Бр.Кузнецов: другие произведения.

Фэнтези2016. Читательские впечатления

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В обзоре - Валерия Воронина. "Злая Сказка", Deadly Arrow. "Спасти химеру" , Елена Середа.'Камень Королей', Роман Суржиков. "Стрела, монета, искра", Всеволод Алферов. 'Царь без царства', Анна Михалевская. 'Саламанкеро', Влада Медведникова. "Предвестники Мельтиара" Читательское. Подробное. Умное.


   Литотзыв на Фэнтези-2016
  
  
  Валерия Воронина. "Злая Сказка".
  Deadly Arrow. "Спасти химеру"
  Елена Середа.'Камень Королей'
  Роман Суржиков. "Стрела, монета, искра".
  Всеволод Алферов. 'Царь без царства'
  Анна Михалевская. 'Саламанкеро'
  Влада Медведникова. "Предвестники Мельтиара"
  
   Впечатления читателя о прочитанном.
   (Да-да, полностью)
  
   Валерия Воронина. "Злая Сказка".
  
   Итак, какова идея произведения?
   Что-то о том, как важно беречь человеческие отношения. С полуэльфами, полугномами, королями, королевами - да хоть с кем-то.
   И о том, что ничего в этих отношениях не предугадаешь. Предательства обычно неожиданны.
  
   С кем героине остаться? Останется ли она с кем-то? В общем, проблема принадлежности / одиночества и заботы об отношениях выходит на передний план.
   И грехи молодости: куда же без них. Из-за них-то сказка и злая.
   И вампиризм (героїню вампирят все, кому не лень: кровь у неё, вишь ли, лекарственная.
  
   Жанр. Я бы назвал фэнтезийной мелодрамой.
   История - "за жизнь" и акцентирует повседневность, пусть и фэнтезийно маркированную.
  
   Фэнтезийного меньше, чем мелодраматического, и не в центре внимания. Антураж, не более. Выписан атмосферно, ничего не скажешь. И да, многое истории добавляет - важной информации о душевных движениях героини-стихийницы.
   В фэнтезийных магических стихиях - метафоры эмоциональных состояний героини.
   И философические мысли - озарения - тоже облечены в стихийную символику. Нечасто, но посещают героиню и её учителей. Очень красиво и всегда в тему.
   И ещё символика света и тени. Теневики - очень плохие. Их искореняешь, а эти рецидивисты всё по-новой. Проклятия рассылают. Крови (энергии) не хватает постоянно исцелять.
  
  
   ГГероиня - Лиона-стихийница. Исцеляет проклятия теневиков. Стихийный маг, да и сама довольно стихийна - заносит её, понимаешь. По молодости ведётся на искушения, потом страдает, подсаженная на всякую дурь. И ответственная.
  
   Её спутники - Брат Эрл, король Лео, полуэльф Ворон - тоже ведутся, тоже развлекаются и страдают аддикциями. Проклятиями же их так и обложили - в основном через руки загребущие)))) Тоже кругом ответственные. Правда, стихия предательства им не чужда. Кому-то (Эрлу) в шутейном воплощении, кому-то (Лео, Ворону) - в более осязаемом. Надувают героиню - что твой шарик.
  
   Вопощённое же предательство - арбалетчик Квен. Он-то героиню на всё худшее и подсадил. В отношении к нему Лиона определилась: загрызть и все дела.
   А вот с Лео и Вороном - не всё так однозначно.
   Отсюда основной конфликт отношений. В котором выбирает - не героиня. Судьба сама выводит.
  
   Мир. Как уже сказано, показан изнутри повседневных забот.
   В этой повседневности соседствуют мелкие обидки и детоубийство, заботы о жилище и пропитании - и зависимое (и созависимое тоже) поведение, борьба за власть, работа в команде и социальная ответственность лидера.
   Детоубийства (как на мой вкус) многовато. Резко диссонирует с развлекательным характером большей части приключений.
   Стиль отношений героев - демократический. Король нифига не монарх. Капитализмом за версту несёт.
  
   Сюжет.
   Роман, собранный из кубиков. Или нарезанный на отдельные рассказики.
   В начале - интриги ради. Далее - по инерции, что ли.
   Героиня всё время отдаёт свои силы и внимания целям тактического уровня. Стратегические подразумеваются. Стихии их скрывают, что ли.
  
   Под конец от этого дробления истории начинаешь уставать. Из поиска кровей стихийных тварей кульминации нифига не вышло. Те же мелкие ровные рассказики. Ни один не выбивается по эмоциональному накалу.
   Финал... Ну, вроде он и финал. Но тоже без жирной точки.
  
   Язык. Складный, внятный, плавный, непринуждённый.
  
   Язык в целом работает на фэнтезийный антураж, но местами - как на мой вкус - вываливается из того мира в здешний. Вот отдельные случаи канцелярита / презентизма (которых не много, но есть).
  
   "Заклинание левитации сработало рефлекторно", (Принцип рефлекса - 17 век, автор Р.Декарт - как-то с уловным средневековьем не вяжется).
  
   "терпеть не могу налаживать связи в новом коллективе!"
  
   "Прикинув масштабы антисанитарии",
  
   "Те же самые сплетни очень помогают управлять ситуацией".
  
   "При всех моих талантах я имела огромный недостаток - топографический кретинизим".
  
   "Летящую в меня сеть я заметила слишком поздно. Рефлексы, конечно, сработали, но годы спокойной жизни дали о себе знать".
  
   "Меня зовут Фей-ЗЗ". (Не имя, а какое-то наименование технического устройства)
  
   Ну, заодно пара-другая разнокалиберных блох:
   "Эх, братец, сколько раз ты хвастался, что можешь снять любые пути и предлагал научить?" (Путы).
  
