Бп Феникс: другие произведения.

"Нереаль": 1."Заключённый"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть цикла "Нереаль" по мотивам одноимённой серии компьютерных игр.


Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

2000-2001 Џ FenikS

   Мой корабль только что грохнулся на неизвестной планете. Мой лучший друг разорван на куски инопланетянином. И всё, что у меня есть - импульсный пистолетик. Я чудом выбираюсь из корабля и вдыхаю чужой воздух. И встречаю чужих существ. На чужой планете. Ничего знакомого не осталось. Это не происходит на самом деле, всё продолжаю и продолжаю твердить себе я. Это просто не может быть реальным.
  

ЭТО - НЕРЕАЛЬНО!

0x01 graphic

КНИГА 1. ЗАКЛЮЧЁННЫЙ.

Пролог.

Заключённый в камеру.

   Это история о том, в какие переделки я попал, что пережил на своём веку. Что я рассказываю своим детям и внукам, и что рассказывают своим детям и внукам существа, называющие себя нали. Это история о больших изменениях в жизни целой расы, и отчасти - в жизни всего обозримого человечеством космоса. История о том, как я встретил её, свою единственную. Описанное здесь выглядят невероятно. И тот, кто осмелится продолжить чтение, приоткроет для себя завесу над событиями, произошедшими на одной загадочной планете...
  

* * *

   Планета вращалась по обыкновенной орбите между двумя обыкновенными звёздами. Таинственная планета... Её загадки оказались не под силу даже тем, кто открыл её раньше нас. Она была за гранью изведанного нами космоса и вращалась себе, вращалась... Загадочная не только для пришельцев, но и для тех, кто испокон веков жил на ней. И те, и другие уже знали об её существовании, но третьим, именующим себя людьми, ещё предстояло о ней узнать. Началом стало то, что на границе изведанного космоса, в определённой точке, стали пропадать космические корабли.

Несколько предыдущих дней.

То, чем не следовало заниматься...

   Я проснулся от внезапно раздавшихся громких криков. Дверь в мою квартирку была открыта. Меня схватили и куда-то поволокли. Бесконечные коридоры... Какой-то транспорт... Более-менее, я отошёл ото сна уже в тюрьме. Я сидел на нарах, тупо уставясь в одну точку за силовыми лучами, перекрывающими выход из камеры.
   Итак, с самого начала. Я - торговец техническими новинками, иногда - изобретатель. Жизнь серая, однообразная. Родился, был воспитан и так далее. После школы - пять стандартных лет службы в армии. Попал в отряд десанта и научился там воевать с чужими на чужих планетах. Было давно, так что почти всё забыл. Отмазаться тогда от армии не удалось, поскольку берут всех, кто хоть немного не похож на психа. А косить под психа может только полный псих - это при современном уровне дурдомов чревато... Во время обучения зарегистрировано повышенное влечение к технике, из-за чего меня определили как технаря и уклон был в основном на технику. Впрочем, полноценного изобретателя из меня не вышло, и я проживал свои дни тем, что был распространителем нововведений в области техники от различных корпораций. Это был всего лишь один из миллионов других магазинов на планете, но в этом городе товар быстрее всего раскупался у меня. Не знаю, чем это вызвано, быть может, я хорошо чувствую технику и могу выжать из неё максимум, а поэтому, соответственно, и разрекламировать товар лучше получалось у меня. Таким образом, до вчерашнего дня я был одним из самых популярных торговцев техникой в городе.
   А вот вчера мой друг Тим принес мне какие-то штучки и попросил подержать у себя пару дней. Он часто делает что-то подобное. В смысле, оставляет что-нибудь на хранение. Иногда, конечно, бывают неприятности, но у кого их не бывает? Обычно всё обходится, а мне потом перепадает крупный куш - неплохая сумма, пополняющая мой счёт в банке, и возможность ведущего дилерства самого-самого нового. Тим ведь, насколько я успел понять, занимается промышленным шпионажем для одной из многих корпораций, производящих техоборудование. Он ворует изобретения других корпораций для своей. А до всего этого, именуемого жизнью, мы были одноклассниками, вместе пили, вместе лазили по садам, вместе били морды прочим одноклассникам в школе, вместе убегали с уроков, всё вместе.
   Вот и сейчас вместе. Не только вместе работаем, а вместе и в зале суда. Это иногда случается при нашем деле, и до сих пор мы выкручивались удачно. Но, судя по затравленному взгляду Тима, который сидел на соседней скамье, в этот раз дела складывались не совсем хорошо. Куда ты опять втянул меня, Тим?
  

* * *

   -- Дело номер шестьсот девяносто одна тысяча двести пятьдесят восемь, -- проговорил компьютер бездушным женским голосом. -- Обвинитель - корпорация "Веласко". Обвиняемые Тимоти Крейзенг и Джен Рубецкий. Подозреваются в похищении совершенно секретного образца исследований.
   Судья, который уже занял своё место за столом на возвышении, нажал на кнопку. Раздался не столь уж неприятный, но громкий и надоедливый звук. Говорят, в древности для этого судьи стучали молотком по столу. Каменный век! Гораздо проще нажать на кнопку, чем, отбивая себе руку, стучать молотком. К тому же звук будет ещё тот. Как в то время судей только не перевешали?
  

* * *

   -- Ввиду доказанности похищения обвиняемым Тимоти Крейзенгом данных материалов и найденных при обыске данных материалов у обвиняемого Джена Рубецкого, а также ввиду доказанной важности и высокой стоимости исследований корпорации-обвинителя, обвиняемые присуждаются к высшей мере наказания.
   У меня аж перехватило дух. Высшая мера! Это как минимум пять лет рудников Колонии! Мда. Невесело. Даже смертную казнь теперь считают второй по строгости мере наказания. После рудников прежним уже не вернуться. Пятьдесят из сотни возвращаются. Один из этой пятидесятки не попадает в психушку. Может, повезёт, а? Только поэтому люди, приговорённые к рудникам, не выбирают смертную казнь: надежда быть этим одним из сотни. Хотя я подозреваю, что этот один - не более чем миф, слух, распускаемый, чтобы люди не вешались в камерах.
   Тут удача, конечно, не помешает. Один раз она уже повернулась к нам задом. Ведь обычно шеф Тима - корпорация, на которую он работал - успевала вытягивать своего незадачливого сотрудника из всех неприятностей, уничтожать все улики. А вот счас обломала зубы. Видать не по морде пришёлся кирпич. И теперь против Тима - кристалл с записью того, как он ворует всё это дело. При обыске у меня изъяли один из образцов, а на второй не обратили ни малейшего внимания. Видимо, второе устройство по сравнению с первой для корпорации - пшик. Они даже не вспомнили о ней и ни слова не сказали служителям правопорядка, приходившим по мой зад. Я никогда не проверяю в работе все те устройства, что давал мне Тим. Потому что это может быть что-нибудь от самых безобидных очков с наворотами до мощнейшей бомбы. Разбираться в этих штучках - дело коллег Тима.
   В тот вечер я нажрался как свинья и бухнулся спать в одежде. Когда пришел Тим, я сунул то, что он принёс, в карманы, и поэтому я сидел в зале суда, а потом - на нарах, и то второе устройство, косвенно из-за которого я там был, осталось у меня в кармане. Быть может, оно у меня потому осталось, что я - торговец подобными штуками, и я не буду я, если у меня карманы не будут набиты подобным хламом.
   Теперь бы еще понять, как они вышли на меня. Я нахмурился, перехватив виноватый взгляд Тима. Да, приятель, на этот раз ты попал в самый омут. И утянул меня с собой...
  

* * *

   Я вертел эту техновинку в руках. С виду ничего необычного. Экранчик и кнопка. Только таких приспособлений я раньше не видел. По крайней мере, с виду не взрывное устройство, если только кто-то не хочет, чтобы так и подумали: мол, с виду не бомба...
   В данный момент я уже сидел в камере космокорабля по перевозкам заключённых. В обычной камере, на Тересе, я боялся рассмотреть эту штучку, потому что там были камеры наблюдения за заключёнными. А здесь даже если они и были, то смысла в них особого не было. По крайней мере, никто не станет переться через весь корабль, чтобы отобрать у злобного заключённого его игрушку.
   При обыске компьютер разрешил мне оставить её при себе как неопасную, как расчёску, фонарик и ряд других мелочей. Она не может испускать никакого проникающего излучения. Что же это?
   Я откинулся на нарах. Пять лет в Колонии! В кого я за это время превращусь? Лучше тридцать лет тюрьмы!.. Во всяком случае, после тюрьмы у меня рассудок останется.
   Отогнав пессимистические мысли, я приблизил экран устройства к глазам. Возле экрана был маленький сканер. Что же это за штука? Я нажал на кнопку, зная, что бесполезно - раньше нажимал - однако странно! Раньше на нажатие устройство никак не реагировало. Сейчас же послышался звук, писк, и на экране появилась надпись... Через секунду эта надпись загорелась неярким мягким светом. Что за!.. Я и так знаю, кто я такой!
   "Заключённый N2235 Джен Рубецкий".
   Та-ак. Спокойно. Это не то, что я подумал. Мне стало нехорошо. Откуда же оно взяло это? Ах! На груди у меня бирка, прямо на тюремной форме заключённого, именно с этой надписью. Символ в символ. Сразу стало легче. Но зачем эта штука? Я ведь не слепой, сам читать умею. А слепому она и так не поможет.
   Мысль. Не очень трезвая, правда... Я увидел на нарах выцарапанную моим предшественником надпись. Надпись на моей груди была по-талански. Надпись же на нарах была на другом языке. Я его, впрочем, тоже знал - в школе заставили. Целый предмет был. С уклона изучения древнейших языков, но обязательный и для всех остальных направлений. А называется, кажется, этот язык русским.
   "Вёл бы себя хорошо - не сидел бы здесь", -- гласила надпись. Это уж точно...
   Я провёл сканером вдоль текста и нажал на кнопку. Разочарование: текст всего лишь символ в символ отобразился на экране. Хотя нет, начинает что-то делать. Символы на экранчике замелькали...
   Скарж бешеный! Что же это? Да не скарж, а то, что сейчас происходит с прибором. А скарж - это излюбленное ругательное слово в наши дни, обозначает очень мерзких тварей.
   Я почесал свободной рукой затылок, затем, закинув руки с прибором за шею, от души потянулся. Косточки захрустели, и тут же послышалось: "Би!".
   Я моментально оглянулся назад, затем, сообразив, глянул на экран. На экране был перевод надписи на таланском. Слово в слово, как понял надпись я. Стало сразу ясно, что это - переводчик. Обыкновенный с-любого-на-таланский переводчик. Не совсем обыкновенный, обыкновенные выглядят иначе. И действуют тоже, ведь если он действительно действовал бы так, перебором, то переводил бы эту надпись еще минут десять. Или это просто новая, ускоренная модель, или... Он ведь сработал сразу после того, как я поднёс его к голове?
   В порядке эксперимента я нацарапал ещё одну надпись по-русски и поднёс переводчик. Приготовился, было, опять поднести его к голове, но... Бик! Он сработал мгновенно. Причём опять в точности, как понимал фразу я. Это уже не могло быть простыми совпадениями. Слишком много совпадений одновременно. Русский, как известно, язык с множеством значений у каждого слова, в отличие от таланского, где всё просто и понятно. Неужели переводчик прочёл переводы у меня в шариках и роликах? Вряд ли. Вряд ли он прочёл переводы в обоих случаях, поскольку во второй раз он перевёл сразу, а к голове я его даже и не подносил. Но из головы он у меня что-то достал. И это что-то, похоже, есть весь словарь языка. Даже не словарь, а, как бы это сказать, его понимание данной личностью. Круто! Вот это изобретение, однако! Действительно, длинный прыжок вперёд в технике.
  

* * *

   -- Э-эй! -- стук дубинки по стенке между лучами силового поля вырвал меня из дрёмы.
   -- Чего тебе? -- я, сонно моргая, уставился на охранника.
   -- Тебе письмо, зек. Мне ждать ответа? -- охранник стоял, помахивая дубинкой. Дубинка, само собой, была вольт на десяток тысяч как минимум.
   -- Жди, -- я схватил бумажку, развернул её. Написано было слегка коряво. Ещё бы, если письмом не заниматься со школы. Зачем письмо, когда кругом компьютеры?
   "Джен, старик! Я сижу неподалёку, камеры на три правее. Послушай! Я тебя не сдавал! Они, скорее всего, следили за мной. Ты мне веришь? Ответь, это важно. Тим".
   Я вздохнул и накалякал с помощью ручки, предложенной охранником, рядом с "Тим": "Верю. Джен". Я передал письмо охраннику, тот ушёл, а через минуту вернулся. На бумажке, рядом с "Джен", было выведено одно-единственное слово "Спасибо!" и символ, обозначающий у нас улыбку.
   -- Ответ будешь писать?
   -- Нет, -- сказал я, вернул ручку и бумажку. -- Благодарю.
   -- За "благодарю" не работают.
   Вот, блин. Очевидно, он имел в виду передачу писем. Тим каким-то образом, скорее всего, расплатился за его услуги, иначе он не стал бы вообще ничего делать, но этот хитрый охранник знает, что я не знаю этого наверняка, и пытается содрать за услуги что-нибудь также и у меня.
   -- Но у меня нет ничего стоящего, -- я попытался изобразить неимущего.
   -- А вот это уже мне решать. Я видел у тебя какое-то устройство. У меня страсть к таким вещицам.
   -- Ты уверен, что мой друг уже не расплатился?
   -- Уверен. Давай это бегом сюда! Дубинки захотел?
   Похоже, мысль, которая пришла мне в голову несколько часов назад, о том, что никто не рискнёт лезть к заключённому в камеру, оказалась ошибочной. Делать было нечего, и я отдал ему свою игрушку. Дубинки я действительно не хотел. А зол не был совершенно. Дело было даже не в натуре охранника, а в его работе. Если день за днём экспортировать заключённых туда-сюда, то волей-неволей захочешь какого-нибудь разнообразия.
   -- Да, кстати, -- сказал охранник напоследок, -- нам не повезло. Флот скаржей объявился на стандартном маршруте, поэтому сделаем крюк через малоизведанный участок.
   Затем он повернулся и ушёл. Я улёгся на нары. Малоизведанный участок? Это плохо. Можем нарваться на кое-что похуже скаржей. Скаржи. Ругательное слово. Но не потому, что у нас было такое плохое слово, и мы так назвали этих чужих. Само слово произошло именно от тварей, называющих себя скаржами, а не наоборот. Со скаржами мы находились в состоянии войны. В переговоры вступали редко, и эти переговоры никогда ни к чему не приводили. Охранник забрал мой (отныне мой!) приборчик, хотя Тим явно с ним расплатился. Тим... Верю ли я ему? Насколько я его знаю, он меня не сдавал. Значит, верю. И это было моей последней мыслью...

День 1.

Авария.

   Говорят, когда расслаблен, легче всего переносятся встряски и катастрофы. Лучше всего, конечно, дрыхнуть без задних ног. Потому что попробуй расслабиться, когда вокруг страшная паника и полнейшая неразбериха! Может паника и была, я-то этого не знаю.
   Второй раз подряд я проснулся в плохой обстановке. Такое чувство, будто переломал все кости. Впрочем, может это не просто кажется? Я пошевелился. Зверски всё болело, но, кажется, кости целы. Я кое-как поднялся на ноги. Множество рваных ран по всему телу... Что же произошло? Первое и единственное, что приходит на ум: корабль упал. Но как такое допустили пилоты? Нас подбили?.. Почему я не проснулся, когда началась паника? Может, меня хорошо приложило головой... Да и как я вообще сумел заснуть при приближающейся перспективе рудников?
   Я на трудно повинующихся ногах вышел в коридор. Только сейчас дошло, что силовое поле выхода из камеры было отключено. Комната представляла собой жалкое зрелище. Первое, что бросалось в глаза - труп охранника. Не того, что приносил мне письмо. Другого. Этот, видимо, свалился со второго этажа при встряске и врезался в стену. Мне ещё повезло, оказывается! Зал с камерами заключённых представлял собой продолговатую прямоугольную комнату, по бСльшим сторонам которой на обоих этажах были камеры для зеков. Довольно маленький корабль меня перевозил. Рассчитан всего на двадцать четыре человека, не считая охраны и команды. По три камеры с каждой стороны на одном этаже. Этажей - два. Каждая камера - на двоих. Вроде бы двадцать четыре. Маленький кораблик. Да больше и не требовалось, учитывая, что я занимал свою камеру единолично. Значит, был даже недобор.
   Как только я вышел из камеры, прозвучал механический женский голос, искажающийся каким-то нездоровым замедлением, сообщая, что заключённый номер "2235" совершает побег. Классно! Тупая техника. Не были они у меня в магазине, сразу видно.
   На полу лежало несколько трупов, не выдержавших посадки. И охранники, и заключённые. Похоже, действительно вынужденное приземление. Вот чем чревато летать через малоизведанные участки космоса.
   Все силовые поля были отключены. Возможно, накрылся реактор. Освещение вело себя самым непредсказуемым образом. В некоторых камерах верхние нары оторвались от стены и лежали на полу.
   Подойдя к аптечке первой помощи на стене, я промыл раны и перевязал их. Так-то лучше. Что с Тимом? Я осмотрел зал. Где там, он говорил, находится? Его камера пустует, как и ряд других. Значит, Тима и остальных в срочном порядке мобилизовали. Насколько мне известно, это предпринимается, если корабль терпит крушение. Для объединения усилий. Совместный труд - вещь хорошая, да и заключённые особо не бунтуют. Понимают, что вместе больше шансов. К тому же по особому закону их дела потом пересматривают. Меня, скорее всего, посчитали мёртвым. Досадно!
   На нарах обнаружился дневник одного из заключённых. Там он писал, что в честь своего дня рождения собирается поднять ещё один бунт. Я вошёл в дверь, располагающуюся в одном из концов тюремного зала, и оказался в другой комнате. Комната казни! В центре свободного пространства были две скамейки, а у противоположной входу стены был прозрачный барьер. Назначение этого барьера, как я уже понял: чтобы кровавые ошмётки не попали на зрителей. За барьером в центре пространства находился расчленяющий стул. А на стуле находился напичканный парализатором человек. Я подошёл к пульту, находящемуся по правую сторону от барьера. В глазах ещё стояли цветные пятна. Поэтому прочитать надпись на пульте я сумел, только приблизившись к экрану в упор. При этом задев один из рычагов. Надпись на экране гласила:
   "Заключённый <забыл имя> готов к казни".
   Мелькнула голубоватая вспышка - и тело на стуле под действием напряжения в несколько десятков мегавольт разлетелось на клочки. "Счастливчик!" -- только и подумал про него я. Наверное, он был под спорным вопросом: рудники или смерть. Его решили транспортировать сюда, а потом адвокат, видать, выторговал меньшую кару, которую я только что нечаянно привёл в исполнение.
   Я вернулся в тюремный зал и осмотрелся. Отсюда был ещё один выход. Я пересёк комнату и стал на лифт-платформу, поднявшую меня на второй этаж тюремного блока. Собственно, второй этаж представлял собой лишь небольшую дорожку вдоль периметра зала. Таким образом, зал целиком просматривался с любого этажа. Дорожка слегка прохудилась - поперёк её была широкая трещина. В тот момент, когда я поднялся туда, корабль хорошо тряхнуло. Одна из здоровенных ламп на потолке, которая и так держалась на соплях, оборвалась: подвело одно из креплений. Лампа сорвалась и ударила прямо в пол передо мной. Второе крепление выдержало даже это, и лампа повисла, чуть раскачиваясь. Не выдержала трещина, и кусок дорожки обвалился вниз, размазав чей-то труп. Я перевёл дыхание и помассировал глаза, стараясь вернуть им нормальное состояние. Получилось не очень.
   Я увидел труп охранника, а в руке у него был зажат... Мой переводчик! Я вырвал его из окоченевших пальцев. Переводчик от встряски ничуть не пострадал. Скорее всего, он был сделан противоударным. Намного крепче человеческого тела, подумал я, глядя на труп охранника. Да послужит пол тебе пухом. Отсюда было видно, как на одной из оставшихся ламп прямо под потолком висел, перегнувшись пополам, ещё один охранник...
   Корабельные мониторы уцелели. Перед глазами плыло, и я не смог прочитать текст с них. А такой трюк, как в комнате казней, я применить не сумел: они висели слишком высоко, чтобы приблизить взор к ним в упор. Тогда я решил применить другой трюк, ещё хитрее. Я поднёс переводчик к экрану монитора, а затем прочитал надпись с экрана переводчика. На одном из мониторов говорилось, что свет выключается по стандартному времени в 35:00. На другом - о недопустимости насилия к сокамерникам. Похоже, насилие - здесь вещь вполне обыденная. И точно: я, обыскав трупы охранников и заключённых, нашёл у двух заключённых их дневники.
   Один описывал своё житьё. Насколько я помню, там говорилось, что всего за три дня пребывания на корабле у него уже куча переломов и швов. Это серьёзно. Другой, наоборот, угрожал кого-то расчленить.
   Минутку... Три дня? Я пробыл не больше одного... А, кажется, понимаю. Корабль просто шёл мимо, и Терес не был отправной точкой. Быть может, корабль шел с Ксенона, Талана или Битлгёйзе. А может даже с Земли. Земля! Предел мечтаний любого тересца, таланца и вообще любого человека за её пределами. По слухам - рай. Попасть туда можно. Только вот билет туда и месячное проживание стоят в восемь с лишним раз больше моих десятилетних сбережений.
   Механический испорченный голос вырвал меня из грёз. Пора выбираться отсюда. Я подошёл к двери, перепрыгнув по дороге недавно образовавшуюся от падения лампы дыру в полу. Дверь из комнаты с заключёнными находилась прямо над дверью в комнату казни. И в данный момент её заклинило, вероятно, от одной из встрясок, непредсказуемо сотрясающих корабль, а может от падения той злосчастной лампы. Великолепно! Я пнул дверь ногой и глубоко вздохнул. Заперт на подыхание в тюремном корабле...
   Но тут я заметил рядом с дверью решётку вентиляционной шахты. Это мой шанс! Я сорвал решётку, которая не очень-то хорошо держалась, и нырнул в проход, навстречу льющемуся оттуда зеленоватому свету. На мгновение показалось, что там, вдали, в туманной дымке шахты кто-то стоит. Не знаю, был ли там кто-то - меня хорошо приложило при посадке корабля, башка раскалывалась - но пол в очередной раз заходил ходуном, из-за чего прямо передо мной прорвало трубы с очень горячим паром, в горячести которого я тут же убедился на собственной коже, заработав пару волдырей. Если там, впереди, кто-то и стоял, он обжёгся и удрал прежде, чем я добрался туда. Поворот за поворотом - и я выбрался из вентиляции. Решётки на этом конце шахты не было, поэтому выйти проблем не составило. Я осмотрелся.
   Рубка управления. Как обычно, множество экранов, голокарт, пультов. И, разумеется, кресел. Механический голос завёл волынку, что я нахожусь в запретной зоне. Просмотрев последние записи в отчётах главного компьютера, я наткнулся на упоминания, что корабль, изменив курс, попал в действие силового поля какой-то планеты. Какой - не сказано. Двигатели, по приказу капитана, были включены на полную мощность. Похоже, всё-таки падение. Не бунт заключённых. "Силовое поле планеты". Так-так...
   Смутно намекается, что до аварии был получен приказ об изменении курса от кого-то из внекорабельного начальства. С целью чего? Наверное, про это говорил охранник, что замечены скаржи на нашем маршруте, и поэтому мы изменили курс...
   Одно из кресел за монитором не пустовало. Там сидел окровавленный человек, опустив голову на грудь. Я думал - он давно уже труп, но он вдруг дёрнулся, издал стон, напугав меня до полусмерти, и только тогда испустил дух. Вот недобитый, не мог раньше сдохнуть! Тим меня утянул с собой в тюрягу, а этот чуть не утянул на тот свет! Или чуть не сделал заикой.
   С мостика открывался вид на палубу внизу. Там был небольшой холл с парой дверей. Лифт оказался полностью разрушенным, останки его валялись по всему полу на нижней палубе. А тут высоко... Я увидел находящуюся в рубке управления дверь с надписью "Оружейная". Вот туда-то мне сейчас и надо! Я вошёл, надеясь найти хоть какое-нибудь оружие. Скользко! На полу было по щиколотку воды. Оружия не было. Всё расхватали, жлобы! Уцелело только несколько бронежилетов. Это - единственное, что разумно было брать только в одном экземпляре на каждого мордоворота. Я тоже взял один и с трудом, пыхтя, учитывая моё физическое состояние, напялил на себя.
   К счастью, лифт, ведущий из оружейной на ту самую нижнюю палубу уцелел. Нижняя палуба оказалась теснее. Здесь было две двери и спуск на палубу пониже. Двери не открывались. Одну заклинило, а другая была открыта, но прямо посреди прохода застрял громадный ящик, мимо которого протиснуться не имелось ни малейшей возможности. Оставался спуск, за которым оказался длинный коридор. Не люблю, когда нет выбора...
   Лужи крови... Искрящие оголённые провода, в которые я чуть не попал при очередной встряске корабля... Коридор привёл в корабельный госпиталь. Окровавленные трупы на больничных койках, разбитая медицинская аппаратура... В бортовом журнале главного врача была запись о том, что при приближении к месту назначения драки между заключёнными становились всё более и более ожесточёнными, медикаменты из-за этого подходили к концу. Что ж, это действительно было так. С медикаментами оказалось негусто, но мне хватило. Я немного передохнул после лечения и пошёл дальше.
   Преодолев бесконечные коридоры, я вошёл в тесную комнату наподобие шлюза. Дверь за спиной бесшумно задвинулась за мной, но другая, на пару шагов впереди, открыться не пожелала. Чёрт! Света не было, лишь узкая полоска из-под приоткрытой на пару сантиметров двери впереди. Оттуда послышались отчаянные крики, пальба. Я замер. Через несколько секунд крики стихли. Я перевёл дыхание, затем со злобой пнул дверь. И тут она, словно этого и ждав, начала открываться. Я увидел сидящее на людских трупах существо. Заметив меня, оно ринулось прочь, волоча одну из задних лап. Я тоже, хотя запоздало и уже совершенно незачем, кинулся от него и спрятался за ящик. Существо было ранено и, скорее всего, решило, что ещё с одним человеком ему не справиться. Оно не увидело, что у меня нет оружия.
   Я узнал это существо. Огромного роста, мускулистого гуманоидного телосложения, длинный хвост, грива толстых волос на голове, стоящих торчком, огромные когти и зубы, кожа, а может чешуя, зелёного цвета. Длинные клыки, выступающие вперёд челюсти. Существо было скаржем. На сей раз это было уже совсем не ругательством, а констатацией факта. Мы, то есть люди, воевали с ними уже несколько десятков лет, но никогда дело не доходило до рукопашной. Всегда стычки происходили в космосе. Скаржи не спешили нападать на нас, были не дураки. А мы никогда не обнаруживали ни одной их базы. Откуда я знаю их внешность? Да очень просто. При попытках переговоров видеопередача транслировала именно эти хари. На заднем плане сновали другие. Отсюда наши умы воссоздали их облик в полный рост. Они были у нас в рекламах, где бравые супермены убивали компьютерно нарисованных скаржей, были в тех же компьютерных играх, продавались детские куклы... Люди до сих пор не знали, на что способны скаржи в ближнем бою. Я выглянул из-за ящика. Теперь знают. Точнее будут знать, если я выберусь отсюда живым. Разодранные в клочья тела. И всё это сделал один скарж?
   Возле одного из трупов лежал лучевой пистолет, который немедленно переместился ко мне в руку. Пистолет был стандартным гражданским вооружением. Это самое слабое из всех имеющихся на данный день огнестрельных приспособлений, а также единственное из всех известных, чья маломощность позволяла восстанавливать запас энергии без топлива. Это было очень удобным как для граждан, так и для правительства. Слабое, маломощное, может здорово наказать бандита и не требует никаких расходов на патроны, разве что раз в месяц подзаряжать от розетки.
   Заткнув его за пояс, я бросил взгляд на кучу тел. И тут увидел знакомое лицо. Тим! Он лежал среди трупов и был, как и остальные, мёртв.
   -- Тим!!!
   Я подбежал к нему и зачем-то принялся трясти его, словно надеясь втряхнуть в него жизнь. Не нужно было даже щупать пульс: достаточно видеть располосованную когтями грудь. Рассудок слегка помутился, яростно вскричав, я вскочил и погнался за скаржем, но догнать того, конечно же, не сумел. Мимо пронеслось разбитое оборудование, подле которого по обеим сторонам коридора лежали отдельно две половинки человеческого тела. Нижняя, и непрерывный кровавый след до верхней.
   Поскользнувшись в луже крови, я чуть не упал и немного пришёл в себя. Опёршись о стену, постоял, пытаясь успокоиться. Трудно представить себе моральное состояние, самому этого не испытав, когда твоего лучшего друга, более того - друга детства, разорвали буквально у тебя на глазах.
   Я не вернулся. Мне нельзя было это снова видеть. Надо выбираться отсюда. Я побежал дальше и, спустя мгновение, пройдя через снесённую напрочь дверь (скарж с ней не стал особо церемониться), оказался в большом зале. В одной стене была ниша за стеклом, где лежала аптечка первой помощи. Рядом было написано: "В случае необходимости разбить стекло". Необходимость имеется. Я ударил по стеклу рукояткой лучевика и забрал аптечку с собой. В противоположной стороне была стена, где крутилось два гигантских, диаметром в три человеческих роста, вентилятора. Вернее, один крутился, а второй был выбит. Сделал это, вероятно, тот же, кто и выбил дверь. Ничего себе у скаржей силища! Впредь я твёрдо решил не подставлять лицо под их лапы. Хотя нет, не мог он одолеть этот вентилятор, это я уже преувеличиваю. Скорее всего, вентилятор пострадал при падении.
   Я преодолел недлинную шахту вентилятора, оказавшись в небольшом грузовом отсеке (действительно: зачем большой грузовой отсек тюремному, к тому же маленькому, кораблю) возле транспортёрной платформы, возившей грузы между этажами. Платформа доставила меня наверх, я ступил с неё на задний отсек, где находилась комната управления двигателями. Труп главного механика. И запись в отчёте: "Я по приказу капитана включил двигатели на полную мощность, чтобы вырваться из гравитационного поля планеты. Не помогло..."
   Забрызганный кровью аварийный люк... Это то, что надо! Но постойте. Он закрыт. Куда делся скарж?
   Я решил задать все эти вопросы себе попозже, а сейчас разбил стекло, за которым покоился рычаг вскрытия аварийного люка. Рычаг был мною переведён в противоположное положение, люк медленно отворился. И мне в лицо неожиданно дохнуло свежим воздухом...
  

* * *

   Вся шахта аварийного люка была в крови. На полу, на стенах - бурые пятна. Даже лежала одна рука без наличия всего остального тела. Судя по всему, здесь, в шахте, кто-то очень сильно пострадал. Только вот один вопрос мне покоя не даёт: если я был первым, кто вышел через эту шахту (а я был первым, потому что люк не откроешь, не разбив стекло), то как выбрались остальные? И куда делся скарж?.. Ну, оторванная рука в шахте меня особо не смущала: кого-то могли загнать сюда снаружи и затем умертвить. Остальные же, похоже, выбрались через основной выход. Любая из нескольких дверей, куда я не сумел недавно войти, могла вести к этому выходу. Но, только с тех пор, как я проснулся, корабль хорошенько тряхнуло минимум три раза. Каждый из этих разов мог стать причиной того, что в эти двери мне дорога оказалась заказана. Не говоря уж о тех встрясках, что случились во время моего беспамятства. Люди выбрались наружу. Те, кто только что умер, включая Тима, либо не успели выбраться вслед за первыми, либо вернулись на корабль, а потом выход оказался перекрыт. Так что они, вероятнее всего, пробивались к этому аварийному выходу... Куда же всё-таки делся скарж?
   Вылезая из запасного хода, я вдохнул воздух ещё раз и помедлил мгновение перед выдохом. Атмосфера вполне нормальна, даже приятна. Я как-то не подумал, что она может быть непригодной для жизни. Но - успокоил я сам себя - хотя бы один из отряда отправлявшихся наружу додумался б проверить это, и в случае непригодности воздуха к дыханию все бы просто остались на корабле. В крайнем случае, трупов было бы больше, а так, судя из того, что я видел, на разведку отправилось около половины всех присутствующих на борту людей. Челнок же действительно предназначался для перевозки заключённых и относился к малому классу, что подтвердил выбитый на его корпусе серийный номер.
   Корабль врезался в эту скалу, пропахав длинную борозду. Я прошёл вдоль неё и увидел, что она заканчивается прямо на краю обрыва. Скалы противоположного края пропасти возвышались над местом, где стоял я и созерцал удивительную красоту здешнего места. На дне виднелось озеро, в которое стекала тонкая полоска водопада, на берегах озера - кое-какие растения, смахивающие на пальмы. Вверху, высоко в затянутом облаками небе, парили птицы, или что-то очень похожее. Всё это сопровождалось еле слышным воем ветра, а также криками тех птиц и некоторыми другими природными звуками, собственно природу которых я не смог определить.
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Оторвавшись от красоты пейзажа, я вернулся к более мрачным мыслям. Если бы корабль летел чуточку медленнее или быстрее, или ниже, то БАМ! Кранты... Или упал бы вниз, в воду, или сначала врезался бы в скалу. Интересно - пришла в голову следующая мысль - как насчёт первого врага разумного существа - другого разумного существа? То, что скаржи здесь водятся - несомненно. Но родная ли это их планета? Если да, то, судя по произошедшему внутри корабля, я долго не проживу. А если нет, то шанс, хотя и маленький, есть. Будем надеяться на второе. А как тогда насчёт других существ, коренных? Трудно поверить, что планета с такой атмосферой не заселена естественной разумной жизнью, или хотя бы не колонизирована.
   Ответ на мой вопрос я увидел, когда взглянул вправо. Там, между скал, виднелся дом. Такой же точно, кстати, как и на берегу озера далеко внизу. Только теперь я понял, что это - дома. Когда я бодрым шагом добрался до него, стало видно, что дом типа земного так называемого древневековья, когда люди бегали с мечами, орали во всю глотку, скакали на конях из стороны в сторону... Бр-р-р! Каменные стены, покатая крыша, печная каминная труба, один этаж. Скаржи будут жить в этом старье? Ни в жизнь не поверю. Значит, аборигены. Я обошёл дом. С другой стороны земля была завалена ящиками с моего корабля и трупами охранников и заключённых. Судя по дневнику офицера службы, здесь, в этом доме, наши обосновали лагерь, считая корабль недостаточной защитой, но продержаться долго в нём не удалось. У них получилось связаться с пропавшими в этом районе людьми из числа экипажа какого-то грузового судна, по-моему "ИСВК". Те видели где-то неподалёку корабль скаржей в действии. Офицер писал, что его команда, и он в том числе, хотели попробовать угнать его, рассчитывая на помощь местных жителей. Но дальше желания дело не дошло. Были бои со скаржами, и все люди с моего корабля были перебиты. Ни одного трупа скаржа. Они их уволакивают с собой на погребение? Мы не знали об их культуре ничего. Поклоняются ли они чему-нибудь, верят ли в высшие силы, какую любят музыку и любят ли музыку вообще... Ни одного обычая. Как они поступают со своими мертвецами?.. И вообще, были ли в данном случае мертвецы? Может быть, скаржи настолько сильны, что они перебили десяток вооружённых людей без потерь?
   Ещё одна странность: судя по записям, люди с корабля здесь уже где-то с двое суток. Ничего ж себе долго я провалялся в беспамятстве!
   Я подошёл к двери дома. Она не только не была оснащена сенсорами, но даже не имела кнопки открывания или устройства идентификации. Что за?.. А это что? Ручка двери. Нужно дёрнуть, дверь и откроется. И как люди только прожили столько веков с такими неудобствами?
   Дверь медленно отворилась. Раздался звук, похожий на рычание. Первый шип со звоном ударился мне в грудь о бронежилет. Я отпрянул, и это спасло мне жизнь. Из дверного проёма вылетел ещё один длиннющий шип, чуть не вонзившись мне в глаз, и выбил искры на камне метрах в двадцати позади. Прилепившись к потолку дома, внутри висела многощупальцевая, похожая этим на осьминога, тёмно-зелёная тварь с зубастой пастью и швырялась шипами. Я под прикрытием двери расстрелял её. В конце концов, она издала звук, прямо как человек стонет, и грохнулась с потолка на пол, обмякнув в бесформенную зелёную кучу. Вроде бы действительно мертва. Я только сейчас убедился, глядя на труп, что эти самые щупальца были своего рода дулами. Или плевательными трубками. Именно из щупалец тварь стреляла шипами. Направила щупальце, выдохнула - и цель намертво пригвождена. Интересно, правда, а что дальше бы эта тварь со своей целью делала? Попыталась бы сползти и сожрать? Так ничего, способного обеспечить ей передвижение, что-то я не заметил. Сами щупальца - всего лишь оружие без всяких хватательных конечностей либо присосок. Наверное.
   Убедившись, что больше никакой опасности рядом в ближайшее время не замечается, я вошёл в дом. Внутри был бардак, свойственный военным лагерям. Многочисленные, лежащие в беспорядке, вещи. Две деревянных кровати, камин с давно потухшими обуглившимися дровами, а также слабо светящая лампа дневного света. Но ничего полезного, кроме фонарика и пары факельных шашек, я не нашёл. Оружие было сплошь такое, как у меня. Только у офицера лежал автоматический пистолет, который я прихватил с собой. Это называется, как я уже замечал ранее, "жлобство". Не могли пожертвовать денег на нормальный инвентарь. А может, рассчитывали на то, что воевать на корабле, везущем заключённых, будет не с кем, и простых "вечных" пушек хватит с избытком... В ящиках были комплекты медицинской помощи, какой у меня уже имелся, а также всякая дрянь типа жилетов. Это тоже у меня уже было. Конечно, лишнее никогда бы не помешало, только вот проблема, что это лишнее девать мне некуда. Ширина карманов не позволяет.
   Сам дом располагался в небольшой замкнутой долине в горах, и единственный выход отсюда был тем, откуда я пришёл. Было также небольшое озерцо, лужа. В ней плавали рыбки. Маленькие, но рисковать не стоит, пробуя их на хищность. Назначение лужицы... Может аквариум, а может водохранилище, кто знает... Больше возле домика мне было делать нечего. Никаких надежд или перспектив. Окопаться здесь и дожидаться помощи? Глупо. Здесь мне долго не прожить. Единственная надежда - двигаться куда-либо. К примеру, на поиски "ИСВК". Так что пришлось шагать назад к ненавистному кораблю.
   Я спустился в борозду и, с испугом глядя на нависающую надо мной громаду металла, быстро перебрался на другую сторону этой ямы. По космическим меркам, конечно, этот корабль был маленьким, малюсеньким, прямо. Но вот по человеческим...
   Выбравшись из-под корабля, я огляделся. Небольшое пространство было зажато с одной стороны горой, с другой - обрывом. Как же местные сюда добирались? Я увидел в горе темный провал искусственного образования. Шахта? Возможно. Похоже, это единственный путь отсюда. Впрочем, можно, конечно, прыгнуть с обрыва, но я ещё не настолько свихнулся. Проще сразу застрелиться.
   Провал был действительно искусственного образования. Точно, шахта. Темень, подпорки потолка. У входа что-то находилось. Когда я приблизился, это что-то пошевелилось. Из тени вышел, вышло нечто. Тварь была огромной не в смысле в высоту, а в ширину. Почти квадратная. Про таких говорят: что стоя, что лёжа. С огромными когтями, жирной мордой. Сама желтоватого цвета и в бурых пятнах. У меня возникли слабые ассоциации с виденным когда-то в зоопарке земным зверем, именуемым медведем. Впрочем, ассоциации быстро улетучились. Оно зарычало и направило в мою сторону толстую лапу. Что-то с шипением вылетело из трубы на его лапе и устремилось ко мне. Я отпрянул. Это пронеслось мимо меня, обдав лицо жаром, и врезалось в дальнюю скалу. Ракета! Скарж его побери! Я опомнился и стал стрелять. Тварь выпустила ещё одну ракету, затем ещё одну. Хорошо хоть эти ракеты были менее проворны, чем пули, и сам бегемот - как я прозвал тварь из-за его бесформенных размеров - чем я. В конце концов, несколько удачных выстрелов ему точно в морду решили исход нашего поединка. Он упал на спину, зажимая раны лапами, и через минуту затих. Интересное, кстати, слово - бегемот. Как раз подходит под описание этого здоровенного придурка. Ничего общего, конечно, это с бегемотами, как водоплавающими животными, не имеет, но ещё от отца у меня осталась привычка говорить лицам большого объёма: "Куда ты лезешь, бегемот!"
   Затем я задумался, глядя на почерневшие за моей спиной камни. Неплохо. Ракеты, значит. По стандартному сюжету всех боевиков вначале нападают с самым слабым оружием, потом оружие становится все мощнее и мощнее. Ракетница - самое слабое оружие? Похоже, я попал в переплёт. Одно утешает - из всего выше обдуманного следует, что я не герой какого-то придуманного боевика, а реальный человек.
   Дурацкие мысли, читать художественную литературу надо меньше. Итак, я находился у входа в шахту. Но войти не успел. Вывалился еще один бегемот, явно на звук выстрелов. На этот раз я был готов, да и вторая тварь оказалась не проворнее предшественника. Правда, я находился в опасной близости от скалы, поэтому отхватил по спине взрывной волной. Не смертельно, даже не обжёгся. Главное, что я не растерялся и не прекратил стрельбу. В итоге здоровяк всё же получил свое. Перебравшись через массивное тело, я вошёл в проход. Основной коридор шел вперед и впереди сворачивал, а сбоку, между ящиками, были ступеньки вниз, над которыми завис шипострел (такая же многощупальцевая тварь, что чуть не прострелила мне башку шипом в хижине). Я снял его парой метких выстрелов, благо, имея уже опыт общения с ними. Да, десант - это навсегда. Отслужил пять лет, и тогда так на это злословил, а ведь надо же, пригодилось! Жизнь спасло.
   Не всем повезло так, как мне. Возле ступенек, спиной опёршись о стену, сидела, опустив голову, девушка, вся в крови. Тоже заключённая. Вернее бывшая: пульса нет, других признаков жизни тоже. Последняя запись в дневнике была следующей (как помню): "Я - неудачница. Мало того, что меня осудили на два года за убийство, которое я не совершала, так мы ещё и разбились по пути к тюрьме на этой богом забытой планете..." Непереводимое ругательство.
   Два года? Хммм. Неслабо. Есть такие планеты, где жизнь человека оценивается всего лишь в два года тюрьмы. Хотя она пишет, что не совершала? Есть и такие мусорники, где, вполне возможно, зная, что она невиновна, дали ей два года, чтоб проучить других. Мол, чтоб неповадно было даже попадаться не в том месте не в то время. Я не шучу. Одна из таких планет - Свинтус. Свинтус - само о себе говорящее прозвище, а настоящее название уже мало кто помнит, и уж во всяком случае - не я. По космографии у меня была далеко не лучшая отметка в школе.
   Я спустился вниз по ступеням. Может здесь, в боковом ответвлении, где-то есть склад, где, вполне возможно, я найду какое-нибудь оружие или хотя бы амуницию к имеющемуся. А с другой стороны эти бегемоты... Не случайно ли они здесь? Они охраняют шахты - ежу понятно. Но если они их ещё и построили, то тогда мне на их складе делать нечего. Разве что попробовать отрубить у одного из них лапу и попытаться разобраться в стрельбе из налаповой базуки. Этого бы я сделать, конечно, не сумел. То есть разобраться сумел бы, но отрубить лапу... Одного взгляда на неё хватило, чтобы понять, что для отделения её от тела потребуется мощный лазерный станок, а чтобы потом поднять - средний подъёмный кран. Ну что ж, будем надеяться на лучшее. В конце-то концов, я ещё жив.
   Чуть ниже, за поворотом, я увидел самый настоящий древний лифт. Современные - это скоростные платформы без стен и дверей, а здесь - обыкновенная кабина с закрывающейся дверью. Это я узнал, нажав на кнопку. Приехала эта самая кабина и открыла дверь, а точнее - металлическую решётку, приглашая меня войти внутрь. Я вошёл. Может быть там внизу ловушка или что-то опасное, а может и нет, кто знает? Может - наоборот, там склад боеприпасов, или ещё лучше - кто-нибудь живой из людей.
   Я дернул ручку вниз в кабине лифта. Массивная решётка закрылась и кабина, слегка дёрнувшись, довольно быстро поехала вниз. Когда она остановилась, в наступившей тишине мне почудился легкий плеск. Пройдя дальше, в конце коридора я узрел выход наружу. Там был небольшой мостик - так, одна металлическая балка - через озеро, которое я когда-то обозревал, находясь возле упавшего корабля на скале далеко вверху. Всё правильно: я находился на дне расщелины. Плеск, который я слышал, издавали волны озера, когда ударялись о крутые берега. Я перешёл по мостику на противоположный берег и осмотрелся. Редкие пальмы, чахлые кустики, некоторые с ягодами, по большинству оранжевого цвета. Были также и другие ягоды, но в основном бледные цвета, а вот оранжевый бросался в глаза. Хотя я и был очень голоден, пробовать ничего не стал. Перспектива загнуться от яда меня нисколько не привлекала. Лучше уж потерпеть. Может, найду чего-нибудь менее подозрительного...
   Я присел на землю и стал размышлять о дальнейших действиях. В голову полезли скверные мысли. Это ж надо было так влипнуть! Какие эти скаржи сволочи. Если какого-нибудь увижу, первым делом убью, а потом уже буду задавать вопросы. А вообще я сам - труп. Это только вопрос времени. Один на чужой планете, на руках всего лишь пистолет... Получается, что теперь только осталось противоборствующим группировкам в лице Голода, Жажды, Скаржа, Местных Тварей, Бегемотов или даже, возможно, Радиации или Здешних Микробов решить, кто первым меня доконает.
   Краем глаза я уловил движение и подпрыгнул, как ужаленный в причинное место. Вот зараза! Это был с виду безобидный зверёк, размерами с кролика, и внешностью напоминающий его же. Разве что у этого зверя было всего две конечности, на которых он и двигался, по большей части прыжками. Действительно, вроде безобидный, но я на всякий случай отошёл подальше и взял его на мушку. Кто знает, что кроется за его внешней безобидностью. Один раз, когда я был ещё в десанте, при мне внешне безобидный маленький зверёк, прыгнув, откусил одному из солдат его главный (в смысле, воспроизводительный) орган, а конкретнее говоря - наследство, когда тот отошёл по малой нужде.
   Зверек, за которым я наблюдал, деловито подпрыгнул к кусту, осторожно отгрыз листок и стал жевать. Травоядное! Я, не расслабляя руки с оружием, протянул вторую руку и погладил его по загривку. Кажется, обошлось. Рука цела, да и зубы у зверя не те, чтобы грызть что-нибудь плотнее листьев. Зверёныш дожевал лист и, не обращая на меня ни малейшего внимания, ускакал по своим делам.
   Интересно, в этом озере - вода? С такой мыслью я глянул на зеркальную гладь. Подошёл ближе, всматриваясь. Выглядит, как вода, но рисковать не стоит. Всё ещё додумывая эту мысль, я с проклятиями полетел вниз и ушёл с плеском в глубину из-за того, что берег под моим весом осыпался. А ведь повезло, действительно вода! Только как теперь выбраться? Берега такие крутые, что не взобраться. Во, влип!
   Я стал отчаянно грести, высматривая что-нибудь типа мели, чтобы вылезти. Должно же быть что-то. Как-то же местные или кто ещё здесь плавали! К водопаду приближаться я не стал, ещё чего. После пары-тройки минут рассеканий руками по воде я увидел-таки, наконец, то, что искал. Было нечто вроде металлического причала. Причал был скрыт за камнями, так что сверху, со скалы, я его не видел.
   Я выбрался и отряхнулся. Бр-р-р, прохладно!
   За ящиками, стоявшими на причале, лежал в луже крови человек, который, судя по всему, и умер-то от потери этой самой крови. Тоже с моего тюремного корабля, кстати. Один из охранников. В его кармане кроме дневника я нашел ещё и немного боеприпасов к своему пистолету. Судя по дневнику, он предпринял самостоятельную вылазку и потом очень сожалел об этом: "Чёрт! Почему я не остался с остальными! Кажется, моя нога сломана в нескольких местах". Не очень мудро, конечно, но остальным его товарищам, судя по тому, что я видел, повезло не больше.
   На причале была небольшая лифт-платформа, доставляющая на пару метров выше, прямо ко входу в темноватую пещеру. Скорее не пещеру - очередную шахту. Только на этот раз действительно шахта, а не просто коридор внутри скалы, как это было в случае предыдущей "шахты". Внутри было много копательных инструментов, ящиков, груд камней. А дальше была пещера, освещенная фонарями. Прежде чем выйти на свет из прохода в пещеру, я осмотрел её внутренности. Перевёл взгляд на потолок и увидел шипострела. Навыки, полученные в десанте, мне как всегда пригодились. И вообще, армия сделала из меня человека, если вы хотите знать. Рекомендую. Конечно, риск определённый есть, без лишних прикрас, дело опасное. Однажды из всего десантного отряда выжили в плохо организованной операции только я и ещё двое солдат. Жутко было, зато какие воспоминания!
   Итак, я подошёл поближе, чтобы расстрелять тварь, свисающую с потолка. Прячась за одним из огромных ящиков, я прицелился. Что-то посыпалось мне на голову. Галька? Я бросил взгляд наверх. Мама родная! Прямо надо мной ещё один! Хорошо хоть, он прямо вниз стрелять не может, а, вижу, вовсю пытается. Нервы сдали, и я высадил в него всю обойму. Отпрянул, когда труп отцепился от потолка и чуть не угодил мерзкой пастью прямо мне на затылок. Три шипа со свистом полетели в меня с разных сторон. Ещё двое шипоплюев, которых я не заметил, в компании с тем, которого я первым увидел, решили всерьёз меня "прошипить". Да ещё и этот рёв из прохода, противоположного тому, откуда я пришёл... Бегемот! Бежит сюда на звук выстрелов. Вот этого как раз мне и не хватало для полного счастья. Стреляя по шипастым гадам, я прыгнул в темноту тоннеля. Из другого выскочил бегемот и стал оглядываться. Я затаил дыхание. Ему стоит только выпустить ракету - и всё. Мне деться в узком проходе некуда. И шипастые твари его не трогали. А я-то надеялся! Они что же здесь, на правах хозяина и собак?
   Придётся импровизировать... Выбрав момент, когда кабан повернётся ко мне спиной, я выбежал и стал прямо между ним и шипосрулями. Те дали залп и попали, само собой, прямо в затылок громилы, так как я был достаточно умён, чтобы не стоять как истукан на прежнем месте, и улепётывал со всех ног по тоннелю назад, унося в плече один шип. Вот что значит быть недостаточно проворным. Я остановился в тени, ожидая начала. И действительно - началось. Громила оскорблённо взревел и развернулся к шипастым. Завязалась перестрелка. Всё-таки это были не хозяин и собаки, а скорее ты мне - друг, а я - приятель, а раз ты меня ударил - знач уже не друг мне ты. Опять повезло. Бегемот долгое время пускал вслепую под потолок ракеты. Хотя никого в живых там уже не было - он этого не видел, ведь в обоих глазах у него торчало по шипу по самое основание. Наконец мозг сообразил, что пора бы и умереть, и громадная туша, в последний раз взревев, осела на землю.
   Нащупав пальцами шип в плече, я выдернул его, кровь брызнула и потекла ручейком. Странно, почему я не сделал этого раньше, ведь рука зверски болела. Хорошо, по крайней мере, что не отравлено. Ну, никаких известных признаков отравления. Пока. Ладно, скарж с ним. Всё равно, если и отравлено, то ничего не смогу сделать.
   Зажимая рукой кровоточащую рану, я осторожно вышел на свет. Вроде чисто, никого. После диверсантской акции я предусмотрительно кинулся спасаться в тоннель, из которого прибыл. Ведь в другом могло оказаться что угодно, начиная от других бегемотов и шипострелов и кончая обычной глубокой ямой.
   Пещера представляла собой сердце шахты. Разработки здесь велись так себе. Серьёзными назвать нельзя в силу невеликости их самих как таковых. Пещера-то была размером где-то около семь на десять метров, а в высоту метров пять. Но зато шахта была плодородной. Прямо в стене торчал большой таридиевый кристалл. А рядом - ещё несколько поменьше. Все голубоватого оттенка, как обычно. Похожи на лёд по внешнему виду. Только создаётся впечатление, что вода собралась в кристалл и по какому-то необъяснимому закону физики не растекается. Твёрдые на ощупь, зато поверхность колеблется, как у настоящей воды в море. Один такой стоит примерно столько же, сколько я зарабатываю в своей лавочке за пару лет. А если покопаться на этих разработках ещё?
   Только вот вид богатства меня особо не радовал. Что толку с него, если я скоро сдохну здесь неподалёку под кустиком... Таридий есть одно из видов топлива на сегодняшний день. Дорогостоящего топлива, надо заметить. Поэтому его чаще используют в другой сфере - как оружие. Есть таридиевые скорострельные ружья, так называемые стингеры, которые входят в состав стандартного вооружения армии. Преимущество в том, что при малом весе и количестве амуниции ружьё позволяет стрелять значительно быстрее и дольше, чем большинство других орудий. Быстрее и дольше при меньшем весе боеприпасов, чем, к примеру, этот пистолет. Эх, мне бы сейчас такую пушечку!
   Я посидел немного, кое-как перевязывая рану. Она, зараза, зверски болела. Шипострелы своё дело знают и доказали мне это на моей собственной шкуре... Затем я вскрыл пару деревянных ящиков, стоящих то тут, то там по пещере. Всё тот же таридий. Только измельчённый. Кто-то готовит его сразу на экспорт...
   Я осторожно пошёл в другой проход. Он вывел меня, в конце концов, на берег озера. Прямо к хижине, которую я видел тогда, сверху.
   На входе в хижину пришлось убить притаившегося на потолке шипастого. Первое, что бросилось в глаза - труп человека, солдата на деревянной кровати. А потом я посмотрел себе под ноги. Мама мия! Существо, лежащее на полу, было немного похоже на человека. По виду - сущий туземец в одежде из шкур. Ростом выше обычного человека головы на три, носа нет, только ноздри там, где у человека нос, желтокожий, а также самая незначительная деталь: у него рук было не две, а четыре. Такой вот четверорукий желтокожий гуманоид. И глаза у него были тоже жёлтые. Не такие жёлтые, как кожа. Желтее. Даже немного светились. Две грудных клетки, по одной на каждую пару рук.
   В данный момент он умирал, пронзённый шипом. Он заметил меня и попытался что-то сказать, но кровь хлынула изо рта. Может быть, если б я понимал язык, я бы хоть что-то разобрал, но, увы... Я похлопал себя по карманам. Да где же он, не потерял ли где? Ага! Вот! Я выудил переводчик и быстро поднёс его к голове умирающего. Переводчик пискнул, вбирая в себя знания существа. Пригодится. А пригодилось тут же. На столе лежал дневник хозяина хижины. Да что они все на них помешались, что ли?
   Дневник, конечно, вещь хорошая. По традиции все ведут записи, чтобы вдруг кто-то будет проходить тем же путём и наткнётся на твой труп, по ним намного легче можно было бы узнать подробности. Заведена эта традиция была после того, как дневник одного из потерпевших крушение спас сто жизней целой научной экспедиции. Ну, может быть, люди имеют эту привычку по необходимости или в подражание. Может даже и скаржи, поскольку тоже знают о полезности этого обычая, ведут дневники (а по слухам это именно так, хотя, интересно, откуда такие слухи, ведь реально никто с ними не сталкивался?). Но первый же попавшийся местный житель, который делает записи о прожитом дне? Большинство тех дневников, что я видел - сплошные бортовые журналы. Я же никогда не ставлю даты и записываю каждый день только то, что увидел. Знаю, это неправильно, но зато редко бывают фразы типа: "А что же со мной будет?", из-за чего мой дневник очень похож на приключенческий роман. Ха, осталось только разметить по главам - и в печать.
   Конечно, дневники дикарей отличаются от наших не только языком написания. У нас это - электронные записники, а у них самые настоящие стопки бумаги.
   Судя по этому дневнику, писал его священник или некто истово верующий. Пытался лечить того, что на столе. "...Рассерженные боги начинают наказывать грешников. Я буду молиться за их души, но, боюсь, мои молитвы не будут услышаны. Я должен отправляться в храм Чизры". Боги? Храм? Древневековье! А грешники - это, видимо, мы, люди.
   Вдруг сбоку раздалось шипение. Я вскинул пушку и нажал на спуск. К моим ногам упала влетевшая в дом, уже было раззявившая пасть летающая бестия. Я даже не успел испугаться. Она имела форму ската. Такие же с виду крылья, единственное что - перепончатые, длинный узкий хвост, вот только пасть непомерно зубастая. И глаза выпученные, хотя посмотрел бы я на себя со стороны, если б кто выпустил мне в лоб пару пуль в упор. Я попинал ногой её не подающее признаков жизни тело, затем стал размышлять.
   Значит, тут имеются летающие хищники. Надо будет внимательнее наблюдать за небом... Как там писал священник? Храм Чизры? Хорошо, подадимся туда. По названию - место людное, и, должно быть, популярное у местных аборигенов. А они могут мне помочь вырваться с этой проклятущей планеты, которая есть не иначе как широкая в диаметре и очень глубокая, тёмная и вонючая задница. Само собой, местные так не считают, поэтому лучше своё мнение держать при себе...
   Я вышел из хижины. Движение сбоку заставило меня опять, обливаясь потом, устремить ствол в ту сторону. Спокойнее, спокойнее, нервишки начинают сдавать... Ещё бы! Каково видеть длинные зубы в нескольких сантиметрах от своего лица? Правильно, мягко выражаясь, не очень приятно и немного шокирующе. Вот такое состояние и было у меня после встречи, чуть не окончившейся трагически, с летающей тварью. А сейчас никаких длинных зубов не было, это был опять всего-навсего этот безобидный зверёк на двух лапах. А у страха глаза велики, поэтому воображение мне дорисовало сразу же и зубы и прочие атрибуты, так что я чуть его не пристрелил. Что же это за зверь? Местное домашнее животное, или скот? Или и то, и другое?
   Я пошёл прочь от хижины, случайно задев ногой камешек, имевший несчастье лежать у меня на пути, от чего тот покатился по берегу и упал в воду. Минуя валуны, упавшие сверху, со скал, в незапамятные ещё времена, вскарабкиваясь на те, которые обойти было нельзя, выделывая всеми этими действиями замысловатые петли, я шагал вперёд, пока не увидел широкую доску. Она, наподобие той, через которую я перешёл из тоннеля внутри скалы на берег этого озера, была перекинута через заливчик, образованный озером. А за ней виднелся ещё один вход в скалу. И кто-то, очень напоминающий толстую бегемотину, стоит на входе. Да сколько их тут? И скольких мне ещё придётся положить, прежде чем меня убьют? И кто меня убьёт? Шипострел? Летун? Бегемот какой-нибудь? Ну, уж во всяком случае, не этот. Я стиснул зубы и пошёл в атаку. Он потратил некоторое время на разворот, поскольку, дурак, стоял ко мне спиной. А насколько медлительная их порода - ужас!
   Совсем, между прочим, зря. Этот уже теперь может сколько угодно клясть предков, не давших достаточной скорости, чтобы приструнить дерзкого человечишку, такого маленького и беспомощного. Без толстого надёжного слоя жира. Одна ракета разнесёт в клочки... Впрочем, не всё ли равно, что думал этот бегемот, когда погибал, и что они думают вообще? В тот момент мне была важнее моя судьба, поэтому я тогда не размышлял особо о проблемах мироздания, а скакнул в проход и ушёл вбок на случай того, что какой-нибудь толстый собрат решит прогуляться к выходу на шум. Повезло. Никого больше не было.
   А за поворотом в тоннеле я понял, почему. Там находился лифт. Тот самый, на котором я сюда опустился. Я критически осмотрел свою мокрую одежду. Так и надо дураку. А ведь мог бы, вместо того, чтобы хлебалом щелкать, внимательнее смотреть по сторонам, когда выходил из лифта. Тогда б заметил за громадными ящиками проход в другую сторону, и, может быть, всё повернулось бы иначе, и я б не упал с обрыва. С другой стороны я не успел бы добраться до аборигена, и он был бы уже мёртв, так и не отдав свои знания моему переводчику. Путь от хижины к лифту из-за тех дурацких выделываемых мною по окрестностям петель занял у меня больше времени, чем путь вплавь и драка с бегемотом и шипастыми.
   Лифт доставил меня наверх с немного удивительной для столь древней конструкции скоростью. Наверное, кто-то постарался над ним дополнительно, окромя тутошних гениев. Я свернул в проход, где ещё не был.
   Там было нечто вроде склада с кучей ящиков, а также большая лифт-платформа, предназначенная для их транспортировки между этажами. Она также была заставлена ящиками, что, впрочем, не помешало мне поместиться на ней и подняться наверх. А наверху был выход наружу. На пороге я споткнулся о тело солдата. Первым делом я обыскал его и забрал все боеприпасы, а потом взялся за дневник. В его записях сообщалось, что на него напала летающая тварь, которая использовала хвост, как оружие. Он умудрился её убить, не будучи ранен сам. Я посмотрел по сторонам. Ага, вон она валяется. С такой гадиной мы уже встречались. Только вот пользуется она не исключительно хвостом. Чуть не загрызла, сволота! А ведь я тоже умудрился её убить, не получив ни царапины. Так-так, кое-что об оранжевых ягодах, которые вполне съедобны и хорошее лекарство... Последняя запись: "Я в порядке и могу продолжать..." Что продолжать - неизвестно. Может, правда, это и конец фразы. Даже если так, то ему всё равно не повезло.
   Минутку, что там он писал о ягодах? Я сорвался с места и бегом припустил к ближайшему кусту. Потом долго срывал горстями ягоды, клал их в рот и глотал, почти не пережёвывая, пытаясь утолить одну из самых главных неутолимых человеческих потребностей - голод. Затем стал жевать немного чаще. А потом, нажравшись от пуза, завалился под этим же кустом передохнуть. Философские мысли выбило, как молотком. Стало клонить в сон. Я почувствовал себя намного лучше. А ведь и вправду, ягодки-то целебные! Последним делом, с трудом превозмогая навалившуюся слабость - ещё бы, в таком напряжении весь день - я отполз в укромное место за куст. В полусонном забытье я успел подумать немного. Небольшой эксперимент. Я или проснусь, или меня найдут, но я этого уже не узнаю... Всё, дальше ничего не помню.
  

* * *

   Странный сон... Будто лечу вокруг большого мрачного замка. Взлетаю высоко в небо. Там парят птицы, но они меня не видят. Я пролетаю сквозь них, стремительно падаю вниз, к стенам, однако совершенно не боюсь высоты. Ведь я - невесом. На стенах ходят нали, но они меня не видят. Я пролетаю сквозь них, облетаю вокруг замка, видя чётко каждую щербинку в стене, каждый отколовшийся камешек. Я делаю круг около замка, затем опять взмываю в небо, падаю - и так снова и снова. Я вижу весь замок насквозь, ощущаю, что знаю его вдоль и поперёк, и всё же понимаю, что это всего лишь сон, и что после пробуждения останутся лишь смутно-прекрасные ощущения, воспоминания о полёте.
   Вверх! Вниз! Полный круг около замка. Снова вверх! Как хорошо летать! Внизу блестит вода, вверху - небо, в котором порхают птицы... А между водной и небесной гладями - замок, в котором живут нали и даже не догадываются о моём присутствии...
   Я не хочу этого, но понимаю, что скоро мне нужно будет уйти. Пора просыпаться... Просыпаться... Просыпаться...

День 2.

Горные глубины.

   Наконец-то дали спокойно выспаться. Хоть раз за последнее время сам проснулся. И то ладно. Я поднялся и зевнул. Во рту был противный привкус. Я поспешно заел его ягодами. Ягод, благо, росло на одном кусте больше, чем достаточно. Я прихватил пару гроздей с собой. А положил всё в рюкзак, изъятый у лежащего неподалёку солдата. Если мне хоть немного повезёт, то в дальнейшем мне найдётся, что туда класть.
   Странный сон мне привиделся нынче. И какой приятный... Буду не прочь увидеть его снова. Конечно, если доживу до ночи.
   Я пошёл дальше по дороге между скал. Дорога была что надо - в самый раз, чтобы ящики возить. А раз так, то неподалёку - другой склад, или какая-нибудь база. Не таскать же их по горам. Я тут же стал идти осторожнее, по возможности прячась за камнями. И правильно сделал. Можно сказать, это спасло мне жизнь. Отсюда, из-за большого камня, была видна врастающая в скалу постройка, ворота которой охраняло, по меньшей мере, трое бегемотин. Что же делать? Я заметил немного левее ступеньки к стене ответвления здания и мрачный провал двери. Чёрный ход?
   Я выждал момент и, пригибаясь, побежал через открытое место. Со зрением у бегемотов, похоже, не очень. Если б там стояли люди, то уже бы стреляли вовсю. А эти стоят столбом и хоть бы хны. Возле лестницы лежал ещё один человек. Похоже, ракета попала ему прямо в пятую точку. Но хоть дневник, чудом оказавшийся на уцелевшей части тела, был не особо повреждён. Я обычно читаю только последние записи. Нет смысла и времени на другое. "Я не могу пройти этих тварей, чтобы вернуться на помощь брату, патроны на исходе, а они постоянно патрулируют это место". Слова из дневника заставили меня насторожиться. Вернуться на помощь куда? Я встревоженно посмотрел в темноту прохода. Значит, патрулируют? Верю. Ведь не сам же он засунул себе ракетомёт в заднее место. Для этого надо как минимум иметь ракетомёт, а ничего похожего я не нашёл.
   Я прокрался внутрь. Там оказался ещё один склад, но в отличие от предыдущих склад огромный. Такого количества и размера ящиков я ещё не видел. За ними мог вполне спрятаться бегемот. Я укрылся в тени. Раздались шаги. Подошёл представитель этого рода собственной персоной. Массивная туша вышла на середину комнаты, а в то же время из той части комнаты, что была недосягаема моему взору, вышел другой бегемот. Они постояли с минуту, что-то обсуждая на своём ревущем языке, затем стали медленно поворачиваться спинами, чтобы разойтись. Ясно, это у них караул, значит.
   Я взял в каждую руку по пистолету (второй изъял у кого-то прежде, не помню) и, выскочив, пробежал между бегемотами, выпустив по обойме из каждого пистолета им в спины, а сам припустил к ближайшему ящику, ожидая начала чего-то страшного. И вот это что-то началось, когда они таки, хоть и медленно, но повернулись друг к другу, приставили ракетницы к грудкам и одновременно спустили курки. Через секунду от обоих не осталось ничего, кроме крови, кусков плоти и дерьма. У них не хватило мозгов, чтобы разобраться мирно! Даже на то, чтобы понять, что каждый использует совершенно другое оружие, нежели то, чем они были атакованы... Круто, я потихоньку начинаю учиться с ними обращаться. Может быть даже надрессирую парочку. Буду ходить по циркам, давать номера... Представляю картину: "Артист Джен Рубецкий и его банда дрессированных бегемотов с врощёнными в лапы ракетными установками!"
   Ну вот ещё не хватало. Что я клоун, что ли? Вот нарядить бы Тима, а самому менеджером... Тим... Я поспешно переключил свои мысли на реальность. И так по уши в самом центре вонючей кучи. Нечего ещё усугублять положение грустными мыслями.
   За ящиком я нашёл ещё одного человека. Кусок угля. Дневник тоже сгорел. Может это и был брат того, что снаружи, но узнать мне этого не довелось.
   Второй выход из склада был прямо на балкон над головами бегемотов, охраняющих большую дверь. Тех, самых, от всевидящих очей которых я прятался недавно за камнями, чтобы прокрасться на склад.
   Тут уже было немного проще. Всего их четверо. Патронов хватало и ещё оставалось. Я стал стрелять. Выгодой послужило мизерное расстояние между моими стволами и их головами, а также чрезвычайная неповоротливость тварей. Первые два упали сразу. Только мозги брызнули. Третий немного посопротивлялся и упал только после пятого выстрела - черепушка у него оказалась крепче. Четвёртый успел обернуться, но не сообразил, что стреляли сверху, а не сзади, так как в него я ни разу до того не попал. Мне немного не повезло - сразу я его не завалил, чудом увернулся от ракеты, которую тот выпустил в меня, уже падая. Ракета взорвалась высоко над головой, врезавшись в скалу. Мелкая галька сверху - ощущение не очень приятное. Я не стал ждать себе на голову что-нибудь покрупнее (чего доброго ещё обвал будет), спрыгнул с балкончика вниз и толкнул дверь. Она поддалась легко, я даже удивился, глядя на её размеры: по высоте втрое больше меня, а зайдёт в неё таких как я в ряд, расправив плечи, человека четыре. Значит, дверь крепилась не просто на петлях, а на чём-то вроде сенсорных механизмов. Когда-то я такие видел, когда ездил на выставку древних технологий два года назад. Если потребуется, дверь выдержит самый сильный удар. А так её может открыть даже ребёнок.
   Не теряя зря времени, я зашёл внутрь. Дверь медленно захлопнулась с глухим стуком.
  

* * *

   Коридор некоторое время поизвивался, а затем привел меня в то ли комнату, то ли пещеру. Скорее, большая пещера, оборудованная под комнату. С подпорками, кучей ящиков, осветительных приборов, таких как лампы, а также всяких горнодробительных аппаратов и прочей электроники, назначение которой я не бросился выяснять тут же, так как попросту опасался за свою жизнь. На металлическом полу, рядом со входом, лежал человек. Как и все, кто мне встречался по пути, мёртвый. У него нашлось немного патронов, но дневника не было. А странно, тело было вполне целое, дневник не пострадал бы. Значит, это был один из тех немногих, кто не уважает традицию дневникописания. Я пнул труп ногой. Надо же, а он был с принципами. Ну как я теперь узнаю, что с ним случилось?
   Шум шагов за одной из дверей заставил меня упасть на пол, за ящик. Из темноты в пещеру ввалился бегемот и чинно протопал в другой проход. За ним следовал скарж. Они вроде бы как на правах дружбы? Не заметно что-то, чтобы кто-то кого-то подгонял, или ещё чего-нибудь. Может быть, они есть одно целое расы скаржей? Мы-то видели только этих, хвостатых, которых я называю скаржами. А это у них могут быть как бы интеллектуальные работяги. Если бегемот годится, чтобы его гнать на убой куда-нибудь, ставить охранять объекты (он хоть неуклюж, зато непробиваем), то эти, которых я зову скаржами, вполне годятся на то, чтобы оперировать компьютерами, космическими кораблями, и в то же время достаточно вёрткие, чтобы пролезть в любую щель и спастись бегством, когда за ним будет гнаться группа недружелюбно настроенных астронавтов с гаечными ключами. Если возле важной стратегической точки - скажем, пульта управления - поставить одного скаржа, то он будет в силах справиться с тремя-четырьмя людьми. Если нападающих будет больше - то заблокировать пульт и удрать, унеся знания с собой. А в случае штурмовой атаки применяют силу бегемотов.
   Задумался я что-то, одёрнул я себя и повторно осмотрелся. Один проход выделялся среди других своими размерами. Он был немного выше и шире остальных. А сверху висела надпись... Эх, надпись не по-нашему. Это во-первых, а во-вторых - высоко. Переводчиком не достать. Или он сумеет? Ящики были слишком огромны, чтобы суметь использовать их в качестве подставки - мне на них не взобраться. Я поднял переводчик вверх, насколько мог, даже привстал на цыпочки и, направив его на надпись, нажал на кнопку. Раздался писк. Я глянул на экран. Есть! Иероглифы на экране были идентичны тем, что над дверью. Переводчик стал перебирать. Вот чёрт! Надо будет поймать какого-нибудь живого скаржа. И как я об этом раньше не подумал? Бегемоты тоже ведь могли знать письменность. Не уверен, конечно, уж очень они тупые на вид, но всё же...
   Пока переводчик перебирал, я зашёл в проход. Он уходил направо, и вскоре, двигаясь с максимальной осторожностью, я увидел лифт. Ну, даже не лифт, а лифт-платформу. Есть разница. Лифт - это обычно кабина, предназначенная для перебросок на большие высоты. А платформа-лифт, или просто платформа предназначена для переброски на меньшие высоты. Поэтому-то из-за маленьких расстояний это средство подъёма и делают одной большой плитой без всяких прибамбасов типа поручней или крыши. Даже без стен. Она движется с такой маленькой скоростью, что чтобы вляпаться в несчастный случай, надо хорошо постараться.
   Итак, я съехал на платформе вниз. Возле платформы на боковых стенах находились вентиляторы. Они обдули меня воздухом, когда я сошёл с платформы. Дезинфекция, или просто для хороших ощущений? Скаржи любят прохладу? Да нет, вспомнил кое-что про шахты, это скорее всего обычная вентиляция, обеспечение свежим воздухом с поверхности.
   За поворотом мне открылось замечательное зрелище. Я даже открыл рот от изумления. Озеро лавы. Булькающей пламенно-яркой жидкости. Темный пар вздымался над поверхностью лавы и уходил под потолок, где в красноватом сиянии свисали сталактиты, приобретая тёмно-красный оттенок. Это было настолько красиво после унылых однообразных пещер и коридоров...
   Я заставил себя двигаться. Кроме любования местными красотами передо мной стоит ещё одна такая ма-а-аленькая задачка: выжить.
   Озеро скрылось за поворотом. Я почувствовал опасность. Чувство опасности давно покинуло меня с тех пор, как я ушёл из армии, но теперь, похоже, вынужденно вернулось к неблагодарному человеку. Оно мне много раз спасало жизнь в армейских походах. Хоть я и не знал, откуда может прийти опасность, но верил чувству и был настороже. Так и сейчас.
   Довольно странный коридор. Лампы по обоим бокам были расставлены очень часто. Какие-то странные выступы на стенах. А за углом... Я отскочил и чуть не заорал. Сердце бешено колотилось. Такого количества трупов в одном месте я давно не видел. Лет пять, наверное. Человек восемь устлали пол коридора. Все мертвы, разодраны в клочья, как и те, что на тюремном корабле. Уже несколько суток, как определил я по гнилостному запаху и рою мух над телами. Причём, судя по их местоположению друг относительно друга, а также относительно мух - в разное время. Я подошёл и, стараясь не дышать, осмотрел тела. При них не обнаружилось ни дневников, ни оружия. Очевидно, их обчистили. Я похолодел...
   Но коридор был минован беспрепятственно. То, что убило этих людей, меня, как показалось, вниманием обошло. В конце коридора было два пульта управления со скаржьими иероглифами. Ни на что не надеясь, я всё же поднёс переводчик к монитору. Однако переводчик пикнул утвердительно. Возможно, вторая фраза дала ему больше информации, потому что на экране были расшифрованы некоторые слова. "...силовое поле". Силовое поле? Не знаю никаких силовых полей. И вообще не люблю силовые поля. Так достаёт обычно, особенно когда забываешь код и не можешь попасть в кладовку целый день, из-за чего торговля срывается. Я нажал на некоторые кнопки. Надпись на экране сменилась. Я зарядил переводчик этой фразой, из которой некоторые слова перевелись сразу. Те же самые "силовое поле..."
   Я пожал плечами и пошёл назад. Минув место с трупами, я завернул и увидел, что хода нет. Те самые странные выступы выдвинулись из стены, оказавшись большими шпалами, и полностью перекрыли дорогу. Чувство опасности прямо таки забило тревогу. Лампы стали гаснуть одна за другой. Я побежал к пультам. Поздно. Путь туда тоже перекрыт такими же выступами. Тем временем последняя лампа погасла. Я услышал за спиной рычание и обернулся. На меня надвигался скарж! Я запаниковал и стал отступать. Что-то было странное в его походке. Он был ранен, держался за бок и хромал! Тот самый скарж, что удрал тогда от меня с корабля. Это мне подбавило уверенности, я вспомнил, что вооружен, достал пистолет и начал пальбу. Через некоторое время уверенность во мне несколько поугасла. Скарж, невзирая на прямые попадания, всё шёл на меня. Я заорал, ускоряя стрельбу, паля одновременно из пистолета и лучевика. К этому времени я уже упёрся спиной в стену - дальше отступать было некуда. Скарж дошёл до меня и протянул лапу. Блеснули длинные, в полметра, когти.
   Я пригнулся и прыгнул вперёд, уворачиваясь от лапы, и, оказавшись позади скаржа, развернулся, наводя оружие на тварь. Однако скарж, протянув лапу, не удержал равновесие и грохнулся вперёд, сползая мордой по стенке. Больше он не двигался. Вот придурок! Скарж ведь был уже фактически мёртв ещё где-то на полпути ко мне... А я потратил столько патронов. Лапу он протянул уже скорее всего на рефлексах. Я перевёл дух. Чёрт! Прямо как на этих дебильных Состязаниях.
   О Состязаниях я немного слышал. Их ещё называют Нереальными Состязаниями. Да уж, самая что ни на есть нереальщина. Оригинально Состязания были задуманы для того, чтобы любителям насилия было чем заняться или на что смотреть, чтобы им было куда девать свою ярость. Но сейчас Состязания - это, в основном, битва на аренах на потеху богачей. А это ещё те сволочи. Устраивают такое... В основном это, конечно, битвы. Чаще - один на один или каждый сам за себя. Иногда бывает командный бой, а уж совсем редко - захват базы или вражеского флага. Самое популярное развлечение на данный момент у людей. Сидишь и смотришь, как смертники валят друг друга. Кретинизм полный, ненавижу его и совсем не понимаю современников, которые это смотрят. На аренах бьются в основном заключённые, военнопленные, а также совсем редко - вольные. У первой категории - заключённых и военнопленных - есть шанс получить полную амнистию. Это в случае победы. То есть, главное - выжить. Военнопленные здесь - это чаще всего раса некрисов. Мы их назвали так не за то, что они все некроманты или, пардон, некрофилы, а за то, что они с виду как люди, возможно даже потомки, только у них кожа идеально белая и у большинства - глаза вместе со зрачками тоже белые. У некоторых встречаются глаза, как у людей, но редко. Они очень смахивают на восставших из могил мертвецов. В крайнем случае - на волшебников из древних сказок, этих мертвецов призывающих. Тех самых некромантов. Наверное, отсюда и их название. Трупы ходячие. Война с ними давно закончилась, но пленные у нас ещё остались. Не буду я сейчас тут переписывать историю. Любой школьник изучает её с пятого класса. Рассчитывать на то, что в будущем, годков эдак через тыщу, археологи раскопают мой дневник и узнают, что было раньше? Или чего уж там: фантазировать, так на полную. Рассчитывать, что мой дневник каким-то образом попадёт в прошлое, в руки одному из аборигенов на Земле, и выйдет неплохой фантастический роман? Бред! Даже если так, то всё равно на описание всех этих исторических фактов не хватит и двух таких дневников, как мой, а также этой ночи, за которую мне всё-таки надо отдохнуть.
   Вторая же категория участников состязаний - сплошь психи, садисты и профессиональные маньяки. Они вступают туда по собственной воле, надеясь стать чемпионом. А это, ох-хо-хо, всё! Чемпион, по правилам, фактически управляет Состязаниями. Это очень большие деньги и власть. И популярность. Единственное условие - он обязательно должен биться с главным претендентом в чемпионы и не делать ничего такого, что помогло бы ему, чемпиону, выиграть бой. Бой должен быть честным. А остальное - полная свобода. Чемпион может сам выбирать поля боёв. Разрушать старые, сам строить новые, или закупать уже построенные здания, оформляя их под арену. Чемпион назначает даты состязаний. Составляет расписание участников. Ну и тому подобное.
   Выбор принять участие есть у всех. Фактически, выбор был и у меня, и я это знал, хоть мне никто и не говорил. Но я же не настолько дурак, чтобы туда переться. Для этого надо быть полным придурком, или желать умереть, или мочь убить больше ста профессионально подготовленных людей в течение двадцати минут, что когда-то проделал нынешний чемпион. Только такие люди имеют там шанс. И то всегда остаётся случайная ракета, что-нибудь упустишь, что-то недосмотришь. И уже лежишь в луже крови, а над тобой стоит совсем ещё зелёный сынок и распахнул глаза, не веря своему счастью. А в следующую секунду он захлёбывается кровью и падает на тебя от выстрела другого участника.
   Я подошёл к скаржу поближе. Ни фига себе! Это у него не когти, хотя когти тоже имеются. Это просто стальные клинки, приделанные к лапам, по два на каждую, короче - оружие рукопашного боя. Острое, как даже не знаю что. Этим можно было вполне порубать на кусочки такое количество неосторожных людей, как те на корабле. Но самое интересное - эти клинки при желании можно задвинуть в налаповые ножны, чтобы никого не поранить или самому не пораниться, как будто кошка прячет свои когти. А в горячей обстановке их легко выдвинуть из ножен, а потом или кому-нибудь чего-нить отрубить, или глаза выколоть...
   Скарж был недостаточно проворен, поэтому был ранен. А сейчас я добил его. Да, Тим, я отомстил за тебя. И-эх! Сюда б камеру да побольше освещения... Классная получилась бы голография. Великий охотник Джен в полный объём одной ногой на трупе поверженного им скаржа. Да-а-а...
   Откуда же он выпрыгнул? Я заметил в стене квадрат проёма, которого не видел раньше. Это была комната, отделявшаяся от коридора выдвижной стеной, в данный момент отодвинутой в сторону. В ней находился пульт управления с мониторами наблюдения за коридором. Рядом на столе стоял какой-то скаржий тип медаптечки. Ага, я, видимо, оторвал скаржа от важного занятия залатывания дырок. В моём мозгу возникла картина произошедшего.
   Скарж, так и неизвестным мне до сих пор способом сбежав с корабля, отправился в шахту и пришёл сюда. Он сменил охранника, сидевшего в этой каморке, надеясь залечить раны. А охраннику дал задание взять подкрепление и пойти перекрыть выход. Скорее всего, то охранник и прошёл мимо меня вместе с бегемотом. Они отправлялись за подкреплением, а куда же ещё скарж мог топать в компании верзилы? Наверное, он прихватил его по дороге в качестве первого из подкрепления, а бегемот был этим очень обрадован, чем и объяснялся его довольный вид. Зачем скаржу было идти за подкреплением пешком? Ведь здесь не каменный век, есть средства коммуникации... Ответ был прост, как его вспомнил я из школьной физики: в таридиевой шахте пытаться связаться с персоналом рядом с залежами таридия - сущая головная боль. Это вещество имеет свойство полностью перепоганивать все виды излучения. Так что сигнал доходит немного не так. И если что-то и можно будет увидеть на экране, то чью-нибудь спину или что-то ещё пониже со стороны живота. Это в самом-самом лучшем случае. Никогда информация не передастся по воздуху, если рядом много таридия. Можно связываться через коммуникаторы, соединённые кабелями, но попробуй проведи в каждую точку шахты кабель, да ещё поймай возле одной из точек коммуникации какую-нибудь постоянно перемещающуюся патрульную группу. Знаю, плохо, но что поделать. Плохо в целом, а в данный момент для меня - хорошо. Иначе меня бы уже не было.
   Затем мой старый знакомый скарж решил немного подлатать себя, и был столь поглощён процедурой, что забыл поглядывать на мониторы и узнал о моём присутствии только тогда, когда загорелась вот эта вот красная лампочка, и стал верещать негромкий, но противный звучок. Это оттого, что я понажимал на кнопки? Я достал переводчик и глянул на экран, рассчитывая увидеть там всё тот же непрекращающийся перебор, но надеясь всё-таки на лучшее. Расчёты не оправдались, а надежда - вполне. Переведено было всё. Странно... Хотя, ничего странного. Скарж-то подошёл ко мне, правильно? Переводчик хоть и не должен был сработать, так как для моей головы он сработал только в пятнадцати сантиметрах, не больше, а для местного - в двадцати, но ведь сработал же! Может быть, у скаржей высокий ментальный уровень, их аура распространяет биополе намного дальше, чем людская... Во завернул, а? А скорее всего, у них просто мозги в заднице. Я задумался. Оригинально... Представляю скаржа, жалующегося на головные боли, и хватающегося за зад.
   Чувство опасности заорало мне в ухо: "Да очнись ты, дурак!"
   Я спохватился. Фраза ведь была на экране: ну первая, та, которую я поставил на перебор в начале, ещё, ладно, гласила: "Зона контроля силового поля". Вторая же была с экрана монитора контроля силового поля, что появилась как раз после нажатия мною всяких кнопочек. Она говорила о том, что "Силовое поле отключено. Уровень опасности - 2". Отсюда и красная лампочка на мониторе в подсобке у скаржа. Пора смываться. Я попытался разблокировать проходы. Это мне удалось. А вот свет включить - нет.
   Чёрт! Я немного притормозил, хотя мчался, как угорелый. Там же наверняка сейчас армия скаржей! А у меня патронов - что птица нагадила. Да если б даже и было много, всё равно против них мне не выстоять. Я пошёл тише. А к концу коридора уже крался на цыпочках.
   Осторожно выглянул за угол. Точно. Весь зал заполоняла толпа скаржей и бегемотов. Некоторые были в шахтёрских касках. Они переговаривались на своём рычащем языке. Наконец один из них что-то громко рыкнул и повёл ладонью вокруг. Очевидно, приказал рассыпаться и начинать поиски. Основную группу отправил в тот проход, где засел я. Мне стало плохо. Однако я поборол страх и сумел укрыться в тени стены, так что меня никто не заметил.
   Когда они ушли, я выглянул опять. Тот скарж, что давал команды, стоял на страже в самом центре комнаты. Это плохо. Если начать стрелять, то набежит толпа. А этого-то мне как раз и не хватает. К тому же из чего стрелять? Патронов-то нету. Хватает только на то, чтоб застрелиться. Тем временем скарж обернулся, чтобы посмотреть в другие тоннели. Я воспользовался этим и, пригибаясь и прячась за столбами, перебежал в другое место, а потом прокрался в самый большой проход, резонно сделав вывод, что только самый большой приведёт меня куда надо и не заведёт на какую-нибудь тупиковую разработку, или в другую подобную дыру, из которой уже потом не выкарабкаешься.
   В итоге я не встретил ни одного скаржа (видимо, все разбежались на мои поиски) и набрёл на большую пещеру, столь похожую на остальные, что мне уже захотелось выть от тоски. Куча камня, таридия, немного аппаратуры для его извлечения - и ничего больше. Но вот я приметил одну деталь, не похожую на остальные часто встречаемые мной на пути объекты. Монитор. Монитор этот находился рядом с выходом из пещеры. А выход этот блокировался силовым полем, в данный момент отключенным, к чему приложил руку, как справедливо подозреваю, я.
   Монитор сообщал персоналу, что "Поле отключено. Нарушитель в секторе В-6. В случае проникновения в запретную зону посторонних вначале стрелять, а потом задавать вопросы". Да, эти скаржи практичные ребята. Если б мы не воевали - к ним пошёл бы. Они ведь следят за каждым моим шагом и примерно знают, где я нахожусь, если я правильно понял!
   Кстати, можно было уже заметить, я отчётливо помню все подробности сегодняшнего дня. Сектор В-6, да-а-а. Предыдущий день я помню не очень хорошо. Даже не могу вспомнить название корабля. Однако стоп, вспомнил. "Вортекс Рикер". Вот как он назывался. Старый мусорник "Вортекс Рикер". Мне не будет тебя не хватать. Скучать не буду. Пропади ты пропадом, груда металлолома! Если б не он, меня бы здесь не было. Итак, название я всё же вспомнил. Но всё равно события прошлого дня - как в тумане. Наверное, это потому, что я тогда завалился спать, ничего не записав, а сейчас пишу за два дня...
   К чему бессмысленные догадки. Пора немного сократить объём размышлений и философствования. За "бумагу" я не боюсь. Памяти моего электронного дневника, который я спёр у одного из трупов на корабле, хватит надолго. Но вот время для сна у меня всё же ограничено. Постараюсь излагать как можно короче, хотя вряд ли получится. Уже пробовал. Перечитываю, за голову хватаюсь. Была б настоящая бумага - уже стала бы давно весом с мои вещи, доверху заполняющие рюкзак. Теперь бы ещё его на пароль не поставить, как я это могу сделать по привычке, выработанной годами работы в магазинчике с базой данных товаров, сделок и тому подобного. Пароль совершенно не нужен. Как же тогда мои записи прочитают возможные прохожие? Дневник-то в основном для этого и существует.
   Я огляделся. Всё то же: камень, таридий, инструменты для шахтёрских работ, металлическая бочка на пригорке... Бочка? Что же в ней такое? Почему она в отличие от ранее мне встречавшихся выкрашена в красный цвет? Может в ней что лежит? Я попытался вскрыть, но она не поддавалась - плотно закрыта. Тогда я решил вскрыть её с помощью лучевика. Полюбопытствовал, знаете ли, и хорошо за это получил. Вначале я прицелился, но затем отошёл подальше. Мало ли. Вдруг красный цвет означает "Взрывоопасно!".
   Недостаточно далеко отошёл. Взрывной волной меня подняло, швырнуло назад и припечатало к камню. Через несколько секунд я пришёл в себя и попытался приподняться. Тело ныло и стонало. Опалённое лицо болело, словно впились тысячи мелких иголок. Затылок кровоточил, голова кружилась от удара о стену. Сознание немного прояснилось, и я понял, что должен сматываться, пока скаржи не нагрянули. Ноги в руки, и потихоньку, где ползком, а где всё же бегом, я кое-как убрался в тень и залёг там. Странно, тихо... Не услышали? По мне так грохот был, что аж ухи чуть не поотпадали. А с другой стороны, уши не болят. Изнутри то есть, барабанные перепонки. Хмм. Возможно мне показалось, что грохот был сильным. Ещё бы не показаться - до сих пор башку ломит. Что же это было в бочке? Теперь я убедился, что красный цвет значит "не трогать!", но что именно не трогать? Что так сильно бабахает, но в то же время тихо? И каким образом? При взрыве звук поглощает, что ли? Химией я особо не увлекался, и не жалею об этом. Не хватало ещё закончить где-нибудь в домике в паре километров над землёй, смешав не тот раствор. Не был я лучшим в классе, да и не собирался. Если честно, ходил пересдавать три раза и, в конце концов, получил желаемую восьмёрку. По пятидесятибальной системе.
   А сейчас... Ну знал бы я, что в бочке было, что дальше? Плясать от радости и говорить: "Вот надо же, какой я умный!"? Какая мне польза от этого, если меня скоро пустят на мясо? Едят ли скаржи людей? Я призадумался. Нет, вряд ли. Мы-то их есть точно не станем. Если скаржи хоть каплю такие, как мы, и к тому же своих не едят, то у них должен быть психологический барьер, запрет на питание братьями по разуму. Легко жрать мясо кролика, шестилапа, коровы или грулла, считая, что единственное предназначение этого домашнего скота - нагуливать мяско и жирок для того, чтобы накормить потом вечно голодных братьев старших. Гораздо труднее жрать мясо и знать, что это когда-то было живое думающее существо. Которое вот так же ходило по своим делам, ело, спало, любило, ненавидело, размышляло о смысле жизни...
   Я подождал ещё немного и, уверившись в том, что никто не прибудет сюда, а если и прибудет, то случайно, стал подниматься. Куда же это меня занесло? Я оглядел своё укрытие и покинул его. Там где сейчас дыра, вроде бы была стена. Точно, вот тут стояла бочка. Гмм... Я прошёл в эту дыру и увидел дальше небольшое углубление. Так, ниша в скале. Зародыш новой ветви шахты, нового тоннеля. Там была глыба таридия, прямо на земле стояла, опёршись о стенку, кирка, а рядом лежало два тела. Один - местного четверорукого обитателя, а второй - ещё один солдат. Совсем девочка. Видимо, недавно из призывников. У них не было видимых ран, только мелкие царапины, никак не могущие послужить причиной смерти, разве что туда попал какой-то яд. Но на смерть от яда непохоже. Скорее - смерть от удушья. У девушки был неплохой арсенал. Наверное, они с дикарём упёрлись в дверь с полем, засели в этой дырке и отстреливались от скаржей до последнего. Хотя нет, отстреливалась девушка, а местный оружия не держал в руках. А ведь на нём такая же одежда, как и на том священнике, который умер прямо у моих ног. Она прекрасно держала позицию. Думаю, даже была отличницей в школе выживания. И от них избавились самым простым методом. Обрушили свод тоннеля, или просто подвезли камни, а потом заплавили намертво. Короче - замуровали, демоны.
   В дневнике четверорукого записано, что он собирался пересечь шахту Ражигар, как только поднимутся оба солнца. Да, так и было: "Деревня Харобед на другой стороне этих гор. Я подожду, пока поднимутся оба солнца, и отправлюсь через шахту Ражигар. Это единственный путь". Хорошая у меня память, не правда ли? Сам удивляюсь. Запомнил даже это мудрёное название деревеньки. А всё эти ягоды, теперь я понял! Они ведь лечебные. Раньше вроде бы никаких феноменальных способностей типа абсолютной памяти у меня не было, а теперь надо же! Всё началось с тех пор, как ягоды жру. Жру, потому что больше нечего. Негостеприимная планета. И нынешние её хозяева - тоже. А вообще, конечно, надо поздравить себя. Узнал название здешней шахты. Два солнца? Это интересно. Двойная звезда? Как жалко, что день был пасмурный. Такое нечасто встретишь. Населённая планета у двойной звезды - ещё реже. Правда, слышал, ходили легенды о населённой планете между двумя солнцами. Так там был настолько высокий уровень радиации, к тому же всё время - день, что жило там ни много, ни мало - четыре совершенно различные расы. Все коренные. Хорошая сказка, с хорошим концом. Жаль, в жизни такое редко бывает.
   У девушки дневника не оказалось. Всё чаще и чаще я не нахожу дневников. По слухам, дневники в армиях и экспедициях ведут абсолютно все. Что ж, слухи слухами, а вот она, практика, что показывает. Не всех передрессировали. А рекламу пускают, скоты. К военному начальству у меня ненависть осталась ещё со времён армии. За чересчур плохо спланированные операции, за любовь жертвовать, иногда даже бесцельно, простыми солдатами, за экономию на продовольствии и амуниции, чтобы потом себе дачу построить покрасивше... Вот стану маршалом, поразгоняю всех к чёртовой матери!
   Делать в пещере больше было нечего, так что я вернулся назад, где недавно подорвал бочку, и двинулся в проход, когда-то охраняемый силовым полем. Немного пройдя вперёд, я увидел лифт-платформу и спустился вниз. Ещё одно озеро лавы. Ну, к этому я уже привык. Но, как только я сделал следующий шаг, вдруг произошёл страшный толчок. Землетрясение, или какой-то больших масштабов взрыв неподалёку... Всё зашатало, затрясло. На голову посыпалась галька. Я икнул от испуга и прыгнул вперёд. Там, где я только что стоял, каменный мостик (и какой идиот сделал его каменным!) не выдержал моего веса вдобавок ко встряске и обломился. Да, ещё б чуть-чуть и...
   Я со страхом глядел на скаржа, по лбу стекали капли пота. Тот меня ещё не заметил, что-то колдовал над монитором, вделанным в стенку. Но вдруг обернётся. Тогда мне конец - эти твари чрезвычайно живучи. Чего стоит одно только шоу моей битвы с тем раненым! Но тут я заметил красную бочку рядом со скаржем. Ну, авось...
   Скаржа разнесло в клочья. Такого эффекта я не ожидал. Не так уж они и крепки. Может это просто случайность с тем, первым? Может он просто был очень крепкий экземпляр, а может я не знаю точно, когда в действительности он умер, или у него было что-то вроде бронежилета. "Кретин, не обнадёживайся, -- сказал я себе. -- А может, а может... Может этот, -- я потрогал ногой оторванную взрывом голову с оскаленной пастью, -- был необычайно хилый экземпляр".
   Я взглянул на монитор, что от взрыва ни капельки не пострадал. Затем поднёс переводчик. "Внимание! Нарушитель в секциях В-6 и Г-8. Всему персоналу - тщательно обыскать и охранять порученные участки".
   Внезапно из-за поворота вылетел местный. Ух он меня напугал! Чуть не пристрелил гада. А надо было, что за дела? Бежал, видно, на звук разваливающегося моста. Я всё ещё стоял, напряжён, оружие наготове. Вообще-то, я впервые видел местного. Живьём, разумеется. Не знал, какие у них отношения со скаржами, и вообще, что за народец. Этот вряд ли скаржей уважал. Он, увидев меня, резко затормозил, а разглядев скаржа, вернее, его останки, кинулся мне под ноги, кланяясь и что-то бормоча на своём местном диалекте.
   Я постучал стволом ему по плечу и сделал им жест, приглашающий подняться. Тот выполнил просьбу и встал с колен. Он и в самом деле был выше меня, но раньше я видел их только лежащими, поэтому оценил их рост только сейчас, наглядно. Он был выше меня на две головы. Судя по одежде - местный рабочий. Что-то пробормотал, махнул рукой в сторону, и побежал туда. Похоже, приглашает следовать за собой. Ладно, посмотрим. Вдруг чего дельного покажет. А если что не понравится - могу и прибить...
   Он подвёл меня к обычной глухой стене, сунул руку в ничем не примечательную трещину. Через мгновение достал оттуда пушку и вручил её мне. Это его нычка на чёрный день? Мама моя, да это самый натуральный стингер! Та самая таридиевая пушка, о которой я недавно вспоминал. Вот уж подарок, так подарок... Я радостно потряс ему руку, а затем застыл, с благоговением глядя на чудесное приобретение, вертя его из стороны в сторону. Класс! Спонсор тем временем достал что-то ещё из трещины и ссыпал мне в руку. Кристаллики таридия. Я открыл магазин стингера и ссыпал туда горсть, остальное - в рюкзак, который уже немного похудел из-за моего чрезмерного аппетита. А с другой стороны я эти ягоды начинал слегка ненавидеть. Хоть были полезны - и то ладно. Товарищ похлопал меня по плечу и махнул рукой в другую сторону. Мы подошли к озеру лавы, и он ткнул вперёд всеми четырьмя руками. Это типа что, единственный путь? Я должен прыгать? Он уразумел, что я не понимаю, схватил меня за голову и указал рукой уже чётче. Прямо в мигающую красным точку. Ага, понятно, заодно шанс испытать свой стингер. Я нажал на курок. Очередь голубоватых игл вылетела из ствола. Ого! А я думал это - как винтовка, а не как пулемёт. Может новая модель, а может просто слушать надо поменьше всякие длинные языки...
   От выстрела в красную кнопку, или панель, или хрен его знает, чем она там была, из лавы поднялась слегка покорёженная балка, докрасна раскалённая. Крепкий металл, хороший. Не плавится. Когда балка остановилась, раздалось шипение. Ярко-красное свечение потускнело, балка постепенно стала мутно-серой. Благодаря какой-то хитрой технологии она остыла в течение минуты.
   Местный слегка подтолкнул меня локтем. Я отдал ему честь и пошёл, балансируя, по узкой кривой линии к другому берегу. Два раза чуть не свалился: не мог тот придурок, что на другом берегу, балку поровнее приберечь!
   Но всё же я сделал это. Живой добрался туда, да ещё и со стингером. Прочее оружие я схоронил в рюкзак, чтоб не мешало. Махнув ещё раз на прощанье, пошел вперёд, в извилистый проход.
   Что стало с ним потом, я не знаю. Возможно, продолжил дальше работать на шахте. А я шёл вперед.
   Пол прохода был неровный. Подъём, спуск, подъём, спуск. Скоро голова стала кружиться от этих подъёмов-спусков. И, наконец, долгожданное окончание пути. Тупик. Есть разве что проход налево, но он завален бочками. Красными, между прочим. Свод был высокий. Я посмотрел вверх и увидел, что наверху есть дальше проход, но чтоб до него добраться, надо хорошую лестницу. Метров десять вверх.
   И тут из темноты верхнего прохода вынырнул скарж и с рычанием спрыгнул вниз. Десять метров для него - пустяк. Он приземлился прямо на бочки, который заполняли все пространство перед стеной, и часть прохода налево. Я ещё не успел подойти достаточно близко к бочкам. Выстрел из стингера - и ничком на землю. Такого бума не выдержит даже самый крепкий скарж. От этого ошмётки полетели во все стороны. Благо, я лежал, уткнувшись мордой в землю, поэтому не испачкался в скаржьей крови.
   Надо ж так было! Но зато проход открыт. А бочки и впрямь взрываются более-менее без шума. Только звуки падающих кусков металла, из которых состояли бочки.
   Я вошёл в большой зал с прямыми гладкими стенами из металла. Две двери, обе закрыты. Вдоль стен много всякой аппаратуры. Пульты, экраны, рычаги. Я попробовал их подёргать. Над одним из рычагов на экране мигала надпись. Так уж получилось, что рычаг я дёрнул раньше, чем прочитал её. Откуда-то из-за стены раздался дружный хор жутких воплей, через пару секунд оборвавшийся. Надпись на экране стала медленно гаснуть. Я выхватил переводчик и успел её прочесть. "Не включать! Работает персонал". Понятно. Потому и надпись погасла, что там уже некому работать...
   Одна из дверей распахнулась, и в зал вскочил скарж. От его гривы на башке осталось несколько опаленных волосин, из которых струился дымок. Явно один из работавших там, кому удалось выжить. Прибежал разобраться. Я заорал от испуга и вдавил курок на стингере до упора. Скарж стал прыгать, уворачиваться. Быстрые парни, эти скаржи. Один раз, уходя от очереди из стингера, направил на меня лапы. Из лап вырвались лучистые шары света и полетели в меня. Я еле успел спрятаться за столбом. Ни фига себе! Это уже наглость. Щас я этому местному магу покажу! Я это всё думал, засыпая пригоршни таридия в пушку. На боку стингера есть ещё одна кнопочка, кроме курка. Вот сейчас её и проверю. Я выскочил из-за столба, прыгнул в сторону, уворачиваясь от выстрела скаржа, и нажал на эту кнопку. Всё, что я только что зарядил, вылетело из ствола и пришпилило скаржа к стенке. Он в последнем судорожном движении дёрнулся, пытаясь оторваться от стены, и сдох.
   Всё еще не веря глазам, я поднялся с пола. Я победил в рукопашной скаржа! Да ещё какого! Самого настоящего мага! Хмм, насчёт мага... Он выглядит, как и другие скаржи, ничего необычного, никаких устройств на лапах. Даже никаких знаков отличия. Это что ж получается, они сами каким-то образом распознают, где маг, а где нет? Или все магию практикуют? Второе вероятнее. Я ведь до этого ни разу не дрался в рукопашную ни с одним скаржем. Ну не совсем в рукопашную - я был при хорошей пушке. И всё же, в следующий раз надо быть поаккуратнее.
   За обеими дверями проходы сходились в один коридор. Скорее всего, та комната, которая за моей спиной, ну, где я сражался ко скаржем, была комнатой перехода между уровнями допуска в шахте.
   Я поднялся на лифте наверх. Возможно, уровни здесь имели не чисто фигуральное значение, разделяясь только важностью допуска, а в самом полном смысле этого слова: находились на разных этажах. Чем выше этаж - тем выше уровень. Такое и у нас, людей, делают, хоть и редко.
   Проходя по коридору, я увидел в стенке за стеклом защитный пояс. Вот это да! У меня в магазине таких отродясь не бывало. Все дело в сложности изготовления, поэтому цена - соответственно. Такой достать очень и очень проблемно. Я разбил прикладом стингера стекло и забрал пояс. Тут же надел и включил его. Защитное поле обволокло моё тело. Теперь оно будет постоянно и мне не страшны даже взрывы бочек. Не говоря уже о пулях и прочем. Пока не закончится энергия. В общем, если по мне никто не будет попадать, он будет вокруг меня вечно. Ну не совсем, но того что есть мне хватит. Энергия уходит только на отражение атак. Разве что страшно падение с большой высоты, хотя кто его знает... Может и нет. О падениях я ничего не слышал. Если я правильно понял устройство подобных штук, то они даже смягчают падение. Но если слишком большая высота, то мощности пояс-поля не хватит - и тогда каюк. Энергия просто на поддержание защитного поля, если на человека с полем никто не нападал, конечно, использовалась, но она была столь мизерной, что ею просто пренебрегали и считали, что её нет. Если не попадать ни в какие переделки, то поля хватит больше, чем на год. Поле пропускает только воздух, да и тот тщательно фильтрует. Только воздух. Хорошо будет с таким поплавать под водой... Воздуха-то там нет. Надеюсь, поле не полезет обволакивать мои лёгкие, когда оттуда выйдет воздух... Вряд ли. Помнится мне, поле специально рассчитано не деформироваться далее некоторых границ. Именно поэтому наше поле работает только на людях и существах, очень им подобных по строению тела.
   А теперь я - крутой! Таких бы поясов мне побольше! Я б их всех на раз! Я пошёл дальше, теперь уже не особо вздрагивая при малейшем шорохе. Прошёл мимо окна, выходящего в комнату управления шахтой. Хороший сверху видок. Рядом была свалка ящиков, где находилось несколько открытых. Там лежало несколько пакетов первой помощи. Надпись на боку гласила: "ИСВК". Это же тот корабль, о котором кто-то упоминал в своём дневнике! Он тоже исчез где-то в этом районе. Скаржи, как я понял, разграбили его. Правда, зачем аптечки? Ведь у них несколько иные средства для лечения... Я одно видел. Мало похоже на людские. Может, это для местных жителей? Да, скорее всего. А что остаётся? Я прихватил парочку. Может, пригодится.
   Раздались шаги. Я решил спрятаться на всякий случай. Мало ли кто там идёт. Укрывшись за ящиками, я мог вполне спокойно наблюдать за окрестностями. Из-за угла вышел скарж и остановился на самом видном месте.
   А вот и ответ на давно вертящийся у меня в мыслях вопрос. Скарж принёс что-то в лапах. Приклеил к потолку. Наконец я сумел это рассмотреть. Шипострел. Скарж похлопал шипострела и пошёл назад, туда, откуда пришёл. Шипострел высунулся и помахал ему хоботом, принимая ласку, но скарж этого уже не видел, или, вернее, не обратил внимания.
   Я тихонько прокрался меж ящиками, справедливо полагая, что на драку нарываться следует не всегда. Особенно, когда её можно легко избежать. Шипострел меня не заметил, поэтому я спокойно ушёл в боковой коридор и продолжил свой путь.
   Прошагав ещё немного, пару длинных коридоров, я вошёл в комнату, где скарж трудился над большим компьютером. Я без предупреждения стрельнул ему в зад. Тот моментально взвился, и мы немного побегали по комнате, прежде чем я его прикончил. Скаржа вообще-то трудно застать врасплох, как я уже убедился. Но намного труднее убить человека с защитным полем. А полем этим, как я уже заметил, мог пользоваться только человек. На других, кроме очень уж схожих с людьми рас, вроде некрисов, технология не была рассчитана и потому не работала. У скаржей подобной техники не было. Эти пояса были изобретены в своё время гениальным учёным и долго разрабатывались целыми объединениями научных институтов. А скаржам технология ещё не досталась, поскольку в контакт мы не вступали. Со временем, конечно, найдутся предатели, что продадут им её, но пока, на моё счастье, этого не случилось. Быть может, скаржи сумеют исследовать образцы наших технологий, но у нас тоже не дураки сидят: как защищать свои изобретения они знают, можно быть спокойным.
   Бесцельно слоняясь по лабиринту шахт, я всё же умудрился не потеряться и в итоге набрёл на помещение, разительно отличающееся от унылых коридоров. Это была комната погрузки. Там были рельсы и пара стоящих на них вагонеток. Шпалы уходили в тоннели в обе стороны. Напротив вагонеток в другом конце комнаты стоял скарж возле пульта и что-то настукивал по клавишам. О скарже меня предупредил четверорукий рабочий, который ошивался неподалёку. Он показал пальцем в сторону и приложил ладонь одной из правых рук к губам. Я осторожно выглянул и приметил этого скаржа. Ну что делать? А кто б на моём месте что сделал? Правильно. После ликвидации монстра рабочий что-то промычал, побежал через шпалы и проделал какие-то манипуляции над стеной. Стена открылась, и моему изумлённому взору предстал тайник, где горстями лежал измельчённый таридий. Я присвистнул. Как раз к стингеру. Где они его измельчают?
   Что-то мигало на мониторах... Та-а-ак, ненужный бред, касающийся управления вагонетками... Ага, вот интересное сообщение. "Внимание! Доступ к мостам на низших уровнях небезопасен. Будьте осторожны!".
   И ещё интереснее: "Тревога: в секторе А-3 обнаружено сопротивление рабов нали. Карательные войска задействованы для подавления". Понятно. Нали. Да ещё и рабы.
   Нали... Где-то я уже это слышал... Вспомнил! Мой сон. Там ведь я уже знал, что их зовут нали. Но откуда? Чёрт, никогда не проверялся на способности к телепатии, а следовало бы. Хотя, никаких прежде признаков не было, поэтому и проверяться не надо было...
   -- Нали? -- спросил я, тыкая в четверорукого пальцем.
   -- Нали, нали! -- закивал довольно тот, показывая на себя всеми четырьмя руками. Рабы... И к тому же понятно, почему так мало скаржей я встретил на пути. Большинство было задействовано как тот самый карательный отряд. А остальных я либо пристреливал, либо сумел обойти ещё тогда, у силового поля.
   Я махнул рукой, приглашая нали идти со мной. Тот отрицательно покачал головой. Нельзя, мол. Почему, я не спросил. Не знал как.
   Только я завернул за угол, как тут же на меня, раскинув лапы, набросился скарж, который стоял в коридоре, но ему не повезло. Игла шипострела, который также атаковал меня, попала ему прямо в спину. Или ниже, смотря, где у него спина, а где зад. Скарж отвлёкся на боль в заднице, в этот момент я выпустил в него пару пуль. Пока он приходил в себя, шипострел ещё одной иглой умудрился пронзить ему лапу. Потом он, наверное, понял, что стрелять в меня бессмысленно - всё равно попадёт в своего собрата - и, было, затих, но тут я, сделав шаг в сторону, выстрелил в него сам, а потом тотчас же спрятался обратно за скаржем. Тот уже навёл на меня лапы и даже успел выстрелить этими своими шариками, но тут ещё один шип, который обозлённый осьминог таки выплюнул, вонзился в заднюю часть его тела. Это стало последней каплей. Скарж в ярости развернулся и начал стрелять в своего косого охранничка. Пульсирующие шары мелькали в воздухе, раз за разом находя цель. Шипострел, следуя инстинкту самосохранения, тоже в долгу не оставался.
   Несмотря на всю опасность ситуации, я умудрился, глядя на скаржа, даже поразмыслить. Или он тоже маг, и, следовательно, каждые два из трёх - маги, или все скаржи умеют такое проделывать. Как это у них получается? Я - человек современный, практичный, в магию не верю. Во всяком случае, раньше не верил. И все-таки очень интересно.
   Размышляя, я оступился и чуть не упал вниз. В панике я замахал руками, но удержал равновесие. Затем, всё ещё ощущая страх и лёгкую оторопь, обернулся. Пещера, внизу смутно что-то напоминала. Ага, вспомнил, это та самая пещера с подъёмами и спусками. А отсюда, где я стою, спрыгнул скарж прямо на бочки. Дальнейшую экскурсию прервали лезвия, попытавшиеся разорвать мне лицо. Поле среагировало, но всё же меня хорошо встряхнуло. Так можно и заикой стать. Я развернулся и увидел скаржа, истекающего кровью, но живого. Не добили вовремя гада. На голове у него громоздился дохлый осьминог. Тот, что шипами плюётся. Он, сдохнув, плюхнулся скаржу прямо на голову и заслонял ему глаза, мешая смотреть. Я выстрелил скаржу прямо в живот и отошёл немного в сторону. Скарж, практически ничего не видя, рванулся вперёд и, взвыв, полетел вниз с обрыва. Громадная туша распласталась внизу на неровном полу. Да, если он и выжил после падения, то надолго отключился!
   Тоннель вывел меня к озеру лавы, через которое был перекинут деревянный мост. Это те мосты, про которые говорилось, что доступ к ним на низшем уровне опасен? А в чём опасность? Я пошёл по мосту, нервно оглядываясь по сторонам. Опасность пришла совсем с неожиданной стороны. Прямо под ногами доска треснула. Я перепугался и прыгнул вперёд. Из-за того, что доски обломились окончательно, прыжок получился не очень удачно. Я еле успел ухватиться за край, ударился мордой об пол и повис на руках прямо над жаркой поверхностью огня. Казалось ещё бы немного - и одежда воспламенилась бы. Спасение пришло в лике раба-нали. Благодаря тому, что нали массивнее человека, он легко меня вытянул на твердую почву. Что-то радостно залопотал, затем потянул меня к куче камней. Он разгрёб её, и я увидел что-то с виду длинное, узкое. Чёрт, это же добавочный ствол к лучемёту. Насколько я помню, усиливает выстрел. Я присоединил его к лучевику, в результате чего оружие приобрело немного экзотический вид.
   Я взглянул на спасителя. Да что это с ними всеми! Каждый норовит мне что-то вручить. Нали показал рукой в один из коридоров, с виду ничем не отличающийся от других. Я пожал плечами и пошёл туда. В этот раз рукой махать не стал. Если каждому рукой махать, то так и руки поотваливаются.
   В коридоре по бокам шли трубы, в которых кое-где были отверстия, закрытые чем-то прозрачным и, судя по всему, температуростойким, так как по трубам текла лава. Что скаржи с этой лавой делают? Купаются в ней, что ли? Хотел бы на это посмотреть. А ещё лучше - сверху полить. Куда меня направил нали? Те священники собирались идти в разные места: один - в деревню, другой - в храм. Возможно идя сюда, я выйду из шахт и приду в одно из этих мест. Нали ко мне дружественно расположены, значит они помогут мне выбраться отсюдова, с этой дурацкой планеты (только бы не сказать подобного нали: для них их планета, наверное, рай).
   А пока я находился всё ещё в шахте, потому следовало подумать, как не попасться на глаза врагам. И так уже засветился, хуже некуда. Тут, как назло, я увидел, как сверху прёт огромная братия скаржей, все в бронежилетах. Без оружия - оно им не нужно, у них мааагия!
   Быстро сориентировавшись, я шмыгнул в тень за столбом. Шахта, как-никак, тени хватает. Но их слишком много. Вот сейчас они заполонят комнату, и кто-нибудь на меня наткнётся. Положение спас кто-то в той стороне, откуда я пришёл. Там раздались рёв, крики, и все скаржи, рыча, дружно кинулись туда. Крики усилились, затем резко оборвались. Я вздрогнул. Кричал нали. Он пожертвовал своей жизнью ради моей, грешной. А зачем? Зачем все эти жертвы ради меня? Я что, какой-то особенный?
   Стараясь, чтобы жертва зря не пропала, я побежал подальше от этих психов.
   Затем я увидел дверь. Судя по её размерам, сюда мне и надо. Только вот незадача: она заперта. Рядом, за поворотом, находился центральный отсек управления, туда вела кипа толстых проводов от большой двери, но этот отсек тоже заперт.
   Что же делать? Я увидел вентиляционную решётку. Очень похожую на те, что на "Вортексе Рикере", тюремном корабле, на котором я прилетел сюда. Точнее, пролетал мимо и вот, долетался. Аж на ностальгию потянуло...
   Сорвав решётку, я скользнул в шахту и через пару минут оказался в комнате управления. Там было пусто, так что большую дверь я открыл без помех. Дверь эта, наверняка, тоже служила барьером между уровнями шахты. Теперь понятно зачем. Рабы нали. Уровни доступа ограничивают их передвижения и уменьшают попытки сопротивления. А я из-за этого страдаю.
   Я отпёр изнутри комнату и вышел из неё. Скаржей поблизости видно не было, поэтому я попросту шмыгнул в дверь и побежал, держа пушку наготове.
   Это была обитель вагонеток. Множество вагонеток, ездящих по своим делам туда-сюда, рабы нали, грузящие их чем-то, или наоборот разгружающие... Эти вагонетки были не колёсного типа, как обычные: они крепились на рельсу за крючок и свисали с неё. Таким образом эти рельсы можно было проложить в воздухе куда угодно, а вагонетки, благодаря находящемуся ниже точки опоры центру тяжести, могли спокойно гонять по этим рельсам, никуда не сваливаясь. В данном случае они ездили над самым настоящим морем лавы и скрывались за поворотом.
   Я пробрался к ним и, улучив момент, забрался в ту, что уже отправлялась. Выглядывая одним глазом, я озирал окрестности. За поворотом точно такая же картина. Сердце ёкнуло от испуга, я едва успел спрятаться, слишком поздно заметив бегемота, стоящего на посту на балконе, прямо на повороте. Хорошее место для наблюдения выбрали ему, гады. Чуть не попался.
   Тележка остановилась с сильным рывком. Эти дебилы сделали опять всё не так, как положено у цивилизованных людей. Я вывалился из неё в сторону, противоположную той, с которой стоял надсмотрщик-скарж и наблюдатель-бегемот. Из бегемотов наблюдатели, как из скаржа - балерина. Дальше носа не видят, глаза совсем жиром заплыли. Хочу сказать, что слово "наблюдатель" не совсем верное, но просто ничего в голову иного сейчас не приходит.
   И тут я услышал кашель. Кашлял нали, с виду простужен. Он смотрел на меня. Я уже расслабился, ожидая, что начнёт улыбаться, кланяться, даст что-нибудь полезное. Щас, разбежался! Нали и не подумал делать ничего такого, а схватил меня и попытался высунуть на свет - прямо к надсмотрщику на глаза. Я ошалел от такой наглости и ткнул ствол ему прямо в харю. Тот понял и отпустил меня.
   -- То-то же, -- сказал я и стал медленно отступать, прячась за столбами, пытаясь миновать надсмотрщика. Раб нали - вот это и есть типичный раб - спрятался от меня за вагонеткой и заорал, указывая надсмотрщику на меня. Тот сначала не разобрался и выстрелил для порядка полный запал прямо в раба. Тот завизжал, но было поздно. Жаль, однако, не от моих рук сдох. Хотя, если подумать, не стал бы я его наказывать. Всего лишь жалкий раб был...
   Затем скарж оглянулся и увидел меня. Он крикнул бегемоту - и они начали палить в мою сторону, пытаясь, наверное, ликвидировать. Бегемот палил по большей части вслепую, поэтому перебил половину рабов и чуть не попал в скаржа, который вовремя успел выпрыгнуть из-под обстрела. Тот рыкнул бегемоту с такой интонацией, что и без слов было понятно: "куда стреляешь, придурок!", но он был достаточно умным, чтобы не открывать ответный огонь.
   Я, отстреливаясь, добежал-таки до своей цели - вагонетки, поднимающейся наверх, и запрыгнул в неё, воспользовавшись замешательством скаржа, только что поймавшего затылком ракету бегемота. Лёжа в тележке, я высунул стингер и палил почём зря. Чтобы они не наглели там, внизу, особо. А то скарж, расхрабрившись, чего доброго ещё запрыгнет сюда.
   В общем, удрать мне удалось. Вагонетка благополучно достигла верха, а пока снаряжали вторую, я успел затеряться в переходах.
   Ещё один скарж на моём пути находился в чересчур опасной близости с красной бочкой. И разлетелся вдрызг. Я подошёл к компьютеру, с которым он работал. В этот момент на экране висело меню с заголовком: "Внимание! Соблюдать осторожность вблизи таридиевых бочек. Взрывоопасно!"
   Скарж знал, что опасно, но он никак не мог предположить, что сейчас появится нехороший человек с пушкой и решит, что бочка здесь лишняя. Минутку... Таридиевые бочки??? Мама родная, таридий взрывоопасен? Никогда не слышал. Я скинул рюкзак и стал поспешно выгребать измельчённый таридий оттуда. Стоп, а что это я паникую? Со мной ведь ничего не случилось! Да и сколько раз я попадал пулями в таридиевые глыбы! Жив, и даже ничто не вздохнуло и раза, не говоря уже о крупном взрыве... Так что же, там не таридий? Не-е-ет, начальству виднее. Таридиевые бочки. Там таридий, только похоже специальным образом переработанный. Может даже всего лишь высокая концентрация.
   Только как мне это пригодится? Ну и что, что я знаю, что там - таридий? Мне, как и раньше, предстоит решать только стрелять в красные бочки, или нет. Брать содержимое бочки себе в рюкзак я ни под каким предлогом не собираюсь. Не хватало только подорваться где-нибудь. Всё современное оружие, включая даже боеголовки ручных ракетомётов, абсолютно невзрывоопасно. Конечно до той поры, пока его не активировать. Наши, в смысле люди, всё продумали до мелочей. Слишком уж много людей в своё время погибло на различных войнах из-за взрыва своих же складов боеприпасов. Самое интересное, что погибли они как прямо от этого, так и косвенно, то есть из-за того, что боеприпасов-то больше не оставалось.
   Неожиданно повеяло прохладой. Стало намного светлее, ход пошёл вниз. Свет резал глаза. Хоть и искусственный свет, а приятно.
   В стороне стоял большой агрегат, как я подозревал, для открытия во-о-он тех агромедных загерметизированных дверей. Функционировал агрегат нормально. Пришлось, правда, повозиться, разбираясь с управлением, но в итоге дверь зашипела и откатилась в сторону. А за нею - коридор, из которого повеяло сладким запахом свежего воздуха.
  

