". Цин Шуй понял, что это было описание техники, уровнем выше, чем та техника, которой он владел. На одной из страниц было описание согласования Техники Владения Мечом и Силы Меча. Странно, что такая простая вещь описывалась для боевой техники уровня Сяньтянь. Даже если бы это была слабейшая из боевых техник Сяньтянь, Цин Шуй все равно не верил своим глазам. На материке Базовая Техника Владения Мечом использовалась лишь в самом начале культивации и считалась так себе техникой. Ее даже не использовали против соперников в реальном бою, используя лишь как основу для остальных техник.
  Даже сейчас Цин Шуй видел, что эта боевая техника воспринималась большинством, как техника низкого уровня. Более того, в Небесном Дворце эта техника считалась самой слабой, и никто бы даже не стал интересоваться этой книгой, увидев одно только название.
  Глядя на богатые внутренние секреты сект, которые передавались из поколения в поколения на протяжении десятков тысяч лет, Цин Шуй понимал, что Сяньтянь были самыми слабыми. Но большинство использовали именно техники Сяньтянь. Но при этом любой воин понимал, что техника более высокого уровня совсем не означала, что она была лучше. Ею нужно было овладеть на мастерском уровне, чем больше она подходила воину, тем лучше. Однако если не использовать ее, не понимая полностью, не владея ею на высочайшем уровне, все усилия будут потрачены впустую. Таким образом, хоть Библиотека и была открыта всем ученикам Небесного Дворца, не всем удавалось освоить доступные навыки.
  В библиотеке было несколько людей, многие проходили мимо, чтобы попасть на нижние уровни. Цин Шуй подумал, что большинство из них, как и он сам, получили специальные жетончики от своих старших.
  Забирать книги из библиотеки было нельзя, читать разрешалось в помещении. Можно было копировать записи из книг, но передавать их другим людям за пределами Небесного Дворца категорически запрещалось.
  Цин Шуй читал про себя "Базовые Техники Владения Мечом - Средний Уровень", в которой было всего несколько страниц. Он понял, что книга была проста и понятно. Эти комбинации были по сути самыми прямыми и точными методами убийства противника, и только люди, навроде Цин Шуя, которые достигли Тайной Сферы в результате тренировки Базовой Техники сотни и сотни раз, могли бы обнаружить преимущества этих великолепных прямых комбинаций.
  Например, комбинация Удара и Проникновения. У Цин Шуя была своя методика, но, только прочитав инструкцию, смог он наверняка понять, что это был самый прямой, быстрый, идеальный способ. Вот что означало победить природу благодаря своим навыкам. Простые в своем совершенстве и самые прямые методы, как правило, были самими эффективными.
  Только маньяки, навроде Цин Шуя, которые проводили в тренировках огромное количество времени, доведя Базовую Технику до Тайной Сферы, могли испытать на себе это мастерство, остальные же могли лишь имитировать форму, видя лишь очевидное в Технике Базового Владения Мечом. Как и в каменных изваяниях только Цин Шую, который уже до этого изучил Мимикрию Девяти Животных, удалось быстро испытать это внутреннее состояние измененного сознания.
  Кроме всего прочего, на овладение техниками требовалось огромное количество времени. И даже время иногда не помогало, ведь способность к восприятию, инсайты и осознание требовались не меньше упорства и труда.
  Может быть, благодаря тому, Что Цин Шуй посвятил тренировкам Базовой Техники много усилия и времени, пока не довел ее до мастерства и опытности, смог он быстро прочитать и впитать в себя страницы десятков комбинаций и искусных техник. Единственным недостающим элементом теперь была тренировка.
  Цин Шуй прочитал книжку еще раз, стараясь навсегда запомнить ее в своей памяти. Обнаружив, что уровень 1 состоял из основных боевых техник, он продолжил читать дальше. Второй и третий уровень были такими же, с легким увеличением в уровне техник, и в увеличении техник Повышенного Уровня Сяньтянь.
  Жаль, что Цин Шуя не интересовали эти техники. Он собрался было просканировать глазами текст еще раз, как заметил, что снизу стали подниматься люди, один за другим.
  "Время закончилось, приходите завтра!" с улыбкой произнес старик на третьем этаже.
  Не может такого быть. Он же пришел ненадолго и всего лишь прочитал книжку в несколько страниц! Цин Шуй улыбнулся старику и спустился на первый этаж.
  Интерьер Библиотеки освещали свисающие со стен Световые Камни. Большая часть залов была под землей, поэтому невозможно было точно определить, день это был или ночь.
  Выйдя из башни, Цин Шуй изумленно обнаружил, что небо уже потемнело, а он, как оказалось, провел целый день за чтением книги "Базовые Техники Владения Мечом". Что было прекрасно, в конце концов.
  Он рассмеялся и пошел прочь.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42156
  Переводчики: Kent
  Глава 326. Гранула Красоты. С сегодняшнего дня я больше ей ничего не должен.
  
  Шагая назад, Цин Шуй не мог избавиться от мыслей о Базовой Технике, которую только что увидел. Ему было любопытно, какие книги еще хранились на самых нижних уровнях библиотеки. Ему удалось лишь просмотреть маленький уголок 1-3 уровней, где он по счастливой случайности увидел книгу о Базовых Техниках Владения Мечом.
  Время летело с огромной скоростью, и в мгновение ока оказалось, что и новый год не за горами. Цин Шуй думал о том, как он провел новый год в Секте Небесного Меча, что три года прошло с тех пор, как он пообещал своей матери, что за пять лет обязательно одолеет Клан Янь.
  От этих мыслей в теле Цин Шуя разгорался огонь, огонь ожидания и страсти. Какой же пыткой была необходимость сдерживать его внутри! Два года для кого-то это шестьдесят лет для Цин Шуя, чего должно было хватить, чтобы пробиться на пятый небесный уровень.
  Праздничное настроение все больше захватывало гору Небесного Дворца, и до нового года оставалось уже каких-то три дня. Теперь кроме учеников, которые несли службу по дежурству в Залах, все были в отпуске. Те, кто хотел поехать домой, отправились в путь, большинство из них либо жили неподалеку от Горы Небесного Дворца, либо имели при себе летающих чудовищ. И даже те, у кого были летающие чудовища, тоже жили неподалеку, потому что для того, чтобы летать быстро на далекие расстояния, нужны были летающие чудовища с исполинскими способностями.
  До нового года оставалось три дня, каждый дворец был украшен праздничными узорами, все суетились и радостно готовились к празднику. В Зале Звездной Луны тоже царило оживление. Цин Шуй теперь был известной личностью в Зале и получал множество внимания, куда бы он ни отправлялся.
  Много нового ожидало того, кто становился знаменитостью. В случае с Цин Шуем, он родился симпатичным, поэтому теперь все больше девушек подходили к нему и оказывали внимание. Однако ему не нравилось такое поведение. Он прошел уже две жизни, был человеком очень практичным, хотя он понимал практичную сторону человеческой натуры, она ему не нравилась, он презирал такой подход. Ему не нравились такие женщины, ему бы не хотелось связываться с нечистым поведением в своей жизни.
  Цин Шуй ни на день не останавливал свои тренировки, даже на праздники. Однако сегодня он даже решил выйти из дома, и тут же его остановили Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, которые шли к нему, чтобы позвать на прогулку.
  "Цин Шуй, там столько всего веселого! Пойдем с нами, посмотрим, что там есть интересного!" Хоюнь Лю-Ли схватила Цин Шуя за руку, кокетливо приглашая на прогулку. И снова лицо ее было покрыто шелком. Он знал, что раньше она не надевала вуаль. Чувствуя ее уровень культивации, думая о Ши Цинчжуан из прошлого, как он скормил ей все оставшиеся Малые Восстанавливающие Гранулы, которые у него только были, не думая, почему он решил спасти ее, он задумался, нужно ли было Хоюнь Лю-Ли быть такой суровой к самой себе.
  Девушки одеваются для тех, кому они нравятся. Кажется, что ее все еще волновала ее внешность. Если бы это было не так, то она бы не прикрывала свое лицо. Наверное, ей нужно было восстановить уверенность в себе.
  "Подожди минуту. Скоро новый год. Я хочу вам обеим подарить подарки. В конце концов, целый год прошел", сказал Цин Шуй. девушки удивленно остановились, а Хоюнь Лю-Ли затем радостно сказала:
  "Хорошо! Давай доставай скорее! Наверное, это что-то, что нам очень понравится!"
  "Не переживай, вам обеим точно понравится!" сказав эти слова, Цин Шуй вынул два маленьких фарфоровых бутылька из-за пазухи и протянул их своим подругам.
  "С новым годом!"
  Получив подарки, девушки с улыбками ответили ему тем же самым:
  "С новым годом! Только жалко, что мы пока не приготовили подарок тебе!" И, тем не менее, Хоюнь Лю-Ли сделала подарок - она поцеловала Цин Шуя в щеку через свою вуаль и звонко засмеялась. Цанхай Минъюэ, конечно же, воздержалась. Она медленно открыла бутылочку и увидела гранулу цвета лазури, излучавшую гипнотический аромат и освежающую ауру!
  "Это что?" удивленно спросила она у Цин Шуя.
  "Гранула красоты!" тихо ответил Цин Шуй.
  "Ого!" девушки переглянулись и, не веря своим ушам, посмотрели на Цин Шуя. "Гранула Красоты?"
  "Ага. Лю-Ли, если честно, я уже два месяца назад ее сделал. Ты знаешь, почему я не давал ее тебе?" Цин Шуй смотрел прямо в прекрасные глаза Хоюнь Лю-Ли, которые уже подернулись слезами.
  "Не знаю", честно ответила она.
  Цин Шуй потер нос, усмехнулся горько и сказал:
  "Кроме своей известной цели, она еще дает увеличение всех аспектов способностей воина на 20%. Каждый человек может принять одну гранулу за всю свою жизнь".
  Все прекрасно понимали, какой эффект она имела. В конце концов, такова была природа второго Королевского Уровня, это был один из лучших его эффектов.
  "Изначально я хотел подождать, когда Минъюэ достигнет уровня Боевого Короля, и когда у Лю-Ли культивация подрастет чуток. Тогда я бы их отдал вам. Но подумав хорошенько, я решил, что отдам их сейчас. Лю-Ли, она позволит тебе немедленно выздороветь. А ты, Минъюэ, и так уже на вершине Сяньтянь, у тебя непревзойденная красота, поэтому ты сама решай, что тебе делать с гранулой".
  На тих словах лицо Цанхай Минъюэ слегка покраснело, она смотрела на Цин Шуя с непередаваемым очарованием, из-за чего его сердце просто ухнуло вниз. Сверхъестественный шарм этой леди, красота которой была способна разрушить страны и города, не давала Цин Шую покоя.
  "Лю-Ли, нужно было тебе раньше отдать гранулу", Цин Шуй сказал Хоюнь Лю-Ли.
  "Цин Шуй, я сохраню ее и возьму, когда ты отправишься в Клан Янь. Когда все случится, я пойду с тобой. Хорошо?" Хоюнь Лю-Ли сжимала в ладошке Гранулу Красоты, подумала-подумала и медленно подняла свои длинные пушистые ресницы, посмотрев Цин Шую прямо в глаза. Цин Шуй вздохнул, посмотрел в ее глаза и, ничего не говоря, только кивнул.
  "Давайте лучше пойдем. Сегодня не будем думать о плохом", словно очнувшись, сказал он.
  Трое друзей отправились на прогулку по окрестностям Зала Звездной Луны. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли привлекали внимание всех мужчин в округе.
  "Посмотрите, у Цин Шуя такие красивые подружки. Только он один достоин таких красавиц", жаловался кто-то в толпе.
  "Все верно, о чем еще жалеть такому, как Цин Шуя? Он должен быть очень, очень счастливый человек, не то, что я, все еще в начале Сяньтянь. И подруги у меня нет", вздыхал кто-то рядом с первым человеком. Рыбак рыбака видит издалека. Двое парней, любителей пожаловаться, нашли друг друга!
  Когда девушки услышали эти жалобы, они смутились. Вот какой огромной может быть пропасть между мужчинами. Причина, по которой двое жалобщиков не достигли ничего особенного в жизни, крылась в том, что они слишком много завидовали другим, жаловались ежедневно, вместо того, чтобы усердно работать. Они и не подозревали, что значит усердно трудиться, наверняка.
  А вот человек рядом с ними нес на своих плечах большой груз. И под всей этой великолепной внешней оболочкой этого груза не видно. Однако он не жаловался, не вздыхал, никогда никому не завидовал. Он знал только один способ - прикладывать много усилий. Его усердный труд и одиночество было чем-то, чего не каждый мог выдержать. Настоящие эксперты всегда одиноки...
  В этот момент им навстречу попалась группа молодых людей. Лидер группы казался довольно зрелым и серьезным, только его заостренный нос придавал его лицу мрачности. Когда он увидел Цин Шуя, его взгляд странно изменился. Он перевел взгляд на Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Его глаза наполнились завистью и ненавистью. Очень противоречивое поведение.
  "Я Фэн Уцзи из Зала Звездного Дня. Я здесь, чтобы бросить тебе вызов", вальяжно заявил он.
  Цин Шуй провел последние два месяца в тишине и покое, он уже думал, что этот Фэн Уцзи никогда не появится. Вот уж он не ожидал, что этот парень появится сегодня, под самый конец года.
  Цин Шуй сразу возненавидел этого парня, заметив, каким гадким взглядом он смотрел на двух дам. Этот неприкрытый наглый взгляд говорил о неуважении к мнению других людей. Это был очень высокомерный человек. Цин Шуй чувствовал презрение к себе во взгляде этого парня.
  "Я знаю обо всем, поэтому тебе не нужно щадить меня. Я знаю, что Старшая Юнь приходила к тебе, ты, должно быть, всласть ею воспользовался", обнажив зубы в наглой ухмылке, сказал молодой человек. Его лицо было наполнено ненавистью и завистью.
  Цин Шуй понял, что парень разузнал о том, что он сделал с той дамой. Но он же не знал, кто такая Старшая Юнь. Значит, это была та дама. А причина, почему она его ненавидела его, должно быть, была в том, что он... с ней....
  Цин Шуй думал о том, как та женщина предложила свое тело в качестве цены в обмен на его условия. Поначалу он хотел просто послушаться ее и не уродовать его, но ее голос, ее внешность, та сцена, когда они были вместе, так явно жила в его памяти...
  Началась битва. Цин Шуй старался изо всех сил контролировать свои атаки, чтобы никто не подумал, что он сдерживался. Где-то в середине боя он даже оттолкнул Фэн Уцзи назад несколько раз, но и в ответ получил тяжелейшие удары, такие тяжелые, что кровь сочилась из уголков его губ.
  "Женщина, с сегодняшнего дня я забываю о тебе навсегда. В будущем наши дороги никогда не пересекутся", думал Цин Шуй про себя.
  "Должно быть, раны Цин Шуя мешают ему! Должно быть!" воскликнул кто-то из Зала Звездной Луны.
  "Должно быть, так. Цин Шуй пострадал очень сильно в прошлый раз. Любой другой бы свалился с ног давным-давно!"
  
  ...
  
  Даже если так, и Цин Шуй, и Фэн Уцзи оба были серьезно ранены. Однако Цин Шуй знал, что его состояние было не особо серьезным, зато ему удалось нанести Фэн Уцзи серьезные внутренние повреждения. Три года. Через три года эти раны должны были превратить Фэн Уцзи в инвалида.
  Уже казалось, что Цин Шуй проиграл бой. Но в то же самое время его противник тоже не мог больше пошевелиться ни на полшага. Когда Цин Шуй все-таки упал, он сказал себе:
  "Теперь я могу забыть о ней, я больше ей ничего не должен. Это лучшее, чем я могу отблагодарить ее".
  Было неважно, кто выиграл бой. Был ли это Фэн Уцзи, или он просто воспользовался ранами Цин Шуя, но сцена этой битвы запомнилась многим на долгие годы. Она была одновременно прекрасной, и ужасной. Она была наполнена аурой разрушения.
  Как бы там ни было, Фэн Уцзи добился своей цели. И этого, именно этого и хотел Цин Шуй!
  Когда Фэн Уцзи ушел, Цин Шуй поднялся и тоже отправился домой. Он горько улыбался, глядя на своих подруг. Он так хотел провести с ними этот день, чтобы забыть обо всех своих бедах и беспокойствах.
  "Простите, я так хотел провести с вами обеими этот день!" сказал Цин Шуй. его лицо было бледно. Он был сильно ранен.
  "Так, ничего не говори. Я очень расстроена. Когда ты уже начнешь о себе беспокоиться?" сказала Хоюнь Лю-Ли. Ее глаза покраснели и наполнились слезами. Цанхай Минъюэ молчала, в задумчивости глядя на Цин Шуя. В ее глазах явно читалось замешательство и сложность всех ее чувств, в этих прекрасных и умных глазах. В этот момент Цин Шуй, наконец, понял, почему большинство мужчин предпочитают простых дурочек. Глупенькие женщины всегда выглядели такими миленькими....
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42157
  Переводчики: Kent
  
  Глава 327. Улучшения после двух месяцев. Два вида алхимических рецепта Золотой Гранулы Сяньтянь?
  
  "Я обещаю. Обещаю хорошо о себе заботиться в будущем!" тихо сказал Цин Шуя, глядя на Хоюнь Лю-Ли.
  Трое друзей пришли к нему в комнату и болтали о том и сем. Снаружи было холодно, но внутри дом согревал не только огонь камина, но и тепло, шедшее из их сердец.
  Этот мир очень сильно отличался от его предыдущей жизни. Здесь у них было принято иметь "отопительный камень", такой вполне доступный каждому камень, который излучал тепло. Многие приобретали одеяла, предметы мебели, даже одежду, в которую был встроен отопительный камень.
  Все это было для обычных людей. Потому что для культиваторов уровня Сяньтянь и выше с их энергией Ци холод был не страшен. Несмотря на это, Цин Шуй был рад, что в его комнате был этот камень. Атмосфера внутри комнаты сразу становилась успокаивающей, сидеть там и проводить время в ленивых беседах было пределом мечтаний. Сцена была такой нереальной, что он себя чувствовал, словно во сне.
  Когда Цин Шуй обнаружил, что Цанхай Минъюэ сидит довольно близко от него, он тайком стал двигать свои руки ближе и ближе. Его сердце вдруг стало биться чаще. Может быть, от того, что она бросала понимающие взгляды, или от того, что он чувствовал себя виноватым за свое глупое хитрое поведение.
  В момент контакта руки у обоих дрожали. Или, если выражаться точнее, это их сердца бились, как бешеные. В это мгновение Цин Шуй почти чувствовал, как сердце Цанхай Минъюэ стучит так же быстро, как и его.
  Цанхай Минъюэ украдкой ловила взгляды Цин Шуя и в панике тут же отводила глаза... Хоюнь Лю-Ли сидела и не могла пошевелиться. И невозможно было понять, что она чувствовала в тот момент.
  Судьба волшебным образом связала их троих вместе. То, что они испытали, превратилось в несмываемые знаки, которые навсегда отпечатались в их памяти. Цин Шуй чувствовал это, и Цанхай Минъюэ, и Хоюнь Лю-Ли тоже.
  Цанхай Минъюэ не убрала свою руку и не сопротивлялась. Она однажды пообещала Цин Шую, что позволит обнять себя, но Цин Шуй не знал, как она отреагирует на новость о том, что у него вообще-то была невеста.
  Цин Шуй даже не задумывался о том, как его женщины должны были делить его между собой. Не то, что он не хотел этого, просто он считал, что он не стоил того. Таким образом, он просто боялся. Поэтому он никогда официально так и не признался Цанхай Минъюэ в любви, и никогда не говорил ей, что хотел секса с ней.
  Но при этом он не желал видеть ее в руках другого мужчины. Он не хотел, чтобы она стала девушкой другого парня, даже если она будет с ним счастливее, чем с ним, с Цин Шуем. Может быть, это была ловушка его ревности. Все было так сложно.
  Цин Шуй не был святым. Ни в коем случае он не был бы счастлив видеть женщину, в которую влюблен, в руках другого человека. "Если любишь, отпусти!" было для неудачников, которые искали удачную сцену, чтобы с достоинством выйти из проигрыша. Цин Шуй считал, что если он мог удержать женщину, которую любил, то и сдаваться не было смысла.
  На следующий день...
  Всю ночь шел густой снег. Улицы были укрыты одеялом чистой белизны. Цин Шуй полностью выздоровел и решил пройтись до общественной площади для утренней тренировки.
  Большинство учеников из Зала Звездной Луны предпочли остаться дома. Нужно было знать, что с учетом интенсивности ночной снежной бури, простые культиваторы ниже уровня Сяньтянь не смогли бы выдержать пронизывающий холод. Что же касается культиваторов Сяньтянь, им тоже было не очень комфортно выдерживать ледяной ветер, хотя, конечно же, они бы не умерли от переохлаждения.
  Вот поэтому Цин Шуй никого и не встретил по пути на общественную площадь. На земле было так много снега, что сугробы доходили ему почти до середины икры. Но это его не остановило. Подняв руки, он стоял, не двигаясь, пока снег, падающий без устали, не превратил его в подобие снеговика. Удивительно, но снег не таял от тепла его тела. Вращая руками и ногами, Цин Шуй медленно практиковал каждую из сорока двух позиций Тайчи. Дождь ли, солнцепек ли, пока его не раны не сделали его недееспособным, он будет тренироваться.
  Цин Шуй довел до мастерского уровня суть "медленности" в Тайчи. Время от времени мимо проходили случайные люди, которые, увидев Цин Шуя, полностью покрытого снегом, не могли сдержать своего восхищения его упрямой целеустремленностью. Он был словно дьяволом одержим, весь в своей культивации, не смотря ни на что. И если его уровень достижений не будет отвечать уровню его усилий, будет очень обидно.
  Глаза Цин Шуя были закрыты. Каждое его движение подчеркивало суть медленности. Снега на его теле было уже почти три сантиметра, но он даже не осознавал этого. Он был полностью погружен во внутреннее состояние, даже кусачий холод зимнего ветра казался ему теплым и уютным бризом.
  Постепенно его позы Тайчи стали генерировать порывы ветра вокруг него, хотя он по-прежнему двигался с медленной скоростью. Прекрасные облака снега летали вокруг него спиралями, отражая каждое его движение. Цин Шуй довел уровень Тайчи до уровня "страсти самого сердца", когда его движения были согласованны, и все его тело двигалось в согласии с его сердцем и намерением ума.
  Он медленно выдохнул застоялый воздух из легких, а снег на теле растаял.
  Спустя эти два месяца, культивация Цин Шуя стабилизировалась на пике 4-го Божественного Уровня. На данный момент ему была нужна только вспышка инсайта, чтобы пробиться. В свое свободное время он ходил в библиотеку, преследуя одну только цель - найти инсайт в тамошних книгах и инструкциях.
  Существовало множество Боевых Искусств уровня Сяньтянь, особенно с 4-го по 6-й уровень, но Цин Шуя они не волновали. За последние два месяца он много раз прочесывал каждый уголок библиотеки, но так и не смог найти последний том книги "Базовая Техника Владения Мечом". Он чувствовал разочарование, потому что он не хотел тратить время впустую. Два месяца снаружи равнялись пяти годами в его пространственной сфере. Что касается десяти новых движений с мечом, которые он разучил, их он довел до Тайной Сферы, как и предыдущие удары из первого тома книги.
  Проникновение, деление, разрушение, сметание, тяга...
  В течение этих двух месяцев Цин Шуй полностью отработал суть ударов в этих книгах. Для него "убить за один удар" было очень важной способностью, он уделял этому особое внимание. Еще бы! Уничтожить врага одним ударом!
  Его Древняя Техника Усиления подобралась к самому краю, в "бутылочное горлышко". Цин Шуй поэтому сконцентрировался на других навыках. Он много занимался ковкой. Так что довести технику ударов молотом до Тайной Сферы было для Цин Шуя только делом времени.
  Что его особенно радовало, так это то, что он выковал часть доспех, достигнув уровня 1900 ударов молотом. Как только он добьется уровня в 2000 ударов, это будет означать, что его способности в ковке достигли сферы двух цветов. Если так и пойдет дальше, то когда он выкует новый набор доспех или добавит предметов в набор Доспех Бешеного Быка, то они будут иметь увеличение в эффективности. Глаза Цин Шуя горели нетерпением, когда он думал об этом.
  Всякий раз, когда он держал в руках свой Молот, Сотрясающий Небеса, он вспоминал про свой легендарный Меч Большой Медведицы. Этот необычный меч не имел никаких увеличивающих эффектов, но Цин Шуй подозревал, что в нем все же кроется какой-то скрытый эффект, просто он его еще не раскрыл.
  Что касается алхимии, линейка опыта Цин Шуя показывала уже 90 процентов, продвинувшись с уровня одной трети. И все это всего лишь за два месяца. Цин Шуй даже не мог точно сказать, на каком уровне была Первобытная Гранула Ветра и Воды - на втором или на третьем королевском уровне....
  Гранулы Красоты Цин Шуй придерживал и не собирался пока принимать их. Он готовился к созданию одной из самых трудных гранул на всем свете - Золотой Гранулы Сяньтянь!
  Золотая Гранула Сяньтянь была довольно известна. И рецепт ее было нетрудно найти. Когда Цин Шуй спросил Цан Уя про нее, у того не заняло много времени, чтобы найти рецепт гранулы.
  Однако, прочитав рецепт, Цин Шуй обнаружил, что причина, почему это была одной из самых трудных гранул в мире, была не в редкости рецепта, а в чудовищно низком успехе получения - один к тысяче!
  Цин Шуй помнил, как Вэньжэнь У-Шуан как-то говорила ему о том, какие ингредиенты были нужны. Самой важной вещью был внутреннее ядро дьявольского чудовища и некоторые крайне ценные растения возрастом не моложе тысячи лет.
  И если за растения Цин Шуй не волновался, то вот сам рецепт Золотой Гранулы Сяньтянь его крайне смущал. Потому что их существовало два! Тот, который ему дала Вэньжэнь У-Шуан, принадлежал к уровню с успешностью в 1/10000! И даже если гранула была успешно получена, человек, принявший ее, имел лишь одну треть вероятности пробиться в элементарную сферу Сяньтянь.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42158
  Переводчики: Kent
  
  Глава 328. Смотреть с ней на прекрасные фейерверки - услада для взора.
  
  Но алхимический рецепт Сяньтянь, который Цин Шуй получил от Цан Уя, был другого уровня. Шансы на успех при создании были всего один к тысяче, но зато шансы автоматически продвинуться на уровень Сяньтянь были равны 100%. Кроме того, для создания этой гранулы требовалось очень много внутренностей демонических чудовищ, от чего у Цин Шуя опускались руки.
  Необходимо также, чтобы внутренности были от чудовищ не моложе пяти сотен лет, тысячи лет, полутора тысяч, двух тысяч, двух с половиной тысяч, трех тысяч, трех с половиной тысяч и четырех тысяч лет.
  Плюс требовались: Оттаявшая от снега древесина двух тысяч лет, один Персик Бессмертности, три капли крови Черепахи пяти тысяч лет, тысячелетний женьшень, тысячелетний Линчжи, тмин, корень тысячелетней рейнутрии японский, кровь тысячелетнего коралла, слюна тысячелетней бессмертной лисы!
  Закончив читать рецепт, Цин Шуй начал понимать, почему простому человеку никогда было не создать эту лекарственную гранулу, потому что основной проблемой были внутренности дьявольских чудовищ. Сила пятисотлетнего чудовища равнялась уровню Сяньтянь, тысяча лет равнялась десятому уровню Сяньтянь, пятьсот лет возраста чудовища равнялись первому уровню боевого короля, две тысячи лет соответствовали боевому королю пятого уровня, две с половиной тысячи лет - боевому королю седьмого уровня, три тысячи лет - боевому королю восьмого уровня...
  И, тем не менее, все это было приблизительно, невозможно было измерить истинную силу чудовища. По крайней мере, три человека могли бы драться на равных с одним чудовищем равного им уровня. Поэтому чтобы собрать ингредиенты для создания Золотой Гранулы Сяньтянь, необходимо было собрать лучших боевых культиваторов на всем континенте Зеленого Облака. И это если еще не брать в расчет особые стаи летающих дьявольских чудовищ, которые существовали на континенте и действовали сообща.
  Чего уж и говорить про минимальный шанс на успех - один из тысячи.
  Кроме ядра дьявольского чудовища, у Цин Шуя были все ингредиент: и Оттаявшая от снега древесина двух тысяч лет, и Персик Бессмертности, слюна тысячелетней бессмертной лисы.
  Вот и не удивительно, что Золотая Гранула Сяньтянь была известна, как одна из определяющих божественных лекарственных гранул в мире девяти континентов; она позволяла человеку, принявшему ее, оставаться в сфере Сяньтянь навечно. Однако шансы на успех создания гранулы были ничтожно малы, поэтому эта гранула была скорее сказочной легендой, позволявшей любому человеку немедленно попасть в Сяньтянь.
  А в мире девяти континентов было множество тех, кто не мог достичь Сяньтянь в виду множества разных причин. Возможно, некоторые лекарственные средства были гораздо мощнее Золотой Гранулы Сяньтянь, но большинство очень сильно зависели от индивидуальных особенностей бойца. Точно, как Гранулы Красоты, которые создал Цин Шуй. Если культиватор уровня Боевого Короля проглотит такую таблетку, то без сомнения такой воин приобретет силу, равную силе нескольких человек того же самого уровня. А если обычный человек ее съест, то не получит особого эффекта.
  Золотая Гранула Сяньтянь считалась нарушающей порядок вещей - она позволяла обыкновенному человеку превратить свое смертное тело, обменять свои кости на небесный уровень Сяньтянь в одно мгновение. Не только сила увеличивалась значительно, но и бесценные пять сотен лет прибавлялись к продолжительности их жизни.
  Цин Шуй вспомнил, как его мама приняла Гранулу Божественной Деформации, чтобы никогда не достичь уровня Сяньтянь за всю жизнь. Но теперь он был просто обязан создать Золотую Гранулу Сяньтянь, чтобы продлить ей жизнь на пять сотен лет.
  На данный момент Цин Шуй понимал, что чудовища полутора сотен лет от роду найти будет не так легко, не говоря уж об остальных. Но при совпадении условий, ему бы по идее удалось создать Золотую Гранулу в ближайшие пять лет.
  Сегодня был самый последний день года. Девять залов Небесного Дворца были полны праздничного оживления. Световые Камни были обернуты в разноцветную бумагу, и множество фейерверков и петард взрывались то тут, то там.
  Небо уже потемнело, свист взрывающихся петард почти не прекращался. Великолепные салюты поднимались с каждой арен девяти залов Небесного Дворца.
  "Цин Шуй, смотри, какой роскошный салют!"
  Цин Шуй медленно шел посреди толпы с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, глядя на ослепительные фейерверки, без остановки поднимавшиеся в небо. Освещенные светом падающего салюта, девушки выглядели еще более прекрасными, чем цветение сливового дерева.
  "Смотреть с ней на прекрасные фейерверки - услада для взора!" подумал Цин Шуй.
  "Минъюэ, Лю-Ли, что загадали? У нас есть традиция загадывать желания на месте выстрела фейерверков, считается, что такие желания обязательно сбудутся", сказал он с улыбкой. Он смело держал обеих подруг за руки. Небо вдруг полностью стемнело на мгновение и снова разразилось морем ослепительных огней.
  "А у тебя какое желание? Ты первый говори", Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуя. Ее глаза гипнотизировали его, словно в них текла прозрачная осенняя река.
  Цанхай Минъюэ смотрела на Цин Шуя с легкой улыбкой на ее изящном элегантном лице. Впервые она начала показывать какой-то интерес к Цин Шую, вернее, если точнее, к его желанию.
  "Конечно, я желаю пойти с боем в Клан Янь!" ответил Цин Шуй.
  "А кроме этого? Когда вернешься оттуда, например?" тихо спросила Цанхай Минъюэ.
  "Вернувшись, я желаю жениться на женщине, которую люблю, завести с ней несколько детей и вести простую жизнь", немного подумав, ответил Цин Шуй. он был серьезен, как никогда.
  Его ответ удивил девушек. Если он продолжит расти, то у него был шанс стать важной персоной в каком-то месте. Никто не мог даже примерно предсказать, каких высот он бы мог добиться в будущем. Подумать только, что его желание было таким простым и приземленным...
  Девушки смотрели на него, они чувствовали, что он был абсолютно искренен в своих словах. Если подумать об этом очень хорошо, то жизнь с таким грузом на груди осточертела ему; естественно, что он хотел жить свободно без ограничений, как только он стряхнет этот груз со своих плеч.
  "Почему? Вы осуждаете мою неамбициозность?" улыбнулся Цин Шуй своим дамам.
  "Нет, я просто удивилась, что твое желание будет таким простым, а не создать бизнес, например, заняться делом", с пониманием улыбнулась ему Цанхай Минъюэ. Лицо ее слегка вспыхнуло розовым от смущения.
  Думая о том, что Цин Шуй сказал о женитьбе на любимой женщине, детях и простой жизни, девушки обе смутились не на шутку. Только вот дальнейших вопросов они задавать не стали. А надо было бы спросить, кто же была та женщина, которую любил Цин Шуй?
  "Ну, теперь ваша очередь! Кто первая? Ваше желание однозначно сбудется!" сказал Цин Шуй и покрепче сжал ладошки своих подруг.
  "Сестра Минъюэ, ты начинай!" хихикнула Хоюнь Лю-Ли.
  Видя, что Хоюнь Лю-Ли не собирается говорить, Цанхай Минъюэ улыбнулась:
  "Я желаю стереть с лица земли Башню Небесного Меча своими силами, как можно скорее!"
  "Конечно, это как мое желание пойти на Клан Янь. Это не считается. Говори другое", засмеялся Цин Шуй.
  "Верно. И поторопись, Сестра. Если ты не скажешь, я за тебя скажу сама", озорно поддразнивала ее Лю-Ли.
  Цанхай Минъюэ густо покраснела. Цин Шуй видел прекрасный румянец на ее высоких скулах. Это был такой соблазнительный вид, что у любого бы челюсть отпала от вида такой красоты.
  "Я мечтаю влюбиться в тебя, как только сбудется мое первое желание. Я буду очень стараться влюбиться в тебя, Цин Шуй!" На лице Цанхай Минъюэ читалась удивительная целеустремленность.
  "Я буду ждать этого дня. Если этот день наступит, и ты по-настоящему влюбишься в меня, я сделаю детишек с тобой. К тому моменту ты, наконец, сможешь их покормить молоком...."
  "Заткнись!" Цанхай Минъюэ совсем опустила голову и надула губы. Цин Шуй сжал ее белоснежную руку.
  "А ты, Лю-Ли?" почти одновременно спросили Цин Шуй и Цанхай Минъюэ. Та задумалась на секунду, посмотрела на Цанхай Минъюэ смущенно и сказала:
  "Сестра, если ты не против, я загадаю остаться вместе с Цин Шуем..."
  Она опустила голову, не смея посмотреть в глаза Цанхай Минъюэ и Цин Шую.
  "Глупышка, какая же ты наивная. Даже если ты останешься с ним, даже если я полюблю его, ты все равно не будешь единственной у него", мудро заметила Цанхай Минъюэ, глядя своими черными глубокими прекрасными глазами на подругу.
  "Эта женщина меня знает хорошо", сказал Цин Шуй и потер нос. Он смущенно смотрел за реакцией девушек.
  "Ааа, так ты такой ветреный?" подняла голову Хоюнь Лю-Ли и посмотрела ему в глаза. На что Цанхай Минъюэ засмеялась и спросила в свою очередь:
  "Лю-Ли, так какое у тебя желание? Быть с Цин Шуем?"
  "Ага!" тихо ответила та.
  "Ты не против, что у него будут женщины в будущем?" Так редко Цанхай Минъюэ была открытой рядом с Цин Шуем, что он был вне себя от радости.
  "Я против! Просто он мне сильно нравится", тихо сказала Хоюнь Лю-Ли и замолчала. Цанхай Минъюэ тоже ничего не говорила, услышав ее ответ. Цин Шую стало так неуютно от их молчания, особенно когда девушки подняли головы и стали смотреть на него. По сути, Цин Шую было неизвестно даже настоящее значение любви. Он не имел понятия, что для него значили девушки рядом с ним и до них. Он совершенно не знал, была ли это любовь или просто восхищение их красотой.
  Говорят, что любовь эгоистична. Но Цин Шуй вдруг понял, что, как и сами девушки, стоявшие перед ним в тот момент, он не знал, кто ему нравился больше, кого он больше любил. Он не знал, что такое любовь в первую очередь.
  Ши Цинчжуан, Минъюэ Гэлоу, Чжу Цин... Точно так же Цин Шуй не знал, кого он любил, с кем связывало желание обладать. Может ли быть так, что он просто ветреный? Что он легкомысленно относился к любви в целом? Как и предположила Хоюнь Лю-Ли?
  "Если он и женится, то женится ли он на Ши Цинчжуан, с которой он помолвлен?" Этот вопрос вызывал у него головную боль всякий раз, стоило только подумать. Только недавно его сердце успокоилось.
  А на самом деле, его сердце успокоилось, когда он увидел ту упрямую девушку в Городе Янь. Он решил, что не время думать о любви. Его подруги тоже больше не сказали ни слова. Он поднял голову и стал смотреть на бесконечные фонтаны огней, которые почти тут же исчезали на фоне черного неба, всего на мгновение осветив его бездну.
  "Как быстро увядают фейерверки. Прямо, как и красота!" вздохнул он снова.
  Так бывает легко потерять самые лучшие вещи в жизни. Было очень важно ценить все, что есть рядом, особенно людей. Пока нет сожалений и жалоб, исход событий не так уже и важен.
  Ровно, как и то, что случилось между Цин Шуем и Ши Цинчжуан. Если бы ему дали еще один шанс, он бы все равно выбрал то, что случилось между ними - так велико было его желание обладать ею.
  Иногда бывает такое, что когда кто-то преследует плод победы, весь покрытый синяками и ранами, а заполучив его, осознает, что вещь, за которую он так боролся, было чем-то, от чего все отказывались, потому что никому она была не нужна. Иногда в жизни случаются и такие драмы.
  Чтобы жить без жалоб и сожалений, иногда нужно от чего-то избавляться? Цин Шуй смотрел, как еще один блестящий выстрел салюта поднялся в небо. Его сердце говорило ему, чтобы он сделал все, что в его силах, чтобы прожить жизнь без жалоб и сожалений, приносить людям вокруг него счастье. И этого, в конечном итоге, будет более чем достаточно.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42405
  Переводчики: Kent
  
  Глава 329. Четвертый уровень Колокольчика, Сотрясающего Души. Вызов Башни Меча.
  Празднования нового года быстро прошли. В прошлый раз Фэн Уцзи позволил многим людям воспользоваться возможностью, поэтому всякий раз, когда Цин Шуй занимался утренней зарядкой на общественной площади, они подходили и вызывали его на бой дерзко и с достоинством. Многие даже выходили на него без оружия, справедливости ради.
  Цин Шуй естественно принимал все вызовы. Он использовал свое оружие и чаще всего одним единственным движением отрубал руку противнику. Он отрезал прямо у плеча. Если второй не желал сдаваться и продолжал нападать, Цин Шуй рубил ему ногу.
  Остальные не рисковали соваться к нему, потому что постепенно желающих попасть под руку Цин Шую не осталось. Все понимали бессмысленность этих дуэлей, потому что у Цин Шуя был совершенно другой уровень силы и мощи, чем все остальные ученики. И его навыки владения мечом были исключительными.
  Простые и точные движения мечом, самые прямые, но при этом совершенно невероятные, если смотреть со стороны. Многие понимали источник этой техники. По сути, те, кто использовал мечи, и те, кто не использовал, все могли определить, что это было движение Базового Владения Мечом. Простое базовое движение. И кто бы подумал, что такие простые базовые техники были способны создавать такой эффект. Как простейшее движение могло принести невероятные плоды, превращать простое в необычное?
  Однажды Цин Шую даже удалось безоружным выступить против нескольких противников и одержать над ними верх. На этот раз репутация Цин Шуя официально заложило основание для положения молодого поколения учеников в Небесном Дворце.
  Многие считали, что кунг фу Цин Шуя основывалось на его кулаках, так как он ежедневно тренировался в кулачных техниках по утрам на общественной площади. Хотя некоторые видели, что он тренируется еще и в Искусстве владения Мечом Небесного Дворца, они все равно считали, что он делает основной упор на кулачный бой. Но теперь-то все понимали, что и во владении мечом он достиг глубокого мастерства. Цин Шуй, наконец, довел Базовую Технику Владения Мечом, Средний Уровень, до Тайной Сферы. Кроме того, его движения стали быстрыми и свирепыми, а его тело своей праведностью и ладностью внушало противникам благоговейный страх.
  Если сравнивать, конечно, Фэн Уцзи был сильнейшим из всех, кого порубил Цин Шуй. Хотя Цин Шую и удалось напугать своих оппонентов, они все равно приносили ему множество неприятностей.
  Фэн Уцзи получил то, о чем мечтал, и стал главным учеником Зала Звездного Дня. Услышав новости о его назначении, Цин Шуй знал, что оплатил долг той самой женщине сполна.
  Время же нещадно летело и никого не собиралось ждать. Сегодня уже был пятый день нового лунного года. Цин Шуй все еще вел свою однообразную жизнь, усердно тренируясь изо дня в день.
  Внутри Сферы Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй очищал Колокольчик, Сотрясающий Души. Как бы занят он ни был, он настойчиво занимался очищением колокольчика. Ведь именно он должен был стать для него точкой опоры на Континенте Зеленого Облака. Ему, как обладателю летающего чудовища, не хватало именно Колокольчика, и тогда ему не страшны никакие воины ниже уровня Боевого Святого.
  Внутри Цин Шуя все давно онемело, потому что единственное, чего он хотел, было покончить с этой изнурительной миссией. Ежедневная очистка Колокольчика, Сотрясающего Души, вошла у него в привычку. Но время шло, а никаких улучшений не наблюдалось. В итоге Цин Шуй вообще перестал об это думать. Время придет, и все случится.
  "Может, уже обновился?" Цин Шуй тупо смотрел на Колокольчик, который светился в его руке. Он не мог поверить своим глазам. Это свершилось. Именно, когда он этого не ждал. У него даже сознание помутилось на какое-то мгновение. Затем он включил свою Технику Небесного Видения и посмотрел на фиолетовый Колокольчик.
  Колокольчик, потрясающий души. Уровень 4. Эффект: доведение до безумия всех чудовищ в радиусе пятисот метров, заставляя их нападать на всех подряд в безумной ярости. Вероятность немедленной смерти некоторых чудовищ.
  Цин Шуй смотрел на атрибуты. Расстояние увеличилось. Но одна вещь смущала его: шанс на успех не был указан. Хотя он проверял в прошлый раз вероятный шанс успешной работы колокольчика, его прогноз оказался неточным. Тем не менее, он же существовал, этот шанс, что дьявольские чудовища могут напугаться или даже немедленно умереть.
  Цин Шуй надеялся, что с повышением уровня увеличились и шансы на успех. Количество попыток очистки возросло до сорока раз в день. Он знал, что для того, чтобы улучшить колокольчик до пятого уровня, ему понадобится не меньше года в его фиолетовой сфере. По крайней мере, он так предполагал. Но и Сфера Вечного Фиолетового Нефрита продвинулась на 5-й уровень. Поэтому время на улучшение качеств колокольчика укорачивалось. Все равно не меньше года заняло бы.
  Последний снегопад был таким обильным, что он укрыл вершины гор теплыми белыми шапками, которые даже под прямым солнечным светом, никак не хотели таять. Чистые белоснежные горы выглядели особенно красивыми.
  "Быстро беги в Зал Сокровищ Линсяо. Я слышал, что люди из Башни Меча приехали в Небесный Дворец на обмен. Этот шанс нельзя упускать. В прошлые несколько раз я опоздал!" прозвучал голос прямо над ухом Цин Шуя, заставив последнего остановить тренировки. Цин Шуй всегда был последним, до кого доходили новости в Небесном Дворце. Так вот почему на площади сегодня утром было так мало народа.
  Новый год только наступил. Еще многие ученики не вернулись на места. Может быть, Башня Меча прибыли, чтобы воспользоваться этой возможностью?
  Башня меча. Как много Цин Шуй о них слышал раньше. Например, из-за того, что слепец из Секты Бессмертного Меча примкнул к Башне Тяжелого Меча Башни Меча, он смог оставить учебную практику в Небесном Дворце и бросить вызов Цанхаю. Из-за чего Цанхай Минъюэ просто мечтала уничтожить Дом Тяжелого Меча в Башне Меча.
  Человек, который спешно прокричал новую информацию, быстро убежал. Цин Шуй не понимал, какие взаимоотношения между Башней Меча и Небесными Дворцом, но ему было скучно, делать было нечего, поэтому он просто пошел к Залу Сокровищ Линсяо.
  Выйдя из Зала Звездной Луны, Цин Шуй видел, как толпы бойцов торопятся к Залу. Видимо, новости распространялись очень быстро.
  Дойдя до площади в Зале Сокровищ Линсяо, он увидел большое количество людей, сновавших туда-сюда. А народу все прибывало. Многие люди, видя Цин Шуя, понимали, что он не простой человек. Большинство людей только слышали слухи о нем, поэтому никто ничего о нем не говорил.
  Однако Цин Шуй видел в толпе несколько блестящих воинов, и все они были молодым поколением! Они сразу бросались в глаза, и их окружало множество людей, как мириады звезд окружают луну.
  "Ого, это Цзинь Чанчжэн из Зала Аудитории Императора, так классно!" пробормотала приятная женщина в одежде Зала Созвездия, стоявшая чуть поодаль. Во всех местах эта женщина всегда попадалась Цин Шую. У нее была неплохая фигура, и лицо было ничего. Цин Шуй проследил за ее взглядом к мужчине, о котором она говорила. Мужчина был одет в золотые доспехи. Он был молод и довольно мужественен. Его улыбка была яркой, словно летнее солнце, располагала к себе людей. Никто бы и не подумал возненавидеть такого человека, неважно, мужчина это был или женщина. Его глаза гармонично дополняли черты его лица, его улыбка показывала полоску белых ровных зубов. Его золотые боевые доспехи выглядели потрясающе, словно из мира бессмертных на землю явилось божество.
  Цин Шуй посмотрел на Цзинь Чанчжэна, а потом перевел взгляд на свою тонкую и простую униформу Зала Звездной Луны. Зато аура Цин Шуя все еще доминировала, просто внешний вид у него был менее внушительным и влиятельным по сравнению с доспехами Цзинь Чанчжэна.
  "Кто такой Цзинь Чанчжэн? Он знаменитый?" спросил Цин Шуй у женщины приятной наружности, стоявшей рядом с ним в толпе. Она повернулась на его голос и удивленно посмотрела на Цин Шуя, сначала даже с негодованием. Быстро переведя взгляд на предмет обожания, она ответила:
  "Цзинь Чанчжэн - молодой мастер из Семьи Цзинь из Зала Аудитории Императора. В будущем он станет главой семьи Цзинь, а также Лидером Зала Аудитории Императора". После объяснений женщина продолжила с обожанием рассматривать Цзинь Чанчжэна.
  Цин Шуй потер нос. Не любил он, когда его игнорируют. Он пожал плечами и тоже стал смотреть вдаль, где разворачивались основные события.
  Еще один молодой человек стоял в окружении толпы. У него были быстрые манеры, словно у меча без ножен - быстрые и свирепые.
  Хотя Цин Шуй не имел ничего против эффектных людей, только они его не интересовали. Поэтому он перевел взгляд на толпу.
  Таких мужчин было легко обнаружить, они слишком бросались в глаза.
  Очень быстро Цин Шуй обнаружил еще одного. И этот ему не понравился. У того была слишком учтивая внешность, умные глаза, пьянящая улыбка, но в целом он был каким-то необычайно мягким, по крайней мере, этим он вводил в заблуждение окружающих. Две прекрасные дамы сопровождали его. У них были стройные фигуры, ясные шелковые глаза и очаровательные лица. Цин Шуй вдруг засмеялся, потому что понял, что у мужчины не хватало энергии Янь, и причиной тому было его пристрастие к сексуальным излишествам.
  "Не удивительно, что ему не хватает этого. Хотя он считает, что у него это есть. И он настойчиво делает это, хотя у него не получается ничего".
  Цин Шуй улыбался, глядя на этого человека. Невероятно, что он мог жонглировать состоянием между мужчиной и женщиной, при этом ему приходилось все время потреблять лекарства для этого. Например, он явно употреблял Бриллиантовые Гранулы, которые он получал, убивая людей, без них ему бы оставалось только смотреть, даже если перед ним была бы женщина, прекраснее весеннего цветка. Лучшее, на что он был способен, это работать руками и ртом. А вот его друг внизу никак не реагировал.
  Люди были повсюду. Цин Шуй видел многих из Зала Звездного Дня, в котором Фэн Уцзи был Главным учеником. Тот отвел от него взгляд, словно не заметил. Цин Шуй старался не думать о том, что он больше ничего не был должен той прекрасной даме, успокаивал себя, что таковы были условия сделки, уговаривал себя забыть о происшествии.
  Людей из Башни Меча пока не было видно. Все воины Небесного Дворца были одеты в соответствующие своим залам униформы. Поэтому если бы появились чужаки, он бы сразу их заметил.
  "Прибыли люди из Башни Меча!" крикнул кто-то в толпе.
  Цин Шуй повернул голову за всем в толпе и увидел группу в сотню бойцов, одетых в белое боевое одеяние с длинными мечами наперевес. Увидев их одежды, Цин Шуй сразу увидел схожесть их формы с одеждой воинов Секты Бессмертного Меча.
  Впереди всей группы шли два мужчины в возрасте примерно семидесяти лет. Их волосы были белыми, как снег, и спускались вниз по плечам, доходя до талии. Замыкали группу четыре старца, пожилые и очень похожие на первых двух, только гораздо менее приятные на вид.
  И в самом конце шли дюжина парней, молодых, по крайней мере, они выглядели, как молодые бойцы, бойкие и энергичные.
  Толпа из Небесного Дворца засуетилась вокруг них.
  В небесном дворце тоже было двое верховных старших и несколько старших, которые, конечно же, вышли навстречу гостям. Цин Шуй увидел в группе старших Фэй Уцзи.
  "Брат Ин Кун, Брат Сюэ Го, добро пожаловать!" внушительно сказал один из старейших на первой линии. Выглядело так, словно он был хорошо знаком со второй стороной.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42406
  Переводчики: Kent
  
  Глава 330. Жизнь Цанхай Минъюэ висит на волоске. Тупик.
  
  "Ха-ха, Брат Лун Ин, Брат Цянь Ли, мы не виделись 20 лет. Пожалуйста, не обижайтесь, потому что я привел людей с собой, еще и без особого предупреждения", захохотал пожилой человек справа на противоположной стороне.
  "Все в порядке. Мы получили сообщение вчера утром. Неужели ты не видишь, как приветствуют вас ученики Небесного Дворца".
  "Ха-ха, верно. Так давай придерживаться старых правил. 9 раундов дуэлей, 9 залов Небесного Дворца, 9 уровней Башни Меча. Башня или зал, посмотрим, у кого будет наибольшее количество побед за 9 раундов, тот победил. Каждый боец может участвовать только один раз", усмехнулся старик слева.
  "Давайте поступим, как велит Брат Ин Кун, но согласно старым правилам, так как Башня Меча прибыли к нам в Небесный Дворец, вы подниметесь на сцену первыми. Как только начнется соревнование, избежать ранений и смертей не удастся. Как гласят старые правила, давайте стараться по возможности избегать их, но будем нести ответственность за свои жизни и свою смерть".
  "Хорошо, хватит разговоров. Ло Фэй, поднимайся на сцену!"
  "Да!"
  Элегантный молодой человек поднялся на самую высокую и большую арену на площади, держа в руке короткий кривой клинок. Каждый его шаг был подобен прыжку дракона и шагу тигра, очень необычное зрелище.
  "Я - Ло Фэй из Башни Меча. Я достаточно смел, чтобы взойти на эту площадку, надеюсь, что наши друзья из Небесного Дворца будут так добры и покажут свои боевые умения!" Юноша поклонился и уверенно представился огромной толпе. Его уровень был точно такой же, как и у Цанхай Минъюэ, как сразу заметил Цин Шуй, его способности были на самой вершине Сяньтянь.
  Цин Шуй все еще не мог понять, к чему были эти спарринги между Небесным Дворцом и Башней Меча. Ему оставалось только наблюдать.
  Воцарилась тишина, и на арену вышел молодой человек из Небесного Дворца. У него в руках тоже был такой же короткий клинок. Цин Шуй сразу определил его способности - вершина Сяньтянь. К сожалению, у парнишки было мало боевого опыта - меньше, чем через десять движений ему попало клинком, и раненый, он ушел с поля боя с поражением!
  Цин Шуй заметил, что навыки владения мечом у этого самого Ло Фэй были продвинуты, живы и очень быстры. Вообще он выглядел очень бодрым.
  За ним вышел еще один, к сожалению, он потерпел поражение через 30 шагов. Цин Шуй понял, что парень из Башни Меча намеренно тянул время; ему бы хватило и гораздо меньшего времени для победы.
  "Защищает сцену?!" догадался Цин Шуй. Вдруг до него долетели обрывки разговора между старшими. Цин Шуй видел, что на противоположной стороне были сотни бойцов, и понимал, что большинство пришли сюда, чтобы защищать арену.
  После третьего поражение на сцену поднялся еще один воин. Цин Шуй улыбнулся.
  Цанхай Минъюэ!
  Хотя она была на вершине Сяньтянь, Цин Шуй все равно волновался, несмотря на то, что он знал, что она не проиграет ни при каких обстоятельствах.
  Шаги Облака Тумана!
  Цанхай Минъюэ не сказала ни слова, просто начала сразу с Шагов Облака Тумана. Меч в ее руках исполнял Танец Меча, с которого и началось их с Цин Шуем знакомство.
  Танец Меча!
  Цанхай Минъюэ была хорошо натренирована в этой технике. Быть красавицей, способной свергнуть города и страны, с такими способностями означало вызвать возбуждение у противников с обеих сторон!
  "Слишком красива. Богиня!"
  "Почему я не знал, что в Небесном Дворце есть такие красивые женщины. Наверное, она из Зала Тумана!"
  "Была бы у меня такая жена, хотя бы на денек! Нет, на полдня! Я был бы согласен умереть немедленно!"
  
  ???????????????????????
  
  Цин Шуй внимательно наблюдал за мечом Цанхай Минъюэ, стараясь четко запомнить все в своей голове, каждое движение, каждую технику, каждую потрясающую позу, которую она принимала, прежде чем исполнить движение.
  Как же грациозна и прекрасна была она!
  И вдруг она ударила противника, тот вытаращил глаза, а толпа разразилась громкими приветствиями!
  Молодой человек по имени Ло Фэй из Башни Меча спустился вниз, и его заменил другой юноша. Цин Шуй потер нос и усмехнулся: юноша так сильно краснел и стеснялся, что даже не смел поднять на Цанхай Минъюэ глаз.
  Цин Шую было трудно поверить, что такое еще бывает: как же он собрался драться, если он даже смотреть на противника не смел? И все его выступление сопровождалось насмешливыми комментариями и упреками со стороны зрителей.
  "Черт, братец, спускайся уже и не позорь Башню Меча!" выкрикнул некто.
  Молодой человек не разочаровал толпу и принял поражение еще за два движения...
  После этого еще двое из Башни Меча полегли. Оба были на вершине Сяньтянь, но победить Цанхай Минъюэ им не удалось. И эти битвы были так эпичны, что навсегда завоевали для Цанхай Минъюэ славу в Небесном Дворце. И дело было даже не в ее боевых навыках, но в ее красоте и идеальном очаровании, которые заставляли противников хотеть сдаться без борьбы!
  И еще один воин из Башни Меча поднялся на подиум. Он был высок и крепок, смахивал одновременно на леопарда и на черного медведя. От него исходила аура живости и мягкости. На нем был надета кожаная жилетка, и мышцы на его открытых руках и плечах сверкали, словно черные металлические пружины. Его голова была лысой, на ней словно ветки и корни деревьев виднелись множественные шрамы. Его глаза были равнодушны и злы. Заканчивала образ черная кудрявая борода. Было что-то опасное в той силе, которая была скрыта в его теле.
  "Оппонент уровня Боевого Короля!" Тут-то Цин Шую стало не по себе. "Плохо дело", подумал он, ведь по правилам вмешиваться в бой на арене было запрещено.
  Многие вокруг тоже стали беспокоиться за Цанхай Минъюэ, вокруг загудели голоса.
  "Черт, зачем этого кровопийцу-то выпустили. В тот раз он убил пятерых наших божественных учеников! А десяток оставил парализованными. Из них трое были женщины. Все погибли. Всякий раз, когда он появляется, все кончается либо смертью, либо параличом!" раздался чей-то встревоженный голос.
  "Да его и человеком-то не назовешь. Просто хладнокровное животное. Его способности удивительные, особенно его сопротивляемость и регенерация. Просто безумие какое-то!"
  
  ????????????????
  
  Битва на сцене уже началась. И не было никаких шансов у воина вершины Сяньтянь победить Боевого Короля!
  Однако можно было сдаться. Это было нормальной практикой, никто бы не стал винить Цанхай Минъюэ за это. Более того, люди уже начали кричать ей об этом.
  "Эй, красавица, не давай себя ударить, он слишком жестокий!"
  "Красавица, поспеши, лучше сдайся, пока не поздно!"
  
  ???????????
  
  Цин Шуй ничего не мог поделать. Он достал самодельное лезвие из листа ивы. Он знал, что Цанхай Минъюэ никогда не признает поражения, ведь это была ее культиваторская гордость. Если она сегодня сдастся, то уже никогда не сможет пробиться на уровень Боевого Короля сама.
  Цин Шуй медленно подошел к сцене. Толпа так и расступалась перед его невидимой мощью!
  Волкоподобный мужчина атаковал, словно безумный шторм. На его руках были серебряные когти в пару десятков сантиметров длиной, сверкая на зимнем солнце, и повергая зрителей в шок.
  Дзинь!
  Дзинь! Дзинь! Дзинь!
  С самого начала Цанхай Минъюэ была, словно лодочка в огромном океане. Ее тело танцевало на сцене, будто перышко под порывами ветра.
  Каждое движение говорило о том, что она вот-вот собьется с дыхания. На этот раз она не использовала Шаги Облака Тумана, но Шаги Танцующей Луны, которые она знала с самого юного возраста. Эта техника позволяла ей едва-едва уворачиваться от атак противника.
  Раздался треск.
  Рукава ее платья были оторваны. Глубокие кровавые порезы остались на ее руках. Она быстро отступила. Но было слишком поздно. Зимний свет отразил намерения молодого человека в лезвии его меча, который скользнул прямо к горлу Цанхай Минъюэ. Убить!
  У этого Кровожадного Волка было своеобразное хобби. Ему нравилось смотреть, как в последний момент жизни женщины из ее горла хлещет фонтаном кровь. Чем красивее была женщина, тем приятнее был для него этот момент.
  Многие вокруг зажмурились, не в силах смотреть на эту жуткую сцену!
  А вот у самой Цанхай Минъюэ на лице играла улыбка. Она сохраняла истинное спокойствие, медленно закрыв глаза, сверкавшие, словно солнце и луна вместе.
  "Отец, мама! Ваша дочка скоро с вами воссоединится!"
  Цин Шуй прищурился и сделал резкое движение рукой. Цанхай Минъюэ подняла голову, чтобы увернуться от когтей. Словно сверкающий метеор пролетел мимо. Впервые Цин Шуй использовал скрытое оружие.
  Вжух!
  Момент, которого ждала Цанхай Минъюэ, так и не наступил. Она открыла глаза и увидела, что человек, который должен был вот-вот забрать ее жизнь, лежал в метре от нее с пронизанным насквозь горлом.
  В этот момент все вокруг испытали настоящий шок. Удивительно, как быстро было это скрытое оружие. В то же самое время, все были в шоке от того, что кто-то осмелился нарушить правила и вмешаться в бой!
  Цин Шуй медленно вышел на площадку, в своей бросавшейся в глаза форме Небесного Дворца.
  "Ах, это же Цин Шуй. Цин Шуй из Зала Звездной Луны..."
  "Это Цин Шуй!" удивленно воскликнула дама, которая стояла все это время рядом с ним. А она-то с ним так презрительно обращалась, мол, как это не знает известных воинов!
  
  ??????????????
  
  Вдруг все вокруг зашумело, словно закипел горшок с рагу на огне. Вся площадь загудела от возмущения.
  "Цин Шуй, зачем ты это сделал?" Цанхай Минъюэ знала, что Цин Шуй завел себя в этот тупик ради нее.
  "Я буду придерживаться второго закона, установленного в Небесном Дворце и Башни Меча!" медленно проговорил Цин Шуй, глядя на высокое жюри из обеих школ. Хотя говорил он довольно тихо, все вокруг услышали его слова.
  Затем он взял Цанхай Минъюэ за руку, оторвал кусок ткани от своей одежды, полил ее рану Золотой Мазью и аккуратно забинтовал.
  Он был человеком-загадкой, заставляя всех вокруг тянуться к нему, хотеть узнать его поближе, быть рядом.
  Все замерли. Они знали, что того, кто нарушит установленные правила, ждала либо смертная казнь, либо смертный бой против 9 учеников противника.
  Один против девяти!
  И будьте уверены, эти девять противников будут на уровне Главных Учеников, номер один из всех девяти уровней!
  Это правило еще никто никогда не нарушал. Никто не смел нарушить его, потому что первое правило было смертный приговор. Второе тоже не далеко от смерти ушло - бой против девяти сильнейших воинов-представителей всех девяти поколений.
  Башня Меча была такой же великой сектой, на том же уровне, что и Небесный Дворец!
  Цин Шуй только сейчас узнал о существовании такого закона. Почти все знали, потому что часто принимали бои на таких соревнованиях. Второй закон существовал только между Небесным Дворцом и Башней Меча.
  А вот первый закон, а именно смертная казнь, был установлен во всех сектах Страны Зеленого Облака. Только те, кто был способен успешно выдержать бои во всех сектах Города Зеленого Облака, освобождались от действия этого закона, потому что было бессмысленно заставлять подчиняться людей с такими способностями.
  Фэй Уцзи стоял. На нем просто не было лица.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42451
  Переводчики: Kent
  
  Глава 331. Неожиданный прорыв. 5 небесный уровень Древней Техники Усиления.
  
  Фэй Уцзи, весь бледный, стоял внизу арены. Он быстро отправил посыльного прочь, затем и второго человека отправил!
  "Брат Лун Ин, Брат Цян Ли, так как член вашей секты нарушил правила поведения на арене и вызвался принять второе правило, тогда сказать мне нечего. Мы можем начать прямо сейчас?" сказал один из двух стариков, которые молчали до нынешнего момента.
  "Старший Ин Кун, Старший Сюэ, позволите ли вы ему забрать сначала свое оружие?" встревожено сказал Фэй Уцзи, поклонившись, прежде чем спросить двух старейшин их Башни Меча.
  "О, это ты, Уцзи, конечно, я доверяю тебе. Но не более тридцати минут", сказал молчавший все это время Сюэ Го.
  "Цин Шуй, живо, забери свое оружие!"
  Цин Шуй подумал, что если бы ему пришлось вынуть свое оружие на месте, все бы нашли это странным. Поэтому он кивнул, собрал все и покинул арену вместе с Цанхай Минъюэ.
  Болтовня под ареной стала еще громче, так как такая ситуация случилась по сути впервые. Все только могли догадываться, что же будет, когда один выйдет против девяти супер-бойцов.
  "Эх, а он мог бы выиграть соревнования среди дворцов в следующем году! Какая жалость!"
  "Неужели нашему Залу Звездной Луны так и не подняться?" пробормотал расстроенный юноша из Зала Звездной Луны.
  "Цин Шуй, ты будешь вечно в наших сердцах...."
  
  ...
  
  "Старый Мастер, у нас срочные новости!" В резиденции Цан Уя появился мужчина средних лет. Он поклонился старику.
  "Заходи. Срочно говори!" голос старика был спокоен.
  А в это самое время на другой арене, вокруг которой были расположены простые каменные домики, обычный мужчина средних лет склонялся в поклоне и тихо-тихо говорил:
  "Старший Предок, молодой Мастер Фэй принес вам срочные новости!"
  "Говори", раздался тихий голос, невзрачный и безэмоциональный.
  Мужчина изложил суть ситуации с арены, а затем продолжил:
  "Цин Шуй ученик Верховного Старшего Цана, единственный зять Цанхая, у него непревзойденный талант. Молодой Мастер Фэй надеется, что у вас получится помочь ему".
  В комнате воцарилась тишина, молодой человек потел от напряжения, чувствуя, что он вот-вот упадет в обморок. И только через несколько минут тогда раздался тихий вздох.
  "Пойди туда и скажи, что я ему должен, а значит, верну сполна. Однако это смертельный вопрос. Я не хочу, чтобы Небесный Дворец терял лицо. Он же сам сказал, что паренек талантлив? Ну, раз он осмелился на такое, значит, пусть несет ответственность за свое безрассудство. Так опрометчиво поступать, не обдумав все хорошенько, все равно, что играть в игры со смертью. Я помогу ему сегодня, а завтра? Я же не всесильный", звучал старый голос.
  "Тогда, Старший Предок..."
  "Передай ему, как есть. Не испытав бури, не пережив смертельной опасности, сможет ли он расти дальше? Генерал строит свой успех на десятках тысяч белеющих костей. Какой воин не растет, поднимаясь по телам противника, как по ступеням?"
  
  Цин Шуй тем временем вернулся к себе и вынул меч Большой Медведицы и Молот, Сотрясающий небеса. Он надел доспехи, которые снова выковал для себя. Как только он собрался отправиться на площадь, он неожиданно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Тридцать минут в реальной жизни равнялись двум дням в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. В такой критический момент Цин Шуй без промедления достал Гранулу Красоты. Не мешкая, он принял лекарство, которое отложил для себя. На такой стадии каждый дополнительный атрибут увеличения его сил был важен. Проглотив таблетку, он быстро начал циркуляцию Древней Техники Усиления.
  В этот момент он вдруг почувствовал поток прохладной энергии, поднимавшейся в его теле и распространявшейся по нему, словно тысячи муравьев понеслись по нему.
  И тут же сильнейшая волна энергии из его Даньтянь хлынула в его меридианные каналы, расширяя их по мере прохождения. Жидкость в его Даньтянь бурлила быстро-быстро, а Ци Древней Техники Усиления сильнейшим потоком хлынула в каждую клеточку его тела.
  Энергия Природы, только зарождавшая внутри него, стала увеличивать интенсивность, сливаясь с Ци Древней Техники Усиления и Силой бешеного быка. И все эти три силы постепенно соединялись в одну, текущую по меридианным каналам его тела, словно табун диких лошадей!
  1-й цикл, 2-й цикл, 3-й цикл...
  Цин Шуй заметил, что сила его Ци Древней Техники Усиления стала расти, образ в его сознании продолжил меняться. С самого рождения до момента, когда он узнал, в какой беде его мать, он страдал от невозможности культивации, от того, что с ним обращались, как с мусором...
  Цин Шуй не знал, с чего он вспомнил вдруг свое детство, но уже не мог управлять своими мыслями - его просто захватил мощный поток циркуляции Ци Древней Техники Усиления. Все быстрее и сильнее!
  Образы в его сознании быстро сменяли друг друга с бешеной скоростью. Он вспомнил радость от того, когда впервые начал культивацию, когда он узнал о том, что у его матери была надежда, когда он решил исполнить ее желание.
  Он вложил в свою работу гораздо больше усилий, чем кто бы то ни было. Когда у него появилась сфера Вечного Фиолетового Нефрита, он стал более уверенным в себе, и прогресс не заставил себя ждать. Из бесполезного бродяги он превратился в гения. Со Сферой Вечного Фиолетового Нефрита ему теперь выпал шанс встать в один ряд с лучшими.
  Безжалостная энергия росла в нем; Ци Древней Техники Усиления циркулировала все быстрее и сильнее. Словно все вышло из-под его контроля. Но в то же самое время он чувствовал, что контролировали его эмоции.
  50-й цикл. 51-й цикл...
  Скорость была гораздо выше, чем раньше, силы было больше. Цин Шуй просто погрузился полностью в свои воспоминания, думая обо всех своих женщинах, о семье, которую оставил позади. Он вспомнил Ие Цзянъэ, перед которой был в неоплатном долгу, вернуть который ему бы удалось, лишь, когда он сможет помочь ей отправиться в бой против Гребня Короля Льва.
  97-й, 98-й цикл...
  Цин Шуй неожиданно вспомнил сцену, которую он увидел в городе Янь, вспомнил упрямую спину той девушки. Думая, какой трудной была ее жизнь в Городе Янь за последние несколько лет, как ее мать беспокоилась о ней, что она была ближайшей кровной родственницей ему после его матери. Они были связаны единой кровью, потому что она тоже провела девять месяцев внутри его матери...
  "Я не могу умереть! Я не имею права умереть!"
  Цин Шуй просто взревел! Аура его тела немедленно забурлила, достигнув высоты, доселе небывалой!
  99-й цикл!
  И когда Древняя Техника Усиления дошла до 99-го уровня, она не остановилась. В сопровождении невероятной ауры, в тот момент, когда Цин Шуй проорал свою мантру, раздался громкий
  ТРЕСК!
  Он пробил какой-то барьер. Цин Шуй открыл глаза. Как в тумане, он отдался волнам энергии, сотрясавшей его тело, словно взрыв атомной бомбы. Ему уже было все равно.
  Он лишь знал одно - он достиг прорыва. Все случилось так неожиданно, что у него даже не было времени, чтобы удивиться этому!
  Пятый небесный уровень Древней Техники Усиления!
  Цин Шую вдруг так захотелось расплакаться. Подумать только, в такой важный момент он достиг прорыва!
  Он стоял, не двигаясь, довольно долго. Мысли у него отсутствовали. Обычно такое бывает, когда человек слышит какие-то горестные новости - его сознание отключается. А вот в случае с Цин Шуем, он отключился от слишком большого потока эмоций. Он просто растерялся.
  "Ха-ха-ха!"
  Неожиданно он расхохотался. Он смеялся так долго и так громко, что слезы выступили у него на глазах. С ним случилась настоящая истерика. Он просто не мог иначе выразить свою радость, только так. Смеялся, как маньяк, чтобы выпустить все чувства наружу.
  С самого начала входа в Сферу и до нынешнего момента в сфере прошло полдня. Цин Шуй вытер с глаз слезы, перестав смеяться, потому что голос стал срываться. Он медленно закрыл глаза и дал себе почувствовать все изменения в теле.
  Золотая жидкость в Даньтянь выросла до размеров куриного яйца. Она стала плотнее и компактнее, гораздо гуще, чем на 4-м небесном уровне.
  Его меридианные каналы расширились на треть от начального размера. Его кости, мышцы, внутренние органы, духовная энергия все увеличились на порядок.
  Волна сильной энергии поднялась в нем, как тяжелая гора, как десять тысяч лошадей, несущихся галопом.
  Цин Шуй улыбнулся. Его способности увеличились на порядок.
  Ведь еще полчаса назад он был на границе между жизнью и смертью...а теперь он знакомил себя с невероятными возможностями, которые он получил, пробившись на новый уровень.
  Он снова выполнил каждую из известных ему техник. Каждый раз в полную силу. Его целью было стабилизировать всю эту мощную энергию за пару дней.
  Человек с огромной силой должен был победить десяток боевых культиваторов. С самого начала его боевые техники уже достигли невероятной высоты, дойдя до Тайной Сферы. Теперь же вкупе с прорывом, он сможет бить еще сильнее, двигаться еще быстрее. И еще более эффективно защищаться.
  Повышение уровня равнялось переходу из Сяньтянь на уровень Боевого Короля. Это был не простой переход с первого на второй уровень Сяньтянь.
  После прорыва Цин Шуй пришел к выводу, что все его техники - и Тайчи, и Техника тысячи ударов молотом - все пережили изменения.
  "Главенствующая аура! Формируется естественным путем!"
  Это была лже-божественная стадия!!!
  Цин Шуй знал, что это была предпоследняя ступень перед "входом в рай", что означало, что он всего лишь в шаге от божественного уровня. Однако этот шаг был широк, как широк был путь от Хоутянь до вершины Сяньтянь.
  Ложная божественная стадия была вершиной Тайной сферы. Большинство воинов на вершине Боевого Короля застревало именно на этом уровне.
  Быстро прошли два дня. Цин Шуй был словно зверь, который не знал усталости, безжалостно тратя силы, которые он только что получил.
  Но как же он был доволен результатами этих двух дней тяжелого труда! Теперь, даже если у него все еще не было бы никаких шансов выстоять против Цанхая, если бы тот был жив, в битве не на жизнь, а на смерть он не должен был проиграть.
  Теперь-то он понял, что Цанхай был на вершине 6-го уровня Боевого Короля.
  Цин Шуй чувствовал, что он был где-то в самом начале шестого уровня Боевого Короля. Однако против девятерых, при всей осторожности, это не должно было оказаться такой уж большой проблемой.
  Цин Шуй был очень доволен своим прогрессом. Он был на сотом цикле. Когда он сможет поднять Древнюю Технику Усиления на 6-й небесный уровень, то, скорее всего, циклов будет уже не меньше 200.
  Увеличение циклов со ста до двухсот, пока он не достигнет вершины пятого небесного уровня, доведет его до невероятной силы. Неужели он сможет достичь вершины Боевого Святого?
  Самый сильный Боевой Святой во всем Континенте Зеленого Облака!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42453
  Переводчики: Kent
  Глава 332. Разрушительный молот. Рык Тигра, Сотрясающий Небеса.
  
  Номер один на всем Континенте Зеленого Облака!
  От таких идей Цин Шуй разволновался, хотя не было ничего невозможного - и пулю можно было схватить зубами. Сейчас перед ним простиралась широкая дорогая, ведущая прямо к небесам без особых препятствий!
  Он пообедал и хорошо отдохнул. Надел свои доспехи, схватил только Молот, Сотрясающий Небеса, и спустился вниз по лестнице. Там его уже ждали Цан Уя и две его подруги.
  Глаза девушек были в слезах, видимо, они много плакали, судя по красноте. Увидев Цин Шуя, они кинулись к нему.
  На лице Цан Уя тоже читалось беспокойство, но, завидев Цин Шуя, он как-то странно посмотрел на него и сердечно рассмеялся.
  "Ха-ха, хорошо, хорошо. Цин Шуй, дерись на смерть, не нужно никого жалеть. И запомни, делай все, что может спасти тебе жизнь!" засмеялся старик.
  "Старейший, что все это значит..." Цин Шуй был в замешательстве. Неужели старик заметил его новый уровень? У Цин Шуя закралось подозрение, что этот старик, возможно, был самым сильным из всех Боевых Королей.
  У арены толпа расступилась перед Цин Шуем, одетым в полное золотое обмундирование. По одежке встречают, что ни говори: Цин Шуй превратился в красивого и утонченного юношу. Золотые доспехи стали существенным улучшением, вдобавок к его природному уникальному темпераменту. От него исходила аура элегантности и интеллекта мужчины, доминирующая аура. Многие женщины не могли отвести от него глаз.
  "Какой красивый мужчина, что бы там ни говорили, он лучший из лучших", вздохнула одна красивая взрослая дама.
  "Жаль, что этот молот мешает его элегантности, но зато добавляет столько превосходства!" вторила ей другая женщина.
  "Только что в толпе из Башни Меча кто-то сказал, что ты, Цин Шуй, не посмеешь выйти на бой. Цин Шуй, УБЕЙ ИХ ВСЕХ!" выкрикнул юноша из Зала Звездной Луны. Люди в толпе стали горячо поддерживать парнишку, соглашаясь с ним. Еще бы, невыносимо знать, что их товарища могут убить на их глазах бойцы другой секты, да еще и в таком неравном бою - девять на одного...
  Девять воинов из Башни Меча уже обнажили свои оружия и поджидали на арене. Цин Шуй обратил внимание, что они все были вооружены мечами, но разного типа. Тяжелый меч, длинный меч, короткий меч, огромные мечи, мечи-близнецы, меч из слоновой кости, меч-нарукавник, складной меч, даже гибкий меч!
  Когда Цин Шуй подошел ближе, он заметил понуро стоявшего в стороне Фэй Уцзи. Когда глаза его учителей Цан Уя и Фэй Уцзи, встретились, лицо Фэй Уцзи посветлело, он приветливо кивнул Цин Шую. Цин Шуй почувствовал прилив благодарности к нему. Ведь именно только благодаря Фэй Уцзи, у него были эти полчаса. Полчаса, изменившие всю его жизнь!
  После своего прорыва Цин Шуй почувствовал, что многое в его мире было просто облаком, которое уплывало от него. Ему суждено было отпустить многое. Будь что будет. Он стал еще больше опираться на эмоциональную сторону своей жизни - семейные узы, дружбу и любовь.
  Даже если весь сценарий повторился бы, он снова бы вмешался и без промедления спас бы Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй!"
  Он услышал знакомый голос, приятный женский голос, правда, он не мог понять, кто именно позвал его. Он повернулся и увидел Гунсунь Цзяньу! Он смотрел на ее дьявольское тело, выдающиеся изгибы, прекрасные лисьи глаза, длинные густые черные ресницы, маленький вздернутый носик. Увидел и тут же представил ее в своей постели. Эта женщина была настоящей ведьмой.
  И вот она стояла перед ним. Он ничего не понимал. Он несколько раз сталкивался с ней. И никогда не получалось у них нормально поговорить. Почему же она подошла к нему на этот раз? Почему бы ей было не спросить о нем у своей подруги Янь Лин"Эр или Си Юэ? Для чего она пришла сюда?
  "Я принесла тебе защитный амулет. Он защитит тебя от ран и принесет удачу!" сказав это, она повесила амулет на шею Цин Шую, внимательно посмотрела ему прямо в глаза, повернулась и ушла. Она ушла в глубоком сожалении, потому что увидела, что ничего не дрогнуло у него в глазах, не изменилось выражение на его лице. Даже увидев ее, он ни на йоту не переменился в лице. А она всегда чувствовала его присутствие глубоко в своем сердце, может быть, он ей даже очень нравился. Очень сильно привлекал ее.
  Цин Шуй смотрел ей вслед. Он так и не понял, что это все означало, но дружеский жест оценил. Когда ты падаешь на самое дно, ты можешь увидеть самую хрупкую сторону окружающих. Кто протянет руку помощи, а кто поможет упасть поглубже...
  Он медленно пошел к арене. Вокруг нее столпилась огромная толпа, но ни звука не было слышно. Все замерли, затаив дыхание, в тревожном ожидании.
  "Старший, не могли бы вы снова озвучить второе правило?" спросил Цин Шуй, взойдя на арену и склонившись в поклоне перед человеком, ответственным за соревнования между сектами. Его голос был чист и звонок в этой пронзительной тишине.
  "Хорошо. Ученик Небесного Дворца Цин Шуй нарушил правила ринга и добровольно принял второе правило Небесного Дворца и Башни Меча. Он принимает смертный бой с девятью воинами Башни Меча. Битва начнется. И будет ей только два исхода. Цин Шуй либо умрет, либо выживет в поединке. Девять бойцов Башни Меча также будут драться насмерть. Если они признают поражение, Цин Шуй больше не может продолжать бой!" четко прозвучал голос рефери, "Есть еще вопросы? Если вопросов нет, я объявляю бой открытым!"
  "У меня нет вопросов!" ответил Цин Шуй и поклонился. В этот момент он судорожно сжимал молот в правой руке, а его левая рука крепко держалась за его Золотые Иглы, спрятанные в рукаве.
  "Бой!" прозвучало объявление, и никто не бросился вперед. Цин Шуй сдерживал свои порывы и твердо стоял на месте.
  Может быть, девять воинов из Башни Меча недооценивали Цин Шуя? может быть, они легко отнеслись к этому? Подтрунивали над ним, не торопясь предпринимать никаких шагов. Им казалось, что все это игра в кошки-мышки - кот же не торопится съесть мышку сразу же.
  "Дорогие братья, почему бы мне не начать? Если мы все сразу нападем и будем слепо бить, не будет ли это слишком жестоко?" спросил молодой человек, сжимавший в руке два меча-близнеца.
  "Брат Цинь - самый выдающийся ученик Башни Меча. Его одного хватит, чтобы справиться. Но будь осторожнее, с его летающим мечом не так просто сладить", страстно сказал высокий молодой человек с тяжелым мечом в руке.
  "Спасибо, Брат У, за напоминание".
  Юноша сжимал по короткому серебряному мечу в каждой руке. Каждый меч был не длиннее полуметра. Они сверкали, словно лунный свет, пугая соперников. Игриво засмеявшись, он пошел навстречу Цин Шую!
  Мечи-близнецы и, правда, сверкали, как лунный свет! Цин Шую не показалось это странным. Выглядело впечатляюще, но все равно очень сильно уступало по виду Мечу Большой Медведицы. Такие мечи-близнецы считались больше женским оружием, мужчины предпочитали что-то потяжелее.
  Цин Шуй смотрел на юношу, идущему ему навстречу. Он услышал, что тот был лучшим учеником 9-го уровня Башни Меча. Он понимал, что его соперник попросту недооценивает его.
  "Надо по-быстрому с этим разобраться, раз он сам вышел, тогда я первым нанесу смертельный удар, пусть все напугаются!" подумал про себя Цин Шуй.
  Медленно активировалась Древняя Техника Усиления внутри него. Сила Бешеного Быка и Энергия Природы подключились к процессу. В его правой руке крепко сидел Молот, Сотрясающий Небеса, его тело было полностью укрыто доспехами. Благодаря недавнему прорыву он получил существенное увеличение в силе. Так что он знал, что на данный момент он был на голову выше своего соперника. Однако где-то глубоко внутри него сидел страх, что он проиграет этот бой. Конечно, могло оказаться, что среди девяти его соперников притаился какой-нибудь Боевой Король шестого уровня. Но это был лишь страх, потому что он бы сразу учуял это своим Духовным Чутье и Техникой Небесного Видения.
  Когда расстояние между воинами осталось не больше десяти метров, Цин Шуй резко увеличил скорость.
  Гррррррр!
  Цин Шуй издал рык, потрясший все вокруг. Неожиданный рык по силе был не меньше самого мощного раската грома. Цин Шуй летел навстречу своему сопернику!
  Лицо парнишки тут же переменилось. Он бы не готов к такой скорости. В тот же момент он увидел, как словно метеор несется к нему Цин Шуй с огромным молотом наперевес, готовый вот-вот ударить.
  И Цин Шуй ударил! Со всей силы, со всей своей мощью. 30% к силе бешеного быка, 30% к удару небесного грома, 20% к ущербу оружия. Один удар молота мог вызвать землетрясение и потрясти небеса.
  Сотрясение земли! Гнев неба и земли!
  Сила этого удара молотом просто не укладывалась ни у кого в голове, все чуть с ума не сошли от этого. Даже старики были в полном шоке. У публики просто челюсти отпали. Все замерли - и гости из Башни Меча, и принимающая сторона.
  Молот, сотрясающий небеса, был черным, словно чернила. Звон от удара раздался в воздухе, словно Зов самой Смерти. Все вокруг в одно мгновение почернело!
  Бам!
  Молодой человек беспомощно попытался прикрыться своими мечами-близнецами. К сожалению, остановить колесницу богомол не в силах. Мечи оказались бессильны против удара молота. За громким ударом последовал терпкий запах крови, быстро наполнивший воздух вокруг. Легкая кровавая дымка повисла в воздухе.
  "О, боги! Этот молот такой жестокий! Что за сила в нем?"
  "Одно движение. Одним движением. Это был удар так удар! Так жестоко!"
  Рык!
  Цин Шуй издал еще один рык. Его силуэт двигался с ужасающей скоростью прямо к высокому молодому человеку с тяжелым мечом. Эта скорость поразила воображение всех присутствующих. Ошеломляющая скорость! Этот удар молотом был процентами выплаты за Цанхай Минъюэ!
  Этот звук действительно потрясал душу. Противник тут же терял сознание от одного только звука. Это был еще один атрибут, который появился у Цин Шуя после перехода на 5-й божественный уровень.
  В это мгновение, пока соперники потеряли ориентацию в пространстве, они не могли избежать его атаки. Конечно, если бы они были более высокого уровня, этого эффекта от Мощи Тигра Цин Шуя не хватило бы.
  "Как ты смеешь?" раздался сердитый крик старшего из Башни Меча. Он был Старшим Башни Тяжелого Меча и дедом молодого человека с тяжелым мечом.
  И вновь повторилась трагедия. И снова Цин Шуй совершил кровавое и жестоко убийство с помощью Молота, Сотрясающего Небеса!
  Молодой человек открыл рот. Он открыл рот широко, потому что воздух был наполнен мощью молота и еще одним рыком тигра, сотрясающего небеса. Но ни звука не смог издать он!
  Бам!
  Нечеловеческое убийство повторилось!
  "Быстро признайте поражение, вы, кучка глупцов!"
  "Я признаю поражение!"
  ...
  
