Братусь Дмитрий: другие произведения.

Гребаные чудеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  УПЫРЬ
  
  В то утро жители нескольких домов Хамовнического района Москвы были разбужены настойчивыми сигналами автомобиля. Среди них была старушка Валентина Сергеевна; она вышла на болкон и, кляня последними словами сигналившего водителя, начала угрожать ему милицией. Водитель пытался выехать из двора, но путь ему преграждала черная BMW представительского класса. Нельзя сказать, что она была припаркована - она была просто оставлена в том узком проезде, через который единственный можно было выехать из двора.
  - Упырь! - прорычал сквозь зубы, выходя из машины, водитель, видимо спешивший на работу.
  Двигатель и фары BMW были выключены, но сквозь тонированное лобовое стекло виднелась белая рубашка кого-то, сидевшего на водительском месте. Человек подошел к машине и попытался заглянуть в салон сквозь стекло пассажирской двери, но ничего не разглядев, обошел машину спереди, чтобы подойти к водительской двери. Для этого ему пришлось перелезть через ограду газона. Лишь бросив первый взгляд на водительскую дверь, человек, помянув мать, начал звонить в полицию.
  Уже через десять минут машину осматривали оперативники. Пока одни искали улики и свидетелей, машину осматривал капитан Аркадий Анатольевич Звонорев. Попасть в салон машины оказалось непросто. Все двери кроме водительской были закрыты, но машина стояла так близко к ограждению газона, что открыть водительскую дверь можно было не более чем на десять сантиметров. Лейтенант уже было решил разбить стекло прикладом автомата, но Аркадий Анатольевич, по опыту знающий, что силовое решение - не всегда самое лучшее, предложил другой способ.
  - Девушка, можно вас на секунду, - обратился он к двадцатидвухлетней оперативнице, чьей задачей на месте происшествия было обычно - красивым почерком грамотно писать протокол.
  - Да? - ответила девушка, робко посмотрев на Аркадия Анатольевича.
  - Как вас зовут?
  - Оля.
  - Оля, помогите нам открыть машину.
  - А как?
  - Давайте, я подержу протокол, а вы просуньте руку вот в эту щель и опустите стекло задней двери.
  - Ой, я боюсь. Там же труп.
  - Не бойтесь, он мертвый.
  - Малахова, ты ж офицер полиции, что знаит боюсь? - подбадривал девушку лейтенант.
  - Там же, наверное, кровь. Я испачкаюсь.
  - Кровь, с большой вероятностью, уже высохла, - ответил Аркадий Анатольевич.
  - Вы думаете?
  - Капот машины холодный, значит она стоит здесь достаточно давно. Как бы не со вечера.
  - Ну ладно, - сказала девушка и засучила рукав.
  Бледнея и морщась она просунула руку в салон.
  - Где у нее стекло-то опускается?
  - Вот здесь, на подлокотнике, - ответил лейтенант. - Ну вот, никакой крови нет, - сказал он, заглянув в салон. Девушка высунула руку, и действительно, ее тонкая белая ручка осталась чистой.
  - Это еще не все, - сказал Аркадий Анатольевич. - Теперь откройте нам дверь с противоположной стороны.
  Обреченно вздохнув, девушка полезла в окно.
  - Давай, я подержу, - потянувшись к бедрам девушки, произнес лейтенант.
  - Не надо ничего держать! - отмахнулась она. - Я сама.
  В конце концов машина была открыта. Весьма тучный мужчина лет сорока пяти сидел в кресле водителя, склонив голову. Крови в салоне действительно не было; и не только на лобовом стекле, руле, двери, - ее не было даже на одежде убитого, что бросалось в глаза. Аркадию Анатольевичу пришлось склониться над телом, встав коленями на пассажирское сиденье, чтобы разглядеть входные отверстия. Он предположил, что убитый мог быть в бронежилете, но расстегнув пуговицу рубашки, увидел волосатую грудь. Пули пробили насквозь тело и водительское кресло, застряв в обшивке задних сидений. Аркадий Анатольевич внимательно посмотрел на выходные отверстия, и мысленно прочертив прямую линию между входными, выходным отверстиями и отверстиями в стекле, посмотрел над плечом убитого прямо в то место, откуда должен был стрелять убийца. Ровно вдоль этой предположительной лини огня, шагах в десяти от машины, стояло дерево, а значит убийца мог стоять не дальше, чем это дерево. Немолодой Аркадий Анатольевич не всегда успевал за развитием технологий, но в чем пока что он был уверен так это в том, что пули не заворачивают за угол. У Аркадия Анатольевича почти не было сомнений в типе оружия - он бы поспорил на деньги, что это АКС. Зная положение стрелка и то, в какую сторону и на какое расстояние вылетают гильзы, он подошел ровно к тому месту, где гильзы должны были быть, но их там не было. Кроме того, на пропитанной влагой после недавнего дождя земле не было ни единого следа. Дождь шел весь предыдущий день до вечера, и значит в том месте, где должен был стоять стрелок, с предыдущего дня не ступала нога человека. Все это означало, что обстреляли машину не здесь.
  Аркадий Анатольевич прошел вдоль пути, который проделала машина, глядя в ту сторону, откуда в нее могли лететь пули, пока не достиг поворота.
  "Машина повернула здесь, - думал он. - Значит здесь водитель был еще жив. Что же получается?.. В него из окон дома что ли стреляли?.."
  Аркадий Анатольевич пытался восстановить картину происшедшего. Машина повернула во двор, и почти сразу же ее обстреляли. Она проехала по инерции какое-то расстояние и остановилась. Двигатель работал некоторое время, потом закончилось горючее, потом сел аккумулятор, и машина заглохла. Чтобы проверить гипотезу, Аркадий Анатольевич вернулся к машине, сел на пассажирское сиденье и нажал кнопку зажигания - машина завелась, и датчик показывал, что в баке полно горючего.
  "Гребаные чудеса... - подумал Аркадий Анатольевич".
  Он выключил двигатель и, подняв глаза, увидел перед собой женщину лет сорока. Укутанная в шаль она стояла перед машиной и нервно покусывала ноготь.
  - Здравствуйте, - произнес Аркадий Анатольевич, выходя из автомобиля. - Вы знали убитого?
  - Я его жена, - ответила женщина.
  - Вы-то мне и нужны. Меня зовут Аркадий Анатольевич?
  - Анастасия.
  - Я должен задать вам несколько вопросов.
  - Конечно, только пойдемте в квартиру, здесь холодно.
  Женщина не выглядела убитой горем, скорее она была напугана и нервничала. В квартире Анастасия первым делом направилась на кухню, где начала готовить чай; Аркадий Анатольевич наблюдал за ней, стоя в двери.
  - Проходите, садитесь, - сказала она. - Можете не разуваться.
  Аркадий Анатольевич прошел в кухню и сел у обеденного стола.
  - Скажите, Анастасия, чем занимался ваш муж?
  - Он был директором, ну и владельцем, частной наркологической клиники. Это особая клиника, в ней лечатся дети крупных бизнесменов и высокопоставленных чиновников. Естественно все строго конфиденциально - почти режим секретности. Кто именно там лечится, это строжайшая тайна, ну вы понимаете.
  - Понимаю. Ваш муж мало рассказывал о работе, наверное?
  - Да, не много.
  - Был ли он последнее время более нервным, чем обычно, раздражительным? Может быть боялся каких-нибудь угроз?
  - Нет, ничего подобного не было. Хотя нервным и раздражительным он был, но это было связано с другим.
  - С чем же?
  - С его... мужской силой. Она последнее время стала его покидать.
  - Понимаю. А как вы думаете, у него могли быть враги?
  - Такие, чтобы могли убить, не знаю, вряд ли. Но он, понимаете, был таким человеком, что его многие могли ненавидеть.
  - Что вы имеете в виду?
  - Я имею в виду клиентов его клиники... - Анастасия села за стол с двумя кружками чая, подвинув одну гостю. - Угощайтесь.
  - Понимаете, - продолжила Анастасия, - при лечении наркомании главное, чтобы во время лечения наркоман не имел доступа к наркотикам, тогда есть какой-то шанс, что он вылечится. Но в клинике моего мужа достать наркотики не было проблемой, и он это знал. Более того, он это чуть ли не поощрял. Он говорил: "Ну, если они такие безвольные, что я могу поделать? Собаке собачья смерть..." После такого лечения наркоман первое время выглядит нормально, а потом снова начинает употреблять наркотики. Пациенты возвращались в клинику по семь, по восемь раз, и клинике это было выгодно.
  - Я правильно понимаю: вы считаете, что кто-нибудь из родителей наркоманов мог догадаться об истинной цели этого лечения и отомстить?
  - Да... Хотя нет, вряд ли. Люди обычно считают, что употребление наркотиков - это вопрос воли: мол, захочет - бросит, но у наркомана нет воли! Сергей рассказывал: родители обвиняли во всем самих этих детей - практически от них отрекались. Да и лечили они их только ради собственной репутации, чтобы те не умерли внезапно от передозняка, и чтобы это не попало в СМИ, а на самом деле, они только и мечтали об их смерти, но только чтобы не от наркоты, а как-нибудь от болезни или в автокатастрофе, - такие вот у них родители. Да и муж мой сам пел им про волю, а дома называл их детей кончеными дегенератами, годными только на то, чтобы через них умным людям выкачивать деньги из их родителей. Вы не представляете, как это тяжело, когда у тебя есть совесть, а у мужа... - Анастасия заплакала.
  - Но тем не менее, вы продолжали с ним жить.
  - Да! Потому что он был примерным семьянином - обеспечивал меня и детей. Не разводиться же с ним только из-за моего сострадания к наркоманам.
  - А где ваши дети?
  - Сын учится за границей, дочь сейчас у бабушки. Сергей платил за обучение сына. Как я могла с ним развестись?
  - Понимаю.
  - Ничего вы не понимаете! Я в тайне от него ходила в церковь, молилась за каждого его пациента, старалась не думать, откуда все эти деньги... Может быть... Может быть это ему наказание за его грехи...
  Получив от Анастасии номер ее телефона и визитку клиники мужа, Аркадий Анатольевич взял с женщины подписку о невыезде и отправился в отделение вместе с остальными оперативниками. В машине Аркадий Анатольевич спросил их о том, что удалось узнать от свидетелей, и оказалось, что никто из жителей близлежащих домов - даже старушка Валентина Сергеевна, обладавшая для своего возраста отличным слухом, - никто не слышал выстрелов. Гильз так же нигде не было найдено.
  Хотя здравый смысл подсказывал, что убийство могло быть совершено только в этом дворе, факты говорили об обратном, и Аркадий Анатольевич всегда доверял фактам, какими странными они бы ни были, потому что знал, что логика, по которой развиваются события, не всегда соответствует здравому смыслу.
  "Гребаные чудеса... - думал Аркадий Анатольевич".
  