   "То, что деньги благополучно достигнут рук Тиры, я не сомневалась". (Коряво).
  
  
   "  - Ты чего улеглась? - бросил он мне, однако, увидев браслет на запястье, сплюнул и, не тратя на меня время, включился в бой, подло напав на одного из атакующих сзади и отобрав меч.
     Четыре рыцаря элитных войск, согласно правилам, прикрыв короля, отступали к запасному выходу из зала. С парадного входа уже вбегала дворцовая стража. Принц, ловко орудуя отвоеванным оружием, бился аж с тремя лжегостями. И все должно было закончиться хорошо, если бы не случайно пропущенный нож. Один из теневиков подло подкрался со стороны выхода, куда вели короля, и метнул в него кинжал".
   (Многовато подлости на участке текста)
  
  
   Вывод читательский.
   Вторую часть, где обещано всё гармонизировать - читать уже не хочется.
   Но за первую спасибо. Как по мне, текст достаточно оригинален.
  
  
   Deadly Arrow. "Спасти химеру"
  
  Роман сложившийся, устаканенный, потому мой отзыв не преследует цели способствовать его изменению. В данном случае - вовсе незачем. Думаю, именно в таком виде, как есть, он мог быть и издан. Раз не издан - видать, не судьба была. Но в сети роман вполне себе существует. В определённой канонической редакции. И это хорошо.
  
  Смысловая сторона. О чём роман-то? Об одиночестве. И о принадлежности. О диалектике того и другого.
  Идея? Думаю, такова: базовая жажда принадлежности властно корректирует осознанные цели.
  Героиня Зандра в истории своей жизни принадлежала к Ордену, к мятежному отряду Варда, наконец - к Химере. Да и все эти социальные принадлежности - химерные так сказать. Героиня если и своя, то с оговорками.
  Принадлежность Невену - в контексте любовной линии - выглядит наименее устойчивой и надёжной. Собственно, и любовной линии (с кем-то не соглашусь) кот наплакал. Она (линия) и нужна-то для того, чтобы показать не всепобеждающую силу любви, а её слабость, хрупкость и уязвимость.
  Замкнуться на любимого? Что вы: тут химера подошла!
  Социальные идентификации Зандры связаны с тем, что она способствует спасению того, в чём участвует. В этом плане понятно название. Спасти химеру? Да, спасти. Уж если героиня под что подписалась - за ценой не постоит и о былой свободе не вспомнит.
  
  Мир. Условно-средневековый в сочетании со своего рода сталкерской Зоной из 'Пикника на обочине'. Мир постапокалиптического фэнтези, так сказать.
  Показанная часть мира - один город. В сравнительно спокойную пору - портовый город с рыбацко-контрабандистским колоритом. В случае прямой угрозы - город превращается в сеть тайных ходов и подземных нор, соединяющих особые локации: ратушу, кладбище, особняк аристократа.
  Т.е. выделяется: 1) наземная, солнечная, сознательная часть мира; 2) подземная, теневая, бессознательная.
  
  Сюжет. На поверхности - детективно-авантюрный. Поиск предателя в отряде Варда составляет основную интригу. Держит внимание читателя. Тут же - и захваты города, переход города к другой стороне (и стране) - всё это весьма не глобально. Город и захвачен, а Вард - по-прежнему нет, хорошо себя чувствует и продолжает игру. Все эти захваты - не так уже и серьёзны. Игры, пусть и жестокие местами, но понятные социальные игры.
   А глубинная сторона сюжета - взаимодействие героини с нечистью. Тут тёмное фэнтези (таки скорее тёмное, чем героическое) задаёт главную логику.
  Зандра с чудными тварями - один на один: сперва в Гестерне, потом и в Корионе. Ей дано эти встречи использовать с толком, она много о них понимает, хотя понимаемое и ужасно - но оно же и предмет интереса.
  
  Герои.
  ГГ - Зандра. Рассказ ведётся от первого лица, притом героиня весьма эгоцентрична, так что на её фоне другие герои бледнеют, включая любимого. Бандиты, бывшие члены Ордена, моряки - минимально выступают из фона.
  Мужская фигура 'проводника', которая в первых главах водит Зандру на разные сходки-встречи-сделки - меняет имя и род занятий, но остаётся функционально тождественной. Плутоватые воители
  Особо выделяется авторитет Варда. Его можно по-крупному уважать. Непотопляемый герой.
  Отдельный класс героев - карлики-калеки-полукровки-наследники с тяжёлым детством. Им Зандра соболезнует.
  Есть ещё зверьё человеческое разной меры бессмысленности.
  
  Но героиня - себе на уме, держится особняком, имеет свой путь и свою стратегию:
  'Если бежишь от опасности - нельзя бежать со всеми.
   Если ты в доме, нельзя бежать вниз.
   Если ты в городе, нельзя бежать к воротам.
   Потому что те, кто охотятся на тебя, тоже не дураки. Ведет ли их людская хитрость или звериные инстинкты, они будут ждать тебя на выходе'.
  (Неправда ли применимо и к жизненному пути Зандры?)
  
  Яркие моменты. Напр, ужин у Валлесов.
   '- Как вам варенье? Моя повариха была ужасной потаскухой, вечно с мужчинами болталась, зато готовила отменно, - щебетала хозяйка.
   - Варенье превосходное, - сказал Трог, вынимая из раны осколок стекла с изображением моста'.
  Превосходное описание неадекватности хозяйки. Первоначально даже кажется, что дело в личностной диссоциации, но в дальнейшем всё же выясняется, что хозяйка более-менее сохранна, и её странное поведение - в основном на публику, а не для себя. (Тем лучше для персонажа, хотя для нагнетания саспенса и атмосферности катастрофы патологическая версия, возможно, и сильнее).
  