  Цин Шуй остановился. Молодые люди были в шоке от его силы. Он смотрел на оставшуюся семерку бойцов Башни Меча, стоявшими в страхе с бледными лицами.
  Он знал, что они смущены. Он знал, что им стыдно. Это был такой стыд. Их стыд. Самое главное, что их обучению пришел конец, потому что после такого трудно будет улучшить свои атрибуты.
  Два старейшины из Башни Меча были самыми старыми среди всех. Они беспомощно вздохнули. Великие перемены происходили на Континенте Зеленого Облака.
  "Возвращаемся", со вздохом сказал Ин Кун Сюэ Го.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/42683
  Переводчики: Kent
  
  
  
  Глава 332. Разрушительный молот. Рык Тигра, Сотрясающий Небеса.
  Номер один на всем Континенте Зеленого Облака!
  От таких идей Цин Шуй разволновался, хотя не было ничего невозможного - и пулю можно было схватить зубами. Сейчас перед ним простиралась широкая дорогая, ведущая прямо к небесам без особых препятствий!
  Он пообедал и хорошо отдохнул. Надел свои доспехи, схватил только Молот, Сотрясающий Небеса, и спустился вниз по лестнице. Там его уже ждали Цан Уя и две его подруги.
  Глаза девушек были в слезах, видимо, они много плакали, судя по красноте. Увидев Цин Шуя, они кинулись к нему.
  На лице Цан Уя тоже читалось беспокойство, но, завидев Цин Шуя, он как-то странно посмотрел на него и сердечно рассмеялся.
  "Ха-ха, хорошо, хорошо. Цин Шуй, дерись на смерть, не нужно никого жалеть. И запомни, делай все, что может спасти тебе жизнь!" засмеялся старик.
  "Старейший, что все это значит..." Цин Шуй был в замешательстве. Неужели старик заметил его новый уровень? У Цин Шуя закралось подозрение, что этот старик, возможно, был самым сильным из всех Боевых Королей.
  У арены толпа расступилась перед Цин Шуем, одетым в полное золотое обмундирование. По одежке встречают, что ни говори: Цин Шуй превратился в красивого и утонченного юношу. Золотые доспехи стали существенным улучшением, вдобавок к его природному уникальному темпераменту. От него исходила аура элегантности и интеллекта мужчины, доминирующая аура. Многие женщины не могли отвести от него глаз.
  "Какой красивый мужчина, что бы там ни говорили, он лучший из лучших", вздохнула одна красивая взрослая дама.
  "Жаль, что этот молот мешает его элегантности, но зато добавляет столько превосходства!" вторила ей другая женщина.
  "Только что в толпе из Башни Меча кто-то сказал, что ты, Цин Шуй, не посмеешь выйти на бой. Цин Шуй, УБЕЙ ИХ ВСЕХ!" выкрикнул юноша из Зала Звездной Луны. Люди в толпе стали горячо поддерживать парнишку, соглашаясь с ним. Еще бы, невыносимо знать, что их товарища могут убить на их глазах бойцы другой секты, да еще и в таком неравном бою - девять на одного...
  Девять воинов из Башни Меча уже обнажили свои оружия и поджидали на арене. Цин Шуй обратил внимание, что они все были вооружены мечами, но разного типа. Тяжелый меч, длинный меч, короткий меч, огромные мечи, мечи-близнецы, меч из слоновой кости, меч-нарукавник, складной меч, даже гибкий меч!
  Когда Цин Шуй подошел ближе, он заметил понуро стоявшего в стороне Фэй Уцзи. Когда глаза его учителей Цан Уя и Фэй Уцзи, встретились, лицо Фэй Уцзи посветлело, он приветливо кивнул Цин Шую. Цин Шуй почувствовал прилив благодарности к нему. Ведь именно только благодаря Фэй Уцзи, у него были эти полчаса. Полчаса, изменившие всю его жизнь!
  После своего прорыва Цин Шуй почувствовал, что многое в его мире было просто облаком, которое уплывало от него. Ему суждено было отпустить многое. Будь что будет. Он стал еще больше опираться на эмоциональную сторону своей жизни - семейные узы, дружбу и любовь.
  Даже если весь сценарий повторился бы, он снова бы вмешался и без промедления спас бы Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй!"
  Он услышал знакомый голос, приятный женский голос, правда, он не мог понять, кто именно позвал его. Он повернулся и увидел Гунсунь Цзяньу! Он смотрел на ее дьявольское тело, выдающиеся изгибы, прекрасные лисьи глаза, длинные густые черные ресницы, маленький вздернутый носик. Увидел и тут же представил ее в своей постели. Эта женщина была настоящей ведьмой.
  И вот она стояла перед ним. Он ничего не понимал. Он несколько раз сталкивался с ней. И никогда не получалось у них нормально поговорить. Почему же она подошла к нему на этот раз? Почему бы ей было не спросить о нем у своей подруги Янь Лин"Эр или Си Юэ? Для чего она пришла сюда?
  "Я принесла тебе защитный амулет. Он защитит тебя от ран и принесет удачу!" сказав это, она повесила амулет на шею Цин Шую, внимательно посмотрела ему прямо в глаза, повернулась и ушла. Она ушла в глубоком сожалении, потому что увидела, что ничего не дрогнуло у него в глазах, не изменилось выражение на его лице. Даже увидев ее, он ни на йоту не переменился в лице. А она всегда чувствовала его присутствие глубоко в своем сердце, может быть, он ей даже очень нравился. Очень сильно привлекал ее.
  Цин Шуй смотрел ей вслед. Он так и не понял, что это все означало, но дружеский жест оценил. Когда ты падаешь на самое дно, ты можешь увидеть самую хрупкую сторону окружающих. Кто протянет руку помощи, а кто поможет упасть поглубже...
  Он медленно пошел к арене. Вокруг нее столпилась огромная толпа, но ни звука не было слышно. Все замерли, затаив дыхание, в тревожном ожидании.
  "Старший, не могли бы вы снова озвучить второе правило?" спросил Цин Шуй, взойдя на арену и склонившись в поклоне перед человеком, ответственным за соревнования между сектами. Его голос был чист и звонок в этой пронзительной тишине.
  "Хорошо. Ученик Небесного Дворца Цин Шуй нарушил правила ринга и добровольно принял второе правило Небесного Дворца и Башни Меча. Он принимает смертный бой с девятью воинами Башни Меча. Битва начнется. И будет ей только два исхода. Цин Шуй либо умрет, либо выживет в поединке. Девять бойцов Башни Меча также будут драться насмерть. Если они признают поражение, Цин Шуй больше не может продолжать бой!" четко прозвучал голос рефери, "Есть еще вопросы? Если вопросов нет, я объявляю бой открытым!"
  "У меня нет вопросов!" ответил Цин Шуй и поклонился. В этот момент он судорожно сжимал молот в правой руке, а его левая рука крепко держалась за его Золотые Иглы, спрятанные в рукаве.
  "Бой!" прозвучало объявление, и никто не бросился вперед. Цин Шуй сдерживал свои порывы и твердо стоял на месте.
  Может быть, девять воинов из Башни Меча недооценивали Цин Шуя? может быть, они легко отнеслись к этому? Подтрунивали над ним, не торопясь предпринимать никаких шагов. Им казалось, что все это игра в кошки-мышки - кот же не торопится съесть мышку сразу же.
  "Дорогие братья, почему бы мне не начать? Если мы все сразу нападем и будем слепо бить, не будет ли это слишком жестоко?" спросил молодой человек, сжимавший в руке два меча-близнеца.
  "Брат Цинь - самый выдающийся ученик Башни Меча. Его одного хватит, чтобы справиться. Но будь осторожнее, с его летающим мечом не так просто сладить", страстно сказал высокий молодой человек с тяжелым мечом в руке.
  "Спасибо, Брат У, за напоминание".
  Юноша сжимал по короткому серебряному мечу в каждой руке. Каждый меч был не длиннее полуметра. Они сверкали, словно лунный свет, пугая соперников. Игриво засмеявшись, он пошел навстречу Цин Шую!
  Мечи-близнецы и, правда, сверкали, как лунный свет! Цин Шую не показалось это странным. Выглядело впечатляюще, но все равно очень сильно уступало по виду Мечу Большой Медведицы. Такие мечи-близнецы считались больше женским оружием, мужчины предпочитали что-то потяжелее.
  Цин Шуй смотрел на юношу, идущему ему навстречу. Он услышал, что тот был лучшим учеником 9-го уровня Башни Меча. Он понимал, что его соперник попросту недооценивает его.
  "Надо по-быстрому с этим разобраться, раз он сам вышел, тогда я первым нанесу смертельный удар, пусть все напугаются!" подумал про себя Цин Шуй.
  Медленно активировалась Древняя Техника Усиления внутри него. Сила Бешеного Быка и Энергия Природы подключились к процессу. В его правой руке крепко сидел Молот, Сотрясающий Небеса, его тело было полностью укрыто доспехами. Благодаря недавнему прорыву он получил существенное увеличение в силе. Так что он знал, что на данный момент он был на голову выше своего соперника. Однако где-то глубоко внутри него сидел страх, что он проиграет этот бой. Конечно, могло оказаться, что среди девяти его соперников притаился какой-нибудь Боевой Король шестого уровня. Но это был лишь страх, потому что он бы сразу учуял это своим Духовным Чутье и Техникой Небесного Видения.
  Когда расстояние между воинами осталось не больше десяти метров, Цин Шуй резко увеличил скорость.
  Гррррррр!
  Цин Шуй издал рык, потрясший все вокруг. Неожиданный рык по силе был не меньше самого мощного раската грома. Цин Шуй летел навстречу своему сопернику!
  Лицо парнишки тут же переменилось. Он бы не готов к такой скорости. В тот же момент он увидел, как словно метеор несется к нему Цин Шуй с огромным молотом наперевес, готовый вот-вот ударить.
  И Цин Шуй ударил! Со всей силы, со всей своей мощью. 30% к силе бешеного быка, 30% к удару небесного грома, 20% к ущербу оружия. Один удар молота мог вызвать землетрясение и потрясти небеса.
  Сотрясение земли! Гнев неба и земли!
  Сила этого удара молотом просто не укладывалась ни у кого в голове, все чуть с ума не сошли от этого. Даже старики были в полном шоке. У публики просто челюсти отпали. Все замерли - и гости из Башни Меча, и принимающая сторона.
  Молот, сотрясающий небеса, был черным, словно чернила. Звон от удара раздался в воздухе, словно Зов самой Смерти. Все вокруг в одно мгновение почернело!
  Бам!
  Молодой человек беспомощно попытался прикрыться своими мечами-близнецами. К сожалению, остановить колесницу богомол не в силах. Мечи оказались бессильны против удара молота. За громким ударом последовал терпкий запах крови, быстро наполнивший воздух вокруг. Легкая кровавая дымка повисла в воздухе.
  "О, боги! Этот молот такой жестокий! Что за сила в нем?"
  "Одно движение. Одним движением. Это был удар так удар! Так жестоко!"
  Рык!
  Цин Шуй издал еще один рык. Его силуэт двигался с ужасающей скоростью прямо к высокому молодому человеку с тяжелым мечом. Эта скорость поразила воображение всех присутствующих. Ошеломляющая скорость! Этот удар молотом был процентами выплаты за Цанхай Минъюэ!
  Этот звук действительно потрясал душу. Противник тут же терял сознание от одного только звука. Это был еще один атрибут, который появился у Цин Шуя после перехода на 5-й божественный уровень.
  В это мгновение, пока соперники потеряли ориентацию в пространстве, они не могли избежать его атаки. Конечно, если бы они были более высокого уровня, этого эффекта от Мощи Тигра Цин Шуя не хватило бы.
  "Как ты смеешь?" раздался сердитый крик старшего из Башни Меча. Он был Старшим Башни Тяжелого Меча и дедом молодого человека с тяжелым мечом.
  И вновь повторилась трагедия. И снова Цин Шуй совершил кровавое и жестоко убийство с помощью Молота, Сотрясающего Небеса!
  Молодой человек открыл рот. Он открыл рот широко, потому что воздух был наполнен мощью молота и еще одним рыком тигра, сотрясающего небеса. Но ни звука не смог издать он!
  Бам!
  Нечеловеческое убийство повторилось!
  "Быстро признайте поражение, вы, кучка глупцов!"
  "Я признаю поражение!"
  ...
  Цин Шуй остановился. Молодые люди были в шоке от его силы. Он смотрел на оставшуюся семерку бойцов Башни Меча, стоявшими в страхе с бледными лицами.
  Он знал, что они смущены. Он знал, что им стыдно. Это был такой стыд. Их стыд. Самое главное, что их обучению пришел конец, потому что после такого трудно будет улучшить свои атрибуты.
  Два старейшины из Башни Меча были самыми старыми среди всех. Они беспомощно вздохнули. Великие перемены происходили на Континенте Зеленого Облака.
  "Возвращаемся", со вздохом сказал Ин Кун Сюэ Го.
  
  Глава 333. Последствия войны. Смерти Си Юэ.
  И тут же толпа под сценой словно обезумела! Все зашумели, загудели голоса от звуков непревзойденного тигриного рыка Цин Шуя!
  Цзин Чанчжэн из зала Аудитории Императора наблюдал за всем происходящим с улыбкой на лице. В его глазах явно читался интерес ко всему, но вот выражения лиц других двух главных учеников и Фэн Уцзи заметно изменились. Особенно Фэн Уцзи чувствовал, что все, что произошло с ним, было простой клоунадой. Под сомневающимися взглядами окружающих он чувствовал себя как под прицелом!
  Гунсунь Цзяньу беспомощно смотрела на него издалека. Ее лицо было красным, как помидор. Она не могла отделаться о мысли о том, каким смелым был ее поступок. Но ведь она поступила так, как должен был поступить настоящий друг.
  Но сейчас...
  "Как я рада, что он не умер!" пробормотала она про себя.
  Цин Шуй остановился, когда его противники объявили поражение. Он провожал их взглядом, когда они понурые и расстроенные спускались вниз с арены. Их настроение очень сильно отличалось теперь от того горящего порыва, с которым они входили на боевой ринг.
  Большая разница в том, стоишь ли ты с отбойным молотком в руке или лежишь ли ты под чьим-то отбойным молотком. Цин Шуй прекрасно почувствовал оба состояния за прошедший час. Цин Шую и воинам из Башни Меча пришлось пережить этот переход между двумя этими состояниями. Только для Цин Шуя переход стал мечтой многих, а для бойцов из Башни Меча - поводом для недовольства.
  Люди из Башни Меча отправились домой. Их грусть по поводу отступления так резко контрастировала с радостными празднованиями учеников Небесного Дворца. Мир девяти континентов приветствует только сильных.
  Оставалось лишь рыдать, видя с каким высокомерием пришли они сюда и с каким позором уходили!
  Цин Шуй удивился, когда Цанхай Минъюэ первой подбежала к нему обнять, когда он спустился вниз с арены. Она ничего не говорила. Она просто обвила его руками за шею и утонула в его объятиях.
  Всхлипы, цоканье языком, восторженные крики - все смешалось в один бесконечный гул. Цин Шуй не знал, были эти звуки поздравлениями или завистью и ревностью. Что бы то ни было, он навсегда оставил в умах своих товарищей неизгладимые воспоминания.
  Его подруги, Цан Уя и ФЭ Уцзи радовались больше всего. После этого соревнования матчи между залами в этом году уже не играли особой роли для Зала Звездной Луны. Выступление Цин Шуя сегодня все доказало.
  Неожиданный прорыв также вмешался в планы Цин Шуя. Он надеялся на переход на 5-й небесный уровень к концу года или на следующий год, а затем готовиться к походу на Клан Янь.
  Цин Шуй нежно похлопал Цанхай Минъюэ по спине. Хоюнь Лю-Ли вклинилась в крепкие объятия Цин Шуя к своей подруге, на что окружающие отреагировали широко распахнутыми от удивления глазами. И Цин Шуй сам удивился, впервые в жизни он обнимал сразу двух девушек. Никому не понять, каково это, пока мужчина сам не попробует. Может быть, по этой причине многие мужчины мечтали побывать с двумя девушками одновременно.
  Фэй Уцзи стоял в сторонке и радостно наблюдал за тремя "детишками". А вот Гунсунь Цзяньу была очень смущена. Весьма смущена. Ей не было грустно, она ожидала такого исхода. Она знала, что она умна, квалифицирована, многие говорили, что она очень умна и мудра. И все равно она ничего не могла с собой поделать - он нравился ей, даже, несмотря на то, что у него была женщина, и не одна, и сегодня она их увидела. Две красавицы были бесподобны, их красота была настолько подавляющей, что могла низвергнуть империи. Может быть, лишь сама Хозяйка Дворца Туманного Зала могла бы сравниться с ними по красоте.
  "Давайте пойдем ко мне и отпразднуем победу!" радостно предложил Цан Уя.
  Фэй Уцзи не сказал ни слова с самого начала до конца, только бровь поднял. Но радостная улыбка все-таки появилась на его лице. И этот факт не увернулся от зоркого взгляда Цан Уя.
  "Уцзи, отпусти ситуацию. Не думай слишком много. Он единственный, кто относится к тебе лучше всех во всем этом мире, но иногда у него просто нет выбора", мрачно сказал старик. Фэй Уцзи продолжал молчать. Он знал, что только его Учитель относился к нему лучше всех. Он был единственным, кто заботился о нем, как родной отец.
  Минъюэ и Лю-Ли не переставали радостно улыбаться, их раскрасневшиеся от радости лица светились счастьем. Люди всегда учатся ценить то, что имеют только после того, как потеряют. На этот раз они чуть не потеряли Цин Шуя, но, к счастью, обрели вновь.
  "Цин Шуй, так неожиданно, что с твоей силой? Если бы Старый Мастер знал об этом, ему не пришлось бы придумывать всякие схемы. Он уже был готов позволить всем им остаться жить в Небесном Дворце..."
  "Старый Мастер..."
  "Цин Шуй, ничего не говори больше. Я не смог защитить Цанхай. Но я смогу защитить всех, кто в родстве с ним, даже ценой своей жизни. Человек, которого тебе на самом деле стоит благодарить, это твой Боевой Дядюшка. Он нарушил свой зарок, чтобы спасти тебя", вздохнул Цан Уя.
  Цин Шуй молчал, но каждое слово отзывалось в его сердце. Люди, которые так искренне относились к нему, люди, которым он был должен за их доброту, не должны были остаться без ответной благодарности с его стороны.
  Вся компания с удовольствием пообедали вместе в резиденции Цан Уя. Все были счастливы, особенно Цин Шуй. широкая дорога открывалась перед ним, все, что ему было нужно это просто шагнуть на нее.
  "Цин Шуй, какие у тебя дальнейшие планы?" спросил Цан Уя, отхлебнув чаю из чашки, когда они закончили обедать.
  "Домой хочу вернуться на полгодика. Если все пойдет хорошо, я вернусь обратно в Небесный Дворец. Но я не могу надолго оставаться, потому что хочу поездить по миру!" ответил Цин Шуй, подумав слегка. Его голос прозвучал тихо, но уверенно.
  "Хороший парень, так и сделай. Хорошие планы", ответил Цан Уя, не задавая лишних вопросов. Тон его голоса был ровным, а выражение лица не менялось.
  "Старый Мастер, Цин Шуй помнит, что вы сделали для него, он никогда об этом не забудет!" с улыбкой ответил Цин Шуй, однако ничего не сказал про ответную благодарность. Он знал, что Старый Учитель не ради благодарностей делал это.
  Тем временем Цин Шуй стал самой обсуждаемой фигурой в Небесном Дворце. Неожиданный победитель появился в Небесном Дворце. Все только и говорили, что о Цин Шуе и его молоте.
  Роскошная дама в одном из павильонов в Хлопковом Зале говорила крепкому молодому человеку рядом с ней:
  "Ганцзэ, что ты думаешь о силе Цин Шуя?"
  Ее голос был звонким и мелодичным, словно пение птицы, и слегка вальяжным и испорченным тоже. Если бы Цин Шуй был там, он бы сразу узнал эту женщину. Это была Си Юэ, та, которую он назвал сумасшедшей.
  "Что не так, детка? Потому что я недостаточно богат? Поэтому ты хочешь быть с ним?" Мужчина по имени Ганцзэ обнял Си Юэ и засмеялся. Глубокие глаза на его упрямом лице светились звериным инстинктом.
  "Сюй Ганцзэ, давай я повторю. Я не чувствую ничего к нему, я не хочу с ним связываться. Прекрати связывать меня с ним", неожиданно рассердилась Си Юэ.
  "Пф, маленькая шлюшка, ты - женщина Сюй Ганцзэ. Тебе даже думать о других мужчинах запрещено!" глаза мужчины вспыхнули с еще большей злостью.
  "Ты теперь на меня наезжаешь? Ты готов верить слухам, чем мне? Отпусти меня!" закричала Си Юэ и попыталась освободиться.
  "Верить тебе? Ты вообще понимаешь, как у тебя лицо от радости светится, когда ты упоминаешь Цин Шуя? да любой по твоему лицу поймет, что ты тра..лась с ним!" фыркнул Сюй Ганцзэ с презрением.
  "Тогда какой нам смысл быть вместе? Я расстаюсь с тобой, Сюй Ганцзэ. С этого момента мы с тобой чужие люди", с болью в голосе сказала Си Юэ. Она заметила, что и его глаза вспыхнули от боли.
  "Ха-ха, на воре и шапка горит! Как только я поднял эту тему, ты сразу собралась расставаться! Так ты торопишься в объятия к этому ублюдку!" расхохотался Сюй Ганцзэ.
  "Т-ты... Как я ошибалась! И что я только в тебе нашла? Ты самодовольный дурак!" сердито плюнула Си Юэ и собралась уходить.
  "Хочешь уйти? Давай развлечемся перед расставанием!" в комнату вдруг вошли четверо крупных высоких молодых человека.
  "Не уходи. Тебе понравится", глаза Сюй Ганцзэ светились похотью. Он решил использовать Си Юэ, как награду за услугу, которую ему оказали его братья. Все равно они собрались расставаться.
  Си Юэ смотрела с ужасом на своего бывшего парня. Она закричала, что есть силы:
  "Извращенец! Урод! Животное! Т не боишься, что Клан Си тебя просто уничтожит?"
  Сюй Ганцзэ смотрел на нее, не меняя выражения лица. Затем он переглянулся с пришедшими друзьями. Возможно, из-за своей звериной похоти и страсти, он вдруг гадко рассмеялся.
  "Я оставлю тебя в живых. Но потому что я тебя не трону. А вы развлекайтесь, братья. Наиграйтесь с ней вволю. Играйте с ней до ее смерти", сказал он своим друзьям.
  Оставшиеся парни с восхищением рассматривали прекрасное лицо Си Юэ и ее хорошо сформированную фигуру. Ее кожа была такой нежной и прекрасной, а глаза слово осенние воды. Слезы на ее лице делали ее такой жалкой, но это только подогрело их сексуальный интерес.
  "Я лучше умру, чем позволю вам дотронуться до себя!" Си Юэ смотрела на Сюй Ганцзэ с бешеной ненавистью в глазах. Вдруг она сделала резкое движение рукой прямо к своему лицу, не оставляя им никакого шанса.
  Все случилось очень быстро и без промедлений. Никто бы не успел ее остановить, при всем желании.
  Аааа!
  Парни с ужасом смотрели, как на их глазах разворачивается ужасная сцена. Девушка, нежнее весеннего цветка, оказалась невероятно сильным человеком. Теперь перед ними предстала ужасная картина.
  "Черт. И не потр....ся, и в дер..о вляпался", выругался сильный мужчина, у которого на одном глазу было опущено веко.
  "Ганцзэ, мы к этому не имеем никакого отношения. Это никак к нам не относится. Запомни это. Ты иди и сам объясняйся с Кланом Си", безобидный с виду толстячок нервно хихикнул.
  "Разве не было уговора, что мы все отвечаем за это? Конечно, если мы объединимся в несколько кланов, мы сможем легко противостоять Клану Си. Вы не можете так поступить со мной", Сюй Ганцзэ вдруг побледнел. Он в панике смотрел на своих "Братьев".
  "Тупой малыш, проснись. Мы даже пальцем ее не тронули. А она была твоя подружка. Наш клан - не твой клан. Мы вообще не имеем права голоса в нашем клане. Так что думай, что тебе делать, сам!" сказал невысокий парень. А этот парень был обязан Сюй Ганцзэ жизнью... Но такова человеческая натура. Никогда не знаешь, когда в твоих "Друзьях" проснется личный интерес. А личный интерес всегда был превыше интересов других. Все летят поодиночке, когда наступает большая буря.
  "Парни... Вы чего... Как вы можете так.... Разве не осталось в вас хоть немного верности к друзьям?" заторопился Сюй Ганцзэ.
  "Верность? Давай вернемся к этому разговору, если ты останешься в живых", презрительно усмехнулся мелкий.
  "Ты не боишься, что я расскажу, что вы все вынудили ее убить себя?" Сюй Ганцзэ решил использовать последний козырь и утянуть всех за собой на самое дно.
  
  Глава 334. УБЕЙ. Не зови меня больше братом.
  "Ты не боишься, что я расскажу, что вы все вынудили ее убить себя?" Сюй Ганцзэ решил использовать последний козырь и утянуть всех за собой на самое дно.
  "Ха-ха, а ты думаешь, что Клан Си тебе поверит?"
  И в этот момент дверь комнаты с грохотом распахнулась. В комнату вошел немолодой человек. Его аура была острой, как лезвие ножа. Сюй Ганцзэ и его товарищи побледнели при виде вошедшего. Цвет их лиц можно было сравнить с серым пеплом! Глаза мужчины сразу же устремились туда, где на полу лежала безжизненное тело. Вместо ее головы была огромная лужа крови. Но человек не ошибался - перед ним была его любимая маленькая сестренка.
  Он был легендой Клана Си, старший брат Си Юэ. Подъемы и падения Клана Си были тесно связаны со всем, что он делал, потому что он был наследником клана. Он был способен привести клан к славе.
  Си Жи считался сильнейшим среди молодого поколения, хотя вряд ли его можно было считать молодым. Ему должно было исполниться 40 лет, так что он входил в тот возраст, когда юность заканчивается и начинается зрелость.
  Благодаря его настоящему таланту, он смог достичь вершины 5-го уровня Боевого Короля до достижения им сорокалетнего возраста. Даже такой выдающийся боец, как Цанхай, смог достичь вершины 6-го уровня Боевого Короля в возрасте 80 лет. А Цанхай был известен как гений Небесного Дворца!
  Талант Си Жи нисколько не уступал таланту Цанхая. Преодолевать уровни после 5-го уровня Боевого Короля было так же сложно, как подниматься в небеса. Однако за 40 лет и с помощью некоторых ценных лекарственных средств, Си Жи вполне мог достичь высот, которых достиг в свое время Цанхай.
  "Брат Си..." слабо позвал Сюй Ганцзэ.
  "ТЫ УМРЕШЬ!"
  И без того агрессивная атмосфера в комнате стала еще более ошеломляющей, до такой степени, что все присутствующие начали задыхаться. Сюй Ганцзэ похолодел с ног до головы, словно его опустили в ледяную прорубь. Он понял, что его жизнь подошла к концу.
  "Брат Си, это все Цин Шуй и они...." Сюй Ганцзэ показал на остальных парней и фальшиво захныкал.
  "Я найду Цин Шуя. Но сегодня вы все должны умереть. И ваши кланы тоже ответят за это. Я не против стереть их с лица земли, если смогу", мужчина говорил медленно, словно растягивая слова. Он подошел ближе к Сюй Ганцзэ.
  "Но старший брат Си, я не хочу умирать! Пощади! Я не хочу..."
  "Сяо тоже не хотела умирать. Но она была одинока. Но ведь вы любили друг друга. Наверное, она любила тебя", голос Си Жи был холоден и без эмоций, "Ганцзэ, хорошо посмотри на лица этих людей. Ты будешь смотреть, как они умирают. Ты будешь доволен, так ведь?" продолжил он. Его голос был спокоен, как глубокие воды подземного озера. Но все знали, что в любой момент он мог взорваться яростными волнами, которые врезаются в берег во время бури.
  Сюй Ганцзэ знал, что шансов на выживание у него было ровно ноль, поэтому он сжал зубы и сказал:
  "Тогда, Брат Си, я хочу, чтобы ты убил их очень жестоко. Я посмотрю, даже зная, что и ты убьешь меня после них".
  "Твое последнее желание будет исполнено!"
  Си Жи резко рванулся к одному из парней. Остальные трое попытались сбежать, но не успели они сделать и пары шагов, как раздался жуткий хруст. Крики ужаса и отчаяния последовали немедленно. Трое парней упали недвижимые на пол, их позвоночники были сломаны!
  Бам!
  Ребра первого парня рассыпались в крошку. Но этого было недостаточно, чтобы парень умер на месте.
  "Сяо Юэ, смотри. Твой старший брат не даст им уйти. Я пошлю этого вслед за тобой и очень скоро!" тихо произнес Си Жи, его глаза были мокрыми от слез.
  Ка-Ча!
  Кости ноги ниже колена захрустели.
  КА-ЧА!
  Бедра!
  Руки, плечи. Оставшиеся ребра... К моменту смерти парень получил 206 переломов костей.
  Остальным лишь оставалось смотреть на ужасающую сцену, разворачивавшуюся перед ними. Бледные лица мужчин скривились от ужаса. У них не было даже сил покончить с собой. Крики ужаса давали понять, что остаток их жизни будет гораздо хуже смерти.
  Комната была хорошо изолирована, сам дом находился в довольно уединенном месте. Бедная Си Юэ и не подозревала, что ее ждет, когда шла сюда.
  Оставшиеся трое парней таким же способом попрощались со своими никчемными жизнями. Си Жи в последний раз посмотрел на Сюй Ганцзэ, который успел все же совершить самоубийство, поднял тело Си Юэ и вышел прочь.
  "Ганцзэ мертв..." Сюй Шицзи из Клана Сюй сидел на своем любимом стуле тайши.
  "Да, Старый Мастер. А также Чжэн Чжун из Клана Чжэн, Чжоу Юань из Клана Чжоу, Чжу Хуэй из клана Чжу и Вэй Сюн из Клана Вэй!" подтвердил мужчина, одетый в простую одежду, низко опустив голову.
  Сюй Шицзи выглядел на пятьдесят лет. Не сказать, что он был красив, но мужествен точно. Клан Сюй был очень близок с кланами Чжэн, Чжоу, Чжу и Вэй. Они все были связаны друг с другом, это были взаимовыгодные деловые отношения, построенные на чистом интересе. У Сюй Шицзи был темный секрет, который тесно связывал его с любовницей главы Клана Чжэн.
  Ему нравилось наставлять рога главе Клана Чжэн. Более того, она была важной шпионкой в Клане Чжэн, ведь она была самой любимой наложницей главы Клана Чжэн, Чжэнь Юаньхао.
  Сюй Шицзи велел немедленно собрать представителей других кланов. Вопрос был серьезным. Пять кланов срочно собрались в главном зале Клана Сюй. Глядя на их несчастные лица, Сюй Шицзи понял, что и до них дошли печальные новости.
  "Что предлагаете? Наверное, этот Си Жи не осмелится что-то сделать против нас, они будут бессильны против нас, если мы все объединим свои усилия. Но через несколько десятков лет наши кланы сотрут с лица земли девяти континентов. И я предсказываю, что многие из нас погибнут ужасной смертью", Сюй Шицзи быстро расписал самые важные моменты.
  Все были прекрасно осведомлены о выдающемся таланте Си Жи и его потенциале на будущее!
  "Тогда как нам это сделать? Мы даже не можем обсуждать возможности его убийства, потому что закон Небесного Дворца запрещает", сказал Чжоу Дачуань, озабоченно нахмурившись.
  "НУ, пока мы все держимся вместе, он не навредит нам", подумав, сказал Чжу Хунфэй из Клана Чжу.
  Все эти люди потеряли своих сыновей, но, похоже, не печалились об этом. У главы Кланов было много сыновей. Чем больше был клан, тем слабее была семейная кровь. Все держалось на максимальном продолжении рода.
  "Хунфэй, это правда, мы не можем нарушать закон. Но при определенных условиях, найдутся люди, которые освобождаются от действий законов. Когда время подойдет, мы, пять кланов, объединим свои усилия. Вместе мы легко сможем опрокинуть даже абсолютную власть". Судя по всему, у Сюй Шицзи был авторитет среди этих людей. Их кланы, возможно, были небольшими, но и Клан Си был не особо большим. Поэтому все вместе они могли выдержать натиск Клана Си.
  "Мы можем избавиться от него чужими руками", вдруг предложил Сюй Шицзи, подумав немного.
  "Брат Сюй имеет в виду Цин Шуя из Зала Звездной Луны", заговорил доселе молчавший Вэй Сюн из Клана Вэй.
  "Все верно, Брат Вэй".
  "Но как нам подставить его?" Вэй Сюн хоть и предложил выход, не смог придумать применение своей идее. Сюй Шицзи смотрел на присутствующих с улыбкой, затем продолжил:
  "Я очень хорошо знаю характер Си Жи. Я знаю, что он бросит вызов Цин Шую. Мы можем предложить Цин Шую подарки. Было бы лучше всего, если бы он убил его. По крайней мере, сделал бы его инвалидом, чтобы он никогда больше не смог развиваться на пути культивации".
  "А как нам привлечь Цин Шуя? И он точно сможет победить Си Жи?" Вэй Сюн задал вопрос, который был у всех на уме.
  "Деньги, красавиц, сокровища. Он молодой человек. Должно быть что-то, перед чем он не может устоять. Мы, конечно, не особо развивались в последние годы, но достать все это для нас не составит труда, так ведь?" и, не дожидаясь реакции окружающих, Сюй Шицзи продолжил, "Вот, я предлагаю вам подумать над такой информацией. Вы в курсе, что после боя между Фэн Уцзи и Цин Шуем, первый отделался лишь ранением, а во всех остальных боях Цин Шуй сделал всех противников инвалидами?"
  "Ты хочешь сказать, что между Кланом Фэн и Цин Шуем было соглашение?" лицо Вэй Сюн оживилось.
  "Пока у нас есть то, что ему нравится, мы можем воспользоваться его слабостями".
  ..............................
  Когда Цин Шуй вернулся к себе, был уже вечер. У двери его поджидала Янь Лин"Эр, тревожно шагавшая взад-вперед, с довольно удрученным выражением на лице. Она остановилась, как только увидела Цин Шуя.
  Когда он приблизился к ней, она быстро выпалила:
  "Брат Цин Шуй, Сестра Си Юэ мертва!"
  "Си Юэ?"
  Цин Шуя застала врасплох эта новость. Он вспомнил ту девчушку, которую он мимоходом обозвал сумасшедшей. Он вспомнил, что она была очень красива, и что он сталкивался с ней несколько раз. Но, в общем, они не особо общались друг с другом. Однако Цин Шуй вообще мало с кем общался. Поэтому новости о ее смерти вдруг повергли его в уныние, потому что смерть женщины всегда подобна увяданию цветка. Он стоял, не зная, что и сказать.
  "Ее заставили убить себя. Ее жених подтолкнул ее к этому. Но все они умерли. Все ее обидчики. Ее старший брат Си Жи расправился с ними". Янь Лин"Эр говорила быстро и тихо. Цин Шуй все еще не мог прийти в себя.
  "Ее жених, Сюй Ганцзэ слышал, как ты ее оскорблял. А потом он узнал, что сестра Си Юэ искала тебя. И он подумал, что вы тут того... ну, друг с другом..."
  Эти слова повергли Цин Шуя в шок. Потому что он прекрасно понимал, что означает "Я не убивал Бо Жэнь, но Бо Жэнь умерла из-за меня..."
  "Ее старший брат Си Жи уже все знает. Может быть, он захочет разобраться и с тобой. Поэтому я пришла попросить тебя кое о чем", тихо продолжала Янь Лин"Эр.
  "Что такое? Говори", несмотря на все, что происходило между ними, Цин Шуй чувствовал и свою долю вины в случившемся.
  "Старший Брат Си Жи - очень талантливый культиватор Небесного Дворца. Хотя я почему-то думаю, что он слабее тебя. Я бы хотела, чтобы ты, Брат Цин Шуй, полегче бы с ним обошелся", совсем тихо закончила свою мысль Янь Лин"Эр.
  Если будет дуэль не на жизнь, а на смерть, то пощадить противника было трудной задачей. Человек все равно будет стараться показать, на что он способен, даже если его жизни ничего не угрожает. Более того, девушка дала понять, что Цин Шуй лишь слегка сильнее его!
  Цин Шуй смотрел на хрупкую и добрую девушку. Он сбился со счета, как много раз она назвала его Братом. Ненависть к клану Янь в его сердце была велика, хоть он и понимал, что эта девчушка не имела к ним особого отношения. Но снова он вспомнил, что в будущем ему суждено разбить ей сердце.
  Ничего, на этот раз он выполнит свое обещание. Но когда он вернется в Клан Янь, кто бы ни подошел к нему, тот станет ему врагом.
  "Я могу тебе это пообещать, но не называй меня больше Старшим Братом. Ты узнаешь потом, почему", Цин Шуй прошел мимо Янь Лин"Эр к себе в комнаты.
  
  Глава 335. Есть вино Ну Эр Хун и Сливовое Вино, очищающее кости и дух
  Янь Лин"Эр смотрела вслед Цин Шую, не понимая, почему он так поступал сам с собой. Теперь она не могла ни о чем больше думать, кроме его просьбы не называть его больше старшим братом.
  В своей комнате Цин Шуй сел на кровать и стал думать, почему вся эта ситуация оказалась связанно с ним. Он ведь ни слова не говорил.
  Цин Шуй слышал про этого Си Жи. Он ухаживал в свое время за Хозяйкой Дворца Туманного Зала. Почти все вокруг знали об этом. А еще он был гением, которого никто не мог превзойти. Хотя сейчас о нем мало говорили, потому что появился Цин Шуй, но имя Си Жи время от времени упоминалось то тут, то там. Гениев было очень мало, и их имена были известны, ведь никто не мог сравниться с ними.
  Цин Шуй знал о существовании Си Жи, и о его Семье Си!
  На самом деле Семья Си считалась третьей по влиянию семьей в Небесном Дворце. Выше них были Семьи Сун и Фэн. Среди таких неортодоксальных семей, как Сюй, Чжоу, Чжу, Вэй и Чжэн, семья Си была сильнейшей.
  Продвижение одной семьи было сложнее, чем продвижение отдельного воина, не важно, большая то семья или маленькая. Более того, когда семья расширялась до определенной степени, в ней могло появиться и двое, и трое мощных воинов. И без лидера, который бы мог управлять присутствием всех членов семьи, всегда был риск, что эти сильные воины разобьют семью на несколько маленьких семей. Такие семьи приходили в упадок, ведь возникала необходимость в реорганизации. Существовали внутренние и внешние факторы, приводившие к расщеплению, но, несмотря на какой фактор именно, раз разобщение семьи началось, влияние оригинальной семьи очень сильно снижалось. И любые "союзные соглашения" действовали временно.
  Таков был закон. В мире девяти континентов было очень немного семей, которые бесконечно процветали, не ослабевая. Были, конечно же, исключения, но они были редки, словно перья феникса или рога единорога!
  В Семье Си был один Верховный Старший. Хотя его жизнь подходила к концу, его способности были еще о-го-го, поэтому Семья Си надеялась на него. Верховному Старшему было уже больше 400 лет; Семья Си надеялась, что когда он умрет своей смертью, Си Жи сможет поддерживать семью Си. Ведь воины вершины Боевого Короля способны прожить до 500 лет.
  Цин Шуй вошел в свою Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Неожиданно возникли новые проблемы, поэтому он не стал собирать созревшие фрукты. Теперь, когда время в его сфере увеличилось, Плоды Увеличения Силы, Проворности приносили по три урожая каждые три года, что превосходило все ожидания.
  Плод Энергии (Плод Красоты) был еще далек от следующего урожая, потому что Цин Шуй не так давно собирал их. Однако на веточках уже завязались голубенькие ягодки размером с ноготь большого пальца.
  Цин Шуй быстро сложил остававшиеся после последнего сбора плоды в хранилище. В Сфере вечного фиолетового нефрита с ними ничего не случалось, как долго бы они там не пролежали.
  Цин Шуй сделал специальный погреб у себя в пространственной сфере, чтобы хранить вино. Год в сфере означал сто пятьдесят настоящих лет. Поэтому Цин Шуй запас тонны и тонны вина в своей сфере.
  Среди этих вин были Ликер На Кости Тигра, который Цин Шуй варил сам. На этот раз он даже добавил новых ингредиентов и ценные тысячелетние лекарственные травы.
  В мире девяти континентов было особое вино под названием Ну Эр Хун. Это вино готовилось и хранилось с рождения дочери до ее свадьбы.
  Это вино имело простой вкус, когда было молодым. Но чем дольше оно хранилось, тем ароматнее оно становилось. За тысячу лет вино становилось на вкус как высший нектар.
  Но из-за его особых характеристик, Ну Эр Хун не доводили до возраста в сто лет. Девушки выходили замуж быстро, а за два десятка лет вино не набирало особенного вкуса. Так что и говорить было про существование тысячелетнего вина Ну Эр Хун!
  У Цин Шуй в хранилище было несколько бутылок в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, где год равнялся 150 реальным годам. Поэтому сохранение вещи в течение тысячи лет было легко: он же выращивал тысячелетние травы.
  Были и другие виды вина кроме Ну Эр Хун. Например, Змеиный Ликер, который считался одним из лучших вин. Оно лишь слегка уступало легендарному Пьянящему Туману. Жаль, что Цин Шуй только слышал о нем. Говорили, что оно усиливает романтичность атмосферы, оживляет энергию Янь! Оно было удивительно похоже на действие Бриллиантовой Гранулы и Гранулы Росы Нефрита! Конечно, Змеиный Ликер был не только афродизиаком, но и питало тело, защищало от слабостей.
  И тут снова зацвел Цветок Жизни. Его лепестки стали еще более живыми, излучая мощную жизненную силу. Когда Цин Шуй увидел корень безымянного дерева, он заметил розоватые лепестки, размером с чашку, начали увядать. Цин Шуй разволновался, не знал, какой же плод ожидал его под цветком, который цвел целую тысячу лет!
  Цин Шуй было нечем заняться, поэтому он решил успокоить себя. Выловив зеленую черепашку из пруда, он сварил себе супчик по тому же рецепту, что и Во Всех Смыслах Питательный Суп. Он добавил туда специй, и прекрасный пьянящий и освежающий аромат потянулся из кастрюли. Цин Шуй не сдержался и попробовал.
  Когда у него появилась Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй стал понимать, почему люди в его прошлой жизни так ценили деликатесы. Жажда еды и наслаждений были частью человеческой натуры; хотя для кого-то удовольствие было важнее, заниматься этим постоянно было невозможно. От этого легко было устать, если заниматься этим слишком часто. А вот еду нужно было принимать каждый день, по нескольку раз. Более того, для многих еда была приоритетом. Еда стояла впереди удовольствий.
  Когда человек сыт и в тепле, его сексуальные желания возрастают, поэтому еда часто является необходимым условием перед тем, как человек подумает об удовлетворении сексуального желания.
  Цин Шуй проверил суп в кастрюльке, помешал его и зачерпнул поварешкой себе в тарелку горячего вкусного супа. У него увеличилось слюноотделение, он закрыл глаза и дал супу медленно наполнить его желудок и расслабить его тело.
  Цин Шуй захватил с собой в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита пару кастрюль, поэтому тут же приступил к приготовлению креветок, крабов, рыбы. Все имело чудесный вкус, даже лучше, чем раньше.
  С тех пор, как он перешел на пятый уровень, Цин Шуй решил продумать все свои планы, решив, что ему нужно вернуться домой пораньше, чтобы собраться с мыслями.
  С самого начала самой большой проблемой был выход на новый уровень. Теперь он был достигнут, поэтому для приготовления ему нужно было совсем немного времени. И Цин Шуй решил вернуться. Он увеличит способности своей Семьи Цин за следующие два года, возможно, воспользуется Гранулой Концентрации Духа, чтобы увеличить скорость их культивации.
  Гранула Концентрации Духа была самой ценной гранулой в мире девяти континентов, хотя та, что сделал Цин Шуй, могла увеличить время скорости культивации только на один шаг, тем не менее, она оставалась лекарством, о котором многие даже мечтать не могли.
  Цин Шуй радовался каждый раз, когда вдруг вспоминал, что вышел на пятый уровень Древней Техники Усиления. Каждый раз его охватывал огромный восторг от мысли, что он обладал теперь безграничными возможностями, которые давали ему надежду на будущее.
  Он поднял голову и увидел белоснежные цветы сливы вдалеке. Цин Шуй прошел до дерева, посмотрел на эту красоту и решил сорвать немного для вина. Вино на цветках сливы было прекрасным занятием для него, пока он решил взять время для отдыха.
  Не в первый раз ему приходилось делать вино, но впервые это. Он решил использовать цвет сливы в качестве основного ингредиента, добавив некоторые специи и особенные трав. Например, туда пошел плод увеличения силы, проворности, плод энергии, несколько других фруктов, плоть золотого линчжи пяти тысяч лет, кровь золотой черепахи, кровь тысячелетнего моллюска, порошок жемчужины тысячелетней раковины.
  Приготовив все, Цин Шуй приступил к своему особенному методу приготовления вина из кулинарной книги, чтобы соединить все ингредиенты и очистить их от осадка. Метод варки вина на цветках сливы однозначно отличался от того способа, которым он готовил вино на кости тигра.
  Разница была в том, что для варки ликера требовалось много инструментов, а для вина на цветках сливы - только ручной способ варки лекарств.
  Для перегонки вина на цветках сливы Цин Шуй использовал Бронзовый Котел, который он выковал в Южном Городе. Кроме этого котла он еще сделал себе несколько винных кубков. Он ценил вещи из прошлого, они несли какую-то ауру доминирования. Найти новый котел и кубки в мире девяти континентов не составляло труда. Поэтому для Цин Шуя было важно, что он выковал это сам!
  Для перегонки вина Цин Шуй подключил свое первобытное пламя. Хотя варить вино было не так сложно, как культивировать лекарства, все равно он прикладывал немало усилий.
  Закончив с вином, Цин Шуй начал тренироваться в позабытых боевых техниках, например, Форму Журавля. Закончив с ней, он перешел к другим формам Мимикрии Девяти Животных.
  Цин Шуй решил соединить Шаги Журавля с Шагами Свободного Духа, которые удивительно легко слились с Шагами Облака Тумана, которые Цин Шуй так быстро понял и научился.
  Умение смешивать техники само по себе было повышением уровня. Это считалось положительным моментом для воина, когда тот умел соединять разные техники.
  Цин Шуй быстро достиг удивительно высокого уровня владения шагами. Те шаги, которые он исполнял сейчас, были результатом слияния. Он, конечно, считал их Шагами Облака Тумана, потому что их влияние было наиболее ощутимо. Тем не менее, в них была и легкость Шагов Свободного Духа, эффективность Призрачных Шагов и Поступи Журавля.
  Между тренировками Цин Шуй занимался медициной, и почти закончил Первобытную Гранулу Ветра и Воды. Эти результаты приводили Цин Шуя в еще больший восторг. Он не знал, какого уровня была эта лекарственная гранула, но так как для ее исполнения требовался огромный опыт, больше, чем для получения Гранулы Красоты, он подумал и решил, что это был третий Королевский уровень.
  Третий королевский уровень имел тройное действие. Кровь Цин Шуя закипела при одной только мысли об этом. Эффект от одной гранулы был сравним с Ударом Грома или Силой Бешеного Быка.
  Самый главный эффект от Удара Грома был не увеличением силы атаки на 30%, а состояние онемения противника. Ведь 30% увеличения было не ахти, каким важным атрибутом для легендарной боевой техники.
  Прошло три дня в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Цин Шуй открыл бронзовый котел, в котором искрилось прекрасное вино на цветках сливы. Легкий аромат сливового цветения и странный, освежающий запах, слегка мускусный, слегка сандаловый, наполнил воздух вокруг.
  Цин Шуй сразу почувствовал прилив сил, даже появилось ощущение, что кожа увлажнилась и смягчилась.
  Вино на цветках сливы было чуть плотнее воды, прозрачное и чистое, каким и должно было быть. Оно не было разноцветным, но было идеально чистым, как сами цветы сливового дерева.
  
  
  
  Глава 336. Хозяйка Дворца Туманного Зала, это она та женщина с портрета красавицы?
  Цин Шуй прикинул, что того количества цветков сливы, которые он пустил на вино, должно было хватить на целый котел. А котел был размером с голову взрослого человека, весом в 10 килограмм.
  Цин Шуй вынул кубок и специальной бронзовой поварешкой налил в него вина. Кубок был прекрасным, изящным, с тремя невысокими ножками у основания.
  Внимательно рассмотрев вино, Цин Шуй сделал глоток. Его рот неожиданно обожгло умопомрачительное ощущение, свежесть хлынула в лоб и резко спустилась до самых пяток. Изумленный Цин Шуй наслаждался расслабленностью, охватившей все его тело. Словно момент, когда мужчина и женщина занимаются сексом, слова "ощущение крайнего комфорта" даже приблизительно не способны описать его состояние.
  Вот это был эффект! Цин Шуй подумал, что это вино было получше любых лекарств. Он понимал, что этот прекрасный сладкий аромат и чудодейственные ощущения были благодаря действию цветков сливы. Эти исключительные цветы вкупе с особыми методами варки, были особенно освежающими, способными очистить организм человека. Эффект был незначительным, но очевидным. И теперь этого вина у Цин Шуя было достаточно, чтобы наслаждаться им долгое время.
  Он добил остатки вина большими глотками с таким удовольствием, словно пил божественный нектар. Он закрыл глаза, чтобы насладиться этим дивным ощущением.
  Затем он снова тренировался, пока его не выкинуло из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  Когда он вышел, стояла поздняя ночь. Перед выходом ему на глаза попался портрет Красавицы. Он невольно вспомнил все, что случилось с ним в том странном сне. Это был тот момент, когда его Сфера Вечного Фиолетового Нефрита поднялась до 5-го уровня, а еще появился Энергетический Плод.
  Именно энергетический плод позволил ему быстро сделать Гранулу Красоты, плюс он совершенно неожиданно пробил барьер 4-го уровня Древней Техники Усиления. И все это произошло благодаря той женщине.
  Причина была в том, что он тайком прикоснулся к ее груди. И в тот самый момент он чуть с ума не сошел от тех чудесных прикосновений. Он не мог сопротивляться этому соблазну.
  Одного лишь не знал Цин Шуй, что каждый раз, вспоминая об этом, он подсознательно делал этой женщине больно.
  ............
  На самой вершине Туманного Зала!
  Обворожительная женщина села в своей кровати. Она почувствовала, как невидимая рука коснулась ее мягкой груди.
  "Этот ублюдок!" сказала она, нахмурившись. Не в первый раз она просыпалась от этого. С тех пор, как ей приснился тот странный сон, эта ситуация случалась с ней по крайней мере раз в день, если не чаще. И ей очень не нравились эти ощущения. Она сначала думала, что у нее галлюцинации, но ощущения были слишком реальными. Сон, который приснился ей, создал своего рода связь между ней и тем мужчиной, который повстречался ей среди моря цветов.
  Лицо женщины слегка порозовело. Ей красота была невероятна, словно лунная дымка. Цин Шуй, если бы увидел ее, немедленно бы заметил ее схожесть с Ие Цзянъэ, она обладала такой же неземной аурой. И на Цанхай Минъюэ она была шокирующе похожа. Ее аура была комбинацией ауры обеих девушек - Цанхай Минъюэ и Ие Цзянъэ.
  И вдруг на нее снова нахлынуло это раздражавшее ее ощущение, и она ничего не могла с ним поделать. Невидимая рука продолжала трогать ее за грудь.
  "Если ты продолжишь это делать, я тебя убью!" закричала она в сердцах. Цин Шуй почувствовал, словно дуновение ветра, вызвавшего сопротивление.
  Так эта женщина была на самом деле Хозяйкой Дворца Зала Тумана!
  В тот момент Цин Шуй был погружен в свои чудесные ощущения, поэтому резко проснулся, словно от чьего-то громкого командного крика.
  "Странно, мне показалось, что я слышал ее голос!" Цин Шуй был крайне озадачен. Впервые в жизни он слышал подобный голос, но он был почему-то уверен, что этот голос принадлежал женщине из его эротического сна.
  "Это ты? Я слышал, что ты только что сказала. Ты со мной говоришь?" подумал он про себя.
  "Ты все еще здесь?"
  "..."
  Цин Шуй позвал ее вслух, сидя один в своей комнате, словно какой-то лунатик. Но в ответ ничего не услышал. Сам не зная почему, он немного расстроился. Он очень хотел поблагодарить эту женщину за то, что оказала ему такую огромную помощь. Жаль, что он не знал, существовала ли она по-настоящему в мире девяти континентов.
  Цин Шуй вдруг вспомнил про "Взаимодействие духовного чутья". Он подумал, что та женщина использовала свою духовную энергию, чтобы накричать на него, передав ее через расстояние. Этот метод требовал очень высокого уровня, огромной реальной силы, особенно силы духа.
  Цин Шуй перешел на 5-й уровень своей сферы, употребил в пищу два плода энергии, поэтому его текущий уровень духовной энергии был гораздо выше, чем раньше.
  Он попытался передать свою духовную энергию на как можно дальнее расстояние, что даже Янь Лин"Эр, которая в тот момент валялась в своей постельке, вдруг появилась в его духовном чувстве. Более того, около размытой фигуры Янь Лин"Эр он ощутил слабое свечение размером с кулак.
  Затем он увидел еще несколько фигур с похожим слабым свечением. Он понял, что размеры территории, которую покрывало его духовное чутье, расширилась. Также увеличилась его способность проверять "огонь жизни" внутри тела человека, которая позволяла ему ощущать уровень культивации.
  Он расширил свое духовное чутье. До прорыва его хватало всего на расстояние не более десяти метров. По слухам, это была легендарная способность святого.
  На пути его духовного чутья попадались несколько размытых образов "Пламени жизни", их сила отличалась друг от друга.
  Вдруг Цин Шуй почувствовал, что что-то коснулось его духовного чувства. Чувство это было странное, очень неуютное. Наверное, то же самое ощущали те, за кем шпионил он. Наверное, его обнаружили и за ним следили!
  Цин Шуй свернул свое духовное чутье и лег обратно в кровать. Он заметил, что впервые ему вдруг не хотелось спать. Он не знал, почему, но ему вдруг так сильно захотелось вернуться домой.
  А в то же время Хозяйка Дворца Зала Тумана рассеянно заметила:
  "Он здесь. В Небесном Дворце. Я чувствую его присутствие здесь. И его духовное чутье!"
  Она все думала и думала. Затем она встал и оделась. Было уже очень поздно, но ей было все равно. Уже много дней она ощущала это знакомое духовное чутье, более того, в реальности. Она думала, что мир девяти континентов такое огромное место, ей было интересно, кого же именно она повстречала посреди моря цветов в том странном сне. Она понимала, что повстречать его было просто невозможно. Просто тогда она еще не знала, что все это случилось из-за таинственного портрета красавицы, который связал их вместе, из-за которого случился тот странный сон. Более того, портрет позволил им создать эту странную связь друг с другом. Цин Шуй владел этим портретом красавицы, и Хозяйке Дворца Зала Тумана ничего не оставалось, как терпеть его вторжения в ее личное пространство.
  Она надела свое серебряное одеяние и вышла на улицу. Она смогла точно определить местоположение Цин Шуя и направилась прямиком туда. Она не могла больше терпеть то, как он медленно убивает ее изнутри, это было единственное, что она могла сделать, чтобы спасти прежнюю себя.
  Только Цин Шуй начал проваливаться в сон, как его накрыла волна приближавшейся сильнейшей ауры. Знакомой ему ауры.
  "Хм, это ведь аура того, кто только что шпионил за мной?" Холод пробрал его до самых костей, он понимал, что аура-то была гораздо мощнее его собственной. "Огонь жизни" был особенно ярким, ярче, чем у кого бы то ни было. Словно полная луна светила в ночи. Намного сильнее, чем какие-либо огни жизни.
  "Это женщина?" Он почувствовал, как к нему приближается размытая фигура женщины. Прекрасная фигура.
  "Женщина такой красоты и с таким происхождением, кто же она такая?" В голове Цин Шуя царил хаос.
  В глубине той одинокой тихой ночи раздался стук в дверь.
  Цин Шуй в растерянности стоял у двери, зная, что там, за дверью, стоит та самая женщина. У ситуации было два пути развития. Либо она пришла, либо закрутить с ним роман, либо пришла забрать "должок". Вероятность любовного романа была крайне низка. Эта сильная женщина сама пришла к нему. Возможно, она пришла за расплатой. Цин Шуй подумал, что таких желающих было не так много. Семья Сун, несколько семей, членов которых он ужасно поранил, возможно, кто-то из Семьи Си или засланный убийца из Башни Меча...
  Начав вспоминать всех, он вдруг понял, что обидел уже огромное количество людей. Получалось, что за его жизнью охотилось довольно много народу!
  Стук повторился.
  Умелый должен быть дерзким. Цин Шую больше не было страшно. Он подумал немного, поднялся с постели, надел пижаму и подошел к двери. Но не открыл ее!
  "Кто там?" ему почему-то показалось, что обязательно нужно было задать этот вопрос.
  "Я". Такое простое слово. Ее голос был зрелым и магнетическим. Одно простое слово, а прозвучало, словно песня для Цин Шуя.
  "А кто ты?" с улыбкой спросил он.
  "Откроешь дверь - узнаешь. Или ты боишься, что я нападу на тебя? Если бы я хотела, ты думаешь, меня бы остановила какая-то дверь?" сказала женщина, а Цин Шую только этого и нужно - он наслаждался ее голосом.
  Собравшись с духом, он медленно открыл дверь и замер, как вкопанный. Всю его защиту словно ветром сдуло.
  Первым делом ему в глаза бросилась вуаль на лице женщины и серебряное одеяние. У нее были видны лишь глаза, прекрасные, глубокие и безмятежные. Она выглядела очень необычно. Ее глаза были словно не с этой планеты. Жаль лишь, что взгляд ее был холодным и равнодушным.
  Цин Шуй отупело стоял под этим холодным взглядом. Он никогда в жизни не видел таких прекрасных глаз.
  Ие Цзянъэ была неземной. Цанхай Минъюэ была блистательной и неприлично красивой. Ши Цинчжуан была холодной и прекрасной. Но эта женщина перед ним была воплощением всех трех красавиц. В ее прекрасных глазах соединились все три ауры.
  Та самая женщина с портрета красавицы стояла прямо перед Цин Шуем. Хотя ее лицо было покрыто вуалью, он видел черты ее прекрасного лица. Хотя одних ее глаз было достаточно, чтобы убедить Цин Шуя в том, что эти глаза и глаза красавицы с портрета принадлежали одному человеку.
  Так значит, красавица существовала. Хотя художник и нарисовал ее портрет, ему, к сожалению, не повезло встретиться с легендарной божественной красавицей.
  Цин Шуй видел ее впервые, но он был на тысячу процентов уверен, что она была женщиной с портрета. Ее черты и аура были так похожи, словно она просто взяла и сошла с самой картины в реальную жизнь.
  
  Глава 337. Взирая холодно на внешний мир, живет Хозяйка Туманного Дворца.
  Цин Шуй впервые лично видел эту женщину, но ему казалось, что он видел ее десятки миллионов раз, словно она сошла прямиком с портрета красавицы.
  Когда Хозяйка Дворца Тумана увидела Цин Шуя, ее словно громом ударило. Она ожидала всего, и, тем не менее, была в шоке.
  Перед ней стоял парень в тонкой светлой пижаме. От него исходила такая аура, которая даже ей не была противна. Одна она смогла с первого же взгляда понять, что это был он, тот грубиян из сна в море цветов. В то же мгновение ей захотелось убить Цин Шуя, но заглянув в его глаза, она уже не понимала, почему ничего не предприняла.
  Цин Шуй смотрел на нее обезумевшим от восхищения взглядом, взглядом, который она всегда ненавидела. В его глазах, загадочных и ясных, читались смешанные чувства.
  "Если ты не возражаешь, то я бы пригласил тебя войти и присесть!" проговорил Цин Шуя, придя в себя. Впервые в жизни его сердце билось так часто. Такое удивительное событие, о котором он и подумать не мог, что когда-то могло бы произойти.
  Без всякой опаски Цин Шуй шагнул в сторону, давая даме пройти, и улыбнулся, глядя на нее.
  Она подумала немного и затем грациозно прошла в комнату. Цин Шуй закрыл за ней дверь, как ни в чем не бывало, и последовал за ней в двух шагах, глядя на ее плавную походку. Только такая походка могла быть у такой дамы!
  "Присаживайтесь, где хотите! Я принесу чаю!" с улыбкой сказал Цин Шуй. Он был так благодарен этой даме за все. Она была почти как Ие Цзянъэ, оказавшейся поворотной точкой на его жизненном пути, точкой, которая его "воскресила".
  Цин Шуй налил чашку чая и поставил ее перед гостьей. Он знал, что, скорее всего, она не дотронется до этой чашки, но все же это был своего рода акт вежливости с его стороны.
  "Спасибо!" тихо сказал он девушке, опустив чашку на стол. Слова Цин Шуя повергли Хозяйку Зала Тумана в шок на какое-то мгновение. Она посмотрела на него своими ясными глазами, не понимая, с чего он неожиданно решил ее благодарить.
  "За что?" В третий раз услышал ее голос Цин Шуй, магнетический голос, от которого он терял голову. Просто слушать ее голос было огромным удовольствием. В нем не было соблазнительного и пьянящего очарования, от его звуков не играло воображение, но это был самый прекрасный голос в мире. При звуках этого голоса душа окружающих очищалась, человек погружался в состояние покоя, давая ощущение, что все в человеке может меняться вместе со звуками этого голоса, что все вокруг может стать достойным и удивительным. Это было ощущение и одновременно состояние.
  "Неважно. А ты, должно быть, Хозяйка Дворца Туманного Зала. У тебя прекрасные локоны. Ты как богиня с небес", не смог сдержать себя Цин Шуй, сидя напротив девушки и глядя на нее с восторгом. Хозяйка Дворца хоть и была божественно красивой, она давно не слышала, чтобы кто-то выражал восхищения в ее адрес ей в лицо. Не давала она людям такой возможности, да и мало, у кого хватило бы смелости, чтобы сделать ей комплимент лично. Просто в мире существовало очень, очень мало мужчин, способных выдержать ее нрав и ауру. Только встретившись лицом к лицу с непревзойденной красавицей, они понимали, что значит сдержанность, как неестественно они себя чувствовали рядом с ней. Вот и Цин Шуй сейчас, чувствуя благодарность к ней, однозначно не питая никаких грязных намерений в отношении нее, чувствовал себя скованно перед ней. А она к тому же была еще и немногословной, большинству было очень трудно заставить ее открыться. Такое было под силу только маленьким детям.
  "И часто ты делаешь комплименты женщинам?" как ни в чем не бывало, спросила дама и, наконец, посмотрела на Цин Шуя. Как он ни старался, ее взгляд не менялся.
  "Я не часто делаю комплименты. Я всегда говорю только правду", под ее взглядом Цин Шуй чувствовал себя виноватым. Он вспомнил вдруг, как они точно также смотрели друг на друга там, в море цветов во сне. Он часто вспоминал о той сцене, но не потому, что он неуважительно к ней относился.
  "Богиня?"
  "Дьяволица?"
  Рука Цин Шуя сама двинулась к груди девушки! Как только Цин Шуй подумал об этом, он снова погрузился в это удивительное чувство, а глаза девушки сузились, излучая намерение убивать. Она снова испытала то крайне неприятное чувство, словно невидимая рука трогала ее....
  Цин Шуй пришел в чувства от этого убийственного взгляда и стыдливо посмотрел на девушку. Энергия его тело наполнила всего его целиком и определила убийственную ауру, но снаружи этого не было видно. Он вдруг подумал о чем-то и с подозрением посмотрел на даму, которая выглядела довольно неестественной. Он не был точно уверен, в чем была причина, а также не понимал, с какой целью она решила найти его сегодня...
  "Можно узнать, по какой причине ты меня разыскивала сегодня?" Цин Шуй старался казаться спокойным. Хозяйка Дворца Туманного Зала помолчала какое-то время, потом постепенно начала говорить.
  "Не мог бы ты перестать думать о том, что случилось в том сне, вообще?"
  На этот раз была очередь Цин Шуя удивляться. Оказалось, что сон произвел похожий эффект, как и Двойная Культивация, которой он занимался в трансе с Цинхань Е. Значит, и она тоже видела тот же сон.
  "Ты знаешь про сон? Ты знаешь, что я часто вспоминаю этот сон?" удивленно спросил он. Ему было интересно, почему это происходило. Возможно, души людей соединялись тоже.
  "Причина, по которой я пришла к тебе сегодня, именно в этом. Тебе нельзя думать обо мне, особенно о том, что ты делал в том сне, я надеюсь, ты никогда больше об этом думать не будешь. С меня хватит, понимаешь?" Женщина очень и очень сердилась.
  Цин Шуй изумленно наблюдал на сердитое лицо женщины. Он и думать не мог, что всякий раз, когда он вспоминал ту сцену, она все чувствовала. Но это же не означало, что каждый раз, трогая ее....
  Цин Шуй побагровел от стыда. Он стал лихорадочно вспоминать, не вел ли он себя слишком грубо. Он видел портрет красавицы в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита так много раз, с тех пор он испытал тот самый сон, всякий раз, глядя на картину, он подсознательно думал про тот сон и испытывал те удивительные ощущения. Если дело было именно в этом, то это означало, что он трогал ее буквально много раз в день? В большинстве случаев ночью?
  "Прости, я не знал, что это дело принесет столько неприятностей тебе. Я никогда бы не подумал, что человек, которого я повстречал во сне, это бы. Просто потому что я не верил, что такая красивая женщина могла существовать вообще. Я не сожалею о том, что я натворил, но раз тебе это доставляет неприятности, то я постараюсь изо всех сил не думать об этом!" выпалил Цин Шуй, потирая нос. Он говорил быстро, но очень искренне!
  Гостья не ожидала его честности. Она смущенно смотрела на Цин Шуя. В итоге все произошло не так, как она думала. Она практически никогда не вступала ни в какие контакты с мужчинами вообще, но сейчас ей казалось, что не все мужчины бывают отвратительными. Ее бросил ее отец; когда ее мать умерла, ее отправили к небесному Лорду Тирану. Она и думать не могла, что когда повзрослеет, все захотят выдать ее замуж за сына Лорда Тирана. Ей пришлось бежать оттуда. На пути ей повстречалось исключительно сильное дьявольское чудовище, а, в конце концов, ее спасла бывшая Хозяйка Дворца Зала Тумана. Она разорвала все отношения с семьей. После того, как ее мать умерла, из всех родных у нее осталась только связь с ее Учительницей. А после смерти учительницы, она осталась совсем одна. Она редко взаимодействовала с другими и посвящала каждый божий день культивации...
  Даже когда Си Жи начал преследовать ее, вызвав шумиху во всем Небесном Дворце, она не видела в нем мужчину, у нее не было к нему никакого интереса. И если бы ее Учитель не сделала ее Хозяйкой Дворца Туманного зала, она бы, скорее всего, отправилась жить в уединении. Просто она считала, что компания дьявольских чудовищ приятнее мужчин.
  Ее радовало то, что все ученики в Зале Тумана были женщинами, мужчинам запрещалось подниматься на Туманную Вершину. Более того, у нее не было особого желания превосходить других, поэтому она почти никогда не покидала Зал Тумана, и, по сути, не видела ни одного мужчины более десяти лет.
  Ей было неприятно, что это сон разбил ее состояние спокойствия. Она боролась за него так много лет. Поэтому при встрече с Цин Шуем она чувствовала столько противоречий. Она хотела убить его, чтобы вернуть в свою жизнь мир и покой, чтобы снова вернуться в состояние, когда ее сердце спокойно, словно озерная вода. Однако ее добрая натура не позволила ей поднять на него руку.
  она была исключительно талантливой в культивации, иначе ей бы не удалось достичь нынешнего состояния всего за 25 лет. Когда она начала свои тренировки, ей было уже 14. Она помнила, как удивленно на нее смотрел ее Боевой Дядюшка, когда она начала культивацию, какими бесстыжими взглядами провожали ее парни. Они были причиной ее глубокой ненависти и отвращения по отношению к мужчинам, поэтому она появилась на публике в Небесном Дворце всего один раз в жизни. И то единственное появление сделало ее знаменитой во всем Небесном Дворце. Все узнали, что Хозяйка Дворца Зала Тумана была непревзойденной красавицей, способной разрушать красотой города и государства; однако больше возможности посмотреть и восхититься ее красотой у людей не было. Многие и того не смогли, а довольствовались лишь рассказами о ее красоте, которые передавались из уст в уста.
  Она привыкла быть одна, неважно, в реальности или в голове. Она вела себя, холодно глядя на земную жизнь, не интересуясь и не беспокоясь ничем. Она даже не беспокоила себя делами Зала Тумана, но была больше душой этого Зала. Пока она была в Зале Тумана, его ученицы были крепко связаны друг с другом. Она жила среди них, но при этом вела крайне уединенный образ жизни.
  После появления сна, однако, она чувствовала, что ее побеспокоили. Особенно учитывая ее крайнюю ненависть к мужчинам. Она изначально хотела убить Цин Шуя, но когда увидела пару этих кристально чистых глаз, она инстинктивно отступила.
  На женщину, прожившую жизнь в тишине и одиночестве, Цин Шуй оказал большое впечатление, не смотря на то, что это было лишь во сне. Плохо ли, хорошо ли поступил он, это навсегда врезалось в ее память. Она уже никогда не сможет забыть слова Цин Шуя:
  "Богиня? Дьяволица?"
  
  Глава 338. Состояние Тонкого Чутья.
  Она уже никогда не сможет забыть слова Цин Шуя:
  "Богиня? Дьяволица?"
  В любом случае, он был первым человеком, который разбудил в ней чувство. Она поняла, что испытывала трудности с тем, чтобы словами описать те чувства, которые испытывала по отношению к нему. Особенно этот взгляд в его глазах останавливал все ее попытки его уничтожить. Самым важным открытием было то, что Цин Шуй оказался скромным молодым человеком. Только вот она и понятия не имела, что самый "знаменитый" и самый "выпендрежный" человек в Небесном Дворце в последнее время был тот же самый Цин Шуй.
  Ей стало интересно, какое же будущее лежало перед этим молодым человеком. Это невообразимое чувство, захватившее ее, было возмутительно! Но ведь даже самую глубокую ненависть лечит время. Справедливости рад, Цин Шуй смог открыть дверцу в ее сердце. Нет, скорее всего, пока только окошко. И все это было сделано руками Цин Шуя, теми же самыми руками, которыми он ласкал ее грудь.
  "Я настаиваю. Ты не должен думать об этом. Ты мне не пара". Хозяйка Дворца подумала, как ей все же было неприятно ощущать эти невидимые руки на своем теле, когда прекрасное море цветов вновь всплывало в ее голове. Тем не менее, она не могла остановить его пощечиной, как в первый раз в самом сне. Она могла лишь беспомощно смотреть и чувствовать все, как в реальности.
  Цин Шуй смущенно улыбнулся. Он, наконец, понял, почему мужчины боялись брать в партнерши сильную женщину. В мире девяти континентов сильная женщина означало по сути, что можно было забыть о любовницах и наложницах. В сильных кланах, может быть, и были исключения, но даже в таком случае было бы неловко, потому что никакому мужчине не нравилось чувствовать себя слабым рядом с партнершей.
  "Ты не станешь убивать меня", тихо произнес Цин Шуй.
  "Хорошо, я ухожу. Помни, о чем я тебе сказала", редко бывало, когда женщина разговаривала с ним в таком равнодушном и расслабленном тоне.
  Она поднялась и направилась к выходу.
  "Подожди!" Цин Шуй поднялся с места.
  Дама посмотрела на него равнодушно, и ничего не сказала.
  "На самом деле, ты мне ужасно помогла. Я бы хотел что-нибудь подарить тебе. Я думал об этом, но просто не ожидал, что повстречаюсь с тобой. Я вообще не ожидал, что на самом деле такая красота существует во всем мире девяти континентов. Я, возможно, скоро отправлюсь в путь, поэтому думаю, может, сейчас тебе отдам свой подарок", голос Цин Шуя дрожал, он нервничал, подбирая слова. Девушка молча смотрела на него, затем легонько кивнула! От этого кивка Цин Шуй почувствовал себя счастливым, как ребенок, даже слезы выступили на глазах. Как же жалок он был! Обрадоваться тому, что кто-то согласился принять его подарок.... Зато теперь ему было все понятно. У него к ней не осталось никаких намерений, потому что он прекрасно понимал, что он ее не заслуживает. Он испытывал искреннюю благодарность. Он был из тех, кто отвечал на услугу щедрой благодарностью. Кроме того, ее существование давно беспокоило Цин Шуя. Теперь, встретив ее и убедившись, что она существует, он испытывал неловкость от того, что не мог выразить ей свою благодарность.
  Цин Шуй быстро вернулся в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, упаковал по два из каждого вида плодов, положил остатки Маленьких Восстанавливающих Гранул, пять Гранул Дракона, Гранулы Выносливости, несколько лекарственных средств, которые успел сделать. Он также вложил Гранулу Красоты, которую недавно создал заново. Затем его взгляд упал на котел с вином из персикового цвета. Он наполнил примерно два цзинь вина в небольшой котелок. Затем он нарвал трав и специй, которых было множество в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Этого количества должно было, по его грубым подсчетам, хватить ей лет на восемь-десять. Собравшись выходить, он похлопал по парчовой сумке - она была заполнена чуть больше, чем наполовину. Это без бутыли вина и некоторых лекарственных гранул. Цин Шуй вдруг поймал себя на мысли, что снова пресмыкается, поругал себя за низкую самооценку и вышел из сферы.
  Тут же зашел обратно, схватил ручку, нацарапал по-быстрому про эффект и применение специй и гранул и поспешил на выход.
  Дама по-прежнему была в комнате. Она повернулась в его сторону, как только заслышала его шаги. В ее прекрасных глазах читалось подозрение; она посмотрела на парчовую сумку, размером с небольшой мешок и спросила:
  "Что это ты мне даешь?"
  Тут Цин Шуй смутился. Он понял, что вручить мешок женщине, чья красота могла растоптать империи... Да чтобы она его еще и на себе тащила!
  "Что там в котле?" Она не смотрела ни на что другое, и принимать мешок из его рук тоже не спешила. Она смотрела лишь на изящный бронзовый котелок, который Цин Шуй держал в руках. Цин Шуй подумал, что ей просто понравился сам котелок, или по ее мнению маленький изящный котелок был самым ценным из всех подарков. Он смущенно улыбнулся и передал его ей.
  Два цзинь вина сливового цвета и дополнительные два цзинь веса бронзового котла давали вместе четыре цзинь. Это было легко. Особенно для дамы, которая была существенно сильнее Цин Шуя. У нее бы точно не возникло проблем и с более тяжелыми предметами.
  Возможно, она догадалась о других вещах, возможно, то, что простыми людьми считалось ценностью, для нее не стоило ничего. Возможно, это был простой жест вежливости, и она решила принять только тот маленький котел. А может быть, она не ждала от него ничего того, чтобы заинтересовало ее.
  "Почему бы тебе не открыть и не взглянуть самой!"
  Девушка подняла голову и посмотрела на Цин Шуя. Затем она медленно взяла котелок в руки и тихонечко приподняла крышку. Цин Шуй заметил легкое замешательство. Освежающий и нежный аромат немедленно вырвался наружу и быстро заполнил всю комнату. От одного только запаха они оба почувствовали прилив энергию и успокоение в пяти внутренних органах и шести отделов кишечника во всем теле. Девушка долго смотрела на котелок, затем положила крышку на место. Подняв голову, она увидела, что Цин Шуй ждет от нее какой-то реакции или оценки его подарка.
  "Это довольно мило".
  Цин Шуй:
  "..................."
  Дама ушла. Увидев остальные предметы, она изобразила подобие гримасы на лице, но приняла дары, слегка замешкавшись. Возможно, вспомнив, как грубо этот мужчина воспользовался ею, она решила забрать все. Погрузив подарки на свое летающее чудовище, она отправилась в путь. Ее летающим транспортом был Голубой Луань, мутировавшее чудовище, мифический зверь уровня Короны Феникса.
  Какое совпадение! Цин Шую тут же захотелось выпустить свою огненную птицу. Его чудовище было точной копией ее, кроме цвета. Правда, корона его Красного Луаня была не такой большой, и аура, которую она излучала, уступала ауре Голубого Луаня.
  В итоге Цин Шуй передумал выпускать свою жар-птицу. Девушка напоследок кивнула головой, все так же закрывая лицо вуалью.
  "Тебе нельзя думать обо мне..." Цин Шуй повторил про себя ее слова, хотя за ними больше не последовало никаких угроз...
  Получив от него подарки, она и впрямь перестала много говорить...
  Цин Шуй снова погрузился в воспоминания о произошедшем. Он пришел к выводу, что корень всех бед был в Портретах Красавиц, поэтому решил не давать своим мыслям разгуляться и наслаждаться памятью о том чудесном ощущении.
  На следующий день Цин Шуй умылся сразу после пробуждения и вновь отправился на утреннюю гимнастику для своих тренировок!
  После его битвы с людьми из Башни Меча, ранг Цин Шуя среди представителей его поколения был закреплен на самом высоком положении без всяких обсуждений. Если разница в их силе была бы примерно одинаковой, то было бы больше споров, много вызовов на дуэль и обидных замечаний. Однако она превосходила силу людей того же возраста, так что ничего, кроме вздохов восхищения и зависти не оставалось. Чтобы не терять мотивации и желания превзойти его, никто не поощрял, если появлялся некто, упоминавший Цин Шуя с негативом. На такого "шутника" смотрели, как на одинокого шута. Взять того же Фэн Уцзи, который ненавидел Цин Шуя до мозга костей, потому что теперь его статус опустился, а сам он стал посмешищем, хоть он и стал Главным Учеником Зала Звездного Дня.
  Цин Шуй медленно занимался ударами Кулака Тайчи, ощущая энергию природы в своем теле. После прорыва Цин Шуй научился чувствовать энергию природы, которая стала гораздо мощнее. Когда Цин Шуй занимался своими утренними тренировками, кто-то поблизости стал повторять за ним его движения. Хотя его движения были довольно близки к оригиналу, ему удалось ухватить лишь форму, но не суть. Неожиданно еще больше людей присоединились.
  Цин Шуй, однако, никак не отреагировал на эти внешние раздражители. Он медленно закрыл глаза и расширил свое духовное чутье. Он ощущал все окружающее пространство, даже малейшие движения и части тела малюсеньких муравьев на земле.
  "Тонкое Чутье!"
  Цин Шуй удовлетворенно открыл глаза. Тонкое чутье имело невнятную концепцию: это не было увеличение в силе, но своего рода состояние ума, расширявшее его сферу. В битве, когда сфера Тонкого Чутья была высоко прокачана, воину удавалось в точности оценить мощь и техническую подготовку оппонента и повреждения, которые он мог бы выдержать.
  "Привет!"
  Только Цин Шуй собрался уходить, над его ухом раздался тихий голосок. Он обернулся и увидел, что перед ним совершенно неожиданно оказалась...
  Гунсунь Цзяньюнь! Цин Шую стало интересно. Почему он разыскивал его? Он сломал ему плечо как-то, так что было бы не удивительно, если и он ненавидел Цин Шуя.
  "Я могу чем-то помочь?" Цин Шуй был в прекрасном настроении: ведь он только что осознал Тонкое Чутье.
  "Я видел, как ты тренируешься в кулачном бое здесь каждый день, поэтому я подумал, что ты не будешь возражать, если другие тоже научатся? Ты не против направлять нас немного, если у тебя есть время?" спросил Гунсунь Цзяньюнь все тем же тихим голосом.
  Все, кто видел эту сцену, мог сказать, что он проглотил свою гордость. Должно быть, нелегко было такому молодому мастеру опуститься до этого уровня, но Цин Шую было наплевать. И тут Цин Шую в голову пришел образ прекрасной дамы, той красотки, которая подарила ему оберег до битвы.
  "Я соглашусь, только в качестве обратной услуги в благодарность той даме", подумал про себя Цин Шуй.
  "Конечно, я буду тренироваться по полчаса в это время каждый день. Я не уверен, как долго, но полгода максимум. Что же касается уровня, который вы сможете достичь, это будет зависеть только от вас. Я научу вас всему, что знаю".
  После этого разговора Цин Шуй ушел по своим делам, так как ему нужно было посетить Цан Уя, чтобы научиться новой технике Небесного Дворца, определенно не уступавшей Божественной Защиты Легендарного уровня.
  Божественная Защита!
  Эта техника не давала покоя Цин Шую. Боевые техники такого типа были коварны, но они были бесполезны, если противник обладал слишком большой силой по сравнению с воином.
  Гунсунь Цзяньюнь совершенно не ожидал услышать от Цин Шуя согласие. Отойдя от первого шока, он радостно заорал "СПАСИБО ОГРОМНОЕ" вслед уходящему Цин Шую. Он и подумать не мог, что настоящая причина, почему Цин Шуй так поступил, таилась в Гунсунь Цзяньу. Плюс Цин Шуй не преминул возможностью заработать положительную репутацию, и чтобы плохое поскорее забылось.
  Хотя Цин Шуй особо не было дела до этого, он верил в эффект бумеранга. Эти люди были чьими-то любимыми сыновьями и дочерьми. Они могли ему пригодиться однажды или даже протянуть руку помощи в самые трудные времена.
  Мир девяти континентов был очень сложным. Кто знал, были ли какие-то эксперты среди толпы, может, воины с невероятными силами, скрытыми в них. На континенте бывало такое, что что-то казалось влиятельным, а на самом деле это была лишь поверхность, потому что поистине значительные вещи всегда были глубоко спрятанными.
  
