Брайс Валентина: другие произведения.

Будни ненаследной принцессы. Возвращение домой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каким может быть возвращение домой? Радостным, долгожданным, наполненным счастьем встречи. А может быть неожиданным, внезапным и даже шокирующим. Когда узнаешь, что у тебя полно родни, о которой ты не знала, и даже не подозревала о ее существовании. Когда выясняется, что и о своей жизни и себе самой ты толком ничего не знала. И как теперь жить со всем этим ты тоже не совсем понимаешь? Но непременно разберешься, ведь теперь ты не одна: рядом верные друзья, семья и... враги.

  С тренировки я уходила поздно, но довольная. К соревнованиям я была готова и метила на одно из призовых мест. Спортивная гимнастика была одним из моих увлечений. Именно из-за нее я училась в школе со спортивным уклоном, а позднее и в ВУЗе продолжила заниматься своим увлечением. Учителя на меня нарадоваться не могли. Ведь мои спортивные успехи гарантированно обеспечивали учебному заведению дополнительные дотации из министерства образования.
  Мама поощряла все мои увлечения. После ухода отца, когда я едва родилась на свет, она твердо решила, что ее девочка не будет нуждаться ни в чем, и чем бы она не увлекалась - это не имеет никакого значения, если не вредит здоровью ее драгоценного ребенка. А потому я еще занималась верховой ездой, фехтованием, и стрельбой из лука до поступления в ВУЗ, где училась уже четыре года и успешно перешла на пятый курс.
  Мы с ней вообще негласно задались целью сделать мою жизнь настолько занятой, насколько это вообще возможно. Лишь бы в ней не ощущалось отсутствия отца. Но не думать совсем о том, что нас бросили, как ненужную вещь, не получалось. Каждый раз, когда я чего-то добивалась в своей жизни, когда занимала призовые места, я мечтала, что он окажется среди зрителей и непременно поздравит меня с заслуженным успехом. Но года шли, мечты не сбывались, надежда регулярно умирала, корчась в муках, и в итоге все это вылилось в непримиримую ненависть, замешанную на обиде и горечи разочарования. Я больше не задавалась вопросом: 'В чем моя вина?' Я не виновата, это он нас бросил. Это его вина, что я росла без отца. И где бы он ни был сейчас, мне безразлично. Он не захотел, чтобы мы были в его жизни, а раз так, то пусть катится к демонам в Ад.
  Я решительно тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли, сегодня мой день рождения, и омрачать этот день плохими воспоминаниями я не хотела. Достаточно того, что я провела его в тренировках к соревнованию.
  На последний автобус я успевала, нужно было только срезать путь через двор. Двор был освещенным и достаточно большим, чужие шаги можно было услышать издалека. Да и не настолько беспомощной барышней я была, чтобы бояться идти через пустой двор. Ходила не раз, вот и сегодня решительно шагнула с улицы на дорожку во двор, привычно перехватив сумку, чтоб в случае чего удобнее было бежать. Опоздать на автобус все же не хотелось.
  Я дошла до середины пути, когда один из фонарей мигнул и погас, погружая двор в полумрак. В груди заворочалось плохое предчувствие, и я ускорила шаг, а налетевший следом ветер, заставил споткнуться, едва ли не на ровном месте. Я пошатнулась, но не упала, мигнул и погас еще один фонарь, погружая двор почти в полную темноту. Я выругалась. К последующему еще более сильному порыву ветра я была почти готова. Ветер ударил в спину, разметал волосы, заставляя податься вперед. А дальше была пустота и падение. Чувствуя себя Алисой, провалившейся в кроличью нору, я сильнее сжала ремешок сумки. Страшно отчего-то не было. А плохое предчувствие сменилось настороженностью.
  Тьма отступила, мой полет в бездну замедлился. Вспышка яркого света, от которого я поспешно закрыла глаза. И вот я уже зависла в метре над полом, и плавно опустилась в центр пентаграммы, вписанной в круг. Значки и завитушки на рисунке напоминали мне алхимические круги преобразования в 'Цельнометаллическом Алхимике'. Подобное сравнение вызвало невольный нервный смешок, и я сильнее стиснула ручки сумки.
  Помещение, в котором я оказалась, напоминало аудиторию, в которой заседала приемная комиссия. Столы преподавателей во главе с председателем, абитуриент напротив меня по другую сторону пентаграммы, окна стрельчатые. Ну, типичная такая аудитория. И тишина.
  Вот стоим мы, смотрим друг на друга и молчим. Я осторожно протянула вперед палец, и тут же его отдернула, зашипев от боли. Как я и думала, за границу круга так легко мне не выйти, шарахнет током, как мой палец только что. Я потрясла рукой, подула на пострадавший палец, и бросила злобный взгляд на этого горе призывателя.
  Симпатичный такой, волосы, как расплавленное золото, но вот не люблю я блондинов. А этот еще и голубоглазый. Поклонниц, наверное, море. В общем, невзлюбила я его с первого взгляда.
  - Ну? Чего застыл? Колдуй обратный призыв. У меня там ночь глубокая. Я итак домой опаздываю. Из-за тебя придется пешком идти. А у меня соревнования послезавтра. И если я из-за тебя их пропущу или не получу свое заслуженное золото, я тебя загрызу. И плевать мне, что за это будет. Ну!
  Под конец своей речи я уже порыкивала, а последнюю фразу вообще выкрикнула.
  - Вы живая, как я понимаю.
  В разговор вступил председатель комиссии, как я поняла. Внушительный дяденька. Широкоплечий, высокий, подтянутый, тренированный. Явно не брезгует тренировками каждый день, и явно не по часу тренируется. Будь я постарше - соблазнила бы.
  Остальные преподаватели - члены комиссии на его фоне терялись. И как-то не впечатляли. Мой взгляд скользнул по ряду профессоров. И вернулся к одному из них. Отец... Я не могла ошибиться. Слишком часто изучала его фотографии, сохраненные матерью, чтобы дочь знала, как выглядит ее подонок - отец. И он меня узнал. Я ведь так похожа на мать, только глаза его - зелено-карие с золотистыми крапинками. Что за ерунда происходит?
  Я старалась сохранить спокойное, равнодушное, в меру любопытное выражение лица. Но, кажется, мне это не совсем удалось, если судить по чуть прищуренным глазам председателя комиссии.
  - Хладные трупы боли не испытывают. Как и духи. - Я немного подумала. - По крайней мере, физической.
  Ректор, назовем его так, только хмыкнул на данное утверждение. После подошел ко мне, стер часть круга и протянул мне руку.
  Я скептически осмотрела протянутую руку, но все же приняла ее и вышла из круга призыва. Домой меня очевидно не отправят.
  - Видите ли, леди, обратный призыв, в вашем случае, не возможен. - Подтвердил ректор мои опасения. - Вы - живая. А не дух. Этот талантливый юноша должен был призвать душу кровного умершего родственника, - я сердито глянула на 'этого юношу', тот все это время молчал и предпочитал не отсвечивать, очевидно, сам пребывая в шоке от дела рук своих, - но призвались вы - живая и невредимая. Так или иначе, не будь вы его родней, вас бы здесь не было.
  - Прошу прощения, но здесь - это где?
  На самом деле меня интересовали вопросы поинтереснее. Например, если здесь мой отец, то кем этот горе призыватель приходится ему и, соответственно, мне? И что-то мне подсказывало, что ответ мне не понравится. Возможно, поэтому я задала другой, более безобидный вопрос. По лицу новоявленного родственника скользнула хмурая тень, и я была более чем уверена, что его мучил тот же вопрос.
  - В Имперской Академии Магии Ведовства и Чародейства Срединной Империи Брамана, в ее столице Равейне.
  Я кивнула с умным видом, как будто после его слов мне, наконец, все стало ясно. Сама же, мысленно, застонала. Какая, к демонам, Академия Магии? Я ж, вообще, из технического мира.
  - И что теперь? - Задала я другой интересующий меня вопрос.
  - Что теперь? - Переспросил ректор. - А теперь, мы проверим вас, для начала.
  Я подозрительно покосилась на главу этого 'заведения', на стол экзаменаторов, которые молча следили за нашим разговором, и новоявленного родственника. Тот сделал мне большие глаза и слегка побледнел, отступив в сторону и за спину магистра. Я внутренне подобралась, ожидая подвоха, и отступила на шаг назад.
  А в следующий миг в меня запустили огненным шаром. Я отбросила сумку в сторону, а сама резво кувыркнулась в другую сторону, уходя с траектории фаерболла. Следующие полчаса превратились для меня в сущий ад. Я прыгала, выделывала все возможные сальто, бегала по стенам, уходя с траектории всех атак ректора. Пару раз пришлось даже на шпагат сесть, и прогнуться назад, как Нэо в знаменитой сцене из Матрицы. Сама же медленно, понемногу, начинала раздражаться. И это, по его мнению, проверка? Чего он добивается, вообще?
  В какой-то момент мое раздражение вылилось в мысленный вопль и сферический зеркальный щит, который я мысленно создала, действуя на каких-то, дремавших до этого момента, инстинктах. И, о Боги, щит сработал! Очередная молния, которая должна была просто пролететь мимо, задела мое сферическое творение по касательной и отскочила в сторону экзаменационной комиссии. Но не долетела. Одна из преподавателей, элегантная, красивая, утонченная леди (язык не поворачивался назвать ее просто женщиной) взмахнула рукой, и молния развеялась, как не бывало. А затем она встала, привлекая к себе внимание. У меня же появилась возможность перевести дух и разглядеть свою невольную спасительницу.
  Темноволосая, высокая, с невероятными фиалковыми глазами, одетая в элегантное сиреневое платье в пол, она всем своим видом излучала благородство. Мне как-то сразу стало неудобно за свои босоножки, подранные джинсовые бриджи, футболку с умильно спящим котенком и браслеты на полруки, купленные мною в магазине аксессуаров. М-да. Она - то настоящая леди, в моем же случае, леди - лишь дань вежливости, не более того.
  - Архимагистр Ситхар, я заберу девушку себе, если конечно, вы не намерены сами обучать ее.
  От ее мелодичного, чуть приглушенного голоса, меня пробрал мороз. От нее так и веяло невероятной мощью, внушающей благоговейный трепет. Невольно возникало желание приклонить колени перед ней и служить верой и правдой. Я даже тряхнула головой, отгоняя наваждение. По блеснувшим глазам леди - магистра я поняла, что мои маневры не остались незамеченными.
  - Я намеревался обучать ее вместе с группой адепта Рейнхарта, - мой новоявленный родственник удивленно выдохнул, - все же мага ее уровня оставлять без должного обучения нельзя. Но если вы настаиваете... Думаю, мы сможем найти компромисс. Пусть ближайшую неделю адептка походит вместе с первым курсом на вводные лекции, а там мы согласуем ваши индивидуальные занятия с занятиями в моей группе. Все равно курировать адептку я собираюсь лично.
  - Да, так будет лучше всего. - И уже ко мне. - Поздравляю вас, адептка, вы успешно зачислены в Имперскую Академию Магии Ведовства и Чародейства в элитную группу архимагистра Ситхара, которую он курирует лично. Я же буду вашим личным наставником. Меня зовут магистр Родрига Северная.
  - С-спасибо. Виолетта Северная. - Представилась я.
  Вот уж не думала, что найду здесь однофамильца.
  Магистр Северная лукаво улыбнулась. Отчего я напряглась, заподозрив подвох.
  - Северная? Не Рейнхарт? - Я кивнула, все еще гадая, чем мне это грозит, и во что я успела вляпаться. - Что ж, тем лучше, оформим вступление в мой род, теперь я буду отвечать за вас. И надеюсь, вы не уроните чести и достоинства рода нашего древнего и благородного.
  Я удивленно икнула и поспешила кивнуть. Это я сейчас, не подозревая ни о чем, отреклась от своего отца? Судя по его помрачневшему лицу, так и есть.
  - Магистр, вам не кажется, что это уже слишком?
  В голосе отца отчетливо слышалось раздражение. Вот только отчего: от того, что я отказалась от него, или от того, что он упустил возможность обучать меня сам? Наверное, все - таки первое. Как-то не верится, что я настолько сильный маг, чтобы меня делили между собой магистры. Скорей уж тут замешана вражда семей.
  - Не кажется. Магистр Рейнхарт, при всем моем уважении, но, если ваша собственная дочь не желает признавать ваше родство, при том, что она вас явно узнала, то в этом целиком и полностью ваша вина. А я не позволю одной из Северных остаться безродной только потому, что ваш сын умудрился призвать ее из родного ей мира.
  Сказано было ровным, спокойным голосом, но меня передернуло от холода, пропитавшего каждое слово. Перечить данной конкретной леди это себя не любить. Рядом так же поежился мой брат, успевший перебраться поближе ко мне. Его изучающий и немного ошарашенный взгляд я предпочла проигнорировать.
  - Устраивать семейные разборки будете в моем кабинете, если вам так хочется. Но я повторяю последний раз: девочка отныне моя, во всех смыслах, за нее отвечаю я, и отчитывается она передо мной или архимагистром. Ритуал принятия в род я проведу сегодня же, лично, в присутствии старейшин рода и архимагистра Ситхара в землях рода. Надеюсь, я достаточно ясно выразилась? - И больше не обращая внимания на магистра, она переключила свое внимание на архимагистра. - Надеюсь, я могу рассчитывать на ваше присутствие? - Последовал кивок от главы Академии. - В таком случае, адепт Рейнхарт отправляется писать курсовую по призыву живого кровного родственника через ритуал призыва духа рода со всеми возможными расчетными таблицами. Экзамен будет зачтен по итогам курсовой. Срок написания - неделя. - Все согласно кивнули. - Адептка Северная берите вещи, мы уходим в ваш новый дом. К обучению приступите со следующей недели. У вас будет возможность пообвыкнуть к миру, его обитателям и свыкнуться с мыслью, что отныне ваш дом тут.
  И не успела я взять в руки свою сумку и горестно вздохнуть по так и не полученной мной золотой медали, как предо мной раскрылся овал портала, куда я и шагнула навстречу новой семье и новому дому. Последнее, что заметила - погрустневшее лицо брата. А я, ведь, так и не узнала его имени. Впрочем, успеется еще.
  Портал перенес нас с магистром Северной в средних размеров домик с резными витражными окнами. За окном ярко светило солнце, отчего на полу образовывался витиеватый узор, напоминающий кружение листьев на ветру.
  - Виолетта, следуй за мной, пожалуйста.
  За какую-то долю секунды грозный магистр на моих глазах превратилась в добрую, заботливую, радушную хозяйку. И мое имя она произнесла с затаенной радостью и любовью. Что происходит-то, в конце - то концов?
  Я послушно вышла из домика вслед за наставницей и восторженно ахнула. Домик стоял в центре города - поселения, а от него отходили улочки, мощенные камнем. Дома были произведением искусства: резные из дерева, облицованные камнем, с витражными окнами. Перед каждым домом палисадник с садовыми деревьями, цветами. Почти как в деревне, но ухожено, красиво и уютно. Я хоть и выросла в городе, но сейчас и впрямь чувствовала, что вернулась домой. Сердце заныло от тоски и затаенной радости. Вернулась.
  Мы шли по центральной улице к небольшой площади с колодцем. Все встреченные нами жители радостно приветствовали наставницу и с любопытством косились на меня. Так мы и шли до самого дома магистра, который соседствовал с большим каменным особняком.
  Дом был двухэтажный, больше походил на коттедж, и на фоне того же особняка, выглядел не таким громоздким и более уютным. Витражные окна пестрели сценами охоты волков и барсов. Но удивительным образом эти картинки лишь предавали солидности дому.
  Когда мы прошли в ворота и направились к дому, дверь коттеджа отворилась и к нам на встречу вышла чуть полноватая женщина в годах. Еще крепкая, но ее рыжие волосы уже тронула седина, хотя взгляд голубых глаз был все так же цепким и ясным. Она быстро осмотрела меня с ног до головы и посмотрела на наставницу. Слегка приподнятые брови были единственным признаком удивления. В остальном же она была спокойна и невозмутима, как буддийский монах.
  - Госпожа, вы вернулись. Надолго?
  - До завтра. А эта милая девушка на твоем попечении до конца недели, Лиска. К вечеру ее надо приготовить к обряду принятия в род. Обряд проведу сама.- После этих слов глаза женщины расширились от удивления, но сказать что-либо она не успела. - Накрой пока на стол, после займешься Виолеттой.
  Мы зашли в дом, в просторный холл. Лиска поспешила на кухню. А наставница повернулась ко мне.
  - Пойдем, отведу тебя в комнату, которая теперь будет твоей. Переоденешься пока, умоешься, вещи разберешь. Как накроют на стол, тебя позовут.
  Я кивнула, и мы поднялись на второй этаж. Меня провели в дальнюю комнату. Комната оказалась просторной, и, благодаря витражным стеклам, довольно светлой. Кровать у стены застелена пушистым покрывалом насыщенного зеленого оттенка. Напротив шкаф с одеждой. Рядом с кроватью туалетный столик с множеством выдвижных ящиков, а рядом с гардеробным шкафом - большое напольное зеркало. Шторы на окнах тоже зеленые, но более темные. А другая дверь, видимо, ведет в ванную.
  - Располагайся.
  - А хозяйка комнаты не будет против, что я тут поселилась и воспользовалась ее вещами?
  Комната выглядела обжитой, тут регулярно убирались, да и книги на столике и одна на кровати намекали на то, что хозяйка комнаты вышла ненадолго. Наставница мягко и немного грустно улыбнулась.
  - Это вряд ли. Она пропала более двадцати лет назад. Отец так и не смог смириться с ее исчезновением. А я никогда не считала, что превращать ее комнату в алтарь - правильная затея. Комнаты нужны, чтобы в них жили, а не молились на вещи.
  - Лидия, мама, это ведь ее комната?
  Родрига подошла и притянула меня к себе, поцеловав в висок.
  - Да, ее. Когда она фактически сбежала, для отца это был удар. Я расскажу тебе о ней за обедом. С дедом познакомишься, уж ради тебя он покинет комнату. - Наставница (как-то немного дико пока называть ее тетей) грустно улыбнулась. - Приводи себя в порядок и спускайся.
  - Я хоть человек? Или не совсем?
  - А сама, как думаешь? С интуицией у тебя все в порядке, вроде. - Лукаво улыбнулась она.
  - Значит, не совсем. Мы оборотни, да?
  - Да. Обряд нужен, чтобы пробудить твою животную половину. Если этого не сделать, ты можешь сойти с ума. Ты пока этого не ощущаешь, но вместе с пробудившейся магией, пробудится и зов крови. Оборотни, которые теряют связь со своим зверем, чувствуют свою ущербность, неполноценность. И именно это чувство и сводит с ума. Сейчас полнолуние, и тебе придется за эти дни, что ты здесь не только пробудить своего зверя, но и научиться его контролировать. Я попрошу отца и Мордекая присмотреть за тобой и помочь, если будет нужно. С Мордекаем вы будете вместе учиться в одной группе. Свои зачеты и экзамены он сдал и до конца недели свободен. С ним и вернешься в Академию.
  - Понятно.
  Я кивнула и мягко высвободилась из объятий. Семья растет прям на глазах. Была только мать, а теперь появилась тетя, дед, и целый род в придачу.
  Родрига еще раз провела рукой по моим волосам и вышла, оставив меня наедине с мамиными вещами. В принципе, я даже не была так уж сильно удивлена. Комната уж очень напоминала ту, что была у мамы в нашей квартире там, в другом, родном для меня, мире. Даже расцветкой и текстурой отделки.
  Бросив сумку у кровати, я распахнула шкаф. Просмотрев все вещи, выбрала широкую юбку насыщенного синего оттенка, блузу с рукавами - фонариками и воротником - стоечкой в тон юбке и неширокий пояс, шитый серебром. Собственные браслеты и босоножки должны неплохо смотреться с этим нарядом. Ну и белье, куда ж без него. К счастью, белье мало отличалось от привычного жителю мегаполиса XXI века.
  Ванная комната приятно удивила. Чистая, светлая, просторная, с глубокой чугунной ванной. Радостно пискнув, я скинула свои потные вещи, быстренько приняла душ, оделась, заплела волосы в косу и вышла из комнаты.
  
  - Дочь Лидии, она здесь!
  Немолодой мужчина, с белоснежными, как снег волосами, что спокойно сидел у окна в большом кресле, вздрогнул и выронил книгу, которую до этого пытался читать.
  Слова старшей дочери, которая практически влетела в комнату, нарушили уже привычный покой, всколыхнув в душе утраченную надежду на продолжение рода. Нет, их род был не таким уж малочисленным, но прямых наследников не было. Так уж сложилось, что старшая Родрига не могла иметь детей, да и Северной она была только номинально (ее волчица была угольно-черной с редкими белыми вкраплениями в шерсти), как ее ныне покойная мать. Вся надежда оставалась на младшую - белоснежную волчицу, как и он сам. Но своевольная девчонка всегда была себе на уме, и слышать ничего не хотела о договорном браке. Возможно, все дело было в том, что он слишком ее любил, и многое прощал, но когда пришло время для замужества, дочь сбежала с магом, и не каким-нибудь, а племянником самого императора, и с концами. Сам племянник вернулся через год, стал преподавать в Академии в столице, и ни единым словом не обмолвился, что с его дочерью. Тогда же у главы Северных состоялась приватная и тайная встреча с императором Дерриком I, и только благодаря ей, война между оборотнями и людьми, так и не началась.
  А теперь появилась его внучка и внучатая племянница императора по совместительству, принцесса и наследница двух родовитых семей. И, когда о ней узнают, на нее начнется настоящая охота из тех, кто захочет породниться с семьей императора. И то, что она сейчас здесь, а не с семьей отца, давало хоть какой-то шанс обезопасить девочку. Лишь бы она оказалась оборотнем, как и ее мать. И уже не суть важно, какой будет ее ипостась.
  - Как это случилось?
  Мужчина был собран, как никогда. Он внимательно выслушал краткую версию событий, кивнул собственным мыслям.
  - Значит, сама признала себя Северной? Это хорошо. И присутствие архимагистра при обряде к лучшему, он проследит, чтобы с нашей девочкой ничего не случилось. Все же проходить обряд уже будучи взрослой - может быть опасно. Но обряд проведу я. Так она сможет наследовать мне.
  - А если она не будет волчицей? Сам знаешь, как бывает с полукровками, у которых оборотень - мать.
  - Не имеет значения. До замужества она останется Северной. А там: или выйдет за одного из волков, или мне все же придется сделать Кая преемником.
  - Я сказала, что Кай присмотрит за ней эти дни. Будем надеяться, что он сможет добиться ее уважения и любви. Иначе, Виолетта повторит судьбу матери и попросту сбежит.
  Мужчина кивнул, соглашаясь с дочерью.
  - Ладно. Пошли, посмотрим, как моя внучка справляется со своей новой жизнью.
  
  Спустившись вниз, я прошла в небольшую столовую, где уже был накрыт стол. Но ни тети, ни деда пока не было. Зато были двое незнакомцев, которые повернулись ко мне, стоило мне переступить порог. Чтобы не выглядеть глупо, я прошла к свободному месту напротив них, и уселась, расправив складки на юбке.
  - Значит, это тебя тетя привела с собой из Академии, чтобы принять в род?
  Платиновый блондин осмотрел меня весьма нелюбезным взглядом, и скривился.
  Я хмыкнула. Тоже мне принц Датский, скажите, пожалуйста. Вот не зря я не люблю блондинов. Уже второй, встреченный мной в этом мире, а все туда же. Один - вызвал меня сюда, другой - наоборот, явно желает, чтобы я испарилась. И оба одинаково меня раздражают. Уж на что я сама платиновая блондинка, как мама, но не любовь к блондинам у меня была чуть ли ни на генетическом уровне. Записана на скрижалях подсознания, как одна из прописных истин.
  Вот его сосед - жгучий брюнет с пронзительными зелеными глазами вызывал у меня одно желание - подойти, сесть на колени и уткнуться в шею. Странное желание, учитывая, что вижу его впервые, мы не знакомы, и я по натуре недоверчива. И, если судить по ответным задумчивым взглядам, я не одинока в своих чувствах.
  - Значит, меня. - Огрызнулась я. - Если что-то не устраивает, высказывай свои претензии наставнице. А меня трогать не надо. Я и без твоих стараний злая после всех недавних событий.
  - И что же такого приключилось с бедненькой тобой? - Последние слова он произнес, не скрывая издевки.
  Я скрежетнула зубами, вот бывают же 'гады' на белом свете. В тот момент мне отчаянно захотелось запустить в эту наглую белобрысую морду чем-нибудь тяжелым.
  - Кай, угомонись. Если ее решили принять в клан, то на это были причины. Меня, если помнишь, тоже принимали не просто так.
  - Ты - другое дело. Ты мне жизнь спас, едва не погибнув сам. И ты - полукровка. А здесь, какие могут быть причины?
  Я с силой сжала кулаки, стараясь сохранить спокойное выражение лица. Вот только отчитываться и оправдываться перед всякими зарвавшимися выскочками мне не хватало. Видимо, передо мной приснопамятный Мордекай. И вот с ним мне предстояло провести ближайшие дни и учиться в одной группе? Да я лучше свихнусь, чем проведу с ним хоть минуту наедине.
  В душе закипала ярость. Уж не знаю, в чем причина, но контролировать себя было тяжеловато. Очевидно, память крови, о которой упоминала тетя, таки пробуждалась вслед за магией.
  Не знаю, чем бы закончилась наша перепалка, но именно в этот момент в столовую зашла наставница и не молодой мужчина с белоснежными, как чистый снег, волосами и глазами цвета янтаря. Под его внимательным строгим взглядом Кай как-то сразу сдулся и угомонился, незнакомец почтительно склонил голову, пряча удивление, а я разом успокоилась. От него исходила такая сила, что желание бузить и возникать как-то разом отпало. Хотелось преданно заглядывать в глаза и выпрашивать благосклонность.
  Вот это вообще бред. Никогда не перед кем не лебезила и не преклонялась, и начинать не собиралась. Я как кошка, предпочитала гулять сама по себе и слушать себя, а не других. Со мной даже у матери спорить не получалось. Если она не могла рационально с резонными доводами объяснить мне свою точку зрения, то настаивать на своем ей было бесполезно. Я все - равно делала по-своему.
  Давление силы уменьшилось, и я смогла украдкой перевести дух. Встретилась с дедом, называется.
  - Она - Северная. - Четко и грозно пророкотал этот мужчина. - И этого достаточно. Никто из Северных не останется безродным, не позволю. Надеюсь, это понятно, и мне не придется возвращаться к этому вопросу? - Мои оппоненты кивнули.
  Его голос был пропитан силой и властью, но у меня уже не возникало чувства слепого поклонения, его сила как бы огибала меня, почти не задевая. Уж не знаю как, но кажется, я все же выиграла битву за собственную независимость. И, кажется, дед это тоже понял. Но не разозлился, а скорее уж остался довольным. И это напрягало гораздо больше, честно говоря.
  - С Мордекаем ты уже познакомилась, - ехидно заметил дед, - а это - Киран. - Кивок на темноволосого. - Он - полукровка, как и ты. Он Северный не по роду, но по духу, потому его и приняли мы, а не другие рода оборотней.
  Мы по-новому посмотрели друг на друга и кивнули. Почему-то после этих слов желание сесть к нему на колени и обнять, прижимаясь к нему всем телом, стало почти нестерпимым. Но я стойко загнала это желание в глубины подсознания, стараясь отрешиться от собственных эмоций и сосредоточиться на чем-нибудь другом. Как делала это не раз, трюк безотказный, сработал и на этот раз.
  Ели в молчании. Парни смотрели на меня, дед следил за нами тремя, тетя со спокойствием буддийского монаха следила за всеми нами, а я упорно игнорировала окружающих.
  Вот интересно, у мамы все обеды - ужины протекали в подобной манере? Если да, то не удивительно, что она сбежала с первым встречным аж в другой мир. Как-то меня уже не радует перспектива быть принятой в клан Северных. Знала бы, на что соглашаюсь, ни за что не согласилась бы сюда отправиться. Интуиция просто - таки вопила, что надо убираться отсюда в Академию под заботливое и грозное крыло ректора. Там-то новоприобретенные родственники меня трогать не будут. Ну, я на это надеюсь. Вопрос, как мне туда сбежать? Или, как мне уговорить архимагистра по-тихому отправить меня в Академию? Последнее, по-моему, вообще из разряда фантастики.
  Так, незаметно, за размышлениями прошел обед. А я так и не пришла ни к чему путному. Сказывался продолжительный, насыщенный тренировками и событиями день. Я перенеслась из своего мира глубокой ночью и попала сюда в разгар дня. И вот уже часов семнадцать бодрствую. Определенно на мозговой деятельности сказывался недосып и общая усталость организма.
  - Кай, Кир, присмотрите за Виолеттой. Думаю, ей нужно отдохнуть пару часов, потом прогуляетесь с ней, покажете город и окрестности. К вечеру вернетесь.
  Дед встал из-за стола и покинул столовую. Следом за ним ушла и тетя. Мы остались втроем. Переглянулись, и, не сговариваясь, встали. Мне уже было понятно: у меня появились личные надсмотрщики. И, вот нефига, мне это не нравилось. Как в тюрьме, блин. А-а-а, спасите люди добрые!!!
  Молча под конвоем, я дошла до комнаты, открыла дверь, собираясь зайти, но была остановлена Киром. Тот перехватил меня за руку. Браслеты на руке звякнули, и мы втроем, дружно посмотрели на них, и на руку Кирана, сжимавшую мою ладонь.
  Молчание затягивалось. Я вопросительно изогнула бровь. Мордекай угрожающе рыкнул, и удостоился наших ответных взглядов: моего вопросительного, и мрачного от Кира.
  - Не надо бояться. Дед строг, но он заботится о клане, а это накладывает отпечаток на характер. Он заботится о каждом из нас.
  - Понимаю, но принять это сложно. Не привыкла к тому, что каждым моим шагом распоряжаются, не заботясь моим мнением.
  И я решительно, хотя и почти с сожалением, выдернула руку из захвата. Его прикосновение мне приятно, конечно, но я прекрасно понимала: в противостоянии с дедом рассчитывать на его помощь глупо. Как и на помощь Мордекая. Дед был альфой клана, тут и гадать не надо. То, что ни Кир, ни Кай не могли ему противостоять, говорило, что бороться за независимость и свободу мне предстоит одной.
  В конце - концов, я никогда не была сторонницей стадного инстинкта, как и инстинкты стаи мне были глубоко безразличны, я - кошка, которая гуляет сама по себе, и никого не слушает. Вот мама это всегда понимала, потому и не спорила со мной почти никогда.
  Я зашла в комнату и аккуратно прикрыла за собой дверь, не желая показывать, насколько зла. И ведь, понимала, что злость бессмысленна. Если брать за основу, что я на половину оборотень, мне просто необходима помощь в контроле над звериной ипостасью, а значит, без вступления в клан не обойтись. Но подчиняться безоговорочно - выше моих сил, все равно, что наступить себе на горло. Невыносимо.
  И что с Каем? То он едва ли не выгнать меня мечтает, то ревнует к другу. И если это реакция на обычное касание руки не ревность, то я - принцесса.
  Я застыла посреди комнаты от внезапно пришедшей в голову мысли. А если дело не в ревности, а в инстинкте собственника? Выбирая между Каем и Киром, кого еще мог выбрать дед мне в мужья? Уж явно не полукровку, каким бы замечательным он не был. Я ж его внучка, и достойна брака только с чистокровным оборотнем.
  Бли-и-ин! Вот услужил братец! Доберусь я до него еще! За все ответит: и за пропущенные соревнования, и за неполученную медаль, и за сорванный день рождения, и за то, что притащил в этот мир. И не важно, что отмечать день рождения я не планировала. Важен сам факт. Теперь я вынуждена выбирать из двух зол меньшее. И виноват в этом он!
  Я плюхнулась на кровать и вперила невидящий взгляд в потолок, раскинув руки в стороны. В голове мелькали невеселые мысли, да и вообще настроение на фоне общей паршивости ситуации, было преотвратным.
  Когда под моей кроватью стал появляться свет, я даже не сразу отреагировала. А когда заметила - было поздно что-либо предпринимать. Подо мной открылась знакомая воронка перехода, ветер взметнул волосы, и я опять провалилась в пустоту. Последнее, что услышала - звук распахнутой двери. Но было уже поздно.
  Приземлилась я в уже знакомой пентаграмме, споткнулась о собственную сумку, но не упала, припала на одно колено, и поспешила встать. На этот раз меня призвали в кабинет ректора. Ничем иным это помещение быть не могло: стеллажи с книгами, массивный стол, кресла хозяйское и для посетителей, ковер на полу (сейчас отвернутый в сторону), несколько картин с пейзажами. Классический такой кабинет.
  На меня смотрели ректор, мой отец, брат и еще один незнакомец. Огненно-рыжий, кареглазый, выше меня на голову, сильный и надежный (сама не знаю, отчего мне в голову пришла подобная характеристика). Незнакомец интерес отметил, но продолжал хранить равнодушное лицо. Лишь в глубине глаз прятались смешинки. Не злые, и я невольно улыбнулась уголками губ.
  - Кузина, руку, пожалуйста.
  Рейнхарт младший торопливо стер часть пентаграммы, взял мою сумку и помог мне выйти из нее. Стоило мне отойти, как незнакомец метнул в ее сердцевину фаербол. Линии вспыхнули, а когда огонь погас, от пентаграммы не осталось и следа. В то же мгновенье ковер был возвращен на место, а меня препроводили к одному из кресел.
  Ноги были ватными, я же пыталась решить, что меня больше удивило: исчезновение пентаграммы, обращение брата, или мысль, что меня опять выкрали подобным образом. По всему выходило, что последнее.
  Но задать вопрос мне не дали. Ректор поднял руку, пресекая все расспросы на корню.
  - Времени мало. Натанаэль, берешь с собой принцессу и Калеба, и что б до конца недели я вас не видел. Лета, Калеб тебе все расскажет. А мы с твоим дядей примем гостей. Я все улажу, и ты будешь спокойно учиться под моим руководством. Никто тебя больше не украдет подобным образом, я сделал кровную привязку на Калеба. Теперь, призвать тебя подобным образом сможет только он. Идите.
  Кузина. Принцесса. Да, что, черт возьми, происходит? Но возмутиться мне не дали. Натанаэль подхватил меня на руки.
  - Прости, Принцесса, но я тебя похищаю. - Я вцепилась в него, как клещ. - Не бойся, верну обратно в целости и сохранности. Слово драконьего принца.
  И мне подарили обезоруживающую улыбку. Я аж смутилась и отвела взгляд, натолкнувшись на ехидную улыбку кузена. Да они сговорились все, что ли?
  Поименованный драконьим принцем, открыл огненный портал и шагнул туда вслед за Калебом. Итак, меня в очередной раз за сегодняшний долгий день похитили. Однозначно, этот день рождения будет самым запоминающимся в моей жизни.
  Мне бы разозлиться, но я лишь глубоко вздохнула.
  Вышли мы в саду позади небольшого коттеджа. Меня аккуратно поставили на ноги, приобняли за плечи и повели внутрь дома, небольшого, но уютного. С другой стороны пристроился кузен, открыл перед нами дверь, пропуская внутрь, после чего зашел сам.
  Я молчала, решив сначала послушать обещанных объяснений, а уж потом, ежели что, ругаться и отрывать головы и остальные части тела, до которых удастся дотянуться.
  Меня препроводили на второй этаж, Натанаэль открыл дверь одной из комнат. Комната почти повторяла убранством ту, что принадлежала матери в доме деда. Так же отделана в зеленых тонах (от салатовых, как свежая трава, до изумрудных, как драгоценный камень), то же плющевое покрывало на кровати. Только тут присутствовал камин (сейчас не горевший), а напротив него чайный столик и пара уютных кресел. И хотя разница была не велика, именно эту комнату я ощущала своей. Так бывает, когда долго ищешь что-то, а когда, наконец, находишь, понимаешь, что вот оно - твое. Понимаешь на каком-то подсознательном уровне.
  - Располагайся, Принцесса. Считай, это твоя комната, пока и когда ты здесь. - Я подняла на Дракона вопросительный взгляд, натолкнувшись на ответный утвердительный. Значит, поняла правильно, и мне открыто намекнули, что будут рады мне всегда. - Моя комната - справа, Калеба - напротив. - И приветливо улыбнулся, сверкнув озорными искорками в глазах. - Ты как предпочитаешь, сначала отдохнуть, или сначала поговорить и поесть?
  Я невольно заулыбался в ответ. Вот ведь... дракон. Пара улыбок, пара взглядов, несколько слов, и все... клиент готов... и считает его лучшим другом. Проныра. Я мысленно хохотнула собственным мыслям, выхватила у Калеба свою сумку, метко швырнула ее к кровати, закрыла дверь и, взяв Натанаэля под локоток, милостиво кивнула. Мол, веди меня куда хочешь, хоть в бездну, хоть на другой конец света. С тобой не страшно.
  Дракон весело оскалился, посмотрел на меня прищурив хитрые глаза, поудобнее перехватил руку и, склонившись к самому уху, прошептал так, чтобы слышала только я:
  - Не бойся, Котенок, я ни за что в жизни не обижу тебя, и другим не позволю.
  Вроде и не сказал ничего такого, а все равно прозвучало как-то уж очень интимно. Я смутилась и, кажется, покраснела, но быстро совладала с собой. Привстала на цыпочки, дракон заговорщицки улыбнулся и склонил ко мне голову, подставляя ухо.
  - А ты откуда знаешь, что я именно Котенок, а не Волчица?
  Натанаэль окинул меня хитрым взглядом старого лиса, который знает про тебя больше, чем ты сам, и уже собрался ответить, но тут вмешался кузен, что б ему весело жилось.
  - Хватит уже заигрывать друг с другом. Принцесса и Дракон, мать. Пошли уже есть.
  Натанаэль хмыкнул и укоризненно посмотрел на друга. Однако с места сдвинулся и повел меня обратно к лестнице.
  - Ты когда голодный, становишься злобным, знаешь ли?
  - Знаешь. - Не стал спорить брат. - Ты не устаешь мне об этом напоминать.
  - Вот с кем приходится дружить, - пожаловался мне Найт (сама не знаю, с чего так сократила), - неблагодарные и корыстные люди. Если еще и ты, Принцесса, будешь такой же, как он, я этого не переживу. Скончаюсь от разрыва сердца, и будешь ты до конца дней своих носить цветы на мою могилку.
  Я расхохоталась. Какой же он все-таки милый. А в кабинете ректора такой серьезный, суровый, неприступный был.
  - Не переживай, я буду беречь твое чувствительное сердце, нервную систему и другие жизненно-важные части тела. Обещаю.
  - Смотри, ты обещала. - Найт поцеловал мне руку. - Идем, Принцесса.
  Мы прошли в кухню-столовую, меня галантно усадили на стул.
  - Чего желает Принцесса?
  Дракон услужливо склонился в поклоне, а я не сдержала улыбки.
  - Чай с плюшками и объяснений.
  - Как угодно.
  Следующие минут пять-десять вокруг меня крутились парни, а я сидела, подперев щеку рукой, и наблюдала за мальчишками. Какие они разные, но уже стали мне почти родными. Даже брат. Пусть поначалу он меня злил, но, чего уж греха таить, я всегда мечтала о брате или сестре. И вот, домечталась. Как-то неуловимо для меня эти двое стали мне близкими людьми, чего не было с Каем и Киром.
  К Киру меня тянуло, но уже не так сильно. Больше не хотелось залезть к нему на колени и уткнуться носом в шею. Я не была уверена, но, кажется, моя животная ипостась поняла, что он не станет нам защитником от 'пылкой и любящей' заботы деда. И потому поспешила пересмотреть кандидатуру на роль спутника жизни и защитника. А, может, мне просто удалось взять зверя под контроль? Что вряд ли, если брать во внимание, что сегодня полнолуние, и мне предстоит первый оборот. Если верить прочитанным книгам хоть на треть, то в это время Зверь становится наиболее сильным, и человеческая часть личности отходит на задний план.
  В любом случае, ни Кая, ни Кира я друзьями назвать не могла, а вот дракону за короткий промежуток времени им стать удалось.
  - Ну, рассказывайте, как я докатилась до жизни такой, и с чего вообще решили, что я какая-то там принцесса и кузина Калеба?
  Парни переглянулись, и Калеб кивнул, передавая Найту пальму первенства. Сам же в это время увлеченно поглощал жаркое.
  - Следует начать с того, что у архимагистра было до нас много других личных учеников. Но среди них выделялось трое: мой отец - ныне Владыка драконов, твой отец - ныне император Бастиан I, и твоя мать - младшая дочь главы клана Северных. Учились они, дружили, потом твои родители влюбились друг в друга, хотели пожениться. Но император уже подыскал сыну подходящую невесту, и на последнем курсе его помолвка с той кандидаткой была заключена. Твоя мать была уже беременна тобой, но отцу твоему не призналась, попросила моего отца сохранить все в тайне, обратилась за помощью к твоему дяде. Уж не знаю как, но и его она уговорила сохранить свою тайну, и попросила найти способ уйти в другой мир. Он помог. Талантливый портальщик все-таки. Как и что он сделал, не знает никто, а он поклялся не разглашать свои расчеты, пока твоя мать не вернется в этот мир. Так вот, пропал он на год где-то, потом вернулся. Оборотни в истерике - жаждут выдачи похитителя, шлют ультиматум за ультиматумом. Ситуацию разрулил император - твой дед Деррик I. Было заключено соглашение: если вернется твоя мать - глава Северных сам с ней разбирается, если появится потомок, то тут два варианта - сын - наследник оборотней без вариантов (только если второй ипостаси нет, тогда оборотни сами решают, принимать его в семью или нет), дочь - принадлежит обоим родам и сама решает в какой семье ей жить. Так что считай, тебе повезло родиться девочкой.
  Я потрясенно молчала. Вот это бурная молодость у мамы была. А прилетело за нее мне. И как со всем этим разбираться, непонятно. Но зато понятно, отчего именно отца Калеба считают моим отцом.
  - То есть, я - незаконнорожденная дочь нынешнего императора. Бастард. О моем существовании он не подозревает, в отличие от царственного деда. У обоих моих дедов на меня свои матримониальные планы. Как наследник - я не подхожу, но как выгодная партия для политического брака - вполне. И титул принцессы, оговоренный соглашением, мне не для красивой жизни достался, а чтобы эту самую жизнь максимально усложнить перспективами династического замужества на благо империи.
  Блеск! Всего полдня в этом мире, а уже сбежать хочется от подобных перспектив и пламенной любви и заботы новоявленных родственников.
  - А что, участь принцессы тебя нисколько не радует? - Брат иронично изогнул бровь. - Все тебе кланяются, исполняют твои желания.
  Я скривилась, как - будто лимон целиком съела. Шутник, блин, нашелся. Обхохочешься. Возможно, потому и ответила, не особо задумываясь, что именно говорю, на эмоциях.
  - Поговорим об этом, когда тебе в династических целях сосватают барышню с объемами в талии как три меня, близорукую, с секущимися волосами и видящую в тебе лишь еще одну ступеньку к власти. А меня больше прельщает участь обычной магички. На жизнь я себе заработать смогу, а вот... все, что связано с властью... избавьте меня от этого. Она не стоит моих нервов, да и корона мне даром не нужна.
  Калеб как-то резко побледнел, даже позеленел слегка. Посмотрел на недоеденную курицу и решительно отодвинул тарелку от себя. Дракон заржал аки конь. Я же недоумевающе посмотрела на обоих. Я что, угадала, что ли?
  - Ты еще опиши ее. - Отсмеявшись, попросил Натанаэль.
  Я пожала плечами, призадумалась. И описала более четко, возникший образ:
  - Волосы по цвету похожи на пожухлую солому, глаза мутно-голубые, слегка навыкате, как у мертвой рыбы. Сама достаточно высокая, но вкупе с ее толщиной смотрится, как вытянутый бочонок. Предпочитает в нарядах совершенно дикое сочетание цветов. Из-за чего смотрится, мягко говоря, глупо и вульгарно.
  На брата жалко было смотреть. Он позеленел лицом, и со стоном спрятал лицо в ладонях, глухо что-то пробормотав.
  - Помнится, в роду императора по старшей линии были Пифии.
  Задумчивый, обеспокоенный взгляд дракона мне не понравился. Вот вообще. Мало того, что ненаследная принцесса, оборотень, лакомый кусочек для семей матери и отца, жаждущих меня сосватать выгодно для семьи, так теперь еще и дар пророческий проснулся. Меня ж порвут на части обе семьи, когда узнают.
  - Так, о даре никому ни слова. - Решительно заявил Калеб и зыркнул на нас обоих. Мы с драконом молча кивнули. - Ты старайся следить за тем, что и кому говоришь. И старайся не напророчить кому-нибудь чего-нибудь. Узнают - посадят на домашнее обучение, в лучшем случае. В худшем - тебя начнут делить обе семьи, а замуж выдадут за того, кого смогут контролировать. О собственном выборе тогда можешь забыть, как и о свободной жизни магички.
  Я угрюмо смотрела в кружку. Вот правду говорят: когда кажется, что достиг дна пропасти и падать больше некуда, жизнь с радостью докажет, что ты ошибаешься. И мои проблемы только что увеличились не только в количестве, но и в качестве.
  - Архимагистру, все равно придется сказать, он, в любом случае, узнает. - Мрачно возразил Найт.
  Какое-то время мы молчали. Невеселые перспективы откровенно удручали. И это я только первый день в этом мире.
  - А дядя, случайно, не говорил, какое соотношение времени между мирами? Просто, выдернуло меня, когда там была ночь, почти полночь, а тут день. - Решила я задать давно мучающий меня вопрос.
  - Он мало, что говорил. Но разница во времени, как раз двенадцать часов. Когда там ночь, тут еще день. - Калеб задумчиво потер подбородок. - А что?
  Я покачала головой, раздумывая говорить или нет. Но все же ответила.
  - Просто, бодрствую уже часов восемнадцать, и у меня все еще день рождения. - И грустно усмехнулась. - Офигеть, какой подарочек на праздник получился.
  Найт встал, подошел ко мне, и усадил меня к себе на колени. Поцелуй в висок получился особенно нежным, от чего я покраснела, кажется.
  - Не грусти, подружка, будет тебе праздник. Вечером, а сейчас - спать. Вот, надень.
  И как заправский фокусник, раскрыл ладонь, а на ней оказалось широкое кольцо из белого золота с россыпью изумрудов.
  - Зачем?
  Я как завороженная смотрела на кольцо, не торопясь его принимать. Помня прочитанные книжки, я хорошо знала, чем может обернуться принятие подобного подарка. А обручиться с драконом в первый же день знакомства - это как-то слишком круто. Пусть он сейчас весь такой замечательный, милый и обворожительный.
  - Считай, это - мой тебе подарок на день рождения. С ним я тебя найду везде, если вдруг понадобится моя помощь. К тому же оно определяет яды, любые, и защищает от вражеских заклинаний средней силы. Я могу себе такой же сделать, мне не сложно.
  - Бери, пригодится. - Одобрил брат, рассматривая нас с задумчивым видом.