  Превращение героини в Химеру - тоже яркий поворот. Неожиданная кульминация.
  
  Язык грамотен, сочен, лёгок.
  Стилистика - удачна, соответствует миру и героине.
  Образный ряд. Яркие описания, которые не утяжеляют текст, а делают объёмнее происходящее.
  
  Общее читательское впечатление: вещь яркая, достойная многого. Победы на конкурсе - это как минимум, а ещё издания и читательского резонанса.
  Единственное что - не оптимистична, зато правдива.
  
  
   Елена Середа.'Камень Королей'
  
  Пару слов о моей мотивации прочтения.
  1. Исходный интерес к сюжету, задающий готовность читать. Первоначально (по синопсису, первым страницам) я включил этот роман в список тех, которые 'быть может, прочитаю' - наряду с некоторыми другими.
  2. Загадка. Недоумение по поводу особых восторгов, выказанных несколькими конкурсантами. Они ведь его выделили, отметили - притом по тем же синопсису и первым страницам, где я не увидел ничего такого, что выделило бы именно роман 'Камень Королей' из ряда вон. Я-то видел крепкого середняка.
  К чему упоминаю мотивацию?
  В данном случае, возможно, проявилась моя предвзятость - а именно установка на поиск недостатков (как реакция на целый ряд хвалебных упоминаний конкурсантов о романе). Мол, вы восхищeны? Ну поглядим...)))
  
  Копилка негатива набралась довольно быстро.
  Прежде всего - яркий образный язык и атмосферность... Нет, не нашёл. Вернее, далеко не в начале. В первой трети текста имеем совсем иное.
  
  Да, описания есть. Но в атмосферу не погружают. Впечатление обилия банальных подробностей, из которых хочется скорее выпутаться.
  Описания представителей разных народов заставило вспомнить Джордана. Собственно, и его описания внешности и нравов к середине цикла превратились в штампы, вставляемые к месту и не к месту - на всякий случай, вдруг читатель забыл.
  
  Язык вполне читаемый, но немного - чопорный, что ли. Утяжелён, может стилизации ради. Не спотыкаешься, но идёшь по твёрдому. Не паришь. Даже между бандитами - церемонные приветствия:
   ' - Да светит тебе солнце, Тайли, - вяло поздоровался Сони',
  Вместе с тем - простоватые обращения 'мама', 'папа' - как-то не вяжутся с остальным.
  
  Когда же Сони уступает место ГГ барышне-королеве Невеньен - язык заметно улучшается (кажется, и Джордан передал эстафету новому авторитету - Мартину), но к несчастью, тут начинается провис сюжета. После воровских злоключений страдания королевы как-то не впечатляют. Середина текста проходит в нудьге. Ни одного всамделишно яркого события.
  
  А к концу романа язык хорош. Яркий, образный, атмосферный.
  Но только - что мне удивительно: все эти особенности языка некоторые обзористы отыскивали ещё в начале, где я таких поводов для радости не приметил.
  
  Сюжет.
  Две линии: юного вора, юной королевы.
  Яркая находка - соединение камня с вором. Камень Королей - и есть главный герой. И жизнь сразу ценнее стала.
  Хорош ГГ-симбионт (человек-камень и камень в человеке)
  Чудовища тоже крутые.
  
  Текст не целостен, части очень разнятся.
  
  Начало с Сони - так себе. Подростково. Вор? Не верю! Угу, вор не простой, а лучший по профессии, мастерству которого другие завидуют... Прям воровская икона. Герои (не только ГГ) партикулярны, не целостны. Сони по прихоти автора то смел, то трусит. И с другими та же беда. Их действия иллюстративны. Этот герой - таков: пошло действие.
  Описания мира - впечатление штамповки, вторичности. Типа Джордана. Картинка даётся, 'чтоб была'. Жизни в ней мало. Атмосферы нет.
  Да... Город без магии - где-то такое было. Джордан, конечно)
  
  Первое представление Невеньен затянуто и скучно.
  Что она делает? Ничего. Реалистично для юной закомплексованной королевы. Верю. Но на ГГ не тянет.
  По содержанию - уже не Джордан, а Мартин. Только яркие события в дефиците. Участок, на котором обломаться проще всего.
  Язык - лучше, но не спасает...
  В сюжет же наволокли таких роялей...
  Знакомьтесь: сцена встречи вора с королевой и ответственного задания ему:
   '- Что тогда мне искать?
   Она задумалась. В беседку задул ветерок, через неплотно прилегающее фонарное стекло потревоживший огонек. По лицу Невеньен забегали тени, подчеркнув детскую округлость ее щек. Однако ее слова были совсем не по-детски расчетливыми.
   - Любые письма. У него есть привычка разбрасывать их по комнате, но я думаю, что самые важные он хранит в каком-нибудь сундуке. Я видела на его столе металлический ларец, запирающийся на ключ. Возможно, бумаги там. Или в каком-нибудь тайнике. Естественно, после того как я их прочитаю, письма нужно вернуть на место, чтобы лорд Иньит ничего не заподозрил'.
  
  Ну совсем детство!
  Принести любые письма? Это задание?
  Задача просто из пальца высосана ради движения сюжета.
  И подводка не блещет мотивированностью. Логика держится на хрустнувшей ветке.
  Знаете, как за эти самые ветки Марк Твен чехвостил Феномора Купера?
  Рояли-рояли-рояли...
  
