I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Древняя техника усиления. Том 5+

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

  Глава 379. Мысли о женщинах. Небесная техника Тайчи.
  
  Тонкое тепло накрыло его сердце.
  
  "Минъюэ!" тихо позвал он. И больше ничего не сказал. Он видел все, что было нужно, своими собственными глазами. Их взаимопонимание, единение сердец и душ не требовало словесного общения, и это было великолепное чувство. Они могли читать мысли друг друга одними глазами и выражением лица.
  
  Они вместе поужинали, но никто не знал, что только что пришлось пережить Цин Шую. Никто не знал, что это был Цин Шуй, кто спровоцировал жуткие крики на Болоте Тысячи Черепах.
  
  Спустилась ночь, Цин Шуя быстро выкинуло из Сферы Вечного Фиолетового нефрита из-за своего дневного пребывания там, поэтому ему ничего толком и не удалось поделать там.
  
  Цин Шуй проводил много времени в своей пространственной сфере. Неожиданно до него дошло, что он не знает, чем заняться со всем этим свободным временем, неожиданно появившимся этой ночью. Время всегда текло медленно, когда он не был ничем занят. А ночь только началась.
  
  Он смотрел в окно и видел горящие огнями улицы города Тысячи Миль. Световые камни, подвешенные с крыш зданий и деревьев, на специальных столбах, освещали ярко, как днем. Люди бесконечно сновали по улицам. Молодые люди и девушки, держась за руки, прогуливались среди множества народу. На лицах их была радость. Время от времени они поворачивали друг к другу лица и радостно улыбались. Цин Шуй даже завидовал этим радостным людям.
  
  Многие пары гуляли с детьми. Некоторые держали детишек на руках, кто-то вел малышей за руки. Лица детей были наполнены довольными улыбками. Радостный смех раздавался то тут, то там.
  
  И тут до Цин Шуя дошло!
  
  Минъюэ Гэлоу!
  
  Он игнорировал и дочь, и мать. Хоть он и заявлял, что якобы любит их, но он был то занят, то искал оправдания и тянул время, так что времени на них у него не оставалось в итоге. Особенно на маленькую Юйчан. Цин Шуй вдруг почувствовал вину, когда малышка в очередной раз назвала его папой.
  
  Любовь определяется разными поступками, и бывает двух типов - большой и малой. Цин Шуй не до конца понимал эту концепцию. Люди говорили, что великая любовь это вроде патриотизма, любовь к родине. Малая любовь, с другой стороны, это любовь к семье, к супругу, детям и родственникам.
  
  Цин Шуй вышел из комнаты и неожиданно столкнулся с Минъюэ Гэлоу, которая вела за руку Малышку Юйчан. они собирались на улицу!
  
  Минъюэ Гэлоу удивленно посмотрела на Цин Шуя, потому что обычно в это время его никогда не было на месте. Она растерянно остановилась.
  
  "Папочка, пошли с нами играть!"
  
  Малышка Юйчан не особо задумывалась над тем, что сказать. Минъюэ Гэлоу всегда искала объяснения для Юйчан, чтобы девочка не беспокоила лишний раз Цин Шуя. Но теперь, когда они вот так в лоб столкнулись, она быстро подняла девочку на руки и сказала:
  
  "Папа занят. Он с тобой потом поиграет, хорошо?" Она быстро уговорила малышку. Она была женщиной высоких принципов в первую очередь и не любила никому навязываться. Поэтому у нее от ужаса мурашки по коже шли, когда девочка называла чужого, по идее, человека "папой". Цин Шуй не был отцом. Как его ни назови, отцом он был никудышным.
  
  Цин Шуй, Цин И и остальные члены клана Цин всегда хорошо обращались с девочкой, как с родной. Минъюэ Гэлоу понимала, что, возможно, потому что Цин Шуй как-то любил ее, возможно, любил и ее дочку.
  
  "Пойдем. Папа поиграет с вами!" сказал Цин Шуй и забрал Юйчан с рук Минъюэ Гэлоу.
  
  Все вместе они вышли из ворот Торговой Компании Клана Цин. Минъюэ Гэлоу не знала, что и сказать. Она бросала на Цин Шуя удивленные взгляды, но в сердце чувствовала нежность. Все, что она делала, все стоило того.
  
  Матери готовы на все ради своих детей.
  
  Вот и Минъюэ Гэлоу не боялась того, как к ней относился Цин Шуй, пока он любил ее дочь, она готова была продолжать с ним общаться. Если бы Цин Шуй невзлюбил ее ребенка, но любил бы ее, она бы однозначно ушла от него.
  
  Цин Шуй и Минъюэ Гэлоу держали малышку Юйчан за ручки. Девочка была в приподнятом настроении всю дорогу от резиденции Клана Цин. Она была очень хорошего нрава, мило разговаривала и смеялась, чем приводила Цин Шуя в восторг.
  
  Но Цин Шуй не осознавал, что в этот момент Минъюэ Гэлоу глотает слезы, видя как ее дочь счастлива. Счастье ее дитя делало ее счастливой.
  
  Малышка очень сильно выросла за это время. Отец не баловал ее своей любовью и вниманием. Впервые за все время она почувствовала его любовь и внимание.
  
  "Что бы ни случилось, моя дочь знает, что ее отец ее любит", подумала Минъюэ Гэлоу с горечью в сердце. Ей самой так мало было нужно для жизни. Она хотела простой жизни. Половину своей жизни, если не большую ее часть, она проводила в заботах о ребенке.
  
  "Папа, я вот это хочу". Малышка еще больше оживилась, когда они вышли на большую улицу. Она увидела уличного торговца напитками и едой. На прилавке было множество вкусностей: от желе и каши из семян лотоса, до сладкой пасты из желе боярышника, шашлычки, жареные креветки, жареные каштаны, вареные яйца...
  
  Она показала на шашлычки из моллюсков.
  
  "Дай-ка мне три порции шашлычков!" попросил Цин Шуй продавца и протянул ему деньги. Еда пахла просто изумительно, но Цин Шуй уже привык к деликатесам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Тем не менее, он съел, потому что хотел разделить трапезу со своей малышкой.
  
  Он протянул шашлык малышке, а второй отдал Минъюэ Гэлоу. Та замешкалась, потом взяла, опустив голову.
  
  "Папа, пахнет вкусно.."
  
  Цин Шуй вытер ее запачканный маслом ротик! И тут к своему удивлению он увидел, что с лица Минъюэ Гэлоу закапали слезы. Цин Шуй понял, что она чувствовала, и быстро вытер ее слезы, крепко прижимая к себе.
  
  Когда они вернулись, было уже поздно. Луна ярко светила на небе, как серебряное блюдо, освещая землю, даже световые камни не могли сравниться с ее ярким свечением.
  
  Малышка уже зевала, так что Цин Шуй нес ее на руках всю дорогу до дома. Он принес заснувшую девочку прямо в комнату к Минъюэ Гэлоу и почувствовал, как та обнимает его со спины. Его сердце забилось быстрее. Он не совокуплялся с Минъюэ Гэлоу уже полгода. Его удивило ее поведение. Она обычно вела себя крайне сдержанно, а тут вдруг стала такой страстной"
  
  Как редко она проявляла инициативу! Цин Шуй схватил ее на руки и понес на большую кровать в соседней комнате. Минъюэ уже пожалела о своем решении. Она не знала, зачем она это сделала. Она не хотела ничего, просто увидела, как он обращается с ее дочерью, просто обняла его в благодарность. Она не хотела быть с ним...
  
  Она покраснела от этой мысли. Слишком импульсивно она поступила!
  
  Была середина лета. Их одежда была тонкой и легкой. Цин Шуй чувствовал жар от ее нежного тела. Ее взгляд обычно строгий и элегантный вдруг стал таким смущенным. Очарованный ею, Цин Шуй действовал очень нежно.
  
  "Минъюэ, открой глаза. Я люблю, когда ты смотришь!" Цин Шуй страстно выдохнул. Она медленно открыла глаза. Розовый румянец на щеках, желание в глазах, тяжелое дыхание - все подливало масло в его огонь.
  
  Ночь любви!
  
  Минъюэ Гэлоу заснула лишь к рассвету. Ее душа и тело были удовлетворены. А Цин Шуй вернулся к себе и немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Культивация. Вот что было важно для Цин Шуя. Он уже достиг 125-го цикла 5-го уровня Древней Техники Усиления. Его сила также увеличилась грандиозно с помощью Великой стадии успеха Божественного очищения рук и большой стадии успеха Божественного очищения ног.
  
  Гранула Повышения Тона Зеленого Облака оказалась стоящей титула божественного лекарства, судя по эффекту. Большинство людей умели практиковать только один тип техник, поэтому ценность Гранулы Повышения Тона Зеленого Облака имела ценность только для таких культиваторов, как Цин Шуй. иначе это лекарство давало лишь небольшое увеличение, что делало его чуть лучше, чем лекарства 3-го королевского уровня.
  
  Однако эта гранула была крайне редкой, поэтому цена ее была довольно высокой!
  
  Если бы Цин Шуй практиковал исключительно Древнюю Технику Усиления, ну, скажем, не больше двух техник, то улучшения были бы велики, но не особо. Только для таких, как Цин Шуй, который благодаря своему сокровищу, Сфере Вечного Фиолетового Нефрит, знал множество других хитрых техник, эта гранула представляла особый интерес и давала невообразимый эффект!
  
  Кулак Тайчи!
  
  Трудно было представить себе плюсы от Великой Стадии успеха Божественной Очистки Рук! На этот раз в этой простой и сильной технике появилась особая эффективность. Кулак Тайчи приобрел совершенно невероятный вид! Цин Шуй не понимал, что происходит. Это были простые движения Облачной Руки Тайчи или Одиночный Удар, но ощущения были совершенно другими. Его энергия была глубоко спрятанной, а каждый удар был похож на разряд тока.
  
  Внушительная манера?
  
  Техника Взрывного Молота!
  
  Бум!
  
  Только сейчас до Цин Шуя дошло, что его Тайчи, которая была в Тайной Сфере, пробилась на уровень Единения С Небесами!
  
  Кулак Тайчи, Единение с Небесами!
  
  Цин Шуй безостановочно повторял Кулак Тайчи!
  
  Затем он перешел к Необъезженной Дикой Лошади!
  
  Белый Журавль Расправляет Крылья!
  
  Шаги с Вывернутыми Коленями!
  
  ..........
  
  Одиночный Удар!
  
  Облачная Ладонь!
  
  Две вершины Пронзающие Уши!
  
  ......
  
  Игла на дне моря!
  
  Плечо-молния!
  
  Техника Взрыва Молота!
  
  .....
  
  Цин Шуй закончил и улыбнулся. Сколько времени сэкономила ему Божественная Очистка рук! Теперь он вошел в сферу Единения С Небесами! Как же ему было не радоваться этому?
  
  На континенте Зеленого Облака было не так много воинов, которые могли бы похвастаться сферой Единения С Небесами. Их можно было буквально по пальцам пересчитать. Требования к вхождению в эту сферу были высоки. Даже Цин Шуй смог продвинуться в эту сферу, только тщательно очистив акупунктуру после перехода на Великую Стадию успеха со своей Божественной Техникой Очистки рук. Что же касается Сферы Провидения, которая была следующей, то он лично никогда не слышал, чтобы у кого-то получилось добиться такого мастерства.
  
  Сферы успеха зависели от силы понимания. Понять было гораздо труднее, чем культивировать. Продвижение по сферам было похоже на попытку найти дорогу в густом тумане, словно пытаться выпрыгнуть из глубины в прямо в синее небо. Очень сложная задача.
  
  Находясь в тумане, сложно определить, как высоко тебе придется прыгать, а также не видно, насколько был велик мир за туманом.
  
  То же самое было и с культивацией воинов. Сферы не увеличивали силу, но меняли суть их движений и энергию.
  
  Суть характера можно было уловить в Истинной Сфере, что означало, что боевые движения становились последовательно проницательными. С другой стороны, воин должен был научиться совершать резкие атаки, не показывая своей настоящей силы. Этому учила Тайная Сфера. В сфере Единения с Небесами был эффект Божественной Воли. Сила этой сферы была ней самой. Она придавала каждому движению своего рода Мощь Земли и Небеса. Каждый удар можно было идеально просчитать.
  
  Хоть эта сфера не увеличивала силу атаки напрямую, изменения самих движений позволяли сделать их более разрушительными. Польза от Истинной Сферы была в увеличении атаки. Тайная Сфера позволяла спрятать ауру и силу. А Единение с Небесами относилось к теории ударов, которые интегрировались с огромной энергией воина. Это означало, что эта сфера позволяла увеличить энергию вдвое.
  
  Вот в чем была сила Единения с Небесами!
  
  
  
  Глава 380
  Глава 380. Беспомощная Минъюэ Гэлоу, ее сердце разбито.
  
  В этом была сила Единения с Небесами!
  
  Все это время Цин Шуй никогда не относился к Кулаку Тайчи, как к технике боя, но считал, что она служит для укрепления тела. Он смог увеличить Энергию Природы в своем теле именно с помощью культивации Тайчи.
  
  Он бы никогда не забросил практику Энергии Природы, так как он смог культивировать сильнейшую Ци Неба и Земли. Он смог понять пользу от Энергии Природы.
  
  Оборачиваясь назад, он понимал, что начинал с Тайчи для удовольствия, относясь к этой технике, как к приятному времяпрепровождению. Даже его прорывы всегда были случайными.
  
  И вот теперь именно эта техника первой достигла сферы Единения с Небесами. Это и радовало, и раздражало Цин Шуя.
  
  Когда Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, был уже день. Он пришел во двор, где три поколения Клана Цин вовсю тренировались. Он осматривал знакомые площадки внутреннего двора и нечаянно встретился глазами с Минъюэ Гэлоу. Она ответила ему крайне смущенным взглядом. Цин Шуя трогало ее смущение и смешило. Он думал о том, что она была такой страстной прошлой ночью, особенно когда забиралась на него сверху, как она качала талией из стороны в сторону!
  
  Цин Шуй приступил к тренировке Кулака Тайчи. Продвижение в новую сферу и впрямь давало ему ощущения, что он был един с землей и небом. Каждое движение было словно шедевр, но в то же самое время все было просто и живо.
  
  Он уже заканчивал, когда малышка вышла на улицу, потирая глаза. Увидев Цин Шуя, она надула губки:
  
  "Папочка не разбудил меня на зарядку!"
  
  Цин Шуй подумал, что надо бы сказать что-нибудь приятное ребенку. Цин Шуй радовался, что она выговаривала не матери, а ему, который даже не жил рядом с ними. Ему стало вдруг так тепло от ее детского сердитого личика.
  
  Когда дети устраивают сцены, они проделывают это с самыми дорогими людьми. Поэтому Цин Шуй так радовался.
  
  Цин Шуй с удовольствием направлял родственников, тренировавшихся на площадке, а затем все отправились завтракать.
  
  После завтрака Цин Шуй вдруг услышал звуки, доносившиеся с улицы.
  
  "Минъюэ Гэлоу, выходи!"
  
  Минъюэ, помогавшая Цин И убирать со стола, вдруг уронила тарелку, которую держала в руках.
  
  Бумс!
  
  На мелкие кусочки!
  
  Цин Шуй посмотрел на резко побледневшую жену и понял, что она узнала голос. Кого же она так ужасно боялась? Почему она так напугалась, ведь Цин Шуй был рядом?
  
  Минъюэ Гэлоу начало трясти.
  
  Цин Шуй все понял. Он догадался, кто это мог быть.
  
  "Минъюэ, не бойся. Мы все с тобой", успокоила ее Цин И.
  
  "Я пойду и посмотрю!" сказал Цин Шуй, поднимаясь с места. Остальные тоже повставали.
  
  "Цин Шуй, давай мы вместе пойдем..." сказал Минъюэ Гэлоу, словно приняв какое-то решение. Какая-то мысль мелькнула у нее в голове.
  
  "Как скажешь!" улыбнулся ей в ответ Цин Шуй!
  
  Когда все вышли на улицу, они увидели около десяти человек, стоявших во дворе их резиденции. Лидер группы был симпатичный молодой мужчина около 30 лет. На его лице блуждала легкая улыбка. Однако губы его были тонкие, выдавая в нем злого и бессердечного человека.
  
  "Тань Ян, между нами больше ничего нет. Зачем я тебе нужна?"
  
  Цин Шуй отвел взгляд. Он понял, что этот мужчина был мужем Минъюэ Гэлоу. И тут ему стало не по себе.
  
  Люди из Клана Цин смотрели на пришедшего мужчину и его спутников с явным равнодушием, сказать им, по сути, было нечего.
  
  "Ничего нет... Пока я живой, ты, Минъюэ Гэлоу, моя женщина!" свирепо ответил ей мужчина, не сводя глаз с Минъюэ Гэлоу. В его глазах не было никаких эмоций.
  
  "Если бы я захотел, ты бы уже был мертв!" раздался голос Цин Шуя.
  
  Тань Ян перевел взгляд на Цин Шуя. В его голосе послышался неописуемая ненависть:
  
  "Цин Шуй! Я скажу тебе сегодня, что женщина рядом с тобой - моя законная жена. Как так получилось, что ты украл у меня женщину?" Сказав эти слова, он улыбнулся безжалостной плотоядной улыбкой и посмотрел на Минъюэ Гэлоу. Та немедленно увела глаза. Она боялась даже смотреть на него.
  
  "Между нами больше нет никаких отношений с того самого дня, как я ушла", сказала она, сжав зубы.
  
  "Тогда отдавай мою дочь. Тогда я согласен развестись. Иначе ты возвращаешься со мной и моей дочерью!" спокойно сказал Тань Ян. Однако в его голосе слышалась большая решительность, потому что если он бы захотел забрать ребенка, то Минъюэ Гэлоу согласилась бы на любые условия.
  
  Цин Шую эта ситуация напомнила историю его матери. Сердце у него ухнуло.
  
  "А что будет, если она не пойдет с тобой?" нахмурился Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, я знаю, что ты ученик Небесного Дворца. Я знаю, что ты там самый молодой Старший. Но я почти часть Башни Меча. Ты хочешь спровоцировать неприятности между Небесным Дворцом и Башней Меча?" Тань Ян смотрел на Цин Шуя с довольным взглядом. Столько высокомерия было в его голосе!
  
  Цин Шуя аж тряхнуло от такого давления. Еще до приема Ядра Золотой Черепахи и Гранулы Повышения Тона он бы еще задумался, но теперь Тань Ян был для него просто куском мусора.
  
  Он уже дрался с девятью учениками Башни Меча. Разве они не прислали своих самых сильных учеников на соревнования в Небесный Дворец? Цин Шуй понимал, что проблема усложняется. На этот раз, было очевидно, что это подстава, нацеленная специально на него. Значит, Башня Меча жаждали мести через этого человека по имени Тань Ян. Значит, они были о нем высокого мнения. Иначе, он бы не посмел заикнуться о том, что он представляет всю Башню Меча в одном лице.
  
  Башня Меча и Небесный Дворец были сектами одного уровня. Цин Шуй взглянул на четырех старших за спиной юноши. Двое из них были на пике 8-го уровня Боевого Короля. Остальные были как старший из медицинского клана. Двое других старших были десятого уровня. Значит, Тань Ян был важной персоной в Башне Меча.
  
  Разница между десятым уровнем боевого короля и вершиной боевого короля была как разница между небом и землей. Чтобы пройти с начала десятого уровня до вершины, нужно было приложить огромное количество накопленной энергии. Даже десять боевых королей десятого уровня не могли победить одного воина вершины боевого короля, настолько уникальна сила вершины уровней.
  
  Никакой вины Цин Шуя в том, что Минъюэ Гэлоу оказалась в свое время с ним, не было. Однако объявился ее муж, значит, он должен был отпустить ее. Он прекрасно понимал, что больше с ситуацией справиться не в состоянии. Другая сторона тоже была с серьезной поддержкой. Более того, как оказалось, Тань Ян был сильнее него самого....
  
  Минъюэ Гэлоу смотрела на нахмурившегося Цин Шуя. В ее глазах стояли слезы, но она сдерживала их как могла. Она подняла голову и сказала:
  
  "Я пойду с тобой!"
  
  У Цин Шуя заболело сердце. Он протянул руку и схватил ее за руку:
  
  "Минъюэ, тебе не нужно уходить. Я здесь, я не позволю никому тебя забрать".
  
  "Быстро отпусти мою женщину. И не вини потом меня, когда я сотру с лица земли весь Клан Цин". Молодой человек сощурил глаза, излучавшиеся убийственное намерение.
  
  "Цин Шуй, отпусти. Гэлоу запомнит все хорошее, что ты дал нам обеим. Не будь опрометчивым. У тебя есть дела поважнее. Не нужно упрямиться, я знаю, тебе сейчас не по себе, но есть в жизни вещи, когда ничем нельзя помочь. Не всегда получаешь то, что хочешь. Это моя жизнь, не нужно давить". Минъюэ Гэлоу медленно убрала свою руку из рук Цин Шуя. Она говорила тихо и с улыбкой. Цин Шуй прекрасно понимал, что она притворяется. Он понимал, что Минъюэ Гэлоу страшно боялась этого Тань Ян.
  
  "Выходи на бой. Кто проиграл, тот оставляет Минъюэ", громко сказал Цин Шуя. Его глаза налились кровью. Терпеть больше у него не было сил!
  
  "Бой? Будет день, но сегодня, я не принимаю твой вызов. Почему я должен ставить на кон свою жену?" тон Тань Яна стал еще более высокомерным, когда он увидел, что Цин Шуй вышел из себя.
  
  "Назови свои условия. Я соглашусь", сказал Цин Шуй, сжимая кулаки. Он хотел драться. Таким образом, ситуацию можно было легко разрешить, убив его в бою.
  
  "Не заинтересован", прямо ответил Тань Ян, "Бери ребенка и пошли", сказал он, обращаясь к Минъюэ.
  
  Цин Шуй сжимал кулаки с такой силой, что кровь выступила на ладонях. Она капала на землю.
  
  "Не пойду, не пойду, я хочу к папе!" кричала малышка Юйчан. ее лицо было залито слезами.
  
  Цин Шуя трясло. Как он мог выдержать такое обращение? Даже Смерть не могла искупить такое унижения! Он топнул ногой и кинулся на Тань Яна.
  
  "Цин Шуй!"
  
  "Если двинешься еще на один шаг, я перережу себе горло!" тихо сказала Минъюэ Гэлоу, заблокировав ему путь.
  
  "Минъюэ..."
  
  "Цин Шуй, спасибо, что спас мою дочь. Я никогда не смогу отплатить тебе этот долг. В жизни все подходит к концу, и хорошее тоже. Наша судьба заканчивается здесь. Мы не сможем быть счастливы, даже если будем стараться. Ты же умный мужчина, не делай того, о чем пожалеешь потом". Слезы лились по ее прекрасному мудрому лицу.
  
  "Минъюэ...Я ничего не могу сделать...."
  
  "Не говори так. И не грусти. Ты мужчина, который в жизни добьется больших высот. Поэтому тебе не придется больше страдать. Но пока тебе нужно все это пережить. Ты же разумный человек, Цин Шуй. будь терпеливее. Позаботься о себе. Я ни о чем не жалею. Я не жалею о том, что было между нами. И не пожалею никогда..."
  
  слезы текли по ее фарфоровым щекам, как река...
  
  "Цин Шуй, он не посмеет тронуть меня. Я, Минъюэ Гэлоу, всегда буду твоей женщиной. Я навсегда твоя. Я не позволю никому коснуться себя, кроме тебя".
  
  Цин Шуй смотрел на эту прекрасную женщину. Она была такой страстной, такой разумной и умной женщиной, она всегда думала о других. И никогда о себе.
  
  В ее глазах была невыносимая грусть.
  
  Кровь струйкой хлынула из уголка рта Цин Шуя.
  
  
  
  Глава 381
  Глава 381. Базовая Техника Меча Едина с Небесами. Межпространственная Сумка?
  
  "В жизни слишком много несправедливости. Цин Шуй, спасибо, что спас мою дочь, я никогда не смогу отплатить тебе за твою доброту... Наша судьба заканчивается здесь. Нет смысла форсировать события. Ты же умный человек, не делай ничего, о чем пожалеешь в будущем. Не нужно грустить. Тебе предстоят великие дела. Со временем боль утихнет, хотя придется потерпеть, наверное. Ты рациональный мужчина, Цин Шуй, потерпи, потерпи... И береги себя. Я ни о чем не жалею. Ни о чем, что было между нами..."
  
  Эти слова снова и снова звучали в голове Цин Шуя. Каждый мог такое сказать. Каждый мог сказать, что жизнь слишком хрупкая, но Цин Шуя знал, что то, что сегодня произошло, принесло всем неописуемую боль.
  
  Он так крепко сжимал кулаки, что даже не осознавал, что под его ладонями накапала уже целая лужа крови. Свежая кровь из уголка его рта сделала большое красное пятно на его рубахе.
  
  Он был уверен, что всегда сможет защитить людей вокруг себя, когда его способности увеличатся. Но то, что случилось сегодня, вдруг заставило его осознать, насколько слаб и ничтожен он был.
  
  Цин Шуй был ужасно удручен. Он чувствовал невыносимую слабость в сердце. Крики малышки так и звенели в ушах, каждая мольба не забирать ее как ножом била прямо в сердце...
  
  "Цин Шуй, не стоит. Ты сможешь поехать и вернуть Минъюэ. Она сделала это только ради тебя, ради того, чтобы всем было хорошо. Ты бы сделал то же самое ради нее, не так ли?" Цин И обняла сына и пыталась утешить его, хотя и ее сердце невыносимо сжималось от боли. Она знала, что он сейчас крайне уязвим. Никто не знал его лучше, чем она.
  
  "Мама, от меня никакого толку... никакого толку..."
  
  "Цин Шуй, послушай, как сказала Минъюэ. Есть времена, когда ничего не поделаешь, но жизнь продолжается. Вот так и Цин Цин увезли от меня, я думала, мое сердце перестанет биться. Мама понимает, что ты чувствуешь. Но это от меня нет толку, а ты, сынок, другой. Потерпи немного, потерпи немного..."
  
  "Мама, я понимаю. Я все это знаю, но горе в сердце разрывает его на части. Мама, полгода, максимум полгода, и ты сможешь найти Семья Янь. А через три года я верну Минъюэ!" Цин Шуй решил, что через три года он сможет пойти в Башню Меча. Когда придет время, он не против убить несколько человек в этой секте.
  
  Цин Шуй был очень подавлен. Любой бы был на его месте! Он не ожидал, что ее муж вернется с таким уровнем способностей и таким высоким статусом. Он думал, что даже если у него не получится делать то, что захочется на Континенте Зеленого Облака, его все равно никто не будет беспокоить. Однако Цин Шуй обнаружил, что он даже примерно не приблизился к супер воинам на Континенте Зеленого Облака.
  
  Цин Шуй встряхнул головой, он понятия не имел, когда сможет действовать свободно, без того, чтобы кто-то контролировал его или беспокоил. Горько ему было до такой степени, что он и слова вымолвить не мог. Он никогда не сможет забыть то, что Минъюэ Гэлоу прошептала ему перед своим отъездом!
  
  "Цин Шуй, он не посмеет дотронуться до меня, я твоя и буду вечно твоей. Я не позволю никому дотронуться до меня".
  
  Эти слова были невыносимы Цин Шую, он знал, что это все было для него. Если бы он ее остановил, то она бы просто покончила с собой просто, чтобы спасти Цин Шуя и его семью. Однако если Цин Шуй что-нибудь сделал, то мертвы были бы все...
  
  Время летело, прошло три месяца!
  
  За три месяца в семье Цин появился еще один воин Сяньтянь!
  
  Цин Цзян пережил прорыв!
  
  Старый мастер Ло трижды наведывался в Город Тысячи Миль, каждый раз его встречали радостные события. Семья Цин надеялась, что Цин Ло останется в Городе, но как бы они ни уговаривали его, он все же вернулся в свою деревню.
  
  Через три месяца способности Цин Шуя значительно улучшились. Возможно, из-за того, что случилось с Минъюэ Гэлоу, Цин Шуй стал меньше веселиться, все больше грустил, что очень беспокоило всех членов семьи.
  
  Три месяца равнялись почти восьми годами в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Тренироваться ему стало труднее, потому что дело с Минъюэ Гэлоу грызло его.
  
  Теперь его Древняя Техника Усиления достигла 130 циклов, его способности усилились еще немного. Каждый цикл увеличивал его способности на 1%, будь то скорость, сила, сопротивляемость...
  
  Таким образом, с каждым новым циклом его способности увеличивались. Например, приращение от 130 циклов было в два раза больше, чем приращение от 101 цикла. Поэтому тренироваться с каждым уровнем становилось все труднее!
  
  Что же касается Алхимии, он обнаружил новый рецепт - Вечная Гранула, 100 пунктов опыта. Глядя на требуемое количество опыта, Цин Шуй расстраивался, но с помощью Гранул Концентрации Духа и других лекарств он получал дальнейшие прибавки к опыту. Культивировать другие лекарственные средства, навроде Золотой Мази от Ран, у него пока не было возможности.
  
  Другие боевые техники также расширили свои границы, даже те, которые уже достигли великой стадии успеха. Цин Шуй знал, что это была не последняя стадия, но после нее улучшения были особенно труднодостижимы.
  
  Созрел Персик Бессмертия, Цин Шуй бережно уложил его в хранилище.
  
  Вершины большой стадии успеха достигло и Божественное Очищение Ног, хотя вероятность прорыва все еще оставалась открытой.
  
  А также Цин Шуй проводил большую часть времени за Древней Техникой Усиления, Кулаком Тайчи и Базовыми Техниками Меча. Техника Меча оставалась в тайной сфере, хотя Цин Шуй вкладывал в нее всю свою энергию. Словно для прорыва в сферу Единения с Небесами нужно было везение.
  
  Цин Шуй был и без того доволен огромными улучшениями в Древней Технике Усиления, но самым важным для него было сейчас перековать доспехи и Меч Большой Медведицы после того, как он достиг тайной сферы в Технике Тысячи ударов Молота.
  
  Браслет: 30% увеличение в Разрушении, 200 к силе, 100 к проворности, 100 к выносливости. Только 1 браслет способен принести ущерб, количество надетых браслетов значения не имеет. Дополнительное увеличение в 30% к Силе Бешеного Быка, которое вступит в силу только при наличии, как минимум, трех предметов из доспех и оружия того же уровня.
  
  Верхняя часть доспех: 30% увеличения в Защите покрываемой области, 350 к силе, 300 к выносливости, 150 к проворности. Дополнительные 30% к Силе Бешеного Быка, которое вступает в силу только при наличии, как минимум, трех предметов из доспех и оружия того же уровня.
  
  Нижняя часть доспех: 30% увеличения в Защите покрываемой области, 350 к силе, 300 к выносливости, 150 к проворности. Дополнительные усиления в 30% к Силе Бешеного Быка, которые вступают в силу только при наличии, как минимум, трех предметов из доспех и оружия того же уровня.
  
  Шлем: 30% увеличения в Защите покрываемой области, 150 к силе, 150 к выносливости, 150 к проворности, 20 к энергии! Дополнительные 30% к Силе Бешеного Быка, которое вступает в силу только при наличии, как минимум, трех предметов из доспех и оружия того же уровня.
  
  Боевые сапоги: 30% увеличения в Защите покрываемой области, 400 к силе, 200 к выносливости, 300 к проворности. Дополнительные 30% к Силе Бешеного Быка, которое вступает в силу только при наличии, как минимум, трех предметов из доспех и оружия того же уровня.
  
  Браслет был выкован с помощью Искусства Ковки уровня трех цветов, эффекты Силы Бешеного Быка были заложены в нем. Насколько Цин Шуй знал, двухцветный браслет не имел атрибутов Силы Бешеного Быка.
  
  Когда он надел на себя каждый предмет, он немедленно почувствовал волну странной силы, которая сливалась с Ци Древней Техники Усиления, Силы Бешеного быка и Энергии Природы...
  
  Когда Цин Шуй взглянул на Меч Большой Медведицы, он понял, что с ним не произошло никаких изменений!
  
  Меч Большой Медведицы: 50% увеличения крепости, 300 к силе, 300 к выносливости, 300 к проворности, 50 к Энергии, плюс дополнительное состояние Жилета Семи Звезд.
  
  Жилет 7 звезд: увеличение в защите в два раза в течение часа каждый день. Культивировать Ци семи звезд для активации жилета.
  
  Цин Шуй не понял, почему Меч Большой Медведицы не изменился на этот раз. Он предположил, что предыдущие изменения произошли благодаря Белому Тигриному Камню, возможно, если использовать двухцветное Искусство Ковки, то эффекта никакого не будет. Что бы там ни было, Искусство Ковки трех цветов не возымело никакого эффекта на Меч Большой Медведицы.
  
  Цин Шуй взял в руки меч. Он чувствовал себя гораздо, гораздо сильнее, чем когда он пробился на пятую Волну, даже сильнее, чем он был три месяца назад. Его физическая сила составляла около трех миллионов килограмм, включая 40% Силы Бешеного Быка, 30% Силы Бешеного Быка от его доспех, 30% силы Удара Грома, 50% силы от его оружия, плюс другие различные атрибуты, сложенные вместе. Вместе с боевыми техниками его сила была не менее 5 миллионов килограмм! Соединив расширения атрибутов его оружия и доспех, Цин Шуй достиг гигантской ужасно силы в 7 с половиной миллионов килограмм!
  
  Необъятная сила в 7500000 кило!
  
  ......
  
  Цин Шуй надел свое Золотые Боевые Доспехи, в которых переливались трехцветные волны, взял в руки такой простой, но такой величественный Меч Большой Медведицы, который излучал своеобразное высокомерие. В этот момент он понимал, каково это было поглядывать пренебрежительно краем глаза.
  
  Увеличение силы было лишь частью этого образа. Его техники Недвижимости, Словно Горы, Природной Энергии и Скорости, Божественное Очищение Рук и Ног пережили значительный прогресс.
  
  Техника Базовых ударов Меча!
  
  Один прокол меча! Меч просверлил воздух, и будто небо и земля потеряли краски. Словно простая техника меча вернулась к своим истокам; каждый удар был прямым и острым, неся в себе некую неразрешимую загадку.
  
  "Базовая Техника Меча - Едина с Небесами?"
  
  Цин Шуй почувствовал, что его Базовая Техника Меча вошла в сферу Единения с Небесами, но не был уверен, хотя по ощущениям это было явно переходом в более продвинутую сферу. Безмолвный и бесшумный прорыв...
  
  Значит, день похода в Семью Янь приблизился еще немного...
  
  Выйдя из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй понял, что у него гости!
  
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли!
  
  Почти три месяца прошло с их последней встречи. Две девушки приезжали один раз еще до отъезда Минъюэ Гэлоу, и вот снова навестили его!
  
  Они были прекрасны, как и прежде, может, даже еще лучезарнее, чем раньше. Однако они почувствовали некий дискомфорт при общении с Цин Шуем. Несмотря на улыбку на его лице, они понимали, что с ним что-то было не то. В его ясных глазах поселилась безутешная боль!
  
  "Цин Шуй, как ты? Что-то случилось?" обеспокоенно спросила Хоюнь Лю-Ли, взяв Цин Шуя за руку. Ее действия были такими естественными, словно она всю жизнь это делала. Она была одета в фиолетовое платье в складочку. Ее плечи были остры, словно скульптор вырезал их острым ножом, такие соблазнительные! Ее сексуальные глаза с волнением смотрели на Цин Шуя. Цанхай Минъюэ молчала, но ее прекрасные темные глаза также смотрели на него с заботой!
  
  "Ничего, ничего не случилось. У вас все хорошо в стране Цан Лан?" за прошедшие три месяца Цин Шуй уже привык к шраму на своем сердце, хотя до выздоровления было еще далеко. Привычка страшная вещь, потому что когда человек к чему-то привыкает, он начинает находить этому оправдания и объяснения.
  
  Цин Шуй повел своих подруг наверх. С того самого инцидента три месяца назад Цин Шуй переехал на нижний уровень, чтобы не видеть комнату Минъюэ Гэлоу.
  
  Даже после трех месяцев разлуки между ними не было отчуждения, особенно Хоюнь Лю-Ли, которая помолчала какое-то время, потом улыбнулась и сказала:
  
  "Пойду домой и взгляну". Цин Шуй улыбнулся в ответ и кивнул. Он бы и забыл, что ее дом тоже был в Городе Тысячи Миль, если бы она не напомнила. Цин Шуй молчал, потому что боялся, что это напомнит Цанхай Минъюэ о ее сиротстве. Хоюнь Лю-Ли подумала о том же и ушла с ухмылочкой.
  
  Даже при всем этом в глазах Цанхай Минъюэ мелькнул огонек неестественности! Чтобы отвлечь ее внимание, Цин Шуй вынул из-за пазухи сумку, которую выловил в прошлый раз.
  
  "Юэюэ, посмотри, из какого зверя сделана эта сумка?"
  
  "Сумка из Межпространственного Шелка!" вскрикнула Цанхай Минъюэ!
  
  "Сумка из Межпространственного Шелка? Это что такое?" в недоумении смотрел на нее Цин Шуй. он был счастлив, что Цанхай Минъюэ знала об этом предмете. Может, она также знала и то, что находилось в трех керамических бутыльках?
  
  
  
  Глава 382
  Глава 382. Лунная чернильница. Золотой Бисер. Цин Шуй, ты собираешься в Клан Янь?
  
  "Сумка из Межпространственного Шелка? Что это такое?"
  
  Цанхай Минъюэ взяла в руки сумку и подняла голову с таким взглядом, словно увидела самую красивую вещь на земле.
  
  "Межпространственная сумка сделана из кожи особых чудовищ выше уровня Боевого Святого. Я знаю Дьявольских чудовищ боевого святого, Птица Пламенного Ветра одна из них".
  
  "Птица Пламенного Ветра?"
  
  "Да, эта птица примерно полметра в длину, а на груди у нее знак феникса. Крылья в размахе всего два метра, но она мощная, уровня Боевого Святого. Ее самая большая ценность в мехе на крыльях, из него делают сумки для хранения крупных предметом. Это волшебный предмет; она есть только у нескольких человек, все из огромных кланов или аристократических семей".
  
  Слова Цанхай Минъюэ взбудоражили Цин Шуя.
  
  "В этой сумка межпространственного шелка есть маленькое межпространственное хранилище", Цин Шуй вспомнил про бутыльки с гранулами и карту сокровищ.
  
  "Можно открыть?" осторожно спросила Цанхай Минъюэ.
  
  "Конечно же, ты можешь даже себе ее забрать, если хочешь", ответил с улыбкой Цин Шуй. ему было все равно, что это был межпространственный шелк, потому что от нее ему толку в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита не было. Цанхай Минъюэ улыбнулась и медленно открыла сумку. Там было три белых керамических бутылочки и листок бумаги, но она проигнорировала их и протянула белоснежную руку. Волна белоснежной Ци Сяньтянь закрутилась на ее ладони! И она легко вошла в Сумку Межпространственного Шелка. Когда она вынула руку, в ее руке был какой-то предмет!
  
  Золотая сверкающая кисточка!
  
  Цин Шуй рот открыл от удивления. Значит, правду говорили легенды про Пространственные предметы!
  
  И тут ему в голову пришла безумная идея - неужели в Болоте Тысячи Черепах погиб Боевой Святой Дань Цин?
  
  Цин Шуй не моргая смотрел на сверкающую кисочку. Она была примерно полметра длиной. Хотя он ее и не дотронулся, он видел, что она была сделала не из золота, но из того же самого материала, что и его Золотые Иглы - из Сути Экстракта Золота!
  
  Кисточки была полностью золотого цвета, но Цин Шуй понимал, что этот золотой свет был Духовной Ци золотых волос, которые когда-то принадлежали чудовищу Боевого Святого.
  
  Такая маленькая кисточка, а какая высокая цена! Должно быть сам Боевой Святой Дань Цин пользовался ею раньше.
  
  "Подключи ЦИ Сяньтянь и протяни руку внутрь. И ты сам все увидишь, все увидишь!" Цанхай Минъюэ передала ему кисточку и сумку без малейшего колебания.
  
  Цин Шуй не стал пробовать, но подключил Небесное Видение. От одного взгляда его словно током ударило. Места в сумке было немного, но внутри было другое пространство, серое и туманное. Оно было невелико, около двух квадратных метров, и было мутным и не прозрачным.
  
  В этом пространстве было множество предметов: кисточки для письма, чернильница, бумага, но самое главное, что заметил Цин Шуй, было рукописное изображение, свернутое в рулон, похожее на портрет красавицы. Цин Шуй был уверен, что это был Портрет Красавицы.
  
  Цин Шуй подключил Ци Древней Техники Усиления и протянул руку в Межпространственную сумку. Используя силу психики и духовную энергию, Цин Шуй легко извлек предметы из сумки. Чернильница!
  
  "Чернильница из Лунного Камня!" выпалила в шоке Цанхай Минъюэ!
  
  "Чернильница из Лунного Камня?" Цин Шуй понял, как мало он знал. То, что вызвало удивление у Цанхай Минъюэ, не могло быть плохим предметом.
  
  "Лунный камень это ценная руда в мире девяти континентов. Говорят, что он упал с луны, и содержит мощную духовную Ци, из которой можно ковать оружие и доспехи. Все предметы, которые написаны или нарисованы чернилами из этой чернильницы, наполнены духовной энергии", сказала Цанхай Минъюэ, глядя на предмет в его руках.
  
  Теперь Цин Шуй был уверен, что Сумка Межпространственного Шелка принадлежала Боевому Святому Дань Цин. Не было нужды гадать, умер ли старик в Болоте Тысячи Лет, так как он был древним героем, знать ответ на этот вопрос не было смысла. Цин Шуй интересовался лишь в Портретах Красавиц.
  
  Цин Шуй вынул одну из трех керамических бутылочек и передал их Цанхай Минъюэ.
  
  "Юэюэ, ты знакома с этими предметами?"
  
  Цин Шуй теперь звал Цанхай Минъюэ только "Юэюэ", не для того, чтобы подшутить над ней, но потому что "Минъюэ" напоминало ему о Минъюэ Гэлоу. Даже вид самой Цанхай Минъюэ напоминал ему о Минъюэ Гэлоу. Если он будет называть ее Минъюэ...
  
  Цанхай Минъюэ хорошо улавливала детали, поэтому сразу заметила, что Цин Шуй начал называть ее по ее кличке, хотя никакого привычного заигрывания и в помине не было.
  
  Она открыла бутылек и посмотрела внутрь. нахмурившись, она вернула его Цин Шую. Ей было интересно, где Цин Шуй раздобыл сумку Межпространственного Шелка, особенно теперь, когда она точно узнала предметы в керамическом бутыльке.
  
  "Золотой бисер. Это золотой бисер из центрального континента. Это очень дорогое лекарство", тихо сказала она.
  
  "Что за бисер такой?" Цин Шуй смотрел на золотые шарики в бутылке. Название было подходящим их виду, какой эффект они производили по отдельности и вместе с Ядром Золотой Мистической Черепахи и Гранулой Повышения Тона Золотого Облака?
  
  "Люди говорят, что этот золотой бисер был когда-то ценным лекарством для укрепления тела в Буддийском Клане в Центральном Континенте. Съедаешь по одной в день, и увеличиваешь силу Сяньтянь на 300 цзинь. Воины выше Сяньтянь, но ниже боевого короля увеличивают силу на 500, кто выше Боевого Короля, получают 1000 цзинь силы. Воинам ниже Сяньтянь можно только две таблетки в год, Сяньтянь до Боевого Короля - до трех штук в год, выше Боевого Короля - до пяти гранул каждый год на протяжении всей жизни".
  
  Услышав эту информацию, Цин Шуй решил, что этот Золотой Бисер был стоящей вещью. Главным преимуществом было отсутствие ограничений, хотя увеличение в силе было ниже для тех, у кого уровень культивации был ниже.
  
  В сумке было много интересных предметов, кроме съеденных Цин Шуем умопомрачительных гранул. Но его не особо интересовали другие предметы, ведь Портрет Красавицы был уже в его Пространственной Сфере, он закинул его, когда трогал чернильницу внутри сумки.
  
  "Это тебе!" сказал Цин Шуй и протянул Цанхай Минъюэ сумку и бутылочку с золотым бисером. Из всех предметов сама сумка была наиболее ценной.
  
  "Ой, нет, это слишком ценный подарок!" поспешила отказаться Цанхай Минъюэ.
  
  "Мне они не нужны, забирай. Тебе будет нужнее. Лю-Ли все время с тобой, вы сможете обе ею пользоваться", с улыбкой сказал Цин Шуй, подпихивая сумку в руки Цанхай Минъюэ.
  
  Цанхай Минъюэ замешкалась на минутку, потом вспомнила, как Цин Шуй время от времени подсовывал ей разные штуковины, подумала, что, наверное, у него было что-то подобное этой пространственной сумке.
  
  "Спасибо!" она смотрела на него своими ясными и искренними глазами.
  
  "Разве нам нужно благодарить друг друга?" ухмыльнулся Цин Шуй.
  
  "Если не говорить спасибо, то я не знаю, как иначе выражать благодарность".
  
  "Давай я тебя обниму. Я люблю тебя обнимать!" смотрел Цин Шуй в глубокие прекрасные глаза Цанхай Минъюэ.
  
  Впервые эта властная и смертельно прекрасная девушка смутилась и отвела глаза. Цанхай Минъюэ почувствовала, как ее сердце быстро забилось, понимая, что этот мужчина перед ней вырос и вдруг возмужал. Она подняла голову и посмотрела на Цин Шуя. Он вдруг понял, что эта фам-фаталь может быть нежной, словно вода.
  
  Цанхай Минъюэ легко поднялась и подошла к Цин Шую. Глядя в грустные глаза Цин Шуя, она протянула свою нефритовые руки и обвила ими шею Цин Шуя. Ее щеки зарделись, а ее прекрасное лицо стало еще более манящим. Цин Шуй обнял ее за тонкую талию и смотрел на ее прекрасное лицо, которое было так близко-близко. Он почувствовал себя словно не на этой планете, когда она прижалась к его груди.
  
  "Цин Шуй, ты собираешься в Семью Янь?"
  
  
  
  Глава 383
  Глава 383. Я пойду с тобой в Клан Янь. Форма слона Мимикрии Девяти Животных.
  
  "Цин Шуй, пора тебе отправляться в Клан Янь!"
  
  Услышав эти слова от Цанхай Минъюэ, Цин Шуй почувствовал прилив благодарности. Она беспокоилась об этом деле тоже. Он обнял ее и сказал:
  
  "Да, я думаю отправиться в путь через месяц примерно".
  
  Сказал, и странно полегчало Цин Шую. Словно он сбросил груз с плеч. Однако кровь его бурлила, будто злость от того, что он вспомнил жалкий силуэт его сестры, продававшей чайные листья на улице. Он перестал себя контролировать и стал сжимать Цанхай Минъюэ все сильнее и сильнее, пока она не почувствовала, что вот-вот ее кости захрустят. Его глаза налились кровью, его трясло, словно он еле сдерживал какую-то боль.
  
  "Цин Шуй, что с тобой?" Она положил руки на его лицо и тихонечко позвала его. Она чувствовала, как он выходит из себя. Постепенно под прохладными ладонями Цанхай Минъюэ, он пришел в себя, его глаза наполнились любовью и благодарностью Цанхай. Он мягко прижался лбом ко лбу Цанхай Минъюэ, разглядывая ее с такого близкого расстояния.
  
  Несмотря на то, что они уже целовались раньше, Цанхай Минъюэ никогда в жизни так не нервничала. Ее сердце бешено билось, ее ноздри щекотал слегка мускусный запах, исходивший от этого мужчины, вызывая в ее душе крайнее беспокойство. Цин Шуй был единственным мужчиной, с которым она была так близка после смерти ее отца. Она не знала точно, что она чувствовала в тот момент, но однозначно понимала, что ее сердце желает пойти рядом с этим человеком, какую бы дорогу он ни выбрал в будущем.
  
  "Цин Шуй, можно мне пойти с тобой на Клан Янь?" тихо спросила она. Расстояния между ними почти не было. Цин Шуй чувствовал ее дыхание на своем лице. Он медленно покачал головой, отказываясь от ее предложения, от чего их лбы начали тереться друг о друга. Мягкость ее кожи восхищала его до глубины души.
  
  "Только я и моя мать пойдем в Клан Янь. не волнуйся за нас", улыбнулся Цин Шуй.
  
  Цанхай Минъюэ молча смотрела в глаза Цин Шуя. Она ничего не сказала, но очевидно расстроилась. Однако через какое-то время она кивнула и улыбнулась ему:
  
  "Ты осторожнее там, и... может, хватит обниматься?"
  
  "Не хватит!" ухмыльнулся Цин Шуй, но все же освободил ее из своих объятий. Он чувствовал, что с этой женщиной он мог говорить по душам, такой эмоциональный обмен иногда был лучше, чем физический секс.
  
  ............
  
  После того, как случился инцидент с Кланом Медицинского Короля, в городе не было много шума. Цин Шуй вдруг вспомнил про внезапно исчезнувшую хозяйку зала тумана после того, как спала его от смерти.
  
  Но скрыть такой переполох, случившийся между Цин Шуем и Медицинским Кланом, было невозможно. Цин Шуй знал, что их информационная сеть работала отлично. Тот старший знал, что он был из Небесного Дворца, поэтому он отрекся от всех связей с Медицинским Кланом, прежде чем вступил в бой. Очевидно, что они боялись враждовать с Небесным Дворцом.
  
  Рассматривая дело под этим углом, казалось, что временно никаких проблем для него не было. Появление Хозяйки Дворца уже стало своего рода предупреждением для всех - значит, Цин Шуй не было просто безымянным старшим из Небесного Дворца.
  
  Хоюнь Лю-Ли вернулась в свою резиденцию и гостила там три дня, после чего приехала и пожила в торговом центре Клана Цин еще три дня. А потом они вместе с Цанхай Минъюэ отправились исследовать Страну Цан Лан далее.
  
  Сразу после их отъезда Ши Цинчжуан навестила Клан Цин. Время ее визита намекало, что она намеренно ждала, когда две подруги уедут. Хотя на протяжении всего времени она регулярно раз в неделю навещала Цин Шуя. Намеренно ли, случайно ли, но Ши Цинчжуан не приезжала в то время, пока Цанхай Минъюэ была в гостях. Когда она была в Долине Страстного Аромата, ей говорили, что хоть ее врожденный талант не вернулся, она не подходила под методы культивации секты. Чтобы не удерживать ее, они разрешили ей вернуться. И вот теперь именно Цин Шуй, ее первый мужчина, помог ей пробиться в Сяньтянь, вот уж чего она никогда бы не могла ожидать.
  
  Ее жених!
  
  В городе Тысячи Миль не было никого, у кого были бы более четкие намерения по поводу Цин Шуя. Она никогда никого в жизни не утешала раньше, успокаивала кого-то впервые в жизни. Человека, который в будущем должен был стать ее мужем!
  
  Цин Шуй смотрел на свою снежную королеву, которая должна была вскоре стать его женой. Видя нежную улыбку на его лице, Цин Шуй чувствовал тепло, вливавшееся в его сердце. Даже когда Ши Цинчжуан улыбалась, она излучала холодность и отстраненность, но именно она сейчас утешала его больше всего.
  
  Подойдя к Цин Шую, Ши Цинчжуан посмотрела на него серьезно, а потом мелодично рассмеялась. Хотя не впервые Цин Шуй видел ее такой, но всякий раз, когда она смеялась, он невольно чувствовал, что ему тоже хочется рассмеяться вместе с ней, словно влюбленный идиот.
  
  "Пожалуй, я сегодня пообедаю с вами", улыбнулась Ши Цинчжуан.
  
  "Даже если захочешь уйти, я не отпущу тебя", засмеялся Цин Шуй.
  
  Вдвоем они пошли, держась за руки, на задний двор. Ши Цинчжуан была только на полголовы ниже Цин Шуя, и они оба очень подходили друг другу, когда стояли вместе. Цин Шуй был очень доволен, что она стала его невестой. Он был ее первым мужчиной, а она была его первой женщиной. Хоть она и не была самой красивой женщиной из его круга, она была самой незабываемой.
  
  "Когда ты планируешь ехать? Ты уверен? Ведь Клан Янь управляет всей страной Яньцзян", с беспокойством сказала Ши Цинчжуан. Это волнение добавило ей еще больше женственности, излучая уникальную ауру, делая ее еще более неотразимой, чем раньше.
  
  "Скоро, примерно через месяц".
  
  "Можно мне с тобой?"
  
  Цин Шуй не ожидал, что Ши Цинчжуан предложит такое. Они все знали, что большой помощи не могли оказать. Более того, судя по характеру и Цанхай Минъюэ, и Ши Цинчжуан, они не были способны на такую инициативу.
  
  Цин Шуй улыбнулся Ши Цинчжуан и покачал головой:
  
  "Только я и мама", попытался объяснить он. "Путешествие в Клан Янь за день не совершить. Давай я с тобой поеду, я позабочусь о тетушке Цин И".
  
  Слова Ши заставили Цин Шуя задуматься. Он понял, что ее слова имели смысл. Ши Цинчжуан была рожденной Сяньтянь. Он замешкался. Он ведь отказал Цанхай Минъюэ.
  
  "А твой клан тебя отпустит?"
  
  "Мой дедушка меня всегда поддерживал, хотел, чтобы я была с тобой. Хотя мы не сильны, чтобы помочь тебе с твоими проблемами..."
  
  Цин Шуй взял ее за белоснежную руку и ответил:
  
  "Я подумаю над этим. В любом случае ты моя жена, я счастлив, что ты обо мне заботишься".
  
  Ши Цинчжуан покраснела. Ее красота в этот момент была ослепительной. Она не знала, что сказать, поэтому просто спрятала взгляд...
  
  .....................
  
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Цин Шуй закончил тренировки различных боевых техник и движений Ци, которые нужно было потренировать. Он работал крайне усердно последние несколько дней. Предыдущий горестный опыт, с которым ему пришлось столкнуться, заставили его понять важность силы воина.
  
  Если бы он был достаточно силен, ему не пришлось попасть в трудное положение с тем Сяньтянь в Городе Небесной Реки. Если бы он был достаточно сильным, ему бы не пришлось стоять на краю смерти от руки старшего Клана Медицинских Аристократов. Если бы он был достаточно силен, он бы не дал так легко увести Минъюэ Гэлоу...
  
  Если бы он был достаточно сильным, он бы не позволил своей матери так долго страдать...
  
  Выйдя из своей пространственной сферы, он собрался было лечь спать, как вдруг вспомнил, что он в его море сознания открылось множество вещей после приема Гранулы Повышения Тона Зеленого Облака.
  
  Цин Шуй нырнул глубоко в море сознания и понял, что ему открылась Форма Слона Мимикрии Девяти Животных. На данный момент он уже овладел Формами Оленя, Обезьяны, Тигра, Медведя, Журавля. А теперь Слон!
  
  Форма Оленя имела только одну технику - Галоп Оленя, которая увеличивала скорость. Цин Шуй давно соединил суть этой формы с другими техниками!
  
  Что касается Формы Обезьяны, даже не смотря на то, что она была открыта, Цин Шуй не изучал ее, поэтому и не знал ничего...
  
  Из остальных шести форм Цин Шуй Цин Шуй довел Форму Тигра до высокого мастерства. Хотя Форма Медведя тоже была на Великой Стадии Успеха и представляла собой огромную силу, Цин Шуй понимал, что она уступала Форме Тигра. Цин Шуй получил дополнительное понимание этой формы из каменных изображений.
  
  Тигр, крадущийся в горах, свирепый тигр, спускающийся с гор, рык тигра с гор...
  
  Даже внутреннее состояние Недвижимости, словно Горы, было однозначно связано с техникой Формы Тигра, поэтому он чувствовал, что Форма Медведя немного уступала форме тигра!
  
  Форма Журавля была техникой движения. Шаги Журавля, которые в итоге эволюционировали в Шаги Парящего Журавля, тоже достигли Великой Стадии Успеха, которая слилась в итоге с более сложной техникой Шагов Облака Тумана.
  
  Цин Шуй понимал, что как он и догадывался, ему придется культивировать определенную форму до великой стадии успеха до того, как техника следующего животного откроется в его сознании.
  
  Теперь он понимал, что совсем забыл про форму Обезьяны. Но это было хорошо. Он мог посвятить время культивации двух форм сразу. Было бы отлично, если бы он мог получить больше сил перед своим походом в Клан Янь.
  
  
  
  Глава 384
  Глава 384. Твой сын хочет, чтобы ты открыто и честно вошла в клан Янь.
  
  Хорошо. Со временем он смог бы культивировать обе формы. Хорошо будет испытать новые достижения перед походом в Клан Янь!
  
  Вот только время в пространственной сфере подходило к концу. Цин Шуй выключил Духовное Чутье и вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Отъезд Минъюэ Гэлоу оказался сокрушительным не только для Цин Шуя, но и наложил бремя на весь Клан Цин. Для второго поколения это оказалось еще тяжелее. Они помнили, как это произошло с Цин И, словно это было вчера. Некоторые вещи так легко не забыть.
  
  Видя, как Цин Шуй повторяет дорогу матери, они еще больше чувствовали свою беспомощность. Горькое и ужасное чувство было ошеломляющим, никто не мог и слова сказать.
  
  "Я теперь тоже Сяньтянь, но даже Цин Шуй, возможно, не справится с Боевым Королем..." расстраивались Цин Цзян и Цин Хэ. Перед лицом силы все меркло.
  
  Цин Шуй раздал всем золотой бисер, по две каждому. Конечно, Цин Цзян и Цин Хэ получили по три, Цин Шуй сам принял пять штук. Каким бы маленьким ни был комар, он все равно сделан из плоти. Сила в 5 тысячи цзинь была существенной прибавкой. Когда-то ему и Плод Увеличения Силы давал 500 цзинь, а принимать их можно было только две штуки. И это увеличение было равно довольно серьезным усилиям.
  
  Возможно, сила от золотого бисера не будет включена в физическую силу Цин Шуя, составлявшую 3 миллиона цзинь, он все равно мог принимать несколько таких гранул каждый год. Слишком поздно Цин Шуй понял, когда он уже все пораздал, а инструкции к применению у него не было. Он мог в будущем, оказавшись на Центральном Континенте, раздобыть еще таких гранул или же и вовсе рецепт, чтобы создать их.
  
  После обеда, когда все собрались разойтись по своим делам, а Цин Шуй сжал зубы и неожиданно сказал:
  
  "Ровно через две недели, плюс минус пять дней, я планирую отправиться в Клан Янь".
  
  Голос Цин Шуя был тихим, но все замерли на местах. Они смотрели на Цин Шуя, особенно представители второго поколения. Третье поколение просто удивленно смотрели на него. Они не знали, что имел в виду Цин Шуй.
  
  Цин И вздрогнула, глядя на сына. Она крепко сжала губы, не говоря ни слова!
  
  "А зачем в Клан Янь?"
  
  "Что ты собираешься там делать?"
  
  "Да что с вами, ребята? Чего вы все молчите?"
  
  ...
  
  Третье поколение Клана Цин не знали всей истории, но видя мрачные лиц старших, они понимали, что дело непростое. Кто-то как-то спрашивал о происхождении Цин Шуя, когда тот был молод, почему, мол, у него не было отца. Но когда им пару раз попало от него, они перестали спрашивать.
  
  "Давайте я расскажу!" В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Цин Ло.
  
  "Отец!"
  
  "Дедушка"
  
  "Отец! Зачем ты пришел?"
  
  ...
  
  "Цин Шуй велел прийти. Он пришел, чтобы забрать меня. Я впервые в жизни катался на летающем чудовище", радостно улыбаясь, сказал Цин Ло.
  
  "Дедушка, почему Цин Шуй говорит, что отправляется в Клан Янь? Дедушка, расскажи скорее!" Цин Бэй быстро подошла к дедушке и обхватила его руку, умоляя и поторапливая его. Это было ее особая привилегия. Она была единственной девочкой в третьем поколении Клана Цин, она везде получала особое внимание.
  
  Цин Ло усадили на место во главе стола. Он сел и посмотрел на Цин Шуя. Затем он перевел взгляд на молящее лицо Цин Бэй и улыбнулся:
  
  "Деточка, дедушка сейчас расскажет, не волнуйся, не волнуйся. Разве не все хотят знать историю Цин Шуя? Давайте я сегодня всем расскажу ее!"
  
  Когда он договорил, все родственники закивали головами, ожидая продолжения рассказа.
  
  ...
  
  Цин Ло поделился этой историей. Вскоре все в третьем поколении клана Цин кипели от злости, особенно услышав ту часть, где Клан Янь угрожали всему клану Цин и Деревне Цин.
  
  Человек создан из плоти и крови. С кем бы такое ни произошло, никому не понравится. И все представители третьего поколения решили, что тоже хотели отправиться в Клан Янь за этой юной девушкой, которую отобрали у матери в возрасте всего восьми месяцев.
  
  "Брат Цин Шуй, я хочу пойти с тобой в Клан Янь", сказал низким, приглушенным голосом Цин Ю.
  
  Никто не сказал ни слова. С самого начала и до конца Цин И не сказала ни слова. Однако выражение ее лица было крайне запутанным, когда она не сводила глаз с Цин Шуя. И только потом она перевела взгляд на Цин Ло.
  
  "Отец! Что мне делать?" сказала Цин И Цин Ло. В этот момент ее слезы были словно жемчужины, рассыпавшиеся с нитки.
  
  "И"эр, не плачь, ты должна радоваться. Расскажи нам, о чем ты думаешь, мы все обсудим. Весь Клан Цин здесь", Цин Ло смотрел на свою дочь с любовью. Его младшей дочери досталась нелегкая участь.
  
  "Отец, я скучаю по Цин Цин, я очень скучаю по ней. Я хочу увидеть, как сложилась ее жизнь", Цин И сказала, и еще больше слез полились по ее щекам.
  
  "Тогда отправляйся в Клан Янь с Цин Шуем и верни ее!" Цин Ло улыбался, но в его дружелюбных глазах промелькнуло неописуемое чувство, словно он жаждал мести.
  
  "Я волнуюсь за Цин Шуя. Я боюсь, что с ним что-то плохое случится". Вот что волновало Цин И!
  
  Больше, чем кто бы то ни был, она хотела пойти на Клан Янь, но боялась, что что-то плохое случиться с Цин Шуем. Она меньше беспокоилась о том, что могло случиться с ней самой. Клан Цин были властителями страны, а Страна Ян Цзян была одной из двадцати самых сильных стран на континенте Зеленого Облака.
  
  "И"эр, за все нужно платить свою цену, даже за то, в чем ты абсолютно уверена. Цин Шуй вырос. Цин Цин - твоя дочь, и моя внучка, и старшая сестра Цин Шуя. Цин Шуй твой ребенок. Почему бы тебе не послушать то, что он говорит?" тепло сказал Цин Ло, похлопав Цин И по голове. Цин И, не мигая, смотрела на Цин Шуя, она не могла сказать ни слова. Особенно после того, что сказал Цин Ло.
  
  "Он вырос..."
  
  Впервые Цин Шуй увидел, как плачет его мать перед таким количеством народа. В прошлом, когда Цин Шуй был еще юным и она думала, что он ничего не знает, она просто вытирала слезы и бормотала невнятные объяснения. И только когда он начал что-то понимать, она прекратила плакать перед ним. Но Цин Шуй всегда догадывался, что его мать что-то скрывает от него.
  
  "Мама!" улыбнулся и позвал Цин Шуй, протянув руку и вытирая слезы с ее лица. Ци И обняла его и тихо сказала:
  
  "Цин Шуй, что сделать матери? Я уже сдалась, я думала, что проживу с этой болью всю жизнь, надеясь, что хоть ты будешь в порядке. Но сейчас... Что же мне делать?"
  
  "Мама, твой сын вырос. Давай сын и решит за тебя!" Цин Шуй сказал одно предложение, но Цин И вдруг вдохновилась. Она почувствовала гордость за него. Ее сын вырос. Все верно, он ее сын!
  
  "Пойдем в Клан Янь. Твой сын хочет, чтобы ты открыто пришла в Клан Янь, пусть знают, кто ты такая". От слов Цин Шуя кровь у всех в груди закипела. Все чувствовали, как их кровь закипает, когда узнали, что Клан Янь угрожает Цин Ло и двум поколениям.
  
  "Мама волнуется за тебя".
  
  "Я знаю. Я уверен в себе. Мама, ты же хочешь, чтобы Цин Цин жила хорошей жизнью?"
  
  Цин Шуй знал, что это было единственным, с чем она не могла смириться. Важнее того мужчины из Клана Янь. Двадцати лет хватило, чтобы стереть ее чувства к этому мужчине, а кровные узы не стереть никогда.
  
  "Тогда как мы отправимся?"
  
  "В эти несколько дней ты должна хорошо отдохнуть. Путь в Клан Янь неблизкий. Мы не можем взять с собой много людей", сказал, подумав, Цин Шуй.
  
  "Хм, тогда нужно распланировать все. Я пойду, отдохну немного. У меня все мысли перемешались..."
  
  Цин Шуй улыбнулся и отправил маму отдыхать. Он знал, что человеку было свойственно смущаться, когда проблема, так долго давила на его сердце, должна была вот-вот разрешиться.
  
  "Брат Цин Шуй, возьми и меня с собой!" выпалил Цин Ю, как только Цин Шуй вернулся в зал, проводив мать.
  
  "Цин Ю, мы не веселиться туда едем. Оставайся дома и сосредоточься на своих тренировках", улыбнулся Цин Шуй.
  
  "Брат Цин Шуй, я умоляю тебя, возьми меня. Можно мне посмотреть мир, я помогу тебе убить бойцов в клане Янь!" умолял Цин Ю, потягивая Цин Шуя за рукава.
  
  "Брат Шуй, если Цин Ю идет, то и я пойду!" улыбнулась хитрой лисьей улыбочкой Цин Бэй.
  
  "И я!" Неожиданно встрял Цин Хэ.
  
  "Эй, вы..." Цин Ю был в ярости!
  
  Цин Шуй рассмеялся. Не нужны были слова. Он посмотрел на Цин Хэ и сказал:
  
  "Дедушка, вы и второй дядюшка должны пойти с нами!"
  
  Ночью!
  
  Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Раз он решился пойти в Клан Янь как можно скорее, ему нельзя было игнорировать свою культивацию. Войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, он тут же вошел в состояние культивации.
  
  Древняя Техника Усиления только что пробилась на 138-й уровень. После культивации одного раунда, Цин Шуй перевел внимание на Духовное Чувство и посмотрел на форму Обезьяны. До сегодняшнего дня Цин Шуй не понимал, почему он не культивировал эту форму с самого начала. Форма Обезьяны тренировала руки. Может быть, что он изначально почувствовал, что его Быстрый Одиночный Кулак мог достичь определенного уровня и поэтому забросил форму Обезьяны?
  
  Форма Обезьяны делала упор на позы с использованием рук. Бегло просмотрев форму, он понял, что существовало только две техники - простой взрыв Обезьяны и Божественная Очистка Рук. Цин Шуй подумал, что, наверное, в свое время посчитал, что Одиночный Быстрый Кулак лучше, чем Божественная Очистка Рук, и решил не заниматься ею.
  
  Даже сейчас у него не было к ней особого интереса. Однако он также надеялся на некое чудо.
  
  Взрыв Обезьяны был очень прост, но функционален. Это был навык, позволявший двигаться быстро на небольшой территории. Цин Шуй удивило, что Взрыв Обезьяны был очень похож на Метод Ядерной Ци техники Прыгающего Короля в Черных Доспехах, начертанного на каменных монументах на задней стороне Горы Небесного Дворца.
  
  Цин Шуй попробовал эту форму какой-то время, потом решил-таки использовать Метод Ядерной Ци для исполнения Взрыва Обезьяны. Результат поразил Цин Шуя. Мощность прыжка и проворство Взрыва Обезьяны придавало Цин Шуй огромную скорость, с которой он мог передвигаться на короткие расстояния.
  
  такой результат за короткое время подарил Цин Шую большие надежды на Взрыв Обезьяны. Введение упоминало лишь увеличение проворности с помощью Взрыва Обезьяны. Малая стадия успеха позволяла воину увеличивать проворность, большая стадия успеха увеличивала взаимодействие частей тела во время движения. Великая стадия успеха позволяла телу превосходить собственный потенциал.
  
  "Концепция нечеткая", подумал Цин Шуй. не смотря на расплывчатость формулировок, он очень надеялся, что в конце эта техника преподнесет ему сюрприз.
  
  Божественная Очистка Рук!
  
  Божественная очистка рук имитировала движения обезьяны. Она была типичной кулачной техникой на длинных дистанциях. При использовании в атаках, сила воина проходила сквозь руки, циркулировала и выстреливала. В то же самое время она одновременно делала упор на силе, исходившей от мышц спины. Поэтому она также называлась "Кулак, соединенный со спиной".
  
  Фокус Тайчи был на мягкости, восемь диаграмм фокусировались на движении, Божественная Очистка Рук фокусировалась на очистке рук!
  
  Божественная Очистка Рук была техникой кулачного боя на расстоянии, подразделявшейся далее на многие типы. Она относилась к категории Соединения Белой Обезьяны. Глядя на описание, Цин Шуй чувствовал что-то, но понять, что именно, пока не мог.
  
  
  
  Глава 385
  Глава 385. Кулак, соединенный со спиной. Потому что я его дочь.
  
  Раз понять у него не получалось, то он не стал беспокоиться и искать ответы. Даже не ища ответов намеренно, оно, так или иначе, открылось бы, стоило ему только войти в нужную сферу. Самым важным на тот момент для Цин Шуя была культивация Кулака От Спины. Эта техника освобождала плечевые суставы, позволяя плечам быть гибкими, как кнут, но твердыми, как сталь. Движения в основном включали в себя броски, шлепки, пронзание, удары ребром ладони и сверление - пять базовых техник кулачного боя. Кулак От Спины делал движения более проворными, снижая колебания рук от сильных ударов ногами об землю. Техника также подразумевала взрывные звуки, которые сопровождали каждый удар, чего не было ни в одной другой кулачной технике.
  
  Кулак, соединенный со Спиной, был самым представительным типом кулачных техник: великолепным, свирепым и точным. Движения рук были крайне быстры и всеобъемлющи, мощны, сложны и имели широкий выбор атак; вот как можно было точнее описать все характеристики Кулака От Спины.
  
  Цин Шуй обнаружил, что легко справляется с этой формой. Сила плавно перетекала из его руки в удар. Техника представляла собой вращательные движения и позволяла прямо наносить проникающий удар. В то же самое время сила как бы шла от спины, от чего она и получила свое название. Кулак От Спины также называлась как "Соединяющий Кулак". Цин Шуй был уверен, что Божественная Техника Очищения Рук могла оказать огромную пользу новой технике Кулака, Соединенного со Спиной.
  
  Это была мощная и сложная техника с широким спектром возможностей для атаки, что превращало ее в грандиозную боевую методику. Движения казались простыми, но внушительными, скрывая за собой убийственные намерения. Цин Шуй впервые ее демонстрировал, однако чувствовал себя свободно, как рыба в воде.
  
  И это его особенно удивляло!
  
  У Цин Шуя были довольно высокого уровня кулачные техники. Получалось, как в поговорке, одна дорога приводит к тысяче других. Цин Шуй чувствовал, что его способность к восприятию кулачных техник позволила ему сразу же овладеть новой методикой на приличном уровне. Кроме того, переход на Великую Стадию Успеха в Божественной Очистке Рук еще больше укрепило его руки. Он мог, более или менее, идеально совершать базовые движения с первой же попытки.
  
  Метод циркуляции Ци начинался от Даньтянь и протекал через спину к рукам. Сила этого вида кулачной техники была больше. Люди, культивировавшие Кулак От Спины, были обычно высокими, крепкими, более тяжело сложенными. Иначе их руки просто-напросто бы не выдерживали противостояние силе. Кроме этого, только людям с большой силой были подвластны истинные мощности этой техники.
  
  Цин Шуй всегда серьезно относился к культивации, он мог легко игнорировать сон, забыть про еду, что и происходило сейчас. Он культивировал день и ночь в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. С его физической подготовкой не есть и не спать несколько дней не представляло угрозы для его организма.
  
  Он продолжил культивацию и резко остановился, когда почувствовал, что точки акупунктуры Тяньляо Цзяньцзин Наошу стали нагреваться. Ощущение было знакомым, потому что такое же он испытывал при культивации Божественной Очистки рук и ног. Может ли быть, что у Кулака От Спины был такой же эффект? Открытие взволновало Цин Шуя. Неужели эта техника поможет очистить все точки на его руках и спине? Он обрадовался и расстроился одновременно: ну почему же он раньше не занимался этой техникой. Теперь-то ему приходилось удвоить усилия. Ему нужно было отправляться в Клан Янь; хоть у него и была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, тем не менее, усилий приходилось затрачивать очень много.
  
  Утро уже наступило, небо посветлело к тому моменту, когда он покинул сферу. Спустившись вниз, он понял, что снова встал позже всех. Его семья уже вовсю тренировалась на улице, что несказанно обрадовало его.
  
  Цин Ю тренировался сам по себе, практикуя кулачные техники, ставившие силу в приоритет. Кулачная техника, которую культивировал Цин Ю, имела очень оригинальное название - "Предельный Железный Кулак", которая была одной из клановых техник Клана Цин.
  