* * *

   Уже несколько часов я пробирался по ущелью между скалами. Выход из шахт вёл именно на дно этого ущелья, так что больше ничего, кроме как лазать по камням, я придумать не смог. Хотелось спать... Я не имел понятия, сколько времени я провёл в шахтах. Блин, у меня же есть часы! Я хлопнул себя по лбу и полез в рюкзак. Выудив часы, которые я снял с одного из найдённых мёртвыми людей, я некоторое время рассматривал их. Обычные небьющиеся, водонепроницаемые, вечноидущие. Время на них шло по времени Тереса. Так, во всяком случае, говорил индикатор. Неудивительно, что мне хочется спать. Времени-то сейчас почти тридцать часов. На Тересе сутки длятся тридцать два часа. Я слышал на уроках астрографии, что на Земле сутки - двадцать четыре часа, на Талане - шестнадцать, на Водре то ли пятьдесят шесть, то ли пятьдесят восемь. Не представляю себе сутки в пятьдесят восемь часов. Можно просто свихнуться. Наверняка народ там страшно заторморжен. У нас нормальным здоровым сном считается десять-одиннадцать часов.
   Здесь было довольно солнечно, хотя в узкое ущелье свет проникал с трудом. Я счёл это неудивительным, вспомнив слова о двух солнцах.
   Надо найти какое-нибудь подходящее место, чтобы отдохнуть. О том, чтобы упасть прямо здесь, в ущелье, и речи идти не могло. Первый же бегемот, несмотря на свою слепоту, наткнётся на меня, просто топая по тропинке.
   Должно же быть у нали или скаржей здесь хоть что-то! Или всё-таки придётся заночевать на камне?
   Не пришлось. Ущелье в одном месте расширялось, и моим глазам открылась большая долина. Вот и славненько. А я всё-таки боялся, что ущелье приведёт меня в другую шахту. Долину заливал солнечный свет. Я посмотрел вверх, щурясь и прикрывая глаза рукой. Действительно, два солнца. Причём, как и писал тот злосчастный нали, оба сейчас на небосводе, чего он так страстно ждал, чтобы тронуться в путь.
   Я увидел далеко, на противоположных концах долины разломы в скалах. Очевидно, ущелье разделялось и вело в разные стороны. Но мне туда идти не хотелось. Подходящее место для сна я уже нашёл. Посреди долины стояло строение, похожее на маленький форт. С большими воротами, невысокими, казалось, стенами, однако подойдя поближе, стало ясно, что до краёв стен не допрыгнуть.
   Я попытался заглянуть в щель между воротами и стеной. Видно было какой-то дворик. Как сюда проникнуть? Ворота не открывались, что бы я ни делал. Я обошёл кругом строение, понимая, что надо остаться где-то тут поспать, иначе не выдержу. А земля здесь голая. Ни единого кустика. По пути попалось несколько кроликообразных тварей, щипающих редкую травку.
   Стена старая. Даже не старая - древняя. Наверное, для местных это нечто вроде земных пирамид. Античный памятник культуры минувших веков. На стене - всякие абстракционные рисунки. Может, надписи? На всякий случай я поставил на расшифровку один из них. Переводчик, правда, через минуту сообщил, что это не имеет смысла. Скорее всего - просто рисунок или естественное образование, принятое за надпись. Умная штуковина, никак не могу надивиться.
   Эх, через стены не перебраться. Я вздохнул. Ни единой крупной трещинки, чтобы воспользоваться, ни даже единого растения, вьющегося по стене. Впечатление такое, словно за этим местом кто-то ухаживает. Да впрочем, ничего удивительного. Просто народ чтит свою культуру, в отличие от некоторых, вроде нас, людей. Сколько уже я здесь, у стен, лажу? Час где-то... Надо срочно что-то соображать. Эх, мне бы сейчас ракетницу!.. Вмиг бы оказался внутри.
   Неужели никак не войти? Я сел, свесив ноги, на берегу озерца, находящегося рядом со стеной. Здесь был небольшой обрыв, поэтому мои ноги не касались воды. В раздумье, я глядел на водную гладь, как любил делать в детстве (когда повзрослел, уехал в город, где не было поблизости ни единого озера), и тут я что-то заметил. Прямо из ниоткуда выплыла стайка мелких рыбок. Есть! Чёрный ход. Я несколько минут всматривался в глубину, затем, убедившись, задержал дыхание и прыгнул в воду. О снаряжении я не беспокоился: сам рюкзак непромокаемый, а даже если б и был промокаемым, оружие-то современное. Под водой работает так же безотказно, как и в обычных условиях. К тому же снаряжён я полем, так что из воды вылезу сухой, как гусь.
   Подводный тоннель был вполне подходящего размера для нали и тем более - для человека. Я вынырнул, жадно отдыхиваясь - всё-таки очень долго плыл, еле воздуха хватило - и кое-как выбрался. Вход в воду изнутри сооружения было заметить не проще, чем снаружи. Он находился в тёмном углу прямо в прямоугольном столбе, так что обнаружить ход можно было, только захотев отлить и выбрав для этого совершенно случайно именно этот столб. Причём отливать надо было стоя спиной к стене, что, ручаюсь, мало кому придёт в голову.
   Итак, я внутри. Для начала неплохо было бы осмотреться. Я обошёл окрестности и не поверил своим глазам. Я по-прежнему снаружи! Только теперь я был зажат между скалой и стенами. Но зато вход отсюда на территорию сооружения был. А также присутствовал вход в пещеру внутри скалы. Я заглянул туда. Вроде бы ничего опасного. Лежит мёртвый нали, на теле открытых ран нет, просто слегка помят... Рядом - стреляные автоматные гильзы. Откуда у нали автомат? Хмм, значит, где-то рядом - люди. Со столбов у стен на меня смотрели хмурые каменные лица. Это отбавляло у меня уверенности в себе, но, скарж возьми, я же прошёл в прошлом пять лет в десанте, и не пристало бравому десантнику бояться всяких каменных страшилок! Дальше проход был блокирован, и за каменными балками, перекрывающими дверной проём, виднелась круглая небольшая комната с бассейном посредине и четырьмя колоннами, подпирающими потолок. Бассейн был достаточно глубоким. Во всяком случае, из-за мутной воды отсюда я дна не видел. Я осмотрелся ещё раз и увидел блеск на стене. Там, подбитая металлом, была выжжена надпись, поучение. "Чтобы искупаться в священных водах, ты должен быть очень внимателен".
   Не думаю, что захочу там купаться, тем более что не могу при всём желании по причине перекрытого хода. Быть очень внимательным? Интересно... О чём это? Быть может, это надо воспринимать не как абстракцию, а как указатель на реальный ключ к решётке? Ну-ка посмотрим, чего там такого важного в этом бассейне... Я обыскал всю комнату. И заметил, что одно из каменных изваяний на столбе отбрасывает небольшую тень. Кнопка. Я вдавил угрюмую морду до отказа в стену. Скрипнув, решётки стали медленно подниматься. Я вошёл в комнату. В комнате, как я уже знал, не было ничего необычного, кроме бассейна посредине. Что же такого замечательного в этой лужице? Ну, кроме того, что в ней плавают маленькие рыбки, которым здесь взяться вроде бы неоткуда. Священный бассейн... Глубиной он был до метра. Как раз, чтобы залезть в него и расслабиться. А действительно, может это и есть его предназначение? Надо попробовать. Немного, правда, смущают рыбки. Я опустил ствол стингера в бассейн. Ничего, рыбки даже не дёрнулись. Потом я попробовал опустить туда руку. Тоже ничего не случилось. Рыбки продолжали себе спокойно плавать.
   Тогда я решил напоследок умыться и с некоторой опаской выключил поле. И когда я повторно опустил руку, на этот раз уже ничем не защищённую, в воду, с ней что-то сталось. Исчезли все раны и царапины, разлилось прекрасное ощущение теплоты и блаженства. Ух ты! Я разделся и влез в бассейн. Вот это да! Словами не передать. Как будто заново родился. Я лежал долго, наверное, с час. Одно время я погрузился с головой, и только неимоверным усилием заставил себя вынырнуть, иначе бы задохнулся. Теперь я понимаю, что означает "священная вода".
   Потом мне всё-таки пришлось вылезти из бассейна. Слишком хорошо - тоже не совсем хорошо. А вдруг это, как наркотик? Да и нельзя забывать, где я нахожусь. Осталось замечательное чувство, будто моё тело кто-то разобрал и заново собрал. Даже сонливость наполовину пропала. Немного подсохнув, я оделся. Пора двигаться дальше.
   Я пошёл обследовать само строение. Почему я сделал это вместо того, чтобы прямо взять и лечь здесь отдыхать? Хорош был бы я, если б просто упал бы посредине долины, не выяснив, кто стоит за углом.
   И в данном случае осторожность себя оправдала. Маленькая дверь, истинный чёрный ход, открывалась, если кто-нибудь становился перед ней. Я думаю, что под плитой был какой-то хитроумный механизм, своего рода первобытный сенсор давления. Дверь ушла в землю, когда я стал перед ней, соображая, что бы ещё попробовать - до этого я долго лазал вокруг, пытаясь понять, как её открыть - и я наконец-то оказался внутри.
   Прямо перед моим лицом был пустой бассейн с метр глубиной, а размерами где-то десять на десять. Справа - каменная статуя, стоявшая на самом краю бассейна и этим самым здорово напоминавшая фонтан, готовый наполнить бассейн до краёв. Только на Земле это - писающий мальчик, а здесь... Ну нет, не писающий, это было бы уже слишком, и не какающий - это уж совсем чересчур. Скорее - блюющий идол. Это я так решил, поскольку вода должна была вытекать из его распахнутого рта. А вообще этот бассейн находился в центре длинного коридора. В одном конце которого был поворот налево, и как раз там меня ждал бегемот. Вернее, он меня не ждал, но среагировал мгновенно, чего уже не ожидал я от таких тупых и неповоротливых тварей. После разборки с ним моё защитное поле заметно поредело и почти закончилось.
   Между стенами ход сворачивал влево. За поворотом был длинный коридор, в конце которого виднелись ворота. Да, те самые, через которые я не сумел попасть сюда. На одном из столбов, являющихся частью стены, окромя рож и прочей пакости была также надпись. "Только чистые сердцем могут оказать почтение богу познания Чизре". Храм Чизры! Это - храм Чизры, вернее вход в храм, так сказать дворик храма. Чист ли я сердцем? Не ангел, конечно, но и не сволочь. Так, во всяком случае, мне кажется. И передо мной единственная цель: выбраться живым.
   Перед воротами коридор расширялся. Прихожая. Большой рычаг, как я уже понял, оперировал воротами. Рядом валялся человек. Вернее, бывший человек. Я его узнал, это один из самых матёрых заключённых на "Вортексе". Я его запомнил, когда меня сажали на корабль. Может, что самый матёрый, потому и забежал так далеко, хотя я вроде бы не чемпион Состязаний, а добрался ещё дальше. Наверное, это потому, что я умнее.
   Из его дневника я выяснил, что он заперся во дворике и попытался отсидеться. Дальше записи обрываются. Похоже, бегемот напал сзади. Кто его знает, как этот бегемот там оказался. Уж точно не через подводный тоннель, тоннель слишком маленький для такого урода. Может, он уже и был здесь, просто сидел где-то в засаде, гад. Не от сердечного же приступа умер тот нали, что валяется сейчас неподалёку рядом с гильзами? А может, бегемот просто перелез с чьей-то помощью, хотя, чтоб такую тушу подсадить наверх, надо, по меньшей мере, десятерых скаржей.
   Место вроде ничего. Я вышел из дворика и пошёл ко входу в пещеру со священным бассейном, завалился в кустах неподалёку от входа, прислонив голову к камням. Битва со здоровяком здорово разогнала по крови адреналинчик, а заодно и прогнала сон, к тому же тут поработал этот самый священный бассейн нали. Так что, в ожидании ушедшего на пару минут сна, лежу и дописываю события сегодняшнего и прошедшего (того, что забыл записать) дней. Хорошо хоть немного прошедший помню. Всё, теперь буду делать записи при первом удобном случае, а не в конце дня. Ягоды ещё эти. Ох уж мне целебные! Интересно, на кой мне это целение, если б на меня, бессовестно дрыхнущего, наступил впотьмах бегемот... Мало бы что осталось. Да и при свете было бы не легче. Всё равно, что впотьмах, что всветлах дальше своего носа не видят, а результат для меня один...
   Пытался заснуть... Не выходит. А всё поле защитное виновато, хоть его заряд и на исходе. Что-то я про него, помню, читал, что заснуть в нём практически невозможно. Ладно, тогда придётся его отключить, всё равно его мало осталось, если что - и так не поможет.
   В общем, надеюсь проснуться. В противном случае, что ж... Тем, кто найдёт - Джен Рубецкий, торговец техникой, сержант космического десанта в отставке. Заключённый номер 2235. Передал бы приветы жене и детям, если б были оные...
  

* * *

   Я снова перед воротами замка. Я лечу. Вверх! Касаюсь крыльев птиц. Для них это не более чем ветерок. Вниз! Пытаюсь дотронуться до нали. Тот делает движение, словно отгоняет досадливую муху. Огибаю замок. Какой замечательный вид! Снова вверх! Вниз!..

День 3.

Странные товарищи.

   Надо же, жив! Жив!!! Первые мысли после пробуждения. Только что дальше? Куда идти? Бродить вслепую до конца дней по этой унылой планете? Такие вот невесёлые думы посещали меня с утра. Но надо было двигаться, иначе какой смысл существования? Странный сон опять приснился. Точно такой же, как и вчера. Должно бы навести на кое-какие размышления, но некогда. Да и незачем. Если даже и начинаю сходить с ума, то это теперь не так страшно, как казалось раньше. Что здесь не странно на этой проклятой планете?
   Я поднялся, сделал утреннюю разминку. Теперь бы умыться... Тухлой водой из озерца, через которое я приплыл? Нет уж, дудки. Пущай местные в этом отстойнике купаются. Попытался пробраться обратно к целебному бассейну, но решётка оказалась закрыта и почему-то снова не открывалась. Нет - значит нет. Обойдусь без умывания, не впервой. И всё-таки, куда податься? Пойду-ка я в этот храм Чизры. Не зря же тот нали так хотел здесь очутиться. Да, есть ещё деревня. Как же её, дай скарж памяти... Придётся в конспект заглянуть. Харобед! Во! Но где она? А храм рядом. То-то же.
   Я развернулся и пошёл к бассейну. Прямо в заду у идола, сидящего перед бассейном, торчал большой рычаг. Моя голова, всё ещё озабоченная проблемой стандартного ежеутреннего умывания, оформила мысль. Я дёрнул за рычаг. Из пасти идола потекла вода. Она потихоньку заполнила бассейн до краёв, а затем поток прекратился. В тот же миг за спиной раздался жуткий скрежет. Я подпрыгнул и развернулся, держа в дрожащих руках стингер. Всего лишь дверь. Тоже, очевидно, на хитром механизме, какими полны все древние сооружения, что я знал из истории. Наши, впрочем, жилища тоже не намного отстают по части насыщения техникой. Только вот у нас Техника, а у них - хитрые древние механизмы. Надо ж так пугать честных людей! Подвернётся тот гад, что это делал, шею сверну. Я подошёл к бассейну и зачерпнул горсть воды, затем поднёс к лицу. Не воняет. На вкус тоже очень даже ничего. А потом я долго и жадно пил. Потому что ягодный сок тоже приелся. Зря. Теперь очень хочется жрать. А на завтрак опять же ягоды. Но теперь их более-менее терпимо есть. Само собой, я и умылся тоже, не забыв о первоначальной цели дёрганья рычага.
   Настроение у меня с утра было злобное и агрессивное. Объяснялось оно многими причинами. Отчаяние, голод...
   Итак, эта дверь - вход в храм Чизры. Туда мне и топать. Я чуть не прошёл мимо двух надписей по обоим бокам от входа. Достав переводчик, я прочитал следующее слева: "Дерево должно обрести свободу..." и справа: "... потому что это - ключ".
   Я обернулся. Это ли имелось в виду? Да нет, рычаг, вроде каменный, идол - тоже, а сама вода не очень то на "дерево" смахивает. Ладно, потом буду голову ломать. И я вошёл внутрь...
  

* * *

   Внутри - ничего особенного. Храм как храм. Длинные коридоры с наклоненными стенами, угрюмые рожи кое-где, факелы, освещающие дорогу и доказывающие, что за храмом следят, ведут уход. Прямо как в храмах на Тримоксе.
   Один раз увидел крохотный квадратик неба далеко вверху в специально сделанном отверстии. Некогда было размышлять, зачем они его там сделали, надо было продвигаться дальше.
   Первое препятствие возникло в виде комнаты, выход из которой с другого конца был заперт на решётку. Посредине был бассейн с водой. Над бассейном, высоко вверху, не достать, протянулась цепь прямо к той решётке. В цепь была вставлена преграда - штырь с рукояткой, чтобы не давать цепи вырваться и тем самым удерживать решётку в положении "Закрыто".
   Моё внимание привлек чей-то труп за столбом. Я подошёл ближе... Скарж меня задери! Таких отвратных тварей не каждый день встретишь. Зелёная, туловище змеиное, есть только руки. Чешуя тоже имеется, темно-зелёная, блестящая. Трёхпалые лапы с перепонками и длиннющими когтями. А в раскрытой сейчас пасти клыков больше, чем у пастезавра с Лелеи. Да и расположены они странно... Челюстей нет. Только пасть, кругом вдоль краёв которой тремя рядами выстроились тонкие и острые, как иглы, зубья. Конечно, я не испугался. С чего бы? Я видал жопоухов и пострашнее этого ещё тогда, во время службы в десанте. К тому же - я потрогал труп ногой - мёртвые не кусаются. Гораздо опаснее живой противник. Там не только инфаркт от одного страшного вида можно получить, а и когтями по животу, лишаясь кишок. А когти у твари были, что надо.
   Я вернулся мыслями и взглядом к штырю с цепью. Может, разогнаться, подпрыгнуть? Если бы я был нали, то может быть, может быть. А так - ростом не вышел. Тут даже знаменитый космболист, выступающий под странным псевдонимом "Михаил Иорданов", не достанет. А ростом он не обижен, в космболе рост - залог победы.
   "Дерево должно обрести свободу", -- вспомнил я, узрев на дне в общем-то неглубокого, по колено, бассейна толстую квадратную деревяшку, прикрученную цепями за углы к дну. Ага! Я поотстреливал цепи и дерево всплыло, раскачиваясь на поверхности. Оно по площади было почти с бассейн, так что её особо туда-сюда не носило. Я запрыгнул на неё и сумел дотянуться стингером - строили-то на нали - до рукояти, подцепить её и выдернуть из цепи. Цепь освобождённо заскрипела. Я подбежал к решётке и увидел, что она ушла вниз, тяжестью увлекая за собой цепь.
   Я спрыгнул в открывшийся проём, так как это был единственный путь. Кваканье жаб, стрекотание кутитов и прочих болотных насекомых производили впечатление, что рядом очень много воды и растительности. Священник-нали заприметил меня и махнул руками, мол, сюда! Кстати, может, он выглядел не совсем, как тот мёртвый священник в хижине, более, так сказать, жрец. Весь разрисован красными полосами и прочими узорами. Краска, кровь - не знаю и не хочу знать. Если они не помогают мне только затем, чтобы потом принести меня в жертву... Ох, дурное у меня предчувствие...
   Жрец довёл меня до стенки, что-то нажал. Стена отъехала в сторону, открывая припрятанную горстку таридия и световых шашек. Я пополнил свои запасы, а шашки выгреб все. Световые шашки были красного цвета. Продолговатые. Ну совсем как динамитные на картинках в учебнике.
   Тем временем нали нажал на выступающий камень. Наверху распахнулись створки, столб стоящий прямо под створками, начал вращаться и по методу шурупа вкрутился вниз, опустив платформу-лифт, которая являлась шляпкой этого шурупа. Жрец показал на неё рукой. Становись, мол. Я пожал плечами и забрался на неё. Платформа стала медленно подниматься, вращаясь "против часовой стрелки". Странное выражение, пришедшее из древности. Часовых стрелок давно уже нет, но все помнят благодаря именно этому выражению, как они вертелись.
   Лифт поднял меня в небольшую симметричную квадратную комнату. Одинаковые углы, равно разрисованные, в центре - небольшой бассейн, как фонтанчик в доисторических постройках, только вместо источника воды посредине - постамент, на котором лежала до боли знакомая пушка. Шок-ружьё! Вот это нали, вот запаслись! Где спёрли?
   Об этом оружии у меня есть что интересного рассказать. Стреляет особой разновидностью плазменной энергии. Разновидностью, специально выведенной в лаборатории. Годы работы, отбора позволили создать плазму, максимально сбалансированную по всем показателям. График убойности, график скорострельности, график радиуса повреждения... Сотни более-менее значительных графиков. И один общий график. И показатель этой выведенной плазмы находится на самой верхушке. Экстремум. Нельзя сказать, что плазма вообще как таковая может серьёзно конкурировать с современными гигантами оружия, но мерцающая плазма, использующаяся в шок-ружье, близко подходит к ним. Хоть и не догоняет, но почти подходит. Мерцающей она прозвана за необычный вид во время действия. Пушка имеет два курка, один выпускает летящий прямо по прицелу практически моментальный, во всяком случае, для скорости восприятия человеческого глаза, голубоватый луч. Соприкасаясь с поверхностью, он взрывается. В общем-то, ничего страшного от соприкосновения с взрывной волной - только лёгкий шок. Страшно только тому, в кого этот луч попадёт. Собственно из-за этого лёгкого шока ружьё так и прозвали - шоковым. Мерцание плазменного луча заметить трудно, поскольку луч видим лишь считанные доли секунды. При нажатии на другой курок эффект немного, даже не немного, а совсем противоположный. Выстрел теперь не лучом, а сгустком энергии, плавно, не спеша, летящим строго по прямой. И если он взорвётся, то мало не покажется всем, кто находился во взрыводосягаемой зоне. Вот в случае шара мерцание заметно в полной мере. И это не только визуальный эффект. Частота мерцания - так наши умники обозвали величину, характеризующую это интересное свойство - очень сильно влияет на некоторые свойства плазмы. По крайней мере, мой секрет этого оружия использует именно частоту мерцания.
   А теперь о главном, об этом самом моём маленьком секрете. О том, из-за чего, собственно я оказался в десанте, когда мог бы вполне быть где-нибудь в тылу, благо, мозги позволяли... Однажды на общих курсах военной подготовки я, увлекавшийся, как и вся молодёжь, оружием, сидел и слушал лекцию о шоковом ружье. Более того, придя домой, я, не удовлетворившись услышанным, сел самостоятельно прочитать книжку. Увлёкся чтением. Заглянул в главу, посвящённую принципу действия. Не знаю, зачем, но я решил кое-что посчитать самостоятельно. Не то, чтобы я не доверял учёным умам, которые годами ломали головы над этими вычислениями, уменьшая, упрощая, доводя до совершенства. Просто захотелось убедиться лично. Как всегда.
   Я сделал тогда ошибку в решении. Эта ошибка завела меня далеко. Мне почудилось, что я на пороге открытия, которое проглядели яйцеголовые, копаясь с прототипами, или, во всяком случае, не документированная нигде и никем не практикуемая. Спустя час до меня дошло, что я всего лишь ошибся. Только вот вкус открытия не давал мне спокойно спать, чудилось, что здесь что-то не так, что дело не только в допущенной ошибке.
   Я много раз пересчитывал. Вертел формулу и так и эдак, пытался выполнить над ней простейшие действия, сложные, применял к ней различные теоремы. Потом уже от нечего делать просто воображал различные конечные её варианты и вообще не помню толком, что я делал. А когда я, слегка помутившись рассудком, уже решил, что страдаю фигнёй и вообще всё задрало, что-то вдруг начало получаться. Повинуясь внезапному порыву, я проверил все свои полученные варианты "от обратного" - то есть пытаясь привести их к первоначальной формуле. Один из вариантов подошёл.
   Да, он был далеко не такой, как та формула, что с ошибкой. И в нём ошибки не было. Так я и открыл новое свойство ружья. Свойство, возводящее его в моём мнении почти на вершину, на почётное место среди гигантов малого уничтожения.
   То, что не смогли углядеть профессоры с высочайшими математическими степенями, углядел простой салага. Собственно, именно степени им и помешали. Они бы просто не сделали той ошибки, какую допустил я, и не подошли бы поэтому к такому выводу.
   Я вывел, что заряды плазмы одной частоты мерцания, сталкиваясь, взрываются. По формуле взрыв был нешуточной силы. В радиусе ближайших пяти-семи метров всё цельное живое мясо превращается в мелкие мясные кусочки.
   Конечно, вероятность одинаковой частоты у двух разных ружей настолько мала, что ей просто можно пренебречь. Что-то порядка один к миллиарду. Тогда остаются только снаряды одной и той же пушки? Вполне. Причём, не просто одной пушки. Частота меняется при замене обоймы. То есть, зависит не от самой пушки, а от обоймы, вставленной в данный момент в магазин. Однако, луч луча не догонит. Шар шара - тоже. И те, и другие летят с одинаковой скоростью. Но вот луч догонит шар вполне. И - бум!
   Разработка достаточно новая, но не вчерашняя. Пару десятков лет всего лишь. Конечно, наверняка это получалось непреднамеренно у кого-либо и раньше. Только обращаешь ли внимание на нечто необычное в самой горячке боя? Было бы ещё что необычное... А так, всего-то взрыв в два раза дальше разбегается, и некогда замечать, почему. Лучше не думать, а радоваться этому и безропотно принимать этот дар, неожиданно лёгкое избавление от части противников. Иногда даже радоваться ещё некогда. Или уже некому...
   Я выбрал десант, потому что только там можно было испытать ЭТО. Только там был доступ к этим ружьям. Мальчишка был, что говорить. Но ведь выжил! И до сих пор жив именно благодаря выучке в десанте. А если б просто подошёл к какому-нибудь взрослому умному дяде в очках и показал свои вычисления, то дядя бы улыбнулся снисходительно, кивнул головой, мол, посмотрю когда-нибудь, покрутил бы про себя пальцем у виска и, закрыв за мной дверь, кинул бы всё в уничтожитель бумаг. Сказав при этом: "Ещё один сопляк, блин, мать его!"
   Они не захотели бы признаваться, что что-то упустили, недоглядели. И к тому же вместо них это увидел кто? Начинающий курсант, призывник! У которого девиз: "Сила есть - ума не надо!" Я ведь не просто голословлю. Везде такое происходит. Большинство случаев фатально заканчивается. К примеру, что стоит взрыв нового лайнера, пассажиром которого был президент местной солнечной системы! А ведь их предупреждал мальчик, который играл недавно с конструктором кораблей и собрал так понравившийся ему корабль, который он видел на экране телевизора. Модулятор на экране взорвал корабль. Глупая детская программа увидела то, что не увидели нагруженные заумными программами компьютеры космо-транс-компании. Ребёнок пытался спасти жизнь президенту, вначале говоря родителям, те не поверили, посмеялись, затем пытался напрямую связаться с руководством компании. Те тоже посмеялись. А потом стало не до смеха. И что же? Компания признала свою ошибку? Ни в коем случае. Они обвинили этого мальчика в сокрытии информации и тем самым в содействии случившейся трагедии. Или даже, не помню, возможно, в терроризме! Понимаете? Ребёнка - в терроризме! Я не знаю, что у них вышло, но сам факт истории налицо. Это - самый ироничный пример. Где даже додумался не сам ребёнок, а всего лишь детская программа.
   Именно поэтому я решил вначале всё проверить сам. И по юношеской глупости и наивности, не раздумывая, пошёл в десант. Самую опасную профессию в мире людей. Сунул голову в петлю. Мне повезло. Петля не затянулась, позволила выпасть из неё. И к тому же оставила мне жир на шее. На случай других петель, чтобы выскользнуть.
   Я ещё раз оглядел комнату. Тупик. Никакого выхода, кроме того, откуда я пришёл. Я сунулся, было, назад на лифт в надежде поискать в другом месте, но нали внизу, увидев это, совсем по-человечески быстро замахал руками, мыча что-то. Что ни говори, близки нали к нам, близки. Если отрубить лишние конечности - совсем как люди будут. С другой стороны, почему лишние? Мне бы дополнительные две руки не помешали бы. Хотя бы для того, чтобы держать оружие. Вот изобретут нали компьютеры! И тогда начнётся потеха. По количеству рук нали - идеальные компьютерщики. Если брать аналогом человеческую зарю компьютерной эпохи, то они будут великолепно оборудованы. Две руки - на клавиатуру, третья - на самый древний из удобных манипуляторов - мышь. Ну и четвёртая в самый раз, чтоб перекусить, выпить чашечку чая, дать по морде рядом стоящему, да мало ли! Всегда найдётся применение. Резерв как-никак. А больше рук - уже лишнее.
   Закончив махать руками, нали показал пальцем, что типа что-то там наверху есть. Во всяком случае, я так это понял и оказался прав. Неприметный слегка высунувшийся кирпичик в одном из постаментов одного из углов. А между прочим, с помощью таких кирпичиков, как утверждает история, люди прятали в своих храмах секретные проходы. Да что там история! Каким макаром нали вызвал мне лифт? То-то!
   Я нажал на выступ, и в самом деле бывший кнопкой. Зря. Поторопился: пол под ногами провалился, створки распахнулись, и я упал вниз... Хорошо, лететь было не далеко, не разбился. Но вот полю пришёл конец.
   А значит и мне. Без поля я не протяну. Это уже стало ясно недавними событиями. Не будь у меня поля, я бы уже был труп. Точнее - обглоданный скелет.
   Я стоял в каморке два на два метра перед большой дверью с изображением, как я смутно подозревал, местного бога. Дверь на вид - золотая. Богатые были когда-то местные нали, раз отгрохали такое... Я постучал в дверь. Затем попытался толкнуть её. Странно... Не открывается. Меня что, здесь заперли? Лёгкая паника стала овладевать мной. Но ведь нали дали мне столько оружия, помогали в пути, не могли они меня просто запереть здесь. Или вся их помощь - просто, чтобы усыпить бдительность? Для чего? Всё-таки выглядит храм довольно старым, и шок-ружьё лежало, как бесценный артефакт, на отдельном постаменте в центре комнаты. Вряд ли мне выдали так много тайников, чтобы замуровать здесь. Я оглядел окрестности. На стенах, как и везде, были вырезки угрюмых однообразных морд, под каждой вырезкой - два кирпича, слегка выдвинутых из стены... Как везде. Вот только... Что-то с одной из морд не то. Пережрала, что ли? А-а! Цвет немного отличается от других. И кирпичей под ней не два, а три. Лишний - тот, что посредине. У остальных морд кирпичи по краям. Я, колеблясь, надавил на него рукой. Надежда себя оправдала: дверь стала медленно уходить вниз.
   Я перескочил через порог с оружием наперевес. Мало ли что. В каморке меня в любом случае ждёт смерть. Скарж ли, бегемот... Для драки в каморке слишком тесно, а ракета, попавшая внутрь, разнесёт там всё на части. Но в зале, куда я попал, врагов, слава высшему разуму, не оказалось. Большой зал, ступеньки вниз прямо посредине. Боковой проход справа...
   Та дверь, что внизу (в общем-то, не дверь, а каменные решётки), выглядит, как главный вход. Туда мне и надо. Не хватало ещё заблудиться в сторонних помещениях. Я сошёл вниз по ступенькам, прислушиваясь к малейшему шороху. Нечего говорить, потеря защитного поля удесятерила мою бдительность...
   Чёрт, а это уже не интересно. Дверь не открывалась. Чтоб их, эти долбаные храмы! Надпись, которая была выцарапана рядом на стене, отчасти послужила причиной предыдущей фразы. "Только воин, коснувшийся лица идола бога воды, сможет войти в этот храм".
   Похоже, попетлять по закоулкам боковых коридоров всё же придётся. И кто знает, может, отыщу другой ход сюда, за эту зарешёченную дверь.
   Проход по коридорам был узкий, извивался самым немыслимым образом. Было видно, что его давно не ремонтировали, а может дело в том, что что-то глобальное, типа землетрясения, стало причиной всех этих повреждений. По пути пару раз пришлось преодолевать кучи камня. Не назову это завалами, потому что до завалов им было далеко. Просто несколько мелких булыжников, упавших в кучу. Некоторые кучи пришлось растаскивать. Иногда - разбрасывать с помощью шокового ружья. Ударная сила у пушечки была что надо! Даже без применения моего секретного приёма.
   Где-то на середине пути я встретил ещё одного жреца и от неожиданности чуть не пристрелил беднягу. Тот, увидев меня, обрадовано завопил и, схватив меня за руку, повлёк за собой. Он отлично здесь ориентировался. Я бы проблуждал несколько дней. Мы вышли в зал и находились на хлипком деревянном мостике прямо под потолком. Внизу, метрах в десяти, блестела вода. А на мосте стоял представитель змееобразных. Я впервые видел живой экземпляр, поэтому опешил. Змей - тоже, но оправился от удивления раньше и кинулся на меня, выставив вперёд когти и открыв зубастую пасть в зловещей гримасе. Не то чтобы кинулся: он полз, довольно быстро, но человек бегает всё же быстрее. Я выстрелил в него из шок-ружья. Змея отбросило вверх и в сторону. Он ударился головой о потолок и с шипением упал вниз. Я посмотрел, как он бултыхнулся в воду и затих, затем пожал плечами. Внизу не так уж глубоко. Но достаточно, чтобы прыгнуть и не разбиться. Неужели змеи - такие слабаки? Одно прямое попадание шок-ружья способен выдержать средний человек. Впрочем, это вряд ли, но всё же...
   А ладно, скарж с ним, со змеем. Нали обогнал меня и побежал по мосту дальше. Я - за ним. Но бежать осталось недалеко. Прямо за мостом был тупик. Нали добежал до стены, показал на неё пальцем, точнее - на маленькое оконце в стене. Затем сел скрестив ноги. Но он сделал это, не садясь на землю, и сейчас висел в воздухе, сцепив пальцы одной из пар рук перед лицом. Он что-то пропел - и исчез. Просто растворился в воздухе. Вот это ничего себе! Если я и сомневался насчёт магии, то сейчас все сомнения испарились точно так же, как и этот жрец. Неплохо было бы научиться чему-то подобному.
   Я заглянул в окно. Оконце, что открывало вид на комнату дальше, было чересчур маленькое, не пролезть. Камень с надписью в начале комнаты. Я оценил расстояние. Переводчиком не достать. Печально. Однако в качестве утешительного приза возле оконца была ещё одна надпись.
   "За этой каменной печатью лежит церемониальная палата бога воды нали. Только воин, владеющий тростью шести огней, сможет войти в церемониальную палату".
   Это что ж получается, опять надули? А этот гад исчез, даже спросить не с кого. Каменная печать? Похоже, это оконце выбито как раз в упоминаемой каменной печати. Трость шести огней... Скарж его знает, что аборигены имели в виду. Ладно, потом разберусь. Теперь бы решить, что дальше делать. Какие-то несерьёзные эти нали. То оружием снабжают, что и пихать некуда, то бросают самого непонятно где...
   Я посмотрел вниз с моста. Посреди комнаты там из воды выпирало что-то, прямоугольный камень на постаменте. К постаменту ведёт от берега доска. Кто его знает: каменная, металлическая, но не деревянная, это точно. Дерево уже бы давно рассыпалось от такой близости воды и груза веков. И сверху может плохо видно, но мне кажется, что там, на камне, со стороны доски, изображена чья-то морда. "Лица бога воды", значит, коснуться надо...
   Решено: вниз, так вниз. Я ухнул с десятиметровой высоты в холодную воду, стараясь упасть так, чтобы не поотбивать ноги о дно. Получилось, только теперь зад побаливает от удара о воду. Прыгал я, сжавшись в комок. Я кое-как встал на дно на самые носочки, вода мне была чуть выше подбородка. Сзади я услышал всплеск, обернулся, хоть и с трудом. Вот гадость! Змей, которого я не добил, нёсся на меня вплавь. Что ни говори, плавать у него получалось гораздо лучше, чем ходить. По дороге он от жадности не рассчитал скорость и манёвренность, поэтому ударился о столб. Это дало мне время выкарабкаться на берег - ведь я специально прыгнул в место недалеко от края, чтобы долго не барахтаться - и достать ружьё. Я медленно, чтобы не оступиться, пошёл задом вдоль берега, стреляя в плывущую ко мне массу, пока она как-то странно не задёргалась и не сдохла, всплыв к низу лапками. Живучая сволочь, выстрелов пять сдержала. Я подошёл к мосту и заметил краем глаза на стене надпись. Хм, по сравнению с теми, что я видел раньше, довольно свежая. Переводчик при попытке перевести её выдал ответ не сразу, как при других надписях, но всё же выдал. Это говорило о том, что эта надпись и предыдущие немного отличаются. То есть имело место либо разнообразие диалектов, либо, про что говорила свежесть краски, о большом временном расстоянии между написанием предыдущих надписей и этой.
   "Храм водного бога Чизры заполонён водными змеями и демонами, которые пришли со звёзд. Только Мессия сможет очистить храм". Значит, Чизра всё-таки и есть водный бог. Хмм... Это "которые пришли со звёзд" к чему относится? Только к демонам, или ко змеям тоже? Жалко, что я не знаю языка, а пользуюсь переводчиком. Хотя, может, и знание языка не помогло бы. Смотря, как звучала надпись у них. У нас, вот, двусмысленность.
   Я прошёл, балансируя, по мосту и осмотрел камень с мордой. Жутковатое зрелище, конечно. Как там, коснуться лица идола бога воды? Я коснулся и ... ничего. Хммм... Я осмотрел идола. Попробовал столкнуть его с постамента - ноль эффекта. Я оглянулся в поисках выхода. Была одна дверь, но она зарешечена. Толстыми каменными, а может металлическими решётками. Никак не разберу. Пусть будут решётки - и всё. Я сразу понял, что решётки не откроются, но всё же пошел, проверил. Как и ожидал.
   Меня всё-таки замуровали? Я вздохнул. Эх, поймаю какого-нибудь нали - убью.
   Я подошёл ещё раз к идолу. Что же это такое? Прикреплён к постаменту... Или не прикреплён? Я всмотрелся в щель между идолом и постаментом. Ага! Щель была, но она была не под идолом, а уводила вглубь постамента. Значит, идол - это большая кнопка! Я налёг на идола всем весом. Тот поддался неожиданно легко, начав уходить вниз, в постамент, и я быстро вдавил его до упора. Решётки на двери отошли в сторону. Чудесно!
   Я вышел из комнаты и последовал в проход. Здесь было сумрачно, свет пробивался разве что через отверстия в потолке. Сверху послышалось жужжание. Через одно из этих отверстий в коридор влетело громадное насекомое, размером с таланского вайлорна, немного смахивающее на земную стрекозу. Особо не размышляя, оно резко кинулось ко мне - я еле увернулся и пустил в него пару пуль. Со второго раза мне посчастливилось попасть, и насекомое рухнуло на пол. Но одним дело не ограничилось. Когда сверху послышалось новое жужжание, причём многократное, я понял, что пора ретироваться, и побежал вперёд по коридору.
   Ход привёл меня через потайную дверь обратно в комнату со ступеньками. Я чинно спустился вниз, так как двери теперь были открыты.
   Подвесные мосты мерно колыхались над водной гладью, заключённой между высокими стенами. Осторожно проверив ногой их крепость, я медленно перенёс весь вес, готовясь при малейшей опасности отпрыгнуть. Пока нормально. С опаской перешёл на другую сторону. Ничего, тоже нормально. Дальше я шёл, уже смотря только по сторонам. Мосты здесь были в хорошем состоянии. Всё говорит о том, что храм стараются поддерживать в порядке.
   Меня спасла хорошая реакция. Зайдя за угол, я чуть не был подстрелен из шок-ружья, но заметил краем глаза движение и упал вниз. Луч миновал меня, ударив в стену, каменные крошки посыпались мне на голову. Я открыл ответный огонь. С минуту мы перестреливались, затем я сообразил, что скаржи не использовали шок-ружей.
   -- Эй! Вы что там, охренели? -- на всякий случай крикнул я.
   -- Ты что, человек? -- раздалось в ответ.
   -- Да вроде бы.
   -- Так какого тогда стреляешь?
   -- Какого я??? Какого вы! Иду себе, понимаешь, никого не трогаю, и вдруг на тебе! Чуть бошку не снесли!..
   Продолжая переругиваться, мы вылезли из укрытий, держа друг друга на прицеле. Их было двое. Не зеки и не тюремные охранники. Скорее всего, солдаты или охранники какой-нибудь научной экспедиции. На нашем корабле таких не было и не могло быть.
   -- Вы с какого корабля, ребята? -- нарушил я минутную молчанку. -- Случайно не с "ИСВК"?
   -- Откуда знаешь? -- один из них опустил пушку; второй, глядя на него и поколебавшись немного, тоже опустил.
   Надо же, я угадал. Я последовал их примеру. К чему грызться между собой, если у каждого одна общая задача: выжить. Это знает любой, кто хоть однажды летал в космос.
   -- Знаю. Ваш корабль пропал где-то в этом районе несколько дней назад.
   -- Месяцев, не дней. Да, мы упали, -- со злостью сказал первый. Похоже главный в этой паре. -- Мы пролетали мимо этой планеты, двигатели корабля не справились с гравитационным полем планеты.
   -- Точно, как и мы, -- вздохнув, сказал я. -- Давно же я не видел живых людей.
   -- А ты с какого корабля?
   -- "Вортекс Рикер", -- ответил я.
   Они переглянулись.
   -- Тюремный корабль?
   -- Ну да.
   -- А ты кто, охранник? -- они подошли поближе и всмотрелись в мою одежду. -- Ага, зек! Ясненько.
   -- Что, так заметно? -- я с грустью осмотрел одеяние.
   -- Ещё бы. Гарисон. Через одну "р", -- усмехаясь, добавил он, протягивая руку, таким образом спеша показать, что его не волнует причина, по которой я ношу свою одежду.
   Я пожал протянутую руку. Гарисон был немного старше второго, лет под тридцать. Не имел привычки часто бриться.
   -- Винер, -- сказал молчавший до этих пор второй солдат. А вот он брился чаще и сейчас разительно отличался от напарника отсутствием волос на лице.
   -- Очень приятно. Я - Джен. Мне как-то лучше по имени.
   -- Не обижайся, Джен. Нам привычнее по фамилиям. Солдатская традиция, в лагере приучили.
   Ребята, похоже, решили принять меня в команду.
   -- Мне бы не знать солдатскую выучку, -- усмехнулся я. Эту традицию я знал хорошо. "Рядовой Рубецкий! Двадцать кругов вокруг базы! Рядовой Рубецкий! Трое суток вне очереди!!!" Ну и так далее. Это уже позже: "Сержант!" А для краткости говорили, чтобы не путать с остальными сержантами, просто "Рубецкий!" Чин и так знали. А то кричит: "Сержант!.." - сразу подпрыгиваешь, а потом "...Фудзимин!" Садишься и думаешь: "Вот чёрт!"
   -- А, да, конечно. Иначе тебя бы с нами здесь не было, не так ли? -- он хитро мне подмигнул.
   -- Слушайте, а что означает "ИСВК"? -- как-то невпопад спросил я.
   -- "Инр Сол Вела Кран", -- расшифровал тот, кто назвался Винером.
   В переводе с единого земного значит "Государственный Исследовательский Крейсер Солнечной системы".
   -- Земля? Неслабо...
   -- Это только крейсер Земли, -- поняв, что я имел в виду, сказал Винер. -- В самом экипаже землян мало. Только капитан и старшие помощники.
   -- А как вы здесь оказались?
   -- Мы нашли вход в храм, и долго мыкались, пока не оказались здесь, -- сказал Гарисон.
   -- А как насчёт нали?
   -- Они помогали нам, открывали тайники, и всё такое...
   -- Минутку, а шок-ружья вы случайно нашли не в центре маленькой комнаты, на постаменте в бассейне?
   -- Это когда поднялись на вращающемся лифте? -- спросил Винер.
   -- Да, нечто вроде, -- пробормотал я. Всё немного запуталось. Нали нас вели куда-то. Куда и зачем?
   -- Ребята, каковы ваши планы на будущее?
   -- Мы подозреваем, что местные спрятали где-то в этом храме шестизарядную ракетную установку. Они говорят, что там полно саламандроподобных тварей, которых они кличут змеями. Нали называют ракетницу "тростью шести огней". Мы планировали пробраться сегодня туда...
   -- Шестизарядник, точно! -- воскликнул я. Вот что означало "трость шести огней" и я об этом догадывался. -- Вы, получается, знаете их язык?
   -- Да так, пришлось научиться немножко, когда жили здесь. Местные-то нас и направили в этот храм.
   Весёлая у нас компания. Один понимает письмо, но устно - ни бельмеса, другие - наоборот. А теперь главный вопрос.
   -- Кто-нибудь живой, кроме вас, остался?
   -- Конечно. Именно мы вдвоём вызвались идти из всей оставшейся команды за ракетницей. Всего наших осталось человек пятьдесят. Нали нас двоих провели до храма, а затем ушли назад.
   -- Интересно, а на кой вам сдался шестизарядник. У вас разве на корабле не было ни одного?
   -- Крейсер-то у нас исследовательский. Оружия много по уставу не полагается. Вот и приходится обходиться шок-ружьями, да и тех не очень... Все, что были, остались в лагере. Они там нужнее.
   -- Хорошо, -- сказал я. Вроде бы больше вопросов нет. -- Тогда давайте найдём эту пушку и вернёмся к вашим. Давненько я не общался с людьми.
   -- Если только кто-нибудь останется жив к нашему возвращению, -- мрачно сказал Винер.
   -- Скаржи? -- догадался я.
   -- Они самые. Сволочи! И чего им неймётся? Орды скаржей нападают на лагерь ежедневно. Первый месяц вроде как играли с нами, а затем начали всё серьёзнее и серьёзнее... Спасибо нали, мы сумели ночью выйти из окружения.
   -- Всё-таки здесь есть ночь?
   Гарисон подтвердил кивком головы.
   -- Тёмная? Как часто?
   -- Да, тёмная. Как у негра в одном месте, -- мы дружно заржали над бородатой шуткой, немного расслабляя нервы. -- А насчёт часто - не знаю. Неравномерно. То через тридцать четыре часа, то через десять... Как угодно. Нали знают точную закономерность, наш отряд - ещё нет. А нали, дикари, закономерность эту объяснить не могут. Говорят: чувствуют, когда восход или закат.
   Да-а, два солнца - это не шутки...
   Мы уже разговаривали, продвигаясь потихоньку вперёд, обзирая окрестности.
   -- Скажи, Джен, а какое у тебя звание в армии? -- спросил Гарисон.
   -- Сержант десанта в отставке.
   Они мгновенно остановились, переглянулись и вытянулись по стойке смирно.
   -- Эй, вы чего, я ж в отставке, да к тому же - зек, -- я недоумённо воззрился на них.
   -- Необходимый по уставу знак уважения к старшим по званию. Пусть даже в отставке.
   -- Ну и что?
   -- Мы - капитаны, -- пояснил Винер.
   -- Я уже понял, что ниже сержанта. А откуда вы знаете, что я в самом деле сержант?
   -- Когда вы сказали, что вы - сержант, вы подтвердили свою личность, Джен Рубецкий.
   Я вздрогнул. Свою фамилию я им не говорил.
   -- Объясните, пожалуйста.
   -- В мире военных вы весьма знаменитая личность, сэр.
   -- А, это вы про тот несчастный, -- я скривился, вспоминая, -- случай?
   -- Да. Этот случай - уже достояние десантных легенд.
   Интересно было бы узнать, что говорят об этом легенды, но я подозревал, что, и не захотел бередить старую рану. Поэтому сказал только:
   -- Ребята, давайте без "сэров".
   Их, похоже, смутило моё равнодушное отношение к легенде, и лишь спустя некоторое время я узнал, почему.
   Разговоры как-то сами собой стихли. Мы передвигались молча, было слышно только наше сопение, да ещё всякие посторонние звуки типа шума воды, кваканья, стрекотания, всплесков.
   Бассейнчик, небольшой такой аквариум, стоял у самой стены на развилке. Воды стекала прямо в него из пасти в стене. Прямо на находящийся посреди бассейнчика островок, каменную плитку. Прямо на Пакет Силы.
   У меня перехватило дух. Вот это штука! Из моих скудных познаний: такая штука очень дорогая, намного дороже защитного поля. Её использовали только в десанте, в большинстве случаев только когда десантники шли на особо важную миссию. И, конечно, на каждую экспедицию выдавалось по несколько штук.
   Это было нечто вроде долговременного стимулятора. Он усиливал кожу и ногти равномерно по всей площади. После применения Пакета пробить пулями или иным воздействием кожу принявшего его субъекта становилось довольно сложно. По-прежнему уязвимым местом оставались глаза, но тут рекомендовалось в случае опасности полуприкрывать веки или вообще закрывать. Сам субъект при этом чувствовал некоторое ощущение скованности. Ещё бы, ведь кожа становилась намного плотнее. Но ощущение быстро проходило, к этому легко привыкнуть, а в инструкции было написано, что если часто использовать препарат, то ощущение даже становится незаметным. Современная медицина предотвратила любые наркотические зависимости, а также необратимые, или трудно поворачиваемые вспять изменения организма. Кто его знает, что ещё, столько терминов... В общем, гарантировалось, что после использования препарата до конца всё будет так же, как и до начала использования.
   Пакет по праву старшинства получил я. И тут же к недоумению товарищей разделил его между ними.
   -- Будем считать, что у меня опыта больше, а, следовательно, и меньше нужды в этом, -- пояснил я. -- Да что вы таращитесь. Ну, хорошо. Если найдём что-нибудь ещё, то возьму его я - и будем в расчёте.
   Справа в окне за толстыми решётками было видно жуткое многоэтажное переплетение мостов. Или просто металлических (теперь я был в этом уверен, потому что невозможно выстроить такое из камня) площадок.
   Через несколько минут мы нашли вход в это помещение. Обнаружил его Винер, который вскарабкался по камням, валяющимся кучами в коридоре, и свистнул нам. Что-то нали с ремонтом не спешат, хотя с другой стороны трудновато будет затащить такие глыбы на самый верх, в потолок, откуда они вывалились. Проще новый храм отгрохать.
   На мостах было много змей, но теперь нас тоже не один, с хорошим оружием и амуницией. Причём не простые зеки или там исследователи-землекопы, а настоящие солдаты. Змеи даже не успели развернуться в нашу сторону, кроме одного. Двоих мы положили сразу. Третьему удалось развернуться, мы разбежались, чтобы не попасть ему в лапы. А тут ещё, как назло, выскочил скарж. Откуда он тут взялся? А-а, это же и есть "демон со звёзд"! Он выстрелил в меня, считая, видимо, наиболее опасным противником. Ещё бы! Ведь мои сотоварищи палили только из шоковых ружей, а я ещё и со стингера. Третий змей упал, задёргавшись в конвульсиях. Скарж прыгнул в сторону, за столб, уходя от моих стволов, которые со смертью последнего змея, имели теперь одну-единственную общую цель.
   -- Ну что, сержант, -- сказал Гарисон, -- будем мочить гада?
   -- Разумеется, -- ответил я, видя, как из-за столба нагло высунулась чешуйчатая лапа. -- Пригнуться!
   Из лапы вырвался пучок энергии и ударил в стену за нами. Я разозлился и скомандовал:
   -- Огонь!
   Они меня поняли с полувзгляда, и мы все трое выстрелили из шок-ружей в стену за столбом. Причём медленно летящими пучками энергии, а сами спрятались за камнями. Я рассчитал время и на секунду выглянул, чтобы выстрелить в свой пучок лучом, отчего скаржа не просто вынесло из-за столба, а долго кувыркало под потолком, а затем он плюхнулся в воду и больше не двигался. Хмм, я вообще-то ожидал, что его разорвёт на куски. Преждевременно я поверил в свой маленький секрет, преждевременно, в следующий раз надо быть осторожнее и не так слепо верить. Потому что можно нарваться на рыбку покрупнее рядового скаржа.
   -- Ни фига себе! -- крикнул Винер. -- Как это так получилось? Там что, бочка динамита стояла?
   -- Нет, таридиевая, -- отшутился я.
   -- Причём тут таридий? -- похоже, он тоже ничего не знал о взрывоопасности таридия.
   -- Я в шахте побывал. Там бочки с таридием взрываются так, что потом только отскребай, чего осталось. Да не бойся ты. Я тоже поначалу, когда узнал, стал быстренько всё таридиевое выгребать, а потом сообразил, что обычный таридий никогда не взрывался.
   -- А какой же таридий тогда в бочках?
   -- Кто его знает, переработанный, наверное, но что таридий - точно.
   -- Эй, тут золотая дверь! -- позвал Гарисон.
   Мы подбежали глянуть на чудо.
   -- Круто! -- Винер постучал по двери. -- Настоящее золото! А тут на стене что-то написано. Жалко мы не знаем их письменности.
   -- Ну, кто знает, а кто - нет, -- усмехнулся я, доставая переводчик.
   Я показал перевод напарникам.
   -- "За этой золотой дверью, -- прочитал Винер, -- находится святой алтарь трости шести огней. Только прикосновение огненного столба к камням позволит войти внутрь", -- он закончил читать и посмотрел на меня с Гарисоном. -- Похоже шестиракетник - за этой дверкой.
   -- Надо же, как ты догадался? -- иронично сказал я. -- Осталось только открыть её. Что за столбы и огни?
   Мы разделились и стали осматривать зал. Где-то на одном из этажей мостов я обнаружил небольшой, в мой рост, столбик, на вершине которого полыхал странным синим цветом огонь. Я обошёл кругом и обнаружил кирпич, который при ближайшем рассмотрении оказался кнопкой. Я кликнул ребят.
   -- Эй, вы там, дуйте сюда. Тут кой-чего интересное.
   Гарисон с Винером кинулись ко мне, но по дороге запутались.
   -- А-а, чёрт! Твою едрёну!..
   -- Что там?
   -- Да чуть не свалился. Грёбаные мосты, как ты только туда забрался?
   Через пару минут непрерывного бега и пыхтения им удалось преодолеть лабиринт и забраться ко мне.
   Мы осмотрели столбик и обменялись версиями.
   -- Гляньте, вон ещё один! -- сказал Гарисон, указывая пальцем в сторону. Там и впрямь виднелся такой же точно столбик. Только до него ещё надо было дойти.
   -- Прикосновение огненного столба к камням? -- усмехнулся я.
   -- Одновременно? -- спросил Винер.
   -- Ага, на всякий случай. Мало ли. Знаешь байки про банки? В каменном веке в самом главном сейфе было два замка, в каждом из которых ключ надо было повернуть одновременно. А пока поищите ещё столбы.
   Больше столбов не было, но и к тому путешествие отняло пять минут времени. Мне уже перестали нравиться эти придурки нали. Решили окончательно испортить нам жизнь. Я стоял у первого столба и помогал им добраться, указывая лучший путь - со стороны виднее - а сам мрачно думал о том, что я сделаю с первым попавшимся мне на глаза нали. Он уж точно парой синяков не отделается.
   Я начал отсчёт:
   -- На счёт раз! Три! Два! Раз!
   Мы вдавили кнопки. Послышался глухой стук где-то как бы отовсюду. Что-то громадное. Долгое время ничего не происходило... А потом всё начало рушиться!
   Шучу. А потом просто-напросто открылась дверь. Та, золотая.
   Добраться до двери проблем особых не составило. Во всяком случае, легче, чем взбираться к столбам. Мы просто попрыгали вниз с мостов с таким расчётом, чтобы не поубиваться, а затем вошли в дверь с оружием наготове.
   И тут мы увидели это. На высоком пьедестале лежало самое прекрасное, самое убийственное. Смертельное, и в то же время замечательное. Шесть стволов, огромных - как раз для ракеты, образовывали отверстиями круг, сероватый блеск металла придавал оружию мрачность. Вращающийся барабан стволов вырастал из здоровенного патронташа, где каждый патрон - ракета, а к магазину был приторочен сверху механизм управления вместе с большой удобной рукоятью. Таким был этот монстр - шестиствольный ракетомёт.
   Такую игрушку я даже в самых своих смелых мечтах в руках не держал. Конечно, кое-что о ней знаю. Универсальное орудие массового поражения. Шесть стволов позволяют зарядить для одновременного запуска до шести ракет. Магазин вмещает до пятидесяти ракет. Удобная рукоятка позволяет держать всю эту бандуру на одной руке очень долгое время. Правда, несмотря на внушительные размеры, сделан он, как и большинство современного оружия, из лёгкого металла. Пульт управления - отличная вещь. Почему универсальное оружие? Дело в том, что кроме одновременного запуска до шести ракет поддерживается выброс ракет - тоже до шести одновременно - как обычных гранат замедленного действия. А также самая сложная и полезная функция: система самонаведения. Если направить оружие на цель - куда оно направлено в данный момент, видно на маленьком экранчике на пульте - и некоторое время не убирать от цели, то система самонаведения захватит цель, реагируя на малейшее движение, и дальше ракеты сами изменят курс, даже если цель попытается удрать. Хитрая система позволяет отличать движение живых объектов от колыхания, скажем, листика на ветру.
   Ребята были обрадованы не меньше меня. Винер опомнился первым и кинулся к ракетнице.
   -- Куда попёрся? Ты что, слепой? -- Гарисон успел схватить его за шиворот прямо на краю большой ямы, которая находилась вокруг постамента с ракетницей и не давала абсолютно никаких шансов пробраться к оружию. Сам постамент торчал прямо из видневшейся далеко внизу воды, опираясь на дно этого водоёма А в воде плавали змеевики. Вот бы обрадовались компании Винера. Устроили бы обед в его честь. Я усмехнулся.
   -- Что, сволочи, съели? -- разозлившийся Винер плюнул в змеев. И едва успел отпрыгнуть в сторону от ответного плевка, преодолевшего нехилое расстояние метров пятнадцать вертикально вверх. Зелёная слизь попала в потолок и стала не спеша, но, тем не менее, не медленно разъедать его. Раздалось характерное шипение.
   -- Какого?
   -- Они ещё и гадить умеют!
   -- Всем понятно? -- сказал я. -- Соблюдать максимальную осторожность.
   -- Ну и что дальше делать будем. Пушка-то вот она. Танталовы муки!
   -- Слышь, Гарисон, говори понятнее. Чья мука?
   -- Да не мука, муки!
   -- Ну ладно, ладно. Так чьи?
   -- Откуда я знаю. Танталовы. Наверное, древний программист, который жил в страшное время. Когда ещё был Голубой Блин, президент МелкоВаты и те Форточки создал, скарж их съешь, что потом древний мир развалили.
   -- Ух, не хотел бы я оказаться на его месте, -- сказал Винер, решив блеснуть знанием истории. -- Хорошо, что тогда Форточки те уничтожили, Блина на костре сожгли, а корпорацию его разогнали. Иначе сидели бы мы счас на Земле, и до сих пор окошки закрывали, не понимая, почему система жизнеобеспечения корабля выполнила некорректную операцию и была завершена.
   Согласен с Гарисоном. Легендарная фраза, даже не легендарная - мифологическая. По слухам искусственный интеллект однажды выдал такую фразу ошалелому командиру космической станции. Станция обезлюдела насовсем после гибели экипажа. Это стало одной из первых больших капель. И когда упала последняя, те, кто не сумел вовремя отказаться от этого заманчивого наркотика под названием "Форточки", вся эта озверевшая толпа нашла спрятавшегося Блинни и казнила его. Компания распалась, "Форточки" исчезли. И слава высшим.
   -- Блина не сожгли. Его повесили.
   -- Сожгли.
   -- Повесили!
   -- Да говорю тебе, сожгли! Я в энциклопедии читал! Как колдунов в древневековье.
   -- Что ты грузишь! Его повесили! Мой пра-пра-пра, и так далее, дед лично участвовал в процессе. Это наша семейная легенда! С ним сделали то же самое, что его Форточки делали со всеми тогдашними компьютерами.
   -- На кол его посадили, -- буркнул я, не обращая особого внимания на спорщиков.
   -- Почему?
   -- Откуда ты знаешь?
   Эти вопросы были адресованы мне, но их я тоже оставил без внимания, разглядывая надписи на стенах. Надпись красной краской на одной стене, и синей - на противоположной. Прямо в центре линии, мысленно проведённой между ними, находился алтарь с шестиогневой тросточкой. А ещё в комнате были другие двери. И большой рычаг за решёткой.
   Те двое продолжали препираться, совсем забыли про осторожность, а я пока читал дальнейшие указания на стенах.
   "Трость шести огней достанется только тому воину, который искупается в Бассейне Грома, что за Обелиском Небес". Это - красная. Синяя же тоже была относительно пушки, только не прямо. "Пирамида - ключ к Палате Смерти. Там хранится энергия для трости шести огней".
   -- Слышали? Нам - к бассейну грома.
   -- Куда?
   -- Да сюда смотрите, а потом спрашивать будете, -- помахал я переводчиком. Продолжая ругаться, они подошли ко мне.
   -- Бассейн Грома? Обелиск небес? Бред какой-то! -- пробормотал Винер.
   -- Наверное, они за этими дверями, -- высказал я догадку.
   -- Тогда придётся разделиться. Дверей-то две!
   -- Не стоит, -- я помрачнел.
   -- Почему? Так будет намного быстрее.
   -- И к тому же поодиночке у нас будет не такой устрашающий вид. Больше гадов перебьём, -- поддержал товарища Гарисон.
   -- Ага, а они будут стоять и спокойно ждать, пока вы их убиваете. Вот тормоза, и как вы только сюда добрались? Неужели непонятно, что поодиночке нас гораздо легче перебить, чем если мы будем в куче? Ну, у меня, ладно, опыт есть. А у вас? Пакет Силы? Знаете, до какого места скаржу ваш пакет? Вы в деле хоть одного видели? Знаете размер и остроту их когтей? -- Энергичное качание головой. -- То-то же. А я знаю. И чуть на себе не испытал. Повезло: скарж полудохлый попался. А видели, чем плюются эти змеевидные? Вот именно. Никакая броня, -- я выразительно подергал свой бронежилет, доставшийся мне ещё на тюремном корабле, -- не поможет. Значит так. Все втроём валим к двери, скажем вон к той, -- я показал пальцем. -- Один открывает, двое - за спиной страхуют. А там - по ситуации.
   Мы пошли к названной мною двери. Предосторожности оказались не излишни, и вскоре два свежих змеиных трупа украсили пол комнаты вместо наших, как должно было быть по расчёту тех, кто ставил тут на охрану этих змеюк.
   В зале была большая пирамида, наполовину в воде. Верхушка - на уровне нашего этажа. Я прошёл в дальний конец, за пирамиду, по мостам, тянущимся вдоль стен, чтобы прочесть очередную инструкцию на стене. "Центр пирамиды - это опорная точка бога воды нали".
   Странно. Центр? Вершина пирамиды имела форму усечённого конуса, на котором вполне может поместиться человек. Но назвать вершину центром? Может они что-то перепутали, или переводчик. В конце концов, я не знаю языка. Пирамида к тому же должна быть ключом к камере пыток, где хранится амуниция для ракетницы. Так, во всяком случае, понял я из инструкций, оставленных неведомыми нали возле ракетницы.
   Стоило попробовать. Я запрыгнул на вершину пирамиды. Ребята с интересом наблюдали за моими действиями, не забывая оглядываться по сторонам.
   Верхушка начала медленно проседать. Я испугался и спрыгнул с пирамиды обратно на мосты. Ничего страшного, в общем-то, не произошло. Верхушка ещё некоторое время опускалась, затем остановилась. Внезапно блеснула молния, сопровождённая сильным грохотом, часть стены обвалилась. Я забрался по камням и заглянул в дыру. Там была ещё одна комната. Камера пыток. Нали, висящие на дыбах и стонущие, на полу - решётки, закрывающие узкие глубокие ямы, на дне некоторых из них лежали нали. Явно мёртвые. После такого падения никто не выживет.
   Мы, как оказалось, попали в комнату через давно замурованный вход. Другой был заперт снаружи и, очевидно, караулился змеями или скаржами. Ну их. Пускай там и стоят. Я сделал знак товарищам, чтоб не производили лишнего шума, и пошёл тихонько в центр комнаты, где на возвышении находились интересные ящички. Впрочем, я уже знал, что это. "Энергия для трости шести огней". В каждом по восемь ракет. Я сгрёб все четыре ящика в охапку и пошёл к выходу, где меня ждали, озираясь, Гарисон с Винером.
   -- Учитесь, сынки, пока не поздно, -- я с видом довольного кота стал укладывать ящики в свой рюкзак. -- Да ничего, дотащу! Тут, похоже, больше делать нечего.
   Мы вернулись в зал с ракетницей и вошли во вторую дверь. Там оказалось пусто. Аж странно. Да нет, не в том плане, что совсем уж пусто, а в том, что врагов совсем не было. Посреди комнаты высился толстый острый каменный штырь, указывая в небо над собой, в специально сделанную дыру.
   На нём были выбиты кое-какие надписи. Я подошёл поближе, чтобы прочесть, дав товарищам знак охранять.
   Так, так, так... То, что это тот самый пресловутый Обелиск Небес, мы уже догадались. Хмм... "Чтобы попасть к бассейну грома, надо карабкаться по камням". Похоже на очередной указатель. Ладно, разберёмся по ходу дела. О-о! "Могущественная сила достанется тем, кто омоется под водопадом в Бассейне Грома". Не спорю, не спорю. Шестизарядник - воистину великая сила. А вот это уже интересно: "Тот, кто вошёл в бассейн грома, встретится с демоном со звёзд". Явно предупреждение. Приму на заметку, что не стоит подставлять задницу близко к какому либо месту в тени. Могут и ... пинка дать.
   В общем, пора двигаться вперёд, то есть в проход, виднеющийся за Обелиском. Первым туда вошёл Винер. Мы медленно продвигались вперёд, когда он внезапно вскрикнул.
   -- Что такое? -- мы пытались заглянуть ему за спину. Наконец мне удалось разглядеть человеческое тело. Когда к Винеру вернулась подвижность, он кинулся на тело и обнял его, беззвучно трясясь, будто рыдая.
   -- Это Рина, -- вполголоса сказал Гарисон. -- Они, так сказать, дружили во время экспедиции.
   -- Понятно, -- только и нашёлся что сказать я.
   -- Её похитили скаржи из лагеря, -- он продолжил объяснение. -- Винер чуть с ума не съехал. Но всё же надеялся, что она жива. И сюда попёрся в надежде, что найдёт. Нашёл таки. А к лучшему?.. Не правда ли глупо?
   Я уже не стал объяснять, как собственно я очутился в свое время в десантных войсках. Засмеют. Винер, правда, нет - настроение не то, а Гарисон может вполне.
   Мы выждали положенную минуту почтения, затем я тронул Винера за плечо и тихонько сказал:
   -- Пора.
   Он кивнул, я по-прежнему не видел лица и не знал, плачет он, или просто скорбит.
   Мы обошли тело, погребать его было негде и не было времени на это. Я заметил небольшую странность в положении тела девушки. Она лежала так, словно в спину ей упёрся камень. Конечно, это может быть просто камень, и всё же...
   Так и есть. Она прикрыла телом маленькую коробочку, словно зная, что это кто-нибудь найдёт. Дьявольское устройство. Называется усилителем выстрела. Он делает именно это, несомненно. Только он усиливает даже не настолько, а во столько раз, что цель попросту разносит в клочья. Принцип настолько сложен, что я не понял его совсем. Что-то из очень высокой физики. Даже приблизительно не знаю. Просто подключаешь это проводами к стволу, и оно начинает работать. Поговаривают даже, что никакая это не высокая физика, а нечто паранормальное, то ли вообще колдовство. Половина физиков утверждает, что этого просто быть не может. Чего - не знаю, но штука работает, это точно, что бы там ни говорили старые заученные пердуны.
   Усилитель я не спрятал в рюкзак, а держал наготове в кармане. Мы зашагали дальше и через минуту увидели свет в дальнем конце.
   -- Ребята, помните, в комнате - скарж.
   Те молча кивнули.
   Мы вошли в комнату. Как и прогнозировалось, внутри находился мелкий водоём, узкий и длинный. Воды - по щиколотку. У противоположной стены - водопад. Вдоль бассейна, по обе стороны от него у стен было по несколько колонн. Я вошёл, готовый к встрече. Скарж не заставил себя ждать. Но преимущества внезапности у него не оказалось - мы были готовы. Он выпрыгнул из-за столба и тут же получил шок-лучами из трёх ружей. Если стреляют трое, с разных сторон, да ещё к тому же более-менее опытные вояки, шанс промахнуться - мизерный. Скарж отлетел к бассейну и хлюпнулся в него. Мы добавили ему пару метких выстрелов. Усилитель я ни разу не использовал. Понимал, что ещё пригодится. Винер прыгнул вперёд, прямо в бассейн к скаржу. Я попытался перехватить его, понимая, что скарж не добит, но промахнулся и упал в воду. Винер, миновав мои руки, подскочил к начинающему подниматься скаржу и стал бить его прикладом ружья, скарж пытался достать его когтями, но Винер не давался и не успокоился, пока не снёс ему череп. Только тогда он остановился, и сел прямо в лужу, уронив голову. Ничего себе, вот это энергия! Врукопашную замочить скаржа... Подобного я нигде не видел. Опасная штука - любовь, если делает людей такими. Пусть лишь на мгновение. Хотя им двигала не любовь, скорее производная - месть.
   Мои движения сопровождались плеском воды, в которой я был по колено, когда подошёл к Винеру и похлопал его по плечу.
   -- Сейчас не время. Будь солдатом, -- попросил я.
   Затем я поднял голову и огляделся. Отсюда были видны двое жрецов нали. Каждый стоял по разные стороны бассейна, не видимый со входа в комнату из-за колонн. За спиной у каждого была надпись. Надписи выглядели свежими. Возможно даже, их написали эти жрецы. Я пошёл к ближайшей надписи, доставая переводчик, борясь с искушением двинуть жрецу по морде.
   "Это - Бассейн Грома. Нечистые души тех, кто ступит в воду, встретятся с демоном, спустившимся со звёзд". Спасибо за предупреждение. Козлы. Я оценил на глаз расстояние до жреца, прикидывая, высоко ли он подлетит, если дать ему хорошего, от души, пинка. Ладно, пускай живёт.
   Я пошёл ко второй надписи. Жрецы всё так же стояли, глядя в пространство, не удостаивая меня ни малейшего внимания. Это они что, притворились мёртвыми? Решили, что не трону, если замрут?
   Ладно, пошли они! Щас бы ракетомёт достать, остальное - побоку.
   "Демоны спустились с небес в металлических колесницах, чтобы покарать нас за грехи". Это - вторая надпись. Действительно, каменный век.
   -- Ну, и что дальше? -- сказал я, глядя на свою мокрую одежду. -- В бассейне мы искупались, а теперь что?
   -- Одну минуту, -- Гарисон и Винер направились к жрецам и попытались с ними поговорить. Винер вроде бы оправился, хотя голос всё ещё дрожал. Я так и не понял, ответили им жрецы что-то или нет. Скорее - да, потому что через некоторое время Гарисон сказал:
   -- Всё в порядке, идём назад к пушке.
  

* * *

   Мы вышли в зал и осмотрелись. Вроде бы всё то же, разве что откуда-то взялся жрец. Стоит гад и ухмыляется. Довольный такой.
   А ракетница как лежала на недосягаемом столбе, так и лежит.
   -- И на хрена ж мы там купались! -- не выдержал Винер. Я его вполне понимал: тоже весь промок насквозь и теперь ощущал в полной мере свежесть здешних мест. Гарисону было легче, он не лез в воду, как мы - два придурка.
   -- Теперь вы понимаете, почему я хочу сделать со здешними жрецами кое-что ужасное, -- мрачно начал я, приглядываясь к жрецу, нащупывая ружьё, но осёкся, поскольку увидел, что решётки закрывающей от нас рычаг уже нет.
   Я понял, что нали могли в любой момент открыть его, но просто использовали нас, чтобы убить тех двух змей и скаржа, и у меня в полном смысле слова зачесались руки забить прикладом ближнего жреца, прямо, как это сделал со скаржем Винер.
   Но было не до этого. Я подошёл к рычагу, солдаты держались за спиной, прикрывая тыл.
   -- Рычаг, -- сказал я.
   -- А то мы не видели, -- обронил Гарисон, всматриваясь в окружение.
   -- Что делать будем? -- спросил я. -- Дёрнем рычаг? А вдруг это - очередное "испытание" нали?
   -- Ты - сержант, тебе и решать, -- буркнул Гарисон.
   Я отмахнулся. Никакого от них толка. Взглянул на стены каморки. Тут тоже были кое-какие надписи.
   "Трость шести огней попала к нам от бога нали, когда звезда упала с небес. Чтобы найти звезду, надо пройти через церемониальное крыло", -- перевёл я. Церемониальное крыло? Это та церемониальная палата, что за печатью? Интересно... Звезда - это тоже интересно. Пожалуй, прогуляюсь туда. Ещё одна надпись, эх, любят нали в храмах писать парами: "Возьми трость шести огней и иди в церемониальную палату. Там ты найдёшь обратный путь туда, откуда пришёл, и металлическую колесницу, которая упала с небес". Точно, прогуляюсь. Одно подозрительно: "там ты найдёшь обратный путь туда, откуда пришёл". Я не оттуда пришёл. Впрочем, ладно, что это я к словам придираюсь.
   -- Наверное, рычаг можно дёргать, -- решил я и протянул руку. Рычаг тихо скрипнул, поддался.
   -- Смотри! -- Винер восхищённо смотрел в сторону ракетницы. Из ближних стен ямы выдвинулись мосты и коснулись столба. Теперь ракетницу можно забрать. А она манит взор, призывно блестит. И не столько потому, что с её помощью можно выжить. В тот миг я забыл даже, что нам грозит смертельная опасность. Я видел только великолепное оружие, обладать которым хочет каждый мужчина. У мужчин вообще страсть к оружию. Во всяком случае - у меня. И тут я вспомнил, что, исходя из надписей у рычага, ракетница имеется, в отличие от прежде полученных нами от нали шок-ружей, только одна.
   -- Знаете, ребята, похоже, ракетница - единственная, -- и фраза у меня вырвалась соответствующая.
   Они как-то странно на меня посмотрели, переглянулись между собой и быстро двинулись к ракетнице. Я истолковал это однозначно.
   Прыжок вперёд - и они отшвырнуты в разные стороны. Рывок - и я уже на верхушке столба с ракетомётом в руках, направленным на бывших товарищей.
   -- Стоять! -- сказал я. -- Хотели с моей помощью достать игрушку, а как не нужен стал - так в расход?
   Они молчали. Лишь недружелюбно уставились на меня, в руках - наполовину поднятые ружья. А ведь я уже почти полностью доверял им.
   -- Чего молчите? Историю с группой из тридцати человек в кольце скаржей тоже выдумали?
   Винер не выдержал:
   -- Ни хрена подобного! Послушай!..
   Да, я хотел послушать, что он скажет, но в это время раздался грохот. Я обернулся. Сзади обвалилась стена, за которой были телепортационные ворота. Я узнал их сразу. Дешёвые. Само собой, относительно размеров. С виду обычный квадрат, но залит каким-то странным светом. Этот свет - поле, которое отвечает за проверку целостности вещества. За полем находится комнатёнка. Если в тончайшем поле не находится никакого, начиная от определённых размеров, целостного твёрдого вещества (не более двадцати молекул, кажется), то всё то, что в комнатёнке, телепортируется в координаты, запрограммированные на пульте в подставке; в координатной системе за начало координат принимается местоположение ворот, и уже по отношению к ним вводятся координаты. Например, двадцать метров левее, два метра с половиной выше. Что хорошо - что можно вводить координаты, начиная от одного метра до нескольких километров, по-моему, верхний предел - десять с чем-то кэмэ. На большее не хватает реакторов - с возрастанием расстояния или размеров камеры переноса расход энергии возрастает в геометрической прогрессии. Вот поэтому телепорт используется исключительно в планетарных масштабах. Даже не в планетарных, а, скорее, в городских. На каждой планете есть компании, ведающие межконтинентальными перебросками, но это, к сожалению, удел лишь крупных корпораций. Простым людям иметь дальний телепорт не по карману. Поэтому и существовали специальные телепорт-компании, прямо как в старые времена были самолёты и аэропорты.
   Примерно так оно работает. За аксиому принимается отсутствие в комнате чего-либо. Комната пуста. Как только в поле что-либо входит, отвечающее заданным условиям, устройство переходит в состояние готовности. Как только граничное поле освобождается от вещества - всё, срабатывает телепорт, и всё то, что было в камере, переносится в другое место. И опять устройство знает, что в комнате пусто. Переносится каждая частица, находящаяся в комнате. Конечно, после этого создаётся некий вакуум, который немедленно заполняется воздухом с громким хлопком. На нетвёрдые тела, такие, как воздух или вода, поле не реагирует ввиду несоответствия их условию номер один: несколько (около двадцати) связанных между собой молекул. Первый принцип телепортации - переброс по координатам.
   Цель переносится мгновенно. Абсолютно. Когда-то один умник взялся подсчитать время переноса. Он поставил самое большое, какое смог, расстояние. Несколько тысяч километров - он проводил испытания с участием крупной телепорт-компании. Засёк время... И оно получилось ноль целых, ноль десятых. Сверяли даже часы испытуемого с общим временем. Никаких отклонений. Что странно, ведь кое-какие ощущения после прыжка остаются. Вообще идея всех принципов телепортации, если кто не знает, заключается в использовании подпространства. Не того, которое используется космическими кораблями для прыжка между звёздами, ещё называемое гиперпространством, а другого. Его так и обозвали: телепортпространство. Каким-то образом цель толкается туда, в телепортпространство, в нужном направлении и с нужной силой. Как только скорость движения падает до нуля - а там скорость зависит только от приложенной силы, которую можно сообщать лишь в момент прыжка в телепортпространство - объект из телепортпространства выходит. Время там стоит. Знаю, сколько раз сам прыгал.
   Когда-то я такими воротами торговал. Даже, наверное, оставалась в магазине парочка экземпляров. Когда-то развлекался во внерабочее время. Переносился из кухни в столовую и обратно. Часто, впрочем, попадал в туалет. Опасно, конечно, если неправильно рассчитаешь координаты и появишься, к примеру, внутри стенки. Нет, с тобой ничего не случится, ведь при использовании первого принципа объект, выходящий из прыжка, увеличивается из безразмерной поначалу материальной точки, аналогичной точке с введёнными координатами, до нормальных размеров, раздвигая пространство. Так и получается, что можно телепортацией разорвать изнутри самый прочный металл (если, конечно, объект не имеет особого поля защиты, сквозь которое через подпространство пробиться нельзя, хотя в обычном пространстве его не существует). Но тут уж как твой глаз подведёт. Если появишься в центре горы, то капут. Оттуда уже не выберешься. Да, конечно, этот принцип могли бы использовать в горных разработках, но подумать только, сколько уйдёт энергии на пробивание телепортацией первого принципа хотя бы километрового тоннеля! Это же порядка двух тысяч переносок... Километр разделить на длину камеры - пятьдесят сантиметров - вот и получим наши две тысячи.
   Я мгновенно обернулся.
   -- Назад!
   Они, уже начавшие, было, двигаться, остановились.
   -- Похоже мне пора. Считайте до ста и не вздумайте идти следом, не досчитав до конца.
   -- Погоди! -- заорал Гарисон. -- Ты что, оставляешь нас в живых?
   -- Считай, что так. Счастливо! -- я сделал шаг назад.
   На мгновение перед глазами пронеслась вся гамма цветов, разнообразнейшие сочетания, узоры. Сплошная темнота и ослепительный свет... Или мне всё это показалось?
   Такое ощущение остаётся после телепортации. Что всё это показалось. Мне это уже не в новинку. Я не знаю, сколько раз я входил в порталы у себя в магазине, раз пятьсот, наверное. Я не удивился, не испугался, я уже очень много раз испытывал подобные ощущения. Самое интересное: я уже даже не удивился тому, откуда у нали телепорт-квадрат. Наверняка спёрли там же, где и всё остальное. А они всё же умные, раз сумели разобраться в принципе действия. Не простые аборигены, как на других планетах.
   А ещё я вспомнил последнюю фразу Гарисона. "Ты что, оставляешь нас в живых?" Оригинально. Он, наверное, хотел, чтобы я опомнился и пристрелил его.
   Я стоял на узорчатой плите перед окошком в церемониальную палату. Теперь, когда печать - обычная каменная плита - была поднята, окошко превратилось в проём, через который можно было пройти, особенно не сгибаясь. Я соскочил с плиты на всякий случай, хотя и не сомневался, что те два олуха послушают человека с ракетницей. Почему я на них накинулся? Всего лишь потому, что мне не понравилось, как они на меня посмотрели? Скорее всего - да. Жизнь многому научила. Я мог ошибиться в их намерениях. Но даже тогда они или пойдут назад, или - за мной, по очищенному пути. В худшем случае - наткнутся на мой труп, что будет означать, что сюда нельзя. Если сумеют - заберут ракетницу. Скаржам она всё равно ни к чему. Сколько она там лежала, а скаржи её не забрали.
   А нали, сволочи! Евреи старые! Нашими руками очистили храм. Евреями называются у нас очень хитрые люди. Или сами евреи. Древнейшая нация, которая единственная из всех древних умудрилась сохраниться, как нация. Где все остальные? Где русские, американцы, китайцы? Где их вся культура, на следы которой археологи натыкаются чуть ли не каждый день? Кровь каждой течёт в жилах современных людей, но как нации они исчезли. А евреи, которые постоянно подвергались гонениям, выжили. Может именно в этом и причина, в том, как мы определяем слово "евреи"? Но зато они по-прежнему остаются темой анекдотов и насмешек. Вот и я говорю: нали - евреи старые. Старые - значит опытные, умудрённые жизнью.
   А может, ха-ха, нали - потомки еврейских беженцев, мутировавшие под местным солнцем? Ну, насчёт всех нали не знаю, но жрецы в этом храме - точно.
   Опять - одиночка. Я вздохнул и подошёл к камню. А следующие несколько минут я очень громко и долго ругался нехорошими словами. Камень, который был виден из окошка, содержал очень полезную информацию.
   "Здесь живёт злой водяной бог, который принимает плоть слабых, чтобы вкусить её. Только воин, который плавает, как водные змеи, сможет избежать печальной участи".
   Я кинулся назад, но печать закрылась прямо передо мной. Осталось только маленькое окошко, через которое я мог всего лишь озирать окрестности, как недавно делал то же самое, только с той стороны. Знал бы, попёрся б не сюда, а туда, откуда пришёл. Сволочи нали, не дали выбора, постепенно подтолкнули к решению. Из этой надписи следовало, что грязная работа в храме не закончилась. Отнюдь, она только начиналась. Мне стало плохо. Местный монстр, титулованный как "бог", должен быть очень большим, и смертельно опасным.
   Да и с плаванием я не был очень уж крут. Так, медленно, неторопливо. До змей мне было далеко. Одно утешение - ракетница под водой стреляет настолько же хорошо, как и в нормальных условиях. Ничего, я этим нали отомщу. Возьму и сдохну где-нибудь в самой глуши. И базука пропадёт. Будут знать, как людей гробить.
   Дальнейшее можно описать как непрерывную беготню, плавание, отстрел змеев и скаржей. Всё это слилось в одну сплошную серую массу, и я мало что помню во время путешествий по церемониальной палате. Были и нали, помогающие мне, а я, в то время как они открывали очередной тайник, боролся с искушением их пристрелить. Были и змеи, нападавшие на меня из воды, которой там хватало, один раз напало трое, и я чудом выжил, пустив ракету им под хвосты и попав. Всё же я ошибся. Шок ружью даже с моим секретом очень далеко до ракетницы.
   Скаржи - юркие твари. По ним попасть сложно. Но ракету не обдуришь. Если самонаведение сработало - увернуться почти невозможно. Надо обладать реакцией чуть большей, чем скаржья.
   Где-то я нашёл мёртвого солдата, возможно, товарища Винера и Гарисона. У него был акваланг - незаменимая вещь для того, чтобы находиться в таком водном месте, как эта церемониальная палата.
   Я ещё много времени провёл в этом большей частью подводном кошмаре, когда, наконец, не набрёл на комнату с рычагом. Я автоматически нажал на рычаг, сколько я уже их понажимал в ближайшие часы - трудно сосчитать. Пальцев не хватит.
   Приехала платформа, движущаяся каким-то образом по металлической балке. И тут я понял, что было не так. Там, откуда приехала платформа, был уже не храм. Это была открытая местность, пусть и зажатая со всех сторон скалами. Я запрыгнул на платформу, понимая, что она сейчас уедет. Пока платформа двигалась, я любовался окружающей природой. Сколько же времени я не был на открытом воздухе! С самого утра, наверное, в душных подземельях храма, с чадящими дымом факелами, пусть он и проветривается кое-где вырубленными дырами в потолке.
   Огромные скалы, пики, и просто камни внизу. Метров пятьдесят полёта вниз. И ещё столько же - вверх до самой высокой точки. На самом донышке ущелья поблёскивала вода. На скалах наблюдались высохшие от времени водоросли, которые заканчивались где-то на моём теперешнем уровне, что свидетельствовало о том, что когда-то уровень воды здесь достигал этой отметки. А причал, построенный внизу, прямо под теперешний уровень воды, свидетельствовал о том, что это было очень давно.
   Вначале лифт двигался горизонтально: по металлической рельсе, висящей в воздухе, концами вбитой в скалы - затем, доехав до края шпалы, опустился на подставку, которая по металлическому столбу повезла его вниз. Что-то слишком хитроумная конструкция для древнего храма... Я не придал этому особого значения. В конце концов, и так всё слишком тут уж... Нереально, что ли?
   Я разобрался с парой скаржей и несколькими змеями, что дежурили внизу. Расплодилось их тут, растудыть! Находящийся неподалёку нали вылез из укрытия и огорчённо развёл руками. Было чему огорчаться: такой же точно лифт, только везущий немного в другую дыру в скалах, был разрушен. Вертикальная балка страшно покорёжена, а сама кабина, вернее то, что осталось, лежало неподалёку. Наверх всё же можно было забраться. Но это пятьдесят метров вверх по камням карабкаться.
   -- Боюсь, меня на это не хватит, -- сказал я нали, тоже, как и он, разводя руками. Тот, всплеснув всеми четырьмя руками, что-то выразительно сказал, помчался к камням, что-то извлёк оттуда, вернулся и протянул мне. Вот спасибо! Крюк и верёвка. Как раз, чтобы повеситься.
   Я решил шугануть нали, замахнувшись на него крюком, не фиг такое предлагать! Тот отшатнулся, и замотал головой. Затем показал, как им пользоваться. Первобытное альпинистское снаряжение. Отлично, только альпинист из меня хреновый: на первом же метре свалюсь. Если даже зад не отшибу напрочь, то потом ходить трудно будет около недели.
   И всё же я полез. А что оставалось? И неожиданно лезть было легко. Я без особых трудностей преодолел весь подъём за пару минут. Затем я долго стоял, смотря вниз, и чесал репу. Ничего себе! Словно на крыльях летел. Я посмотрел с сомнением на верёвку и крюк. Нет, вешаться на них пока рановато...
   Я оглянулся. Видимо, опять придётся переться в храм. Опять чадящие факелы, оскаленные морды на каменных плитах. Опять болотная вода и жрецы... Может плюнуть на всё и поискать другой путь? Слишком уж усердно меня ведут. Если так дальше продолжать, то наткнусь на того самого ужасного водяного монстра.
   На моё решение повлиял посторонний фактор. Я увидел, как по причалу внизу пробирались Винер и Гарисон, тихо переругиваясь между собой. В первое мгновение я почувствовал радостное облегчение. Живы! Но как они прошли через печать? Она же закрылась за мной. Может, они работают на пару с нали? Замочить их, что ли? Хуже всего в нашей работе, что нельзя быть ни в чём уверенным. В данный момент я, конечно, мог убить их за подозрения, к примеру, что они - сподвижники нали, или за то, что хотели забрать ракетницу, а меня - в расход. Но не такой я человек, чтобы убивать из-за подозрений. Слишком много неувязок. Вот скаржи и прочие - другое дело. Вполне доказано, что они стремятся меня убить, поэтому цель тут только одна - самооборона.
   Итак, я швырнул вниз крюк и верёвку - там уже есть кому этим воспользоваться, кроме меня - и тихо отступил в тень тоннеля, уходя вглубь.
   Нет, всё же не храм. Из стен торчат глыбы таридия, никаких рисунков на стенах, хотя вход в коридор был оформлен именно, как вход в храм. Коридор вывел меня к подземной реке. Стоя на деревянных досках - тоже причал - я размышлял, что делать. За мной идут по пятам бывшие товарищи. Разбираться с ними не хочется, значит надо отступать. Ну дурак я, дурак, согласен, надо было их прикончить сразу, чтобы потом не мучаться, но против совести не попрёшь. К тому же, я ничуть не пожалел об этом потом.
   Причал был заставлен бочками, ящиками и прочей дребеденью. Рядом колыхался на поверхности воды плот, удерживаемый на месте благодаря верёвке, привязанной к причалу. Я стал на плот и попытался отвязать верёвку. Бесполезно - слишком старый и просохший узел. Тогда я просто отстрелил её. Плот медленно, словно нехотя, тронулся по течению. Надеюсь, второго плота у жрецов нет. Да и самих жрецов поблизости - тоже. Не хочу искушаться.
  

* * *

   Я плыл больше часа, иногда подправляя направление движения гребками рукой. Тоннель подземной реки впечатлял. Довольно высокий и узкий, кое-где с потолка свисали таридиевые кристаллы, освещающие тоннель неярким голубоватым светом. Это ещё одно свойство энергетического кристалла под названием таридий.
   Примерно через час я стал немного сомневаться в правильности всей этой затеи. Появилась лёгкая паника. А что, если река закончится водопадом? Тогда уж точно меня никто никогда не найдёт. А вдруг она длится на тысячи километров? Я ведь не знаю ничего о реальных размерах планеты, кроме того факта, что она каким-то необъяснимым образом притянула наши корабли так, что те не смогли вырваться.
   Да, за те минуты я серьёзно извёлся, ожидая худшего. Однако ничего опасного не случилось. Впереди показался другой причал, который вёл к храмовой двери. А река уходила под причал и потом - под стену, поэтому плыть на плоте дальше не представлялось возможным.
  

* * *

   Я внезапно понял и ощутил по этому поводу дикую радость. Храм остался далеко позади: эта дверь вывела меня на поверхность. А понял я то, что никакого водяного монстра я так и не встретил. Выходит, местная легенда. Я отёр пот со лба. Вот это пошутили. До сих пор дрожь в коленках. Изуверы! Если все нали такие, значит эта планета и впрямь проклята. Вели меня, как козу на поводке... Нет, как пса, натравливали на скаржей, змей и прочих, попутно снабжая клыками, то бишь, оружием.
   А местность вокруг меня была дружелюбная. Скакали зайчики, летали птички, хорошая погода. Облака почти разошлись и теперь оба солнца светили в полную силу, но жарко не было. Было тепло, атмосфера хорошо фильтровала ультрафиолет, поэтому я так и не сгорел за весь день. По-прежнему вокруг были скалы, а я шагал по дну глубокого ущелья, что не мешало обоим солнцам проникать лучами на самое дно, ведь ущелье было широким. Надеюсь, я когда-нибудь всё же увижу море на этой планете или хотя бы степь. Горы так задрали, сил нету смотреть на них.
   Оппа, приехали. Очередное здание блокирует дорогу. Угрюмое, серое строение, широкое и массивное, как крепость. А прибитый за руки к стене над громадными дверями нали, всё ещё живой, шевелящийся, всем своим видом говорит о характере этого места. Мне сразу расхотелось заходить туда. Парадный вход вообще включал в себя две большие двери, ступени, ведущие к каждой из них, посредине разделены длинной гладкой каменной кладкой. Прямо в эту кладку был воткнут длинный шест, на верхушке которого трепетал флаг. Какой-то узор был нарисован на чёрном фоне светло-серой краской. Два параллельных острых лезвия.
   Не лишено было здание также и окон. Два огромных стеклянных прямоугольника находились по одному над каждой дверью. Именно между дверями и окнами был прикреплён к стенке несчастный нали. За что они его? И кто это вообще сделал?
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Я попытался обойти - бесполезно. Здание словно специально выстроено так, чтобы его нельзя было минуть. Ходя вдоль стен, я увидел... Нет, не кладбище. Наверное, просто место захоронений. Рыхлая земля, в которой торчат три креста. Нали на первом ещё шевелится, на втором - уже нет. А у третьего стоит скарж и вертит так и эдак человека, думая, как к кресту, сделанному для четырёх рук, прибить существо, у которого рук всего две. Да, кресты содержали не одну поперечную перекладину, как кресты, на которых во времена динозавров на Земле люди любили друг друга вешать, а две сбитые крест на крест, а затем прибитые к длинному столбу перекладины, из-за чего крест становился больше пригоден для четырёх рук.
   Я деликатно кашлянул. Скарж подпрыгнул, вроде его ужалил таланский хоботун в причинное место. Он побежал ко мне, но вовремя узрел в моих руках ракетницу. Вовремя - потому что успел отпрыгнуть в сторону от несущихся на него двух ракет. Собственно это и есть способ избежать самонаводящихся ракет: отпрыгнуть в самую последнюю секунду. Скарж им воспользовался, может даже и неосознанно, кто знает. Это дало ему немного дополнительных секунд жизни. Всего лишь. Он выстрелил в меня энергетическими пучками, я легко увернулся. Уже начинаю обвыкаться в роли жертвы. Скоро даже замечать не буду всякие пшики в мою сторону, тело само всё будет делать.
   Я захватил в прицел скаржа и выстрелил. Тот прыгнул в сторону и кинулся бежать. Я выстрелил снова, делая поправку на скорость и траекторию движения противника. Он так и не оглянулся, дурак. Ракета попала прямо в него, хотя летела без наведения, по прямой, и даже не в спину, а немного сбоку, наперехват. Ты смотри, как я круто научился стрелять! Вот вернусь на Терес, отхвачу на конкурсах кучу призов... Я вздохнул. Если вернусь.
   На индикаторе ракетомёта мигала жёлтым цветом цифра девять. Давненько что-то я не дозаряжал ракеты... Я пошарил в рюкзаке и выудил последнюю пачку. Хреново. Почти весь боезапас израсходовался в лабиринтах церемониальной палаты. Я вскрыл упаковку, ракеты автоматически разложились веером, принимая форму, удобную для магазина. Отворив корпус, я поднёс пачку ракет к клешне магазина. Клешня перехватала все ракеты за одну секунду, запихивая во вместительный ствол. Затем магазин захлопнулся. Я отшвырнул пустую пачку. Быстрый, но также и быстро надоедающий процесс перезарядки был окончен.
   Я посмотрел ещё раз на здание, а потом - на развевающийся флаг. Значит внутри - скаржи, а это, получается, их знамя. Чёрт! Правильно я сделал, что не пошёл через парадный вход. Там наверняка их сотни. Всё-таки надо поискать другой путь.
   И я нашёл его. Там, где стена почти смыкалась со скалой, но оставалась маленькая трещина, лежал вниз лицом нали. Умер от истощения. Судя по состоянию - узник. Рёбра торчат наружу, тощий, грязный, оборванный. Лежит рядом с камнями, с дырой в здании. Наверное, рыл подкоп долгие месяцы, а сил для последнего рывка не хватило. Зато умер свободным. В руке зажат фонарик. Надеюсь, ты не будешь против, если я его позаимствую - это я мысленно обратился к мертвецу. Тут я вспомнил, что за мной по пятам идут те два придурка. Надо их как-нибудь предупредить, куда я пошёл. Не хотелось мне смерти этих ребят. И чего мы тогда не поделили, не понимаю. Допустим, они тоже не сунутся сначала в парадные двери. Допустим, увидят мёртвого скаржа. А дальше? Сумеют ли найти эту трещину? Сумеют. Я перетащил нали так, что он стал виден прямо с места, где торчали кресты. Руку положил так, словно нали указывал ею в стороны трещины. Надеюсь, скаржи достаточно тупы и не поймут, что у более человечных гуманоидов руки - не совсем лапы. Если скаржи вообще сюда, за угол, ходят.
   Растащив камни, я пролез в лаз. Мда, нали потрудиться пришлось действительно многие месяцы, чтобы вырыть такое. Необычное было в длине лаза. Лаз шёл немного с уклоном вниз, ну понятно, в тюремный подвал, где я и оказался в конце моего путешествия. Я попал в камеру заключения, где, судя по всему, и сидел тот злосчастный нали. Вход в лаз был отлично замаскирован в камере, а тюремная дверь почему-то выломана. И благодаря этому я могу попасть внутрь. Что-то мне везёт в последнее время... Это ненормально. Хотя бы тот самый крюк с верёвкой. Он подействовал как раз в то время, когда я был уставший, а передо мной был непреодолимый подъём. Дело было не в крюке с верёвкой. Я позже это понял. А теперь эта дверь. Нали её выломал для того, чтобы скаржи думали, что он кинулся не наружу, а внутрь? Или скарж в ярости её выломал, не желая тратить время на открывание, видя, что пленника нет? Слишком много случайностей. Аж мурашки по коже. С другой стороны, раз случайности на моей стороне - надо пользоваться ими, не задумываясь до поры до времени об их природе.
   В подвале было очень темно. Красноватый свет, идущий из коридора, ведущего в середину подвала, едва разгонял тьму. Вдоль стены были тюремные камеры. С помощью фонарика, конфискованного у мёртвого нали, а кое-где с помощью световых шашек, я подсветил немного, рассматривая пленников. Большинство были мертвы или без сознания. И люди, и нали. Кроме них больше никого не наблюдалось. В сознании находились только один-два нали. Я выругался. Каким же пыткам их тут подвергают?.. Человек, лежавший у стены в одной из камер, был зеком с "Вортекса Рикера". Я его когда-то видел мельком. Сейчас он лежал в луже собственной крови. С этим всё ясно. Как его угораздило здесь очутиться? Захватили в плен? Кроме него тут были ещё люди. Некоторые явно мертвы, некоторые что-то в бреду стонали. Чёрт! Нельзя оставлять их здесь. Камеры открываются не ключом, хотя явно раньше открывались, значит, скаржи их переделали в автоматические. А это в свою очередь значит, что где-то имеется пульт или хотя бы рубильник, кнопка и так далее для открытия камер. Причём, вряд ли где-нибудь в соседнем городе, потому что если бы было далеко, к тому времени, как от пульта вернёшься, пленники уже разбегутся.
   В одном из коридоров я наткнулся на скаржа. Опасаясь, что те твари, этажом выше, могут нас услышать, я загодя сменил оружие на стингер, тот, что таридиевый пулемёт, и расстрелял скаржа со спины. Первое время меня одолевали угрызения совести по поводу этого - сказывалось желание вести честный бой, негоже нападать со спины - но я благоразумно подавил их.
   Я решил вначале поискать пульт управления дверьми клетки. А там глядишь, судя по намеченному мной плану, мы сумеем с пленниками пробиться через здание на ту сторону.
   Из подвала было несколько выходов. В одной из комнат за дверью, которую я выбрал, я увидел не очень-то приятную картину. Сверху, с лестницы, которая вела вниз прямо от двери, был отличный вид на всю комнату внизу. На четырёх столах лежали расчленённые тела нали и людей. Также были подвешены клетки над чанами с лавой. Скарж, который в данный момент намеревался окунуть сидящего в клетке нали в лаву, был, по-видимому, палачом. Он умер быстро, в отличие от его жертв. Я освободил нали из клетки. Тот сразу, хоть и был ранен и наполовину поджарен, кинулся к соседней клетке, в которой лежал другой нали. Но он уже был мёртв. Освобождённый мной узник прокричал что-то яростно и ударил кулаками по прутьям клетки. Надо же! Оказывается, они не лишены человеческих чувств.
   Я тронул его плечо. Тот повернулся ко мне и взглянул своими жёлтыми глазами. Глаза были совершенно сухими. Это, правда, ещё ничего не говорило. Физиология-то у нас могла быть немного разной. Я показал на дверь. Пора идти. Тот кивнул, понял. Мы пошли вверх.
   За другой дверью был столь жажданный пульт. Разумеется, также присутствовал скарж, который в данный момент, наверное, нёс вахту в качестве тюремщика. Для тюремщиков был сегодня неудачный день по гороскопу, поскольку мы с моим новым напарником особой жалости или симпатии к скаржам не испытывали.
   Мы открыли клетки, позволив остальным нали, что ещё держались на ногах, выйти из камер и присоединиться к нам. Я поразмыслил, стоит ли брать раненых. Наверное - нет, мы не сумеем их далеко унести. Лучше будет потом за ними вернуться. Если сумеем. Я приоткрыл дверь, ведущую из комнаты с пультом в соседнее помещение. Там была лестница наверх, а также доносились взрёвывания множества скаржей. Я решил, что лучше до поры, до времени не соваться, куда не надо, а поискать другой путь. Мы пошли к камерам и присоединились к остальным нали. Тот нали, что был со мной, что-то сказал своим, указывая на меня. Те почтительно на меня взглянули и пошептались между собой. Затем что-то решили. Один из них вышел вперёд и поднял одну из правых рук. Знак мира? Да мы вроде бы и не враждовали. Я пожал плечами и тоже поднял в ответ руку. Нали одобрительно закивали. Я махнул рукой.
   -- Да ну вас! Надо сваливать, а они какой-то цирк устроили.
   Когда они двинулись, я наконец-то сумел их сосчитать. Двое спасённых из камер, плюс один самый первый из клетки над лавой.
   В принципе, можно было, конечно, атаковать скаржей таким количеством. Преимущество во внезапности, и к тому же нападение с тыла. Но желательно бы иметь при себе ещё и какое-нибудь оружие. Да и самих солдат в более хорошей форме, чем они сейчас. А на них, в самом деле, было жалко смотреть. Уж очень долго они сидели за решёткой. Можно было вылезти через подземный ход, а там нали разберутся, куда идти, но по пятам за мной шли Гарисон с Винером, а они могли не разобраться и с испугу перестрелять всех, да и встречаться мне с ними не хотелось. Всё оттягивал неизбежное...
   Я открыл дверь в зал, весь залитый красным светом. Источником света служила только лава под полом. А сам каменный пол как бы висел над озером лавы, прикреплённый всего лишь хлипкими на вид креплениями к стене. В комнате находился скарж и напал на нас, как только мы попытались войти. Нали дружно заорали и разбежались. Все, кроме моего недавнего знакомого.
   -- Спокуха!!! -- крикнул я, поднимая шок-ружьё. Как и прошлого скаржа, этого заметало по всей комнате от точного попадания "двойным" выстрелом. Ну, не совсем точного, капельку промахнулся. Именно поэтому скаржа теперь и носило так, что его кровь осталась на противоположных стенах комнаты. Если б попал прямо в морду, его б на месте разнесло. А так ещё должен был быть и контрольный выстрел, что превратился в стрельбу по тарелочкам, потому что скарж уж очень быстро летал. Скаржи - жутко противные твари, любят притворяться мёртвыми, что я сегодня выяснил. А потом исподтишка нападать. Поэтому жизнь научила меня делать в скаржа контрольный выстрел, выведя простое правило: "Нерасчленённый труп скаржа - ещё не труп".
   Нали угомонились, и вернулись, а тот, что никуда и не убегал, заряжал выданный мной пистолет, боезапас которого иссяк после "стрельбы по тарелочкам" в летающего скаржа. Смелый попался мне экземпляр. Или отчаянный, что намного хуже. Для скаржей, разумеется.
   В потолке комнаты было отверстие, в котором смутно угадывались очертания кабины вместительного лифта. Может это и есть, что нам нужно... Под самим потолком на балконе, прямо над входом в комнату, находился рычаг, судя по всему, вызывающий этот лифт сюда. Чтобы добраться до него, нужно было преодолеть двадцать метров вверх по лестнице. Почему двадцать? Ведь комната была всего-то десять на десять... Потому что эта лестница была очень странно построена. Она вела почти от самой двери, огибала лифт, делала ещё один поворот, и приводила прямо на балкон над дверью, где и был расположен этот рычаг. Архитекторы этого здания любили приколы.
   Я посмотрел на рычаг, потом на нали. Те дружно сделали вид, что их здесь нет, изучая невидимые мне рисунки на стенах. Тогда я сделал более понятный жест: ткнул пальцем в одного из нали и показал ему на рычаг. Ну не идти же в самом деле туда мне? Тот с несчастным видом, показательно хватаясь за болящую спину, медленно поплёлся по лестнице. Оказавшись наверху, он дёрнул рычаг. Лифт медленно спустился вниз. Мы погрузились в него. Стены кабины были сделаны из металлической сетки, так что отсюда мы беспрепятственно могли обозревать комнату. Нали, вызвавший лифт, видя, что не успевает сбежать по лестнице, забыв про боль в спине, просто спрыгнул с балкона вниз. Он забежал в лифт как раз, когда тот стал, выждав положенное время, подниматься. Лучше бы этот нали остался у рычага...
   Мы оказались в круговом, замкнутом в кольцо коридоре. Все окна, завешенные сетками, выходили на то, что было в центре, и вокруг чего опоясывался этот коридор. Арена. Недалеко были ступеньки, позволявшие входить на арену. Было видно, как наверху, на зрительских местах, собираются скаржи. А вот вход, у которого находился я, был гладиаторский. Проклятые скаржи знали, что я здесь! Я кинулся к лифту, но остановился, поняв, что в том-то и надёжность гладиаторского лифта, что он постоянно наверху. А рычаг управления им - внизу. Скаржи с интересом следили за мной. А, правильно, они ж не люди. Человек бы не разглядел с освещённого зрительского места арены через сетку, что творится двумя этажами ниже, в гладиаторском коридоре, в котором не было ни единого источника света.
   Теперь передо мной встал сложный выбор: идти на арену и посмотреть, что скаржи мне приготовили, или ждать, пока они сами придут. А их там не меньше сотни. Да какого чёрта! Если уж они меня зовут на арену, то не может быть такого, чтобы они создали мне непреодолимое препятствие. У жертвы есть шанс победить, иначе весь смысл в развлечении пропадёт. Тем паче, что скаржам это наверняка ни капли не грозит, так как они - зрители. Что я знаю о гладиаторских боях? Выходили на арену бойцы с разнообразным оружием и бились до полной победы, подразумевавшей борьбу до смерти. И делались ставки на борцов. Без ставок ведь никакого интереса!
   Безрезультатно понажимав на кнопку на стене перед ступенями, я сделал нерешительный шаг к арене. Оглянулся на нали. Те покачали головами. Лишь тот, который самый смелый поколебался, но остальные шепнули ему пару слов. Он махнул мне рукой. Иди, мол. Так надо.
   Я пожал плечами и пошёл. Поднялся по ступеням на арену. Тотчас вход за моей спиной перекрылся металлическим люком. Теперь назад дороги точно нет.
   Арена была круглой. Она состояла из кольца зрительских мест, что в трёх местах прерывалось громадными двадцатиметровыми в высоту дверями. Этих дверей вместе со входом на арену, через который попал сюда я, было по одной на каждую из четырёх сторон света. Посреди арены торчал толстый высокий столб, на верхушке которого было широкое массивное кольцо. По периметру этого кольца были развешаны привязанные к нему за ноги тела нали. Бездыханные или нет - неизвестно.
   Я оглядел скаржей. Ставки действительно делались. Затем шум немного прекратился. Один из скаржей подошёл к краю арены. Они так беспечно относятся к тому, что у меня в руках ракетница? Я поднял пушку и пальнул в него. Ракета, не долетев до него с полметра, взорвалась обо что-то невидимое. Взрыв как бы растёкся по плоскости окна. Защитное поле? Я думал, скаржи не имеют его технологии. Наверное, всё же нашёлся предатель... Хотя это не было индивидуальным полем. Оно покрывало целое окно. Я облегчённо перевёл дух. Силовая стена - это пожалуйста. А поле, которое защищало бы отдельную личность, а не определённое место, скаржи ещё не изобрели.
   Скарж мрачно ухмыльнулся (если я правильно понял выражение его хари) и покачал головой. Надо сказать, я впервые видел столько скаржей. Да ещё и спокойных, не пытающихся меня убить... сразу. Или своими лапами, так будет точнее.
   Сколько же лет скаржи уже на этой планете, что успели придумать от скуки для себя развлечение, да ещё и выстроить специально целую крепость для этого?
   Скарж что-то вынул из ящика, стоявшего рядом, и швырнул мне. К моим ногам упали одна за другой десять пачек с патронами к ракетнице. Они свободно прошли сквозь поле. Интересно, поле с односторонней пропускной способностью...
   -- Ну, спасибо, -- пробормотал я, машинально запихивая подарок в рюкзак. С кем же мне придётся биться, если меня так вооружают?
   Скарж кинул мне ракетницу. А это уже лишнее. У меня своя есть. Я отступил в сторону, и пушка шлёпнулась на землю.
   Скаржи окончательно затихли. Тот, что бросил мне оружие - заводила местного шоу, сразу видно - поднял кверху лапы. Затем через пару секунд резко опустил их. Прямо как человек, блин.
   Жуткий рёв сотряс воздух. Все три большие двери резко распахнулись. Из них повалил камуфляжный дым, из-за чего нельзя было рассмотреть, что внутри. Дым мало-помалу рассеивался. И я увидел то, что рычало.
   Это был монстр, огромный монстр, с трудом пролезший через двадцатиметровую дверь. Он походил на карикатуру тролля из детских сказок, но намного, если не во много раз больше громадного сказочного персонажа. Он, издавая периодически рёв, медленно вышел на свет сквозь дым. Медленно обвёл взглядом арену, посмотрел на скаржей наверху, словно прикидывая свои силы для прыжка, но наверняка он уже пробовал, а генератор поля явно проходил испытание этим монстром. Метров двадцать-двадцать пять роста, громадные передние лапы волочатся по земле. Ходит на задних лапах, время от времени опираясь на кулаки передних. Рожа клыкасто-зубастая, крокодилья. На спине, как я уже потом увидел - гребень пластин.
   А потом он увидел меня. Вначале он немигающим взором уставился на тщедушного человечка, а потом взревел ещё сильнее, чем раньше. Да уж, скаржи, с них сочтётся. Может быть, у меня и есть шансы победить тварь, но пока я их не вижу. Интересно, как он заорёт, когда будет сильно ранен?
   Я стал так, чтобы столб с подвешенными на вершине телами нали был между мной и чудовищем. Именно чудовищем, тварью, и так далее, а иначе даже трудно его назвать. Такое страхолюдие встретишь где-нибудь, даже не просто в тёмном углу, а при ярком свете, находясь в людной толпе, не просто обделаешься. Хорошо, если инсульт не случится.
   А тем временем страхолюдие кинулось в атаку. Я пробежал пару метров вбок и вновь оказался закрытый от громилы столбом. Надо что-то придумать. Обороняясь, не победишь. Да и к тому же было бы, чем обороняться... Я стал озираться в поисках чуда. Дым, валивший из дверей, почти рассеялся. Ага! Скаржи набросали боеприпасов и всяких других полезных побрякушек, чтобы гладиаторы не скучали. В неясном отблеске света я узрел что-то, что показалось мне очень знакомым. Я кинулся на блеск, в среднюю дверь. Это был пояс. Такой же, что был на мне когда-то, защитный!
   Ну теперь мне и этот зверюга не страшен! Я схватил пояс и нацепил его. Активировал. Обернулся... и застыл в ужасе. Преждевременная оптимистичная оценка... Зверь стоял прямо в дверном проёме - и никак не минуть его на пути наружу. Я трезво оценил шансы и понял, что если зверь меня схватит, то пояс мне не поможет. Он будет давить меня до тех пор, пока аккумуляторы пояса не сядут, а потом расплющит в лепёшку и съест. И моя ракетница мне не поможет. В упор стрелять ракетой - самоубийство даже для человека в поясе. Пояс больше четырёх ракетных попаданий не выдержит. А туша зверюки наверняка получит лишь небольшую встряску... Короче, я - труп.
   Титан, как я мысленно окрестил тварь, ещё некоторое время рассматривал меня, а затем занёс кулак... Громадная бестия, как-то само слово "титан" замечательно подходит, что-то общее с мифологическими созданиями...
   Такие вот мысли лезли в голову в предсмертную минуту. Но удар последовал не сразу. Внезапный громкий рёв оглушил меня, и я не сразу понял, что он был вызван предшествующим ему взрывом. Кулак опустился, но не на меня - я благоразумно отпрыгнул. Монстр был в ярости, он не стал проверять, жив я или нет, а развернулся к напавшему на него... К напавшим.
   Это были Винер и Гарисон. У одного из них в руках была базука, которую я не взял из рук скаржа. Но как они проникли на арену? А-а! Так вот зачем та кнопка у начала ступенек - для открытия входного люка! Выпускать гладиаторов с поля боя нельзя, а впустить - пожалуйста...
   Мы стали палить с двух сторон в монстра из ракетниц. Тот ревел, не понимая, в какую сторону ему обернуться. Он так и не решил, за него решил его мозг, выбравшись на волю из треснувшей черепной коробки. Исполинское тело ещё стояло несколько секунд, затем упало на землю с таким грохотом, что всё здание буквально подпрыгнуло.
   Мы тут же наставили базуки друг на друга. Обладателем базуки у той двойки был Винер. Гарисон нацелил на меня шок-ружьё. Они по-прежнему были заряжены до отказа Пакетом Силы, но у меня был пояс. Я сделал несколько медленных шагов в сторону, считая произведённые в монстра выстрелы.
   -- Ну что, и будем так стоять? -- не выдержал Гарисон. Нервничает.
   Я опустил оружие.
   -- У тебя кончились патроны, -- сказал я и, достав из рюкзака ящик ракет, швырнул их Винеру. Тот машинально поймал их. Затем дошло, открыл базуку и перезарядил её. Я подал жест примирения, и Винер его принял. Мы направили стволы на начинающих шевелиться скаржей.
   -- Ну, что теперь? Как думаешь, отпустят? -- спросил у кого-то из нас Гарисон.
   -- Вряд ли, -- сказал Винер. -- Скорее сделают из нас "чемпионов". Будут сытно кормить и периодически заставлять драться с кем-нибудь.
   Скаржи особо не торопились. Наглая рожа их местного воротилы, того, что снабдил меня патронами, говорила, что нечто подобное, о чём сказал только что Винер, и случится. Тем временем на арену вбежали нали. Вот уж кого тут точно не хватает.
   -- Ну уж нет, меня это не устраивает, -- процедил я, -- прикройте!
   Я стал палить из ракетницы в стены, намереваясь разрушить здание. Скаржи поняли моё намерение и стали волноваться, кинулись, было, к нам, но ракетомёт Винера, с виду бесцельно блуждавший прицелом по нишам зрителей, заставил их остановиться у самого поля. Никто не хотел торопиться и умирать первым. Тем временем я не прекращал стрелять и вошёл в раж. Показалось, что стена комнаты за одной из больших дверей поддаётся. Наконец, вуаля! Стенка рассыпалась, за ней я увидел коридор.
   И в этот момент скаржи, не сговариваясь, разом прыгнули. На полпути их встретил наш дружный залп. Я успел-таки поднять ракетницу с двумя успевшими набраться в стволы ракетами, поэтому добрая половина скаржей была остановлена ещё в воздухе. Не мешкая, я надавил на курок, набирая ещё ракеты. Нали были довольно умные и с хорошей реакцией, поэтому уже давно успели пролезть в дыру в стене, а тот, самый смелый, остался с нами, помогая отстреливать скаржей. Штук двадцать накинулось на меня. Поскольку я был в поле, то специально вышел вперёд, чтобы дать остальным шанс. Их было слишком много для такой маленькой арены. Двадцать скаржей против одного человека. Им бы пространства побольше - и каждому хватило бы по одному взмаху лапой, чтобы больше обо мне никто никогда не слышал. Но для такой толпы пятачок арены был слишком мал. Я пустил под себя пару ракет, изрядно ослабив, впрочем, своё поле, но зато вывел из строя с десяток скаржей убитыми и ранеными. Стрелял почти в упор.
   -- Что, съели?!! -- заорал я, стреляя из стингера и заряжая в стволы ракетницы ракету за ракетой, намереваясь выстрелить сразу пачкой.
   Таридиевыми иголочками мне удалось отбросить несколько ближайших скаржей, а за тем я дал ракетный залп. Два или три скаржа были разорваны на клочки. Маловато. Остальные разбежались. Кто-то открыл ступеньки, и скаржи поспешно ретировались. А я уже пролезал через завал камней, бывших когда-то стеной.
   Мы всё ещё находились в здании, но эти ворота, что прямо передо мной - похоже, выход из этой проклятущей Арены Смерти, как окрестил я здание.
   Они были заперты, но у меня ещё оставались ракеты... Когда все выбежали, я подорвал потолок коридора, отрезав возможных преследователей.
   Снаружи было ветренно. Горы немного расступились, но мы всё ещё были в ущелье. Темнело. И к тому же так совпало, что мне хотелось спать. Тяжелый был день. Я обернулся к группе нали. Надо бы найти ночлег.
   -- Скоро мы придём в деревню нали, -- сказал Гарисон, перехватив мой взгляд. -- Там нас обеспечат едой и сном.
   Он замолчал.
   -- Интересно всё же, почему это вы себя так странно повели? -- решил начать разговор я. Не оттягивать же резину до бесконечности.
   -- Это мы-то себя странно повели? -- холодно сказал Гарисон.
   Винер молчал, хмуро поглядывая на меня.
   Мы остановились, готовые опять наставить друг на друга стволы. Тут я заметил, что нали стали возле меня наизготовку.
   -- Чёрт, уже и нали с ума сошли! -- рявкнул Винер.
   Они расслабились, понимая, что со всеми им не справиться.
   -- И как же это странно я себя повёл? -- издевательски спросил я, тоже немного расслабившись. -- Не стал ждать, пока вы схватите базуку и меня - в пыль?
   -- Уж конечно, нам следовало ждать, пока это с нами сделает один зек, тонко намекающий, что на троих её не хватит, -- сказал Гарисон с вызовом.
   Придурок! А ведь в самом деле... Думать надо, что говоришь, Джен. Особенно в таких обстоятельствах. Всё равно, что-то не так здесь.
   -- Что-то у вас переразвитое чувство подозрительности, -- сказал я. -- На чём основывается ваше личное мнение обо мне?
   -- А ты чересчур умён для сержанта, -- пробурчал Винер. Я сделал вид, что услышал его фразу, но неловко пытаюсь это скрыть.
   -- Ну, наверное же, на военных байках, -- ответил Гарисон.
   Понятно...
   -- Это вы про ту переделку? Я подозревал нечто подобное, но не думал, что до такой степени. И, наверное же, распространителем баек был Венни? Я прав?
   Гарисон опустил взгляд.
   -- Да... Историю мы слышали лично от него.
   -- Всё, забыли. И мой совет: будете верить всему, что другие говорят, долго не проживёте.
   -- Но майор Нарог очень уважаемый человек!.. -- попытался возразить Гарисон.
   -- О-очень уважаемый, -- я протянул первую гласную. -- Майор уже, значит? Он особенно уважаем среди оставшихся в живых его бывших солдат. Среди тех, кого он повёл на смерть, а нормально подготовить ума не хватило. Много ли солдат тогда выжило, кроме него? Всего двое! Один из них валяется сейчас мёртвый на тюремном мусорнике "Вортекс Рикер" в пяти километрах отсюда вон в ту сторону.
   -- Лейтенант Тимоти Крейзенг мёртв? -- ошалело спросил Винер.
   -- А как ты думаешь? -- сказал я с издёвкой. -- Пойди, проверь, если жить надоело.
   -- А что же тогда случилось на самом деле, если майор Нарог говорит неправду? -- решил выяснить Гарисон.
   Но меня эта вся лабуда уже задрала, поэтому я только сказал устало:
   -- Я уже рассказал более чем достаточно. Сами делайте выводы.
   Дальнейшие попытки вызвать меня на откровенность не возымели успеха. Я упорно отмалчивался. Они меня сильно обидели. Да и что изменится, если я расскажу двум лопухам, как всё было? Армия-то от этого истину всё равно не узнает. Да и кому поверят, сержанту или (побольше воздуха, успокоиться) майору?
   Зато недоверие исчезло окончательно, и теперь мы вполне мирно беседовали.
   -- Я так и не понял, почему нали стали на мою защиту.
   -- А, кстати да, точно, почему? -- ответил Винер и повернулся к нали, стал с ними разговаривать, а потом перевёл ответ:
   -- Они что-то туманно объясняют. Говорят, очень испугались, когда скаржи тогда, в подвале, на Арене Смерти, привели очередную партию пленников. Боялись, что среди них мог быть Мессия. Но теперь понимают, что Мессия так просто им бы не дался. Да они считают, что Мессия - это ты!
   Мессия, что-то знакомое. Как там было: "Только Мессия сможет теперь очистить храм от чудовищ", иль что-то вроде.
   -- Расспроси их поподробнее об этом Мессии. Что с ним связано. Если я и есть этот Мессия, то надо бы что-нибудь знать о себе.
   -- Да я вижу, что для тебя это слово не новое, -- Гарисон удивлённо вскинул брови. -- Хорошо, щас...
   Началась опять болтовня на мелодичном, мне неизвестном, и в то же время чем-то знакомом языке.
   Затем Гарисон повернулся ко мне и пожал плечами:
   -- Они говорят: со временем сам узнаешь. В аббатстве, что недалеко от деревни, есть аббат. Он знает больше, чем эти. От него мы и узнаем. Ха, если, конечно, он ещё не удрал в горы. Последнее было уже от меня, кстати.
   -- Аббатство, аббат... Всё это уж что-то очень напоминает Землю.
   -- Согласен. Да и вообще здесь всё - чистое древневековье.
   -- Заметил кресты возле Арены?
   -- Ага, такие же, как у христиан, только для четвероруких.
   Разговор прервало требовательное урчание из моего желудка.
   -- А скоро будет эта деревня? Я на ногах не стою и жрать хочу - сам слышишь. Ещё немного времени - и за стол садиться будет опасно. Подавлюсь от жадности. Да и темнеет уже...
   -- Деревня скоро. Во-он за той горой, если мне не изменяет память.
   -- Слушай, а как вы добрались до храма Чизры от деревни, не заходя на эту арену?
   -- Да мы вообще шли по другому пути. Нас вели нали. Я не знаю ничего точно. Я ведь не следопыт здешней местности, -- он пожал плечами.
   Я вспомнил, что храм не находился в глухом закоулке. Ущелье продолжалось и дальше. Я согласно кивнул головой. Верю, мол.
  

* * *

   Деревня была хорошо укреплена. Стена имелась. Невысокая, скарж, возможно, перепрыгнет, но была. Каменная, причём. Глыбы камня, из которых она состояла, выглядели внушительно. Мы вошли в деревню, когда было уже порядком темно. Я посмотрел укоризненно на Гарисона. Скоро, скоро... Несколько часов топали "за ту гору".
   Жители деревни провели нас по деревне, затем прямо в середине, на площади остановились и стали спорить. Всё ожесточённей и ожесточённей.
   -- Решают, у кого нам останавливаться ночевать, -- перевёл Винер. -- Каждый хочет, чтоб у него. И что с ними такое? Что-то в лесе сдохло, чтоб нали так усердствовал.
   -- Спор решит драка, -- сделал я прогноз. И правда: нали чуть не передрались. Нам удалось их разнять, после чего я решил спор очень просто: ткнул пальцем в какого-то нали. Тот подпрыгнул от радости и побежал к одной из хижин, таких же точно, какие я видел возле "Вортекса Рикера".
   -- Мне жрать хочется, а они ещё спорят, -- сонно пробормотал я, плетясь вслед за тем нали. Гарисон и Винер топали прямо за мной.
   Надо было видеть, как я жрал. Наверно интересное зрелище со стороны. Настоящей еды, в частности мяса, я ведь не пробовал уже давно. Только ягоды, ягоды и ещё раз ягоды. А жрал я в три, нет в четыре горла. Сколько надо было дополнительных горлов, столько и отрастил себе в этот вечер.
   -- Что за мясо? -- спросил я с набитым ртом.
   -- А это местный зверёк, -- ответил Винер. -- Наверное, ты его видел, на кролика похож.
   -- Угу, ясно.
   Видел, ещё бы. Хорошие зверушки. Значит, всё же скот.
   Затем после приёма пищи мы завалились спать. По военной традиции мы трое выделили ещё некоторое время на писание дневника. Винер и Гарисон не выдержали и завалились спать, и я скоро закончу. Сумел-таки пересилить сон и записать события дня. Горд за себя: выжил всё же!
   Значит, завтра - к аббату, а потом пойдём в Солнечное Копьё. Это монастырь-крепость на вершине одинокой скалы. Скала стоит прямо в жерле действующего вулкана, но каким-то необъяснимым чудом вулкан ни разу не извергался. Оставшиеся нали уже давно хотели туда смотаться, там намного безопаснее, но ждали Мессию, который должен был, согласно имеющимся у них данным (пророчеству, что ли?), скоро появиться в деревне. Меня ждали, то есть. Ха, Мессия! Придумали б уже: Господь Бог, Вседержитель, Создатель и Властелин.
   Из меня, зека, мессия как из скаржа... Нет, повторяюсь, где-то я уже сравнивал скаржа и балерину. Тогда: как из бегемота - муха. Во!
   И с чего они решили, что я способен, пусть если и желаю, помочь им? Истребить скаржей это (зевок) не шутка. Тут армии таких психов, как я не хватит.
   Ну и пошли они. Может я и псих, но не до такой же степени. Ладно, всё это будет завтра. А сейчас - спать...

День 4.

"Терраниукс"...

   Проснулся я намного раньше, чем хотел. Меня разбудили и куда-то поволокли. От знакомых ощущений, ассоциировавшихся с началом всех моих неприятностей, я чуть не заорал, но вовремя опомнился.
   Я подпрыгнул. Темно, хоть глаза закрывай.
   -- Проснулся, наконец! -- почему-то шепотом сказал Винер. -- Говорила тебе мама, не читай допоздна, утром не встанешь.
   -- Что за суета? -- шёпотом отозвался я. -- По-моему ещё даже не светает.
   -- Скаржи в деревне, дурак! Щас обшаривают дома. Нас ищут. Этот - на самом краю деревни, так что есть шанс что-нить сообразить. И как ты выбрал именно этот дом? Вот ведь везёт некоторым!..
   Я его уже не слушал. Скаржи! Да откуда? Сколько можно! Я кинулся к двери, намереваясь выскочить наружу и навести окончательно свои порядки.
   -- Куда?!! -- чуть не заорали Гарисон и Винер, Гарисон, который был сзади, вовремя перехватил меня.
   -- Думай, что творишь! -- сказал он зло. -- Знаешь, сколько их там? Тебя-то завалят, да ещё и нас сдашь. Нехорошо выйдет. Есть и более простые способы. Например, пуля в лоб.
   -- Да ладно тут разводить дерьмо по воде, -- прошипел Винер откуда-то сверху. -- Дуйте сюда. Здесь столько хлама, что если кто попытается нас искать, вовек не найдёт...
   Пояс, где же пояс... Я его выключил и снял перед сном, а потом запихнул куда-то. Ладно, если скаржи ворвутся, пояс не поможет. Я махнул рукой и полез наверх.
   Долгие минуты ожидания. Мы сидели в куче старья и думали каждый о своём. Винер наверняка вспоминал свою девушку. Гарисон - не знаю. Быть может, думал о погоде, а возможно, не думал вообще. Я же изобретал планы спасения на случай, если нас найдут. Хотя план уже не поможет. Зарубят на месте.
   Внизу раздался шум, возмущённый голос хозяина хаты, ответный рык скаржа. Шаги. Скарж что-то ходил, осматривал, может, искал люк в полу. Потом он полез по лестнице наверх. Свет всенаправленного фонаря, что скарж держал в лапе, залил чердак. Скарж осмотрел хлам. На секунду мне показалось, что всё, хана, что он смотрит мне прямо в глаза. Ни фига. Слепой крот. Опустился вниз и утопал.
   Мы, не сговариваясь, разом шумно выдохнули.
   -- Пронесло! -- высказал Винер общую мысль.
   -- Ладно, вы как хотите, а я собираюсь продолжить прерванный сон, -- и я грохнулся на ближайшую кучу хлама. Тащиться в постель, ещё чего! А вдруг снова скаржи? Я закрыл глаза и приготовился возобновить своё любимое сновидение. На каком же моменте меня разбудили?..
   Наверное, через минуту в той хижине меня уже не было, а был я возле странного замка и летал...
  

