Брагинцев Виталий: другие произведения.

Жека Джек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем большущий привет, давно не виделись.) Надо было хоть что-то выложить. А я все ковыряюсь с книгами-любимицами, получая единоличное удовольствие. Огромное спасибо Алексею Федоровичеву за сотрудничество- уроки мастерства. Конечно, моя проба далека от его "Слова" Но, кто не работает, тот просто "критик". Шучу.) Это история-опыт для меня, неоднозначного мира Лося. Поехали! ... Пи.Си. Всем здоровья, не болейте!!! Всю книгу выложу на А.Т.

  
   Глава 1
  Так с чего начать сие повествование? С раннего детства, эм-м нет, со школы... или с взрослой жизни? Зачем
  травмировать вашу хрупкую психику, скучными воспоминаниями? Моя жизнь от начала и до конца, полное
  гхавно. Потери за потерями, смерть, уход, побег. Но есть просвет, как говорится, в конце тоннеля. Главное,
  чтобы сей тоннель, был не во мне. И так, не будем спешить, начнем с этого
  момента.
   Луч солнца блеснул по морской водной глади, стрельнул прямо в глаза. Красивая незнакомка кружилась
  вокруг, поднимая широкие поля шляпы, улыбалась мне, прыгала по воде, пиная ее во все стороны. Брызги
  летели в лицо...
  Бах! Доля секунды, наступило пробуждение. Я открыл глаза и тут же закрыл их. Здравствуй, мать её, реальность!
  Под потолком зазвенели динамики побудкой.
  С койки на зелёный бетонный пол опустились желтоватые пятки. Пальцы левой руки поискали в сторонке
  вонючие носки. Со вздохом натянул их на холодные конечности.
  - Подъём вашу мать! - в динамиках прозвучал грозный голос. Отдельный вход вел в узкий коридор с решётками
  и толстым бронированным стеклом скрывал коморку с охранниками. Граждане эксплуататоры, зачем,
  спрашивается, городить решётки, через каждые десять метров? Камеры через метр, да еще ставить бронированные стекла.
  Слеплю из какашки ствол, расстреляю дармоедов.
  Ау-у! Куда отсюда сбежишь? Из ёб...й зоны в другую, долбанную зону.
  
   Блок смертников был на особом положении, скажи кто не смотрел "Зеленную милю"? Отдельный домик
  с забором, вышкой и незатейливым рисунком на окнах. Тюряга она и в Африке имеется. Сегодня кстати
  случился великий праздник. В мир иной отправлялся счастливчик. Почему, спросите, счастливчик? Всё просто
  - любому легче знать, когда будет казнь. Морально готовишься, настрой, молитва, если веришь в бога, черта
  лысого, матушку природу, высшую силу - на выбор.
  Сложно, ожидать "свободу" каждый день. Сегодня будет твоя очередь, может быть завтра.
  
  С койки встал рослый бородатый мужик, поправил волосы на затылке, завязав в пучок. Поводил мощными
  плечами, размял мышцы. Покрутил шеей, присел на корточки. Упор лежа, двадцать отжиманий, столько же приседаний.
  Знакомьтесь, меня зовут Евгений Васильевич Быстров.
  Пальцы в наколках одернули желтую робу, потянули за собачку молнию вверх. Вот и весь гардероб,
  скромно, но зато со вкусом, не надо мучиться с выбором. Охрана-чтоб все они сдохли, прошла вдоль решёток,
  внимательно осматривая каждого заключенного.
  Таких как я в вип ложах было всего пять человек. Пузатый коротышка в первой а-ля Дэнни ДеВито. Шутник
  затейник покромсал жену с любовником, всю её семью, включая дядек и теток. После переключился, на
  семью любовника. Храпел, собака, так сильно, что слышно было даже в конце нашего "фешенебельного отеля".
  В следующей клети сидел худой слизняк в очульках, типичный маньяк-бухгалтер. Кого убил - мне плевать,
  тихоня постоянно как мышь скребется. Просил его перестать, на пару часов хватало и опять по новой начинал, сука.
  Думаю- его нужно раньше "освободить", отправить в ад погреться. В третьей сидел молчун, в четвертой я, прекрасный
  и невинный. Через две пустые "кельи" сидела дамочка. Её почему-то запихнули сюда. Спрашивать, зачем
  она здесь, желания не было. Хмурая такая, рычит на всех. Ух, кошечка жопастенькая! Прижать бы на пол часика,
  к подушке, сбросить напряжение.
  Каждый из нас кайфовал по-своему. Читал газету, надписи на потолке, туалетную бумагу, библию. Я проглотил
  пятую книгу о Гарри Потере. Утром долго стоял у раковины, со всем старанием изучая узкую полку,
  передвинул тюбик пасты на два сантиметра правее. Бритву никчёмную на палец левее. Баночка с Vaseline-ом
  должна стоять в мизинец от стены.
  К окошку подошел пузатый охранник, осмотрел меня еще раз.
  - Что, Джек, готов?
  Я флегматично посмотрел на начальника, расставил утренние принадлежности на полке. Подошел к решетке:
  - Кто здесь не готов?
  - Тише, не заводись Бистофф!
  На моём лице дернулась нижняя губа, в глазах появился нездоровый блеск:
  - Я говорил тебе свою фамилию десять раз. Со слухом плохо?
  Охранник отмахнулся:
  - Сложная она у тебя, проще не смог выбрать?
  - Это вы меняете свои имена как захочется, сокращаете, коверкаете, я ношу своё таким, каким его дали мама с
  папой. Меня зовут Евгений Быстров.
  Охранник примирительно выставил вперед ладони:
  - Не заводись, дружище, сегодня твой день, уже скоро тебе неважно будет, как тебя называют другие.
  На немой вопрос пузатик кивнул:
  - Именно, сегодня твой день, чувак!
  - Во сколько?
  - В двенадцать, как обычно. Что принести на обед?
  - Что есть самое вкусное в вашем ресторане?
  Мужичок пожал плечами:
  - Каждый выбирает по вкусу: всяких лобстеров, картошки фри, буйабес.
  - Это что такое?
  - Суп из французской кухни. Пробовал, жутко воняет. Ты что хочешь?
  Я поднял глаза к потолку, задумался.
  - Ну-и?
  - Жди, я решаю, чего выбрать? Меню ведь не дали, попробуй решить, что сожрать в последний раз.
  Прошли долгие две минуты, у пузанчика закончилось терпение: затопал, задышал, воздух испортил.
  Я опустил свои невинные глаза: - Принеси мне тазик пирожков с картошкой внутри, запомни - внутри,
  а не рядом, в мешке, в кастрюле. Они должны пахнуть невероятно, в духовой печи испечены, не жаренные на масле.
  Ясно?! И литр киселя.
  Охранник долго пытался выговорить заказ, последнее слово ему явно не далось:
  - Дьявол, маза фака, что за язык, у вас русских? Ну, кто так уродует свое произношение?
  - Пасть закрой, хомяк, тащи что заказал.
  - Шит! Где мне взять эти самые Piroz-j-s-ki? Про крайнее чисто русское выражение вообще молчу, не смогу выговорить!
  - Пошли в русский ресторан, дашь им заказ и всё.
  Охранник тяжело вздохнул:
  - Пиши, только разборчиво и четко, на своём и нашем. Чтобы посыльный доставил твой заказ вовремя.
  Заключенный вернулся к койке, вытащил из книги лист, огрызком карандаша выданным пузатым написал.