  Но для Цин Шуя сейчас любая культивация подходила. Даже самые простые базовые техники имели суть, например, Базовая техника владения мечом, которой он давно занимался. Клановые техники также были простыми, базовыми. Только достигнув Истинной Сферы и вернувшись к истокам самого себя, можно было понять важность фундаментальных основ. Истинной сферы не достичь, не встав твердо на ноги. Не получится культивировать, не имея четкой основы.
  
  Типичной "болезнью" культиваторов в мире девяти континентов была сентиментальная привязанность. Никто не подскажет, если нет родственной связи. Кроме того, никому не удавалось попасть в сферу Сяньтянь и Истинную Сферу, не имея крепкого основания.
  
  От недовольства в глазах Цин Ю у Цин Шуя пробежал холодок по спине, но он все равно шел к нему с улыбкой.
  
  "Все еще злишься?" со смехом спросил Цин Шуй.
  
  "Брат Цин Шуй, я очень хотел поехать", он все еще расстраивался из-за того, что ему не позволили пойти в Клан Янь со всеми. И он выговаривал это Цин Шую при каждой встрече.
  
  "Хорошо, почему бы нам с тобой не поучиться одной кулачной технике. Ты доставишь мне большое удовольствие, если доведешь ее до Малой Стадии Успеха. Если доведешь, я позволю тебе поехать с нами", с улыбкой предложил Цин Шуй. Цин Ю относился к Цин Шую как к богу всю свою жизнь. Он обрадовался с той же секунды, как услышал про обучение новой технике, потому что для него всегда внимание Цин Шуя было приятным сюрпризов. А тут он и не просил сам. Он был определенно настроен легко выучиться всему, чему будет учить его Цин Шуй. Поэтому он радостно закивал в знак согласия!
  
  "Старший Брат Шуй, я тоже буду тренироваться. Пожалуйста, разреши и мне поехать, если я выполню все требования", надула губки подоспевшая к ним Цин Бэй.
  
  Цин Шуй взглянул на Цин Ху, Цин Сан, Цин Ши, которые не сказали ни слова. Он также посмотрел на Цин Чжи, идущего к ним. В итоге, Цин Шуй всем передал знания о Кулаке От Спины, сказав, что понаблюдает внимательно и тех, у кого получится более или менее удовлетворительно, возьмет с собой в Клан Янь. Довольно расплывчато.
  
  "Братец Цин Шуй, это нечестно! Ты должен дать определенный стандарт, до какого уровня нам нужно культивировать. Иначе ты просто отмахнешься от нас, мол, тебя не удовлетворил наш результат!" тут же раскусил задумку Цин Шуя Цин Ю.
  
  "Ах ты, сообразил! А ты не боишься, что я выберу сферу, которую никто из вас не сможет достичь?" ответил ему Цин Шуй. Цин Ю вырос за последние несколько лет больше Цин Чжи, и был довольно решительно настроен.
  
  "Я не боюсь. Брат Цин Шуй не поступит так с нами!" засмеялся в ответ Цин Ю.
  
  "Все вы сможете пойти со мной, если культивируете и очистите несколько этих акупунктур", сказал Цин Шуй и протянул руку к Цин Ю. Он показал на ней точки Тяньляо, Цзяньцзин и Наошу.
  
  "Хорошо!"
  
  И вот так Цин Шуй и его родственники пришли к соглашению, так как времени оставалось не так уж много, полмесяца, не больше. Цин Шуй не знал, возможно ли очистить эти точки за такой короткий период времени. Он был не уверен, что эти точки можно было очистить вообще. Он понимал, что довольно жестоко было заставлять их делать то, что лежало вне зоны их возможностей. И тем не менее, он не жалел о сделанном.
  
  После завтрака.
  
  "Цин Шуй, прогуляйся с мамой!" с улыбкой предложила Цин И.
  
  "Конечно!" ответил ей Цин Шуй. Он вдруг понял, что давненько уже не гулял с матерью и не говорил с ней по душам. Внезапное чувство вины охватило его.
  
  Они пошли по широким улицам Города Тысячи Миль. Цин Шуй смотрел на свою мать, которая выглядела точно так же, как и в самых ранних его воспоминаниях, разве что на ее лице появились следы прошедших двадцати лет. Она не изменилась, только выглядела более утомленной. Цин Шуй понимал, что это боль в сердце не давала ей покоя. С двадцатилетним грузом, висящим у нее на плечах, как она ни старалась, она не могла скрыть его. Это суровое испытание продолжалось, и безнадежные ожидания разбивали ей сердце раз за разом.
  
  Когда у нее забрали этого младенца, они забрали кусочек ее самой. Они прожили вместе полгода, к тому моменту, когда девочку увезли от матери, она уже научилась смеяться и не любила, когда незнакомые люди держат ее на руках. Когда ее увозили, она плакала так сильно, что стала задыхаться.
  
  Цин И вспоминала этот ужасный момент. Она знала, что ее мужчина вернулся и женился заново. Ее дочку забрали, и все, что ей было нужно, это знать, как у нее дела. Она беспокоилась, что девочка больше ее не узнает, даже если им суждено было встретиться еще раз.
  
  "Мама, хватит так много думать. Ты так скоро совсем себя загонишь. Позволь своему сыну сделать это за тебя, поверь, ты останешься довольной", Цин Шуй прекрасно понимал, о чем все это время думала его мать.
  
  "Цин Шуй, тебе и так досталось за последние несколько лет", сказала Цин И. Ее сын уже стал подушкой безопасности для всего клана Цин. Она смотрела на него. В ее взгляде читалось и облегчение, и любовь, и даже немного вины; неописуемые эмоции крылись в ее слабой улыбке.
  
  "Да не досталось мне. Ничуть. Единственное, от чего я страдаю, это то, что моя мама страдает. Когда моя мама перестанет страдать, только тогда и мои страдания прекратятся", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, из-за меня уже пострадала моя дочь. Я не хочу повторить ту же ошибку. Я не знаю, как я буду жить, случись что с тобой", вдруг серьезно заявила Цин И.
  
  "Я знаю, не волнуйся, мама".
  
  "Смотрите, Цин Шуй! Это же Цин Шуй..." вдруг раздался чей-то крик. Вокруг них внезапно собралась толпа.
  
  "Так вот он какой! Такой молодой!"
  
  "Очень молодой, но такой мужественный. Мой типаж!" пробормотала взрослая модно одетая женщина.
  
  "Цин Шуй, теперь Город Тысячи Миль под твоей защитой. Мы все тебя поддерживаем!" сказал мужчина около тридцати лет.
  
  "Цин Шуй, стань представителем нашего города! Пусть Город Тысячи Миль станет самым гордым городом на континенте!"
  
  "Цин Шуй, мы все за тебя!"
  
  "Все тебя поддержат!"
  
  "Поддержим!"
  
  ................................
  
  Цин Шуй знал, что это была распространенная практика в мире девяти континентов. Если бы он стал представителем Города Тысячи Миль с текущим уровнем силы, то все люди из его города смогли бы одерживать верх даже в конфликтах или торговых вопросах за его пределами. Как бы то ни было, Цин Шую было приятно получить столько поддержки от сограждан.
  
  "Извините, пожалуйста, не блокируйте дорогу Цин Шую и его матери. Цин Шуй один из нас в Городе Тысячи Миль. Он наша гордость", кричал мужчина тридцати лет.
  
  "Простите, простите..."
  
  ............
  
  Цин Шуй кивнул всем с улыбкой и пошел дальше. Толпа ликованием провожала его. Они ждали какого-то знака внимания с его стороны. Сила массы велика: новости распространяются быстро из уст в уста, также и слухи о силе Цин Шуя и его достижениях быстро распространились по городу.
  
  Репутация Цин Шуя была высока среди больших кланов и сект во всей стране Цан Лан. Позиция Города Тысячи Миль однозначно выросла до приличного уровня. В прошлой жизни ему встречались такие люди, которые приезжали из больших, богатых или древних живописных городов, и с гордостью рассказывали людям о своем происхождении, хотя сами по идее ничего значительного в жизни не добились. В них говорило чувство причастности. Любой хотел бы, чтобы место, в котором они жили, становилось хоть чуточку лучше.
  
  "Мама, я бы хотел тебя кое о чем попросить", тихо сказал Цин Шуй, когда толпа осталась далеко позади.
  
  "Что такое? Мама сделает все, что ты скажешь".
  
  Цин Шуй посмотрел на нее. Она вроде успокоилась. Он подумал немного и в итоге, стиснув зубы, посмотрел ей прямо в глаза:
  
  "Ты все еще надеешься на встречу с ним? Ты все еще скучаешь по нему?" он явно нервничал, задавая этот вопрос, потому что знал от Янь Лин"Эр, что его отец уже мертв.
  
  "По нему?" зачем-то переспросила Цин И, хотя прекрасно понимала, о ком ведет речь Цин Шуй. Она посмотрела на сына своими ясными глазами, в которых отражалась глубокая любовь, пережившая много трудностей.
  
  "За много лет он так и не пришел. Его клан однажды уже опустил клан Цин до такого уровня, а к горлу твоего дедушки был приставлен нож, и все из-за его упрямой дочери. Для старшего пережить такое унижение и принять его это очень много. И все потому, что я его дочь. И он принял это".
  
  Она говорила спокойным тоном, но Цин Шуй так и слышал, как она винит во всем себя. И вина эта была так глубока, что угрызения совести заставили ее глубоко возненавидеть мужчину, которого она когда-то любила.
  
  
  
  Глава 386
  Глава 386. Трехцветное ожерелье. Очередное очищение трех точек акупунктуры. Увеличивающаяся сила.
  
  "Твой сын отомстить за то, что пережил дедушка", сердечно рассмеялся Цин Шуй. Он уже понял все по поведению матери.
  
  Время страшная штука. Со временем все стареет и слабеет. Человеческие эмоции - также страшная вещь. Но двадцать лет это достаточный срок.
  
  Когда они вернулись в Клан Цин, был уже полдень!
  
  Не спеша, Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и подозвал Огненную Птицу!
  
  Рык!
  
  Резкий птичий крик прозвенел в воздухе. Жар-птица кругами парила с самой вершины гигантского Зонтичного Дерева.
  
  Видя корону Феникса на голове у своего питомца, Цин Шуй вдруг понял, что она еще немного подросла. Он почувствовал, что и сила огненной птицы значительно возросла.
  
  Огненные птицы были растущим видом зверей-мутантов. Растущий тип считался самым ценным видом дьявольских чудовищ, потому что не было предела их будущему росту. Особенно это касалось мутантов, они были гораздо более сильными по сравнению с просто дьявольскими чудовищами растущего типа.
  
  Цин Шуй довольно улыбался, похлопывая птицу. Он снял с ее шеи ожерелье. Только сейчас он понял, что ожерелье было всего лишь одноцветного уровня. Поэтому он решил перековать его. Увеличение силы и скорости жар-птицы будет неплохой поддержкой Цин Шую в ближайшие дни.
  
  Молот, сотрясающий Небеса!
  
  Как только он взял молот в руки, он понял, что ему предстоит большая работа. У него у самого еще не было готов полный набор доспех, браслет, ремень, подвески тоже не было... Даже сам молот нуждался в перековке.
  
  Цин Шуй покачал головой. Шаг за шагом он начал ковать. Сначала он взялся за ожерелье. Создать трехцветное ожерелье было само по себе впечатляющим событием. С того момента, как у него появились доспехи Силы Бешеного Быка, других доспех у него не было. Цин Шуй чувствовал, что благодаря тренировкам техники Бешеного Быка, он мог вдыхать силу бешеного быка во время ковки, получив в итоге жилет семи звезд, который был спрятан глубоко в атрибутах Меча Большой Медведицы. Отсюда брал свое название этот Меч. Цин Шуй не был уверен, насколько вообще все это было реально.
  
  Дзынь! Дзынь!
  
  Его техника Тысячи ударов была еще более архаичной и волевой; его скорость выглядела гораздо более медленной, чем раньше, но каждый удар внушал страх и выглядел крайне естественно.
  
  Вершина Тайной Сферы!
  
  Дзынь! Дзынь!
  
  Два звонких удара прозвучали. Резкий звук последнего удара, и трехцветное свечение появилось над ожерельем. Цин Шуй вытер со лба пот с довольной улыбкой на лице.
  
  Успех!
  
  Цин Шуй опустил Молот, Сотрясающий Небеса, и внимательно осмотрел ожерелье.
  
  Скорость увеличилась в три раза, выносливость - в два!
  
  Остальные атрибуты были простыми, но удовлетворительными. Дополнительные атрибуты не были так важны; самым главным было тройное увеличение скорость. Несколько сотен дополнительных цзинь к защите были бесполезны для жар-птицы.
  
  Ожерелье сильно изменилось. Раньше оно было простым и мрачным; теперь же его тусклое покрытие сменилось миксом из трех цветов, однако свечения все еще не было.
  
  Он снова призвал жар-птицу и надел на нее ожерелье. Как только оно оказалось на птице, оно немедленно засветилось тремя цветами. Жар-птица радостно вскрикнула несколько раз и полетела высоко в небо Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Когда Цин Шуй решил перековать Молот, сотрясающий небеса, он понял, что всегда использовал его для ковки другого оружия, однако для перековки этого молота у него не было инструментов. Обычным молотом этот легендарный инструмент не взять.
  
  Настроение ковать у Цин Шуя пропало. Он решил выйти из сферы, как вдруг заприметил плоды вермиллиона (красного апельсина). Он решил, что попробует поставить эти фрукты бродить, чтобы потом сделать из них вино. Сказано - сделано, и вот в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита красовалось множество бутылей с новым вином.
  
  Он так углубился в процесс, что остановился лишь, когда осталось всего четыре плода. Эти плоды усиливали меридианные каналы и Ци Сяньтянь на 1%. В вине эффективность плодов снижалась. Человеку можно было принять не более сотни таких плодов в целом. Цин Шуй раньше не придавал значения этим плодам. Подумаешь, один процент укрепления меридианных каналов. Он пробормотал про себя эту цифру один раз, второй, и замер.
  
  Сила меридианных каналов и ЦИ Сяньтянь... Разве это не означало, что каждый плод мог увеличить Ци Древней Техники Усиления на 1%? Съесть сто плодов, значит, получить увеличение на 100%!
  
  Стопроцентное увеличение всех его способностей. Однако цена была велика. Один плод появлялся раз в пятьдесят лет. Значит, ему нужно было пять тысяч лет, чтобы получить сотню плодов. Один год реального мира равнялся ста пятидесяти годам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Даже при таком раскладе в реальности это займет тридцать три года...
  
  Он не стал долго раздумывать и проглотил целый плод.
  
  Почти немедленно он почувствовал теплую жизненную энергию, поднимавшуюся в его Даньтянь и меридианных каналах, курсировавшую по его телу. 1 процент укрепления меридианных каналов и Ци Сяньтянь равнялись прибавке цзинь человеку, обладавшему сотней цзинь силы. Это была слишком незначительная перемена, которую ощутить было практически невозможно.
  
  Однако внутренняя сила Цин Шуя была велика. Если бы простой человек съел этот плод, то изменения были бы минимальными. Однако для Цин Шуя один процент силы был равен тридцати тысячам цзинь.
  
  Это немало. Очень немало.
  
  Цин Шуй съел все четыре плода разом. Он был очень доволен исходом. Дополнительная сила в сто двадцать тысяч цзинь плюс 70% Силы Бешеного Быка, 30% от Удара Небесного Грома и 50% от Меча Большой Медведицы давали ему в целом около трехсот тысяч цзинь...
  
  Выйдя из сферы вечного фиолетового нефрита, он услышал голос Ши Цинчжуан. Она разговаривала с его матерью.
  
  Цин Шуй спустился вниз.
  
  "Цин Шуй, твоя мама сказала, что вы через неделю отправляетесь в Клан Янь", сказала она тихо, увидев Цин Шуя.
  
  "Да. Приготовь все, что тебе нужно будет взять с собой. Всякие бытовые предметы не бери", ответил он с улыбкой.
  
  "Да, я уже все привезла. Я здесь пробуду всю следующую неделю".
  
  Ее голос был тихим, однако Цин И услышала ее слова и тихонько рассмеялась. Цин Шуй засмущался, потому что видел, что Цин И дразнит его этим смехом.
  
  "Хорошо. Ты нашла себе комнату? Если нет, я покажу тебе".
  
  "Нет".
  
  "Уже поздно. Цин Шуй, помоги Ши Цинчжуан найти себе спальню, а мы потом все поужинаем", с улыбкой сказала Цин И и оставила их одних.
  
  Не успели они и глазом моргнуть, как пролетело еще пять дней.
  
  Утром шестого дня Цин Шуй был в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита и тренировался в кулачном бою. Он взмахивал руками в воздухе, вытягивая их и резко оттягивая назад. Со стороны это выглядело так, словно пещерный дикарь рубит дрова. Однако любой эксперт сразу же уловил бы тонкую разницу.
  
  Эта кулачная техника с виду казалась грубой, но на самом деле была исключительно изящной. Каждый удар нес в себе яростную силу всего тела. Ци от Даньтянь шла с дополнительной поддержкой от мышц спины, поэтому удар был твердым и ровным, таким энергичным, что, казалось, был способен расщепить целую гору.
  
  Несравненно сильный удар!
  
  Цин Шуй соединил вместе Силу Бешеного быка, Энергию Природы и его безупречную дыхательную технику недвижимости, словно горы. Он интегрировал эти техники в Кулак От Спины, и получилась гораздо более агрессивная, доминирующая и брутальная методика, полная противоположность мягкому стилю Кулака Тайчи.
  
  Цин Шуй производил удар за ударом, постепенно войдя в состояние полного отсутствия. Так прошло четыре часа. И он не остановился ни на секунду все это время.
  
  Цин Шуй чувствовал, что три точки акупунктуры Тяньляо, Цзяньцзин и Наошу начали нагреваться, да так сильно, что температура казалась выше температуры огня. Трудность очистки точек акупунктуры и была в том, что не все могли вытерпеть такие трудности.
  
  Весь покрытый потом, волосы слиплись от пота на лбу, Цин Шуй крепко сжал губы. Он был близок к прорыву. Он чувствовал пульсацию этих точек!
  
  ............
  
  Хрррр!
  
  Он открыл рот. Громкий булькающий звук вырвался из него.
  
  Пу! Пу! Пу!
  
  Три громких звука прозвучали, как божественный хорал для ушей Цин Шуя.
  
  Очищены!
  
  В то же мгновение он почувствовал, как невероятная сила хлынула от спины через три точки прямо рукам. Его руки словно соединились в одно целое со всем его телом, став ощутимо сильнее.
  
  Он был так рад, что был готов завыть! Завтра же он должен был отправиться в Клан Янь, а сегодня его точки очистились! Ну, как такому не радоваться?! При любых других обстоятельствах очищение акупунктуры не вызвало бы в нем столько радости.
  
  За неделю Цин Шуй смог довести Кулак От Спины до мастерства уровня предка, он очистил три точки, которые соединяли спину и руку! Конечно, на меридианном канале, соединявшим его руки и спину было гораздо больше точек, но эти три были крайне важны. У него еще ни разу не получалось очистить ни одной точки в этой области тела, поэтому хотя бы три точки, даже одна, принесли ему огромную радость.
  
  Как маленький ручей соединяет реку с огромным морем, где море является огромной поддержкой для того, чтобы река реализовала свой потенциал на максимум.
  
  Его руки были как две реки; его спина и Даньтянь были словно море; три точки акупунктуры были словно три ручья: Тяньляо, Цзяньцзин и Наошу!
  
  Очистка этих трех точек укрепляла область между спиной и руками. Она очень повышала выносливость и взрывную силу обеих рук.
  
  Очищенные точки позволили Цин Шуй довести силу рук до высочайшего мастерства, добавив ей силу спины.
  
  Цин Шуй медленно собрал Ци Древней Техники Усиления внутри своего тела, пропустил ее через спину и позволил ей выплеснуться через руки. И тут же он продемонстрировал удар.
  
  БАМ!
  
  звук взрыва прогремел эхом по всей округе. А Цин Шуй довольный смеялся.
  
  Невероятная сила Кулака От Спины лежала за этим взрывом. Цин Шуй интуитивно догадывался, что если бы он очистил все точки акупунктуры в теле, он бы смог выплавить все свое тело в единую структуру. Интересно, сколько же энергии можно будет вложить в свои движения? Сила целого тела должна быть невероятно огромной. Может быть, он сможет довести технику до такой степени, что он сможет вложить всю свою силу всего своего тела в кончик пальца...
  
  Цин Шуй умылся и довольный вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. В тот момент он решил, что пора отправляться в дорогу. Поначалу он волновался, но теперь он даже понять не мог, что его так беспокоило. Он был абсолютно расслаблен.
  
  Никто из трех поколения Семьи Цин не смог очистить три точки акупунктуры.
  
  "Брат Шуй, я недавно чувствовала, что эти точки становятся теплыми", сказала Цин Бэй Цин Шую, трогая точки на своих руках. Цин Шуй удивленно посмотрел на девочку. У нее, однако, был очень высокий уровень навыков восприятия.
  
  "Это указывает на то, что ты можешь очистить эти точки. Однако тебе предстоит проделать долгий путь. Самое важное - процесс этот весьма болезненный, поэтому тебе решать, сможешь ли ты это выдержать".
  
  "Я смогу!" уверенно ответила Цин Бэй.
  
  "Тогда я тебе кое-что скажу. Если ты сможешь преодолеть эту боль, то тебе это принесет огромную пользу. Если преодолеешь, я тебя переведу на другой уровень!"
  
  
  
  Глава 387
  Глава 387. Перед пещерой Божеств. Серебряная обезьяна, воющая на луну.
  
  "Я тебе скажу вот что. Если ты переживешь это, это принесет тебе огромную пользу. И если ты переживешь это, я переведу тебя в другую сферу".
  
  "Брат Шуй, я обязательно это сделаю, обещаю!" Услышав слова Цин Шуя, Цин Бэй переполнило чувство радости и решимости.
  
  Цин Шуй улыбнулся и взъерошил ей волосы на голове:
  
  "Упорно тренируйся. Когда время придет, Брат Шуй научит тебя летать над всем миром девяти континентов, хорошо?
  
  Она слушала его и кивала головой. Она была на два года младше Цин Шуя, но с ним почему-то вела себя, словно маленькая девочка, сама того не подозревая.
  
  "Брат Цин Шуя, почему у меня нет такого же энтузиазма?" грустно спросил Цин Ю.
  
  "Ты человек трудолюбивый, все это видят. Но кроме усердных тренировок, тебе нужно поработать головой. Со светлыми мыслями и результатов достичь можно с меньшими усилиями. Тебе нужно концентрироваться, когда тренируешься. С нужной концентрацией, ты сможешь войти в состояние прозрения. А без прозрения в Сяньтянь не войти", улыбнулся Цин Шуй, глядя на Цин Ю.
  
  "Тогда что мне сделать, чтобы сосредоточиться?"
  
  "Как говорится, выживут только прилежные. Если ты отнесешься к чему-то со всей своей сердечностью, будешь тренироваться до безумия, забыв самого себя, в этом мире для тебя не останется ничего невозможного. Не говоря уже о барьере, который отделяет тебя от Сяньтянь, который достичь после этого тебе будет делом плевым".
  
  От слов Цин Шуя у Цин Ю загорелись глаза. Этот парнишка был горячим, поэтому все зависело от того, сможет ли он найти ключ к Сяньтянь.
  
  Слово "концентрация" звучит просто, но суть его тяжела. Если человеку не по душе боевые искусства, то им нужно гораздо больше силы и мотивации. Цин Шую, например, нужно было узнать о существовании Клана Янь, чтобы перед ним появилась цель, которая и стала его мотивацией с самого юного возраста.
  
  Ненависть ослепляет, но это самый простой способ зажечь огонь мотивации. Ненависть зажигает кровь. Все чувства обостряются. Даже характер может значительно измениться.
  
  Очень скоро Цин И и Ши Цинчжуан подошли вместе. Они пришли позвать всех к ужину!
  
  За столом теперь всегда было очень людно. Со специями Цин Шуя любая еда становилась изумительной. Поэтому в итоге весь стол бы уставлен едой, которая вместе с тремя кастрюлями супа исчезала с большим аппетитом в животах ненасытных ребят.
  
  "Мне нужно будет отойти на время, есть дело. Я вернусь, самое позднее, к завтрашнему утру. А послезавтра мы отправимся в путь", сказал Цин Шуй после еды.
  
  "Цин Шуй, будь осторожнее", сказала Ши Цинчжуан и опустила голову. Все присутствующие заулыбались. Цин И почувствовала столько тепла в ее заботе. Она всегда была рада, когда кто-то переживал за ее сына больше, чем она сама.
  
  Цин Шуй кивнул в ответ.
  
  Он вспомнил про пещеру Божеств, где он нашел Меч Большой Медведицы. Ему вдруг показалось, что туда стоило вернуться еще раз, прежде чем отправляться с дорогу.
  
  Цин Шуй не пошел пешком, он призвал жар-птицу, и прямо со двора они сорвались в небо.
  
  Скорость жар-птицы значительно изменилась. Она могла теперь одним взмахом крыльев уже оказаться высоко в небе. Цин Шуй направил ее прямо в пещеру.
  
  Когда-то давно ему приходилось ездить верхом на металлическом быке, чтобы проделать весь путь до Страны Цан Лан. Дорога была непростой. Все путешествие занимало около двух месяцев с четырехчасовыми ежедневными перерывами. Задержки были неизбежными.
  
  На этот раз все было иначе. Жар-птица была мутантом Неба и Земли. Более того, она эволюционировала до короны феникса. Ее скорость существенно увеличилась. Была огромная разница между нею и Черным Ястребом-Чемпионом, принадлежавшим слепому старику. 30% прибавка от ожерелья тоже не шутки. Одного взмаха огненных крыльев хватило, чтобы оказаться высоко в небе, как штормовой ветер.
  
  Цин Шуй крепко стоял на спине птицы. Он чувствовал, как ветер бьет его по лицу, словно острый нож. Они пролетали над горами и реками в мгновение ока.
  
  Цин Шуй чувствовал свежесть ветра. Он не закрывался даже от самых сильных порывов ветра. Обычного человека от такого ветра бы просто разнесло на кусочки.
  
  Если в его прошлой жизни сила поезда могла сбить с ног человека, то сила ветра от проходящих параллельно поездов могла разорвать человека на кусочки. Скорость поезда, однако, была ничем по сравнению со скоростью жар-птицы. Она была как минимум в десять раз быстрее поезда.
  
  Жар-птица рассекала воздух со всей мощью. Они смогли пролететь половину страны за полдня. Цин Шуй был очень доволен скоростью и выносливостью жар-птицы.
  
  Увидев вход в пещеру, он почувствовал внезапное волнение. Жар-птица приземлилась на голубой скале перед пещерой, издав пронзительный крик.
  
  Большинство птиц издавали крики, когда чувствовали опасность. Цин Шуй запаниковал. Жар-птица была дьявольским чудовищем уровня Боевого Короля. Она бы не стала так кричать, если бы встретила себе ровню или даже немного более сильное существо. Что за сила заставила жар-птицу так обеспокоенно кричать?!
  
  Цин Шуй активировал духовное чутье и углубился в окрестности. Он остановил Жар-птицу, чтобы та парила в воздухе.
  
  Цин Шуй запустил духовное чутье внутрь пещеры. Внутри была огромная фигура. Цин Шуй почувствовал, как мурашки побежали по его спине, когда он понял, что это было три метра ростом. А выглядела фигура как человеческая. Трехметровый человек?! Цин Шуй чувствовал, что пламя жизни этого человека было экстремально интенсивным. Неудивительно, что жар-птица встревожилась. Цин Шуй не мог пока определить точную силу этого человека, но он был уверен, что он был гораздо сильнее его самого...
  
  Кто это? Почему он там?
  
  Цин Шуй почувствовал, что эта фигура прошла сквозь его духовное чувство. Ему стало не по себе, когда он понял, что это существо ничем не отличается от человека. Единственная разница была в длинных руках, свисавших ниже колен.
  
  Цин Шуй смотрел на вход, потому что знал, что фигура вот-вот появится у выхода!
  
  Когда Цин Шуй увидел это существо, он был в шоке!
  
  Это была гигантская обезьяна!
  
  Гигантская обезьяна была три метра в высоту. Ее руки и ноги были ненормально объемными. Единственная вещь, которая была визуально привлекательной, был белый мех, полностью покрывавший ее тело ровным слоем. Слабая духовная Ци исходила от всего тела.
  
  Это был мутант Небес и Земли!
  
  Воющая на Луну Серебряная Обезьяна!
  
  Цин Шуй забыл, где он слышал ее имя, но оно сразу же пришло ему на ум, как только он ее увидел.
  
  Удивительно, что Цин Шуй не разглядел обезьяну с самого начала, думая, что это был гигантский человек.
  
  "Три метра в высоту, два метра в ширину, почти тысячу килограмм весом!"
  
  Мускулистые руки зверя свисали ниже колен. Цин Шуй видел ее огромную голову и большие карие глаза. В них была неописуемая сообразительность, словно большой жизненный опыт. Цин Шуй сразу понял, что эта обезьяна была крайне умна. Он чувствовал, как Серебряная Обезьяна излучает страшную силу.
  
  Цин Шуй перевел глаза на длинные мускулистые руки, тут же вспомнив технику Кулака От Спины. Он знал, что эта техника и называлась "Увеличение Рук Белой Обезьяны".
  
  Когда Серебряная Обезьяна встретилась глазами с Цин Шуем, она не показалась раздраженной, не было в ее взгляде никаких убийственных намерений. Цин Шуй замешкался. Целью его приезда сюда было войти в Пещеру Бессмертных Божеств, но теперь ему бы пришлось победить эту обезьяну, чтобы войти. А сможет ли он?
  
  В прошлый свой приезд Цин Шуй не встречал эту Серебряную Обезьяну. Но это и было четыре года назад. Он и не знал, что могла тут делать эта обезьяна-мутант.
  
  Цин Шуй скомандовал жар-птице пролететь над голубой скалой и спрыгнул прямо на камни со спины птицы.
  
  Голубая скала была не большой и не маленькой, примерно тридцать метров в окружности. Цин Шуй приземлился прямо по центру. Серебряная Обезьяна, Воющая на луну, стояла прямо перед входом в пещеру.
  
  Когда Цин Шуй приземлился на камень, она спокойно продолжала наблюдать за ним.
  
  Отдача от его прыжка была такой, словно метеор ударился о землю.
  
  Бам!
  
  У Цин Шуя не было другого выбора, кроме как напрямую вступить в бой с серебристой духовной обезьяной.
  
  Одиночный удар Тайчи!
  
  Единый с Небесами!
  
  Серебристая Обезьяна успела оказаться на краю скалы раньше, чем ноги Цин Шуя коснулись земли. Ее крепкие руки поспешили обхватить Цин Шуя, словно кнут.
  
  Руки обезьяны и Одиночный Удар Тайчи Цин Шуя встретились, издав шумный взрыв!
  
  Бам!
  
  Вибрация от удара встряхнула и покрошила голубую скалу, особенно камни под ногами Цин Шуя, которые дали трещины. К счастью, они не были у стены, а твердо лежали на земле. Иначе весь кусок скалы бы рассыпался на мелкие фрагменты.
  
  Цин Шуй не стал сдерживаться и использовал всю свою энергию. Однако на этот раз у него не было дополнительных атрибутов в виде оружия или доспех. Но и без них его сила составляла пять с половиной миллионов цзинь.
  
  Но вибрация отвлекла Цин Шуй, заставив отступить на шаг. А вот серебристая обезьяна даже не пошевелилась ничуть!
  
  И вот тут-то Цин Шуй и ощутил мощь рук Воющей На Луну Обезьяны, которая таила в себе суть Кулака, Соединенного со Спиной. Этой была самая настоящая, истинная техника Кулачного Боя.
  
  Хшшшш!
  
  Обезьяна явно рассердилась. Мощной ногой она топнула по земле, а ее гигантское тело вдруг стало таким проворным. Обезьяна сделала бросок обеими руками на Цин Шуе, словно два огромных кнута полетели к нему.
  
  Одиночный Удар Тайчи!
  
  Он попытался использовать Тайчи снова, автоматически подключив циркуляцию Ци из Кулака от Спины.
  
  Бам! Бам!
  
  Хоть Цин Шуй и отступил на два шага, он с удовольствием видел, что Кулак Тайчи способен производить агрессивную силу, если соединить ее с методикой концентрации Ци Кулака От Спины! Он сделал вывод, что благодаря этой технике он всего лишь отступил на два шага, а не улетел на много метров назад.
  
  Цин Шуй всегда считал, что суть Кулака Тайчи лежит в упреждающих атаках оппонентов, завоевывая твердость мягкостью. Он естественно использовал Кулак Тайчи, Единый с Небесами, когда увидел, какой ужасающей силой обладает Серебристая Обезьяна, Воющая на луну.
  
  Он думал об использовании мягкости Кулака Тайчи, чтобы противодействовать зверю. Но то, чем владел Цин Шуй, было Древней Техникой Усиления. Этот метод, в основном, был сосредоточен на укреплении мышц и костей тела. У него не было выбора, кроме как влить обогатительную технику Ци Кулака От Спины к его Кулаку Тайчи, а также Единичному Удару Хлыстом Тайчи.
  
  Бам! Бам! Бам!
  
  Сила Цин Шуй грандиозно увеличилась после того, как он употребил Ядро Мистической Черепахи и Гранулу Повышения Тона. Сейчас они с Серебристой Обезьяной стояли в пограничном равенстве в силах. Хоть у Цин Шуя и не было оружия и доспех, у него была крепкая защита, а его сила была гораздо больше, благодаря предыдущим прорывам. Если бы не эти две божественные таблетки, то он бы не выдержал следующего удара Воющей На Луну Обезьяны.
  
  Бам!
  
  Цин Шуй воспользовался возможностью и ударил Обезьяну по спине. Однако этот грандиозный удар смог оттолкнуть зверя всего на пару шагов.
  
  "Какое крепкое тело!"
  
  Несмотря на свою защиту, он все же уступал Серебристой Обезьяне без своего Жилета Семи Звезд. Обезьяна обладала слишком крепкой плотью, гигантской силой и проворностью.
  
  Цин Шуй прикидывал, что эта Серебристая Обезьяна была 10-го уровня Боевого Короля. Он также знал, что она не достигла вершины Боевого Короля, потому что Цин Шуй выдерживал ее силу. Более того, Обезьяна пользовалась лишь силой своего физического тела. Цин Шуй также был довольно хорошо прокачан в этом аспекте. Однако он чувствовал, что это не была настоящая сила Воющей На Луну Обезьяны.
  
  Следующие два часа прошли в жесткой схватке между Цин Шуем и Воющей на Луну Серебристой Обезьяной. Небо стемнело, и на западном склоне поднялась луна.
  
  Цин Шуя тряхнуло от ужаса, когда он увидел, как полная луна поднимается в ночном небе. Он неожиданно вспомнил имя соперника.
  
  Воющая на Луну Обезьяна!
  
  Цин Шуй понял, что он в огромной опасности! Он занервничал, почуяв неладное.
  
  И тут раздался огромный крик. Серебряная Обезьяна завыла!
  
  АУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ~
  
  В то же мгновение трехметровая обезьяна выросла до четырех метров. Она становилась больше и сильнее. Серебряный мех сверкал легким светом, играя в лучах восходящей луны.
  
  Цин Шуй чувствовал, как духовная Ци Обезьяны набирает силу. Глаза ее загорелись ярче.
  
  Цин Шуй был в ужасе.
  
  
  
  Глава 388
  Глава 388. 40 шагов. Город Янь, я, Цин Шуй, скоро буду!
  
  Цин Шуй почувствовал, как потоки духовной Ци Воющей на Луну Обезьяны усиливаются! Вот в чем была сила этого чудовища!
  
  У Цин Шуя не было больше времени. Он быстро впрыгнул в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, надел на себя золотые доспехи, схватил Меч Большой Медведицы и тут же вышел. Однако он подготовился к отступлению!
  
  Когда он вышел из пространственной сферы, Обезьяна все еще завывала в сторону запада. В этот момент она достигла ужасающих пяти метров. Серебристый свет циркулировал в ее теле, и сильнейшее присутствие заставило Цин Шуя задуматься о немедленном побеге.
  
  Цин Шуй чувствовал, что сила Обезьяны выросла вдове. Если до того, он еще мог как-то уворачиваться от ее атак, то теперь это было гораздо сложнее. К несчастью, если он позволит себе погибнуть здесь и сейчас, то умирать он будет с тысячью сожалений в душе!
  
  Серебристая обезьяна прекратила выть. Она опустила голову и посмотрела на Цин Шуя. Когда ее взгляд упал на Меч Большой Медведицы, она сделала что-то, что повергло Цин Шуя в шок.
  
  Гигантская Воющая на Луну Обезьяна упала ниц перед Цин Шуем. Она смотрела на Меч в руках Цин Шуя и не моргала. В глазах читался страх и благоговение!
  
  Благоговение и страх?
  
  Цин Шуй смущенно смотрел на свой меч. Он подумал какое-то время и вспомнил статую божества, которая источала агрессивное давление. Он же вынул этот Меч прямо из-под статуи! Меч, возможно, был одним из оружий, которое божество использовало раньше, при своей жизни!
  
  Цин Шуй был в замешательстве. Множество вопросов оставались без ответа. Он смотрел в круглые от страха глаза обезьяны и не понимал ее. Цин Шуй не мог даже и представить такое чудовище в таком испуге.
  
  Он медленно подошел к Обезьяне. Судя по ее взгляду, от нее уже не исходило никакой угрозы, иначе он не решился бы на такой смелый шаг.
  
  Ближе... ближе...
  
  Цин Шуй поднял другую руку и погладил серебристый мех. Он был густой и теплый. Обезьяна не шевелилась. Она просто позволила Цин Шую гладить свою огромную голову.
  
  "Ты боишься меча, что ли?" тихо спросил он. Обезьяна покачала головой!
  
  Вот это дела! В мире девяти континентов дьявольские чудовища были крайне сообразительными созданиями. Но в плане коммуникации от них могли добиться реакции только члены специальных кланов-дрессировщиков, например, Луань Луань, которая умела напрямую общаться с чудовищами благодаря своему Мистическому Сердцу Семи Отверстий.
  
  Ие Цзянъэ тоже умела общаться с монстрами, но ее способности уступали Луань Луань, так как большинство чудовищ, слабых и сильных, не нападали на малышку. В этом было преимущество Мистического Сердца!
  
  "Ты меня понимаешь?" спросил Цин Шуй. Обезьяны были приматами, тем более эта Серебристая Обезьяна, наверняка, прожила уже не один десяток лет.
  
  Она снова кивнула в ответ.
  
  "Ты только кивать головой умеешь? Ты можешь говорить?" Тут Цин Шуй понял, что задал совершенно идиотский вопрос. Если б она умела говорить, она бы не кивала головой. Однако проверить, понимает ли она речь, тоже следовало бы.
  
  Цин Шуй поверил, что Серебристая Обезьяна понимает, что он говорит. Он еще раз убедился, что человекообразные обезьяны были самыми умными видами животных среди всех дьявольских чудовищ.
  
  "Так, значит, ты больше не будешь драться со мной?" спросил он с улыбкой.
  
  "Значит, мне можно внутрь зайти?"
  
  .........
  
  Цин Шуй задал слишком много вопросов, но не получил много ответов. Он только понял, что обезьяна жила тут около тысячи лет, что была на охоте, когда Цин Шуй приходил в первый раз. Она не ожидала, что ей придется целых полгода охотиться. В это время Цин Шуй и Луань Луань, получается, захватили пространство и получили этот могущественный Меч Большой медведицы!
  
  Цин Шуй видел, что Обезьяна выросла в этих местах, что у нее были особые отношения со статуями божества; то они были ей как семья. За такое долгое время никто не мог получить этот меч. Поэтому увидев Цин Шуя с ним в руке, она почувствовала знакомый дух. Любой, даже мало-мальски имеющий отношение к божеству, был как семья Обезьяне. Вот какие ответы получил Цин Шуй!
  
  И вот снова Цин Шуй посреди залов со статуей божества. Как только он вошел внутрь, он тут же почувствовал знакомее ощущение невыносимого давления. Однако оно не было таким тяжелым, как раньше. Цин Шуй понимал, что это, потому что его сила и способности очень существенно улучшились!
  
  Глядя на возвышавшуюся скульптуру божества, Цин Шуй почувствовал резонанс. В любом случае, именно здесь его нашел Меч Большой Медведицы.
  
  Цин Шуй медленно подошел к статуе, чувствуя, как нарастает давление!
  
  На этот раз ему удалось пройти гораздо дальше. В прошлый раз его хватило на десять шагов. На этот раз он прошел двадцать шагов и чувствовал, что у него все еще были силы продолжать путь.
  
  Прорыв на пятый уровень сделал его гораздо сильнее. Вдобавок ко всему, Ядро Мистической Черепахи расширило твердость и выносливость его скелета и сосудов в три раза. Между его бывшим и текущим состоянием была пропасть.
  
  Цин Шуй чувствовал, как давление влияет на его кровь, меридианные каналы, скелет, Даньтянь, мышцы и внутренние органы. И давление это становилось все сильнее.
  
  Напасти закаляют; человек растет, преодолевая трудности, в итоге получая прорыв, поборов трудности!
  
  Цин Шуй сжал зубы и подключил Ци Древней Техники Усиления, доведя ее до самого пика. Он медленно сделал еще шаг. И еще.
  
  36!
  
  Энергия Природы
  
  Недвижимый, словно Горы!
  
  Сила Бешеного быка!
  
  Он чувствовал растущую плотность своих костей под невероятным давлением. Он чувствовал постепенное укрепление меридианных каналов, мышц, внутренних органов и Даньтянь.
  
  По сравнению с предыдущим давлением, на этот раз все было гораздо интенсивнее.
  
  Зато все его навыки стабилизировались. Слабостью медицинских лекарств была нестабильность даруемых атрибутов, они требовали долгого времени для доведения до идеального состояния. Поэтому Цин Шуй пришел в Пещеру Божества! Он хотел использовать давление, чтобы очистить и стабилизировать тройное увеличение в защите и поднять общую выносливость.
  
  Он постепенно чувствовал потрясающие изменения в теле: кости, меридианные каналы... они словно продвинулись вперед к идеалу.
  
  Продвижение тела к идеалу означало, что меридианные каналы, Даньтянь, кости... все достигало пика синхронизации, приходя к идеальному балансу. Если Даньтянь Цин Шуя был слишком силен, то руки и ноги его были слабыми, словно голодающий у подножия горы с золотом. Нехватка баланса и гармонии означала, что он мог излучать взрывную силу, а руки и ноги его не были задействованы. Потому что его кости и меридианные каналы не были способны выдерживать силу.
  
  37 шагов!
  
  38!
  
  Хруст!
  
  Звуки мелких трещин и их немедленное заживление в теле были крайне неприятными, но для Цин Шуя они были словно мелодия, так как это означало, что способности его тела в очередной раз возросли.
  
  Он не остановился и вновь попытался поднять ногу. Она повисла в воздухе. Лоб Цин Шуя был насквозь пропитан каплями пота. Сороковой шаг совершить он просто физически не мог. Он понял, что достиг предела в костях. Малейшая ошибка будет стоить ему переломов всех костей в теле, а его внутренние органы могли разойтись и вызвать немедленную смерть.
  
  Он поднял левую руку и вынул три золотые иглы.
  
  Точки Чжиинь, Тайси и Янчи! В каждую точку он вонзил по иголке.
  
  Да!!!
  
  Цин Шуй заорал, что есть мочи!
  
  40!
  
  Нога Цин Шуя тяжело приземлилась на землю. И в ту же секунду он почувствовал поток Ци от самых ступней до точки Байхуэй на самом темечке.
  
  Он чувствовал себя отдохнувшим, а тело его обмякло. Успех!
  
  Цин Шуй медленно ретировался. Расстояние между ним и статуей сократилось вдвое. Он уже смог пройти ровно половину пути.
  
  "Хочешь поехать со мной?" спросил Цин Шуй Серебряную Обезьяну.
  
  Она подумала немного, но качнула головой "нет". Цин Шуй не стал настаивать. Он и без того многого добился сегодня. Он добился цели, подтолкнув свои кости и меридианные каналы к высшему состоянию. Ему удалось соединить Тайчи и Кулак От Спины; он претерпел успех, потому что получил общее увеличение его разрушительной силы.
  
  Домой он ехал всю ночь, скормив Жар-птице Гранулу Выносливости.
  
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита...
  
  Цин Шуй стоял у пруда. Он заметил, что Златорогих Огнехвостых рыб стало шесть. Он с восхищением смотрел на гигантский лотос с девятью лепестками посередине пруда. Поистине загадочное растение.
  
  Лотос девяти лепестков был способен увеличивать скорость роста всех созданий в радиусе ста метров на 20%.
  
  Поэтому рыб стало много.
  
  Мистические Златорогие Рыбы давали потомство двум малькам каждые сто лет. Еще сто лет мальку нужно было, чтобы повзрослеть. Тогда их можно было употреблять в алхимии, съедать в сыром виде или готовить разными способами. Съесть одну рыбу позволяло увеличить силу на сто цзинь. Но главным был волшебный эффект, который давал один процент шансов пробиться на новый уровень культивации. Например, Боевой Воин Пятого Уровня мог поднять себя до шестого, съев одну рыбку. Но эффект этот распространялся только на воинов ниже уровня Боевого Короля.
  
  Однако есть их было не время. Жаль, что Боевых Королей эффект не затрагивал. Цин Шуй посмотрел на плоды вермиллиона у края пруда. Какая жалость, что действие Лотоса распространялось лишь на морские создания.
  
  Вернулся в Клан Цин Шуй уже к рассвету. Запустив жар-птицу обратно в сферу Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы она как следует отдохнула перед долгой поездкой, Цин Шуй с удовлетворением принялся за дела.
  
  ............
  
  "Братец Цин Шуй, ну возьми меня с собой", Цин Ю снова смотрел на Цин Шуя умоляющими глазами. Цин Шуй даже не знал, что и ответить ему на этот щенячий взгляд.
  
  "Цин Шуй, почему ты не возьмешь его?" сказал дедушка Цин Ло.
  
  Раз дедушка сказал, Цин Шуй не смел перечить. Он кивнул головой, выдавив улыбку. Цин Ю радостно закричал.
  
  "Брат Шуй..." позвала Цин Бэй.
  
  "Послушай Брата Шуй. Оставайся дома и оттачивай свое мастерство. В следующий раз я тебя обязательно возьму", сказал ей Цин Шуй. Девочка послушно кивнула головой. Цин Шуй похлопал ее по маленькой смышленой головке и перевел глаза в направлении Страны Яньцзян.
  
  Клан Янь, я иду!
  
  
  
  Глава 389
  Глава 389. Клан Янь заставили ее продавать чайные листья...
  
  "Дедушка, Второй Дядюшка, Мама, в дорогу!" тихо сказал Цин Шуй, отведя взгляд.
  
  В этот момент на двор торговой компании Клана Цин вошли двое, Юй Дунхао и Юй Хэ. Цин Шуй уже полгода был дома, но так ни разу его не остановил никто из Клана Юй. Да и с Юй Хэ он больше не встречался. Когда он увидел замешательство на лице Юй Хэ, он тут же вспомнил все прошлые чувства.
  
  "Дедушка Юй, Сестра Юй!" с улыбкой приветствовал он.
  
  "Я знаю, что вы отправляетесь в дорогу, вот, привел Малышку Хэ проводить вас!" сердечно рассмеялся Юй Дунхао. Однако Юй Хэ не улыбалась, а просто смотрела молча на Цин Шуя.
  
  "Ты слишком добр, Дедушка Юй!"
  
  "Малышка Хэ, разве тебе нечего сказать Цин Шую?" улыбнулся Юй Дунхао, повернувшись к Юй Хэ. А она смотрела на Ши Цинчжуан, стоявшую рядом с Цин Шуем. Переведя взгляд на Цин Шуя, она улыбнулась и сказала:
  
  "Береги себя!"
  
  "Спасибо, сестренка!" ответил ей улыбкой Цин Шуй. он поблагодарил ее и почувствовал, как пропасть между ними выросла еще больше....
  
  Юй Хэ улыбнулась и повернулась к дедушке:
  
  "Пойдем, Дедушка!"
  
  "Хорошо, хорошо!"
  
  "Брат Цин, значит, мы уходим первыми!" сказал Юй Дунхао, сначала посмотрев на Цин Ло, а потом и всех обведя взглядом. Цин И кивнула в ответ. И Юй Дунхао и его внучка вышли со двора.
  
  Только они начали грузиться на спину жар-птицы, как в небе раздался резкий крик другой птицы! Огромный кондор с золотыми крыльями летел к ним, словно молния! Цин Шуй сразу понял, что прибыли Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Он знал, что они присоединяться к нему в его походе. Он чувствовал себя виноватым, потому что изначально сказал, что берет в Клан Янь только мать, а теперь...
  
  "Простите за опоздание, мы должны были прибыть раньше утром", Хоюнь Лю-Ли легко спрыгнула со спины Златокрылого Кондора и обняла Цин И за руку. Она вела себя менее нахально, чем обычно, однако была, как всегда грациозна. Казалось, что она стала еще милее.
  
  "Вы не опоздали. Сыночек даже не предупредил меня, что и вы едете с нами. Я-то думаю, чего это он тянет резину. А это он вас ждет!" тихо засмеялась Цин И. Цин Шуй почесал голову. Глядя на очаровательную улыбку Хоюнь Лю-Ли, он силился вспомнить, когда именно он позвал ее с собой. И что это за "тянуть резину"?
  
  "Тетушка, Цинчжуан, давайте полетим вместе на кондоре!" Хоюнь Лю-Ли мило улыбнулась и пригласила всех на Златокрылого Громоподобного Кондора. Цин И улыбнулась в ответ и кивнула головой. Цин Шуй сразу понял по выражению лица матери, что ей очень и очень нравилась Хоюнь Лю-Ли.
  
  Жар-птица и кондор были крупными птицами, так что места всем хватало!
  
  "Дядя, Тетя, ну, мы в путь!" крикнул Цин Шуй, прощаясь со всеми.
  
  "Цин Шуй, будь осторожным! Я верю в тебя, возвращайся, как можно скорее!" у Цин Цзян, Цин Хай, да у всех в глазах стояли слезы.
  
  Кроме Цин Шуя, Цин Ло и Цин Хэ, все сели на Златокрылого Кондора и попрощались с оставшимися родственниками.
  
  После прощания остальные запрыгнули на Жар-птицу и отправились в путь.
  
  ............
  
  Оба чудовища быстро рванули в небо и исчезли за горизонтом.
  
  "Малышка Хэ, если тебе хочется плакать, не держи в себе!" Юй Дунхао смотрел на внучку. Она как завороженная смотрела в небо. Ее одиночество было так очевидно. Она улыбалась, даже когда выходила из ворот резиденции Цин. Юй Дунхао слишком хорошо знал свою внучку. Он знал, что она изо всех сил терпит невыносимую боль.
  
  "Сколько я себе говорила больше не думать о нем. Я знала, что не подхожу ему, я себе все время твердила, что не стоит ни на что большее надеяться. Но это так трудно, дедушка. Что же мне делать..." жалобно говорила она Юй Дунхао, из всех сил стараясь сдерживать слезы.
  
  "Это любовь, глупышка. Ты просто влюбилась в него. Любовь так эгоистична..." с горечью отвечал ей он. Любовь бывает и сладкой, и горькой, но то, что испытывала его дочкой, было далеко нерадостным чувством.
  
  ............
  
  "Цин Шуй, какой план по прибытию в Город Янь?" спросил Цин Ло с улыбкой, когда они расселись на спине жар-птицы. Цин Ло уже попало однажды мечом по шее. Для мастера боевых искусств это было огромным унижением. Он никогда бы не сдался, даже на пороге смерти, потому что сохранять спокойствие было истинным состоянием мастера. Но ради своей дочери он был готов потерпеть. Если бы он не проглотил обиду тогда, то Клана Цин сейчас не существовало бы вообще. Он изо всех сил терпел ради дочери и ради Клана Цин! Он все еще надеялся, что однажды он войдет в Сяньтянь, но так как ему пришлось терпеть ради семьи, он понимал, что такое маловероятно. Сяньтянь, наверное, был не для него.
  
  "Дедушка, давай я займусь этим. Когда мы прибудем в Резиденцию Янь, я хочу войти туда от имени своей матери", тихо ответил Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, они семья твоего отца. Ты считаешь, что ты можешь так поступить?" спросила Цин Ло.
  
  Хоть эти слова и прозвучали просто и буднично, Цин Шуй понял, что дедушка беспокоится. Он знал, что его отец оказался трусом, но старик был другим. В Городе Тысячи Миль он был уважаемым человеком, которому пришлось пережить большое унижение. Поэтому он так хотел, чтобы все члены его семьи вошли в Сяньтянь, а, может быть, и стали Боевыми Королями.
  
  "Я - часть Клана Цин. Фамилия моя - Цин. И Клан Янь мне не родня. Я заставлю их заплатить за мучения моих матери и деда", холодно и ясно ответил Цин Шуй.
  
  Цин Ло очень гордился тем, что у него такой внучатый племянник!
  
  "Тогда что ты сделаешь с тем человеком? Все же твоя мать любила его. И ты его плоть и кровь".
  
  "Этот человек уже мертв. Он умер еще до того, как у меня появилась возможность задать ему пару вопросов. Теперь в Клане Янь остался единственный человек, который меня беспокоит. И нет никого, кто удержит меня", резко сказал Цин Шуй, но глубоко внутри ему было больно. Боль эта разрывала его сердце, не потому, что он потерял отца, а потому, что его мать потеряла любовь. Двадцать лет страдала его мать, но наступил день, когда она могла бы увидеться снова с любовью всей ее жизни, но не сможет. Хоть она и сказала Цин Шую, что не скучает по нему, он-то знал, что она скрывала свои настоящие чувства.
  
  Цин Ло был неприятно удивлен известию о смерти зятя. Он даже не думал, что тот так рано умрет. Но что его больше беспокоило, так это то, что Цин Шуй попытается убить всех в Клане Янь, потому что теперь на его пути не было никакого препятствия.
  
  "Цин Шуй, ты планируешь уничтожить весь клан Янь?" спросил Цин Ло. Он не хотел видеть такое развитие ситуации несмотря ни на что, ведь Цин Шуй был кровным родственникам Клану Янь.
  
  А Цин Шуй все думал о смерти своего отца. Его маме больше не о ком скучать. А его сестра, о которой они больше всего переживали, жила на улице и торговала чайными листьями.
  
  Чем больше он думал об этом, тем больше закипал. Жгучая ненависть все больше подводила Цин Шуя к мысли стереть Клан Янь в порошок!
  
  "Возможно. Пошло двадцать лет, дедушка. Слишком много времени. Ты узнаешь, когда настанет время. И, Дедушка, я обещал к концу года уникальный подарок", улыбнулся Цин Шуй. Но улыбка эта была зловещей.
  
  "Цин Шуй, они все-таки..."
  
  "Дедушка, он умер. Это означает, что он с ними больше не связан. Ты знаешь, как он умер?" перебил его Цин Шуй. Цин Ло замолчал. Он понял, что значит последняя фраза. Цин Ло тяжело вздохнул.
  
  "Дедушка, я не могу это сказать Маме. А ты знаешь, чем сейчас занимается Цин Цин?"
  
  Цин Ло вздрогнул при упоминании имени девушки. Смущенно он смотрел на своего внука.
  
  "Давным-давно ее выгнали из Клана Янь, но свободы ей никто не дал. Каждый день она вынуждена торговать чаем на улицах города Янь. Единственная причина, по которой она все это время держалась, это то, что она верит, что ее мать однажды приедет и заберет ее с собой". Цин Шуй внезапно замолчал, снова вспомнив ее тоненькую, как веточка, фигуру, такую одинокую и покинутую.
  
  У Цин Ло задрожали руки. Он не стал спрашивать Цин Шуя в деталях, но одно было точно, что этот рассказ был чистой правдой.
  
  Скорость их полета была в несколько раз меньше, чем когда Цин Шуй летал в Пещеру Божества. Дело было даже не в невысокой скорости Златокрылого Кондора, а в том, что Цин и, Цин Ло и Цин Ю не были воинами Сяньтянь, поэтому не смогли бы выдержать ужасающую скорость.
  
  Гора за горой, вершина за вершиной. Цин Шуй рассматривал горную цепь под собой и неожиданно почувствовал непреодолимое желание прогуляться по этим горделивым вершинам.
  
  "Мы давненько уже летим. Давайте спустимся и перекусим! Мы в любом случае доберемся до Города Янь через пару дней", сказал Цин Шуй негромко, но так, чтобы все смогли его услышать.
  
  Гора девяти вершин!
  
  Это была одна из самых знаменитых горных вершин в Стране Цан Лан!
  
  Цин Шуй учился в колледже в Си"Ань, но по каким-то причинам так и не смог забраться на вершину горы Хуа. В его родном городе не было гор совсем. Поэтому Цин Шуй еще ни разу не взбирался на гору сам. Но когда он очутился в Мире Девяти Континентов, он понял, что чтобы добраться до Секты Небесного Меча, ему придется взобраться на вершину Горы Небесного Меча. Чтобы попасть в Небесный Дворец, ему пришлось преодолеть Гору Небесного Дворца. И вот теперь ему ужасно захотелось пойти и исследовать Гору Девяти Вершин. Без особой причины.
  
  Уже наступила зима. Было довольно холодно. Цин И надела теплую одежду, укутавшись от холодного ветра. Она не была Сяньтянь, такую холодную погоду ей было трудно терпеть.
  
  "Мне нужно подумать какую-нибудь особенную одежду, которая бы выдерживала любой зимний ветер", подумал про себя Цин Шуй, а вслух сказал: "Пойду, поищу еды. Отдыхайте пока!"
  
  "Брат Шуй, позволь мне пойти на поиски пропитания!" быстро сказал Цин Ю.
  
  "Хе-хе, оставайся тут. Я хочу пройтись и посмотреть на Гору Девяти Вершин", засмеялся Цин Шуй и бегом рванул к средней вершине горы, которая была самой высокой точкой.
  
  Большинство растений стояли голыми на самой вершине, оставляя лишь какие-то слабые остатки зелени на некоторых деревьях и кустах. Удивительно было видеть их, ведь зима была в самом разгаре.
  
  Цин Шуй шел по ухабистым тропинками прямо к вершине, пугая птиц и мелких животных на своем пути. В руки он захватил по булыжнику. Он не собирался убивать мелких животных, а намеревался поохотиться на зверя по крупнее, например, дикого оленя или козу, или кого-то похожего. Как вдруг он увидел небольшое деревцо с ветками, похожими на пальмовые. Шесть маленьких бледных листочка росли на нем, а в самом центре среди листочков распустился маленький белый бутон. Присмотревшись, он увидел, что цветок был очень затейливым и красивым. И Цин Шуй вдруг понял, что это было за растение.
  
  Неужели это Слюна Бессмертной Лисы?
  
  Это и была Слюна Бессмертной Лисы!
  
  "Кто ж мог подумать, что тут будет Слюна Бессмертной Лисы?" удивился Цин Шуй. это была самая высокая точка Горы Девяти Вершин. То есть тут поблизости гуляла Бессмертная Лиса?
  
  Бессмертная Лиса была дьявольским чудовищем. Лисы хитры по своей природе. Они умны, но их природные таланты ограничены. Редко, когда лиса могла эволюционировать до уровня дьявольского чудовища. Теоретически любое животное могло эволюционировать, проходя различные стадии в определенном порядке. Единственной проблемой были шансы на эволюцию!
  
  Цин Шуй собрал Слюну Бессмертной Лисы и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Эти цветочки были недорогими, но редкими. Бессмертная лиса редко выплевывала слюну. А шансы, что она выплюнет свою слюну на уникальный "Ажурный Край" были практически равны нулю.
  
  Цин Шуй стоял на вершине горы, слушая песню ветра и вглядываясь в облака. Он чувствовал себя смелым, однако ощущение, что чего-то не хватало, не отпускало его. Он не чувствовал радостного волнения, даже когда стоял на самом пике прекрасной горы.
  
  Он вздохнул и стал спускаться.
  
  Может быть, просто чувство еще не пришло к нему. Может, пока не время для радости. Может быть, ему не хватало прекрасной женщины рядом?
  
  Как же не повезло дикому кабану, который стал в итоге ужином для всех.
  
  Имея при себе специи, Цин Шуй легко пожарил на гриле несколько кусков, из некоторых приготовил рагу. Осталось половина туши, потому что едоков в итоге оказалось мало. Да и некоторые дамы ели без особого аппетита. Цин Ло, Цин Хэ и Цин Ю, однако, съели большую часть приготовленного.
  
  Неделю спустя.
  
  Цин Шуй с семьей, наконец, прибыл в Город Янь.
  
  Второй раз в жизни видел Цин Шуй улицы этого шумного города.
  
  Город Янь был велик, гораздо больше Города Тысячи Миль. Город лежал в самом сердце Реки Янь. С высоты птичьего полета город напоминал золотую ласточку, простиравшую крылья.
  
  Они приземлились прямо на большой городской площади. Площадь в городе Янь даже сравниться не могла с площадью в Столице Континента, где постоянно то приземлялись, то взлетали множество различных дьявольских чудовищ. Хотя в Городе Янь было достаточно летающих зверей, тем не менее, жар-птица Цин Шуя и Кондор Цанхай Минъюэ привлекли огромное внимание.
  
  "Давайте для начала найдем, где остановиться", напомнил всем Цин Шуй. Оглянувшись, думая, где им провести ночь, он вдруг вспомнил, что у него в этом городе был знакомый.
  
  Лай Чусун!
  
  Это был молодой человек с "эректильной дисфункцией", которого в свое время вылечил Цин Шуй. Оказалось, что он был молодым мастером Резиденции Лай.
  
  Цин Шуй поймал большую повозку, запряженную дьявольским чудовищем, и все гости уселись внутрь.
  
  "Шеф, в Резиденцию Лай!" скомандовал он вознице.
  
  Его спутники были в смущении, даже Цин Ю, хотя он уже бывал здесь.
  
  Повозка поспешила по широкой дороге, вымощенной голубым камнем, прямо к Резиденции Лай. Цин Шуй понял, что Клан Лай был известным кланом в городе, судя по тому, как быстро возница сообразил, куда ехать.
  
  Все большие поместья находились в самой шумной части городе - в самом центре Города Янь.
  
  Дорога была широкой и ровной, благодаря чему повозка ехала довольно быстро. За пару часов они добрались от общественной площади до ворот Резиденции Лай. Когда Цин Шуй увидел перед собой роскошный особняк, он сразу понял, что Резиденция Лай были одной из самых влиятельных семей в Городе Янь.
  
  
  
  Глава 390
  Глава 390. Клан Лай из Города Янь. Лай Чусун
  
  Повозка остановилась у ворот резиденции Лай.
  
  Цин Шуй заплатил за поездку, и повозка запылила вдаль.
  
  "Цин Шуй, зачем мы приехали сюда?" спросила сына Цин И.
  
  Цин Шуй замешкался. Он помнил, что Лай Чусун упоминал как-то, что если он, Цин Шуй, когда-то окажется в Городе Янь, то пусть поищет его, Чусуна. Клан Лай был довольно богатой семьей в Стране Яньцзян. Раз была такая возможность, то Цин Шуй решил ею воспользоваться. Никому из них город был не знаком, поэтому удобнее было бы остановиться у местных.
  
  "Друг у меня здесь живет. Мне надо кое-что у него спросить!"
  
  ............
  
  У широких ворот резиденции Лай в два ряда стояли вооруженные охранники. Их способности едва достигали уровня Боевого Командира. Однако у самой двери охранники были достаточно продвинутые.
  
  "Посетители, остановитесь!"
  
  Внушительный молодой мужчина с мечом наперевес выступил вперед и перегородил Цин Шую путь. Он говорил серьезным голосом, спокойно, но настойчиво, без какого-либо намека на грубость. Искренние глаза выразительно дополняли его приятное квадратной формы лицо.
  
  Цин Шуй кивнул в знак согласия. Качество охраны впечатляло!
  
  "Я здесь, чтобы повидаться с Лай Чусун. Он дома?"
  
  "Представьтесь!" попросил мужчина, приподняв бровь.
  
  "Я из Города Тысячи Миль!"
  
  Мужчина помолчал и ответил:
  
  "Вы позволите, я отлучусь за дальнейшими указаниями?"
  
  "Конечно!"
  
  Мужчина ушел быстрым шагом.
  
  Цин Ло зашептал:
  
  "Цин Шуй, может, нам стоит поискать постоялый двор какой?" спрашивал он с серьезным выражением лица. Цин Шуй посмотрел на деда и расхохотался, замотав головой. Он знал, что дедушка надумывает лишнего. Он думал, что раз Цин Шуй и этот Лай Чусун друзья, то охрана должна была узнать Цин Шуя. А вдруг Клан Лай не хотят приглашать их внутрь...
  
  Цин Шуй и, правда, был не очень уверен. Прошло несколько лет с тех пор. Люди меняются, может быть, его уже и позабыли. Он не отрицал того, что заставил того человека заплатить за свое лечение. Он заодно решил проверить, стоит ли считать этого человека другом. Выдержит ли хрупкая человеческая натура такую проверку.
  
  Через пятнадцать минут на лице Цин Шуя появилась улыбка. Он заметил вдалеке знакомую фигуру, приближавшуюся к ним быстрыми шагами.
  
  Не дойдя до них нескольких шагов, Лай Чусун позвал дружелюбным голосом:
  
  "Господин, это и, правда, вы! Это вы! Пожалуйста, входите, все входите!"
  
  Цин Шуй смотрел на хорошо одетого молодого человека. Они не виделись несколько лет, однако тот совсем не изменился. Однако его манеры и аура полностью поменялись. Он излучал своего рода мужественность.
  
  "Брат Лай, давай без формальностей, пожалуйста".
  
  "А эти люди..." Лай Чусун уже стоял прямо перед Цин Шуем.
  
  "Мой дедушка по матери, моя мать...."
  
  И Цин Шуй представил всю свою семью.
  
  "Как поживаете, старейший? Как вы, мадам?" сердечно приветствовал Лай Чусун одного за другим. Может, кто и другой не знал о способностях Цин Шуя, но Лай Чусун точно знал.
  
  С самых юных лет он хранил в сердце совет: никогда не забывай о своих корнях и никогда не недооценивай других.
  
  Будучи человеком из большого клана, Лай Чусун обладал тонким чутьем и хорошо развитым чувством предвидения. Он знал, что человек, гораздо моложе его, стоявший в тот момент перед ним, обладал недюжинными талантами. Человек с такими исключительными навыками целительства мог легко заработать славу и сделать состояние в любом городе.
  
  Цин Шуй заметил, как вспыхнули глаза Чусуна, когда тот увидел Цанхай Минъюэ. В них читалось восхищение, но он не пялился, как грубиян. Не был его взгляд ни хищническим, ни отвратительным. И это еще больше добавило к приятному впечатлению, которое он уже произвел на Цин Шуя.
  
  Только ступив во двор резиденции, Цин Шуй смог оценить богатство Клана Лай. Неудивительно, что этот клан имел влияние в Городе Янь. Иметь такое поместье в центре города уже говорило о власти.
  
  По пути они видели каменные сады, небольшие озерца, много зелени, в которой утопали бесчисленные павильоны.
  
  Вот так выглядели приличные кланы. В городе Тысячи Миль и не сыскать таких состоятельных семей. Для всех прибывших это было настоящим откровением.
  
  Расположение резиденции ничуть не уступало интерьерам Секты Небесного Меча. Цин Шуй даже подумал, что, вероятно, и влияние семьи Лай было побольше Секты Небесного Меча. В клане Лай были эксперты уровня Боевого Короля, но с его нынешним уровнем они, конечно, сравниться не могли.
  
  Повернув за угол каменного сада, они прошли по арочному мосту мимо роскошного павильона прямо на одиноко стоящий дворик с множеством комнат.
  
  "Брат Цин Шуй, как насчет этого места? Мы можем предложить твоим деду, маме и другим пожить здесь. Как ты думаешь?" радостно спросил Лай Чусун у Цин Шуя.
  
  "Большое спасибо за заботу, Брат Лай!"
  
  Цин Шуй сообщил своему дедушке, а потом снова обратился к Лай Чусуну:
  
  "Брат Лай, они устали с дороги, поэтому будут отдыхать. А мы с тобой пройдемся?"
  
  "Отлично! Еду, фрукты, закуски и чай скоро подадут".
  
  Цин Шуй вместе с Лай Чусун прошли к другому зданию, находившемуся поодаль. Они вошли в зал. Было очень тихо. Цин Шуй подключил Духовное Чутье, чтобы проверить, что в радиусе ста метров никого не было.
  
  "Брат Лай, как дела в целом?" спросил он.
  
  "Благодаря тебе, господин, все отлично!" Лай Чусун снова назвал Цин Шуя господином, пытаясь выразить свою искренность. В мире девяти континентов такое обращение считалось крайне вежливым.
  
  "Брат Лай, ты не хочешь быть мне другом?" засмеялся Цин Шуй.
  
  "Брат Цин Шуй, скажи, будет ли тебе удобно, если я спрошу, с какой целью ты прибыл в Город Янь?" Лай Чусун знал, что Цин Шуй не просто так приехал сюда. Однако ему было трудно понять, зачем он привез и всю свою семью.
  
  "Брат, оставлю-ка я тебя в неведении, но ты сам все скоро узнаешь".
  
  "Хм, тогда я буду ждать!" рассмеялся Лай Чусун.
  
  "Брат Лай, если сравнить Клан Лай и Клан Янь, кто сильнее?" подумав, спросил Цин Шуй. Ни для кого не было секретом, что знать свою силу и силу врага - путь к уверенной победе. Никто не накажет за то, что он разведает чуть больше информации.
  
  Лай Чусун удивленно отпрянул. Он долго смотрел на Цин Шуя, а потом сказал:
  
  "Клан Лай очень уступает Клану Янь!"
  
  И тут Цин Шуй понял, что количество воинов высоких уровней Боевых Королей было велико, и людей у них должно было быть очень много. Страна Яньцзян была в двадцатке самых влиятельных стран на Континенте Зеленого Облака. И такое "дно бочки", как Страна Цан Лан ни в какое сравнение с ними не шла...
  
  Получалось, что Клан Янь доминировал во всей Стране Яньцзян. Возможно, побороться с Небесным Дворцом у них и не получилось бы, но они однозначно были на равных с Сектой Бессмертного Меча в районе Южного Города.
  
  Это означало, что в Клане Янь были эксперты не ниже 7-го уровня Боевого Короля!
  
  Цин Шуй думал, какой же он был наивный. Наивно было и смешно вот так, как ни в чем не бывало приезжать в резиденцию Янь.
  
  "Брат Цин Шуй, ходят слухи, что в Клане Янь есть эксперты 7-го уровня Боевого Короля. Однако есть клан и посильнее этого!" Лай Чусун смотрел на Цин Шуя, но не улавливал мысли и намерения последнего.
  
  "А что за клан?" Цин Шуй вытянулся от любопытства. Клан Янь был во главе Города Янь, логически не должно было существовать кланов сильнее. Однако получалось, что были какие-то тайные кланы с исключительно широкими возможностями, просто желания охранять город у них не было.
  
  "Клан Сяо. Они родственники Клану Янь по браку. Говорят, что у них и 8-го уровня Боевого Короля есть эксперт, который присматривает за всеми", ответил Лай Чусун, внимательно наблюдая за реакцией Цин Шуя.
  
  К сожалению, ничего не смог прочитать в ясном взгляде своего товарища.
  
  "Если я захочу напасть на Клан Янь, брат Лай поможет мне?"
  
  
  
  Глава 391
  Глава 391. Портрет красавицы. Она и есть женщина с рисунка.
  
  "Если я захочу атаковать Клан Янь, Брат Лай поможет мне?"
  
  Слова Цин Шуя удивили Лай Чусуна. Он смотрел на Цин Шуя с серьезным лицом, потеряв дар речи. В конце концов, с улыбкой замешательства на губах, он покачал головой.
  
  "Не то, чтобы я не хотел помочь, просто у меня таких способностей нет".
  
  Цин Шуй вдруг искренне улыбнулся. Он посмотрел на Лай Чусуна и дружески ответил:
  
  "Да шучу же я. Но мне твой ответ понравился".
  
  Отправив Лай Чусуна восвояси, Цин Шуй вернулся на дворик к своей семье. Войдя внутрь, он увидел оживление в главном зале. Все затихли, как только он вошел.
  
  "Мы тут временно!"
  
  "Я хочу немедленно увидеться с Цинцин! Цин Шуй, когда можно встретиться с ней?" Слезы без остановки текли по лицу Цин И.
  
  Цин Шуй замер в удивлении. Он оглядел своих родственников, переведя взгляд на Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  
  "Я скажу вот что. Раз вещи дошли до этого, то разве ты не должен все рассказать своей матери?" сказала Хоюнь Лю-Ли, глядя Цин Шую прямо в лицо. Тот вздохнул.
  
  "Мама, я не хотел скрывать этого. Просто мы так много вытерпели за все эти годы. Я боюсь, что это лишь прибавит твоих страданий".
  
  "Я знаю. Я все знаю. Я просто хочу ее видеть. Я ничего не стану делать. Я и не могу ничего поделать. Я просто посмотрю на нее". В этот момент Цин И была просто матерью. Матерью, которая хотела увидеть ребенка, которого не видела целых двадцать лет.
  