* * *

   Аббатство, как выяснил Гарисон, находилось опять-таки недалеко и опять за во-он той горой. Вышли на рассвете, поэтому спать пришлось намного меньше, чем обычно, ночь оказалась короче вдвое привычной мне таланской, плюс ко всему обыск скаржей, отчего я чувствовал себя невыспавшимся и злым. Красивые здесь рассветы... Жаль не писатель, описал бы. А может это только один такой попался красивый, солнца тут два, и не знаешь, как и когда они взойдут...
   Топали мы туда примерно с час. Хорошо хоть скаржи нали не тронули, а то б остались мы без проводников. За это время Гарисон сумел кое-что узнать. Оказывается, в аббатстве, помимо аббата, есть какая-то тайна, местная, аббатская. Скаржи знают о ней, и очень в ней заинтересованы, но ещё её не раскрыли. Что же это такое, раз сумело заинтересовать скаржей?
   Аббат оказался миловидным старичком... Каково, а? Аббат оказался нали, ни больше, ни меньше. А там, старым, молодым - кто их, нали, разберёт. Нали, как нали, и всё тут. Это я почему-то представлял его старичком на основе пройденного когда-то нами курса истории. С длинной седой бородой и потной блестящей лысиной. На деле, разумеется, оказалось совсем не так. По мне так - типичный нали, я их ещё различать не научился. Единственное, что бросилось в глаза - другая одежда, более, так сказать, роскошная. Длиннее полы, ярче краски одеяния, шире пояс, подвязывающий одежду.
   Аббатство, как и деревня, тоже было обнесено стеной. Здание и задний дворик с кладбищем. А вот здание аббатства действительно напоминало церковь с картинок. Очень похожее снаружи. Такое же по форме, и башенка имелась. А внутри был зал с алтарём у дальней стены, скамейками для прихожан. Иконы на стенах с изображением историй из жизни нали. Хм, странно всё же. Слишком уж это всё похоже на земную историю, на земные церкви. Нали имели контакт с землянами в прошлые века? Или путь развития разума везде одинаков?
   Аббат приветствовал нас, едва мы вошли внутрь. Он висел в воздухе и, видимо, медитировал перед каменной фигурой нали в полный рост. Статуя была в два раза больше любого из виденных мной нали. Кроме аббата больше никого в так называемом аббатстве не было. Как позже выяснилось из его слов, он - единственный, кто остался, чтобы дождаться Мессию.
   Впервые мы его увидели, когда вошли внутрь здания аббатства. Услышав шаги, аббат, обернулся и глянул на нас... недоверчиво. Да-да, именно, недоверчиво. Я уже стал немного различать эмоции на их харях.
   Один из сопровождающих подбежал к нему и что-то прошептал на ухо.
   Аббат расплылся в улыбке.
   -- А-а! -- перевёл его слова Гарисон. -- Мессия!
   Аббат сделал знак следовать за ним. Он подошёл к одной из стен и проделал ряд манипуляций. В стене открылась хорошо замаскированная дверь.
   -- Возьми небесное оружие, -- сказал аббат. Переводил, само собой, Гарисон. -- Но помни: если оно не признает тебя, ты умрёшь. Те нали, что веками пытались сделать это до тебя, погибли.
   Весело. Я пошёл по секретному проходу. Остальные остались внизу. Аббат остановил их, не дав пойти следом.
   Почти сразу от входа начиналась винтовая лестница, ведущая высоко вверх.
   "Колокольня!" -- догадался я.
   Подъём много времени не занял. Не так уж и высоко, метров двадцать, бывало и выше. На верхнем этаже был дверной проём. Я немного притормозил перед ним, увидев застарелые корочки крови на стенах и полу. Действительно, нали пытались. А потом, наверное, прочие нали, не отважившиеся пытаться, убирали останки несчастных.
   В соседней комнате, с окнами наружу, прямо под местом, где в церквях обычно висит колокол, лежало оно. Толстый ствол, отливающий золотом, был направлен прямо на меня. Один массивный вид являет мощь и внушает уважение. Компактная артиллерийская пушка! Оружие с большой буквы! Такое может присниться разве что во сне. Запрещённое оружие из-за его убийственной силы. Использовалась когда-то давно, очень давно, в межгалактических войнах, когда брали какую-нибудь крепость на планете. Стреляла пушка тяжёлой шрапнелью. Огромные куски раскалённого металла летели во все стороны, очень хорошо рикошетили от стен, ими очень удобно поражать цель из-за угла. При желании можно было не активировать распадное устройство внутри снаряда до столкновения, и тогда один большой, нестабильный кусок металла вырывался из ствола и при соприкосновении с чем-либо взрывался. Осколки брызгами летели во все стороны. Очень страшное оружие, но для чужой планеты, битком набитой сильными врагами, лучшего не придумаешь. Я шагнул вперёд и тут же упал на пол. Хорошо, что ничего не произошло. Дурак! Совсем забыл про предостережение аббата и кровь на полу прямо за мной. Да ещё и пояс где-то посеял! Пояс, наверное, выдержал бы залп из этой пушки. С другой стороны, потом пояс можно было бы выбросить, но всё же...
   Насколько я знаю, артиллерийская пушка никогда не имела сенсорных механизмов, автоматически активировавших её. Никто никогда настолько не сходил с ума. Убойная сила пушки заставляла относиться к ней с почтением. Тогда в чём же дело? Я оглядел комнату. Показалось, что нашёл причину. Нет, не показалось, а в самом деле так и было. Сенсор серийного выпуска, подобные стоят сейчас на всех дверях у людей. Только вот он устарел лет эдак на тыщу и на своих потомков похож не больше, чем деревянные крылья на межгалактический крейсер. Не очень удачное сравнение. Общего у деревянных крыльев и крейсера только одно: летать. И то по-разному. Но зато всё-таки крейсер - это одна из последних на данный момент ступеней в длинной лестнице изобретений, самой первой ступенью которой являлись первые попытки человека взлететь, пусть и неудачные, пусть и с помощью деревянных крыльев.
   Всё-таки хорошо быть спецом по технике. Я - и то узнал этот сенсор с трудом. Висит себе какая-то бяка на стенке, и пусть висит. Но почти забытые картины всплыли из моего мозга. Когда я решил стать продавцом техники, я по собственной инициативе прочитал массу журналов, книг и остальных электронных библиотек, которые сумел найти. Меня интересовало абсолютно всё, даже такой антиквариат. Потому что я должен был знать недостатки и преимущества абсолютно всех видов техники, должен уметь ссылаться на классические модели, иногда ведь классические модели смеются над жалкими попытками людишек внести в них какое-нибудь улучшение.
   Пушка расположена так, что весь проход целиком хорошо обстреливался. Никакой возможности войти. А сенсор висит так, что ловит любое движение на пороге.
   Как же снять его? Я достал из-за спины шок-ружьё и выстрелил, а через мгновение прыгнул в сторону, за стену. Удачно, выстрела из пушки не последовало. И хорошо, потому что шрапнель могла срикошетить от стены и попасть прямо в меня. Рисковал я, рисковал.
   Зато датчик был сбит! Я с опаской переступил порог. Ничего. Я перевёл дух. Хорошо быть технарём.
   В пушке из пятидесяти оставалось три заряда. Сорок семь жертв! Я присвистнул. Неслабо. Хорошо, что остальные нали утягивали трупы любопытных, а то б пройти нельзя было. Да и вонь была бы ещё та. Хорошее было также в том, что рядом лежали на полках ящики с зарядами к пушке. Вот это да! В том, что оружие работает, я не сомневался. Три оставшихся патрона в патронташе и лужи крови были достаточно убедительными. Хотя, конечно, странно, что оно не выстрелило, когда я чуть не перешагнул порог, а должно было...
   Я содрал с курка работающий по приказу сенсора активатор, потеснил немного места в рюкзаке, выложив почти весь таридий, обоймы и патроны к шок-ружью. Кое-что оставил, конечно, но это мне вряд ли пригодится. Сгрёб все ящики со шрапнелью в рюкзак, запихнул туда же шок-ружьё, взял в руки артиллерию.
   Перед тем, как пойти вниз, я выглянул из окна. Сейчас я был очень высоко. Это место было наблюдательной вышкой аббатства, и окрестности отсюда просматривались достаточно далеко. Виднелась деревенька, а также подступы к ней и небольшая поляна прямо перед стеной деревни, где, я знал, хоть отсюда было не разглядеть, бегали наперегонки местные кролики, летали насекомые, пели птицы, водилась всякая прочая живность. На всём обозримом пространстве не было ни души. Ни нали, ни скаржей. Вот и хорошо. Теперь я чувствую себя куда как спокойнее. Бросив последний взгляд на великолепие за окном, я пошёл вниз, к товарищам.
   -- Ух ты, вот это штука! -- заорал обрадовано Винер, как только понял, что у меня в руках. -- Дай подержать.
   -- Но-но! -- грозно сказал я, убирая пушку в сторону от его рук. -- Это не игрушка.
   -- Да, теперь нам армия скаржей не страшна! -- улыбнулся довольно Гарисон. -- Хорошо быть Мессией, не так ли? -- он хлопнул меня по плечу.
   -- Ага, только не забывайте, что есть ещё твари, которым даже этой пушки будет мало. Помните, сколько ракет мы высадили в того придурка на арене?
   Винер с Гарисоном сразу сникли.
   -- Умеешь же ты испортить настроение, -- буркнул Гарисон.
   -- Ладно, -- отмахнулся я. -- Давайте потолкуем с аббатом. Он что-то обещал мне рассказать, насколько я помню.
   А аббат улыбался до ушей. Остальные нали, кстати, тоже. Видимо, уверились в моём мессийничестве.
   Из разговора с аббатом я выяснил, что Мессии, то есть мне, предстоит очистить всю планету от демонов, то есть от скаржей. Это я уже и так понял, самостоятельно. Мне "повезло". Наш корабль упал в самом сердце активности скаржей на планете, там, где залежи таридия и прочие места, благоприятные для деятельности скаржей. Какие именно - из разговора посредством переводчика, да ещё с первобытным гуманоидом, я не понял. Печально. Когда я спросил про причину, по которой падают корабли, не надеясь, впрочем, услышать ответ, аббат к моему удивлению ответил. Правда, по-своему. Он сказал, что их бог заставляет небесные колесницы падать с небес. Скаржи приспособились за много лет общения с планетой. Их кораблей уже упало очень много, и продолжает падать, но скаржи на это не обращают внимания. Им действительно всё равно, и похоже, они это научились использовать это по-своему. Как - точно не знаю, но аббат утверждает, что скаржи свои корабли швыряют на планету намеренно, чтобы обосновать то там, то сям какую-нибудь базу.
   Скаржи используют нали в качестве рабов. Эксплуатируют их денно и нощно, поэтому мне, то есть Мессии, дано задание освободить нали - раз, очистить планету от скаржей - два.
   -- А может вам ещё и говна на лопате? -- спросил я. Гарисон, давясь смехом, перевёл.
   Улыбка медленно сползла с лица аббата.
   -- Это не угроза, не приказ, и даже не просьба. Это то, что сказал нам бог. Называй это пророчеством, -- сказал он.
   -- Я не собираюсь служить спасителем, то есть пушечным мясом, в какой-либо мере. Сами выпутывайтесь. Если вы не можете освободить собственную планету, значит, вы её недостойны. А нам нужно всего лишь свалить отсюдова подальше.
   -- Ты всё равно выполнишь всё это, хочешь ты того или нет. И, смею тебя заверить, после этого ты выберешься отсюда живым.
   Какие же они гады вместе со своим богом! Заставляют выполнять грязную работу совершенно постороннего, с другой планеты, даже другой цивилизации. Стрелять их, да некому! Если то, что он сказал - правда, то получается очень плохо. Плохо чувствовать себя игрушкой в чужих руках. Даже если сам понимаешь, что хорошо было бы очистить от скаржей планету, то всё равно делаешь наперекор из вредности, только потому, что твою судьбу уже решили за тебя.
   Мы ещё немного поспорили с аббатом, потом решили идти в Солнечное Копьё, а там видно будет. Где-то час ушёл на сборы, аббат паковал пожитки. Затем мы выступили.
  

* * *

  
   Через несколько часов беспрерывного шагания по горам, я решил спросить у аббата:
   -- А что, на вашей планете кругом горы?
   Ответ был:
   -- Нет, в основном только здесь.
   Ах да, забыл, склеротик, что таридий может быть найден только в гористой местности. Интересно вот только, что налево посмотришь - горы, направо посмотришь - горы... Аж скучно становится. И хочется себя в зад клюнуть, как тот орёл...
   -- Вот блин! -- Гарисон, внезапно остановившись, хлопнул себя по лбу.
   -- Что ещё? -- спросил я.
   В ответ Гарисон немного покопался в своём рюкзаке и выудил моё пояс-поле.
   -- На, держи! Забыл тебе сразу отдать.
   Я оторопело уставился на пояс.
   -- Балбес! -- только и сумел выговорить я. А если бы всё-таки артиллерия в башне выстрелила...
   -- Что значит, балбес?! -- возмутился Гарисон. -- А если б ты его под той кроватью забыл, когда дом обыскивали скаржи? Думаешь, мы бы так просто оттуда ушли?..
   -- Да что теперь уже! -- я устало махнул рукой, отбирая пояс и надевая его на себя.
   Отряд возобновил движение по ущелью.
   Мы одолевали очередной перевал, когда Винер, шедший немного впереди, вдруг остановился и сказал:
   -- Ни хрена себе!
   -- Что такое?
   -- Что там?
   Это были мы с Гарисоном. Взбежали наверх. И увидели.
   Космический корабль скаржей. Я его узнал по особой форме, которую скаржи любили придавать своим челнокам и станциям. Ну и что тут? Кто сказал, что мы подойдём к нему ближе, чем на километр? И тут я понял.
   -- Этого корабля раньше не было?
   Винер с Гарисоном замотали головой.
   -- По пути от "ИСВК" к храму мы не встречали никаких кораблей.
   Пути не было. Корабль упал сверху, перекрыв дорогу, а там, где его сдержали горы, и он не достал до дна ущелья - ущелье перекрыли валуны, бывшие когда-то верхушками гор, которые этот корабль обрушил.
   Аббат тоже застыл в нерешительности. Затем он неуверенно махнул верхней левой рукой в сторону корабля.
   -- Он говорит, что должен быть путь, раз с нами Мессия, -- перевёл Винер. Тоже, значит, знает налийский. -- Он предлагает пойти навстречу опасности.
   -- Мало ли, что он предлагает, -- буркнул я. Однако аббат прав. Больше идти, кроме как вперёд, некуда. А там, глядишь, сопрём какой-нибудь челнок и свалим.
   У меня опустились руки. Если только в той части корабля, что рядом с землёй есть вход. Стоп, а если это - исследовательская станция скаржей или, там, корабль-шахта... Точно! Скаржи ведь не сбрасывают корабли напрасно, не падают сами. То время, когда они падали, если верить нали, давно прошло. Скаржи ведь не дураки, наверняка довели процент случайно падающих кораблей до нуля.
   -- Слушай, -- обратился я к Винеру, -- раз ты такой знаток их языка, то спроси, сколько уже скаржи на этой планете промышляют.
   Винер поговорил с аббатом.
   -- Он говорит, что скаржи на На-Пали уже больше десяти лет.
   Значит, исследовательская станция. Отлично.
   -- Вперёд, в рукопашную!.. На-Пали? -- до меня дошло. -- А это ещё что?
   -- На-Пали? Это они так называют эту планету. Значит: планета нали.
   -- Ясно, -- хотя не совсем было ясно, откуда в такое древневековье аборигенам известно про космос, планеты и прочее. -- Может, "земля нали"?
   -- А, да, верно, это будет точнее.
   -- Ладно, потом разберёмся со всеми тонкостями здешних названий.
   Мы пошли вперёд, а за нами, немного в отдалении, двинулись нали.
   Вход был. Длинный тонкий металлический шланг, исходящий из самого тела корабля, застывшего на вершинах гор над головами. В этом шланге - автоматическая дверь, которую охраняли скаржи в количестве двух особей, а также два бегемота. Давненько я их не видел.
   -- Всем рассыпаться! -- заорал я, но нали в указаниях не нуждались. Всех как ветром выдуло. Только один остался. Всё правильно, тот, которого я освободил первым из подземелий Арены.
   У него в руках была пистолет, который я вручил ему ещё тогда. Я отсыпал ему патронов. Пускай постреляет, отомстит за подругу. До меня как-то только сейчас дошло, что то в клетке была нали женского пола - самка, просто замученная до безобразия. Этот нали с Винером теперь - родственные души.
   Я указал напарникам на кусты. Те побежали и спрятались там. А сам я, будучи под защитой поля, пошёл к двери.
   Скаржи увидели меня, и начался переполох. Я выстрелил из ракетницы всеми шестью ракетами. Не было времени перезаряжать, чего я непредусмотрительно не сделал заранее. Я закинул за спину ракетницу и покрепче сжал в руках артиллерию.
   Скаржи прыгнули от моих ракет за спины бегемотов, один из которых залпа не выдержал и повалился, другой устоял, но его качало. Уцелевший бегемот направил лапу в мою сторону. Ещё три ракеты - не моих, я больше не стрелял - врезались в него. Это Винер, наконец, справился со своей базукой. Тварь так и не успела выстрелить. В общем-то, я стоял, особо не прячась, полагаясь на пояс. Так что я был единственной видимой скаржам мишенью. И они стреляли по мне, не понимая, что я не сам, а с компанией. Я тоже, олух, не понял, что они отвлекали моё внимание. Что скарж за укреплениями уже один.
   Страшный удар поднял меня в воздух и швырнул на камни. Собственно, если б не пояс, я был бы уже трупом. Скарж, который обошёл меня с тыла, прячась за камнями и кустами, что росли кругом в изобилии, стоял, непонимающе оглядывая лезвия на руках. Затем заметил на мне пояс, понял, взревел и кинулся вперёд. Я мгновенно, даже не осознав опасности, вскинул пушку и выстрелил. Практически в упор. Шрапнель разорвала скаржа на части. Кровь брызнула во все стороны вместе с ошмётками мяса и частями тела.
   Я встал и почесал репу. Да-а. Второго удара скаржевой лапы пояс, судя по его индикатору, не выдержал бы. Хорошо, что пушка работает, очень хорошо...
   Краем глаза я заметил движение и уклонился в самый последний момент, с испугу дёрнулся слишком сильно и поэтому упал на спину. Прежде, насколько я помню, я замечал краем глаза лишь безобидные движения вроде кроликов. Теперь же опасения были самые оправданные. Если бы я не дёрнулся, мне в голову ударил бы сгусток энергии, которыми скаржи стреляют из лап. Да чем же это они плюются, гады? Кусок камня, куда ударил сгусток, рассыпался в пыль. Метко стреляют. С двух сотен метров почти в яблочко.
   Я перекатился на живот и, прячась за камнем, стал стрелять в последнего скаржа, укрывающегося за возведёнными для защиты входа укреплениями и ящиками с грузом. Пытаясь попасть в гада рикошетом, я испоганил патронов пять или шесть, затем сообразил, что могу сделать и так...
   Большой сплошной кусок раскалённого металла вырвался из дула и, описав дугу, упал за укрепления. Оттуда раздался грохот, вой, затем всё стихло. Мда. Ракетница, действующая в режиме гранатомёта, ну то есть выплёвывающая ракеты, не приводя в действие их двигатели, так далеко ракету не добросила бы. Да и ракета сразу б не взорвалась. Круто. Я взвесил пушку в руках. Весит немало, отдача ещё та, но эффект! Стоящее оружие, шрапнельник, стоящее.
  

* * *

   -- Значит так, план такой... -- прошептал я группе, когда мы входили внутрь шланга. -- Нам надо оказаться по ту сторону, так?
   -- Да, да, -- заговорили товарищи по несчастью.
   -- Придётся нам переться через весь корабль, -- вздохнул я. -- План такой: никакого плана, ориентируемся на месте.
   -- Мда, -- проговорил Гарисон, -- стратег, конечно, из тебя великий.
   -- Для начала предлагаю опустить во-о-он тот лифт, -- предложил Винер.
   Он показал пальцем вверх. Наверху, действительно очень высоко, виднелся лифт, двигающийся по четырём балкам. В данный момент лифт находился на самом верху шланга и не собирался опускаться.
   Где-то тут должна быть кнопка вызова. Скорее всего, она там. Я увидел автоматическую дверь неподалёку от основы лифтовых балок.
   -- Берите нали, -- сказал я солдатам, -- и засядьте где-нибудь.
   -- А ты сам что?
   -- Попробую разведку боем, а вы пока меня прикроете. Заодно за верхом присмотрите. Как бы нам сейчас навстречу не спустилась группа захвата.
   Я подождал, пока они займут позиции, а потом вошёл в дверь. За ней оказалась просторная комната. Два больших экрана у стены, пульт управления, несколько пустующих кресел. Экраны были стандартные, как и у нас, людей. Плоские, толщиной в миллиметр, прозрачные. Видно всё, что делается на экране, а также всё, что за ним. Есть правда ещё и такие, что вделаны в стену, но те для мест, где требуется крепость. Эти слишком тонки и часто бьются, поэтому рядом с местом тяжёлой работы, например, в шахтах такие тонкие не ставят.
   Сбоку раздался свист. Я мгновенно развернулся и выстрелил. Ракета врезалась в летящий ко мне объект, также оказавшийся ракетой, и обе они взорвались. Расстояние между мной и злоумышленником было довольно большое, поэтому взрыв не причинил никому вреда.
   Ни фига себе! Вот это так случайность! Две ракеты, маленькие, между прочим, ракеты, врезались друг в друга, а ведь расстояние было большим. Их траектории совпали? Да такое раз в тыщу лет случается!
   Существо, явно предупреждённое о моём прибытии и потому атаковавшее меня из засады, было двуногое, двурукое, но отливало металлическим блеском. Оно держало в правой конечности какую-то пушку. Из её дула с шипением вырвалась ещё одна ракета, как и из дула моей ракетницы.
   Я укрылся за одним из пультов, пропуская следующий снаряд, затем выпрыгнул и в полёте выпустил ещё ракету, перекатился за другой пульт, разминувшись с очередной ракетой противника. Существо, теперь я понял, одетое в космический скафандр, не имело возможности быстро двигаться. Моя ракета попала точнёхонько ему в живот. Его отнесло, ударило о стену. Он поднялся с колен. Крепкий скафандрик! Проверим, выдержит ли ещё одну ракету...
   Противник проверять не хотел. Он дернул одну лапу к запястью другой. Внезапно его скафандр приобрёл сплошной, переливающийся бликами синий оттенок. Моя вторая ракета снова врезалась в него, но он даже не покачнулся, как ни в чём не бывало, пошёл ко мне.
   Мама! Кажется, я попал в переплёт... Я знаю, что это. Это одно из разновидностей защитного поля. Вот гадость! Это поле отличается от поясного поля, какое было недавно у меня. Оно поглощает любой вид энергии, не становясь при этом слабей. Именно поглощает, а не компенсирует. Без остатка. Настолько, что даже попади ты в него из большой базуки, объект, защищённый полем, даже не отбросит. Как будто и не попадал вовсе. Но наши учёные полностью отказались от использования этого вида. Причин было немного, но они были веские. Первая - огромное количество оборудования. Для человека - это тяжеленный скафандр. Для обшивки корабля - это такая масса, что его не утянет ни одно топливо. Хотя для боевых кораблей и станций, не садящихся на планеты, это, может быть, подходило бы, не считая того, что денег и материала угрохать пришлось бы ровно столько, сколько стоит сама станция с персоналом на десять лет содержания, но ведь существует и другая причина. То, что явилось окончательным приговором полю: оно, несмотря ни на какие попытки наших учёных, самопроизвольно отключалось в интервале от одной секунды до полуминуты. Среднее время составляло где-то семнадцать секунд. После чего приходилось заново производить расчёт координации поля. А это ещё две секунды. И никак автоматически не удавалось создать включение поля при его отключении. Все компьютеры упорно не хотели замечать, что поле отключается.
   Если скаржи, или вот эти, что в скафандрах, которые заодно со скаржами, решили эту проблему, что не удалось нашим учёным, то мне крышка.
   А если нет?
   Выстрелить защищённому полем, когда оно включено, невозможно. Это являлось третьей и последней причиной. Противник гонялся за мной, размахивая тяжеленными лапами, пытаясь прибить меня, как муху. А он мог, насколько я представлял себе вес этой штучки. Я спортивным бегом ускользал от него, держа наготове базуку. Ожидая. Лишь бы подтвердилось.
   Я больно зацепился за край стола при беге. А когда обернулся вновь взглянуть на преследователя, его поле было отключено. Он тоже это заметил и потянул лапу к запястью. На этот раз моя ракета была быстрее. Не давая опомниться, я выстрелил ещё раз и ещё... На пятой ракете он уже не шевелился.
   Я опасливо подошёл и толкнул тело ногой. Вроде мёртв. Я повозился немного и, преодолев сложную систему запоров, отстегнул шлем скафандра. Скарж.
   Скарж, так скарж, ничего странного. Скафандр используется для простой работы. Ведь вояки-скаржи предпочитали ходить без доспехов и даже без оружия, не считая их так называемой магии. Так им, наверное, легче уворачиваться. А уворачиваются они - будь здоров. Никогда не попадёшь. Только если не набьёшь руку как следует.
   Ещё один момент: он знал о моём присутствии. Скорее всего, ему успели сообщить убитые нами снаружи охранники.
   Беззлобно пнув скаржа напоследок, я пошёл к пульту.
  

* * *

   -- Где ты лазил?!! Мы уж думали, что всё, сдох, паскуда, и нас бросил! Там такая возня из-за той двери слышалась!
   -- Да не кипятитесь. Вон лифт уже едет.
   -- А то мы не видим!..
   -- Ладно, ладно. Молчать! -- рявкнул я. -- Успокоились? Хорошо. Знач так. Тут обитают скаржи в скафандрах с защитным полем Велимова. Слыхали о таком?
   Они кивнули головой.
   -- Вот дебилы! Кто ж додумается поле Велимова использовать? Только скаржи, больше некому!
   -- Понятное дело, что в драке никто не будет. А как насчёт исследовательско-рабочей станции? Очнитесь, мы не военную базу берём, а всего лишь исследовательскую станцию.
   Лифт подъехал. Всё это время я держал его на прицеле. Мало ли, кто сейчас к нам спуститься может... Однако никого в лифте не оказалось, поэтому мы спокойно погрузились в него вместе с нали. Лифт представлял собой всего-то движущуюся платформу. Ничего типа перил. Так легко свалиться...
   Я нажал на единственную в лифте кнопку. Платформа медленно поползла вверх.
   Сотня с гаком метров была успешно преодолена. Нам открылся длинный, узкий и, что самое главное, пустой коридор. Я махнул рукой, приглашая Гарисона и Винера следовать за мной. А остальным, то есть нали, сделал знак подождать нас рядом с лифтом.
   Мы немного прошли вглубь и остановились, как вкопанные. Прямо перед нами текла зелёная жижа с изредка лопавшимися на поверхности пузырьками, над которой были проложены хлипкие с виду, тонкие дорожки.
   -- Биоотходы! -- воскликнул Винер.
   -- Что-что? -- переспросил я.
   -- Биоотходы, -- повторил за Винера Гарисон. -- Винер побывал в своё время на таких заводах, только земных.
   Вот, что за станция скаржей здесь. Только зачем она им?
   -- А зачем для этого целая станция?
   -- Видишь ли, -- сказал Винер. -- На Земле это просто хранилище биомассы для её произведения и дальнейшего использования. Не знаю, что скаржи с ней делают, но думаю, разобраться можно будет, что здесь к чему...
   -- Так разберись!
   -- Для этого было бы неплохо пробраться к ближайшему терминалу.
   -- Ну давай. Пошли.
   Мы двинулись по мостику, стараясь не споткнуться. Чревато... Терминал должен быть рядом с мостиком. Иначе как тогда до него добраться?
   Он и оказался рядом с мостиком. Над ним было силовое окно - прямоугольник прозрачного силового поля. Линии поля образовывали причудливые фигуры, которые постоянно хаотично менялись. Через окно было смутно видно очертания комнаты. Какие-то отверстия на стенах... Трудно рассмотреть с такого расстояния, да ещё и через поле.
   Я успел крикнуть:
   -- Берегись! -- и умудрился не промахнуться мимо мостика, падая с Винером, не видящим ничего, кроме терминала.
   Гарисон отпрыгнул в другую сторону. Кусок слизи, пролетев через место, где только что был кто-то из нас, стёк назад в бассейн по стене из специального материала, способного выдерживать едкую массу. Змей, наполовину высунувшийся из слизи, получил лучом прямо в рожу из моего шок ружья и ушёл на дно. Коридор был слишком тесен, чтобы использовать в нём оружие взрывного типа. Стингер тоже не особо годился. Слишком малая сила поражения за одну секунду выстрела. А вот луч шок ружья - в самый раз, поэтому я сменил оружие загодя. Умение правильно выбирать оружие не раз спасает на войне жизнь. А это я умел.
   Я сделал ещё пару выстрелов в слизь наугад. На поверхность вырвался из очередного пузыря визг... И всё, вроде бы.
   Мы стояли, не шевелясь. Выждали пару минут.
   -- Знаешь, кажется, ты его достал, -- неуверенно сказал Гарисон.
   -- Ещё бы, -- пробормотал я, оглядывая поверхность. Всё чисто. Убил гада.
   -- Хорошо живут. Ничего себе, эта слизь для них, что для нас - воздух! -- сказал Винер.
   -- Мда, прикинь, каково им на воздухе... Наверное, хреново, -- ответил Гарисон.
   -- Не знаю точно. Возможно. Во всяком случае, хуже, чем там, -- Винер ткнул пальцем вниз. -- Иначе они б на воздухе торчали, а не купались в этом дерьме.
   -- Ладно, ладно, тебе видней. Вот, кстати, твой терминал.
   -- Сам вижу, -- отмахнулся Винер, осторожно топая по мосту.
   Потом он долго стоял и что-то пытался сделать, тыкая пальцем в сенсорный плоский полупрозрачный экран. Давненько таких не видел, с тех пор, как меня упаковали в кутузку. Удобная штука: никакой панели с кнопками, кнопочки возникают на самом экране. Просто жмёшь на них пальцем - и всё. Экран сам уже понимает, что делать дальше. Отрубать палец или нет. Шучу, конечно, отрубание пальцев совершенно без надобности. Но я над этим подумаю. Может, продам идею куда-нибудь на фирму вроде той, что меня сюда сослала. Если программе палец не нравится, то вместо сообщений типа "Куда лезешь? Пальцы кривые!" программа просто возьмёт и выстрелит в палец из чего-нибудь плазменного. Заодно и без руки останется, вражина. Кстати, идея неплоха и для обычных клавиатур...
   Это я так от нечего делать стоял и думал, наблюдая за забавными попытками Винера что-то сделать. Наконец Винер грохнул по экрану кулаком - экран был крепкий, не побился, иначе мой кулак грохнул бы по харе Винера - и крикнул:
   -- Ну ни хрена не получается! Не могли, козлы таланский язык в терминал включить, что ли? Убью собак!!!
   -- Так какого ты раньше молчал? Стоит тут, тыкает пальцами! -- сказал я, доставая переводчик. -- Где ты ими до этого ковырялся? Руки мыл после сортира?
   Винер, пропустив мимо ушей оскорбление, от которого Гарисон довольно заржал, обрадовано вскрикнул и сказал:
   -- Давай бегом его сюда!
   Он при моей помощи стал тыкать по кнопкам.
   -- А ну-ка переведи это...
   Переводчик удовлетворительно пискнул.
   -- Э-э, "Состояние безопасности: -- прочитал я, -- у входа в "Терраниукс" обнаружены нарушители. Включение экранов в научно-исследовательской лаборатории, в секции гидропоники. Входы в секции А, Б и В блокированы до прибытия подкрепления".
   -- Засветились, -- мрачно констатировал Гарисон.
   -- Засветились мы гораздо раньше, не волнуйся. Те скаржи, которых мы внизу ухлопали, наверняка первым делом сообщили о нас, а потом уж начали отстреливаться. Удивительно, как это нас тут ещё не ждёт банда спецназа... Ладно, хрен с ним, меня другое волнует. "Терраниукс", надо полагать - это название станции, сказал я. -- Интересно, кстати, почему "Терраниукс". Терра - это, ведь, Земля. А что это ещё за секции А, Б, В?
   -- Не мешай, -- буркнул Винер, -- тут есть карта, дай рассмотреть... Да уж, строение станции отличается от людских. Разительно отличается.
   -- Ха! Ещё бы! -- сказал я. -- Они чертежей наших зданий не видели, забыл? Это ж совершенно другая цивилизация.
   -- Ничего, зато, надеюсь, я могу понять для чего здесь то или иное, легче будет запомнить, куда надо двигать и по какому маршруту.
   -- Ты работай, работай, не отвлекайся, -- сказал я ехидно и похлопал его по спине.
   Через некоторое время он сказал:
   -- Переведи-ка вот это.
   -- "Состояние комнаты управления: закрыта. Доступ разрешён только в случае крайней необходимости". Что ещё за комната управления?
   -- Прямо над нами, -- ответил Винер.
   Мы с Гарисоном как по команде задрали головы. За этим вот силовым полем... Сейчас там стоял скарж в скафандре и смотрел прямо на нас.
   -- Что глазеешь, морда? -- сказал я и показал ему широко распространённый резкий жест - руку, согнутую в локте, а вторая - ладонью на месте сгиба первой. Мол, пошёл в глухое место. Винер тоже взглянул наверх.
   -- Вот, кто нас засёк.
   Скарж показал мне в ответ средний палец, как-то причудливо смотрящийся на его лапе, и скрылся в глубине комнаты. Ничего себе! Знает! Откуда?..
   Э-э, неприятная догадка. Возможно, они поймали кого-нибудь и вот так же, как переводчик, покопались в памяти, но более детально и выборочно.
   Что ж, таковы правила войны... Никаких правил. Но почему они никогда не хотели примирения с людьми?
   Столько рас в союзе... Уже известно, по крайней мере. Бегемоты, сами скаржи, м-м, ещё, наверное, можно сюда отнести змей... С натяжкой - шипострелов. А с нами только воюют, твари. Нехорошо...
   Я перевёл для Винера ещё пару фраз. Потом мне надоело, я вручил ему переводчик, объяснив, как с ним управляться. Пускай сам разбирается.
   -- Так, интересно, -- бормотал он, тыкая в появляющиеся меню, читая информацию с помощью переводчика, вращая трёхмерные карты, изучая диаграммы статистики. -- Мда, похоже, дела наши плохи. Главный вход на базу перекрыли. Это из-за того, что одна из секций, -- он снова глянул на экран, -- да, секция В не выдержала посадки. Там всё рухнуло. Они ведут починку. Недостача места для хранения, как понимаете. Слили всё лишнее сюда, а чтоб, если через верх потечёт, их не залило, закрылись. Но это ничего, они уже почти полностью освободили секцию Б. Мы просто возьмём и сольём эти отходы туда, -- он ткнул пальцем в экран, что-то ожило, загудело, уровень слизи медленно стал опускаться, -- а потом перейдём посуху в ту секцию, что разрушена. Там давно уже пусто, дерьмом и не пахнет.
   -- Это всё, конечно, хорошо, -- сказал я, когда мы топали назад, за нали. -- Но, почему та секция разрушена? Может, лучше туда не соваться?
   -- Спокуха! -- заявил Винер. -- Скажу коротко: при почти неуправляемой посадке на планету с чудовищной силой притяжения можно приземлиться совсем без повреждений? Особенно исследовательской станции?
   Вопрос был риторический. Я кивнул головой и сказал:
   -- Ладно, в этом убедил. А теперь ещё вопрос. Как мы пройдём по остаткам этой жижи?
   -- Ответ прост: жижи там нет.
   -- Как нет? А это что, такое зелёненькое, налипло на стены и дно?
   -- Это остаточный продукт. Стены из специального материала. Слизь состоит не только из растворяющего вещества. Там ещё кое-что намешано, что позволяет долго хранить эту гадость - что-то типа консерванта. Похоже, он в этом дерьме плохо растворяется и оседает на стенах. Змеюка в нас стрельнула чистым растворителем. Видели? Совсем ничего не осталось от его сопли, что стекла по стенке.
   -- Одним словом, ходить безопасно?
   -- Да, -- коротко ответил Винер.
   -- Эй, вы там! -- крикнул я нали. Те зашевелились, вставая. Один что-то прятал в складках одежды, во внутренний карман, наверное. Играли, мерзавцы, в карты, пока нас не было. В местный вариант. Похоже, фаталисты. Что случится - пускай случается, а мы пока в карты поиграем.
   Я махнул рукой. Пошли, мол.
   Мы двинулись по мостику. Нашли место, где было пониже, и спрыгнули вниз. Прямо на зелёные остатки от слизи. Немножко скользко, но терпимо. В одном месте мы наткнулись на змея, точнее на его труп.
   -- Метко ты его, -- завистливо сказал Гарисон.
   -- Учись, сынок, у мастеров, -- снисходительно сказал я. Гарисон прыснул, и я запоздало вспомнил связанный с этой фразой бородатый анекдот. Про то, как пошли два ремонтника, мастер и ученик, ремонтировать отхожую трубу. В один из отсеков протекло дерьмо. Ну, мастер смело в дерьмо - буль! Выныривал, ключи разные требовал у ученика. Идут потом после работы по каютам, и просыхающий мастер возьми и скажи: "Учись, вот, понимаешь, сынок, у мастеров. А то всю жизнь ключи подавать будешь". -- Ты смейся, смейся. Мы тут не дерьмопровод чиним. А в плохом случае будем по уши не в дерьме, а в крови собственной.
   Гарисон сразу притих. Понял, что над таким можно будет посмеяться лишь дома у камина и за стаканчиком чего-нибудь крепкого в компании друзей.
   Винер вёл нас по памяти. Вначале мы прошли по кругу, прямо под мостиком. Затем свернули куда-то вправо с круга. Прошли через пустую на данный момент трубу. Шлюз открылся, и мы оказались на дне бассейна. Я задрал голову. Даже отсюда были видны разрушения: края бассейна кое-где были надтреснуты, отбиты большие куски, мостик над бассейном тоже имел жалкий вид. Хрупкая вещь исследовательская станция.
   -- Вуаля, -- сказал Винер. -- Секция В.
   -- А наверх как? -- я не совсем понимал, что теперь делать.
   -- Видишь вот эту плиту? Она служит для измерения уровня биоотходов. Не опускается ниже уровня отходов.
   -- Не понимаю, причём тут это, -- наверное, я сильно перегрелся в битве со змеем.
   -- Не опускается, но зато поднимается. Это и есть лифт. Слушай, сержант, ты, наверное, не сержант, а прапорщик. Или тот майор, который удрал с операционного стола, когда его произвели в полковники, и при этом оставил у доктора мозги, заявив, что они теперь ему не нужны.
   Соответствующий или не очень соответствующий теперешнему положению, этот анекдот напомнил мне, что когда-то давно-давно распределение должностей было немного другое. Майор тогда был ниже полковника. Я не обиделся на подтрунивание. Не давать же ему, в самом деле, подзатыльник по праву старшего по званию? Теперь-то я считаюсь уже не в отставке, поскольку мы в зоне боевых действий на военном положении.
   Мы отправились к лифту, оставив нали внизу. Если мыслить трезво, здесь должны вести ремонт рабочие, оповещённые, причём, о нашем присутствии. Так бы может, если б каким-то макаром мы вошли на станцию без шума, рабочие вряд ли бы поинтересовались, что за чужаки тут ходят. Мало ли... Но база оповещена.
   Наверху и впрямь копались в проводах, выпираю­щих из раздолбанного мостика, двое рабочих в скафанд­рах. Они заметили нас и поднялись. Один из них, тот, что меньше ростом и, возможно, младше по чину, посмотрел на вто­рого, колеблясь, но второй не колебался. Мы кинулись в разные стороны, уходя от ракеты. Второй тоже стал стре­лять, хоть и вяло. Мы спрятались за стеной, закрывавшей дверь в другой отсек, и, высовываясь, отстреливались. До­вольно странное строение. Зачем строить стену, отгоражи­вая дверь от остальной комнаты, оставляя по бокам всего лишь маленькие промежутки? Быть может, опять какая-нибудь мера предосторожности... Да, кажется, это на слу­чай переполнения слизи. Промежутки тотчас закрываются. Дверь-то не из того материала, что выдерживает слизь. Рас­плавится. А из такого материала двери не получится. Позже я расспросил Винера, и он мне рассказал, что на роль постоянно закрывающейся двери антислизевый мате­риал не годится. Дверь быстро сломается. Вот на случай аварийного закрытия, которое может сработать разве что раз в год - вполне.
   Итак, мы пытались отстреляться от двух резвых техников, что держали в качестве инструментов ракетомёты. Или это у них набор стандартного вооружения "на всякий случай"? А может, они загодя подготовились к встрече, учитывая то, что была поднята тревога? Хотя, скорее всего - нет. Вон как первый сомневался. Второй, гад, вообще не раздумывал. Первый, наверное, подчинённый. Да, прямо, как тот мастер и ученик.
   У нас оружие было получше, да и мы не торчали на виду, как тупые технари. Поэтому мастер, в конце концов, оступился от очередного из многочисленных взрывов и полетел вниз. Помощник, теперь я уже в этом не сомневался, вскинул лапы, сдаваясь. Молодец, знает наши жесты.
   Мы осторожно, держа его на прицеле, вышли все трое. Медленно подошли к нему. Он трясся, как мне показалось, от страха. Нда, оказывается, и скаржи тоже умеют бояться.
   Техник, торопливо отстегнул оружие от лап. Оно с глухим стуком упало на пол.
   И что дальше? Поговорить мы не можем. Убить - нет смысла. Ладно. На фиг ты нам нужен, дружок.
   Я махнул стволом в сторону. Иди, мол, пока я добрый.
   -- Что ты делаешь? -- возмущённо сказал Гарисон. -- Пристрелить его надо, чтоб не мучался!
   -- Пущай валит, -- мрачно сказал я.
   Техник, всё ещё не веря своему счастью, неуверенно пошагал к выходу из комнаты, к тому, что вёл в середину завода.
   -- Интересно, куда он направился? -- почесал голову Гарисон.
   -- Хм, наверное, в комнату управления, -- предположил Винер. -- Тут есть центральная комната, а от неё выходы в четыре стороны. Три из них - соответственно три секции А, Б и В. Четвёртая - вход в комнату управления. Нам бы сейчас туда...
   -- А что там делать? Небось, скаржей-то в той комнате немеряно...
   -- Ну и что? Зато если туда попадём, то путь себе куда угодно откроем!
   -- Ладно, -- я поскрёб затылок. -- Попытаемся туда вломиться.
   На внешнем кольце, опоясывающем стены центральной комнаты, было ещё два техника. Они тоже, не задумываясь особо, открыли огонь. Да что ж это такое творится?
   Как и с прошлыми, мы сумели с ними разобраться без особых хлопот. Тупые техники, им бы в механизмах ковыряться. А они в драку лезут. В одной из стычек мне, правда, выбили остаток поля, но к счастью я отделался лишь лёгким испугом. Заряда в поле оставалось на один чирк по нему ногтем, поэтому я отключил его и выбросил.
   Центральная комната представляла собой кольцо вокруг ещё одного контейнера для хранения отходов. Потоки зелёного вещества бежали на уровень ниже, куда можно было попасть при помощи лифта.
   -- Эй, Винер! -- сказал я, указывая на площадку измерения уровня слизи, куда, собственно, и спускал лифт. -- Как ты думаешь, это место годится, чтобы нали тут отсиделись, пока мы дорогу ищем?
   -- Вполне.
   -- Ну дык возьми и слётай за ними. А мы пока с Гарисоном разведаем местность...
   Винер попытался, было, возмущаться, но голосами большинства вынужден был принять моё предложение и бодрым шагом поплёлся за нали.
   Тем временем мы с Гарисоном обратили свои взоры на дверь в комнату управления, находившуюся неподалёку. Как и ожидалось, она была закрыта. Младшего техника, пока мы тормозили в разрушенной секции, туда уже впустили и дверь заблокировали.
   -- Мда, -- задумчиво произнёс Гарисон. -- Пускать нас не желают, собаки...
   Через пару минут подоспел Винер, приведя наших четвероруких спутников. Нали как обычно о чём-то переговаривались и шли легко и непринуждённо. Проняло их только тогда, когда мы спустились на лифте в самый низ, прямо на измерительную площадку. Опасная близость разъедающего вещества сказалась, нали затряслись, и только вооружённый сохранял какое-никакое, но спокойствие.
   -- Скажите им, чтоб ждали здесь, -- приказал я.
   Гарисон перевёл. Нали затрясли головами, старейшина что-то попытался возразить. Гарисон повторил настойчивее, для виду помахав пушкой. Нали сдались.
   Я кивнул вооружённому нали. Охраняй, мол. После этого мы выбрались из цистерны, и Винер ткнул пальцем в сторону комнаты управления и вопросительно вскинул брови.
   -- Облом, -- издевательски сказал я. -- Не пущают. Какие ещё варианты будут?
   Винер озадаченно окинул взглядом окрестности.
   -- Давайте попробуем пробраться на верхние уровни станции, -- вскоре предложил он. -- Согласно схеме, что я видел, лифт к выходу из базы на другую сторону находится где-то там, возле секций гидропонического сада.
   -- Блин, так какого хрена ты раньше молчал! -- крикнул я, в который уж раз борясь с желанием отвесить ему крепкую затрещину. -- На кой нам эта комната управления сдалась!
   -- Не кипятись, Джен. Комната нам ещё пригодится. Я не думаю, что там все двери дальше открыты.
   А ведь и верно. Я замолчал.
   Мы пошли, снова ведомые Винером, в одну из секций. Эта была заполнена полностью. На экране сообщений перед самым входом я прочитал:
   -- "Секция А. Заполнена. Биоотходы перенаправлены в секцию Б".
   Ещё одна дверь - и лифт.
   -- Едем вверх, -- скомандовал Винер.
   Мы погрузились на платформу, затем я хлопнул по кнопке пуска. Лифт не заработал. Я неверяще уставился на кнопку и ткнул пальцем в неё ещё раз, в надежде, что это не лифт блокирован, а хотя бы у меня пальцы кривые... Ничего.
   Случайно взгляд попал на экран с сообщением.
   "Лифт 1. Отключён с пульта в комнате управления".
  
   -- Да... Вляпались, -- произнёс я.
   Все ходы-выходы заблокированы, деваться некуда.
   -- Если бы как-нибудь эту систему безопасности обмануть... -- протянул Гарисон.
   Винер хмыкнул. Затем вдруг задумался.
   -- Можно попробовать, -- неуверенно произнёс он, -- включить систему аварийной эвакуации. Да! -- произнёс он с уже большей уверенностью. -- Нужно воспользоваться поломкой в одной из секций. Если мы сумеем направить поток слизи из целых секций в сломанную, то настанет аварийная ситуация, и, чтобы дать персоналу возможность эвакуироваться, система снимет все охранные блокировки. Пока кто-нибудь из комнаты управления вручную не включит их снова.
   Мы побежали в секцию А. Винер показал нам на небольшую панель управления.
   -- Переводим рычаги до упора вниз и жмём вот эту кнопку. Ты сделаешь то же самое в соседней секции, -- обратился он к Гарисону. -- А я сейчас побегу в сломанную и включу её на закачку. Только надо постараться нажать одновременно для пущего эффекта.
   Гарисон и Винер убежали в свои секции.
   -- Готовы? -- издалека донёсся голос Винера. -- Врубай!
   Я нажал на кнопку. Результат превзошёл все ожидания. Что-то громко хлопнуло, затем в помещении взвыла сирена.
   -- Быстро! К лифту! -- заорал Винер.
   Мы встретились у лифт-платформы. Я поднёс переводчик к экрану.
   "Лифт 1. В норме".
   -- Чёрт, а как же нали? -- сказал я.
   -- Что, нали? -- не понял Винер.
   -- Им там сейчас конец не придёт?
   -- А, это!.. Расслабься, при попытке включить перекачку насосы автоматически вырубились. А система эвакуации сработала на всякий случай: мало ли какая поломка в третьей секции... Давайте быстрее поднимемся, пока те, в комнате управления не очухались.
   -- Хорошо, -- сказал я. -- Поехали!
   Поигрывая пушками, мы стали на лифт, и я нажал на кнопку. Лифт медленно поднимался. Мимо пробегали решётки, трубы, лампы освещения. Мы достигли верха и вышли через проход.
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Класс! Вид открывался великолепный. Это было большое помещение с прозрачным куполом наверху, через который виднелось небо. А под куполом, занимая почти всю территорию зала, находились грядки. Там росли настолько причудливые и необыкновенные растения, что трудно даже описать такой ассортимент. Карликовые и огромные, заросшие листвой и совершенно без листвы, разноцветная кора, разноцветные листочки, и большие, и маленькие. Один уголок был скуден, в другой стороне - наоборот, всё пестрило. Вот откуда они добывают биоотходы: из этих растений. Но зачем? Я-то думал, что наоборот, биоотходы - для этих гидропонических садов...
   -- Э-э, -- Винер, наконец, решил нарушить молчание, -- это не похоже на местную зелень.
   -- Да, -- сказал Гарисон, -- наверное, это скаржевские растения.
   -- Ну, это... Как его... В общем, вперёд! -- скомандовал я. Мы на секунду потеряли бдительность, и это могло нам стоить, если бы вон тот скарж обернулся. Гидропонический сад - это теплица, наверное. В этой теплице было три скаржа, рассматривающих растения.
   Один из них услышал нас слишком поздно. Шесть ракет - по две от каждого из нас - разорвали его на части. Двое остальных, которых мы в тот момент не видели, разбежались в разные стороны, отстреливаясь. Один был вооружён не ракетомётом, как предыдущие, а какой-то разновидностью скорострельного пулемёта.
   Это плохо. От ракеты увернуться легко, от пули - почти невозможно. Главное - точно стрельнуть, или хотя бы дать скашивающую очередь, а на мне даже поля нет!
   Я выстрелил из артиллерии в сторону пулемётчика и пригнулся, прячась за кустами. Очередь из пулемёта состригла несколько листьев над моей головой. Гарисон с Винером времени тоже не теряли. Они бегали по комнате, стреляя попеременно то в одного, то в другого. Им было проще - в их телах всё ещё оставались усилители кожи, которые обычно держались в организме около двух суток. Теперь им надо было лишь беречь глаза, и не разевать чересчур широко рты.
   На шум сбежались скаржи из соседних помещений. Стало совсем плохо. Я мигом развернулся, обстреливая проходы из артиллерии. Меня всё не покидало ощущение нереальности происходящего... Скаржи всё время лишь тупо кидаются на нас. То есть не тупо, они хитрят, изворачиваются, уворачиваются... Но всё как-то не так, как должно было бы быть. Единственный более-менее нормальный, на мой взгляд - тот, кого я отпустил живым. Это доказывает, что такая кровожадность не совсем в природе скаржей. Он выглядел моложе остальных. Может, тут разгадка? Поэтому-то я его и отпустил, что он вёл себя не так, как остальные... А все прочие ставили перед собой только одну цель: уничтожение врага. Таких бы в добровольные штурмовики-камикадзе - уничтожить врага любой ценой. И это мне очень не нравилось. Конечно, если бы скаржи умнее действовали, а не как тупые самоубийцы, может быть, они и сумели бы нейтрализовать опасность, то есть - нас. Но они так не делают.
   Двое скаржей получили шрапнелью почти в упор. Их разметало по стенкам, но через мгновение они поднялись, хоть и не были проворны так, как раньше. Крепкие костюмы спасли их от прошедшего вскользь выстрела. С другой стороны трое скаржей немного остановились. Один бросился вперёд, нарвавшись на шрапнель, остальные выстрелили в мою сторону из ракетниц, а потом, немного помедлив, побежали следом. Хитрый ход. Пока я отвлекался на первого и прыгнул за деревья, уходя от ракет, те двое проскочили. Да ещё и два скаржа, которых я шарахнул в начале...
   Винер и Гарисон уже прикончили одного из самых первых. Остался тот, что с пулемётом. Он стрелял по нам из зарослей. Я определил, где он сидит, и зашёл со спины. Скарж увлечённо расстреливал моих товарищей, не замечая меня. Он получил в себя весь заряд шрапнели. Что от него осталось, лучше не смотреть. Правильнее всего будет сказать: ничего.
   Я выстрелил из артиллерии в стену. Шрапнель отрикошетила и полетела за деревья. Оттуда раздался рёв. Я попал. Времени не было на перезарядку, я выхватил ракетомёт, бросив артиллерию на пол, и зажал спуск. Стало тихо. Краем глаза взглянув в сторону, я увидел Гарисона и Винера, напряжённо вглядывающихся в том же направлении, что и я. Ракеты медленно закладывались в стволы. Я осторожно выглянул из-за деревьев. Четыре ракеты. Увидел скаржа. Пять. Вскинул пушку. Вовремя. Шестая ракета как раз легла в последний ствол, и ракеты с шипением и рёвом вырвались на волю. Это страшный недостаток ракетницы. Ракеты заряжаются непрерывно, при зарядке до упора сразу выпускаются, и никак ни отложить запуск, ни отменить. В ракетах активируется заряд, и поэтому запуск задерживать нельзя. Автоматика сама даёт ракетам толчок, потому что иначе бы они взорвались внутри стволов. В итоге, если уж нажал на курок - держи нос пушки подальше от стен.
   Раздался грохот. Один-единственный скарж всё ещё дергался, пытался ползти. Остальные лежали, не шевелясь. Я подошёл и добил его шок-лучом.
   -- Как мы их! -- довольно сказал Винер, выходя из-за кустов и поддерживая Гарисона.
   -- Что случилось? -- спросил я.
   -- Да так, ничего особенного, -- морщась, сказал Гарисон. -- Пулемётчик, сволочь, немножко попал. Теперь бок болит.
   Синяк, не больше. Если б не суперкожа, лежал бы сейчас Гарисон с развороченными внутренностями.
   Я подошёл к экрану с сообщениями.
   -- Так, посмотрим: "Теплица А. Секция А заполнена. Поток биоотходов должен быть перенаправлен из комнаты управления. В секции Б есть свободное пространство. Следите за водой. Важно не допустить загрязнения". Кругом теплицы. Что будем делать?
   -- Тут где-то есть выход на другую сторону. Я по карте смотрел, -- ответил Винер.
   -- Будем искать. В какой стороне?
   -- Пошли сюда, -- он показал мне на правый проход.
   Мы пошли, держа, как всегда, оружие наготове.
   Как и секций с отходами, теплиц было тоже три. Соответственно А, Б и В. Причём теплица А работала вместе с секцией отходов А, Б - с Б и, соответственно, теплица В - с секцией В. Там мы столкнулись с парой скаржей и быстренько их ухлопали. Затем осмотрели панели сообщений.
   "Теплица В. Скоро наступит ночь. Внимательно следите за уровнем герметичности и температурой воздуха".
   Стандартный распорядок дня для рабочего станции.
   "Теплица Б. Убедитесь, что биоотходы перекачиваются через фильтры комнаты управления и что поток не заблокирован посторонними предметами".
   Гм-м, не очень полезное нам сообщение, зато второе вызвало у моих товарищей большой интерес.
   "Теплица Б. Каркилусу Зегнусу, -- ох и имечко, -- нужно больше удобрений. Направьте группу охранников к нали в Нурк Элбоу".
   Они переглянулись.
   -- Что, имя понравилось? -- спросил я.
   -- Не совсем, -- сказал Гарисон. -- Нурк Элбоу. Деревня, которая должна была повстречаться на нашем пути. Она оказалась для нас по ту сторону станции.
   -- Она - наша цель?
   -- Да.
   -- Значит, идём искать спуск.
   -- Ох, не нравится мне всё это, -- пробормотал Винер. -- Сдаётся, не пустят нас туда так просто...
   -- Пошли. Могло быть хуже. Спуск мог вообще не существовать, -- "успокоил" его я.
   С помощью Винера мы всё же нашли вход. Он был в теплице В. Мы поднялись на лифте в комнату, где посредине был узкий глубокий бассейн с отходами.
   Вот он, лифт наружу, на ту сторону... И, как ожидалось, закрыт.
   Сообщение на мониторе подтвердило опасения Винера:
   "Доступ запрещён. Отсутствует разрешение из комнаты управления".
   -- Положеньице, -- выругался Винер, отчаянно морща лоб. -- Подождите, дайте подумать...
   Мы молча стояли, ожидали. Наконец, Винер сказал:
   -- А ну-ка повтори, что там говорилось на табло теплицы Б!
   -- Ну-у, э-э, что-то про эту деревню и какого-то скаржа-шефа... -- попытался вспомнить я.
   -- Нет, это - второе, а там было ещё одно, первое.
   -- Что ты от меня хочешь? -- разозлился я. -- Сам не помнишь, а память-то у тебя лучше! Надо узнать - пошли глянем!
   Мы пробежались во вторую теплицу.
   -- Фильтры в комнате управления! -- заорал Винер. -- Есть лазейка! Вот для чего те трубы!!!
   -- Спокойно-спокойно, -- сказал я, махая руками перед его лицом. -- Что за трубы, что за лазейка?
   -- Там есть трубы, -- уже более спокойно стал объяснять Винер. -- Фильтры в них установлены прямо возле комнаты управления. Это чтобы далеко не лазить и в случае поломки быстро устранить оную. А влезть в эти трубы можно прямо оттуда, где лифт в Нурк Элбоу. Помните, там ещё узкая лужа посреди зала? Так вот, она прямо в трубе, чтобы можно было слизь брать напрямую.
   -- Ага, -- сказал Гарисон, -- осталось только нырнуть туда, не потеряться в лабиринтах труб, и перебить всех скаржей в комнате управления. Ну, допустим, второе и третье у тебя получатся. А как ты собираешься плыть? Задержать дыхание? -- он усмехнулся.
   Винер невозмутимо ответил:
   -- Насчёт второго и третьего ты прав. Карту я более-менее помню, а перебить всех скаржей не собираюсь. Это сделаете вы, когда я разблокирую изнутри входные двери. Теперь первое: тут где-то есть запасные скафандры химзащиты.
   -- Они для скаржей.
   -- На мне продержатся достаточно, -- отрезал Винер.
   Скафандры мы действительно нашли, основательно обшарив базу. Я, уже свыкшийся с ведущей ролью, принялся, было, напяливать скафандр, но Винер остановил меня:
   -- Эй, ты куда?
   -- Да так, задумался, -- и впрямь, что это я. Я же совершенно не знаю, куда плыть. Заплутаю, а, по словам Винера, тут же изучившего скафандр, на человеке он просидит максимум пару минут. Он узрел внутри какие-то датчики жизнеобеспечения и заявил, что скорее всего скафандр после двух-трёх минут автоматически раскроется.
   Вот только я здорово сомневался в боевых качествах Винера. Сумеет ли он отпереть дверки комнаты? Но всё равно деваться некуда. Сумеет он или не сумеет, я уж точно туда не доберусь.
   -- Валяй, -- кивнул я. -- Мы бежим к комнате.
   Гарисон хлопнул его по плечу, и мы кинулись ко входу в главную комнату.
   Сзади послышался всплеск. Я молча помолился всем богам, высшим разумам и прочим, чтоб та пара минут не вылилась в несколько секунд.
   Мы стали наизготовку у входа. Минута, две... Плюс полминуты, что мы потратили на бег. Мы занервничали. Особенно - Гарисон. Ведь он как-никак был его другом.
   -- Да чего он там копается! -- наконец не выдержал он.
   И в этот момент дверь распахнулась. Мы чуть не упустили момент. Гарисон своей репликой отвлёк и себя, и меня. Но мы успели. Как раз вовремя, чтобы расстрелять двоих скаржьих техников, уже нацеливших свои пушки на Винера и другого скаржа, его прикрывающего. Ба, да это же наш старый знакомый, которого мы недавно отпустили восвояси! Видно, не поладил с руководством что-то - один из пристреленных скаржей на покорёженном нашими выстрелами скафандре имел какие-то знаки отличия, что-то такое нам когда-то в десанте показывали на краткой лекции о скаржах. Похоже, именно он, собака, нам непристойные жесты показывал через то окно, когда мы в терминале шарились.
   Закончив с теми двумя, мы наставили пушки на оставшегося.
   -- Ребята, не стреляйте, -- раздался хрип Винера.-- Он мне всё-таки жизнь спас...

* * *

   Мы так и не смогли поговорить с молодым скаржем, поднявшим руку на начальство, вернее, не согласившимся с принятыми ими решениями. Не сумели. Переводчик, к сожалению, работал только в одну сторону, а у нас времени было совсем в обрез, чтобы что-нибудь изобретать. К примеру, обучить его языку жестов.
   Перед уходом я осмотрел комнату. Мой взгляд задержался на столе, где лежала какая-то странная штуковина.
   -- Что это? -- я взял устройство и повертел его в руках. Оно очень напоминало оружие. Ствол имелся. Наверное, и магазин тоже. Утолщённая коробка вполне подходила для этой роли. И спусковой механизм был. Интересно... Единственное, что мне бросилось в глаза - похожего я ещё не видел в оружии - в стволе была одна часть стенки прозрачной. Видно было, что внутренности пушки слегка зеленоваты, имелся жёлтый поршень.
   Остальные молчали, не мешая моему наблюдению. Я направил ствол на скаржа. Тот дёрнулся от испуга. Значит, в самом деле - оружие.
   Я сделал пробный выстрел в стену. Поршень двинулся. Комок зелёной слизи вылетел из ствола и стёк, шипя по стене, оставляя за собой выеденный след, постепенно разбухая. Не дотекая до пола сантиметров на двадцать, он взорвался с глухим гулом.
   Скарж что-то сказал и ткнул пальцем в экран. На экране возник змей в трёхмерном виде, вращаясь, а также комок слизи, и эта пушка.
   -- Да я уже и сам понял, -- буркнул я про себя. И обратился к товарищам, повышая голос. -- Ребята, наверное, я знаю, зачем эта станция, или, по крайней мере, та часть её, в которой мы находимся. Это, -- я взвесил в руках пушку, -- прототип слиземёта, -- моментально окрестил я новое оружие. -- Скаржи сумели изучить и сымитировать плевок этих змееобразных существ.
   -- Круто! -- сказал Гарисон. Его глаза загорелись. -- А ещё один есть?
   -- Вряд ли, -- сказал я, оглядев ещё раз окрестности. -- Зато есть патроны к нему. Заполняйте рюкзаки.
   Я схватил контейнер с зелёным желе внутри, видным сквозь небольшое прозрачное окошечко. Схватил ещё несколько со стола, засунул их все в рюкзак. Гарисон и Винер последовали моему примеру. Особенно рьяно - Гарисон. Видимо, надеялся в скором времени попробовать пушку в действии. Винер отнёсся более скептически.
   -- А ты уверен, что она поможет против этих скаржей? -- спросил он. -- На них ведь противослизевые костюмы.
   Я подумал, а ведь верно... Но потом вспомнил кое-что.
   -- Думаю, поможет. Ни в жисть не поверю, что скаржи, изучив феномен змей, не сумели улучшить качества в несколько раз. Природа несовершенна, чего не скажешь о созданном искусственно. Разумные всегда стараются выжать из всего по максимуму.
   Так уж и всегда, смеясь, говорили глаза Винера, а если и стараются, то получается через другое отверстие. Но я продолжил невозмутимо:
   -- В доказательство предлагаю тот факт, что он, -- я указал пальцем на скаржа, -- затрясся хорошо, когда я сделал так, -- я ещё раз направил пушку на скаржа. Тот прямо аж подпрыгнул. Явно связал вместе мой тычок в него пальцем и нацеливание ствола. Но я разочаровал его, отведя ствол в сторону. -- Видите? Я считаю, он небезосновательно боится.
   -- Да, наверное, ты прав, -- Винер оживился и тоже загрёб дополнительно одну груду контейнеров в нагрузку к тому, что уже взял.
   Пока он экипировался, я решил почитать системные сообщения комнаты управления. Особое моё внимание привлекла переписка начальника отдела гидропоники с центральным пультом станции.
   "Каркилус Зегнус Центральному пульту. Отряд в Нурк Элбоу послан. Жду дальнейших указаний".
   "Каркилус Зегнус Центральному пульту. Замечен чужак у входа со стороны ущелья. Управимся своими силами".
   "Каркилус Зегнус Центральному пульту. Трое чужаков прорвались внутрь, охрана у входа ликвидирована. Все боевые единицы в Нурк Элбоу, в наличии только мозговые и рабочие единицы. Запрашиваю помощь".
   "Центральный пульт Отделу гидропоники. Предоставить помощь не считаем возможным. Пытайтесь справиться своими силами. Заблокируйте все точки доступа, пока не станут доступны боевые единицы".
   "Каркилус Зегнус Центральному пульту. Блокировка успешна. Ожидаем боевых единиц".
   "Каркилус Зегнус Центральному пульту. Чужаки прорвали блокировку и ворвались в гидропонические сады. Мозговые и рабочие единицы атакованы. Запрашиваю помощь".
   "Центральный пульт Отделу гидропоники. Предоставить помощь всё ещё не можем. Ожидайте".
   "Центральный пульт Отделу гидропоники. Появились в наличии свободные боевые единицы. Помощь в пути. Ожидайте".
   Угу, вот, оказывается, что случилось... Я ведь всё время нашего пребывания на Терраниуксе каждую секунду ожидал столкнуться с отборной скаржьей элитой. А вот руководство помощь присылать не спешило, возможно, считая, что такая орава скаржей, пусть даже и учёных, спокойно управится с тремя чужаками. Хотя скорее всего у них просто не было в наличии солдат. И только позже, когда солдаты появились, отряд поддержки был отправлен. Но принимать эту помощь уже, судя по всему, некому...
   А вот нам, похоже, пора драпать. Я включил мониторы в режим просмотра с камер и был вознаграждён видом большой толпы скаржей в бронежилетах, бегущих по коридорам... Где-то очень близко.
   -- Шухер! -- крикнул я.
   -- Интересно, скоро они будут здесь? -- спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, Гарисон.
   -- Наверное, да. Надо торопиться.
   Я не забыл махнуть на прощание рукой скаржу и мысленно пожелал ему удачи. Она ему понадобится, когда его шефы разберутся, в чём дело. Выскочив из комнаты управления, я глянул вниз, в контейнер. Нали уже давно оправились от близости смертельной слизи и теперь спокойно продолжали прерванную партию в карты. Мы забрали их и побежали к лифту, прочь из корабля.
  

* * *

  
   Всё складывалось хорошо. Пока. Но меня не оставляло смутное чувство тревоги. Нет, всё было плохо, чертовски отвратительно. Это просто временный успех. Но кто не надеется, тот не побеждает. Нужно просто помнить эту маленькую истину - и тогда шансов намного больше.
  

* * *

   Лифт закончил движение.
   Мы помедлили перед дверью. Я подал знак нали спрятаться за косяком двери. Когда они это сделали, я шагнул вперёд. Дверь распахнулась, мы атаковали стоящего за ней спиной к нам скаржа. Тот с перепугу упал в наклонённое вниз широкое окно. Мы подошли к окну - и замерли. Отсюда открывался потрясный вид. Вид с большой высоты на деревеньку, зажатую в маленькой долине скалами со всех сторон. Панорамный вид - это всегда прекрасно. Но не теперь, когда внизу забегали фигурки скаржей и дружно помчались к нам. Тот скарж, что упал, наверное, громко орал и не менее громко плюхнулся. Ещё бы! Метров пятьдесят лететь, не меньше.
   Мы стали готовиться к отпору. Скаржей было около десятка. Наше временное убежище представляло собой комнату с не застекленным окном вниз и с выходом наружу, от которого вела в долину внизу раскладная дорожка. Где-то посредине дорожка заканчивалась, а к ней была приделана вторая, направленная в противоположную сторону, но тоже вниз. Таким образом, делая зигзагообразный спуск, можно было достигнуть дна долины. Да, никакого лифта, что, конечно, немного странно. Разве что они, скаржи, ещё не успели этот лифт сделать, поскольку уронили этот корабль совсем недавно. В данный момент скаржи бежали по дорожке, периодически постреливая. Среди одномастной толпы в коричневых скафандрах ярко выделялся скарж в синеватом скафандре. Похоже, командир здешнего отребья, судя по энергичному размахиванию лапами преимущественно в нашу сторону.
   Первым делом мы сгребли в кучу все ящики, возле и внутри которых лежали кое-какие боеприпасы, и забаррикадировали ими выход наружу. Затем мы стали отстреливаться. Нали в это время отсиживались за дверями. И правильно: нечего под ногами путаться. Тут хоть бы самим выбраться... А ещё и вытянуть с собой лишний груз - вообще не по силам. Я очень сомневался, что нам удастся.
   Скаржи тем временем подобрались достаточно близко. Я скомандовал:
   -- Давай!
   Мы толкнули баррикаду, и она понеслась прямо на скаржей, сметя всех одним махом. Всех? Мне показалось, что лидера в мелькнувшей толпе, летящей вниз, я не увидел. Я осмотрел окрестности, затем, поняв, обернулся. Вовремя. Лидер отряда скаржей уже наполовину влез к нам через окно. Каким-то образом он сумел до него допрыгнуть. Видя, что его засекли, скарж попытался в меня выстрелить. На руки он всё ещё опирался, и это спасло мне жизнь. Он не попал с первого раза, но второго шанса я ему не дал.
   Моя нога с размаху врезалась в его харю. Вначале, мгновение, он летел только горизонтально, удаляясь от окна, а потом на него таки подействовала сила тяжести, и он с диким воплем рухнул вниз.
   Гарисон взял один из небольших оставшихся ящиков, полностью металлический, и поставил его в двери лифта. Умно, авось задержит погоню.
   Надо бы добить тех, внизу. Я не думаю, что в скафандрах они поразбивались насмерть. Мы спустились и, выполнив чёрное дело - вроде никого не упустили - пошли к домам.
   Деревня представляла собой не лучшее зрелище. Наполовину разрушенные дома, в которых кое-где попадались нали. Все мёртвые. Некоторые даже распятые над своими каминами в домах. Пару домов облюбовали шипострелы. Мы их выкурили оттуда стандартным методом - хватило по одной ракете на каждого.
   Всего домов было с десяток. На наших четвероруких спутников жалко было смотреть. Да уж. Если б это поселение была людским, посмотрел бы я на себя со стороны. Скаржи вырезали целую деревню. Даром им это не пройдёт. Гарисон и Винер тоже пребывали далеко не в лучшем расположении духа. Хладнокровней всех был я. Может быть, это из-за того, что я к нали относился более равнодушно, нежели мои напарники. Те с ними намного дольше общались в своё время.
   В некоторых домах нашлось немного оружия и патронов, брошенных в спешке, что доказывало - здесь были люди. Кроме оружия я обнаружил ещё одну интересную вещицу. Силовая стена. Классное устройство. Позволяет ставить защитную преграду на определённом месте. Никто не пройдёт и не прострелит, пока запас энергии не кончится.
   Мы заканчивали обыскивать дома на предмет патронов и прочего оружия, с которым у нас начинались небольшие проблемы. В последней схватке со скаржами мы растратили немало, бестолково отстреливаясь, а потом ещё и на то, чтобы прикончить выживших после падения.
   -- Куда дальше? -- спросил я у Винера, который в этот момент был рядом.
   -- Пойдём из этой долины на основной горный тракт. По нему мы сможем добраться равно как до "ИСВК", так и до Копья.
   Надо сказать, обыск вели мы в хорошем темпе, памятуя, что за нами следует по пятам большой отряд скаржей с корабля. Они вряд ли прекратили преследование.
   Пора двигаться... Я позвал остальных.
   Гарисон, Винер... Так нали. Один, два, три... А где четвёртый?
   -- Где четвёртый? -- спросил я. Четвёртый нали тем временем выбежал из соседнего дома. -- Ага, вот он. Ну всё, пошли быстрее. А то вон видите, скаржи уже бегут.
   Все быстро оглянулись и увидели то, куда я показывал пальцем. По дорожке с Терраниукса тоненькой цепочкой сбегали вниз скаржи. Ящик в лифте надолго их не задержал.
   -- Быстро, пока они далеко! -- крикнул я, все засуетились.
   Мы побежали прочь из долины.
   Скаржи, вроде бы, отстали, но впереди я заметил движение. Ещё одна скаржья братия! Наверное, отряд, посланный в Нурк Элбоу... Мы свернули с дороги в сторону. Навстречу показалась колонна мерно шагающих скаржей, что, заметив нас, сломали строй и стали атаковать. Отстреливаясь, мы отступали всё дальше и дальше от тропы.
   Внезапно один из нали что-то сказал.
   -- Плохо дело, -- перевёл мне Гарисон. -- Мы идём прямиком к храму Вандоры.
   -- Что за храм? Какой-такой Вандоры? -- ничего не понял я.
   -- Это богиня.
   -- Богиня чего?
   -- А фиг его знает.
   -- Так спроси.
   -- Да ну его. Счас начнёт грузить по истории местного фольклора, до смерти, -- он произнёс это с особенной иронией, -- не отвяжется. Уж поверь, я знаю местных священников.
   -- Ладно, верю.
   -- К тому же я не настолько хорошо знаю язык, чтобы всё отлично понимать. Он скажет, что она богиня грома, а я пойму, что богиня грозы...
   -- Да ладно, ладно, хватит оправдываться.
   -- Я не оправдываюсь. Не хватало...
   -- Ага, рассказывай...
   В этот момент мы вышли из-за деревьев, в обилии росших в ущелье, и увидели огромный замок. Да, храм по внешнему виду напоминал именно замок с внушительными стенами, крепостным рвом, наполненным водой, и подъёмным мостом. Нас теснили именно к нему.
   Мы, отстреливаясь, продолжали отступать. Взошли на подъём, ведущий к мосту. Подъём был завален глыбами камня. Кто-то хотел недавно отремонтировать храм, но разочаровался в своём намерении, плюнул и ушёл. Скаржи упорно теснили наш отряд. Нас спасала силовая стена, которую я благоразумно выставил между нами и противником, решив не беречь её "до более подходящего случая". Всё. Дальше идти некуда. Обрыв. Вместо моста - провал, на дне которого вода. Мост перекидывался через ров прямо на этот подъём, но он был поднят и стоял вертикально по другую сторону провала.
   Не знаю, может меня кто толкнул, а может я оступился из-за гальки, образовавшейся из раскрошившихся от времени камней насыпи, но внезапно я потерял опору и полетел в ров, плюхнувшись в воду. Вот так всегда. То везёт, то не везёт. Всякому везенью есть предел.
   Вода нежно приняла меня в свои объятья. Я надеялся, что скаржи не сочтут нужным стрелять мне вслед, отвлекаясь на боеспособных противников. Я ошибся. Почти. Всё же пара линий из пузырьков, оставляемых пулями и шипящими плазменными снарядами, прорезала окружающую среду в опасной близи от моих конечностей, но дальше дело не пошло. Мои спутники хорошо их отвлекали.
   Но мне было не до того. Я, всеми силами пытаясь удержать в лёгких тот воздух, что успел набрать, осторожно наблюдал за рыбами, стаями плававшими неподалёку.
   Мои опасения подтвердились. Одна рыбина из самых крупных экземпляров кинулась ко мне, широко раззявив пасть. Следом - ещё несколько таких же. Я, не теряя времени, выстрелил в первую. Сбил ещё парочку, и на этом закончилось. Крупные больше не рисковали - учуяли, небось, кровь собратьев. Всё-таки зачатки интеллекта кое-какие у них были, инстинкт самосохранения немного присутствовал. Не боялись меня только мелкие. Конечно, а чего им? По ним пробовать попасть - всё равно, что с ракетницей за стаей мух гоняться. Если одну и прибьёшь, то общее количество ничуть не изменится. Стая и не заметит.
   Примерно такая ситуация была и здесь. Я только молился всем здешним, нездешним богам и прочим высшим разумам, чтоб они не тронули моё самое уязвимое мужское место. Иначе я уже и не мужчина буду...
   Неприятные укусы мелких рыбёшек стали страшно раздражать. К тому же давала о себе знать нехватка воздуха. На поверхность всплывать было нельзя. Это - смерть. Я из последних медленно утекающих сил осмотрелся под водой и увидел тело. Человек, мужчина. Утонул давно. Что-то показалось мне странным. Ах, вот оно что! Он не мог просто упасть в воду и утонуть. Прямо над ним нависала крепостная стена. Течения тут нет, он бы туда не попал просто, если бы...
   Не теряя времени, я поплыл к телу. Ага! Вот откуда он. Я увидел небольшой проём наверху, в стене, который был виден только, если подплыть под стену. Чёрт, а вдруг там нет воздуха? Не зря ж этот тут валяется? Но времени на раздумья не было, и я решил рискнуть. Или плыть туда, или наверх, где - смерть.
   На дно я не погружался, плыть было легко, что не было странно. В рюкзак встроены небольшие антигравитаторы, при них ты разницы между полным вооружением и пустотой просто не заметишь. Ну, заметишь, но не так уж и много для десантника.
   Воздух со свистом ворвался в мои легкие. Я хрипел, отплёвываясь от воды. Воздух был спёртым, но мне хватило и этого. Каморка была маленькая, откуда она вообще тут взялась - ума не приложу. Возможно всё же, она была соединена с поверхностью, иначе воздуха здесь совсем не было бы, а один углекислый газ. Чёрт, что же делать? Там сейчас моих поубивают! Надо выбираться, но как? Может, тут я что-нибудь найду? Глаза уже немного привыкли к темноте и тусклому свету, исходящему от воды в полу.
   Труп, что лежал посреди пола, походил на умершего от удушья. Хотя нет. Бегло проглянув его дневник, я понял, что не совсем. Обследование тела подтвердило мою догадку. Он отравился.
   "Мы здесь застряли. Скаржи постоянно патрулируют местность, никак не выбраться. Пища есть - много рыбы, но у неё какой-то странный вкус. Никогда не любил рыбу". И правильно делал, что не любил. Злосчастная наполовину съеденная рыбина валялась рядом. Или я ошибаюсь, или эта рыба из рода тех больших хищников, что напали только что на меня под водой. Да, дела...
   Трупы мне было видеть не впервой, даже слишком много в последнее время, но всё-таки немного жутко, наверное, вот так помирать, отравившись рыбой, лёжа в каморке, из которой ни окон, ни дверей наружу...
   Зато они запаслись оружием. Я пополнил комплект амуниции. У меня почти уже не оставалось патронов к шок-ружью, а это у них, как ни странно, было. Ещё нашлось кое-что для стингера, а также то, чего мне сейчас как раз и не хватало. Акваланг. Я только надеялся, что наши там, наверху, сумеют продержаться до моего появления. Если бы я вынырнул там же, где и нырнул, то пока барахтался бы, меня б пристрелили. А сейчас, с аквалангом, у меня есть шанс.
   Здесь было больше делать нечего, поэтому я нырнул обратно в воду и выплыл из-под стены, затем, не обращая внимания на укусы мелких рыбёшек, прислушался. Еле уловимо был слышен гул. Бой ещё шёл. Значит, наши живы! Кто-нибудь хотя бы...
   С аквалангом всё было намного проще. Я проплыл большое расстояние, вышел из воды и зашёл к скаржам с тыла. Отсюда они меня уж точно не ждали. Со спины я взял их тёпленькими и положил пятерых, прежде чем они сообразили, что к чему. Воевать на два фронта - не сказка, поэтому оставшихся четверых мы быстренько прикончили. Совесть опять подала голос, мол, нечестно! Есть, типа, негласное правило: в спину не бить... "Какие, к скаржу, правила! -- успокоил я совесть. -- Я загнан в угол, и правил для меня нет".
   -- Эй, кто там живой! -- крикнул я в сторону моста. Силовая стена, которую я поставил в самом начале боя, уже давно испарилась. Валуны, находящиеся на возвышении, приобрели пару словно выжженных огнём дырок. Из-за этих валунов высунулись Гарисон и Винер. Оба живые, невредимые. Ну не то чтобы совсем, но руки-ноги-голова на месте. Гарисон немного прихрамывал. Может, задел скаржина какой слегка, а может, сам неудачно спрятался.
   -- Все целы? -- спросил я.
   Винер мрачно покачал головой.
   -- Чёрт, что случилось? -- спросил я. -- Нали?
   -- Да, -- сказал Винер зло. -- Дурак, высунулся и получил прямо в голову. Теперь только мозги по всей долине ходи собирай!..
   -- Вот зараза! -- крикнул Гарисон, прерывая Винера. Я оглянулся в ту же сторону, куда смотрел и он. Мамочка! К храму медленно приближался на четырёх лапах громадный зверь, ведомый маленькими точками скаржей. Размерами раза в четыре меньше скаржьей исследовательской станции. Всего лишь.
   -- Ни хрена себе! -- заорал я, отступая к обрыву. В храме, может быть, мы и смогли бы укрыться, но туда мы не могли попасть из-за проклятого моста.
   Сзади заскрипело. Я обернулся. Мост медленно опускался. Мы, долго не раздумывая о природе этого чуда, как только мост опустился достаточно, чтобы можно было на него запрыгнуть, кинулись к храму. Вот и нали, что опустил мост. Постой, никого... Я пробежался взглядом по окрестностям. В самом деле... Никого в большом радиусе от ворота, опускающего мост. Я протёр глаза. Какого хрена! Никогда не любил мистику, особенно, когда что-то мистическое случалось со мной, даже на пользу мне. Дело в том, что, как правило, за всё надо платить.
   И сейчас плата, по-видимому, жизнь металлического зверя. Иначе нас в храм не пустят. Откуда-то я понял это за секунду до того, как Винер перевёл обращённые к нам слова старейшины нали.
   -- Он говорит, что мы должны завалить этот ходячий челнок. Он послан за нами. Если мы его не прибьём, в храм нас не пустят, потому что тогда этот динозавр развалит храм.
   -- Полнейший идиотизм! -- заорал Гарисон. -- На него только крейсер сгодится! Тут надо оружие в пару тыщ раз помощнее наших пукалок! Да и на кой скарж мы им сдались?!!
   Я ведь знал, зачем мы им сдались. Скаржи наверняка слышали пророчества о Мессии. И на этой планете, судя по пророчествам, им не оставалось места.
   -- В тыщу раз, говоришь? -- я встрял в беседу, осматривая всё вырастающую громадину, непонятно как протискивающуюся в узком ущелье.
   Я совсем забыл про усилитель выстрела, последний подарок нам от девушки Рины из храма Чизры. Я достал его и подсоединил проводами к артиллерии. Напарники ошалелыми взглядами проводили мои действия, а потом внезапно со всех ног кинулись в укрытие. Нали последовали их примеру, хоть и понятия не имели об опасности. Я надеялся, что сумею выжить. До сих пор у меня получалось. Я знал, на какое расстояние летит снаряд, выпущенный из артиллерийского ружья, и стоял ждал, пока огромная машина, за пультом которой внутри явно сидели скаржи, не приблизится на это расстояние. Я собирался использовать усилитель, так и не объяснённый наукой, на полную мощность. Это - в тысячу-две раз сильнее взрыв. Если плотный комок шрапнели взрывом захватывал всего два метра в диаметре, то с усилителем... Я перевёл его на максимум. Чтобы энергия, заложенная в нём, выплеснулась вся, без остатка. Я делал так потому, что не знал, сколько нужно будет этой громадине, чтоб рассыпаться, поэтому решил действовать наверняка...
   Я ждал... Время останавливалось. Я представлял себе, что сейчас начнётся. Если я вдруг промахнусь, то в лучшем случае может сгореть весь храм. В худшем - эти горы перестанут существовать. Впрочем, если я попаду, тоже не факт что обойдётся без чего-либо подобного... Но раз их бог так решил (я, усмехаясь, вспомнил старейшину и собственное прозрение), то пусть будет так. Мы действительно можем уничтожить гада. И сделаем это. Иного пути действительно нет.
   Я поймал момент, когда гигантская машина откроет пасть, чтобы очередной раз пальнуть по нам, затем выстрелил прямо в чёрный провал, в эту пасть. И бросился бежать. Снаряд медленно описывал дугу, перелетев через ров и устремившись к чудищу, но я этого не видел, рисуя лишь в своём воображении. Я бежал так быстро, как мог. Нарастающий грохот сзади сказал мне, что началось. Предсмертные крики скаржей, спутников машины, потонули в рёве пламени. Я не оглядывался. Не стоило терять даже пары драгоценных секунд. Я нырнул в один из естественных окопов, что образовались в строении дворика храма за многие века, в котором уже сидели мои спутники. Как раз вовремя. Меня немного задело взрывной волной, и я ударился в полёте головой о край стены окопа, но удар смягчили солдаты, успевшие кое-как меня подхватить, и только благодаря этому я не потерял сознание. Мир тряхнуло так, что показалось, настал конец света. Нали испуганно закричали. Я, кстати, сейчас заметил, что погиб один из самых неприметных нали, а старейшина и молодой вооружённый нали живы. Все они перепугались до смерти. Если уж мне пришли мысли о конце света... Взорвался ведь не только усилённый комок шрапнели, а и сам робот тоже. Самое плохое, что для наших дураков-физиков погрешность в тысячу вполне устраивает. Одна-две тысячи раз, видите ли. Здесь ведь зачастую решают всё метры! Надо было выбирать другой окоп.
   Стена храма не выдержала и стала разваливаться. Мы опомнились от первого шока и стали выпрыгивать из окопа. Стена медленно кренилась прямо на нас. Пара камней уже упала к нам в окоп, чуть не прибив одного из нали. Если бы знали точно силу взрыва, заняли бы сразу другую яму, немного в стороне... Солдаты приучены выбирать быстро и правильно в самой критической ситуации, что часто спасает нам жизнь. Сейчас мы выбрали не очень правильно, но не наша вина. Однако, на это "но" есть и другое: стене всё равно, наша это вина, или нет.
   В стороны не успеваем... Она слишком длинная.
   -- В воду! -- крикнул я. -- Не тормозить! Скаржей там, в окрестностях, нет, они давно сдохли! Быстрее!!!
   Мы с разбега упали в воду. Под водой, немного придя в себя, я выстрелил из пистолета, привлекая внимание. Громко, идиотское устройство, бьёт. Мне заложило уши, остальные, кажется, были тоже не очень довольны таким способом привлечения внимания. Но не до того сейчас. Я отплыл в подводную нишу. Все последовали за мной. А потом верхняя стена упала в воду. Грохот был намного сильнее, чем выстрелы из моего совсем-совсем игрушечного пистолетика. А уж встряска!.. Кто-то из нас даже ударился головой об подводный потолок, что укрыл нас от стены. Блоки развалившейся надводной стены медленно тонули. Вернее, это казалось так, что медленно, время-то жизни медленно уходит, хотя к чему это я? Я ж с аквалангом!
   Вдруг я сообразил, что только я умный с этим аквалангом, который машинально натянул себе на голову в момент погружения. Нали живучее нас, людей, сумели выплыть. А вот Гарисону с Винером приходилось туго. На них нападали стаи больших рыбок и помельче. Винер вдобавок запутался в водорослях. Да и воздуха им не хватало. Я разрезал путы Винера и потянул обоих на поверхность.
   Нали уже вылезли, фыркая и отплёвываясь. Тот, что молодой, отгонял выстрелами от нас рыбу. Я сообразил, что не знаю его имени. Надо будет спросить у Гарисона...
   Мост оказался напрочь развален. А со стороны корабля и тропы шла новая толпа скаржей во главе с двумя громадинами, точь-в-точь такими же, какого мы победили на Арене Смерти. Я их титанами прозвал. Вот уж с кем мне точно сейчас не хотелось бы встречаться. Да и глаза потихоньку слипаются... Кстати, сколько времени?
  

* * *

   Мы сумели вскарабкаться по камням в дворик. А оттуда, лавируя между блоками стены, рассыпавшейся по всему дворику и немного - в воду, мы попали внутрь храма через боковой вход. Центральные ворота тоже оказались завалены, поэтому через них попасть внутрь было нельзя. Но хорошо, что у нас был старейшина, который кое-что знал о храме. А может, его бог подсказал...
   Между прочим, стена-то упала, но за ней стояла другая, такая же самая. Двойная стена? Никогда не слышал, но не удивлюсь, если узнаю, что нали несколько веков назад, основываясь на тексте пророчества, построили две стены вместо одной, оставив небольшой промежуток между ними. Вторую стену малость покорёжило, но она устояла. И это было нам на руку.
   Мы вошли внутрь через боковой вход. Старейшина что-то сделал со стеной, нажал на потайной камень - и вход закрыла решётка, опустившаяся сверху.
   Ступеньки, ведущие по дуге влево, были чисто символические. Они не поднимали нас почти ни на какую высоту. Двадцать метровых по длине ступенек - и высота всего полтора метра. Смешно?
   Мы оказались в зале прямо за входными дверями. Когда мы вышли из коридора, напротив нас оказался проход в такой же точно коридор с такой же лестницей, ведущей наружу. Очевидно, чёрных ходов было два, симметрично. Но второй, насколько я помню, завалило при крушении стены, значит, беспокоиться о вторжении снаружи нечего. До поры до времени.
   А пока что надо линять куда-нибудь вглубь храма.
   -- Что нам делать теперь? -- спросил я у Гарисона. Тот поговорил с нали и через минуту перевёл:
   -- Для начала нам надо найти местных жрецов. Они должны знать все входы-выходы из крепости.
   -- А если все эти жрецы давно уже передохли?
   -- Будем надеяться, что нет, -- как-то замогильным тоном молвил Гарисон.
   Да уж. Без знатоков здешних палат нам точно крышка. Особенно, если появятся скаржи.
   -- Пошли! -- скомандовал я, махнув рукой вперёд. Кто-то же должен быть лидером...
   Держа наготове оружие, мы двинулись через главный коридор, ведущий от ворот в центральный дворик. На стенах, как обычно - факелы, рисунки, письмена всякие, которые даже неинтересно читать стало.
   Потолок над головой закончился. Я шёл впереди. Центральный дворик был, так сказать, снаружи. Посредине стояла бадья. Наверное, для того, чтобы поить коней, если таковые у нали когда-либо существовали. А для них сейчас чёрные дни.
   Сверху послышался шум, как будто камень сорвался со стены. С криком "Шухер!" я прыгнул вперёд, разворачиваясь в полёте. Действительно камень. В то место, где я стоял, ударили шары света, вылетевшие из лап скаржа, что стоял наверху на стене и слишком усердно прицеливался. Камень, который он так неудачно сбросил со стены, ещё не успел коснуться земли, как скарж уже был мёртв. Да, шрапнельная пушка - это не шутки.
   Вот так. Значит, скаржи есть и здесь. А я-то надеялся... Скаржи ведь не первобытные, у них есть средства связи. А это значит, наверняка сумели оповестить тех, что внутри храма, о вторгшихся в храм нескольких человеках в компании с мятежными нали.
   Отсюда вели два выхода. Один - налево и он был заперт. За решёткой смутно виднелись очертания помещения, из-за темноты почти не угадывающиеся, зато чётко было видно, что на стене находится яркая разноцветная фреска. Что там изображено, я сразу не разглядел - видно было только кусочек. Второй выход, который прямо, был открыт. Нас приглашают. Куда? Зачем? Скоро узнаем. Я перехватил покрепче артиллерию и пошёл вперёд.
   Над проходом висела не опущенная на данный момент решётка, она и не собиралась пока опускаться. Это радовало. Но меня сейчас занимало совсем другое. Прямо у стенки, как раз в проходе лежал человек. Мёртвый. В руках стингер, а у самого такой вид, словно в печь сунулся, а там ему ещё и молотом дали. Короче, все признаки непрямого попадания ракеты. Непрямого, имеется в виду, что ракета попала не в него, а в стену, всего лишь легонько задев его взрывной волной. Иначе он бы не лежал целым куском, а пришлось бы его собирать по всему залу.
   -- Только тихо, -- предупредил я всех присутствующих. А нали сделал знак спрятаться. Меня не волновало, как. Они это сумеют, уж поверьте мне, знающему.
   Я тихо подобрался к углу. Вроде бы вблизи никого не было, но выглядывать я пока не решился.
   -- Вы его видели когда-нибудь? -- шёпотом спросил я, указывая на мертвеца.
   -- Ага, -- так же шёпотом ответил Гарисон. Ему явно было не по себе. Этого человека он знал и, возможно, уважал. -- Второй помощник шефа безопасности.
   -- Понятно. Прикройте.
   Я аккуратно выглянул за угол. Никого.
   Потом повернулся в другую сторону. Тоже.
   Ничего подобного, бегемот. Стоит гад, со стенкой слился, хорошо ещё повёрнут ко мне спиной. А что б, если харей? Своими подслеповатыми, жиром заплывшими глазками не углядел бы, или рыком бы выдал? Что-то я чересчур уверовал в свою удачу. На неё полагаться особо нельзя.
   Повезло, что стоит ко мне спиной? А повезло ли мне, что я с первого раза посмотрел не в ту сторону? То-то же.
   Ладно, что уж там. Высунув пушку за угол, я выстрелил. Большой кусок шрапнели попал прямо в спину бегемота. Тот зарычал и развернулся. Крепкие, сволочи. Я-то думал, сразу прибьёт. Морда у него оказалась не такая крепкая, как спина. Второй кусок снёс напрочь ему голову вместе с частью плеч. Он нелепо взмахнул лапами и упал вперёд. Гулкий звук и небольшая встряска пола. Крупный экземпляр. Затем всё стихло, он перестал барахтаться.
   Мы осторожно вышли из-за угла. Я держал на прицеле правую сторону, ту, где стоял бегемот, Винер - противоположную, а Гарисон, на всякий случай, прикрывал сзади. Мало ли что может выскочить откуда-нибудь, лучше посматривать во все стороны.
   Вроде тихо. Я пошёл глянуть, что же такое охранял бегемот. Его туша лежала возле решётки, перекрывавшей выход из храма. Отсюда было видно тропинку, ведущую куда-то вверх, затем перевал - и всё, больше ничего не рассмотреть. Ещё было видно небо. Смеркается... И интересное дело - я начинал чувствовать усталость. Как-то удачно совпали конец планетарного дня с концом моего дня. Совсем как вчера...
   -- Винер, что там? -- спросил я, показывая на тот проход, возле которого он стоял.
   -- Лестница, -- ответил он, всматриваясь во что-то внизу.
   -- Идём туда, -- я свистнул нали, чтобы шли за нами.
   Лестница, ведущая вниз вдоль стены по периметру комнаты. Потолок и часть стены в углу наверху обвалились, и видно было темнеющее небо. Храм под действием времени медленно разваливался и постепенно превращался в кучку руин. Мы осторожно спустились по лестнице, заглянули в проём, ведущий в другую комнату.
   А потом чуть не застрелили выскочившего откуда-то нали, который, радостно причитая, бросился к товарищам.
   -- Вот дурак! Предупреждать же надо! -- выругался Винер.
   Я стоял на стрёме, краем уха слушая непонятный мне налийский трёп. Хоть интонации были знакомы, и то хорошо. Вначале были приветствия, потом разговоры, потом разгорелся жаркий спор. Новоприбывший нали побежал к ступеням, открыл тайник и выгреб оттуда немного патронов. Потом подбежал ко мне и стал кланяться, приглашая взять всё это.
   -- Дайте, я угадаю, -- сказал я. -- Это опять из-за того, что я - Мессия?
   -- Да. Это - местный жрец. Предлагает принять скромные дары в помощь великому делу Мессии, -- перевёл Гарисон.
   -- Ну, раз так - спасибо, -- сказал я, подходя к патронам. Я стал разгребать эту кучу ногой. -- Хлам, -- сказал я и пнул в сторону одну из обойм. Пистолетная. -- Хлам, хлам, это тоже хлам, -- приговаривал я, отпихивая в стороны обоймы, заодно краем глаза следя, как вытягивается лицо у жреца. -- О, а вот это - ничего, -- я поднял с пола обойму для шок-ружья и пакет с ракетами. Ракеты швырнул Винеру. -- Ребята, тут халява. Гляньте себе чего-нибудь.
   Пока они копались в груде, я спросил:
   -- Что говорит этот нали?
   Вопреки обыкновению ответил Винер, опередив на мгновение Гарисона. Лицо Гарисона скривилось в недовольной гримасе, мол, сам рассказывай, раз такой умный.
   -- Говорит, богиня Вандора рада видеть Мессию в своём жилище. Она сделает всё возможное, чтобы помочь ему в его благородной миссии.
   -- Да, нечто подобное, -- с неохотой признал Гарисон.
   -- Надеюсь, он нас проведёт? И куда вообще мы можем отсюда прийти?
   -- Щас, спрошу, -- сказал Гарисон. Он ещё немного пораздумывал над кучей амуниции, рюкзак ведь не бездонный, а затем встал и подошёл к горстке нали. Вот чёрт, насколько плохо, что существует языковый барьер. Что же мне делать, если с напарниками что-нибудь случится?
   От того, что сказал старейшина, Винер и Гарисон слегка побледнели.
   -- Он говорит, что где-то здесь в храме есть выход прямо к нашему кораблю. К "ИСВК".
   -- Круто! -- сказал я. -- Так что, двигаемся?
   -- Ещё бы! -- напарники быстро закинули рюкзаки на плечи и резво пошагали к проходу.
   -- Эй, эй! Стоп, не так быстро! -- крикнул я, загораживая проход. -- Во-первых, надо быть осторожными, а то точно не дойдёте до "ИСВК" по причине нахождения одновременно в нескольких местах. Во-вторых, идём за проводником. А то придёте или в глухой угол, или к во-первых.
   Проводник пошёл вперёд. Он вёл нас уверенно, ни капельки не сомневаясь в правильности выбора того или иного поворота. Мы проходили через зал, когда с другого конца вошёл скарж. Проводник, привыкнув, видимо, что скаржи его не трогают, совершенно не обратил на него внимания, и я понадеялся, что так и должно быть. Ошалевший скарж стоял и смотрел на нас, затем отмер и вскинул в нашу сторону лапы.
   -- Ложись! -- заорал я и прыгнул вперёд, увлекая за собой проводника. Нали рассыпались в стороны, Винер с Гарисоном открыли пальбу. Я, развернув пушку, тоже. Скарж ушёл за угол и оттуда огрызался магическими сгустками.
   -- Врешь, не уйдёшь! -- сказал Винер, стреляя сразу тремя ракетами. Пока я валялся на полу, скарж, оказывается, пытался удрать вглубь храма. Ракеты полетели, технично облетая препятствия, завернули за колонну, которой скарж хотел укрыться от ракет. Винер успел поставить наведение. Раздался взрыв, на мгновение визг, звук падения кровавых ошмётков, а потом к нам подкатилась клыкастая голова, под которой мгновенно образовалась лужа крови.
   Я посмотрел на нали с оружием, принимавшим активное участие в отстреле скаржа и вспомнил про свою недавнюю мысль.
   -- Слышь, Гарисон, как зовут этого нали, у которого моя пушка?
   -- Кого, этого?
   -- Да, его.
   -- Нарра.
   Услыхав своё имя, нали подошёл.
   -- Нарра? -- спросил я.
   -- Нарра, Нарра, -- довольно сказал нали, тыкая пальцем в грудь.
   -- Ну что ж, молодец, Нарра, -- я сжал кулак, как бы одобряя, "так держать!"
   Над входом в помещение, куда нас вёл проводник, я заметил странный символ. Что-то вроде круга, гонга, нет не гонга, но чего-то похожего. Он был нарисован так, что создавалась иллюзия объёмности, и в то же время на самом деле он был плоским кругом. Интересно, что же значит этот символ?
   Мы прошли через арку входа. Почти от самого входа начинались широченные ступеньки, а наверху, у их окончания, находился самый настоящий алтарь. По бокам алтаря стояло два громадных факела, пышущих синим огнём. Явно или магические (в последнее время я крепко убедился в существовании магии), или газ подведён. Проводник подошёл к алтарю. Мы двинулись следом. Нарра остался у входа, охраняя.
   Алтарь был большой отполированной до прямоугольного камня глыбой, с выбоиной где-то посредине ближней к нам стороны. Хорошее дело, выбоина-то - сток для крови! Тут, однако, жертвы приносятся. Следов от крови не было - видно, давно это дело не происходило, но, может быть, для этого нас сюда и привели?
   Проводник стал перед алтарём и начал молиться, сложив верхнюю пару рук ладонями вместе. Прямо над алтарём была дыра в потолке в форме правильного круга. Было видно небо, уже значительно стемнело, пора бы и спать... И вот через этот круг я увидел, как в небе блеснул голубоватый зигзаг молнии. Через секунду донёсся раскат грома.
   Проводник развернулся на сто восемьдесят градусов и поклонился.
   -- Богиня даёт добро и благословение! -- перевёл его слова Гарисон.
   -- Богиня? -- сказал я и посмотрел туда, куда смотрел проводник. Наверх.
   Наверху, на балконе над входом, на стене, висела фреска, очень качественно выполненная, та самая, что я пытался разглядеть через решётки наверху, у входа в храм, возле бадьи для коней. Она изображала женщину в светло-синей одежде с объёмной прической волос снежно-белого цвета, сидящую, заложив ногу за ногу, на золотом троне с красной отделкой. Большие крылья, как у коршуна, но синего цвета, как и одежда, растут прямо из спины, доставая кончиками до самых её ног. Самое интересное, что крылья были так причудливо изогнуты, что вместе образовывали правильный круг, внутри которого находилась сама богиня. Вот и оно, вот что такое круг. Символ богини, Вандоры.
   -- Я вспомнил! -- хлопнул себя по лбу Гарисон. -- Вандора - это богиня молнии!
   -- Спасибо, я уже и сам догадался, -- буркнул я. Что-то мне показалось странным в образе богини, но отсюда не разглядеть, что именно. -- Ну что идём? Ты скажи ему, что мы хотим спать и жрать. Может перед геройскими подвигами найдёт чего-нибудь, а то на пустой желудок и сонную харю как-то не с руки...
   -- Одну минуту... -- сказал Гарисон и стал говорить с нали.
   -- Всё в норме, -- перевёл он две минуты спустя. -- Сейчас мы пойдём в самый дальний жилой отсек, где безопаснее всего будет переночевать. Тут, и правда, полно скаржей.
   Проводник наконец сообразил, что нельзя показываться скаржам в нашей компании, поэтому вёл нас такими тёмными, запутанными ходами, что мы не встретили по пути ни единого супостата.
   Наконец мы пришли в длинный большой коридор, где вдоль одной стены висела во всю длину коридора каменная бадья с водой. Местный умывальник. Вдоль другой были входы в монашеские кельи. Все двери были аккуратно закрыты дверями с двумя створками.
   -- Выбирайте, -- сказал я.
   -- Давай крайнюю в дальнем конце, -- отозвался Винер. Разумное предложение. Если к нам и зайдут, то зайдут намеренно. Не получится такой ситуации, что какой-нибудь скарж спьяну попадёт не в ту дверь. Или заметит что-то подозрительное, проходя мимо, и решит проверить. Я так и сказал:
   -- Разумное предложение. Вперёд!
   Я приоткрыл дверь выбранной комнаты и заглянул внутрь. Там стоял скарж в бронекостюме. Не в скафандре, что рассчитан на обыкновенные исследовательские работы, а в самом настоящем боевом бронекостюмчике. Он стоял ко мне спиной и держал что-то в руках. Это что-то стало издавать звуки. Рык, изредка с помехами. Когда звуки прекратились, скарж отнял фиговину от уха и прорычал в неё:
   -- Р-р, р-р-р-р! Р-р-р, р!
   Разговаривал с начальством, которое снаружи храма, наверное. Окончив разговор, он быстро развернулся, намереваясь выйти из комнаты, что подтвердило мою догадку о том, что скарж получил сведения о нахождении на территории храма чужаков, да так и застыл, увидев меня. Если верить нашим аналитикам, приписавшим этим хитрым значкам на скаржьих униформах свойства должностных различий, то перед нами - командир.
   Я помахал рукой, сказав:
   -- Извините, но нам нужна ваша комната, -- и навёл пушку.
   -- Чёр-р-рта с два! -- сказал скарж на таланском со страшным рыкавящим акцентом и, отпрыгнув под стол, уходя тем самым от шрапнели, схватил со стола слиземёт.
   -- Всем назад! -- не повышая особо голос, сказал я. -- Использовать только тихое оружие!
   Я выхватил свой слиземёт. Клин клином... Да к тому же не хотелось бы, чтобы проснулись другие скаржи в остальных комнатах, а для этого стоило сохранять тишину. Кельи, как я уже убедился, неосмотрительно выстрелив из артиллерии, почти не выпускали звук наружу. Не надо было портить эту небольшую удачу. Оставалось только не дать скаржу выбраться, что мы с успехом и делали.
   -- Щас ты у меня получишь! -- говорил я, пропуская комок слизи, вылетевший из щели двери, а затем вставил в щель ствол и, не глядя, обстрелял всю комнату. Правильнее будет сказать - загадил. Затем плотно притворил дверь и стал вслушиваться. Десятки глухих взрывов и приглушённый отчаянный вой возвестили мне о том, что я обделал комнату достаточно, чтобы скаржу некуда было деться.
   Я переждал, пока вся слизь в комнате, наевшись достаточно камня, самоликвидируется, и вошёл внутрь. У слизи есть интересное свойство, как я уже успел сообразить. Она жрёт и жрёт до определённой массы, а потом, достигнув критической отметки, взрывается.
   -- Чёрта с два, говоришь? -- Гарисон потрогал ногой скаржа и для верности выстрелил ему в голову из шок-ружья. Правильно, мало ли что...
   К тому факту, что он заговорил на моём языке, хоть и страшно рыкавя, я отнёсся совершенно спокойно. С людьми контактировали только командиры вот в таких вот костюмах с такими узорами на нём, когда на заднем плане носилась прочая нелюдь. Так что командирам, верно, по чину полагалось быть полиглотами.
   Я подобрал ничуть не пострадавший от моего обстрела слиземёт скаржа. Конечно, иначе он бы не был слиземётом, если мы растворялся от собственного содержимого. Вот как, значит. Уже магии не доверяют. Вооружаются против нас.
   -- Вот тебе и слиземёт, -- сказал я Гарисону, протягивая оружие.
   И ещё одно... Мы шлялись по храму больше получаса, прежде чем прийти сюда. Почему те скаржи, что снаружи, не передали сообщение командиру местных на полчаса раньше? И почему я так уверен, что сейчас скарж принимал сообщение именно о нас? Может, он уже давно мобилизовал отряды на нашу поимку, а это было нечто другое?
   -- Боги на нашей стороне, -- сказал Гарисон.
   -- Что ты сказал? -- переспросил я.
   -- Да не я. Это местный жрец говорит. А я перевожу. Боги на нашей стороне, говорит. Бог мешал звёздным тварям передать слово через стены. Но даже у бога есть предел могущества. Он почти выдохся, и врагу удалось прорваться, но вы их остановили. Это всё, что сказал нали.
   -- Что же, -- искренне сказал я. -- Спасибо вашему богу!
   Или мне показалось, или, в самом деле, я услышал еле слышимое "Не за что"... Нет, показалось. Остальные явно не слышали.
   -- Ты что, в самом деле, веришь? -- насмешливо спросил Винер.
   -- Знаешь, вся эта магия, это непрекращающееся везение и прочее... Тут во что угодно можно поверить, -- парировал я.
   Теперь было время осмотреть комнату. Скаржи повыгоняли священников с их насиженных и налёжанных мест, чтобы было где разместиться самим. Интерьер у комнаты как раз подходил под понятие "келья". Никаких окон. Сплошные стены и дверь. Посредине - круглый стол, на поверхности которого во весь размер был вырезан тот же символ круга. Край стола был начисто скушен одной из слизинок, которыми я заблевал из слиземёта всю комнату. На столе стояла свеча, чудом уцелевшая после слизевого дождя. Никаких окон. Освещение - от небольшой люстры со свечами, а также от факела на стене. Под факелом - остатки полочки, на которой раньше стояла чаша, теперь валяющаяся на полу прямо на обломках сундуков. От ненасытной слизи из пожитков монахов уцелело несколько световых шашек, которые я без колебания присвоил себе.
   В обеих боковых стенах было по углублению, в которых в два этажа были расположены самые что ни на есть нары. На вторые этажи вело по лесенке.
   -- Давайте располагаться, -- сказал я, запирая дверь.
   Мы быстро пожрали и разместились по кроватям, налийский аббат занял место внизу подо мной, остальные нали попадали на пол. Винер с Гарисоном - противоположные две кровати. Мы заняли кровати по праву старшинства разума. Точно так же, наверное, как и скаржи повыгоняли отсюда всех священников.
   -- А ты не мог стрелять поприцельнее! -- внезапно возмутился Гарисон со своего места. -- У меня вся кровать в дырках.
   -- Что поделаешь, -- я пожал плечами. У меня самого дырок было предостаточно, как и по всей комнате. -- Так получилось.
   Что-то мешало мне нормально улечься. Вот чёрт, что-то в постели! Вылезло наружу, наверное, когда я попал из слиземёта...
   -- Ух ты! У меня тут склад таридия! -- сказал я, нащупав, наконец, то, что меня доставало.
   -- А у меня пачка ракет! -- отозвался Винер.
   Мы запихнули найденное в рюкзаки и, наконец, улеглись отдыхать. Назначили дежурных. Первым вызвался я. Всё равно надо дневник написать... Всё, дописываю предложение, бужу Винера - и спать...
  
  

День 5.

... а теперь - "ИСВ-Кран".

  
   Ночь была очень неспокойная. Мы вздрагивали от шагов, раздающихся снаружи. Я много раз просыпался, обливаясь холодным потом, ожидая, что очередная поступь дойдёт до нашей двери, и дверь распахнётся...
   И вот шаги... Они приближаются. Все отчётливей и отчётливей... Всё ближе и ближе. Что это? Они идут сюда! Всё, конец. Раздался неторопливый стук в дверь. В нашу дверь. На фоне гробовой тишины в комнате он казался особенно громогласным. Мы напряглись, направив стволы в сторону двери. Пальцы дрожали на курках. Мы понимали, что если скарж войдёт - мы обречены. Придётся стрелять, а на выстрелы сбежится вся его остальная братия. Мне показалось, я услышал негромкое рычание оттуда, из-за двери. Шаги возобновились и затихли вдали.
   Прозвучал облегчённый вздох - кажется, Гарисон.
   Хорошо, что командир местных скаржей держал подчинённых в кулаке. Никто не мог побеспокоить священный сон командира. В том, что это был командир, я уже не сомневался. Он, наверное, выбрал келью по той же причине, что и мы. Тишина и покой. Хорошо, что он не успел передать подчинённым приказ о поимке нарушителей...
  

* * *

  
   После этого я настолько вымотался, что больше меня не смогла бы, наверное, поднять и рота скаржей, пинающих меня в бока. Я провалился в глубокий сон, кажется, без сновидений. А может всё же, тот сон мне опять снился. Но я не помню.
   Проснулся я оттого, что кто-то усердно тряс меня за плечо, говоря:
   -- Джен, Джен, да вставай ты, мать тебя дери! Ну наконец-то. Давай, двигать пора.
   Гарисон, удовлетворившись тем, что я открыл глаза, отошёл в сторону.
   Я встал и накинул на плечи рюкзак. Мы спали, не раздеваясь, поэтому приготовиться было - раз плюнуть. Я осторожно выглянул в коридор. Там у большой бадьи стоял Винер и занимался утренним туалетом.
   -- Ты что, с ума сошёл?!! -- зашипел я.
   -- А что такое? -- он повернулся ко мне с классической, не требующей пены бритвой в руках. Бритьём занимался, вот почему он постоянно гладко выбрит. Пену сейчас мало кто использует. Только те, кто отдаёт дань старой традиции предков.
   -- Скаржа спроси, что такое! -- я потащил его за шкирку обратно в комнату.
   -- Дай хотя бы добриться! -- упёрся он. -- Да нету тут твоих скаржей! Ушли они все по делам!
   -- А вдруг какой-нибудь зайдёт и тебя увидит?
   -- Ну и что? Прикинусь рабом-нали.
   -- Нет, -- сказал я, -- а ну-ка пошли...
   -- Нету тут никого, нету! -- снова возразил он. -- Ну давай проверим. А-а-а! -- он внезапно заорал. На крик из дверей выскочил Гарисон.
   -- Видишь? Никого тут нет и близко...
   Он умолк на полуслове, когда в коридор вбежали тоже, наверное, на крик два скаржа.
   -- Нету, нету, -- передразнил я его. И мы кинулись врассыпную.
   После пары минут стрельбы один из скаржей, видя, что дело плохо, выскочил в коридор. Второй долго против нас не продержался.
   -- Всё просто замечательно! -- сказал я раздражённо. -- Теперь они знают, что мы здесь. Быстро, уходим!
   Хоть мы и сильно спешили, но я всё-таки заметил кое-что странное в круглом отверстии в потолке. Темно, только звёзды мерцают. Никакое на хрен не утро по меркам этой планеты. Болван! Что, ожидал, что и утро здешнее совпадёт с обычным твоим утром? Как бы не так! Уже то, что закат совпал - удача. А двойная - это даже мне много...
  

* * *

   В проходе виднелась гавань. Вернее, не гавань, а просто маленькая водная река, уходящая вдаль, в черноту. У причала размерами в два на два метра в длину и ширину, являющегося концом речки по эту сторону, стояла лодка. Всё это было внутри храма, и ни участка под открытым небом. "Здоровый храм!" -- в очередной раз поразился я. Но нам было не туда. Мы, не доходя до входа в зал с причалом, свернули и стали подниматься по широким ступенькам. Первое, что я увидел, когда мы достигли верха, был скарж. Он стоял спиной к нам на балконе, наблюдая за причалом.
   -- Оп-ля! -- только и сказал я. Скарж, услыхав это, обернулся.
  

* * *

   -- Вы что, совсем уже охренели?!!
   Мы стояли на трупе скаржа. Бой прошёл как никогда удачно. Напротив балкона находилась огромная запертая дверь. Короче говоря, надо было опять переться куда-то. Как мне сказали, к цели нашего похода ведёт эта дверь, и что мне надо будет пройти испытание. И когда мне об этом сказали, я пришёл в ярость.
   -- Какие опять, в задницу, испытания?!! Да я вас голыми руками всех передушу!!!
   -- Тихо, тихо, Джен, спокойно, -- Винер с Гарисоном пытались оттеснить меня от перепуганных нали. Не очень успешно.
   -- Всё очень просто, -- пытался объяснить мне Винер. Это - другие нали, жрецы другого храма. У них для Мессии свои испытания...
   -- Так что ж это получается? Они тут будут между собой спорить, улаживать свои жреческие проблемы, а мне из-за этого проходить испытания? Только потому, что одни не доверяют другим?
   -- Получается, так, -- вздохнул Винер.
   -- Что я должен сделать?
   -- Сесть в эту лодку, уплыть на ней и где-то там, в конце пути, что-то сделать, чтобы открыть эту дверь.
   -- И всего-то?
   -- И всего-то. Не забывай, ты не один. Мы тоже идём.
   -- А ты уверен? -- усмехнулся я. -- Если это - испытание для меня, -- я подчеркнул последнее слово, -- то вам там делать нечего. Спроси, спроси его.
   Пока они разговаривали с нали, я попытался прочитать надпись над дверью. Вот, что у меня вышло: "Путь залит мраком. Факел спокойствия осветит путь достойных. Тех, кто сможет зажечь его". Вот бред!
   А тем временем ситуация с переговорами стала накаляться. Гарисон перешёл на крик, а Винер потянулся к пушке. Теперь уже мне пришлось их утихомиривать. Нали стояли с каменными лицами, как будто не боялись, гады.
   -- Ну? Правильно я говорил?
   -- Правильно, -- нехотя признал Винер. -- Они говорят, что ты должен пойти один, иначе они нам помогать не будут. Блин! Они там все спелись! Как будто мы не спасали их задницы! Сволочи...
   -- Ничего не поделаешь. До свидания! -- неожиданно легко смирился я. А, к чёрту!
   Я медленно спускался вниз по лестнице, к причалу, и размышлял. Какова цель этих испытаний? Проверка на выносливость? Что ждёт меня в конце этого пути по реке? А что ждёт меня в конце всего пути по этой планете? Смерть? Скорее всего. А может всё-таки победа? Вряд ли. Сомневаюсь. Хотя я кое-чего добился... Вон, оружия полный комплект, друзей хватает. Теперь бы ещё корабль какой-нибудь найти, чтобы свалить отсюда... Размечтался! Какой корабль? Насколько я понял, отсюда не выбраться. Планета все корабли гребёт под себя. Вернее, на себя. Так с чего я решил, что она кого-то выпустит?
   -- Джен, Джен! -- донёсся сквозь туман мыслей голос Гарисона. -- Ты это, того, осторожнее. Всё-таки мы - одна команда.
   -- Да ладно, чего уж там! Не впервой. Открою я эти ворота, и зайдём внутрь.
   -- Только постарайся, чтобы ты тоже зашёл, не только мы, -- подал голос Винер.
   -- Я ж сказал, вернусь целым. Что за народ? -- бормотал я, отчаливая на лодке от пристани. Прямо как моя школьная подружка Рианнон. А ещё десантники...
  