  Он вообще сегодня как-то слишком задумчивым был. Или он всегда такой, и не стоит удивляться подобному поведению брата?
  Больше не раздумывая, я взяла кольцо, нацепила на палец левой руки, полюбовавшись игрой света на камнях. Красота. Все ж хорошо, когда есть друзья, которые дарят такие милые женскому сердцу и полезные подарки.
  Дракон хмыкнул, наблюдая за мной. И было в его взгляде что-то теплое, родное, уютное. Я будто бы на миг вернулась домой. Меня заботливо погладили по голове, после чего ссадили с колен и подтолкнули к выходу с кухни. Кажется, только что у меня появился еще один брат, хоть я о том и не просила. Но отчего-то знала, так и должно быть.
  Поставила кружку в мойку, махнула своим 'братьям' и вышла с кухни. Поднялась наверх в комнату, переоделась в спортивный топ и шорты, в которых обычно тренировалась, наполовину задернула шторы и залезла в кровать. Укрылась одеялом почти с головой, как обычно делала дома, и сразу же уснула. Все же усталость давала о себе знать.
  И приснился мне очень странный сон. Хотя я подозревала, что это был не совсем сон. Уж очень все было реально. Как бы тут не был замешан мой проснувшийся дар Пифии.
  Я вновь оказалась на кухне, на своем прежнем месте и наблюдала за Калебом и Найтом, вернувшимся на свое прежнее место. Первый хмуро рассматривал второго. Но пока не торопился начать разговор. Дракон вздохнул и встал.
  - Что ты хочешь услышать от меня? - Спросил он, расхаживая по кухне. - Намерен ли я за ней ухаживать? Нет, не намерен. Она хорошая, просто замечательная, добрая, заботливая, недоверчивая и в то же время очень ранимая, но при этом необычайно сильная. Она свободная, насколько только может быть свободен человек. И оттого очень больно видеть ее такой уставшей, согнувшейся под тяжестью цепей, что пытаются на нее навесить. Ты еще не видишь этого, но нам - драконам легко узнать подобных нам. Она - кошка, которая гуляет сама по себе. Она рождена быть свободной, а оказалась в таких обстоятельствах, которые фактически загоняют ее в клетку. Она - принцесса по праву рождения, но не умеет, не желает ею быть. И мне больно видеть, как ее с разных сторон загоняют в угол. Я не хочу, чтобы она повторяла судьбу Аннет, но я не в силах ей помочь. Принц драконьей империи, пусть и младший - не лучшая партия для Котенка. Хотя, как жена она - идеальна. Не гонится за короной, ей не нужна власть. С ней можно жить душа в душу, а не выживать, как на поле боя. Но, она не полюбит меня, а я не смогу сделать ее счастливой. Но я смогу быть ее лучшим другом.
  Дракон остановился у окна кухни и невидящим взглядом уставился в сад. Его мысли блуждали далеко. Кем бы ни была неведомая мне Аннет, дракон ее любил. Хотя он и не сказал этого вслух, было видно, что судьба девушки ему не безразлична. То, что случилось с ней, гнетет дракона, грызет изнутри, и не дает покоя.
  Вся его веселость и беззаботность маской слетели с лица, и передо мной вновь был тот парень, что спокойно и отстраненно смотрел мне в глаза в кабинете ректора. Только сейчас в глубине его глаз не прятались смешинки, их сменила пустота и холод потери.
  Мне отчаянно захотелось ему помочь, но я просто не представляла, как, и что я могу.
  - Ты все-таки виделся с ней. - Калеб не спрашивал, он был абсолютно уверен в том, что говорит. - Зачем? Ты почти весь первый год промучился, ходил, как зомби, изводил себя тренировками и учебой. К концу года только оклемался, и опять все поновый?
  - Это был дипломатический визит. Меня включили в состав делегации, особо не спрашивая, хочу я, или не хочу. Я же - посол, в перспективе, когда с учебой закончу. - Он помолчал, но потом все же продолжил, глухим, надтреснутым голосом, выталкивая слова через силу. - Ты бы ее видел - тень себя прежней. Холодная, безразличная ко всему, нелюбимая, отрезанная от неба, носящая нежеланного ребенка. На нее страшно было смотреть. Этот темноэльфийский принц всего за полтора года практически сжил ее со свету. А она - его полюбить умудрилась, теперь вот ненавидит и его, и себя, и еще не рожденного первенца.
  Калеб выругался, и кухня вновь погрузилась в тишину. Я невидимкой прошла к дракону, и утешающе погладила его по спине. Его было жалко, но еще жальче мне было ту неведомую мне Аннет, что была так любима другом. Но я просто не знала, как им помочь. Отчего-то знала - не судьба им быть вместе. Слишком разные пути.
  И у моего драконистого принца дорога совсем другая и ведет далеко от родного дома и государства в 'восточные' земли. Но, не на 'дивный восток', как сказали бы у меня в родном мире, а в страны 'дорамного рая'.
  Да и у Аннет все в итоге сложится, как надо. Если не упустит возможность и сделает все правильно, ее темноэльфийский принц будет носить свою благоверную на руках и едва ли не пылинки сдувать, не замечая других женщин вокруг себя. Если только эта женщина не будет близкой родственницей (матерью там, или дочерью).
  Натанаэль словно почувствовал прикосновение, встрепенулся и оглянулся по сторонам. Но, само - собой никого рядом не обнаружил. Покачал головой, и решительно направился к прежнему месту. Он вновь выглядел веселым и беззаботным, и ничто уже не напоминало о приступе пожирающего изнутри отчаянья, что владел им минуту назад.
  - Ну, кузен, что будешь дарить нашей подружке? Все ж это ее первый день рожденья в этом мире, надо чтоб день запомнился. И кого позовем?
  Только не Кира, и не Кая. Я еще не готова с ними увидеться снова, только сбежала оттуда. Мысленно взвыла я.
  - Да, можно ребят и девчонок позвать из нашей группы, заодно познакомить. Только не Кира, и не Кая, чую, они уже познакомились там, у оборотней. Так познакомились, что она до сих пор под впечатлением. - Проворчал кузен. - Сам знаешь, ее настоятельно просили, пока держать подальше от оборотней клана Северных, да и вообще от оборотней. - Потом подумал, и покачал головой. - Хотя, знакомство лучше перенести на другой день. По-любому кто-нибудь проболтается. И тогда...
  - М-да, ты прав. - Согласился дракон и передернул плечами.- Ты прав, скромность - наше все. А перезнакомить со всеми еще успеем.
  Что будет 'тогда' - никто так и не сказал, но, очевидно, песец предполагался большой, пушистый и полный, как колобок. Проблем друзьям не хотелось, поэтому, действительно, лучше скромно, но со вкусом, чем 'с незабываемыми последствиями'.
  Я еще раздумывала над всем увиденным - услышанным, а меня уже перенесло в другое место. И я с интересом огляделась.
  Помещение оказалось просторным кабинетом. Чем-то напоминающим кабинет ректора академии. Такой же функциональный, ничего лишнего, светлый, и в то же время, уютный.
  За столом сидел мужчина. Перед ним лежали бумаги, но он даже не пытался сделать вид, что изучает их. Вместо этого он невидящим взглядом уставился в окно, безуспешно борясь с невеселыми мыслями.
  А я смотрела на него и не верила, что передо мной он, отец, император. Зелено-карие глаза устало и грустно смотрели на мир. Виски тронула преждевременная седина. Темно-русые волосы коротко стрижены и немного растрепаны. Да, и сам он выглядел уставшим и несчастным.
  Они настолько были похожи с дядей, неудивительно, что мать выдавала дядю за отца. Хотя логики ее я все же не понимала. Но, ведь она и не рассчитывала на то, что я попаду в этот мир, и узнаю правду. И это злило. Почему родители, скрывая от тебя правду, думают, что поступают так во благо тебе? По мне так они просто бегут от прошлого, и осознанно лгут. А ложь не может оправдать собственный эгоизм.
  Я видела сейчас человека, который так и не смог простить себе, что отказался от любимой женщины и потерял ее, возможно, навсегда. Седина - след, оставленный ее побегом с двоюрным братом. И, хотя он точно знал, что брат лишь помог любви всей его жизни, как она того просила, ее побег, все равно, стал для него ударом. Было невыносимо думать, знать, что источником ее бед стал именно ты.
  Отчего - то подумалось, что, знай обо мне, он бы не стал поступать со мной так, как планировали мои венценосные дедушки. И загонять в клетку долга против воли не стал бы.
  Мои размышления, да и его тоже, прервал звук открывающейся двери. Мы с интересом смотрели на неожиданного гостя, которого никак не ожидали увидеть. После того, как отец разругался с кузеном, тот не появлялся при дворе и вообще предпочел окопаться в академии, сведя их встречи к минимуму.
  И вот сейчас дядя здесь.
  - Бриар, чем обязан? - Голос был ровным, отстраненным, уставшим.
  Зачем бы не пожаловал кузен, вряд ли это что-то необычное, способное вывести его из того болота, в которое превратилась его жизнь после женитьбы на нелюбимой невесте. За двадцать пять лет брака они смогли добиться взаимного уважения, но любви и теплоты в их браке никогда не было и не будет. И с этим Жаклин пришлось смириться. Да, выходя за него, она наивно полагала, что сможет влюбить его в себя, но ей пришлось быстро расстаться с мечтами. Жалел ли он ее? Нет. Женщина, которая участвует в гонке за корону, не заботясь собственным счастьем и счастьем избранника, только лишь из эгоистичных побуждений, жалости не достойна.
  - Я подумал, что будет лучше, если ты узнаешь все от меня, а не из слухов. - Император удивленно приподнял брови. - Твоя дочь вернулась.
  - И что? Она опять во что-то вляпалась, и ты решил мне об этом сообщить?
  Может, и не стоило говорить с кузеном с такой издевкой, но младшая из двух детей, рожденных в браке с Жаклин, была еще той головной болью всего императорского семейства. И характером она пошла в любимую мамочку. Хорошо еще магией не владеет, в отличие от брата - наследного принца, а то бы количество проблем, доставляемых дочуркой, увеличилось бы в разы.
  - Мне дела нет до этой оторвы. Это твоя проблема, если за свои двадцать она так и не научилась себя вести и сдерживать в обществе. Выдал бы давно замуж, может, тогда за ум возьмется.
  Император промолчал, не опровергая, но и не соглашаясь с кузеном. Он и сам уже подыскивал потенциального супруга, который смог бы справиться с его младшим чадом.
  - Я говорил о твоей старшей дочери, от Лидии.
  Отец подавился вдохом и закашлялся. Но быстро овладел собой. Дочь. Все-таки у него есть старшая дочь. Все эти годы он старался не думать о причинах, заставивших Лидию сбежать, но всегда подозревал, что дело в беременности. Он помнил, как оборотни требовали выдачи кузена после его отсутствия без малого год. И как отец разрешил назревающий конфликт одним тайным визитом, о котором, предполагалось, никто не должен знать. Но он все равно узнал.
  - Рассказывай.
  Теперь уже ничто не напоминало о тоске и усталости, владевшими монархом мгновение назад. Он впился заинтересованным взглядом в кузена и подался вперед, намереваясь выслушать, наконец, историю побега его любимой.
  И тот рассказал. Рассказал все, включая собственные подозрения относительно планов на меня моих дедушек. Что ж, по крайней мере, наши подозрения совпадали.
  В конце отец решительно встал и бросил одно единственное слово, от которого мне стало тепло на душе:
  - Подавятся!
  Отец решительно направился к выходу из кабинета, дядя последовал за ним. А мое видение подернулось туманом, и я провалилась во тьму, наконец, засыпая.
  
  Проснулась я поздним вечером, на удивление отдохнувшая и спокойная. Жизнь уже не казалась мрачной, безвыходной. Все идет так, как должно, и сейчас я на своем месте, там, где должна быть.
  Потянулась, встала, заправила постель и пошла умываться. Надо было принять душ и привести себя в порядок. Мне готовили сюрприз, и душа пела в предвкушении праздника. Впервые за всю жизнь я хотела отпраздновать свой день рождения.
  Одевшись вновь в блузу и юбку, я вышла из комнаты и отправилась в кухню. Хотелось есть. Да и найти своих 'нянь' не мешало бы.
  Чувствуя себя необычайно легко, я бесшумной тенью сбежала по ступенькам на первый этаж и направилась на манящий запах еды. Запах средней прожарки стейка манил, заставляя мурлыкать в предвкушении пиршества.
  М-да, все ж от крови никуда не уйдешь, и звериные повадки оборотней давали о себе знать. Но и человеческого начала во мне было не меньше, и кровь отца - мага давала о себе знать. Иначе быть бы мне сейчас волчицей и бегать со стаей за дедом и Каем. И именно благодаря крови отца я - кошка, пума, если говорить точнее.
  Откуда я это знала? А я не знала. Наверное, оттуда же, откуда была уверена, что великая любовь Натанаэля - девушка с азиатской внешностью и характером воина-шиноби. Все претензии к дару Пифии, а меня попрошу не грузить излишней информацией, как говориться.
  Манящий запах еды привел меня к задней двери, к террасе, выходящей на задний двор - сад. Терраса была разукрашена праздничными лентами. Стол покрывала белая, вышитая цветами скатерть. Стол был сервирован на три персоны, его уже покрывали всевозможные вкусности. Вокруг расположились плетеные кресла. Вот уж действительно, просто и со вкусом. Я улыбнулась, на сердце было тепло и хорошо. Спокойно, как никогда раньше в этот день.
  - С днем рождения, сестренка!
  Калеб подхватил меня под мышки и закружил. Я захихикала и вцепилась в него руками. Было страшно и одновременно весело, и эта смесь противоречивых эмоций будоражила кровь. Я на мгновенье вновь почувствовала себя маленькой девочкой, в предвкушении ожидающую пришествия доброго волшебника, который бы исполнил все ее желания.
  - Поаккуратнее с именинницей. А то еще уронишь. Синяки в такой день не красят девушку.
  Ворчание Найта было явно наигранным. Готова поспорить, что он бы сам был не прочь вот так же подкинуть меня в воздух и кружить, вынуждая меня смеяться.
  - Синяки вообще никого не красят, и не только в такой день.
  Возразил в ответ Калеб, но все же опустил меня на пол террасы. Как заправский фокусник, подражая Найту, кузен достал откуда-то из карманов золотую медаль на бархатной алой ленте. Я во все глаза уставилась на это чудо, не в силах поверить в то, что вижу. На медали красовалась гордо выведенная цифра один в обрамлении лавровых ветвей. На обороте красовалась надпись, выведенная филигранным почерком на фоне кубка: 'Упорство и труд ведут к заслуженной награде'.
  - Кажется, кто-то грозился меня загрызть, если не получит свое заслуженное золото, так что вот. Считай это откупными за мое нежелание проверять, насколько реальна твоя угроза.
  С восторженным визгом я повисла на шее кузена и расцеловала в обе щеки. После чего поспешила надеть свой 'заслуженный трофей' на шею.
  - И откуда тебе известно про медали? - Спросила я, рассматривая витиеватую надпись, сделанную на незнакомом мне языке, который я, однако, понимала. - И откуда я знаю язык, читаю и говорю на нем, хотя до сегодняшнего дня не видела подобных букв вообще?
  - Не уверен, что прав. Но есть теория. Я же призывал кровного умершего родственника через ритуал с помощью магии крови. А для того, чтобы откликнуться на призыв, дух умершего родственника должен, как минимум, понимать язык, на котором его призывают. - Я кивнула, признавая логику рассуждений брата. - А в твоем случае, видимо, сработала память крови, которая наложилась на магию крови ритуала призыва. И ты вспомнила - изучила наш язык, который, по сути, для тебя такой же родной, как и язык прежнего мира. А может, все дело в портальной магии межмировых перемещений. Надо будет у отца узнать. Или самому проверить?
  Брат задумчиво почесал подбородок, полностью уйдя в свои теории и мысли. Сразу стал похож на гения - мыслителя, для которого наука - смысл жизни. А во мне, впервые, заворочалось подозрение. Уж не нахимичил ли брат с ритуалом, из-за которого я призвалась в этот мир? Но додумать мысль я не успела, вмешался дракон.
  - Все. Наш друг потерян для общества минимум на полчаса. Пока не додумает мысль, ни на что реагировать не будет. Прошу к столу, Принцесса. Ваш праздничный ужин подан.
  И он галантно отодвинул одно из кресел, в которое я и опустилась. Стоило нам приступить к еде, как кузен очнулся от своих размышлений и поспешил к нам присоединиться со словами: 'что, подождать сложно, что ли?'
  Мы с драконом переглянулись и улыбнулись. Да, кто о чем, а брат в первую очередь о желудке думает. Вот уж у кого путь к сердцу лежит через желудок. И как эту его слабость до сих пор не вычислили его поклонницы? Или он хорошо маскируется?
  Ужин прошел весело с шутками и рассказами 'из жизни'. Меня интересовало все, что было связано с магией и иными расами, населяющими этот мир, а их интересовали мои успехи и неудачи на спортивном поприще. Когда я рассказала, чему и в каком объеме училась, парни впечатлились, и сказали, что так готовят будущих боевых магов. Я криво усмехнулась, не разделяя их уверенности. По мне так дело было скорее в том, что я все же на половину оборотень, и как любому оборотню мне надо было куда-то девать излишнюю агрессию и энергию. А все те кружки и факультативы, которые я посещала, отлично справлялись с поставленной задачей.
  Праздник завершился глубоко за полночь. Парни обычным бытовым заклинанием убрали со стола грязную посуду и недоеденную еду, и накрыли стол к чаю. Я уютно устроилась в кресле с ногами, да там и уснула под тихий убаюкивающий голос дракона, рассказывающего одну из легенд их народа про первого дракона - оборотня. Легенда рассказывала о человеке настолько любившем небо и одержимого настолько идеей свободы, что он не побоялся встать на защиту драконов, когда люди объявили на последних охоту. Он отдал жизнь и сердце патриарху драконов, тем самым сохранив ему жизнь. Боги, наблюдавшие за противоборствующими сторонами, оценили жертву человека и соединили душу умершего человека с душой дракона. И поступили так с каждым человеком, кто защищал драконов в той необъявленной войне. Так драконы смогли оборачиваться в людей и смогли сражаться с захватчиками на равных, объединившись под командованием патриарха драконов. А позднее, отвоевав и защитив свои земли, они объявили их территорией Драконьей Империи, а патриарх стал первым императором драконов.
  Красивая легенда заворожила и захватила меня полностью, и потому, стоило мне ускользнуть в сон, как мне явился в видении красивый могучий мужчина с длинными огненно-рыжими волосами, убранными в косу сложного плетения, прижимавшего к себе зеленоглазую девушку с волосами чернее воронова крыла. Она смотрела на мужчину влюбленными глазами, а он заботливо и нежно касался заметно округлившегося живота своей избранницы.
  Картина умиляла и завораживала. Я невольно шмыгнула носом и вытерла выступившие слезы. Горло сдавило от переизбытка чувств. Этого ребенка ждали, его любили еще до его рождения, а я даже не была уверенна, что была желанным ребенком. Я никогда не думала об этом, да и мама никогда не относилась как к нелюбимому, нежеланному ребенку, но и той теплоты, что была в глазах этой пары, что ждала своего первенца, я никогда не замечала в глазах родительницы. Для нее я, в первую очередь, была напоминанием о прошлой жизни, от которой ей пришлось отказаться ради меня, а отец никогда не знал о моем существовании до сегодняшнего дня.
  - Леттария. Летта. - Обратился мужчина к не рожденному еще ребенку, продолжая все так же поглаживать живот своей супруги. - Помни, папа любит тебя. Мама любит тебя. Ты самая желанная для нас. И сколько бы жизней тебе не дано было прожить, в скольких бы мирах ты не рождалась на свет, помни - в тебе живет душа дракона. Ты будешь рождаться свободной, чтобы жить, сражаться и умирать свободной, за свободу и за небо, что дарит нам свободу и незримые крылья.
  Я в шоке пыталась осмыслить все сказанное мужчиной. Это что же получается, дракон был прав? Буквально? Кошка, гуляющая сама по себе, с душой дракона, рождена свободной, чтобы жить свободно.
  Мужчина все продолжал поглаживать живот спутницы, женщина все так же наблюдала за ним влюбленными глазами, а меня наполняло тепло и любовь родителей, которой я ранее не знала, как оказалось.
  Я даже не почувствовала, не проснулась, когда Натанаэль аккуратно взял меня на руки и отнес в комнату и уложил в постель. Видение целиком и полностью поглотило меня, и я еще долго слышала песню, что напевала женщина, наблюдая, как ее спутник, точно баюкая, поглаживает ее живот.
  Просыпалась я от пьянящего запаха роз и лилий. Сонное сознание еще хваталось за обрывки затихающей песни, не желая пробуждаться окончательно, а обоняние уже вовсю дразнило ароматами любимых цветов.
  Я приоткрыла один глаз и рискнула посмотреть туда, откуда обоняние доносило до меня умопомрачительный запах. И в следующий миг удивленно распахнула глаза и подскочила в кровати. Сон как рукой сняло.
  На столике перед камином в тяжелой, керамической, расписной вазе красовался букет из белоснежных цветов. Пышные бутоны роз разбавляли нежные и в тоже время строгие соцветия лилий. Запах цветов смешивался в необычный, но неожиданно приятный аромат, который плыл по комнате, заполняя ее.
  Но не это удивило меня. Перед столом, расправляя цветы в вазе, стоял отец. Одетый в простой, хоть и дорогой даже на вид, черный сюртук, украшенный лишь вышивкой серебряной нитью по канту рукавов и воротника - стойки, брюки и кожаные сапоги, он походил на аристократа из высших. Ничто не намекало на то, что передо мной император. Не знай я, кто передо мной, и кто я, по сути, ни за что бы не догадалась.
  Стоило мне подскочить, отец тут же повернулся ко мне, а я поспешила завернуться в покрывало. Вчера кто-то из парней успел меня переодеть в мой тренировочный костюм, сочтя его пижамой, очевидно. Наверное, видели меня спящей в нем, когда заходили проведать. Эта мысль меня даже не смутила. Парни воспринимались близкими друзьями, Калеб так вообще мне родственник, подумаешь, переодели. После всех событий вчерашнего дня, этот факт как-то мерк среди прочих происшествий и новостей.
  Отец смущенно спрятал руки за спину, точно подросток, застигнутый в саду соседей за воровством яблок. Я невольно улыбнулась, возникшему сравнению.
  - Кхм. Прости, я не хотел тебя будить. Надеялся уйти до твоего пробуждения. - На меня он смотрел с опаской в глазах и неуверенностью. Он явно не знал, как себя со мной вести. - Хотел лишь увидеть тебя.
  - Спасибо за цветы. Одни из моих любимых. - Поблагодарила я.
  Я не знала, что еще можно сказать. Этот разговор был не легким для нас обоих. Слишком много лет, по-своему тяжелых для каждого, лежали между нами. Да, вины в том не было ни его, ни моей, решение принимала мама, но легче от этого не было.
  Соскользнув с постели, я прошла к креслу и уселась в него с ногами, кивнув отцу на соседнее. Император не преминул воспользоваться предложением, откинувшись на спинку и внимательно меня изучая. Я не препятствовала. Сама изучала его вчера в видении - сне.
  - Ты необычайно похожа на мать внешне, но внутренне совершенно другая. Более жесткая, отстраненная. Твоя мать тоже слабой никогда не была, но в ней чувствовалась внутренняя мягкость, нежность, в чем-то даже покорность. А ты не такая.
  Я хмуро опустила взгляд на собственные руки, что лежали на коленях. Да, мама такая. А я... я стала такой отнюдь не от безмятежной жизни и счастливого детства.
  - На то были и есть свои причины, почему я такая.
  - Да, есть. И была бы моя воля, я бы с радостью все изменил.
  - Женился бы на маме? - Неуверенно спросила я, отчего-то сомневаясь.
  - Нет. Ты не в курсе, да и никто не в курсе. Когда я возвращался во дворец, хотел взять ее с собой и представить как невесту, но Лидия отказалась. Сказала, что возвращается домой, чтобы выйти замуж. Да, она была увлечена мной, но отказываться от долга не собирается, и мне не советует. Тогда она еще не была беременна тобой. - Я во все глаза смотрела на отца, пытаясь постичь новую грань моего зачатия и жизни родителей. - Накануне моего отъезда мы были близки, один единственный раз за всю историю наших отношений. Она сама пришла ко мне тогда. А потом, пока я отсутствовал, сбежала. Так что, знай я о тебе, я бы сам спрятал вас, но не допустил бы, чтобы ты росла без отца с мыслью, что вас, тебя бросили.
  Я смотрела на отца, широко распахнув от удивления глаза. Я не ослышалась?
  - Спрятал бы? - Наконец, выдавила я из себя.
  - Да, и прятал бы так долго, как только смог. И то, что твоим отцом считали Бриара, играет на руку. Правда, это все равно ненадолго. Дело в даре. - Я в волнении закусила губу, прекрасно понимая, о каком именно даре идет речь. - Так значит, все же пробудился. - Отец тяжело вздохнул, потер лоб и подался вперед, облокотившись о собственные колени. - Так уж сложилось, что дар Пифии считается императорским, потому что передается по женской линии старшей ветви семьи уже много веков. Он почти гарантированно проявлял себя каждое поколение. И все думали, что моя тетя будет новым носителем дара. Но дар не пробудился, а она вышла за герцога Рейнхарта, создав еще одну младшую ветвь рода. Тогда империя и мой дед понадеялись, что дар пробудится у моей матери, как это было с твоей прабабкой, маркизой Анжеей Имрэ. У той дар пробудился, когда она сочеталась браком с моим дедом, став императрицей. Но и в этот раз чуда не случилось. Мать была талантливейшим целителем. И только. У отца и матери родился только я, мама умерла, едва мне исполнилось два года. А от второго брака, у отца еще один сын и дочь. Дар и ее обошел стороной. Отец всерьез обеспокоился тем, что дар покинул род. Оттого так тщательно выбирал мне супругу из достойнейших охотниц за короной и властью. И тот факт, что я сам далеко не слабый маг, обучавшийся у архимагистра Ситхара, ничего не менял в его планах. Я же, встречаясь с твоей матерью и надеясь на наш брак, молил богов о сыновьях. И когда Лидия сбежала, а у моей младшей дочери не проявилось признаков дара, как и у супруги, успокоился. Я и не предполагал, что в результате единственной ночи любви с желанной мной женщиной у меня родится старшая дочь, которой отец заочно даровал титул ненаследной принцессы, и именно ей достанется дар - проклятие. Я бы лишил тебя титула, но проблемы это уже не решит. Дар пробудился, и тебе придется его осваивать. И сделать это тебе лучше побыстрее. Едва о даре прознают, Бриар уже не сможет считаться твоим отцом. Всем станет ясно, что ты из старшей ветви, и на тебя начнется охота. И не только из желающих выгодно жениться.
  Отец умолк, позволяя мне переварить полученную информацию. Я, конечно, понимала, что будет не просто, но... не хотелось мне оказаться в шкуре прабабки. Выйдя замуж по любви, она всю оставшуюся жизнь, будучи императрицей, прожила в аду. Видения ее жизни меня не посетили, но дар Пифии и без того смог передать всю ту гамму эмоций и событий, что сопровождали ее до конца ее жизни.
  Перед глазами четко встала картина женщины, еще не старой, но чьи иссиня-черные волосы уже тронула седина. Она не была красивой, но была яркой, запоминающейся. Именно такие женщины западают в душу и остаются любимыми на протяжении долгих лет брака. Ее зелено-карие глаза полны слез и страдания, смотрят в безразличное серое небо, с которого сыплет снег. Ее тело изломанной куклой лежит у подножья башни, а рядом, опустив безвольные руки, сидит мужчина в возрасте. Лица не видно, но я знаю, что отец - его почти точная копия. Голову венчает корона. Массивная, не такая изящная, как та, что украшает голову его возлюбленной.
  Не уберег. Пришла запоздалая мысль.
  Я передернула плечами, плотнее кутаясь в покрывало. Все, кому не лень, уже успели попугать меня открывающимися перспективами. Возможно, выйди я за Кая, пройди ритуал принятия в род, дар со временем угаснет, поглощенный силой Зверя, и не передастся моим потомкам. Но проверять на собственном опыте не хотелось. Нет, брак с Каем, определенно, не выход.
  Внутренний зверь и сейчас тут, и дар Пифии его ничуть не смущает и не мешает. Скорее дополняет звериную интуицию. После минувшей ночи у меня существенно обострилось обоняние, слух и зрение. Я еще не готова была к обороту, да и не уверена, что буду готова когда-нибудь, но кошачьи повадки давали о себе знать. В этом я еще вчера могла убедиться.
  Так что нет, к оборотням я не ногой. А то глазом моргнуть не успею, как дед сосватает меня с Каем, и в Академию я вернусь почтенной замужней дамой.
  - Считай, ты только что добавил черных красок в мои отнюдь не радужные перспективы дальнейшего будущего. Я еще вчера поняла - легко не будет, а теперь еще и этот дар... - Я прерывисто вздохнула. - Сделаю все, чтобы дар не передался моим детям. И все, чтобы выжить и не сдаться на милость тех, кто жаждет использовать меня и мой дар.
  - Прости. - Грустно улыбнулся отец. - Пришел поздравить тебя с прошедшим днем рождения, а сам только запугал. В академии ты под защитой ректора, но расслабляться я бы не советовал. Да ты и сама все понимаешь. - И вдруг он как-то озорно улыбнулся. - А знаешь, с твоим характером, ты обязательно со всем справишься, и всех жаждущих использовать твой дар по стеночке размажешь. Лидия бы не смогла. Но ты сможешь. Я в этом уверен. А тот, кто сможет растопить твое сердце, с тем ты будешь самой нежной, мягкой и любящей. Какой твоя мать была с близкими для нее людьми.
  Я удивленно похлопала глазами, оценивая резкую перемену настроения родителя. А потом не выдержала - рассмеялась. Он первый, кто реально верил, что я справлюсь. Так еще и умудрился меня в этом убедить в рекордно короткий срок. Теперь во мне и в самом деле крепла уверенность, что все, в конечном счете, действительно будет хорошо. И все эти 'ж-ж-ж' не спроста, как говорил Винни Пух.
  Случайностей не бывает. Мать хотела оградить меня от собственной судьбы и собственного дара, но лишь отсрочила неизбежное. Судьба все равно затащила меня назад в родной для нее мир, и дар получил свою носительницу. Надеюсь, только, что я достаточно сильна, чтобы вынести свалившуюся на меня ношу, и отвоевать свою свободу и кусочек счастья.
  Отец встал, подошел ко мне и, склонившись, поцеловал в лоб, отчего я зарделась. Даже мама никогда не позволяла себе подобных проявлений чувств. А тут.
  - Береги себя. Помни, мы с твоей мамой любим тебя, и все, что делаем или не делаем, все это тебе во благо. И если мы порой не правы, не сердись на нас. Хорошо?
  Он мягко и немного грустно улыбнулся. А мне вспомнился сон и слова первого из драконов - оборотней. Я кивнула, улыбнулась и, неожиданно для нас обоих, подалась вперед и обняла его за талию, прижавшись к груди. На мгновение я ощутила себя маленькой девочкой, к которой наконец-то вернулся ее папа, которого она очень долго ждала. Меня нежно и немного неуверенно обняли в ответ, прижав сильнее к груди.
  Какое-то время мы так и стояли, но потом отец отстранился, поцеловал в макушку и вышел из комнаты. А несколькими минутами позже я почувствовала открытие портала. Ушел.
  Я потерла лицо и глаза руками, стараясь взбодрить себя. Вдохнула аромат цветов и пошла умываться. Ребята, наверное, уже давно проснулись, а теперь, после ухода отца, жаждут подробностей нашего разговора. А рассказать мне было что, подробностей хоть отбавляй. До сих пор голова кругом.
  Когда вышла из ванной на одном из кресел меня ждало атласное, цвета серебристо-серый метал, платье. И женщина лет сорока, убирающая постель. Темноволосая, одетая в простое черное платье, она споро разглаживала складки на покрывале. Заметив меня, она приветливо улыбнулась и присела в реверансе.
  - С добрым утром госпожа, я - Трейя - экономка и ваша горничная на время вашего пребывания здесь. Господа ожидают вас к завтраку. Угодно ли будет помочь вам с платьем?
  Я на миг замешкалась от напора женщины. Как - то не ожидала, что мне положена горничная. Я и к мысли, что являюсь ненаследной принцессой Срединной Империи, толком еще не привыкла. А тут... надо уже привыкать ко всем вытекающим из этого последствиям. А конкретно к тому, что мне, вроде как, полагается личная прислуга.
  - Эм, если только помочь застегнуть. - И решила все-таки уточнить один нюанс. - Скажите, а... это вы меня переодевали ночью ко сну?
  - Да, я. - Женщина приветливо улыбнулась. - Я подумала, для вас это привычный наряд для сна.
  Я поспешила кивнуть. После скинула топ и шорты, и принялась влезать в платье. Оно было достаточно простым, с ним я и сама бы справилась. Оно плотно облегало фигуру, v-образный неглубокий вырез и воротник - стойка подчеркивали грудь и зрительно вытягивали шею. К низу оно струилось мягкими волнами. Рукава на три четверти по канту украшала вышивка серебряной нитью. Такая же дублировала узор у ворота и по подолу платья. Сзади платье застегивалось на множество маленьких пуговичек, стилизованных кристаллами. С пуговицами мне уже помогала Трейя.
  Волосы мне заплели в сложную замысловатую косу, нанесли легкий макияж, и я, наконец, смогла выйти к завтраку.
  На кухне меня уже ждали за накрытым столом. Стоило мне переступить порог, как ребята вскочили со своих мест и склонились в поклоне, приветствуя меня. Я изобразила подобие реверанса. Натанаэль поспешил отодвинуть мне стул, и когда я села, парни сели на свои места.
  - Прекрасно выглядишь, сестренка. - Улыбнулся кузен.
  - Присоединяюсь, к Калебу. - Дракон озорно подмигнул.
  Я лишь фыркнула. Тоже мне, ловеласы местного пошиба. Но все - равно приятно, да. Все - таки мы, девушки, любим комплименты, и ценим противоположный пол не только за поступки, но и за красивые слова. Кто-то больше, кто-то меньше, но искренние комплименты, сказанные как бы промежду прочим, любим все.
  Какое-то время мы завтракали в молчании, но, в конце концов, парни не выдержали. Дракон так вообще стал пристально, с прищуром разглядывать меня, отчего я рисковала подавиться.
  - Что? - В итоге не выдержала я. - Мы всего лишь поговорили немного, о маме, императорском даре, и так, о перспективах.
  И я подробно рассказала наш разговор. К концу повествования мои собеседники сидели, мягко говоря, ошарашенные. А Калеб так особенно. Кажется, роль 'руки судьбы', затащившей меня в этот мир, его не прельщала. И я, в принципе, его понимала. Сама бы тоже от радости не прыгала.
  Ко всему прочему, совершенно неожиданно для него, ему открылись такие скелеты в шкафу, что... вот лучше бы они и дальше пылились там и не высовывались столь... неожиданным и своеобразным способом. Складывалось ощущение, что старшая ветвь императорской семьи настолько 'двинулась умом' в погоне за сохранением дара Пифии в семье, что готова пойти по головам всех и каждого, кто осмелится воспротивиться им. А уж о том, чтобы считаться с мнением самого носителя дара или потенциального преемника, и речи не шло.
  Какое-то время мы молчали. Наконец, Калеб не выдержал, цветисто выругался так, что Найт удивленно вскинул брови (очевидно брат не часто позволял себе выражаться столь экспрессивно), и пристально посмотрел на меня, отчего я невольно передернула плечами.
  - Надо проверить. - Выдал этот... 'мыслитель' и унесся куда-то.
  Это что сейчас было? Я перевела ошарашенный взгляд на дракона в надежде получить хоть какие-то объяснения. Тот только покачал головой, не отрываясь от завтрака. Но потом все же пояснил:
  - У него бывает. Если что-то не укладывается в его 'картину мира', он не успокоится, пока не выяснит причину. Все же он больше маг, чем аристократ и племянник Императора. Теперь выполнить задание твоей тети для него - приоритетная задача. А там, глядишь, и станет ясно, почему именно тебя перенес ритуал, а не скажем, любого другого живого родственника из этого мира? Все ж ближе и проще.
  Я какое-то время обдумывала его слова, и в итоге вынуждена была согласиться. Впрочем, у меня были свои догадки на счет ритуала, и почему призвалась именно я.
  - Да, проще. Только, если бы мама не сбежала, я бы родилась в этом мире, и дар мой проявился бы раньше, и жизнь моя сложилась бы иначе, и мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Дар должен был проявиться у меня, и по какой-то причине Судьба или Боги позволили маме сбежать из этого мира, чтобы до определенного момента я росла в иных условиях, скажем так. А потом, когда пришло время, вернули меня в этот мир. И если случилось так, как случилось, значит, так и должно было быть. - Я помолчала и мрачно продолжила: - А может, все намного проще, и в том мире я должна была в скором времени умереть, оттого и ритуал по призыву духа умершего родственника сработал столь неожиданным образом, призвав именно меня. И опять это возвращает нас к тому, что так должно было случиться. - Я протяжно и шумно вдохнула - выдохнула. - Вот почему эта ноша досталась именно мне? Нет, я, конечно, догадываюсь, почему моя жизнь сложилась именно так, и даже склонна считать, что так дар Пифии защищает меня. Но мне от этого как-то не легче.
  - А поподробнее можно о догадках?
  Натанаэль резко подался вперед. От пронзительного, настороженного взгляда дракона я невольно поежилась. Скрывать что-либо от друга я не видела смысла, а в том, что позже он все расскажет Калебу, я не сомневалась.
  - Анжея Имрэ. Я видела ее последние минуты с прадедом. В видении, во время разговора с отцом.
  И я рассказала дракону об увиденном, и еще о паре видений, что являлись мне во сне. К концу рассказа Натанаэль смотрел на меня так, как - будто бы видел впервые и не совсем понимал, кто перед ним. Ошарашенное лицо и немного дикий взгляд малость напрягали. Я неуверенно улыбнулась, не зная, как реагировать и что говорить. И что тут вообще можно сказать?
  - Пифии предсказывают будущее. Им не дано видеть настоящее и прошлое, тем более прошлые жизни. - Наконец, соизволил пояснить Найт.
  - Отлично, мой дар мутировал. И я теперь еще более исключительная, чем раньше.
  Простонала я, пряча лицо в ладонях. Мало мне было того, что я уже знала о себе, так теперь оказывается я еще более редкая, чем думала. Когда о моем даре узнают главы обоих семей и все, кому не лень, мне писец. Меня ж никогда не оставят в покое, и будут контролировать каждый мой шаг. Я рехнусь от такой жизни. Боги пожалейте меня!
  - Не знаю, что значит 'мутировал', но, вполне возможно, я даже почти уверен, - отвлек меня от грустных мыслей Найт, осторожно заговорив и тщательно подбирая слова, - что тебе перешли ментальные способности твоей матери, которые усилили дар Пифии, изменив его. Отец рассказывал, она была одной из сильнейших менталов.
  Мне отчаянно захотелось побиться головой о стол или ближайшую стенку. Мало мне семейного дара со стороны отца, так еще и мать - обладательница не слабого дара. Впрочем, чему я удивляюсь, попасть в личные ученики архимагистра - та еще задачка, едва ли он берет всех подряд. А мои родители, судя по рассказам, были лучшими в своей группе.
  - То есть, ее способности к работе с сознанием и подсознанием в сочетании с даром предсказательницы дали мне возможность видеть прошлое людей, отслеживать их в режиме реального времени и заглядывать в их будущее, считывая информацию из их подсознания и преобразовывая в образы - видения? - Полу-утвердительно спросила я.
  Теперь уже я выглядела не в меру офигевшей. Менталист - предсказатель со способностями к защитной, а то и боевой магии... Не удивительно, что архимагистр зачислил меня в свою группу, и решил лично курировать меня.
  Боги, чем дальше, тем страшнее. А я и двух дней тут не пробыла пока. И еще не известно, чем закончился разговор архимагистра с дедом и тетей. И что меня ждет в академии, когда мы туда вернемся.
  Я тряхнула головой, решительно отгоняя тревожные мысли. Не желаю думать о проблемах. До конца недели не желаю. Хватит.
  - Все! Не хочу об этом думать, и вообще о чем-либо серьезном до конца этой недели. Ушла я. В сад гулять.
  И решительно встала из-за стола. Дракон кивнул, принимая мои слова и тоже встал.
  - Позволишь показать тебе сад? - Тоном гостеприимного хозяина осведомился он.
  Я кивнула. Почему бы и нет? Одной оставаться не хотелось, сколь бы удивительно это не было. Жалеть себя я не привыкла, и если бы пошла одна, точно бы скатилась в банальную истерику. Просто потому, что слишком много всего произошло за достаточно короткий промежуток времени, и нервная система работала на пределе своих возможностей.
  Сад оказался небольшим, но красивым и... уютным, что ли? Все в нем располагало к спокойствию и умиротворению. Проблемы уже не казались столь уж не разрешимыми, и к концу нашей молчаливой прогулки я была спокойна, как удав и радовалась жизни.
  Потом была экскурсия по дому, который внутри оказался несколько больше, чем выглядел снаружи. Тут даже небольшая библиотека была. Как пояснил дракон, дело было в пространственной магии, именно она добавляла простор помещениям и увеличивала количество комнат в доме. Все было сделано с расчетом на большую семью и гостей. И, обычно, здесь проводили время кто-нибудь из братьев и сестер Натанаэля с близкими друзьями. И дом редко пустовал.
  В сущности, в библиотеке и закончилась для меня экскурсия. Я зависла над сборником сказок в яркой красочной обложке, который первым попался мне на глаза. С ним меня и оставил дракон, посмеявшись над моей реакцией на обычную детскую книжку. И попросил, прежде чем уйти, не забыть про обед.
  Книга оказалась с цветными картинками, умело разукрашенными полями и пометками, сделанными детской рукой. Судя по почерку, комментаторов было, минимум, трое. Книга была безумно интересной. Захватила с первой же страницы, и я выпала из реальности, полностью погрузившись в выдуманные, но оттого не менее поучительные истории.
  Сказки чем-то напоминали те, что я читала в детстве, и те, что рассказывала мне мама, укладывая меня спать. Только героями тут были жители этого мира. Думается, мама просто изменила, привычные ей с детства, сказки и заменила в них героев. Чтобы у меня не возникало лишних и ненужных вопросов про драконьих принцев, черных единорогов, воинственных принцесс и разношерстных монстров.
  Больше всего меня порадовала, пожалуй, вариация 'Красной Шапочки'. Сказка называлась 'Охотница и Волк'. Догадайтесь, кем была Охотница? Ну и не сложно догадаться, что Волк был оборотнем. История начиналась с того, как Бабушка Охотницы заболевает и призывает к себе внучку, чтобы передать той наследие предков и дать последние наставления на пути предков к истреблению демонов и всякой нечисти с нежитью. Охотница берет с собой верного пса (по картинке - помесь немецкой овчарки и матерого волка в ошейнике с шипами) и смело отправляется через лес к бабуле. Как и положено, по сюжету, встречает Волка в его человеческом облике. Израненного. Тот сбежал из деревни, которую зачистила воинственная Бабушка Охотницы, после чего и слегла с болезнью от ран, оставленных Волком. Волк попытался выследить убийцу всей его семьи и наткнулся на ее внучку. Но, чтобы не испортить все, пытается завоевать доверие Охотницы. Та делает вид, что купилась, и рассказывает Волку, как кратчайшим путем добраться до дома Бабушки. Сама же, оседлав своего пса, мчится к дому Бабушки по другой дороге, чтобы прибыть раньше Волка. Ведь тот изранен и даже в зверином обличье не в силах быстро бежать. Однако, она все же прибывает немного позже Волка. Как раз в разгар драки Волка и Бабушки, попутно выяснявших, кто больший монстр: Бабушка, вырезавшая всю деревню оборотней, или Волк, который не убил ни одного человека, лишь охотившийся на животных, чтобы прокормить семью. В итоге Охотница помогает Волку убить Бабушку и выходит за него замуж по законам оборотней. И жили они долго и счастливо.
  Я искренне поражалась вывертам фантазии неизвестных мне авторов сказок, хихикая в особо забавных для меня моментах. Сами сказки мне больше напоминали 'Сказки братьев Гримм', их страшные версии. И вот такое читают детям. М-да.
  Вообще, я заметила тенденцию: злодеями в сказках довольно часто выступают некие охотники на демонов, которые, иногда, 'исправляются и переходят на путь света'. Вот интересно, кто они? Едва ли это те охотники на демонов, что являются одним из классов в 'DiabloIII'.
  Я зависла над книгой, рассматривая очередную картинку, на которой была изображена пара: он - охотник на демонов, она - человеческая принцесса, заколдованная темным магом, обращающаяся с восходом солнца злобной демоницей. И не сразу разберешься, кто тут истинный злодей. Но отчего-то сочувствовала больше охотнику. В отличие от остальных героев он не был лицемерным и создавал впечатление цельной и целеустремленной натуры.
  Я провела рукой по картинке, очерчивая черты охотника. Его скулы, мужественный подбородок, широкие плечи... Вот бы мне такого парня, а в перспективе мужа. Тогда бы никто не посмел мной командовать, и я за таким мужем была бы как за каменной стеной, лишь бы любил меня искренне, всем сердцем.
  М-да... мечты.
  Как-то вдруг стало грустно и одиноко. Даже тоскливо.
  Я решительно захлопнула книгу и швырнула ее на стол, протяжно вздохнув. Сказки, конечно, забавные, с черным юмором, но неприятный осадок оставляют. И эта картинка, будь она не ладна, разбередила душу. Мне всегда отчаянно не везло в личных отношениях. Попадались 'домашние мальчики', которые хотели, чтобы о них заботились, решали их проблемы, и вообще всячески холили и лелеяли, а они бы сидели на попе ровно под надежной опекой сильной женщины. Да и сейчас, когда попала сюда, оказалась в таких условиях, когда мое мнение в выборе правильной партии не учитывается вообще, и мечтать я могу сколько душе угодно, а без толку.
  - Хм, странная реакция на детские сказки. - Голос, раздавшийся позади кресла, заставил меня вздрогнуть.
  Я мгновенно развернулась к нежданному собеседнику, и с удивлением воззрилась на архимагистра Ситхара. И как давно он наблюдает за мной, интересно? Я настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила появления главы Академии.
  - Наставник. - Поприветствовала я, стараясь заполнить неловкую паузу.
  Архимагистр прошел к соседнему креслу, сел и протянул руку к сборнику сказок, открывая его точно на той странице, которую я рассматривала последней. В его глазах появилась не понятная мне печаль и усталость. Заговорить первой я не спешила. Отчего-то сейчас мне это молчание казалось правильным.
  Да, архимагистр пришел явно не просто так, и, скорее всего, рассказать, как прошел разговор с дедом и тетей. Но эта книга явно задела его за живое. Интересно, чем?
  - Как тебе книга? - Наконец, заговорил архимагистр.