  Цин Шуй не мог отказать ей. Он слишком сильно скучал по той упрямой девчонке, которая была верна своим убеждениям.
  
  "Мы пока не можем ей представиться. Мы просто пойдем и посмотрим на нее. Однако никому нельзя говорить, что мы родственники. И ты не должна позволить ей увидеть тебя, мама. Она слишком на тебя похожа", с горечью сказал Цин Шуй. он очень хорошо понимал чувства Цин И, поэтому и не смог отказать ей.
  
  После слов Цин Шуя Хоюнь Лю-Ли закивала:
  
  "Да-да, она ваша точная копия!"
  
  Цин И закивала головой. Дело было в том, что Хоюнь Лю-Ли нечаянно проболталась Цин И, что ее дочь заставили продавать чайные листья прямо на улице, а члены клана Янь издевались над ней. И это так расстроило Цин И, что она захотела немедленно пойти и забрать свою дочь. И она стала настаивать на том, что увидеть свою дочь. Дедушке Ло пришлось встрять и начать объяснять ей свои беспокойства о возможных последствиях, чем успокоил Цин И, и попросил ее больше Цин Шуя не беспокоить.
  
  Зато теперь Цин И знала, что все эти бесконечные поездки и стычки со смертью, которые переживал Цин Шуй, были только ради нее и ее дочери Цинцин, страдавшей в Городе Янь. Она была очень тронута. Даже не смотря на то, что ее сын страдал много лет, ей было больнее знать, что ее сыну пришлось пережить трудные времена, когда он отправился в путешествие, чтобы стать сильнее. И что даже Смерть несколько раз приходила за ним на его пути.
  
  "Цин Шуй..."
  
  Цин И смотрела на него с невыразимой благодарностью в глазах, она была уверена и счастлива за него. И все девушки рядом с ней - Цанхай Минъюэ, Хоюнь Лю-Ли и Ши Цинчжуан - смотрели тихо на Цин Шуя с неописуемыми эмоциями на лицах.
  
  Цин Ю смотрела на сына глазами, полными восхищения и ревности одновременно. Она понимала, что ее сын никак не уступает ЕМУ.
  
  "Мама, пожалуйста, отдохните сегодня. Я отведу вас к Цинцин завтра, обещаю".
  
  ............
  
  Цин Шуй воспользовался свободным временем, чтобы изучить город. Была середина зимы, погоды стояли ужасно холодные. Цин Шуй вышел из резиденции Лай и пошел к примыкающей улице.
  
  На этой улице было огромное количество магазинов тканей, одежды и похожих товаров. Самые лучшие магазины всего города Янь.
  
  "Магазин Тканей Клана Янь!" прочитал Цин Шуй вывеску на самом большом магазине, находившемся на лучшем месте улицы.
  
  "Так, надо осмотреться. Может, что-то и накопаю", подумав немного, Цин Шуй решил-таки войти в магазин. Магазин занимал довольно большое пространство. По стенам были расположены огромные полки с множеством рулонов ткани, полки с одеждой были чуть поодаль. Понять точно масштабы территории, которую занимали товары, было сложно. Цин Шуй прикинул на глаз, магазин был гораздо больше, чем все торговые центры, где он бывал.
  
  Половину магазина занимали ткани, половину - одежда. Одежда играла изобилием красок. Были представлены товары на все сезоны. Женской одежды было гораздо больше мужской, и вся она была более глянцевой и блестящей.
  
  У входа был небольшой прилавок, за которым стояла прекрасная девушка, считавшая какие-то цифры. В каждой части магазина стояли сотрудницы - молодые девушки в униформе, выглядевшие очень похожими друг на друга. Посетители в магазине были в большинстве своем женщины. Аура магазина была наполнена теплой юностью, роскошные дамы прогуливались между полками, как цветочки колышутся на ветру. Мужчины-посетители с жадностью рассматривали их.
  
  "Здравствуйте, господин, чем могу помочь?" Цин Шуя отвлек мелодичный голос. Он повернулся и увидел улыбающуюся сотрудницу магазина. Она была высокой, стройной и очень соблазнительной. Ее кожа была фарфорово-белой, фигура была сексуально привлекательной, тонкая талия и соблазнительные миндалевидные глаза. С точки зрения Цин Шуя он бы не мог сказать, чего в ней было больше - красоты или сексуальности.
  
  Цин Шуй читал как-то о таких женщинах. Они обладали чрезвычайно высоким либидо. У него, конечно, не было никаких намерений, потому что она и сравниться не могла с теми тремя женщинами, которых он привез с собой.
  
  "У вас продается лисий мех? Может, лисьи шубы?" спросил Цин Шуй. Лисий мех не считался роскошью в мире девяти континентов. Однако шубы, сшитые из меха дьявольских лис, считались классом повыше.
  
  "Пройдемте со мной!" улыбнулась девушка и повернулась к нему. Цин Шуй последовал за ней. Он видел, что она намеренно идет, покачивая бедрами, чтобы подчеркнуть свою хорошо сформированную задницу. Это зрелище завораживало Цин Шуй. Фигура была похожа на фигуру Хоюнь Лю-Ли!
  
  После множества поворотов и заворотов Цин Шуй, наконец, пришел в другую секцию, в которой стояли длинные шкафы, наполненные шубами и другими изделиями из меха лисицы. Такого Цин Шуй еще не встречал. Белая лиса, рыжая лиса, чернобурка, зеленая лисица! И даже фиолетовый лисий мех! Вся одежда была разных цветов. И фасоны были прекрасными, стильными и элегантными.
  
  Не зря говорят, что одежда красит человека. По одному взгляду на одежду можно было понять, что все предметы тут были особенными.
  
  Цин Шуй протянул руку и потрогал ближайшее меховое манто из белого лисьего меха. Оно был сделано из натурального меха. И вдруг он вспомнил одинокий силуэт своей сестры. Наверное, ей было холодно в такую погоду. Способно ли было ее сердце различать холод и тепло этого мира?
  
  В итоге Цин Шуй выбрал несколько шуб и вышел. К сожалению, ему не удалось найти одежду из меха дьявольской лисицы, хотя он и не особо надеялся.
  
  Он приобрел одну шубу фиолетового цвета, одну - огненно красную, все остальные были белыми.
  
  Когда он вышел, продавщица в магазине долго провожала его взглядом.
  
  "Янь Юнь"Эр, он тебе понравился?" пошутила другая девушка, которая в этот зашла в зал и увидела томный взгляд подруги.
  
  "Он самый симпатичный парень, какого я когда-либо встречала. Все эти поверхностные эгоцентричные мачо из влиятельных семей на фоне него просто дерьмо собачье", искренне сказала высокая сексуальная женщина с улыбкой.
  
  "Обычно ты не разрешаешь мне пялиться на парней, а тут сама! Но он и впрямь неплохо выглядит!" засмеялась ее подруга. Она выглядела очень изящной, однако выглядела она немного несчастной.
  
  "Да, Син"Эр. Так почему ты тут, а не занимаешься культивацией дома?" нисколько не смущаясь, спросила Янь Юнь"Эр у своей подруги.
  
  "Угадай!" подмигнула Янь Син"Эр.
  
  "Деточка, вот опять ты за свое. Говори уже, не томи!"
  
  "Моя старшая сестра вернулась!"
  
  "Линь"Эр? Почему она так рано вернулась из Небесного дворца?" удивленно спросила Янь Юнь"Эр.
  
  "Пойдем лучше домой. Третий дядюшка решил больше не наказывать тебя и не заставлять работать в магазине!" засмеялась Янь Син"Эр.
  
  "Погоди, мне переодеться надо!"
  
  Жаль, что Цин Шуй уже вышел. Иначе он бы узнал, что Лин"Эр, о которой они говорили, была та самая соседка, которую он регулярно встречал у лестницы своего дома в Небесном Дворце.
  
  ............
  
  Вернувшись в Резиденцию Лай, он прямиком отправился на их двор. Но в одном из кабинетов резиденции Лай...
  
  "Чусун, я не чувствую никакой силы в этом твоем приятеле. Однако не похоже, что он совсем не занимается культивацией", говорил Лай Чусуну мужчина средних лет, с виду умный и ученый.
  
  "У него самые продвинутые целительские навыки, которые я встречал! Однако я, правда, не могу сказать, зачем он привез всю семью в Город Янь", с уважением ответил Чусун мужчине. "Однако он кое-что мне сказал".
  
  "Что именно?"
  
  "Он спросил, смогу ли я ему помочь, если он нападет на Клан Янь".
  
  В глазах мужчины промелькнула резкая вспышка. Он посмотрел на Лай Чусуна, явно что-то обдумывая.
  
  "Чусун, как ты думаешь, это правда?" сказал мужчина и вдруг рассмеялся.
  
  Лай Чусун покачал головой:
  
  "Да я не уверен. Мое первое впечатление было, что он врет, хотя что-то подсказывает мне, что это может быть правдой..."
  
  "Ты думаешь, у него получится?"
  
  Лай Чусун покачал головой из стороны в сторону.
  
  "Тогда может ему не стоит жить у нас?" со смешком спросил мужчина. Хотя это было больше похоже на утверждение, чем на вопрос, "Ха-ха. Я доверяю тебе. Не волнуйся, отец всегда поддержит тебя!"
  
  Умные и изящное лицо мужчины не изменилось, но аура, которую он излучал, была полна своенравия и доминирования. Те, кто хорошо были с ним знаком, знали, что это не было показухой, у него и, правда, были и власть, и средства. Он был главой Клана Лай, Лай Цзютянь, и он давно бы мог доминировать над всем Городом Янь, стоило ему лишь немного подсуетиться.
  
  Лай Чусун радостно и гордо смотрел на своего отца.
  
  "Спасибо, папа!"
  
  ............
  
  Ночью Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он думал о том, как поведет мать на встречу с девушкой, о том, как дело с Кланом Янь постепенно подходит к завершению, и эти мысли будоражили его.
  
  Древняя Техника Усиления!
  
  Искусство Преследования!
  
  Кулак Тайчи!
  
  ......
  
  Он ел свой ужин и посматривал на золотую кисть для каллиграфии. Эта кисть принадлежала маэстро искусств. Его восхищала также и чернильница из лунного камня. Что за невероятные предметы ему достались!
  
  Он вдруг вспомнил, что отдал Цанхай Минъюэ Межпространственную Сумку, из которой выудил свернутый в рулон Портрет Красавицы. Из всех предметов в Межпространственной Сумке этот портрет был единственным, который интересовал его.
  
  Он стал взволнованно искать его. Он и забыл, что закинул его в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Пришлось прочесывать территорию Духовным Чутьем. Найдя портрет, он развернул его и замер от удивления.
  
  У женщины на портрете были великолепные яркие глаза, которые притягивали к себе. У нее была исключительно замечательная аура. Ее волосы были убраны назад белой заколкой из слоновой кости.
  
  Была в ней какое-то необъяснимое изящество, словно богиня с неземной красотой спустилась с небес. Она была одета в лунные одежды, которые не скрывали нежную красоту ее идеальной стройной фигуры. У нее была самая прекрасная фигура, просто идеальная. Идеальный контур ее изгибов делали всех остальных женщин вульгарными.
  
  Она была словно богиня, кроме мистической внешности, она излучала ауру отчужденности от людей, словно она жила, отрезанная от мира людей.
  
  Ие Цзянъэ!
  
  Так она была одной из дам с Портретов Красавиц!
  
  Цин Шуй был в шоке. Он никогда не считал, что его богоподобная учительница хоть в чем-то уступает красавицам с портретов. Тем не менее, он не ожидал увидеть ее тут. Он вдруг почувствовал странную гордость и удивление...
  
  
  
  Глава 392
  Глава 392. Скупить все чайные листья.... Цинцин!
  
  Цин Шуй не мог точно определить, что именно он чувствовал, вешая третий Портрет Красавицы на стену. Три картины отражали исключительность изображенных дам. На секунду Цин Шуй потерял связь с реальностью.
  
  Но в то же самое время его охватило глубокое чувство: он не был уверен, что сможет собрать все двенадцать картин. Но какой был смысл в собирании этих портретов? Возможно, это было всего лишь совпадение - похожесть дамы с портрета на его учительницу. Хотя...
  
  Цин Шуй не мог не вспомнить Хозяйку Дворца Облака Тумана. Он вспомнил то фантастическое море цветов и загадочный Случай, сведший их вместе. Она даже спасла ему жизнь.
  
  Цин Шуй решил поработать с купленными недавно мехами. С минимальными усилиями у него получилось бы переделать то, что они продавали там в своих магазинах. С его Древним Искусством Ковки у него был особый навык - шитье по меху. Ему не нужны были нитки и иглы, только сам мех. Покопавшись в инструкциях, Цин Шуй нашел стиль под названием Искусство Королевских Привилегий. Он подключил Ци Древней Техники Усиления для того, чтобы промыть и подготовить меха.
  
  Процесс работы с мехом и процесс работы с доспехами были на самом деле очень похожи. Единственное, что отличало их, это количество используемого тепла. Тепла было нужно меньше в силу природы материалов.
  
  В данный момент Цин Шуй использовал лисий мех, и цель его была очень проста. Он хотел, чтобы шубы стали выглядеть роскошными и защищать от холода. Таким образом, он в голове сначала придумал фасон, не особенно добавляя магических атрибутов. Он и не смог бы много потрясающих атрибутов прибавить к меху лисы. Лисья шкура не была жестким материалом, она очень сильно отличалась от крепчайшей, словно сталь, кожи Змеиного Короля.
  
  Работа с мехом была утомительной и энергичной.
  
  Цин Шуй был очень доволен самим процессом, создавая форму, детали, добавляя пуговки и воротники. Он пользовался руками вместо молотка для закалки мехов: ладонями, тыльной стороной ладоней и даже пальцами.
  
  Время пролетело очень быстро, так погрузился он в процесс.
  
  В этом мире Цин Шуй мог бы считаться профессиональным портным, но не потому что у него был какой-то определенный талант в этой области. Просто он обладал Искусством Ковки.
  
  Шуба сверкнула белым мехом и парой легких оттенков другого цвета. Очень внимательно приглядевшись, Цин Шуй понял, что еще два цвета были примешаны к белому. Обычно белый цвет легко подавляется другими цветами, но не в этот раз. Сверкание белого было таким интенсивным, что практически прятало свечение других цветов. Белизна была такой отчетливой, что превосходила красоту других цветов.
  
  Цин Шуй чувствовал, что легкая Ци, вложенная в мех, исходила от шубы. Он просканировал ее на всякий случай Техникой Божественного Видения.
  
  Шуба обеспечивала тепло. К защите добавлялся атрибут в 10%, ограничение - зона покрытия.
  
  Скорость +10%. Сила +100, Жизненная Сила +50, Проворность +100, Выносливость +100.
  
  Не знал, радоваться или огорчаться. Он почувствовал, что процесс ковки на этот раз прошел слишком ровно. К сожалению, он мастерил шубу из меха лисы, и ее способность защитить от холода получилась согласно его ожиданиям. Однако появились 10% к защите и скорости, значит, можно было сравнить шубу с боевыми доспехами. Его боевые доспехи добавляли 30% к защите, но скорость была важнее. И вот он и не знал, что чувствовать. Он мог лишь догадываться, что успех в создании был только благодаря тому, что мех лисы полностью соответствовал навыку. Затем он потянулся за оставшимся мехом.
  
  Когда уже стало совсем поздно, Цин Шуй умылся и вышел из сферы.
  
  Он проспал ночь без единого сна.
  
  На следующий день им накрыли роскошный завтрак. Он не мог сравниться с тем, к чему они привыкли у себя в резиденции Цан, тем не менее, они были довольны приемом семьи Лай. Да и устаешь от экзотических деликатесов каждый день, иногда хорошо и попробовать что-нибудь другое.
  
  Цин И почти ничего не съела. У нее был отсутствующий взгляд. Вокруг глаз явно были красные круги, и вообще она выглядела очень уставшей. Цин Шуй немного поморщился, поняв, что его мать просто-напросто не спала прошлую ночь.
  
  В итоге Цин Шуй, Ши Цинчжуан и Цин И вышли на улицу. Когда эти трое уходили, Цин Ло успел перехватить Цин Ю, тоже собравшегося было увязаться за ними.
  
  Они выехали из резиденции Лай в карете и поспешили в то самое место. Цин Шуй не был уверено, что Цинцин будет на месте, потому что прошло довольно много времени...
  
  Цин И крепко сжимала кулаки. На ее напряженном лице читалось явное беспокойство. Она даже не чувствовала, как ногтями проткнула кожу на ладонях.
  
  "Мама, не нужно так тревожиться. Скоро все будет хорошо".
  
  Цин И только кивала головой.
  
  Внезапно сорвался снег, погода становилась все холоднее. Цин Шуй заметил, как мать начала дрожать слегка. Он сделал вид, что копается в повозке, и выудил лисью шубу. Никто ничему не удивился, потому что уже привыкли к неожиданным сюрпризам с его стороны.
  
  "Мама, надень вот это!" Не говоря лишнего, Цин Шуй накинул пальто на плечи матери. В тот же момент странное тепло укутало Цин И. Шуба была неестественно теплой, и она вдруг почувствовала прилив силы и энергии. Она не удержалась и стала рассматривать обновку. С удивлением она обнаружила, что в шубе нет ни единого шва. Никогда в жизни она еще не встречала такого тщательно пошитого пальто. Такое мастерство казалось практически невозможным для смертных.
  
  А снег валил все сильнее и сильнее.
  
  За какие-то мгновения начался настоящий снегопад. Вся земля окрасилась в белое. серые облака тяжело нависали на небе, задул холодный северный ветер.
  
  "Погода сегодня слишком холодна. Цинцин не будет на улице сегодня", встревоженно заметила Цин И. Она вдруг почувствовала разочарование. Ее разрывало на части: она хотела увидеть Цинцин, но не хотела, чтобы в такой холод она стояла на улице.
  
  Погода становилась еще холоднее!
  
  "Мы скоро уже доедем. Не увидим сегодня, завтра вернемся. В любом случае, мы заберем Цинцин с собой!" с улыбкой на лице успокаивал всех Цин Шуй.
  
  "Она признает во мне мать? Я ведь не растила ее. Она уже взрослая. Может, она меня возненавидит? Цин Шуй, я так волнуюсь", говорила Цин И.
  
  "Мама, Цинцин выжила до сегодняшнего дня только потому, что ждала свою маму. С этими ублюдками из клана Янь она бы давно уже оставила этот мир", тихо уговаривал Цин Шуй свою мать, не забывая заодно покрыть проклятиями и Клан Янь.
  
  Через какое-то время повозка, запряженная чудовищем, остановилась, и Цин Шуй, Цин И и Ши Цинчжуан вышли из нее.
  
  "Пожалуйста, подождите здесь. Если мы не вернемся через какое-то время, можете уезжать. Вот деньги", сказал Цин Шуй возничему и заплатил за поездку.
  
  "Хорошо".
  
  На улице люди, закутанные в теплую плотную одежду, как завороженные восхищались падающими снежинками. Дети тут же начали бегать, играя в снежки друг с другом. Все были одеты в теплое, так что, падая, они лишь радостно смеялись, кувыркаясь в снегу.
  
  Вот и троица быстро покрылись снегом с ног до головы. Цин Шуй и Ши Цинчжуан были закаленными боевыми мастерами, такой холод никак на них не влиял. Цин И теперь была в теплой меховой шубе и чувствовала себя еще теплее, чем ее дети. Однако она старалась отворачиваться от колющего северного ветра, бившего прямо в лицо.
  
  Но все это было не важно! Потому что вдалеке она приметила очень худенькую женщину. Рядом с ней была маленькая повозка и будка с чайными листьями, в которой она прибиралась. Издалека было не понятно, то ли она только раскладывала товар, то ли уже собиралась. Над будкой был раскрыт большой шатер, похожий на зонт, но сама женщина была одета в тонкую одежду, которая была сплошь покрыта снегом, потому что ветер дул прямо на нее.
  
  Цин И видела ее впервые, но тут же все поняла. Повернувшись к Цин Шую, она сказала:
  
  "Это Цинцин..."
  
  Цин Шуй тоже был расстроен, увидев эту сцену, и лишь кивнул головой.
  
  Возможно, из-за обильного снегопада, головы людей были покрыты снегом, может быть, потому что они стояли довольно далеко от нее... Иначе Цин И сразу же бы по одному только взгляду на лицо этой тоненькой женщины, стоявшей посреди этого жуткого холода, словно открыта настежь всем ветрам, была ее собственная дочь, как две капли воды похожая на нее...
  
  Цин Шуй, не спеша, направился к прилавку. Подойдя к повозке с листьями чая, он увидел, что продавщица так замерзла, что ее лицо и руки были красными, а сама она притоптывала ногами на месте. У Цин Шуя словно комок в горле встал. Его глаза наполнились слезами.
  
  Настоящие мужчины теряют кровь, не слезы. Чушь собачья! Цин Шуй верил, что он ментально здоровый и крепкий человек, и тем не менее, эта сцена перед ним раздирала душу на части. Мужчины не плачут только в том случае, если никогда не чувствовали эмоциональную боль такой силы.
  
  Сердце Цин Шуя наполнила тревога. Он стоял у повозки с чаем и наблюдал за женщиной, которая была его кровной старшей сестрой. В этот момент он так и почувствовал неописуемую связь между ними. Это было смутное и неопределенно мистическое чувство. Он задумался, могла ли существовать телепатия между родственниками.
  
  Женщина вдруг подняла голову и посмотрела на заснеженного человека. Он был очень симпатичным, с пленительным горящим взглядом. Однако глаза его почему-то показались ей красноватыми.
  
  "Сколько стоит чай из красного клена?" тихо поинтересовался Цин Шуй.
  
  "Десять медных монет!" быстро ответила девушка. В ее тихом голосе звучало пронзительное одиночество. Такое глубокое, которое доходило до глубины ее сердца, не напускное.
  
  "А из горных цветков?"
  
  "Десять медных монет!"
  
  "А как насчет чая из листьев горной груши?"
  
  "Десять медных монет!"
  
  ............
  
  Расспросив продавщицу, Цин Шуй обнаружил, что все листья шли по одной цене. Да что же купишь на десять медяков? Даже еды не найдешь сытной за десять медных монет. Сердце Цин Шуя словно напополам разрезали. Он медленно направил все свои эмоции в клан Янь.
  
  "Так, я возьму вот этот, этот и этот", попросил Цин Шуй, показывая на оставшиеся листья. Он просто хотел, чтобы она поскорее вернулась "домой" в укрытие, там точно было теплее, чем стоять на улице. В итоге он заплатил что-то около двух или трех таэлей серебром. Взяв в руки чай, он не посмел еще раз смотреть в ее лицо. Он боялся, что она увидит слезы, предательски потекшие из его глаз.
  
  "Цин Шуй, пожалуйста, можно я подойду. Мне ничего не нужно, я просто хочу отдать ей пальто..." Цин И всхлипывала, слезы заливали ее лицо, когда она увидела Цин Шуя. если бы Ши Цинчжуан буквально не сдерживала ее, она бы давно уже рванула туда.
  
  Цин Шуй не разрешил им подходить. Пока было не время. Им было нужно немного придержать себя. Видимо, понадобится чуть больше времени.
  
  "Цин Шуй, ты сказал, что она ждет меня, что я ее надежда. Почему же тогда мы позволяем ей вот так вот страдать? Цин Шуй, мне так плохо. Я чувствую себя ужасно". Цин И давно сняла с себя пальто, от него ее сердце еще больше болело. Ей было все равно, что леденящий ветер заставил ее дрожать от холода.
  
  
  
  Глава 393
  Глава 393. Кто сказал, что ее мать не приедет? Кто сказал, что ей больше не на кого положиться?
  
  Сердце Цин Шуя тоже безумно болело, особенно, увидев этот взгляд в глазах матери. Он собирался собрать чуть больше информации о Клане Янь, прежде чем предпринимать какие-то шаги.
  
  Кое-что он узнал от Лай Чусуна. Клан Янь был разделен на три ветки. Прямого наследования в клане не было. Это означало, что никто автоматически не становился лидером клана, если он был прямым потомком Основной ветки. Янь Чжунъюэ был из Шестой ветки. Отец Цин Шуя, Янь Чжунъюэ, был самым выдающимся из трех поколений Клана Янь. Его дед был главой Клана Янь. Его выдающиеся показатели помогли ему без сомнения рассчитывать на то, что он должен был стать главой клана в будущем, но при одном условии. Он должен был жениться на женщине из Клана Сяо.
  
  Но все изменилось, когда женщина из Клана Сяо вошла в клан Янь. Янь Чжунъюэ не интересовался ею. Он женился только потому, что его заставили обстоятельства, да и клан давил на его решение.
  
  Только ключевые люди в клане Янь знали причины, по которым он был вынужден сделать это. Одной из причин была реальная сила Клана Сяо. Плюс женщина та была влюблена в Янь Чжунъюэ, поэтому настаивала на их свадьбе. А у Клана Янь не было другого выбора под давлением силы.
  
  Однако в то время все в Клан Янь прекрасно знали о том, что у Янь Чжунъюэ были дела в Клане Цин... Только Клану Сян было все равно, женщина настаивала. Она хотела обольстить Янь Чжунъюэ, чтобы потом настроить его против всего Клана Янь. после того, как Янь Чжунъюэ заставили вернуться в Клан Янь, он впал в депрессию. Тогда Клан Янь пошел на большее. Они отправились в резиденцию Клана Цин и взяли девочку в заложницы, угрожая Янь Чжунъюэ.
  
  Они обещали безопасность девочке только в том случае, если Янь Чжунъюэ и та женщина из Клана Сяо поженятся. В тот момент Янь Чжунъюэ смотрел на свою полугодовалую дочь, лежавшую у него на руках. Она была дитя его любимой женщины. Но у него не было выбора, кроме как сдаться. Сдаться и признать свое поражение.
  
  Хоть свадебная церемония и прошла по всем правилам, Янь Чжунъюэ так никогда не прикоснулся к своей новоиспеченной жене. И так время шло, а Янь Чжунъюэ уповал лишь на свою дочку, чтобы справиться с мыслями о Цин И.
  
  Но не все вышло так, как он ожидал!
  
  Главная ветка Клана Янь всегда была самой сильной линией. Янь Чжунфэн был старшим внуком в главной ветке Клана Янь, того же поколения, что и Янь Чжунъюэ. Хоть по силе он и уступал последнему, в другом он был ничуть не слабей. Он всегда недолюбливал Янь Чжунъюэ с самой своей юности. Просто он хорошо прятал свою неприязнь, потому что знал, что нужно было терпеть для того, чтобы повернуть дело в свою пользу.
  
  Он совершенно случайно узнал о том, что между Янь Чжунъюэ и его женой из Клана Сяо постоянные ссоры. Служанки проболтались. Причиной очередной ссоры стало то, что Янь Чжунъюэ никогда не притрагивался к ней. Уже три года брака, а между ними ничего. Жена Янь Чжунъюэ не хотела терпеть этого и в итоге закатила скандал.
  
  Проблема так и оставалась нерешенной, однако с того момент она стала меняться. Янь Чжунфэн решил ее завоевать всеми возможными способами. Не успел никто и глазом моргнуть, как они стали встречаться и очень хорошо проводили время. Среди аристократов и больших кланов такие адюльтеры не были редкостью.
  
  Прошло еще несколько лет, Янь Чжунъюэ стал худеть, терять силы. Однако он чувствовал большое облегчение, потому что дочка его подрастала, становилась все больше похожей на мать Цин И. Она росла умной и смышленой, как и мать. Видя его обожание и любовь по отношению к дочери, его жена ревновала и недобро поглядывала на Цинцин. Однако Янь Чжунъюэ успокаивал ее, ведомый чувством неловкости и вины. И это только еще больше подтолкнуло ее к роману с Янь Чжунфэн, словно она хотела еще больше отомстить мужу.
  
  И тогда у Янь Чжунфэн случился первый прорыв на уровень Боевого Короля, как раз когда ему исполнилось 45 лет. Он стал лидером всех трех поколений Клана Янь немедленно, что позволило ему скинуть Янь Чжунъюэ, который тогда был на вершине Сяньтянь, и заработать место лидера. А 45 лет считался очень юным возрастом, учитывая, что мастера доживали и до 500!
  
  В тот же самый день Янь Чжунъюэ совершенно случайно заметил, как его жена Сяо Шиюнь и Янь Чжунфэн обмениваются взглядами и улыбочками, что привело его в ярость. Не смотря ни на что, она считалась его женой. Он решил в ту же ночь раскрыть ее секрет. Только вот не знал он, что потеряет таким образом свою жизнь.
  
  Никто так и не узнал причину смерти Янь Чжунъюэ. Сразу после его смерти его жена забеременела и родила мальчика, который считался сыном Янь Чжунъюэ. Конечно, многие подозревали, что это неправда. Она так много лет не беременела, а тут сразу после его смерти вдруг оказалась беременной от Янь Чжунъюэ. Однако никому не разрешалось говорить об этом, поэтому никто и не раскрывал этот секрет.
  
  Янь Чжунъюэ оставался частью Клана Янь. Он был сыном Янь Хаожань Шестой ветки и прямым внуком Главы Клана Янь. В свое время Янь Хаожань поступил жестоко со своим сыном, Янь Чжунъюэ, под давлением клана Сяо заставив его жениться на нелюбимой женщине. Но это не спасло его, он все равно был убит своими же родственниками.
  
  Не успел никто и глазом моргнуть, как Янь Хаочжэн из Основной ветки клана объединился с Кланом Сяо, чтобы лишить Янь Шицю его титула. И дедушка Янь Чжунъюэ перестал быть Главой клана.
  
  Сяо Шиюнь стала наложницей Хаочжэн. Его жена умерла через две недели после всех событий при загадочных обстоятельствах, что позволило в итоге Сяо Шиюнь стать официальной женой Молодого Мастера Клана Янь.
  
  И теперь Клан Янь перешел под управлением линии Янь Хаочжэн!
  
  Цин Шуй узнал от Лай Чусуна, что Цинцин смогла выжить, не имея брачных связей, благодаря усилиям Янь Хаожань. Ему пришлось использовать угрозу смерти, чтобы заставить Янь Шицю сказать свое слово и "объявить", что титул Главы Клана должен был перейти Янь Хаочжэн. И это также стало причиной, почему Клан Сяо позволили Цинцин сорваться с крючка, тем не менее, они не позволяли ей войти в двери Клана Янь.
  
  .......
  
  "Цин Шуй, позволь мне сходить туда. Я просто хочу укрыть ее. Я не буду ничего говорить".
  
  Цин Шуй смотрел, как снежинки на улице пляшут все быстрее, а холодный ветер становится еще сильнее!
  
  Ши Цинчжуан сняла с себя плащ и укутала им Цин И.
  
  "Цин Шуй, пусть тетушка сходит!" со слезами на глазах попросила она Цин Шуя.
  
  И в этот момент раздался звук стука копыт о мостовую!
  
  Пять фигур в лисьих робах неслись верхом на лошадях. Их кони не уступали сильнейшему Жеребцу с Янтарной Гривой, на котором ездила Ши Цинчжуан. Не успел Цин Шуй и слова сказать, как всадники, поднимая снежную бурю копытами коней, окружили Цинцин. Публика на улице стала в панике разбегаться, когда увидели прибывших.
  
  "Эти лошади - особенные. Полыхающие Жеребцы Клана Янь!"
  
  Цин Шую с его места было хорошо видно одинокую фигуру, окруженную всадниками. Выражение лица Цинцин, однако, не изменилось, она даже не подняла голову, чтобы посмотреть на них. Цин Шуй почувствовал, как в груди его появился комок, а кровь в венах начала медленно закипать. Он смог почувствовать злые намерения этих людей.
  
  "Младшая сестренка Цин, зачем ты так с собой? Что такого в том, чтобы стать наложницей Младшего Мастера Сяо? Посмотри, как ты живешь!" раздался молодой голос. Все, что он получил в ответ, - полная тишина, только холодный ветер свистел порывами. Молодые люди, судя по всему, уже привыкли к такой реакции, поэтому также никак не отреагировали.
  
  "Молодой Мастер Янь, мы уже в десятый раз приходим сюда. Молодой Мастер Сяо приказал нам обязательно привезти ее на этот раз, даже если придется применить силу. Не нужно бояться этого старикашки из вашего клана. Ты думаешь, что он станет воевать с Кланом Сяо из-за какой-то неграмотной девчонки?" надменно прозвучал другой голос.
  
  "Сяо Тянь, можно чуть больше уважения к моему дедушке, когда разговариваешь при людях?"
  
  "Да, да..."
  
  "Младшая Сестра Цин, ты пойдешь добровольно, или ты хочешь, чтобы я лично привел тебя туда? Уф, это будет легче легкого для Младшего Брата Сяо", усмехнулся Молодой Мастер Янь, презрительно глядя на девушку в центре. Он говорил, будто дразня ее.
  
  "И не думай рассчитывать на то, что Го Полу поможет тебе снова. Я думаю, что сейчас он даже пошевелиться не сможет!" засмеялся он.
  
  "Ох, я же забыл сказать. Ты ждешь свою мать. Ха-ха-ха. Ты ей не нужна. Они наверняка все собрали вокруг теплого камина в такой холодный день. Тебе больше не на кого положиться. Тогда чего ты тянешь кота за хвост? Вернуть ее!" крикнул Молодой Мастер Янь, закончив тираду. Три лошади немедленно рванули к Цинцин.
  
  И в этот момент.
  
  Пш пш пш!
  
  Пу! Пу! Пу!
  
  Три ослепительно прекрасных красных кровавых цветка расцвели на снежном ковре. Такие прекрасные в пронизывающем мире льда и холода.
  
  "КТО? КТО? Кто?! Ты знаешь, кто мы такие? Мы из Кланов Янь и Сяо!" кричал вмиг побледневший юноша по имени Сяо Тянь.
  
  Молодой Мастер Янь терял кровь. Холодный пот прошиб его спину, даже в такой лютый холод. Ему было крайне не по себе с каждым порывом ветра.
  
  "Кто сказал, что ее мать не приедет? Кто сказал, что ей больше не на кого положиться?" прозвучал спокойный голос, в котором слышалось такое пламя, что казалось, небеса опалились.
  
  "Ты из Клана Цин..." задрожал голос Молодого Мастера Янь. Значит, этот инцидент не был секретом для Клана Цин, а может, они слишком несерьезно относились к Клану Цин и не считались с ними вообще.
  
  Цин Шуй, Цин И и Ши Цинчжуан, наконец, подошли к толпе!
  
  "Цинцин..." Цин И обернула шубой свою дочь, не думая больше ни о чем. Слезы, словно жемчужины, падали с ее лица. Цинцин стояла, не понимая, что происходит, оглядываясь вокруг, пока не встретилась глазами с женщиной, которая назвала ее по имени. Никто никогда не плакал так перед ней...
  
  Цинцин была в замешательстве. Она смотрела на Цин И, больше ничего не могла поделать. Она была в слишком большом изумлении, чтобы посмотреть на женщину, которая была так похожа на нее.
  
  
  
  Глядя на лицо Цинцин, у Цин И не осталось никаких сомнений, что это была ее дочь, которую у нее отобрали двадцать лет назад.
  
  "Цинцин, прости меня..." Сердце Цин И заболело еще больше, когда она увидела, что Цинцин не говорит ни слова. И она вдруг поняла, что ей тоже больше нечего сказать. Двадцать лет... За двадцать лет она ничего не сделала для нее. Она не только не смогла быть ей матерью, но и подвергла ее выживанию в таких тяжелых условиях.
  
  "Почему она молчит, хоть я уже тут? Может быть, она ненавидит меня? Наверное, она меня ненавидит!" Мысли роились в голове Цин И. Боль, замешательство, паника...
  
  Цинцин сжала губы. Она просто смотрела на Цин И этим своим взглядом на апатичном лице, пока вдруг в ее глазах не собралась слеза.
  
  Единственная хрустальная слезинка!
  
  Те, кто знали Цинцин, были бы в шоке. Эта девчонка не проронила ни слезинки, когда ее гнали от главных ворот Клана Янь. Для нее проронить слезу было...
  
  Это была кристально чистая слеза!
  
  "Цинцин, я твоя мама. Цинцин..." Цин И крепко укутала дочь в лисью шубу и только продолжала звать ее по имени. Слезы без остановки лились по ее лицу, хотя это уже были слезы радости. Она не могла даже описать это ошеломляющее чувство от встречи с дочерью.
  
  "Вы сами желаете убиться, или мне помочь?" в голосе Цин Шуя не было никаких эмоций. Слова эти должны были заставить их страдать немного перед смертью.
  
  "Ты не посмеешь убить меня. Я не только прямой родственник главы Клана Янь, я его ученик", Молодой Мастер Янь крикнул в панике. Это был самый большой козырь в его рукаве. Просто иметь этот статус было достаточно, чтобы творить все, что захочется в Городе Янь.
  
  "Ты не можешь убить меня, я из Клана Сяо! В нашем Клане Сяо есть Боевой Король 8-го уровня и еще..."
  
  Пууууу!
  
  Не успев закончить предложение, Сяо Тянь потерял голову, которая расплющилась под ударом Цин Шуя, который уже полыхал от праведного гнева. Единственным оставшимся был Молодой Мастер Сяо. Он стоял в ужасе, дрожа, не смея произнести ни слова.
  
  
  
  Глава 394
  Глава 394. Признание. Кто не знает, как пишется слово "Смерть"?
  
  Сяо Шао смертельно побледнел, когда Цин Шуй убил Сяо Тянь в одно мгновение. Он стоял посреди леденящего ветра, и холодный пот стекал по его спине. В его перепуганном взгляде была пустота. В этот момент он почувствовал, как приближается его смерть. Он был "молодым мастером", который получал все, что хотел, любая женщина, на которую он положил глаз, считалась счастливицей. Он, возможно, был самым слабым учеником в Клане Янь, тем не менее, он был одним из самых балованных. Однако он понимал, что эта роскошь скоро покинет его. Он не хотел умирать, он еще не пожил, как следует.
  
  "Я не хочу умирать, я не могу умереть! Я сделаю все, что скажешь, только не убивай меня!" Сяо Шао растянулся на земле перед Цин Шуем и заорал, что есть мочи. Его жажда к жизни и трусливое поведение достигло своего пика!
  
  "Бесполезно. Ты только выставляешь себя посмешищем!" прозвучал холодный брюзжащий голос, пронзивший воздух вокруг. Сяо Шао, ползавший по земле, вдруг встал, услышав голос. Словно он услышал голос небесного существа. Он удивленно произнес:
  
  "Второй брат, второй брат, ты пришел! Спасибо небесам!" Он радостно вскочил и засмеялся!
  
  Цин Шуй смотрел на неожиданно появившегося молодого человека, но ни один мускул на его лице не дрогнул. Молодой человек был симпатичен и элегантен; у него была хорошая кожа и острый нос. Глаза его были холодными. Ему было около тридцати. Цин Шуй одним взглядом оценил его силу.
  
  "Вершина Сяньтянь!" покачал Цин Шуй головой.
  
  "Откуда этот дикарь? Ну, скажу тебе, смелости тебе не занимать. Ты вообще знаешь, как слово "Смерть" пишется?" молодой человек холодно смотрел на Цин Шуя с явно убийственным намерением.
  
  "Ты знаешь, кто она такая?" показал Цин Шуй на Цинцин, обращаясь к молодому человеку.
  
  "Да так, шалава..."
  
  Па!
  
  Тело Цин Шуя сдвинулось немного, словно он покачнулся, стоя на одном месте. Молодой человек, однако, лежал на земле. Его правая щека опухла сильно. Он постепенно пришел в себя, выплюнув изо рта несколько белоснежных зубов. В одну секунду красавчик превратился в свиное рыло.
  
  Кровь капала из уголка его рта, он смотрел на Цин Шуя с ужасом в глазах. Одно его движение, и ему все сразу стало ясно. Молодой человек даже не увидел, как и когда Цин Шуй приблизился к нему. Ему было ужасно больно, но он не произнес ни звука. Удар в сердце был большее физических повреждений. Он действовал, как всемогущий, предложил своему противнику поучиться писать слово "смерть"...
  
  "Она из семьи Цин. Ее зовут Цин, не Янь. Она не имеет никакого отношения к Клану Янь, как только она вышла за ворота резиденции Янь", тихо сказал Цин Шуй. "Я не стану убивать тебя, чтобы ты передал это в Клан Янь. Долги за двадцать лет выплачены. И еще, те, кто виновен в том, что Цинцин выгнали на улицу, умрут в любом случае, кем бы они ни были", Цин Шуй договорил и бросил два камня!
  
  Пу! Пу!
  
  Один камень пронзил голову Сяо Шао, а второй попал прямо в тестикулы другого молодого человека. Первый потерял жизнь, а второй потерял ровно половину жизни. Он останется инвалидом на всю оставшуюся жизнь.
  
  "Помните, меня зовут Цин Шуй. Пусть они вспомнят, что натворили, когда услышат это имя!"
  
  Закончив с ними, Цин Шуй подошел к матери.
  
  "Мама, пора возвращаться!"
  
  "Хорошо!" Цин И была очень, очень счастлива. Это был самый радостный день в ее жизни за последние двадцать лет. Часть пустоты в ее сердце снова заполнилась. Однако ей было больно видеть равнодушие со стороны ее дочери. Она решила, что проведет остаток жизни, пытаясь дарить всю свою любовь Цинцин. Конечно, это не компенсирует ей всего, что случилось за все эти годы, но, по крайней мере, Цин. И чувствовала, что так будет лучше.
  
  Цин Шуй смотрел на Цинцин, одетую в белую лисью шубку, которую мать надела на нее. Его дорогая сестра была только на год старше него, но все, что ему хотелось сделать, это баловать ее, как младшую сестренку. Он хотел защитить ее!
  
  "Сес... Старшая Сестра!" запнулся он вдруг. Он должен быть первым, кто расчистит дорогу для их воссоединения в качестве одной семьи!
  
  Цин И не могла заставить ее называть ее мамой. Он не могла и рассчитывать на это. Все эти годы она не дала ей ничего...
  
  Цин Шуй, однако, называл ее старшей сестрой. Странно было видеть человека, который только что вел себя, как убийца, спотыкающимся и волнующимся.
  
  Цинцин молча смотрела на мужчину, так сильно похожего на нее саму. Она кивнула и вдруг сказала:
  
  "Ты купил у меня чайные листья".
  
  Цин Шуй смущенно засмеялся и ответил:
  
  "Старшая сестра, давай для начала поедем с нами. Я все тебе объясню потом, хорошо?"
  
  Цинцин кивнула. Даже в такую суровую холодную погоду она была спокойной. Цин Шуй вдруг подумал, а вообще кто-нибудь, кроме Го Полу, покупал у нее чайные листья? Цин Шуй с удивлением увидел, что повозка стоит на том же месте, где они ее оставили. Он быстро запустил всех в карету и сел сам!
  
  "Хозяин, вези нас туда же, откуда мы приехали. Вот деньги!" Цин Шуй протянул ему сумму, в два раза большую, чем он дал ему в первый раз.
  
  "Мистер, но это слишком много!" сказал старик и быстро щелкнул поводьями.
  
  "Нелегко гонять повозку по такой погоде. Вы заслужили!"
  
  ............
  
  В резиденции Янь.
  
  Когда Янь Идао вернулся, он немедленно привлек внимание всех своим изуродованным лицом. Многие вскрикивали от шока, вскоре новости дошли и до старших в Клане Янь. в то же самое время шпионы клана доложили Янь Хаочжэн о случившемся.
  
  Старшая ветка Клана Янь быстро собрали семейный совет. Только старшие члены семьи пришли на встречу, потому что остальные пять веток были практически уничтожены.
  
  Встреча состоялась в большом зале.
  
  Сотни мест заполнились людьми от самого юного до самого почтенного возраста. Ухоженному мужчине, сидевшему во главе стола, было около пятидесяти. Его волосы и брови были белыми, но на лице не было ни морщины. Самой отличительной чертой были его глаза - мудрые и яркие. Он выглядел, как человек самого высокого ранга в клане. На нем была надета желтая парчовая роба. Он источал свирепую ауру, которой можно было резать, как ножом, любого, кто осмеливался посмотреть ему в глаза. Этот человек и был главой Клана Янь.
  
  Янь Хаочжэн!
  
  "Сегодня мы все собрались по очевидной причине. Вы все, наверное, уже знаете, что произошло. Для тех, кто не в курсе, можете задать вопросы прямо сейчас. Не более 8 минут!" сказал Янь Хаочжэн. Однако все члены секты молчали. Янь Хаочжэн, тем не менее, закрыл глаза и подождал ровно 8 минут. Когда время прошло, он медленно открыл глаза и обвел глазами зал.
  
  "Пришли люди из Клана Цин. Это последствие несчастной любви Янь Чжунъюэ из шестой ветки. Они потребовали долг, который Клан Янь должен Клану Цин, и смерти тех, кто был вовлечен в дело, когда эту мелкую девчонку выгнали из резиденции на улицу!" Янь Хаочжэн внимательно наблюдал за реакцией всех присутствующих.
  
  "Безумие!"
  
  "Какое невежество!"
  
  "Как эти простолюдины смеют так разговаривать с нами!"
  
  .........
  
  Мужчина тридцати лет, похожий на Янь Хаочжэн, бледный, как простыня, сидел, крепко сжав кулаки.
  
  "Чжунфэн, тебе есть, что сказать по этому вопросу?" наклонил голову Янь Хаочжэн своему выдающемуся, но жестокому сыну.
  
  "Отец, Ишао погиб, Идао изуродован на всю оставшуюся жизнь. Да я разорву этого ублюдка на части! А что касается этой девки, нам не нужно было вообще оставлять ее в доме, раз так все произошло!" яростно прокричал Янь Чжунфэн.
  
  Отношения в больших влиятельных кланах были хрупки. Даже кровные братья стремились поубивать друг друга. Янь Чжунъюэ и Чжунфэн не были родственниками по крови. Янь Хаочжэн и Янь Хаожань, с другой стороны, были кровными братьями. Но ни то, ни другое не имело значение. Разве Янь Хаочжэн думал о брате, когда он даже родного отца скинул с места?
  
  "Ты думаешь, ты сможешь убить его?" Янь Хаочжэн был спокоен, словно ему было наплевать на своих внуков.
  
  "Да он щенок, у него даже волосы еще как следует не отросли на лице. Если я не смогу победить его, мне придется покончить с собой!" без колебаний ответил Янь Чжунфэн. Он был в ярости, ведь умер его сын, а его выдающийся сын был изуродован.
  
  "Дядя Ли, что ты думаешь?" Янь Хаочжэн с великим уважением спросил трясущегося старика, который сидел в левом углу зала.
  
  "Нельзя отпускать его. Но что-то в этом есть не то, не могу понять, что именно. Старею я..." покачал старик головой.
  
  Мужчина средних лет, одетый в черное, подошел к Янь Хаочжэн и поклонился:
  
  "У меня послание от Клана Сяо!"
  
  Его отправил за отчетом в Клан Сяо сам Янь Хаочжэн.
  
  "Говори. Все здесь, мне не придется повторять сообщение после".
  
  "Мастер, этот ответ от Клана Сяо. они проверили происхождение этого человека. Он самый молодой Старший в Небесном Дворце. Они попросили не шуметь и не пугать наших противников. Клан Сяо сами займутся этим молодым человеком", мужчина в черном поклонился Янь Хаочжэн. По залу пробежал шум, как волна от брошенного камня, и тут же стих.
  
  Небесный Дворец был одной из самых сильных сект Континента Зеленого Облака. Молодой человек был самым юным Старшим всего столетия. Это означало, что за ним влиятельная поддержка. Иначе он бы не посмел вызвать такую шумиху и говорить такие вещи.
  
  "Эта встреча закончена. Всем вести себя осторожно!" закончил встречу Янь Хаочжэн и быстро удалился.
  
  ............
  
  Цин Шуй и остальные вернулись в резиденцию Лаю. Земля была укрыта в толстое снежное одеяло. К счастью, все они могли терпеть холод, включая Цинцин, у которой была сила Боевого Командира элементарного уровня. Когда они дошли до главных ворот резиденции, их уже ожидали Лай Чусун и несколько других мужчин.
  
  "Вы вернулись, господин!"
  
  Цин Шуй встречал уже мастера Клана Лай в день приезда. Утонченный мужчина средних лет действительно был главой клана Лай, Лай Цзютянь. Он был боевым культиватором огромной силы.
  
  "Дядя, пожалуйста, называйте меня просто Цин Шуй. Брат Чусун и я - друзья!" сказал Цин Шуй с улыбкой, когда увидел выражение лица мужчины средних лет.
  
  "Цин Шуй, мы можем поговорить?"
  
  Цин Шуй жестом показал матери, сестре и Ши Цинчжуан, чтобы они оставили их.
  
  "Цин Шуй, пройдем со мной!"
  
  Цин Шуй, Лай Чусун и другие мужчины прошли за Лай Цзютянь в павильон.
  
  
  
  Глава 395
  Глаза 395. Клан Янь. Слезы Янь Лин"Эр.
  
  Они прошли в самый высокий павильон Клана Лай и вошли в хорошо осветленную и просторную комнату. Посередине стоял дорогой стол без единой пылинки на поверхности!
  
  "Цин Шуй, я все знаю о твоей ситуации. Клан Янь стали врагами и клану Лай, тоже, поэтому я должен тебе кое-что сказать", подумав немного, сказал Лай Цзютянь.
  
  "Дядюшка, не волнуйтесь, я не позволю, чтобы клан Лай пострадал. Пожалуйста, не волнуйтесь!" убедительно сказал Цин Шуй, его голос звучал довольно настойчиво.
  
  "Так как ты брат Чусун, то как я могу смотреть на битву, не пошевелив пальцем? Я хочу обсудить кое-что с тобой", с улыбкой в глазах посмотрел на него Лай Цзютянь.
  
  "Небо над Кланом Янь начало меняться", думал про себя Лай Цзютянь. Его кровь кипела, но он не показывал этого.
  
  "Теперь ты знаешь многое о Клане Янь, поэтому перейду сразу к делу. Иначе твое желание вряд ли исполниться". Что-то было в его взгляде такое неописуемое. Не коварство. Что-то, что было трудно назвать словами.
  
  "Говорите, Дядюшка!"
  
  "Цин Шуй, ты самый молодой Старший в Небесном Дворце и, в то же самое время, один из самых перспективных. Хотя Клан Янь контролирует город Янь, но это лишь название, здесь самый влиятельный - Клан Сяо. все благодаря второму мастеру в клане Сяо. Он - старший из Башни Меча, очень влиятельный".
  
  Цин Шуй, наконец, понял, почему так настойчиво Клан Янь стремился женить Янь Чжунъюэ на женщине из Клана Сяо. после его убийства она вышла замуж за Янь Чжунфэн, чья жена тоже скончалась при невыясненных обстоятельствах. Все сходилось к тому, что в Клане Сяо был старший из Башни Меча. Проще говоря, все было из-за влияния Башни Меча. Что беспокоило Цин Шуя особенно сильно, было предчувствие, что дела пойдут не так гладко на этот раз.
  
  "Цин Шуй, я уверен, что у тебя есть идея, как оно должно выглядеть, поэтому я не буду больше комментировать по этому поводу. Я, Лай Цзютянь, не откажу тебе в любой помощи в рамках своих способностей. Если что-то понадобиться, прямо говори Чусуну", с улыбкой предложил Цин Шую Лай Цзютянь.
  
  Попрощавшись с ним и остальными, Цин Шуй направился ко двору, где остановился его клан Цин. Много было в его голове на тот момент. Янь и Сяо должны быть осведомлены об этой ситуации, но неужели Башня Меча воспользуется этой ситуацией в своих интересах?
  
  И снова в деле замешана Башня Меча. Эта Башня Меча была как заноза в горле Цин Шуя. И боль от нее была всякий раз, как он вспоминал Минъюэ Гэлоу, которую забрали у него из-за этой самой Башни Меча.
  
  "От этой Башни Меча надо избавляться рано или поздно", в тайне решил про себя Цин Шуй!
  
  Важнее всего, что Цин Шуй знал, что Небесный Дворец и Башня Меча были заклятыми врагами. Он победил девятерых из Башни Меча с двумя жертвами. Он был уверен, что теперь за это Башня Меча обязательно захочет избавиться от него. Даже Цан Уя предупреждал его об этом.
  
  И с этим инцидентом стало ясно, что Старший из Клана Сяо не отпустит его просто так. Он использует этот случай, чтобы уничтожить его, но возможно он не знал, что Цин Шуй так быстро повысил свои результаты.
  
  Цин Шуй не так беспокоился о тех, кто остался в Башне Меча, ведь за его спиной был Небесный Дворец. Последний нисколько не уступал Башне Меча. Поэтому Цин Шуй нужно было сосредоточиться на том, чтобы победить культиватора из Клана Сяо.
  
  Культиватор, о котором шла речь, был боевым королем 8-го уровня, как говорил Лай Чусун. Однако Цин Шуй чувствовал, что эта информация могла и не быть точной.
  
  Когда он вернулся на свой дворик, он поднял голову. Снег закончился, на землю намело по колено. В мире Девяти Континентов это считалось сильным снегопадом.
  
  Он вошел во двор и прошел сразу в гостиную, в которой было тепло, как весной. Все спальни находились на втором и третьем этажах. Все из клана Цин сидели в гостиной, наслаждаясь десертами и болтая между собой, создавая гармоничную картину.
  
  Только Цинцин тихо сидела рядом с Цин И, не говоря ни слова. Все хотели, чтобы она сказала что-нибудь, но не настаивали. Они просто говорили с ней, а она слушала. Цин И рассказывала истории о ней, когда она была очень маленькой, а потом упомянула Цин Шуя. Хоюнь Лю-Ли тоже напомнила о том случае, когда они с Цин Шуем проезжали мимо в Городе Янь.
  
  В итоге все рассказы крутились вокруг Цин Шуя. Ему тоже не так легко пришлось. Ему тоже досталось, особенно психологическая борьба и физический стресс, которые пришлось ему испытать. Цин И чувствовала себя несчастной. Ее сын и ее дочь несли ответ за ее действия в прошлом... И за действия своего отца...
  
  Все сменили тему и стали болтать о том и о сем, обсуждая свои обычные дела, как только внутрь вошел Цин Шуй.
  
  Глаза Цинцин немного изменились, когда она увидела Цин Шуя. Его так много обсуждали все присутствующие. К тому же, рядом с ним, как оказалось, много красоток, и все были такие, что можно было завоевывать королевства их красотой.
  
  Она удивленно смотрела на человека, которого родила та же женщина, что и ее.
  
  Цин Шуй поприветствовал всех улыбкой и присел рядом с Хоюнь Лю-Ли на место, которое оказалось рядом с Цинцин. Она повернула голову и посмотрела на него.
  
  "Старшая Сестра, ну, убьем всех в Клане Янь?" тихо спросил он, глядя прямо в ее прекрасные глаза, в которых не было ни капли тепла. Цин Шуй все еще надеялся на тепло со стороны Цинцин, как две капли воды похожей на его собственную мать.
  
  Цинцин слушала его спокойный голос. Сколько же уверенности в себе нужно было иметь, чтобы произносить такое. Человек, сидевший рядом с ним, кто-то, кого она должна была называть матерью, так давно хотела встретиться с ней. А теперь и ее младший брат старался изо всех сил, человек, которого она никогда в жизни не видела раньше, показывая, как много усилий он приложил, чтобы оказаться здесь сегодня.
  
  "Папа обо мне заботился. Он умер. Это дело рук Янь Хаочжэн. Он и клан Сяо виноваты. Он умер тяжелой смертью..." медленно сказала Цинцин Цин Шую. В ее глазах читалось одиночество и горе.
  
  "Сестра, обещай мне одну вещь", спокойно попросил Цин Шуй.
  
  "Что?"
  
  "Когда все утихнет, вернись с нами. Оборви все связи с Кланом Янь".
  
  Цинцин кивнула головой, но уголок ее губ подернулся. Цин Шуй не мог понять, то ли она пыталась улыбнуться, то ли огорчилась, потому что ни следа не осталось от этого движения в ту же секунду. Может быть, она просто забыла, как улыбаться.
  
  "Сестра, завтра мы отправимся в Клан Янь, чтобы помочь тебе и маме вернуть то, что они вам должны!"
  
  ...............
  
  Тем временем в шестой ветке Клана Янь.
  
  Янь Хаожань собрал всю свою семью. Он не участвовал в крупных делах клана, но был прекрасно осведомлен о многих вещах: о прибытии Цин Шуя, о том, что он был сыном его собственного сына, о том, что он стал самым младшим Старшим за всю историю Небесного Дворца.
  
  Шестая ветка была небольшой. Янь Хаожань имел трех сыновей. Покойный Янь Чжунъюэ был самым младшим. Его невестка стала первой женой в Главной ветке.
  
  Его внучка, которая осталась в этом мире одна, была изгнана из клана, без чьей-либо поддержки. Как дедушка он ничем не мог ей помочь. Семейные узы не имели значения в больших аристократических кланах, ради того, чтобы малышка выжила, ему пришлось проявить равнодушие. Хотя... мог бы помогать деньгами, но это уже было дело его совести.
  
  Но сейчас вернулась ее мать!
  
  Клан Цин обладал силой. У них уже хватило сил, чтобы увезти с собой Цинцин.
  
  Янь Хаожань и радовался, и грустил, его глаза увлажнились. Несчастья его сына подошли к концу. Только жаль, что он умер жалкой смертью...
  
  Другие два сына Хаожань были посредственными воинами. В его семьи было еще с десяток молодежи, большую часть которых составляли девушки. И если бы там был Цин Шуй, одну из них он бы сразу узнал.
  
  Янь Лин"Эр!
  
  Она сидела за столом в подавленном настроении. Она подсознательно вспоминала все, что происходило между ней и Цин Шуем.
  
  "Спасибо, а меня зовут Янь Лин"Эр! Приятно познакомиться!"
  
  "Я - Цин Шуй!"
  
  "Спасибо, братец Цин Шуй!"
  
  ......
  
  "Мой клан из города Янь, это в стране Яньцзян. Это влиятельная семья в Городе Янь. если будешь в наших краях, я покажу тебе места, где можно хорошо развлечься".
  
  "Я был проездом в вашем городе, мы видели Молодую Мисс из вашего клана, которая продает листья на улице. Ты ничего не знаешь об этом? Мне так интересно!"
  
  "ТЫ не знаешь, я просто младшая. Сестра Цинцин... Брат Цин Шуй, кажется, ты беспокоишься за сестру Цинцин!"
  
  "Разве тебе не жаль ее? Молодая Мисс из такого крупного клана продает чай на улице. Кроме того, ее дразнил какой-то юноша по имени Молодой Мастер Сяо... Интересно, как так Клан Янь закрывает глаза на это и ничего не предпринимает".
  
  "Уф, ты же ничего не знаешь. Ты увидел поверхность. Есть и хорошие люди в Клане Янь".
  
  "Хрррррр, меньше всего меня это волнует. Даже не ищи меня, не надо. Потому что у меня никаких хороших отношений с людьми из Клана Янь быть не может".
  
  ......
  
  "Брат Цин Шуй, ты все еще сердишься? Я знаю, что Клан Янь виноваты в этом деле. На самом деле их многие критикуют, но я-то что могу поделать?"
  
  "Как вообще дела Клана Янь меня касаются? Мне просто не нравится иметь дело с людьми из такого жестокого клана".
  
  ......
  
  "Брат Цин Шуй, давай я тебе расскажу несколько историй про клан Янь. Может, ты поймешь, почему сестра Цинцин продает листья чая на улице".
  
  ......
  
  "Когда Дядя Чжунъюэ еще был жив, никто не смел и пальцем тронуть сестру Цинцин. Даже Хозяйка Сяо была вынуждена вести себя прилично при людях".
  
  ......
  
  "Брат Си Жи - талантливый культиватор Небесного Дворца. Хотя я думаю, что он тебе уступает. Я бы хотела, чтобы Брат Цин Шуй полегче с ним обходился".
  
  "Я обещаю, но только никогда не зови меня Братом больше. Ты узнаешь причину в будущем".
  
  ......
  
  Теперь она все понимала. Причина, по которой он запретил называть его братом, почему он так презирал Клан Янь, почему он так беспокоился о девушке, продававшей чайные листья на улицах Клана Янь.
  
  Янь Лин"Эр больше не слышала ничего, о чем говорили в ее семье. Все стало ясно. Он был ее братом, и он пришел сюда, чтобы забрать долг. Ей нельзя было в него влюбляться....
  
  Два ручейка слез потекли по ее щекам. Она уже поняла, что дело безнадежно, но почему же сердце ее так сильно болело? Почему слезы предательски текли?
  
  Она тихонечко вытерла лицо.
  
  "Отец, вы думаете, Цин Шуй признает нас?" спросил мужчина среднего возраста Янь Хаожань.
  
  "Признает нас? Ты помнишь, что сделал Клан Янь с Кланом Цин? Они приставили нож к горлу главы клана. Ты слышал, что именно сказал Цин Шуй? Все, кто имели отношение к Цинцин, должны умереть. Не важно, кто они такие", понуро вздохнул Янь Хаожань.
  
  "Вот бы у меня был такой братишка. Вот было бы здорово", пробормотал Янь Син"Эр.
  
  Янь Лин"Эр больше нельзя было возвращаться в Небесный Дворец. Такое решение принял Клан Сяо, потому что некто из этого клана был Старшим из Башни Меча. Обстановка между этими сектами могла накалиться, никто не удивиться, если вдруг начнется война.
  
  "Но дедушка, мы же не имеем отношения к этому случаю", сказал крепкий юноша. Он считался самым крепким в Клане Янь, самым тяжелым и крепким.
  
  
  
  Глава 396
  Глава 396. Она - часть клана Цин. Ее фамилия Цин, не Янь.
  
  "Дедушка, но мы же не имеем никакого отношения к тому, что Цинцин выгнали из Резиденции Янь",
  
  "Я ее дедушка. Вы ее дядя, брат, сестра. Давайте забудем, имеете вы отношение к этому или нет. Тот факт, что вы ничего не сделали, чтобы помочь, уже преступление в глазах Цин Шуя. Не ждите, что вы долго проживете", сердито сказал Янь Хаожань.
  
  "Но в его венах течет кровь Клана Янь. он твой внук!" в шоке воскликнул изящный юноша. Он был самым молодым мужчиной в шестой ветке после крепыша.
  
  "Ты считаешь, что кровь в наших венах особо ценная? Ты считаешь, он гордится нашей кровью? Ты вообще знаешь, что он сказал Янь Идао после того, как убил Янь Ишао?" разочарованно смотрел Янь Хаожань на своих внуков. "Она - часть Клана Цин. Ее фамилия - Цин, не Янь. С того момента, как она вышла за ворота Резиденции Янь, у нее нет никаких отношений с кланом Янь вообще".
  
  Такие слова считались унижением всему Клану Янь. увы, таковы были отношения между Цин Шуем и Кланом Янь! Непримиримые противоречия.
  
  ............
  
  Внутри Сферы Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Цин Шуй закончил свои тренировки. Его сила постепенно подрастала, но Древняя Техника Усиления все еще оставалась на 136-м уровне циркуляции Ци. Однако 137-й уровень был на подходе.
  
  Хотя он только собирал энергию для прорыва, время для него на этот раз требовалось больше. Однако сила, которую он собирал, увеличивалась постепенно. В данном случае для достижения 137-го уровня циркуляции Ци ему потребовалось бы еще три года. В реальности это заняло бы месяц или даже больше с постоянными упорными тренировками.
  
  Умыв лицо и ополоснув рот, он пошел посмотреть на три портрета красавиц, висевших на складном экране, на котором на самом был изображен пейзаж из величественных рек и гор. Он узнал двух женщин на портретах, кроме одной неземной красавицы посередине. Он не знал, существовала ли эта женщина на самом деле в мире девяти континентов.
  
  Цин Шуй не закончил работу с оставшимся мехом. В первый раз было трудно, теперь становилось все легче. На этот раз он потратил гораздо меньше времени на создание, так как его навыки улучшались. В итоге все получилось как нельзя лучше.
  
  Фиолетовая лисья шубка.
  
  Красная лисья шубка.
  
  Две белоснежных лисьих шубки!
  
  По качеству они были похожи на ту, что он смастерил ранее. Результат Цин Шуя очень порадовал. Когда он в первый раз шил шубу, ему казалось, что ему было необходимо забыть самого себя, отдаться потоку сознания. Он был очень рад, когда у него получились четыре шубы, по качеству не уступавшие первой.
  
  Кроме того, он решил еще и сапоги сделать. Внешний слой сапог был сделан из кожи белоснежной лисы, внутри был каркас из закаленной эссенции металла. Он сделал эти сапоги специально для Цинцин. Матери он уже вручил полный набор боевого снаряжения и сапоги.
  
  Во время ковки сапог, Цин Шуй никак не мог успокоить свои эмоции. Он все время думал о сестре, образ ее босоногой на холодном снегу никак не шел у нее из головы.
  
  Он все время думал об этом, руки дрожали, ему приходилось держать себя в руках. И он решил, что сделает все, чтобы компенсировать все страдания своей старшей сестре.
  
  Он был готов отдать ей все счастье и свободу мира.
  
  ............
  
  Неожиданно все вокруг озарилось яркой вспышкой. Цин Шую пришлось зажмуриться, потому что свет становился все ярче.
  
  Сапоги! Цин Шуй ощущал сильнейшую Ци, колыхавшуюся внутри сапог. Вдруг он подумал, что вспышка была очень интенсивной, и решил тут же проверить сапожки Техникой Небесного Видения.
  
  Боевые сапоги на лисьем меху. Способность увеличивать скорость на 30% с дополнительными 300 единиц к силе, проворности, выносливость, энергии. Дополнительные 100 единиц к жизненной силе. Бонус: Тень Мерцающего Огня! Когда активируется Тень Мерцающего Огня, скорость пользователя удваивается на период до 15 минут. Навык активируется один раз в день.
  
  Цин Шуй задумался. В его Защитном Жилете Семи Звезд был заложен специальный навык, который определялся его выбором орудия. Но как же сапоги? Он еще никогда не слышал о Проходящей тени Мерцающего Огня. Он делал эти сапоги, думая о Цинцин. У мужчин ноги крупнее, влезть в женские сапоги было невозможно. Он бы в жизни не подумал, что какие-то сапоги станут таким сильным атрибутом.
  
  ............
  
  Из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй вышел совсем обессилевшим и тут же завалился спать.
  
  Совсем сбившись со счета времени, Цин Шую показалось, что он в совершенном незнакомом месте. И что за странное чувство охватило его? Он вспомнил, что в прошлый раз он чувствовал такое же, находясь среди моря цветов.
  
  Сон среди моря цветов? Но место было совсем другим. Вокруг были нагромождение мебели, неизвестные легендарные предметы, о которых он только слышал. Тем не менее, в этом месте была похожая атмосфера.
  
  Что это было за место?
  
  Цин Шуй подозрительно огляделся.
  
  "Хм, Мебельный Магазин в Южном Городе?"
  
  Он смутился, потому что понял, что находится, действительно, внутри того самого магазина. Он точно знал, что ситуация была точь-в-точь, как в прошлый раз. И тут же сердце его бешено забилось. Не может быть, что магазин мебели в Южном Городе был таким громадным. Он исследовал взглядом внезапно увеличившийся мебельный и пошел вверх по лестнице. Он чувствовал, будто что-то или кто-то зовет его.
  
  Когда он был в магазине в прошлый раз, пройти на третий этаж ему не удалось. Но на этот раз никаких препятствий не было. Он осторожно поднимался по ступенькам.
  
  Третий этаж был широким, но существенно меньше нижних этажей. Последние казались гигантскими, размером с дикий непроходимый лес. Третий этаж оказался более или менее нормальным.
  
  Среди товаров стояли резной Шкаф из красного сандалового дерева, резной стул из красного сандалового дерева, сто сотни дьявольских чудовищ, коврик из шкуры белого тигра... Цин Шуй обожал такие предметы. Он пробежался глазами по бесконечному коридору ценной мебели до самого конца зала. Медленно подняв голову, он просканировал витрину. И тут он замер.
  
  В самом дальнем конце зала стояла женщина и пристально смотрела на него!
  
  Она была необычной женщиной с темными бровями и парой темных гипнотизирующих глаз. Высокая и стройная, она обладала женственной фигурой. Удивительно элегантно выглядела, несмотря на довольно простую одежду. Ее элегантность напомнила Цин Шую о Ие Цзянъэ. Ее аура не была холодной, но что-то между избирательной и холодной. Одна красота ее была чарующей! Она казалась женщиной благородного происхождения, на которую не так-то просто повлиять.
  
  Цин Шуй смотрел в ее глаза, чувствуя, словно в него вселяется демон. Это была женщина со второго портрета красавицы. Словно живая сошла с картины. Цин Шуй не верил своим глазам: ситуация повторялась, как и с Хозяйкой Дворца Туманного Зала. Он решил, что не имеет права допустить те же ошибки, что и в прошлый раз во сне в море цветов. Из-за этого он решил близко не подходить, остановившись в десяти метрах от девушки.
  
  "Это ты!" удивленно воскликнула женщина, разглядев его лицо. У нее был тихий нежный голос, похожий на божественный голос Хозяйки Дворца. Однако Цин Шуя больше удивили ее слова.
  
  "Я тебя знаю?" с любопытством спросил он, силясь вспомнить, где он мог ее видеть. Ее глаза гипнотизировали его. Странно, откуда она могла его знать?
  
  "Ты покупал у нас мебель!"
  
  "Так ты из мебельного магазина Южного Города?"
  
  "Что происходит? Мы что? Связаны телепатией?" нахмурилась женщина.
  
  "Что ты имеешь в виду под телепатией?" спросил Цин Шуй.
  
  "Ну, мы же сейчас как-то общаемся..." Не успела она договорить, ее фигура стала расплывчатой, и весь магазин тоже задрожал и затуманился. У Цин Шуя не осталось выбора, он проснулся.
  
  Сев в кровати, он уставился в стену. Он думал о том, что же только что произошло. Причина, по которой он смог связаться с ней в своем подсознании, однозначно крылась в портрете. Более того, он понял, что эта женщина реальна и находится в Южном Городе.
  
  Он вспомнил мебель, которую увидел на третьем этаже, и стал думать, что, возможно, ему стоило туда вернуться в следующий раз. Однако его подсознание пыталось выгнать эту мысль из головы. Он не понимал, что произошло. Он был в большом смущение, потому что на первом портрете рукой самого маэстро искусств было написано, что портреты красавиц представляют собой великое сокровище. Хозяйка Дворца была женщиной с первого портрета. Она помогла ему пробиться на 5-й слой Древней Техники Усиления и спасла ему жизнь. Значит, ее помощь и была величайшим сокровищем, о котором писал маэстро. Иначе никакой другой ценной пользы от всех этих портретов не было.
  
  Цин Шуй покачал головой и немедленно избавился от всех мыслей. Впереди было много важных дел. Он встал с постели, умылся и почистил зубы. После завтрака он вернулся в комнату и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, где переоделся в боевое обмундирование.
  
  Захватив лисьи шубы и сапоги, он вышел из комнаты. Цин Хэ и Цин Ю тоже были одеты в полные доспехи, которые Цин Шуй выковал для них еще дома, в городе Тысячи Миль.
  
  Цинцин надела лисью шубу, которую Цин Шуй изначально сшил для матери. Поэтому он передал две новые белые шубки матери и Цанхай Минъюэ. Рыжая лиса отправилась Ши Цинчжуан, а фиолетовая - Хоюнь Лю-Ли!
  
  "А это тебе, сестра!" с этими словами Цин Шуй поставил перед Цинцин пару белоснежных сапог. Она посмотрела на безупречные сапожки и перевела взгляд на Цин Шуя. Все вокруг просто купали ее в любви и заботе, но она не привыкла к таким эмоциям. Однако она чувствовала благодарность человеку, который звал ее сестрой за все, что он делал для нее. Она постепенно открывалась, словно ее ледяное сердце начало потихоньку приоткрываться. Не очень много, но достаточно, чтобы она почувствовала, как тепло постепенно проникает внутрь его.
  
  "Я их сам сделал. Если нравятся, то надевай. Мы через несколько минут отправляемся в Резиденцию Янь", с теплой улыбкой сказал ей Цин Шуй. Цинцин ответила ему улыбкой, но Цин Шуй почувствовал, что не было счастья в этой любви. Ее руки дрожали. Она была в огромном смятении. Всю свою жизнь она ждала, когда ее мать придет за ней. Но теперь, когда рядом была мама и с ней так хорошо обращались, она не могла привыкнуть к новой жизни.
  
  Она взяла сапоги и молча поднялась наверх. И в этот момент кто-то постучал в дверь!
  
  Это были Лай Чусун и Лай Цзютянь!
  
  "Цин Шуй, я отправляю с тобой несколько своих лучших бойцов. Пусть они сопровождают тебя, проверят заодно, что все в порядке!"
  
  "Спасибо, дядюшка. Но как я уже говорил, мы, Клан Цин, сами решим дела с Кланом Янь!" И Цин Шуй отклонил предложение Лай Цзютянь. Он отказался, потому что не хотел вовлекать других в это дело, он и без этого был им должен за такое гостеприимство. Прими он предложение, и долг увеличился бы.
  