* * *

   Путешествие в водном подгорном туннеле длилось довольно долго, если учитывать, что это подгорный туннель внутри храма. Минуть десять точно. Или всё это - части храма, просто по разные стороны горы? Это была не река, вода стоячая, течения - ноль. Значит, плыть недалеко.
   Я, не спеша, грёб веслом (действительно, а куда торопиться? Умереть мы всегда успеем...), когда внезапно услышал странный звук, похожий на ворчание, прямо над головой.
   Я кинулся на дно лодки, нащупывая оружие. В полутьме туннеля было плохо видно, но всё же достаточно, чтобы я смог разглядеть тварь. Собственно, тело её было очень простое. Огромная плоская башка и две длинные кривые руки. Но всё же жутковато было видеть четыре пары век и огромную зубастую пасть, мерно открывающуюся и закрывающуюся в такт похрапыванию. И хуже всего для меня представляло то, что тварь висит в воздухе прямо надо мной. Летающий враг - это очень, по меньшей мере, неприятно. Даже не знаю, какая планета должна быть, чтобы породить такое страхолюдие. В данный момент тварь занималась тем, что бессовестно, склонившись немного набок, храпя, дрыхла на своём посту, явно поставленная здесь, чтобы охранять проход от таких, как я.
   Затаив дыхание, я проплыл мимо. Зачем раньше времени нарываться, если можно избежать? Я вспомнил, когда в последний раз говорил про себя такую же фразу. Рудники Ражигар. Тогда, в шахте, когда впервые увидел, как шипострелы при помощи скаржей занимают свои посты.
   Через минуту впереди показался просвет. В большом круглом зале, в котором речка завершалась, вода стояла на уровне метров трёх. Посреди зала из воды всходила башенка, упирающаяся в потолок. Нет, зал вовсе не был высоким. К башенке вёл арочный мост прямо от пристани, к которой я собрался причалить, потому что дальше плыть было некуда.
   Это оказалось немножко затруднительным, так как на выходе на меня напали два летающих урода. Они, в отличие от своего приятеля, на посту не дрыхли и начали бомбардировать меня магическими шарами.
   Вот я говорю, магия, магия. А что есть магия? Магией люди называют всё, что не могут объяснить. Может быть, когда-то магия была наукой, а то, что люди не могли объяснить, называлось по-другому, но теперь всё это в прошлом, древняя наука по имени магия забыта. А магией называется всё необъяснимое. Если я узнаю, что стоит за магией скаржей, то, возможно, найду ему название.
   В отличие от шаров скаржей, шары летунов были немного больше и с красным оттенком. И взрывались громче. Я решил, что лучше не подставляться под удар, а не то будет плохо. Время от времени отстреливался, но, в основном, прятался за лодкой. Ракетами стрелять было бесполезно. Слишком медлительны. Артиллерией тоже. Главные козыри у этих орудий - это рикошет и взрывная волна. А сейчас попасть в цель очень трудно, даже если захватить её в самонаводящийся прицел ракеты (что ещё труднее). В данной ситуации летуны умно держались подальше от стен, а пола под их ногами не было из-за отсутствия этих самых ног и присутствия умения летать, и поэтому классический приём "швырнуть ракету под ноги" сработать, к сожалению, не мог.
   Таким образом, мой выбор остановился на стингере и шок-ружье. Был ещё слиземёт, но, как это ни прискорбно, слизь после первых пяти метров полёта начинает ощущать силу тяжести и камнем валится вниз. То есть, удельный вес у слизи великоват. Вот чего-чего, а реактивного двигателя, как в ракете, у комка слизи не имеется.
   Из стингера и шок-ружья я, поколебавшись немного, выбрал шок-ружьё. Да, стингер более скорострелен, но у шок-ружья луч достигает цели почти мгновенно. Правда, после пары выстрелов я снова достал таридиевый пулемёт. Я заметил, что твари не очень быстро маневрируют, и с ними вполне можно справиться с помощью синих иголок.
   Лодка, не спеша, плыла по течению. Я кое-как попытался направить её к пристани, на ходу отстреливаясь. Одну тварь мне удалось подбить. Она, нелепо взмахнув руками, шлёпнулась в воду и прекратила всякое движение, мерно покачиваясь на волнах. Вторая, видя, что дело плохо, попыталась проскочить над моей головой в проход возле арочного моста напротив башни. Видя, что дело движется к ближнему бою, я достал артиллерию. Но, вопреки моим ожиданиям, летун, приблизившись, не сделал попытки броситься на меня, а полетел дальше. Такой наглости я просто не мог стерпеть и врезал ему по полной из артиллерии. Попал, к сожалению, только кусочком. Летун завилял, как подбитый планер, промахнулся по проходу и врезался в стену.
   Подняться я ему не дал. Почему же он попытался прорваться в проход? Наверное, там компания... Ну её к скаржевой бабушке.
   Я перешёл мост и приблизился к башенке. Что-то громадное темнело за массивными решётками. Что же это?
   На табличке, прибитой над запертым входом, крупными буквами специально для дураков было написано: "Факел спокойствия".
   -- Чёрт! -- я замахнулся переводчиком, чтобы врезать им о решётки, но вовремя придержал руку. Переводчик мне ещё понадобится. Что-то это мне смутно напоминает храм Чизры. Точно так же цель была всего в двух шагах, и постоянно приходилось переться скарж знает куда, чтобы дойти до этой, всего в двух шагах, цели. Узнаю почерк нали.
   Ну что ж, я поправил воротник. Значит, надо. Не думаю, что нали такие тупые, чтоб постоянно толкать того, кого они именуют избавителем, на убой. Здесь преследуется определённая цель. Знать бы только, какая...
   В конце коридора ничего особенного не было, кроме двух скаржей мирно беседовавших друг с другом. Они стояли прямо возле постамента, на котором находился рычаг, окружённый всяческими прибамбасами. Создавалось впечатление, что они охраняли рычаг, как в дешёвой компьютерной игре... На самом же деле скаржи, видимо, обитали в монашеских кельях, двери в которые я увидел наверху, на втором этаже, а сейчас просто вышли пообщаться.
   Завязалась драка. Плохо было то, что один из них владел шок-ружьём. Они что, все здесь вооружены? Или только в этом храме? А может, больше не полагаются на магию?
   Хорошо же было, что скарж совершенно не умел им пользоваться. И уж тем более не знал о секрете этого оружия. Вот я их обоих и научил секрету. Второй скарж не был вооружён, поэтому постоянно норовил обойти меня сзади, пока первый отвлекал меня шоковыми лучами. Если бы он был чуть-чуть пометче (что выдаёт - оружие он взял в лапы недавно), я бы уже украсил их кабинет своей головой с прикрученными откуда-нибудь рогами. Я несколько раз попал по обоим лучом, и теперь они изрядно прихрамывали. Потом, внушив стойкий страх к лучу, я сумел их загнать в кучу и применил секрет. Кровью забрызгало даже высокий потолок. Я перевёл дух.
   Минуя колонны, за которыми мы со скаржами успешно долгое время играли в прятки во время боя, я поднялся по ступенькам наверх, к тем двум кельям. Наверное, бывшие обители служителей факела. А рычаг-то этот - ключ к решёткам!
   В монашеских кельях, вопреки моим ожиданиям, было пусто, ни единого тайника с патронами. Заметно, что скаржи понаходили и повыгребали всё. Скорее всего, это те, которых я только что убил. Как и с остальными, конфисковали жилища у жрецов, чтобы занять важный пост на охране. Важный? К чёрту! Глухой угол! Если они ничего не знают, а я это очень сильно подозреваю, о Факеле, так какого хрена они тут делали?
   Ладно, есть вопрос - нет ответа. Не впервой. Пора возвращаться к напарникам, а то там, наверное, они уже из штанов повыпрыгивали...
   Я подошёл к Факелу. Да, действительно, очень похоже на факел. Но как его зажечь? "Тот, кто достоин..."
   -- Вот чёрт!
   Моё последнее восклицание прозвучало потому, что факел вспыхнул сам собой. Синим пламенем, между прочим. Нет, не сам собой, теперь припоминаю, что сверху, прямо с потолка башенки упала громадная синяя искра. И тут храм затрясся. Пол и стены заходили ходуном. Я не удержал равновесие и упал, с потолка посыпалась галька. Кое-где полетели булыжники покрупнее - камень не выдержал столетий и издевательства встряски, поэтому обвалился. И внезапно всё стихло. Факел продолжал гореть, чадя своим странным вонючим дымом.
   Что-то неуловимо изменилось. Я так и не понял, что. Пожав плечами, я сел в лодку. Надо полагать, здесь всё.
   Но не успел я отчалить, как, откуда ни возьмись, появились летуны.
   -- Да откуда ж вы взялись, сволочи?!! -- орал я, веслом выгребая к водному туннелю. Затем бросил весло и стал отстреливаться. Это внесло небольшую неразбериху в ряды летунов - а всего их было где-то около шести-семи особей - но они быстро разобрались и стали активно, слаженно нападать. Я укрылся за бортом лодки, по возможности подгребая и пресекая всякие попытки приблизиться ко мне со стороны летунов. Надо заметить, лодка эта была отменной. Вырезана из ствола дерева. Не сколочена из досок, а именно цельная. То, что надо.
   Я плыл и отстреливался. Как же они летают? Вопрос, внезапно появился в голове, и я, по ходу дела, пытался найти на него ответ. Вон, как сдулся, когда я его подбил... Наверное, они наполнены летучим газом. Каким? Водород? Ага, щас, тогда бы они хорошо взрывались, хотя... Быть может какое-то особое невзрывоопасное соединение? Может гелий? Не помню, гелий взрывчат или нет...
   Мне показалось, что я отрываюсь от преследователей. Но у них оказался в рукаве козырь.
   Внезапно спину невыносимо обожгло. Запахло палёной плотью. Я дико закричал. Тот самый первый летун, который дрых! Я развернулся, и высадил в него всю обойму, а потом стал кататься по дну лодки, сдирая с себя одежду. Куртка и рубашка на спине полностью выгорели. А бронежилет, тот, ещё с "Вортекса Рикера", расплавился, как масло. И в довершение всего, на спину я получил сильный ожог. Уж и не знаю, что со мной было бы, не жри я периодически целебных ягод, и не будь их со мной сейчас. Я достал их из рюкзака и стал запихивать горстями в рот. Надеюсь, против ожогов они мне помогут. Летунов осталось уже четверо. Троих я положил, считая того, что мне спину облевал. Руки дрожали, я не мог нормально прицелиться. Что там! Даже стоять не мог. Стрелял только для того, чтобы не дать им подобраться ближе. Пару раз кроваво-красный шар пролетал мимо меня и взрывался о стены тоннеля, либо с шипением исчезал под водой. Я оглянулся и как раз вовремя, чтобы заметить свет прямо по курсу. Стал ещё ожесточённее грести.
   Наконец выплыл из тоннеля на свет. Ребята с радостными возгласами засуетились.
   -- Ты живой?
   Я крикнул:
   -- Поберегись!
   Они, долго не раздумывая, обрушили шквал огня в туннель. Оттуда показался только один летун, но и он долго не пролетал - десантники зря свой хлеб не едят.
   -- Что за чёрт! -- заорал Гарисон, разглядывая тварь. Оказалось, что у неё не четыре глаза, а пять. Пятый, самый большой, был выше остальных и посредине. Я его у них сразу не заметил. Темно было, да и снизу вверх не особо хорошо рассмотришь.
   -- Эй, Джен, ты как? -- спросил Винер, тревожно смотря на меня.
   -- Да всё нормально. Я ж говорил, всё будет...
   С этими словами я споткнулся о борт лодки, пытаясь выйти, и упал носом вниз на доски причала, больше не двигаясь. Что-то там забегали, загомонили...
   -- Он ранен! Аптечку сюда! -- заорал Гарисон.
   -- Сам вижу, -- пробормотал Винер. -- Лови!
   Послышался топот ног и голоса нали.
   -- Чёрт, только их здесь не хватало. Гони их!
   -- Есть, сэр, -- с насмешкой произнёс Винер.
   Нали в ответ на его слова что-то возмущённо стали отвечать, но потом умолкли и ушли. Вроде, если я правильно слышал, то вверх по лестнице. Я ничего не видел, поскольку лежал вниз лицом, и мне было абсолютно всё равно. Мне и так было паскудно, чтобы ещё и дёргаться. Первое ранение, отметил я.
   Через минуту мне внезапно полегчало. Боль резко ушла. Я перевернулся на спину и сел.
   -- Зараза! -- ругнулся я.
   -- Ну ты, чувак, даёшь! -- восхищённо молвил Гарисон. -- Когда тут всё ходуном заходило, мы уж подумали: всё, конец! Нали тоже перепугались. Но потом что-то там пошушукались и башкой закивали, мол, всё путём. Какие, всё-таки, козлы! А мы и не знали, пока до храма Чизры не добрались.
   -- Корыстные больно они, -- сказал я, пытаясь подняться на ноги. Получилось. Даже шагать можно. -- Хорошая аптечка!
   -- Мазь против ожогов! -- с гордостью сказал Гарисон. И начал мне перечислять полезные свойства этой мази. Типа, она против блох помогает, против геморроя... Ему надо в рекламные агенты. Враз бы клиентов отшиб. Слишком быстрое действие для мази против ожогов. Быть может, свою лепту внесли целебные ягоды?
   "Раз, два... Раз, два, три. Приём!"
   -- Что за чёрт! -- сказал я.
   -- Что? -- Гарисон прервался на полуслове и непонимающе уставился на меня. Равно, как и Винер.
   -- Кто это сказал?
   -- Что сказал?
   -- Джен, ты о чём?
   -- Вы ничего не слышали?
   -- Нет, а что?
   -- Ясно. Значит, у меня глюки, -- я присел.
   -- А, так это понятно! Последствия болевого шока и всё такое прочее! -- Гарисон опять с удовольствием ударился в совершенно, как я подозреваю, непонятную ему область науки - медицину.
   -- Короче! -- сказал я. -- Мы идём или нет?
   -- Ну пошли, раз настаиваешь! -- бесцеремонно прерванный мною на самом интересном месте Гарисон надулся, как индюк, и встал.
   Винер, подмигнув, показал мне большой палец и тоже встал.
   -- Где нали?
   -- Наверху ждут, возле двери.
   -- Значит, наверх!
   Мы поднялись. Аббат с местным жрецом о чём-то перемигивались. Нарра стоял, хмурясь, поигрывая пушкой. Явно хотел поучаствовать. Но аббат приказал не лезть. Не аристократическое, мол, это дело.
   Мы прошли за дверь.
   -- Здесь - зал отдыха, -- объяснил Гарисон, переводя слова жреца, показывая пальцем на каменный дугообразный диван в углу стены. -- Тут отдыхают артисты, а вон там - их комнаты.
   -- Артисты???
   -- Ну эти, как их, актёры, во!
   -- Лингвист! -- усмехнулся Винер.
   -- Причём тут актёры? -- сказал я.
   -- Жрецы тоже иногда любят расслабиться, вот они и ставят спектакли, -- всё переводил и Гарисон. -- Там - выход на сцену. Там же можно пройти к богине Вандоре и засвидетельствовать ей своё почтение. Туда-то мы, по словам жреца, сейчас и направимся.
   А за углом нас поджидал ещё один сюрприз. Дежурный скарж, завидев нас, одним прыжком оказался возле кнопки на стене и нажал её. Входная дверь в обитель актёров стала закрываться. Скарж просто не знал, на кого нарвался, и, думая, что теперь-то мы никуда не денемся, стал грозно надвигаться на нарушителей. Мы дали дружный залп кто из чего. Винер промахнулся, мы с Гарисоном попали шок-лучами. Скаржа ударило о стену, и он упал, более не двигаясь.
   Гарисон отёр пот. Затем махнул рукой нали, которые были где-то сзади, как обычно.
   -- Нет, погоди-ка! -- сказал я. -- А контрольный выстрел?
   Я выстрелил в скаржа, попав ему под хвост. И тут началось. Скарж подскочил выше головы, визжа. Потом с красными от ярости глазами ринулся на меня. Мерзавец, притворялся мёртвым. Гарисон с Винером этого не ожидали и выстрелить не успели, так как стволы их пушек упирались носом в пол.
   Проклятое шок-ружьё слишком долго перезаряжается. Чёрт! Скарж подлетел вплотную, его лапа взметнулась к моей голове, пушки напарников были на полпути к горизонтальному положению, как мой ствол изволил выстрелить. Скорость скаржа была аннулирована этим выстрелом, и он, немного повисев в воздухе, упал на пятую точку. Когти скаржа пропороли воздух перед моим носом: я вовремя отпрыгнул назад, падая на спину, и я откатился в сторону. После чего Гарисон с Винером спокойно расстреляли гада.
   -- Фух! -- сказал я. -- Чуть не достал. Это там, что ли, выход на сцену?
   Гарисон посмотрел, куда я указываю, на самый верх ступенек, возле которых прежде стоял скарж. Затем он спросил жреца и ответил:
   -- Да. Давай поднимемся.
   Мы взбежали по лестнице. Отсюда открылся вид на зал театра. Каменный амфитеатр, только чуть пониже, чем античные земные. Стены вздымались над театром метра на три-четыре, не более, так что прекрасно было видно по-прежнему тёмное, затянутое дымкой облаков и, тем не менее, звёздное небо. Вход был как раз на сцену, причём сбоку, поэтому мы видели только часть театра, включая несколько зрительских скамей справа, на самом краю обзора. Пять или шесть рядов сидений, наверху - пара лож-балкончиков.
   Стены потрескавшиеся, как обычно. Вода протекала по одной из трещин прямо на пол театра.
   Вход, разумеется, был заперт. Мы смотрели через каменные столбы, перекрывавшие проход.
   -- Пошли дальше, раз пускать не хотят.
   Мы проходили мимо ещё одной лестницы.
   -- А там что? -- спросил я.
   -- Святилище богини, -- ответил жрец. -- Священный фонтан, в котором богиня...
   -- Двигаем туда! -- прервал я Винера, служившего переводчиком.
   -- Но ведь не можно! -- попытался протестовать жрец, замахав руками. Я его речь понял и без перевода.
   -- Пошёл!.. -- отмахнулся я.
   Мы прошли мимо ниш, в которых лежали световые шашки. У меня их было навалом, и я ни разу не использовал хотя бы одну. Поэтому я оставил их лежать, как лежали. За поворотом после лестницы показалась небольшая комната. Возле входа в неё зелёными фосфоресцирующими буквами была тщательно выведена надпись.
   "И Вандора продолжила с блеском небесного пламени на губах, и освятила поцелуем священный фонтан. Она сказала: "Те, кто пойдут за мной, сбросят свою бренную плоть и станут невидимыми, как мгла"".
   В небольшой каморке впереди действительно был фонтан. Он вытекал из пасти звериной головы с горящими красными глазами, торчащей в стене на уровне моего роста. Вода падала в каменную чашу и куда-то потом стекала.
   "Те, кто пойдут за мной?" Залезть в фонтан? "Станут невидимы, как мгла..." - заманчиво. Если, конечно, это то, о чём я думаю. Но как достать его? Припоминаю там, в нишах, две световые шашки... Они лежали как... Как бесценные артефакты.
   Надеюсь, подойдёт любая, подумал я, и бросил одну из своих шашек в фонтан. Ничего.
   Хмм...
   -- Джен, может, объяснишь? Какого?..
   -- Щас, секунду...
   А если зажечь? Я вынул шашку из воды. Вода была немного прохладной, но не более того. Хорошо, что шашки от сырости не теряют работоспособность. Жалко было бы тратить ещё одну. Хотя там в нишах их две, а на пути ещё могу найти, но такая уж моя натура - зря не растрачивать что-либо, даже если этого кругом навалом.
   Я поджёг её и швырнул в бассейн.
   -- Нет, всё-таки объясни мне!.. -- начал Гарисон. И осёкся. Стена слева отъехала в сторону, открывая нашему взору стоящий на полу предмет.
   -- Точно! -- воскликнул я. Треугольная коробка, три острия сверху, между которыми пробегают зелёные молнии. Удивительно, что за тысячелетия, а именно столько времени прошло после его заточения сюда, устройство не выдохлось и продолжало бессмысленный фейерверк из молний. Я сделал вывод, что оно здесь очень давно, из-за древности событий, описанных на соседней стенке. Вандора существовала слишком много лет назад. А ещё из того, что это была немного устаревшая модель Поля Невидимости. Устарела где-то на тысячу лет. Усовершенствована с тех пор совсем ненамного.
   Предмет создаёт вокруг объекта поле, которое ловит свет с одной своей стороны и перебрасывает его на противоположную. Таким образом, тот, кто смотрит на поле, видит то, что находится за предметом. Это в идеале. А на самом деле не всегда удаётся такую громадную массу фотонов перенести на другую сторону с тем же направлением. Хотя бы небольшая погрешность остаётся, отчего порой появляются искажения, из-за которых объект с полем сравнительно легко обнаружим солнечным днём в непосредственной близости. И особенно велики погрешности на краях поля. Когда блики принимают определённую фигуру в конкретной точке пространства, а не в конкретной точке обзора глаз (то есть если человек немного поворачивает в сторону взгляд, и блики уходят из его обзора, а не остаются перед глазами), то это наводит человека на какие-то определённые подозрения, и сразу становится понятно, что это не глюк зрения (как если, к примеру, долго смотреть на источник света, а потом увести взгляд в сторону, но светлое пятно всё ещё некоторое время остаётся в том же самом месте перед глазами).
   Над этим недостатком билось много учёных. Но, в конце концов, они бросили это неблагодарное занятие, доказав, что сделать ничего нельзя, что проблема в самом корне идеи данной невидимости, что если что-то и менять, так только саму идею. Молодое поколение, приходящее на смену старому, не верит полученным предшественниками выводам и пытается наново что-то сделать. Чтобы потом в старости, как и отцы, бросить всё и пытаться вразумить следующее поколение не повторять ошибки... В общем, были введены некоторые мелкие изменения со времён изобретения, но глюки так и остались.
   Я с гордостью взял генератор поля и поместил его к себе в рюкзак. Жрец стоял, глядя на меня с распахнутым ртом.
   -- Никто никогда не мог разгадать тайну этой комнаты!
   -- Что ж у вас жрецы такие тугодумы? -- усмехнулся я в ответ. -- Учись, сынок. А если у вас тут ещё есть какие священные комнаты - веди, я готов.
   Немного погодя, мы пришли проявить, так сказать, почтение богине Вандоре. Это была та фреска над алтарём. Только теперь мы были сверху, прямо возле фрески. И сейчас я сумел рассмотреть картину в подробностях.
   Богиня сидела, закинув ногу за ногу. Полностью обнажённая, кожа голубого цвета, а не голубое одеяние, как мне показалось вначале. Четыре груди, четыре руки - в общем нали. Соски немного темнее, чем кожа, таким образом они уже не голубого цвета, а синего. За спиной имеются крылья. Белые волосы, длиной сантиметров двадцать, стоят дыбом, причём аккуратно причёсанные. На предплечьях - золотые браслеты в виде ветви лозы, на пальцах - перстни. Лицо красивое, немного грустное. Богиня смотрит куда-то в сторону, как бы в раздумье. Совсем не налийка, судя по лицу. Лицо больше похоже на человеческое. Нос имеется. Почему? Очень интересно. Видели ли нали когда-либо людей до нас? А лицо очень даже красивое по нашим меркам. И фигура стройная. Если бы не, кхм, четыре груди, было бы вообще замечательно.
   Пророкотал гром где-то совсем рядом над головой, за потолком. И наваждение исчезло. Нет, всё осталось, как и прежде, но теперь я видел, что и сама фреска старая, трещины, кое-где отколоты кусочки.
   Смешно. Нали - и с лицом человека. Сильно смахивает на то, что нали дорисовали лишние груди и руки. Как же это так? Богиня нали - и не налийка? Святотатство!..
   -- Благословение получено! -- перевёл Гарисон слова жреца. И в тот же миг дверь рядом с нами открылась. -- Нас просят продолжить путь.
   Сделав несколько шагов, мы оказались у самого входа в храм. Вот бадья для пойки коней. Вот где-то здесь я замочил скаржа, прыгнувшего сверху.
   -- Куда теперь?
   -- Выходим из храма.
   -- Ну наконец-то! -- обрадовался я.
   Когда-то здесь бегемот охранял решётку, которой уже нет. Путь наружу открыт.
   Мы вышли из помещения, ступив на необработанный девственный камень. Близилось утро... Я взглянул на небо и увидел красную луну, розовые облака. Рассвет...
   Мы продвигались по тропе, иногда натыкались на развилки. Нали уверенно выбирали какой-либо путь, и мы шагали дальше.
   -- А куда мы вообще направляемся-то?
   У Гарисона от ответа нали выкатились глаза.
   -- Вот проклятье! Мы идём в театр.
   -- Что-о? В театр? Что мы забыли в театре? Мы ж только что оттуда!
   -- Вход на сцену оказался заперт, вот мы и идём другим путём. Во всяком случае, это они так говорят.
   Да уж, вход на сцену... Я уже не стал напоминать Гарисону и молчаливому Винеру, что нали и не собирались подходить к входу на сцену, когда шли мимо.
   -- Ладно, пройдёмся...
   -- Знаешь, а тут у них знаменитое место. Вон, жрец надрывается, рассказывает. А говорит он, что в театр во время представлений стекаются нали со всей округи, а иногда сюда любил наведываться сам король.
   -- Какой ещё король? -- я, хлопая глазами, уставился на жреца.
   Монархический строй? Как-то даже и не задумывался раньше, какая у них здесь система. Нет, всё в порядке. Я думаю, удивился бы, если б здесь было по-другому. Если бы президент, или кто-то в этом роде...
   -- Король здешних мест, Раздор Ве-лани. Специально проделывает долгий путь из своего замка, чтобы полюбоваться замечательными спектаклями. Ве-лани, кстати, означает "Горная страна". Король Горной страны.
   -- И почему нам обязательно надо было разбиться в горах? -- простонал я. -- Да ещё в таких непролазных?
   -- Я тебе объясню, почему, -- ответил Винер. -- Если бы это были не горы - мы разбились бы насмерть. Всё дело в разнице высот. Несколько километров - в планетарных мерках не последняя высота.
   -- Да уж. Спасибо вашим богам, за то, что мы впечатались физиономиями в скалы, хотя могли бы всего лишь разбиться, падая на равнину!.. А как насчёт того, что гора на пути, с большой скоростью несущаяся навстречу - это солидное препятствие?
   -- И это верно. Но мы же живы! А будь по-другому - неизвестно, как бы всё получилось.
   Я заметил двух зверей. Самку и детёныша. Очень похожие на местных кроликов. Я б даже подумал бы, что их кролик - это детёныш этого зверя, не будь тут этого детёныша. Они похожи на кроликов тем, что у них тоже всего лишь две лапы и хвост с головой, но они - точная копия взрослых. А кролик слегка от тех и других отличается. К примеру, у него есть уши. Что за планета! Млекопитающие то с шестью конечностями, как насекомые, то с двумя, как вообще непонятно кто... Говоря, с шестью конечностями, я имею в виду нали.
   -- А что это за зверьё?
   -- Местные коровы. Вкусное мясо. Нас кормили нали как-то в лагере...
   -- Ну я так и подумал. Скоро придём? Почему бы, раз мы вышли наружу, сразу не пойти к "ИСВК"?
   Гарисон долго говорил с проводниками. Потом, нехотя, перевёл:
   -- Не получится. Все эти тропы ведут совсем в другую сторону. Много дней пути в обход. А, пойдя туда, куда идём, сегодня уже будем на месте.
   Вход в театр...
   Проём с двумя громадными полыхающими факелами по бокам. Больше никаких особых знаков отличия, просто вход. Спуск по тропинке вниз к тёмному провалу, ведущему вглубь горы.
   Главный коридор через некоторое расстояние раздваивался. Направо был лифт к ложам. И ложи были заперты.
   А налево вход был открыт. Вход для обычных зрителей. Я, не раздумывая, вошёл. Что-то глухо стукнуло позади. Я немедленно обернулся. Дверь. Цельная дверь, не решетчатая. Без просвета. По ту сторону послышались глухие удары, крики. Винер с Гарисоном ругались матом на все лады, грозить поотрывать нали все их детопроизводительные органы, если они не отопрут дверь. Я пожал плечами. Если нали чего затеют - им не воспротивишься.
   Важнее знать, что они уготовили мне. Я обернулся к сцене. Там меня ожидал громадный зверь. Дайте подумать... Где-то я с подобными уже встречался. Позавчера на Арене Смерти. Это титан.
   Чёрт!!!
   Титан заприметил меня и взревел. В дверь продолжали колотить, но без толку.
   Титан громыхнул по сцене своими лапищами, причём с такой силой, что храм сотрясло. Откуда же он тут взялся? Не было его! Неоткуда ему тут взяться.
   Громила схватил горсти камней, что откололись от его удара от поверхности сцены, и швырнул в меня. Я отпрыгнул в сторону. Камни были раза в три больше моей головы. Если бы один такой задел меня, Джен Рубецкий сменил бы фамилию на "Плоский". Титан попытался сойти со сцены, чтобы погоняться за мной по скамейкам, но чего-то там у него не получилось, поэтому он остался наверху. Он постоял, пытаясь куда-нибудь ступить, чтобы сойти вниз, но не решался и в итоге бросил это занятие. Ещё больше странностей. Он слишком мал, чтобы пройти через вход для актёров. И уж тем более, чтобы протискиваться через узенькие дверки храма. Как он сюда попал? Да ещё так, что мы на него не натолкнулись?
   Титан опять бабахнул кулаками по сцене и сгрёб камни. Комедия! Он - актёр, а я - зритель. А ведь обычно зрители кидаются в актёров чем попало, не наоборот. Всё не так, как должно быть. Пора это исправить...
   Я дал залп шестью ракетами, поймав громилу в самонаведение. Потом, снова набрав ракеты в стволы, ещё шестью... Попутно уворачивался от камней. Этот гад успел разбить всю сцену, прежде чем я сумел его успокоить. Ракета за ракетой... И наконец они сделали своё дело. Он взревел и упал с таким грохотом, что храм опять содрогнулся. В тот же миг двери открылись и вбежали Винер и Гарисон, остановились и уставились на труп титана. Я устало сел на землю и пересчитал оставшиеся ракеты. Восемнадцать. Из сорока восьми. Пять раз по шесть, четыре упаковки. Почти две трети запаса!
   Вошли, с опаской озираясь, нали. Гарисон взял ближайшего за грудки и приготовился начать расправу. Я вяло взмахнул рукой: не надо, мол.
   -- Ну что ж, надеюсь, я все испытания прошёл. А теперь ведите нас, куда обещали.
   Жрец кивнул и сказал, сопровождаемый переводом Гарисона:
   -- Ты все испытания прошёл, твоя правда. Что ж, идите сюда. Здесь, прямо в театре, есть секретный вход в другую часть храма.
   -- Что-о-о?!! -- яростно сказал я, поднимаясь с земли.
   -- Подожди, Джен, дай ему договорить. Он говорит, что эту часть начисто смело приземлением нашего корабля. "ИСВК"! Корабль всего в каких-то ста метрах от нас! Вперёд!!!
   Жрец открыл проход.
   Все нали, кроме него, прошли за пробежавшими туда Винером и Гарисоном. Он остался. Он махнул мне рукой: иди, мол. Затем поклонился... И улыбнулся.
   Я махнул рукой в ответ. Счастливо оставаться, жрец. Надо было тебя всё-таки прибить...
   Потом я шагнул в проём.
  

* * *

   Ход буквально обрывался метрах в десяти от театра. Как гигантской бритвой срезаны под углом стены, а дальше виднеется пустое пространство.
   -- Вот он, "Кран"! -- радостно воскликнул Винер.
   Я зажал ему рот рукой.
   -- Тихо, дурак! Ты что, не видишь, сколько тут скаржей?
   То, что мы наблюдали из укрытия, представляло собой гигантскую борозду, пропаханную виднеющейся слева вдали громадой корабля. Там, где мы находились, борозда достигала метров двести в высоту. Она проходила поперёк этому ходу, где мы сейчас сидели. Практически гладкие стены оплавившегося грунта - ещё бы, нестись на такой скорости!
   Внизу кое-где выглядывают из земли впечатанные туда обломки стен храма. Корабль был очень далеко, и отсюда я сделал вывод, что он во много раз больше "Вортекса". Ещё бы. "Вортекс" - мелкий тюремный кораблик, а это - крейсер, причём земной!
   Где-то посредине борозды стоял титан. Он хоть и казался на таком расстоянии отсюда крошечным, но я узнал мрачную угрюмую фигуру с руками, достающими до земли. И в придачу к нему воздушное пространство над головой патрулировали с десяток летунов-головоруких.
   -- Отсюда мы уже можем связаться с лагерем! -- прошептал Винер.
   -- А что ж раньше не могли? Средства связи сегодня позволяют связываться с абонентом хоть на другом полюсе.
   -- Не знаю... Что-то мешает. Может таридий?
   -- Наверное. Таридия ведь в здешних горах навалом.
   -- Странно... -- Гарисон постучал кулаком по коммуникатору и снова приложил его к уху. -- Нет ответа. Эфир чист... Вот чёрт, а ведь откуда здесь в борозде столько скаржей? Что-то случилось! Скорее!!!
   Они с Винером вскочили и помчались вниз по покатому склону борозды.
   -- Вот дебилы! -- сказал я, вздыхая. Затем кинулся следом. Нали, поколебавшись, тоже.
   Винер с Гарисоном бежали в противоположную от крейсера сторону. Поэтому титан остался за спиной. Но по-прежнему опасность представляли летуны. Я догнал своих бегунов, и мы втроём на ходу стали стрелять вверх, пытаясь подбить хоть кого-то.
   Нали немного отставали, но, на их счастье, летуны сфокусировали внимание на нас. Мы мчались к самому началу борозды. К той точке, где крейсер впервые соприкоснулся с поверхностью планеты, когда упал.
   Достичь перевала мы сумели и по пути подбили одного из летунов. За началом пропаханной крейсером ямы долина резко шла под уклон, поэтому двигателями выжжена была только первая сотня метров. Потом началась первая редкая растительность, затем мы вошли в густые кусты, и летуны для нас стали неопасны. Я услышал, как сзади аббат что-то нам кричит.
   -- Наш лагерь метрах в пятистах в той стороне! -- крикнул Винер.
   Однако я заметил, что он не переводил аббата. Он, наверное, даже и не слышал. Аббат продолжал кричать.
   -- Что он кричит?
   -- Он говорит, впереди - опасность.
   -- Пусть объяснит!..
   -- К чёрту! Там наши друзья! Вперёд!..
   -- Да стойте вы!.. -- мне удалось схватить Гарисона. Винер исчез впереди.
   -- Пусти! -- заорал Гарисон.
   -- Нет, никуда ты не пойдёшь!
   -- Пусти!!! -- он врезал мне в живот. Я этого совершенно не ожидал и разжал хватку, катаясь по земле от боли.
   Он рванулся следом за Винером. Я попытался подняться, чтобы побежать за ними, но подоспевшие нали разом накинулись на меня и припечатали к земле.
   Я осознал, что сейчас случится что-то ужасное, и, не в силах пошевелиться, закричал. Почти сразу же раздался взрыв.
   Нали отпустили меня, но мне уже не хотелось подниматься. Аббат сказал что-то. Я понял, что. Опасность миновала. Но не для Винера и Гарисона. Вскочив, я побежал в ту сторону.
   Я увидел лагерь, вернее то, что от него осталось. Здесь действительно побывали скаржи. Кровь, раскиданные вещи, разорванные палатки...
   Сработала какая-то мина-ловушка. И Винер нарвался на неё. Гарисон лежал немного в стороне и ещё дышал. Он пострадал немного меньше, но всё равно умирал. А Винер уже умер - это было видно с первого взгляда.
   Что же делать?.. Я подбежал к Гарисону и присел в растерянности, пытаясь нашарить в рюкзаке аптечку.
   -- Не нужно, -- с трудом сказал Гарисон. -- Это не поможет.
   -- Но... Но...
   -- Пустое. Всё равно умираю. Было славно познакомиться с тобой, Джен. Ты - настоящий десантник.
   -- Гарисон, держись, старик!..
   -- Ни хрена ты не сделаешь. Мне крышка - это точно. Поэтому слушай сюда. Иди на корабль. Я думаю, кое-кому из наших удалось уйти. Если скаржи корабль не пробили, а это не так-то просто, то выжившие - на корабле. Не давайся скаржам, Джен! Вот! -- слабеющими пальцами он подал мне неказистого вида медальончик. Ничего особенного, просто кусок металла с мордой собаки, который можно повесить на шею с помощью цепочки. -- Возьми это. И удачи тебе.
   -- Спасибо, старик. Я вас не забуду. Вы - тоже настоящие десантники, хоть и недисциплинированные.
   Он усмехнулся, закашлялся, выплёвывая кровь в свою негустую бороду.
   -- Помни, -- прохрипел он, -- войти на "ИСВК" может только человек. Чтобы войти, надо стать перед красной лампой - сканирующим устройством.
   Только сейчас, записывая события сегодняшнего дня, я понимаю, что с такой раной он должен был уже давно умереть, однако выдал мне всю информацию. Но в тот момент я об этом не думал. Снова терял своих друзей. Они опять умирали у меня на руках...
   -- Скажи мне своё имя!
   -- Что?.. -- Гарисон уже почти не дышал.
   -- Имя! -- потребовал я. -- Твоё и Винера. Мне очень это важно, пожалуйста!
   -- Хорошо, -- он слабо улыбнулся. -- Меня зо...-- он выплюнул кровь, -- зовут... Алекс.
   -- А Винера? -- безнадёжно прошептал я, не надеясь получить ответ.
   Гарисон, как мне показалось, уже не дышал, но всё-таки я услышал:
   -- Тоже...
   И всё. Пульса нет.
   "Обещаю, что отомщу за вас", -- это мой голос. Слишком уж чужой.
   Гарисон и Винер. Я понял, что за то короткое время, что мы знакомы, мы по-настоящему подружились. Не знаю, что бы получилось, встреться мы при других обстоятельствах, но вы стали мне, как братья. Вот, Винер, ты и встретился со своей девушкой, Риной. Надеюсь, моя вера в загробную жизнь имеет под собой основание.
   А ещё я понял, что все испытания закончились, и теперь начинается настоящая работа.
   Нали, стоявшие до сих пор в сторонке, зашевелились. Ко мне подбежал аббат и что-то попытался втолковать. Да, без Гарисона и Винера я теперь не смогу даже понять, чего хочет от меня нали.
   "Беги на ИСВК, дурак!"
   -- Что? -- я подпрыгнул. -- Кто здесь?
   "Говорю, беги отсюда! Аббат пытается тебе сказать, что скаржи хотят проверить, кто попал в их ловушку, и с минуты на минуту будут здесь".
   -- Ты где? Покажись!
   "Одно прошу: не издевайся. Показаться тебе не могу. Меня ты слышишь не через уши. Давай дуй бегом, придурок! На корабле поговорим!"
   -- На корабле? А ты, надо полагать, уже будешь там?
   Нали тихонько посмеивались, глядя, как я разговариваю сам с собой.
   "Ну что за идиот! Не корчи из себя ламера. Беги!!!"
   Он сказал, ламер? Хотелось бы знать, что это значит...
   Даже могилу вырыть не как. Я нервно оглянулся. Опять бросаю друзей без погребения. Но делать нечего, если хочу дожить до дня мести. Я сделал знак нали двигаться за мной. Мы быстро, прячась по кустам, двинулись к возвышающейся над лесом и горами громаде корабля. Впрочем, отсюда была видна его, так сказать, задница. Гигантские двигатели, способные выжечь все ущелья в округе в мгновение. Всего лишь мгновение, бесконечно малое. Трёхсотметровые по высоте двигатели прекратят любую жизнь горячей плазмой прямо перед собой на расстоянии километров, если найдётся дурак, который их врубит на поверхности планеты.
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Было, конечно, интересно, кто это со мной говорил, и откуда он так много знает, но он сказал - на корабле, значит - на корабле.
   Нас заметили, раздались крики и взрёвывания. Двое гигантов-титанов, одного из которых я тогда, сверху, не видел из-за большого обломка корабля, пошли нам наперерез. Скаржи, стоявшие рядом с ними, опередили их - и теперь опережают друг друга в дороге на тот свет. На бегу я подстрелил обоих, и теперь мы с нали мчались по борозде, пытаясь приблизиться к кораблю.
   Титаны бегать не умели, что было нам очень на руку, и мы сумели минуть их по большой дуге. Издалека я увидел большое красное пятно на земле и не сразу понял, что это - пятно света от направленной вниз красной лампы, висевшей над люком корабля. У пятна возился ещё один скарж, явно пытаясь перехитрить людскую систему и войти. По ходу дела я разнёс его на куски из артиллерии - он был слишком увлечён работой и поздно заметил меня - и стал на это красное пятно, опосля некоторое время не двигаясь. Вдруг что не сработает - и всё. Конец. Бежать некуда, да и не успеем. Но всё же идентификация признала во мне человека и любезно стала спускать лифт. Медленно, не торопясь. Метров пятьдесят. Я закричал и стал стрелять издали по титанам, пытаясь хоть как-то задержать их. Незначительно, но удалось. Опустился лифт. А я уже вёл почти рукопашный бой с бежавшими за мной от самого лагеря скаржами и летающими головами, которые, не решаясь летать в лесу между деревьями, на открытом месте чувствовали себя намного удобнее. Нали благоразумно спрятались за моей спиной. Я сдерживал натиск скаржей, стоя на лифте, не давая им приблизиться для решающего прыжка или выстрела. Серьёзное оружие было мне очень хорошим помощником в этом деле.
   Лифт с такой же неспешностью поехал вверх.
   -- Да быстрей же, скотина! -- заорал я, щедро поливая огнём летунов. Скаржи внизу были уже не опасны, но всё ещё представляли опасность титаны, что уже дошли и могли ещё дотянуться лапищами, благо камни им выдрать здесь было неоткуда. Скоро опасность перестали представлять даже они и только летающие головы продолжали нападать. Как оказалось, их огненные шары очень легко нейтрализовывались при помощи шок-луча. Чего тут удивительного: и то, и другое - плазма.
   Я почувствовал, что сзади пусто, обернулся и вовремя спрыгнул с платформы в огромную пасть грузовой двери вслед за нали. Козлы, могли бы и предупредить. Меня чуть не раздавил о потолок этот идиотский лифт, стремящийся вернуться на место. Я хлопнул по кнопке закрытия двери, отстреливая летунов, чтобы не залетели в сужающуюся щель. Один всё же успел. Нали попрыгали за стоящие ящики и аппаратуру, кто куда, пока я вёл бой. Летун сдаваться просто так не собирался. Он ловко уворачивался от моих попыток его сбить, успевая стрелять в меня. Внезапно летун странно задергался и обернулся. Я воспользовался этим и выстрелил ему прямо в затылок. Или задницу, что там это у него. Выстрелил, между прочим, из ракетницы. Мозгами забрызгало весь грузовой отсек.
   Я отёр лицо от пота и посмотрел, что же отвлекло летуна. Там стоял Нарра, перезаряжая стингер.
   Я показал ему большой палец и перевёл дух. Здесь мы в полной безопасности. Но тут едва слышимый рёв скаржа где-то далеко-далеко сквозь толщу металла впереди и немного сверху сказал мне, что не совсем...
   Теперь было время оглядеться. В грузовом отсеке оказалось просторно. Находился один грузовой робот и куча всяких приспособлений для перемещения тяжестей. Наконец я углядел, что собственно мне надо было. Дверь в остальной корабль. Что-то я ещё хотел. Ах да...
   -- Здесь кто-нибудь есть?
   Вопрос остался без ответа.
   -- Ну, так я и думал. Трепач.
   "Ты кого трепачом назвал? -- возмущённо проговорил голос. -- На секунду отвлёкся, не успел ответить, как уже трепачом обзывают..."
   -- Давай-ка разберёмся. Ты кто?
   "Конь в пальто. Я - тот, кого постоянно слышат нали. Только они умеют мне отвечать молча, в отличие от некоторых".
   -- Ты бог, что ли, тот самый? А как ты со мной разговариваешь?
   "Тот самый. А насчёт того, как разговариваю, я тебе уже рассказывал. Ты меня слышишь не через уши. У тебя не создаётся ощущения, что мой голос звучит у тебя прямо в голове?"
   -- Ладно. Теперь объясни мне, какого хрена всё это. Какого чёрта меня называют Мессией? Какого заставляют проходить всякие дурацкие испытания? Какого заставляют убивать для них скаржей? Какого хрена, наконец, наш корабль упал на этой конченой планете, хотя не должен был?
   "Не всё сразу, Джен, не всё сразу. Всему своё время. Похоже, ты - действительно Мессия. А значит, работаешь на нас".
   -- Ни на кого я, в задницу, не работаю! Пошёл ты, будь хоть трижды бог!
   "А если я скажу, что, работая на нас, у тебя есть шанс вырваться отсюда?"
   -- Да ну? А гарантия?
   "Видишь ли, жизнь этих нали, да и вообще нали мне дорога. Ты понял намёк?"
   -- И что с того? -- я начинал злиться.
   "Ладно, попробуем с другой стороны... Ты не заметил, что на твоём пути чересчур много мелких случайностей в твою пользу?"
   -- Ну и что? Если ты думаешь...
   "А как насчёт хотя бы того, что артиллерия в башне аббатства не выстрелила? Ты, придурок, хоть бы изредка пытался размышлять! Знаешь, как было трудно держать судорожно пытающийся нажаться курок те полмгновения, пока ты заносил ногу? Или, к примеру, когда вы ночевали в деревне рядом с аббатством. Бессонная ночка, да? А помнишь, как скарж осматривал чердак, где вы укрылись? Это притом, что у скаржей отменное зрение. Мост перед храмом Вандоры. Нали, сволочь, который должен был дежурить у спускового механизма, отлучился в этот момент пописать, но мост, тем не менее, опустился. Плюющиеся шипами осьминоги стреляют всегда в глаза, никогда они не целят в грудь. Поддерживать последние секунды жизни Гарисона, пожалуй, было труднее всего, не считая того, с чего всё началось: ты заснул и не просыпался на борту тюремного корабля в течение нескольких дней, даже во время страшной катастрофы падения, благодаря чему выжил. Да и ещё множество более мелких случайностей, о которых я даже и не упомню сейчас. Не говоря уже о том, что все нали, говоря, что слышат бога, слушают именно меня. Не убедительно? Тогда..."
   -- Всё, всё! Верю.
   И действительно. Та верёвка с крюком... Тот момент, когда Винер с Гарисоном пришли как по заказу в момент битвы с титаном на Арене Смерти... Ещё одно, на входе в скаржевскую исследовательскую станцию. Моя ракета попала точнёхонько в ракету скаржа в скафандре.
   -- Не лезьте в чужой дом, -- пробурчал я, -- потому что хозяевам в их жилище и стены помогают... Ну хорошо. Так ты теперь - мой ангел-хранитель?
   "Мелкие случайности, не более того. Почти всё, что касается битв, происходит без моего участия. Я просто не успеваю за всем. Могу иногда успеть отклонить, что помедлительнее. Но, мне думается, ты и без меня замечательно справишься. Не так ли, Мессия?"
   -- Допустим. А теперь на засыпку: я хочу слинять отсюда. Вопрос таков: каким образом? Тут есть поблизости где-нибудь космолёт? И если есть, то можно ли как-то вырваться с планеты?
   "Не поблизости, но есть. И если будешь хорошо себя вести, я тебя к нему приведу. Вырваться можно, но как - я скажу, когда придёт срок".
   -- Разумеется, за плату?
   "Разумеется. Одно только условие: верь мне. До сих пор я тебя не подводил".
   -- Да? А как насчёт Гарисона и Винера?
   Молчание.
   "Они - не ты".
   -- Хорошая отморозка!
   "Они сами напросились! Я ведь пытался предупредить!"
   Он прав. Что ж... Если я буду сам, то мне точно конец. А с помощью местного бога хоть мелкие случайности будут на моей стороне... А там, глядишь, и удеру отсюда.
   -- Согласен. Только вот хотелось бы кое-что уточнить.
   "Что именно?"
   -- Почему ты раньше не говорил со мной? Стеснялся посторонних?
   "Конечно, нет. Просто неловко было выставлять тебя перед этими так называемыми посторонними психом, разговаривающим с воображаемым собеседником. А если точнее, именно из-за воздействия Факела Спокойствия ты меня сейчас слышишь".
   -- Ага. Раз-раз-два, проверка, аллё! Это был ты, да?
   "Точно".
   -- А я уж подумал, дыма от Факела нанюхался.
   "Ясный пень. Иначе, как бы ты меня слышал?"
   -- Галлюциноген?
   "Не совсем. Я реален. Это нечто другое. Тоже стимулятор, но он подключает к сознанию не воображение, а другую способность мозга - утончение так называемого чувства-антенны. Приём-передача телепатических сигналов".
   -- Изрекаешься, как высокий интеллектуал. Порой - как пьяный высокий интеллектуал.
   "Да ну? А ты - как десантник", -- отшутился бог. Ладно, не хочет говорить про свой словарный запас - не надо. Когда захочет - сам расскажет.
   "Чёрт, это проклятое землетрясение возле Факела чуть всё не испортило!"
   -- А что, что-то было не так?
   "По идее землетрясения быть не должно было, но что это было и почему, тебя не должно волновать".
   -- Хорошо, -- потерял я терпение от недомолвок. -- И куда теперь идти?
   "Единственное, что я сейчас могу сказать, тебе надо довести этих нали в Копьё. Точнее - надо, чтобы они привели тебя туда и устроили".
   -- Устроили?
   "Ну, не совсем верно. Скажем так - устроили на ночлег. Идти тебе придётся через корабль. Наружу ты не выйдешь. Надеюсь, ты знаешь, что на кораблях такого типа есть аварийные направленные телепорты?"
   -- Известно.
   "Так вот. Ты его настроишь на окрестности Копья. Там не очень уж много вариантов, ведь телепорт далеко тебя не переместит, но на всякий случай - нали помогут.
   Теперь, относительно твоего маршрута далее. Нет, не буду забивать тебе голову. Пока только иди через корабль. Дальше всё сам узнаешь. А приятно встретить родственную душу. Для нали-то я - бог, задрали меня они уже своим поклонением..."
   -- Да ты очумел? -- наконец-то дошло до меня. -- Насколько я понял, на "ИСВК" уже полным-полно скаржей. Как я проведу толпу нали через битком набитый скаржами корабль?
   "Один раз ты это уже умудрился сделать".
   -- Тогда нас было трое.
   "Ох, ну ладно. Не переживай особо за нали. С божьей помощью, то есть с моей, они на скаржа не нарвутся. Я им буду подсказывать".
   -- А как насчёт меня? Мне ты тоже будешь подсказывать?
   "Боюсь, нет, не до такой степени. Тут нужен многолетний опыт общения со мной, чтобы понимать меня с полудума. Ты этим опытом не обладаешь, к сожалению. Я лишь смогу тебе подсказать только в словесной форме. То есть их местоположение, или куда тебе лучше идти. А вот дать тебе необходимую сноровку... Нет, тут уж тебе надо будет без меня".
   -- Придётся своими силами. Ну да, может, и к лучшему. Помнится мне, нали было немного больше, когда мы начинали путь?
   "О, ну иногда не везде успеваешь, будь ты хоть трижды богом. К тому же тот дурак сам высунулся. Я к этому не имею ни малейшего отношения".
   -- Как раз то, о чём я говорю. На бога надейся, да сам не плошай, верно? -- сказал я старую, как мир, поговорку. -- Как твоё имя, бог?
   "Не скажу. Да я уже точно и не помню. Пусть я останусь просто богом".
   -- Хорошо, Безымянный бог. Тебя, случаем, не Вандора зовут?
   "Издеваешься? Я - бог, а не богиня".
   -- А где она? Она вообще существует?
   "Существовала. Приятная была девушка... гхм, богиня", -- голос вроде стал слабее.
   -- А что с ней сталось?
   "Нету её. Умерла", -- точно, ещё слабее...
   -- Как, умерла? Богиня???
   "Боги тоже умирают. Признаю, те приколы в храме типа молнии были устроены от её имени мною. Всё, ухожу. Даже разговор со смертными, особенно такой длинный, требует чересчур много сил. Наверное, я не буду больше говорить до самого Копья. Чао!"
   -- Погоди! Как мне научиться говорить с тобой, не произнося слов вслух?
   "Постепенно научишься!.." -- еле-еле расслышал я. И больше ничего. Глухо, как в спасательной шлюпке. Только нали переговариваются, да титаны где-то внизу ревут.
   Теперь остался я да трое нали. Безумно захотелось есть. Я вспомнил, что уже время обеда, снял рюкзак и перекусил в компании нали, разделивших мою трапезу. Мы поднялись на балкон, откуда вела дверь со склада на корабль.
   За дверью был небольшой коридор. Он равномерно был разделён так называемыми рёбрами. Балками на потолке и боковых, наклоненных слегка под углом, стенах. Получаются своеобразные полуколечки, распределённые по всей длине коридора. Там, между двумя рёбрами, лежал человек. Умер пару дней назад. Изучив его дневник, я узнал, что мои догадки о судьбе экипажа подтвердились. Это был капрал Пелли Онсов. Его имя, правда, мне ни о чём не сказало. Нали, пока я изучал дневник, толпились за спиной, о чём-то между собой тихо переговариваясь.
   Людям, сразу на следующий день после выступления Винера и Гарисона в поход за ракетницей, пришлось отступать на корабль. Винер и Гарисон выскользнули как раз вовремя перед приходом титанов.
   Люди заперлись на неприступном корабле и стали ожидать чуда. Кажущемся неприступным корабле. Корабль всё-таки был взят. "Если ты читаешь это, стало быть, я мёртв, а наш корабль захвачен инопланетниками, кличущими себя "скаржи"". Что ж, парень, ты оказался прав.
   Долго же Гарисон и Винер шли к храму Чизры. Получается, около двух недель. Напрямик, через храм Вандоры, мы вышли гораздо быстрее.
   Остаётся неясным, на фига они вообще, я имею в виду экипаж, покидали корабль, если могли спокойно сидеть внутри. Целее бы состав был... Быть может, у них была какая-то особая цель, о которой я ничего не ведаю?..
   Ладно, что было - не важно. Важно то, что будет сейчас со мной, если я не соберусь...
   Я осторожно подошёл к двери, ведущей на корабль. Дверь автоматически распахнулась, приглашая меня войти. Я сделал нали знак не двигаться, а сам вошёл. Всё чисто. Здесь была погрузочная зона. Большая лифт-платформа наверх. По бокам - несколько ящиков. Там же, где ящики - две большие вентиляционные решётки, закрывающие ведущие вперёд туннели. Труп человека. Лежит, прислонившись спиной к ящику. Из его дневника я тут же узнал, что он - старший на этой палубе. "Старшина Юрий Андромов. Инопланетная военная группа пробила дыру в обшивке и ворвалась на корабль через вентиляционные шахты. Кериг, Онсов и я попытаемся задержать их здесь, в погрузочной зоне".
   Мда, неудачно попытались. В дневнике не содержалось, правда, всех нужных данных, но прочие я сумел вырыть из находящегося неподалёку в стене монитора отчётов погрузочного отсека. Там я сумел раскопать более общую информацию, причём в упорядоченном и сжатом виде. Копаться в дневнике старшины страшно не хотелось, к тому же не было времени, поэтому отчёт оказался более практичным вариантом. "Мы въехали в этот кряж уже как с два месяца назад. После нашего отступления из лагеря сюда, на корабль, эти четырёхэтажные динозавроподобные твари каждую ночь приходят к кораблю и пытаются пробить заднюю обшивку корабля. Они выглядят довольно тупыми и медлительными". Хорошая исчерпывающая характеристика титанов.
   Я пошарил в ящиках, нашёл немного боеприпасов, которых, признаться, оставалось у меня маловато. И вдруг, перевернув один ящик, я нашёл то, чего совершенно не ожидал найти. Какая приятная находка! Суперкожа! Прямо как та, что носили Гарисон с Винером... Вот чёрт! Вспомнил некстати, опять в грудь кольнуло... Не впервые теряю друзей буквально на глазах. Взять того же Тима, к примеру.
   Я накачался препаратом до отказа. Через минут пять подействует, и тогда мою кожу не пробить. В последнем ящике обнаружилось кое-что ещё поинтереснее. Вот так всегда. Самое хорошее - в самом конце, как будто в расчёте: а вдруг бросят поиски, не дойдя до финиша? Там было защитное поле. Пояс-поле. Теперь, чтобы меня взять, им придётся натравить титана.
   Какая-то мысль настойчиво пыталась пробиться к моему сознанию. И сейчас ей это удалось. Старшина писал, что их было трое! Так где же третий? Кериг, кажется...
   После недолгих поисков я заметил в вентиляционной шахте за левой решёткой нечто странное. По ту сторону вентиляционного туннеля, опершись на противоположную решётку, лежал ещё один человек. Я пролез внутрь и подошёл ближе. Туннель был достаточно большой, чтобы я мог стоять в нём, лишь слегка пригнувшись.
   Да, это и был... "Капрал Андерс Кериг. Они идут! Я слышу, они в вентиляционных трубах! Единственное, что я могу сделать - активизировать системы защиты склада. Я настроил их на ДНК людей, чтобы заходить могли только земляне".
   Вот молодец! Классно он придумал, ничего не скажешь... Что же теперь делать? "Похоже, ребята, вы попали", -- думал я, глядя на нали, рассматривающих окрестности. Всё зависит от того, какого типа система. Настроен на ДНК людей только замок, или весь вход? Может, удастся как-нибудь обмануть систему?..
   Я вылез из туннеля назад, в погрузочную комнату. В ту сторону решётки не открывались.
   -- Сидеть тут! -- приказал я нали.
   А сам поехал на лифте вверх, на второй этаж. Сквозь решётчатый пол второго этажа я видел, как нали смотрят на меня в нерешительности. Нарра сделал какой-то жест, указывая пальцем вверх. Опасность. Ну это я и так знаю. На экране сообщений, висящем прямо над развилкой, было написано следующее: "ИСВ-Кран, палуба 4. Состояние: тревога, нарушители! Охранные замки включены. Нарушители на всех палубах. Они пытаются включить главные двигатели. Палуба 1 - аварийный телепорт на мостике заблокирован". Час от часу не легче!
   Развилка была на два коридора, которые расходились здесь, а затем вновь сходились на другом конце. Оба коридора - я быстро выглянул и в один, и в другой - были захламлены ящиками. В правом коридоре находилось два скаржа, причём в бронежилетах, сразу видно: группа захвата. Они изредка перерыкивались, глядя вперёд, в коридор. Мне были видны их спины. Левый коридор был пуст. Недолго думая, я свернул налево. По пути я заметил табличку, притороченную в углублении на стене под стеклом: "Погрузочный отсек. Корпорация Инуин". Рога обломать этому Инуину!
   К счастью, никого на второй развилке не было. Я подошёл к двери. А тут меня ждал облом: на пульте у двери красным мигала большая надпись. "Несанкционированный доступ. Требуется подтверждение на вход у дежурного в рубке управления вентиляцией". Вот о чём писал Кериг. Скарж попытался сюда войти, а автоматика распознала в нём нелюдь и отказала. Теперь попали не только нали, но и я, мы не можем войти. Хотя... Можно разблокировать двери с пульта дежурного в рубке контроля вентиляции. А эта рубка как раз и была там, где лежал мёртвый Кериг, но вентиляционная решётка, через которую я мог бы туда проникнуть, не открывалась. Может поискать обходной путь?
   Туда наверняка можно попасть через вентиляционные трубы, недаром это - рубка управления вентиляцией. Оттуда должен быть выход на вентиляцию, чтобы иметь возможность в случае чего устранить там неисправность.
   Я поискал глазами ближайший, до которого я мог бы добраться, вход в вентиляционную сеть. Ближайший вход, он же - единственный, находился в правом коридоре. Прямо на глазах у тех двух скаржей! Умно они выбрали пункт наблюдения, придраться не к чему. Я выскочил из-за угла, стреляя из артиллерии. Скаржи среагировали мгновенно, кинувшись врассыпную. Эти будут покруче прежде мне встречавшихся. Те были простыми рабочими, в крайнем случае - надзирателями. А это - солдаты.
   Первый скарж, спрятавшись за ящиками, схватил один из них и швырнул в меня. Другой постарался разодрать меня стальными когтями, пока я был занят ящиком. Ящик пролетел мимо, ударился о стену, выплёвывая содержимое на пол. Всякий хлам, успел заметить я. Второму скаржу не повезло, я вовремя развернулся и нашпиговал его шрапнелью, хотя он царапнул меня, вернее поле, когтем. Первый же высунулся из укрытия и пустил в меня магические шары. Я попытался от них уйти прыжком в сторону, но негодяй выстрелил ещё раз, прямо туда, куда я летел. В результате шары попали прямо в меня, вернее - в поле. Такой наглости я не стерпел и стал методично расстреливать цельными кусками шрапнели ящики и окрестности. Время от времени раздавался отчаянный визг. Наконец осколки окончательно достали скаржа. Он выскочил и в бешенстве, хромая, в последнем отчаянном усилии кинулся на меня. Понятно, это усилие было глупое. Лучше бы он попытался смыться...
   Вот теперь я стою перед двумя трупами скаржей, вернее, от них мало что осталось - с артиллерией шутки плохи, шрапнель разорвала крепкие тела на куски, хотя запас патронов к этой пушке у меня изрядно уменьшился. Стою я и слышу рёв скаржей где-то наверху, в вентиляционных трубах. Прямо как Кериг. Не медля (не хотелось бы нарваться на отряд противника), я открыл решётку, ведущую в шахты, затем быстро прыгнул туда, не теряя времени. Чуть не упал на большой, между прочим, работающий вентилятор. Какой-то гад убрал наполовину решётки, перекрывающие лопасти, и забыл закрыть.
   Я выбирал направление по памяти и старался шагать быстро - времени оставалось мало. В итоге наткнулся на мёртвого скаржа. Он лежал на стыке двух ходов, и я о него чуть не споткнулся, выйдя из-за поворота. С перепуга, а я-то думал, что он живой, только притворяется, выпустил в него пару шок-лучей. Затем плюнул, раскрыв обман, и перешагнул труп. Вторично чуть не упал. То, обо что я споткнулся, лежало у лапы скаржа и от толчка ногой со звоном протарахтело по полу. Я поднял это и повертел в руках. Занятная штука. В форме двуштыковых вил. Я нажал на кнопку, и между штыками вылезло откуда-то изнутри лезвие причудливой формы, напоминающее свастику, только со слегка отогнутыми лопастями, начав медленно вращаться. Так-так, похоже, начинаю соображать...
   Оружие. Причём, скаржье оружие. Вот щас мы и проверим его своим стандартным методом. Я прицелился в самую дальнюю стену.
   "Дурак!!!" -- пронеслось в моей голове за короткое мгновение до выстрела. Я немедленно упал вниз. Лезвие, оставляя за собой в воздухе тонкую, быстро исчезающую розовую дорожку, отпружинило от стены и понеслось назад, преодолев за полсекунды тридцать-сорок метров. Если бы у меня не было поля, оно бы срезало мне или голову, или изрядное количество волос с моей макушки. А так оно врезалось в поле и раскрошилось. В результате поле немного ослабло. Мог бы даже и не пытаться увернуться - энергии поля потерял бы столько же: поле-то энергию распределяет равномерно по всей своей площади.
   -- Бог! Ты меня слышишь?
   Без ответа. Ну и ладно.
   Занятная штука. Предназначена для отрубывания головы своему владельцу? Тогда понятно, чего этот скарж тут делает мёртвым... Хотя нет. Я перевернул труп ногой. Если он и от чего умер, то явно не от такого лезвия.
   Значит, всё же оружие. Только как из него выстрелить, чтобы не убить себя? Стоп! Понял. Для этого просто надо стрелять в стену не под прямым углом. А то, ясный перец, оно отпрыгнет прямо в меня. Я сделал ещё один пробный выстрел. Лезвие, отпружиниваясь с высокой скоростью от стен и тем самым создав в воздухе переплетение розовых линий, исчезло за поворотом.
   Всё, пользоваться им я умею. Теперь надо научиться его заряжать. Прямо в место стыка этих штыков, в форме которых было оружие, в нижнюю часть была вставлена обойма. Правда, эта обойма была немного... Ну, шире, что ли, чем обычные пистолетные. И неудивительно, учитывая размер самих "патронов".
   Скарж, потревожу тебя ещё раз. Так, осмотрим его так называемую униформу. Кожаная чешуйчатая куртка, под которой массивный бронежилет, прикрывающий грудную клетку. Скаржий десантник. Что же у тебя в карманах?
   Всякий хлам... Даже не знаю, для чего. Сухой паёк каких-то листьев. Коммутатор, или что-то очень похожее. А вот и то, что я ищу. Коробочки почти кубической формы. Я выудил из кармана их все в количестве трёх штук. То ли это, что мне надо?
   Так, посмотрим... На лезвиемёте, как я его прозвал, в том же месте, где и обойма, только сверху, был индикатор, на который я только сейчас обратил внимание, поскольку, он совершенно не светился. Нечто вроде жидких кристаллов. Наверное, это количество оставшихся боеприпасов. Чтобы узнать наверняка, я достал переводчик. Точно, переводчик сказал мне, что это - цифра "7". Ага, было девять патронов, а я, придурок, уже два испоганил.
   Пощупав обойму, я сумел отделить её от оружия. При этом индикатор очистился. Да, точно, такая же самая, как те, что я только что достал из карманов скаржа. Повертев в руках новую обойму, я постарался вставить её так, как торчала там предыдущая. Получилось. Индикатор замерцал. В дело опять вступил переводчик и сказал мне, что всего лезвий - двадцать. Это как раз и означало то, что одна обойма - двадцатилезвийная. В итоге у меня шестьдесят семь лезвий. Я решил оставить новую обойму в стволе, а початую приберечь на самый конец. Всё-таки я ещё не умею пользоваться новым оружием. Пускай патронов в магазине будет пока побольше.
   Несколько раз мне попадались мёртвые скаржи. Это говорило о том, что дежурный на пульте вентиляции не спал, а отчаянно сражался, ловко управляя системами вентиляции. Пока его не достали...
   Скаржей я не осматривал, поскольку времени не было. Хотя, не исключено, обнаружил бы пару лезвий... В конце концов, я добрался до пульта контроля вентиляцией. Пульт располагался на узкой платформе, упиравшейся краями в стены. Внизу было хранилище охладительной смеси для двигателя - прозрачной жидкости зелёного цвета. С трудом угадывалось на дне бассейна тело человека, вернее - остатки тела, разъеденные агрессивной средой. Наверное, и есть тот злосчастный дежурный. О том, что это - охладительная смесь для двигателя, я узнал, порывшись в информации, предоставляемой на пульте. Там также была пометка о том, что эта смесь подходит к концу. В общем-то, современные космические корабли испытывают нужду не столько в топливе, сколько в охладительной смеси для двигателей. Топливо для них обычно необходимо в небольших объёмах - только для взлёта/посадки, а крейсерам, что на планеты не опускаются, оно вообще почти не нужно. Для путешествия в гиперпространстве нужны сущие крохи. Но, как назло, двигатели в гиперпространстве, вырабатывая энергию, чересчур сильно нагреваются, и если их время от времени не охлаждать - то взрываются. В обычном пространстве перегрева тоже можно достичь, но лишь гоняя двигатель на двухсотпроцентной мощи весьма длительный промежуток времени. Перегрев был истинным проклятием гиперпространства, пока кто-то не додумался до охлаждающей жидкости. Чрезвычайно токсичная для органики, она, тем не менее, великолепно справлялась со своими функциями. Жидкость, влитая внутрь двигателя, под воздействием хитроумного излучения за короткий промежуток времени скукоживалась в безопасный порошок, но двигатель в результате охлаждался с нескольких тысяч градусов по Цельсию почти до температуры человеческого тела. Сделанный из хорошего сплава, от перепадов температуры он совершенно не изнашивался. Вот почему корабли, заправляясь на конечных станциях, имеют в виду по большей части заправку не топливом, хотя и им тоже, а охладительной смесью.
   Сейчас охладительная смесь неприятно на меня смотрела снизу. Вернее это я смотрел на неё, но почему-то создалось ощущение, что и она, оно на меня смотрит.
   Бр-р-р! Так недалеко и шизофреником стать! Открыв все замки на складе и отворив большие решётки, возле одной из которых почивал последним сном капрал Андерс Кериг, я спустился по лестнице к этим решёткам и по туннелю перебрался в загрузочную зону.
   Я свистнул. Надеюсь скаржи не нашли их. Из-за ящика высунулась желтоглазая безносая голова. Да куда они денутся? Это ж нали! Мастера залеганию на дно и сматыванию удочек. Я махнул рукой. За мной!
   Мы на лифте забрались на второй этаж и стали тихо пробираться к закрытым прежде дверям склада через место моей недавней битвы со скаржами. Тут валялись их головы, во всяком случае, одну я точно видел. Хорошо так я попал в него, неслабо.
   Нали шли уверенно, видимо, бог им говорил, что скаржей поблизости не предвидится. Но я всё же шёл осторожнее, обходил стороной все вентиляционные отверстия, памятуя, что хоть он и бог, но успеть может не везде. Однако... Можно в дальнейшем ориентироваться на поведение нали, чтобы узнать, что им подсказывает их покровитель.
   Двери в склад представляли собой две горизонтальные створки, распахивающиеся внутрь склада, одна открывалась вверх, другая - вниз. Для нормальной работы створок необходим был небольшой, сантиметров десять в высоту, порог, в котором располагался собственно двигательный механизм. Такой же механизм был и для верхней створки наверху. Перешагнул через этот порог первым я и спустился по нижней створке на пол склада. Нали, войдя на склад, рассыпались, что заставило меня насторожиться. На складе было много больших ящиков, сам склад был достаточно велик. Но он был заполнен далеко не полностью, что явно свидетельствовало о мародёрстве скаржей. Оговорился - о захвате военных трофеев. На полу кое-где была кровь. Тела людей, похоже, давно убрали. Один из ящиков средней величины оказался вскрыт. А может быть просто повреждён во время приземления корабля? Внутри находилось несколько ящиков со шрапнелью. Хорошенькое дело! Кто-то из крановцев, не помню, Гарисон или Винер, говорил, что у них максимум чего было из вооружения - так это шок-ружья, да и те достались командованию. Хотя, наверное, это не арсенал корабля. Больше смахивает на груз. Странно... Исследовательское судно, и как грузовик? Да так, что члены команды сами не знали, что это за груз! Что у них там за дела происходят на Земле, хотелось бы понять! Теперь в результате этого большая часть передовой земной технологии - в руках у скаржей.
   В одном из ящиков я обнаружил партию самых современных жилетов, лёгких, прочных. Такие, быть может, даже лезвия скаржа не пробьют. Свой жилет, моделью попроще, я потерял ещё в храме Вандоры, когда летун своим шаром расплавил его в масло. Хорошо хоть я ещё вовремя его стянул, а то бы вплавилось это масло мне в кожу, и жилет стал бы неотделим от моего тела. Один из этих жилетов я взял себе. Он приятно обтянул тело, повторяя его формы.
   Ещё в одном ящике я нашёл портативный прожектор. Крутая штука! Использует недавно изобретённые источники света, которые довольно экономны, и поэтому вкупе с маломощным аккумулятором могут светить при непрерывном использовании несколько суток. Весит это устройство всего-ничего, а свет даёт такой, что, образно говоря, не каждой звезде приснится. Практического применения я в ближайшем будущем ему не видел, но так просто оставить эту классную штуку мне не позволял инстинкт знатока и ценителя изобретений. Так что я положил его вглубь рюкзака. До лучших времён.
   Я оглядел из-за ящика склад. Чёрт, отсюда ни хрена не видно. Я прошёл ещё дальше, за соседний ящик. Отсюда мне открылась интересная картина. Прямо на платформе погрузки развалился, закинув лапу за лапу, скарж и что-то взрыкивал, глядя в потолок. Обычный скарж, даже не десантник, без жилета или куртки. Но со стандартным вооружением в виде длинных налаповых лезвий, колюще-режущего оружия. Сейчас он, выдвинув одно из этих лезвий, ковырялся в зубах.
   Выглядит-то он мирно, прямо, как строитель-высотник во время перекура. Но безопаснее он от этого для нас не становится, поэтому я немедленно нажал на курок.
   Всё тихо. Вроде бы больше скаржей нет. Один из нали, аббат, высунулся из-за ящика и показал третьей (или четвёртой, хрен их поймёшь) рукой вверх. Я задрал голову. Ясно, второй этаж. Но это потом. Я после недолгого блуждания между ящиками нашёл выход со склада на третью палубу. Всего палуб, как я уже успел уразуметь, на "ИСВК" было четыре. Четвёртая, собственно - это хвостовая часть, склады. Вторая и третья, помнится из школьного курса, содержат в себе основные части корабля. Это двигатели, управление внутрикорабельными системами, прочее барахло типа центра обслуживания роботов-исследователей. И, наконец, первая палуба - самая главная. Капитанский мостик, каюты экипажа, исследовательский центр. Капитанский мостик - вот, куда мне надо попасть. И, похоже, придётся прорываться через весь корабль, а систем безопасности тут немало. Что же ещё успели предпринять хитроумные люди в попытке спастись от безжалостного врага? И, по иронии судьбы, мешая этим только мне, человеку... Скаржи-то, они всё равно пробьются. Их много... А я один.
   Громадная дверь была заперта. Настенный терминал ругался матом, сообщая, что защитная решётка наверху, у основного пульта, взломана, а посему охранный механизм заблокировал двери.
   Вот теперь-то придётся переться наверх. Аббат оказался прав. Как это всё достало!
   Я вызвал лифт и поехал не спеша - лифт быстрее не умел. Второй этаж был немного поменьше первого, тоже заставлен ящиками. Я прошёл под решёткой, которая этот этаж в случае чего запирала. В дальнем от лифта углу в темноте мерцал пульт, на котором что-то делал скарж. Я взял пушку. Эх, не повредить бы пульт... Я осторожно приблизился, ставя пушку и так, и эдак. Как бы лучше стрельнуть? Внезапно скарж нажал что-то на пульте и повернулся ко мне. Сзади зловеще скрежетнула захлопнувшаяся решётка.
   -- Вот ты и попался, человек! -- немного рыкавя, произнёс он. В тот же момент сверху послышался топот. Ещё секунда - и волна скаржей хлынула в комнату через верхние вентиляционные люки, в одном конце склада и в другом. Двух я сшиб из артиллерии прямо в воздухе. Но они прыгали быстрее, чем я успевал что-либо сделать ещё. А наверху их было гораздо больше.
   -- Сдавайся! Ты обречён! -- сказал тот же скарж. Эх, ну почему я сразу его не пристрелил!
   -- Щаз! -- сказал я и потратил драгоценное время на то, чтобы разбить ближайший люк вентиляции в стене.
   Скаржи со всех сторон рванули за мной, но, благо, они были далеко, и я успел удрать. Сзади слышится топот, погоня близко. Я выстрелил через плечо из артиллерии, рискуя, впрочем, осколками задеть себя. Сзади послышались вопли боли. Погоня была немного задержана. Я завернул за ближайший поворот. И увидел, что не ошибся. Вентиляционная решётка с другой стороны склада. Отсюда виден пульт, видно с десяток скаржей, столпившиеся у противоположного отверстия, через которое я сбежал. Сверху, из люков, из которых повыпрыгивали скаржи, доносилось рычание остальной их братии, предпочетшей остаться наверху. Их там, похоже, вообще немеряно...
   Я немного перевёл дыхание. "Вот ты и попался, человек", -- сказал скарж. Он сказал это так, словно... Словно знал, кого ловит. Выходит, моя теория подтвердилась о том, что скаржи не пренебрегают местными пророчествами. А из этого следует, что за мной идёт настоящая охота. Весело. Аж плакать хочется.
   Я ещё раз глянул в люк. Погоня всё-таки заблудилась. Наверное, свернули в другой рукав шахты. А скаржи в комнате всё вглядывались в дыру, через которую я удрал, и время от времени что-то кричали в неё. Наверное, они думали, что самый лучший выход для меня - уйти через системы вентиляции и затеряться в её лабиринтах. Но мне нужен был этот пульт.
   Я поставил артиллерию на предохранитель и засунул её в рюкзак, а взамен достал шестизарядник. Отойдя на десяток шагов, я вынес решётку залпом из нескольких ракет. Моментально прыгнул внутрь. Скаржи сначала не поняли, что происходит. Затем они опомнились и кинулись в мою сторону. Сверху спрыгнуло ещё несколько скаржей. Прямо перед тем, как я с пульта закрыл аварийные створки герметичности. Опасность нападения сверху миновала. Погоня тоже отрезана - створки, перекрывающие вентиляцию, включаются все одновременно. Осталось пятнадцать скаржей в тесном пространстве. Я отпрыгнул за ящик. Сейчас повеселимся.
   Один из скаржей неосторожно выскочил из-за ящика. Я угостил его шрапнелью. Больше никто не высовывался, но тут стало происходить нечто странное. Ящики стали сдвигаться, прижимая меня к стенке. Хотят меня зажать, сволочи! Я отступил, затравлено озирая окрестности. Затем, прикинув нечто в уме, навёл пушку почти вертикально вверх и сделал несколько выстрелов. Это называется бомбардировать окрестности.
   Шары шрапнели взмыли вверх. Один из них ударился об угол контейнера, разлетевшись на куски, остальные благополучно перелетели преграды, и там, куда они упали, послышались отчаянные рычания - небось, скаржьи маты. Два передних ящика больше не двигались. Боковые ещё продолжали, но я воспользовался заминкой и выскользнул из щели, на ходу сменив оружие на ракетомёт. На полу здесь каталось три скаржа, один без передней лапы и хвоста, другой закрывал лапами лицо, у третьего было что-то не в порядке со спиной.
   Несколько скаржей стояли поодаль. При виде меня они особо не засуетились. Это должно было меня насторожить, но всё происходило слишком быстро. Когда я почти миновал ящик, которым меня собирались прижать, обзор внезапно закрыл зелёный чешуйчатый локоть. Скарж поставил на пути моей головы лапу, одновременно подсекая мне хвостом ноги. Защитное поле отозвалось скрипучим звуком. Я опрокинулся на спину, выронив ракетомёт. Пушка со звоном упала на пол. Скарж вскинул лапу и ткнул лезвиями мне в живот. Я увернулся и ударил ногами его в морду. Всё-таки, несмотря на то, что он был намного больше и крепче, я сумел его немного задеть.
   Он отшатнулся. Я откатился в сторону и вскочил на ноги. Тем временем сзади раздался лязг смыкаемой ловушки. Скаржи, что толкали остальные ящики, поняли, что что-то не так, и побежали в нашу сторону. Стоявшие же прямо перед нами, включая скаржа, что со мной разговаривал (наверное, командир взвода), безучастно наблюдали схватку. Нечто подобное происходило и у нас людей, когда один из десантников демонстрировал своё боевое искусство перед взводом, сражаясь либо с диким зверем, либо с пленным некрисом. Единственное отличие - у пленных некрисов никогда не было оружия. Я сунул руку в ранец, нащупал первый попавшийся ствол и выудил наружу. Не совсем ствол, правда. Оказалось, скаржий лезвиемёт. Но уже не было времени менять на другое. Скаржи, стоявшие вдалеке, когда увидели оружие, кинулись в разные стороны. Однако было поздно. Мой противник уже был на полпути ко мне, задние скаржи как раз накинулись на меня из-за ящиков, как я с диким криком вдавил до отказа курок. Одно за другим, веер из двадцати лезвий, вырвались они из промежутка между штыками.
   Одно из лезвий попало бегущему на меня скаржу в брюхо. Он остановился и непонимающе уставился на свастику, торчащую у него из желудка. Лезвие зацепилось одним из своих лучей за броню и поэтому не пробило скаржа насквозь. Наружу полезли внутренности. Тем временем остальные девятнадцать лезвий начали свою смертоносную пляску в помещении. Я стоял с пустым оружием в руках, недоумённо глядя на устроенный мной ужас, палец всё ещё бесполезно давил на курок. Они летали туда-сюда, у меня начало рябить в глазах, розовые дорожки уже разрисовали всё пространство комнаты. Смертоносные снаряды были повсюду. Один раз удалось увернуться от лезвия, летящего прямо мне в голову, я упал на спину. Не хотелось терять поле. Слуха достигли первые отчаянные крики скаржей. А в центре всего этого хаоса стоял скарж с лезвием в животе, пустым взглядом уставясь куда-то вперёд. И тут одно из лезвий начисто срезало ему башку. Голова медленно, сверкая мощной толстой шеей, разбрызгивая кровь, вращаясь в воздухе, падала на пол. Тело скаржа, словно трезвея от раны в животе, прорезало воздух перед собой взмахом длинных налаповых лезвий. Хорошо, что я в этот момент лежал на полу, а не то пришлось бы худо. Оно, от взмахов потеряв равновесие, рухнуло вперёд. Прямо на меня. Поле опять отозвалось отчаянным писком. Его энергии осталось где-то с половину. Я лежал, не в силах двинуться. Скарж прищемил меня к полу. А лезвия продолжали убийственную пляску. Ещё двое скаржей не сумели увернуться и упали, пробитые насквозь. Краем глаза я мог наблюдать немного, что творилось. Лезвия понемногу теряли свою силу и, ударяясь очередной раз о стену, уже не рикошетили, а разбивались.
   Одно из лезвий в своём последнем полёте, отскочив от дальнего ящика, устремилось прямо мне между глаз. А я ничего не мог сделать, не мог даже пошевелиться. Внезапно на полпути лезвие слегка отклонилось и высекло искры, разбившись в прах о ящик несколькими сантиметрами левее моей головы. Бог, понял я.
   Неимоверными усилиями мне удалось немного сдвинуть с себя неподъёмного скаржа и выбраться. Складовая комната представляла собой жуткое зрелище. Скаржи лежали в разных позах. Некоторых лезвия настигли на бегу, некоторых, особо хитрых, в позиции лёжа. У некоторых в спинах даже торчало по одному лезвию, остальных лезвия пробили насквозь. Точно так же обстояло дело со скаржами, толкавшими ящики. Не ушёл ни один. Ещё бы, учитывая хаотичность полёта да и ещё то, что скаржи сами себя заперли в этом помещении, можно было предположить, что лезвия не минут ни единого квадратного метра. У скаржа, что упал на меня, в спине торчало целых три лезвия. Лезвиемёт - мощная штука. Надо будет об этом вспомнить, прежде чем в следующий раз нажимать на курок.
   Тут я осознал, что времени-то с того момента, как я надавил на курок, и до того, как последнее лезвие прекратило полёт, прошло всего с десяток секунд. Каким-то необъяснимым образом на продолжении битвы время для меня растянулось. Ладно, пора бежать.
   В герметичные створки продолжали с дикими криками ломиться скаржи. Эти створки вообще-то использовались при разгерметизации корабля, летящего в космосе, чтобы изолировать данный отсек от остальных помещений. Но я воспользовался ими по-своему. Они, конечно, не были рассчитаны на сдерживание бешеной орды вооружённых скаржей, поэтому должны были в скором времени пасть.
   Пульт оказался крепче, чем я думал, и от лезвий он совершенно не пострадал. Не теряя времени, я открыл с пульта решётку, преграждающую путь к лифту на первый этаж склада, затем разблокировал двери на третью палубу, подобрал оброненный ракетомёт и зашёл на платформу лифта. Пока я ехал вниз, мне в голову пришла интересная мысль. Скаржи, очевидно, пытались взять меня живьём. Что ж, обожглись. Теперь, наверное, будут пытаться взять мёртвым.
   Внизу я увидел, как Нарра, обзаведясь артиллерией из ближайшего ящика, что-то увлечённо втолковывал двум своим старшим товарищам. Я отобрал у него шрапнельник. Мал ещё для такого оружия. Взамен я ему нашёл шок-ружьё. Вот это для него в самый раз. Ведь он не знает секретного приёма, не так ли?
  

* * *

  
   -- Сидеть! -- приказал я нали.
   Помещение с главным турболифтом как нельзя лучше подходило для того, чтобы оставить здесь нали, пока я соображу, что делать дальше. Я запер за собой четвёртую палубу, взорвав контрольник открытия дверей - это надолго задержит погоню. Тем самым я, конечно, обрёк на тупиковую ситуацию всех возможных последователей, но я не думаю, что какой-нибудь ещё человек, кроме меня, в здравом уме полезет на кишащий скаржами корабль. Мы прошли, прячась, через весь корабль (благо, скаржей в коридорах было немного, а нали подсказывали мне своим поведением, как вообще избежать встречи; прошли через такие маленькие, что нали едва пролезли, четырёхстворчатые двери, разделяющие вторую и третью палубы) и добрались до турбо-лифтов, с помощью которых можно было достигнуть первой палубы.
   И оказалось, что лифты не работают. Экран рядом с одним из лифтов содержал мерцающее красным сообщение: "Аварийная ситуация! Турболифты требуют полной мощности двигателя". Я огляделся. Лифты, в общем-то, поднимали вверх всего лишь метров на двадцать, сами были рассчитаны всего на трёх человек. Так что, эта "Аварийная ситуация" была скорее вопросом безопасности. Вверху, прямо над головой, виднелся пол второго этажа, подпирающийся толстым металлическим столбом, исходящим из пола, на котором стоял я. В дальних углах комнаты находились ящики. Хорошее место, чтобы оставить нали. Скаржи вряд ли сюда забредут, пока не включат турбо-лифт.
   Решив таким образом, я пошёл искать отсек двигателей, чтобы посмотреть, что можно сделать. Скаржей было не так уж много, и мне удалось пройти по кораблю, не вызвав лишнего шума. Повсюду были надписи на таланском, что помогало мне ориентироваться. Я увидел соответствующую надпись и направился туда. В двигательный отсек вёл небольшой лифт. Отсек был слишком большой, чтобы поместиться на уровне второй и третьей палуб - там и так хватало переходов, коридоров, отсеков и прочего в виде скаржьих десантников. Когда лифт остановился, я увидел, что вход в отсек перегорожен силовым полем. Наличие поля объяснялось, как обычно, на ближайшем экране: "Тревога! Уровень "А". Защитное поле включено". Какой-то умник из экипажа включил поле. Самое смешное, что за полем, в отсеке расхаживал скарж, работая то на одном терминале, то на другом. На меня совершенно не обращал внимания. Потуги того умника оказались безуспешными вдвойне.
   Я плюнул на всё это дело и решил поискать способы вырваться отсюда в другом месте. Где-то я слышал, что на военных крейсерах среднего и малого типов, научных крейсерах, а также всех видах пассажирских лайнеров в доках располагается терминал с большими правами доступа к общеинформационным базам данных корабля. Такого уровня терминал есть только на мостике, да ещё в стыковочной зоне. Чем объяснялось помещение такого терминала в стыковочную зону? Этого я не упомню. Чем-то объяснялось. Возможно, чтобы гости корабля могли сразу же получить необходимую им информацию прямо на месте стыковки. Такие терминалы, разумеется, могли бы быть на всех остальных отсеках корабля, но в них попросту не было смысла. Обычно персонал отвечал только за свою работу, а прочей не интересовался, и на их терминалы поступали сообщения только от капитана. Наверное, так. Хотя, не представляю, почему было не подключить все терминалы к базам. Разве это сложно? Или это также принцип безопасности?
   Теперь бы найти этот отсек... Если прикинуть, то вход в него должен быть если не огромным, то очень большим.
  

* * *

  
   Громадные четырёхстворчатые ворота стыковочного отсека, ну, отсека, куда влетают челноки или шлюпки, я открыл нажатием настенной кнопки.
   Скарж, скучавший у пульта, при виде меня вскочил и с рыком кинулся в мою сторону, размахивая лапами. Я не успел толком среагировать: он мчался чересчур быстро... И пролетел, не снижая скорости, мимо. Дверь захлопнулась у него перед носом. Врезавшись в неё, скарж некоторое время приходил в себя, затем размахнулся лапой и долбанул её что есть силы.
   Я деликатно кашлянул, направляя пушку на скаржа.
   -- Не мешаю? -- спросил я.
   Скарж мгновенно развернулся и сказал, поднимая наизготовку лапы:
   -- Это всё ты!..
   Затем добавил пару слов по-скаржьи. Наверное, это было что-то вроде: "Люди грёбаные!". А затем кинулся на меня. Злился, бедняга, на нас нехороших, видимо. Я и сам злился на тех же. Теперь ведь я тоже заперт. Но скарж, как и остальные представители его расы, ранее встречающиеся мне, как будто бы забыл это. В его глазах, как и у прочих, была написана лишь жажда убийства - и ничего более.
   В просторном зале укрыться от штурмового оружия трудно, поэтому скарж особенно долго не прожил, хотя, как и все прочие, показал класс акробатизма при попытках увернуться.
   Я подошёл к пульту управления дверьми отсека и понял, в конце концов, что случилось с воротами. В общем, в ворота-то я зашёл, а выйти назад не сумею. Пульт управления воротами противился всеми способами моему воздействию, говорил, что система безопасности заблокировала выход из-за несанкционированного доступа чужих к терминалу. Всё же какая-никакая безопасность здесь была. Помещение было не то, чтобы большим - гигантским. Это был цилиндр диаметром с пятьдесят метров и в высоту ещё сотня. Такое большое помещение было нужно для того, чтобы размещать шлюпки поэтажно, если их много, с помощью шлюпочной платформы, находящейся сейчас наверху. В стене напротив выхода было место для скоростной лифт-платформы. Сам лифт, как и шлюпочная платформа, тоже был под потолком. За время моих приключений на "ИСВК" мне часто попадались трупы членов экипажа. Вот и сейчас то, что осталось от человека при падении со стометровой высоты, ведь челнок-платформа неплотно прилегала к стенам. Между её краями и стенами оставалось где-то метровое-двухметровое расстояние.
   Что же делать с дверями? Можно было попробовать передать сообщение нали через бога, чтобы они мне их открыли, но было два препятствия: во-первых, бог сказал, что будет в отключке аж до самого Копья, или как оно там, а во-вторых, система в аварийном состоянии вряд ли отзовётся на попытку нали открыть дверь. Теперь система повинуется только людям.
   Наверное, можно что-то сделать сверху, с терминала. Приняв такое решение, я, вызвав лифт, дождался, пока он примчится, встал на платформу и поехал вверх. Судя по рыкам наверху, отражавшимся сильным эхом от стен громадного помещения, скаржей там было около двух-трёх экземпляров. Пытались, видно, открыть дверь. Я достал шок-ружьё.
   Два скаржа увлечённо кромсали терминал. Первый уже вскрыл коробку и возился в путанице проводов, стараясь подключить один из своих приборов. Второй что-то пытался сделать на консоли. Вот он, собственно, и получил первым, и с отчаянным воем упал вниз с платформы. Первого я побоялся трогать, а вдруг прихватит с собой, зараза, клок проводов - и тогда прощай, терминал!
   Он тоже склонялся к мнению, что портить терминал не стоит, поэтому немедленно высвободил лапы из проводов, а затем нырнул за столб и под прикрытием терминала стал пускать в меня магические шары. Чёрт, как же его достать? Гад засел очень удачно, разве что высовываться боится, чтобы глянуть, где я. Надо его очень аккуратно вынуть оттуда, а не то терминалу - крышка, и я останусь тут заперт...
   Скарж понимал, что я это понимаю, и понимал также, что в случае гибели терминала он тоже надолго останется в этом зале, поэтому, хоть и прикрывался терминалом, сделал всё возможное, чтобы самому его не повредить. Я подошёл поближе. Скарж уже понял, что меня на линии огня нет, но высовываться не спешил. Кто кого перетерпит? Ну ладно.
   Конечно, я мог выудить всю информацию, пока он там, и спокойно уйти, но я сомневался, что он просто так это стерпит. К тому же я не хотел оставлять в тылу скаржа, да ещё у такого ценного информационного узла. Я нажал одну из кнопок на пульте управления платформой, верно поняв её назначение.
   Платформа была очень интересна своим устройством: терминал располагался прямо на ней, а, следовательно, поднимался и опускался вместе с платформой. Сделано это было потому, что платформа-то всё равно одна, поэтому лучше поставить терминал на ней, чтобы быть ближе к обслуживаемым челнокам, чем ставить его где-то наверху и оттуда сверху через камеры наблюдения управлять. Терминал был расположен с самого края для того, чтобы предоставить челнокам как можно больше свободного места, и очень хитро был пристроен. При вращении платформы вокруг своего центра терминал с креслом оператора вращался вокруг той же точки в противоположную сторону и таким образом оставался в пространстве на месте. Ещё, конечно, были и такие возможности, как трансформация платформы как угодно. Она состояла из секторов, оперируя которыми, можно было сложить её пополам, в четверть, можно было изгибать различными способами. Разумеется, сектор платформы, над которым находился терминал, трогать не представлялось возможным, иначе такой глупый или криворукий оператор закончил бы как предыдущий, что лежит сейчас внизу. Но всё это не имеет значения, в данный момент меня интересовало только вращение.
   Вот кнопку вращения-то я и нажал, тихонечко сев в кресло, причём вдавил её до упора, вызывая максимальную скорость. Скарж ещё толком не понял, что случилось, а уже оказался в противоположной терминалу части круга. Не желая повредить терминал в процессе ликвидации неприятеля - мало ли что скарж может учудить в момент гибели - я отскочил от него в сторону.
   Мы стали друг напротив друга наизготовку. Прямо как гладиаторы. В руке у меня было шок-ружьё. Я вскинул руку - луч прошил то место, где только что был скарж. Тот немыслимым образом ушёл в одну сторону, затем в другую. Я едва успевал следить за его движениями. Он оказался прямо передо мной и сделал кувырок вперёд, намереваясь столкнуть меня вниз. Летел скарж с такой скоростью, что шок-ружьё всего лишь немного замедлило бы его полёт. Он выставил лапы с лезвиями в стороны, предугадывая мои попытки прыгнуть вбок. Я сделал умнее. В момент опасности время опять как бы для меня замедлилось, так что я успел заметить и прыжок скаржа и его когти.
   Я рванулся вниз, проскользив под ним на животе. Миновав его, поддал ему обеими ногами под зад, затем, продолжая скользить, оттолкнулся руками, в воздухе перевернулся на спину и добавил ему под хвост из шок-ружья. Бедняга врезался в стену и, скрежеща по ней лезвиями, метров пять сползал вниз. Затем отлепился и остальные девяносто пять метров проделал в свободном полёте, размахивая лапами и рыча какие-то проклятья.
   Он шмякнулся неподалёку от другого скаржа и лежал, не двигаясь. Вокруг головы медленно расплывалось кровавое пятно. После падения с такой высоты не выживают даже скаржи.
   Так, теперь терминал. Я сел на кресло и стал искать разблокирование дверей отсека. Нашёл. Но сразу уходить я не спешил. К чёрту нали, сами о себе позаботятся. Важнее сейчас узнать побольше о корабле, чтобы потом не возвращаться.
   Первое, что я нашёл, были отчёты заведующего этим отсеком. Как только настала опасность вторжения скаржей, этот человек принял решительные меры.
   "Главный шлюпочный отсек. Ответственный за доки Иван Романов, второй офицер, ИСВ-Кран.
   Я запечатал главный люк лазерным сварочным аппаратом. Ни одна инопланетная сволочь не посягнёт на мою обитель!"
   Вот он, этот люк, прямо надо мной. Действительно, заплавлен так, что сюда точно никто не пробьётся. Но, к сожалению, корабль имел множество других уязвимых точек.
   "Первая волна скаржей изолирована на четвёртой палубе. К несчастью, другие скаржи прорвались на остальные палубы. Мы отступаем на палубу 1 и включаем высоковольтный силовой барьер. Мы должны быть в безопасности!"
   Интересно. Подозреваю, что это им особо не помогло. Вот так всегда: люди пытаются наставить всяческих ловушек против инопланетного агрессора, а, по иронии судьбы, страдает от этого только человек вроде меня, который идёт следом. Скаржей-то не задержало поле в двигательном отсеке. Люди ставят препятствия, а скаржи даже не пытаются преодолеть их. Они их обходят. И явно скаржи обошли их через вентиляционные шахты, проходя по извилистым ходам. И там, где пройти нельзя, пробивали хоть и крепкую, но, в отличие от защитного поля, далеко не абсолютно крепкую обшивку корабля.
   Как же снять поле? Так, посмотрим, "поле"... Противометеоритное поле... Не то. Гравитационное поле. А это вообще здесь при чём? Поля... Поля... Ага, вот! Поле двигательного отсека. Управляется... С главного пульта капитана. Чёрт! Пульт-то на мостике! Первая палуба, куда я и хочу добраться, но не могу.
   Может как-то можно его вырубить? В раздумье, я почесал голову и стукнул по клавишам. Где же тут центр управления силовым полем?
   Через минут двадцать я уже имел представление не только о том, где оно, но и как мне там похозяйничать, чтобы потом можно было попасть в отсек с двигателями. Где-то в отсеке силовых полей находилось два золотых сердечника. Если их разрушить, то многие поля на корабле вырубятся, в том числе и те, что мне надо.
   Я встал и размял спину. Не предназначен я для того, чтобы сидеть за компьютером, нет у меня тренировки. Даже на Тересе в своём магазине за столом много не просиживал, предпочитал ходить, любоваться полками. А в последнее время вообще сидеть не приходится.
   Я присел обратно ещё ненадолго, чтобы удостовериться, что никаких препятствий на пути к отсеку генераторов не предвидится.
   Ну что ж, вроде всё. Чтобы сделать такого, чтоб скаржи до терминала не добрались? Я оглядел окрестности. Кромсать его не годится. Вдруг кто-то из людей, может даже я сам, им в будущем воспользуется. Хотя, людям, скорее всего, сюда уже не добраться. Платформу, что ли, поставить так, чтобы с лифта нельзя было допрыгнуть? Не-а. Если скарж не допрыгнет, то я - уж тем более. А тогда как я сейчас отсюда выберусь?
   Ничего не сделать, я махнул рукой и поехал вниз. Через пару минут я уже был на пороге отсека энергетики.
   Отсек этот не содержал в себе ничего особенного, кроме двух пультов с ограниченным уровнем доступа. С них осуществлялся мониторинг систем корабля, в том числе, само собой, и энергетических. На глаза мне попалось весьма интересное сообщение, которого я не увидел на терминале в погрузочной зоне из-за обилия информации.
   "ИСВ-Кран. Статус двигателей - выключены; отчёт о повреждениях - повреждения минимальные; системы жизнеобеспечения - в норме. Палуба 1: уровень подачи электроэнергии - полный. Обшивка корабля пробита в комнате отдыха".
   Ну и так далее... Меня встревожило сообщение о пробитой обшивке, но я не думаю, что это - единственная дыра, которую пробили скаржи. Хотя, погоди-ка... Это же отмечаются серьёзные повреждения. Не думаю, что скаржи будут настолько громить обшивку, чтобы это зафиксировалось здесь. Скорее всего, это более серьёзная пробоина, вызванная, вероятно, приземлением. А вообще, какая разница! Не думаю, что я вообще появлюсь в комнате отдыха. Некогда мне отдыхать.
   Я открыл с пульта дверь, ведущую к лифту на спуск к генераторам. Разумеется, генераторы не располагались прямо под боком. Я прошёл к двери, по пути заметив, что за решетчатым полом внизу видно один из генераторов. Там было два горизонтально расположенных усечённых конуса, между которыми пробегал туда-сюда синий энергетический сгусток. По идее, он в лучшие времена был закрыт силовым полем, но сейчас этого не наблюдалось (может, скарж какой проводочек перегрыз), поэтому приближаться к нему не стоило: одно касание этого сгустка - и быстрая, страшная смерть.
   Дверь бесшумно открылась, и сразу за ней оказался лифт. Находящееся внизу, под палубами, помещение генераторов оказалось длинным набором коридоров в сумме до трёх этажей, находящихся в постоянном полумраке. Я спустился на нижний этаж, где можно было без особой опаски разгуливать, не боясь упасть вниз. Прямо впереди маячил влево-вправо между конусами синий сгусток. Гулкое жужжание, сопровождавшее его движение, в совокупности с шумами работы прочих генераторов мерно раздавалось в воздухе, разгоняя тишину в этом тёмном месте, до упора забитом энергией.
   В такой близи от этих конусов мощное оружие использовать было опасно. Мог взорваться весь корабль. Я сменил артиллерию на шок-ружьё и медленно пошёл вперёд.
   Шорох наверху привлёк моё внимание, и я успел вскинуть наверх ствол и выстрелить прежде, чем четыре скаржа навалились на меня. Засада. Кто-то из скаржей сообщил, что я промышляю на корабле, и они стали меня ждать, подозревая, что я приду к генераторам.
   Выстрел попал в одного из скаржей, он отлетел немного в сторону, ударившись головой о выступ, и остался лежать, не двигаясь. Остальные стали кромсать меня лезвиями. Поле пискнуло - и сдохло. Лезвия заскребли о бронежилет, удары в лицо я успевал блокировать стволом ружья. Один из скаржей сообразил, в чём дело, и ткнул мне в пах. Второй в это время - снова в лицо. Я растерялся, пропустил удар второго и подставил ногу под выпад первого. Резкая боль в ноге и щеке заставила меня вскрикнуть. Однако, я был всё ещё жив. И с целой ногой. В чём дело?
   Ах, чёрт! Совсем забыл, что принял вакцину суперкожи. На щеке и ноге - царапины, не более. Тем временем третий скарж прыгнул сбоку и повалил меня наземь. Четвёртый, что лежал в стороне, очнулся и стал подниматься. Три скаржа навалились на меня и стали дубасить. Я закрыл глаза, моля здешних богов о том, чтобы веки, накачанные суперкожей, не подвели, не пропустили удара. Суперкожа сдерживала как простые удары, так и удары лезвиями, оставляя в последнем случае неглубокие, хоть и болезненные царапины. Скаржи поняли: что-то не то. Я осторожно приоткрыл глаз. Один из них взмахнул когтем в сторону генератора. Подошёл, шатаясь, четвёртый, держась за ушибленную голову. Он зарычал. Скаржи расступились, предоставляя меня ему. Он схватил меня и швырнул прямо в пространство между конусами пластин генератора.
   Я до сих пор онемевшими пальцами стискивал шок-ружьё. Это и спасло мне жизнь. Я, летя головой вперёд, вытянул над головой руки, перехватившие ружьё. И оно оказалось достаточно длинным, чтобы краями врезаться в конуса, остановив мой полёт. В сантиметрах от моих пальцев пронесся с гудением сгусток, затем ещё раз - в обратную сторону. Через миг я упал на пол и метнулся под генератор, подальше от скаржей, которые уже поняли, что попытка убить меня провалилась, и дружно сорвались в мою сторону. Я вскочил на ноги и навёл на них оружие. Луч прошил воздух под конусами и скользнул мимо - скаржи успели рассыпаться. Я сделал ещё несколько шагов назад, водя ружьём из стороны в сторону. Скаржи укрылись за пластинами генератора. Кто-то из них наугад швырнул в меня магическим шаром. В тот же миг шары полетели довольно часто, по восемь за раз.
   Ну погодите! Щас я вас. Я перехватил поудобнее шок-ружьё, взяв в другую руку стингер, и кинулся под сгусток. Пригнув голову, я пробежал под ним и на бегу открыл огонь по скаржам в обе стороны. Отбежав на порядочное расстояние, я развернулся, приготовившись к атаке. Один из скаржей хромал - таридиевая шпилька попала ему в ногу. Прочие, бывшие, кстати, все без исключения в бронежилетах, особо не пострадали. В голову я попасть не сумел.
   Они, раскинув лапы со сверкающими лезвиями, помчались на меня, выпустив по ходу дела несколько магических шаров. Именно хромающий скарж оказался между мной и генератором, чего я и ждал. Розовый шок-луч ударил его в грудь, и он, воя, понёсся прямо навстречу своей смерти.
   Миновать сгусток нельзя. Он скачет туда-сюда слишком быстро, чтобы успеть прошмыгнуть кому бы то ни было между конусами. Тело скаржа коснулось синего пламени - и, получив внутрь себя сокрушительную энергию, перестало быть телом. Оборвавшийся вой, ослепительная вспышка синего света, хлопок - и кроваво-красные ошмётки и брызги, летящие в разные стороны. Часть из них попала на скаржей, которые, на мгновение забыв обо мне, провожали глазами в последний путь своего товарища. У меня был шок. Я сам только что находился буквально в сантиметре от подобного финала.
   Скаржи с глухим рычанием развернулись. Они были в ярости. Ещё бы! Но - сами виноваты.
   Я уже убрал стингер в рюкзак, перезаряжать его не было времени, и остался с одним шок-ружьём. Я стрельнул по ним пучком плазмы. Хотел добавить лучом, но они были слишком близко, буквально - в паре метров. К тому же в проходе было тесновато, и одному из них уйти не удалось. Шар попал в него, волна удара задела второго, что находился рядом. Шок-ружьё не успело перезарядиться, чтобы ударить по плазменному шару лучом. Поэтому луч, последовавший за шаром, выпущенный моим судорожно вдавившем курок до отказа пальцем, я успел направить в третьего. Он отлетел немного в сторону, но тут же вскочил на ноги. Я не знаю, кого из них я ранил лучом в самом начале, потому что они для меня - все на одно лицо. Явно не этого - слишком уж резво он поднялся.
   Я непрерывно отступал. Трое скаржей, оставшиеся от четвёрки, прихрамывая, направлялись ко мне. Они довольно успешно обстреливали меня шарами. Один раз мне удалось испытать на своей шкуре, пусть и утолщённой, что означает попадание скаржьего шара. Нестерпимый зуд. Не представляю, что бы я ощущал, если б не было у меня суперкожи. Подавив желание всё бросить и начать, как собака, чесаться зубами, я швырнул разряженное шок-ружьё на пол, нашаривая за спиной лезвиемёт. Только бы попасть сразу в кого-нибудь. А то я сейчас без поля. Голову снесёт моментально, если отпружинит назад.
   Наконец, лезвиемёт оказался у меня в руках. Скаржи попытались улизнуть, но они были далеко не в лучшей форме. Один, слегка оглушённый предыдущими выстрелами, остался без головы и рухнул, как мешок таридия. Второй из оставшихся успел что-то вытянуть из нагрудного кармана - и лезвия, казалось бы, неминуемо летящие скаржам в головы, обогнули их. Скарж ухмыльнулся и ткнул устройством в мою сторону. Лезвия, описав дугу, понеслись ко мне. Это ж скаржий командир взвода. Как я раньше не заметил? Он с помощью какого-то устройства управляет лезвиями. Мне такое пригодится...
   Выручай, реакция! Я упал влево, лезвие оцарапало щёку. Второе пронеслось вообще слишком высоко. Я выхватил из-за пояса пистолеты. Скарж попятился, выставив вперёд устройство, как бы прикрываясь им. Второй побежал ко мне. Но на данный момент мне скаржи нужны были меньше всего. Я открыл беспорядочный огонь из обоих пистолетов по лезвиям, надеясь разбить их. Попал. Одно из лезвий исчезло, обратившись в розовую пыль. Я развернулся и успел перехватить скаржа, прыгнувшего на меня. Скарж весом завалил меня на спину. Тут же послышался хруст. Тело скаржа обмякло. Я с трудом выкарабкался из-под трупа, краем глаза заметив второе лезвие, торчащее у него в позвонке. Скаржий командир несколько раз рыкнул что-то, явно нецензурное, и опять стал стрелять по мне магией.
   Сейчас я оценил расстояние, на которое мы отдалились от искры. Достаточно безопасно. Устройство в лапе скаржа, которое он уже спрятал за пазуху, выглядело, судя по его поведению, взрывостойким. Во всяком случае, я понадеялся на это. И я достал шрапнельник...
   Да, интересная вещица! Спустя пару минут я вертел устройство в руках. Несколько кнопок, нажатием которых можно изменить траекторию полёта лезвий. Очень интересно... Ладно, некогда его испытывать. Я собрал разбросанное по всему полу оружие, перезарядил всё, что мог, чтобы не попадать больше впросак. Затем двинулся вперёд, минуя искру, в поисках золотых сердечников.
   В этот момент я подумал, что поспешил с оценкой крепости этого устройства, с помощью которого можно управлять лезвиями. Само собой, устройство могло выдерживать пули, раз скарж попытался заслониться им от моих пистолетов, но оно могло не выдержать удар шрапнели. Однако на что тогда я сделал упор в своих мимолётных интуитивных размышлениях: в наше время или делают устройства максимально крепкими, как все военные устройства, или не делают крепкими вообще. И скаржи оказались в этом отношении сходны с людьми.
   Царапины, находящиеся по всему телу, нестерпимо болели. Жгло, как огнём. Куда же скаржи умудрились не попасть своими клинками? Разве что в пах, который я отчаянно защищал. Броня прикрывала грудную клетку и спину. Ботинки вроде бы целые, в отличие от одежды, что висела на мне лоскутьями. Надо будет зашить как-нибудь, а с трупов я снимать одежду не собираюсь, тем паче, что мой размер будет найти трудновато. Космические комбинезоны-то делаются под каждого индивидуально. А в космосе, кроме этих комбинезонов, да ещё одежды зека, вряд ли можно найти что-либо людское.
   Я ощупал голову. Лицо вообще, наверное, было расписано в клеточку. На ходу я порылся в рюкзаке и достал аптечку. Надо будет хоть морду подлатать, а то девушки шарахаться от меня будут, как от мутанта.
   Отделение генераторов было многоэтажным. Сердечники я нашёл на втором этаже. Они располагались по разные концы отсека, не рядом. Умно, ничего не скажешь. Надо уничтожить оба.
   Сердечники представляли собой энергетические сгустки, переливающиеся золотым цветом, длиной примерно в человеческий рост, а шириной - с толщину моей шеи. Каждый из них покоился между двумя шпилями, качавшими из них энергию. Сердечники были закрыты силовым полем, что помешало скаржам разрушить их. Это силовое поле очень интересно выглядело. Мириады капелек синей жидкости движутся в воздухе по произвольным, постоянно меняющимся траекториям. Но все они двигались так, что образовывали своим движением полый цилиндр, внутри которого находились сердечники вместе со шпилями. Я знал, что это лишь иллюзия насчёт произвольной траектории. Траектория движения у них - наискосок. Просто они движутся настолько быстро, что, когда мне кажется, будто капля изменила направление движения, на самом деле я вижу уже тысячную капельку по счёту с той, что видел в этом же месте мгновение назад. Поле состоит только из капель, выглядящих, между прочим, прозрачными и немного размытыми, подобно тому, как, казалось бы, выглядят прозрачными и немного размытыми вроде бы медленно двигающиеся лопасти вентилятора.
   Касаться этого поля - не дорожить пальцами: их моментально сотрёт в пыль. Поэтому при работе рядом с сердечниками надо, обычно, быть очень осторожным и одеваться в специальный комбинезон, который скроен из материала, называемого "хрен-сотрёшь". И, конечно, не соваться туда вперёд головой, которая - единственное, что открыто в таком комбинезоне.
   Чтобы уничтожить сердечники, прежде всего, надо снять поле. За полем, прямо так, что этого не было видно со входа в комнату, была кнопка отключения на маленькой панельке. И опять же, она подчинялась только людям. Вот почему скаржи не могли снять поле. Я отключил его, и до меня донёсся мерный рокот работающего сердечника. Так, теперь надо отойти подальше. Из того, что я вычитал в базе корабля, сердечники не просто взрывоопасны - сила взрыва у них довольно велика. Подумав немного, я решил укрыться за углом, на всякий случай. Так я и сделал и, высунув руку из-за угла, наугад выстрелил из пистолета. После третьего выстрела я попал и моментально отдёрнул руку, но полностью не успел. Раздался взрыв, угасающий столп пламени на последнем издыхании ударил в стену напротив сердечника. Я очень близко находился к проходу, из которого изверглось пламя, и меня обдало жаром. Ожоги получать очень даже неприятно. Я покатился по земле, сжимая опаленную руку. Кое-как достал аптечку, где была противоожоговая мазь. Смазал пострадавшие пальцы. Вроде стало полегче. Парализованный грохотом слух постепенно восстановился, и я снова услышал мерный гул множества прочих работающих генераторов. Я перевёл дух и заглянул за угол. Всё, что я там увидел, было черно, чернее некуда. Шпили так вообще... Оттуда, где был сердечник, я имею в виду, из той точки пространства, вилась струйка дыма. Просто из ниоткуда.
   Неплохо, но есть ещё один сердечник. Я простонал, потирая обожжённые пальцы, и поднялся, идя в сторону второго. Повторив процедуру выключения поля, я отошёл за угол и решил действовать умнее. Я долго рылся в рюкзаке в поисках ракетницы, которая уже успела переместиться на самое дно. Давно я её не использовал. Я швырнул с помощью неё две гранаты за угол. Гранаты отпружинили от стены и скрылись из поля зрения. Раздался опять взрыв. Я попал по сердечнику. Результат был тот же, за исключением того, что я отошёл подальше от угла и на этот раз неприятных ощущений не испытал.
   Надеюсь, что под словом "сердечники" в базе данных подразумевалось именно два сердечника, потому что больше я не нашёл.
   Я привёл в порядок вооружение, взял в руки любимую артиллерию и пошагал на выход из отсека. Осталось включить двигатели - и на первую палубу, к телепорту.
   Через пять минут я уже был у входа в двигательный отсек. Поля не было, и вход был открыт. Что ж, уже хорошо. Только скаржа, ошивавшегося недалеко от двигателя, не видать. Значит, они опять где-то устроили засаду.
   Я вошёл в отсек. Первое, что предстало перед глазами - двигатель. Это был громадный цилиндр, стоящий на подставке в полу и занимающий почти всё пространство, оставляя лишь небольшие узкие дорожки для перемещения рабочего персонала. Он был соединён с трубами сопл прозрачными короткими энергетическими туннелями. Сейчас было видно, что поток энергии в туннелях отсутствовал, двигатель не работал. А скарж, которого я искал глазами, засаду не устраивал, просто стоял и разговаривал с напарником у одного из пультов, расположенных в дальней от меня стороне. Один шрапнельный шарик между ними - и на двух скаржей Вселенная обеднела.
   Пульты возле двигателя были всего лишь информационными. Сообщалось, что была попытка включить двигатели неизвестными, не увенчавшаяся, впрочем, успехом. Так, несколько сообщений о брешах в обшивке... А вот интересная информация. Правда, не пойму, при чём тут двигатели... Наверное, кто-то забывчивый из персонала, под чьим именем я сейчас лазил на терминале, интересовался последними сводками от станции наблюдения.
   "Станция планетарного сканирования. Корабли пришельцев входят и выходят из атмосферы. Корабль-матка приземлился на северной долине возле зоны, где зафиксирован электрошторм".
   Впервые надежда скромно прокралась в моё сердце. Корабли пришельцев выходят из атмосферы? Как? Надо узнать подробнее.
   Пошарившись немного в отчётах, я получил более обширные сведения. Эти корабли были все, без исключения, маленькими. Полные отчёты наблюдения за ними позволили мне несколько разобраться в том, что происходит. Оказалось, что сила притяжения корабля к планете возрастала непропорционально его размерам и массе, по экспоненте. Таким образом, если, беря к примеру Терес, огромные корабли пролетают мимо планеты спокойно, а большие или малые равноценно легко стартуют с планеты, то здесь ситуация иная. Маленькие корабли улетают так же легко. А вот большим улетать уже труднее - на них сила притяжения к планете в два раза выше той, что должна быть по всем законам физики. И, наконец, огромным улететь вообще невозможно - таких мощных двигателей, чтоб были в пять раз больше самого корабля, ещё не изобрели. И область воздействия гравитационного поля планеты на бРльшие корабли немного, так сказать, больше, в результате чего неосведомлённый корабль (который на планеты обычно ввиду больших размеров не садится), пролетая слишком близко, просто-напросто грохается на поверхность. Это-то и произошло и с "Вортексом Рикером", и с "ИСВ-Краном". И со скаржьими кораблями, хотя, похоже, они кидают свои корабли на планету намеренно и даже научились обеспечивать посадку корабля максимально удобной.
   Но, скарж возьми, какова причина такой аномалии?
   Вот, бог, мы и раскрыли твой секрет. То, что собирался ты мне поведать по окончании моей миссии, о том, как улететь отсюда. Но рано радоваться, корабля-то у меня нет. А судя по тому, что я узнал, то, что мне нужно, должно быть... Спасательной шлюпкой, что ли? Одноместным корабликом?
   Ещё одно, корабль-матка. Действительно, судя по снимкам, громедный корабль. Настоящая космическая станция. Только вот что он тут делает?
   А вот также одно очень интересное сообщение. Из самых ранних отчётов об этой планете.
   "В результате сканирования поверхности планеты были обнаружены туземные примитивные постройки. Город более высокой технологии, чем на поверхности, обнаружен на острове, висящем в небе посредством неизвестной силы. Обелиск, что в центре этого острова, излучает громадные всплески энергии".
   На экране я увидел объёмную карту планеты, сделанную, вероятно, ранее из космоса. Над ней белым цветом были расположены точки. Я повращал немного карту и увидел, что эти точки висят над планетой на высоте нескольких километров. Одна из этих точек, как я убедился, пролистав документацию, и есть тот самый город в небесах. Остальные, похоже, тоже острова, но на их счёт ничего не сказано.
   Город высокой технологии. Наверняка там можно достать корабль. Но как туда попасть? Я просмотрел карту планеты в том месте. Чёрт, наверняка же как-то можно, иначе какой тогда смысл в этом городе? Что-то привлекло моё внимание. Это что-то торчало в планете прямо под летающим островом. Каменная формация, на карте кажущаяся иглой, высовывающейся из лика планеты. Не зря эта скала находится там, не зря. Если как-то и можно попасть на остров, не пользуясь лётными средствами, то только оттуда. В памяти всплыло название "Солнечное Копьё". Это ж туда мы и направляемся сейчас с нали! Хм, будет очень интересно, если вот та игла этим самым Копьём и окажется.
   Закончив с терминалом, я вернулся мыслями к двигателю. Комната управления находилась совсем рядом. Это было небольшое помещение, в котором стояли три цилиндра, отвечающие за разгон двигателя. Из них достаточно было двух, а третий был запасной, на всякий случай. На такой же, как сейчас, потому что третий цилиндр падения корабля не перенёс. Его вывернуло из пазухи, куда он вставлялся при активации, так, что он перебил хребет оказавшемуся не в том месте не в то время работнику.
   Двое других были убиты скаржами. Один из этих скаржей пытался включить цилиндры, когда зашёл я.
   После недолгой схватки, я осмотрел панели. Всё верно. Стандарт. Подчиняются только людям. Я нажал обе кнопки. Цилиндры практически одновременно медленно вдвинулись в пазы. В тот же миг корабль тряхнуло, и раздался громкий звук заведённого двигателя. Само собой, двигатели я в действие не привёл. Всего лишь включил вхолостую. Управлять двигателями можно лишь из рубки навигации на первой палубе.
   Я неспешно вышел из комнаты управления и остановился, чтобы немного поглазеть на работу двигателя. Поток чистой энергии, отливая голубым цветом, лился из двигателя в трубы. С другой стороны двигателя он возвращался в него из труб, поскольку двигатели не работали, и энергия просто циркулировала сейчас внутри корабля, готовая к мгновенному старту. Чему, увы, не суждено было случиться. Я не допущу, иначе по ту сторону гор воцарится хаос в лице неуправляемого корабля, выжигающего смертоносными двигателями на планете всё живое.
   Теперь - к турболифту. Нали уже, наверное, заждались.
   Многоголосый рык донёсся до меня со стороны четвёртой палубы. Скаржи, запертые мной на складе, прорвались! Я помчался к турболифтам, надеясь на то, что больше система безопасности от меня ничего не потребует. Сзади послышались рычания. Они меня заметили. Я прибавил ходу. По пути еле втиснувшись в медленно расширяющиеся щели открывающихся дверей, я оказался у лифтов. Лампочка на мониторе горела зелёным, что означало - лифты готовы к приёму пассажиров. Нали мигом спрятали игральные карты, завидев меня. Я махнул рукой в сторону правого лифта, сам кинулся к левому и, не становясь на него, нажал на кнопку. Лифт понёсся вверх, чуть не отбив мне руку, которую я еле успел убрать с его пути: кнопка-то располагалась на стене прямо в шахте лифта-платформы, чтобы её было удобно нажимать.
   Затем я встал на правый лифт, где уже успели выстроиться нали. Я вдавил до упора кнопку - и мы понеслись вслед за первым лифтом, который уже был наверху.
   Внизу скаржи ворвались в комнату. Я выстрелил в блок управления лифтами. Теперь лифты парализованы. Сквозь решётчатый пол я видел, как скаржи беснуются внизу. Затем я обратил внимание на два человеческих трупа на полу, один из них при жизни был девушкой. И здесь их достали. Значит, не так уж тут безопасно.
   Выставив вперёд ракетницу, я шагнул на первую палубу. За мной последовали нали.
   На терминале первой палубы я, наконец, сумел получить доступ к записям капитана. Впрочем, ничего нового. Их атаковали - они отступили, закрыв себя защитным высоковольтным барьером.
   Сзади послышались звуки погони. Похоже, трюк с лифтами их надолго не задержит. Мы побежали рысцой вперёд. В коридорах слонялось два скаржа, что немедленно получили от меня по полной программе тремя ракетами.
   В ближайшей комнате за автоматической дверью оказалась трансформаторная. На экране возле входа было написано: "Барьер в 85000 вольт установлен перед исследовательской лабораторией. Подача энергии активна от трёх трансформаторов". Значит, три. Я оглядел комнату. Она была круглая, вся залита ярким светом от голубоватой молнии, что извивалась над кнопкой отключения. Кнопка, разумеется, была сделана тоже для использования только землянами. Вот почему барьер был до сих пор включён. Хотя, разрушить его очень легко. Не в пример легче, чем прочие устройства, что попадались у меня на пути, могущие использоваться только землянами. Если, к примеру, терминал или цилиндры у двигателя были нужны целыми и невредимыми, то здесь можно было просто уничтожить эти генераторы и не мучаться.
   Я втиснул кнопку - и молния исчезла, а само событие исчезновения сопроводилось гулом и треском. Восемь с половиной десятков тысяч вольт - это не шутка на День Дураков. С таким напряжением можно так пошутить, что потом из тюряги не выйдешь.
   Пробежав дальше по коридорам, я нашёл остальные две. Когда бежал к третьей, то увидел тот проход, на котором и был установлен барьер. Синеватенький такой барьерчик, из двух, так сказать, линий защиты. Нали я оставил рядом, надеясь только на то, что у них хватит ума не трогать пальцами интересную светящуюся штуку.
   Скаржи ворвались на первую палубу, когда я уже закончил с третьим трансформатором. Я нажал на кнопку и посмотрел в экран. "Барьер отключён". Вот и отлично. Я слышал приближающееся рычание и со всех ног рванул к барьеру.
   Нали, уже пересекли опасную черту, а скаржи наступали мне на пятки. Я пролетел через вход, один из скаржей успел прорваться, пока я бежал к кнопке включения барьера. Второй скарж не успел. Синие молнии вновь метнулись в пространство - и скарж попал прямо под них. Треск, дикий визг - и обугленное тело лежит у входа. Проскочивший скарж-десантник напал на меня, но куда ему против шрапнельника!
   Сами скаржи не были пока опасны ровно до того момента, как сломают барьер-генераторы. Но опасность всё ещё представляла их магия. Никто, впрочем, не стрелял. Командир скаржьего десанта, которого вместе с его взводом я, вероятно, запер тогда, в грузовом отсеке, наверху, стоял прямо перед барьером, яростно смотря на меня. У меня руки зачесались влепить в него пару десятков ракет, но обычно я так не поступаю. Скарж мне не угрожает - пусть стоит себе. Он провожал меня взглядом, говоря, как бы: я до тебя доберусь. Затем он развернулся и скрылся во мраке коридора.
   У нас мало времени. Скоро они разберутся, что там к чему, и тогда погоня возобновится. Я повёл нали туда, где, по идее, должен был бы быть мостик. Он там и находился, вот только в качестве последнего препятствия хитроумных людей выступало защитное поле, что полностью перекрывало вход.
   Теперь у нас настоящие проблемы. Мы не можем вернуться ни к генераторам, чтобы вырубить генератор поля, ни к терминалу в челночном отсеке за инструкциями. Настало время быстро соображать. Где здесь поблизости может быть аварийное выключение?
   -- Бог, выручай! Или выключи это поле с капитанского пульта!
   "В зале отдыха сам и выключишь через люк в полу!" -- еле-еле раздалось в моей голове. Спасибо за подсказку. Действительно, зал отдыха - место, где собирается весь экипаж. Там наверняка есть кое-какие важные системы. Только вот по отчёту, найденному мною в базе компьютера двигательного отсека, комната, или зал, если угодно, отдыха немного не в первоначальном состоянии. Ладно, доверимся богу.
   Я попробовал открыть дверь, ведущую в жилой отсек, где каюты экипажа, а также комната отдыха, являющаяся, по совместительству, и столовой. Не открывается. Вот, сволочь! Я разогнался и ударил дверь плечом. Затем долбанул парой ракет. Ноль эффекта.
   -- Ну, а теперь что? -- закричал я в пустоту.
   "Не ори, не трать нервы, -- еле-еле расслышал я. -- Дверь заклинило. В лаборатории её можно открыть вручную. Там просто поместили коробку управления. Если кое-что замкнуть, то дверь откроется. Но, я думаю, ты с этим справишься".
   -- Слушай, бог, такой вопрос!..
   Молчок... Бог или действительно ослаб, или притворяется, гад.
   Лаборатория стояла в центре комнаты. Это было маленькое помещение с окнами на все четыре стороны, герметично отделённое от всего зала. Я обошёл лабораторию. Внутри неё, как мне было видно отсюда, разливался зелёный свет. На какой ляд свет именно такого цвета был нужен, я так и не понял. Лаборатория была ниже уровня помещения, где я находился, приблизительно на метр. Там же находилось что-то бесформенное, но двигающееся. Мне сразу расхотелось туда входить. Пусть даже это что-то было заключено в цилиндры образцов и наружу вырваться не могло.
   Двери с шипением открылись. Я вошёл внутрь. Двери тут же захлопнулись. Я огляделся. Два цилиндра с биологическими образцами возле двух столов для операций... Шкаф с инструментами... Терминал с отчётами... Вот щас мы его и проверим.
   "ИСВ-Кран: научно-исследовательская лаборатория, монитор образцов.
   Я обнаружила, что у этих аморфных амёб очень высокая кислотность. Это звучит невероятно, если учитывать их генетическую архитектуру.
   Татьяна Зимна, старший офицер-медик".
   Я пригляделся к цилиндрам. Точно, амёбы. Несколько экземпляров под обоими цилиндрами. Что-то шевелятся, по стенкам прыгают. Ну и пускай себе прыгают. За мной куча бешеных скаржей гонится, так что амёб бояться не пристало.
   Я спустился по ступенькам вниз, нашёл коробку управления, что находилась очень низко, так что пришлось присесть на корточки, и вскрыл её при помощи инструментов, найденных неподалёку в шкафчике. Провода, провода, путаницы проводов. Но недаром же я - техник, хоть и недоделанный. Я ткнул отвёрткой - посыпались искры. Я отпрянул. Глянул в окно на дверь к жилым отсекам. Закрыто. Не то что-то замкнул. Нали, прилипнувший носом к окну, закричал что-то, указывая пальцем в сторону. Я не обратил внимания. Сам знаю, симпатичные комки слизи. Его тона я не слышал, поскольку лаборатория была не только герметичная, но ещё и звуконепроницаемая. Я опять присел и начал копаться в проводах, как шлёпающий звук сзади привлёк моё внимание. Вот и дозамыкался. Оба цилиндра были открыты и все амёбы в количестве около полудесятка ползли угрожающе прямо на меня.
   Я отступил, нашаривая за спиной хоть какую-нибудь пушку. Пусто. Перед этим я скинул рюкзак на пол и поставил у шкафчика с инструментами. Вот и ещё один урок. Никогда не оставляй оружие.
   Сейчас я оказался отрезан от своего рюкзака. Амёбы шлёпнулись со столов прямо на пол, оказавшись между мной и моим инвентарём. Чёрт, а если они заберутся в мой рюкзак? За оружие, правда, я не боялся, оно может выдержать и не такое, за дневник и переводчик - тоже, поскольку я их хранил во внутренних карманах, и они сейчас были при мне, но в рюкзаке также был мой провиант. Если амёбы сожрут его, я буду голодный и злой.
   Но они решили, похоже, сожрать всего лишь меня. Все, как один, поползли в мою сторону. Тупые до безобразия. Этим я и воспользовался. Я дал им подползти поближе и сделал по комнате круг. Они всё ещё бессмысленно позли по направлению ко мне. Никакой стратегии по перехвату, просто ползут по прямой. Я подбежал к рюкзаку и выхватил стингер. Вновь побежал по комнате и начал стрелять. Ноль эффекта. Сколько же я таридиевых патронов угробил!.. Наконец понял, что бесполезно. Паника потихоньку стала одолевать меня. Похоже, я влип. Разве что... Я вынул ракетницу. Но как достать этих тварей, чтобы не поджариться самому? Я бегал кругами по комнате, размышляя. Мда, они слишком быстро ползают. Если успеть выстрелить в них, когда они будут в другом углу комнаты... Вот задачка! Сделать круг - слишком долго для меня, они уже успевают проползти полкомнаты. Я попытался выскочить из лаборатории, но дверь не открывалась. Видать, замкнул и её. Ладно, попробуем по-другому.
   Я запрыгнул на один из столов, уйдя настолько, насколько это возможно было. Столы, само собой, располагались в самом краю лаборатории, чтобы не мешать учёным шастать туда-сюда по делам. Это мне и помогло. Когда амёбы подползли достаточно близко, я разбежался и прыгнул. Они попытались вытянуться, чтобы достать меня, им это почти удалось. Твари, вытянулись на метр. Но почти не считается. Прыгал-то я со стола. Я развернулся и выстрелил. Ракетой их припечатало к полу. Ни одна больше не двигалась.
   Я присел на пол и вытер лоб, мокрый от пота. Это было бы покруче скаржей, если б они меня достали.
   Скаржи! Я вскочил и кинулся к коробке. Первым делом вернул в рюкзак снаряжение, чтобы не мешало. Затем опять ткнул отвёрткой в провода. На этот раз более удачно - дверь, которую я пытался открыть, наконец, распахнулась. Дверь в лабораторию была мной открыта таким же точно способом.
   Я вышел из лаборатории. Показал нали пальцем в сторону рубки, как бы приказывая сидеть там, у силового поля, затем вошёл в дверь по направлению к жилым отсекам. Мало ли, что за пробоина там, в комнате отдыха.
   Коридор за дверью разделялся на три ветви. Прямо можно было, судя по надписи, войти в комнату отдыха. Два боковых прохода вели в комнаты экипажа. На таком большом корабле, как "ИСВК", апартаментов для членов экипажа было две на всех, хотя на прочих кораблях всего по одной. И ещё несколько индивидуальных кают для капитана и помощников. Бывает, конечно и больше общих апартаментов, как, например, на военном крейсере, но этот корабль не настолько велик. Бывают и индивидуальные каюты для всех - это уже пассажирские лайнеры.
   Я заглянул в комнату, что налево. Думал просто глянуть: интересно, как же они выглядят, эти апартаменты. Но получилось иначе...
   Вдоль длинного прохода стояли двухэтажные койки для членов экипажа. Как же неудобно с женщинами в одной комнате спать! В идеале, конечно, одни апартаменты - для мужчин, другие - для женщин. Но женщин всегда в экипаже в несколько раз меньше. Поэтому приходится мириться.
   А собственно, почему я застрял в той комнате дольше, чем ожидал: там был скарж, возившийся у терминала комнаты с какими-то приборами. Я даже от удивления подошёл поближе. Скарж? Здесь? Вот чёрт!
   Наверное, я ругнулся вслух, потому что скарж резко развернулся ко мне и, по-видимому, от неожиданности задел что-то не то. Терминал рванул, меня отнесло к стене между коек, а скаржа разорвало. Пока я, потирая ушибленные от удара о стену места, поднимался, в комнату на взрыв ворвалось ещё два скаржа. К счастью все эти скаржи были всего лишь рабочими. Во всяком случае, не в десантной форме. Поэтому я быстро разобрался с ними. Но сам факт того, что они были здесь, плох: скаржи уже и сюда проникли, в обход турболифта. Чёрт, надо выбираться быстрее!
   Я вырвался за двери и побежал к комнате отдыха. Когда я вошёл, мне показалось, что надпись над дверью "Комната отдыха" была ошибочной. Но потом понял, что всё в порядке, просто... Просто комнаты отдыха больше не существовало. Корабль при приземлении врезался в скалу. Окно комнаты наблюдения, чудесное громадное окно на половину комнаты с отличным видом в космос или на окрестности планеты, напоролось прямо на острый угол. Стекло было непробиваемым, но даже обшивка корабля чудовищно смялась от удара, чего уж говорить о каком бы то ни было стекле. Весь пол залит протекающей из перебитых труб водой. Лежат остатки мебели, много мусора. Трупов не было - во время вынужденной посадки экипаж был на своих местах, в комнате отдыха никто не прохлаждался. Я услышал природные звуки, доносящиеся откуда-то снаружи. Стрекотание насекомых, крики птиц... И тут корабль тряхнуло. Чудом уцелевший монитор на стене протяжно завыл, сообщая что-то. Я подскочил поближе, чтобы прочесть.
   "Тревога! Перегрузки системы охлаждения двигателей. Опасность взрыва главного двигателя. Всем немедленно покинуть корабль!"
   Вот так-так. Доигрался. А где же здесь можно отключить поле мостика? Помнится мне, люк в полу... Надеюсь, его не завалило. По колено в воде я стал разгребать обломки столов и стульев и был вознаграждён... Очень уж нелепо. Это здесь мне воды по колено. А там внизу, под люком, её по уши. Придётся нырять. Опять...
   Открыв люк, я задержал дыхание и погрузился. Достал из-за спины фонарик. Вот, аварийная панель, а вот и нужная кнопка. Движение пальцем - и поле отключено.
   Вынырнув, я отдышался, вылезая из воды. Вот чёрт! Теперь весь мокрый, как даже не знаю кто.
   Длинный кросс по коридорам - и вот я уже возле входа на мостик. Нали немного опередили меня, стояли у самого входа в рубку. Из чего я сделал вывод - скаржи через высоковольтный барьер ещё не прорвались.
   Прямо на входе в рубку лежал человек с шок-ружьём. Прикрывал отступление. Ничего себе! Скаржи и здесь побывали. А, нет, он просто был ранен, когда достиг рубки, а потом уже истёк кровью... Фух, а то уже начинало казаться, что что-то не вяжется.
   Рубка представляла из себя пилотскую кабину. Два пилотских кресла с соответствующими пультами. На фронтальной стене - широкое окно, в отличие от окна комнаты отдыха всё ещё открывающее прекрасный вид на планету.
   Телепорт обычно расположен под рубкой. Да и где он ещё может быть расположен? Я обыскал кресло одного из пилотов и нашёл рычаг сдвига. Кресло неохотно ушло в сторону. Это, явно, и означало, что телепорт заблокирован. Скаржи никогда бы его не нашли. Тут надо знать, что искать.
   Я спрыгнул в секретную кабину и позвал за собой нали. Те быстренько попрыгали следом. Затем затворил тайник. Пущай скаржи сами помучаются немного. Корабль снова тряхнуло. Они помучаются, если успеют что-то предпринять, мысленно согласился я с кораблём.
   Так, посмотрим:
   "Аварийный телепорт. Инструкции: стать на октогональный транспортер. Система прыжка перенесёт вас автоматически по заданным координатам".
   Я обозрел компьютер, на котором нужно было задавать пункт назначения. На экране была какая-то деревенька нали. Наверное, её я только что видел из окна рубки. Аббат показал пальцем на изображение и кивнул головой.
   -- Что ж, тогда трогаемся, -- объявил я.
   Я стал на телепорт. Нали, повинуясь моему жесту - тоже. Некоторое время ничего не происходило, затем края платформы телепорта закрыла вертикальная стена розового переливающегося силового поля. Миг - и "Кран" исчез. Розовая стена вокруг нас растворилась.
  