  Отдал лист, вернулся к койке, сел, та жалобно скрипнула под тяжелым весом.
  - Значит, сегодня...
   В это сложно было поверить, день могли сдвинуть под любым предлогом. Каждый смертник мог отправиться к
  праотцам в любой из дней. Завтра, на следующей неделе, через месяц... Каждое мгновение здесь, в этом месте,
  равнялось году на свободе. Время течет в тюряге по-другому, специфически.
  Заключенный ждал своей очереди, уже
  простившись со всеми.
  
  Евгению Быстрову, заключенному под номер 13, спецблока 231 не с кем было прощаться. Родных не осталось,
  друзей вовсе не было. Мать и отец погибли еще до переезда в Америку. С теткой Тамарой маленький Женя переехал в
  Бруклин, район Нью-Йорка. Мужик, с которым жила тетка сбежал, кинув со всеми накоплениями. Обчистил всё,
  вынес, даже старый хлам, пока неопытные жители Брайтон Бич гуляли в парке. Это выбило несчастную женщину
  из колеи надолго. Два месяца перебивались с воды на хлеб.
  Благо земля не только ползучими гадами полнится, есть приличные люди. Попался нам такой же
  пострадавший от жуликов работяга, помог, накормил, предложил работу. Общими усилиями нашли маленькую
  комнатенку, под крышей. Люблю книгу про Карлосона, который живет на крыше. Тетя часто её читала перед сном,
  потом сам. Эх, пожалуй - это было самое лучшее время в моей жизни.
  Маленький мир сузился до пяти метров, но обрел четкие очертания, маленького уютного семейного счастья.
  Я быстро привык к новому месту жительства, пошел в школу. Бойцовый характер не давал опустить руки, уже в
  первый день местная шпана попыталась наехать, поставить на счетчик. Русский мат и сломанные пальцы
  быстро расставили кто есть who are you мать твою?
  Жизнь потихоньку налаживалась, быт также. Подзаработав денег, мы переехали на третий этаж, в большую, по
  меркам чердака двухкомнатную квартиру.
  В пятнадцать лет впервые нажрался до изумления, на своё шестнадцатилетние попробовал травку.
  Тетка стала видно чувствовать не то, терять меня, пыталась поговорить, достучаться! Но я не собирался слушать
  чьих-либо советов.
  До трагической гибели тетки Тамары.
  Тот день я помню очень хорошо, каждую деталь, запах, слово. Во мне что-то сломалось, лопнул стержень посередине,
  острыми краями оцарапывая всех вокруг. Тётю обманули, грубо и жестоко, наговорили по телефону сказок.
  Ловко, вставили факты, приукрасили прошлые дела. Дескать её маленький мальчик - её сын попал в переплет.
  Чтобы вытащить из лап бандюков, надо принести все деньги в кафе. На улице тетку подловили с пакетом,
  избили. Денег у женщины не было - жалкая двадцатка и золотое кольцо. Единственное, что осталось от прежней
  жизни.
  Расталкивая всех без разбора, я ворвался в палату, Тетя Тома обрадовалась, увидев, что её мальчик жив-здоров,
  выдохнула и закрыла глаза. Сердце у женщины остановилось. Именно в этот миг, осознал одну душу вымораживающую
  истину: Пустота-кругом, нет больше никого, кому я был нужен. Совсем один в этом долбаном мире! Заплакал, со всей
  болью, внутренним криком, сжимая кулаки до хруста. По щекам текли обжигающие слезы, падали на рубашку.
  Мимо шли люди, беспечно болтая, обсуждая свои хлопоты, везли каталки, шли пациенты, врачи пробегали мимо.
  И всем было глубоко насрать, что случилось у меня. Боль в груди была настолько большой, пожирающей
  изнутри всё. Хотелось разрушить весь мир, чтобы все сдохли. Раз я остался один.
  Прикоснувшись к плечу, женская рука офицера полиции резко одернулась назад. В глазах мальчишки стоял нездоровый блеск.
  - Тихо-тихо, малыш!
  - Я не малыш больше ...
  - Оkay. Ты только успокойся.
  - Лучше вам не прикасаться ко мне!
  Полицейская кивнула: -Не вопрос, поехали.
   Дом сирот в Квинсе приютил ненадолго. Симпатичная мордашка, ямочки на щеках, голубые ангельские глазки.
  Всё ладно, красиво, только улыбка нездоровая.
  Ух, сколько было приёмных семей за это время! Несчастные быстренько возвращали меня обратно. Первый
  привод в полицию случился по недоразумению - навешал зуботычин шпане. Те решили пощипать сутулого
  паренька, карманы вывернуть. Одного порезал, двум другим сломал челюсть и ребра. Бил сразу и с большим
  удовольствием. Полицейский патруль разнял нас, меня потащил в участок, несчастных в госпиталь. Составили
  протокол, пофотографировали у рамки, сняли пальчики. Судья назначила сто двадцать часов полезно-
  исправительных работ. Честно отработал, отметился и поехал домой. Сидеть бы тихо, не высовывать нос,
   но вечером приспичило пожрать, а в холодильнике ничего кроме тухлой помидорки. Ругаясь на весь свет,
  потопал в магазин, купить перекус, водички, сигарет. У кассы толкалась пара черных, нервно оглядываясь по
  сторонам. Высокий меня срисовал, кивая своему корешу. Мол смотри за ним. Не обращая на них внимания, я прошел
  неторопливо до холодильников: добавил колы, чипсы, готовый обед - вот и вся еда на два дня. А дальше нужно
  искать деньги, где заработать? Долги растут непрерывно, без сна и обеда. С квартиры погонят, так грозил
  дядька Попандолос. Образования и опыта нет, итог работы тоже зеро, не берут малолетку. Один из грабителей
  сдвинулся ко входу, когда к кассе подошел я. Ствол уперся в печень, рожа грабителя появилась на миг из-под шарфа:
  - Пошел в подсобку, ну! Шевелись, сука!
  -Эй успокойся, чего сразу за ствол хватаешься? Меня и продавца грубо потащили к черному входу.
  Я почему-то точно знал - нас собираются кончить. Тихо зажмут в подсобке, ствол сильно упрется в пузо, и пока!
  Нервный взгляд зацепился за кривой ящик, пальцы дернули неровную стопку на себя. Высокий мудак не успел
  среагировать, поднял взгляд на падающий ящик. Выставил руки вверх, желая защитить голову. Я резко ушел с
  траектории выстрела, толкнул еще одну горку на упыря. Грохот раздался на весь магазин.
  Пока второй соображал, куда бежать к кассе или обратно к двери, мои пальцы выдернули ствол из-под
  ящиков, курок, предохранитель, глухой выстрел. Бах!!! Высокий захрипел, я зажал ему пасть, чтобы не верещал. Он тут же затих.
  Второй сделал шаг к нам: -Эй, Саймон, чувак, ты чего там?
  - Сейчас, второго грохну! - выкрикнул я, взвел курок и пошел вперед. Выстрел разбил банку рядом с грабителем, обдав того брызгами.
  - Черт! Мазила!!! - выругался я на себя, взвел еще раз курок.
  Второй как предполагалась, побежит, спрячется на худой конец. Это слизняк выстрелил в ответ, пуля впилась в
  прилавок, совсем рядом с моим плечом. Страх во мне полностью исчез, растворившись в адреналине,
  пальцы дрожали и только! Я шел вперед, как в кино, выставив ствол. Не боялся словить пулю, чего мне
  пугаться - сраной смерти? Ждал её, чтобы всадить ей в глотку заготовленный нож.