  Глава 339. Крепкая Ассоциация Старших в Небесном Дворце. Искусство очищения акупунктуры.
  Всего полчаса в день по утрам, ему все равно скоро уезжать.
  Прибыв в резиденцию Цан Уя, Цин Шуй почувствовал, что здесь он себя чувствовал гораздо уютнее, чем в своем доме. Потому что тут был Старый Мастер. Фэй Уцзи, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли были уже на подходе. Ему тут было гораздо лучше, не так одиноко, как в его берлоге.
  Цин Шуй понял, что он всегда приходил последним. При виде Цин Шуя Цан Уя всегда радостно улыбался.
  "Цин Шуй, Небесный Дворец решил назначить тебя Старшим. Что ты думаешь?"
  Услышав такие новости, Цин Шуй рот открыл от удивления. Он вспомнил, что как-то представлял себе, что когда-то сможет стать Старшим или кем-то значительным в Небесном Дворце. Как оказалось, с серьезной поддержкой это оказалось гораздо проще. Но он и правда не ожидал, что этот день настанет так скоро, так быстро, что застанет его врасплох. Он хорошенько подумал, прежде чем посмотреть в ответ на Цан Уя и ответить:
  "А у Старого Мастера найдется для меня хороший совет?"
  "Конечно, я буду счастлив за тебя, если ты станешь Старшим Зала Звездной Луны. Изначально, я переживал, что найдутся те, кто позавидуют и начнут доставлять неприятности. Но сейчас все эти проблемы отошли на второй план", со смехом ответил Цан Уя.
  "Дело в том, Старый мастер, что я, возможно, уеду на какое-то время и очень скоро. Приемлемо ли будет для меня принять должность Старшего?" Цин Шуй не забывал о том, что ему нужно было отправлять в дорогу.
  "Ха-ха, тебе просто дадут этот ранг, но делать ничего не нужно. Есть только одна вещь, из-за которой тебе придется поскорее вернуться. Кроме нее, можешь поступать, как пожелается, оставаться в Небесном Дворце или уезжать - решать тебе. Никто не будет вмешиваться в твое решение. Изначально ты должен был стать Главным Учеником Зала Звездной Луны, но я знаю, что тебе с твоим характером такая должность не подойдет. Но если ты сам захочешь, ты можешь стать в любой момент Главным Учеником Зала Звездной Луны", радостно сказал Цан Уя.
  "Хорошо! А что это за вещь, ради которой я точно должен торопиться назад?" спросил Цин Шуй с повышенным интересом.
  "Когда Небесному Дворцу угрожает опасность, все ученики Дворца, вне зависимости от ранга, должны срочно вернуться!"
  Цин Шуй кивнул. Это было понятно! Он улыбнулся. Стать Старшим Небесного Дворца в таком юном возрасте было чем-то, чего он сам от себя не ожидал.
  "Хорошо, тогда можешь оставить это дело твоему Боевому Дядюшке. Самое позднее, через неделю мы проведем церемонию повышения тебя на должность Старшего и сдадим рапорт в Ассоциацию Старших Небесного Дворца".
  Цин Шуй кивнул головой. Он знал, что кроме девяти залов, существовала Ассоциация Старших, которая обладала грандиозным количеством людей и имела серьезную власть. Они и были истинной силой, стоявшей за Небесным Дворцом. Под руководством Верховного Старшего Ассоциация Старших Небесного Дворца не принадлежала отдельному дворцу и никому не служила. Они существовали только для выживания и развития Небесного дворца. Ассоциация Старших состояла из старых фриков навроде Верховного Старшего. Цан Уя тоже был членом этой ассоциации. Верховный Старший был одним из самых влиятельных людей в Ассоциации. Существовали они только ради безопасности Небесного Дворца. Они не вмешивались во внутренние дела, потому что они знали, что любая конкуренция была на пользу и шла на развитие секты.
  "Пойдемте. Сегодня я научу вас, ребята, Божественной Защите. Эта техника считается высоко ценной в Небесном Дворце".
  Троица последовала за Цан Уя на большой пустырь перед зданием.
  "Цин Шуй, ты думал обо мне?" Хоюнь Лю-Ли вальяжно спросила Цин Шуя, обхватив его за руку, когда они выходили на улицу.
  "Конечно!"
  "О чем ты думал?"
  "Думал о том, когда ты сможешь сделать мне массаж..."
  ...
  "Божественная Защита это набор методов циркуляции Силы Ци. Она может обеспечить иммунитет в ходе некоторых грандиозных физических атак. Однако с абсолютной силой свой эффект она теряет".
  В последнее время Цин Шуй настойчиво занимался культивацией такой позы Тайчи, которая называлась "Кажущийся Запечатанным". Он обнаружил, что эта поза производила похожий эффект. Они обе давали огромный защитный эффект.
  Поза Цин Шуя "Кажущаяся Запечатанным" была соединена с Силой Бешеного Быка, что увеличило ее защитную силу на целый порядок. Сначала Цин Шуй не планировал изучать Божественную Защиту, но подумав немного, он решил, что такие навыки, которые можно было использовать для спасения чьей-то жизни, были стоящими. Более того, иногда хорошо уметь как можно больше.
  "Главным условием для обучения Божественной Защите является наличие достаточно сильной Ци. При отсутствии оной эффект будет невелик, и вони не сможет обеспечить себе существенную защиту. Еще одна причина, по которой нужно иметь мощную Ци, - воин не сможет угнаться за уровнем истощения энергии, который при использовании Божественной Защиты очень велик".
  Цан Уя поделился методом культивации Божественной Зашиты и объяснил все в мельчайших деталях, рассказал о распространенных ошибках и основных моментах, на которые нужно обратить внимание. Это позволит Цин Шую и его подругам выбирать лучшие маршруты. Божественная Защита была лучшим решением для воинов на начинающих уровнях Боевого Короля. Только таким воинам удавалось максимально показать полную доблесть Божественной Защиты. Таким образом, условием для обучения Удару Грома и Божественной Защите в Небесном Дворце было наличие уровня Боевого Короля.
  Хотя девушки не были на уровне Боевого Короля, они легко обучались. По большому счету, только воины уровня Боевого Короля могли обучаться этим ценным навыкам в Небесном Дворце. Это также обеспечивало мотивацию и для других учеников, чтобы те старались улучшать своим показатели. Только членам Ассоциации Старших позволялось делать исключения в обучении тех, кто не был на уровне Боевого Короля. Даже у Фэй Уцзи не было права обучать этим тайным методикам двум девушкам.
  На данный момент состояние Цин Шуя было прекрасным. Он был как лягушка, которая выпрыгнула из колодца на поверхность - перед ним было яркое будущее. Более того, и уровень восприятия у него был очень хорошим.
  Следуя методу циркуляции, который им объяснил Цан Уя, они постепенно подстроились под Силу Ци в теле и позволили ей течь свободно по их меридианным каналам. Цин Шуй быстро схватил эту технику, которая называлась "Сердце, Ныряющее Глубоко в Океан Ци", ведь меридианы в его теле были очищены, хорошо связаны друг с другом, кроме тех, которые он редко использовал. Это сэкономило ему много времени и усилий, когда нужно было пробивать меридианные каналы и акупунктурные точки.
  Если меридианные каналы и акупунктурные точки были очищены и соединены, то это было как прогулка по широкой и плоской тропе. Если обучение было подобно восхождению по горной местности, наполненной склонами и подъемами, без очерченной дорожки, это означало, что меридианные каналы заблокированы. Если случайно появлялись препятствия в виде больших гор, то это означало, что меридианным каналам еще требовался прорыв. Воину нужно было делать выбор - забираться на гору или идти в обход.
  Только обжившись в мире девяти континентов, Цин Шуй осознал, что люди вроде Минъюэ Гэлоу, которые родились с чистыми и соединенными меридианными каналами, легко обучались боевым искусствам, не важно, чему именно они обучались.
  В самом начале Цин Шую казалось, что он идет по плоской тропе, так мягко и плавно все шло. Он понимал, что точки акупунктуры и меридианные каналы, которые он использовал, были слишком малы, большинство из них были те, которые чаще всего были задействованы в боевых искусствах, поэтому ему было так легко обучаться.
  Когда дорога была ровной и легкой, скорость обучения воина увеличивалась, а возможностей обхода становилось больше. С соединенными вместе меридианными каналами было возможно обойти некоторые точки акупунктуры. Это был метод культивации в мире девяти континентов. Конечно, были и те, кто умело обходить точки акупунктуры, но их было очень мало. Большинство из них подсознательно очищали свои акупунктурные точки в своем теле, помимо того, что многие точки акупунктуры были чистыми с самого начала. Вообще достаточно было только очистить меридианные каналы, поэтому было очень мало людей, которые решали очищать еще и точки акупунктуры. Они были как Сун Лан, способны культивировать Божественную Защиту в раннем возрасте.
  Прочистка точек акупунктуры было грандиозным преимуществом. Каждая точка акупунктуры была точкой хранения энергии. Например, возьмем длинную скамейку. Если класть на нее тяжести, то она легко сломается. Но если посередине подставить подпорку, то она сможет выдержать вес в два или три раза больше начального веса.
  Вот и эффект очищения точек акупунктуры для поддержки меридианных каналов был подобен увеличению силы скамейки через поддержку. Таким образом, меридианные каналы могли выдержать еще больше потока циркулирующей Ци Сяньтянь, укрепляясь засчет силы акупунктуры. Кроме этого точки акупунктуры производили удивительный эффект - они действовали как туннель, позволяя еще более высокой скорости циркуляции Ци и аккумуляции энергии.
  Ближе к концу обучения Цин Шуй заметил, что в его меридианных каналах была скрытая область, которая оказалась не совсем очищенной. Цин Шуй знал, что как только он очистит эту область, он сможет полностью овладеть методом циркуляции Божественной Защиты.
  В человеческом теле 409 точек. Цин Шуй понимал, что он очистил не больше 10% из них. Многие точки были чисты с самого его рождения. Большинство его меридианных каналов были чисты, с исключением в виде скрытых, например, маленькая меридианная веточка, находившаяся на пятом левом ребре.
  Чем тоньше и скрытее был меридианный канал, тем тяжелее его было очистить. Поэтому состояние Минъюэ Гэлоу было таким ценным - все ее меридианные каналы были соединены и чисты. Так ценно, что Цин Шуй завидовал ей. Ведь у многих Боевых Королей меридианные каналы были не до конца очищены.
  Глядя на Минъюэ Гэлоу, можно было сразу сказать, какие преимущества давали чистые и соединенные меридианные каналы во всем теле!
  "Кажется, что мне стоит в будущем заняться очисткой всех точек акупунктуры в моем теле!" подумал Цин Шуй про себя. Он раньше не обращал внимания на эту проблему, и только сегодня, занимаясь Божественной Защитой, он вдруг озадачился этой идеей.
  Однако вот и Цин Шую встретилось препятствие. Он прочистил некоторые точки; включая те, которые были чисты с рождения, было всего 40 пунктов. Те, что он очистил, располагались в большинстве своем на руках, но почему же ему необходимо было снова очищать всех точки во всем теле?
  Наиболее явный эффект очистки точек акупунктуры заключался в хранении энергии в этих точках. Человек явно ощущал, как эти точки излучают удивительную энергию, словно твердая и мощная поддержка прибавлялась во всем теле!
  Когда Цин Шуй тренировался в технике Быстрого Одиночного Удара, он не замечал ничего. Только испытав прозрение, он осознал, что часть точек акупунктуры в его руках были очищены. Он не очищал их намеренно. И это вызывало у него дополнительное беспокойство.
  "Ага, я помню, что видел что-то подобное в моем подсознании, относящееся к точкам акупунктуры, из тех дополнительных боевых техник. Я думаю, что это награда за прорыв на 5-й Божественный Уровень. Думаю, что мне еще предстоит увидеть весь спектр наград за прорыв на пятый уровень", удивленный, но довольный Цин Шуй рассуждал про себя.
  В прошлом каждый раз, когда он испытывал прорыв на дополнительный уровень, он не мог сдержаться и бежал рассматривать те подарки, которые она получал. Но на этот раз прорыв был неожиданным. Плюс он совершенно забыл проверить их.
  "Цин Шуй, почему ты стоишь, как загипнотизированный? Твоя улыбка такая... злобная!" К нему подошла Хоюнь Лю-Ли. Цан Уя оставил их впитывать новую технику и ушел в свою комнату.
  "А это я вспоминаю, что ты мне однажды пообещала. Я все думаю, когда ты соберешься выполнить свое обещание?" на полном серьезе сказал Цин Шуй.
  "Какое обещание? Какое такое обещание?" спросила Хоюнь Лю-Ли. На ее лице явно читалось огромное удивление.
  "Ты пообещала прийти ко мне и позволить мне сделать с тобой, что мне хочется", прошептал Цин Шуй и ухмыльнулся.
  "Ах!" Хоюнь Лю-Ли никак не ожидала этого. Она и забыла про это. Но, вскрикнув от изумления, она вдруг бросила на Цин Шуя соблазнительный взгляд и по-хитрому прищурила глаза.
  
  Глава 340. Божественная очистка рук и божественная очистка ног.
  Цин Шуй понял, что она хитрющая обманщица, быстро соображавшая и женственно привлекательная. Но он также понимал, что все ее действия были нацелены только на то, чтобы подразнить его.
  В ней была женственность, спокойствие и собранность, как поток воды в ручье. Женщина, которая обладала внутренним темпераментом, заставляя всех влюбиться в нее, была самой женственной женщиной на свете.
  Женственность это очень элегантно, привлекательно, скромно и одновременно значительно. Это своего рода особый привкус.
  "Почему бы мне не прийти сегодня вечером? Мы прекрасно проведем время, ты сможешь сделать все, что тебе хочется, хорошо?"
  "Конечно!"
  Цин Шуй улыбнулся и взял ее за запястье. Другой рукой он провел по ее нежным круглым бедрам. Всякий раз, прикасаясь к женщине, он испытывал легкий шок, словно впервые это делал. Ему никогда не надоест это делать.
  Цин Шую нравилась Хоюнь, он знал, что и он ей нравится, поэтому он с таким удовольствием проявлял интимные чувства по отношению к ней. Более того, он решил, что хочет остаться рядом с ней навсегда.
  Хоюнь Лю-Ли сжалась всем телом. Она посмотрела на Цин Шуя, но не оттолкнула его озорные руки, шарившие по ее чувствительным местам. Цин Шуй улыбнулся и отвел глаза от ее взгляда. Его пальцы трогали расщелину между ее бедрами, и только тут он заметил, что на них смотрит Цанхай Минъюэ. Она не просто смотрела, она смотрела на его руку, которая трогала бедра Хоюнь Лю-Ли...
  Цин Шуй смущенно засмеялся и быстро убрал руку, а Цанхай Минъюэ смотрела на него с раздражением и смущением. И Цин Шую этот взгляд пришелся очень по душе. Он знал, что у обеих его подруг меридианные каналы были заблокированы во многих местах. Он также знал, что если они продолжат заниматься Божественной Защитой, это отнимет у них много времени.
  Цин Шуй решил вернуться к себе. Целью его прихода сюда было запомнить Божественную Защиту, все остальное зависело от него. А вот тренировки потребуют чуть больше усилий.
  Он спешил домой, потому что хотел посмотреть все награды 5-го уровня Древней Техники Усиления. Хотя он видел некоторые плюсы, но ему хотелось ознакомиться со всем списком, чтобы не потерять ни одной малейшей детали.
  Однако небо уже стемнело, когда он добрался до дома. Конечно же, Хоюнь Лю-Ли не пошла с ним и не позволила ему делать с ней все, что ему вздумается. Но Цин Шуй вдруг заметил, что ему очень нравится, как она ведет себя с ним.
  Сфера Вечного Фиолетового Нефрита!
  Только после входа в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита он прошел к списку дополнительных навыков, который не видел довольно долгое время. С тех пор, как он пережил прорыв, он не заметил ничего экстраординарного, разве что он был сильно удивлен и не заметил. Он даже забыл проверить награды к техникам и мастерству, которые сопровождали прорыв на 5-й уровень Древней Техники Усиления.
  Погружение в море сознания!
  Искусство преследования!
  Цин Шуй и не думал о том, что среди наград за прорыв на 5-й уровень Древней Техники Усиления будет Искусство Преследования!
  "Это неправильно. Еще на втором уровне я помню, что учился, как сбегать и преследовать. Я что-то делал не так?" Цин Шуй сильно расстроился.
  Он быстро вернулся к списку своих навыков и заметил, что "побег", который он изучил в самом начале, был техникой Шагов Призрака и т.п. Дело было в том, что способность убегать зависела от выбора наилучшего маршрута, окружения и скорости воина. Цин Шуй подумал, что ему нужно будет рассмотреть технику Преследования, рассуждая от противного. То есть побег это был всего лишь замаскированным преследованием.
  Цин Шуй продолжил изучать Технику Преследования. Он понимал, что все было совсем не так, как он думал раньше. Его очень обрадовало новое знание. Хоть ему было дано лишь простое введение в технику, но оно было очень практично и значимо.
  Оказалось, что Искусство Преследования было своего рода "тяжелой загрузкой Силы Ци", которая также являлась вспомогательной методикой. Ее можно было соединять с любыми другими навыками, особенно при атаке на противника. Этот тип Силы Ци можно было направлять в тело оппонента, утяжеляя их и уменьшая его скорость! Но что касается того, до какой степени она могла уменьшать скорость, Цин Шуй заметил, что есть прямая связь со сферой, в которой он практиковался. Малая стадия успеха добавляла 5% к общей загрузке, которая давала 5% уменьшения общей скорости. Большая стадия успеха добавляла 10% к общей загрузке, соответственно сокращая скорость на 10%! Великая стадия успеха добавляла 20% к общей загрузке, которая убавляла скорость на 20%!
  "Вот дерьмо, что за коварный навык, который ослабляет силу противника, чтобы поднять мой статус", выругался Цин Шуй, закончив изучать этот навык. Удивительно, навык, который добавлял загрузку противника и уменьшал их скорость, основывался на цифрах.
  "Как коварно!" Цин Шуй радовался, подсчитывая, как он сможет уменьшить скорость противника вдвое, добавляя ему двойную загрузку. Жестоко...
  Чуть ниже была дана техника концентрации "тяжелой загрузки" Искусства Преследования, что означало, что действие этого навыка было недолгим. Как и основы Древней Техники Усиления, обучение этой технике требовало очень много усилий. Потратив в два раза больше усилий, воин мог достичь лишь половинчатого успеха. Сначала скорость обучения была высока. Воин легко начинал чувствовать Силу Ци Искусства Преследования. Через несколько циклов Цин Шуй прекратил тренировки. Для аккумуляции энергии требовалось время.
  Два дня в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита прошли незаметно. Цин Шуй пошел готовить себе еду, не забывая постоянно смотреть на навыки. Награда за начало занятий Искусством Преследования была довольно хороша:
  Искусство Очистки Точек Акупунктуры!
  Точки акупунктуры в теле человека это любопытная вещь. После очистки этих точек человек способен ощутить чудодейственный результат и получить огромную пользу!
  Цин Шуй дар речи потерял, когда увидел это. Он даже не сдержал крика восхищения, потому что раньше он и понятия не имел, как очищать точки акупунктуры. А теперь без единого усилия эта техника чудесным образом появилась перед ним!
  Ему только и оставалось, что себя винить за то, что думает об этом. Если бы он сразу сделал подсчеты при анализе навыка, ему бы не пришлось гонять мысли весь день. Ему не нужно было чувствовать, что в этом крылась какая-то мистика.
  Цин Шуй продолжил читать!
  "Точки акупунктуры расположены вдоль меридианных каналов. Очистка точек акупунктуры приносит пользу меридианам, не только укрепляя их, но и позволяя им выдерживать гораздо больше Ци Сяньтянь. Что, в свою очередь, позволит не засорять меридианы, давая больше мощностей для плавного потока энергии".
  Цин Шуй продолжал. Всего было Двенадцать Каналов и Восемь Чудесных Сосудов! Теперь Цин Шуй знал, что точки акупунктуры распределялись по 12 каналам и 8 дополнительным сосудам!
  Двенадцать каналов включали в себя три каналов Инь руки, три каналов Янь руки, три канала Инь ступни, три канала Янь ступни!
  К восьми чудесным сосудам относились управляющий сосуд, сосуд зачатия, проникающий сосуд, опоясывающий сосуд, инь-связывающий сосуд, ян-связывающий сосуд, инь-поднимающий сосуд, ян-поднимающий сосуд!
  Кроме всего этого, были в теле человека и скрытые точки акупунктуры. Когда наступал нужный момент, открывалась и возможность открыть эти точки!
  Цин Шуй знал, что кроме известных 408 точек акупунктуры, существовало несколько скрытых точек. Только правдой это было или нет, могло показать только время!
  "Искусство очистки точек акупунктуры делилось на прикладное очищение, лекарственное очищение, духовное очищение, акупунктурное очищение!" Цин Шуй обнаружил, что на самом деле существовало несколько техник очищения точек акупунктуры, и вздохнул с облегчением.
  Тогда он продолжил, когда заметил, что он никогда в жизни не встречал описания искусства очистки акупунктурных точек!
  Прикладное очищение использовалось только профессионалами. Эта техника очищала только маленькие точки акупунктуры в теле человека. Существовало еще 108 точек, которые этой техникой очистить было невозможно.
  Лекарственное очищение достигалось с помощью медицинских гранул. Существовали чудесные лекарственные средства, которые нацеливались на очистку определенных точек! Медицинское очищение было способно очистить любую акупунктурную точку, но компоненты этих лекарственных средств были крайне редки и ценны.
  Техники духовного очищения заключались в глубоком погружении и концентрации на определенных вещах, например, в момент очищения, была вероятность, что определенные акупунктурные точки могли пройти процедуру очищения.
  Очистка акупунктурой подразумевала очистку через определенные точки. Как и прикладная очитка, эта техник позволяла добраться до некоторых маленьких точек. Остальные 108 точек этой процедурой не очищались.
  Боевое очищение достигалось во время боя, массажа, боксирования и т.п., всегда была вероятность ненамеренного очищения точек акупунктуры. Но шансы были невелики, при этом не все точки очищались, только самые малые. На остальные 108 точек эта методика не действовала.
  Прочитав всю инструкцию, Цин Шуй задумался. Как оказалось, очистка точек акупунктуры была не таким простым делом, как ему раньше казалось. Он не знал, можно ли было применять "Искусство прикладного очищения" там, внизу. Если нет, то эта методика была временно бесполезна. Более того, прикладное очищение не очищало 108 самых важных в теле точек.
  Лекарственное очищение, однако, было способно очистить любую точку, но эта методика могла оказаться самой сложной, так как Цин Шуй знал о сложностях, с которыми было связано создание медицинских гранул.
  Духовное очищение также очищало точки акупунктуры, но разве так просто было пережить момент просветления?
  Акупунктурное очищение могло сработать, но не был уверен, сработает ли его Техника Первородных Божественных Игл. Стоило испытать ее в будущем. Однако, как и прикладное очищение, эта техника очищала не все точки в теле.
  Что касается последнего вида очищения - очищения в бою, Цин Шуй чувствовал, что это словно искать иголку в стоге сена!
  Однако Цин Шуй все же подумал о своей технике святых ладоней, размышляя о том, что для тренировки Техники Мягкого Сухожилия он вполне мог применить свои святые ладони. Он думал о том, что в свое время он применил эту технику во время массажа Хоюнь Лю-Ли. Вдруг это помогло очистить ее акупунктурные точки...Он тут же вспомнил, как прекрасна и нежна была та сцена из прошлого. Каждый раз, вспоминая тот момент, он ощущал мягкость под своими ладонями, особенно, когда он сжимал ее упругие бедра. Эти ощущения....
  Он тряхнул головой, стараясь отогнать эти мысли, и продолжил читать. Наконец, он дошел до того места, которое с таким нетерпением ждал!
  Техника Очистки Акупунктурных Точек!
  Эта техника была для двух рук, двух ладоней, двух ног и двух ступней.
  Божественная техника очистки рук!
  Божественная техника очистки ступней!
  Цин Шуй смотрел на эти два названия и неожиданно обрадовался. Неважно, как это называлось, главное, что оно было, все лучше, чем ничего. Когда человек недоволен тем, что имеет, он подобен змее, пытающейся проглотить слона. Если бы Божественное Очищение рук и Божественное Очищение Ступней не существовало, ему бы нужно было их выдумать.
  Судя по названию, Божественная Очистка рук относилась к очищению точек акупунктуры на обеих руках и ладонях. Малая стадия успеха достигалась по очистке трех точек, большая стадия успеха - при очистке 6 точек акупунктуры, великая стадия успеха - после очистки 15 точек акупунктуры. Только он не знал, какие именно точки должны были быть очищены. Это могла быть любая точка на руке.
  "Так мало?" засомневался Цин Шуй. даже на великой стадии успеха, на двух руках всего было 24 точки акупунктуры...
  Божественное Очищение Ступней подвергало очистке только точки на ногах и ступнях. Малая стадия успеха очищала три точки акупунктуры, сфера большой стадии успеха очищала шесть точек акупунктуры, великая стадия успеха очищала 15 акупунктурных точек!
  Маловато получалось. Раньше все великие стадии успеха приносили бОльший эффект и давали больше результатов. Ведь для того, чтобы довести технику до мастерства, необходим был настоящий талант и много упорства. Если Цин Шуй передаст эту технику другим, то они смогут пройти лишь половину великой стадии успеха.
  Но когда он думал об улучшениях, которые претерпела культивация Минъюэ Гэлоу, которая явно превосходила Цин Шуя, он думал, что его проблема заключалась в ее изначально очищенных акупунктурных каналах или интимных вещах, которыми они вместе занимались.
  Что бы то ни было, хорошо, что Минъюэ Гэлоу смогла очистить начальную форму тигра до сферы великой стадии успеха и имела грандиозный потенциал.
  Всего было несколько женщин, которым он похожим способом передал набор вспомогательных навыков. Цин Шуй возлагал самые большие надежды на Луань Луань, потому что у этой прекрасной малышки было мистическое сердце семи отверстий.
  
  Глава 341. Блоха? Каменное изваяние Прыгающего Короля в Черных Доспехах!
  Цин Шуй опустил голову ниже и понял, что это были все награды за пятую волну. Искусство Преследования, Божественная Техника Очитки Рук и Божественная Техника Очистки Ступней - более чем достаточно для него.
  Он запомнил наизусть Искусство Преследования и мог уже исполнять его, все, что от него требовалось, это максимум тренировок. Теперь у него стояла задача ознакомиться с Техникой Божественной Очистки Рук и Ступней. Ему нужно было поскорее достичь малой стадии успеха.
  Когда он только начал тренироваться, он заметил, что Божественная Техника Очистки Рук очень легко поддается изучению. У Цин Шуя было несколько жизненно важных точек на его руках, которые были уже открыты. Это преимущество, которое досталось ему от тренировок Одиночного Удара Кулаком. С тех пор его рука была плавной и незаблокированной, когда он приступил к изучению Божественной Технике Очистки Руки.
  Искусство Очистки Точек Акупунктуры обычно включало в себя Взрывную Ци, когда Сила Ци взрывом рвалась вперед во время культивации. Взрыв Силы Ци требовал последовательности, с небольшой вероятностью разблокирования определенной жизненно важной точки, пока три жизненные точки не будут очищены. И тогда наступала малая стадия успеха.
  Как и с любой тренировкой, Цин Шуй вложил всю свою душу в это дело. Его почти фотографическая память облегчала ему необходимость запоминать самые важные пункты. Конечно же, между пониманием, мастерством и восприятием существовала неделимая связь.
  Он тренировался в малом. Из-за того, что он только начал, Цин Шуя понял, как легко было прервать Силу Ци Божественной Техники Очистки Руки. Может быть, дело было в нехватке силы? Или неспособности связать ее?
  После множества попыток Цин Шуй обнаружил, что самая глупая идея была самой полезной. Конечно же, было нужно терпение, тренировки снова и снова. Время от времени, не смотря на прерывания потока, будут улучшения, но было довольно легко достигать успеха. Конечно, прерываний было много, а куда без неудач? Без неудач не бывает улучшений, иначе все тренировки Цин Шуя были впустую.
  Цин Шуй не знал, то ли дело было в его упрямстве или упорстве, но он продолжал делать снова и снова, он упорно шел вперед, несмотря на все неудачи и остановки. Снова и снова.
  И таким образом, Цин Шуй удалось провести циркуляцию 1/3 Божественной Техники Очищения Руки после его второго возвращения из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. У него пока не получилось очистить ни одной точки. Это было практически невозможно без того, чтобы добиться плавного и беспрепятственного потока Ци.
  Утром Цин Шуй проснулся, умылся и пошел на площадь. Много народу уже ждали его, включая и Гунсунь Цзяньюня. Людей было гораздо больше, чем вчера.
  "Доброе утро!" с улыбкой поприветствовал Цин Шуя Гунсунь Цзяньюнь. Цин Шуй кивнул и начал практиковаться в неизменных 24 движениях Тайчи. В Кулаке Тайчи было не так много компонентов, каждый из которых наращивал силу.
  Кулак Тайчи, который почти очистил Тайную Сферу, Сила Бешеного Быка, которая давно уже не улучшалась, и Форма Тигра, которая дошла до состояния недвижимой горы. Самая важная вещь во всем это было то, что Цин Шуй достиг непостижимого состояния концепции, таинственного состояния, которое невозможно было описать словами, а можно было лишь самому ощутить на себе.
  Неожиданно Цин Шуй подумал об Искусстве Преследования, которому он только что обучился, и попытался соединить его с Кулаком Тайчи. Искусство Преследования можно было соединять с любой техникой.
  Слияние техник было делом несложным, не занимало много времени, поэтому ему хватило буквально полчаса. Жаль, что слияние и комбинация не дали нужного эффекта. Хотя, может быть, дело было в том, то он лишь недавно ознакомился с искусством Преследования.
  Закончив тренировки, хотя он и не был таким довольным, каким был вчера, когда ему удалось достичь состояния Тонкого Чутья, ему удалось добиться существенных улучшений. А раз были улучшения, значит, были сделаны шаги на дороге к успеху и накоплению опыта. Однажды он обернется назад и поймет, что ушел очень и очень далеко вперед.
  Затем последовали полчаса объяснений начала Тайчи и разговоров с Гунсунь Цзяньюнем и другими. Цин Шуй объяснял ментальное состояние, ментальное отношение, опыт, даже спарринговался с ним и отвечал на вопросы в конце тренировки.
  Гунсунь Цзяньюнь и другие воины имитировали движения довольно долго, но после сегодняшнего объяснения Цин Шуя они поняли, как смешно было то, что они делали раньше. Даже если бы они повторяли в таком духе еще сто, даже тысячу лет, их тренировки бы не имели смысла, ведь ни один из них не осознал суть и истину Тайчи. Но благодаря тому, что Цин Шуй просветил их сегодня и позволил им прийти к более глубокому пониманию, они ощущали себя, словно все это время они упирались головами в большие запертые ворота, а теперь эти двери распахнулись и они вошли на просторный открытый двор. Это был опыт сродни переходу в новую сферу!
  Перед уходом Цин Шуй научил их "толкающим рукам" Тайчи и напомнил им, чтобы тренировались, время от времени, чтобы приобретать больше опыта в Кулаке Тайчи.
  Но Цин Шую не дали уйти далеко. Его остановили другие люди! Старик, весь живой и энергичный, неожиданно вырос перед ним, заблокировав Цин Шую путь.
  "Ты Цин Шуй?" холодно он посмотрел на Цин Шуя.
  "Ого, смотрите скорее, это Си Жи! Он когда-то был элитой среди молодежи!" кто-то заметил старика и громко крикнул.
  "Все верно, Старый Гу, скорее сюда, Цин Шуй и Си Жи познакомились друг с другом!"
  Эти крики, по-видимому, взбесили Си Жи, он нахмурил брови на его и без того озабоченном лице.
  Многие, кто услышал крики, заторопились к ним, даже сам Гунсунь Цзяньюнь и его группа столпились вокруг них.
  На просторной площадке это оживление было очень хорошо заметно издалека, привлекая еще больше людей.
  "Так он Си Жи!" подумал Цин Шуй, молча глядя на человека, стоявшего перед ним. Мужчина, имевший довольно хороший характер, был в гневе. Неудивительно, что Янь Лин"Эр просила его быть милосерднее. Глядя на мужчину, вдвое больше его размером, Цин Шуй чувствовал, что его способности были гораздо выше его уровня, но Цин Шуй был уверен, что мог бы победить того в бою.
  "Ты знаешь, кто я такой, ты должен знать, зачем я ищу тебя", успокоившись, сказал Си Жи.
  "Я не знаю!" прямолинейно ответил Цин Шуй. Си Жи удивили эти слова, но он никак не показал своей реакции. Затем он тихо сказал:
  "Я хочу драться с тобой. Ты не сможешь избежать ответственности за смерть Сяо Юэ".
  Только Цин Шуй не был уверен, насколько он вообще имел отношение к этому всему, но промолчал. Отказываться от дуэли было бесполезно, но подумав немного, он поднял голову и сказал:
  "А какой смысл бороться со мной?"
  "Покой и удовлетворение! Или я не смогу больше смотреть на себя", ответил Си Жи с твердым намерением.
  "Хорошо, я приму твой вызов. Увидимся через три дня! Но что ты сделаешь с теми, кто заставил Сяо Юэ умереть?" спокойно спросил Цин Шуй.
  "Они все мертвы!"
  "Очень хорошо. Ты собираешься только с этими разобраться? А как же их семьи? Как насчет того, чтобы разобраться с теми, кто вырастил этих животных?" улыбнулся Цин Шуй.
  "Конечно, я разберусь и с ними, но для этого нужно время. Мне придется подождать. Но с тобой разберусь первым делом!" Си Жи смотрел на Цин Шуя, а его яркие глаза сверкали от нетерпения и жажды устроить дуэль прямо тут же.
  "Очень хорошо, что если я тебя нечаянно убью?" серьезно спросил Цин Шуй.
  Си Жи все также серьезно обдумал его вопрос и медленно начал:
  "Я смирюсь. Жить или умереть - пусть судьба решает. Богатство и ранг - дело судьбы, настаивать на одном всегда означает, что придется пожертвовать чем-то другим".
  Цин Шуй оценил его подход и кивнул:
  "Тогда сразимся через три дня. И ответственность за твою жизнь и смерть лежит на тебе!" с этими словами Цин Шуй ушел. Его путь лежал к каменным изваяниям на задней стороне горы, так как в его планы входило посмотреть на несколько новых каменных табличек до своего ухода.
  По дороге.
  Вздыхая над монотонностью своей жизни, Цин Шуй быстро шагал по направлению к каменным монументам. С прошлого раза прошло довольно много времени, или, по крайней мере, так казалось Цин Шую. Конечно, жизнь там не остановилась от того, что Цин Шуй не наведывался с визитами, но если честно, немногие приходили туда, чтобы искренне оценить боевые техники, сокрытые в изваяниях.
  На каменных монументах были изображены звери, цветы и другие растения; это было место уединения посреди прекрасного пейзажа, хотя редко слышно было о воине, изучившем мощные техники от этих изваяний.
  В действительности, туда приходили парочками, чтобы расслабиться, провести время вместе.
  Цин Шуй спокойно прошел мимо множества растений, который он уже видел. Среди изображений были странные цветы и растения, одного взгляда на которые было достаточно. Всего растения занимали примерно от 400 до 1000 каменных монументов.
  Просмотрев 400 каменных рисунков зелени, Цин Шуй заметил более трехсот изображений зверей. Однако и на них он смотреть не стал, потому что по первым нескольким рисунками была понятна краткая суть остальных. Он сделал вывод, что эти триста каменных изваяний предназначались для углубления сферы воина, или для облегчения входа культиватора в мистическую сферу.
  Цин Шуй по быстрым подсчетам вдруг понял, что уже рассмотрел больше семи сотен табличек. На этот раз удача улыбнулась ему, и он увидел то, чего давно ждал. Это был каменный монумент гигантского чудовища.
  Блоха!
  Это было увеличенное многократно изображение блохи; толстые и короткие щупальца ее были по полметра длиной, большой и острый рот был в форме шила; ее брюшко было широким с девятью секциями; тонкие задние лапки выглядели крупными и мясистыми. С первого взгляда было понятно, что это изображение было наполнено взрывной силой. На картинке насекомое было в полуготовности к прыжку, излучая ауру напряженности при угрозе. Готовность к мгновенному взрыву силы была ужасающей.
  На ее гигантском теле был целый слой стальных доспех, переливавшегося от блестящего черного металла. Глаза блохи были темными и дикими. Цин Шуй никак не ожидал, что блоха может быть такой свирепой и убийственной.
  Цин Шуй помнил, что в той, прошлой его жизни, блохи были без крыльев, летать не умели, только прыгали высоко. Они могли перепрыгнуть расстояние в 350 раз превышавшее их размер. Цин Шуй смотрел на "Блоху" на камне и думал, что будь у нее такая способность, с ее длиной в три метра, каждый прыжок бы покрывал целый километр...
  Голова насекомого была в форме большого широкого жала в метр длиной, покрытого черными блестящими волосками, которые излучали убийственную ауру.
  "Это самое быстрое, самое опасное чудовище-убийца на земле! "Прыгающий Король в Черных Доспехах!" Низкий голос прервал череду мыслей Цин Шуя. Он обернулся и увидел иностранца средних лет, с улыбкой глядевшего на него.
  "Я - Сюй Шицзе. Мне вот интересно, не заинтересуется ли Брат Цин Шуй беседой", с улыбкой сказал мужчина, стоявший примерно в паре метров от него. Цин Шуй тут же понял, что незнакомец пришел сюда специально за ним.
  "Мистер Сюй Шицзе, а вы не могли бы мне объяснить немного, кто это такой "Прыгающий Король в Черных Доспехах"?" спросил Цин Шуй, увильнув от вопроса незнакомца.
  
  Глава 342. Метод Ядерной Ци. Встреча с Гунсунь Цзяньу
  "Конечно! - радостно воскликнул Сюй Шицзи, - Хоть Прыгающий Король в Черных Доспехах и не считается самым большим мутантом в мире девяти континентов, он один из самых опасных чудовищ. Летать он не умеет, но зато прыгает на тысячу метров за одно мгновение, считаясь самым быстрым из всех дьявольский чудовищ на коротких дистанциях. Его взрывная сила, скорость и твердость тела в особенности становятся самым лучшим его оружием. Твердость этих жал, каждое по полметра длиной, являются божественным оружием. Не каждый культиватор ниже уровня Боевого Святого может пережить его нападение".
  Цин Шуй не ожидал, что эта "Блоха" окажется такой могущественной. Хотя пугающая ее скорость была объяснима. Действительно, выглядело так, что ее скорость и внушительное тело не имели конкурентов среди культиваторов уровня ниже Боевого Святого.
  Тело Прыгающего Короля в Черных Доспехах было полностью покрыто броней непревзойденной твердости. Гигантские жала были остры, как и подобало божественным оружиям; с этой исключительной взрывной скоростью... даже отрытая атака могла стать смертельной, не говоря уже о нападении из засады.
  "Мистер Сюй, верно? Чем могу служить?" с улыбкой спросил Цин Шуй. он знал, что если кто-то искал его, ничем хорошим такие встречи не заканчивались.
  Сюй Шицзи осторожно оглянулся. Вокруг них было не так много народа, да и те, кто присутствовал, не обращали особого внимания на них. Вдалеке стояли два пожилых человека, лицом к ним, но очевидно интересовались не ими, а изображениями на каменных картинках. Сюй подумал некоторое время и сказал:
  "Я надеюсь, у тебя получится хотя бы покалечить Си Жи во время вашего матча. Конечно, мы желаем предложить тебе хорошую награду за это".
  По одному взгляду на мужчину Цин Шуй догадался, что он из одного из тех кланов, чьих людей убил Си Жи. Цин Шуй нахмурился. Ведь он обещал Янь Лин"Эр, что пощадит Си Жи. Нельзя было предавать ее вот так в один момент. Кроме того, этот дегенерат был клана, откуда и те подонки были родом. До Цин Шуя долетели слухи о происшествии. У него были кое-какие дела с той прекрасной девушкой, и он понимал, что ее нужно было любить, а не убивать.
  Цин Шуй не любил такие кланы. Ему никогда не нравилось, как богачи вели себя еще в его прошлой жизни, и до сих пор не нравилось. Си Жи не сделал ничего плохого. Если бы Цин Шуй оказался на его месте, он поступил бы точно так же. На самом деле, ему и представлять не нужно было - его сестра была в той же самой ситуации, в том городе Янь. Цин Шуй, на самом деле, восхищался смелостью Си Жи. Таким и должен быть мужчина: он должен быть настойчивым в подобных ситуациях, даже если иногда нужно переступить через себя и совершить что-то плохое!
  "Короче говоря, вы оба уже договорились о дуэли не на жизнь, а на смерть. И если наш Младший Братец Цин Шуй согласиться на договорный матч, он получит очень хорошую награду".
  Предложение Сюй Шицзи было лестно Цин Шую, ему бы достались большие подарки, если бы он согласился на эту сделку. А Лин"Эр он все объяснил бы, что, мол, случайно рука соскользнула или что-то в этом роде. Сила у них была примерно одинаковая, так что ему придется либо защищаться изо всех сил, либо умереть. Да и, в конце концов, всегда можно просто проигнорировать Янь Лин"Эр...
  Однако с другой стороны внутренний голос Цин Шуя подсказывал ему, что обещания нужно держать, а соблазнам - сопротивляться, что жадность может привести к потере собственного я. И это убеждение потрясало всю его душу. В этот момент он почувствовал, как внутри него на большой скорости поднималась циркуляция безгранично мощной жизненной энергии. Это была Энергия Природы!
  Цин Шуй улыбнулся. Он не ожидал, что у Энергии Природы был такой эффект - успокаивать и очищать его душу, отбрасывая все отвлекающие мысли и психологические барьеры!
  "Я не могу ничего обещать, потому что я не знаю, смогу ли я его победить!" ответил Цин Шуй почтительно и повернулся обратно к каменному монументу, продолжая наблюдения за Прыгающего Короля в Черных Доспехах.
  "Если ты сможешь убить его, тогда..."
  "Мои извинения, я не обещаю того, в чем я не уверен!" слегка нахмурившись, перебил Цин Шуй, не поворачивая к Сюй Шицзи головы.
  "Я понимаю, тогда я не буду больше беспокоить тебя, Младший Брат. Если ты передумаешь и примешь наше предложение в течение следующих трех дней, тогда найди меня в резиденции Сюй. Ты обязательно получишь удовлетворительную награду", Сюй Шицзи не сдавался.
  Люди цепляются за выгоду; удивительно, сколько жизней было разрушено одним единственным словом "жадность".
  Сюй Шицзи ушел, а Цин Шуй остался стоять, рассматривая каменное изваяние, изображавшее Прыгающего Короля в Черных Доспехах, очень внимательно. Его Небесное Видение позволило ему увидеть множество скрытых деталей. Подумать только, у этого дьявольского чудовища была такая внушительная взрывная сила... Цин Шуй внимательно рассматривал гигантские задние конечности этого насекомого, структуру скелета его тела, и маршрут циркуляции "Ядерной Ци" по телу насекомого.
  Цин Шуй внезапно заметил множество плотных и мелких смерчеподобных точек на его гигантских ногах.
  "Акупунктурные точки? Да так много? У дьявольских чудовищ тоже есть точки акупунктуры?"
  Мысли так и бурлили в голове Цин Шуя. Он снова прогнал все свои наблюдения, чтобы убедиться, что он не сделал ошибочных выводов. Причина силы прыжка и взрывной энергии Короля крылась во множестве очищенных акупунктурных дырок на его ногах.
  "Получается, что если я смогу очистить точки акупунктуры на своих ногах, значит, у меня получится приобрести такую же мощную взрывную энергию и пугающую скорость?" Цин Шуй чувствовал, как от этой мысли закипала кровь в его теле. Он медленно начал молчаливую циркуляцию по маршруту "Ядерной Ци", как и было обозначено на каменном изваянии. С самого начала он почувствовал неожиданное извержение его Ци, которая циркулировала, как бешенная в его теле. Цин Шуй был в изумлении от силы этого натиска, который был даже сильнее, чем техника Божественного Очищения Рук.
  "Так вот это, наверное, и есть Искусство Очищение Акупунктуры Прыгающего Короля?" все в душе Цин Шуя ликовало, он продолжал культивацию! Он полностью погрузился в этот процесс, не обращая внимания на время. Закончив циркуляцию, он засмеялся, потому что понял, что это не было Искусством Очищения Акупунктуры.
  Это было просто Искусство Прыжка Прыгающего Короля в Черных Доспехах. Искусство культивации было способно увеличить прыгучесть, бег на короткие дистанции, скачки на высокой скорости за кратчайшие периоды времени. А очистка точек акупунктуры было лишь природным приложением к этому искусству. Возможно, блоха рождалась с этой огромной прыгучей силой, силой в ногах и взрывной силой!
  Когда Цин Шуй циркулировал этот Метод Ядерной Ци, он почувствовал, что обе ноги его словно накачали воздухом. Ритмичная пульсирующая сила, наполнившая их, ужасно обрадовала Цин Шуя. Ему захотелось немедленно выпустить ее, но он сдержался.
  После полудня Цин Шуй перешел к следующему каменному монументу. На нем было изображено еще одно дьявольское чудовище, о котором Цин Шуй уже слышал ранее. Он смутно припоминал этого огромного толстокожего носорога с экстремально мощной защитой. Его орудием были три гигантских рога, сверкавшими холодным стальным светом. Но сколько бы он ни рассматривал этого носорога, он не смог обнаружить его отличительную черту. Он не смог понять, чем можно было научиться у него. Постояв еще немного, он перешел к следующему монументу.
  И вновь его не ждало ничего особенного. Три скульптуры подряд были ничем не примечательны. Цин Шуй не сильно расстроился, он ожидал чего-то подобного, ведь там было больше тысячи каменных изображений.
  Следующие скульптуры были такими же, и настроение идти дальше у Цин Шуя пропало. Он решил покинуть эту площадку, проведя на ней половину дня. Цин Шуй огляделся и обнаружил, что он зашел на площадку, где повстречал Гунсунь Цзяньу, где рос Нектар Белого Инея. Он хотел раздобыть пару веток Нектара Белого Инея на всякий случай. Тем более, растение здешнее было не меньше тысячи лет, что делало его ценным лекарственным ингредиентом.
  Пройдя еще немного, Цин Шуй вдруг ощутил кого-то, занимавшегося практикой владения меча посреди соснового леса. Он замер. Он понял, что это должна была быть Гунсунь Цзяньу. Он нахмурился и поспешил ретироваться. Ему совсем не хотелось связываться с еще одной женщиной. С того момента, как она повесила ему на шею талисман, он знал, что ему лучше обходить ее стороной.
  В прошлой жизни Цин Шуй был неудачником, у которого не ладилось с женщинами, особенно с красивыми женщинами, никто не хотел влюбляться в него. Некоторые мужчины так ловко обходятся с дамами, что за ними многие даже бегают сами, забыв про гордость. Однако это было не про Цин Шуя, ему казалось, что это просто влюбленные дурочки и красивые пустышки.
  Однако поднявшись на определенный уровень в этом мире, он обнаружил, что способные мужчины не испытывали недостатка в женщинах. Уверенность в себе это часть харизмы. Цин Шуй понимал, что он превратился в очень уверенного человека, более того, у него было довольно симпатичное лицо. Он просто не понимал людей без особых возможностей, которые продолжали вести себя, как короли, откуда же у них бралась уверенность в себе? Он много думал об этом и пришел к выводу, что ответ был прост: деньги, хорошая еда на столе, вкус в одежде и использование роскошных предметов могли придавать уверенности в себе, делая человека привлекательным для других. И не таким мелким, каким он был....
  Цин Шуй обернулся, потому что услышал голос Гунсунь Цзяньу.
  "Неужто я настолько отвратительна тебе, что ты меня избегаешь?"
  Цин Шуй не сказал ничего и продолжил идти.
  "Почему? Почему ты так со мной обращаешься...."
  Цин Шуй остановился. Подумав немного, он произнес:
  "Ты и я - люди разного происхождения. Я не хочу, чтобы мы оба, в конце концов, остались несчастными".
  "Я не прошу ничего у тебя, я не заставляю тебя ничего делать. Ты боишься, что я тебе понравлюсь?" с горечью в голосе сказала Гунсунь Цзяньу.
  Цин Шуй замолчал. Через какое-то время он произнес:
  "Я не интересуюсь такими женщинами, как ты!"
  От этого неожиданного заявления Гунсунь Цзяньу замолчала.
  "А просто дружить ты не умеешь?" вздохнула она. Цин Шуй подумал о том, что ему скоро уезжать. И до его приезда пройдет еще пара лет. К тому времени она уже найдет свою любовь.
  "Конечно, умею. На самом деле мы можем вполне считаться нормальными такими друзьями", широко улыбнулся он. Он подсознательно отталкивал женщин, которые вероятно могли повлиять на продолжительности жизни мужчины, как например, Цинхань Е. Ему казалось, что они были "плохими" женщинами, потому что мужчины с ними думали только о постели, как только видели их, начинали фантазировать о них, пытаясь завлечь их в постель.
  "Правда?" Гунсунь Цзяньу ушла восвояси. Она была одета в прекрасную черную юбку в складку, ее волосы были убраны в высокий пучок. С виду она больше была похожа на королеву дискотеки, с небольшим демоническим налетом.
  Он снова вздохнул, услышав удивление в ее голосе. Он совершенно не умел разговаривать с незнакомцами, но хорошо знал себя. Кроме близких друзей, родственников и друзей детства, платонические отношения между мужчиной и женщиной не существовали. Потому что для Цин Шуя начало отношений между мужчиной и женщиной всегда имело определенные причины.
  Были, конечно, на свете исключения, но их было так мало.
  Цин Шуй постоял немного, отломил две веточки Нектара Белого Инея и тоже ушел. Однако он не заметил, как одинок взгляд этой девушки, которая обернулась, чтобы посмотреть ему вслед.
  
  Глава 343. И снова драка. Гигантский кулак божественного духа легендарного уровня.
  Три дня пролетели, как вспышка. Цин Шуй так и не ходил в дом семьи Сюй, что означало, что никакой сделки между ним и Семьей Сюй не состоялось. В течение трех дней слухи о предстоящей битве между Цин Шуем и Си Жи разлетелись повсюду, что казалось, будто все о ней знали. Новости распространились так быстро, что даже некоторые старшие в Небесном Дворце заинтересовались ею.
  Цин Шуя это не беспокоило, он продолжал свои обычные тренировки без перерыва. На этот раз битва вовлекала в себя людей из Зала Звездной Луны, но значимость у нее была. Дело было в том, что это не было соревнование, кто лучше, не спор между молодым и старым поколением. Публика реагировала иначе: все разбились на два лагеря, одни поддерживали Цин Шуя, другие были на стороне Си Жи.
  Рано утром третьего дня на общественной площади Зала Звездной Луны собралось множество народу, несмотря на столь ранний час. Все знали о битве, которая должна была начаться, когда солнце поднимется высоко в небе. Битва не на жизнь, а на смерть.
  Цин Шуй пришел на площадь с явным намерением заняться утренней гимнастикой до битвы. До начала оставался час, но Цин Шуй не ожидал увидеть такую толпу на площади, особенно учеников из других залов.
  "Цин Шуй здесь!" закричал чей-то радостный голос.
  "Где?"
  "Вон там!"
  Цин Шуй почесал лоб и пошел в самый тихий уголок, который смог найти, чтобы позаниматься Тайчи. Некоторым понравилось отношение Цин Шуя к предстоящей битве, некоторые выразили свое отвращение. Кто-то посчитал, что он всего лишь притворяется спокойным, кто-то - что он всегда старался быть спокойным, ведь не в первый раз они видели такое его поведение.
  Гунсунь Цзяньюнь стоял вдалеке, на полном серьезе внимательно наблюдая за тренировками Цин Шуя. Некоторые присоединились к нему и пытались имитировать его движения. Цин Шуй не обращал ни на кого никакого внимания. Он сосредоточился полностью на собственном подсознании.
  Для других три дня не имели никакого значения, но не для Цин Шуя с его Сферой Вечного Фиолетового Нефрита. Три дня для него равнялись трем месяцам. Три месяца упорного труда.
  5-й уровень Древней Техники Усиления начал стабилизироваться. Искусство преследования, Божественное Очищение Рук и Ног еще предстояло довести до мастерства. Однако Искусство Преследования развивалось в нужном направлении. Божественное Очищение Рук и Ног было еще довольно далеко от малой стадии успеха. Цин Шуй не расстраивался по этому поводу, но жалел о том, что ему было дано только три дня. А что если у него не было бы Сферы Вечного Фиолетового Нефрита? Цин Шуй даже думать не хотел об этом.
  Он спокойной продолжал тренировки Кулака Тайчи, пока необычная атмосфера на площади окончательно не накалилась.
  "Си Жи здесь!"
  "Он и впрямь пришел. Расступитесь все!"
  В толпе началась суматоха, люди стали расступаться перед СИ Жи, чтобы тот прошел к арене. Кто-то приветствовал его на его пути. Си Жи медленно прошел сквозь толпу, такими же осторожными шагами прошел к центру самой большой арены. Шагая к нижней части арены, он нахмурился, увидев, что Цин Шуй все еще тренируется на другой стороне площади.
  Он не видел, что у Цин Шуя появились новые достижения, он не верил в то, что Цин Шуй окажется сильнее него, потому что хорошо знал его ситуацию. Довольно трудно воину, практически невозможно воину возраста Цин Шуя из Континента Зеленого Облака превзойти его, Си Жи. Что касается проигрыша тех учеников из Башни Меча, которые имели силу, равную силе Главных Учеников Небесного Дворца, Си Жи легко бы победил каждого из них.
  Но он не знал и не мог ожидать, что у Цин Шуя было божественное сокровище в виде Сферы Вечного Фиолетового Нефрита! Иначе он бы легко поверил, что Цин Шуй смог обучиться технике, позволявшей прятать свое присутствие и задерживать дыхание, или каким-либо похожим техникам.
  Такой тип техник не был редкостью. Задерживать дыхание и скрывать присутствие было довольно эффективно во время нападения из засады. Но в мире девяти континентов такое поведение было не в почете. Здесь ценились чистые боевые техники и исключительная сила. Таким образом, Си Жи и думать не мог ни о каких таинственных секретах. Да и вообще все теряло свой смысл лицом к лицу с абсолютной властью.
  Си Жи медленно поднялся на арену.
  Он стоял одиноко на вершине, людям внизу приходилось высоко задирать головы, чтобы посмотреть на него, а кому же это не нравится? Когда на тебя смотрят снизу вверх?
  Цин Шуй сделал резкий удар обоими кулаками одновременно. Каждый удар был тяжелым, как гора. Для наблюдавших со стороны это было очаровательное и приятное с визуальной стороны зрелище. Однако его стали поторапливать.
  "Цин Шуй, поднимайся уже!"
  "Да! Не говори только, что ты испугался!"
  большинство крикунов даже не из Зала Звездной Луны были. Люди из зала Звездной Луны стояли, ничего не говоря. Двадцать лет назад Си Жи был лучшим в Зале Звездной Луны, он тогда был главным учеником в Зале.
  Тогда Зал Звездной Луны был почетным, не то, что нынче. Ученики были примерно одного возраста с Си Жи, некоторые были постарше. С тех пор, как Си Жи получил жесткий отказ со стороны Хозяйки Дворца Облака Тумана, он не выдержал удара и вскоре покинул Зал Звездной Луны и оставил должность Старшего Ученика. Из-за этого вскоре Гунсунь Цзяньу стала Главной Ученицей. И примерно в то же время Зал Звездной Луны стал подвергаться насмешкам со стороны остальных залов.
  Появление Цин Шуя позволило Залу Звездной Луны вновь обрести надежду на возрождение былой славы, ведь он в одиночку смог победить девять самых лучших учеников Башни Меча. Он даже убил двоих из них, остальные сдались. Это позволило Цин Шую поднять славу Зала Звездной Луны на ступень выше, чем он был даже при Си Жи.
  Однако сегодняшняя битва была результатом внутреннего конфликта между двумя мужчинами. Однако эти двое были двумя лучшими воинами в Зале Звездной Луны за последние двадцать лет. Множество людей были взволнованы и обеспокоены.
  Такие битвы не часто случались. Для большинства стать свидетелями такого зрелища было настоящей удачей. Однако никто всерьез не желал печального исхода.
  Тем не менее, битва была не на жизнь, а на смерть. Родственные узы в секте были самой важной и самой необходимой составляющей, державшей секты вместе. Сила связей в Небесном дворце зависела полностью от самого Небесного Дворца. Если битва была связана с людьми извне, как в случае с учениками Башни Меча и Цин Шуем, то дело было в связанности людей внутри Небесного меча. Но теперь случай был внутренним.
  Если такое случалось - например, соревнования между залами, проходившие каждые пять лет, сила связи распадалась. Таким образом, небесный дворец превращался в доброго "дедушку", но главное решение зависело от "отца", то есть внутри каждого зала. Ученики в каждом зале считались "Детьми".
  Поэтому люди, требовавшие битвы, были в основном из других залов!
  "Он испугался. Ведь Си Жи был главным учеником целых двадцать лет. У него хорошая квалификация, он начинал как Боевой Король начинающего уровня. Двадцать лет тренировок - существенный срок. Даже если Цин Шуй супер-талантливый, невозможно достичь такого божественного уровня", сказал изящный молодой человек, одетый в униформу Зала Звездного Дня.
  "Брат Шао прав!"
  "Не говорите только, что он ждет, что старшие вмешаются в эту ситуацию!"
  .......................
  Те, кто намеренно говорили громко, все были из Зала Звездного дня. Множество людей видели, что что-то подозрительное происходило, так как все знали, что именно Цин Шуй в прошлый раз хорошо высмеял Зал Звездного Дня.
  И тут на площади появились несколько пожилых людей и мужчин среднего возраста. И только тогда Цин Шуй спокойно закончил тренировки и медленно пошел к арене.
  Толпа постепенно полностью окружила арену, пока Цин Шуй тренировался в укромном уголке. Когда он шел к арене, он понял, что сюда уже подошли Фэй Уцзи и несколько старших из Зала Звездного Дня.
  Цин Шуй огляделся, удивленный. Он увидел несколько серьезных представителей Небесного Дворца уровня Старших.
  В небесном дворце было множество защитников. Одним из требований для этой должности было наличие уровня вершины Сяньтянь. Администраторами Небесного Дворца были Хозяин или Хозяйка Дворца, Старший, Представитель Правоохранительного Органа, Защитник, Боевой Тысячник и Боевой Сотник!
  Цин Шуй заметил в толпе и двух своих подруг. Рядом с ними стояли еще две прекрасные девушки, с которыми Цин Шуй был не знаком. Они были также прекрасны и стройны, как и его подруги. Заметив, что Цин Шуй смотрит на них, они подмигнули ему.
  "Мы знакомы?" подумал Цин Шуй. он поприветствовал Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли с какой-то подавленностью. Конечно, он не забыл улыбнуться и тем девушкам, которые, очевидно, были из Зала Тумана.
  "Цин Шуй, давай. Победи его, и я представлю тебе этих двух прекрасных девушек!" Голос Хоюнь Лю-Ли прозвучал довольно громко, чем шокировал довольно многих стоявших в толпе зевак.
  "Лю-Ли, кажется, твои отношения с ним не так просты, как мы думали", сказала девушка слева.
  Цин Шуй тем временем поприветствовал Фэй Уцзи и направился к арене.
  Цин Шуй и не думал, что соберется такая толпа. Очевидно, собралось гораздо больше народу, чем даже было в день битвы с Башней Меча.
  Цин Шуй пришел с пустыми руками, так как он заметил, что в руках Си Жи не было ничего. Цин Шуй не боялся кулачного боя с противником более высокого уровня, тем более не испугался он драки с Си Жи, который, очевидно, был теперь слабее него.
  Цин Шуй подошел к арене, а Си Жи молча поджидал его.
  Атмосфера на арене вдруг стала напряженной. Множество людей немедленно почувствовали жуткое давление в воздухе.
  "Гигантское Духовное Давление Си Жи в последнее время улучшилось!"
  "Ах, Си Жи научился Гигантскому Кулаку Божественного Духа!"
  .............
  "Мой стиль кун-фу заключается в использовании кулаков. Если ты используешь оружие, пожалуйста, можешь принести его", предупредил Си Жи Цин Шуя, увидев, что тот идет с голыми руками.
  Что бы то ни было, но его слова прозвучали для Цин Шуя, как песня. Он понял, что, по крайней мере, перед ним прямолинейный и открытый человек, который следовал определенным принципам в своем деле.
  Цин Шуй легонько кивнул. Он сжал оба кулака, обозначая, что он тоже будет бороться голыми руками. В то же самое время он наполнил их огромной силой.
  Затем он издал громоподобный ужасающий рык, который отозвался эхом и оглушил окружающих.
  Две силы схлестнулись, и Си Жи также издал громогласный крик! И этот резкий крик превосходил рыки Цин Шуя.
  Издав невероятный крик, Си Жи вдруг изменился - его тело стало крепким и сильным. Словно он стал силой, способной разорвать на куски даже каменную стену.
  Его тело становилось больше, руки становились толстыми и массивными, размером с ноги крупного и высокого мужчины. Его руки прибавили не меньше половины оригинального размера. Вокруг них обозначилось золотистое свечение.
  Пара огромных кулаков, казавшиеся непобедимыми, ритмично направлялись в сторону Цин Шуя.
  "Это же Гигантские Кулаки Божественного Духа, Элемента Земли, Легендарный Уровень!"
  
  Глава 344. Ослепление Медведя. Сила Вращения. Тираническая четвертая волна! Пора возвращаться.
  "Это же Элемент Земли; Гигантский Кулак Божественного Духа легендарного уровня!"
  Цин Шуй не спускал глаз с Си Жи; он не мог позволить себе даже на секунду расслабиться. Когда в прошлый раз он столкнулся с воином такого уровня, у него за спиной стоял Цанхай, в той схватке со Старым Слепцом. Культивация Си Жи была не выше культивации Слепца, тем не менее, ситуации, когда воин, будучи уверенным в себе, проигрывал, не были редкостью. Цин Шуй не мог себе позволить никаких опрометчивых поступков.
  Цин Шуй знал про технику Гигантского Кулака Божественного Духа. Это была техника увеличения силы самого высокого уровня Земного Элемента. Кулачная Техника могла добавить существенное количество силы, плюс, как также удалось заметить Цин Шую, эта кулачная техника была соединена с силой мощного Удара Небесного Грома.
  Разрывание Тигра!
  Цин Шуй тоже неожиданно пошел в наступление. Громкий тигриный рык снова раздался в воздухе.
  Бам!
  Цин Шуй довольно усмехнулся, услышав громкий звук. Он почувствовал, что сила удара Си Жи была равна его собственной силе, может, чуть-чуть больше. Неудивительно, что он считался самым выдающимся человеком своего поколения в Небесном Дворце. До прорыва Цин Шуй точно бы не выстоял от такого удара.
  Си Жи был крайне удивлено. У его методики Гигантского Кулака Божественного духа был только один эффект - увеличение силы удара в три раза и на один пункт увеличение стойкости Ци. Конечно, он соединил эту методику с Ударом Грома, что в итоге привело к тому, что он был лишь слегка сильнее своего противника.
  Цин Шуй был хорошо проинформирован об искусстве культивации своего соперника. Они все были Земного Элемента и выше легендарного уровня. Но Цин Шуй-то еще не полностью выпустил всю свою силу Ци.
  Гигантское Духовное Подавление!
  Огромные кулаки Си Жи летели к Цин Шую, оставляя за собой в воздухе золотой след, словно метеор, пытавший догнать луну. В тот момент он выглядел, словно исполинский Бог Войны. Неуклюжий с виду, но крайне проворный в действительности.
  Поза медведя!
  К тигриному рыку Цин Шуй добавил новую форму. Он неуклюже поднял руки, словно собирался подпереть ими небо!
  Бам!
  Еще один громкий удар!
  Крепчайший камень под ногами Цин Шуя дал трещину, его ступни притопило вниз примерно на полметра. Тем не менее, Цин Шуй прекрасно удержался в той же самой позиции, упираясь обеими руками прямо в гигантские кулаки Си Жи. Огромная сила подавления не дала Цин Шую выполнить никакой смертельной атаки ногами. Си Жи продолжал вдавливать Цин Шуя в каменный пол со всей силой. Теперь у него было явное преимущество. Цин Шуй медленно оседал вниз, великая сила давила ему прямо на голову и плечи. Смертельная сила...
  Разница в силе обеих сторон была невелика, поэтому оба воина и пришли в такое тупиковое положение!
  Ослепление медведя.
  Настал черед Цин Шую выпустить убийственную методику из Формы Медведя. Огромная раскачивающая сила излучалась из него, сантиметр за сантиметром, сила вращения!
  Си Жи вдруг почувствовал, как земля дрогнула и горы качнулись! Выражение его лица изменилось, он быстро отступил. Он убрал свои кулаки, чтобы прикрыться ими от любых внезапных атак Цин Шуя.
  Колоссальная аура Ци заполнила воздух арены. Техники Си Жи были продвинутыми и тираническими, их мощная аура можно было легко ощутить; ее явно чувствовали люди, находившиеся рядом с ареной. Но теперь была очередь Цин Шуя.
  Он сделал выпад с такой огромной скоростью, что искры полетели в стороны. Только знающие могли провести аналогии и заметить движения Прыгающего Короля в Черных Доспехах!
  Одиночный Удар Тайчи!
  Тайная сфера, великая стадия успеха одиночного удара Тайчи! Да еще и сила Бешеного быка вдобавок!
  Плюс Удар Небесного Грома! Простой удар!
  Бам!
  Си Жи отступил на два шага после атаки Цин Шуя.
  Он не верил своим глазам, потому что скорость его противника была невероятной! Он был ошеломлен!
  Цин Шую удалось применить искусство культивации Прыгающего Короля в Черных Доспехах вместе с Шагами Облака Тумана. С виду казалось, что он применил только Шаги Облака Тумана, но те, кто знал, как выглядят движения Прыгающего Короля, точно заметили и эту технику.
  "Одиночный удар Тайчи... Когда же я смогу культивировать свой Одиночный Удар Тайчи до такого уровня?" с удивлением выдохнул парнишка, который в последнее время начал посещать занятия с Цин Шуем. Слова молодого человека вызвали волнение в толпе. Люди стали понимать, насколько тиранична, широка и продвинута была эта самая техника ударов Кулака Тайчи. Она вполне могла сравниться с величием Гигантского Кулака Божественного Духа, не уступая ей ни в чем. Все вокруг обрадовались: Гигантский Кулак был техникой легендарного уровня, не доступной многим, может быть, Кулак Тайчи можно было довести до легендарного уровня тоже...
  Конечно, Кулак Тайчи Цин Шуя был уже на уровне Тайной Сферы, на великой стадии успеха.
  Цин Шуй сделал еще один выпад и полетел к отступающему Си Жи, словно быстрый порыв ветра!
  Техника Взрывного Молота!
  Не только сила Бешеного Быка и ужасающий Удар Небесного Грома были в ней, но еще и тяжелая и продвинутая методика недвижимости, словно горы.
  Бам!
  Си Жи оставалось только бороться на уровне защиты, надеясь на то, что Цин Шуй с его абсолютной скоростью его пощадит. Его откинуло назад под шквалом этих безжалостных атак. Его руки ныли от бесконечной боли. Впервые с тех пор, как он начал культивацию Гигантского Кулака Божественного Духа, он испытал такую ситуацию, где ему пришлось бороться с воином его же уровня. Его козырем были эти массивные божественные кулаки.
  "Техника Взрывного Молота! Старый Му, эта техника, которую мы недавно изучали, должно быть, доминирует! Я решил в будущем заняться Кулаками Тайчи, чтобы хорошенько ее понять!" худенький юноша взволнованно вскрикнул в толпе, обращаясь к приятелю.
  ..............................
  Однако Кулакам Тайчи Си Жи невозможно было сильно навредить. Цин Шуй не стал использовать Молот, Сотрясающий Небеса, не стал надевать боевые доспехи, не использовал самую мощную на тот момент Технику владения Мечом. Он просто буквально отрабатывал на Си Жи свою технику Кулака Тайчи. Он уже давно решил, что ни убивать, ни калечить его не будет. Возможно, в самом начале Цин Шуй растерялся под натиском атак Си Жи, но сейчас победить его для него труда не составило бы.
  Основной чертой Древней Техники Усиления, культивацией которой занимался Цин Шуй, была сила физического тела и экстремально долгая выносливость. Си Жи уже пыхтел беспомощно от неустанных атак Цин Шуя. Если бы только последний мог показать свою истинную скорость, он бы точно раздробил голову Си Жи. Но пока он лишь бомбардировал его кулаками Тайчи, одним за другим.
  Это вызвало настоящее ликование среди тех, кто каждый день тренировался в Кулаках Тайчи вместе с Цин Шуем. Они знали, что, не смотря на низкую скорость, эта техника была очень жестокой.
  Цин Шуй чувствовал себя более уверенным, когда вопрос касался не дуэлей, а убийства противника, когда использовал свои скрытые орудия, например, Золотые Иглы. Он был уверен, что смог бы отправить Си Жи на тот свет с самого начала, как только его дух, ЦИ и намерение слились бы друг с другом. Однако и он сам бы пострадал в процессе, непременно.
  Эту способность Цин Шуй приобрел после того, как достиг Ментального Состояния Тонкого Чутья. Он однозначно не проиграл бы сегодня, даже если бы ситуация пришла к худшему повороту, он смог бы убить противника. У Цин Шуя всегда была пара тузов в рукаве, только цена их использования всегда была высока. Только благодаря Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй мог быстро восстанавливаться.
  Глаза Си Жи были красными от злости. Еще бы! Его пихали, как нашкодившего школьника! После очередного удара, Си Жи издал вой, который давно подавлял в себе.
  Вой был наполнен нежеланием сдаваться и упрямством. И тут! Прямо в этот самый момент....
  Столб золотого света вспыхнул из высокой фигуры Си Жи, словно сам Золотой Бог Войны ожил и предстал перед всеми. Волна жестокой и подавляющей силы, сильнее цунами, вырвалась наружу.
  "ХА ХА ХА!" Как маньяк, хохотал Си Жи.
  "Это прорыв!"
  "Си Жи прорвался! Он пробил 6 уровень Боевого Короля!"
  "Черт, он пробился! Он должен благодарить богов! Никто никогда не знает, когда ты выйдешь победителем!"
  ...........................
  Крикам удивления не было конца. Столько эмоций просто взорвали площадь! Некоторые ругались и извергали оскорбления. Но каждый, буквально каждый был в восторге от увиденного.
  "Сестра Минъюэ, с Цин Шуем же ничего не случится?!" обеспокоено воскликнула Хоюнь Лю-Ли."
  "С ним все будет в порядке!" сжала зубы Цанхай Минъюэ.
  Неподалеку стоял старик, с виду вполне обычный, который наблюдал за Си Жи на арене. На лице старика появилась улыбка облегчения. Он удовлетворенно покивал головой и повернулся, чтобы уйти восвояси.
  "Спасибо за то, что ты сделал со мной!" улыбнулся СИ Жи Цин Шую.
  "Пожалуйста. Я не жалел тебя. Благодари свою выносливость. Давай, покажи мне теперь свою новую силу", равнодушно ответил Цин Шуй.
  Си Жи был в замешательстве от такой реакции, но он сжал зубы и направился в сторону Цин Шуя. На этот раз он использовал ту же самую кулачную технику, что и в начале. Пока не было видно повышения уровня. Он попробовал технику подавления горы, тираническую технику кулачного боя. Ничего.
  Облачная ладонь Тайчи!
  Цин Шуй довел циркуляцию Ци до предела. Коснувшись громадного кулака противника, сила мягкости и твердости в его теле немедленно вырвалась наружу. Он трансформировал направленную на него силу против своего оппонента!
  Получать, расширять и растворять силу противника!
  С виду казалось, что Цин Шуй даже не дрогнул, выдержав атаку противника, но только ему одному было известно, каково ему было в тот момент! Но Цин Шуй вошел в состояние маленькой лодочки в море, положившись на волю волн! Цин Шуй просто растворил жестокую атаку Си Жи в одно мгновение.
  "Ситуация повторяется!"
  "Как же ловко у него вышло!"
  .........................................................
  Цин Шуй дрался и отступал одновременно. Обе стороны дрались в полную силу. Звуки ударов не прекращались, желтая сила Ци заполнила всю арену. Люди поняли только сейчас, что все техники Цин Шуя были Легендарного Уровня и Элемента Земли!
  Возможно, Си Жи начал понимать, что если он продолжит в том же духе, то он окажется в патовой ситуации. Этот парнишка был словно монстр. Как такое маленькое тело могло оказаться таким коварно сильным и иметь такую невероятную выносливость?
  Скорость Си Жи резко возросла, по крайней мере, на порядок, поэтому ему легко было виден путь отступления Цин Шуя!
  Гигантская Божественная Мощь Духа!
  Тело Си Жи снова увеличилось в размере, создавая иллюзию великана. Два гигантских кулака летели прямо на Цин Шуя.
  Ничего особенного, прямой и эффективный кулачный бой!
  Цин Шуй быстро шагнул в сторону и легонько наклонился вперед. Пытаться избежать неизбежного у него не было времени, так что нужды в отступлении не было также!
  Он стабилизировал себя и выпустил технику Дланей Золотого Будды Девятой Волны!
  Четвертая Волна!
  БАМ БАМ БАМ БАМ !!!!!
  Громкие последовательные звуки раздались над ареной. Цин Шуй силой смог отступить на три шага назад. Его лицо слегка побледнело, но зато Си Жи уже летел в сторону, а кровь так и фонтанировала из его рта!
  Он вылетел с арены! Несколько человек прыжками подскочили к нему и подхватили внизу! Одним из спасителей был мужчина средних лет, крайне похожий на самого Си Жи. В тот момент, когда Си Жи приземлился, человек быстро засунул лекарственную гранулу ему в рот.
  "Спасибо, что пощадил!" кивнул Цин Шую этот мужчина, подхватил СИ Жи и быстро ушел!
  Цин Шуй отвернулся и медленно спустился с арены под восхищенные взгляды каждого присутствующего. Его тело излучало стойкую ауру одиночества.
  "Цин Шуй!"
  Он поднял голову и увидел самые радостные и прекрасные глаза на свете. Хоюнь Лю-Ли радостно обхватила его руку.
  Он облегченно улыбнулся Цанхай Минъюэ, которая обеспокоенно смотрела на него. Он вдруг почувствовал себя так одиноко, когда спускался с арены, но эти теплые заботливые глаза, которые встретили его внизу, немедленно вернули радость в его сердце и улыбку на его лице.
  Нельзя жить полностью без эмоций. Должна быть в жизни любовь, дружба и привязанность! Даже у самого лучшего воина на свете.
  Цин Шуй очень четко это осознал, он понял, что ему дальше нужно делать.
  Возвращаться!
  Настала пора возвращаться!
  