* * *

  
   Вначале мне показалось, что этот телепорт - телепорт второго принципа телепортации. А всего их - три. Три принципа. Вспоминаю, когда-то натыкался на старый фантастический роман, где телепортация описывалась, как воссоздание копии предмета в месте назначения и уничтожение затем оригинала. Что за вздор! Тело-то скопируется, но что станет с душой? Один раз, на самой заре телепортации, такие опыты уже проводились. Тогда, собственно, и было доказано существование души. Человек, изобретатель этого метода переноса с копированием... Опыты с мёртвой материей прошли успешно. И он решил первым войти в телепортатор. После перемещения он вышел из кабины. На другую сторону передали сигнал, что всё нормально, он здесь, можете уничтожать оригинал. Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что тело вышло на одних рефлексах. Никакой памяти, никаких чувств, никакого понимания. Сердце билось ещё час, а затем умолкло. Как только поняли, что что-то не то - всполошились и послали сигнал отмены, но было поздно. Оригинал уже был уничтожен. Большая трагедия была тогда. Опыт провалился. Даже самым отъявленным атеистам пришлось признать, что что-то не удалось скопировать вместе с телом. Это уже потом были открыты подпространственные методы. Душа связана с телом, и она идёт вслед за телом. Но если тело скопировать, душа останется в старом теле. Поэтому телепортацию копированием пришлось похоронить. Не рисковали даже перемещать неживые предметы. Мало ли что там не может скопироваться. И действительно, в пяти процентах случаев копированные металлы слишком быстро теряли крепость, еда - вкус, всё рассыпалось. А энергии на каждое копирование уходило столько, что дешевле намного сделать всё обычным путём. Скорее всего, виноваты были недоразвитые технологии, но сейчас телепорт по всем статьям превосходит то, что могло бы дать в этой области копирование, поэтому никто в этом направлении работать в ближайшее время и не станет. А над проблемой копирования в смысле умножения предметов сейчас активно работают яйцеголовые. Как только они доведут до совершенства копирование, уменьшив те пять процентов до нуля, тогда, возможно, можно будет как-то копированием пользоваться. А если они ещё сумеют добиться более скромных затрат энергии, то эта технология войдёт в ширпотреб, и можно будет довольно дёшево получать всё, что пожелаешь, всего лишь найдя определённое сырьё.
   Но хватит об истории, вернёмся к реальности.
   Как только глаза привыкли к окружающему полумраку, я разглядел прямо перед носом стену небольшого дома. Вот и деревня, которая находилась на тесной ровной полянке.
   Вокруг нас опять были горы. Кругом горы и кое-где, может быть, немного растительности. Сверху на горе приютился "ИСВ-Кран". Ещё немного - и он бы при посадке протаранил гору, обрушив на эту долину и её жителей немыслимый камнепад и в придачу самого себя. Но нали повезло. И теперь отсюда виден только нос корабля, слегка задирающийся к небу.
   Я в последний раз взглянул на него. Если скаржам там, наверху, удастся что-то предпринять, то ты тут ещё пролежишь, дружок, в качестве памятника не одну тысячу лет. Если не успеют - что ж, тогда здесь будет большой бум. И пора убираться отсюда...
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Я отвёл взгляд и стал вглядываться в громилу-титана, что маячил вдалеке, на выходе из долины. Мы появились на самом краю деревни, даже немного за её пределами, у задней стены дома. Повинуясь порыву осторожности, я выглянул из-за угла. Ещё один титан. Прямо посреди деревни. Что-то пытается достать лапищей в одном из домов. Получилось.
   В его лапе оказался кричащий, размахивающий руками и ногами нали. Нарра собрался кинуться на помощь, но я и два оставшихся нали прижали его к стене дома. Титан, недолго думая, сунул добычу в пасть. Раздался хруст и смачное чавканье. Крик тотчас оборвался. Титан рыгнул. Ну ладно, сейчас ты у меня получишь.
   Я прикинул, какое лучше всего вооружение взять. Надо что-нибудь тяжёлое, иначе титан решит, что какая-то муха укусила. Артиллерия не годится. Снаряд не долетит. Ладно, ракетница.
   Я прицелился в дальнего титана. Ракета вырвалась из ствола и понеслась к нему. Титан в деревне был настолько увлечён трапезой, что не услышал шипение, сопровождающее полёт. Он стоял спиной к нам и не мог увидеть саму ракету. Только бы хватило у ракеты топлива, только бы я не промазал... Ракета уже настолько далеко улетела, что я её не видел. Я всмотрелся вдаль. Титан стоит, как ни в чём не бывало. Неужели промахнулся?
   Точно. Вот, зараза! Где этот бог лазит?
   Как бы в ответ на мои мысли титана вдалеке немного накрыло оранжевым пламенем взрыва. Он очумело огляделся, затем запрокинул голову и стал бить себя в грудь кулаками. Наверное, яростно ревел, но сюда к нам его рёв не долетал. Затем неспешным шагом направился к нашему титану, тому, что в деревне. Как я и рассчитывал, не видя кроме него больше никого в своём поле зрения, он счёл его по своему тупоумию обидчиком. Шагал он очень долго. Брёл медленно, но шаг его был широким. Так что времени заняло это примерно столько же, как если бы мы на такое же расстояние неспешно бежали.
   Дойдя до ничего не подозревающего второго титана, он обрушил кулак ему на голову. Началась драка. Твари были очень медлительными, поэтому она тоже затянулась надолго и заключалась лишь в размахивании и опускании кулаков на голову противника. Это становилось всё медленнее и медленнее. Я решил подбавить им жару и стрельнул шестью ракетами. Ракеты врезались прямо в их морды. Титаны некоторое время стояли без движения, затем оба опрокинулись на спины. Долина подпрыгнула. Один из них при падении обрушил стоящий посреди деревни колодец, второй - пару деревьев, усеянных плодами. Сверху, с горы, на которой лежал "ИСВ-Кран", мне показалось, скатилось несколько камешков. Нет, действительно показалось. Титаны не настолько уж огромные, чтобы тряхнуть такие здоровые горы. Стало тихо. И больше не тревожимая титанами тишина вновь разнообразилась ночными звуками - стрекотание местных сверчков, тихий шелест ветра...
   Пустая деревня. Жителей не осталось. Последний житель был сожран титаном, что сейчас лежит посреди деревни. Жители, похоже, покинули дома в спешке. И то ладно. Значит, не всех сожрали. Все дома - жилые, около пары десятков, и только один с широкими дверями на краю деревни - хлев для скота. Там находилось несколько коров и кроликов. Разумеется, местных эквивалентов. Я облизнулся, указывая аббату на них. Безумно хотелось есть. Да и спать бы пора уже лечь. Аббат, стоящий в дверях хлева, покачал головой и указал куда то в сторону гор. Ага, типа там и ночлег, и еда, а щас жрать некогда. Ну да ладно, может быть он и прав.
   В одном из домов я нашёл забытый дневник.
   "Слуги наших богов направляются на землю, чтобы вступить в бой. Наш мир слабеет, в нём появляются ужасные создания. Сегодня ночью мы снова будем молиться. О боги! Услышьте наши молитвы, пошлите нам Мессию!"
   Исчерпывающее описание текущей ситуации... Я обследовал ещё пару домов в поисках хоть чего-нибудь съестного. Нали очень сходны с людьми, кушать можно то, что кушают они. Аббат прав, времени на приготовление пищи нет. Но может, есть уже готовое?
   Ничего не найдя - нали, убегая, всё забрали - я подобрал пару плодов со сломанного дерева. Раз деревья росли в деревне, значит их плоды не должны быть ядовиты. К тому же нали не выказывали на этот счёт никакого волнения. Поэтому я спокойно надкусил плод и, пережёвывая, направился к последнему дому, откуда титан недавно извлёк себе пищу. Я открыл дверь. Мда, тут искать особо нечего. В попытках сграбастать нали, титан перемолотил всё, что было в доме. Если тут и было что-то, стоящее моего внимания, после такого ничего уже не осталось. Хотя... На полу я углядел дневник. Это вот и есть единственное, что может быть интересно. Мысли нали иногда очень подходящие ситуации. Заодно узнаю, что там творится. Как всегда, открыв последнюю страницу, я прочитал последние слова погибшего. Никогда не хватает времени ни желания пролистывать чужой дневник полностью. Вот узнать, что было в самом конце - это да.
   "Наша гавань, великое Солнечное Копьё, данная нам богами, разорена небесными демонами. То, что когда-то было нашей надеждой, превратилось в нечто ужасное. Небесные демоны сейчас сильны, как никогда. У меня было видение смерти, огромных чудовищ, блуждающих по долине".
   Ты оказался прав, неизвестный. И, кстати, похоже, туда, куда мы идём, уже идти не следует. Однако всё равно больше направиться некуда.
   Я вышел из дома и вопросительно посмотрел на аббата. Насколько я уже видел отсюда, из долины, несколько выходов. Куда именно идти?
   Аббат верно понял безмолвный вопрос и повёл меня и двух оставшихся нали в то самое ущелье, откуда я выманил титана. В это время один из титанов пошевелился. Жив, сволочь! Я-то уже привык к тому, что все, кто вкусил моей ракетницы и сразу не встаёт - мертвы.
   Мы сорвались с места и побежали к ущелью. Только бы он нас не заметил! Нали бежали быстрее меня и оказались далеко впереди. Я на бегу оглянулся. Титан неуклюже поднялся на ноги. Заметил четыре убегающие фигурки. Взревел.
   Вот теперь настало время показать всю прыть, Джен. Я припустил быстрее, догоняя нали. Через мгновение развернулся и, взяв титана в прицел самонаведения, выстрелил шестью ракетами. Потом, не медля особо, продолжил бегство. Сзади раздался взрыв и оскорблённый рёв. Это ненадолго задержало титана, пока он приходил в себя, оглушённый. Но затем вновь земля затряслась от его шагов. Ущелье, хождение по которому заняло бы у нас с полчаса, мы миновали за пять минут спринтерского бега. При всём при этом мы бежали немного в гору. Это затруднило ход титана, поскольку он привык шастать по ровному месту, но, впрочем, это затруднило и наш ход.
   Мы миновали дом, что стоял в ущелье. Но делать там нам было нечего. Я помню, как легко только что титан извлёк нали, укрывшегося в одном из таких домов. Попробовать выстрелить ещё раз, что ли... Не-а, на бегу попробуй, перезаряди ракетницу... А он успеет меня догнать. К тому же незачем. Мы добежали до стены высотой в полчеловеческого роста. В стене была арка с проходом. Стена была хоть и низкая, но крепкая. Двое нали протиснулись в арку, Нарра перемахнул через стену и стал, стреляя в титана. Я прыгнул за стену вслед за ним, пропуская мимо себя синеватые шок-лучи. За стеной ущелье уходило вправо и вниз, теперь уже под гору.
   -- Уходите! -- закричал я, махая вправо.
   Мы побежали вперёд. Я, постоянно оборачиваясь, увидел, как титан остановился перед стеной. Он попытался перелезть через неё, но не сумел достаточно высоко задрать ногу. Что же это за существо такое? Они все тупые, неповоротливые, но огромные и чересчур сильные. Генетически созданные крушители? Может быть.
   Титан попробовал ногой стену на прочность. Стена устояла. Я прижался к правой горе ущелья, так, чтобы титан скрылся от меня за ней. Нали сделали, как я, и правильно. Мимо нас просвистел огромный булыжник, размерами почти с человека. Титан вспомнил, что он ещё умеет и камни кидать, однако поздно. Нас он уже достать не мог.
   Наконец я обратил внимание на то, что спереди. Прямо в конце ущелья была ещё одна стена, но она была повыше и потолще той, за которой застрял титан. Со шпилями, с флагами. С большими воротами. Очень похоже на крепостную. А потом я обратил внимание на то, что виднелось на заднем плане за стеной. У меня перехватило дух. Громадный каменный шпиль. Ничего себе...
   Ворота находились у правой горы. Возле них стоял скарж, видимо, охранник и с умным видом изучал надпись, выбитую возле ворот.
   Камень, кинутый титаном, пропахал неглубокую борозду и врезался в стену рядом со скаржем, заставив его, погружённого в работу, испытать глубокий шок. Это и позволило мне ликвидировать его быстро, без приложения особых усилий.
   Я оглядел ворота. Громадные: подпрыгнув, не достать и до середины. Я показал пальцем на ворота. Нали, открывайте. Они навалились на створки, а я тем временем перевёл надпись, в которую тщетно пытался врубиться скарж.
   "Безопасная гавань для тех, кто ищет мира".
   Что-то я сомневаюсь после прочтения дневников одного из нали в деревне, что теперь это такая уж безопасная гавань.
   Тем временем нали справились с воротами. Створки распахнулись, и мы сумели войти... Нет, выйти. Мы вышли из ущелья. И оказались в жерле действующего вулкана. Тропинка была выбита во внутренней стене вулкана и оканчивалась, насколько мне было отсюда видно, мостом, ведущим... Мне стало трудно дышать. Вот это громадина!
   Наконец я сумел рассмотреть эту скалу подробнее. Такое очень трудно себе представить даже во сне, даже если очень постараться. Представьте себе гигантский кратер действующего вулкана: где-то далеко-далеко внизу - лава, и прямо из этой лавы торчит каменная игла, теряющаяся остриём в облаках. Игла - по сравнению с кратером, но внутри неё вместился целый монастырь. К нему и вела эта узкая тропинка, а затем - мост. Игла вздымалась надо мной и действительно очень походила на копьё, воткнутое в небо. На фоне ночной темноты она выглядела, скорее всего, не так внушительно, как выглядела бы в ослепительном свете солнечного дня. Но даже то, что я увидел, произвело на меня впечатление.
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   С этой стороны стены я увидел, что в одной из башенок, между которыми вилась стена, устроена каморка привратника. Нали, лежащий там, вряд ли при жизни выполнял работу привратника. Скорее всего, был просто застигнут в этой каморке, когда собирался бежать. Это прямо было написано в его дневнике.
   "Сегодня я не вернусь в Копьё. Утром меня чуть не убили небесные демоны, и я боюсь за наших братьев, которые ещё не убежали. Мне кажется, что в этой жизни мы с ними больше не встретимся".
   Так и оказалось... Не в этой жизни, точно.
   Я вышел за ворота и показал аббату на надпись у ворот. Там, где безопасная гавань. Затем сделал очень распространённый в человеческом мире жест. Если даже аббат не поймёт - бог переведёт. Я согнул правую руку в локте, показывая средний палец, а ладонью левой хлопнул по локтевому сгибу правой. Вот вам безопасная! Потом показал ему дневник.
   Аббат понял. Они стали в сторонке, начав совещаться. Недолго спорили. Аббат посмотрел на меня и махнул рукой в сторону Копья. Ну, раз говоришь, то пошли. Аббату виднее...
   Мы стали спускаться по тропинке и делать круг по направлению к мосту. Это была очень долгая прогулка. Сколько же километров пробегает эта тропа? Сколько усилий потребовалось дикарям, чтобы сделать её? Не говоря уже о самом монастыре. Если я правильно представляю себе, что увижу внутри. И тут я разглядел на тропинке скаржа. Я взмахнул ладонью, приказывая нали оставаться на месте, а сам пошёл вперёд. Подойдя поближе, я увидел, что он - в броне и с ракетницей. Ещё один караульный...
   Мы выстрелили одновременно. Беда скаржа в том, что он не привык к обращению с этим оружием, не знал тактики его применения. Явно в прошлом доверял больше своей магии, чем осязаемым руками стволам. Он выстрелил в меня, а я - не в него. Я целил в землю у его ног. Взрывной волной его сбросило с тропы и он, отчаянно воя, полетел в кратер. Его ракета в меня не попала, я увернулся. Она пронеслась дальше и врезалась в скалу. Я взглянул вслед падающему. Тот сумел таки выпустить ракету, поняв, что всё равно обречён. Я отскочил. Скарж сумел не потерять головы даже в последнюю секунду жизни и на этот раз выстрелил точнее. Взрывная волна отбросила меня от скалы, прямо с тропинки в длительный полёт, в конце которого - огонь. Я всё же успел ухватиться за край и зажмурился в ожидании, когда следующая ракета разорвёт меня на клочки либо сбросит вниз окончательно. Но выстрела не последовало. Скарж успел только один раз, а потом его, наверное, уже не стало. Сильные ребята. Не теряются, даже когда уже фактически мертвы.
   Пальцы немного сползли вниз. Я перехватил край тропы, но галька упорно каталась под пальцами, не давая нормально ухватиться. Я понимал, что при моём весе долго так не провишу. Однако, когда уже пальцы были готовы разжаться, чья-то сильная рука схватила мою ослабленную и подняла в воздух. Я встал на тропу. Спасителем оказался Нарра. Единственный из их налийской группы, кто мог хоть как-то помочь мне. Те остальные двое были хилыми боязливыми особями. Я начинал догадываться, что эти двое хилых - старички, пардон: нали почтенного пожилого возраста. Ну ещё бы! Сомневаюсь, что где-нибудь во вселенной существует хоть один молодой аббат. А вообще-то я ещё ни разу не видел упитанного нали. Все худые, как щепки. Может, это связано с тем, что по большей части я видел особей нали жреческого сословия местного ступенчатого общества, а более развитых, рослых, воинственных мне не попадалось.
   Мы достигли моста, теперь я уже видел - подвесного, деревянного. Опасная штука. Нали прошли по нему, нисколько не тревожась. Значит, и я могу. Я сглотнул. Вниз смотреть было опасно для рассудка. Сквозь доски отчётливо было видно безбрежный океан лавы.
   -- Эй, бог! Я привёл нали в Копьё. Что ещё надо?
   "Ещё не привёл", -- раздалось в голове.
   -- Что это значит?..
   Мост закончился. Мы были на каменной игле. Нали опасливо подошли к громадным дверям и расступились передо мной. Опасность, понял я. Скаржей много.
   Мы открыли двери и вошли. Я тут же пристрелил скаржа на входе. Первое впечатление превзошло все мои самые смелые ожидания. Великолепный большой зал, где мы находились, служил, вероятно, сенями монастыря в скале. Отсюда вели многочисленные проходы на разные уровни строения. Стены выложены мозаикой, много факелов, освещающих помещение так, что светло, как днём. Идеальная чистота. Но я не забывал об опасности, грозящей нам. Не хватало ещё прогуливаться по битком набитому скаржами зданию! Нали собрались кучкой и о чём-то совещались.
   -- Слушай! -- потеряв терпение, сказал я в пространство. -- Да я ни в жисть не поверю, что в таком громадном монастыре нет никаких тайных мест, о которых захватчики-скаржи не знают.
   "Ты прав, они знают некоторые, но попробуй в таких лабиринтах кого найди! Нали сейчас решают, в какое из убежищ вам отправиться, о котором скаржи и не могут знать".
   -- Да мне плевать. Пускай поторопятся. Потому что если так продолжать, то скоро некому-то и решать будет.
   "Я и сам это не хуже тебя понимаю. Ладно, попытаюсь их немного подогнать".
   Нали внезапно прекратили совещаться и двинулись к одному из проходов. По пути нам не встретилось ни одного скаржа. И то хорошо. Внезапно нали остановились перед совсем не примечательной стенкой. Нарра стал на одном углу коридора, второй нали - у другого. Аббат стоял возле стенки. Нали кивнули аббату. Всё чисто. Никаких скаржей. Аббат проделал хитрые махинации со стеной. Мне стало ясно, что случайно (например, споткнуться и ухватиться за стену, придавив какую-то секретную кнопку) это никак не проделать. Он что-то придавил, что-то, наоборот, вытянул. Что-то повернул... Занятие как минимум для трёх рук и одной ноги. И в результате в стене открылся проход.
   Мы с аббатом вошли. Остальные нали даром времени не теряли и вбежали следом. Ход закрылся за нашими спинами.
   Через некоторое время мы оказались в помещении. С первого взгляда было видно - убежище. Само помещение было не очень большое по размерам. Метров десять на десять или что-то около. Со слипающимися глазами трудно судить. Из него вело четыре выхода, полутёмных коридора, в разные стороны, через один из них мы вошли. В одной из стен было широкое застеклённое окно. Мне даже и подходить к нему не хотелось, чтобы не видеть, какой великолепный до дрожи в коленках вид открывается на озеро лавы.
   Другое было интересно: такого количества нали в одном месте я никогда не видел. И уж тем более никогда прежде не видел женщин и детей. В ужасно сплоченном состоянии на полу было нагромождено множество постелей. Висели верёвки с бельём. Женщины-нали занимались стиркой, приготовлением пищи. Мужчины-нали помогали им. Дети носились туда-сюда, играли. Нали совершенно не отличались от людей своим поведением.
   Дети, завидев нас, сразу нас окружили. Послышался радостный смех, визг. Судя по всему, они кое-что о Мессии слышали. А если и нет, то им всё равно было интересно посмотреть на инопланетянина. Аббат отогнал детей, позволяя мне пройти к уже приготовленному для меня ложу. Я скинул рюкзак и устало присел. Тяжело таскать на своём горбу весь день столько вооружения, пускай оно и сдобрено антигравитацией.
   Я заметил, как налийки наблюдают за мной с интересом. Я усмехнулся. Вот уж чего точно не хватало, так это жены-налийки.
   "Вот ты и пришёл", -- сказал бог.
   -- Ну и отлично, -- тихо сказал я, чтобы не волновать особо обитателей схоронки.
   Я слышал его вполне отчётливо. И то ладно.
   "Да, вот именно, что отлично. Рад видеть, что все дошли благополучно".
   -- Не представляешь, как я рад! Так что, какие планы на завтра?
   "В общем, надо помочь для начала выкурить скаржей отсюда. А потом тебе надо будет посетить заоблачный город".
   -- Да ну? И что я там забыл? -- я делал вид, что упирался, хотя на самом деле я понял, что это за город, и в мои планы тоже входило туда попасть. Заоблачный город - наверняка тот самый город высокой технологии.
   "Оттуда легче всего добраться до одного места, куда тебе, я считаю, стоит заглянуть".
   -- Да ты счёту обучен!
   "Чего это?"
   -- Считаешь уж больно умно. Добро. Скажи, что это за скала такая?
   "Солнечное Копьё. Ты ж это название встречал на каждом углу".
   -- Да я не о том. Откуда она взялась? Какой-то слишком неестественной она выглядит.
   "Ты прав. Делали её много богов, в том числе я и Вандора. Самое трудное было - сделать действующий вулкан таким, чтоб не извергался никогда".
   -- Святое, должно быть, место.
   "Ещё бы! Мы повелели нали беречь наше любимое творение пуще зеницы ока".
   -- Слушай, а чего твои подопечные такие рахиты? Слабаки, рабская раса... Они же превосходят и людей и скаржей ростом! Им надо всего лишь облачиться в латы вместо этих жреческих лохмотьев, да накачать посильнее мускулы. И потом они будут скаржей голыми руками давить, как собак бешеных. Ты им шепни, а?
   "Отстань! Сам знаю, не дурак. Думаешь, все нали такие слабаки? Тут есть много держав и просто племён диких воинов. Да что там! Даже неподалёку есть. Король здешних мест, как и всякий король, держит при себе охрану, которая не только конфетки у младенцев отнимать умеет..."
   -- Что-то я ни одного такого пока не видел.
   "И не увидишь. На то ты и Мессия, чтобы тебе только со жрецами общаться. Другого тебе не дано!"
   Издевается, гад. Ну ладно.
   -- Попадёшься ты мне!..
   "Ну-ну. Попробуй, поймай!"
   Подошла одна из налиек. Молодая, но о красоте судить... Гхм, ну, не с руки и глаза. Я же не нали. Длинная красивая коса чёрных волос, грубоватое, но милое платьице. Она что-то застенчиво спросила.
   -- Че-е-е-его? -- переспросил я.
   "Говорит, предлагает залатать твои лохмотья".
   -- А-а! Ну, благодарю.
   Я разделся до трусов, благо, они были достаточно просторные и закрытые. Я счёл, что мне некого стесняться, хотя цвет лица налийки тут же принял алый оттенок. Она ещё больше опустила глаза. Я вручил ей одежду и забрался под одеяло, чтобы не смущать женскую половину местного населения.
   "Им, кстати, интересно, почему это ты ложишься спать. По местным меркам сейчас самый разгар дня".
   -- Так объясни им, что у меня немного другой распорядок, -- я потянулся, хрустнули косточки. При этом, наверное, чересчур сильно напряг бицепсы, потому что заметил, как налийки оценивающе на меня смотрят.
   Робко подошёл один из малышей-нали. Совсем-совсем как человек. Только вот четырёхрукий... Что-то спросил. Хорошо хоть вопрос ещё могу отличить от другой интонации.
   "Он спрашивает, ты ли Мессия, несущий нам спасение. Изгонишь ли ты демонов".
   Подошёл Нарра.
   -- Передай ему, -- сказал я. -- Что мне это не фиг делать. Скаржей со всей их техникой упакую на раз, как два пальца. Вот только мне необходимо будет помочь. А для этого надо, хотя бы мускулы, -- я согнул руку в локте, демонстрируя, -- накачать.
   "Хорошо, ща передам. Интересная мысль о воспитании, кстати..."
   Нарра, сидящий рядом, что-то сказал малышу. Похоже, бог передал ему мою фразу. Само собой, лучше ребёнку слышать ответ от живого дяди, чем от полумифического бога.
   Налёнок расплылся в улыбке и помчался к товарищам, чтобы сообщить радостные вести. Он стал демонстрировать, что нужно делать, сгибая одну из левых рук в локте, пытаясь напряжением получить хоть какое-то подобие округлости.
   Глаза стали слипаться.
   -- Эх, сейчас бы в горячую ванну!..
   "Валяй. Могу сказать, где".
   -- Серьёзно?
   "Вполне. Выходи из укрытия..."
   -- Всё-всё, ясно!
   Но бог увлёкся.
   "...Как увидишь толпу скаржей, которая станет орать и стрелять, поворачивай налево".
   -- Вот гад, и умеет же настроение испортить... Ладно, хватит про ванну. Можно поинтересоваться кое о чём?
   "Можно", -- милостиво разрешил бог.
   -- Как ты воспринимаешь мир?
   "Интересный вопрос. Видишь ли, я это делаю не зрением, не осязанием, не слухом. Я - как дух. Невидимый, нематериальный. Могу проникнуть сквозь любой материал. Моё тело, по-видимому, большого объёма. Возможно даже кубическо-километрового. Всё, что внутри моего тела, я ощущаю. Как то: оптические свойства, то есть вижу; термальные - осязаю; иногда, если надо, то обоняю; и, конечно, улавливаю колебания воздуха, то есть слышу. Перемещаться могу если и не мгновенно, то очень быстро. Если хорошо постараться, могу материализовывать свои усилия. Результатом может служить появление молнии, перемещение покоящегося или изменение направления движения движущегося предметов. Само собой, могу что-нибудь сказать вслух, через воздух..."
   -- Ха'буди, Джен! -- раздался голос рядом со мной.
   Я аж подпрыгнул. Совсем забыл, что он не знает ни одного из людских языков. И что самое интересное, голос-то мужской. Раньше, только сейчас сообразил я, я совсем не обращал внимания на то, что когда слышу его голос в моей голове, никакого, как бы это выразиться, тона у него нет. Эмоции, настроение - да, но никакого тона. Невозможно определить, мужской голос или женский. Вот это и оно. Только потому, что он называется "богом", а не "богиней", я понял, что он думает о себе, как об аналоге представителя сильной половины у людей.
   "Это означало "Привет, Джен!". Но общение через воздух, -- продолжал бог, -- отнимает слишком много сил. Поэтому я предпочитаю общаться напрямую через мозг. Мои силы не безграничны. Сделав что-либо, я затрачиваю какую-то их часть. Чтобы восстановить свои силы, мне необходимо лишь время, и ничего более. Но время - единственное, что мне вредит. Я не могу умереть иначе, как от старости, поэтому исчерпывание своих сил мне не страшно. Страшна только потеря времени, затраченного на их восстановление. И, к сожалению, чем старше мы становимся, тем становимся слабее".
   -- Ага, так если ты такой крутой, чего ж ты не врежешь сам этим скаржам?
   "Интересная точка зрения. Думаешь, это мне в мою эфемерную голову не приходило? Вся фишка в том, что серьёзно я навредить им не могу. Так, мелкие шалости. Но даже если мне и удастся заставить "случайно" выстрелить одно из их орудий, прискорбно, но факт - скаржи откуда-то, но осведомлены о природе таких вот "случайностей". За это они просто-напросто убьют нескольких нали, а этого-то мне уж точно не хотелось бы".
   -- Другое дело я! -- сказал я, поняв, в чём суть. -- Если я буду убивать их, то они не догадаются, что за мной стоишь ты. Перед ними вполне реальный противник. Спасибочки за роль обманки!
   "Да нет же! Ты нужен нам как Мессия. Поверь, мне нет особой радости заставлять тебя, но нет также и выбора".
   -- Кому это - "нам"?
   "Ну... Мне и нали".
   Мне показалось, что бог недоговаривает...
   -- А ты можешь переселиться на другую планету?
   "Пробовал. Нет, не могу. Каким-то образом притяжение планеты влияет на меня. Могу подняться до определённой высоты, а затем всё труднее и труднее, пока стоп! И точка".
   -- Ну ладно. Спокойной ночи.
   Я немного помассировал веки. Один урок я уяснил достоверно: бог это точно не есть плод моего больного воображения, но реальный персонаж данной драмы. После богова фокуса с разговорной речью спать расхотелось совершенно. Поэтому решаю записать сегодняшние события в дневник. А ещё... Я заметил, что каждый день, прожитый на этой планете, всё длиннее и длиннее предыдущего. С каждым днём я бодрствую всё больше и больше часов. Приноравливаюсь к новому солнцу?
   Вот, вроде бы, и записал. Ничего не упустил. Всё, спокойной ночи...
  

* * *

   Замок. Опять тот самый сон. Я снова лечу. Огибаю замок по дуге снизу и устремляюсь вверх, к звёздам. Снова вниз. Однако, уже что-то не так. Нали больше не видно. Вместо них - скаржи. Теперь уже скарж идёт по верху, патрулируя крышу одной из построек. Я пролетаю мимо него, стараясь коснуться. Он отмахивается, будто прогоняя назойливую муху. Хотя сам смотрит вокруг в поисках вредного насекомого, не находит его и чешет гривастую голову.
   Я лечу дальше и несусь вниз, к воде. Вправо, снова вверх...

День 6.

Небесный город.

   Я проснулся от грубого тычка в рёбра. Надо мной склонился Нарра и пытался меня разбудить.
   "Быстрее вставай!" -- пробился в сознание голос бога.
   -- Что такое? -- сонно пробормотал я.
   "Опасность! Одевайся, по ходу объясню!"
   Я оглянулся и увидел, что нали уже собрали пожитки, приготовившись удирать.
   -- Отсюда можно сбежать?
   "Да, да! Тут сотни ходов в этом монастыре. Быстрее!"
   Та самая налийка, что взялась подлатать мою одежду, вернула её. Я благодарно улыбнулся и принялся напяливать её на себя. Она опять смутилась и отошла. Хорошо залатана. Даже и не чувствуется особо, что были порезы. Та-ак, сегодня второй день, суперкожа ещё действует. Хорошо!
   -- Так что всё-таки творится? -- спросил я пространство, напяливая на спину рюкзак.
   "Скаржам только что доставили поисковое устройство, нацеленное на ген людей".
   -- Ну и что с того?
   "Да то, что ты своим присутствием сейчас просто-напросто сдашь этих несчастных нали. Ты тут - единственный человек. И прибор прямо-таки заливается громким лаем в твою сторону".
   -- А почему бы им тогда не сделать обнаружитель нали?
   "Во-первых, нали в монастыре хватает и, так сказать, легальных, которые на виду у скаржей. Они им готовят еду, помогают в работе и прочее в обмен на жизнь. Во-вторых, даже если бы их не было, думаешь, прибор работает, как радар? Есть человек - есть точка на экране? Ни хрена подобного. Он ориентируется на биомассу с общим генетическим кодом. И занеси сюда подобный прибор, настроенный на нали, он сойдёт с ума, показывая во все стороны разом. Знаешь, сколько здесь нали по всему монастырю укрыто? Деревень с сорок будет. Это притом, что ты сейчас видишь всего лишь одну деревню".
   -- Круто! -- только и сумел выговорить я.
   "Не круто, а помолись своим богам, чтобы они вас не нашли. А я сделаю, что смогу. Попытаюсь сбить прибор со следа".
   Нарра, стоя у стены, противоположной окну, позвал меня. Окно выводило наружу из монастыря, а стена как раз обращена была к центру иглы. Я подошёл к Нарре. Он показал мне небольшое приспособление в стене. Глазок. С его помощью можно осматривать коридор по ту сторону стены. Великолепно! Я стал наблюдать за скаржем, прошедшим по коридору. Тот куда-то умчался. Через минуты две появился с той стороны ещё один в сопровождении двух других. Первый держал в лапах какое-то странное устройство. Похоже, и есть этот самый пресловутый прибор.
   Я задержал дыхание. Они остановились прямо перед нами. Скарж что-то поводил прибором, подозрительно оглядываясь. Напряжённая минута. Затем он махнул лапой. Вроде бы всё, пронесло.
   Но тут я увидел, что второй скарж достаёт ракетницу.
   -- Всем бежать! -- крикнул я, отскакивая от стенки, размахивая руками. Нали поспешно ретировались в боковые коридоры.
   Раздался взрыв - стену снесло. Я не успел отбежать достаточно далеко и отлетел от неё, ударившись слегка головой об землю. Скаржи вошли внутрь. Один из них поставил прибор у стенки.
   Я поднялся, тряхнул головой. Затем отшвырнул за ненадобностью ракетницу. Использовать её в такой маленькой комнате - чистейшее самоубийство и убийство дружественных рас. Второй скарж тоже отшвырнул свою ракетницу. Я выхватил из-за пояса пистолеты. Первый скарж погрозил пальцем, приставив лезвие к голове оглушённого малыша-нали, не успевшего убежать от взрыва. В тени коридора застыла в ужасе молодая налийка, которой я был обязан зашитой одеждой.
   Повинуясь жесту скаржа, я бросил пистолеты, затем - рюкзак. Скарж удовлетворённо кивнул, отпуская малыша. Тот ринулся к налийке, она подхватила его на руки и прижала к себе. Но они не уходили следом за всеми остальными нали, продолжая с ужасом в глазах наблюдать за происходящим.
   Рядом со мной стал Нарра. Скаржи медленно взяли нас в кольцо. А потом резко все разом напали.
   Да, неверно я судил о нали. Во всяком случае, Нарра дрался умело. Работал во всю четырьмя руками, молотя напавшего на него скаржа, который не стал даже доставать лезвия, чтобы, видимо, поразвлечься. Другое дело - я. На меня прыгнули остальные два скаржа.
   Одному я впечатал кулак в морду. Его тело поддалось неожиданно легко, и он, отлетев, врезался в стенку совсем рядом с прибором и обмяк. Второй опрокинул меня на пол, и мы покатились клубком, дубася друг друга на все лады. Он пытался проткнуть меня лезвиями, но куда там! Суперкожа пока ещё была при мне.
   Я вскочил, поднимая его с пола, намереваясь ударить его о стену. В последний момент он тоже вскочил, и мои усилия в совокупности с рывком скаржа направили нас прямиком к окну. Мы вдвоём, разбив напрочь стекло, вылетели в проём, навстречу лаве. Я закричал, перед глазами стояло безграничное озеро оранжевой лавы. И практически кончиками пальцев я ухватился за край стены. Руку резко дёрнуло, весил я немало, но я сумел удержаться и повис на одной руке. Скарж - нет. Громко воя, он понёсся вниз, навстречу смерти. Я попытался влезть обратно в комнату. Второй скарж уже очухался и, подобрав прибор, мчался прямо на меня, видимо, намереваясь при помощи него помочь мне выпасть из окна.
   Третий успешно сражался с Наррой. Скарж всё же решил достать лезвия, поскольку Нарра не отступал. Поэтому на теле Нарры появилось уже очень много глубоких порезов. Скарж развлекался, а Нарра истекал кровью. Скарж был слишком силён, а Нарра чересчур уж жреческого телосложения. Но боролся он всё же смело. Если выживет, поставлю ему памятник. Зря он остался со мной.
   Злобная скаржья харя оказалась в опасной близости. Я ускорил темп передвижения и успел влететь в комнату прямо перед скаржем, перекатившись по полу. Тот прыгнул на меня сверху и упал на мои вытянутые руки. Я, особо не раздумывая, поддал ему ногой в живот, перекидывая врага через себя. Скарж, воинственно размахивая прибором, полетел в окно вслед за первым.
   Я встал на ноги. Скарж загнал Нарру в угол и собирался нанести решающий удар. Я бодрым шагом подошёл к нему. Вид у меня, наверное, был очень страшный. Хмурый, глаза метают молнии, смотрю исподлобья. Сейчас очень смешно, а тогда я был зол, как собака. Я схватил скаржа за плечи. Тот попытался развернуться и напасть на третьего лишнего в их споре. Он как-то немыслимо извернулся и ударил меня.
   Мы стали медленно кружить друг напротив друга. Разведя руки в стороны, прямо как на ксианской борьбе. Он выглядел намного массивнее меня и, тем не менее, боялся. Наконец, мы снова кинулись друг на друга. Он вцепился мне в горло. Я ударом разжал его хватку, затем нанёс удар ему в харю, затем ещё раз и ещё. Он пытался сопротивляться, пытался лезвиями перехватить инициативу, но я уже разогрелся, а с суперкожей я вообще был практически неуязвим. Под конец я захватил его одной рукой, полубесчувственного, за шею, взвалил себе на плечи, перехватил второй рукой за задние лапы. Таким образом, он оказался спиной на моих плечах, беспомощно извиваясь. Я пошёл вразвалку к окну, время от времени подкидывая сползавшего скаржа обратно на плечи. Затем просто вышвырнул его, предварительно стукнув головой о стену, в окно.
   Мгновение я стоял, приходя в себя. Затем невозможность произошедшего наконец дошла до меня. Что же такое со мной происходит? Тот скарж был, по крайней мере, в полтора раза меня больше. Как я сумел так легко с ним управиться, да ещё и взвалить его на плечи? Моё тело почувствовало, что может это сделать - и сделало. Только вот каким образом? Странное что-то со мной происходит, и мне от этого становится страшно. Можно всё, конечно, списать на суперкожу, но никто прежде что-то не замечал за ней таких свойств.
   Налийка подбежала ко мне, а малыш убежал в темноту. Я усмехнулся. С сегодняшнего дня, вероятно, появится легенда о том, как бравый Мессия врукопашную одолел трёх скаржей. Через пару сотен лет, если нали выживут, у Мессии в этой легенде отрастут две дополнительных руки, а количество скаржей возрастёт до десяти в компании с парой бегемотов.
   Налийка неуверенно прикоснулась к моей кровоточащей руке. Скаржи меня опять подряпали. И моя одежда снова немного нуждалась в починке. Но ничего страшного, я думаю. Можно жить и так.
   "Её зовут Нилина", -- раздалось в голове. Кажется, усмехается.
   Я перевёл взгляд на Нилину. Она робко улыбнулась. Была она дьявольски хороша собой. Её лицо, конечно, спутать с человеческим никак было нельзя, но менее привлекательным от этого оно не было. Её глаза не были жёлто-светящимися, как у некоторых нали. Наверное, такие глаза - жреческая привилегия. А у неё были обычные, светло-голубые глаза. На её примере очень явственно видна схожесть людей и нали. Смущали только четыре руки и отсутствие носа. И ещё то, что мы, скорее всего, биологически несовместимы. Поэтому бог, оставь попытки меня приручить, здесь я не останусь. Может быть, в будущем инопланетные расы найдут способы заключать смешанные браки, но не сегодня. И не сейчас.
   Как-то некстати подумалось, что теперь, увидев воочию налиек, я точно знаю, что лицо богини Вандоры на фреске было человеческим. Помимо отсутствия носа есть у нали какие-то такие черты... Что всё равно в глаза бросается отличие.
   -- Нарра ранен, -- я присел возле Нарры, который пытался кое-как остановить кровотечение. -- Позаботишься о нём?
   Наверное, бог перевёл ей мои слова. Она кивнула и занялась им, бросая украдкой на меня взгляды. Я отвернулся. Что здесь творится? Не хватало мне только любви инопланетной девчонки.
   Я подобрал разбросанные предметы своего инвентаря. Ракетницу сунул в рюкзак.
   "Дело плохо!"
   -- Да что ещё такое?
   Нилина оглянулась на звук моего голоса. Я, успокаивая её, взмахнул рукой, смотря куда-то в пространство, чтобы было понятно: я разговариваю с богом.
   "Когда ты уже научишься общаться мысленно?.. Но не в этом дело. Последний из скаржей, которых ты выбросил в окно, успел передать своим сообщение о вашем местоположении, прежде чем его поглотил огонь. Вы должны убираться. Немедленно!"
   Ничего себе! Вот так скаржи! Стальная дисциплина. Не только крепки физически, но намного крепче духом. Достигнут ли когда-нибудь люди такого совершенства? Хотя, если подумать, не является ли платой за это совершенство их моральный уровень? К чему они порабощают нали, ведут со многими другими расами войну на безусловное уничтожение? Во Вселенной много загадок... К сожалению.
   -- О-о! Так это тогда вообще хана вам, -- сказал я, поднимая Нарру на руки, пачкаясь в его крови. Он был совсем плох. Особенно учитывая его физическое развитие, проживёт он недолго. -- Щас скаржи сюда доберутся и переловят всех нали, что в схованках сидят.
   "Ничего подобного. Здесь столько переходов, тайных лазов и прочего, что скаржам в здешних туннелях вовек никого не сыскать. А вот вам требуется немедленно отсюда удирать".
   -- Нилина, пойдём быстрее.
   Она вздрогнула, затем счастливо улыбнулась. Наверное, рада, что знаю её имя. Жалко тебя, девочка. Если я, конечно, прав, то ты влюбилась не в того.
   Я пошёл быстрее, входя в один из боковых ходов, куда меня она повела. Бог был прав. В этих лабиринтах, да ещё с таким множеством потайных дверей им нас никогда не найти. И не только нас, а вообще никого. Поворот, тоннель, поворот, коридор. Затем открывающаяся стенка. Ещё одна. Снова коридор.
   Голова начала кружиться. Через некоторое время мы нашли новую стоянку родных Нилины. Ко мне подбежали нали, помогли донести Нарру до быстро сооружённого ложа, где принялись обрабатывать его раны. Жалко парня. Мы с ним сработались. Он, скорее всего, умрёт, но я этого уже не увижу. Мне надобно побыстрее уходить. Я навлекаю своим присутствием на беженцев смертельную опасность.
   Но сначала кое-кто здесь поплачет. Я достал из рюкзака ракетницу. Ближайшие нали невольно отшатнулись от моего угрюмого вида. Нилина взяла меня за руку.
   "Не уходи..." -- безмолвная просьба в её глазах. Но я должен. Хотя бы ради тебя, девочка. У меня был опыт в общении с противоположным полом. Образ бравого десантника довольно популярен у прекрасной половины. Но никогда у меня не получалось надолго. Я просто чувствовал, что не получится ничего. И сейчас я чувствовал это сильнее, как никогда. Пора идти. Я нащупал второй рукой артиллерию и повернулся к выходу, боясь встретиться с ней глазами. Как хорошо было бы попробовать нам с тобой, Нилина, создать семью. Я так устал быть один... Но если бы даже существовал способ изменить расу, ни ты, ни я на это не пошли бы. Я с самого начала это понимал и поэтому неимоверным усилием воздвиг внутри себя стены. И сейчас эти стены трещали и рушились, но я упорно решил идти до конца.
   Я понимал, что никто из нали не будет помогать мне. Все - жрецы, без исключения. Кроме, конечно, Нарры, но Нарра уже не сумеет. И я, не говоря на прощание ни слова, вышел, оставляя позади грустную Нилину и умирающего Нарру.
   "Бог! Направляй меня!"
   "Вот видишь! Получилось", -- я услышал ответ. Сам того не осознавая, я сказал ему мысленно. Похоже, я теперь понимаю, как это делать.
   "Правильное, кстати, решение, -- продолжил бог. -- Нали и человек - не пара. Я чувствовал её печаль".
   "Лучше заткнись и помоги мне", -- сказал я, поднимая стволы на уровень груди.
   Я шёл по коридорам, ведомый богом, и истреблял всех встречных скаржей.
   "За поворотом двое", -- говорил он.
   И я разряжал шесть ракет, выходя из-за угла. Скаржи даже не успевали ничего понять.
   "Направо. Прямо. Направо. Осторожно, слева ещё трое". И я расстреливал скаржей из артиллерии. Потом останавливался, перезаряжая пушки, и продолжал движение.
   "Берегись, стреляй в пол!"
   Я автоматически нажал на курок, выходя за поворот. Успевшую зашипеть тварь разнесло на куски. Окрестности забрызгало противной зелёной кровью. Совсем как у змеев-слизеплюев. За мгновение до выстрела я успел заметить, что тварь была маленькая: размером больше моего кулака в два-три раза. Она была зелёная, толстая, на тонких лапках одинаковой длины. Несмотря на то, что лапок было у неё четыре, она из-за крючкообразности этих самых лапок здорово походила на паука.
   "Что это было?" -- задал я мысленный вопрос.
   "Полуразумные твари, которых скаржи называют гшаро".
   Называют. Сродни домашним собачкам. Или, судя по клыкам на подкатившейся ко мне бесшеей головке - охранным дворовым псам.
   По пути я подстрелил ещё несколько гшаро и скаржей. Иногда было - и тех, и других вместе.
   "Куда тебя вести?" -- спросил бог.
   Занятный вопрос. Куда же мы шли до этого?
   "Веди к командиру местной базы. Ты знаешь, как они выглядят".
   "Тогда заходи на правый лифт".
   Мы находились в холле с четырьмя лифтами. На том, куда меня повёл бог, было написано "Столовая", что я определил с помощью переводчика.
   Лифты действовали почти так же, как и те, что на "ИСВК". Обычные лифт-платформы. Тут, правда, они немного древнего изготовления...
   Я ворвался в большой зал, где в тесноте за длинным столом сидело множество скаржей. Они, что-то оживлённо обсуждая, притихли.
   Я поставил ракетомёт стволом на стол.
   -- Ну? -- сказал я. И в этот момент пришедшие в себя скаржи сорвались.
   Одновременно с этим шестая ракета легла в ствол, я вскинул пушку - и скаржи получили по полной программе. Передние ряды были смяты. Трое скаржей не шевелились. Но оставалось ещё несколько десятков. От взрывной волны я тоже немного пострадал, но не сильно, благодаря суперкоже. Я выстрелил из артиллерии, пытаясь другой рукой сунуть опустошённую ракетницу в рюкзак. Из-за того, что я держал артиллерию одной рукой, выстрел из неё получился не очень точно. Но в такой ситуации сойдёт. Впихнув-таки ракетницу в рюкзак, я перехватил артиллерию обеими руками и отступил ещё на шаг. Пять скаржей нейтрализованы. Мне очень повезло, что скаржи расслабились здесь, внутри Копья, и особенно - в столовой. Они вооружены не были. Но даже невооружённые скаржи представляли немалую опасность. У них всё ещё оставались лезвия и магия, и что самое плохое - к ним спешила подмога. Уворачиваясь от магических шаров, я успел увидеть, как в столовую с другого конца влетели скаржи с ракетницами и несколько гшаро-паучков. Затем меня вытеснили из комнаты. Под магический сгусток мне попадать не хотелось.
   Проём был узок. Я стрелял и стрелял, швыряя туда всё новые порции шрапнели. Появляющийся в проходе скарж моментально разлетался на куски. Если кусок шрапнели таки влетал в комнату, не ловя никого из скаржей на выходе, то внутри он всё равно кого-нибудь задевал, и оттуда слышались громкие яростные крики. Это была бы безвыходная для них ситуация, если бы кто-то не додумался обойти и напасть на меня сзади. Я вовремя среагировал на шум за спиной и отпрянул в сторону, но инициатива всё же была утеряна. Краем глаза я сумел увидеть комнату, обстрел которой я успешно вёл пять секунд назад. Там было страшное кровавое месиво. На ногах оставалось трое скаржей и ещё с пяток гшаро, которые были мельче, и им было легче уйти от шрапнели. Сзади на меня напало ещё пятеро скаржей и шестеро пауков - я успел всех пересчитать, рассчитывая на ходу, куда лучше стрельнуть, чтоб поэффективнее. Я сунулся в комнату, поскользнулся на луже крови и упал. Надо мной пролетели с шипением два гшаро, целившие мне в горло. Третий истошно завизжал, придавленный смертельным для него весом моего тела. Ещё двое подбирались ко мне, но я откатился за стол и стрельнул в потолок. Шрапнель отрикошетила и ударила сверху вниз, доставая оставшихся скаржей. Стол защитил меня от моей же шрапнели. Второй выстрел я направил на вход в комнату, прямо во вбегавших за мной скаржей. Двоим не поздоровилось. Тем временем трое гшаро уже запрыгнули на столешницу и семенили в мою сторону. Я выхватил пистолет и попытался сбить их оттуда. Не очень эффективно. Пять патронов угробил на первого, а в это время оставшиеся двое прыгнули на меня. Я опять увернулся, делая ещё один выстрел шрапнелью в потолок, чтобы скаржи не расслаблялись. А то я уже заметил, как один так хитро пытался прокрасться за столом, обойти меня, чтобы я не видел. Его грива, в самый неподходящий момент вставшая торчком, подвела его. Я пнул ногой одного гшаро, второго огрел шрапнельником. Первый далеко отлетел, а второй заработал сотрясение мозга.
   Ещё один смертельный дождь шрапнели - и живых скаржей в комнате нет. Осталась только сущая мелочь в лице полуживых гшаро. Даже добивать противно, хотя необходимо.
   Выбираться из комнаты, заваленной трупами, частями тела, усыпанной шрапнелью и зияющими бороздами в стенах, потолке и полу от этой самой шрапнели, постоянно поскальзываясь на крови, было нелегко. Но пришлось, ведь именно в том конце, куда я пробирался, по словам бога, продолжался мой путь. Обходить так, как это сделали скаржи, чтобы попасть мне в тыл, он считал ненужным и долгим. Да я и сам понимал, прикинув время, понадобившееся им, чтобы обойти вокруг. Я вышел из комнаты и пошёл по полутёмным коридорам, изредка сворачивая по указкам бога то в одну сторону, то в другую. И, наконец, пришёл в зал славы.
   Этот зал был небольшой и не отличающийся особым интерьером. На высоком постаменте стоял бюст какого-то нали, а больше ничего и не было, кроме немаленького пустого пространства, голого пола. Наверное, тут часто собиралось много нали, чтобы погутарить о том, о сём.
   Я миновал зал, направляясь к противоположному выходу.
   "Стой!" -- голос в голове.
   -- Чего ещё? Скаржи близко?
   "Нет, не то. Тебе разве не кажется странным вот этот очень тёмный угол?"
   -- Нет.
   Однако, в самом деле, темноват. Темнее прочих.
   Я порылся и достал световую шашку, коих в моём рюкзаке водилось меряно-немеряно, потому что я их не очень часто использовал. И действительно, в темноте скрывался рычаг. Очень интересно. Я рванул его вниз. На скрип обернулся. Без того высокий постамент стал ещё выше и медленно продолжал подниматься. Я обошёл его. Поднявшись, постамент открыл в себе секретную нишу. А в нише лежало...
   -- Вот чёрт! Скорострельник!
   Я схватил его. Вот это цяця! То, чем владеют некоторые скаржи, по сравнению с этой пушечкой - пшик. Его скорострельность в несколько раз выше скаржьих. Теперь они попляшут! Можно нашпиговать свинцом любую тварь в секунду. Плохо только, что очень быстро выходят патроны.
   Я пошёл дальше, вертя в руках пушку, горя желанием испытать её. В конце концов, я решил, что испытаю её как-нибудь в более благоприятных условиях. А пока лучше подумать над тем, как выбраться отсюда живым. В конце извилистого коридора я вышел в комнату, где было два лифта. Один находился в данный момент здесь, другой, судя по отсутствию - наверху. Лифты вели именно наверх.
   -- Куда теперь? В лифты?
   "Нет, перед лифтами там - несколько скаржьих патрулей. Ты выйти не успеешь, как они тебя заживо съедят. А кожу твою суперскую выплюнут".
   -- Хорошо, тогда куда?
   "В третий слева ход. Он ведёт к тропе наверх вокруг Копья".
   Я заглянул в шахту лифта. Длинный-предлинный тоннель, освещённый красным. Конца почти не видно.
   -- Ты что, дурак? Своим ходом?
   "Нет другого выхода. Попробуй, сядь в лифт - и окажешься в центре комнаты, полной неприятеля".
   Я вздохнул. Он прав. Да и вообще я не думаю, что он мне даст плохой совет. И я двинулся в указанный им тоннель. Он меня вывел в комнату, из которой был ещё один выход - выход наружу из Солнечного Копья. Похоже, тропа вокруг Копья была именно тропой. Она проходила снаружи, вдоль стены этой громадной, но издалека кажущейся такой маленькой скалы.
   А в комнате лежало три трупа. Человеческих. И ещё один скаржий. А, я совсем позабыл про остатки команды "ИСВК", которая опередила меня на денёк. Они шли тем же самым путём, что и я. Куда же они направлялись? И что произошло с ними со времени их побега с корабля?
   "Бог! Скаржи далеко?"
   "Далеко, будь спок".
   Ну и отлично. Можно пока пролистать дневники. Если, конечно, эти люди не отступили от традиций. Один отступил, прочие - нет.
   Из дневника офицера безопасности я узнал, что крановцы опережают меня не на день, а больше. Причина проста: на ночлег они здесь не задерживались. Их оставалось человек тридцать-сорок. Это-то из не знаю даже скольких сотен. Они без особых приключений достигли Копья, прошли с помощью нали сюда. Пара стычек со скаржами - и вот, в результате, трое из них остались здесь.
   "Офицер безопасности А. Связнов. У нас осталось лишь несколько пистолетов. И к тем скоро закончатся боеприпасы. Мы пытаемся добраться до лифта в Небесный Город".
   Опять этот небесный город! Очень интересно.
   Последний человек был более чувственен.
   "Младший офицер Н. Оналопов: мы разделились, чтобы не дать ускользнуть скаржам, похитившим Киру. Первая группа идёт через лифты. Мы идём в обход, по тропе. Если эти сволочи попытаются вернуться, они заплатят за всё сполна. Я люблю тебя, Кира. Клянусь, я найду тебя!"
   Да, парень, вижу, ты не преуспел. Повинуясь бессознательному порыву, я сунул его дневник себе в карман. Он не сумел выполнить свою клятву. Я постараюсь выполнить её вместо него. Девушка, которую они ищут, попала в лапы скаржам. Считай, пропала. Но всё же я попытаюсь.
   И я вышел наружу, навстречу звёздам и шагнул на тропу. Тропа была довольно широкая и довольно крутая. Ещё бы! Поднять на такую высотищу! Наверх она вела против часовой стрелки. Поросшая травой. Видно было, что ей не особо часто пользовались. На пути стояли фонарные столбы. В фонарях плясал огонь, освещая дорогу. Как они умудряются постоянно поддерживать огонь здесь? Я предположил, что боги при постройке всё-таки подвели к ним газ, чтобы особо не мучаться, бегая туда-сюда по никем почти не используемой тропе, чтобы тушить, зажигать, а также поддерживать уровень топлива в фонарях.
   "Слушай, бог. Тут есть нали, служитель этих фонарей? Который следит, чтобы эти фонари всегда, когда нужно, горели?"
   "Есть".
   Есть. И, похоже, это я мыслю чересчур уж технологично. С точки зрения ленивого технократа.
   Фонари фонарями, но скаржи всё ещё представляют для меня угрозу. Один из них как раз стоял сверху на тропе, когда я вышел из-за поворота. Я немного потерял бдительность, а вот он знал, что где-то здесь чужак. Он увидел меня раньше и выстрелил. Ракета неслась прямо мне в голову. Я отскочил за поворот, вгоняя в ствол первую ракету. Высунувшись обратно, я выстрелил. Скарж ушёл влево, за поворот - ракеты пронеслись мимо. Задержав курок, я постоял, а затем отпустил. Скарж как раз выскочил из-за угла, и ракеты попали прямо ему под задние лапы. Скаржа снесло с тропы. Вот, что значит опыт. Я знал, что скарж выйдет именно в этот миг. Причём с полной уверенностью могу заявить, что бог мне не помогал. В тот миг я представил, что я на скаржьем месте, и интуиция сказала мне, когда надо стрелять. Конечно, могло оказаться так, что мы мыслим по-разному, но мне повезло.
   К концу пути я тяжело дышал. Подъём оказался слишком крутым. Я остановился и опёрся на пушку, перегнувшись, пытаясь отдышаться. Затем поднял оружие и пошёл вперёд, внутрь скалы.
   В комнате у лифтов действительно сидели три скаржа. Если бы я приехал в лифте - тут мне и конец. Скаржи встрепенулись, и начался бой. Я попробовал укрыться за углом, но не тут-то было. Лезвия прочертили в воздухе дорожки совсем рядом с моим носом. Они вылетели из-за поворота и, вычерчивая замысловатые фигуры, скрылись за другим поворотом. Сволочи! Лезвия я не ожидал. Может суперкожа и сумела бы противостоять остро заточенной фигне, в чём я здорово сомневался, но пробовать на собственной шкуре что-то не хотелось. Если я потеряю не голову, а хотя бы, допустим, руку - бог её назад не пришьёт. Поэтому надо быть аккуратнее. Я высунулся, чтобы выпустить пару ракет и чуть не получил ещё лезвие прямо в лоб. Ах так? Ну сейчас я вас!
   Я достал пульт управления лезвиями. Ещё один скарж выпустил в меня лезвие, когда я выскочил на открытое место. Легкий поворот рукояти прибора - и лезвие ударилось в стену правее меня, отпружинило, отклонилось в следующем полёте немного влево - и скарж остался без головы. Но это было не всё, я направил его ещё немного левее - и лезвие, ударившись ещё раз о стену, снесло голову второму скаржу, да так и застряло в его шее. Удобная штука - пульт.
   Третий скарж застыл в нерешительности. Затем бросил лезвиемёт и кинулся на меня, размахивая налаповыми лезвиями. Я ударил его пультом в морду - благо пульт был противоударный - и выхватил из рюкзака артиллерию.
   За счёт трёх мёртвых скаржей я пополнил набор лезвий. Ракеты и снаряды к артиллерии были на исходе, поэтому стоило поддерживать запасы патронов к прочему оружию.
   Затем я осмотрел лифты. Здесь было четыре лифтовых шахты. Две из них вели вниз. Две - наверх. Разница между двумя в каждой паре была в том, что одна платформа находилась постоянно на верхней точке, другая - на нижней. То есть в одной из шахт, ведущих вниз, лифт находился здесь, другой - внизу. Соответственно, в шахтах, ведущих наверх, один - также здесь, а другой - наверху. И таким образом никому не нужно было долго ждать, пока приедет лифт-платформа, если она вдруг окажется в противоположном конце. Просто стать на ту, что есть здесь - и всё.
   "А теперь что, бог?"
   "Влезай в лифт. Больше обходных путей нет. Благодаря удаче в лице меня, скаржей возле лифта наверху - тоже".
   ­-- И на том спасибо, -- пробормотал я, ступая на платформу.
   И лифт понёсся вверх, ускоряясь. Очень высоко, очень большая скорость. Красные лампы, похоже, скаржьего изготовления, мелькали вдоль этого тоннеля так быстро, что у меня зарябило в глазах. Лифт стал немного притормаживать. Естественно, иначе я бы по инерции врезался головой в потолок, если б он резко остановился в конечной точке. Подавляя головокружение, я вышел из лифта. Чёрт, на такой скорости я поднялся не меньше, чем на километр.
   Главный коридор, ведущий от лифтов, имел короткое ответвление, заканчивающееся дверью. "Комната кристаллов" -- перевёл я. Интересно...
   В комнате сидел у рычага скарж, но я с ним долго не церемонился. Он ещё не знал, что у меня есть пульт управления лезвиями. А когда узнал, было поздно. С пультом я уже научился достаточно хорошо обращаться.
   Комната представляла собой небольшое квадратное помещение с невысоким потолком, без окон, с одной дверью. Прямо посредине комнаты находилось нечто. Люк в полу, окружённый цилиндром из толстых прутьев, уходящих в потолок. А рядом с люком был рычаг. Большой, в полчеловеческих роста.
   -- Что это за штука? -- спросил я, оглядывая люк.
   "Вызов лифта в Небесный Город".
   -- Опять этот небесный город! Может, расскажешь, что там, наверху?
   "Это... Э-э, в общем, лучше тебе самому его увидеть".
   -- Ну ладно.
   Я дёрнул рычаг. Открылся люк и медленно-медленно оттуда выдвинулся во всю длину огромный кристалл таридия, оказавшись между прутьями.
   -- Ничего себе!..
   Здоровенная глыба переливалась голубоватым цветом. Некоторое время ничего не происходило, а затем глыба объялась синим пламенем, из неё вышел луч такого же синего света и устремился вверх, в дыру в потолке. Между прутьями, окружающими кристалл, вдруг оказалось силовое поле, препятствующее выходу энергии наружу. Причудливые разноцветные блики заполнили комнату, бегая по стенам.
   "Давай, дуй быстрее наверх. Скоро приедет лифт".
   Я побежал к выходу из комнаты. Выскочил и ринулся направо по коридору. Коридор привёл меня внутрь какого-то полуразрушенного здания. Ступеньки наверх, выход из здания на первом этаже...
   -- Куда?
   "Наверх!"
   Я побежал по ступенькам, перепрыгивая сразу через две. Ступеньки были для нали, немного больше, чем обычные человеческие. Стыдно признаться, но люди всё ещё иногда пользуются ступеньками взамен лифт-платформ. Конечно, лишь в исключительных случаях, только когда речь идёт не более чем о метровой высоте.
   Я покинул здание через проём и оказался на небольшой террасе. Моим глазам открылся замечательный вид. Я, затаив дыхание, обернулся и успел заметить, как синий луч, пронзая облака, терялся вверху. Затем он исчез. Где-то далеко - я не мог определить где - звонил колокол. Я вновь вернулся взглядом к прекрасной панораме. Я стоял на самой вершине длинной горы-иглы, возвышаясь над остальными горами. До самого горизонта были горы. Вдоль всей линии горизонта были горы. Всюду были горы. Я видел множество ущелий, открытых мест, видел и "ИСВ-Кран", застывший в конце пробитой им просеки. Видел и "Терраниукс", лежащий в форме ровного креста на вершинах скал, словно лапа, обхватившая своими четырьмя пальцами кусок камня. Прямо подо, мной далеко внизу, я наблюдал крохотное озёрко лавы, на такой высоте почти не видимое мне. Особенно мне понравилась долина, отделённая от озерка лавы, в котором торчало Копьё, буквально одной скалой. Эта долина была неимоверно красива, разветвлялась, извивалась змеёй. В ней стояли разноцветные строения, росли громадные растения, лежали широкие озёра. Видел я и множество других мест, а также видел встающее солнце. Рассвет.
   "Э-эй! Придуро-о-ок! Очнись!" -- медленно, не спеша, как бы равнодушно сказал бог.
   -- Чего тебе?
   "Во-первых, лифт уже в пути. И если ты не успеешь на него, тебе придётся ждать тут целый день, пока не настанет новая погрузка. Во-вторых, более близкие к текущему времени новости. Рядом находится несколько недовольных инопланетян с большими стволами".
   Я подпрыгнул. Где? Снова звон колокола. Теперь уже ближе. Но он раздался... Сверху?
   Я задрал голову. Казалось бы, там, где я, выше быть уже не может... Оказалось, может. Когда мы несколько дней назад подходили к храму Вандоры, я обратил внимание на причудливые башни по краям его стен. И вот сейчас верхушка одной из таких башен спокойно спускалась прямо из облаков ко мне.
   -- Небесный Город? -- хмыкнул я. Где же эти, так сказать, инопланетчики?
   Я подбежал к краю террасы и глянул вниз. Нет, скаржей там не было, зато... Ещё один труп человека. Но не это главное. У него был большой рюкзак. И в руках он сжимал очень знакомое оружие. Длинный узкий ствол, оптический прицел...
   Я спрыгнул вниз и подбежал к нему.
   "Что ты делаешь, дурак? Лифт!"
   -- Сам знаю!
   Я выхватил оружие из окоченевших пальцев. Не знаю, как он сюда попал, отчего умер и почему снайперская винтовка до сих пор при нём, но у меня нет времени разбираться. Я снял с его плеч рюкзак и оглянулся в поисках выхода. С одной стороны - крутая скала. С другой - пропасть. Сбоку - стена. Я подбежал к стене. Всё-таки оставался узковатый карниз, по которому я могу попытаться пройти. А с лишним рюкзаком в руках будет трудновато. Я прислонился к стене и медленно пошёл по карнизу, держа рюкзак в вытянутой руке. Чёрт, он оттягивает! Стараясь не смотреть вниз, я сделал ещё рывок - и почти прошёл. Но тут всё дело испортил выстрел. Совсем забыл про предупреждение бога относительно инопланетчиков! Благодаря рыку, раздавшемуся почти одновременно с ним, я сумел уклониться от летящего лезвия скаржа, но потерял равновесие и, восстанавливая его, выронил рюкзак прямо в пропасть.
   Я, прыгая подальше от обрыва, выхватил скорострельник. Хороший шанс испытать пушку. Секунда - и скарж, нашпигованный пулями, улетел в одном направлении с рюкзаком. А количество патронов израсходовалось за одну такую стрелянину примерно на одну шестую. Шесть скаржей - и всё. Пушка мне сразу разонравилась. Слишком быстро у неё расходуются патроны, слишком...
   Я глянул вниз - рюкзак всё ещё летел, уже превратившись в маленькую точку. А там ведь могли быть патроны к снайперке и ещё куча всякого полезного хлама. Ну, хоть снайперку забрал, и то хорошо.
   Всё ещё сжимая в руке винтовку - не было времени прятать её в рюкзак - я побежал к входу внутрь, затем наверх. Снаружи, у входа, дежурило несколько пятиглазых летунов. Откуда они тут взялись - непонятно. Завидев меня, они стали плеваться красными шарами. Я проскочил мимо них. Летающая башня, звоня колоколом, уже почти опустилась и начала открывать дверь. Дверь находилась в стене этой башни и открывалась наружу. Прямо, как пасть разевает. Я взбежал по ступенькам и вырвался на террасу. Раздался звон колокола - и башня начала подниматься, закрывая дверь. С разбегу я влетел в неё и сел на полу отдышаться. Теперь летуны не страшны. Каморка была очень маленькая и тесная. На полу - старая засохшая кровь. Ни единой щёлки, за исключением той, что сейчас неумолимо сужалась с закрытием двери. А потом мою попытку пристроить снайперскую винтовку в рюкзак прервали слова бога:
   "Советую набрать побольше воздуха".
   -- Чееего?
   Я надул щёки и задержал дыхание. Зёв захлопнулся, и это сопроводилось глухим стуком.
   А потом я понял: я в ловушке. Ни единой щелки - и поэтому ни единого притока воздуха. И я стал задыхаться.
  

* * *

  
   Зёв открылся, когда я почти уже потерял сознание. Свежий воздух тараном ударил мне в лицо, лёгкие заработали в полную силу, и я стал отчаянно вдыхать спасительный кислород. Тело рванулось к выходу. Затем остановилось: что-то невидимое мешало мне передвигаться. Разум прояснился, и я увидел, что прямо под выходом - бездна. Внизу - облака.
   Но всё же земля была. В стороне на расстоянии пары метров от места моего пребывания начиналась твёрдая почва. И оттуда как раз выдвигалась узенькая досточка, уже почти коснувшись моей теперешней тюрьмы. Наконец, я смог выйти и кое-как перебраться на более просторное место, нежели летающая камера.
   "Придурок! Смотри в следующий раз, куда ползёшь! -- возмущённо сказал бог. -- Удерживать сто с гаком килограммов от рокового падения - это не сказки!"
   Я с трудом стоял на ногах. И как я только умудрился в таком состоянии перебраться по этой тоненькой дощечке?..
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Я глянул вниз, в дыру. А падать пришлось бы долго. В этой дыре прямо подо мной плыли облака. Где-то далеко-далеко внизу над ними летала какая-то птица. Мир перевернулся с ног на голову? Возможно. Я пошёл к выходу отсюда. Это место было наподобие маленькой пещеры с низким сводом и небольшими размерами. Из неё выводил не менее узкий проход, сворачивая куда-то вправо. Типичный ход шахты. Фонари на потолке, деревянные подпорки... А за поворотом мне открылось... Там, на открытом месте, стояли трое. Один из них, тот, что посредине - точно нали. А слева и справа от него...
   Я подошёл ближе, пройдя мимо ниш в стенах по обеим сторонам, где лежали, освещая стены голубоватым мерцанием, кристаллы таридия с полруки величиной. Кристаллы лежали так, что создавалось впечатление, что это - растение. Как будто цветок с лепестками таридиевых кристаллов. А затем я вышел наружу.
   Когда я увидел это, на миг остальные чувства оставили меня. Мне посчастливилось дожить достаточно долго, пройти через столько и попасть на небо, пусть и небо нали. К чёрту бога! По его словам, не так уж и сильно он мне помогал. Боевое искусство-то моё! Я побывал во многих местах, смертельно опасных, и, между тем, красивых. И не просто побывал - навёл везде свои порядки. Мне помогают местные жители, но врагов неизмеримо больше, и они сильнее и умнее. Ну и что? Я всё равно жив, и по какому-то недомыслию верхних сил я добрался аж сюда, в налийский рай. Все так зыбко, нереально... Кажется, ещё секунда - и проснусь. Я снова на "Вортекс Рикере", в камере... Не передать это чувство... Не знаю, восторга, что ли... А может чувство нереальности. Красота-то какая!..
   Я находился на широком балконе из деревянных досок, приделанных прямо к скале. Сама скала просто-напросто висела в воздухе. Я до сих пор не верил байкам о Небесном Городе, пока сам не увидел. Кусок скалы, вырванной из поверхности планеты.
   Существа, между которыми стоял нали, тоже были гуманоидами, но вот только... Два пальца на ногах и четыре - на руках. Голова, похожая по форме на змеиную, имела широкие красные глаза и широкую пасть, носа не было... Но самое примечательное в них - их колени. Ноги у них сгибались в коленях не вперёд, как у людей, скаржей, нали или некрисов, а назад. И тыльной стороне этих самых коленок приходилось по шпоре.
   Оба существа были в кожаных костюмах, плотно облегающих всё тело. Нда, размерами они немного не догоняли людей. Каждый из них держал в лапах посох с четырьмя лезвиями на верхушке.
   Балкон имел перила. Там, где стоял нали, перил не было. А была длинная доска, упирающаяся в пустоту. Один из них махнул нали в сторону доски. Нали покорно ступил на неё и шёл до самого конца, пока не упал.
   Первое впечатление от увиденного не испортилось. Это рай. Рай нали. Это - стражи рая. Этот нали провинился - и его изгнали.
   Меня существа совершенно игнорировали, поэтому я решил, что они - не враги. Я подошёл к доске, оглядываясь по сторонам. А смотреть было на что.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   0x08 graphic
   Насколько мог охватить глаз, до самого горизонта - облака. А над ними - океан звёзд. Солнце ещё не успело выйти из-за облаков, хотя облака уже немного окрасились розовым. И что больше всего меня потрясло: в небесах, перекрывая собой звёзды, висели острова. Такие же, как тот, на котором я сейчас. Одни - дальше, другие - ближе. Совершенно разной формы, но, тем не менее, все одинаковые, имеющие нечто общее. Атмосфера по всем законам должна была быть хоть немного разрежена, но ничего такого не замечалось. Дышалось легко и свободно. Может это - одно из особенностей самой планеты. А может быть - и особенность острова. Если это действительно рай, то неудивительно, что дышать здесь легко.
   Один из стражей, зевая, схватил свою трость и ловким движением, вертя её в руках на манер пропеллера, занёс её за спину, перехватил другой рукой и вынес из-за спины.
   Другой пошёл к выходу с балкона и направился к двери в стене, которую я, находясь под впечатлением, не заметил. Да её и так было трудно заметить, потому что она здорово сливалась с камнем, оставляя лишь узкое длинное окошко - вырез в обеих дверях для того, чтобы посмотреть, что там по другую сторону.
   Он, поигрывая жезлом, подошёл к двери. Дверь распахнулась, приглашая его войти. Он искоса посмотрел на меня - и я последовал за ним.
   Коридор вёл немного вверх. Мимо ещё пары ниш с таридиевыми цветками. Поворот. На углу поворота было прорублено окно, в которое было видно один из летающих островов. Я снова невольно остановился, переводя дыхание.
   За поворотом была большая комната, пол которой был залит водой. Уровень воды достигал около метра, но это было внизу. Над водой на высоте пары метров были проложена дорожка из деревянных досок, чтобы, так сказать, не намочить ножки. По ту сторону лестницы стоял ещё один страж. Мой проводник прошёл по этим доскам, но тут обратил внимание на него, и остановился. Второй страж некоторое время смотрел на меня, затем попятился, ткнул в мою сторону жезлом и кинулся прочь. Проводник взревел, развернулся и наставил на меня свой жезл. Из металлического наконечника жезла вырвался зелёноватый сгусток энергии и понёсся к моей голове. Иллюзия райской картины тут же развеялась. Какие там стражи!
   Я пригнулся, уворачиваясь от сгустка, выхватил, что первое попало в руку (оказалось - лезвиемёт), и пальнул в гада. Лезвие ударило ему точнёхонько в талию. Верхняя часть туловища упала на доски. Ноги некоторое время стояли, затем тоже упали. Но это было ещё не всё... Существо и не подумало умирать. Верхняя часть его схватила выпавший из лап жезл и поползла ко мне. Тварь попыталась выстрелить в меня из жезла, но я успел раньше.
   Тем временем второй уже успел скрыться за углом. Я стрельнул лезвием в дальнюю стену и крикнул:
   -- Бог, фас!
   Лезвие, отпружинив, скрылось за поворотом. Из-за угла донёсся приглушённый вскрик. Выкатилась голова.
   "Мог бы и вежливо попросить", -- пробурчал бог.
   -- Не до вежливостей сейчас, -- сказал я, восстанавливая дыхание, затем посмотрел на труп, потрогал его ногой, опасаясь, что даже с рассеченной напополам башкой он всё равно оживёт. Нет, мёртв. Что же это за создания такие?
   -- Крепкие, заразы! -- сказал я вслух.
   "А то! -- ответил бог, думая, что я обращаюсь к нему. -- Не зря скаржи выбрали их как главных помощников в экспедиции на эту планету".
   -- Да? А что это за твари?
   "Краллы. Это так они называют себя".
   -- Краллы, так краллы. Замечательно. Мог бы и предупредить.
   "Я не везде успеваю. Я только что сюда прибыл. Кроме тебя, я ещё слежу и за нали, что в Копье и за некоторыми в других уголках планеты".
   -- Хорошо, замяли. А что это за место, где я сейчас, и откуда оно такое взялось?
   "Летающий остров. Он же - Небесный Город. Ты давай пошевеливайся, беги вперёд, а то встретят тебя злые дяди, будешь знать. Слушать сможешь и на бегу. Ну так вот. Ты, очевидно, уже заметил обилие кусков планеты, парящих себе в воздухе на приличной высоте? Заметил, очень хорошо, это облегчает мне дело. Итак, несколько лет назад скаржи только ещё начинали эксплуатировать На-Пали. Они стали прокладывать первый комплекс подземных тоннелей, базу для добычи сырья. Но что-то у них не заладилось, -- бог сделал ударение на слове "что-то", явно подразумевая отнюдь не несчастный случай, а некую заинтересованную постороннюю силу. -- И вся база взлетела на воздух. А база была огромная, и глубоко. Поэтому при взрыве она прихватила с собой в воздух несколько гор... Э-э... Здесь налево. Ну так вот. С тех пор скаржи не строят под землёй комплексы (не считая их основной базы) по вполне, я подозреваю, основательным причинам, -- мне показалось, бог усмехается, -- и пользуются более традиционными методами - обычные шахты с использованием дешёвой рабочей силы. Взрыв той базы был колоссальным. Каким-то образом от поверхности планеты отделились очень большие куски. Таким же образом они поднялись на очень большую высоту, да так и зависли там, разлетаясь по определённой орбите. Ещё одна аномалия гравитации планеты. Ты сейчас находишься в одном из коридоров бывшей шахты. Некогда, когда ещё этот кусок летящей земли был куском земли внизу, здесь находились шахты по добыче таридия. Теперь же это всего лишь приёмный пункт клиентов и груза снизу. Этот обломок был выбран скаржами ввиду того, что после хаотичного метания всех обломков над облаками именно он остановился над самой высокой точкой местной части планеты - Копьём".
   Я уже успел пробежать через мост, перепрыгивая широкие промежутки между досками, и теперь мчался во весь опор вперёд по коридору. Я слушал очень внимательно. Но это не помешало мне быть начеку и пристрелить двух выскочивших навстречу краллов.
   "Так вот, -- продолжал бог, -- скаржи такое дело заприметили и быстренько организовали наверху базу, сделали лифт, потом заселили на Остров нали, заставив их построить город. Им эта база очень кстати. Они переправляют сюда украденный таридий, а потом отсюда отсылают его в космос".
   -- То есть, я могу добыть себе здесь корабль и свалить?
   "Попробуй. Но, насколько мне известно, тут нет подходящих кораблей".
   -- Тогда что я здесь забыл?
   "Тебе надо было по другую сторону гор. Здесь, на Острове, на базе скаржей есть мощный телепорт".
   -- Хорошо, тебе виднее.
   Как он меня задрал, сволочь!
   Припомнилась сцена изгнания из рая. Никакое это не было изгнание. Того нали провели по доске. Обычное убийство, казнь провинившегося.
   "Такие дела, Джен", -- подвёл черту бог.
   -- Великолепно! -- одобрил я, скармливая ракету одному из краллов.
   Тоннель привёл меня в пещеру, посредине которой змеилась небольшая речка. Здесь и произошло финальное сражение с остатками краллов. По окончанию, я, утирая пот, подошёл к реке. Вода была прозрачная. Я задрал голову. Пещера была высока. На высоте нескольких метров от пола были выходы налево и направо, соединённые деревянным мостом. Нет, не таким, что я недавно пересёк. Там доски были наспех сколочены, как попало. Здесь же мост был сделан добротно. Единый, цельный, никаких промежутков, ни единой щелочки между досками, поэтому я не мог сквозь него ничего увидеть. Но, отойдя немного в сторону, я сумел увидеть, что над мостом - дыры, сквозь которые видно звёздное небо. Отлично. Значит до поверхности почти рукой подать. Единственное, что немного портило общее впечатление о мосте: на нём висело несколько хлопьев чего-то зеленоватого, какого-то растения. Возможно, длинный мох.
   Речка вытекала из одного прохода в стене через другой - в противоположной стороне. Оба были зарешечены, но на одном из них решётки подняты.
   "Давай, чего ждешь!"
   -- Что? Туда, что ли? Вплавь???
   "Ты видишь ещё один путь?"
   -- А, ладно! -- махнул я рукой. Чего уж там. Искупаться не повредит. Честное слово, мне уже стало настолько всё равно... Даже всё равно, сдохну я, или нет.
   Стоять в воде я мог. Она мне была по шею. Я прошёл под поднятыми прутьями и побрёл, подгребая в помощь руками, под низким сводом водного прохода. Через некоторое время я вышел в ещё одну пещеру, полностью заполненную водой. Из дыры сверху ниспадали потоки воды, искрясь в свете звёзд. Вот откуда берёт своё подземное начало речка - от этого водопада.
   -- Глухой угол, -- сказал я.
   "За водопадом посмотри!"
   Я сунул руку под поток воды. Пальцы ощутили прохладу воздуха по ту сторону потока. И пустота. Я прошёл немного дальше. Действительно. За водопадом - пещера. Причём она - безводная. То есть, пол заводопадной пещеры находится выше уровня воды. Я выбрался на сухое место. Вода была прохладной, поэтому в данный момент у меня стучали зубы.
   А потом я присвистнул. Ниша за водопадом была без единого отверстия куда-либо, просто тупик, и между тем была освещена. Она освещалась каким-то своим светом, идущим непонятно откуда. Наверное, сами стены источали это желтовато-зеленоватое яркое свечение.
   Посреди комнаты находился массивный рычаг.
   -- Зачем это он?
   "От второй решётки".
   Ну не бред ли? Зачем прятать рычаг здесь, за водопадом?
   "Я знаю, что это странно, -- угадал мои мысли бог. -- У нали были свои причины строить так. Нет времени на объяснения".
   Подойдя ближе к рычагу, я увидел человека, что лежал немного в стороне, спиной прислонившись к стене. Мёртв, как и прочие, мне встречавшиеся. Рядом с ним лежала снайперская винтовка с двойным штыком на конце ствола, обагрённым кровью. Левая рука была погружена в один из двух ящиков с патронами к снайперке. Что-то тут произошло. Надеюсь, его дневник прольёт хоть немного света. Я сгрёб все патроны себе в рюкзак. Отлично, теперь я могу использовать снайперку на полную катушку. Тогда у меня оставалось два-три патрона. А теперь - уйма. Затем я нашёл у него дневник. Благо, он был.
   "Я остался один. Мне удалось найти укрытие. Здесь я отдохну перед последним боем... Завтра утром. Я так устал. День был тяжёлым. Я потерял всё. Надеюсь, они не найдут меня спящим..."
   Вот что значит дисциплина. Даже в полусонном состоянии записал в дневник последние фразы. Жаль тебя, парень, похоже, они всё-таки застали тебя именно спящим. Твои надежды были ложны. Почему же скаржи не забрали винтовку и патроны? Они ведь падки на иноцивилизационные технологии. Может, это были краллы, а они не так сильно ценят инопланетную технику, как скаржи? А, судя по всему, здесь, в небесах, заправляют краллы. Может, краллы совсем не в союзе со скаржами... Хотя, нет. Бог сказал, что скаржи их выбрали как помощников. А значит они в союзе.
   Записи дневника дали мне немного пищи для размышлений. Я с трудом дёрнул рычаг - тяжёлый попался - и побрёл снова по шею в воде обратно, по пути обдумывая ситуацию. Он написал, что остался один. Как это понимать? Скаржи всех остальных прикончили? То, что людей с "ИСВК", оставшихся в живых, было намного больше, чем я видел трупов, прямо следовало из записей в дневниках ранее мною обнаруженных членов экипажа. Скаржи не имеют привычки убирать трупы чужаков. Если б и имели, то всё равно осталась бы кровь. Значит, он имел в виду, что его разделили с основной группой людей. Имеется, правда, ещё вариант, что скаржи захватили людей живьём. Но он малоправдоподобен только потому, что люди бы дрались. И хотя бы кто-нибудь с обеих сторон да погиб. Вывод: остальные члены команды покамест живы. И это радует.
   В пещере, где я впервые увидел реку, меня уже ждало два скаржа. Скаржи были в боевых костюмах. Я едва успел выкарабкаться из воды на берег, как они открыли стрельбу. Оба были вооружены лучевыми самозаряжающимися пистолетами. Вероятнее всего, это - охрана, прибежавшая поглазеть, чего это закрытый лаз по течению реки вдруг открылся. Что ж, спасибо, бог, за дальновидность нали, оставивших мне эту лазейку.
   Я стал стрелять из артиллерии. Скарж, в которого летел снаряд, вдруг стал на месте, в его руке появился какой-то светящийся энергетический щит, и скарж, пригнувшись, укрылся за этим щитом. Артиллерийский снаряд ударил в него, не причинив скаржу ни малейшего вреда. Скарж, правда, немного проскользил на задних лапах, взрыв ими землю, но он был цел, а шрапнель разлетелась от щита в разные стороны. Тем временем второй скарж подумал, что я забыл о нём. Пришлось дать ему понять обратное, в результате чего скарж чуть не сдох от прямого попадания снаряда. Его спасло, что он вовремя, как и первый скарж, укрылся за своим щитом.
   Ну всё, хватит с меня. Я достал снайперку и взглянул в оптический прицел, приблизив цель раза в три. Часть макушки первого скаржа виднелась из-за щита. Я нажал на спуск. Рука дрогнула - пуля пролетела немного правее. Скарж понял: что-то не так. Но я повторно нажал на курок - и он потерял равновесие. Пуля ударила в его шлем. Повезло ему, скафандр-то, оказывается, крепкий. Скарж на секунду открылся, падая, отводя щит в сторону. Я выстрелил из артиллерии - и его разнесло по всей пещере. Второй скарж попытался ответить мне выстрелом, но я несколько раз нажал на курок винтовки, нанося хаотичные выстрелы по стенам пещеры в опасной близости от него, так что ему пришлось заткнуться и вновь засесть за своим щитом. Скаржи учились на чужих ошибках. Этот голову уже не открывал. Но зато на мгновение открыл ногу. В этот раз я выстрелил более точно, чем в предыдущие - и скарж, воя, покатился по земле с простреленной ногой. Не везде броня скафандра так крепка. Щит он снова выставить не успел. Я прицелился ему в шею и дважды сделал выстрел. Голова отскочила от туловища, как попрыгунчик.
   "Выстрел в голову!" -- прокомментировал бог.
   -- Заткнись, сам знаю.
   Я решил, что скаржи явились сверху, с моста. Откуда же они ещё могли здесь взяться? Оглянувшись напоследок - вдруг чего пропустил - я спрыгнул в реку и пошёл дальше, в открытый ход.
   Идя по течению, я пришёл в новую пещеру. Сразу же был атакован шипострелами, приютившимися на самом верху. Кое-как отбился.
   "Выходи из воды и входи в проход".
   -- А если дальше пойти по течению? -- спросил я, вылезая из воды, хватая гроздь оранжевых ягод с растущего у стены куста и отправляя их в рот. К слову, река дальше текла себе, очередная дыра в стене - и река скрывалась в ней.
   Бог некоторое время помолчал, затем ответил:
   "Поверь мне на слово, лучше за тем, что там дальше, наблюдать со стороны, а не в непосредственной близости, находясь там".
   Я пожал плечами. Хорошо. Направо, значит - направо. Коридор опять вывел меня наружу. На этот раз это был не балкон, но мост над бездной, огибающий самый настоящий водопад. Вода выплёскивалась нескончаемой струёй из зёва пещеры и низвергалась далеко-далеко вниз, теряясь в облаках под этим мостом.
   Я сглотнул:
   -- Ты про это только что говорил? Что лучше наблюдать это со стороны?
   "Оно самое. Вода из реки падает на планету. Красиво, да?"
   Очень. Назревает вопрос: а откуда тогда берётся вода здесь, наверху, если вся она стекает туда, вниз?
   Мостик соединял два коридора с края летающего острова. Второй коридор был очень длинным. Наполовину жёлтый от света фонарей, наполовину голубоватый от света таридиевых кристаллов, он вёл куда-то вверх. По пути мне попадались краллы, которых я быстро и безжалостно убивал. Лучше мёртвый враг, чем недобитый враг. Это я прямо на месте вывел народную мудрость.
   Я вышел к мосту, тому самому внутри пещер, который был весь во мхе, и над которым было видно звёзды. Кстати, о звёздах. Отсюда, с более близкого расстояния, они смотрелись очень даже мило. Нет, сами они, конечно, ближе от этого не стали, зато стала ближе дыра в потолке, и поэтому мне их было теперь лучше видно.
   Проход за мостом привёл меня к небольшим деревянным воротам, по сторонам которых стояло на охране два скаржа. При виде меня они передрались за единственный лезвиемёт, но долго они не мешкали, и один из них открыл по мне огонь, а другой, шмыгнул в ворота. В те секунды, что они потратили на выяснение принадлежности права убить меня, я успел нашарить в кармане пульт. Первое лезвие, что выпустил скарж, отпружинило от стенки и под моим умелым управлением врезалось в спину улепётывающему скаржу, бегущему явно за подмогой. Почему они коммуникаторами не воспользовались, интересно?
   Скарж, не успев остановиться, выстрелил второй раз, затем бросил лезвиемёт, понимая, что связываться со мной бесполезно. Он кинулся ко мне, размахивая когтями. Я не сумел справиться со вторым лезвием - оно залетело за угол и исчезло - и стойко подставил грудь под удар скаржьего лезвия. Суперкожа спасла и на сей раз. Скарж нанёс пару ударов.
   -- Ну-ну, -- сказал я и ударил его кулаком прямо в шлем. Башка скаржа откинулась назад, он упал. Нестерпимая боль окутала руку. Чувство было такое, словно ударил по камню. Суперкожа спасала мою кожу от внешних ударов, но не спасала мои же кости от последствий собственных.
   -- Ах так! -- заорал я, беря в руки ракетницу. Скарж успел встать, шатаясь. Похоже, мой удар не пропал впустую. Но больше руку я себе калечить не хотел.
   Ствол ракетницы подходил как по длине, так по толщине и массе. Я размахнулся, держась за рукояти, и врезал ему по морде. Скарж отлетел и ударился о стену. Он кое-как встал и снова попытался накинуться на меня. Видно было, что уже устал, шатается, но, тем не менее, атаковал. Я ткнул его стволом в брюхо. Непроизвольно нажался спуск - ракетница не выдержала резкого толчка - и мы с ним от взрыва разлетелись в разные стороны.
   Он опять врезался в стену да так и обмяк. Я же откатился по коридору. Потом долго лежал, приходя в себя.
   -- Слушай, бог, -- сказал я, поднимаясь. -- Насколько я понял, скарж хотел удрать не потому, что испугался, а затем, чтобы оповестить начальство, так?
   "Наверное. Мне почём знать? Скорее всего - да".
   -- Тогда почему они не воспользуются коммуникаторами? Это из-за таридия?
   "Насчёт того, что коммуникаторы не работают - ты прав. Но не из-за таридия. Скаржи давно уже все более-менее ценные глыбы таридия отсюда выгребли. Хотя сами они думают, что виной всему именно таридий. Тут вовлечены некие потусторонние силы..."
   -- Ты ещё раздуйся от гордости, -- сказал я, поняв намёк. Но всё-таки, благодаря ему, я могу попытаться пройти здесь как-нибудь, раз скаржи не оповещены о присутствии чужака. Пока бог продолжает оставлять их без связи, мне немного легче выжить.
   Стена, в которой находились эти ворота, наводила на мысль о том, что шахты кончились, и начинается собственно город. Жёлтая кирпичная кладка. Я вошёл в приоткрытую щель. Точно. Я уже в здании. Каменный ровный, выложенный кирпичом пол, старые грязные, но, тем не менее, придающие своеобразную красоту ковры, стены, лампы и всяческие изображения, висящие на этих стенах. Прямо на меня уставилась каменная морда с оскаленной пастью. Я проигнорировал её и пошёл по коридору направо.
   Через некоторое время я достиг комнаты с лестницей, ведущей наверх. Деревянные ступени шли вдоль стен, отдельные лестничные пролёты крепились друг к другу под прямым углом. То есть, примерно то же самое, что я некогда встретил в храме Вандоры, только там ступени были каменные. Лестница ведёт вперёд вдоль боковой стены до упора во фронтальную стену, затем сворачивает и ведёт уже вдоль этой стены, и так далее, пока не добирается до верха.
   На лестнице сидел скарж. Самый обычный скарж, без бронежилета, какого-нибудь оружия, кроме магии и клинков. Не десантник. Наверное, бедолага, спустился в подвал перекурить, а тут пришёл я ему на погибель. Не повезло. Оказался не в том месте, не в то время. Это потому, что он опять не пытался ни сдаться, ни отступить. Хотя, отступить он-то как раз пытался, но именно после того, как понял, что его коммуникатор не работает. Бог отлично выполнял свои обязанности. Скарж побежал наверх, чтобы вызвать помощь, а может, предупредить кого-то. Но удрать от меня ему не удалось. Я забросал слизью всё пространство перед дверью наверху, так что он пробраться не сумел. Видя, что другого выхода не остаётся, он яростно накинулся на меня. Слизи ещё у меня оставалось. Я выплюнул комок из ствола, и скарж прямо-таки налетел на него грудью. Раздалось шипение, скарж взвыл. Затем раздался хлопок. Неприятель медленно завалился на спину. В груди зияла огромная дыра. Слизь, наевшись достаточно материала, лопнула от жадности. Очень опасная вещь. Если её вовремя с себя не стряхнуть... Мне повезло, что эта дрянь находится у скаржей всего лишь в стадии разработки, так что я обладаю одним из прототипов. А что могло бы случиться, будь слиземёт уже распространён среди недругов? Мне пришлось бы в лучшем случае несладко. Поднявшись по лестнице, я вошёл в дверь. Слизь уже давно уничтожилась, поэтому никакой опасности не было. Наверху, у двери, пол и стены, да и сама дверь представляли собой печальное зрелище. Словно армада червей побывала.
   За дверью был недлинный коридор, оканчивавшийся наклонённой ко мне дверью где-то под углом сорока пяти градусов. Словно... Словно выход из погреба! Стало слышно стрекотание сверчков, завывание ветра. Что же я там, за дверью, увижу? Раздался звук, точь-в-точь как уханье земной совы.
   Двери были массивные. А то, что они были наклонены ко мне, а не от меня, усугубляло мою задачу их открытия. Рассчитаны-то они на нали. А нали хоть и большинство худые и, казалось бы, слабые, но зато они брали ростом, а, следовательно, и, в некотором роде, массой. Дверь поддалась неожиданно легко. Ну, то есть, я чувствовал, что не ошибся в её весе, но сдвинуть её мне было легче, чем было бы, скажем, три дня назад. Неужели я успел за последние дни так нарастить себе мышцы? Но как? Я ведь совсем не качаюсь, не совершаю никаких особенных физических нагрузок, разве что, таскаю на себе тонну вооружения. Но рюкзак сам о себе заботится. А может это всё - неверная оценка ситуации? Попросту говоря, глюки?
   Я выбрался наверх. Точно, погреб.
   По левую сторону от меня виднелся небольшой возделанный участок, частично видный из-за края дома. Пара пасущихся рядом коров. А ещё дальше - край острова. Земля обрывалась. А потом - звёзды с летающими островами.
   "Не туда смотришь. Вправо смотри. Вот туда и иди".
   -- Куда идти? Ты мне подробнее объясни.
   "В общем, база скаржей здесь есть. Вон в той церквушке, которую видно за горами, есть телепорт, куда мы и гребём".
   Я действительно увидел за горами часть чего-то, напоминающего крепостную стену, а за ней - башню, увенчанную огромным налийским крестом для четырёхруких.
   -- Ну хорошо. Попасть нам, следовательно, надо туда. Но как? Куда мы направляемся в данный момент?
   "К озеру".
   Улицы города были тихи и пустынны. Наверное, это из-за того, что была ещё ночь или раннее утро. Некоторые окна домов светились. Сами дома были очень необычны: камень с деревом, каменные стены, каменная мостовая. Это-то для человека, всю жизнь видевшего города из пластика и металла. Некоторые дома имели второй этаж, чуть больше по объёму первого, в результате чего этот этаж значительно выступал вперёд и подпирался снизу наклонными деревянными балками. Подозреваю, это было сделано в целях экономии площади города. Остров и так маленький. А улицы нужны, и нечего урезать их ширину за счёт домов. Таким образом, то ли нали, то ли скаржи справились сразу с двумя задачами: увеличили жилплощадь, не трогая при этом улицы.
   "Вот в эту дверь".
   Слышен шум водопада. Дверь была в стене, перегораживающей улицу. Я вошёл и оказался на берегу озера. Было ли оно искусственным - говорить не берусь. Озеро было круглое, небольшое в диаметре. С одной стороны его окружали скалы с низвергавшимся с них в озеро водопадом. С другой - дома. А посреди озера, в самой-самой серёдке, торчала белая симметрично отшлифованная глыба.
   -- Хм. Интересно, куда вода девается из озера?
   "Ты ж видел. Вниз стекает. На планету".
   -- А тогда откуда она тут, наверху, берётся?
   Бог помолчал и ответил:
   "Не задавай глупых вопросов".
   -- Ага, не знаешь!
   "Как-то раньше не задумывался. Да и какая разница, как оно сюда попадает? Скаржи ли заносят, либо каким-то мистическим путём, а может иначе? Надо сосредоточиться на основной задаче".
   -- И что же мне теперь делать?
   "Прямо под водопадом, под водой в стенке озера есть вход в здешнюю базу скаржей".
   -- Мне что, опять нырять? Вот это точно делать мне не хрен!
   "Подожди. Не нырять. По крайней мере, не сейчас. Вход заперт".
   -- Так открой его, ты ж бог!.. Минуточку. Ты действительно бог. Почему же ты не облегчил нам путешествие по "ИСВК", а?
   "Не всё так просто, как хотелось бы. На "ИСВК" было чересчур много потоков энергии. Я не мог осуществить хоть какое-нибудь значительное воздействие".
   -- Да ну? А как насчёт отбивания лезвий от моей головы?
   "Слышишь! Чуть-чуть толкнуть летящее лезвие в сторону и материализовать палец, чтобы до упора нажать на кнопку - это совсем ведь разные вещи. Не говоря уже о том, чтобы обмануть механизм проверки генов. Знаешь, какой там уровень защиты, чтобы никто, кроме человека, его не смог включить? Быть может, в обычных условиях я бы и сумел с ним справиться. Но на корабле с пронизывающими меня насквозь бесчисленными энергетическими всплесками это тебе не два пальца обделать... У меня всё в сознании расплывалось. Я еле успевал хоть что-нибудь сделать с летящими в тебя снарядами".
   -- Убедил. Что на этот раз?
   "Дай, попробую..."
   Некоторое время ничего не происходило. Наконец, я сумел расслышать кое-что:
   "Ниче... ничего не получается... Этот... чёртов обелиск..."
   -- Эй, бог, ты в порядке?
   "Всё в норме, пройдёт", -- голос в моей голове звучал так устало, словно тонны только что тягал.
   -- Означает, что ничего не вышло...
   "Да. Этот обелиск стоит здесь не просто так. Проклятущие скаржи что-то знают о местных богах".
   -- Что теперь делать будем? -- я огляделся. Как бы скаржей не появилось. Берег озера был пустынным. В окнах домов кое-где горел свет, но по большей части окна были темны.
   "Я пролетел по городу, -- сообщил мой невидимый собеседник. -- Надо выловить скаржа, у которого ключ-карта к подбазе, где можно открыть этот клятый люк. Пошли, проведу".
   Бог командовал моим передвижением по городу. Только я подумал, что подозрительно безлюдно на улицах, как за углом мы вдруг напоролись на патруль краллов. Положение значительно осложнилось тем, что между мной и патрулём был нали, вышедший, видимо, перед рассветом по каким-то своим делам.
   Патруль шагал размеренно, посредине был кралл в синей форме, по важному виду сразу понятно - начальник. Фланги прикрывало ещё двое краллов, с грозным видом шедших на два шага позади.
   Пришлось применить тактическую сноровку. Я выпустил ракету по краллам, сам одновременно с этим уходя в сторону, чтобы нали оказался как можно дальше от линии огня. Ракета летела немного правее нали. Краллы были далеко, так что даже если кто-то из них поймает лбом ракету, нали от взрывной волны не сильно пострадает. Я только надеялся, что этому четверорукому дураку хватит ума не кинуться в панике наперерез летящей ракете. Однако всё произошло наоборот. Нали кинулся в другую сторону, ещё больше отдаляясь от теперешней линии огня, чем развязал мне руки полностью. Краллы, обеспокоенные летящей в них ракетой, не сразу сумели ответить мне залпом, отскакивая в стороны, так что нали успешно сумел слинять. Аж пятки засверкали. Отныне его нескоро кто-нибудь ещё в этих краях увидит.
   Теперь из-за отсутствия каких-либо помех завязалась обычная драка с применением огнестрельного и не очень оружия. Краллий начальник приказал двум своим вассалам: "Фас!" Сам же немного повременил, надеясь, что у него выгоднее позиция временного наблюдателя, что было не совсем верно. У краллов был перевес в числе, у меня - в огневой мощи. Второе оказалось более значительным, так что вскоре краллы лежали тихо-мирно в дорожной пыли, начальник даже умудрился оказаться одновременно в нескольких местах, поскольку получил под ноги целых три ракеты, а я сумел передохнуть.
   "Сюда!" -- сказал бог, когда я, окидывая взглядом окрестности, задержал взгляд на небольших воротах.
   Двери, открываемые внутрь, поддались без особых проблем. Я скользнул в щель между дверьми и быстренько закрыл их за собой, не желая оставаться на улице ни секундой дольше, чтобы не провоцировать судьбу.
   Это было стойло. Много секций по обе стороны, в каждом по корыту и в некоторых даже по хозяину. Три-четыре коровы находились в хлеву, рассчитанном на двадцать голов скота. Может, так и надо было, но зачем было тогда строить такое большое здание? Всех коров уже съели?
   По зданию ходил нали-скотник в грубой одежде, присматривая за коровами. Увидев меня, он подбежал и показал на противоположную дверь.
   -- Я уже понял, что нам туда, -- пробормотал я.
   "У него я узнал, -- ответил бог, -- что в подвал этого здания нам не пройти. Сегодня внизу как назло заперся скарж и что-то там делает. Придётся брать подвал хитростью".
   -- А что такого особенного там, в этом подвале?
   "Слушай. Если ты мне не доверяешь, иди сам по себе. Иначе - делай, как я говорю".
   -- Хорошо. Слушаюсь и повинуюсь. Но только ты не переусердствуй.
   "Ладно, вот план. В подвал можно ещё попасть через люк, который посреди хлева".
   -- Ага, -- сказал я, глядя на большой деревянный квадрат. Судя по всему, крепкий. Так просто не проломить.
   "Люк заперт изнутри, как и двери. Придётся ломать. Выходи на улицу, куда тебе только что нали показал".
   -- Минуточку! -- возмутился я. -- Что нам делать снаружи, когда проблема внутри? Люк-то вот он!
   "И как же ты его взломаешь, находясь здесь?"
   -- А как я его сломаю, находясь снаружи?
   "Подними голову вверх. Видишь эту громаду ящиков на платформе? Они висят прямо над люком. Улавливаешь? А наверх добраться, чтобы эти ящики сбросить вниз, на люк, можно только выйдя наружу".
   -- Я предлагаю проще, -- сказал я, нацеливая ракетомёт на люк, засылая ракеты в стволы. Нали-скотник с выпученными глазами кинулся прочь.
   "Не выйдет", -- сказал бог. В это же время я отпустил курок. Четыре ракеты атаковали люк, и... Безуспешно. Скотник еле успел упасть за стог сена и теперь опасливо посматривал на меня оттуда.
   -- Ну ладно! -- сказал я, доставая лезвиемёт. Я прицелился в верёвку, на которой висела платформа с грузом.
   "И это бесполезно", -- сказал бог.
   Я вздохнул и убрал резак в сторону.
   "Это ж не люди строили! А нали вместе со скаржами. Фигу с маслом ты их пробьёшь из своего оружия. Давай дуй наружу".
   Я огляделся. Взрыв ракет, вроде, никому не повредил. Коров рядом не было. Как-никак, скотня не была забита скотиной до упора.
   За дверью, на которую указал скотник, оказался задний двор дома. Там были грядки всевозможных, на первый взгляд культурных растений. Пробовать что-либо кроме оранжевых ягод я не решился. Хоть они и предположительно культурные, эти растения, неизвестно что именно в них съедобное. Помню старую добрую историю о попытке русского царя внедрить на Руси картофель. Народ тогда не знал, за какой конец этого картофеля хвататься. Думали, что, как и у других, надо хавать плоды. В результате процент издыхания мирного населения возрос в диспропорции.
   -- Му-у-у! -- или что-то типа того мычали коровы, щипающие травку на пастбище рядом с огородом. Надо сказать, они довольно спокойно переносили близость края мира. Всего в каких-нибудь пяти-десяти метрах от пастбища - обрыв в никуда. Во многокилометровый полёт. А им хоть бы что. Главное - травка вкусная.
   Дом (к которому, судя по всему, прилагались и участок с пастбищем и огородами, и сам хлев) был небольшой, двухэтажный. Один из тех, что я видел на улице по другую сторону. Только там - парадный вход, а здесь - задний дворик. Здесь же была лестница на второй этаж, но дверь была заперта.
   Первый этаж был пуст. В смысле, насчёт мебели, оборудования и прочего хлама. Видимо, здесь что-то собирались сделать в скором времени. Трое краллов что-то замеряли, прохаживаясь по довольно широкой площади нижнего этажа. Тихо прокрасться мимо них не получилось. Они меня заметили и кинулись в драку, которая окончилась быстро. Когда от них остались лишь руки да ноги, я пошёл дальше. Внутри дома была ещё одна лестница на второй этаж. Я взбежал по ней и приоткрыл дверь в верхнюю комнату. Пусто. Ну естественно: хозяин-то в хлеву! Хотя, чего тут естественного? А как насчёт семьи? А может, здесь, на островах, семью иметь вообще опасно для самой семьи? Тогда понятно, почему больше никого дома нет.
   Два застеклённых жёлтым стеклом окна выходили на улицу. Из мебельной обстановки в комнате на втором этаже была только пара круглых столов, несколько табуреток и большой стол у стены. На стене прямо над столом были подвешены полки, заставленные книгами, горшками, кувшинами. На столе лежала раскрытая книга. Ха, опять дневник, небось. Нали имеют скверную привычку оставлять свои дневники на самом видном месте в открытом виде. А вдруг парафин, или нечто ему подобное, из чего состоят здешние свечи, случайно в расплавленном состоянии капнет?
   "Они разрешили нам отправиться по своим делам, но это лишь видимость. Я знаю, что они наблюдают за нами. Я считаю, что здесь ненамного лучше, чем внизу, на планете, откуда они меня забрали".
   Я развернулся, намереваясь пройти дальше.
   "Ты ничего не забыл?"
   -- Ты это о чём?
   "Что, в самом деле ничего не видишь?"
   -- А что именно я должен увидеть?
   "На столе".
   Я пригляделся. Что-то необычное? Да, вот какое-то приспособление, кажущееся смутно знакомым.
   -- Добавочный ствол!
   Я цапнул фиговину и стал рыться в рюкзаке в поисках лучевого пистолета. А поскольку дефицита в патронах у меня до сих пор не было, пистолет этот лежал у меня аж на самом дне рюкзака. Я достал его и прикрутил устройство к стволу. Затем на пробу стрельнул. Цвет луча изменился с зелёного на красный. Это означало, что ещё больше усилилась мощь этого оружия. Мне такое вообще-то в моём магазине не попадалось, потому что в общем лучевые пистолеты у нас не в ходу, но по слухам пистолет можно дополнять очень много раз такими компонентами. Правда, не безгранично, но в итоге выйдет пушка немалой мощности. Минус - то, что очень тяжёлая. Один такой добавочный ствол я когда-то давно-давно подобрал в таридиевых шахтах, почти сразу же, как выбрался с Вортекса Рикера. Правда, тогда особо про него и не распространялся в своём дневнике...
   Через видневшуюся у противоположной стены дверь я попал на второй этаж хлева. Бодро направился к механизму управления краном.
   "Эй, погоди!"
   -- Ну что ещё? Новый добавочный ствол к лучевику?
   "Нет, -- сказал бог. -- Нажми на эту балку - сам поймёшь".
   Балка, на которую указал он, нависала над первым этажом с подвешенным к ней фонарём. Она поддалась легко. Стена, казавшаяся совершенно цельной, разделилась, и её кусок отошёл в сторону.
   -- И много тут у вас подобных тайников? -- пробормотал я, заходя в черноту хода.
   "Обстоятельства вынуждают, -- признался бог. -- Хотя, знаешь, именно об этом тайнике я сам узнал только что. Какой-то резвый нали умудрился построить его под самым носом у скаржей".
   На полу в каморке было навалом всевозможных патронов, коими я пополнил свои запасы. Большинство, правда, интереса для меня особого не представляли, но всё-таки всё оружие я держал при себе. Никогда не знаешь, когда к какому-либо оружию закончатся боеприпасы, и придётся брать на вооружение другой ствол.
   Тут же обнаружились заметки хозяина этой каморки.
   "Я собрал все эти странные артефакты в надежде, что ими воспользуется Мессия и освободит нас от небесных демонов. Я не знаю, для чего они нужны, но знамения звёзд ясно говорят о том, что необходимость в них появится".
   Знамения звёзд весьма правдивы в этом отношении. Недаром здесь обитают боги.
   Я вышел из каморки и подошёл к механизму управления подъёмником. В данном случае для меня это оказался всего лишь механизм сброса груза. Нали-скотник внизу отчаянно замахал руками и еле успел отпрыгнуть в сторону. Ящики упали вниз, проломили доски и разбились о далёкий пол подвала.
   Не теряя зря времени, я спрыгнул на первый этаж, затем - вслед за ящиками в подвал. Я ожидал нападения скаржа, но затем увидел хвост, торчащий из-под обломков груза, что я скинул, и понял, что нападения не предвидится.
   Я вышел из подвала и стал подниматься по ступенькам. Открыл запертую дверь - и оказался снова в хлеву.
   -- Ну и чего я этим добился?
   "А? Что? -- бог это сказал так, как будто только что откуда-то примчался. -- А, ты уже открыл дверку на лестницу! Теперь обследуй стену у ступенек, что ведут в подвал. Нет, не здесь, ниже, спустись ещё немного... Левее... Вот! Вот здесь. Ломай!"
   Я с разбегу долбанул стену плечом. Затем опомнился, отошёл немного и приложил место тремя ракетами. Кирпичи вылетели вмиг. Я пролез в дыру и оказался, по-видимому, в другом доме.
   Это был полутёмный подвал. Сбоку раздалось шипение. Я тут же ринулся в противоположную сторону, стреляя шрапнелью на звук. Запоздало я понял, что сильно рисковал: можно было впотьмах разрядить шрапнель прямо в стену и распотрошить себя. Но мне повезло. Раздался визг - и передо мной упала половинка тела гшаро-паучка. Однако это было ещё не всё. Шипение многократно повторилось. Я счёл за лучшее покинуть подвал как можно скорее. По полоске света откуда-то сверху определил выход и, спотыкаясь впотьмах, рванул наверх. Пару раз выстрелил наугад. Отворил дверь и выпрыгнул из негостеприимной комнатки. Успел затворить за собой дверь, придавив ею наиболее резвого паучка, едва не успевшего ухватить меня за ногу.
   Выстрел - и труп этого паука вместе со своими живыми сородичами по ту сторону двери.
   Я перевёл дух. Вот так-так.
   Дом вообще выглядел на первый взгляд побогаче тех, где я был недавно. Как-то неуловимо... Интерьер красивше, что ли? Больше украшений, быть может... Ярче гобелены...
   Первый этаж представлял собой нечто вроде забегаловки. Маленькая стойка, несколько круглых столов со стульями при них. Скарж за столом... Минуточку, вот как раз скарж тут уже к делу не относится. Он тоже так считал, только наоборот - относительно меня, поэтому спохватился моментально. Стол полетел в меня и принял на себя заряд шрапнельника. Сам он разлетелся на дощечки, но один из свинцовых осколков шрапнели, отлетевший от столешницы, чуть не попал мне в голову. Следом за столом последовал стул. Я увернулся и кинул в скаржа ещё один шар артиллерии. Он спрятался за столбом, подпиравшим второй этаж. Ненадолго. Я пальнул в стену. Шрапнель срикошетила и ударила прямо в столб с обратной стороны. Скарж даже не успел крикнуть...
   "Иди на второй этаж".
   Где же ты был, когда я заходил в подвал... Гшаро чуть меня не сожрали.
   Я поднялся наверх и увидел красиво обставленную комнату с множеством книжных шкафов. Библиотека. А может, просто личная коллекция. На длинном столе перед шкафами валялось в беспорядке большое количество книг. Одна из них привлекла моё внимание тем, что лежала немного как-то более аккуратно, чем остальные. Чутьё на дневники меня не подвело.
   "Я видел странных птиц, исчезающих внутри горы под покровом ночи. Когда они пролетают над головой, раздаётся оглушительный шум, подобного которому я никогда раньше не слыхал. Я чувствую, что внутри горы таится великое зло".
   Очень смахивает по описанию на летательные аппараты. Наверное, это и есть та самая база. Знать бы где...
   -- Хорошо. Что дальше?
   "Давай на главную площадь".
   -- Куда?
   "В окно. Прыгай вниз".
   -- А не проще по лестнице?
   "Вот дурак! Если б было проще, я так бы и сказал. Все дома в округе закрыты или под суровой охраной. Здесь просто было легче, потому что ты напал внезапно".
   Без лишних церемоний я выбил прикладом окно и прыгнул вниз. Метра четыре - это, конечно, немного чересчур, но мне не привыкать.
   Я оказался на прямой как стрела улице, вымощенной камнем. Улица упиралась в площадь, на которой стоял памятник. Громадный нали в полный рост на вершине фонтана. Красиво. Площадь была пуста за исключением одного нали, что стоял и молился перед памятником.
   Я посмотрел на него, затем махнул рукой и направился к улице, что выводила с площади в другую сторону. Наверное, я оказался на краю города. Я шёл вдоль крепостной стены с башенками, на верхушках большинства которых горел огонь. Как уличные фонари, прямо. Сама стена была высотой в три человеческих роста, так что казалась вблизи довольно высокой.
   "Давай в это здание".
   Я подёргал дверь.
   -- Заперто.
   Бог выругался незнакомой фразой.
   "...А выглядит такой открытой!"
   -- Ты лучше попробуй отпереть её с той стороны.
   Молчание.
   "Нет, ни хрена не получается. Обелиск не даёт. Даже здесь".
   -- А что в этом здании? -- спросил я, пытаясь рассмотреть внутренности дома через цветное, почти непрозрачное окно. Не видно ни зги.
   "Кабак это. Местный".
   -- Закусочная, что ли?
   "Не-а. Именно кабак. Тут пьянствуют больше, чем едят. Чаще всего посещают сие место скаржи, хотя и нали тоже иногда заходят. А вообще это здание - таверна. На втором этаже - гостиничные комнаты".
   -- А почему так важно попасть туда?
   "Там скарж, который, образно говоря, может нас провести внутрь базы. Попробуем попасть туда через подвал. Иди дальше по улице".
   -- Опять подвал!.. -- простонал я. -- Слушай, а там кто-нибудь типа официантов или слуг есть?
   "Хозяин есть".
   -- Так скажи ему, пускай откроет!
   "А краллы, что внутри, так и дадут ему это сделать! Ты думаешь, почему все дома на ночь запираются? Здесь действует комендантский час".
   -- А может что-то ещё можно сделать? Уж больно не хочется в подвал лезть...
   "Хотел бы, но нет, нельзя. Это единственный путь. Конечно, ты можешь дождаться утра, и тогда все двери будут открыты. Заодно познакомишься с местными скаржами. Они очень приветливы, особенно к людям".
   -- Ладно, ладно, хватит. Давай, говори, куда дальше-то.
   Следуя указаниям бога, я вышел к ещё одной ферме на краю острова.
   "Чёрт, не здесь. Погоди немного, дай подумать. Проклятый обелиск не даёт сосредоточиться!.."
   -- Можешь не торопиться, -- сказал я, заметив наверху в скале, прямо над пропастью, нечто интересное.
   Я подошёл ближе, насколько позволял обрыв, и вгляделся вдаль. Отсюда я мог разглядеть, что это - начало овального тоннеля под скаржьим силовым полем.
   -- Там что-то есть, -- сказал я.
   "Вот туда-то нам сейчас и надо!"
   Очень похоже на посадочную зону планетарных разведчиков. Может, про это писал библиотекарь, что "видел странных птиц, исчезающих внутри горы под покровом ночи". Если он действительно видел разведчики, видел он их именно здесь.
   "Всё! Понял! -- наконец услышал я в своей голове. -- Возвращайся на улицу в стены города".
   Я вошёл под прикрытие стен и пошёл, ведомый богом, по одной из улочек, спускающейся немного вниз.
   "Вот мы и пришли".
   -- Канализация?!!
   Мой возглас привлёк внимание кралльей стражи, стоявшей у спуска в вышеозначенное место. Пришлось их обезвредить, пока они не обезвредили меня. Отдышавшись после небольшой спринтерской разминки с краллами, я продолжил возмущаться:
   -- Что я забыл в канализации?
   "Собственно, ничего. Но одна из стен канализации - общая со стеной подвала кабака".
   -- Это как в подвале скотни?
   "В некотором роде. Кстати, аккуратнее там, внизу. На потолках прижилось несколько шипострелов".
   -- Очень кстати, -- буркнул я, спускаясь по лестнице вниз.
   В канализации было достаточно темно, чтобы не видеть дальше собственного носа. Я шёл осторожно по краю тоннеля, чтобы не упасть в канализационную воду, что текла в русле прямо посредине тоннеля. В полутьме было очень трудно следить за шипострелами, но, к счастью, им было ненамного светлее, нежели мне, и поэтому попасть в меня им было трудно. В ход пошли световые шашки, освещающие окрестности красноватым пламенем.
   Сколько я там шипострелов угробил - не знаю. Много. А патронов зря - ещё больше. Но вот я увидел в мраке на стене узенькую полосочку света, пробивающуюся сквозь трещину в стене напротив.
   -- Сюда? -- на всякий случай уточнил я.
   "Угу", -- с таким тоном, вроде, не отвлекай по мелочам!
   Я перепрыгнул через поток воды на другую сторону и принялся долбить трещину ракетницей, в тот момент находившейся в моих руках.
   Наконец, стена не выдержала ударов. Камни осыпались, открывая моему взору большое помещение. Я перелёз через обломки кирпичей. Тут же послышалось шипение.
   -- Чёрт возьми! Опять!
   Я схватил ракетницу и стал стрелять наугад в темноту, в то же время пытаясь добраться до более-менее освещённого места, чтобы гшаро не смогли приблизиться ко мне незаметно. Посреди большого подвала стояло два высоких шкафа. Вот как раз то место, что нужно. Достаточно светло и к тому же с флангов я буду прикрыт. Единственная проблема заключалась в том, что там находился скарж. Вернее, он представлял собой полпроблемы, поскольку лежал в нетрезвом состоянии, прислонившись спиной к шкафу. В руке у него была зажата бутылка, коей он запустил в меня. Он, шатаясь, попытался подняться, но одна ракета утихомирила его надолго, если не навсегда. Интересное открытие! Оказывается, они подвержены воздействию алкоголя. Надо будет подогнать как-нибудь им на флагманские корабли нашего фирменного пятисотпроцентного. Авось перепьются и попадают куда-нибудь на звёзды.
   А тем временем гшаро поняли, где я. С десяток паучков, семеня маленькими лапками, стали забегать в проём между шкафами с обеих сторон. Положение было опасным. Вопреки своему недавнему заблуждению я не успевал защититься даже в такой выгодной позиции. Паучки, подбираясь на достаточное расстояние, с шипением прыгали на меня, целя маленькими клычками в горло. Я еле успевал отбиваться от них стволом ракетомёта. Пару раз улучил момент для выстрела. Несколько гшаро больше не двигались. Одному удалось вцепиться мне в руку. Зверская боль на мгновение вывела меня из строя, но гшаро не успели этим воспользоваться. Они как по команде прыгнули на меня, но в этот момент гшаро, что висел, впившись мне в руку, внезапно запищал и разжал челюсти. Кто же это мог быть, как не бог?
   Я пригнулся и отодвинулся немного в сторону. Долбанул одного из пауков, что летел чересчур низко, стволом. Остальные пролетели надо мной и поврезались один в другого. Некоторые проскочили, но развернуться не успели: я уже благополучно удирал из западни, куда сам себя загнал, а гшаро, оказавшихся к их собственному несчастью, у меня на пути, расшвырял пинками. Теперь гшаро оказались в западне в узком проходе. Скрыться им было некуда. Я стал пускать ракеты одну за другой в кучу пауков, пока их не разнесло в клочья. Ни один не ушёл.
   Наконец настало время оглядеться. Подвал был воистину большой. Не то чтобы огромен, но больше тех налийских подвалов, где я был раньше.
   Два шкафа образовывали три ряда полок (по одному с внешних сторон шкафа и ещё один - там, где я только что чуть не погиб). А в специально сделанных нишах в боковых стенах стояли огромные бочки, предназначенные, судя по краникам спереди, для хранения и в случае надобности быстрого оприходования выпивки. Я подошёл к одной из них, постучал кулаком по днищу. Гулкий звук. Пусто... Нет, не совсем. Изнутри раздалось слегка приглушённое шипение. Я отошёл и пальнул ракетой по ней. Бочку, какая она большая ни была, разнесло в щепы. Некоторое время ничего не происходило, затем из обломков выползло нечто. Это нечто оказалось гшаро, но он был какой-то не такой. Я, глядя на него, даже не стал стрелять. Сперва он долго пытался встать на лапы. Затем, когда это у него таки получилось, лапы его сильно тряслись. Его шатало. Он мутным взглядом озирал комнату. Затем издал какой-то странный звук, отдалённо напоминающий то ли икоту, то ли отрыжку, затем его лапы окончательно подкосились, и он упал.
   Этот для меня уже точно опасности не представляет. На гшаро тоже действует алкоголь, причём они явно не прочь выпить. Вон как все окопались в подвалах. А один даже осилил целую бочку напитка. Нелишне будет сказать, что бочка по объёму была больше меня раза в три. Конечно, в такого маленького гшаро, который меня был меньше раз в двадцать, никак такая бочка поместиться не могла, но с остатками он справился великолепно.
   Я пошёл к выходу из подвала. Длинная лестница наверх. А как же иначе? Я-то помню, как долго я спускался в канализацию. В конце пути прямо на выходе из подвала была складовая комната. Здесь держали всё, что можно, за чем не стоит бежать так глубоко в подвал. Это в основном были бутылки со спиртным, явно раритетных марок. Во всяком случае, одинаковые я мало встречал.
   На страже у входа стоял кралл. Он, как и предполагалось с самого начала, даже не мог вообразить, что кто-то посторонний появится в подвале без его ведома, и поэтому охранял вход в подвал, а не выход, то есть стоял ко мне спиной. Пришлось задушить его голыми руками, чтобы не наделать лишнего шуму.
   Тонкое тело кралла сопротивлялось неожиданно сильно. Я еле справился с ним в последнюю секунду. Это несмотря на то, что их тела довольно лёгкие, а сам я не такой уж и слабак по людским меркам... Но тем не менее всё прошло успешно. Решив больше никогда не нападать на скаржей и их союзников с голыми руками, я взял снайперскую винтовку и прицелился в группу краллов, с увлечением игравших в кости.
   Они меня не замечали, поглощённые азартом. Помимо воли, я стал наблюдать за игрой. Их кости представляли собой четырёхгранные пирамидки с забавными разноцветными иероглифами. Время от времени после очередного броска костей один из краллов радостно подпрыгивал, второй оставался равнодушным, а третий получал от выигравшего несколько ударов по башке. Игра, между прочим, на ставки.
   "Слушай, давай в темпе, а? Скоро рассвет. И тогда скаржей здесь будет очень много. Разберись с этими побыстрее и бесшумнее, а потом ступай наверх, к гостиничным номерам".
   Он прав. Пора закругляться. Извините, ребята, но игру придётся отложить на неопределённый срок. Сказал я, отстреливая краллам головы. Быстро и почти бесшумно.
   Кабак представлял собой обычную закусочную, очень похожую на аналогичные людские, пускай и находящиеся в очень отдалённом будущем от этой. Множество столов и приставленных к ним стульев. Стойка хозяина, в народе - бармена. И как же обойтись без камина?
   Правда, сейчас камин не горел, в нём напрочь отсутствовали дрова. Но он был, и это придавало помещению атмосферу... Уюта, что ли? Наверху было видно дорожки второго этажа. То есть, второго этажа как такового не было, а вместо него - деревянные мостики между дверьми, огороженные перилами. Очень удобно, кстати. Любой постоялец, перегнувшись через перила, может сверху глянуть вниз, в зал, увидеть, что за люд сейчас обедает, да и просто постоять, расслабиться.
   Нали-бармен, вылез из-под стойки, куда спрятался при первых признаках недавней перестрелки. Судя по всему, нали вообще-то знали облик Мессии вопреки тому, что утверждали виденные мною фрески. Там везде Мессия - четырёхрукий. И тем не менее нали все до единого узнают во мне Мессию. Может это как раз из-за того, что у меня две руки? Ну, к примеру, бог нашептал: ищите такое маленькое создание с двумя руками...
   Вот так и бармен. Завидев меня, он мигом выскочил из-за стойки и подбежал к отдалённому ничем не примечательному углу, подзывая меня. Как раз именно в таких непримечательных углах лучше всего прятать тайники. Часть стены отделилась, открывая вход в потайную комнату. Похоже на то, что каждый нали на этой планете решил обзавестись потайной комнатой на случай прихода Мессии.
   В маленькой каморке в тусклом пламени свечи, стоявшей на столе, что указывала на регулярный уход за этим местом, я сумел разглядеть огромную артиллерийскую пушку. Прямо как у меня. И к ней патроны. Три ящика, полные шрапнели, пришлись как раз кстати. Я загрузил их в рюкзак, высыпав из него немного таридия. Оставил, правда, немного таридиевых кристалликов на чёрный день. Мало ли... Быть может, понадобится стрелять из чего-нибудь эдакого... Менее убойного и более дальнобойного. Жалко тратить, скажем, ракету на какую-нибудь лебёдку с грузом. Или вдруг может понадобится включить рычаг, а до него рука не дотянется. Эх, старые добрые деньки за игровыми автоматами! Не стрелять же, в самом деле, по какому-нибудь рычагу ракетами! Пульт с этим рычагом моментально накроется. А из снайперки пуля рычаг снесёт на фиг. Тут в ход будет как раз кстати что-нибудь послабее вроде того же шок-ружья... Нет, шок-ружьё тоже чересчур сильное. Насчёт обычных пистолетных пуль - это уже зависит исключительно от крепости рычага. А вот таридиевая иголочка предназначена как раз для того, чтобы прошибать плоть или, на худой конец, одежду. Бронежилет, конечно, она не возьмёт, но и металлический рычаг - тоже.
   Эх, чего это я. Бред всякий... На чём я остановился? Ах да, кабак. День был сегодня до ужаса интересный, много о чём хочу рассказать, аж не терпится. Мой недавно приобретённый спутник уже спит, а я ещё попишу немного...
   В общем, в тайнике на столе рядом со свечой я нашёл дневник хозяина таверны. Нали - молодцы: в целях безопасности собственной шкуры те, кто могёт, хранят дневники в потайных помещениях.
   "Я не понимаю, зачем они забавляются с нами? Наш дом был местом смеха и радости. А теперь нас забрали сюда, на небеса. И, чтобы моя семья осталась в живых, я должен исполнять прихоти небесных демонов. Я жду Мессию".
   Я вышел из тайника и последовал к выходу из кабака. Дверь наружу была заперта. С полчаса назад я стоял по ту сторону этой двери в размышлениях о моей горькой судьбе, о предстоящем лазанье по канализациям и прочей ерунде. Рядом была лестница наверх, наверное, к комнатам. Я, пошёл по ступенькам вверх, затем, вспомнив кое-чего, остановился, раскачиваясь одной ногой на ступеньке. Затем немедленно вернулся в кабак. В моём желудке урчало.
   "Эй, ты чего? Наверх давай!"
   -- Ага! Щас! А жрать? Тебе-то, небось, не надо, эфир бесформенный. А я, вот, понимаешь, имею бренное тело и некие определённые потребности, с этим связанные.
   "Ясно. Только быстрее".
   -- Ты меня не поторапливай, а лучше скажи своему бармену, чтоб нашёл чего вкусного. Мессиям тоже полагается перекусить, хотя бы раз в день.
   За пять минут я наскоро покушал и, давясь остатками, побежал по лестнице наверх. Бог прав. Скоро рассвет, и оставаться тут дальше не стоит. Что-то солнце медленно восходит...
   Второй этаж, как я снизу и увидел, представлял собой сходящиеся к центру четыре дорожки с перилами. Прямо над перекрестьем висела люстра со свечами. Разумеется, как всякому приличному заведению, таверне полагается приличное освещение, хотя такое нетривиальное расположение давало огромную тень в форме креста на первый этаж.
   Получалось четыре угла. Из одной двери сюда вошёл я. Оставалось три угла, в каждом по две двери. Я вошёл в одну. За ней недлинный коридор упирался в окно. Слева и справа было ещё по двери. Значит, всего получается двенадцать комнат. А что? Для древних веков это даже много.
   -- Слышь, бог, -- прошептал я. -- Давай сдавай быстрее своего командора, у которого ключ, и побежим брать базу.
   "Почему моего командора? -- возмутился бог. -- Командор - мой, нали, который внизу - тоже мой? Нали-то, может, и мой. Я как бог за него отвечаю, как и за весь здешний народец. А вот скарж уже не мой, а твой. Убивать его тебе".
   -- Занятно. Перед кем это ты отвечаешь за нали?
   "Это... Перед собой я отвечаю! Совесть у меня есть. А также чувства. Когда какого-то нали убивают, мне это здорово аукается. Как будто иголку вонзают в моё нематериальное тело. Думаешь, почему я берегу их, как сыновей родных?"
   -- Всё понятно. Но если перед тобой встанет выбор: я или горстка нали. Как поступишь?
   "Ты, конечно. Мне будет больно, не спорю. Но лучше выживешь ты и спасёшь очень многих. Это сравнимо с нарывом на теле. Больно, но гной удалить надо".
   -- Плохой пример.
   "Ладно. Хватит. Он за этой дверью. Нет, повернись левее. Да. Она. Там пойдёшь налево и постучишь три раза. Ну, насчёт стука, сам смотри. И ещё. Повернись правее. За этой дверью, тоже левая комната. Так вот. Там обитает скарж, который обслуживает обелиск. В список его обязанностей входит подводная обработка. Понимаешь? Прихвати у него из инвентаря акваланг. Потому что, плыть по подводному тоннелю долго".
   -- Один момент! Акваланг, небось, скаржий...
   "Ну?"
   -- А я - человек! Дурак эфемерный!
   "Ха, ты не эфемерный, а вот насчёт того, что дурак - правда".
   -- Нет, бог, не переиначивай мои слова! Так что насчёт акваланга? Небось, мои клыки несколько маловаты, чтобы рожа пролезла в ихнюю маску.
   "Не волнуйся. Рожа, может, и маловата, зато кислород всё тот же. Так что необязательно натягивать её. И так справишься".
   -- Хорошо. Значит, сперва - ключ к подбазе. Никогда не думал, что стану ночным вором.
   "А ты и не станешь. У скаржей чуткий сон. К тому же тот, что с ключом, хранит этот самый ключ у себя на шее. Так что можешь мочить его сразу. И желательно, бесшумно. А то сбежится сюда весь трактир - мало не покажется. Тут в каждой второй комнате по два скаржа".
   -- И какими же, интересно, приходятся те комнаты, которые мне надо будет посетить?
   "Тебе повезло. В обеих комнатах по одному скаржу. Командир на то и командир, чтобы иметь персональные апартаменты. А подводник просто случайно один. Может, тебе и не придётся его убивать".
   -- Кстати, к слову. Ты не видел хотя бы раз скаржьих самок?
   "Ни одной. У них если и есть самки, в армии не служат".
   -- Ясно. Ну, я пошёл.
   "Иди, иди".
   Я вошёл в комнату. Сама комната не была особо большой - как и приличествует комнате таверны. Кровать, стол, два стула. На кровати развалился и тихо посапывал скарж-командир. Командир спал в форме и в броне, не раздеваясь. А это значит, что незаметно содрать ключ не получится. Я достал снайперскую винтовку и подошёл к нему на цыпочках. Приставил винтовку к его горлу и тут же нажал на спуск. Скарж успел открыть глаза, но это было последнее, что он сделал в своей жизни. Не такой уж и чуткий у них сон.
   Я пошарил у него за пазухой. Тело скаржа, кстати, было тёплое. Не змеиное, а теплокровное. Впрочем, так оно и должно быть, наверное.
   Ключ-карта собственно и имел форму ключ-карты. Висел он у скаржа на цепочке, с которой я ключ сорвал, а потом только понадеялся, что сама эта цепочка совершенно никак не работает в паре с ключом для открывания подбазы. Вообще-то думать сразу надо было. К несчастью, слишком часто в своей жизни я вначале делал, а потом уже думал и сожалел...
   Выйдя из комнаты, я осторожно оглянулся. Вроде бы, звук выстрела был не особо громок... Никто не проснулся.
   Аквалангист дрых точно так же, как и командир. Прямо в форме, на кровати, раскинув лапы в стороны, свесив хвост на пол. Акваланг лежал, наполовину выглядывающий из-под кровати. Я понял, что это акваланг, по подсказке бога. Мне удачно удалось его спереть, не наделав шума. Скарж не проснулся и продолжал сопеть, раскинув лапы.
   Вообще аквалангом бог назвал эдакую маску с двумя баллонами кислорода. Маска была под скаржью харю. Вот углубление под их пятачок. А вот две большие впадины - под клыки.
   "Хочешь сэкономить время - прыгай в окно. Обойти по улицам не успеешь".
   -- Хорошо. Через какое?
   Бог рассказал. Я нашёл нужное окно, открыл его. За окном виднелась та самая улица с озером, водопадом и обелиском. Высота была метров с пять.
   -- Высоковато что-то. Не хочется мне гробить задницу.
   "Давай быстрее. До утренней побудки у тебя ещё минут двадцать в запасе. А тебе ещё нужно на базу попасть".
   -- Уговорил. Поберегись!
   Я шмякнулся на землю. Не так уж и плохо. Почва оказалась неожиданно мягкой, так что я не особо ушиб ноги.
   "Обойди озеро и иди к дальнему дому. Зайди в дверь. Поприветствуй стража, а то ему уже скучно стало за ночь дежурства".
   Страж-скарж. Хорошо звучит.
   Дом, куда я направлялся, ничем не отличался от других домов на берегу озера. Типичный дом с типичной дверью. Я открыл дверь и вошёл внутрь. У следующей двери, уже больше похожей на современный человеческий космический стиль отделки, зевая во всю пасть, стоял скарж. Шёл последний час ночного дежурства. Я его понимаю...
   Интересное явление - зевок. У большинства разумных существ оно имеет место. Даже у многих земных животных.
   Ракета влетела скаржу прямо в пасть, которую он забыл захлопнуть, увидев меня. Нижняя челюсть осталась на шее, остальную же голову вместе с верхней челюстью ударило в потолок, да так она там и осталась, упав на вертикальную потолочную балку, скаля зубы входящим в помещение. Тело скаржа медленно осело.
   Я всунул ключ-карту в подходящую щель и открыл дверь, за которой оказался холл. Следующая дверь, уже металлическая, бесшумно отворилась. Между прочим, сама! Так надоели за прошедший день деревянные двери, открывающиеся с жутким скрипом! Как только люди жили при таком кошмаре? Нервы у них, наверное, становились от этого ни к скаржу...
   Войдя внутрь, я почувствовал резкий контраст смены обстановки. Теперь вокруг был металл и современное оборудование. Более того, слышался приятный шум работающих механизмов. Неважно, что это были за механизмы, важен сам факт. Давненько я уже не слышал чего-то подобного. Я стоял перед лифтом, ведущим наверх. На стенах были кое-какие терминалы, которые я решил осмотреть первым делом.
   Один из них был для сотрудников службы безопасности, другой - центра наблюдения. Причём, что очень интересно, сообщения по смыслу совершенно отличались одно от другого.
   "Центр наблюдения: помните, не нужно понапрасну трогать рабочих нали, так как пока они считают, что всё ещё свободны, открытого бунта не будет, и нам не придётся затрачивать значительных усилий на поддержание порядка".
   Да, это был центр наблюдения. А вот и второе объявление:
   "Все силы безопасности должны держать горожан нали под контролем. Убивайте всех, кто будет оказывать сопротивление. Нам нужны лишь рабочие, которые будут добывать таридий и обслуживать наших солдат".
   Одни утверждают, что не стоит давить на нали, другие - наоборот. К какой альтернативе они пришли - кто его знает, да меня это и не касается. Надо скорее выбираться отсюда. Если, как считает бог, один человек, то есть - я, сумеет что-нибудь сделать против армады скаржей, поселившихся здесь, то к чему в этом споре придут местные скаржи, будет уже неважно по причине отсутствия таковых.
   Лифт подвёз меня на второй этаж. В коридоре находилось несколько ящиков. Все с надписями "ИСВ-Кран". Награбленное добро. Прячась за немногочисленными ящиками, я подобрался к скаржу, который стоял у следующей двери. Он даже и не понял, что это такое округлое, отливающее металлом вдруг вылетело и упало ему под ноги, после чего мир завертелся...
   За этой дверью находилась комната управления. То, что мне нужно. В комнате было широкое окно с замечательным видом на водопад. Я с помощью переводчика нашёл нужную кнопку.
   В комнате кроме пульта и дисплея ничего больше не было.
   "Быстрее! -- поторопил меня бог. -- С минуты на минуту начинается рабочий день!"
   Я пулей вылетел из комнаты управления и помчался к лифту. Не дожидаясь, пока лифт окончательно опустится, спрыгнул на первый этаж и побежал к выходу, на ходу доставая акваланг. Очень хорошо, что подбаза находилась совсем рядом с озером. Я остановился в нерешительности на берегу, вертя в руках акваланговую маску. Как же нацепить её на себя? У меня же формы лица совершенно другие...
   "Хватит! Прыгай в воду! Прыгай!!! Совсем не обязательно надевать маску, достаточно всего лишь дышать. Чёрт!.."
   Я сиганул в озеро, подняв тучу брызг, и погрузился в глубины. И как раз в этот момент из одного из домов вышел, потягиваясь, первый скарж...
  