  Удачный текст (по настоящему удачный!) - начинается от первого посещения свечной лавки и продолжается до конца романа.
  Вдруг завертелось действие, когда уже не ожидал.
  Что сказать: спасибо, Чудовища!!!
  (Это ведь их энергия)
  
  Мир.
  Вполне себе традиционное условное средневековье с креном в реализм. Дворцовые перевороты, знаете ли. С другой стороны - суровый быт средневековых трудящихся). Показаны обе.
  
  В этом мире артефакты играют положенную им служебную роль. Но и собственную свободу имеют. Их распиливают, они сопротивляются. Это интересно.
  И чудовища в этом мире хороши. Вот их введение - весьма атмосферно и остросюжетно. Но до того, как они вылезут из державы, ещё надо дочитать...
  
  Резюме: роман сырой, но не безнадёжный.
  Есть интересные задумки и даже опыт удачной их реализации (к сожалению, не в начале)
  
  
  
  На закуску - отдельные замеченные блохи.
  Итак, по первой трети:
  
   'купцу - все свои двадцать пять лет прожив в Городе без магии', - фонетически это 'прожив в Г' совсем тяжело.
  
   'Однако ради спасения Сони был готов поставить на кон собственную жизнь. Парадокс...' Парадокс - не мудрёное ли слово для воришки? А это ведь его мысли, его фокал.
  
  'На его коже, рядом с сердцем, где располагался потайной карман, светлело голубое продолговатое пятно'. Ага, потайной карман? Миокард, что ли?
  
  Ещё из блох:
   'Попытка организовать ополчение, похожее скорее на разбойничью банду, у него не удалась, зато, примкнув к мятежникам, он быстро добился желаемой славы, заполучив вместе с ней шрам на щеку, загадочную серьгу и шлейф безумных историй, приводивших дам в трепет'.
  Не удалась попытка организовать ополчение?
  Или, организовать ополчение удалось, но вышло непохоже на разбойничью банду?
  
  'Однако его терпели из-за огромного состояния, наследником которого он оказался три года назад после внезапной смерти отца, и старшего брата Горьена, который управлял делами семьи. Горьен был достаточно хитрым для того, чтобы отправить к мятежникам брата и сделать вид, будто сам он к ним не имеет никакого отношения, а в действительности через Ливьина принимать участие в их планах и снабжать деньгами'. - Оч.тяжело: (
  
  'Смерти отца, и старшего брата Горьена', - читается так, будто оба умерли. Запятая перед 'и' не спасает.
  
  'а в подсвечниках горели исключительно подкрашенные и ароматизированные свечи: розоватые, зеленоватые и даже какие-то фигурные'. - Угу. Один зелёный, другой - в Африку)
  
  'Или сдам ему тебя на опыты,' - ага, в поликлинику)
  
  'его кинжал, например, Лейни пару раз находил у себя под одеялом. Хорошо, что хоть оно никуда не успевало воткнуться'. Кинжал - оно?
  
  
  
  Роман Суржиков. "Стрела, монета, искра".
  
  Жанр - технофэнтези.
  Сам мир Полари - носитель важной полярности. Именно техно- и фэнтези. В этом - главный конфликт мира. Напряжённый. Тянущий на мировую войну, между прочим.
  Мировосприятие - полифонично. Вплоть до гротескных картин:
  'Знания Кида о мироустройстве сводились к следующему: где-то есть Человечество, в нем живет много людей (не меньше пятидесяти сотен!), Человечеством правит Герцог, иногда люди Герцога приплывают кораблями в Спот, чтобы купить лисьи шкуры и яйца бегунца. Парнишка понятия не имел, кто такие император и дворяне, как выглядят города и чем занимаются их жители. О том, что люди иногда воюют меж собою и для этой цели собираются в армии, Кид знал из легенд, но зачем нужны войны - это лежало за гранью его понимания. Войны случаются сами по себе - как грозы или снегопады. Коли случилась война, то надо идти воевать, что уж тут поделаешь'.
  
  Название романа - думается, рабочее (в сети есть и другое). Но дано не зря. Читателя, правда, не больно-то цепляет, но зато а) намекает на идеологию романа, б) акцентирует образы гл. героев - вернее, выделяет в них главное, даёт им функционально-специфичные аватарки.. Стрела представляет цель, она суть посланник чьей-то воли. Монета и Искра - это фишки из игры (объекты манипуляции игроков), статусы (купец, аристократ), специфические ресурсы (умения) и тактики.
  
  Хорошо тем, что представляет роман структурно. Все три линии сюжета упомянуты.
  
  Язык - живой, образный, красочный, эмоциональный. Образы эмоциональны, атмосферны. Ну, автор в курсе. Ради этой красоты - тоже основные события придержаны. Надо, так надо)
  
  Сюжет. Тройственный.
  Автор в курсе, что эти три линии сюжета связаны слабо, как и в том, что сюжет нескор и вообще роман великоват - он о том говаривал и прямым текстом, да и так понятно (вещи-то заметные.
  Но зачем их сразу три? Отчего бы не распределить сюжетные линии на три отдельных романа подинамичнее да покороче? Видать, дело в обеспечении репрезентативности:
  Кому на Руси жить хорошо? Вельможному боярину? Купчине толстопузому?))) (с)
  Ну, раз у всех проблемы - знать, подмечены глобальные вещи. А как же - статистика!) Некоторые события в трёх сюжетных ветвях идут синхронно. Например, серьёзные проблемы героев со здоровьем. (такие, что недолго и скончаться).
  Интрига поддерживается мастерски. Вот такими, например, средствами:
  'С тяжелым сердцем Хармон придвинул шкатулку, положил ладонь на крышку и открыл.
   Внутри был не свиток. Там лежал...
   Торговец Хармон Паула разучился дышать.
   Неужели?!
   О, боги!
   Там лежал...'
  А что лежало, поглядим, как обычно, две главы спустя))))
  