  Сразу после ухода Лай Чусуна и Лай Цзютянь, спустилась Цинцин, одетая в белоснежную шубку и пару белоснежных сапожек. В ее движении появилось больше жизни и энтузиазма. Однако на ее прекрасном лице царила печаль.
  
  "Давайте отправимся в Резиденцию Янь!" Она говорила спокойным голосом, явно сдерживая свою ярость.
  
  Этот день, наконец, наступил!
  
  
  
  Глава 397
  Глава 397. Убей их, пусть начнется резня.
  
  "Отправляемся в Клан Янь!" спокойно сказал Цин Шуй, однако от его слов у всех закипела кровь. Этот день, наконец, наступил!
  
  Цин И начала непроизвольно дрожать. В глазах Цин Ло горел огонь, и это был огонь сомнения.
  
  И вдруг на лице Цин И показались слезы!
  
  "Что не так, мама?" спросил Цин Шуй, увидев хрустальные капельки на щеках матери. Она заплакала, увидев Цинцин. Она не проронила ни слезинки, когда услышала о смерти Янь Чжунъюэ, но сейчас она не могла остановиться.
  
  "Мы можем, наконец, отправиться в Клан Янь, но его там больше нет..."
  
  "Но его там нет", подумал Цин Шуй. А у него и не было воспоминаний о нем. Единственное, что он чувствовал, это негодование. Он был тем человеком, кто принес боль его матери на целых двадцать лет, кто заставил Цин Шуя и весь Клан Цин страдать... Цин Шуй знал, что его мать все еще скучала по нему. Может быть, она просто подавляла свои чувства все это время. Но теперь, когда они собрались, стереть Клан Янь с лица земли, ей вспомнилась его жалкая смерть. И она думала о том, что он все-таки любил ее. И это доставляло ей огромную боль.
  
  Цин Шуй знал, что последние двадцать лет его мать с нетерпением ждала тот день, когда он вернется и заберет их с собой. Но все закончилось тем, что она просидела в ожидании двадцать лет, а он уже помер, а их дочь страдала, живя на улице.
  
  Цинцин теперь была рядом. Но все еще чувствовала себя одинокой. Отец был для нее главным человеком. Десять лет прошло с тех пор, как он покинул ее, боль в ее душе возникала всякий раз, когда она вспоминала о нем. Она смотрела на Цин Шуя не потому, что он был хорош собой, а потому, что он напоминал ей ее отца.
  
  ...................
  
  Когда Лай Цзютянь вышли, Цин Шуй и его команда погрузились в роскошную повозку и медленно отправились прямо в Клан Янь.
  
  Этот день наступил!
  
  Цин Шуй вздыхал про себя:
  
  "Клан Янь, я иду!"
  
  "Цин...Шуй..."
  
  Впервые Цинцин впервые назвала его по имени. Цин Шуй очень обрадовался, даже больше, чем когда он пробился на пятый небесный уровень! С самой встречи она не произнесла ни слова сама.
  
  "Что такое, сестра? Говори все, что думаешь", сказал Цин Шуй с улыбкой.
  
  "Пожалуйста, пощади родню отца. Они самые слабые во всем клане", тихо сказала она.
  
  Цин Шуй торопливо кивнул. Он уже многое узнал про Клан Янь, особенно про Основную ветку. Перед засевом семян необходимо выкопать корни. Он подверг Вэньжэнь Угоу смертельной опасности, потому что в прошлый раз не довел дело до конца. Он уже пожалел об этом, и будет жалеть до конца своих дней.
  
  Цин Шуй изначально планировал вырезать весь клан Янь. а теперь, когда Янь Чжунъюэ был мертв, его уверенность только возросла. Но тут прозвучала просьба Цинцин, и Цин Шую ничего не оставалось, как согласиться, потому что меньше всего он хотел, чтобы она вновь захлопнула дверь в свое сердце, которое начало потихоньку открываться. Слишком трудно будет убедить ее открыться!
  
  Карета резко остановилась.
  
  "Мистер, кто-то стоит на дороге", крикнул возничий.
  
  Цин Шуй сразу понял, в чем дело. Они были уже недалеко, и ни за что Клан Янь не позволит, чтобы их дорога была ровной и гладкой.
  
  "Давайте выйдем. Нам тут недалеко. Прогуляемся пешком", тихо произнес Цин Шуй и вывел всех из повозки. Цин И и другие женщины вышли одна за другой. Цин Шуй и другие мужчины из его клана были полностью облачены в доспехи. Женщины в прекрасных шубах выглядели еще более обворожительно под лучами зимнего солнца, чем тут же привлекли много внимания к себе. Многие даже останавливались: так много красавиц появилось неожиданно, так что естественно, что мужчины и женщины останавливались и с завистью провожали их взглядами. Так одержимы красотой могут быть только люди.
  
  "Какая роскошь. Я впервые вижу таких красавиц, особенно вон та, в белом!"
  
  "Посмотрите на ту, в фиолетовом манто. Какая страстная. Говорят, такие хороши в постели".
  
  "Самая красивая - в красной шубке. У нее красота такая холодная, а одета она в огненные цвета. Такая холодная красота выше всяких похвал. Интересно, кто ж тот счастливчик, кому досталась такая жена".
  
  ..................
  
  Цин Шуй смотрел на ряд в двадцать с лишним человек, стоявших вдалеке. На авангарде стояли трое молодых людей, двое молодых людей около тридцати лет и один толстячок постарше. Глаза толстячка слегка косили, придавая ему яростный вид. В глаза сразу бросались два тонких молотка в его руках. Головки молотков были огромными, размером с автомобильную покрышку; они излучали доминирующую ауру, которая вызвала бурные обсуждения среди зевак.
  
  "У этого Янь Исюнь, говорят, огромная сила. Он родился с нею. С виду вроде тяжелый, но крепкий. Ходят слухи, что он один может повалить дьявольское чудовище своего уровня!" сказал некто с завистью, глядя на гигантские молотки в руках воина.
  
  "Двое впереди - самые талантливые в текущем поколении в Клане Янь..."
  
  .........
  
  "Ты, значит, у нас будешь Цин Шуй. Ты даже не знаешь, как ты переоценил свои силы", презрительно произнес один симпатичный юноша. Цин Шуй показался ему слишком молодым. Хотя он слышал, что тот является самым молодым Старшим в Небесном Дворце, он не верил, что Цин Шуй на самом деле очень способный воин. Его и самого в детстве называли одаренным ребенком. Всего было в достатке: лекарственных гранул, природного таланта и прилежания... А еще у него был большой опыт реальных боев, поэтому он не уступал никому из своего поколения. Узнав возраст Цин Шуя, которому не было и двадцати, он стал смотреть на него с презрением, потому что считал, что его переоценили.
  
  "Сестра, они из твоей ветки?" повернул Цин Шуй голову к сестре. Цинцин отрицательно покачала головой. Увидев это, юноши кинулись в оскорбления:
  
  "Шлюха, нашла того, кто прикроет твой зад. Да ты просто ублюдок!"
  
  Бам!
  
  расстояние в десять метров было практически не ощутимо. Юноша резко замолчал, не успев закончить со своими оскорблениями. Цин Шуй стоял теперь на его месте, а кровь юноши дождем текла с неба.
  
  Все замерли!
  
  Цин Шуй был в ярости!
  
  Двое других молодых людей из Клана Янь стояли рядом с Цин Шуем в легкой прострации, слегка покачиваясь от ударной волны.
  
  "Янь Ифан был культиватором первого уровня Боевого Короля. В него в Клане Янь вкладывали огромное количество усилий и надежд. А он даже не выдержал единственного удара..."
  
  "Убить в один удар боевого короля! Его сила намного превышает силу молодого поколения", тихо прошептал худощавый долговязый мужчина толстячку рядом с ним.
  
  "Явно недооценили его. Если его силу сравнить с силой всех воинов в мире девяти континентов, то он, определенно, будет одним из самых выдающихся в своем поколении. И это он еще полную силу даже не показал", невысокий толстячок смотрел на Цин Шуя, не отрываясь.
  
  "Одна техника. Так просто, но так чудовищно!"
  
  "Вот это называется уничтожение".
  
  "Над Кланом Янь сгущаются тучи!" выкрикнул некто, вызвав настоящее волнение на улицах города Янь!
  
  ............
  
  "Убейте его!" неожиданно заорал один из противников. Но тут же спохватился, потому что Цин Шуй не дал ему договорить. И как-то желание драться у боевого короля первого уровня тут же пропало. Резкий звук можно было слышать даже издалека. Камень разрезал воздух напополам, пролетел, оставив за собой хвост из огненных искр, словно комета.
  
  Пу!
  
  Камень пробил шею юноши и упал. Разрушительной силы камня хватило, чтобы сломать воину шею.
  
  В этот момент толстяк с молотками сделал движение вперед. Его тело выглядело толстым, но удар он нанес, словно гром ударил!
  
  Он выполнил зловещий "Атаку молотов-близнецов", чтобы напасть на Цин Шуя со спины. В одно мгновение Цин Шуй понял, что этот толстяк был самым хитрым и прошаренным среди всех, и очень решительным тоже. Жаль, что они встретились: Клан Янь потерял такого талантливого бойца. Но им некого было винить в том, что они из одного рода с Янь Чжунфэн, а толстячок был внуком Янь Хаочжэн...
  
  Цин Шуй активировал Облачные ладони Тайчи! Прикрыв голову для защиты...
  
  Удар!
  
  Прозвучал глухой удар, и гигантские молотки не смогли продвинуться ни на дюйм, потому что встретились с руками Цин Шуя. И тогда Цин Шуй занес ногу.
  
  Он пнул с такой силой, что в воздухе остался след от его ноги.
  
  Удар Хвоста Тигра!
  
  ..........
  
  Оставшиеся десять воинов из Клана Янь бросились врассыпную. Увидев, как Цин Шуй легко демонстрирует тираническую силу, все померкло. Они быстро рванули спасать свои жизни. Эти культиваторы, которых нанял Клан Янь, были не так важны для Цин Шуя, потому что они были всего лишь наемниками. Однако отпускать их с крючка в планы Цин Шуя не входило.
  
  Наемные убийцы в Клане Янь приставляли нож к горлу его деда. Наемники силой уволокли его старшую сестру. Клан Янь был самым сильным кланом в Стране Яньцзян, поэтому нанять культиваторов Сяньтянь им не составляло труда.
  
  Вш вш вшшшш...
  
  Полетела пригоршня мелких камней, словно лунные цветы рассыпали свои лепестки. Он впервые продемонстрировал этот вид Скрытых Оружий на такой большой площади.
  
  Пу пу пу...
  
  Звук, от которого у всех заболела голова, отражался от стен, вызывая у окружающих желание упасть, схватившись за уши.
  
  На улице собралась довольно внушительная толпа. Но Цин Шуй уже привык к этому странному явлению. В его прошлой жизни обычно люди избегали таких драк, чтобы не оказаться в эпицентре, обычно убегали с таких мест. Никто не обступал дерущихся вот так, потому что все боялись оказаться козлами отпущения.
  
  Однако в Мире Девяти Континентов боевые искусства были во главе угла. И такие ситуации, разыгрывавшиеся ежедневно во множестве мест, были делом обычным.
  
  "Ох, этот юноша резкий! Его техники такие свирепые!"
  
  "Карма догнала Клан Янь! Ну, наконец-то! Особенно родня нынешнего главы клана! Посмотрите на их учеников, что они творят в городе! Тяжелее всего отвечать за то зло, которое мы навлекаем на себя".
  
  "Интересно, сможет ли этот юноша перевернуть все с ног на голову в городе Янь", пробормотал некий юноша с любопытством. Его глаза горели от возбуждения.
  
  "Быстро информируйте Молодого Мастера Полу, что тут Леди Цинцин".
  
  "Этот мужчина такой симпатичный. Как ты думаешь, Сестра Фэй?" улыбнулась одна дама другой.
  
  "Точно красавец. Очень милый симпатичный паренек".
  
  ..............
  
  Цин Шую было не до обсуждений, он не слушал то, что говорили вокруг. Он подошел к Цин И и Цинцин. Глядя на Цин Ло рядом с ними, он сказал:
  
  "Пошли, у нас есть еще дела".
  
  Они медленно пошли к резиденции Клана Янь, которая уже показалась вдалеке.
  
  Толпа немедленно расступилась, чтобы дать им пройти. Но как только Цин Шуй и его компания прошли, все медленно потянулись вслед за ними. Слишком жалко было бы пропустить такую эпичную битву.
  
  В клане Янь!
  
  "Глава клана! Трое молодых мастеров..."
  
  Изящный пожилой мужчина немедленно встал со своего председательского кресла!
  
  "Дураки, которые не знают, как велики небо и земля..."
  
  Рука Янь Хаочжэн дрожала"
  
  "Приведите мне всех из Шестой Ветки. Быстро!" прорычал он свирепо. Его лицо полыхало огнем.
  
  "Будет исполнено..."
  
  Лицо Янь Хаочжэн болезненно скривилось.
  
  "Шестые, оставить их в живых было ошибкой моего сына. Вот вы и будете разбирать это дерьмо".
  
  *********
  
  Цин Шуй и его команда шли к клану Янь. Цин И не особо радовалась этому. Она так много представляла, как придет в Клан Янь. этот день настал, но она выяснила, что все не так, как она ожидала.
  
  Цинцин все еще апатично смотрела на все. Она ничего не почувствовала, когда убили людей из ее клана. У нее не было больше сил. Если бы у нее были силы, однако, она не была против придушить каждого голыми руками.
  
  После смерти отца для нее перестало существовать понятие семейных уз. Причина, по которой она попросила Цин Шуя не трогать Шестую Ветку, была в том, что это был дом ее отца. Семья ее отца была там.
  
  
  
  Глава 398
  Глава 398. Долг за двадцать лет. Смерть Янь Хаочжэн.
  
  Цин Ю почувствовал, как кровь закипает в венах, когда он видел резню. Он знал, какое унижение пришлось пережить клану Цин, из-за чего он был крайне враждебно настроен по отношению ко всем богатым.
  
  "Цинцин!" прозвучал голос. Молодой мужчина подошел к ним, сильно прихрамывая. Ему было около двадцати семи-восьми лет. Красивым его назвать было сложно, однако он обладал приятной внешностью. Его глаза были спокойны, что выдавало в нем разумного и сдержанного парня. Он смотрел на Цинцин с терпением и обожанием. Цин Шуй сразу понял, кто это был. Но никогда его не видел, но имя запомнил.
  
  Гу Полу!
  
  Цин Шуй помнил, что именно Полу заботился о Цинцин.
  
  "Это Клан Янь сделал с тобой?" холодно спросила Цинцин. Молодой человек улыбнулся болезненно.
  
  "Ты пострадал из-за меня. Спасибо. А я нашла свою семью", тень эмоции пробежала по лицу Цинцин, такая легкая, что ее почти невозможно было уловить. Гу Полу стало так грустно. Она нашла семью, радоваться бы надо, но это означало, что в будущем он больше не сможет видеться с ней.
  
  "Поздравляю".
  
  "Спасибо".
  
  Гу Полу еще раз горько улыбнулся и повернулся было уходить, как...
  
  "Погоди, пожалуйста!" Цин Шуй заметил эту тень в глазах Цинцин. Он не знал, что именно она чувствовала, но он не хотел, чтобы она потом пожалела об этом. Если он ее неправильно понял, то он все равно хотел поблагодарить Гу Полу. Зная характер Цинцин, она бы и слова не произнесла, даже если бы по уши была влюблена. Поэтому Цин Шуй почувствовал себя обязанным создать такую возможность для нее в будущем. Если ничего не выйдет, то, значит, судьба не была на их стороне.
  
  Гу Полу повернулся и с любопытством посмотрел на Цин Шуя. Глядя на симпатичного мужчину непревзойденных талантов, он знал, что Клан Цин ждет устойчивый рост впереди на волне успеха Цин Шуя. Их клан явно не уступал его клану.
  
  "Спасибо тебе. Я слышал о том, что ты сделал для моей сестры. Когда дело будет закрыто, я бы хотел поговорить с тобой. Что скажешь?" дружелюбно сказал Цин Шуй.
  
  "Конечно! Добро пожаловать в резиденцию Гу, я приглашаю! Вы обязательно должны прийти!"
  
  И в этот момент толпа зашумела.
  
  "Отойдите в сторону. Члены Клана Янь приближаются".
  
  "Шестая ветка клана здесь".
  
  "Это же дед Цин Шуя по отцу!"
  
  "Это же его дедушка!"
  
  "Хорошенькое намечается шоу!"
  
  "Главная ветка семьи Янь ужасные. Они заставили шестую ветку выйти разбираться с кровным родственником!"
  
  ............
  
  Цин Шуй увидел целый поток людей. Больше двадцати человек. Их вел худой старик. Большинство были женщины.
  
  Среди группы Цин Шуй увидел знакомое лицо.
  
  Янь Лин"Эр!
  
  Она была той, кто называла его братом.
  
  Они остановились в десяти метрах. Цин Шуй смотрел на старика резкими, как лезвие ножа, глазами, в которых не было ни капли эмоций.
  
  "Старший Брат Цин Шуй!" Янь Лин"Эр узнала его. Она привыкла называть его братом.
  
  "Я сказал тебе, что ты пожалеешь об этом", сухо сказал ей Цин Шуй.
  
  "Ты можешь..."
  
  "У меня нет времени. Ты можешь убраться с дороги", грубо перебил ее Цин Шуй. от такого унижения у нее глаза покраснели.
  
  "Цин Шуй, это твой родной дедушка. Мы все братья и сестры тебе. Как ты смеешь так разговаривать с нами?" симпатичный молодой человек проговорил низким голосом.
  
  "Если бы Цинцин не попросила пощадить вас, ты думаешь, вы еще были бы живы? Исчезни!" Аура Цин Шуя вырвалась вперед, силой заставив толпу отступить. Даже молодежь отступила на несколько шагов назад. Некоторые и вовсе повалились в канавы, из ртов потекла кровь.
  
  На этот раз Цин Шуй удивил всех членов семьи Янь. Даже окружающие зеваки, подоспевшие посмотреть, резко замолчали; Цин Шую ничего не стоило заставить их разойтись, стоило ему захотеть. На секунду воцарилась гробовая тишина.
  
  И тут появилась группа молодых людей верхом на лошадях. Раздался громкий крик.
  
  "Не имеющие отношения к делу, разойтись в течение пятнадцати минут, иначе последствий вам не избежать!"
  
  ............
  
  "Члены Клана Янь здесь. Расходимся, расходимся!"
  
  "Что мы еще тут делаем?"
  
  "Смерти захотелось?"
  
  "Этот Клан Янь - кучка дегенератов, вы все умрете!" кто-то выкрикнул проклятия.
  
  ......
  
  Зеваки разошлись, и очень скоро никого не осталось. Цин Шуй даже не думал, что Клан Янь имеет такую власть в городе. Значит, такое случалось уже, и не раз.
  
  Но это еще ничего. Они привели с собой больше двух тысяч вооруженных всадников, чтобы разогнать людей, и обычно шумная улица стала абсолютно пустой.
  
  Цин Шуй покачал головой. Слишком возмутительны были действия клана Янь. Если он сегодня не тронет их, то жить им все равно осталось недолго.
  
  Еще сотня бойцов подоспела. Цин Шуй понял, что прибыл настоящий глава клана. Его глаза тут же выцепили из толпы пожилого человека. Он был очень похож на Янь Хаожань.
  
  Звали его Янь Хаочжэн. Однако разница была в том, что он был по-настоящему силен. Он был на вершине седьмого уровня боевого короля. Цин Шуй вспомнил, что Лай Чусун рассказывал ему о самом сильном человеке клана. Кажется, что слухи о том, что Янь Хаочжэн вступил в сговор с Кланом Сяо, чтобы свергнуть деда с места главы, были правдой. Способности у Янь Хаочжэн были.
  
  "Шестой брат, да в твоей ветке есть гений. Жаль, что он ублюдок. Он похож на Чжунъюэ. Значит, он тоже незаконнорожденный из твоей семьи". Со стороны Янь Хаочжэн выглядел, как культурный человек, стоило открыть рот - полезла неотесанная деревенщина.
  
  "Ты говоришь дерьмо. Какая тебе разница, когда ты на смертном одре?" презрительно сказал Цин Шуй.
  
  "Ты позорище. Это так ты разговариваешь со старшими?!" Этот упрек прозвучал особенно строго, только окружающие не могли понять, серьезно ли говорил Янь Хаочжэн или ломал комедию.
  
  Цин Шуй расхохотался, как маньяк, в ответ.
  
  "Старший?! Это ты считаешь, что ты старший? Да кто ты такой? Фамилия всех моих старших - Цин. Старая собака, не хочешь ли ты сказать, что ты - Цин Хаочжэн? Но! Ты не стоишь этой фамилии!" Цин Шуй был непоколебим.
  
  "Ты... Ты..."
  
  "В прошлом, когда твой клан угрожал моему деду с мечом у его шеи, ты и представить не мог, что увидишь это сегодня? Когда увозил мою сестру, как ты с ней обращался? Двадцать лет. Двадцать лет я, Цин Шуй, буду тем, кто заберет у тебя этот долг". Закончив, Цин Шуй свирепо просверлил Янь Хаочжэн глазами.
  
  "Ха-ха! Сколько высокомерия! Ты думаешь, такой, как ты, посмеет тронуть Клан Янь?"
  
  "Посмотрим", Цин Шуй медленно доставал Меч Большой Медведицы.
  
  Позади начался переполох. Появилось более десяти воинов, каждый из которых держал человека в гражданской одежде, среди них были и дети, и женщины, к шеям которых были приставлены мечи. Ребенок около двух или трех лет начал плакать и кричать, просясь к маме.
  
  "Янь Хаочжэн, неужели в тебе не осталось ничего человеческого?!" яростно закричал Янь Хаожань.
  
  "Я тебя убью!" сердитый крепкий молодой человек, стоявший за спиной Янь Хаожань, закричал из всех сил.
  
  "Иган, вернись!" Янь Хаожань сдерживал молодого человека.
  
  "Но это мой ребенок!"
  
  "Вы, из шестой ветки, затеяли это. Теперь вы хотите, чтобы первая ветка убрала за вами этот мусор. Много хотите - мало получите, Шестой Брат. Я велел тебе принести голову Цин Шуя в обмен на жизнь. Но ты не смог. Значит, я обменяю этих всех на тебя", бесстрастно сказал Янь Хаочжэн.
  
  "Ты монстр!"
  
  "Ты хуже чудовища!"
  
  ......
  
  "Прекратите всю эту ненужную суету. Мне наплевать на всех и каждого в Клане Янь", сказал Цин Шуй и ринулся в бой.
  
  Используя импульс Техники Очистки Ног с методом ядерной Ци техники Прыгающего Короля, эффективные движения из Шагов Парящего Журавля, Цин Шуй двигался так быстро, что казалось, что он просто исчез в толпе.
  
  Горсть камней в левой руке снова выстрелила, словно лунные камни посыпались фонтаном.
  
  Пу пу пу!
  
  Десять бойцов, удерживавших в заложниках женщин и детей, были убиты. Оставшиеся камни полетели прямо в Янь Хаочжэн с пронзительным свистом.
  
  Холодный свет вспыхнул в глазах Янь Хаочжэн. Только теперь он понял, каким свирепым был Цин Шуй. он знал, что тот гений, но недооценивал его. От одного удара ноги все члены клана, окружавшие его стеной, полетели в стороны. Он поднял массивный меч и заблокировал сильный раскалывающий удар Цин Шуя.
  
  Искусство Преследования!
  
  Недвижимые Горы!
  
  Бум!
  
  Оба пошатнулись, отступив назад на шаг.
  
  Цин Шуй не применил свою полную силу. Если бы он применил все восемь миллионов цзинь, он бы сильно ранил противника, но он не хотел его заранее вспугнуть.
  
  Цин Шуй ждал, когда появиться человек из Клана Сяо. Вот, кто должен был умереть!
  
  "Ты хорош. Но оставить тебя в живых я не могу. Какая жалость, в клане Янь мог бы быть такой гений, как ты!" сказал Янь Хаочжэн со смешанными чувствами. В ответ он получил лишь удар мечом. Невыносимый тиранический удар!
  
  На этот раз Цин Шуй приложил чуть больше силы. Янь Хаочжэн потерял скорость процентов на десять, а его вес увеличился на десять процентов под влиянием Искусства Преследования. 10% - немалая сумма для людей такого уровня!
  
  Удар!
  
  И еще немного силы!
  
  И увеличил скорость! Он медленно увеличивал пропасть между способностями противника и своими.
  
  ......
  
  Когда они вновь скрестили мечи, Цин Шуй применил существенно больше силы. Однако в глазах окружающих, казалось, что это Янь Хаочжэн не выдерживает его натиска. Вот так старость боится юности. В этот момент Янь Хаочжэн отлетел в сторону...
  
  Цин Шуй снова прибавил скорость! Пора заканчивать с этим!
  
  Базовые техники меча!
  
  Пронзающий меч!
  
  Очень быстрый пронзительный рывок. Ударял, как разряд молнии, все видели, что удар был быстрым и прямым!
  
  Пу!
  
  Меч пронзил грудную клетку Хаочжэн!
  
  Никто не мог поверить своим глазам. Такой прямой и простой удар. Стиль был нетипичным, но он был таким простым, неумудренным, однако приводил к серьезным результатам. Непостижимо!
  
  Но одного не могли все понять: как же воин уровня боевого короля мог умереть от простого протыкания мечом? Базовые техники! Базовые!
  
  ......
  
  "Отец!"
  
  "Отец!"
  
  ......
  
  Раздались крики. Янь Хаочжэн был подушкой безопасности главной ветки Клана Янь. И он был мертв. Клан Янь погрузился в хаос, до полного коллапса был один шаг.
  
  Цин Шуй знал, что тот самый воин был где-то поблизости. Если он не появится сам, Цин Шуй придется пойти извилистым путем.
  
  Он решил, что уничтожит всех в Клане Сяо. Тогда этот человек обязательно обнаружит себя.
  
  Но пока ему нужно было убить Янь Чжунчжэн и его женщину из Клана Сяо!
  
  
  
  Глава 399
  Глава 399. В одиночку встряхнуть всю Страну Янь Цзянь... Та женщина из Клана Сяо.
  
  Как овцы без пастуха, весь клан Янь впал в полный хаос, когда Янь Хаочжэн умер. Цин Шуй продолжал резню, глазами жадно ища парочку среди улепетывающего стада.
  
  "Нас заставили люди из главной ветки. Мы невиновны! Янь Хаочжэн и другие - вот кого ищи, они виноваты. Они ненавидят клан Цин!" кричала в агонии женщина из толпы.
  
  "Все верно! Они контролируют наших детей. У нас не было выбора! Они никогда не считали нас частью семьи, ты ничего не добьешься, убив нас! Мы давно мечтаем, чтобы Янь Хаочжэн умер".
  
  ..........
  
  Цин Шуй молчал. Он все еще осматривался по сторонам.
  
  "Цин Шуй!" К нему подбежала Цин И.
  
  "Мама!"
  
  "Пожалуйста, перестань убивать людей из главной ветки и клана Сяо. Они не имеют отношения к этой резне. Они не имеют ничего общего с Янь Хаочжэн и другими..."
  
  Цин Шуй вдруг вспомнил Клан Сыту. Вэньжэнь Угоу погибла из-за его попустительства. Он будет сожалеть о своем решении до конца жизни!
  
  "Мама, ты помнишь, как все случилось с Кланом Сыту? Я не хочу совершать ту же ошибку снова". Цин Шуй нахмурился и посмотрел матери в глаза. Женщины всегда так мягки сердцем. Цин И помолчала немного, а потом тихо сказала:
  
  "Но ты обещал Цинцин, что ты отпустишь шестую ветку".
  
  Цин Шуй выдавил из себя улыбку. Он понимал, что имела в виду его мать. Она подозревала, сохранит ли ее сын жизни шестой ветке. Однако Цин Шуй хорошо подумал об этом и был решительно настроен не оставлять никого в живых.
  
  Его беспокоили не последствия, которые ожидали его, но последствия, которые ожидали близких его людей. Казалось, словно настало время расширить влияние Клана Цин. Ему не нужно было убивать целый клан, чтобы доказать это. Все уже поняли силу его клана, для этого не нужно отрыто убивать людей. Вообще резня обычно показатель слабостью. Но в этом случае были люди, которых нужно было убрать!
  
  Такие, как Янь Хаочжэн!
  
  И Клан Сяо!
  
  Цин Шуй принял решение. Он собрал всю свою энергию и закричал в толпу:
  
  "Те, кто не из главной ветки, встаньте слева!"
  
  И моментально толпа разошлась, и вперед вышли две сотни человек. Изначально всего их было около четырехсот. Оставшиеся две сотни были из главной ветки из Клана Янь. В оставшихся пяти ветках было не больше двух сотен человек вместе взятых. Боевых воинов и членов главной ветки было около сотни.
  
  Цин Шуй должен был вот-вот в одиночку тряхнуть, как следует, Страну Янь Цзянь.
  
  Среди группы в сотню человек Цин Шуй заметил женщину. Она была несравненной красавицей. Ей было около двадцати или тридцати лет. На ней была надета небесно голубая лисья шубка, волосы были убраны в высокий пучок. Ее кожа была безупречно гладка, как нефрит, брови полумесяцем, зубы белые, глаза ясные, как вода, а самым выдающимся была ее восхитительная фигура. Зрелая и очаровательная женщина. Хоюнь Лю-Ли, без сомнения, была очаровательной, но от этой женщины исходили вибрации "сухой розовой кости", что означало, что у нее были черты, явно выделявшие ее из толпы остальных людей. У нее была большая выступающая грудь. Цин Шую не очень нравилась большая грудь у женщин, особенно, когда она была похожа на два волейбольных меча. Но у этой женщины все было иначе. Грудь была гигантской, но идеально круглой. Ее грудь колыхалась, будя зверя в любом мужчине. Талия у нее была стройная, а бедра круглые. Она могла соблазнить любого одним своим видом даже со спины. Внимательно рассмотрев ее, Цин Шуй убедился, что это и была та самая женщина из Клана Сяо. Женщина из Клана Сяо!
  
  Она нагло и похотливо рассматривала Цин Шуя, словно смерть Янь Хаочжэн никак не повлияла на нее. Она была красивой, талантливой и нежной женщиной. Ее аура очень сильно действовала на Цин Шуя. Он перевел взгляд на мужчину, стоявшего рядом с ней, чтобы избежать зрительного контакта с ней. Мужчина был изящным, с достоинством. Ему было около тридцати. Его взгляд очень отличался от взгляда женщины. Он с глубокой ненавистью смотрел на Цин Шуя.
  
  "Ты должно быть Янь Чжунфэн!" ухмыльнулся Цин Шуй. Эти двое были причиной, по которой умер его отец; по которой Цинцин влачила жалкое существование; по которой его мать жила в глубоком отчаянии.
  
  Янь Чжунфэн стоял в окружении около сотни воинов. Удивительно, все они были либо на вершине Сяньтянь, либо Боевыми Королями. Цин Шуй заметил среди других также седовласого старика. Цин Шуй прикинул его силу: она примерно равнялась силе Янь Хаочжэн. И еще два старика, сравнимых по силе Янь Хаочжэн.
  
  Теперь все было ясно. Цин Шуй наблюдал за всеми воинами, окружавшими парочку. Каждый был вооружен особым оружием, казалось, они хорошо подготовились к представлению.
  
  "Цин Шуй, ты умрешь сегодня!" сказал Янь Чжунфэн голосом, полным глубокой ненависти. Он знал, что раз умер его отец, ему не удержать позицию и статус в Клане Янь. Его дедушка никогда его не поддерживал. Янь Чжунфэн давно жил под давлением, пытаясь сохранить взаимоотношения с кланом Сяо. Более того, женщина рядом с ним постепенно теряла к нему интерес. С тех пор, как Янь Чжунфэн удачно подцепил Сяо Шиюнь из Клана Сяо, он приобрел контроль над ее телом, но не над сердцем. Она бы с радостью ушла к любому другому, кто бы осмелился соблазнить ее. Она была ненасытной. Слишком хорошо знал эту ее черту Янь Чжунфэн, но из-за семейных дел с Кланом Сяо, ему приходилось мириться с ней. Сам он не был человеком амбициозным. Он хотел лишь захватить Клан Сяо, а Сяо Шиюнь бы была рядом, и ничего другого...
  
  "У тебя нет никаких прав говорить такое. Ты лучше других знаешь, почему я здесь. Ты считаешь, ты сможешь убить меня с помощью этих людей рядом с тобой?"
  
  "Столько презрения в твоих словах, но они тебя хорошо характеризуют", повернул ситуацию Янь Чжунфэн. "Убейте его. Кто убьет, исполню любое его желание".
  
  Воины, которых привел Чжунфэн, понимали, что им придется бороться изо всех сил. Они не могли бежать, потому что знали, что единственный шанс выжить был убить этого молодого человека перед ними. Один из мужчин выкрикнул:
  
  "Скооперируйтесь и убейте его, иначе он вас поодиночке убьет!"
  
  Никто не сбежал с поля боя.
  
  Атмосфера сильно накалилась.
  
  "Он всего лишь молодой человек. Ну, насколько он силен? Четыре руки лучше двух кулаков, поэтому все, хватаем мечи и убиваем его!"
  
  .............
  
  Цин Шуй держал Меч Большой Медведицы в правой руке и горсть камней в левой. Камни могли причинить смертельные раны, если попадут в жизненно важные точки противника.
  
  Рык!
  
  Цин Шуй поднял голову и издал оглушающий рык. Он выстрелил камнями из левой ладони на максимальной скорости!
  
  Около дюжины воинов Сяньтянь тут же повалились на землю.
  
  На него хлынули воины. Были моменты, когда ему удавалось нанести удар по противнику.
  
  Как же хрупка человеческая жизнь!
  
  Защитный Жилет Семи Звезд!
  
  Цин Шуй выпустил силу Меча Большой Медведицы и соединил ее с доспехами. Его защита и без того была в три раза больше после того, как он принял Ядро Золотой Мистической Черепахи. Вместе с удвоенной защитой от базовой техники меча, он увеличил защиту в шесть раз...
  
  Основной целью Древней Техники Усиления было укрепление физической силы тела! Вместе с ужасающей силой Цин Шуя, он буквально превратился в чудовищную машину для убийства. А это было хуже, чем тигры посреди стада овец.
  
  Это значило смерть от одного удара!
  
  Полное уничтожение!
  
  .......
  
  За какие-то несколько мгновений Цин Шуй смел сотню боевых мастеров одной грубой силой. Его доспехи были в кровавых пятнах. Меч Большой Медведицы был чистым. Ни единого пятнышка крови на лезвии.
  
  Остались лишь Янь Чжунфэн, женщина из Клана Сяо и несколько стариков.
  
  "Выходи!" резко сказал Цин Шуй, не оборачиваясь.
  
  "Кхе-кхе".
  
  Со вздохом вперед вышел старик. Его голова была полна белых волос, а тело выглядело таким слабым!
  
  "Дедушка, спаси меня!" взмолился дрожащий Янь Чжунфэн, увидев старика. Он боялся. Безумие Цин Шуя убило в нем все желание драться!
  
  "Отец!"
  
  "Отец!"
  
  "Дедушка!"
  
  "Дедушка!"
  
  "Прадедушка!"
  
  ...........
  
  В одно мгновение все рыдали. Этот человек был мастером Клана Янь, отцом Янь Хаочжэн и Янь Хаожань.
  
  "Цин Шуй, я ни на что не надеюсь. Но что нам сделать, чтобы ты отпустил этих людей? Я с радостью отдам свою жизнь в обмен на их жизни", говорил старик, глядя на Цин Шуя со смешанными чувствами. Цин Шуй покачал головой из стороны в сторону.
  
  "Лайбао!" крикнул старик слабым голосом. Еще один старик с белой головой выплыл откуда-то. Он выглядел не таким старым.
  
  "Сэр!" поприветствовал Лайбао старика с большим уважением.
  
  "Подойди к старику Цин, чтобы он получше разглядел тебя. Тогда ты держал нож у его горла. Я хочу, чтобы эту руку отрезали!" спокойно произнес старик. Лайбао опустил голову и вынул нож. Он остановился в пяти метрах от Цин Ло и резко отрезал свою правую руку! Пот градом потек с его лица, он сдержался, чтобы никто не услышал крик боли.
  
  Старик повернулся к Цин Шую, но тот лишь снова покачал головой.
  
  "Янь Хун!"
  
  "Сэр!" Еще один старик поднялся.
  
  "Ты привез сюда Цинцин. Ты искупишь свой грех кровью. Не волнуйся, я позабочусь о твоей семье", спокойно сказал старик.
  
  И Янь Хун покончил с собой"
  
  Янь Чжунфэн трясся от ужаса. Цин Шуй же не двигался, выражение его лица было спокойным. Он спокойно рассматривал старика.
  
  "Цин Шуй, в твоем теле течет кровь Клана Янь. не нужно убивать людей из того же клана, что и ты. Ты наносишь этим глубокую боль мне", слабым голосом пожаловался старик.
  
  "Кто был мастером в клане, когда все случилось?" спросил Цин Шуй.
  
  Старик замолчал. Его лицо изменилось. Он открыл рот:
  
  "Я".
  
  "Основная ветка убила Янь Чжунъюэ. Тогда дай-ка я вот что спрошу у тебя: Почему же ты оставил в живых людей, которые убили человека из своего же клана? Когда Янь Хаочжэн использовал детей и женщин из шестой ветки, чтобы шантажировать меня, где ты был?" с улыбкой спрашивал Цин Шуй этого "доброго и честного приятного" старичка.
  
  Мужчины безжалостны, жестоки, всегда стремятся к успеху любой ценой, даже ценой жизней. Для семьи, которая держала его клан на вершине, устраняя другие кланы, падение на самое дно было предсказуемым, стоило толкнуть одну шашечку домино. Все начало рассыпаться на глазах.
  
  "Тогда назови свои условия. Я на все согласен. Что бы ты ни попросил, я надеюсь, Клан Янь сможет оставить за собой какое-то наследие". Всем своим видом старик пытался показать, как он терпит Цин Шуя, ворчливо предложив ему этот вариант.
  
  "Я отвечу после того, как убью этих двоих". Цин Шуй уже направился к своим целям: Янь Чжунфэн и Сяо Шиюнь. Он понимал, что старик хотел сохранить жизнь Янь Чжунфэн, когда он делал свои предложения. Все прямые наследники Клана Янь уже были мертвы. Он хотел сохранить жизнь Чжунфэн из-за его статуса мужа женщины из Клана Сяо. С этим браком у Клана Янь всегда была надежда на поддержку со стороны Клана Сяо. если Янь Чжунфэн и Сяо Шиюнь умрут, то и Клану Янь конец.
  
  Клан Сяо никогда не простит этого Клану Янь.
  
  Цин Шуй быстро подключил к ногам метод ядерной Ци и направился прямиком к парочке. Его скорость немедленно увеличилась!
  
  Разрывающий коготь Тигра!
  
  "Ты не посмеешь!" Выражение лица старика изменилось в какие-то доли секунды. На нем полыхала ярость!
  
  Цин Шуй применил разрывающий коготь тигра к Янь Чжунфэн. А последний был воином четвертого уровня Боевого Короля. Он считался гением, которому удалось продвинуться с первого до четвертого уровня за каких-то двадцать лет. Однако своим продвижением он был обязан постоянным приемом ценных медицинских трав и огромной куче денег для приобретения Гранул Концентрации Духа в Секте Изящной Медицине.
  
  Жилет семи звезд работал вовсю! Цин Шуй решил убить Янь Чжунфэн, во что бы то ни стало!
  
  Удар Хвостом Тигра!
  
  Этот удар достался женщине из Клана Сяо!
  
  
  
  Глава 400
  Глава 400. Жестокое уничтожение Цветка. Падение клана Янь. Изменения в Цинцин.
  
  Хоть Янь Чжунфэн и находился в панике, он все же был практикующим воином. Инстинктивно он занес свой меч и направил его прямо к горлу Цин Шуя. И этот удар нельзя было сбрасывать со счетов.
  
  Однако Цин Шуй не дрогнул. Волна золотистой Ци пробежала по его ладоням. Вспышка! И он схватил меч Чжунфэн голыми руками!
  
  Дзынь!
  
  Дзынь!
  
  Когда Янь Чжунфэн увидел, что его меч сломан пополам, он знал, что ему конец.
  
  Меч Большой Медведицы сверкнул в руке Цин Шуя и пронзил грудную клетку Чжунфэн. В ту же самую точку, что и Хаочжэн. Одновременно и удар ногой пришелся прямо по грудной клетке женщины.
  
  Бум!
  
  Ладонь старика приземлилась прямо на спину Цин Шуя.
  
  И тот отлетел назад!
  
  Тонкая струйка крови вытекла из уголка его губ.
  
  Конечно, благодаря текущей защите, Цин Шуй не сильно пострадал. Легкие ранения были неизбежны. Цин Шуй знал, на что он шел. Иначе он бы и не пошел против старика.
  
  Все дело было в Ядре Мистической Черепахи и Жилета Семи звезд. Если бы не эти атрибуты, он бы пострадал очень серьезно от такого удара. Может быть, и с жизнью уже попрощался.
  
  Подлая атака воина вершины седьмого уровня Боевого Короля. По сравнению со слепцом с поля боя у резиденции Цанхай, он был гораздо сильнее.
  
  Янь Чжунфэн был мертв. И Сяо Шиюнь! Она не успела произнести ни слова. Она даже не сопротивлялась ничуть. Она была уверена, что Цин Шуй не нападет на нее. Когда она увидела, каким взглядом Цин Шуй на нее смотрит, она подумала, что похоть в его глазах поможет ей спасти свою жизнь. Цин Шую и правда она понравилась. Ему нравились такие женщины - достойные, умные, очаровательные. Однако она себя переоценила, а Цин Шуй решил, что этому цветку не жить больше на земле!
  
  Жестоко уничтожил прекрасный цветок!
  
  Сяо Шиюнь даже слова не смогла сказать.
  
  Цин Шуй повернулся к старику. Вытерев кровь из уголка рта, он уставился на врага. Однако старик внезапно сказал что-то, что крайне удивило Цин Шуя.
  
  "Добавь Янь к своему имени, и я помогу тебе добиться своей цели. Ты не только сможешь унаследовать Клан Янь, но я отплачу тебе всем своей жизнью. Что скажешь?"
  
  Глаза старика горели огнем. Это была кровь, которая текла и в жилах Цин Шуя. Кровь Клана Янь. Поэтому Цин Шуй был так похож на Янь Чжунъюэ.
  
  Ир девяти континентов принадлежала сектам и влиятельным кланам. Таким образом, каждый воин стремился заручиться защитой, или получить влияние над территорией. Все стремились получить поддержку от определенных сект и кланов. И сильное чувство принадлежности к своим сектам и кланам было делом обычным.
  
  Цин Шуй холодно смотрел на старика. Ему дела не было до Клана Янь. поэтому его взгляд прекрасно отражал его намерения.
  
  "Кровь в тебе - кровь нашего клана. Неважно, возьмешь ли ты эту фамилию или нет. Ха-ха, в любом случае время Клана Янь подходило к концу. Даже если бы ты сегодня не пришел, мы бы не продержались и поколения. Так что все к лучшему. И еще. Тебе нужно бояться второго мастера Сяо из Клана Сяо. Он - Старший из Башни Меча, и он очень силен. Я рад, что смог помочь тебе достичь цели сегодня".
  
  Цин Шуй понимал, что старик дает последние распоряжения перед смертью. А тот радостно засмеялся, потом резко замолчал и медленно опустился на земли. Блестящий серебряный меч пронзил его грудь, окрасившись в красный цвет.
  
  ...
  
  Горестно стало Цин Шую в этот момент.
  
  Цин И, стоявшая вдалеке, смотрела на эту сцену со слезами на глазах. Глаза Цинцин тоже наполнились слезами, она не знала, что ей делать.
  
  ...
  
  Глава Клана Янь был мертв. Значит, все претензии между Кланом Цин и Кланом Янь были утрясены.
  
  Вражда длиной в двадцать лет! Груз на сердце Цин Ло больше не давил, но...
  
  Цин И страдала двадцать лет. Цин Шуй усердно трудился пятнадцать лет, терпел лишения пятнадцать лет. И сегодняшняя победа была единственным мотивом!
  
  ...
  
  С падением старика весь Клан Янь затрещал по швам. Они еще не совсем погибли, но впереди их ждала ярость Клана Сяо. Уж они-то точно по справедливости обойдутся с ними.
  
  Если Цин Шую удастся смести с лица земли и Клан Сяо, все равно у Клана Янь больше не было никакого статуса в городе, большинство их экспертов были мертвы или смертельно ранены. Осталось примерно треть клана, они были незначительными, третий сорт в Городе Янь, по сути. У них был лишь один путь к спасению - Цин Шуй. Он бы смог удержать клан от падения и привести его к еще большей славе, чем раньше. Просто никто не смел произнести это вслух.
  
  Люди из Клана Сяо не исчезли. И Цин Шуй понимал, что настал черед применить самые экстремальные методы. С самого начала он понимал, что ему не следует отпускать в живых никого из Клана Сяо. С самого момента, когда Цин Шуй прибыл в город Янь и увидел Молодого Мастера Сяо, дразнившего Цинцин, он принял это решение. Стереть Клан Сяо в порошок!
  
  "Брат Цин Шуй!"
  
  Янь Лин"Эр подошла к нему. Цин Шуй повернулся и посмотрел на хрупкую девушку, не говоря ни слова. В шестой ветке клана Янь другая женщина, та высокая продавщица мехов, смотрела на происходящее, раскрыв рот. Она и думать не могла, что мужчина, который так понравился ей, окажется мстителем, да еще и родственником ей... И не в те ли меха одеты его женщины?
  
  Янь Лин"Эр тихо сказала:
  
  "Второй Мастер Сяо очень уважаем. Будь осторожнее!"
  
  ...
  
  В Клане Лай Цзютянь смотрел на Цин Шуя восхищенными глазами. Он очень надеялся на этого юношу, но не ожидал, что тому так легко удастся провернуть это дело. Такой молодой эксперт и был Боевым Королем, а, скорее всего, даже более высокого уровня.... Лай Цзютянь понимал, что только эксперт вершины боевого короля сможет противостоять Цин Шую. Даже десятого уровня Боевой Король не устоит.
  
  От этого его сердце билось сильнее. Это означало, что Цин Шуй, вероятно, скоро превратится в первого культиватора Боевого Святого на всем Континенте Зеленого Облака!
  
  "Самый сильный человек на Континенте Зеленого Облака в будущем!" с удивлением думал он.
  
  Поговорив с Лай Цзютянь и другими, Цин Шуй извинился и ушел на свой двор вместе с матерью и дедушкой.
  
  Лай Цзютянь был счастлив. И сын его, Лай Чусун, светился от радости.
  
  "Чусун, с каких это пор ты научился так разбираться в людях? Подумать только, ты подружился с таким человеком!"
  
  Лай Цзютянь был явно впечатлен. От одного только пребывания Цин Шуй в их резиденции Клан Лай приобретал огромную пользу. Они смогут в будущем подняться на вершины в Городе Янь. да и не только это. Цин Шуй и Лай Чусун называли друг друга братьями. Зная об этом, кто осмелится потревожить их клан?
  
  На этот раз Клан Лай оказались большую пользу Цин Шую. И Цин Шуй оценил их хорошие намерения. Для Цин Шуя Лай Цзютянь был хорошим человеком, с положительной энергией, или же хитрющей лисой, которая ловко пряталась под маской хорошего человека.
  
  Цин Шуй обмылся, переоделся и вычистил свои доспехи. Он вышел в гостиную в свежей чистой одежде.
  
  С самого возвращения Цин И не находила себе места. Цин Шуй понимал ее чувства. Она привыкла нести в душе этот груз, даже не думала, что это когда-то закончится. И тут вдруг огромный камень с ее души просто упал. И ей было некомфортно.
  
  Цинцин уже другими глазами смотрела на Цин Шуя. И на Цин И, и на других она уже иначе смотрела. С самого момента встречи с матерью и младшим братом, она постепенно стала вспоминать то, что чувствовала в далеком детстве. Цин И не выпускала ее руку из своей руки. Это была любовь, забота, вина, что вели ее. И от этого Цинцин было очень тепло в душе. Да, она не жила рядом с матерью, но у нее был любящий отец. Просто когда ей исполнилось десять лет, ее мир резко изменился. И только сейчас она, наконец, почувствовала тепло.
  
  Тепло семейного очага.
  
  Эта женщина рядом с ней подарила ей жизнь. Она и держалась столько лет только потому, что ждала, когда та придет за ней. Многие говорили ей, что это бесполезно, но она не верила в это. И так она прождала десять лет...
  
  И этот день, которого она так ждала, наконец, наступил!
  
  "Мама!" тихонечко сказала она. Ее голос был зажат, как будто она только училась говорить. Но Ци И чуть не подпрыгнула от удивления.
  
  "Цинцин, Цинцин, ты признаешь меня своей матерью!"
  
  Довольный Цин Шуй стоял рядом и улыбался. Цинцин впервые произнесла слово "мама". И это отозвалось в сердце Цин Шуя. Двадцать лет он не мог никому сказать слово "Отец". Конечно, в своей прошлой жизни он не мог пожаловаться на нехватку материнской или отцовской любви, и все равно он чувствовал сожаление.
  
  "Мама!"
  
  Цинцин обняла Цин И и разрыдалась. Она, наконец, смогла заплакать. Она десять лет подавляла свои эмоции. Теперь эти слезы освободили ее, ей стало радостно на душе. Выплакав все горе, она почувствовала себя лучше.
  
  
  
  Глава 401
  Глава 401. Трудно создать Большую останавливающую Гранулу. Форма слона. Золотой гигантский слон.
  
  Шуй Шуй не понимал, почему Клан Сяо не предпринимает никаких шагов. Они решили бросить Клан Янь или у них есть какой-то скрытый мотив? Он не мог понять. Люди клана Сяо явно были в своей резиденции, но от них не было ни звука.
  
  Цин Шуй оставил огненную птицу патрулировать в небе с самого начала заварушки, особенно следить за передвижениями Клана Сяо. Птица далеко продвинулась в своих возможностях и теперь могла передавать все, что видела Цин Шую. Он не знал наверняка, обладали ли все летающие чудовища такой способностью, однако в исторических книгах встречал информацию о том, что у Укротителей Чудовищ такая способность была. Укротители обычно владели несколькими мифическими чудовищами, которые обладали широким полем зрения, увеличивая шансы хозяина на удачную охоту.
  
  Однако связь Цин Шуя и его жар-птицы пока не была визуальной. А иначе в его арсенале появилось бы еще одно исключительно грозное оружие!
  
  Небо уже темнело, Клан Сяо затаился, поэтому Цин Шуй решил отправиться туда еще раз завра. Он был физически и морально истощен, в конец концов, это был груз последних двадцати лет.
  
  Луна на небе города Янь спряталась за темными облаками. Снова сорвался густой снег, очищая землю от следов крови, лившейся рекой на месте битвы. Приближался конец года, был второй сильный снегопад, чуть сильнее того, что прошел пару дней назад.
  
  В сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Что бы ни случалось, Цин Шуй не оставлял культивацию ни на день. Это была его страховка, когда дело доходило до его корней в мире девяти континентов. В этом мире, где сила представляла высшую ценность, где сила была всем, она была страховкой всему.
  
  Если бы в Клане Цин была сила, Цин И и все остальные никогда не столкнулись бы с такими трудностями, им бы не пришлось ждать двадцать лет до отмщения.
  
  Если бы у Клана Янь была сила, то это бы не случилось с ними.
  
  Цин Шуй циркулировал Древнюю Технику Усиления, которая постепенно продвигалась, медленно, словно тяжелая гора. Медленно, но мощно техника циркулировала цикл за циклом. Тяжесть заставляла его почувствовать, словно он пытается столкнуть гору с места. Древняя техника курсировала по его телу, постоянно очищая его меридианы, кости, Даньтянь, питая его внутренние органы теплом. Образ Инь-Янь в его подсознании медленно вращался, постоянно усиливая его дух и согревая его тело. Древняя техника усиления постоянно укрепляла тело, образ Инь-Янь сверкало золотым светом, стимулируя его жизненную силу и упругость.
  
  ..........
  
  Цин Шуй открыл глаза, потому что его начало легонько потряхивать. Его губы растянулись в блаженной улыбке. Древняя техника усиления вошла на 137-й уровень, он чувствовал, как его тело снова стало чуть сильнее.
  
  Цин Шуй очень хотел поскорее достичь пика пятого небесного уровня, поскорее войти на 199-й цикл. Он даже и не мечтал о прорыве на 6-й небесный уровень, понимая, что это исключительно тяжелая задача. Хозяйка Дворца Туманного Зала стала его пропуском на пятый небесный уровень, в том чудесном сне посреди моря цветов. После этого и Сфера Вечного Фиолетового Нефрита поднялась на новый уровень, и Гранулу Красоты он смог создать. То есть, чтобы прорыв состоялся, ему был нужен особенный случай.
  
  А теперь у него не было ни одного предположения, когда он сможет пробиться на шестой небесный уровень, ведь для этого нужна некая возможность.
  
  Сила бешеного быка!
  
  Недвижимости гор!
  
  Энергия Природы!
  
  ... Он циркулировал все техники одновременно для достижения наибольшего эффекта.
  
  Кулак Тайчи!
  
  Базовые Техники Меча!
  
  Длани Золотого Будды Девятой Волны!
  
  Искусство Преследования!
  
  .....................
  
  Цин Шуй тренировал искусство культивации одно за другим. Он никогда не давал слабину ни в одной технике. Он уделял больше времени Древней Технике Усиления, так как она была основой для его культивации. Он медленно направлял ее к своим ладоням, которые постепенно становились прозрачными. Он приступил к Святым Ладоням.
  
  Он так и чувствовал духовную Ци, протекавшую сквозь ладони, что являлось самым важным условием для этой техники. Культивация Святых Ладоней крутилась вокруг циркуляции Древней Техники Усиления, которая увлажняла и согревала его ладони. Все, что требовалось от него, это постоянно держать искусство культивации включенным в процесс.
  
  С самого первого раза, когда он активировал Святые Ладони, ничего не менялось. Они снова стали теплыми и влажными, от них исходило легкое прозрачное свечение. С самого момента прорыва Древней техники на пятый уровень, духовная Ци Святых Ладоней также стала сильнее. Но Цин Шуй не чувствовал никаких прорывов в этой технике, просто она существенно усиливалась. Но и этого было ему достаточно, так как увеличение силы было самым важным для него, а не прорывы. Сила росла, так что его не волновало, достиг он прорыва или нет.
  
  Прорыв был нужен тогда, когда воин застревал на одном месте, они были нужны для дальнейших улучшений. Но при этом, если не достичь прорыва на вершине одного уровня, то и сила далее расти не будет, сколько не тренируйся.
  
  ............
  
  Техника Хаотичных Божественных Первобытных Игл!
  
  Алхимия!
  
  .............
  
  Цин Шуй отдохнул и перекусил, и решил пройтись по пространственной сфере. Он был очень доволен, когда увидел, как буйным цветом растут его лекарственные травы. Они достигли примерно 800 лет. Время в сфере летело быстро после того, как она расширилась до 5-го уровня. Через пару лет его травы будут уже тысячелетними. Цин Шуй радовался от одной только мысли о том, что у него будет бесценное поле тысячелетних трав. Он даже запланировал грядки для растений двух и трех тысяч лет. Ему нужно было лишь отсортировать их слой за слоем для личного использования. За последние несколько лет Цин Шуй смог собрать довольно серьезную коллекцию трав, благо земли в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита было предостаточно. Как только он находил нечто ценное в реальности, он тут же переносил их в сферу. Кто знает, когда они понадобятся ему в будущем.
  
  И рыбы стало больше в пруду. У Цин Шуя в глазах зарябило от разнообразия живности. Там были рыбы всех цветов, креветки, черепахи, крабы, ракушки. Он даже заметил, как водяная змея пронеслась сквозь толщу воды, как молния, между коралловыми рифами.
  
  Гигантский лотос с девятью лепестками прямо посередине пруда светился жизненной силой, занимая почти весь центр пруда, помогая росту всех живых существ в воде.
  
  Второй цветок жизни тоже расцвел. Третий цветок выпустил бутон. Но до его цветения нужно было еще подождать пару лет. Цветок жизни переполняла жизненная сила. Чудесный цветок, спустившийся прямо с небес. Один распустившийся цветок помогал жизненной силе и улучшал качества роста растений в радиусе ста метров на 10%. Увеличение в 10% было равно году созревания. Для растения тысячи лет от роду 10% увеличения в качество добавляло еще сотню лет зрелости!
  
  Два распустившихся цветка увеличивали жизненную силу, и поднимало качество растений в радиусе двухсот метров на 10%.
  
  Пять распустившихся цветков увеличивали жизненную силу, и поднимало качество растений в радиусе пятисот метров на 10%.
  
  Шесть распустившихся цветков увеличивали жизненную силу, и поднимало качество растений в радиусе шестисот метров на 10%.
  
  ........................
  
  А девять распустившихся цветков увеличивали жизненную силу, и поднимало качество растений в радиусе девятисот метров на 50%.
  
  А десять распустившихся цветков увеличивали жизненную силу, и поднимало качество растений в радиусе двух тысяч метров на 100%.
  
  Цветы жизни были известны также под названием Цветов Вечности. Их лепестки никогда не опадали. Первое цветение требовало сотню лет, второе - две сотни лет, третье - трехсот лет. Девятое цветение занимало 900 лет, десятое - 2000 лет!
  
  Цветы Жизни были чудесными цветами, посланными с небес. Прямо употребление в пищу первого цветка увеличивало продолжительность жизни на десять лет.
  
  Прямое употребление в пищу первого цветка увеличивало продолжительность жизни на десять лет.
  
  Прямое употребление в пищу второго цветка увеличивало продолжительность жизни на 20 лет.
  
  Прямое употребление в пищу третьего цветка увеличивало продолжительность жизни на 30 лет.
  
  Прямое употребление в пищу четвертого...
  
  Прямое употребление в пищу девятого цветка увеличивало продолжительность жизни на 90 лет.
  
  Прямое употребление в пищу десятого цветка увеличивало продолжительность жизни на 100 лет.
  
  Один цветок можно было употребить. Вне зависимости от того, который цветок расцвел, можно было употребить только один цветок.
  
  .............
  
  Чудесный цветок жизни имел лекарственные свойства подобные Большой Восстанавливающей Грануле, вообще напоминал эту гранулу. Цин Шуй скептически относился к эффектам медицинских средств второго королевского уровня. У него было предчувствие, что эта "Великая Восстанавливающая Гранула" не так уж и эффективна и не давала увеличений на 20%, как было обещано.
  
  Жаль только, что ему еще нужно было искать ингредиенты для рецепта большой восстанавливающей гранулы. Поэтому цветок жизни был вне конкуренции.
  
  Цветок жизни был красновато-розового цвета, размером с чашку. Этот цветок не опадет еще целых сто лет, а Цин Шую уже надоело наблюдать за ним, и он переключил свое внимания на персик, который должен был вскоре созреть.
  
  Цветы сливы снова усыпали сливовое дерево, словно нетронутый белый снег укрыл его с верхушки до земли. У него как раз подходили к концу запасы вина на персиковом цвете, поэтому он решил сварить еще немного после того, как текущий инцидент утрясется.
  
  Вспомнив про инцидент, он вспомнил и про то, что завтра его ожидал поход на клан Сяо, поэтому Цин Шуй решил еще раз заняться культивацией.
  
  Кулак от Спины!
  
  За все это время он стал еще более осведомленным в этой Технике Кулака, Соединенным со Спиной. Ему не удалось очистить больше акупунктурных точек на руке, но энергия, текшая от его спины к обеим рукам, увеличилась многократно. С Божественной Техникой Очистки Рук, которая достигла Большой Стадии Успеха, он смог очистить много точек. Выносливость и взрывная сила его рук уже достигла ужасающего уровня.
  
  Важно знать, что большинство культиваторов полностью использовать всю силу тела. Чтобы использовать 80% всей силы в теле, нужно было иметь большую выносливость. Другая история, если в дело вступало божественно оружие, потому что оно позволяло выпускать излишки энергии из тела. Для культиватора Техники владения мечом разница между кулачным боем и боем с применением оружия была как небо и земля.
  
  Закончив с Техникой Кулака От Спины, он вдруг вспомнил про то, что в Искусстве Мимикрии Девяти Животных была Форма Слона, которую тоже можно было культивировать. Однако у него никак не доходили руки. Он планировал изучить ее, как только у него появилось бы чуть больше свободного времени.
  
  Погрузившись в море подсознания, Цин Шуй изучил информацию о Форме Слона. Было лишь одно слово, которое описывало это исследование...
  
  Отвлечение!
  
  Там были еще кое-какие вещи, но он решил сосредоточиться на этом. Форма слона была одной из самых мощных форм среди всех мифических зверей в Мимикрии Девяти Животных.
  
  В его предыдущей жизни слоны были самыми большими наземными животными. Считалось, что в их крови находились следы крови динозавров. Самый большой слон, которого зарегистрировали в свое время, достигал десяти метров в длину и четырех метров в высоту. А весил он около 15000 цзинь!
  
  В мире Девяти Континентов мифических созданий, похожих на слона, было много, их тела были также сильны и крепки. Они обычно обитали в Лесу Мифических Чудовищ ближе к северной части континента, посреди Гор Гигантских Чудовищ.
  
  На континенте обитали Золотые Гигантские Слоны, которые достигали 30 метров в длину и 9 метров в высоту. Все его тело было крепким, как алмаз, оно могло пробивать камни насквозь. Эти слоны считались самыми мощными мифическими чудовищами, их сила была, как минимум, на уровне Боевого Святого.
  
  
  
  
  
  Глава 402
  Глава 402. Топот Могучего Слона. Бриллиантовая Ци. Кокетка.
  
  Цин Шуй пришел в сознание и продолжил заниматься рутиной дальше.
  
  Топот Могучего Слона!
  
  Транслируя образ гигантского слона через все тело, воин совершает резкий неожиданный удар ногой по земле, за которым следует громогласный слоновий крик. Это поднимает силу Ци и увеличивает скорость потока крови, что приводит к резкому увеличению силы. В то же самое время существует небольшой шанс на то, что поток силы Ци противника уменьшится.
  
  Топот могучего слона (малая стадия успеха) поднимала силу воина на 20%, а сила удара ногой была в два раза больше силы воина. Это ограничивалось базовой силы и не включало в себя никакого другого укрепления.
  
  Мощный топот слона (большая стадия успеха) поднимала силу на 50%, а сила удара ногой была в пять раз больше силы воина. Это ограничивалось базовой силы и не включало в себя никакого другого укрепления.
  
  Мощный топот слона (великая стадия успеха) поднимала силу на 100%, а сила удара ногой была в десять раз больше силы воина. Это ограничивалось базовой силы и не включало в себя никакого другого укрепления.
  
  Цин Шуй был в восхищении от прочитанного. Его текущая сила была примерно около трех миллионов цзинь, значит, на малой стадии успеха его сила увеличиться на 600 тысяч цзинь. Сила топота будет 6 миллионов цзинь. А на великой стадии успеха это будут все 30 миллионов цзинь. К сожалению, сила удара была ограниченной. Если бы он наступил на кого-то такой силой...
  
  Цин Шуй чувствовал, что топот мощного слона не была легкой для изучения техникой.
  
  Он продолжил читать.
  
  Безрассудный слон!
  
  Слон переходит реку!
  
  ......
  
  Цин Шуй быстро сканировал названия техник, пропуская описания, потому что времени на медленное пережевывание и понимание у него не было. Цин Шуй решил попробовать этот Топот Мощного Слона, а из любопытства быстро пролистывал другие возможности Формы Слона. Он видел множество картинок, на которых чаще всего были изображены гигантские пугающие слоны. Их тела были словно сделаны из золотого корунда; их массивные тела были непревзойденно крепки. И ни капельки неуклюжести не было в них.
  
  На рисунках несколько массивных золотых слонов трубили, задрав головы к небу, и по их ауре казалось, что они способны разорвать небо на части. Некоторые из рисунков также изображали раскрошенную и разорванную землю после ударов их ног. Сила, которая разрывала землю, также расколола множество живых существ напополам...
  
  За ними шла серия рисунков, изображавших битвы гигантских слонов. Монстроподобные медведи размером с небольшую гору и летающие чудовища также были на тех рисунках. Гигантские голубые питоны, а у некоторых питонов были рога на голове, или их, скорее, нужно было назвать желтыми драконами Цзяо? Всех их побеждали Золотые Слоны.
  
  Цин Шуй быстро просматривал информацию. Там были еще и спокойные рисунки, изображавшие, как Золотые Слоны отдыхают на земле...
  
  Он чувствовал, что самые невероятные образы были изображения Гигантских Золотых Слонов, идущих по поверхности огромного водоема. Это были Мощные Слоны, переходившие реку...
  
  ............
  
  Цин Шуй медленно закрыл глаза, чтобы пережить то огромное влияние, которое возымели на него эти рисунки. Они словно протекали перед его глазами. Он снова чувствовал разрушение, силу, тревожащее величие их ауры.
  
  Когда он открыл глаза, он понял, что прошло два часа. Образы не увеличили способности Цин Шуя, но его визуализация этих образов изменилась. Он был уверен, что мощь Гигантского Золотого Слона нисколько не уступала Боевому Святому по своему уровню. Он чувствовал, словно своими глазами стал свидетелем битвы между дьявольскими чудовищами уровня Боевого Святого.
  
  Для многих мастеров боевых искусств всегда существовала странная надежда увидеть битву между культиваторами уровня Боевого Святого. Естественно, что такие битвы были крайней, крайней редкостью.
  
  Успокоив мысли, Цин Шуй вернулся к изучению особенностей техник культивации Топота Могучего Слона.
  
  Топот Слона относился к типу "бриллиантовой Ци". Если бы Цин Шую удалось успешно культивировать бриллиантовую Ци, то он бы достиг Малой Стадии Успеха. Смочь совместить эту Ци и собственную Ци переведет его на Большую Стадию Успеха. И, в конце концов, Великая Стадия Успеха будет тогда, когда оба типа Ци сольются воедино.
  
  Цин Шуй не до конца понимал эти инструкции. Он, конечно, был счастлив, потому что уже ощущал особую связь между Бриллиантовой Ци и его Ци Древней Техники Усиления.
  
  Канал передачи Бриллиантовой Ци включал в себя четыре конечности, спину и живот; то есть она проходила почти по всему телу. Цин Шуй был впечатлен. Не удивительно, что ее назвали Бриллиантовой Ци.
  
  Он медленно наклонился, почти как в позе лошади, закрыл глаза и пошел по следу Бриллиантовой Ци, медленно транслируя свою Ци, не используя энергию Древней Техники Усиления. Медленно набрав грудью воздух, он повел свою Ци по каналам передачи энергии в своем теле, по которым шла Бриллиантовая Ци.
  
  Время летело незаметно, Цин Шуй не чувствовал никаких изменений в своей жизненной энергии. Он знал, что трансляция формы слона не будет такой легкой, как другие форм, так как форма слона имела самые высокие требования. Успех дело непростое.
  
  Он остановился и призадумался. Затем он продолжил тренировки, однако неудача снова поджидала его. После множества провалов, Цин Шуй постепенно привык к ним.
  
  На следующий день он проснулся очень рано. Приведя себя в порядок, он спустился в малый двор. Глядя на восток, он не спеша приступил к тренировкам Тайчи, постепенно ускоряя течение Энергии Природы.
  
  Когда он уже заканчивал, дверь в зал отворилась и оттуда вышла Цанхай Минъюэ. Она легонько улыбнулась Цин Шую.
  
  "Ты не спишь", засмеялся Цин Шуй и тряхнул головой, чтобы избавиться от гипноза ее красоты. Цанхай Минъюэ легонько засмеялась, уловив это движение. Они не виделись почти полгода после того, как покинули Небесный Дворец. Время - страшная вещь. Цин Шуй раньше мог смело подойти и поцеловать ее, он мог ее обнять, держа ее в руках. А сейчас он чувствовал, что его чувства к ней ослабли, оставив лишь слабые следы и воспоминания.
  
  "Да", ответила Цанхай и посмотрела на него. Она начала смеяться, громче, громче, так, что этот приступ смеха смутил его.
  
  "Я так смешон?" поинтересовался он, глядя ей в глаза.
  
  "Я тебя таким еще не видела. Так мило. Ты выглядишь, словно стеснительный подросток", объяснила она, глядя на него своими темными глубокими глазами. Цин Шуй знал, что Цанхай Минъюэ научилась этому у Хоюнь Лю-Ли, она сама не такая. Дело в том, что на Цин Шуя проявления милого, слегка соблазняющего шарма от такой хладнокровной красавицы, действовали гораздо больше, чем заигрывания от природы милых девушек.
  
  Цанхай Минъюэ, видя его глупый вид, вдруг недобро посмотрела на него, вернув его с небес на землю.
  
  "Юэюэ, раз тебе не нравится эта моя сторона, я не буду больше так делать. Это утомительно", сказал он, подойдя к ней с улыбкой и нежно обняв ее. Теперь она стояла в удивлении. Не успела глазом моргнуть, как она уже стояла в его объятиях. Она чувствовала легкий запах, такой слабый, особенный, природный запах, который был вовсе не неприятным. Он всего лишь обнял ее, но его сердце бешено билось. Цин Шуй был готов потерять голову от этого нежного прикосновения, его сердце было готово выпрыгнуть из груди, когда он смотрел на лицо этой величественной роскошной женщины, находившейся в опасной близости от него.
  
  Он подсознательно вспомнил портрет красавицы. Когда он впервые увидел Цанхай Минъюэ, он почувствовал, что ее аура хоть и отличалась от ауры Ие Цзянъэ, но она была красавицей того же высшего класса. И если Ие Цзянъэ была на портрете, значит, логически, где-то был портрет Цанхай Минъюэ. Маэстро искусств запечатлел самых красивых женщин с двенадцатью разными типами ауры. Эти портреты не просто подчеркивали внешнюю красоту женщин. Они больше акцентировали внимание на их харизме, на их внеземном превосходстве над миром.
  
  Вернувшись в реальность из своих мечтаний, Цин Шуй обнаружил, что руки Цанхай Минъюэ уже обвили его за шею. Прекрасные глаза, способные свергнуть империи, смотрели глубоко прямо в его глаза. Она сказала:
  
  "Кто еще обладает таким шармом? О ком молодой мастер Цин думает, обнимая меня?"
  
  Цин Шуй не понял. Ему вдруг стало так тревожно, когда он услышал эти слова. Его сердце забилось. Эти слова его взволновали, он стал думать, мол, неужели это было так очевидно, что он думает о многих женщинах одновременно? Или это была ее женская интуиция?
  
  "Молодой мастер Цин думает только о тебе. Ну-ка, поцелуй своего хозяина!" засмеялся Цин Шуй, вытянув губы трубочкой, собираясь поцеловать Цанхай Минъюэ прямо в губы.
  
  "Ты мерзавец". Она быстро отвернулась, и губы трубочкой приземлились ей на щеку. Мягкая и нежная кожа..
  
  Неожиданно распахнулась дверь зала!
  
  "Вы оба ведете себя, как будто у вас тут интимная встреча, а на дворе раннее утро! Что сегодня со всеми с утра творится?" Им навстречу шагала Хоюнь Лю-Ли, одетая в фиолетовую лисью шубку.
  
  "Лю-Ли, не говори ерунды!" Цанхай в панике оттолкнула Цин Шуя. Краска залила ее лицо.
  
  "Цин Шуй, ты очень и очень нравишься старшей сестре. Так что тебе лучше не предавать ее", захихикала Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй смотрел в искренние глаза Лю-Ли, но та отводила взгляд. Он рассмеялся, а за ним и Цанхай Минъюэ.
  
  "Ты хулиганка, никогда не говоришь то, что ты на самом деле думаешь! Ну, смотри, я тебе за это отомщу!" Цанхай Минъюэ засмеялась и подтолкнула подругу к Цин Шую. А сама ушла в дом, улыбаясь.
  
  "Опс!" поймал Цин Шуй девушку в свои объятия. Эта сцена показалась Цин Шую знакомой! Во второй раз уже, в прошлый раз была точно такая же ситуация...
  
  Хоюнь Лю-Ли спрятала лицо на груди Цин Шуя, не смея поднять головы. Он поднял пальцами ее подбородок и посмотрел на эту кокетку. Она зажмурилась, только густые длинные ресницы слегка подрагивали. Она была сексуально привлекательна и очень чувственна. Цин Шуй посмотрел на ее пухлые губки и медленно втянул их своими губами. Хоюнь Лю-Ли задрожала и еще больше зажмурилась.
  
  Цин Шуй играл с этими бархатными, словно лепестки цветка, губами, нежно посасывая их. Он вспомнил:
  
  "Все уйдут чуть позже. Почему бы тебе не прийти ко мне в комнату сегодня? Я позволю тебе сделать со мной все, что захочешь".
  
  Хоюнь Лю-Ли распахнула глаза. Она смотрела на Цин Шуя с сексуальным желанием. Подмигнув ему, она поцеловала его в щечку, развернулась и ушла.
  
  Цин Шуй встряхнул головой. Сонная улыбка все еще не сходила с его губ. Стряхнув с себя истому, он продолжил тренироваться, а затем и сам вернулся в дом. Люди из резиденции Лай уже приготовили завтрак. И хотя все понимали, что сегодня их ждет поход в клан Сяо, атмосфера не была такой напряженной.
  
