Брайс Валентина: другие произведения.

Будни ненаследной принцессы. Возвращение домой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каким может быть возвращение домой? Радостным, долгожданным, наполненным счастьем встречи. А может быть неожиданным, внезапным и даже шокирующим. Когда узнаешь, что у тебя полно родни, о которой ты не знала, и даже не подозревала о ее существовании. Когда выясняется, что и о своей жизни и себе самой ты толком ничего не знала. И как теперь жить со всем этим ты тоже не совсем понимаешь? Но непременно разберешься, ведь теперь ты не одна: рядом верные друзья, семья и... враги.

  С тренировки я уходила поздно, но довольная. К соревнованиям я была готова и метила на одно из призовых мест. Спортивная гимнастика была одним из моих увлечений. Именно из-за нее я училась в школе со спортивным уклоном, а позднее и в ВУЗе продолжила заниматься своим увлечением. Учителя на меня нарадоваться не могли. Ведь мои спортивные успехи гарантированно обеспечивали учебному заведению дополнительные дотации из министерства образования.
  Мама поощряла все мои увлечения. После ухода отца, когда я едва родилась на свет, она твердо решила, что ее девочка не будет нуждаться ни в чем, и чем бы она не увлекалась - это не имеет никакого значения, если не вредит здоровью ее драгоценного ребенка. А потому я еще занималась верховой ездой, фехтованием, и стрельбой из лука до поступления в ВУЗ, где училась уже четыре года и успешно перешла на пятый курс.
  Мы с ней вообще негласно задались целью сделать мою жизнь настолько занятой, насколько это вообще возможно. Лишь бы в ней не ощущалось отсутствия отца. Но не думать совсем о том, что нас бросили, как ненужную вещь, не получалось. Каждый раз, когда я чего-то добивалась в своей жизни, когда занимала призовые места, я мечтала, что он окажется среди зрителей и непременно поздравит меня с заслуженным успехом. Но года шли, мечты не сбывались, надежда регулярно умирала, корчась в муках, и в итоге все это вылилось в непримиримую ненависть, замешанную на обиде и горечи разочарования. Я больше не задавалась вопросом: 'В чем моя вина?' Я не виновата, это он нас бросил. Это его вина, что я росла без отца. И где бы он ни был сейчас, мне безразлично. Он не захотел, чтобы мы были в его жизни, а раз так, то пусть катится к демонам в Ад.
  Я решительно тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли, сегодня мой день рождения, и омрачать этот день плохими воспоминаниями я не хотела. Достаточно того, что я провела его в тренировках к соревнованию.
  На последний автобус я успевала, нужно было только срезать путь через двор. Двор был освещенным и достаточно большим, чужие шаги можно было услышать издалека. Да и не настолько беспомощной барышней я была, чтобы бояться идти через пустой двор. Ходила не раз, вот и сегодня решительно шагнула с улицы на дорожку во двор, привычно перехватив сумку, чтоб в случае чего удобнее было бежать. Опоздать на автобус все же не хотелось.
  Я дошла до середины пути, когда один из фонарей мигнул и погас, погружая двор в полумрак. В груди заворочалось плохое предчувствие, и я ускорила шаг, а налетевший следом ветер, заставил споткнуться, едва ли не на ровном месте. Я пошатнулась, но не упала, мигнул и погас еще один фонарь, погружая двор почти в полную темноту. Я выругалась. К последующему еще более сильному порыву ветра я была почти готова. Ветер ударил в спину, разметал волосы, заставляя податься вперед. А дальше была пустота и падение. Чувствуя себя Алисой, провалившейся в кроличью нору, я сильнее сжала ремешок сумки. Страшно отчего-то не было. А плохое предчувствие сменилось настороженностью.
  Тьма отступила, мой полет в бездну замедлился. Вспышка яркого света, от которого я поспешно закрыла глаза. И вот я уже зависла в метре над полом, и плавно опустилась в центр пентаграммы, вписанной в круг. Значки и завитушки на рисунке напоминали мне алхимические круги преобразования в 'Цельнометаллическом Алхимике'. Подобное сравнение вызвало невольный нервный смешок, и я сильнее стиснула ручки сумки.
  Помещение, в котором я оказалась, напоминало аудиторию, в которой заседала приемная комиссия. Столы преподавателей во главе с председателем, абитуриент напротив меня по другую сторону пентаграммы, окна стрельчатые. Ну, типичная такая аудитория. И тишина.
  Вот стоим мы, смотрим друг на друга и молчим. Я осторожно протянула вперед палец, и тут же его отдернула, зашипев от боли. Как я и думала, за границу круга так легко мне не выйти, шарахнет током, как мой палец только что. Я потрясла рукой, подула на пострадавший палец, и бросила злобный взгляд на этого горе призывателя.
  Симпатичный такой, волосы, как расплавленное золото, но вот не люблю я блондинов. А этот еще и голубоглазый. Поклонниц, наверное, море. В общем, невзлюбила я его с первого взгляда.
  - Ну? Чего застыл? Колдуй обратный призыв. У меня там ночь глубокая. Я итак домой опаздываю. Из-за тебя придется пешком идти. А у меня соревнования послезавтра. И если я из-за тебя их пропущу или не получу свое заслуженное золото, я тебя загрызу. И плевать мне, что за это будет. Ну!
  Под конец своей речи я уже порыкивала, а последнюю фразу вообще выкрикнула.
  - Вы живая, как я понимаю.
  В разговор вступил председатель комиссии, как я поняла. Внушительный дяденька. Широкоплечий, высокий, подтянутый, тренированный. Явно не брезгует тренировками каждый день, и явно не по часу тренируется. Будь я постарше - соблазнила бы.
  Остальные преподаватели - члены комиссии на его фоне терялись. И как-то не впечатляли. Мой взгляд скользнул по ряду профессоров. И вернулся к одному из них. Отец... Я не могла ошибиться. Слишком часто изучала его фотографии, сохраненные матерью, чтобы дочь знала, как выглядит ее подонок - отец. И он меня узнал. Я ведь так похожа на мать, только глаза его - зелено-карие с золотистыми крапинками. Что за ерунда происходит?
  Я старалась сохранить спокойное, равнодушное, в меру любопытное выражение лица. Но, кажется, мне это не совсем удалось, если судить по чуть прищуренным глазам председателя комиссии.
  - Хладные трупы боли не испытывают. Как и духи. - Я немного подумала. - По крайней мере, физической.
  Ректор, назовем его так, только хмыкнул на данное утверждение. После подошел ко мне, стер часть круга и протянул мне руку.
  Я скептически осмотрела протянутую руку, но все же приняла ее и вышла из круга призыва. Домой меня очевидно не отправят.
  - Видите ли, леди, обратный призыв, в вашем случае, не возможен. - Подтвердил ректор мои опасения. - Вы - живая. А не дух. Этот талантливый юноша должен был призвать душу кровного умершего родственника, - я сердито глянула на 'этого юношу', тот все это время молчал и предпочитал не отсвечивать, очевидно, сам пребывая в шоке от дела рук своих, - но призвались вы - живая и невредимая. Так или иначе, не будь вы его родней, вас бы здесь не было.
  - Прошу прощения, но здесь - это где?
  На самом деле меня интересовали вопросы поинтереснее. Например, если здесь мой отец, то кем этот горе призыватель приходится ему и, соответственно, мне? И что-то мне подсказывало, что ответ мне не понравится. Возможно, поэтому я задала другой, более безобидный вопрос. По лицу новоявленного родственника скользнула хмурая тень, и я была более чем уверена, что его мучил тот же вопрос.
  - В Имперской Академии Магии Ведовства и Чародейства Срединной Империи Брамана, в ее столице Равейне.
  Я кивнула с умным видом, как будто после его слов мне, наконец, все стало ясно. Сама же, мысленно, застонала. Какая, к демонам, Академия Магии? Я ж, вообще, из технического мира.
  - И что теперь? - Задала я другой интересующий меня вопрос.
  - Что теперь? - Переспросил ректор. - А теперь, мы проверим вас, для начала.
  Я подозрительно покосилась на главу этого 'заведения', на стол экзаменаторов, которые молча следили за нашим разговором, и новоявленного родственника. Тот сделал мне большие глаза и слегка побледнел, отступив в сторону и за спину магистра. Я внутренне подобралась, ожидая подвоха, и отступила на шаг назад.
  А в следующий миг в меня запустили огненным шаром. Я отбросила сумку в сторону, а сама резво кувыркнулась в другую сторону, уходя с траектории фаерболла. Следующие полчаса превратились для меня в сущий ад. Я прыгала, выделывала все возможные сальто, бегала по стенам, уходя с траектории всех атак ректора. Пару раз пришлось даже на шпагат сесть, и прогнуться назад, как Нэо в знаменитой сцене из Матрицы. Сама же медленно, понемногу, начинала раздражаться. И это, по его мнению, проверка? Чего он добивается, вообще?
  В какой-то момент мое раздражение вылилось в мысленный вопль и сферический зеркальный щит, который я мысленно создала, действуя на каких-то, дремавших до этого момента, инстинктах. И, о Боги, щит сработал! Очередная молния, которая должна была просто пролететь мимо, задела мое сферическое творение по касательной и отскочила в сторону экзаменационной комиссии. Но не долетела. Одна из преподавателей, элегантная, красивая, утонченная леди (язык не поворачивался назвать ее просто женщиной) взмахнула рукой, и молния развеялась, как не бывало. А затем она встала, привлекая к себе внимание. У меня же появилась возможность перевести дух и разглядеть свою невольную спасительницу.
  Темноволосая, высокая, с невероятными фиалковыми глазами, одетая в элегантное сиреневое платье в пол, она всем своим видом излучала благородство. Мне как-то сразу стало неудобно за свои босоножки, подранные джинсовые бриджи, футболку с умильно спящим котенком и браслеты на полруки, купленные мною в магазине аксессуаров. М-да. Она - то настоящая леди, в моем же случае, леди - лишь дань вежливости, не более того.
  - Архимагистр Ситхар, я заберу девушку себе, если конечно, вы не намерены сами обучать ее.
  От ее мелодичного, чуть приглушенного голоса, меня пробрал мороз. От нее так и веяло невероятной мощью, внушающей благоговейный трепет. Невольно возникало желание приклонить колени перед ней и служить верой и правдой. Я даже тряхнула головой, отгоняя наваждение. По блеснувшим глазам леди - магистра я поняла, что мои маневры не остались незамеченными.
  - Я намеревался обучать ее вместе с группой адепта Рейнхарта, - мой новоявленный родственник удивленно выдохнул, - все же мага ее уровня оставлять без должного обучения нельзя. Но если вы настаиваете... Думаю, мы сможем найти компромисс. Пусть ближайшую неделю адептка походит вместе с первым курсом на вводные лекции, а там мы согласуем ваши индивидуальные занятия с занятиями в моей группе. Все равно курировать адептку я собираюсь лично.
  - Да, так будет лучше всего. - И уже ко мне. - Поздравляю вас, адептка, вы успешно зачислены в Имперскую Академию Магии Ведовства и Чародейства в элитную группу архимагистра Ситхара, которую он курирует лично. Я же буду вашим личным наставником. Меня зовут магистр Родрига Северная.
  - С-спасибо. Виолетта Северная. - Представилась я.
  Вот уж не думала, что найду здесь однофамильца.
  Магистр Северная лукаво улыбнулась. Отчего я напряглась, заподозрив подвох.
  - Северная? Не Рейнхарт? - Я кивнула, все еще гадая, чем мне это грозит, и во что я успела вляпаться. - Что ж, тем лучше, оформим вступление в мой род, теперь я буду отвечать за вас. И надеюсь, вы не уроните чести и достоинства рода нашего древнего и благородного.
  Я удивленно икнула и поспешила кивнуть. Это я сейчас, не подозревая ни о чем, отреклась от своего отца? Судя по его помрачневшему лицу, так и есть.
  - Магистр, вам не кажется, что это уже слишком?
  В голосе отца отчетливо слышалось раздражение. Вот только отчего: от того, что я отказалась от него, или от того, что он упустил возможность обучать меня сам? Наверное, все - таки первое. Как-то не верится, что я настолько сильный маг, чтобы меня делили между собой магистры. Скорей уж тут замешана вражда семей.
  - Не кажется. Магистр Рейнхарт, при всем моем уважении, но, если ваша собственная дочь не желает признавать ваше родство, при том, что она вас явно узнала, то в этом целиком и полностью ваша вина. А я не позволю одной из Северных остаться безродной только потому, что ваш сын умудрился призвать ее из родного ей мира.
  Сказано было ровным, спокойным голосом, но меня передернуло от холода, пропитавшего каждое слово. Перечить данной конкретной леди это себя не любить. Рядом так же поежился мой брат, успевший перебраться поближе ко мне. Его изучающий и немного ошарашенный взгляд я предпочла проигнорировать.