  - Веселенькая. - Честно ответила я. - С черным юмором и сарказмом. А эти охотники на демонов...
  - Арксуры. - Подсказал ректор.
  - Да. Они. - Кивнула я, принимая пояснения главы Академии - Мне их жаль. Выставлены, чуть ли не как вселенское зло. Даже, по сути, положительные герои представлены здесь, едва ли не равными демонам.
  Ректор кивнул, принимая мой ответ.
  - Ты не далека от истины. Таких, как я, долгое время приравнивали к ним, хотя созданы мы были для борьбы с демонами, монстрами и порождениями хаоса. - Я в шоке смотрела на того, о ком не так давно размышляла. Хотела узнать об охотниках на демонов? Узнала, из первых уст, так сказать. - Вам будут подробно рассказывать об этом на занятиях, но если вкратце, то арксуры - люди, превращенные при помощи темномагического ритуала перерождения и крови высших демонов, эльфов и оборотней в живое оружие против порождений Хаоса. Пока мы были нужны, нас использовали и контролировали, ну, пытались. А когда попытались уничтожить за ненадобностью, мы уничтожаться не захотели. И в ходе локального конфликта за независимость собственного государства и собственное выживание мы добились желаемого. Но нас негласно приравняли к тем, с кем мы боролись, насочиняли таких вот сказок - страшилок для детей, и долгое время пытались поставить на место, втягивая в конфликт старшие расы. Те выступили на нашей стороне, и людям пришлось оставить нас в покое. Но напряженные отношения с людьми сохранялись очень долго. На нас даже негласную охоту вести пытались. - Ректор зло ухмыльнулся, очевидно, вспомнив, чем подобная охота заканчивалась. - Сейчас, по прошествии почти тысячи лет, с нами считаются, но многие все так же боятся до дрожи в коленках и заикания.
  Я молчала, не зная, что тут можно сказать. Меркантильная людская натура. Как это похоже на большинство людей: сначала создать, а потом злостно желать уничтожить собственное творение. Да, если подумать, в каждой расе найдутся такие. Мир не совершенен, так почему бы созданиям его населяющим быть совершенными?
  - Впрочем, у тебя будет шанс составить о нашей расе свое мнение, с тобой в группе будет учиться мой племянник - Норай Ситхар. - Я кивнула, принимая его слова к сведению. Кажется, меня пытаются облагодетельствовать еще одной 'правильной партией'. Или это уже паранойя развивается? - Что до моего визита, я поговорил с твоим дедом и магистром Северной, как и с Императором. - Я невольно подалась вперед, пристально смотря на наставника. - Теперь, до окончания учебы, а это ближайшие десять лет, ты - моя. Никто, кроме меня не сможет распоряжаться твоей жизнью. Я намерен сделать из тебя одного из сильнейших магов, сильнее твоих родителей. Чтобы по окончании учебы ты могла постоять за себя, и сама выбрать свой путь, а не принимать тот, что готовят для тебя родственники из любви к тебе. У тебя огромный потенциал, и погубить его было бы безумием. Так что, теперь я - твой Наставник, можешь так и обращаться ко мне. Магистр Северная более не твоя наставница. Но, если возникнут трудности с контролем Зверя, можешь обращаться к ней. В остальном твое обучение контролирую я. И, да, про дар Пифии я в курсе.
  Я молчала, пытаясь переварить информацию. Радует, конечно, что в меня так верят, и хотят помочь стать сильной и независимой, но столь жесткий контроль и осведомленность со стороны главы Академии, немного напрягала. Создавалось впечатление, что и он хочет в долгосрочной перспективе использовать меня, а пока меня нужно было обучить и сделать лучшей из лучших. В том, что мне не врали, я не сомневалась, но в то же время, чувствовалась некая недосказанность. Но, чтобы понять, в чем именно она заключается, мне нужны были данные, факты, знания. А их отчаянно не хватало. Надо было учиться.
  Решив пока отложить решение этой задачи, я сосредоточилась на насущном. А именно на даре.
  - Эмм... тут такое дело. Кажется, мой дар Пифии не совсем... классический. - Приподнятая бровь ректора была единственным признаком удивления и заинтересованности. - Я уже говорила с Натанаэлем, и мы сошлись на том, что ментальный дар мамы передался мне и каким-то образом изменил дар Пифии.
  И я рассказала Наставнику то, что уже говорила дракону, добавив наши с ним выводы. Наставник долго молчал, обдумывая услышанное, потом кивнул каким-то своим мыслям и ответил.
  - Такое бывает крайне редко, но порой у двух сильных магов рождается ребенок с гибридными, смешанными способностями. Обычно, если родители маги, дети рождаются с каким-нибудь одним даром, перешедшим от одного из родителей. Но порой, если оба родителя маги с равным по силе даром, их дети могут рождаться со способностями обоих родителей. И когда эти способности сочетаются и дополняют друг друга, они смешиваются, и рождается ребенок с гибридным даром. И то, что твой отец был пассивным носителем родового дара, сыграло свою роль в том, что ты не классическая Пифия, а именно менталист с даром предвидения - обладательница гибридной магии. И это хорошо, потому что теперь ни одна из семей не может полностью претендовать на тебя и распоряжаться тобой. Им придется договариваться между собой, если они хотят присутствовать в твоей жизни. А я смогу за этим проследить. И развивать мы будем именно ментальную составляющую твоего дара, так как она - ведущая.
  Магистр помолчал, барабаня пальцами по подлокотнику кресла, а я смотрела на него с некой обреченностью. Чувствую, веселенькое мне предстоит обучение.
  - В общем так. Я перешлю тебе несколько книг, будет, чем заняться до конца недели. Почитаешь, потренируешься, а в конце недели, когда вернетесь в Академию, и ты заселишься в общежитие, посмотрим на твои успехи, и я скорректирую твою программу обучения. Все необходимое для обучения ты получишь тогда же. Я распоряжусь. Академия обеспечивает студентов всем необходимым для учебы. Что до оплаты обучения. Твои родственники позаботились об этом. Но даже, если бы они этого не сделали - поступила бы как стипендиатка. Так, к вечеру жди книги, а пока можешь морально готовиться. - Милостиво разрешил Наставник, не уточняя, к чему именно я должна готовиться, и ушел порталом.
  Видимо, так же и пришел, когда я сидела, подвиснув над книгой. Я горестно вздохнула, притянула к себе сборник сказок, не отказав себе в удовольствии еще раз провести по таким привлекательным чертам Охотника.
  - Вот, был бы ты настоящим...
  Обратилась я к картинке, впрочем, сама не до конца понимая, что сделала бы тогда. А потому, чтобы не бередить душу пустыми фантазиями, захлопнула книгу, убрала ее на место и пошла в комнату, привести себя в порядок. Близилось время обеда, а являться растрепанной даже перед друзьями не хотелось.
  За обедом рассказала друзьям о новостях, поведанных ректором, а вечером после прогулки в саду нашла на кровати в комнате обещанные наставником книги. Одна - по истории Академии, одна - по техникам медитации и раскрытии магических каналов и резерва, и одна - по ментальным щитам.
  Вот так началось мое обучение. По вечерам я читала историю Академии, первую половину дня отдавала ментальным щитам, вторую - медитации и развитию собственных магических каналов. С ребятами я виделась за завтраком, обедом и ужином. Брат закончил и защитил свою курсовую, и пришел к выводу, что каким-то образом его отец, помогая моей маме, связал их друг с другом, чтобы той, реши она вернуться, было легче перейти назад в родной мир. А в итоге получилось так, что и мы, их первенцы, оказались связаны. Именно поэтому он смог призвать меня аж из другого мира, а не дух умершего родственника или кого-то из других живых родных этого мира.
  Натанаэль старался мне не мешать, помогал советом, если я просила, объяснял то, что было не понятно, и следил на пару с Калебом, чтобы я не перенапрягалась и хорошо питалась.
  Как-то так и пролетели четыре дня. А вечером четвертого дня мне уже помогали собирать мою сумку с вещами. Последних набралось много: отец, тетя и дед, очевидно, решили что у их неожиданно приобретенного потомка должно быть все необходимое, и поэтому активно задаривали подарками.
  А из академии мне еще и форму прислали. В ней-то я и щеголяла. Хлопковые брюки сидели, как влитые, туника с высоким горлом, кожаная куртка, специально зачарованная на любую погоду, и парадная мантия. Ее предполагалось носить в особые случаи, вроде первого дня учебы, как завтра. В остальные дни студенты носили стандартную форму факультетов. А так как я была в элитной группе ректора, то и форма у нас была вот такая, и нашивки на ней были специальные - маг с воздетыми к небу руками, над ними многогранная звезда, а по кругу элементы пяти стихий. Как пояснил Калеб, это знак архимагистра, а нашитый на форму он означает статус его личного ученика. Все, кто входил в элитную группу Наставника, имели такие же на форме.
  Так что друзья щеголяли в такой же форме, и смотрелись в ней просто великолепно, глаз не отвести. На мой вопрос: отчего при нашей встрече они были в обычной одежде, а не в форме, мне пояснили, что занятия начинаются послезавтра, а за две недели до этого 'элитная группа' сдает коллегиально все то, что изучала внеклассно летом на каникулах.
  Я 'порадовалась' перспективам, вздохнула и продолжила сборы.
  Утро обещало быть ранним, день насыщенным на события, а интуиция тихой кошкой скреблась в глубине души, не давая той покоя плохими предчувствиями. Я всячески пыталась успокоиться и не волноваться раньше времени, но душа покоя не находила. И только очередной и уже привычный час медитации перед сном помог обрести хоть какое-то подобие душевного равновесия, и я поспешила лечь спать, пока очередной приступ беспокойства не прогнал подступающий сон.
  
  - Завтра вместе с Натанаэлем и Калебом прибудет моя новая ученица, она будет в твоей группе, и я хочу, чтобы ты присмотрел за ней.
  Кабинет ректора Академии Магии Ведовства и Чародейства Срединной Империи Брамана тонул в вечерних сумерках, однако, это не мешало тем двоим, что сейчас были здесь, видеть друг друга и окружающую обстановку. Наследственность и темный ритуал сделали свое дело, и потому арксуры прекрасно видели в темноте ничуть не хуже тех, чья кровь текла в их жилах.
  Юноша недовольно взглянул на ректора, не спеша отвечать на прозвучавшую просьбу. Не приказ. В отличие от его отца, дядя никогда не опускался в их личных беседах до прямых приказов, предпочитая просить. Всегда. И лишь в исключительных случаях, когда не было иного выбора, настаивал, но не приказывал. Никогда.
  - У меня есть невеста.
  Не то чтобы возражая, но и не соглашаясь, проворчал племянник ректора. Тот с хитрым прищуром посмотрел в ответ на племянника, и лишь иронично вздернутая бровь служила свидетельством того, что маневр не удался и отговорка не убедительна. Да он и не рассчитывал на то, что убедит дядю в искренности своих слов. Скорее уж надеялся на иной исход. И ректор это прекрасно понял.
  - От которой ты старательно шарахаешься, и всячески избегаешь лишних встреч с ней. - Покивал ректор сочувственно, хотя сочувствия в его взгляде не было не на грош. Зато была лукавая хитринка на самом дне темно-синих глаз. - Так у тебя будет благовидный предлог избегать этих самых встреч и для отца, и для самой невесты. Виолетта сильная и перспективная магичка, архимагистр по уровню силы, призвана шесть дней назад из технического мира, хотя оба родителя выходцы нашего родного мира, и даже мои бывшие ученики. Дальше продолжать?
  Племянник заинтересованно посмотрел на дядю и отрицательно качнул головой. Он уже прекрасно понял, о ком идет речь. Наследница рода Северных и ненаследная принцесса Империи Брамана, слухи о ней уже достигли Независимых Земель, и отец проявлял немалый интерес к девушке. В сущности, именно потому он позволил сыну вернуться в Академию на пару дней раньше. Хотя ни за что в жизни не признается в этом. Надеялся, что сын разузнает о ней и поспешит сообщить ему новости. А тот не поспешил, используя неожиданно появившееся свободное время в личных интересах. Лишь отписался отцу, что девушки в Академии нет, и где она, он не знает, но скоро начало занятий, а уж на них-то она будет.
  Личные интересы носили будоражащее имя 'Диандра', и занимали его всем своим стройным, изящным и податливым телом до сегодняшнего вечера, пока ментальный призыв дяди не прервал идиллию мужчины и молоденькой дочки трактирщика, с которой он порой проводил время к их обоюдному удовольствию на снимаемой им квартирке. Девочка особо ни на что не рассчитывала, но на контакт шла охотно и была в постели с ним ненасытна и не утомима, видимо, сказались гены оборотней, что случались в ее роду. Хотя сама девчонка оборотнем и близко не была.
  Впрочем, он отвлекся.
  - Хочешь, чтобы я следил за твоей драгоценной личной ученицей и защищал ее?
  - Я сказал 'присмотреть', а не 'защищать' или 'следить'. Летта отнюдь, не беспомощна, но может, по не знанию впутаться в неприятности, а этого не надо ни ей, ни мне. Не хочу, чтобы мои усилия пропали даром, вновь, как это было с ее матерью. Не забывай, наш мир ей не родной, она не знает о нем ничего.
  - Хорошо, как скажешь. Стану ей самым близким другом.
  Ректор кивнул, принимая слова племянника. Взмахом руки он отпустил племянника, который поспешил удалиться, направляясь обратно на съемную квартиру к своей любовнице. Глава Академии печально покачал головой. Связь племянника с дочкой трактирщика, начавшаяся, как протест отцу, навязавшему ему ненужную нелюбимую невесту, беспокоила архимагистра. Племянник вел себя, как юнец, обиженный мальчишка и не считал нужным просчитывать последствия своих решений. Обычно собранный и рассудительный, серьезный и спокойный, в своих действиях он руководствовался разумом, а не только эмоциями. Но когда дело касалось его отношений с отцом, тут вся выдержка, рассудительность и спокойствие покидали юношу, и вел он себя, как семнадцатилетний пацан, впервые дорвавшийся до свободы и плотских утех.
  А ведь у архимагистра на него были свои планы. Он достаточно долго наблюдал тогда за Леттой, рассматривающей картинку, чтобы понять - племянник идеален для его задумки. Живое воплощение иллюстратора книги сказок, он мог стать тем, кто приведет девочку к ним. Сильные магички на дороге не валяются, а он намеревался сделать из нее мага не слабее себя, которая могла бы заменить его в перспективе на должности ректора Академии и Архимагистра Империи. А он бы вернулся домой к жене, дочери и маленькому сыну, вынужденному расти без отца в то время, когда он вынужден на благо родины трудиться в роли миротворца, поддерживая шаткий мир между людьми и собственным народом. Но для этого девушка должна быть на их стороне, и доверять им полностью.
  
  Утро и в самом деле было ранним. Трейя растолкала меня часов в семь. Приготовила одежду, пока я принимала водные процедуры, помогла собрать волосы в сложную косу и убрала комнату, пока я завтракала с ребятами. А потом, когда я была готова, Калеб и Натанаэль подхватили мои сумки и мы покинули дом, приютивший нас на эти дни. Дракон открыл портал, и мы по очереди туда шагнули.
  Вышли мы в доме, похожем на тот, что в землях оборотней. Только витражи другие: маги, эльфы светлые и темные, демоны, драконы, арксуры. Тут были и празднования, и сцены охоты, и эпические битвы. Видимо, эти домики - стандартные телепортационные пункты, подпитываемые каким-нибудь источником магии.
  Но это я так... чтобы отвлечься от встречающей делегации. Тут и Кай с Киром были, и еще один незнакомец. Хотя, если учесть, что был он - копия отца, то вывод напрашивался только один. Передо мной был сводный брат, рассматривающий меня с не меньшим интересом, чем я.
  - М-да... вернулись в Академию, называется. - Протянул Калеб.
  Мы с драконом согласно кивнули. Вот уж да. Вернулись. И все дружно вздохнули. Мы горестно, я еще немного обреченно, а сводный брат с вселенской печалью.
  - Ну что, сестра, поговорим, что ли?
  - Поговорим. - Еще раз вздохнула я. - Только сначала к Наставнику зайду и в комнату заселюсь. А потом и поговорим.
  - Я провожу. По дороге поговорим.
  Я пожала плечами. И безразлично пронаблюдала, как дракон передает мои сумки Джонатану (за эти дни потрудилась - таки узнать имена ближайших родственников, с которыми имела возможность столкнуться). Тот развернулся и пошел на выход. Мы все за ним. Оборотни хранили молчание, только бросали на меня недовольные взгляды. Значит, и эти хотят поговорить. И наверняка дед приставил их 'присматривать' за мной.
  Я чуть сморщила нос. Как-то многовато нянек на меня одну. И все няньки представляют свое заинтересованное в моей дальнейшей судьбе лицо. Дед с тетей, Наставник (странно, что его 'нянька' еще не явилась), отец. Разве что дядя с драконами были на моей стороне, и контролировать не пытались. Скорее, наоборот, помочь. Драконы, так уж точно. То, что Найт мне друг - не было никаких сомнений. Да и в отношении Калеба я не сомневалась, а вот остальные... остальным доверие еще нужно было заслужить.
  О! А вот и нянька от Наставника. Легок на помине.
  Стоило выйти из телепортационного домика, как нам наперерез выскочил парень. Знакомый такой. Я бы даже сказала, почти 'родной'. Ведь я столько времени рассматривала его в книге сказок. Наставник не мог не заметить мой интерес к данному типу внешности. И, конечно же, его племянник - точная копия охотника с картинки. Очевидно, архимагистр рассчитывал, что столь явное сходство сыграет в пользу Норая, и я начну безоговорочно доверять ему и арксурам, в общем. Ведь передо мной - моя ожившая мечта.
  Но лично я, сейчас, чувствовала лишь глухое раздражение. И на Наставника, и на Норая, который сверкал улыбкой, пытаясь казаться милашкой - обаяшкой, и на всех, кто так или иначе искал способы мной манипулировать.
  Поняв, что фокус не удался, и я ни разу не впечатлилась, охотник на демонов несколько стушевался, но быстро справился с собой и обратился к Джонатану:
  - Дальше я сам. Все покажу, расскажу, к дяде провожу.
  - Я сам справлюсь. - Холодно отозвался Джонатан.
  На арксура он смотрел едва ли не более холодно, чем я и оборотни с драконом и кузеном. Кажется у этих двоих свои давние терки. И мое появление лишь добавило новый виток в истории их вражды.
  - Я староста группы. - Как бы, между прочим, напомнил он.
  - О сестре я способен позаботиться сам. Это мой долг, как ее ближайшего родственника здесь. И помощь мне в этом не нужна.
  Наступило молчание. Брат с охотником сверлили друг друга взглядом. На нас откровенно пялились те, кто прибывал в Академию, и те, кто просто проходил мимо. Но этих двоих, кажется, чужой интерес к нашей группе и вовсе не интересовал. А молчание между тем затягивалось. Я сделала дракону большие глаза, намекая, что лучше бы кому - то из нас вмешаться. А он этих двоих лучше знает.
  Дракон подмигнул мне и ободряюще улыбнулся. А в следующий миг гнетущую тишину нарушил шутливо - саркастичный комментарий дракона:
  - Вы тут можете стоять до глубокой ночи, конечно, но Фиалка не может тут торчать с вами, и ждать, когда вы уже закончите выяснять отношения. - Я скорбно вздохнула. Пару дней назад дракон взял моду звать меня Фиалкой по аналогии с цветком, и мое мнение по этому поводу его мало интересовало. - И Джонатан прав - это его право: заботиться о сестре, как ближайший к ней здесь родственник.
  Охотник на демонов зыркнул на дракона, но возражать не стал, лишь кивнул, принимая слова к сведению. Затем повернулся ко мне:
  - Дядя просил присмотреть за тобой. Если, что понадобиться, или возникнут вопросы - обращайся.
  - Буду иметь ввиду. - Кивнула я, сама думая, что обращусь к нему, только если никто больше помочь не сможет.
  Кажется, Норай так и понял, но тему развивать не стал, кивнул, и поспешил уйти. Оборотни, так, не сказав и слова, ушли следом, лишь Кир бросил на меня печальный и немного виноватый взгляд. Последними нас покинули Калеб и Натанаэль. Дракон обнял на прощание и чмокнул в лоб, пожелал удачи, кузен ограничился крепкими объятиями и пожеланиями скорой встречи. Я улыбнулась и помахала на прощание этим двоим.
  Брат наблюдал за нами. Когда я повернулась к нему, то наткнулась на задумчивый и немного грустный взгляд. Вопросительно изогнула бровь, но брат лишь покачал головой.
  - Пошли. Заселим тебя сначала в общежитие.
  - А может сначала... - Неуверенно начала я.
  - Архимагистр сейчас занят. У него сейчас Рианир Ситхар - племянник. - Я удивленно вскинула брови. - Да у нашего архимагистра два племянника от родного брата, хотя о втором предпочитают не упоминать и не вспоминать. Он бастард. Но в отличие от тебя, его родной отец предпочел отречься от сына. Дал свою фамилию, но сыном не признал. Отдал на воспитание брату, а тот своих - то детей почти не видит, что уж ему до племянника?
  Я покачала головой, и вздохнула, невольно сочувствуя. Вот уж точно - все познается в сравнении. Рианир - нежеланный сын, до него никому из родственников и дела нет. Я - нежданная дочь и внучка, но меня готовы на части порвать и пылинки с меня сдувать, лишь бы не отреклась от них сгоряча, или еще чего не выкинула. О нем никто по-настоящему никогда не заботился, у меня была мать, но мы оба росли с чувством, что нас бросили, что мы не нужны. И это страшное чувство.
  - Только не смей его жалеть или сочувствовать ему. Он жалости не прощает никому.
  - И не собиралась. - Отрицательно покачала я головой, вышагивая рядом с братом. - Сама никому никогда не прощала жалости по отношению к себе. - И прежде чем Джонатан успел хоть что-то спросить, поспешила перевести тему. - Тебя отец попросил присмотреть за мной?
  Брат хмыкнул, мой маневр с переменой темы был слишком очевиден, но настаивать на продолжении не стал. Он как-то озорно, по-мальчишески улыбнулся и отрицательно покачал головой.
  - Нет. Он не в курсе, что я знаю о тебе. По дворцу ходят слухи о его внезапном визите в Академию, и причинах неожиданного 'пожертвования' на нужды Академии. Внушительного пожертвования, надо сказать. Равного половине стоимости обучения за десять лет. Конкретно о тебе говорят, как о сводной сестре Калеба. Но едва ли это надолго. Если уж я выяснил все сам, то и другие скоро все узнают. И вот тогда, я тебе не позавидую. Скорее порадуюсь, что больше не один в подобной ситуации.
  - Что толпы поклонниц достают на предмет 'милый, ты же сделаешь меня следующей королевой?'
  - Ты еще забыла о толпе поклонниц, метящих в фаворитки. И даже не надейся, что тебе повезет обойтись одной 'толпой поклонников'. В фавориты к тебе будет не менее большая вереница почитателей, нежели кандидатов в законные супруги. А еще помимо обучения в Академии тебе придется изучать все, что нужно знать законной ненаследной принцессе. Престол ты не унаследуешь, как и твои дети, но это не значит, что отец или дед не найдут тебе какую-нибудь работенку при дворе на благо государства, пока ты не выйдешь замуж. Да и тогда найдут занятие для тебя на благо страны и народа.
  Я грустно улыбнулась, и подняла глаза к небу. Всегда так делала, когда хотелось плакать от жалости к себе, но позволить себе этого я не могла. Да чего-то такого я и ожидала. В конце -концов я же принцесса. А у всех принцесс есть обязанности перед страной и народом. Даже у ненаследных. От меня требовалось лишь определиться с народом, перед которым я эти обязанности буду исполнять.
  - Ты об этом хотел поговорить? - Голос мой звучал безрадостно и отстраненно.
  - Нет. Не об этом. Но если что, помогу. Я - то все, что нужно знать наследному принцу изучал с рождения.
  - Хреновое у тебя детство было. - Чуть улыбнулась я.
  - Принцессы так не выражаются. - Брат улыбнулся в ответ.
  - А я ненаследная принцесса. К тому же меня никто не слышит сейчас кроме тебя. Но ты же никому не расскажешь?
  И прищурилась, смотря на Джонатана с шутливой угрозой во взгляде. Тот поднял руку, словно признавая поражение, и улыбнулся еще шире.
  В этот момент мы подошли к зданию больше похожему на небольшой дворец, украшенный башенками, горгульями и резными выступами.
  - Это общежитие. В западной части - комнаты парней, в восточной, соответственно, девушек. Официального запрета на посещение противоположной половины нет, но вечером разрешено собираться только в общих гостиных факультетов. Наша группа живет на самом верхнем этаже, а гостиная занимает мансарду. Группа небольшая, поэтому к нам на этаж подселяют тех, кто на других этажах не поместился. В главном корпусе расположены все административные помещения, плюс комнаты преподавателей.
  Я кивнула, принимая к сведению слова брата. Все это мне уже рассказывали Найт с Калебом, но увидеть воочию совсем другое.
  Мы зашли вовнутрь, к нам тут же подошел степенный, с проседью в бороде, гном. Он осмотрел внимательно меня, мои сумки, выдохнул дымок из трубки, которую курил, и еще раз оценил меня взглядом.
  - Нашлась-таки. - Не понятно к чему сказал гном, полностью игнорируя мой удивленный взгляд. - Думал, уж и не явишься, долго он тебя ждал.
  - К-кто? - Запинаясь, спросила я.
  Но дальнейших пояснений не дождалась. Гном как-то загадочно усмехнулся, покивал, с чем-то соглашаясь, протянул медный ключ со словами:
  - Не бойся ничего, и выбор делай смело, он верен изначально. А сейчас иди, заселяйся. Будешь жить с соседкой. Все необходимое занесу, пока у архимагистра будешь.
  И ушел обратно. Я ошалело взглянула на брата, силясь понять, а что собственно сейчас произошло. Тот задумчиво смотрел в ответ, но быстро ожил и потянул меня к лестнице наверх.
  - Гномы видят нити судеб, связывающие людей. И, кажется, только что тебя облагодетельствовали своеобразным предсказанием.
  Я чуть истерично хохотнула. М-да, предсказать судьбу предсказательнице, до сегодняшнего дня я считала такое невозможным. Вопрос - это кому ж так повезет - то со мной?
  - Будь моим советником. - Неожиданно выдал Джонатан.
  Я аж, чуть не упала, и не встретилась носом со ступеньками, брат поддержал и помог обрести равновесие. Я в шоке смотрела на него, пытаясь решить, как вообще относиться к его словам. Но мозг отказывался мыслить адекватно, и в голову лезла всякая ерунда на тему пребывания брата в своем уме.
  - Не смотри так, на меня. Я знаю, что императорский дар перешел к тебе. Больше просто не к кому, на данный момент. Я не прошу тебя стать моим придворным предсказателем и до изнеможения использовать свой дар. Но в силу дара, твоя интуиция безошибочна, практически. И советник из тебя получится не хуже, чем из дипломированного специалиста. Ты подумай. К тому же ты - моя старшая сестра. Кому еще мне доверять, как не тебе?
  Я какое-то время тупо смотрела не брата. А потом задумалась: и в самом деле, кому еще можно доверять как не самым близким и родным? Будь я на его месте, тоже хотела бы видеть в советниках кого-то, кому могу доверять, кто был бы столь же заинтересован в процветании моей страны, как и я сама. И ведь он не хочет просто использовать меня, скорее просит о доверии, оттого и затеял этот разговор.
  - Но ты ведь понимаешь, что я почти ничего не знаю об этом мире. Да и маг из меня аховый. К тому же у меня еще есть родня со стороны мамы, а конкретно дед и тетя, которые так же заинтересованы, чтобы я наследовала и представляла их клан. А не империю.
  Брат как - то грустно кивнул и остановился на середине очередного лестничного пролета. Да, он понимал, но все же не желал так легко отказываться от своей затеи. Он - будущий правитель, и обязан заботиться о благе своего народа и государства, даже если сейчас во главе страны наш отец.
  Он даже не пытался скрыть своей заинтересованности и попыток склонить меня на свою сторону. За что я была ему благодарна. Он был первым в этом мире, кто разговаривал со мной, не скрывая своих мотивов. Ну, или почти всех мотивов. Как игрок в покер, он раскрыл свои карты, и теперь ждал - приму ли я ставку и раскрою карты в ответ или же солью партию. А я не знала, что ему ответить на это.
  - Я подумаю. Мне учиться десять лет. Кто знает, что случиться за это время? Времени на 'подумать' и принять решение - более чем предостаточно. - Вздохнула я и поравнялась с братом. - Пошли, а то я так и не встречусь с Наставником сегодня. Как - то не хочется начинать учебу с выговора.
  Джонатан кивнул, и мы продолжили путь в молчании, каждому было о чем подумать. Да, я его прекрасно понимала, но в то же время, что-то во мне бунтовало. Слишком много событий в моей жизни и слишком много людей, которые хотят перетянуть меня на свою сторону и использовать в своих интересах. И то, что брат не скрывает своих намерений, делает его лишь честнее по отношению ко мне, но не извиняет.
  Может дело в том, что, не смотря на новоприобретенных родственников, я все равно чувствую себя чужой в этом мире? И оттого сам мир мне чужд. Вырасти я в этом мире, в семье отца, разве я воспринимала бы сейчас столь негативно предложение брата? Скорее, наоборот, считала бы своим долгом помогать семье, и забота о своем народе была бы для меня чем-то естественным, само - собой разумеющимся.
  Проблема была в том, что я не считала своих неожиданно приобретенных родственников своей семьей, а этот мир и этот город своим домом. Я все еще была ребенком, от которого отказались, которого бросили. И то, что, как выяснилось, это было не так, и меня попросту выкрали у семьи, решив спрятать в другом мире, ничего не меняло. Я все еще чувствовала себя сиротой при живой матери, чувствовала себя брошенной, а сейчас неожиданно понадобившейся всем моим родственникам, как забытая на время вещь.
  И это бесило.
  Неожиданно всколыхнулась злость на мать. Своим побегом она разом лишила меня семьи, сделала меня сиротой при живых родителях, и все решила за меня. Но ради чего? Испугалась за меня? Того, что меня заберут у нее? Но зачем тогда было все, что произошло между ней и отцом? Значит, любить моего отца, у нее силы и храбрости хватило, а принять последствия и бороться за свое счастье, и за нашу семью - нет? Да, кто она тогда, после всего, что сделала?
  Сплошные вопросы, ответов на которые у меня не было, а на некоторые я и не хотела искать ответы. Не хотелось, получив ответы, разочароваться в человеке, которому я привыкла всецело доверять, привыкла считать, что уж она-то всегда на моей стороне. Может она и хотела, как лучше, но вот получилось, как всегда.
  И теперь приходится жить с последствиями ее решений, и принимать отнюдь не простые для себя решения.
  - Я понимаю, тебе сейчас нелегко. - Заговорил брат, который тоже все это время думал о чем-то. - Все мы - чужие тебе люди, хоть и являемся родней. И все чего-то от тебя хотим, хотя, по сути, ничем это, пока, не заслужили. Но просто позволь нам узнать тебя получше, и позволь себе узнать нас. Позволь попытаться стать той семьей, которой мы могли бы быть. - Я во все глаза смотрела на брата, который только что озвучил мои собственные мысли, и лишь кивнула в ответ, не в силах сказать хоть что - то внятное. - А, знаешь, я всегда мечтал о старшей сестре. Знал, что отец не любит мою мать, и нас с сестрой никогда не любил. В его жизни была лишь одна любимая женщина, и он никогда этого не отрицал. А я мечтал в детстве, что где-то у этой женщины есть ребенок, девочка, моя старшая сестра, которая бы могла меня полюбить и заботиться обо мне, как о младшем брате. Глупая, наивная мечта маленького брошенного мальчика. Сироты при живых родителях.
  Как знакомо и схоже с моей собственной жизнью. Мы стояли на лестничной площадке верхнего этажа, выходящей в широкую застекленную галерею. В обоих концах галереи слышался приглушенный смех, чьи-то голоса. Жизнь шла своим чередом, народ готовился к первому дню занятий, а мы стояли друг напротив друга и молчали. Я даже расписания своих занятий не знала, но сейчас это было абсолютно неважно.
  Молча подошла к брату и обняла его, прижимаясь к груди. Тот неловко обнял меня в ответ, уронив одну сумку на пол.
  - Нет, не глупая. Маленькой девочкой я мечтала о брате, лишь бы не быть больше одной. Я слишком хорошо знаю, каково это, быть сиротой. - В следующее мгновенье я решительно отстранилась и шмыгнула носом. - Так все, хватит этой слезливой драмы. Пошли уже заселять меня и к архимагистру.
  Мы свернули направо и прошли вдоль галереи. Нам на встречу попадались студенты, рассматривающие нас с немалым интересом. Краем сознания я улавливала их мысли и эмоции. От некоторых меня откровенно передергивало от отвращения, и я с трудом держала безмятежное выражение лица. Но, по большей части, мысли походили на птичий щебет, который ничуть не мешает, если не зацикливаться на нем. Скорее воспринимается как что-то вполне привычное и естественное. Но щиты я держала, и от того создавалось ощущение, что чужие мысли обтекают меня, как вода обтекает камень в реке.
  К слову, мыслей брата я не ощущала. Он умело и привычно держал щиты. И это походило именно на старую, выработанную годами привычку, а не на необходимую в данный момент потребность. Такую же привычку, как и у Найта с Калебом, и у оборотней. Кай с Киром, ко всему прочему, я думаю, держали щиты еще и из-за меня. Они знали о даре матери, и не сложно предположить, что и я могла унаследовать ее дар ментальной магии.
  Я мысленно поморщилась. Вот она оборотная сторона дара. Люди и иные расы, да кто угодно, обладающий разумом, никогда не будет в восторге от того, что кто-то в любой момент может залезть тебе в голову. Недоверие к людям с подобными ментальными талантами сравнимо, в данном случае, с инстинктом самосохранения. Защитная реакция. Условный рефлекс. А менталистов откровенно жалко, а себя еще жальче. Перспектива копаться в чужих мозгах и эмоциях мало радовала. Своих-то проблем хватает, а тут еще и в коктейле грязных и не очень мыслей вариться приходится. К тому же у меня еще и дар гибридный.
  Быть той, кто не просто читает твои мысли, но и видит твое прошлое, настоящее и будущее - это тот еще 'подарочек' судьбы. Кто захочет быть рядом с подобным человеком? Кому понравиться, что о тебе не просто знают все, но и способны повлиять на твое будущее и тебя саму? Ведь по-настоящему сильные менталисты способны влиять на людей, внушать мысли, забирать воспоминания.
  Думать о собственном безрадостном будущем не хотелось. И потому я решительно отгородилась от грустных мыслей, сосредоточившись на текущих проблемах. Самобичеванием займусь, когда свободная минутка появится. А я сама постараюсь, чтобы эта 'минутка' не наступала как можно дольше.
  Мы дошли до нужной двери, я, для порядка, постучала и открыла ключом дверь. Мы вошли в небольшую гостиную с двумя диванчиками, журнальным столиком между ними, большим окном почти во всю стену, мягким ковром на полу с абстрактным рисунком и двумя дверями (очевидно ведущими в спальни, одна из которых предназначалась мне). А именно правая, так как из левой спальни вышла в обычной ученической форме боевого факультета невысокая брюнетка с густыми тугими кудрями, собранными в хвост. Поначалу приветливо улыбнувшись, заметила Джонатана и невольно отступила назад, точно хотела спрятаться назад в комнату, хлопнув дверью. Но все же передумала, вышла в нашу общую гостиную, скрестив руки на груди, и демонстративно игнорируя брата. Да и на меня она смотрела хмуро. Брат отвечал ей тем же. И хотя мыслей брата я по-прежнему не читала, в мыслях девушки то и дело всплывало кольцо с изумрудами из белого золота, что красовалось сейчас на ее пальце. А в плане эмоций от обоих исходила безысходность и взаимная неприязнь. А от брата еще и обреченность. Хм... кажись, меня поселили с невестой брата. И помолвка их была заключена совсем недавно, если оба еще не смерились с фактом, что жить им вместе 'и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит их'.
  - Значит, ты моя соседка и кузина вот этого? - Невежливо осведомилась девушка.
  Что-то мне это все напоминает. Прямо-таки дежавю.
  'Вот этот' поморщился, как от зубной боли, но откровенную грубость стерпел. Молча отнес мои вещи в мою спальню и вышел из комнаты со словами 'жду в коридоре'.
  - Значит я. - Холодно ответила я, пронаблюдав маневры брата.
  И если уж на то пошло, ситуация мне не нравилась. Вот они - прелести договорного брака. Эти двое еще пожениться не успели, а уже готовы придушить друг друга от 'большой любви'.
  - Что-то не нравится? - Грубо осведомилась я.
  Девушка скривилась, точно лимон съела. Было видно, что ей хочется много чего мне высказать, но все же смолчала. Развернулась и, хлопнув дверью комнаты, скрылась с глаз долой.
  М-да. Весело жить будем.
  Я равнодушно пожала плечами. Нервничать и переживать я не собиралась. Для нервов у меня есть причины посерьезнее.
  Заглянула на минуты в свою комнату. В принципе, все довольно стандартно: кровать, письменный стол, стул, окно, шкаф для одежды, небольшая ванная. Сумки мои лежали на полу, потом разобрать надо будет. А пока надо было спешить, итак подзадержались.
  В коридоре меня ждал мрачный до нельзя Джонатан, бросил на меня мрачный предупреждающий взгляд и молча пошел в обратный путь. Я решила внять предупреждению, и так же молча пошла рядом. Сам все расскажет, ну, или сама все узнаю. А пока можно и помолчать.
  Мы спустились вниз, когда брат все же решился сказать:
  - Лерия - наследница вождя северного княжества. Оно граничит с империей и служит естественной защитой империи от северных племен орков. Там все поголовно воины и воительницы, они с рождения обучают своих детей управляться с оружием. По договору заключенному еще нашим прапрадедом, если у князя первой рождается дочь, то она должна выйти замуж за первенца из императорской семьи. Дабы поддержать союз. Даже, если первенец не является наследником империи. Мы с Лерией - первые со дня заключения договора, кто, согласно ему, заключает брак. До этого три поколения у вождей первенцами были мальчики.
  - Повезло тебе. - Вздохнула я. - И мне тоже. - Я еще раз вздохнула. - А ты ее хоть немножко любишь, или кроме неприязни больше ничего нет?
  В этот раз брат молчал дольше. Шел, рассматривая хмурое небо, и думал. Наконец, он все же ответил:
  - Не люблю. Даже немножечко. Но для империи этот союз важен и необходим. Мои личные интересы не учитываются. Для любви есть фаворитки. Нужно лишь выбрать такую, которая не будет метить в дамки.
  Да уж. Фаворитки. И фавориты. Сборище алчных, жадных до власти и денег шакалов.
  - Таких нет. Такие верны мужьям до гроба, и в фаворитки не метят никогда.
  - В том - то и проблема, сестренка. В том - то и проблема. - И еще один горестный вздох. - И что самое противное, наших детей ждет та же участь сирот при живых родителях. Потому что для нас обоих полюбить наше дитя равносильно подвигу.
  И вновь мы погрузились в тишину. Хотелось, хоть как-то утешить брата, сказать хоть что-то ободряющее. Но я не знала, что вообще тут можно сказать или посоветовать. Возможно, оттого и ляпнула:
  - А хочешь, я тебе предреку, и Лерии заодно, счастливую семейную жизнь в любви и радости, четверых детей, рожденных в вашем браке, кучу внуков и правнуков, и процветание империи, покуда ею правят отец, ты с Лерией и ваши прямые потомки?
  Джонатан споткнулся на ровном месте от моих слов, и посмотрел так, будто призрак увидел. А в глазах промелькнул страх. Ему было страшно представить, что между ним с Лерией возможно то, что я описала.
  - Нет, не хочу. - Поспешил откреститься он.
  А я поняла, что поздно. Уж не знаю, что именно повлияло на предсказание, но я четко поняла: будет так, как я сказала. Не сразу, но так будет. Хотя мне и сложно представить, как могут столь радикально поменяться отношения между людьми. Может правду говорят от любви до ненависти один шаг, а дорога в обратном направлении еще короче?
  - Поздно. Уж не знаю, как и почему, но будет именно так, как я сказала. Уж, прости, но сама не знаю, откуда все взялось, но...
  - Предсказание уже озвучено, даже если оно и звучало в форме вопроса. Хотя, в данном случае, предсказание оставляет выбор и возможность его изменить. - Закончил за меня брат, и в очередной раз вздохнул, а я лишь согласно кивнула. - Что ж, если все в итоге будет хорошо, может, оно все стоит того? А тебе, дорогая моя сестра, следует быть осторожнее в словах. А то неизвестно, что еще ты напророчишь своими 'а хочешь'.
  - Да, Калеб меня уже предупредил. Но откуда б мне знать. Я всего лишь неделю в этом мире, и про магию лишь в книгах читала, где весь сюжет - вымысел автора.
  Мы вошли в учебный корпус Академии, поднялись на четвертый этаж и прошли к двери, на которой красовалась табличка 'ректор'.
  Я уже собиралась постучать, когда дверь резко распахнулась, и оттуда вышел Рианир, как я поняла. На своего брата он походил мало, но все же что-то общее в чертах лица было. И если Норай был точной копией арксура из книжки сказок, то Рианир - усовершенствованный вариант. Похожий, но более привлекательный вариант. Он был шире в плечах, выше ростом на треть головы, с необычными темно-фиолетовыми глазами, иссиня-черными волосами, собранными в косички у висков (по три с каждой стороны) и собранные в одну целую, перекинутую через левое плечо. В левом ухе серебряная сережка, и одет не в ученическую форму, а скорее уж охотничий костюм. Тоже черный.
  Уж не знаю, что они с ректором обсуждали, но вышел он злым и раздраженным. Я едва успела отскочить в сторону, избегая удара дверью. Рианир хмуро осмотрел Джонатана, задержал взгляд на мне, отчего на миг его лицо просветлело. Но в следующую секунду он вновь закрылся. До меня отчетливо дошла его мысль: 'И на эту у них планы. Все не наиграются'.
  'Подавятся'. - Максимально адресно подумала я.
  Рианир бросил на меня удивленный взгляд, придержал дверь, пропуская вперед, и улыбнулся уголками губ. Кажется, один охотник на демонов, все же на моей стороне.
  Брат, если и заметил обмен взглядами, вида не подал, лишь ободряюще сжал ладонь и прошептал: 'если хочешь, подожду'. Но я только отрицательно покачала головой, проходя в кабинет. Нет, мне была приятна забота брата, но справляться я должна сама. И начинать привыкать к этой мысли нужно уже сейчас. Разберусь, не маленькая.
  Кабинет встретил меня привычной уже обстановкой. Наставник убирал в стол какие-то бумаги. На меня даже не взглянул, хотя мое присутствие заметил.
  Я почувствовала, как мои ментальные щиты осторожно ощупывают, выискивая слабые места, но более ничего не предпринимают. Но стоило мне чуть успокоиться и решить, что отделаюсь малой кровью, как архимагистр поднял на меня взгляд, и в следующее мгновение я рухнула на колени от резкой нестерпимой боли в висках.
  Я почти воочию увидела, как мои щиты пошли трещинами и рухнули, открывая доступ к моим мыслям. Одновременно с этим в мое сознание хлынули сплошным потоком мысли всех тех, кто был в относительной близости от меня и не потрудились озаботиться защитой от ментальной магии. В голове разом образовалась каша из моих и чужих мыслей. К этой каше прибавились ощущения чужой боли, отзывающиеся в моем собственном теле фантомной болью. Мозг мгновенно перегрузился, и я рухнула в обморок. Кажется, у меня еще и кровь носом пошла. Но не знаю, может, и привиделось.
  В отключке я была не долго. Ректор привел меня в чувства при помощи какого-то заклинания, действующего по типу нашатырного спирта. По крайней мере, резкий, ударяющий в нос, запах был очень похож на запах нашатыря.
  Я дернулась, чихнула и открыла глаза, поморгала, привыкая к свету, и восстановила щиты, отгораживаясь от чужих мыслей. Не хватало еще раз уплыть в небытие.
  Я сидела в кресле перед столом ректора, том самом, в котором сидела, когда меня выкрали из дома деда. Куртка расстегнута и заляпана кровью. Значит, не привиделось. Хорошо, хоть больше кровь не шла. Видимо, и ее архимагистр остановил.
  Голова все еще болела, виски пульсировали, и настроение, бывшее с утра таким хорошим, упало до нуля и грозило уйти в минус. Я хмуро приняла платок, что мне протянул наставник, и стала тщательно вытирать лицо и куртку, стараясь хоть чем-то занять руки.
  Я, конечно, помнила слова архимагистра о предстоящей проверке освоенного самостоятельно материала, но... вот к демонам подобные проверки. То в меня молнии и фаерболлы метали, теперь еще и щиты взломали так, что я чуть в лазарет не угодила. И это накануне занятий. Блеск!
  Наставник, наблюдавший за мной, хмыкнул, а по губам скользнула улыбка. Я проверила щиты, нащупала нить, связывающую мое сознание с сознанием архимагистра, и решительно ее оборвала, отметив довольный огонек в глазах наставника. Значит, и это была проверка. Смогу ли почувствовать, найти и разорвать.
  Не знаю, много ли он успел нарыть в моей голове, или ограничился тем, что просто связал наши сознания, чтобы проверить меня, но осадок остался неприятный. Ощутить на собственной шкуре действие ментальной магии - мало приятного. Невольно возникает недоверие к применившему ее. А ведь ко мне станут относиться так же. Когда станет известно о моем даре. А когда станет известно, что я не просто менталист, а обладатель сдвоенного дара, меня или попытаются использовать, или убить, или переманить. Я и до того прекрасно осознавала сколь нерадостны мои перспективы, но теперь еще и архимагистр черных тонов добавил в мое и без того не радужное будущее. Ибо я четко поняла: не смогу ментально защищать себя, и меня посадят на вот такую вот невидимую привязь и станут контролировать каждый мой шаг.
  Ручная предсказательница, способная не просто пророчествовать, но еще и создавать/менять будущее людей - это даже не проблема, это катастрофа мирового масштаба. Таких, как я уничтожают еще в младенчестве, пресекая проблему на корню. А если уж выжили и обрели дар, нас обучают под строгим контролем, и строго следят, чтобы мы не попали под чужое влияние. И обучают нас сильнейшие из сильнейших, как правило, такие же менталисты высшего порядка. Теперь мне окончательно стало ясно, почему архимагистр взялся обучать меня лично. Для мага - универсала его уровня, не составило труда просканировать меня в то время, пока я уклонялась от его физических атак, и определить наличие, разновидность и степень силы дара. И потому, наличие у меня дара Пифии для него не стало сюрпризом. А вот то, что дар оказался гибридным и основой был ментальный дар матери, приятно удивило наставника.