  Всего за два дня в Цинцин произошли огромные изменения. Она, конечно, еще не улыбалась, но выражение лица ее потеплело, она даже сама начинала коротенькие диалоги с ним.
  
  "Старшая сестра, сначала мы пойдем в резиденцию Сяо, а потом отправимся домой!"
  
  
  
  Глава 403
  Глава 403. Убийства в Клане Сяо. Второй мастер Сяо - Эксперт.
  
  Клан Сяо располагался в северной части города недалеко от клана Янь. в городе Янь самые сильные кланы существовали уже несколько сотен лет, даже тысячи: Янь, Сяо, Го, Лай, Ло. У них были крепкие корни, и без абсолютной силы справиться с ними было невозможно. Свяжешься с одним - вовлечешь все остальные. Например, Кланы Янь и Сяо имели родственников по браку. Клан Сяо охранял второй Мастер Сяо, который являлся Старшим в Башне Меча и считался довольно влиятельной фигурой в ней.
  
  Кланы Го, Лай и Ло были также близко связаны. Дочери кланов Го и Лай были женами мужчин из Клана Ло. Бесспорно, связи по браку имели огромное влияние во всем мире и были самым прямым и эффективным способом взаимодействия. Три клана - Го, лай и Ло - составляли конкуренцию кланам Сяо и Янь. и это позволяло им удерживать баланс между Янь и Сяо. отец Гу Полу, Гу Янлун, был Протектором Клана Цин в городе Цзючжоу. Клан Цин уступал Небесному Дворцу и Башне Меча, тем не менее, если вступить с ними в бой, у них были шансы на победу. Что важнее, Клан Цин особенно ценили каждого своего члена. Поэтому Клан Сяо и не смели трогать Гу Полу!
  
  Резиденция Клана Сяо была довольно большой. Верхом на жар-птице Цин Шуй видел, как выглядит это поместье изнутри. На территории были разбросаны множество небольших домов, вокруг каждого из которых стояли прекрасные беседки, павильоны исключительно изящной архитектуры, сверкавшие своими украшениями в свете лучей зимнего солнца. Весь вид был пышным и величественным.
  
  Снегопад прошлой ночи снова раскрасил мир в белое, однако Цин Шуй знал, что очень скоро это место окропится в багровое, и все здесь, возможно, скоро и вовсе исчезнет.
  
  Цин Шуй смотрел на территорию и вдруг заметил, что тут и там собирается множество воинов. Они, словно чувствуя давление сверху, поднимали головы.
  
  "Смотри! Дьявольское чудовище!" в изумлении выкрикнул один из бойцов.
  
  "Это мутировавший Красный Луань!"
  
  "Да у него же корона Феникса на голове!"
  
  "Доложите Второму Мастеру! Этот демон из Клана Цин, похоже, прибыл".
  
  ...
  
  "Дедушка, все, вы оставайтесь здесь и не спускайтесь ни в коем случае!" сказал Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, будь осторожен", с беспокойством ответила Цин И.
  
  "Цин Шуй, осторожнее!" потянула его за рукав Хоюнь Лю-Ли.
  
  Цин Шуй закивал головой. Почти все смотрели на него с беспокойством на лицах, поддерживая его. Одна Цинцин была совершенно спокойна и серьезна. Но Цин Шую этого было достаточно. Он ответил ей взглядом и приготовился спрыгнуть вниз.
  
  "Цин Шуй!" вдруг тихо позвала Цинцин. Он повернулся, увидев, что она сама подошла к нему. Его изумлению не было предела, когда она, не говоря ничего больше, крепко его обняла.
  
  И тут же какое-то волшебное чувство охватило Цин Шуя. Ему стало так тепло, а сердце его вдруг успокоилось. А с утра ему было очень не по себе от своего решения напасть на Клан Сяо.
  
  Через мгновение Цинцин выпустила брата из своих объятий. На ее губах было что-то, едва похожее на улыбку, вернее, ее подобие. Намек на улыбку. И тут же опять ничего.
  
  Но это была улыбка! Почти несуществующая, но Цин Шуй был уверен, что это было выражение счастья с стороны Цинцин. Она была счастлива. Эта еле заметная улыбка навсегда останется в сердце Цин Шуя, заслонив собой даже свет этого зимнего солнца. Жаль, что он один стал свидетелем этого.
  
  Птица парила не так высоко над землей, так что Цин Шуй спрыгнул прямо оттуда. С его нынешним физическим состоянием, от прыжка с бОльшей высоты ему бы тоже ничего не было.
  
  Цин Шуй не разрешил спешиться своим родственникам, они были в безопасности верхом на жар-птице. Он был уверен, что боевые птицы кланов Янь и Сяо, даже не смотря на присутствие Второго мастера Сяо, не были быстрее его чудовища. Плюс при нем всегда был его спасительный Колокольчик, Потрясающий Души.
  
  Он приземлился совершенно бесшумно, но снег все же разлетелся в разные стороны. Люди из Клана Сяо уже собрались на месте. Впереди них стоял высокие пожилой мужчина в серебряных доспехах. Он был на голову выше Цин Шуя. У него был широкий рот и большой львиный нос, вместе с квадратным лицом и густыми бровями это составляло не самую прекрасную картину. Его глаза были цвета бронзы, а в руках он держал огромный длинный меч.
  
  Двухметровый меч был иссиня-черным. Две ладони в ширину. Пару сантиметров в ширину. Конец закругленный.
  
  По ауре этого высокого мужчины было сразу понятно, что он и был тем самым Вторым Мастером Сяо, стеной, за которой стоял Клан Сяо. Ну, и оружие сразу выдавало в нем Старшего из Зала Тяжелого Меча Башни Меча.
  
  Позади старшего стоял ненавистный Цин Шую Молодой Мастер Сяо. Он его заприметил еще в свой первый приезд в Город Янь. неприятнейший тип.
  
  Приземлившись, Цин Шуй увидел, что его окружают культиваторы, утрамбовывая снег ногами. Среди окруживших его были даже лучники, не менее сотни человек. У них в руках были серебряные луки, небольшие, но толстые, размером с руку среднего человека. Они явно были изготовлены из костей демонических чудовищ. На луках были туго натянуты тетивы из сухожилий мистических зверей. На стрелах поблескивали черные наконечники. Ядовитые стрелы!
  
  Цин Шуй понял, откуда в Клане Сяо такое спокойствие. Они готовились к его прибытию. Цин Шуй не знал, какую силу имели эти стрелы, но понимал, что это было явно не слабое оружие.
  
  Текущий уровень защиты Цин Шуя внушал ему уверенность. Он не пошел в Клан Сяо в тот же день, когда разобрался с Янь, потому что его Защитный Жилет семи звезд действовал только час и один раз в день. С такой защитой в Стране Янь Цзянь ему не было равных. И древняя техника усиления только прибавляла ему уверенности. Но Цин Шуй убеждал себя, что ему нужно быть крайне осторожным. Он знал, что нельзя ему в этот раз позволять проиграть.
  
  "Большая смелость. Растущее поколение заставляет с собой считаться. Удивительно, но ты и впрямь пришел в Клан Сяо. Стыдно нам должно быть", с огромным интересом рассматривая Цин Шуя, сказал высокий старший.
  
  "Клан Янь возлагал большие надежды на Клан Сяо, но вы не помогли им. Интересно, кто с вами в будущем захочет работать", сказал Цин Шуй, а сам медленно активировал Защитный Жилет и планировал стратегию предстоявшей битвы.
  
  "Дело касалось тебя и Клана Янь, как же я мог влезть в него? Разве тебе не стоит сейчас сказать мне за это спасибо? Потому что если бы я вмешался, разве ты смог бы прийти сегодня в наш клан?" с исключительной уверенностью сказал Старший.
  
  И только теперь до Цин Шуя дошло, почему Клан Сяо было наплевать на него. С самого начала им не было до него никакого дела.
  
  Цин Шуй подумал-подумал и с улыбкой ответил Второму Мастеру Сяо:
  
  "Мы будем драться один на один?"
  
  Второй мастер улыбнулся и покачал головой:
  
  "Я, конечно же, уверен, что одержу верх над тобой, но я не могу себе позволить так рисковать. Слишком много людей на меня полагаются. Поэтому сегодня я намереваюсь убить тебя. А для этого я изберу самый безопасный способ".
  
  Цин Шуй был в шоке.
  
  "Это старик реалист. Хитрец. Такие люди, которые ради цели готовы на все, самые страшные. Потому что для них все средства хороши, их интересует только цель. А когда цель достигнута, им на все остальное наплевать".
  
  "Ты считаешь, я прав?" со смешком спросил Второй Мастер Сяо.
  
  "Все верно, очень верно!" с улыбкой закивал Цин Шуй. И сделал первый шаг!
  
  Жилет семи звезд!
  
  Он со всей силы ударил по земле правой ногой. И тут же все вокруг занесло поднявшейся бурей снега. И видимость стала почти нулевой.
  
  Топот Мощного Слона!
  
  "Выпускайте стрелы!" немедленно отдал приказ Второй Мастер Сяо, внезапно атаковав Цин Шуя. Его скорость не уступала скорости Цин Шуя.
  
  У Цин Шуя не было времени потренировать Топот Мощного Слона, поэтому расколоть землю ему не удалось. Он только хотел, чтобы у лучников не было возможности хорошо прицелиться.
  
  Топнув ногой, Цин Шуй бросился на лучников, которые были ближе всего к нему, одновременно бросив несколько камней.
  
  Пронестись сквозь толпу в тысячу бойцов!
  
  Скорость Цин Шуя выросла до предела. Меч Большой Медведицы немедленно превратился в смертельное оружие, унося множество жизней на его пути.
  
  В одно мгновение больше десятка лучников немедленно погибли. Однако оставшиеся продолжали сыпать на Цин Шуя дождь из ядовитый стрел. Его скорости хватило, чтобы покинуть свое изначальное место, и многие лучники были ранены. В считанные секунды место превратилось в сплошной хаос. Половины воинов уже не было в живых. Некоторые погибли от стрел своих же собратьев.
  
  Ужасающие крики раздавались то тут, то там, а в воздухе появился густой запах крови. Очень быстро снег окрасился в красный, растворяясь под теплом крови погибших.
  
  Божественная защита!
  
  Когда тяжелый меч Второго Мастера с великой аурой ударил Цин Шуя прямо по голове, Цин Шуй подключил свой великолепный навык из Небесного Меча. И, несмотря на это, он все равно не осмелился подставить голову под удар Второго Мастера. Поэтому он отразил атаку Мечом Большой Медведицы. И тут Меч вдруг повернулся и обрушился на Второго Мастера Сяо! как только тонкий слой золотого свечения появился на теле Цин Шуя, Второй Мастер Сяо отступил и махнул своим мечом, заблокировав удар Цин Шуя.
  
  Он, как никто другой, знал, какой ужасающей была Божественная Защита Небесного Дворца. Если противника застать врасплох, то до его смерти было не так далеко.
  
  А тем временем Цин Шуй применял свои скрытые оружия, убивая десятки воинов. Все лучники были не ниже Сяньтянь, но они все были недавними Сяньтянь. Вокруг него вообще было не так много людей уровня Боевого Короля. Большинство были высокого класса Сяньтянь или вершины Сяньтянь.
  
  Вся крепость Клана Сяо держалась на Втором Мастере Сяо. Без него они были бы третьесортным кланом в городе Янь. Вот так действовала мощь высококлассного воина, важность сильного воина в клане и в секте.
  
  Время Божественной Защиты было недолгим. Не больше двух вздохов. Но Цин Шую этого хватило. В него один раз попала стрела, но его Доспехи полностью отразили ее.
  
  За два мгновения Цин Шуй избавился от оставшихся десятков лучников с ядовитыми стрелами и нескольких других культиваторов.
  
  Разделавшись с последним лучником, Цин Шуй неожиданно кинулся на прямых отпрысков Клана Сяо. Однако Второй Мастер Сяо заблокировал ему путь.
  
  "Без Божественной Защиты посмотрим, что ты сможешь сделать против меня!"
  
  Второй Мастер Сяо никак не отреагировал на смерть более сотни культиваторов Сяньтянь.
  
  
  
  Глава 404
  Глава 404. Угроза от Влиятельной Фигуры Башни Меча. Доминирующая Абсолютная Красота Хозяйки Дворца Туманного Зала.
  
  "Я все ставлю на это!" Цин Шуй бросил камень, который он сжимал в своей ладони. Как метеор, летящий мимо луны, он пролетел, оставив в воздухе легкий аромат обреченности.
  
  Пу!
  
  Голова молодого мастера Сяо взорвалась!
  
  Людей вокруг него окатило его кровью и кусками мозгов. Только никто будто и не заметил этого, потому что понимали, что и их жизнь была на волоске.
  
  Большинство людей в Клане Сяо считались культиваторами, но только несколько из них добрались до сферы Сяньтянь. Молодой Мастер Сяо был бесполезным молодым человеком из богатой семьи. Он только достиг вершины Сяньтянь с помощью лекарственных средств.
  
  Доспехи Цин Шуя поднимали его силу на большую высоту. Если бы он дрался с культиватором своего уровня или кем-то, кто не владел Божественной Защитой или Жилетом семи звезд, они бы уже были мертвы или сильно ранены.
  
  Второй Мастер Сяо слегка испугался поначалу, потому что боялся, что Цин Шуй с этой техникой застанет его врасплох. Однако теперь ему нечего было бояться. Хотя он возлагал надежды на лучников, результат все равно был примерно таким, как он и планировал. Цин Шуй был не прост: он в одиночку убил Боевого короля седьмого уровня в Клане Янь.
  
  Но на нем были надеты Стальные Доспехи Созвездия, поэтому убить этого юношу ему не составило бы труда. Второй Мастер Сяо многозначительно смотрел на Цин Шуя.
  
  Рык!
  
  Сотрясающий небеса громовой рык раздался, да так громко, что здания закачались, а снег скатился с крыш. Танцующие снежинки придали сцене смертельного очарования.
  
  Недвижимый как Горы
  
  Энергия Природы!
  
  Сила Бешеного быка!
  
  .........
  
  Цин Шуй постепенно активировал все навыки, увеличивавшие силу, и крепко держался за Меч Большой Медведицы.
  
  "Готовься умереть!" выкрикнул Второй Мастер Сяо и резко рванулся вперед к Цин Шую с гигантским мечом в руках. Гигантский меч рубанул Цин Шуя с подавляющей силой горы!
  
  Серия взрывов прозвучала над окрестностями, здания поблизости снова задрожали. На крыше некоторых домов не выдержала черепица, попадав на снег и разбиваясь вдребезги с хрустом, который можно было слышать по всей улице.
  
  Цин Шуй знал, что ему нельзя отступать. Если бы он не остановил своего противника, то у того появилось бы преимущество. Цин Шуй не был слаб ни в атаках, ни в техниках, но ему не хватало опыта в применении своих техник в реальном бою.
  
  Дзынь!
  
  Меч Большой Медведицы Цин Шуя ударился о тяжелый меч противника. Волна мощной силы окатила окрестности.
  
  Раздался рокот!
  
  Ближайший павильон просто-напросто обрушился на землю, придавив нескольких человек из Клана Сяо. Снег и каменная крошка заполнили воздух вокруг.
  
  И только теперь Цин Шуй стал свидетелем настоящей мощи Второго Мастера Сяо. И неудивительно, почему этот старик был таким высокомерным. Его сила была на самом деле на вершине Боевого Короля девятого уровня.
  
  Цин Шуй культивировал Древнюю Технику Усиления и не следовал стандартам ранжирования, использовавшихся в мире девяти континентов. Однако его чувствительность по отношению к силе противников была высока. Он обычно довольно легко определял культиваторов, которые были сильнее него.
  
  Дзынь, дзынь, дзынь...
  
  Второй Мастер Сяо выпустил целый ураган техник. Один удар за другим. Цин Шуй был ужасно удивлен силе меча своего противника, которая становилась только сильнее.
  
  "Непрерывная техника меча?"
  
  Цин Шуй прекрасно знал, что в Мире Девяти Континентов была такая техника, позволявшая увеличивать силу меча с переходом на каждую другую технику. С каждой атакой меча сохранялся след силы, который прибавлялся к силе следующей атаки, постепенно выстраивая силу техники. Если условия позволяли, то сила меча увеличивалась без остановки. Даже если силы было немного, накапливаясь, она могла стать ужасающей. Такова была хитрость Непрерывной техники меча
  
  Однако степень применения Непрерывной Техники Меча варьировалась в зависимости от стойкости, знаний воина и ситуации, ну, и от уровня культивации противника.
  
  Вскоре Цин Шуй почувствовал, как сила Второго Мастера резко возросла. Видимо, Непрерывная Техника Меча была доведена до серьезного уровня культивации.
  
  Удар Небесного Грома!
  
  Сила Бешеного Быка!
  
  ............
  
  Меч четвертой волны!
  
  Цин Шуй вложил каждый грамм своей силы в эту атаку. Как раз в тот момент, когда Второй Мастер был в промежутке между техниками, Цин Шуй понимал, что это его шанс.
  
  Это был шанс, чтобы применить технику Меча Четвертой Волны. Он не боялся встречи силы с силой. Он больше беспокоился о том, что его противник обнаружит, что прячет его настоящую силу. Если бы это случилось, то ему было бы трудно использовать грубую силу. Его грозные техники требовали время для активации, чего вполне хватило бы бдительному бойцу, чтобы обрушить на него свои атаки.
  
  Второй мастер Сяо удивленно поднял брови на неожиданную взрывную атаку. Шок мелькнул у него на лице, сменившись еще более свирепым взглядом. Цин Шуй заметил, как его оппонент стиснул зубы.
  
  Дзынь! Дзынь! Дзынь! Дзынь!
  
  Зрачки Второго Мастера Сяо сужались при каждом ударе. У него не было другого выбора, как подставлять свой гигантский меч под удары меча своего противника, применяя полную силу!
  
  Кача!
  
  Дзынь-дзынь!
  
  Тяжелый меч упал на землю. Второй мастер побледнел. Его ладони были разорваны, руки сломаны, двигаться он больше не мог!
  
  Руки Цин Шуя, которые достигли Великой Стадии Божественной Техники Очистки Рук, были гораздо сильнее рук Второго Мастера Сяо. Когда две огромные силы столкнулись друг с другом, сила, которая обрушилась на руки Цин Шуя, была гораздо больше силы, которую испытал его противник. Это было самым большим плюсом Техники Очистки Рук.
  
  "Так он скрывал свою истинную силу..." Второго Мастера Сяо словно громом поразило это открытие. Он знал, что его смерть близка.
  
  Цин Шуй остановился на секундочку, а потом снова ринулся на Второго Мастера. Его руки онемели, болели, но он знал, что руки Второго мастера вовсе сломаны, плюс внутренние повреждения были существенными. Убить его сейчас было бы проще простого.
  
  "СТОП!" раздался низкий уверенный голос.
  
  Услышав крик, Цин Шуй увеличил скорость. Ему нужно было убить этого человека. Нельзя было оставлять в живых Второго Мастера Сяо. Его нужно было уничтожить.
  
  "Ты хочешь войны между Башней Меча и Небесным Дворцом? ТЫ хочешь, чтобы они начали войну прямо сейчас или позволишь Башне Меча для начала вырезать весь твой клан?" грозный голос раздался еще раз.
  
  Цин Шуй прижал меч к горлу Второго Мастера Сяо, слегка утопив его в коже. Капелька крови выступила из образовавшейся ранки. Лицо второго мастера было серым, как у мертвеца.
  
  Цин Шуй был Старшим в Небесном Дворце. Второй Мастер Сяо был Старшим в Башне Меча.
  
  Почему никто в Небесном Дворце не вступился за него в такой же ситуации? Никто не выкрикнул и не задал вопрос с угрозой войны между двумя сектами? Почему Тань Ян смог воспользоваться ситуацией, когда увез Минъюэ Гэлоу? Он просто привез с собой культиваторов, с которыми он бы не мог сразиться! Глаза Цин Шуя налились кровью от ярости. Он так хотел воткнуть свой меч прямо в горло этому второму мастеру!
  
  20 лет! Двадцать лет вражды. Вот, что было важно.
  
  Но у него была семья.
  
  "Мастер..." радостно закричал Второй Мастер Сяо!
  
  Цин Шуй повернулся и поднял голову. В небе был серебряный тигр длиной не меньше 15 метров. Глаза Цин Шуя вспыхнули, когда он увидел пару массивных крыльев.
  
  Серебряный Тигр, парящий в небе!
  
  Это был один из мутировавших зверей, который считался исключительно мощным мифическим чудовищем.
  
  Мужчина средних лет стоял верхом на Парящем Серебряном Тигре. Он был видным мужчиной с легкой сединой в волосах и суровым лицом. Он был Мастером Второго Мастера Сяо? Значит, его позиция была равна Верховному Старшему в Небесном Дворце. Цин Шуй вспомнил про Цан Уя и кучке старых монстров. Этот человек перед ним не был старым и неуклюжим. На самом деле, он выглядел даже моложе Второго Мастера Сяо.
  
  "Освободи его, и я пощажу ваши жизни. Будем считать, что сегодняшний инцидент не случился", человек смотрел сверху вниз. Его превосходство крайне разозлило Цин Шуя.
  
  "А если я не отпущу его?" смотрел он на человека верхом на Парящем Тигре. В этот момент к его горлу подступило горькое чувство беспомощности.
  
  Тот, у кого за спиной хорошее дерево, отбрасывает хорошую тень. Каким бы сильным не был Цин Шуй, он был один. И никого за его спиной не было. Так что можно было предложить множество способов, чтобы заставить его сдаться.
  
  "Тогда даже если я ничего не сделаю, тобой займется Небесный Дворец. А пока из-за одного тебя война не начнется, поэтому они однозначно выберут принести тебя в жертву", в голосе человека звучала полная уверенность.
  
  Цин Шуй чувствовал, что его сердце истекает кровью. Ему казалось, что если бы он прикончил этого Второго Мастера сегодня, то вся его семья и он сам погибли бы от рук этого человека, даже если они бы попытались сбежать.
  
  Вот какова была пропасть. Между силой Цин Шуя и силой старичков была огромная дистанция. Она не была гигантской, но была труднопреодолимой. Чтобы перейти ее, пары дней не хватит.
  
  Что? Неужели сегодня все снова повторяется? Руки Цин Шуй дрожали. Он подавлял в себе всю злость, чтобы не ринуться с мечом на Второго Мастера Сяо.
  
  А тому только это и нужно! Он радовался прибытию мастера, хоть руки его дрожали, а лицо все еще было бледным от ужаса перед Цин Шуем.
  
  Это был вопрос жизни и смерти. Так что его поведение было вполне понятным. Любой скажет, что не боится смерти, пока ничего не угрожает им, но на самом деле все боятся умереть. Вот такая натура у человека.
  
  "Почему? Ты настаиваешь, чтобы я силой заставил тебя освободить его?" нетерпеливо сказал человек. Его подавляющая аура просто оглушала.
  
  "Хорошо, как скажешь!" Сердце Цин Шуя ухнуло и опустилось низко-низко. В нем скрылось негодование и глубокая, глубокая ненависть.
  
  Но вдруг раздался вскрик птицы.
  
  "Так ты не один! Убей его, посмотрим, что он сможет сделать!"
  
  Когда Цин Шуй услышал крик птицы, ему вдруг захотелось заплакать. Потому что это был крик Голубого Луаня, на котором прибыла Хозяйка Дворца Туманного Зала. Цин Шуй понятия не имел, когда этот звук вдруг стал ему так хорошо знаком.
  
  Он чувствовал, как кровь в теле закипает от пламени, когда он услышал мелодичный и доминирующий голос.
  
  Пу!
  
  И его меч пронзил горло Второго Мастера Сяо. А потом и по кучке бесполезных бойцов Клана Сяо прошелся. Он уже увидел уродливую сторону этих людишек из Города Янь.
  
  Как он и сказал, все, кто обижал Цинцин, должны были умереть. Даже если на это уйдет еще десять, двадцать лет...
  
  Фиолетовая сила в Цин Шуе трансформировала его в кровожадного демона. К тому моменту, когда он выпустил подавленные эмоции, все из этих бездельников захлебнулись в крови...
  
  Цин Шуй поднял голову и посмотрел на Голубого Луаня в небе. Хозяйка Дворца была полностью одета в белое. Волосы были убраны в высокий пучок, заколотый белой заколкой феникс. Ни пылинки на ней не было.
  
  Ее лицо все также было прикрыто вуалью. Незакрытыми были лишь пара темных и глубоких глаз, излучавших неземной свет, ауру величия.
  
  Ее аура была похожа на ауру Цанхай Минъюэ, а ее исключительная грация была подобна грации Ие Цзянъэ!
  
  Она была самой влиятельной фигурой на Континенте Зеленого Облака. Ее сила достигла своей вершины, а культиваторов уровня Боевых Святых на континенте не было.
  
  Второй раз прибыла она вызволять его из беды. Цин Шуй не мог оторвать глаз от этой недостижимой женщины, грустно вздыхая про себя. Он не понимал, почему она ему помогает.
  
  Она стала ему мастером, как когда-то Ие Цзянъэ, кем-то, кому он был всем обязан. И он никогда не сможет отплатить ей тот долг, который был перед ней. Даже за всю свою жизнь.
  
  
  
  Глава 405
  Глава 405. Женщина по имени Ди Чэнь. Очистка множества акупунктур!
  
  Стоя верхом на Парящем Серебряном Тигре, мужчина мрачно смотрел на Хозяйку Дворца. Цин Шуй снизу видел, что в его глазах мелькнуло замешательство.
  
  "Чэнь Ди, почему ты все время идешь против меня?" спросил мужчина, глядя на Хозяйку Дворца.
  
  "Чэнь Ди? Так ее так зовут? А он знает ее имя... Они знакомы?" с удивлением думал Цин Шуй. С ее-то характером, она не должна быть знакома ни с кем из Башни Меча, тем более с кем-то, кто бы разговаривал с ней в таком тоне.
  
  Что-то было такое в лице этого человека, что наводило Цин Шуя на мысль, что возможно... Конечно, он не был уверен, что Хозяйка Дворца была способна на отношения, но все же. Эта мысль его повергла в шок.
  
  "Он принадлежит Небесному Дворцу, что плохого в том, что я встала на его защиту?" сказала Хозяйка Дворца, не глядя на человека.
  
  "Младшая Боевая Сестра, даже если я сделал что-то плохое в прошлом, ты ничего не потеряла. Почему же ты продолжаешь так поступать со мной? И еще, я..."
  
  Хозяйка Дворца перебила его:
  
  "Никакая я тебе не Боевая Сестра, и слушать тебя я не желаю. И еще, на будущее, не нужно членам Башни Меча угрожать членам Небесного Дворца. Если дело так пойдет, я не против начать войну между нами. Вот так, если пожелаете и сможете с этим справиться, то вперед".
  
  "Эх", вздохнул мужчина, молча глядя на прекрасную Хозяйку. "Ты же этого никогда раньше не делала, а этого во второй раз уже спасаешь. Неужели он лучше меня?" не сдавался мужчина.
  
  В ответ тишина. Никакой реакции на его слова не последовало, словно она и не слышала его вовсе. Она просто стояла верхом на Голубом Луане.
  
  С севера прибыла упоительная красавица, чья красота не имела подобия. От одного взгляда на нее обрушиваются города...
  
  И человек улетел прочь на своем Парящем Серебряном Тигре!
  
  Цин Шуй стоял внизу и смотрел на Хозяйку Дворца Туманного зала, которая переводила взгляд с него на его жар-птицу, потом на людей, сидевших верхом на ней.
  
  "Хозяйка Дворца!" радостно встречали ее Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли! А та кивнула двум девушкам и слегка улыбнулась глазами. Между ними было большое расстояние, и увидеть эту улыбку мог лишь кто-то уровня не ниже Сяньтянь.
  
  Вжжжжж!
  
  Спустилась лента Бессмертно Шелка Девятого Неба прямо к Цин Шую. Тот ухватился за нее и поднялся к Хозяйке Дворца.
  
  "Я скоро вернусь!" прокричал он своей семье и улетел вместе с Хозяйкой.
  
  "Спасибо!" сказал он, грустно улыбаясь. Он уже не мог точно описать те чувства, которые он испытывал по отношению к ней. Она дважды появлялась в моменты, когда он находился в самых опасных ситуациях. Какой бы она не была, она уже заняла прочное место в его сердце.
  
  "В прошлом я тебя очень недооценивала. Но ты смог достичь больших успехов за довольно короткое время, кажется, ты сможешь стать человеком, которого ждут великие дела. Не нужно благодарить меня. Я только полагаюсь на интуицию, когда что-то делаю".
  
  Ее будничный тон обескуражил Цин Шуя. Следовать своей интуиции означало, что все, что она делала, то делала только по собственному желанию. Если она хотела чего-то, то ей было все равно на возможные потери.
  
  Цин Шуй давно хотел расспросить ее, зачем она это делала, но теперь решил помалкивать после того, что она сказала. Тем более, они не знали друг друга совсем, таким образом, Цин Шуй решил, что и про того мужчину не пристало спрашивать.
  
  "А у тебя есть еще вино, которое ты мне в прошлый раз подарил?" Цин Шую на мгновение показалось, что Хозяйка Дворца немного смутилась, спросив об этом. Не успел он и рта раскрыть, как она продолжила:
  
  "Мне оно помогло с прорывом. Я могу обменять его на другие предметы".
  
  Впервые Хозяйка Дворца проявила инициативу и попросила чего-то у него. Он был вне себя от радости. Не потому, что она решила обменяться с ним ценными предметами, а потому что ей, наконец, понадобилась его помощь. Она два раза подряд помогала ему, и он почувствовал облегчение от того, что ей тоже было что-то от него нужно. Иногда человек может испытывать настоящую радость то того, что просто помогает другим.
  
  Долг благодарности - самая тяжелая ноша!
  
  Он и не думал, что Вино На Персиковом Цвету окажется таким ценным. Он быстро ответил:
  
  "Не нужно обмена, но тебе нужно подождать один день. Его так быстро не сваришь в больших количествах. Я привезу тебе его завтра, а в будущем буду специально для тебя откладывать".
  
  "Мгм", ответила Хозяйка. И снова замолчала. Цин Шуй совершенно не понимал ее, но и она его тоже. Она его тоже совершенно не понимала.
  
  Цин Шую хотелось так много сказать, но он не смел и рта раскрыть. Он испытывал к ней глубочайшее уважение.
  
  Вдруг он вспомнил, что тот мужчина обращался к ней по имени Чэнь Ди. Ее фамилия была Чэнь. Редкая фамилия, очень благородная. На Центральном Комитете существовал гигантский клан по имени Чэнь.
  
  "По этой причине ты ушел из Небесного Дворца?" снова немного неуклюже спросила Хозяйка Дворца.
  
  "Ага, я думал, что сам справлюсь. Просто я никогда не думал, что тут окажется другой эксперт из Башни Меча. Если бы ты сегодня не появилась, то я бы серьезно пожалел обо всем", вздохнул Цин Шуй. И Хозяйка Дворца чувствовала себя беспомощной. Между ней и Цин Шуем была странная загадочная связь. На этот раз она снова резко почувствовала крайнее беспокойство, как и в самом-самом начале. Поэтому у нее не оставалось выбора, как снова отправиться в путь. Как правильно заметил ее отвратительный Боевой Братец, она никогда еще не делала ничего ради мужчины. Но теперь она делала исключение, и не впервые!
  
  "В будущем не нужно удивляться такому отношению. Небесный Дворец это твоя защита. Его Башня Меча не стала бы вступать в войну с Небесным Дворцом, по крайней мере, сейчас. Но у тебя есть я. Если возникнут проблемы, найдешь меня. Если это на территории Континента Зеленого Облака, то я смогу тебе помочь", спокойно сказала Хозяйка Дворца.
  
  У Цин Шуя потеплело в душе. Он повернулся, чтобы посмотреть на женщину, которая, согласно его Духовному Чутью, была близка к Божеству. И тут он понял, что без каких-либо усилий с его стороны, у него активировалась Техника Небесного Видения. Он заметил, что тело Хозяйки Дворца наполнено маленькими светящимися точками.
  
  "Так много очищенных точек акупунктуры!" удивился он. Он бы и не подумал, что она тоже владела искусство очистки точек акупунктуры. По сравнению с ним, у нее было гораздо больше чистых точек. На его теле было около сотни очищенных точек. У нее больше. И что важнее, ее точки излучали легкое свечение, словно луна из-за облаков, очень слабое легкое свечение. Это были точки, которые должны были вот-вот очиститься. Цин Шуй видел, что одна важная точка была близка к очистке больше остальных. Это была точка Юнцюань!
  
  Если оставить все, как есть, то очистка займет очень долгое время. Цин Шуй был в растерянности. Но у него было средство, чтобы помочь ей очистить именно эту точку всего лишь за час. Жаль, что точка Юнцюань находилась чуть выше свода стопы. Ему так захотелось помочь ей с очисткой, но он боялся, что она его просто не поймет. Как женщина, у которой даже лицо было закрыто вуалью, позволит какому-то мужчине дотронуться до нее? Да еще и трогать ее босую ногу...
  
  "Ты знала, что твоя точка Юнцюань должна вот-вот очиститься?" решил проверить ее Цин Шуй. В конце концов, она сама решила принять его помощь. Он просто хотел выразить благодарность. Никаких неприличных мыслей по отношению к ней у него не было. Цин Шуй бы никогда не осмелился бегать за такой дамой. Рядом с ней он думал о том, что ему даже нечем гордиться в своей жизни. Иными словами, он чувствовал себя ничтожным.
  
  Ничтожным рядом с ней!
  
  Но для него это было нормально. Среди миллиардного населения на Континенте Зеленого Облака кто бы посмел не чувствовать себя ничтожным по сравнению с ней? Поэтому он считал, что все нормально. Более того, его благодарности по отношению к ней не было конца.
  
  Хозяйка Дворца Зала Тумана смотрела на Цин Шуя с любопытством своими прекрасными светящимися глазами. Они были подобны луне: черные и глубокие. Когда Цин Шуй столкнулся с ней взглядом, он быстро отвел глаза. Он боялся, что почувствует неловкость. Однако его стеснение не прошло не замеченным Хозяйкой, которая в ответ слегка улыбнулась. Жаль, что Цин Шуй не увидел этой улыбки в ее глазах.
  
  "Кажется, ты тоже культивируешь Искусства Очистки Акупунктуры", сказала она, глядя на Цин Шуя. Она была приятно удивлена.
  
  "Да, и я могу помочь тебе очистить точку Юнцюань с помощью иглоукалывания".
  
  Услышав такое предложение Цин Шуя, Хозяйка Дворца серьезно посмотрела на него. Она понимала всю важность этой точки акупунктуры, но самой ей предстояло провести еще лет пять в попытке очистить ее. А может, и все десять, и двадцать лет.
  
  Она знала, что для акупунктуры ей придется снять туфли и остаться босой. И он будет прикасаться к ее ноге. Она инстинктивно решила отказаться от его предложения. Однако вспомнив сцену во сне, когда он уже трогал ее грудь, как неприятно билось ее сердце... Она вспомнила, что в свое время он по несколько раз за день "трогал" ее за грудь, так что решила, что отнесется к происходящему, как к сцене из сна.
  
  Цин Шуй видел, что Хозяйка Дворца задумалась. Он уже понимал, что шансы на ее согласие стремятся к нулю, поэтому поднял голову, улыбнулся и ответил:
  
  "Не заставляй себя. Я просто чувствую, что у тебя другие точки очищены, а у меня другие. Я могу поделиться своим Искусством Очистки Точек".
  
  Техника Небесного Видения Цин Шуя была удивительной - он все верно улавливал! Хозяйка Дворца смутилась своим мыслям и воспоминаниям и с сожалением посмотрела на Цин Шуя. По этому взгляду Цин Шуй многое понял. Он понял, что поторопился с предложением. Он понял, что его неожиданные мысли, которые он не смог удержать в себе, привели к тому, что он потерял возможность постепенно узнать Хозяйку Дворца поближе.
  
  "Ладно, я научу тебя своему Искусству Очистки Акупунктуры. Ты можешь передать свою технику мне вместе с вином. А ты возьми вот это", Хозяйка передала Цин Шую несколько серебристых листков. Цин Шуй помешкал-помешкал и взял подарок, хорошенько его припрятав.
  
  "Ну, раз нам больше нечем заняться, то поживем тут еще два дня. Минъюэ и Лю-Ли будут рады - они давно восхищаются тобой".
  
  
  
  Глава 406
  Глава 406. Груз с плеч. Другая сторона этой женщины.
  
  "И это тоже хорошо. В любом случае, это не так важно. Эти двое самые красивые женщины в моем Зале Тумана. Я слышала, что многие парни завидуют тебе".
  
  Вот уж от кого, так от нее Цин Шуй не ожидал услышать такого! Оказывается, они уже могут разговаривать, как друзья. Цин Шуй не стал объяснять, потому что объяснять-то было нечего - все и без того было очевидно.
  
  "А почему между Небесным Дворцом и Башней Меча существует неприязнь? Ты знаешь?" спросил Цин Шуй. Из-за Минъюэ Гэлоу тема Башни Меча стала для него болевой точкой.
  
  "Так Небесный Дворец и Башня Меча - давнишние враги. Легенда гласит, что старейший Небесного Дворца, который и организовал его, и старейший, основавший Башню Меча, были друзьями-учениками. Их вражда началась из-за женщины. История вполне традиционная. И с тех пор она передается. Между ними постоянно возникают противоречия. Сын Лорда Цан погиб от рук людей из Башни Меча, и так далее. И таким образом, проблема становилась все более и более интенсивной, так, что несколько раз война чуть было не начиналась", просто объяснила Хозяйка Дворца Облака Тумана.
  
  "Значит, обе стороны подумывают о полном уничтожении противника?"
  
  "Ага. В конце концов, основатели сект давно почили в бозе. Конечно, и их братство прекратило свое существование. Постепенно проблема становилась все более серьезной, обе стороны стали желать избавиться от соперника. Большую роль в этом сыграла неверная репутация сект и внешнее напускное, поведение. А ведь не все так просто, как кажется. Иногда даже когда ты знаешь, что это неправильно, ты продолжаешь держать за это. В итоге тот день, когда противоречия между Небесным Дворцом и Башней Меча достигнут пика, когда-нибудь настанет".
  
  Несмотря на краткость объяснения Цин Шуй прекрасно уловил суть. Он даже не смел и думать о том, чтобы уничтожить Башню Меча одной только своей силой. Эта секта была могущественной, как и Небесный Дворец. Цин Шуй понятия не имел, сколько именно воинов в Башне Меча были на вершине Боевого Короля.
  
  На Континенте зеленого облака секты мерялись силами с помощью соревнований между воинами, достигшими вершины Сферы Боевых Королей. Если точнее, это было соревнование между военными силами и количеством Боевых Королей. Цин Шуй считал, что таких воинов в Башне Меча было не меньше, чем в его секте. Стоило ему вспомнить о Собрании Старейшин Небесного Дворца и той группе пугающий стариков, он сразу же растерялся: видимо, ему придется еще очень долго ждать того момента, когда он сможет бросить вызов Башне Меча в одиночку.
  
  Уровень культивации шестого слоя Древней Техники Усиления был еще далеко в неопределенном будущем. Если бы сейчас у него был такой уровень, то возможно, он бы смог. Однако он чувствовал, что пробиться самому на шестой божественный уровень Древней Техники Усиления ему не представлялось возможным. А шестой уровень бы абсолютно перевел его в Сферу Боевого Святого. Воин Уровня Боевого Святого, правитель Континента Цин Юнь! Неужели этого так просто достичь?
  
  Цин Шуй встряхнул головой и выбросил эту мысли. Тем не менее, без всяких полетов мысли сделать это реалистично вполне представлялось возможным. Только далеко было до этого, очень далеко.
  
  ............
  
  Хозяйка Дворца Туманного Зала остановилась в Клане Лай. И многие влиятельные кланы в городе Янь сходили с ума от зависти. Воины на вершине сферы боевого короля побывали в Клане Лай! Сила молвы неумолима. Не прошло и полдня, как воины Клана Лай, Клана Цин и Хозяйка Дворца стали чуть ли не родственниками.
  
  Однако что точно было известно другим, так это то, что Клан Лай поднялся еще выше. Значит, крепко утвердился в городе на довольно долгое время.
  
  Лай Цзютянь был словно на крыльях от радости. Его сыну крупно повезло. С такими связями Клан Лай быстро станет самой сильной семьей в Городе Янь.
  
  "Цин Шуй, мы покажем комнаты Хозяйке Дворца", сказала Хоюнь Лю-Ли, поприветствовать Цин Шуя. Она, Цанхай Минъюэ и Хозяйка Дворца Зала Тумана поднялись наверх. Цин Шуй заулыбался и помахал рукой им вслед.
  
  Цин И смотрела на лицо сына, которое светилось от радости. Все, чего хотят родители для своего ребенка, это добиться успеха в жизни. Огромное достижение ее сына сделало ее еще счастливее, если бы она добилась этого сама.
  
  Ее собственное дело двадцать лет висело грузом на ее душе. Наконец, вопрос чести ее отца был закрыт. Она, наконец, почувствовала, как тяжелый груз постепенно спускался с ее души. Она чувствовала огромное облегчение.
  
  Честь матери увеличивалась с каждым шагом, который ее дети делали к вершине. Цин И знала, что такие, как она, из простой семьи Цин, в Городе Янь были по уровню не выше обычных простолюдинов. Но теперь даже хозяин влиятельного Клана Лай, клана, который несколько поколений имел серьезное влияние в городе, стал разговаривать с ней с невероятным уважением.
  
  И все благодаря ее сыну, Цин Шую!
  
  "Цин Шуй, ты много вытерпел за эти годы. Ты помнишь, когда ты был маленьким? Когда ты понял, что не сможешь культивировать самостоятельно, я помню, как ты расстроился. Я бы и не подумала никогда, что это из-за того, что ты боялся, что не сможешь пойти против Клана Янь в будущем, боялся, что ты не сможешь заступиться за меня. Я даже не знала, что ты случайно встретишь Цинцин. И опять она стала тем, ради кого ты культивировал изо всех сил". Говоря, Цин И не скрывала свою улыбку. "Ошибка", которую она совершила по молодости, заставила ее сына культивировать долгих пятнадцать лет. И снова слезы радости наполнили ее глаза.
  
  "Мама, сегодня радостный день. Не плачь. Это дело успешно разрешилось. Мама, сестра, сегодня наша семья снова воссоединилась. Мы должны радоваться", Цин Шуй поспешил успокоить мать и смотрел на нее и на сестру, стоявшую рядом с ним. В глазах Цинцин тоже стояли слезы.
  
  "Мама просто счастлива. Я счастлива..."
  
  Рядом стояли Цин Ло, Цин Хэ, Цин Ю и Ши Цинчжуан. К ним присоединились и все остальные. Все смотрели на Цин Шуя. И он понял, что все, что он делает, того стоило.
  
  Ши Цинчжуан была в курсе всех инцидентов в семье Цин. Она смотрела на человека с блистательным стилем и непревзойденным в своем поколении. Этот человек был ее женихом. Она думала о той сцене, когда он ехал верхом впервые, когда она приехала в Клан Цин. В тот момент она и подумать не могла, что такой день настанет. К сожалению, судьба распорядилась не в ее пользу: он не принадлежал ей одной.
  
  Цин И и другие девушки готовили сегодняшний обед. Однако Хозяйка Дворца не спустилась. Она не имела привычки к застольям. Более того, и другие бы чувствовали себя зажато, если она бы спустилась к обеду.
  
  "Цин Шуй, отнеси еды Хозяйке. В любом случае, ты должен хорошенько поблагодарить ее. Она на третьем этаже, комната слева от лестницы", со смешком сказала Хоюнь Лю-Ли.
  
  Цин Шуй взял большую деревянную доску, на которой стояло девять блюд и две суповые тарелки. Он поднялся по лестнице. На втором этаже располагался он сам и его семья. На третьем жили Ши Цинчжуан, Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ.
  
  Небольшой павильон семьи Лай был в три этажа. Изначально он строился для небольшой семьи, например, для внуков или сыновей Лай. Когда они бы женились, они бы отделились и стали жить своим хозяйством.
  
  Цин Шуй быстро поднялся на третий этаж. Он увидел, что дверь слева от лестницы была слегка приоткрыта.
  
  Цин Шуй не вошел, однако, остановившись, ошеломленный, у двери. Его ждала очаровательная и нежная сцена в комнате. Хозяйка Дворца стояла, одетая в белоснежное хлопковое одеяние, слегка наклонившись к окну.
  
  И под этим углом ее тело выглядело просто идеально.
  
  Цин Шуй отвел взгляд от ее тела, несмотря на то, что это было действительно красиво, то, что это заставляло мужчин трепетать от желания. В этот момент, однако, Цин Шуй смотрел на нее безучастно. Глядя на нее, Цин Шуй никогда не думал, что кто-то, как она, может показаться с такой сексуальной стороны.
  
  Как оказалось, она не совсем огородилась от мирских дел, как это могло показаться со стороны. Но она хранила слишком много груза на сердце. Она была настоящей одиночкой. Даже если ее сравнить с Цинцин, она, может, и не была такой уж сильной. Просто она выражала свои эмоции иначе. Можно было сказать, что и ее внешность была всего лишь пустышкой, а себя настоящую она показывала только тогда, когда никого вокруг не было.
  
  Тук-тук!
  
  Цин Шуй освободил одну руку и постучал в дверь, затем легонько толкнул и вошел внутрь. Он встретился глазами с ее прекрасными глазами, которые снова стали черными, как обычно: прекрасными, ясными и исключительными.
  
  Увидев, сколько еды принес Цин Шуй, она улыбнулась глазами. Цин Шую показалось это таким трогательным. Он ставил еду на небольшой столик, доставая тарелку за тарелкой.
  
  "Давайте присядем и пообедаем вместе!"
  
  Цин Шуй, услышав это, подумал, что у него галлюцинации и с сомнением посмотрел на Хозяйку Дворца.
  
  "Тут так много, я не смогу съесть это все одна, присаживайся".
  
  На этот раз Цин Шуй понял, что все правильно расслышал. Думая о том, что он увидел, войдя в комнату, ему стало грустно. Она была сильной женщиной и не жалела себя.
  
  Цин Шуй знал, что и в его прошлой жизни бывали такие люди, одинокие до мозга костей. Но такие в реальной жизни либо заканчивали жизнь самоубийством, либо теряли чувство дисциплины и опускались на дно. Они пили алкоголь, ходили по увеселительным заведениям, связывались с плохими компаниями, потому что одиночество казалось им самой страшной вещью в мире.
  
  "Хорошо, пообедать с тобой именно то, о чем я мечтал. В прошлом я о таком и мечтать бы не мог", засмеялся Цин Шуй.
  
  Пока они ели, Цин Шуй с изумлением увидел, как Хозяйка Дворца снимает вуаль с лица! В тот же момент его охватило чувство, словно он наблюдал, как огромная яркая луна выплывает из-за темного облака. Через мгновение вся комната наполнилась светом.
  
  "Ты очень и очень красивая", сглотнув слюну, тихо произнес Цин Шуй.
  
  Она была искренне тронута прямолинейным комплиментом Цин Шуя, и ей не был неприятен взгляд Цин Шуя и его слова.
  
  "Давай сначала поедим все же!"
  
  Цин Шуй передал ей белые нефритовые палочки. Он постоянно подносил к ней тарелки. Она чувствовала эту особенную заботу. И он уловил это в ее взгляде.
  
  Женская интуиция особенно сильна. Несмотря на многое, они всегда могут почувствовать настоящее намерение со стороны других, просто опираясь на свою интуицию.
  
  Она наблюдала за его движениями, которые были хоть и неуклюжими, но очень искренними. Она чувствовала, что у него в сердце тепло к ней, особое тепло.
  
  "Спасибо тебе!"
  
  Цин Шуй не знал, можно ли было назвать ее манеры грациозными, но прекрасные девушки, типа нее, всегда выглядели хорошо, несмотря ни на что.
  
  ......
  
  Когда Цин Шуй отнес блюда назад в гостиную, он поймал на себе странные взгляды окружающих. Особенно Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, а также Ши Цинчжуан, провожали его глазами. Хотя Хоюнь Лю-Ли явно смеялась.
  
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли знали, какой женщиной была Хозяйка Дворца Туманного Зала. Она допустила к обеду парня... Они не могли поверить в это, хоть и видели это своими глазами.
  
  Цин Шуй только неуклюже скривил улыбку:
  
  "Сегодня давайте хорошенько отдохнем. Завтра мы поедем к Семье Го. И самое позднее послезавтра мы отправимся домой".
  
  Счастливые улыбки озарили лица его родных. В семье Цин оставались люди, которые волновались за них. Дело было решено, поэтому можно было немедленно возвращаться.
  
  Глядя на счастливые лица, Цин Шуй и сам разулыбался. Однако в сердце, очень глубоко, ему все еще было горько, потому что он не мог забыть про Минъюэ Гэлоу.
  
  
  
  Глава 407
  Глава 407. Скрытые сокровища Клана Янь вручены Цин Шую.
  
  Цин Шуй засмеялся, видя радостные лица родных, но глубоко внутри он ощущал пустоту: он очень скучал по Минъюэ Гэлоу!
  
  Цин Шуй не знал, когда она сможет вернуться к нему. Он считал, что чтобы вернуть ее, нужно разжечь войну с Башней Меча, но если это случится, он может не выжить в этой войне. Ему нужно было хотя бы перейти на 6-й слой Древней Техники Усиления.
  
  Более того, он вовсе не хотел массовых разрушений ни в Небесном Дворце, ни в Башне Меча из-за этого. У него не было права подводить Небесный Дворец, заставить их пойти на такую жертву ради него, но если бы даже он сделал это, он бы не смог себе этого простить.
  
  На континенте Зеленого Облака было несколько кланов и сект, по силе сравнимых с Небесным Дворцом. Если он сделает пару неосторожный движений, те секты только выиграют от вероятной войны.
  
  С кланами Сяо и Янь было покончено. Цин Шуй был вынужден оставить корни кланов, жители города все же не забыли бесчисленные преступления, совершенные членами этих семей. Значит, злодеям пощады не будет. Больше половины города страстно желали успокоить этих хулиганов.
  
  В течение дня люди из Клана Янь приходили, пристыженные, к Цин Шую. Они хотели, чтобы тот возглавил их клан, чтобы сохранить наследие за несколько сотен лет. Очевидно было их отчаяние: они даже принесли ключ от комнаты сокровищ с ними. Они готовы были передать Цин Шую ключ от нее, если бы он согласился встать во главе клана.
  
  Богатство клана Янь было выдающимся. Основная ветка несла ответственность за хранение ключа к сокровищнице. Кланы и секты все по-своему регулировали вопросы контроля доступа к сокровищам. Главный клан обладал более мощным контролем и свободой, нежели главная секта. В главной секте важные вопросы должны были пройти одобрение Старейшин, прежде чем какие-то действия вступали в силу. А с другой стороны, главный клан в лишь принимал участие в дискуссии по важным вопросам, но не имел права на окончательное решение. Конечно же, бывали и исключения в различных кланах и сектах.
  
  В любом случае, Клан Янь был одним из трех сильнейших семейных кланов в Стране Янь Цзянь. Их богатство было, на удивление, самым выдающимся из всех трех кланов. С таким состоянием они очень были очень аккуратны в выборе деловых партнеров, опасаясь обманщиков.
  
  Янь Хаожань из шестой ветки дважды встречался с Цин Шуем от имени Клана Янь. Цин Шуй отказывался признавать свое наследство, другие отказывались признавать в нем часть Клана Янь. Просто остальные ветки клана Янь были очень сильно заинтересованы в сохранении сокровищницы для них самих. Только ни у кого пока не хватало смелости заявить об этом. Они все играли в так называемую "горячую картошку", перекидывая ответственность с одного на другого.
  
  Солнце клонилось к закату, когда Янь Хаожань пришел навестить Цин Шуя в третий раз. Цин Шуй уже потерял к нему всякий интерес. Он вообще сохранил ему жизнь только по просьбе Цинцин. В конце концов, этот человек когда-то заботился о ней. В глазах Цинцин он был почтенным дедушкой, отцом ее отца, которого она просто обожала. Цин Шуй знал, что он был несерьезным человеком, но он хотя бы защищал Цинцин, пока был жив.
  
  Цин Шуй глубоко вздохнул!
  
  "Что тебе от нас надо? Мы скоро уезжаем и никогда больше не вернемся сюда. Если ты хочешь, чтобы я возглавил Клан Янь, забудь об этом", с нетерпением в голосе сказал Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, я больше не попрошу. Однако богатство, травы, золото и деньги, которые Клан Янь собирал все эти годы, не принадлежат никому, кроме тебя. Теперь уже не так важно, признаешь ты или не признаешь свое наследие в качестве члена Клана Янь. Мне довольно и того, что я тебя вижу сейчас своими глазами. Мой сын Чжунъюэ покоится с миром. Я очень надеюсь, что ты примешь этот ключ, иначе все сокровище приберут к рукам недобрые люди. Весь клан Янь просто исчезнет, если это случится", в голосе Янь Хаожань была и горесть, и гордость. Он был горд за своего юного внука, даже если ранее он не хотел его признавать. Осень жизни заставила его проще смотреть на вещи, сделала его более открытым в отношениях с людьми.
  
  Все молча смотрели на Цин Шуя. С этого момента он был тем, кто в одиночку будет принимать решение за всех.
  
  "У Чжунъюэ было только двое детей. Никто больше не может унаследовать наше сокровище", пробормотал про себя Янь Хаожань. Казалось, что он и вовсе разговаривает с кем-то другим. Когда он закончил, он буквально всучил Цин Шую странного вида золотой ключ в форме спирали. Цин Шуй хотел было оттолкнуть подарок, как вдруг слово взяла Цин И.
  
  "Цин Шуй, бери!" сказала она. Ее голос прозвучал так безжизненно.
  
  Цин Шуй замешкался. Он знал, о ком думает его мать. Его отец все же сдержал свое обещание. Он пообещал ей не притрагиваться ни к кому, кроме нее. Из-за этого обещания он не трогал и свою жену из Клана Сяо, даже после того, как прошло несколько лет. Из-за своего обещания он попал в ловушку, устроенную Янь Чжунфэн и пал от руки собственного брата.
  
  Когда Янь Хаожань собрался уходить, он сообщил Цин Шую адрес хранилища с сокровищами. Он еще раз внимательно обвел взглядом Цин Шуя, Цин И и всю их семью. И такая была невыразимая тоска в его взгляде. Он повернулся, искоса продолжая смотреть на Клан Цин.
  
  После его ухода все снова замолчали. Никому не понравилась идея с получением ключа к сокровищнице Клана Янь.
  
  "Цин Шуй, я не хотела бы вмешиваться в твои дела, но я вот что скажу: я поддержу твое решение, если ты захочешь возглавить Клан Янь", тихо сказала Цин И.
  
  Цин Шуй смутился. Он не мог понять, что именно движет его матерью, но он знал, что, например, на центральном континенте очень сильно ценится семейное происхождение человека и его статус. С его стороны мудрейшим решением было бы признать его часть наследия клана Янь. преимущества были бы бесконечными.
  
  Если бы Цин Шуй был рожден и воспитан в мире девяти континентов, он бы ни на секунду не задумывался и признал бы право на наследство. Однако он был другой. Он был экспертом боевых искусств и техник культивации. Одно из его самых заветных желаний было стать самым лучшим боевым мастером в мире девяти континентов с помощью только своей силы. Поэтому стать руководителем Клана Янь не было в списке его приоритетов.
  
  Более того, в Башне Меча его все еще ждала Минъюэ Гэлоу!
  
  И хоть Ие Цзянъэ этого не упоминала, Цин Шуй все же решил, что поможет ей разобраться с делом Хребта Короля Льва, которое гложет ее уже двадцать лет. Однако нелегкую он выбрал себе дорогу...
  
  "Я знаю, что ты желаешь для меня только лучшего, но мне лично Клан Янь уже не нужен. Посмотрим, куда судьба нас приведет!" засмеялся Цин Шуй в ответ Цин И.
  
  .....
  
  С наступлением ночи Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Первым делом он занялся вином на Персиковом Цвету для Хозяйки Дворца Туманного Зала. Он смотрел на широкое поле столетних цветущих слив, которые существовали только в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  Он выбрал лепестки сливы и добавил их к заварочной смеси, состоявшей из ценных ингредиентов, специй, 1/3 персика бессмертий, тысячелетних лекарств и, что было самым главным, плоти золотого Линчжи пяти тысяч лет.
  
  Цин Шуй каждый раз варьировал рецепт вина. Раньше он добавлял совсем чуть-чуть лекарственных трав, но с тех пор, как у него появилась возможность доставать разные растения, он улучшил свои методы, добавляя больше трав. Капелька крови Золотой Медицинской Черепахи, кровь тысячелетнего Моллюска, Эссенция Золотой Жемчужины из самой раковины Моллюска...
  
  Конечно, он не смог бы приготовить это знаменательное Вино на Цвете Персика без своего Бронзового Котла и первобытного пламени. Процесс варения Вина был почти таким же, как и процесс очистки лекарственных гранул. Оба этих дела были очень энергозатратными.
  
  Варение вина заняло около трех дней. К счастью, процесс имел место в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита! В реальности процесс брожения занял бы всего один день, а оставшиеся два дня вино бы прогревалось на первобытном огне. Цин Шуй после первого дня оставлял Бронзовый Котел без присмотра, а затем приступал к культивации, пока вино не было готовым.
  
  И на этот раз он поступил так же.
  
  "Ах, точно! Хозяйка Дворца Зала Тумана дала мне писание Искусства Очистки Точек Акупунктуры!" Цин Шуй быстренько вытащил несколько листочков бумаги из внутреннего кармана на груди. Серебряные листочки были сделаны из первоклассной кожи.
  
  Цин Шуй обрадовался, когда убедился, что его предположения о важности акупунктуры в теле человека. Если бы ему удалось очистить большинство существующих точек в своем теле, особенно ту самую Точку Юнцюань на своде стопы...
  
  Ему остановил поток мыслей и развернул страницы. Заголовок показался ему знакомым.
  
  "Очистка акупунктур четырех конечностей".
  
  Цин Шуй призадумался. На самом деле, он думал, что это не особо отличалось от его Искусства Божественной Очистки Рук и Ступней. Названия, возможно, были другими, но суть была той же.
  
  Цин Шуй полностью погрузился в чтение. Он заметил, что если соединить Божественную Очистку Рук и Божественную Очистку Ног, то они составят полную версию "Очистки акупунктур четырех конечностей".
  
  Он не понимал, откуда у Хозяйки Дворца Туманного Зала было такое сокровище. Он-то думал, что его сокровище единственное в своем роде, но оказалось, что мир девяти континентов глубже, чем он предполагал. Возможно, впереди его ждет еще множество чудес.
  
  Цин Шуй запомнил все с первого прочтения. Если он смог запомнить образ Инь-Янь глубоко в его подсознании, то он сможет запомнить все, что он когда-либо читал или видел. Еще раз взглянув на странички, чтобы глубже понять и уловить суть, Цин Шуй приступил к культивации "Очистки акупунктур четырех конечностей" во всем теле. В этой культивации руки и ноги работали вместе, иначе, чем в Божественной Очистке Рук и Божественной Очистке Ног, которые он культивировал по отдельности. Так или иначе, оба эти метода имели свои преимущества и недостатки.
  
  Возможно, благодаря тому, что Цин Шуй уже владел Божественной Очисткой Рук и Ног, он легко овладел "Очисткой акупунктур четырех конечностей". У него с первого же раза получилось успешно культивировать Очистку акупунктур. Однако для того, чтобы эффект очистки вступил в силу, ему понадобится еще несколько дней.
  
  Цин Шуй продолжал культивировать эту технику, пока не запомнил ее полностью. Он остановился через несколько раундов и решил отдохнуть. Он сделал копию Божественной Очистки Рук и Божественной Очистки Ног из глубины своего подсознания. Он не нашел, чем писать, поэтому решил воспользоваться Золотой Кисточкой для Каллиграфии Маэстро Искусств и Чернильницу из лунного камня.
  
  Он впервые смог хорошенько разглядеть чернильницу из лунного камня, потому что раньше у него не было времени. Внутри нее было много маленьких углублений, видимо, для чернил разных цветов. На верхней части камня было небольшое углубление, размером с подушечку большого пальца, видимо, для перемалывания чернил.
  
  Цин Шуй налил немного воды в одно из углублений. Он вспомнил, что когда-то приносил в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита ручку и чернила, но не смог найти их. Видимо, ему придется принести сюда побольше канцелярских товаров, на всякий случай.
  
  Налив воды, он размолол чернил. Постепенно чернила превратились в лунно-белый порошок. Он чувствовал легкую духовную Ци, исходившую от чернил. И этот запах явно напомнил ему о чем-то, но очень смутно, что он пока не мог понять, что именно.
  
  У него оставалось несколько листов пергамента. Кто же мог знать, что у него окажутся чернила лунного цвета. Он достал лист пергамента более темного оттенка, чтобы проверить чернила.
  
  Он обмакнул щеточку Золотой Ручки для Каллиграфии в чернила. Кисточка была сделана из шерсти Ласки уровня Боевого Святого. Цин Шуй почувствовал, что эта кисточка явно была излюбленной ручкой самого Маэстро Искусств.
  
  Окунув кисточку в чернила, он вдруг почувствовал странное ощущение от Золотой Ручки, которое волной прошло по его руке.
  
  
  
  Глава 408
  Глава 408. Первобытная Печь для Демонической Очистки.
  
  Окунув кисточку в чернила, он вдруг почувствовал странное ощущение от Золотой Ручки, которое волной прошло по его руке.
  
  Закончив писать инструкцию к Божественной Очистке Рук и Ног, Цин Шуй удивленно воскликнул! Его почерк нельзя было назвать некрасивым, он был приятным. Однако теперь он смотрел на написанное, почерк казался знакомым, но впечатление был другим. Буквы словно дышали, они были наполнены духовностью.
  
  Это можно было сравнить с ситуацией, когда не очень симпатичный, но приятный человек, постепенно становился более очаровательным и харизматичным, так что его внешность уже не имела никакого значения. Слова, которые Цин Шуй написал Золотой Кисточкой, имели тот же эффект; словно кто добавил им привлекательности.
  
  "Вот почему маэстро смог нарисовать портреты красавиц. Даже если его художественные способности были бесподобны, с помощью Золотой Кисти и его Чернильницы из Лунного Камня у него получилось гораздо лучше. Плюс наверняка, краски для чернил были из крови дьявольских чудовищ уровня Боевого Святого", думал Цин Шуй.
  
  Вино из сливового цвета было готово к употреблению. В нем было много секретных ингредиентов, и оно было прозрачным и сверкающим. Легкое облако сладкого аромата окружало котел, можно было явно почувствовать освежающие нотки.
  
  Он сделал немного больше вина на этот раз, чтобы Хозяйке Дворца хватило наверняка.
  
  Когда время подошло к концу, Цин Шуй вышел из Сферы. Была поздняя ночь, второй час. Даже те, кто вел ночной образ жизни, уже разошлись по домам.
  
  Поздно ночью облачность рассеялась, и на небо вышла луна. Она светила так ярко, словно большое серебряное блюдо. Лунный свет отражался от земли, покрытой нетронутым белым снегом. Так было светло, что даже читать можно было без труда! Почти как днем.
  
  Вдруг Цин Шуй вспомнил про ключ от сокровищницы Клана Янь.
  
  "Будем считать это компенсацией за все. От клана Янь Клану Цин".
  
  Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и вытащил странного вида золотой ключик. Он был длинным, сантиметров тридцать, на нем были вырезаны спиральные узоры. Цин Шуй потрогал его, ключ оказался очень твердым, словно алмаз. Он не знал, из какого материала этот ключ, но был уверен, что сам ключ был бесценным.
  
  "Может, мне стоит пойти и посмотреть?" подумал Цин Шуй. У него было подозрение, что это была ловушка. Он знал, что ему следовало быть осторожным, потому что вполне вероятно, что найдутся те, кто захочет ему навредить. Однако вероятность была невелика, ведь Хозяйка Дворца все еще была рядом. Да и Сфера Вечного Фиолетового Нефрита была отличным спасением в случае какой-то передряги.
  
  Цин Шуй шагнул в темноту, выпрыгнув из окна. Его скорость впечатляла, особенно после изучения метод Ядерной Ци Прыгающего Короля в Черных Доспехах. Он мог разгоняться до пугающих скоростей за короткое время. Но все же он все еще был беспомощным против тех воинов, кто был сильнее его. Боевые мастера из Центрального Континента обращали огромное внимание на скорость. Если бы ему удалось достичь Превосходной стадии успеха Искусства Очистки Ног или если бы ему удалось очистить точку Юнцюань, его скорость бы увеличилась многократно.
  
  Достигнув Большой Стадии успеха Божественной Очистки Ног, Цин Шуй все равно не мог очистить точку Юнцюань. Даже Хозяйка Дворца еще не очистила эту точку. Но у Цин Шуя была Техника Первобытного Хаотичного Божественного Иглоукалывания. Она не подходила ему самому, потому что необходимым условием было наличие точек, близких к очистке. У него таких точек не было, а вот Хозяйке Зала это могло бы помочь. Он надеялся, что после практики Техники Божественного Очищения, он сможет очистить и свою Юнцюань.
  
  Тихо покинув резиденцию Лай, Цин Шуй оседлал свою жар-птицу. Он полетел прямиком к Сокровищнице Клана Янь. Янь Хаожань рассказал Цин Шую, что Сокровищница находится посередине внутреннего двора дома, где раньше жил Янь Хаочжэн.
  
  Его жар-птица летела очень быстро, так что они оказались там в мгновение ока. Когда резиденция Янь была наполнена шумом ежедневных забот, а сейчас это было безжизненное место. В воздухе до сих пор ощущался запах крови. Под светом луны эта темная ночь делала это место жутким и мрачным.
  
  Шестая ветка клана Янь жили в другом месте, потому что в этом поместье имел право жить только глава клана. Эта собственность клана Янь была размером с большую деревню! Здесь были павильоны, арочные мосты, каменные сады, круглые пруды с маленькими водопадами, даже беседки встречались каждые десять метров.
  
  Цин Шуй медленно приземлился в самом центре. Он включил духовное чутье. Вокруг никого. Ничего странного в этом не было: только самоубийца осмелился бы показаться здесь после всего случившегося.
  
  Следуя инструкциями Янь Хаожань, Цин Шуй подошел к самой большой каменной скульптуре в поместье. Заметив сверху неровные отверстия, он попытался найти замочную скважину, тыча в них ключом.
  
  "Она между двумя выступающими поверхностями. Тут их так много, которая из них-то? Они не на солнечной стороне..."
  
  Цин Шуй еще раз осмотрел камни, чтобы убедиться, что это было то самое секретное место, которое он искал. И только осмотрев конструкцию в третий раз, он заметил две выступающие плитки. Это место было недоступно человеку среднего роста. Может быть, создатель этой конструкции был очень высоким человеком? Или это сделано специально?
  
  Чик-чик.
  
  Цин Шуй воткнул ключ, повернул его трижды влево и полтора оборота вправо, потому повторил и нажал на ключ, продвинув его на пару сантиметров вглубь. Затем он сделал еще половину оборота влево, когда услышал металлический скрежет.
  
  "Какой хитрый механизм.."
  
  Цин Шуй увидел, что вся каменная конструкция была внутри металлической, сделанной из черного металла высокого качества.
  
  Цин Шуй увидел дорожку, ведущую вниз по крутому склону. Каждый третий шаг его встречал большой светящийся камень. Просканировав всю территорию Духовным Чутьем и не найдя ничего подозрительного, он пошел дальше вниз по каменной дорожке.
  
  Тропинка была очень длинной, около двух сотен метров, в конце которой он пришел к большой черной двойной двери. Она выглядела очень толстой и крепкой, гораздо крепче первой двери.
  
  Цин Шуй снова вынул золотой ключ и открыл дверь тем же методом. Механизм еще раз защелкал, как нужно, толстые двери медленно распахнулись, и Цин Шую открылся еще один коридор шириной около десяти метров и тридцати метров длиной. По центру прохода каждые три метра стоял по большой колонне, а по стенам прохода были большие каменные стойки высотой по пояс. На стойках лежало множество блестящих предметов, некоторые из которых даже излучали слабое свечение.
  
  Значит, это и были сокровища, собранные Кланом Янь за многие годы?
  
  Цин Шуй прошел вдоль колонн по центру комнаты и внимательно изучил предметы вдоль стен.
  
  Оружие, доспехи, аксессуары...
  
  В начале прохода лежало оружие. Затем шли доспехи и аксессуары: ножи, копья, мечи, луки, топоры, кнуты, нательные доспехи, шлемы, боевые юбки, сапоги, ремни, ожерелья, серьги и браслеты...
  
  Цин Шую пока не требовалось оружие, но он все же активировал Технику Небесного Видения. Как только он ощущал что-то стоящее, он забрасывал это в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Места ему хватало, значит, он мог вполне все забрать оттуда, без проблем.
  
  Его выбор пал на несколько хороших мечей, доспехи и аксессуары. Они все принадлежали клану Янь, значит, определенный уровень у них был. Много подходящего для уровня Сяньтянь оружия находилось там, но гораздо меньше - для уровня боевого короля. Но все же были хорошие экземпляры. Цин Шуй хотел захватить их для своих в Клан Цин. Ему очень хотелось привезти им всем подарки из этого путешествия.
  
  Выбрав достаточно, он решил больше ничего не брать, но все же на всякий случай просканировал каждый предмет еще раз.
  
  "Ого!" воскликнул он, увидев кое-что, покрытое толстым слоем пыли. Он почувствовал большую волну духовной энергии, исходившей от предмета.
  
  Он смахнул рукавом пыль. Вещь была длиной один метр. У него были три ноги, а тело было серым, такого чистого серого цвета, похожего на его Первобытный Огонь. Предмет выглядел как котел. Окончательно стерев котел, Цин Шуй увидел вырезанные на нем узоры.
  
  Дракон, Феникс, трехголовый пес, золотой бык, золотой слон, жуткого вида обезьяна, мифическая черепаха, гигантский зверь в огне....
  
  Вырезанные рисунки были мелкими, размером с ладонь, но жизненная сила и очарование рисунка были очень экспрессивными. Цин Шуй внимательно рассматривал животных, которые были как живые, и заметил надпись на другой стороне котла.
  
  Первобытный!
  
  Что это был за предмет? Он видел, что там было другое слово, но котел был прижат этим боком к стене. Он попытался повернуть котел. Вещь оказалась весом в 10 тысяч цзинь. Почему она такая тяжелая? Повернув его, он увидел надпись целиком:
  
  "Демоническая Печь для Очистки".
  
  Это была Первобытная Демоническая Печь для Очистки?
  
  Сердце Цин Шуя бешено забилось. Когда он впервые услышал о существовании Демонов Очистки, он все время думал о том, когда же ему попадется такая печь. Он даже планировал отправиться в Школу Демонической Очистки, когда доберется до Восточного Континента Божественной Победы, чтобы раздобыть такую печь. Но теперь нужды больше не было.
  
  В этот момент его душа летала, как на крыльях. Но тут он подумал. А откуда в Клане Янь Печь Демонической Очистки? Казалось, что к ней много лет не прикасались.
  
  "Не думаю, что в Клане Янь не понимали, что это была Печь Демонической Очистки. Тем не менее, никому она не была нужна, а может, никто не знал Искусства Демонический Очистки.
  
  Подумав-подумав, Цин Шуй решил поместить Печь Демонической Очистки прямиков в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Раздумывать о ее происхождении время было неподходящее, поэтому он продолжил исследовать фантастические штуки по обеим сторонам прохода.
  
  После такой ценной находки Цин Шуй не посмел больше быть невнимательным. Как только он чувствовал ценность духовной энергией, он отправлял ее в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  "Ну, сокровища? Вас так много. И вы все такого высокого качества. Я воспользуюсь вами для синтеза", с этими словами Цин Шуй отправил большие куски разноцветных драгоценных камней в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он смог бы синтезировать их с помощью Искусства Ковки.
  
  "Лекарственные травы? Да такие, что им даже по три тысячи лет!" радостно воскликнул он.
  
  Цин Шуй вздыхал: все же Янь были очень богатой семьей. Он продолжил перекладывать вещи в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Слишком много ценностей....
  
  "Аметист Тысячелетия. Капли Росы Цанфэнь".
  
  
  
  Глава 409
  Глава 409. Богатый улов. Внутренне ядро. Перемены в Хозяйке Дворца.
  
  "Аметист тысячи лет, капли росы Цаньфэн..."
  
  Открыв яркий чемоданчик Цин Шуй, обнаружил два ингредиента для лекарств, которые как раз были ему нужны по рецепту Первобытной Гранулы Воды и Ветра. К сожалению, ему еще не доставало девятикрылой золотой цикады, что крайне расстраивало его.
  
  Цин Шуй забрасывал все лекарственные травы в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. На пути ему встретился очередной чемоданчик, которые он уже перестал отрывать, потому что обнаружил, что ни в одном из них не было ничего стоящего.
  
  Цин Шую себя довольно комфортно чувствовал: ему было отрадно рассматривать на все эти сокровища, свалившиеся на него, как снег на голову.
  