  - Устраивать семейные разборки будете в моем кабинете, если вам так хочется. Но я повторяю последний раз: девочка отныне моя, во всех смыслах, за нее отвечаю я, и отчитывается она передо мной или архимагистром. Ритуал принятия в род я проведу сегодня же, лично, в присутствии старейшин рода и архимагистра Ситхара в землях рода. Надеюсь, я достаточно ясно выразилась? - И больше не обращая внимания на магистра, она переключила свое внимание на архимагистра. - Надеюсь, я могу рассчитывать на ваше присутствие? - Последовал кивок от главы Академии. - В таком случае, адепт Рейнхарт отправляется писать курсовую по призыву живого кровного родственника через ритуал призыва духа рода со всеми возможными расчетными таблицами. Экзамен будет зачтен по итогам курсовой. Срок написания - неделя. - Все согласно кивнули. - Адептка Северная берите вещи, мы уходим в ваш новый дом. К обучению приступите со следующей недели. У вас будет возможность пообвыкнуть к миру, его обитателям и свыкнуться с мыслью, что отныне ваш дом тут.
  И не успела я взять в руки свою сумку и горестно вздохнуть по так и не полученной мной золотой медали, как предо мной раскрылся овал портала, куда я и шагнула навстречу новой семье и новому дому. Последнее, что заметила - погрустневшее лицо брата. А я, ведь, так и не узнала его имени. Впрочем, успеется еще.
  Портал перенес нас с магистром Северной в средних размеров домик с резными витражными окнами. За окном ярко светило солнце, отчего на полу образовывался витиеватый узор, напоминающий кружение листьев на ветру.
  - Виолетта, следуй за мной, пожалуйста.
  За какую-то долю секунды грозный магистр на моих глазах превратилась в добрую, заботливую, радушную хозяйку. И мое имя она произнесла с затаенной радостью и любовью. Что происходит-то, в конце - то концов?
  Я послушно вышла из домика вслед за наставницей и восторженно ахнула. Домик стоял в центре города - поселения, а от него отходили улочки, мощенные камнем. Дома были произведением искусства: резные из дерева, облицованные камнем, с витражными окнами. Перед каждым домом палисадник с садовыми деревьями, цветами. Почти как в деревне, но ухожено, красиво и уютно. Я хоть и выросла в городе, но сейчас и впрямь чувствовала, что вернулась домой. Сердце заныло от тоски и затаенной радости. Вернулась.
  Мы шли по центральной улице к небольшой площади с колодцем. Все встреченные нами жители радостно приветствовали наставницу и с любопытством косились на меня. Так мы и шли до самого дома магистра, который соседствовал с большим каменным особняком.
  Дом был двухэтажный, больше походил на коттедж, и на фоне того же особняка, выглядел не таким громоздким и более уютным. Витражные окна пестрели сценами охоты волков и барсов. Но удивительным образом эти картинки лишь предавали солидности дому.
  Когда мы прошли в ворота и направились к дому, дверь коттеджа отворилась и к нам на встречу вышла чуть полноватая женщина в годах. Еще крепкая, но ее рыжие волосы уже тронула седина, хотя взгляд голубых глаз был все так же цепким и ясным. Она быстро осмотрела меня с ног до головы и посмотрела на наставницу. Слегка приподнятые брови были единственным признаком удивления. В остальном же она была спокойна и невозмутима, как буддийский монах.
  - Госпожа, вы вернулись. Надолго?
  - До завтра. А эта милая девушка на твоем попечении до конца недели, Лиска. К вечеру ее надо приготовить к обряду принятия в род. Обряд проведу сама.- После этих слов глаза женщины расширились от удивления, но сказать что-либо она не успела. - Накрой пока на стол, после займешься Виолеттой.
  Мы зашли в дом, в просторный холл. Лиска поспешила на кухню. А наставница повернулась ко мне.
  - Пойдем, отведу тебя в комнату, которая теперь будет твоей. Переоденешься пока, умоешься, вещи разберешь. Как накроют на стол, тебя позовут.
  Я кивнула, и мы поднялись на второй этаж. Меня провели в дальнюю комнату. Комната оказалась просторной, и, благодаря витражным стеклам, довольно светлой. Кровать у стены застелена пушистым покрывалом насыщенного зеленого оттенка. Напротив шкаф с одеждой. Рядом с кроватью туалетный столик с множеством выдвижных ящиков, а рядом с гардеробным шкафом - большое напольное зеркало. Шторы на окнах тоже зеленые, но более темные. А другая дверь, видимо, ведет в ванную.
  - Располагайся.
  - А хозяйка комнаты не будет против, что я тут поселилась и воспользовалась ее вещами?
  Комната выглядела обжитой, тут регулярно убирались, да и книги на столике и одна на кровати намекали на то, что хозяйка комнаты вышла ненадолго. Наставница мягко и немного грустно улыбнулась.
  - Это вряд ли. Она пропала более двадцати лет назад. Отец так и не смог смириться с ее исчезновением. А я никогда не считала, что превращать ее комнату в алтарь - правильная затея. Комнаты нужны, чтобы в них жили, а не молились на вещи.
  - Лидия, мама, это ведь ее комната?
  Родрига подошла и притянула меня к себе, поцеловав в висок.
  - Да, ее. Когда она фактически сбежала, для отца это был удар. Я расскажу тебе о ней за обедом. С дедом познакомишься, уж ради тебя он покинет комнату. - Наставница (как-то немного дико пока называть ее тетей) грустно улыбнулась. - Приводи себя в порядок и спускайся.
  - Я хоть человек? Или не совсем?
  - А сама, как думаешь? С интуицией у тебя все в порядке, вроде. - Лукаво улыбнулась она.
  - Значит, не совсем. Мы оборотни, да?
  - Да. Обряд нужен, чтобы пробудить твою животную половину. Если этого не сделать, ты можешь сойти с ума. Ты пока этого не ощущаешь, но вместе с пробудившейся магией, пробудится и зов крови. Оборотни, которые теряют связь со своим зверем, чувствуют свою ущербность, неполноценность. И именно это чувство и сводит с ума. Сейчас полнолуние, и тебе придется за эти дни, что ты здесь не только пробудить своего зверя, но и научиться его контролировать. Я попрошу отца и Мордекая присмотреть за тобой и помочь, если будет нужно. С Мордекаем вы будете вместе учиться в одной группе. Свои зачеты и экзамены он сдал и до конца недели свободен. С ним и вернешься в Академию.
  - Понятно.
  Я кивнула и мягко высвободилась из объятий. Семья растет прям на глазах. Была только мать, а теперь появилась тетя, дед, и целый род в придачу.
  Родрига еще раз провела рукой по моим волосам и вышла, оставив меня наедине с мамиными вещами. В принципе, я даже не была так уж сильно удивлена. Комната уж очень напоминала ту, что была у мамы в нашей квартире там, в другом, родном для меня, мире. Даже расцветкой и текстурой отделки.
  Бросив сумку у кровати, я распахнула шкаф. Просмотрев все вещи, выбрала широкую юбку насыщенного синего оттенка, блузу с рукавами - фонариками и воротником - стоечкой в тон юбке и неширокий пояс, шитый серебром. Собственные браслеты и босоножки должны неплохо смотреться с этим нарядом. Ну и белье, куда ж без него. К счастью, белье мало отличалось от привычного жителю мегаполиса XXI века.
  Ванная комната приятно удивила. Чистая, светлая, просторная, с глубокой чугунной ванной. Радостно пискнув, я скинула свои потные вещи, быстренько приняла душ, оделась, заплела волосы в косу и вышла из комнаты.
  
  - Дочь Лидии, она здесь!
  Немолодой мужчина, с белоснежными, как снег волосами, что спокойно сидел у окна в большом кресле, вздрогнул и выронил книгу, которую до этого пытался читать.
  Слова старшей дочери, которая практически влетела в комнату, нарушили уже привычный покой, всколыхнув в душе утраченную надежду на продолжение рода. Нет, их род был не таким уж малочисленным, но прямых наследников не было. Так уж сложилось, что старшая Родрига не могла иметь детей, да и Северной она была только номинально (ее волчица была угольно-черной с редкими белыми вкраплениями в шерсти), как ее ныне покойная мать. Вся надежда оставалась на младшую - белоснежную волчицу, как и он сам. Но своевольная девчонка всегда была себе на уме, и слышать ничего не хотела о договорном браке. Возможно, все дело было в том, что он слишком ее любил, и многое прощал, но когда пришло время для замужества, дочь сбежала с магом, и не каким-нибудь, а племянником самого императора, и с концами. Сам племянник вернулся через год, стал преподавать в Академии в столице, и ни единым словом не обмолвился, что с его дочерью. Тогда же у главы Северных состоялась приватная и тайная встреча с императором Дерриком I, и только благодаря ей, война между оборотнями и людьми, так и не началась.
  А теперь появилась его внучка и внучатая племянница императора по совместительству, принцесса и наследница двух родовитых семей. И, когда о ней узнают, на нее начнется настоящая охота из тех, кто захочет породниться с семьей императора. И то, что она сейчас здесь, а не с семьей отца, давало хоть какой-то шанс обезопасить девочку. Лишь бы она оказалась оборотнем, как и ее мать. И уже не суть важно, какой будет ее ипостась.
  - Как это случилось?
  Мужчина был собран, как никогда. Он внимательно выслушал краткую версию событий, кивнул собственным мыслям.
  - Значит, сама признала себя Северной? Это хорошо. И присутствие архимагистра при обряде к лучшему, он проследит, чтобы с нашей девочкой ничего не случилось. Все же проходить обряд уже будучи взрослой - может быть опасно. Но обряд проведу я. Так она сможет наследовать мне.
  - А если она не будет волчицей? Сам знаешь, как бывает с полукровками, у которых оборотень - мать.
  - Не имеет значения. До замужества она останется Северной. А там: или выйдет за одного из волков, или мне все же придется сделать Кая преемником.
  - Я сказала, что Кай присмотрит за ней эти дни. Будем надеяться, что он сможет добиться ее уважения и любви. Иначе, Виолетта повторит судьбу матери и попросту сбежит.
  Мужчина кивнул, соглашаясь с дочерью.
  - Ладно. Пошли, посмотрим, как моя внучка справляется со своей новой жизнью.
  
  Спустившись вниз, я прошла в небольшую столовую, где уже был накрыт стол. Но ни тети, ни деда пока не было. Зато были двое незнакомцев, которые повернулись ко мне, стоило мне переступить порог. Чтобы не выглядеть глупо, я прошла к свободному месту напротив них, и уселась, расправив складки на юбке.
  - Значит, это тебя тетя привела с собой из Академии, чтобы принять в род?
  Платиновый блондин осмотрел меня весьма нелюбезным взглядом, и скривился.
  Я хмыкнула. Тоже мне принц Датский, скажите, пожалуйста. Вот не зря я не люблю блондинов. Уже второй, встреченный мной в этом мире, а все туда же. Один - вызвал меня сюда, другой - наоборот, явно желает, чтобы я испарилась. И оба одинаково меня раздражают. Уж на что я сама платиновая блондинка, как мама, но не любовь к блондинам у меня была чуть ли ни на генетическом уровне. Записана на скрижалях подсознания, как одна из прописных истин.
  Вот его сосед - жгучий брюнет с пронзительными зелеными глазами вызывал у меня одно желание - подойти, сесть на колени и уткнуться в шею. Странное желание, учитывая, что вижу его впервые, мы не знакомы, и я по натуре недоверчива. И, если судить по ответным задумчивым взглядам, я не одинока в своих чувствах.
  - Значит, меня. - Огрызнулась я. - Если что-то не устраивает, высказывай свои претензии наставнице. А меня трогать не надо. Я и без твоих стараний злая после всех недавних событий.
  - И что же такого приключилось с бедненькой тобой? - Последние слова он произнес, не скрывая издевки.
  Я скрежетнула зубами, вот бывают же 'гады' на белом свете. В тот момент мне отчаянно захотелось запустить в эту наглую белобрысую морду чем-нибудь тяжелым.
  - Кай, угомонись. Если ее решили принять в клан, то на это были причины. Меня, если помнишь, тоже принимали не просто так.
  - Ты - другое дело. Ты мне жизнь спас, едва не погибнув сам. И ты - полукровка. А здесь, какие могут быть причины?
  Я с силой сжала кулаки, стараясь сохранить спокойное выражение лица. Вот только отчитываться и оправдываться перед всякими зарвавшимися выскочками мне не хватало. Видимо, передо мной приснопамятный Мордекай. И вот с ним мне предстояло провести ближайшие дни и учиться в одной группе? Да я лучше свихнусь, чем проведу с ним хоть минуту наедине.
  В душе закипала ярость. Уж не знаю, в чем причина, но контролировать себя было тяжеловато. Очевидно, память крови, о которой упоминала тетя, таки пробуждалась вслед за магией.