  Он не мог не порадоваться подобным талантам своей личной ученицы, и, наверняка, сразу просчитал варианты, как можно в дальнейшем использовать мои таланты себе на благо, и на благо своего народа. Да, он не врал, когда говорил, что хочет сделать меня достаточно сильной, чтобы я могла сама выбирать путь, по которому идти. Но не мог не лелеять планов на мое будущее под его чутким невидимым руководством. Иначе не подсылал бы ко мне Норая. Осталось выяснить, каковы эти самые планы? И хочу ли я их знать? Но, боюсь, спроси я сейчас прямо в лоб, то услышу лишь пустые отговорки о том, что он хочет лишь помочь мне стать лучшей из лучших, ведь в дальнейшем, по окончании академии, мне придется трудиться на благо империи, или родного клана. Или же идти собственным путем, но и для того, и для другого нужно быть достаточно сильной, чтобы суметь постоять за себя и свое будущее.
  - Что ж, для пяти дней самостоятельных занятий, весьма не плохо. Но над защитой будем работать, и работать усиленно. Твои одногрупники и родственники учились ставить защиту с детства, и не брезгуют дополнительной защитой в виде амулетов. Советую и тебе подобрать что-то подобное. Но на наши уроки амулет будешь снимать. Это необходимо, если ты планируешь все же научиться самостоятельно защищать свой разум. Да и над проникновением в чужой разум и обходом чужой защиты мы поработаем. Как потенциально сильный менталист, ты просто обязана это уметь.
  Я лишь хмуро кивнула 'радуясь' перспективам копания в чужом разуме.
  - Дальше. - Архимагистр протянул мне листок и мешочек (судя по звону - с деньгами). - Это твое расписание на семестр. Номера аудиторий указаны. Разберешься. А это от твоего отца, передаю лично в руки. На карманные расходы.
  Я еще раз кивнула, принимая деньги и листок с расписанием.
  - И еще одно. - Еще один листок лег передо мной на стол. - Список того, что понадобится на занятиях, и где это можно купить. Ингредиенты и различные подручные средства студенты покупают сами. Здесь же время завтрака, обеда и ужина в академической столовой. Изучай. Учебники можешь забрать уже сегодня в нашей библиотеке. Список на обороте.
  Я просмотрела, список внушал уважение, как и количество предметов, которые мне предстояло посещать.
  - На этом пока все. Завтра праздник по случаю начала учебы. А послезавтра начинаются занятия. Можешь идти.
  Я встала, собрала все, что мне выдали, и пошла на выход. У самой двери меня нагнал голос наставника.
  - И еще одно напоследок. - Я обернулась. - Рианир, мой воспитанник, постарайся держаться подальше от него. Ничем хорошим ваша дружба не закончится.
  Значит, все же пошарил в моей голове. Я постаралась удержать нейтральное лицо. Но так захотелось высказаться в не совсем цензурных выражениях. Еще мне только не указывали, как жить и с кем дружить. Вот после такого как-то резко захотелось поступить с точностью до наоборот.
  - Сама разберусь.
  Холодным, безапелляционным голосом сказала я. Маме, обычно, этого хватало, чтобы со мной не спорить. Она понимала: рискни она настаивать на своем, и я поступлю ей наперекор, просто из чувства противоречия. Не люблю, когда мной командуют. Понял это и наставник, обреченно вздохнул, махнул рукой, отпуская. Я и пошла.
  Вышла в коридор и остановилась. Делегация из парней, ожидавших меня, пугала. Вроде расстались, и я уже думала, что ни с кем сегодня не пересекусь. А, поди ж, ты. Стоят, молча ждут. И Рианир тут же обнаружился. Стоит, улыбается, и игнорирует недружелюбные взгляды моих 'нянек'. Только дракон с обоими моими братьями улыбаются, глядя на этот цирк.
  - Быстро ты. - Нарушил молчание Джонатан.
  Я потрясла листочками и мешочком денег, демонстрируя выданное ректором.
  - Если уж ты меня дождался, у тебя есть свободное время, и тебе будет не сложно помочь мне донести учебники до комнаты.
  - Вообще не сложно. - Кивнул мне брат.
  Я кивнула, принимая его согласие, и развернулась к остальным.
  - Значит так. Что б было понятно, и впредь к этому не возвращаться. Няньки мне не нужны. Будете везде таскаться за мной, пеняйте на себя. Отрекусь от рода, и тогда уж точно никто не сможет мной командовать и следить за каждым моим шагом. Все ясно?
  Некоторое время все молчали. На лицах 'нянек' читалось замешательство пополам с раздражением. Найт с Калебом, не сговариваясь, хмыкнули и расплылись в ехидных улыбках, глядя на их постные лица. Рианир же расхохотался.
  - Лично я, Принцесса, собирался уйти, как и Джонатан. Но едва ты зашла, подтянулись 'няньки', и я не смог отказать себе в удовольствии понаблюдать за этим цирком. - Я кисло улыбнулась и хмуро посмотрела тому в глаза. Рианир поднял руки в защитном жесте. - Не обижайся, не хотел тебя обидеть. Я прекрасно тебя понимаю, и твое отношение ко всему, что происходит вокруг. Если вдруг нужна будет помощь, обращайся. Всегда помогу. А сейчас мне, пожалуй, и впрямь пора.
  И, махнув на прощание моим братьям и дракону, ушел прочь по коридору. Я проводила его взглядом. А Натанаэль, пользуясь тем, что я на мгновение отвлеклась, сграбастал меня в охапку и крепко обнял, прижимая мою голову к своей груди. Я даже немного обалдела от подобной наглости. Но, успев узнать немного этого дракона, ставшего мне другом, я уже перестала остро реагировать на его выходки. Просто принимала, как нечто неизбежное и само собой разумеющееся. А потому просто расслабилась, обняв дракона в ответ.
  - Котенок. Ну, ты же понимаешь, что мы переживаем за тебя. Одной в новом мире тяжело. К тому же кто-то же должен помочь тебе дотащить учебники, и показать библиотеку. - Полушутя закончил он.
  - Да в вас двоих я и не сомневалась. Знаю, что вы с Калебом хотите как лучше. И что беспокоитесь за меня просто потому, что мы друзья, а не потому, что вас попросили или приказали.
  Буркнула я, уже не злясь на произвол родственников.
  - Ты права, твой дед, Абрахам, велел присматривать за тобой - Подал голос Кир, а Кай молча кивнул. - Но ослушаться приказа альфы мы не можем. Я прекрасно понимаю, что подобная забота тебе непривычна и кажется излишней. Но дело не только в приказах. Защищать более слабых членов стаи и самок - это инстинкты, с которыми трудно бороться. Мы постараемся не надоедать тебе, и, если понадобится помощь, сделаем все, что сможем, чтобы помочь и защитить. Но и ты нас пойми.
  Я внимательно осмотрела этих двоих, все еще обнимая дракона. Что ж, если смотреть с этой позиции, то все действительно логично и закономерно. У оборотней инстинкты стаи всегда были сильны, а у волков он преобладающий. Мало кто, из оборотней живет обособленно. Разве что те, чей зверь по натуре одиночка и находит себе пару только, чтобы продолжить род. А таких можно сосчитать по пальцам.
  - Вы хотели об этом поговорить?
  Решила я переменить щекотливую для меня тему. Я, по сути, тоже оборотень. И хотя, в минувшее полнолуние, мой зверь не пробудился, я его прекрасно чувствовала. Он был из таких вот одиночек. Кому сказать, что прямой потомок альфы Северных несет в себе пуму, а не волчицу, оборжут, в лучшем случае.
  - Не только.
  Я перевела взгляд на серьезного и собранного Мордекая, и вздохнула. Вот, как знала, что так просто не отделаюсь.
  - Фиг с вами. Придете ко мне в комнату вечером, в гостиной поговорим. Сейчас я не готова говорить о чем-либо серьезном, и мне надо подумать. Слишком насыщенное утро.
  - Хорошо. - Кай кивнул.
  И эти двое нас покинули, напоследок хмуро обозрев нашу с драконом композицию. Да уж, со стороны мы, наверняка, смотрелись, как парочка. И, если Калеба это не волновало, он то знал, что Найт ко мне относится исключительно как к другу или к младшей сестре, то Джонатану подобные обнимашки тоже не нравились. Но закатывать скандал он не стал. Чувствую, потом отловит дракона для 'мужского разговора', или попытается мне прочитать лекцию о приличиях и морали.
  Итак, из всех моих нянек остался только Норай. Чует мое сердце, с ним будут проблемы. Но попытаться стоит уладить все сейчас.
  - Итак. Ты тоже хочешь поговорить? - Обратилась я к парню.
  Он как-то хмуро посмотрел на меня, бросил недобрый взгляд на Джонатана, отчего уже прищурилась недобро я, и качнул головой.
  - Я так понимаю, друзьями мы не будем. - Полу-утвердительно спросил Норай.
  - Очевидно, не будем. - Утвердительно кивнула я. - А разве, ты этого хочешь? Разве для тебя это не обязанность, навязанная дядей?
  Мы долго всматривались в лицо друг друга. Сложно сказать, о чем думал юноша, но неясная тень обреченности, промелькнувшая на его лице, мне не понравилась. Что-то было не так, но в чем заключается эта 'неправильность', я разобрать не могла. Да и дар молчал, а мыслей, как и мыслей остальных парней из моей группы, я прочесть не могла (если не считать короткой мысли долетевшей до меня от Рианира).
  - Делай, что хочешь. Если возникнут вопросы ко мне, как к старосте, обращайся. Но от Рианира держись подальше. Ничем хорошим ваши отношения не закончатся. Он не тот, с кем можно жить долго и счастливо. Да и девушек он меняет чаще, чем охотится по поручениям отца и дяди. А ты для него лишь очередная 'новинка сезона'.
  И не успела я хоть что-то сказать, как он развернулся и стремительно зашагал прочь по коридору. И что они заладили - не пара, не пара. Можно подумать, я с ним встречаться собираюсь, или замуж выйти. Разберусь как-нибудь. Не маленькая.
  - Идемте. Время не ждет.
  Братья дружно одарили меня многозначительными взглядами, но говорить ничего не стали. Также дружно бросили многозначительный взгляд на кабинет ректора, и пошли в противоположную сторону той, куда ушел Норай. Да уж, поговорить мы еще успеем. А выяснять отношения напротив кабинета ректора - не очень умно, так сказать.
  
  Библиотека производила впечатление. Это была настоящая сокровищница книг. Башня от первого до последнего этажа заполненная книгами. Десять этажей знаний, разбитых по годам обучения. Мне, естественно, достался первый этаж. По большей части.
  Библиотекарь - маг, как и все маги без четко выраженного возраста, ему могло быть как пятьдесят, так и пятьсот лет, с проседью в волосах, но невероятно ясными, цепкими глазами, сверкнул ехидной улыбкой и отметил, где какие книги искать. Надо ли говорить, что некоторые из них были на втором этаже. Пусть чисто теоретические, но... вот как-то не верится мне, что мне не устроят внеочередной практикум по изученному материалу.
  Я лучезарно улыбнулась в ответ, поблагодарила и пообещала зайти за дополнительной литературой, когда она понадобится. Маг рассмеялся.
  - Вижу, ты серьезно подходишь к учебе. Нужна будет консультация по изучаемому материалу - подскажу, где найти толковую дополнительную литературу.
  - Идет.
  Я вновь добродушно лучезарно улыбнулась библиотекарю и повела своих парней за учебниками.
  - Ты ему понравилась. - Задумчиво протянул Калеб.
  - Да, обычно лазать и искать все приходится самому.- Найт согласно покивал. - Так что тебе, можно сказать, повезло. Менталист - с ними всегда нелегко.
  - Я, как бы, тоже менталист. - Мрачно напомнила я. - И, если уж на то пошло, прекрасно его понимаю.
  Развивать тему дальше я не хотела. Парни это поняли и отстали, молча лазая за нужными мне книгами. Так же молча помогли их доставить в комнату. Где и сгрузили на кровать, повинуясь моему жесту.
  Уходить, однако, никто не спешил, хмуро рассматривая не менее хмурую меня. Видимо, сегодня у меня день разговоров по душам. Правду говорят: как день начнешь, так его и проведешь. И закончится он так же хреново, как и начался. Я обреченно вздохнула, отошла к широкому подоконнику и, опершись о него, сложила руки на груди. Начинать разговор первой и хоть как-то помогать им я не спешила. Прекрасно понимала, о чем пойдет разговор, хоть и не могла прочесть их мыслей. И это раздражало.
  Вообще поразительно: еще пять дней назад я не могла читать мыслей, и это было нормально, и не особо волновало меня. Сейчас же то, что от меня скрывали свои мысли близкие мне люди, казалось мне если не предательством, то, по меньшей мере, высшей степенью недоверия. Они знали о моем даре менталиста, знали, что читать мысли и отгораживаться от них для меня так же естественно, как дышать, но все равно ограждали свои мысли от меня, словно не доверяя. Умом я понимала, что это лишь привычка, выработанная с детства и не имеет ничего общего с недоверием ко мне, но пойди объясни это глупым чувствам и эмоциям. Возможность проникать в чужой разум, читать чужие мысли была слишком соблазнительной, и отказаться от нее, казалось чем-то из разряда фантастики. Хотелось знать все, что о тебе думают. Особенно близкие люди. Соблазн чистой воды. А в итоге - стена недоверия между менталистом и другими, близкими ему людьми.
  Трудно найти того, кто будет принимать тебя таким, какой ты есть, со всеми твоими тараканами и заскоками, да что там, практически невозможно. Именно поэтому мы отгораживаемся щитами, как в прямом, так и в переносном смысле. Лучше быть одним и не подпускать никого слишком близко, чем потом жалеть и страдать от боли, испытывая муки совести за то, что влез в мысли того, кто тебе дорог, кто близок тебе, кто доверяет тебе, как самому себе.
  И это по-настоящему страшно: знать, что тот, кого ты любишь больше жизни, кто дорог тебе, боится тебя, твоего дара.
  - Не надо, Котенок. Не отгораживайся от нас.
  Найт виновато улыбнулся, а Джонатан решительно подошел ко мне и притянул в свои объятия. Не ожидая от него подобного финта, я неловко впечаталась в его грудь. А он, не давая мне возможности вырваться, крепко обнял, как тисками сжал.
  - Глупая. Ты чего там себе напридумывала? - Буркнул он мне в волосы. - Да, ты менталист, дальше-то что? Думаешь, мы тебе не доверяем, пряча наши мысли? - Я обиженно засопела и спрятала лицо на груди брата. - Мы доверяем, и любим тебя. И хотим тебе только лучшего. Но щиты - это привычка, выработанная годами. Ты ведь понимаешь это. - Я прикусила губу, чтобы не расплакаться, я понимала, но легче от этого не становилось. - Дар менталиста не из легких. А у тебя он еще и гибридный. Тяжело контролировать себя, чтобы не наговорить лишнего, чтобы не лезть в чужие мысли, чтобы просто не сомневаться в близких и доверять людям, как раньше. Мы понимаем это, правда. Понимаем, насколько тебе нелегко, особенно сейчас, когда ты только начинаешь осваивать свой дар. Но мы искренне за тебя переживаем и хотим помочь, защитить и просто быть рядом. Не закрывайся от нас. Пожалуйста.
  Судорожный, полузадушенный всхлип был ему ответом. Я скомкала его куртку и разревелась. Слишком тяжелым оказался этот день, а ведь впереди еще разговор с Каем и Киром. И, чует мое сердце, с ними так же будет нелегко. Я плакала навзрыд, выплескивая все страхи, что накопились во мне за последнее время, всю усталость и горечь не оформившихся до конца обид на себя, на них, на родителей.
  Краем сознания я уловила, как Калеб и Натанаэль оставили нас с братом одних. И я была им благодарна за это. Зрители мне были ни к чему. Я не привыкла выставлять свои истерики на показ, не привыкла выглядеть, быть слабой в глазах близких мне людей. С самого детства я видела, как порой маме было нелегко, хотя она старалась никогда мне этого не показывать, оставаясь внешне жизнерадостной и общительной. А я училась на ее примере, чтобы не расстраивать ее. Так и жили.
  Джонатан продолжал крепко обнимать меня, прижимая к себе, и просто ждал, давая возможность выплакаться. И я довольно скоро успокоилась, всхлипы стали стихать, я больше не комкала его форму, руки безвольно повисли, и я просто стояла, уткнувшись ему в грудь, только плечи вздрагивали время от времени.
  Так мы простояли еще какое-то время, пока я не отстранилась, а брат не стал удерживать, позволяя мне увеличить между нами дистанцию. Лишь молча, протянул мне носовой платок. Я безропотно приняла неожиданное подношение.
  - Спасибо. - Хриплым после недавних рыданий голосом поблагодарила я. - Вот уж не думала, что у наследника империи могут быть припрятаны в рукавах белые кружевные носовые платочки. - Полушутя подивилась я, вытирая остатки слез и сморкаясь. - Или ты носишь их для потенциальных фавориток, как прелюдию для горизонтальных утешений?
  Брат возмущенно хмыкнул, всем своим видом показывая, насколько он оскорблен. Но в глубине глаз прятались смешинки, и я невольно рассмеялась. Нет, я, конечно, понимала, что брат не жил монахом, но, пожалуй, я не хотела знать, скольких дам он 'утешал' в своих и не своих покоях. Я же старшая сестра, еще захочу настучать по голове братишке в воспитательных целях, так сказать.
  - Как ты могла так обо мне подумать? - Наигранно возмутился он. - Разве я могу воспользоваться горем барышни в подобных, недостойных благородного мужа, целях? И разве было бы достойно пренебрегать горем своих будущих подданных?
  Я расхохоталась. Сейчас он вел себя, как шут, вполне натурально возмущаясь, и разыгрывая обиду.
  - Конечно же, не можешь. - Решила подыграть ему я. - А на платочках империя не разорится. Но, давай, ты не будешь уточнять, скольким дамам в беде достались подобные утешительные дары, и сколько из них потом побывало в твоей постели, жаждая продолжения утешительных процедур.
  Брат лишь загадочно и немного мечтательно улыбнулся. Все с ним ясно. Тоже мне Дон Жуан и Казанова в одном флаконе. Ладно, фиг с ним. Сам разберется в своей жизни. Не маленький. А то еще с него станется влезть в мою, решись я вправлять ему мозги и совать свой нос в его личную жизнь.
  Благо, развлекаться на стороне ему осталось недолго. Хоть он и сам об этом не догадывается. Но нити судеб уже сплетены, эти двое уже ступили на свою дорогу, по которой им предстояло идти вместе до конца. Не знаю, мое ли появление в этом мире послужило тому причиной, или оно лишь ускорило события, но быть им вместе в ближайшем будущем. А уж Лерия позаботится о том, чтобы у Джонатана даже тени мысли не возникало о том, чтобы сходить на сторону.
  - Мне не нравится выражение твоего лица. - Брат подозрительно сощурился, вглядываясь в мое лицо.
  Я лишь пожала плечами и невинно захлопала ресницами, мило улыбаясь.
  - Не хочу знать. - Джонатан поднял руки в защитном жесте и отрицательно покачал головой. - Хватит с меня на сегодня предсказаний. Лучше разбери вещи, осмотрись. Захочешь осмотреть город и пройтись по магазинам, найди кого-нибудь из нас. А пока я лучше пойду, пока ты еще чего-нибудь не напророчила, или не увидела.
  И поспешно вышел, оставив меня наедине с неразобранными вещами и кучей учебников. Что ж, развеселить меня у него получилось, да и после незапланированной истерики мне полегчало. Слезы и правда, приносят облегчение.
  Я глубоко вздохнула, тряхнула головой, отгоняя не прошеные мысли, и решительно принялась за работу. Расставила книги в небольшом книжном шкафу, развесила и разобрала вещи, привезенные с собой, протерла пыль и проветрила комнату.
  Так за делами незаметно приблизилось время обеда. Но идти в столовую не хотелось. Там будет толпа любопытствующих и завистников. А держать усиленные щиты у меня не было ни сил, ни желания. Я еще не оклемалась после 'проверки' ректора, и испытывать себя на прочность совершенно не хотелось. А потому, я незаметно покинула комнату, благо соседка не жаждала общения со мной, спустилась вниз и решительно направилась на выход с территории академии. В конце концов, жить в большом городе мне не привыкать, и торговые лавки я вполне могу найти сама. Адреса у меня есть, с остальным разберусь.
  Расспросив привратника, я мило улыбнулась, поблагодарила и пошла вниз по улице к центральной площади, а оттуда направилась к торговому кварталу. Город мне понравился с первого взгляда. Готические здания, высокие шпили, витражные стекла, мощенные камнем улицы, фонтаны. Нет, я понимала, что на окраинах едва ли все настолько же радужно, но... было что-то родное, близкое в окружающих меня зданиях, вывесках. Только выйдя в город, у меня возникло ощущение - я дома. Действительно дома. И дома, видимо, у меня два. В клане Северных, и в столице. Что, в сущности, логично - животная ипостась - то у меня есть. А ей больше по нраву поселение оборотней и близкое соседство с лесом.
  Торговый квартал встретил меня суетой и толпой народа, спешащего совершить необходимые покупки. Невольно улыбнулась, вспомнив суету рынков собственного города, в котором выросла. Тряхнув головой, я решительно ввинтилась в людскую толпу, направляясь к первому нужному мне магазинчику с травами. Впрочем, не к тому, что указал Наставник, а к другому, более приглянувшемуся мне, с виду не большому, но оттого более уютному. На вывеске, оплетенной вьюном, как и фасад здания красовалась витиеватая, каллиграфически выведенная надпись 'травы и отвары тетушки Агнесс'.
  Едва переступила порог, остановилась, как вкопанная. Здесь было столько трав, порошков и выжимок, что я просто подвисла, вдыхая пряный ароматный запах. Чувствую, взгляд мой поплыл, и я на время выпала из реальности, наслаждаясь неповторимой смесью ароматов. Когда же я чуть пришла в себя, то, подозреваю, мои глаза горели предвкушением и желанием скупить все это богатство. Хотелось абсолютно все. И, кажется, женщина за прилавком это заметила. Она заливисто рассмеялась и вышла ко мне.
  - Оборотень? Первый курс? - Я кивнула, не видя смысла скрывать. - Ваши всегда так реагируют. Обостренный нюх, никуда от этого не денешься. Я соберу все, что нужно первокурснику.
  - Я из элитной группы. - Робко уточнила я. - Может, стоит запастись травами на несколько курсов разом?
  Меня внимательно осмотрели цепким профессиональным взглядом. Я не дрогнула, просто стояла, глядя прямо в глаза, ждала ответа. Травница, кивнула, придя к каким-то своим выводам.
  - Значит так, садишься за прилавок. Если зайдет посетитель - спрашиваешь, что хочет. В травах разбираешься? - Я кивнула, как ни странно, я разбиралась. Издержки маминого воспитания, и походов в лес вдали от туристических маршрутов. - Отлично. Обслужишь. Цены в учетной книге, записываешь туда, что и сколько продала. А я просмотрю запасы и соберу тебе необходимое. И книги свои дам с тетрадями - скопируешь, изучишь, пригодится. Сильным магом будешь, а сила не только в даре, но и в знаниях. Все, марш на рабочее место. Считай, что это твоя первая подработка.
  Я метнулась за стойку, пододвинула к себе указанную учетную книгу, заложила страницу, на которой она была открыта, и раскрыла в начале, углубляясь в список трав, отваров и выжимок. Травница одобрительно кивнула и ушла куда-то в подсобное помещение за занавеску. Я даже не взглянула в ее сторону, полностью сосредоточившись на списке. Тот был составлен толково и грамотно. Травы шли отдельно, отвары отдельно, выжимки отдельно. И каждый раздел составлен в алфавитном порядке и выделен своим цветом, что значительно облегчало поиск.
  Ознакомившись с книгой учета, перешла к изучению товара на полках, развешенного на стенах и спрятанного за прилавком. Обилие и разнообразие товара поражало воображение, лично я впечатлилась. Даже в походах в лесах и горах я не видела такого разнотравья, как здесь. Такое чувство, что многие травы собирались и привозились со всего света. В общем, я пребывала в культурном шоке и благоговейном трепете перед травницей.
  Правда, долго пребывать в невменяемом состоянии мне не дали. Не прошло и пятнадцати минут моего дежурства, как появился первый посетитель. Приветливо улыбнувшись клиенту, я спросила, чем могу помочь. Мужчина в возрасте, седовласый, но все еще крепкий, опираясь при ходьбе на трость с резным серебряным набалдашником в виде ворона, подошел к прилавку. Улыбнулся в ответ.
  - Отвар из снежных ягод, связку горных трав и экстракт цветов мандрагоры.
  Сверившись со списком, я отправилась на поиски необходимого. Дверь в лавку в очередной раз отворилась, пропуская очередного клиента. Вошедшего я узнала по голосу так, как находилась в этот момент спиной к двери, доставая связку заказанных трав.
  - Тетушка Аг...несс, - Рианир подавился фразой и, кажется, впал в ступор.
  Полагаю, до меня ему не приходилось видеть подрабатывающих принцесс, пусть и ненаследных. Не знаю, зачем он зашел в лавку, но хозяйку он явно знал, иначе не обращался к ней столь фривольно. А тут я, обслуживаю клиента, записывая все заказы в книгу, подсчитывая общую стоимость. И все это с вежливой улыбкой профессионального продавца - консультанта.
  - Всего доброго. Приходите еще. Госпожа Травница будет вам рада.
  С этими словами я передала пакет с заказом клиенту, тот раскланялся, принимая его, и вежливо попрощавшись, покинул лавку. Рианир посторонился, пропуская клиента, закрыл аккуратно дверь и развернулся ко мне, пристально разглядывая. Я вежливо улыбалась, ничуть не смущенная хмурым лицом одногруппника.
  - Что? - Вопросительно вскинула брови я.
  - Ты же должна быть в академии. И где твои братья или дракон?
  - В академии. На обеде, наверное. Если, конечно, не побежали на мои поиски. - Недовольно поморщилась я.
  - Наверное? - Переспросил арксур, тоном способным заморозить море до дна. - По-твоему это нормально: умотать в совершенно не знакомый тебе город, никого не предупредив и наплевав на собственную безопасность?
  Вот только охотники на демонов мне лекций не читали, и жизни не учили. Как малое дитя. Я зло сощурилась и подалась чуть вперед, опершись о стойку прилавка. Арксур не дрогнул и с места не сдвинулся, но тревожный огонек в глазах я уловила.
  - А не оборзел ли ты? А? Мне двадцать три года. И эти годы я не во дворце с кучей охраны и нянек прожила. Думаешь, в том мире безопасно и спокойно? Да там насилуют и убивают, грабят и подворовывают каждый божий день в разных уголках света. Я жила в большом городе, бывшей столице, и мне хватило ума и жизненного опыта, чтобы избегать излишних неприятностей, и научиться защищать себя в меру сил и возможностей. Я вполне способна сориентироваться в большом городе и пройтись по лавкам за покупками. Одна. Самостоятельно. Без конвоя. И не привлекая к себе излишнее внимание. Здесь никто не знает меня в лицо, не знает, кем я являюсь, и если быть как все, не нарываться специально на неприятности, ничего со мной не случится. Еще вопросы?
  Последний вопрос я задала таким тоном, что Рианиру стало ясно - вопросы лучше оставить до лучших времен. Он кивнул, принимая мои слова. Меня поняли, мнение мое учли и закрыли тему. Я мгновенно успокоилась. А откровенно изучающий и задумчивый взгляд проигнорировала. Ссориться и дальше выяснять отношения не хотелось. В конце - концов, мы не пара, чтобы предъявлять друг другу претензии и развлекаться подобным способом. А быть очередной его победой мне не улыбалось.
  А потому я вновь надела маску радушного продавца, решив вернуться к деловому стилю общения.
  - Итак, чем могу быть полезна?
  Охотника знатно перекосило от столь быстрой смены масок, но он быстро пришел в себя. Пересек, разделяющее нас пространство, и теперь нас разделял лишь прилавок. Отчего-то при этом я испытала одновременно и радость и огорчение. Но предпочла не заострять внимание на чувствах, выкинув из головы все лишние мысли.
  - Отвар зверобоя и ромашки, и экстракт волчьих ягод. Двойная доза.
  Я кивнула и занялась поиском необходимого, выставляя на прилавок то, что уже нашла. Мне не мешали, просто наблюдали, как я, найдя необходимое, записываю все в книгу, убираю выручку в мешочек под прилавком. Упаковав все, пододвинула мешочек с заказом охотнику.
  - Прошу, твой заказ.
  - Спасибо.
  Но уходить Рианир явно не спешил, продолжая молча меня разглядывать. Я вопросительно вскинула брови и оперлась о прилавок. Юноша отвел глаза, не решаясь ответить. Я вздохнула.
  - Что?
  - Я с тобой по лавкам пройдусь. - Я уже собиралась возразить, но арксур как-то так посмотрел на меня, что я закрыла рот, не сказав и слова. - Для моего спокойствия и в качестве бесплатной рабочей силы. Донесу твои покупки.
  - Видимо, мне стоит привыкнуть, что у меня толпа телохранителей - нянек - носильщиков.
  - Просто, ты больше не одна. У тебя появились те, кому ты дорога, и кто хочет просто о тебе заботиться и помогать.
  В этот момент вернулась травница. И при виде всего того, что она левитировала перед собой, Рианир поперхнулся вдохом и так на меня посмотрел, будто неожиданно разглядел что-то новое.
  - Я запасливая. - Кокетливо улыбнулась я и похлопала ресницами.
  Рианир открывал и закрывал рот, травница записывала все в учетную книгу, делая вид, что ничего не происходит, хотя я успела заметить смешинки на дне ее глаз. Да и в мыслях читалось одобрение. Я же продолжала хранить на лице глуповато-наивное выражение с толикой недоумения и хлопала ресничками. Охотник помотал головой из стороны в сторону, точно сбрасывал наваждение. Лишь спросил:
  - В других лавках ты такой же запасливой будешь?
  - А ты передумал мне помогать нести покупки? - Коварно спросила я.
  Причем меня устраивало любое его решение. Согласится - хорошо, не согласится - не расстроюсь, сама донесу или попрошу доставить. А вот он, если не согласится, навсегда застрянет в хороших знакомых. С ними приятно пообщаться, но доверять и принимать в близкий круг не станет никто. Ведь он четко даст понять - на его помощь рассчитывать не стоит. А не так давно он сам говорил, что, если что, поможет всегда.
  И он это понимал.
  Я удостоилась скептичного взгляда, но сделала вид, что вообще не поняла, к чему столь грозные взгляды в мою сторону.
  - На свадьбу пригласить не забудьте.
  Голос травницы полный веселья оторвал нас от обмена пламенными взглядами. Я смутилась, на миг забыв, что мы здесь не одни, полностью сосредоточенная на разговоре с охотником. Рианир смущаться не стал, лишь губ чуть коснулась загадочная улыбка. А сам он ограничился мягким 'Агнес', сказанным с легким упреком.
  - Что, Агнес? - Травница сделала вид, что ничего не поняла. - Да между вами уже сейчас искры летят, и ауры ваши полыхают подобно радужным бриллиантам всеми оттенками радуги. Учти, такую, как она больше не найдешь. Не в этом столетии. А ты искал, я - то знаю. Да и она, - кивок в мою сторону, - уже в курсе.
  Под вопросительным и настойчивым взглядом Рианира мне стало как-то неуютно. Я нервно затеребила клепки на куртке, вспоминая слова гнома - коменданта в общежитии. И старательно игнорировала охотника.
  В этот момент зашел очередной покупатель. И я получила небольшую передышку. Рианир прекратил сверлить меня взглядом, сделав невозмутимое лицо. Я быстренько нашла все, что требовалось, упаковала, рассчиталась и попрощалась с покупателем, радужно улыбаясь.
  Но стоило двери в лавку закрыться за покупателем, арксур вновь вперил в меня взгляд.
  - Да гном один, имен никаких не назвал, и сказать толком ничего не сказал. Так фразами общими отделался и ушел, ничего не пояснив. - Сдалась я, старательно отводя взгляд. - Сказал только, что нашлась - таки, и что меня долго искали, и все. Бред полный. А я, как бы, уже сосватана. Мордекаю. Да и у второго деда на меня планы в плане 'удачно выдать замуж'. Еще и Наставник хочет то ли архимагистра из меня сделать, то ли с Нораем свести. А от тебя настойчиво советовали держаться подальше.
  Под конец я умолкла и постаралась слиться с обстановкой. С каждым моим словом Рианир все больше и больше хмурился, а под конец вообще смотрел волком. Будто готов был проглотить живьем, и не жуя. Чувствовать себя Красной Шапочкой мне не понравилось. А, вспомнив местную интерпретацию, я нервно хохотнула и вновь умолкла под немигающим взглядом темно-фиолетовых глаз, ставших почти черными.
  - Кай, значит. И Норай. И 'удачно выдать замуж'. Ла-а-адно.
  Хм, что - то мне не понравилось это его 'ладно'. Я беспомощно посмотрела на госпожу Агнес, но та мне улыбнулась тепло и ободряюще, и я как - то сразу успокоилась.
  А к тому времени, как мне упаковали все мои покупки, охотник пребывал в отличном настроении, улыбался и шутил. Как будто и не было приступа ревности.
  Хотя о какой ревности может идти речь? Мы знакомы-то полдня от силы. Мало ли что там между нами, как кажется травнице, происходит. Да и слова гнома можно понять по-разному, ведь он ни словом не намекнул на любовь или, хотя бы, взаимную симпатию. С тем же успехом, охотник мог ждать меня для решения какой-то своей проблемы. Менталисты - предсказатели на дороге не валяются, таких еще поискать надо. А тут я сама нашлась. Ну, ладно, не совсем сама, тут Калеб поспособствовал. Но чего уж там.
  В общем, к тому моменту, как мы покинули лавку травницы, я успешно убедила себя, что никакого приступа ревности не было, а тот приступ ярости и злости связан с тем, что мне настойчиво советовали держаться от него подальше. И в чем-то я его понимала, но решила не развивать эту мысль для собственного же спокойствия. Мне хватало и того, что я сама не очень хорошо понимала, как отношусь к нему. Я не считала его своим другом, как дракона, он не был мне родственником, как Калеб и Джонатан, он не был мне безразличен, как Норай, и не вызывал глухого раздражения, как Кай, и Кир заодно.
  Шагая с ним по торговому кварталу к очередной лавке, я чувствовала необъяснимое для меня спокойствие и надежность. С ним мне было... уютно, что ли? Да и мой зверь был рядом с ним спокоен и расслаблен. Впервые за все то время, что я жила в этом мире, мне было хорошо и комфортно. Настолько, что я позволила себе расслабиться.
  И едва не поплатилась за это.
  Когда я почувствовала, как кто-то тянется к моему денежному мешочку, а сознания четко касается чужая мысль: 'Так, осторожно, она даже не узнает, кто ее обчистит', рука среагировала раньше, чем я успела подумать. Раньше, чем среагировал арксур. Да и не успел бы - руки заняты пакетами, которые собрала мне госпожа Агнес.
  Перехватив худенькую ручонку, я потащила сопротивляющуюся 'жертву перехвата' к ближайшему проулку, где и остановилась, вытащив воришку перед собой. Худощавый, бледный мальчишка смотрел на меня враждебно, но в глубине карих глаз таился страх, а в мыслях он просчитывал варианты побега.
  - Не выйдет. - Сухо проинформировала я. - Я - менталист, он - охотник на демонов. Ты не скроешься. Без шансов. Все равно найдем, так или иначе.
  Ответом мне были поджатые губы, и мысли о покровителе воров всех мастей, который мог скрыть кого угодно от властей так, что ни один менталист не найдет. Лучше любого амулета.
  Я сощурилась и грозно нависла над пацаненком, арксур, аккуратно сложив пакеты, пододвинулся ближе и встал за спиной мальчишки, отрезая пути к отступлению. Осознав, что легко уйти не удастся, парнишка насупился и впал в уныние.
   - Кто тебе велел обокрасть меня? - Молчание. - Ладно, не хочешь говорить, не надо. Сама все узнаю.
  - В этом нет необходимости.
  Из тени проулка к нам выступил мужчина, закутанный в плащ, а я едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Да и Рианир чуть слышно выругался от того, что не почувствовал чужого присутствия. И он, и я могли бы поклясться, что еще мгновение назад в переулке кроме нас никого не было, так откуда же взялся этот мужчина?
  Я настороженно вглядывалась в лицо, почти полностью скрытое капюшоном, ощущая смутное беспокойство. И не понимала причины. От незнакомца не чувствовалось угрозы, он не желал нам зла, но в то же время что-то с ним было не так. И именно это тревожило.
  А в следующее мгновение я поняла - я не чувствовала его мыслей. Вообще. Если бы он ставил щиты или носил амулеты, я бы чувствовала барьер, чувствовала бы мысли за ним, хоть и не могла бы их прочесть, а тут - пустота, полная, абсолютная и бездонная. И это пугало.
  Рианир призвал клинок в руке, но я ничуть не удивилась этому, лишь отступила на шаг в замешательстве, не понимая, как мне реагировать, и как поступить. Мальчишка попытался воспользоваться моментом и убежать, но я держала крепко и лишь притянула его поближе, чтобы не сумел вырваться. Незнакомец же улыбнулся и снял капюшон.
  Перед нами предстал мужчина по возрасту близкий к отцу. Я невольно подивилась сходству. Темноволосый, сероглазый, со шрамом не лице, прочертившим щеку от уха до уголка губ. Одет в простую, ничем не примечательную одежду и темно-серый плащ, позволяющий ему сливаться с домами. В голове отчего-то всплыли ассоциации с ассассинами в одноименной игре.
  Мужчина рассмеялся тихо, мягко, открыто, точно прочел мои мысли. И я бы не удивилась, узнай, что так оно и есть.
  - Я поручил Алонсо стащить твой кошелек, чтобы, в итоге, он привел тебя ко мне. - Если от меня ждали какой-то реакции, то ее не последовало. А потому просто продолжили пояснять. - Это было его испытание, которое он успешно провалил. Но я и не надеялся, что ему это удастся.
  Алонсо бросил хмурый взгляд на своего покровителя, но мои последующие слова заставили его остолбенеть и в страхе перевести взгляд на меня. А я всего лишь сказала:
  - Я забираю мальчишку.
  - Как будет угодно, ваше высочество, но при условии, что вы со мной побеседуете. Этот юноша, что готовится защищать вас от меня, пойдет с нами. Иначе, боюсь, вы откажете. А мне бы этого не хотелось. Клянусь самим своим существованием не причинять вам вреда, и вы сможете уйти, когда сочтете, что наш разговор окончен, и говорить нам больше не о чем, задерживать вас я не стану.
  Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Я с неуверенностью, гадая, кто же передо мной, незнакомец - спокойно, уверенно, я бы даже сказала.
  - Вы сами поймете, кто я. И я лишь один из многих, кто захочет с вами познакомиться поближе и побеседовать, ведь вас фактически выкрали из-под их покровительства. И позволил это я.
  Я в шоке смотрела на мужчину перед собой, осененная внезапной догадкой, в которую не в силах была поверить. Только и смогла, что кивнуть, принимая приглашение.
  - Отлично. Сделаем так. - Щелчок пальцами, и мои покупки исчезли в небольшом портале. - Все в твоей комнате в академии. А сейчас прошу за мной.
  И он шагнул в тень, из которой появился. Мы шагнули следом, и мир изменился. Исчез город, шум торгового квартала сменился тишиной лесной чащи. Еще шаг, и чаща сменилась дорожным перекрестком и таверной 'Сделки не перекрестке'. Я хихикнула, вызвав непонимающий взгляд своих спутников. Третий шаг, и мы на пляже тропического острова, где все приготовлено к пикнику.
  - Прошу. Все готово к обеду. Только еще одна маленькая деталь. - Щелчок пальцами, и на мне красуется раздельный пляжный купальник с парэо, а на моих спутниках пляжные шорты. - Такова, кажется, пляжная мода в том мире.
  Я кивнула, рассматривая ярко-желтый купальник по последней моде. Точно такой же я присматривала себе в магазине, собираясь купить его для поездки на море после соревнований.
  - Интересная у вас мода. - Хрипловатым голосом прокомментировал Рианир.
  Я подняла на него вопросительный взгляд и встретила откровенно изучающий взгляд. Пожала плечами, продолжая делать вид, что не понимаю суть его высказывания. А он пояснять не торопился, все так же откровенно меня рассматривая. Какое - то время мы продолжали играть в гляделки, напрочь игнорируя покрасневшего, как маков цвет, Алонсо и незнакомца, наблюдавшего за нами с интересом первооткрывателя. А потом Рианир тряхнул головой, точно отгоняя наваждение, и перевел вопросительный взгляд на мужчину, приведшего нас сюда.
  Видимо, решил, что безопаснее будет сосредоточить свое внимание на нем, чем продолжать рассматривать меня. И я его поддерживала в этой мысли. А то, мало ли, к чему может привести разглядывание моего купальника неискушенным в земной пляжной моде охотником на демонов. Мне лишние проблемы не нужны.
  - Ты уже поняла, кто я, как и твои спутники.
  Я кивнула, хотя и боялась до конца поверить. Боги являются смертным, ходят по земле и активно вмешиваются в жизнь своих последователей. О таком я разве что в мифах и легендах читала, но вот так столкнуться в реальной жизни. Такое у меня было впервые, и было это... дико, а еще страшно.
  - Не стоит меня бояться. Мы с тобой уже встречались неоднократно в том мире. Я твой поклонник, знаешь ли. Точнее, твоих спортивных успехов и побед.
  В памяти, как по волшебству, всплыло лицо мальчика - мужчины, чем - то похожего внешне на отца и этого незнакомца, что столь оригинально пригласил нас на пикник на пляже тропического острова.
  Вот, мне три года, я разбила коленку, катаясь на коньках, ко мне спешит мама, но ее опережает незнакомый мальчик лет шести. Он опускается на ноги передо мной, касается коленки, и боль уходит. Я смотрю заплаканными глазами не него, а мама в это время вытирает мне слезы и аккуратно ощупывает пострадавшую коленку, совершенно не замечая незнакомого мальчика.
  Вот, мне семь лет, и я выиграла свою первую медаль по фехтованию. Серебряную. Но какое это имеет значение? Ведь это моя первая серьезная победа, к которой я стремилась. Цветы мне дарит мальчик лет десяти, и лично надевает мне медаль на шею.
  Вот я на соревнованиях по гимнастике. Мне десять лет. До финала я не дошла - вывихнула ногу на предыдущем этапе, и потому ревела на скамье в медпункте, дожидаясь, когда мама переговорит с врачом и заберет меня домой. Решается вопрос моей дальнейшей спортивной карьеры. В медпункт, никем не замеченный, входит парень лет пятнадцати и, присев передо мной на корточки, кладет руки на многострадальную конечность, и боль мгновенно стихает. Да и отек чуть спадает. Я судорожно вздыхаю и благодарю за помощь, принимая носовой платок, вытираю слезы.
  И так еще несколько раз на протяжении моих двадцати трех лет.
  - Вижу, ты вспомнила. Я наблюдал за тобой и присматривал все эти годы. Пожалуй, начну сначала. И представлюсь. У меня много имен. Но в этом мире я известен, как Пейрант - Странник.
  - Бог путей тайных и явных, дорог и троп. Покровитель воров, разбойников и грабителей. Вечный скиталец, который нигде не остается надолго. - Проинформировал Рианир, тоже догадавшись, кто явился нам.
  - Моего покровительства ищут все, кто отправляются в путь, кто живут дорогой, и те, кто не в силах найти свой путь в жизни. И просят направить их на правильный путь. Воры, грабители и разбойники - заблудшие души, моя задача направить их на путь истинный, помочь перестать блуждать во мраке. А идти ли им по указанному пути или нет, каждый решает сам.
  Сухо проинформировал Бог. И более ничем не выдал своего отношения к высказыванию охотника на демонов. Но надо отдать ему должное, Рианир смутился и предпочел занять себя поеданием сэндвича с тунцом, который нарочито долго и пристально разглядывал, прежде чем откусить кусок. Откусил, прожевал, распробовал, и далее был потерян для общества, с наслаждением поедая приглянувшуюся закуску.
  - Когда твоя мать узнала, что беременна, обратилась за помощью к твоему дяде, желая уберечь тебя от твоей судьбы. Она была сильным магом, и зверь ее был силен. Ее звериная ипостась подсказала ей, что она ждет ребенка, в первую же неделю беременности. И ее волчица знала, что будет девочка. И твоя мать испугалась, что тебя отнимут у нее, станут делить, давить на тебя, принуждая выбрать сторону. И потому решила сбежать. Но молить о помощи Изначального Снежного побоялась. Прародитель всех оборотней, кроме драконов, суров, хоть и справедлив. Он бы не позволил забрать свое, не рожденное дитя в другой мир. Судьба каждого оборотня тесно связана с этим миром, они защитники этого мира от нежити и нечисти, его воинство. А какому генералу понравится, что его солдат свалил в самоволку? В общем, когда твоя мать просила меня направить ее на правильный путь, указать путь ее еще не рожденному ребенку, я направил ее к твоему дяде. Я свободно хожу по миру, и иные миры для меня открыты, я один из немногих Богов, которые могут перемещаться между мирами в силу своей божественной сути. А потому, мне ничего не стоило помочь твоему дяде создать портал в другой мир и помочь твоей матери уйти. Не насовсем. Все же ты принадлежишь к этому миру, и судьба твоя связана с ним. Но в одном ты была права в своих догадках: я помог твоей матери, скрыл тебя от других Богов, чтобы ты могла вырасти в иных условиях, чтобы этот мир, расти ты в роскоши, избалованная вниманием родственников, не испортил тебя, чтобы ты выросла свободной. Душа дракона навсегда останется душой дракона, даже перерожденная в детях Изначального. Я сделал привязку на твоего кузена, когда он родился, чтобы в определенный момент он вернул тебя в этот мир, тебя и мать. Но вернулась только ты. И вот это мне не нравится.
  Я молча отщипывала кусочки от апельсинового маффина, тщательно их пережевывая, и думала. Значит, я была права, когда говорила Натанаэлю о божественном вмешательстве в свою судьбу, позволившем мне вырасти порядочным целеустремленным и независимым человеком. Что ж, учитывая, как я могла расти, мне, пожалуй, стоит быть благодарной Пейранту за вмешательство. Так у меня был хотя бы один родитель, а, узнай обо мне дедушки тогда, едва мама забеременела, я бы и ее лишилась. Обо мне бы заботились няньки - гувернантки, а родителей ко мне бы и близко не подпустили. И я сомневаюсь, что им удалось бы что-то изменить. По крайней мере, вначале. А потом могло быть уже поздно. Вырасти я избалованной вседозволенностью, или же, наоборот, под строгим контролем и надзором, я бы не была такой, как сейчас.
  Но, впрочем, что толку думать, что было бы. Имеем то, что имеем. И в свете того, что я узнала, моя прошлая жизнь уже не казалась мне такой уж плохой. Да, расти, чувствуя себя сиротой было нелегко, но расти я в этом мире, все было бы так же. Лишь сменились бы декорации. А так... я хотя бы знала цену свободы и независимости, и готова была драться за их сохранение.
  - Так вы присматривали за мной всю мою жизнь, мотаясь меж двух миров, чтобы я смогла дожить до момента, когда меня вернут в этот мир? А дальше то что?