  Бух!! Следующий выстрел разбил еще одну банку. Бах! Третий сбил пачку журналов над головой грабителя.
  Упырь наконец понял, что его самого тут грохнут, стал разворачиваться к двери. Четвертый выстрел толкнул
  грабителя на стойку, он сбил её, широко раскинув руки. Мелочевка с прилавка волной рассыпалась по
  полу. "Везунчик" покатился на пол. Я подлетел к нему и еще раз нажал на спуск. Щелк, щелк, щелк. Барабан был пуст.
  Продавец-индус аккуратно попытался вытащить ствол из моих пальцев:
  - Эй, всё хорошо! Ты только успокойся, парень.
  Я развернулся к продавцу:
  - Нормально, ты сам успокойся!
  Вытер ствол о свою футболку, вложил в ладонь индуса, тот удивленно посмотрел на пистолет в своей руке.
  -Спасибо дядя. Набрал себе в три огромных пакета еды и вышел из магазина.
  Вот так, впервые я завалил двух
  грабителей. Моя стойкая ненависть зародилась, к таким гадам, когда тетку так жестоко обманули по телефону,
  а потом ограбили, предварительно избив. Но и это меня не так сильно бесило, заставляя потом вылавливать
  каждого из тех, кто был причастен к обману и избиению. Самое поганое было в том, что большая часть людей
  даже не попыталась вступиться за женщину! Моя боль обрела грани, в этот момент она родилась, полностью
  обрела тело. Я ненавидел всех и каждого.
  Время говорят стирает боль, всё это х...я. Оно лишь незначительно притупляет, но режет по-прежнему
  хорошо. Я не отличался праведностью - злоба к жуликам и всяким тварям, похожим на людей, обрела четкое кредо.
  Давить ублюдков, где возможно и как угодно! Славное время наступило, ни дня без жмурика. Бесконечные разборки
  в кварталах, перестрелки сменялись антуражем, масштабом и деньгами. Делёж территорий, сфабрикованные доказательства вины, того или иного, бандюгана, наркоторговца, сутенера,
  все шло мне на руку. Я методично, при любом раскладе стрелял, резал. Убивал много, часто, с огромным
  удовольствием. Но злоба не отпускала, заполняя душу, раскрашивая ее в черно-серые тона, только копилась.
  
  В один из дней меня повязали прямо в квартире. Дверь вылетела с петель, в комнату влетело не меньше десятка
  бойцов, одного успел приложить стулом, второму сломал челюсть. Стволы наставили, особо обидчивый
  уложил меня прикладом, руки за спиной стянули наручники. Далее транспорт, камера без соседей.
  Через месяц привели на заседание суда. Стеклянные стены интересовали больше, чем сам суд. Прокурор громогласно
  вещал, постукивая сложенной папкой по перилам, перед несчастными присяжными:
  - Господа присяжные, вы только посмотрите на него, это же не человек!
  У меня искривилось лицо. Тут же возникает встречный вопрос: "А кто вообще из нас человек?" Бросил упырю:
  - Думай, несчастный, прежде чем лепетать такое!
  Прокурор тут же указал пальцем на меня:
  - Он чудовище!
  - Малыш, еще раз пальчиком покажешь на дядю, я тебе это самый пальчик в узел завяжу.
  Судья повернулась ко мне:
  - Тихо, я сказала! Ваша участь висит на волоске, мистер Бистофф.
  - Разве когда-то было по-другому?
   Прокурор продолжил:
  - Мы давно собирали досье на этого человека. Поверьте, с ним не просто было, в школе он не смог адаптироваться,
  всегда конфликтовал.
  "С этим поспорю, это со мной пытались конфликтовать, я просто сломал пальцы одному, нос другому, руку
  третьему. Большинство задохликов от меня сами отвернулись. Больно надо, шли бы они!"
  - К двадцати годам мистер Бистофф работал у русской мафии. Убивал по приказу босса всех неугодных.
  Так были ликвидированы офицеры под прикрытием Дост Джилия, Кевин Рашмор, Дэвид Стилис.
  Люди смотрели на меня, желая увидеть подтверждения. Что им нужно? Чтобы я кивал головой, соглашаясь
  с этим придурком? Этого да, знаю, выпускал кишки, ту не помню, может волосы перекрасил.
  - Не придумывай, идиот, на русских я не работал!
  - Тихо! - снова гаркнула судья, громко стукнув по столу молотком, - Последнее предупреждение, Бистофф,
  и вы свой приговор будете слушать в отдельной комнате по телевизору!
  - Мэм, я только уточнить, ведь не справедливо наговаривают! Этих самых офицеров не знаю. Кого шлепнул,
  так они все бандиты. Итальяшек и китайцев всех на тот свет отправил! Я не спорю, разве общество против? Сколько
  дерьма закопал, город очистил. Чего я мелочусь штат целый.
  Судья нагнулась ко мне ближе, нахохлилась, раскраснелась, выпятила губы:
  - Вы, мистер, учтите, вас обвиняют в убийстве больше двадцати человек! Вы хоть понимаете, что это пожизненно?
  Вам вменяется убийство первой степени! Я советую вам наконец заткнутся, до моего разрешения, дать вам слово.
  - Фу, госпожа судья, так нехорошо поступать - затыкать меня. Вдобавок обидно, хочу уточнить, что завалил
  больше тридцати гадов. И еще одно: ваша толерантность не встала передо мной раком.
  Судья громко стукнула по столу, подставка подлетела от удара:
  - Увести из зала!
  Мой тихий и незаметный адвокат, еще ниже опустил голову. Уверен, он хотел бы залезть под стол, но о нём к
  его великому сожалению вспомнила судья.
  - Мистер Вейсман, я понимаю сложное положение вашего подопечного. Вы что-нибудь посоветуете ему?
  - Что, госпожа судья?
  Тетка даже удивилась, бестолковости парня: - Например, стоит предложить вашему клиенту меньше болтать. Впрочем,
  вам обоим это не поможет.
  С этого момента прошло ровно два месяца, вердикт был суров. Присяжные не дали мне помучиться на бренной
  землице. Двадцать лет плюс тридцать, плюс сорок, до основного срока. Всего дали двести двадцать восемь лет
  после смертельной инъекции. Скромно, кстати, навешали, в соседнем штате больше дают. Но это за кражи, а
  за убийство первой степени - казнь через укол.
  
  Итак, мы подошли к нынешнему моменту, особо важному. Толстопуз в сопровождении двух охранников
  отвел меня в столовку. На стол водрузили два больших бумажных пакета. Я открыл один, в нём в боксах
  лежали еще теплые пирожки с картошкой. Невероятный запах тут же заполнил большую по размерам столовую.
  Печенные пирожки с нежными бочками исчезали одним за другим. Зря кисель заказал, лучше бы молоко, но и
  так вкусно. Хотя тетя Тамара пекла вкуснее, соседи часто приходили угоститься.
  Охранник у дверей громко сглотнул, закашлялся. Я засмеялся:
  - Смотри, не умри от зависти! Рожу попроще сделай, угощать тебя точно не стану!
  Посмотрел на толстопуза:
  - Угощайся, Кентли!
  - Нет, спасибо.
  Проводили обратно в камеру.