  
  Идея. О чём роман Романа? О человеческой мере идей, об обобщённых идеях и принципах, в некоторой точке перегиба превращающихся в свою противоположность, о деструктивных тенях, отбрасываемых вроде бы благими побуждениями. Об обманах и самообманах.
  Добрая Леди пожалела бедную сиротку - так она её ограбит и отравит. Да и сироткой сделала, если уж вспоминать.
  Предатель юного лорда будет ему особенно верен. Не сможет убить, а там и в службу втянется.
  Купец благодарен своим спасителям? Так он их ещё расстреляет. Не со зла, единственно справедливости ради, да ещё по неведению.
  Императору хочется свободы и любви, он - за прогресс. Он хороший. Может, героям любой ценой надо его спасти, помочь в преодолении сопротивления реформам Великих Домов? Но... Но маленькая деталь в чудном императорском облике - организация Бабьего Яра. Ясно, что серпушек в стратемах не жалко, их следует мочить пачками для общего блага и вящего процветания Полари, но где кого-то не жаль, там не жаль и всех остальных) Глядишь - а чудный император-прогрессист уже упырь с окровавленной пастью.
  
  
  ГГерои. Стрела-Эрвин, Монета-Хармон, Искра-Минерва.
  Вроде, из разных мест и сословий, но не настолько, чтобы обеспечивать 'социальное представительство'. Так что, может, и не столько в репрезентативности дело, сколько в усилении и охвате большего горизонта опыта. Не один ли это герой - трёхглавый?)
  В них больше общего, чем отличного.
  Два аристократа - один купец.
  Двое молодых - один постарше.
  Двое северян - один не-северянин (да и тот не бывал на юге).
  Два мужчины - одна женщина.
  Что объединяет всех троих - ум. Эти ребята - стратеги (ну, может, купец - скорее, тактик). Они проходят инициацию: Эрвин послан отцом в испытательную эксплораду, Хармону дано задание по специальности, у Миры - спонтанное испытание активностью врагов + чисто женская инициация: быть принятой на императорском балу и всё такое.
  Такой тип героя-интеллектуала в русских сказках восходит к Ивану-царевичу. (не дураку из бедного сословия, не богатырю - Коровьему сыну). Герой решает задачи интеллектуального плана: не мочит змея, а ищет кощееву смерть в игле. В том его сила, что иглу найдёт, и в том слабость, что замочить змея - слабо. На мечах не обучен, разве арбалетом)
  При Эрвине за прямое силовое решение проблем отвечают герои рангом пониже - кайры, под конец - один Джнмис. При Хармоне за прямое силовое решение проблем отвечают его наёмники, в критический момент - один Джоакин.
  Аналогично действует и Стрела с Монетой (поиск Предмета(ов), поиск виновных в похищении
  
  Роман написан с позиции уверенной силы. Никакого заискивания перед читателями да издателями. Источник силы - свойства самого текста. (Прежде всего - язык, образный ряд, но по ходу чтения становится ясно, что и сюжет также на уровне). Текст вызывает уважение - даже при возможном недостатке времени на одоление всего объёма)
  Нужен автору огромный объём - будет огромный. Да, будет трудно. А кто обещал иное?
  Кого как, а меня такая позиция радует. А то весьма пошло смотрятся повествования о героизме, написанные ну совсем не героями, готовыми потакать вкусам толпы и целенаправленно развивать в себе (да и других) подобную готовность. Компетентны ли в героизме такие авторы? Нифига не компетентны - они в противофазе тому, о чём пишут.
  В данном же романе позиция автора воспроизводит некоторые черты позиций героев. Не принимать бездумно чужие правила, а навязывать свои.
  
  Мой читательский вывод - роман из цисла фаворитов конкурса. Для меня пока - главное его открытие. Рядом из прочитанного могу поставить только 'Спасти Химеру' Дедли Эрроу, но о ней-то я знал раньше, ждал повода прочитать.
  
  Блохи-с:)
  "Пару миль дорога радовала: колеса катились плавно, чаща веяла свежей прохладцей, щебетали птицы. Пару раз поперек дороги попадались высохшие упавшие стволы", 'Пару' повторено пару раз)
  
  "Римма ответила, что не желает" (Полли?)
  
  "Но, по крайней мере, теперь не видно, как далеко нам еще идти! Наверное, до островка еще миль сто, и вообще, мы сбились с пути и идем в другую сторону... но мне плевать на это - я все равно ни черта не вижу! Наверное, мы уже сбились с мели - кто различит во тьме оттенок травы?"
  Сбились - дважды.
  
  "Конь кричал от ужаса", - именно кричал? А что кричал?)))
  
  
  "Однако леди Сибил вряд расстроится, если заговорить о времени ее унижения".
  
  Удачи!
  
  
  
  
  Всеволод Алферов. 'Царь без царства'
  
  Для этого автора актуален вопрос границ целевой аудитории и, как заявлено им самим, интересно мнение как своего читателя, так и не своего. Полагаю, что я в эту целевую аудиторию не вхожу (хотя не знаю точно, по каким признакам её выделяет сам автор).
  Во всяком случае, моё отношение к произведению - смешанное. Присутствует уважение к возможностям автора и силе их претворения в жизнь, но сам процесс чтения скорее дискомфортен. Не думаю, что дело в авторских недоработках. Скорее в трудностях сонастройки у меня как читателя.
  Воссоздавая творческий акт автора, приходится слишком далеко задвигать интересное тебе самому.
  