  Пройдя чуть дальше, он заметил несколько ярких сундуков с уникальными характеристиками. Они все были разного размера. Самые большие были размером с две головы, а маленькие - размером не больше кулака.
  
  "Что это?" Цин Шуй осторожненько открыл один из самых больших сундуков. Внутри он увидел белый сферический объект, от которого исходили энергетические колебания. Цин Шуй был прекрасно знаком с ним.
  
  Ядро Дьявольского Чудовища!
  
  Так и есть - ядро дьявольских чудовищ. Это вещь была гораздо ценнее тысячелетних лекарственных трав. В мире девяти континентов глубоко в горах и лесах обитало множество трав, тысячелетних, двух тысяч лет, трех тысяч лет. Только найти их было трудно - места эти были крайне опасны. Поэтому и цена их была высока.
  
  Лес дьявольских чудовищ и Гора Гигантских Зверей, например, хранили в себе настоящие сокровища, однако риск был слишком велик. Мало, кто осмеливался ступать в эти места.
  
  Затем Цин Шуй открыл яркий сундучок побольше. В нем лежало красное ядро дьявольского чудовища. Возраст этой гранулы можно было определить по цвету. Ядро дьявольского чудовища тысячи лет и меньше были молочно белого цвета. Ядра от одной до двух тысяч лет были красными. Возраст от двух до трех тысяч лет давали оранжевый цвет, от трех до четырех тысяч лет - желтый, от шести до семи тысячелетий - синий, а от семи до восьми тысяч лет - фиолетовый. Считалось, что ядра дьявольских чудовищ более десяти тысяч лет были окрашены во все цвета радуги.
  
  Цин Шуй смотрел на неизвестную таблетку в руке. Она была темно-красная, ближе к двум тысячам лет. Когда он очищал свою Золотую Первобытную Гранулу, ему как раз не хватало вот таких гранул.
  
  Каждому ядру нужно было теплое питание в течение, как минимум, тысячи лет. Конечно, были и исключения. Насыщенность цвета гранулы означала более старший возраст. Таблетка в руке Цин Шуя была темного цвета, значит, ей было почти две тысячи лет.
  
  Изменения в цвете не происходили сразу же по достижении нового года. Это случалось, как и с людьми, в виду прорывов, только после прорыва цвет менялся. Каждый раз, испытывая прорыв, сила зверя увеличивалась в разы. Конечно же, прорывы случались гораздо реже и тяжелее, чем у людей. Цвет менялся лишь раз в тысячу лет.
  
  Бывало, что дьявольские чудовища низкого уровня принимали самые ценные лекарственные травы, что приводило к увеличению их продолжительности жизни до трех тысяч лет. Однако ядро внутри них могло быть только красным или белым. Таким образом, по цвету можно было судить о силе дьявольских чудовищ. Чем глубже цвет, тем ценнее внутренне содержимое.
  
  Чем дольше Цин Шую приходилось измерять силу ядер своей техникой, тем ценнее оказывались они. Эти темно-красные гранулы обладали огромной ценностью.
  
  Цин Шуй нашел еще много сундучков разного размера с разного размера гранулами разных цветов, поэтому перестал открывать их один за другим и просто поместил все сразу в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  ......
  
  За один заход Цин Шуй забрал почти семьдесят процентов всех предметов в сокровищнице Клана Янь. Он посчитал оставшиеся вещи ненужными. Например, некоторые виды оружия и доспех, которые он выковал сам, были гораздо крепче, чем те же предметы в сокровищнице. Материалы также были никуда не годными. Поэтому Цин Шуй их бросил там.
  
  Когда он вышел из сокровищницы, он снова закрыл подвал золотым ключом. На востоке зарождался новый день, обозначив, что вот-вот небо полностью осветится лучами солнца.
  
  Цин Шуй тихонечко вернулся в свою комнату, и оказалось, Хозяйка Дворца Туманного Зала уже искала его, только Цин Шуй ее не почувствовал.
  
  Всякий раз, когда она смотрела на Цин Шуя, она испытывала необычные чувства.
  
  С того самого инцидента во сне, Цин Шуй мучил ее довольно долгое время. Ощущения прикосновений его рук время от времени возникали на ее груди. Этот проклятый мерзавец, распутник, каждый день думал о ней втихаря.
  
  На самом деле она не знал, что в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй каждый день о ней думал. Однако в реальной жизни это было бы тридцать раз в день!
  
  Божественное лицо под вуалью Хозяйки дворца было красным от стыда, даже зрачки подернулись туманом. Но, к сожалению, никто не этого не видел. Никто не видел, как она на самом деле выглядела, когда ее сразил запах мира смертных. Очень быстро она взяла себя в руки и вернулась в нормальное состояние. В последнее время она постоянно чувствовала возбуждение и понимала, что ей будет очень трудно вернуться в свое прошлое состояние.
  
  Утром Цин Шуй снова принес перекусить Хозяйке Дворца. На этот раз они снова поели вместе. Они почти не говорили ничего. Цин Шуй тщательно подбирал слова, потому что он никак не мог расслабиться наедине с ней.
  
  Он вел себя, как идиот. Он даже не думал о том, чтобы обладать ею, как он думал о Хоюнь Лю-Ли или Цанхай Минъюэ. Однако по какой-то причине он надеялся, что все же, может быть, он понравится ей. Он не хотел, чтобы она была о нем плохого мнения. Поэтому и боялся сказать лишнего и огорчить ее.
  
  Цин Шуй вынул скопированную инструкцию метода Божественной Очистки Рук, Божественной Очистки Ног, бутылки с Вином на Персиковом Цвету и положил все на стол.
  
  "У тебя все еще есть Межпространственная Шелковая сумка? Ты разве не отдал ее Минъюэ?" Хозяйка Дворца смотрела на Цин Шуя. Невозможно было оценить, насколько ценной была Межпространственная Сумка. Это было что-то
  
  "Те люди, которые смогли очистить Межпространственный шелк, были ни кто иные, как великая семья алхимиков Клана Му на Восточном Континенте Божественной Победы. Таким образом, у людей, которые обладали Межпространственной шелковой сумкой, обычно было великое прошлое. Моя собственная Межпространственная шелковая сумка.." покачала она головой.
  
  Цин Шуй кивнул:
  
  "А! Понятно!"
  
  Хозяйка Дворца протянула руку и убрала все предметы со стола. Значит, и у нее была межпространственная сфера. На столе осталась посуда, маленький котелок, полный персикового вина, и две маленькие бутылочки.
  
  Она отвлеклась на секунду, взяв в руки описание Божественной Очистки Рук и Ног. Она потрогала на пергамент, странно взглянула на Цин Шуя, но в итоге ничего не сказав. Цин Шуй понял, что она ощутила духовные колебания от пергамента.
  
  Сегодня на ней не было вуали. Ее от Цин Шуя отделял лишь маленький стол. Они были так близки, что он чувствовал аромат ее тела - легкий и нежный запах орхидей, от чего он совсем потерял голову.
  
  Глядя на божественное лицо, которое было таким красивым до такой степени, что могло потрясти человека до самой глубины души, как только боги могут. Никогда бы Цин Шуй не мог подумать, что женщина могла бы быть такой красивой.
  
  Хозяйка Туманного Дворца приоткрыла крышку котелка, и немедленно ей в ноздри ударил аромат, ледяной туманный дымок поднялся из него. Он был прохладный, но тягучий, заставив ее на секунду потерять рассудок.
  
  Она медленно наполнила маленькую винную бутылку на две трети. Когда она хотела заполнить вторую бутылку, Цин Шуй торопливо остановил ее.
  
  "Разве оно не помогает прорыву? Тогда я не буду пить его?"
  
  Сказав это, он смутился до ужаса и тут же пожалел о сказанном, словно сделал что-то плохое. Он смотрел на Хозяйку и чувствовал, как жар поднимается к лицу. Однако Хозяйка Дворца только улыбнулась. На этот раз она по-настоящему улыбнулась. Цин Шуй увидел ее ровные белые зубы и снова потерялся.
  
  "Хорошо, почему тогда тебе не выпить со мной?"
  
  Она прекрасно видела страсть в его глазах, но на этот раз она не испытывала отвращение. Она вдруг поняла, что ее даже уже не бесят его глаза.
  
  Медленно она наполнила вином и вторую бутылку на две трети.
  
  Цин Шуй пришел в себя и взял бутылочку в руку.
  
  "Спасибо, что спасла меня в самый опасный момент. Я не буду говорить приятных слов, но обещаю, что в будущем отдам долг делом".
  
  "Я буду ждать твоего возвращения с нетерпением. Что же касается ответных услуг, не нужно. В будущем мне будет достаточно, если ты будешь угощать меня таким вином почаще. Думаю, что такой алкоголь есть только у тебя. Это самый вкусный напиток, который я встречала". Хозяйка Дворца подняла бутылочку.
  
  "Будем!"
  
  Они чокнулись бутылочками и залпом выпили свои напитки.
  
  Хозяйка Дворца забрала себе котелок и винные бутылочки и положила их в свою Межпространственную сумку.
  
  "Цин Шуй, мне пора в путь!"
  
  Цин Шуй и не ожидал, что она так рано соберется. Она же обещала пробыть пару дней, поэтому он искренне расстроился.
  
  ......
  
  "Сегодня мы собираемся в Клан Го. Нам нужно поблагодарить их. Что скажешь, сестра?" спросил Цин Шуй у Цинцин с улыбкой.
  
  Цинцин сдвинула брови.
  
  "Я твоя сестра. Кто с тобой будет плохо обращаться, получит от меня такое же отношение, во сто крат больше. Однако кто с тобой хорошо обращался, получит от меня добра стократно. Так?"
  
  Цин Шуй посмотрел на Цинцин. Легкая улыбка играла на ее губах, только выражение ее глаз было очень серьезным.
  
  "Да!"
  
  Цинцин кивнула головой и снова улыбнулась. Цин Шуй был рад видеть ее улыбку, пусть слабенькую, но улыбку.
  
  Клан Го также был довольно влиятельным в городе Янь. Глава Клана Го Янлун был всего лишь защитником в Клане Цин на Континенте Зеленого Облака, все равно в таком месте, как Город Янь, эта должность считалась великой частью. Все, кто мог хоть как-то противостоять Кланам Янь и Сяо, должны были благодарить Го Янлун.
  
  То есть тот факт, что Цинцин смогла продержаться до прибытия брата и матери, был также заслугой Клана Гу и Гу Полу, который осмелился пойти против Старшего мастера Сяо.
  
  Поместье Клана Го было гораздо меньше по сравнению с Кланом Сяо. И в манере построек, и сами здания были на уровень ниже. У ворот стояло всего четыре охранника.
  
  "Пожалуйста, входите!"
  
  Цин Шуй удивленно спросил:
  
  "Не нужно представляться?"
  
  "Не нужно. Я провожу вас", сказал охранник, восхищенно глядя на Цин Шуя.
  
  Цин Шуй потер нос:
  
  "Я становлюсь популярным..."
  
  Охрана провела Цин Шуя и его сопровождение прямо вглубь резиденции. На воротах осталось трое охранников, один из которых быстро удалился.
  
  Го Клан были влиятельными в городе. Может быть, они не вели роскошный образ жизни, но в итоге они остались влиятельными. Все, что положено было иметь клану, было у Го.
  
  Под ногами прибывших звонко и отчетливо застучали каменные плиты. Звук шагов отражался далеко по всей резиденции. Цин Шуй оглядывался по сторонам, рассматривая здания, рабочих, учеников и защитников Клана Го. У многих, кто видел Цин Шуя, глаза вспыхивали радостным светом; некоторые оставляли его прибытие без особой реакции. Некоторые и вовсе не смотрели в его сторону.
  
  Пройдя довольно большое расстояние, они встретились с группой в семь или восемь человек, которые двигались прямо к ним с противоположной стороны. Во главе группы шел крепкий мужчина средних лет с приятным лицом. Он был явно физически силен. За ним шел Гу Полу, которого Цин Шуй сразу узнал. Значит, лидером группы был явно сам глава клана - Гу Янлун. В середине шли двое пожилых людей с белыми волосами и моложавыми лицами.
  
  "Господин, я уже иду! Простите за то, что приветствую вас издалека, пожалуйста, простите сердечно!" раздался издалека громкий и звонкий голос мужчины, который звучал очень миролюбиво и уважительно.
  
  По звуку его голоса Цин Шуй понял, что у Го Янлун были самые лучшие намерения. Он был уверен, что этот мужчина пользовался популярностью у женщин. Он обладал внешностью симпатичного мальчика, но телом крепкого мускулистого мужчины. Вдобавок и голос у него был низким и бархатным, что делало его мужчиной как раз того типа, от которого девушки больше всего сходили с ума.
  
  Женщины критиковали симпатичных мальчиков, которым не доставало мужественности, критиковали мускулистых мужчин за несимпатичную внешность. Поэтому многим женщинам нравились высокие влиятельные способные симпатичные мужчины.
  
  "Дядюшка, не нужно формальностей, зовите меня просто Цин Шуй!" с улыбкой поприветствовал всех юноша.
  
  "Ха-ха, ну, хорошо. Сегодня счастливый день. Пойдемте внутрь!" ответил со смехом Го Янлун и повел гостей в самый большой павильон.
  
  "Цинцин!"
  
  Цин Шуй успел заметить, что Гу Полу глаз не сводит с Цинцин, от чего ему захотелось засмеяться. Гу Полу не был влюбчивым и эмоциональным человеком, даже Цин Шуй не мог его полностью разглядеть, однако, искренность в нем он почувствовал сразу.
  
  Однако по выражению лица своей сестры Цин Шуй понял, что Го Полу ждет трудный путь. Тем не менее, Цин Шуй решил со своей стороны помочь молодому человеку. А вот что из этого выйдет - зависело от них самих.
  
  Цин Шуя и самого нельзя было назвать специалистом по отношениям с другими людьми. Однако атмосфера в резиденции Клана Го была приятной, все болтали о разных вещах, и разговор стал более оживленным, когда речь зашла о необычных вещах на их континенте.
  
  Чем больше человек видит, тем больше он знает. По сравнению с Цин Шуем у Го Янлун было больше знаний и больше опыта. Когда он разговаривал с Цин Шуем, он не игнорировал остальных. Он дождался, пока все не войдут в зал, где их уже ждали несколько женщин из Клана Го. Когда все расселись за стол, получилось, что слева сидели все мужчины, а справа - только женщины.
  
  Цин Шуй понял, что Гу Янлун тщательно готовился к встрече, хотя вел себя совершенно непринужденно.
  
  
  
  Глава 410
  Глава 410. Потому что ты - моя сестра. Тайная библиотека старика из Клана Цин.
  
  Жена Го Янлун, мать Го Полу, была довольно привлекательной для своих лет женщиной. У нее была отличная фигура; ни одна молодая девушка не смогла бы соревноваться с изящностью ее лица. Ее красота могла бы посоперничать с красотой убитой женщины из Клана Сяо.
  
  "Не удивительно, что у Го Янлун всего одна жена. Наверное, она большая мастерица", думал про себя Цин Шуй, не уставая восхищаться очарованием хозяйки.
  
  Цин Шуй болтал и выпивал со всеми. Все выпивали, обсуждая резню на Центральном Континенте или дьявольских чудовищ. Разговоры были, в основном, о разных жестокостях.
  
  А Мадам Го, тем временем, на женской стороне, разговаривала с Цин И о ее сыне, Цин Шуе, и дочери, Цинцин. Она рассказала Цин И, что той очень повезло с такими хорошими детьми.
  
  Большую часть времени, однако, она говорила про Цинцин и Го Полу. Оказывается, Го Полу не скрывал своих чувств от матери, и та прекрасно видела, что он испытывает. В конце концов, то, что он делал для Цинцин, было очевидно всем.
  
  Просто раньше не было возможности обсудить этот вопрос. На самом деле, обсуждение этого вопроса сейчас вызывало множество противоречий. Для Цинцин все изменилось: она больше не была брошенкой из Клана Янь.
  
  "Цин Шуй, ты должен остаться на подольше. Ты, Цинцин, Цин Ю, Полу - люди молодые. Вам нужно больше собираться вместе", сказал Го Янлун, отпив еще немного вина из своего бокала.
  
  "Мы не можем остаться даже на пару дней. Нам нужно ехать, но дом Цин всегда открыт для членов клана Го".
  
  ......
  
  Цин Шуй в итоге провел лишь один день в Клане Го. Его главным мотивом было улучшить отношения между двумя кланами. После того как общение двух семей закончилось, Цин Шуй остался в приятном впечатлении от Го Полу, поэтому решил, что нужно, чтобы у Го Полу и Цинцин появилось больше возможностей быть вместе.
  
  Однако в отношении Города Янь и даже Страны Яньцзян у Цин Шуя не было ни малейшего интереса, кто останется главенствовать там. Однако легко было догадаться. Так как Клан Сяо был уничтожен, Клан Янь был повержен, то есть авторитета в Клане Янь больше не было, то город переходил под контроль семей Го, Лай или Ло.
  
  Цин Шуй и его спутники стали готовиться в обратный путь в Город Тысячи Миль. Впервые в жизни Цинцин покидала город Янь и впервые ехала верхом на летающем чудовище.
  
  Стоя на спине Жар-птицы, она осматривала окрестности в полном восторге. Она смотрела на облака, на бесконечное небо, простиравшееся в дальние дали, большие реки и горы под ногами, а в глазах ее на какой-то момент поселилась тоска. Но лишь на короткий момент.
  
  Цин Шуй стоял рядом и наблюдал за реакцией сестры. Он смутно догадывался о ее мыслях, особенно о тоске во взгляде.
  
  "О чем ты думаешь?" с улыбкой спросил он.
  
  "Ни о чем. Хе-хе. Я думала о том, что мой брат на самом деле очень могущественный". Цинцин тихонько рассмеялась.
  
  "Старшая сестра, тебе нужно больше смеяться. Я впервые слышу, как ты смеешься. Ты такая красивая, не удивительно, что Го Полу запал на тебя". Цин Шуй тепло рассмеялся, дразня сестру.
  
  Он заметил смущение и холод в ее взгляде. Она не засмеялась в ответ, а только серьезно посмотрела на него. Он забеспокоился. С сочувствием, заботой и беспокойством в глазах он посмотрел на сестру.
  
  "Ты хочешь, чтобы я была с Го Полу, чтобы построить отношения между Кланами Цин и Го?" спросила Цинцин.
  
  Цин Шуй почувствовал облегчение. Он понял, почему у нее была такая реакция. В конце концов, она попала в такое трудное положение именно из-за того, что существовала практика женитьбы ради связей. Поэтому она ненавидела это все душой...
  
  "Сестра, весь Клан Го не стоит даже волоска на твоей голове. Ты и мама для меня самые важные люди, пока твой брат здесь, никто больше не обидит тебя. Никто больше не заставит тебя делать то, чего ты не хочешь делать". Цин Шуй искренне убеждал свою сестру.
  
  Та посмотрела на него и почувствовала особое тепло в своем сердце. С тех самых пор, как умер их отец, никто никогда не говорил ей ничего подобного. Она потеряла ощущение защищенности с десяти лет, и этот момент, она почувствовала заботу, беспокойство и семейную любовь в словах своего кровного брата, такого сильного мастера боевых искусств...
  
  Цинцин вдруг захотелось заплакать от нахлынувших эмоций. Она хотела плакать не из-за того, что ей было грустно, но из-за понимания того, что это и есть счастье...
  
  Она смотрела на Цин Шуя, глаза ее покраснели, слезы заполнили их, но на лице ее сияла улыбка. Словно капля росы на грушевом цветении, слеза покатилась по ее прекрасному лицу.
  
  "Почему ты так добр ко мне?" Она обняла Цин Шуя и несколько раз произнесла один и тот же вопрос.
  
  "Потому что ты - моя сестра. Мы связаны кровью, у нас одна мать. Мы - брат и сестра", тихо ответил он и похлопал ее по спине.
  
  ......
  
  Вот так Цин Шуй и его семья без приключений добрались до Города Тысячи Миль за месяц.
  
  Когда они прибыли в резиденцию, все члены Клана Цин почувствовали огромное облегчение. Цин Бэй была так счастлива, что даже разрыдалась.
  
  Увидев Цинцин, она подбежала к ней с радостным криком: "Сестра!"
  
  "А ты, должно быть, Малышка Бэй!"
  
  "Да!" Теперь я больше не буду единственной девочкой в Клане Цин. Ура!" воскликнула Цин Бэй, с любовью обхватив Цинцин за руку.
  
  ............
  
  Сразу же в день возвращения Цин Ло вернулся в Деревню Клана Цин.
  
  На следующий день Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли уехали в Страну Цанлан.
  
  Цин Шуй же решил на этот раз не уезжать из-за Цинцин. Более того, они собирались вскоре отпраздновать новый год. Цин Шуй решил, что подумает о других вещах уже после нового года.
  
  Когда Цин Ло вернулся в тихую деревушку Клана Цин, он заметил, что у входа в резиденцию его поджидает человек с седой головой. Этого человека можно было часто видеть в библиотеке, а Цин Шуй называл его Дедушкой Линь.
  
  "Братец Линь!"
  
  воскликнул Цин Ло, узнав старика.
  
  "Ты вернулся. Значит, все прошло хорошо".
  
  "Великолепно. Великолепно!"
  
  И два старика пожали друг другу руки. Их многолетняя дружба сблизила их даже ближе, чем родных братьев.
  
  "Пойдем внутрь, поговорим!"
  
  Они зашли в пустующую ныне резиденцию Цин.
  
  "Брат Ло, расскажи мне о прогрессе Цин Шуя. Мне прямо не терпится", сказал старик Цин Ло с выражением обеспокоенности в глазах.
  
  Цин Ло подробно рассказал ему, что именно сделал Цин Шуй в Городе Янь. Старик внимательно слушал его рассказ. Волнение в его глазах постепенно сменялось выражением радости и спокойствия.
  
  "Младший Брат Ло!"
  
  Цин Ло с вопросом посмотрел на Линь Чжаньхань.
  
  "Я хочу передать все, что знаю, Цин Шую", ответил Чжаньхань после некоторой паузы.
  
  "Ты серьезно решил?" В изумлении спросил Цин Ло. Он был очень приятно удивлен.
  
  "После празднований нового года я научу Цин Шуя оставшимся вещам. Я стал старым и бесполезным. А иначе я бы остановил простой клан из другого города и не позволил им до такой степени затравить деревню Клана Цин. And it must be hard for that girl, Yi..." There was a quiet desolation in the old man"s voice, as if one who had reached the last leg of his life.
  
  ......
  
  "Цинцин, ты подумала о начале культивации? Все еще есть желание?" На следующее утро Цин Шуй спросил свою сестру, заметив ее напряженный взгляд на тренировавшихся членов Клана.
  
  "Я настолько старше них, а уровень моей культивации такой низкий. Я много лет не тренировалась". Цинцин покачала головой и посмотрела на брата.
  
  "Пока есть желание заниматься культивацией, проблем не будет. Брат гарантирует, что ты достигнешь уровня Сяньтянь в течение пяти лет. Нам еще предстоит так много путешествий по миру Девяти Континентов", добродушно ответил Цин Шуй.
  
  "А можно?" с надеждой и сомнением спросила Цинцин.
  
  "Да. Пойдем. Я дам тебе кое-что", сердечно рассмеялся Цин Шуй.
  
  Цинцин улыбнулась и последовала за ним в большой зал на третьем этаже. Цин Шуй попросил ее подождать за дверью, а сам вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Он вынул по два плода Увеличения Энергии, Увеличения Жизненной Силы, Увеличения Выносливости и Увеличения Проворности.
  
  Цинцин тут же заработала одну тысячу цзинь силы и одну тысячу цзинь защиты. Ее скорость удвоилась, и жизненная энергия также увеличилась. Ее глаза засверкали от счастья, когда она смотрела на Цин Шуя, словно не веря в происходящее. Все хотят быть сильнее, конечно же, Цинцин была вне себя от радости из-за неожиданного огромного увеличения своих способностей.
  
  "Старшая сестра, давай вместе займемся зарядкой. Я научу тебя кое-чему", с улыбкой сказал Цин Шуй своей счастливой сестре. Он обнаружил, что она все больше становится похожей на обычную юную леди. В прошлом она была слишком опустошенной. Он всегда будет помнить то чувство, которое он испытал, когда впервые увидел ее. Тогда он пообещал себе, что обязательно сделает ее счастливой.
  
  Цин Шуй чувствовал, что ему почти удалось. Видя ее радость, он еще больше радовался сам, потому что тоже был счастлив.
  
  "Галоп Оленя!"
  
  Цин Шуй для начала дал Цинцин возможность привыкнуть к своей новой скорости, так как слишком быстро она увеличилась. Когда она ознакомилась со своей собственной скоростью, он позволил ей тренироваться в Галопе Оленя.
  
  Когда она устала от Галопа Оленя, Цин Шуй научил ее Кулакам Тайчи. Кулак От Спины пока ей не подходил. Объединив Кулак Тайчи с Галопом Оленя, можно было получить вполне приличный набор техник.
  
  Цин Шуй учил Цинцин и параллельно тренировался сам. Долго ли коротко, подошло время завтрака.
  
  Это был очень оживленный завтрак. Цинцин уже пообвыклась, потому что прошло ни много, ни мало, а целый месяц.
  
  "Сестра Цин, я повезу тебя в Город Тысячи Миль и расскажу тебе истории, когда Брат Шуй был совсем юным",
  
  "..." Цин Шуй замолчал.
  
  Ши Цинчжуан вернулась в Клан Ши, как только они приехали. По сути, в резиденции были только члены Клана Цин. И этот клан уже достиг статуса легендарного в Городе Тысячи Миль.
  
  Каким-то образом все в Городе узнали, что Цин Шуй ездил в Город Янь и уничтожил Кланы Сяо и Янь. Хотя это и неприятно удивило Цин Шуя, ему пришлось признать, что слухи на хвосте сороки распространялись очень быстро.
  
  Страна Яньцзян была гораздо сильнее Страны Цанлан. Город Янь был столицей Страны Яньцзян и контролировался этими Кланами Сяо и Янь. А их так просто уничтожил молодой боевой мастер из Города Тысячи Миль, самого никудышного города Страны Цанлан.
  
  Как же это могло не шокировать окружающих? Такой незначительный Город Тысячи Миль вдруг стал известным во всем мире. И все это благодаря Цин Шую. Имя его теперь прочно ассоциировалось с городом Тысячи Миль.
  
  Резиденты города были очень этим довольны. Существование такого "защитника", как Цин Шуй, уменьшало их беспокойства из-за уничтоженных городов на Центральном Континенте.
  
  В мире Девяти Континентов повсюду было достаточно кровожадных бандитов. Их было предостаточно. Их число было так велико, что они могли собраться в самую большую секту на континенте и посоревноваться с городом размером с город Тысячи Миль.
  
  ________________________________________
  
  Награды на новом уровне: Портрет
  
  
  
  Глава 411
  Глава 411. Великая Стадия Успеха Мощного Топота Слона.
  
  Дело бандита пропитано кровью и жестокостью. Но, без сомнений, эта работенка одна из самых "соблазнительных". В конце концов, слабость человеческой натуры в вечном поиске успеха без труда. Поэтому бандитские шайки использовали разнообразные методы для привлечения талантливых людей.
  
  Стоило им наметить кого-то в качестве цели, этому человеку было трудно выбраться из паутины. Если человек присоединялся к банде, можно было забыть о том, чтобы выйти из нее живым.
  
  Если их предложение не увенчивалось успехом, то, значит, оно было просто недостаточно соблазнительным. Нет никого в этом мире, кого нельзя соблазнить, точно так же, как нет никого, кто не предаст. Дело только в размере ставки.
  
  Бандиты использовали женщин, деньги, боевые навыки, редкое оборудование, принуждение или шантаж. Стоило им нащупать слабое место, они наверняка знали, что человек подчинится.
  
  Существует только один тип людей, которых невозможно соблазнить: это мертвые люди!
  
  Как только репутация Цин Шуя начала расти, многие бандиты в Городе Тысячи Миль стали подыскивать для себя более подходящие города. Однако были те, кто желал бы нанять его к себе.
  
  Около трех тысяч миль от города была такая среднего размера горная цепь, которая называлась Параллельные Горы. Два ряда параллельных горных хребта простирались на тридцать миль. И это был единственный маршрут в Страну Чжаньюань.
  
  В прошлом множество бандитов обитало в этих горах. Потом прибыла шайка еще более свирепых преступников. Их было около пяти сотен, все они носили малинового цвета одежду, из-за чего люди, жившие поблизости, стали называть их Малиновая Банда.
  
  Малиновая Банда была очень влиятельной, а их амбиции были безграничны. Они уничтожили почти всех преступников поблизости и, напугав остальных, однако там оставалось еще несколько бандитских гильдий. Однако им пришлось поделиться частью своего имущества с Малиновой Бандой.
  
  В такие трудные времена конкуренция была крайне напряженной и жестокой даже в теневом бизнесе. Провал приводил к неминуемой смерти. Именно из-за этого все бандиты стремились хорошо поесть, хорошо выпить и поразвлечься с самыми прекрасными женщинами. В конце концов, жизнь их была опасна, они могли умереть в любой момент.
  
  Через несколько лет после появления Малиновая Банда расширила свое "дело" до трех ближайших городов. Все проезжавшие мимо торговцы из городов Тысячи Миль, Чжаньюань и Тяньу были вынуждены платить дань.
  
  Нет ничего более ценного, чем жизнь, поэтому было проще заплатить, чтобы избежать неприятностей. Постепенно торговцы и группы купцов привыкли к бандитам. Эта территория стала своего рода "вратами в город", люди были вынуждены платить дань всякий раз, когда хотели проехать. Проблема была в том, что дань все время повышалась.
  
  Лидером Малиновой Банды был У Итань. Он был крепким мужчиной средних лет. Его оружием был палаш, а сам он был крайне предусмотрительным. Но важнее всего было то, что он изготавливал Яды. Он был уверен в том, что лучше него эксперта в этом вопросе не существовало. Он умел только делать яды, а не лекарства для лечения людей.
  
  Проведя больше тридцати лет за темными делишками, он опирался в большинстве своем только на яды. Многие люди, гораздо сильнее него, погибли от его рук. Он был также умен, у него было свое, уникальное понимание вещей, поэтому куда бы он ни шел, везде его ждал успех.
  
  К сожалению, будучи в другой стране, он ограбил женщину с дочерью из влиятельного клана. Он даже изнасиловал их обеих. Этим он разворошил осиное гнездо, и Малиновой Банде, насчитывавшей тогда до пяти тысяч бойцов, пришлось укрыться в небольшой неприметной области. На тот момент их осталось не больше пятисот, и они не привлекали к себе большого внимания.
  
  Он ни о чем великом не мечтал и не собирался менять род занятий. Он просто хотел снова расширить Малиновую Банду до предыдущих размеров. Он просто хотел стать лучшим в своем грязном деле. Он хотел, чтобы его банда могла посоперничать с крупными кланами или сектами в стране. А потом, воспользовавшись возможностью, присоединиться к еще большей бандитской группировке.
  
  "Большой Брат, ты на самом деле планируешь завербовать Цин Шуя? Ходят слухи, что он один смог победить два больших клана", сказал У Итань похожий по сложению, но еще более мрачный мужчина.
  
  "Вот поэтому я и хочу завербовать его! Мы должны сделать все в наших силах, чтобы заставить его присоединиться к Малиновой Банде. Мы должны либо победить, либо погибнуть в борьбе", сказал У Итань, и его глаза вспыхнули огнем.
  
  "Большой Брат, ты планируешь дать ему "Божественную Марионетку"? Если у нас не получится, он нас с лица земли сотрет", встревоженно спросил мрачный человек.
  
  "Да. Опасность не преодолеть, если не рискуешь. Если у нас будет он, мы сможем орудовать даже в столице Континента. Мы сможем сделать больше денег и поиметь еще больше красивых женщин..."
  
  ............
  
  Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита ночью.
  
  Он достал сокровища, которые забрал из Сокровищницы Клана Янь и распределил их среди всех членов своего клана. Увидев их радостные лица, он тоже почувствовал себя счастливым.
  
  Из всех ядер дьявольских чудовищ, которые ему достались, самым лучшим было оранжевое ядро около 2500 лет. Если бы он решил синтезировать Золотую Гранулу Сяньтянь, ему все еще бы понадобилось ядро дьявольских чудовищ 3500, 3000 и 4000 лет.
  
  Рецепт Золотой Гранулы Сяньтянь: Ядро Дьявольского Чудовища 500 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 1000 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 1500 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 2000 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 2500 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 3000 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 3500 лет, Ядро Дьявольского Чудовища 4000 лет...
  
  Древесина Оттаявшего Дерева 2000 лет, один Персик Бессмертия, три капли крови Черепахи 5000 лет, Женьшень 1000 лет, Линчжи 2000 лет, тимьян, Корень японской рейнутрии 1000 лет, Кровавый Коралл 1000 лет, Слюна Бессмертной Лисицы 1000 лет!
  
  Дьявольское чудовище пятисот лет должно было быть близко к уровню Сяньтянь, тысячелетнее - на пике Сяньтянь, 1500 лет - начальные уровни Боевого Короля, 2000 лет - 5 уровень Боевого Короля, 2500 лет - 7 уровень, 3000 лет - 8 уровень Боевого Короля...
  
  Ядро дьявольского чудовища 4000 лет требовало охоты на чудовище вершины Боевого Короля. Такие монстры могли на равных бороться с тремя людьми того же уровня...
  
  Даже если пять воинов вершины Боевого Короля вступят в схватку, им трудно будет победить дьявольское чудовище 4000 лет. Боевой святой может легко с ним справиться, да такие боевые святые были далеко отсюда.
  
  Цин Шуй встряхнул головой. Как бы трудно не было, он был обязан достичь успеха.
  
  ............
  
  Цин Шуй был счастлив, глядя на огромную кучу драгоценных камней. Там были лунные камни, известные как Лунные камни на Центральном Континенте, Черные Драгоценные Камни, Красный Агат, известный как Огненный камень на Центральном Континенте, и был еще своеобразный небесного оттенка голубой камень. Цин Шуй понятия не имел, что это был за камешек.
  
  "Может, мне следует уделить время синтезированию камней?"
  
  Синтез камней подразумевал Древнее Искусство Ковки. Ему была нужна только печь, а больше сложностей никаких не должно было возникнуть, как при изготовлении мечей или доспехов. Однако синтез требовал существенного количества энергии.
  
  Процесс плавки, слияния и очистки требовал полной концентрации и огромного количества жизненных сил, духовного чутья и качественной методики.
  
  Цин Шуй не знал, каким процессом слияния пользовались специалисты на Центральном Континенте. Метод Цин Шуя был уникальным, но простым. Необходимым условием было использование Ци Древней Техники Усиления в качестве основы. Он сможет использовать Духовное Чутье для наблюдения и руководства процессом слияния. Малейшая ошибка означала бы, что все можно было выкинуть на помойку.
  
  Цин Шуй обнаружил, что это было не так просто после первого синтеза. Слить вместе Лунные камни первого уровня в один камень второго уровня оказалось делом напряженным для него. В этом была причина того, что камни четвертого уровня стоили довольно дорого на Континенте Зеленого Облака.
  
  Возможно, дело было в том, что это был его первый опыт, поэтому он чувствовал себя изможденным. Ему пришлось все время держать себя в сосредоточенном состоянии, чтобы не испортить все из-за малейшей ошибки. Несмотря на это, он все равно был доволен, что "Тонкое Чутье" его жизненной энергии и сила неожиданно стали гораздо выше уровнем. Цин Шуй не ожидал такого побочного эффекта. Казалось, что это был результат того, что он контролировал свою силу с такой высокой степенью точности, находясь в высоко сфокусированном состоянии.
  
  Цин Шуй решил внести эти занятия в свою культивацию. В любом случае, ему понадобится много времени, чтобы полностью использовать такую гору камней. После того, как он закончил слияние всех камней первого уровня, он смог слить камни второго уровня, и так далее. Каждый камень можно было использовать несколько раз, а сам процесс отнимал много времени. Возможно, из-за того, что уходило так много времени, и появился этот побочный эффект.
  
  Цин Шуй транслировал один огромный цикл Ци Древней Техники Культивации. Он уже был на 137-м уровне и был на грани прорыва на 138-й. Он чувствовал, что времени на выполнение каждого цикла уходило все больше и больше. Он даже не знал, сколько времени у него уйдет на то, чтобы достигнуть 199-го цикла.
  
  Он не мог дождаться, когда же он сможет добраться до 199-го. Он и не думал о достижении 6-го Слоя Древней Техники Усиления, просто это было не так легко. С другой стороны, достижение 199-го уровня требовало только времени.
  
  Топот Мощного Слона!
  
  Цин Шуй уже месяц занимался техникой Топота Мощного Слона. Он не занимался ею все свое время, тем не менее, в общем время тренировок приближалось к году в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Тем не менее, он так и не чувствовал "Бриллиантовой Ци".
  
  Цин Шуй не сдавался, тем не менее, потому что знал, что никакие навыки просто не давались. В конце концов, даже остальные формы отняли у него существенное количество времени. В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита это время было равно десяти годам усиленных тренировок.
  
  Цин Шуй сделал глубокий медленный вдох. Следуя инструкциям Бриллиантовой Ци, он транслировал Ци постепенно по своим меридианам, венам, конечностям и костям...
  
  И она все время останавливалась до окончания полного цикла. Он сбился со счету, сколько раз он пытался. Дошло до того, что он понимал, что стоило ему закончить полный цикл, как он должен был обязательно достичь способности Бриллиантовой Ци.
  
  Увы...
  
  Цин Шуй вздохнул и остановился. Еще один день прошел, а он так и не почувствовал никакой реакции от его Бриллиантовой Ци. Он сбился со счету, сколько раз он вздохнул.
  
  Цин Шуй почувствовал себя лучше, так как в любом случае, он большего и не ожидал. Он немного поел и попытался повысить уровень Колокольчика, Сотрясающего Души.
  
  После того, как Колокольчик поднялся на один уровень, он перестал меняться. Цин Шуй пока не пользовался им, но пытался поднять его уровень каждый день.
  
  И вот таким образом Цин Шуй проводил все время за Древней Техникой Усиления и также тренировал все остальные техники. Время проходило очень быстро.
  
  Искусство Голубого Лотоса!
  
  Когда он почувствовал необычные изменения в Искусстве Голубого Лотоса, Цин Шуй тренировался в нем постоянно. Он сгустил Ци Сяньтянь в форме лотоса. Он уже достиг довольно высокого мастерства в контроле трех цветков, но это был тот же метод, каким он контролировал свою силу и жизненную энергию. Он не планировал когда-то использовать его в бою.
  
  Базовая Техника Меча!
  
  Искусство Меча Небесного Дворца!
  
  ......
  
  Цин Шуй тренировался во всех своих техниках каждый день как минимум по разу, а иногда и по несколько раз. Затем он проводил оставшееся время за техникой Топота Мощного Слона. Цин Шуй искренне верил в то, что чем труднее была техника, тем мощнее она была. Кроме того, он был прекрасно осведомлен о доблести Топота Слона.
  
  "Снова остановилась!"
  
  "Я все время в шаге от успеха!"
  
  ......
  
  Всякий раз, транслируя Ци, Цин Шуй претерпевал неудачу. Каждый раз, доходя до точки Линтай, он претерпевал неудачу. Если бы он только смог очистить точку Линтай на спине, тогда ему нужно будет лишь пропустить Ци через эту акупунктуру, и цикл был бы закончен.
  
  Задумавшись на мгновение, Цин Шуй снова сделал глубокий медленный вдох. Он снова транслировал Ци через все тело.
  
  Он снова выталкивал Ци на место расположения акупунктуры. Когда он достиг нужного места, он неожиданно транслировал свою энергию Природы. Даже не смотря на то, что ему не удалось транслировать Ци Сяньтянь, когда он впервые практиковал Бриллиантовую Ци, энергия Природы сама по себе считалась самой таинственной "Ци" в пространстве, поэтому Цин Шуй решил воспользоваться ею.
  
  Беспрепятственная Энергия Природы, самая правильная и божественная Ци во всей вселенной!
  
  Он провел так много времени, практикуя Энергию Природы каждое утро, лицом на восток. Она была сильнее, особенно благодаря предыдущему прорыву, она очень сильно улучшилась.
  
  Энергия Природы стала единой с его дыханием, торопливо направляясь прямо к точке Линтай!
  
  
  
  Pak!
  
  It broke. It broke like a knife through butter!
  
  Цин Шуй прорвался сквозь точку, которая так долго беспокоила его! Цин Шуй почувствовал, как золотой волосок Ци поднялся из его Даньтянь и медленно протянулся по маршруту, обозначенному в инструкции к технике Бриллиантовой Ци. Все шло на автомате, казалось похожим на Ци Древней Техники Усиления, но маршрут следования был иным.
  
  В то же самое время, он чувствовал легкие перемены в своей силе, защите и силе его внутренней составляющей. Его тело онемело...
  
  Цин Шуй контролировал золотой шаг Бриллиантовой Ци и транслировал ее через множество циклов. Один цикл, два цикла...
  
  Несмотря на то, что его Бриллиантовая Ци была еще тоненькой, она была крепкой, острой, доминирующей и медленно усилившейся. Нелегко было культивировать эту "Бриллиантовую Ци".
  
  Он довел ее до ста циклов. Полдня пролетело!
  
  Согласно инструкции Цин Шуй был уже на малой стадии успеха в Топоте Слона. Это была самая низкая степень успеха на этом уровне.
  
  После того, как он транслировал Бриллиантовую Ци, ему нужно было использовать собственную Ци Сяньтянь, чтобы вести ее, но его удивлению не было предела, когда Ци Древней Техники Усиления столкнулась с потоком Бриллиантовой Ци.
  
  Цин Шуй смог почувствовать легкие изменения в своем теле буквально в тот же момент. Это было, как будто рыбка прыгнула в воду. Цин Шуй был в изумлении, что его собственная Ци Древней Техники Усиления не шла параллельно Бриллиантовой Ци. Вместо этого, грязновато-желтая Ци перекрывала путь золотой Бриллиантовой Ци.
  
  Цин Шуй четко ощущал Бриллиантовую Ци посередине Ци Древней Техники Усиления. Казалось, что она стала уже плотной, толщиной в шерстяную нитку. Цин Шуй чувствовал, как его кости, меридианы, Даньтянь, внутренние органы, конечности становятся существенно сильнее. Не только его защита, но и в целом сила и скорость значительно усилились.
  
  Топот Мощного Слона (Большая Стадия Успеха)!
  
  Он уже достиг Большой Стадии Успеха Топота Мощного Слона!
  
  Суть Топота Слона лежала в Бриллиантовой Ци. Если у него получилось успешно культивировать Бриллиантовую Ци, можно было считать это Малой стадией успеха. Возможность слияния ее с сутью самого культиватора давала Большую Стадию Успеха. Наконец, Великая Стадия Успеха наступала, когда обе формы сливались воедино.
  
  
  
  Глава 412
  Глава 412. Сила одного удара ногой. Легендарный предмет - Священный Браслет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Цин Шуй знал, что эта ситуация возникла в результате комбинации Бриллиантовой Ци и его Ци Древней Техники Усиления, однако полного слияния пока не произошло. Однако Цин Шуй уже чувствовал плотные потоки Бриллиантовой Ци, которые придавали ему большую гравитационную силу, не влияя при этом на скорость. Ощущение этой силы было таким ошеломляющим, что он чувствовал себя странно и радостно одновременно.
  
  Это было чувство, похожее на то, когда он приобрел огромную силу!
  
  Энергия по всему телу транслировалась по каналам, и он вдруг как топнет ногой о землю!
  
  Бум!
  
  В нем была грандиозная сила более 3 миллионов цзинь, и Топот Мощного Слона смог увеличить на 50% силу и в пять раз эффект заземления.
  
  Удар содержал в себе невероятную силу в более чем 15 миллионов цзинь!
  
  Глубокий звук прозвучал в округе, последовала серия мощных толчков, на поверхности земли появились трещины, но быстро исчезли.
  
  Это была способность к самовосстановлению Сферы Вечного Фиолетового Нефрита!
  
  "Ха-ха!" Цин Шуй громко рассмеялся. Этот сюрприз слишком быстро наступил. Не только теперь в его арсенале был Топот Мощного Слона, но и его сила увеличилась на 50%, получив усиление в 1,5 миллиона цзинь.
  
  Божественная Очистка Рук!
  
  Цин Шуй использовал все свои силы, как и мечтал. Если бы не способность к самовосстановлению в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, он бы сейчас был в ужасном состоянии.
  
  Успокоившись, Цин Шуй начал думать о том, что привело Бриллиантовую Ци к большой стадии успеха за такой короткий период времени. В итоге он смог связать это с Ци Древней Техники Усиления. Кроме этого никакие другие причины ему в голову не шли.
  
  ...
  
  Утром, проснувшись к зарядке, он обнаружил, что опоздал. Все его родственники уже вовсю усердно тренировались, особенно в Форме Тигра, которая им всем очень хорошо удавалась. Большинство уже достигли большой стадии успеха.
  
  Цин Шуй продолжал сполна обеспечивать их Гранулами Концентрации Духа. Хоть они и были низкого качества, продлевая культивацию лишь на два дня, не каждый в мире девяти континентов мог раздобыть такие.
  
  Кроме собственных усилий, упорного труда и уровня понимания, гению также требовалось немного везения и некоторые дьявольские предметы. Например, Гранула Концентрации Духа, которая увеличивала усилия культиватора в шесть раз. Это означало плюс тридцать лет культивации равнялись сотне лет жизни обычного человека плюс восемьдесят лет культивации.
  
  Кроме этого были так называемый "Священный Браслет", который был в шесть раз сильнее Гранулы Концентрации Духа, давая возможность в десять раз увеличить культивацию.
  
  Жаль, что таких удивительных предметов было очень мало. За один "Священный Браслет" все культиваторы в мире были готовы побороться. Ценность этого предмета была выше, чем боевые искусства Божественных Сфер.
  
  Цин Шуй подумывал о том, что было бы неплохо заиметь такой Священный Браслет. Он думал, что со Сферой Вечного Фиолетового Нефрита было бы еще лучше. Он тряхнул головой, сказал себе, что не стоит быть слишком жадным, поэтому выбросил все отвлекающие мысли из головы.
  
  Он поднял голову и увидел, что Цинцин стоит с мечом в руке, насупившись.
  
  Он медленно подошел к ней, взял ее меч: "О чем ты задумалась? Я заметил, что ты давно так стоишь".
  
  "Я пытаюсь вспомнить искусство меча, которым меня обучал отец, когда я была маленькая, но поняла, что не могу", удрученно ответила она.
  
  Давай, сестра, я покажу тебе набор техник владения мечом. Я ею пользую тоже. Она очень простая, но помогла мне победить много культиваторов Боевого Короля". Цин Шуй пытался отвлечь внимание сестры.
  
  Базовая Техника Меча была на уровне Единения С Небесами, каждому было понятно, что это была самая простая техника, но в руках Цин Шуя она выглядела совершенно по-другому.
  
  Исполнял он ее с величайшим мастерством, словно слегка неуклюже, возвращаясь к природе, Един с Небесами!
  
  "Разве это не базовая техника меча?" Цинцин смотрела на Цин Шуя с удивлением, не веря своим глазам.
  
  "Все верно. Каждое боевое искусство или техника имеют свою ценность, свою собственную уникальность. Тебе интересно изучить эту Базовую Технику Меча?" спросил Цин Шуй, передавая ей меч обратно.
  
  "Интересно. Кажется, что ее легко понять, но почему я не видела никого, кто бы владел Базовой Техникой Меча на таком уровне?" удивленно спросила Цинцин.
  
  "Потому что практика доводит до совершенства. Сестра, слушай братика. Тренируйся в этой технике тысячу раз каждый день, вкладывая много усилий, договорились?" с улыбкой ответил ей Цин Шуй.
  
  "Гм, я слушаю тебя", с улыбкой сказала Цинцин.
  
  "Брат Шуй. Ты предвзят. Почему ты учишь только Цинцин, а не нас?" Цин Бэй надула губы.
  
  "Я знал, что ты так скажешь. Я научил вас этому давным-давно, но, кажется, вам это просто не подходит, ребята. Когда это Брат Шуй жадничал по отношению к вам? Неужели я не помню и не делюсь с вами хорошими вещами?" сказал Цин Шуй, легонько похлопывая Цин Бэй по голове.
  
  "Почему я не подхожу?" с улыбкой спросила Цин Бэй.
  
  "Ты уже выучила другие техники с мечом, и то, что выучила раньше, повсюду. Более того, ты уже прошла стадии упорных тренировок на повторении".
  
  "Ага, значит, сестре Цинцин подходит этот метод тренировки?" спросила Цин Бэй.
  
  Цин Шуй кивнул и улыбнулся: "Ага, твоя сестра Цин по идее не культивировала никакие боевые искусства, кроме одного набора техник. Если человек культивировал другие техники меча, то они уже не могут культивировать Базовые Техники Меча. Или, по крайней мере, не смогу достичь высокого уровня культивации. Потому что будет трудно в голове нырнуть глубоко в движения Базовой Техники Меча. Все равно, что человек привык носить красивую одежду, будет чувствовать себя неестественно в лохмотьях. Но если человек никогда не носил никакую одежду, то дай ему лохмотья, и он сможет их носить. Потому что это сделает его лучше, чем раньше, и будет для него естественным".
  
  "Мне все равно, Братец Шуй, ты давай, научи меня этой мощной технике тоже, ладно?" перебила его Цин Бэй, тряся за руку.
  
  "Хм, ну, ладно. Ты иди, скажи остальным, что я буду обучать вас кое-чему новому", с улыбкой сказал Цин Шуй,
  
  "Сестра, давай я расскажу тебе о Базовых Техниках владения Мечом. Это, конечно, самые основы, но я практиковал их не меньше десяти миллионов раз. Я могу поделиться с тобой теми вещами, которые облегчат тебе обучение", сказал Цин Шуй, обхватив руки Цинцин, сжимавшие меч.
  
  Вжух!
  
  Меч резко рассек воздух по прямой линии!
  
  "Сестра, тебе нужно лишь почувствовать движения и слушать, что я скажу. Меч это острой оружие, а цель битвы - защитить себя и поразить соперника. Если ты можешь поразить соперника за время одного вдоха, не делай это за два вдоха, особенно, когда битва идет не на жизнь, а на смерть. Ищи самые прямые, быстрые, точные и острые точки".
  
  ...
  
  Цин Шуй научил остальных "Методу Ядерной Ци" из "Прыгающего Короля в Черных Доспехах" и Кулаку от Спины, которым он сам научился у каменных изваяний. Как только они смогли бы довести их до малой стадии успеха, их способности бы увеличились существенно.
  
  Цин Шуй не был эгоистом, но у них не было Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, как у него. Жадному трудно в одиночку прожевать всю еду. Попытка научиться многому и сразу не пошла бы им на пользу.
  
  Утром Цин Шую было нечем заняться, поэтому он решил сходить на прогулку. Давненько он не чувствовал себя таким расслабленным. В конце концов, он убрал с дороги Клан Янь, так давно беспокоивший их. Что же касается вопросов с Хребтом Короля Льва и Башней Меча, их за пару дней было не решить. Для них у него были особые планы.
  
  Пять лет для одного, двадцать лет для другого!
  
  Цин Шуй заметил, что всю свою жизнь живет ради мести. Его это устраивало до тех пор, пока его жизнь имела смысл. Достаточно было прожить жизнь без сожалений. Но сколько людей способны на это? Прожить жизнь без сожалений? Цин Шуй покачал головой, уговаривая себя не думать слишком много об этом. Стоило задуматься, он впадал в неконтролируемый гнев.
  
  Глядя на людей на улицах, он бесцельно прогуливался, посматривая на прекрасных дам, проходивших мимо. Иногда и они поглядывали на одинокого мужчину, перешептываясь с подружками. До Цин Шуя даже долетали обрывки разговоров. Цин Шуй смотрел на них, они игриво показывали ему язык и сбегали.
  
  ...
  
  Подняв голову, он обнаружил, что не заметил, как добрался до Постоялого Двора Юй Хэ. Постояв в прострации, он решил войти и направился наверх. Воспоминания о встрече с Юй Хэ и ее прекрасной фигуре всплыли в памяти. Ресторан сменил свое название. Цин Шуй полагал, что его продали другим владельцам. Он выбрал место у окна на втором этаже. Вскоре ему подали два блюда и графин с вином. Цин Шуй пришел туда не за едой, а чтобы посидеть и разобраться в своих чувствах.
  
  Цин Шуй смотрел в окно с абсолютным спокойствием. Он смотрел на спешивших прохожих, и тут его взгляд зацепился за что-то.
  
  Он кое-кого увидел.
  
  Юй Хэ!
  
  Она шла по улице, без настроения, без цели, просто прогуливаясь. Цин Шуй заметил, что она сильно похудела, казалось, что даже кости у нее стали тоньше. Словно мешок с костями! Однако она выглядела элегантнее, чем раньше. Она подошла ко входу в Постоялый Двор, остановилась на мгновение и медленно вошла внутрь.
  
  Она изумленно подошла к Цин Шую. Тот поднялся и со смешком сказал:
  
  "Какое совпадение, Сестра Юй".
  
  Она долго молчала, потому улыбнулась:
  
  "Действительно, совпадение. Нелегко нынче повстречаться с Молодым Мастером Цин. Я сегодня заплачу хозяину и угощу тебя выпивкой. Что скажешь?"
  
  Цин Шуй явно слышал обиду в голове Юй Хэ. Он подумал о том, что он раньше трогал ее тело, как он сходил с ума по ней. А теперь он игнорировал ее и вел себя так бессердечно по отношению к ней, потому что она была вдовой?
  
  Он покачал головой. Он знал, что он не об этом думал. Он чувствовал, что он был недостаточно силен и боялся, что навлечет на нее неприятности, как и Вэньжэнь Угоу и Минъюэ Гэлоу...
  
  Цин Шуй не отрывал глаз от Юй Хэ, на душе у него было беспокойство.
  
  "Такое сложное решение?" спросила Юй Хэ. Она подумала, что Цин Шуй не хочет ее видеть, ей стало так горько. Цин Шуй пришел в себя и быстро извинился:
  
  "Сестра Юй, о чем ты говоришь? Давай я тебя угощу! Я так по тебе соскучился".
  
  "Он соскучился по мне?" Эти слова крутились в голове Юй Хэ, ей вдруг захотелось расплакаться. Правда это была или нет, оно стоило того. С самого дня, когда она вышла за ворота резиденции Клана Цин, она не думала больше о том, чтобы снова быть с ним. Уж лучше так.
  
  
  
  Глава 413
  Глава 413. Радостная Юй Хэ. Малиновая Банда. Божественная Гранула Марионетки.
  
  
  
  
  
  "Сестра Юй, присядь!"
  
  Цин Шуй потянул Юй Хэ за руку и усадил рядом. Он подвинул ей блюда и передал палочки. Юй Хэ удивленно села. Она поняла, что когда-то давно у нее были чувства к этому человеку. Просто он был уже совсем другим, не тем, кем был раньше. Думая об их первой встрече, она понимала, что он был всего лишь мерзавцем, который пользовался ею, снова и снова, пользуясь несправедливыми средствами.
  
  "Дедушка в порядке?" спросил Цин Шуй. Юй Хэ, казалось, не слушала его. Она улыбнулась:
  
  "Дедушка в порядке. А у тебя все хорошо идет?"
  
  Цин Шуй знал, что она имела в виду под этим вопросом. Ведь она провожала его в поход на Клан Янь. Цин Шуй кивнул с улыбкой.
  
  "Скоро собираешься уезжать из Города Тысячи Миль?" успокоившись, спросила Юй Хэ.
  
  Цин Шуй подлил ей вина и ответил:
  
  "Я еще не решил. Давай поговорим об этом после нового года. Может быть, я и уеду, потому что полно еще дел нерешенных".
  
  Действительно, он был уже не тем юношей из Города Тысячи Миль. Он был тигр, взобравшийся на вершину горы, который хотел рычать с гордостью на всю округу. Он был огромным драконом, поднявшимся в небо, который хотел рассекать выси.
  
  Она чувствовала, что отдаляется от него все дальше и дальше. Она больше не могла угнаться за ним. Думая о своем муже, он вспомнила, что он не вернулся домой после того, как они поженились. А на следующий день после возвращения он был уже мертв. Они тогда были так молоды, и чувств у них друг к другу не было никаких. Поэтому она и не почувствовала ничего после его смерти. Однако из-за статуса его клана и из-за того, что Юй Дунхао был серьезно ранен, она понимала, что ее жизнь будет невыносимо несчастной, потому что она была связана условиями брачного договора.
  
  Цин Шуй помог ее деду восстановить уровень культивации, а ей - избавиться от ее брачного договора без сучка, без задоринки. Но тогда она поняла, что ее сердце принадлежало только ему. Пусть дорога эта была полна трудностей, там были и счастливые времена.
  
  "Сестра Юй, что ты сама планируешь?" спросил ее Цин Шуй, словно ни в чем не бывало. Услышав вопрос, Юй Хэ грустно усмехнулась. Она серьезно посмотрела на него и ответила:
  
  "Решения больше не имеют значения. Раньше все мои решения были связаны с одним лишь человеком. Но сейчас это уже неважно".
  
  "А что если, по воле случайности все было не так, как ты думала? Что если тот человек тоже ждал тебя?" на полном серьезе спросил Цин Шуй, глядя ей в глаза. Юй Хэ передернулась. Она уставилась прямо на Цин Шуя. Его глаза были ясными, как и прежде. Видя теплую улыбку на его лице, она позволила себе вспомнить свои былые, такие знакомые, чувства. Ее глаза увлажнились. Однако в них был серебряный блеск счастья. Она собрала всю свою силу в кулак и кивнул. Предательская слеза все же вырвалась на свободу и побежала вниз по щеке.
  
  Цин Шуй протянул руку и нежно утер ее слезы. Ее кожа была такой нежной, мягкой и гладкой, без единой капли косметики. Внутри него стал медленно подниматься жар.
  
  ......
  
  Когда Цин Шуй уже шел домой, он думал о словах Юй Хэ, сказанных ею на прощанье.
  
  "Цин Шуй, я буду ждать тебя вечно!"
  
  Не доходя до дома несколько шагов, Цин Шуй остановился: к нему подошел крепкий мужчина с холодным взглядом. Цин Шуй тут же почувствовал ауру преступника. Мужчина был очень высоким, сдержанным и напряженным. Губы его были крепко сжаты, что говорило о его сильном характере и дисциплине.
  
  Цин Шуй с сомнением посмотрел на незнакомца.
  
  "Мы можем переговорить?" прямо спросил мужчина. Цин Шуй нахмурил брови. Судя по вопросу, мужчина явно знал о Цин Шуе. Подумав хорошенько, Цин Шуй кивнул и пошел с незнакомцем на соседнюю тихую улочку.
  
  "Зачем я вам нужен? Кто вы такой?" спросил он.
  
  "Мистер, я полагаю, вы в курсе Малиновой банды. Ой, это люди нас так называют..." ответил человек. Казалось, он считывает выражение лица Цин Шуя. Конечно, тот слышал про Малиновую Банду. Клану Цин даже приходилось платить им дань. Однако особого мнения на их счет у Цин Шуя не было.
  
  Такова была преступная натура - не заботиться ни о чем, тяжело навредить противнику любой ценой. Чем сильнее шайка, тем меньше людей желали с ними связываться. Если кто-то бы захотел разобраться с бандитами, нужно было ловить всех и сразу в одну сеть. Иначе бесконечные проблемы были обеспечены. Бандиты в мире девяти континентов опирались на понятия "Свирепости" и "Абсолюта".
  
  Цин Шуй смотрел на незнакомца со спокойным взглядом и прищурился. Он направил свой острый взгляд на человек. Устрашающая аура медленно начинала давить на него. Цин Шуй не стал сдерживать убийственного намерения в глазах.
  
  Очень скоро пришелец покрылся потом с ног до головы, однако взгляда не отвел. Он твердо стоял на своем. Хоть и ноги у него тряслись, он все равно держался.
  
  Цин Шуй не думал, что у этого бандита окажется такая твердая и упорная мудрость, напомнившая ему Банду Зеленого Волка. Он подумал о подростке по имени Цин Лан. К сожалению, он больше никогда ничего о нем не слышал. Когда-то парнишка мечтал о том, чтобы сделать Банду Волка сильнее. Однако теперь, наверное, они покинули свои места, может, случилось нечто иное.
  
  На жизненном пути люди приходят и уходят. Цин Шуй прожил человеком уже два поколения, поэтому с этим неприятным фактом давно смирился.
  
  "Скажи. Зачем бы пришел? Ах, да, ты и не представился", тихо спросил Цин Шуй, отключив постепенно ауру запугивания. Когда последнее давление ослабло, непрошеный гость почувствовал, словно у него с плеч гора упала. Внезапно он упал на землю.
  
  "Спасибо, господин, что сдержались. Я второй человек в руководстве Бандой. Я Ли Хун. Я пришел, чтобы донести до вас, что кое-кто хочет навредить вам", поспешно сказал Ли Хун и поднялся на ноги.
  
  "Твой босс", неожиданно улыбнулся Цин Шуй. на самом деле, он редко попадал в такие ситуации. Обычно к нему рисковали подойти только с каким-нибудь привлекательным предложением. Например, занять место главы. Он слышал о таких историях много раз, но никогда не думал, что и сам столкнется с этим.
  
  "Откуда вы знаете? Вы уже слышали об этом?" Ли Хун смотрел на Цин Шуя с явным удивлением. Цин Шуй посмотрел на него, не зная, притворяется тот или нет. Он подумал, что не важно, с какой целью этот незнакомец появился здесь, он очень сильно рисковал. Видя его спокойствие, Цин Шуй решил, что, возможно, этот человек - нечистоплотен.
  
  Раньше его бы сильно напугал этот визит. Убить его сейчас было бы легко и очень быстро - чик, и он на небесах.
  
  "Скажи. Какую цель ты преследуешь? Чтобы занять место твоего босса?" спокойно спросил Цин Шуй, глядя на Ли Хун.
  
  "На самом деле, я делаю это ради пяти сотен своих собратьев. Потому что в прошлый раз, когда босс гонялся за одной женщиной, это привело к смерти четырех тысяч пятисот моих братьев. Пятьсот братьев спаслись по чистой случайности. А сейчас он решил, что ему вы нужны, господин. Поэтому я знаю, что если я не предупрежу, то с оставшимися пятью сотнями моих братьев тоже будет покончено, рано или поздно", медленно ответил Ли Хун, тяжело вздыхая.
  
  Цин Шуй нахмурился. Этот человек был лидером среди пятисот бойцов, значит, он должен быть не ниже вершины Сяньтянь. Хотя возможно он обладал силой Боевого Короля, не ниже пятого уровня. С другой стороны, если бы они были сильны, они бы пришли сами сюда. Если бы они были высокого уровня, они бы бесчинствовали в Стране Цанлан. Конечно, если они нарвались бы на какого-нибудь исключительного отшельника, им бы не поздоровилось.
  
  "Ты считаешь, что ты сможешь спасти своих людей, придя сюда?" спрашивал Цин Шуй, оставаясь собранным и спокойным.
  
  Ли Хун покачал головой:
  
  "Я старался, по крайней мере. И еще не нужно недооценивать моего босса. Он делает яды. И эти яды очень мощные".
  
  "А ты хочешь быть боссом?" спросил Цин Шуй, чем сильно удивил пришельца. Тот улыбнулся и сказал:
  
  "На самом деле, с тех пор, как членов Малиновой Банды стали преследовать, все они стали хотеть жить нормальной жизнью. Вступить в секту, может, и просто, но выйти также же тяжело, как подняться в небеса. Я сыт этой жизнью по горло, когда есть сегодня, но нет завтра. Даже стать бродягой лучше, чем это".
  
  "Точно, я спрашиваю, хочешь ли ты быть боссом. Если ты станешь боссом, разве у тебя не получится сделать то, что ты хочешь? Разве не от тебя бы зависело - распустить банду или реорганизовать ее?" с улыбкой повторил свой вопрос Цин Шуй.
  
  У Ли Хун загорелись глаза:
  
  "Господин, вы серьезно?"
  
  "Конечно, но я надеюсь, что ты мне пообещаешь кое-что", подумав, ответил Цин Шуй. Радости Ли Хун в тот момент не был предела. Его безумно радостное выражение лица заставило Цин Шуя призадуматься. К сожалению, Ли Хун не заметил этого.
  
  Ли Хун знал, что его босс хотел, чтобы Цин Шуй стал его защитником. Однако он знал, что Цин Шуй не согласился бы на это. Поэтому он хотел воспользоваться "Гранулой Божественной Марионетки", которую он случайно приобрел, чтобы лишить Цин Шуя воли и полностью его контролировать. Только вот он никогда не думал, что Цин Шую он понравится. Судя по ситуации, получить его защиту казалось вполне вероятным делом.
  
  "Господин, говорите, я обещаю сделать все, что скажете", торопливо сказал Ли Хун.
  
  "В будущем, когда ты станешь боссом, я не хочу, чтобы вы вызывали шумиху в ближайших окрестностях. И еще, если будет появляться какая-то информация, ты должен сообщать мне. Конечно, я награжу тебя до определенной степени".
  
  "Не нужно наград. Я обязательно сделаю так, как вы сказали", кивнул Ли Хун и согласился на его условия. "И еще. Кроме изготовления ядовитых гранул, У Итянь скупает лекарства. И ему случайно досталась "Гранула Марионетки". Она способна полностью лишать воли человека или дьявольское чудовище, сила которых ниже уровня Боевого Святого".
  
  Услышав это, Цин Шуй замер в шоке. Против такого приема ничего поделать было нельзя. Однако Цин Шуй все равно с сомнением посмотрел на Ли Хун:
  
  "Тогда почему он не использовал Божественную Марионетку на том человеке или на дьявольских чудовищах?"
  
  Ли Хун поспешил ответить:
  
  "Ему всегда не нравилось использовать ее. Сначала он хотел было использовать ее на дьявольских чудовищах. Не получилось, только люди погибли. Поэтому он решил положить глаз на других. Однако подходящую кандидатуру никак не мог найти. А против тех экспертов, кто уничтожил большинство его людей, у него не было ни единого шанса".
  
  Цин Шуй задумался. Он почувствовал, что во всей этой истории был смысл. Как засунуть гранулу так легко в рот эксперту?
  
  "А, да, тогда как он думал, что я приму это лекарство?" неуверенно спросил Цин Шуй.
  
  "Он недавно очистил очередное ядовитое лекарство, очень мощное. У него нет ни цвета, ни запаха. Он хотел сначала отравить вас ею, а потом заставить вас принять Божественную Марионетку и противоядие от первой гранулы".
  
  Слова Ли Хун заставили Цин Шуя занервничать. Однако он подумал о том, что у него было живое крепкое тело, огромная жизненная энергия, да еще и Гранулы Дракона, которых он припас. Тем не менее, страх был, что случись какая ошибка, последствия были бы невообразимыми.
  
  "Но ты сюда не для рассказов пришел сегодня, так ведь?" с улыбкой спросил Цин Шуй Ли Хун.
  
  "На самом деле, меня прислали пригласить тебя в банду", сказал Ли Хун, и ему стало не по себе. У Итянь был ему как брат. Просто с тех пор, как Малиновая Банда стала влиятельной, он перестал прислушиваться к его мнению. Если бы он послушался его тогда, смертей четырех с лишним тысяч человек можно было бы избежать.
  
  Ли Хун знал, что если он приведет Цин Шуя, то жизни У Итянь пришел бы конец. Подумав об этом, он тяжело вздохнул.
  
  "Угробить несколько тысяч учеников ради своих собственных страстей... На это раз пусть это будет ему уроком".
  
  Он сказал это очень тихо, однако Цин Шуй уловил и снова нахмурился.
  
  Он посмотрел на небо: был полдень. Видя, что времени достаточно, он кивнул Ли Хун.
  
  Они сели в повозку Ли Хун и немедленно отправились к Параллельным горам.
  
  "Как У Итянь заставил тебя подойти ко мне?" спросил Цин Шуй, глядя на Ли Хуна, который вел повозку. Он настоял на том, чтобы везти самому и отказался от услуг возничего.
  
  "На самом деле, никак. Обычно я о таких вещах думаю. Он просто мне говорит, что сделать, а я уже продумываю, как лучше с этим справиться".
  
  "Тогда твой мотив лишь в том, чтобы заставить меня подняться на гору, какой метод ты используешь?" спросил Цин Шуй. Ли Хун уже вспотел.
  
  "Я скажу, что у меня есть к тебе дело. Я, может быть, обманом заманю, скажу, что проблемы возникли на Параллельной Горе"...
  
  Слушая запинающегося и смущенного Ли Хуна, Цин Шуй тихо сказал:
  
  "Однако это все неэффективно, не безопасно, не надежно и бесполезно по сравнению с тем, что использовал ты? В твоем случае я сделал все, как было нужно тебе. Твое желание исполнилось. Пусть это не обещает тебе долгой жизни, но зато дает возможность встать во главе всего хозяйства. Однако если меня отравит У Итянь, и я превращусь в куклу, твоя миссия снова окажется идеально исполненной, ставя тебя опять в выигрышное положение, я прав?"
  
  Вдруг Ли Хун понял, что споткнулся. Он смотрел на улыбающегося юношу. С самого начала и до конца Цин Шуй внушал ему спокойствие, несмотря на его трюки. Он и не думал, что его замысел так легко раскроется.
  
  "Господин, я не..." Ли Хуну стало очень страшно в этот момент. Он прекрасно понимал, что Цин Шуй может убить его одним движением.
  
  "Ты думаешь, что я тебя убью сейчас?"
  
  Слова Цин Шуя прозвучали тихо, да вот голос его был словно мина, взорвавшаяся прямо возле ушей Ли Хуна. Он задрожал, и пополз к Цин Шую на коленях.
  
  "Знаешь, каких людей я больше всего презираю?"
  
  "Господин, простите...."
  
  "Я бы такого, как ты, давно порубил. Но почему ты отрицаешь это сейчас? Я пока тебя убивать не стану. Лучше ты себе палец отруби".
  
  "Спасибо, господин", горько вздохнув, Ли Хун отрезал себе большой палец на левой руке.
  
  Он опустил голову. Его лицо было смертельно бледным. В его глазах было возмущение. Однако когда он поднял голову, на его лице была улыбка. Десять пальцев связаны с сердцем, даже истинному воину было бы больно.
  
  
  
  
  
  Глава 414
  Глава 414. Не повезло Малиновой Банде. На корню. Рецепты ядов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Цин Шую не нравились такие, как Ли Хун. Цин Шуй был уверен в крепости своего тела и на всякий случай принял Гранулу Пяти Драконов.
  
  Город Тысячи Миль был всего лишь в сотне миль от Параллельной Горы. Даже если ехать на повозке, то получалось очень быстро. Часов шесть в одну сторону.
  
  По дороге Цин Шуй болтал о всякой всячине с Ли Хуном. Он уже выстроил свой собственный план. Если люди хотели навредить ему, то и он к ним тоже относился без особой жалости. Он однозначно не станет задумываться, если такие люди попадутся ему на пути.
  
  Следуя по широкой и ровной улице, повозка довольно быстро выехала за пределы Города Тысячи Миль. За пределами города начиналась земляная дорога, однако она была ровной и гладкой. Обычно из больших городов шли широкие каменные дороги, только город Тысячи Миль был совсем маленьким. В городах вроде Сянчжоу и Цзюнь были большие улицы, широкие дороги и доступ в город с разных сторон. Каждая улица была широкой, гладкой, каменной.
  
  Транспортный вопрос был большой проблемой в мире девяти континентов. Потому что почти у каждого было летающее дьявольское чудовище. Самым важным было то, что все равно большинство зависели от упряжек, запряженных зверями. Пока улицы были гладкими и ровными, скорость некоторых зверей достигала скорости летающих чудовищ.
  
  Например, "Лошади Вопля Крови" не были дьявольскими чудовищами. Однако они очень высоко ценились, выше, чем дьявольские чудовища. Их использовали в повозках, потому что их скорость была выше скорости обычных летающих чудовищ. Они были приблизительно четыре метра в длину и два метра в высоту; они были быстры, словно ветер, а выносливы они были на все сто процентов.
  
  К сожалению, скорость этих лошадей была слишком высока. Их сила была на вершине силы среди самых свирепых животных. Даже обычные звери не могли с ними справиться, не говоря уже об обычных воинах. Они не могли угнаться за ними.
  
  Владельцы летающих чудовищ были, как правило, людьми со статусом, из независимых кланов, влиятельных сект и богатых купеческих семей.
  
  Очень быстро повозка уже въезжала на территорию Параллельной Горы. Тропинка была очень узкой. Максимум три повозки могли уместиться бок о бок. По дороге он видел фигуры людей, облаченных в красные одежды, сновавших то тут, то там.
  
  Дорога в гору была около тридцати миль. Старое гнездо Малиновой Банды было прямо по центру. По пути они постоянно видели летающих чудовищ, которые тут же скрывались в дебрях горы.
  
  На самой вершине горы находилось логово бандитов. Цин Шуй снова увидел высокие каменные ступени, открывавшие дорогу вверх. Конечно же, они не были такими крутыми, как ступени в Небесный Дворец.
  
  "Господин, мы уже на месте!"
  
  Цин Шуй вышел из повозки, услышав голос Ли Хуна, и последовал за ним по ступенькам.
  