  Впереди ничего, только пустота, укол и тишина, скорей бы! Не будет этого бесконечного театра боли и абсурда,
  где каждый сволочной упырь прячется за маской добропорядочного гражданина. Накатило вдруг отчаянное
  одиночество, грудь сдавило так сильно, что захотелось всплакнуть. Давил, давил, но нет бля, не получилось
  выдавить слезинку, хоть ты тресни. Мне себя не жалко!
  Повернул голову и дернулся - на койке рядом со мной сидела маленькая девочка, лет восьми. Огляделся: как
  она сюда попала?! Первоклашек ведь не возят на экскурсии в тюрьмы к смертникам. Или уже возят? С такими
  поворотами всё что угодно в Америке может случится. Недавно читал в газете, нимфоманки или пуританки требуют,
  чтобы мужик ровно сидел в вагоне метро, ноги не раздвигал. Если прищемил яйца, терпи, но ноги не раздвигай. Близнецов
  через дырявый карман чеши, жопы не разглядывай.
  Черт, если бы ни утренний моцион, штаны бы точно изгадил. Пирожки с киселём еще не дошли, спасибо желудку.
  Удивляться глюкам нет смысла, такое бывает в одиночке.
  - Ну и?..
  Девочка, болтая ножками посмотрела на меня:
  - Чего?
  - Ты мой глюк, может ангел или чертик с грязной жопкой?
  - Первый вариант лучше звучит!
  - Неплохо, раз глюк, есть возможность поболтать на отвлеченные темы. Про погоду, путешествия по морям, селфи с
  знаменитостями. А то вся болтовня с самим собой сводятся про баланду, зеленные стены, талмуд законов и грязные
  мысли. Больно - не больно, во время казни?!
  - Привет светлячок, как твои дела?
  -Норм.
  -Хм-м лаконичный ответ, скажи, как там? - глазами показал на пол.
  - Где?
  - В аду, где еще?
  - Для тебя нормально, ты не испытываешь сожалений, лишь тупую боль. В аду обычно мучается, страдают.
  Ты здесь больше страдаешь, легче тебя бить головой о подоконник, и то результат лучше.
  - Била?!
  - Нет, но очень хотелось.
  - В рай не пустите?!
  Девочка опустила подбородок вниз, и посмотрела своими небесно-голубыми глазками:
  - Шутишь, конечно нет! Вот есть одна, ням-ням, мысля ...
  К двери подошли трое охранников.
  - Заключенный, шаг назад, к стенке, руки поднять, положить на круги, живо! Пожалуйста, встал как просили, гостья
  по-прежнему сидела на койке, с любопытством изучая дядек охранников. Те естественно не замечали её.
  На запястье больно клацнули наручники, на ноги надели похожие, длинная цепочка повисла от руг к ногам.
  - Пошли.
  Серо-зеленый коридор вывел делегацию, вместе со мной к коморке со стеклом, направо тридцать шагов, налево,
  дальше прямо еще пятьдесят. Ноги заплетались - шаг широкий не сделаешь. Не подиум, зеленая миля - она и есть.
  У дверей стоял мой знакомый толстопуз, кивнул, открывая дверь. Приёмная с теплыми приятными зелеными
  стенами. Колор хорошо подобрали, успокаивает. Бля... Коридор срочно перекрасить! Отлично подойдёт под
  зебру, черное с белым. Поворот к двери, широкое стекло ограничивало пространство небольшой комнаты,
  зато зал за стенами аквариума располагал всем спектром развлечений: водица в кулере - перекрестил, прочитал
  молитву, вот тебе и освященная или типа того. Стулья со спинками, перила у окна, кондей над головой. Зал на
  удивление был полон, многие не скрывали злорадства. Одна ведьма даже соскочила, стала кричать, жаль,
  звук был выключен. Я ей предложил сделать мне минует, а потом подискутировать на разные темы.
  Нужен ли всегда вазелин? Банан или огурец? Наконец, поиграть в покер на раздевание. Многие женщины с
  интересом пялились, на меня, ведьма, что орала на меня с нескрываемым наслаждением наблюдала за процедурой,
  привязывания к креслу-кровати. Неотрывно разглядывала снизу верх и обратно моё бренное тело. Облизывала губы,
  строила глазки. Черт, одни нимфоманки кругом! Звук целомудренно выключили, я не слышал публику.
  Меня, похоже, слышали - бля, они точно извращенцы!
  Для пущего эффекта шоу снимала пара камер. Большой экран показывал, как заключенного посадили в кресло,
  привязали ноги, затем руки зафиксировали ремнями.
  Посмотрел на толпу, извращенка раскраснелась, видимо, это действо её нереально заводило. Губами проговорил
  ей:"Колл ми, бейба". Прижал нижнюю губу верхней. Писец, она точно свихнулась, стала елозить на кресле,
  выписывая восьмерки. Взгляд скользнул по первому ряду, на пустом месте появилась "моя девчонка чертенок-
  ангелок", золотые кудри, огромные глазки. Дьявол, похоже, она единственная, кто была расстроена из
  всего коллектива затейников. Подмигнул ей и тихо проговорил по-русски: "Не грусти, скоро свидимся!" Она
  вытерла слезинку и исчезла. Иголка проткнула вену, по ней шустро побежала голубая жидкость.
  Закрыл глаза и выдохнул.
  
   Глава 2
  
   Вдохнул, потом еще раз, открыл глаза. Не понял смены декораций?! Лежу на белой простыне, рядом
  прыгает какой-то дядька, с ним разговаривает чернокожая женщина. Оба беззвучно развевают рот, краснеют,
  похоже ссорятся. Такие душки, любо дорого наблюдать, опс замерли, уставившись на меня, эскулап
  потрогал мне лоб своей мерзкой холодной и влажной рукой, затем оттянул нижнее веко, заглянул.
  Звук появился:
  - Невероятно, он живой! Марта, ты только посмотри на него, он очнулся! Осмысленно смотрит, понимает нас,
  это прорыв, проведём еще тесты. Пара села по разные стороны кровати, достала блокноты, карандаши стали
  записывать что-то. Тыкать в непонятные кнопочные "калькуляторы", двигать к изголовью кровати ящик с
  лампочками. Тянуть провода, лепить на разные участки кожи датчики. Не понимая, что происходит, скосил
  взгляд, ох! Если бы я смог пошевелится, удивился сильно.
  Спросил: Эй, какого хрена здесь происходит? Почему я здесь? Это место не похоже на ад, точно не мой
  личный. "Девочка" походу ошиблась с координатами, запихнула неизвестно куда. Где несчастный Томи? Я его
  долго мучил в прошлой жизни. Где итальянцы, босс триады мистер Хо? Сломанные пальцы, ребра... Ладно,
  хрен с ними, меня другое интересует, по слогам, медленно проговорю: почему я нигер?! Не загорелый, мать
  его, турист из Африки, а настоящий папуас! Руки черные, только ладони розовые. Язык во рту стал шевелиться,
  пытался подняться, задеть передние зубы. Ответить на восклицание этой пары, я не смог. Ну и хорошо, потому
  что, закрыв глаза, тут же провалился в глубокий сон.
  Следующее пробуждение было менее приятным. Мне грубо раскрыли рот, провели ватной палочкой по языку,
  небу. Эй, бля, ворсинку убери, а то заработаю аппендицит! Следом натянули веко на бровь, заглянули в глаз. Чего потеряли,
  бараны? Очень хотелось в отместку плюнуть, но язык прилип к небу.