* * *

   Подводный тоннель, что вёл внутрь базы, был настолько длинен, что я не представляю, что делал бы без акваланга. Наверное, задохнулся бы. Или скаржи местные поджарили б. Дно озера не представляло из себя ничего особенного. Разве что в озере плавало множество мелких рыбёшек. К счастью, не имевших ничего общего с теми маленькими хищницами, что напали на меня в водоёме у входа в храм Вандоры. Так что до базы я добрался без приключений, если не считать постоянные нервные попытки глубоко вдохнуть из этого дурацкого баллона с кислородом, присоединявшегося к маске при помощи шланга. Мой путь освещался множеством ламп, имевших место быть вдоль всего тоннеля.
   Я вынырнул посреди большого зала с водоёмом посредине. Первое, что бросилось в глаза - скарж, потерявший дар движения и речи. Наконец он опомнился и стал стрелять по мне из лезвиемёта. Но к этому времени я, глядя на оружие в его лапах, успел выхватить из нагрудного кармана пульт управления лезвиями. Хорошо, что пульт не подвержен не только ударам, но и воздействию влаги. Лезвия пронеслись мимо. Скарж уже понял, что это я такое делаю, но было поздно. Я гонял его лезвия по комнате, пока одно из них не попало ему, судорожно пытающемуся спастись, прямёхонько в шею. Голова скаржа полетела вертикально вверх, а тело, лишившись начальника, рухнуло в воду.
   Я выбрался из воды и уселся на краю, давая воде хоть немного стечь с моей одежды. Плюхнулась в воду голова скаржа, летавшая дотоле в воздухе. Потолок здесь высокий, да-а...
   -- Бо-ог! Бог!
   Не отзывается. Куда он подевался? Может, не может ответить ввиду близости техники?
   "А? Что? Ты меня звал?" -- такое ощущение, что с ним не всё в порядке.
   -- Ты куда делся?
   "Да так, летал на разведку. Знаю теперь путь".
   -- А что это с тобой такое, что голос какой-то... тягучий, что ли?
   "Да мне вообще не очень хорошо... Обелиск и сюда добирается. Ну и, конечно, вся эта аппаратура оказывает своим пользованием энергии на меня далеко не благоприятное воздействие".
   -- Но говорить можешь, и то ладно. Давай, рассказывай...
   Затем последовали долгие шествия по коридорам базы. Истребление попадающих под прицел скаржей, коим, как и прочим виденным мною до этого, выпало несчастье в виде наряда на ночное дежурство именно в эту ночь.
   В конце концов, мы пришли на командный пост. Это была комната наверху, с окнами на все четыре стороны, из которой просматривались как прямым визуальным контактом, так и посредством камер наблюдения почти все коридоры базы.
   Ну и какой же командный пост без пульта управления?
   -- Что тут нажимать?
   "Найди кнопку с надписью "Ангар. Церковь"".
   -- Ага, есть!
   Я нажал на найденную кнопку. Кнопка загорелась жёлтым цветом. Надпись на мониторе в переводе со скаржьего означала: "Дверь "Ангар. Церковь" открыта".
   Круто. Теперь найти бы ещё эту дверь... Церковь, кстати - это то, о чём недавно говорил бог. Что там у скаржей имеется телепорт.
   Я не упустил случая по старой привычке заглянуть в журнал местного компьютера.
   "Журнал безопасности: командир поста 3J Сса'рат, 10-й полк Сса'рат.
   Чтобы сохранять порядок и спокойствие, мы построили в городе обелиск Мощи. Бдительность - запорука успеха".
   И действительно. Как только они построили этот обелиск, сразу наступили порядок и покой. Никаких больше "случайностей", никаких полтергейстов и прочего паранормального. Никаких заунывных голосов из унитаза... Чего там ещё бог умеет?
   Я вышел из помещения поста и, следуя указаниям бога, направился к двери, что я открыл. Вообще-то вначале должен быть ангар. Потому что он внутри базы, а церковь - снаружи. Хотя, ангар может быть и вне базы.
   Всё-таки ангар оказался внутри базы. Через огромную, вытянутую по горизонтали дверь я вошёл в него, глядя по сторонам. Ангар сам по себе был невелик. Рассчитан на один-два челнока, не больше. И как раз там находился один челнок.
   -- О! Вот это именно то, что мне нужно!
   "Расслабься. На этом барахле отсюда не смотаешься".
   -- Ещё чего! Смотаюсь, а куда я денусь?
   "Вот именно, что никуда не денешься!"
   -- А в чём проблема? Корабль на скаржа рассчитан? Не беда! И не такое обламывали на тренировках в десанте...
   "И не только потому, что корабль скаржий, хотя и это тоже - с их системой жизнеобеспечения далеко не улетишь. Проблема в том, что это - всего лишь маленький разведчик. Отсюда ему одна дорога - на флагманский корабль. Сомневаюсь, что ты будешь рад, когда, на выходе из этого корыта тебя встретит сотня обозлённой скаржьей элиты".
   -- Да, я тоже сомневаюсь.
   Но всё-таки проверить слова бога не помешает. Корабль-разведчик висел на небольшой высоте над полом. Носом он был нацелен на выход из ангара, блокированный на данный момент силовым полем. Так вот что за дыру я видел тогда в горе, стоя на краю острова! Это самое поле и было.
   Я поднялся на лифте в рубку управления космическими полётами, из которой через широкое окно можно было свободно наблюдать за ангаром. Явно диспетчерская, чего там спорить. Я покопался в журнале отчётов и нашёл там такую запись:
   "Журнал ангара: флагман принимает запрос о пополнении ресурсов, исходящий от поста 3J. Разведчику 3J-1A разрешено прибыть на флагман, чтобы взять груз".
   Правду сказал бог. Я пошёл к выходу из диспетчерской.
   "Убедился? Впредь прошу доверять мне. Уверяю: я вытащу тебя с планеты при первой же возможности. Если будешь слушать мои советы - всё получится. И поверь: раньше, чем я тебя смогу привести к одному из возможных путей побега, ты уйти не сумеешь".
   -- То есть, пока не захочешь привести?
   "Пока не сумею. Не думай, что мне нравится держать здесь тебя против твоей воли. Просто это не от меня зависит".
   -- А от кого же тогда?
   "От случая. Как пойдёт, так и получится".
   -- Ладно, продолжим движение.
   "Дуй во второй выход из ангара".
   Этот выход представлял собой точно такую же дверь, как и та, через которую я вошёл. За ним был недлинный коридор, что привёл меня к огромному приспособлению странного вида, отдающему зелёным цветом.
   -- Что это за штука такая интересная?
   Нечто цилиндрическое с вращающимися плазменными кольцами по цилиндру.
   "Это реактор базы. Не обращай внимания. Главное - нажми вот на эту красную кнопочку. Это выключатель силового поля на боковом входе базы".
   -- Хорошо сказано: не обращать внимания, -- пробормотал я, нажимая на кнопку. На индикаторе появилась надпись: "Силовое поле отключено".
   Можно продолжать движение. Всё ещё глядя на здоровенный генератор, я свернул в следующую дверь. Чересчур засмотрелся и на звук закладываемой ракеты в ствол еле успел отскочить в сторону. Скарж, что охранял боковой вход на базу, имел в руках шестизарядник. В конце коридора я увидел свет. Это был выход наружу.
   Со скаржем мы побегали немного. Но в узком коридоре от ракеты особо не увернёшься. Скаржу было немного хуже, потому что от ракет уворачиваться он не привык. В итоге получил по голове. Вернее, в голову. Попадание было непрямое - всего лишь взрывная волна от стенки. Его ракетница покатилась по полу. Он встал, пошатываясь, и предпринял ещё одну попытку накинуться на меня. В глазах была только злоба. Ещё один выстрел - и он утихомирен.
   Я приостановился, размышляя. Взгляд скаржа заставил меня помимо воли вернуться к одним и тем же размышлениям. Всё-таки это было очень странно. Скаржи ведь достаточно умные, цивилизованные, можно даже сказать - интеллигентные, и ни одной попытки к примирению! И в то же время видно, что сами скаржи, бегемоты, шипострелы, змеи, краллы (о пауках-гшаро я уже не говорю, так, домашние зверьки вроде наших собак) - все, абсолютно все - разные расы. Более того - разные цивилизации. Что-то здесь не то. Что-то не давало мне покоя. Возможно, у всех них было нечто общее. Понять бы, что...
   Ещё одна интересная мысль пришла мне в голову. Скаржи раньше бегали без оружия, только недавние обстоятельства вроде меня заставили их вооружиться. Из своего оружия у них - лезвиемёт, а также недавно изобретённый слиземёт. Всё остальное - целиком наше, людское. Я понял, чем это было вызвано. Ведь это мы, люди, слабы телом. Поэтому и вынуждены были изобретать всё новые и новые типы вооружения. Скаржи вполне прекрасно обходились собственными тренированными телами, холодным оружием да ещё и этой своей магией. Им было вполне достаточно. Даже лезвиемёт свой они изобрели по собственному подобию: то же самое режуще-колющее оружие, только на расстоянии. Только слиземёт не вписывается в эти рамки. Да и то они сделали его совсем недавно в целях, думается мне, исследования свойств своих союзников - змеевиков. Кстати, насчёт этой их магии у меня есть некоторые сомнения. Действительно ли это их прирождённая особенность? Или они её каким-то образом приобрели здесь, на этой планете? Магию, как таковую, я только здесь, на планете, и видел.
   Я перешагнул через порог, который должен был бы обеспечивать силовое поле прямо в этой точке пространства, покуда я его не вырубил. Выйдя из горы, я увидел церковь. Кирпичная стена с остроконечными башенками на краях. Сама территория была окружена теми же стенами с факелами, что и в городе. Церковь-то эту я видел на возвышении, как только вышел из погреба там, внизу.
   -- Слушай, а чего это скаржам вдруг захотелось построить каменное строение? Обычно ж всё из металла делается!
   "А они и не строили".
   -- Как это? А кто?
   "Нали строили. Вот кто".
   -- Да ну? И что дальше?
   "Скаржам не хватало ресурсов на постройку нормальной штаб-квартиры. Рубить ещё одну скалу им было негде, да и лень. Ставить отдельно здание - слишком трудно и есть опасность, что металлические стены развалятся, не выдержав погодных условий. А из камня строить не умеют. Так что на постройку пригласили нали, аргументируя это отдачей в будущем готовой церкви в руки рабочих и крестьян на свободное пользование. Потом просто прогнали их отсюда и всё. И вот у них готовое помещение со всем, что необходимо".
   -- А как же нали добирались сюда? Сомневаюсь, что им дали ступить на базу хотя бы ногой.
   "Правильные сомнения. Нали по скалам добирались".
   -- Так зачем же я тогда пёрся по такому крюку, если есть прямая короткая дорога?
   "А ты пробовал пролезть там, где нали пролазит? Нали тебя выше на три-четыре головы. И рук у них вдвое больше. Так что попробуй-попробуй. Я тебе даже маршрут сейчас дам".
   -- Обойдусь, -- сказал я, направляясь ко входу в церковь. Туда-сюда шастали часовые краллы, но мне удалось, улучив момент, пробраться внутрь без боя.
   Церковь спереди смотрелась намного внушительнее, чем сбоку, где она была просто серой каменной стеной. Фронтальная же стена дополнялась широкой, длинной, хоть и всего лишь четырехступенчатой, лестницей. Две башни по краям необыкновенно острыми концами смотрели строго в небо. Два фонаря по бокам большой двустворчатой двери, к которой из-за своих размеров больше подходило слово "ворота", нежели "дверь". Наверху в нишах стояли две огромные статуи, изображавшие то ли людей, то ли нали. Не разобрать, потому что они были в просторных балахонах с капюшонами, вытянув, судя по всему, руки вдоль тела. По бокам - окна из цветного стекла. И в довершение всей картины над левой башней виднелась огромная, диаметром в половину длины этой башни, красная с жёлтым оттенком луна. Ух! Ощущение, надо сказать, жутковатое. Крест, который я видел из города, должно быть, был на противоположной стороне здания, а от меня в данный момент был сокрыт башнями и самой крышей, но у меня не было ни малейшего желания, ни нужды проверять это, особенно, когда кругом полно праздно шатающихся врагов.
   Приоткрыв дверь, которая, к счастью, не скрипнула (видно, что ею часто пользовались и умно обслуживали), я бочком протиснулся внутрь. Я захлопнул дверь как раз, когда патруль краллов выходил из-за угла.
   Церковь подозрительно была похожа на земную. Я бывал когда-то на экскурсии. Точно такой же главный зал. Кругом свечи. Наверху - такие же, как и на входе, цветные мозаичные окна, только пошире. А впереди - алтарь с огромной статуей нали, своей головой уходящей практически под сам купол, что находился далеко вверху.
   По обе стороны у статуи стояло на карауле два кралла, с которыми пришлось повоевать. Но, к счастью, всё завершилось малой кровью и без лишнего шума, так что остальные краллы, что снаружи, остались не потревоженными.
   -- Куда дальше?
   "Вообще-то тебе надо бы к телепорту, дверь в подвал в левой части церкви".
   -- Но?
   "Да, но она закрыта. Не просто закрыта, а заперта".
   -- Ха, ну а как же иначе? Испытание за испытанием!..
   "Да при чём тут я? К этому телепорту даже не всякого скаржа пускают, не говоря уж о том, чтобы держать её открытой нараспашку!" -- голос бога потихоньку ослабевал.
   -- И что же мне делать?
   "Иди в правую дверь. Она ведёт наверх к охранному пульту и персоналу обслуживания. Если повезёт - сумеешь быстро добраться".
   -- Слушай, ты что, опять устал?
   "Да. Скоро мне надо быть в другом месте. Постарайся быстрее".
   -- Хорошо.
   Я ушёл вглубь церкви к левой стороне. В кромешной тьме мне удалось нашарить дверь. Вернее, это она меня нашарила. Дверь была на сенсоре, поэтому открылась, когда я приблизился. За ней оказалась лестница, ведущая по дуге влево. По лестнице я вышел на второй этаж и, идя мимо цветных мозаик, что я видел снизу, из зала, обошёл весь второй этаж. На стенах, прямо в камне, были вырезаны интересные фрески. Мне запомнилась больше всех та, где был изображён распятый на кресте нали. Крест стоял под аркой с колоннами, а вокруг летали двурукие крылатые демонессы.
   В конце моего пути по второму этажу была ещё одна дверь, которая, наконец, открыла моему взору модернизированную по последнему слову техники комнату. В комнате, как ни странно, было пусто, что заставило меня насторожиться. На охране внизу толпы краллов, а здесь - никого?
   Для порядка я заклал в ствол ракетницы все шесть ракет и пальнул в центр комнаты. Из-за угла вынесло кралла, что приготовился, вероятно, захватить меня врасплох. Явно углядел меня в один из мониторов службы безопасности на пульте.
   Кралл был ещё жив. Но не дольше нескольких секунд, поскольку уйти от следующей ракеты не сумел.
   Я прошёл в комнату, настороженно пробежавшись глазами по окружению. Заглянул за массивный пульт. А вдруг там ещё кто-то засел? Но всё было спокойно. Никого больше не оказалось. Я сел за пульт и достал переводчик. Стараясь не обращать внимания на шум, представляющий собой работу компьютера и различных устройств, я сосредоточился на переводе.
   Не без труда я нашёл в большой базе данных этой базы то, что касалось непосредственно телепортационного устройства.
   "Вход в нижние катакомбы церкви воспрещён. Перед допуском в катакомбы обслуживающего персонала весь персонал будет проверен службой безопасности".
   Непонятно, чем вызвана такая осторожность. Быть может, дошли слухи, что к ним иду я? А что если там, внизу, эта служба безопасности очень хорошо вооружена? Тогда мне крышка. Ну, ладно.
   Я открыл дверь внизу церкви и пошёл вниз.
   На этот раз дверь отворилась. За ней оказалась такая же лестница, как и за соседней дверью. Только лестница эта вела вниз.
   "Слушай, сейчас я отвлеку на себя охрану, -- еле-еле расслышал я. -- Они там, внизу. Как услышишь шум, беги вниз и спрячься где-нибудь, пока они не вернутся и не станут на позиции. Ясно?"
   -- Яснее не бывает. Давай!
   Через пару секунд внизу что-то началось. Зарычали скаржи. Затем шумы затихли вдали.
   Я сорвался вниз по ступенькам, перепрыгивая сразу по шесть. Внизу был длинный коридор. Истинные катакомбы. Вдоль коридора в стенах были вделаны ниши, в которых лежали мёртвые нали. Некоторые пустовали. В коридоре было много паутины, свисавшей клочьями со стен. Было, как ни странно, очень туманно. В смысле, вообще-то был сумрак, но в некоторых частях этого коридора было настолько светло, что казалось, свет слепит.
   Я нырнул в одну из впадин в стене. Нет, не в нишу с покойниками. Между нишами в стене были такие впадины неизвестно для чего. Они находились очень низко - почти у пола. Я вкатился туда и затаился. Вряд ли скаржи заметят меня здесь. За углом послышалось рычание. А потом я насчитал десять пар зелёных лап. Вот чёрт! И все эти скаржи из службы безопасности? Тогда бы я точно влип. Спасибо богу.
   Интересно, чем он их отвлёк, думал я, выбираясь из впадины. Наверное, скопировал мой голос и крикнул им из-за угла: "Козлы, собаки! Чтоб вас всех переколбасило!", или нечто подобное.
   "Сейчас мне надо быть в другом месте, -- услышал я, когда вернулась тишина, которую прогнали перед этим скаржи, -- поэтому я тебя покидаю. Надо справиться кое о чём. Встречу тебя внизу, на планете. Дерзай!"
   -- Счастливо.
   Я пошёл вперёд по коридору и, наконец, нашёл большую металлическую дверь. Она распахнулась при моём приближении, терпеливо ожидая, покуда я не войду. А внутри было на что посмотреть. Комната была квадратной, двухэтажной. Вход в неё, через который я попал внутрь, находился на втором этаже, что представлял собой всего лишь дорожки с перилами вдоль стен. А на первом этаже... На первом этаже был тот самый телепорт! Это было громадное устройство, даже не устройство, а сооружение. Платформа, на которую нужно, взойдя по трём невысоким ступенькам, становиться, чтобы куда-либо переместиться, размерами в несколько раз превышала аварийный телепорт на "ИСВК", и к тому же на четырёх её углах было по столбу, стоящих под наклонными углами к платформе, как бы ограничивающих её. Они были наклонены в сторону самого центра платформы, поэтому, казалось, образовывался скелет усечённой пирамиды. Телепорт занимал весь первый этаж. Спуститься к нему можно было при помощи двух лифтов, что находились у боковых дорожек. А управлялся он с пульта, что находился на втором этаже прямо напротив входа в помещение у противоположной стены. У пульта как раз орудовал скарж. К несчастью, пульт располагался так, что работающий с ним лицом будет направлен к двери. Поэтому скарж меня заметил сразу же и первым делом пустил в меня сгусток магии. К счастью же, нас разделяло пространство всей комнаты вместе с телепортом.
   Это была долгая гонка. Вначале никто не мог попасть по сопернику. Первым делом я швырнул кусок шрапнели ему под ноги на упреждение, но не преуспел. Большое расстояние между нами равно дало мне шанс уйти от его магии, так и ему - от моего выстрела. Он умно решил, что лучше держаться ко мне поближе, поскольку, когда я становился так, что между мной и ним оказывался один из столбов телепорта, я его мог достать, а он меня - нет. Это было так потому, что у его магические плевки летят строго по прямой, а меня в прямой видимости в этот момент не наблюдается. Я же в свою очередь стреляю куском шрапнели, что заметно подвластен силе тяжести. Я просто перекидываю его через столб - и по ту сторону слышится яростный вопль боли.
   Он бегал быстрее меня и поэтому сумел подбежать ко мне вплотную. Но тут я открыл огонь рассыпчатой шрапнелью, в результате чего он стал прыгать и изворачиваться неимоверно ловкими акробатическими трюками. Из-за этого его выстрелы стали совсем неточными, и он даже практически в упор не попал в меня ни разу. Наконец, он допустил ошибку, замешкался - и я мигом всадил в него шрапнель до отказа.
   Отдельно покатился по полу толстый скаржий хвост. На остальное, что там куда и как относительно друг друга покатилось, я смотреть не стал и пошёл к пульту управления, почёсывая шрапнельником затылок.
   Что у нас здесь, интересно? Я достал переводчик. Экран терминала вещал примерно что-то такое:
   "Координаты телепорта установлены на приёмник N13. Туда был послан проверенный персонал. Зона приготовлена для доставки груза".
   Вот чем объясняются такие большие размеры телепортационной платформы. Этот телепорт - грузовой. Предназначен для доставки груза. А что, интересно, означает "проверенный персонал"? Может ли это значить, что у скаржей тоже актуальна проблема предательства или дисциплины? Или "проверенный персонал" - это всего лишь персонал, умственные и физические качества которого подходят для выполнения миссии? Ну, то есть, не сплохует в случае опасности, сможет оказать достойное сопротивление и так далее... В обоих случаях мне придётся несладко. Ладно, что ж делать. Бог намекал, что надо бы мне поторопиться. Он явно хочет показать мне что-то там, внизу.
   В таком случае - прощай Небесный Город. Было приятно познакомиться. В самом деле, здесь очень красиво...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   0x08 graphic
   Я нажал на кнопку. Платформа засветилась зелёными огнями, над ней появился огромный, под стать размерам телепорта, ярко-зелёный шар сплошного света, как бы удерживаемый в центре столбами, которые, как я уже говорил, наклонены к центру. Такое впечатление, будто гигантская четырёхпалая ладонь схватила этот световой шарик. А сам шар... Это было нечто. Непрерывное яркое до боли в глазах свечение, отбрасывающее причудливые блики на стены и потолок комнаты. Наверное, внутренность этого шара - нечто подобное комнате внутри телепортационных ворот, через которые я прошёл в храме Чизры, удирая от Гарисона с Винером, а оболочка шара - полю отвечающему за целостность вещества. Вот так скаржий телепорт! Я спустился вниз и вошёл в шар. И мир вокруг меня померк в ослепительном зелёном свете...
  

* * *

   Внезапно, вернулось зрение. Я стоял в том же самом телепорте. Вернее, в таком же самом. Место изменилось. Теперь это были горы, какая-то долина меж скал. Завывал ветер.
   Я сразу почувствовал себя лучше. Хорошо вернуться на землю! Словно гора с плеч. Только сейчас понял, что всё то время, как осознал, что нахожусь на висящем в бог его знает скольки километрах над планетой островке, постоянно опасался, что когда-нибудь островку вздумается таки наконец приземлиться, и что это когда-нибудь может наступить прямо сейчас.
   Не успев сойти с платформы, я тут же убил скаржа, что имел несчастье копаться спиной ко мне в немногочисленных ящиках. И тут же, благодаря этому, я почувствовал себя ещё лучше. Других скаржей поблизости не было, других ящиков - тоже. Значит, отправку груза успели завершить до моего прихода. Что ж, повезло мне. И я опять мысленно воздал благодарность богу - генератору моих везений.
   В ящиках, у которых лежал труп скаржа, было немного амуниции, а вообще в основном очень разнообразный набор хлама с "ИСВК", такой как зубные автощётки, несколько книжек, табельное оружие, пара кристаллов с данными, и даже одно полотенце с системой терморегулирования попалось. Скаржи, как карабаны, тащат под себя всё, что видят. Карабаны, правда, хоть применение этим вещам всегда находят. Развесят звонкие предметы где-нибудь и начинают клювами выстукивать музыку. А скаржи вообще непонятно что собираются делать. Вряд ли под них наша зубная щётка сгодится. Зубы совсем другие, она просто не сработает. Да и не может быть, чтоб у скаржей была недостача в инвентаре. Если у них вообще существуют зубные щётки - у каждого рядового они есть, в этом я уверен. Плоха та раса, что не заботится о своей армии. А плохие расы, не выдерживая натиска со стороны противников, очень быстро исчезают. Скаржи сами наступают, значит, под определение плохих они никак не попадают. Скорее всего, их применение нашим вещам - банальное изучение нашей цивилизации посредством изучения этих вещей.
   Затем я обратил свой взор на телепорт, из которого только что прибыл. Значит, приёмник? Получается, это и есть один из телепортов того самого второго принципа телепортации, о которых я когда-то упоминал.
   Второй принцип телепортации - принцип обмена. Две совершенно одинаковые камеры. Желательно, одна - просто атомная копия другой. Между ними осуществляется обмен атом на атом. Таким образом, части пространства в этом самом пространстве просто меняются своими местоположениями. Этот метод решает очень актуальный в своё время вопрос о том, что существа в непосредственной близости от места назначения телепорта первого принципа подвергаются смертельной опасности быть разорванными изнутри появлением телепортируемого. Внутрипланетный телепорт использует только второй и третий принципы. Недостаток этих принципов, к сожалению, такой, что взаимосвязанные точки телепортации зависят друг от друга, и чтобы поменять место назначения, нужно перетащить один из телепортов в это место. Первый же принцип позволяет в любой момент переместиться в любую точку.
   Что же такое третий принцип?.. Наверное, опишу его позже, лучше допишу события сегодняшнего дня. Сегодня было много интересного, аж не терпится. И самое интересное сейчас, как я уже упоминал, посапывает рядом со мной. Поспешу всё записать, пока не позабывал чего-нибудь.
   Итак, посмотрев на телепорт и поразмышляв немного, я двинул по натоптанной тропке к выходу из долины. Ветер завывал, немного действуя на нервы, но я настолько соскучился по земным звукам, вдоволь наслушавшись за последние несколько часов небесных, что мне это завывание совершенно не мешало.
   "Добро пожаловать на пост Велоры, Джен", -- внезапно приветствовал меня бог. Собственно, а как он мог сделать это не внезапно? Уронить перед этим мне на голову какой-нибудь камень, разве что...
   -- Куда? -- переспросил я.
   "Пост Велоры. Это древний налийский пост в горах, в своё время, когда шли войны, очень активно функционирующий. К сожалению, теперь он из налийского поста превратился в скаржий".
   -- Расскажи подробнее об этом посте. Что там меня ждёт? Что ты мне так стремился всё время показать?
   "То, к чему следует поторопиться, не здесь, а за этим постом. Там, подходы куда пост и охраняет. А насчёт внешнего вида - не волнуйся, сейчас сам всё увидишь, он уже за поворотом. Пост как пост... Скаржей сейчас там нет, все побежали разбирать груз, который недавно доставили. Так что, я думаю, пройдёшь спокойно. А теперь извини, надо кое-что проинспектировать. Кое-кто неподалёку также нуждается в моей помощи..."
   -- Кто?
   Без ответа. Улетел, причём так стремительно, что мой последний вопрос, выкрикнутый между прочим без промедления и даже с некоторой поспешностью, не достиг цели. Опять бог полетел на выручку своих четырёхруких в буквальном и безруких в переносном смысле нали. А меня, своего дорогого Мессию, который должен бы очистить планету согласно какой-то там легенде, опять оставил на произвол судьбы.
   Нечто и впрямь находилось за поворотом. Вначале я увидел каменное здание... Нет, не здание - постройку. С моей стороны это была глухая стена, сложенная из камней, без каких либо заметных щелей вроде окон или дверей. А за этой постройкой мне открылось, когда я немного её обошёл, интересное место. Расчищенная плоскость, к которой вело множество дорог. По одной такой дороге меж скал пришёл и я. На этой широкой плоскости было возвышение прямо перед постройкой, и на этом возвышении стояли четыре здоровенных столба. А вдалеке виднелся мост через пропасть. Ни единой живой души поблизости не было. Я решил подойти к мосту и осмотреться на случай, нет ли здесь подвоха. Я сделал несколько шагов по направлению к нему и, заметив нечто краем глаза, мгновенно обернулся в ту сторону.
   В постройке с этой стороны была огромная ниша, в которой, как бы укрываясь от возможных дождей, на великанском каменном троне сидел титан. Да и какой! Такого здоровенного мне ещё никогда не попадалось! По сравнению с ним те титаны, с которыми мне приходилось сталкиваться, были не титаны, а так, титанята. Возвышение, на котором стояли столбы, было всего лишь местом, где, наверное, должны были бить челом пришедшие на поклон сидящему на троне владыке. Ничего себе, пост! Как раз в этот момент раздался раскат грома, усилив впечатление, полученное от вида титана. Я дёрнулся в сторону, убегая назад, туда, откуда пришёл, оставляя титана под своей тронной крышей, как я прозвал постройку. Затем, отдышавшись, я стал думать, что же делать. Внезапно до меня дошло, что титан сидел совсем недвижимо. Как будто и неживой вовсе.
   Я осторожно вышел из-за угла. Так и есть. Он смотрел куда-то вперёд и совсем не шевелился. Статуя.
   Я перевёл дух и подошёл к трону. Прямо перед троном моё внимание приковал к себе постамент, на который был водружён добавочный ствол для лучевика. Такой же точно, как я приобрёл себе в Небесном городе! Недолго думая, я схватил его и сунул руку за спину, в рюкзак, в поисках пистолета. Но найти его я не успел.
   Земля внезапно сотряслась. Постамент, на котором ранее покоился добавочный ствол, ушёл под землю. Всё пространство вокруг трона, под тронной крышей, засветилось зелёным светом. На верхушках столбов на предтронном возвышении клубами повалил дым, а сами они засветились розовым светом, озаряя окрестности. Сверху в статую ударили две громадные струи пара...
   И статуя зашевелилась. Титан начал вставать. Сперва он повёл вокруг головой. Затем с рыком, опёрся о подлокотник трона и с натугой встал. Он распрямился и взревел, бья себя кулаками в грудь. Я оцепенел от ужаса. Такого мне ещё видеть не приходилось. Наконец, тело вернулось ко мне в подчинение. И я кинулся прочь от титана по направлению к мосту. Титан заметил меня, раздался ещё один рёв, а затем - тяжелые медленные шаги, по сравнению с которыми даже раскат грома казался не таким уж и страшным. От грохота этих шагов земля подпрыгивала, мешая мне быстро бежать. Мост оказался довольно крепким на вид, с металлическими столбами по обе стороны пропасти, содержащими внутри себя какие-то механизмы в виде вращающихся цилиндров. Только одна незадача: цилиндры внутри столбов быстро вертелись, и сам мост стремительно опускался, не падал, а именно опускался вниз по специально выбитым в скале жёлобам, на дно пропасти. Прямо в лаву. Да, теперь я уже видел, что это была лава.
   Спереди - пропасть, сзади - титан. Ловушка для Мессии! Вот чёрт, и впрямь! Кто, кроме человека, мог позариться на добавочный ствол? Нали не позарились бы, побоялись, и уж тем более не позарились бы скаржи, которые наверняка это и организовали. А о других расах или более-менее живых людях, находящихся по близости, я не слыхал. Так глупо попасться!
   Я обернулся. Титан на бегу благодаря непропорционально длинным, чуть ли не волочащимся по земле рукам на ходу выбил несколько булыжников из почвы и швырнул ими в меня. Я отскочил в сторону и помчался вправо вдоль обрыва. Ещё несколько камней просвистело мимо. Я взбежал на предтронное возвышение и укрылся за ближайшим столбом. Раздался громкий удар, на голову мне посыпалась галька - титан попал одним из камней в столб.
   -- Сейчас я тебя!.. -- сказал я, всыпая в шрапнельник немного снарядов.
   Первый выстрел титан словно бы и не заметил. Он просто мерно шагал на меня, время от времени швыряясь камнями. Поняв, что укрываться здесь долго нельзя, я побежал к следующему столбу, держась так, чтобы между мною и тварью находился первый столб. Удалось. Я сидел, отдыхиваясь, за следующим столбом. Осторожно выглянул и увидел такую картину: титан, дойдя до того столба, обхватил его руками. Затем, не найдя меня там, издал разочарованный рёв и стал оглядываться. Я тихонько прокрался за трон, найдя его наиболее подходящим местом для укрытия. Место за троном было в тени, поскольку в нише никаких источников света не было, а на пути света от внешних источников стоял сам трон. Сидя в этой тени, я задумался о своей горькой судьбинушке. Вот это я влип! Что же делать? Моста нет, титан наступает на пятки... В панике, я осмотрелся. И увидел рычаг. Он находился прямо на спинке трона. Действительно, если это и в самом деле то, что я подумал, если мост можно как-нибудь поднять и это - рычаг от моста, то почему бы ему не располагаться где-нибудь здесь, возле главного таможенника? Недолго думая, я рванул его до упора вниз. Со стороны моста раздался скрежет, заработали те самые цилиндры. Титан тоже обратил на звук внимание. Он настороженно уставился на мост. Я практически слышал скрип его мозговой извилины, работающей в унисон со скрипом моста. И тут он что-то заподозрил. Он встал и направился к трону. Да, всё, теперь это место мне не укрытие.
   Я тихо отошёл в дальний угол тронной комнаты, держа трон между собой и громилой. Затем я выстрелил в стену из шрапнельника с таким расчётом, что шрапнель от стены отрикошетит в титана. Титан оскорблённо взревел и решил заглянуть за трон с той стороны, откуда прилетела шрапнель, а я тем временем выскочил с другой и побежал во весь дух к поднимающемуся мосту. Медленно-медленно титан развернулся, взревел и погнался следом. И опять, как в начале. Грох-грох, топ-топ. А мост ещё поднимался. По грохоту земли я угадывал, когда титан сгребёт камень, чтобы швырнуть в меня. И в последний момент отпрыгивал в сторону. В мою пользу было тупоумие титана, что даже и не пытался кинуть камень на упреждение немного в сторону, а швырял только строго в меня. Благодаря чему я, хоть и с большим трудом, но уходил от каменной атаки.
   Когда я достиг края пропасти, мост ещё не поднялся. Я обернулся и увидел, как титан уже почти настиг меня. С громкими ругательствами я сиганул вниз, на поднимающийся мост. Высота была около трёх метров, поэтому, чтобы смягчить падение, я согнул при ударе о поверхность ноги, приняв часть этого удара на руки, которыми упёрся в поверхность моста. И обезумел от боли. Поверхность моста была крепкой, но не теплостойкой! Она была всё ещё раскалена. Ожоги второй степени. Я вскочил, крича во всё горло, прыгая по мосту.
   Каким-то чудом мне удалось не потерять голову от адской боли. И я, стиснув зубы и придушив крик, повторно рвущийся из горла, решил, что скоро будет хуже. Вот сейчас меня догонит титан!.. Мост медленно поднимался, а я бежал к противоположному краю. Слыша позади рёв. Мост содрогнулся. Титан тоже не стал дожидаться, пока мост поднимется. Мост был невероятно крепок, приняв на себя столько упавших тонн. И теперь мост дрожал от шагов этих самых тонн, от шагов титана. Хорошее же в этом было то, что теперь ему нечего в меня кинуть - мост чересчур крепок, чтобы его разломать на метательные снаряды. Мосту до верха оставалось подняться с полметра. И в этот момент я был уже у края. Я запрыгнул на твёрдую поверхность. И тут же увидел на левом опорном столбе моста рычаг. Такой же, как и за троном.
   -- Пока, придурок! -- крикнул я титану, что мерно продолжал шагать вслед за мной и начал протягивать ко мне лапу. А затем я дёрнул рычаг. Секунду показалось, что ничего не происходит. Что я пропал.
   Но затем мост резко рванулся вниз. И титан вместе с ним. Через некоторое время раздалось шипение и яростный рёв, резко оборвавшийся.
   Я сидел у края пропасти, приходя в себя. Противоожоговая мазь ещё осталась, и поэтому мои ладони были уже более-менее в порядке.
   "Что ты тут делаешь? -- раздалось внезапно. -- Ты уже должен был бы быть на полпути к Вечнодымящему Утёсу!"
   -- Козёл! -- сказал я в ответ. -- Кто сказал, что тут нет никакого поста?
   "А что тут произошло?" -- сказал он вроде как озадаченно.
   -- Что, что! Чуть не сдох я, вот что!
   Я встал и пошагал по тропе, ведущей от моста дальше, в горы, и во время ходьбы вкратце ему поведал о минувшей схватке с Таможенником, как я прозвал этого титана.
   "Откуда я знал, что этот гигант здесь не украшения ради, и что ты полезешь за дополнительным стволом! -- сказал он, оправдываясь. -- Я думал, двух предыдущих стволов тебе хватит..."
   -- Думал он, -- проворчал я. -- Думать надо, в сортире сидя. А тут надо действовать.
   "А я что, по-твоему, сложа руки сидел? Я, между прочим, вёл разведку. Да тебя, как дитё малое, оказывается, оставлять самого нельзя".
   -- Молчи уже! Бог нашёлся. А сам даже защитить своих поклонников не может. Прибегает к услугам одного начинающего Мессии!
   Таким образом, препираясь, мы дошли до конца тропы. Ущелье перекрывало каменное здание с огромной дверью. Дверь в самый раз для нали.
   -- И что дальше? -- спросил я.
   "Входи", -- ответил бог.
   -- Ну хорошо.
   Внутри была всего одна комната с двумя дверями. Одна - та, через которую вошёл я, и другая - напротив. А ещё в комнате было несколько лавочек и две каменные ванны с водой, пополнявшиеся водой из фонтанов в форме статуй, вода у которых стекала в ванны прямо изо рта.
   -- Что это такое?
   "Это преддверие Вечнодымящего Утёса, святого монастыря нали. Здесь путники могут отдохнуть и привести себя в надлежащий вид, прежде чем являться во двор Святого замка".
   -- Интересные у вас достопримечательности, как я погляжу, -- усмехнулся я. -- Святой замок, монастырь.
   "Да, не без этого, -- мрачно сказал он. -- Но это что! Вот главная местная достопримечательность появилась у нас совсем недавно. И пробудет, к счастью, недолго. Ты открой следующую дверь - сам всё увидишь..."
   Я ринулся к дверям и навалился с прыжка плечом, буквально выбив их наружу. Створки распахнулись, чуть не прибив нали, стоявшего по ту сторону. Нали испуганно отскочил, но на него я не обратил ни малейшего внимания. Меня целиком поглотила другая картина.
   На вымощенной камнем площадке перед входом, возле большого деревянного налийского креста лежали тела. Трупы остатков экипажа с "ИСВК". Это было видно с первого взгляда по их комбинезонам. Не знаю, сколько их было всего и сколько осталось в живых, но команды больше не существовало. Если кто и остался, так это одиночки или пленённые скаржами. Всё это я выяснил, в течение пяти минут роясь по их карманам. Бой продолжался недолго. По правде говоря, даже боя никакого не было. Их взяли спящими. Уставшие люди, пытающиеся оторваться от преследования сзади и избежать засад впереди, они, то ли считая себя в безопасности, то ли настолько обессилели, что совершенно не позаботились о часовых.
   Среди погибших отыскалась и Татьяна Зимна, которую я знал только по нескольким отчётам, прочитанным на "ИСВК".
   "Старший офицер-медик Татьяна Зимна, ИСВ-Кран.
   В поисках похитителей Киры мы достигли этого прекрасного монастыря на озере каньона. Сегодня мы остановимся у этого распятия и продолжим завтра".
   Что там бог говорил про монастырь? Ладно, сейчас увидим, что это. Распятие? Она, наверное, имела в виду крест. Ну да! Точно! На них же скаржи налийцев и распинают. Припоминаю, когда-то, в древности, так же называли и наши кресты. Татьяна была образованным человеком. Наверное, за отсутствием капитана, который, похоже, погиб где-то ранее (у меня не было времени вглядываться в каждый встречный труп), Татьяна взяла руководство на себя. Ну, может быть, поделив его со старшим офицером охраны.
   "Старший офицер охраны Сергей Дубров, ИСВ-Кран.
   Мы идём по горячим следам скаржьей спецгруппы, что захватили Киру у Солнечного Копья. Они направляются на север, прямо к синим электрическим штормам, которые возникают время от времени на горизонте".
   Однако кто бы там ни был руководителем, он не позаботился достаточно о безопасности группы. Они всё равно были обречены, но так бы у них оставался пусть маленький, зато шанс хотя бы одну вражину прихватить с собой. А там, глядишь, кто-нибудь и удрал бы.
   В том, что все здесь, сомнений не возникало. Их взяли спящими, если бы хоть кто-то спасся, он, по крайней мере, до этого попытался бы их разбудить. А поскольку всё говорит о том, что никто так и не проснулся, значит никто и не ушёл.
   Тем временем нали забеспокоился. Он стал что-то мне говорить, делая рукой приглашающий жест. Пойдём со мной, говорил он.
   "Иди за ним, -- сказал бог. -- И поторопись. Время истекает. Истекает кровью".
   От его слов повеяло холодом. Я без лишних вопросов двинулся следом за новоявленным проводником.
   Он привёл меня к двум башням, между которыми было нечто напоминающее откидной мост, только этот мост был прикручен к башням вверх ногами. Нали нажал на рычаг - и мост откинулся вверх, открывая взору длинную прямую дорогу к подобным воротам впереди.
   Нали двинулся вперёд, я - за ним. И тут я увидел, что эта дорога проходит отнюдь не между скалами.
   -- Ни черта себе! -- вырвался у меня возглас.
   Эта дорога на самом деле оказалась огромным мостом над глубоким ущельем. Мост по бокам ограничивался каменными стенами, но оттуда, где стен не было, я сумел увидеть небывалую красоту. Там, далеко внизу, дно ущелья было заполнено водой. Само ущелье было громадным, заставлено множеством камней и отвесных скал. Вода озера на дне ущелья отливала зеленоватым цветом. Интересно, как она там удерживается? Там или нет никаких водостоков, или, что более вероятно, они настолько маленькие, что с каждым следующим дождём вода поднимается на прежний уровень. Если бы водостоков не было, то думаю, уровень воды достиг бы предела. Хотя кто знает? Может быть, он и был на самом верху, а потом опустился до таких низин.
   На верху одного из краёв ущелья я заметил что-то. В прицел снайперской винтовки я увидел, что это крест. А на нём бьётся в последних предсмертных усилиях нали. Очень интересно! Скаржи, должно быть, воспользовались летательным аппаратом, чтобы взгромоздить его туда, аж на верхушку этой горы. Зато теперь он служит показательным примером для других нали.
   "Убей его", -- попросил бог.
   -- Что? -- не понял я.
   "Он всё равно не жилец. Уже умирает. Убей его".
   -- А тебе, случаем, от этого дурно не станет?
   "Станет. Но мне больно смотреть, как он мучается".
   -- Нет, у меня есть другой план, -- сказал я, тщательно прицеливаясь.
   Первый выстрел был удачен. Рука нали освобождённо обвисла вдоль тела. Я заметил прежде, что скаржи распинали пленников гвоздями, но сейчас они поскупились на гвозди, обойдясь всего лишь верёвками. Действительно, зачем утруждаться гвоздями, если на ту скалу никто не заберётся? Ноги не были привязаны, а так бы я именно с ног и начал. Следом была освобождена вторая рука. Эх, нали, нали, на фига вам четыре руки? Сейчас бы уже был свободным.
   А вот с третьей рукой мне, а вернее - нали немного не повезло. Всплеск крови из разбитой конечности, которая была левой верхней. Возможно, дикий крик, но я на таком расстоянии не услышал. Чёрт! Нали бессильно повис на оставшейся руке. Я прицелился, постаравшись успокоиться, чтобы руки не дрожали. Затем выстрелил в последний раз. Нали упал на камни.
   -- Передай ему привет, если выживет, -- сказал я богу.
   "Передам, не беспокойся. Он выживет, я уж позабочусь. Ну ты, Мессия, дал!" -- восхищённо сказал бог.
   Я продолжил путь по мосту. Нали-проводник привёл меня к следующим воротам, сам отошёл на боковой балкон, с которого можно было также полюбоваться окрестностями. Через мгновение ворота стали подниматься.
   Вот тогда я и увидел сам монастырь. Длинная широкая дорога, продолжение моста, вела к нему. Это была крепость, стоящая на плоской вершине скалы, а скала в свою очередь находилась по колено в озере ущелья. Дымящийся Утёс. Или Вечнодымящий? Какая разница! Это и в самом деле выглядело внушительно.
   Одинокий громадный замок на самом острие иглы посреди пустого пространства каньона. А ещё дальше, на некотором расстоянии, со всех сторон смыкаются горы...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   0x08 graphic
   Вокруг скалы с монастырём я заметил кажущуюся отсюда тонкой, как паутинка, рельсу, обхватывающую скалу петлёй. Именно рельса. Что ещё может вот так проходить, крепясь к скале такими же по толщине рейками?
   -- Как там со скаржами? -- на всякий случай уточнил я.
   "Скаржи сейчас по горло заняты трофеями, захваченными на "ИСВК", -- незамедлительно последовал ответ. -- Но лучше поторопись и уйди с открытого места. Мало ли, может кому из скаржей приспичит..."
   Я бегом преодолел расстояние, отделяющее меня от крепостной стены и громадных ворот. К несчастью, запертых.
   -- Куда дальше? -- отдыхиваясь, спросил я.
   "А, без разницы. Что в одну сторону, что в другую - расстояние одинаковое. Тебе сейчас главное - достичь кладбища. Там ты встретишься с моим подчинённым Не-Феком, который приведёт тебя к месту, где можно будет обновить запасы амуниции".
   -- Опять кладбище! -- простонал я, заметив, однако, что бог сказал "подчинённый". Нали он так раньше не называл. Хотя имя, вроде, налийское. Кто же это, интересно?
   Я пошёл вдоль стены.
   -- Что это хоть за крепость такая?
   "Я ж тебе говорил - монастырь. Это место - святое... Было когда-то. Тут жили монахи, священники. Это место было центром страны гор, культа Мессии. Они ждали этих времён, готовились тысячелетиями. И немного не дождались".
   -- Понятно, -- буркнул я.
   Я как раз проходил мимо креста, на котором был распят ещё живой, но уже безнадёжный нали. Я это определил по его внешнему виду. Перед крестом стоял ещё один нали. Он стоял и молился. Наверное, за упокой души.
   Возле нали стоял скарж. Очень было похоже на конвой, словно скарж позволил нали прийти сюда. Я слишком поздно его увидел, поэтому не успел спрятаться. Он меня заметил и выстрелил. Лезвие ударилось в паре сантиметров от моей ноги, которую я благополучно успел поднять, и унеслось. После выстрела он тут же спрятался за нали, и я придержал огонь. Хитро он, сволочь, сообразил! Не могу же я прострелить скаржа сквозь нали... Скарж пальнул в стену. Лезвие отскочило и полетело мне в голову. Я увернулся. Вот гад! Недолго думая, я вскинул снайперку, по-прежнему находящуюся в моих руках, и выстрелил навскидку. Пуля прошила плечо нали и попала скаржу, уже наполовину высунувшемуся из-за него, прямо в глаз.
   Нали упал, схватившись за плечо и истошно крича. Скарж отлетел к стене и больше не двигался. Замертво.
   -- Не хнычь, -- сказал я нали. -- До свадьбы заживёт, -- я добавил бородатую фразу.
   "Метко, -- одобрил бог. -- Даром, что навскидку".
   Я миновал стойла коров. Коровы и телята паслись на пространстве, огороженном невысоким заборчиком. Рядом была клетка с кроликами. Кролики баловались, играли друг с другом, скача по всей клетке, из-за чего писк был невыносимый, и я поспешил миновать это место. Видел какое-то строение по пути, стоящее внизу на отдельном островке в воде. Отдельно от монастыря. Я смотрел вниз и удивлялся. Высокое, тонкое. На его стене во всю её длину был выбит огромный налийский крест. Церковь? Да нет, это же сам по себе монастырь, зачем ещё тут и церковь? Тогда что это? Хотя, кто их знает, этих нали, может и церковь.
   "Давай в эту арку".
   Я повиновался незримому проводнику и оказался на кладбище. Унылый сворачивающий через десять метров прямой коридор, вдоль которого по обоим бокам каменной дорожки располагались могильные плиты, надгробия. Я прошёл до поворота. В конце коридора дорожка, по-прежнему ограниченная с боков надгробиями, упиралась в большой высокий саркофаг. Стоя на повороте, я мог озирать коридор от начала до конца. Никого не было.
   -- Ну и где ж твой подчинённый? -- спросил я.
   "Терпение, щас он придёт".
   -- Скорей бы. Сам говорил, торопиться надо...
   Моя речь оборвалась на полуслове. Я так и застыл с раскрытым ртом. А было от чего. Нали, что стоял прямо передо мной, был полупрозрачен. Я видел сквозь него, но в то же время и его видел. Причём, видел только наружность. Только то, что видят обычно, когда живое существо непрозрачно. Никаких внутренностей, там, сосудов, остатков пищи и так далее. Но не только это заставило меня распахнуть варежку до самого пола. Перед тем, как остановиться напротив меня, этот нали просто-напросто вышел из стены.
   "Знакомься. Не-Фек Дунис, бывший служитель Вечнодымящего Утёса".
   -- Бывший?
   "Ну да. Сейчас он, можно так сказать, немного неживой".
   -- Ага, -- только и смог сказать я.
   "Ну призрак он, да, призрак! И не такое бывает, поверь. Вон, кстати, его могила".
   В этот момент нали-призрак подошёл к одному из надгробий и склонил голову. Я стал рядом с ним, избегая на всякий случай касаться его, и поднёс переводчик к плите.
   "Здесь покоится служитель Не-Фек Дунис. 350-488"
   Я не поверил своим глазам. Манера записывать годы жизни нали была не чужда. Но сто тридцать лет? Я подошёл и посмотрел надписи ещё на нескольких могилах.
   "Служитель Не-Лин Гарас. 353-487"
   Надо же, почти одногодки...
   "Сын служителя Не-Лина Гараса. 380-390"
   Бедный парнишка. Отца похоронили рядом с сыном. Интересно, как наш век относится к их веку жизни? И вообще как наши года соотносятся?
   "Верховный жрец Де-Наша Задний. 255-480"
   Ну ни чего себе! Чем дальше, тем лучше...
   -- Бог, а бог! Скажи-ка мне, что означают эти циферки?
   "Годы жизни, естественно".
   -- Но... Такие большие промежутки!.. Наверное, земной год к местному как один к трём.
   "Ага. Нечто вроде. А на самом деле здешний год раза в полтора длиннее человеческого".
   -- Э-это... Это все нали такие живучие, или только священники?
   "Все. А что, что-то не так?"
   -- Меня давит огромная, злая, зелёная, толстая, бородавчатая жаба. У вас такой век, -- попытался пошутить я, -- а сами справиться не можете с маленькой проблемой!
   "Ха! -- скептически сказал бог. -- У скаржей век ещё длиннее, не переживай".
   А на одном из обелисков обнаружилась надпись, непохожая на прочие:
   "Только смотря на восходящее солнце, можно встретить новый день".
   Слова со смыслом. Возможно, главный принцип нали-священников. Во всяком случае, мне эти слова как-то были по душе, что-то в них было, только я не сумел понять, что.
   На саркофаге обнаружилась надпись.
   "Склеп. Это - последнее пристанище Верховного жреца Вечнодымящего Утёса. Вместе с ним захоронены, дожидаясь своего часа, артефакты, которые будет использовать Мессия в своём трудном странствии".
   Призрак подошёл к саркофагу и воздел руки к небу. В тот же миг крышка саркофага стала сдвигаться.
   -- Это что? Намёк, что мне туда?
   "Да. Заходи, не бойся".
   -- А выходи - не плачь, -- буркнул я, выискивая способ забраться наверх. Верхушка саркофага была на несколько метров выше даже головы нали-призрака. Чего уж говорить обо мне.
   А вот между саркофагом и стеной, невидимо для тех, кто войдёт в коридор, притаились ступеньки к самому верху. Я взошёл по ним и заглянул внутрь гроба. Пусто.
   -- А дальше что?
   "Влезай".
   Я подчинился. Глубины саркофаг был такой, что когда я стоял в нём, верхушка была мне по грудь. Некоторое время ничего не происходило. Затем дно дрогнуло и стало опускаться. Я, честно говоря, немного запаниковал. Возникли даже мысли, что меня хотят похоронить заживо. Что-то уж больно резко дно ушло вниз. И как бы в ответ на мои опасения бог сказал:
   "Не боись. Это всего лишь лифт в катакомбы".
   Опять катакомбы! Я застонал. Но тут заметил в стене, что быстро уходила вверх, нишу с двумя ящиками шрапнели. Рефлексы сработали быстрее меня, рука взметнулась - и патронов к артиллерии стало в моём рюкзаке на два ящика больше.
   Лифт опускался долго. Мало того, что ехал медленно, так ещё и на порядочную глубину меня забросил. Окончил он движение, доставив меня в зал. Типичные катакомбы. Горели недавно зажжённые факелы, освещая оранжевым светом стены из камня, низенький потолок. Во всяком случае, против тех помещений, где я привык шляться, потолок здесь был низковат. И довершала всё это небывалая доселе теснота. Кучами разные переходы, проходы ютились рядом с огромными гробами. Прямо перед носом вынырнул нали-призрак и подошёл к ближайшему гробу. Воздел руки - и крышка отворилась. Я поднялся по ступенькам к вершине и заглянул внутрь, ожидая, что меня опять хотят отправить куда-нибудь ниже. Но нет, там всего лишь лежал скелет нали, сжимавший в руках устаревшую модель шок-ружья. Рядом кучкой лежали патроны...
  

* * *

   Минут через десять я закончил. Выбор здесь был широкий. Кое-что давно устарело, кое-чего было у меня навалом. Но находилось и такое, что я не побрезговал положить себе в рюкзак. Могил было много. Инвентарь я себе укомплектовал по полной программе. Закончив с открыванием могил, призрак сел в позу медитирующего жреца и исчез. А я спокойно выбрался с помощью того же лифта на поверхность.
   "Ну как тебе местное гостеприимство?" -- хитро, как бы подмигивая, спросил бог.
   -- Нормально, -- я не особо разделял его веселье. -- Что дальше делать?
   "Иди наружу, на выход из внутренностей замка. К его воротам. Там будет скрытная тропка вокруг скалы".
   -- Понял, -- сказал я.
   С небольшими трудностями - сказалась плохая ознакомленность с местностью - я достиг ворот и, следуя указаниям бога, нашёл хитроумную тропинку. Она начиналась у края скалы, резко спускалась и шла по боку горы, огибая её и постепенно опускаясь вниз, так что увидеть её можно было, только подойдя к самому краю, что, ручаюсь, мало бы кому пришло в голову.
   Тропка в самом конце уже настолько опустилась вниз, что отверстие, к которому она меня привела, входило в скалу где-то посредине между поверхностью воды внизу и верхушкой этой скалы, на которой примостился монастырь. И я отсюда снова увидел интересное здание. Ту самую церковь-не-церковь. Навесная шпала проходила рядом с ней, а также от основной колеи отходило ответвление и поднималось куда-то в гору, заканчиваясь у отверстия в дальней скале, одной из стен этого ущелья.
   Тоннель, начинающийся от секретной тропы, вёл вглубь скалы. Стены его, пол и потолок были выложены жёлтым камнем, на стенах висели факелы, в общем, скучно не было. Даже один кралл встретился, что стоял и сторожил проход. Я ему быстро, чтобы без лишнего шума, снял голову со снайперки.
   Помещение, в которое я вошёл, было небольших размеров. Кое-где стояли бочки, слышался шум воды. Пара выходов в разные стороны. У стены - столик и два стула. Всё это выглядело, как вроде бы комнаты обслуживающего персонала, пардон, если древним языком, то служителей нижних частей замка. Один из выходов вёл в комнату, в которой было множество канализационных труб на разных уровнях, добраться до которых можно было по деревянным дорожкам, прокинутым то туда, то сюда.
   На сплетении дорожек стоял на страже ещё один кралл. Я прицелился из снайперки. Скарж бешеный! И так я трачу слишком много драгоценных редких патронов на всякую мелочь. Они недостойны! Я повесил винтовку на плечо и сунул руку в рюкзак, ища стингер.
   Кралл недолго сопротивлялся. Попытался в ответ пальнуть в меня из посоха, но я легко избежал зелёной медлительной кляксы. Спрятаться ему было на этих тонких досточках негде, поэтому через пару секунд он потерял равновесие и плюхнулся в воду внизу, больше не двигаясь.
   Я решил вначале осмотреть стол и то, что на нём лежало. Похоже здесь место временной локации этих стражей. На столе лежал кое-какой провиант (странного вида мясо синего цвета), какая-то зелень, игральные кости (а как же без них?), а также дневник одного из стражей. Он как раз был открыт на последней странице, прямо на листе лежала ручка - эдакое древнее чернильное приспособление, похожее на ту, которой я писал ответ Тиму на "Вортексе".
   "Походный журнал. Грорг племени Красной Руки.
   Со следующим полнолунием ожидаем большой поставки трофеев с космического корабля людей. К этому времени мне надо успеть починить электрическую рельсовую дорогу вокруг утёса. И это надо сделать быстро".
   Потом следуют всяческие размышления на тему кто сколько выиграл в кости, и что из этого следует. И немного дальше кое-что интереснее...
   "Меня уже воротит от того, как скаржи с нами обращаются. Вечно ходят туда-сюда и заставляют присматривать за их жалкими рабами. Мои солдаты устали от этого дерьма".
   Ого, похоже, какой-то кралльский начальник. Интересно, который из них, из тех, что я замочил? Или его вообще здесь не было, он куда-то ушёл?
   -- Говори, куда дальше-то идти? Небось, в трубы лезть?
   "Пока нет, -- ответил бог. -- В трубы ещё успеешь. Для начала надо бы вход на подземную базу отворить... Иди прямо".
   Второй выход выглядел точно так же, как и коридор, через который я сюда пришёл. Я осторожно двинулся по нему.
   -- Бог! -- тихонько позвал я. -- Ты бы помог, а? У меня чуть инфаркт не случился, когда я, заходя сюда, столкнулся нос к носу вон с тем краллом!
   Молчок. Бог опять где-то витает. Опять придётся самому.
   Я осторожно прошёл по коридору вперёд. Из-за поворота послышались голоса-ворчания краллов.
   "Ага!" -- подумал я.
   Одним глазом выглянул из-за угла. Я успел заметить, что коридор через несколько метров заканчивается, а дальше начинается какая-то другая комната. Прямо в проходе стоял кралл с посохом, время от времени отгоняя от себя мух. Ещё я успел заметить, троих краллов, что сидели кучкой и, видимо, кидали кости.
   Я немедленно спрятался обратно. Мне ещё повезло, что я правильно выгадал время, чтобы выглянуть, ориентируясь на голоса краллов. В этот момент страж отвлёкся, что-то через плечо отвечая игравшим.
   Эх, сейчас бы эту троицу ракетой! Но страж мешает. А если замочить стража, то эти разбегутся, превратившись в проблему.
   Пока я размышлял, страж, видимо, уставший стоять, вперившись в однообразную стену поворота, развернулся, чтобы понаблюдать за игрой, заодно сказав своим пару слов. Именно по этой его фразе я услышал, что он снова повернулся. А когда выглянул и увидел, что он развернулся к ним всем корпусом, то понял: вот мне и решение.
   Я подкрался к стражу. Вот почему он обернулся: в этот момент между игроками началась перепалка, и ему было любопытно посмотреть, что там случилось. Сжульничал, наверное, кто-то, или кому-то показалось, что жульничает, но они вдруг рьяно начали спорить. Не мешая им, я обхватил стража за шею, заткнув его пасть рукой, и утащил за поворот. Пара ударов... Не помогает. Зарекался же когда-то не нападать с голыми руками на этих молодчиков... Просто выхода иного сейчас не было. Я затащил его ещё дальше и принялся лупцевать. Они, гады, хоть и хлипкие на вид, может тело у них и слабее нашего, но дух - нет. Он отчаянно пытался сопротивляться. Долго я его охаживал прикладом ружья, пока он не свалился без чувств.
   Я надеялся, что краллы-игроки не заметили исчезновения товарища. Достал шестизарядник и пошёл быстрым шагом к ним. Выглянул из-за угла. Да уж, тут они бы, наверное, не заметили, если б я рядом прошёл. Краллы уже перешли на крики и взаимные тычки. Про стража никто не вспомнил. Быть может, решили, что заметил что-то странное и пошёл проверить. А может, просто пошёл в сортир или отправился чего-нибудь съесть или выпить... Один из краллов бесновался больше всех. Он дал по подзатыльнику каждому из товарищей. Один из этих товарищей за что-то виновато оправдывался перед первым. А третий злобно уставился на второго, что-то ворча. Сразу видно, начальник и подчинённые. Или аристократ, а это - солдаты его дружины, с которыми он отнюдь не брезгует пару раз перекинуться в кости. Близко к аристократической иерархии наших древних веков. Со скаржами всё немного по-другому. О скаржьем обществе после непродолжительных наблюдений я сделал выводы, что у них там равенство всех прав, но в данном случае на планете - обычные армейские отношения. Есть командиры, чьи приказы неукоснительно выполняются, но никто не является чьим-либо телохранителем. Каждый скарж, в отличие от краллов, сам по себе, и они, уверенные в своей силе и мощи, обычно сами за себя и стоят.
   В общем, мимо проходить я, конечно, не стал. Быть может, дело между краллами и дошло бы до драки, не вмешайся я. Ракеты врезались прямо в центр круга, образованный краллами. Те разлетелись в разные стороны. Шевелился только один, но недолго. Даже добивать не пришлось.
   Помещение, в которое я наконец-таки зашёл, представляло собой маленькую, но высокую, в два этажа комнату. Множество дверей вдоль одной стены делали её похожей на этаж какого-нибудь отеля, но, учитывая, что в древневековье никаких отелей быть не могло, а также, что эти массивные створки располагались практически впритык, у меня возникли ассоциации с тюрьмой. Хотя, на кой ляд монастырю тюрьма? Скорее всего, это - монашеские кельи. Я читал о таких. На второй этаж вела лестница. На этот раз обычная, из двух частей. Раньше мне попадались лестницы, что вели кругом вдоль стен, здесь же это было без нужды.
   Разумеется, такие массивные двери вряд ли открывались вручную. Так и оказалось - в углублении в стене я обнаружил рычаг. Точно, теперь я уверен, что это не тюрьма. В тюряге совсем не то что нет смысла, а даже опасно делать общий рычаг. Хочешь выпустить одного - выпускаешь всех. А так это - кельи.
   На столе лежал дневник надзирателя-кралла. Кстати, подумалось мне, один из игравших и был тем начальником охраны. А дневник надзирателя оказался довольно интересным.
   "Надзиратель Хранг племени Красной Руки.
   Мы поймали одну человеческую девчонку. Некоторые из моих солдат хотят позабавиться с нею немного. Думаю, это нормально. Надо хоть как-то поднять им настроение.
   Она пнула меня в последний раз".
   Наверное, та самая девушка, которую поймали ещё возле "ИСВК", на Солнечном Копье. Интересно, что же с ней случилось? Её, наверное, замучили до смерти или отправили куда-нибудь в более высокотехнологическое место для проведения опытов. Я перелистнул страницу.
   "Дорро должен мне 25000 золотых Паар. Отдаст по возвращении домой, -- уже не отдаст, подумалось мне. -- Он совсем не умеет играть в смертельные кости. Обыграть его - как конфету у человеческого младенца отобрать. И, кстати о людях: пора пойти ещё немного помучить эту уродливую людскую девчонку".
   Уродливая? Сами-то не первого сорта небось и по своим меркам. Я взглянул ещё раз в дневник, чтобы прочесть последнюю надпись, и обомлел.
   "Я не могу поверить!!! Эта девчонка сбежала! Один из этих дурацких налийских монахов, похоже, вывел её по туннелям. Я по уши в дерьме! Если капитан Дик'харот придёт и узнает, что я ей позволил удрать, мне точно оторвут хранг".
   Сейчас я, записывая это, задумался о слове "хранг". Почему переводчик не перевёл его? Может быть, кралл так назвал свои шпоры? Стоп, стоп! Что-то я не туда смотрю. Надзирателя зовут Хранг. Если ему оторвут хранг, тогда он останется без имени. Вот и разгадка.
   Но в тот момент никакие хранги и краллы меня не волновали. Записи в дневнике на этом обрывались. Так вот о ком бог намекал всё это время, вот куда он постоянно отлучался и куда он исчез сейчас. Девушка жива!
   Я кинулся к рычагу и рванул его на себя, чуть не вырвав с мясом. Двери с громким скрипом и стуком отворились. Я пробежал по первому этажу, заглядывая в каждую камеру-келью. Что если они её снова поймали? Размером они были что-то вроде два на два метра и в высоту около трёх с лишним метров. Голые каменные стены. В такой посидеть денёк - и радикулит. В первой лежал, раскинув руки, мёртвый нали. Вторая была пуста, в третьей, на полу сидел ещё живой нали. Увидев, впрочем, что в дверях стоит не кралл и не скарж, нали моментально ожил, вскочил и вышел из камеры. Он позвал меня с собой, устремляясь к лестнице на второй этаж. Я туда не спешил, решив проверить остальные камеры. Во всех остальных было пусто, и только ещё в одной лежал второй мёртвый нали.
   Живой нали настойчиво махал рукой, приглашая меня за собой. Я рванул наверх, чтобы осмотреть верхние кельи. Вместе с нали мы забежали на второй этаж. Я кинулся боком мимо камер, заглядывая в каждую. Все камеры, кроме одной были пусты. В той единственной лежал ещё один мёртвый нали, у которого остановился выживший нали, показывая мне на него. Но я пока не стал заходить в ту камеру, поскольку кое-что заметил в самой последней камере. Там был выбит кусок стены и прорыт узкий туннель. Я прошёл по туннелю. Сколько же времени понадобилось, чтобы выкопать его? Он был очень длинный. Трудно было оценить, стар он, или нет, поскольку из стен его росли растения с большими листьями, что затрудняли перемещение по нему, но я совершенно не имел понятия о местном растительном мире. Эти растения могли вырасти и за год, и за век. Туннель шёл горизонтально, местами извиваясь, пока не оборвался. Он оканчивался тремя толстенными решётками. А где-то внизу далеко за ними виднелась вода. Интересно, кто же его прорыл? Какой-то псих-нали, который предпочёл смерть покорному сидению в камере? А может, он и не разбился? Хотя, с такой высоты упасть - это не сказка. С той поры проход перекрыли, поэтому сбежать этим же путём не получится. Если девушка пыталась сбежать именно так, то сомневаюсь, что я ещё увижу её живой. Но решётки недаром здесь. Они не выглядят новыми, значит, никто давно уже отсюда не сбегал. И вообще, мелькнула шальная мысль, нали или скаржи могли специально прорыть этот туннель, сажая сюда в камеру самых буйных, чтобы немного поиздеваться над ними. Каково видеть свободу, но не иметь возможности выйти? С другой стороны, может наоборот, сажали туда наименее провинившихся, давая им шанс дышать свежим воздухом.
   Я подошёл к камере, у которой стоял нали. Я вошёл внутрь и посветил фонариком. Было чертовски темно. На что-то этот нали хочет обратить моё внимание... Я окинул светом тело нали и обнаружил зажатую в его руке бумажную книгу. Неужели дневник? Я взял его и поднёс переводчик. Переводчик пикнул и автоматически подсветил свой экран с переводом, справедливо полагая, что в такой темени хозяин ни буквицы не разглядит.
   "Я чувствую себя нехорошо. Мой кашель всё хуже и хуже, и эта тёмная клетка только ухудшает положение. Я только надеюсь, что мой брат сможет скрыться в тайном месте нашего детства, в стоках. Оттуда он сможет попасть внутрь монастыря".
   Запись аккуратно дописана, хоть и немного криво, но это понятно: как нормально можно было написать что-то в такой тьме? Но никакого продолжения не следует. Тайное место детства - стоки. Ага, значит, девушка скрылась не через тот туннель из камеры.
   И всё равно, какое-то чувство недоговорённости. Где же этот гад, бог? Я повёл фонариком вокруг. Осмотрел пол, затем провёл по стенам. И вот оно. Очень крупными буквами, похоже, на ощупь, на правой стене вырезана надпись.
   Переводчик сначала был слегка смущён немного необычными размерами, но разобрался. В итоге вот что я прочитал:
   "Мой брат Крип - в клетке подо мной. Мой второй брат удрал через водный тоннель под лестницей. Они принесли в жертву моего лучшего друга Яра за побег Круна".
   Водный туннель под лестницей. Ага! Кралл говорил, что, возможно, какой-то нали вывел девушку через туннели. Скарж их побери! Если на этой грёбаной планете остался хоть один живой человек, кроме меня, я его найду!
   -- Крип? -- спросил я нали, припоминая, из какой клетки он выбрался.
   Тот кивнул. Затем указал пальцем вниз, в сторону лестницы.
   -- Угу, понял, -- сказал я. И пошёл вниз по ступенькам. Нали остался стоять.
   Я спустился на первый этаж. Зашёл за лестницу. Под лестницей было, чего я раньше не заметил из-за слабого освещения и громадности лестницы, озеро воды. Пол обрывался, а дальнейшее пространство, прямоугольник метра три на пять, было залито водой. Вода была прозрачной, чистой. Я мог видеть дно. Было глубоковато. Во всяком случае, глубина была больше моего роста. Это я выяснил, упаковав всё своё снаряжение в рюкзак и прыгнув в воду, чем вызвал тучу брызг и небольшие волны. Где-то здесь должен быть подводный туннель. Я огляделся и заметил то, что было закрыто лестницей от глаз любого, стоящего вне воды. Прямо под лестницей был привязан руками к стене нали. Он висел по пояс в воде и не двигался. Похоже, висит достаточно долго. Наверное, это и есть бедняга Яр, или как его там. Скаржи и краллы не церемонятся особо с пленными...
   Я нырнул под воду и попытался хоть что-то разглядеть в стенах. В одном месте, на самом дне, почти рядом с казнённым нали что-то темнело. Я подплыл к этому месту, ощупал. Точно. Большое отверстие, как раз впору, чтобы пролез нали. Я вынырнул, отдышался. Затем вспомнил, что у меня есть акваланг. Достал его и хотел, было, напялить на себя, но тут заметил, что мигает красная лампочка на корпусе. Практически вышел запас кислорода. Ну и ладно. Я отшвырнул акваланг в сторону. Всё равно его заряжать негде. Затем я вобрал в лёгкие побольше воздуха и нырнул. Нащупал отверстие и втянул в него своё тело. Припомнилось, как несколько дней тому вот так же искал вход в храм бога Чизры.
   Точно так же я плыл через бесконечно тянущийся коридор. Одно только добавляло мне уверенности: если девушка и впрямь удачно сбежала (а к чему тогда странное поведение бога?), то я тоже сумею. Бежать-то ей всё равно было некуда, кроме этих туннелей.
   Тем не менее, я почувствовал, что задыхаюсь. Туннель был прямой, как стрела. Он вёл куда-то под уклоном вверх. Но всё же он был слишком длинен. Рассчитан-то он на нали. И когда во тьме тоннеля откуда-то сверху вдруг ударил луч света, я, не раздумывая, рванул наверх, захлёбываясь хлынувшим в лёгкие воздухом.
   Я огляделся. Комната, куда я попал, была довольно просторной. Она не имела ни окон, ни дверей. Единственными выходами из неё были колодец с водой, через который я попал сюда, да мрачный тоннель, выходящий из одной из стенок. Вот уж воистину убежище!
   Здесь была одна кровать, стол с едой. В углу были свалены мешки с продовольствием, в чём я убедился, осмотрев их. На стене прямо у колодца была выведена крупными буквами надпись. Я направил на неё переводчик.
   "Верь и никогда не отходи от своих убеждений. Только душа, которая верит несмотря на трудности, будет возвышена, когда Спаситель сойдёт с небес".
   Похоже, девиз здешнего места. Мне в голову внезапно ударила мысль. Возникли ассоциации между местной, налийской, религией и древней земной по названию "христианство". Там тоже был свой спаситель, мессия. Быть может все эти штучки с воскрешениями, превращением воды в вино и прочее, о чём толкуют легенды и мифы, было всего лишь ловкими техническими фокусами, а сам мессия - тоже не совсем местный, как и я здесь? Интересная мысль...
   Первым делом я исследовал трубу. Если девушка была здесь, вероятно, она покинула это помещение через эту трубу, если, конечно, там есть выход. Оказалось, нет. Труба была глухим тупиком. В самом конце лежал труп. Это был нали. Наверное, и есть сбежавший из тюрьмы монах. Отчего же он умер? Не могу сказать точно, ничего толком не видно в этой трубе, темнотища, а тащить тяжёлое тело наружу или тратить батарейки фонарика как-то не хочется. Да и не всё ли равно! Я обыскал его, надеясь обнаружить дневник. Надежды оказались не напрасны, я нащупал в складках одежды нечто похожее на книгу и выудил его наружу. Вышел на свет.
   "Личный дневник Круна. Я очень осторожен, каждый раз пробираясь в монастырь через водные тоннели. Я пометил путь, ведущий внутрь монастыря, крестом, другой тоннель ведёт к кельям, в тюрьму, где они всё ещё держат моего брата".
   Крестом? Я подошёл к колодцу и глянул вглубь. Там же вроде бы был один туннель. А, вот в чём дело. Я, плывя под водой, быстро рванул вверх, завидев свет, поэтому не увидел, что туннель ведёт не только вверх, но и вниз. А сейчас я заметил, что на дне колодца, там, куда уходит продолжение тоннеля, и впрямь лежит большой деревянный крест, из тех, что нали ставят на могилы. Сбоку в стене, немного выше, я заметил чёрный провал - туннель, откуда я приплыл сюда.
   И кстати насчёт того, что то были кельи, приспособленные под тюрьмы, я оказался, похоже, прав.
   Убедившись в наличии предполагаемого пути внутрь монастыря, я продолжил чтение дневника. Особенно меня интересовала информация о выжившей девушке, однако я не забывал и другие полезные сведения.
   "Я тут прятался, похоже, с месяц. Скаржи, которые захватили наш монастырь, продолжают вывозить украденные голубые кристаллы и другие странные механические устройства, используя свои светящиеся сани. Я боюсь, они найдут меня".
   А нали-то, оказывается, более продвинут в интеллектуальном плане. Не пишет "демоны с небес", а именно "скаржи". Странные механические устройства - это должно быть груз с "ИСВК".
   "Я увидел нечто интересное! Прошлой ночью я выбрался из своего тайного места и по трубам проплыл в тюрьму. Они поймали двурукую девушку. Сержант кралл получил от неё ботинком по зубам, когда тащил её в камеру. Ха-ха, я только могу посмеяться над их тупостью".
   Девушка, оказывается, боевая. Я улыбнулся. Иначе она бы просто не сбежала. А так, быть может, у неё получится.
   "Девушка, которую они поймали, скоро будет казнена. Я не могу позволить этому случиться! Как бы глупо это ни звучало, но я попытаюсь вытащить её из тюрьмы через наши секретные пещеры. Оттуда она сбежит в колокольню ещё до рассвета".
   Картина прояснилась. Конечно, нали сделал поспешные выводы, спору нет. Никто не собирался казнить девушку. Скорее всего, её забрали бы на флагман или куда-нибудь ещё для изучения и проведения экспериментов. Второе, что я понял, это то, что нали по имени Крун действительно был убит, когда поставленные на голову краллы бросились на поиски сбежавшей пленницы. Затем они, похоже, успокоились и вернулись поиграть немного в кости, за чем и застал их я. Ну и третье, насколько я понял, она сбежала совсем недавно. Может, несколько часов назад. Рассвет только-только занимался.
   Теперь надо бы попасть в монастырь. Я набрал побольше воздуха в лёгкие и нырнул обратно в туннели.
   Быстро достигнув дна, я оттолкнулся от стенки и поплыл изо всех сил вперёд. Плыть, однако, оказалось недолго. Из туннеля я вырвался в огромный водный резервуар в форме цилиндра. Ещё один колодец, только более просторный. Плыть не надо, а вот всплыть я могу и не успеть. Я заработал руками и ногами, выжимая всё что только возможно из своего тела, стремясь вытянуть всю эту груду костей, мяса, одежды и снаряжения, облегчённого, на моё счастье, антигравитатором, на свежий воздух до того, как кислород в моих лёгких превратится в нечто невкусное под названием углекислый газ.
   Напрасно я испугался. Всплывать, поддерживаясь восходящим потоком воды, было легко, и вскоре я вновь мог вздохнуть свободно.
   Я оказался в окружённом четырьмя стенами пространстве. Колодец, из которого я вынырнул, скорее всего, судя по внешнему виду, имел функцию умывальника или чего-то ещё, связанного с водой. Колодец есть колодец.
   Над ним висел выходящий из стены пересохший и проржавевший сток воды с жёлобом. Вот вам и умывальник. Плачевное состояние.
   Это место было как бы вне здания. Крыши не было, высоко в звёздном небе я видел парящих птиц.
   Я вошёл, вернее вышел, через дверь и оказался в высоком помещении. Нали, что увидел меня, тут же кинулся за находящуюся тут же винтовую лестницу, махая мне рукой. Я поспешил за ним. Он указал мне на сваленные в углу деревянные ящики, в которых я нашёл несколько патронов к лезвиемёту. Скаржий груз. Забыли, наверное, его здесь. А может, просто оставили, чтобы потом как-нибудь воспользоваться. Мне-то всё равно, я нагрёб лезвие-пачек полные карманы и ушёл счастливый. Нали показал мне на винтовую лестницу. Я правильно понял его приглашение и стал подниматься наверх.
   Соседнее здание, в которое я попал через проход наверху, оказалось церковью. Вернее, мальнькой церквушкой. Конечно, как же иначе без церкви в монастыре-то! С балкона наверху я обозрел помещение. В общем-то, и смотреть особо было не на что. Несколько факелов, да громадный крест у дальней стены, возле которого стоят двое нали с молитвой. Я сошёл по ступеням вниз. На звук моих шагов нали обернулись. Они некоторое время смотрели на меня, затем, видимо, признав во мне Мессию, кинулись в разные углы церкви. Я уже привык к таким фокусам и потому стоял спокойно ждал, что же они мне преподнесут. В каждом из углов церкви оказался тайник. Нали открыли дверцы в, казалось бы, цельных стенах. Один преподнёс мне пояс-поле, которое оказалось как раз кстати. Второй - шок-ружьё и патроны к нему. Второго шок-ружья мне нужно не было. Из патронов я взял, чтобы не обижать нали, одну обойму. Своих хватало сверх меры.
   Выходом из церкви служили большие оббитые железом деревянные двустворчатые двери. Я навалился на них, пытаясь открыть. Нали подоспели, помогая. С их помощью створки чуть сдвинулись, и я протиснулся в образовавшуюся щель, решив, что для меня как раз хватит.
   Я оказался на внутреннем дворе монастыря, как раз перед главными воротами. По левую руку виднелась башня главных ворот, что я узнал, прочитав вывеску над входом. Также там была дверь, ведущая к винтовой лестнице, через которую я и попал в церковь. Признаться, попытайся я войти в церквушку с этой стороны, я бы просто не сумел сдвинуть с места створки.
   По правую руку от выхода из церкви находился какой-то интересный дворик. Я прошёл под аркой и увидел спуск куда-то вниз, местами обставленный ящиками с четырьмя чётко вырисованными буквами "ИСВК". Прямо между мной и ступенями стоял скарж-солдат в боевом облачении. Вот тут поле мне пригодилось как нельзя вовремя. Схватки со скаржами-солдатами - это не шутки. Немного поля сразу же у меня поубавилось, прежде чем голова скаржа упала на пыльный каменный пол.
   Я пошёл вниз по ступеням. Они вели куда-то глубоко вниз. В подвалы, что ли? Несколько лестничных пролётов в кромешной тьме. Затем я вышел на свет. Действительно, подвалы. Я стоял на площадке, с которой мне был хорошо виден нижний этаж. Вниз можно было спуститься на платформе, что находилась неподалёку. А внизу, на пять метров ниже моего теперешнего уровня, я увидел что-то весьма смахивающее на скаржий пульт. Он был отгорожен электрическим барьером, у которого стоял скарж. Странно смотрелся этот пульт. Здесь, среди древних каменных стен и старинных фресок модернизированная технология...
   Скарж, что, по-видимому, охранял пульт, стоял, не замечая меня. Он смотрел строго вперёд, а задрать голову вверх ему пока на ум не пришло. Неосторожное движение - и скарж смотрит в мою сторону. Не теряя зря времени, я вскинул ранее приготовленное мною шок-ружьё и ударил по курку. Скарж даже не успел толком испугаться. Толчок лучом в грудь - и он делает два шага назад. Прямо в лучи электрического барьера.
   Скаржа разорвало на части. Окровавленные куски мяса разлетелись по всему помещению, разливая брызгами кровь по и без того уже покрытому пылью и грязью полу. Я сглотнул. Впечатляющее зрелище. Барьер почти такой же силы, как и на "ИСВК".
   Барьер представлял собой серьёзную проблему, но я очень хотел добраться до пульта. Наверху, примерно на той же высоте, где находился и я, вдоль стены шёл маленький карниз. Где стена заканчивалась, карниз переходил в балку, идя прямо над барьером. Я умудрился взобраться на этот карниз и пробраться по нему прямо на балку. Если изнутри, с пульта, нельзя снять барьер, то мне будет плохо. Останусь, как в зоопарке, скаржам на загляденье. Эх, была не была! Я спрыгнул вниз, постаравшись не переломать себе ноги. Затем я взглянул на пульт. Мне, как всегда, повезло. Действительно, отключить отсюда барьер можно. Остальное, правда, совершенно мне не нужное.
   "Гидролазерная контрольная станция", -- гласила надпись в заглавии менюшки пульта. Угу, понятно тогда, что это за пульт.
   "Станция энергообеспечения грузовой транспортировки: гидроэлектрическая вагонетка - выключена. Для включения требуется открыть статические разгрузочные узлы наверху колокольни".
   Я нажал на кнопку лучей барьера. Лучи барьера исчезли, и я шагнул, было, наружу...
   "А, вот ты где!" -- прозвучал голос.
   -- Где ты лазишь? -- сказал я недовольно. -- Меня чуть тут не замочили!..
   "Погоди, не до того сейчас. Тебе срочно нужно попасть в колокольню".
   -- Что там такого важного? -- я внезапно вспомнил, куда, по словам мёртвого ныне Круна, должна была убежать пленённая скаржами девушка. -- Это то, о чём ты мне говорил? Сбежавшая от скаржей девушка там?
   "Догадался уже, значит. Да, это она. Это именно из-за неё я в последнее время так часто исчезал. Помогал ей совершать побег. И ты должен поспешить, если хочешь застать её живой. Поисковый отряд скаржей недавно выступил в поход. А ты сам знаешь, что она будет сопротивляться до последнего - такова уж теперешняя натура всех людей. Поэтому для скаржей в силу вступит закон: если нет возможности взять цель живой - убей её".
   -- Да, знаю. Что теперь?
   "Теперь иди наверх, из монастыря. Возвращайся в подземелья, там, где выход к множеству канализационных труб. Через сеть канализаций можно попасть в колокольню".
   -- Опять эта хренова колокольня! Да где она вообще находится?
   "Ты её видел. Такое тонкое высокое здание на обособленном островке".
   -- А-а! Угу, как же, помню...
   "Только не забудь вырубить гидролазеры у гидроэлектрогенератора".
   Ох и название, пробурчал я, выискивая нужную кнопку. Наконец нашёл и нажал. Потом на платформе выехал на верхний этаж и пошёл обратно по ступенькам наверх, прочь из подвалов.
   Когда я вышел на главный двор монастыря, бог указал мне на башню главных ворот. Он объяснил, что быстрее всего добраться до канализационных труб можно, идя по спуску вниз по направлению к кельям. Там, где я раньше ходил. Поэтому, конечно, быстрее и легче было бы открыть ворота и выйти наружу, что я и сделал. Я зашёл в башню. Механизм открывания ворот, как я уже понял, находился наверху. Понятное дело, чтобы видно было, кого там к нам, в монастырь, черти несут. Башня была высокая, благо, лифт имелся. На нём я поднялся до самого верха. С верхушки башни через окна я сумел оценить открывшийся моим глазам вид. Видно было очень далеко во все стороны. Хорошее место как с точки зрения красоты, так и с прикладной точки зрения: просматривалась практически вся территория монастыря и все подходы к нему. Видно было и внешнее пространство перед воротами. Замечательно, конечно, что механизм здесь, наверху. Эта башня скорее всего служила караульной. Вдруг кто идёт недружелюбный, караульный сразу же сам закрывает ворота. А иначе это выглядело бы следующим образом. Он кричит вниз: "Враг идёт!" А снизу ему лениво: "А сколько его?" Или вообще другой вариант: нет ответа. Тогда он очертя голову кидается вниз и бежит по ступеням или, в случае лифта, ждёт, пока платформа доедет до самого верха, чтобы он на неё встал, а затем ждёт, пока она спустится вниз. К тому времени, как он добежит до механизма, враг уже успеет надёжно обосноваться внутри монастыря.
   Итак, механизм наверху. И я тоже. Вывод: надо открыть ворота, пока дают. Я осмотрел громадный вал, на который должна намотаться цепь, прикреплённая к воротам. Рядом с валом был ввинчен в пол небольшой рычажок, который я даже сразу и не заметил ввиду его невеликости. Я попробовал сдвинуть рычаг. С трудом, но удалось, и вал пришёл в движение, двигая вместе с собой и громадные створки ворот. Ворота распахнулись, но не полностью. Примерно под таким же углом, как и двери церкви, из которой я недавно выбрался. Дальше вал то ли заело, то ли так и должно было быть, но я не стал разбираться. Если бы ворота были размерами с двери церкви, то я так же точно с трудом бы протиснулся. Но, учитывая то, что ворота в два-три раза больше по размерам дверей церкви, то и щель между створками пропорционально во столько же больше, так что я пройду без особых хлопот.
   Я спустился вниз и вышел за пределы монастыря. В лицо дохнуло свежим ветерком, от которого меня внутри защищали высокие стены. Я свернул в сторону и отыскал секретную тропу, ведущую вниз вдоль стены скалы. Через пару минут я уже был в нижних помещениях, ещё через полминуты - у канализационных труб. Над лежащим внизу, в воде, краллом уже начинали роиться мухи.
   "Давай сюда!" -- скомандовал бог, когда мой взгляд остановился на одной из труб. Я запрыгнул в неё и пошёл по щиколотку в воде. Трубы были большими в диаметре (как обычно, на этой планете всё больше привычных для меня размеров), поэтому я шёл, не сгибаясь. Где-то в стороне журчала вода. На одном из перекрёстков я наткнулся на мёртвого нали. Он лежал лицом вниз в вонючей воде. Рядом висел распятый на стене второй нали. А за поворотом обнаружился труп человека. Тоже из команды "ИСВК". Похоже, нали вывели его из камеры, и они вместе бежали. Человек сумел обзавестись слиземётом, но они зашли в тупик. Скорее всего, нали не сумели открыть решётку, у которой и лежал человек. Они попали в тупик и долго отбивались, насколько хватило сил и патронов. Оружие лежало возле человека, разряженное. Скаржи его не забрали. Может, скаржей тут и не было, а краллы не сочли нужным забирать оружие, которое и так уже без патронов... Кто его знает. За решёткой виднелось наружное озеро. Тоже было высоко, как и если пытаться сбежать через тот ход, прорытый в одной из камер тюрьмы.
   "Что ты копаешься! -- крикнул бог так, что у меня аж уши заложило. Обычная реакция мозга, ведь на самом-то деле бог кричал у меня в сознании, уши просто отреагировали по-своему. -- Давай сворачивай налево и беги до самого спуска вперёд. Время поджимает! Ты что не понимаешь, что ли? Если мы замешкаемся, шансов спасти твоего возможного попутчика не останется! Карательный отряд скаржей - это не шутка!.."
   -- Тихо, тихо! -- сказал я. За время длинной тирады бога я уже успел добежать до этого спуска. Просто дыра, ведущая вниз в другую трубу, уровнем пониже. -- Что теперь? Вниз?
   "Да".
   Некоторое время мы бродили по лабиринтам труб. Вернее, я бродил под умелым руководством бога. Ох, чувствую, застрять мне здесь навечно, не будь у меня такого всевидящего и всезнающего проводника.
   И всё же у меня кончилось терпение.
   -- Как мы собираемся попасть в колокольню?
   "Здесь есть подземный ход. Не волнуйся, всё нормально. Единственное что - нужно зайти к генератору. Не зря же я просил тебя выключить на входе к нему защиту!"
   -- На кой мне сдался генератор?
   "Надо дать питание на рельсовую вагонетку".
   -- Ясно. Это та рельса, что опоясывает скалу?
   "Да, она. Надобно врубить её в работу, а то простаивает, жалко..."
   То есть, мне придётся дальше ехать на этой вагонетке. Остаётся только надеяться, что кралл по имени Грорг всё-таки починил рельсу, как и собирался...
   Наконец я добежал до прохода, по краям которого явственно угадывались металлические иглы, между парами которых возникает электрическая извивающаяся дуга, когда включен барьер. В данный момент барьер как раз был отключен благодаря предусмотрительности бога, поэтому я свободно вошёл внутрь.
   Начиналась, по сути, очень важная зона, раз окружена была барьером. Наверное, и охрана соответствующая... По моим расчётам мы забрались очень глубоко. Возможно даже глубже уровня воды, а может - и уровня дна. И сейчас мы под землёй.
   Скарж, облачённый в боевой скафандр, стоял на проходе лицом к выходу. И поэтому заметил меня, когда я шёл по узкому коридору прямо ему навстречу. В коридоре на стене шла вдоль хода огромная труба. Скарж выстрелил - и это оказалась ракета. Скарж его побери! Коридор-то узкий!.. Я еле успел откатиться под трубу. Ракета взорвалась о стену, прямо на моём уровне. На пол посыпалась щебёнка. Этот скарж явно лучше предыдущих владеет ракетницей. Лёжа под трубой, я открыл ответный огонь. В данный момент в руках у меня был шрапнельник. Поскольку я откатился с линии прямой видимости скаржа, чтобы не попасть под ракету, я скаржа тоже не видел. Я стрельнул в стену предположительно рядом с ним. Раздался вой. Мои расчёты оказались верны: шрапнель великолепно рикошетит и от этих стен.
   Пока скарж приходил в себя после первой атаки, я выбрался из-под трубы, вскочил и понёсся на него, стреляя на ходу. Тот был слишком занят выдиранием громадных кусков шрапнели из своего тела, поэтому отреагировал на меня слишком поздно.
   В коридоре чуть дальше мне встретились ещё два скаржа, но я уже был наготове и быстренько с ними разобрался.
   В конце концов я добрёл до большого зала с громадной приспособой в самом центре. Генератор, или как там называют эту цилиндрическую штуку, упирался высоко в потолок. Ясное дело, ведь основное потребление энергии всё же сверху.
   На меня напали два скаржа-механика, но десантники-скаржи - проблема намного серьёзнее, поэтому с этими разбираться... Даже как-то на сон потянуло.
   Я нашел, как включить питание вагонетки на массивном главном пульте.
   -- Что дальше?
   "А дальше здесь есть вентиляционный лифт наверх. С его помощью скаржи-технари могут попадать на колокольню без особых хлопот..."
   -- Хорошо иду. Ты только покажи, где, -- я повернулся вокруг оси, пока бог не сказал:
   "Да, вон в той стороне. Джен, быстрее! Карательный отряд уже высаживается на острове у колокольни. Они таки додумались проверить колокольню на предмет беглянки".
   Я припустился бегом, вскочил в шахту и на лифте поехал вверх. Как вначале думал, так и оказалось. Только что я был очень глубоко под землёй, а выехал на лифте, проехав метров двадцать-тридцать вверх. В данный момент я стоял на берегу колокольного острова, что был практически на одном уровне с водой. На берегу я заметил привязанный скаржий катер. Значит, они уже внутри. Громадное здание возвышалось надо мной. Я запрокинул голову. Верхушка на фоне плывущих облаков создавала впечатление, что она в этих облаках и теряется. Сжав покрепче артиллерию, я взбежал по ступенькам на крыльцо и втиснулся в полуоткрытую дверь здания.
   Внутри здание было абсолютно пустым. Нижний этаж состоял только из пола, стен. Да ещё и рычага. Нали совсем не знают кнопок. У них всё только на механике, и никакой электроники. Я перевёл рычаг в противоположную точку, но ничего не случилось.
   Но куда же делись скаржи? Я ещё раз обвёл взглядом помещение. Ничего. Затем задрал голову вверх. Стены вздымались на много десятков метров, где-то далеко-далеко вверху виднелся потолок. Вернее, пол верхнего этажа. Там где-то висит колокол. Но как туда попасть?
   Я увидел, как что-то надвигается сверху. Это что-то приблизилось, и я понял, что это - лифт-платформа. Вот для чего рычаг. Я стал на лифт и рванул рычаг, возвращая его в обычное положение, означающее, как я уже догадался, "вверх". Лифт дрогнул и стал подниматься, набирая скорость. Судя по рывкам, которыми платформа была богата на протяжении всего пути, скаржи в этот налийский механизм никаких своих улучшений не вносили.
   Лифт закончил движение. Я был на верхнем этаже колокольни. Прямо сверху мерно покачивался громадный колокол. Помещение, как и нижний этаж, было квадратным небольших размеров. Стен как таковых не было, только столбы по углам, подпирающие крышу. Передо мной находились три скаржа и один змей. Все стояли ко мне спинами в ряд и шарили взглядами по окружению, явно что-то, или, перехватило дыхание, кого-то ища. Видно, что приехали только что, прямо передо мной. Лифт не ездил бесшумно, но, как ни странно, моего прибытия они не услышали.
   Их четверо. Многовато, но что поделаешь. Хмелея от собственной смелости, я свистнул. Подумалось даже, что наши шансы теперь практически равны, и негоже убивать в спину...
  

* * *

  
   Я сидела на самом верху, надеясь, что скаржи не поймали моего проводника-нали. У меня было много времени, и я размышляла. Я понимала, что надежды нет. Но неутомимая воля человека заставляет его бороться за жизнь. Не цепляться, а именно бороться. В этих двух словах есть ощутимая разница. Но... На что мне рассчитывать? Что с небес спустится ангел, поразит молнией всех скаржей, а меня возьмёт с собой и вернёт домой? Глупо. Мысли мои прервал рык далеко внизу, что отразился многоголосым эхом от огромных скал. Я осторожно выглянула вниз. Отряд скаржей с одной из этих змееподобных тварей направлялся к церкви и уже выбрался на берег островка колокольни. Я похолодела. Они, наверное, догадались, что единственное место, куда я могла отправиться - это колокольня. Что же делать? Судя по раздавшемуся скрипящему звуку снизу, лифт стал подниматься. В отчаянном усилии я перепрыгнула через стену. Лифт остановился. Скаржи разошлись по комнате, перерыкиваясь. Я лежала на карнизе, из последних сил цепляясь за край. Невысокая стена пока ещё скрывала карниз, а заодно и меня. Но долго так продолжаться не могло. Или я скоро не выдержу, или они меня увидят, хоть я и сидела в тени. Или то, или другое рано или поздно. Как же далеко меня занесло от родного корабля! Пленение в Копье, Небесные города, побег здесь, в крепости. И, наконец, меня загнали в угол.
   Я прикинула, если решиться на отчаянный прыжок далеко вниз, в воду, есть ли у меня шансы остаться в живых? Всё равно терять нечего, подбодряла себя я. Была, ни была!..
   Потом я услышала свист. Вначале я не поняла, что не так, и, готовясь спрыгнуть вниз, чуть не сорвалась от неожиданности, повиснув на руках. В следующий миг я осознала, что скаржи не умеют свистеть: строение губ не то. Чудом мне удалось взобраться обратно на карниз - тело было изранено и обессилено, но у меня было такое чувство, как будто что-то подталкивает меня снизу, помогая избежать смертельного полёта. Я осторожно выглянула из-за карниза и увидела, как скаржи разворачиваются к незнакомцу с большим рюкзаком и с жутким оружием в руках.
   Дальнейшее произошло слишком быстро, и я помню его, как в замедленном повторе. Человек - это был мужчина - выстрелил. Скаржи рассыпались, и, поскольку он стрелял именно в них, то попал только несколькими из множества осколков чего-то, кусочков металла. Позже я узнала, что это была шрапнель. В змея он не попал, поскольку змей был в сторонке, а незнакомец целил в скаржей. Скаржи начали стрельбу. Он спрятался за столб. Сбоку мне было очень хорошо всё видно, видно было как скаржей, так и таинственного незнакомца, что стоял за столбом, доставая из-за спины шок-ружьё. Он что, сумасшедший? Из шок-ружья у него нет ни малейшего шанса убить скаржа. Наши уже пытались.
   Незнакомец был явно другого мнения. Скаржи не решались подойти к столбу, только тупой змей бессмысленно обстреливал столб ядовитой слизью. Выждав, человек, высунув руку со шрапнельным метателем за столб, наугад пальнул, наводя среди скаржей беспорядок, затем, не выжидая особо, бросил шрапнельник в одну сторону и вышел из-за другой стороны столба. На миг стало видно лицо, исполненное угрюмой решимостью. Летящее оружие отвлёкло на маленькое мгновение скаржей, они обрушили град огня туда, и поэтому незнакомец смог легко выйти из-за столба. Скаржи поняли, что их провели, но запоздало. Он выстрелил плазменным шаром. Затем шарахнул по нему лучом. Ближайшего скаржа, что не успел отпрыгнуть, буквально разнесло на части. Ничего себе! Вот это да! Как это ему удалось, я не знаю, и никто из наших ребят не знал, иначе половина из них были бы живы.
   Змей, что находился рядом, не успел ничего предпринять, потому что воин далеко отбросил его ударом приклада ружья прямо в гнусную морду. Скаржи по ту сторону стали подниматься. Он выстрелил в одного из них лучом, отбросив к столбу. Скарж ударился головой и, оглушённый, затих. Второй хотел, было, кинуться на воина, но тот, не имея времени достать из рюкзака что-нибудь более стоящее, выхватил из-за пояса пистолеты. Он стал между змеем и скаржем и начал стрельбу из каждой руки в одного противника. Затем он прекратил стрельбу по змею, которого стало уже шатать, и стал обеими руками стрелять по скаржу, не забывая поглядывать назад, на змея. Наконец змей немного оклемался и, набрав побольше слюны, плюнул...
   Человек увернулся - и плевок угодил скаржу прямо в морду. Тот завизжал, отчаянно размахивая лапами, уже не видя ничего, за неимением более глаз.
   -- Спасибо, -- сказал незнакомец змею. Я вздрогнула, впервые услышав его голос. Он прыгнул к змею и пинком - уж очень эти змеи мало весят - отправил того в полет с часовни вниз, на камни.
   Он сунул пистолеты за пояс, подбегая к брошенной шрапнельной пушке. Выхватил из рюкзака три патрона и затолкал их в, наверное, патронташ. Подошёл к размахивающему вслепую смертельными лезвиями скаржу, ткнул стволом ему в грудину. Скарж понял и взревел. Человек нажал на курок. Кровь брызнула во все стороны, попала мне на лицо. Стекла по невидимому щиту незнакомца. Я поняла, что он с защитным полем. Зачем же он так уворачивался? Наверное, экономил.
   Оглушённый скарж заворочался. Он начал вставать. Незнакомец увидел это и выстрелил из шрапнелеметателя вторым патроном, гладкий шар описал дугу и шлёпнулся в то место, где был скарж, но скарж прыгнул вперёд, уходя от взрыва. От шара куски разлетелись в разные стороны. Только сейчас я осознала, что один из них летел мне прямо в лицо, но каким-то чудом пронёсся мимо. Обман зрения? Ещё один выстрел почти пропал впустую - кусочек шрапнели задел скаржа в плечо.
   Мужчина отбросил пушку. Странно, зачём? Может, у него патроны кончились? Он запрыгнул за столб, уходя из-под скаржевого обстрела и присел, заряжая пистолеты, затем выскочил и пошёл вперёд, стреляя в скаржа. Он совсем тронулся? Если с помощью шок-ружья он и сумел посредством какого-то чуда или волшебства убить скаржа, то с помощью простых пистолетов...
   Скарж пытался прикрыть морду лапами и шагал прямо на дерзкого человечишку, который уже не шёл вперёд, а просто стоял на месте. Затем человек стал медленно, шаг за шагом отступать назад, не прекращая пальбу. Лапы скаржа опустились. Он уже просто тупо шагал. Человек, видя это, опустил пистолеты и засунул их за пояс. Он просто отошёл с пути скаржа, и тот шагал, пока не споткнулся, затем рухнул и больше не двигался.
   Человек медленно присел на пол. Усталость отразилась на - теперь я уже видела - красивом лице. Мне показалось, я вижу, как ему надоело всё это, как неприятно убивать.
   Он вроде вспомнил что-то и с неохотой поднялся. Подошёл к брошенному оружию и собрал его. Взял в руки шок-ружьё и приставил его к голове лежавшего на земле скаржа. Выстрелом тому разнесло голову. Он поморщился.
   Затем он оглянулся и неожиданно сказал в пространство:
   -- Выходи, если ты жива, -- я была шокирована. Не решалась, но тут он, колеблясь, добавил: -- Кира!

* * *

   Всё же я вспомнил имя девушки. Что-то внутри меня обрадовалось, когда она вышла из своего укрытия, перебравшись через перила. Скорее всего, я подсознательно боялся одиночества. Она была вся чумазая, перепачкана грязью, одета она, как и все с ИСВК, в уставной защитный костюм. Волосы были заплетены в косу, тоже по уставу: чтобы не мешали. Держалась настороженно. На вид - лет двадцать, больше не дашь. Хоть и вся в грязи настолько, что родная мама сперва долго будет вглядываться, но я всё же определил примерный возраст.
   -- Привет, -- нарушил я молчание, сунув пистолеты обратно за пояс. К слову, достал-то я их из-за того, что бог мне посоветовал не использовать шрапнельник, потому что своими выстрелами из него я только что чуть не погубил девушку.
   -- Откуда ты знаешь моё имя? Ты от наших с "ИСВК"?
   -- Не совсем, -- я попытался улыбнуться. Получилось горько.
   -- А что же тогда?
   -- Тебе привет от них, -- мрачно сказал я.
   -- Как они? -- её голос срывался. -- Как капитан, навигатор, остальные?
   -- Не хочу тебя расстраивать, девочка, но и врать не хочу. Я видел только трупы.
   Она стояла, шокированная. Явно хотела что-то ещё спросить, но колебалась.
   -- Младший офицер, кстати, тоже передавал тебе привет. Твой парень тебя очень любил. Он поклялся найти тебя, но живым сделать этого уже не сумеет. Я решил помочь ему. Вот, держи, -- я нашарил за спиной дневник того офицера и передал ей. -- Мне очень жаль, поверь, я действительно видел только тела. Я не смог помочь им.
   -- Он не мой парень, -- слёзы текли по её щекам, смывая грязь, когда она читала дневник. -- Он уделял мне больше внимания, чем другие, но никогда не говорил мне, что любит. Он мне очень нравился.
   -- Мне очень жаль, -- повторил я, прижав к себе. Она беззвучно плакала. Затем опомнилась и молча отстранилась.
   -- Возьми, -- я достал стингер и протянул ей.
   Сам же в это время отвернулся, намереваясь идти к пульту на противоположной стене, чтобы привести в действие вагонетку. Щелчок предохранителя заставил меня остановиться и обернуться.
   -- Я не верю тебе, -- сказала она зло, всё ещё борясь со слёзами. -- Ты - зек.
   Надо же! Я оглядел свою одежду. В этих испорченных грязью до неузнаваемости лохмотьях углядела тюремные обноски. Я и то с трудом вижу лишь некоторые приметы, а ведь знаю, что она тюремная. Ах вот оно что! Бирка с именем. По одному виду бирки можно сказать, что я - зек. Отчаянная девчонка, храбрая. Невзирая на то, что явно знает, что у меня - поле...
   -- Валяй, -- сказал я, -- стреляй. Дальше самой придётся выбираться отсюда. А я даже отключу защитное поле. Держи! -- я снял и швырнул ей выключенный пояс. Мне уже всё это опротивело. Лучше умереть. По крайней мере, от рук этой девушки мне сдохнуть было бы даже приятно. Не знаю почему. Она машинально поймала его одной рукой, ни на секунду другой не выпуская меня из прицела. -- Я жду...
   -- Кира Аргманова, -- наконец сказала она.
   -- Что?
   -- Меня зовут Кира Аргманова, -- повторила она, опуская оружие. -- Я - научный офицер команды... -- она запнулась и через силу выдавила: -- бывшей команды "ИСВК". А как зовут тебя?
   -- Оригинальный способ знакомства... -- похоже, всё же не разглядела имени на бирке...
   -- Не называть же мне тебя просто "зек", -- нервно улыбнулась она.
   -- Я - сержант в отставке, бывший владелец магазина, в данный момент заключённый номер, -- я взглянул на номер, -- две тыщи двести тридцать пять. Имя - Джен Рубецкий, -- я специально сказал имя в последнюю очередь. Я опасался, что оно вызовет у неё неприятные для меня ассоциации, и заранее сморщился. Точно: её губы дрогнули, стирая улыбку. Девчонка снова вскинула оружие.
   -- Только не начинай и ты тоже, -- умоляюще попросил я. -- Мало мне было тех двух балбесов...
   -- Ты тот самый Джен... -- настороженно спросила она.
   -- Какой "тот самый"? -- издевательски спросил я. -- Это тот самый, что в армейских байках, распускаемых удачливым Венни, да?
   -- Ну-у, наверное, -- она колебалась. Зря, стрелять надо было при малейшей подозрительности. То есть, конечно, зря для неё, а мне повезло. Чем больше колеблешься... Такие, как она не выживают обычно. Конечно, когда углядела во мне зека, это ещё ладно. Зек ведь тоже понимает, что больше шансов у двоих. Тем более зек может оказаться вовсе не плохим. А тут ведь, судя по реакции Винера, Гарисона, а теперь и Киры, я - сам "король зла Джен Рубецкий" с подачки Венни. Когда-нибудь это её погубит. Здесь-то всё просто. Скарж - стреляй, человек - не стреляй. А вот если вернётся домой и попадёт куда-нибудь в серьёзную передрягу с людьми... Прямо, как я. Помнится мне, я тоже оставил в своё время в живых Винера с Гарисоном, хотя по всем правилам войны не должен был.
   -- Красивое имя, кстати, Кира. Кирочка, -- она невольно улыбнулась, польстившись, но я продолжал: -- а теперь расскажи мне, что ты слышала обо мне.
   Кира обречённо опустила оружие, понимая, что не сможет уже причинить мне вреда. Я вошёл в доверие. Она стала рассказывать...
   Я молча выслушал. Всё верно. Прямо как в то время. На меня нахлынули воспоминания... Только с подачки майора Венни Нарога получалось так, что это я во всём виноват.
   -- Хочешь услышать вторую версию событий от другого очевидца? -- спросил я её. Она кивнула, немного испуганная моим зловещим тоном. Мы сидели на краю часовни и смотрели на звёздное небо, слушали стрекот местных сверчков.
   -- Так вот, -- начал я. -- Венни, конечно, умён, не спорю. Но тогда он оказался недостаточно умён, чтобы нормально спланировать ход операции. Погибли из-за него все. Чудом уцелевшие я и Тим тянули его, раненого, на своих плечах через всю пустыню. И вытянули! Чёрт! -- стукнул я кулаком по стене. -- Я ведь, тогда ещё молодой, горячий, даже пару раз не выдержал и пристрелить его хотел за то, что он сделал! Тим не дал. А вот как он нам за свою жизнь отплатил! По возвращении с операции после долгого закрытого суда решили всё просто. Чтобы, так сказать, не марать честь армии, мне предложили выбор: либо идёшь в отставку и молчишь, либо сядешь. А Венни дали шанс исправиться. Я не знаю как это получилось, Кира, может у него были связи, может кому где в нужное время подлизал одно место... Извини, я не хотел ругаться, но просто сил нет. А теперь он, уже майор, а тогда был немного ниже, полковник, теперь он распространяет слухи, стремясь опередить меня, не существовавшую угрозу, и без того молчащего...
   -- Джен, я верю тебе.
   -- Спасибо, Кира.
   -- Правда. Слушай, а разве полковник не старше майора?
   -- Нет, сейчас идёт сержант, потом полковник, потом майор. Я не помню, как там по истории средневековья, как где было, если ты имеешь в виду именно это.
   -- Ага. Я увлекаюсь историческими романами. Скажи, а ты часто видишься с сержантом Крейзенгом?
   -- С Тимом? -- я печально вздохнул. Затем стиснул зубы. Друг детства погиб, его не вернёшь. И оплакивать его - значит ослабить себя. А силы ох как нужны. Особенно теперь, когда опять не один в команде. Это только с виду десантники непробиваемые, одним словом - военные. Внутри они такие же люди. -- Я с Тимом часто виделся после армии. Ему предложили точно такой же выбор.
   -- Почему виделся?
   -- А как ты думаешь? -- я указал пальцем на свою тюремную одежду. -- Я и сюда попал-то из-за него. Не волнуйся, не из-за убийства. Это всего лишь он неудачно украл, а я неудачно спрятал.
   -- Вы что, вместе?
   -- Были.
   Она дрогнула, поняла.
   -- Он... Он мёртв?
   -- Да. Убит, практически на моих глазах.
   -- Проклятые скаржи... -- серебристые дорожки опять прочертили неровные следы на её лице. Красивое лицо, правильные черты. Даже очень красивая девушка. Чумазенькая, правда, но это легко исправить простейшим умыванием. Я невольно протянул руку и неумело отёр слёзы, только больше размазывая грязь по её личику.
   -- Что ты делаешь? -- она снова отстранилась.
   -- Прости, -- я смущённо убрал руку.
   Неловкая пауза.
   -- Джен, а что ты имел в виду, когда сказал: "Только не начинай и ты"? И ещё про двух балбесов...
   -- Это - единственные, кого я видел из твоего экипажа живыми. Прости, что дёргаю старую рану.
   -- Ничего... Кто это был?
   -- Гарисон и Винер. Возможно от них ты и слышала историю про меня и Венни.
   -- Я помню их... Хорошие... были ребята. Да, это они мне рассказали. Джен, зачем ты так жестоко...
   -- Малышка, я не могу иначе. Конечно, если хочешь, я буду выкладывать тебе в дальнейшем сладкую ложь, но предпочтёшь ли ты её? Если бы я сказал тебе, что видел их живыми, или не видел вообще, разве бы ты не рванулась им на помощь?
   -- Да, ты прав, возможно, -- её голос дрожал. Она всё ещё пыталась не смиряться со страшной мыслью. -- Но откуда мне знать, что ты говоришь правду?
   Цеплялась за последнюю соломинку.
   -- Откуда тогда у меня этот дневник? И, да, к тому же, возьми...
   Я достал из рюкзака то, что отдал мне Гарисон перед смертью. Медальончик с изображением собаки.
   -- Теперь верю, -- прошептала она. -- Верю даже, что их убил не ты, и они полностью тебе доверяли.
   Вот те раз! Она даже такое думала!
   -- Ты не скажешь мне своё полное имя?
   -- В смысле? Я ведь его уже сказал.
   -- Как? Джен и есть полное имя? Слишком короткое.
   -- Кто бы говорил, -- я улыбнулся.
   -- А вообще хорошо, что просто Джен, а то я боялась, что будет Дженнифер, или что-то вроде, -- и она хитро улыбнулась.
   "Джен, -- сказал бог, -- хватит любезничать, у вас ещё будет время. Скаржи всполошились. Давайте скорым ходом на вагонетку!"
   -- Кира, -- сказал я. -- Нужно идти.
   Она, до сей поры немного развеселившаяся (а ей это было необходимо), мигом посерьёзнела, вручая мне обратно оружие и пояс.
   -- Оружие тебе в любом случае пригодится, -- сказал я. -- И пояс тоже оставь себе, -- и, видя её удивлённый взгляд, я добавил: -- Как-нибудь перебьюсь. Неужели ты думала, что я позволю новичку бегать без защиты?
   К тому же у меня суперкожа, подумал я, ущипнув себя для проверки за руку. Рука отозвалась резкой болью. Я чуть не вскрикнул, поглядывая недоумённо на покрасневший участок кожи, который я ущипнул. Суперкожа прекратила действие. Это могло означать только одно: прошло гораздо больше двух суток, даже прошло то время, в которое я должен был спать. А я и не заметил! Часы, у кого-то подобранные в самом начале, я давно благополучно посеял, чересчур резво отплясывая со скаржами и прочими. Ну теперь у меня проблема. Я передёрнул плечами, стало моторошно...
   Кира благодарно улыбнулась, не заметив моих манипуляций со щипками, и стала разбираться с новым приобретением. А я в это время осмотрел устройства, находящиеся здесь, на верхушке колокольни.
   "Врубай статический генератор! Это приведёт вагонетку в действие. Большой такой рубильник. Ага, этот. Давайте на вагонетку. Она сейчас тронется!"
   Только сейчас я заметил, что рельса, опоясывающая скалу с монастырём, доходила до самой колокольни. А на рельсе как можно ближе к колокольне была припаркована та самая вагонетка. Она свисала с этой рельсы, мерно раскачиваясь, и не имела никаких перил или прочих мер безопасности, воспрепятствовавших бы возможному падению. Похоже, на ней чаще перевозят груз, чем кого-то. Вообще, похоже, "вагонетка" - чисто условное название этой плоской платформы.
   Я запрыгнул на вагонетку и подал руку Кире, приглашая её последовать за собой. Она мою руку не приняла, легко заскочив и став рядом со мной. Маловато для двоих места, да что поделаешь...
   Вагонетка слегка дрогнула, приходя в движение. Мы ухватились за столб, которым вагонетка крепилась сверху на мотор, двигающий её по рельсе. В который раз я подумал, что было бы неплохо, если бы тот кралл довёл до ума ремонт рельсы, как и собирался. Иначе назревает чьё-то падение...
   -- Куда теперь? -- спросил я у бога.
   "Теперь вам надо..."
   -- А я откуда знаю? -- ответила мне Кира, думая, что я говорю с ней. -- Ты же меня куда-то ведёшь, не я тебя.
   Мда, совсем забыл, что с богом надо разговаривать молча.
   "Она не в курсе?" -- мне всё-таки после полуминутного усилия удалось вспомнить, как это делается.
   "Нет, -- ответил бог. -- Она не знает о моём существовании. Вообще-то вам надо было к перевалу".
   "А это куда?"
   "А вон, видишь? Как раз скрывается за скалой".
   -- Чёрт! -- крикнул я, дёрнулся, и от этого мы чуть не упали вниз.
   -- Ты чего? -- недовольно спросила Кира.
   -- Нам ведь надо было в другую сторону! Там пару метров проехать, и уже поднимались бы вверх, к перевалу... А эта зараза повезла нас совсем не туда.
   -- Эх ты, умник! -- со вздохом произнесла она. -- Смотреть надо, куда рычаг крутишь на пульте.
   -- А ты куда смотрела? -- буркнул я.
   "Не вини себя. Кралл не починил рельсу. И не дёргайся тоже. Поломка-то и состояла как раз в том, что вагонетка не могла ехать через тот короткий участок рельсы и вынуждена двигаться в обход".
   Я немного успокоился, но тут другая мысль ударила мне в голову:
   -- Вот ядрёный скарж! Теперь же мы на виду. И нам придётся проехать полностью всю площадь, выставляя себя на обозрение. Если они нас увидят...
   "А вот тут ты прав. Скаржи уже заподозрили неладное. Они пытались недавно связаться с карательной группой. Разумеется, безрезультатно. Сейчас они выдвигаются всем скопом. Мой вам совет - пригнитесь!"
   -- Ложись! -- крикнул я, видя маленькие фигурки скаржей, выбегающих из пещеры на самом дне ущелья у поверхности воды. Понятно стало, почему мне так мало встречалось скаржей в монастыре. Все были заняты работой внизу, куда я, к счастью, не добрался. Только за первую минуту их выбежало с полсотни. Сколько же их всего там?..
   -- Что за!.. -- начала Кира, но договорить ей я не дал, схватил её в охапку, и мы вместе упали на пол вагонетки. Поле Киры недовольно скрипнуло. Я вместо мягкости и теплоты человеческого тела ощутил неживую прохладу защиты. В тот же миг то место, где были наши головы, прошили десятки пуль и лучей. Скаржи били всем подряд: своим, чужим.
   Нас уже заметили, а это плохо. Сейчас кто-нибудь выйдет из монастыря и прицелится вниз. Это тех, что внизу, мы выше настолько, что их пули только оставляют вмятины с обратной стороны пола вагонетки, не задевая нас. А вот крыши у этой вагонетки нет, только изогнутая балка, которой она крепится к рельсе.
   Кира перестала брыкаться, чем она усиленно занималась до этого несколько секунд, неправильно поняв мои действия.
   -- Ты бы ещё скинула меня вниз, вообще замечательно было бы! -- упрекнул её я, пытаясь вытянуть из рюкзака снайперку. Трудновато это сделать, не имея возможности находиться в вертикальном положении.
   -- Кира, помоги пожалуйста, -- попросил её я.
   Вместе нам таки удалось достать винтовку. Её длинный ствол и без того трудно вынимать даже в нормальных условиях. А вне рюкзака она бы мешала намного сильнее. Я схватил её и, лёжа на спине, прицелился вверх.
   Как раз вовремя. Я успел только заметить, как скарж сверху, со стены монастыря, взял уже кого-то из нас на прицел. Я выстрелил раньше. Косматая голова полетела вниз, тело отнесло назад, и оно скрылось за стенами. Одной пулей винтовки можно перебить даже толстую шею скаржа. Хорошо хоть он был без рабочего костюма или ещё чего крепкого, что только артиллерией, ракетой или чем ещё взрывоопасным или едким достанешь... С другой стороны, пребывание в таком костюме обеспечивает неуклюжесть, а потому - невозможность держать в руках тонкий инструмент вроде снайперки. Эх, как бы у них там бомбардиров не нашлось...
   Я двигал туда-сюда стволом, высматривая врагов. Кира лежала рядом и помогала мне. Беда снайперки в ограниченности обзора. Да, в прицел видно, разумеется, лучше. Но и то разумеется, что площадь видимости становится меньше. Если невооружённым глазом я вижу всю стену целиком, то в прицел я вижу лишь пару зубцов стены. Смотрю я одним глазом в прицел, правым. Второй работает на общий обзор. И всё же справа часть панорамы я теряю, потому что правый глаз - только на увеличении, а левому видно не всё, остальное закрывается стволом снайперки и моей же переносицей. По идее я должен был отнимать прицел от глаза и осматриваться, но я просто не успевал. Кира себя показала в первые экстренные минуты человеком, на которого можно положиться, верно раз за разом указывая мне на очередного скаржа.
   Вагонетка кругом объехала всю скалу. На моём счету прибавилось десяток-другой трупов. Хорошо, что я заблаговременно, не помню даже когда, зарядил винтовку до отказа. Вагонетка достигла колокольни с обратной стороны и начала подниматься по ответвлению вверх, к тёмному провалу в скалах. Скаржи прекратили атаковать нас. Мы уже отдалились на достаточное расстояние.
   -- А ты молодец, -- похвалил я Киру.
   Глянул на неё: она смущённо и самодовольно улыбнулась. Понял, что переборщил с похвалой.
   -- Если бы только не была такой медлительной и неуклюжей, -- как бы продолжил предыдущую фразу я. -- А ещё было бы неплохо тебе умыться.
   Улыбка моментально стёрлась с её лица. Она гневно сверкнула на меня глазами и обиженно отвернулась.
   Первое правило сержанта, Джен, напомнил себе я. Не обижай беспричинно солдат, но и не хвали их сверх меры. Пусть знают, что они не бывают незаменимы, чтобы действовали всегда рационально и делали в-точь то, что от них требуется. Ни меньше, и даже не больше.
   Вернулись старые привычки сержанта, мысленно дал я себе оплеуху. Просто-напросто ни за что обидел девушку.
   Мы молчали. Молчание затянулось. Я обернулся, чтобы увидеть цель нашего движения. Мы уже подъезжали. Дорога в скалах, довольно широкая и утоптанная тысячами скаржьих лап. В самый раз, чтобы по ней тягать ворованные грузы.
   -- Перевал!.. -- сказал я.
   "Перевал", -- подтвердил бог.
  