  Глава 345. Поврежденная Янь, Техника владения Саблей Поврежденной Янь. Дела Клана Сыту.
  Возвращаться!
  Настала пора возвращаться!
  Цин Шуй похлопал Хоюнь Лю-Ли по плечу и улыбнулся. Он знал, что слова в тот момент были лишними.
  Вокруг арены сразу же начались жаркие дискуссии, только Цин Шуй не слышал ничего. Он ушел вразвалочку, подхватив своих подруг, Цан Уя и Фэй Уцзи под завистливые взгляды окружающих.
  Вся честная компания радостно отобедала в резиденции Цан Уя. Никто не обсуждал случившееся, все просто обедали, придержав свое мнение при себе.
  Цан Уя, например, был доволен Цин Шуем, еще больше, чем прежде. Он считал Цин Шуя своим младшим преемником, еще больше утвердился в своем мнении. Он довольно посматривал с улыбкой на Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  Фэй Уцзи вздыхал, глядя на Цин Шуя. Его время тикало, он явно ощущал это, ведь молодое поколение беспощадно наступало на пятки старому поколению.
  "Старый Мастер, я скоро отправлюсь в путь!" тихо объявил Цин Шуй после того, как они закончили принимать пищу. Неожиданные новости. Все замолчали и уставились на него в шоке. Цан Уя, конечно, знал о его отъезде, только не ожидал, что это произойдет так скоро. И Фэй Уцзи тоже был удивлен!
  Девушки знали о его намерениях уехать через год, но тут он сказал "скоро". Это значило, что не позднее двух недель, а может и вовсе через пять дней он отправиться в дорогу.
  "Цин Шуй, разве ты не обещал подождать год?" с сомнением в голосе спросила Цанхай Минъюэ. Беспокойство заполнило эти прекрасные глаза. Она знала, что культивация Цин Шуя улучшилась намного, поэтому она прекрасно понимала, по какой причине он так спешит вернуться.
  Он собрался в Клан Янь!
  Она не сомневалась в том, что его сила резко возросла, все равно она понимала, что что-то во всем этом не то. Слишком много спешки. Она не знала, почему, но надеялась, что он отложит все же свой поход. Цин Шуй мог подготовиться полностью, если время позволяло. Не так важна была ментальность или его культивация, при его-то потенциале! Если бы Цин Шуй отложил поход еще на пару лет, то никакой Клан Янь не был бы ему проблемой, думала Цанхай Минъюэ.
  "Меня так долго не было. Я волнуюсь за свою семью, поэтому хочу вернуться и побыть с ними какое-то время!" с улыбкой ответил Цин Шуй, для убедительности кивнув головой, мол, все было в порядке.
  Цин Шуй скучал по маме. Он уже три года был в пути, он знал, что и она по нему сильно соскучилась. Кроме того, Цин Шуй может культивировать, где угодно. Теперь самым важным для него было вернуться, чтобы поднять силу Клана Цин на новый уровень.
  Цанхай Минъюэ смотрела на Цин Шуя, слегка сдвинув вместе брови. Она больше не произнесла ни слова, но беспокойство с ее лица так и не исчезло.
  "Цин Шуй, но когда ты собираешься возвращаться назад? Я хочу подготовиться к твоему приезду!" Хоюнь Лю-Ли, увидев целеустремленность во взгляде Цин Шуя, решила не спорить и улыбалась радостно, отбросив все волнения в сторону.
  Цин Шуй смотрел на своих друзей, ожидая реакции старших.
  "Хм, если соскучился по дому, то возвращайся. Но, Цин Шуй, если у тебя есть проблемы, то скажи старику. Тебе нужно думать о своей семье - о Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли!" сердечно улыбнулся Цан Уя.
  "Цин Шуй, я не буду много говорить, но действуй так, как можешь. Помни, пока у тебя есть время, ты можешь делать все, что угодно. Избегай импульсивных решений", серьезно сказал ему Фэй Уцзи.
  "Спасибо вам, Старый Мастер и Боевой Дядюшка Фэй Уцзи. Мы планируем уехать через пять дней. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, готовьтесь к отъезду!" подумав немного, сказал Цин Шуй и поблагодарил Цан Уя и Фэй Уцзи.
  "Конечно, старик проводит вас, когда вы соберетесь. Но сначала нужно пройти церемонию назначения тебя Старшим!" Цан Уя тоже подумал, прежде чем ответить Цин Шую.
  Цин Шуй совершенно забыл про назначение! Он радостно закивал головой и сказал:
  "Все, как скажет Старый Мастер!"
  Статус Старшего в Небесном Дворце был очень важным статусом во всем Континенте Зеленого Облака. Для людей со стороны Старшими Небесного Дворца считались Старшие из разных Залов, потому сто Верховные Старшие из Ассоциации Старших не контактировали с окружающим миром. Социальный статус старшего приносил уважение его носителю во всем Континенте Зеленого Облака; их боялись и уважали, поэтому Цин Шуй был вполне не против заполучить такой титул до своего отъезда.
  В городе Сотни Миль!
  В Клане Сыту!
  "Молодой Мастер Шан вернулся!"
  "Молодой Мастер Луань вернулся несколько дней назад, теперь вот Молодой Мастер Шан! Что-то будет с Кланом Сыту?"
  "Да, посмотри на людей, которых привел с собой Молодой Мастер Шан. Одного взгляда достаточно, чтобы понять, что это мастера из мастеров. Их аура намного интенсивнее, чем аура Старого Мастера Клана Юй. Даже интенсивнее Демона Клана Цин", встрял в разговор мужчина с большим ртом.
  "Старый Гао, давай потише. Клан Сыту уже не тот, что раньше. А Клан Цин и подавно изменился!" разуверил его хрупкий молодой человек с яркими глазами.
  "Ха-ха, не волнуйся за мой большой рот. Я уж точно не попаду в неприятности за свои слова, что вылетают из него. У меня есть некая инсайдерская информация, интересует?" мужчина по имени Гао тихонько прошептал компании из четырех или пяти человек, стоявшим вокруг него. Его лицо излучало самодовольство.
  "Выкладывай скорее, Брат Гао! Не томи!" поторапливал его другой юноша.
  "Брат Гао" осмотрелся с удовлетворением и продолжал тихо говорить:
  "Конечно, вы все равно обо всем скоро узнаете, но зато будете первыми".
  Группа воинов обступили своего Братца Гао, с нетерпением переминаясь с ноги на ногу, ожидая, когда-то же тот откроет, наконец, свой большой рот!
  "Вы знаете, почему два молодых мастера вернулись почти одновременно?"
  "Что-то должно произойти? Брата Гао раньше обижали люди из Клана Цин. Может быть, они вернулись, чтобы разобраться с Кланом Цин?" с любопытством спросил хрупкий юноша.
  "Но эти два молодых мастера и в подметки не годятся Демону из Клана Цин!"
  "А ты знаешь настоящую силу тех двух людей, которых Молодой Мастер Шан привел с собой?" с пафосом спросил человек по имени Брат Гао.
  "Братец Гао, ты прекращай тянуть кота за хвост. Нам очень интересно!" поторопил его юноша во второй раз. Какой нетерпеливый молодой человек!
  "Ты почти догадался. Клан Ситу собирается расправиться с Кланом Цин на этот раз. Они собираются стать самым влиятельным кланом в Городе Тысячи Миль опять, поэтому нам больше не придется следить за собой, как сейчас! Я пойду на Постоялый Двор Ночного Аромата, когда этот проклятый Клан Цин падет! Посмотрим, осмелится ли Юй Нян снова сказать, что я бессребреник. Я, твой отец, заставлю ее сосать мой ..." с презрением прошипел Брат Гао.
  "Но, Братец Гао, Клан Цин все еще охраняется Цин Шуем. Хоть он сейчас и не в самой резиденции, там Минъюэ Гэлоу. Эта девчонка уже культиваторша Сяньтянь! Я думаю, что даже молодому мастеру Луань не победить ее".
  В те время Цин Шуй хорошо наследил в городе. Многие поняли его свирепую и беспощадную угрозу буквально: пальцем не трогать его семью и не сметь унижать его мать. Он пообещал лишить головы любого, кто даже плохое слово посмеет произнести.
  "Братец Гао" улыбался, слушая эти рассказы, а затем презрительно фыркнул:
  "Люди, которые прибыли вместе с Молодым Мастером Шан, на самом деле один на 8 уровне Сяньтянь, а другой на 10-м, вот-вот в Боевого Короля пробьется в любой момент".
  "Боевого Короля? Боевой Король!" воскликнул чей-то удивленный голос. Для них уровень Боевого Короля был чем-то недостижимым. Это была сфера, о которой они и думать не смели.
  "10-й уровень Сяньтянь!" вздыхали остальные. Когда Цин Шуй в прошлый раз жестко их наказал, он был только слабеньким Сяньтянь. А для них и Сяньтянь был чем-то невозможным! Что же касается Боевого Короля, эта тема для них была и вовсе почти запретной.
  "Отец, дедушка!" Сыту Шан поклонился Сыту Ба и Сыту Няньтянь. Три года очень сильно остудили нрав Сыту Шана и успокоили его!
  "Молодец, Шан"Эр. Ты не подвел нас с дедушкой! Сыту Ба расхохотался громким смехом.
  "Шан"Эр, а эти двое надежные?" спросил своего внука Сыту Няньтянь, нахмурив брови. Внутри он ужасно радовался приезду внука.
  "Не волнуйся, дедушка. Боевые Брат Янь и Брат Ли очень надежные. Они прямые ученики моего Мастера. Поэтому я вернулся на этот раз. В будущем я о них буду заботиться", уверенно сказал Сыту Шан с улыбкой. Его светлое лицо и высокий голос заставлял людей путать его с девушкой.
  "Хорошо, Шан"Эр. Делай все, что в твоих силах. Пока твоя сила растет, все в твоих руках, все вернется в нормальное русло. Будущее Клана Сыту зависит от тебя", с серьезным лицом сказал Сыту няньтянь.
  Если честно, Клан Сыту не играл особой роли в сердце Сыту Шана. Он хотел только лишь разобраться с Кланом Цин. Он никогда не смог забыть, какую боль причинил ему Цин Шуй, что даже лишил его возможности впредь быть с женщиной. Для того, что привык жить среди цветов, вся жизнь превратилась в ад, особенно когда вокруг него было столько красавиц. Многие сами липли к нему! В общем, цветов было много, но ему их было не собрать. Цин Шуй лишил его тестикул.
  Была как-то смелая девушка, которая сама пришла к нему в руки. Ее маленькая рука дотронулась до мошонки Сыту Шана, но ничего там не обнаружила. Не успела она даже удивиться, как Сыту Шан сломал ей шею.
  Ему хотелось разорвать Цин Шуя на кусочки. Но он понял, как бесполезен Сяньтянь на самом деле, когда вступил в Медицинский Клан Короля Аристократов. Там-то высокомерному Цин Шую кроме места простого охранника точно бы никто ничего не предложил.
  Сыту Шан решил устроиться, не смотря ни на что. Он хватал любую возможность, чтобы улучшить своим показатели. Он не ожидал от жизни удачи. Его особая конституция "Поврежденного Янь" была очень высоко оценена Старшие из Медицинского Клана Короля Аристократов, и его приняли в качестве последнего ключевого ученика.
  Сыту Шан был вне себя от радости. Он надеялся на эту редкую возможность, поэтому изо всех сил старался культивировать. Три года культивации с использованием лекарственных гранул позволили ему достичь вершины Хоутянь.
  Также он был хорошо осведомлен о технике Сабли Поврежденной Янь, технике, которую он культивировал. Эта техника подходила только людям с Поврежденной Янь, как у него. Что еще больше радовало его, так это то, что как только он пробился бы в Сяньтянь, он бы смог принять Восстанавливающую Янь Гранулу и омолодить самую важную часть мужского тела.
  Сыту Шан был счастлив. Мучения, через которые ему пришлось пройти, были бесчеловечными, особенно, когда он мог только смотреть на прекрасных женщин. То чувство, что он не мог облегчить свое напряжение, было подобно адскому пламени.
  Сыту Шан ушел с позволения Сыту Ба и Сыту Няньтянь. Войдя в гостевую комнату, он поприветствовал двоих учеников из Медицинского Клана, которые прибыли вместе с ним. Они владели невероятной силой, но обращались с Сыту Шаном с большим уважением, потому что у Сыту Шана был статус Последнего Ключевого Ученика [прим.переводчика. Ключевого ученика обучали, чтобы впоследствии они обучали других учеников].
  "Старший Боевой Брат Янь, Старший Боевой Брат Ли!"
  Его встретили два взлохмаченных молодых человека. Один был высоким и крепким, другой выглядел умелым, но был довольно миниатюрным.
  "Младший Боевой Брат Сыт, нет ничего лучше, когда двое мужчин играют в игры с одной женщиной. Но нам нужна другая женщина, уровнем повыше этой!"
  К счастью. Сыту Шан знал о том, что его два боевых братца были любителям секса втроем. А незнакомцу со стороны могло показаться, что эти двое наслаждались компанией друг друга.
  "Давайте пойдем, сначала поедим что-нибудь. А потом я отведу вас в какое-нибудь веселое место. Вам понравится", ответил им Сыту Шан с натянутой улыбочкой на лице.
  Его взгляд упал на женщину, валявшуюся на кровати. На ее белоснежной коже явно виднелись множественные следы от укусов и глубоких царапин... На кровати был жуткий беспорядок, а ее тело легонько подергивалось, подавая слабые признаки жизни...
  
  Глава 346. Убийство на глазах у всех. Рецепт Первозданной Гранулы Воды и Ветра.
  Трое друзей отправились в город пообедать. Двое ели, не останавливаясь, доев все свои блюда. Сам же Сыту Шан едва притронулся к еде. А хрупкий юноша ел за троих. Даже по сравнению с крупным и высоким соратником, у него был гораздо больший аппетит. Непонятно было, куда уходила вся пожираемая им еда.
  "Я чертовски проголодался. Работа эта так утомляет. Но мне нравится. Я не наелся!" худышка ел и болтал одновременно
  "Боевой Братец Ли, когда закончишь с едой, я отведу вас в особое место. Вы будете полностью удовлетворены, я гарантирую, что вам понравится!" В глазах Сыту Шана вспыхнул какой-то странный огонек.
  После еды Сыту Шан повел своих боевых братьев Янь и Ли по улицам Города Тысячи Миль.
  "Давненько я не гулял по этой улице! Совсем другие ощущения!" Сыту Шан рассматривал процветающие улицы, уныло поглядывая на чистое небо.
  "Посмотрите! Это калека из Клана Сыту! Ему в Клане Цин наваляли хорошенько, говорят, даже яйца ему отрезали. Интересно, так ли это!" резкий голос прозвенел неподалеку. Этот звонкий голос, словно острый меч, пронзил его в самое сердце. В его теле забурлил бешеный огонь! Не успел он выпустить пар, как услышал кое-что еще.
  "Это правда. Тогда многие видели это. Цин Шуй пинком раздавил ему эти штуки. Кто-то подкупил его служанку, с которой он любил раньше поразвлечься. А с того случая не трогал ее! Она даже однажды случайно увидела его в ванной. И что ты думаешь, она там увидела?" с улыбкой сказал молодой человек с пухлыми губами и маленькими глазами.
  "Как же это могло исчезнуть?" кто-то немедленно присоединился к обсуждению.
  "Ха-ха, всмятку! Там у него пустота... Арррррррр!!!"
  Фонтаном брызнула кровь!
  На Сыту Шане лица не было. Теперь, когда он достиг вершины Хоутянь, для него не составляло труда убить кого-нибудь. В Городе Тысячи Миль мало бы нашлось воинов, которые бы составили ему достойную партию. Культиваторов Сяньтянь там почти не было.
  Все, кто обсуждал эту историю, разбежались в ужасе! В одно мгновение начался шум, возня и хаос на улице!
  Убийство при всем честном народе!
  Такие события не были редкостью в мире девяти континентов. Но Клан Сыту последние три года вел себя тихо, поэтому для них убийство на публике было чем-то из ряда вон выходящим.
  Новости о происшедшем распространились быстро. Кроме двух Боевых Братьев никого рядом с Сыту Шаном не было.
  "Боевой Брат Янь, Боевой Брат Ли, пойдемте. Тут недалеко. На этот раз вы будете по-настоящему удовлетворены. Девушка высочайшего уровня, она придется вам по вкусу".
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  Цин Шуй занимался алхимией. Он был в полушаге от получения рецепта Первобытной Гранулы Дикого Ветра. Он ждал с нетерпением этого рецепта, чтобы поскорее приготовить все лекарственные травы и нужные ингредиенты.
  Он тренировался в алхимии довольно долго, затем переходил к другим техникам. Ему нужно было заниматься таким огромным количеством навыков. На данный момент все его внимание было сосредоточено на: Древней Технике Усиления, Форме Журавля, Искусстве Преследования, Божественной Очистка Рук и Ног и алхимии. На все остальное времени оставалось гораздо меньше. Он не уставал радоваться Сфере Вечного Фиолетового нефрита. Даже если он посвящал не так много времени другим сферам, это все равно превосходило время, которые было у обычного человека.
  Дзинь!
  Резкий звук был словно божественная мелодия для ушей Цин Шуя. Это означало, что появился рецепт Первобытной Гранулы Воды и Ветра. Для этого рецепта требовались не меньше пятисот тысяч пунктов опыта! Цин Шуй был крайне взволнован! Он поспешил заглянуть в глубины своего подсознания.
  Гранула Ветра и Волы: Плод Увеличения Проворности (Плод Чистого Ветра), Гранула Зверя, Червь Девяти Ароматов, Персик Бессмертия, Нектар Белого Инея, Капли Росы Цаньфэн, Золотая Цикада с Девятью Крылышками, Внутреннее ядро тысячелетнего демонического чудовища, тысячелетний флюорит, линчжи дух тысяч лет, Суть Земли двух тысяч лет, Огнехвостая златорогая рыба, малая восстанавливающая гранула.
  Цин Шуй был в шоке, но, тем не менее, счастлив. У него был Плод Красоты, а вот редкие ингредиенты, навроде Червя Девяти Ароматов, можно было купить.
  Второй раз уже Цин Шуй встречал название Персик Бессмертия. В первый раз он мелькнул в списке для Золотой Гранулы Сяньтянь, когда он услышал это название от Ие Цзянъэ, которая рассказала ему о том, что этот плод способен увеличить продолжительность жизни на пятьдесят лет. Но он встречался еще реже, чем все остальные фрукты, которые были у него, например Плод Увеличения Силы или Плод Красоты.
  Цин Шуй улыбнулся при виде Нектара Белого Инея. Он уже решил, что наберет на задней стороне горы еще подобных растений. Он также мог найти там Капли Росы Цаньфэн, которые были очень похожи на Нектар Белого Инея, которые не были особой редкостью в мире девяти континентов.
  Но Цин Шуй расстроился при виде Золотой Цикады с девятью крыльями. Это был предмет, от которого у него голова разболелась. Редчайшая вещь. Золотая цикада сама по себе считалась дьявольским чудовищем с самого рождения, и у нее было четыре крыла. Их возраст и сила зависели от количества крыльев. Четыре крыла означали тысячу лет. Каждое дополнительно крыло обозначало дополнительные пятьсот лет. Значит, Золотой Цикаде с Девятью Крыльями было три с половиной тысячи лет...
  Кроме того, несмотря на свой возраст, они были очень маленькими, всего размером с кулачок ребенка. Однако они были крайне свирепыми, скорость их была подобна скорости молнии, а их резкие крики могли привести к легкому параличу. Таким образом, никто особо не спешил ловить этих суровых маленьких созданий.
  Что же касается внутреннего ядра тысячелетнего демонического чудовища, тысячелетнего флюорита, линчжи двух тысяч лет, эссенция земли двух тысяч лет, их Цин Шуй смог бы найти. Они были очень ценными, но он был уверен, что он смог бы их найти сам или где-нибудь в Небесном Дворце.
  Цин Шуй рушил наведаться в Лекарственные Хранилища и воспользоваться жетончиком со словом "медицина". Он подготовил список трав и ингредиентов, которые он смог бы забрать из хранилища. Его интересовали ингредиенты высокого уровня, например, травы двух и больше тысяч лет от роду.
  Медицинский жетон Небесного Дворца использовали для получения тысячелетние травы дважды в месяц. Но после десяти походов в хранилища разрешалось взять одно лекарственное растение двух тысяч лет. Растения раздавали, потому что в Небесном Дворце было не так много алхимиков, которым были нужны такие ценные лекарственные растения.
  Когда Цин Шуй увидел в списке Златорогую Огнехвостую Рыбу, он снова почувствовал, что без Сферы Вечного Фиолетового Нефрита никакой алхимии ему, конечно же, было бы не видеть.
  Что же касается последнего ингредиента, то удивлению Цин Шуя не было конца. Малая Восстанавливающая Гранула использовалась для создания других гранул! Цин Шуй был счастлив. Это для него был самый легкий ингредиент.
  Осталось найти эту самую золотую цикаду, подождать немного, чтобы златорогие Огнехвостые рыбы расплодились, и тогда оставался только Персик Бессмертия. Цин Шуй понимал, что каждый раз алхимия подкидывала ему проблем.
  Причина, по которой он до сих пор не создал Большую Восстанавливающую Гранулу, лежала в отсутствии хвоста Феникса!
  Он не хотел больше думать об этом. Он решил изучить внимательно эту Первобытную Гранулу ветра и Воды.
  Эффект: увеличение общих способностей на 30%; вероятность увеличения опыта в боевых искусствах на 10%; очищение всех точек акупунктуры Юнцюань!
  Пять раз перечитал этот список Цин Шуй, чтобы убедиться, что он не ошибся. Так это была гранула третьего Королевского Уровня! 10% шанс увеличения опыта во всех боевых искусствах! Это было бы все равно, что его Древняя Техника Усиления дошла бы до сотого уровня, а он бы принял эту Первобытную Гранулу Воды и Ветра, тогда его способности бы увеличились, и появился бы шанс прорыва на 101-й уровень.
  Последний эффект особенно удивил Цин Шуя. Очищение акупунктуры Юнцюань было нелегким делом. Эта точка, в которой формировалось давление от третьей секции подошвы ступни, на которой крепились пальцы.
  На стопе проходила Меридиана Шаоинь. Когда по этой точке приходился удар, то он повреждал Даньтянь человека, вызывая падение уровня Ци, разрушая скорость, мешая всем боевым техникам, вовлекавшим ноги. Цин Шуй знал, что очистив эту акупунктурную точку, он бы смог увеличить свою скорость намного. Польза была бы грандиозной.
  Он знал, что он был хорошим алхимиком, но он не знал, были ли его гранулы Королевского Уровня. Такие атрибуты никак не давали Цин Шую правильно классифицировать получаемые продукты. Считалось, что только медицинские средства Королевского Уровня и выше давали удивительные эффекты. Хоть он и не был уверен, сколько еще таких эффектов он добьется, считалось, что во всем континенте Зеленого Облака Королевских лекарств не было.
  На следующий день Цин Шуй взял свой жетончик и пошел в Медицинские Хранилища Небесного Дворца. Ему удалось найти то, что ему было нужно - и тысячелетний флюорит, и линчжи двух тысяч лет, и эссенцию земли двух тысяч лет. Видя, что у него оставалось еще право взять два предмета, он решил прихватить Кроваво-красные ромашки и Дурман Обыкновенный.
  Вот уж не ожидал он, что по пути случайно встретятся ему два ингредиента, необходимых для создания Большой Восстанавливающей Гранулы. Оставался только Хвост Феникса. В предыдущие разы при посещении хранилища, он искал только в секции с тысячелетними травами. А теперь ему попались и дурман, и ромашки, которые хранились в другой секции.
  Цин Шуй понимал, что скоро в путь, поэтому в следующие несколько дней он решил прогуляться и осмотреться в Небесном Дворце вместе со своими подругами Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, если представится возможность.
  На обратном пути недалеко от его дома он вдруг увидел девушку. Ее звали вроде Мо Янь, или Мо Яянь, он не помнил точно.
  Каждому человеку встречается множество людей, люди, и мужчины, и женщины, проходят мимо. И нет никакой возможности взаимодействовать с каждым встречным незнакомцем, нет возможности связаться с другим человеком навечно. У каждого в жизни бывает период в разном возрасте, когда встречаются разные люди. И так на протяжении всей жизни - люди приходят и уходят, случаются хорошие вещи, и плохие вещи.
  Точно также и Цин Шуй в деревне Цин не думал встретить людей из Города Сотни Миль. После того, как его способности возросли, он попал в Секту Небесного Меча, познакомился с Цанхай Минъюэ, вошел в Секту Бессмертного Меча. А сейчас он был в Небесном Дворце, и пережил столкновения с Башней Меча. В разные периоды его жизни он взаимодействовал с разными людьми. Все менялось.
  Цин Шую очень хотелось написать обо всем, что с ним происходило, что он пережил. Но это было лишь желание. Люди всю свою жизнь проживали, помня о мелочах или забывая о важном. Точно также смотрел он сейчас на эту прекрасную девушку и испытывал прекрасные чувства. От нее исходила слабая шелковистая аура, которая привлекала многих, включая Цин Шуя, и заставляла людей чувствовать необходимость позаботиться о ней.
  Однако Цин Шуй понимал, что, несмотря на всю ее прелесть, она была лишь прохожей в его жизни. И если они еще раз когда-нибудь встретятся в жизни, то все, возможно, будет совершенно иначе.
  
  Глава 347. Повышение до Старшего. Прощайте! Отправляемся в путь домой!
  "Давно не виделись, Цин Шуй!"
  Цин Шуй не ожидал, что Мо Янь начнет разговор сама. Он удивился еще больше, когда увидел подобие легкой улыбки на ее лице.
  "Спасибо за то, что вылечила мои раны в прошлый раз!" ответил Цин Шуй, не зная, с чего начать.
  "Пожалуйста. Я не думаю, что мое лечение оказало хоть какой-то эффект. Ты бы вполне справился сам. Мне казалось, что я только мешаю", засмеялась Мо Янь. На этот раз рассмеялся Цин Шуй. у него была довольно приятная улыбка, хотя она была немного равнодушной, но подходила его общему образу. Люди жалели его, когда видели ее.
  Обменявшись парочкой фраз, они попрощались друг с другом. Цин Шуй отправился бесцельно бродить по Небесному Дворцу. Подходя к какому-нибудь людному месту, он замедлялся, но ускорялся, проходя через тихие места. Когда ему встречался красивый пейзаж, он останавливался, чтобы насладиться видом. Созерцание прекрасных пейзажей всегда настраивает человека на определенный лад.
  На следующий день.
  ??? ... ... ...
  В зале Звездной Луны прозвучал колокол. Девять раз! Это означало, что что-то очень важное происходило среди залов в Небесном Дворце. На звук собралась огромная толпа.
  Все пошли на общественную площадь, на которой постепенно собиралось множество народу. В какие-то считанные мгновения площадь загудела, потому что со всех сторон к ней приближались толпы людей. Ученики, защитники, старшие, разный народ подтягивался постепенно к месту сбора.
  "Что опять происходит? Давненько колокол не звонил девять раз", звучали разговоры в толпе.
  "Что происходит? Девять ударов, чтобы собрать нас... Я делами занимался. У меня нет настроения вообще! Почему никто не объясняет, что тут происходит?" кричал недовольным молодой человек.
  "Что ты такое говоришь? Мы столько времени занимались этим, а у тебя твое плохое настроение?" тихо пожурила его прекрасная молодая женщина, стоявшая рядом с ним.
  "Столько времени...уууууу", начали свистеть и улюлюкать парни, окружавшие парочку, что в итоге заставило девушку пуститься в бегство, прикрывая лицо от стыда. Ее парень довольно оглядел всю толпу и ушел вслед за ней.
  "Обычно колокол звенит девять раз перед церемонией поклонения нашим предкам, перед церемонией назначения кого-нибудь на должность Старшего или церемония увольнения Старшего..." сказал молодой человек с умным лицом.
  "Ты так много знаешь, тогда что, как ты думаешь, что, скорее всего, будет сегодня?" с любопытством спросил его человек, стоявший рядом с ним.
  "До поклонения предкам еще далеко. Если это наказание Старшему, то может быть, это церемония увольнения. Хотя в последние дни никаких новостей о непростительных ошибках Старших не было!" ответил умненький парнишка.
  "Может, это церемония назначения нового Старшего?" спросил еще один молодой человек.
  "Но кого тогда? У кого есть способности, чтобы его назначили на эту должность?"
  Никто не понял, кто именно прокричал последние слова, но многие тут же замолчали, потому что все подумали о двух ситуациях, которые случились в последнее время. Конечно же, это стычка Цин Шуя с девятью воинами из Башни Меча и его же битва с Си Жи. Никто и не знал, какой силой обладал Цин Шуй, раз он смог победить СИ Жи в бою. Возможно, его назначение Старшим было довольно неожиданным, но через несколько лет, вероятно, уже никого этим удивить было бы невозможно.
  Цин Шуй появился на арене в полном одеянии, чистый и вымытый после ванны! Арена была заполнена Старшими и несколькими Верховными Старшими. Хотя Верховные Старшие работали в Ассоциации Старших, не принадлежа ни к какому залу, они все еще были связаны родственными связями со своими бывшими залами. Они представляли Небесный Дворец в целом, заботы залов, на которые они раньше работали, не влияли на них.
  Лорд Дворца Зала Звездной Луны также вышел на арену. Он не говорил ни слова, только радостно смотрел на Цин Шуя. Он было очень доволен, зная, что, что бы ни произошло, люди Зала Звездной Луны всегда будут гордиться им.
  "Я бы хотел объявить хорошие новости сегодня. Зал Звездной Луны сегодня получает прибавление в виде нового Старшего, и это не кто иной, как Цин Шуй, с которым вы уже все познакомились. Он также самый юный Старший за всю историю Небесного Дворца", с улыбкой на лице объявил один из Старших с высоты арены. Люди, конечно, ожидали, что это будет Цин Шуй, что он и сам знал об этом, судя по его нарядной одежде и чистому лицу, тем не менее, они испытали невероятные чувства, когда услышали новость от самих Старших. В то же мгновение толпа бешено взорвалась.
  "Черт, он такой молодой, а его уже назначили Старшим! Это же должность Старшего в Небесном Дворце, а не просто так!"
  "Этот статус позволяет тебе беспрепятственно появляться в любом месте на Континенте Зеленого Облака!"
  "Такой молодой, а уже стал Старшим! Его будущее бесконечно!"
  ..................
  Похвалам не было конца!
  Старшие на арене бесконечно болтали друг с другом о совершенно разных вещах. Они говорил о политике, кто-то поздравлял кого-то, кто-то просто радовался...
  К Цин Шую подошла дама и торжественно вручила ему форму Старшего. Он принял с поклоном эту униформу и аккуратно надел ее на себя. Фиолетовая роба очень подошла Цин Шую. Придав ему еще больше благородства. Женщины поблизости не могли оторвать от него глаз! Однако они нервно опускали головы, когда окружающие начинали подразнивать их за восхищенные взгляды на юного Старшего.
  Еще одна дама подошла к нему с прекрасным хрустальным жетоном в руках, который она наколола на его форму в районе талии. Жетон представлял собой статус Старшего. Цин Шуй видел крупные буквы "Закон Старшего" впереди и слова "Небесный Дворец" на обратной стороне жетона.
  Третья девушка подошла к нему и вручила Белый Нефритовый Меч, который также символизировал статус Старшего. Острый меч считался особенно ценным, но в битвах его использовать было запрещено. Однако без сомнения это был знаменитый Меч из белого нефрита. Он немного уступал по значимости "Закону Старшего", тем не менее, считался одной из важнейших вещей, символизировавшей статус.
  Цин Шуй теперь был Старший в Небесном Дворце. Он торжественно поклонился толпе, окружавшей арену.
  "Старший Цин, пожалуйста, дайте мне подробные рекомендации", сказал Хоюнь Лю-Ли, глядя на Цин Шуя, который спустился к своим подругам. Она не смогла сдержать свой очаровательный смех после своих напыщенных слов. Цин Шуй нежно похлопал ее по голове и взъерошил волосы, которые были убраны назад большой булавкой. Она была такой очаровательной, с этим неповторимым насупленным взглядом.
  Еще три дня пролетели незаметно!
  "Цин Шуй, будь осторожнее в дороге и хорошо позаботься о Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли!" говорил последние наставления Цан Уя, стоя вместе с Фэн Уцзи внизу горы Небесного Дворца.
  "Старейший, возвращайтесь, пожалуйста, не волнуйтесь, я не позволю никому их и пальцем тронуть. Боевой Дядюшка Фэй, спасибо тебе большое!"
  "Дедушка, мы скоро увидимся, обещаю!" сказала Цанхай Минъюэ.
  Жар-птица и Златокрылый Громоподобный Кондор кружили в небе над друзьями. Корона феникса на жар-птице стала еще больше. В итоге они отправились в путь, провожаемые пристальными взглядами Цан Уя и Фэй Уцзи, которые так нехотя расстались с троицей.
  Цан Уя впервые увидел летающее чудовище Цин Шуя. Он вздохнул с облегчением, когда увидел корону феникса на голове.
  Глаза девушек были полны слез, особенно Цанхай Минъюэ. Цин Шуй редко видел ее чувствительную сторону.
  "Минъюэ, Лю-Ли, мы обязательно вернемся сюда в будущем. Постарайтесь не грустить. Как говорится, все хорошее когда-то заканчивается", пытался успокоить их Цин Шуй.
  Два летающих монстра радостно приветствовали друг друга и терлись головами о шею друг друга. Цанхай Минъюэ, увидев эти проявления любви, вся покраснела, засмущалась, как дитя. Она была такой хрупкой в тот момент, что даже у самого холодного человека растаяло бы сердце. Она была неописуемо красива. Даже слово "красива" было недостаточно, чтобы описать, как она выглядела. Это было такое особенное и эксклюзивное романтическое ощущение, которое ошеломляло до глубины души, не только услаждало взгляд... Она была не просто красавицей внешне.
  Цин Шуй подумал, что золотая корона феникса могла бы помочь Златокрылому Громоподобному Кондору также пережить эволюцию. Цин Шуй видел, как от головы его жар-птицы исходило сияние. Несомненно, у его жар-птицы были какие-то следы крови настоящей птицы феникс.
  Цин Шуй думал о своем возвращении домой, он чувствовал, что он уже всем сердцем дома. Мысль о возвращении становилась все более интенсивной, вызывая в нем нетерпение. Однако быстрее не получалось, потому что скорость его жар-птицы гораздо превосходила скорость Златокрылого Кондора. К сожалению, им пришлось лететь со скоростью Кондора.
  Цин Шуй планировал давать птицам отдохнуть по два часа ежедневно. Он также решил не менять времени тренировок. Кроме того, он передал своей жар-птице информацию о том, что во время отдыха будет входить в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. На это время жар-птица не должна была подпускать к нему девушек ни при каких обстоятельствах.
  Жар-птица была счастлива. Она была свободна от Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, у нее была недавно приобретенная корона феникса. В любом случае, ее полет был стремительным и радостным в бескрайнем небе мира девяти континентов.
  Прошло полмесяца. Они проводили большую часть времени в воздухе, преодолевая большие расстояния. Златокрылый Громоподобный Кондор также увеличил свои силы вдвое с помощью Гранулы Зверя. В результате его скорость и выносливость существенно изменились к лучшему.
  До Южного Города было 20 дней пути. Цин Шуй сначала хотел пролететь мимо города, но он знал, что Цанхай Минъюэ хотела бы заехать и отдать должное родителям.
  Древняя техника Усиления Цин Шуя пробилась уже на 101-й уровень циркуляции ЦИ за эти полмесяца и достигла его вершины. Вскоре она должна была преодолеть 102-й цикл.
  Цин Шуй радовался тому, что его силы увеличились на 1% без какого-либо влияния со стороны. Это означало, что Цин Шуй приобрел около 20 тысяч цзинь от более 2 миллионов цзинь, которыми он уже обладал. Его атаки, скорость, духовная энергия... все увеличилось на 1%.
  Цин Шуй знал, что Древняя Техника Усиления была особенной, поэтому он уже устал удивляться чудесам!
  Южный город!
  Цин Шуй прикинул, что их путь был сокращен почти вдове. Еще один месяц, и они смогут добраться до Города Цан Лан. Однако из Цан Лан до Города Тысячи Миль было еще два дня пути.
  "Минъюэ, Лю-Ли, давайте пойдем и отдадим должное нашим старейшим!"
  Цин Шуй говорил очень тихо, видя, как растеряна была Цанхай Минъюэ сразу по прибытию в Южный Город. Она уже не была в шоке от того, что там произошло. Но она не ожидала, что Цин Шуй скажет такие теплые слова. Она думала, что он пролетит мимо ее родного города, не задержавшись ни на секунду. Она была счастлива.
  Кивнув Цин Шую, она с посветлевшим лицом посмотрела на родной город. Грусть начала отпускать ее сердце.
  Когда она зажгла благовония на могиле родителей, она не сдержалась и разрыдалась... В этом году она по-настоящему узнала, что такое одиночество. Одиночество, которое пронзало болью ее насквозь...
  
  Глава 348. Южный Город. Атмосфера в Городе. Тысячи Миль меняется. Смерть Вэньжэнь Угоу.
  Цан Уя дал ей хорошее убежище. Однако она не была уверена в своем будущем, потому что самым главным убежищем для нее был в тот момент Цин Шуй. Если что-то случилось бы с ним, вся ее жизнь бы изменилась, и она не представляла себе, как ей жить дальше.
  "Минъюэ, твои родители счастливы, когда ты жива. Они сделали все, чтобы ты жила. Они желают тебе только счастья. И они счастливы только тогда, когда ты счастлива. Их жертва не была напрасной", Цин Шуй опустился на колени рядом с Цанхай Минъюэ и погладил ее по голове.
  Цанхай Минъюэ вдруг обхватила Цин Шуя и разрыдалась на ее плече. Вся его одежда промокла от ее слез.
  Не нужно бояться ничего, кроме одиночества и отчаяния!
  Город. Тысячи Миль. Постоялый Двор Ночного Аромата.
  Сыту Шан привел двоих старших боевых братьев к входу на Постоялый Двор. Он посмотрел, как соблазнительная женщина и мужчина занимаются сексом; ему было приятно слушать ее стоны.
  "Младший боевой брат Сыту, неужели ты хочешь, чтобы мы связывались с этими женщинами, так ведь?" нахмурился высокий Янь Сюй.
  "Конечно, нет. Я знаю, что Старший боевой брат Янь и старший боевой брат Ли не любят таких женщин. Но я знаю, где найти парочку классных сестер на Постоялом Дворе Аромата Ночи. Они сами - собственница постоялого двора. У них роскошные нефритовые тела, вам понравится!" с довольной улыбкой произнес Сыту Шан.
  Янь Сюй и Ли Лун заинтересовались предложением Сыту Шана. Все трое уверенно вошли в двери постоялого двора Аромата Ночи!
  Внутри уютного холла располагалось около тридцати женщин. Их длинные изящные ноги выглядели очень привлекательно. Около десятка крепких мужчин прохаживались по холлу, бросая взгляды на пышные груди и круглые бедра женщин. Это были воины, охранявшие Постоялый Двор, своего рода секьюрити этого места.
  "Эй, не Сыту ли это? Давненько ты не захаживал к Сян Сян, я скучала по тебе!" хрупкая женщина с большой грудью и убийственными бедрами подошла к Сыту и соблазнительно поприветствовала его. Однако не успела она подойти к нему...
  Бам! Звонкая пощечина полетела прямо в ее лицо!
  "Убирайся!" пробормотал он сквозь зубы и посмотрел с ненавистью на Сян Сян. Громкая пощечина привлекла внимание всех находившихся в зале. Охранники немедленно подошли к вновь прибывшим гостям.
  "Сыту Шан, как ты смеешь бить меня? Как ты смеешь вообще устраивать шум под именем Семьи Сыту? Смерти хочешь? Ты, трус и кастрат!" истерично закричала Сян Сян. На ее лице отпечаталась огромная ладонь обидчика.
  Па!
  Сыту Шан пнул ее в живот. Изо рта женщины полилась кровь. Она полетела в другой конец зала и рухнула на ряд столов. На лице Сыту Шана появилась безжалостная улыбка.
  "Здесь себя так не ведут. Ах Хуан, Ах Чэн, выведите его и сломайте ему обе ноги!" громко и сердито крикнул мужчина средних лет, который, судя по всему, был начальником охраны.
  "Так точно, босс!" два крупных высоких молодых человека рванули к Сыту Шану!
  "Старший Брат Ли, убей их!" тихо попросил Сыту Шан.
  "Это ж всего лишь мелкие креветки. Я убью их в два счета!" Худенький Ли Лун резко рванулся в сторону охраны. То, что случилось в следующий момент, было просто невообразимым.
  Два крепких охранника лежали на полу, не шевелясь, изо рта у них телка кровь. Одним ударом Ли Лун убил этих ребят. В одно мгновение.
  Неудивительно. Воину вершины Сяньтянь не составляло труда победить воина вершины Хоутянь.
  В холле началась неразбериха. Крики не останавливались ни на секунду!
  Хрупкий Ли Лун тихо произнес:
  "Кто крикнет еще раз, убью!"
  Крики немедленно прекратились, и холл погрузился в жуткую тишину. Все боялись даже глаза поднять на Ли Луна. Даже охранники побледнели. Холодный пот прошиб их с ног до головы. Боевые культиваторы уровня Хоутянь только что были убиты одним ударом. Значит, для этого Луна убить их будет плевым делом.
  Ли Лун тихо произнес:
  "Закрыть все двери. Никто не должен входить или выходить. Иначе все умрут!"
  Если кто и хотел сбежать, то их намерение разбилось об ледяной холод этого равнодушного, словно отсутствующего голоса. Сыту Шан знал, где находятся спальни сестер, и повел своих гостей на верхний этаж.
  До пятого этажа они спокойно поднимались, а на пятом этаже их встретили две грозные девушки, заблокировавшие дверь.
  "Приватная территория. Вход гостям запрещен!"
  На верхнем этаже не было слышно никаких шумов. Даже если бы они и услышали, то не придали бы значения: никто никогда не смел устраивать шумиху в Городе Тысячи Миль. Да и десяток воинов вершины Хоутянь в качестве охраны тоже не для антуража там находились. Более того, они пользовались огромным авторитетом.
  "Старший боевой брат Ли, эти две девки не так плохи. Как насчет этих тоже захватить с собой?" похотливо засмеялся Янь Сюй, глядя на Ли Луна.
  "Это будет нелегко, но давай сделаем это. Можно еще с парочкой девушек поиграть", тихо сказал Ли Лун. Янь Сюй схватил одну из женщин одной рукой и пнул ногой дверь, затаскивая женщину с собой в комнату.
  Вэньжэнь Угоу занималась вечерними тренировками с мечом, приняв ванную, как обычно. Кастрированный Сыту Шан чуть не умер от зависти, увидев ее стройную фигуру. Не мог он больше попробовать его, потому что потерял свою способность к воспроизведению.
  Янь Сюй и Ли Лун потеряли дар речи. Перед ними предстала прекрасная зрелая женщина с прекрасной фигурой, стройной тонкой шеей и острыми плечами. Ее бедра были плотными, а ноги стройными и длинными. От такой фигуры любой бы сошел с ума.
  Это была идеальная женщина. Женщина высшего класса.
  "Кто вы такие? Что вы здесь делаете?" Вэньжэнь Угоу сразу поняла, что стоит на пороге величайшей катастрофы всей ее жизни. Она видела страх в глазах Сыту Шана, но не успел он и рта раскрыть, как его перебил холодный голос Ли Луна.
  "Прекрасная дама, ты очень скоро узнаешь, зачем мы здесь!" похотливо сказал Ли Лун и шагнул к ней. Он схватил ее и начал бить куда попало, пока она не обмякла в его руках. Ее словно лишили всей жизненной энергии, все тело ее стало белым и обессиленным.
  Янь Сюй и Ли Лун так развлекали себя, всегда делая это вместе. Однако на этот раз Ли Лун был в восторге от прекрасной Вэньжэнь Угоу и на секунду забыл, что они собирались изнасиловать обеих сестер вместе. Ему очень нравились зрелые женщины вроде Вэньжэнь Угоу.
  "Пожалуйста, наслаждайтесь, старшие боевые братья. Я подожду снаружи!" хитро улыбнулся Сыту Шан и вышел.
  С обеих женщин немедленно слетела одежда, обе женщины обнаженные стояли на алом ковре, как две белые овечки. Ли Лун повалил Вэньжэнь Угоу на кровать.
  "Старший боевой брат, давай сегодня каждый сам за себя. Развлечемся сегодня с этими красавицами".
  Ли Лун кивнул, пожираемый похотью. Не впервые эти два ублюдка проделывали такое.
  Они достали красные таблетки и запихнули их во рты обеим девушкам. Ли Лун впихнул такую же гранулу в рот Вэньжэнь Угоу.
  Две женщины на полу стали сладострастно стонать. Янь Сюй и Ли Лун, сдерживавшиеся так долго, немедленно сорвали с себя всю одежду.
  Вэньжэнь Угоу потеряла контроль над реальностью, ее сознание помутилось. Она дрожала без остановки. В какой-то момент ей захотелось умереть, чтобы этот кошмар закончился, но в ней не было ни капли энергии, чтобы покончить с собой. Но ей все же хотелось бы увидеть Ушуан в последний раз...
  Она решила, что покончит с собой после того, как увидит У-Шуан в последний раз. Она не могла выдержать этого жуткого унижения...
  .............
  Она лежала на алом ковре со спутанными волосами. Все тело ее было покрыто пятнами крови. Эти два урода пытали ее целых два часа, используя крайне изощренные методы.
  Пытки, которые она пережила физически и душевно, подвели ее к краю смерти. Ее тело безумно болело. Словно умереть было лучше, чем жить. Она была в руинах, чувствуя крайнее утомление во всем теле.
  Ее умственное состояние также было в невыносимо болезненном состоянии.
  "Не могу позволить У-Шуан увидеть меня в таком состоянии. Я чувствую себя грязной", пробормотала Вэньжэнь Угоу, думая о том, что как здорово было бы перестать существовать. Просто скользнуть в забвение смерти.
  "Нет, не хочу, чтобы Ушуан увидел меня такую. Не хочу..."
  Вэньжэнь Угоу умерла в ванной комнате. Она пронзила ножом свое сердце. Она хотела показать таким образом, что она была чиста. Это был способ смыть грязь с ее тела. Ванная превратилась в огромную лужу алой крови.
  В одно мгновение на Постоялом Дворе Аромата Ночи начался хаос. Быстро ниоткуда появились члены Семьи Сыту и взяли руководство на себя. Этот процветающий бордель моментально стал собственностью семьи Сыту.
  В городе Тысячи Миль только и разговоров было, что о громком заявлении Семьи Сыту. После безобразной бойни на Постоялом Дворе словно темные тяжелые тучи начали закрывать небо над Городом.
  Все знали, что никто и никогда не смел устраивать шум на Постоялом Дворе Аромата Ночи с самого начала работы этого места. Авторитетная фигура хозяйки Двора пользовалась огромным уважением. Но раз Семья Сыту устроила такой шум, то, возможно, у Сыту появились связи с кем-то, чья сила была за пределами Сяньтянь...?
  --------
  "Страна Цан Лан прямо перед нами!" радостно закричала Хоюнь Лю-Ли, показывая на город на горизонте.
  Они летели уже целый месяц почти без остановки, наконец, они добрались до Страны Цан лан. В течение месяца они спешили из Небесного Дворца в Страну Цан Лан без остановки, хотя, если бы Цин Шуй летел один на своем чудовище, то, конечно же, он долетел бы вдвое быстрее. Однако скорость Златокрылого Громоподобного Кондора не могла теперь даже сравниться со скоростью жар-птицы.
  
  Глава 349. Я скучаю по тебе. Очень. Каждый день!
  Письмо в руках Вэньжэнь Ушуан было коротким, всего пара слов. "Что-то случилось с твоей старшей сестрой, никогда не возвращайся. Запомни!"
  Письмо не было подписано, что еще больше встревожило Вэньжэнь Ушуан. Ей нужно было вернуться. В конце концов, ее Учителя не было на месте, она была единственной, на кого могла положиться ее старшая сестра. Не в ее характере было бояться и остаться на месте, она однозначно собралась в путь, несмотря на предупреждение в письме. Пока она не увидит сестру своими глазами, она не успокоится.
  В ту же самую ночь она отпросилась у Чжу Цин и спустилась с гор!
  В Город Тысячи Миль!
  Янь Сюй и Ли Лун, которые прекрасно проводили время, думали о той, которого снова упомянул в разговоре Сыту Шан. Она была младшей сестрой погибшей Вэньжэнь Угоу, которую они довели до смерти, и которая, судя по его словам, была красивее старшей сестры.
  "Прежде, чем сажать семена, надо выкорчевывать пни, Младший Боевой Брат Сыту. Интересно, как бы нам избавиться от ее младшей сестры?" Истинные мотивы Ли Луна были понятно. Такие извращенцы, как он и его дружок Янь Сюй, были готовы на все, преследуя женщин!
  "Для этого нам надо найти Су И из Постоялого Двора Аромата Ночи. Говорят, что она чаще всего общалась с сестрами, и вела все дела на Постоялом Дворе. Она должна знать, кто и что там с Вэньжэнь Ушуан и как с ней связаться. Если вы волнуетесь, что она не вернется, не волнуйтесь. Учитель разрешил нам провести здесь целый год, чтобы тренироваться, получая опыт, и, конечно же, не забывать про развлечения!" объяснил Сыту Шан. У него явно был какой-то план.
  Су И была юной и прекрасной девушкой. Они собирались узнать у нее информацию, плюс заставить ее написать письмо Вэньжэнь Ушуан, чтобы заманить ее обратно домой. Если бы она отказалась, они бы просто вырезали всю семью Су И.
  Су И прекрасно знала Вэньжэнь Ушуан. Та точно бы вернулась, как только узнала, когда услышала бы о своей старшей сестре. Она написала письмо в таком духе, чтобы успокоить свою совесть. Она оставляла для самой себя путь к отступлению, потому что как бы она не написала письмо, Вэньжэнь вернулась бы в любом случае. Таким образом, Су И показывала свою "верность" ей.
  Тем временем троица поселилась в Земном Раю.
  Цин Шуй, который добился огромных успехов в своей культивации, был ошеломлен по приезду в Страну Цан Лан. Секта Небесного Меча вновь стала супер великой сектой в глазах Цин Шуя. Сяньтянь было достаточно, чтобы обречь его на вечное проклятие. Тогда в прошлом вершина 8-го уровня Сяньтянь считался великим уровнем среди всех членов Секты Небесного Меча. Цанхай Минъюэ на 10-м уровне Сяньтянь считалась самой сильной во всей стране Цан Лан. Не прошло и двух лет с его отъезда, а все очень сильно изменилось. Уровень Сяньтянь даже не стоило упоминать. Его наполнило странное, но приятное чувство гордости.
  В Земном Раю все было как обычно. Никто не смел сюда и носа сунуть. Даже Клан Аристократов, великая секта, располагавшаяся поблизости от столицы Страны Цан Лан и Земного Рая, присматривала за всеми желавшими плохо себя вести в Земном Раю. При любом инциденте единственный культиватор Сяньтянь 10-го уровня не дал бы им избежать ответственности так просто. Конечно же, речь шла о Цанхай Минъюэ.
  "Думаю, вам обеим нужно сначала побыть тут пару дней. Я пойду, поищу кое-кого в Секте Небесного Меча, а потом мы вместе вернемся!" сказал Цин Шуй своим подругам после недолгих размышлений.
  "Почему бы тебе тоже не отдохнуть хотя бы ночь, поедешь в путь завтра?" предложила Цанхай Минъюэ. Даже если он не был физически уставшим, дорога вымотала их морально.
  "Все верно, Цин Шуй. останься на ночь. Иначе я и Сестра Минъюэ пойдем сегодня с тобой!" подхватил Хоюнь Лю-Ли, дразня и флиртуя с ним.
  "Лю-Ли, опять ты чепуху городишь!" отчитала ее Цанхай Минъюэ, смущенно поглядывая на Цин Шуя. В глазах того не было никаких эмоций между тем. Хоюнь Лю-Ли только расхохоталась в ответ.
  Цин Шуй посмотрел на небо. Полдня прошло, но с текущей скоростью жар-птицы времени, чтобы добраться до Горы Небесного Меча, было достаточно.
  "Я думаю все же, что лучше отправиться сейчас. Я поеду пораньше и вернусь пораньше!"
  Оставив подруг на постоялом дворе, он поспешил в Секту Небесного Меча верхом на жар-птице, разогнав ее до максимальной скорости впервые за все время. Он в первую очередь хотел проверить настоящую скорость своего чудовища. Как и ожидалось, коронованное чудовище гнало так, что Секта Небесного Меча вскоре появилась на горизонте. Цин Шуй не стал создавать много шума, срезав путь сразу до Вершины Облака Тумана!
  Он снова посмотрел на небо. Солнце только-только село на западе. Он медленно спустился с жар-птицы, которая тоже совершенно бесшумно приземлилась у горы. Он спрыгнул с птицы прямо у подножия горы и отпустил жар-птицу подышать свежим воздухом. Цин Шуй медленно пошел вверх по каменным ступеням. Он знал, что Ие Цзянъэ обычно не покидала Вершину Облака Тумана.
  Когда Цин Шуй достиг вершины, он увидел маленькую фигурку, медленно двигавшуюся в свете ускользавших сумерек. Каждое движение сопровождалось негромким тигриным рыком. Недалеко от фигурки стояла грациозный и прекрасный силуэт. Цин Шуй сразу же узнал парочку - это были Ие Цзянъэ и Луань Луань, которых он так давно не видел!
  Цин Шуй замер и стал смотреть, не отрываясь, на прекрасную Ие Цзянъэ, которая вдруг повернулась к нему, почувствовав на себе его взгляд. В ее прекрасных глазах был шок, который быстро сменился радостью. На ее лице засияла великолепная улыбка.
  "Папочка!"
  Он и глазом не успел моргнуть, как Луань Луань уже неслась к нему. Ее нежный мелодичный голос зазвенел в его ушах!
  Он обнял девочку, прыгнувшую в его руки со счастливой улыбкой на лице!
  "Детка, скучал по папочке?" улыбнулся Цин Шуй и протянул палец, чтобы нажать на кончик милого носика Луань Луань.
  "Скучала, каждый день! Мамочка тоже скучала по папочке!"
  Цин Шуй посмотрел на Ие Цзянъэ, подошедшую к ним поближе. Услышав слова Луань Луань, он посмотрел на Ие и увидел, что улыбка на ее лице не изменилась. Держа Луань Луань на руках, он подошел к Ие Цзянъэ.
  "Вы в порядке, Учитель?" с улыбкой поприветствовал ее Цин Шуй. он чувствовал себя совершенно естественно, словно не было этой разлуки.
  "Да, все хорошо. Луань Луань скучала по тебе очень сильно. Когда ты вернулся?" Ие Цзянъэ остановилась в паре метров от Цин Шуя и оценивающе осмотрела его с ног до головы.
  "Ты пережил прорыв?"
  Впервые в жизни он видел выражение удивления на лице Ие Цзянъэ. Она всегда была изящной, стойкой, и редко чему удивлялась.
  "Совершенно верно, и совсем недавно!"
  Цин Шуй знал, что Ие Цзянъэ говорила про Боевого Короля. Люди Клана Ие рождались с особенно чутким восприятием. Глядя на нее, Цин Шуй определил, что ее сила была на 6 уровне Сяньтянь.
  "Поздравляю, и не зови меня больше Учительницей. Тем более это всегда было простой формальностью. Я больше не могу тебя защитить, да и не требуется тебе моя защита", радостно сказала Ие Цзянъэ. Ее улыбка была ослепительной, обнажая жемчужно-белые зубы. Она была элегантной и утонченной, ее грация напомнила Цин Шую Хозяйку Дворца Зала Тумана.
  Цин Шуй вдруг почувствовал, что аура и Цанхай Минъюэ, и Ие Цзянъэ были очень схожи с аурой Хозяйки Дворца Туманного Зала. Хозяйка Дворца была похожа лицом на Цанхай Минъюэ и имела схожую с Ие Цзянъэ ауру.
  Стоило ему подумать об одной, он думал обо всех трех. Странно чувство.
  Цанхай Минъюэ была единственной женщиной, которая по-настоящему была с Цин Шуем на эмоциональном уровне, хотя до сих пор они не были ни близки, ни далеки друг от друга, что немного его обескураживало. Цин Шуй и бояться думал о Хозяйке Зала Тумана или Ие Цзянъэ, особенно о Хозяйке.
  "Теперь настало мое время защищать тебя с этого момента, ну или пока в твоей жизни не появится настоящая половинка",
  "Какая чепуха! Просто не называй меня так!" сказала Ие Цзянъэ, немного недовольно, но потом рассмеялась в самом конце предложения.
  "Мне так привычнее. Я реально думаю, что ты моя учительница. Ты моя Учительница! Если мне нельзя тебя так называть, то как мне тебя называть?" серьезно сказал Цин Шуй.
  "Называй ее своей женой", серьезно ответила Луань Луань и моргнула своими блестящими глазами. Цин Шуй и Ие Цзянъэ испуганно переглянулись. Ие протянула свою тонкую руку и тихонечко похлопала девочку по голове, ничего не сказав.
  "Луань Луань, кто тебе сказал, что я должен ее так называть?" с любопытством спросил Цин Шуй. однако он не видел, что Ие Цзянъэ пыталась знаками его остановить.
  "Папа, ну ты и глупый! Ты же папа, а она мама. Как же тебе ее еще называть, если не женой?" с невозмутимым лицом ответила Луань Луань.
  Впервые кто-то назвал Цин Шуя глупым. Он с удивлением смотрел на сообразительную и странную девочку, называвшую ее отцом. С того момента, как он взял ее на руки, он обожал ее и лелеял, словно она была его родной драгоценной дочерью.
  Ему еще не было двадцати лет, но вместе с его возрастом из прошлой жизни, сейчас ему было около 40. Он достиг сферы Боевого Короля, кроме того, его аура была подобна недвижимым горам. Он производил впечатление хладнокровного человека, заставляя людей не обращать внимания на его юный возраст. Поэтому даже если бы у него была настоящая дочь семи лет, как Луань Луань, то никто бы и не удивился.
  "Деточка, откуда ты все это знаешь?" Цин Шую было очень любопытно. В конце концов, она была всего лишь ребенком.
  "Так в книжке написано. Я даже у мамы спрашивала про это!" уверенно ответила Луань Луань.
  Побродив по окрестностям в приятной компании, троица поужинали вместе, как настоящая семья. Теплая атмосфера согрела Цин Шуя, заставив его погрузиться в похотливые мысли. В конце концов, ребенок только что назвал его папой, а прекрасную даму мамой, поэтому в его воображении возникали безумные картинки.
  Цин Шуй попрощался с ними сразу после ужина. Вместо того, чтобы вернуться в свою собственную резиденции, он водрузился на жар-птицу и отправился прямиком к Вершине Чжу Цин.
  Он легко приземлился на дворе у Чжу Цин, словно он управлял не гигантским монстром, а легковесной колесницей по знакомой дороге. Он заглянул в светлое окно комнаты и увидел фигуру с умопомрачительными изгибами. Цин Шуй сразу узнал Чжу Цин.
  Они тихо прошел в гостиную и увидел, как Чжу Цин тихо занималась своим рукоделием на кушетке. В тот момент, когда он вошел, она повернулась к нему.
  Слегка худое нежное лицо было очень женственным. Ее резкие и светлые прекрасные глаза моргали, не веря тому, что это был сам Цин Шуй.
  Она вскочила и быстро побежала ему навстречу. Крепко обняв его за шею, она прижалась к Цин Шую своим чудесным хорошо сложенным телом, одурманив его слабым ароматом.
  "Я скучала по тебе, очень, каждый день!" сказала она почти шепотом.
  Цин Шуй обнял эту соблазнительную женщину, слушая слова глубокой любви, поддаваясь электрическим разрядам, вспыхивавшим от соприкосновения их кожи.
  
  Глава 350. Цин Шуй прибыл в Секту Небесного Меча. Вэньжэнь Ушуан возвращается в Город Тысячи Миль.
  Не успела она договорить, Цин Шуй впился своими губами в ее сексуальный рот, обезумев от страсти!
  Чжу Цин ответила ему страстно, закрыв глаза и дотрагиваясь своим языком с языком Цин Шуя. Сразу было видно, как она скучала по нему.
  Его руки спустились со стройной талии до выступавшей круглой попки, лаская мягкую и упругую поверхность. Он все крепче прижимал ее к себе.
  Он хотел сожрать ее всю, осыпая поцелуями ее лицо, шею, уши, погружая лицо между двумя вздымавшимися вершинами на груди.
  "Цин Шуй, отнеси меня в спальню!"
  Он схватил ее на руки и ногой пнул дверь в спальню! На мягкой кровати, чистые розовые простыни так и манили к себе. Цин Шуй горел огнем, очень быстро срывая с себя и с нее одежду.
  ...
  Ее взгляд был ясным и соблазнительным, скромным, но упрямым. Однако когда они с Цин Шуем занялись самыми стыдными делами, она оказалась не скромной, а зрелой женщиной с ожиданием.
  "Чего она ждет?" подумал удивленный Цин Шуй, поняв намек в ее взгляде.
  "Цин Шуй!" тихо выдохнула Чжу Цин.
  "Все в порядке? Скажи, если что-то тебе не нравится", с улыбкой сказал он. Ее лицо еще больше раскраснелось, став настолько очаровательным, что Цин Шуй почувствовал себя словно под гипнозом. Когда женщина занимается сексом, она излучает особый шарм, а ее красота становится несравнимой ни с чем.
  "Давай повторим, как мы это делали в тот раз", сказала она так тихо, что ее едва было слышно.
  "В тот раз?" силился вспомнить Цин Шуй. в "тот" раз он использовал Двойную Культивацию. Ага, точно, в прошлый раз, когда они были вместе, он использовал почти все известные ему позы.
  Может быть, ей хотелось снова сделать это в разных позах? Кровь в Цин Шуе закипела от возбуждения при одной только мысли об этом. Он развернул Чжу Цин и приподнял ее упругую круглую попку повыше...
  Крики возбуждения и экстаза не смолкали целых два часа!
  Цин Шуй понимал, что ему было пора войти в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он хотел взять день отдыха, но такого времени в реальности у него не было. Сфера вечного Фиолетового нефрита была его самым большим преимуществом. Если у него ее не станет, как он вообще выстоит в мире девяти континентов? Более того, впереди его ждали важные проблемы, ему нельзя было расслабляться.
  Кроме того он вспомнил, что ему еще нужно было найти Вэньжэнь Ушуан!
  "А как дела у Ушуан? Мне нужно еще ее навестить", как ни в чем не бывало, спросил Цин Шуй у Чжу Цин, которая все еще лежала, удовлетворенно, в его руках.
  "А, она уехала около десяти дней назад. Она сказала, что ей нужно какой-то вопрос уладить", открыла она глаза.
  "Что? Уехала? Как она так?" Цин Шуй был в шоке, тревога наполнила его душу. Он вдруг понял, какое важное место в его жизни занимала эта тихая женщина, заставившая его обращаться к ней, как к старшей сестре.
  "Она сказала, что дома что-то случилось, ей нужно было срочно возвращаться. Она даже взяла моего белого Вермиллиона. Я хотела с ней поехать, но она отказалась от моего предложения".
  Цин Шуй сразу понял, что дела были плохи. Это могло означать только одно: что-то случилось с Вэньжэнь Угоу, и это не было хорошо. Она была на начальном уровне Сяньтянь. Если ей встретился культиватор Сяньтянь более высокого уровня...
  Скорость Белого Вермиллиона была довольно высока. Она уже десять дней в пути, и Цин Шуй думал, что его жар-птица могла бы догнать ее, если бы он отправился за ней немедленно. Тем не менее, ему обязательно нужно было последовать за ней.
  Мысли бешено крутились в голове Цин Шуя!
  "Я должен вернуться" Ушуан в беде!"
  Цин Шуй вежливо отклонил предложение Чжу Цин поехать с ним. Он быстро оделся, поцеловал ее и велел передать Ие Цзянъэ на следующий день о его скором отъезде и чтобы та не беспокоилась. И он уехал, оставив растерянную Чжу Цин....
  Верхом на своей жар-птице Цин Шуй спешил в Небесный рай. Он молил бога, чтобы с Вэньжэнь Ушуан все было в порядке, что ее сестра тоже была в порядке. Если нет, то и весь клан Цин был в беде. Холодный пот прошиб Цин Шуя при мысли о своем Клане.
  Приземлившись в Земном раю, не говоря ни слова, он почувствовал своих подруг в радиусе своего Духовного Чутья. Они обе находились в одной комнате. Он прямиком направился туда.
  Забарабанив в дверь, он с грохотом распахнул ее и быстро поприветствовал подруг.
  Однако девушек такое варварское поведение Цин Шуя шокировало! Он был не в настроении оценить их прекрасные лица, особенно Цанхай Минъюэ и ее божественную красоту без тени макияжа. Он даже не заметил, что на лице Хоюнь Лю-Ли больше не было вуали, а само лицо было абсолютно излечено от шрама, и что она стала еще более красивой, чем даже была раньше.
  "У меня срочные новости, надо возвращаться немедленно! Вы хотите поехать со мной на моей жар-птице или подождать завтрашнего утра? Лю-Ли знает дорогу", с порога выпалил Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ посмотрела на него своими прекрасными глазами и затем сказала:
  "Цин Шуй, ты можешь поехать первым. Мы с Лю-Ли полетим за тобой. Только будь осторожным!"
  Цин Шуй благодарно улыбнулся Цанхай Минъюэ за ее понимание и кивнул головой. Ему было все равно, что они были уже в постели, он схватил их обеих за руки, пожал их сердечно и быстро вышел вон.
  Цанхай Минъюэ знала, что Цин Шую и правда нужно было срочно вернуться, а способностей ее и Лю-Ли больше не хватало, чтобы помочь ему. Они бы только стали грузом для него.
  Будучи уже верхом на жар-птице, Цин Шуй безотлагательно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Ему осталось только сказать жар-птице следовать направлению ветра. Он также приказал птице использовать Духовное Чутье, чтобы нащупать след Белого Вермиллиона.
  В городе Тысячи Миль.
  Высокомерие Клана Сыту взлетело до небес. С культиватором на вершине Сяньтянь, кто в городе Тысячи Миль осмелится пойти против них? Она отбирали собственность, которую в свое время у них отобрали, те, кто с ними сталкивался раньше, все были повержены самыми жестокими методами.
  Клан Сыту всем преподнесли урок: Клану Цин, Клану Ши и Клану Юй!
  С нынешними способностями Клана Сыту они могли стереть с лица Города Тысячи Миль все крупные кланы в довольно короткий срок. Однако им этого было не достаточно. Они хотели делать все медленно. Они хотели, чтобы их соперники прочувствовали все пытки, чтобы погрузить всех в глубокую депрессию.
  В клане Цин!
  Все ходили чернее тучи, особенно Цин Юи. она знала, что на Постоялом Дворе Аромата Ночи случилось что-то ужасное, она знала, что Ушуан, младшая сестра главы Постоялого Двора была с ее сыном. Но на тот момент самой сильной в клане Цин была Минъюэ Гэлоу, а Цин Юи не хотела подвергать ее опасности. Она была женщиной ее сына, Цин Юи давно это поняла.
  Но у Клана Цин не было ни единого шанса избежать участи других. Цин Шуй убил одного эксперта Сяньтянь из Клана Сыту. Если Клан Сыту хотел снова подняться с колен, им нужно было воспользоваться Кланом Цин как ступенькой наверх. Более того, клан Сыту пережил величайшее унижение, когда Клан Цин силой отобрал у них Ши Цинчжуан. Они хотели расплаты!
  Меньше, чем за полмесяца, Клан Сыту отобрал несколько зданий, принадлежавших крупным кланам, включая и Клан Цин. Таким образом, они показывали всем своим особые способности. Один из начинающих экспертов Сяньтянь, Юй Дунхао, был сильно ранен представителями Клана Сыту. То, что они не убили его, означало только то, что Клан Сыту пытались похвастаться Клану Цин своей доблестью, да и не только им, а всем остальным кланам тоже.
  Узнав, на что способен Клан Сыту, остальные кланы затихли, даже Минъюэ Гэлоу не разрешалось выходить против. Потому что все в Городе Сотни Миль знали, что два представителя Клана Сыту были особенно распутными. За такой короткий отрезок времени они поиздевались уже над довольно большим количеством женщина в городе Тысячи Миль в открытую, прямо при свете дня. Те, кто попадался им на пути, умирали от их рук немедленно. Они даже вырезали целую семью.
  Теперь многие были крепко у них на крючке, не смея даже слова сказать, несмотря на то, что все были в бешенстве!
  "Что? Боевой Брат, ты говоришь, что в Клане Цин есть девушка уровня Сяньтянь? И она молодая и красивая?" изумленно смотрел Ли Лун на Сыту Шана. Как будто ему было мало того, что он уже натворил. Он терял весь интерес к тем, кого уже изуродовал. Однако услышав про девушку-культиваторшу Сяньтянь, он снова обрадовался. Подумать только, она еще была молодой и красивой!
  очень скоро Ли Лун и Янь Сюй заполучили всю информацию, касавшуюся Минъюэ Гэлоу, даже портрет ее раздобыли. Увидев эту божественную хорошо сложенную девушку, их настроение еще больше повысилось.
  "Боевой Брат, как насчет заполучить ее в качестве работницы для твоей семьи?" Ли Лун давно стал обращаться к Сыту как к Боевому Брату, а не Боевому Брату Сыту, что означало, что они довольно хорошо сблизились.
  "Сегодня уже поздно. Мы отправимся в Клан Цин, чтобы взглянуть на красавицу Сяньтянь!" Ли Лун посмотрел на Янь Сюй и Сыту Шана и зловеще улыбнулся. Ему казалось, что он не достаточно был визуально удовлетворен в последнее время, он неожиданно встревожился, что где-то рядом ходит красавица такого высокого класса.
  На следующее утро огромный Белый Вермиллион прибыл в Город Тысячи Миль. Это торопилась домой Вэньжэнь Ушуан, направляясь прямо на Постоялый Двор Аромата Ночи.
  Она привлекла к себе пристальное внимание многих, и новости о ее прибытии быстро распространились. В конце концов, Вермиллион был редким мутантом, его, конечно, нельзя было сравнить с огненной птицей Цин Шуя, тем не менее, это была птица уровня Сяньтянь.
  Птица приземлилась прямо у входа на Постоялый Двор Аромата Ночи.
  Вэньжэнь Ушуан не могла больше ждать, быстро спрыгнув с летающего чудовища. Вокруг было много новых незнакомых лиц, но большинство девушек были ей знакомы. Клан Сыту заставили их остаться и работать на них.
  "Вторая Мисс!" кто-то крикнул удивленным голосом.
  Услышав крики, девушки, знавшие Вэньжэнь Ушуан, все побежали навстречу встревоженной красавице.
  Вэньжэнь Ушуан!
  "Она младшая сестра женщины, которую убили эти ублюдки!" раздался девичий голос.
  "Быстрее, кто-нибудь доложите Младшему Мастеру Мыту. Скажите, что дама, которую они ожидают, вернулась!"
  "Младшая сестра убитой вернулась!"
  
  Глава 351. Разъяренная Вэньжэнь Ушуан. Золотая стрела, пожирающая души.
  "Младшая сестра той дамы, которую замучили до смерти..."
  Вэньжэнь Ушуан словно громом ударило. Она стояла, словно во сне. Постепенно ее глаза налились кровью, она выхватила свою меч и замахнулась им на девушку, чьи слова только что услышала.
  Техники владения мечом Истинной Сферы. Это был прорыв Вэньжэнь Ушуан с того момента, как уехал Цин Шуй. но сейчас в удар было вложено столько невероятной ярости, что меч просто раскроил горло женщины у входа на Постоялый Двор Аромата Ночи.
  "Аааааааа! Убийство!"
  "Кто-нибудь, помогите!"
  ...
  Вэньжэнь Ушуан крепко держалась за меч, с которого капала кровь. Она шагнула на двор, который теперь выглядел чужим и холодным. Все, что когда-то было знакомым ей, стало таким неприятным ей, словно она впервые это увидела.
  Войдя в холл, она увидела нескольких охранников крепкого телосложения, которые должны были охранять Постоялый Двор Аромата Ночи. Они были культиваторы вершины Хоутянь после того, как ее Учитель накачал их тоннами дорогих гранул, чтобы поднять их культивацию, чтобы они защищали ее старшую сестру.
  "Вторая Мисс!" Лидер группы охранников была крепким мужчиной, постарше остальных. Когда он увидел Вэньжэнь Ушуан, он упал на колени перед ней.
  "Где моя сестра?" сказал Вэньжэнь холодным голосом, не скрывая свое желание убивать и свое глубочайшее горе. Она излучала ярость, словно она хотела спалить все на своем пути в адском пламени.
  "Старшая Мисс, она..."
  "Что я тебе велела перед отъездом?" В голове у Вэньжэнь Ушуан звучало только одно: это все было неправдой. Ее сестра должна быть живой. Как она будет жить дальше? Слезы лились рекой по ее нефритовому белому лицу.
  "Где моя сестра?" Она даже взглядом не удостоила мужчин, склонившихся перед ней на полу.
  Но тут откуда-то появились несколько мужчин, одетых в униформу охраны. Их одежда была в полном беспорядке. Казалось, что они гордились своим развратным и распущенным внешним видом.
  "Старший Седьмой, как хорошо-то работать тут охранником! Наверное, мы в прошлой жизни сожгли какие-то особые благовония! Да я об этом месте и мечтать не смел! И позволить себе таких женщин я никогда бы не смог. А теперь они все на коленях у моей ширинки!" орал молодой человек в расстегнутой рубашке.
  Внимание мужчины немедленно привлекала Вэньжэнь Ушуан. Не моргая, он смотрел на нее и пробормотал:
  "Старший Пятый, ты видишь, какая красивая девчушка. Неужели она тоже работница Аромата Ночи? Пойдем-ка. Как мы могли упустить красотку высшего класса? На этот раз тебе не разрешается уводить ее у меня", сказал Старший Седьмой и быстро пошел к Вэньжэнь Ушуан.
  Мужчины, стоявшие на коленях перед Вэньжэнь Ушуан, заблокировали им проход и закрыли собой меч Вэньжэнь Ушуан, который был полностью покрыт кровью.
  "Какая красивая девчонка! Старший Пятый, она, можно так сказать, прямо божественная девчонка, или как ты там говорил..."
  "Пффф!"
  Старший Пятый даже не успел договорить, как увидел, как вспыхнул серебристым светом меч перед его лицом. Он только и успел, что почувствовать холод у своей шеи и тут же погрузился в темноту! Старший Седьмой встал, как вкопанный, не веря в то, что только что увидел. Человек был жив и здоров мгновение назад, отлично провел время с женщиной, а теперь лежал в луже собственной крови.
  "Старшая Мисс была похоронена в могиле без опознавательных знаков в Городе Тысячи Миль".
  "Вы, ребятки, сами с собой покончите или мне это сделать?!" закончив с этим, Вэньжэнь Ушуан повернулась к Старшему Седьмому, который все еще был в ступоре. Она смотрела на него и нескольких подчиненных, которые раньше служили им с сестрой.
  "Вторая Мисс, противники слишком сильны. Наши смерти ничего не стоят, но и вам здесь нельзя оставаться. В Сыту Клане есть культиватор вершины Сяньтянь", быстро сказал лидер охраны, вынул свой меч и совершил самоубийство прямо перед Вэньжэнь Ушуан. Остальные мужчины сделали то же самое один за другим. Потому что их судьба, как бы они не каялись, оставалась той же. Им лучше было сохранить свою честь!
  Вэньжэнь Ушуан направилась на пятый этаж. Из секретного кармана она достала темно-зеленый лук и три золотые стрелы. Темно-зеленый лук был небольшим - чуть больше полуметра, но излучал сильнейшую энергичную ауру!
  .....
  В аптеке Клана Цин.
  Минъюэ Гэлоу смотрела на восходящее солнце, постепенно демонстрируя Форму Тигра. С каждым ударом раздавался громкий тигриный рык. Каждое движение выглядело абсолютно естественным. Она была не только прекрасной, но обладала великолепным равновесием, излучала божественную ауру и природный шарм. Если бы Цин Шуй увидел ее, он бы очень удивился, когда обнаружил бы, что Минъюэ Гэлоу достигла вершины Тайной Сферы в Форме Тигра. По сути, ее Форма Тигра была на уровне, вполне сопоставимом с его, Цин Шуя уровнем.
  Аплодисменты раздались за ее спиной, и голос проговорил:
  "Красивая, красивая. Еще красивее, чем ее портрет!"
  В этот момент группа в десять или даже больше человек во главе с Ли Лун появилась в дверях. Когда он увидел Минъюэ Гэлоу, он не мог сдержаться, начала аплодировать.
  Минъюэ Гэлоу нахмурилась, увидев этих непрошеных гостей. Они явно появились не с добрыми намерениями. Она знала о том, что происходило в Городе Тысячи Миль. Рожденная с абсолютно чистыми меридианными каналами, ее Духовное Чутье было особенно чувствительным. Одного взгляда ей хватило, чтобы определить, что творилось в головах у этого криминального дуэта, особенно у худенького мужчины, который начал говорить первым. Они были существами, которых ей было не победить с ее текущим уровнем. Она прекрасно понимала, кто они такие, потому что выглядели в точности, как их описывали слухи.
  "Клан Сыту собирается поучаствовать в жизни Клана Цин!"
  Минъюэ Гэлоу нисколько не паниковала, но больше была в замешательстве, когда она смотрела на них.
  "Цин Шуй, ну где же ты? Я так хотела бы увидеться с тобой на один последний миг. Может быть, настал тот день, когда мы попрощаемся друг с другом. Но я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить эту семью. И ни о чем не пожалею!" пробормотала про себя Минъюэ Гэлоу, глядя далеко на восток.
  "Девочка, все, что есть у тебя и твоей матери, вы получили от Цин Шуя. Теперь пусть твоя мать уступит нам. Надеюсь, у нее хватит совести, чтобы не препятствовать тебе".
  Минъюэ Гэлоу онемела от горя, слезы заливали ее лицо. Она не хотела расставаться со своей дочерью, но и повернуться против Клана Цин она тоже не могла. Сегодня ради мужчины, который дал ей все, она постарается и будет бороться до последнего вздоха. Если бы она сейчас ударилась в бега? Осталась в живых? Нет, простить этого себе она бы не смогла никогда.
  "Малышка Бэй, хватай Юйчан и Цин Ху, Цин Ю... Ребята, отправляйтесь в подземную комнату. И не выходите, что бы ни случилось. Запомните!" встревожено сказала Цин Юи.
  "Но я не хочу!"
  "И я не хочу!"
  "Я хочу остаться и тоже драться!"
  "Раз так, то давайте все вместе останемся здесь!" третий дядя Цин Шуй беспомощно вздохнул. Все были сбиты с толку. Слезы текли по лицам.
  Но кто бы понял сложные чувства Цин Юи в тот момент? Она не могла принять это все. Она должна была убедиться, что ее сын в порядке. Может быть, она больнее никогда не сможет увидеть своего сына, даже на одну минуточку?
  А может, и хорошо, что его не было рядом. Ее сын был гением, которого благословили небеса. Если бы у него было время, то он бы смог привести Клан Цин к высочайшим вершинам в будущем. Жаль, что она не смогла дожить до этого момента, когда ее сын дойдет до Клана Янь, не сможет увидеть свою несчастную дочь. Она очень хотела услышать, как она назовет ее мамой...
  Цин Юи вдруг протянула руку и резко ударила Цин Бэй по затылку, вырубив ее. То же самое она проделала с маленькой Юйчан. Когда Цин Юи сделала это, третий Дядя Цин Шуя проделал то же самое с Цин Ху. Жаль, что Цин Ю был уже готов к удару и упрямо устоял против него.
  Они осторожно уложили детей в самую секретную и закрытую подвальную комнату!
  Когда Цин Юи и остальные вышли, они увидели, что Минъюэ Гэлоу уже вовсю дерется с пришельцами!
  "Если ты пойдешь с нами, мы никому не сделаем больно. Но твоя жизнь будет гораздо лучше, чем сейчас. Более того, тебя будут сопровождать двое наших. Тебе очень понравится с нами, тебе не придется выглядеть, как вдова, как ты выглядишь сейчас", Ли Лун не спускал с нее похотливого взгляда. Увидев Минъюэ Гэлоу, он еще больше загорелся желанием.
  Минъюэ Гэлоу прищурила глаза, не сказав ни слова, не посмотрев ни на одного из этих людей. Ее руки уже образовали позу Формы Тигра. Через какое время она отчетливо произнесла:
  "Если я пойду с вами, вы оставите в покое Клан Цин?" Она посмотрела на главаря холодным взглядом. Она знала, что для Цин Шуя это будет все равно, что погладить кота против шерсти. Неважно, какой ценой, она должна была защитить Клан Цин. Даже если дело было только в Цин Шуе.
  "Минъюэ!"
  Цин Юи и остальные примкнули к Минъюэ Гэлоу!
  "Ребята, вы пришли!" тихо прошептала Минъюэ Гэлоу, едва улыбнувшись уголком рта.
  "Минъюэ, тебе, наверное, досталось тут. Мы не позволим тебе на это согласиться. Не дадим нашему клану потерять лицо!" сказала Цин Юи, глаза которой налились кровью. Минъюэ Гэлоу покачала головой:
  "Все, что у меня есть, мне дал Цин Шуй. я очень счастлива сделать это для него. Я хочу сделать это. Вы не знаете, как много вы значите для Цин Шуя! и для Юйчан!" сказав это, Минъюэ Гэлоу разрыдалась.
  "Мы не согласны! Сегодня даже если нам придется умереть в бою, мы не согласны на эти условия!" Закричал громко Цин Ю. Он всегда считал ее своей невесткой, и давно относился к ней, как к жене Цин Шуя. Как мог мужчина стоять рядом и смотреть, как это случится?
  "Цин Ю..."
  "Если моя невестка настаивает на это, тогда я умру прямо здесь и сейчас. Я потеряю свое лицо, если останусь в живых, я не смогу смотреть в лицо Брату Цин Шую!"
  "Ха-ха, она отправляется с нами! Что же касается вас, я не против сначала вас всех убить!" улыбнулся Сыту Шан и подошел ближе. Жестокая улыбка играла на его лице. Тон его голоса был очень
  Жутким.
  "Боевые Братья, я позволю вам двоим привести даму! А что касается остальных, если вам захочется, можете и остальных привести!" с ухмылкой сказал Сыту Шан.
  "Боевой Брат, оставь это мне. Я хочу посмотреть, насколько эта девка упрямая", сказал Янь Сюй со зловещей улыбкой.
  Рык!
  Разрывание Тигра!
  Минъюэ Гэлоу сделала мощное движение из Формы Тигра, нацелившись на глаза, горло, сердце, промежность и другие слабые стороны своих противников.
  Однако Янь Сюй был гораздо сильнее нее. Если бы он не хотел поиграть с ней, она бы давно проиграла. Разрыв между их способностями был слишком велик.
  "Боевой Брат, эта девушка так очаровательна, и неплохо дерется. Давай заберем ее с собой!" сказал Ли Лун, похотливо глядя на девушку.
  "Как ты смеешь..." в ярости закричал Цин Ю и взмахнул огромным стальным молотком в сторону Ли Луна!
  "Ты играешь со смертью!" Ли Лун, находившийся на вершине Сяньтянь, сделал резкий удар ладонью в сторону Цин Ю!
  "Нет!"
  "Цин Ю, наклонись немедленно!"
  Цин Ю знал, каким ужасным будет удар этой ладони, он чувствовал запах смерти!
  Вжик, Вжик!
  Резкий звук пронзил воздух вокруг, все схватились за уши. Даже Ли Лун нахмурил брови, вдруг почувствовав присутствие двух сильнейших аур, которые посылали атаки прямо на него, что заставило его напрячь все тело.
  Он посмотрел на два луча золотого света, которые выстрелили в него, как две падающие звезды!
  Золотые Стрелы, Пожирающие Души!
  В шоке Ли Лун быстро отвел взгляд, забыв про Цин Ю, и покатился назад, завалившись на спину!
  Пу! Пу!
  Два кратера глубиной в десятки метров образовались на месте взрыва!
  Какая невыносимая сила стрелы!
  высоко в небе гигантский Белый Вермиллион приближался ко двору. Женщина непревзойденной красоты стояла прямо верхом на чудовище, сжимая в руках темно-зеленый лук. Она отвела руку назад, натянув лук до предела и нацелила свою золотую стрелу на Ли Луна.
  Вэньжэнь Ушуан!
  