  "Заместитель!"
  
  "Заместитель!"
  
  ......
  
  Все, кто встречался им по пути наверх, приветствовали Ли Хуна.
  
  Параллельная гора была не выше ста метров. Поэтому лестница не была высокой. Очень быстро они поднялись на вершину.
  
  Там было всего одно здание, напоминавшее резиденцию. Остальные здания были каменными домами. Ли Хун повел Цин Шуя повел прямиком ко дворцу.
  
  "Заместитель!" Перед ним склонился в поклоне ученик, стоявший на карауле у входа во дворец.
  
  "Босс у себя?" тихо спросил Ли Хун.
  
  "Босс приказал немедленно проводить внутрь Заместителя, как только вы вернетесь".
  
  "Господин, давайте войдем!"
  
  Цин Шуй кивнул головой и улыбнулся. Он последовал за Ли Хуном и вошел в довольно широкие двери, сделанные из древесины персикового дерева.
  
  Сразу же войдя внутрь, Цин Шуй огляделся и увидел, что дворец огромный. В центре зала стояли три золотые статуи Будды. Вокруг было много стульев. Тяжелый сандаловый запах заполнял все пространство. Цин Шуй увидел несколько фиолетовых сандаловых благовоний, горящих перед статуями.
  
  Цин Шуй сразу почувствовал, как его мозг затуманивается, но быстро усилием воли вернул себя в чувство. Он снова почувствовал необычный запах, который перебивался запах сандала. Если бы не сандал, ему легко было бы понять, что это был за запах. Однако никак. Если бы он не был предупрежден заранее, он бы упал в обморок от дурманящих ароматов в зале.
  
  "Этот Ли Хун сказал, что у яда не будет ни запаха, ни цвета. Он обманывал меня?"
  
  Бум! С грохотом Ли Хун повалился на пол без сознания. Цин Шуй потрогал свой лоб. Его самого трясло и шатало, он схватился за стул и оглянулся в шоке. Он медленно сел на стул, быстро вынул Гранулу Аннуляции Яда и принял ее. Это была самая распространенная таблетка на континенте.
  
  "Твое противоядие бессмысленно. Ты вдохнул яд, который не убрать, как все обычные яды", послышался голос, и высокий мужчина с огромным палашом наперевес вышел в зал.
  
  Он подошел к Ли Хуну. Вынув сверкающую прозрачную белоснежную гранулу, он засунул ее в рот своему заместителю, придерживая его за подбородок. Таблетка гладко опустилась по горлу Ли Хуна.
  
  Очень быстро тот очнулся.
  
  "Босс!"
  
  "Ли Хун, твой хитрый план сработал, умно!" радостно сказал Босс, увидев, что Ли Хун очнулся.
  
  Ли Хун посмотрел на Цин Шуя, который изо всех сил старался держаться, улыбнулся и обратился к своему могущественному и бесстрашному начальнику:
  
  "Просто у Босса яды хороши. Иначе пригласи мы его сюда, он бы нас просто уничтожил".
  
  "Ладно, иди и всех учеников предупреди, чтобы возвращались. Они все здесь, кстати. Сегодня радостный день. Давайте отпразднуем!" сказал У Итянь Ли Хуну.
  
  "Хорошо!"
  
  Ли Хун еще раз взглянул на Цин Шуя, который уже потерял сознание. Холод мелькнул в его глазах:
  
  "Подонок, ты слабак, когда дело касается игр разума. Ты серьезно считаешь, что бесполезные лекарства, которые ты принимал по пути сюда, устоят против ядов Босса? Смешно! В будущем ты будешь всего лишь машиной для убийства".
  
  Ли Хун вышел.
  
  "Цин Шуй, ха-ха, ты теперь наша самая большая поддержка! Божественная Марионетка отобьет свою цену! Сегодня я вложил все свои кровно заработанные в это дело. Я надеюсь, ты меня не подведешь", говорил У Итянь, подойдя к Цин Шую. В руке у него был яркий чемоданчик.
  
  "Не будь таким самоуверенным!" Цин Шуй открыл глаза, глядя на У Итяня. Одновременно он с невероятной скоростью протянул к нему руку.
  
  У Итянь быстро ударил своим палашом по Цин Шую. След огненных искр поднялся в воздухе.
  
  "Воин уровня Боевого Короля. К сожалению, между нам слишком большая разница!"
  
  Дзынь!
  
  Бриллиантовая Ци!
  
  На ладони Цин Шуя образовался сгусток желтоватой силы. Она быстро полетела навстречу сабле У Итянь. Другой рукой Цин Шуй он схватил чемоданчик с Божественной Марионеткой.
  
  Дзынь!
  
  Пронзительный
  
  Яркий чемоданчик оказался в руке Цин Шуя, который тут же забросил его в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Как только Божественная Марионетка ушла из его рук, У Итяню было нечего терять. Он схватил в руки по мечу и заорал:
  
  "Кто-нибудь! На помощь!"
  
  Он снова ударил палашом по Цин Шую и собрался бежать.
  
  Ну как Цин Шуй позволил бы ему уйти?
  
  Большой слон топнул ногой!
  
  Цин Шуй навалился всей тяжестью на У Итянь.
  
  Бам!
  
  Бум!
  
  15 миллионов цзинь силы!
  
  Внутри сферы вечного фиолетового нефрита поверхность земли лишь слегка потрескалась. А сейчас в реальности она по-настоящему разошлась на две части. Огромный зал обрушился в то же мгновение. Даже несколько каменных домов вокруг дворца попадали на землю.
  
  Каменная пыль поднялась столбом и заполонила все небо.
  
  В тот момент, когда его нога опустилась на землю, камни и крошка посыпалась на него. Ему было ужасно больно, но его защитные силы также были грандиозны. Однако У Итянь сильно пострадал. Его трясло, кружилась голова, когда земля разошлась на части, его чуть напополам не разорвало. В момент землетрясения его органы тоже тряхнуло так, что открылось внутреннее кровотечение.
  
  У Итянь был в критическом состоянии. Под ударами такой гигантской силы камни, падавшие отовсюду, были посильнее, чем все скрытые оружия, которыми владел Цин Шуй.
  
  И под лавиной из камней У Итянь был раздавлен в лепешку.
  
  Цин Шуй не думал, что у топота мощного слона настолько грандиозная сила. Он обнаружил, что его сфера вечного фиолетового нефрита обладала еще и невероятными защитными свойствами. Потому что в реальности разрушения были массивными.
  
  15 миллионов цзинь силы сплющили вершину небольшой горы до подножия.
  
  Все вокруг превратилось в руины.
  
  Выйдя из того, что раньше было дворцом, Цин Шуй обнаружил, что больше половины из пятисот малиновых бандитов, которых позвал Ли Хун, он уничтожил. По идее Ли Хун сам пригласил их на смерть. Оставшиеся почти все были тяжело ранены.
  
  Однако Ли Хун не менял выражения лица. Он молча наблюдал, как все вокруг рушится к чертям. Однако увидев того, кто вышел из бывшего дворца, он обрадовался до небес.
  
  "Почему он в порядке? Где Босс?" Он подумал, что это был просто оползень с горы. Когда началось землетрясение, он быстро убежал из резиденции подальше, иначе его бы тоже камнями поранило.
  
  Он быстро соображал, что пошло не так. И придумывал отговорки, чтобы оправдаться. Когда появилась знакомая фигура, он понял, что ему пришел конец.
  
  Оставалось примерно с десяток раненых малиновых бандитов. Глядя на вершину маленькой горы, которая буквально схлопнулась, Цин Шуй был крайне доволен техникой топота слона.
  
  "Ли Хун, ты сам это сделаешь? Или мне это сделать?" Эти люди забрали слишком много жизней. Не было ни одной причины, чтобы оставлять их в живых. Лучше всего с такими разделываться на корню.
  
  ......
  
  Глядя на трупы Ли Хуна и остальных, он снова топнул ногой.
  
  Бум!
  
  Цин Шуй смотрел, как по земле побежала десятиметровая трещина в пару метров глубиной. В воздухе стояла пыль, а тела Ли Хуна и его приспешников провалились в образовавшуюся яму.
  
  Цин Шуй прошел к цехам Малиновой Банды, о которых за разговорами упоминал Ли Хун по пути к Параллельной Горе. Они разбойничали много лет, значит, должны были собрать ценную коллекцию.
  
  Он пролез сквозь толстую каменную стену, разбив ее одним ударом кулаком. На полу лежали вещи: золотые, серебряные предметы, драгоценные камни. Там были и доспехи, и оружие, на которые Цин Шуй не обратил внимания.
  
  Сокровища уступали коллекции клана Янь. Однако каким бы ни был мелким комарик, мяско в нем все равно было. Цин Шуй забрал золото, серебро и камешки, оставив доспехи и оружие, и вышел из цеха.
  
  Он не дошел еще до разрушенного дворца, как приметил кое-что, что его крайней изумило.
  
  Черная кожаная тетрадь.
  
  Подняв ее, он прочитал название на обложке. Белыми буквами сверху было написано:
  
  Рецепты ядов.
  
  Цин Шуй полистал страницы и увидел, что в ней были описаны все возможные яды в мире девяти континентов, семихвостые скорпионы, король красных сороконожек, трехцветный скорпион, нефритовая жаба...
  
  Под каждым описанием были рисунки и инструкции, как извлекать яды из ядовитой субстанции. За ними шли рецепты смешивания ядов. И последняя часть состояла из инструкций по очистке ядовитых гранул.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 415
  Глава 415. Прорыв. Самая ядовитая "Радужная Фея".
  
  
  
  
  
  
  
  Создание ядов и лекарств - похожие процессы. Иногда одни и те же тысячелетние травы использовались для создания как таблеток, так и ядов. Ядовитые субстанции также использовались в создании медицинских препаратов.
  
  Цин Шуй бегло просмотрел книгу Рецептов Ядов. Он знал, что эта тетрадка выпала из одежды У Итянь во время Топота Мощного Слона. К счастью, эта книга была сделана из кожи дьявольского чудовища. Иначе она бы давно рассыпалась в порошок. Цин Шуй обнаружил, что в мире девяти континентов качественные вещи реже подвергались повреждениям.
  
  Цин Шуй посмотрел на небо: пора возвращаться. Большой урожай дня был собран: Божественная Марионетка и Рецепты Ядов. Больше всего Цин Шуя радовала Божественная Марионетка, конечно же.
  
  Он встречал ее описание в исторических книгах. Это было особенно лекарство, затерявшееся в мире давным-давно. Теперь их можно было найти только в пещерах, где обитали божества, как в той, где Цин Шуй нашел Меч Большой Медведицы. Поэтому вещь эта была крайне ценной. Божественная Марионетка состояла из двух таблеток для двух людей. Один приобретал контроль над другим человеком.
  
  Цин Шуй призвал огненную птицу, сел на нее и отправился назад в Город Тысячи Миль. Он рассматривал две гранулы в парчовой коробочке. Маленькая таблетка размером с виноградинку отливала золотым цветом, вторая, чуть больше, сверкала зеленовато-голубым.
  
  Человек, употребивший голубую таблетку, подвергался манипуляциям. Его будущий рост и прорывы не подвергались влиянию, но он сам не мог не подчиняться приказам того, кто потреблял золотую гранулу.
  
  Человек, проглотивший золотую таблетку, приобретал 10% от атрибутов человека или дьявольского чудовища, которые употребили голубую гранулу. Это касалось силы, скорости, защиты и духовной энергии. Сила человека или дьявольского чудовища не страдали при этом.
  
  "Если мне доведется использовать Божественную Марионетку, я не только смогу приобрести послушного культиватора 10-го уровня Боевого Короля или дрессированного дьявольского чудовища, но и приобрету 10% от их силы, скорости и защиты", удивлялся Цин Шуй великолепию этой таблетки. "Найти бы мне дьявольского чудовища с врожденными талантами, какого-нибудь особенно жестокого, мускулистого, чтобы скорость была особенно высокой, тогда 10% увеличения будут не малой цифрой".
  
  Глаза Цин Шуя горели от волнения, когда он думал об этом.
  
  Очень скоро он добрался до Аптеки Клана Цин. Время было к вечеру, Цин Шуй был довольный, что ему удалось в одиночку уничтожить целую малиновую банду. Оставлять таких воров бродить по Городу Тысячи Миль было бы настоящей катастрофой.
  
  К тому же он еще раз усвоил урок, что хитрые обманщики, вроде Ли Хуна, были гораздо опаснее людей с открытой враждой. Он слышал о таком раньше, но не встречался никогда. И вот сегодня он и сам стал свидетелем настоящего обмана.
  
  "Брат Шуй вернулся", сказала Цин Бэй.
  
  "Ой, а это кто?" Цин Шуй увидел, что Цин Бэй и Цинцин держат за руки малыша Чанфэн, который делал неуверенные шаги.
  
  "Дядя!" прогулил пухлый малыш. Он уже начал говорить первые слова и смог поприветствовать "дядюшку" под руководством Цин Бэй.
  
  "Привет!" засмеялся Цин Шуй и потрепал малыша за щечку. Он помахал ему ладошкой и ушел вслед за Цинцин и Цин Бэй в сторону дома. Цин Шую никак не удавалось поиграть с малышом. В клане Цин было очень много народу, поэтому малыш никогда не оставался без внимания. И кормили его, судя по всему, слишком хорошо.
  
  Каждый раз, видя малыша Чанфэн, Цин Шуй с огорчением вспоминал малышку Юйчан. И как следствие перед его глазами всплывала сцена расставания с Минъюэ Гэлоу.
  
  Она так сильно хотела остаться с ним, но он был бессилен. Ради того, чтобы он выбрался из трудной ситуации, она угрожала смертью. Цин Шуй знал, однако, что ее сердце было разбито. Он почему-то считал, что он сможет дать ей все, что она хочет, то счастье, о котором она мечтала. Но вместо этого все, что он сделал, снова вернул ее на самое дно, откуда забрал, и на этот раз сделал ей только хуже.
  
  Цин Шуй быстро вернулся в свою комнату. Его сердце сильно болело. Так болело, словно его несколько раз ударили ножом.
  
  "Что с тобой, Цин Шуй?" спросила его Цин И с беспокойством в голове, когда она увидела его бледное лицо. Ее нежный голос был словно река, которая устремилась в иссушенную душу Цин Шуя. Она увлажнила ее и напитала сухую землю его сердца. Цин Шуй выдавил из себя улыбку. Его ладони сжались в кулак. Ногти разрывали кожу.
  
  Никто не понимает человека лучше, чем мать. Цин И сразу догадалась, что у него на уме по выражению его лица. Не в первый раз он оказывался в таком состоянии с того самого дня, как Минъюэ Гэлоу увезли.
  
  "Цин Шуй!" Голос Цин И был еще грустнее от того, что ей приходилось видеть своего сына в таком настроении. Он ведь бесконечно занимался, почти никогда не веселился, все ради того, чтобы забрать долги, которые Клан Янь был должен ей. А теперь, когда ее желание исполнилось, теперь его проблемы показали свою уродливую голову, словно дракон из подземелья. И эта проблема была побольше проблемы с Кланом Янь. Цин И прекрасно знала о силе влияния Башни Меча.
  
  "Я в порядке, мама. Тебе не нужно беспокоиться. Ты же доверяешь мне? Минъюэ и ее доченьке не придется долго страдать", улыбнулся Цин Шуй. Его слова вызвали слезы на глазах матери.
  
  Ее сердце болело так же, как и сердце Цин Шуя. Она знала, что ее сын, несмотря на всю боль, никогда не показывал свою слабость. Он никогда не показывал свою слабость ей, несмотря ни на что.
  
  Цин Шуй стал намеренно отвлекать себя от мыслей о Минъюэ Гэлоу и ее дочери, но иногда ничего не помогало. Как только возникала подобная ситуация, Цин Шуя переполняли эмоции, и ему приходилось силой их подавлять.
  
  Как ему хотелось отправиться сейчас туда и сравнять все с землей силой Топота Мощного Слона.
  
  ..........
  
  Еще и еще раз убедил Цин И, что у него все в порядке, он поднялся-таки в свою спальню. Он быстро подключил Древнюю Технику Усиления вместе с Силой Бешеного быка, Бриллиантовой Ци, Энергии Природы.
  
  Он больше ни о чем не думал. Он просто хотел успокоиться. Он хотел потренироваться в кулаке тайчи, но кровь в нем закипала. И никак ему не удавалось успокоить эту тревогу.
  
  Даже Безымянная Двойная Культивация вышла из-под контроля. Он понятия не имел, когда она начала циркулировать сама по себе. Она набирала обороты, от чего у Цин Шуя даже глаза покраснели. Он запаниковал. Может быть, этот резкий рост силы вызвал нестабильность его психического состояния?
  
  Неправильно это. Состояние его сердца, его умственное состояние, духовное чутье должны были быть выше его культивации. Он вдруг вспомнил про здание дворца в самом логове Малиновой Банды на Параллельной Горе. Он вспомнил сандаловое дерево толщиной в руку в большом зале. Он почувствовал, как кровь закипает еще больше. Он не мог подавить это состояние. И безымянную технику Двойной Культивации остановить он был не в силах. Ци этой техники циркулировала в его теле, все быстрее и быстрее.
  
  "Как это все произошло?" Кровь ударила в лицо, глаза были красными от ярости. Это были симптомы горящего желания. Он быстро вынул Гранулу Пяти Драконов и проглотил ее.
  
  Подождав какое-то время, он все равно не почувствовал облегчения. В его штанах уже напряглась стальная удочка. Он чертыхался:
  
  "Черт, тупая техника..." Цин Шуй знал, что это вызвано именно Двойной Культивацией.
  
  "Что же мне делать-то с этим..." Цин Шуй не смог сдержаться и вспомнил Минъюэ Гэлоу. Если бы она была рядом, он бы пошел к ней. Но сейчас ему хотелось небо перевернуть!
  
  Вдруг со скрипом открылась дверь. Цин Шуй вздрогнул. На входе стояла Ши Цинчжуан.
  
  "Цин Шуй, что с тобой?" Она увидела малиновое лицо Цин Шуя и пламя в его глазах. Цин Шуй с облегчением посмотрел на нее. Иначе он бы не знал, что и делать.
  
  "Я это... как ты.. тогда..." с болью в голове объяснял он. Ши Цинчжуан была в шоке. Дрожащими руками она взяла горящие руки Цин Шуя. Ее прекрасное лицо подернулось краской стыда. Она опустила голову и увидела глупую палатку, натянувшуюся в нижней части тела Цин Шуя. Она тут же вспомнила, как в прошлый раз смущенно смотрела на Цин Шуя в растерянности. Беспокойство? Страх? Отторжение? Или?
  
  "Цинчжуан, ты..." Цин Шую было неловко. У него с ней было один раз, и то случайно. Они больше этого никогда не делали. И прошло несколько лет. Подумать только! Причина опять та же...
  
  Да даже если бы не было причины, Цин Шую было бы стыдно просить. Она, конечно, считалась его невестой, но время, которое он ей дал подумать, еще не подошло к концу. А он пообещал и пальцем ее не трогать в течение этого времени.
  
  Ши Цинчжуан ни слова не сказала. Она посмотрела на Цин Шуя строго и серьезно, потом опустила ему голову на грудь и обняла его.
  
  Цин Шуй обхватил горящими руками нежное и деликатное тело и запер спальню на ключ. Подхватив Ши Цинчжуан на руки, он отнес ее на кровать и заключил ее холодные тонкие губы в поцелуй.
  
  Ши Цинчжуан крепко зажмурилась и позволила Цин Шую делать все, что ему хотелось.
  
  Цин Шуй жадно всасывал ее мягкий язык, выпивая драгоценный нектар из ее рта. Одной рукой он ласкал ее идеальную круглую попку, от чего Ши Цинчжуан вздрагивала.
  
  ............
  
  Духовное чутье Цин Шуя было ясным, как солнце. В тот момент, когда он эякулировал, он почувствовал, что Ци Двойной Культивации в его теле неожиданно еще больше ускорилась.
  
  Бам!
  
  Словно поток энергии пробил препятствие, огонь обжог его тело и быстро рассеялся. В то же самое время своим внутренним видением он почувствовал поток Ци двойной культивации, который стал прекрасным потоком красной энергии.
  
  "Прорыв?"
  
  Цин Шуй также чувствовал, что Древняя Техника Усиления успешно вошла на 138 уровень. Радость в его сердце невозможно было успокоить еще долгое время.
  
  Ши Цинчжуан быстро заснула. Обнимая эту прекрасную женщину, Цин Шуй о многом думал.
  
  Ему досталась эта неизвестная Двойная Культивация от одного извращенца-культиватора Сяньтянь, когда он путешествовал в Секту Небесного Меча с Вэньжэнь Ушуан.
  
  Целый час он гонял мысли в голове, пока Ши Цинчжуан не завозилась, явно собираясь просыпаться.
  
  Женщины всегда выглядят привлекательнее спросонья. Как же прекрасна была она в своей истоме. Она заморгала своими длинными ресницами и в панике отвела взгляд, как только ее глаза повстречались с глазами Цин Шуя.
  
  "Почему ты отводишь взгляд?" Цин Шуй прижался лбом к ее лбу.
  
  "Ты такой страшный сейчас!"
  
  Цин Шуй впал в ступор.
  
  Когда они оделись и вышли из комнаты, сумерки уже спустились на землю. Четыре часа прошло.
  
  Цин Шуй видел, что лицо его девушки светилось. Это выражение лица всегда появляется у людей после удачного секса, выдавая всем, что только что произошло.
  
  Ши Цинчжуан поймала его взгляд и опустила голову. Все же она была очень стеснительной, а ему от этого было еще теплей на душе.
  
  "Тетушка говорила, что ты в депрессии, и послала меня наверх к тебе".
  
  "Спасибо тебе за беспокойство".
  
  .........
  
  Время летело очень быстро, вскоре и месяц прошел, не успели они и глазом моргнуть. Был конец года. Клан Цин собирались вернуться в резиденцию на празднование Нового Года. Однако им пришлось отложить путешествие на пару дней из-за сильного снегопада.
  
  Цин Шуй радовался большому улучшению - Топот Мощного Слона. Хоть эта техника и не пробилась на Великую Стадию Успеха, она полностью стабилизировалась в сфере Большой Стадии Успеха.
  
  У него в планах не было дальнейшее изучение других боевых навыков в Форме Слона, потому что он понял, что жизненно важным элементом этой формы была Бриллиантовая Ци. Поэтому вместо всей формы, Цин Шуй решил культивировать Бриллиантовую Ци Формы Слона до удовлетворительного уровня, прежде чем приступить к изучению других навыков этой формы.
  
  Цин Шуй прочитал все Рецепты Ядов и сохранил все записи в голове, но пока не делал попыток создать. Ему больше всего понравился яд под названием "Радужная Фея", один из немногих самых смертельных ядов. Говорилось, что этим ядом можно было убить даже Боевого Святого.
  
  Радужная Фея изготавливалась из самых ядовитых частей тела, собранных от самых ядовитых насекомых, таких как Радужная Сороконожка, Радужный Паук, Радужный Скорпион, Радужная Змея, Радужная Жаба, Радужная Ящерица и Радужная Оса.
  
  Говорят, что самые прекрасные вещи на свете - самые токсичные. Все эти ядовитые насекомые имели семь цветов и были бесконечно прекрасны. Только вот водились они редко. Самыми редкими в мире Девяти Континентов были предметы семи радужных цветов. Любой простой человек, приблизившись на 10 метров к этим крайне токсичным насекомым, умирал в то же мгновение. К счастью, эти штуки водились только в необитаемых лесах глубоко в горах.
  
  
  
  Итак, все договорились отправиться в Резиденцию завтра!
  
  Утренняя гимнастика прошла в привычном режиме. Цин Шуй был особенно рад видеть три поколения Клана Цин, занимавшиеся утренними тренировками все вместе. Они все уже поняли всю важность своей миссии. Их не приходилось вести или заставлять. Это было большим успехом в их культивации.
  
  "Сестра, мы завтра возвращаемся в Резиденцию Цин. Там мы, Клан Цин, прожили дольше всего. Тебе понравится там", сказал Цин Шуй стоявшей рядом Цинцин.
  
  "Хорошо, малышка Бэй упомянула, что там дома простираются на всю улицу, что там еще есть лес и ... и мы можем пойти на охоту..." ответила Цинцин с просьбой в голосе. Она уже наладила прекрасные отношения с братом и со всеми людьми в Клане Цин. Самое главное, что она полностью влилась в большую семью клана.
  
  "Конечно, как только зима наступит. Когда мы были маленькими, мы любили лазать по горам и охотиться на оленей. Оленина очень вкусная, кстати".
  
  
  
  
  
  Глава 416
  Глава 416. Золотые страницы "Небесного Талисмана". Спасти Линь Чжаньхань.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Поздно утром две повозки, груженные новогодними подарками и едой, увозили всех из клана в Деревню Цин. На этот раз Цин Хэ остался присматривать за городской резиденцией.
  
  Поздно днем они прибыли на место. Деревня была всего лишь в сотне миль от Города Тысячи Миль. Они не спешили, поэтому спешивались на узких горных тропинках, шагали, приятно болтая о том, о сем. В итоге дорога заняла около шести часов.
  
  Деревня Цин нисколько не изменилась. В воздухе таял легких запах фейерверков, были слышны детские голоса. Цин Шуй подумал о том, что в деревне по-прежнему пышно празднуют наступление нового года, с каждым годом все пышнее и дольше.
  
  Цин Шуй мог видеть издалека, как его дедушка и Дедушка Линь играют в шахматы на каменной плите у входа в резиденцию. Длинные тени в свете заката падали на землю.
  
  Заслышав движение, старейшины подняли головы и увидели подъезжавших к ним гостей. Они радостно засобирались и стали убирать шахматную доску. Со всех сторон деревни навстречу им бежали ребятишки.
  
  Цин И вынула целую сумку конфет и стала раздавать. Дети хватали свои конфеты и весело разбегались в стороны. Те, кто был повежливее, даже не забывали сказать: "Спасибо, тетушка".
  
  Члены клана Цин последовали за Цин Ло и Линь Чжаньхань, радостно улыбаясь. Линь Чжаньхань не сводил глаз с гостей, а на его лице играла довольная улыбка.
  
  Чем старше становился человек, тем меньше ему хотелось праздновать новый год. Отдав дань уважения богам и предкам, празднования закончились. Цин Шуй даже засобирался обратно в Небесный Дворец.
  
  Он уже научил Цинцин всем нужным боевым техникам, передал ей лекарственные гранулы. Однако когда он подошел к дедушке попрощаться, Цин Ло попросил его найти Линь Чжаньхань. Кивнув, он отправился в дом к Линь Чжаньхань. Его немного смущало странное выражение лица его дедушки, но он ничего не сказал.
  
  С самого детства Цин Шуй видел особенное отношение Дедушки Линь из библиотеки Клана Цин. Как бы старик не одевался, как бы он не пытался изображать старичка из деревни, Цин Шуй всегда чувствовал особенное высокомерие в самой глубине его натуры.
  
  Тук! Тук! Тук!
  
  "Входи!" раздался знакомый голос. Цин Шуй толкнул дверь и вошел в комнату.
  
  "Дедушка Линь!"
  
  Все три поколения Клана Цин обожали этого старика. Он был ближе ко всем членам клана, чем даже родной дед Ло.
  
  "Цин Шуй, ты пришел!" радостно воскликнул Линь Чжаньхань.
  
  "Дедушка Линь, я уезжаю назад в Небесный Дворец. Я пришел попрощаться", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  
  "Хм, пора возвращаться. Небесный дворец считается лучшей сектой на Континенте Зеленого Облака. Жаль, что они сейчас могут лишь спасти свою шкуру. Если дело и дальше так пойдет, то им, наверное, придет конец. Но с твоим появлением будущее Небесного Дворца изменится", сказал старик.
  
  Когда Цин Шуй услышал такие слова, у него возникли другие чувства. Он вдруг осознал, что Дедушка Линь оказывался не таким простачком, каким казался раньше. Он ничего не сказал. Он ждал продолжения слов дедушки.
  
  "Цин Шуй, мир девяти континентов очень велик. Континент зеленого облака не просто далеко от всех, но и еще и на самой неплодородной земле находится. Самые сильные секты и кланы на нашем континенте не будут считаться таковыми в других местах", с улыбкой сказал Линь Чжаньхань, глядя на Цин Шуя.
  
  "Дедушка, а правда, что на Континенте Зеленого Облака нет ни одного культиватора уровня Боевого Святого? А в сектах в других местах есть Боевые Святые?" с сомнением в голосе спросил Цин Шуй.
  
  "Цин Шуй, иногда то, что на поверхности, не самое лучшее. Бутылка, наполненная доверху водой, не звучит. Гремит только бутылка, наполненная наполовину. То, что открыто, не так страшно. Страшно то, что скрыто. Иногда уровень твоей культивации не является абсолютом. Но, конечно же, другое дело, если человек действительно номер один", улыбнулся Линь Чжаньхань.
  
  Цин Шуй задумался. Он молчал.
  
  "На других континентов, может, и не так много культиваторов уровня Боевого Святого, но их не меньше, чем культиваторов вершины Боевого Короля на Континенте Зеленого Облака. Почти все первоклассные секты на каждом континенте имеют культиватора уровня Боевого Святого каждого уровня, начиная с элементарного до перового, от первого до второго, и так далее до небес. Разница в одном лишь уровне такая, словно между культиваторами Сяньтянь и Хоутянь. Нет никакой возможности бросить вызов кому-то на более высоком уровне", говорил Линь Чжаньхань.
  
  "Спасибо, дедушка Линь, что рассказал мне это". Цин Шуй мало знал об уровне сильных воинов в других местах. Оказалось, что и впрямь Континент Зеленого Облака был самым слабым среди всех девяти.
  
  "Цин Шуй, раз ты скоро уезжаешь, то я хочу тебе кое-что подарить. Я уже стар, нет больше смысла хранить эти вещи у меня", сказал старик, повернулся и направился в дальнюю комнату.
  
  Он вышел с золотой книгой в руках, от одного вида которой Цин Шуй впал в ступор. Дело в том, что стоимость этих Золотых Страниц не уступала книге Серебряных Страниц с безымянной Двойной Культивацией в ней.
  
  На обложке было написано:
  
  Небесный Талисман!
  
  "Я даю тебе это. Сможешь ли ты добиться успеха в культивации зависит от твоей склонности к ней. Эта книга - самая ценная инструкция Клана Линь Небесного Талисмана на Западном Континенте. Жаль, что все теперь в прошлом. Да ладно, забудем об этом..." Линь Чжаньхань хотел было сказать что-то еще, но не решился.
  
  "Дедушка Линь, мне нужно что-то сделать? Говори, не стесняйся", сказал Цин Шуй, видя озабоченность в глазах деда. Все же имя дедушки было Линь. В глазах Линь Чжаньхань была боль и беспокойство. Он продолжил:
  
  "Ты все еще слаб. Двадцать лет. Может быть, у тебя появится шанс через двадцать лет. Поговорим об этом, если я еще буду жив".
  
  ...
  
  Цин Шуй вышел из комнаты Линь Чжаньхань, весь погруженный в мысли. Выражение боли на лице старика было сильнее, чем боль на лице его матери. Боль его была сравнима с болью Ие Цзанъэ.
  
  "Клан Линь Небесного талисмана? Уже в прошлом? Может, его клан, как и клан Ие, был... Интересно, почему я не воспользовался Техникой Небесного Видения и не проверил тело Дедушки Линь? Его уровень культивации должен быть немаленьким..." Цин Шуй думал обо всем этом и решил, что ему нужно вернуться и посмотреть. Если Дедушка Линь окажется культиватором высокого уровня, то ему будет гораздо проще, когда он, Цин Шуй, будет далеко от семьи.
  
  "Дедушка!" позвал Цин Шуй, стоя у двери.
  
  Дверь со скрипом отворилась.
  
  "Цин Шуй? Что случилось? Ты что-то не понял в книге Небесного Талисмана?"
  
  Цин Шуй уже подключил технику Небесного Видения, рассматривая Даньтянь и меридианы старика. Он все понял.
  
  Даньтянь изношен, меридианные каналы почти все поломаны...
  
  "Старый мастер, можно проверить твой пульс?" с улыбкой сказал Цин Шуй. Услышав это, старик удивился, покачал головой и сказал с горькой улыбкой:
  
  "Я в курсе твоих медицинских практик, но я в порядке. Я лучше знаю свое состояние. Надежды уже нет".
  
  "Тем более, раз нет надежды, можно я проверю пульс-то? Может, я смогу тебе помочь", упрямо настаивал Цин Шуй.
  
  Старик помешкал-помешкал и улыбнулся:
  
  "Пройди в комнату. Раз ты так уверен в себе, то почему бы и не дать тебе померить мой пульс?"
  
  Двое уселись друг напротив друга за письменным столом. Линь Чжаньхань вытянул руки, Цин Шуй измерил пульс. Говоря честно, Цин Шуй прекрасно понимал состояние старика, он просто притворялся. Каким бы пульс ни был, он не скажет ничего из того, что показало ему его Небесное Видение.
  
  Цин Шуй нахмурился.
  
  "Дедушка, ты можешь сказать мне свой уровень культивации до того, как тебя ранили? Это очень важно", спросил он старика.
  
  Линь Чжаньхань подумал немного и ответил:
  
  "Вершина Боевого Короля!"
  
  Цин Шуй улыбнулся:
  
  "Не волнуйся, дедушка, я вылечу тебя. Жаль, что у меня пока лекарств нет. Но я могу поднять твой уровень до Сяньтянь. Как только подберу лекарство, смогу тебя полностью вылечить".
  
  "Ты можешь вывести меня до Сяньтянь немедленно?" с удивлением спросил Линь Чжаньхань. Он не верил. Он был уверен, что его раны ничто не могло вылечить. Его Даньтянь был изношен, его меридианные каналы были почти сломаны. Он полностью зависел от лекарств.
  
  Если бы он выздоровел хотя бы до Сяньтянь, он бы смог впитывать энергию из воздуха. Как только он вернет Ци Сяньтянь в свое тело, он сможет вернуть свою продолжительность жизни в 500 лет.
  
  "Если ты мне позволишь восстановить уровень Сяньтянь, я смогу рисовать талисманы. А если так, то тебе придется остаться подольше. Если у тебя есть талант, ты сможешь остаться дольше. Если нет, то посмотрим на оставшихся в клане Цин. Самое важное условия для рисования талисманов это наличие истинной Ци Сяньтянь".
  
  "Рисование талисманов?"
  
  Цин Шуй вдруг вспомнил, что в своей прошлой жизни смотрел драматический сериал по телевизору, в котором упоминалось странное искусство Рисования Талисманов!
  
  "Дедушка, я думаю, что я тебе помогу восстановить твой уровень культивации до того, как ты научишь меня рисовать талисманы!" улыбнулся Цин Шуй и отпустил руку Линь Чжаньхань.
  
  "Хорошо, хорошо!" голос старика дрожал, когда он говорил. Много десятков лет назад его клан был уничтожен, он смог выжить по чистой случайности. Однако его культивация была повреждена до основания. Когда ему удалось добраться до Зеленого Континента и страны Цанлан, даже его летающее чудовище погибло. Побродив немного, он прибился к Деревне Цин, в окрестностях которой чуть не погиб от зубов одинокого волка второго уровня. Так он и остался с кланом Цин.
  
  Линь Чжаньхань сидел на кровати в одних шортах, скрестив ноги. Цин Шуй вынул сорок девять серебряных иголок и девять Золотых Игл!
  
  Он активировал Святые Ладони!
  
  Очень быстро ладони Цин Шуя засверкали как нефрит, стали прозрачными. Он начал хлопать по акупунктурным точкам на груди, животе и спине Линь Чжаньхань... С каждым шлепком появлялось золотое свечение размером с зернышко риса, которое входило в тело Линь Чжаньхань и его меридианные каналы.
  
  ...
  
  Цин Шуй сделал не меньше 9000 шлепков. Под четким наблюдением Небесного Видения, Цин Шуй видел, как золотые капельки, вошедшие в тело старика, ровно распределялись по его меридианным каналам. В этот момент он вынул серебряную иглу и вставил ее в точку Да Хен. Затем он вынул вторую иглу и вставил ее в точку Бу Лан!
  
  ...
  
  Вставив еще 6 серебряных игл, Цин Шуй взял Золотую Иглу и вставил ее в точку Тянь Чжу.
  
  ...
  
  Последняя Золотая Игла отправилась в точку Ци Хай.
  
  Когда последняя игла вошла в тело, меридианные каналы Линь Чжаньхань и его Даньтянь задрожали с такой скоростью, что ее можно было увидеть даже невооруженным взглядом.
  
  
  
  
  
  Глава 417
  Глава 417. Небесный Плод Пятого Элементаля. Новое столкновение с мутированным дьявольским вепрем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Когда Цин Шуй воткнул последнюю Золотую Иглу в точку Цихай, Линь Чжаньхань открыл глаза и посмотрел на Цин Шуя с приятным удивлением. Он почувствовал слабый поток Ци Сяньтянь, входивший в его вены через точку Тун Тянь, питая его высушенные каналы и район лобка.
  
  "Цин Шуй, это невероятно, это слишком невероятно!" смотрел старик на внука с широко открытыми глазами. Он был в крайнем изумлении.
  
  "Дедушка Линь, попробуй культивировать энергию сам для начал. Твои каналы уже стабилизировались. Ты можешь попробовать прямой поток энергии, чтобы напитать их. Я выну эти иглы через несколько секунд", сказал Цин Шуй. Его голос звучал устало. Линь Чжаньхань кивнул. Он с благодарностью посмотрел на Цин Шуя и медленно закрыл глаза.
  
  Цин Шуй постепенно увеличил прогресс своей Древней Техники Усиления. Он уже научился предвидеть будущие события после того, как ДТУ достигла 138-го уровня циркуляции Ци.
  
  Цин Шуй подумывал о Большой Восстанавливающей Грануле, о ее лечебных свойствах, которые позволяли увеличить общую силу в два раза, плюс дополнительные двадцать лет к продолжительности жизни. Она легко вылечивала внутренние повреждения. Сила удваивалась в течение часа, но спустя этот час, воин становился слабым, как обычный человек, на целый месяц. За раз разрешалось употребить одну гранулу, употребление множества за один раз не увеличивало эффекта.
  
  Способность гранулы вылечивать внутренние повреждения наводила Цин Шуя на мысль о том, чтобы с ее помощью вылечить и каналы, и район лобка и ранения внутри тела. Однако он был не уверен, насколько она способна вылечить старика.
  
  К сожалению, он понятия не имел, где раздобыть Хвост Феникса, поэтому продолжить работу над очисткой гранулы он не мог.
  
  Однако он не терял надежды. Он же смог обнаружить Плод Красоты в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Если Плоды Красоты нашлись, значит, найдется и Хвост Феникса. Ему нужно было время. Основной заботой было, как найти его в таком огромном мире.
  
  После одного полного цикла циркуляции Ци Древней Техники Усиления, Цин Шуй отдохнул и восстановил энергию. Линь Чжаньхань последовательно циркулировал Ци Сяньтянь внутри себя. Он выглядел гораздо лучше, цвет лица вернулся к живому розовому.
  
  Цин Шуй быстро вынул иглы из тела Линь Чжаньхань. Через какое-то время Линь открыл глаза и посмотрел на Цин Шуя посветлевшими глазами. Он чувствовал себя странно.
  
  "Дедушка, как себя чувствуешь?" улыбнулся Цин Шуй.
  
  "Удивительно. Я не верю, что ты меня действительно вылечил. Это твой "мастер" научил тебя медицинским навыкам?" спросил Линь Чжаньхань. Его глаза светились жизнью.
  
  Цин Шуй знал, что наличие у него "мастера" было фикцией, поэтому он улыбнулся и кивнул, чтобы не вдаваться в объяснения.
  
  Однако Линь Чжаньхань этого не знал. У него были подозрения, что у Цин Шуя был какой-то особенно высоко натренированный отшельник, потому что даже аптекарские навыки уровня Боевого Святого уступали такому невероятному божественному умению. Однако в мире было множество экстраординарных людей, которые не достигли уровня Боевого Святого. Его подозрения рассеялись, когда он подумал о происхождении Цин Шуя и его культивации.
  
  Он думал, что учитель Цин Шуя был сведущим врачом и высоко натренированным культиватором боевых искусств. Он смог научить юношу из Клана Цин без какого-то опыта в тренировках и довести его культивацию до воина с невероятной силой.
  
  "Цин Шуй, у тебя великолепный мастер. Тебе нужно хвататься за любую возможность и выполнить все, что сможешь, в мире девяти континентов", сказал Линь Чжаньхань на полном серьезе.
  
  "Хорошо, Дедушка Линь! Как только я найду нужное растение, ты сможешь выздороветь полностью. Возможно, ты даже сможешь продвигаться дальше до сферы Боевого Святого", как ни в чем не бывало сказал Цин Шуй.
  
  "Я буду доволен, если смогу восстановить свою силу. Что же касается Боевого святого, тут многое зависит от удачи. Таких, кто смог пробиться напрямую в сферу Боевых Святых, практически не существует", покачал головой старик и засмеялся.
  
  Цин Шуй вспомнил, что говорили, что чтобы пробиться в сферу Святого, нужно было обладать определенным редким сокровищем. Однако напрямую пробиться было невозможно. Цин Шуй хотел расспросить дедушку побольше. Ведь тот был на пике Боевого Короля, который пришел из Западного Континента, где Боевые Святые существовали. Не то, что на Континенте Зеленого Облака, где боевые святые были только слухами.
  
  "Дедушка Линь, нужно что-то особенное для прорыва?"
  
  Линь Чжаньхань смотрел на Цин Шуя с недоумением. Неужели мастер не рассказал Цин Шую такие простые вещи?
  
  "Ну, раз ты не слышал это от своего учителя, то я тебе расскажу. На самом деле каждому человеку нужно что-то, чтобы пробиться на уровень боевого святого, все зависит от элемента их боевых техник. Например, воинам, специализирующимся на земной культивации, нужен кусочек Плода Плотной Земли. Культивация водного элементаля требует Плод Мягкой Волы. Металл - Плод Чистого Золота. Элементаль Дерево требует Живой Деревянный Плод.
  
  В этом мире техники культивации имеют пять разных элементов. Воины с низким уровнем мастерства культивации не смогут культивировать свойства этих пяти элементов. Цин Шуй культивировал Земной Элементаль, поэтому он излучал желтоватую Ци Сяньтянь. В клане Цин было искусство Голубого Лотоса Древесного Элементаля, благодаря которому их Ци Сяньтянь была белого цвета.
  
  Ци Сяньтянь земных элементов была желтой, Водных - голубой, белой - у элемента Металл, красной - у элементов Огня, зеленой - у элементов Дерева.
  
  Эта информация отличалась от того, что он знал в прошлом, но Цин Шуй чувствовал, что объяснение Линь Чжаньхань было более точным. Редкое сокровище, о котором он должен был рассказать, возможно, помогло бы Цин Шуй ускорить его техники культивации.
  
  "Конечно, все эти плоды очень ценные. И их нельзя судить по их цене. И воин на пике Боевого Короля не обязательно успешно пробьется на уровень Боевого Святого, даже если у него есть плод их элементаля", Лин Чжаньхань смотрел на Цин Шуя, погрузившегося в размышления.
  
  "Дедушка, эти плоды редкие?" спросил Цин Шуй. он не был уверен, насколько ему было необходимо узнать эту информацию сейчас, но он понимал, что если бы он раньше узнал об этом, пользы было бы больше. Цин Шую было важно знать, какими эффектами обладали эти плоды. Возможно, у них были какие-то нетипичные эффекты, кроме способности помочь с прорывом на уровень Боевого Святого.
  
  "Очень редки, само собой. И их очень мало. Плод Плотной Земли, по слухам, растет на пике самой высокой горы Гигантских Чудовищ в мире девяти континентов. Все знают, как опасна эта гора. Это касается и других мест, где водятся эти плоды, только шансы найти их в другом месте, крайне малы. Затем Плод Соленой Воды, которые можно найти в глубинах бескрайнего Южного Моря. Конечно, там будут мутированные чудовища не менее страшные, чем те, что водятся на Горе Гигантских Монстров".
  
  Линь Чжаньхань вздохнул и продолжил:
  
  "Огненный Плод растет на вершине вулкана в самой западной части Горы Цветочного Плода. Вулкан извергается довольно часто в течение года. Да и других опасностей на этой горе хватает. То есть найти самому Огненный Плод практически невозможно. Плод Чистого Золота растет на Золотой вершине Горы Девяти Вершин, расположенной в северо-западной части Континента Девяти Вершин. И опасностей там тоже предостаточно. Там множество ядовитых насекомых. Живой Деревянный Плод не имеет точно расположения. Его находят и в районе Южного Моря и в Лесу Мистических Чудовищ".
  
  Цин Шуй узнал все опасные места на континенте. Не удивительно, что эти плоды считались настоящими сокровищами. Чтобы заполучить их придется заплатить высокую цену.
  
  "Эти плоды растут во всех скрытых местах мира. Их защищают сильнейшие Охранные Чудовища. Если ты захочешь забрать такой плод, придется убить чудовище. Самых неосторожных ждет смерть, даже если плод найден".
  
  Теперь Цин Шую стало понятно, почему на Континенте Зеленого Облака не было воинов уровня Боевого Святого. Это касалось Охранников-монстров, о которых говорил Линь Чжаньхань.
  
  "Дедушка Линь, а существует ли монстр-охранник уровня боевого святого?" спросил Цин Шуй.
  
  "Ну, большинство из них на пике боевого короля. Они самые сильные среди всех чудовищ. Однако есть и чудовища уровня боевого святого. Особенно, если плоду около 8000 лет, то, скорее всего, его охраняет чудовище уровня Боевого Святого. Но не нужно недооценивать чудовищ пика Боевого Короля. У них уникальная сила. Некоторые из них ядовитые, некоторые крайне быстро, у некоторых тела твердые, как алмаз. К чему я веду: даже десять воинов на пике боевого короля не способны победить монстра-охранника на пике боевого короля. Даже если они будут работать вместе, то им придется пожертвовать от шести до восьми человек, чтобы заполучить плод. Даже в этом случае сбежать от Монстра-охранника будет крайне трудно", закончил свое объяснение Линь Чжаньхань.
  
  .............
  
  Через какое-то время они обнаружили, что проболтали до темноты!
  
  "Цин Шуй, приходи завтра снова. Раз я заново приобрел Ци Сяньтянь, я смогу снова рисовать талисманы. Я объясню основы рисования талисманов завтра, ты поймешь, как их рисовать, и посмотришь, как я рисую", улыбнулся Линь Чжаньхань.
  
  "Хорошо, тогда я пойду, дедушка!" сказал Цин Шуй и ушел.
  
  Лунный год прошел. Цин И и остальные решили погостить в деревне еще несколько дней перед отправлением домой в Город Тысячи Миль. Кроме Цин Хэ и его жены, весь клан был в деревне.
  
  После обеда Цин Ло забрал Чанфэн поиграть на улицу. Фэн Фэйянь вернулась в Клан Фэн повидаться с семьей.
  
  До тренировок в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита оставалось время, Цин Шуй решил прогуляться по нарядной и оживленной деревне.
  
  Прошло уже несколько лет с тех пор, как он мог спокойно отдохнуть со своей мамой в Деревне Цин и Городе Фэнло. Он остановился у комнаты матери и попросил ее погулять с ним.
  
  "Мама, а где Цинцин? Давайте пойдем гулять. Раз мы все вместе, давайте отвлечемся от всего", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  
  "Конечно, пойдем. Позови Цинцин".
  
  Комната Цин И была посередине, справа была комната Цинцин, а слева - комната Цин Шуя. Когда все трое собрались, они вышли на улицу. Небо совсем потемнело, но на улице было множество народа. Возможно, все отличалось от мира реальности, откуда пришел Цин Шуй, где были телевизоры и компьютеры, которые отвлекали от проблем. Без технологий, Цин Шую ничего не оставалось, как пойти на улицу и затеряться в толпе.
  
  "Тетушка Цин, Брать Цин Шуй, Сестра Цин Цин, добрый вечер!" встречали их люди на улице. Цин Шуй улыбался и кивал им в ответ. Цин И радостно отвечала на их жесты. Цин Цин улыбалась легкой улыбкой.
  
  Цин И была очень довольна тем, что люди бросали на нее завистливые взгляды. Все благодаря тому, что ее сын смог в одиночку уничтожить Клан Янь и принести счастье людям в деревне. Дела за последние годы в клане Цин шли не очень, многие страдали от угроз недоброжелателей.
  
  Теперь эти недоброжелатели состарились, стали слабыми, некоторые стали родителями, некоторые умерли. В любом случае, что случилось, не воротишь. Цин Шуй был рад, что проблемы с кланом разрешились. Поражение Клана Янь стало славой Деревни Цин.
  
  "Цин Шуй, посмотри на этих прекрасных женщин. Они все смотрят на тебя", засмеялась Цин Цин.
  
  Цинцин холодно относилась к незнакомым людям, однако в семье она была более открытой. Она стала более довольна своей жизнью, чаще улыбалась.
  
  "Брат Цин Шуй, спасибо богам, что мы нашли тебя, пойдем скорее. У Цзы сказал, что нашел Бриллиантового Дьявольского Вепря недалеко от Леса Цин", послышался испуганный голос поблизости. Из Деревни Цин прибежал молодой парнишка.
  
  "Дьявольский Вепрь? Никто не пострадал?"
  
  .......
  
  В одну секунду все обступили Цин Шуя.
  
  "Нет, никто не подходил туда. Когда мы его обнаружили, они меня отправили к тебе", сказал юноша, с трудом переводя дыхание. Видимо, он бежал изо всех сил.
  
  Цин Шуй вспомнил, как однажды уже встречал Бриллиантового Дьявольского Вепря, когда забрался в Горы Дикого Вепря. Он чуть с жизнью не расстался тогда, но зато эта случайная встреча помогла ему пробиться на 4-й слой Древней Технике Усиления и стать воинов Сяньтянь.
  
  "Неужели это тот же самый мутированный Бриллиантовый Дьявольский Вепрь?" подумал Цин Шуй. времени было мало, он повернулся к матери и сестре и сказал:
  
  "Отправляйтесь дальше и гуляйте. Я пойду, взгляну".
  
  "Это мутант, будь осторожнее", не успела Цин И договорить свое напутствие, как Цин Шуй исчез в толпе.
  
  Цин Шуй, оказавшись в лесу, расширил свое духовное чутье и быстро просканировал обширную территорию. Он понял, что еще никогда не углублялся в этот лес. По дороге вглубь он натолкнулся на множество людей из деревни, которые показали ему дорогу к месту, где был замечен Бриллиантовый Дьявольский Вепрь.
  
  Цин Шуй прекрасно понимал, какая была скорость у этого монстра, но дело было не в скорости. Встреча с вепрем вызывала в нем странное радостное возбуждение.
  
  Он набрал скорость и побежал прямо вглубь леса. Пробегая мимо огромных деревьев и кустов с невероятной скоростью, он сканировал территорию.
  
  Пробежав тридцать миль, он, наконец, обнаружил его присутствие. Пока он чувствовал только интенсивность его силы, определив ее как относящейся к категории Пика Сяньтянь.
  
  Он точно знал, что это был Бриллиантовый Дьявольский Вепрь, но он думал про себя:
  
  "Как мутант мог так быстро за несколько лет поднять свой уровень?"
  
  Цин Шуй спешил навстречу монстру с приличной скоростью. За пятнадцать минут он смог его увидеть - это был и, правда, сам Бриллиантовый Дьявольский Вепрь. Цин Шуй с восхищением понял, что это был тот же самый зверь. Только размер его почему-то уменьшился и стал меньше метра в длину.
  
  "Почему он уменьшился? Однако, суть его теперь еще более концентрированная".
  
  Цин Шуй не мог ничего понять. Сила этого вепря очень сильно увеличилась, а тело его сузилось. Зверь, очевидно, был меньше, но его нос стал, наоборот, длиннее. Его тело было покрыто золотистым свечением, что придавало ему особенно прекрасный вид. Он очень отличался от обычных диких вепрей, бродивших по склонам Гор Дикого Вепря.
  
  От прекрасного золотого тела исходило металлическое свечение. Все четыре конечности были крепки, он двигался легко, словно прыгал по облакам. Цин Шуй чувствовал, что в этих изменениях, которые произошли с Бриллиантовым Вепрем, было что-то необычное.
  
  
  
  
  
  Глава 418
  Глава 418. Приручить Бриллиантового Вепря с помощью Гранулы Божественной Марионетки. И вновь улучшение.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Бриллиантовый Дьявольский Вепрь весь вжался, почуяв Цин Шуя, словно понимая, что перед ним страшный человек. Он смотрел на юношу злобными глазами.
  
  "Спасибо тебе за то, что ты сделал. Я смог продвинуться на уровень Сяньтянь раньше, чем ожидал. И моя жизнь очень сильно изменилась", с улыбкой сказал Цин Шуй зверю. В ответ была тишина.
  
  "Почему бы тебе не последовать за мной и не жить со мной в мире? Я найду тебе симпатичную подружку. Подарю тебе прекрасную сестру..." говорил Цин Шуй, пытаясь развлечь себя разговорами с этим великолепным монстром Небес и Земли.
  
  ...
  
  "Следуй за мной..."
  
  Цин Шуй смотрел на Вепря.
  
  "Или же я поймаю тебя и утащу силой!"
  
  Цин Шуй понимал, что разговаривать с ним бесполезно. Он просто хотел проверить, способно ли это животное на коммуникацию через телепатию. В итоге Цин Шуй резко и неожиданно сделал движение, чтобы схватить сверкающего Бриллиантового Вепря.
  
  Цин Шуй удивленно обнаружил, что животное не пустилось наутек. Наоборот, оно быстро побежало к нему со скоростью света. Так неожиданно, что Цин Шуй всего лишь успел, как сжать ладонь в кулак и ударить его техникой Облачного Кулака Тайчи.
  
  Бам!
  
  Цин Шую показалось, что его кулак ударился о самый твердый металл на свете. Он не использовал полную силу, боясь убить животное, но теперь понимал, как недооценивал вепря. 30% силы удара Цин Шуя не оставили на звере ни царапинки. Цин Шую пришлось отступить от удара.
  
  Бриллиантовый Дьявольский Вепрь обнажил острые белые зубы и ринулся на Цин Шуя с явным намерением укусить. В его глазах читалась ненормальная свирепость. Очевидно, удар Цин Шуя полностью вывел его из себя.
  
  Цин Шуй вдруг вспомнил про Гранулу Божественной Марионетки. Он чувствовал, что ему стоит использовать ее на вепре, у которого была такая хорошая защита и ужасающая скорость. Да и потенциал роста у вепрей был очень высок.
  
  Ценность Божественной Марионетки была в том, что подчиняющийся не терял внутреннюю силу после потребления. Она не занижала внутренние таланты, но несла выгоду. Единственный минус был в том, что подчиненный не мог ослушаться приказов того, что скормил ему золотую гранулу.
  
  На самом деле Цин Шуй бессовестно думал о том, чтобы найти красивую женщину, которая была бы на пике Боевого Короля, и скормить ей эту гранулу. Но в тот момент он понимал, что ему выгоднее было подчинить себе Бриллиантового Вепря. Ранее он также думал скормить ее Серебряной Обезьяне, Воющей на Луну, но не решался. Однако, столкнувшись напрямую с вепрем, с принятием решения сомнений больше не было.
  
  Цин Шуй не знал, почему, но когда он смотрел на Вепря, он понимал, что между ним и Воющей Серебряной Обезьяной гигантская пропасть. Но у Вепря было больше потенциала для развития.
  
  "В любом случае, мне эта Марионетка досталась случайно, поэтому не нужно раздумывать", пришел к решению Цин Шуй.
  
  Он снова кинулся на Бриллиантового Вепря. Его скорость была немного быстрее, чем скорость монстра. Он увеличил силу еще на 30% и ударил.
  
  Бам!
  
  На этот раз удар лишь слегка заблокировал атаку вепря. Цин Шуй снова отступил, но был очень рад, тем не менее.
  
  Его полная сила была 3,6 миллионов цзинь, даже 60% ее были близки к 2 миллионам цзинь. Удар в 2 миллиона цзинь мог убить воина на пике Сяньтянь! Но Вепрь даже немножечко не пострадал. Цин Шуй стало страшно интересно, он решил проверить защиту животного. Он понимал, что название "бриллиантовый" неслучайно; его сильное тело было твердым, его зубы и когти были остры, но он был меньше метра в длину, Цин Шуй попросту боялся использовать полную силу. Он боялся убить животное.
  
  Но теперь бояться было нечего. Он решил применить полную силу своего тела.
  
  Бам!
  
  Громкий звук раскатился далеко по окрестностям. На этот раз Бриллиантовый Вепрь был остановлен, но не поврежден. И это все удар силой в 3,6 миллионов цзинь!
  
  Раздался резкий яростный вопль. Зверь посмотрел на Цин Шуя со страхом.
  
  Бриллиантовая Ци!
  
  Цин Шуй транслировал свою Бриллиантовую Ци, которая увеличивала силу на 50%. Он неожиданно бросился на Вепря и ударил его снова. Его скорость была так велика, что избежать удара чудовищу не удалось.
  
  Бам!
  
  Массивная атака больше 5 миллионов цзинь.
  
  На этот раз Вепрь отлетел и сломал три ольхи, издав крик боли. Цин Шуй быстро подключил Технику Небесного Видения: вепрь был лишь слегка ранен. Это была самая большая сила, которую чудовище могло выдержать без существенных ранений.
  
  Цин Шуй был крайне доволен защитой Бриллиантового Вепря. Его невозможно было ранить силой меньше 6 миллионов цзинь. Даже на уровне Сяньтянь у него была ужасающая защита.
  
  "Только для тебя!" Цин Шуй решительно вынул Гранулу Божественной Марионетки. Он ринулся к зверю и силой засунул Гранулу в рот Вепрю. И даже тогда зверь попытался укусить его, но Цин Шую удалось увернуться. Каким бы уверенным он ни был, Цин Шую приходилось прилагать усилия, чтобы избегать опасных укусов острых зубов. Цин Шуй проглотил золотую гранулу и сам.
  
  В ту же секунду он почувствовал, как мистическая Ци наполняла его тело. Он вдруг почувствовал определенную связь с Вепрем. Да... такую же связь, какая была у него с его Жар-птицей.
  
  Затем он почувствовал сильнейшую жизненную энергию, поднимавшуюся из его Даньтянь. В ту же секунду Цин Шуй почувствовал, как его выносливость и скорость увеличиваются, но особенно выросла его защита. Он чувствовал, что не меньше 30% прибавилось к защите, но не мог понять, почему.
  
  В тот же момент он почувствовал, как существенно улучшилась его Бриллиантовая Ци. Она циркулировала в его теле вместе с Ци Древней Техники Усиления.
  
  50 циклов, 51 цикл.
  
  137-й цикл. 138-й цикл...
  
  Пак!
  
  Раздался хруст!
  
  Прорыв.
  
  И после этого произошло нечто удивительное. Прорыв не остановился на 139-м уровне древней техники усиления.
  
  Пак!
  
  Еще один цикл. 140-й!
  
  И немедленно Цин Шуй почувствовал, как его сила на 140-м цикле стала почти в два раза больше силы, которая была у него на 139-м уровне.
  
  Удивлению Цин Шуй не было границ!
  
  ...
  
  С тех самых пор, как он принял Ядро Мистической Черепахи, его защита уже была ненормально высока. Он мог полностью выстоять от удара в 6 миллионов цзинь. Цин Шуй не понимал, каким образом 10% Вепря смогли увеличить его защиту на целых 30%.
  
  Во время битв люди обычно используют оружие, увеличивая эффективность своей силы с огромной скоростью. Нормальному человеку не удастся разбить голову другому одной левой, однако если показать ему нужный способ трансляции его силы, то это будет легче легкого. Таким образом, и оружие увеличивали летальность силы воина.
  
  Дуэли проходили очень быстро. Драки не длились по полдня. Даже если у человека были защитные доспехи, если это не были особые "легендарные" доспехи, сильнейшая вибрация могла легко повредить внутренние органы человека. Боевые мастера использовали только часть силы в атаке. Если сила противника равна, то при столкновении двух оружий, их силы взаимодействуют. Если сила его меньше, то от вибраций, сгенерированных силой, он просто умирает. Если скорость воина велика, он может подкрасться. С поддержкой оружия воин может убить или покалечить противника равной силы или даже слегка сильнее.
  
  30% увеличение защиты было неплохим плюсом. Цин Шуй был очень доволен. Более того, его скорость увеличилась на 5% и сила на 10%. Его сила теперь равнялась примерно 4 миллионам цзинь.
  
  Слово "бриллиантовый" в названии было заслуженным. Защита Бриллиантового Вепря пика Сяньтянь была намного выше его силы. 6 миллионов цзинь защиты, 4 миллионов базовой силы, плюс острые зубы и когти, да и скорость выше среднего. Воину на Вершине Сяньтянь, скорее всего, не по зубам такой Вепрь.
  
  Цин Шуй чувствовал себя все более и более довольным. Если и дальше это будет развиваться, то он станет еще сильнее.
  
  На этот раз Цин Шуя смотрел в глаза Бриллиантового Вепря и видел нечто другое. В глазах зверя исчезла былая ненависть, и теперь в них была кротость и осведомленность. Цин Шуя немного смущало это, потому что на него точно также смотрела его жар-птица.
  
  Замечательная эта гранула - Божественная Марионетка. Когда Цин Шуй услышал название впервые, он недооценил ее. А теперь-то он понимал, что слишком узко понимал ее действие.
  
  На самом деле, он не знал, что Божественная Марионетка относилась к легендарным лекарствам в мире девяти континентов. Эта гранула позволяла приручать дьявольских чудовищ более высоких уровней.
  
  С достаточным количеством таких гранул воин становился влиятельным дрессировщиком дьявольских чудовищ. Упоминания о Божественной Марионетке встречались в исторических книгах последних тысячелетий, поэтому знания о ней постепенно затихли в народе.
  
  "Пойдем!" позвал Цин Шуй зверя телепатически.
  
  Хоть он и ожидал, что животное послушно пойдет за ним, Цин Шуй все равно пришел в дикий восторг, когда вепрь пошел за ним. Он повел его с собой в Деревню Цин.
  
  По дороге домой Цин Шуй приказал Бриллиантовому Вепрю не вредить никому при отсутствии его приказов. И животное телепатически ответило ему двумя радостными звуками. Цин Шуй теперь мог общаться с ним без препятствий, потому что у них было единое сознание, как и с жар-птицей.
  
  Когда Цин Шуй вернулся в деревню, многие высыпали на улицу, привлеченные видом дьявольского чудовища. Некоторые перепугались, конечно же, однако увидев, как вепрь слушается Цин Шуя, они наперегонки пытались приблизиться и рассмотреть прекрасного зверя как следует.
  
  Вся его семья тоже вышла. Даже Цин Ло и Линь Чжаньхань пришли посмотреть. Линь Чжаньхань увидел Вепря и закивал от радостного удивления.
  
  "Брат Шуй, ты и впрямь всемогущий. Эта свинушка отлично выглядит, но она слишком опасна", со смехом сказала Цин Бэй, пробившись сквозь толпу.
  
  Цин Шуй, как обычно, не знал, как реагировать на слова девочки.
  
  "Можно мне его потрогать?"
  
  "Конечно!" улыбнулся он.
  
  Цин Бэй смело дотронулась до вепря и обнаружила, что он вполне послушный.
  
  "Как он хорошо себя ведет! Старший брат Шуй, а он, правда, очень сильный?" подняла голову Цин Бэй.
  
  Цин Шуй не знал, что ответить.
  
  
  
  Глава 419
  Глава 419. Дикий однорогий бык. Эволюция мутирующих животных.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Цинцин смотрела на Бриллиантового Вепря с любопытством. Она не смогла его потрогать, потому что вокруг стояло слишком много народу. Цин Шуй заметил, как она пытается протянуть руку.
  
  Зеваки целый час рассматривали вепря. За этот час Цин Шуй ответил на сто вопросов и услышал сто восторженных похвал. Люди хвалили его так сильно, что Цин Шуй не знал, куда деться от смущения. Женщины сверлили его глазами. Казалось, стоит ему позвать их на свидание, они начнут кричать от радости.
  
  "Брат Шуй, ты дрессировщик дьявольских чудовищ?" вдруг крикнул какой-то юноша в толпе.
  
  Все вдруг вспомнили про популярную работу на Центральном Континенте - Дрессировщики Дьявольских Чудовищ. Тот факт, что Цин Шую удалось так быстро приручить сильное дьявольское чудовище, приводил всех в благоговейный страх.
  
  "Нет, я даже не знаю, что происходит. Он просто пошел за мной после того, как его побил", ответил Цин Шуй с улыбкой.
  
  Услышав его ответ, все вдруг подумали, что он не только силен, но еще и крайне удачлив. Борясь с дьявольскими чудовищами, воины Центрального Континента не пользовались оружием. Ранив зверя голыми руками, им оставалось надеяться на небольшой процент вероятности того, что он подчинится воину. Это относилось к диким животным тоже. В Деревне Цин было три человека, которые имели свирепое животное. Они приручили их нечаянно после битвы с ними.
  
  Нехотя отпустив Цин Шуя, толпа расступилась и позволила Цин Шую войти в дом. Его семья ликовала.
  
  Цин Шуй уже стал стеной, которая защищала семью Цин. Пока он был рядом, они чувствовали божественное присутствие. Это было превосходство, твердость и честь.
  
  По дороге домой они болтали и смеялись. Все было гармонично. Бриллиантовый Вепрь шел рядом с Цин Шуем, а Цинцин и Цин Бэй обсуждали его всю дорогу, плетясь позади группы.
  
  Новости распространились по всей территории деревни, так что им приходилось пару раз останавливаться, когда толпа обступала их и осыпала Цин Шуя завистливыми взглядами. Многие алчно засматривались и на вепря.
  
  ...
  
  Вернувшись в дом, Цин Шуй начал раздумывать, стоило ли отправлять Дьявольского Бриллиантового Вепря в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он прекрасно понимал, что нельзя было отправить в сферу предметы, не связанные с ним. Он, по крайней мере, еще ни разу не пробовал так сделать. Он не знал, не исчезнет ли предмет в процессе перемещения. Пока не попробовал, у него были лишь неубедительные домыслы.
  
  Его жар-птица прекрасно вошла в сферу, все рыбы, крабы, креветки и черепахи тоже вошли. Цин Шуй был в замешательстве, он не мог решиться испытать сферу. С Жар-птицей не было ничего удивительного. Она питалась в сфере, она имела очень тесную связь с Цин Шуем. Но как же быть с вепрем?
  
  Цин Шуй решил отвести Бриллиантового Вепря из резиденции в ближайшую ольховую рощу, потому что посчитал, что так будет благоразумнее. Он не хотел использовать Вепря для эксперимента: слишком велика была бы потеря. Побродив по лесу, он не нашел никаких дьявольских чудовищ, однако там были обычные звери и свирепые животные, и даже наблюдались следы Одиноких животных. А звери-одиночки высоких уровней встречались редко - раз в пару лет от силы.
  
  Хотя Цин Шуй двигался расслабленно, на самом деле его скорость была очень высока. Небо уже темнело, но это никак не влияло на его способности. Плюс луна, конечно же, ярко освещала окрестности.
  
  И вдруг в поле зрения Цин Шуя попал дикий однорогий бык.
  
  Он был метра три в длину, высотой с человека, не ниже. У него было черное, как уголь, тело. Он был мускулистым и жилистым, что делало его импульсивным и особенно свирепым. На голове у него был длинный острый рог больше полуметра в длину. У основания рог был шириной с человеческую руку. Он был слегка закрученным и ярко сверкал в свете луны.
  
  Как только пара ярких глаз замкнулись на Цин Шуе, бык рванул на него.
  
  "Свирепый Зверь 8-го уровня, Однорогий Бык!" улыбнулся Цин Шуй и посмотрел на глупого быка, несущегося прямо ему в руки.
  
  Дикий однорогий бык считался самым свирепым и самым глупым животным из всех. Он был одним из сильных в своем ольховом лесу. Он кидался на любой движущийся объект, который попадал в его поле зрения, и атаковал его своим рогом.
  
  Большинство зверей очень чувствительны к опасности. Однако этот бык был слишком глуп, не сделав исключения и в отношении Цин Шуя. Да и энергия Ци у Цин Шуя была скрыта, ведь он давно перешел в Тайную Сферу.
  
  "Отлично, вот на тебе-то мы и поэкспериментируем".
  
  Когда острый рог был лишь в полуметре от него, Цин Шуй просто протянул руку и схватился за него. Обычного человека бы раздавило такой силой, но для Цин Шуя это было всего ничего.
  
  Дикий однорогий бык смотрел на Цин Шуя красными глазами и свирепо мычал. Цин Шуй другой рукой стукнул его по спине.
  
  Кряк! Раздался звук ломающихся костей. Бык громко взвыл от боли!
  
  Цин Шуй обхватил быка своей духовной энергией и внес его в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Однако какая-то неведомая сила выталкивала быка, как бы Цин Шуй не пытался. Трижды!
  
  "Уфф!" Цин Шуй ударил быка по шее, и тот испустил дух.
  
  И снова Цин Шуй попытался затащить его в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. На этот раз ему это удалось без проблем. Неудивительно, Цин Шуй сделал вывод, что Сфера отторгает все, имеющее жизненную силу.
  
  Но почему же живые рыбы так просто там оказались?
  
  Цин Шуй опустил голову, задумавшись. Он смотрел на землю, увидев вдруг кузнечика на травинке. Быстро схватив его, Цин Шуй подключил духовную энергию и успешно занес его в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  "Может, сфера отторгает существ с определенным уровнем жизненной энергии?" Цин Шуй был почти уверен, что проблема была именно в этом.
  
  Он чувствовал, что Дьявольский Бриллиантовый Вепрь должен был без проблем попасть в Сферу. Вепрь теперь имел тесную связь с Цин Шуем. Живые существа, близкие к нему, наверняка будут приняты сферой.
  
  "Надо просто попробовать. Если получится, будет удобнее. Иначе придется его постоянно держать в деревне. По крайней мере, с ним ничего не должно случиться - сфера же просто отторгала Однорогого Быка".
  
  Цин Шуй обернул Дьявольского Бриллиантового Вепря своей духовной энергией и закрыл глаза. Он толкнул его, двигая его внутрь сферы. Никаких особых усилий, как в случае с быком, прикладывать не пришлось.
  
  Цин Шуй знал, что дело прошло успешно. Когда он открыл глаза, Вепрь исчез, а его чутье говорило ему, что что-то было добавлено в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он немедленно нырнул в Сферу, но когда он увидел зверя там, он расхохотался. Вепрь лежал на земле и дрожал, а сверху над ним кружила Жар-птица, глядя на пришельца и крича, не переставая.
  
  Цин Шуй передал Жар-птице телепатически, что дразнить новенького нельзя. Он также передал вепрю, что трогать ничего внутри сферы нельзя.
  
  В итоге Цин Шуй передал Бриллиантовому Вепрю, что он может есть рыбу и креветок в пруду, и больше ничего. Он вынул два плода Увеличения Проворности, два Плода Увеличения Выносливости и два Плода Увеличения силы. Больше энергетических плодов у него не было.
  
  Увидев сверкающий золотой свет, исходящий от тела вепря, Цин Шуй подумал о Грануле Зверя. Однако и гранул тоже не осталось.
  
  Он вспомнил, что у него еще был рецепт Гранулы Выносливости, который ему дала Цанхай Минъюэ в резиденции Цанхай на Южном Континенте. Он использовал все Гранулы Выносливости и почти забыл про них.
  
  Как можно было об этом забыть? Цин Шуй решил тут же изготовить еще Гранул выносливости. Эти гранулы были легки в производстве, поэтому Цин Шуй сделал сразу много, чтобы и членам его семьи досталось по одной. Гранулы Выносливости увеличивали выносливость на 5% у человека и на 10% - у животных.
  
  Гранулы Зверя были очень сильнодействующими, а их приготовление требовало времени. Цин Шуй решил не тратить время зря и не делать гранулы только для своего бриллиантового питомца.
  
  Он быстро вспомнил рецепт. Нужны были всего пять ингредиентов. Основу составлял Плод Увеличения Выносливости (известный как Бриллиантовый Фрукт на основном континенте). Он у Цин Шуя был. Также у него было еще много тысячелетнего Линчжи, который ему достался в сокровищнице клана Янь. у него было много ядер тысячелетних дьявольских чудовищ. Зуб Дьявольского Снежного Волка он заменил кровью золотой медицинской черепахи, а желчных пузырей демонических медведей у него было предостаточно.
  
  Он транслировал огромный цикл Древней Техники Усиления, которая уже прорвалась на 140-й уровень, существенно улучшив его возможности.
  
  Он был прекрасно знаком с методикой изготовления гранул, можно было сказать, на идеальном уровне. Используя первобытное пламя, древний огонь небес и земли, и золотой котел железного огнива, одного из лучших в мире, он с легкостью приступил к делу.
  
  Помыть. Смешать. Закалить. Расплавить. Сплавить вместе.
  
  Цин Шуй делал все последовательно, положив ингредиенты в котел и подогрев его с помощью первобытного огня. Затем он включил духовное чутье, чтобы тщательно следить за процессом. Потом он положил все травы в золотую печь, зажег хаотичный огонь, включил духовное чутье и увидел, как демоническая печь принимает и сливается воедино с котлом.
  