  Молодой оперативник Анрей Макаров читал со своего нового смартфона статью о выполненных в виде японских школьниц роботах для плотских утех. Внезапно на экране появилась фотография Аркадия Анатольевича и заиграла музыка "Наша служба и опасна и трудна...".
  - Здравствуйте, Аркадий Анатольевич.
  - Привет, Андрюша. Слушай, ты же у нас разбираешься во всякой электронике.
  - Ну, разбираюсь немного.
  - Дело есть. Скажи, если в машине есть навигатор, можно же определить, как она двигалась к тому месту, где ее нашли?
  - Ну, если водитель ехал по навигатору, и маршрут сохранился, то, думаю, можно.
  - Тогда, вот что, сейчас на нашу стоянку привезут машину-вещьдок. Нужно определить ее последний маршрут. Сможешь?
  - Попробую, а что за машина?
  - Черный BMW, номер три шестерки.
  После обеда Аркадий Анатольевич отправился в клинику, которой руководил убитый. Лечебное заведение располагалось в неприметном здании сразу за МКАД-ом к западу от столицы. У ворот огороженной территории Аркадия Анатольевича встретил весьма наглый охранник.
  - Че надо?
  Аркадий Анатольевич показал удостоверение и, представившись, вежливо попросил войти.
  - А на каком основании? У вас ордер есть?
  - На том основании, что владелец этой клиники убит, и я занимаюсь расследованием его убийства.
  - А с кем вы хотите говорить? С пациентами, сразу говорю, нельзя.
  - Пока что, я хотел бы поговорить с заместителем или секретарем Сергея Викторовича, а вообще, я буду говорить с теми, с кем считаю нужным, и каждый, кто будет мне мешать, будет арестован за противодействие следствию.
  - А что, Сергея Викторовича убили?
  - Да.
  - Ну, тогда еще ладно, а то вы знаете, какие тут лечатся, - произнес охранник шепотом. - Если что, меня первого раком поставят. Порядки здесь строгие. Сейчас я позвоню, вас проведут.
  Охранник скрылся в будке, и через какое-то время, к Аркадию Анатольевичу вышли двое других охранников, которые провели его до кабинета убитого.
  В приемной перед кабинетом за столом сидела одетая в белый халат миловидная девушка с пышными черными волосами. Оторвав взгляд от монитора, она посмотрела на Аркадия Анатольевича растерянным взглядом.
  - Здравствуйте, - произнес Аркадий Анатольевич.
  - Здравствуйте. Извините, но Сергея Викторовича пока что нет.
  - Я знаю.
  - Да?.. Вы можете подождать его здесь. Я сделаю вам кофе.
  - Нет, не стоит. Меня зовут Аркадий Анатольевич Шмыга, я из полиции. Сегодня утром, Сергея Викторовича нашли мертвым. Я занимаюсь расследованием его убийства.
  Девушка оцепенела и, опустившись на стул, начала плакать.
  - Как? За что?
  - Это я и пытаюсь выяснить.
  Аркадий Анатольевич присел на стул и повернувшись к охраннику, провожавшему его, сказал:
  - Можно вы оставите нас ненадолго, нам нужно поговорить наедине.
  Охранник выглядел немного растерянным. Он посмотрел на девушку, потом на Аркадия Анатольевича, потом снова на девушку, как будто решая, следует ли ему подчиниться или нет, но в конце концов все же вышел.
  - Скажите ваше полное имя?
  - Светлана Евгеньевна Звонорева.
  - Вы так плачете, как будто Сергей Викторович был вам близким человеком.
  - Да, мы любили друг друга.
  - А вы знаете, что он был женат?
  - Да, но у него были какие-то проблемы с женой, он собирался разводиться. Она была холодна с ним. Он называл ее бесчувственной. Говорил, что она с ним только из-за денег. А он... Он был щедрым. Он снимал мне большую квартиру почти в центре.
  - А до этого вы где жили?
  - С мужем - с гражданским мужем. Он узнал о наших отношениях с Сережей, мы сильно поссорились, и Сережа снял мне квартиру.
  - Как давно это произошло?
  - Где-то месяц назад.
  - А ваш муж - гражданский муж, - он кто по профессии?
  - Да никто, бывший военный - солдафон. Он охранником работал, копейки какие-то зарабатывал. Мы почти только на мои деньги жили, квартиру снимали. Мы же вдвоем приехали из Твери.
  - А вы не знаете, где сейчас ваш муж?
  - Вы думаете это он?
  - Я пока ничего не думаю. Так где же он? Вы знаете?
  - Понятия не имею. Скорее всего в Тверь уехал, к родителям.
  - А вы сейчас живете в квартире, которую вам снял Сергей Викторович?
  - Да.
  - Можно я запишу адрес и ваш контактный телефон?
  - Да, конечно...
  "Брянская двенадцать, - думал Аркадий Анатольевич, записывая адрес. - Снял квартиру любовнице по дороге с работы домой - очень удобно. Понятно теперь, куда девалась его мужская сила".
  - Скажите, во сколько вчера Сергей Викторович ушел с работы?
  - Ой, рано. Часов в пять.
  - А куда он поехал так рано?
  - Не знаю. Он ничего мне не сказал.
  - И вы вчера с ним не встречались?
  - Нет.
  - То есть после пяти часов вчера вы его больше не видели?
  - Не видела.
  - Понятно...
  Узнав у Светланы адрес родителей ее бывшего гражданского мужа, Аркадий Анатольевич отправился в отделение, где Андрей разбирался с навигатором машины убитого. Маршрут, которым двигался автомобиль последний раз, был сохранен в памяти навигатора и начинался в некой точке в Подмосковье, в лесу неподалеку от небольшого поселка. Проехав по местности, где на карте не было обозначено никакой дороги, машина выехала на Дмитровское шоссе, достигла Москвы и далее, должно быть объезжая пробки, довольно замысловатым маршрутом приехала в точку назначения. Андрей захотел было перенести этот маршрут в свой планшет, но оказалось, что простого способа сделать это не существует. Скачать маршрут из навигатора было невозможно; однако можно было увидеть GPS координаты каждого поворота, но вот навигатор планшета не позволял задать маршрут вручную, - он мог лишь построить маршрут сам по начальной и конечной точке. Все что оставалось Андрею - переписать координаты в блокнот, чтобы потом выстроить маршрут в какой-нибудь другой программе.
  "Вот поэтому машины никогда не восстанут против людей, - думал он. - Как они будут обмениваться картами?.."
  Наконец, потратив почти час времени, Андрей вручную наложил маршрут на спутниковый снимок, на котором и стало видно, что автомобиль выехал из маленькой, не обозначенной ни на одной карте, деревушки.
  В кабинет вошел Аркадий Анатольевич.
  - Ну что, Андрюш, как успехи?
  - Все готово. Маршрут я извлек.
  - Замечательно. Нука, покажи. Это он?
  - Да.
  - Интересно... Хорошо, где ехал автомобиль мы теперь знаем, осталось понять когда.
  - Ну, это по навигатору не определишь, он сохраняет только координаты.
  - Плохо. Нужно определить, где и когда машину обстреляли.
  - Ну, наверное, там, где ее нашли?..
  - В том-то и дело, что, похоже, ее обстреляли раньше. Во дворе никто не слышал выстрелов. Ну, допустим, убийца пользовался глушителем, но глушитель для автомата на черном рынке не достанешь. Их не так много производят, и используются они только спецназом. Да и гильзы... Получается, убийца подобрал их, но зачем? Представь себе, он шарил по траве, собирал гильзы. Ночью! Да нет, это невозможно. Похоже, что машину обстреляли где-то в другом месте, и водитель, получив смертельные ранения, доехал до дома и там умер, но два ранения в грудь! Хотя всякое бывает. Тут конечно нужно ждать заключения патологоанатома. Что-то тут не так.
  Аркадий Анатольевич еще раз внимательно посмотрел на спутниковый снимок деревни, в которой начинался маршрут.
  - Распечатай-ка мне карту, - сказал он Анрею.
  