  Что же по преимуществу интересует автора в 'Царе без царства'? По-видимому, погружение в некоторую конкретную историко-культурную ситуацию. Т.е. Ближний и Средний Восток - весьма неспроста. Они не фон и антураж для раскрытия иных тем, а - сама фигура. Потому жанр произведения я бы уточнил как историческое фэнтези.
  'Мой' ли это жанр? По-видимому, не совсем.
  
  Итак, в произведении 'Царь без царства' я усматриваю как очевидные яркие плюсы (объективные), так и минусы - мои субъективные читательские, но не менее интенсивные.
  
  Итак, о главных плюсах.
  
  Язык - очень хорош. Емок, свеж, эмоционален. Сам я так писать не умею (а хотелось бы), но, думаю, способен оценить.
  Образы - яркие, эмоциональные, любовно выписанные. Описания погружает в атмосферу Ближнего Востока, или там Среднего - в общем, интенсивно веет и обволакивает чем-то индоиранским. Множество продуманных деталек, из которых эта атмосфера складывается, всякая деталька чувственно маркирована, живёт, не оставляет безучастным.
  Здорово? Ну ещё бы.
  Есть ли в этом многообразии живых деталей выраженные недостатки?
  Для моего читательского восприятия - есть.
  В избытке чувственных деталей легко утерять главные нити. Они просто-таки ввергают тебя в транс, подсовывая всё новые поводы следить за внешней картинкой, тогда как внутренние основания действий и поступков героев уходят на задний план. 'Стоп, а куда это они идут?' - спрашиваешь себя в недоумении - и, отлистав книгу назад, как правило, находишь скупо сформулированную мотивацию, которая вовремя на себя внимания не обратила.
  
  Образы героев. Прописаны столь же любовно, как и всё остальное.
  Главных героев заявлено три.
  Первый - Самер, верховный маг.
  Второй - Джен, учитель детей лавочников.
  Третья - Зено, посланница от соседнего царства нагани.
  Мальчишки-царя, который формально дал имя роману, среди главных героев нет. Небось, и не случайно.
  
  Всех троих ГГ объединяет нечто сродственное в мотивации.
  Бескорыстие и гуманизм. Никакого эгоизма-карьеризма-прагматизма-утилитаризма. Все трое - агенты культуры. И здравого смысла.
  Все желают, чтобы в царстве всё было - хорошо. Ну, по крайней уж мере - терпимо.
  Могут ли они это обеспечить? Вот тут-то - определённо, нет.
  Ибо каждый из ГГ - подобно мальчишке, лишённому власти советниками - такой же царь-без-царства на своём уровне.
  О Самере мы знаем, что он в магическом Круге - фигура молодая и компромиссная (выбрали, чтобы избежать обострения). Он силён как маг, но в Круге есть и похаризматичнее. Они дергают за ниточки 'царство' опальных магов, пока Самер осуществляет его внешнее представительство.
  
  Джена, вроде, не назовёшь мажором, явившемся на всё готовое, однако - с поправкой на соц.среду - он именно 'мажор' от сферы образования. Некие элитные знания от отца обеспечили ему место, которое он легко теряет (верно, не сам и выбился-то). Его 'царства' - дом, работа - не удерживаются его личными волевыми усилиями, распадаются, подвергаются насилию и захвату.
  
  Зено - герой, 'зависший' между царствами. Она - тоже 'без царства' по двум причинам. Первое, 'домашнее' царство её не поставило в известность о собственной захватнической политике, использовало 'в тёмную'. Второе царство, подвергшееся экспансии - одержимо деструкцией и тем опасно.
  
  В общем случае название царь-без-царства - это о фрустрации. Когда прекраснодушные цели-ожидания-мечты не могут сбыться, т.к. внешняя реальность неподконтрольна, а то и неосознанна:
  
   ' - Это война, мой мальчик, - сказал Декхул. - Ты просто не видишь, как она идет, тебе кажется, будто ты вырос в мирной стране. Но она идет'.
  
  Осознание - не вселяет оптимизма:
  Вот так оно происходит на уровне владыки царства Анхар:
  'А если мальчик попробует изменить свою участь - что же, на это он тоже имеет право.
   - То, что она предлагает... это не конец света, - проворчал владыка. - Я останусь жив. Мной по-прежнему будут вертеть, только другие кукловоды... но большего я, видно, не заслужил' -
  
  А вот так оно происходит на уровне власти в магической гильдии (Круге): 'В конечном счете, ему решать, будут его убивать за то, что он маг - или за то, что остался со своей землей. Вот и весь выбор...'
  
  Осознание носит глобально-исторические черты: 'Сам знаешь: все царства строились проходимцами и завоевателями, достигали расцвета при хитрых управленцах и погибали при изнеженных сибаритах. Я что-то не припомню исключений. Так что? На какой стадии наше Царство? Ну?
   - На последней, - тихо произнес Джен'.
  
  И осознание предполагает выбор, т.е. - самоопределение.
  В этой связи мы подходим к пониманию идеи романа.
  Видимо, что-то о самоопределении в условиях фрустрации, о моральной стороне этого выбора.
  Возможно, идея такова: Даже если царства (реальной власти) у тебя нет, статус царя (владыки) обязывает совершать и проводить в жизнь конструктивные выборы.
  
  Как видим, роман силён не только своей словесной материей и сферой чувственных образов. Он к тому же произведение глубокое, достаточно умное и сложное.
  