  Не знаю, чем бы закончилась наша перепалка, но именно в этот момент в столовую зашла наставница и не молодой мужчина с белоснежными, как чистый снег, волосами и глазами цвета янтаря. Под его внимательным строгим взглядом Кай как-то сразу сдулся и угомонился, незнакомец почтительно склонил голову, пряча удивление, а я разом успокоилась. От него исходила такая сила, что желание бузить и возникать как-то разом отпало. Хотелось преданно заглядывать в глаза и выпрашивать благосклонность.
  Вот это вообще бред. Никогда не перед кем не лебезила и не преклонялась, и начинать не собиралась. Я как кошка, предпочитала гулять сама по себе и слушать себя, а не других. Со мной даже у матери спорить не получалось. Если она не могла рационально с резонными доводами объяснить мне свою точку зрения, то настаивать на своем ей было бесполезно. Я все - равно делала по-своему.
  Давление силы уменьшилось, и я смогла украдкой перевести дух. Встретилась с дедом, называется.
  - Она - Северная. - Четко и грозно пророкотал этот мужчина. - И этого достаточно. Никто из Северных не останется безродным, не позволю. Надеюсь, это понятно, и мне не придется возвращаться к этому вопросу? - Мои оппоненты кивнули.
  Его голос был пропитан силой и властью, но у меня уже не возникало чувства слепого поклонения, его сила как бы огибала меня, почти не задевая. Уж не знаю как, но кажется, я все же выиграла битву за собственную независимость. И, кажется, дед это тоже понял. Но не разозлился, а скорее уж остался довольным. И это напрягало гораздо больше, честно говоря.
  - С Мордекаем ты уже познакомилась, - ехидно заметил дед, - а это - Киран. - Кивок на темноволосого. - Он - полукровка, как и ты. Он Северный не по роду, но по духу, потому его и приняли мы, а не другие рода оборотней.
  Мы по-новому посмотрели друг на друга и кивнули. Почему-то после этих слов желание сесть к нему на колени и обнять, прижимаясь к нему всем телом, стало почти нестерпимым. Но я стойко загнала это желание в глубины подсознания, стараясь отрешиться от собственных эмоций и сосредоточиться на чем-нибудь другом. Как делала это не раз, трюк безотказный, сработал и на этот раз.
  Ели в молчании. Парни смотрели на меня, дед следил за нами тремя, тетя со спокойствием буддийского монаха следила за всеми нами, а я упорно игнорировала окружающих.
  Вот интересно, у мамы все обеды - ужины протекали в подобной манере? Если да, то не удивительно, что она сбежала с первым встречным аж в другой мир. Как-то меня уже не радует перспектива быть принятой в клан Северных. Знала бы, на что соглашаюсь, ни за что не согласилась бы сюда отправиться. Интуиция просто - таки вопила, что надо убираться отсюда в Академию под заботливое и грозное крыло ректора. Там-то новоприобретенные родственники меня трогать не будут. Ну, я на это надеюсь. Вопрос, как мне туда сбежать? Или, как мне уговорить архимагистра по-тихому отправить меня в Академию? Последнее, по-моему, вообще из разряда фантастики.
  Так, незаметно, за размышлениями прошел обед. А я так и не пришла ни к чему путному. Сказывался продолжительный, насыщенный тренировками и событиями день. Я перенеслась из своего мира глубокой ночью и попала сюда в разгар дня. И вот уже часов семнадцать бодрствую. Определенно на мозговой деятельности сказывался недосып и общая усталость организма.
  - Кай, Кир, присмотрите за Виолеттой. Думаю, ей нужно отдохнуть пару часов, потом прогуляетесь с ней, покажете город и окрестности. К вечеру вернетесь.
  Дед встал из-за стола и покинул столовую. Следом за ним ушла и тетя. Мы остались втроем. Переглянулись, и, не сговариваясь, встали. Мне уже было понятно: у меня появились личные надсмотрщики. И, вот нефига, мне это не нравилось. Как в тюрьме, блин. А-а-а, спасите люди добрые!!!
  Молча под конвоем, я дошла до комнаты, открыла дверь, собираясь зайти, но была остановлена Киром. Тот перехватил меня за руку. Браслеты на руке звякнули, и мы втроем, дружно посмотрели на них, и на руку Кирана, сжимавшую мою ладонь.
  Молчание затягивалось. Я вопросительно изогнула бровь. Мордекай угрожающе рыкнул, и удостоился наших ответных взглядов: моего вопросительного, и мрачного от Кира.
  - Не надо бояться. Дед строг, но он заботится о клане, а это накладывает отпечаток на характер. Он заботится о каждом из нас.
  - Понимаю, но принять это сложно. Не привыкла к тому, что каждым моим шагом распоряжаются, не заботясь моим мнением.
  И я решительно, хотя и почти с сожалением, выдернула руку из захвата. Его прикосновение мне приятно, конечно, но я прекрасно понимала: в противостоянии с дедом рассчитывать на его помощь глупо. Как и на помощь Мордекая. Дед был альфой клана, тут и гадать не надо. То, что ни Кир, ни Кай не могли ему противостоять, говорило, что бороться за независимость и свободу мне предстоит одной.
  В конце - концов, я никогда не была сторонницей стадного инстинкта, как и инстинкты стаи мне были глубоко безразличны, я - кошка, которая гуляет сама по себе, и никого не слушает. Вот мама это всегда понимала, потому и не спорила со мной почти никогда.
  Я зашла в комнату и аккуратно прикрыла за собой дверь, не желая показывать, насколько зла. И ведь, понимала, что злость бессмысленна. Если брать за основу, что я на половину оборотень, мне просто необходима помощь в контроле над звериной ипостасью, а значит, без вступления в клан не обойтись. Но подчиняться безоговорочно - выше моих сил, все равно, что наступить себе на горло. Невыносимо.
  И что с Каем? То он едва ли не выгнать меня мечтает, то ревнует к другу. И если это реакция на обычное касание руки не ревность, то я - принцесса.
  Я застыла посреди комнаты от внезапно пришедшей в голову мысли. А если дело не в ревности, а в инстинкте собственника? Выбирая между Каем и Киром, кого еще мог выбрать дед мне в мужья? Уж явно не полукровку, каким бы замечательным он не был. Я ж его внучка, и достойна брака только с чистокровным оборотнем.
  Бли-и-ин! Вот услужил братец! Доберусь я до него еще! За все ответит: и за пропущенные соревнования, и за неполученную медаль, и за сорванный день рождения, и за то, что притащил в этот мир. И не важно, что отмечать день рождения я не планировала. Важен сам факт. Теперь я вынуждена выбирать из двух зол меньшее. И виноват в этом он!
  Я плюхнулась на кровать и вперила невидящий взгляд в потолок, раскинув руки в стороны. В голове мелькали невеселые мысли, да и вообще настроение на фоне общей паршивости ситуации, было преотвратным.
  Когда под моей кроватью стал появляться свет, я даже не сразу отреагировала. А когда заметила - было поздно что-либо предпринимать. Подо мной открылась знакомая воронка перехода, ветер взметнул волосы, и я опять провалилась в пустоту. Последнее, что услышала - звук распахнутой двери. Но было уже поздно.
  Приземлилась я в уже знакомой пентаграмме, споткнулась о собственную сумку, но не упала, припала на одно колено, и поспешила встать. На этот раз меня призвали в кабинет ректора. Ничем иным это помещение быть не могло: стеллажи с книгами, массивный стол, кресла хозяйское и для посетителей, ковер на полу (сейчас отвернутый в сторону), несколько картин с пейзажами. Классический такой кабинет.
  На меня смотрели ректор, мой отец, брат и еще один незнакомец. Огненно-рыжий, кареглазый, выше меня на голову, сильный и надежный (сама не знаю, отчего мне в голову пришла подобная характеристика). Незнакомец интерес отметил, но продолжал хранить равнодушное лицо. Лишь в глубине глаз прятались смешинки. Не злые, и я невольно улыбнулась уголками губ.
  - Кузина, руку, пожалуйста.
  Рейнхарт младший торопливо стер часть пентаграммы, взял мою сумку и помог мне выйти из нее. Стоило мне отойти, как незнакомец метнул в ее сердцевину фаербол. Линии вспыхнули, а когда огонь погас, от пентаграммы не осталось и следа. В то же мгновенье ковер был возвращен на место, а меня препроводили к одному из кресел.
  Ноги были ватными, я же пыталась решить, что меня больше удивило: исчезновение пентаграммы, обращение брата, или мысль, что меня опять выкрали подобным образом. По всему выходило, что последнее.
  Но задать вопрос мне не дали. Ректор поднял руку, пресекая все расспросы на корню.
  - Времени мало. Натанаэль, берешь с собой принцессу и Калеба, и что б до конца недели я вас не видел. Лета, Калеб тебе все расскажет. А мы с твоим дядей примем гостей. Я все улажу, и ты будешь спокойно учиться под моим руководством. Никто тебя больше не украдет подобным образом, я сделал кровную привязку на Калеба. Теперь, призвать тебя подобным образом сможет только он. Идите.
  Кузина. Принцесса. Да, что, черт возьми, происходит? Но возмутиться мне не дали. Натанаэль подхватил меня на руки.
  - Прости, Принцесса, но я тебя похищаю. - Я вцепилась в него, как клещ. - Не бойся, верну обратно в целости и сохранности. Слово драконьего принца.
  И мне подарили обезоруживающую улыбку. Я аж смутилась и отвела взгляд, натолкнувшись на ехидную улыбку кузена. Да они сговорились все, что ли?
  Поименованный драконьим принцем, открыл огненный портал и шагнул туда вслед за Калебом. Итак, меня в очередной раз за сегодняшний долгий день похитили. Однозначно, этот день рождения будет самым запоминающимся в моей жизни.
  Мне бы разозлиться, но я лишь глубоко вздохнула.
  Вышли мы в саду позади небольшого коттеджа. Меня аккуратно поставили на ноги, приобняли за плечи и повели внутрь дома, небольшого, но уютного. С другой стороны пристроился кузен, открыл перед нами дверь, пропуская внутрь, после чего зашел сам.
  Я молчала, решив сначала послушать обещанных объяснений, а уж потом, ежели что, ругаться и отрывать головы и остальные части тела, до которых удастся дотянуться.
  Меня препроводили на второй этаж, Натанаэль открыл дверь одной из комнат. Комната почти повторяла убранством ту, что принадлежала матери в доме деда. Так же отделана в зеленых тонах (от салатовых, как свежая трава, до изумрудных, как драгоценный камень), то же плющевое покрывало на кровати. Только тут присутствовал камин (сейчас не горевший), а напротив него чайный столик и пара уютных кресел. И хотя разница была не велика, именно эту комнату я ощущала своей. Так бывает, когда долго ищешь что-то, а когда, наконец, находишь, понимаешь, что вот оно - твое. Понимаешь на каком-то подсознательном уровне.
  - Располагайся, Принцесса. Считай, это твоя комната, пока и когда ты здесь. - Я подняла на Дракона вопросительный взгляд, натолкнувшись на ответный утвердительный. Значит, поняла правильно, и мне открыто намекнули, что будут рады мне всегда. - Моя комната - справа, Калеба - напротив. - И приветливо улыбнулся, сверкнув озорными искорками в глазах. - Ты как предпочитаешь, сначала отдохнуть, или сначала поговорить и поесть?
  Я невольно заулыбался в ответ. Вот ведь... дракон. Пара улыбок, пара взглядов, несколько слов, и все... клиент готов... и считает его лучшим другом. Проныра. Я мысленно хохотнула собственным мыслям, выхватила у Калеба свою сумку, метко швырнула ее к кровати, закрыла дверь и, взяв Натанаэля под локоток, милостиво кивнула. Мол, веди меня куда хочешь, хоть в бездну, хоть на другой конец света. С тобой не страшно.
  Дракон весело оскалился, посмотрел на меня прищурив хитрые глаза, поудобнее перехватил руку и, склонившись к самому уху, прошептал так, чтобы слышала только я:
  - Не бойся, Котенок, я ни за что в жизни не обижу тебя, и другим не позволю.
  Вроде и не сказал ничего такого, а все равно прозвучало как-то уж очень интимно. Я смутилась и, кажется, покраснела, но быстро совладала с собой. Привстала на цыпочки, дракон заговорщицки улыбнулся и склонил ко мне голову, подставляя ухо.
  - А ты откуда знаешь, что я именно Котенок, а не Волчица?
  Натанаэль окинул меня хитрым взглядом старого лиса, который знает про тебя больше, чем ты сам, и уже собрался ответить, но тут вмешался кузен, что б ему весело жилось.
  - Хватит уже заигрывать друг с другом. Принцесса и Дракон, мать. Пошли уже есть.
  Натанаэль хмыкнул и укоризненно посмотрел на друга. Однако с места сдвинулся и повел меня обратно к лестнице.