* * *

  
   -- Кирочка, ну чего ты?
   -- Я тебе не Кирочка.
   Она всё ещё дулась.
   -- Ну прости, я неудачно пошутил. Кира...
   -- Ты всегда начинаешь знакомства со ссоры?
   -- Характер у меня такой... Ну чего ты в самом деле, а? Прямо как девчонка маленькая.
   -- У меня тоже характер есть.
   Она соизволила обернуться и посмотреть на меня.
   -- Мир? -- я протянул ей руку.
   Чем мы вообще занимаемся? Что за дурость? Мы в смертельной опасности, а сами действительно, как маленькие дети, играем в обиженных.
   Она с явной неохотой пожала её. Наверняка в её голове пронеслись похожие мысли о бессмысленности ситуации...
   Надо было спешить. Скаржи, судя по всему, организовали облаву и идут по пятам. Я надеюсь, бог сумеет перехватить сигналы, идущие к тем скаржам, что впереди нас.
   Ущелье впереди разветвлялось. Главная дорога уходила вдаль, а к ней справа примыкала ещё одна, поменьше.
   "Давай направо!" -- скомандовал бог.
   "Что там?"
   "Там скаржий склад ворованного".
   "Полно скаржей, небось..."
   "А другого выхода нет. Ущелье дальше расширяется. Группа скаржей там вас переловит без проблем. Особенно учитывая то, что они подключили к делу летательные аппараты".
   "А на складе что?"
   "Там есть выход с другой стороны. Можно обойти ущелье. Перевал в этой точке разветвляется. И я тебе советую идти по меньшей тропе".
   "Хорошо, -- признал я. -- Давай так и сделаем. Ты только не зевай, помогай нам".
   -- Кира, направо!
   -- А что там? -- задала она вопрос, когда мы уже бежали в указанном мною направлении.
   -- Склад скаржей. Давай быстрее. Вперёд нельзя, там мы как на ладони будем.
   -- Ты что, здесь уже бывал?
   -- Не-а, впервые, как и ты.
   -- Тогда откуда ты знаешь? -- покосилась она на меня с недоверием.
   -- Некогда объяснять. Бежим! Или забыла, как тебя скаржи учили дружескому общению?
   Громада склада вынырнула внезапно из-за большой скалы. Никого снаружи не было, и мы только решили заскочить внутрь, как бог крикнул: "Назад!". Я среагировал мгновенно - привык уже - и, схватив Киру за руку, прыгнул в кусты. Снова вместо тепла её руки ощутил поле. Из полусумрака за громадными полуоткрытыми дверями вышел наружу скарж и потянулся. Постоял немного, затем пошёл в другую, к счастью для нас, сторону от двери.
   "Можно идти?" -- спросил я.
   "Сейчас, подожди... Давай!" -- бог чётко следил за ситуацией.
   Я вскочил и тенью скользнул в двери. Кира не отставала. Всё-таки молодец она, хоть и женщина, хоть и научный офицер. Всё же может успевать за мной.
   Я поспешил убраться с главной дорожки склада вглубь. Затем только оценил открывшееся зрелище и чуть было не присвистнул.
   Весь склад был завален ящиками. Длинные, теряются вдали, ряды. Высотой до потолка метров под двадцать. И все эти ящики с человеческих кораблей. Не знаю, при таком освещении трудно было разглядеть, с каких именно. Точно, что многие - с "ИСВ-Крана".
   Кира охнула. Скаржи оперативно работают. Гребут всё, что могут. В это время вернулся с улицы тот скарж. Мы на всякий случай отодвинулись ещё дальше в темноту.
   -- Что будем делать? -- шёпотом спросила Кира.
   -- Уже не злишься? -- так же шёпотом спросил я, улыбаясь, хотя в темноте этого почти не было видно.
   -- Некогда злиться, -- ответила она.
   -- Ладно, -- посерьёзнел я. -- Надо попытаться пробраться на противоположную сторону склада. Там, скорее всего, есть что-то вроде выхода на другую сторону.
   -- И всё-таки, откуда ты столько много знаешь? -- пробормотала Кира.
   -- Доверься мне, -- я нашёл её руку и легонько ободряюще сжал. Не знаю, почувствовала ли она сквозь поле это моё пожатие.
   Мы двинулись меж ящиками в сторону, противоположную входу. Сбоку на освещённой середине склада было видно, как вышагивают скаржи. Нас они не видели, но мы старались вообще особо в поле зрения им не попадаться, мало ли, какое у них зрение...
   Одного скаржа я углядел наверху, на одном из ящиков. Тот стоял с бравым видом и смотрел по сторонам. Нда, как говорится, наша дура выше всех. Кира сжала мою руку, показывая на него. Я кивнул, уже заметил. Мы дождались, пока он начнёт осматривать другую часть склада, и тихонько перебежали дальше.
   Наконец, настала самая опасная часть. Наш путь пересекала освещённая территория склада. И в центре, на пересечении двух освещённых дорожек, стояло до чёртиков скаржей-охранников. К счастью, они стояли там недолго и разошлись по складу.
   "Бог, подсоби!"
   "Хорошо. Погоди, не беги. Один из скаржей сейчас выйдет из-за ящиков... -- и впрямь вышел скарж и потопал дальше. -- Подожди ещё немного. Те скаржи, что патрулируют дорожку, которую ты хочешь пересечь, смотрят в эту сторону... Угу, угу... Приготовься!.. Стоп, отставить. Ложная тревога. Во! Приготовься! Давай!!! В темпе, в темпе!"
   Я легонько хлопнул Киру по плечу. Мы вскочили и понеслись через склад.
   "Дьявол! -- возопил бог. -- Я совсем забыл про скаржа, что наверху".
   Я ускорил ход. Если скаржи нас сейчас заметят - мы не отобьёмся. Их слишком много.
   "Одну секунду..." -- сказал бог.
   Сзади раздался какой-то шум. Рёв скаржа, что переместился сверху вниз. Затем смачный звук удара о пол. Мы уже с Кирой были в относительной безопасности в полутьме. А к упавшему с ящиков скаржу неслись его сотоварищи, не понявшие, что случилось.
   "Не волнуйся, Джен, всё в порядке. Скарж не знает, отчего это вдруг он поскользнулся и упал, и ругается сейчас скаржьим матом, как последний сержант".
   "Вот уж спасибо", -- буркнул я. Последняя фраза мне совсем не понравилась. Разве сержанты так уж крепко ругаются?
   "Пожалуйста", -- усмехнулся бог.
   Мы продолжили движение. Я шагал вперёд на ощупь, проводя рукой по ящикам, другую выставив впереди себя. Глаза ещё не привыкли к темноте после недавнего выхода на яркий свет. Кира шагала немного сзади. Внезапно мои пальцы что-то нащупали на одном из ящиков. Крышка шаталась. Я внезапно остановился.
   "Это тебе от меня подарочек", -- сказал бог.
   Кира на полном ходу врезалась в меня. Её поле снова скрипнуло, а я вновь ощутил металлический холодок.
   -- Ты чего? -- прошептала она.
   -- Погоди, -- ответил я, пытаясь открыть крышку. Наконец, я, найдя подходящую по ширине щель, вставил в неё ствол снайперки и, действуя ей, как ломом, надавил на крышку. Та поддалась. Из ящика высыпался ворох мелочи, куча пистолетов, патроны к ним. И пояс защитного поля.
   "Спасибо, бог!" -- обрадовано воскликнул я мысленно.
   -- Кира, бери пистолеты, -- скомандовал я. А сам примерил пояс. Включил поле, что немедленно обволокло тело.
   Слыхал я об одном свойстве поля... Я украдкой взглянул на Киру. Та уже выбрала себе два пистолета и вертела их в руках. Тут же в ящике оказалось три рюкзака. Таких же, как у меня. Бог верно выбрал ящик. Один из рюкзаков я помог Кире водрузить на спину. На это время она выключила поле. Затем снова включила, и поле обволокло её тело уже с учётом рюкзака. Теперь было и куда положить стингер, что я ей отдал ещё в самом начале нашего путешествия. До этого она его носила на плече, повесив на перевязь. Поле, конечно, очень умное. Любое постороннее воздействие отталкивает. А если хозяин что-то хочет положить себе в карман или рюкзак, то две плоскости поля (одна на руке, другая на спине) взаимонейтрализуются на месте касания, и рука спокойно проникает с предметом в рюкзак. И дыру подходящих размеров открывает для предмета, который хозяин держит в руке, отделённой от этого предмета полем (он может держать предмет таким образом, так как поверхность поля не скользка, и предмет спокойно удерживается при помощи силы трения). Конечно, если хозяин глуп и положит себе в карман активированную бомбу, то тут и поле не поможет. А всё воздействие изнутри - пули там, удар острым предметом - поле пропускает наружу.
   Так вот... Об этом свойстве. Я стоял, смотря на Киру. Если она до сих пор на меня обижена, то не согласится.
   Но она опередила меня.
   -- Джен, я вот подумала... Надоело уже чувствовать постоянно поле и только поле. Я слышала, что можно кое-что с полями сделать...
   Я с облегчением кивнул, хотя в темноте это, наверное, было почти незаметно.
   -- Да, я как раз об этом думал...
   Поля можно настроить для работы в унисон. И тогда когда два таких поля сталкиваются, то места соприкосновения просто-напросто исчезают, взаимонейтрализуются так же, как и при прикосновении разных плоскостей одного и того же поля. И в этом случае также, как и в случае разных плоскостей одного поля, частицы, которые должны были бы находиться в этих местах, равномерно распределяются по другим, усиливая прочие части полей. Можно даже сказать, что получалось одно поле путём слияния этих двух. В принципе, так же оно работает и когда суёшь руку в карман или рюкзак, как я написал ранее.
   Я покопался немного в поясах. Нашёл, как это сделать, и сделал. Поставил одно и то же значение в месте под названием: "Тактовая частота кругооборота частиц".
   Мы включили наши поля. Затем протянули друг другу руки. Раздался знакомый звук потрескивания поля, но не такой, как обычно. Я уж было разочаровался, но вот наконец...
   -- Получилось! -- воскликнула Кира, забыв даже, что неподалёку скаржи.
   Да, действительно получилось. Я ощущал её тёплую мягкую ладонь, как будто никакого поля и не было. И, что самое интересное, наши тела были под защитой одного, общего поля.
   Кира отдёрнула руку.
   -- Всё, пора идти, -- сказала она.
   Поля тут же разделились с едва заметным треском. И вновь их стало два.
   "Девчонка дело говорит. Не забывай, где вы, Джен".
   И в самом деле!..
   -- Ты права, побежали! -- сказал я.
   И мы помчались дальше.
   "Скаржи всё ещё поглощены тем, упавшим. Он уже очухался и раздаёт другим приказы. Ого! Никак я командира вниз шмякнул! В общем, пока они ещё отвлечены, постараюсь добавить им шороху, сымитирую ваши шаги в другой стороне или что-то вроде. А вы постарайтесь быстро прошмыгнуть на выход".
   Мы достигли, наконец, противоположной входу стены. Склад был и впрямь очень длинным. Да и вообще - огромным. Разворовавшиеся скаржи не поскупились на объёмное помещение.
   Дверь, такая же огромная, как и на входе, была закрыта. В этот миг сзади послышались рычания скаржей. Бог начал отвлекающий манёвр. Они там забегали, заорали.
   "Там сбоку, за стенкой, рычаг!" -- подсказал бог.
   Я под прикрытием ящиков передвинулся немного ближе к двери. И в самом деле. Отделённый от основного помещения массивной стеной с узким проходом, рычаг стоял, вбитый в землю. Хмм, наличие такого древнего по виду рычага заставляет предположить, что это помещение было построено не скаржами. Просто оккупировано. Выгнали всех местных отсюда, разрушили пару перегородок и стен - и вот, пожалуйста! Хороший склад.
   Мы с Кирой подошли к рычагу и вдвоём налегли на него. Он нехотя поддался - и двери отворились. Мы тихонько выскользнули наружу. Скаржи продолжали бегать и переругиваться, но нас не заметили. За дверью оказался широкий проход между скалами. Мы бежали по нему, пока склад не скрылся за поворотом. Затем остановились и перевели дух.
   Потом Кира звонко и счастливо рассмеялась.
   -- Мы выбрались, Джен! -- сказала она.
   -- Это что, -- сказал я. -- Ты бы знала, где я побывал до тех пор, пока тебя не нашёл!
   Мы продолжили идти по тропе.
   -- Джен, -- сказала Кира.
   -- Да?
   -- А что там, на складе, случилось, из-за чего они так всполошились? Я уж подумала, что нас нашли, что нам сейчас придёт конец...
   -- Понятия не имею, -- хмыкнул я. -- Наверное, тот, что наверху, свалился вниз, с ящика. Я просто правильно понял ситуацию и использовал её.
   Богу виднее, раз не хочет, чтобы она знала о его существовании.
   Она посмотрела на меня как-то странно. Со скрытым восхищением, что ли, и немножко с сомнением. Некоторое время мы шли молча. Наконец, она решила нарушить молчание.
   -- Джен, скажи пожалуйста, почему ты так доверчиво ко мне отнёсся на колокольне?
   -- Ты имеешь в виду, почему я дал тебе и оружие, и пояс, когда ты грозилась убить меня? Мне просто осточертело одиночество, -- решил я сказать правду. -- Мне опротивело жить под постоянной угрозой смерти. И если даже такая красивая девушка, как ты, хочет меня убить, то лучше пусть будешь ты, чем скарж. Вот и всё.
   Дальнейший путь она молчала. Не знаю, что мой ответ для неё означал - по её лицу я ничего относительно этого не прочёл. Она была в глубокой задумчивости.
   -- Кира, -- теперь уже я решил нарушить молчанку, -- а как ты оказалась на борту "ИСВК", как ты вообще попала в космос?
   Она взглянула на меня.
   -- Это была моя детская мечта. В школе наш класс возили на Землю, на экскурсию, -- богатая же у них была школа, заметил я. Устроить экскурсию на Землю... -- Тогда-то я и увидела впервые "ИСВК". Он в то время только ещё строился. Считался тогда самым крупным проектом научного крейсера. Увидев его, я решила для себя, что когда-нибудь буду работать на нём. Пришлось долго и хорошо трудиться, -- улыбнулась она воспоминаниям, -- но всё-таки я достигла своей мечты. Ещё я очень любила заниматься различными науками. Меня привлекали знания. Так и получилось, что я - научный офицер.
   -- Чтобы попасть на передовой земной корабль, -- сказал я, -- да ещё и в качестве научного офицера, нужно быть семи пядей во лбу. Ты, наверное, была лучшей?
   -- Как тебе сказать... -- смутилась она. -- Наверное, да. Выбор был на конкурсной основе. Я заняла первое место.
   Настал мой черёд восхищённо смотреть на свою спутницу. Не просто первое место где-то там... Это же, считай... Даже трудно описать. Конечно, у неё не лучший ум во всей людской системе. Конкурс-то был только для молодёжи. А там наверняка проверяли не только ум, но ещё и выносливость, ловкость. Кире этого хватает, не спорю. Многие, которые могли бы быть лучше неё, вполне возможно по разным причинам не участвовали. Либо не могли в данный момент, либо ещё не доросли, либо наоборот. А может, уже имели работу... Сыграла немалую роль и удача. В общем, совокупность удачи и всех остальных, вместе взятых, качеств помогли ей достигнуть мечты. Да о чём я вообще размышляю? Удача, не удача... Могло оно случиться, не могло ли... Был ли кто-нибудь лучше неё, не был ли... Факт тот, что есть на самом деле, что она на самом деле оказалась лучшей. Печально только, что это привело её сюда. И лишь благодаря тому, что не только ум у неё в порядке, она до сих пор жива. И я приложу все усилия, чтобы так и осталось.
   Не знаю, куда бы меня завели все эти размышления, но ход моих мыслей был прерван краллом, что шагал навстречу нам по тропе. Увидев нас, он остановился. Мы тоже. Я переглянулся с Кирой.
   Кралл вскинул жезл и выстрелил. Я толкнул Киру в сторону, сам отпрыгнул в другую, упал на бок и стал стрелять. У меня в руках, как я уже заметил, была артиллерия, что я автоматически вынул из рюкзака, когда мы вышли на открытое пространство. Кира, к слову, тоже не сплоховала. Кралл под огнём из двух точек умер раньше, чем сгусток энергии из его жезла пролетел мимо нас. Какие бы они ни были крепкие, но всё же против артиллерии слова лишнего не скажешь. Магиканы!.. Я презрительно сощурился. Магия им не поможет.
   -- Зачем ты меня толкнул? -- спросила Кира, поднимаясь.
   Я правильно понял её вопрос:
   -- Затем, Кира, что одного наличия поля мало. Надо научиться его беречь при любой представившейся возможности.
   Она секунду размышляла, затем кивнула.
   На пути по тропе нам попался ещё один кралл, но с ним мы управились без проблем, учитывая, что Кира с каждым боем действовала всё лучше, а моё мастерство и так уже лилось через край.
   "Бог, ты здесь?"
   "Угу. Я слушаю".
   "Мне тут стало интересно. Поблизости есть ли ещё люди?"
   "Ты имеешь в виду живых?"
   "Ясное дело".
   "Нет. Может, есть немного дальше отсюда, не настолько уж поблизости, но только в качестве пленников или подопытных кроликов. Всех уже давно переловили, кроме вас двоих, Джен".
   "Понятно..."
   Тропа закончилась большой широкой пропастью. На краях пропасти по обеим её сторонам стояло большое сооружение, которое при ближайшем рассмотрении оказалось подобием разводного моста. В данный момент мост был поднят. По ту сторону пропасти я увидел крепостную стену с большими воротами, перекрывавшую дальнейший путь через ущелье.
   На том краю пропасти скучало несколько краллов. Нас они пока не видели, так как мы благоразумно не спешили попадаться им на глаза.
   -- Не понял! -- сказал я.
   "Что такое?"
   -- Что-то случилось? -- шепнула Кира.
   -- Не волнуйся, всё в порядке, -- ответил я ей. А богу сказал:
   "По всей стратегической и тактической идее мост должен был бы охраняться и с этой стороны тоже. Нет, я, конечно, не жалуюсь, но всё же интересно..."
   "Так он и охранялся. Охрану моста ты уже видел немного раньше. Даже поучаствовал в её ликвидации".
   "Ты имеешь в виду, те краллы, что шли нам навстречу по тропе, и были охраной?"
   "Они самые".
   "Молодец, бог, не зря титул носишь".
   "Стараюсь изо всех сил, Джен".
   Действительно, у рукоятки, что служила для подъёма и спуска моста, находилось подобие сторожки. Обычный стол со стулом. На столе лежал недописанный краллом дневник. Сразу видно, что кралл, по почерку. Да и по тому, что пользуется чернилами и бумагой, а не электроникой. Непонятно как бог умудрился выманить краллов отсюда даже так, что один из них бросил недописанный дневник, но факт: ему это удалось. Я прихватил дневник с собой. Некогда читать, потом разберёмся. Краллы пока нас не заметили. Мы двигались очень осторожно и старались стоять так, чтобы от их глаз нас надёжно укрывала половинка разведённого моста на нашей стороне.
   -- Кира, приготовься! -- сказал я.
   -- Что ты собираешься делать?
   -- Идти в атаку, -- с этими словами я рванул ручку разводного моста. Та начала крутиться, и мост со скрипом стал опускаться. Краллы та том берегу не сильно обеспокоились. Они всё ещё не видели нас из-за опускающегося моста. Та половинка, что на их берегу, начала опускаться одновременно с этой. Наконец, угол между мостом и поверхностью земли стал достаточно мал для того, чтобы я вскочил на мост и побежал по нему вперёд. Я перепрыгнул сужающуюся щель между створками и напал на краллов, что на пару секунд впали в оцепенение.
   Первого кралла я вынес выстрелом из шок-ружья. Пространство было маленькое, поэтому опасно было использовать тяжёлую артиллерию. Кира взяла на себя второго. Мой кралл отлетел на десять метров, но сознания не потерял и, подскочив, было, ринулся в атаку. Я ему не дал, выстрелив повторно. Больше он не двигался. Кралл Киры поступил умнее: он стал стрелять, решив спрятаться за каменный столб. Может быть, он и создал бы проблему, будь Кира одна, но я знал способ против таких вот умников. Мы пропустили мимо магические сгустки, которыми он обильно нас поливал. Затем я выстрелил шаром в сторону столба, потом, улучив момент, шарахнул по нему лучом. Кралла, вернее, то, что от него осталось, вынесло из-за столба в пропасть.
   Бой был окончен. Я оглянулся на Киру. Она стояла, пытаясь выровнять дыхание.
   -- Джен, как ты это сделал? Вот всё хотела у тебя спросить...
   -- Индивидуальный секрет, -- сказал я, улыбнувшись. -- А вообще-то, просто при стрельбе из шок-ружья нужно попасть в свой шар своим же лучом. Сам открыл, -- похвастался я.
   -- Занятно, -- промолвила Кира, глядя с интересом на оружие в моих руках.
   -- Ложись! -- крикнул я, заметив кое-что вверху, в пещере скалы.
   Кира не успела среагировать. Сгусток магии из кралльего жезла ударил ей в спину. Поле жалобно пискнуло. Наверху скрылись в глубине пещеры два кралла. Мы подобрались под саму стену и прислонились спинами к ней, чтобы краллам сверху было как можно труднее достать нас.
   Поле Киры от этой атаки не сильно пострадало. Но сама Кира немножко испугалась.
   -- Вот тебе шанс, -- подмигнул я ей, вручая шок-ружьё.
   Тем временем я заметил, что несколько краллов появилось на крепостной стене сверху. Я отскочил от стены и, стремясь опередить их, обстрелял стену шарами шрапнели. Один перевалился через зубцы и рухнул к моим ногам. Остальные скрылись, и я не увидел, убил ли я кого ещё из них. Тем временем Кира, откинув шок-лучом пытающегося высунуться для выстрела кралла из пещеры наверху, наконец, пустила в пещеру шар. Сверкнул луч, звук громкого взрыва - крики боли сверху, из пещеры. Вроде, всё. Молчок. Только ошмётки полетели.
   Остались ещё те, что на крепостной стене... Что-то они не показываются.
   -- Кира, давай зайдём внутрь, -- предложил я. В скале напротив пещеры, куда только что стрельнула Кира, по другую сторону крепостной стены, был проход. Причём, на одном уровне с нами, так что мы вполне могли зайти туда.
   -- Давай, -- согласилась она. Какой смысл торчать здесь на виду, подставляясь под обстрел сверху. Вдруг она сказала: -- Джен, смотри! -- и указала пальцем в сторону обрыва.
   Я посмотрел в том направлении. На краю пропасти виднелся кусок металлической балки, что уходил в пропасть. Я подошёл к краю пропасти. Балка шла под углом вниз, упираясь вторым концом в противоположную стену пропасти. И внизу я увидел вход в ещё одну пещеру там, далеко внизу, в стене горы, на которой сейчас находились мы.
   -- Интересно, -- сказал я про себя. -- Что там такое?
   Отсюда пещеру было еле заметно. А сама пропасть была без дна. Стены тонули в темноте, и дальше не было ничего видно. Падать долго.
   Ладно, не стоит забывать о погоне скаржей, идущей по пятам. Наверняка можно спуститься туда вниз как-то отсюда. Я махнул Кире рукой, и мы зашли в находящийся рядом проход.
   Тут я вспомнил о дневнике. Я оглянулся. Краллов вроде бы не видно. Я остановился. Нельзя пренебрегать информацией. А вдруг там, куда мы идём, - ловушка, а дневник нам подскажет?
   -- Кира, подожди секундочку.
   -- Что случилось, Джен? -- сказала она, тоже остановившись, затем подошла ко мне.
   -- Сейчас... -- я извлёк из рюкзака дневник. -- Давай прочтём, что там краллы пишут.
   -- А как ты это сделаешь? -- осведомилась она. -- Ты уже успел их письменность выучить?
   -- Я - нет, а вот моя хитрая штучка успела, -- сказал я, доставая из внутреннего кармана куртки переводчик. Не помню, когда и какого кралла знания вошли в переводчик, но мало ли краллов я передушил голыми руками? Наверняка хотя бы один из них приблизил свою голову на достаточное расстояние к моему хитрому электронному помощнику.
   Я поднёс его к тексту на последней странице. Нет времени читать всё. Раздался писк. Я прочёл:
   "Главный смотритель моста Хан Вхранна:
   Я чуть не сорвался на Грока Вхулрата. Он такой напыщенный булрахин сын! Если он ещё раз заставит нас чинить мост во время дождя, я впечатаю его харей в эту скалу..."
   Никакой полезной информации, разве что про то, что мост находится в плачевном состоянии и регулярно ремонтируется. Зато интересна была реакция Киры. Она округлила глаза.
   -- Ух ты, что это? -- она с блестящими глазами рассматривала диковинку.
   -- Я называю его "Переводчиком". Эта штучка здорово мне помогла в моих скитаниях.
   Вкратце я рассказал ей про нехитрую работу этого устройства и про свои догадки. Она задала бы массу вопросов и долго б вертела его в руках, если бы я не отобрал его, сказав:
   -- Позже, Кира. Пошли, надо спешить.
   Таким образом, я напомнил ей, что нам сейчас не до развлечений.
   Мы прошли ещё немного вглубь скалы. Там была комната с расставленными столами и стульями, как в приличном кабаке. Прямо на входе нас встретил дежурный кралл, обстреляв жёлтой плазмой своей магии. Мы немного переждали за углом, а затем я высунул в комнату свою пушку и ответил ему шрапнелью, что разметала его части тела по всему помещению.
   Мы медленно вошли в комнату. В глубине имелся проход куда-то дальше. Справа в стене было три больших двустворчатых окна. Я слишком поздно обратил на них внимание. Они разлетелись вдрызг, в каждое окно влетел кралл. Они не стали утруждать себя обходить, либо, открыть окна. Они просто пробили их головами насквозь. Брызнули осколки. Я едва успел вскинуть пушку, чтобы отбить летящего прямо на меня из среднего окна. Тот, что справа, кинулся на Киру, которая шла немного позади. Третий кралл напал на меня сбоку. Я не успел выстрелить повторно - артиллерия перезаряжается не так быстро - и, когда мы падали под его весом, мощный удар шок луча, пронзивший воздух в десятке сантиметров от меня, швырнул второго, кириного кралла на стену. Мой кралл атаковал, поле возмущённо вскричало. Я немедленно попытался оглушить кралла тяжеленным шрапнельником - бесполезно. Череп у этих хлипких на вид тварей крепок. Невзирая на неудачу, я поддал кралла ногами снизу. Тот отлетел и грохнулся на один из столиков, разнеся его в щепы. Хоть они и крепкие, но не в пример лёгкие. Пока кралл поднимался из обломков, подняться успел и я. Шрапнельник к этому времени заложил наизготовку новый патрон. Кралл снова кинулся на меня. Я выстрелил.
   В это время Кира успешно справилась со своим краллом. Фактически, она ему даже не дала ожить, как следует. Постоянно шок-луч откидывал тварь на стену, пребольно ударяя её затылком. Мало того, что сам по себе шок, так и ещё мощный удар о камень. Четырёх, а может, пяти выстрелов вполне хватило.
   Я перевёл дух и оглядел комнату. От столиков мало что осталось, да мне и не жалко было. Вместо интересных цветных окошек теперь зияли провалы в стенах да остатки деревянной рамы в этих провалах. Осколки битого стекла усыпали весь пол. За оконными проёмами находилась такая же по размерам комната, как и бывший кабачок. И, похоже, тот проход, куда мы ещё не ходили, ведёт именно в ту комнату. Через проход я идти не стал, а просто запрыгнул в комнату через окно. Там была пара столов, несколько стульев, только вот оформлено это было не как какое-то место для приёма пищи, как соседняя комната, а выглядело более строго. Как офис, что ли...
   На самом длинном прямоугольном столе, располагавшемся вдоль стены, лежал журнал. Ещё одна находка для моего переводчика.
   Не упуская случая порадовать Киру, я снова достал своего маленького помощника и пустил в дело.
   "Журнал погрузки: Перевал Даса, Станция контроля Малого перевала.
   Грок Вхулрат.
   Мы решили обустроиться здесь, пытаясь использовать для этого нали как рабов. Проблема в том, что все они верят в их "спасителя", который явился со звёзд и поубивает нас. Так или иначе, мы решили казнить всех за отказ от работы".
   Зря, конечно, нали так поступают... Ну, поработали б денёк лишний, убыло бы с них, что ли? Хотя, если б они помогали работать краллам, быть может, так легко мы с Кирой бы сюда не попали.
   Ещё интересно, как я заметил, дневники позволяют себе вести у краллов только начальники или заведующие чем-либо.
   "Журнал погрузки: Перевал Даса, Станция контроля Малого перевала.
   Грок Вхулрат.
   На прошлой неделе мы получили свыше 45 видов высокотехнологического оборудования с разбившегося корабля людей "ИСВ-Крана". Я решил схоронить их в подвалах, прежде чем мы отправим их Командору".
   Командору? Что это ещё за тип в манжете? Кралл пишет с уважением. Видать, большая шишка.
   "Дневник: Грок Вхулрат.
   Я снова приказал произвести починку моста! Это уже начинает доставать. Меня задрали эти бегемоты, они постоянно норовят что-то сломать, растоптать, порушить, и они грязные, как алдарианские свиньи. Мне не терпится вернуться домой".
   Круто! Переводчик так и перевёл "бегемоты". Я не знаю, чем это было вызвано. Или у них тоже есть на их планете животные-бегемоты, в чём я очень и очень сомневаюсь, либо это очередное любопытное свойство моего переводчика. То, что я понимаю, как "бегемоты" - не только как эти животные, имеющие ещё и название "гиппопотамы", но и любая громадная шкафообразная тварь, как вот эти скаржевские огромные уроды, - имело аналог и в их языке. Переводчик перевёл слово так, как понимали мы оба, я и неизвестный хозяин дневника, не основываясь на оригинальном значении слова "бегемот" в моём языке.
   Я осмотрел комнату.
   -- Джен, тут нет ничего. Ворота открыть не как.
   -- Ты права. Подожди, дай я подумаю.
   "Бог! Бог! Ау! Да куда ты пропал, скарж тебя дери!.."
   "А? Что? Ага, вы уже до ворот добрались! Хорошо..."
   "Где тебя носит?!!"
   "Слушай, на тебе свет клином не сошёлся. Я пытаюсь успеть во много мест сразу. И кстати, заметь, для твоего же блага".
   "Ладно. Ты мне скажи, что дальше делать-то? Открыть ворота нам можешь?"
   "Нет. Крепкий запор. Силушки не хватит. Ты мне одно скажи: на кой чёрт вы пёрлись в гостевую комнату?"
   "Это что гостевая, что ли?" -- я оглядел комнату.
   "Нет. Вы сейчас в комнате для стражи, а гостевая - прямо за окнами. Там путники могли отдохнуть, поесть, а стража тем временем проверит их. Соединены они, как ты уже мог заменить, проходом, огибающим стену с окнами. Это на случай штурма, чтобы дверь легко не поддалась".
   "Угу. Окна очень даже легко разлетелись".
   "Попробовал бы ты их пробить снаружи. Там материал особый, бьётся только с одной стороны".
   "Ясно", -- почесал голову я.
   "Так вот. Ворота открыть с этой стороны, в принципе, можно. Только вот даже стань твоя подружка тебе на плечи, вам туда не забраться".
   "Это ты о той пещере наверху, где мы прибили двоих придурков?"
   "Угу, она. В общем, туда можно попасть, но очень трудно. Ты видел под мостом ещё одну пещеру?"
   "Видел".
   "Наблюдательный, -- похвалил бог. -- Короче, падай туда. А уже оттуда доберёшься и к рычагу, который этими воротами управляет".
   -- Пошли, Кира.
   -- Ты что-то решил?
   -- Да, тут мысль созрела. Надо проверить...
   Мы вышли наружу. Я сперва осмотрелся. На воротах, вроде, до сих пор никого не заметно. Неужели я всех троих прибил?
   Я подошёл к балке в пропасти и стал всматриваться вниз. Сумею ли я это сделать? В общем-то, если пройтись по ней и примерно оттуда, с середины балки, спрыгнуть, то у меня есть шанс даже не ушибиться особо и попасть прямёхонько в ту пещеру...
   "Джен, не медли. Сегодня очень много плохих новостей. И самая плохая для вас из них на данный момент - это то, что погоня скаржей может быть здесь с минуты на минуту. Я их задерживаю, как могу, но я не всесилен".
   -- Что там, Джен? -- Кира подошла ко мне и тоже посмотрела вниз. -- Ты что, хочешь добраться туда? -- догадалась она.
   -- Да. Я думаю, оттуда можно попасть за эти ворота. Если я пройду, ты сумеешь?
   Она снова глянула вниз, побледнела, отшатнулась и покачала головой. В это время я подскочил к рукоятке моста, что находилась на нашей стороне, и поднял мост, затем снова подошёл к балке.
   -- Хорошо. Тогда жди меня здесь, -- при этих моих словах её глаза ещё больше округлились. -- Да не бойся ты. Я тебя не брошу. Во всяком случае, постараюсь, -- подмигнул я ей, пробуя пошутить. Шутка не удалась, понял я по её лицу. Я посерьёзнел и продолжил: -- В общем, стой где-нибудь в этом месте, под воротами, чтобы тебя никто не сумел увидеть как с ворот, так и с подходов к мосту, откуда мы пришли, -- всё это я уже говорил ей, балансируя на балке, спускаясь по крутой наклонной поверхности вниз. -- Приглядывай наверх, вдруг там кто-то появится над воротами. Стрелять не спеши, авось он тебя не заметит. Не забывай наблюдать и за перевалом, откуда мы пришли.
   Я постоял немного, собираясь с мыслями, примериваясь, стараясь не упасть. Затем выдохнул и спрыгнул вниз.
   Попал прямёхонько в мрачное отверстие, пребольно ушибся, но тем не менее был жив. Я встал с колен, подобрался к выходу, высунулся, смотря вверх. Увидел маленькую фигурку Киры, напряжённо вглядывающуюся вниз. Отсюда в сумерках на фоне багряного неба был виден только худенький силуэт, но это её напряжение я угадал каким-то своим шестым чувством. Я махнул ей рукой, как бы говоря, что всё в порядке. И тут на меня напал кралл.
   Движение я уловил краем глаза и поэтому успел хоть как-то среагировать. Кралл напал бесшумно, он с размаха ткнул меня жезлом прямо в спину. Поле скрипнуло, но, к сожалению, при компенсировании атаки отдачей его, а заодно и меня, швырнуло вперёд. Я успел покрепче ухватиться за край стены, когда он толкнул меня вниз. В тот момент никакого оружия в руках я не держал, поскольку не успел ещё вынуть его из рюкзака. Жить мне хотелось, поэтому, чтобы легче было балансировать на балке и потом прыгать вниз, я схоронил всё оружие за спину. Быть может, это спасло сохранность моего оружия, или даже мою жизнь, потому что или я бы выронил оружие из своих рук, или не сумел бы удержаться. Кралл замахнулся жезлом, намереваясь сбить меня с опоры. Но не успел. В тот момент, когда кончик его жезла уже летел в мою голову, сверху мелькнул шок-луч, попавший ему прямо в затылок, который кралл выставил чересчур далеко в сторону пропасти. Он потерял равновесие и сорвался вниз. Кира, догадался я. Молодец, девочка!
   В этот момент я болтался, одной рукой уцепившись за край стены. Сделав рывок, я снова оказался ногами на твёрдой почве, хоть и в паре сантиметров от провала. И увидел, как на меня несутся ещё два кралла. На ходу один из них выстрелил из жезла. Второй, тот, что был ближе, замахнулся своим жезлом, как дубиной.
   Я ушёл немного в сторону от выстрела и вниз от удара, затем, пригнувшись, кинулся вперёд, ударив головой замахнувшегося жезлом. Тело кралла было лёгкое, поэтому мы пролетели, прихватив по пути и второго кралла, прямо до стены. Заднему краллу пришлось хуже всех, когда мы втроём ударились о стену. Первому было немножко легче, потому что между ним и стеной был второй. Мне это минуло легче всех, не считая ослабивших моё поле укусов и царапин, полученных мной от первого кралла за тот короткий миг, когда мы летели к стене.
   Не теряя ни мгновения, я схватил первого кралла и, переворачиваясь с падением на спину, поддав ногами ему в брюхо, швырнул его через себя к выходу. Тот пролетел и не сумел ухватиться за край. Раздался удаляющийся визг.
   Второй кралл, уже единственный, за это время успел очухаться. Он вскинул жезл и стал быстренько отступать назад, периодически постреливая. Его тактическая ошибка. Желтоватые бесформенные сгустки летели слишком медленно, чтобы я мог на них нарваться. Я, не особенно суетясь, достал из ранца своё любимое оружие уничтожения - артиллерию - и одним-единственным выстрелом отправил кралла к праотцам, или как там у них это называется.
   Я прошёл вглубь и вышел в пещеру с единственным выходом - тем, через который я вошёл. Пол заливала вода почти мне по пояс, обломки камней, каменные балки, торчащие в полу и потолке. Тупик. И наверх подняться не как.
   -- Эй, бог, ты куда меня завёл?
   "Значит так, Джен. В полу, прямо в воде, ищи дыру. Ныряй и плыви до самого конца".
   Бог говорил спешно, торопился, причём без обычных своих выпендрёжей. Похоже, и впрямь дела не ахти.
   Я набрал воздуха побольше и нырнул. Отыскал провал в полу, поплыл. Здесь было светло. Труба имела ровные, гладкие стены. Вначале она шла вертикально вниз, затем резко свернула в сторону, и в конце - рванула вверх. Я всплыл, отдышался, огляделся. Бассейнчик, в котором я находился, занимал почти всю площадь пола и находился посреди комнаты. У стены был приторочен рычаг. Я вылез из воды, отряхнулся, подошёл к рычагу и толкнул его. Послышался скрип. Я посмотрел вверх. Ко мне сверху приближалась лифт-платформа. Я немного отошёл поближе к стене, затем, когда платформа прибыла, перевёл рычаг в прежнее положение и стал на неё. Платформа понеслась вверх. Первое, что бросилось в глаза, когда я поднялся до конца, были два трупа кралла. Второе - рычаг и окно наружу, на воздух. Я выглянул и понял, что это - та самая пещера наверху, до которой я не мог добраться, но зато в которой мы успешно с Кирой выбили стражей. А ещё я понял, что время не ждёт.
   Кира в данный момент вовсю отстреливалась от орды скаржей, штурмующих мост. Она одна, хрупкая девушка, на другой стороне - огромное количество этих зелёных крокодилов.
   -- Держись, Кира! -- крикнул я.
   Хорошо, что мой крик не сбил её с темпа битвы. Она оказалась толковым бойцом, не давала скаржам ни опустить мост, со своей стороны постоянно приводя в действие рычаг, аннулируя действия рычага на той стороне, ни попасть в себя, периодически прячась за поднятой половинкой моста на своей стороне. Отсюда мне также было видно немного того, что находилось за воротами. На стене краллов не было видно. Там ещё были мостики, прилегающие к верху стены, по которым можно было шастать туда-сюда, через зубья стены и обратно, но они тоже пустовали. Возле рычага, в пещере, где стоял я, была дверь, наверняка ведущая туда, за стену (а как же иначе краллы могли контролировать ворота?), но она была заперта изнутри, и попасть туда я не сумел.
   Я рванул рычаг и выхватил ракетницу, спеша к окну. Ворота уже открывались.
   -- Кира! Уходи! -- я выпустил пару ракет в самую гущу противника. Огонь большинства скаржей сразу же переключился на меня.
   Кира сумела пробежать за ворота. Я спрыгнул вниз и держал огонь, отступая шаг за шагом к воротам.
   -- Джен! -- отчаянно закричала Кира.
   Я обернулся и понял, что происходит. Ворота неумолимо закрывались. Я побежал и прыгнул прямо в сужающуюся щель, приземлившись на живот. Успел вовремя, хотя чуть не оказался раздавлен створками.
   Я поднялся с земли. По ту сторону ворот слышались многоголосые рычания.
   -- Чип горелый! -- выругался я. -- Им же ничего не стоит построить живую лестницу и добраться до рычага. Откроют ворота - и каюк.
   "Рычагом они не воспользуются, я позаботился. А вот ворота им взять - раз плюнуть. Так что давайте форсированным маршем вперёд".
   -- Надо убираться отсюда! -- Кира практически в точности сказала то же, что и последняя фраза бога.
   Двор за воротами был весь чёрный от моего давешнего артиллерийского обстрела. Тут же неподалёку валялись останки трёх охранявших крышу краллов. У самых стен двора росли кустики оранжевых ягод. В самый раз, чтоб подкрепиться.
   Спереди была башня, к которой мы и направились. Внутри башни не было ничего особенного. Винтовая лестница наверх, на наблюдательный пост, и дверь на другую сторону перевала, который эта башня, как и предшествующая ей стена с воротами, перекрывала. Дальнейший перевал охраняли два громадных бегемота. Похоже, те самые, о которых так хмуро писал кралльский командир местного поста.
   Завязалась потасовка, в ходе которой наши силовые поля немного поредели, но зато бегемоты отбросили копыта. Земля содрогнулась, когда оставшийся, в последний раз взревев, просто грохнулся мордой вперёд о камни.
   И снова, как и на основном перевале, повторилась история со сменой маршрута.
   "Джен, сворачивайте!"
   "На кой ляд?"
   "По ущелью не идите. Скаржи нагонят вас - это уж точно. Бегите в подвалы. Там затеряться проще простого - и всё будет в порядке".
   "Хорошо. Так и сделаем".
   Вход в подвалы обнаружился прямо на пути. Это была большая дверь. Просто вспомогательный склад. На входе стоял бассейн с водой для умывания, что доказывало - постройка, как и склад, который мы миновали немного раньше до этого, являются творениями всех четырёх рук местных жителей. Кира запустила руки в воду по локоть и, невзирая на то, что вода может быть отнюдь не первой свежести и даже не второй, наконец-то умылась. Не упустила случая сполоснуть и руки. Глядя на неё, я тоже плеснул немного водички на свою небритую морду.
   Она глянула на меня и улыбнулась.
   -- А ты очень даже мило смотришься, когда чище, -- сказала она.
   -- Да и ты, оказывается, можешь выглядеть симпатично, а не так, как мне показалось в самом начале.
   Я, конечно, покривил душой. Из непонятной мне самому вредности. Девушка уже тогда мне показалась симпатичной. А сейчас у меня спёрло дыхание. Белоснежная кожа, румяные щёки. Прямо как недостающие элементы совершенного рисунка. А теперь это и было само совершенство.
   Милая улыбка при моих последних словах исчезла, и девушка отвернулась. Снова обидел. Да что со мной такое?
   Не говоря ни слова, она взбежала по ступенькам к двери, ведущей в другие помещения, толкнула её плечом (та кое-как со страшным скрипом поддалась), и исчезла внутри. Я запоздало последовал за ней. Куда же она, интересно, поперёд батьки лезет?..
  

* * *

  
   Мы оказались в круглой комнате со столбом посредине, подпирающим потолок. Я даже толком не успел ничего сообразить, как услышал сверху знакомое ворчание.
   -- Кира! Берегись! -- закричал я, падая на пол и откатываясь немного в сторону, нацеливая пушку в потолок.
   Такой звук обычно издавался шипострелами, вот и сейчас несколько тварей гнездились наверху. Одна успела попасть шипом Кире в поле. Шип раскрошился, но следом летело ещё четыре. Надо отдать Кире должное, она не растерялась и среагировала на мой крик почти мгновенно, кинувшись вбок, так что шипы закончили свой путь, ударившись о каменный пол. Я открыл огонь и сбил двух гадов, катаясь по полу, чтобы они в меня не попали. Одна тварь упала мёртвой с потолка, чуть не прибив меня своей тушей, но я всё-таки успел увернуться и от этого.
   Я уже сбил третьего, когда Кира, наконец, поняла, откуда исходила опасность, и тоже стала стрелять. Ещё по одной твари досталось каждому из нас. Вроде всё, больше желающих поохотиться на наши шкуры не было. Я поднялся с пола. Отряхиваться не было необходимости, поскольку поле защищало меня даже от всяческой пыли.
   -- Что же ты такая невнимательная... -- начал я с укором, но осёкся, понимая, что сам хорош.
   Кира виновато на меня взглянула, ничего не сказав.
   Из этой комнаты был один-единственный выход, окромя дверок в несколько мелких комнатушек, имеющих назначение, скорее всего, кладовок. Мы спустились по ступенькам к нему. Проход был перегорожен двумя здоровенными столбами. Мы с Кирой переглянулись. Пройти дальше нельзя, назад поздно: скаржи уже в затылок дышат. Что же делать?
   В щель между столбами я увидел часть комнаты по ту сторону. Прямо напротив нас там была дверь, на страже которой стояли два кралла. Один из краллов, лениво водя взором по сторонам, вдруг увидел меня. Крикнув что-то другому, он побежал ко мне, наводя на меня жезл. Второй сорвался следом.
   Первый выстрелил. Зелёный сгусток пролетел мимо моей головы в нескольких сантиметрах, когда я отскочил в сторону, не забыв убрать с пути сгустка и мою напарницу.
   -- Ни хрена себе, оборзел! -- сказал я, доставая ракетницу.
   Краллы ещё не успели подбежать вплотную к столбам, разделявшим нас, как я пустил в первого ракету. Тот моментально отпрыгнул в сторону. Второй, что бежал строго за ним, не понял, чего это вдруг его товарищ метнулся вбок, а когда понял, было поздно. Он получил ракету прямо в лоб и улетел к двери, да так там и остался.
   Я, немного выждав, пустил ещё одновременно две ракеты в ту сторону, куда из моего обзора исчез первый кралл. Тот как раз вознамерился выпрыгнуть, чтобы стрельнуть в меня ещё раз. И тут же был за это наказан.
   С краллами было покончено, пусть и в таких неблагоприятных для борьбы условиях. Мы быстро занялись решением текущей проблемы. А собственно: куда деваться дальше?
   Как-то же можно проникнуть внутрь. Иначе бог бы не привёл меня сюда.
   "Бог! Отзовись!"
   Молчок.
   Может быть, в одной из кладовок есть рычаг, открывающий проход или, по крайней мере, другой путь, по которому можно уйти отсюда...
   -- Джен, давай поищем в этих комнатах, -- предложила Кира.
   -- Угу, давай, -- согласился я. -- Бери на себя те, что справа, я - остальные.
   Мы разбежались по комнатам. Там было множество деревянных ящиков, в большинстве своём пустых, иногда всякая мелочь типа пистолетных обойм.
   Несколько минут поисков, и вот, наконец, радостный крик Киры:
   -- Джен! Нашла!
   Скрип - и скрежет поднимающихся столбов. Я вышел из кладовки одновременно с Кирой. Она смотрела на меня счастливо и немного гордо. Я улыбнулся ей одними глазами, и показал взглядом на дверь, через которую мы сюда пришли: надо торопиться.
   Мы вошли в комнату, где лежали два мёртвых по моей инициативе кралла. Она была достаточно просторной, слева наверху виднелось широкое прямоугольное окно. Что за ним, отсюда не было видно: было темно, и вообще слишком низко мы находились. Это нас чуть не погубило.
   Из того самого окошка вдруг раздался рёв и вылетела туча ракет. Оттуда, сверху, вся эта комната отлично просматривалась и простреливалась. Кроме, разумеется, того места, где мы с Кирой укрылись. Прямо у стены под окном, как недавно возле пропасти с мостом. Там тоже подобная ситуация была.
   Невидимый бегемот взревел ещё раз и снова послал веер ракет в комнату. Мы вжались в стену ещё сильней. До двери не добежать. Пространство перед ней обстреливается просто великолепно. Да и пока откроешь её. Если она вообще не заперта...
   Я достал артиллерию и учинил обстрел окна. Неудачно. В этого бронелоба рикошетом попадают такие крохи, что у меня патроны раньше кончатся, чем он сдохнет. В том, что там один бегемот, я не сомневался, потому что двое, к примеру, ревели бы в два голоса.
   Я, рискуя шкурой, выскочил на центр комнаты и только теперь увидел в темноте мрачную квадратную тень.
   Полетела первая ракета. Навстречу ей понеслась туча шрапнели. Они минули друг друга, ракета вошла в пол в том месте, где недавно был я, а как минимум половина шрапнели попала в бегемота. Ему этого оказалось мало. Я выстрелил навскидку ещё два раза и поспешил укрыться под стеной, выжидая, пока не уляжется безумствование бегемота, выражающееся в расходовании ракет на пол нашей комнаты.
   Кира смотрела на меня квадратными глазами. Когда я, наконец, решился повторить манёвр, она крепко схватила меня за рукав.
   -- Джен, ты что, с ума сошёл?
   -- Да, -- просто ответил я. Положил ладонь на её руку, подержав так их с мгновение, затем отнял её пальцы от моего рукава и снова выскочил на центр комнаты. Бегемот как будто ждал этого. Ракета на этот раз прилетела слишком быстро, и я едва успел отскочить. Поле скрипнуло, показывая, что нанесён ощутимый урон.
   К счастью, бегемоту хватило ещё двух полных выстрелов шрапнели. Раздался предсмертный рёв, глухой удар, от которого дрогнули стены - и всё стихло.
   Я медленно, готовясь в любой момент скакнуть назад, вышел из укрытия. Тихо. Значит, тварь мертва.
   Мы проследовали к двери. Та открылась без особых усилий. Ну и отлично.
   За дверью, похоже, и начинался сам склад. Длинные коридоры, громадное количество разветвлений. Совсем рядом от входа, по правую руку, коридор заканчивался решёткой. За ней коридор сворачивал вправо, туда и направился бегемот, что стоял спиной к решётке по ту сторону от нас. Нас он не видел - и это было замечательно. Мы решили убраться подобру-поздорову, чтобы и не увидел. Ещё одну деталь я успел заметить: на каменных плитах пола прямо перед решёткой был нарисован странный символ. Закрашенный квадрат, а вокруг него проведён контур ещё одного квадрата. Получилось как бы два квадрата: один закрашенный, другой незакрашенный. У второго квадрата сторона больше, и поэтому первый вполне свободно размещается внутри второго.
   Масса запертых дверей. Много тупиков. В одном из них мы обнаружили место казни. Два нали, ещё живых, едва шевелящихся, висели на противоположных стенах друг напротив друга. Кровь из перерезанных вен стекает прямо в бассейн в полу. Блики света, отражённые от кровавой поверхности, разбегаются по стенам. А над всем этим летают рои мух.
   Кира ахнула и, не в силах выдержать такое зрелище, отвернулась. Сверкающие капли с её ресниц упали на пол. Я поспешно увёл её оттуда.
   -- Кира, пожалуйста, соберись! -- прошептал я, гладя её по волосам, пытаясь успокоить. -- Сосредоточься, иначе мы можем погибнуть.
   Она отстранилась, глотая слёзы, и кивнула, пытаясь сделать вид, что готова продолжать дальше.
   Почему на неё это произвело такое впечатление? Если дело просто в виде крови, то мы сами лично уже и так достаточно скаржей настреляли. Наверно, это из-за того, что она достаточно долгое время жила, общаясь с нали, и ей эти существа были очень дороги. Этот акт неоправданного насилия только усилил нашу общую неприязнь к скаржам.
   Одна из дверей была открыта, что позволило попасть нам в маленькую комнату со странным механизмом. Прямо из комнаты на нас вылетел скарж, размахивая длинными когтями. Получив свою дозу шрапнели, он осел в дальнем углу и затих. Механизм в комнате был впечатляющих размеров. Рычаг, а при нём -эдакий громадный вал, при вращении наматывающий на себя толстую цепь.
   Вращение завершилось - цепь намоталась без остатка, другой конец её терялся где-то в дыре среди плит пола. Снаружи что-то в последний раз лязгнуло. Мы с Кирой вышли - ближайшая к нам дверь, дверь поистине огромных размеров, была открыта.
   Следующий коридор был более упорядочен, чем предыдущие. Прямой широкий ход, по бокам которого ряды дверей. В нём стояли куковали три скаржа, при виде нас начавшие бегать и стараться напасть, за что были, как обычно, наказаны. Мы, прячась за створками дверей и особо не высовываясь, расстреляли их в решето. Одному, правда, удалось укрыться за ближайшей к нам дверью справа, там он и сидел, периодически отстреливаясь, пока я секретным приёмом шок-ружья окончательно не достал его. Раздался очередной взрыв - и скаржа не стало.
   Две двери по левую сторону коридора не открывались. Две по правую, в одной из которых укрылся тот самый скарж, были открыты, ведя в очередную складовую комнату с кучей ящиков и остатками тела этого скаржа. Оттуда был ещё один выход, но он был перекрыт столбами. Примечательно, что на полу перед этим выходом также был символ. Только в отличие от ранее виденного мной он содержал лишь незакрашенный квадрат, внутри которого ничего больше не было.
   Мы вышли из комнаты и продолжили движение по коридору. Он был прямой, как стрела. Никаких разветвлений, ответвлений или дверей я не заметил. Только местами стояли кучами ящики, да ещё кучи камней, осыпавшихся с потолка под действием времени. Впрочем, один раз мы прошли мимо ещё одного перекрытого столбами узенького прохода. Как раз в этом месте началась лестница, и мы шаг за шагом поднимались вверх. Этот перекрытый столбами проход никакие знаки не помечали, но пройти в него также оказалось невозможно, как и в предыдущие. Воистину, тот, кто будет пытаться понять архитектуру нали, просто-напросто сломает себе голову.
   Восхождение завершилось - и мы вошли в зал. Широкий круглый зал. Посреди, как и в начале складов, стоял столб, только он был толще и подпирал собой узенькую площадку, а потолок был гораздо выше.
   -- Кира, назад! -- заорал я, но было поздно. Лязг за спиной возвестил о том, что отступать некуда. Проход перекрыли столбы, выросшие словно из ниоткуда.
   В комнате стоял титан. Громадная туша издала рёв, почуяв добычу. Мы с Кирой побежали. Титан, сотрясая пол, неуклюже топал по залу, стараясь достать нас, но мы постоянно перебегали так, чтобы между нами и титаном оказывался столб. Так, конечно, долго продолжаться не могло. Выносливости у титана намного больше, чем у нас.
   Только мы хотели кинуться к проходу наверх, к ступенькам, ведущим вдоль стены, как из коридора рядом со ступеньками на рёв титана появился кралл. Завидев нас, он крикнул что-то через плечо и спрыгнул вниз, поудобнее перехватив жезл. За ним посыпалась целая братия таких же точно краллов.
   Вот тут нам и крышка, подумал я. Первый кралл в этот момент выстрелил. Титан, в довершение ко всему ещё, наверное, и голодный, пришёл от этого в ярость. Он давно уже не жрал, а тут эти, которые его голодом морят, ещё и законную добычу, нежданно-негаданно явившуюся, вознамерились отобрать. Он ударил стрелявшего кралла, превратив этим ударом его в кусок мяса ещё до того, как этот кралл завершил свой полёт, расплющившись о стену.
   Краллы мигом забыли о нас, справедливо полагая, что мы никуда не денемся. Завязалась потасовка, в ходе которой очередной кралл после титанического удара, роняя части тела, летел в стену, но краллы уже облепили громилу с ног до головы и медленно одолевали его, тыча в громадную тушу жезлами.
   Что же делать? Я повертел головой в поисках хоть чего-то. Один из камушков в столбе показался мне подозрительным. Времени на раздумья не было, я уже доверял своей интуиции, давно наловчившейся отыскивать пути к решению самых неразрешимых задач. Я подскочил к камню и изо всех сил пнул его ногой. Что-то скрежетнуло - и в стене зала отворилась потайная дверь. Не теряя времени (к счастью мы были скрыты столбом от краллов и титана), мы юркнули в ход. Как всегда в потайных ходах, его можно было открыть и закрыть также и изнутри. Я не хотел давать краллам ни малейшего шанса догнать нас.
   Закупорив проход, мы пошли по узенькому коридору, резко ушедшему ступенями вверх. Яростный рёв шёл из-за стен, титану приходилось несладко. Что-то ощутимо тряхнуло пол, и это могло быть не иначе как падение чего-то массивного типа нашего титана мордой о плиты. Наконец, стены разомкнулись, и мы оказались где-то наверху. Когда я посмотрел вниз, я понял, где мы. На той самой площадке сверху столба. Внизу краллы уже добивали титана, завалив его на бок.
   Выждав момент, мы спрыгнули прямо на ступеньки, молясь, чтобы краллы не заметили нас. Но у краллов были и так свои проблемы, так что мы спокойно поднялись по этим ступенькам вверх и быстро исчезли за очередным поворотом.
   Коридор привёл нас в комнату, где было много всякой всячины. Стояли ящики на полу, горшки и прочие сосуды - на полках. На стуле сидел скарж и читал что-то. Когда мы вошли, он даже не среагировал сразу на наше появление, а когда понял, кто пришёл, как-то странно задёргался, замахал лезвиями, так что пришлось его пристрелить, чтоб не мучался.
   Но самое для нас главное: в комнате был рычаг. Он стоял за грудой ящиков, так что я даже не сразу его углядел и только благодаря какому-то неясному чувству, что могу пропустить нечто важное, я не прошёл мимо.
   Мы вышли из комнаты через противоположную дверь и продолжили путь. Узенький проход вывел нас к лестнице, по которой мы поднимались к залу с титаном. Мы открыли при помощи настенной кнопки столбы, перегораживающие выход, и спокойно вышли.
   Теперь стал вопрос: куда податься? К титану и краллам нам идти незачем. Вернуться назад? Скорее всего. Рычаг-то мы нажали... Кто знает, чего он там среди того множества дверей открыл?
   Возвращаться далеко не пришлось. Те самые две запертые двери... В общем обе были теперь открыты. И как ни крути, а никакого смысла в таких хитросплетениях строения, расположения рычагов, дверей и прочего я не углядел. Те нали, что это строили, или обладали острым чувством абстракционизма, или крайней степенью сумасшествия.
   За обеими дверями, как мы убедились, путь вёл под наклоном вверх. А дальше смутно виднелись очертания какого-то зала...
   Войдя внутрь, мы были атакованы краллом и скаржем, что сидели по разные стороны от входа. Кира взяла на себя первого, я - второго. Стараясь как можно больше экономить шрапнель, я стрелял из скорострельника, и скоро скарж, несмотря на свою прыгучесть, стал набит свинцом по самые уши и осел на пол.
   Тем временем Кира удачно откидывала от себя кралла нечастыми, но эффективными импульсами шок-луча, время от времени уходя от кралльих магических испражнений, которыми он пытался её достать. Во время битвы одно из таких испражнений пребольно стукнуло меня по полю сзади. То есть, пребольно было полю, судя по его скрипу, а у меня сердце кровью облилось. Я ведь понимал, что запас энергии у него не резиновый, и оно скоро сдохнет.
   К счастью, всё закончилось быстро, поскольку, разобравшись со скаржем, в бой подключился я, и с краллом мы покончили в считанные секунды.
   Настало время осмотреться.
   В общем-то, всё, что было в комнате - прямоугольная коробка стен посредине, через окна в которых я рассмотрел, что эти стены огораживали бассейн. Что в нём было - не видно, окна слишком маленькие. Дверь в коробке была, но, как и ожидалось, она не открывалась. Обойдя коробку по кругу, мы наткнулись на лифт, который вознёс нас вверх, прямо на вершину этих стен. Отсюда была одна дорога - вниз, в воду. Не считая лифта, чтобы вернуться вниз. Вода была кристально чистой, и в ней виделись несколько рыбок подозрительного вида, а также на самом дне - рычаг, обведённый знакомым символом: полый, в смысле, незакрашенный квадрат.
   "Ага!" -- подумал я.
   Мы переглянулись.
   -- Кира, значит, сделаем так: я спускаюсь вниз. Если я не сумею найти отсюда выхода, тогда ты спустишься на лифте и поищешь где-нибудь снаружи, хорошо?
   -- Джен, а если я ничего не найду? Если ты останешься тут?
   -- Не бойся за меня, -- сказал я. На стене, у бортика бассейна, была кнопка. Вряд ли она делает что-либо иное, кроме открытия дверей. -- Если ты ничего не найдёшь стоящего, что-нибудь придумаем. В крайнем случае, соорудим из чего-нибудь верёвку. В самом крайнем просто иди дальше без меня.
   Она моргнула, ничего больше не сказав. Глаза её излучали крайнюю степень тревоги. Неужели, в самом деле так за меня переживает? Я тронут.
   Сложив всё оружие в рюкзак, крепко его застегнув, я подобрался, примерился - и сиганул вниз. Не так уж и высоко, метров пять. Громкий хлюп - и я уже пускаю пузыри под водой. Несколько рыбок мигом кинулись ко мне, но, немного покусав поле, поняли, что здесь им ничего не обломится, и отстали. Их челюсти были слишком слабы, чтобы всерьёз нанести урон энергии поля. Подплывала рыбка покрупнее. Вот кто в самом деле мог пребольно куснуть. Я мигом выхватил лучевик. Даже патроны не хотелось тратить. Рыбка и не думала останавливаться. Естественно, чего ожидать от примитивного разума. Я стал стрелять. После шестого-седьмого выстрела рыба задёргалась, потом обездвиженно затихла, медленно брюхом кверху всплывая на поверхность. Мелкие рыбки тут же кинулись на бесплатное мясо, в которое моментально для них превратилась эта рыбина.
   Я вынырнул, чтобы сделать глоток воздуха. Затем прицелился на рычаг, подплыл так, чтобы плыть вниз пришлось как можно меньше. Затем нырнул. Подплыл к рычагу, опутанному зелёными стеблями водных растений. Кто-то очень хорошо следит, или следил за этим местом. Специально заселил сюда рыбок, растения... Аквариум, не иначе.
   Рычаг поддался не сразу, с трудом. Водоросли оплели его так плотно, что я его еле сдвинул. Раздался глухой стук, раскатившийся эхом под водой. Теперь, похоже, та дверь с символом открыта. Настало время подумать о том, как выбраться отсюда. Я всплыл на поверхность и выкарабкался на бортик. Из воды я вылез сухим, вся вода благополучно стекла по полю. Я подошёл к кнопке. Если сейчас не сработает... Я нажал.
   Скрежет возвестил о том, что всё в порядке. Я обернулся. Дверь была открыта. Я взглянул наверх, на Киру, и показал ей большой палец.
   -- Всё в порядке, Кира, спускайся!
   Я вышел через дверь. В тот же миг Кира спрыгнула со спускающегося лифта.
   Мы вышли из комнаты, выбрав одну из тех двух дверей. Оказавшись в коридоре, я попытался припомнить, где та дверь с символом, потом, наконец, сообразил, что она прямо перед нами, нужно только пройти немного вперёд, через соседние двери. Проход в дальней стене был уже свободен от столбов. Мы прошли внутрь без помех.
   Дальше мы оказались в помещении, где был ещё один бассейн, только доступ к нему был в этот раз свободен. Вообще-то, это был даже не бассейн, а начало водоёма. Целые коридоры, залитые водой. Но путь к ним преграждала массивная решётка, что опускалась под воду - и до самого дна, так что для нас оставалось открытым только начало этого водоёма.
   Отсюда вёл ещё один ход, куда мы и повернули. Закончился ход тесной складовой комнатой. Тесно в ней было именно из-за большого количества ящиков, причём основная масса которых была с ИСВК. Мы осторожно вошли туда. Сзади раздался лязг.
   "Ещё одна ловушка!" -- с ужасом сообразил я.
   Выход оказался перекрыт столбами. Раздался многоголосый рык. Напротив нас в комнате находились узенькие проходы. Из одного вбежал кралл и напал на нас. И началось. Краллы лезли в проходы - только успевай отстреливать. Проходов было три, ввиду чего у нас рук не хватало. Зато плюсом было то, что в таком узком проходе краллу деваться было некуда, и уж если я туда выстрелил - то тому, кто там в этот момент был, приходилось несладко.
   Наверху я заметил площадку. Возможно, оттуда можно открыть выход.
   -- Кира! -- крикнул я, ни на миг не сбавляя темпа битвы.
   В двух словах я объяснил, что от неё требуется. Я присел на корточки, продолжая удерживать огнём проходы. Краллы пёрли напролом, сквозь трупы сородичей, невзирая на огонь. Бесстрашие было у них в крови.
   Кира разбежалась и вскочила мне на плечи. Почувствовав это, я мигом выпрямился, как пружина. Кира взлетела вверх прямо на площадку.
   А мне пришлось туго. Три прохода, в каждом - толпа краллов. Выстрелы, выстрелы. Хищные морды, через секунду превращающиеся в кровавое месиво. И между тем, краллы продвигались всё ближе и ближе. Трупов стало столько, что до живых краллов мои пули уже не долетали. Они, прикрывшись горой трупов, медленно продвигались вперёд. Ещё несколько мгновений - и меня уже ничто не спасёт.
   Сверху свалилась рычащая туша, размахивающая когтями. Скарж, который, скорее всего, и перекрыл нам выход.
   -- Джен! Я открыла решётки! -- крикнула Кира сверху.
   Я обернулся - и впрямь. Молодец, девушка! Добив начавшегося подниматься скаржа, я выскочил из комнаты и стал на пороге. Где же Кира?
   В этот момент столбы начали опускаться. Медленно-медленно... Кира понеслась ко мне, перепрыгивая с ящика на ящик. Краллы в этот момент прорвались, поэтому она очень правильно сделала, не спрыгнув сразу вниз. Я зачарованно следил за ней. Сделать я ничего не мог: столбы это не дверь, одному если я и поставлю помеху, то остальные всё равно продолжат опускаться.
   Кира спрыгнула у самого выхода, прыгнула вперёд, скользя на животе по полу под столбами. Столбы уже опустились почти до конца, так что это действительно был единственный способ.
   Она зацепилась за что-то, тем самым остановившись прямо под столбами. Ещё немножко, и они переломят ей хребет, предварительно уничтожив поле. Я схватил её и вытащил к себе. Отчаянный скрип поля - её ноги попали под столб, что был вынужден из-за этого приостановиться. Она быстро поджала ноги, убрав стопы из-под столба - и последний столб беспрепятственно опустился до конца.
   Краллы в ярости бросились на решётку, а мы поспешили убраться подальше, пока они не начали стрелять в узкие щели между столбами.
   -- Ну ты, героиня! -- сказал я Кире с улыбкой, когда мы убегали подальше. Она улыбнулась в ответ.
   Только сейчас я увидел ещё одну причину, по которой она побежала по верхам ящиков. В руках она держала шрапнельник. Такой же точно, как и у меня.
   Мы вернулись в зал с водоёмом, перекрытым решётками. С минуту постояли в нерешительности.
   -- Что будем делать? -- спросил я. Мне в голову ничего не лезло.
   -- Джен, смотри! -- воскликнула Кира, указывая пальцем на стену у водоёма. Я взглянул в том направлении и увидел символ. Как я его проглядел! Закрашенный квадрат внутри полого квадрата.
   Судя по тому, что в прошлый раз таким символом была обозначена дверь и открывающий её рычаг, здесь где-то была разгадка. Хотя, может существует какой-то рычаг, который одновременно открывает и дверь там, и решётку здесь... Но проверить всё равно не помешает.
   -- Кира, давай осмотрим этот бассейн.
   Мы обошли его, пытаясь что-то рассмотреть под водой. Решётка была цельной и упиралась в самое дно... Вроде бы.
   Я махнул рукой и прыгнул в воду. Всплеск, который я услышал уже под водой. Я исследовал решётку. Точно! Самый крайний столб решётки у самого низа был аккуратно спилен, и отпиленный кусок лежал немного в стороне. Сверху, если смотреть под воду, это практически незаметно. Я вынырнул.
   -- Кира! Тут можно проплыть. Ты идёшь?
   Она браво кивнула и, особо не церемонясь, прыгнула за мной в воду. Я нырнул и втиснулся в узкий проём под спиленным столбом. Кире это сделать было легче, она была худенькая, хрупкая, так что мы без проблем оказались по ту сторону решётки, выбрались на проложенные над водой деревянные дорожки и пошли по лабиринтам этого водохранилища.
   Ходили мы там недолго. Несколько шипострелов, оккупировавших потолки, были успешно отстрелены. Внезапно на очередном повороте я остановился и поднял руку. Нет, моя интуиция теперь была ни при чём. В голове снова на мгновение вспыхнула огненная стрелочка, указывающая прямо вниз.
   "Бог, ты здесь?"
   Молчание. Не считает нужным отвечать. Или, как всегда, прилетел лишь на мгновение и опять удрал по своим делам.
   Я вгляделся в воду. Кира, заметив это, тоже стала вглядываться, время от времени поглядывая на меня.
   Что-то там внизу... Эх, темно, плохо видно, что на дне. Я нашарил фонарик в рюкзаке (благо у нас всё делается водонепроницаемым и в меру противоударным), затем прыгнул в воду и поплыл вниз, освещая дно. Точно, вот снова этот символ. Квадрат в квадрате. Он нарисован рядом с маленькой квадратной решёткой в дне. Он указывает на неё... Я тронул решётку. Вроде, шатается. Мда, под водой её так просто не выбьешь... Я достал шок-ружьё. Решётка вылетела с одного выстрела и упала на дно тоннеля, который она перекрывала.
   Я всплыл наверх, отдышался.
   -- Ну что там? -- в нетерпении спросила Кира, всё это время охранявшая мой тыл наверху.
   Когда я сумел более-менее нормально говорить, я сказал:
   -- Там тоннель глубоко вниз. Плыть далеко. Ты со мной, или останешься здесь?
   -- Я с тобой, -- твёрдо сказала она. -- А вдруг там будет другой выход?
   -- Хорошо, тогда не отставай! -- скомандовал я и снова нырнул.
   Раздался "плюх". Я достиг дна и вплыл в тоннель. На дне его лежала решётка, отсюда был поворот немного в сторону. Тоннель продолжал идти вниз, хоть теперь и под уклоном. Я оглянулся и убедился, что Кира следует за мной.
   В конце тоннель снова сворачивал. На этот раз он вёл наверх, тоже под уклоном. Я ускорился - и вот глотаю спёртый воздух, пытаясь прийти в себя. Возмущённое карканье сверху. Услышав его, я падаю в сторону, прямо в воду на полу, которой здесь по щиколотку, и расстреливаю шипострела, прилепившегося к потолку. Помещение было очень маленьким. Низкий потолок - нали здесь мог бы передвигаться, только немыслимо сгорбившись - тесные стены, балки на потолке делают помещение ещё теснее. Короче говоря - бункер. Круглое помещение, посреди - столб, от которого расходятся балки в потолке и полу.
   Я оглянулся. Кира не показывается. Торопясь, я отыскал дыру в полу, из которой сюда приплыл, и нырнул обратно в тоннель. Кира безвольно лежала на полу где-то посредине водного тоннеля. Путь оказался слишком длинным, и ей не хватило воздуха в лёгких. Я схватил её и помчался назад.
   Мы вынырнули, я оттащил её подальше от тоннеля и спешно занялся оживлением. Вначале я положил её грудью поперек колена и попытался выдавить воду из лёгких. Затем сообразил, что защитное поле не пропустило воду совсем. Кира просто-напросто задохнулась, а вода если и была в лёгких, то вытекла оттуда в тот момент, когда я вытащил Киру из воды, когда поле возвращало нормальную форму.
   Это облегчало дело. Я положил её на спину (хорошо хоть уровень воды был невысок), и стал делать искусственное дыхание. Как же это делается? За годы безделья, отвыкший от военной службы, я совсем забыл в каком порядке надо делать искусственное дыхание. Тем более что ранее никогда не применял это знание на практике. Значит, давай начнём с грудной клетки.
   Раз, два, три, четыре, пять... Кира по-прежнему недвижима. Теперь рот в рот... Я наклонился к её лицу. Губы её были мягкими... Я сделал выдох. Вот, это то, что нужно было! Её легкие ведь совсем были лишены воздуха. Секунда - и её глаза широко раскрылись, она закашлялась, приподнявшись. Затем обессилено откинулась на спину, обратно в воду.
   -- Можешь идти? -- спросил я.
   Она еле заметно кивнула и попыталась приподняться. Я удержал её.
   -- Полежи немного, -- сказал я. -- Лучше отдохни. А я пока прогуляюсь.
   Я поднял пушку и пошёл аккуратно по бункеру. За балками в потолке прятались шипострелы, что при моём приближении распускали щупальца и грозно кричали, пуская в меня шипы. Я сносил их с одного выстрела.
   Наконец, я достиг цели. Большой рычаг, залитый водой до подножия. Под водой на полу ясно был виден символ "квадрат в квадрате". Это оно. Я рванул рычаг на себя и пошёл назад, к Кире.
   При моём приближении она поднялась на локте.
   -- Плохая новость, -- начал я сходу. -- Отсюда только один выход. Тот, через который мы сюда приплыли.
   В её глазах появился испуг. Я молчал, обдумывая один вариант.
   -- Значит так, Кира, -- сказал я. -- Давай вот как сделаем: ты набираешь воздуха и крепко держишься за меня, добро? Ещё лучше, если ты при этом закроешь глаза. Я думаю, что смогу вытянуть нас обоих.
   -- Хорошо, Джен, -- кивнула она. -- Я верю в твои силы.
   Приятно было слышать. Плохо было то, что сам я не верил.
   Мы нырнули, она обняла меня, и я поплыл что есть мочи. Миновали спуск, миновали подъём - и вот мы уже всплываем вертикально вверх. Осталось совсем немного... Мы выскочили из тоннеля и понеслись к поверхности.
   Всплеск - и жадное дыхание обеих глоток возвестило о том, что Кира вынесла. Я подплыл к доске, и мы выбрались на поверхность. Затем развалились на дорожке, отдыхая.
   -- Ну как? -- спросил я.
   -- Здорово, -- слабо улыбаясь, пошутила она.
   Задерживаться ещё дольше было не просто опасно, но и бессмысленно. Мы кое-как поднялись и направились к выходу отсюда. Проплыли под решёткой. Вышли в коридоры.
   И вот через несколько минут стоим, наконец, перед уже открытой дверью. Прямо у наших ног тот самый странный символ, "квадрат в квадрате". Но идти мы не спешим. Я помню, что где-то там, за углом - бегемот. Я медленно выглянул. Бегемот стоял спиной к нам и неспешно нёс свой пост. Наверняка для него было большим сюрпризом, когда кто-то нанёс ему сокрушающий удар по черепу. Да ещё с той стороны, откуда взяться якобы было некому.
   Мы принялись за него из артиллерий, этих громил только так бить и надо. С двух парных выстрелов он загнулся. Пол сотрясся, потолок уронил несколько небольших валунов. Мы обошли тушу и продолжили идти вперёд по коридору. Несколько поворотов, ступеньки, то поднимающиеся вверх, то спускающиеся вниз, один раз даже пришлось обходить выпавшую из пазов наверху огромную каменную балку. Одну из тех, что подпирали потолок.
   В следующем зале с наклонными окнами наверху и колоннами нас ещё не ждали. Ещё один бегемот и несколько краллов стояли в патруле. Миновать их не было никакой возможности, поэтому завязалась стрельба. Бегемот пал быстро, и только потом мы сосредоточились на краллах. Их тут было около трёх, потом из-за колонн выбежало ещё двое. Краллы по натуре своей живучи, хоть и не особо прыгучи.
   Всё-таки я уже настолько набил руку в их истреблении, что долго мы не задержались, особо даже и поля не потратив. Когда всё закончилось, я бросил случайно взгляд наверх и увидел через те самые наклонные окна в потолке кресты, на которых были распяты нали. Несколько крестов. Нали едва шевелились, сил у них не было даже на то, чтобы стонать. Помнится, недавно я спас с креста такого же нали, хотя бог вначале просил умертвить его. Что с ним стало, интересно?
   Жалко их, конечно, но и облегчить их страдания путём убийства я не смогу. Освободить их - тоже. Каждый патрон, каждая секунда сейчас на счету...
   "Простите", -- одними губами шепнул я. И направился к выходу. Кира последовала за мной. Взора наверх, в отличие от меня, она не поднимала. И хорошо.
   Дальше мы продолжили путь без особых помех. Широкий коридор вёл прямо, никуда не сворачивая. Иногда мы проходили мимо примыкающих коридоров поуже, но пойти туда и потеряться в очередном лабиринте нам не хотелось.
   Коридор упёрся в просторный холл довольно нескромных размеров. Колонны, подпирающие потолок, лестницы, ведущие куда-то вверх... Коридор, ещё больше предыдущего, выводит из него вперёд.
   Мы только хотели войти в него, как оттуда послышались злобные рычания. Миг - и комната заполнилась краллами и скаржами. Сразу же мысль о переднем коридоре исчезла.
   Я этих скаржей узнал. Один вон имеет на броне чёрное пятно от шок-луча Киры, второй хромает, когда ему попал в ногу осколок моей шрапнели... Погоня, потерявшая наш след ещё на перевале, когда мы закрыли ворота возле моста прямо перед их носом. Они, очевидно, поняли, куда мы делись, и решили встретить нас на втором выходе, справедливо полагая, что мы будем идти строго вперёд, даже не думая о том, чтобы вернуться. Может даже они разделились, и часть осталась на первом выходе, а часть переметнулась сюда, на второй. Факт в том, что мы оказались в ловушке.
   -- Кира, за мной! -- крикнул я и побежал вверх по ближайшей лестнице.
   Краллы и скаржи сорвались за нами. Где-то в глубине того коридора виднелся ещё и бегемот. Ох, не везёт нам...
   Мы бежали по лестнице. Я на ходу отстреливался. Тучи магических сгустков пронзили воздух. Благодаря тому, что мы низко пригибались, большинство их либо пролетало над нашими головами, либо врезалось в ступеньки. Помогло то, что мы находились выше скаржей, поэтому им попасть в нас было намного сложнее.
   Лестница закончилась, затем спасительный поворот - и мы уже на краткое время вне прямой видимости скаржей. Во время бега мне пришлось подстраиваться под Киру. Всё-таки она была не так натренирована, как я, поэтому и скорость бега её немного отличалась в меньшую сторону.
   Коридор закончился ещё одним залом. И вот тут нам не повезло. Там стояли два бегемота-гиганта. Таких громадин, за исключением, разумеется, титанов, я ещё не видел. Оба тёмно-серого отлива, шкура в одинаковых узорах. Прямо как братья-близнецы. Тут бы нам и смерть, но головы я не потерял. К счастью, бегемоты стояли к нам спиной. Я выстрелил в одного из них и поспешил укрыться за колонной, потянув за собой Киру.
   В этот момент вбежали скаржи. Бегемоты развернулись. Поскольку никакого явного обидчика, кроме только что объявившихся в их поле видимости скаржей, не было, они, яростно взревев, на пару атаковали наших преследователей. Теперь скаржам и немного отставшим краллам стало не до нас. Завязалась яростная схватка, магические сгустки, ракеты, коими неизменно стреляли бегемоты, а также снаряды всевозможного людского и скаржьего оружия роями заполнили пространство. Так можно и нам несдобровать...
   Я только хотел попытаться прорваться к очередной лестнице, что вела ещё выше, по пути наверх расширяясь, как в суматохе битвы расслышал голос:
   "Джен! Давай к стене! Живо!!!"
   Внезапно появившийся бог имел козырь. Я побежал к стене, в которой уже появилась быстро увеличивающаяся щёлочка секретного прохода. Кира пробежала следом за мной. И проход закрылся, оставляя по ту сторону стены уже заканчивающуюся битву. Бегемоты, тупые, пусть и такие громадные, не могли долго продержаться против такого количества скаржей, вооружённых не только магией.
   А когда звуки битвы стихли, до нас донёсся яростный скарже-краллий рёв, рёв охотников, потерявших добычу...
  

* * *

  
   Ванночка с водой для омовения была как бы последним штрихом подземелий. И, наконец, мы вырвались наружу. Да, жрецы постарались. Запасной ход, к нашему счастью и чести жрецов, имелся. Жрецы-нали обычно предусмотрительные. Знали, что когда-нибудь придётся драпать. Правда, вряд ли кто-то подозревал, что придётся драпать от пришельцев со звёзд. И тем более вряд ли кому-то в голову приходила мысль, что по этому ходу драпать будут другие звёздные пришельцы.
   За маленькой дверкой ровные каменные стены сменились сводами пещеры, заросшей мхом или какой-то похожей растительностью. Каменные плиты под ногами сменились простым камнем, в своё время утоптанным тысячами ног.
   Мерно раздавался плеск воды. В пещере было озеро. Деревянный причал из какого-то неизвестного мне дерева, что умудрилось не сгнить за века, брал своё начало через пару десятков метров от выхода из подвалов. У него на привязи стояла лодка, огромная деревянная лоханка. Не знаю... Не внушают мне доверия древние штучки. Хотя как-то же плавали люди в старые времена...
   Я заметил, что чуть дальше, где было место для ещё одной лодки, висели остатки точно такой же привязи. Одной из лодок уже воспользовались. Да в конце-то концов, почему бы и нет?
   Махнув Кире рукой, я залез в лодку. Немного попробовал её на прочность, попрыгал. Лодка была огромной. Рассчитана на нескольких нали, а на людей - тем более.
   -- Кира, загружайся. Всё нормально.
   Мы расположились в лодке. Я попытался отвязать перевязь. Затем, потеряв терпение, просто-напросто вынес её шок-лучом. Лодка медленно стронулась с места и поплыла в темноту. Свет от факела, горевшего у причала, потихоньку скрылся позади. Я включил фонарик.
   Мы плыли в данный момент по внутригорному тоннелю. Недалеко впереди слышался шум текущей воды. Шум приближался. Наконец, за поворотом показалось окошко света. Я выключил фонарик. Окошко расширялось по мере приближения к нему. И вот оно превратилось в огромный выход из тоннеля. Озеро, с которого мы выплывали, превратилось в длинную узенькую змейку и впадало в мерно текущую реку, русло которой легло в горах. Река не имела на всём обозримом протяжении берегов. Только отвесные скалы. Неизвестно, что там, выше по течению, за поворотом. Слышится шум водопада, похоже... Хорошо, что водопад позади, а не впереди.
   Я даже подумал, что интересно, при помощи какой силы двигалась лодка по этому озеру. Ведь там же не было и не могло быть течения, только уже ближе к месту впадения в реку течение возникло. Возможно, разновидность налийской магии. У бога для таких штучек кишка тонка.
   "Ребята, можете поудобнее устраиваться, -- тем временем ожил бог, как будто почувствовал, что я его про себя помянул. -- Впереди многочасовой путь вниз по этой реке без приключений. А вам ещё выспаться надо".
   Я привык доверять богу в мелочах. Я ему нужен, значит не обманет. Да ещё и сам проследит, чтобы муха не села.
   -- Кира, устраиваемся на отдых. Ближайшие несколько часов ничего не предвидится.
   Она посмотрела на меня изумлённо.
   -- Ты о чём?
   -- Я имею в виду, что нам долго теперь придётся плыть, надо бы отдохнуть, что ли.
   Мне захотелось спать. Действительно, сколько часов я уже без сна? Кира тоже выглядела не очень бодрой.
   -- Давай будем спать по очереди, -- предложил я. -- Вначале дежурю я, затем сменимся.
   Она, поколебавшись немного, согласилась. Мы сложили наши рюкзаки на дно лодки. Она устроилась, положив голову на рюкзак, а я принялся записывать в дневник события сегодняшнего дня. Или дней? Мне, наверное, показалось, но этот день длился неизмеримо долго. Не знаю. Найденные в самом начале часы, как я уже замечал ранее, я потерял в одной из схваток. В общем, пишу, как есть. Странное что-то происходит, но в последние дни происходит очень много странного и необъяснимого, так что не впервой.
   Кира заснула сразу. Сейчас спит, обняв свой рюкзак. А я украдкой ей любуюсь. Во сне черты её лица разгладились, стали по-детски нежными. Наверное, хороший сон снится. Хоть спящей она немного отойдёт от того, что ей пришлось пережить.
   Время моего дежурства, в общем-то, давно подошло к концу, но я дам ей ещё немного поспать. Мои глаза совсем уже слипаются. Как будет невмоготу, тогда уж и разбужу её. Этот день моего пребывания завершился. Надеюсь, в конце следующего дня я тоже, как и сейчас, смогу описать его события.
  

День 7.

Две крепости.

   Замок... Снова полёт. В который раз. Но я не жалуюсь. Мне так хорошо! Ни с чем не сравнимая лёгкость... Дыхание ветра, ласкающее кожу. Свобода действий... Я лечу вокруг замка, поднимаюсь вверх, к небесам, где парят птицы. Опускаюсь вниз, к самому рву. Пролетаю над водой. Снова ввысь...
  

* * *

   Когда я проснулся, было светло. Припоминаю, что когда мы выплывали, темнело. Солнца планеты снова распорядились днём по-своему.
   Опять снился этот странный сон. Теперь, вспоминая о нём, понимаю, что никакой свободы действий у меня не было. Я не мог никуда свернуть, даром, что не хотел. Да и вообще летал не я, а кто-то руководил полётом. Просто мне казалось, что это я. Кстати, заметилось нечто странное. Я, как и в прошлый раз, не увидел ни одного нали. Раньше ведь в моём сне всегда были нали. Только сейчас обратил на это внимание...
   "Слушай, бог, ты здесь?"
   "Ага. Пока ещё живой", -- ответил он, и мне показалось, что голос его чересчур слаб.
   "Перетрудился?"
   "Есть немного. Что ты хотел?"
   "Ты не в курсе, случайно, что это за сон мне постоянно здесь снится?"
   "Ах, это... Замок, что ли?"
   "Значит, знаешь..."
   "Не волнуйся. Больше он сниться тебе не будет".
   "А что ж такое? И что он вообще означает, этот сон?"
   "Скоро узнаешь..." -- последовал туманный ответ.
   Кира заметила, что я проснулся.
   -- С добрым утром, -- сказала она, взглянув на меня, затем снова сосредоточилась на созерцании окрестностей. В данный момент мы находились на открытом месте, но скоро вновь вплывали внутрь горы. Вчера, когда я писал дневник, мы проплывали множество раз и там, и сям. И на открытом месте, и внутри гор.
   Я встал, потянулся, немного качнув при этом лодку. Затем взял пригоршню воды из речки, осторожно понюхал. Вроде бы нормальная вода, не затхлая, без запаха, как и положено быть хорошей воде. Я плеснул то, что набрал в свою лодочку ладоней, себе в лицо. Приятная прохлада...
   Завершив умывание, я потянулся к своему рюкзаку.
   -- Время завтракать, -- объявил я.
   Кира при этих словах обернулась ко мне, моментально забыв свой пост. Не ела уже давно, сообразил я. Как и я сам. Голодны мы оба, как волки. И, соответственно, злые, как собаки. Надо будет задобрить желудки, тогда и настроение поднимется.
   Я вытряхнул свои скудные запасы провизии оранжевых ягод и вяленого мяса из местных коров и кроликов.
   Заодно я выудил деревянную посудину с соком. Этакую фляжку первобытного образца. Оказывается, у меня было даже такое. Нилина мне тогда что-то упаковала из съестного, я даже не проверял толком. Но, наверное, пить можно. Запах очень приятный.
   На еду мы накинулись с жадностью, присущей только десантникам, находящимся на затянувшемся боевом задании. Я попробовал сок. Вроде действительно ничего. Уверившись, что всё в порядке, я передал фляжку Кире.
   Мы потрапезничали половиной моих запасов. Затем я собрал остатки обратно.
   "Бог, как долго ещё?"
   "Достаточно. Несколько часов, наверное. Пять, а может и больше, если течение не ускорится".
   "Вот те на! Совсем замечательно стало".
   Я расстроился. Сидеть без дела столько времени, положившись на природу... Хорошо хоть бог следит за событиями, в обиду в случае чего не даст. Предупредит хотя бы. Остаётся только размышлять. А мысли далеко не весёлые... Хотя... У меня ведь есть попутчица!
   -- Кира.
   -- Да, Джен?
   -- Пожалуйста, расскажи что-нибудь о себе.
   Она взглянула на меня с удивлением.
   -- Я же тебе рассказывала, вроде как.
   -- Я помню. Я уже спрашивал, как ты попала на "ИСВК". Я имею в виду, вообще. Есть ли у тебя какие-нибудь особенные увлечения, какие фильмы предпочитаешь... Ну то, что ты любишь читать научную литературу, я и так знаю.
   Я улыбнулся.
   -- С чего это ты вдруг? -- она пересела поближе.
   -- Скучно стало. Ещё, наверное, долго плыть. А так мы, быть может, найдём общую тему для разговора...
  

* * *

   Вначале мы долго говорили на тему общих приключений. Я рассказал ей о своих похождениях, умалчивая, впрочем, о некоторых деталях. Она задала вполне уместный вопрос: откуда я так много знаю о том, что нас поджидает за следующим углом? Я ответил вопросом: не попадались ли ей случаем никакие местные легенды? Она кивнула головой. Стало быть, поняла. "Ты - Мессия?" -- полувопросительно-полуутвердительно сказала она. Я кивнул головой: "По крайней мере, все встречные-поперечные нали так считают. И кланяются мне до самой земли, -- усмехнулся я ей в ответ. -- Может быть, именно из-за этого я знаю так много о нашем будущем маршруте..." Я не хотел открывать ей правды, поэтому солгал. Не знаю, какие у бога причины скрываться, но я думаю, он это делает не зря.
   Потом она заговорила о своих злоключениях. В первый же момент после падения их корабля крановцы не растерялись и сплотили команду, ориентированную не только на межзвёздные полёты, но и на выживание в условиях недружественных. Команда вооружилась, чем могла. Первые дни они исследовали поверхность планеты и окрестности места, где они упали. Падением всё живое было распугано в радиусе нескольких километров. Через неделю крановцы решились выйти из корабля. К этому времени ничего опасного замечено не было. Они расположились неподалёку от вырытой падением "Крана" траншеи, вытащили кучу оборудования. Они были всё-таки научно-исследовательской командой и решили не терять зря времени, начиная изучать неизвестную планету. Они были твёрдо уверены, что за ними в скором времени придёт корабль-спасатель.
   Кира была в замешательстве, почему никто так и не явился, хотя сигнал бедствия наверняка пробивался. Сигнал связи не мог пробиться, это было ясно, но ведь сигнал бедствия - это совсем другое дело. С его помощью нельзя организовать связь, но он в отличие от волн связи всепроникающ.
   Обстоятельства, при которых упал "Кран", чересчур ярко напоминали мне те же обстоятельства, при которых упал и "Вортекс". Корабль не справился с ужасающе сильным гравитационным полем планеты.
   Я лично подозреваю, что правительство получило сигнал бедствия обоих кораблей, и нашего, и ИСВК. Но по каким-то своим причинам его проигнорировало. Сам собой напрашивается вывод, что они в курсе непонятных событий, окружающих неизведанную планету, и просто не рискуют намеренно посылать сюда корабли, тем самым просто списав и "Вортекс", и "Кран", и оба экипажа в расход.
   Учёные "Крана" зря времени не теряли и даже в таких условиях продолжали работу. Параллельно большинство стало изучать при помощи своих хитроумных устройств и местных нали здешний язык. Довольно неплохо получилось за такой короткий промежуток времени. Подозреваю, их оборудование им сильно помогло в этом.
   Затем что произошло, я и так знал. На их лагерь стали нападать скаржи. Вначале небольшие стычки, затем это переросло в маленькую войну. Крановцы отчаянно оборонялись. Жалко было бросать оборудование, важное, дорогостоящее, но быстро его привести в мобильное состояние, а к тому же в таких неспокойных условиях, не представлялось возможным. И, в конце концов, люди вынуждены были бежать, несмотря ни на что, бросив таки всё оборудование. По их шкуры пришли титаны.
   Потом людей выковыривали из "ИСВК", как из консервной банки. Немало их полегло внутри своего, казалось бы такого неприступного, корабля. Те, что выжили, бежали в Солнечное Копьё. Но и там их догнали. Кира помнила, как её схватили в Копье. Дальнейшее по её словам походило на обрывки кошмарного сна. Её куда-то тянули. Она видела краем глаза летающие острова. Затем при помощи телепорта они переместились сюда, к Утёсу. В сущности, они прошли частично тот же путь, что и я. Только вот их путь начался позже в смысле расстояния, а закончился гораздо раньше...
   Потом потянулись долгие дни за толстой деревянной дверью в тёмной камере монастырской кельи. Кире они почти не помнились. И хорошо.
   Однажды дверь камеры открылась, и в ослепительном для глаз, долгое время находящихся во тьме, свете она увидела не обычный мерзкий силуэт мучителя-кралла, а местного жителя, который звал её за собой. Тогда она была уже почти полностью обессилевшая. Её совсем замучили и уже даже готовились убить. Но она нашла в себе силы и двинулась вперёд, на волю. За день-другой нали сумел вернуть ей силы путём обильного питания, тренировок, и, возможно даже, какой-то магии. А потом ей пришлось бежать. В колокольне она очутилась за несколько минут, и затаилась там, вполне резонно ожидая смерти. А потом появился я.
   -- Когда я увидела тебя, то даже немного испугалась, -- призналась Кира, улыбаясь воспоминаниям. -- Представь себе: человек, бросающий вызов нескольким скаржам одновременно. А потом ещё и победивший их! Хорошо хоть, я твёрдо усвоила в университете: в экстренных условиях в космосе человек человеку - друг.
   Что произошло после колокольни, я уже знал, поэтому мы на этом внимание особо и не заостряли.
  

* * *

  
   Потом за неимением больше взаимных впечатлений об этой планете мы решили поговорить о чём-то более отстранённом.
   А общую тему для разговора мы нашли быстро. Выяснилось, что мы оба отдаём предпочтение новой музыке против классической, что ей, как и мне, нравится недавно появившийся стиль под названием "Туча", и мы оба просто обожаем группу, собственно этот стиль и изобретшую. Группа "Без башни" сформировалась совсем недавно, пару лет назад. В её составе совсем ещё пацаны - двадцатилетняя ребятня, и они уже успели своими песнями, обманчиво лёгкими, слегка мрачноватыми и иногда грозными, завоевать немало поклонников. Четыре человека играли на всех инструментах подряд. На каждую песню был свой состав. Один становился ударником, другой - гитаристом, третий - клавишником. Четвёртый брал в руки гиперпространственные палочки. На следующую песню состав сразу же менялся. В этот раз, к примеру, первый брал гитару, второй садился за ударники, третий брал вторую гитару, а четвёртый - какой-нибудь духовой инструмент вроде электротромбона.
   Были и другие исполнители. Кое-где наши вкусы разнились. Ей что-то нравилось, что я предпочитал не слушать - и наоборот. Правда, до такого не доходило, чтобы я кричал: "Да! Вот это круто! Такая офигенная песня!", а она при одном воспоминании об этой же песне передёргивалась бы от отвращения, но конечно, различия во вкусах небольшие были. Две личности - два вкуса, пусть и немного похожих.
   Музыкой дело не ограничилось, мы постепенно перешли на фильмы, потом на коллекционирование, и прочее, прочее. В итоге я выяснил, какие парни ей нравятся. Она сказала, что она предпочитает общаться с вежливыми, умными и - она сделала упор на последующей фразе - не распускающими чрезмерно язык.
   При этих словах я поперхнулся ягодой, которую жевал. Однако смолчал. Ну что тут поделаешь... Такой я человек. Возможно, подобное поведение с Кирой (я имею в виду то, что я постоянно стараюсь её подколоть каким-нибудь дурным словечком) - нечто вроде защитной реакции моего сознания. Не хочу распространяться на эту тему. Скажу лишь, что в общении с прекрасным полом я постоянно обжигался. Пробовал снова создать хоть какое-то подобие личной жизни - и снова обжигался. В конце концов, как-то подумалось, что это всё не про меня, что мне здесь ничего не светит. И чтобы больше не испытывать таких скверных чувств, просто-напросто стараюсь даже ничего и не начинать. Может, это какая-то неполноценность меня самого? Не знаю. Вот и в случае с Кирой... Мне кажется, даже если бы у нас и сложились какие-нибудь отношения, всё очень легко разрушится по какой-то необъяснимой воле судьбы. Поэтому я даже сейчас подсознательно стараюсь не допустить даже начала этому, чтобы потом не жалеть. Может быть, сейчас мы что-то и могли бы начать. Но если мы вырвемся отсюда, наверняка разойдёмся. Куда мне потом? А ей со мной будет неинтересно.
   Потом мы заговорили о развлекательных шоу, и беседа зашла о Состязаниях. Выяснилось, что она в диком восторге от этой передачи. Я уже говорил, что совсем её не уважаю. Слишком много там неприкрытого насилия. Умники из Лиандри, хозяина Состязаний, хотели снизить уровень насилия своей передачей, а достигли прямо противоположного эффекта. Но популярность передачи приносит слишком много денег, чтобы её так просто закрыли. Поэтому кровопролития продолжаются. Жадная до зрелищ молодёжь горящими глазами смотрит всё это, а потом идёт проделывать подобное вживую.
   Я снова смолчал, намекнув, правда, что, мягко выражаясь, не люблю Состязания. Кира поняла и перевела разговор на другую тему...
  

* * *

  
   "Джен, готовься. Минут через пять вам выходить", -- бог ворвался в самом разгаре беседы, когда мы вовсю перемывали кости нашему правительству. В этот момент мы плыли на открытом пространстве.
   Я тут же прервал разговор, сделав рукой предупреждающий жест. Затем я сказал:
   -- Кира, собирайся. Скоро будем на месте...
   Мы быстренько водворили рюкзаки на спины, в руки взяли по пушке и сели в ожидании.
   "Джен, готовься, возьми вёсла на дне лодки, сейчас надо будет грести".
   Я осмотрел дно и в самом деле нашёл вёсла, столь хитро замаскированные, что вовек бы не догадался. Я взял одно весло, оказавшееся по длине чуть ли не больше моего роста. Второе подал Кире. Тут сейчас самому не погребёшь на такой махине...
   Кира приняла весло, поняв, что это означает. Мы опустили их в воду и стали вглядываться вперёд. Из-за очередного поворота показался заливчик. Река уходила влево, и был уже виден очередной туннель, куда она и вливалась. Залив был справа.
   -- Давай Кира, туда! -- я указал пальцем на него, и мы дружно опустили весла в воду.
   Гребок, ещё один... Громадная неуклюжая посудина стала поддаваться, и мы медленно свернули вправо от основного течения, плавно войдя в залив. Впереди находилась деревянная пристань, немного больше той, с которой мы начали наш путь в лодке. Чуть дальше, у самой скалы, находилась мельница. Мы подплыли к причалу, я подогнал лодку в упор. Стук деревянного борта о дерево причала возвестил о том, что дальше плыть некуда.
   Я выпрыгнул на причал, затем ухватился за борт лодки, стараясь не дать ей отплыть, так как от моего прыжка она медленно стала отодвигаться от причала. Мне это удалось, причём без особых усилий, чего я не ожидал, глядя на эту громадину. Кира благодаря этому смогла легко выпрыгнуть. Я убедился, что лодка никуда и не думает отплывать, затем мы с Кирой направились к находящейся неподалёку мельнице. За ней виднелась тропа, что скрывалась за скалами. Длинный причал остался позади. Мы осторожно шли по земле, осматривая окрестности. Залив со всех сторон окружали скалы. Как обычно, горная местность. Только тропка за мельницей выводит отсюда. Да ещё и река, по которой мы приплыли.
   -- Зайдём в мельницу? -- спросила Кира. Она уже начала доверять моему "чутью".
   Я пожал плечами.
   -- Давай, -- сказал я. Действительно, не помешало бы заглянуть. Бог в ответ на мои вопросы молчал. Опять куда-то улетел, что ли?
   Небольшое здание мельницы, в высоту где-то в три-четыре человеческих роста, мерно вращало своим пропеллером, так называемыми крыльями.
   Дверь была не заперта, я легонько толкнул её и вошёл внутрь. В голове мелькнула забавная мысль. По правилам галантного джентльмена я должен был бы пропустить Киру вперёд. Угу, но только в спокойное время, а не в таких условиях враждебного окружения. Пусть я покажусь бестактным, усмехнулся я про себя, но приму на себя потенциальную опасность.
   В комнате первого этажа мельницы не было ничего особенного, разве что стол, стул, кровать, да труп нали, вероятно, бывшего хозяина этого строения. Кира за моей спиной тихо вскрикнула. Лужа крови, нали с располосованным от шеи до паха туловищем... Я увидел ступеньки, ведущие вниз. Тут же рядом был мерно вращающийся столб. Скорее всего, он шёл от лопастей мельницы, что под действием ветра медленно вращались. Куда же этот столб направляет энергию ветра?
   Я осторожно спустился по ступенькам. Тут мне открылась такая картина: скарж в боевом костюме, стоя лицом ко входу, следил за громадным жерновом, который и приводился в действие столбом. При виде меня он среагировал моментально: ствол уже был в его руке. Он вскинул его и нажал на спуск. Ещё быстрее, чем успел сообразить, что делаю, я выхватил пистолет и нажал на курок. Ракета - а именно ракетницу скарж держал в руках - не успев вылететь из ствола, взорвалась, причинив скаржу мелкие неудобства. Скаржья ракетница выдержала (ведь чтобы пускать ракеты, надо ещё и уметь не расплавиться от собственного снаряда, поэтому металл и людской и скаржьей ракетниц хоть и был тяжёлым, но соответственно крепким до такой степени, что с первой ракеты его повредить было невозможно), а скарж, выронив её, отлетел к стене и пребольно ударился. Помещение было очень тесным, так что удар затылком был достаточно сильным. Вдобавок стены здесь, в подземном этаже, в отличие от деревянных стен наверху, были из камня. А вернее - низ мельницы был просто выдолблен в скале. Но скарж был в боекостюме, поэтому удар ему не был страшен. Он, хоть и оглушённый на краткое время, заворочался, приходя в себя, и стал вставать.
   Окончательно очухаться я ему не дал. Выхватив из-за спины шрапнельник, я всадил в него всё, до кусочка. Больше он не двигался.
   -- Вот так-так, Джен, -- Кира смотрела на меня с восхищением. -- Ты прямо как ковбой на Диком Западе. Так быстро выхватил пистолет... Пах! И прямо в цель!
   -- А что это такое - ковбой?
   -- Как, ты разве никогда не смотрел классику кино? -- она в изумлении распахнула глаза. -- "Бравые ребята" две тысячи пятисот двадцатого года выхода на экраны...
   -- Не-а, не люблю я классику, -- сказал я, проверяя, мёртв ли скарж. Вроде достаточно. Даже лапу ему, бедняге, оторвало.
   -- Ладно, тогда я тебе потом расскажу, что там было, -- пообещала Кира.
   -- Хорошо, с удовольствием послушаю, -- со своей стороны пообещал я, взглянув на неё и улыбнувшись.
   Я осмотрел ракетницу. Такая же, как и те, что используют бегемоты. Ракеты здесь потоньше и поменьше людских. Соответственно и урона меньше. Нда, наверное, скаржья ракетница людям впрок не пойдёт. При более детальном осмотре так и оказалось. На мой палец курок пушки не реагировал. Кира её использовать не сможет. Отшвырнув пушку, я обратил свой взор на жернов. Что же скарж тут делал? Зачем вообще эта мельница? Я вообще знаю название этого сооружения, потому что оно мне когда-то попалось в руководстве о всевозможных способах добычи энергии. Но что она делает?
   Я почесал макушку, наблюдая, как громадное колесо что-то перемалывает с неспешной настойчивостью.
   -- Это мукА, -- сказала Кира, глядя на моё недоумение. -- У нас тоже когда-то так хлеб готовили. Ты разве не знал?
   -- Нет, -- я сконфуженно молчал. Я в самом деле не знал. Наша история чересчур большая, а голова у меня не настолько объёмная, чтобы вместить её всю.
   -- Скаржи, видимо, любят местный хлеб, -- между тем предположила Кира. -- А может это что-то другое, а не мука...
   -- Да, может быть... -- я постоял, подумал. Затем махнул рукой. -- Ладно, какая разница. Пошли быстрей!
   Мы вышли из здания. Большие лопасти продолжали вращаться, а мы двинулись вперёд по тропке.
   Немного дальше мельницы было небольшое кладбище, огороженное невысоким каменным заборчиком. Там одиноко стояли две могилы. Мы прошли мимо, поглядывая туда. Кто же там покоится? Семейное кладбище бывшего хозяина мельницы?
   Через пять минут ходьбы мы достигли места, где тропа вливалась в широкую протоптанную дорогу. Заметно было следы тысяч и тысяч ног и колёс, что оставались здесь на протяжении веков.
   Я в нерешительности остановился. Куда идти, в какую сторону? Направо дорога шла на спуск. Налево - на подъём. Тут словно огненная стрелка зажглась в моём мозгу. И я свернул влево, идя в гору.
   Наверное, это направил меня бог. Через некоторое время я убедился точно после разговора с ним. Но пока мы шли спокойно, не встречая ни души. Дорога длилась долго. Даже немного было удивительно, как в горной местности может существовать такой широкий путь.
   А потом, когда мы пришли, это перестало меня удивлять. На пару минут меня вообще всё перестало удивлять...
  

* * *

  
   Это был замок. Замок из моих снов. Тот, вокруг которого я парил птицей, бесплотным духом. Здесь я проводил время своих сновидений, здесь я отдыхал, освобождался от оков плоти. Здесь мне было хорошо.
   А теперь я могу видеть его собственными глазами. Такой же чёрный, такой же мрачный. Окружённый водой, окружённый горами. Сам стоящий на скале. А сверху - парящие птицы. Широкий мост перекинут от входа на скалу, где стояли мы. По краям моста горели два больших факела.
   Но что-то было не так... И внезапно я понял. На мосту стоял не нали, как это было в большинстве моих снов. На мосту стоял кралл. И, может быть, осознание этого факта, а может, шлепок по лицу разрушили власть иллюзии и вырвали меня из оцепенения.
  