  Приятный женский голос скомандовал: - Кровь на анализ возьмите, нужны тесты ДНК, совместимость, что с органами?
  Огромными усилиями еле-еле раздвинул веки. В поле зрения появилась целая толпа народу, и все незнакомые.
  Ближайший к койке дядька сверился со своим прибором, тот был похож на планшет среднего размера. Мой
  интерес к этим штучкам меня удивил. Я редко в свое время лазил по сети, компьютер для меня лишь штука связи,
  не более. Есть кнопочки, иконки, забавные картинки. Особо интересовала из содержимого памяти, порнушка. Такие
  видосы радовали не только глаза, но и тело! Можно с комфортом расположиться в сортире погонять
  лысого, снять плохое настроение.
  - Органы в норме, очень хорошие данные, совместимость только с одной ветвью. Мы тестируем организм.
  - Когда будет в хорошем состоянии, проведите забор тканей, завтра приедет наша хозяйка. Подготовьте операционную.
  - Будем брать органы?
  - Не сейчас, идиот! Пока сделаем переливание, очистим кровь. Максимально влейте в него икс-крови. Если будет в
  ближайшее время окно, он нам после понадобится.
  - Он что, пришел в себя?
  Тот самый эскулап, что до этого заглядывал мне в глаз, приблизил ко мне свою рожу, посмотрел внимательно:
  - Реагирует, но вяло. Пока нет, еще спит.
  - Хорошо, пусть донор будет готов.
  Дядьки ушли вместе с толпой дам в разных одеяниях от белых балахонов до военных кителей. Вывод меня не
  радовал: меня решили сделать фильтром для крови, а после порезать на органы. Интересно, с кем я так
  хорошо сочетаюсь? Где-то через полчаса в палату, а это была она, зашла довольно крупного бабища, толкая
  перед собой тележку, она остановилась около меня. На ней стояло много всякого непонятного оборудования:
  коробы, трубки, колбы. Всё это безобразие блестело, переливалось светом на широком черном пульте, ниже
  мигали разноцветные кнопки. Дамочка взяла мою безвольную руку, проверила катетер, размотала
  провода. Прозрачный тонкий шланг подсоединила к моей руке, второй к круглой яйцевидной штуке.
  Деловито высунув язык, "мясник в юбке) сдернула больничные штаны, нашла мой член (ладно, того
  парня, в чью шкуру я попал!), с интересом размяла ствол, сдвинула крайнюю плоть и как всадила, сука поганая,
  внутрь целый штырь! Боль, кстати, оказалась несильная, а такая далекая, тягучая. Но, всё равно, видеть этой
  действо неприятно. В обе руки воткнула толстые иглы от капельниц, подключила к ним по меньше аппараты.
  Злорадно улыбнулась, включила несколько кнопок, повернула рычажок, крутанула колесико и ...
  Меня словно током пробило насквозь, ощущения, братцы, непередаваемые. Будто через тело пропускают волну
  маленьких электроразрядов. Они волнами бегали от руки до груди и обратно, во все части тела, туда-сюда, быстро-быстро.
  Пальцы и ноги вмиг вспотели. Дальше стало не очень - будто выворачивали на изнанку. Вливали еще пару ведер
  клизм, смотрели, обратно подвешивали за причинное место. Мне сдавливало грудь в кулак, не вздохнуть, через
  бесконечную боль расправляли ладонью её, словно мятую бумагу. Хорошо, катетеры ввели, заняли нижние отверстие,
  а то точно бы обоссался от боли или еще хуже.
  Самое поганое в этом деле, что экзекуция проходила в моём полном здравии, без моего разрешения. Личного
  ознакомления с договором, подписью в пяти местах кровью. Даже устного согласия, суки, не спросили!!!
  Боль становилась всё сильнее и сильнее, я конечно терпеливый босяк, порог болевой занижен, но сколько можно мучить?!
  Садистка удивленно посматривала на приборы, все прибавляя громкость и прибавляя. Больно было очень, каждую
  клеточку били в моем теле, ну хорошо, в том, котором нахожусь. Током, сжимали, растягивали, снова били, не
  останавливаясь.
  - Ух-х, какой ты выносливый парень! - гадина нагнулась к моему лицу, - Ты еще не кричишь, а твои братцы-кролики уже визжали при меньших цифрах. Ну, ничего, я смогу тебе
  доставить настоящую боль. Ты узнаешь, как это быть переполненным чужой энергией. Я закрыл глаза, не желая
   доставлять ей радости своим ненавидящим взглядом. Она нагнулась, открыла их, скотчем прилепила
  одно веко, оторвала ленту для второго. Моя рука пошевелилась едва заметно, пальцы коснулись друг друга, я
  посмотрел на мучительницу. Язык сдвинулся с места, губы открылись. Тварь, если смогла еще сильнее удивиться,
  сделала бы это.
  - Ты какой сильный, моя госпожа будет очень довольной.
  - К-х-м, - голос мой прохрипел, - м-мно-го ли ты, су-ка, знаешь про боль?
  Тетка улыбнулась: - О да, малыш, знаю! Она отвернулась на минуту, чтобы проверить технику. Моя рука резко
  скользнула к тележке, трубка с иглой-наконечником в моих пальцах крутанулась и вонзилась в блядину.
  Та с грохотом упала на колени, выпучив глаза, захрипела. Выдернул свою иглу из правой руки, катетер сразу
  не получилось вытащить. Глубоко вдохнул, выдохнул, затем медленно вытащил трубку из члена. С-с-сука,
  как больно-то! Тело сразу обмякло, будто от трансформатора оттащили. Еле приподнялся на подушке, Бабища
  на полу задергалась сильнее, попыталась освободиться. Я вытащил из себя еще одну иглу, нагнулся и
  воткнул ей в бедро.
  Ресницы почти все остались на отодранном скотче, ух, если бы ни предыдущая боль, эта оказалась бы
  невьебеной (сорри за мат).
  -Вот еще подарок, угощайся.
  -Эм-м-м. Замычала красавица в ответ.
  -Кайф нужно постепенно поднимать, сейчас еще трубку поставлю, для максимального ощущения и совсем улет
  получится. Ах да извини, не когда заниматься чистотой эксперимента. Не протер для тебя иголку спиртом. Эй
  гусеница, куда поползла? Тебе хорошо?!
  -У-б-бью тварь. Протянула испытательница, видимо вся эта байда, что раньше доставляла мне, пошла в неё.
  Опустил с кровати ноги, те коснулись холодного пола. Оставалось сделать пару шагов и взлететь над полом.
  Такая легкость во всем теле непривычная, правда не долго, кайф закончился резко. Неприятный холод по спине
  опустился с затылка до поясницы. Задержался у копчика и пошел в пятки. Уже они онемели, стало колоть. Меня
  плющило не по-детски, все мышцы дрожали. Ноги подгибались, готовясь сложится не в естественной задумке,
  как матушка природа удумала. Нагнулся, еле поднял ведьму с пола, положил её на свою кровать. Испытательница
  своего агрегата, кусая губы до крови, дрожала каждой мышцей своего тела. Видно орать не получалось, тут
  действительно не вдохнешь без болевых последствий. Ну это так, присказка. Наклонившись, я заботливо спросил:
  - И как оно? Не холодно ли, малышка, может, дует где? Подушечку подправить или одеяльце?
  - Ты-ы сдо-х-хне-шь! - прошипела дама.
  - Так уже не раз прошел, второй смерти не бывает?