  Нет, я понимала, что мама молила его о помощи, указать мне путь, направить. Но лечение разбитой коленки, вывиха, драка из-за меня с парнем, бросившим меня и насмехавшимся надо мной, это несколько... выходит за рамки маминой просьбы. Как мне кажется. Да и на крестного фея он не похож. Крылышек нет.
  Воображение живо нарисовало Бога путей в милом розовом платье с блестками, обтягивающим его фигуру, на каблуках - шпильках и с крыльями бабочки за спиной. Картинка получилась настолько яркой, что я подавилась кексом от разобравшего меня смеха и закашлялась. Алонсо услужливо постучал меня по спине и протянул стакан с лимонадом, который выдувал уже третий стакан.
  - Виолетта Бастианна Леттария. - Рявкнул покровитель путников, воров, разбойников и грабителей, для которого не стало тайной порождение моей буйной фантазии.
  Я вновь закашлялась, едва не подавившись лимонадом. Рианир укоризненно посмотрел на бога, и, придвинув меня ближе, постучал по спине. После чего протянул мне салфетку, чтобы я могла утереть выступившие слезы. Я благодарно кивнула, вытерла глаза и отпила из стакана. И под внимательным взглядом Бога отодвинулась на место. Рианир только улыбнулся, наблюдая за моими маневрами. Весело ему, видите ли.
  - Я, конечно, не фея крестная, - еще один недовольный взгляд на меня, - но именно я фактически похитил тебя, укрыв от взора Богов этого мира. И оставить тебя без покровительства не мог. Направлять тебя, покуда ты не выберешь иного Бога - покровителя, моя обязанность и ответственность.
  Что ж, логично. Кто предупрежден, тот вооружен. Будет повод быть осторожной, и приготовиться к встрече с другими Богами Пантеона. По крайней мере, постараться приготовиться.
  - А с мамой что? Почему она не вернулась в этот мир со мной?
  - Она вернулась. В тот же миг, что и ты. - Я, было, открыла рот, чтобы возразить. Ведь он же сам сказал, что вернулась только я, но Пейрант поднял руку, предупреждая любые вопросы. - Привязка делалась так, чтобы вы призвались обе. Но твоя мать не призвалась, она перешла в этот мир сама. Открыла портал чуть раньше, чем сработал ритуал призыва по крови, что проводил Калеб. И куда она переместилась, я не знаю, как не знаю и где она. Она скрыта от меня. Полностью. Кто бы не помог ей спрятаться от меня, он или Бог, или высший демон из Повелителей Хаоса. Так что то, что у тебя в наставниках архимагистр, а в друзьях - знакомых двое охотников на демонов, послужит не лишней защитой. Присматривая за тобой, я упустил ее путь из виду, не заметив, как тот оказался скрыт от меня. И в этом моя вина перед тобой.
  - Поэтому ты решил пригласить меня сюда, чтобы предупредить? Не только о других богах, но и о демонах, которые вполне могут начать на меня охоту, если моя мама связалась с одним из их повелителей.
  - Да. Ведь, как не крути, я - твой крестный фей. - Полушутя подтвердил мои выводы Бог - Странник.
  Я невесело хохотнула, оценив реплику своего божественного покровителя. И кивнула, принимая все сказанное. Что ж, веселого мало. Но что поделать? Я давно поняла, что легко в этом мире мне не будет. И за свое счастье, каким бы оно ни было, придется бороться. На этой моей мысли Рианир придвинул меня к себе и усадил на колени, позволяя обхватить себя за талию и уткнуться в шею.
  - Пожалуй, нам уже пора. - Рианир обнимал меня спокойно, уверенно, даже немного собственнически, и это успокаивало.
  Я позволила себе чуть расслабиться, но потом все же высвободилась и встала, кивнув.
  - Да. Пора.
  Пейрант щелкнул пальцами, и наш импровизированный столик для пикника исчез, а на нас вновь была наша одежда. Алонсо украдкой облегченно выдохнул, видимо, боялся, что так и останется в пляжных шортах. Я улыбнулась и протянула ему руку. Тот с готовностью ее ухватил, готовый к обратному перемещению.
  - И еще одно. Напоследок. Своеобразный подарок. - Взмах руки, и у нас на пальцах красуются кольца. - Когда будет казаться, что пути нет, что выхода из тьмы к свету не видно, и само будущее туманно и лишено смысла жизни, они помогут. Когда придет пора воспользоваться ими, вы сами поймете. Тогда все, что вам нужно будет сделать - переодеть кольцо на тот же палец другой руки. Или бросить на перекрестке. Вы сами поймете, что именно сделать.
  Я рассматривала свое кольцо: неширокое, платиновое с посеребренной филигранью в виде пумы и дракона, кусающих друг друга за хвост. Интересная интерпретация инь - ян. Вечного противостояния и вечного единения. Тени - толкай. Море и луна. И лишь в их единстве рождается смысл, гармония и равновесие.
  У арксура кольцо было более массивным, тоже платиновым, но украшенное черненным серебром. И филигрань была другая: человек, за плечами которого стоят демон и эльф, а у ног лежит огромный волк. Что ж от себя не убежишь и свою суть не переделаешь. Как бы, порой, этого не хотелось.
  Только Алонсо вместо кольца досталась татуировка в виде феникса, раскинувшего крылья. И именно ее рассматривал с неподдельным восторгом мальчишка в вырезе рубашки. Я бросила хмурый взгляд на своего покровителя. Вот к чему это все? Сейчас татуировка, потом глава воровской гильдии, а потом и всего приступного мира империи?
  - Она защитит мальчика. Он маг, но следовать за тобой он сможет, лишь получив свои собственные крылья. А сила феникса убережет его и поможет выжить. Мальчик твой, теперь уж точно.
  М-да. Назвался груздем... А я четко дала понять, что забираю мальчика. И, если судить потому, с какой силой он вцепился мне в руку, тот уже не так уж и против. Наоборот, боится, что передумаю и оставлю его здесь, или там, в столице. Когда вернемся.
  Я скорбно вздохнула, но передумывать не стала. Чувствовала, что мальчик должен быть со мной. Не знаю, как, и когда, но он сыграет немалую роль в моей судьбе, в будущем. И крылья в подарок от Бога могут быть далеко не лишними. А потому просто кивнула, принимая слова Бога. В конце концов, ему виднее, чем одаривать.
  Обратный переход в три шага. И вот мы в том самом проулке, откуда и уходили. Пейранта не видно, но это и не удивительно. Он же Бог. Появился из ниоткуда, ушел в никуда. Удивило другое: судя по часам на главной площади, отбивающим очередной, прошедший час, прошло едва ли больше десяти минут с момента нашего столкновения с Богом - Странником.
  - Чудны дела твои, Господи. - Подивилась я, мои спутники кивнули. - Так. О произошедшем и услышанном никому не слова.
  Я бросила на Рианира и Алонсо предупреждающий взгляд. Те кивнули, вняв намеку и интонациям в моем голосе. Алонсо так вообще передернул плечами, но руку не отнял, только вцепился покрепче. Хотя, казалось бы, куда еще крепче?
  - Идем, решим, что с тобой делать.
  - И куда именно вы, собственно, собрались? - Прозвучал сакраментальный вопрос у нас за спиной?
  М-да. Нас нашли. Повернулась к брату. Да, так и есть. Джонатан. А с ним Найт, Калеб и Кир с Каем. Явно проследили мой путь по запаху. Ну, да ладно. Чего-то подобного я и ожидала в глубине души. Знала, что спокойно прогуляться мне не светит, и так или иначе, но меня выследят.
  А потому я коварно улыбнулась, отчего уже напрягся брат, растеряв остатки злости. И провозгласила:
  - О! Ты - то мне и нужен!
  - Я?!
  Брат беспомощно оглянулся на своих спутников, бросил нервный взгляд на Рианира, и сглотнул комок в горле. В чем - то я его понимала. У него уже был опыт общения со мной: одним предсказанием я его уже облагодетельствовала. Теперь он обоснованно боялся очередной вариации на тему: 'а хочешь...'.
  - Знакомься. Это - Алонсо. Он - сирота, промышлял воровством, ну пытался. Но провалился на главном правиле любого хорошего вора.
  - Не попадаться на краже. - Хмуро буркнул мальчишка, состроив недовольное личико.
  - Всегда проверять заказы, которые тебе предлагают. Нужно знать, с чем можно столкнуться, и кто потенциальные жертвы кражи. Меньше шансов, что подставят. - Сухо проинформировала я.
  Мальчик окончательно скуксился и обиженно засопел, но возразить ему было нечего. Парни дружно хмыкнули, соглашаясь со мной.
  - И чего ты хочешь от меня? - Горестно вздохнул Джонатан, уже догадываясь, о чем я могу его попросить.
  - Для начала, совета. Но давай переместимся в какое-нибудь кафе. Не обсуждать же все посреди улицы.
  - Хорошо. Но потом ты объяснишь, куда дела покупки, за которыми ты, вроде как, отправилась.
  - Доставили в академию. Разовый портал, привязка по ауре. Все для своих.
  И не соврала, почти. Продавец - оборотень в магазине ритуальных товаров оформил покупку и доставку. А все дело, как оказалось, в том, что я оборотень и успела помочь госпоже Агнес.
  Вот, казалось бы, мы ходили по торговым лавкам от силы полчаса после визита к травнице. Я обслужила за все то время, что дежурила за прилавком, только пару клиентов. А к тому времени, как я дошла до лавки ритуальных товаров, весь торговый квартал знал, что именно я помогала травнице. И за эти полчаса я успела стать... своим человеком. Как итог - скидка при покупке, помощь в доставке и прочие бонусы. Пейрант отправил в мою комнату пакеты лишь из последней, посещенной нами лавки.
  - Пошли. Расскажешь, как ты умудрилась за час, что тебя не было, стать своей в торговом квартале.
  Я пожала плечами и пошла следом за братом, притихший Алонсо шел рядом, все так же держа меня за руку.
  Шли недалеко. Буквально на соседней улице отыскалась небольшая уютная чайная. Там мы и расположились за одним из круглых столиков в углу. Меня усадили в центре углового дивана, справа место занял Алонсо, с ним рядом сел Джонатан, слева место 'отвоевал' Мордекай, остальные расположились на свободных местах. Рианира при коллективном молчаливом согласии усадили напротив меня, что б, типа, не рядом. Тот возражать не стал, только смешливо хмыкнул и улыбнулся мне уголками губ. Да так заразительно, что я не смогла не улыбнуться в ответ, намеренно игнорируя недовольные взгляды моих братьев и оборотней. Один только дракон наблюдал за всем этим цирком со вселенским спокойствием. Впрочем, вру. С арксуром он обменялся не понятными мне взглядами, после чего чуть заметно кивнул и расслабился.
  - Рассказывай. - Велел брат, когда мы все определились с заказом.
  Ну, я и рассказала, умолчав только о беседе с Богом - Странником. Отчего - то было важно сохранить эту беседу как можно дольше в тайне. Жизненно важно, я бы даже сказала. Оттого и умолчала, и Рианиру с Алонсо запретила распространяться.
  Когда закончила, наш столик накрыла тишина. Парни, все кроме Рианира, молчали, явно шокированные и ошеломленные моим вольным пересказом.
  - Ты работала за госпожу Агнес? - Наконец, выдавил из себя Киран.
  - А что такого? Ну, доверила она мне лавку и обслуживание клиентов на все то время, что занималась моим заказом. Что в этом такого - то?
  - А-ммм... а она в курсе, что ты оборотень, наполовину? - В свою очередь спросил Мордекай.
  - Конечно. Поняла по моей реакции на запах трав и отваров в ее лавке. - Все еще не понимала, что такого произошло, я.
  - Понимаешь, госпожа Агнес состоит в совете гильдии торговцев Равейны. - Пустился в объяснения Найт. - И у гильдии есть негласное правило: на работу, даже временную, можно брать только своих. Гном никогда не возьмет на работу эльфа просто потому, что эльф не гном. Кто поймет гнома лучше другого гнома?
  - Дело семейное. - Прокомментировала я.
  Я прекрасно понимала, на что намекает дракон. Подобная схема ведения дел меня не удивляла. В школе и в университете я училась с дочерьми вот таких вот бизнесменов, для которых бизнес - дело семейное. И детей своих они воспитывали как потенциальных преемников. И попасть в такую компанию на высокую и хорошо оплачиваемую должность сравни выигрышу джек-пота в лотерее.
  - Да. - Подтвердил Натанаэль. - Чтобы оборотень взял на работу, скажем, вампира, он должен получить одобрение и разрешение совета гильдии, в идеале подкрепленное свидетельством заключенных семейных уз.
  Я пожала плечами, запивая блинчик со сметаной ароматным цитрусовым чаем. Если они ждали от меня подробного и четкого ответа, почему гильдия торговцев вот так легко приняла меня в круг своих, то его у меня не было. Я сама удивлялась произошедшему, но решила считать все приятным бонусом и не докапываться до истины.
  - Ну, по факту я и не работала. Мне же ничего не заплатили, я всего лишь подменила госпожу Травницу на то время, что она занималась моим заказом. Тут можно говорить о взаимовыгодном сотрудничестве, а не о работе. И не моя вина, что те двое клиентов, которых я обслужила за те полчаса, разнесли весть обо мне по всему торговому кварталу.
  - Ну да - ну да. И только из-за этого самого 'взаимовыгодного сотрудничества' тебе доверили святая святых любого уважающего себя торговца - дневную выручку и учетную книгу. - Скептически покивал Джонатан.
  Я вновь пожала плечами.
  - Что я могу сказать? Вежливая и доброжелательная улыбка профессионального продавца - консультанта творит чудеса.
  - Да ты полна сюрпризов, сестренка. - Подивился кузен. - Ты смотри, еще припахают тебя к чему-нибудь в экономической сфере. Будешь курировать торговые гильдии по всей империи.
  Я вздрогнула от перспектив. Мало мне династического брака, предложения Джонатана стать его советником, теперь еще и торговые гильдии на горизонте маячить начали.
  - Не приведи Пейрант. - Вознесла я мысленно молитву своему покровителю. - Уж лучше быть советником.
  - Так это можно расценивать, как твое потенциальное согласие? - Лукаво улыбнулся брат и расхохотался в ответ на мою кислую мину. - Ладно - ладно. Думай. Но еще пара оговорок в таком же духе, и я считаю, что ты согласна.
  - Раз уж мы все выяснили, - бросила хмурый взгляд на этого весельчака, - то вернемся к насущному. Алонсо. Я хочу, чтобы в будущем он был в моей свите, скажем так. Не скажу, в какой роли, потому что сама пока не знаю, чем хочу заниматься в будущем. Но его надо начинать учить уже сейчас. Есть ли возможность сделать его моим воспитанником или подопечным?
  Джонатан какое - то время пристально рассматривал мальчишку и размышлял о чем - то. Алонсо от подобного внимания было явно не по себе, но он старался этого не показывать. Уплетал пирожное, и только напряженная складка между бровей говорила, что мальчик нервничает.
  - Твоим - нет. - Наконец, принял решение брат. Я разочарованно прикусила губу. - Моим - да. О тебе пока никто не знает, и будет лучше, чтобы все оставалось в тайне, как можно дольше. А вот мне ничто не мешает взять подопечного, если я захочу. Поселим его во дворце в крыле со слугами, и определим в подручные к придворному магу. У мальчика явно присутствует дар некроманта. И за ним нужен присмотр. - После обратился к мальчику. - Читать, писать умеешь? - Тот кивнул. - Отлично, магистр Тезаурус найдет тебе занятие. А лет через семь, когда тебе будет восемнадцать - пойдешь учиться в Академию.
  Мальчик искоса посмотрел на меня. Я кивнула, соглашаясь с братом. И Алонсо ничего не оставалось, как принять свою дальнейшую судьбу. Я положила на его тарелку один из своих блинчиков и обильно полила его сметаной. Алонсо накинулся на угощение так, будто до этого не слопал пять фруктовых корзиночек. Я улыбнулась и потрепала мальчишку по голове, взъерошив волосы. Тот недовольно тряхнул головой, но ласку принял. Мой дар четко различил удовольствие, смешанное с удивлением. Ему были не привычны подобные проявления чувств. Но ничего. Привыкнет еще.
  Больше о серьезном мы не говорили. Парни рассказывали забавные истории из студенческой жизни. Я хохотала до слез, и в свою очередь делилась забавными историями из своей жизни. Хохот за нашим столиком порой был настолько оглушительным, что на нас оборачивались посмотреть другие посетители чайной, среди которых была и Лерия. Она бросала задумчивые, раздраженные и немного ревнивые взгляды на нас, но подходить и присоединяться к нашей компании не стала. Ну, что ж, дело ее.
  А потом, после принесенного мне и Алонсо десерта за счет заведения (мы лакомились вкуснейшим сливочным мороженным под завистливыми взглядами остальной компании), мы разошлись в разные стороны. Парни отправились в академию, а я, Алонсо и Джонатан пошли во дворец к императорскому магу. Надо было пристроить мальчишку, и откладывать все в долгий ящик смысла не имело.
  Во дворец мы шли в молчании. Джонатан хмурился и о чем-то размышлял. Я поглядывала искоса на него, и настроение портилось уже у меня. Отчего - то у меня была уверенность, что мысли брата мне не понравятся. И предчувствие меня не обмануло.
  - Фиа, послушай, - с легкой руки дракона оба прозвища прилипли ко мне намертво, - Рианир, он - неплохой одногруппник, идеальный напарник, может быть хорошим другом, но влюбляться в него не стоит.
  Я скрежетнула зубами. Меня захлестнула злость, но усилием воли я сдержала, рвущиеся наружу ругательства. Глубоко вдохнула, выдохнула и ответила:
  - Знаешь, когда запрещают что-то делать, сделать это хочется вдвое больше. Чисто из принципа и чувства противоречия. Я понимаю, вы все хотите мне только добра, заботитесь. Но если вы хотите полностью оградить меня от боли и разочарований, от разбитого сердца, то наложите на меня сонное заклятье, положите в хрустальный гроб, спрячьте его в неприступном гроте, охраняемом морским чудовищем, и храните тайну его местонахождения под страхом медленной мучительной смерти. Потому что только те, кто не живет, не испытывают боли и эмоций, а значит, и разочароваться им не грозит, как и страдать от разбитого сердца.
  Брат вздохнул, но, кажется, смирился. По крайней мере, кивнул в знак того, что принял мои слова к сведению. Ему по-прежнему не нравилось, что отказываться от общения с Рианиром я не собиралась, но и столь крайние меры, что я озвучила, его явно не прельщали.
  - Ладно. Ты девочка большая, сама разберешься. - Я хмыкнула и улыбнулась, радуясь, что меня услышали. - Но, ты же понимаешь, что отец не допустит вашего брака, если все же дело дойдет до этого?
  И вот мы опять подошли к вопросу династического брака. Я скривилась, точно лимон проглотила разом.
  - Уж, лучше скажи, этого не допустит дед. Это он одержим идеей оставить дар в семье. Но, как бы то ни было, отца своим детям я выберу сама. А все кандидаты на роль мужа в династическом браке пусть встанут в очередь за Мордекаем и Нораем.
  - У Норая есть официальная невеста. Он в восторге настолько, что завел себе любовницу - дочку трактирщика. - Криво улыбнулся брат.
  Мою речь он оценил, как оценил и возможность, в перспективе, породниться с Каем или Нораем. Я безразлично пожала плечами.
  - В подобном свете твоя дружба с Рианиром даже более предпочтительна. Против Кая я ничего не имею, хотя мы и не друзья, но Норай... самоуверенный, наглый, заносчивый.
  - Я бы с тобой поспорила.- Возразила я. - Вообще, если бы Наставник так активно не настраивал бы меня против Рианира, одновременно едва ли не сватая Норая, мы бы могли стать друзьями. У него не простая жизнь. Он ведь тоже в своем роде принц, как и ты. - Джонатан кивнул. - Вот только тебя не воспитывали, как его. Быть лучшим во всем, если враждовать, то с достойным противником, жениться только на самой достойной и выгодной партии. Его отец внебрачного сына признавать не стал, что уж ему родной. Всегда, что бы не делал, недостаточно хорош, недостаточно идеален. Все недостаточно.
  Дальше, какое - то время мы шли молча. Алонсо переводил внимательный и настороженный взгляд с меня на брата, но не вмешивался. Кажется, мои слова что-то затронули в его душе, воскресили воспоминания, которые он старательно пытался похоронить, забыть. Бедный ребенок. Что ж случилось в его жизни, если он попал на улицу и подался в карманники.
  - Если так рассуждать, то нам с тобой еще повезло. - В голосе брата слышалась грусть.
  Я молча пожала плечами. Да, в какой-то степени, так и есть. Мы не были любимыми детьми, но нас растили, о нас заботились и по-своему нами дорожили. Тут же... вещь. Ценная, дорогая, в нее вложено много средств и ожидается определенный результат от ее использования. А если результата нет, или он не так высок, как ожидалось - следует наказание.
  
  К дворцу мы подошли не с парадного входа, и даже не с черного. Брат вывел нас на неприметную улочку, утопающую в тени парковых деревьев и кустарников. С одной стороны возвышалась высокая стена, оплетенная плющом и вьюном. И в этой, на первый взгляд сплошной стене имелись ворота. Даже скорее дверь из черного каленого железа. В замысловатом переплетении прутьев на двери угадывались очертания дерева и кустарников. И вся дверь была густо оплетена плющом. Если бы брат не указал на нее, я бы и не подумала, что там скрыта дверь.
  Джонатан положил руку на ручку двери. Сначала ничего не происходило, потом по руке брата скользнули серебристые искорки и перед нами материализовался белоснежный зверек, похожий на помесь лисенка и рысенка. Уши с кисточками, вытянутая мордочка с носом - бусинкой, шикарный пушистый хвост и сильные мощные лапы. При виде этого зверька Алонсо вытаращил глаза от удивления и восторженно приоткрыл рот, замерев на месте и боясь лишний раз вздохнуть. Я улыбнулась при виде подобной реакции, хотя сама едва сдержала себя, чтоб не запищать от восторга подобно маленькой девочке.
  Зверек нас внимательно осмотрел. Особое внимание отчего-то досталось мне. Он подлетел ко мне вплотную, завис на уровне лица и пристально вгляделся, даже обнюхал, втянув носом воздух рядом со мной. После чего выдал:
  - С возвращением. Можете пройти.
  И исчез. А дверь сама отворилась.
  Мы прошли в дверь, и та закрылась за нами. Я невольно оглянулась и подошла поближе к брату, а Алонсо придвинулся ко мне.
  - И что это было, сейчас? - Чуть севшим от волнения голосом, спросила я.
  Вот как-то мне не понравилось, как меня обнюхали. Будто в душу заглянули и наизнанку вывернули. Странное чувство, пугающее. И эти слова. Меня будто поздравляли. Вопрос только с чем? С возвращением домой? В семью? В этот мир? Логично, конечно, но как-то... пугающе, малость. Складывалось ощущение, что меня тут ждали все: от обеих моих семей, до духов, богов и демонов.
  - Это - Айзек. Он - дух - хранитель. Без его ведома невозможно ни войти, ни выйти. Во дворце полно таких духов. Они охраняют все. Ни один вор или злоумышленник не проникнет во дворец незамеченным. Большую часть времени они спят, но при малейшей угрозе императорской семье - просыпаются и активируют защиту дворца.
  - Ясно. - Кивнула я и задала другой вопрос, который меня интересовал. - И часто ты ходишь через этот вход? Чем тебе не угодил главный вход?
  - Чтобы абсолютно все во дворце знали, что я вернулся, раньше, чем я успею дойти до парадной лестницы? - Невесело хохотнул брат. - Нет уж. Запомни, если хочешь остаться незамеченной, научись пользоваться потайными ходами и обходными путями. Я итак рискую быть обнаруженным лакеями и слугами. А мне вовсе не хочется присутствовать на очередном сверхважном заседании совета. Успеется еще.
  Теперь уже хихикала я, представив себе зевающего и клюющего носом под очередной занудный доклад члена совета брата. Что ж, его можно понять. Да и самой на будущее запомнить.
  - Смейся - смейся. Я посмотрю на тебя, как ты будешь шарахаться от слуг и лакеев, дабы избежать прелестей светской жизни и обязанностей члена императорской семьи.
  Я скривилась и уже собиралась ответить что-нибудь едкое, но тут брат метнулся к ближайшему кусту роз и нагнулся так, чтоб его не было видно. Я инстинктивно последовала его примеру, утащив за собой Алонсо. Судя по озорному огоньку в глазах, он все происходящее считал забавной игрой или своеобразным приключением.
  Я бросила вопросительный взгляд на Джонатана, но тот приложил палец к губам, призывая к молчанию. Ну, и ладно. Послушаем эмоциональный фон, авось чего полезного узнаем.
  Чуть приспустив щиты, которые держала все это время, постаралась осторожно прощупать окружающее пространство. И почти сразу почувствовала злость, я бы даже сказала ярость. Эмоции были настолько сильны, что меня аж скрутило от боли, ударившей по нервам. Прикусив губу, вцепилась пальцами в землю и спешно подняла щиты на место. Теперь можно и послушать чужие мысли без вреда для собственного здоровья. Когда знаешь, где нужный тебе источник мыслей, легче вычленить его мысли и считать нужную информацию.
  А там было, что 'почитать'. Та, что источала ярость и злобу была моей сводной сестрой - принцессой Айрин. Отец таки нашел ей жениха и уже заключил помолвку, отчего сама сестрица не пришла в восторг. Она искренне считала, что рождена, чтобы блистать на балах, а не хоронить себя в землях вампиров.
  У вампиров была жесткая клановая иерархия. И титул правителя у них наследовался сильнейшим. Когда правитель решал уйти на покой, созывался совет кланов. Каждый клан выставлял своего кандидата, и вот из них - то действующий правитель выбирал себе преемника, либо выдвигал собственного наследника в качестве кандидата. Тогда устраивалось своего рода состязание, определяющее сильнейшего. И вот он - то и становился новым правителем, а его клан - главенствующим над остальными кланами. Ну, чисто мафия.
  Вообще, вампиры выбирали себе супруг из представительниц своего народа. Если уж они решались взять в супруги представительницу другой расы, тем более человека, значит, либо избранница становилась младшей женой, либо являлась истинной парой вампира. И тогда она проходила Обращение. Ритуал, превращающий избранную в вампира.
  Понятно, что становиться младшей женой принцесса не желала. Младшие жены были практически бесправны. Нет, о них заботились, их оберегали, но без сопровождения супруга жена не могла покинуть замок. А если младшая жена не подчинялась супругу или пыталась показывать характер, ее отдавали в подчинение старшей жене. И вот те - то с младшими женами своих благоверных не церемонились, обращаясь с ними порой хуже, чем со служанками.
  М-да. Похоже, доигралась сестренка. И не удивительно, если учесть ее 'взрослые' игры в 'любовь без последствий с сохранением себя в чистоте'. Для будущего мужа. Ей еще повезло, что отец об этом не знает.
  Ну-ну, блажен, кто верует. Лично я знала, отец в курсе, как и брат. Он закрывал глаза на 'шалости' младшенькой, что, по-моему, было сущей глупостью. Да, развивать скандал и навлекать позор на семью - не лучший выход из ситуации. Но и безнаказанность в данном случае пагубна для репутации императорской семьи. О ее 'играх' ходят слухи по всему дворцу и столице. Но Айрин не было до этого дела. Она искренне полагала, что это гремит слава о ней, и ее небывалой красоте и популярности в высшем свете, а все слухи и домыслы - происки завистников.
  Я скривилась. Это ж надо до такого додуматься. Завистники. Я понять не могу, чего отец так долго тянул? Давно надо было сосватать ее вампирам или дроу, или арксурам. Хотя нет, арксурам не надо. Ей в мужья достался бы Рианир. А его мне было жалко. И то чувство, что свернулось клубком в груди, сжав сердце острыми зубками как в тисках, вовсе не ревность. И даже Боги не убедят меня в обратном.
  А тем временем Айрин уже добежала до нас и ускоренно двигалась на выход к двери, через которую мы прошли. Ну-ну, вот будет для нее сюрприз, когда Айзек ее не пропустит. Отец запретил ей покидать дворец, велев сидеть в своих покоях и собирать вещи, которые она намерена взять с собой в земли своего жениха. И я более чем уверена, духи - хранители в курсе приказа императора. И если позволили ей добежать до сюда, то только чтобы проучить и демонстративно при всех отконвоировать в ее покои.
  Но добежать до ворот, принцессе было не суждено. Ее перехватила высокая статная женщина, еще сохранившая былую привлекательность и красоту. Дочь пошла в мать не только характером, но и внешностью. Белокурые локоны уложены в изысканную прическу, платье по последней придворной моде, расшитое бриллиантами и рубинами. Она чем-то напоминала прабабку маркизу. Было что-то схожее в их чертах лица. Не удивлюсь, если окажется, что они состоят в дальнем родстве.
  - Ты совсем ополоумела? Хочешь, чтобы духи - хранители отволокли тебя в твои покои на глазах всех придворных? - Зашипела Ее Императорское Величество Жаклин I. - Я предупреждала тебя о последствиях твоих 'игр'. Но ты слушать не стала. А теперь поздно. Если попытаешься сбежать, тебя отловят и вернут жениху, и тогда тебя отдадут его молодой жене. Ты этого добиваешься?
  - Он не имеет права так со мной поступать! Я - его дочь, принцесса!
  - Да! Ты - принцесса. И именно поэтому у тебя есть обязанности и долг перед страной. Династический брак! Вот, в чем он состоит. Я просила тебя быть осторожной, думать, что ты делаешь, просчитывать последствия. И тогда, я бы подыскала тебе супруга, с которым ты была бы свободна и счастлива.
  Какое-то время было тихо. Айрин пыталась переварить слова матери. И выходило это у нее из рук вон плохо. Волны неудержимой ярости расходились от нее во все стороны. Настолько сильной, что она переходила в ненависть.
  - Нена-авижу тебя. - Сквозь зубы процедила сестра. - Я выйду за этого принца вампиров. Я стану младшей женой. Но сделаю все, что в моих силах, чтобы ты заплатила за свои ошибки.
  И она резко вырвала руку из захвата матери, развернулась и пошла к дворцу. Надо было собирать вещи.
  - И, да... - Айрин остановилась и обернулась. - Я знаю об отце.
  Ослепительно улыбнувшись ошарашенной матери, она стремительно удалилась.
  А я похолодела. И закаменела, не в силах пошевелить и пальцем. Вцепилась в землю, взрыхляя ее пальцами, смотрела перед собой, но не видела ничего.
  В мыслях Айрин была пустота. Абсолютная. Я не могла ничего прочесть, как если бы она не думала вообще. Но такого быть не могло. Человек не может не думать. Даже если он просто отдает команды собственному телу. Если бы она поставила блок, он бы ощущался, как стена, покров, скрывающий мысли. Но они бы все равно ощущались бы, невнятные, неясные, как тени.
  А эта пустота пугала. Такое чувство, что кто-то поставил защиту на мысли. Не все. Но именно это и пугало. Это кто ж настолько сильный, что может ставить такую защиту, что ее ощутить нельзя? Абсолютно.
  Захотелось закричать и выругаться матом. Но усилием воли я заставила себя выдохнуть и встать. К этому времени императрица ушла, и мы были одни. Сосредоточенно отряхивая руки, я бездумно оглядывалась. Как-то не хотелось встретиться с этим 'защитником'. И испытать не себе его таланты в менталистике, тоже.
  А значит, ментальная защита - наше все. Пора привыкать к мысли, что в этом мире есть те, кто сильнее меня и, банально, опытнее.
  - Читала сестру? - Полу-утвердительно спросил Джонатан.
  Я кивнула.
  - Может, это и не правильно, но, сначала я уловила ее эмоции. А потом уже решила прочитать ее. Мне просто стало интересно. Она даже мысли не закрывает.
  Джонатан вздернул левую бровь. Он не верил, о чем и сказал, хоть и не напрямую.
  - У нее, как и у нас всех есть амулет защиты от ментальной магии.
  - Но она не закрывается. - Я пожала плечами. - Читать ее было легко. И столько ненависти к родной матери, это... жутко. А почему? Не знаю. У нее вообще интересная защита. Избирательная.
  Брат долго смотрел на меня. Потом о чем-то задумался. Взгляд его блуждал по окружающим нас деревьям и кустам роз.
  - Расскажешь потом все подробно. - Наконец, решил он. - А сейчас пойдем. Итак, время потеряли.
  - Пошли. - Согласилась я.
  Мальчишка все это время молчал. Он вообще был крайне не многословен. Жизнь на улице и воровство быстро научили его помалкивать и не отсвечивать лишний раз.
  Во дворец мы пробирались коридорами слуг. Те, из слуг, кто нам встречался, кланялись брату. Тот кивал и бросал на них строгие предупреждающие взгляды. Слуги понятливо кивали и убегали по своим делам, делая вид, что не встречали никого. А потом была парочка потайных ходов и подъемов, и в итоге мы вышли в башне у входа в лабораторию. На двери так и было написано: 'лаборатория'.
  Ал пытался делать вид, что ничего такого не происходит, но его глаза заинтересованно блестели. Да и на эмоциональном фоне читалось волнение и предвкушение. Мальчишка явно пришел в восторг от того, что может развить свой дар и стать настоящим магом. В чем именно заключается его дар, я не знала, а он не говорил, но то, что он станет в будущем сильным и умелым магом, я не сомневалась. Просто была уверенна в своем предчувствии, как и во всем том, что уже успела напророчить брату, да и другим.
  Джонатан приложил палец к губам, призывая к молчанию, и решительно открыл дверь. Нам открылась просторная комната со шкафами и столами: одним большим и двумя поменьше. В шкафах лежали колбы, книги, свитки, подручные материалы. На малых столах стояли реторты и колбы, в которых что-то кипело, пузырилось, и полным ходом шла химическая реакция. А у центрального стола склонился над чем-то мужчина крепкого телосложения в мантии зеленого цвета и темно-русыми волосами, стянутыми на затылке резинкой.
  - Джонатан, мальчик мой, подойди сюда. - Обратился он к наследнику императора, не отрываясь от своего занятия, и даже не поворачиваясь в нашу сторону.
  Я вскинула на брата удивленные глаза. Вот уж не думала, что кто-то может обращаться к брату подобным образом. Но с другой стороны, он же маг. А магам многое простительно. К тому же, может этот магистр Тезаурус знает брата с рождения и был его наставником, пока тот не поступил в академию. Вот и брат застенчиво улыбнулся и покачал головой, так и не объяснив ничего. Впрочем, не совсем.
  - Хорошо, Наставник.
  И он двинулся к столу мага, махнув нам, чтобы следовали за ним.
  - Приветствую, леди. Вы необычайно похожи на вашу мать.
  Все так же, не отвлекаясь от своего занятия, поприветствовал меня маг. Вот как он может быть настолько уверен в своих словах, если даже не видел меня ни разу.
  - Благодарю, магистр. - На всякий случай решила поблагодарить я.
  - Не за что благодарить. Я всего лишь констатирую факт. - И он постучал по пергаменту, исписанному какими-то схемами. - А теперь вопрос: что здесь не так?
  Мы дружно склонились над схемой. Там были расписаны расчеты и, судя по всему, цепочки химических реакций. Не до конца понятные мне, но суть я уловила. Кажется, магистр работал над формулой щита, замыкающегося на каком-то амулете. Универсальная защита. Ну, почти.
  - Вот и вот. - Я ткнула пальцем в два огненных компонента, которые должны были не только защищать, но и причинять урон предполагаемому врагу. - Если не рассчитать точную дозировку до десятой доли миллиграмма, будет взрыв.
  - И вот здесь. - Алонсо ткнул пальцем в одну из цепочек. - Эти два элемента не должны находиться рядом. Между ними всегда должно быть связующее звено. Иначе они гасят эффект друг от друга.
  Магистр Тезаурус повернулся к нам и внимательно изучил сперва меня, а потом и мальчишку. Последнему досталось гораздо больше внимания, чем мне. Но и фиг с ним. Никогда не любила повышенное внимание к себе. А вот Алонсо удивил. За весь день он ни слова не рассказал о себе. И вот сейчас, вот так, запросто, практически прямо заявляет, что разбирается во всех этих формулах.
  Может, последние пару лет у мальчишки выдались не из легких, но он явно не из бедной семьи, и явно потомственный маг.
  - Меня отец учил. - Насупившись, пояснил он.
  Повышенное внимание к своей особе ему не нравилось и нервировало. Он пододвинулся ближе ко мне, но удержался от того, чтобы схватить меня за руку. Не хотел показаться маленьким ребенком (каким, по сути, и был) перед потенциальным наставником.
  - Хм... интересно. - Только и сказал магистр. - Что ж, очевидно, этот молодой человек и есть та причина, по которой вы навестили меня сегодня. Можете оставить его здесь. Я велю выделить ему комнату в башне, выясню, что он уже знает и умеет, и буду его учить. Ваш воспитанник в надежных руках.
  Последнюю фразу он адресовал мне, правильно оценив маневры мальчишки. Тот, поняв, что мы сейчас расстанемся, прижался ко мне на миг, обхватив за талию, пробормотал 'спасибо', и отстранился. Я ласково потрепала его по волосам. Тот недовольно вывернулся из-под руки и отступил к своему новому наставнику.
  Мы прощаемся с магистром и Алонсо. И выходим из лаборатории. Я чуть нервно передергиваю плечами. Джонатан ободряюще хлопает меня по плечу, и приобнимает на мгновение. Я благодарно киваю, и мы пускаемся в обратный путь. Надо еще многое сделать.
  
  В академию мы вернулись достаточно быстро. Расстались в общежитии. Брат побежал по своим делам, а я пошла в комнату. Требовалось разобрать все то, что я накупила. А купила я много всего, и все только самое необходимое.
  Едва я вошла в общую гостиную, дверь комнаты моей соседки открылась, и оттуда вышла хмурая и недовольная Лерия. Она что, специально меня караулит, что ли?
  Лерия стояла на пороге и молчала, я тоже не утруждала себя первой начинать разговор. В конце концов, это нужно ей, а не мне, у меня еще дел по горло. И лишнего времени ждать, пока наша дочь вождя начнет разговор, у меня нет.
  Я уже взялась за ручку своей двери, намереваясь войти, когда Лерия соизволила заговорить:
  - Над чем вы смеялись в том кафе? Надо мной? Джонатан тебе обо всем рассказал?
  Поначалу хотела вспылить, но потом пришла запоздалая мысль, что им с братом еще жить в браке долго и счастливо, а мне хотелось бы еще с их детьми понянчиться, а не быть персоной нон грата в их семье. Так что я приказала себе сделать глубокий вдох, расслабиться и ответить спокойно и, по возможности, вежливо.
  - О вашей помолвке? Да, рассказал. Что до посиделок в кафе, то у нас было достаточно поводов посмеяться, не касаясь темы ваших с Джонатаном отношений. О тебе вообще речь не заходила. А вообще... - я развернулась к ней и оперлась спиной о дверь своей спальни, - позволь спросить. Как ты представляешь ваше будущее, учитывая, что свадьбы вам не избежать? Какой ты хочешь быть императрицей? А ты ей будешь.
  Стоило мне задать вопрос, как Лерия точно сдулась. Ушла злость, ушло недовольство. Все негативные чувства, что исходили от нее еще утром, разом схлынули. Осталась тоска, бескрайняя, как океан, глубокая, как бездна. И это пугало. Ведь, если злость и недовольство были понятны и объяснимы, то тоска была понятна и непонятна одновременно. Все дело в причинах, а я не уверена, что хочу эти причины знать. Но... похоже, выхода у меня особого не было, и разбираться во всем все же придется, если я хочу в итоге, чтобы эти двое были счастливы вместе.
  Начинаю чувствовать себя семейным психотерапевтом.
  Лерия прикрыла дверь своей спальни, прошла к дивану, забралась на него с ногами и обхватила подушку, прижав ее к груди, как плюшевого мишку.
  - Я всегда знала, какая судьба меня ждет. С самого моего рождения мне внушали, что мой долг - выйти замуж за наследника императора. И в тоже время меня презирали. Презирали все, от моих родителей и младших братьев, до собственных соклановцев и соотечественников. За то, что я родилась. Первенец - девочка. А это значит - соблюдения договора не избежать, если мы не готовы начать войну с империей. И как итог - формально независимое до момента моей свадьбы княжество входит в состав империи, как очередная провинция. В открытую никто, конечно же, об этом не говорит, но суть от этого не меняется. Отец сохраняет титул князя, но подчиняется императору, и его наследники тоже.
  Лерия замолчала. Я ее не торопила, не тот случай, когда стоит торопить рассказчика. Вместо этого я прошла к другому диванчику, и тоже забралась на него с ногами, удобно устроив голову на диванной подушке.
  - С Джонатаном мы встретились только этим летом, когда заключали помолвку, а позднее я оказалась здесь. Ведь где еще обучаться невесте императора, как не в стране, которой ей в будущем предстоит править вместе с мужем? - Продолжила она свой рассказ через какое-то время. - Не знаю, на что я надеялась при нашей первой встрече, но... все в итоге было приторно - вежливо, учтиво и притворно - любезно. По-моему нас обоих порадовало, что в супруги нам достались в меру красивые и обаятельные кандидаты. Признаюсь честно, я боялась, что все будет намного хуже. Нам не дали и пары фраз друг другу сказать, как кольцо уже красовалось у меня на пальце. А потом был праздник в нашу честь, на котором все незамужние дочери нашего народа липли к Нату, как репьи. И с каждой он был учтив и вежлив. Со всеми, кроме меня. На меня он и вовсе не обращал внимания.
  Лерия вновь умолкла, а я мысленно отметила это ее уменьшительно-ласкательное 'Нат'. Похоже, брат все же покорил сердце воинственной красавицы, сам того не подозревая. А ей гордость не позволяла заявить о своих чувствах открыто, после того, как ее жених проявил внимание ко всем, кроме нее. Что ж, его я не оправдываю. С его стороны подобное поведение тоже было не самым умным, но все же следовало хотя бы поговорить друг с другом и постараться найти общий язык. Все ж им жить вместе и детей растить.
  - И знаешь, на том празднике была императрица Жаклин I и принцесса Айрин. Одна - почти точная копия другой. Как по внешности, так и по характеру. Разве что императрица более осторожна и привыкла просчитывать последствия своих действий. Весь праздничный вечер я наблюдала за ними, и мне стало страшно. Глядя на них, я видела свое будущее с Натом. Но я не знаю, как его избежать.
  - Это не твое будущее. - Возразила я.
  В конце - концов, кому, как не мне знать это? Сама ведь напророчила.
  - Что? Откуда ты...
  Лерия аж привстала с дивана и отложила в сторону подушку, но я поспешила ее перебить, пока она не сделала ненужные, хоть и правильные выводы.
  - Не будет твоим, если ты сделаешь все возможное, чтобы все исправить. Не мне давать советы, да и, как говориться, в отношениях двух людей третий почти всегда лишний. Но... послушай. Вам надо поговорить. Спокойно, без нервов, просто, чтобы обозначить границы ваших отношений. Для начала. И начать стоит с уважения друг к другу. Когда отношения строятся на взаимном уважении, партнер никогда не сделает того, что может причинить боль его партнерше. Любую боль. Абсолютно. Потому что уважение влечет за собой доверие, а где доверие, там и взаимная поддержка. А там, чем демоны не шутят, будет и любовь. А если нет, не страшно. - Я озорно улыбнулась. - Оглянуться не успеешь, у вас за плечами сорок лет брака, четверо детей и куча внуков, и процветающая под их правлением империя. Ты подумай хорошенько, и гордость поумерь. Она, конечно хороша, но в умеренных дозах, иначе плакать на осколках разбитого сердца будешь ты, а он найдет себе фаворитку. И можешь поверить, при дворе найдется много желающих поступиться своей гордостью и честью, лишь бы быть поближе к императору, как в прямом, так и переносном смысле.
  Может, я и была излишне жестока в высказываниях, но, судя по задумчивому взгляду соседки, меня услышали. Да и в эмоциональном фоне появилась уверенность и решительность. Что ж, уже хорошо. Можно уже не волноваться за них. Почти. Лишь бы брат не узнал, о нашем разговоре. А то, точно прилетит мне за вмешательство. Но, на всякий случай, будем считать это ценой за попытку вмешаться в мои, пока не совсем мне понятные, отношения с Рианиром.
  Только я собралась вернуться к себе, как раздался стук в дверь. Я машинально посмотрела на окно, за которым солнце стремилось к закату, попутно отмечая пунктуальность своих визитеров. А в том, что гости пожаловали ко мне, я не сомневалась. Нюх моего зверя чутко уловил запах Кая и Кира.
  - Это ко мне. - Вздохнула я и пошла открывать.
  - Не буду мешать. - Лерия тоже поспешила подняться и направилась к своей комнате. - И Виолетта...
  - Можно, просто Летта. - Разрешила я.
  - Да, хорошо. Тогда можешь звать меня - Аля. Это сокращенно от Алезра. Мое второе имя. - Я кивнула, принимая ее слова к сведению, и улыбнулась. - В общем, я хотела сказать спасибо. За совет. Я подумаю над твоими словами.
  Открыв дверь, я отступила в сторону, впуская парней. Те поздоровались и прошли к дивану, который не так давно занимала Аля. Я заняла тот, на котором сидела сама. Села, подтянув под себя ноги и сбросив обувь.
  - Вы хотели поговорить. О чем?
  Затягивать разговор не хотелось. Меня ждали покупки, а день уже подходил к концу. И хотелось все же успеть на ужин в столовую. В кафе было вкусно, но есть от этого меньше не хотелось.
  - Абрахам попросил передать тебе. - Кай достал из кармана куртки небольшую книжку, похожую на записную, и положил на столик между диванами. - Это дневник твоей матери. Она вела его с тех самых пор, как у нее пробудился дар. Дневник зачарован, его может прочесть лишь владелец, и тот, кому дано разрешение самим владельцем. Твой дед считает, что он должен храниться у тебя, и ты сможешь его прочесть.
  - Спасибо.
  Какое-то время я смотрела на дневник, но потом все же протянула руку и взяла его в руки. В тот же момент рисунок на его обложке вспыхнул, искорки магии пробежались по очертаниям цветка, и тот раскрылся белоснежным лотосом, а дневник увеличился в размерах до тетради формата А4 и стал толщиной в мою руку. Я сглотнула и поспешила отложить дневник, тот моментально уменьшился до прежних размеров записной книжки.
  - Просто блеск. - Тяжело вздохнула я, и с усилием потерла глаза. - Жизнь все интереснее и интереснее. Что еще он велел мне передать? Это ведь не все?
  - Не все. - Кай тяжело вздохнул, подался вперед, уперев локти в колени, и с усилием потер лицо руками. - Слушай, я понимаю, наше знакомство началось не самым лучшим образом, и это целиком моя вина, но... мы можем, хотя бы попытаться стать друзьями?
  Я не торопилась с ответом. Признаться, чего - то такого я и ожидала. Дед, наверняка, прочел нотацию Мордекаю, и настоятельно рекомендовал ему наладить отношения со своей будущей женой. По крайней мере, та обреченность, что исходила от него, наводила именно на эту мысль. Хотелось выругаться отборным матом. Как же это все достало. Почему все считают своим долгом устроить мою личную жизнь?