* * *

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
   0x08 graphic
   -- Джен! Джен! -- кричала Кира. Именно она только что шлёпнула меня по щеке. Я очнулся и немедленно среагировал.
   Кралл уже почти убежал. Он стоял на середине моста и тоже сначала стоял в оцепенении. Наверное, глазам поверить не мог. Мы с ним очнулись одновременно. Он побежал ко входу в замок, к большим мрачным воротам. Я же выхватил снайперскую винтовку. Хоть в этот раз она не застряла в рюкзаке. Грянул выстрел, слегка всколыхнувший тишину - и кралл с насквозь пробитой грудью упал лицом вперёд на камни, не добежав несколько метров. Он ещё пытался ползти, когда я добил его второй пулей. Голова кралла превратилась в кровавое месиво.
   Я переглянулся с Кирой, и мы медленно пошли ко входу в замок, опасаясь подвоха.
   "Ну как, нравится вид?" -- раздалось в мозгах. Правда, так тихо, что я еле услышал.
   "Да в целом ничего", -- согласился я.
   "Давайте пулей внутрь. Сейчас никого поблизости нет, но будет лучше, если вы окажетесь внутри. Иначе, если закроются ворота, вам придётся долго лазить в поисках чёрного входа".
   Мы поспешили последовать его совету. Я скинул кралла с моста. Через пару секунд тихий всплеск далеко внизу возвестил, что вода приняла тело в свои объятья. Чем позже они обнаружат пропажу охранника, тем лучше. За воротами замка оказался неосвещённый холл с двумя дверями, ведущими в парадный дворик. Мы сели передохнуть в холле. Благо, никто нас здесь не увидит в такой темени.
   "Слушай, что происходит?" -- обратился я к своему невидимому работодателю.
   "Этот замок принадлежит королю Горной страны, Раздору Ве-лани".
   "А я-то какое имею к этому отношение? Зачем мне виделся один и тот же сон на протяжении столького времени?"
   "Вот в этом-то и фишка. Всё упирается в этот замок согласно всем пророчествам. Его ты никак не мог минуть. Похоже, Джен, что-то скоро решится. И этот замок - центр паутины. Один из пророков как-то сказал, что Мессия в этот день возьмёт штурмом две крепости. Понял? Две крепости. Не знаю точно, что он имел в виду, в одной из этих крепостей, надо полагать, ты сейчас находишься. Ты заметил, что последние три дня я очень часто отлучался?"
   "Угу. Опять спасал кого-нибудь? В прошлый раз, я помню, это было из-за Киры".
   "Не совсем. Два дня тому назад здесь было сражение. Кровавая бойня. Ещё два дня до теперешнего момента здесь обитали нали. Потом замок взяли в оборот скаржи. Им он зачем-то понадобился. Они здесь уже давно, но решили взять его только два дня назад. Не знаю с чем это связано, но я знал, что это произойдёт".
   "И что случилось?"
   "Я пытался предупредить короля, чтобы он уходил, но он не послушал. Он и его воины были слишком горды, чтобы слушать жрецов. А я с ним лично говорить не мог. Он ведь не был у Факела Спокойствия.
   Я предупредил его, что скоро будет бой. Он поверил, но не послушался. Видишь ли, замок - неприступная крепость. Любую армию перебьют в узких ущельях ещё на подходах. А если каким-то чудом кто-нибудь дойдёт до самого замка, то сам видишь. К замку не как подступиться. Голые гладкие скалы со всех сторон. Вода внизу. Открытое пространство, которое очень легко обстрелять со стен. Осады бояться нечего - весь провиант производят крестьяне в деревеньке, прилегающей к замку с другой стороны, вода во внутренних колодцах никогда не переводится. Население замка спокойно перебьётся.
   Король с молоком матери впитал уверенность в неприступности своего замка. Он просто и предположить не мог, что враг нападёт с воздуха. Скаржи высадились прямо во двор. И лучшие воины короля вместе с ним самим во главе, вооружённые всего лишь холодным оружием, не сумели ничего сделать со скаржами, что пришли, напичканные самой современной техникой. Король и его войско ждали врага пешего. И поэтому оказались вне замка, когда скаржи были уже внутри. Король вторично не послушал меня, когда, поняв свою ошибку, бросился на штурм замка. Там полегло много отважных воинов нали. Лучшие сложили головы. А я ничего не мог поделать. Король, к счастью, остался в живых. Его, израненного, чудом уцелевшего, бессознательного, но всё ещё рвущегося в бой, утащили, приложив все силы, оставшиеся верные воины. Горстка беглецов сумела под моим покровительством уйти от врага. И это всё, чем я сумел помочь, хотя старался изо всех сил... Это то, чем я занимался весь вчерашний день: сопровождал короля, помогая ему уйти от орды преследователей. Нам с королём ещё предстоит разговор по душам, если, Джен, ты сумеешь дойти до конца.
   Сейчас я обессилен вчерашними событиями. Позавчерашняя битва не отняла у меня столько сил, как вчерашнее преследование. И поэтому говорить я больше не смогу. Быть может, помогать по самым незначительным мелочам. Я предвидел такой вариант событий, поэтому и посылал тебе этот сон. Чтобы... -- голос слабел с каждым словом. Сейчас он вообще запнулся. -- Чтобы ты знал сам, куда идти.
   Направляйся в темницу замка. Там ответ. Полагайся на свою смекалку, Джен, используй то, чему научился. Полагайся на свою спутницу. В этой девушке горит огонь. Быть может, ей удастся сделать то, чего не сумеем сделать мы с тобой, вместе взятые. Во всяком случае, в пророчествах ей предсказана ключевая роль. Береги её".
   "Когда ты восстановишь силы?"
   "Один-два дня. Не больше. Но, боюсь, и этого хватит, чтобы всё решилось без моих подсказок. До скорого, Джен".
   "Бог? Бог!.. А, дьявол!.. До скоро, бог..."
   Я вытер лоб, влажный от пота.
   -- Джен. Почему мы здесь сидим? -- спросила вдруг Кира.
   -- Сейчас идём, Кира, -- ответил я, поднимаясь.
   Потом я усмехнулся. Нет, а всё-таки, как ни крути, не могу я себе вообразить нали-воина. Ни одного не видел, а из головы не лезут эти долговязые хилые жреческие тела.
   Когда мы двинулись к одной из дверей, ведущих из холла в парадный дворик, я сказал Кире:
   -- Наша цель в этом замке - темница. Надо спуститься вниз. Сейчас мы направляемся в тронный зал, а затем...
   -- Откуда ты всё это знаешь? -- перебила Кира и требовательно уставилась на меня.
   -- Этот замок часто приходил мне во снах, -- просто ответил я. -- Я сам точно не знаю, но могу здесь ориентироваться.
   На секунду я задумался. Это ведь в самом деле так и есть, как я объяснил Кире. Пусть из своих снов я помню только, что летал вокруг замка, даже и не думая проникнуть внутрь. Тем не менее, я отлично знаю план замка и даже приблизительно - расположение некоторых потайных ходов и секретных комнат.
   Путь к тронному залу занял не очень много времени. Парадный дворик представлял собой открытое пространство между стенами, где гости могли оставить своих скакунов, а заодно и быть при необходимости проверенными охраной и даже в нужном случае расстрелянными со стен.
   Оттуда мы вошли в сам замок. Стены замка были из голого камня, ничем не покрытые, разве что иногда - тусклыми гобеленами, на которой угадывались смутные очертания великого прошлого этой страны. Повсюду висели факелы, дающие достаточно света, чтобы прогнать тени из самых глухих уголков строения. На полу в самых широких коридорах были постелены ковры, в тех, что поуже, обошлись без этого. Иногда на стенах висело всевозможное холодное оружие, алебарды, пики, топоры, мечи, и много ещё чего, про что ничего и не знаю. Иногда даже доспехи четырёхрукие стояли.
   Прячась в тени от случайных столкновений с патрулями краллов и скаржей, мы добрались до тронного зала быстро, без приключений. Собственно тронный зал гости должны были достигать быстро, не углубляясь в сам замок, поэтому идти пришлось недалеко.
   Громадное длинное помещение. Множество колонн, подпирающих возвышающийся высоко потолок. Между колоннами прямо к трону проложен красный ковёр. Впервые в замке я увидел роскошь, а не просто мрачное строение. Прежде всего - это сам ковёр. Такое яркое, чистое, алого цвета. Даже боязно рядом находиться, не то что становиться. Ещё большее впечатление на меня произвёл сам трон. Чистое золото, бархатные подушки. Сама форма трона также была достойна всяческой похвалы. Причудливо изогнутая спинка, четыре подлокотника, в которых тоже было нечто такое, не поддающееся описанию... В целом всё это производило неповторимое, неизгладимое впечатление. Король этой страны был велик, тронный зал был прекрасен...
   Но глазеть по сторонам нам было некогда. В тронный зал я пришёл лишь для того, чтобы сориентироваться, куда идти дальше. Память брала почему-то тронный зал как основную веху.
   Отсюда можно пойти в эту сторону... Мы двинулись в один из проходов, ведущих от трона вбок. Череда мрачных коридоров и пыльных лестниц - и вот по прошествии пятнадцати минут мы уже у входа в темницу. Большая толстая дверь с окошком в ней. Заперта. Мы с Кирой переглянулись.
   Я осмотрелся в поисках хоть чего-нибудь. Может, дверь, как это любят делать нали, управляется рычагом...
   Тем временем окошко в двери приоткрылось, и оттуда высунулась голова нали. Разглядев нас в сумраке коридора - а здесь, внизу, было намного темнее, чем в других местах замка - он непомерно удивился. Его глаза расширились, он издал несколько звуков на своём аборигенском языке.
   -- Спрашивает, кто мы такие, -- сказала Кира.
   -- Спроси его, кто он такой? -- попросил я её. -- Замок же скаржами захвачен.
   Они обменялись отрывистыми фразами. Затем Кира поведала о результатах:
   -- Говорит, он был поставлен здесь в услужение пришельцами со звёзд в обмен на жизнь.
   -- Понятно, -- сморщился я. -- Скажи ему, что перед ним - Мессия, и чтобы он мигом нас пропускал. Ещё не хватало париться здесь...
   Кира что-то сказала. Нали ответил. Она удивлённо воззрилась на него и повторила своё требование, уже более настойчиво. Нали снова ответил.
   -- Он говорит, что рад бы, да не может. Проверить, Мессия ты или нет, можно только одним способом. Пойди, убей, говорит, пятиглазого демона, обитающего в главной дозорной башне.
   -- Что? -- ушам не поверил я. -- Ему что, делать нечего? Попробуй его уговорить.
   Нда, похоже, бог так и не сумел убедить местное население в своём существовании и в существовании Мессии. Этот явно бога слышать не может.
   -- Ничего не получается, -- сдалась Кира и расстроенною махнула рукой. -- Этот гад упорно твердит одно и то же: "Только воин, что проявит отвагу, поразив пятиглазого демона в Башне, будет пропущен в темницу". Так ему, отступая, приказал король.
   Ничего не понимаю. Нали же заставили работать на себя скаржи. Откуда король мог знать, что именно этот его подданный останется в живых и будет работать на скаржей? Наверное, королю подсказал бог через жрецов... Да нет, ведь в этом случае получается, что бог намеренно создал нам препятствие. Всё, стоп! Я окончательно запутался.
   -- Хорошо, башня, так башня, -- сказал я. -- Пошли!
   Убить какого-то пятиглазого накачанного газом безногого летуна? Да никаких проблем. Я их пачками укладывал. И всё же какой-то подвох... Что необычного в простом пятиглазом шаре с руками, который ждёт меня в башне?
   По моей памяти мы кратчайшим путём добирались до башни. Она находилась в совсем другом конце замка. До неё идти нужно было не менее получаса! А учитывая многочисленных скаржей, от которых нужно было прятаться от греха подальше - то выходил и весь час.
   Но часа в общем случае не получилось. Один-единственный коридор, соединяющий нижнюю и верхнюю часть замка, был перекрыт массивной решёткой. Мы остановились. Я тронул решётку, затем пнул её ногой. Даже не шелохнулась... На стене рядом с ней в камне была высечена надпись на налийском. Я достал переводчик, поднося его к стене.
   "Только просвещённый, тот, кто прочтёт Книгу Истовой Веры в церкви, отопрёт запоры и войдёт наверх".
   Этого здесь не должно быть... Я имею в виду, при нормальных обстоятельствах, при простой, размеренной жизни замка. Тогда, наверное, это нечто вроде системы безопасности. Кто-то перекрыл ходы во время битвы со скаржами... К сожалению, скаржам это не особенно мешает, даже если они и пытались сломать её. Читать-то по-налийски они, скорее всего, не умеют, я в этом убедился уже давны-ы-ым-давно. Если решётка и будет сломана, то только ради прихоти и когда-нибудь в будущем. Потому что, если бы надо было сломать её срочно, это было бы срочно и сделано. Сколько скаржи уже здесь? Дня два?
   Мы с Кирой развернулись и пошли в обратном направлении. Так, где же здесь церковь?..
   Коридоры за коридорами... Мы проходили в полутьме громадного зала. Кира восхищённо воскликнула, указывая вверх:
   -- Гляди!
   Вдоль стен до самого потолка, метров на пять в высоту, стояли книжные шкафы. Посреди зала - огромные многочисленные столы для чтения. На них в беспорядке брошены некоторые книги. Действительно, не ожидал от нали такого... Сборники мудрости древности. Книги. Сотни книг, тысячи книг... Но сейчас у нас другая цель. Я потянул Киру за руку к выходу.
   И тут нечто на столе привлекло моё внимание. Одна из раскрытых на столе книг начала перелистывать свои страницы. Я подошёл ближе. Страницы листались всё быстрее и быстрее. И наконец остановились. Теперь я увидел, что это был дневник. На тех двух страницах, что открылись мне, была одна-единственная надпись, судя по кривости иероглифов, сделанная наспех. А дальше - чистые страницы. В голове непроизвольно возникла картина, как нали по звуку тревоги вскочили, побросав все читаемые ими книги. И только один, жрец, в спешке перевернул несколько страниц вперёд, чтобы надпись была единственной на странице, черканул пару строк и выбежал вслед за остальными. При этом от неловкого движения книга раскрылась на другой странице, но тот или не заметил, или уже не захотел возвращаться, чтобы исправить ошибку.
   А ошибку, скорее всего, заметил бог. И решил помочь нам.
   "Ищущий знания да будет вознаграждён за осмотр томов в Зале Торжеств", -- вот, что было написано там. И поэтому мы немного изменили наш маршрут, чтобы заглянуть в Зал Торжеств.
   Через пять минут мы достигли кухни. У дальней стены была большая печь и несколько печей поменьше. Кухонные столы, у которых повара в лучшие времена готовили пищу. Столы для челяди. Естественно, прислуге не пристало принимать яствия где-то в другом месте, окромя кухни. Здесь было немного знакомой мне еды, которой меня нали кормили на протяжении моего пребывания на этой планете. Мы распределили её по нашим рюкзакам и двинулись из кухни к проходу, ведущему, согласно моей памяти, в сторону Зала Торжеств. Убрались мы вовремя, потому что мимо нас на кухню протопало несколько скаржей. Мы спрятались от них за колонной. Скаржи вели себя вольготно, расслабленно. Явно не подозревали, что на территории объекта шарится враг.
   Зал располагался очень близко к кухне. Вернее - наоборот. Кухня была рядом с залом. Потому что пища должна подаваться на стол горячей, прямо из печи.
   Собственно, Зал представлял собой столовую. Там обедали, насколько я понял, король, его семья, приближённые, вельможи, дворяне и прочие возвышенные чины. Один длинный узкий стол. По одному месту на торцах и множество мест с боков.
   На стенах висели красивые картины - не чета тем гобеленам, что я видел у самого входа. Яркие, красочные. Висело изящное, грозное оружие. Громадные окна открывали вид на ров, скалы и красивый закат. И вдоль одной стены протянулись книжные шкафы с самыми ценными книгами. К счастью шкафы не были особенно высокими, как в библиотеке. Там они были трёхэтажными, стояли стремянки, чтобы взбираться под самый потолок. Здесь самую верхнюю книгу я мог достать, встав на цыпочки. А над шкафами также висело оружие.
   Я объяснил Кире, что нужно делать, и мы стали перебирать книги, ища что-то особенное. Я начал с одного конца ряда шкафов, она - с другого. Вначале мы осматривали нижние полки, постепенно переходя на более верхние. Потом мы скинули рюкзаки, чтобы двигаться свободнее.
   -- Нет, слишком долго! -- сказал я. -- Давай просто осмотрим их.
   -- Джен, а что конкретно мы ищем? -- спросила Кира.
   -- Сам не знаю, -- буркнул я, всматриваясь в многочисленные полки.
   Все книги были одинаковые. Некоторые необычные я доставал и осматривал лично, но ничего не находил. Какая-то книга в нижнем ряду показалась мне подозрительной... Нет, ничего. Вот ещё одна наверху. Как-то она не так стоит. И вот одна...
   -- Кира, проверь вон ту книгу! -- попросил я свою спутницу, указывая наверх, а сам принялся ощупывать ряды, которые у меня вызвали наибольшие подозрения.
   Нет, здесь ничего. Посмотрев на Киру, я увидел, как она, подпрыгнув несколько раз, попыталась достать книгу. Полки были настолько узки, забиты книгами под завязку и вдобавок хлипкие, что забраться по ним было практически невозможно. Она поняла, что так просто туда не добраться и отправилась за стулом.
   -- Что ж ты такая низенькая, -- усмехнулся я, подтягиваясь на цыпочки и снимая эту книгу с полки. Ничего особенного. Обычная книга.
   -- Это я низенькая? -- обиделась она. -- Между прочим, ты, переросток, во мне два метра роста. Я высокой считаюсь.
   -- Как два метра? -- книга чуть не выпала у меня из рук. Я был крайне ошеломлён.
   -- Да, два метра! -- подтвердила она с вызовом. -- Давай померяем.
   Всё дело было в том, что мой рост также составлял два метра. Нормальный людской рост среднего мужчины. Действительно, для девушек два метра было немного чересчур, средний рост женского пола в наше время - метр девяносто. Кира была ростом мне по грудь. Сантиметров сорок разницы в росте. Не знаю, как так получилось, но очевидно, что она говорит правду. Её рост - два метра, мой рост - два метра. И полметра разницы. Откуда? Хороший вопрос...
   Я молча закинул книгу на место. Чёрные мысли полезли мне в голову. Стало жутко, я зябко передёрнул плечами. Что-то непонятное, страшное творится...
   Я сделал титаническое усилие - и вернулся к реальности. Кира смотрела на меня с тревогой. От её недавнего воинственного настроения не осталось и следа.
   -- Джен, ты в порядке?
   Я кивнул и обратил свой взгляд на полки. Что-то же здесь есть. Бог тут только один живой, я в этом был практически уверен. А вот так книга сама по себе листаться вряд ли будет.
   Совершенно случайно взгляд упал на одну из книженций. Эдакая вроде бы похожая на прочие, но вот что-то привлекло моё внимание. Через секунду я понял. Переплёт у неё был тёмным, поэтому не видно было названия. И дело было в том, что названия вообще не было. Просто в ряду таких же точно книг эта книга с серым переплётом становилась практически неотличимой от них.
   Я потянул книгу на себя - и оказался прав. Книга не давалась. Она вытянулась ровно наполовину и остановилась. Что-то глухо стукнуло - и соседний книжный шкаф отошёл в сторону.
   Мы заглянули в секретный проход. В общем-то, это была всего лишь потайная комната. На полке стояло несколько сундуков, вот и всё.
   В этот момент из коридора послышался шум шагов и рычания. Мы переглянулись. Я втолкнул Киру в потайную комнату, задвинул книгу на полку и, подхватив рюкзак, прыгнул в щель становящегося на место шкафа. Шкаф стукнул о стену, замуровав нас, и где-то с секундным запозданием комната наполнилась скаржами. Здесь было отлично слышно всё, что происходило снаружи. Рычания, переговоры. Начиналась трапеза.
   Здесь было довольно тесно. Не рассчитывалось, что кто-то здесь будет когда-нибудь прятаться, тем более двое. Или рассчитывалось? Наверное да, потому что как только я подумал о способе выбраться отсюда и завертел по сторонам головой, увидел слева на стене рычаг. Я стоял лицом к шкафу. Прямо в затылок дышала мне Кира, которая оказалась зажата между мной и стеной, прижавшись ко мне вплотную. От этого некоторые упругие части её тела я ощущал довольно отчётливо, что заставляло нас обоих неуютно себя чувствовать.
   Трапеза скаржей продолжалась около часа. Кира задремала, упёршись щекой мне в спину. Расслабиться ей можно было вполне, потому что в такой тесноте упасть на пол ей не светило. Моё тело от длительного обездвижения совсем затекло. Я уже всерьёз подумывал о том, чтобы выскочить и навести там, снаружи, шороху. Наконец, скаржи, рыча, очистили помещение. Я выждал положенные пять минут. Вроде чисто. Я разбудил Киру:
   -- Соня, вставай! -- тихонько говорил я, двигая плечами.
   Когда она окончательно проснулась, я двинул рычаг. Шкаф медленно отошёл в сторону. Я еле удержался на ногах. Неприятное покалывание в пятках, полное онемение ног заставляли меня чувствовать себя некомфортно. Ещё хуже пришлось Кире. Я был физически лучше развит, поэтому легче перенёс это. В конце концов, мы оклемались. Хорошо ещё никакому скаржу не вздумалось забыть чего на трапезном столе и вернуться за этим чем-то, или какому-нибудь другому скаржу сократить путь через Зал Торжеств.
   Я подошёл к сундукам, стоящим на полках в секретном проходе, чтобы выяснить, ради чего мы столько вытерпели. Там было несколько ящиков со шрапнелью, а также три пояс-поля. Очень интересно. Похоже, один из тутошних жрецов по приказу бога позаботился о наших будущих нуждах. Весьма кстати, впрочем. Пояса у нас уже почти исчерпали свои ресурсы. Мы выкинули старые пояса и нацепили новые. Один, запасной, я отдал Кире.
   -- Джен, я зверски уморилась, -- сообщила она мне, устало массируя глаза.
   -- Ты чего? Мы же совсем мало сегодня прошли... -- и впрямь, я чувствую себя так, будто сейчас самый разгар дня.
   -- Я действительно устала. Да и бодрствуем мы довольно долго. Посчитай сам.
   Я прикинул... Несколько часов в лодке, ещё пара часов пешего шага к замку... Затем в самом замке ещё немного... Плюс к этому ещё то, что она была на страже в лодке, пока я спал. В самом деле. Нормальные людские сутки давно закончились. Почему же тогда я этого не ощущаю? Ненормальный рост, теперь вот ещё ненормальное чувство времени... Бр-р-р!
   -- Ладно, Кира, давай доберёмся до жилых мест, там найдём, где можно отдохнуть. Дотерпишь?
   Он кивнула. Мы встали и отправились дальше.
   Церковь отсюда была в пяти минутах ходьбы. Прямо перед входом стояла огромная статуя нали в полный рост. Метров пятнадцать, наверное. Нали стоял, раскинув в стороны все свои четыре руки. Он куда-то уставился в пространство. Слева и справа от него были два входа в церковный зал. Внутри церковь выглядела впечатляюще. Ковровые дорожки проходили между рядами скамей, которых хватило бы на добрые полтысячи нали. На стенах и окнах - причудливые цветные фрески, различная мозаика. Множество люстр со свечами высоко под потолком. Громадное окно в форме налийского креста на дальней стене, высоко вверху. Оно заложено красивым пурпурным стеклом.
   А прямо под этим окном на возвышении - алтарь. В общем-то это даже не алтарь, а трибуна с лежащей на ней большой книгой. Священники отсюда обращались со святым словом к своим овцам. То есть, к пастве.
   Где-то далеко вверху над алтарём бил колокол. Далеко-далеко вверху, в башне на крыше. Задрав голову, я смотрел на него. И увидел там же, наверху, летящих вниз, прямо на нас, пятиглазых летунов.
   -- Берегись! -- крикнул я и открыл огонь. Раззявились пасти, в нашу сторону полетели красные магические шарики.
   Мы разбежались, стреляя вверх. Одного летуна я сбил, оставалось ещё два. Мы рассредоточили огонь каждый по своему летуну, не давая им особо разлететься. Плазменные шары больше не летели в нашу сторону, а если и летели, то редко. Бой закончился быстро.
   Всё стихло. Остался только звон колокола. Я с опаской огляделся. Если звуки битвы донеслись хотя бы до одного скаржа... Вроде тихо. Вот странно, я удавил даже не одного пятиглазого монстра, а целых трёх. Что же там, в башне, у того летуна такого особенного?
   -- Что это за твари? -- с омерзением воскликнула Кира.
   -- Летуны, -- ответил я. -- В деле ты их уже видела, а перебил их я в своё время достаточно, чтобы особо не бояться.
   Потом под мерный звон колокола я всмотрелся в книгу. Большой древний пыльный том. Книга Истовой Веры. Для начала было бы неплохо прочитать то, что здесь написано. Всю книгу, разумеется, я читать не собирался, но хотя бы гляну, что здесь, на открытой странице. Переводчик пикнул, высвечивая перевод. И среди разномастных фраз, для меня не имеющих никакого смысла, я понял только одну единственную:
   "Путь впереди длинный и трудный. Но твёрдое сердце и достойная цель возьмут над невзгодами верх".
   Случилось что-то непонятное. Как только смысл фразы достиг моего сознания, я почувствовал себя лучше. Появилась уверенность. Если я буду твёрд и настойчив, всё будет хорошо. Как бы это ни звучало нереально, но мы выживем. Ради нас самих. Ради нали. Ради этой планеты.
   Что же надо сделать здесь, в церкви? Одним чтением не обойдёшься. Магия магией, но насколько я понимаю, магия сейчас уже не настолько могущественна, чтобы позволять нечто большее, нежели выплеск боевых магических сгустков. Я внимательно осмотрел алтарь и увидел, что выступающая часть подставки для книги есть не что иное, как одна большая кнопка.
   Я вдавил её до упора. Теперь по идее запертая дверь была открыта. Прибравшись, как только могли, утащив массивные туши летунов в укромные уголки, чтобы случайные скаржи их не смогли увидеть, мы осторожно вышли из церкви и пошли по направлению ко входу на верхний уровень замка.
   То, что мы наблюдали, похоже, было предотходной ко сну трапезой. Ужин, то бишь. Скаржи сбежались со своих рабочих мест, чтобы плотно покушать, а потом отправились на боковую, оставив только немногих на посту. Во всяком случае, так это представлял я. Тут бы самое время нам шастать по замку, да на беду Кира тоже клюёт носом. Ещё чего доброго прямо на ходу заснёт.
   Скаржей в коридорах теперь было гораздо меньше, и мы уже почти не таились. Здравый смысл мне подсказывал, что в основном все скаржи патрулировали внешние стены или стояли на карауле на самых высоких точках. Только один-два ходили по внутренним помещениям замка, и то больше для порядка.
   Вот то место, которое было перегорожено решёткой. Надпись на стене осталась, но решётка отъехала в сторону и больше путь не перегораживала. Теперь надпись приобретала совсем другой смысл: только просвещённый, прочитавший упомянутую книгу, попадёт на небеса. Скорее всего это и имелось в виду изначально. И потом, когда поставили эту решётку, надпись стала служить ещё и указанием.
   Мы поднялись на верхние этажи и попали в неосвещённый коридор, вдоль которого по бокам находились жилые комнаты. Тут в лучшие времена обитали высшие чины королевства, и даже, возможно, где-то неподалёку находились покои короля. Большинство комнат было занято скаржами, что уже успели уснуть глубоким сном и храпели вовсю. Я искал комнату, информацию о которой извлёк из своей памяти.
   Ага, вот она. Я осторожно приоткрыл массивную дверь. Комната была по налийским меркам просто шикарной. В углу притаился красиво оформленный камин, выложенный кирпичом с резными узорами. На данный момент он был в бездействии, не горел, хотя дрова были заложены. Стены комнаты были из отшлифованного камня, на стенах висели картины, оружие, как и везде по всему замку. На потолке висела люстра с зажжёнными свечами, которые и скаржам, и нали явно было лень тушить каждый раз перед отходом ко сну. Тем более что люстра висела под четырёхметровым потолком - так просто не достать. Какие же это должны быть долговечные свечи!..
   Пара стульев стояла перед вделанной в стену узкой столешницей, на которой была расставлена выпивка и закуска. На глаз я определил скаржье питание. Всех нали отсюда давно выселили.
   Хозяин комнаты в данный момент дрых, храпя и взрыкивая, на широкой длинной кровати. Это ложе было ему как раз впору, поскольку у нали и скаржей рост почти одинаков. Кровать была вырезана из цельного дерева и, подозреваю, дерева недешёвого. Обложена была подушками и одеялами. Одеялами скарж пользовался только так, как и все прочие скаржи, точно так же, как и подушками. А именно: лежал прямо на них сверху, совершенно не укрываясь. Четыре столба по углам кровати поддерживали наверху резную крышу, к которой должны были бы крепиться шторки, что лежали на данный момент бесформенной массой на полу, сорванные и отшвырнутые теперешним хозяином. Мы осторожно обошли скаржа, стараясь не шуметь. Рядом с кроватью стоял невысокий, но длинный ящичек. В нём лежало оружие скаржа. Вернее скарж его использовал, а оружие было людского производства. Снайперская винтовка. И к ней несколько пачек патронов.
   Вот тебе, Кира, и винтовочка, решил я, извлекая всё содержимое ящика. Винтовку и два комплекта патронов сунул ей, оставшиеся два комплекта забрал себе. Она немедленно положила всё в рюкзак.
   Собственно, почему я зашёл именно в эту комнату... Память мне говорила, что здесь есть секретная каморка. Судя по всему, скаржи здешних потайных убежищ не знают. Поэтому, наверное, одним из них, неведомо откуда известным мне, мы и воспользуемся. Я нажал на два кирпича в стене. Поддел ногой ещё один. Стена тихо-тихо поддалась. Я толкнул её - и она открылась, освобождая вход в секретную комнату. Абсолютно бесшумно. Скарж даже если бы не храпел, и даже не спал бы, мог бы почуять только шум наших шагов.
   Я пропустил Киру вперёд и, войдя сам, закрыл стену. Скарж, обнаружив по пробуждении пропажу оружия, будет очень зол. Я усмехнулся и осмотрел убежище. Здесь стояли стол, стул и даже простенькая кровать. Налийские запасы пищи на полочке подтвердили мою уверенность в неприкосновенности этого места. Свечи на столе давали хоть и тусклое, но освещение. Примечательно, что свечи явно уже давно никто не трогал. Что же это? Несгораемые факелы? Магия? Чёрт с ним, не хочу даже и думать об этом, надоело. Гораздо интереснее было воспользоваться знаниями, лежащими в моей голове, об этой комнате.
   А история секретной каморки была такая. Как уже известно, знание со слов бога каким-то образом отпечаталось у меня в мозгу во время полётов над этим замком. Так вот. В той комнате, что снаружи, жил королевский казначей. С ведома и одобрения короля он в строжайшей тайне сделал себе эту потайную комнату при помощи специально вызванных из другой страны рабочих. Необходимость была прямо-таки смертельная. Занимая пост казначея, он постоянно подвергался нападкам со стороны подданных, клянчивших у него деньги под тем или иным предлогом. Казначей, разумеется, денег не давал. Король знал, кого на такой ответственный пост ставить. Государственная казна - это ведь даже не королевский карман. Казначей был дедушкой уже старым, больным. Нервы у него пошаливали. Поэтому, чтобы не тратить эти нервы зря на выслушивание попрошаек, он при малейшей опасности попросту удалялся в эту секретную комнату. Только стук в дверь и знакомый до боли в мозгу голос - сразу же бесшумная стена, и в комнате словно бы никого уже довольно долгое время не было. Как только замок охватывала очередная нужда в деньгах, он тихо-мирно удалялся в свою комнату и терпеливо пережидал, пока эта волна повальной "бедности" не пройдёт. У короля вообще было просить денег бессмысленно, поскольку он в лучшем случае перенаправлял всех к казначею, в среднем - на восемь букв (некоторое секретное налийское ругательство), а в худшем - на плаху. Зависело от текущего настроения.
   Об этой комнате знали только король, казначей, ну и, разумеется, бог. По долгу службы знал и он, и передал это знание мне.
   Кира ела вяло, неохотно, чуть ли не уткнувшись носом в тарелку. Я, ещё раз пересчитав время бодрствования, поразился, как она сумела столько выдержать. Про себя я уже и не пытался размышлять. Закончив трапезу, она буквально упала на мягкую перину.
   -- Джен, -- тихо позвала она меня.
   -- Что, Кирочка? -- я присел рядом на краешек кровати.
   Она перевернулась на спину и взглянула на меня сонными глазами.
   -- Джен, а где ты будешь спать?
   -- Я не буду спать, мне не хочется, -- улыбнулся я.
   -- Спокойной ночи, -- сказала она, закрывая глаза.
   -- Спи, Кира, спокойной ночи.
   Я тихонько подождал, вслушиваясь. Через минуту её ровное дыхание возвестило о здоровом глубоком сне. Тогда я спокойно встал с кровати, уселся на стул и принялся писать дневник.
  

* * *

  
   Поставив точку после слова "дневник", я ещё некоторое время размышлял. Делать было нечего. Спать действительно не хотелось, а заставить себя я не мог. Тем более, лечь негде. Кровать-то одна, хоть для человека и широкая. Я бы поместился, вот только неудобно как-то.
   Что же делать? Со скуки помирать не хочется... А почему бы?.. Действительно, без Киры это намного легче сделать. Как бы мне не хотелось признавать это, но Кира очень сильно сковывала меня во время наших путешествий. В одиночку я бы продвигался намного увереннее и быстрее. И голова болела бы меньше.
   И я решительно распахнул выход из потайного хода, шагнув наружу и закрывая выход у себя за спиной. К тому времени, как Кира проснётся, я уже вернусь, убив того пятиглазого урода, что засел в главной башне.
   Скарж всё ещё дрыхнул. Я выскользнул из комнаты и пошёл по тёмному коридору в направлении башни. Туда можно было попасть, выйдя на стены. Кратчайший путь на данный момент для меня был через королевские конюшни. Королевские скакуны (естественно, не кони, конюшня - это так, всего лишь название, соответствующее нашему, места содержания верховых животных) содержались не в общей конюшне внизу, рядом с выходом, а в специально для них обустроенном месте на верхних этажах. Разумеется, этих скакунов я в глаза никогда не видел, просто знал об этом месте информацию. Наверное, возникала проблема, когда скакунов хотели вывести наружу из замка, чтобы поездить за его пределами. Пришлось бы долго их вести под уздцы по коридорам. Но делалось это редко.
   Обиталище скакунов было просторным полем, огороженным стенами замка, где скакуны могли вволю резвиться, в своей жизни ни разу не покидая его пределов. Просторы скалы, на которой был построен замок, вполне позволяли это. Также там было отдельное строение и являвшееся, по-видимому, конюшней. Стойла, склад с провиантом для животных. Множество бочек...
   Когда я вышел из-под стен замка на это поле, я был поражён, несмотря на то, что был готов увидеть нечто подобное. Но долго стоять с открытым ртом я не посмел: прямо у моих ног на траве была кровавая каша. Части тел нали, каких-то животных, наверное скакунов, лужи крови, мясо, внутренности, почерневшие воронки от взрывов...
   Само здание конюшни было перекошено. Я прошёл немного вперёд. Знакомый почерк... Раздался рёв - и из темноты конюшни, минуя сорванные с петель деревянные ворота, вывалился бегемот. К тому времени, как он выскочил, он уже успел пустить в меня три ракеты. Причём целил, гад, в землю у моих ног. Ветеран, сразу видно. Следом за ним выперлось ещё несколько.
   Я понёсся с немыслимой скоростью по полю, уходя от прицельного огня бегемотов. Меня тоже можно было назвать ветераном войны с этими увальнями, и у меня в запасе было несколько приёмчиков. Вначале они пытались меня атаковать, стреляя прямо под ноги. Я безучастным свидетелем не оставался и, помимо бешеных скачков туда-сюда, отстреливался всем своим штурмовым арсеналом. Одного из них мне удалось подставить под огонь другого, как бы они ни старались построиться в одну линию и стрелять в меня. Ракета, врезавшаяся в спину, доставила бегемоту несколько неприятных переживаний. Он обозлённо развернулся, и началась перестрелка между ним и обидчиком. Третий, не отвлекаясь на двух других, продолжал палить, но теперь у меня был только один противник. Сосредоточив на нём огонь, я завалил его ровно в тот момент, как один из спорщиков покончил со своим противником и вспомнил обо мне.
   Бегемоты в долгу не оставались друг у друга, и поэтому последний бегемот дошёл до моих рук в весьма плачевном состоянии и после трёх моих ракет рухнул, как подкошенный.
   Я осмотрел пространство, которое превратилось из скакового поля в поле бойни, а потом - в поле боя. Взглянул на защитный пояс. Меня немного потрепали только что. Один гад умудрился задеть своей ракетой. Затем я снова перевёл взгляд на гигантские туши. Вполне в духе бегемотов жрать всё подряд. Больше им места в замке, видимо, не нашли, кроме этого поля, поэтому они отлично себя тут чувствовали, перебив всех скакунов, а заодно и пастухов, употребив их в пищу.
   Интересную вещь я заметил. Если раньше скаржи и бегемоты были выше меня на несколько голов, то сейчас мне всё больше и больше попадаются экземпляры, ненамного выше меня. В другое время я бы просто принял это как должное, но после недавних размышлений я понимаю, что дело вовсе не в них, а во мне. Понятное дело, что я ничего не заметил, потому что рост мой изменился плавно. Какие события сопутствовали этому? Нездоровое чувство времени? Полёты во сне? Необъяснимые фокусы со скоростью? Непонятные вспышки силы? Но интересен сам факт, и то, как это воспринялось. Оно всегда так и было, с детства помню. Мы все вырастаем. Но нам это незаметно. И кажется, что земля осталась на том же расстоянии от глаз, что и раньше, что и мы сами остались такими же. А всё остальное поголовно уменьшилось.
   Внутрь конюшни я заходить не стал, и так понятно, что там. Я направился туда, куда собственно и собирался, заглядывая на это поле. В дальнем его конце вплотную к стене подходили ступеньки, ведущие на верхушки крепостных стен замка. Зубья стен выглядели впечатляюще. Тем более впечатляюще, чем ближе я к ним взбирался по этим ступенькам. Наконец, я достиг верха. Патрульные на стенах были, хоть их и было немного. К счастью, ни один из этих скаржей не находился достаточно близко к стенам, смежным со скаковым полем, чтобы увидеть там драку. Когда какой-нибудь скарж заметит трупы бегемотов, начнётся тревога. Хотя... Надеюсь, скаржам придёт в голову теория, что бегемоты просто могли повздорить и перебить друг друга... Нет, вряд ли. Остаются ещё тела трёх пятиглазиков, которых мы с Кирой прибили в церкви, а также пропавший дозорный кралл, дежуривший у входа в замок. Короче, надо шевелиться быстрее.
   Вот она, башня. Широкая: иной дом в ней поместится. Высоченная: вздымается над окрестностями, всем замком, даже над некоторыми скалами... Идеальный наблюдательный пункт. Вот что бог имел в виду, говоря, что любую армию перебьют ещё на подходах к замку. С такой высоты все тропы между скалами замечательно просматриваются.
   Выгадав момент, когда патрули исчезли в обоих направлениях, я побежал ко входу в башню. И влетел в темноту входа как раз, когда спереди из-за поворота уже появлялся встречный патруль.
   Внутри было сумрачно. Широкая лестница вела наверх, ещё один выход из башни выводил куда-то дальше на крепостные стены. Факелы на стенах башни исправно чадили дымом, давая чисто символическое освещение. Еле-еле было видно ступеньки. Даже сумрак снаружи, тот тусклый свет, вползающий внутрь из обоих выходов - и тот освещал больше, чем этот оранжевый мрак факелов.
   Я побежал, было, вверх по лестнице, но тут вовремя спохватился и кинулся вниз. Сверху неторопливо спускался скарж, поэтому я счёл за лучшее спрятаться под лестницей. Скарж ушёл. Я наблюдал за ним сквозь просветы между деревянными ступеньками. Когда я собрался выйти из-под лестницы и снова попытаться взойти наверх по ней, мой взгляд случайно упал в сторону. Здесь, под лестницей, было очень темно, и именно поэтому я только сейчас заметил приютившихся по соседству постояльцев. Здесь, под лестницей, стояла кровать, на которой спал скарж, а рядом с ним на полу лежал бегемот и также дрыхнул, изредка ворочаясь. Интересно, что хоть он и лежал на полу, но по высоте вздымался над скаржем и кроватью вместе взятыми. Оба вели себя довольно тихо во сне, так что я их и не заметил сначала. Глаза привыкли ко тьме, и я решил потихоньку уже выходить из-под лестницы, когда случилось нечто...
   У меня перехватило дыхание. И огромный, всеобъемлющий ужас чуть ли не целиком поглотил меня... Я, покрывшись холодной испариной, выпрыгнул из укрытия и прислонился к стене, пытаясь восстановить ни с того, ни с сего сбившееся дыхание. А увидел я вот что... Я увидел, как из тела скаржа, из места где-то в области шеи, прямо над спиной, выкарабкался паук. Просто вот так, прорвал плоть и вылез. Из того же места появился паук и у бегемота. Они быстро засеменили лапками. Тот, что вылез из скаржа, прыгнул в бегемота, и рана быстро затянулась. То же самое произошло и с пауком бегемота. Он запрыгнул в скаржа.
   Поменялись телами. Просто-напросто поменялись телами. Скаржи, бегемоты - это всё биороботы. Лишь средства передвижения для слабых тел паучков-гшаро.
   Не соображая, что делаю, я навёл ракетомёт на пространство под лестницей и выпустил все шесть ракет. Вспышка - и скаржа, бегемота, равно как и обоих гшаро не стало.
   Я вздрогнул, возвращаясь к реальности. Что я наделал? Грохот, усиленный многоголосым эхом, был слышен по всей округе! Эхо от взрыва начало гулять по всей башне... Сейчас скаржи бегут из башни вниз, к её подножию, и с крепостных стен - к башне. Смысла прятаться больше не было. И я побежал по ступенькам вверх.
   С верхнего этажа, куда привела меня лестница, собственно и начиналась сама башня. Винтовая лестница, ведущая по контуру округлой стены башни, поднимала меня ступенька за ступенькой вверх по эдакой замысловатой спирали с большим радиусом. На ступенях мне встречались бегущие вниз на взрыв скаржи, которых я успешно скидывал вниз. К тому времени я уже забрался достаточно высоко, чтобы скинутые скаржи, падая с такой высоты, разбивались в лепёшку. Конечно, в первую очередь они сами были виноваты в том, что сидели так высоко. Чем выше забрался, тем больнее падать. Один из скаржей чуть не скинул меня, но всё обошлось.
   Тело в этот период действовало само, оставляя всего лишь смутные воспоминания. Помнится, я ещё отбивался от наседающих снизу скаржей, что набежали с крепостных стен. Мозг же в это время был занят совершенно другим, пытаясь переварить полученную только что информацию.
   Что-то не сходилось. Не похожи пауки на разумных. Настолько разумных, чтобы управлять такими многофункциональными телами, уметь планировать и вести хитроумные космические бои, строить такую технику... Не особо похожи. И откуда в их маленьких тельцах места для мозгов? Картина ещё хуже. Вот что получается, когда много думаешь и подсматриваешь. Единственная мысль, которая приходила в мой перенапряжённый постоянными раздумьями мозг.
   Выстрел! Кровь, скаржа разнесло на части, половина которых ухнулась вниз.
   Скаржи и остальные - не биороботы. Это самостоятельные разумные расы. Но всего лишь тела. Гшаро действительно недостаточно разумны, чтобы строить гигантские космические корабли, вести войны, управлять телом наконец. А зачем? Почему бы просто не приказать скаржу сделать это? Они ведь совсем редко управляют телами, чаще всего просто внушают телу то или иное своё желание, приказ.
   Придя к такому выводу, я на мгновение остановился, опустив оружие. Однако пролетевший в паре сантиметров от моего носа комок слизи заставил меня вновь схватиться за шрапнельник. Если раньше это было некоторое подсознательное желание, то сейчас это уже вопрос самообороны. И снова выстрелы, снова кровь, снова смерть...
   Они считают паучков-гшаро своими домашними животными, совсем не подозревая, что сами являются лишь телами. Средством передвижения и управления. Все подозрительные давно утратили способность подозревать, давно под контролем, или в гробу. Много ума для управления не надо. Политика гшаро проста: всех подчинить, а кого нельзя - уничтожить. Скаржи и остальные думают, что это они хотят вести с нами войну, не вступая ни в какие переговоры о мире. На самом деле это им совсем не нужно. А нужно их хозяевам. Иногда, правда, редкий скарж сумеет все же нарушить запрет. Ничто не идеально. Но один против миллиардов - ничто. Этих скаржей больше никто никогда не видел, я подозреваю.
   Вздох. Бедняги скаржи. Ведь действительно неплохие ребята. Мы могли бы быть друзьями...
   Шаг, выстрел, ещё два шага...
   Отчего гшаро не могут подчинить нас, людей, некрисов или нали? Не знаю. Причин может быть множество от несовместимости разумов до токсичности телесной среды. Факт остаётся фактом. Мы не подчинены им и следовательно - враги.
   И теперь если я умру, все догадки так и останутся со мной. Но правда столь страшна, что я не рискну поделиться нею с Кирой. Не хочу, чтобы она чувствовала нечто подобное. Такой же страх. Страх, что гшаро могут суметь поселиться и в нас...
   Уже виден конец лестницы. Дойду ли я? Поле практически выбито. Что ожидает меня наверху?
   Понятно, почему скаржи часто так совершенно бездумно пытались уничтожить меня. Это было результатом паники хозяина-гшаро, который, не давая трезво рассуждать мозгу захваченного тела, приказывал бросаться в бой. Вот почему иногда достаточно, казалось бы, разумные действия вдруг сменялись совершенно тупыми и нерациональными.
   Вот и лифт. Лифт, заканчивающий эту лестницу. И ведущий на верхушку башни. Сзади совсем немного скаржей. Но они всё нападают, совершенно не заботясь ни о своём благополучии, ни о смысле, ни о целесообразности. До лифта ещё два шага...
   Почему же я раньше не замечал гшаро в скаржах? Наверняка же хоть раз, убивая скаржа, я не задевал маленького хозяина. Может быть, хозяин умирает вместе с телом? Но каким образом? Можно предположить, что гшаро слишком тесно связан с мозгом тела, и поэтому болевого шока оказывается достаточно, чтобы маленький немощный гшаро мгновенно умер.
   Я стал на лифт - и он понёс меня вверх. Скаржи остались позади. У меня были считанные секунды, прежде чем лифт вернётся вниз, и тогда они смогут пойти за мной.
   Верхом башни был громадный зал. Пол зала был во всю ширину башни. Прямоугольное отверстие в полу, через которое лифт доставляет наверх пассажиров. Я сошёл с лифта на этот пол, который был полностью зеркальным. И в отражении я усмотрел нечто, что заставило меня бросить взгляд наверх и моментально удрать с того места, где я стоял.
   Пятиглазый летун. Но какой огромный! Если головы обычных летунов больше моей раза в три, то эта голова - раз в триста.
   Я в панике отступил, отстреливаясь. Огромные красные магические шары, которыми он плевался, не оставляли на зеркальном полу никаких следов, просто испарялись, и всё. Но я был очень даже уверен, что попади такой в меня, мне будет несладко.
   Пятиглазый распахнул пасть, куда я тут же попытался закинуть пару шрапнельных шаров. Первого пятиглазика-летуна, вылетевшего из этой пасти мигом разорвало. Он поймал оба шара. И это дало шанс трём остальным, также вылетевшим из этой пасти, разлететься по комнате. Вот оно что! Пятиглаз-родитель! Шансы мои катастрофически уменьшались. Теперь я подвергался обстрелу сразу с четырёх сторон. Да ещё и лифт привёз снизу трёх скаржей. Больше за один раз размеры лифта не позволяли. Лифт умчался вниз за остальными, ожидающими внизу.
   Я в ловушке. Тесное пространство. Сейчас меня съедят... Не поддаваясь панике, я всё боролся за выживание, носясь по залу с невиданной скоростью. И тут я заприметил у самого потолка зала громадную люстру. Она висела на толстом тросе, крепясь к двум толстым крест-накрест поставленным балкам. Это мой шанс.
   Я хладнокровно выждал, когда гигантский пятиглаз окажется под люстрой. Затем шок-ружьём выстрелил в трос. Расчёт оправдался - трос лопнул. Люстра упала ему прямо на макушку. Пятиглаз рухнул вниз, прямо на зеркальный пол, прихватив за собой одного из своих детёнышей. Люстра оказалась очень тяжёлой. От удара красивый зеркальный пол мигом превратился в кучу осколков. Башню встряхнуло, она немного покосилась. Но устояла.
   Я огляделся. В помещении ещё оставалось девять скаржей (все оставшиеся в живых караульные крепостных стен) и два обычных пятиглаза. Пятиглазы были шокированы смертью родителя, и я поспешил воспользоваться этим, сосредоточив огонь на них, а от скаржей прячась за громадной поверженной тушей родителя.
   Покончив с летунами, я, не желая биться здесь, прорвался сквозь строй скаржей к лифту, при этом убив одного-двух, и прыгнул вниз, на винтовую лестницу, пребольно ушибшись.
   Я побежал по ступенькам вниз. Скаржи запоздало ринулись следом. Навстречу мне по лестнице спешило ещё трое. Эти, скорее всего, не были караульными, а возможно держали дежурство где-то дальше. Наверняка у скаржей есть переговорные устройства, и о чужаке уже знает весь замок. Таридиевые залежи в этот раз не помеха, потому что никаких залежей поблизости нет. Надо спешить, пока они не нашли Киру.
   Скаржи впереди для меня не стали помехой. За десять секунд я достиг низа башни, ещё немного времени ушло на то, чтобы спуститься на скаковое поле. Я заметил, что на крепостных стенах никого нет. Спеша войти в замок до того, как скаржи выскочат из башни, я мчался изо всех сил. Главное, чтобы они не видели, куда я пошёл, иначе передадут своим, и те будут меня ждать.
   Получилось. Я оказался в коридоре и успел спрятаться за колонной как раз в тот момент, когда по коридору в сторону поля промчалась толпа скаржей вперемешку с краллами. Когда всё стихло, я возобновил движение. Комната казначея была недалеко. Я скользнул в комнату. Скаржа в ней уже не было. Значит, можно было не таиться. Я подскочил к стене и с силой ударил по нужным камням. Поддал плечом стену - та отъехала в сторону с такой скоростью, что стукнула о стену. Я вошёл внутрь и поставил её обратно.
   Теперь я в безопасности. Пока.
   Кира по-прежнему мирно спала на кровати. Я схватил первое попавшееся из еды и запихнул в рот. Пережёвывая, я присел на кровать и стал размышлять.
   "Бог! -- позвал я. -- Слышишь? Бог!!!"
   "Что тебе, Джен?" -- раздалось слабо-слабо.
   "Нас не найдут здесь?"
   "Не должны бы..."
   "А у них случайно нет тех приборов, с помощью какого они нашли меня в Копье?"
   "Нет. Тогда они были на враждебной территории и ожидали чего-то подобного. А сейчас они совершенно не были готовы к нападению. Прибор если и прибудет к ним, то через несколько часов, не раньше. Но в любом случае вам надо торопиться".
   Благодаря тишине, царившей вокруг, я хорошо его слышал.
   "А вообще, бог, ты - сволочь".
   "С чего это вдруг?"
   "Почему ты раньше ничего не говорил про это?"
   "Про что?" -- удивился бог.
   "Про то, что скаржи здесь всего лишь марионетки. А главные - гшаро?"
   "Ты не спрашивал..."
   А, что с него взять. Даже спорить с ним не хочется.
   -- Кира, Кира! Проснись! -- я растолкал сладко спящую девушку.
   -- Что случилось? -- она спросонья тёрла глаза.
   -- Надо идти, -- сказал я тихо. -- И чем скорее, тем лучше.
   Она вскочила с кровати.
   -- Поешь немного, -- посоветовал я. -- Потом пойдём. Замок на ушах стоит. Надо торопиться...
   Пока Кира перекусывала, я приготовил её вещи. Собственно, из вещей у неё был только рюкзак. Когда она поела и накинула рюкзак на плечи, мы двинулись в путь.
   Вначале мы убедились, что в комнате никого нет. Здесь, в стене, было достаточно оптики, чтобы осмотреть комнату казначея, не выходя из секретного убежища. Маленькие линзы в практически невидимых промежутках между кирпичами, а со стороны секретной комнаты в стене линзы чуть-чуть побольше, на которые изображение с меньших линз и увеличивалось.
   В комнате было пусто, поэтому мы спокойно вышли. В коридоре тоже было пусто, хотя весь замок гудел, как растревоженный улей. До нас долетали крики, рычания, даже иногда - стрельба.
   Мы осторожно пошли по коридору.
   -- Теперь куда? -- шёпотом спросила Кира. -- В башню за пятиглазым демоном?
   -- Нет, -- мотнул головой я, -- сейчас - в темницу.
   -- А как же демон? -- она остановилась.
   -- Я его уже убил. Пойдём!
   -- Нет, погоди! Как это ты его убил? Когда? -- она рассержено упёрла руки в бока.
   Я вздохнул.
   -- Пока ты спала, я решил не терять времени зря, вот и отправился...
   -- Отправился? -- она с каждым словом говорила всё громче и громче. -- Отправился???
   -- Тише, Кирочка, тише!.. -- я попытался успокоить её. Она ещё больше взвилась:
   -- Тише? Тише??? Ты меня бросил и пошёл куда-то, неизвестно куда, а теперь тише?!!
   -- Кира, -- я попытался оправдаться. Самое интересное, я думал, что она, напротив, будет рада тому, что я всё сделал без её участия, чтобы не подвергнуть её опасности. Как оказалось, она считала иначе. Что, кстати, очень подняло её в моих глазах. -- Там было очень горячо. Я сам едва выжил. Если бы я был с тобой, то не знаю, сумели бы мы...
   -- А если бы ты погиб, что тогда? -- она уже кричала. -- Если бы я проснулась, а тебя нигде не было бы? Что мне тогда делать?..
   В боковом коридоре послышалось движение. Я вышел из оцепенения и, схватив в охапку уже готовую броситься на меня девушку, отбежал в тень с пути бегущих на её крики скаржей.
   -- Тихо, Кира, тихо! -- скаржи выбежали и остановились, озираясь по сторонам, прямо в том месте, где только что стояли мы. Я прижал Киру к стене и закрыл собой, а сам стоял, не шевелясь. Она всё ещё не могла отойти и дрожала то ли от испуга, то ли от ярости. А скорее - и от того, и от другого. Наконец один из скаржей взрыкнул, раздался топот - и скаржи исчезли за поворотом. Опасность миновала.
   -- Кирочка, прости меня, пожалуйста... Давай отложим все споры на потом, хорошо?
   Моя ладонь всё ещё закрывала ей рот. Мы посмотрели друг другу в глаза. Она кивнула. Я опомнился и убрал руку.
   -- Когда мы выберемся отсюда, делай со мной, что вздумается. Хоть разорви меня на части, -- я улыбнулся. Она слабо улыбнулась в ответ. Простила, решил я. -- Надо спешить, -- сказал я, и мы побежали к темнице.
   Добрались мы туда без осложнений. Когда мы спустились на уровень ниже, стало совсем легко, так как скаржи в основном вели поиски на верхних этажах. Чем ближе мы подходили к темнице, тем всё больше и больше сомнения одолевали меня. Всё сводилось к одному вопросу: как нали-привратник узнает, что мы и вправду одолели пятиглаза?
   Но всё решилось само собой. Нали при нашем приближении открыл дверь, даже ничего не спрашивая. Входя в темницу, я, шутки ради, замахнулся на него стволом, показывая, что я далеко не в хорошем настроении. Он даже и бровью не повёл.
   По широким ступеням мы спустились в просторное подземелье. Громадный факел у стены бросал отсветы синего пламени на пол, потолок и стены. Всё остальное пространство освещалось факелами поменьше, горящими, в отличие от первого, оранжевым пламенем. Это ещё не была темница, а только её преддверие. Скарж, карауливший вход, увидел нас и в два прыжка оказался у кнопки. Одно нажатие - и массивные двери, ведущие дальше вниз, вглубь подземелий, захлопнулись с громким лязгом. А скарж развернулся и стал в боевую стойку, готовый защищать пост до конца.
   Эх, скаржи, скаржи... Если б ты знал, бедолага, что это не совсем твоё желание напасть на нас, а приказ, полученный тобой от твоего хозяина, сидящего у тебя в шее...
   Бой продлился две секунды. Когда со скаржем было покончено, я вдавил кнопку до отказа. Скрипнули громадные шестерёнки, створки двери отходят в стороны. Путь открыт - и мы идём по наклонному полу вниз.
   Темница представляла собой длинный коридор, по бокам которого располагались ряды камер. Тёмное, мрачное место. По коридору выхаживал скарж-тюремщик. Он был в бронекостюме, и это усложнило нам его устранение. Мы некоторое время побегали с ним в салочки, но всё-таки у нас был численный перевес и перевес в оружии. Ещё одна ракета ему под ноги - и он летит к стене и больше не двигается.
   Некоторые камеры были заняты нали, но большинство пустовало. Я открыл все камеры с рычага, вделанного в стену. Нали, способных к передвижению, осталось трое. Ещё один нали лежал в своей камере, не в силах двигаться. Наверное, он уже был мёртв, потому что его товарищи, подбежав и осмотрев его, через некоторое время отошли в сторону.
   Кира поговорила с ними, вероятно, рассказывая им, что вот, перед ними стоит Мессия во плоти. Она спрашивала, кто они такие, что тут находится. Ну и типа того что-то, потому что в итоге она мне поведала:
   -- Эти нали - крестьяне, обеспечивавшие замок провизией. Они просят вернуть их домой, вывести из замка. Говорят, их деревня недалеко.
   -- Они с ума сошли? Замок заполонён обозлёнными скаржами. К тому же только внутри него ходить можно весь день, а тут ещё и куда-то идти в деревню?
   Кира ещё немного поговорила с ними, после чего перевела их ответ:
   -- Говорят, они знают путь, которым можно добраться в их деревню за несколько минут. Здесь есть какой-то механизм, что-то типа подвесной дороги, насколько я поняла из их речей. А оттуда до деревни рукой подать. Они слёзно умоляют не оставлять их здесь. Говорят, что ненасытный Крылатый Демон уже пожрал всех обитателей замка. Теперь их, крестьян, очередь.
   В подтверждение их словам нали вразноголосье завыли и бросились мне в ноги. Я размышлял. Это ли оно, из-за чего бог сказал нам спускаться сюда, в темницу, причём с такими трудностями? Ох, сомневаюсь. Но я не могу их просто так оставить. Придётся им помочь.
   -- Ладно, мы проведём их, -- решил я.
   Кира кивнула и улыбнулась мне. Считала точно так же, как и я. Затем она сказала им пару фраз. Они вскочили и гурьбой ринулись из темницы. Мы поспешили вслед за ними.
   На выходе к нам присоединился тот нали-привратник. Теперь их уже было четверо. Мы вышли из подземелья и направились по коридорам и лестницам наверх. Мы шли по той части замка, которая была мне плохо известна. Как и обещали нали, путь занял буквально десять минут, и нам не попалось ни единого скаржа. Наверное, по той же причине, по которой я плохо знал эту часть замка: здесь не было ничего стоящего, она была старая и наполовину состояла из потайных ходов, по которым мы и путешествовали. Закончился путь у крепостной стены, от которой был проброшен трос прямо через ров к скале. Там вдали виднелась какая-то поляна, на которой и впрямь была деревня. Правда, деревня без жизни. Пустые дома, покинутые инструменты работы. И только скот всё ещё ходил живой. А я ведь видел эту деревню, понял я. В моих снах краем глаза я замечал её. Только во снах она была полна жизни.
   На нашем крае троса у замка висела вагонетка. Только в отличие от той, на которой мы катались с Кирой у Вечнодымящего Утёса, эта приводилась в действие мускульной силой. Было сиденье с педалями, на которое, не медля, взгромоздился привратник. Остальные нали разместились в вагонетке. На нас ещё места хватало. Но только я занёс ногу, чтобы ступить туда, как вагонетка неожиданно сорвалась с места и остановилась, удалившись на метр от посадочной площадки. А я споткнулся по необъяснимой причине и чуть не упал в ров.
   -- Что за чёрт! -- заорал я. Нали обеспокоенно переглядывались. Похоже, они ничего не понимали. Тот, что сидел на педалях, воззрился на трос и осмотрел вагонетку. Нали тут явно были ни при чём.
   "Джен, ты - дурак! Немедленно возвращайся в темницу! Попроси Киру, пусть она крикнет нали, чтобы они ни в коем случае не ехали в деревню!"
   Я передал просьбу бога Кире. Она что-то крикнула нали. Те крикнули в ответ. Привратник заработал педалями - и вагонетка быстро понеслась в сторону деревни.
   -- Они отказались, Джен! -- сказала Кира, глядя им вслед. -- Они сказали мне, что лучше погибнуть, чем вернуться в тюрьму.
   -- Это плохо, -- сказал я. -- Я ведь вовсе не имел ввиду возвращаться в темницу. Им же в деревню нельзя...
   Я видел, как вагонетка достигла поляны, как нали выскочили из неё и побежали к домам. Как послышался в воздухе гул - и из-за стены замка вылетел скаржий истребитель. Подтвердились мои худшие опасения: скаржи со стен заметили убегающих и вызвали воздушные силы. Я заорал, стреляя по истребителю, но все мои усилия, все мои патроны пропадали втуне. Истребитель, броня которого была рассчитана на межпланетные сражения, обращал на меня не больше внимания, чем на муху.
   Миг - и на поляну хлынул огонь, пожирая дома и оказавшихся там нали. Ещё секунда - и от поселения ничего не осталось, а истребитель, сделав вираж, скрылся за другой стеной замка.
   В моей голове раздался крик боли. Похоже, бог правду говорил, что чувствует смерть каждого своего подопечного. Кира также вскрикнула и закрыла ладонями лицо.
   Делать здесь уже было нечего. Я опомнился и крикнул сквозь убывающий гул истребителя:
   -- Кира! Бежим назад, в темницу!
   Надо успеть до того, как скаржи сообразят, что те нали сбежали из темницы, и соответственно кто-то выпустил их оттуда и этот кто-то до сих пор может быть там.
   Мы успели туда как раз вовремя. С лестницы уже слышался шум топота десятков пар лап. Надёжно заперев вход в подземелье, мы пошли вниз, к камерам. Позади раздался лязг и рычания. Скаржи пробовали протаранить решётку. Ничего у них не выйдет. По крайней мере, не в ближайшие полчаса. Плохо только, что мы теперь тут заперты и дороги назад нет.
   Когда мы проходили мимо камер, я заметил в одной из них, в той, где лежал четверорукий мертвец, вырезанную на стене надпись. Я подошёл поближе, доставая переводчик. Всё же было интересно прочитать, что тут пишут.
   "Я сижу в этой проклятой камере и жду смерти. Жду... Ожидание смерти хуже самой смерти. Страхи терзают мою душу. Я слышу вопли других таких же, как я, бедняг, когда их забирают в недра темницы, чтобы принести в жертву Крылатому Небесному Демону".
   Крылатый Демон? Возможно, это и есть моя цель. Значит, нам дальше, вглубь. А что там? Наверное, камера пыток, что же ещё бывает в темницах...
   Мы прошли до конца коридора и вошли в проход. Он начинался лестницей, ведущей куда-то вниз. Впереди слышались отчаянные крики. Кого-то пытали. Свет оттуда пробивался красноватый. Мрачный такой...
   С каждым шагом мне становилось жутче. Кира в страхе прижалась ко мне. Мы вступали в обитель страданий и смерти. Камера пыток имела багровый оттенок. Цвета крови. Множество орудий пыток, начиная дыбой и пыткой огнём и заканчивая окунанием в воду и лежаком с медленно раскачивающимся над ним громадным лезвием, что не спеша опускается всё ниже и ниже, постепенно начиная рвать плоть, доходя до костей... Жуть!
   Сейчас мой взгляд был прикован к гильотине, на которую был прикреплён нали. Что-то мне подсказало, что этот нали прежде занимал важный пост в королевстве. Возможно даже - советник короля. Теперь ему приходилось несладко. И именно его крики мы слышали, когда спускались сюда.
   Палач, обрабатывающий этого нали, был скарж скаржем. Такой скаржистый скарж. Здоровый очень. Необычайно крупный экземпляр. Он обернулся, почуяв что-то, увидел нас и прежде, чем мы что-то успели сделать, нажал рычаг. Треугольное лезвие коршуном упало вниз - и предсмертный вопль оборвался, а голова, издавшая его, со стуком скатилась по жёлобу в корзину.
   Скарж ухмыльнулся и пошёл на нас, расставив лапы с лезвиями. Какой же он громадный...
   Я нажал на курок. Шрапнель понеслась на скаржа и всё же, сколь я ни был опытен в этом деле, в противника не попала. Он с немыслимой скоростью увернулся, подскочил ко мне и ударил в артиллерию, которую я держал в руках. К сожалению, защитное поле не рассчитано на оружие. В общем-то, оно рассчитано на (а, следовательно, и покрывает) всё тело человека, его одежду, даже стандартного типа рюкзак. Но рассчитывать на различные типы оружия, среди которых попадаются экземпляры весьма-весьма длинные? Поэтому некоторая часть артиллерии торчала вне поля. Достаточная часть, чтобы скарж умудрился страшным ударом когтя зацепить подаваемый в ствол из магазина патрон. Патрон заклинило, и пушка отныне щёлкала вхолостую. Раньше я и не подозревал ни о чём подобном, поскольку ни в одной документации по этому оружию ничего такого не было описано. И не должно было быть, должны были конструкторы предвидеть, рассчитать. Но не рассчитали.
   От удара лапы меня спас выстрел Киры, которая успела зайти сзади и пальнула из шок-ружья скаржу в спину. Скарж даже на шаг не отлетел, настолько он был массивен. Однако выстрел доставил ему некоторые неприятные ощущения. Он, моментально забыв обо мне, пытавшемся что-то сделать со шрапнельником, рыкнув, ударил лапой с разворота назад. Кира оказалась слишком близко к нему, её поле пискнуло, и она отлетела, упав на спину, выронив шок-ружьё. Скарж подскочил и протянул к ней лапу.
   С криком я обрушил тяжёлую артиллерийскую пушку, как дубину, на его хребет. Скарж зарычал и обернулся. Кира, отталкиваясь ногами, быстро отодвинулась подальше. Я сделал попытку ещё раз ударить скаржа, но тот лапой мгновенно пресёк это и схватил меня за горло, а потом, подняв в воздух, начал медленно стискивать. Пушка, выпав из моих рук, звякнула о землю. Поле с заправской неспешностью истончалось. И, практически истощившись, оно уже не спасало полностью от хватки скаржа, прогибалось. Я хрипел, мне не хватало воздуха. В глазах начало мутнеть, я уже не сопротивлялся, а просто безвольно висел.
   И в это мгновение раздался хлопок. Скарж вылупил глаза, затем выплюнул кровь прямо мне в лицо и упал. Моя шея освободилась из хватки лапы, и я упал одновременно со скаржем, а затем долго корчился на земле, хватаясь за горло, пытаясь отдышаться. Кровь скаржа стекала по барьеру защитного поля перед моим лицом. Сзади скаржа стояла Кира со снайперкой. В затылке скаржа была дыра с рваными краями. Это притом, что иным скаржам снайперская пуля просто сносила череп. Громадная тварь нам попалась... Палач, отъевшийся на страданиях пленников...
   Я взглянул на Киру. Она стояла, тяжело дыша, опёршись на снайперскую винтовку. Как получилось так, что я, жизнь которого ни разу не висела на таком тоненьком волоске со времён прибытия на эту планету, уже столько раз задолжал жизнь смазливой девчонке, которая наверняка даже оружие до этого не держала, кроме как на учебных тренировках?
   Наверное из-за того, что мне приходилось следить не только за собой, но и за спутницей, вообще растрачивать силы на общение, некая расслабленность, умиротворённость от того, что я не сам - всё это уменьшило мою обычную бдительность... Не знаю. Как ещё объяснить, что никогда я так до этого не подставлялся под атаку, и только когда всё-таки подставился, случайная попутчица тут же меня спасает? Хотя может быть это проделки местного бога...
   Я подозрительно взглянул на шрапнельник. Любимое оружие... Самое убойное и стопроцентно верное. Ну, девяностопроцентно... Была ни была! Решил я и, достав нож из стандартного набора аптечки, принялся ковыряться в пушке, пытаясь отслоить застрявший патрон. Лезвие ножа чуть не сломалось в процессе, однако дело того стоило. Что-то щёлкнуло, клацнуло, патрон двинулся назад, вперёд, а затем плавно вошёл в ствол и стал наизготовку. Я сделал контрольный выстрел в дальнюю стену. Всё прошло отлично. Выстрел выглядел ничуть не хуже. Следующий патрон спокойно вошёл в ствол, так же легко, как и всегда. Всё в порядке, можно идти. Только вот куда?
   Из камеры пыток был ещё один выход - куда-то дальше, прямо за лежаком с мерно раскачивающимся над ним топором. Дороги назад нет, поэтому это для нас - единственный выход. Мы по широкой дуге обошли топор и вышли из камеры пыток. Стены делались всё мрачнее и мрачнее...
  

* * *

  
   Здесь всё было ненормально. Куда мы идём? Мы спускаемся всё глубже и глубже под землю. А теперь эта кошмарная пещера... С обеих сторон дорожки, по которой мы продвигались вперёд, находились бассейны с чем-то ярко-красным, раскалённым. Лава? Возможно. А может, просто кипящая кровь? Я взглянул на недвижимые тела нали, что были подвешены на крюках над ямой. Все были мертвы. Крюки цеплялись за части тела, преимущественно за рёбра.
   Кира едва слышно ахнула. Я вполголоса выругался. Не нравилось мне всё это...
   Мы прошли жуткий зал. Коридор дальше сворачивал. И вот за углом нам открылся захватывающий дух вид.
   Это была пещера. Громадная настолько, что поражала даже моё воображение, хотя, казалось бы, в последнее время мне столько перепало, что удивить меня было очень трудно. Мы были глубоко под землёй. Глубже околозамкового рва с водой. Глубже самих скал, на которых стоял тот замок.
   Но дело даже не в этом. Когда мы вышли из коридора, то поняли, что нам не кажется, и она в самом деле целиком отливает жутким багровым цветом. Когда мы ещё немного прошли, то поняли, почему. Неровные, естественного образования стены вздымались высоко вверх, подпирая находящийся, еле видный отсюда, снизу, потолок, что оброс, как крыша сосульками, каменными сталактитами. Далеко вверху под этими громадными сопельками летали какие-то создания, возможно, птицы, хотя непонятно, откуда взяться здесь птицам в таком месте при этой жаре. А жара брала свои истоки от того, что находилось внизу. Собственно, оно и было причиной такого страшноватого отлива освещения. И само по себе было страшным. Дно пещеры было залито лавой. Жидкий огонь, покрытый пупырышками, издавал временами бульканье. Местами дымился. От этого становилось настолько не по себе, что я поежился. Кира тоже явно была не в лучшем расположении духа. Её рука, отчаянно, с силой, вцепившаяся в мой локоть, дрожала.
   Над этим огненным озером пролегал крепкий дородный каменный мост, по которому мы и шли. Он выходил прямо из хода, откуда вышли мы, и простирался над всей лавой вплоть до далёкой противоположной стены пещеры на высоте нескольких десятков метров. Не знаю, были ли у моста какие-либо подпорки, уходящие в лаву, или он крепился лишь своими концами да голым энтузиазмом. Если подпорки и были, в чём я, честно говоря, сомневаюсь, то отсюда их было не видать. Мост был прямой, как стрела, и широкий, а подойти к краю, чтобы заглянуть под него, мне, честно говоря, не хватало духу.
   У самого выхода из пещеры мы наткнулись на горку костей, остатки лат и несколько мечей. Похоже, здесь полегли вояки-нали, на что указывало соотношение количества рук на каждый позвоночник.
   А несколькими секундами позже я понял, в чём причина их скоропостижной и трагической гибели.
   Впереди, мосту спиной к нам стоял некто... Или нечто. Нечто громадное, с большими крыльями во весь рост. Это что-то отдалённо напоминало человека: пара рук, пара ног. Ну, во всяком случае, как оно было видно из-за этих крыльев...
   В общем-то, факт того, что эта громадина так спокойно стоит на мосту, решил проблему моих сомнений относительно крепости моста. Но он же и прибавил других проблем.
   Существо, словно заслышав наши шаги (хотя каким образом это удалось в таком шуме лавы и на таком расстоянии, я так и не понял), обернулось.
   Спереди оно выглядело ничуть не лучше, чем сзади. Крупное мускулистое тело, искажённое подобие человеческого. Звериная оскаленная морда с клыками, которые я вначале даже принял за рога - настолько длинными и искривлёнными они были. Первое слово, что пришло на ум: демон. Владыка преисподней, что здорово напоминало это место. Сверхъестественный ужас, который я испытал, был кратковременным. Демон при виде нас резко прыгнул вверх. Его крылья с натугой заработали, набирая обороты с каждым взмахом, и он полетел прямо на нас, на ходу вздымая лапы. Натренированное тело решило по-своему, невзирая на парализованный ужасом мозг. И это дало шанс мне и Кире, которую я повлёк за собой, уйти от первого его выстрела в нас. Громадные ярко оранжевые, как пламя, магические сгустки оставили две небольшие ямки на дорожке моста. Я выстрелил в ответ из артиллерии.
   Демон что-то злобно рыкнул и вновь прицелился. Шрапнель, похоже, не причинила ему особого вреда.
   Несколько раз он пытался меня подстрелить - и каждый раз неудачно. Тогда он решил действовать иначе. Он спустился на мост и пошёл на меня, расставив лапы в стороны. Возможно, будь он чуть проворнее, он сумел бы прижать нас, но, к счастью, это было не так. Я разрядил в него артиллерию практически в упор. И тут же отпрянул от лап, намеревающихся ухватить меня в смертельные объятия. Демон даже не почесался. Хотя нет, вообще-то он взревел от боли и на шаг всё же отступил. Но непоправимого вреда это ему не нанесло. У меня стали предательски дрожать коленки. Моя непоколебимая вера в шрапнельник рухнула в одночасье.
   Я решился на рискованный шаг и проскочил мимо него по дорожке вперёд. Демон оказался в замешательстве. Кира, до этого никак не выказавшая агрессии в его сторону, теперь словно очнулась, и мы стали поливать его огнём с двух сторон. Она стреляла из таридиевого пулемёта, справедливо полагая, что он лучше всего подходит для летучей проворной мишени.
   Видимо решив, что моя спутница такая же быстрая, как и я, он снова решил изменить тактику. Взмыл вверх и опять стал стрелять магическими снарядами. Решил, сволочь, что каждого резвого можно взять измором. Вполне справедливо, как оказалось.
   Мы не могли скрыться в одном из выходов из пещеры, куда вёл мост в одну и другую стороны (а в противоположной стороне, как я уже видел, такой выход тоже имелся). Демон в узком проходе просто-напросто разорвал бы нас. Оставалось только прыгать и уворачиваться. Надежда победить его ещё не покинула меня окончательно.
   Он всё летал и норовил меня подстрелить. Через несколько минут у меня уже начало рябить в глазах от этой пляски, и я понял, что ещё где-то с пять минут - и я не увернусь от его очередного выстрела. Не обделял он вниманием и Киру. Она иногда успевала уходить в сторону, но большей частью сгустки попадали в неё, причиняя урон запасу её поля. И скоро запас этот должен был иссякнуть...
   И тогда я решился на отчаянный план.
   -- Кира, отвлеки его! -- крикнул я, отбегая немного в сторону. Настолько, насколько позволял мост.
   Кира выстрелила очередью из пулемёта. Демон в свою очередь выстрелил в меня, но её пули неожиданно не просто достигли цели, но ощутимо его задели (быть может, постарался бог) и он, взревев от ярости, обернулся к ней. Он полетел в её сторону. Бросил взгляд на меня. Я лежал, не шевелясь, на полу, как мёртвый. Демон резко изменил курс, намереваясь удостовериться в моей смерти методом контрольного выстрела. Очень уж я показал себя опасным. Я следил за ним из-под полуприкрытых век. Он встал надо мной, разглядывая с десяток секунд, затем занёс для удара лапу.
   "Ну всё, конец. Неудачный план..." -- подумал я и зажмурился, принимая смерть. Удар его лапы мог расплющить стальную пушку, и я сомневался, что моё поле выдержит его. Однако удара не последовало. Вернее последовал, но не по мне. Демон заорал. Я открыл глаза. Кира, умница, в очередной раз спасла мне жизнь. В данный момент она, пятясь, отступала от находящегося метрах в пяти от неё демона и продолжала стреляла в него из стингера. Демон шагал вперёд и ржал, прикрывая, однако, лапой глаза. Он явно наслаждался игрой в кошки-мышки. Глаза! Судя по поведению демона, это - его уязвимое место.
   Я вскочил, огляделся. За спиной у шагающего вперёд демона лежало то, чем Кира, вероятно, ударила его по спине, спасая меня. Меч. Один из тех, что лежали там, в кучке. В общем-то, неплохо придумано. К выстрелам демон относился весьма терпимо. Что поделаешь, пули не такие сильные, как если бы вонзить что-нибудь острое демону в одну из щелей в спине. Кира, похоже, такую щель нашла. И я понял, что наши шансы не так уж и малы.
   Я подхватил меч и побежал за демоном. Он уже почти догнал Киру. Игра ему надоела, и он собирался прикончить её. Он уже скопил сгустки энергии в ладони, чтобы исторгнуть их в мою спутницу.
   Я с криком прыгнул ему на спину. От неожиданности он взмахнул лапами, и выстрел пришёлся немного левее и выше Киры - прямо в стену. Кусок стены откололся и полетел вниз, в лаву. Я крепко уцепился за шею демона и попытался засунуть меч ему в глаз. Он понял, что я хочу сделать, и прикрыл глаза лапами. Затем он взлетел и, пытаясь сбросить меня, задёргался из стороны в сторону. Лапой он сбросить меня не пытался, поскольку как только он отдёрнет одну из лап от глаза, мой меч тут же исполнит свою роль, и он это уже понял.
   При ощущении его твёрдой, словно камень, шкуры в мою голову полезли некоторые ассоциации с суперкожей. Точно так же уязвимы только глаза, да слизистые оболочки. Хотя нет, не совсем. При использовании суперкожи кожа - единый цельный панцирь. А у демона в спине обнаружились щели...
   Прямо под нами была лава. Это заставило меня только крепче вцепиться в шею демона, не прекращая попыток найти прореху между его ладонями. Я прекрасно понимал, что долго я так не выдержу, он тоже не менее хорошо это понимал и методично дёргал крыльями, сам дёргаясь при этом. Лапы плотно зажали глаза. Он, конечно, мог попытаться спиной размазать меня о стену, но мешали крылья. Мог окунуться в лаву, но вряд ли он сам выдержит. По идее-то, само собой, он живёт здесь и он - огненное существо. Только вот жара от его тела я не чувствовал, да и демон сам так ни разу и не опустился в лаву. Он был практически, за исключением глаз, неуязвим, но ранения причиняют ему боль, судя по его рёву. И вообще живёт ли он здесь? Быть может, он просто охраняет эту пещеру, стоя на посту и не пропуская никого, служа местной легендой? Если так, он тоже мог запросто свариться в лаве, как и я.
   А вот, кстати, и ключ. Боль! Я перехватил его шею другой рукой, которая с мечом, быстро достал из-за спины слиземёт и выстрелил ему прямо под хвост. Я успел вовремя. В тот момент, когда я перестал тыкать ему мечом в глаза, он уже потянул лапу ко мне. Слизь прилипла к его заду и вошла под непробиваемую кожу. Он, схватившись лапами за зад, издал такой рёв, даже не рёв - дикий визг, что я оглох и перестал соображать. Его глаза выпучились, вылезли из орбит. Я из последних сил сделал попытку сунуть слиземёт на место в рюкзак, но тот, как назло, сорвался и полетел вниз. Я выхватил меч из той руки, которой держался, и воткнул его демону в незащищённый глаз. Металл почти коснулся глазного яблока. Даже коснулся. И демон принял единственно правильное решение. Он исчез. Исчез, прямо как и те нали-жрецы, только теперь я гораздо детальнее это рассмотрел. Тело демона ослепительно ярко засветилось, стало делаться тоньше, тоньше, пока не истончилось до той степени, что перестало быть видимым. То, чем в совершенстве владели нали, впервые было продемонстрировано мне представителем другой расы.
   А я начал падать.
   Я хватал руками воздух, выронив клинок, и глядел в пространство прямо под собой. Безграничная лава. Сто метров полёта. И где-то так далеко в стороне - узенькая ленточка мостика, худенькая маленькая фигурка Киры, беспомощно наблюдавшей за моим падением... Да ещё едва заметная точка - падающий слиземёт. Коснувшись поверхности лавы, оружие вспыхнуло и исчезло в глубинах.
   Почти уже бессознательно я сунул руку в рюкзак, нащупал "трость шести огней" и выхватил её. Прицелился чуть ниже своего уровня в находящуюся метрах в шести от меня, стену пещеры, убегающую всё быстрее и быстрее вверх. "Четырёх хватит. Наверное, хватит. Должно хватить", -- думал я, а палец уже сам нажал спусковой механизм. Три, четыре... Звук заряжающихся ракет. Почему палец не слушается? Пять! Хватит, хватит!!! Мне всё-таки удалось убрать палец с курка. Раздался свист. Ракеты вырвались из чёрных отверстий и понеслись к стене. Взрывом мне выбило оставшееся поле. Остатки взрыва, на которые поля не хватило, обожгли мне кожу, опалили веки. Но зато весь взрыв целиком придал мне ускорение в сторону моста.
   А потом я приземлился, даже вернее - примостился. Чувство было такое, как будто попал в мясорубку. Вы бывали в мясорубке? Не думаю. Я тоже нет, но ощущения ещё те... А ведь когда-то я даже сидел в тренажёре с похожей игрой, где надо было рассчитать траекторию полёта и с помощью различных средств, не умерев по дороге, приземлиться прямо "на булавочное остриё". Я даже занял в соревнованиях в своё время почётное третье место. Не последнее, замечу, по популярности соревнование. А там было много всякого вооружения от ракетных двигателей до гранат и примитивных старых динамитов с фитилем. Причём эти шестизарядные "тросточки" классифицировались уровнем сложности между средним и самым лёгким. Так в чём же дело? Почему я сейчас чуть не упал, проскользив по камню, с не такого уж и узкого мостика, и только благодаря Кире, которая поймала и удержала меня в последний момент, я ещё жив? Вероятно потому, что там не было всё в реалии. Там я не был до такой степени израненный и уставший... Ну вот, глупые мысли в глупой голове. Я чуть не сдох, а ведь живой! И это главное.
   "Ещё один неудачный план", -- подумал я тогда, смутно ощущая ожоги по всему телу.
   -- Джен! Джен! -- отчаянно пыталась докричаться до меня Кира, обнимая мою голову. Успешно, потому что я услышал.
   -- Кира, солнышко, -- еле слышно прошептал я, -- когда отсюда выберемся, выпивка - за мной...
   И я провалился в черноту...
  

* * *

   12 сентября, 3591. Научный офицер "ИСВК" Кира Аргманова.
   Неизвестная планета. На языке местных жителей зовётся "На-Пали".
  
   Только что произошёл бой между моим спутником Дженом и страшным местным существом. Я таких раньше не видела. Напоминает демона из человеческих мифологий. Бой закончился в нашу пользу. Демон исчез, Джен чуть не погиб. Его защитное поле полностью иссякло. Моё на исходе.
   Мне пришлось тащить его через весь мост, потому что в пещере нестерпимо жарко, пары, что поднимались от лавы, вредно действовали на организм. Я нашла укромное тёмное место и занялась его ранами. Не понимаю, как он умудрился упасть именно на мост... Вот такое бы везение да экипажу команды "ИСВК"... Нянчись теперь с этим громилой. Симпатичный, чего уж там. Зек, убийца, а от его шуточек до сих пор тянет вмазать ему по роже, даже спящему. А ведь вначале он мне даже понравился. Так отнёсся ко мне понимающе... Умеет притворяться. Хотя... Одно время, когда он падал, мне показалось, что непременно кинусь в лаву следом за ним, чтобы его вытащить. Не знаю, что на меня нашло.
   Не виновен он, как же! Кому-нибудь другому пусть расскажет. Я больше верю Алексам, когда они говорили, что майор Нарог - весьма уважаемый человек, сама искренность. А этот... Зек. Само за себя уже говорит. Хотя, как-то он поладил с Алексами, а Винер, как я знаю, не из доверчивых...
   Этот сержант воюет так быстро и умело, что ему одна дорога - на Состязания. Классная, Состязания, передача. Ни одного сезона не пропустила. Я толком даже не понимаю почему, но она мне очень нравится. Вот только теперь... После того, что случилось, я вряд ли найду в себе силы смотреть эту передачу. Теперь я знаю, что значит смерть на самом деле.
   Похоже он просыпается. Десять часов провалялся, а за ним всё это время ухаживай! Надо сменить бинты и дать ещё лекарства.
  
   28:68 местного времени.
  

* * *

  
   Пробуждение было трудным. Я вырывался из забытья, словно из цепких объятий болотной трясины. Первое, что я ощутил, была боль. Жуткая, невыносимая. Затем вернулось сознание. И боль разделилась на две части. Болели ожоги, болела спина, на которую я упал со многометровой высоты. Как я ещё жив остался? Не понимаю.
   Я попытался шевельнуться. Боль резко усилилась, и я прекратил попытки. Перед глазами всё плыло. Казалось, кто-то сидит смотрит на меня.
   Я не раз был ранен. На войне, когда я ещё служил, случалось всякое. Но тогда не было такого быстрого выздоровления, как сейчас. Спустя несколько мгновений я уже смутно различал милое личико Киры, напряжённо вглядывающейся мне в глаза. Быть может, тогда я впервые это и почувствовал... В груди словно что-то кольнуло.
   "Спасибо!" -- одними губами прошептал я.
   Кира едва-едва, уголками губ улыбнулась, но напряжение с её лица не ушло. Она исчезла из поля зрения и, судя по ощущениям, стала врачевать меня.
   Затем она вернулась. К этому времени моё зрение восстановилось уже настолько, чтобы подметить некоторые мелкие детали. Она снова слегка чумазенькая, отметил я, как и в первый раз, когда мы встретились. Волосы, хоть и по-прежнему заплетённые в косу, выглядят ужасно. Наверное, давно мечтает о горячей ванне, как и я...
   Через пару минут мои глаза целиком восстановили свою работоспособность. Мы находились где-то в тёмной пещере. Тусклый свет шёл откуда-то со стороны. Мы вообще были где-то в закоулке, насколько я мог видеть.
   Где-то через час я снова попробовал пошевелиться. И сел. Это было настолько неожиданно как для меня, так и для Киры, что некоторое время мы молчали, уставясь друг на друга. Затем я охнул и завалился на бок. Боль и не думала покидать меня, хотя тело восстанавливалось с ужасающей быстротой.
   Через минуту я повторил попытку сесть, на этот раз с большим успехом.
   -- Воды... -- хрипло попросил я.
   Кира засуетилась, извлекла фляжку с водой и поднесла к моему рту. Я глотнул. Живительная влага хлынула внутрь меня. Боль немного поутихла.
   Через полчаса я уже свободно сидел, и за это время мы с ней устроили небольшой обед. Я уже видел, что наше убежище всего лишь в стороне, за камнями, от освещённой тропы, пролегавшей в необработанном тоннеле скалы. Откуда-то слева на тропу падала багровая пелена света. Пещера демона совсем рядом, понял я. Не хотелось знать ни куда он исчез, ни откуда взялся. Единственное, что я хотел: чтобы он больше и не появился. Мой рюкзак Кира с самого начала заботливо сняла и положила немного в сторонке.
   Затем я попробовал встать. С первой попытки я чуть не упал. Кира меня поддержала, со всё ещё изумлённым взглядом.
   -- Ну ты даёшь, -- наконец сказала она. -- Любой солдат, даже самый крепкий, падая с такой высоты, обязательно разбился бы. Как тебе удалось? Да ещё и попал при этом на дорожку...
   -- Если бы я знал, Кирочка, -- страдальчески наморщился я. -- Тут и в самом деле какая-то чертовщина творится... Мне самому аж жутко.
   Она промолчала, поняв, наверное, что расспрашивать меня бесполезно. Я ведь и в самом деле не могу взять в толк, что со мной сталось. Почему Кира утверждает, что её рост два метра, а я точно знаю, что мой - тоже два метра. А на самом деле я выше её на две головы?
   Откуда у меня такие силы? Ну, откуда везение и военное умение, я, положим, знаю... А остальное?
   И тут я кое-что услышал. Кира тоже насторожилась. Топот огромного количества ног. Или лап? Мы спрятались за камнями. Авось пронесёт.
   Звук шагов приближался. Я осторожно выглянул. Скаржи. Много, целый отряд, полтора десятка тварей. Все, как один, в спецкостюмах десантников. Отряд десантников... Да, Джен, дожили... Я машинально потянулся к рюкзаку за спиной, пытаясь нащупать оружие, но моя рука встретила пустоту. Я оглянул окрестности и увидел, как мой рюкзак лежит там же, где Кира его и оставила, рядом со своим. На самом виду.
   Мы глянули друг на друга отчаянными глазами. Я крепко сжал её руку. Авось пронесёт...
   Скаржи остановились, перерыкиваясь между собой. Не пронесло. Судя по шагам, один из них сейчас направляется в нашу сторону. Напряжение, подобное тому, что существует в натянутой двумя космическими экспрессами верёвке...
   Скарж вышел из-за камней и подошёл к рюкзаку. Нас он не видел, находясь к нам спиной. Сейчас он обернётся, чтобы пойти назад - и пиши пропало. Но он не успел.
   С криком Кира накинулась на него, ударив по затылку камнем, который она только что подхватила с земли. Я с запозданием кое-как поднялся на ноги. Надо добраться до рюкзаков. От чересчур резкого движения я споткнулся и упал. Тем временем первый скарж, которому удар камнем почти не повредил, уже почти справился с Кирой, а тут ещё и остальные добежали. Миг - и Кира, беспомощная, уже в их лапах. Но живая. Её решили взять без крови. Я снова попытался подняться. Ближайший скарж подскочил ко мне и, как заправский ногмячист, ударил с размаха ногой мне в лицо. Острая боль, мириады звёзд. А потом - мрак...
  

* * *

  
   Тупая боль в челюсти и затылке привела меня в чувство. Я открыл глаза и сел. Голова шла ходуном. Я потрогал затылок. Ладонь нащупала что-то тёплое и липкое. Кровь. Видно, головой ударился. Я потрогал зубы. Вроде, все на месте, хотя боль знатная. Я встал, держась руками за каменную стену. Что же случилось? Была битва с демоном... Нет, после. Точно так же я очухивался. Кира перевязывала мои раны... Кира! Я огляделся. Её нигде не было.
   -- Кира!!! -- закричал я в пространство, затем упал на колени, слезы хлынули из глаз. Кира... Я не сдержал клятву самому себе. Не уберёг тебя... Да что там клятва... Я только сейчас понял, что вместе с тобой погиб и недавно обретённый смысл моей жизни. Я некоторое время бегал по пещере и окрестностям в надежде, что все недавние события мне лишь привиделись, что она просто куда-то отлучилась и вот сейчас выйдет из-за камней, живая, весёлая... Ничего.
   Я вернулся в место моего недавнего сна и стал осматриваться по сторонам в поисках чего-нибудь. Может, просто попробовать размозжить череп о скалу? Я увидел свой рюкзак. Каким-то чудом скаржи то ли не нашли его, то ли забыли про него вообще. Вот и решение. Надеюсь, смерть от шрапнели будет достаточно лёгкой...
   "Ты что это задумал?"
   -- Отвянь, бог, -- мой голос гулко раскатился по сводам пещеры.
   Я направил шрапнельник себе в грудь. Рюкзак выпал из моей руки с глухим стуком. Затем, вздохнув, я закрыл глаза и нажал на спуск...
   Ничего не произошло. Я открыл глаза.
   "Вначале выслушай меня, -- сказал бог. -- У меня есть, что тебе сказать. Потом уже решай, уходить ли тебе из жизни. Да ещё так позорно".
   -- Ну-ну, -- усмехнулся я, оглядывая артиллерию. Что же он там заблокировал внутри, интересно?
   "Значит так. Ты, полагаю, думаешь, что Кира погибла, так?".
   -- А что по-твоему?
   "Допустим. Тогда следующий вопрос: ты видел её тело, или хотя бы следы крови? Попробовал бы, в конце концов, отомстить! Меланхолический Мессия - этого мне ещё не хватало! Тебе в голову не приходила мысль, что они взяли её в плен, не знаю уж для каких целей, и что у тебя есть шанс спасти её?"
   -- Ты уверен в этом?
   "Я-то уверен, даже точно знаю. Недаром могу видеть много чего, чего ты не можешь. Вопрос в том, веришь ли мне ты. Даже если нет, подумай. Это ведь хоть маленькая, но надежда. Почему бы не пойти до конца?"
   А ведь и впрямь... Какой же я дурак!..
   Я быстро схватил рюкзак и, закидывая его себе за спину, в другой руке держа шрапнельник, помчался вперёд, в сторону, противоположную огненной пещере, откуда мы пришли.
   "Хоть бы спасибо сказал, что живой остался! -- буркнул бог. -- Они тебя всем отрядом в бока пинали... А если б не убедились, что ты мёртв, так в лаву скинули бы". Я проигнорировал его фразу, гораздо важнее было другое:
   -- Бог, что там впереди?
   "Их база. Ты разве ещё не понял? Так называемый корабль-матка".
   -- Что? Ты хочешь сказать, что я в состоянии просто вот так ворваться на их главную базу в этом регионе, перестрелять всех, как собак (а их там наверняка не одна тысяча), и потом спокойно выйти?
   "Успокойся. Все силы скаржи мобилизовали на планету в поисках одного неуловимого человека, наводящего шороху везде, где он ни появляется. Ты случайно не знаешь такого? Его ещё Мессией кличут..."
   -- Угу, и что так, база совсем пустая?
   "Конечно нет. Какое-то число скаржей на базе есть. Надо же охранять сердце".
   -- Ладно, далеко она, эта база?
   "Как ни странно, нет. Она совсем рядом. Скоро доберёшься. Корабль приземлился очень близко от замка. То, где ты сейчас идёшь - бывший потайной выход. Во время захвата замка скаржи обнаружили этот проход, позже прокопались к нему и теперь шастают туда-сюда беспрепятственно".
   "Интересно, что скаржи решили с тем демоном, что в огненной пещере..."
   Возникла небольшая пауза.
   "А с чего это ты решил, что он местный? Тот крылатый вообще-то не демон. Он совсем не здешний".
   "А кто ж он тогда?"
   "Это скарж. Вернее, их военачальник. Тот самый Командор. Ты что, не заметил? Он же такой, как они. Только больше и с крыльями".
   А ведь и правда. Клыки только немного длинноваты.
   "А! Понял, -- воскликнул бог. -- Тебя ввели в заблуждение те кости, что на мосту. Это же кости тех немногих нали, которые во время захвата замка пытались убежать через подземный ход. Он уже был непригоден благодаря завалу, вызванному приземлением Матки, но они этого так и не узнали. Скаржи настигли их там, где ты видел их кости. Попытка отбиться мечами и луками успеха не возымела".
   "Хм... Ясно. Вот ты говоришь, тот демон - скарж. А откуда тогда у него крылья?"
   "Нашёл, что спросить. Ты дурак, или притворяешься? Скаржи - высокоразвитая в технологическом плане цивилизация. У них в частности хорошо развита генная инженерия".
   "Вот интересно, откуда ты знаешь такое выражение, как генная инженерия, ну и прочие различные фразы, если ты бог отсталой в технологическом плане цивилизации?"
   "Я бы рассказал, но всему своё время. К тому же ты уже подошёл к лифту, а мне надо поберечь силы, чтобы суметь тебя защитить. Поэтому нечего тратить их зря на пустую болтовню. Пока!".
   "Погоди!"
   Все. Молчок.
   Ну ладно... Я и впрямь достиг лифта. Тоннель из камня резко оборвался именно в этом месте. И начиналась полностью металлическая шахта лифт-платформы. Похоже, обвал произошёл где-то в этом месте, или чуть дальше. Скаржи просто прокопались чуть ближе от него, чтобы зря не тратиться на расчистку пути от камней.
   Я запрыгнул на платформу, которая тут же стремительно пошла вверх. Мимо меня вместе со стеной пролетали вниз лампы, закреплённые на этой самой стене. Скорость движения была впечатляющая. И именно поэтому путь длился не более нескольких секунд. Платформа доставила меня прямо в полутёмный зал, где в сумраке беспорядочно покоились горы ящиков и чего-то ещё. Прямо напротив лифта чернел зев выхода. Вдоль обеих полукруглых боковых стен начинали восхождение дорожки, ведущие ко второму выходу, находящемуся уровнем выше первого.
   Я сошёл с платформы, и она почти бесшумно ушла вниз. Я оглянулся. Метров пятьдесят, наверное. И никаких заграждений. Что называется: раз оступился, значит дурак.
   "Иди в нижний проход, -- как-то неуловимо сказал бог. Чувствовалось по этой интонации, что поговорить с ним не удастся. -- Надобно для начала включить генератор..."
   Голос в голове оборвался. Почти сразу же раздалось шипение. Где-то я его уже слышал.
   -- Ну здравствуйте, здравствуйте, -- сказал я, направляя в ту тёмную точку, откуда послышался звук, свою пушку. -- Давненько, маленькие зелёные вредители, вас видно не было вне ваших тел.
   Первый паук-гшаро прыгнул на меня сбоку, но я всё же сумел уловить невидимое движение и отбил атаку прикладом. Недолго думая, выстрелил сразу в несколько подозрительных точек. Раздались визги. Не везде, но, по крайней мере, в двух третях мест, куда я послал смертоносную шрапнель. Шипение многократно повторилось. Вот скарж! Их тут гораздо больше... Я побежал к нижнему выходу. Надеюсь, что там узкий коридор. От врага, бьющегося только врукопашную, на тесном пространстве отбиться гораздо легче.
   Я почти достиг его, как из верхнего коридора на шум выстрелов выскочило несколько скаржей в спецкостюмах. Они моментально сориентировались, видя лавину пауков, бегущую за мной, и прыгнули вниз. Первого я сбил в воздухе, направив шрапнельник вертикально и шарахнув по вражине шрапнелью. Затем нырнул в полутьму прохода. Первого скаржа унесло в сторону, хотя, похоже, он ещё был жив. Трое остальных сорвались за мной, а их сзади догоняла волна паучков, также жаждавшая отведать человечинки.
   Коридор вёл куда-то влево, становясь всё темнее и темнее. Я сделал пробный выстрел вперёд и развернулся, обстреливая вход, через который я сюда попал. Вначале я стрелял в угол стены, вынуждая шрапнель рикошетом лететь за угол. Раздались злобные рыки, означающие, что враг получил сколь-нибудь значительный урон. Сзади ничего не послышалось, значит, чисто.
   Враги уже ворвались в коридор, теперь я травил их шрапнельными шарами, что в узком пространстве было особо смертельно, деваться-то им некуда... Если я попадал не в скаржа, то в гущу гшаро, семенивших следом за своими старшими товарищами. Один из скаржей сумел-таки выстрелить. Я пригнулся, уходя от ракеты вниз. Та врезалась в стену позади меня. Я оглянулся и успел увидеть, как она осветила взрывом поворот коридора. Я немедленно укрылся за углом.
   Я отходил всё дальше и дальше, продолжая удерживать этот поворот на мушке, отступал ещё немного. Скаржи и гшаро не показывались, хотя из-за поворота продолжались слышаться рычания, визги. Затем я повернулся и достал фонарик. То, что они не пошли за мной, учитывая их натуру, объяснялось просто: там, куда я иду, тупик. Вот они и рассчитывают взять меня на обратном пути.
   Помещение на другом конце коридора было небольшим и очень тёмным. Огромный стеклянный цилиндр, запаянный краями в металл. Напротив него - скаржья кнопка, уже знакомая мне своим типом по Терраниуксу и базе на летающем острове.
   Я вдавил её до упора. Она засветилась. Засветился и цилиндр. Внутри него появилось облачко молний, постоянно увеличивающее свои размеры и яркость. В комнате становилось всё светлее и светлее, так что я выключил фонарик и кинул его в рюкзак. Прямо на кнопке появилась надпись, которую я незамедлительно перевёл переводчиком:
   "Контрольная панель генератора.
   Генератор в рабочем состоянии. Вывод энергии доведён до нормы".
   Я увидел в комнате вместо одной из стен большие ворота. Рядом на смежной стене находилась ещё одна кнопка. Обуреваемый желанием не возвращаться тем же самым путём, каким и шёл, я эту кнопку нажал.
   В тот же миг в помещении завыла сирена.
   "Дурак!" -- сказал бог еле слышно.
   -- Мог бы и подсказать! -- огрызнулся я.
   На кнопке, как и на предыдущей, появилась надпись:
   "Тревога! Нарушитель! Взять под контроль все точки доступа. Всему персоналу: полная боевая готовность. Защитить матку любой ценой. Провал означает СМЕРТЬ".
   Вот так-так... Накликал я беду. Сейчас скаржи, наверное, со всех окрестностей стекаются сюда. Видать, эта кнопка - нечто вроде включения сигнала тревоги.
   Я перехватил артиллерию и побежал по коридору назад. Я выскакивал из-за очередного поворота, готовый открыть огонь, но до самого конца было пусто. И только перед выходом из коридора в зал с ящиками я остановился. Явственно слышалось из-за угла рычание десятка скаржей.
   "Бог, подсобишь?" -- обратился я к нему.
   "Держи карман шире, -- донеслось откуда-то издалека. Еле-еле слышно. -- Мне тут и так хреново. Всё, что я могу сейчас сделать - это сдвинуть пушинку. Слишком много электроники..."
   Понятно... Что же делать? Я критично оглядел себя. Ни поля, ни даже суперкожи. На что я надеюсь? У половины скаржей за углом ракетомёты. У второй половины - лезвиемёты и что-либо ещё, к примеру, шрапнельники. Не стоит забывать об орде гшаро, также стерегущей вход, а для меня - выход.
   Мысль о Кире подтолкнула меня к ускорению принятия решения. План был отчаянный, но отчаяния в тот момент мне было не занимать.
   У скаржей - лезвиемёты. А чем я хуже?
   Я швырнул на пол шрапнельник, выхватил лезвиемёт, второй рукой нашарил горсть обойм.
   Первая порция лезвий, одно за другим, ударилась об угол поворота и вылетела в зал. По моим расчётам они должны были полететь вверх, для этого я и стрелял в точку немного выше своей головы. Не теряя ни мгновения, я вставил новую обойму, потом выстрелил эту двадцатку лезвий точно в серёдку, на уровень своего пояса. Лезвия полетели горизонтально. И, наконец, лезвия из третьей обоймы я направил в стену на уровень своих ног. Это для гшаро.
   Я вернул лезвиемёт в рюкзак, подхватил артиллерию и прыгнул за поворот.
   А здесь творился кошмар. Розовые линии разрисовали замысловатыми узорами всё пространство, и, казалось бы, некуда от них деться. В тот момент, когда я выскочил, в воздухе уже летали отрубленные конечности и головы. Некоторые скаржи были без бронекостюмов, и им это сказывалось...
   Гшаро тоже приходилось несладко. Они хоть и были маленькие, и поэтому по ним трудно было попасть, но одно попадание означало для паучка смерть. Пересечённые напополам тела мелькали в воздухе.
   Я, пригибаясь, кинулся через всю комнату к ящикам. Время замедлилось для меня. Одно лезвие прошло совсем рядом с носом, я успел дёрнуть головой назад. Увидел вплотную на долю секунды красивый розовый шлейф, оставленный им в воздухе. Затем я прошёл лицом сквозь него, развеяв его, словно дым.
   Ещё одно лезвие устремилось мне в грудь. Я отошёл немного в сторону, уступая ему место. И почти напоролся на третье лезвие. Рука среагировала быстрее, чем голова. Крепкая артиллерийская пушка стала на пути у неотвратимой смерти, не получив при этом ни малейшей подряпинки. Вот что значит, хороший металл! Лезвие, отбитое шрапнельником, угодило в ближайшего скаржа, уже наводящего на меня ракетницу. Его лапа была срезана напрочь и, вращаясь, крепко зажав в руке ракетомёт, полетела в сторону, раз за разом в конвульсиях выпуская беспорядочно ракеты. Это ещё больше добавило хаоса, хотя, казалось, дальше некуда.
   Прочие существа двигались для меня очень медленно. Вот на меня кинулось двое неведомо каким образом уцелевших гшаро. Я вынес их обоих одним выстрелом. Увернувшись ещё от нескольких лезвий, я достиг ящиков и, не теряя времени, побежал к дорожке, ведущей к верхнему проходу.
   Тем временем количество летающих в воздухе лезвий значительно уменьшилось. Некоторые разбились о стену, не в силах больше продолжать полёт. Некоторые застряли в телах поверженных ими скаржей. Пока я взбежал на дорожку, полёт совсем прекратился.
   И тут меня скрючило. Я не знаю, откуда у меня появились способности к движениям на такой скорости, но без последствий, похоже, ими пользоваться нельзя. Я стал задыхаться. Видать, сжёг много кислорода, а лёгкие не успели восполнить запас. Пушка, глухо звякнув, выпала из моих рук на пол. Я упал следом, глотая воздух. В глазах потемнело. Но не настолько, чтобы краем глаза я не заметил чудом уцелевшего скаржа, уже бегущего в мою сторону, на ходу прицеливаясь. А по дорожке уже семенило в мою сторону несколько паучков.
   Я сделал усилие и подгрёб к себе шрапнельник. Первая опасность - скарж. Он уже навёл пушку и нажал на курок. Что-то произошло. Скарж ещё несколько раз нажал на курок, потом недоумённо воззрился на ракетницу в своих руках.
   Бог, догадался я. Он на такие фокусы с заевшими курками мастак.
   Больше я скаржу времени не дал.
   Тем временем гшаро почти добежали до меня. Один прыгнул в мою сторону, раззявив клыкастую пасть. Двое были чуть позади. Я откатился в сторону, в результате чего гшаро промахнулся, а потом получил в себя полную порцию шрапнели. Я умудрился выстрелить под таким углом - сказался опыт - что часть шрапнели, не попавшая в первого гшаро, отпружинив от стены, попала в тех двоих. Второй умер моментально, а третьему всего лишь оторвало одну из четырёх лап-коготков. Он ещё пытался подползти ко мне, чтобы грызануть, но я уже полностью оклемался и даже патроны тратить не стал. Нога у меня тяжёлая...
   Войдя в верхний проход, я снова увидел однообразные пустые коридоры. Я застонал.
   "Джен, давай иди вперёд. Я кое-что разведал. Сейчас приведу тебя, куда надо..."
   Пока я шёл, ведомый богом, он мне по ходу дела кое-что успел рассказать. Вернее, то, что я сумел услышать из его тихих, как бы очень далёких речей. Наверное, сказывалась близость скаржьей базы.
   Судя по его разговору, весь персонал предбанника - так он назвал это место, которому больше подходило, на мой взгляд, название "предбаза" - был поднят по сигналу тревоги, поданному мной. И весь полёг от моих лезвий. По тревоге не поднялись только скаржи, сидящие на ответственных местах. За пультами, и так далее. Ещё выяснилось, что та дверь, собственно, из-за которой я и нажал по ошибке сигнал тревоги, не действует с тех пор, как на предбазу установили телепорт. К нему-то мы и направляемся...
   Наконец, бог привёл меня к лифту. Лифт платформа ютилась у стенки и имела вид треугольника. До этого, как людские, так и скаржьи лифт-платформы мне встречались только прямоугольные.
   Я встал на неё, и она начала своё движение вверх. Постепенно она набрала скорость, а в конце плавно сбавила её, как и обычно делают скоростные лифты, заботясь о головах своих пассажиров.
   Помещение, куда меня вознёс лифт, было не особенно большим по размерам. Тут всего-то и было, что несколько деревянных ящиков, стоящих в ряд вдоль стенки, громадный пульт от пола до потолка, и скарж, что-то выглядывающий в громадном окне. Недолго думая, я снёс скаржу череп, затем подошёл к пульту. Совершенно случайно при этом я выглянул в окно...
   И увидел это - и мне стало плохо. Горы на расстоянии многих километров срезало как ножом. В результате образовался громадный кратер, в котором еле-еле умещалось нечто не менее громадное, похожее на тарелку. Из цельного металла. Четыре длинных тонких стержня выходили из разных краёв этой тарелки и устремлялись вверх. Блеснул разряд молнии, ударивший в один из этих стержней. Через секунду мои уши оглушил раскат грома. Вот это размеры! Теперь я по-настоящему оценил это. Целых несколько секунд понадобилось звуку, чтобы достичь моих ушей от этого гиганта. Вдали виднелись горы, что не пострадали от приземления этого корабля.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   0x08 graphic
   Флагман скаржей! Это и есть та самая вторая крепость, о которой упоминал бог. Таким громадинам место в космосе, а не на планете. И, судя по рассказу бога, это всего лишь надземная его часть. А она и одного процента не составляет по сравнению с тем, что там, в недрах планеты... И мне придётся пойти туда. Выхода нет, равно как и обратного пути. А мне всего-то нужно было найти что-нибудь летающее и смыться, не теряя времени, подальше в космос от этих тварей и погибающей планеты... Так нет же! Богу вздумалось направить меня в самое сердце врага! Он уверен, что я способен уничтожить эту базу. И поэтому я подозреваю, что Кира оказалась у скаржей в заложниках по желанию бога. Бог их использовал им же во вред, а они об этом и не догадались. Он говорит, у меня есть шанс выжить, даже пройдя через самое скаржье гнездо. Но я не верю. Я больше доверяю своим глазам. И своему плохому пессимистическому настроению, вызванному трезвым рассудком. Я старался уйти как можно дальше, истребляя немногочисленных скаржей, попадающихся мне на пути. И при этом чуть не погиб. А теперь мне предстоит встретиться с сотнями. И, в отличие от тех, что мне встречались ранее, эти ребята - профессионалы. Худших и средних на охрану базы не возьмут. Останутся только лучшие, а худших отправили в передние ряды разведчиков на убой, на поверхность планеты. Но я не боюсь. Верно, Кира? Ради неё я пойду в самое пекло. Я вырву её из их лап. Мы выберемся. Недаром я провёл неделю на этой планете. Настало показать скаржам, чему я научился.
   Я обратился к пульту. С остервенением я переводил надписи, пока не наткнулся на нужную кнопку.
   "Портал: связь налажена. Можно входить в транспортную зону", -- сказала надпись на экране.
   Я оглянулся. В стене, немного левее пульта, был проход. Там была длинная прямоугольная комната с открытым порталом на дальней стене. Портал излучал фиолетовый цвет, фрактальный узор на его поверхности принимал самые причудливые формы. Казалось, там извивается живое существо, то расплывается, теряя форму, то уплотняется, но при этом всегда остаётся цельным.
   Я сделал шаг к порталу.
   "Слушай, может пошаришь для начала в ящиках?" -- иронично осведомился мой незримый опекун.
   И впрямь. Я подскочил к ящику и с размаха разбил его - не хотелось терять ни времени, ни патронов, коих у меня и так оставалось негусто. Странно, почему ящики были деревянными, можно даже сказать, местными. Скаржи, вероятно, испытывали дефицит в контейнерах и работали со всем, что под руку попадётся.
   Внутри ящика оказалось защитное пояс-поле. Вот это так подарок! Я обрадовался и мигом надел его на себя. Теперь у меня есть шанс добраться до Киры. Во втором ящике также оказалось поле. В третьем - тоже поле. И в четвёртом... Во всех десяти ящиках было по пояс-полю. Сами ящики были небольшого размера, так что окромя одного пояса туда больше ничего поместиться не могло. Я сгрёб все пояса себе в рюкзак, плотно утрамбовав их. Двое тех, что не влезли, я повесил себе на пояс, один также активировал, предварительно настроив частоту работы в унисон с первым. Поля слились, общее поле теперь было вдвое сильнее обычного. Теперь у меня намного, гораздо больше шансов...
   В другое время я бы задумался об этом. Наличие такого количества пояс-полей в транспортной комнате, готовых к отправке на базу скаржей, а также отсутствие подобных людским пояс-полей у скаржьих оперативников наводило на мысль о нездоровом интересе скаржей к этому устройству.
   Но сейчас мне было не до размышлений.
   -- Кира! Я иду за тобой! -- сказал я.
   И смело шагнул в телепорт.
  

* * *

  
   Третий принцип телепортации - принцип ворот. Человек входит в одни врата - и одновременно выходит из других. Таким образом, половина его может находиться входящей в одни ворота здесь, а вторая половина в это время - выходящей из других ворот за километры отсюда.
   Каждые ворота - это на самом деле непрерывный подпространственный переброс частиц туда-сюда. Если рассмотреть с другой стороны, то можно было бы описать это следующим образом: соединяются места пространства, находящиеся на определённом расстоянии друг от друга. Как ни странно, техническая сторона его такова, что отнимает энергии ненамного больше, чем прочие принципы телепортации.
   Преимущество - безопасность для себя и других. Это как перейти в другую комнату. Если кто-то идёт навстречу - вы столкнётесь лбами. Если там стоит что-нибудь, например, стол, вы дальше пройти не сможете, и просто сделаете шаг назад и вернётесь обратно. Если вспомнить первый принцип - там можно кого-нибудь уничтожить, случайно задавая точку появления внутри его тела. Да и самому можно застрять где-нибудь внутри скалы. Во втором принципе недостаток одномоментности переброса. Там ведь работает так: р-раз! И произошёл обмен содержимым телепортационных камер. Чтобы ещё раз телепортироваться, нужно нажать на пульте, что снаружи, кнопку, или выйти и войти снова. А вдруг этого пульта уже не существует, или атмосферы вне камеры? Здесь же, в третьем принципе, в отличие от первых двух, переброска не одномоментна, а непрерывна.
   Недостатком, кроме общего со вторым принципом недостатка (необходимо существование ворот в обеих точках, зависимость одной точки от другой), является то, что ни в коем случае не рекомендуется отключать питание от ворот, когда в них кто-то входит. Иначе - прощай человек, да здравствуют две половинки человека, находящиеся в разных местах. То есть, недостаток против других принципов - немгновенность переброски в целом. Так человек переносится мгновенно и погибнуть может только от последствий в результате переброски, а так он кое-какое время, равняющееся, собственно, его шагу, затрачивает на переход сквозь ворота. И в это время он в смертельной опасности. Желательно наличие бесперебойного источника питания. Такие у нас изготовляются специально в комплект к подобным воротам. Их невозможно отрубить, они практически неиссякаемы, но дают энергии в очень ограниченных пределах за единицу времени. Было бы конечно слишком жирно для детей Вселенной, если бы она дала возможность существования таким же источникам, но с громадной мощностью. А так сам принцип не позволяет выдавать генераторам очень много, поэтому создание их в большинстве своём не окупается. Но для решения такой проблемы, где смотрится в первую очередь на безопасность, а потом уже на затраты, такие источники - в самый раз. Где-то около трёх-четырёх вполне хватает для одних небольших ворот, размерами подходящих для человека.
   Врата должны быть одинаковые по размерам и форме и настроены на слияние рабочей плоскости, иначе рабочей поверхностью врат будет только общая площадь наложения форм врат друг на друга. То есть, если, например, одни ворота будут круглыми, а другие - квадратными, причём круг будет по размерам меньше квадрата, то рабочей поверхностью у квадрата будет такой же точно вписанный в него круг, а остальное - мёртвый металл.
   Скорее всего, при помощи таких врат доставлялась вода в озеро на Небесный Город.
  

* * *

  
   И когда я понял, что это такое, я даже не успел испугаться, поскольку через врата я уже прошёл. Как ни странно, свет почему-то ворота в обе стороны не пропускали. Существовало некое искажение, благодаря чему и образовывался вот такой фрактальный узор. Я слыхал, что наши учёные уже добились такого стабильного напряжения, при котором даже капризные частицы света проходят порталы совершенно без искажения, но, похоже, скаржи или не додумались ещё до такого, или на этом корабле - устаревшая модель.
   Я оказался на пространстве, здорово напоминающем амфитеатр, только без зрительских скамеек. Одна-единственная стена, опоясывающая кругом то пространство, где я находился. Над головой было небо, да ещё те балки-антенны, которые я видел тогда из окна. Грянул гром почти одновременно с блеснувшей молнией, что снова ударила в одну из балок. Только на этот раз у меня заложило уши.
   Я находился в центре тарелки. В центре кратера, куда упала эта тарелка.
   Посреди этого замкнутого в круг пространства был ещё один круг высотой почти с мой рост, занимающий почти половину площади этого двора. Что в нём, я отсюда не видел. И через секунду мне стало не до него.
   Ко мне уже бежали скаржи, а впереди них летели ракеты, лезвия и прочие смертельные штучки. Десяток скаржей-десантников против одного человека. Я отскочил в сторону. Две ракеты влетели в портал. Прочие снаряды разлетелись по сторонам - немудрено с такого расстояния промахнуться. Однако за ними летели новые.
   Здесь уже артиллерия не поможет, решил я, спрятавшись за порталом. Я сунул её в рюкзак и извлёк ракетницу. Подождал немного, набирая ракеты. Затем высунул ствол за угол и стрельнул в первую попавшуюся группу противников. Скаржи умело рассыпались, и почти все ракеты пропали впустую, лишь немного задев взрывной волной парочку.
   Отстреливаясь, я выбежал из-за портала и помчался к середине этого кратера внутри кратера, как прозвал про себя я это место. Я вскарабкался на то, что находилось в середине кратера, на тот круг. И замер. Прямо подо мной в бездну уходила широкая труба - вот, что это был за круг. Её край с этой стороны был запечатан каким-то дивным силовым полем с бегающими туда-сюда зелёными ломаными линиями. Но я рисковать, чтобы коснуться его, не стал. Возможно, он примет на себя мой вес, как обычная стена. А возможно, он уничтожит меня или просто пропустит насквозь (а я упаду и разобьюсь), поскольку он рассчитан на совершенно другие габариты... Это ведь - место старта космических кораблей. Сама труба ведёт куда-то вглубь базы. А этот кратер - взлётно-посадочная площадка.
   С секунду я ещё стоял, взмахами рукой пытаясь удержать равновесие, чтобы не ступить на поле. Затем я его таки удержал и соскочил назад. Вовремя, поскольку мимо моей головы пролетели с шипением ракеты скаржей.
   Они перегруппировались и снова напали.
   Я отстрелялся ракетами. Что ни говори, а их было слишком много. Они попытались взять меня в кольцо, расстреливая со всех сторон, но у меня всё-таки было двойное поле. Я разорвал это кольцо, пустив под ноги нескольким из них по две ракеты, затем вновь отступил по другую сторону центрального круга.
   Кира в беде, и какие-то жалкие скаржьи выродки не дают мне спасти её! С каждой секундой боя во мне всё больше и больше начинала расти злость, и, наконец, обуяла слепая ярость.
   Скаржи вдруг стали медлительными. Их снаряды - вялыми, их выстрелы - мазливыми. Я даже сумел сосчитать оставшихся - семь скаржей в полном боевом облачении - прежде чем с ними покончил...
   Медлительного врага очень легко было взять. Я просто подходил в упор и стрелял в ненавистную морду, прежде чем скаржи могли что-либо предпринять. Гораздо приятнее было бы тешиться мыслью, что скаржи - враги, и их убийство вполне оправдано, а вот не получается, глядя на их беспомощность, когда они не успевают даже лапой шевельнуть. Но... Как бы мне ни было жалко скаржей за постигшую их судьбу, всё-таки я затолкал жалость вглубь себя, поскольку должен был выжить.
   Я знал цену такой скорости, и тем не менее мне было не страшно. Когда всё закончилось, я некоторое время стоял, пытаясь вдохнуть. А затем я снова, как и в тот раз, совсем недавно, свалился на пол, хватая ртом воздух. В глазах почернело. Я ничего не видел. Сознание блекло... Наконец, лёгкие восстановили нормальный темп работы.
   Чёрт возьми, надо быть поаккуратнее, как бы не переборщить. А то лёгкие могут и не суметь справиться... Это если бы я ещё понимал, как это у меня получается, да и откуда взялись такие способности...
   Новый раскат грома ударил над моей головой - и я поспешил убраться из кратера. С другой его стороны, прямо напротив портала, находилась большая дверь. Я подошёл к ней, и она распахнулась...
  

* * *

  
   Такие коридоры я уже видел раньше. Эти стены, этот металл... Эти светло-коричневые краски, словно вперемешку с ржавчиной... Коридор был прямой, как стрела. Свет, источником которого служило нечто, равномерно по всей длине коридора вмонтированное в потолок и подножие стен, буквально слепил меня. Из-за чего я чуть не пропустил выпад скаржа, стоявшего на охране за одним из опорных столбов, что также, как и источники света, в изобилии имелись на всей протяжённости коридора. Бой был слегка затянутым, хотя скарж по всей видимости был удивлён не меньше меня, не ожидал встретить здесь опасность. Просто от сумрачной погоды снаружи переход в царство яркого света сказался на мне в первую минуту далеко не лучшим образом. Но в итоге всё закончилось неплохо. Моё двойное поле, которого оставалось едва на треть от первоначальной мощи, слегка поредело и только.
   В полу через немногочисленные решётки виднелся какой-то энергопровод. По нему бежали потоки, иногда разбивающиеся на мелкие частицы, фиолетового цвета.
   Коридор упёрся в стену. Дальше он разветвлялся строго под прямым углом в двух направлениях: направо и налево. В общем-то я по старой привычке обследовал сразу оба направления, никакое конкретно не выбирая, и обнаружил в первом наглухо закупоренную дверь, а во втором - в глухом тупике пульт, с которого, скорее всего, эта дверка и открывалась.
   Проблема (а как же иначе без них в таких ситуациях) заключалась в том, что от пульта меня отделяло с десяток фиолетовых лучей неизвестного происхождения, с завидным упорством разрезающих воздух вверх-вниз. Выглядело это так: сами лучи исходили из длинной горизонтальной полосы, находящейся на левой стене коридора примерно на уровне моей груди. Те концы лучей, что были на этой полосе, оставались неподвижными, тогда как концы, упиравшиеся в противоположную стену, бегали по этой стене, заставляя луч активно извиваться. Дальний от меня луч двигался снизу вверх; второй луч повторял его движение немного позже, с запозданием где-то в полсекунды, затем - следующий луч, и так до конца. В тот момент, когда ближайший ко мне начинал движение вверх, первый, тот что дальний, уже заканчивал это движение и начинал движение вниз. Таким образом, получалось нечто вроде волны, извивающейся в мою сторону. Наверное, энергопровод, который я видел под полом, идя по коридору, питал именно эти лучи. Энергия расходовалась безбожно... Верно, бог?
   Насколько я понял, это было нечто вроде теста на скаржность. Наверняка многие скаржи проходили такое по нескольку раз в сутки, чтобы не потерять форму. И здесь это стояло специально для мер безопасности, чтобы достигнуть пульта могли только ловкачи вроде скаржей. По размерам оно тоже было рассчитано на скаржей. Вот поэтому, да ещё и потому, что я сам уже приобрёл за последние дни немеряную ловкость, мне было намного легче пройти это.
   Непонятным, конечно, остаётся тот факт, что скаржи просто-напросто не поставили проверку на ДНК. Боялись, что кто-нибудь, вроде нашего умельца бога, легко её обойдёт, и предпочти силовую защиту проверочной обороне? Или рассчитано это на то, чтобы кто-нибудь, кроме скаржей, тоже сумел проникнуть внутрь? Но кто тогда? Среди их союзников только лишь краллы, возможно, сумели бы, да и то навряд. Остальные отличаются умом, сообразительностью, а главное - размерами и поворотливостью. Особенно - титаны.
   Мне даже и думать не хотелось о том, что сделает со мной этот луч, коснись он моей плоти. Всё, на чём я постарался сосредоточиться - Кира и судьба, которая её ожидает в случае моего провала или нерасторопности. Мысли об этом прибавили мне сил.
   Собственно, было очень трудно. Попробуй проскочить, когда ни в одном случае не остаётся достаточного отверстия, чтобы преодолеть всё на одном ходу. А когда бежишь, потом останавливаешься перед лучом, дальше которого уже и не пробежать, приходится быстро отступать, потому что луч, что над тобой, движется вниз. Когда ты отошёл от этого неумолимого меча назад, приходится отходить ещё дальше, так как следующий за ним тоже падает прямо тебе на голову. В итоге ты оказываешься оттеснён к самому началу. Несколько попыток не дали результата. Между полом и лучами никак не создавалось зазора, в который можно было бы пробежать, умей ты двигаться хоть со скоростью света. Постоянно я на резвом бегу останавливался где-то между пятым и шестым лучами, вынужденный отступать. И только мысли о Кире не давали мне прекратить заведомо обречённые попытки.
   В итоге, на седьмой раз я отскочить не сумел, но каким-то чудом получилось увернуться от обоих лучей, стать прямо между ними по стойке "смирно". Я боялся шевельнуться, так как луч практически проходил перед моим носом, а второй - прямо за спиной. Произошло то, на что я не обратил сразу особого внимания: рассчитана-то защита на существа размером со скаржей, а туда, где тело скаржа при любом раскладе было бы уже расшинковано, хлипкому человеческому телу удалось втиснуться, хоть и впритык. Обычный человек вообще вошёл бы туда без проблем, но моё тело несколько прибавило в объёме в последние дни по необъяснимой причине. Хорошо хоть рюкзак я предусмотрительно, чтобы не мешал, я оставил в начале коридора. А то остался бы я без рюкзака и оружия... Печально будет, заявись сейчас сюда какой-нибудь скарж. Попаду я, наверное, в переплёт...
   Тем временем луч, чуть не укоротивший мне нос, поднялся на достаточную высоту, и я со скоростью, которую раньше, наверное, не достигал и в лучшие моменты, кинулся вперёд, не дав шанса опуститься последнему лучу. Прыжок - и я уже на той стороне. Переводя дух, я огляделся. Не знаю, как скаржи проходят это испытание (если я всё же правильно сделал выводы относительно этих лучей), но это должно быть нечто экстраординарное...
   Кнопка среагировала на мою ладонь вполне дружелюбно. При одном прикосновении две пластины съехались вплотную друг к другу и засветились красноватым цветом. Что ни говори, а скаржи - всё-таки многорасовая цивилизация. Это только мы, жалкие людишки, всё ещё остерегающиеся вступать в дружеские отношения с чужими, ставим на важные объекты устройства для проверки ДНК, которое настроить ещё на кого бы то ни было довольно трудно. А у скаржей вольному - воля. Нужно только уметь пользоваться, и ничего боле.
   Пройти назад было намного легче. Это примерно то же самое, как легче плыть в одном направлении с волной, чем навстречу ей. Я просто встал под ближайший луч, когда он достаточно поднялся вверх, и дальше просто делал шаг вперёд, когда следующий луч поднимался на достаточную высоту.
   Я подхватил рюкзак и проследовал к двери. Как и ожидалось, она уже была не заперта и автоматически отворилась с тихим свистом.
   Там была комната. Она мне очень сильно напомнила комнату с телепортатором на базе скаржей в небесном городе. Точно такая же двухэтажная, вход, через который я заявился - на втором этаже. Разве что внизу на месте телепорта было нечто, очень мало на этот телепорт похожее. Нечто такое же, как и пройденные мною лучи, фиолетовое. Какой-то равносторонний крест...
   Встречен местными охранниками я был, мягко говоря, неласково. Меня заметили тотчас, повернув морды на звук открывающейся двери. Скарж, стоявший неподалёку от креста на полу, стал разоряться из ракетницы. Второй решил взять дело в свои руки, поднявшись ко мне наверх при помощи находящейся рядом лифт-платформы. Две ракеты врезались в стену, возле которой меня уже давно не было. Я для острастки пальнул двумя-тремя снарядами вниз, затем переключил весь огонь на скаржа, что бежал ко мне.
   Он сделал попытку заслониться энергощитом, но на это дело у меня уже был подход. Шрапнель отрикошетила от ближайшей стены, попав прямо в защищённую всего лишь бронёй спину моего противника. Тот яростно взвыл, упав на пол и начав кататься по нему. Не менее половины шрапнелинок нашли цель. Я не собирался продлевать его агонию и, обеспечив себе покой на этом этаже путём добивания врага, занялся вплотную ведущим обстрел окружавших меня стен скаржем, что стоял внизу. Мои выстрелы пропали практически втуне, так как скарж прыгал прямо как заправский акробат, вращаясь, перекатываясь.
   Ну ладно, ругнулся про себя я и сменил оружие на шестиствольник. Система наведения удовлетворённо пискнула, поймав скаржа в цель. Он, в отличие от меня, этого преимущества был лишён, поскольку я надолго не высовывался и не давал его системе наведения (коя у него бесспорно имелась, что я определили по звукам, издаваемым его пушкой) возможности навестись, а он был для меня как на ладони, и укрыться ему было некуда. Шесть ракет, как он ни прыгал, разделали его в прах.
   Некогда было обдумывать что-либо, даже минувший бой и будущие перспективы. Кира не шла у меня из головы. Я просто вскочил на крест, ожидая то ли телепортации, то ли, в худшем случае, мгновенной смерти, разом бы прекратившей все мои мучения и сомнения. Но всё случилось гораздо проще: движимый какой-то неведомой силой, я стал подниматься наверх. Ноги ощущали мягкую опору, под ногами же визуально не было ничего. Ну, разве что, крупные частички сиреневой пыли, висящие в воздухе прямо под моими ногами.
   Люк в потолке над моей головой раскрылся, и меня внесло внутрь...
  

* * *

  
   Это было немного странное помещение даже для меня, видавшего виды. Скорее всего, это объяснялось тем, что никто никогда раньше не видел внутренностей обители скаржей. А то, что я видел раньше, походило на комнату общества "Сделай сам" в сравнении с современной правительственной лабораторией.
   Это и была лаборатория, скаржья лаборатория. Кое-где сновали скаржи, до поры до времени не замечавшие чужака, занятые одними лишь своими делами, полностью погружённые в работу. Прямо надо мной проходила какая-то труба, что ли... Нет, не труба, нечто невидимое, по чему цилиндрическим потоком бежала зелёная плазма. Добегая до стены по левую руку от меня, она резко под прямым углом сворачивала вниз, в пол.
   Какой-то скарж ходил от одного экрана к другому. То, что это экраны, я узнал, когда скарж подошёл к одному из них. Два лезвия разъехались в стороны, между ними образовалось изображение. Объёмное изображение, полупрозрачное. Голоэкраны, догадался я.
   Чтобы лишний раз не дразнить скаржа, я дождался, пока он отойдёт, потом подошёл к экрану и прочёл надписи. Естественно, при помощи переводчика. Экран не успел закрыться, когда отошёл скарж, поскольку подошёл я. И не думал закрываться, откуда я сделал вывод, что его сенсоры реагируют на любое живое движение.
   На экране плазма зелёного цвета беспорядочными ломаными линиями омывала невидимую сферу. И сама эта сфера равномерно вращалась вокруг своей оси. Рядом со сферой была надпись, обработав которую, переводчик выдал мне такой перевод:
   "Главный Приток Энергии работает с максимальной производительностью. Вспомогательный Приток Энергии работает на 80%. Введение в строй Альтернативного Притока Энергии для обеспечения Оборонительных Силовых Полей является обязательным к исполнению.
   Слабость будет наказана".
   Я хмыкнул. Особенно меня позабавила последняя строка сообщения, как-то обособленно напечатанная. Словно лозунг, что ли...
   Я подошёл к другому экрану. Когда я сделал шаг в сторону, экран с зелёной сферой погас и закрылся с тихим свистом. А тот экран, к которому я подошёл, как и ожидалось, напротив, возник и дал изображение.
   Я увидел нечто, что при различных масштабах в реальности могло быть по очертаниям равно как космическим лайнером, так и каким-то неизвестным мне оружием. После прочтения перевода стало ясно, что это никакое не оружие и уж тем более не лайнер.
   "Подача энергии на Источник обеспечена. Альтернативный Приток Энергии в норме. Поддержка потока энергии на Источник имеет высший приоритет.
   Слабость будет наказана".
   Ну вот, что я говорил... "Слабость будет наказана", - это вроде нашего "Да подохнут скаржи!". Или что-то вроде "Будьмо!".
   Крутой народец, если у них такие присказки.
   На стене я заметил ещё одну панельку. Даже не голографическая. Просто панель сообщений.
   "Охранному персоналу патрулировать коридоры у тюремных блоков, пока не будет возвращён в работу Альтернативный Приток Энергии. Все заключённые должны остаться на местах".
   Заключённые? Там должна быть и Кира...
   Одна заблокированная дверь и выход в коридор. Я побежал к этому выходу. Коридор был длинным. Как и везде на базе скаржей, здесь было обилие слепящих источников света, закреплённых на потолке.
   Навстречу мне шёл скарж в бронекостюме. На меня он как-то странно покосился, но ничего не предпринял. Я уступил ему дорогу, провожая его взглядом. Ноль на массу! Вот что значит - учёные! Даже здесь, у другой расы, свои проблемы полностью забивают голову...
   Слишком поздно заметил я по коридору справа небольшое ответвление. Там стоял здоровенный пульт, а перед ним - скарж. Скарж-десантник, отнюдь не один из тех, научников. Он внимательно изучал надпись на мониторе и обернулся на звук шагов.
   Я уже собирался спокойно пройти мимо, как скарж зарычал, ткнул пальцем в экран, что сопроводилось моментальным включением сирены, и кинулся на меня.
   Наверное, я нарвался на местный пост охраны. Скарж спешил на меня с лезвиями. Я оказался проворнее и отпрыгнул в сторону. Пушку я достать не успел, так как из ложного чувства безопасности упрятал её куда подальше в свой рюкзак. Теперь достать её было несколько проблемно... Хорошо хоть коридор был не очень широкий, и скарж, не рассчитывая на мою прыть, врезался со всего маха мордой в стену.
   На звук тревоги прибежало несколько скаржей со стороны, откуда явился недавно и я, а затем - ещё парочка с другого конца коридора. А сейчас переполох, наверное, поднимался по всей базе...
   Меня загнали в угол. Да и шрапнели не так уж много осталось. Ещё раз мне не хотелось испытать недостаток воздуха и корчиться на полу, а управлять я этим не умел. Я просто постарался не двигаться резко. Но действовать надо было быстро. Я достал таки ракетницу.
   В это время скарж-охранник очухался и указал пальцем на меня. Скаржи как по команде (а чего ещё ждать от учёных пней) повытягивали пушки.
   Но было уже поздно. В общем-то, узкое пространство давало мне хорошее преимущество. А в те доли секунды, пока очухивался скарж, я уже успел вогнать в боеготовность шесть ракет.
   Ракеты врезались прямо в толпу скаржей. Охранника, на котором был сосредоточен мой выстрел, сразу разорвало. Больше всего повезло тем, кто стоял подальше от него. Они отделались лёгкими ожогами.
   Когда они очухались и снова попытались напасть, я одиночными ракетами прекратил эти попытки.
   Вроде стихло. Я осторожно огляделся... Затем ухватился за голову. Откуда такая зверская головная боль? Через секунду я понял. Это сирена. Она свербила мне мозги и потихоньку выворачивала череп наружу. Когда я был в движении, то было ещё не так заметно. Но сейчас...
   Я подбежал к пульту и стал читать надписи в надежде что-нибудь найти...
   "Обнаружен нарушитель! Защитить Источник любой ценой! Нарушитель должен быть остановлен до того, как проникнет за защитный периметр Источника".
   Нашёл, ткнул пальцем. Сирена сразу же стихла, но боль ещё некоторое время бушевала, как пожар. Конечно, то, что сирена стихла, вовсе не означает, что скаржи успокоятся. Но, по крайней мере, она меня больше раздражать не будет.
   Я достал и осмотрел артиллерию. Патронов-то осталось на четыре выстрела. Плюнув с досады, я зарядил до отказа ракетницу. Какие у меня ещё самые убойные орудия... Снайперская винтовка... Годится. Её я тоже зарядил и повесил на плечо, чтоб не доставать долго. Слиземёта я лишился ещё в битве с демоном. А у местных скаржей-учёных, останки которых я только что рассмотрел, такое оружие не попадалось. Сплошь ракетницы. Хорошо хоть они выстрелить не успели. Так, что ещё?.. Разогнанный втроекрат импульсный пистолет по мощи догоняет всего лишь стингер. А стингер не годится, равно как и пистолет. Слабые. Скорострельный пулемёт против таких толп не покатит - оружие направленного действия. Могло бы сгодиться шок-ружьё, но оно по мощи уступает артиллерии, а перезаряжается дольше. Конечно, из плюсов то, что оно бьёт мгновенно на любое расстояние, но снайперка уступает ей по скорости на совершенно не заметную глазу величину. Остаётся ещё лезвиемёт. Его можно держать рядом, но лишь на крайний случай. Эффективно оно только в тесном помещении: чем теснее - тем эффективнее. Но при этом и опаснее для владельца.
   Итак, я сложил всё оружие поглубже в рюкзак. На поверхность выложил ракеты, патроны к снайперке и лезвия. Лезвиемёт поцепил себе на пояс. Артиллерию положил сверху на патроны, чтоб в случае чего мигом достать.
   Коридорами я пробирался по чужому кораблю, не зная сам, куда иду. Временами случались короткие стычки со случайными скаржами, но меня они надолго не задерживали.
   Некоторые двери не открывались, некоторые были на недосягаемой высоте, потому что или лифт не хотел меня поднимать, или вообще никакого лифта не было. Поистине, странная архитектура.
   Потом словно огненная стрелочка зажглась у меня в мозгу. И я стал идти по этой стрелочке, доверясь своему чувству. Бог рядом, и это хорошо.
   "Джен, я разведал путь! -- еле-еле расслышал я его шёпот. -- Нужно торопиться. Все силы скаржей отозваны с планеты и направляются назад, на базу. Они просчитались, но стремятся исправить ошибку и поймать тебя!"
   Я миновал два вентилятора, расположенные друг напротив друга на противоположных стенах. Они овеяли меня свежим ветерком. Опять вентиляция? Я вспомнил, как давным-давно, ещё в самом начале своих злоключений на этой планете, я посетил шахты Ражигар. Там тоже были такие вентиляторы. Только вот в данном случае это скорее дезинфекторы. И вскорости я понял, почему.
   Я попал в тюремный блок. Дезинфекторы стояли на обоих выходах с него. Именно на выходах, в том смысле, что они поставлены здесь с расчётом избавлять скаржей, посещающих заключённых, от любой заразы. Чтобы они не выносили эту заразу за пределы тюремного блока.
   А то, что это - тюремный блок, я узнал немного позже. Когда увидел, как один из присутствовавших скаржей подошёл к ближайшей к нему автоматической двери, и она открылась.
   Силовое полупрозрачное поле. За ним - маленькая тесная комнатёнка. Кто сидел в комнате, я не увидел. Скарж что-то стоял, записывал себе в ручной записник. Ещё трое скаржей обходили тем временем другие камеры.
   Наконец я осознал, что где-то в одной из этих клеток сидит Кира, и вышел из-за угла.
   Скаржи, завидев меня, резко собрались и приготовились к бою, выхватывая из-за спины оружие. Но это им не помогло. Мысль о том, что Кира всего лишь в нескольких метрах рядом, увеличила мои силы и ярость многократно. Один скарж лишился головы, которую я навскидку отстрелил из винтовки, пока ракетницей в другой руке готовил ракеты к бою. И вот четыре ракеты вырвались из ствола в направлении двух скаржей, стоящих ближе всего друг к другу. Они уже стреляли по мне, даже попадали. Силовые поля пищали на самой высокой ноте, что значило - скоро истощатся... Пора делать замену.
   Ни одна из ракет не попала по скаржу, те успешно пригнулись. Но это их не спасло, потому что ракеты врезались в стену, а скаржи не успели отбежать от неё подальше. Четвёртого я, как и первого, снял снайперской пулей. Стрелял я снова в голову, потому что тела их были защищены крепкой бронёй, которую пробивать пришлось бы очень долго даже из артиллерии.
   Второй и третий приходили в себя после удара взрывной волной. Я подошёл к ним. Один попытался откатиться в сторону, но как-то вяло. Без малейшего сожаления я добил их. Искоренить в себе жалость мне вполне уже удалось, и я сумел убедить себя: если скаржей и стоит жалеть, то только дома, за крепкими стенами, когда брюхо полно, а на улице - порядок.
   Я заменил одно из почти выдохшихся полей новым. Когда то, которое я оставил, целиком выдохнется, я вместо него поставлю это, которое сейчас временно убрал. Таким образом, я использую весь энерг