  Глава 352. С Разбитым сердцем. Убийство трех человек.
  Вэньжэнь Ушуан!
  Та, кто пришла на помощь Цин Ю, была не кто иной, как Вэньжэнь Ушуан. Она знала, что произошло, поэтому намеревалась убить всю семью Сыту, вместе с теми двумя, кто жестоко убил ее сестру. Только это могло успокоить Вэньжэнь Ушуан.
  Когда она увидела, что Цин Ю был в опасности, она выпустила две Золотые Стрелы, Пожиравшие Души, прямо в Ли Луна. Она знала, что именно Ли Лун самый сильный среди этих двоих, поэтому она выпустила сразу две стрелы за один раз. Она надеялась, что это хотя бы смертельно ранит его, если вовсе не убьет на месте. А иначе у нее не было никакой надежды на победу.
  К сожалению, потому что он был слишком близко к Цин Ю, да и Ли Лун был слишком мощным, стрелы не нанесли ему особого вреда, хотя и поставили в затруднительное положение. Ее учитель однажды сказал, что эти Золотые Стрелы, Пожиравшие Души, были сделаны специально, чтобы навредить культиваторам Сяньтянь. К сожалению, ее противник был уже на вершине Сяньтянь.
  "Старший боевой брат, это же Вэньжэнь Ушуан!" заорала Сыту Шан.
  Хоть Ли Лун и любил женщин, свою жизнь он любил больше. Только будучи живым, он мог наслаждаться женщинами. Он смотрел на женщину на Белом Вермиллионе. Она была самой красивой женщиной, которую он встречал за всю свою жизнь.
  "Ушуан!" удивленно закричала Цин Юи.
  "Тетушка!" глаза Вэньжэнь Ушуан снова наполнились слезами!
  "Твой лук - сильная штука. Но против меня он бесполезен. Будь умницей, спускайся. Иначе я убью тебя немедленно", со смехом сказал Ли Лун, стряхнув с одежды пыль.
  "Старший Боевой Брат убьет одного из них для начала, если ты не спустишься!" спокойно сказал Сыту Шан.
  "Сыту Шан, я очень сожалею, что не дала Цин Шую убить тебя, когда у него был этот шанс!" сердито крикнула Цин Юи. Она смотрела на своих родственников вокруг себя. Это были люди, самые дорогие для нее, но сейчас из-за ее неспособности ей придется смотреть, как они страдают.
  "Ха-ха, теперь ты сожалеешь об этом. У тебя был шанс, ты им не воспользовалась. Все, тогда готовься к смерти. Сегодня ты по-настоящему поймешь значение слова "сожаление"..." Сыту Шан истерически расхохотался. Он думал о том, как его ранил Цин Шуй, как ему пришлось жить с этим позором. Теперь шанс был у него, он не мог позволить себе тянуть время еще дольше. Злость, которую он так много лет подавлял в себе, была выпущена наружу.
  "Сожаление? Почему я должна сожалеть?"
  Началась битва.
  Внезапно раздался громкий крик дьявольского чудовища. Цин Шуй подоспел прямо к раздаче горячего! Появившись в самый важный момент!
  Огромная жар-птица появилась над толпой, закрыв небо. Неясный силуэт быстро спрыгнул с птицы и выстрелил ярким светом прямо в Янь Сюй, который был прямо в середине драки и был готов вот-вот сбить с ног Минъюэ Гэлоу.
  Пу!
  Удар в голову!
  И Культиватор Сяньтянь Восьмого Уровня был убит одним ударом!
  Цин Шуй появился прямо перед Цин Юи!
  "Мама, я вернулся!"
  В минуту, когда он увидела Цин Юи, ему захотелось разрыдаться от счастья, что, наконец, они вместе, но он успел лишь прокричать эти слова!
  "Цин Шуй!" Цин Юи смотрела на сына. Она была в шоке. Не сдержавшись, она начала плакать. Слезы лились по ее лицу без остановки. Она прыгнула и обняла Цин Шуя. Это был ее сын! Он вернулся в самый важный момент! Его присутствие шокировало всех присутствующих!
  "Брат Цин Шуй!
  "Цин Шуй!
  ........................
  В одно мгновение кровь представителей Клана Цин закипела от радости. Все словно поднялись из Ада прямиков в Рай. Если бы Цин Шуй опоздал на один шаг, с ними было бы покончено. И остались бы от них только незабываемая боль и грусть.
  Вэньжэнь Ушуан спрыгнула с Белого Вермиллиона.
  Цин Юи отпустился Цин Шуя. Она радостно смеялась сквозь слезы в глазах. Цин Шуй протянул руку и помог своей маме вытереть слезы с лица.
  "Мама, я вернулся, чтобы убедиться, что такие ситуации больше не возникнут", он улыбался, говоря совершенно твердым тоном.
  Цин Шуй повернулся к Вэньжэнь Ушуан и Минъюэ Гэлоу, стоявшие рядом с ним! Лицо Минъюэ Гэлоу светилось довольной улыбкой. Она верила в Цин Шуя, теперь, когда он вернулся, бояться больше было нечего. Когда он был рядом, она чувствовала себя, как беззаботная маленькая девочка.
  Вэньжэнь шуан подошла и обняла Цин Шуя. Она начала всхлипывать!
  "Моя сес... сестра мертва!"
  Цин Шуй был подавлен от таких новостей, еще больше его сердце было разбито за Ушуан. Никто не знал об этом, но Цин Шую было известно, как важны были друг другу эти сестры! Так же важны, как его мать была важна для него.
  Цин Шуй крепко обнял ее, чтобы она могла почувствовать его тепло, что были люди, которым она была не безразлична. Глубоко внутри он был все еще в шоке от того, что кто-то осмелился убить Вэньжэнь Угоу.
  Он вспоминал время, когда он познакомился с Вэньжэнь Угоу, ему было ужасно больно от мысли об ее смерти. Он не чувствовал такой боли, когда услышал о смерти Си Юэ. Он ее совсем не знал, но он знал Вэньжэнь Угоу. Ему было достаточно того, что она была сестрой Вэньжэнь Ушуан, что она посылала ему свою духовную поддержку, когда она была ему нужна. Он даже подумал создать Золотую Гранулу Сяньтянь в будущем...
  "Ушуан, кто это сделал? Это кто-то из Семьи Сыту?" спросил он, нежно похлопывая ее по спине.
  "Двое мужчин, которых привел с собой Сыту Шан!"
  Вэньжэнь Ушуан подняла голову и посмотрела на Ли Луна, который недоверчиво смотрел на Сыту Шана. Может быть, последний все еще верил в Ли Луна, может быть, от того, что Янь Сюй был уже мертв, но Сыту Шан громко закричал:
  "Старший боевой брат, убей его! Отомсти за старшего боевого брата Янь Сюй!"
  Может быть, он начал паниковать!
  "Ушуан, этот парень и этот клоун из Семьи Сыту. Ты хочешь их сама убить? Или мне их убить?"
  "Оставь их мне", сжав зубы, Вэньжэнь Ушуан смотрел на Сыту Шана и Ли Луна с безмерной ненавистью.
  Ли Лун был в шоке от того, с какой легкостью Цин Шуй убил Янь Сюй, тем не менее, он надеялся на один свой ловкий хитрый ход. Ли Лун верил в свою силу вершины Сяньтянь. Каким бы грозным ни казался Цин Шуй, он не мог поверить в то, что он сильнее его, Ли Луна. Более того, от Сыту Шана он знал, что у Цин Шуя низкий уровень Сяньтянь, он не так давно перешел в Сяньтянь.
  "Как смеешь ты из-за спины нападать на моего боевого брата! Ты, мерзавец, я не только тебя сегодня убью, я вас всех убью!" Ли Лун свирепо смотрел на Цин Шуя кровожадным взглядом!
  Цин Шуй повернулся и увидел так называемого силача. В его глазах он не стоил ничего. Он мог в одно мгновение разделаться с этим культиватором вершины Сяньтянь.
  "Приготовься к смерти!"
  Ли Лун схватил длинное красное копье из рук одного из своих людей и топнул по земле изо всей силы и громко закричал. Он кинул копье в Цин Шуя, словно выпустил стрелу из лука.
  Красное толстое копье полетело в воздухе, словно радуга. Копье было похоже на красную ядовитую змею, которая нацеливалась прямо на Цин Шуя. Кончик копья должен был вот-вот коснуться горла Цин Шуя.
  Красное копье выстрелило с тонким пронзительным звуком, раздражавшим уши. Боевые воины ниже уровня Сяньтянь побледнели от подавляющей силы. Они не смогли удержаться и отступили назад на несколько шагов, ужасно волнуясь за Цин Шуя.
  Рывок Тигра!
  С громким тигриным рыком вырвался золотой луч, исходивший прямо из его ладоней. Цин Шуй сделал хватательное движение прямо к кончику копья!
  "Ты идешь навстречу смерти!" крикнул Ли Лун, а из кончика копья резко выплеснулся порыв его белой ЦИ Сяньтянь.
  Дзинь!
  Резкий звук прозвенел неожиданно! Цин Шуй просто схватил кончик копья!
  У Ли Луна вытянулось лицо. И тут он понял разницу в силе между ним и Цин Шуем. Как он бы понял разницу между землей и небом. Весело, весело! Не успел он совершить свою атаку, Цин Шуй уже держал его копье в руках. И вот он уже отправил это копье обратно.
  Пу!
  Ли Лун получил свое копье прямо в промежность!
  все вокруг замерли от ужаса, особенно Сыту Шан, который тут же бросился бежать!
  Цин Шуй спокойно вытянул красное копье из тела Ли Луна и бросил его в Сыту Шана. Скорость броска была гораздо быстрее, чем кто-то мог уловить. Словно молния сверкнула.
  Живот Сыту Шана был проткнут насквозь. Копье пригвоздило его к огромному зеленому дереву во дворе. Он закричал от ужасающей боли.
  "Ты не можешь убить меня! Я из Медицинского Клана Королевских Аристократов! Если ты убьешь меня, вы все умрете ужасной смертью!" заорал Сыту Шан изо всей силы.
  "Медицинский Клан Аристократов?" нахмурился Цин Шуй. когда-то давно Цин Шуй, наверное, испугался бы. Ведь инцидент с Семьей Гун Ян из Города Небесной Реки чуть не приговорил его. Однако теперь он был Старшим в Небесном Дворце. У него была поддержка всего Небесного Дворца. На Континенте Зеленого Облака, даже если и существовала секта, которая могла сравниться с Небесным Дворцом, не было сект, которые могли бы превзойти Небесный Дворец.
  "Ушуан, отправляй и этих туда, куда они отправили твою сестру!" сказал Цин Шуй, не обращая внимания на крики Сыту Шана о пощаде.
  Вэньжэнь Ушуан посмотрела на Цин Шуя. Она опустила свой лук и заменила его окровавленным мечом. Подойдя к Ли Луну, корчившемуся от ран, она сказала:
  "Зачем ты убил мою сестру..." Не закончив предложения, она ткнула Ли Луна в колено!
  "Аррррррр!" заорал Ли Лун от боли!
  "Ты знал, что она моя единственная сестра?" И еще один удар.
  "ААААААААААА!"
  "Сестра вырастила меня сама, а я даже не смогла ее отблагодарить за это!"
  "Она была моей семьей, единственной. Ты знаешь, через что она прошла? Ей пришлось растить меня, когда она сама была очень молода. Ты знаешь, сколько ее обижали?"
  "Когда я тренировалась и превзошла мою сестру, я поклялась, что буду ее щитом, что бы ни случилось. Если бы я умерла, то умерла бы перед ней. Почему ты убил ее? Из всех людей на свете, зачем ты убил ее?"
  ..................
  Каждый раз, заканчивая предложение, Вэньжэнь Ушуан ставила точку, протыкая тело Ли Луна. Слезы заливали ее лицо. Она ничего не видела перед собой. В конце концов, Ли Лун был изуродован до такой степени, что его было невозможно узнать. Его тело превратилось в сито.
  Ли Лун был давно мертв. Вэньжэнь Ушуан держала окровавленный меч, не думая о брызгах крови, покрывших всю ее с ног до головы. Потом направилась к Сыту Шану. Слезы текли по ее лицу. Сыту Шан все еще висел, пришпиленный к дереву.
  "Не подходи, не подходи ко мне!" побледнел Сыту Шан, тщетно пытаясь выбраться. Он взмок от ужаса, видя, как к нему приближается Вэньжэнь Ушуан. Его голос охрип от бесконечных криков.
  "Ты больше всех заслуживаешь смерти. Я считаю, что слишком легко ты отделаешься, если я тебя вот так просто убью!"
  Вжик!
  Один удар меча, и рука Сыту Шана была ровненько отрезана.
  "ААААААААААААА!" орал Сыту Шан, пока не потерял сознание!
  Вжик!
  "АААААААААААААААА...." Сыту Шан пришел в себя от удара, отрезавшего вторую руку. Он очнулся от безумной боли!
  "Сестра, ты видишь это?" крикнула Вэньжэнь Ушуан, глядя в небо сквозь море слез!
  Она резала Сыту Шана и резала, пока ее жажда мести не была утолена!
  Когда она разделалась с Сыту Шаном, она опустилась на колени на землю и начала плакать!
  Цин Шуй подошел к ней и встал рядом с ней на колени. Он похлопал ее по спине и сказал со вздохом:
  "Умерших нельзя вернуть к жизни. Твоя сестра не хотела бы видеть, как у тебя разрывается сердце..."
  
  Глава 353. План Цин Шуя. Будь жестче, будь злее.
  Цин Шуй подошел и сел на колени рядом с ней. Он похлопал ее в утешение:
  "Вернуть умершего невозможно. Но твоя сестра не хотела бы, чтобы ты так убивалась".
  "Цин Шуй, я сейчас разбита от горя. Я не знаю, что мне дальше делать", сказав это, Вэньжэнь Ушуан посмотрела на Цин Шуя красными от слез глазами, в которых ощущалась неописуемая усталость. Казалось, она была совершенно беспомощная в этот момент. Цин Шуй понимал ее чувства. Он легонько приобнял ее.
  "У тебя есть я. Твоя сестра смотрит на тебя с небес, надеясь, что ты проживешь счастливую жизнь. Она уже ушла, ты не можешь тревожить ее душу".
  Вэньжэнь серьезно посмотрела на Цин Шуя и сказала:
  "Я хочу стереть с лица земли Клан Сыту!"
  "Я помогу тебе. Нет больше причины, чтобы дать Сыту Клану жить. Давно надо было с ними разобраться. Все случилось сегодня из-за того, что тогда я был слишком мягкосердечным!"
  Цин Шуй искренне сожалел об этом. Если бы он только знал, что этот день настанет, даже если там было бы три таких Сыту Клана, он бы расправился со всеми. Цин Шуй никогда не уничтожал ничего под корень. Но теперь он хорошо понимал, что бывали времена, когда это было абсолютной необходимостью.
  "Забирайте этих и валите!" сказал Цин Шуй, кивнув головой людям из клана Сыту. Сейчас не имело значения, что он не убил эту мелочь сегодня, зато они приберут за собой трупы. Оставшиеся вояки радостно подхватили тела, которые находились в чудовищном состоянии. Они в ужасе наблюдали за кровавыми намерениями Вэньжэнь Ушуан, поэтому обрадовались, что остались в живых.
  Вообще все вокруг радовались, кроме Вэньжэнь Ушуан, которая была в ужасно подавленном состоянии. Она потеряла свою единственную кровную родственницу, никто никогда не смог бы представить себя на ее месте.
  "Ушуан, не грусти. Это в будущем будет и твоим домом. Все станут тебе родней. И твоих врагов мы сотрем с лица земли".
  Несколько воинов не только унесли с собой трупы, но и убрались в аптеке с поразительной скоростью. Может быть, они боялись гнева Цин Шуя. Может, боялись, что они передумают отпускать их.
  Через какое-то время Цин Юи оглядела всех и сказала:
  "Давайте пойдем внутрь и обсудим наши планы, что нам дальше стоит сделать. Ушуан, оставайся с нами навсегда. У нас много места, здесь будет поживее, народу больше".
  С самого появления Цин Шуя Минъюэ Гэлоу не сводила с него радостных глаз. Когда Цин Шуй держал Вэньжэнь Ушуан за руку, он подошел к ней и свободной рукой взял ее нежную мягкую ладонь. Видя легкую улыбку на его лице, Минъюэ Гэлоу была очень, очень довольна!
  "Брат Цин Шуй, невестушка..." позвал Цин Ю, который горящим взглядом приветствовал брата. Вэньжэнь Ушуан спасла его жизнь, он также знал, что эти две невероятные красавицы были неотделимы от жизни Цин Шуя.
  "Давайте войдем внутрь и поговорим. Мы так давно не виделись, нам нужно многое обсудить", улыбнулся Цин Шуй и посмотрел на Цин Ю, похлопав по плечу этого крупного мужчину. Он снова подхватил ладошку Минъюэ Гэлоу и направился внутрь.
  Никто не сказал ни слова, ни на улице, ни когда вошли внутрь, все смотрели на Цин Шуя. Все лихорадочно соображали, какой же уровень культивации был у Цин Шуя. Победить культиватора на вершине Сяньтянь одним движением требовался очень высокий уровень...
  "Боевой Король?"
  Но этот уровень был таким бесконечно далеким. Но теперь у них в клане был такой король. Люди в Клане Цин не могли поверить в этом.
  "Брат Шуй!"
  "Папочка!"
  "Брать Цин Шуй!"
  Цин Шуй увидел Цин Бэй, Маленькую Юйчан и Цин Ху!
  "Тетушка плохая! Зачем ты нас побила?!" сердито сказала Цин Бэй, чем вызвал целый взрыв хохота.
  "На ручки, папа, на ручки!" маленькая Юйчан не забыла Цин Шуя, несмотря на три года разлуки. Цин Шуй был в шоке. Ей было всего два годика, когда он уходил, а теперь ей было уже пять. В самом начале она замерла на секунду, а потом рванула к нему изо всех сил.
  Вот уже не ожидал Цин Шуй, что у него будет две "дочери". Он быстро подхватил девочку на руки, с улыбкой оглядывая всех вокруг.
  "Ты так выросла, малышка Бэй. Скучала по Брату Шую?"
  за три года Цин Бэй выросла в прекрасную девушку, гораздо более взрослую и зрелую, чем та, которую он оставлял до отъезда.
  "Конечно, скучала. Я очень сильно скучала. Брат Шуй, а какой у тебя сейчас уровень культивации? Ты так запросто победил культиватора с вершины Сяньтянь". Казалось, Цин Бэй так просто выразила тот вопрос, который все хотели задать, но не знали, с чего начать.
  Цин Шуй немного подумал и ответил с улыбкой:
  "Я не уверен, если честно. Но думаю, что некоторых культиваторов на уровне Боевого Короля я могу победить".
  "Победить Боевого Короля?" в изумлении переспросила Цин Бэй. Даже остальные, которые вроде были морально готовы, были в шоке. Боевой король. Для всех это были легендарные существа. Во всей Стране Цан Лан не было ни одного боевого короля, не говоря уже про Город Тысячи Миль.
  Цин Юи не сводила глаз с Цин Шуя, не веря, что этот человек ее сын, которому сейчас все завидовали. Он однажды сказал, что в течение пяти лет приведет ее в Клан Янь. Осталось всего два года. Зато прошедшие три он успешно использовал, достигнув уровня, который другие не могу достигнуть за всю их жизнь. За эти три года, какую цену он заплатил? Чем он занимался все это время? Что пережил? Как тяжелы были его тренировки? Цин Юи думала, чувствуя различные эмоции: жалость, радость, гордость. Это был ее сын!
  "Папа, где ты так долго пропадал? Ты не играл со мной совсем!" серьезно спросила маленькая Юйчан. Эмоции детей такие странные. Цин Шуй не ожидал, что ребенок будет помнить его в таком юном возрасте.
  "У папы были дела. И когда дела закончились, я вернулся, чтобы поиграть с Юйчан, хорошо?" сказал Цин Шуй, с улыбкой прижавшись своей щекой к нежной щечке девочки.
  "Ага, папа должен держать слово!"
  "Конечно, как я могу лгать нашей драгоценной девочке?"
  Самым уникальным в детях была их наивность, но Цин Шуй не собирался ее обманывать. Он решил, что останется в городе Тысячи Миль на пару лет, не меньше. Он быстро поделился со всеми своей историей за последние пару лет, конечно же, оставив в секрете то, что должно было быть скрытым. Например, свою стычку со Старшим Юнь из Клана Фэн. Закончив свой рассказ, он начал отвечать на вопросы.
  Цин Юи спокойно спросила его:
  "И как долго ты планируешь тут пробыть?"
  Цин Шуй уловил нетерпение в ее голосе!
  "На этот раз я останусь на год, почти на два. Потом мы с мамой отправимся в Клан Янь", твердо и уверенно сказал Цин Шуй.
  "Цин Шуй, я передумала. Мы не поедем в Клан Янь. Я просто хочу, чтобы ты был в безопасности..." сказала Цин Юи, страдание было в ее глазах. Зачем загружать следующее поколение своими проблемами. И без того Цин Шую пришлось не сладко.
  Цин Шуй, конечно же, сразу догадался, о чем думала его мама. Она не хотела, чтобы он проходил через все эти трудности. Она хотела отправиться в Клан Янь больше, чем, что либо на свете, но она слишком боялась за него.
  "Разве мама не хочет увидеться с Цинцин? Разве ты не хочешь, чтобы она вернулась к тебе? Ты не хочешь услышать, как она назовет тебя мамой?" Цин Шуй снова вспомнил родной силуэт в городе Янь. Вот, кто на самом деле переживал настоящие трудности. Но теперь он не мог позволить себе рассказать о той встрече своей матери, чтобы та не знала, какие страдания переживает ее дочь. Цин Шуй не хотел, чтобы его мать волновалась. Он похоронил все это в своем сердце. Он так много трудился столько лет, еще один год ничего не значил. Когда он стабилизирует 5-й уровень Небесного Уровня, он будет иметь полную уверенность и отправится в Клан Ян. И как только он доберется до них, он должен сокрушить их. Не важно, по какой причине, не важно, какие трудности были в Клане Янь!
  Цин Юи замолчала. Ее плоть и кровь, которую она носила почти десять месяцев. Все эти годы не было ни дня, когда она не думала о ней и не скучала по ней. Большинство людей не могли даже подумать, как мучительно было это для нее, знать, что ее ребенок где-то одна, и не было никакой возможности встретиться с ней. Она не знала даже, как у нее дела...
  "Мама, не думай об этом больше. Время пройдет очень быстро. Через год наступит нужное время. А год пролетит довольно быстро. Мы пойдем и вернем Цинцин, хорошо?" Цин Шуй смотрел на
  Сомневающееся лицо матери. Она подумала и кивнула, улыбнувшись своему сыну!
  "Цин Шуй, что же нам делать сейчас?" спросила она у Цин Шуя, который стал самым важным членом клана. В этот момент она снова ощутила себя счастливой. Иметь возможность наблюдать, как ее сын добивается великого успеха, видеть, как он за один момент решил самый серьезный кризис клана Цин!
  "Сначала мы сотрем с лица земли Клан Сыту. Я хотел оставить им путь к отступлению, но сейчас нужды для этого нет. Обращаться к ним с добротой значит обращаться жестоко с самими собою. Если бы я тогда, в прошлом, был жестче, суровее, то ничего ужасного бы не случилось".
  "Я пойду с Братом Цин Шуем", громко сказал Цин Ю. Для него это была хорошая возможность. Ничего плохого не было для того, кто только что прошел через ворота ада. В одно мгновение, когда он висел на волоске от смерти, он смог очень многое понять".
  Цин Шуй ухмыльнулся, встал и сказал:
  "Ушуан и я одни пойдем в Клан Сыту. Вы все оставайтесь здесь, мы скоро вернемся!"
  "Но Цин Шуй...
  "Цин Шуй!"
  ...
  "Не волнуйтесь! Со мной ничего не случится" его уверенность в себе стерла все сомнения, которые были у его друзей.
  "Ушуан, пойдем. Мы отправляемся в Клан Сыту, пусть ответят по полной за свои глупости!"
  Клан Сыту!
  Сыту Няньтянь и Сыту Ба смотрели на три трупа, лежавшие перед ними, в полном изумлении. Они не могли поверить в то, что они видели это в реальности!
  Два трупа еще можно было идентифицировать. Один принадлежал его внуку, Сыту Шану, а другой - культиватору Сяньтянь 8-го уровня Янь Сюй. Последний труп был обезображен, невозможно было точно сказать, кто это был. Однако он прекрасно понимал, кто это.
  Ли Лун!
  Ли Лун, который был на вершине Сяньтянь!
  Подумать только, что культиватор на самой вершине Сяньтянь, умер вот так запросто...
  Теперь Сыту Няньтянь и Сыту Ба ничего не чувствовали по поводу смерти Сыту Шана. Потому что она хотели теперь найти того, кто сделал это. И они прекрасно понимали, что проблема зашла слишком далеко.
  "Кто это сделал? Кто? Это? Сделал!" орал в ярости Сыту Няньтянь на воинов, склонившихся перед ним на коленях.
  "Цин Шуй, из Клана Цин. Он сделал это. Одним движением он победил Мастера Ли Луна. Одним движением!" выпалил один из них, не в силах сдерживать свой страх.
  "Цин Шуй? Этот демон из Клана Цин вернулся? Он победил кого-то с вершины Сяньтянь одним ударом!"
  
  Глава 354. Исчезновение Клана Сыту. Сжечь Постоялый Двор Аромата Ночи дотла.
  "Цин Шуй? этот демон из Клана Цин вернулся? Подумать только! Он смог победить кого-то на вершине Сяньтянь одним движением...."
  Люди замерли...
  "Ааааааа!"
  Сыта Ба кинулся на своих людей с ужасающими криками!
  "Отец, что нам делать? На этот раз Клан Цин не даст нам уйти. Надо что-то делать! С учетом того, что натворил Шан"Эр, нам не уйти от наказания".
  "Ты совершенно прав. В прошлый раз я выслушал вас, но вы не раскаялись, как я посмотрю..."
  И в этот самый момент раздался громкий голос. Цин Шуй и Вэньжэнь Ушуан, держась за руки, медленно вошли внутрь. С меча в руках Цин Шуя медленно капала кровь.
  "Клан Сыту на уровне Сяньтянь! Сыту Луаня тоже я убил!" спокойно сказал Цин Шуй, глядя на Сыту Няньтянь и Сыту Ба. Сыту Няньтянь посмотрел на Цин Шуя, миллионы мыслей роились у него в голове. Он вспомнил, как впервые увидел Цин Шуя. Тот влез в битву между тремя поколениями в Деревне Цин. Он появился в городе Тысячи Миль, убив бесчисленное количество практиковавших Сяньтянь, будучи культиватором на вершине Хоутянь. А сегодня он достиг еще больших высот. Как смешно. Ему показалось смешным, что он все еще боролся против такого воина. Он не был человеком, он был демоном. Он был величайшим демоном своего поколения в мире девяти континентов.
  "Аааа! Выходи на бой!" закричал Сыту Ба, как безумный, кинувшись навстречу Цин Шую. Услышав, что оба его сына погибли от рук этого мужчины, ему уже было все равно на силу своего противника, он все равно хотел сразиться с ним.
  "Ба"эр!"
  Цин Шуй даже не пошевелился. Вэньжэнь Ушуан выступила. Против культиватора Хоутянь, даже, несмотря на то, что Сыту Ба был на вершине Хоутянь, это было проще простого. Пропасть между культиваторами Хоутянь и Сяньтянь была гигантской. Непреодолимой.
  Меч сверкнул. С самого лба вниз до Даньтянь глубиной в пять сантиметров пролегла рана. Он умер на месте!
  "Сестра, видишь это? Ушуан не простила твою смерть!" Вэньжэнь Ушуан убила Сыту Ба и смотрела в небо. Ее лицо было одиноким и покинутым. Боль в ее душе была все еще слишком сильна. Не важно, скольких она убила, она не могла вернуть обратно Вэньжэнь Угоу.
  "Дедушка!"
  Тут же подбежал Сыту Буфань!
  "Буфань, зачем ты вернулся? Зачем ты вернулся?" взвыл Сыту Няньтянь.
  "Я не уйду! Я не могу бросить своего дедушку!" упрямо ответил Сыту Буфань. Его родители умерли, когда он был совсем маленьким. Его вырастил Сыту Няньтянь.
  "Ты глупей, ты такой глупец!" Сыту Няньтянь закрыл глаза и посылал проклятия.
  "Где твой Дедушка Лэй? Он сбежал?" прямо спросил Сыту Няньтянь.
  "Он спасся! Он взял с собой все лекарственные гранулы, которые сделал, и даже убил Ах Сань и Ах Ван!" сердито ответил Сыту Буфань.
  "Не нужно ненавидеть других!" Сыту Няньтянь восстановил свое равновесие и грустно вздохнул.
  В этот момент раздался крик птицы. Огромная огненная птица похлопала своими гигантскими крыльями и внезапно обрушилась на десяток человек с неба.
  "Аааааааааа....!" раздались душераздирающие крики!
  "Демоническое чудовище с короной Сяньтянь!" закричал Сыту Няньтянь в изумлении! Об этих существах писали в определенных исторических книгах, сам он никогда не встречал вживую дьявольских чудовищ с короной Сяньтянь. Он знал, что их можно сравнить с дьявольскими чудовищами вершины Сяньтянь, что они были чуть талантливее их, сравнимы с демоническими чудовищами уровня Боевого Короля.
  "Ха-ха, он все равно не смог сбежать в итоге! Он умер раньше, чем умрем мы!" засмеялся сыту Буфань, глядя на старика, который рухнул замертво. Его тело было ужасно изуродовано. Это было тело, которое раньше принадлежало тому, кого Сыту Няньтянь назвал "Дедушка Лэй"!
  "Раз это пришло к нам, говорить тут нечего. Вы не пощадите Клан Сыту, а Сыту Клан и не желает принимать пощады от вас! Вперед!" спокойно сказал Сыту Няньтянь, глядя в глаза Цин Шую.
  ...
  Безымянные могилы.
  Цин Шуй и Вэньжэнь Ушуан отправились на кладбище, чтобы поискать тело Вэньжэнь Угоу, которую просто закопали в необозначенной могиле. Они нашли ее, очистили ее тело, переодели в другую одежду...
  И провели похороны!
  Сыту Клан был полностью стерт с лица Города Тысячи Миль. За одну ночь вся собственность Клана Сыту была поделена. Вэньжэнь Ушуан распустила весь Постоялый Двор Аромата Ночи и сожгла его. Гигантский пожар полыхал всю ночь. Пламя было видно за десять миль от города.
  Исчезновение Клана Сыту вызвало много шума, но большая часть этого шума были звуки аплодисментов от радости!
  Клан Цин не стали хулиганить в городе, в отличие от Сыту Клана. Все уже привыкли к тому, как сыту Клан повсюду показывали свою власть, издеваясь над горожанами, дразня женщин. На этот раз Сыту Клан привез еще более зверских воинов, которые грабили людей и издевались над женщинами на публике, не скрываясь. Они не гнушались ничем, нападая на всех подряд. Мало, кто выживал после нападений этих двух подонков.
  Они были слишком сильны, никто не смел и слова сказать против. Молчали семьи, дочерей которых увели эти подонки. Они хотели жить, боясь за жизнь оставшихся детей. Однако были и те, кто пожертвовал своей жизнью ради спасения своих детей, и закончили свои жизни в самых ужасных пытках.
  Теперь все встало на свои места. Сыту Клан был полностью уничтожен. Все чувствовали, словно туман рассеялся, даже солнце светило теплее в Городе Тысячи Миль.
  Имя Цин Шуя вновь зазвучало в городе. Теперь его называли "Демон из Клана Цин". Он был настоящей жемчужиной города Тысячи Миль, он один мог побороться за выживание целого города в мире девяти континентов.
  Мир девяти континентов управлялся сектами и кланами. От континента до самой маленькой деревни, если там был человек, который выделялся, деревня тут же становилась звездой, а человек становился стражем этой деревни, ее представителем. И между человеком и деревней устанавливалась нерушимая связь. Такова была обязанность этого человека.
  С помощью своего влияния крупные секты и уважаемые кланы на континенте не позволяли людям из других континентов демонстрировать свою силу на своей территории. Они были связаны со своим регионом навсегда, что бы ни происходило, хорошее или плохое.
  Вот теперь и Цин Шуя ждала та же участь. Он был крепко связан с Городом Тысячи Миль; кто бы отныне ни решился похулиганить в Городе Тысячи Миль, тому пришлось бы сначала учитывать присутствие Цин Шуя.
  Плюс Вэньжэнь Ушуан осталась в Клане Цин. За несколько последовавших дней ее эмоции стабилизировались, особенно с заботой Цин Юи, которая обращалась с ней, словно с родной дочерью, а также благодаря Цин Шую и другим членам клана. Она чувствовала искреннее тепло от них. Цин Клан вели себя очень по-честному. Кроме того, что все считали ее "Женщиной" Цин Шуя, она спасла жизнь Цин Ю. Одного этого хватило, чтобы они приняли ее в свою родню.
  Ночью Цин Шую очень хотелось поделать "дела" с Минъюэ Гэлоу, но теперь он чувствовал себя очень удрученно. Теперь и Вэньжэнь Ушуан была нужна его забота, ему пришлось остаться с нею.
  Все три поколения Клана Цин были ужасно рады. Они не стали менее близкими, просто потому что он стал сильнее. Особенно это касалось Цин Бэй, которая встретила Цин Шуя как своего родного кровного брата.
  "Брат Шуй, ты покатаешь меня на своей жар-птице?" с нетерпением сказала Цин Бэй. Ее глаза горели надеждой.
  "Сегодня уже поздно. А завтра - пожалуйста. Ты можешь кататься, сколько угодно!" сказал Цин Шуй, посмеиваясь.
  "Цин Шуй, а ты, правда, Боевой Король?" Цин Ши до сих пор не мог поверить тому, что увидел.
  "Брат Ши, Цин Шуй может победить даже культиваторов Боевого Короля!" немедленно вступилась за Цин Шуя Цин Бэй.
  "У меня ощущение, что я сплю! Ущипните меня!" смущенно пробормотал Цин Ши. Все вокруг рассмеялись!
  "Брат Шуй, расскажи что-нибудь интересное!"
  Цин Бэй всегда останется ребенком для Цин Шуя. Даже тон ее голоса звучал по-детски. Восхищение и надежда на старшего брата очень льстили Цин Шую. Это было теплое родное чувство, которое возможно только в семье.
  ...
  Проведя ночь за культивацией, Цин Шуй вышел с утра на свою ежедневную зарядку. Он прошел к тому месту, где обычно тренировались члены Клана Цин, но удивленно заметил девушку, уже занимавшуюся там.
  Минъюэ Гэлоу!
  После того, как Цин Шуй уехал в долгое путешествие, Минъюэ Гэлоу использовала это место одна. И она была второй в Клане Цин, кто стал воином Сяньтянь второго уровня. Она стала еще лучшим примером для подражания, чем Цин Шуй, для всех трех поколений Клана.
  Именно благодаря Минъюэ Гэлоу все в клане стали прикладывать больше усилий. Они увидели в ней надежду. Они не знали, конечно, о ее уникальном телосложении. Но даже без него ее прогресс был бы очень внушительным.
  И теперь они все увлеченно тренировались. Если человек решается на что-то, шансы на успех резко возрастают.
  Цин Шуй наблюдал за тем, как Минъюэ Гэлоу показывала Форму Тигра. Он был словно под гипнозом. Он заметил, что Минъюэ Гэлоу действительно достигла уровня Сяньтянь.
  Минъюэ Гэлоу просила других членов клана заранее ничего не рассказывать Цин Шую. Она хотела удивить его. Поэтому он только утром обнаружил ее потрясающие результаты.
  Таким образом, он заметил, что ее достижения в Форме Тигра были вполне сравнимы с его успехами. Подумать только, что чистые с рождения меридианные каналы могут сделать ее такой сильной. Если дело было не в них, то нужно было отметить невероятное чувство восприятия у Минъюэ Гэлоу!
  Естественность Формы Тигра вызывало вспышку ошеломляющей ауры с каждой атакой. Мастерская и уникальная форма Галопа Оленя также была идеально продемонстрирована.
  Без всякого намерения вырастить дерево, дерево, тем не менее, выросло!
  Цин Шуй никогда бы не мог и представить, что Минъюэ Гэлоу сможет так быстро достичь Сяньтянь. Форма Тигра была очень сильной, чтобы довести ее до такого уровня, нужно было иметь исключительное упорство.
  Он думал также о том, что она была единственной, кто поддерживал весь клан в его отсутствие. Она вышла на защиту против культиватора Сяньтянь. Однако она ни разу не пожаловалась и не пожалела ни о чем. Самое важно было в том, что его мама рассказала ему все, что сделала для клана Минъюэ Гэлоу, особенно, как она хотела пожертвовать собой ради спасения клана. Цин Шуй был очень тронут этим. Он не заслуживал такой женщины, которая бы сделала это ради него. Хотя он и спас когда-то ее дочь, ему еще и секс с ней очень нравился. Просто раньше он ничего не знал и ничего не умел, поэтому повел себя так грубо. Она могла бы развернуться и уйти, но осталась, взвалив на свои плечи весь груз ответственности за клан.
  Все было ради него. Она делала то, что он был обязан делать!
  Он видел, что три поколения его клана были не так далеко от Минъюэ в своих тренировках, вкладывая массу усилий и всю серьезность. Цин Шуй довольно улыбался, глядя на них.
  "Брат Шуй!" Цин Бэй заметила идущего к ним Цин Шуя и прервала свои утренние тренировки.
  Цин Шуй улыбнулся и громко крикнул в небо!
  Очень быстро красная фигура появилась вдалеке, летя прямиком к ним со скоростью молнии, оставляя легкий след за собой. Вот как изменилась его скорость после того, как у жар-птицы появилась "корона".
  
  Глава 355. Минъюэ, это мир никогда не был справедлив.
  Цин Бэй радовалась, снова увидев Жар Птицу! Она вечно останется маленькой девочкой для Цин Шуя. То чувство защиты, которое внушал ей Цин Шуй, было незаменимо.
  Кар!
  Жар-птица радостно вскрикивала и кругами приближалась к земле. Она опустилась неподалеку от Цин Шуя. Она была огромной, даже со сложенными крыльями. Ее огненно-красные крылья сверкали на солнце, словно языки пламени.
  В этот момент и Минъюэ Гэлоу подошла. В ее глазах сверкнула зависть и тоска, когда она увидела жар-птицу Цин Шуя. Такая реакция была естественной, как смотрит любой, кто видит что-то чудесное впервые в жизни. Этим чувством невозможно управлять - каждый хотел бы иметь такую птицу.
  "Пойдем, Гэлоу, попробуем прокатиться!" Цин Бэй потянула Минъюэ Гэлоу за собой, как только увидела, что та подошла поближе. Минъюэ Гэлоу посмотрела на Цин Шуя. Ее взгляд выражал стеснение, удовлетворение, счастье. Ее чистое и изящное лицо было исключительно прекрасно. Цин Шуй даже не знал, какими словами описать эту исключительно красивую женщину. Слово "красивая" было самое близким по смыслу. Она была по-настоящему красивой. Изумительно красивой!
  "Пойдем! Посматривай за малышкой Бэй, не разрешай ей там бегать наверху!" с улыбкой сказал Цин Шуй. они не виделись больше трех лет, поэтому чувства между ними ослабли. Однако Цин Шуй чувствовал себя очень довольным, вспоминая о том, что она сделала для него. Он также подумал о других внешних факторах, потому что она все еще значила многое для него. Он ведь когда-то любил ее.
  Любовь эгоистична и в то же время, бескорыстна. Нет ненависти или любви без причины или без повода!
  Цин Шуй вспоминал людей из его предыдущей жизни, включая его самого, кто говорил, что женщины реалистичны и любят мужчин за деньги, что женщины ведут себя, как влюбленные дурочки в компании красивых мужчин, как безработные женщины смотрят только на трудолюбивых мужчин, как бесстыдны бывают женщины и как они легко становятся любовницами... Но в этот момент до Цин Шуя дошло понимание того, что для настоящей любви или ненависти никакие причины не нужны. Он чувствовал, что некого в этом винить. Единственные, кого нужно было винить, это реалии общества. У всех были свои собственные цели и свое видение. Никто не имел права утверждать, что именно он, а никто другой, прав! В материальном мире не было ничего особенного в том, что человек стремился к деньгам. Если женщине нравились деньги, она искала богатого мужчину. Если она влюбчивая, то она находила себе симпатичного парня. Если у нее не было работы, она искала сильного и способного мужчину. Если у нее не было стыда, она могла стать любовницей сильному мужчине... А если мужчина ворчал по поводу всего этого, то это означало только одно: у него не было ни одного из перечисленного качества.
  Несмотря ни на что, люди стремились получить то, чего желали. По крайней мере, это делало их счастливыми. Так что дает кому-то право утверждать, что кто-то стремится к другому человеку из-за их богатства, а не из-за чего-то другого? Из-за их уверенности в себе или их будущего потенциала?
  Цин Шуй не мог отрицать тот факт, что у него все еще были предубеждения по отношению к богатым людям, но, становясь сильнее, он не думал об этом. Да и, кроме того, у него не было особенного понимания денег. Когда он вспоминал прошлое, он понимал, что многие беды развеялись, как облака после тумана. Вещи, о которых он страстно мечтал, потеряли со временем свое значение. Глупо было расстраиваться над тем, о чем даже упоминать уже не стоило. Такие обиды обычно возникали из-за комплекса неполноценности и проблем с самооценкой!
  Не важно, почему она любила его, может быть это была не любовь, а благодарность за спасение ее дочери, или она, и правда, его любила такого, каким он был - пока она любила его, причины были не нужны! Что же касается его самого, не важно, красота ли ее, или ее верность привлекали его, самым главным было то, что он знал, что она ему нравилась. Что же касается всего остального, Цин Шуй решил больше не думать об этом. Любовь не должна была быть сложной. Бывало и такое, что любить кого-то не требовало причины, просто потому что любовь могла быть совершенно простой вещью.
  Почему многие очевидно увлекаются кем-то из-за их красоты, однако настаивают на том, чтобы найти кого-то с более прекрасным сердцем, говоря, что кто-то им нравился за внутреннюю красоту. Хотя молодым девушкам льстит, когда им говорят, что они нравятся мужчине из-за их красоты. Что же касается внутренней красоты, как ты узнаешь о ней, если ты не будешь с этим человеком?
  Цин Шуй в то же мгновение принял важное решение. Его замешательство тут же разрешилось. Улыбка его была особенно прекрасной, когда он смотрел на Минъюэ Гэлоу.
  Она была его самой прекрасной женщиной, она должны была стать его женщиной в будущем, потому что она была глубоко в его сердце! Словно благодаря каким-то телепатическим способностям, Минъюэ Гэлоу тут же уловила что-то и пристально посмотрела в глаза Цин Шую. Его глаза тут же подернулись туманом, так глубоко были тронуты его чувства.
  Сверкнув ослепительной улыбкой, Минъюэ Гэлоу забралась на спину жар-птице вместе с Цин Бэй! Цин Шуй утонул в ее очаровательном взгляде так сильно, что не мог описать это чувство. Кроме того, что это была безрассудная страсть, это чувство было пьянящим, теплым и сентиментальным.
  Огненная птица пронеслась вокруг над ними с двумя девушками на спине. Раздался звонкий смех Цин Бэй!
  "Брат Цин Шуй, покажи на Форму Тигра!" с улыбкой попросил Цин Ю, потирая затылок. Три поколения учеников Клана Ци смотрели на Цин Шуя с надеждой в глазах. И Цин Ху, и Цин Шань, и Цин Ши, и Цин Хуэй, Цин Цзы, все были там...
  "Без проблем! Я готов заниматься с вами каждое утро с сегодняшнего дня!" Цин Шуй похлопал Цин Ю по плечу, и они все вместе пошли к остальным, которые стояли поодаль в ожидании.
  Цин Шуй встал в нужную позицию и начал медленно демонстрировать Форму Тигра. И хотя Минъюэ Гэлоу была на том же уровне, что и Цин Шуй в форме Тигра, у нее она была с немного другим оттенком. Цин Шуй был не только физически сильнее, но и понимал сферу Недвижимой Горы с помощью изображений на камнях в Небесном Дворце, что делало ментальное состояние его Формы Тигры другим.
  Каждая поза производила шокирующий эффект. По сравнению с его формой, у Минъюэ Гэлоу форма была более нежной, но и более доминирующей, настойчивой, продвинутой. Кроме того она была неописуемо грациозной.
  Разрывание Тигра!
  Выпад Тигра!
  Атака когтей Тигра!
  ........................
  Каждый удар заслуживал аплодисментов. Удары были идеальными под любым углом, это было особое "состояние ума"! приглушенный, но все еще шокирующий рык тигра мог заставить любого подумать о Судном дне. Он был таким подавляющим, что многие чувствовали, как теряли силу в собственном теле!
  "Форма Тигра заключается в позах. Каждое движение должно иметь соответствующее положение Ци, чтобы смочь при возможности разбить гору пополам. Это такая Ци, что шагает вперед, не отступая..." Цин Шуй говорил и демонстрировал Форму Тигра. Он несколько раз повторил лучшие техники, убийственных техники этой Формы.
  Минъюэ Гэлоу и Цин Бэй уже спустились вниз и присоединились к остальным. Минъюэ Гэлоу слушала с горящими глазами, светясь от изумления, удивления, неожиданного понимания. Цин Шуй был впечатлен от ее внимательного восприятия. Ее можно было считать прирожденным гением, способной довести культивацию Формы Тигра до такого уровня без чьего-либо руководства.
  Цин Шуй продемонстрировал еще один раунд, давая множество разъяснений, подтверждая знаменитое философское высказывание из его прошлой жизни: "Если кто-то знает, как найти новое знание, пересмотрев то, что он выучил ранее, того можно назвать учителем".
  И теперь Цин Шуй был этим учителем, который через повторы мог и для себя узнать что-то новое. Он считал это своей утренней гимнастикой, но также надеялся на то, что обнаружит что-то новое в процессе обучения других.
  После демонстрации очередного раунда Цин Шуй оставил их переваривать всю полученную информацию и пропустить ее через собственное тело. Минъюэ Гэлоу и Цин Бэй отправились тренироваться отдельно, но Цин Шуй остался на том же месте и начал практику кулачного боя Тайчи.
  Путешествие длиною больше месяца было долгим и трудным, но не остановило Цин Шуя, он продолжал культивировать в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита каждый день. Его Навыки Древнего Усиления достигли 102-го цикла.
  Цин Шуй прикинул, что ему понадобится еще как минимум пять лет, чтобы достичь вершины пятого небесного уровня, это с учетом влияния гранулы Концентрации Духа. Иначе времени понадобилось бы в два раза больше.
  "Все верно. Гранула Концентрации Духа! Как я мог забыть про нее!" Цин Шуй вспомнил, что он создал достаточно много Гранул Концентрации Духа для Клана Цин и для своих кровных родственников. Он изначально хотел укрепить имя своего клана в мире Девяти Континентов обычными методами. Он был уверен, что смог бы продвинуть Клан Цин до великой семьи, но для этого потребовалось бы слишком, слишком много времени, может быть, вся его жизнь.
  "Хотите стать немного сильнее?" с серьезным видом оглядел Цин Шуй своих родственников. Почти все три поколения Цин Клана собрались перед ним!
  "Конечно, хотим! Я готов сделать все, чтобы стать сильнее!" уверенно ответил Цин Ю.
  "И я!"
  .....................
  Их ответы вполне можно было ожидать. Многие из них за всю свою жизнь нахлебались уже от этой своей слабости, они прекрасно понимали, как тяжело быть слабаком, какими беспомощными и бессильными чувствовали они себя, когда над ними издевались более сильными.
  "Хорошо. Если дело в этом, вам нужно хорошо заниматься не меньше года. Принимайте мои тренировки в течение года. Вам нельзя никуда уезжать целый год!" сказал Цин Шуй, хорошенько подумав, "Вам нужно перестроить свои планы. Начнем завтра!"
  Все разошлись после того, как Цин Шуй закончил. Пора было позавтракать. Цин Шуй потянул Цин Цзы!
  "Брат Цзы! Где твоя невестка? Ах, да, когда я уехал, твой ребенок еще не родился. Значит, ему сейчас около двух лет? Это мальчик или девочка?" радостно спросил Цин Шуй, выпалив несколько вопросов.
  "Ха-ха, твой племянник скоро спустится к завтраку!" засмеялась Цин Цзы. Он был старшим внуком в Клане Цин, достигнув 5-го уровня Боевого Генерала за три года. Остальные в клане также уже догоняли его.
  "Так ты уже чей-то папа? Каково это? Нравится?" со смехом спросил Цин Шуй.
  "А разве ты не стал никому отцом за это время? Как ты считаешь?" с намеком усмехнулся Цин Цзы.
  Цин Шуй повернулся, услышал легкий аромат, и увидел, что позади него с улыбкой стоит Минъюэ Гэлоу. В тот момент, когда он повернулся обратно к Цин Цзы, его собеседника уже и след простыл.
  "Цин Шуй, почему бы мне не родить тебе ребенка?" тихо сказала Минъюэ Гэлоу. Ее голос был очень, очень тихим!
  Цин Шуй знал, что этот разговор с Цин Цзы заставил ее задуматься. Наверное, она подумала, что он не считает малышку Юйчан своим ребенком. Это было самым большим ее беспокойством. Она не была невинной, кроме того, у нее был ребенок от другого мужчины.
  Цин Шуй взял ее за руки. Ее ладони были такими холодными. Он сжал их немножко, словно боялся потерять ее.
  "Минъюэ!" Цин Шуй позвал ее по имени. Он всегда называл ее Минъюэ в прошлом, но с тех пор, как он повстречал Цанхай Минъюэ после своего отъезда, он и ее называл Минъюэ, а иногда ради шутки Юэюэ.
  "Почему ты мне не сказала, что ты стала культиватором Сяньтянь? Я тоже глупо себе повел. Я должен был понять это, увидев, как ты дерешься с этим культиватором Сяньтянь. Я просто волновался, что с тобой может что-то плохое случится".
  "Цин Шуй..."
  "Минъюэ, дай мне закончить, пожалуйста?" Цин Шуй улыбнулся и еще раз сжал ее маленькие ладошки.
  "Хорошо".
  "Я знаю, о чем ты думаешь. Я скажу тебе - хватит придумывать лишнего. Ты мне нравишься, Юйчан мне нравится. Я считаю ее своей дочерью, ты нисколько не уступаешь другим. Мне все в тебе нравится, понимаешь?" твердо и на полном серьезе сказал Цин Шуй.
  "Цин Шуй, это нечестно. Это несправедливо по отношению к тебе!" Минъюэ Гэлоу сказала, покачав головой и грустно улыбнувшись. Цин Шуй уже слышал эти слова. Он отпустил одну ее руку. Они прошлись по Лекарственному Саду Клана Цин, держась за руки.
  "Те же самые слова, Минъюэ. Но этот мир никогда не был справедливым. Если бы справедливость существовала, никто бы никого не убивал. Если бы была справедливость, никто бы не жил в Столице Континента, как короли, когда кто-то прозябал в нищете в деревне. Если бы существовала справедливость, никто бы не спал с бесчисленным количеством партнеров, когда у кого-то никогда никого не было! Я сам виноват в том, что не встретил тебя еще раньше. Но с нашей встречи ты для меня самый большой подарок богов. Ты и Юйчан. Понимаешь?"
  
  Глава 356. Я больше не пара тебе. Оседлать ветер и взобраться на волны. С новым годом!
  Цин Шуй смотрел на упрямую красавицу, которая всегда чувствовала себя в долгу перед ним. Он чувствовал ее боль, хотел помочь ей, заботиться о ней. Хоть она не сказала ни слова, но ее брови нахмурились.
  "Минъюэ, ты знаешь о моих отношениях с Ши Цинчжуан. Если я женюсь на вас обеих, ты согласишься? Или я тебе разонравлюсь, и ты в итоге возненавидишь меня?"
  "Это совсем не то. Ты обязан на ней жениться. А меня все устраивает. Пока я могу быть с тобой рядом, помогать тебе, чем могу, я довольна. Я не пара тебе, в любом случае. Люди все время будут говорить о нас гадости", сказал Минъюэ Гэлоу. Она была встревожена, но пыталась держать себя в руках. У Цин Шуя дар речи пропал. Эта прекрасная красавица отступала, она вела себя так неуверенно с ним. Но он любил ее, но она его так расстраивала.
  "Минъюэ, если ты однажды станешь Боевым Святым, или даже сильнее, ты начнешь смотреть на нас свысока и уйдешь от нас?" спросил беспомощно Цин Шуй, подталкивая ее к решению.
  "Нет, никогда. Кем бы я ни стала в будущем, я никогда не оставлю вас первая, разве что ты решишь, что больше не захочешь меня видеть", встревожено сказала Минъюэ Гэлоу.
  "Минъюэ, запомни, ты всегда будешь моей женщиной, моей женой. Я буду заботиться о тебе всю жизнь. Ты не меньше значимый человек, чем кто либо еще, ты всегда останешься самой прекрасной и самой чистой женщиной в моем сердце". Цин Шуй посмотрел Минъюэ Гэлоу в ее прекрасные глаза. Они прошли к травяному саду.
  "Цин Шуй..."
  "Мммм..." Поняв, что она хотела сказать что-то еще, Цин Шуй поцеловал ее прямо в ее маленький ротик, крепко обняв ее. Поначалу она чувствовала себя зажатой, но постепенно ее тревога растаяла, и она расслабилась.
  Цин Шуй словно в наказание стал целовать ее, как безумный, его язык впивался в ее сладкий влажный ротик, сливаясь с ее нежным языком. Постепенно дыхание Минъюэ Гэлоу участилось, ее лицо вспыхнуло, ее прекрасное святое лицо было таким прекрасным, что любой мог сойти с ума. Даже не поняв, как и когда, но ее руки уже крепко обнимали Цин Шуя за шею. Он высасывал влагу из ее рта, причмокивая от удовольствия. Одна его рука обнимала ее тонкую талию, другой рукой он залез ей под одежду, пытаясь добраться до груди. Как только он схватил ее за грудь, Минъюэ Гэлоу задрожала и обмякла, повиснув на нем, позволяя его руке беспорядочно сжимать и тереть ее грудь. Нежные и мягкие, очень эластичные, исключительно гармонично сложенные, фантастические на ощупь, отпустить их было просто невозможно!
  Цин Шуй медленно оторвался от ее рта, и нитка слюны соединила их губы. Минъюэ Гэлоу увидела это и от стыда спрятала лицо в плече Цин Шуя от стыда, а тот расхохотался. Однако он чувствовал себя крайне взволнованным. Удивительно, что эта святая и прекрасная красавица так смутилась от вида слюны, соединившей их двоих!
  "Минъюэ, не забудь сегодня ночью оставить дверь открытой. Я так соскучился по тебе!" Цин Шуй слегка прикусил ее прекрасное ушко, шепча эти слова.
  "Ааааа!" удивленно вскрикнула она. Ее глаза распахнулись. И этот взгляд был таким соблазнительным, таким очаровательным, что сопротивляться ему было невозможно. Только Минъюэ Гэлоу обладала этим соблазнительным шармом! Глядя на ее выражение лица, Цин Шуй почувствовал, как огненный шар разгорается в сердце Цин Шуя, вызывая в нем слабость и одновременно безумное желание сожрать ее прямо там на месте. Он снова крепко обнял ее, обеими руками добравшись до ее груди, стягивая по ходу ее тонкую одежду. Две белоснежных окружности выпрыгнули наружу. Они были невелики, круглые и упругие. Она задрожала, Цин Шуй тут же обхватил своим ртом один из сосков, свирепо впившись в него со всей силой. Его обе руки ходили кругами, трогая ее за попу, снимая с нее одежду.
  "Цин Шуй, ну не здесь же!"
  На этих слова Цин Шуй пришел в себя от своего изумления. Никто бы их, конечно, не увидел в этом укромном месте. Цин Шуй с большим нежеланием поднял свою голову, а Минъюэ Гэлоу уже быстро набросила на себя одежду. Однако в то же мгновение одна рука Цин Шуя уже обхватила ее за талию, а вторая была между ее ног! Он продолжал шарить рукой по самым запретным местам. Он вдруг взял ее за подбородок, глядя в это прекрасное лицо, которое могло принести много горя этой стране и ее людям.
  Когда Цин Шуй и Минъюэ Гэлоу вернулись в зал, все уже собрались. Все смотрели на раскрасневшееся лицо Минъюэ. Только те, кто побывал там, поняли, что случилось между ними, увидев ее красное лицо и припухшие губы. Цин Цзы проказливо захихикал, поглядывая на Цин Шуя. Фэн Яньфэй, сидевшая рядом с ним с двухлетним карапузом на руках, хитро улыбнулась и подмигнула ему.
  "Старший племянник, дай мне его на ручки!" Цин Шуй широко улыбнулся и протянул руки, чтобы взять малыша. Может, дело было в ауре, которую он излучал, но малыш, который обычно довольно сильно боялся незнакомцев, но когда Цин Шуй взял его на руки, он не заплакал, а тут же протянул ручки и стал трогать Цин Шуя за лицо.
  "Как зовут ребеночка?" спросил Цин Шуй.
  "Никак. Четвертое поколение Клана Цин, первый мальчик, но мы так и не решили, как его назвать, долго спорили. Все ждали тебя, когда ты вернешься и решишь, как его назвать", совершенно серьезно ответила Фэн Яньфэй, глядя в глаза Цин Шую. Цин Шуй был в шоке. Он не ожидал, что его слова имели такой вес в клане. На самом деле, он не был уверен, готов ли он стать подушкой безопасности для Клана Цин. Какой бы ни была проблема, каким бы ни было решение, никто бы не пошел против него.
  "Тогда назовем его Цин Чанфэн. Надеюсь, он вырастет и сможет оседлать ветер и вскарабкаться на волны!" засмеялся Цин Шуй и покачал малыша.
  Завтрак прошел живо, для всего Клана Цин этот завтрак был самым счастливым за многие долгие годы. Темой разговора был, конечно же, Цин Шуй.
  "Где Маленький Толстячок?" вдруг спросил Цин Шуй про маленького толстячка, вернее, он, конечно, был довольно крупным толстячком, но довольно юного возраста.
  "О, если бы Брат Шуй не вспомнил, я бы так и забыл про это. Он стал монахом!" серьезно ответила Цин Бэй, широко распахнув глаза.
  "Монахом?"
  "Все верно. Два года назад здесь умер большой монах. Он был примерно такого же размера, что и Маленький Толстячок, но он была таким дружелюбным, а его уровень культивации был очень, очень высоким. Мы даже не могли на сантиметр сдвинуться под влиянием его ауры", Цин Бэй с огромной радостью рассказывала про того большого монаха. "Он сказал, что у него много схожего с Маленьким Толстячком, и что он очень надеялся на то, что тот станет его учеником. И Толстячок с радостью согласился. Он сказал, чтобы мы передали это тебе, потому что ты ему был самым близким человеком", закончила свой рассказ Цин Бэй, опустив голову.
  "Он не говорил, откуда он?"
  "Что-то вроде того, что он были из Секты Будды из Центрального Континента..."
  "Из Центрального Континента..."
  "Все верно, Старый Мастер оставил сообщение!" сказал Третий Дядюшка Цинху, входя в общий зал с широкой улыбкой на лице. В зале уже присутствовали три поколения Клана Цин, включая потомков и третьего дядюшки, а также Цин Юи, Юань Ин, Цин Хай, Сун Янь, Цин Хэ, Цин Цзян, все оставшиеся члены Клана Цин подтянулись.
  "Мама, Старший Дядюшка, Второй Дядюшка...."
  Цин Шуй не ожидал, что все-все придут так рано утром. Кроме Старого Мастера и старейшего, кто присматривал за библиотекой Цин Клана, все привели свои семьи в Город Тысячи Миль.
  "Что сказал Старый Мастер?" Цин Шуй вдруг словно что-то осознал, вдруг, не зная, что и чувствовать.
  "Старый Мастер сказал, что он передает Клан Цин в твои руки. Все в Клане Цин будет подлежать только твоим решениям. Но ты можешь не брать на себя ответственность за этот маленький невзрачный клан, Старый Мастер бы очень хотел, чтобы ты возглавил Клан Цин и повел его в мире девяти континентов", сказал третий Дядюшка и внимательно посмотрел на Цин Шуя. Конечно, Цин Шуй уже был готов повести свой клан к процветанию, он не думал, что Старый Мастер так быстро примет решение. Казалось, что он давно принял это решение. Это было очень щедрым решением. И Цин Шую было очень отрадно такое доверие. Он смотрел на два поколения Клана Цин, подумал немного, а потом с благодарностью ответил:
  "Ну, раз Старый Мастер так доверяет мне, я попробую".
  "Третий Дядюшка, четвертый Дядюшка и мама все приняли Божественную Калечащую Гранулу, им будет трудно добиться большего прогресса, даже если они продолжат культивацию. Даже я не знаю, как решить эту проблему. Но я обещаю в течение следующих пяти лет преподнести вам сюрприз. А пока я оставляю торговые дела Клана Цин на вас. Все в Клане Цин будет принадлежать моим двум дядям, жене дяде и, конечно же, маме".
  Подумав какое-то время, все дружно закивали!
  "Я же возьму на себя только дела, связанные с повышением вашего уровня культивации. Что касается старейших и второго дяди, я подумаю, как решить эту проблему. Думаю, что к концу года, самое позднее - к концу следующего года, я приведу вас, ребята, к Сяньтянь. Возможно, вам будет чуть тяжелее, чем другим!" снова подумав хорошенько, Цин Шуй повернулся к Цин Цзянь и Цин Хэ, кто оба были на вершине Хоутянь. Глаза обоих мужчин вспыхнули. В прошлом они бы и подумать не могли, что такое вообще было возможно. Но сейчас Цин Шуй, достигший недостижимых высот в таком юном возрасте в двадцать лет, был живым примером.
  "Тогда как же мы?" Цин Ю смотрел на Цин Шуя, умирая от зависти. Желание власти не удивило Цин Шуя, напротив, ему понравилась эта прямолинейность.
  "Что же касается вас, ребята, все будет зависеть от того, когда вы достигнете вершины Хоутянь!" Цин Шуй знал, что ему нужно было поставить им кратковременную цель, но не слишком легко достижимую. Вершина Хоутянь была довольно хорошим выбором.
  "То есть, как только мы сможем достичь вершины Хоутянь, Брат Цин Шуй подсобит нам с прорывом на Сяньтянь?" Цин Ю, может и был честным и прямолинейным, но не был глупым. Поэтому его голос звучал особенно радостно!
  
  Глава 357. Осознание? Понимание? Польза от прорыва через Безымянную Технику.
  Цин Шуй не ответил и только улыбнулся Цин Ю. Однако это никак не повлияло на доверие, которое Цин Ю и остальные испытывали по отношению к Цин Шую.
  Все собрались вместе и стали обсуждать текущие и будущие дела Клана Цин. В конце концов, раз уж почти все собрались, любые предложения или вопросы можно было обсудить.
  "Когда я дойду до Сяньтянь, Брат Шуй, я думаю, что я скоро уже перейду на новый уровень!" Цин Бэй очаровательно надула губки, после того, как все серьезные вопросы были решены.
  "Ха-ха, а ты помнишь то время, когда ты совсем не тренировалась и не знала ничего о боевых искусствах?" улыбнулся Цин Шуй.
  "Конечно, помню!" уверенно ответила она.
  "Чувство Сяньтянь примерно похоже на переход от обычного человека или ребенка к обретению власти вершины Боевого Генерала".
  ..............
  Прошло полдня. Цин Шуй пришел к Вэньжэнь Ушуан и нашел ее сидящей и смотрящей в стену. Ему было невыносимо больно при виде ее отсутствующего взгляда.
  "Ушуан!" прервал Цин Шуй ее мысли. Вэньжэнь Ушуан повернулась к нему, и выражение ее лица вернулось в реальность. Не смотря ни на что, она была очень благодарна Цин Шую, иначе она бы так и не смогла перейти эту стену в ее жизни, а пошла бы по стопам своей сестры. Она знала только, что ее старшая сестра делала все, чтобы сблизить ее с Цин Шуем любой ценой. Она очень хотела укрепить их отношения.
  Ее сестра терпела жизнь в борделе много лет, поэтому она прекрасно разбиралась в людях. Теперь, когда Вэньжэнь Ушуан вспоминала о том, что делала ее сестра, она поняла, что у Угоу тоже были чувства к Цин Шую. Возможно, он был слишком юным для нее, поэтому она комплексовала, но и поэтому она всегда подталкивала Ушуан, чтобы та держалась за этого юношу.
  "Цин Шуй, спасибо тебе!" Она смотрела на этого мужчину, который был ей как брат. А сейчас вокруг него светилось гало, которое стало еще ярче, что делало его еще более чужим ей. Еще больше отдаляло его.
  "Почему ты благодаришь меня? Разве нам нужны эти церемонии?" Цин Шуй не любил, когда его благодарили близкие люди. Он считал, что действия говорят громче слов. Если были хорошие новости, то нужно было ими со всеми поделиться. Однако он не любил формальные благодарности. Благодарность должна быть глубоко в сердце, как он считал. Каждый раз, когда его мать делала что-то для него, Цин Шуй никогда не говорил ей спасибо, потому что он навсегда был связан с ней кровными узами. Она не делала ничего, чтобы получить просто "спасибо" от своего родного сына. Цин Шуй бы предпочел что-то другое взамен формальных благодарностей!
  "Цин Шуй, я хочу вернуться в Секту Небесного Меча!"
  И на этих словах Цин Шуй растерялся. Он думал о чем угодно, но только не об этом. Цин Шуй был не силен в интимных отношениях, потому что он не умел умолять и упрашивать кого-то остаться с ним. И в этот момент его мысли были заполнены тем, что Вэньжэнь Ушуан собиралась покинуть его. Может быть, она хотела очертить четкую границу между ними, может быть, она давно приняла это решение.
  Цин Шуй знал, что Вэньжэнь Ушуан лучше других понимала его ситуацию, она прекрасно знала, что у него была невеста, плюс у него были отношения с Минъюэ Гэлоу. Она просто попыталась определить свое положение в этой ситуации.
  "Мое самое большое желание было найти Золотую Гранулу Сяньтянь для своей сестры, найти способы помочь ей достичь Сяньтянь. Она никогда не была счастлива в жизни, потому что всю жизнь она переживала столько унижения. Но на этот раз она не смогла пережить этот кошмар, как бы она ни старалась". Вэньжэнь Ушуан стояла у окна и смотрела на горизонт. Ее лицо было полно одиночества и сожалений.
  Цин Шуй понял, что Вэньжэнь не похожа на саму себя. Количество человек, которых она убила за свою жизнь, достигло трехзначного числа, что также было еще одной причиной ее глубокой внутренней боли. Цин Шуй чувствовал эту боль, когда он думал о Угоу. Она навсегда осталась в его сердце незапятнанной, несмотря на тот грязный мир, в котором ей приходилось жить. Вэньжэнь Ушуан никогда так и не рассказала Цин Шую, что она видела весь этот грязный сценарий своими глазами, но ей повезло - она была слишком маленькой, ей удалось избежать от этого чудовищного смертельного удара.
  Как-то раз она увидела, что ее сестру растерзывала свора дикарей, и она не могла ничего поделать. С тех самых пор она возненавидела мужчин, она ненавидела грязный секс. Время шло, ее ненависть ослабла, она попыталась сблизиться с некоторыми. Но все еще ненавидела заниматься сексом, как в тот раз между ней и Цин Шуем. В итоге она это перешагнуть так и не смогла.
  "Ушуан, я всегда поддержу любое твое решение. Но ты сейчас очень подавлена, я волнуюсь за тебя. Хотя твоя сестра ушла, у тебя есть я и весь Клан Цин", встревожено сказал Цин Шуй.
  "Цин Шуй, я в порядке. Я знаю, что ты беспокоишься обо мне. Я хочу побыть одна какое-то время. Я не хочу оставаться здесь, где все наполнено болезненными воспоминаниями", слабым голосом ответила Вэньжэнь Ушуан.
  "Тогда как насчет такого плана: я отправляю тебя обратно в Секту Небесного Меча, но ты обещаешь мне одну вещь!" Цин Шуй видел ее решимость, поэтому понимал, что пытаться убедить ее было бесполезно.
  "Просто скажи это, я обещаю тебе все что угодно!" быстро ответила Вэньжэнь Ушуан.
  "Пожалуйста, относись к себе лучше. Будь сильной и живи дальше. Если, я настаиваю, если ты почувствуешь, что ты устала, здесь всегда найдется место для отдыха для тебя!" сказал Цин Шуй, совершенно точно осознавая свои чувства в тот момент. Он не мог не чувствовать, что что-то очень ценное ускользает от него.
  "Обещаю. Моей сестры больше нет. Я знаю, что мне нужно жить дальше. Иначе моя сестра будет беспокоиться. Пожалуйста, не волнуйся за меня".
  "Останься здесь еще на пару дней, а потом я отправлю тебя обратно в Секту Небесного Меча".
  "Хорошо".
  Когда Цин Шуй собрался уходить...
  "Цин Шуй", тихо позвала Вэньжэнь Ушуан.
  "Да!"
  "Если я захочу выйти за кого-то замуж, я выйду за тебя!" выдавила из себя Вэньжэнь Ушуан и улыбнулась Цин Шую. Ее улыбка была вымученной и неестественной. Потому что в ее сердце была глубокая боль.
  Цин Шуя искренне шокировали слова Вэньжэнь Ушуан, но потом он почувствовал себя счастливым. Это была радость без особой причины. Он потянулся и обнял девушку.
  Цин Шуй обнимал ее тонкое податливое тело. Они стояли близко друг к другу, грудь к груди. Мягкость их прикосновения заставила его почувствовать, как близки были их сердца. Они бились в унисон, друг с другом в один такт.
  Удивительное чувство. Цин Шуй даже не понял то, что случилось. Он осознал, что удивительная техника двойной культивации начала работать сама по себе очень быстро.
  Осознание?
  Понимание?
  Па!
  Безымянная двойная культивация пробила какое0то ограничение. Раньше она была совсем другой. Поток новой незнакомой двойной культивации стал вдвое сильнее! Однако было кое-что еще. Из-за прорыва в двойной культивации он понял, что поле его зрения тоже изменилось. Его зрение расширилось, его слух смог достигать аж Аптеки Клана Цин. Он слышал, как кровать на втором этаже аптеки качается.
  Кровать качалась?
  Цин Шуй засмеялся. Его духовное чутье и слух были такими острыми, что он почувствовал, как Цин Цзы "работает" посреди белого дня, так четко звучали вздохи и стоны.
  Его духовное чутье стало гораздо сильнее. Цин Шуй поэкспериментировал еще немного и обнаружил, что его духовное чутье стало достигать полутора километров! Хотя разница между чутьем Святого, о котором только ходили слухи, была гигантской, тем не менее, по силе это была не меньше вершины Боевого Короля!
  Цин Шуй посмотрел вниз и увидел, что Вэньжэнь Ушуан тоже покраснела. Она выглядела такой очаровательной и хрупкой, как прекрасный цветок. Ее глаза были подернуты слезами. Она слегка дрожала.
  Он мог с легкостью определить, что Вэньжэнь Ушуан пережила совершенно безумную, сумасшедшую влажную любовную эскападу!
  "Ушуан, что случилось?" заботливо спросил Цин Шуй. Но он-то знал, что дело было в его прорыве двойной культивации. Он просто пока не знал, как это коснулось ее.
  "Ничего, мне просто нужно переодеться", оттолкнув Цин Шуя, Вэньжэнь побежала в ванную.
  ..........
  Ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  Цин Шуй практиковался в искусстве преследования. Он пробил сферу малого успеха, которая снизила его вес на 5% и увеличила его скорость на 5%. Хотя эти цифры звучали неубедительно, на самом деле во время битвы культиватору 5% было бы более чем достаточно, особенно против соперника, равному ему по силам. Цин Шуй был доволен результатами в искусстве преследования, ведь это привело к увеличению его силы.
  На этот раз время внутри Сферы Вечного Фиолетового Нефрита было потрачено с огромной пользой. Цин Шуй провел большую часть времени за тренировками искусства преследования, что привело к прорыву на малую стадию успеха.
  Он соединил искусство преследования с его первой техникой, его техникой меча, техникой удара молота, и, в конце концов, его древней техникой усиления. Ровно то же самое, что он сделал с Силой Бешеного Быка.
  Одиночный удар!
  Облачный кулак!
  Техника взрыва молота!
  Цин Шуй сфокусировал все свое время на Ударе Тайчи, хотя он чувствовал что оно того стоило, пропустив эту технику через все его тело и ум.
  Золотисто-коричневая Ци сочилась от его удара. Цин Шуй не стал препятствовать ей и сдерживать свою ауру и Ци Древней Техники Усиления внутри Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  Все, чему научился Цин Шуй, было связано с Древней Техникой Усиления. Поэтому он проводил часть времени в своей пространственной сфере в занятиях Древней Техникой Усиления, что бы ни происходило.
  Он сделал множество ударов Тайчи, которые были соединены с Силой Бешеного Быка, Искусством Преследования, некоторыми инсайтами, которые он получил из наблюдений за каменными монументами. С этим он смог провести тренировки всех своих техник. Более того, он получил еще одно полезное знание.
  Цин Шуй обнаружил, что под влиянием Древней Техники Усиления любой навык получал улучшение. Соединять не означало добавить, но это было слияние и продвижение вперед. По сути Цин Шуй мог улучшать свои результаты только засчет комбинации методик. Однако соединение навыков все еще зависело от удачи. Каким-то образом он обнаружил, что ему исключительно везло, когда дело доходило до соединения навыков.
  Цин Шуй даже счет времени потерял. Если он испытывал голод, он ел. Если ему хотелось спать, он спал какое-то время. В конце концов, когда время подходило к концу, его автоматически выкидывало. Выйдя из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, он не ложился спать, но просто отдыхал в своей комнате. Потому что через пару часов он мог снова вернуться в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Изначально Цин Шуй планировал заняться сексом с Минъюэ Гэлоу, потому что они так давно не виделись. Более того, инцидент, случившийся между ним и Вэньжэнь Ушуан, возбудил Цин Шуя...
  