  Но, впрочем, Кай в этом не виноват. Я ему изначально не понравилась, и он это не скрывал. И то, что сейчас он пытался наладить отношения, переступив через свою гордость, откровенно раздражало. Уж лучше искренняя ненависть, чем наигранное дружелюбие.
  - Я тебе не нравлюсь. - Он попытался возразить, но я подняла руку, прерывая любые попытки возразить. - И это, признаться, обоюдное чувство. Ты считаешь меня голодранкой и приживалкой, и тот факт, что Абрахам - мой родной дед, не изменил твоего мнения. Вам велели заботиться обо мне. Но, если для Кира это прежде всего инстинкт, как он и говорил, то для тебя это бремя, навязанная дедом обязанность. И ты вынужден подчиняться, но не потому, что не можешь сопротивляться воле альфы, а потому, что не хочешь терять место наследника. Ведь именно тебя дед прочит себе в преемники и мне в мужья. Кого еще из приближенных к себе он мог выбрать на эту должность? Только тебя.
  Я умолкла, и гостиная погрузилась в тишину. Кай хмуро изучал мое лицо. Я смотрела в ответ спокойно с долей равнодушия и безразличия. По большому счету, мне было все равно, как воспримет мою речь Мордекай.
  - Значит, друзьями мы не будем. - Задумчиво протянул Кир, внимательно наблюдая за нами.
  Уж он - то знает о нашей взаимной 'не любви' как никто другой. Именно он был первым очевидцем нашей 'ссоры', скажем так.
  Я пожала плечами.
  - Кто знает. Возможно все. Но, если вы все же планируете стать мне друзьями - не надо мне лгать и притворяться не надо. Я почувствую в любом случае. Уж, лучше откровенная ненависть, чем лицемерное дружелюбие. И да. Свадьбы не будет. Отца своим детям я выберу сама. Можете так и передать деду.
  - Сама ему предашь. - Криво усмехнулся Мордекай. Вся наигранная любезность и дружелюбие слетели с него, как листва с деревьев по осени. - Он велел напомнить, что ты его внучка, и как у его внучки, у тебя есть обязанности перед кланом. Нравится тебе или нет, но ты должна появляться в клане каждое полнолуние и новолуние. Зверя надлежит пробудить. Ты должна научиться принимать животный облик.
  Язвительно закончил он. Я усмехнулась. Вот такой Мордекай, как ни странно, меня устраивал гораздо больше того приторно-доброжелательного, каким он был еще пару минут назад.
  - Ясненько. Тогда, думаю, дед не придет в восторг от того, что его потенциальная наследница - пума.
  - Что? - Хором переспросили мои визави.
  Я не могла скрыть довольного выражения лица, наблюдая за одинаково ошарашенным выражением их лиц.
  - Пу-ма. - По слогам повторила я. - Вы ж не думаете, что Найт прозвал меня котенком просто так? Он с первой минуты нашего знакомства знал, кто мой внутренний зверь.
  - Тогда нашей помолвки тебе не избежать. - По лицу Мордекая скользнула кривая усмешка. - Абрахам сделает тебя наследницей и в тот же день объявит о нашей помолвке, чтобы во главе клана Северных стоял белоснежный волк.
  - Посмотрим. - Я равнодушно пожала плечами.
  Я не стала возражать. Пусть думает, что выхода у меня нет, я не собиралась его разубеждать. Но у меня уже давно был готов план на этот случай. Со дня нашего знакомства, когда я поняла, что именно его мне прочат в мужья, у меня было достаточно времени подумать и решить, как поступить. А если ничего не поможет, что ж... я все равно найду выход. Как уже говорила: отца своим детям я выберу сама. Ни перед чем не остановлюсь, и никому не позволю загонять меня в договорной брак с тем, кого я не буду, хотя бы уважать. А Мордекай в этом смысле пока не на высоте.
  - На ужин пойдешь? - Решил сменить тему Кай.
  И он и Кир отметили мою покладистость, и подозрительно покосились на меня, но допытываться не стали. Правильно сделали. Если бы решили настаивать на продолжении выяснения отношений и докапываться до сути, сделали бы только хуже.
  - Пойду. Попозже. - Не стала таиться я.
  Кай кивнул и встал. Кир последовал его примеру, и оба направились к двери. Попрощавшись, я закрыла за ними дверь, и устало прислонилась к ней спиной. Я здесь всего неделю, а в моей жизни уже столько всего случилось, что голова кругом идет, и хочется сбежать от всего и всех куда подальше. Еще б меня гарантированно не нашли после этого.
  Я задумчиво посмотрела на кольцо, подаренное Пейрантом. Оно блеснуло серебряной филигранью, и это меня успокоило, как ни странно. Использовать его еще рано, но оно напомнило мне, даже в безвыходных ситуациях выход все же есть. Пусть и не без божественного вмешательства. Но ведь на то он и Бог-покровитель. Разве не так?
  - Нелегко быть наследницей, да? - Тихий голос Али выдернул меня из раздумий. - Все чего - то от тебя требуют, ждут и распоряжаются твоей жизнью. А ты обязана соответствовать, безропотно принимать свою участь и следовать долгу перед семьей, страной и народом.
  - Да, уж. - Только и ответила я. - Пойду, разберу покупки перед ужином.
  - Помочь?
  Я пожала плечами, не принимая, но и не отказываясь от помощи, оставляя ей право решать. Алезра кивнула и направилась ко мне в комнату. Я подхватила мамин дневник и пошла следом.
  
  Утро праздника начала учебы я позволила себе проспать. И поднялась окончательно ближе к полудню. Привыкшая соблюдать режим, я нарушала его довольно редко. И в такие дни моя внутренняя сова ликовала, позволяя мне отоспаться за все дни ранней побудки, что я себе устраивала.
  Ложась спать накануне, я решила, что сегодня именно такой день. Раз в академии праздник, то можно и себе устроить маленькое торжество. Не маловажную роль в этом решении сыграл дневник матери, часть которого я прочла вчера. И эта часть дневника меня... не порадовала. Я осилила треть толстенной тетради, когда поняла, что просто не могу читать дальше. Глаза заволокла пелена слез, я не могла разобрать больше ни строчки из написанного. Захлопнув дневник, я бросила его в глубину ящика письменного стола, и перебралась к окну. Забралась на широкий подоконник, где и просидела до глубокой ночи, утирая беззвучные слезы.
  А в голове пойманными птицами метались воспоминания всего, что со мной произошло со дня моего появления в этом мире, и подтекстом шла мысль: а что было бы, если бы я не родилась?
  Но все по порядку.
  Войдя с Алей в мою комнату, я захихикала, наблюдая за ее реакцией на то обилие сумок с покупками, что громоздились в моей комнате. Она какое-то время ошарашенно рассматривала все это 'богатство', открывая и закрывая рот, потом перевела на меня взгляд своих широко раскрытых от удивления глаз.
  - Я запасливая. - Сочла нужным пояснить я.
  - Я... я вижу. Да. - Запинаясь, выдала она. - Хомячки рядом с тобой просто не котируются.
  - Но-но. Попрошу не оскорблять этих милых запасливых зверушек.
  В ответ Лерия подняла руки, как бы признавая поражение, и решительно взялась за первый, попавшийся под руку, пакет. Я, хихикая, потянулась к другому. Но вскоре и мне стало не до смеха. Никогда не подозревала, что я - шопоголик. А, оказывается, у каждого шопоголика свой 'пунктик', на который он готов потратить кучу денег. И остановиться и соизмерить свои траты и нужды он практически не в силах.
  К тому моменту, как был распакован последний пакет, мы дружно повалились на мою кровать со стоном облегчения. Переглянулись между собой и рассмеялись.
  - Никогда не замечала в себе страсти к покупкам. - Пожаловалась я на свою 'запасливость'.
  - Просто тебе не попадалось то, в чем бы ты действительно нуждалась. И без чего, как тебе кажется, не можешь жить. У меня, к примеру, таким пунктиком является стрелковое и метательное оружие. - Как бы по секрету поделилась Аля.
  Я с сомнением посмотрела на девушку, хотя она явно не врала. В ее мыслях мелькнула комната дома, где все стены от пола до потолка были увешаны всевозможными арбалетами, луками, кинжалами, духовыми трубками. И отдельно шла стойка с всевозможными снарядами ко всему этому богатству.
  - О! - Воскликнула девушка, будто не замечая моего удивленного взгляда. - Идем, покажу.
  И она резво соскочила с моей кровати, вздернула меня на ноги, и потащила к себе, крепко держа за руку, точно боялась, что убегу. А может, так оно и было отчасти. По крайней мере, волнение, испытываемое ею в этот момент, было неподдельным.
  А потом был шок. Дверь комнаты распахивается, и взору предстает стена, увешанная арбалетами и луками. Даже один револьвер затесался. Вот уж чего не ожидала.
  Я стояла и рассматривала все это богатство, открывая и закрывая рот. А Аля хихикала, наблюдая за мной.
  - Это лишь малая часть моей коллекции. Когда место кончится, отошлю часть домой. Мать позаботится об их размещении в моей оружейной зале.
  - Я... видела, да. - Пролепетала я, слабым от потрясения голосом. - Я - менталист. Это ничего?
  - Сочувствую. - Лерия меланхолично пожала плечами. - Я - эмпат. - И добавила, помолчав. - Тебе хуже.
  Не могла не согласиться. Эмпатия - лишь первая ступень ментальной магии. Владеющие этим даром могут лишь читать чувства и эмоции других людей. Самые сильные из них могут влиять на них, но не сильно. Потому, что нельзя внушить человеку чувство, если он сам, в глубине души, этого не хочет. Эмпаты не внушают чувства, они могут усилить или, наоборот, притупить какое-то чувство.
  Следующая ступень ментального дара - телепатия. Телепаты читают мысли, но не чувства. Они способны считать память человека, узнать все его тайны и желания, но с чувствами и эмоциями работать не могут. Самые сильные из них способны внушать мысли. Но опять же, если человек, в глубине души, не желает/ не думает/ не подозревает того же, что ему пытаются внушить, внушение не сработает. Потому что сработает естественная защита мозга от постороннего вмешательства.
  А вот менталисты, даже слабенькие, способны считывать и мысли, и чувства, и эмоции. А самые сильные могут внушить человеку практически любое чувство и мысль, сделав так, что человек будет уверен, что это его мысли и чувства. И при таком раскладе естественная защита мозга попросту не сработает.
  Именно поэтому нас боятся, и обвешиваются защитой от ментальной магии. Такая защита не только прячет мысли за щитами, но и предупреждает владельца амулета о попытке проникновения в мозг или внушения. И обойти такую защиту могут далеко не все менталисты. Просто не хватит навыков и силы дара. А потому им приходится идти напролом, пробивая защиту амулета и естественную защиту мозга. При этом есть риск, что человек, чей мозг 'взломали' подобным образом, тронется умом или станет овощем.
  В сущности, поэтому самые сильные из нас состояли на учете у тайных служб государств. Такая же участь ждет и меня в конце учебы. Прямо мне никто об этом не говорил, но закон есть закон. Даже если ты ненаследная принцесса.
  - Хотелось бы мне увидеть лицо Джонатана, когда он увидит твою коллекцию. О твоем маленьком хобби он, как я понимаю, не в курсе?
  По гаденькой улыбке я поняла - не в курсе.
  - Буду молчать, как рыба.
  Ни за что не скажу брату. Но сюрприз будет еще тот. И для брата, и для его фавориток. Разбираться с конкурентками воинственная дочь вождя будет радикально и с гарантией невозврата. И, в итоге, едва ли найдется та, что будет готова рискнуть своей жизнью ради места любовницы императора.
  После небольшой экскурсии с осмотром экспонатов мы решили сходить в столовую на ужин.
  Мы немного задержались, и к моменту нашего появления в столовой собрались все мои парни. Даже Кай с Киром сидели за общим столом, делая вид, что так было всегда. Но удивленные взгляды других студентов, бросаемые украдкой в их сторону, и общий эмоциональный фон сказали мне, что до сегодняшнего ужина, эти двое не входили в круг друзей брата, в отличие от дракона и кузена.
  А вот Рианир сидел отдельно за соседним столом. И, если судить по тени улыбки, что чуть скривила его губы, сделал он это намеренно. Он давал мне возможность присоединиться к нему, или же поужинать с остальной компанией. Выбери я первый вариант, и конфликта не избежать. А отношения за столом были и так натянуты тонкой стрункой. Усугублять и натравливать всех на арксура не хотелось.
  Потому я чуть заметно отрицательно качнула головой и направилась с Алей к общему столу. Риан чуть склонил голову на бок, принимая мой выбор.
  Надо было видеть лицо Джонатана, когда мы с Алей, набрав еды, заняли свободные места за столом. Я между Калебом и Натанаэлем, Аля села напротив брата рядом с Кираном, как бы невзначай поправив волосы, блеснув при этом изумрудами в кольце. Брат скривился, как от зубной боли и устремил на меня требующий объяснений взгляд.
  - Мы уладили наши разногласия. Правда, здорово? - Мило улыбнулась я, похлопав ресничками.
  - Да. Просто замечательно. - Согласился брат.
  Его голос был настолько холоден, что им можно было заморозить океан, при очень большом желании. Но я лишь чуть поморщилась, скрывая недовольство отпитым соком. Хочет он того, или нет, но общий язык этим двоим найти придется. Так что будет лучше сразу привыкать к мысли, что Аля будет в его жизни всегда. И предсказание мое сбудется, так или иначе. А уж какими путями они к его исполнению придут, пусть решают сами.
  Ели в молчании. Брат был хмур, как предгрозовое небо. Лерия отстраненно - задумчиво ковыряла в своей тарелке, не обращая внимания на недовольные взгляды брата, которые он бросал в ее сторону. Остальные предпочли тихо наслаждаться едой, стараясь не отсвечивать лишний раз и не привлекать к себе внимание. А я сохраняла на лице безразлично - сосредоточенное выражение, будто не замечая общей обстановки за столом.
  Стоило последнему кусочку мяса исчезнуть с тарелки Али, как брат резко поднялся. Со своей тарелкой еды он разделался довольно быстро и потому ждал, когда девушка закончит со своим ужином.
  - Надо поговорить. Пошли.
  Аля бросила на него косой взгляд, но говорить ничего не стала, лишь деланно безразлично пожала плечами. Но я - то чувствовала, исходящую от нее уверенность в себе и твердую решимость довести разговор до нужного ей результата.
  Я постаралась скрыть улыбку за очередным глотком сока, наблюдая, как эти двое дружно покидают столовую.
  - Фиа, да ты сильна. - Я состроила невинное личико, но дракон лишь покачал головой, не оценив моих стараний. - Всего за один день добиться от этих двоих, чтобы они поговорили между собой... да этого пыталась добиться половина императорского двора, не говоря уже о нас с Калебом.
  - При чем здесь сила, Найт? - Деланно возмутилась я. - Никакой силы, магии и каких - либо иных приемов. Я приличная девушка.
  - Ну да - ну да. - Согласно покивал дракон. - И ты совершенно не причастна к этому. - И он неопределенно махнул рукой в сторону выхода.
  - Ментальное воздействие ты мне не пришьешь. - Стояла на своем я. - А с Алей, мы действительно разрешили наши разногласия. Девочки всегда найдут общий язык, если им нечего и некого делить. - Я очаровательно улыбнулась другу. - Я пойду, спасибо за приятную компанию за ужином. Было вкусно.
  И махнув рукой на прощание, пошла назад в общежитие.
  А в комнате, в нашей общей с Алей гостиной меня встретили хмурый Джонатан, скрестивший руки на груди, и тоскливо подпирающая щеку Лерия. Брат хотел что-то сказать, но я остановила его взмахом руки.
  - Нет. Мне не стыдно. Вам обоим это необходимо. Помнишь, что я тебе сказала? Не стоит все портить только из-за своего упрямства и гордости.
  И ободряюще улыбнулась обоим. Как ни странно, но после этого Джонатан и Аля переглянулись. Джонатан пристально посмотрел на свою невесту, та робко улыбнулась.
  Последняя, наблюдаемая мной, сцена, прежде чем я закрыла за собой дверь своей спальни, была: стенающий и одновременно ворчащий брат и хихикающая в ладошку Аля, не замечающая изучающих взглядов Ната, которые тот украдкой бросал на нее. Что ж, кажется, теперь за этих двоих можно не беспокоиться. Какое-то время.
  Окинув взглядом комнату, я остановила осмотр на ящике стола, куда я забросила дневник. Решительно достав его, я устроилась с этим талмудом на кровати и преступила к чтению.
  Поначалу все было невинно и розово - мечтательно. Мама в красках описывала свои надежды и мечты стать сильнейшим магом - менталистом в истории империи и правящего клана оборотней. Ее клана, разумеется. В своих мечтах она возвела себя в ранг правящей императрицы, сместившей с трона своего супруга.
  И это уже заставило меня насторожиться. Что-то подсказывало мне, что по мере взросления она не сильно поменяла свои планы. И дальнейшее ознакомление с мечтами матери в ее дневнике лишь укрепило мои подозрения. С отцом она начала встречаться все из-за того же расчета стать когда-нибудь императрицей. Правда к ее чести стоит сказать, что по мере развития ее отношений с отцом, она влюбилась. Это было заметно по тому, как она писала о нем и об их совместном будущем.
  У нее к тому времени был свой жених, у отца была невеста. И она без конца твердила ему о долге перед семьей и народом. Но в душе мечтала о том, как он увезет ее в другое королевство или империю, где никто не сможет их найти. И у них будет сын.
  Много сыновей.
  Она дневник-то зачаровала с тем, чтобы впоследствии ее взрослые дети прочитали его и воплотили в будущем ее мечту об империи, управляемой твердой рукой - лапой ее сыновей.
  Она хотела сына.
  Не дочь.
  Ей была противна сама идея о том, что у нее может родиться девочка.
  В сущности, именно на этой ее мысли - фразе, записанной твердым, размашистым, филигранно - красивым почерком, мое терпение иссякло. Я захлопнула дневник матери, швырнула его обратно в ящик стола и перебралась на широкий подоконник, где и провела время до глубокой ночи.
  И как результат - сейчас я лежала в постели, хмуро рассматривая потолок комнаты. Паршивое чувство знать, что на самом деле ты была обузой для единственного человека, которого всю жизнь считала самым близким и родным. Обузой, повинной в крахе всех мечтаний и надежд.
  Тихий стук в дверь вмешался в ход моих мрачных мыслей, но реагировать как-то мне было лень. Не услышав отказа, дверь приоткрыли, и в комнату просунулась голова Али. Обозрев мое хмурое лицо, она решительно вошла и прикрыла за собой дверь, достаточно грубо отпихнув кого-то обратно в нашу общую гостиную.
  - Так, можешь ничего не объяснять, но там собралась вся компания твоих родственников и друзей, обеспокоенная твоим отсутствием на завтраке. И пытается прорваться сюда.
  - Прямо таки вся? - Криво усмехнувшись, уточнила я и села на кровати, откинув волосы со лба.
  - Не буквоедствуй. Почти вся. Нет Кая и Рианира с Нораем. А Нат рвется к тебе утешать и расспрашивать, что успело случиться за ночь.
  Я хохотнула. Действительно, казалось бы, что может случиться за ночь? А как показывает опыт, и доказывает жизнь - случиться может многое и, в то же время, не произойти ничего.
  - Я в душ.
  И резко встав с кровати, направилась к ванной комнате. Аля проводила меня задумчивым взглядом и решительно хлопнула дверью в комнату, которую попытались приоткрыть с той стороны. Судя по ругани, раздавшейся в ответ на сие действие, в этот раз досталось дракону.
  Я улыбнулась. Но улыбка тотчас же исчезла, стоило только вспомнить откровения матери. Уже заходя в ванную, я все же решила признаться.
  - Моя мать мечтала о сыновьях. И дочь она не хотела.
  И уже закрывая дверь ванной, я увидела ошарашенное лицо Али, которая прошествовала на негнущихся ногах к кровати и с размаху плюхнулась на нее. Да уж, услышать подобные откровения с утра и без подготовки - то еще удовольствие. Не сразу сообразишь, как на такое реагировать.
  После душа мне определенно стало легче. Вода смыла горечь обиды, и мне уже было все равно, что там хотела мама. У меня своя жизнь, и я сама решу: сколько, чего и кто в ней будет.
  В прочитанном мной был один несомненный плюс - я больше не чувствовала себя обязанной никому из своей многочисленной родни. Хватит. Если хотят, чтобы я была с ними, пусть попробуют доказать мне, что им нужна именно я, а не те 'бонусы', что сулят семье мои магия, спортивные навыки и принадлежность к женскому полу.
  Выйдя из ванной, Алю я не обнаружила. Наверняка пошла выпроваживать парней или просто решила 'успокоить' ребят, пересказав последние 'новости с фронта' моей жизни. Оно и к лучшему. Сочувствие, сколь бы искренним оно не было, сейчас мне было не к чему. Жалеть себя я была не намерена. Наоборот, решила получить от жизни все, а раз уж нежданно обретенная родня решила дать мне если не все, то многое, отказываться от их 'даров' я не собиралась.
  Не спеша оделась, привела себя в порядок и решила все же явить себя миру.
  Мир встретил меня хмурыми лицами друзей. И моя веселая улыбка малость всех ошарашила. Джонатан бросил хмурый взгляд на Алю, та лишь пожала плечами, ее саму немного выбила из колеи столь резкая перемена моего настроения.
  - Забыли. Справлюсь. - Решила я вмешаться в назревающий конфликт. - И это касается только меня и матери. А сегодня вроде как праздник.
  И с намеком посмотрела на брата. Тот понятливо кивнул и резко встал.
  - Вроде как. Тогда в чайную, а там как пойдет.
  Все согласно кивнули и дружной компанией покинули нашу с Алей комнату. Правда дальше нашего этажа не ушли. Возле лестницы обнаружились Кай с Рианом и Норай. Последний стоял между ними как рефери и переводил настороженный взгляд с злющего оборотня на безмятежного сводного брата.
  Я вздохнула. Очевидно участь миротворца - моя судьба. Вчера брата с Лерией мирила, сегодня вот этих двоих как-то разнимать. Я подлетела к этой живописной композиции 'два боксера и рефери', схватила Рианира и Норая под локоток и повела обоих к лестнице со словами:
  - А мы на праздник. А у кого проблемы с настроением, могут с нами не идти.
  Кай рыкнул, но с нами все же пошел.
  Так в чайную и пришли. Я с Рианиром и Нораем под ручку, Джонатан сопровождал под руку Алю, остальные кучковались вокруг нас. Хозяйка заведения проводила нас к нашему столику, позвала официантку, принявшую наш заказ и, пожелав веселого праздника, отошла к другим посетителям.
  Меня опять отсадили от Рианира, тот ни слова не говоря, занял, как и в прошлый раз, место напротив меня. Я же ограничилась поджатыми губами, когда Мордекай сел рядом со мной, как и в прошлый раз. Аля это заметила и ободряюще улыбнулась. После чего завела разговор о празднике, выспрашивая подробности у брата. От того тоже не укрылась моя реакция на демарш Кая, и он охотно подхватил затронутую Алей тему, отвечая на ее вопросы.
  А вскоре и мы все включились в ее обсуждение. Я расспрашивала о праздниках и традициях этого мира и рассказывала о праздниках мира, в котором родилась и выросла.
  А после была ярмарка, представление уличных актеров и циркачей, танцы и праздничный фейерверк.
  И поцелуй с Рианиром. За который мне едва не прилетело от брата, а Риану от Кая.
  
  Утром первого дня занятий я собиралась, как на войну. Я уже успела наделать шуму своим появлением, а потом умудрилась собрать вокруг себя внушительную компанию не последних парней в академии, к тому же еще и попала в элитную группу ректора Академии. Обо мне уже ходили разные слухи, и отнюдь не все из них были лишены доли истины. Так что я просто была обязана выглядеть соответственно. Идеально выглаженная при помощи бытового заклинания, с которым мне помогла Аля, форма, волосы, собранные в конский хвост, расчесанные так, что аж блестели, легкий макияж. Когда я показалась в общей гостиной перед подругой, она придирчиво осмотрела результаты моих усилий на пути к совершенному облику, и одобрительно кивнула.
  - Теперь, главное: что бы тебе не говорили, не поддавайся на провокации. Будь выше этого. Ты по статусу выше их, пусть ты и ненаследная принцесса.
  Я бросила на нее удивленный взгляд. Никто из нас не говорил о моем истинном положении. Разве что Джонатан.
  - Ой, да брось. Я же эмпат. К тому же достаточно наблюдательна. С Натом тебя связывают более близкие отношения, чем с Калебом. Вы и во дворец ходили вместе, в то время, как Калеб спокойно вернулся в Академию. Такие отношения обычно бывают между родными братьями и сестрами.
  Я кивнула, соглашаясь и одновременно принимая ее объяснения.
  - Главное, чтобы не нашлось еще кого-нибудь столь же проницательного как можно дольше.
  Девушка внимательно присмотрелась ко мне, хмуря брови. Я не мешала ее размышлениям. Она достаточно умна, чтобы додуматься до всего самостоятельно, и понять всю сложность ситуации, в которой я нахожусь. По удивленно распахнувшимся глазам и краткому, но емкому 'О-о' я поняла - догадалась. А потому лишь кивнула, соглашаясь с ее трактовкой ситуации.
  В столовую мы спустились вдвоем. Все уже были там. Все, кроме Рианира. 'Видимо, опять выполняет поручение дяди' - промелькнула у меня горькая мысль. Жалела ли я в этот миг о его молчаливом уходе? Нет, скорее всего, нет. Один поцелуй еще не делает нас парой. Но я считала нас друзьями. А разве с друзьями не принято прощаться, даже если уходишь на время?
  Мне бы разозлиться, но злости не было. Ни на него, ни на наставника, ни, даже, на Норая. Эгоистично считать, что все в этом мире, все события, причина всему я. За эти пару дней, что я пребывала в стенах Академии, я уяснила, что Рианир у своего дяди 'на посылках'. Наставник довольно часто поручал своему племяннику различную работу, хоть я и не знала, какую именно. Но не суть важно. Он никогда не щадил племянника, заставляя его работать на благо семьи, народа, империи, и мира между различными народами. И довольно часто эта работа заключалась в убийстве разного рода монстров. В конце концов, Рианир был охотником. В этом его суть. Как и каждого арксура.
  Согласись я в перспективе занять должность Архимагистра империи, он бы стал моим подчиненным. Но, отчего-то именно этого мне и не хотелось. Потому что между начальником и подчиненным близких дружеских отношений быть не может. Власть, какой бы она не была, довольно часто разделяет людей, делая их одинокими.
  Размышляя обо всем этом, я прошлась мимо раздаточного стола, игнорируя заинтересованные взгляды, которые на меня бросали со всех сторон студенты, спустившиеся в столовую на завтрак. Подошла к столу, заняла свое место между Калебом и Натанаэлем, здороваясь со всеми. Аля подошла следом, занимая место радом с Джонатаном.
  - О чем задумалась? - Прервал мои размышления Калеб.
  Вопрос был задан спокойным, немного легкомысленным тоном. Так спрашивают о погоде. Ничего не значащий вопрос, заданный из вежливости. Но я хорошо узнала кузена за те дни, что провела в гостях у дракона. Он никогда не задавал вопросы просто так. Он был наблюдательным, умел делать верные выводы из крупиц информации. Ему не нужен был мой ответ: задавая вопрос, он уже знал ответ.
  - О предстоящем дне. - Соврала я.
  Калеб кивнул, принимая мой ответ и то, что скрыто за ним. Те волнение, горечь, любопытство и предвкушение, которые я вынуждена была прятать за спокойствием, демонстрируемым окружающим.
  Я была политической фигурой даже здесь, в Академии. Я не видела 'доски', не знала многих 'фигур', но я знала - игра началась в тот момент, когда я появилась в этом мире. Или будет вернее сказать - начался новый раунд. Королевства и империи всегда будут враждовать, создавать союзы, объединяться в единое государство и распадаться на мелкие разрозненные царства. Так было и так будет, изменятся лишь декорации и фигуры сменят одна другую.
  И это не предсказание, это истина, записанная на скрижалях истории. Ничего не изменится, пока не изменятся люди. А это не случится никогда.
  Когда мне на плечи легли чьи-то руки, я даже не вздрогнула. Лишь чуть повернула голову, находя взглядом платиновое кольцо с узором черненного серебра, видимое лишь мне и Алонсо. Мыслей коснулась чужая мысль, и я в очередной раз подивилась тому, как четко и ясно я ее слышу. 'С тобой, Цветочек, я попрощаюсь всегда, на сколько бы не уходил'.
  Я чуть склонила голову в знак того, что услышала и запомнила его обещание.
  Мне помогли встать, поддерживая под локоток, взяли мой поднос с недоеденным завтраком и усадили за незанятый стол, негласно принадлежащий охотнику на демонов. И все это под мертвую тишину, царившую в столовой. Никто из присутствующих даже не жевал. На их памяти еще никогда племянник ректора не вел себя так. Ни с кем.
  Никто из моих друзей и братьев не попытался помешать Рианиру. Хотя еще вчера активно ограждали меня от его общества и внимания. Мордекай напрягся, привставая, но был остановлен Киром и Нораем. Тот хорошо знал сводного брата, как знали его Джонатан, Натанаэль и Калеб. А, возможно, даже лучше.
  Если уж Рианир решил в открытую подойти ко мне, значит на то есть веская причина. Просто так он не стал бы провоцировать слухи вокруг нашей компании и меня.
  Сам арксур сел напротив меня, одна из работниц столовой тут же принесла поднос с завтраком, поставив его перед моим собеседником. А в том, что все эти маневры были ради разговора со мной, я не сомневалась.
  - Ешь, тебе понадобятся силы. А магия отнимает много сил, особенно поначалу, когда маг только учится правильно распределять свои силы. - Кивнул на недоеденный завтрак Рианир, сверкнув смешинками на дне темно-фиолетовых глаз. - Я буду тебя тренировать. Ментальной магией займешься с дядей. А в остальном индивидуальные занятия будут проходить со мной. По часу каждый день после занятий. Занятия с дядей в выходные. О времени он сам сообщит.
  Я какое-то время смотрела в эти невозможные фиалковые глаза, сама не зная, что хочу в них найти. Еще вчера мне советовали держаться от него подальше, а сегодня он - мой личный тренер. Вот как этот мошенник смог этого добиться?
  Я прекрасно понимала, что здесь не место и не время задавать лишние вопросы, и до вечера едва ли мне удастся получить ответы, но любопытство грызло со страшной силой. А этот гад специально подгадал момент, чтобы у меня не было времени завалить его вопросами в стремлении разделаться со столь 'голодным' чувством. Решил помучить меня, а заодно и позлить Мордекая. Обжигающий взгляд последнего сверлил мне спину между лопатками.
  Хоть бы он уже нашел любовь всей своей жизни в ближайшие годы, и оставил бы уже меня в покое. Пусть каждый из нас будет счастлив отдельно друг от друга с тем, кого полюбит всей душой. Тогда мы сможем быть хорошими друзьями.
  На этой мысли меня накрыло чувство волнения и предвкушения. Предсказание уже готово было сорваться с губ, и я не знала, как его остановить. Пророчествовать посреди столовой - не лучший способ сохранить тайну собственного происхождения. Я подняла на Рианира взволнованный взгляд, не зная, как дать понять, что мне нужна его помощь. Ложка звякнула о тарелку, но я не обратила на это внимание.
  - Ешь. Нечего отвлекаться на посторонние мысли. Скоро начало занятий, опоздаешь. - Понял мои терзания охотник на демонов.
  Я последовала его совету, сосредотачиваясь на еде, при этом стараясь отвлечься от посторонних мыслей. Не сразу, но это помогло. Предсказанию, конечно, быть, но если получится контролировать себя, озвучено оно будет не скоро.
  Сосредоточившись на еде, я почти не обращала внимания на окружающих. Мне было безразлично чужое внимание к моей персоне. Оно было неизбежно. Кажется, я начинала понемногу привыкать.
  Ненаследные принцессы - наследницы двух родовитых семей внезапно появившиеся в экзаменационной зале, не могут не вызывать слухов и домыслов. Обо мне всегда будут судачить, обсуждать каждое мое действие, слово, я всегда буду в центре внимания.
  Завтрак закончился, пора было идти на лекции. Сегодня мне предстояло изучать в основном теоретические предметы: географию, историю, теорию магических потоков и на десерт физическая подготовка. Последняя у меня стояла каждый день в течение недели. И это не говоря о боевой магии и об основах оружейного боя. Я уж молчу об индивидуальных занятиях с Рианиром.
  Впрочем, физические нагрузки меня не пугали, я привыкла к ежедневным тренировкам. А вот занятия с Рианиром... волновали не только разум, но и сердце. Я бы ни за что не призналась, но одна только мысль, что мы останемся наедине будоражила кровь. Впервые за долгое время я испытывала предвкушение.
  Было ли скрыто за этим чувством что-то большее, я не могла бы сказать и под пытками. Думаю, и сам арксур не смог бы точно сказать, что испытывает ко мне. Но нам обоим было интересно разобраться. А для этого нам нужно время. И не вмешательство. Ибо в отношениях двоих - третий всегда лишний.
  К тому времени, как я отнесла поднос к стеллажу для посуды, мои друзья уже покинули столовую. Каждый из них кивнул мне на прощание, отправляясь на свою лекцию. Мне позволяли быть самостоятельной, выказывая доверие мне, а заодно демонстрируя окружающим, что я не нуждаюсь в лишней опеке. Или же мою защиту доверяли Рианиру. Вот только я была уверена, он не станет страдать такой ерундой, как гиперопека. Меня услышали в лавке госпожи Агнес, и возвращаться к тому разговору мы с Рианиром не будем.
  Арксур меня не разочаровал. Вышел со мной из столовой, указал направление к нужной аудитории, пожелал удачного дня и пообещал сообщить, где состоится первое занятие. На том и расстались.
  География и история не принесли мне сюрпризов. Что-то я уже знала из прочитанных книг и рассказов друзей. Но когда материал излагали последовательно, прибегая к наглядным демонстрациям при помощи иллюзий, все воспринималось совершенно иначе. Я и не заметила, как пролетели две пары и настало время обеда.
  За это время одногрупники, с которыми я посещала занятия, косились на меня кто с любопытством, кто с неприязнью, кто со злобой и раздражением. Но пока никто не предпринимал активных действий. Подозреваю, причиной тому был недостаток достоверных сведений обо мне. Поэтому за мной пока просто наблюдали.
  Я послушала Наставника и купила талисман, защищающий от ментальной магии, но он абсолютно не мешал мне читать мысли других, чувствовать, как они текут мимо меня подобно многоголосому ручью. Сейчас они не знают о моих врожденных способностях и не считают нужным скрывать все свои мысли. Но как изменится их отношение, когда они осознают, что у одной из сильнейших менталистов не могла не родиться дочь, обладающая, в теории, теми же способностями.
  За обедом, когда я рассказывала друзьям о своем впечатлении от первых двух лекций, меня отловил Рианир. Так же, как и за завтраком, он пересадил меня за свой стол. Не то, чтобы я была против, но подобная бесцеремонность с его стороны начинала напрягать. Сегодня он не спрашивает моего мнения, хочу ли я завтракать с ним, а завтра он перестанет интересоваться моим мнением вовсе.
  Я была уверена, что дала понять - я не потерплю попыток решать за меня, но, видимо, я ошибалась.
  - К чему подобные маневры второй раз за утро? - Я все же не стала спешить с выводами, решив дать возможность Рианиру объясниться.
  Вместе с тем я изобразила на лице недовольную гримасу. Не столько для арксура, сколько для того, чтобы показать окружающим свое 'раздражение'. В частности одному оборотню, который решил, что я непременно буду его женой. Рианир усмехнулся, ничуть не обманутый моим показным недовольством.
  - Может, мне просто приятно твое общество?- Шутливое замечание не произвело на меня впечатление. Возможно, поэтому он решил добавить: - Я не привык к большим компаниям.
  Я внимательно всмотрелась в его спокойное лицо. По нему невозможно было определить, какие чувства скрывались за маской безмятежности и спокойствия. Но именно эта маска сказала мне больше, чем любая гамма чувств, выставляемых напоказ. В этот момент он был настолько раним и уязвим, что мне захотелось обнять его.
  Мы встретились взглядами всего на мгновенье, но нам хватило, чтобы понять друг друга. Едва ли кто-то мог сделать 'не нужные' выводы о наших отношениях. Я сама пока в них не разобралась. Так что не хотелось, чтобы кто-то строил домыслы, мне хватит и тех, что уже ходят по академии на мой счет.
  Размышляя, я не заметила, как все съела. Пора было идти на следующую лекцию. Рианир тоже засобирался уходить. Встал, наклонился ко мне, вкладывая в руку обрывок листа и озорно улыбнулся.
  - Здесь место нашего первого занятия. Не опаздывай. Работы предстоит много.
  Я кивнула, краем глаз отмечая пламенные взгляды Кая и Джонатана. И если недовольство первого мне было по барабану, то с братом ссориться на ровном месте не хотелось.
  Я вышла из столовой и остановилась, дожидаясь брата. Время еще есть, для короткого разговора хватит. Тем более, что брат вышел практически следом, а за ним и остальная наша компания. Самым невозмутимым был дракон. Вот кто точно не возражал против моего общения с Рианиром. В его понимании брат Норая был если уж не идеальной кандидатурой на роль спутника жизни, то близкой к идеалу. Что, опять - таки, будоражило мысли, заставляя их метаться в голове подобно вихрю.
  Как-то быстро в моей жизни появилось столько претендентов на руку и сердце. Вот только по-настоящему волновал меня только один. Тот, в отношении к которому я так и не смогла до конца определиться. Тот, единственный поцелуй с которым породил во мне столько чувств и эмоций, сколько я за всю жизнь не испытывала. Здесь были и страсть, и любопытство, и предвкушение, и не понятная мне тяга к нему, и много чего еще. Сами демоны не разберутся.
  - Не увлекайтесь, Фиалке еще надо успеть на лекцию к магистру Зираэль. Она не терпит опозданий. - И подмигнув мне, дракон поспешил удалиться.
  Калеб с Алей последовали за ним, похлопав меня по плечу в знак молчаливой поддержки. Кира увел Норай, тот явно не хотел оставлять меня наедине с Мордекаем, подчиняясь своим инстинктам оборотня. Я же, не желая привлекать к себе внимание, направилась к нужной аудитории, надеясь по пути отыскать укромный уголок для разговора.
  Достаточно скоро мне попался небольшой балкончик. Там и остановилась. Прежде чем хоть один из моих спутников произнес хоть слово, я заговорила:
  - Слушай меня Мордекай, наследник клана Северных, слушай и запоминай. До тех пор пока ты не отступишься от меня, пока каждый из нас не обретет свое счастье, тебе не встать во главе клана. Я не стану чинить тебе препятствий, ты будешь превосходным главой. Твои потомки еще долго будут править кланом, а народ - процветать под их управлением.
  Озвученное предсказание точно камень с души сняло. Не знаю, насколько бы меня хватило? Но только сейчас я поняла, сколь тяжело мне было все то время, что я сдерживала готовое предсказание.
  Все то время, что я говорила, мой голос звучал отстраненно, ровно, будто и не я произносила эти слова. Мой дар, моя собственная сила говорила в этот момент через меня. Что лишний раз свидетельствовало о том, что мне надо учиться. Я не могла позволить собственному дару управлять собой. Я должна контролировать дар, а не он меня.
  И брат, и Кай смотрели на меня и молчали. Но их взгляды были красноречивее любых слов. Кай смотрел на меня со смесью ужаса, недоверия и неуверенности. Мне определенно удалось заставить его задуматься о том, чего он хочет на самом деле. Во взгляде Джонатана преобладало облегчение. Оно затмевало злость и волнение от того, что я опять напророчила сгоряча, не задумываясь о последствиях.
  Я улыбнулась, стараясь развеять напряженную атмосферу, витающую между нами после моего предсказания.
  Но нужно было закончить разговор.
  - Я сама поговорю с дедом. Все равно я должна буду появиться в землях клана в эти выходные. До той поры у тебя есть время подумать, Кай. В любом случае я намерена управляться со своей жизнью самостоятельно.
  Кай помолчал, раздумывая над ответом. После чего кивнул, придя к своим выводам.
  - Когда решишь отправиться, найди меня, вместе пойдем. Нам пора.
  Последнюю фразу он сказал, повернувшись к брату, но предназначалась она нам троим. Нам и впрямь было пора, если мы не хотели опоздать на наши лекции. Найт слов на ветер бросать не станет. Раз сказал - магистр не терпит опозданий, значит, опоздание не допустимо.
  В лекционной аудитории я была за две минут до начала лекции. Едва заняла место, как следом вошла эльфийка. Одетая в серо-стальной костюм рейнджера, она походила на Тауриэль из трилогии Толкиена про хоббита Бильбо Беггинса, которую сыграла талантливая Эванджелин Лилли.
  Обведя аудиторию стальным взглядом командира, которому доверили воспитание новых рекрутов, она на корню уничтожила мнение о себе, как о хрупкой деве, подобной большинству эльфиек своего народа. Она внушала страх и трепет перед собой, практически не прилагая к этому усилий, и не произнося ни слова.
  Стоило ей улыбнуться, как особо слабонервные дернулись, как от удара током. Меня тоже впечатлила эта улыбка, больше походившая на предвкушающий оскал, но я сдержалась. Пока.
  - Приветствую, адепты. Помимо теории магических потоков я буду преподавать у вас боевую магию. - Мы ответили гробовым молчанием, выражая всю свою 'радость' по поводу озвученной нам новости. - Мой супруг, магистр Андрас будет вести физическую подготовку и основы оружейного боя.
  Вот теперь содрогнулись даже те, кто выдержал первую новость. Особо впечатлительные попытались ускользнуть в спасительный обморок, но рядом сидящие товарищи по несчастью не позволили. Поддержали, встряхнули легонько. Я передернула плечами, меланхолично думая о следующей лекции. Если магистр Зираэль производила 'неизгладимое' впечатление, то страшно было подумать, на что способен магистр Андрас.
  - Сегодня мы сосредоточимся на теории, но это не значит, что на данном предмете у нас не будет практики. - С довольной улыбкой волка, узревшего добычу, продолжила 'радовать' нас магистр. - Мои адепты обязаны уметь абсолютно все, досконально разбираться во всем, чему я стану вас обучать. Особенно те, кого архимагистр отобрал в личные ученики.
  После этих слов магистр наградила троих из группы, включая меня, пристальным взглядом. Если у кого-то из присутствующих еще оставались иллюзии касательно того, что предмет будет исключительно теоретическим (как следовало из названия), то после речи магистра иллюзия лопнула, как мыльный пузырь от столкновения с жестокой реальностью окружающего мира.
  Как бы мне не было любопытно посмотреть на двух других 'счастливчиков', разделивших мою участь адепта элитной группы, я сдержалась. Вызывать недовольство магистра, отвлекаясь от занятий на удовлетворение сиюминутных порывов, я не рискнула. Учебный год только начался, подобный шаг был бы глупостью с моей стороны. Не уверена, что магистр способна легко простить глупость своим 'рекрутам'.
  Убедившись, что произвела нужное впечатление, магистр обвела еще одним строгим взглядом аудиторию, после чего решила все-таки начать лекцию.
  - Итак, теория магических потоков. На этом уроке мы рассмотрим магический поток, узнаем все о каналах накопления магической энергии, о внутреннем источнике и способах накопления энергии. Наши практики будут направлены на накопление магической энергии и правильном распределении сил, чтобы каждый из вас умел грамотно управляться с каждой крупицей собственной магии. Советую все тщательно конспектировать. Я не имею привычки повторять дважды уже пройденный материал.
  Это стало своеобразным сигналом к действию, мы поспешили раскрыть тетради для записей. Все занятие никто не рискнул произнести хоть слово, слышен был только монолог магистра и скрип писчих принадлежностей по бумаге, торопящихся все записать студентов.
  Звонок об окончании лекции был подобен помилованию. Все дружно собрались и столь же организованно покинули аудиторию.
  Магистр Зираэль настолько впечатлила нас, что на полигон для занятий физической подготовкой мы пришли минут за пятнадцать до начала занятий уже полностью готовые. Мы стояли, сгрудившись в кучу, рассматривая полосы препятствий, дорожки для бега и различные спортивные снаряды для тренировок.
  Лично я рассматривала последние с ностальгией. Я привыкла к ежедневным тренировкам. Я тренировалась, готовилась к соревнованиям, потому что мне нравилось. Попав в этот мир, мой привычный распорядок дня нарушился. Поменялись условия жизни, поменялись приоритеты. Магия заняла главенствующее место в моей жизни. Но в мире магии по-другому и быть не могло. Я понимала, что владение магией - вопрос выживания и собственной независимости.
  Оттого расставание с любимым занятием было особенно горьким.
  Я первая заметила магистра Андраса, который абсолютно бесшумно появился на полигоне. Мы обменялись взглядами, после чего магистр приложил палец ко рту, призывая к молчанию, и продолжая наблюдать за остальными адептами.
  Я же рассматривала магистра. Я даже не удивилась тому, что магистр оказался темным эльфом. Кто еще мог сладить с такой женщиной, как не магистр? Сильный не только телом, но и духом, превосходный воин и маг своего народа. Ему не было нужды прибегать к магии, чтобы справиться с большинством своих противников. Глядя на него, мне становилось понятно, почему супружеская пара именно так распределила предметы между собой.
  Наконец магистр трижды хлопнул в ладоши, привлекая к себе внимание. Меньше, чем за минуту наша группа выстроилась в линию. Я тоже попыталась, но была остановлена взглядом магистра, велевшим оставаться на месте.
  - Вижу, вы уже познакомились с моей супругой, - магистр подарил нам добродушную улыбку, на которую лично я не купилась, - она умеет производить неизгладимое впечатление.
  О! Вот с этим я не могла не согласиться.
  - Ты, и ты, - магистр указал на юношу и девушку в шеренге, - и ты, - теперь палец указывал на меня, - вам троим туда. - Жест в левую сторону на полосу препятствий, - остальным туда. - Жест в правую сторону. - Хочу посмотреть, на что вы способны.
  Я с тоской посмотрела на указанную череду препятствий, которую хотелось назвать 'кругами ада'. Потом осмотрела своих товарищей по выбору архимагистра. Те ответили не менее тоскливыми взглядами. Кажется, они, как и я начинали понимать, какого это на самом деле, быть в элитной группе. Мы, может, и не станем близкими друзьями, но, определенно, можем стать соратниками или товарищами по оружию.
  - Генриетта, мой кузен - Зейн. Твое имя мы знаем.
  Я кивнула. И мы сорвались с места, не сговариваясь.
  Я бы удивилась, если бы в этом мире сыскался человек, кто, хотя бы, не слышал обо мне, я уж молчу о том, чтобы не знать моего имени. Пора бы привыкнуть, но почему-то не получается.