  - Ты когда голодный, становишься злобным, знаешь ли?
  - Знаешь. - Не стал спорить брат. - Ты не устаешь мне об этом напоминать.
  - Вот с кем приходится дружить, - пожаловался мне Найт (сама не знаю, с чего так сократила), - неблагодарные и корыстные люди. Если еще и ты, Принцесса, будешь такой же, как он, я этого не переживу. Скончаюсь от разрыва сердца, и будешь ты до конца дней своих носить цветы на мою могилку.
  Я расхохоталась. Какой же он все-таки милый. А в кабинете ректора такой серьезный, суровый, неприступный был.
  - Не переживай, я буду беречь твое чувствительное сердце, нервную систему и другие жизненно-важные части тела. Обещаю.
  - Смотри, ты обещала. - Найт поцеловал мне руку. - Идем, Принцесса.
  Мы прошли в кухню-столовую, меня галантно усадили на стул.
  - Чего желает Принцесса?
  Дракон услужливо склонился в поклоне, а я не сдержала улыбки.
  - Чай с плюшками и объяснений.
  - Как угодно.
  Следующие минут пять-десять вокруг меня крутились парни, а я сидела, подперев щеку рукой, и наблюдала за мальчишками. Какие они разные, но уже стали мне почти родными. Даже брат. Пусть поначалу он меня злил, но, чего уж греха таить, я всегда мечтала о брате или сестре. И вот, домечталась. Как-то неуловимо для меня эти двое стали мне близкими людьми, чего не было с Каем и Киром.
  К Киру меня тянуло, но уже не так сильно. Больше не хотелось залезть к нему на колени и уткнуться носом в шею. Я не была уверена, но, кажется, моя животная ипостась поняла, что он не станет нам защитником от 'пылкой и любящей' заботы деда. И потому поспешила пересмотреть кандидатуру на роль спутника жизни и защитника. А, может, мне просто удалось взять зверя под контроль? Что вряд ли, если брать во внимание, что сегодня полнолуние, и мне предстоит первый оборот. Если верить прочитанным книгам хоть на треть, то в это время Зверь становится наиболее сильным, и человеческая часть личности отходит на задний план.
  В любом случае, ни Кая, ни Кира я друзьями назвать не могла, а вот дракону за короткий промежуток времени им стать удалось.
  - Ну, рассказывайте, как я докатилась до жизни такой, и с чего вообще решили, что я какая-то там принцесса и кузина Калеба?
  Парни переглянулись, и Калеб кивнул, передавая Найту пальму первенства. Сам же в это время увлеченно поглощал жаркое.
  - Следует начать с того, что у архимагистра было до нас много других личных учеников. Но среди них выделялось трое: мой отец - ныне Владыка драконов, твой отец - ныне император Бастиан I, и твоя мать - младшая дочь главы клана Северных. Учились они, дружили, потом твои родители влюбились друг в друга, хотели пожениться. Но император уже подыскал сыну подходящую невесту, и на последнем курсе его помолвка с той кандидаткой была заключена. Твоя мать была уже беременна тобой, но отцу твоему не призналась, попросила моего отца сохранить все в тайне, обратилась за помощью к твоему дяде. Уж не знаю как, но и его она уговорила сохранить свою тайну, и попросила найти способ уйти в другой мир. Он помог. Талантливый портальщик все-таки. Как и что он сделал, не знает никто, а он поклялся не разглашать свои расчеты, пока твоя мать не вернется в этот мир. Так вот, пропал он на год где-то, потом вернулся. Оборотни в истерике - жаждут выдачи похитителя, шлют ультиматум за ультиматумом. Ситуацию разрулил император - твой дед Деррик I. Было заключено соглашение: если вернется твоя мать - глава Северных сам с ней разбирается, если появится потомок, то тут два варианта - сын - наследник оборотней без вариантов (только если второй ипостаси нет, тогда оборотни сами решают, принимать его в семью или нет), дочь - принадлежит обоим родам и сама решает в какой семье ей жить. Так что считай, тебе повезло родиться девочкой.
  Я потрясенно молчала. Вот это бурная молодость у мамы была. А прилетело за нее мне. И как со всем этим разбираться, непонятно. Но зато понятно, отчего именно отца Калеба считают моим отцом.
  - То есть, я - незаконнорожденная дочь нынешнего императора. Бастард. О моем существовании он не подозревает, в отличие от царственного деда. У обоих моих дедов на меня свои матримониальные планы. Как наследник - я не подхожу, но как выгодная партия для политического брака - вполне. И титул принцессы, оговоренный соглашением, мне не для красивой жизни достался, а чтобы эту самую жизнь максимально усложнить перспективами династического замужества на благо империи.
  Блеск! Всего полдня в этом мире, а уже сбежать хочется от подобных перспектив и пламенной любви и заботы новоявленных родственников.
  - А что, участь принцессы тебя нисколько не радует? - Брат иронично изогнул бровь. - Все тебе кланяются, исполняют твои желания.
  Я скривилась, как - будто лимон целиком съела. Шутник, блин, нашелся. Обхохочешься. Возможно, потому и ответила, не особо задумываясь, что именно говорю, на эмоциях.
  - Поговорим об этом, когда тебе в династических целях сосватают барышню с объемами в талии как три меня, близорукую, с секущимися волосами и видящую в тебе лишь еще одну ступеньку к власти. А меня больше прельщает участь обычной магички. На жизнь я себе заработать смогу, а вот... все, что связано с властью... избавьте меня от этого. Она не стоит моих нервов, да и корона мне даром не нужна.
  Калеб как-то резко побледнел, даже позеленел слегка. Посмотрел на недоеденную курицу и решительно отодвинул тарелку от себя. Дракон заржал аки конь. Я же недоумевающе посмотрела на обоих. Я что, угадала, что ли?
  - Ты еще опиши ее. - Отсмеявшись, попросил Натанаэль.
  Я пожала плечами, призадумалась. И описала более четко, возникший образ:
  - Волосы по цвету похожи на пожухлую солому, глаза мутно-голубые, слегка навыкате, как у мертвой рыбы. Сама достаточно высокая, но вкупе с ее толщиной смотрится, как вытянутый бочонок. Предпочитает в нарядах совершенно дикое сочетание цветов. Из-за чего смотрится, мягко говоря, глупо и вульгарно.
  На брата жалко было смотреть. Он позеленел лицом, и со стоном спрятал лицо в ладонях, глухо что-то пробормотав.
  - Помнится, в роду императора по старшей линии были Пифии.
  Задумчивый, обеспокоенный взгляд дракона мне не понравился. Вот вообще. Мало того, что ненаследная принцесса, оборотень, лакомый кусочек для семей матери и отца, жаждущих меня сосватать выгодно для семьи, так теперь еще и дар пророческий проснулся. Меня ж порвут на части обе семьи, когда узнают.
  - Так, о даре никому ни слова. - Решительно заявил Калеб и зыркнул на нас обоих. Мы с драконом молча кивнули. - Ты старайся следить за тем, что и кому говоришь. И старайся не напророчить кому-нибудь чего-нибудь. Узнают - посадят на домашнее обучение, в лучшем случае. В худшем - тебя начнут делить обе семьи, а замуж выдадут за того, кого смогут контролировать. О собственном выборе тогда можешь забыть, как и о свободной жизни магички.
  Я угрюмо смотрела в кружку. Вот правду говорят: когда кажется, что достиг дна пропасти и падать больше некуда, жизнь с радостью докажет, что ты ошибаешься. И мои проблемы только что увеличились не только в количестве, но и в качестве.
  - Архимагистру, все равно придется сказать, он, в любом случае, узнает. - Мрачно возразил Найт.
  Какое-то время мы молчали. Невеселые перспективы откровенно удручали. И это я только первый день в этом мире.
  - А дядя, случайно, не говорил, какое соотношение времени между мирами? Просто, выдернуло меня, когда там была ночь, почти полночь, а тут день. - Решила я задать давно мучающий меня вопрос.
  - Он мало, что говорил. Но разница во времени, как раз двенадцать часов. Когда там ночь, тут еще день. - Калеб задумчиво потер подбородок. - А что?
  Я покачала головой, раздумывая говорить или нет. Но все же ответила.
  - Просто, бодрствую уже часов восемнадцать, и у меня все еще день рождения. - И грустно усмехнулась. - Офигеть, какой подарочек на праздник получился.
  Найт встал, подошел ко мне, и усадил меня к себе на колени. Поцелуй в висок получился особенно нежным, от чего я покраснела, кажется.
  - Не грусти, подружка, будет тебе праздник. Вечером, а сейчас - спать. Вот, надень.
  И как заправский фокусник, раскрыл ладонь, а на ней оказалось широкое кольцо из белого золота с россыпью изумрудов.
  - Зачем?
  Я как завороженная смотрела на кольцо, не торопясь его принимать. Помня прочитанные книжки, я хорошо знала, чем может обернуться принятие подобного подарка. А обручиться с драконом в первый же день знакомства - это как-то слишком круто. Пусть он сейчас весь такой замечательный, милый и обворожительный.
  - Считай, это - мой тебе подарок на день рождения. С ним я тебя найду везде, если вдруг понадобится моя помощь. К тому же оно определяет яды, любые, и защищает от вражеских заклинаний средней силы. Я могу себе такой же сделать, мне не сложно.
  - Бери, пригодится. - Одобрил брат, рассматривая нас с задумчивым видом.
  Он вообще сегодня как-то слишком задумчивым был. Или он всегда такой, и не стоит удивляться подобному поведению брата?
  Больше не раздумывая, я взяла кольцо, нацепила на палец левой руки, полюбовавшись игрой света на камнях. Красота. Все ж хорошо, когда есть друзья, которые дарят такие милые женскому сердцу и полезные подарки.
  Дракон хмыкнул, наблюдая за мной. И было в его взгляде что-то теплое, родное, уютное. Я будто бы на миг вернулась домой. Меня заботливо погладили по голове, после чего ссадили с колен и подтолкнули к выходу с кухни. Кажется, только что у меня появился еще один брат, хоть я о том и не просила. Но отчего-то знала, так и должно быть.
  Поставила кружку в мойку, махнула своим 'братьям' и вышла с кухни. Поднялась наверх в комнату, переоделась в спортивный топ и шорты, в которых обычно тренировалась, наполовину задернула шторы и залезла в кровать. Укрылась одеялом почти с головой, как обычно делала дома, и сразу же уснула. Все же усталость давала о себе знать.
  И приснился мне очень странный сон. Хотя я подозревала, что это был не совсем сон. Уж очень все было реально. Как бы тут не был замешан мой проснувшийся дар Пифии.
  Я вновь оказалась на кухне, на своем прежнем месте и наблюдала за Калебом и Найтом, вернувшимся на свое прежнее место. Первый хмуро рассматривал второго. Но пока не торопился начать разговор. Дракон вздохнул и встал.
  - Что ты хочешь услышать от меня? - Спросил он, расхаживая по кухне. - Намерен ли я за ней ухаживать? Нет, не намерен. Она хорошая, просто замечательная, добрая, заботливая, недоверчивая и в то же время очень ранимая, но при этом необычайно сильная. Она свободная, насколько только может быть свободен человек. И оттого очень больно видеть ее такой уставшей, согнувшейся под тяжестью цепей, что пытаются на нее навесить. Ты еще не видишь этого, но нам - драконам легко узнать подобных нам. Она - кошка, которая гуляет сама по себе. Она рождена быть свободной, а оказалась в таких обстоятельствах, которые фактически загоняют ее в клетку. Она - принцесса по праву рождения, но не умеет, не желает ею быть. И мне больно видеть, как ее с разных сторон загоняют в угол. Я не хочу, чтобы она повторяла судьбу Аннет, но я не в силах ей помочь. Принц драконьей империи, пусть и младший - не лучшая партия для Котенка. Хотя, как жена она - идеальна. Не гонится за короной, ей не нужна власть. С ней можно жить душа в душу, а не выживать, как на поле боя. Но, она не полюбит меня, а я не смогу сделать ее счастливой. Но я смогу быть ее лучшим другом.
  Дракон остановился у окна кухни и невидящим взглядом уставился в сад. Его мысли блуждали далеко. Кем бы ни была неведомая мне Аннет, дракон ее любил. Хотя он и не сказал этого вслух, было видно, что судьба девушки ему не безразлична. То, что случилось с ней, гнетет дракона, грызет изнутри, и не дает покоя.
  Вся его веселость и беззаботность маской слетели с лица, и передо мной вновь был тот парень, что спокойно и отстраненно смотрел мне в глаза в кабинете ректора. Только сейчас в глубине его глаз не прятались смешинки, их сменила пустота и холод потери.
  Мне отчаянно захотелось ему помочь, но я просто не представляла, как, и что я могу.