  Глава 358. Божественное очищение рук достигает малой стадии успеха. Точки акупунктуры Шэньмэнь, Шаохай и Нэйгуань.
  Цин Шуй чувствовал себя ограниченным, он не мог насладиться по полной. Поэтому он решил подождать, когда он смог войти в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, до встречи с ней. Он старался не думать про Минъюэ Гэлоу и наслаждать воспоминаниями их интимных моментов.
  Когда ночь была в самом разгаре, Цин Шуй открыл свое духовное чутье. Он медленно закрыл глаза, его слух особенно обострился. Он только сейчас начал понимать, насколько исключительно велики стали его слуховые способности и духовное чутье, когда он концентрировался.
  Он замер в шоке, потому что обнаружил, что Цин Цзы снова занимался сексом. Это ужасно развеселило его. Он бы не сказал, глядя на старшего внука Клана Цин, такого простого и честного, что у него были такие нужды. Тяжелое дыхание, затуманенные фигуры, вся сцена была такой стимулирующей, что у Цин Шуя во рту пересохло. Он не сдержался и направил свое духовное чутье на Минъюэ Гэлоу.
  Спальня Цин Шуя была всего в нескольких метрах от комнаты Минъюэ Гэлоу, поэтому он ощущал ее очень четко. В этот момент она полулежала, оперевшись на валик под спиной. Маленькая Юйчан спала крепким сном, рядом с ней, ее круглая головка была так прекрасна.
  Цин Шуй ощущал расслабленность Минъюэ Гэлоу в тишине ночи. Потрясающая красавица поворачивалась и крутилась на своей кровати, явно испытывая трудности со сном. Он не знал, не могла ли она заснуть, или не могла проснуться от тяжелого сна. Она говорила, что оставит дверь открытой для него, но было уже совсем поздно. Неужели она ждала его?
  Он подумал, что следующий вход в сферу займет еще три часа, поэтому, когда он оттуда выйдет, будет уже три часа утра. Вот это будет по-настоящему поздно. Обдумав все хорошенько, он тихонечко вышел из своей спальни и пошел в комнату Минъюэ Гэлоу. Сцена, которую он только что увидел, разожгла огонь в его сердце, он горел еще больше, чем раньше!
  Он тихонечко толкнул дверь в комнату Минъюэ Гэлоу и тут же услышал знакомый голос. Это был верхний этаж Аптеки Клана Цин, кроме того, никто бы не посмел побеспокоить эту роскошную культиваторшу Сяньтянь. Цин Шуй все еще надеялся на то, что дверь не была заперта, потому что она все же ждала его. Цин Шуй медленно открыл дверь. Его взгляд встретился с взглядом Минъюэ Гэлоу, огонь в нем забурлил еще сильнее. Он запер дверь и прошел к женщине, которая встретила его с легким сопротивление во взгляде.
  Цин Шуй не сказал ни слова. Атмосфера накалялась и становилась очень чувственной!
  Он аккуратно поднял Минъюэ Гэлоу с кровати. Малышка Юйчан лежала рядом, поэтому Цин Шуй не хотел шуметь. Гибкая женщина в его руках в тонкой ночной рубашке была безумна хороша. Даже сквозь слой ткани он чувствовал мягкую и горячую кожу и ощущал легкий аромат.
  Минъюэ Гэлоу обняла Цин Шуя за шею своими тонкими светлыми руками. Они не сводили друг с друга глаз. Тепло и одержимость становились все более интенсивными, словно их души сливались вместе.
  Цин Шуй уже целовал прекрасные розовые губы Минъюэ Гэлоу, прежде чем кто-то что-то успел сообразить. Он отнес ее на широкую кровать в другую комнату. От мягкого одеяла исходил тот же приятный аромат, что и от тела Минъюэ Гэлоу.
  Они скинули одежды!
  Цин Шуй протянул руку к ней и обнаружил, что она уже была мокрая. Он ласкал ее еще немного и потом приступил прямиком к главному. Их лица были так близки друг к другу, и их взгляды были крайне интенсивными.
  Цин Шуй двигался очень энергично, восхищаясь чистым, святым и величавым лицом своей любовницы, которая была в паре сантиметров от нее, источая соблазнительное очарование. Она то уводила от него взгляд, то снова упрямо смотрела на него, от чего у него было ощущение, что он был в самом чудесном месте во всем мире.
  Слегка подавленные, но соблазнительные стоны вылетали из ее рта, ее тело дрожало, пара ее дерзких и округлых горных вершины тоже дрожали. Эти вершины терлись прямо о грудь Цин Шуя, приятно щекоча его грудную клетку. Они были близки к самой постыдной, но в то же самое время самой исступленной концовке.
  "Мммммммм....!" раздалось совсем скоро. Минъюэ Гэлоу крепко обхватила шею Цин Шуя, потянув его к себе. Ее спина выгнулась, она громко застонала.
  И вдруг оба их тела стали излучать белое свечение. Оно длилось совсем недолго, но они оба его прекрасно заметили. Самое важное, что и ощущения в тот момент были особенно чудесными.
  "Это прорыв!" удивленно смотрела Минъюэ Гэлоу на Цин Шуя. Тот тоже понял, что его Древняя Техника Усиления перешла на 103-й уровень и немедленно достигла почти до 104-го. Она полностью прошла почти полный цикл.
  Неизвестная двойная культивация и в самом деле была мощной техникой.
  Цин Шуй смотрел на Минъюэ, которая перешла на 2-й уровень Сяньтянь, а она смотрела на него, не веря своим глазам. Она знала об этом раньше, просто она была удивлена тому, что она снова пережила улучшения. Секс между ними пробил стену, которая мешала ей перейти на новый уровень последние полгода.
  "Минъюэ, ты повеселилась, но я еще не кончил!"
  Цин Шуй тут же толкнул ее вниз и схватил ее за ее длинную изящную ногу...
  Однако никакого существенного увеличения в силе на этот раз он не почувствовал; только очень мизерное количество, которое равнялось трехдневным тренировкам.
  Цин Шуй занимался любовью с Минъюэ Гэлоу с большим удовольствием, во всех позициях, которые были ему известны. Они снова кончили, один за другим. Эта прекрасная, святая, чистая, достойная женщина, с довольно традиционными ценностями, ужасно смущалась от своих ощущений.
  Особенно когда Цин Шуй смотрел на то, как она двигала талией и бедрами, и не мог отвести глаз. Она поднимала свои белоснежные круглые ягодицы, двигаясь навстречу его "оружию", сводя Цин Шуя с ума!
  "Цин Шуй, я так счастлива. Я никогда так не была счастлива до встречи с тобой!" томно произнесла она, лежа в руках Цин Шуя.
  "Я тоже очень счастлив. Мы не делали этого целых три года. Ты хоть думаешь обо мне?" руки Цин Шуя легонько щекотали ее пухлые ягодицы.
  "Ты такой гад, скажу я тебе!" Минъюэ Гэлоу закрыла глаза, пытаясь поудобнее устроиться на груди Цин Шуя. Цин Шуй немедленно развернулся, ее нижнее "оружие" тут же нашло верное положение и ворвалось в бутон цветка, в котором только что побывало.
  "Аххххх!"
  "Так ты ответишь или нет? Если нет, то твой муженек снова сделает тебе больно!" Цин Шуй двигался с полной силой в самую глубину!
  "Ах, скажу. Не останавливайся только. Я думаю о тебе каждый день, каждый божий день..."
  Цин Шуй подождал, пока Минъюэ Гэлоу не уснет, и только потом тихонечко ушел. Он запер свою дверь и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  Техника Божественной Очистки Руки!
  Цин Шуй начал культивировать Искусство Очистки Точек Акупунктуры после того, как он прошел полный цикл Древней Техники Усиления. Прошло больше месяца, что значило, что Цин Шуй тренировался уже почти год, но все еще никаких результатов не показывал!
  Однако он чувствовал, какие точки акупунктуры были очищены.
  Терпение и упорство были самыми главными качествами для культиватора. Он застрял на одном месте на какое-то время, но так как он пробил безымянную Двойную Культивацию сегодня ночью, значит, его духовные силы значительно увеличились, а Древняя Техника Усиления прошла целый цикл. Значит, и Божественная Техника Очистки должна была пробиться к малой стадии успеха!
  Дни, которые Цин Шуй проводил в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, проходили однообразно. Его сила постепенно росла день ото дня. Так как он совсем недавно пожинал большие плоды очередного прорыва, то сейчас он наградил себя тем, что сосредоточился на культивации только Древней Техники Усиления и Божественного Очищения Рук! Легкая вращающаяся сила, подобная воронке, появилась в его точках Шэньмэнь Нэйгуань и Шаохай. Он знал, что он совсем близок к прорыву. Он чувствовал это!
  Пупупу!
  Цин Шуй почувствовал, что Воронки в точках Шэньмэнь, Нэйгуань и Шаохай достигли предела и последовательно очистились в одно мгновение какой-то неведомой силой, позволяя волне чистейшей энергии ворваться внутрь! Словно у него появилось несколько дополнительных гигантских сустава на его руке!
  Таковы были плюсы от очищения точек акупунктуры. Его Техника Божественного Очищения Рук достигла малой стадии успеха!
  Цин Шуй сделал удар, испытывая пользу от очистки точек акупунктуры, наслаждаясь фантастическими ощущениями в своей руке. Огромная польза была от очистки точек акупунктуры. Каждая точка была словно точкой сбора энергии. Снова он вспомнил про длинную скамейку, которая легко сломается, если посередине положить что-то тяжелое. Но она становилась гораздо сильнее, если под нее подставить дополнительные подпорки. Тогда вдове или даже в три раза больше веса можно было бы водрузить, не боясь, что скамья сломается.
  Цин Шуй чувствовал легкие изменения в костях своих рук и в меридианах, обнаруживая, что их сила значительно выросла. Эти три акупунктурные точки были самыми большими точками на руках. Может быть такое, что Божественное Очищение Рук и Ног были способны очищать все крупные акупунктурные точки кроме 108 точек?
  Малая стадия успеха обычно требует времени около трех лет. Его не смущало этот время, так как у него была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, которая позволяла ему изучать больше других, достигая больших результатов.
  Он продолжил испытывать малую стадию успеха Божественной Очистки Рук, и она была достойной. Искусство очистки точек акупунктуры позволило Цин Шую увидеть гораздо более широкие перспективы.
  Жаль, что у него были только два типа техник - Божественная Очистка Рук и Божественная Очитка Ног. Даже если бы он довел их культивацию до Великой Стадии Успеха, он бы очистил ограниченное количество точек на обеих руках и ногах. Если бы он мог очистить все точки на своих ногах, то тогда он, наверное, смог бы достичь скорости и прыгучести уровня Прыгающего Короля в Черных Доспехах.
  Но для очистки точек акупунктуры было несколько методов, особенно с помощью лекарственных гранул. У Цин Шуя было предчувствие, что существовала вероятность, что гранулы, которые он создаст в будущем, дадут ему возможность очистки точек акупунктуры.
  И эта мысль дала Цин Шую надежду.
  В течение всего этого времени Цин Шуй получил более глубокое понимание очистки точек акупунктуры. У него была смутная идея, как очистить определенные 108 точек на теле человека, разнообразный эффект очистки, особенно Среднюю Точку на груди, Точку Сотни Встреч, Точку Моря Ци...
  Например, точка Цихай в районе его Даньтянь была очищена, мощь Даньтянь позволяла его силе увеличиваться в геометрической прогрессии, словно у него было два Даньтянь - способность и выдержка.... Эффекты очистки точки Байхуэй были еще более изумительными, один из примеров: он увеличивал скорость культивации вдвое...
  Цин Шуй подозревал, что существование экспертов божественного уровня было обусловлено определенными точками акупунктуры, которые были разблокированы с самого их рождения.
  Выйдя из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, он сразу же приступал к утренней гимнастике. К тому моменту, когда Цин Шуй появился на дворе резиденции Цин, он обнаружил всех своих родственников на месте, включая двух его дядюшек.
  Он распределил между ними Гранулы Концентрации Духа, которые заранее приготовил для них. Он собрал довольно серьезное количество этих таблеток. Все получили по фарфоровому бутыльку, с количеством, достаточным на половину месяца.
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита появились несколько новых фруктов, включая Плоды Увеличения Энергии, которых было больше всего. Поэтому все три поколения учеников в клане получили по паре плодов.
  Плодов Увеличения Проворности было гораздо меньше, поэтому их получили Цин Цзян Цин Хэ! Кроме того он заставил их оставить на время Искусство Голубого Лотоса, которым они занимались, и перейти к Тайчи и Форме Тигра.
  Он чувствовал, что они слишком напряженно стремились прорваться в Сяньтянь, поэтому им нужно была техника расслабления тоже. Более плавная техника принесла бы им больше пользы. Как большая дамба на реке. Если решить и разрушить дамбу брутальной силой, то любой поймет, что это невозможно. Но если сделать в ней мааааленькую трещину, то дама, возможно, и не обрушится в одно мгновение, но постепенно даст серьезные разрушения. Так же, как и маленькая течь может потопить огромный корабль.
  Кроме того Цин Шуй думал, что вспомогательная и доминирующая техника Формы Тигра может увеличить силу их внутренней Ци. Культивация Кулаков Тайчи позволит им ощутить безмятежность и очистить их сердце и душу, таким образом, расширив их духовное чувство и ментальное состояние, что было гораздо важнее.
  
  Глава 359. Появление Ши Цинчжуан. Намерения Юй Дунхао.
  Цин Шуй заставил все три поколения клана Цин тренировать Тайчи ежедневно. Они должны были достичь того ментального состояния! Они должны были усердно тренироваться, использовав все удивительные эффекты Гранулы Концентрации Духа.
  Дела клана Цин перешли к третьему Дяде Ху и его жене, Цин Хаю и его жене и Цин Юи. С тех пор, как Цин Шуй и Вэньжэнь Ушуан расправились с кланом Сыту, поток просителей у их двери не иссякал. Многие влиятельные кланы Города Тысячи Миль приходили в Клан Цин с ценными дарами. Многие уже махнули рукой на Клан Цин в самый важный момент, но теперь им приходилось умасливать их за оказанное одолжение. Цин Шуй не обращал особого внимания на всю эту суету, просто принимал все дары, не делая исключений. Он прекрасно понимал, что эти люди просто изображают внимание, чтобы сблизиться с Кланом Цин и выслужиться перед ними. Они боялись, что Клан Цин и с ними разберется, поэтому надеялись на то, что они просто примут их дары. Если дары приняты, то в будущем при возникновении каких-либо проблем, они не то, чтобы могли надеяться на помощь от Клана Цин, но такая вероятность все же оставалась.
  Не существует таких вещей, как постоянная дружба или любовь. Только вечная выгода. Единственная причина, по которой не было предательства, была в том, что кто-то заплатил за отсутствие предательства достаточную цену.
  Пройдя через множество прыжков прогресса его ментального состояния, Цин Шуй пережил и переоценку видения многих вещей. Ему стало гораздо проще обращаться с богатыми купцами или членами влиятельных кланов. Но всем было понятно, что это лишь картинка. Как только Цин Шуй занял лидирующее положение, они тут же понизили себя, стараясь умаслить его, надеясь, что они выживут и продолжат процветать в Городе Тысячи Миль. Конечно же, если Клан Цин протянет им руку помощи в трудные времена, будет просто идеально.
  Цин Шуй никогда не думал ничего делать ничего плохого этим людям, поэтому он бы очень пожалел, если бы не принял их даров. Но людям со стороны казалось, что ему было все равно. Слишком утомительно было постоянно думать о том, что о тебе думают люди. Прекрасно было быть самим собой, чтобы его семья и друзья понимали его. Не нужно стараться угодить всем подряд, да и не было у него такой способности к этому.
  Позднее тем утром особый гость прибыл в Клан Цин. Это была Ши Цинчжуан из Клана Ши! И она приехала в качестве невесты Цин Шуя.
  Красота этой дамы превосходила мир. На ней был надет, как обычно, огненно-красный рыцарский костюм. Ее соблазнительное тело источало ауру, вызывавшую импульсы в окружающих мужчинах, а ее прекрасные и холодные глаза излучали ледяной ветер.
  Дама с непревзойденной ледяной красотой. Снежная королева.
  Как только Цин Шуй увидел ее, он понял, что его чувства к ней не изменились. Словно она была навсегда в его сердце, навечно. Он ничего не забыл, ничего того, что случилось между ними. С тех самых пор, как он повстречал ее в Секте Небесного Меча в прошлый раз, он не виделся с ней. Он не ожидал, что она тоже вернется, он не знал, когда она вернулась.
  Цин Шуй радостно подошел к королеве, стоявшей в дверях!
  "Когда ты вернулась?" Цин Шуй подошел к ней, взяв ее за руку. Ее маленькая ладошка была холодной, нежной и такой мягкой, словно в ней не было косточек совсем. Как и раньше Цин Шуя ужасно тянуло к ней. Он также оставил ей глубокие воспоминания, но самое главное, она подарила незабываемые чувства ему. С самого начала и вплоть до нынешней встречи все между ними было прекрасно. Иначе он бы не украл ее из Клана Сыту.
  Ши Цинчжуан ничего не сказала, но позволила Цин Шую подержать ее за руку. Она серьезно смотрела на него, словно пытаясь заглянуть ему в душу.
  "Я изменился к лучшему?
  "Нет".
  "Я стал мужественнее?"
  "Нет".
  Цин Шуй смущенно потер нос:
  "Тогда чего ты на меня уставилась? Разве я не хорош собой?"
  "Ты не хорош собой, но и выглядишь неплохо. Я не понимаю, почему женщины любят тебя", сказала Ши Цинчжуан прямолинейно, лишь мельком взглянув на Цин Шуя. Цин Шуй был словно во сне, глядя в ее прекрасные женственные холодные глаза. Будучи человеком толстокожим, он ухмыльнулся и сказал:
  "Ну, спасибо за комплимент... Я тебе нравлюсь?" И тут он заметил, что голосок-то у него дрогнул. Он не заметил, что и рука, державшая руку Ши Цинчжуан, тоже начала мелко подрагивать. Ши Цинчжуан сама не ожидала, что его будут так волновать ее чувство. Она всегда считала его большим жестоким ребенком; с самой их первой встречи, никаких хороших чувств к нему у нее не было, не говоря уж о том, чтобы он ей нравился.
  До тех событий, которые позднее произошли в Городе Тысячи Миль, даже не смотря на то, что и она была в них вовлечена, фигура Цин Шуя все же запала ей в душу. Не было ни дня, чтобы она не вспомнила про него, но это было очень и очень сложное чувство. Она испытывала беспокойство. Сначала она ненавидела его, она понимала, что ей просто напросто не дали выбора. Когда Цин Шуй решил "украсть невесту", она была вынуждена подчиниться. И даже со временем, смирившись, чувства, которые она испытывала по отношению к нему, были далеко не любовью.
  Все было также, пока она не встретила Цин Шуя в Секте Небесного Меча. Она думала, что умрет, но этот человек, который стал ее мужчиной, снова появился в ее жизни. И его забота сделала ее счастливой. Это было особенно чувство, она даже почувствовала какое-то желание по отношению к нему!
  Теперь она вернулась домой и узнала, что Цин Шуй убил всех, кто был даже на вершине Сяньтянь, и стер Клан Сыту с лица земли. И все это было сделано ради одной женщины, хотя, конечно же, и ради спасения своего Клана Цин.
  "Хочешь услышать правду или ложь?" На лице Ши Цинчжуан появилась такая редкая для нее улыбка. Она смотрела на довольно очевидно нервничавшего Цин Шуя.
  "Забудь, я предпочитаю вообще не знать. Я подожду лучше, когда ты скажешь, что влюбилась в меня. Пойдем, войдем внутрь!" с улыбкой сказал Цин Шуй, потянув ее внутрь.
  "Ты не боишься, что меня увидят твои женщины?" удивленно спросила она, проследовав за Цин Шуем.
  Цин Шуй улыбнулся в ответ:
  "Ты моя невеста. Что такого удивительного в том, что я держу тебя за руку? Даже если я поведу тебя в комнату, чтобы заняться тем, что мы так любим делать, это естественно. Как ты считаешь?"
  Ши Цинчжуан не стала упрекать его, но все же повернулась к нему, чтобы посмотреть на того, кто так буднично и расслабленно говорил о таких вещах. Раньше он не был таким самоуверенным, когда дело касалось таких вещей. Однако он все же нервничал, когда увидел ее, даже отказался услышать ее ответ. Он боялся услышать правду.
  "Что это такое мы любим делать? Можно узнать, что МЫ любим делать?" тихо переспросила его Ши Цинчжуан, и ее выражение лица сменилось на привычную холодность. Цин Шуй улыбнулся и не стал продолжать. Он боялся разозлить ее. В конце концов, они уже два года не виделись, он не знал, как она изменилась. Он даже не решился услышать ее честный ответ на свой вопрос.
  "Что мы любим делать, это когда я держу тебя за руку, вот так..." неуклюже попытался выкрутиться Цин Шуй, поняв, что он зря поднял эту тему. Он прекрасно понимал, что он совершенно не умел поддерживать разговоры на "эти" темы.
  "Ты трус! Говоришь одно, а думаешь о другом!" улыбнулась Ши Цинчжуан.
  "Я не трус. Я просто боюсь, что тебе не нравится это услышать. Это то, чем мы тогда занимались. О, как соскучился по этому!" Цин Шуй увидел ее улыбку и решил, что можно немного обнаглеть, раз она не рассердилась на него. И действительно, она лишь бросила на него укоризненный взгляд.
  "Цин Шуй, на самом деле я очень и очень обеспокоена!" сказала она, проходя в дом.
  "О чем ты волнуешься?" спросил Цин Шуй. однако ответа не последовало.
  "Цинчжуан!" Цин Юи вышла навстречу с широкой улыбкой"
  "Тетушка!" шагнула ей навстречу Ши Цинчжуан!
  Цин Юи взяла девушку за руку и сказала:
  "Цин Шуй, Старый мастер тут, в гостиной. Пойди, поздоровайся!"
  "Хорошо!" с улыбкой согласился Цин Шуй. он улыбнулся и направился в гостиную, а силуэты его матери и Ши Цинчжуан исчезли из вида.
  Войдя в гостиную, Цин Шуй увидел Юй Дунхао, сидевшего в старомодном деревянном кресле, мирно болтающего с Третьим Дядюшкой Цин Ху. Заметив Цин Шуя, Юй Дунхао встал и посмотрел на него с улыбкой.
  "Старый Мастер Юй! Как давно мы не виделись!"
  Они действительно не виделись очень давно, тем не менее, между ними не было никакого дискомфорта. До своего отъезда Цин Шуй попросил Юй Дунхао присмотреть за Кланом Цин, а тот согласился, и присматривал до тех пор, пока Минъюэ Гэлоу не поднялась до уровня Сяньтянь и не превзошла его по способностям. Он чувствовал, что Клан Цин могли сами за себя постоять. Даже без Минъюэ Гэлоу одного Цин Шуя было достаточно. А перед Цин Шуем лежало великое будущее.
  Одного взгляда на Юй Дунхао Цин Шую было достаточно, чтобы определить, что тот пострадал от внутренних ран, довольно серьезных. Он знал, что это сделал Ли Лун. Однако Цин Шуй также чувствовал, что Юй Дунхао был счастлив, что его жизнь не забрали. Воину на вершине Сяньтянь ничего не стоило разделаться с ним.
  "Ха-ха, точно, давненько не виделись. Цин Шуй, теперь ты стал большим человеком! Это нужно отпраздновать!" Глаза Юй Дунхао вспыхнули радостью. Третий Дядюшка Ху также был вне себя от радости. Сегодня в Клане Цин все было по-другому, все прониклись чувством превосходства, все благодаря Цин Шую.
  Цин Шуй улыбнулся и подошел ближе, протянул руку и быстро похлопал Юй Дунхао по грудной клетке и животу с десяток раз. С каждым повторявшимся хлопком бледное лицо Юй Дунхао становилось розовее. Когда Цин Шуй убрал свои руки, лицо старика даже стало светиться!
  "Старый Мастер Юй, ты поправишься полностью, тебе просто нужно несколько дней отдохнуть", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  "Спасибо! Вот какая удача, что старику встретился такой воин, как ты!" сказал Юй Дунхао, внутри глубоко сожалея, что в свое время не свел вместе Цин Шуя и Юй Хэ. Теперь уже было поздно.
  Если бы Цин Шуй был с его внучкой сейчас, то в будущем Клан Юй смог бы перейти на грандиозный уровень по сравнению с нынешним положением. Какая жалость. Однажды их связь с Кланом Цин подойдет к концу. Конечно, Юй Дунхао зашел сегодня не по этой причине, но его намерения были ясны. Он надеялся на то, что Клан Цин и Клан Юй продолжат свои хорошие взаимоотношения во всех областях. Юй Дунхао даже упомянул Юй Хэ, сказал, что она сейчас находилась в Клане Юй. Он тонко намекнул, что та даже скучает по Цин Шую. Однако он больше ничего не сказали, ничего не попросил. Он просто хотел увидеть отношение Цин Шуя. Например, были ли у Юй Хэ шанс. Он хотел знать, заинтересован ли Цин Шуй все еще в его внучке. Был ли у нее еще шанс, или это оставалось все на воле судьбы.
  Юй Дунхао не хотел сдаваться!
  
  Глава 360. Женщины высшего класса полагаются на мудрость и характер.
  После того, как Юй Дунхао ушел, Цин Шуй вышел во двор и увидел, что его мама и Ши Цинчжуан сидят за каменным столом у пруда, счастливо болтают и попивают чай. Цин Шую пришлась по душе эта милая и сердечная сцена. Цин Шуя удивило то, что с его матерью Ши Цинчжуан не казалась холодной и неприступной, как обычно. Напротив, на ее лице была милая улыбка, делавшая ее еще более привлекательной. Цин Шую было все равно, делала она это намеренно или это была ее природа. Это было уже неважно. Важнее было то, что он испытывал приятные эмоции, видя эту сцену, где они сидят вместе с его матерью. Давно он не видел пруд на внутреннем дворе Аптеки Клана Цин, он обнаружил, что он полон черных рыб и черепах, количество которых увеличилось во много раз по сравнению с прошлым.
  "Мама, Цинчжуан, о чем вы так мило щебечете? Вы выглядите такими счастливыми!" как ни в чем не бывало, сказал он, схватив чайник и наполнив их чашки на две трети! Легкий аромат чайных листьев был элегантным и освежающим!
  "Говорим о твоем детстве!" улыбнулась Ши Цинчжуан и посмотрела на Цин Шуя, открываясь с новой стороны. От ее очарования Цин Шуй замер, как истукан. Ну, она ведь не такая!
  "Когда я был маленьким? О чем там говорить-то?" засмеялся он.
  "Тетушка говорит, что ты был очень умным и упрямым с самого раннего детства. И ты все всегда держал при себе, никогда ничего не говорил, и вообще с юного возраста был очень зрелым".
  Цин Шуй улыбнулся и присел рядом, налив и себе чашку чая.
  "Цин Шуй, останься и поболтай с Цинчжуан, а я пойду готовить. Давайте все вместе пообедаем!" с улыбкой сказала Цин Юи и встала с места.
  "Тетушка, давайте я помогу вам!" сказала Ши Цинчжуан, внезапно покраснев и вскочив со стула.
  "Не нужно, не нужно. У нас тут полно помощников. Пусть Цин Шуй с тобой лучше поговорит. И ты его получше узнаешь заодно", быстро сказала Цин Юи и ушла на кухню.
  Когда она ушла, Ши Цинчжуан села обратно. Рядом с Цин Шуем, слева от него, в доступной близости, если бы он захотел взять ее за руку.
  "Твоим отношения с матерью можно позавидовать!" сказала она, пристально глядя на Цин Шуя. Он вспомнил ее родителей, всю ту сцену, которая открылась ему, когда он прибыл в Клан Ши. Он чувствовал, что между ней и ее родителями большая пропасть.
  "Все верно. Меня вырастила мать. Ей было нелегко растить детей в одиночку".
  Ши Цинчжуан с улыбкой слушала Цин Шуя. Она думала о том, что он в свое время говорил о том, что его мать была самым важным человеком в его жизни, что даже если он в будущем влюбиться, то эта женщина все равно не сравнится с его матерью. Она улыбалась, не сводя глаз с Цин Шуя. Хоть сейчас он и был таким толстокожим, он все еще чувствовал себя некомфортно от ее взгляда.
  "Хорош. Ты упоминала, что тебя что-то беспокоит. Что это?" вспомнил он вдруг их утренний разговор. В тот момент пришла его мама, поэтому у Ши Цинчжуан не было возможности ответить ему. Девушка помолчала какое-то время, а потом сказала:
  "Я боюсь, что в один день ты меня разлюбишь окончательно и забудешь обо мне!"
  Эти слова совсем сбили с толку Цин Шуя. Он посмотрел на Ши Цинчжуан и сказал:
  "Я не понимаю!"
  "В будущем, когда у тебя будет еще больше женщин, а твой уровень культивации окончательно определит, что у тебя будет очень долгая жизнь! А моя жизнь, напротив, будет очень коротка, а моя красота еще короче. Я боюсь, что ты начнешь меня ненавидеть, ведь я быстро стану старой и некрасивой. И тогда у тебя не будет недостатка в красивых женщинах вокруг тебя". На этот раз Ши Цинчжуан не хмурилась, но улыбаясь, продолжала смотреть на Цин Шуя. Тот улыбнулся и покачал головой:
  "Цинчжуан, ты думаешь, что женщина может удержать мужчину только своей красотой?"
  "Конечно, нет, но внешность играет важную роль. Разве ты так не считаешь?" быстро ответила Ши Цинчжуан. Видя, как Цин Шуй качает головой, она поняла, что у него свое мнение на этот счет.
  "Красота для меня очень важна. Но мне не нужна просто красивая женщина. Женщина, у которой нет ничего, кроме красоты, может захватить сердце мужчины, но ненадолго. Время проходит, мужчина теряет интерес. Мужчина привыкает к ее красоте, и она постепенно становится ему неинтересной", с улыбкой объяснял Цин Шуй.
  "Надо же, каким опытным ты стал. Давай, рассказывай дальше, мне очень любопытно", заинтересованно сказала Ши Цинчжуан.
  "Нет у меня никакого опыта, просто от других слышал. Просто так я это все сказал", виновато улыбнулся Цин Шуй. он действительно слышал много историй в своей прошлой жизни, много споров и вопросов об отношениях. С такими знаниями было легко пустить пыль в глаза девушки, у которой не было вообще никакого романтического опыта.
  "Пффф, давай выкладывай поскорее. А то я рассержусь!" притворилась Ши Цинчжуан.
  "Хорошо, хорошо.... Я скажу. Если я ошибаюсь, не возражай мне. Это просто то, что я слышал от людей", с ухмылочкой сказал Цин Шуй.
  "Давай быстрее! Хватит перекладывать ответственность на других, ты ничего еще и не сказал!" Ши Цинчжуан наполнила свою чашку.
  "Короче, если еще одна вещь в женщине, не менее важная, чем внешность, если не важнее. Это характер. Характер как бокал вина, чем выдержаннее он, тем больше в нем спелости. Женщина низкого вкуса зависит от блеска, посредственная женщина зависит от красоты, а женщина высшего класса полагается на мудрость и характер", подумав хорошенько, Цин Шуй продолжил нести чушь. В общем-то, не особо чушь, но это была всего лишь теория, которую он как-то раз увидел в книжке.
  Ши Цинчжуан нахмурилась, глядя на Цин Шуя, а потом улыбнулась:
  "Объясни поподробнее, что ты имеешь в виду под "Характером"?"
  "Ну, нрав, характер, стиль и отношение к вещам. Люди радостные и свободные обычно умны. Люди радостные и элегантные обладают благородной и незапятнанной репутацией; прямолинейные и непринужденные люди имеют грубый характер; те, у кого характер нежный, а природа их сбалансирована, то и норов у них спокойный... Короче говоря, не важно, умен ли человек, благороден он или чист, груб, спокоен ли, у каждого своя красота. Те, кто обладает противоположными качествами, обычно хитры и коварны, надменны и отчуждены, удручены и презренны". Цин Шуй подзабыл все термины, которые он в своей прошлой жизни пытался заучить наизусть, чтобы потом пытаться ввернуть в разговоре умное словечко!
  Конечно же, он имел в виду, что очарование каждого человека зависело от уникального характера, и разные характеры привлекали разных людей, и противоположного пола, и своего пола. Имелось в виду внутреннее очарование человека.
  "А к какой категории принадлежу я?" Ши Цинчжуан и впрямь заинтересовалась темой разговора.
  "Характер!" поправил ее Цин Шуй.
  "Ой, простите!" улыбнулась она, и от этой улыбки Цин Шуй почувствовал слабость во всем теле. "Так какой у меня характер?"
  "Красавица с нежной светлой кожей, холодная, как лед и иней, превосходящая человеческий мир, грациозная, сбалансированная и величавая..." Цин Шуй перечислял все прилагательные, не особо переживая по поводу их значения и подходили ли они для описания характера.
  "Ты всегда так делаешь комплименты женщинам?" ее улыбка стала еще шире. Цин Шуй впервые видел ее такой радостной. И ему быстро передались ее эмоции.
  "Нет! Я сказал только правду!"
  "Тогда ты говоришь, что красавица с характером способна украсть сердце мужчины?" Ши Цинчжуан, казалось, забыла гордость. Она могла сказать такое только мужчине, с которым у нее были особенные отношения.
  "Это не всегда правда. На самом деле, причин может быть много. Например, у обычных людей всегда один партнер, одна жена у одного мужа, но, тем не менее, они любят друг друга, даже когда их волосы становятся белыми. Может, это потому что они так и не узнали, как хороши бывают молодые красивые девушки? Или это не так?"
  Ши Цинчжуан бросила на Цин Шуя раздраженный взгляд, ей были крайне неприятны слова Цин Шуя.
  "А они бедные, потому что у них нет способностей. Если бы дело было не в этом, то неужели они бы не побегали бы за..."
  Цин Шуй и не ожидал, что Ши Цинчжуан так расслабиться. Еще совсем недавно она бы ни за что не позволила бы себе произнести такое!
  "Ты забываешь кое о чем. Дети. Говорят, что чувства между мужчиной и женщиной, самые близкие, длятся не более трех лет. Через три года они привыкают друг к другу, и начинаются конфликты. Но когда у пары появляются дети, их чувства, которые длятся больше двадцати лет, их чувства связываются присутствием детей. Так сильно, что когда они состарятся, и их любви уже нет, их прошлые чувства так сильны из-за их детей, что они превращаются в настоящую связь, в родовое гнездо, где кровь гораздо гуще воды".
  Услышав эти слова, Ши Цинчжуан погрузилась в глубокие размышления, затем посмотрела на него своими прекрасными глазами:
  "Ты и, правда, многое знаешь. Ты же такого никогда не переживал сам, почему ты так уверенно говоришь, словно это правда?"
  "Я слышал это от других..."
  Ши Цинчжуан и сказать было нечего. Она, конечно, не поверила его объяснениям, но ничего не сказала, потому что не знала, что и ответить. Она просто смотрела с раздражением на Цин Шуя.
  "Зачем ты вернулась? Ты вернешься еще в Долину Аромата Страсти?" Цин Шуй вспомнил, что забыл спросить ее о самом главном.
  "Я не вернусь туда больше. Учитель сказала, что у меня нет связи с Долиной Аромата Страсти, и я никогда не смогу войти в Сяньтянь, даже если всю жизнь там буду оставаться. Таким образом, она подтолкнула меня к поискам новой тропы", ответила Ши с беспомощным вздохом.
  "Ах, вот в чем дело. Хорошо, хорошо".
  "Что ты такое говоришь? Я уже в этом состоянии и ты говоришь, что это хорошо? Я была счастлива хотя бы потому, что смогла туда попасть!" психанула Ши Цинчжуан на Цин Шуя.
  "Я говорю, что значит, я твоя возможность. Мы уже связаны с тобой!" Цин Шуй подумал о том, как они повстречались и как он взял ее силой. Ши Цинчжуан покраснела до волос, поняв, какую "связь" имеет в виду Цин Шуй. ее холодные глаза подернулись слезами. Цин Шуй подсознательно потянулся к ней и взял ее за руку. Она дрожала. Однако Цин Шуй не отпустил ее руку. Он вытянул указательный палец и погладил им ее ладонь, посылая импульс прямиком в ее сердце. Это было приятное, теплое и непонятное чувство.
  "Пойдем обедать. Если хочешь, оставайся здесь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты как можно скорее достигла Сяньтянь. Ты теперь уже на вершине Хоутянь, так что максимум за два года ты дойдешь до Сяньтянь, не дольше", быстро сказал Цин Шуй, чтобы она не подумала о том, что у него были какие-то дурные намерения.
  "Правда? Ты поможешь мне войти в Сяньтянь за два года?" Она услышала это уже во второй раз. Поначалу она не поверила в это. Но увидев, с какой скоростью продвигался вперед сам Цин Шуй, она почему-то поверила ему.
  "Конечно! Я клянусь своей жизнью!" серьезно сказал Цин Шуй.
  "Я не верю твоим клятвам!" сказала Ши Цинчжуан, сжав зубы.
  Видя, что она собиралась сказать что-то еще, но передумала, Цин Шуй удивленно спросил:
  "Что я такого сделал, чтобы ты начала сомневаться во мне?"
  
  Глава 361. Камень белого тигра. Страна Синань. возвращение в Сетку Небесного Меча.
  "Цин Шуй, будь честным. Можно ли было избавиться от эффекта лекарства другим способом, а не занимаясь сексом?" серьезно спросила Ши Цинчжуан. Цин Шуй был в шоке, что она снова вспомнила прошлое. Не важно, каков был результат, они оба сделали это. Что она имела в виду своим вопросом? Более того, она не должна знать, что он мог убрать влияние афродизиака!
  "Да, но я не жалею о том, что сделал. И если мне снова придется это сделать, я сделаю это снова!" сказал Цин Шуй после небольшой паузы. Он посмотрел на Ши Цинчжуан. Он был абсолютно серьезным.
  "Почему?" спокойно спросила она. Она не удивилась его ответу, но все же ее удивляла его честность.
  "Потому что я хотел, чтобы ты была моей и только моей. У меня была эта мысль с того самого раза, когда я впервые увидел тебя в Деревне Цин!" серьезно сказал он. Он посмотрел на Ши Цинчжуан и понял, что именно этого ответа она и ждала!
  Все уже собрались вместе и устроили торжественный обед, посвященный их воссоединению. Цин Юи смотрела на ШИ Цинчжуан. Потом она посмотрела на Вэньжэнь Ушуан и Минъюэ Гэлоу. В жизни бы она не подумал, что у ее сыночка будет столько женщина.
  Вэньжэнь Ушуан прилетела на Белом Вермиллионе, но она уже отправила его назад, домой. Поэтому Цин Шуй решил отвезти ее на своей огненной птице, когда пришло время ей возвращаться в Сетку небесного Меча.
  Цин Шуй пытался сохранить Гранулу Концентрации Духа как можно дольше. Через неделю он начал собираться в дорогу с Вэньжэнь Ушуан обратно в Секту Небесного Меча. В прошлый раз, когда он был в секте, он не успел поприветствовать Байли Цзинвэя лично.
  Дни, проведенные в Аптеке Клана Цин, благотворно повлияли на Вэньжэнь Ушуан. Она уже не была так подавлена. Но было очевидно, что ей было очень одиноко, она подсознательно старалась избегать других. Она все время проводила в одиночестве.
  В дороге Цин Шуй заметил, что и ему все труднее общаться с ней. Она была уверенной, но теперь становилась все более расстроенной. Цин Шую было жаль, что он не смог быть тем плечом, на которое она могла бы положиться.
  "Ушуан давай пойдем и поедим что-нибудь!" сказал Цин Шуй Вэньжэнь, когда они пролетали мимо города. Она подняла голову и легонько кивнула в ответ.
  Город Небес Изобилия!
  Этот город входил в империю Страны Цан Лан и находился на берегу Небесной Реки. Это был довольно большой город, больше Города Небесной Реки. Он был большим и процветающим!
  Цин Шуй и Вэньжэнь Ушуан шагнули на каменный тротуар, который вел вверх по бесконечной улице. Однако Цин Шуй быстро привык к гладким булыжникам под ногами. По обеим сторонам широкой улице шли две пешеходных дорожки, довольно узкие. Ряды магазинов и торговых компаний привлекали множество народу, все шумели, занятые своими делами.
  "Подходите, посмотрите. Редкие сокровища! Все за сотню серебром. Не успеете и глазом моргнуть, все уйдет!" раздавался громкий голос из-за прилавка. Голос был звонким и пронизывающим, что Цин Шуй не выдержал и глянул на прилавок. Любопытных было не так уж и много. За прилавком стоял мужчина с хитрыми маленькими глазками и зазывал толпу. Вещи валялись на прилавке в полном беспорядке и выглядели сломанными. Люди приходили и тут же уходили, бросив один только взгляд на такой товар. Но Цин Шуй тут же впился глазами, как только заметил кое-что интересное.
  "Камень Белого Тигра? Камень Усиления?"
  Цин Шуй увидел маленький значок белого тигра на небольшом грязном камне. Не рассмотрев его как следует, он уже знал, что это точно был он - камень белого тигра. Это был особый материал, который закалялся в процессе плавки.
  "Ушуан, взгляни!" Цин Шуй повел Вэньжэнь Ушуан к прилавку уличного торговца. Но когда они подошли поближе, Цин Шуй заметил около десятка таких камней в витрине!
  "Братец, посмотри. Сотня серебром за один. Очень дешевою. Я собирал их в разных знаменитых местах, когда путешествовал по миру!" Торговец, заметив интерес Цин Шуя, человек с хитрыми глазками с удовольствием дал свои разъяснения. Цин Шуй смотрел на другие камни и понимал, что среди всех них только Камень белого тигра представляет какую-то ценность. Все остальные были просто нефритовыми осколками. Цин Шуй взял один из белых камушков в руку. Он поместился ровно в его кулак.
  "Мгм!" Цин Шуй отчетливо ощутил слабую духовную Ци, пульсировавшую в камне! Он взял с витрины другой белый камень и ощутил ту же пульсацию Ци. После чего он выбрал другой камень, не белый тигриный, но ничего не почувствовал от него. Может быть, это была особая Ци усиления Белого Тигриного Камня? Цин Шуй поднял черный камушек в форме тигра и почувствовал на этот раз, легкую духовную Ци, излучаемую этим камнем, но гораздо слабее, чем энергия белых камней.
  "Брат, это настоящий Черный Тигр, родом из Горы Черного Камня в Южном Китае. Он отпугивает злых духов!"
  "Начальник, а как насчет этого камня?" рассеянно спросил Цин Шуй, показывая на Белый Тигриный камень.
  "А это Тигриный Камень, родом со скалы Белого Тигра из центрального континента. Это не такая большая редкость, но он очень хорош. Натуральный чистый камень", продолжал трещать продавец.
  "Ты уступишь, если я куплю все Камни Белого Тигра?"
  Продавец посмотрел на Цин Шуя и рассмеялся:
  "Брат, тогда какая же мне прибыль останется? Если покупатель ничего о них не знает, то и по низкой цене они тоже никому будут не нужны. Но опытный покупатель возьмет их по той цене, по какой скажу я, раз они нужны ему. Разве я не прав?"
  "Давай вот так. Я покупаю все Белые Тигриные Камни, а ты мне даришь Черного Тигра?" улыбнулся Цин Шуй.
  "Идет!" подумал владелец лавочки и завернул все камушки в бумагу.
  И вскоре парочка прибыла в ресторан под интересным названием "Приходящий Гость". Он находился в самом оживленном месте Города Изобильных Небес и считался вполне достойным заведением. Они вошли внутрь и увидели приятный и уютный интерьер. Не роскошный, но элегантный!
  "Завтра мы уже будем в Городе Тысячи Миль. Старший боевой брат сказал, что мы будем самыми сильными там, даже если в Медицинском Клане мы не считаемся сильными", сказал мужчина лет 30-ти другому мужчине в красивой одежде, который казался примерно того же возраста.
  "Все верно. Младший боевой брат Сыту был принят в качестве последнего ключевого ученика. Более того у него конституция Поврежденной Янь. Его будущее безгранично", с восхищением сказала молодой человек в красивой одежде.
  "Младший боевой брат сказал, что приглашает нас в Город Тысячи Миль и что разрешит нам воспользоваться всеми красавицами, сколько захотим!" захохотал другой, словно извращенец.
  "Аааа!" не успел он закончить, как в его виски прилетели палочки. Он скончался на месте!
  "Младший боевой братец Мао..."
  "Кто? Кто это сделал? Мы из Медицинского Клана Синань? Кто осмелился драться с нами? С медицинским кланом?" красиво одетый молодой человек в панике оглядывался и кричал в толпу посетителей. Изначально внутри было довольно много людей, но в одно мгновение всех и след простыл. Начался полный хаос!
  "Откуда в Медицинском Клане Синань такой мусор, вроде тебя?" с непередаваемым отвращением сказал Цин Шуй.
  "Кто ты такой? Что ты имеешь против Медицинского Клана?"
  "Тебе не нужно знать, кто я такой. Я тебя не убил только для того, чтобы ты вернулся и всем в Медицинском Клане рассказал об этом. Если ты не будешь сдерживать себя, то в существовании Медицинского Клана нет больше смысла!" спокойно сказал Цин Шуй.
  "Высокомерно!" презрительно фыркнул нарядный парень.
  "Невежественно!" ответил Цин Шуй.
  .................
  "Ааааааааааа!"
  И Цин Шуй сломал парнишке плечо. Тот закричал от боли и посмотрел на Цин Шуя с горьким негодованием.
  Цин Шуй оплатил счет и вышел из ресторана вместе со своей спутницей. Он не сказал своего имени человеку, потому что знал, что тот обязательно передаст новости в Медицинский Клан. А найдут они его или нет, зависело от их возможностей.
  Страна Синань была самой большой страной на Континенте Зеленого Облака помимо Столицы. Медицинский Клан был самым выдающимся и самым сильным. Кто бы ни упоминал Медицинский Клан, обязательно добавлял Синань к названию, что объясняло связь страны Синань с Кланом Медицинского Короля.
  Именно Клан Медицинского Короля принес славу Стране Синань. Этот клан мог перейти на новый уровень благодаря грозному влиянию Страны Синань. Поэтому этот нарядно одетый парень особенно обиделся на слова Цин Шуя, потому что все знали, что Клан Медицинского Короля считался знаменитым на Континенте Зеленого Облака.
  Скорость жар-птицы очень улучшилась, поэтому они прибыли в Секту Небесного Меча довольно скоро. Он специально объяснил многое Чжу Цин в надежде, что она будет внимательнее присматривать за Вэньжэнь Ушуан. Хотя он прекрасно понимал, что это было очень несправедливо с его стороны просить ее присмотреть за его очередной любовницей. После всех объяснений он завернулся в шелковые простыни и занялся любовью с Чжу Цин в течение четырех часов.
  Он был счастлив, потому что под влиянием безымянной двойной культивации сила Чжу Цин пробила барьер, который сдерживал ее уже 8 лет. Она достигла 7-го уровня Сяньтянь, что ее несказанно обрадовало. Она обнимала Цин Шуя, восхищаясь его умелыми движениями, и очень скоро снова начала стонать от наслаждения.
  Древняя Техника Усиления Цин Шуя также достигла 105-го уровня циркуляции Ци. Он был рад этому увеличению силы, но, сколько бы он ни занимался любовью с Чжу Цин, большего эффекта он так и не добился.
  "Неужели мне придется искать новых женщин для двойной культивации.............?" Но соблазн получать увеличения в силе был слишком велик. Цин Шуй не отрицал возможности новых женщин в будущем, но его совесть противилась этому.
  Чжу Цин лежала у него на груди, ее прекрасное белоснежное тело мягко потиралось о его тело. Ее глаза смотрели прямо в его глаза, а пара ее белоснежных вершин прижималась к его груди.
  "Цин Шуй, еще раз..."
  Чжу Цин легла на живот и подняла свои круглые белоснежные бедра! Цин Шуй потянулся и дотронулся до ее бедер. Она редко проявляла инициативу, а тут такая соблазнительная поза. Он не удержался и сказал:
  "Столько энтузиазма у тебя сегодня!"
  "Я знаю, что ты скоро опять уедешь..."
  .......................
  После этого Цин Шуй отправился повидаться с Байли Цзинвэй. Старик выглядел здоровее, чем раньше. Увидев Цин Шуя, он посветлел лицом. Он не смог увидеть, насколько Цин Шуй продвинулся вперед. Хоть он стоял и смеялся, не показывая ни грамма своей настоящей ауры, Байли Цзинвэй смог почувствовать, что Цин Шуй стал гораздо сильнее него. А старый демон все еще был на вершине Сяньтянь. Значит, Цин Шуй был уже Боевым Королем....
  Цин Шуй снова навестил Вершину Облака Тумана. Он не смог попрощаться с Ие Цзянъэ в прошлый раз. Он поднялся по каменным ступеням на Вершину. Он увидел, что Ие Цзянъэ в ее полном кипенно белом одеянии тренировалась с мечом, двигаясь вместе с ветром.
  Ее мастерство владения мечом, как и она сама, источало экстраординарную ауру!
  
  Глава 362. Техника тысячи ударов молотом тайной сферы. Персик бессмертия?
  Ее техника владения мечом была исключительно утонченной, прямо как она сама!
  Цин Шуй молча смотрел издалека, как она начала грациозный танец, словно двигаясь по облакам и гоняясь за луной. Белоснежная и простая одежда на ней была без единого пятнышка, даже пылинки на ней не было. Она выглядела исключительно, словно пришелица с другой планеты.
  Вдруг она повернулась и увидела Цин Шуя, который довольно давно наблюдал за ней. Она улыбнулась:
  "Ты снова уезжаешь?"
  он смущенно улыбнулся в ответ и кивнул. Слова этой женщины были такими очевидными. Он ушел, не попрощавшись с ней, в прошлый раз, но, конечно же, она не упомянула этого. Ее вопрос был на самом деле завуалированным упреком.
  "А где Луань Луань?" Цин Шуй обнаружил, что девочки нет рядом.
  "Я думаю, что она играет где-то на той стороне горы!"
  "Вон оно что. Тебе не надоело быть тут одной?" спросил Цин Шуй, оглянувшись. Он был впечатлен ее терпеливостью. Он снова вспомнил Хозяйку Дворца Зала Тумана. Они были так похожи друг на друга.
  "Я привыкла к этому, поэтому чувствую себя прекрасно. Стоит только привыкнуть, и ничего такого в этом нет", сказала Ие Цзянъэ, глядя на мужчину, стоявшего перед ней. Она не ожидала, что он сможет достичь таких высот в культивации.
  "Учитель, ты не против прогуляться со мной?" тихо спросил он ее, с наслаждением вдыхая слабый освежающий аромат орхидей в воздухе. Ие Цзянъэ услышала, что он снова называет ее Учительницей, но остальных слов не разобрала.
  Кар!
  На призыв Цин Шуя отозвалась жар-птица!
  "Выполните одно мое желание!" он протянул руку с улыбкой. У него никогда не было никаких нечистых намерений к Ие Цзянъэ. Поэтому в этот момент он спокойно протянул ей свою руку. Ие Цзянъэ молча смотрела на него. Его ясные глаза были как обычно чисты, хотя они явно изменились. Это были следы прошедших лет в этих глазах. Он возмужал!
  Она протянула ему свою белоснежную руку и вложила ее в руку Цин Шуя! В тот момент, когда она оказалась в его руке, Цин Шуй почувствовал легкий холод. Это было неописуемое ощущение. Женщина перед ним была его учительницей, его лучшим другом. Она была той, кто был ответственен за самое важное поворотное событие в его жизни.
  Они стояли на спине жар-птицы, и Цин Шуй не знал, зачем, но он не отпускал ее руку. Ие Цзянъэ смотрела вдаль со слабой улыбкой на лице, не убирая руку и не пожимая ее в ответ.
  Цин Шуй так давно искал женщину, которая станет его родственной душой. Стоя рядом с ней, рука в руке, погрузившись в восхитительные виды рек и озер, лучшей компании было не найти.
  "Мастер, могли ли вы себе представить, что однажды вы сможете увидеть все роскошные реки и горы в мире девяти континентов?" Цин Шуй смотрел на свою спутницу, чьи белоснежные одежды развевались на ветру, словно небесная дева, готовая взлететь в небеса.
  "И что, я увидела? Настроение играет огромную роль, когда ты восхищаешься природой. Все выглядит плохо, когда ты в плохом настроении? Так ведь?" тихо сказала Ие Цзянъэ. Она знала все о делах Цин Шуя, а он знал его ситуацию.
  "Ты права. Если однажды я смогу тебя развеселить, то ты полетишь еще раз насладиться видами рек и гор мира девяти континентов со мной?" Цин Шуй давно решил, что поможет ей расправиться с Горным Хребтом Короля Льва. Прекрасные глаза Ие Цзянъэ вспыхнули, она вздохнула, покачала головой и с улыбкой ответила:
  "Хорошо. Я уже сдалась, конечно же. Спасибо тебе".
  "Ты думаешь, я не смогу это сделать?" удивился Цин Шуй.
  "Ты знаешь, как свирепы они?" посмотрела она на него и рассмеялась. Эта улыбка была словно первый луч восходящего солнца после темной ночи, когда оно разбивается о крыши домов. От этого потрясающего света захватывало дух.
  "Я не знаю. Но я уверен, что смогу сделать это. Не важно, как силен мой противник. Если ты позволишь, я пойду и сделаю это. Мне, конечно, нужно время. Но я гарантирую, что максимум в течение двадцати лет. Всего двадцать лет. И я сравняю с землей Хребет Короля Льва. Я уверен, что смогу", уверенно сказал Цин Шуй.
  Ие Цзянъэ повернулась и внимательно посмотрела на человека, которого любой другой назвал бы глупцом и незнайкой. Хотя она понимала, что он не выпендривается перед ней. Более того, она поверила ему.
  "На хребте Короля Льва есть Боевой Святой. Один шаг от Боевого Короля до Боевого Святого называется Бездной. Говорят, что это особое состояние; для того, чтобы пробиться на уровень Боевого Святого, нужны определенные предметы. Я понятия не имею, какие именно. Но я знаю, что как только воин пробивается на уровень Боевого Святого, он приобретает невообразимую силу. Разница между 10-м уровнем Боевого Короля и Боевым Святым примерно такая же, как между светом светлячка и свечением полной луны".
  "Если ты позволишь мне, я смогу это сделать. Доверься мне!" Цин Шуй легонько сжал ее ладонь. Он достал бутылек с Гранулой Красоты. Такую же он оставил Чжу Цин перед отъездом.
  "Я уезжаю. Скорее всего, у меня не получится часто навещать вас, но ты всегда можешь найти меня в Городе Тысячи Миль, если что случится".
  "Хорошо!"
  Огненная птица приземлилась на вершине Облака Тумана!
  "Цин Шуй, ты уже готов пойти на Клан Янь?" вдруг спросила Ие Цзянъэ, когда Цин Шуй уже собрался уезжать.
  "Самое раннее - к концу этого года. Если ситуация позволит, я надеюсь вернуться к концу года, может быть, на следующий год. Но это определенно будет не позднее конца следующего года", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  "Я теперь тебе не помощница!"
  "Ты мне и так уже больше всех помогла!"
  "Не волнуйся за Луань Луань. Пока я рядом, проблем не должно быть. Я что-нибудь придумаю".
  Цин Шуй пробыл еще полдня в Секте Небесного Меча и уехал!
  Ночью он вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  Он приступил к своим ежедневным упражнениям. Древняя техника усиления достигла 105-го цикла, и он чувствовал, как циркуляция в его теле становилась все сильнее. В конце концов, каждый цикл прибавлял ему 1%, а это было ни много ни мало, а целых 200000 цзинь к силе. Эти улучшения относились к его физическому состоянию, и сравниться не могло с действием медицинских гранул.
  Техника Тысячи ударов Молота!
  Базовые Техники владения мечом!
  Пятая волна!
  .....................
  Цин Шуй практиковал Технику Тысячи ударов Молота. И был очень доволен. Он чувствовал, что это было очень похоже на Тайную Сферу Базовой Техники Меча.
  "Хм... Неужели скоро прорыв?" Цин Шуй отбросил отвлекавшие его мысли и махнул молотом. Он перестал думать о чем-либо еще, замедлил движения, стараясь делать так, чтобы каждый удар молотом был идеальным. Еще один удар. Он был очень, очень медленным, абсолютно бесшумным. Казалось со стороны, что это был обыкновенный и довольно посредственный удар, однако его эффект был, словно гора опустилась на землю!
  Бам!
  Громкий звук заставил Цин Шуя вздрогнуть!
  Прорыв! Техника Тысячи ударов прошла на уровень Тайной Сферы!
  Цин Шуй в шоке сжимал рукоятку молота. С тех пор, как он дошел до великой стадии успеха, он застрял на одном месте. Сегодняшний прорыв был по-настоящему неожиданным сюрпризом.
  "Неужели это результат секса с Минъюэ Гэлоу и Чжу Цин?" Цин Шую показалось, что это были презренные и недостойные мысли.
  "Ах! Камень Белого Тигра!" он вспомнил, что приобрел несколько камней, потратив на них больше тысячи таэлей серебром. Неужели эти камни были способны увеличить силу Древнего Искусства Ковки.
  Освободившись, Цин Шуй наспех перекусил и принял ванну, как раз ко времени выхода из сферы. Он повернулся перед выходом и увидел, что Цветок Жизни снова зацвел и выпустил второй бутон. Однако для того, чтобы зацвести, ему понадобится еще пара лет в реальности.
  Цин Шуй посмотрел дальше и с удивлением увидел плод на корне безымянного дерева!
  Персик! Хотя он был пока размером с кончик пальца, это однозначно был персик. Он не мог понять, какому персику понадобилось сто лет на вызревание, сто лет на цветение и еще сто лет на завязку плода...И тут ему в голову пришел ответ. Он вспомнил свои алхимические рецепты, которые дважды упоминали Персик Бессмертия.
  Неужели это и был Персик Бессмертия? Тот самый, который увеличивал жизнь на 50 лет?
  Цин Шуй смотрел на корень безымянного дерева и не мог поверить своим глазам.
  Днем он вернулся в Город Тысячи Миль. Поездка в повозке, запряженной в металлического быка, заняла бы у него пару месяцев, не меньше. А теперь ему хватило пяти дней. У его жар-птицы была впечатляющая скорость. Даже Вэньжэнь Ушуан потребовалось полмесяца лету на Белом Вермиллионе.
  Когда он пролетал мимо Постоялого Двора Юй Хэ, он обратил внимание, что он больше не был заполнен посетителями. Он знал, что там все еще заправляют люди из Клана Юй, но не Юй Хэ.
  Цин Шуй отправился прямиком туда, где праздновал день рождения Юй Дунхао. Юй Дунхао было особенно рад видеть возвращение Цин Шуя!
  "Деточка, посмотри, кто здесь!"
  "Дедушка..."
  Прозвучал знакомый голос, который резко остановился. Девушка тупо смотрела на Цин Шуя, моргая своими длинными сексуальными ресницами.
  "Цин Шуй?"
  "Сестра Юй, ты не узнаешь меня больше?" улыбнулся ей Цин Шуй. Юй Хэ стала еще красивее. Она была женщиной одновременно прекрасной и умной. Он даже не заметил, как и когда Юй Дунхао ушел.
  "Ты так изменился. Я едва узнала тебя", радостно подошла к нему Юй Хэ и внимательно посмотрела в его лицо.
  "Изменился к лучшему или к худшему?" засмеялся Цин Шуй. Юй Хэ была исключительно очаровательна, она была милой и заботливой женщиной. Только зрелые и сдержанные женщины обладали такой харизмой.
  "Ты превратился в замечательного мужчину".
  Цин Шуй чуть не задохнулся от ее слов. Юй Хэ громко рассмеялась, увидев его выражение лица.
  "Все хорошо, ты просто вырос и возмужал! Как ты поживал все эти годы?" Юй Хэ потянула его за рукав внутрь павильона.
  "Все отлично. А ты как? Чем занималась?" последовал он за ней.
  "Я три года занималась культивацией вместе с дедушкой. Хотя я очень старалась, нет у меня способностей к этому. Так что шансы когда-то пробиться в Сяньтянь очень малы", с легким сожалением сказала она.
  "Не волнуйся. Я ничего не гарантирую, но есть шансы. Для начала начни принимать вот это", Цин Шуй достал бутылек с Гранулами Концентрации Духа. Он собирал гранулы довольно давно, потому что было не меньше дюжины людей, которым он хотел отдать эти таблетки.
  К тому моменту, когда он вернулся в резиденцию Цин, был уже поздний вечер. Все радостно встречали его появление. Он стал частичкой сердца каждого, пусть даже в самом незначительном количестве.
  Ши Цинчжуан не осталась в резиденции Цин, хотя Цин Шуй планировал оставить ее там...
  Минъюэ Гэлоу и Цин Юи занимались приготовлением ужина. Цин Шуй с умилением наблюдал за этой сценой. Он был дома. Дом, о котором он всегда мечтал!
  
  Глава 363. Полгода пролетели, как миг. Перемены. Двухцветные Доспехи. Персик Бессмертия.
  Время проходило посреди будничного спокойствия и тревог, и вот, не успел он и глазом моргнуть, как прошло полгода. Полгода не так уж и много, но для Цин Шуя это были большие перемены.
  Полгода времени для него означали, что он провел почти двадцать лет в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Это было его преимущество, эффект от которого был больше, чем самая лучшая Гранула Концентрации Духа во всем мире девяти континентов.
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  Цин Шуй занимался циркуляцией Древней Техники Усиления. Он буквально несколько дней тому назад перешел на 115-й цикл. Упорные тренировки в течение полугода позволили его Древней Технике Усиления продвинуться вперед на десять циклов. Одна только сила увеличилась больше чем на двести тысяч цзинь, а все остальные способности увеличились на 10%. Цифра получалась немаленькая. Даже малая восстанавливающая гранула не могла сравниться с таким прогрессом. Если у воина, однако, не было потенциала для дальнейшего развития, медицинские гранулы помогали увеличивать только десять процентов того, что человек в тот момент имел в своем арсенале.
  Но прогресс Цин Шуя был другим. Казалось, что его способности увеличились на 10%. Если бы ему пришлось в будущем принимать еще медицинские гранулы, то он бы смог дальше культивировать еще 10% от общего количества его способностей.
  Гранулы имели свои плюсы и минусы. Приращение, которое испытывал воин от принятия медицинских гранул, были похожи на насильственное вторжение; его нельзя было сравнить с тем, что испытывал воин через упорные и тяжелые тренировки и закалку. Еще одним побочным эффектом было развитие устойчивости к лекарствам. Если человек принимал слишком много лекарств одного типа, даже если они были разного типа, эффект от этих гранул уменьшался. Самым худшим сценарием было эффект от несопоставимых лекарств, которые по незнанию воин мог принять вместе.
  Например, некто принимал слишком много малых восстанавливающих гранул первого королевского уровня. У него развилась стойкая сопротивляемость к ее лекарственным свойствам. В будущем если он примет гранулы первого королевского уровня или ниже, эффекта может и не наступить.
  За последние полгода Цин Шуя беспокоило только одно - придут ли за ним люди из Медицинского Клана Синань. До нынешнего момента он ни на секунду не чувствовал себя спокойным. Тем не менее, сожалений о сделанном он не испытывал.
  Также он успел еще раз слетать в Секту Небесного Меча проверить, как дела шли у Вэньжэнь Ушуан. На тот раз его сердце еще больше заболело. Чувства Вэньжэнь Ушуан к нему стали еще слабее. Они пока не были совсем чужими друг другу, но считались всего лишь друзьями. Холодность снова воцарилась на лице этой непревзойденной красавицы. Цин Шуй чувствовал, что, не смотря ни на что, ничто не могло устоять перед воздействием времени, никакое сердце не выдерживало этого.
  "Время идет, обстоятельства меняются!" Цин Шуй не переставал думать об этом, хотя и знал, что эти слова не совсем подходили к его ситуации.
  Совсем скоро после окончательного отъезда Вэньжэнь Ушуан в Секту Небесного Меча, в город Тысячи Миль прибыли Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Их огромная сила и непревзойденная красота произвели фурор среди жителей города. И вот только тогда Цин Шуй заметил, что к Хоюнь Лю-Ли вернулась ее красота, вернее, она стала даже еще красивее. Он знал, что она приняла Гранулу Красоты.
  Прибытие двух красавиц на демоническом чудовище в Клан Цин вызвало настоящую шумиху в Городе Тысячи Миль.
  "Демоническое чудовище Сяньтянь!"
  "Какая красивая женщина! Что случилось с Городом Тысячи Миль?"
  "Они не уступают красавицам из Секты Небесного Меча!"
  "Какие красивые и надменные дамы!"
  ...
  На этот раз Цин Юи заметила, как по-настоящему вырос ее сын. Когда Цанхай Минъюэ назвала ее тетушкой, она была поражена. Их отношения с Цин Шуем были непонятными, однако, мать понимала, что что-то ненормальное между ними было...
  Если бы ей пришлось выбирать только одну жену для своего сына, Цин Юи бы растерялась. Она однажды сказала Цин Шую, что, пока он способен, он может привозить всех хороших женщин со всего мира девяти континентов. Она сказала это, чтобы просто его поощрить на более смелые поступки, как любящая мать, желавшая сыну счастья.
  Две дамы остановились в Городе Тысячи Миль на три дня, а потом снова вернулись в Земной Рай. Ши Цинчжуан заезжала в то же самое время. Кроме Ши Цинчжуан, Цанхай Минъюэ, Хоюнь Лю-Ли, Минъюэ Гэлоу, Цин Юи знала, что в Клане Юй была женщина, которая не искала Цин Шуя. Четыре дамы вместе выглядели, словно букет цветов, сводивших с ума.
  Они не ругались между собой, но и не дружили. Они вежливо приветствовали друг друга, но посматривали на Цин Шуя. В их взглядах явно читалось запутанность и непонимание. В тот момент, он чувствовал, что он как бы наполовину был погружен в жерло вулкана, а наполовину в лед айсберга. Он знал, что каждая из этих четырех была в глубоких раздумьях.
  Сам он ругал себя за такой легкомысленный характер, ругал за то, что не знал предела. Неужели одной из этих женщин рядом ему было не достаточно для того, чтобы благодарить судьбу и своих предков за такой подарок небес? Но почему же тогда он все еще надеялся на чудо?
  все это время Цин Шуй боролся с этой проблемой в себе.
  Вздохнув, Цин Шуй поднял Молот, Сотрясающий Небеса. С того самого момента, как он довел до тайной сферы свою Технику Тысячи Ударов Молотом, он мечтал проверить свои текущие способности. На этот раз он был снова вне себя от радости.
  Подумать только, его техника ковки пробилась на второй двухцветный уровень!
  Цин Шуй так много об этом думал, но никак не мог пробиться. Но теперь, когда его Техника Тысячи Ударов прошла в тайную сферу, он думал только о том, насколько доминирующей была эта техника, забыв совершенно, что изначально это была техника ковки.
  Он достал свои доспехи, сапоги и шлемы, которые сопровождали его во всех опасных ситуациях в Южном Городе. Он проверил их всех один за другим и решил использовать двухцветную технику ударов молотом и выковать их заново. Цин Шуй был ужасно доволен атрибутами, которые получились в итоге.
  Доспехи верхней части тела, обеспечивают 20% увеличения защиты, ограничиваясь только защищаемыми областями тела; 250 увеличение силы, 200 к выносливости, 100 к проворности! Увеличенный эффект Силы Бешеного Быка на 20%, который вступает в силу только вместе с тремя другими предметами защиты или оружием с похожими атрибутами!
  Нижняя часть доспех. Обеспечивают 20% защиты к прикрываемым областям; 250 к силе, 100 к выносливости, 100 к проворности! Увеличенный эффект Силы Бешеного Быка на 20% только в сочетании с тремя другими предметами доспех или оружием с похожими атрибутами!
  Шлем, обеспечивает увеличение на 20% , ограничивая защиту только защищаемой области тела; 100 к силе, 100 к выносливости, 100 к проворности, 10 к энергии! Увеличение эффекта Силы Бешеного Быка на 20%, вступает в силу только в сочетании с еще тремя предметами или оружием с похожими атрибутами! 10 к энергии?
  впервые Цин Шуй встречался с таким атрибутом. Он подумал про Энергетический Плод. Неужели это увеличивает Духовное Чутье? Или чувства? Или духовную энергию?
  "Посмотреть на боевые сапоги надо сначала. Эффект этой энергии мы сейчас узнаем!" подумал Цин Шуй и решительно перешел к прочтению инструкции к сапогам.
  Боевые сапоги. Обеспечивают увеличение скорости на 20%; 300 к силе, 200 к выносливости, 200 к проворности! Увеличение эффекта Силы Бешеного Быка на 20% только в соединении с тремя другими предметами или оружием с похожими атрибутами!
  Цин Шуй так радовался, что эффект Силы Бешеного Быка присутствовал! Подумать только, техника ковки увеличила его силу Бешеного Быка на целых 20%!
  Доспехи, шлем, боевые сапоги, которые раньше были золотого цвета, теперь приобрели оттенок красного и особую доминирующую ауру. Он подумал о том, что класс доспех и оружия определялся еще и другим цветом. Самый высокий божественный уровень должен давать семь оттенков к предмету.
  Цин Шуй с нетерпением облачился в доспехи. Тут же сильнейшая волна энергии пронзила его тело с такой мощью, что он чуть не застонал. Поразительные ощущения.
  Цин Шуй провел циркуляцию Силы Бешеного Быка, и немедленно ощутил силу доспех, которая постепенно сливалась с силой быка. Свирепая сила быка словно трансформировалась в яростную реку. И это увеличение поразило Цин Шуя.
  Сила бешеного быка могла увеличить силу воина на 30%. А сейчас его сила увеличилась наполовину! На 20% больше по сравнению с предыдущими атрибутами.
  "Черт побери! Черт, это очень мощно! Теперь сила бешеного быка увеличивает мою силу на 50%!"
  Цин Шуй не сдержался и схватил Молот, Сотрясающий Небеса. Вместе с его Энергией Природы волшебная сила росла в нем, заставляя его ощущать себя способным разбить гору на две половинки.
  Его сила существенно увеличилась. В нем теперь было почти пять миллионов цзинь. Это была грандиозная мощь. Его защита увеличилась на 10%, а скорость и того больше.
  Два часа Цин Шуй тренировался!
  Браслет!
  "Как я мог забыть про браслет? Браслет, который может увеличивать мою разрушительную силу. Разрушительная сила может равняться общей силе воина в какой-то степени". Цин Шуй снял браслет и выковал его заново.
  На этот раз он мог использовать только свою руку вместо молота, с чем возникли проблемы, потому что молот позволял ковать только крупные предметы. Цин Шуй полностью погрузился в процесс, даже не считая количество ударов, которые он произвел.
  Динь!
  Два разноцветных луча вспыхнули перед глазами Цин Шуя!
  Похожие на те, что он видел ранее, они также были двух цветов - желтого и красного. Цин Шуй знал, что и браслет прошел успешную перековку!
  Он быстро применил Технику Небесного Видения. И вот, что он прочел:
  разрушительная мощь увеличилась на 20%, сила на сто, проворность на 50, выносливость на 50. Только один браслет производил нужный эффект, не важно, сколько браслетов было надето.
  Надев браслет на руку снова, Цин Шуй ощутил свирепую и брутальную силу. В то же самое время кровь волной хлынула в его мозг. Такая мощь быстро выводила воина из себя. Цин Шуй почуял, что этой силы было слишком много, она могла легко довести до безумия, что воин вполне мог убить невинного человека под влиянием этой сумасшедшей мощи.
  Однако у браслета было лишь 20% приращение к разрушительной силе, не достаточной для того, чтобы Цин Шуй потерял над собой контроль. Подходящее количество разрушительной мощи могло дать вполне удовлетворительный эффект. Однако жаль, что такая разрушительная сила не принадлежала ему, а была лишь прибавкой в виде браслета. Поэтому слишком много такой силы могло произвести обратный эффект на его сознание, например, слишком много силы отнять во время боя.
  Сняв с себя все снаряжение, отложив все аккуратно в сторону, Цин Шуй решил, что он не будет полагаться на внешние раздражители, если в них не будет крайней необходимости. Ему все равно хотелось зависеть только от своих способностей. "Закалить тело" было истинной целью Древней Техники Усиления.
  До выхода из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй еще раз взглянул на плод на безымянной ветке. Полгода в реальности означало 75 лет в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он мог уже уверенно сказать, что это был персик, размером с его кулак, пока зеленого цвета, но уже посверкивавший на солнце.
  Всякий раз, глядя на него, Цин Шуй чувствовал себя очень радостным, потому что он был уверен, что это было он, тот самый Персик Бессмертия. Ему нужно было сто лет для того, чтобы выпустить корни, сто лет, чтобы вырасти, сто лет, чтобы зацвести, сто лет, чтобы завязать плоды, что лет, чтобы созреть. С самого начала до конца ему было нужно пятьсот лет.
  А в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Персик Бессмертия должен был созреть через два реальных месяца. Ему нудно будет подождать, чтобы растение снова зацвело, завязало плод и созрело, чтобы получить следующий Персик Бессмертия, для чего ему понадобится два года в реальной жизни.
  
  Глава 364. Суп на Тигриной Кости для укрепления тела. Очищающее вино на персиковом цвете.
  На следующий день Цин Шуй продолжил обучать членов Клана Цин кулачному бою и форме тигра в торговой компании клана. Что касается Минъюэ Гэлоу, она давно уже была обучена и Форме медведя, и форме журавля. Цин Шуй не хотел контролировать ее тренировки, потому что его собственная техника была лишь источником информации для нее. Как она тренировалась, зависело только от нее, точно так же она обучилась Форме Тигра. Однако Цин Шуй оказывал ей огромную поддержку. Он рассказал ей об экране, купленном в мебельном магазине Южного Города, о том, как на него снизошло озарение от увиденных изображений на камнях в Небесном Дворце. Такие вещи не повстречаешь просто так. Цин Шуй только описал образы, показал ей портрет Свирепого Тигра, Спускающегося с Горы. Все вместе - портрет и описание скульптур - дало ей возможность почувствовать себя, словно она сама все это испытала.
  Все в Клане Цин делали огромные успехи под влиянием гранул концентрации духа. За полгода, как Цин Шуй и планировал, благодаря неустанным тренировкам, они развили свои тела и пережили очищение организма. Кроме обычной тренировочной рутины Цин Шуй также приготовил кое-что особенно для них.
  Суп на кости тигра для укрепления тела!
  Это суп готовился из порошка кости тигра тысячи лет с добавлением различных специй и тысячелетних трав. Он заметил, что его кулинарные навыки улучшились с переходом на 5-й уровень Древней Техники Усиления, позволив ему готовить разнообразные лечебные супы.
  Этот суп на кости тигра для укрепления тела подходил для употребления воинам уровня Сяньтянь и ниже. Эффект он производил в отношении укрепления тела и костей, что и подразумевалось в его названии. Между действием лечебных супов и лекарственных гранул была огромная разница. Однако наиболее очевидная разница была в том, что после потребления лечебных супов не возникала устойчивость к медицинским препаратам. Более того эти супы можно было потреблять довольно долго. И они прекрасно влияли на скорость тренировок.
  Цин Цзян и Цин Хэ не могли пробиться в Сяньтянь на протяжении этих шести месяцев, но с помощью акупунктуры Цин Шуя и его тренировок Формы Тигра, они чувствовали, что были уже у самых ворот входа в Сяньтянь.
  Третье поколение клана Цин также продвигалось вперед семимильными шагами, особенно Цин Цзы и Цин Ю. эти двое стали сильными, но нельзя было наверняка сказать, имели ли их улучшения отношение к супу укрепления тела, так как оба брата были слишком тесно связаны друг с другом.
  Человек мог с удивительной скоростью улучшать свои показатели под влиянием Гранулы Концентрации Духа и Супа на Кости Тигра. Цин Ю стал вторым человеком, который пробил уровень Боевого Командира, первой была Цин Бэй, самая юная в Клане Цин, к тому же единственная девочка.
  "Брат Цин Шуй, ты давал Цин Бэй какие-то лекарства? Почему она так быстро движется вперед?" ворчал Цин Ю.
  "Ха-ха, меня не было три года, кто, по-твоему, был единственной, кто хорошо обращался с твоей невесткой Минъюэ?"
  Цин Ю замолчал под хихиканье Цин Бэй. Ему пришлось заткнуть рот, потому что скорость, с которой продвигалась вперед Минъюэ Гэлоу, была невероятно огромной. Несмотря на то, что клан защищал Цин Шуй, Минъюэ Гэлоу быстро привлекла к себе внимание тем, что смогла в одиночку бороться с целой армией противников. Она была настоящим исключением, ведь она считалась редкостью, рождавшейся один раз в тысячу лет. Но теперь Цин Ю обошла еще и Цин Бэй, которая была моложе его. И это выводило его из себя. Он был крайне недоволен собой.
  Каждый раз, когда он проходил через очередной прорыв, он опаздывал от Цин Бэй ровно на один шаг. Эта маленькая лиса чувствовала свое превосходство и постоянно хвасталась им перед Цин Ю!
  Цин Шуй беспокоился только из-за своей матери. Он был уверен, что у него получится создать Золотую Гранулу Сяньтянь, как только у него появиться ядро дьявольского чудовища. Только дело это было не из легких - никто никогда не знал, когда и где мог появиться столь редкий ингредиент.
  Цин Шуй вздохнул. Он решил, что ему нужно решить незаконченные вопросы с Кланом Янь до того, как у него получится создать эту Золотую Гранулу.
  В это время в Медицинском Клане Страны Синань!
  "Старший Син, младший боевой брат, старший боевой брат Ли, старший боевой брат Янь, старший боевой брат Фан мертвы! Даже младший боевой брат Цянь изуродован!"
  На коленях перед крупным стариком крепкого телосложения в красивых одеждах стоял изящный молодой человек и рыдал.
  "Что?!" Властный мужчина поднялся со своего кресал. Он свирепо сверлил глазами изящного юношу.
  "Это те, кто собрался в Город Тысячи Миль! Все, кроме боевого брата Цяня, все мертвы. Их убили!" говорил юноша, дрожа от ужаса.
  "Кто это сделал? ВО всей стране Цан Лан на Континенте Зеленого Облака и в этом городишке Тысячи Миль кто осмелился убить моих людей? Людей из Клана Медицинского Короля? Кто?! Говори!" Длинная бород а и голова Старшего Сина были белыми, как снег. Глаза его были красными от ярости. Несмотря на преклонный возраст, он все еще тренировал учеников, но еще никто на земле не смог довести его технику Меча Поврежденной Инь до высшей сферы мастерства. Потому что ни у кого не было состояния Поврежденной Янь. Он и не думал, что после долгих лет поисков он найдет такого человека. Сыту Шан был тем, кого Син искал всю свою жизнь. На тот момент у Сыту Шана к его стыду был ужасно слабый уровень боевых навыков, однако Старший Син знал, что Медицинский Клан не испугается принять его. Используя некоторые лекарственные гранулы и таблетки, Старший Син верил, что за короткое время Сыту Шан сможет изучить основы. Он знал, что именно Сыту Шан был тем, кто довел бы Технику Меча Поврежденной Инь до самой высшей сферы. Поэтому он ни на минуту не колебался, когда принимал Сыту Шана в качестве своего Последнего Ключевого Ученика. Старший Син был счастлив тому, что кто-то вырезал в свое время тестикулы Сыту Шану. Когда он об этом узнал, он не смог сдержать своего смеха. Сами небеса пришли к нему на помощь! Человек с конституцией Поврежденной Янь был лучшей кандидатурой для изучения Техники Меча Поврежденной Янь. Если кто-то смог кастрировать себя до входа в Сяньтянь во время своих тренировок, то ему было еще проще получить высокие результаты, и улучшения происходили быстрее. Но никто не осмеливался рискнуть, потому что каждый мужчина считает их своей жизненной силой. Это для мужчин важнее самой жизни. Для этой методики требовались редчайшие травы: Плоть Живущего Мертвеца с белой костью, например. Слишком опасно было зависеть только от собственных сил, чтобы достичь уровня восстановления конечностей, который был подвластен только Боевым Императорам, культиваторам выше уровня Боевого Святого.
  В мире девяти континентов давненько не бывало Боевых Императоров. На Континенте Зеленого Облака и Боевого Святого уже не было. Никто никогда не слышал ни о Боевых Императорах, ни о культиваторах на вершине Боевого Святого.
  Старший видел в Сыту Шане возможность, дарованную ему богами. Он был идеальным кандидатом, которому старший смог бы передать свою мантию, идеальным учеником, который со временем мог бы взять под свое руководство весь Медицинский клан. До входа в Сяньтянь Старший приготовил Гранулу Восстановления Янь специально для него! Все было уже готово, оставалось дождаться, когда Сыту Шан пробьется на уровень Сяньтянь. Но сейчас... Он был убит где-то в Городе Сотни Миль, в котором не было ни одного воина Сяньтянь. Что было еще более неприемлемым, так это то, что вместе с ним погиб воин на пике Сяньтянь и воин 8-го уровня....
  Судьба решила подразнить его?
  "Старший боевой брат Ли, старший боевой брат Янь и младший боевой брат были убиты молодым человеком по имени Цин Шуй из Клана Цин. Старшего боевого брата Фан был убить каким-то неизвестным юношей в Городе Изобильных Небес. После тщательного расследования, проведенного старшим боевым братом Цянь, было выяснено, что их убил тот же самый воин", едва мог продолжать юноша, которого очень сильно трясло.
  "Старший Син, этот Цин Шуй кое-что сказал. Я не знаю, стоит ли это произносить вслух", продолжил он после некоторой паузы. На этих словах его поклон стал еще ниже.
  "Говори. Ты знаешь, что бывает, если что-то скрывать от меня", сказал Старший Син с нетерпением. Он был бледен.
  "Этот Цин Шуй сказал, что если мы не будем сдерживать себя, то в существовании Медицинского Клана больше не было смысла!" И тут юноша замолчал. Казалось, что его дрожь только усилилась.
  "Свободен", тихо сказал Старший Син. Молодой человек немедленно исчез, словно его только что помиловали после совершения серьезного преступления!
  "Город Тысячи Миль. Клан Цин. Цин Шуй. убить воина вершины Сяньтянь под силу только боевому королю. Однако глубоки секреты Клана Цин. Он уж точно не идиот, раз делает такие громкие заявления. Можно сделать только один вывод: если Клан Цин не такой сильный, каким кажется, значит, за ними стоит большая сила", думал про себя Старший Син.
  Старший Син был вспыльчивым, но не глупым. Он мог точно определить потенциальную опасность. На этот раз он прекрасно понимал всю суровость ситуации, но не мог понять причины ее возникновения. Страна Синань была самой сильной и самой большой страной на континенте Зеленого Облака, а Клан Медицинского Короля был самым сильным и крупным кланом в Стране Синань. Неужели Клан Цин поддерживали предыдущие поколения старых кланов или сект на континенте?
  ............
  "Второй Дядюшка, ты готов?" спросил Цин Шуй Цин Хэ. Они были в приватной комнате резиденции клана Цин.
  "Готов. Не так и важно, получится у меня или нет. Я никогда не думал, что смогу пробиться в Сяньтянь, хоть и столько лет усердно тренировался". Цин Хэ был взволнован и нервничал, хоть и утверждал, что готов.
  "Не волнуйся, второй дядюшка. Расслабь голову, выпей бокал вина для начала!" Цин Шуй вынул бутылку вина на цветении персика и налил бокальчик Цин Хэ в одно мгновение тончайший аромат персика и странный освежающий запах, отдававший мускусом и сандаловым деревом, наполнил воздух комнаты. Этот запах расслаблял, внушал беззаботность и согревал мышцы и кости.
  Вино на цветке персика было прозрачным и чистым, слегка более плотным, чем вода. Это было чистейшее вино цвета белого персика. Хотя оно не играло волшебными красками на солнце, оно однозначно было чистейшего качества.
  Цин Хэ не сводил глаз с бокала вина. От одного аромата и взгляда на вино он испытывал необычные ощущения.
  "Дядюшка, быстро выпивай вино, оно должно помочь тебе пробиться в Сяньтянь!"
  Цин Хэ выпил вино, а только потом услышал последние слова племянника.
  "А теперь, дядюшка, покажи Искусство Голубого Лотоса, а потом Форму Тигра, как я тебя учил. И продолжай их показывать, стараясь ни о чем больше не думать. Помни! Ни о чем не думать!"
  Обычно для перехода в Сяньтянь было необходимо получить озарение, чтобы как минимум очистить тело. Цин Шуй решил использовать персиковое вино для очистки костей, чтобы отрегулировать духовную силу воинов. Хотя оно и примерно не равнялось озарению, у него в запасе была чудесная акупунктура.
  Искусство Голубого Лотоса Клана Цин было незаконченной методикой. Однако Цин Шуй заметил, что даже незаконченная методика прекрасно работает с вспомогательными техниками. Даже если не менять ничего, как сделал он в свое время, оказываться от этой техники было глупо.
  Применив акупунктуру, святые ладони, плюс свою мистическую устрашающую энергию, Цин Шуй резко ударил Цин Хэ. Все сотни точек акупунктуры в теле Цин Хэ получили удар. От этого удара Цин Хэ покачнулся, у него резко закружилась голова, однако он сохранил равновесие под влиянием золотых игл Цин Шуя. На коже Цин Хэ выступили капли темно-серой субстанции, похожей на масло, ужасно вонючей!
  "Совсем чуть-чуть осталось до озарения!"
  Цин Шуй вспомнил, как его тело также выпустило черную масляную субстанцию, когда он достиг озарения. С ним было то же самое, когда он перешел на 4-й уровень Древней Техники Усиления. Значит, Цин Хэ прошел достаточную очистку.
  Он не был уверен, что сможет сделать так, чтобы Цин Хэ перешел на уровень Сяньтянь на этот раз. Однако если бы у него получилось, он бы смог использовать эту технику "фальшивого озарения" и золотые иглы, чтобы добиться похожего эффекта и у остальных членов его клана в будущем.
  