  'Круги ада' - самое точное название, которое могла подобрать моя фантазия. Даже с моими тренировками, навыками фехтования было тяжело. Под конец, взобравшись на трехметровую стенку - горку, я едва не съехала по ней в грязь. Но в последний момент смогла оттолкнуться от нее и, сделав сальто в воздухе, приземлиться у края грязной лужи. К финишу мы пришли одновременно. Хотя моим товарищам по несчастью повезло чуть меньше - они избежать встречи с лужей не смогли, хоть и пытались.
  Магистр вновь трижды хлопнул в ладоши. К этому моменту уже вся группа закончила проходить препятствия. Так что мы выстроились в относительно ровную линию, в зависимости от физических способностей каждого.
  - Те из вас, - магистр решил начать с большинства, - кто справился с полосой препятствий, не запачкавшись, завтра переходят на другую. - 'Обрадовал' счастливчиков магистр.
  Избранные массы выразили свое 'счастье' нестройным и немного тоскливым 'Слушаюсь, магистр'. Они успели заценить на нашем примере, открывающиеся перспективы.
  Магистр же обратился ко мне:
  - До тебя лишь один адепт проходил эту полосу препятствий, не запачкавшись, с первого раза. Он окончил программу обучения в академии за пять лет, вместо десяти. Интересно, каковы будут твои успехи? Будем улучшать твое время прохождения дистанции.
  Я 'порадовалась' последней фразе магистра, сделав себе пометку разузнать, о ком говорил магистр.
  - Свободны.
  Пошатываясь, и прихрамывая, мы нестройной толпой пошли в сторону учебного корпуса и общежития. Я позавидовала своим одногруппникам, у которых занятия на сегодня закончились. Мне же предстояло идти на индивидуальное занятие с Рианиром.
  Я ждала нашего занятия, но после физ. подготовки все, о чем я мечтала - горячий расслабляющий душ. Хотя бы на пол часика. Но... мечты - мечты.
  Сверившись с запиской моего личного тренера, я отыскала третью тренировочную залу. Внутри Рианира еще не было. Я прошла внутрь, оглядываясь.
  - Ностальжи.
  На лице сама собой расцвела улыбка. Сколько времени я провела в подобных тренировочных залах? В них менялись декорации, в зависимости от того, чем я занималась, но, в сущности, они оставались неизменны.
  - Рад, что предстоящее занятие вызывает у тебя радость.
  Я вздрогнула, не заметив появления Рианира. Развернулась к нему, собираясь высказаться по поводу привычки некоторых подкрадываться незаметно, и наткнулась на улыбку. Открытую, искреннюю и немного робкую. Так улыбаются те, кто не привык показывать свои чувства, боясь, что их поднимут на смех, постараются причинить боль.
  Сколько же раз его 'ранили', если он привык постоянно скрывать свое истинное лицо под искусной маской, которую он носил изо дня в день? Он привык не доверять никому, даже самым близким людям. А были ли у него близкие люди? У него есть отец, есть брат и дядя. Но можно ли считать семьей тех, кто по-настоящему тебя никогда не принимал? С самого своего рождения он столкнулся с предательством своих родных, которые, по сути, так и не стали ему близкими людьми. Он закрылся в себе, закрыл свое сердце, и не доверял больше никому.
  Никому до этих пор, до меня.
  С чего мне подобная честь? Достойна ли я его доверия? Смогу ли оправдать?
  Мы знакомы всего ничего, и трех дней не прошло. Но такое чувство, что мы знаем друг друга на протяжении долгих лет. С самого начала я чувствовала необъяснимую близость между нами. С первого взгляда, с первой мысли, которую я прочла в его сознании, он занял особое место в моем сердце. Я целовалась с ним всего на второй день нашего знакомства. Что для меня было чем-то невообразимым.
  Я доверяла ему на каком-то подсознательном уровне, а он доверился мне.
  - Будешь и дальше подкрадываться незаметно, и радоваться я быстро перестану. - Наигранно строго пробубнила я, вызывая у него еще более широкую улыбку.
  Он раскатисто рассмеялся, чуть запрокинув голову назад. Я, как завороженная, наблюдала за ним. Волосы, собранные у висков в косички, скрепленные кожаным шнурком, рассыпались по спине. Руки, скрещенные на груди, напряглись еще больше, четче обрисовывая мышцы, скрытые униформой. Волнующее зрелище, от которого я не могла оторвать взгляд. Даже то, что мое внимание не осталось не замеченным, меня не смутило. Я невинно похлопала ресничками. На что вздернутая в ироничном жесте бровь и улыбка, ставшая самодовольной, были мне ответом.
  В следующее мгновение он уже был серьезным и собранным.
  - Сегодняшнее занятие мы посвятим поиску источника внутренней силы. Ты уже занималась медитацией, чтобы раскрыть каналы накопления магии, но чтобы эффективно использовать собственный резерв, надо чувствовать собственный источник. Так как он связан с резервом, подпитывает его, когда тот иссякает за счет собственных жизненных сил. Любой маг обязан чувствовать эту грань между собственным источником и магическим резервом. Это как сообщающиеся сосуды. Надо знать черту, за которой начинается риск магического выгорания.
  Я кивнула, внимательно слушая Рианира. В этот момент он был моим тренером. Очередным новым тренером, но я относилась к нему, как и к каждому до него: с уважением, готовая слушать, тренироваться и исполнять все, что от меня потребуется. Друзьями мы будем за пределами тренировочного зала, а пока я - его ученица.
  - Для этого мы прибегнем к медитации. Способ не оригинален, - арксур позволил себе легкую улыбку, после чего вновь стал серьезен, - но многофункционален и действенен, что куда важнее. Только в нашем случае, мы пойдем немного другим путем: во время медитации наше внутреннее зрение должно быть направлено не в окружающий нас мир, пространство и подпространство, а вовнутрь. Ты должна узнать себя, найти дорогу к себе настоящей. Только узнав и приняв все стороны своей личности, ты сможешь обрести себя. И только обретя себя, ты найдешь источник собственных внутренних сил. Чем раньше ты сможешь это сделать, тем легче тебе будет даваться изучение заклинаний и с пробуждением внутреннего зверя будет полегче.
  - То есть мы сейчас убиваем двух зайцев, грубо говоря.
  - Я бы сказал, в твоем случае, трех, но суть ты уловила верно. Я помогу тебе, буду направлять, когда нужно, но искать тебе придется самой.
  Мы сели в центре зала, скрестив ноги, лицом друг к другу, и сложив руки на коленях ладонями вверх. Наши ноги и пальцы рук соприкасались, дыхание смешивалось, глаза мы закрыли, чтобы легче было сосредоточиться.
  Меня чуточку потряхивало от волнения. В этот миг я почувствовала себя пандой По из мультфильма 'Кунг-фу панда3', пытавшегося ответить на вопрос 'Кто ты такой?', чтобы овладеть энергией ци.
  И в самом деле, кто я такая?
  Казалось бы, такой простой вопрос. Но что я могу на него ответить?
  Размышляя, я все глубже погружалась куда-то в темноту, окружающий мир исчез. Остались только я и пустота, наполненная сиянием звезд. В этом сиянии мелькали едва различимые тени. Я пыталась ухватиться за них, но они, подобно дымке, таяли, стоило к ним чуть прикоснуться.
  Но я не теряла надежды. Шла вперед, ведомая вопросом в попытке найти ответ.
  Я - дочь своих родителей. Маг с гибридным даром. Я - наследница двух известных всему миру родов. Наследница оборотней и принцесса крови в империи, пусть и без права наследовать трон. Я - человек. Я - оборотень. Я - фиалка и я - дракон. Я - все это по-отдельности, и я - все это вместе взятое. Я - Виолетта.
  Образы вспыхивали, выстраиваясь на звездном небе в калейдоскоп созвездий, стоило мне подобрать очередной верный ответ. Я чувствовала поддержку Рианира, подобную теплому плащу, накинутому на плечи и согревающему озябшее тело.
  Я чувствовала, что близка к цели. И вышедшая мне навстречу пума, подтвердила мою уверенность. Опустившись на колени перед ней, я погладила короткую шерсть дрожащей рукой, почесала загривок и за ушами. Зверь благосклонно склонил голову, принимая ласку, после чего улегся, уложив голову мне на колени.
  Я улыбнулась, выныривая из медитативного транса. Было зябко, мои собственные замерзшие ладони спрятались в руках Рианира, согревающего их собственным дыханием. Я почувствовала, как щеки опалил румянец, но расставаться с теплом его рук мне не хотелось. Рианир же будто бы и вовсе не обратил на мое смущение никакого внимания.
  - Ты - молодец. На сегодня вполне достаточно. Ты смогла найти внутреннего зверя, он станет твоим проводником. Завтра продолжим.
  - Хорошо.
  Я улыбнулась, почти с сожалением высвобождая руки. Было еще немного холодно, но чашка горячего чая и вкусный ужин все исправят. Рианир помог мне встать. До ужина еще было время, можно было заняться домашним заданием, но мы продолжали держаться за руки, не торопясь расходиться.
  - Я могла бы присоединиться к тебе за ужином. - Неуверенно, полувопросительным тоном пробормотала я, разглядывая собственную ладонь, уютно лежащую в ладони арксура.
  Посмотреть в глаза Рианиру я не была готова. Спроси меня кто сейчас 'Почему?', я бы не смогла ответить. Я просто не могла признать, что мне до чертиков страшно. А ведь я не боялась ничего, до этого момента.
  - Мне было бы приятно твое общество.
  В голосе Рианира слышалась теплота и улыбка. Поэтому я все же рискнула поднять на парня глаза. И увидела, что он так же, как и я до этого, рассматривает наши сплетенные ладони.
  - Тогда до встречи за ужином.
  Я поспешила уйти, спиной чувствуя пристальный взгляд арксура.
  
  В малой ритуальной зале, оформленном преимущественно в огненно-красных тонах, царил полумрак. На полу из черного мрамора, прямо по центру была нарисована пентаграмма, над которой возвышалось зеркало в оправе из голубовато-синего пламени. Пламя пребывало в постоянном движении, время от времени выбрасывая искры и протуберанцы избыточной энергии.
  Но это нисколько не волновало хозяина зеркала, залы, да и самого замка, в котором все это располагалось.
  Он восседал на небольшом пьедестале в удобном даже на вид кресле, обитом черным бархатом. Одетый в черный костюм, он почти сливался с ним. Единственным светлым пятном, не считая кожи, были огненно-рыжие волосы, собранные колоском до затылка и стянутые алым шнуром.
  Владыка огненных демонов, а это был именно он, расслабленно наблюдал за происходящим в зеркале, рассеянно поглаживая по холке здоровенную белую волчицу, лежащую у его кресла в ошейнике. К ошейнику крепилась цепь, конец которой был впаян в пол. Так что волчица была вынуждена наблюдать за происходящим, не имея возможности избежать этого.
  - Не переживай, Лидия, сокровище мое драгоценное. - С ленцой в голосе заговорил демон, обращаясь к пленнице. - Я не стану забирать ее сейчас. Ты не побоялась вернуться ко мне за расплатой. А я ценю сильных духом. Считай, твой долг мне частично оплачен, и ты купила время для своей дочери.
  Волчица заскулила, попыталась встать, но была остановлена властной рукой своего хозяина, с которым она имела неосторожность связаться, будучи молодой и наивной.
  - Тише, драгоценная. Не разочаровывай меня. Имей стойкость принять все последствия собственных действий. Выбор и последствия. Мы ведь говорили об этом в самом начале нашего незабываемого знакомства.
  О, да. Тот самый разговор.
  Юная волчица, возомнившая себя сильной магичкой, отыскала в библиотеке древний ритуал под весьма интригующим названием 'Исполняющий желания'. Изучив его вдоль и поперек, она обратилась за пояснениями к наставнику, архимагистру Ситхару. И тот уничтожил пергамент с ритуалом, едва взглянув. Он потребовал с нее клятву молчания, и прочитал целую лекцию об опасности исполнения желаний при помощи запретной магии.
  Волчица пообещала молчать и постаралась забыть о ритуале, но соблазн был слишком велик. А она так хотела стать императрицей. Это была самая заветная ее мечта, которая менялась по мере взросления, оставаясь по сути неизменной. Она и с Бастианом начала встречаться, стремясь в будущем сесть на трон по левую руку от него.
  Она не прибегла к ритуалу. Но не зря говорят: сила не приходит к тому, кто ее не ищет.
  Владыка огненных демонов явился к ней во сне, спустя пару недель после того, как почувствовал уничтожение очередной 'ловушки на доверчивого глупца', которые демоны подсовывали в мир по другую сторону грани. Один из многих способов заполучить дешевую силу, чтобы суметь пересечь грань.
  Демоны умеют убеждать, они способны распознать самые тайные желания человека, как бы глубоко их не прятали. Кто на самом деле способен отказаться от исполнения самой заветной своей мечты?
  Она не смогла.
  Надо сказать, демоны, при заключении контракта, никогда не лгут. Не договаривают, ищут лазейки в договорах, которые можно будет использовать себе на пользу, но не лгут. Они оговаривают все последствия нарушения договора, а так же его исполнения. Назначают плату, которую сторона, с которой заключается договор, обязана будет заплатить в том, или ином случае.
  В ее случае плата была едина: первая дочь.
  Это должно было бы насторожить ее, но... она была молода и наивна. Она верила, что у нее будут сыновья, которые, в последствие, будут править империей. И ее мечта осуществится.
  Сделка была заключена, демон, авансом, наделил ее силой, которая постепенно должна была увеличить ее ментальный дар, который и без того был не маленьким, сравняв его с уровнем магического дара Бастиана. Правда, демон не уточнил, о каком даре идет речь, она же не стала спрашивать. О чем позднее пожалела. И не раз.
  Она попыталась соскочить. Но демоны всегда получают то, что хотят. Даже побег в другой мир этого не изменит.
  По долгам надо платить.
  А потому она здесь, в замке демона, в обличие волчицы, вынужденная лежать у его ног и смотреть, как дочь старается прижиться в новом мире, все больше отдаляясь от нее.
  - Отсрочка за дарованную в качестве аванса силу. По-моему справедливо. Я подожду, когда она станет сильнее, когда она окончательно влюбится в своего охотника на демонов. А когда тот предаст ее доверие, когда те, кого она считает друзьями, используют ее для своих целей, я приду за ней. Лично. Люблю вкус надломленной души. - Лицо демона исказила чуть кровожадная предвкушающая улыбка. Волчица вывернулась, попыталась цапнуть демона за руку, но тот вовремя отдернул ее и погрозил той пальцем. - Только после этого ты получишь свободу. У тебя будет вся оставшаяся жизнь, чтобы насладиться последствиями нашей сделки и собственного выбора.
  Демон взмахнул рукой, зеркало подернулось дымкой, и изображение исчезло. Теперь в нем отражалась волчица и хозяин замка.
  - Тебе принесут воды и еды, и погуляют с тобой. А у меня пока дела.
  Волчица проводила взглядом демона, после чего улеглась, положив голову на скрещенные лапы. Ей не оставалось ничего, кроме как ждать обещанного момента. Как бы сильна она не была, демон был сильнее ее. У нее банально не было выбора, если она хотела, чтобы у Летты появился хоть один шанс избежать уготованной для нее демоном участи.
  Оставалась одна надежда на то, что Пейрант не оставит ее дочь. Ведь, именно его она молила о помощи, когда поняла, что ждет ребенка. Она знала, что будет девочка, которая унаследует императорский дар. Знала, что обе семьи начнут делить внучку. Да и сделка с демоном, заключенная во сне, обрела смысл. Она не хотела проверять, насколько та реальна, в глубине души зная, что однажды придет час платить по счетам.
  
  Когда следующим утром после первого дня занятий я явилась на тренировочный полигон за час до завтрака, магистр Андрас очень удивился. Но прогонять не стал. Мы пожали друг - другу руки, пожелав доброго утра, и разошлись. Магистр направился к кругу упражняться во владении мечом, я же направилась к тренировочным снарядам.
  Разулась, размяла ступни и тело, как делала каждый день перед тренировкой. И вспрыгнула, сделав сальто назад, на коня, приступая к привычной для меня тренировке. Кувырки назад - вперед, сальто, стойки на руках со шпагатом и без. После упражнения на брусьях, площадке для рукопашного боя.
  Я 'летала' над тренировочными снарядами, стремясь то ли избавиться от ненужных мыслей, то ли, наоборот, выстроить их в четкую последовательность.
  Вчера я - таки присоединилась к Рианиру за ужином. Наплевав на мнение окружающих, проигнорировав взгляды друзей. Взгляд Джонатана обещал мне все муки ада, но я старательно его игнорировала. Я знала, что брат переживает за меня, но, в данный момент, его больше беспокоили слухи, что уже ползли по школе о моих теплых отношениях с охотником на демонов.
  Слухи угрожали моей чести и чести семьи, но если бы он попытался сейчас вмешаться, могло стать только хуже. И он это понимал.
  Калеба, казалось бы, все эти слухи и вовсе не волновали, он более спокойно относился к тому, что Рианир стал моим наставником. Но я видела, что сплетни обо мне волнуют и его, ведь я его сводная сестра, по официальной версии.
  Будь я обычной простолюдинкой, обо мне и тогда бы ходили слухи. Но... все, что не затрагивает чести аристократического рода, аристократу по боку. Никого бы не волновали сплетни вокруг простой девчонки. Они бы утихли через пару недель.
  Но в нашем случае... мы - как звездная пара Голливуда. Вокруг нас всегда будут сплетни, нам обеспечено внимание местных СМИ. Даже наша попытка 'уйти в тень' лишь породит новые слухи.
  Сделав в воздухе тройное сальто, я уверенно приземлилась на землю, встала ровно, глубоко вдохнула и выдохнула. И так несколько раз, приводя дыхание в порядок. На лице, шее и теле выступил пот, тренировочная форма липла к телу, но я лишь утерла лоб. Еще успею на завтрак, если приму душ. И форму можно будет почистить заклинанием.
  Магистр тоже закончил свою тренировку и направился ко мне.
  - Можете приходить, когда будет нужно. Я настрою доступ на вас.
  - Спасибо, магистр.
  - Не опаздывайте на занятие.
  Я кивнула, одновременно благодаря и давая обещание. Магистр Андрас не стал спрашивать меня ни о чем, не стал лезть в душу с советами. Он прекрасно понял, что для меня значат тренировки. Понял, что для меня это способ обрести душевный покой, хоть что-то контролировать в собственной жизни. Так я могу спокойно все обдумать, и хоть ненадолго отдохнуть от чужого внимания.
  В столовой меня дождался только дракон. Я подсела к нему за стол, обменявшись рукопожатием.
  - Будешь осуждать? - Я бросила взгляд на Натанаэля, торопливо поглощая рисовую кашу.
  Не самое мое любимое блюдо. Я вообще кашу не любила, потому искренне считала: то, что не вкусно, но полезно, должно быть быстро съедено. Тогда мозг не успеет договориться с желудком и убедить меня, что голод хорош, как лечебное средство.
  - Нет, не стану. Я вообще не считаю, что ты обязана отчитываться о каждом своем шаге. Твои братья, и твоя стая считают иначе и злятся. Но ты не садовый цветочек, чтобы тебя опекали и днем, и ночью.
  - Спасибо. Ты самый лучший друг.
  Я улыбнулась дракону, растроганная до глубины души.
  - Только не плачь. - С притворным ужасом в голосе попросил Найт.
  - Не дождешься.- Не осталась в долгу я, запуская в наглую драконью морду остатками каши.
  Дракон расхохотался, ловко закрывшись собственной тарелкой.
  - Будь собой, Котенок, что бы ни случилось. Не дай окружающим себя изменить.
  Мы закончили завтракать и отправились на наши лекции. На душе у меня стало чуточку легче. Приятно знать, что хоть один из моих друзей полностью на моей стороне. Он не сказал мне ни слова о помощи, но я точно знала, когда придет время, я смогу на него рассчитывать.
  Я погладила кольцо Странника и улыбнулась.
  Оставшиеся дни, до конца недели, ничем не отличались от первого дня. Я каждое утро ходила на тренировку, потом на занятия, потом на индивидуальные занятия с Рианиром, делала домашнее задание, чтобы не откладывать все на выходные.
  С Джонатаном у нас все же состоялся разговор по душам. Следующим же вечером после первого дня, он пришел к нам в комнату. Аля, поняв, что в семейных разборках третий почти всегда лишний, ушла к себе, оставив нас наедине. Я заварила нам чай и вручила одну чашку брату. Глядишь, успокоится, да и руки будут заняты, если вдруг решит, что рукоприкладство к нужной части тела это лучший способ воспитания.
  Джонатан долго цедил чай, решая, как начать разговор.
  - Фиа, я обещал не вмешиваться, но... ты и Рианир... ваше стремление быть вместе... порождает не нужные слухи. Не нужные, в первую очередь, тебе.
  Я бросила пристальный взгляд на свою 'дуэнью'. Любящий брат, желающий тебе только добра, порой хуже трех дуэний, рьяно оберегающих твою честь. И все из любви к тебе.
  - Скажи, - я покусывала нижнюю губу, собираясь с мыслями, - а если бы на месте Рианира был бы тот же Норай, меня ждал бы такой же разговор сейчас?
  Джонатан молчал. И это молчание было красноречивее любых слов. Я прикрыла глаза, устало сжав двумя пальцами переносицу. Норай - наследник Независимых земель, кронпринц. Я - наследница клана оборотней и ненаследная принцесса. И то, что я - незаконнорожденная, не играет роли. Потому что я - наследница королевского дара. А это значит, незаконнорожденный сын правителя для меня недостойная партия.
  - Я тебя поняла. - Голос мой звучал бесцветно и отстраненно.
  Я сделала глоток чая, но вкуса не почувствовала. Только горечь на языке, оставившую неприятный осадок в душе. Брат хотел меня обнять, но я отсела. Сейчас я, как никогда, хотела остаться одна, и Джонатан это понял.
  Стоило двери закрыться за братом, из своей комнаты показалась Аля. Ей хватило всего одного взгляда на меня, чтобы все понять. В следующее мгновение у меня забрали чашку из дрожащих рук и крепко обняли. Мы стояли посреди гостиной, не говоря ни слова. Хотелось плакать, но в глазах не было ни слезинки. Мне все еще хотелось остаться одной, но вот такая молчаливая поддержка без лживых уверений, что все будет хорошо, была мне не менее необходима.
  Так мы простояли около получаса, после чего я переоделась в тренировочный костюм, взяла телефон и умотала в третий тренировочный зал. Заниматься, учить пройденный материал, делать домашнее задание мне не хотелось.
  Мне и в голову не пришла мысль, что зал может быть занят. Когда же эта светлая мысль посетила меня, я уже почти достигла пункта назначения. Возвращаться мне не хотелось, так что я решила все-таки попытать удачу. В худшем случае уйду в другую тренировочную залу. Но мне повезло, она оказалась свободна. Желающих тренироваться на ночь глядя, кроме меня, не нашлось.
  Так что я одернула короткую юбочку поверх облегающих брюк (вот такая вот здесь тренировочная форма для девушек), включила плейлист и отключилась от окружающего мира, полностью отдавшись ритмам музыки.
  Я понимала, что привычная мне музыка, едва ли, приживется в этом мире, но расставаться с ней мне не хотелось. Исключить ее из своей жизни было все равно, что перечеркнуть всю свою жизнь, равносильно самоубийству. Но без подзарядки вещи из мира техники работают не больше двух-трех дней. И вот с этой - то проблемой мне и помог Калеб. Методом проб и 'не смертельных' ошибок он приспособил простенькое заклинание для подзарядки артефактов для передачи энергии между накопителем и не магической вещью. Так что теперь у меня была моя любимая музыка.
  Если я хотела подумать, то шла на тренировку, если мне, наоборот, надо было отвлечься от всего и не думать ни о чем, я погружалась в музыку. Поэтому сейчас я танцевала. Самба, сальса, уличные танцы, танго, все, что подходило к той или ной музыке из сборника моих любимых песен.
  В тот момент, когда начал играть трек Corazon Espinado, и я начала ритмично переступать ногами и двигать телом, меня подхватил под руку Рианир. Он быстро уловил суть танца, и уже он вел, а я следовала за ним. Мы не произносили ни слова, только танцевали. Уверенные выверенные движения, мимолетный обмен взглядами, касание рук и тел. Тот самый случай, когда молчание красноречивее тысячи слов.
  Трек закончился, зазвучал другой, за ним третий. Когда зазвучала жалостливая и печальная мелодия из OSTа китайской дорамы, я остановилась, уткнулась в плечо охотника на демонов и расплакалась. Громко, навзрыд, как могут плакать фанатки китайских дорам над смертью любимых героев.
  Рианир даже не пытался меня утешить, просто стоял, приобняв за плечи, и ждал, когда моя истерика сойдет на 'нет'. И довольно быстро я успокоилась, приняла платок, вытерла слезы и высморкалась, высвободившись из ненавязчивых объятий.
  - Я больше не буду настаивать на совместном завтраке. - Голосом Рианира можно было замораживать океаны до самого дна.
  Я же только поморщилась, как от зубной боли.
  - Это лишь породит новые слухи. И, вообще, я не собираюсь отказываться от общения с тобой только потому, что это не устраивает кого-то из окружающих и порождает слухи. Каждый думает в меру своей испорченности. А запретить кому-либо думать так, как им вздумается, я не могу. - Я пролистала плейлист в телефоне, выбирая песню поэнергичнее. - Не настолько я сильна.
  - К счастью, - Рианир подошел поближе, заглядывая в телефон, - или к сожалению. - Я пожала плечами, не зная, как ответить на подобное заявление. - Ты еще долго будешь здесь?
  - Нет, я уже почти успокоилась.
  Охотник на демонов уже направлялся к выходу, когда я включила песню 'Orgy'. Услышав первые 'бодрящие' аккорды, Рианир едва не споткнулся и посмотрел на меня таким заинтересованным взглядом, что я невольно смутилась.
  - Что? - Скосила под дурочку я.
  - А ты весьма интересная девушка с весьма... разносторонними вкусами. Дроу и вампиры бы оценили подобную музыку.
  И ретировался раньше, чем я успела придумать достойный ответ на то ли комплимент, то ли попытку подшутить надо мной.
  Я прослушала трек три раза, прежде чем вернуться к себе в комнату. Как бы там ни было, но я твердо решила: тренировка наше все для душевного равновесия и спокойной учебы. Так и дожила до выходных.
  Первая половина дня после завтрака прошла в индивидуальном занятии с архимагистром. О времени занятия я узнала от наставника накануне вечером с вестником от него. В том же послании говорилось, что сразу после него я должна прибыть в земли клана Снежных. О чем я и сообщила Мордекаю, разыскав его в общей гостиной. Кай меня выслушал и кивнул, сказав, что подождет до конца индивидуального занятия, чтобы отправиться вместе со мной.
  После того памятного предсказания он больше не надоедал мне излишним вниманием. Мы пересекались в коридорах, в столовой, изредка в гостиной нашей группы. И все то время, что мы мельком встречались, он был задумчив и не многословен. Что, в свою очередь, удивляло Кира. Видимо, друг не посвятил его в тайну озвученного мной пророчества. Кира злил сам факт наличия нашей общей тайны от него, но он хорошо скрывал свои чувства за внешней мягкостью и добродушием характера.
  На занятии я ставила ментальные щиты, магистр их взламывал так, чтобы я могла уловить суть, после чего уже я пыталась взломать аналогичный щит в сознании магистра. Учитывая, что мы с наставником находились в разных весовых категориях (как в прямом, так и в переносном смысле), получалось у меня не так, чтобы хорошо.
  Лучше всего мне удавались, так называемые, 'живые' щиты. Это когда маг создает стражей, призванных защитить сознание. У мага, пытающегося взломать чужое сознание, тратятся силы на то, чтобы справиться с подобным стражем, им просто некогда читать чужие мысли. Но мои стражи были слабы и не могли долго сдерживать натиск более опытного мага.
  - Старайтесь, адептка. Ваши стражи хороши, но не достаточно сильны. Они не станут сильнее, пока вы сами не станете сильнее, пока не станете более опытным бойцом. Потому что у мага менталиста сила разума соизмерима с навыками тела. Любой человек, обучаясь чему-то, представляет то, что должен сделать, в мельчайших деталях в своей голове. И пытается это повторить.
  Я старалась, пыталась раз за разом. Я признавала правоту наставника. Мой тренер по гимнастике всегда говорила мне о том же.
  'Представь прыжок. Представь, как работают мышцы твоего тела во время прыжка, каждое движение рук, ног, головы. И сделай его. Пытайся до тех пор, пока твое тело не запомнит, как его совершать'.
  Мои стражи не справятся с атаками противника по одной простой причине: мне не хватает навыков, как в бою, так и в магии. А щиты типа 'стенка' или 'крепость' не выдерживали и пяти секунд. Разлетались на осколки, причиняя мне почти физическую боль. Хорошо хоть в обморок не падала.
  В конце занятия, когда я уже взялась за ручку двери, чтобы выйти, магистр бросил напоследок, не глядя на меня:
  - Я рад, что вас тренирует именно Рианир. Из него получился замечательный тренер. Вы достигли значительных результатов за столь короткий срок.
  - Благодарю, Наставник.
  Я вышла из ректорского кабинета, где проходило наше занятие, и устало прислонилась к стене. Пока мой уровень навыка в ментальной магии был не слишком высок, архимагистр не видел необходимости переносить наши занятия в тренировочный зал, предпочитая не отлучаться из рабочего кабинета. А мне было все равно, где позориться. Я не питала надежд на изменение ситуации в ближайшее время. Да и его похвала мне казалась преувеличенной.
  Пока все мои успехи в поисках внутреннего источника силы ограничивались дверью у фиалкового лабиринта, от которой мне нужно было найти ключ. И вот тут мой зверь - проводник был мне не помощник. Он должен был привести меня к нужной двери, и на этом все. А найти нужный ключ я должна была сама. Это было испытание на пути к самопознанию, как и выстроенный калейдоскоп. Найти нужный ключ среди ложных ключей, разбросанных по всему лабиринту, оказалось куда сложнее. Я блуждала уже несколько наших занятий, но так и не преуспела.
  Хотелось доползти до кровати и вырубиться минимум на сутки, но исполниться этой светлой мечте было не суждено. Долг камнем лежал на душе. А злить деда отказом появляться в землях клана мне не хотелось. У него итак будет повод на меня злиться, когда я сообщу ему о собственных планах на мое будущее. Ко всему прочему, я не имела привычки откладывать неприятные разговоры в долгий ящик.
  Я побрела по коридору в сторону выхода. Мне надо было заскочить в комнату и забрать вещи, собранные мной на выходные. Подумав немного, я решила обойтись без обеда в академической столовой. Давиться очередным злаковым блюдом от гуру столовской кухни, мне не хотелось. Дома у деда поем. Будет последней трапезой приговоренной к смерти. Да и время терять не хотелось.
  С оборотнем я столкнулась у общежития. Он ждал меня с моей сумкой в руках. Я едва не прослезилась от подобной заботы. Вот не ожидала от Кая подобной предусмотрительности по отношению ко мне, учитывая наши с ним теплые чувства. Кай направился ко мне на встречу. Стоило нам поравняться, как моя сумка перекочевала ко мне в руки от 'заботливого' оборотня, не испытывающего от собственных действий ни капли угрызений совести. Благодарность к этому мохнатому гаду умерла в зародыше.
  - Пошли. - Позвал за собой оборотень, и первым двинулся в сторону домика для телепортаций.
  - Где Кира потерял? - Поинтересовалась я.
  Как-то мне не верилось, что этот кошачий пропустит мой первый обязательный визит, и мое первое полнолуние. Обернусь я, или нет, но я была уверена, Кир захочет быть рядом. Ведь он сам говорил, что для него моя защита, прежде всего, инстинкт и воля альфы.
  - Отправил его вперед, чтобы предупредил о нашем приходе. К тому моменту, как мы будем дома, нас уже будет дать обед.
  Оборотень мечтательно зажмурился, как и я сама. Кажется не я одна предвкушаю вкусную кормежку, и не только мне осточертели скудные кулинарные фантазии нашего академического шеф-повара. Что ж, если так, то я готова была потерпеть общество Кая.
  Но мечтала я не долго. Стоило нам перенестись, как на меня накатила дурнота, голова закружилась, глаза заволокла белая пелена, и я даже не почувствовала, как начала оседать. Мордекай подхватил меня, не давая упасть. Остатками сознания я уловила, как оборотень перекидывает мою сумку через плечо одной рукой, и подхватывает на руки.
  Очнулась я в комнате мамы, отданной мне для проживания, лежа на кровати. Рядом в кресле сидела тетя. Лицо было хмурым, но не злым. Что не могло не радовать.
  - Очнулась, героиня магического фронта. - Ехидное замечание тети не внушало оптимизма. - Еще раз после занятий магией отправишься куда-нибудь телепортом, не поев, я лично тебя отшлепаю, как малое дитя. Ты могла пострадать. Расход магических сил всегда отражается на силах физических. А магическое истощение вылечить крайне сложно, не говоря уже о времени необходимом для восстановления. - Я виновато потупилась. - Переодевайся и спускайся, тебе надо хорошенько поесть.
  О взаимосвязи физических (жизненных) сил и магических я уже знала, и признавала всю глупость своего решения отказаться от обеда перед возвращением в земли клана. И порой, опыт приобретенный 'опытным' путем на собственной драгоценной шкурке, оказывается полезнее любого знания, не проверенного на практике. Больше совершать подобные промахи я не собиралась. С меня хватило полученного 'подтверждения' собственной безалаберности.
  С кряхтением приподнявшись на локтях, я осмотрела свою академическую форму, почти с ужасом думая о необходимости переодеться к обеду. Теперь я могла на собственной шкуре почувствовать, как чувствует себя дряхлая старуха, больная ревматизмом.
  С трудом найдя в себе силы сползти с кровати, я кое-как привела себя в стоячее положение. Ну, почти. Я стояла, опираясь одной рукой о спинку кровати, другой рукой держалась за поясницу, а перед глазами плясали звездочки.
  Подозреваю, что тетя вполне могла принести для меня какой-нибудь укрепляющий настой, но я уже успела узнать ее, как магистра академии. Она преподавала науку о монстрах. И после первой лекции вся наша группа четко уяснила, что нашу невнимательность, каждую нашу ошибку мы прочувствуем на собственной шкуре. Так что наличием жалости и состраданием к ближнему своему тетя не страдала.
  Она не внушала всепоглощающего страха, как магистр Зираэль, но вот приводить адептов в священный трепет перед собственным предметом ей превосходно удавалось. Элегантная, красивая, утонченная и благородная, в своем неизменно лиловом наряде она вышагивала по аудитории, повествуя о различиях нежити и нечисти. С улыбкой рассказывала о делении их на подвиды (семейства), и о том, чем может закончиться для неосторожного мага встреча с ними. О самых незначительных последствиях, вплоть до самой смерти и последующего, вполне возможного, посмертия. Повествовала настолько красочно, что после ее лекции многие выходили из аудитории бледными, зелененькими от чувства тошноты, и с нервным тиком.
  Так что подобный урок с ее стороны любимой племяннице был вполне в ее духе.
  Кое-как переставляя ноги, я добрела до ванной комнаты, где возле раковины меня ждал стакан с какой-то мутноватой жидкостью, к которой прилагалась записка 'Выпей. Советую залпом'. Как можно выпить залпом стакан, я себе слабо представляла. Но совета послушала и, не давая себе возможности передумать, выпила все до дна в несколько глотков. И только после этого скривилась, серьезно думая, что меня вырвет. Не вырвало, но рот я тщательно прополоскала, заодно умыв лицо.
  Стало чуточку легче. Теперь я могла и переодеться. Сумка с вещами отыскалась в шкафу. Надев одно из платьев, преподнесенных заботливой родней я переплела волосы и посмотрела на себя в зеркало. Платье оттенка сочной травы сидело идеально. Я покружилась, наблюдая, как подол разлетается вокруг меня, и вновь опадает красивыми складками. Кружев и декоративных тесемок было ровно столько, сколько нужно, чтобы придать платью легкость и воздушность. Я в нем выглядела молодой и беззаботной девушкой. В целом, мне нравилось.
  Обув туфли на небольшом каблуке, я спустилась вниз, где меня уже ждали. Кай хмуро смотрел на съестное изобилие, не рискуя начинать трапезу без позволения деда. Стоило ему поднять голову и увидеть меня, его лицо озарила настолько искренняя радость, что у меня закралось невольная мысль. 'Это насколько же надо быть голодным, чтобы настолько радоваться моему появлению'. Остальные тоже обрадовались, но свою радость показывали не так открыто. Глядя на них, мне даже как-то совестно стало.
  - Что ж, раз уж все в сборе, наконец, - суровый взгляд на меня, и я в очередной раз почувствовала, как начинают алеть щеки от стыда, - можно приступить к обеду.
  Голос деда звучал все так же властно и сурово, как и при первой нашей встрече. Он привык отдавать приказы даже в кругу семьи, и ему даже в голову не могло прийти, что кто-то из нас может его ослушаться. Он не стал распекать меня при всех за собственную глупость, но в озвученной им фразе отчетливо слышался упрек мне. Я пока не стала возражать или говорить что-либо в свое оправдание потому, как любая глупость должна быть наказуема, иначе очередная глупая выходка может стать фатальной. Для мага глупость непростительный порок. Я лишь надеялась, что дед не станет увлекаться нравоучениями. Никогда подобного не любила. Мне же не пять лет, чтобы повторять мне все по нескольку раз.
  Ели в молчании. Парни были голодны, им было не до поддержания светской болтовни. Я тоже была голодна, но больше молчала от того, что просто не знала, о чем можно говорить с совершенно незнакомым человеком, по иронии судьбы являющимся моим дедом. Да и тетя не стала мне достаточно близкой. Я продолжала воспринимать ее, как одну из магистров академии и моего преподавателя.
  Не малую роль в восприятии играло отношение деда ко мне, как к члену стаи, обязанной подчиняться ему, как альфе, во всем, а не как к единственной внучке от любимой дочери. Он сам установил границу в наших отношениях еще в первый день, когда попытался подчинить меня своей воле, проверяя меня. И этого я забыть не смогла.
  Что же касалось тети... можно было считать прогрессом, что в моем восприятии она была моей тетей. Но в первую очередь она была магистром. Она не могла относиться ко мне на уроках иначе, нежели к другим адептам. То, что я являлась ее родственницей, сулило мне много интересных часов в попытках заслужить у нее высшие баллы на лекциях. Я прекрасно понимала, что спрос с меня будет априори больше, чем с других. Даже не смотря на то, что я и без того вхожу в элитную группу архимагистра.
  Вот как-то так. Поэтому я молча сосредоточилась на обеде, всем своим видом стремясь показать, что не хочу отвлекаться на праздные разговоры.
  Впрочем, у деда были свои мысли на этот счет. 'Кто бы сомневался?' Он первым закончил трапезу и, видимо, посчитал, что все уже достаточно насытились для застольной беседы.
  - В прошлый свой визит ты слишком поспешно покинула наши земли. - Начал издалека дед, от чего я непроизвольно напряглась. - Кай и Кир покажут тебе все во время твоих визитов в земли клана. Когда освоишься, я приглашу архимагистра, чтобы он провел церемонию принятия в клан.
  Дед говорил спокойно, пристально глядя на меня. Он не пытался давить на меня волей альфы, но это не отменяло его привычки всеми командовать.
  - Не стоит с этим торопиться. - Не менее спокойным, но, вместе с тем, твердым голосом ответила я.
  На миг в столовой воцарилась гробовая тишина. Кай перестал жевать, бросив на меня такой взгляд, будто бы сомневался в моей адекватности. Кир громко скрежетнул вилкой по тарелке, но даже не обратил на это внимания, глядя на меня тем же взглядом, что и его кровный брат. Тетя оказалась самой сдержанной, она поджала губы и сжала вилку до побелевших костяшек. Кажется, я умудрилась ее обидеть.
  Надо будет попросить прощения, но пока стоит расставить приоритеты в наших с дедом отношениях.
  - Я знаю, ты хочешь, чтобы я стала твоей наследницей, поэтому так настойчиво сватаешь мне Кая. - Тетя, собиравшаяся встать, чтобы уйти, передумала, глядя на меня с широко открытыми глазами.
  Сейчас она была для меня именно тетей, а уже потом магистром академии. Она и подумать не могла, что я обо всем догадалась так быстро. В ее мыслях я отчетливо уловила недоумение наравне с подозрением в унаследованном мной даре от матери. Эти мысли были настолько громкими, что защита от ментальной магии попросту не смогла их скрыть от меня.
  Дед был более сдержан в эмоциях. Годы управления кланом давали о себе знать. Он был опытным дипломатом и политиком, и оставался таковым даже с близкими людьми. Он никак не отреагировал на мою тираду, продолжая изучать меня, как археологическую находку. Вроде и знакома, но так сходу и не поймешь, что же со мной делать.
  - А ты наследницей быть не хочешь, как не хочешь выходить замуж. Правильно я понимаю?
  - Да. - Я не дрогнула под его прямым тяжелым взглядом. - Я хочу сама решить, какой жизни хочу для себя. Хочу просто пожить спокойно, освоиться в этом мире без того, чтобы каждый, кто считает себя вправе, распоряжался моей жизнью, не считаясь с моим мнением. И, да, отца своим детям я выберу сама, когда решу, что пришла пора выйти замуж.
  - А если я не позволю?
  - Я сбегу к драконам. А вы с дедом Дерриком сможет тут сколько угодно договариваться, к какой семье я принадлежу, согласно заключенному между вами соглашению. Раз уж меня вы подобной привилегии лишаете, невзирая на договоренности.
  Я решила пойти с козырей, невзирая на маленькую оговорку с 'дедом', и теперь ждала ответа.
  Не то, чтобы я озвучила свой четкий план на будущее, но пусть дед думает, что у меня есть четкий план. Тем более, что у меня в друзьях один дракон имеется.
  - Ступай, я подумаю над твоими словами. В лес одна не ходи, по крайней мере, первое время. Заблудишься, еще. В остальном, поселение открыто для прогулок хоть для одной, хоть в компании. Но все же я бы посоветовал все, как следует, обдумать. Защита клана лишней не будет.
  Я кивнула и вышла из-за стола, допив морс. Осмотрю дом, сад вокруг него, подышу свежим лесным воздухом. Кай и Кир тоже поспешили выйти, увязавшись за мной. Подозреваю, что им не столько было интересно мое общество, сколько они просто не хотели задерживаться для разговора с Абрахамом и тетей. Решили дать им возможность поговорить без нас троих, наедине.
  Так что мне провели быструю и короткую экскурсию по дому, подождали, пока я выберу себе что-нибудь почитать, и сопроводили в сад. После чего оставили одну и умотали куда-то по делам.
  Там я просидела на сочной траве под яблоней почти до самого вечера. Да так и задремала с книгой в руках, рассудив, что меня легко здесь найдут, когда придет время ужина.
  Сколько я проспала, я не знала, но проснулась от того, что почувствовала, как по дорожке кто-то идет, направляясь ко мне. Я смотрела на приближающегося мужчину, силясь рассмотреть гостя. Страшно не было, я не чувствовала от него угрозы, испытывая к нему лишь любопытство. Для кошек и женщин это не порок. Надеюсь только, что меня оно не погубит.
  Рассматриванию немного мешало солнце, клонящееся к западу, и освещающего незнакомца со спины. Хотя, тот факт, что я не могла прочитать его мыслей, ощущая вместо них уже знакомую мне бездну и пустоту, наводило на определенные мысли о личности гостя.
  Когда гость подошел достаточно близко и присел передо мной на корточки, я, наконец, получила возможность его рассмотреть. Белоснежные волосы, стянутые ремешком, собраны волосок к волоску. Золотисто-янтарные глаза блестели озорством. На губах играла добродушная улыбка. Из одежды: мягкие черные брюки из плотной ткани, широкополая белоснежная рубашка со шнуровкой у ворота, кушак и сапоги из дорогой добротной кожи. Ему бы еще серьгу в ухе и бандану, и будет полный образ пирата - капитана.
  - А интересная кошечка из тебя получилась, дитя. Теперь я понимаю, почему Пейрант спрятал тебя от меня в другом мире.
  Я растерянно и удивленно захлопала глазами, догадываясь, кто посетил меня, вместе с тем, отказываясь верить в реальность собственных догадок. Изначальный Снежный. Так назвал его бог Странник, когда предупреждал о других богах и демонах, претендующих на меня.
  - Приветствую, Изначальный. - Отозвалась я, так как от меня явно ждали ответа.
  Улыбка Изначального стала чуть ленивой и печальной одновременно. Меня продолжали изучать пристальным взглядом, точно искали что-то в чертах моего лица. Я же оставалась спокойной, предпочитая не накручивать себе нервы раньше времени.
  - У Судьбы свои законы, пред ее волей приклоняются даже Боги. Тебе отмеряна очень интересная жизнь. И насколько долгой она будет, зависит от тебя, по какому пути ты пойдешь. Пожалуй, покровительство Странника тебе гораздо более необходимо, чем любого из Богов. Но все же я не могу оставить тебя без подарка. Тебя и того, кого ты сочтешь достойным дара.
  Я насторожилась. Что-то мне подсказывало, что дело не ограничится кольцами. И божественный дар может оказаться проклятием для меня. Я испытывала почти животный ужас. Мой внутренний зверь враждебно ощерился, припав к земле, будто бы увидел ошейник в руках охотника.
  По изменившемуся взгляду Изначального я поняла, что для него не стала тайной реакция моего зверя на его намерения. И все же он не готов был отступить от своей идеи. А я ничего сделать не могла. Разве можно в здравом уме отказаться от божественного дара? Тем более, когда сами земли, на которых ты живешь, находятся под покровительством Бога, решившего одарить тебя.
  Я хотела отказаться, желала найти подходящую причину для отказа. И не могла.
  В свете заходящего солнца мелькнули два круглых алмаза на цепочках. Непроизвольно я сильнее сжала книгу, которую продолжала держать в руках. Что-то было не так. Вот, вроде бы и слова правильные, и в поступках очевидного подвоха нет.
  - Если это подарок, тогда почему вас одолевает печаль? - Мой взгляд был все так же прикован к не прошеному дару.
  Он блестел, переливался всеми оттенками радуги, манил и, вместе с тем, вызывал желание выть от тоски. Даром что я не волчица.
  - Потому что я знаю, кому достанется этот дар. Знаю, к кому ты привязываешься, и чем дальше, тем сильнее. - Я перевела взгляд на Изначального Снежного, и наткнулась на печаль и смирение во взгляде. - Если ты хочешь сама выбирать, как жить, то он - один из лучших возможных вариантов. Принять саму возможность вашего союза - все равно, что выпустить тебя из-под своего покровительства. Но именно так поступают родители со своими детьми, когда они вырастают.
  Я опустила взгляд, прикусив губу. Изначальный не назвал имени, но я прекрасно поняла, о ком идет речь. Охотник. Арксур. Рианир. С каждым днем, с каждой нашей встречей я все больше привязываюсь к нему. Не малую роль в этом играет тот факт, что многих не устраивают наши близкие отношения. И тут уже вступает в действие мое врожденное упрямство и желание поступать по собственному разумению. Не оглядываясь на чужое мнение.