  В чём, как нам кажется, автор менее силён, чем в слове, образах и идеологии - так это в построении сюжета. Сюжет - будто пунктиром намечен между яркими описаниями. Есть сильные моменты и ходы, но цельная интрига, которая бы составляла единый энергетический контур романа - не состоялась.
  Отдельные стыки в сюжете порой реализуются через 'умножение сущностей', что не делает сюжет стройнее.
  Так, образ Налиски в сюжетном плане, похоже, нужен ради единственной функции ориентировки. Возжелала героя лишь затем, чтобы ненароком проговориться.
  Впрочем, речь не о провале сюжета, а скорее о контрастном его восприятии (другие стороны - намного сильнее).
  
  Вывод читательский: произведение умное, яркое, оригинальное, но заточенное под узкую аудиторию.
  Полагаю, что читатель 'далинского' подтипа, чувствительного к языку, будет удовлетворён полностью. Читатель же 'логиновского', ориентированного на логику действий и силовые линии сюжета - найдёт слабые места.
  
  
  Ну и в качестве бонуса - отловленная блоха:
  'Обессиленная и дрожащая, Зено едва держалась седле' - в седле.
  
  
  Анна Михалевская. 'Саламанкеро'
  
  Название. Как по мне, содержит многообещающий знак прикосновенности к неким высшим вопросам. Представляет собой лингвистическую загадку, которая быстро разъясняется в тексте (ага: Саламанкеро - прядильщики), но оставляет по себе шлейф интеллектуальности, а также ассоциативный ряд: Университет в Саламанке - Мигель де Унамуно - Трагическое чувство жизни...
  
  Язык. В общем-то правильный и богатоьій, но местами несколько принуждённый. Особенно характерно для начала, где даётся первое представление героев и мира. Принужденность связана с необходимостью описывать мир или героев, с презентацией образного состава романа.
  Вот хотя бы этот кусочек:
  'Эймар почувствовал, как напряглась отцовская рука.
   - Книги выпотрошили твои мозги! Мальчишке нужна шпага, а не философии!
   Он огляделся, поискал глазами маму. Флория накинула на плечи новый платок, белый в красных розах. Торговец восхищенно цокнул языком. Мальчик вздохнул - мама нравилась всем, и он очень гордился ею, но так хотелось, чтобы мама улыбалась только ему!
   Тем временем отец с Леоном сцепились не на шутку.
   - ... тебе мало войн, скажи? - голос Терриса дрожал, - вы с Флорией могли погибнуть еще детьми!'...
  Возможно, мне кажется, что автор торопится наскоро вывалить кучу обобщённой информации о семействе, расстановке сил и убеждений, а заодно пытается привлечь внимание к актуальной ситуации - и все эти уровни как-то неустроенно толкаются, мешая друг другу? Отчего не всё по порядку, зачем торговцу совсем не при делах замешаться в спор отца и дяди Эймара, а этому спору - в ревнивое отношение мальчика к матери...
  Кстати об образах.
  Здесь и несколько далее...
  Как мне кажется, в отдельных местах автор заставляет себя описывать окружающую героев среду через сильное 'не хочу'. Но - надо! Иначе не выйдет картинки, а дотошный читатель капризно спросит насчёт задника.(И правда. Спросит. Но что ж его удовлетворять в такой суете)
  Так вот он, задник: с малость однообразной, а всё ж массовкой.
  'Люди толкались, кричали, до хрипоты торговались за каждую безделушку. Эймар быстро освоился и принялся разглядывать груженые всякой всячиной повозки'.
  Безадресные 'люди' и тут же 'всячина' в повозках... Для меня это множественное число в описании элементов мира - маркер нежелания описывать. (Хотя, возможно, я здесь говорю о формах проявления собственного нежелания - ибо в собственном тексте подобные пассажи я интерпретировал бы именно так, зная на опыте, о чём говорю).
  Или вот:
  'Заночевать пришлось в лесу. Нетронутые поля пшеницы, густые, богатые живностью леса, полноводные реки - лучшего места для стоянки не придумаешь'.
  Ой как много всего в лесу поместилось!)))
  
  Впрочем, с описанием образного ряда не всё так уж печально, просто я выбрал наиболее явные симптомы.
  
  Мир.
  Центральный образ мира саламанкеро - дерево с туннелями - можно представить весьма туманно и схематично. Но тут уж больно специфический предмет - воспринять его в ярких чувственных красках было бы даже странно.
  Ещё в этом мире есть города - Женава, Альбера, Меран, Рассон. Города даны в той своей специфичности отношения к саламанкеро, которая важна в сюжете, но в остальном для меня как читателя различаются слабо.
  Природа же между городами дана более ярко. Переход по мосту очень атмосферен. Но тут уж символическая составляющая подключается, ведь переход суть трансцендирование к новому миру, иному взгляду, к ранее недоступной сути вещей.
  Социальная сторона мира продумана неплохо. Здесь есть саламанкеро, дуке (местные князьки), простые люди, туары.
  История мира также постепенно развёртывается, уточняется роль тех или иных сил. Вскрывается, например, суть ненависти туаров к саламанкеро.
  Религиозная основа мира - астрально маркирована. Звезда Кош, звезда Сер со своими особенностями влияния. Хорошо вплетается в повествование ('А Сер его знает!').
  
  ГГерои.
  Действует тесно спаянный квартет.
  В синопсисе особо отличены двое - подростки Эймар и Брайда.
  Но Анабелла и Ферро из предыдущего поколения представлены в той же, если не большей, интенсивности действий и переживаний.
  Герои даны в развитии. Сперва - знакомятся между собой, потом заключают и пытаются выполнять взаимные обязательства, затем идут к хрустальной цитадели (метафора смысла жизни, надо полагать), где переживают момент окончательной истины. К финалу подходят все вчетвером, никого не потеряли.
  