  Клан 365. Цин Хэ прорвался в Сяньтянь! Грешник, любитель непревзойденной красоты.
  Цин Шуй спокойно вышел из приватной комнаты и медленно поднялся по каменным ступеням. Теперь прорыв Цин Хэ целиком лежал во власти удачи. Цин Шуй с нетерпением ждал результатов. Многие в Клане Цин теперь смотрели с таким же нетерпением и надеждой на Цин Шуя, особенно Цин Цзян и старый мастер Цин Луо, которые специально приехали за этим в Город Сотни Миль.
  Никто не знал, каким образом старик Цин Луо узнал о том, что у его сына был потенциал для вхождения в Сяньтянь. Он проделал долгий путь в Город Тысячи Миль, как только узнал об этом. В конце концов, вхождение в Сяньтянь было мечтой всей его жизни. Он пытался сам войти в сферу Сяньтянь, но безуспешно. С тех пор он вкладывал всю надежду на своих старших сыновей. Поэтому он не позволил им принять Божественную Гранулу Деформации в то самое трудное время. Его самое большое желание было, чтобы кто-то из Клана Цин прорвался в эту сферу и стал, наконец, боевым мастером Сяньтянь. Не просто мастером Сяньтянь, но воином, который бы смог довести Искусство Голубого Лотоса до стадии Проявления Девятого Лотоса.
  Жаль, что Искусство Голубого Лотоса Клана Цин было не доведено до логического конца, поэтому с его помощью было трудно даже войти в Сяньтянь. поэтому старик так мечтал пробиться в эту сферу. Как только Сяньтянь будет покорен, Город Сотни Миль мог бы стать самым сильным городом на континенте.
  Способности отдельно взятого человека зависят от него собственных горизонтов. Горизонтом Цин Луо был Город Сотни Миль. Желание поднять статус города был самым его заветным желанием. Более того, он уже много лет был на вершине Боевого Командира. Он пользовался авторитетом у множества людей в городе, но возраст постепенно брал свое. Поэтому он старался обращаться со всеми справедливо и по-доброму, и поэтому, несмотря на то, что у Клана Цин не было особого влияния, они никогда не впутывались ни в какие неприятности.
  Когда Цин Шуй пробился в Сяньтянь, радости Цин Луо не было конца. Он был счастлив, потому что брачные связи ценились обществом больше всего, не важно, через сына или через дочь были эти связи установлены, или даже если это был зять и внуки третьего поколения. Пока один продвигался к вершине, все его друзья и родственники поднимались вместе с ним.
  К Цин Шую Ло относился как к собственному внуку. Он вырос в Клане Цин, носил их имя, куда бы он ни шел. И никогда в жизни не встречал никого из Клана Янь. Однако все вокруг знали, что в скором времени Цин Шуй собирался отправиться в город Янь за возмездием.
  Из-за всего этого Цин Юи была словно в трансе все последнее время. Она с отсутствующим взглядом наблюдала за девушками, которые были того же возраста, что и Ши Цинчжуан. Цин Шуй знал, что его мать все время думает о своей девятимесячной дочери, которую у нее отобрали силой. От мысли о том, что его старшая сестра страдает в Городе Янь, еще больше разбивала его сердце. Ему не хватало смелости рассказать об этом Цин Юи. Он ждал подходящего момента, чтобы не тратить впустую ни капли своей силы. Он должен был серьезно подготовиться, потому что как только он ступит на территорию Клана Янь, он все заберет с собой.
  Цин Шуй думал, что ему нужно будет, как можно скорее, отправляться в путь, однако ощущение, что он что-то упускает, не оставляло его. Он всегда верил в свою интуицию, поэтому замер в ожидании момента, когда его сердце ёкнет и прикажет отправляться в дорогу.
  "Цин Шуй, как дела?" со смехом спросил Цин Луо, однако, было очевидно, что старик необычно нервничает. Цин Шуй понимал, что все это из-за того, как много надежд возлагал старик на своих детей, потому что родители всегда надеются, что их дети станут лучше них самих. И эта надежда не ослабевает со временем.
  "Дедушка, не нужно волноваться. Ну, не получится в этот раз, получится в другой. У меня план сделать старшего и второго дядюшек Сяньтянь к концу этого года", со смехом ответил ему Цин Шуй.
  "Я не могу больше ждать. Твои дядюшки не молоды. Если они не станут воинами Сяньтянь в ближайшие три-пять лет, я думаю, что надежды у нас больше нет. Даже если они станут Сяньтянь сейчас, они не смогут продвинуться по боевой тропе слишком далеко", голос Цин Луо звучал пессимистично, тем не менее, он был счастлив надеяться хотя бы на это. Условия прохождения в Сяньтянь были слишком суровы.
  "Дедушка, не волнуйся! Твой внук обязательно порадует тебя в течение этого года!"
  В этот самый момент волна мощной энергии окатила Цин Шуя. Конечно, никакого вреда она ему не сделала, тем не менее, повергла в небольшой шок. За его спиной стояла Минъюэ Гэлоу, тщетно пытаясь сдержать сдавленный смешок. Она прекрасно понимала, что он испытывает, потому что сама бывала в похожей ситуации!
  "Второму дядюшке едва удалось войти в Сяньтянь. Не нужно беспокоиться, ему понадобиться какое-то время, чтобы стабилизировать сферу!"
  По душе пришлись всем слова Цин Шуя, ведь они знали, что для боевых воинов сфера Сяньтянь была одной из серьезных ям на дороге. Когда воин проходил через ворота в Сферу Сяньтянь, он испытывал радость, не меньшую, чем радость от прохождения на уровень Боевого Короля.
  "Ха-ха, в нашем клане еще один воин Сяньтянь..." глаза Цин Луо наполнились слезами. Это были слезы искренней радости.
  Цин Юи переполняло удовлетворение. Она смотрела на своего сына и понимала, что из-за того, что она когда-то давно сделала, она позволила Клану Янь прийти в Деревню Цин. И хоть случилось это много лет назад, ей все еще было невыносимо осознавать, что ей пришлось это пережить. И хоть никто вокруг старался не упоминать этого вслух, все прекрасно понимали ее чувства. Цин Юи снова и снова переживала произошедшее уже много лет. Что бы ни говорили люди, из-за нее ее отца держали с ножом у горла.
  Ее отец долго пытался смириться со вспыльчивым характером его негодной дочери. Она хотела сама отправиться в Клан Янь больше, чем кто-либо еще. Для нее, готовой сделать все ради прощения со стороны ее родителей, видеть, как ее отец мучается, было невыносимо. Но она ничего не могла поделать, потому что Клан Инь доминировал во всей стране. За прошедшие двадцать лет она так ничего и не услышала о мужчине, которого так любила. Свадебные обещания и клятвы не выдержали проверку временем. Цин Юи так никогда и не решилась выйти замуж во второй раз из-за Цин Шуя, а, может, потому что надеялась, что когда-то они встретятся снова с ее возлюбленным. Ну и третья причина была в ее дочери, о которой она думала каждый божий день.
  Только не знала она одного: мужчина, которого она ждала все эти годы, давно умер.
  Но теперь груз, сковывавший сердца членов Клана Цин, пал благодаря превосходству, которого добился Цин Шуй. вскоре он должен был положить конец их страданиям, потому что он собирался в поход против Клана Янь. Цин Юи плакала от одной мысли об этом. Она испытывала грусть и облегчение одновременно!
  Энергия переполняла всех из третьего поколения Клана Цин, когда Цин Хэ пробился в Сяньтянь. Этот парень с горячей кровью воспринял это как возможность улучшать свои показатели, а вот девчушка Бэй не собиралась ни с кем конкурировать. Она была не из тех, кому нужно было доминировать над другими, она не собиралась взобраться на вершину боевого мастерства в мире девяти континентов, потому что она в тайне мечтала лишь о том, чтобы кататься верхом на крутых дьявольских чудовищах и путешествовать по миру.
  Новости от том, что Цин Хэ пробил Сяньтянь, быстро разлетелись по Городу Сотни Миль, словно на крыльях птицы. Однако у Цин Клана уже был титул клана с самым мощным потенциалом в городе Тысячи Миль, благодаря Цин Шую. И тут же подоспели новости о его помолвке с Кланом Ши, его отношения с воином Сяньтянь из Клана Юй, о красавице из сферы Сяньтянь, которая тоже принадлежала Цин Шую и жила за стенами Постоялого Двора Аромата Ночи.
  Клан Цин стал самым сильным кланом в Городе Тысячи Миль в тот момент, когда Цин Шуй победил воина уровня Сяньтянь из Клана Сыту, и когда Секта Небесного Меча вмешалась, чтобы разрешить кризис между Кланом Цин и Городом Небесной Реки.
  Пока Цин Шуя не было в клане, многих сводил с ума тот факт, что Минъюэ Гэлоу прошла в Сяньтянь. Почти каждая большая семья в городе знала о ее прошлом, о том, как трудно было к ней подойти в принципе. Однако никто не протянул ей руку. Они чувствовали себя беспомощными. С того самого случая многие начали понимать, что нельзя было судить книгу по обложке. В то же самое время они понимали, что доброта всегда вознаграждается в итоге.
  Прорыв Цин Хэ вызвал много вопросов у некоторых воинов. Многие начали понимать, что за всем этим стояла мистическая сила. В Городе Тысячи Миль было много воинов на вершине Хоутянь, но никто не мог пробиться в Сяньтянь, как бы они ни старались. А кроме тех двоих, которые были наняты недавно Кланом Сыту, в городе не было воинов, близких в вершине Сяньтянь. Да и тех Цин Шуй стер с лица земли одним ударом.
  Какой же силой обладал этот человек? Сколько ему было лет? Никто не знал ответов на эти вопросы. Он заслуживал звания демона из клана Цин. И всегда был демоном, куда бы он ни шел!
  Стоило Цин Хэ пройти в Сяньтянь, двери резиденции клана Цин не закрывались! С согласия Цин Шуя Клан принимал ценные дары от гостей, но они могли и отказаться принимать их, если посчитают их неуместными и нестоящими. Люди приходили, когда им вздумается, так как никого вреда оказать они не могли, но они все искали пользу от связи с кланом Цин.
  Цин Шуй шагал по широким улицам города, привлекая внимание людей разного возраста и пола. Большинство смотрели на него с завистью, но никто не замышлял ничего против, потому что никто не мог ничего сделать против. Цин Шуй с ухмылочкой поймал на себе взгляд одной женщины.
  Сян Бао из Клана Сян!
  Эта хрупкая девушка несколько встречалась Цин Шую. И эта лолита как-то призналась, что он ей нравится!
  Они не виделись три года, ей уже исполнилось двадцать. Она выросла, стала высокой и стройной. Она не была красивой, как Цанхай Минъюэ, не была необычной, как Ие Цзянъэ, не такой холодной, как Ши Цинчжуан...
  Однако было у нее очарование юности и простоты, какое бывает у девушки, живущей по соседству. Жаль, что Цин Шуй внутри был тридцатилетним мужчиной, и его не интересовали такие девчушки, как бы он ни старался. Конечно же, имелись в виду романтические чувства. Цин Шуй относился к ней, как к Цин Бэй, как дядя.
  "Ты вернулся!"
  Цин Шую вдруг стало так неловко. Время - безжалостная гильотина. Она всегда отрезает потерянное, включая любовь, казавшуюся бесконечной. Предметы распадались на фрагменты, пока не терялись окончательно в длинной реке прошлого.
  "Хм, думаю, что с тобой все в порядке", сказал Цин Шуй. он явно чувствовал себя зажато. Даже ему самому его слова показались неискренними!
  "Не волнуйся, я не собираюсь бегать за тобой, я знаю, что я тебе не пара!" с улыбкой сказала Сян Бао. Он знал, что она прекрасная и добрая простая девушка с приятной нежной улыбкой. Он понял еще раз, что такой тип ему не нравится, он предпочитал женщин с загадкой, таких, как Хоюнь Лю-Ли, Цинхань Е, Гунсунь Цзяньу. Даже холодная, как лед, Ши Цинчжуан входила в эту категорию. Но не Сян Бао.
  Цин Шуй нравились женщины зрелые. Она должна была, как минимум быть независимой в своем отношении. Например, Вэньжэнь Ушуан или Ши Цинчжуан, которые были молоды, но их отношение вводило Цин Шуя в заблуждение - по ним нельзя было сказать, сколько им лет по-настоящему. А еще была зрелая женщина Чжу Цин. Цин Шуй так и не знал ее настоящего возраста, но чувствовал ее силу. Он знал, что она не юная девушка. Она была именно той, кого Цин Шуй считал зрелыми девушками.
  "Отношения между мужчиной и женщиной не зависят от того, подходят они друг другу или нет. Все зависит от того, есть между ними любовь или нет". Цин Шуй терпеть не мог браки между семьями равного социального уровня, хотя верил, что такие браки могут быть до какой-то степени эффективными. Иногда брак это не просто, когда мужчина и женщина вместе, потому что брак подразумевает много разных условностей. Даже если двое в итоге сходятся, после долгого времени вместе страсть в их отношениях постепенно ослабевает. В таких случаях возникают новые причины, по которым их отношения развиваются. И вот тогда, если брак был заключен больше между семьями, чем между двумя людьми, человеку придется дважды подумать о последствиях развода или расставания.
  Брак между семьями одного статуса позволял развивать этот статус обеих сторон, ведь такие браки очень высоко ценились в мире. Кто бы не хотел, чтобы их дети нашли хорошую и могущественную семью? Такой брак мог принести много пользы в виде широких связей!
  И, тем не менее, Цин Шуй всегда был против браков равных социальных статусов. Все, что ему хотелось, это простая любовь, без дополнительных факторов. Он всегда сомневался, ведь так трудно не учитывать другие факторы, иногда это было даже невозможно.
  Судить по внешности других вульгарно, любить за силу и власть - высокомерно. Только сейчас Цин Шуй осознал, что любовь на самом деле очень простая штука. Любой мужчина любит красивых женщин, это же так просто. И не нужно было ничего усложнять.
  И даже сейчас Цин Шуй чувствовал, что любовь это просто ощущения, деликатные, которое случаются между мужчиной и женщиной.
  
  Глава 366. Ему нравятся зрелые женщины. Освежить Меч Большой Медведицы.
  Цин Шуй чувствовал, что любовь это всего лишь ощущения, запутанные и тонкие ощущения между мужчиной и женщиной!
  Люди существа противоречивые, и не существует четких границ для многих вещей.
  "Тогда, значит, я тебе не нравлюсь совсем", сказала Сян Бао, насупившись. Она не знала, когда ей взбрело в голову, что Цин Шуй был каким-то особенным. И когда она об этом ему сказала в прошлый раз, он уже находился на недосягаемой высоте. Однако он ее отверг тогда.
  Теперь по прошествии трех лет он снова появился, яркий, как звезда в небе, до которой ей было невозможно дотянуться. Чувство беспомощности начало расти глубоко в ее сердце.
  "Я не знаю, как сказать. У меня нет к тебе тех чувств, какие бывают между мужчиной и женщиной. Когда я смотрю на тебя, я вижу малышку Цин Бэй, понимаешь?" с горькой улыбкой сказал Цин Шуй. Сян Бао давно поняла, что не нравится она ему. Ему нравилась Ши Цинчжуан из Клана Ши, Минъюэ Гэлоу, которая выглядела как богиня и теперь жила в его клане.
  "Ему нравятся элегантные зрелые женщины, с достоинством, такие, у которых за плечами есть какая-то история.... А не такие желторотые девушки, как я", догадалась Сян Бао.
  "Можно прогуляться с тобой?" спросила она у него. Цин Шуй замешкался. Он не хотел иметь дела с женщинами, с которыми у него не было никаких связей, какими бы красивыми они не были!
  "Если бы Цин Бэй попросила прогуляться с ней, ты бы стал так долго раздумывать?" с улыбкой спросила Сян Бао. Цин Шуй не видел ее уже три года, он не думал, что девчушка из его прошлого вырастет в такую женственную и очаровательную девушку. Ее дразнящая улыбка заставила его понервничать. Девушка-то подросла.
  "Ну, пойдем. Ты решай, куда, а дядюшка просто пойдет за компанию!"
  Сян Бао заулыбалась еще больше, схватила его за руку и сказала:
  "Ну, дядюшка, тогда пошагали!"
  На этот раз Цин Шуй помрачнел. Ничего поделать он тут не мог. Она уже назвала его дядюшкой, сказать было нечего. Он вообще собирался дойти до Клана Ши, но теперь решил воспользоваться ситуацией.
  Идя рядом с Цин Шуем, Сян Бао думала о многих вещах. О том, что было бы прекрасно, если бы этот парень принадлежал ей. Она хотела рассказать ей, что ей было все равно, сколько женщин у него было, главное, чтобы он с ней хорошо обращался. Но язык не поворачивался это произнести. Самое главное, что она знала, что он не любил ее. Может, за следующие десять лет она ему понравится? Но зрелость женщины была не в возрасте, а характер так легко не формировался.
  "Дядюшка, надолго на этот раз?" тихо спросила она. Она планировала оставить позади все прошлое и все свои воспоминания, насколько получится. Было у нее ощущение, что в будущем ей больше, скорее всего, не придется встретиться с ним никогда.
  Цин Шуй грустно улыбался. Подумать только, так естественно она перешла на обращение "дядюшка". Он-то просто хотел ее подразнить, но она так серьезно этим воспользовалась и отплатила ему его же монетой.
  "Пока не знаю. Может, год, максимум, два!"
  С этими словами лицо Сян Бао просветлело. Она подняла голову и посмотрела на Цин Шуя:
  "Тогда если я заскучаю по тебе, можно тебя найти?"
  Цин Шуя водили за нос все это время! Он улыбнулся и сказал:
  "Можешь, но я обычно очень занят, времени нет совсем!"
  Они шли и разговаривали, вдоль широких улиц, и Цин Шуй все больше узнавал эту девушку, понимая, что она добрая, умненькая, и, правда, похожая на Цин Бэй. Время пролетело совершенно незаметно!
  "Ну, Дядюшка, время уже позднее. Давай поедим что ли?" Сян Бао сбилась со счету, сколько раз она назвала его дядюшкой, но она уже смирилась с этим. Важнее было то, что они хорошо провели время. Зачем думать о большем? Это же была просто шутка. Все это было просто шуткой. Просто чтобы было весело.
  Они вошли в приличного вида ресторанчик в городе Тысячи Миль. Он выглядел очень чистым, таким, клиентоориентированным. Они заказали простую еду, которая встречается в любых домах, и очень тепло и по-домашнему поели. Между ними не было никакого напряжения, ничего такого странного, как бывает между партнерами в паре. Цин Шуй ничего не чувствовал по отношению к этой девушке.
  Когда они уже прощались, Цин Шуй заметил, с каким нежеланием она это делает. Но ведь они всего лишь пересекались с ней, он не понимал, почему Сян Бао чувствовала к нему что-то особое, тем более, они три года не виделись вовсе.
  Он встряхнул головой, не желая больше думать об этом.
  Когда Цин Шуй вернулся к себе, было уже совсем темно, семья собиралась за столом ужинать. Он не хотел их расстраивать, поэтому присоединился к ним. Время прошло оживленно, маленькая Юйчан тоже вышла к столу.
  В клане Цин царила радостная атмосфера из-за нового достижения Цин Хэ. Прорыв Минъюэ Гэлоу случился благодаря ее гигантскому таланту, тому, чему завидовать было бесполезно. Но с Цин Хэ был явно не тот случай. Его случай был как луч света в темном царстве, вдохновляющий и пробуждающий от долго сна.
  Вот так и прошел очередной его день. Цин Шуй решил навестить Клан Ши на следующий день, чтобы попробовать провести Ши Цинчжуан в Сяньтянь. На тот момент она была культиватором на самом пике Хоутянь.
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  Цин Шуй приступил к культивации сразу же по входу в сферу и вспомнил про свой Меч Большой Медведицы. Он не мог не вспомнить сильную и загадочную божественность, исходившую от него. Эту сильную и ошеломляющую божественность, которую он получил от меча Большой Медведицы.
  "Откуда эта божественная сила? Неужели это было оружие, оставленное на земле самими богами? Может быть, этот мой Меч Большой Медведицы не такой простой, как кажется? Такой ужасно тяжелый меч..."
  Цин Шуй опустил Молот, Сотрясающий Небеса, с которым он на тот момент тренировался, и поднял Меч Большой Медведицы. Он планировал пойти в то место, где хранилась вся информация, чтобы проверить, появились ли дополнительные бонусы у меча, но почувствовал себя совершенно беспомощным, когда подумал об этой мощной и ошеломляющей силе.
  "Нужно пойти и взглянуть. По крайней мере, будет возможность закалить свои мышцы и кости под этим давлением!"
  Его взгляд случайно упал на десять камней Белого Тигра, и ему пришла идея. Может быть, ему стоило приложить "ковку" к Мечу Большой Медведицы. В Древнем Искусстве Ковки было два типа ковки. Первый тип подразумевал ковку из сырого материала, с самого начала: выплавку, литье, закалку... Традиционные способ. Но был еще и другой способ, перечисленный в инструкции Древнего Искусства Ковки, которая позволяла добавлять другой материал к уже готовому предмету, а затем закаливать его с помощи Техники Тысячи Ударов. Вот ее он и применил к своим доспехам, боевым сапогам, шлему и браслету, чтобы повысить их уровень до двух цветов.
  Этот метод в мире девяти континентов не существовал совсем! Была только одна возможность: если доспехи или оружие были уже выкованы, их можно было лишь расплавить полностью и ковать заново.
  Хорошенечко подумав, Цин Шуй решил попробовать. При самом худшем сценарии он просто потратит впустую два камушка. Цин Шуй не волновался о том, что он повредит Меч Большой Медведицы, потому что уникальной чертой второго метода была способность не повреждать оригинальный объект и не снижать его атрибуты и способности. И только поэтому он решился попробовать. Другая причина была в том, что он был уже не уровне двух цветов в искусстве ковки, и этот уровень был готов в любой момент дойти до великой стадии успеха.
  Цин Шуй вынул два тигриных камня и для начала закалил их первобытным пламенем. Серовато-белые камни превратились в молочно-белые, излучавшие нежное белое свечение. И только теперь Цин Шуй поверил, что эти камни можно было по-настоящему назвать камнями белого тигра, заслуживавшими духовной Ци внутри них. Цин Шуй с любовью перебирал эти чудесные камни, похожие на белый нефрит.
  Эти камни напомнили ему кое-кого из его прошлой жизни. Жена этого человека обладала очень хорошей кожей, и этот человек обожал раздевать свою жену и прикладывать для сравнения белый нефрит. Однако он никогда не мог решить, что же превосходило: кожа его жены или белый нефрит.
  Цин Шуй вернул камням их первоначальный вид, поставил их рядом и любовался их нежным свечением. Если бы это случилось с ним в его прошлой жизни, он бы выручил невообразимую сумму денег с аукциона за эти камушки....
  С самого начала он создал форму для меча, в нее он собирался положить Меч Большой Медведицы. Замет он снова закалил Меч Большой Медведицы с помощью своего первобытного пламени. Цин Шуй понял, что меч выдерживал огромные температуры, однако не рискнул держать его слишком долго. Цин Шуй поместил десять камней белого тигра внутрь формы и расплавил их с помощью первобытного пламени. Очень скоро все камушки приобрели молочно-белый оттенок. Цин Шуй положил в форму Меч Большой Медведицы. Он тут же погрузился в жидкую массу, в которую превратились белые тигриные камни.
  Затем он вновь подключил первобытное пламя. Жидкость, полученная от Тигриных камней, закипела и стала прокладывать свой путь прямиком внутрь Меча Большой Медведицы.
  Время шло очень медленно. Цин Шуй боялся и Меч расплавить заодно, но заметил, что силы его первобытного пламени не хватало, чтобы расплавить Меч Большой Медведицы. С облегчением он увеличил интенсивность пламени, и жидкость от белый тигриных камней закипела с большей силой.
  Когда последняя капелька жидкости камней слилась с Мечом Большой Медведицы, Цин Шуй быстро протянул левую руку, циркулируя технику Святых Ладоней, и почти прозрачной ладонью схватил горячий Меч Большой Медведицы и передвинулся к наковальне.
  Взмахнув Молотом, Сотрясающим Небеса, он приступил к ковке Меча, который приобрел нежнейший молочный оттенок белого!
  Динь
  Динь
  Динь
  Громкие звуки металла отзывались в его ушах. Это было потрясающее зрелище, которое, к сожалению, никто не видел. Древнее и безыскусное чувство исходило от Молота Сотрясающего Небеса, еще сильнее привычного, каждый удар был крайне мощным. Молочный цвет Меча Большой Медведицы постепенно рассеивался с каждый ударом Цин Шуя, и оружие возвращалось к своему первоначальному цвету.
  Скорость ударов была невелика. Цин Шуй четко соблюдал интервалы между каждым ударом. Молот, Сотрясающий Небеса, как по расписанию, приземлялся на Меч Большой Медведицы.
  На этот раз Цин Шуй не считал количество ударов, не знал, сколько кругов закалки прошло. На этот раз все было иначе, словно он превзошел границы своего знания Древнего Искусства Ковки.
  Когда вспыхнули лучи света, Цин Шуй прищурился, чтобы внимательно изучить Меч Большой Медведицы, который вернулся в свою начальную форму. Он выглядел точь-в-точь, как раньше, но Цин Шую-то было известно, что Меч пережил грандиозную трансформацию.
  
  Глава 367. Мощный Меч Большой Медведицы. Уникальное состояние - Защитный Жилет Семи Звезд.
  Успех!
  Цин Шуй смотрел на Меч Большой Медведицы в руках, чувствуя огромное волнение в душе. Этот меч был таким простым и без лишних украшений, однако он явно излучал значительность, пробивавшуюся с пульсирующей силой. Цин Шуй надеялся, что этот драгоценный меч сможет продолжить развиваться вместе с его культивацией.
  Активировав Технику Небесного Видения, он изучил усовершенствования.
  Меч Большой Медведицы увеличил силу атак на 50%, дальнейшее увеличение силы - 500 пунктов, выносливость - 300, проворность - 300 пунктов, энергия - 50 пунктов, способность обнаруживать уникальное состояние, покрывающее пользователя - Защитный Жилет Семи Звезд.
  Жилет семи звезд увеличивал защиту вдвое на час каждый день. Достаточно было включить циркуляцию сути силы Жилета Семи Звезд, чтобы активировать ее. Метод активации и циркуляции сути Жилета тоже прилагался.
  Закончив чтение описания, Цин Шуй стоял, не в силах и слова вымолвить. Его сердце билось, как бешеное, от радости. Он не знал, как ему реагировать.
  Его техника ковки достигла уровня двух цветов, и он смог увеличить и улучшить свойства Меча большой медведицы до такого уровня! Он не знал, кого благодарить за это - его собственные навыки или уникальные характеристики меча.
  Он не знал, что и думать, когда увидел, что сила атаки увеличилась на 50%!. Нужно знать, что когда Цин Шуй получил Молот, Сотрясающий Небеса, он уже почувствовал увеличение своих атак на 20%. Как же тут не удивляться, когда он получил увеличение еще наполовину благодаря Мечу Большой Медведицы?
  В этот момент Цин Шуй про себя подсчитывал свой прогресс. Пробив 5-й небесный уровень, он довел уровень силы тела до 2,2 миллионов цзинь.
  Все его боевые техники естественно получили поддержку в виде увеличении силы, в том числе и передачу Силы Бешеного Быка по каналам передачи энергии. С приложением всех техник сила его атак по грубым прикидками превосходила силу в 5,5 миллионов цзинь. Учитывая его внутреннее состояние Недвижимости, словно Горы, увеличение энергии природы, Цин Шуй боялся даже подумать, за какие пределы выходила его сила. Это не укладывалось у него в голове!
  на данный момент его атаки едва превосходили атаки противников вершины Боевого Короля. Его собственная сила едва пробила сферу Боевого Короля. Он не знал, достаточно ли бы он силен, чтобы бороться против Боевых Королей нижнего порога вершины. Но он знал, что если драка и случится, и понял, что он должен выдержать, не проиграть немедленно.
  Покачав головой, Цин Шуй пришел в оживление. Глядя на прошлое, он понимал, что проделал огромный путь. Невозможно было не чувствовать гордость за свои достижения.
  Древняя техника усиления увеличивала его силу каждый раз, стоило ему пробить очередной цикл циркуляции. Вдобавок ко всему, у него были усиления Силы Бешеного быка, Удара Небесного Грома, даже его Меч Большой Медведицы стал другим. Его сила становилась все больше и больше.
  Кроме этого, его поддерживала его алхимия. Ведь он умел создавать волшебные лекарства, чтобы консолидировать и улучшать его конституцию.
  Текущий уровень силы давал ему ощущение уверенности в себе, такой уверенности, которой он никогда в жизни еще не испытывал. Неужели он, наконец, сам контролировал свою судьбу?
  Цин Шуй решил переключить внимание на уникальное состояние, которого позволял достичь Меч Большой Медведицы - Жилет Семи Звезд. Он напомнил ему фантастические фильмы из его прошлой жизни. Доспехи и оружие, созданные из света. Однако он знал, что его Жилет был посильнее любого светового оружия. Неужели эти уникальные состояния были дарованы оружиями? Если их и сравнивать со световым оружием, то Жилет Семи Звезд однозначно был их улучшенной версией... Он увеличивал защиту вдвое! А защита была любимым атрибутом Цин Шуя. В два раза! Цин Шуя охватывало волнение от одной только мысли об этом.
  Размахивая Мечом Большой Медведицы и транслируя в него Ци Древней техники Усиления, он чувствовал, как меч резонирует с ним.
  После этого он выпустил Силу Бешеного Быка!
  А потом и Удар Небесного Грома!
  Размахивая мечом направо и налево, Цин Шуй резко ударил мечом вперед самым простым движением. Это простое движение высвободило в нем тигриный рык такой громкий, что Небеса дрогнули!
  В сердце Цин Шуя потеплело, уверенность переполняла его. Он тренировался в Базовой Технике снова и снова, и движения его меча, бывшие уже на уровне тайной сферы, были такими мощными, что даже небо поменяло свой цвет.
  Желтая земная Ци Древней Техники Усиления укрыла меч, добавляя ему силы. Плотная мощная энергия ощутимо исходила от него.
  Цин Шуй остановился. Он надел на себя все свое боевое обмундирование - Доспехи, Боевые Сапоги, Шлем, Браслет. А снова активировал Силу Бешеного Быка!
  Недвижимый, словно Горы!
  Вместе с Энергией Природы!
  Раскачивая мечом, он чувствовал себя таким могущественным, что казалось, ему не составило бы труда разбить гору на две половины одним ударом. Каждый взмах меча был словно целый мир.
  Если бы какой-нибудь влиятельный эксперт увидел это, он бы был в глубоком шоке. Техники Меча Цин Шуя были на границе между Тайной Сферой, уже дотрагивались границ состояния "Единения с Небесами".
  Цин Шуй медленно подстраивался к новой силе, пытаясь контролировать ее свободно настолько, чтобы энергия не взрывалась каждую секунду. Чудесные ощущения.
  Уверенность всегда исходит из силы. Чем сильнее воин, тем более уверенный он в себе. Естественно, чем больше уверенности, тем больше было свечение, исходившее от него!
  "Хорошо, попробуем суть Жилета Семи Звезд".
  Цин Шуй прекратил раскачивать меч. Он замедлился и начал циркулировать Ци согласно инструкциям, прилагавшиеся к Жилету Семи звезд.
  Ци Древней техники усиления Земного Элемента текла ровным потоком, и Цин Шуй провел примерно полдня, пытаясь полностью понять эту технику. Условием для появления Жилета было держать Меч Большой Медведицы в руках.
  Через какой-то момент он увидел, как из рукоятки меча исходит луч яркого свечения. Цин Шуй почувствовал величественное присутствие ауры, покрывавшее все его тело. Оно было окутано золотым свечением. Словно плащом был он укрыт дополнительным слоем доспех. Но эти доспехи не весили ничего, даря ему необыкновенное присутствие в защите.
  "Итак, вот ты какой, Защитный Жилет Семи Звезд!"
  Цин Шуй тихо вслушивался в увеличение его защиты. Самая мощная точка Древней Техники Усиления была культивация тела. Сила и защита всегда были самыми важными и самыми развитыми аспектами Цин Шуя.
  Сейчас он чувствовал, что его и без того потрясающая защита становилась еще более неприступной. Он был настолько уверен в себе, что если бы ему сейчас пришлось столкнуться со старым Слепцом, то он бы выдержал все его удары без единого ранения. И в итоге сила, которую подарил ему 5-й небесный уровень Древней Техники Усиления, была в несколько раз больше силы 4-го небесного уровня. Вдобавок, вдвое увеличенная сила на тот момент. Все это приводило его к вершинам, которые было трудно осознать.
  Цин Шуй резко ударил кулаком по своей грудной клетке.
  Пинь!
  Его оттолкнуло на два шага назад.
  Без Меча Большой Медведицы Цин Шуй использовал только половину своей силы в этом ударе, но он смог почувствовать только слабую силу, оживившую его Ци и кровь в венах. Переведя дух, он быстро восстановился.
  Использовав только половину силы, то есть 2,2 миллиона цзинь, большая часть силы была легко заглушена Жилетом Семи Звезд, и никакого ущерба он не почувствовал.
  "Мощно, мощно!" Довольная улыбка расплылась на лице Цин Шуя.
  Цин Шуй был счастлив, потому что можно было отправляться в путешествие в Клан Янь. С защитным жилетом и обновленным Мечом Большой Медведицы, шансы на победу у него возросли, как минимум, на треть. У него появилась мааааленькая уверенность в том, что он сможет одержать победу над Кланом Янь.
  Раньше у него было ощущение, что чего-то не хватало. Теперь он знал, в чем было дело. Ему не хватало мощного оружия. В конце концов, его мастерство в боевых искусствах было сфокусировано на Базовых Техниках владения Мечом. И он сделал первые шаги в сторону легендарной сферы. Единение с Небесами.
  Даже сейчас он понимал, что оружия играли второстепенную роль, сила была главной. Мощные оружия позволяли полностью реализовать потенциал в компании и при поддержке существенной силы.
  Меч Большой Медведицы увеличивал силу атаки на 50%, и Цин Шуй еще не знал, какого уровня цвета он достиг. Тем не менее, он слабо ощущал, что это было не самое большое увеличение атрибутов этого меча. Полные способности этого меча были скрыты.
  "Вот интересно, смогу ли я улучшить Меч Большой Медведицы еще раз, если мои техники ковки поднимутся в будущем на новый уровень".
  
  Глава 368. Новая встреча с Ши Цинчжуан.
  "Вот интересно, смогу ли я улучшить Меч Большой Медведицы еще раз, если мои техники ковки поднимутся в будущем на новый уровень".
  Цин Шуй решил не думать пока об этом. Он и без того уже был очень доволен. В любом случае, он еще раз широко улыбнулся, когда подумал о тех белых тигриных камнях, которые приобрел. Они были слишком ценными, он чувствовал, что они тоже приложили много к нынешним атрибутам.
  Он решил, что ему обязательно нужно будет в будущем навестить Хребет Белого Тигра.
  В его пространственной сфере беспокоиться о нехватке пространства не приходилось. Он мог добывать и обрабатывать все эти камни там и хранить в надежном месте для будущего использования.
  На данный момент он входил в пространственную сферу дважды в день, каждый визит длился около 16 часов. Он использовал это время для того, чтобы довести до совершенства контроль над Защитным Жилетом Семи Звезд.
  Во время отдыха он продумывал кулинарные рецепты и методы создания лечебных супов, например, Суп на кости тигра, суп из мочевого пузыря змеи, суп из желчного пузыря медведя....
  На следующий день Цин Шуй собрался на утреннюю зарядку на дворе резиденции Клана Цин. Там его уже поджидал Цин Хэ. Кроме него было еще несколько членов клана Цин. Все встречали его широкими улыбками на лицах.
  Третье поколение членов клана были особенно взволнованны, бесконечно задавали вопросы, спрашивали у Цин Хэ, каким именно образом он пробился в Сяньтянь.
  Цин Хэ после прорыва стал выглядеть гораздо моложе. Всего его существо светилось энергией юности вместе с уверенностью эксперта.
  "Поздравления Второму Дядюшке!" улыбнулся Цин Шуй Цин Хэ.
  "Ха-ха, все благодаря тебе!" радостно ответил Цин Хэ и расхохотался. Он был в крайне приподнятом настроению.
  "Чушь. Без собственных способностей никуда не денешься. Не нужно меня благодарить в лицо, мы семья", сердечно рассмеялся Цин Шуй. Глаза людей вокруг горели от радости, когда они смотрели на Цин Шуя. Все жаждали прорыва в Сяньтянь. Однако никто из них не почувствовал перемен, произошедших в Цин Шуе. Текущий уровень силы Цин Шуя был таким, что люди их уровня не могли его увидеть.
  .........
  Кулак Тайчи!
  Все полгода, с самого возвращения в Клан Цин, Цин Шуй тренировался в Кулаке Тайчи каждое утро, глядя на восходящее солнце, культивируя его природную энергию.
  С того момента, как он приобрел Энергию Природы, Цин Шуй сказал себе, что ему нужно довести практику Тайчи до предела. Чудесная энергия, энергия природы, была чем-то, о чем воин может только мечтать. Однако специально за ней никто не гоняется. С тех пор как судьба привела его к ней, он мог уверенно идти по этой дороге до самого конца.
  Остальные члены клана не могли быть такими, как Цин Шуй, проводя все свое время в тренировках Кулака Тайчи. Только Минъюэ Гэлоу подражала Цин Шую, следуя за ним каждое утро на зарядку. Что больше всего удивляло Цин Шуя, так то, что Минъюэ Гэлоу смогла за полгода достичь Сферы Предков в Кулаке Тайчи. Такая скорость приводила в ужас, учитывая тот факт, что Минъюэ была не похожа на него. У нее не было поддержки в виде Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  Все-таки понимание играло огромную роль. Иногда упорный труд и усилия не приносили успехов в достижении цели. Только с полным пониманием можно было подключить природный талант на сто процентов. Однако сто процентов таланта равнялись нулю без 99% усердного труда!
  Во время обеда все собрались за столом. С тех пор, как Цин Шуй вернулся, счастливые и довольные улыбки не сходили с лиц всех родственников в Клане Цин. Самой главной темой для обсуждений в клане был тот факт, Что клан Цин однозначно доминировал в Городе Тысячи Миль. Клан Цин привлекал больше всего внимания к себе, а недавно, появилось много кланов и семей, предлагавших связаться через браки между детьми, надеясь войти в альянс с кланом Цин.
  Презрение переполняло Цин Шуя. Он понимал, что пытаться умаслить нужных людей было естественным для большинства слабых людей, ему приходилось с этим мириться.
  Вчера, когда он шел в Клан Ши, его остановила Сян Бао на полпути, поэтому он решил пораньше сегодня снова отправиться туда.
  Солнце было еще на востоке. Лето было в самом разгаре. Жар летнего солнца снял с многих юных девушек лишнюю плотную одежду, обнажив нефритовые ноги и белоснежные руки.
  Мир девяти континентов был свободной страной. Статус женщины был равен статусу мужчин. Хотя влиятельные мужчины были в большем количестве по сравнению с женщинами, последних во власти тоже было немало.
  Одной из таких женщин была Хозяйка Дворца Зала Тумана в Небесном Дворце. Владелицами Небесного Рая были Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Даже его богоподобная учительница, Ие Цзянъэ, а также Чжу Цин из Секты Небесного Меча, считались женщинами с властью.
  Цин Шуй очень любил женщин с сильными личностями. Все его женщины, которых он знал, были женщинами с сильным характером.
  Как говорят в народе, влиятельные мужчины любят податливых женщин, выполняющих каждое их желание. Цин Шуй соглашался с этим. Пример, который ему больше всего нравился, был в Цанхай Минъюэ, которая снизошла до мирской жизни, ведя себя, словно маленькая женщина с ним. Или, например, снежная королева Ши Цинчжуан, ледяное сердце которой растаяло и открылось ему.
  Это открытие крайне удивило Цин Шуя. Он был в шоке. Неужели ему нравилось завоевывать их?
  Завоевывать женщин? Завоевывать страсть?
  Цин Шуй тряхнул головой, подумав об этом. Он по-настоящему любил всех этих женщин, им не руководило то удовлетворение, которое чувствуют мужчины, когда подчиняют себе красивую женщину.
  Затем он подумал о нежности Чжу Цин и очаровании Хоюнь Лю-Ли...
  Цин Шуй совсем запутался, потому что он не знал, как это объяснить. Казалось, что любовь невозможно было объяснить никаким здравым смыслом. Он не смел даже подумать о том, что он никогда в жизни не полюбит лоли...
  Дойдя до перекрестка, Цин Шуй вспомнил, что как-то встречал на этом самом месте Мо Янь. глядя на больницу, он тяжело вздыхал, поимая, что, не смотря на то, что место осталось тем же, суть этого места изменилась. Врач в больнице сменился на другого мужчину средних лет.
  "Откуда бы она ни была родом, почему она тогда оказалась в Городе Тысячи Миль, а потом в итоге отправилась в Небесный Дворец?"
  Цин Шуй никак не мог понять, хотя очень давно думал об этом. В любом случае он надеялся, что мотивы Мо Янь не были связаны с ним. Тогда он смотрел в ее ясные глаза и понимал, что она была абсолютно безвредной. Он был уверен, что у нее были свои собственные дела, в конце концов.
  Очень скоро он пришел в Клан Ши и отбросил свои беспорядочные мысли.
  На данный момент логика была такова: с достаточной силой любое препятствие перед ним становится всего лишь иллюзией, как пролетающие мимо облака на небе. Ничего не должно помешать ему, как бы он ни поступил.
  Охранники у ворот резиденции Клана Ши, само собой, знали Цин Шуя. Они уважительно отступили в сторону, приглашая его войти. Цин Шуй засмеялся и кивнул головой, входя в Клан Ши.
  Он стоял, раздумывая, стоит ли ему пройти и поздороваться со старейшинами Клана Ши, и тут к нему вышел дедушка Ши Цинчжуан. На его лице светилась улыбка. Он радостно поприветствовал Цин Шуя.
  "Ты здесь! Ищешь Цинчжуан?"
  Цин Шуй потер нос и поприветствовал:
  "Привет, дедушка!".
  "Ха-ха, пойдем, пойдем, пойдем. Не трать время на разговоры со стариками", засмеялся дедушка, взмахнув руками. Цин Шуй смущенно засмеялся, попрощался с ним и пошел на задний двор.
  Войдя во двор, он остановился. Под деревом на стуле качалась Ши Цинчжуан, сладко дремавшая в тени. Вокруг царила тишина и спокойствие. Этот пейзаж показался Цин Шую высоко художественным. Красавица на заднем дворе, окруженная прекрасной природой, была словно в солнечном раю.
  Он стоял молча, тихо наблюдая за женщиной, которую любил. В его глазах было глубокое удовлетворение, он видел спокойствие и на ее лице.
  Он подошел поближе. Какая же она была красивая! Длинные пушистые ресницы придавали ее лицу неописуемое очарование, они добавляли ее лицу сексуальности, словно пламя горело посреди замерзшего зимнего моря. Она спала в такой позе, словно возлежала на классической картине. Огненно-красное платье отлично контрастировало с ее холодными чертами. Белоснежные руки лежали крестом на ее животе, нежное дыхание слегка поднимало грудную клетку. Чудесная картина.
  Его первая женщина!
  Женщина, которую Цин Шуй никогда бы не смог забыть. Она была его первым опытом, была той, что позволила Цин Шую разблокировать второй уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  Прошло довольно много времени, пока Ши Цинчжуан не открыла глаза. Цин Шуй, не моргая, смотрел в ее ясные прозрачные глаза.
  Пока она фокусировала взгляд, в нем мелькнула легкая паника, которая постепенно сгладилась, и ее глаза наполнились блаженным выражением любви.
  Увидев легкий намек на улыбку, Цин Шуй почувствовал огромную благодарность в сердце. Эта ледяная красавица еще не забыла его.
  "Зачем ты пришел?" поднялась она с кресал.
  "Разве нужна причина? Я пришел в гости к своей возлюбленной!"
  
  Глава 369. Холодная, но притягательная. В Клане Ши теперь тоже есть Сяньтянь.
  "Зачем ты пришел?" спросила Ши Цинчжуан, вставая с места.
  "Пришел навестить свою прекрасную жену!"
  Цин Шуй вдруг заметил, что Ши Цинчжуан улыбается ему гораздо чаще, чем обычно. Она улыбнулась, как только увидела его, она улыбалась ему перед его матерью перед людьми его клана. Цин Шуй был ужасно этому рад, его любовь к ней становилась все глубже. Как говорится, любишь кого-то, люби и его семью. Цин Шуй знал, что все это она делала ради него. Он никогда не видел, чтобы она улыбалась перед кем бы то ни было, кроме своих родителей.
  "Хватит шутить!" пожурила его Ши Цинчжуан. Цин Шуй не мог в себя прийти от ее очарования. Он не вел себя разнузданно с ней, однако вообще считался большим бесстыдником. У него был с ней секс, случайный, давно в прошлом, как будто обстоятельства его подтолкнули к этому. Но после того, как он навестил ее после того неприятного случая, он снова поцеловал ее и этот поцелуй много доказал.
  От пристального взгляда Цин Шуя щеки девушки порозовели. Она слегка опустила голову и скрестила руки на груди. Цин Шуй радостно смотрел на ее холодное, но нежное и прекрасное лицо. Его сердце даже слегка ёкнуло, и мысль мелькнула у него в голове. Она была его женщиной?"
  "Какие могут быть шутки? Мы помолвлены. Ты будешь моей женой. И это реально. И есть свидетели. Или ты все еще хочешь сбежать?" со смешком Цин Шуй тихонечко потянул ее за руки.
  "Ты начинаешь себя плохо вести", она позволила ему тянуть ее руки, подняв свое холодное лицо и глядя на него с полуулыбкой.
  "Цинчжуан, я помогу тебе перейти в Сяньтянь! Сегодня!"
  Ши Цинчжуан удивилась. Она знала, что когда-то этот день должен был наступить, но она не ожидала, что так скоро. О прорыве Цин Хэ знали почти все в Городе Тысячи Миль. Это было что-то, чего просто так не спрячешь при всем желании. Она думала о том, что Цин Шуй согласится помочь ей с прорывом, но она стеснялась этого, потому что это вызывало в ней мысли о нем. Ши Цинчжуан подумывала о том, чтобы позволить Цин Шую помочь ей с входом в Сяньтянь и раньше, но она просто не хотела сближаться с ним. Таков уж бы ее характер, она не хотела первой проявлять инициативу в отношении Цин Шуя.
  "Цин Шуй..." начала было Ши Цинчжуан, но осеклась. В ее душе было смятение. Если бы она приняла его помощь сегодня, это бы вызвало какие-то изменения в отношениях между ними. Это было не простым одолжением. Она давно хотела задать ему вопрос по поводу их помолвки - Цин Шуй сделал это, потому что решил таким образом понести ответственность за то, что он натворил?
  "Цинчжуан, знаю, что твое сердце сейчас не со мной, я не знаю, с кем твое сердце. Но послушай, я скажу тебе вот что, я не позволю тебе так просто уйти, наши отношения не имеют ничего общего ни с какими другими вопросами".
  Ши Цинчжуан была его официальной невестой. Он не отпустил бы ее просто так. Кроме того, она попросила у него время, на что он согласился. Его слова были ясны. Между ними не должно быть никаких помех.
  Ши Цинчжуан задумчиво слушала, как он говорит. Возможно, она пришла к какому-то пониманию, потому что она вдруг снова улыбнулась Цин Шуя. Улыбка светилась таким приятным и успокаивающим светом. Значит, она все обдумала!
  С самого момента их встречи, когда она была под действием наркотиков, их судьбы свились между собой. Более того, в ней почти не осталось ненависти к этому молодому человеку. Она не была влюблена в него, просто было слепое влечение.
  Ши Цинчжуан кивнула ему, и от этого чудесного чувства ее сердце забилось чуть быстрее. Его присутствие вдруг успокоило его. Впервые в жизни у нее появилось чувство безопасности.
  "Пойдем в твою комнату! Приступим!" Цин Шуй потянул ее к спальне. Ши Цинчжуан понимала, что Цин Шуй имеет в виду совсем другое, поэтому она снова почувствовала волну стыда. Но в то же самое время воспоминания о прошлом накатывали на нее время от времени, и от этого ей становилась еще стыднее.
  Цин Шуй впервые мог внимательно рассмотреть жилище Ши Цинчжуан. Ее комнаты была декорирована в ее стиле, такой же огненно-красный цвет превалировал во всем. У нее была небольшая гостиная и спальня. В гостиной был красный диван и очень красный чайный столик. Цин Шуй посмотрел на красную одежду, в которую была одета Ши Цинчжуан, и подумал, что если бы она села на этот огненный диван, что выглядела бы потрясающе!
  Холодная и манящая!
  Цин Шуй сразу же увидел сходство между Ши Цинчжуан и Хоюнь Лю-Ли. Ши Цинчжуан тоже любила огненно-красный цвет. Он судил по ее огненному жеребцу, ее красной одежде, красной комнате, красному дивану и столику для чая. Хоюнь Лю-Ли тоже обожала один цвет, фиолетовый.
  "Что мне нужно сделать?" тихо спросила она, когда они пришли в ее комнату.
  "Тебе не нужно ничего делать. Мне просто нужно помочь тебе очистить точки акупунктуры и меридианы во всем теле!" сказал Цин Шуй, помешкав немного. Ши Цинчжуан заметила это промедление и серьезно посмотрела на него. Она сжала белоснежные зубы и кивнула в знак молчаливого согласия.
  "Мы будем делать это на диване или в спальне?"
  "В спальне будет удобнее..."
  От этого Ши Цинчжуан потеряла дар речи. Она закатила глаза, глядя на смущенно хихикающего Цин Шуя, потом все же проводила его в свою спальню. Цин Шуй поплелся за ней, довольный, и заодно рассматривал ее прекрасную фигуру.
  Как только они вошли в спальню, он улыбнулся, увидев красную кровать и несколько красный шкафчиков вдоль стен. Больше ничего в комнате не было. Даже одеяло на красной кровати было красным. Цин Шую не то чтобы не нравился красный цвет. Он просто понял, что красный выглядит прекрасно после встречи с Ши Цинчжуан.
  Видя, как Цин Шуй нагло рассматривает постель, девушка слегка смутилась. Она подумала, что он вспоминает, как они занимались любовью в тот раз, что это происходило на этой самой кровати...
  "Перестань думать об этом..." она протянула руку и подергала его за рукава. Цин Шуй смущенно засмеялся. Ни о чем он не думал, что по иронии судьбы она сама напомнила ему ту изумительную сцену. Он смотрел на снежную королеву, стоявшую перед ним. Собравшись с духом, обхватил ее за стройную талию!
  Цин Шуй притянул ее к себе, не предпринимая больше никаких действий, потому что он боялся вспугнуть ее. Держа ее в своих руках, он очень сильно хотел снова погрузиться в то тепло, которое он чувствовал с ней тогда... Ши Цинчжуан не двигалась. Она подняла свое прекрасное холодное лицо, которое сводило мужчин с ума. Ее легкая улыбка украсила ее губы, когда она увидела соблазн и страсть в глазах Цин Шуя! он тихонько прижался лбом к ее лбу. Его нос касался кончика ее нежного тонкого носика.
  "Я, правда, очень по тебе скучал!" Это было сказано не ради соблазна, Цин Шуй понимал, что разговоры здесь были бесполезны. Однако Ши Цинчжуан почувствовала тепло от этих слов. Чувство, что Цин Шуй пытался выразить, стало очень понятно ей.
  "Ага!"
  Цин Шуй не был уверен, что этот нежный звук означал: ответ или просто междометие. Он медленно выпустил ее из своих объятий, а потом приподнял ее за талию!
  "Ай, что ты делаешь?!" вскрикнула она от неожиданности.
  "Ложусь в кровать. Или иначе как же нам начать?" Цин Шуй уложил ее в кровать.
  Ши Цинчжуан поняла, что неправильно поняла его намерения. Она рассердилась, потому что ее бесило то, что он сделал, но и на себя она злилась, потому что не могла оставаться спокойной и поддалась.
  "Начнем спереди или сзади?" Цин Шуй вдруг понял, что вопрос прозвучал двусмысленно. В прошлый раз, когда он делал массаж Хоюнь Лю-Ли, ситуация была похожей"
  Ши Цинчжуан не ответила, а просто повернулась, спрятав прекрасное лицо между простыней. Как же было ему лестно видеть, что такая красавица лежала перед ним лицом вниз. Хоть он уже и побывал в ее теле, ее сердце ему не принадлежало. Она была его невестой, но они с тех пор ни разу не занимались любовью. Она лежала на кровати, ее фигура была так грациозна, что Цин Шую челюсть пришлось с пола подбирать. Ее гибкое тело создавало прекрасный изгиб, ее точеные плечи были безумно сексуальны. Ее нежные ноги были длинны и ровны, ее ягодицы были полными и выступающими, и изгиб ее бедер так манил!
  Цин Шуй сел на край кровати, пытаясь успокоить сердце. Он медленно вытянул руки, которые постепенно становились прозрачными.
  Техника святых ладоней"
  Он чувствовал, как она вздрогнула всем телом в тот момент, когда он коснулся ее плеч.
  Точки Чжунфу и Юньмэнь!
  Цин Шуй медленно надавливал на эти две точки. Средним пальцем он быстро постучал по точкам несколько раз, потом медленно надавил и начал разминать ладонью.
  Тяньчжу, Фуфэнь, Фэйшу, Синьшу, Шэншу....
  Цин Шуй прорабатывал все важные точки акупунктуры на спине, особенно те, что связаны с позвоночником. Его руки мелькали быстро, словно крылья бабочки. От этих манипуляций Шин Цинчжуан обмякла и расслабилась. Она лежала лицом вниз, стиснув зубы, очень стараясь подавить стоны. Она чувствовала, что уже не справляется. Ощущения на спине доводили ее до исступления.
  Шанляо, Хуэйян, Чжибянь, Чэнфу.
  Цин Шуй помешкал какое-то время, прежде чем опустить ладони на эти четыре точки. И тут же тело Ши Цинчжуан напряглось, и слабый стон вырвался из ее губ
  Эти четыре точки были расположены на ягодицах, и были очень чувствительными. Она была напряжена, резкий стон вырвался из нее, рука Цин Шуя соскользнула и попала в расщелину между ягодицами.
  Ши Цинчжуан всплеснула рукой и прижала ее ко рту так крепко, что подскочила и села на кровати. Ее лицо было красное как помидор! Она не смела поднять глаза на него!
  Молчание продолжалось, поэтому Цин Шую ничего не оставалось, как первому решить этот вопрос с ней. Именно это и должно было повысить ее шансы на вхождение в Сяньтянь!
  Он видел, что она все равно молчит!
  "Мы уже муж и жена, почему ты так стесняешься? Нам впереди предстоит сделать еще более постыдные вещи в нашу брачную ночь..."
  "Не говори ничего больше!" Ши Цинчжуан закрыла его рот рукой. Хотя они уже сделали то, что обычно делают муж и жена, она была без сознания в прошлый раз. Сейчас-то все было иначе. Ей было ужасно неловко, когда он говорил о том, что они буду делать после свадьбы.
  К тому времени, когда он закончил, его ладони были полны сладкого аромата. Он дотронулся буквально до каждого сантиметра на теле Ши Цинчжуан, особенно, когда "ласкал" ее, глядя прямо в холодные и соблазнительные глаза этой снежной королевы. У него осталось ощущение, что это было похоже на занятие любовью.
  Вино на персиковом цвете!
  Техника первобытных хаотичных божественных игл!
  Это был не первый его опыт, на этот раз он действовал более профессионально. Сила Ши Цинчжуан была уже на вершине Хоутянь, плюс она обладала высоким уровнем восприятия.
  Цин Шуй вышел из спальни, как только Ши Цинчжуан вошла в нужное состояние. Он вышел из комнаты и сел на диван, где она частенько отдыхала и восстанавливалась после тренировок.
  Вскоре после этого пришел Старый Мастер Клана Ши, но Цин Шуй попросил его не беспокоить Цинчжуан.
  Глаза старика вспыхнули, как звезды на ночном небе. Он слышал о прорыве Цин Хэ. Он и сам на много десятилетий застрял на пике Хоутянь, как и его внучка, Цинчжуан. Он давно хотел поговорить с Цин Шуем, попросить его помочь Цинчжуан с переходом на новый уровень, потому что он сам уже сдался и не верил в то, что сам пробьется. Но он почему-то сдерживался, не знал, стоило ли просить помощи или нет. Но сегодня он понял, что все сделал верно. Он был рад, что его родная внучка нашла себе такого хорошего мужчину!
  "Спасибо, Цин Шуй!" Старый Мастер был ужасно счастлив и совершенно искренне выражал свою благодарность.
  "Да пожалуйста, мы же семья!"
  И вдруг в этот момент знакомая мощная аура возникла в воздухе. Он понял, что Ши Цинчжуан пережила прорыв.
  Старый мастер клана Ши посмотрел на Цин Шуя, не находя слов, настолько ошеломлен был он от случившегося. Его Клан Ши наконец-то тоже приобрел воина Сяньтянь. В его клане Ши теперь тоже был воин Сяньтянь!!!
  
  Глава 370. Члены Медицинского Клана прибыли. Грандиозная сила свыше 5 с половиной миллионов цзинь.
  Старый Мастер Клана Ши взволнованно смотрел на Цин Шуя, не говоря ни слова. Теперь в его Клане Ши был воин Сяньтянь, Воин Сяньтянь в их Клане!
  Ее прорыв был даже сильнее, чем прорыв Цин Хэ. Цин Шуй попрощался со старым мастером Ши, отказавшись от его настойчивых предложений остаться еще. Цин Шуй спешил.
  Он почувствовал несколько сильных вспышек энергии, приближавшейся к Городу Тысячи Миль.
  Вернувшись домой, Цин Шуй велел остальным не отдаляться далеко от Клана Цин. Его чувства были очень сильны, он чувствовал, что что-то должно было произойти. Вероятнее всего, это было нацелено непосредственно на Клан Цин.
  Через полчаса Цин Шуй начал вглядываться вдаль!
  На горизонте показались несколько летающих чудовищ, спешащих по направлению к их городу, Цин Шуй чувствовал, что они все летят за ним. И вероятнее всего, это были воины из Клана Медицинского Короля Синань.
  "Смотрите, дьявольские чудовища Сяньтянь! Снова дьявольские чудовища Сяньтянь!"
  "Ого, целых пять штук!"
  "Не может быть, что они остановятся в Городе Тысячи Миль?"
  ...
  На улицах началась суматоха. Многие заметили гигантских дьявольских чудовищ в воздухе. В таком маленьком месте, как Город Тысячи Миль, дьявольские чудовища были огромной редкостью.
  "Цин Шуй.." обеспокоенно посмотрела на сына Цин Юи.
  "Мама, не волнуйся. Все будет хорошо!" Цин Шуй улыбнулся и успокоил ее. Все члены клана были готовы драться, посматривая на Цин Шуя. Их боевой дух был высок, но они понимали, что и секунды против этих бойцов они не выстоят.
  Через мгновение!
  "Цин Шуй, ты убил члена нашего Медицинского Клана и сделал некоторые наглые заявления. Сегодня я хочу выяснить, какие у тебя способности!" раздался с неба глубокий мужской голос.
  Цин Шуй подумал немного и вернулся к себе в комнату. Когда он вернулся, он был полностью облачен в боевые доспехи, а в правой руке у него был величественный меч. В его левой руке был прекрасный фиолетовый колокольчик!
  "Цин Шуй, раз ты осмелился убивать, тогда не нужно быть трусом. Если ты отказываешься выходить, я не против убить всех и каждого в Городе Тысячи Миль", снова раздался низкий мужской голос.
  Вжжжжжж...
  Раздался звук, от которого кожа на голове немела. Даже легкая фиолетовая дымка выстрелила в сторону дьявольских чудовищ, словно разряд молнии.
  Раздались птичьи крики.
  Цин Шуй ударял в Колокольчик, Потрясающий Души, как безумный, не останавливаясь минут пять, направляя его прямо на дьявольское чудовище, принадлежавшее тому, чей голос раздавался.
  Грандиозный лазурный металлический Ястреб издал душераздирающий крик и рухнул вниз, уводя за собой своего всадника.
  Бум! Бам!
  Первый бум был, когда чудовище коснулось земли, второй бам - когда мужчина рухнул вслед. К счастью, высота была невелика, мужчина сильно не пострадал. Однако он был довольно растерян и вообще был в очень жалком состоянии. И его обожаемый зверь был мертв...
  Цин Шуй посмотрел на колокольчик. Он не думал, что наступит тот момент, когда дьявольское чудовище умрет на месте.
  Остальные четыре всадника быстро посадили своих летающих монстров и посмотрели на воина, стоявшего перед ними в двухцветном защитном одеянии. Они поняли, что столкнулись с очень опасным человеком.
  "Не люблю задирать голову, когда с кем-то разговариваю!" с улыбкой сказал Цин Шуй, рассматривая прибывших непрошеных гостей. Все они были мужчинами среднего возраста.
  Его улыбочка смутила их. Он был словно сосна, растущая на краю скалы. Его вид поразил всех окружающих до глубины души, особенно членов Клана Цин. Они чувствовали гордость, они гордились тем, что являлись членами его клана.
  "Круто! Цин Шуй, давай! Мы с тобой! Убей этих бесстыдников от имени всего Города Тысячи Миль!" крикнул кто-то, не боявшийся смерти, видимо.
  Все поняли, что это были люди из Медицинского Клана. Они поняли, что это была поддержка тех, кто так долго держали весь город в страхе, создавая хаос и пугая окружающих. Один из них уже угрожал уничтожить всех в городе Тысячи Миль.
  Человек, выкрикнувший из толпы, был тот, кому удалось выжить после того, как вся его семья была убита. Для него жизнь не имела особого смысла. Он был немолод, его дети, жена, родители умерли от рук Ли Лана и его подельников.
  Услышав проклятия одного, толпа загудела, последовав за ним, выплескивая злость и обиду. Многие пострадали от действий этой шайки. И в тот момент никто больше не боялся смерти.
  "Эй! Ты тот, кто убил моего младшего боевого брата Ли Луна!" мужчина средних лет поднялся с земли и смотрел на Цин шуя в ярости, желая только одного - сожрать его в один укус.
  "Он заслуживает смерти. Позволить ему умереть было слишком мягким наказанием", тихо ответил Цин Шуй.
  "Лун Сан, Мастер не велел действовать самонадеянно. Смотри, какой коварный этот парень. Что нам делать?" сказал элегантный молодой человек мужчине с низким голосом.
  "А чего тут бояться? Это же маленький Город Тысячи Миль. Да даже если вся Страна Цан Лан! Младший Ли Лун и другие не должны умереть просто так. Сегодня этот парень заплатит кровью. Если Мастер обвинит нас, я возьму всю ответственность на себя!" уверенно сказал человек, которого только что назвали Лун Сан.
  "Мы братья, не нужно церемоний между нами. Я верю, что Учитель не накажет нам слишком жестоко. Он с нами хорошо обращается, а сейчас нас и без того мало осталось", коварно улыбнулся молодой человек, стоявший позади. У него был нос крючком и тонкие губы, отчего он выглядел особенно злобно и неприятно.
  Цин Шуй ничего не сказал. Казалось, его не волновало ничего происходящее. Он просто смотрел на пятерых гостей. Все они были на уровне Боевого Короля. И Цин Шую пришлось переоценить мощь Медицинского Клана.
  Раньше он только слышал, что они были очень сильным кланом, одним из сильнейших в стране Синань. Страна Синань вообще была самой сильной на Континенте Зеленого Облака после столицы. Видя способности пятерых пришельцев, Цин Шуй понял, что Медицинский Клан был поистине могущественным. И в то же время беспокойство за его клан начало нарастать внутри него.
  Всегда грустно быть слабым. Цин Шуй сжимал Меч Большой Медведицы в правой руке. Если бы он достиг уровня Боевого Святого, ему не нужно было бы так волноваться об этой ситуации, ему не пришлось подводить Клан Цин к краям обрыва в который раз!
  И тут мужчина по имени Лун Сан вынул длинный меч, похожий на саблю, и пошел прямо на Цин Шуя. У него было отличное телосложение. Его меч был длиной в человеческий рост, он излучал мощную доминирующий ауру. Он мстительно сверлил Цин Шуя глазами. Светло-зеленая сабля излучала убийственную ауру, какую только оружие, испившее кровь многих, могло излучать.
  Лун Сан не сводил глаз с Цин Шуя. Его младший брат Ли Лун был на вершине Сяньтянь, поэтому Лун Сан сделал вывод, что Цин Шуй был на начальном уровне Боевого Короля. Слишком молод был этот Цин Шуя. Он чувствовал, что либо его брат был слишком невнимательным, либо у его противника было припрятано какое-то очень мощное оружие или доспехи. Увидев защиту Цин Шуя, он понял, что его предположения подтвердились, но ему было все равно. Потому что у него самого было собственное Искусство Разбивания Гор Саблей! И для него меч Цин Шуя и все его разноцветные одежки были ерундой. Когда его яшмовая сабля исполняла искусство разбивания гор, даже самая крепкая броня не выдерживала удара.
  Цин Шуй поначалу волновался, но потом успокоился. Он не думал, что его противник был особо сильным. Этот человек, надвигавшийся на него, был на начальном уровне 4-го уровня Боевого Короля. 4-й уровень Боевого Короля для Цин Шуя был ерундой. Когда-то давно на этом самом месте его разносил воин 4-го уровня Сяньтянь, что даже была вероятность, что от всего его клана камня на камне не осталось бы. Вдруг в его душе поднялась целая буря эмоций.
  "Я повторю. У вас еще есть возможность убраться отсюда!" спокойно сказал Цин Шуй Лун Сану, который шел к нему.
  "Аааааааа! Поприветствуй свою смерть!" От слов Цин Шуя Лун Сан пришел в ярость. Кто посмел так разговаривать с ним? Даже его Мастер ценил своих учеников, хотя он принял его младшего боевого брата в качестве преемника, это никак на него не повлияло. Но этот молодой человек перед ним вел себя по-свински! Более того, он и своего дьявольского чудовища потерял, выставив себя на смех. Чем больше он думал об этом, тем больше закипала в нем кровь. С громким рыком он выпрыгнул вперед, вложив огромную силу в ноги, со скоростью самой быстрой обезьяны. Яшмовый Меч в его руке выписывал в воздухе полумесяц.
  Вшшшш, бам бам!
  Сабля рассекала воздух с громкими звуками, раздались громкие хлопки! Когда лезвие приземлилось на цель, за ним в воздухе остался четкий яркий световой след.
  Удар был очень точным, сильным и доминирующим!
  Цин Шуй крепко держал Меч Большой Медведицы, чувствуя величественную ауру противника. Он не ожидал, что у его оппонента окажется такая боевая техника, основывавшаяся на силе духа и характера, и на таком высоком уровне мастерства и скорости! Но жаль, что Цин Шуя им не напугать!
  Рык!
  Грандиозно громкий тигриный рык раздался, оглушив всех вокруг!
  Сделав резкий шаг вперед, он согнул правую ногу, и каждая капля силы в его теле вырвалась наружу. От волны невероятной энергии завибрировал Яшмовый Меч, который был даже больше Меча Большой Медведицы!
  50% Силы Бешеного Быка!
  30% к Удару Небесного Грома!
  Увеличение мощи Меча Большой Медведицы на 50%!
  Недвижимый, словно Гора!
  энергия природы!
  Грандиозная сила больше 5,5 миллионов цзинь полетела прямо к противнику, без всяких вступительных речей! Цин Шуй подумал вдруг, что такие ситуации были идеальными для устрашения противников чистой брутальной силой.
  Бум!
  Звук был невероятно громким. А Цин Шуй стоял, даже не дрогнув. Перед ним остался лишь слабый красный туман!
  
  Глава 371. За Серым Туманом прячется намерение убивать. Максимальный удар!
  На секунду показалось, что время остановилось. Сначала люди в толпе комментировали, чертыхались, кричали, но тут рты зевак были наглухо закрыты.
  Убийство противника Боевого Короля в одно мгновение....
  Многие в этот момент пытались оценить настоящую силу Цин Шуя. Все и без того были в шоке, когда он одним ударом изувечил воина вершины Сяньтянь, но теперь... одно движение, и эксперт сферы Боевого Короля был уничтожен...
  Те четверо, что прибыли вместе с Лун Сан, не могли поверить своим глазам. Они просто потеряли дар речи, словно языки проглотили.
  "Глаза мои... Я не ослеп?"
  "И когда этот мир стал таким страшным местом?"
  "Отлично! Убей их всех!"
  "Люди Города Тысячи Миль всегда поддержат тебя!"
  ........................
  Все понимали, что все же с недоверием относились к тому, что говорил Цин Шуй, не всерьез. Оказалось, все так и есть - он был прав, не принимая во внимание существование Клана Медицинского Короля вообще.
  Все прибывшие понимали, что если они сегодня не убьют Цин Шуя, то Медицинскому Клану не выжить в будущем. Их судьба была предопределена. Им всем придется умереть здесь.
  "Старший Мао, ты знаешь, почему Мастер не хотел, чтоб мы шли по следу этого парня?" в глазах элегантного мужчины средних лет сверкал болезненный огонек.
  "Учитель, видимо, понимал, что стоит за этим парнишкой. Даже такой нетерпеливый человек, как наш мастер, вынужден управлять своим нравом. Если мы вступим с ним в схватку, это будет значить нашу верную смерть!". Элегантный мужчина обнаружил, что мнение его юного спутника начало меняться.
  Теперь, задним числом, все могли легко определить силу их противника. Но даже самый умный в их секте, Старший Бай, не смог предвидеть, что ситуация станет развиваться таким образом.
  Они привыкли, что их Медицинский Клан Синань представлял одну из самых серьезных сил на Континенте Зеленого Облака. Они не могли сравниться с теми сектами и кланами на вершине, но были достаточно сильны, чтобы никого не бояться. Годы шли, и это высокомерие постепенно упрочилось в них.
  Страна Синань была самой крупной страной на континенте, поэтому статус учеников Медицинского Клана естественно был выше статуса остальных. Однако кто бы мог подумать, что их ждет такая взбучка в каком-то Городе Тысячи Миль? Мастер предупреждал их и просил не вмешиваться, но никто не мог и подумать, что члены секты будут вот так вот безжалостно убиты.
  Ли Лун и Янь Сюй дружили больше десяти лет, и были как братья. Как де другие члены секты могли стерпеть тот факт, что их друзья были убиты без единой возможности побороться за свою жизнь. Это-то и смущало. Как они вообще могли погибнуть в таком городишке в Стране Цан Лан? Эта страна Цан Лан по сравнению с ними была ничто.
  После некоторой дискуссии все пришли к выводу, что культиваторы пика Сяньтянь не должны были умереть просто так. Единственный вариант был, что их отравили. Алхимики мира девяти континентов хорошо понимали медицину. Но медицина и яды не были из одной области. Они были сторонами одной монеты, состояли из одних и тех же ингредиентов в разном сочетании. Клан медицинских аристократов поднялся на такие высоты именно благодаря своему опыту в варении лекарств и, что было важнее, в приготовлении ядов.
  Четверо оставшихся быстро переглянулись, продемонстрировав крайнюю скоординированность, сформировавшуюся за десятки лет товарищества в рамках одной секты. Они резко рассредоточились и разбежались от Цин Шуя в противоположных направлениях!
  Фьють!
  Резко серый туман накрыл всю территорию, и ни у кого не было даже возможности отреагировать. Те, кого дым коснулся, падали на землю, в непонятном состоянии.
  Скорость распространения тумана была очень велика. Когда он приблизился к Цин Шую, тот уже держал в руках Меч Большой Медведицы и активировал суть Защитного Жилета Семи Звезд. Он был окутан золотистым свечением, которое никто не видел из-за плотного серого дыма, завесившего всю площадь.
  Дым был таким плотным, Что Цин Шуй даже пальцев на своих руках разглядеть не мог. И даже духовное чутье он не мог подключить! Он заметил, что нападавшие быстро проглотили по грануле и вошли в серый туман. Он знал, что это была Гранула Против Яда, которая защищала против влияния серого тумана. Эта гранула также увеличивала силу культивации на 20%.
  Цин Шуй циркулировал всю свою Ци до предела. Он не хотел все испортить из-за своей неосторожности. Сила этих людей была как минимум на равных с Лун Сан. У него не возникало проблем с боями против Боевых Королей 4-го уровня, но не с четырьмя сразу. Лучше было бы ему принять меры предосторожности.
  "Сначала убью двоих".
  Физическое состояние и конституция Цин Шуя сейчас достигла такого положения, что простые яды ему были нестрашны. Но он не собирался экспериментировать со своей ядостойкостью, особенно в такой опасной ситуации.
  Сила Бешеного Быка.
  Удар небесного грома!
  Недвижимость Гор!
  Энергия Природы!
  "Что?" воскликнул Цин Шуй удивленно. Он обнаружил, что энергия природа взаимодействовала с серым туманом и рассеивала его.
  Цин Шуй смотрел не глазами, но своим духовным чутьем, которое слилось с Энергией Природы. Он чувствовал, что на огромной скорости к нему приближались четыре воины.
  Элегантный мужчина ударил мечом, покрытым чистой белой Ци Сяньтянь, излучавшей крайне резкую ауру.
  В тот же момент двое воинов летели к нему спереди с голыми кулаками, покрытыми золотым свечением. Черные шипы прорезали их кулаки, обозначая технику, основанную на грубой силе и огромной скорости.
  Цин Шуй знал, что эти шипы тоже были покрыты ядом. Самая страшная вещь в битве против членов Медицинского Клана, это их умение пользоваться ядами.
  Пока четыре противника приближались к нему, Цин Шуй направил всю энергию в ноги. Техника, которую он осознал по изображению Черной Блохи, набирала силу и была готова вот-вот достичь пределов!
  Хотя ему было пока далеко до уровня Прыгающего Короля в Черных Доспехах, его нынешняя скорость вместе с полученными приращениями, которые обеспечили боевые сапоги, делали его достаточно быстрым, чтобы слова "быстрый" было недостаточно для описания его скорости.
  Эта перемена была слишком неожиданной. Серый дым не только влиял на зрение, но и ограничивал духовное чутье. Это было самым страшным эффектом серого дыма. Однако они же не могли знать о том, что у Цин Шуя есть Энергия Природы. И их оригинальные методы, и навыки даже приблизительно не повлияли на него. Его духовное чутье не подвергалось никаким влияниям извне. Под их удивленные взгляды, Цин Шуй увеличил свою скорость до беспрецедентного уровня. Он стал похож больше на вспышку, рубанув мечом в сторону и резко произведя движение ногой вперед.
  Прокол мечом!
  Удар хвоста тигра!
  впервые Цин Шуй ощутил на себе чувство "абсолютной скорости". Она была непревзойденной.
  Цин Шуй понимал, что остальные движения будут лишними в этой ситуации. Перед лицом абсолютной силы все было бесполезным, несмотря на уровень боевых техник.
  Два ученика из Медицинского Клана упали, пораженные, а двое других за ними, направили свои мечи вперед и ударили...
  чтобы просто встретиться с тенью, оставшейся от Цин Шуя, который уже покинул это место удара. Когда и эта тень исчезла, они обнаружили, что их мечи врезались в их же соратников.
  Холод пробрал их до самых костей. Ледяной пот выступил на лбах.
  Цин Шуй смотрел на них. И не было в его взгляде никакого желания убивать. Только странное спокойствие царило в этих глазах. И тем не менее, воинов не оставляло ощущение, что сам повелитель подземного мира пронзал их своим взглядом.
  "на него не повлиял серый туман. Он видит нас..."
  Цин Шуй ничего не сказал. Он только слабо улыбнулся в ответ и рванул к оставшимся двум противникам.
  Элегантный мужчина сохранил свое лицо. Он резко толкнул своего товарища прямо навстречу Цин Шуя, позаимствовав его силу для помощи в отступлении!
  У-ху!
  Крик дьявольской птицы ответил ему эхом!
  меч Четвертой Волны!
  Посреди серого тумана раздался душераздирающий крик!
  Цин Шуй спокойно смотрел, как элегантный мужчина запрыгивает на спину демонического журавля. Щелкнув пальцами, он послал несколько игл Холодной Стали вслед!
  Иглы полетели с такой огромной скоростью, что они пронзили пространство, словно луч света. Они пронзили точку Фэнду в теле элегантного мужчины, от чего его мозг взорвался на мелкие кусочки.
  И в одно мгновение ока четвертый воин 4-го уровня Боевого Короля умер на месте.
  Вот так хрупка была жизнь, когда сила определяла все в жестоком мире девяти континентов.
  Вдруг в этот момент в воздухе раздался крик высокой частоты.
  Каааааааааааааар!
  От подавляющей ауры у Цин Шуя мурашки по коже побежали.
  Дьявольское чудовище с Короной!
  На Цин Шуя летело желтое дьявольское чудовище, напоминавшее больше летающую ящерицу. Корона на его голове напоминала корону монарха. Размах крыльев чудовища был под сто метров.
  От злобного его взгляда у Цин Шуя холодок по спине пробежал.
  Это был зрелый летающий ящер, Желтый Король Гекконов. На его спине стоял крупный мужчина. Он держал в руках черную саблю и смотрел, не мигая, прямо на Цин Шуя своими кроваво-красными глазами.
  