  Утром следующего дня Аркадий Анатольевич первым делом поехал в ту деревню, из которой убитый отправился в свой предпоследний путь. Найдя по распечатанной карте нужный поворот где-то в районе Шолохово, Аркадий Анатольевич съехал с Дмитровского шоссе и продолжил двигаться в глубь области по дороге, которая чем дальше, тем хуже становилась. Проехав значительное расстояние, он попал в какой-то поселок, где ему пришлось притормозить, чтобы пропустить переходившую дорогу старуху. Он поехал дальше, а старуха проводила его любопытным и настороженным взглядом. За поселком асфальт закончился, и дорога почти исчезала среди высокой травы; она уходила в лес, где на небольшой опушке располагались давно заброшенные, почерневшие от времени и вросшие в землю дома. Это была давно покинутая деревня-призрак.
  "Странно, - подумал Аркадий Анатольевич, выйдя из машины. - Деревня заброшенная, а колея, тем не менее, есть. Значит машины сюда регулярно ездят".
  Пройдя немного вдоль колеи, он обнаружил, что она ведет к самому последнему дому, который хотя и был не новее остальных, однако, не выглядел разрушенным. На покосившуюся изгородь села ворона и, внимательно посмотрев на Аркадия Анатольевича, каркнула, как будто спрашивая, что ему нужно здесь. Зазвонил телефон. Аркадий Анатольевич принял звонок. Это был патологоанатом.
  - Здор'во.
  - Привет, Анатолич. Слушай, можешь ко мне заехать сейчас, нужно поговорить по поводу того трупа, вчерашнего.
  - Вообще, сейчас не могу. А что с ним? Встал и ушел?
  - Почти, почти. Я, честно говоря, за свою карьеру первый раз такое вижу.
  - Что там такое?
  - Если коротко, то когда в него стреляли, он был уже мертв, причем давно.
  - Опа... А насколько давно?
  - Пару часов, как минимум.
  - А причина смерти?
  - Вот это непонятно. По-видимому, остановка сердца. Могу предположить, что инфаркт, но одна из пуль повредила сердце, поэтому точно установить сложно.
  - Поэтому в машине не было крови...
  - Еще бы!
  - Получается, труп-то не криминальный.
  - Получается.
  - Ну ладно тогда, спасибо.
  - Да не за что.
  Аркадий Анатольевич задумался. Если прежде он не понимал некоторых вещей в этом деле, то теперь он не понимал ничего. Он осмотрелся и заметил, что из кустов за ним наблюдает мальчишка. Поняв, что обнаружен, мальчишка начал убегать.
  - Эй, постой! Не бойся. Я из полиции, мне нужно с тобой поговорить.
  Мальчик остановился на приличном расстоянии от Аркадия Анатольевича, и тот начал медленно подходить к нему чтобы не спугнуть.
  - Скажи, ты знаешь, кто живет в том доме?
  - Там живет ведьма, - ответил мальчик.
  - Ведьма?
  - Да, ведьма. Местные сюда не ходят, и мне бабушка запрещает. Она говорит, этой ведьме уже двести лет, а она все живет и не умирает; говорит, она вообще бессмертная.
  - А к ней, я смотрю, кто-то ездит на машинах.
  - Да, к ней дорогие машины из города приезжают.
  - Скажи, а позавчера к ней кто-то приезжал, ведь так?
  - Да, приезжал. Черная такая машина приезжала - BMW. Она часто к ведьме приезжает. Бабушка еще говорит, у нее номера бесовские - три шестерки.
  - Да, да, это она. А скажи, когда она уехала?
  - Поздно. - Мальчик задумался. - Тогда новости начинались.
  - Значит в девять часов.
  - Да, в девять часов.
  - Ну, спасибо. Ты мне очень помог. Иди к бабушке.
  Мальчишка убежал.
  Аркадий Анатольевич посмотрел на часы. "Час... - думал он. - Получается, он полдороги ехал мертвым? Бред!" Он еще раз осмотрелся. В гнетущей тишине со всех сторон полусгнившие дома смотрели на него своими зияющими темной пустотой окнами. Что-то зашелестело в траве рядом с машиной. Был это тот мальчик или подул ветер, или кто-то еще наблюдал за ним из травы. Аркадию Анатольевичу стало не по себе. Он прыгнул в машину, захлопнул дверь и повернул ключ зажигания. Машина не завелась. Он нервно повернул ключ несколько раз, но безрезультатно. Тогда он поднял глаза и увидел, что на крыльце последнего дома стоит сгорбленная старуха и, положив на перила свои костлявые руки, смотрит на него из под платка, скрывавшего лицо тенью. Аркадий Анатольевич повернул ключ еще раз, и машина завелась. Он резко сдал назад, промчавшись через траву, развернулся и, не останавливаясь более, уехал в Москву.
  Стоя в пробке, Аркадий Анатольевич позвонил Андрею.
  - Привет, Андрюша.
  - Здравствуйте Аркадий Анатольевич.
  - Значит, время выезда нашего застреленного доктора из деревни - девять часов вечера позавчера.
  - Ну и?
  - Твоя задача: поднять записи уличных камер и проследить весь путь убитого прям от Шолохово до Хамовников.
  - Ну, это будет не быстро.
  - Сколько надо, столько и делай. Нам нужно понять, где в него стреляли.
  - Понял.
  Андрею предстояла длительная работа с записями камер наблюдения, которая, однако, и привела в конечном итоге к раскрытию этого странного дела...
  