  Сюжет. По структуре подобен снежному кому или клубку, на который намотана нить прядильщиков. Всякое новое событие образует новый слой. Меняет констелляции, отношения, саму реальность - причём меняет не так уж и сильно, не кардинально. Создаётся эффект пошаговой постепенности изменений в узких коридорах возможностей и сложности проведения в жизнь новых выборов - что вполне согласуется с идеологией романа. Если свобода воли и есть, то она основательно затруднена.
  Возможно, такая структура сюжета задаёт определённые требования к процессу чтения. Читать следует по возможности без перерывов, целым куском - чтобы на один клубок нить наслаивалась, чтобы не возникали на середине узлы с непонятками.
   Ещё о наслоении. Повторяющиеся моменты в сюжете. Некоторые силы захватывают героев, угрожают смертью, но - отпускают. Потом другие захватывают - и отпускают. И так много раз. Возможно, эта навязчивость и сама по себе - выразительный приём. О том, что ничто не ново под звездой Кош.
  
  Главная идея - об ответственности. Возможно - об ответственности интеллектуалов за управление судьбами мира, страны, да и своей собственной.
  В идеологическом плане напоминает 'Конец вечности' Азимова. (Только сильнее пестрит событиями, да антураж не технологический, а фэнтезийный).
  
  Читательский вывод.
  Произведение оригинальное, достаточно глубокое. Не без некоторых технических несовершенств, но целей своих достигает.
  В плане прогноза судьбы 'Саламанкеро'. Не думаю, что есть шансы занять победное место (есть более профессиональные тексты), но в восьмёрку лучших - думаю, попадёт.
  
  
  Блоха:
  'А вдруг саламанкеро обманула, и никто Брайду не станет разыскивать?' = Маризу.
  
  
  
  Влада Медведникова. "Предвестники Мельтиара"
  
  Жанр - тёмное технофэнтези. На операциональном плане техно- дружит с фэнтези, на идеологическом - противостоит. Магия ассоциируется с одним народом, технология с другим, но в итоге магия приводит в действие машину, а не-маги (всадники) воспаряют на магических крыльях на манер мельтиаровых 'звёзд'.
  Идея. О чём книга - о фанатизме.
  О борьбе двух мировых начал - чисто по Ницше - Дионисическом и Аполлоническом. Одно дарует победоносное опьянение тьмы и магию, другое - свет разума и мировую культуру. Начала даны в непримиримом столкновении. Или - или. Авторская позиция - видимо, релятивизм.
  Фанатизм показан изнутри, во многом сочувственно, но и с авторским осознанием ограничений - на заднем плане. На переднем плане сознания героев фанатизм близок к абсолюту.
  Мир. Этой идее (фанатизма) соответствует поразительно замкнутый мир. Замкнутый - исключительно в сознании персонажей из 'тёмного народа'. Из синопсиса: 'Действие романа происходит на небольшом континенте. Местные жители почти ничего не знают о других материках, очень сильно привязаны к своей земле и боятся переплывать море'. Страх мира вовне фанатичного мирка сопровождается готовностью т.н. 'звёзд' к агрессии внутри и нечувствительностью к собственной мерзости и подлости. Здесь властвуют эмоции, дионисическое опьянение. Ответственность передана харизматичным начальникам. Да и что за ответственность может быть у звезды, да ещё предвестника?
  Предвестник - аналог вассала, завязанный на астральную религию 'тёмных'. Вина - перед Мельтиаром. Другой не слышали. Мельтиар придёт, порядок наведёт. Врагов следует уничтожить. А если они нас? Тю... А нас за что?
  
  И ещё один культурный мир, более похожий на человеческий. Это светлый мир Аполлона, мир строительства и пластики, не фанатичный в исходной точке, но вынужденно прибегающий к мерам зачистки, но всё более осознающий их тщетность. Угу: в этом романе победят фанатики. И фанатики побеждают. Чисто ради мести и разрушения, т.к. позитивных планов у них нет. Собственно, и вообще рационально продуманных планов - нет, если не считать таковыми чё-то вроде: 'восстанем по свистку все как один и перережем всех, кто не мы'.
  
  Язык хорош и индивидуален. Поэтичность, эмоциональность текста. Эмоции властвуют над разумом как в строке, так и в сюжете - и в свете задач произведения это плюс. Погружение - основной метод повествования. Только от первого лица, без мета-позиции. Уравновешивания ради - два первых лица, от имени героев разных по полу и положению в основном конфликте мира. Но равновесия нет, герои идут вразнос.
  Образы - динамичные, даны в движении и эмоциональном отношении.
  Герои - королевский волшебник Эли, предвестница Мельтиара Арца. Основная их характеристика - мощная эмоциональность, которая - собственно, и завязана на магию, выступает её ощутимым коррелятом.
  Сюжет довольно прост, представляет собой две паралельные линии, кстати, пересекающиеся, но очень нечасто). Такая структура хорошо подходит для акцентирования конфронтации. Строение повествования - пошаговое с переходом хода, как в шахматах. Белые походили - теперь тёмные)
  
  Читательский вывод. Произведение сильное, хотя хотелось более сложной сюжетной структуры и яркого синтеза.
  Впрочем, моё личное восприятие не показательно. Идентификация с героями в данном произведении особенно важна, ведь эмпатическое принятие их точек зрения идеологически значимо. Но - устойчивые ассоциации мельтиарова воинства с фашистсвующими майдаунами в тошнотворном реале - подобную идентификацию исключили. А кто более тесно принял героев - тому всего достаточно будет.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"