  - Это - амулеты преданного сердца. Они способны связать судьбы двух созданий, кем бы они ни были, какая бы пропасть между ними не была. Если чувства пары истинны - амулеты соединят их жизни. Это как единение тела, разума и души. Смерть одного будет означать смерть другого. В каждой новой жизни судьба будет сводить вас вместе. - Изначальный помолчал, рассматривая блики на украшении так же, как и я чуть ранее. - Для Зверя подобное украшение может стать равноценно ошейнику. Не каждая кошка захочет примерить на себя красивый бантик, даже если к нему в придачу будет идти теплый дом, любящий хозяин и изобилие во всем. - Очередная пауза и тяжелый вдох. - Но подвох не в этом, или не только в этом. Он не просто так называется амулетом преданного сердца. Все дело в сути. В данном случае суть двояка: преданность и предательство. Такие похожие и такие разные по сути слова. Вот и получается, что этот амулет и дар, и проклятие в одном флаконе. Ведь он - как индикатор чувств. Хотя, даже в плохом варианте есть свой плюс: если чувства пары ложны, амулет не свяжет носителей, но убережет главного носителя (того, кто решил вручить второй амулет своему избраннику) от разбитого сердца. Он примет на себя всю твою боль, поможет пережить ее и жить дальше. Для мага, за которым охотится высший демон, нет ничего страшнее надломленной души. А это тебя убережет.
  Теперь я иначе смотрела на подарок Бога оборотней. Даже мой зверь перестал шипеть и топорщить шерсть. Да, подарок не простой, но и не бесполезный. Защита мне не помешает, хотя хочется верить, что она мне не понадобится никогда. И все же становиться пищей для демона мне хотелось еще меньше. Лучше жить, жить долго и по возможности счастливо. Насколько это вообще возможно для менталиста с даром Пифии.
  - Поэтому Пейрант не может увидеть путь моей мамы? Она связалась с демоном ради своей мечты о сыновьях, которые будут править империей? И тот факт, что императрицей она не стала, сделку не отменяет.
  Твердый уверенный взгляд Изначального не оставил шанса для сомнений.
  - Она еще может стать императрицей, у твоих родителей еще могут родиться сыновья, которые могут встать во главе империи. Побег твоей матери в другой мир не отменяет сделки, это ее собственный выбор. У нее были все шансы стать императрицей. Но все же она отказалась. Окончательно или нет - время покажет, и выбор, который придется сделать твоим родителям. А шансы на то, что демон сам расторгнет сделку с твоей матерью, крайне малы.
  Я кивнула, принимая слова Изначального Снежного. Время покажет. Оно все расставит по местам. Надеюсь, я доживу до этого момента и увижу все своими глазами.
  - Я решу сама, когда придет время воспользоваться амулетами. А до той поры пусть полежат у меня здесь. - С этими словами я взяла амулеты и убрала их в небольшой мешочек, который я подвесила вместе с денежным мешочком к поясу.
  - Тогда сделаем его невидимым для чужих глаз. - Мешочек растворился у меня на глазах, но я все еще могла его нащупать. - Я не знаю, какое из свойств амулетов в итоге тебе пригодится, слишком все неопределенно пока, но когда они выполнят свою задачу, то потеряют свою силу. Исчезнут. Ты сама почувствуешь это.
  И вновь я кивнула, погруженная в собственные мысли. Преданность или предательство. Что же мне отмерила судьба? Какую из сторон амулета мне предстоит испытать на собственной шкуре?
  - Уже поздно, тебе пора просыпаться.
  Я подняла на Изначального полный недоумения взгляд и получила легкий добродушный щелчок по носу, сдобренный мягкой улыбкой заботливого родителя. Может, оборотни и были его воинством, но, в первую очередь, они были его детьми. Даже полукровки. Заботиться о нас, защищать - была его обязанность.
  - Фиалка! - Раздался в отдалении чей-то голос.
  Я вздрогнула и проснулась. Ущипнула себя для верности, желая убедиться, что на этот раз точно бодрствую. Я бы решила, что визит Изначального был сном, но я нащупала мешочек с амулетами, и это лучше всего другого убедило меня в реальности собственного сна на яву.
  С кряхтением встала и принялась отряхивать юбку платья. За время сна тело затекло и теперь спину ломило. Вытянув руки над головой, я потянулась всем телом, чувствуя, как мышцы приходят в тонус.
  - Я здесь. - Хрипловатым со сна голосом, отозвалась я.
  И пошла навстречу тете, позевывая и разминая шею круговыми движениями, сначала в правую сторону, потом в левую сторону, попеременно.
  - Заснула, сидя на земле. - Констатировала тетя, наблюдая за моими манипуляциями.
  Криво усмехнулась, не считая нужным спорить. К чему ссориться по пустякам, когда еще за прошлый косяк не извинилась. А если судить по ехидному взгляду и предвкушающей улыбке, меня собирались учить уму-разуму так, чтобы намертво отпечаталось в сознании и подсознании. Мысленно вздохнув, я постаралась смириться с неизбежным.
  Стоило поравняться с тетей, как меня тут же укутали теплой шалью, что в сгущающихся сумерках было не лишним. Приобняли за плечи и повели в дом. И так это было по-домашнему, просто, от души, без какой-то подоплеки, что я шмыгнула носом и сморгнула слезы, растрогавшись. Тетя одарила понятливым взглядом, но промолчала.
  Мы прошли в небольшую гостиную, где был накрыт столик для меня с чайным сбором, от которого шел умопомрачительный аромат ягод, аппетитным даже на вид жарким с гарниром из пюре, и куском шоколадного пирога.
  - Ужин ты пропустила, я велела накрыть тебе здесь.
  - Спасибо. - Я вновь шмыгнула носом.
  - Еще один шмыг, и я поменяю чай на средство от простуды.
  Ворчала тетя только для проформы. В ее голосе, взгляде и мыслях чувствовалось веселье. Я улыбнулась, смахнула слезы и преступила к позднему ужину.
  - Так значит, ты намерена жить независимо от всех, да?
  Я едва не подавилась от сладкого, до приторности, голоса тети. Все-таки она обиделась. Так что на жалость с ее стороны я могла и не рассчитывать. Впрочем, на что я рассчитывала? Леди Родрига Северная, в первую очередь, магистр магии, профессор и преподаватель, и только во вторую, любящая тетушка.
  - Из всех моих родственников, лучше всех меня пока понял Джонатан. - Издалека начала я, отвлекшись от жаркого. - Он, кстати, предложил мне должность его советника. Дед прочит мне брак с Мордекаем и место его преемницы. И это еще второй дед не знает обо мне. У него тоже на меня какие-то свои планы имеются. Все что-то от меня хотят. Потому что я, вроде как, являюсь частью семьи. - Тетя слушала молча, глядя, как я размазываю по тарелке остатки еды. Есть мне уже не хотелось. - Во время нашего с ним разговора он сказал одну вещь, не лишенную доли правды: все вы чего-то от меня хотите, хотя, по сути, вы мне чужие люди.
  После этих слов тетя дернулась, как от удара. Мне было неприятно говорить все это, но, порой, лучше называть вещи своими именами. Правда экономит время. Я всегда придерживалась этого принципа. Понимаю, странный способ просить прощения за обиду, но лучше сразу расставить приоритеты. Чего бы это ни стоило.
  - Я не считаю вас чужими, после того, как узнала чуточку лучше, не считаю. Да, и сюда я прихожу, как - будто бы домой возвращаюсь. Я прекрасно понимаю, что дорога вам, в какой-то мере, что вы любите меня и готовы заботиться обо мне. Но, все же, я не малое дитя, о котором нужно заботиться круглые сутки. Я взрослая женщина, привыкшая сама решать за себя, как жить, кого любить, кому доверять. Я никогда не терпела чужого давления на себя, мама это знала, и приучаться к этому теперь я не намерена.
  Тетушка долго изучала мое лицо, сохраняя на своем спокойное бесстрастное выражение. Я отодвинула от себя тарелку, взяла в руки чашку с чаем и пододвинула к себе тарелку с пирогом. Наконец, тетя встала со своего места, подошла ко мне, поцеловала в макушку, прошептав на ухо:
  - Про Алонсо завтра поговорим. Расскажешь, как обзавелась мальчишкой.
  Я кивнула, не удивляясь осведомленности тети. Наверняка Кай с Киром наябедничали. Они же были со мной тогда, сами же отыскали, еще и остальных с собой привели. А я так и не рассказала никому толком, как познакомилась с мальчишкой. Рианир тоже молчал. Алонсо же пропадал во дворце под присмотром магистра Тезауруса.
  Я осталась одна. Аппетит у меня пропал, но я все же съела кусок пирога, почти не ощущая его вкуса. И теперь сидела, цедила чай по глотку, раздумывая обо всем. Как же проще была моя жизнь до момента, когда меня призвал Калеб. Но вот хотела бы я вернуться к ней? Нет, не хотела.
  Как бы сложно мне сейчас не было, я была готова все принять, со всем справиться. Я была готова сражаться за свое будущее и за свое счастье. За свою жизнь, где буду вправе самостоятельно принимать решения. У меня появились друзья, отказаться от которых, я была не в силах. Да и не хотела отказываться. Я не хотела вновь быть одна.
  Надеюсь только на одно: мне достанет сил со всем справиться.
  Я рассматривала чернильную темноту за окном какое-то время. Спать не хотелось, но и искать себе занятие было откровенно лень. Лиска, зашедшая убрать посуду, неодобрительно глянула на недоеденный ужин, но промолчала. Что-то она увидела во мне такое, от чего в ее глазах промелькнула жалость. Надо ли говорить, что мне это не понравилось?
  И дело не в самой жалости. Я не считала подобное чувство чем-то таким, на что стоило бы обижаться. Хотя и не любила, когда меня жалеют. Просто... для суровой, собранной и довольно-таки жесткой женщины подобное открытое проявление чувств... нонсенс, как минимум.
  Лиска заметила, что для меня ее душевный порыв не остался незамеченным. Стоя с подносом грязной посуды, она все же решила объясниться после короткой внутренней борьбы.
  - Смирились бы вы, леди. Наш господин - сильный оборотень и вожак. С ним даже другие кланы считаются. Он пока и не давил на вашу волю толком, испытывал только. Если надо будет, он легко сломит вас и подчинит себе. И вас и Мордекая. Так не лучше ли сразу подчиниться?
  И меня вновь оставили одну. Правда, ненадолго. Почти сразу в гостиную зашел Киран с остатками шоколадного пирога. Я взирала на этот откровенный подкуп с ни чем не прикрытой иронией. На что в ответ получила открытую обезоруживающую улыбку.
  Было откровенно странно видеть Кира без Кая, наблюдать за ним, узнавая, каким он может быть сам по себе.
  - Ну и, что ты хочешь знать? - Улыбаясь, беру кусок пирога и доливаю себе еще чаю.
  - Что такого ты сказала Каю, что он все это время ходит задумчивый, разогнал от себя всех поклонниц и даже со мной делиться не хочет?
  - О, как. - Я медленно кивнула.
  Умеет оборотень задавать вопросы, на которые я не могу дать четкого и откровенного ответа. Если я начну трепаться всем и каждому о своем даре, тайной он быть перестанет. А Кир... я не то, чтобы ему не доверяла. Просто, я помнила, как дед довольно легко подавил его волю, подчинив себе. Спрашивается, как долго оборотень сможет скрывать мою тайну, если дед захочет ее узнать?
  Так что тут вопрос стоит не о доверии, а о банальной необходимости скрывать все даже от самых близких.
  - Пойми меня правильно, я не могу ответить тебе на этот вопрос. Просто потому, что твоя воля слабее воли Мордекая.
  - Боишься... - По тому, что мой ответ не вызвал злости или раздражения, я поняла, что меня поняли правильно.
  - Опасаюсь. Скажи еще, что оснований у меня для этого нет.
  Молчание было мне ответом. Значит, мои волнения не напрасны. Дед очень силен. Не удивлюсь, если окажется, что его способности альфы подавлять и управлять волей своей стаи, значительно усилены ментальным даром, находящимся в пассивном состоянии. Как мой отец является пассивным носителем императорского дара. Это объясняет нежелание Мордекая вступать в открытое противостояние с дедом.
  Я бы тоже не рисковала, если бы дело не касалось моего дальнейшего будущего. Как я уже говорила: я не люблю, когда на меня давят и решают за меня.
  Больше мы не говорили ни о чем. Молча ели пирог, без комментариев встретили Кая, решившего присоединиться к нам. А когда пирог и чай закончились, так же молча разошлись по спальням.
  Кай на меня подчеркнуто не смотрел. Подозреваю, у него состоялся разговор с дедом, давшийся ему очень не просто. Чувствую, что этот разговор еще аукнется мне в будущем.
  Утром я встала как обычно рано. Забежала на кухню, где ворчливая Лиска следила за приготовлением завтрака. Под ее строгим взглядом своровала несколько пирожков, запив их свежим молоком, и храбро ушла гулять по поселению.
  Бывать здесь мне предстоит довольно часто. Сидеть дома под присмотром деда не выход и банальная трусость. Так что я решила последовать совету старшего родственника и начать изучать городок и его жителей. Пригодится. По меньшей мере, наблюдение поможет узнать, насколько хорош мой дед, как управленец и глава общины.
  Я довольно быстро поняла, что оборотни здесь живут разные и не все из них принадлежат к клану Северных. Но абсолютно все безоговорочно подчиняются деду, как главе поселения. Он для них и закон, и порядок. Его слово - слово над всеми, которому должны подчиняться все.
  Я вошла в его дом, в его семью, и теперь все будут судить обо мне по нему, и по мне станут судить о нем. Его авторитет зависит теперь не только от него самого, но еще и от того, сможет ли он подчинить меня и управлять моей жизнью. Все это я осознала, стоило мне пару раз поймать не себе изучающие взгляды пары местных жительниц и нескольких мужчин по возрасту сравнимых с моим отцом.
  В свете всего этого желание деда, чтобы я изучила местную общину, выглядело уже не столь невинно, открывшись мне с совершенно неожиданной для меня стороны. Довольно умный ход, надо признать. Теперь я уже не могла с такой же легкостью наплевать на все в своем стремлении жить так, как мне того хочется. Меня умело поставили перед выбором, который я не хотела совершать.
  Он был моим дедом, но, в первую очередь, он оставался главой клана Северных, привыкшим манипулировать жизнями всех, кто находился в его власти. Даже жизнями своей семьи.
  Но ведь я была еще и ненаследной принцессой. У меня были обязанности не только перед оборотнями, но и перед империей. Я была нужна брату. И, в отличие от деда, ему хватило благородства не ставить меня в ситуацию, при которой у меня фактически нет выбора. За что я была ему очень благодарна.
  От тяжелых мыслей меня отвлек шум стаи детворы. Трое мальчишек обступили маленькую девочку, младше их года на три, которая прижимала к себе нескладную тряпичную куклу. Девочка была чумазая. Ее зеленое в цветочек платьице знавало лучшие времена. Черные волосы, заплетенные в косички, растрепались, а на правой косе развязалась лента, свисая с плеча. В золотисто-карих глазах плескался страх, но губы, сжатые в упрямую линию и чуть нахмуренные брови давали понять: так просто девочка не сдастся.
  Я не стала молча наблюдать, чем закончится это эпическое противостояние. Подошла к малышне и, игнорируя мальчишек, протянула руку девочке.
  - Привет, а как зовут твою куклу? Она у тебя такая красивая.
  Девочка какое-то время смотрела то на меня, то на протянутую руку, то на притихших мальчишек. Но потом все же ответила:
  - Можешь называть ее Миэль. А меня зовут Эльза.
  - Очень красивое имя. А меня зовут Виолетта. Но мои друзья зовут меня Фиалкой.
  - Как цветок? - Глаза девочки широко распахнулись от удивления.
  - Да. - Я мягко улыбнулась. - Как цветок. Покажешь, где ты живешь?
  На миг Эльза замкнулась в себе. Она сильнее прижала куклу к себе и опустила голову, украдкой бросив взгляд на одного из мальчиков. Такого же темноволосого, как и она. Надеялась, что я не замечу, но я заметила. И вытащила сопротивляющегося мальчишку перед собой, поставив его рядом с девочкой, которая поспешила отодвинуться от него на шаг, ближе ко мне.
  Еще не зная всей истории, я начала догадываться, в чем суть подобной вражды. Решительно взяв обоих за руки, я велела:
  - Видите. Оба.
  - И куда ты собралась? - Вкрадчивый голос Кая, раздавшийся у меня за спиной, застал меня врасплох.
  Подкрался бесшумно с подветренной стороны, чтобы я его не учуяла. Как настоящий хищник. Мне пришлось приложить усилия, чтобы сохранить видимость спокойствия, оставаясь стоять спиной к не прошеному собеседнику.
  - Кай ты можешь пойти с нами, если хочешь. Если не хочешь, можешь идти куда шел. Но, давай, оставим наше выяснение отношений до возвращения в академию? Туда, где не будет столько любопытных глаз.
  И только после этих слов развернулась к оборотню, встречаясь с его недовольным усталым взглядом. Да, быть наследником - тяжкая ноша и большая ответственность. Я уже успела это оценить и испытать на себе.
  - Абрахам - наш вожак. - Как бы ни на что, не намекая, пробормотал Мордекай, разглядывая нас троих.
  - Я это уже поняла. И сделала соответствующие выводы, но это не отменяет того, что я говорила раньше.
  Я смотрела в глаза Каю, не отводя взгляда, давая понять, что смогла сделать правильные выводы и смогла понять то, что было скрыто за словами парня. Мордекай смотрел не менее внимательно, мое предсказание висело над нами, подобно дамоклову мечу. Как бы все в итоге не сложилось, но путь будет долгим и не лишенным препятствий.
  Я уже почти ненавидела свою новую жизнь.
  - Пошли. Разберемся, что творится в этой семье. - И ворчливо детворе. - Шагаем, малышня.
  Он пытался выглядеть недовольным, безразличным, высокомерным, но я видела, чувствовала, что ему самому важно разобраться во всем. Его, действительно, волновало благополучие его народа. Он может стать хорошим правителем, достойным преемником деда, но только не рядом со мной.
  Я для него, как яд замедленного действия. Как, впрочем, и он для меня. Мы не подходили друг другу, как огонь и вода. Если мы будем вместе, как того хочет дед, то просто поубиваем друг друга в итоге, мы разрушим все, что нам дорого, чтобы одержать верх. Он никогда не примет меня, я никогда не подпущу его к себе по доброй воле. А из-за нашего противостояния пострадают простые люди, оборотни.
  Я бросила быстрый взгляд на детей, которых так и держала за руки, и перехватила задумчивый взгляд Кая, который был направлен на детей. Кажется, кто-то терзается теми же мыслями, что и я. Оборотень ничего не сказал, но я поняла: нам есть о чем поговорить. Только разговаривать мы будем не здесь. Спорить с этим я не видела смысла. Поговорить нужно, хотя бы для того, чтобы решить, как поступить.
  К тому же, похоже, мы пришли.
  Видеть старый, покосившийся, грубо сколоченный дом после всех тех домов, что я видела в поселении, каждый из которых был своеобразным произведением искусства, было дико.
  Я перевела потрясенный взгляд на оборотня, но и тот выглядел не менее потрясенным, чем я. Он жил здесь с детства, наверняка знал здесь каждую улочку, каждое деревце, но этот дом он явно видел впервые.
  - Будь здесь, с детьми. И позови своего Охотника. - Вмиг посуровевший взгляд и напряжение в голосе мне не понравились.
  Я смотрела на Кая с расширившимися от накатившего страха глазами, не зная, что сказать. Сердце забилось чаще от нехорошего предчувствия. Это что же не так с этим домом, если он потребовал, чтобы я связалась с Рианиром? Не с тетей, не с дедом и не с Киром, которые были значительно ближе. А именно с тем, кого он терпеть не мог, из-за меня в частности.
  - Я не могу. У меня нет средства связи с ним. Как ты вообще себе это представляешь?
  Дети притихли и не встревали в наш разговор, но судя по тому, что они сами вцепились в мои руки, им было страшно. Очень страшно. Они могли сколько угодно недолюбливать друг друга, но перед лицом общей опасности все ссоры отошли на задний план.
  - Ты потомственный сильный менталист. При желании ты можешь достучаться до кого угодно. Ты должна хотя бы попытаться. Нам нужен Охотник. Просто поверь.
  Все это мне сообщили, продолжая разглядывать подозрительный дом. Голос Кая был напряженным, а сам он внешне был излишне расслаблен. Не хорошее сочетание.
  - У меня было одно полноценное занятие. - Зло прошипела я.
  - Попытайся. Прошу тебя.
  Вот теперь мне стало совсем не хорошо. Если Мордекай дошел до просьб лично мне, дело совсем плохо. Я попыталась успокоиться, дышать ровно, сосредоточиться на собственных ощущениях, отбросив все лишние эмоции. В магии я была тот еще 'спец', но я могла попытаться пройти другим путем. С помощью проводника.
  Я постаралась представить, как сижу в пустоте, вокруг меня мерцают звезды, но это не имеет значения. Ничего не имеет значения, кроме Рианира, сидящего напротив меня. Его колени, руки расположенные на них, касаются моих коленей и рук. Наши тела наклонены чуть вперед друг к другу, мы соприкасаемся головами. Его дыхание смешивается с моим дыханием. Наши сердца бьются в одном ритме. Мой зверь - проводник лежит рядом справа от меня, положив голову на наши руки. Слева лежит черный волк, так же положивший голову на наши руки. За спиной Охотника из неясных теней вышли демон и светлый эльф, заняв место по левую и правую сторону соответственно. Совсем, как на кольце Риана.
  И эта мысль будто бы подтолкнула что-то внутри меня. Подобно стреле, спущенной с натянутой тетивы, она полетела от меня к Охотнику, оставляя между нами натянутую нить. Между нами и раньше была связь, не понятная, не ясная, едва ощутимая, но теперь она стала крепче. Значительно крепче. Я не знала, чем это может обернуться для меня, но здесь и сейчас было важно другое.
  Рианир в моем воображении открыл глаза, удивленно глядя на меня, на наших Зверей, но я не дала ему и рта раскрыть.
  - Ты нужен мне. Срочно. У нас с Каем проблемы.
  В свое послание я вложила столько сил и эмоций, сколько смогла собрать. А в следующее мгновение я вывалилась в реальность, подслеповато моргая, стараясь привыкнуть к свету после тьмы пустоты, наполненной рассеянным светом мерцающих звезд.
  На немой вопрос Кая, который бросил на меня короткий взгляд, я лишь молчаливо пожала плечами. Если у меня и получилось, я не могла сказать об этом со стопроцентной уверенностью.
  А в следующее мгновение дверь в дом отворилась, и на порог вышла женщина в грязном переднике с абсолютно седыми волосами, собранными в тугой пучок. Она обвела цепким взглядом нашу скромную компанию, от чего на ее лице расползлась доброжелательная счастливая улыбка. Точно к ней в этот момент снизошли сами Боги, услышавшие ее молитвы.
  Лично мне стало жутко, и захотелось убежать. Инстинкт самосохранения вопил о том, что нужно уходить. А разум твердил, что уже слишком поздно и момент для побега упущен.
  - Эльза, Бьерн, вы привели к нам друзей. Остальные будут рады. Прошу, проходите.
  И с этими словами женщина сделала приглашающий жест в сторону открытой двери. Ноги готовы были сделать шаг, но я смогла справиться с этим желанием. Это стоило мне значительных усилий. Судя по испарине, выступившей на висках Кая, тому тоже стоило не малых усилий просто стоять на месте.
  Еще, даже толком не ощущая давления на разум, я каким-то образом смогла выставить двухуровневую ментальную защиту. Сама не знаю, как мне это удалось. Наверное, страх и желание жить сыграли свою роль, и мне удалось то, на что я еще вчера не могла рассчитывать. Ничем иным я свой прорыв объяснить не могла.
  - Мы пришли просто поговорить. - Ведя свою внутреннюю борьбу, сквозь сжатые зубы проговорил Кай.
  - В доме будет удобнее всего.
  И снова приглашающий жест с уже четко ощутимым ментальным давлением на разум. Дети ослабили хватку первыми, поддавшись влиянию. Только это меня и остановило, я мертвой хваткой вцепилась в них, одновременно опускаясь на землю. Из положения 'сидя' сложнее куда-то подойти, придется потратить усилия на то, чтобы сначала встать. Кай, очевидно, пришел к тем же выводам, и тоже опустился на землю ближе к нам.
  Кем бы ни была эта тварь, но наша несговорчивость и упорство ее разозлили. Доброжелательность, как рукой сняло, ее лицо исказила гримаса гнева. И это, как ни странно, ослабило давление на наш разум. Она готова была кинуться на нас, но что-то ее останавливало. И это что-то явно не мы с Каем. Если Мордекая она еще могла опасаться, то я, не проучившаяся и месяца, не могла противопоставить ей ровным счетом ничего.
  Надо было тянуть время. Как угодно, но мы просто не могли позволить себе оказаться на ее территории. Иначе для нас это будет конец. Еще одну попытку ментального призыва я себе позволить не могла. Все силы уходили на противостояние с волей этой твари.
  Не знаю, чем бы все закончилось, но когда тварь окутала серебряная сеть, появившаяся из ниоткуда, я не поверила своим глазам. В тот же миг давление разом исчезло, а окрестности огласил жуткий, пробирающий до мурашек вой твари, охваченной призрачным огнем.
  Я резко развернулась. Прямо за моей спиной возвышался Рианир, не отрывавший яростного взгляда от уничтожаемого монстра. В этот момент он как никогда походил на грозного Охотника на демонов. Сердце сжалось от смеси радости, счастья и искреннего восхищения. Едва крики стихли, как я подорвалась с места и, толком не отдавая себе отчет в собственных действиях, обхватила Рианира за шею, впиваясь в его губы коротким жадным поцелуем.
  - У меня получилось! Ты услышал меня! Услышал! - С чувством ни с чем несравнимой эйфории, я прижалась к арксуру, даже и не думая его отпускать.
  - Услышал. - Рианир мягко, с какой-то особой нежностью погладил меня по волосам. - А сейчас, пожалуйста, отпусти и позволь мне доделать свою работу.
  Смутившись, я выпустила Охотника из захвата собственных рук и отступила на шаг. На Кая и детей я решительно не готова была смотреть сейчас. Потому предпочла развернуться и посмотреть на дом. Там на пороге лежала женщина целая и невредимая, на первый взгляд. Но я понимала, что все не так просто, как кажется.
  - Присмотри за ней.
  Рианир обошел меня, направляясь к дому. Эльза и Бьерн притихли рядом с нами, предпочитая не отсвечивать и вообще ни чем не привлекать к себе лишнее внимание.
  - Я мог бы справиться сам. - Точно оправдываясь, первым нарушил молчание Мордекай. - Но тогда бы мне пришлось ее убить, а та тварь, что жила в ней и питалась за ее счет, могла ускользнуть и найти себе новое тело. Она была одержима духом пожирателя. Таких тварей может уничтожить без вреда для носителей только призрачный огонь. Это магия высшего порядка, доступная лишь носителям демонической крови.
  - Поэтому ты велел позвать Рианира. Но откуда ты знал, что у меня получится?
  - Я не знал. - В голосе оборотня звучало... сожаление, пожалуй. На мгновение я почувствовала себя виноватой. - Но между вами что-то было с самого начала. Какая-то тайна, объединяющая вас. Плюс наследственный ментальный дар. Был шанс, что тебя он услышит.
  Я неловко отвела взгляд, не зная, что можно сказать на слова оборотня. Тем более, он был прав. Вот только я не могла всем и каждому рассказывать о своих встречах с Богами. Сохранить все в тайне было жизненно важно. Что касается связи между нами, тут мне нечего было возразить. Связь была. Появилась с первой секунды нашей встречи, а может и до нее. Плюс кольца от Странника стали еще одной ниточкой, связавшей нас. А теперь еще и я эту связь укрепила.
  Прав был изначальный. Я все больше и больше привязываюсь к Охотнику. И теперь это меня даже не пугает. Я готова была мчаться к нему на встречу без оглядки, без промедления. Вот только я не была уверена, что Риан чувствует ко мне то же самое. Было что-то такое между нами, что порождало во мне эту неуверенность. И я сама не понимала, что именно.
  - У меня есть решение, которое должно устроить все заинтересованные стороны. Поговорим после возвращения в академию. - Вырвал меня из задумчивости не менее задумчивый голос Кая.
  - Конечно.
  Я кивнула, но больше ничего сказать не успела. Из дома с шипящим комком шерсти в руках вышел Рианир.
  - Цветочек, иди сюда. Возьмешь эту малявку. У тебя она должна успокоиться. Мордекай, на тебе эта женщина. Мне надо спалить дом дотла. Так надежнее. И не помешает выяснить, почему те, кто знал об этом доме, ничего не сообщили. А ведь не могли не знать.
  - Разберусь. - Одним словом прокомментировал почти нечем не прикрытый намек Кай.
  И что-то такое было в его голосе, властное и жесткое, непоколебимое, что сразу стало ясно: этот разберется во всем, и от наказания не уйдет ни один виноватый. В этот момент я не сомневалась, из него получится хороший вожак. И дело было не в озвученном мною предсказании. Скорее, оно лишь расставляло все по своим местам.
  Я подошла к арксуру и решительно забрала у него мохнатое чудо, ловко перехватывая поудобнее, и прижимая котенка к груди. Зверек повозился немного, попытался вывернуться и спрыгнуть с рук, но я успела ласково почесать за ушком и по шее. Это возымело должный эффект: котенок затих, и мы имели возможность услышать довольное мурчание.
  - Магия девичьих рук. - С улыбкой прокомментировал нашу идиллию Риан.
  Тем временем Мордекай перекинул свою ношу, оказавшуюся на поверку гораздо моложе той женщины, которая предстала нам, через плечо и подошел ко мне. Эльза попросила погладить Милу, но та зашипела, не пожелав подпускать к себе девочку. Та заметно расстроилась, отошла к Бьерну, позволив тому взять себя за руку.
  Мы дождались, пока Риан закончит с сожжением дома, и все вместе пошли обратно к дому деда. Еще утром я шла по довольно оживленным улицам. Сейчас же нас провожала едва ли половина тех, кто провожал меня во время моей незапланированной прогулки. И некоторые из этих оборотней спешили спрятать взгляд, стоило нашим глазам встретиться. Это ж, сколько народу знало, догадывалось и молчало?
  Уму непостижимо.
  Наше появление в доме деда было сродни возвращению после эпического сражения бравых воинов. Нас встречал взволнованный 'глава семейства' и 'полуобморочная родственница' в окружении верных слуг. Я, конечно, преувеличила, но не намного. Стоило увидеть, какими глазами смотрел дед на Мордекая, затаскивающего в дом обморочную девицу, чтобы понять: возвращение с прогулки удалось. Стоит прибавить к общей картине тетю, которой изменила ее обычная выдержка, Кирана, беззвучно разевающего рот в попытке сказать хоть что-то, и общее состояние шока у всех домочадцев, которые нас встречали.
  Так что... 'вечеринка' удалась.
  Мы прошли в гостиную. Мордекай тут же сгрузил свою ношу на диван, сам сел в ногах девушки. Дед с тетей заняли по креслу. Кир присел на подлокотник дивана. Мы с Рианиром заняли маленький диванчик на двоих. А Эльза с Бьерном уселись прямо на ковер возле меня.
  Я вздохнула. Похоже, собирать сирых и убогих у меня в крови. Сперва Алонсо, теперь эти двое. Их ведь тоже надо обучать. Хотя пока рано говорить о том, войдут ли они в мою 'свиту', как Алонсо. Сначала им надо подрасти, а там видно будет.
  - Итак, - голос деда был обманчиво мягок, - я слушаю. Виолетта, вроде бы, пошла на прогулку. Мордекай пошел ее искать, чтобы успеть вернуться в академию. А в итоге вы возвращаетесь в компании Охотника и неизвестных оборотней. Прогулка удалась, как я погляжу.
  Последняя фраза была наполнена ядом, адресованным Рианиру, как и взгляд полный раздражения. Рианир даже бровью не повел, предоставив нам разбираться самим. Только бросил на меня быстрый, полный ехидства, взгляд.
  Я предпочла сосредоточиться на котенке манула, который успел не только успокоиться, но и уснуть у меня на руках. В этот момент я испытывала довольно странные чувства. Похожее щемящее сердце чувство я испытывала, когда наблюдала за Алонсо, поедающим пирожные в том кафе. Кем бы ни был этот маленький теплый комочек, он теперь мой. И я обязана о нем позаботиться. Точнее о ней. Ведь Эльза назвала манула Милой.
  - С каких пор на наших землях резвятся одержимые пожирателями? - Спокойный, чересчур спокойный голос Кая лично меня насторожил. - И с каких пор наш народ не сообщает о подобной проблеме своему вожаку?
  Тетя Родрига удивленно приподняла бровь и не доверчиво, но более внимательно посмотрела на девушку, так и не пришедшую пока в чувство. А вот дед был более сдержан в своих эмоциях. Для него наличие на его землях одержимой сюрпризом не было. И вот лично у меня возник вопрос: 'почему он ничего не предпринял?' Его фактически затворническая жизнь до моего появления могла стать причиной не осведомленности, но он знал. Знал совершенно точно, и ему было все равно. Или все таки нет, и дело тут совсем в другом? Есть что-то, чего я не знаю.
  Если уж Мордекай мог справиться с подобным монстром, мог справиться и дед. На худой конец, он мог сообщить тете, чтобы та поставила в известность архимагистра или же связалась с другими охотниками на демонов. Но он отчего-то этого не сделал.
  - Кир, позови Лиску, пусть она позаботится о детях, и нашу бессознательную надо перенести в гостевую комнату. Да и лекаря бы ей пригласить. Пожалуйста.
  Киран смерил весьма выразительным взглядом Рианира. Но я лишь беззвучно повторила просьбу, с мольбой во взгляде глядя на парня. Риана я выгнать была не готова с незапланированного совета, а Кай сам расскажет Киру все, что сочтет нужным рассказать. Я доверяю Охотнику, мой 'жених' доверяет своему кровному брату. И он должен быть на семейном совете. Киран это понимал, потому взвалил на плечи девушку, позвал за собой детей и покинул гостиную.
  Я попыталась передать Милу Эльзе, но та моментально проснулась, вцепилась в меня всеми когтями, от чего уже я зашипела на пару с ней. Так что пришлось оставить ее у себя. Познакомлю ее с Алонсо в следующие выходные. Что-то мне подсказывает, что эти двое подружатся.
  Стоило детям в сопровождении Кирана выйти, как Мила спрыгнула с моих колен, мгновенно оборачиваясь человеком. И вот в этом облике она втиснулась между мной и Рианиром, обхватив меня за руку.
  Все это мы пронаблюдали с разной степенью удивления.
  Интересное кино получается. То есть нас, оставшихся здесь, она угрозой не считает. Мы с Рианиром так вообще для нее оплот безопасности. А вот Эльзе и Бьерну она не доверяет, а ту незнакомку вообще боится. Что лично для меня удивительным не было. Я бы на ее месте тоже боялась.
  Но об этом я подумаю потом. А пока есть вещи поважнее.
  - Что случилось, отец? Почему ты знал и не сделал ничего?
  Очевидно, эти вопросы интересовали не только меня. Тетя тоже сделала свои выводы из собственных наблюдений, правильно поняв выражение лица Абрахама. Что не удивительно. Было бы удивительно обратное, учитывая их достаточно близкие отношения отца и дочери.
  - Он не может рассказать. От этого зависит жизнь. - Глухо пролепетала Мила, уткнувшись носом куда-то мне в бок. - Это была проверка. Но ты уже итак это поняла.
  Я машинально прижала малышку к себе, погладив по пепельно-серым с редкими черными прядями волосам. Да, поняла. Но легче от этого не становилось. Это лишь подтверждало мои собственные догадки и слова Изначального: мама находится у демона. По собственному желанию, или по принуждению, но демон использует ее как инструмент давления на деда. А тот, это совершенно точно, сделает все, чтобы вернуть свою дочь. Или почти все. Насчет цены, которую готов заплатить дед, я пока не была уверена.
  Но теперь я знала одно: это первые, но далеко не последние неприятности в моей жизни. Меня еще не раз попробуют испытать на прочность. До тех пор пока я не сломаюсь. Только после этого высший демон явится за мной лично. Возможно, тогда у меня появится шанс на спасение. Возможно.
  И это возвращает меня к тому, что мне необходимо учиться, необходимо тренироваться, очень много учиться и тренироваться.
  Я повернулась к Рианиру, натыкаясь на его задумчивый и, вместе с тем, решительный взгляд. Кажется, кто-то пришел к тем же мыслям, что и я.
  - Собирайся, Цветочек, у нас много работы. Котенка своего забираешь с собой. Поживет пока в твоей комнате в облике кошки, а там сама решишь, что с ней делать. Сюда ты в ближайшее время не возвращаешься. - Дед хотел что-то возразить, но под тяжелым взглядом Охотника решил промолчать. - Считай, что с этого момента у тебя нет долга перед оборотнями. Что до обязанностей, у тебя впереди десять лет, чтобы решить перед каким народом их исполнять. Иди.
  И я пошла в сопровождении Милы, даже и не думая спорить или возмущаться. После случившегося, я больше не чувствовала себя обязанной перед дедом или своим кланом.
  На деда я не обижалась. Знала, что родители, порой, готовы на все ради спасения собственных детей. Выбирая между вполне реальной опасностью для дочери и неопределенными опасениями за свою внучку, дед сделал вполне логичный выбор. Как бы он ко мне не относился, за жизнь любимой дочери он боялся больше.
  Собралась я за рекордные пять минут. Дом мы покинули втроем. Кай остался разбираться с жертвой одержимости пожирателем, Киран остался с ним за компанию, как и обычно. У меня же не было абсолютно никакого желания задерживаться в доме хоть на минуту дольше. Хотелось поскорее убраться из дома, в одночасье ставшего мне чужим. Я больше не чувствовала себя здесь на своем месте, вновь превратившись в сироту при живых родителях.
  Никому не нужную саму по себе сироту.
  В академии, в кабинете ректора архимагистр Ситхар принял нас почти как родных. В том смысле, что сначала хмуро выслушал повествование о моей стычке с пожирателем, уделив особое внимание призыву Рианира мной, а потом добрых полчаса отчитывал лично меня. Ни за что конкретное, скорее за все сразу.
  Кончилось тем, что нас выгнали за дверь, а Милу архимагистр оставил в кабинете для более обстоятельного разговора, сказав, что переправит ту в мою комнату. Мила, к моему удивлению, возражать не стала, только поблагодарила за то, что я взяла ее с собой.
  В коридоре мы с Рианиром переглянулись и, не говоря ни слова, пошли по коридору. Взглядами мы предпочли не встречаться, и вообще старательно делали вид, что каждый из нас идет своей дорогой. Не знаю, как арксур, но лично я чувствовала неловкость. Казалось бы, после всего, что между нами было, этого чувства между нами быть не должно.
  Но оно было.
  Тот факт, что я смогла связаться с ним, тот способ, что я использовала, был... слишком личным, интимным что ли. Это уже не просто ментальная магия, это нечто большее. Нечто, чему я пока боялась давать название. Нечто, что моя магия лишь укрепила.
  И именно это было причиной возникшей неловкости. Я не знала, изменит ли мой поступок отношения между нами. Но вместе с тем, я понимала, что он не может их не изменить, не может не отразиться.
  Не знаю, чем бы закончилось наше совместное шествие под лозунгом неловкости, но у столовой Рианира перехватил хмурый и взволнованный Норай, а я столкнулась с Натанаэлем. Дракон вообще имел обыкновение появляться именно тогда, когда нужно.
  Не знаю, куда он собирался, но, увидев меня, быстро свои планы изменил. Схватил за руку и потащил к раздаточному столу. Там на мой поднос перекочевал обильный ужин из блюд, выбранных драконом, и меня утащили за наш стол.
  - Быстро ешь, пока наши все не пришли. Поговорим вечером у тебя в комнате, если захочешь.
  - Спасибо.
  Я взглянула на Натанаэля с большой благодарностью, давая понять, что буду ждать его сегодня вечером. Он дал мне возможность отказаться, за что я была ему признательна, но поговорить мне было просто необходимо, а дракон был лучшим кандидатом на роль слушателя. Я не нуждалась в советах, Найт же подобным точно страдать не будет. Просто выслушает.
  Самое то, что мне сейчас нужно.
  Я сосредоточилась на еде. Дракон не спеша пил чай вприкуску с пирожком, наблюдая за мной задумчивым изучающим взглядом. Когда к нам присоединились мои братья и Аля, Натанаэль быстро пресек все попытки расспросить меня о моем визите в дом деда. Аля быстро просекла, что говорить о чем-либо я не хочу, поэтому постаралась отвлечь Джонатана расспросами о каком-то предстоящем званом обеде в следующие выходные. Брат какое-то время пристально рассматривал меня, но все же оставил меня в покое. А Калеб ограничился обменом взглядами с драконом, после чего сразу успокоился и вступил в разговор с кузеном и его невестой.
  Быстро управившись с обедом я попрощалась со всеми и умотала в комнату, доделывать домашнюю работу. Да и просто хотелось побыть хоть немного наедине с самой собой в тишине и покое.
  Я постаралась собраться с мыслями, сосредоточиться на учебе, и больше ни о чем не думать. Через какое-то время мне это удалось.
  Аля, вернувшаяся в комнату, лишь тяжело вздохнула, но отвлекать от домашней работы стала. Она прекрасно понимала, что со мной что-то не так. Но все же предпочла не лезть в душу с ненужными советами и сочувствием. Ни то, ни другое мне было не нужно.
  К тому времени, как в дверь нашей общей гостиной постучали, я уже успела закончить с домашними заданиями и приготовить чай на две персоны. Но когда открыла дверь, вместо дракона я обнаружила Рианира. Он был непривычно хмур и даже зол. Правда, когда его взгляд сосредоточился на мне, на его лице появилась усталая, но наполненная искренней радостью улыбка.
  Я отступила в сторону, приглашая охотника войти. Тот, после минутного колебания, все же вошел и остановился на пороге. От его взгляда не укрылись две чашки чая на столе, но он постарался сделать вид, что это его никак не заботит. Хотя я знала, что это не так. Чувствовала. Причина в нашей окрепшей связи, или в том, что Рианир попросту не закрывался от меня, но считать его чувства сейчас мне было не сложнее, чем сложить в уме два и два.
  - Натанаэль должен зайти. - Точно оправдываясь, пробормотала я.
  Арксур внимательно смотрел на меня какое-то время, после чего пожал плечами, изображая равнодушие. Хотя от меня не укрылось облегчение, которое ему доставили мои слова. Значит, дракона он за соперника не считал. Занятно.
  Вот даже не знаю, радоваться ли, или нет. С одной стороны мне, как девушке, была приятна его ревность. С другой стороны я чувствовала, что за ревностью кроется иное чувство, а не то, на которое я рассчитывала.
  - Послушай, я пришел сказать, что на время уеду из академии. Мне нужно выполнить одно поручение. Я вернусь через месяц. Все время, что меня не будет, не прекращай тренировки. Ты должна найти в себе источник внутренней силы. И научиться чувствовать его в любое время дня и ночи.
  - Хорошо.
  Рианир кивнул и повернулся к двери, собираясь уходить. Но, уже взявшись за ручку двери, повернулся ко мне.
  - Если я скажу, что по возвращении хочу задать тебе один вопрос, даже скорее предложить одну вещь...
  - Я скажу, что выслушаю тебя, и мой ответ будет зависеть от тебя и твоего предложения.
  Еще раз кивнув, Охотник вышел, оставив меня в задумчивости смотреть на закрытую дверь. Окончание нашего короткого разговора оставило у меня в душе смешанные чувства. Я не знала, как относиться к словам арксура. С одной стороны не было сказано ничего, что должно было бы вызвать во мне подобные чувства. С другой стороны, я прекрасно понимала, что за его словами о вопросе - просьбе скрыто нечто большее, чем какое-нибудь невинное одолжение, с которым могу помочь только я.
  Не стандартное поведение охотника, выходящее для меня за привычные рамки, настолько выбило меня из колеи, что я не сразу отреагировала на очередной стук в дверь.
  На этот раз за ней был Найт. Я впустила его в комнату, после чего подошла к столу и уселась прямо на пол возле стола. Если дракона и удивили мои маневры, то он ничем это не показал. Просто подошел ко мне и так же уселся на пол.
  Какое-то время мы молча пили чай, но уже после пары глотков ароматного напитка, меня отпустило, и я начала рассказывать обо всем, что случилось со мной за эти выходные. Опустила только рассказ о сне наяву с визитом Изначального и о его подарке мне.
  Натанаэль слушал молча, не перебивая, позволяя мне выговориться. И даже когда мой рассказ подошел к концу, молчал. Потом, все так же молча, забрал у меня чашку с остатками чая, и притянул меня к себе. Я уткнулась ему в грудь, чувствуя себя маленькой девочкой, которую обнимает старший брат.
  - Бедный Котенок. Знай, когда придет время, когда ты решишься, я ничего не скажу. Совсем ничего. Свобода дорого дается, особенно таким, как мы. Поэтому и жертвуем мы ей только ради тех, кто способен ответить на наши чувства. Привязываемся к ним. Отдаем всех себя... и страдаем больше других, если ошибаемся в своем выборе. Сила нашей привязанности, сила наших чувств, та быстрота, с которой мы связываем себя с нашими избранниками, способна породить в нас страх, неуверенность, даже чувство неловкости. И это надо просто принять.
  Как ни странно, но слова Натанаэля меня успокоили, помогли взглянуть на все с совершенно другого ракурса. Я уже не чувствовала себя несущейся к пропасти во весь опор лошадью. Как бы все в итоге не обернулось с Рианиром, я четко для себя решила больше не оглядываться на чужое мнение в вопросе наших отношений. Все, хватит.
  - В выходные поедешь в гости ко мне, познакомлю тебя со своей семьей. Отец очень хочет с тобой познакомиться. Как и брат с сестрой. Обещаю, даже покатать тебя на себе, и плевать на мнение придворных. Тебе это уж точно не повредит, а может и на пользу пойдет, Фиа.
  - В выходные намечается какой-то званый обед. Сам слышал. Если и Калеб там будет, то, боюсь, и мне придется пойти. Если придет приглашение, то уж точно отвертеться так просто не получится.
  - Считай, что ты получила официальное приглашение от меня.
  Я удивилась настолько, что даже чуть отодвинулась и задрала голову, чтобы встретиться взглядом с драконом. Тот был до безобразия серьезен. На что я не могла не улыбнуться, а в следующее мгновение я уже смеялась, уткнувшись дракону в грудь. Смеялась до икоты. Натанаэль стойко терпел.
  Уж и не знаю, что на меня нашло.
  Нервное, наверное.
  Слишком уж сильно все на меня давили в последнее время, чего-то ожидая от меня взамен.
  Когда моя истерика сошла на 'нет', дракон со мной распрощался и ушел к себе. Было уже достаточно поздно, и задерживаться дольше он не мог. А я отправилась спать. Надо было как следует выспаться перед началом нового учебного дня.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Дашковская "И ангелы вострубят"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"