  - Ты все-таки виделся с ней. - Калеб не спрашивал, он был абсолютно уверен в том, что говорит. - Зачем? Ты почти весь первый год промучился, ходил, как зомби, изводил себя тренировками и учебой. К концу года только оклемался, и опять все поновый?
  - Это был дипломатический визит. Меня включили в состав делегации, особо не спрашивая, хочу я, или не хочу. Я же - посол, в перспективе, когда с учебой закончу. - Он помолчал, но потом все же продолжил, глухим, надтреснутым голосом, выталкивая слова через силу. - Ты бы ее видел - тень себя прежней. Холодная, безразличная ко всему, нелюбимая, отрезанная от неба, носящая нежеланного ребенка. На нее страшно было смотреть. Этот темноэльфийский принц всего за полтора года практически сжил ее со свету. А она - его полюбить умудрилась, теперь вот ненавидит и его, и себя, и еще не рожденного первенца.
  Калеб выругался, и кухня вновь погрузилась в тишину. Я невидимкой прошла к дракону, и утешающе погладила его по спине. Его было жалко, но еще жальче мне было ту неведомую мне Аннет, что была так любима другом. Но я просто не знала, как им помочь. Отчего-то знала - не судьба им быть вместе. Слишком разные пути.
  И у моего драконистого принца дорога совсем другая и ведет далеко от родного дома и государства в 'восточные' земли. Но, не на 'дивный восток', как сказали бы у меня в родном мире, а в страны 'дорамного рая'.
  Да и у Аннет все в итоге сложится, как надо. Если не упустит возможность и сделает все правильно, ее темноэльфийский принц будет носить свою благоверную на руках и едва ли не пылинки сдувать, не замечая других женщин вокруг себя. Если только эта женщина не будет близкой родственницей (матерью там, или дочерью).
  Натанаэль словно почувствовал прикосновение, встрепенулся и оглянулся по сторонам. Но, само - собой никого рядом не обнаружил. Покачал головой, и решительно направился к прежнему месту. Он вновь выглядел веселым и беззаботным, и ничто уже не напоминало о приступе пожирающего изнутри отчаянья, что владел им минуту назад.
  - Ну, кузен, что будешь дарить нашей подружке? Все ж это ее первый день рожденья в этом мире, надо чтоб день запомнился. И кого позовем?
  Только не Кира, и не Кая. Я еще не готова с ними увидеться снова, только сбежала оттуда. Мысленно взвыла я.
  - Да, можно ребят и девчонок позвать из нашей группы, заодно познакомить. Только не Кира, и не Кая, чую, они уже познакомились там, у оборотней. Так познакомились, что она до сих пор под впечатлением. - Проворчал кузен. - Сам знаешь, ее настоятельно просили, пока держать подальше от оборотней клана Северных, да и вообще от оборотней. - Потом подумал, и покачал головой. - Хотя, знакомство лучше перенести на другой день. По-любому кто-нибудь проболтается. И тогда...
  - М-да, ты прав. - Согласился дракон и передернул плечами.- Ты прав, скромность - наше все. А перезнакомить со всеми еще успеем.
  Что будет 'тогда' - никто так и не сказал, но, очевидно, песец предполагался большой, пушистый и полный, как колобок. Проблем друзьям не хотелось, поэтому, действительно, лучше скромно, но со вкусом, чем 'с незабываемыми последствиями'.
  Я еще раздумывала над всем увиденным - услышанным, а меня уже перенесло в другое место. И я с интересом огляделась.
  Помещение оказалось просторным кабинетом. Чем-то напоминающим кабинет ректора академии. Такой же функциональный, ничего лишнего, светлый, и в то же время, уютный.
  За столом сидел мужчина. Перед ним лежали бумаги, но он даже не пытался сделать вид, что изучает их. Вместо этого он невидящим взглядом уставился в окно, безуспешно борясь с невеселыми мыслями.
  А я смотрела на него и не верила, что передо мной он, отец, император. Зелено-карие глаза устало и грустно смотрели на мир. Виски тронула преждевременная седина. Темно-русые волосы коротко стрижены и немного растрепаны. Да, и сам он выглядел уставшим и несчастным.
  Они настолько были похожи с дядей, неудивительно, что мать выдавала дядю за отца. Хотя логики ее я все же не понимала. Но, ведь она и не рассчитывала на то, что я попаду в этот мир, и узнаю правду. И это злило. Почему родители, скрывая от тебя правду, думают, что поступают так во благо тебе? По мне так они просто бегут от прошлого, и осознанно лгут. А ложь не может оправдать собственный эгоизм.
  Я видела сейчас человека, который так и не смог простить себе, что отказался от любимой женщины и потерял ее, возможно, навсегда. Седина - след, оставленный ее побегом с двоюрным братом. И, хотя он точно знал, что брат лишь помог любви всей его жизни, как она того просила, ее побег, все равно, стал для него ударом. Было невыносимо думать, знать, что источником ее бед стал именно ты.
  Отчего - то подумалось, что, знай обо мне, он бы не стал поступать со мной так, как планировали мои венценосные дедушки. И загонять в клетку долга против воли не стал бы.
  Мои размышления, да и его тоже, прервал звук открывающейся двери. Мы с интересом смотрели на неожиданного гостя, которого никак не ожидали увидеть. После того, как отец разругался с кузеном, тот не появлялся при дворе и вообще предпочел окопаться в академии, сведя их встречи к минимуму.
  И вот сейчас дядя здесь.
  - Бриар, чем обязан? - Голос был ровным, отстраненным, уставшим.
  Зачем бы не пожаловал кузен, вряд ли это что-то необычное, способное вывести его из того болота, в которое превратилась его жизнь после женитьбы на нелюбимой невесте. За двадцать пять лет брака они смогли добиться взаимного уважения, но любви и теплоты в их браке никогда не было и не будет. И с этим Жаклин пришлось смириться. Да, выходя за него, она наивно полагала, что сможет влюбить его в себя, но ей пришлось быстро расстаться с мечтами. Жалел ли он ее? Нет. Женщина, которая участвует в гонке за корону, не заботясь собственным счастьем и счастьем избранника, только лишь из эгоистичных побуждений, жалости не достойна.
  - Я подумал, что будет лучше, если ты узнаешь все от меня, а не из слухов. - Император удивленно приподнял брови. - Твоя дочь вернулась.
  - И что? Она опять во что-то вляпалась, и ты решил мне об этом сообщить?
  Может, и не стоило говорить с кузеном с такой издевкой, но младшая из двух детей, рожденных в браке с Жаклин, была еще той головной болью всего императорского семейства. И характером она пошла в любимую мамочку. Хорошо еще магией не владеет, в отличие от брата - наследного принца, а то бы количество проблем, доставляемых дочуркой, увеличилось бы в разы.
  - Мне дела нет до этой оторвы. Это твоя проблема, если за свои двадцать она так и не научилась себя вести и сдерживать в обществе. Выдал бы давно замуж, может, тогда за ум возьмется.
  Император промолчал, не опровергая, но и не соглашаясь с кузеном. Он и сам уже подыскивал потенциального супруга, который смог бы справиться с его младшим чадом.
  - Я говорил о твоей старшей дочери, от Лидии.
  Отец подавился вдохом и закашлялся. Но быстро овладел собой. Дочь. Все-таки у него есть старшая дочь. Все эти годы он старался не думать о причинах, заставивших Лидию сбежать, но всегда подозревал, что дело в беременности. Он помнил, как оборотни требовали выдачи кузена после его отсутствия без малого год. И как отец разрешил назревающий конфликт одним тайным визитом, о котором, предполагалось, никто не должен знать. Но он все равно узнал.
  - Рассказывай.
  Теперь уже ничто не напоминало о тоске и усталости, владевшими монархом мгновение назад. Он впился заинтересованным взглядом в кузена и подался вперед, намереваясь выслушать, наконец, историю побега его любимой.
  И тот рассказал. Рассказал все, включая собственные подозрения относительно планов на меня моих дедушек. Что ж, по крайней мере, наши подозрения совпадали.
  В конце отец решительно встал и бросил одно единственное слово, от которого мне стало тепло на душе:
  - Подавятся!
  Отец решительно направился к выходу из кабинета, дядя последовал за ним. А мое видение подернулось туманом, и я провалилась во тьму, наконец, засыпая.
  
  Проснулась я поздним вечером, на удивление отдохнувшая и спокойная. Жизнь уже не казалась мрачной, безвыходной. Все идет так, как должно, и сейчас я на своем месте, там, где должна быть.
  Потянулась, встала, заправила постель и пошла умываться. Надо было принять душ и привести себя в порядок. Мне готовили сюрприз, и душа пела в предвкушении праздника. Впервые за всю жизнь я хотела отпраздновать свой день рождения.
  Одевшись вновь в блузу и юбку, я вышла из комнаты и отправилась в кухню. Хотелось есть. Да и найти своих 'нянь' не мешало бы.
  Чувствуя себя необычайно легко, я бесшумной тенью сбежала по ступенькам на первый этаж и направилась на манящий запах еды. Запах средней прожарки стейка манил, заставляя мурлыкать в предвкушении пиршества.
  М-да, все ж от крови никуда не уйдешь, и звериные повадки оборотней давали о себе знать. Но и человеческого начала во мне было не меньше, и кровь отца - мага давала о себе знать. Иначе быть бы мне сейчас волчицей и бегать со стаей за дедом и Каем. И именно благодаря крови отца я - кошка, пума, если говорить точнее.
  Откуда я это знала? А я не знала. Наверное, оттуда же, откуда была уверена, что великая любовь Натанаэля - девушка с азиатской внешностью и характером воина-шиноби. Все претензии к дару Пифии, а меня попрошу не грузить излишней информацией, как говориться.
  Манящий запах еды привел меня к задней двери, к террасе, выходящей на задний двор - сад. Терраса была разукрашена праздничными лентами. Стол покрывала белая, вышитая цветами скатерть. Стол был сервирован на три персоны, его уже покрывали всевозможные вкусности. Вокруг расположились плетеные кресла. Вот уж действительно, просто и со вкусом. Я улыбнулась, на сердце было тепло и хорошо. Спокойно, как никогда раньше в этот день.
  - С днем рождения, сестренка!
  Калеб подхватил меня под мышки и закружил. Я захихикала и вцепилась в него руками. Было страшно и одновременно весело, и эта смесь противоречивых эмоций будоражила кровь. Я на мгновенье вновь почувствовала себя маленькой девочкой, в предвкушении ожидающую пришествия доброго волшебника, который бы исполнил все ее желания.
  - Поаккуратнее с именинницей. А то еще уронишь. Синяки в такой день не красят девушку.
  Ворчание Найта было явно наигранным. Готова поспорить, что он бы сам был не прочь вот так же подкинуть меня в воздух и кружить, вынуждая меня смеяться.
  - Синяки вообще никого не красят, и не только в такой день.
  Возразил в ответ Калеб, но все же опустил меня на пол террасы. Как заправский фокусник, подражая Найту, кузен достал откуда-то из карманов золотую медаль на бархатной алой ленте. Я во все глаза уставилась на это чудо, не в силах поверить в то, что вижу. На медали красовалась гордо выведенная цифра один в обрамлении лавровых ветвей. На обороте красовалась надпись, выведенная филигранным почерком на фоне кубка: 'Упорство и труд ведут к заслуженной награде'.
  - Кажется, кто-то грозился меня загрызть, если не получит свое заслуженное золото, так что вот. Считай это откупными за мое нежелание проверять, насколько реальна твоя угроза.
  С восторженным визгом я повисла на шее кузена и расцеловала в обе щеки. После чего поспешила надеть свой 'заслуженный трофей' на шею.
  - И откуда тебе известно про медали? - Спросила я, рассматривая витиеватую надпись, сделанную на незнакомом мне языке, который я, однако, понимала. - И откуда я знаю язык, читаю и говорю на нем, хотя до сегодняшнего дня не видела подобных букв вообще?
  - Не уверен, что прав. Но есть теория. Я же призывал кровного умершего родственника через ритуал с помощью магии крови. А для того, чтобы откликнуться на призыв, дух умершего родственника должен, как минимум, понимать язык, на котором его призывают. - Я кивнула, признавая логику рассуждений брата. - А в твоем случае, видимо, сработала память крови, которая наложилась на магию крови ритуала призыва. И ты вспомнила - изучила наш язык, который, по сути, для тебя такой же родной, как и язык прежнего мира. А может, все дело в портальной магии межмировых перемещений. Надо будет у отца узнать. Или самому проверить?
  Брат задумчиво почесал подбородок, полностью уйдя в свои теории и мысли. Сразу стал похож на гения - мыслителя, для которого наука - смысл жизни. А во мне, впервые, заворочалось подозрение. Уж не нахимичил ли брат с ритуалом, из-за которого я призвалась в этот мир? Но додумать мысль я не успела, вмешался дракон.