  
  
  ЖЕСТЬ
  
  Андрей, хотя и был самым молодым сотрудником отдела, уже успел заслужить себе репутацию человека, способного разбираться в странных, запутанных делах.
  В тот день метеослужбы передали штормовое предупреждение. Холодный фронт медленно наползал на Москву, вытесняя жару, стоявшую несколько недель; солнце клонилось к закату, и в его оранжевом свете рваные облака совершали зловещий танец - предвестник торнадо; из-за горизонта, сверкая молниями, надвигалась темная стена дождя. На безлюдной Ростовской набережной, прижавшись спиной к ограждению, в луже крови сидел мужчина, и его голова болталась на тонком куске кожи где-то в районе груди.
  Полицию вызвали жители дома напротив, заметившие тело из окон. В составе оперативной группы на место происшествия прибыл Андрей. Осмотревшись, он сразу понял, что со свидетелями будут проблемы. Несмотря на то, что это был почти центр города, что на противоположном берегу располагался Киевский вокзал, несмотря на то, что по набережной постоянно проезжали машины, - несмотря на все это найти непосредственных свидетелей происшествия было непросто. Водители машин, проезжая на большой скорости, обращали мало внимания на происходящее на тротуаре, да и если обращали, где их искать? Жилые дома располагались слишком далеко; сама набережная была всегда безлюдна, и с противоположного берега широкой Москвы реки мало что можно было разглядеть.
  - Жесть какая-то, - сказал Андрей, подойдя к судмедэксперту, курившему у ограждения.
  - Да, зрелище неприятное. Смотрите под ноги, вы кровь растоптали.
  - От, черт! Тут кровища кругом.
  - А вы недавно у нас работаете?
  - Да, пару месяцев.
  - Привыкайте. У нас тут всякое бывает.
  - Что вы думаете об этом?
  - Я думаю, это не убийство.
  - Ну да, мне тоже так кажется. Кому прийдет в голову убивать человека средь бела дня, в центре города, таким жестоким способом.
  - Ну, почему жестоким? Я думаю смерть наступила мгновенно. Он даже не понял, что произошло, так что способ вполне гуманный, вот только не рациональный. С этим я соглашусь. Отрубить голову человеку не так-то просто.
  - Откуда вы знаете?
  - А вы когда-нибудь разделывали животную тушу?
  - Нет.
  - Так вот, нужно либо точно попасть между позвонками, либо очень сильно ударить, чтобы разрубить позвонок. Для этого нужен топор внушительных размеров. Представляете себе человека разгуливающего по Москве с секирой?
  - Вообще, есть такие - толкиенисты называются. Хотя у них оружие не заточенное, правда, когда ходят по городу, они его зачехляют, и какое оно там - неизвестно. Их уже давно никто не проверяет.
  - Хм... а ведь вы правы, но все равно, удар нужно наносить с большой силой и очень точно.
  - А если катаной?
  - Анимэ насмотрелись? - ухмыльнувшись переспросил судмедэксперт. - Нет, катана предназначена для нанесения глубоких резаных ран. Удары катаной наносятся либо рубящие кончиком, либо режущие лезвием. Отрубить голову катаной тяжело, а если противник стоит вертикально - почти невозможно. К тому же, здесь края раны рваные. Думаю, то, что отрубило уму голову, было плохо заточено.
  - Вы разбираетесь в холодном оружии?
  - Я - судмедэксперт, я во всем разбираюсь.
  Андрей еще раз осмотрелся, чтобы понять, откуда кто-либо мог видеть происшествие. Кроме жилого дома на противоположной стороне улицы, единственным таким местом был пришвартованный на противоположном берегу плавучий ресторан. Андрей поспешил туда, чтобы успеть пока не начался дождь.
  Чтобы по возможности не беспокоить посетителей ресторана, Андрей начал опрос с официанток, и лишь одна из них видела, что произошло на набережной.
  - Да, я видела этого человека. Он курил и смотрел на воду. Потом к нему подошла девушка, и он вроде как стал с ней разговаривать.
  - Как выглядела девушка?
  - Она была странно одета: на ней было черное платье, белая футболка и чулки в черно-белую полоску, - такую, крупную, горизонтальную. Волосы у нее были какие-то розовато-красные, длинные, прямые и закрывали лицо. Короче, она была эмо.
  - Понятно, и что дальше?
  - Дальше я отошла, а когда вернулась, мужчина сидел, склонив голову, а девушка стояла перед ним.
  - А что было между этими моментами, вы не видели?
  - Нет, не видела. Потом приехала полиция.
  - Понятно, спасибо.
  Анрей еще поспрашивал других сотрудников ресторана, но никто ничего больше не видел. Жители дома на противоположной стороне улицы так же не дали никакой информации. Лишь одна женщина (та, которая вызвала полицию) видела тело, остальные даже не знали о происшедшем.
  Установить личность погибшего оказалось несложно. При нем был паспорт с брянской пропиской и билет на поезд до Брянска. Кроме этого была найдена визитка фирмы, в которой он работал. В ней было два адреса - московский и брянский. Вероятнее всего, погибший был в командировке, и Андрей решил наведаться по московскому адресу, чтобы узнать, кем был погибший и с какой целью приезжал в Москву. Но уже был поздний вечер, и фирма была закрыта, поэтому, доделав дела в отделении, Андрей отправился домой.
  Той ночью Анрей долго не мог заснуть. Обезглавленное тело представлялось ему как только он закрывал глаза, и чтобы думать о чем-либо другом, приходилось прилагать усилия, сгонявшие всякий сон, но как только сон наступал, обезглавленное тело сново возникало перед глазами.
  