  Она вдруг полностью побелела, откинула голову назад, затряслась. Опа а это не есть хорошо, вот так сразу убивать
  противника или дать помереть. Его надобно с чувством и расстановкой расспросить: кто это самое, откуда и
  сколько несла добра в мир? Мне нужна информация, любая и побольше. Пальцами пережал трубку от
  капельницы, оттянул веко, поискал искру сознания. Щеки у красавицы чуть порозовели.
  - Эй крошка, ты как сможешь говорить?
  - Пош-шел ты!
  - Не вопрос, тем более ты красивая, статная, сиськи - ух, размер четвертый, не меньше, есть за что подержаться.
  Женщин у меня давно не было, вдобавок тянет - жуть как, будто на яйца кирпичи навесили. Прыгну в бассейн, мои
  колокольчики потянут на самое дно вместо грузил. Ладно, это я так говорю, соскучился. Развернул её к себе, расстегнул
  халат, под ним тонкая юбка, края прозрачные, м-м... женские трусики, тонкие, ажурные.
  - Сейчас мне будет хорошо, а тебе не знаю. Скажешь, ладно?!
  Дама задергалась, попыталась закричать, да хуже себе сделала.
  - Расслабь булочки, сладенькая, ох, люблю насиловать. Ну, это сейчас вроде игры, как думаешь, нам не помешают?
  Моя визави замычала, руки у неё не слушались, тело как ватное. Она могла только постанывать. Ух, а это меня
  крайне заводит! Пододвинул к себе, медленно стянул трусы, те тонкой тряпочкой упали к ногам. Она в
  ужасе мотала головой, пыталась кричать, звать на помощь.
  Я посмотрел на дверь:
  - Угум, пожалуй, да. Ты права, нехорошо всё это. Вдруг зайдут, а ты тут так красиво лежишь. Меня, конечно,
  заводит неожиданное появление любопытных, но я хочу только вдвоём, сладенькая. Ну, ты понимаешь, о чем я?!
  Палка от швабры воткнулась между ручками. Поторопился вернутся назад.
  - Скучала?
  Она усилено мотала головой.
  -Не бойся, пухличок, тебе понравится! - Я улыбнулся, - Скажи, что это за место? Где я нахожусь?
  Партнерша плюнула на меня, попала на живот.
  - Уже смазываешь, затейница? Конечно, введу, раз хочешь.
  Я сдвинул свою распашонку в сторону, пододвинул за ножки к себе. Мой писюн в прошлой жизни был немалого
  размера, этот на пару сантиметров вырос и ширше стал. Неплохой надо сказать обмен. Шучу.)) ха-ха-ха.
  Взял в руку поводил им по бедрам, сладкая стала дрожать.
  - Что, холодно? Не смогу прикрыть, очень люблю любоваться. Ну и что это за место? Госпиталь, мединститут с
  секретными лабораториями?
  Пухличок отвернула глаза в сторону.
  - Скажи, почему я здесь, что за опыты ставили, что вливали мне? Ну!? Ладно, не хочешь, тогда лови.
  Я плавно вошел в неё. Тело женщины выгнуло дугой, она вся побелела. Вытащил, а хотелось продолжать - мне
  очень приятно. Ей, судя по белому лицу, нет.
  - Мх-хм-хм... - замычала красавица.
  - Больно? Извини, а мне кайфово, ты привыкнешь, он только сначала такой большой. Так что влили в меня, блядина?!
  Говори!
  Она мужественно молчала, отвернувшись, я стал водить по пилотке, казалось, с меня сыплется искрами нечто.
  Партнерша раскраснелась, задрожала, кусая губы. Чуть отвел и тут последовал оп, она задышала и кончила.
  - М-м конфетка, а тебе хорошо вижу, еще повожу по горошинке или войти?
  - Нет! Пожалуйста...
  - Значит, наоборот.
  Вошел словно ножом в сладкую негу. Она опять забилась в конвульсиях. Десять-пятнадцать раз качнул,
  процесс завораживает. Вытащил бойца, и опять поласкал им девушку.
  "Испытательница нового вида мучений" задергалась, кончила, наверное, в десятый раз.
  -Ну скажи пупсик, перестану мучить, мне то хорошо, а ты крошка ласты скоро склеишь. Что за место, колись?
  - Во-енн-ая ба-за.
  - Умничка, - отвел головку, провел ею по ноге, дама порозовела. - Дальше: что ты со мной делала?
  - Но-вый эк-сперимен-тальный пре-парат.
  - Умничка, дальше?!
  Дверь дернули, в глазах тетки появился азарт - вдруг сейчас выломают дверь? Освободят жертву, вот тогда
  она отыграется.
  - Ты же ведь им сказала, что занята будешь часок другой? Предупредила, негодница, что пошалишь с таким
  чудным мальчиком?
  Шалунья подняла глаза к верху, отвела взор, ругая себя последними словами.
  - Ай, умничка, вот за что я люблю военных - крайне предсказуемые. Ну, давай колись, верь, не сболтну
  лишнего чужим. А ты останешься живой и крайне удовлетворённой. Моя смачно выругалась по-польски.
  (Непереводимая игра слов)
  Я улыбнулся:
  - Вау, вот и наша душа полезла наружу! Что ни говори, сестрица, а когда рожаешь и очень хорошо,
  забываешься наглухо. Начинаешь материшься на родном. Так-с, продолжаем диалог - чего хотели добиться им?
  Запомни, крошка, если мне не понравится ответ, продырявлю до гланд. Будет очень больно, а я потерплю! Тебя
  разорвет изнутри. Ну, ёб?
  - Мы пытались собрать годных доноров для наших бойцов.
  - Что с донорами потом происходит?
  Девушка опустила глаза.
  - Ясно. Место, в каком нахожусь? Город, страна?
  Женщина странно на меня посмотрела.
  - Говори!
  - Военная база Верборг около города Сейлем, вторая колония Англии.
  - Город знаю, он в Америке, это около Портленда?
  Женщина внимательно посмотрела на чернокожего парня. Тот слава всем богам опустил больничный халат,
  спрятав свой писюн. Ей и хотелось продолжения невероятной экзекуции, но сердце едва справилось с нагрузкой.
  Ощущения сложные, будто между ног поместили огромного размера фаллос, он изгибался в невообразимых местах,
  вибрировал и бил микроразрядами, сыпал искрами.
  - Какая к дьяволу Америка? Это что на другом континенте? Где Боливия, Новый Перу, Центральная Аргентина.
  Я помотал головой, отгоняя морок. Какой нахрен Новый Перу, Аргентина? Где моя Америка?
  Женщина, не понимая, смотрела на меня.
  -Говори, что препарат, что он даёт?
  В дверь с новой силой постучали, наглец довольно грубо подергал ручку.
  Ага, пора линять отсюда, раз она сказала, что это военная база. Могут легко взять, загнать, поэтому бежать придется
  с грузом -желательно с высокими звездами. Забирать ёмкости с жидкостью, которые вливали в меня, нет смысла.
  Часть досталось моему телу, остатки экспериментаторше. Метнулся к выходу, осмотрел дверь, окна, постукал стену.
  - Ты не сможешь отсюда сбежать, - блеснула своими глазками стервозная дамочка.
  - Я вернулся обратно, поправил свою скромную одежку. Это движение здорово напрягло испытательницу.
  - Не надо!
  - Надо киска, надо, мы еще не совсем разобрались с нашими экспериментами, будет время, поговорим.