  - Все. Наш друг потерян для общества минимум на полчаса. Пока не додумает мысль, ни на что реагировать не будет. Прошу к столу, Принцесса. Ваш праздничный ужин подан.
  И он галантно отодвинул одно из кресел, в которое я и опустилась. Стоило нам приступить к еде, как кузен очнулся от своих размышлений и поспешил к нам присоединиться со словами: 'что, подождать сложно, что ли?'
  Мы с драконом переглянулись и улыбнулись. Да, кто о чем, а брат в первую очередь о желудке думает. Вот уж у кого путь к сердцу лежит через желудок. И как эту его слабость до сих пор не вычислили его поклонницы? Или он хорошо маскируется?
  Ужин прошел весело с шутками и рассказами 'из жизни'. Меня интересовало все, что было связано с магией и иными расами, населяющими этот мир, а их интересовали мои успехи и неудачи на спортивном поприще. Когда я рассказала, чему и в каком объеме училась, парни впечатлились, и сказали, что так готовят будущих боевых магов. Я криво усмехнулась, не разделяя их уверенности. По мне так дело было скорее в том, что я все же на половину оборотень, и как любому оборотню мне надо было куда-то девать излишнюю агрессию и энергию. А все те кружки и факультативы, которые я посещала, отлично справлялись с поставленной задачей.
  Праздник завершился глубоко за полночь. Парни обычным бытовым заклинанием убрали со стола грязную посуду и недоеденную еду, и накрыли стол к чаю. Я уютно устроилась в кресле с ногами, да там и уснула под тихий убаюкивающий голос дракона, рассказывающего одну из легенд их народа про первого дракона - оборотня. Легенда рассказывала о человеке настолько любившем небо и одержимого настолько идеей свободы, что он не побоялся встать на защиту драконов, когда люди объявили на последних охоту. Он отдал жизнь и сердце патриарху драконов, тем самым сохранив ему жизнь. Боги, наблюдавшие за противоборствующими сторонами, оценили жертву человека и соединили душу умершего человека с душой дракона. И поступили так с каждым человеком, кто защищал драконов в той необъявленной войне. Так драконы смогли оборачиваться в людей и смогли сражаться с захватчиками на равных, объединившись под командованием патриарха драконов. А позднее, отвоевав и защитив свои земли, они объявили их территорией Драконьей Империи, а патриарх стал первым императором драконов.
  Красивая легенда заворожила и захватила меня полностью, и потому, стоило мне ускользнуть в сон, как мне явился в видении красивый могучий мужчина с длинными огненно-рыжими волосами, убранными в косу сложного плетения, прижимавшего к себе зеленоглазую девушку с волосами чернее воронова крыла. Она смотрела на мужчину влюбленными глазами, а он заботливо и нежно касался заметно округлившегося живота своей избранницы.
  Картина умиляла и завораживала. Я невольно шмыгнула носом и вытерла выступившие слезы. Горло сдавило от переизбытка чувств. Этого ребенка ждали, его любили еще до его рождения, а я даже не была уверенна, что была желанным ребенком. Я никогда не думала об этом, да и мама никогда не относилась как к нелюбимому, нежеланному ребенку, но и той теплоты, что была в глазах этой пары, что ждала своего первенца, я никогда не замечала в глазах родительницы. Для нее я, в первую очередь, была напоминанием о прошлой жизни, от которой ей пришлось отказаться ради меня, а отец никогда не знал о моем существовании до сегодняшнего дня.
  - Леттария. Летта. - Обратился мужчина к не рожденному еще ребенку, продолжая все так же поглаживать живот своей супруги. - Помни, папа любит тебя. Мама любит тебя. Ты самая желанная для нас. И сколько бы жизней тебе не дано было прожить, в скольких бы мирах ты не рождалась на свет, помни - в тебе живет душа дракона. Ты будешь рождаться свободной, чтобы жить, сражаться и умирать свободной, за свободу и за небо, что дарит нам свободу и незримые крылья.
  Я в шоке пыталась осмыслить все сказанное мужчиной. Это что же получается, дракон был прав? Буквально? Кошка, гуляющая сама по себе, с душой дракона, рождена свободной, чтобы жить свободно.
  Мужчина все продолжал поглаживать живот спутницы, женщина все так же наблюдала за ним влюбленными глазами, а меня наполняло тепло и любовь родителей, которой я ранее не знала, как оказалось.
  Я даже не почувствовала, не проснулась, когда Натанаэль аккуратно взял меня на руки и отнес в комнату и уложил в постель. Видение целиком и полностью поглотило меня, и я еще долго слышала песню, что напевала женщина, наблюдая, как ее спутник, точно баюкая, поглаживает ее живот.
  Просыпалась я от пьянящего запаха роз и лилий. Сонное сознание еще хваталось за обрывки затихающей песни, не желая пробуждаться окончательно, а обоняние уже вовсю дразнило ароматами любимых цветов.
  Я приоткрыла один глаз и рискнула посмотреть туда, откуда обоняние доносило до меня умопомрачительный запах. И в следующий миг удивленно распахнула глаза и подскочила в кровати. Сон как рукой сняло.
  На столике перед камином в тяжелой, керамической, расписной вазе красовался букет из белоснежных цветов. Пышные бутоны роз разбавляли нежные и в тоже время строгие соцветия лилий. Запах цветов смешивался в необычный, но неожиданно приятный аромат, который плыл по комнате, заполняя ее.
  Но не это удивило меня. Перед столом, расправляя цветы в вазе, стоял отец. Одетый в простой, хоть и дорогой даже на вид, черный сюртук, украшенный лишь вышивкой серебряной нитью по канту рукавов и воротника - стойки, брюки и кожаные сапоги, он походил на аристократа из высших. Ничто не намекало на то, что передо мной император. Не знай я, кто передо мной, и кто я, по сути, ни за что бы не догадалась.
  Стоило мне подскочить, отец тут же повернулся ко мне, а я поспешила завернуться в покрывало. Вчера кто-то из парней успел меня переодеть в мой тренировочный костюм, сочтя его пижамой, очевидно. Наверное, видели меня спящей в нем, когда заходили проведать. Эта мысль меня даже не смутила. Парни воспринимались близкими друзьями, Калеб так вообще мне родственник, подумаешь, переодели. После всех событий вчерашнего дня, этот факт как-то мерк среди прочих происшествий и новостей.
  Отец смущенно спрятал руки за спину, точно подросток, застигнутый в саду соседей за воровством яблок. Я невольно улыбнулась, возникшему сравнению.
  - Кхм. Прости, я не хотел тебя будить. Надеялся уйти до твоего пробуждения. - На меня он смотрел с опаской в глазах и неуверенностью. Он явно не знал, как себя со мной вести. - Хотел лишь увидеть тебя.
  - Спасибо за цветы. Одни из моих любимых. - Поблагодарила я.
  Я не знала, что еще можно сказать. Этот разговор был не легким для нас обоих. Слишком много лет, по-своему тяжелых для каждого, лежали между нами. Да, вины в том не было ни его, ни моей, решение принимала мама, но легче от этого не было.
  Соскользнув с постели, я прошла к креслу и уселась в него с ногами, кивнув отцу на соседнее. Император не преминул воспользоваться предложением, откинувшись на спинку и внимательно меня изучая. Я не препятствовала. Сама изучала его вчера в видении - сне.
  - Ты необычайно похожа на мать внешне, но внутренне совершенно другая. Более жесткая, отстраненная. Твоя мать тоже слабой никогда не была, но в ней чувствовалась внутренняя мягкость, нежность, в чем-то даже покорность. А ты не такая.
  Я хмуро опустила взгляд на собственные руки, что лежали на коленях. Да, мама такая. А я... я стала такой отнюдь не от безмятежной жизни и счастливого детства.
  - На то были и есть свои причины, почему я такая.
  - Да, есть. И была бы моя воля, я бы с радостью все изменил.
  - Женился бы на маме? - Неуверенно спросила я, отчего-то сомневаясь.
  - Нет. Ты не в курсе, да и никто не в курсе. Когда я возвращался во дворец, хотел взять ее с собой и представить как невесту, но Лидия отказалась. Сказала, что возвращается домой, чтобы выйти замуж. Да, она была увлечена мной, но отказываться от долга не собирается, и мне не советует. Тогда она еще не была беременна тобой. - Я во все глаза смотрела на отца, пытаясь постичь новую грань моего зачатия и жизни родителей. - Накануне моего отъезда мы были близки, один единственный раз за всю историю наших отношений. Она сама пришла ко мне тогда. А потом, пока я отсутствовал, сбежала. Так что, знай я о тебе, я бы сам спрятал вас, но не допустил бы, чтобы ты росла без отца с мыслью, что вас, тебя бросили.
  Я смотрела на отца, широко распахнув от удивления глаза. Я не ослышалась?
  - Спрятал бы? - Наконец, выдавила я из себя.
  - Да, и прятал бы так долго, как только смог. И то, что твоим отцом считали Бриара, играет на руку. Правда, это все равно ненадолго. Дело в даре. - Я в волнении закусила губу, прекрасно понимая, о каком именно даре идет речь. - Так значит, все же пробудился. - Отец тяжело вздохнул, потер лоб и подался вперед, облокотившись о собственные колени. - Так уж сложилось, что дар Пифии считается императорским, потому что передается по женской линии старшей ветви семьи уже много веков. Он почти гарантированно проявлял себя каждое поколение. И все думали, что моя тетя будет новым носителем дара. Но дар не пробудился, а она вышла за герцога Рейнхарта, создав еще одну младшую ветвь рода. Тогда империя и мой дед понадеялись, что дар пробудится у моей матери, как это было с твоей прабабкой, маркизой Анжеей Имрэ. У той дар пробудился, когда она сочеталась браком с моим дедом, став императрицей. Но и в этот раз чуда не случилось. Мать была талантливейшим целителем. И только. У отца и матери родился только я, мама умерла, едва мне исполнилось два года. А от второго брака, у отца еще один сын и дочь. Дар и ее обошел стороной. Отец всерьез обеспокоился тем, что дар покинул род. Оттого так тщательно выбирал мне супругу из достойнейших охотниц за короной и властью. И тот факт, что я сам далеко не слабый маг, обучавшийся у архимагистра Ситхара, ничего не менял в его планах. Я же, встречаясь с твоей матерью и надеясь на наш брак, молил богов о сыновьях. И когда Лидия сбежала, а у моей младшей дочери не проявилось признаков дара, как и у супруги, успокоился. Я и не предполагал, что в результате единственной ночи любви с желанной мной женщиной у меня родится старшая дочь, которой отец заочно даровал титул ненаследной принцессы, и именно ей достанется дар - проклятие. Я бы лишил тебя титула, но проблемы это уже не решит. Дар пробудился, и тебе придется его осваивать. И сделать это тебе лучше побыстрее. Едва о даре прознают, Бриар уже не сможет считаться твоим отцом. Всем станет ясно, что ты из старшей ветви, и на тебя начнется охота. И не только из желающих выгодно жениться.
  Отец умолк, позволяя мне переварить полученную информацию. Я, конечно, понимала, что будет не просто, но... не хотелось мне оказаться в шкуре прабабки. Выйдя замуж по любви, она всю оставшуюся жизнь, будучи императрицей, прожила в аду. Видения ее жизни меня не посетили, но дар Пифии и без того смог передать всю ту гамму эмоций и событий, что сопровождали ее до конца ее жизни.
  Перед глазами четко встала картина женщины, еще не старой, но чьи иссиня-черные волосы уже тронула седина. Она не была красивой, но была яркой, запоминающейся. Именно такие женщины западают в душу и остаются любимыми на протяжении долгих лет брака. Ее зелено-карие глаза полны слез и страдания, смотрят в безразличное серое небо, с которого сыплет снег. Ее тело изломанной куклой лежит у подножья башни, а рядом, опустив безвольные руки, сидит мужчина в возрасте. Лица не видно, но я знаю, что отец - его почти точная копия. Голову венчает корона. Массивная, не такая изящная, как та, что украшает голову его возлюбленной.
  Не уберег. Пришла запоздалая мысль.
  Я передернула плечами, плотнее кутаясь в покрывало. Все, кому не лень, уже успели попугать меня открывающимися перспективами. Возможно, выйди я за Кая, пройди ритуал принятия в род, дар со временем угаснет, поглощенный силой Зверя, и не передастся моим потомкам. Но проверять на собственном опыте не хотелось. Нет, брак с Каем, определенно, не выход.
  Внутренний зверь и сейчас тут, и дар Пифии его ничуть не смущает и не мешает. Скорее дополняет звериную интуицию. После минувшей ночи у меня существенно обострилось обоняние, слух и зрение. Я еще не готова была к обороту, да и не уверена, что буду готова когда-нибудь, но кошачьи повадки давали о себе знать. В этом я еще вчера могла убедиться.