  Анрей заполнял отчеты, когда в кабинет ворвался оперативник Сергей, которого все звали Серый.
  - Че сидишь, поехали на задержание! - воскликнул он, надевая бронежилет.
  - На задержание кого?
  - Эту твою, эму, нашли. Она вчера столько народа перебила! Это ты не знаешь.
  - Как перебила?
  - Да хрен ее знает, чем она бошки отрывает. Она сейчас на Каширке, в промзоне засела. Ее спецназ окружил, сейчас будут штурмовать.
  - Ну поехали.
  С мигалками и сиреной, они пулей домчались до полузаброшенного здания где-то на Каширском шоссе. Здание уже было отцеплено полицией.
  - Пошли! Пошли! - маша рукой, Серый звал за собой Андрея, заходя в здание.
  Они бежали по лестнице. Где-то наверху раздавались выстрелы. Серый бежал впереди, и Андрей не заметил как отстал от него. Он добежал до последнего этажа, где открытая дверь вела в темный коридор. Выставив пистолет вперед, Андрей вошел в коридор и медленно прошел по нему, оказавшись в широкой, тускло освещенной комнате с бетонным полом и стенами. Внезапно он почувствовал, что наступил во что-то липкое. Андрей опустил глаза и обнаружил, что весь пол залит тонким слоем крови. Машинально, он попятился назад - к двери, через которую вошел, - но уперся спиной в холодную стену. Из дальнего угла, сквозь розовато-красные волосы, потупив взгляд, на него смотрела девушка в черном платье.
  Андрей вскочил с постели. Было еще сорок минут до будильника, но больше он не мог заснуть.
  "Нужно будет все-таки найти эту девчонку, - думал Андрей. - Она единственная видела, что произошло, но для начала нужно заехать в фирму".
  Собираясь в отделение, Андрей узнал в интернете, что компания, в которой работал убитый, занимается разработкой сайтов. Ее небольшой офис располагался на Каширском шоссе в административном здании бывшего завода. Первым, кого Андрей встретил в офисе, была симпатичная девушка с черными вьющимися волосами. Она сидела за столом лицом к тяжелой металлической двери и за ее спиной, на стене, висел флаг с логотипом компании. Девушка увлеченно читала книгу под интригующим названием "Управление судьбой", но когда вошел Андрей, тут же спрятала ее и подняла глаза на посетителя.
  - Здравствуйте, - произнесла девушка, немного удивившись. Должно быть, Андрей чем-то отличался от обычных посетителей фирмы.
  - Здравствуйте. Меня зовут Андрей Макаров, я из полиции, - сказал Андрей и предъявил удостоверение. - Я должен задать вам несколько вопросов об одном сотруднике вашей фирмы.
  - Да? А что он сделал?
  - Он умер при весьма странных обстоятельствах.
  - Как?! Кто?
  - Михаил Иосифович Кац.
  - Какой кошмар. Все-таки его ограбили, - шепотом произнесла девушка.
  - У вас есть здесь отдельная комната? Нам лучше будет поговорить там.
  - Нет, я должна встречать посетителей. Если генеральный увидит, что меня нет на месте, он будет ругаться.
  - Кстати, с генеральным я тоже хотел бы поговорить. Он здесь?
  - Нет пока.
  - А во сколько он обычно приходит?
  - По-разному. Может прям сейчас прийти.
  - Хорошо, тогда я его подожду. Вы сказали, что Михаила Иосифовича ограбили. Почему вы так решили?
  У девушки забегали глаза, как будто она боялась произнести ответ, который, впрочем, для Андрея был очевиден.
  - При нем было что-то ценное, скорее всего крупная сумма делег, ведь так? - переспросил Андрей.
  - Не знаю. Вам лучше поговорить об этом с генеральным.
  - Хорошо. Тогда скажите, когда Михаил Иосифович вышел из офиса последний раз, при нем был какой-нибудь кейс, сумка или что-либо подобное?
  - Да, у него всегда была сумка для ноутбука.
  "Только в ней был не ноутбук", - подумал Андрей. - Как выглядела сумка?
  - Такая коричневая, из искусственной замши, под пятнадцатидюймовый ноут.
  - Какая должность была у Михаила Иосифовича?
  - Он был директором брянского филиала.
  - Как часто Михаил Иосифович приезжал в московский офис?
  - Регулярно приезжал.
  - Как часто? Каждую неделю, каждый месяц?
  - Как минимум раз в месяц.
  - И каждый раз, когда он уезжал, при нем была сумка, ведь так?
  - Ну да.
  - Когда он приезжал, что он делал? С кем он встречался?
  - Только с генеральным. Они запирались в кабинете, и обсуждали какие-то дела.
  В офис вошел солидного вида полный мужчина невысокого роста. Он поздоровался с девушкой и, увидев ее взволнованное лицо, спросил:
  - Что происходит?
  - Михаила Иосифовича убили, - ответила девушка.
  - Меня зовут Андрей Макаров. Я из полиции, занимаюсь расследованием убийства господина Каца. А вы, должно быть, генеральный директор этой компании?
  - Да, Кузьмин Георгий Алексеевич, - сказал мужчина и протянул руку Андрею для рукопожатия.
  - Я бы хотел задать вам несколько вопросов.
  - Да, конечно. Пройдемте в мой кабинет.
  Кабинет генерального директора располагался в противоположном конце офиса, за кубриками, где сидели дизайнеры и программисты. В каждом кубрике стояли доски, изрисованные одни - схематическими изображениями web-станиц, другие - соединенными стрелками прямоугольниками, овалами и человечками. На колонне в центре офиса висел плакат:
  
  Программист, помни!
  1. Чудес не бывает.
  2. Дерьмо случается.
  