  Я верну тебе должок.
  Она с интересом прислушалась к новому слову для своего уха:
  - Должок?!
  Я открыл окно, аккуратно выглянул на улицу, примерился, куда спрыгнуть. Третий этаж не позволял приземлиться
  благополучно, без серьезных вывихов или растяжений.
  Рядом с домом остановился грузовик. Быстро перекинул ногу за окно, примериваясь спрыгнуть.
  - Меня зовут Стелла, по лестнице будет безопасно, незаметно для охраны на вышках.
  -Спасибо.
  Кривая улыбка скользнула на лице женщины:
  -Мне нужно твоё тело, это не услуга.
  -Знаю, и тихо добавил, -всем нужно это тело.
  -Что ты сказал?
  -Еще увидимся, я так думаю. Легкий удар под основание черепа, и спящая красавица уронила голову на подушку.
  -Отдохни.
  В коридоре кто-то был, предчувствие редко меня обманывает, если жопа, а она точно наступит, в любом варианте,
  меня схватят, значит, надо бежать. В конце палаты располагалась еще одна дверь, куда она вела неизвестно?
  Легкий скрип двери, взгляду предстала полу тёмная комната, она имела узкое окно, мутные стекла плохо пропускали
  свет. Полки вытянулись вдоль стен с
  банками, склянками, непонятное барахло. Незаметная дверь вела в коридор, в щель заметил солдата. При более
  детальном рассмотрении фигуры понял, что это была девушка. Высокая, широкие плечи, длинные ноги и
  руки. Черт она будто стероиды всю жизнь жрала - бицепсы шире моих.
  
  -Хм-м, как интересно, что это за база такая? В охране стоит баба.
  Она, устроившись на стуле, листала журнал или книгу, плохо видно. Плечо закрывает обзор. Тихо приоткрыв дверь,
  выскользнул из своего укрытия. Сделал к ней шаг, еще один, занес руку и тут она обернулась. Удар ребром ладони по
  горлу не получился, она закашлялась. Второй удар выбил из неё сознание. Метнулся к выходу, на меня выскочила
  еще одна охранница. Мгновение и мне в лицо летит кулак. Изогнувшись назад, ушел от удара. Подсечка бегуньи,
  контрольный удар в печень. Мыча от боли вторая охранница, поднялась на колени, попыталась выпрямится. Захват сзади не
  давал ей возможности освободиться.
  Усилил нажим:
  - Ну же, усни спокойно сучка!
  Но нет - солдатка достала ствол.
  -Ёб... твою мать, что же это такое, ну бля ...
  Еще секунда, и прозвучит выстрел, стоит ей дотянуться пальцем до спускового крючка. Громкий хруст
  известил, что я сломал ей шею. Черт, а хотелось без трупов исчезнуть с базы. С нижнего этажа слышались голоса,
  они приближались. Дьявол, куда бежать? Прямо по лестнице на звук голосов, назад в палату к спящей красавице,
  здесь труп и еще одна соня. М-м ловушка, куда не кинься, может в окно прыгнуть? Следом мозг нарисовал красочную
  картинку, вышку с прожектором, автоматчика и пули от попадания в меня. Капли крови разлетаются, так красиво,
  медленно, брызгая на белые стены. Бляха муха - откуда такая больная фантазия? Кольнула мысль, "-здесь должен
  быть пожарный выход, он везде есть. Слава всем богам, первая попавшаяся дверь оказалась выходом на узкую
  винтовую лестницу. Бежать и топать глупо, зачем привлекать излишнее внимания? Тихо, словно мышка, спустился,
  протянул руку к дверной ручке. На моё плечо легла рука, очко сразу сжалось, в неприятное ощущение. Резко развернулся
  и прижал к стене симпатичную солдатку, лет двадцати трех-четырех. Фуражка упала на пол и покатилась, к
  ступеньке, мы оба проводили её взглядами. Локон рыжих волос упал на лицо, она замерла, выпучив глаза. Черт опять
  девушка-военная, сколько их тут?
  -Ты чего хотела?
  Лисичка замычала под моим нажимом. Ладонь стала мокрой от её мычания и слюней.
  - Запомни - будешь орать, сломаю шею, поняла?
  Рыжая закрыла и открыла глаза.
  - Вот и умница! План базы, где сидят офицеры? Говори живее!
  Малышка сделала круглые глаза: - Но меня убьют.
  Я наклонился ближе:
  - Так я тебя первый смогу убить, сломаю тощую шейку вот этими пальцами, - щелкнул перед ней ими, еще сильнее
  напугав, - Либо чуть придушу, а ты очнешься после кипиша, скажешь: "ударил, я потеряла сознание".
  Ну и?.. Чего смотришь будто лань на льва? О-о боги, дайте мне терпения, куда меня занесло, в какую жопу?!
  Отвечай, видишь теряю терпение.
  - Лучше вы меня убьете!
  Девушка вдруг стала руками водить по моему торсу, ощупывать мышцы, грудь. Я от этого немного растерялся, завис на
  минуту. Ладно сам насиловал, а тут похоже лань меня, то есть льва насиловать будет.
  - Э-г-г... фу, черт! Воображение разыгралось.
  Темные пальцы легли на шаловливые пальчики шалуньи.
  - Стоп, красотка, чуть позже мы поиграем в ролевые игры. Даже в зоопарк, но с условием, чур я сверху! Веди меня,
  конфетка, к блоку с офицерами.
  - Зачем? - задала глупышка свой вопрос.
  Я приблизил её мордашку к своей.
  - Заложники нужны, вот захвачу и поеду отсюда.
  Рыжик вытащила язычок, смешно прижав его зубками:
  - А я?
  Я помотал головой:
  - Чур меня, я не понял, шо происходит, ты чего напрашиваешься в заложники?
  - Лучше я, они могут покалечить тебя, шоколадка.
  Пришлось срочно с задницы убирать шаловливые ручонки негодницы. Мне конечно легче управлять послушной
  женщиной. Скажу прыгать - будет, скажу стриптиз танцевать - спросит: нужно как? До полного или до трусиков?
  А тут прямой секс-терроризм. Дамочка конкретно недотрахана.
  - Пр-р, тихо, сладкая.
  Тепло улыбнулся, положил ладонь ей на горло и прижал сонную артерию. Солдатка опустила мордашку мне на грудь,
  и засопела. Открыл дверь и поволок девчонку к соседнему зданию.
  Громкий окрик остановил перемещение тела:
  - Стоять! Это куда вы тащите лейтенанта?
  Пришлось медленно развернуться к высокому офицеру. В голове прокручиваю различные варианты.
  Самый лучший и надежный прикрыться телом "лисицы". Ох, блять, ёбучий случай, что происходит вокруг, опять
  женщина? Тут что - женская военная база?
  Кругом женщины - медики-садисты, охрана, офицеры, солдатки ...
  - Куда вы тащите лейтенанта? - недовольно повторила офицерша.
  - В медблок.
  - Так он в том направлении, - изящный пальчик показал на только что покинутое здание.
  - Спасибо большое, мэм.
  - Стоять, я сказала!
  Дамочка-офицер расстегнула кобуру.
  Дьявол, ну что еще ей надо, иметь её конем?! Развернулся обратно, поправив съезжающее с плеча тело. Пистолет- ух,
  это уже очень хреново! Зараза, вечно мой длинный язык оказывает медвежью услугу. Не знаю, к чему такое сравнение.