  Глава 372. Ужасающий умысел. Большая стадия успеха Божественного Искусства Очистки Рук. Сильные руки.
  Прибывший был ни кто иной, как Старший Син из Клана Медицинского Короля. Когда он узнал, что все его ученики исчезли, он понял, что случилось что-то серьезное, и без промедления поспешил в Город Тысячи Миль. Но он опоздал ровно на мгновение. Он увидел лишь, как погиб его последний ученик.
  "Ты действительно коварный!" проревел он с воздуха Цин Шую.
  Цин Шуй пытался прочувствовать уровень способностей старшего. Он не был сильнее Цан Уя, но был гораздо сильнее Цанхая и того самого старого слепца. Наверное, он был либо на пике Боевого Короля, в любом случае, выше 7-го уровня. Цин Шуй прикидывал, что его собственный уровень на тот момент был между 7-м и 8-м уровнем Боевого Короля. Но четкого разграничения между ними он не видел.
  "Я коварный? Медицинский Клан в Синань известен своей благожелательностью и праведность, а сюда прислали этот мусор. Вы знаете, что натворили ваши люди в нашем городе? Если воин практикует боевые искусства, но не сохраняет даже базовых правил мастера боевых искусств, то его нельзя называть мастером боевых искусств. Такой боец даже жить не должен!". Цин Шуй сжимал в руках Меч Большой Медведицы, на котором не было ни единой капли крови. Он медленно повернулся и пошел прочь из облака тумана.
  "Цин Шуй говоришь? Все мои ученики погибли от твоих рук!" Старший Син медленно сажал своего летающего монстра на землю.
  Цин Шуй повернулся и посмотрел на старшего. Это был пожилой, но крепкий мужчина, излучавший очень злобную ауру.
  "Не нужно удивляться. Я слышал о тебе, когда ты убил трех моих учеников еще в тот раз. И я даже знаю, что ты самый молодой Старший в Небесном Дворце". Старший постепенно успокоился, но его красные от ярости глаза все еще выдавали, насколько сердит он был в тот момент. Черная сабля в его руках выглядела сокрушительно. На этот раз Цин Шуй был искреннее удивлен. Он понимал, что способности и методы Медицинского Клана были поистине невероятными. Подумать только, как быстро они разузнали все о нем. Даже его семья не имела понятия, что он побывал в Небесном Дворце, что он там стал Старшим. Цин Шую стало слегка не по себе, когда понял, что неизвестный и очень влиятельный враг знает всю его подноготную. Он был у себя дома. Все люди здесь были так или иначе связаны с ним родством, самые важные для него люди. Он с ненавистью посмотрел на непрошеного гостя.
  "Цин Шуй, когда ты убил трех моих учеников, я хотел отпустить эту ситуацию. Но теперь все мои ученики мертвы. До моего приезда я ушел из Медицинского Клана. Теперь что бы я ни сделал, это к ним больше не относится".
  Цин Шуй не сказал ни слова, но понял, что опасность гораздо больше. Он знал, что старик спятил. Он теперь был сам за себя и не хотел, чтобы Медицинский Клан был как-то вовлечен в дело его мести в отношении Небесного Дворца.
  "Короче давай, сделай то, за чем ты приехал!"
  Цин Шуй активировал Жилет Семи Звезд. 15 минут прошло, у него было еще 45 минут, чтобы продержаться. Если он не будет драться сейчас, в дальнейшем он окажется в еще более невыгодном положении.
  Старейший медленно поднял черную как смоль саблю.
  Угольно-черная Демоническая Сабля!
  Только сейчас Цин Шуй обратил внимание на оружие своего соперника. Оно отличалось от той сабли, которую он запомнил, но он мог точно сказать, что это была именно Демоническая Черная, как уголь, Сабля. Он понимал, что атрибутами его боевых техник был огонь, то есть приоритетом его была атака.
  "Раз ты ищешь смерти, я выполню твое желание!" Старейший медленно поднял свое демоническое оружие и направил его прямо на Цин Шуя. И сердце юноши ёкнуло. Он вдруг понял, что он связан какой-то незнакомой ему силой, и это чувство было таким очевидным.
  Умысел? Намерение Сабли?
  Цин Шуй был поражен. Подумать только, что его оппонент довел свое мастерство до такого уровня! Он включил циркуляцию Ци Древней Техники Усиления на полную мощность и привел состояние Недвижимости, Словно Горы, в максимальную готовность. От огня намерения сабли уворачиваться было бесполезно, поэтому остановить атаку будет наилучшим вариантом. Цин Шуй так давно практиковал Тайчи, что достиг крайне спокойного состояния. Не было бы Тайчи, успокоиться ему бы не удалось. Люди сильные и могущественные имеют тенденцию быть тревожными и вспыльчивыми.
  Намерение сабли это такая духовная энергия, которая подразумевала вложение духовной энергии воины в лезвие оружия, чтобы обездвижить цель. Практикующие, сумевшие культивировать намерение сабли, намерение меча, намерение любого предмета, все были людьми великой духовной энергии. Это было чем-то похоже на то, как Цин Шуй вошел в свое время в состояние Тонкого Чутья.
  Намерение сабли было духовной атакой. Под намерением сабли воины, не обладающие сильной духовной энергией, легко проигрывают в бою. Их силы существенно снижаются. Даже бойцы с сильной духовной энергией могут попасть под влияние лезвия своего соперника, не в силах даже сбежать. Снижая духовную энергию противника, они легко вгоняют его в состояние безумия, как только их духовная энергия упадет до минимума.
  Немногие воины обладали такой способностью. Для этой техники их восприятие должно было быть потрясающим, а также везение, куда же без него в мире девяти континентов.
  Энергия Природы!
  Цин Шуй больше не мог рисковать. Он быстро включил циркуляцию Энергии Природы внутри и направил ее прямо навстречу намерению сабли!
  "Отрезано!"
  Цин Шуй не успел обрадоваться, как новая атака, еще более сильная, окатила его. И тут Цин Шуй понял, что его Энергия Природы была своего рода абсолютной силой. Жаль, что его уровня культивации не хватало, но попробовал оттолкнуть намерение сабли своего оппонента, но не смог.
  Он чувствовал, как кожа на голове натягивается, а его духовная энергия очень быстро истощалась. Если бы ему придется держаться и дальше, то он очень быстро ослабеет физически и ментально. Как только он почувствует усталость, до смерти останется совсем недолго.
  Но в этот самый момент Цин Шуй заметил, что образ Инь-Янь в его сознании начал вращаться гораздо быстрее. И в это же самое время он почувствовал прилив его духовной энергии, который был равен той скорости, с какой он ее терял. Цин Шуй разволновался. Он знал, что образ Инь-Янь не просто так в его сознании. Он всегда закалял его мышцы и кости, его внутренние органы, его меридианные каналы, его Даньтянь. И вот теперь он пополнял его духовную энергию в самый нужный момент!
  Удар!
  Старейший взмахнул рукой!
  Темная Демоническая Сабля оставила за собой след, пронзив воздух с невероятной скоростью!
  "Какая же мощная эта техника! Намерение сабли!" Цин Шуй мог только принимать атаки, потому что намерение сабли полностью его ограничивала. Цин Шуй ни на мгновение не терял концентрации и циркулировал свою силу!
  Ударом своего меча он принял эту атаку!
  Бум!
  Цин Шуй отступил на три шага назад, и его вдавило в каменистую поверхность площадки по колено! Цин Шуй смотрел на свои ноги с горечью, ведь его противник стоял, как ни в чем не бывало. Он, наконец, смог оценить уровень старика.
  Вершина 9-го уровня Боевого Короля!
  Удар Поврежденной Сабли!
  Старший Син продемонстрировал Искусство Сабли Поврежденной Янь и рванул вперед навстречу Цин Шую с очередным ударом!
  Когда Цин Шуй увидел, с какой скоростью к нему летит противник, у него кожа на голове онемела. Поначалу он думал, что у него был шанс против кого-то уровня Боевого Короля. Как же он ошибался. Его скорость и сила, то, в чем он считал себя мастером, были ему недоступны. Впереди его ждала тяжелая битва.
  Намерение сабли ограничивало его полностью, он даже увернуться не мог!
  "Черт, почему я забыл об этом?" Цин Шуй смотрел на тяжелейшую, словно скала, саблю, и беспомощно поднял уровень своей силы до максимума еще раз!
  Поза Медведя!
  Божественное Искусство Очистки!
  "Черт! Я все сделал неправильно!"
  Искусство Преследования!
  Бум!
  Опять отлетел Цин Шуй! из уголка его рта вытекла тонкая струйка крови.
  Но он радостно улыбался! Он нечаянно подключил бесполезное в этой ситуации Искусство Очистки Рук в панике и не ожидал, что под огнем ударов эта техника переживет прорыв в такой важный момент!
  Большая стадия успеха Искусства Очистки Рук!
  Точки акупунктуры Тянь Фу, Ся Бай, Цзинь Цзэ, Ле Цюэ, Тай Юань, Юй Цзи!
  Цин Шуй чувствовал, как удивительные ощущения поднимаются в его руках. Вся боль ушла, но самое главное, что сила, которая исходила от его рук, была поразительно интенсивной. Удивительное ощущение! Цин Шуй чувствовал, словно обе руки, наконец, освободились и могли выдержать силу, в несколько раз большую, чем раньше. Практикующие боевые искусства никогда не могли воспользоваться всей имевшейся у них силой, как и было с Цин Шуем. Если бы он смог дать волю всей силе своего тела через руки, то он не сможет быстро восстановиться.
  Общая сила Цин Шуя составляла на тот момент 5500000 цзинь. Он мог бы отпустить всю силу, но его руки просто-напросто не выдержали бы эту грандиозную энергию и пострадали бы от отдачи!
  Цин Шуй культивировал Древнюю Технику Усиления, технику, которая закаляла физическое состояние тела воина. Он мог силой выдавить из себя всю свою мощь, но не более трех раз. Дальше бы его руки просто сломались.
  Однако Цин Шуй понял, что его Божественное Очищение Рук достигло большой стадии успеха, значит, его акупунктуры были очищены, а значит и увеличены существенно. Вся его защита против ударов его противника дошла до предела, он мог лишь повторять одно и то же, чтобы удержаться на ногах. Если продолжать в том же духе, он в итоге бы получил серьезные повреждения.
  Подумать только, что ему представился шанс пробиться в такой важный момент! Теперь, если ему придется столкнуться с противником еще десять раз, проблем у него не должно было возникнуть. Это было огромным преимуществом очищенным точками акупунктуры.
  Увеличение силы и способность выдерживать силу...
  Каждый воин должен был сохранять до 30% силы во время боя. Не для того, чтобы сдерживаться, делалось это, это была вынужденная мера. Во время атак в полную силу энергия истощалась слишком быстро. Если ситуация не вынуждала их к этому, большинство из них не прилагало максимальную силу. А также их тела просто не выдержали бы максимум силы одновременно.
  Даже когда обычный человек прикладывает всю свою силу, он в итоге страдает от ноющей боли в руках и ногах, в спине, а иногда и травмами заканчиваются такие усилия!
  Цин Шуй снова с трудом вытащил ноги из ямы, куда его вбило ударом противника. Слава богам, на нем был защитный жилет Семи Звезд! Он не смог бы выдержать столько ударов!
  Перед лицом абсолютной власти любые техники были бесполезны!
  Но сейчас Цин Шуй спокойно смотрел в лице этому сильному пожилому мужчине с горящими глазами.
  Старший Син не верил своим горящим глазам. Он почувствовал странную волну энергию, ударившую его в какой-то момент. И эта волна принесла какую-то тяжесть в его тело. Это не было слишком тяжелым чем-то, но поселило в нем крайний дискомфорт.
  "Черт побери, надо убить этого чертенка!" Старший Син сжал зубы и снова ринулся на Цин Шуя! Он вдруг обнаружил, что его скорость существенно снизилась!
  "Что не так? Мое тело стало тяжелым и неуклюжим! Скорость упала!"
  Увидев улыбочку на лице Цин Шуя, он понял, что это были проделки этого парня. Он искренне восхитился этому, потому что его противник обладал какой-то удивительной техникой, которая не уступала его намерению сабли!
  Удар темной сабли!
  Старший Син выпустил всю свою силу и ударил Цин Шуя!
  Сабля, черная, словно уголь, оставила за собой длинный черный след в воздухе, и полетела прямо в Цин Шуя!
  И тот принял удар! Он чувствовал, как уничтожающая аура приближается к нему!
  Цин Шуй культивировал первобытное пламя, его не пугал темный огонь легендарного оружия! Однако у него получилось отпарировать!
  Бум!
  Бум!
  Бум...
  Цин Шуй постепенно входил в состояние Тайчи, ему больше не нужно было выпускать всю силу на полную мощность. Более того, руки Цин Шуя были в полном порядке, словно кто-то его стимуляторами накачал. Раньше он все жаловался, что очистить точки акупунктуры так трудно очистить, но перед лицом опасности какую пользу очищенные точки принесли ему!
  
  Глава 373. Битва с воином вершины 8-го уровня Боевого Короля. Сила Хозяйки Дворца Зала Тумана.
  Бам бам бам..
  Старший Син оценил потенциал Цин Шуя. Он подумал, что, возможно, не стоило убивать его, потому что ему захотелось посмотреть, как далеко в будущем зайдет Цин Шуй.
  События развивались с шокирующей скорости. Как и Цин Шую, Старшему Сину пришлось пережить множество различных ощущений за такое короткое время.
  "Твое время пришло, сынок. Умри!" Доброжелательность Старшего Сина исчезла после того, как они обменились парой ударов.
  Удар темницы!
  В одно мгновение Цин Шуй снова почувствовал, что его тело словно связано! Огромная черная сабля с монстроподобным убийственным намерением приближалась прямо к его голове!
  Цин Шуй побледнел. Он почувствовал, как тень смерти подбирается к нему.
  Темная демоническая сабля была все ближе и ближе. Огромный хвост пламени от оружия обжигал кожу и мышцы. Даже с его текущей увеличенной защитой Цин Шуй понимал, что шансы на выживание у него равны нулю, и его ждет жестокая гибель.
  Старший Син улыбнулся безжалостно и кровожадно. Он был уверен в своих силах. Находясь в прыжке, он увеличил свою ауру на 30%.
  Божественная Защита!
  Кажущийся Закрытым!
  Цин Шуй быстро подключил две самые сильные защитные техники в этот самый острый момент!
  Муууууууууууууууууууууууу!
  Тень гигантского быка взрывом вырвалась прямо из тела Цин Шуя и бесстрашно пошла на таран! Прямо на Черную, словно уголь, Демоническую Саблю!
  Бам!
  Тень быка заблокировала атаку на несколько мгновений, а потом рассыпалась на кусочки под ударом Сабли. Разбитая тень немедленно растворилась в воздухе. И сразу за нею Демоническая Сабля полетела прямо на Цин Шуя со всей ее подавляющей аурой!
  Меч Четвертой Волны!
  Цин Шуй понимал, что сейчас ему никак не избежать лезвия сабли. Единственное, что он мог сделать, это выдержать повреждения от удара, иначе его ждала ужасная смерть прямо там, на месте!
  ????!
  Цин Шуя снова отбросило назад. Даже со всей его Божественной Защитой, Позой Кажущегося Запечатанным, с Мечом Четвертой Волны, он не мог снизить силу удара. Он закашлялся, выплевывая кровь изо рта.
  Сила восьмого уровня Боевого Короля была ужасающей!
  Цин Шуй поднялся и вытер следы крови из уголков рта. Его раны пока не были слишком суровыми. Основная проблема была в том, что старик был гораздо сильнее Цин Шуя, что намного снижало эффективность Божественной Защиты и Позы Кажущегося Запечатанным. К счастью, Защитный Жилет Семи Звезд пока выдерживал все атаки старика!
  Старший Син тоже был в шоке. Техника Крови Поврежденной Янь, которую он использовал, удваивала повреждения, наносимые саблей, и силу лезвия, увеличивала его силу до невообразимой степени!
  Воины, владеющие мечом, обычно доводят до мастерства силу лезвия, затем траекторию удара, и в конце форму лезвия и слои лезвия. Чем сильнее было лезвие, тем больше оно определяло убийственность удара.
  Старший Син уже давно мастерски овладел направлением движения лезвия, даже, несмотря на то, что он был на вершине восьмого уровня Боевого Короля, он был на равных с девятым уровнем. И поэтому он еще больше удивлялся, когда видел, что у него не получается убить Цин Шуя, хотя он производил самые сильные удары!
  "Вот бы мне такого ученика". Старший Син смотрел на раненого Цин Шуя. Затем он снова поднял Черную Демоническую Саблю. Он знал, что Цин Шую никогда не победить его, он просто не выдержит еще одного удара.
  Гигантская сабля качнулась в сторону Цин Шуя, как коса самой Смерти. Сила на этот раз была грандиозная, гораздо больше, чем когда либо. Несколько гигантских темных теней последовали за саблей!
  Цин Шуй, беспомощный Цин Шуй! В этой ситуации его сила никак не соответствовала силе противника. Все усилия были тщетны. Он лихорадочно вспоминал, какие еще Скрытые Оружия или какие-то особые боевые техники были у него припрятаны, которые бы дали ему еще один шанс устоять против воина вершины Восьмого Уровня Боевого Короля. Но ничего не приходило ему в голову. Так у него и не было ни одной возможности приблизиться к Старшему Син. Вся его особая физическая стать только и делала, что получала очередные тумаки от противника. Все было бесполезно, раз подойти к сопернику не получалось.
  Цин Шуй чувствовал, что следующая атака Сина будет последней для него. Даже если бы он выдержал, ранение было бы слишком велико. Выбора не было, оставалось снова блокировать атаку и снова столкнуться с подавляющим присутствием Темной, как Уголь, Демонической Сабли!
  То, что случилось дальше, еще больше лишило Цин Шуя надежды, а сердце его просто ушло в пятки!
  Эффект от Защитного Жилета Семи Звезд исчез! В самый нужный момент! Час прошел. Его сильнейшая защита упала ровно наполовину. На этот раз спастись ему не удастся.
  Ничего не мог он поделать. Ужасное чувство наполнило его: как же не хотелось ему умирать!
  Гигантская Сабля вспыхнула в воздухе, оставляя огромный огненный след!
  Заблокированный направлением сабли, Цин Шуй не мог увернуться от приближавшейся атаки. Он держал свой Меч Большой Медведицы и надеялся, что случится чудо. В этот момент из его рукавов выстрелили Иглы Холодной Стали! Он нацелил их на главные акупунктурные точки своего противника и на органы чувств на лице!
  Уязвимое место!
  Глаза!
  Тинь тинь тинь тинь...
  Цин Шуй слушал эти звуки, и сердце его замерло. Все его самые лучшие и коварные скрытые орудия были бесполезны против воина, который был гораздо сильнее него самого, особенно в этот момент.
  Тут раздался крик птицы!
  раздался высокий и резкий крик дьявольского чудовища! Такой знакомый крик!
  Цин Шуй увидел, что Темную, как уголь, Демоническую Саблю обхватила серебристая шелковая лента!
  Цин Шую показалось на мгновение, что эту ленту послали ему сами небеса. Она так грациозно парила в воздухе, излучая сильнейшую волну духовной Ци. И тут Цин Шуй ощутил, что эта шелковая лента была гораздо сильнее Темной Демонической Сабли!
  Бессмертный Шелк Девяти Небес!
  Цин Шуй узнал эту ленту. Он удивился тому, что видел ее вживую в реальности. Она принадлежала к рангу божественных оружий.
  И шелковая лента Девяти небес тут же увела в сторону Демоническую Саблю!
  Цин Шуй, наконец, увидел того, кто спас его. Но он уже догадывался о том, кто это мог быть, когда увидел вдалеке огромного Голубого Луаня.
  Хозяйка Дворца Зала Тумана, прекрасная богиня с портрета!
  Она была одета в свою простую белую одежду, как обычно. Ее лицо было покрыто вуалью, открывавшей только пару невероятных черных и глубоких глаз. Она стояла верхом на своем Голубом Луане, держа в руках Шелковую Ленту Девяти Небес!
  Его очарование было непревзойденным!
  Это была она. Цин Шуй не мог поверить своим глазам, что это сама Хозяйка Дворца! И не до сих пор не верил!
  Теперь-то он смог догадаться, какой силой обладала эта женщина. Она не была на вершине Боевого Короля, но сила ее была примерно на этом уровне. Такое суровое оружие, как Бессмертный Шелк Девяти Небес, могло легко победить старика с вершины 8-го уровня Боевого Короля.
  Разница между уровнями боевого короля была гигантской. Цин Шуй понятия не имел, в каком уровне был он сам. Он легко победил четырех боевых королей четвертого уровня, но был беспомощно загнан в угол боевым королем восьмого уровня.
  Бессмертный Шелк Девяти Небес еще раз воспарил в воздухе. В это же мгновение старика отшвырнуло в сторону.
  Пу!
  Старик выплюнул сгусток крови изо рта. Его отбросило в сторону, точно так же, как он отбрасывал Цин Шуя!
  Вот так одним движением воин на пике 8-го уровня Боевого Короля полетел в сторону.
  Многие стали свидетелями этой эпичной битвы. Все стояли в благоговейном страхе и шоке перед красотой и невероятной силой этой женщины. Всех в этот момент охватило непреодолимое желание пасть ниц и начать поклоняться этой женщине!
  Это была не простая смертная!
  Смертельный удар Старшего Сина, который был направлен на Цин Шуя, был отражен, а сам старик был побит до такого состояния, что у него кровь горлом пошла. Он глубоко сожалел обо всем, но в то же самое время чувство свободы и облегчения охватило его.
  Он был серьезно ранен, он знал, что жить ему осталось совсем недолго. Он смотрел на эту жестокую и прекрасную, как Небеса, мистическую женщину в небе. Только те воины, кто был на пике Боевого Короля, могли побить его с одного удара и изуродовать его.
  И эта женщина была такой. Самый мощный символ силы на Континенте Зеленого Облака. На этом континенте было всего несколько Боевых Королей на пике, но он впервые видел среди них эту прекрасную непревзойденно сильную женщину. Любой бы догадался, кто она такая! Хозяйка Дворца Зала Тумана. Богоподобная женщина, которая закрылась от всего мира! Она была настоящей загадкой. Он никогда не думал, что он повстречает ее в таком месте. Более того, не думал он, что умрет от ее рук.
  Он не думал, что она приедет защитить Цин Шуя, проделав такой путь из Небесного Дворца. Никогда в жизни, проживи он хоть миллион лет, не подумал бы он, что она прилетит спасать Цин Шуя!
  Над площадью воцарилась мертвая тишина!
  Старший Цин сгорбился, сжался, его глаза медленно закрылись. Его жизнь подошла к концу.
  "Мертв, он мертв!"
  "Голубой Луань такой удивительный! Такое чудовище способно менять форму. У него есть корона!"
  "Какая красивая женщина! Как богиня! Какие у нее манеры, какая поза! Как она держит себя! Вот увидел ее, и жизнь не зря прожита!"
  ............
  "Цин Шуй, ты в порядке?"
  "Цин Шуй..."
  Люди из клана Цин обступили его, задавая кучу вопросов одновременно. Цин Юи прятала красные заплаканные глаза от Цин Шуя. Только плохо получалось. Они были красными, и чувство вины явно читалось в них. Никто не знал своего ребенка лучше его матери. Никто не знал своих матерей лучше, чем их дети. Цин Шуй знал, о чем думала его мать. Она винила себя за то, что ее поведение и негодование привело к череде всех ужасных событий.
  Цин Шуй не мог ничего сказать. Да, на его плечах был тяжелый груз, но Цин Шуй крепко стоял на ногах. Он с самого раннего детства знал о напряжении между его матерью и кланом Янь. поэтому он с самого начала знал, что его ждет, поэтому он начал тренировки, поэтому поставил себе самую главную цель в жизни!
  "Завоевать Клан Янь, завоевать Клан Янь вместе со своей матерью и вернуть старшую сестру в семью! Чтобы вся семья воссоединилась!" Эта цель никогда не менялась с самого его раннего детства.
  И ни разу не отступил он от этой своей цели, даже если это означало жизнь ради мести, жизнь, наполненную ненавистью!
  В жизни каждого человека наступает момент, когда нужно что-то делать. Он был вот таким, он должен был делать все, что в его силах, чтобы решить проблему между его матерью и кланом Янь. Или теперь уже между Кланом Янь и ним самим. Даже если бы это означало, что он проиграет, он все равно прикладывал максимум усилий. Без капли сожалений!
  "Да в порядке я, в порядке!" улыбался Цин Шуй.
  Он уже сбился со счета, сколько раз ему пришлось повторить это. Кто бы ни подходил, он чувствовал, как все беспокоятся за него.
  "Цин Шуй"
  Цин Юи держала его за руку, показывая на женщину, стоявшую на спине Голубого Луаня в небе!
  Цин Шуй смущенно улыбнулся, поднялся и пошел к Хозяйке Дворца Туманного зала!
  Пфффф!
  Бессмертный Шелк Девяти Небес развернулся к Цин Шую, словно мост из радуги! Он протянул руку и схватился за шелковую ленту!
  Хозяйка Дворца потянула за нее, и Цин Шуй взмыл в небо и мягко опустился прямо на спину Голубого Луаня!
  Толпа в городе Тысячи Миль смотрела, как Цин Шуй и богиня улетают вдаль. В тот же момент все зашумели, загудели, начали обсуждать произошедшее. Тем временем, Лорд Города из Клана Ши приказал своим людям очистить площадку от крови и избавиться от трупов.
  "Спасибо!" тихо сказал Цин Шуй, после того как толпа в городе превратилась в малюсенькую точку и вовсе исчезла из вида.
  Хозяйка Дворца смотрела вдаль за горизонт, стоя на спине Голубого Луаня. Цин Шую казалось, что это не она, а просто мираж, что на самом деле она была далеко, а это была просто мистическая проекция. Но это была она. Стояла рядом с ним.
  Может быть, он уже был на краю обрыва? Он был в крайнем смятении, что ему придется иметь дело с новыми чувствами.
  "Впервые в жизни я так сорвалась спасать кого-то", спокойный и мелодичный голос тихо прозвучал, подтвердив его опасения.
  
  Глава 374. Демонстрация улыбки. Техника Божественного Очищения Рук на большой стадии успеха. Техника Божественного Очищения Ног на малой стадии успеха.
  "Впервые я так сорвалась кого-то спасать", прозвучал мелодичный и успокаивающий голос.
  Она ничего не делала, только говорила, но ее голос словно связал его по рукам и ногам! Цин Шуй недоумевал, не понимая, что происходит с ним.
  "Как ты узнала, что я в опасности? Я даже сам не предчувствовал этого", задал он вопрос, который беспокоил его. Он вообще думал поначалу, что это было сего лишь совпадением, может, кто-то из Небесного Дворца следил за Медицинским Кланом и узнал про их намерения. Хозяйка Дворца Зала Тумана повернулась к нему. Белоснежная вуаль покрывала ее роскошное лицо, открывая лишь прекрасные глаза, на которые Цин Шуй не мог наглядеться, даже если бы увидел их миллион раз. Он не мог объяснить простыми словами красоту этих глаз. Была в них исключительная элегантность и чистота, но в то же время присутствовал грациозный темперамент, способный свергнуть целые империи. Под этим неземным взглядом он слегка занервничал, хотя никогда ранее не нервничал, ни с Ие Цзянъэ, ни с Цанхай Минъюэ. Он попытался вернуться в спокойное состояние, взять себя в руки, избегая прямых взглядов на нее, словно прищуриваясь от первых проблеском утренней зари.
  "Я почувствовала опасную ауру. Эта телепатия так раздражает..."
  Сердце у Цин Шуя ёкнуло, когда он вспомнил об этой тонкой телепатической связи между ними. Он подумал, что она должна была разорваться на таком большом расстоянии. Вероятно, она срезонировала так интенсивно из-за решающего смертельного момента.
  Прибытие самой Хозяйки Дворца крайне польстило ему, хотя он и не понимал, зачем все же она прибыла на помощь.
  А сила ее удивила его еще больше. Он все сравнивал силу старика и мощь, которую продемонстрировала хозяйка Дворца. Она так легко победила культиватора вершины восьмого уровня Боевого Короля! Значит, она сама была культиватором 10-го уровня? Сколько же ей лет? Почему она носит вуаль?
  Цин Шуй не моргая, смотрел на загадочную женщину. Она была словно ребус. На какое-то мгновение он почувствовал новое чувство, зарождавшееся в его сердце. Она была могущественной, как сам Бог.
  Он понял только сейчас, что он не знал о ней ничего, кроме того, что она была Хозяйкой Дворца Зала Тумана. Понятно было только то, что телепатическая связь между ними установилась из-за портрета красавицы, который он хранил в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  В этот момент он снова растерялся. Он не знал, что он должен был ей сказать. Он не мог подобрать слова, все казалось таким бесполезным, а как сказать что-то полезное - понятия не имел. Он поблагодарил ее, может, ему стоило сказать спасибо еще раз? Цин Шуй понимал, что рядом с такой женщиной даже самый харизматичный мужчина дрогнет. Он однозначно боялся ее, боялся ее ауры, которая была холоднее льда, боялся презрения, которое однозначно присутствовало в этой ауре. От этой ауры любой человек чувствовал себя ничтожным. Такая аура экстраординарная, внеземная, которую этот мир не мог испортить.
  Голубой Луань приземлился на холмистой местности. Вокруг были высоченные кусты, вокруг которых бродили животные, то и дело издавая испуганные крики. Нежно дул легкий ветерок, поднимавший полы их одежды. Цин Шуй, стоявший позади своей спутницы, не мог отвести от нее глаз. Он был буквально ослеплен ее грацией.
  "Цин Шуй... Тебя же зовут Цин Шуй, верно?" словно песнопения божественных изваяний был ее голос, такой же мелодичный. Он прозвенел, заставив Цин Шуя очнуться.
  "Верно. А как мне к тебе обращаться?" опустив голову, тихо сказал Цин Шуй.
  Она спасла его жизнь. Она была главой одного из залов в Небесном Дворце, где он числился учеником, она была одним из немногих культиваторов, стоявших на вершине Континента Зеленого Облака. Она покачала головой и ответила:
  "Как хочешь называй. Мне очень странно, что я смогла прибыть сегодня, потому что у меня было ощущение, что я пожалею об этом".
  Цин Шуй не совсем понял, что она хотела донести до него, но примерно понял намек. Она имела в виду, что если бы позволила ему умереть сегодня, то пожалела бы об этом в будущем? Или нет?
  "Хорошо, бывай! Я полетела обратно!" ответила ему Хозяйка Дворца через пару мгновений.
  "Обратно? Но ты только приехала. Поживи у меня пару дней, позволь мне выразить свою благодарность по-человечески, как положено!" поспешил остановить ее юноша.
  "Не стоит, я не люблю толпу", сказала Хозяйка Дворца, едва улыбнувшись уголками рта. Вернее, это был лишь намек на улыбку, но Цин Шуй видел ее в ее глазах, по выражению ее глаз. Вокруг него словно солнце ярче засияло. Ее несравненный взгляд был непревзойденным в целом столетии, ее красота была чистейшей во всей вселенной....
  Цин Шуй знал, что она не поменяет своего мнения, раз решение уже принято. Более того, у него не было никаких прав заставлять ее менять свое решение. Однако ее скорое возвращение домой после того, как она специально прилетела ему на помощь, было ему непонятно.
  "Погоди секундочку, у меня есть кое-что для тебя!" подумав немного, сказал Цин Шуй.
  В итоге он подарил ей пять Гранул Зверя, чтобы разбудить врожденные таланты Голубого Луаня. Она также приняла в подарок Вино На цветах Персика и Ликер на Кости Тигра. Он хотело было подарить ей несколько Гранул Концентрации Духа, но она вдруг сама протянула ему фарфоровый бутылек. Она сказала, что большинство гранул уже использовала, осталось совсем немного, поэтому она решила подарить их Цин Шую. Он посмотрел и обнаружил, что это были те же самые Гранулы Концентрации Духа, какие был и у него, разве что эффект у них был в три или даже шесть раз больше....
  Он смотрел, как фигура улетающего вдаль Голубого Луаня постепенно уменьшалась, пока не исчезла совсем, унося с собой прекрасную даму с портрета красавицы!
  В его ладони лежала Гранулы Концентрации духа, он насчитал около тридцати. Этого должно было хватить ему на месяц. Бутылек был наполовину пуст. Казалось, что она использовала довольно много этих таблеток, там изначально было около сотник. Подумать только, что она принимала некоторые его лекарства, а теперь он будет принимать ее. Он вдруг разволновался от этой мысли. И тут же спохватился, что снова думает о всяких пошлостях.
  Фьють фьють!
  Его призыв был услышан! Огненная птица быстро пикировала прямо с неба!
  Риск и польза идут рука об руку. Подумать только, его Техника Божественной Очитки Рук прорвалась на Великую Стадию Успеха; это была настоящая награда! У него оставалось не больше полугода. Он надеялся, что может за это время довести ее до Грандиозной Стадии Успеха, а еще лучше, если его Божественная Очистка Ног дойдет до этой стадии. Тогда его сила сможет подняться до удовлетворительного уровня, чтобы он мог спокойно отправляться в поход на Клан Янь.
  "Подождать еще полгода. А через полгода у меня точно появится побольше уверенности в себе!" думал про себя Цин Шуй, принимая окончательное решение.
  К моменту возвращения в резиденцию Клана Цин, все уже собрались в ожидании. Они улыбались, встречая его, не скрывая волнения на лицах. Сердечные родные лица успокоили и согрели Цин Шуя.
  "Цин Шуй, а где та дама?" спросила Цин Юи, потянув его за руку и крепко обняв.
  "Она вернулась домой!"
  "Старший Брат Цин, наша невестка Ши Цинчжуан только что ушла. Обещала вернуться чуть позже", радостно сообщила Цин Бэй, подбежав к нему и повиснув на его руке.
  "Хорошо!"
  .....................
  Время шло, шли недели. Обсуждения Цин Шуя в Городе Тысячи Миль становились все оживленнее. В конце концов, в таком маленьком городишке культиватор уровня Боевого Короля был поистине гордостью всего города. Положение Города Тысячи Миль больше не было прежним. Инциденты с умирающими пачками культиваторами постепенно сошли на нет.
  Такой высокий уровень культиватора влиял на весь город, на всю страну, даже на весь континент!
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  Цин Шуй стоял, нахмурившись, с закрытыми глазами и циркулировал Ци. Через какое-то время он нахмурился еще больше, погрузившись в размышления.
  Он принимал Гранулы Концентрации Духа, которые ему дала Хозяйка Дворца Зала Тумана, занимаясь культиваций Божественного Очищения ног уже неделю. Он использовал гранулы с эффектом, в шесть раз превышавшим привычный ему уровень, вдобавок к безграничному влиянию Сферы Вечного Фиолетового Нефрита!
  Неделя в сфере равнялась полугоду в реальности. Это было преимущество Цин Шуя - время. Хотя на континенте существовало множество божественных магических предметов, они все считались огромной редкостью, и Цин Шуй был просто настоящим везунчиком.
  Конечные результаты тренировок в течение полугода вместе с эффектом от Гранул Концентрации Духа были возмутительно гигантскими.
  Цин Шуй пробил 120-й уровень Древней техники усиления, вызывая грандиозные увеличения и улучшения в его силе.
  За одну лишь неделю, что равнялось двумя годам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, если учитывать эффект Гранул Концентрации Духа, Энергия Природы пережила еще один прорыв. Цин Шуй не понимал до конца, как определить его собственную Энергию Природы, но она выросла в четыре или пять раз по сравнению с прошлым. Он понимал, что и скорость его культивации существенно выросла.
  Он понимал, что для того, чтобы заслужить социальное положение на Континенте Зеленого Облака, ему нужно было достичь, по крайней мере, пика Пятого небесного уровня. К тому моменту он должен на равных выдерживать бой с Боевым Королем 10-го уровня.
  Расстояние до пятого Божественного Уровня все еще составляло 80 циклов. Со скоростью в один цикл в год, ему нужно было еще 80 лет. Если это пересчитать на реальное время, то получалось около 7 лет....
  Он сжал зубы, усердно культивируя Божественную Очистку Ног. Очистка точек акупунктуры было болезненным занятием, потому что воин должен был уметь терпеть боль и бессилие.
  Культивация Божественной Очистки ног была еще и сложнее, чем Очистка Рук. Цин Шуй не знал истинной причины, но догадывался, что это имело отношение к тому, что он в свое время занимался Культивацией Одиночного Удара Кулаком.
  Точки Футу, Цзусаньли, Фэнлун на ногах у него онемели, жгучая боль сопровождала весь процесс. Было гораздо больнее, чем когда он очищал руки.
  Подняв Энергию Природы до предела, он резко выпустил ошеломляющий энергетический толчок!
  Сила бешеного быка!
  Пу пу пу!
  Прорыв! Он перешел на Малую Стадию Успеха Божественной очистки ног! Божественная Техника Очистки Ног оказалась в несколько раз сложнее Очистки Рук!
  ощущения, будто он стоит в котле с расплавленным железом, постепенно ушли. Волна несравнимого чудесного и освежающего чувства быстро накрыла все его тело, и ноги в первую очередь. Цин Шуй был в приподнятом настроении, ведь ноги его стали особенно сильны; все его тело и дух существенно укрепились. Словно Древняя Техника Усиления продвинулась на цикл вперед.
  Он немедленно понял все, что так мучило его!
  Цзусаньли была важнейшей акупунктурой, укреплявшей все тело. Она усиливала желудок, помогала пищеварению, расширяла дух, оживляла Ци!
  Польза от очистки этих точек была огромной!
  Шаги облака тумана!
  Цин Шуй перемещался по Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Сила была в скорости. Хоть Малая Стадия Успеха Божественного Очищения Ног очистила пока только по три точки на каждой ноге, это все равно увеличило скорость, по крайней мере, вдвое. С виду нельзя было, конечно, увидеть это увеличение, но оно ощущалось значительно.
  Цин Шуй тренировался в Кулаках Тайчи в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. К каждому прорыву нужно было адаптироваться. Он всегда использовал с этой целью Кулаки Тайчи, хотя и другими методами.
  Быстрые удары, медленные удары, сбалансированные удары, удары с меняющейся скоростью....
  Во время тренировки Цин Шуй занял руки Кулаками Тайчи, а ногами - Шаги Облака Тумана. Кроме этого он пытался объединить меняющиеся ритмы Кулаков Тайчи и Шагов. Он не просто тренировался в кулачных техниках, но он также в движениях. Таким образом, у него была возможность жонглировать обеими практиками за раз.
  Эффект Гранулы Концентрации Духа закончился, но Цин Шуй не стал принимать следующую, потому что настало время выходить из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита в ближайший час. Он не хотел тратить ценное лекарство впустую.
  
  Глава 375. Золотой Горный Ручей. Опасное болото Десяти Тысяч Черепах. Золотая удочка вылавливает сокровище.
  После водных процедур Цин Шуй заглядывал в свою пространственную сферу. Это было время, когда Цин Шуй чувствовал себя максимально расслаблено, таким образом мог себе позволить рассматривать сокровища, которые ему принадлежали.
  Персик Бессмертия должен был вот-вот созреть, достигнув размеров с голову младенца. Розоватого цвета, приятный глазу, он излучал приятный аромат, вызывавший приступы слюноотделения.
  Этот плод увеличивал продолжительность жизни на 50 лет, его можно было использовать в качестве алхимического компонент. Это был один из самых мистических ингредиентов в мире девяти континентов.
  С улыбкой на лице Цин Шуй осматривал остальные травы, которые он высадил внутри своей пространственной сферы. Хотя одного персика бессмертия было достаточно, чтобы заработать целое состояние. Персики бессмертия были бесценны. И травы, которые имелись в его саду, были также жизненно важными.
  Утром Цин Шуй проснулся с чувством свежести, удивляясь текущему потоку циркуляции Ци в обеих руках и ногах. Хотя вчера он попал в очень опасную ситуацию, он, по крайней мере, сумел культивировать Божественное Очищение Рук до большой стадии успеха, а Божественное Очищение ног до малой стадии успеха.
  Если обе техники бы были на великой стадии успеха, или, по крайней мере, на большой стадии успеха, Цин Шуй был уверен, что в таком состоянии он бы не уступил во вчерашнем бою.
  Цин Шуй не мог дождаться дня, когда он сможет добиться такого уровня, когда никто и никогда не сможет победить его. Сила была всем, жажда силы была в самом сердце Цин Шуя. Он не хотел, чтобы люди, которые переживают за него, постоянно волновались за него. Единственным способом успокоить их было стать сильнее. Намного, намного сильнее, чем он был на данный момент.
  И вдруг посреди его размышлений...
  "Папочка!" Малышка Юйчан радостно подбежала к нему. Цин Шуй шагнул вперед и обнял ее. Как же ребенок Минъюэ Гэлоу могла быть не прекрасной, как ее мать? Цин Шуй чувствовал, что это было настоящим благословением, что у него были два этих прекрасных цветка. Только жалел он о том, что повстречался с ними слишком поздно. Как говорят, любишь меня, полюби и мою собаку. Для него было неважно, что малыша Юйчан не была его плотью и кровью, он по-настоящему любил ее. Он тяжело вздохнул, не зная, благодарить ли бывшего мужа Гэлоу или проклинать его. Если ее бывший относился бы к ней чуть лучше и больше любил малышку Юйчан, то почему же она ушла от него?!
  "Папочка, научи меня драться с плохими людьми, я хочу драться с плохими людьми!"
  Маленькая девочка на руках Цин Шуя подняла голову и серьезно посмотрела на него. Ей было почти пять лет, учитывая тот факт, что Минъюэ Гэлоу была гением культивации, то ее дочка тоже не должна была оказаться слабой. Цин Шуй использовал струйку Древней Техники Усиления, чтобы прозондировать ее тело. Через секунду он втянул обратно энергию. Хотя ее энергетические каналы были гибкими и крепкими, они не были внутренне соединены друг с другом. Оказалось, малышка не унаследовала физические способности Минъюэ Гэлоу.
  "Пойдем, папочка научит тебя боевым техникам!"
  Другие члены Клана Цин практиковались в своих техниках. Были и те, кто спарринговался друг с другом, чтобы побыстрее поднять культивацию. Цин Шуй привел малышку Юйчан в место подальше остальных, чтобы шум тренировок не мешал им.
  "Девочка моя, культивация дело трудное, ты не боишься?" Цин Шуй знал, что первым делом ему нужно было внушить ей понятие "Не бояться страданий", пока она еще малышка. Однако он принимал во внимание возраст этой девочки. Он знал, что от пятилетнего ребенка нельзя было ожидать уровня понимания концепции.
  "Не боюсь, я хочу помогать папочке драться с плохими парнями. Я хочу побить плохого папу папы, я хочу, чтобы папин папа извинился, чтобы папа был счастлив..."
  Малышка продолжала бормотать, а Цин Шуй чувствовал огромную удовлетворительность в своем сердце. Невинность этого милого ребенка тронула его до глубины души.
  Цин Шуй подумал о Позе Лошади, чтобы малышка Юйчан укрепила базовые знания!
  Малышка была хрупкой, маленькой, у нее не получалось как следует продемонстрировать Позу Лошади, но ее устремленность вызвала искреннее удивление у Цин Шуя. Эта малышка была супер настойчивой, не сдавалась, несмотря на подступающую слабость.
  Видя, как она, сжав зубы, повторяет снова и снова, Цин Шуй потеплел в душе. Он не стал ничего говорить. Он знал, что если она действительно захочет культивировать, эта легкая слабость была ерундой. Он гордился упрямством своей маленькой дочери!
  Когда ножки у маленькой Юйчан задрожали от усталости, она невольно повалилась на землю. Цин Шуй, словно молния, подлетел к ней и мягко подхватил на руки.
  "Сделай перерыв, сахарочек, нельзя так спешить, когда дело касается культивации. Нужно делать это каждое утро до такой степени, пока ноги держать. И ты со временем поймешь, что выдерживаешь все дольше и дольше!".
  Недалеко стояла Минъюэ Гэлоу, наблюдая за ними с любящей улыбкой на лице. Тепло семьи - вот, чего она так долго хотела.
  После этого Цин Шуй снова занялся утренней зарядкой и обучил основы Кулака Тайчи и маленькую Юйчан. Посмеиваясь над тем, как настойчиво она пыхтит, он поправлял, если она делала ошибку, повторяя, что Тайчи фокусируется на сути, не на форме.
  .....
  После обеда Цин Шуй решил прогуляться, чтобы развеять монотонность тренировок.
  Улицы Города Тысячи Миль гудели, как обычно. Многие приветствовали Цин Шуя. Он уже стал своего рода легендой среди жителей города. Подсознательно, наверное, ноги привели его к знакомому месту.
  Золотой Горный Ручей!
  Однажды он уже приходил сюда половить черных рыб. Он вспомнил Ни"эр, юную девушку. Все ли было в порядке с ней и ее бабушкой? Он не видел ее уже несколько лет.
  Идя вдоль ручья, он все глубже погружался в воду, и поток становился все глубже с каждым шагом. Цин Шуй знал, что где-то в самом конце потока начиналось болото тысячи черепах. Поток в итоге привел его к горному тоннелю. Цин Шуй решил заглянуть в него, продолжая идти по ручью, как по коридору.
  Для жителей Города Тысячи Миль Болото Десяти Тысяч Черепах было запретным местом. Тут частенько находили трупы многих слабых экспертов пика Хоутянь, лежавшими как песок в пустыне. Даже Сяньтянь воины не могли быть уверенными, что выживут здесь. Поэтому немногие рисковали приходить сюда.
  Свод тоннеля стал ужасно узким, а поток посередине расширился до размеров небольшой реки. Цин Шуй продолжал идти по воде, перебирая ногами ил на дне.
  Включив свое духовное чутье, Цин Шуй не боялся опасности, потому что мог в любой момент убежать или вовсе войти в Серу Вечного Фиолетового Нефрита. И только благодаря своей пространственной сфере он на самом деле дерзнул отправиться на такую опасную прогулку.
  Солнце за пределами тоннеля ярок светило, однако это место становилось все темнее и темнее. Но это не особо влияло на Цин Шуя с его усилившимся духовным чутьем.
  Хлюп!
  Словно что-то шлепнулось в воду.
  Цин Шуй быстро отступил назад, а в руки ему прилетел этот самый предмет.
  Па!
  Цин Шуй внимательно посмотрел на предмет. Это была рыба. Небольшой черный копьеносец. Рыба так называлась, потому что у нее на лбу был нарост вроде копья, а во рту у нее было множество острых зубов. Она выглядела очень сурово.
  Он посмотрел на рыбу и выбросил ее в воду.
  Пройдя еще с десяток метров вперед, он почувствовал несколько укусов. Перед ним появился трехметровый крокодил, свирепо сверливший его глазами.
  Цин Шуй быстро ударил его по голове, схватил за хвост, бросил вперед. Крокодил словно в кому впал, не успел даже отреагировать.
  Цин Шуй продолжал двигаться вперед. Через некоторое время внутренний свод туннеля расширился и посветлел. Он дошел до конца пещеры. И увидел большой мутный водоем на самом выходе из тоннеля.
  Болото Тысячи Черепах!
  Болото Тысячи Черепах было окружены крутыми отвесными скалами. Вода была очень мутной, Цин Шуй вообще ничего не мог разглядеть, даже с помощью своего продвинутого видения.
  В воде плавало бесчисленное количество черепах. Неудивительно, что место было названо так. Однако самое главное тут были не черепахи. Главное было скрыто в глубинах болота.
  Никто не мог точно сказать, какие секреты прятало это болото. Люди говорили только, что место крайне опасно. Но при этом не многие были, как Цин Шуй. мало кому удалось выжить в водах золотого ручья в темном тоннеле.
  Цин Шуй прошел к переднему краю болота, молча созерцая его. Он чувствовал крайнюю ужасающую Ци смерти, исходившую от болота. Он чувствовал себя все более и более неуютно.
  Вдруг его охватила странная мысль, и он резко вошел в пространственную сферу.
  Золотая Удочка!
  Входить в воду было небезопасно, поэтому он решил испытать удачу и порыбачить с самого краю.
  Выйдя из сферы, Цин Шуй отыскал плоское место и уселся рыбачить. Ничего не было привязано к удочке, никакого грузила или наживки, однако крючок сам погрузился в воду.
  Вот такая волшебная удочка!
  Цин Шуй решил не расслабляться, держа духовное чутье наготове, сканируя место на случай неожиданной опасности.
  Работа кузнецом закалила его терпение. Цин Шуй не был против просидеть весь день, пока ничего не угрожало его жизни.
  ...........
  ...........
  Через некоторое время он почувствовал, как что-то попалось на крючок, слегка дернув леску золотой удочки.
  Может быть, он поймал какое-то мистическое чудовище. Или может, это было какое-то божественное сокровище или водный ингредиент!
  Его фантазия начала бурно разыгрываться, как тут его духовное чутье подсказало ему, что на том конце удочки не живое существо, а расшитая сумка.
  Расшитая сумка?
  Что за черт? Зачем ему какая-то вышитая сумка?
  Цин Шуй снова подключил духовное чутье и прочитал информацию.
  Это запретное место не часто видело гостей. Может быть, эта сумка была кем-то давным-давно потеряна?
  Какой-то эксперт попал в болото? Окруженный врагами? Или это был вор, за которым гнались, и у того не было выхода, кроме как бросить награбленное?
  Слишком много если, Цин Шуй решил перестать додумывать. В любом случае эти вещи, которые попадались на золотую удочку, не могут быть плохими. Он немедленно замотал катушку удочки и воскликнул от удивления.
  "Что? Почему эта сумка выглядит как новенькая? Кто-то потерял ее совсем недавно?"
  Цин Шуй вздохнул с облегчением, увидев, что сумка была все еще запечатанной. Его глаза посветлели, когда он взял в руки сумку. Он сразу же почувствовал ошеломляющую духовную Ци, исходившую от нее. Качество и количество духовной Ци было даже выше, чем от Белых Тигриных Камней.
  Сумочка выглядела как новая, она была сделана из кожи какого-то дьявольского чудовища. Хотя Цин Шуй не мог определить, насколько сильным было это чудовище, но он однозначно чувствовал, что кожа не принадлежала дьявольскому чудовищу Сяньтянь или Боевого Короля.
  "Если дело в этом, может ли быть такое, что сумку сделали из кожи дьявольского чудовищ уровня Боевого Святого?"
  
  Глава 376. Встреча с Мощным Дьявольским Чудовищем. Встреча с новым препятствием.
  "Неужели это сделано из кожи дьявольского чудовища уровня Боевого Святого?" Цин Шуй был в шоке от одной только мысли об этом. Какие же они были - дьявольские чудовища уровня Боевого святого? На континенте Зеленого Облака даже культиваторов этого уровня не было. Чтобы убить дьявольское чудовище уровня Боевого Святого, нужна была сила как минимум трех таких же культиваторов.
  Сама сумка была сделана из кожи такого зверя... Тогда какого уровня предмет хранился в такой сумке...
  Как только сумка была выужена из воды, она тут же высохла сама по себе, ни единой капельки не осталось ан ней! Цин Шуй медленно открыл ее и увидел внутри две коробочки: три маленьких бутылька и листок бумаги. Фиолетовая коробочка, серебристо-белая коробочка и три белоснежных бутылька. Листок бумаги был сделан из звериной кожи также! Сначала Цин Шуй открыл фиолетовую коробочку. Он тут же почувствовал успокаивающий аромат от золотой гранулы размером с голубиное яйцо, представшей перед его глазами.
  "Хмм, тут есть описание!" Цин Шуй увидел слова на крышке коробочки.
  "Ядро мистической черепахи чистого золота" гласили слова на самом верху. По названию стало понятно, что эта гранула была очень необычной. Цин Шуй быстро посмотрел на текст ниже.
  Ядро мистической черепахи чистого золота, полученное от естественно мутированной Золотой Мистической Черепахи. Только черепаха, достигнувшая 8000 лет, способна сформировать ядро, содержащее суть Золотой Мистической Черепахи. Эффект: Увеличивает физическую защиту в три раза, но только для людей с экстремальной Янь, человек должен быть как минимум уровня Боевого Короля, культивирующий боевые искусства Элемента Земля. Иначе они взорвутся от ее ошеломляющей силы. Помните! Помните!
  Цин Шуй был без слов. Это Ядро Золотой Мистической Черепахи было сделано специально для него. У него был только один эффект, но очень сильный.
  Защита в три раза...
  Это жизненно важный эффект!
  Он думал о том, что у его Жилета Семи Звезд была способность увеличивать защиту только на один порядок и только на час. И использовать его можно только раз в день. Если бы он принял Ядро Золотой Мистической Черепахи и сверху бы включит Защитный Жилет Семи Звезд, тогда бы его защита.... Да одна только мысль об этом заставляла кровь в его теле закипать.
  Таракан, которого трудно убить...
  Если бы он принял эту Гранулу, то тогда в тот день он бы без труда выдержал бой с тем стариком. Ему только нужно было пойти прямо на него!
  Цин Шуй медленно, словно не желая расставаться, закрыл фиолетовую коробочку. И открыл серебристую.
  На этот раз он явно услышал легкий аромат прохладного ветра. Он не смог определить этот запах, но по ощущениям это и впрямь было словно ветер в лицо. Внутри лежала белоснежная лекарственная гранула такого же размера, что и Ядро Мистической Черепахи, прозрачное и чистое. Как и в случае с Ядром Черепахи, Цин Шуй тут же прочитал надпись на крышке коробки.
  "Гранула Повышения Тона Зеленого Облака!" Цин Шуй сразу же понял, это была Гранула Повышения Тона из Восточного Континента Божественной Победы, лекарство высшего уровня, позволявшее достигать быстрых результатов. Цин Шуй смутился. Он не понимал, какого эффекта позволяла добиваться эта гранула. Описание было слишком общее. Он решил пока не думать об этом и почитать инструкции дальше.
  "Хм, эффекты тоже есть..."
  Эффект: Повышает техники воина на один уровень или на один порядок!
  Требования касались людей уровня не ниже Боевого Короля. Боевые техники, достигшие уровня Тайной Сферы, не получали дальнейшего увеличения. Боевые искусства на великой стадии успеха также не улучшались далее!
  Цин Шуй задумался. Что же это было такое? Это было определенно небесного уровня лекарство. Ограничений было многовато, конечно, но преимущество было в целом: увеличение боевых техник на один уровень.
  Цин Шуй взволнованно закрыл коробочку и посмотрел на три белоснежных фарфоровых бутылочки. Открыв их одну за другой, он заметил, что внутри всех лежат золотистые жемчужины размером с фасолинку. Их аромат не был таким очевидным, на ощупь они были холодными, как металл. Во всех трех бутыльках было около сотни гранул.
  Посмотрел Цин Шуй на бутылочки, но описания не нашел. Пришлось отложить их аккуратно в сторонку. Он знал, что они не уступали по эффективности Ядру Золотой Мистической Черепахи и Гранулы Повышения Тона Зеленого Облака. Жаль, что он понятия не имел, что это было такое.
  Цин Шуй взял в руки листок бумаги. Когда он развернул пергамент, он был поражен!
  Карта сокровищ!
  Цин Шуй вспомнил предыдущую карту сокровищ. Подумать только, ему в руки пришла еще одна! Взглянув на нее, он так и не смог узнать местность, изображенную на карте.
  Аккуратно уложив все предметы обратно в сумку, он забросил ее в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  В этот момент Цин Шуй был ужасно доволен. Он посмотрел на Золотую Удочку и порадовался тому, что этот предмет был настоящим сокровищем. Подумать только! Она принесла ему такие серьезные предметы с первого же использования!
  Цин Шуй еще раз забросил Золотую Удочку в Болото Десяти Тысяч Черепах!
  Время шло очень медленно, а Цин Шуй все время был начеку. Это место было мистическим и крайне опасным.
  Вдруг ему пришла в голову мысль, с чего в болоте попадались такие важные предметы. Каким образом простому человеку могли попадаться такие сильнодействующие средства? Раз он выудил их из болота, значит, человек, несший эту сумку, был похоронен где-то рядом в глубине?
  Холодный пот прошиб Цин Шуя! Он почувствовал холодный ветер, собиравшийся вокруг него!
  Он знал, что чем больше риск, тем больше отдача. Вот и сейчас он чувствовал, что ему нужно по-хорошему убираться отсюда, но словно какой-то голос призывал его остаться и порыбачить еще. Что на этот раз у него получится выудить еще более сильнодействующие и серьезные сокровища.
  И в этот момент удочка дернулась!
  Поймал! И так быстро!
  Цин Шуй решил, что если что-то случится, он просто запрыгнет в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  И вдруг!
  Цин Шуй почувствовал величественную и ошеломляющую ауру, поднимавшуюся со дна болота. Это было такое мощное давление, словно гора опустилась на его плечи; и тут Цин Шуй очень сильно пожалел, что вовремя не убежал. Схватив удочку, Цин Шуй бросился в отступление, но было слишком поздно. Он заметил гигантскую черную тень, метнувшуюся к нему.
  Бум!
  Цин Шуй отлетел далеко в сторону и выплюнул кровь, которая заполнила весь рот. У него еще оставалось немного Духовного Чутья, он быстро рванул в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и тут же потерял сознание.
  Когда он очнулся, он не понимал, как много времени прошло. Увидев, что он все еще в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, он сделал вывод, что времени прошло не так много. Выглянув наружу, он увидел, что все было тихо. С самого начала и до нынешнего момента он так и не понял, что же напало на него.
  Пошевелившись, он понял, что силы в нем не осталось. Его передернуло от мысли о той ужасающей ауре нападавшего. Даже он не смог оценить, какого уровня был тот "монстр". Но одно он понимал точно. Эта вещь была гораздо сильнее по сравнению с Хозяйкой Дворца Зала Тумана. А она была на самом пике Боевого Короля, значит, монстр был как минимум на этом же уровне, скорее всего, это было дьявольское чудовище уровня Боевого Святого...
  Получив как следует, Цин Шуй чувствовал себя таким разбитым, будто каждая косточка в его теле была раздавлена. Хотя в целом тело у Цин Шуя было очень крепким. Благодаря культивации Древней Техники Усиления, у него были невероятно хорошо развитые навыки восстановления. Если бы кто-то другой получил такие ранения, скорее всего, такой человек бы умер на месте.
  Цин Шуй чувствовал, как Ци Древней Техники Усиления автоматически начала циркуляцию в теле, образ Инь-Янь вращался с огромной скоростью в его сознании. Он чувствовал, как его тело медленно восстанавливается.
  Цин Шуй с трудом поднял руку и кое-как вытер пот со лба. Все тело зудело, словно его кусали тысячи муравьев. Он сжал зубы и терпеливо ждал. Он знал, что этот зуд был признаком очень быстрого выздоровления.
  В мире девяти континентов было множество разных неизвестных предметов и опасностей. А Континент Зеленого Облака был самым слабым в мире девяти континентов, а страна Цан Лан была самой слабой на Континенте Зеленого Облака! Более того в Стране Цан Лан город Тысячи Миль был наименее известным. Кто же знал, что в Болоте Десяти Тысяч Черепах в Городе Тысячи Миль, о котором никто и не слыхал никогда, обитало такое сильное дьявольское чудовище.
  Цин Шуй поначалу расстроился, а потом подумал, что если бы такое чудовище не жило бы в воде, он бы в первую очередь не заполучил такую сумку!
  Хм, сумка!
  Он лежал на земле. Повернув голову, он обнаружил, что сумка лежала совсем неподалеку. Он протянул руку, но не стал открывать ее. Он просто хотел прочувствовать ее. Закрыв глаза и включив циркуляцию своих сил, он постарался сосредоточиться на восстановлении тела и внутренних органов.
  Цин Шуй не мог пока даже сесть, поэтому лежал и терпел мучительную боль. Все, что ему оставалось, это циркулировать Древнюю Технику Усиления.
  Один цикл, два цикла...
  ЦИ Древней Техники Усиления постепенно циркулировала, нежно массируя его меридианные каналы, внутренние органы, кости, мышцы...
  Цин Шуй терпел и чувствовал, как он выздоравливает!
  На этот раз он испытал самые тяжелые ранения за всю свою жизнь. А он даже не смог увидеть, что же ранило его. Он только знал, что это было что-то большое и черное уровня, как минимум, Боевого Короля.
  Проведя полный раунд циркуляции, Цин Шуй понял, что его раны уже стали полегче. Поев, он повторил еще один раунд циркуляции Древней Техники Усиления.
  Он, конечно, пока не был в полном порядке, но мог, по крайней мере, вести себя, как нормальный человек. Он знал, что для полного выздоровления ему нужно было еще дня три. Однако он боялся, что его выкинет из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита в любой момент.
  Если его выкинет из сферы в его нынешнем состоянии, а ему снова повстречается то ужасное дьявольское чудовище, то у него не будет абсолютно никаких шансов.
  Он снова посмотрел на сумку, которую он выудил из болота.
  Если он умрет, то ему уже ничего не будет нужно. Все равно когда-то ему пришлось бы принять эти лекарства. Если он бы принял их сейчас, то возможно, у него появилась бы надежда подавить неизбежную опасность.
  Более того, был шанс выжить. Ему же еще нужно добраться до дома! Ему еще нужно было разобраться с Кланом Янь! Его мать ждала этого двадцать лет. И та девушка в Клане Янь ждала двадцать лет. Ни одна из них не сдалась, поэтому и ему нельзя было сдаваться!
  Он медленно открыл сумку и достал фиолетовую коробочку.
  Ядро Золотой Мистической Черепахи!
  
  Глава 377. Принятие Сокрушительного Лекарства. Непостижимые улучшения.
  Ядро Золотой Мистической Черепахи!
  Цин Шуй полюбовался золотым свечением ядра, прежде чем опустить гранулу в рот. Он удивился, как быстро невероятно твердая гранула растворилась во рту. Неописуемая сладость немедленно взорвалась, дразня его вкусовые ощущения, и теплые потоки потекли в каждый меридианный и энергетический канал его тела.
  Словно огонь вмиг обжег его насквозь. Цин Шуй почувствовал, как кровь закипает. Она циркулировала все быстрее и быстрее, пока не вошла в унисон с циклами циркуляции Древней Техники Усиления.
  Он понял, наконец, почему только культиваторам Боевого Короля Элемента Земли была доступна эта таблетка. Ошеломляющий эффект ядра полностью перестраивал всю систему, кости и энергетические каналы. Такую боль обычному культиватору было просто не стерпеть.
  Цин Шуй почувствовал, как энергетические каналы в его теле разбиваются и соединяются снова. Этот процесс повторился бесчисленное количество раз, вызывая вспышки боли, отупляющие все его чувства. К счастью, образ Инь-Янь в море его сознания неистово циркулировал, посылая волны охлаждающей энергии навстречу жгучей боли.
  Первый цикл. Второй цикл...
  120-й цикл!
  После легкого прорыва на 120-й уровень, Цин Шуй вдруг понял, что может пойти дальше...
  121-й цикл!
  На самом деле, если бы он захотел остановить циркуляцию, он бы не смог этого сделать. Под неистовым давлением лекарственного ядра, циркулирующие циклы продолжали автоматически вращаться. Все его тело претерпевало изменения: внутренние органы, Даньтянь, мышцы, даже структура скелета. Он чувствовал, что с каждой секундой становился сильнее.
  122-й цикл!
  Вспышка энергии, подаренная ядром, наконец, стихла, и Цин Шуй продолжил набирать силу, но без особой пользы. 122 цикла был его текущий лимит. Однако он и этим был ужасно доволен.
  Когда последняя вспышка ушла, Цин Шуй обнаружил, что все его раны исчезли, а его защита усилилась до невообразимого предела - он стал в три раза сильнее по сравнению с тем, каким он был до прорыва! Он таким сильным себя еще никогда не чувствовал, и его сердце наполнилось исключительной уверенностью благодаря этому ощущению вновь приобретенной силы.
  Его физическое тело окрепло до непостижимой степени, так, что его защитные атрибуты могли равняться силе дикого зверя того же уровня. Кроме этого ядро мистической черепахи также увеличило его способность к регенерации и жизненную силу.
  После трансформации Цин Шуй почувствовал своего рода духовную Ци, которая внезапно обнаружилась в его теле, циркулируя вместе с кровотоком. Ощущение было чудесным, удивительно комфортным. Никогда он бы и не подумал, что ядро мистической черепахи позволит ему одним ударом пройти целых два цикла!
  Несмотря на текущий уровень силы, он все равно беспокоился из-за монстра снаружи. Сжав зубы, он решил проглотить еще и белую гранулу!
  Гранула Повышения Тона Зеленого Облака!
  Эффект от этой гранулы превосходил все воображаемые границы. Он могла помочь всем его техникам повысить уровень сферы! Невероятно! Цин Шуй пожалел вдруг, что его техники Тайной Сферы нельзя было увеличить тоже.
  Он проглотил таблетку, и почувствовал успокаивающее охлаждение во всем теле. Это ощущение невероятного комфорта не уступало ощущениям от Двойной Культивации с Цинхань Е...
  Он испытал радость, словно парил по облакам, такое ощущение удовлетворения! Охлаждающие потоки циркулировали в теле с повышающейся скоростью. Неожиданно, когда он ничего не предпринимал, просто наслаждался эффектом, Древняя техника усиления снова прорвалась!
  123-й уровень!
  124-й уровень!
  125-й уровень!
  В общем, он пробил пять циклов за день. Его текущая сила увеличилась до такого состояния, что если сравнивать его с ним вчерашним, то с боевыми доспехами и с Мечом Большой Медведицы вместе он все равно уступал сам себе!
  Сила бешеного быка!
  Удар небесного грома!
  Приращение Меча Большой Медведицы!
  Самый простой удар выпускал 250 тысяч цзинь силы. Кроме этого скорость его циркуляции стала еще выше!
  Форма Журавля, которая застряла на большой стадии успеха, резко совершила прорыв. Цин Шуй резко почувствовал легкость в теле. Словно скорость, с которой он мог двигаться, значительно увеличилась.
  Он чувствовал, что в его сознании открываются сотни дверей.
  Техника Ладоней Будды девятой волны не пробилась на новый уровень, но доросла до пика четвертой волны. Базовые техники меча и галоп оленя, формы тигра и медведя, находившиеся уже на уровне Тайной сферы и великой стадии успеха, остались неизменными.
  Зато техника ковки пережила прорыв. Цин Шуй был наполнен предвкушением того, что же он сможет выковать на этот раз.
  Шаги Облака тумана - Истинная Сфера!
  Удар Небесного Грома - Истинная Сфера!
  "Какая гранула! Переворачивает всю суть с ног на голову!"
  Да уж, это гранулу можно было определенно записать в категорию "бессмертных лекарств", к сожалению, на культиваторов высоких уровней - Боевых Святых и далее - она не действовала.
  Даже его ментальное состояние Недвижимости, словно Горы, пережило обновление. Он чувствовал, что Ци его тела стала на 20% плотнее, когда активировал метальное состояние. Он был невероятно счастлив!
  "Метод Ядерной Ци!" Даже концепция понимания Прыгающего Короля в Черных Доспехах пробилась, с малой стадии успеха до большой стадии успеха. Невероятно!
  Изучая себя, Цин Шуй понял, что после того, как Сила Бешеного быка прорвалась, увеличение в силе достигло беспрецедентных 40%. Ощущение прохлады все еще циркулировало внутри, даже количество энергии природы, которое вмещало в себя его тело, увеличилось. Энергию природы можно было сочетать с любой энергетической техникой. Количество энергии, которое его тело выдерживало, на этот момент стало на 10% больше по сравнению с прошлым, что в итоге могло оказать ему неоценимую помощь в будущем.
  И было лишь одно слово, способное описать это все - коварно!
  Даже его Эссенция Защиты достигла второй стали!
  Не было улучшений в технике Отпечатка Ладони Тысячи Будд. И у Техники Кулачного Боя Тайчи тоже не было никаких шансов. Несмотря на это, Цин Шуй все равно был ужасно рад тем подаркам, которые ему сегодня преподнесла фортуна.
  Что же касается алхимии, искусства кулинарии, искусства.... Все эти вещи остались без изменений. Цин Шуй немного расстроился, что его мирские дела остались без улучшений. Однако ощущение прохлады продолжало делать последний круг циркуляции, и трансформация, которую он принес, заставила Цин Шуя онеметь от приятного удивления.
  Искусство преследования достигло большой стадии успеха, увеличив загрузку на 10% и на 10% снизив скорость, становясь в два сильнее, чем было раньше на малой стадии успеха. Понижение скорости противника, увеличивая их вес, было коварным атрибутом. На лице Цин Шуя заиграла коварная улыбка. Он любил такие штуки, которые позволяли ослабить способности противника. Больше удовлетворения приносили они по сравнению с теми, что делали его самого сильнее.
  На Великую Стадию Успеха пробилась и его техника Божественной Очистки Рук!
  В конце концов, Цин Шуй почувствовал, что точки Чжун Фу, Юнь Мэнь, Цзянь Куан, Шао Шан, Цзюй Гу, Би Нао, Чжоу Цяо, Ю Чи, Гэ Гу, Тун Ли, Тянь Цзун, Сяо Хай, Чжи Цзэн, Ян Гу и Хоу Си - всего пятнадцать - были полностью очищены. Обе руки просто словно взорвались от ужасающей мощи!
  Каким-то образом его точки Чжун Фу, Ю Чи, Гэ Гу, Тун Ли, и Хоу Си оказались полностью взаимосвязаны с другими меридианными каналами в теле. Когда именно эти точки очистились, Цин Шуй явно почувствовал, как его внутренние органы и его пять чувств значительно улучшились!
  
  Глава 378. Очистка шести точек акупунктуры. Второй портрет красавицы.
  Цин Шуй знал, что это были дополнительные эффекты от очистки точек акупунктуры, потому что эти точки изначально обладали этими способностями!
  В этот момент он уже ощущал освежающую Ци, растворявшуюся в теле. Когда последняя капля освежающей Ци исчезла, Техника Божественного Очищения Ци прорвалась!
  Большая стадия успеха!
  Цин Шуй сожалел, что в свое время уделял меньше внимания этой технике. Если бы и очистка рук, и очистка ног были на большой стадии успеха, то сейчас они бы обе перешли на Великую стадию успеха!
  Но когда он вспомнил, что и Божественная Очистка Рук тоже прорвалась случайно, он решил перестать ныть. В конце концов, человеку всегда будет мало. Если бы его Божественная Очистка Ног и достигла Великой Стадии Успех, он бы, наверное, сейчас все равно был недоволен, думая о том, как ничтожны его культиваторские искусства.
  На обеих ногах шесть точек были очищены: точка Чунъян, точка Сюэхай, точка Иньлинцюань, точка Дицзи, точка Саньинцзяо, точка Шанцзюйсюй! Очистка этих шести точек на ногах позволила Цин Шуй снова почувствовать мощное улучшение в энергии Ци скорости, крови, органов таза. Даже его мужеское "орудие" в нижней части тела значительно окрепло.
  Очистка Саньинцзяо усилила органы таза и репродуктивные органы. Очистка точки Сюэхай укрепляла Ци и кровь!
  Это были эффекты, которые сами акупунктуры были способны дополнить, что также стало неожиданностью для Цин Шуй. Не то, чтобы он не ожидал этого, он просто никогда не думал об этом, потому что впервые получил такую огромную выгоду от очистки точек акупунктуры.
  Цин Шуй жаждал, когда придет день, чтобы очистить точки Цихай и Даньчжун...
  Божественная Очистка Ног на Великой стадии успеха продвинула его силу на такую высоту, потому что несколько особенных точек были очищены. Его ноги пока не были так же сильны, как и его руки, тем не менее, Цин Шуй был доволен.
  Что же касается Золотых Жемчужин внутри трех белых фарфоровых бутылочек, Цин Шуй не стал пока их трогать, и не планировал даже. Он решил подождать и выяснить, что именно было там, прежде чем принимать какие-то решения. Он думал, что все же это были не менее сильные лекарства, чем Ядро Мистической Черепахи и Гранула Повышения Тона. Более того, они не были похожи ни на какой яд или афродизиак, судя по чистоте золота и ауры, которую они излучали.
  Алый плод [прим.переводчика. предположительно, красный апельсин] созрел. Он зрел только раз в пятьдесят лет. Он усиливал меридианные каналы на 1% и Ци Сяньтянь на 1%. Из них можно было делать вино, однако эффект от плодов снижался. Одному человеку можно было съесть не более сотни. Цин Шуй сорвал Плод и тут же его аккуратно припрятал. На данный момент Алые Плоды зрели три раза в год. Жаль, что собирать приходилось по одной штуке, слишком мало.
  Он ожидал, что его выкинет из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита в любой момент, но этого не случилось. Он беспокоился об этом, беспокоился, что это произойдет внезапно. Теперь ему уже не было страшно. Казалось, что зря он все это время боялся.
  Сделав все свои дела, он уже собрался выходить из сферы, как неожиданно вспомнил, что он подцепил что-то на удочку, когда закинул ее во второй раз. Когда его унесло волной от удара свирепого монстра, он не выпустил из рук Золотую Удочку. И поэтому затащил ее с собой внутрь Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Оглядевшись, он быстро увидел, что его Золотая Удочка валяется вдалеке, и поспешил на место. Подойдя к ней, он буквально раскрыл рот от удивления, потому что он увидел, что именно было на крючке.
  Портрет!
  портрет лежал навзничь на земле. Это было изображение прекрасной дамы!
  Портрет красавицы!
  Это был второй портрет из двенадцати портретов красавиц!
  По одному лишь взгляд Цин Шуй понял сразу, что это был один из двенадцати портретов. Он был на сто процентов уверен.
  Дама на портрете смотрела на него глубокими сияющими глазами. Высокая и стройная, ее фигура была мягкой и изящной. Она была одета в простую одежду, но, тем не менее, потрясающе элегантную. Они изучал тончайшую ауру, как и грацию, которые были похожи на Ие Цзянъэ. Ее красота была не ледяной, но наоборот, вернее, средней между силой и холодом. Ее красота была неуловима, словно туман!
  Ее красота могла равняться красоте Хозяйки Дворца Зала Тумана. Даже их ауры были чем-то похожи.
  Цин Шуй аккуратно отцепил картину от крючка и повесил его рядом с уже имевшимся у него портретом. Его сердце быстро-быстро забилось, он был ошеломлен от неожиданно возникшего желания - собрать все двенадцать портретов!
  Когда два портрета оказались вместе, он увидел, что их ауры были похожи, а вот красота каждой была уникальной. Красота Хозяйки Дворца Зала Тумана была доминирующей, легкой, даже в чем-то неземной. Что же касается второго портрета, от него исходило отчуждение, словно девушка была очень и очень далеко. От портрета исходила легкая загадочная аура. Ее пленительный взгляд околдовывал. Было сразу понятно, что с такой дамой было невероятно трудно справиться, и она была очень изысканной и элегантной.
  Цин Шуй кое-как смог оторвать взгляд от нее. Он все помнил о первом Портрет красавицы и Хозяйке Дворца, особенно тот инцидент, который случился в море цветов, и их встречу, и свое чудесно спасение. Он думал о себе дама в этом портрете, был ли один из реальности, или если его путь чудесным образом пересекаться с ней так же, как с появлением дворца Хозяйки туманной Холла. Естественно, он тут же задумался о том, что и девушка со второго портрета могла существовать в реальности. Значит, его дорога могла бы чудесным образом пересечься с ее жизненной линией, как это случилось с Хозяйкой Дворца. Он не знал, что и думать. Он видел те же самые слова на задней стенке портрета. Картина была написана тем же мастером. Это было еще одно доказательство того, что эта вторая картина была из серии двенадцати портретов.
  Маэстро Искусств?
  Он тут же припомнил расшитую сумку, которую выудил в первый раз. Была огромная вероятность, что эта сумка была сделана из кожи Дьявольского Чудовища уровня Боевого Святого. Неужели это сам Маэстро Искусство погиб в топи Болота Десяти Тысяч Черепах? Цин Шуй испугался собственных мыслей. Хотя ничего не намекало на Маэстро Искусств, например, не было ни кистей, ни палочек для чернил, ни бумаги или чернильных пятен на сумке... Может быть, все эти предметы уже на дне болота? Или, может быть, он просто не поймал их на свою удочку. Если это и вправду был Маэстро Искусств, то тогда что же еще могло лежать на дне этого загадочного болота? Казалось, что там точно обитали дьявольские чудовища Боевого Святого.
  В голове Цин Шуя так и роились вопросы, в итоге, он решил еще раз посмотреть на Портрет Красавицы. Он не был поврежден, даже не смотря на то, что он был довольно долго погружен в воду, без какой-либо защиты. Маэстро Искусств постарался на славу. Портрет красавицы тонкий, как крылья цикады, был тоже нарисован на пергаменте из кожи дьявольского чудовища уровня боевого святого.
  Уровень боевого святого... Цин Шую было не по себе, когда он думал об этом. Даже если Боевой Святой погиб на этом месте, тогда он не был уверен, был ли монстр, напавший на него, уровня боевого святого. В одном он был уверен, такие чудовища точно существовали в районе Болота Десяти Тысяч Черепах. Цин Шуй даже рассмотреть своего обидчика не успел, как следует. Вот это было еще обиднее!
  Цин Шуй, получивший серьезные улучшения в уровне своей силы, очень хотел добраться до самой сути вещей. Он вспомнил про грандиозную ауру того "монстра". Он лишь слегка дотронулся до него, а Цин Шуй уже почти чуть не умер. В итоге он решил, что ему нужно будет быстро бежать из этого места, как только он покинет сферу. Он мог испортить жизнь другим, но только не себе. Его жалкая жизнь еще имела значение, поэтому он не мог себе позволить умереть в этот момент. Его рыбалка помогла ему помочь одну мудрую фразу. Незнающий не знает страха!
  Убедившись, что за пределами Сферы Вечного Фиолетового Нефрита нет никаких подозрительных движений, он вышел.
  Метод Ядерной Ци!
  Шаги Облака Тумана!
  В одно мгновение!
  он рванул к тропе, ведущей к Золотому Горному Потоку, откуда он пришел, спасая свою жизнь!
  Он только сейчас понял, как быстро он бежал! С повышенным уровнем Метода Ядерной Ци, плюс повышенный уровень Шагов Облака Тумана, и его скорость дошла до предела!
  РЫК!
  Он только услышал этот оглушающий рык, как рванул еще быстрее, убегая от смерти!
  Этот жуткий звериный крик был слышен в Городе Тысячи Миль и вызвал много беспокойства! Все быстро определили, что этот звук шел из района Болота Тысячи Черепах.
  Из-за таких вот криков Болото и считалось запрещенной территорией. Слухи выходили из-под контроля, особенно после этого громоподобного рыка. В итоге даже охраняющее чудовище Города Тысячи Миль было вовлечено в эти обсуждении.
  Цин Шуй ничего не понял. Откуда в таком маленьком Болоте Тысячи Черепах такие свирепые дьявольские чудовище? Почему оно не выходило и не уничтожало людей в Городе? Может быть, оно могло существовать только в воде?
  "Но ведь Болото не такое уж и большое. Просто лужа с застоявшейся водой. Даже если оно глубокое, ну насколько? Как такое грозное чудовище попало в него?" Столько вопросов тут же возникло у Цин Шуя. Неужели грязная часть болота была настолько огромной? Может быть, внизу под болотом есть чистая вода? Может быть, нижняя часть на самом деле гигантская или даже соединена с другими местами?
  Цин Шуй вздохнул. Какая жалость, что он не был Боевым Святым. Только культиваторы Боевого Святого умели перелетать через расстояния и на них вода не влияла. Конечно, он тоже мог передвигаться в воде, его сила, однако, будет гораздо ослаблена водой.
  Он смог облегченно перевести дух, только когда Золотой горный поток показался вдали. Интересно, насколько безрассудной была его сегодняшняя вылазка. Но когда он вспомнил расшитую сумку, которую выудил, все оказалось стоящим. Посмотрев на небо, он понял, что прошло уже полня. На болоте он оказался примерно в полдень, рыбачил он примерно часа два, потом еще два часа в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита провел, так что дело было к вечеру.
  Когда он вернулся домой, небо уже начало темнеть. Ужин был почти закончен, когда к столу появился Цин Шуй.
  "Папочка!" малышка Юйчан спрыгнула с рук Минъюэ Гэлоу и радостно подбежала к нему.
  Цин Шуй вел двойную жизнь. Поэтому он научился быть равнодушным к определенным вещам и знал, что по-настоящему стоило ценить. Он поднял малышку на руки и посмотрел на Минъюэ Гэлоу, стоявшую рядом. Он вспомнил все, что видел и слышал. Он был уверен, что ее чувства были чисты и честны по отношению к нему. Она любила свою дочь, его, даже всех его родственников в клане Цин больше, чем она любила себя.
  "Люди должны жить для себя".
  "Люди не должны жить только для себя".
  К нынешнему моменту Цин Шуй так и не смог сделать верный выбор между этими двумя утверждениями. В итоге, он чувствовал, что оба способа ему подходят. Первое утверждение казалось эгоистичным, хотя он и не был эгоистом. Последнее утверждение было более добродетельным, но зато жизнь человека могла стать болезненной и сбивающей с истинного пути.
  Цин Шуй был уверен, что некоторые вещи неизбежны, неважно, какую тропу ты выберешь для себя. Твоя дорога в любом случае будет пройдена, даже если ты пойдешь в обратном направлении, ты все равно придешь к тому же результату.
  Цин Шуй должен идти в клан Янь. Эта тропа была уготована ему давным-давно. Если бы он выбрал не ходить, то возможно его жизнь могла закончиться в большей агонии. Такова жизнь: непредсказуема, но она того стоит.
  
  
Оценка: 8.56*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"