  В кабинете директора, имея уже достаточно информации, чтобы понять, что произошло, Андрей перешел сразу к делу:
  - Давайте прямо, Михаил Иосифович возвращался в Брянск с крупной суммой денег. Так или нет?
  - При нем была крупная сумма денег? Это вам Аня сказала?
  - Нет, это я у вас спрашиваю.
  - Я ничего об этом не знаю, - волнуясь ответил Георгий Алексеевич.
  - Тогда давайте я попытаюсь угадать, зачем Михаил Иосифович приезжал в Москву. У вашей компании есть филиал в небольшом провинциальном городе Брянске, где вы нанимаете основную рабочую силу, потому что она там дешевле. И каждый месяц, директор филиала приезжает к вам за деньгами, чтобы выплатить своим сотрудникам зарплату. Вы не можете переводить ее через банк, потому что зарплата серая, поэтому директор филиала возил ее наличными в сумке для ноутбука - коричневой такой, из искусственной замши. Если это так, то я все равно об этом узнаю рано или поздно, и если я узнаю об этом не от вас, об этом так же узнает ОБЭП. Если же вы расскажите мне все как есть, я, так уж и быть, не буду интересоваться происхождением этих денег. Если вы поможете мне, я не буду вредить вам.
  - Да, при нем была крупная сумма денег, - раздраженно ответил Георгий Алексеевич.
  - Сколько?
  - Двести пятьдесят тысяч.
  - Кто, кроме вас знал об этом?
  - Аня... - Георгий Алексеевич задумался на несколько секунд. - В московском филиале больше никто, но в брянском... Вы же понимаете, каждый раз, когда Миша возвращался из Москвы, на следующий день давали зарплату. Естественно, там все знали, что он возит деньги сам.
  - То есть он ездил один?
  - Конечно один.
  Взяв с Георгия Алексеевича подписку о невыезде, Андрей вернулся в отделение.
  То, что до посещения фирмы могло оказаться каким-то странным несчастным случаем, теперь все больше походило на убийство с целью ограбления. Во всяком случае, сумки рядом с телом не было.
  Андрей возвращался домой и стоял на светофоре, когда мимо на бешеной скорости пролетел мотоциклист. Картина преступления мгновенно возникла в воображении Андрея. Человек с сумкой денег идет по безлюдной набережной спиной к потоку машин; мотоциклист почему-то на черном байке, в черном комбинезоне и черном шлеме, набирая скорость, выхватывает из-за спины меч и подобно конному воину, выставив в сторону лезвие, летит навстречу ничего не подозревающей жертве. Случайно оказавшаяся рядом девушка, оцепенев смотрит на происходящее. Мотоциклист тормозит, снимает сумку с мертвого тела и уезжает прочь, а девушка так и стоит неспособная двигаться. "Бред", - подумал Андрей, но, долго размышляя об этом, он никак не мог придумать другого способа нанести столь сильные повреждения.
  "Если убийца действительно был на мотоцикле, вряд ли это был его собственный мотоцикл, наверняка угнанный, - думал Андрей. - Значит нужно собрать информацию по угонам. Так... Еще нужно с Серым поговорить..."
  Сергей специализировался на преступлениях, совершенных молодежными группировками и прочей малолетней шпаной. Он знал поименно всех отморозков района и постоянно держал связь с информаторами из их среды. Если кто-то в районе взял большой куш, слух мог распространиться моментально.
  - Слушай, я даже не знаю, - отвечал Серый. - У нас-то район вообще спокойный. Это если только кто-то не местный. Я разузнаю конечно, но это какая-то жесть. На моей памяти здесь никогда ничего подобного не было.
  
  На следующий день после того, как выдвинул версию с мотоциклистом, Андрей пришел на место преступления, чтобы проверить не остался ли тормозной путь. Мотоциклист должен был бы резко затормозить или развернуться, чтобы подобрать сумку, но ни следов разворота, ни следов торможения на асфальте не было.
  Шли дни. Информаторы Серого ничем не помогли Андрею. Поиски девушки-эмо так же проходили непросто. Было лето, и многие учителя находились в отпусках; учеников вместе с родителями так же не было дома. К тому же, все, с кем Андрею удалось поговорить, услышав в описании слово "эмо", тут же указывали на первого попавшегося фрика будь он эмо, гот или кто-то еще, игнорируя все другие приметы, как будто один фрик ничем не отличался от другого. Так Андрей пообщался с несколькими представителями разных молодежных субкультур, но среди них не было ни одной девушки, которая хоть сколько-нибудь подходила бы к описанию, данному официанткой.
  На Москву снова надвигалась гроза. Подсознательно потеряв надежду раскрыть это происшествие, на закате Андрей шел в сторону Ростовской набережной, влекомый интуицией, как будто в том же месте, именно в этот день, в такую же погоду, в тоже самое время происшедшее должно было повториться снова. Андрей поднялся на мост Богдана Хмельницкого и посмотрел вниз; одетая в черное платье по набережной шла девушка с розовато-алыми волосами. Андрей пулей спустился вниз. Девушка медленно брела по тротуару и, остановившись ровно там, где нашли тело, она положила руки на ограждение и подняла глаза к сверкающему темному небу. Андрей подходил все ближе, замедляя шаг. Тот глубокий и пронзительно грустный взгляд, которым девушка смотрела на грозу, и надпись на плеере "Introitus - Requiem, Mozart" пугали его. Когда Андрей подошел совсем близко, девушка вынула наушники из ушей и, не оборачиваясь, произнесла:
  - Вы хотите знать, как умер тот мужчина?
  - Да. Я из полиции. Ты же видела?..
  - Был ветер, и от крыши дома у нас за спиной оторвался кусок кровельной жести.
  - Понятно. А куда потом делся этот кусок?
  - Упал в воду.
  - Скажи, а у погибшего была коричневая сумка?
  - Нет, сумки при нем не было.
  - Ты должна дать показания.
  - Без проблем. Когда? Сейчас?
  - Это было бы здорово.
  Закапал дождь. Андрей достал зонт, и так, под одним зонтом, они с девушкой направились в отделение.
  - Как тебя зовут? - спросил Андрей.
  - Люсия, - ответила девушка.
  - А меня Андрей. Любишь смотреть на грозу?
  - Я мечтаю, чтобы в меня ударила молния, и чтобы, когда я умру, в ту же секунду, пошел дождь. Красиво, не правда ли?.. Но, похоже, ангел смерти издевается надо мной.
  - Ты такая молодая, почему ты хочешь умереть?
  - Разве я сказала, что хочу умереть? Я сказала, как я хочу умереть.
  - Тебе еще рано думать о смерти.
  - Почему же? Как будто ангела смерти интересует возраст. Тот мужчина тоже, наверное, не планировал умирать, но ангелу смерти стало скучно и он поразвлекся. Такое у него чувство юмора. Сидит сейчас и смеется над вами, как вы ищите ниндзю с мечем или уж не знаю там кого.
  
  На основании показаний Люсии происшествие признали несчастным случаем. Кусок жести нашли на дне реки, а сумку с деньгами - в камере хранения Киевского вокзала. Дело было закрыто.
  