  ...
  
  Готово.
  
  Цин Шуй открыл котел и увидел двенадцать гранул. По сравнению с прошлым опытом на Южном Континенте, у Цин Шуя получилось создать дополнительные две гранулы в каждом котле. Это означало, что его алхимические навыки улучшились.
  
  Процесс занял около восьми часов. Цин Шуй вынул две гранулы и подозвал Дьявольского Бриллиантового Вепря.
  
  Учуяв приятный аромат Гранулы Выносливости, Вепрь открыл рот и с ожиданием посмотрел на Цин Шуя. Тот забросил гранулу в пасть питомцу. В считанные мгновения Бриллиантовый Вепрь засветился ярким светом. Свечение было сравнимо со светом, который излучала жар-птица.
  
  Цин Шуй удивился. Жар-птица, возможно, происходила от феникса, поэтому в ее крови были следы крови феникса. Но Бриллиантовый вепрь был всего лишь поросенком...
  
  Цин Шуй удивился еще больше. Вепрь засветился снова. Его свечение не угасало, а становилось еще ярче. После того, как яркое золотое свечение угасло, Цин Шуя ждал очередной шок.
  
  Теперь Дьявольский Бриллиантовый Вепрь был своего прежнего размера. Он стал гораздо больше, его нос стал еще длиннее. Он выглядел очень мило, но тело его стало еще сильнее.
  
  И было довольно легко представить, что могло получиться из Дьявольского Бриллиантового Вепря в будущем.
  
  
  
  
  
  Глава 420
  Глава 420. Дао Рисования Талисманов. Девять уровней Небесных Талисманов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Какие значительные перемены! Разве Бриллиантовый Вепрь не должен быть самым слабым из всех дьявольских чудовищ? Почему же в нем столько потенциала для роста? Цин Шуй был в недоумении.
  
  Вепрь не сводил взгляд с Гранулы Выносливости в руках Цин Шуя. Тот улыбнулся и кинул еще одну в пасть животному.
  
  Как и раньше алмазное свечение снова озарило его тело. И на этот раз тело зверя подросло на полметра. Золотая кожа по всему телу набрала металлического блеска и крепости. Глаза засверкали еще больше, в них явно читался ум. Зверь радостно носился вокруг Цин Шуя. Время от времени он вскрикивал, намекая, что ему нужно было еще гранул.
  
  Цин Шуй знал, что дьявольскому чудовищу можно было скормить только две гранулы. Он передал телепатически, что у него больше не было гранул. Бриллиантовый Вепрь смотрел на Цин Шуя и радостно кричал. Цин Шуй не мог отвести восхищенного взгляда от носа чудовища. Носы диких вепрей всегда становились длиннее при домашнем разведении. Однако нос бриллиантового вепря был, очевидно, больше, чем носы диких свиней, не на много, но достаточно, чтобы слегка свисать, добавляя очарования животному, ненароком делая его вид менее свирепым, чем у типичного кабана.
  
  Цин Шуй был счастлив видеть изменения в своем новом питомце.
  
  Во время очистки он еще раз очистил две полные печи Гранул Выносливости, получив дополнительные 24 таблетки. Добавив их к уже сделанным, он в итоге получил тридцать четыре гранулы. Этого хватило бы и всем членам клана Цин, и Цин Шую осталось бы.
  
  Время в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита летело очень быстро. Утренняя зарядка прошла, как обычно. Однако на этот раз Цин Шуй раздал всем Гранулы Выносливости.
  
  После завтрака он еще раз зашел в Сферу, чтобы вынуть Чэнь Лян, который он так долго хранил в сфере, с самого своего пребывания в Южном Городе. Цин Шуй чувствовал, что он не уступал тысячелетнему Чунь Нянь благодаря Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Цин Шуй прекрасно знал, как Линь Чжаньхань любит хорошее вино. Поэтому он снова посетил дедушку, подарив ему две бутылки Нв"эр Хун и Бессмертного Пьянства. Сегодня Цин Шуй намеревался научиться рисовать Талисманы.
  
  "Очень плохо. Я и забыл посмотреть на них заранее", расстроился Цин Шуй. он сначала хотел почитать Книгу Небесного Талисмана, когда был в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Но его отвлекло неожиданное появление Дьявольского Бриллиантового Нефрита.
  
  Как только он прибыл к Линь Чжаньхань, он увидел, как старик боксирует на заднем дворе, применяю технику быстрого улучшения состояния сосудов. Ему больше не нужно было зависеть от Библиотеки Семьи Цин. С тех пор, как семья Цин уехали в город Тысячи Миль, Линь Чжаньхань прекратил ходить в Книжный Павильон. Просто Коллекция Клана Цин безнадежно устарела. С тех пор, как Цин Шуй взялся обучать людей своего клана своим боевым искусствам и техникам, в библиотеке не было смысла.
  
  "Цин Шуй, ты пришел!" Линь Чжаньхань был в приподнятом настроении. Он заметил Цин Шуя и радостно встречал его с улыбкой на лице.
  
  "Да, дедушка Линь, ты себя плохо чувствуешь?" улыбнулся Цин Шуй.
  
  "Нет, я прекрасно себя чувствую. Впервые за последние десять лет. Я уже и забыл, каково это - хорошо себя чувствовать", радостно ответил дедушка. Он просто излучал жизненную энергию.
  
  "Дедушка Линь, я знаю, как ты любишь хорошее вино. Поэтому я тебе принес кое-что. Как будет свободное время, попробуй. Я гарантирую, что тебе понравится", улыбнулся Цин Шуй.
  
  "Нв"эр Хун? Бессмертное Пьянство?" удивился Линь Чжаньхань. Эти два сорта вина, несмотря на странные названия, часто встречались на континенте. Однако их качества улучшались по достижению определенного возраста, становясь одними из самых дорогих вин.
  
  "Неужели им по тысяче лет?" с улыбкой проговорил Линь, забирая две бутылки из рук Цин Шуя. Он прошел в комнату, ведя за собой юношу. "Давай сегодня вместе учиться рисовать талисманы", перешел старик прямиком к делу.
  
  "Хорошо!"
  
  "Давай пойдем в кабинет. Я там уже все, что нужно приготовил", повел Линь Чжаньхань Цин Шуя в кабинет, который был очень близко к павильону с гостиной. Они прошли по неширокой каменной дорожке около пятидесяти метров, никуда не сворачивая, пока не прибыли в нужное место.
  
  Перед ними было двухэтажное здание в деревне клана Цин. Только немногие богатые кланы могли себе позволить строить здания в два этажа. Они открыли деревянную дверь и немедленно поднялись на второй этаж.
  
  Войдя в кабинет, Цин Шуй наморщил нос. В комнате пахло кровью животных. И это явно была кровь зверей не ниже уровня дьявольских чудовищ.
  
  На первом этаже павильона располагалась своеобразная гостиная. Там было немного сумрачно и пусто. Однако поднявшись ан второй этаж, Цин Шуй обнаружил, что все было совсем иначе. Комната была яркой и просторной. Теплый солнечный свет пробивался сквозь окна на восточной стороне, окрашивая все в радостный желтый. Даже настроение поднималось от этого света.
  
  Гигантский письменный стол располагался прямо посередине комнаты. Впервые Цин Шуй видел, чтобы стол располагался таким образом, однако это выглядело вполне уместно. Стол был довольно высоким, вокруг него не было ни скамьи, ни стульев, только одна кушетка стояла неподалеку.
  
  Цин Шуй видел множество окровавленных предметов на столе, который, кстати, был не менее десяти метров в длину. Цин Шуй чувствовал запах кожи животных, пишущих кистей с кровью на них.
  
  Цин Шуй последовал за Линь Чжаньхань и подошел к краю гигантского стола. Цин Шуй быстро пробежался глазами по нему.
  
  "Дедушка Линь, это все мы будем использовать для рисования талисманов?" спросил Цин Шуй. если бы они были в его прошлой жизни, то Цин Шуй явно бы подумал, что перед ним аферист. Однако Цин Шуй не сомневался в нем сейчас ни на секунду.
  
  "Все верно, минимальные требования для рисования талисманов это кровь и кожа животного уровня дьявольских чудовищ. Кисти должны также быть сделаны из щетины ласки, как минимум, тысячи лет".
  
  Цин Шуй почувствовал легкие духовные вибрации от желтоватой писчей кисти. На самом деле, Цин Шуй вспомнил, что духовные вибрации, которые исходили от этой кисти, не шли ни в какое сравнение от тех вибраций, которыми обладала Золотая Кисть для Каллиграфии, хранившейся в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  "Дедушка Линь, вчера у меня не нашлось времени, чтобы почитать книгу Небесного Талисмана, которую ты мне подарил", пришлось признаться Цин Шую.
  
  "Все едино, читал ты или нет. Для начала давай ты просто посмотришь, как я рисую. Прочитаешь книгу потом. Просто внимательно смотри, как я рисую", сказал Линь Чжаньхань с улыбкой. В этот момент в нем явно читалась большая уверенность в себе. "Я сохранил все это, чтобы тренироваться. Я даже не думал, что придется отложить их на целых десять лет. А потом я и не надеялся, что когда-то наступит день, когда я смогу снова рисовать".
  
  Линь Чжаньхань взял кисть. Он грустно вздохнул и сказал:
  
  "Цель рисования талисманов - использовать ЦИ Сяньтянь через уникальный стиль рисования. Используя кожу дьявольских чудовищ, силу их крови, получаем особое состояние. Оно либо увеличит силу человека или понизит силу противника на небольшой период времени".
  
  Линь Чжаньхань окунул кисть в чернильницу с красной кровью.
  
  "Талисманов огромное множество. Есть талисманы атрибутов, которые влияют на силу, скорость, защиту и энергию. Эти талисманы могут укрепить физические атрибуты за короткий период времени. Есть, которые действуют напрямую на противника. Их цель - ослабить силу оппонента, его скорость, защиту и энергию".
  
  Чжаньхань по-прежнему окунал кисть в кровь и легонько "выжимал" ее о стенки чернильницы.
  
  Цин Шуй внимательно слушал. Ему все было понятно. Просто он считал само понятие Небесного Талисмана слишком загадочным. Более того, он не понимал, каким образом Талисман увеличит его способности. Насколько он может сделать его сильнее? Насколько быстрее станет он?
  
  Возможно, из-за того, что у Цин Шуя было особое Древнее Искусство Ковки, его доспехи и оружие имело дополнительные атрибуты. Цин Шуй очень сильно надеялся на новое искусство - Небесный Талисман, поэтому боялся разочарования. Однако если сам Линь Чжаньхань, который когда-то был на пике Боевого Короля, был высокого мнения об этом искусстве, то значит, оно того стоило.
  
  "Хотя есть много талисманов, на самом деле, которые очень пригождаются против талантов противника. Есть Талисманы против ядов и оружия..."
  
  Услышав это, Цин Шуй понял, что, оказывается, Небесные Талисманы могут быть очень сильными и полезными. Значит, кроме усиления пользователя, они хорошо влияют на противника.
  
  "Хорошо, я рассказываю тебе все это, чтобы ты ознакомился с сутью Небесного Талисмана. Сегодня я научу тебе одному методу рисования талисманов", улыбнулся Линь Чжаньхань. Цин Шуй очнулся от глубоких раздумий. Он быстро вернулся к реальности и подошел поближе к старику, заняв место поудобнее.
  
  "Вот основа талисманов, они все есть в книге. Процедура рисования талисманов основывается на Ци Сяньтянь. Ты должен сам решать, какой интенсивности Ци использовать, потому что ты решаешь, какая часть рисунка важнее. И затем ты рисуешь основу в один заход".
  
  Цин Шуй молча слушал все замечания старика.
  
  Кисть в руках Линь Чжаньхань опустилась на белоснежный лист пергамента, сделав витиеватую загогулину.
  
  Движение было несравненно быстрым и проворным; кисточка двигалась, словно рык драконов и скольжение змей, и рисунок стал приобретать очертания тела с каждым росчерком кисти.
  
  Если бы не проворные глаза Цин Шуя, он бы даже не смог четко разглядеть, как рисует Линь Чжаньхань.
  
  Рисунок занял времени в три вздоха. Восхищаясь сложностью Талисмана и количеством времени, которое занимало его рисование, Цин Шуй не сводил глаз с руки Линь Чжаньхань, словно зачарованный. Рука Линь двигалась, словно бабочка, которая взмахивала своими крыльями. Великолепно и великодушно.
  
  Линь Чжаньхань вытер пот со лба, закончив рисунок. Цин Шуй удивился, обнаружив, что всего три мгновения прошло, а Линь Чжаньхань весь вспотел, хоть он и восстановил свою силу Сяньтянь. Более того, он весь выглядел, словно он обессилел.
  
  "Дедушка Линь, ты в порядке?" с тревогой спросил Цин Шуй.
  
  "Я в порядке. В прошлом я рисовал талисманы второго уровня в одну секунду. Я даже не уставал, хоть и рисовал, не останавливаясь, весь день. Я даже и не думал тогда, что это дело отнимает столько сил". Линь Чжаньхань не мог скрыть грусти на своем лице.
  
  "Дедушка Линь, не нужно волноваться. Я помогу тебе восстановить силу до того пика, которым ты обладал раньше", успокоил Цин Шуй Линь Чжаньхань. Цин Шуй все еще был уверен, что сможет создать Большую Восстанавливающую Гранулу.
  
  "Когда стареешь, тебе остается только ворчать. Хорошо, ты теперь понимаешь, что к чему?" спросил Линь Чжаньхань, глядя на Цин Шуя серьезно и немного нервно.
  
  "Я все увидел. Но мне трудно будет рисовать сейчас. Я почувствовал и твою Ци, и душу, и рисунки. Я понимаю, что я смогу только пародировать тебя. Если я смогу бегло набросать талисман, то в нем не будет того очарования или грации", серьезно подумав, ответил Цин Шуй.
  
  Линь Чжаньхань смотрел на Цин Шуя. Он не верил своим глазам: Цин Шуй понял весь процесс с одного взгляда. Стоило ошибиться в одной линии рисунка, как весь талисман мог распасться на части. Весь процесс выглядел невероятным. Более того самой важной частью было то, что Цин Шуй сказал, что легко смог бы просто повторить его рисунок. Для начинающего суметь увидеть хотя бы треть процесса уже могло считаться гениальным, а не то, чтобы повторить его.
  
  Невероятно.
  
  "Цин Шуй, все же попробуй!" сказал старик и передал кисть Цин Шую. Тот кивнул. Он протянул руку и взял кисточку.
  
  Цин Шуй медленно окунул кисточку в алую кровь дьявольского чудовища. В голове он пытался вспомнить весь процесс, который только что ему показал Линь Чжаньхань. Он старался не опустить ни одного момента.
  
  Он медленно увеличил вращение Древней Техники Усиления, намеренно используя ее жизненную энергию. Сила Бешеного Быка и Золотая Ци циркулировали самостоятельно.
  
  Цин Шуй глубоко вздохнул, быстро взмахнув кисточкой над пергаментом. Линь Чжаньхань, стоявший рядом, удивленно наблюдал за тем, как Цин Шуй двигал кисточкой, рисуя голову.
  
  Гениально! Он просто дьявольский гений!
  
  Цин Шуй рисовал примерно пять секунд. Конечно же, сам он не дышал все это время. Он даже не смел расслабиться ни на мгновение. Когда последнее прикосновение кисти с пергаментом закончилось, Цин Шуй почувствовал, как часть Ци Древней Техники Усиления в его теле и другие энергии, прошли сквозь кисть и рисунок талисмана.
  
  Цин Шуй знал, почему Линь Чжаньхань был так утомлен. Он впервые рисовал Талисман, поэтому тоже очень устал. Вздохнув, он повернулся и посмотрел на старика, который молча смотрел на него. Он быстро сказал:
  
  "Дедушка Линь..."
  
  "Ха-ха-ха! Хорошо! Хорошо!" радостно засмеялся Линь Чжаньхань.
  
  От этого смеха Цин Шуй впал в ступор. Однако, неплохо. Значит, старик считал, что у него неплохо получилось.
  
  "Если бы я не знал, то я бы никогда не подумал, что это твой первый рисунок. Это очень хороший рисунок, у тебя врожденный талант. Ты однозначно можешь довести искусство Небесного Талисмана до девятого уровня".
  
  Линь Чжаньхань был очень счастлив.
  
  "Девять уровней? Ты говорил, что ты рисовал только второй уровень? А как эти уровни делятся?" с сомнением спросил Цин Шуй. Он не переставал об этом думать.
  
  "Рисуй талисманы столько, сколько нужно, пока рисуется. Что касается деления на уровни, оно основывается на твои навыках, силе и материалах. Нет какого-то конкретного деления, но есть определенная разница в делении".
  
  Переведя дух, Линь Чжаньхань продолжил:
  
  "Например, давай поговорим о Талисмане, Ограничивающем Движение, второго уровня. Его используют, чтобы ограничить противника, сократив его скорость на двадцать процентов. Но эти двадцать процентов зависят не от скорости противника, а от скорости воина. Если использовать кожу уникальных дьявольских чудовищ или кровь чудовищ уровня боевых святых, то такие талисманы могут увеличивать силу своего воздействия в разы, до десяти раз!"
  
  "Дедушка Линь, ты говоришь, что способность понижать способности противника зависит от собственных способностей, не противника?" в шоке спрашивал Цин Шуй.
  
  "Конечно. Если нет, не смог бы мастер талисманов Сяньтянь срезать половину скорости противника за короткий промежуток времени, используя Талисман Ограничения Скорости пятого уровня, например?" с улыбкой сказал Линь Чжаньхань.
  
  "Но если оба воина на одном уровне, не станет ли бой с мастером талисманов слишком ужасающим? Они же смогут ослабить противника до того уровня, когда он не сможет выдержать удар", в шоке спросил Цин Шуй у старика.
  
  "Ты недооцениваешь сложность Небесного Талисмана. Все о чем я говорил раньше, все так и есть. Но есть один момент, большинство Мастеров Талисмана обладают ужасающей духовной энергией. Однако они всегда слабее обычных воинов в остальных аспектах. Более того, я дошел только до Талисманов пятого уровня, находясь на пике Боевого Короля, а сейчас мне так тяжело восстанавливаться. И это всего лишь Талисман Ограничения Движения, который дошел у меня до пятого уровня", горько сказал Линь Чжаньхань.
  
  
  
  Примечание переводчика:
  
  Китайские талисманы это обычно слова, написанные на листках желтой бумаги, созданные для охраны или других целей.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 421
  Глава 421. Связывающий Талисман. Возвращение в Небесный Дворец. Ши Цинчжуан.
  
  
  
  
  
  
  
  Когда Цин Шуй услышал слова Линь Чжаньхань, он понял, что физическое состояние Мастеров Талисманов было слабым. Однако их духовная энергия была гигантской. Они обладали невероятно огромной скоростью, что даже могли использовать Небесный Талисман на летающих монстрах своих противниках. Цин Шуй так и не понял до конца, каким именно методом обладал Небесный Талисман.
  
  Если бы у него было достаточно скорости, то он мог использовать Связывающий Талисман, чтобы снизить скорость противников. Он мог использовать ядовитый талисман, чтобы отравить их, и талисман для снижения защиты.
  
  Кроме того, существовали талисманы для атаки. Например, пять серий Талисманов нападения: "Золотая Стрела", "Связывающая Лоза", "Ледяной Конус", "Алое Пламя" и "Давление Горы".
  
  Пять талисманов, которые упомянул Линь Чжаньхань, рассказывая о Талисманах-Оружиях, пробудили живой интерес в Цин Шуе. Ему все больше нравилось это искусство Небесного Талисмана.
  
  Видя выражение лица Цин Шуя, Линь Чжаньхань улыбался. Он сказал:
  
  "В мире ничего не дается просто так. И это касается каждого. Все зависит от того, какой тяжести груз ты способен выдержать, а не сколько денег у тебя есть. Когда ты свободен и богат, у тебя больше беспокойства, больше рисков для жизни".
  
  Цин Шуй знал обо всем этом. Но он не до конца понимал, к чему ведет старик. Поэтому он смотрел на Линь Чжаньхань с подозрением.
  
  "Цин Шуй, Небесный талисман может быть крайне грозным орудием, но самое сложное это конечно же культивация. Если нет таланта, то при всем усердии успешно нарисовать талисман не получится", улыбнулся Линь Чжаньхань и закончил свое объяснение.
  
  "Дедушка Линь, а то, что я нарисовал, успешно?" Цин Шуй начал понимать, что не все так просто, как он поначалу думал. Но он точно знал, что когда он взял кисть в руки, некая Божественная сила текла из его тела в Небесный талисман.
  
  "Ты только один раз увидел это, а уже столько запомнил. Ты самый талантливый парень, которого я встречал в искусстве рисования Талисманов", радостно сказал Линь Чжаньхань.
  
  Цин Шуй знал, что его Связывающий Талисман не удался. Может быть, он был довольно близок к успеху, но была вероятность, что каждый новичок сталкивался с такими препятствиями.
  
  Когда Цин Шуй посмотрел снова на стол, он увидел, как Связывающий Талисман, который нарисовал старик, начал медленно вращаться на свету. Он явно чувствовал духовные вибрации на поверхности.
  
  "Дедушка Линь, как использовать Небесный талисман?"
  
  Линь Чжаньхань улыбнулся и взял Связывающий Талисман со стола. Он сказал:
  
  "Очень легко и удобно. Когда ты им пользуешься, включай Ци Сяньтянь. Если ты используешь его для себя, ударь его об себя, если для противника - брось талисман в него. Как только он покинет тебя, он разобьется на части. Сила талисмана в нем самом, коснувшись твоего оппонента, он немедленно начнет действовать. Талисман первого уровня можно использовать только на расстоянии десяти метров. Второй уровень позволяет работать на расстоянии в двадцать метров. Третий - тридцать, четвертый - сорок. И так далее. Все зависит от твоих способностей. Чем дальше ты кидаешь его, тем дальше будет атака".
  
  "Почему у первых четырех есть ограничения по расстоянию?" спросил Цин Шуй.
  
  "Давай вот так. Как только Ци Сяньтянь запускает Талисман ниже четвертого уровня, то он разбивается вне зависимости от того, коснулся он цели или нет. Например, в моей руке связывающий талисман второго уровня. Ты стоишь на расстоянии пятнадцати метров, а этот талисман автоматически разобьется в пяти метрах от тебя", объяснил Линь Чжаньхань и бросил талисман в Цин Шуя.
  
  Па!
  
  Цин Шуй увидел, что талисман превратился в кусочки яркого света, пролетающие сквозь его тело. И в тот же момент Цин Шуй почувствовал, как его ноги буквально связало, как веревками. Он ощутил тяжелое бремя, примерно, в двадцать процентов скорости обычного воина Сяньтянь. Однако энергия природы в его теле немедленно отторгла энергию, ворвавшуюся в него с талисманом. Цин Шуй на себе смог испытать мистическое воздействие Небесного Талисмана.
  
  "Цин Шуй, тебе нужно запомнить самое главное в рисовании талисманов. Я вижу, ты уже ухватил суть этого искусство. Тебе только нужны время и практика. Что же касается самих рисунков, я тебя больше учить не буду. Когда дело доходит до рисования, у каждого свои рисунки. У ста разных людей сто разных методов. Поэтому первым шагом для тебя будет найти свой собственный метод рисования", сказал Линь Чжаньхань.
  
  "Хорошо. Дедушка Линь, а какие условия для пергамента и крови дьявольских чудовищ?" спросил Цин Шуй.
  
  "В общем, нужно, чтобы уровень был именно дьявольских чудовищ, все подойдет. Но чем выше уровень, само собой, тем больше эффекта. Если пять видов монстров совпадают с пятью сериями Небесных Талисманов, то и вовсе сила талисмана будет невероятной. Например, силу Талисмана Алого Пламени увеличит пергамент, сделанный из кожи Монстра Яростного Пламени. Конечно же, есть еще атрибуты. Например, ветер соответствует скорости и так далее..."
  
  "Дедушка Линь, то есть кровь и кожа дьявольских чудовищ только нужны для рисования талисманов?" Цин Шуй никогда не думал, что эти вещи имели такую ценность. Он считал, что самым ценным было ядро, кости и внутренности дьявольских чудовищ. Кожа и кровь считались самыми дешевыми товарами. Конечно, были и особые виды кожи, из которых делались легендарные предметы, например, Межпространственная сумка.
  
  "Конечно, нет. Кожа и кровь - это самое необходимое. Но можно использовать и кости, и желчный пузырь, другие внутренности. Просто для этого нужно довести навыки очистки до определенной сферы. Конечно же, и ядро монстров можно использовать, их сила наиболее грозна".
  
  "Навыки очистки?" с сомнением переспросил Цин Шуй.
  
  "Кожа и кровь нельзя использовать сразу после получения. Их нужно очищать. В той древней книге, которую я тебе дал, есть четкое объяснение", ответил Линь Чжаньхань. Он взял в руки кусок пергамента и отдал его Цин Шую. Тот смотрел на теплую на ощупь тонкую и длинную бумагу размером с две ладони. После очистки следы вен на кожи стали еще более видны. Бумага была плотной и крепкой.
  
  Он медленно подключил Древнюю Технику Усиления и Ци Древней техники усиления, которая смешалась с другой силой, чтобы согреть пергамент в руке. Внутри нее начались изменения.
  
  "Да, прожилки стали более четкими. Две линии вен приблизились друг к другу, но пока еще не соединились", думал Цин Шуй, которому довольно легко давался контроль за предметами, благодаря тому, что он уже был в сфере "Жу Вэй".
  
  Тем не менее, даже если бы это было так, Цин Шуй чувствовал, что между венками на пергаменте появилась линия, благодаря его воздействию. После этого Цин Шуй почувствовал легкое изменение, происходящие в куске кожи. Цин Шуй знал, что этот пергамент больше не может использоваться для рисования талисманов.
  
  "Дедушка Линь, чуть не забыл. Сколько длится эффект Небесного Талисмана?"
  
  "Первый уровень действует четверть часа, второй - полчаса. И так далее до четвертого уровня. Талисман пятого уровня действует полдня. Шестой уровень - весь день. Седьмой уровень - полтора дня. Восьмой - два дня. А последний уровень никто не знает, сколько он длится".
  
  Из всего услышанного, Цин Шуй сделал вывод, что Небесные Талисманы еще предстояло изучать. Потому что никто еще не доходил до таких высот. Тем не менее, у него уже сложилось довольно четкое понимание техники рисования талисманов. К тому же, древняя книга была ему в помощь. Уж там-то точно будет детальное описание.
  
  "Цин Шуй, если ты что-то планируешь, можешь отправляться в путь в любой момент, только не забудь попрощаться со стариком перед отъездом", с легкой улыбкой сказал Линь Чжаньхань.
  
  "Дедушка, ну, раз ты мне больше ничего не рассказываешь, я больше ничего не прошу. Обещаю, что через двадцать лет максимум я смогу тебе помочь", ответил Цин Шуй, хорошенько подумав.
  
  Линь Чжаньхань улыбнулся и махнул Цин Шую. Он подумал про себя, глядя, как фигура Цин Шуя исчезает вдалеке:
  
  "Может, это и не займет двадцати лет".
  
  
  
  Цин Шуй пришел в комнату к матери. Там сидели Цинцин и Цин Бэй.
  
  "Брать Шуй!"
  
  "Вы все здесь, ребята. О чем болтаете? Вид у вас довольный", с улыбкой сказал Цин Шуй. Цин И не ответила на его вопрос. Она посмотрела на него и спросила:
  
  "А ты собрался уезжать опять?"
  
  Она догадалась по его лицу. Цин Шуй кивнул. Цинцин ничего не сказала, она лишь посмотрела на Цин Шуя. Она очень не хотела с ним расставаться.
  
  "Когда планируешь?" с улыбкой спросила мать.
  
  "Три-пять дней, не больше", ответил Цин Шуй, подумав.
  
  "Брат Шуй, за последние несколько лет ты туда-сюда мотаешься и все время один. Когда ты вернулся из Города Янь, я думала, что ты больше не уедешь", понуро сказала Цин Бэй.
  
  "Малышка Бэй, я передал тебе боевые искусства, я дал тебе лекарственные гранулы. Чтобы к моему следующему приезду все стали Воинами Сяньтянь", засмеялся Цин Шуй.
  
  "А как мы без тебя так быстро поднимемся на уровень Сяньтянь? Брат Шуй, тебе нужно вернуться как можно скорее", грустно сказала Цин Бэй. Выражение лица у нее было крайне огорченным.
  
  Три дня пролетели очень быстро. Цин Шуй попрощался со всеми в Клане Цин и улетел на своей жар-птице. Люди семьи остались с морем мыслей в голове. Никто из них не мог сравнить свою жизнь с его жизнью, с его опытом и его путешествиями. Хоть опыт его и был несладким, он делал все, что должен был делать мужчина, к чему должен был стремиться.
  
  Цин Шуй сидел на спине жар-птицы и летел в сторону Города Тысячи Миль. Он попрощался там с Юй Хэ, после чего отправился в Клан Ши.
  
  Мягко посадив птицу на заднем дворе, Цин Шуй не стал беспокоить старейшин в Клане Ши, а отправился прямиком к Ши Цинчжуан, чтобы попрощаться с ней.
  
  Он уже чувствовал постоянные энергетические волны, исходившие с заднего двора. Он понял, что Ши Цинчжуан занимается культивацией. Повернув за угол, он увидел вдалеке элегантную фигуру в ярко-красных одеждах.
  
  Цин Шуй никогда не спрашивал ее, почему она всегда одевалась в красный. Все ее блузы были ярко-красного цвета и снаружи, и изнутри. Цин Шую повезло увидеть изнанку ее одежд даже дважды!
  
  Когда Цин Шуй прошел вперед, Ши Цинчжуан подняла голову. Она увидела его и обомлела. Она быстро отвела от него взгляд, не желая показывать то выражение полуулыбки на своем лице. Или это не было улыбкой?
  
  Цин Шуй подошел к ней поближе и схватил ее за руки. Одной рукой он вынул из ее руки меч и воткнул его в землю. Потянув девушку за собой, Цин Шуй повел ее к диванчику, стоявшему неподалеку.
  
  Ши Цинчжуан закатила глаза, с нежеланием шагая за ним. Она излучала очарование, которое показалось ему крайне соблазнительным.
  
  "Ты становишься все более и более женственной", сказал Цин Шуй и пощекотал ее по кончику слегка вздернутого носа.
  
  "Маленький пошлый хулиган", шлепнула Ши по его руке.
  
  "Я не маленький, во мне нет ничего маленького", серьезного смотрел Цин Шуй на девушку, сказал и рассмеялся.
  
  "Ты должен умереть", толкнула его Ши Цинчжуан, ударив в грудную клетку.
  
  "Ой-ой!" Цин Шуй схватил и поцеловал ее прямо в нежные красные губы. Его язык с силой ворвался в ее рот. Ему хотелось ее вовсе целиком проглотить.
  
  "Цинчжуан, я уезжаю. Прямо сейчас", сказал Цин Шуй, выпустив девушку из своих объятий через какое-то время. Лицо Ши Цинчжуан было красным, как помидор. Она медленно обвила Цин Шуя за шею своими нежными мягкими руками.
  
  "Обними меня, Цин Шуй, обними..."
  
  ......
  
  Полыхающая огнем птица быстро летела по небу, словно яркий метеор. Цин Шуй спешил в город Цанлан. Пора было возвращаться в Небесный Дворец.
  
  Дорога из Города Тысячи Миль до Страны Цанлан занимала всего один день. Цин Шуй был очень доволен скоростью своей жар-птицы. С такой скоростью его мечта полететь во все уголки мира девяти континентов могла очень скоро исполниться. Ему не хватало только силы.
  
  Жар-птица была на уровень Боевого Короля, однако, при встрече с дьявольским чудовищем уровня Боевого Святого, у нее не было ни единого шанса на выживание. Даже Колокольчик, Сотрясающий Души, до сих пор не улучшил свой уровень, что сильно расстраивало Цин Шуя. Против дьявольских чудовищ высоких уровней Боевого Короля четвертого уровня Колокольчика было не достаточно. Если бы повысить его хотя бы до пятого уровня, тогда шансы его были бы выше.
  
  Им нужно было лететь вдоль дороги в течение целого дня. Цин Шуй лежал на спине жар-птицы, не зная, чем занять себя. Он решил воспользоваться временем и почитать древнюю книгу о Небесном Талисмане.
  
  Золотые страницы книги сверкали под солнечным светом. Обложка книги была сделана не из Экстракта Золота, но ее ценность, тем не менее, не уступала ему. Обложка была тонкой, но очень твердой. Цин Шуй внимательно осмотрел книгу, обнаружив всего десять страниц.
  
  Каждый раз, глядя на название "Небесный Талисман" на обложке книги, он чувствовал величественную энергию. Слова занимали место в два пальца, однако, от них исходило приятное тепло.
  
  Перевернув первую страницу, Цин Шуй обнаружил абзац с объяснением, что же такое Небесный Талисман. По сути, это было все тоже самое, что ему говорил Линь Чжаньхань, поэтому эту информацию Цин Шуй пропустил.
  
  На второй странице был рисунок талисмана.
  
  Талисман Божественной Силы!
  
  Ничего особенного в названии не было, нельзя было понять, какими атрибутами он обладал, но звучало это название довольно пугающе.
  
  Цин Шуй еще раз внимательно рассмотрел небесный талисман, вырезанный в древней книге. Он выглядел так реалистично, явно обладая какой-то таинственной магической силой.
  
  
  
  
  
  Глава 422
  Глава 422. Темно-золотой трехголовый питон. Ужасающий Топот Мощного Слона.
  
  Диаграмма Талисмана Божественной Силы изображала агрессивное дьявольское чудовище, похожее на огромную яростную обезьяну. Она была немного наклонена вперед, толстые руки приподняты по бокам, от нее исходила сила великой природы и ярости.
  
  Ниже шло объяснение, как рисовать этот талисман, основные пункты, даже была разбивка на множество зарисовок, объяснявших рисунок пошагово. Также были перечислены самые важные точки и каким способом использовать Ци Сяньтянь.
  
  Линь Чжаньхань упоминал это раньше, да и Цин Шуй сам видел, как тот рисовал талисман. Поэтому ему показался этот шаг довольно легким. По крайней мере, он четко его видел и знал, как рисовать, но теперь, когда он был один, ему показалось, что он никогда не сможет нарисовать успешный рисунок.
  
  Цин Шуй даже не попытался, просто смотрел, пытаясь запомнить. Даже если он и захотел попробовать, у него не было материалов для рисования. У него было много кожи дьявольских чудовищ из Сокровищницы Клана Янь, но крови для чернил у него не было.
  
  Много раз думал Цин Шуй про ту самую ручку, которая ему, возможно, была позабыта самим Маэстро Искусств. Ручка была доверху наполнена духом и интеллектом. Цин Шуй подавлял желание использовать ее для рисования Талисманов. Он подсознательно чувствовал, что она просто не подходила ему пока, и ему стоило подождать. Поэтому он раздобыл у Линь Чжаньхань ручку, сделанную из хвоста обычного тысячелетнего животного.
  
  Цин Шуй смотрел на древние записи небесных талисманов, стараясь запомнить каждую деталь. На первый талисман у него ушло целых четыре часа.
  
  Следующим был Талисман Божественного Щита!
  
  У него не было слов, чтобы описать свое удивление от названий талисманов. Диаграмма этого талисмана была Цин Шую незнакома. Это было похоже на панцирь черепахи. Изящный узор на панцире черепахи был прописан в мельчайших деталях. Талисман божественного щита был небесным талисманом, повышавшим защиту воина. Конечно же, можно было использовать его и против оппонента.
  
  ...
  
  Время шло очень быстро, а Цин Шуй приближался к Стране Цан Лан с огромной скоростью. Жар-птица время от времени издавала громкий крик, чтобы распугивать других дьявольских чудовищ на своем пути.
  
  Когда стемнело, они пролетали над горой. Цин Шуй решил остаться на ночь и продолжить путь на следующее утро. В конце концов, до Страны Цан Лан оставалось не так много.
  
  Цин Шуй приметил широкую площадку и установил на ней палатку. Пришлось выпустить Бриллиантового Вепря, которому явно надоело сидеть в одиночестве в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Как только кабан вышел наружу, он начал носиться и прыгать повсюду. Цин Шуй не боялся, что животное убежит или попадет в неприятности. Немного было людей в Стране Цан Лан, способных запросто убить Бриллиантового Дьявольского Вепря.
  
  Цин Шуй уже проезжал в этих местах, он знал, что эта гора называлась Горой Нефритового Дракона. Считалось, что в этих местах давным-давно обитала Нефритовая Змея. Нефритовая Змея была дьявольским чудовищем уровня как минимум Боевого Святого в мире девяти континентов; ходили слухи, что Нефритовая Змея в этих краях обладала двумя рогами, четырьмя когтями, постепенно превращаясь в Белого Нефритового Дракона. Место поэтому так и называлось.
  
  На Горе Нефритового Дракона обитали змеи резных размеров. Однако вторая Нефритовая Змея никогда там не появлялась. Цин Шуй, тем не менее, не переставал думать об этом.
  
  Вдруг он заметил, что Бриллиантового Вепря уже давно не видно!
  
  Жар-птица нашла для себя безопасное местечко и улеглась отдохнуть. Полеты на большой скорости вымотали ее. Цин Шуй решил, что времени еще предостаточно, и решил осмотреть окрестности, прежде чем войти в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  Он не ушел далеко, когда услышал громкий крик дикого животного. Сердце Цин Шуя рухнуло, и он встревожено поспешил в ту сторону, откуда исходил крик. Потому что крик явно принадлежал Бриллиантовому Дьявольскому Вепрю.
  
  И крик этот был преисполнен крайнего ужаса!
  
  Каким уровнем культивации нужно было обладать, чтобы заставить Бриллиантового Вепря кричать в таком ужасе? Вепрь и сам был существом, которое не уступало дьявольским чудовищам.
  
  В считанные секунды Цин Шуй уже был на месте. Даже Жар-птица кружила над ним, не переставая кричать.
  
  Когда Цин Шуй увидел Вепря, тот вовсю спасался бегством, увидев хозяина, он рванул к нему, что было силы. Цин Шуй заметил и то, что гналось за кабаном. Это был питон толщиной в две бочки для воды! Тело питона было темно-золотым, а в длину этот монстр был не меньше сотни метров.
  
  Питон уже распахнул свою пасть, в которую бы могли попасть одновременно несколько человек. Его уродливая голова и ошеломляющая вонь заставили Цин Шуя нахмуриться.
  
  Он нахмурился, потому что увидел, что рядом с огромной уродливой головой были еще две маленькие змеиные головы, размером с человеческую. Выглядело это все крайне странно.
  
  "Откуда здесь это дьявольское чудовище уровня Боевого Короля?" недоумевал Цин Шуй. Поначалу он определил, что питон был сравним по силе с воином 8-го уровня Боевого Короля, но среди чудовищ это бы был средний уровень. И не удивительно, что его кабан так перепугался. Слава богам, он был достаточно умен, чтобы избежать нападения. Иначе его бы уже давно сожрал этот монстр.
  
  Цин Шуй вспомнил, что он встречал рисунок такой змеи в Архивах Дьявольских Чудовищ. Питон был известен, как "Темно-золотой Трехголовый Питон".
  
  Гора Нефритового Дракона была окружена дикими зарослями на расстояние пятисот метров. Ни городов, ни деревень вокруг не было. В стране Цан Лан этот парнишка с тремя головами был не просто господином горы, но и самым сильным на всей территории.
  
  Цин Шуй не сводил глаз с гигантского питона, чувствуя нарастающее беспокойство. Это все-таки уровень Боевого Короля!
  
  Нинь!
  
  Раздался высокий крик Жар-птицы!
  
  Трехголовый Питон осторожно посмотрел на огненную птицу и махнул хвостом, словно огромным хлыстом, направляя удар прямо на Жар-птицу со скоростью молнии.
  
  "Какая скорость!" подумал Цин Шуй с восхищением. Слишком силен был этот монстр.
  
  В прошлом жар-птице, возможно, не удалось бы увернуться, но не сейчас. В конце концов, скорость была коньком его огненного монстра.
  
  Вжух вжух!
  
  Два камня полетели из рук Цин Шуя прямо в глаза Трехголового Питона.
  
  Дзынь! Дзынь!
  
  Питон спокойно закрыл глаза, и два камня тут же превратились в пыль, рассыпавшуюся в воздухе.
  
  Псссссссс!
  
  Яростная атака Питона! Хвост снова превратился в гигантский хлыст, теперь уже в сторону Цин Шуя!
  
  Вжик! Вжик!
  
  Прозвучал звук хвоста питона, прорезающего воздух.
  
  Удар!
  
  Он разрушал камни в пыль, оставив десятиметровый кратер на земле на том месте, где стоял Цин Шуй.
  
  Увидев, что он не задел Цин Шуя, огромный питон снова направил свой хвост, словно армия в тысячу солдат, в атаку!
  
  Камни летели отовсюду, на расстоянии в сто метров все место выглядело словно в пыльной буре!
  
  Цин Шуй собрал всю свою силу!
  
  Его кулаки уже летели в сторону Трехголового Питона, который и сам летел к нему!
  
  Пу! Пу!
  
  Его руки пробили кожу змеи, плоть монстра обволокла его плечи! Жаль, что тело змеи было слишком велико. Его руки были полностью погружены в змею, только для грандиозного Темно-золотого Трехголового Питона это было все равно, что воткнуть две иголки в тело человека.
  
  Псссссссссссс!
  
  Громко зашипел питон от боли.
  
  "Бесполезно!" подумал Цин Шуй. Но как только он собрался вынуть руки, Цин Шуй понял, что его уже быстро закручивало в крепких объятиях змеи. И эти объятия только сжимались все больше и больше, даже приподняв его в воздухе.
  
  Никакого толку от силы Цин Шуя не было!
  
  Нинь!
  
  Неожиданно жар-птица выплюнула фиолетовое пламя прямо на Питона. Жаль, что из-за долгого полета его Ядерная Ци была истощена, поэтому пламя выглядело довольно слабым. Когда пламя должно было уже зажарить голову Питона, его две маленькие головы выплюнули облако плотного белого тумана.
  
  Хссссссссссссссс!
  
  И пламя Жар-птицы было потушено.
  
  Цин Шуй был готов сдаться. В нем было так много силы, но он был словно в трясине, не имея никакой возможности воспользоваться ею. Он никогда и подумать не мог, что такое могло с ним произойти.
  
  Пффффффф!
  
  Бриллиантовый Вепрь решил помочь своему другу и открыл, было, рот, чтобы откусить от змеи кусок побольше.
  
  Хссссссссссс!
  
  Удар хвостом!
  
  И поросеночек полетел далеко-далеко, вместе с фонтаном камней и каменной пыли.
  
  Может быть, Бриллиантовый Вепрь окончательно разозлил Темно-золотого Трехголового Питона, но монстр свернулся в кольцо и резко выпрямился, качнув свое огромное тело прямо к вепрю.
  
  И Цин Шуй обнаружил, что его ноги стоят на питоне, а руки свободны. Появился шанс!
  
  Он собрал всю силу в теле!
  
  Сила бешеного быка!
  
  Удар Небесного Грома!
  
  Энергия природы!
  
  Бриллиантовая Ци!
  
  Глубоко вздохнув, Цин Шуй медленно поднял правую ногу и резко топнул ею!
  
  Топот Мощного Слона!
  
  Бум!
  
  Хссссссссссссс...
  
  Сила в 19 миллионов цзинь прошла сквозь тело питона, как удар тока, словно гора опустилась на землю.
  
  Кровь и плоть полетели во все стороны!
  
  Около дести метров от места, куда попала его нога, было сердце питона и его внутренности...
  
  Удар, приземлившийся прямо на тело питона, оказался смертельным!
  
  Темно-зеленый трехголовый питон повалился на землю, не двигаясь. Его кровь окрасила камни под ногами Цин Шуя в алый цвет.
  
  "Хм, не эту ли кровь можно использовать для рисования Талисманов?" Цин Шуй быстро нашел несколько бочонков в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, которые он использовал для вина, и наполнил двадцать штук.
  
  "Этого должно хватить!"
  
  Потом он содрал кожу со змеи. Сердце и внутренности, включая Ядро, к сожалению, были уничтожены в ходе фатального удара Цин Шуя.
  
  Прибравшись и умывшись, Цин Шуй увел Жар-птицу и Вепря к палатке и отправил их в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. И сам зашел за ними. Таким образом, ему не придется бояться за своих питомцев.
  
  Жар-птица взлетела отдохнуть на огромное Китайское Зонтичное Дерево. Месяц в сфере равнялся шести часам снаружи. Поэтому Цин Шуй спокойно позволил жар-птице лететь на максимальной скорости целый день. В конце концов, у него всегда было место и время, чтобы отдыхать и восстанавливаться.
  
  Культивация, ковка, алхимия...
  
  Он не мог себе позволить упускать ни одну деталь. Теперь у Цин Шуя была еще одна сфера для приложения талантов.
  
  Рисование Талисманов.
  
  Цин Шуй порезал кожу змеи на кусочки. Он транслировал Энергию Природы, взяв в руки кинжал, который он выковал из Эссенции Закаленного Металла, легко разрезая кожу на ровные кусочки.
  
  Цин Шуй взял один кусок кожи Питона и закалил ее. Он прочитал в книге о Небесных Талисманах об особенном методе закалки предметов.
  
  Несмотря на внешнюю простоту, искусство рисования талисманов отнимало слишком много Ци Сяньтянь.
  
  Цин Шуй уже был в состоянии Тонкого Чутья, а его Духовное Чутье было еще более живым. Он полностью сфокусировал ум и тело, чтобы контролировать мельчайшие изменения в узоре на коже питона.
  
  "Неужели она так просто портится?"
  
  снова!
  
  И снова!
  
  ...
  
  Цин Шуй сбился со счету, так много неудач он претерпел. Он был полностью сосредоточенным на своем деле, собрав волю в кулак и продолжая закалять. Множественные неудачи это всегда лестница, ведущая на вершину успеха.
  
  
  
  Глава 423
  Глава 423. Секта Облака Тумана в Стране Цзянь Е. Чувствуя тепло женщины в своих руках.
  
  Шло время. Фигура талисмана, нарисованного на кусочках кожи питона, собиралась горой под ногами Цин Шуя. Множество попыток не приводили к успеху, ему так и не удавалось нарисовать правильный талисман.
  
  Цин Шуй никогда не думал, как трудно окажется рисовать талисманы. Это было крайне трудной задачей. Даже подготовить кожу для пергамента было очень тяжело. У него было острое духовное чутье, он давно достиг в нем сферы "вездесущего", тем не менее у него не получалось подготовить кожу для Талисмана так быстро, как ему хотелось.
  
  Первые шаги все самые трудные. После нескольких попыток и ошибок Цин Шую удалось установить место, где он совершал ошибку в рисовании. Хоть успеха он и не добился, у него появился опыт, он научился нескольким методикам. И благодаря множеству попыток он чувствовал, что у него должно было очень скоро получиться.
  
  ......
  
  На следующий день Цин Шуй встал лицом к востоку, где вставало солнце, и приступил к культивации Кулаков Тайчи. Это уже стало ежедневной рутиной. Кулаки Тайчи были первой техникой, которую он приобрел, когда вошел в сферу "Единого с Небесами", и от изучения этой техники он пока приобретал только пользу.
  
  Бриллиантовый вепрь снова радостно носился вокруг него. Его не напугал трехголовый питон, он спокойно прогуливался по окрестностям. Жар-птица парила в небе недалеко от Цин Шуя. Она тоже радостно и звонко покрикивала.
  
  Грохот!
  
  Грохот раздался в воздухе, разрушая и разбивая камни на горе. Трещины появились от вибраций, образуя траншею под ногами Цин Шуя, метров в десять длиной. Камни летели отовсюду, Летающие Звери разлетались в панике в стороны.
  
  Грохот!
  
  Грохот!
  
  ......
  
  Цин Шуй несколько раз использовал Топот Мощного Слона на горе, пока все вокруг не превратилось в руины. У него был импульс использовать Топот Слона, раз уж он оказался в пустынном месте в горах. Это место было самым подходящим для тренировок деструктивных техник. Цин Шуй был просто влюблен в разрушительную силу Топота Мощного Слона. Он наслаждался этими ощущениями не меньше, чем занятиями любовью с женщиной.
  
  Позже тем же днем Цин Шуй, наконец, прибыл в Страну Цан Лан.
  
  Был почти полдень. Цин Шуй прямиком отправился в Земной Рай. Ему показалось, что Страна Цанлан постепенно приходит в упадок и теряет силу.
  
  Крупные страны предпринимали определенные меры безопасности для воздушного сообщения. Летающие чудовища были запрещены на высоте ниже двух тысяч метров в границах страны. Пролетавшие мимо должны были лететь на высоте выше двух тысячи. И приземляться на общественных площадях было запрещено. Но в стране Цанлан таких ограничений не было. Видимо, на это были причины. Цин Шуй спокойно пролетел над землей прямиков в Земной Рай без проблем.
  
  Наиболее удобным объяснением Цин Шуй посчитал проблему с силой. Во-первых, сила страны угасала, во-вторых, кланы и секты, представлявшие страну, также теряли силу. Не было даже мастеров боевых искусств уровня Боевого Короля, которые бы представляли Страну Цанлан.
  
  Цин Шуй нашел просторное место для приземления и быстро вбежал в Земной Рай!
  
  Толпа народа не уменьшалась. Цветущий вид был похож на оживленные улицы Города Тысячи Миль. Мир был велик, везде встречалось множество народу. Небесный Рай показался очень оживленным, даже перенаселенным. Сюда, между прочим, разрешалось приезжать только людям со статусом и способностями.
  
  Если гость соответствовал уровню требований, он мог остановиться в Небесном Дворце, где был один их самых лучших ресторанов, собиравших множество восторженных отзывов во всей стране Цанлан.
  
  "Господин, заходите, пожалуйста!" У входной двери стояло два незнакомца. Две молодые девушки, мило улыбаясь, приглашали его войти. Цин Шуй сразу же почувствовал энергию юности и приязни.
  
  Цин Шуй кивнул и вошел внутрь ресторана, пройдя напрямую на второй этаж. Вдруг с третьего этажа спустилась толпа в дюжину человек. Они в панике бежали по лестнице, спотыкаясь и чуть не падая.
  
  "Драка! Будет драка!"
  
  "Там на женщину нападают! Она такая красивая!"
  
  ......
  
  Люди кричали и бежали по лестнице.
  
  "Мисс, неужели так трудно выпить со мной бокальчик или два?" услышал Цин Шуй мужской голос своим острым слухом. Он поспешил к месту событий.
  
  "С чего мне пить с тобой? Уйди с дороги!"
  
  Голос был знаком, слишком хорошо знаком. Цин Шуй тут же прибавил скорость. На третьем этаже было несколько человек, принимавших пищу за столами. И только за одним столиком были безобразия.
  
  За этим столом сидело около десяти мужчин, большинство из них молодые парни моложе 30 лет. Среди них было двое мужчин среднего возраста.
  
  Хоюнь Лю-Ли попала в ловушку посередине, глядя на мужчину тридцати лет, который выглядел довольно зрело и мужественно. Он был высоким, хорошо сложенным, сильным. Его руки были крепкими и немного длиннее обычного. Глаза у него были глубоко посажены, однако взгляд в них был варварский. Он явно был из тех, кто не особо слушал других. В нем было что-то харизматичное, что привлекало женщин.
  
  "Почему? Потому что у меня есть вся власть страны Цанлан, поэтому я могу заполучить, кого захочу. Ты попалась мне на глаза, считай это за честь для тебя. Очень много женщин хотят быть со мной, но они не в моем вкусе", хищнически смотрел мужчина на Хоюнь Лю-Ли.
  
  "Ты - жаба. Меня тошнит от одного твоего вида. Я повторю еще раз - убирайся с глаз долой!" Хоюнь Лю-Ли явно была не заинтересована в мужчине, который был так не похож на Цин Шуя. Он был высокомерным, наглым, самовлюбленным, классический пример повесы и бездельника. Хоюнь Лю-Ли смотрела на него с крайним презрением.
  
  "Я знаю, что ты бешеная. Если ты будешь бешеной в постели, будет здорово", громко засмеялся молодой человек, обнажив ряд белых зубов. Он был дикарем, настоящим дикарем. Может быть, каким-то женщинам и нравились такие хищники.
  
  Но в этот момент ему нужно было бы прикрыть рот, потому что камень размером с яйцо прилетел ему прямо по его белым зубам!
  
  Бум!
  
  Звук был невыносимым. Камень тут же окрасился кровью. Мужчина повалился, из его рта текла кровь. Раздался сдавленный крик. Дикий наглый взгляд его глаз сменился на жалость. Он пытался вынуть камень изо рта. Когда это ему, наконец, удалось, почти все его зубы шатались, нескольких явно не хватало...
  
  Ему стало плохо, потому что он понял, что ему пришлось проглотить собственные зубы!
  
  "Подумать только, два воина элементарного уровня Боевого Короля ведут себя так нахально! Как безрассудно с вашей стороны!" голос Цин Шуя вернул молодого человека к реальности.
  
  "Откуда появился этот мерзавец?"
  
  Молодой Мастер Юнь? Ты в порядке?"
  
  "Наглый мерзавец, как ты смеешь ранить моих людей. Мы - Секта Облака Тумана из Страны Цзянь Е. Ты - труп!" крикнул в ярости мужчина средних лет, нахмурившись.
  
  "Страна Цзянь Е? Секта Облака Тумана?"
  
  И тут Цин Шуй вспомнил одного умелого мастера Сяньтянь из Клана Сыту, которого ему довелось убить. Страна Цзянь Е была по соседству со страной Цанлан. Секта Облака Тумана была одной из самых влиятельных сект у себя в стране.
  
  "Цин Шуй!" радостно вскрикнула Хоюнь Лю-Ли и подбежала к нему, крепко обняв. Она была крайне рада видеть его.
  
  Он ощутил тепло этой женщины в своих руках. Ему было непривычно видеть, чтобы Хоюнь Лю-Ли вела себя так откровенно на людях. Он нежно похлопал ее по спине и обнял ее в ответ.
  
  Молодой человек по имени молодой мастер Юнь поднялся с пола с помощью своих товарищей. Он поднял голову, показав изуродованный рот и опухшее лицо. Он смотрел на Цин Шуя и Хоюнь Лю-Ли с нескрываемой ненавистью в глазах.
  
  "Дядя, я хочу, чтобы он умер. Я хочу его убить!" Его слова были еле различимы, ведь все его зубы выпали. Он просто прошамкал, но слова его все хорошо услышали.
  
  "Лю-Ли, давай позже пообнимаемся. Сначала нужно убить этих людей. Мы продолжил, когда я вернусь", тихо сказал Цин Шуя и нежно лизнул ее ушко. Может ему не хватило, и он попробовал языком коснуться их...
  
  Хоюнь Лю-Ли вздрогнула, смутилась и схватилась крепко за его шею. Она быстро оттолкнула его. Ее глаза сверкали:
  
  "Цин Шууууууй!" протянула она.
  
  "Так это Цин Шуй из Клана Цин!"
  
  "Не удивительно, что она ничего не боится".
  
  "Ну и что, что он Цин Шуй? Дядя, я хочу порезать его на кусочки, я хочу..."
  
  Шлёп!
  
  "Закрой рот! Ты хочешь, чтобы мы все тут умерли?" Это мужчина средних лет залепил пощечину на и без того опухшее лицо молодого человека.
  
  "Мы не знали. Я возмещу то, что он натворил", быстро сказал мужчина средних лет и поклонился Цин Шую.
  
  Цин Шуй молчал. Затем он медленно подошел к ним.
  
  "Господин, мы из Секты Облака Тумана. Я остаюсь в долгу перед вами. Может, вы отпустите нас?" сказал мужчина Цин Шую.
  
  Остальные гости уже все поняли. Они были просто на краю жизни и смерти, когда в ресторане появился Цин Шуй. Молодые люди собрались поразвлечься в городе, и им было все равно, на кого положит глаз молодой мастер Юнь.
  
  "Отпустить вас? С чего бы? Чего вы стоите?" медленно проговорил Цин Шуй с искусственной улыбкой на лице. Его переполняла ненависть.
  
  Он не хотел даже представлять себе то, что могло случиться, не окажись он сегодня в Небесном Раю. В группе, однако, было два воина уровня Боевого Короля. Хотя у страны Цанлан была вообще слабая репутация. Не удивительно, что начинающие Боевые Короли так нагло вели себя в Цанлан. И похоже на то, что они не впервые это проделывали.
  
  Цин Шую очень не нравились такие мужчины. Они были единственной причиной, почему люди в Городе Тысячи Миль хотели, чтобы именно Цин Шуй был их защитником. Иначе любой воин Сяньтянь мог приехать в их город и творить всякие безобразия, а никто и сказать поперек не смог бы. Как и случилось это с Медицинским Кланом в Городе Синань.
  
  "Ты...ты..." кровь в мужчине средних лет явно начинала закипать.
  
  "Пожалуйста, скажи, что надо сделать, чтобы ты отпустил нас!" сказал самый старший из гостей с побледневшим лицом. Увидев его испуг, остальные тоже замолчали.
  
  "Вы знали, что я таких, как вы, ненавижу больше всего?" сказал вдруг Цин Шуя, игнорируя мольбы противника.
  
  Остальные слушали разговор, затаив дыхание. Молодые люди совсем не ожидали, что их поход с грабежами, кражами и изнасилованиями так быстро прекратится. Двое старших из Секты Облака Тумана не в первый раз уже сопровождали банду молодого мастера Юнь в таких вылазках. Они были его защитой.
  
  "Заканчивайте уже", вдруг закричал один из юношей и вытащил меч. Возможно, он просто не выдержал напряжения ситуации. А может быть, он решил, что Цин Шуй слабее его в силу возраста. Он направил меч прямо на Цин Шуя и сделал выпад!
  
  За ним тут же последовали еще трое юношей.
  
  "Стоять!" раздался низкий голос.
  
  "Дедушка?" Молодой Мастер Юнь явно удивился, услышав знакомый голос.
  
  "Старик!" облегченно вздохнули двое мужчин среднего возраста.
  
  "Заткнуться всем!" пожилой мужчина медленно шел к их столу в компании еще двоих старцев. Он жестко отругал внука, а затем гневно уставился на старших.
  
  "Прекратите ерунду!"
  
  Он повернулся к Цин Шую. Тот не стал отступать, а просто уставился на старика. Старик был одет в тонкую простую хлопковую одежду, несмотря на самый разгар зимы. Не смотря на улыбку на лице, он был явно решительным, яростным, кровожадным человеком. В отличие от него, два других старичка выглядели довольно благожелательно. Они были нарядно одеты и с интересом разглядывали Цин Шуя, словно прекрасно знали, кто он был такой.
  
  "Господин, говорят, что если дело нельзя решит полюбовно, то конца делу не будет. С моей стороны произошла ошибка. К счастью, дама не пострадала. Возможно, вы бы могли..." сказал старик Цин Шую.
  
  "Не пострадала? Один волосок с ее головы, и я переверну всю Секту Облака Тумана. Веришь?" спокойно сказал Цин Шуй старику. Его слова, однако, расстроили двух нарядных дедушек.
  
  "Конечно, мы верим тебе", улыбнулся старик.
  
  "Господин, простите их. Пожалуйста, назовите ваши условия. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы удовлетворить ваши требования", старик выдавил из себя улыбку, глядя на Цин Шуя.
  
  К счастью, Хоюнь Лю-Ли и правда не пострадала благодаря своевременному вмешательству Цин Шуя. Однако у него было острое желание проучить этих "гостей" за то, что приставали к ней.
  
  "Раз вы сами предлагаете, я не хочу устраивать резню, то я бы хотел, чтобы они прекратили свою культивацию. И тогда они свободны".
  
  Для боевых мастеров культивация была важнее жизни. Если отключить базовую культивацию 70-летнего мужчины, то он не проживет больше нескольких лет после этого.
  
  "Ты...ты..."
  
  "Ты хочешь, чтобы мы покалечили свою культивацию?"
  
  ......
  
  "Или вы делаете это сами, или я сделаю это за вас. Но если мне придется это сделать, то будет гораздо больнее. Больнее, чем вы себе можете представить", спокойно сказал Цин Шуй, сердито сверля глазами людей вокруг.
  
  "Дедушка, ну спаси же меня!"
  
  "Господин!"
  
  Вжик!
  
  Длинная серебряная игла пронзила виски молодого мастера Юнь!
  
  Струйка свежей крови потекла из его головы!
  
  Бум! Раздался глухой удар.
  
  "Если остальные умирать не собираются, то быстро сделали это сами!" пожилой мужчина сжал кулаки и громко потребовал, чтобы оставшиеся сами приступили к выполнению требования!
  
  Душераздирающие крики огласили всю округу!
  
  
  
  Глава 424
  Глава 424. Усиление ее меридианных каналов. Очарование, способное вызвать падение городов.
  
  "Можно нам уйти теперь?" с улыбкой спросил старик.
  
  "Можете. Кстати, хотел вам вот что сказать. Помните, что не нужно делать то, о чем в будущем пожалеете. Честно говоря, я планировал оставить вас всех здесь, но сейчас в этом нет необходимости. Вы, ребята, тоже не без связей, поэтому не заставляйте меня уничтожать всех на корню. Вы, уважаемый, в вашем возрасте могли бы видеть чуть дальше своего носа".
  
  "Ах, ты слишком коварен!"
  
  ...
  
  "Лю-Ли, где твоя сестра Минъюэ?" спросил Цин Шуй.
  
  Хоюнь Лю-Ли бросила на него очаровательный взгляд, улыбнулась и ответила:
  
  "Старшая сестра вышла, сказала, что ей нужно что-то прикупить. А что? Соскучился?"
  
  Цин Шуй удивленно посмотрел на девушку. С самой первой встречи она дразнит его при любом удобном случае. Он думал о том, как они познакомились, как узнавали друг друга, как понравились друг другу...
  
  На самом деле Хоюнь Лю-Ли была в тот момент очень, очень счастлива. Особенно услышав это: "Если хоть один волосок с ее головы упадет, я сотру Секту Облака Тумана в порошок". Ей было очень тепло в душе. Она тут вспомнила, как он лизнул ее ушко. И странное чувство вдруг заставило ее вспыхнуть от стыда.
  
  "Старый Юнь, этот парень настолько ужасен? Так ужасен, что ты решил смириться с этим?" спросил один из стариков из Секты Облака Тумана, одетых в роскошные одежды.
  
  "Ужасен? Он не просто ужасен? Он настоящий демон! Я смирился? Нет, это не смириться, это поклониться ему. Он не из тех, кого наша Секта может себе позволить обидеть. Запомните его слова и передайте всем - нельзя его провоцировать. Иначе я убью этого провокатора своими руками".
  
  ...
  
  "Значит, ты у нас тут плохой парень? Чем обязаны вашему визиту? А если серьезно, хвала небесам, что ты сегодня здесь оказался! Старшая сестра уже была готова умереть", вдруг прекратив свои дразнилки, Хоюнь Лю-Ли резко сменила тон и разрыдалась.
  
  "Все хорошо, не плачь. Такое больше не случится!" поспешил утешить ее Цин Шуй и даже забыл о том, что она его дразнила. Видя печаль на ее лице, Цин Шуй тоже расстроился. Он понял, что она навсегда поселилась в его сердце.
  
  Раздались хлопки крыльев!
  
  И через мгновение в ресторан вбежала Цанхай Минъюэ. Увидев Хоюнь Лю-Ли и Цин Шуя, она выдохнула с облегчением.
  
  "Цин Шуй, почему ты здесь?" радостно спросила она. Цин Шуй понял, что она была в курсе всего происходившего ранее. Кто-то, видимо, рассказал ей.
  
  "Я приехал, чтобы забрать вас обеих в Небесный Дворец", улыбнулся в ответ Цин Шуй. Воспоминания об их первой встрече и о тех трудностях, которые им пришлось пережить, нахлынули на него. Его связь с этой женщиной была очень особенной, очень благодарной.
  
  "В Небесный Дворец? Я согласна!" тут же согласилась Хоюнь.
  
  "Прямо сейчас?" нахмурилась Цанхай Минъюэ.
  
  "Давайте пару дней побудем здесь. Вы начинайте собирать вещи. А что такое, Юэюэ, какие-то проблемы?" удивленно спросил Цин Шуй, увидев, что Цанхай была недовольна.
  
  "Никаких проблем. Просто я нашла такое место, которое так хорошо подходит моей культивации. Я чувствую, что я на пороге прорыва", тихо ответила Цанхай Минъюэ.
  
  "Прорыв? Хорошие новости! Тогда сделаем так: мы уедем, как только это произойдет. Посмотрим, может, и я смогу чем-то помочь". Цин Шуй был вне себя от радости, услышав новости о возможном прорыве.
  
  Цанхай Минъюэ была на пике Сяньтянь, прорыв бы позволил ей перейти на уровень Боевого Короля. Цин Шуй надеялся на то, что все девушки вокруг него будут обладать достаточно высоким уровнем культивации, чтобы ему было полегче.
  
  "Должно очень скоро произойти", Цанхай Минъюэ слегка нервничала.
  
  "Юэюэ, тебе нужно быть очень готовой к переходу на уровень Боевого Короля. Давай я сегодня попробую укрепить твои меридианные каналы", сказал Цин Шуй и тут же пожалел...
  
  Не то, чтобы он пожалел, но дело в том, что процесс укрепления меридианных каналов подразумевал тесный контакт и тонкую одежду, а еще лучше без одежды, чтобы процесс был наиболее эффективным. Человек, совершавший укрепление, должен был постоянно поддерживать каналы пациента в теплом состоянии.
  
  Цин Шуй думал только о пользе укрепления меридианных каналов, особенно с помощью его Ци Древней Техники Усиления, Энергии Природы, Бриллиантовой Ци и Святых ладоней. Таким образом, никого более подходящего для того, чтобы помогать другим с укреплением меридианных каналов, чем Цин Шуй.
  
  Обычно причиной неудачи в прорывах лежала в слабых меридианных каналах, неспособных вынести поток Ци Сяньтянь, ведь переход к Боевому Королю был непростой задачей. Поэтому укрепление меридианных каналов было распространенной практикой. Крупные кланы и секты имеют тенденцию укреплять свои каналы с помощью старейшин, родителей и мастеров.
  
  Услышав о том, что Цин Шуй хочет помочь ей укрепить меридианные каналы, Цанхай Минъюэ вздрогнула и серьезно посмотрела на него!
  
  Ее чернющие глаза, мудрые и глубокие, очаровательные настолько, что могли вызвать падение стран и городов, заставили сердце Цин Шуя пропустить один удар, и предательская краска начала заливать его лицо. Он неуклюже улыбнулся и сказал:
  
  "Я пошутил".
  
  Цин Шуй почувствовал себя совсем неловко. Он запаниковал под пристальным взглядом Минъюэ, и ощущение ничтожности снова начало поднимать свою уродливую голову глубоко в душе.
  
  До сих пор он не набрался смелости приблизиться к ней хотя бы на шаг. Это ощущение ничтожества въелось в его кости из прошлой жизни. Теперь не было никаких причин чувствовать себя ничтожеством, однако он все равно чувствовал себя уверенным только в боевых искусствах и культивации. Но с такими женщинами, как Цанхай Минъюэ и Хозяйка Дворца, особенно с последней, он понимал, что ему нечего предложить и нечем гордиться.
  
  Даже не смотря на то, что Цин Шуй мог пользоваться другими вещами, например, алхимией или Вином Персикового Цвета, он чувствовал, что это не так удовлетворяет, как успехи в боевых искусствах.
  
  Способности Цин Шуя были гораздо выше способностей Цанхай Минъюэ. Это внушало ему чуть больше уверенности в себе, давало ощущение легкости по сравнению с отношениями с Хозяйкой Дворца Туманного Зала. Сильные культиваторы всегда уверены в себе.
  
  "Пффф! Приходи ко мне вечером и помоги мне укрепить мои меридианные каналы!" сказала она и ушла наверх, уводя за руку хихикающую Хоюнь Лю-Ли.
  
  Цин Шуй замер от удивления на секунду, и широкая улыбка залила его лицо. Ему казалось, что Цанхай никогда не согласится на это. Ведь ему придется дотрагиваться до множества точек на ее теле, включая спину, руки, ноги и ладони
  
  Цин Шуй отправился на самый верхний этаж здания, постояв немного в раздумьях. Он пошел прямиком в комнату Цанхай Минъюэ, дверь в которую была нараспашку. Хоюнь Лю-Ли тоже была там. Она была там явно в качестве группы поддержки...
  
  Когда Лю-Ли увидела Цин Шуя, она подмигнула ему, как лисица. Ее большие прекрасные глаза пьянили его, в них было столько чувственности и сексуальности.
  
  Цин Шуй смущенно потер нос и посмотрел на Цанхай Минъюэ. Он ничего не соображал. На ней была надета тонкая ночная рубашка, и она выглядела так потрясающе, что он на секунду потерял чувство реальности.
  
  Цанхай Минъюэ уловила этот взгляд и стыдливо опустила голову.
  
  "Старшая сестра, смотри, он так смотрит на тебя, словно хочет сожрать тебя целиком! Какой же развратник!" сказала Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй вернулся в чувство от этих слов, потер нос, виновато ухмыльнулся и подошел к кровати.
  
  Цанхай Минъюэ села на кровать, вытянула ноги, опустила руки вдоль тела. У нее была потрясающая фигура, которую только подчеркивала черная сорочка, придавая ей смертельно соблазнительный вид.
  
  Кровь закипала в Цин Шуе. Сорочка Цанхай Минъюэ обтягивала ее слегка, от чего ее грудь явно выдавалась вперед. Волосы, черные как смола, струились по спине, придавая еще больше очарования, такого женственного и уникального шарма.
  
  Он почувствовал легкий аромат, исходящий от него. Ее прекрасная шея, запястья, руки были белее белого, свечась, словно нефрит на солнце.
  
  Цин Шуй медленно опустился на кровать, вытянув руки. Даже воздух колыхался немного, вместе с его руками. На поверхности ладоней Цин Шуя при ближайшем рассмотрении был виден легкий туман.
  
  "Юэюэ, можешь вытянуть ладони?"
  
  Цанхай Минъюэ подняла ладони к нему, явно нервничая.
  
  Он схватил ее ладони, Цанхай Минъюэ закрыла глаза, а Цин Шуй наслаждался видом красавицы, сидевшей перед ним. Хоюнь Лю-Ли отметила про себя, как прекрасна была эта сцена.
  
  Цин Шуй старался не думать ни о чем, особенно при Лю-Ли, но не мог совладать с собой и время от времени бросал взгляд на грудь Цанхай Минъюэ. Он думал о том, как чудесно было бы сделать с ней то, что ему хотелось.
  
  Нехотя, он закрыл глаза.
  
  Энергия природы!
  
  Бриллиантовая Ци!
  
  Ци Древней Техники Усиления постепенно набирала обороты, медленно транслируясь в меридианные каналы Цанхай Минъюэ, медленно одевая стенки каналов в плотный слой цвета. Процесс набирал обороты.
  
  Укрепление каналов было утомительным делом. Обычно люди не делали этого без особой надобности и только для очень близких людей. Причина лежала в полном истощении энергии человека, проводившего очистку.
  
  Время шло очень медленно. Через два часа после начала Хоюнь Лю-Ли посмотрела на них, встала и направилась к выходу.
  
  Цин Шуй почти закончил с укреплением меридианных каналов.
  
  15 минут спустя.
  
  Цин Шуй медленно открыл глаза. Ресницы Цанхай Минъюэ, словно крылья маленькой бабочки, дважды дрогнули, она распахнула свои прекрасные глаза, яркие, словно луна и звезды на небе. От этих глаза города и страны могли разрушиться и упасть к ее ногам.
  
  Цин Шуй улыбнулся и закатал рукава. Он дотронулся кончиками пальцев до руки Цанхай Минъюэ, не сводя взгляда с ее смущенных глаз.
  
  Цин Шуй, наконец, понял, каков на ощупь теплый нефрит.
  
  Его "святые ладони" двигались по меридианным каналам, укрепляя сначала внутренние, а потом и внешние стенки каждого канала.
  
  Ее прекрасная спина!
  
  На спину ушло очень много времени. Цин Шуй хотел транслировать свою Ци Древней Техники Усиления как можно дольше, чтобы ничего не прошло мимо его меридианных каналов. Но были еще и точки, которые он не мог трогать.
  
  Еще через четыре часа Цин Шуй остановился. Теперь ему предстояло полечить ее ноги и ступни. Цин Шуй уже провел сеанс трансляции своей мощной Ци Древней техники усиления на ее ладонях, руках и спине, распространяя Ци и укрепляя меридианные каналы верхней части ее тела.
  
  Внутри меридианные каналы были своеобразным коридором, и энергия не могла затеряться. Она продолжала течь по каналам. Однако внешняя часть меридианных каналов хуже поддавалась укреплению. Она требовала прямого контакта с той частью тела, которая примыкала к каналу, чтобы укрепление прошло легче и эффективнее.
  
  
  
  
  
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | Э.Шторм "Тёмный лорд: Бери пока дают " (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | А.Максимова "Ангел для Демона" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | А.Медведева "Изгои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | Т.Бродских "Иногда Дтп только начало" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"