  Тетка постоянно ими сыпала, себе же улыбаясь. Видимо вспоминала кого-то или что-то, в прошлой жизни, там в России.
  - Ей очень плохо, госпожа офицер, вот и несу её. Простите, растерялся.
  Офицер одобрительно кинула, услышав ответ:
  - Ладно, несите, я вас догоню, чуть позже.
  Подтекст и странные взгляды пропустил мимо. Сколько можно фильтровать местный диалект? Дотащил "рыжую
  красавицу" обратно до двери, внес и посадил в ближайшее кресло. К нам подбежали дамочки в светлых
  комбинезонах, подхватили, положили "больную" на лавку при входе. Я еле вырвался из цепких лап медработников,
  залетел в туалет, он, кстати, тут один. Выбора не было, дяди или тети, ходите в один. Мне всё равно, с кем соседом
  быть.
  Приоткрыл дверь - "белоснежки" шептались в уголке. Скорее всего уже строили пакостные планы на счет моей
  маленькой задницы! Минуты две обождал, снова приоткрыл дверь осмотреться. Ситуация кардинально
  изменилась в худшую сторону. В холле толкалась группа вояк, среди них были и мужчины, немного, но были.
  Это разряжало обстановку. Из толпы выделялась офицерша, которая отправила меня сюда. Она водила жалом,
  внимательно осматривая коридор, видимо искала "симпатичного грузчика". Врачебное начальство показывало
  коробки, вояки таскали их в разные стороны. Гости наконец сдвинулись вглубь, разделились по три-два человека,
  и разошлись по кабинетам. Одна из "носильщиц" уронила верхнюю из двух коробок, в ней что-то со звоном
  разбилось. К ней подбежали медики, стали ругаться, кричать. Под шумок вырулил к выходу, навстречу кто-то
  топал. Пришлось срочно ретироваться назад, но в сортир забежала одна из медиков, и закрыла за собой. Я
  задергался, дернул ручку первого не запертое помещение. Скользнул в него и замер, только потом осознал, что в нём
  может находиться случайный свидетель. Мимо двери громко топая прошла четверка военных. Повезло-что не было
  неожиданностей в моём укрытии. В квадратной комнате стояли длинные металлические ящики.
  -Такс посмотрим, что здесь имеется для меня?
  В ближайшем нашлась офицерская форма, я и раньше не разбирался в знаках различия, здесь они вообще другие, ромбы,
  какие-то треугольники. В соседнем коробе нашлась обувь, не плохого надо сказать качества, прошитая вдоль подошвы,
  натуральная кожа, я так думаю. В другом в стопке лежали носки, далее по списку. Скорее всего, это был склад
  личных вещей больных. Из всего скромного выбора, сложил схожую по размеру форму в рюкзак, его конфискованный
  тут же, мне нужнее. Наклонившись, замер, медленно разогнулся, кривясь от боли. Голова сильно закружилась, виски
  сдавило так что глаза на лоб полезли, ком тут же подступил к горлу. Блевать не хотелось, собственно и нечем. Волна
  жара прокатилась по телу, вниз затем вверх. Спина вспотела, пальцы на ногах и руках похолодели. Хреновые
  ощущения быстро отпустили, так же, как и появилось. Боль была не обычной, вроде пореза, зубной или
  животом маясь. Пусть мой порог высок, но этот кайф в кавычках сейчас и в палате, надолго запомню. Ух-х, по
  жесткому отыграюсь за мигрень и позывы сбегать на горшок. Найду несчастного, на кулак намотаю его
  кишки, лезвием пройдусь по коже. Твари, что же они делали со мной?
  Я стоял по-прежнему в комнате в форме офицера. Стараясь не сильно смещать уровень жидкости в теле,
  присел на корточки. Подцепил рюкзак и направился на выход. Вышел через открытую дверь, в проёме застряли
  грузчики. Девушки и парни с удивлением посмотрели на чернокожего, но сделали шаг в сторону, пропуская.
  Я проскользнул мимо них, свернул к дороге, в сторону ворот ехал грузовик. Времени на размышления не
  оставалось, скоро поднимут гарнизон по тревоге, перевернут базу на изнанку и найдут беглеца. Мимо пробежал
  отряд солдат на разминку. Парни и девушки бежали вперемешку, громко выкрикивая странную песню:
  
  - Мы стоим вокруг окна, твари не проникли к нам.
  Мы единственная сила, с нами бог и всадницы.
  Воля приведет нас к победе!
  Маразм, а не песня!
  Так, надо шевелить копытами. Скоро эта сучка-мучительница в белом халате очнется, поднимет волну, найдет рыжика
  на лестнице и начнется веселье.
  - А пока побежали, побежали!
  Пальцы крепко схватились за поручень, молодые рученьки подтянули тело, кувырок, прыг скок и я в кузове. Слава
  богу, здесь никого, а то шум гам, танцы, выпадающие солдатики из кузова... Меня моментом раскроют.
  Машина свернула к КПП. Устроив вещи в углу, вылез на крышу, растянулся там и замер. Только бы
  не выдать себя, держись, дружок-пирожок! Пять минут, и мы на свободе! Ах, это слово на губах, будто мед сводит
  изысканным вкусом язык, все рецепторы. Так сладко и приторно приятно, милая моя свобода, потерпи зайка, я скоро.
  Дежурные на кпп осмотрели грузовик, лампами посветили в кузов, с помощью зеркал осмотрели днище.
  Я оценил старание вояк: ёлки иголки, во как досматривают, на въезд отдельно, на выезд здесь. Хорошо на
  крышу не залезли, козлы любопытные. Отдельно стоит сказать, чего мне стоило выдержать там не лечь на
  брезент. Уперся ладонями и ногами о скелет тента грузовика. Пальцы уже дрожат, ноют, а эти ё... е суки, дети
  ленивцев копошатся вокруг машины. Так хотелось подзатыльников отвесить. И выкрикнуть в самое ухо: "Ну, бля,
  какого хера возитесь д...ы? Дядя шибко торопится! Можно быстрее проверять машину?!" Грузовик,
  дернувшись, тронулся, а я упал на крышу и замер не дыша. Если заметят - мне конец.
  Выехали за пределы базы, вывернули на широкую дорогу и ползли. Демоны, разве так можно?! Мимо проносились
  машины, обгоняя старичка, миль в час (32 км в час, естественно примерно). Подождав еще пару минут спрыгнул в
  кузов, подцепил рюкзак. Сел у борта, ожидая удобного момента слинять. Если враг не знает, на чем и куда
  свалил беглец, легче спрятаться. Поиски могут занять больше времени. Честно: удивительно, как еще до сих
  пор не стали искать.
  Именно в этот момент, дверь лаборатории под нажимом распахнулась. На пороге стояла высокая женщина в форме
  капитана, а рядом с ней седовласый мужчина в гражданском костюме. Он поджал губы, смерил холодным взглядом
  привязанную к кровати профессора Тибровски, повернул голову на бок и зашипел:
  - Всем слушать приказ: поднять по тревоге всех! Найти испытуемого под номером 13. Разослать полисменам
  ориентировки. Бегом!
  Дядька посмотрел на капитана:
  - Найди его, слышишь? Иначе первой потеряешь голову и погоны. Потом я!
  Над базой прозвучал сигнал тревоги. Из зданий выбегали военные, строились в шеренги. Открывались ворота для
  техники. Военная база как растревоженный улей гудела.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"