  Так что нет, к оборотням я не ногой. А то глазом моргнуть не успею, как дед сосватает меня с Каем, и в Академию я вернусь почтенной замужней дамой.
  - Считай, ты только что добавил черных красок в мои отнюдь не радужные перспективы дальнейшего будущего. Я еще вчера поняла - легко не будет, а теперь еще и этот дар... - Я прерывисто вздохнула. - Сделаю все, чтобы дар не передался моим детям. И все, чтобы выжить и не сдаться на милость тех, кто жаждет использовать меня и мой дар.
  - Прости. - Грустно улыбнулся отец. - Пришел поздравить тебя с прошедшим днем рождения, а сам только запугал. В академии ты под защитой ректора, но расслабляться я бы не советовал. Да ты и сама все понимаешь. - И вдруг он как-то озорно улыбнулся. - А знаешь, с твоим характером, ты обязательно со всем справишься, и всех жаждущих использовать твой дар по стеночке размажешь. Лидия бы не смогла. Но ты сможешь. Я в этом уверен. А тот, кто сможет растопить твое сердце, с тем ты будешь самой нежной, мягкой и любящей. Какой твоя мать была с близкими для нее людьми.
  Я удивленно похлопала глазами, оценивая резкую перемену настроения родителя. А потом не выдержала - рассмеялась. Он первый, кто реально верил, что я справлюсь. Так еще и умудрился меня в этом убедить в рекордно короткий срок. Теперь во мне и в самом деле крепла уверенность, что все, в конечном счете, действительно будет хорошо. И все эти 'ж-ж-ж' не спроста, как говорил Винни Пух.
  Случайностей не бывает. Мать хотела оградить меня от собственной судьбы и собственного дара, но лишь отсрочила неизбежное. Судьба все равно затащила меня назад в родной для нее мир, и дар получил свою носительницу. Надеюсь, только, что я достаточно сильна, чтобы вынести свалившуюся на меня ношу, и отвоевать свою свободу и кусочек счастья.
  Отец встал, подошел ко мне и, склонившись, поцеловал в лоб, отчего я зарделась. Даже мама никогда не позволяла себе подобных проявлений чувств. А тут.
  - Береги себя. Помни, мы с твоей мамой любим тебя, и все, что делаем или не делаем, все это тебе во благо. И если мы порой не правы, не сердись на нас. Хорошо?
  Он мягко и немного грустно улыбнулся. А мне вспомнился сон и слова первого из драконов - оборотней. Я кивнула, улыбнулась и, неожиданно для нас обоих, подалась вперед и обняла его за талию, прижавшись к груди. На мгновение я ощутила себя маленькой девочкой, к которой наконец-то вернулся ее папа, которого она очень долго ждала. Меня нежно и немного неуверенно обняли в ответ, прижав сильнее к груди.
  Какое-то время мы так и стояли, но потом отец отстранился, поцеловал в макушку и вышел из комнаты. А несколькими минутами позже я почувствовала открытие портала. Ушел.
  Я потерла лицо и глаза руками, стараясь взбодрить себя. Вдохнула аромат цветов и пошла умываться. Ребята, наверное, уже давно проснулись, а теперь, после ухода отца, жаждут подробностей нашего разговора. А рассказать мне было что, подробностей хоть отбавляй. До сих пор голова кругом.
  Когда вышла из ванной на одном из кресел меня ждало атласное, цвета серебристо-серый метал, платье. И женщина лет сорока, убирающая постель. Темноволосая, одетая в простое черное платье, она споро разглаживала складки на покрывале. Заметив меня, она приветливо улыбнулась и присела в реверансе.
  - С добрым утром госпожа, я - Трейя - экономка и ваша горничная на время вашего пребывания здесь. Господа ожидают вас к завтраку. Угодно ли будет помочь вам с платьем?
  Я на миг замешкалась от напора женщины. Как - то не ожидала, что мне положена горничная. Я и к мысли, что являюсь ненаследной принцессой Срединной Империи, толком еще не привыкла. А тут... надо уже привыкать ко всем вытекающим из этого последствиям. А конкретно к тому, что мне, вроде как, полагается личная прислуга.
  - Эм, если только помочь застегнуть. - И решила все-таки уточнить один нюанс. - Скажите, а... это вы меня переодевали ночью ко сну?
  - Да, я. - Женщина приветливо улыбнулась. - Я подумала, для вас это привычный наряд для сна.
  Я поспешила кивнуть. После скинула топ и шорты, и принялась влезать в платье. Оно было достаточно простым, с ним я и сама бы справилась. Оно плотно облегало фигуру, v-образный неглубокий вырез и воротник - стойка подчеркивали грудь и зрительно вытягивали шею. К низу оно струилось мягкими волнами. Рукава на три четверти по канту украшала вышивка серебряной нитью. Такая же дублировала узор у ворота и по подолу платья. Сзади платье застегивалось на множество маленьких пуговичек, стилизованных кристаллами. С пуговицами мне уже помогала Трейя.
  Волосы мне заплели в сложную замысловатую косу, нанесли легкий макияж, и я, наконец, смогла выйти к завтраку.
  На кухне меня уже ждали за накрытым столом. Стоило мне переступить порог, как ребята вскочили со своих мест и склонились в поклоне, приветствуя меня. Я изобразила подобие реверанса. Натанаэль поспешил отодвинуть мне стул, и когда я села, парни сели на свои места.
  - Прекрасно выглядишь, сестренка. - Улыбнулся кузен.
  - Присоединяюсь, к Калебу. - Дракон озорно подмигнул.
  Я лишь фыркнула. Тоже мне, ловеласы местного пошиба. Но все - равно приятно, да. Все - таки мы, девушки, любим комплименты, и ценим противоположный пол не только за поступки, но и за красивые слова. Кто-то больше, кто-то меньше, но искренние комплименты, сказанные как бы промежду прочим, любим все.
  Какое-то время мы завтракали в молчании, но, в конце концов, парни не выдержали. Дракон так вообще стал пристально, с прищуром разглядывать меня, отчего я рисковала подавиться.
  - Что? - В итоге не выдержала я. - Мы всего лишь поговорили немного, о маме, императорском даре, и так, о перспективах.
  И я подробно рассказала наш разговор. К концу повествования мои собеседники сидели, мягко говоря, ошарашенные. А Калеб так особенно. Кажется, роль 'руки судьбы', затащившей меня в этот мир, его не прельщала. И я, в принципе, его понимала. Сама бы тоже от радости не прыгала.
  Ко всему прочему, совершенно неожиданно для него, ему открылись такие скелеты в шкафу, что... вот лучше бы они и дальше пылились там и не высовывались столь... неожиданным и своеобразным способом. Складывалось ощущение, что старшая ветвь императорской семьи настолько 'двинулась умом' в погоне за сохранением дара Пифии в семье, что готова пойти по головам всех и каждого, кто осмелится воспротивиться им. А уж о том, чтобы считаться с мнением самого носителя дара или потенциального преемника, и речи не шло.
  Какое-то время мы молчали. Наконец, Калеб не выдержал, цветисто выругался так, что Найт удивленно вскинул брови (очевидно брат не часто позволял себе выражаться столь экспрессивно), и пристально посмотрел на меня, отчего я невольно передернула плечами.
  - Надо проверить. - Выдал этот... 'мыслитель' и унесся куда-то.
  Это что сейчас было? Я перевела ошарашенный взгляд на дракона в надежде получить хоть какие-то объяснения. Тот только покачал головой, не отрываясь от завтрака. Но потом все же пояснил:
  - У него бывает. Если что-то не укладывается в его 'картину мира', он не успокоится, пока не выяснит причину. Все же он больше маг, чем аристократ и племянник Императора. Теперь выполнить задание твоей тети для него - приоритетная задача. А там, глядишь, и станет ясно, почему именно тебя перенес ритуал, а не скажем, любого другого живого родственника из этого мира? Все ж ближе и проще.
  Я какое-то время обдумывала его слова, и в итоге вынуждена была согласиться. Впрочем, у меня были свои догадки на счет ритуала, и почему призвалась именно я.
  - Да, проще. Только, если бы мама не сбежала, я бы родилась в этом мире, и дар мой проявился бы раньше, и жизнь моя сложилась бы иначе, и мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Дар должен был проявиться у меня, и по какой-то причине Судьба или Боги позволили маме сбежать из этого мира, чтобы до определенного момента я росла в иных условиях, скажем так. А потом, когда пришло время, вернули меня в этот мир. И если случилось так, как случилось, значит, так и должно было быть. - Я помолчала и мрачно продолжила: - А может, все намного проще, и в том мире я должна была в скором времени умереть, оттого и ритуал по призыву духа умершего родственника сработал столь неожиданным образом, призвав именно меня. И опять это возвращает нас к тому, что так должно было случиться. - Я протяжно и шумно вдохнула - выдохнула. - Вот почему эта ноша досталась именно мне? Нет, я, конечно, догадываюсь, почему моя жизнь сложилась именно так, и даже склонна считать, что так дар Пифии защищает меня. Но мне от этого как-то не легче.
  - А поподробнее можно о догадках?
  Натанаэль резко подался вперед. От пронзительного, настороженного взгляда дракона я невольно поежилась. Скрывать что-либо от друга я не видела смысла, а в том, что позже он все расскажет Калебу, я не сомневалась.
  - Анжея Имрэ. Я видела ее последние минуты с прадедом. В видении, во время разговора с отцом.
  И я рассказала дракону об увиденном, и еще о паре видений, что являлись мне во сне. К концу рассказа Натанаэль смотрел на меня так, как - будто бы видел впервые и не совсем понимал, кто перед ним. Ошарашенное лицо и немного дикий взгляд малость напрягали. Я неуверенно улыбнулась, не зная, как реагировать и что говорить. И что тут вообще можно сказать?
  - Пифии предсказывают будущее. Им не дано видеть настоящее и прошлое, тем более прошлые жизни. - Наконец, соизволил пояснить Найт.
  - Отлично, мой дар мутировал. И я теперь еще более исключительная, чем раньше.
  Простонала я, пряча лицо в ладонях. Мало мне было того, что я уже знала о себе, так теперь оказывается я еще более редкая, чем думала. Когда о моем даре узнают главы обоих семей и все, кому не лень, мне писец. Меня ж никогда не оставят в покое, и будут контролировать каждый мой шаг. Я рехнусь от такой жизни. Боги пожалейте меня!
  - Не знаю, что значит 'мутировал', но, вполне возможно, я даже почти уверен, - отвлек меня от грустных мыслей Найт, осторожно заговорив и тщательно подбирая слова, - что тебе перешли ментальные способности твоей матери, которые усилили дар Пифии, изменив его. Отец рассказывал, она была одной из сильнейших менталов.
  Мне отчаянно захотелось побиться головой о стол или ближайшую стенку. Мало мне семейного дара со стороны отца, так еще и мать - обладательница не слабого дара. Впрочем, чему я удивляюсь, попасть в личные ученики архимагистра - та еще задачка, едва ли он берет всех подряд. А мои родители, судя по рассказам, были лучшими в своей группе.
  - То есть, ее способности к работе с сознанием и подсознанием в сочетании с даром предсказательницы дали мне возможность видеть прошлое людей, отслеживать их в режиме реального времени и заглядывать в их будущее, считывая информацию из их подсознания и преобразовывая в образы - видения? - Полу-утвердительно спросила я.
  Теперь уже я выглядела не в меру офигевшей. Менталист - предсказатель со способностями к защитной, а то и боевой магии... Не удивительно, что архимагистр зачислил меня в свою группу, и решил лично курировать меня.
  Боги, чем дальше, тем страшнее. А я и двух дней тут не пробыла пока. И еще не известно, чем закончился разговор архимагистра с дедом и тетей. И что меня ждет в академии, когда мы туда вернемся.
  Я тряхнула головой, решительно отгоняя тревожные мысли. Не желаю думать о проблемах. До конца недели не желаю. Хватит.
  - Все! Не хочу об этом думать, и вообще о чем-либо серьезном до конца этой недели. Ушла я. В сад гулять.
  И решительно встала из-за стола. Дракон кивнул, принимая мои слова и тоже встал.
  - Позволишь показать тебе сад? - Тоном гостеприимного хозяина осведомился он.
  Я кивнула. Почему бы и нет? Одной оставаться не хотелось, сколь бы удивительно это не было. Жалеть себя я не привыкла, и если бы пошла одна, точно бы скатилась в банальную истерику. Просто потому, что слишком много всего произошло за достаточно короткий промежуток времени, и нервная система работала на пределе своих возможностей.
  Сад оказался небольшим, но красивым и... уютным, что ли? Все в нем располагало к спокойствию и умиротворению. Проблемы уже не казались столь уж не разрешимыми, и к концу нашей молчаливой прогулки я была спокойна, как удав и радовалась жизни.