  
  
  ПЛЕН
  
  Заканчивалось лето, и в последние теплые дни августа коллеги из Хамовнического отделения полиции собрались на даче у Аркадия Анатольевича. Сергей по прозвищу Серый и молодой следователь Ольга с интересом слушали рассказ Андрея:
  - Смотрю, доступ закрыт, и номер дела.
  - Подожди, это че за фокусы? - удивился Сергей.
  - А ты что, не знал? - вступила в разговор Ольга. - Если запись проходит по какому-нибудь делу, доступ к ней закрывают.
  - И че тогда?
  - Тогда нужно договариваться со следователем, ведущим то дело, чтобы как-то вместе расследовать.
  - А!..
  - Продолжай.
  - Ну так вот, встретился я с тем следователем, и оказалось, что в тот день и в том месте какие-то отморозки напали на инкассаторов. Но что-то у них не срослось, завязалась перестрелка, одного из нападавших убили, второго ранили... Короче, эта перестрелка как раз на той записи и запечатлена. Я просмотрел запись, и тут все срослось! Мы запросили сличить пули, из нашего доктора с пулей, которой убили одного из инкассаторов. Так вот, оказалось, что это пули из одного оружия!
  - То есть доктор просто попал под обстрел, - заключил Сергей.
  - Именно!
  - А, рассказываешь о том деле, - говорил Аркадий Анатольевич, снимая на тарелку первую партию шашлыков. - Загадочная история...
  - Подожди, - сказала Ольга, - но ты говорил, что доктор уже был мертв, когда в него стреляли. От чего же он умер? И как он оказался во дворе своего дома?
  - Ну, умер он от сердечного приступа, - продолжил Андрей, - причем умер еще на подъезде к Москве. Камеры зафиксировали этот момент. Машина вдруг начала вилять, а потом вдруг снова стала ехать ровно, и дальше ехала нормально до самого двора.
  - Ничего не понимаю.
  - Дело в том, что эта машина оснащена системой автоматического управления. Она видит разметку, знаки, окружающие машины... Производитель уверяет, что в идеальных условиях автоматическая система водит лучше человека. Так вот, когда машина теряет управление, автоматическая система включается сама. Машина сама довезла мертвого водителя до дома!
  - Охренеть! - подытожил Сергей.
  - А помнишь, Сереж, у нас случай был, года два назад, когда журналист пропал?
  - А, ну да, это тоже история конечно ваще...
  
  История, которую начала рассказывать Ольга произошла под новый год в редакции одной газеты. Под конец последнего в году рабочего дня сотрудники устроили вечеринку, продолжавшуюся до глубокой ночи. Через несколько дней коллеги одного из журналистов обратились в полицию с заявлением, что тот пропал. Он не отвечал на звонки, и в квартире, которую он снимал один, никто не открывал. Взломав дверь, полиция в квартире журналиста не обнаружила.
  Ольга вела то дело в качестве следователя, а Сергей проводил сыскные мероприятия.
  - Скины его, походу, грохнули, - заявил Сергей.
  - Почему скины?
  - Потому что статьи он про них писал. В общем, и его коллеги не видят другой причины исчезновения.
  - А с чего ты взял, что его вообще убили? - спросила Ольга, не отрываясь от чтения материалов дела. - Вы тело нашли?
  - Нет, но чувствую найдем - весной, в лесу где-нибудь.
  - Так, я еще не дочитала, но коротко мне расскажи: вы в квартире у него были?
  - Ну, были.
  - Что там?
  - Да ничего, обычная холостяцкая квартира - срач кругом, но следов разбоя или чего-то в этом роде нет, если ты об этом.
  - Вспомни, в его квартире были вещи, без которых он не мог уехать куда-нибудь надолго - чемодан, например?
  - Был чемодан. Да тут еще вот какое дело, мы его машину нашли возле редакции. Это что значит? Это значит, он тем вечером домой возвращался пьяный, машину оставил, а следующим утром он что первым делом должен был сделать? Забрать машину. А если не забрал, возникает вопрос: дошел ли он вообще до дома? Вот и прикинь, что вероятней: что он сгинул ночью, после пьянки, или что он сгинул средь бела дня?
  - Ну, предположим его ждали, только вопрос - где? Либо возле редакции, либо возле дома.
  - Если он дошел до метро, его должны были зафиксировать камеры наблюдения.
  - Ты думаешь он уехал на метро? Он не мог вызвать такси?
  - Вряд ли. Судя по машине, зарабатывал он не много, так что вряд ли бы поехал на такси, пока открыто метро.
  - А когда точно он ушел?
  - Этого никто не знает, но он точно уходил не последним, а последние чуть-чуть не успели на метро.
  - Значит он должен был успеть. Вот что, тогда просмотри записи камер наблюдения метро с десяти до часу. Если его там нет, значит пропал он где-то возле редакции.
  
  Тем временем журналист сидел на полу в узком пространстве между унитазом и дверью в туалете, где был заперт уже третьи сутки. Попытки выбить дверь, он оставил уже в первый день. Массивная дверь была столь прочной, как будто вела не в туалет, а на скалд ценных вещей; к тому же, узкое помещение не давало пространства для разгона. Телефон остался на письменном столе в редакции, и на крики о помощи никто не отзывался. Уталив жажду из бачка почти сразу как пришел в себя, журналист перестал брезговать этим и уже не имел проблем с водой, но голод, мучивший его, отступал только во сне, и поэтому журналист старался как можно меньше двигаться и как можно больше спать. Причем спать он мог, лишь прижавшись спиной к стене, сидя на полу между унитазом и дверью.
  