  Потом была экскурсия по дому, который внутри оказался несколько больше, чем выглядел снаружи. Тут даже небольшая библиотека была. Как пояснил дракон, дело было в пространственной магии, именно она добавляла простор помещениям и увеличивала количество комнат в доме. Все было сделано с расчетом на большую семью и гостей. И, обычно, здесь проводили время кто-нибудь из братьев и сестер Натанаэля с близкими друзьями. И дом редко пустовал.
  В сущности, в библиотеке и закончилась для меня экскурсия. Я зависла над сборником сказок в яркой красочной обложке, который первым попался мне на глаза. С ним меня и оставил дракон, посмеявшись над моей реакцией на обычную детскую книжку. И попросил, прежде чем уйти, не забыть про обед.
  Книга оказалась с цветными картинками, умело разукрашенными полями и пометками, сделанными детской рукой. Судя по почерку, комментаторов было, минимум, трое. Книга была безумно интересной. Захватила с первой же страницы, и я выпала из реальности, полностью погрузившись в выдуманные, но оттого не менее поучительные истории.
  Сказки чем-то напоминали те, что я читала в детстве, и те, что рассказывала мне мама, укладывая меня спать. Только героями тут были жители этого мира. Думается, мама просто изменила, привычные ей с детства, сказки и заменила в них героев. Чтобы у меня не возникало лишних и ненужных вопросов про драконьих принцев, черных единорогов, воинственных принцесс и разношерстных монстров.
  Больше всего меня порадовала, пожалуй, вариация 'Красной Шапочки'. Сказка называлась 'Охотница и Волк'. Догадайтесь, кем была Охотница? Ну и не сложно догадаться, что Волк был оборотнем. История начиналась с того, как Бабушка Охотницы заболевает и призывает к себе внучку, чтобы передать той наследие предков и дать последние наставления на пути предков к истреблению демонов и всякой нечисти с нежитью. Охотница берет с собой верного пса (по картинке - помесь немецкой овчарки и матерого волка в ошейнике с шипами) и смело отправляется через лес к бабуле. Как и положено, по сюжету, встречает Волка в его человеческом облике. Израненного. Тот сбежал из деревни, которую зачистила воинственная Бабушка Охотницы, после чего и слегла с болезнью от ран, оставленных Волком. Волк попытался выследить убийцу всей его семьи и наткнулся на ее внучку. Но, чтобы не испортить все, пытается завоевать доверие Охотницы. Та делает вид, что купилась, и рассказывает Волку, как кратчайшим путем добраться до дома Бабушки. Сама же, оседлав своего пса, мчится к дому Бабушки по другой дороге, чтобы прибыть раньше Волка. Ведь тот изранен и даже в зверином обличье не в силах быстро бежать. Однако, она все же прибывает немного позже Волка. Как раз в разгар драки Волка и Бабушки, попутно выяснявших, кто больший монстр: Бабушка, вырезавшая всю деревню оборотней, или Волк, который не убил ни одного человека, лишь охотившийся на животных, чтобы прокормить семью. В итоге Охотница помогает Волку убить Бабушку и выходит за него замуж по законам оборотней. И жили они долго и счастливо.
  Я искренне поражалась вывертам фантазии неизвестных мне авторов сказок, хихикая в особо забавных для меня моментах. Сами сказки мне больше напоминали 'Сказки братьев Гримм', их страшные версии. И вот такое читают детям. М-да.
  Вообще, я заметила тенденцию: злодеями в сказках довольно часто выступают некие охотники на демонов, которые, иногда, 'исправляются и переходят на путь света'. Вот интересно, кто они? Едва ли это те охотники на демонов, что являются одним из классов в 'DiabloIII'.
  Я зависла над книгой, рассматривая очередную картинку, на которой была изображена пара: он - охотник на демонов, она - человеческая принцесса, заколдованная темным магом, обращающаяся с восходом солнца злобной демоницей. И не сразу разберешься, кто тут истинный злодей. Но отчего-то сочувствовала больше охотнику. В отличие от остальных героев он не был лицемерным и создавал впечатление цельной и целеустремленной натуры.
  Я провела рукой по картинке, очерчивая черты охотника. Его скулы, мужественный подбородок, широкие плечи... Вот бы мне такого парня, а в перспективе мужа. Тогда бы никто не посмел мной командовать, и я за таким мужем была бы как за каменной стеной, лишь бы любил меня искренне, всем сердцем.
  М-да... мечты.
  Как-то вдруг стало грустно и одиноко. Даже тоскливо.
  Я решительно захлопнула книгу и швырнула ее на стол, протяжно вздохнув. Сказки, конечно, забавные, с черным юмором, но неприятный осадок оставляют. И эта картинка, будь она не ладна, разбередила душу. Мне всегда отчаянно не везло в личных отношениях. Попадались 'домашние мальчики', которые хотели, чтобы о них заботились, решали их проблемы, и вообще всячески холили и лелеяли, а они бы сидели на попе ровно под надежной опекой сильной женщины. Да и сейчас, когда попала сюда, оказалась в таких условиях, когда мое мнение в выборе правильной партии не учитывается вообще, и мечтать я могу сколько душе угодно, а без толку.
  - Хм, странная реакция на детские сказки. - Голос, раздавшийся позади кресла, заставил меня вздрогнуть.
  Я мгновенно развернулась к нежданному собеседнику, и с удивлением воззрилась на архимагистра Ситхара. И как давно он наблюдает за мной, интересно? Я настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила появления главы Академии.
  - Наставник. - Поприветствовала я, стараясь заполнить неловкую паузу.
  Архимагистр прошел к соседнему креслу, сел и протянул руку к сборнику сказок, открывая его точно на той странице, которую я рассматривала последней. В его глазах появилась не понятная мне печаль и усталость. Заговорить первой я не спешила. Отчего-то сейчас мне это молчание казалось правильным.
  Да, архимагистр пришел явно не просто так, и, скорее всего, рассказать, как прошел разговор с дедом и тетей. Но эта книга явно задела его за живое. Интересно, чем?
  - Как тебе книга? - Наконец, заговорил архимагистр.
  - Веселенькая. - Честно ответила я. - С черным юмором и сарказмом. А эти охотники на демонов...
  - Арксуры. - Подсказал ректор.
  - Да. Они. - Кивнула я, принимая пояснения главы Академии - Мне их жаль. Выставлены, чуть ли не как вселенское зло. Даже, по сути, положительные герои представлены здесь, едва ли не равными демонам.
  Ректор кивнул, принимая мой ответ.
  - Ты не далека от истины. Таких, как я, долгое время приравнивали к ним, хотя созданы мы были для борьбы с демонами, монстрами и порождениями хаоса. - Я в шоке смотрела на того, о ком не так давно размышляла. Хотела узнать об охотниках на демонов? Узнала, из первых уст, так сказать. - Вам будут подробно рассказывать об этом на занятиях, но если вкратце, то арксуры - люди, превращенные при помощи темномагического ритуала перерождения и крови высших демонов, эльфов и оборотней в живое оружие против порождений Хаоса. Пока мы были нужны, нас использовали и контролировали, ну, пытались. А когда попытались уничтожить за ненадобностью, мы уничтожаться не захотели. И в ходе локального конфликта за независимость собственного государства и собственное выживание мы добились желаемого. Но нас негласно приравняли к тем, с кем мы боролись, насочиняли таких вот сказок - страшилок для детей, и долгое время пытались поставить на место, втягивая в конфликт старшие расы. Те выступили на нашей стороне, и людям пришлось оставить нас в покое. Но напряженные отношения с людьми сохранялись очень долго. На нас даже негласную охоту вести пытались. - Ректор зло ухмыльнулся, очевидно, вспомнив, чем подобная охота заканчивалась. - Сейчас, по прошествии почти тысячи лет, с нами считаются, но многие все так же боятся до дрожи в коленках и заикания.
  Я молчала, не зная, что тут можно сказать. Меркантильная людская натура. Как это похоже на большинство людей: сначала создать, а потом злостно желать уничтожить собственное творение. Да, если подумать, в каждой расе найдутся такие. Мир не совершенен, так почему бы созданиям его населяющим быть совершенными?
  - Впрочем, у тебя будет шанс составить о нашей расе свое мнение, с тобой в группе будет учиться мой племянник - Норай Ситхар. - Я кивнула, принимая его слова к сведению. Кажется, меня пытаются облагодетельствовать еще одной 'правильной партией'. Или это уже паранойя развивается? - Что до моего визита, я поговорил с твоим дедом и магистром Северной, как и с Императором. - Я невольно подалась вперед, пристально смотря на наставника. - Теперь, до окончания учебы, а это ближайшие десять лет, ты - моя. Никто, кроме меня не сможет распоряжаться твоей жизнью. Я намерен сделать из тебя одного из сильнейших магов, сильнее твоих родителей. Чтобы по окончании учебы ты могла постоять за себя, и сама выбрать свой путь, а не принимать тот, что готовят для тебя родственники из любви к тебе. У тебя огромный потенциал, и погубить его было бы безумием. Так что, теперь я - твой Наставник, можешь так и обращаться ко мне. Магистр Северная более не твоя наставница. Но, если возникнут трудности с контролем Зверя, можешь обращаться к ней. В остальном твое обучение контролирую я. И, да, про дар Пифии я в курсе.
  Я молчала, пытаясь переварить информацию. Радует, конечно, что в меня так верят, и хотят помочь стать сильной и независимой, но столь жесткий контроль и осведомленность со стороны главы Академии, немного напрягала. Создавалось впечатление, что и он хочет в долгосрочной перспективе использовать меня, а пока меня нужно было обучить и сделать лучшей из лучших. В том, что мне не врали, я не сомневалась, но в то же время, чувствовалась некая недосказанность. Но, чтобы понять, в чем именно она заключается, мне нужны были данные, факты, знания. А их отчаянно не хватало. Надо было учиться.
  Решив пока отложить решение этой задачи, я сосредоточилась на насущном. А именно на даре.
  - Эмм... тут такое дело. Кажется, мой дар Пифии не совсем... классический. - Приподнятая бровь ректора была единственным признаком удивления и заинтересованности. - Я уже говорила с Натанаэлем, и мы сошлись на том, что ментальный дар мамы передался мне и каким-то образом изменил дар Пифии.
  И я рассказала Наставнику то, что уже говорила дракону, добавив наши с ним выводы. Наставник долго молчал, обдумывая услышанное, потом кивнул каким-то своим мыслям и ответил.
  - Такое бывает крайне редко, но порой у двух сильных магов рождается ребенок с гибридными, смешанными способностями. Обычно, если родители маги, дети рождаются с каким-нибудь одним даром, перешедшим от одного из родителей. Но порой, если оба родителя маги с равным по силе даром, их дети могут рождаться со способностями обоих родителей. И когда эти способности сочетаются и дополняют друг друга, они смешиваются, и рождается ребенок с гибридным даром. И то, что твой отец был пассивным носителем родового дара, сыграло свою роль в том, что ты не классическая Пифия, а именно менталист с даром предвидения - обладательница гибридной магии. И это хорошо, потому что теперь ни одна из семей не может полностью претендовать на тебя и распоряжаться тобой. Им придется договариваться между собой, если они хотят присутствовать в твоей жизни. А я смогу за этим проследить. И развивать мы будем именно ментальную составляющую твоего дара, так как она - ведущая.
  Магистр помолчал, барабаня пальцами по подлокотнику кресла, а я смотрела на него с некой обреченностью. Чувствую, веселенькое мне предстоит обучение.
  - В общем так. Я перешлю тебе несколько книг, будет, чем заняться до конца недели. Почитаешь, потренируешься, а в конце недели, когда вернетесь в Академию, и ты заселишься в общежитие, посмотрим на твои успехи, и я скорректирую твою программу обучения. Все необходимое для обучения ты получишь тогда же. Я распоряжусь. Академия обеспечивает студентов всем необходимым для учебы. Что до оплаты обучения. Твои родственники позаботились об этом. Но даже, если бы они этого не сделали - поступила бы как стипендиатка. Так, к вечеру жди книги, а пока можешь морально готовиться. - Милостиво разрешил Наставник, не уточняя, к чему именно я должна готовиться, и ушел порталом.
  Видимо, так же и пришел, когда я сидела, подвиснув над книгой. Я горестно вздохнула, притянула к себе сборник сказок, не отказав себе в удовольствии еще раз провести по таким привлекательным чертам Охотника.
  - Вот, был бы ты настоящим...
  Обратилась я к картинке, впрочем, сама не до конца понимая, что сделала бы тогда. А потому, чтобы не бередить душу пустыми фантазиями, захлопнула книгу, убрала ее на место и пошла в комнату, привести себя в порядок. Близилось время обеда, а являться растрепанной даже перед друзьями не хотелось. Добрый день, уважаемые читатели В дальнейшем продолжение книги будет появляться на интернет-портале ПродаМан.Ру С уважением Брайс Валентина
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"