  Уходя с работы поздно вечером, Ольга застала Сергея заснувшим за просмотром самого скучного в его жизни трехчасового фильма. Услышав, как она вошла, Сергей проснулся.
  - Ты хоть до конца-то досмотрел? - спросила Ольга.
  - Досмотрел. Не заходил он в метро.
  - Понятно...
  - Вот и где теперь его искать? Тюкнули его по голове где-нибудь в подворотне, кинули в багажник, и никто не видел...
  Однако на следующий день Ольге повезло случайно подслушать разговор двух оперативников у дежурной части.
  - Ну а что, ни заявления потерпевшего, ни трупа - ничего. И эта, свидетельница, тоже - нападавших описать не может, засунули его в багажник или не засунули она не видела...
  Ольга остановилась.
  - Кого в багажник засунули? - переспросила она.
  - Привет, Оля.
  - Привет. Это, вот, ты сейчас о чем рассказывал?
  - Да свидетельница у нас тут одна объявилась под новый год. Говорит видела, как какого-то мужика похищали.
  - Когда это было?
  - В ночь с тридцатого на тридцать первое.
  - Дело есть?
  - Да ну, какое дело! Там небось двое пьяных третьего вели, а ей показалось, что похищали. А что, пропал кто-то?
  - Пропал. Адрес, телефон этой свидетельницы сохранился?
  - Да, должен был.
  Уже через час та свидетельница давала показания в кабинете у Ольги. Это была одинокая женщина лет шестидесяти, жившая на втором этаже дома по улице Плющиха в квартире с окнами во двор. Поздним вечером тридцатого декабря она услышала под окнами крики и какую-то суету. Выглянув в окно, она увидела двух мужчин заламывающих руки третьему.
  - Посмотрите, это был он? - спросила Ольга, показывая фотографию журналиста.
  - Не знаю, может быть и он, - ответила женщина. - Я вижу плохо, но по цвету волос, вроде он.
  - А во что он был одет?
  - Куртка у него была, такая, темная и джинсы.
  - Скажите, а они его посадили в салон или положили в багажник?
  - Вот, и ваш коллега это спрашивал. Не видела я. Машина за грузовиком стояла. Я только видела, как они его туда завели и уехали.
  - Понятно. Машину сможете описать?
  - Да. По-моему это была Лада Калина. Цвет - синий.
  Сергей зашел в кабинет Ольги, увидев выходящую женщину.
  - Привет, а это кто сейчас у тебя был? Не свидетельница ли?
  - Привет. Да, у нас есть свидетель.
  - Круто! И что она видела?
  - Да, в общем, немного - видела, как какие-то мужики грузили в машину парня. По описанию одежды парень похож на нашего журналиста. Я вот только не пойму, что он на Плющихе-то делал?
  - Ну да, метро же в другой стороне.
  - Значит он шел не к метро, но куда? И, самое главное, похитители, получается, знали, куда он шел.
  - Ну, может баба у него там.
  - Вряд ли. Я просмотрела его контакты, и вот какие там записи: Вера, Савеловская; Жанна, Университет; Кристина, Белорусская и так далее. Как ты думаешь, кто это?
  - Проститутки.
  - Правильно. Нормальной девушки у него не было, а проституткам он в тот вечер не звонил. К тому же, телефон он оставил в редакции.
  - Загадочный чел.
  - Ну, в любом случае, я дам ориентировку на машину, может где-нибудь она и засветилась.
  Сергей ушел, пообещав встретиться с информатором из неонацистских группировок, а Ольга решила перечитать статьи журналиста, чтобы понять, кому тот мог перейти дорогу.
  Журналист, как оказалось, не был борцом за толерантность. В своих статьях он объективно описывал действия этнических группировок с одной стороны и неонацистов с другой. Лишь наивному либералу могло показаться, что эти статьи хоть как-то направлены против неонацистов. На самом деле это была игра на распространенном среди русского населения страхе перед движением народов Кавказа в центральную Россию, в результате которого русские дети, учась в московских школах, едва не начинали говорить с кавказским акцентом. В этом контексте неонацисты представали едвали не богатырями - защитниками Руси от басурман. И действительно, из разговора с информатором Сергей узнал, что журналист был своим среди скинхедов. Он ни раз встречался с ними в баре и за свой счет заказывал пиво.
  На следующий день с Ольгой связался сотрудник ДПС, узнавший по ориентировке машину, которую пару дней назад останавливал за превышение скорости. Машина двигалась по Дмитровскому шоссе от Москвы в область. Вскоре, машину, уже по номерам, обнаружили снова, там же, на Дмитровском шоссе, и теперь полиция проследила весь ее путь до поселка Тефаново, где машина въехала на огороженную высоким забором территорию частного одноэтажного кирпичного дома.
  
  Журналист сидел на полу туалета и смотрел на лампочку, яркий свет которой мешал ему спать пятые сутки подряд, но чем дальше, тем меньше ему хотелось двигаться и тем проще было засыпать. На пятые сутки он так обессилел, что не знал, сможет ли еще встать или нет, но ему было все равно, - ему было плевать на свою бессмысленную никчемную жизнь. Сбежав от деспотичной матери в Москву, он ненавидел семейную жизнь и твердо для себя решил не жениться никогда. Он скитался по квартирам без всякой надежды купить собственное жилье и тратил все деньги на проституток, стриптиз-клубы и другие развлечения, не получая, однако, от этого никакого удовольствия и подсознательно надеясь не дожить до того времени, когда не сможет работать, не сможет платить за жилье и станет бомжом.
  "Таких как я находят по запаху, - думал журналист. - Интересно... Ведь эти потолочные панели ничем не закреплены. Если до них добраться, можно вылезти через потолок".
  
  Темнело. Проходя мимо дома предполагаемых похитителей, Сергей перебросил что-то маленькое и черное через забор, после чего прошел дальше и сел в фургон, из которого, с отрядом спецназа наготове, за домом наблюдали полицейские.
  - Ну, поползли, - произнес оперативник с ноутбуком на коленях и джойстиком в руках.
  То, что Сергей перебросил через забор, было роботом-разведчиком. Внешне, устройство напоминало жука. Оно передавало звук и изображение в обычном и инфракрасном спектрах. Робот был управляем дистанционно и был способен передвигаться по стенам и даже по стеклу.
  - Смотри-ка, ствол, - произнес управлявший роботом оперативник, заглянув в дом через окно.
  - Хорошо, - ответил Сергей, - значит на хранение оружия они уже попадают.
  Через щель под крышей робот проник в дом.
  - Не понятно, держат они там кого-нибудь или нет, - констатировал оперативник, обследовав почти все комнаты дома.
  - Ну, если они его в подвале держат, ты этого не увидишь. Но эти-то явно бандюки, нужно брать и разбираться.
  Обитатели дома, выпивая, играли в карты до поздней ночи, после чего завалились спать. Сергей дал спецназу команду на штурм.
  
  Добраться до потолка, только по-началу казалось невозможным. Когда возник реальный шанс выбраться, сил оказалось достаточно, чтобы, опираясь на дверную ручку, с унитаза перелезть на уступ стены, а с него, упираясь в наличник двери, подтянуться в надпотолочное пространство.
  
  Полиция ворвалась в дом, и похитители спросони даже не поняли, как оказались на полу в наручниках. Похищенный был найден в подвале, и это был не журналист, а, как позже выяснилось, сын бизнесмена, похищенный с целью получения выкупа.
  Первыми, кто пришел в редакцию в течение новогодних праздников были уборщицы. Они пришли утром, чтобы сделать генеральную уборку перед первым рабочим днем. Одна из них - молоденькая Айгюль - обнаружила тело журналиста, лежавшее посреди офиса под дырой в потолке.
  - Как вы обнаружили тело? - спросила Ольга.
  - Я туалеты убирала, - отвечала Айгюль. - Смотрю, дверь закрыта. Я ее дерг, дерг - не открывается. Вдруг, слышу - бум что-то... Выхожу, он лежит.
  
  - Вот и представьте, - говорила Ольга за столом на даче Аркадия Анатольевича, - человек шесть дней просидел запертым в туалете из-за какого-то сломанного замка.
  - Так, а умер он от чего? - спросил Андрей.
  - Провалился сквозь потолок и сломал шею. В общем, нелепая смерть.
  - Как выразилась одна свидетельница: "такое у ангела смерти чувство юмора".
  - Дерьмо случается, - согласился Сергей.
  - Да, гребаные чудеса, - добавил Аркадий Анатольевич.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) С.Волкова "Попаданка для принца демонов"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 2"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru P.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаВерь только мне. Елена РейнДурная кровь. Виктория НевскаяКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияОфсайд. Часть 2. Алекс ДОсвободительный поход. Александр МихайловскийОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"