Кузнецов Бронислав: другие произведения.

Великаны топчутся

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    5-й рассказ из цикла об Ярусном мире. Очень добрый. Правда, в основном о мертвецах)*Финалист конкурса "Свободное-творчество-2018"*А в романе "Боги не чешутся" это эпизод 7.

  
  
  Великаны топчутся
  
  Десять лет спустя поневоле понимаешь, как давно было десять лет назад. Так давно, что и упомнить сложно - это если захочется упоминать.
  Ну так что тогда было? Было убожество. И почти никаких шансов.
  Но имелось и стремление выйти... ну, типа в люди. Это значило поход далеко на цивилизованный Запад. Это значило - в Приз.
  Богатырских коней, способных выдержать вес великана, в ту пору ещё не придумали. Поэтому, чтобы добраться до Приза, Фему из Мнила пришлось выбирать из двух вариантов. Либо он берёт без спросу родительский экипаж, запряжённый десяткой коней, либо идёт пешком.
  Что-что, а свои колебания, что бы выбрать, Фем запомнил намертво.
  Коли пешком, так это не такое весёлое путешествие, как хотелось бы, а главное - медлительное до одури. Одну ногу переставил, перенёс вес, другую переставил... А посмертие-то, говорят, конечно.
  Брать без спросу экипаж - тоже не выход. У батюшки-то он всего один. Если вдруг вернётся, а экипажа-то и нет - понимал Фем - обидится. Тем более, недалёкий братишка Ом обо всём непременно наябедничает.
  А спросить-то - как спросишь, если родитель уже год, как с болот не вернулся? Может, он на них и сгинул, на болотах - кто знает? Но добро бы точно сгинул, а то мог просто где-то заснуть. С великанами такое случается - богатырский сон протяжённостью с год. Это почти как впадение в спячку у медведей, только медведи те живые, а великаны приняты в посмертие.
  Вот так Фем раздумывал, а тем временем из экипажа несколько лошадей пало. Не то, чтобы их не кормили, или там били слишком сильно (отцовский-то конюх своё дело знал), просто пали от старости. Батюшка их ввести в посмертие вовремя не позаботился, а живые лошади, как все знают, очень недолговечны.
  А, ладно, решил тогда Фем. Поеду в экипаже, как западный великан. Да только присмотрелся к оставшимся лошадям - ну больно уж старые. Дороги до Приза не переживут.
  Тогда Фем перерешал, что пойдёт пешком. А чтобы тюки с вещами на себе не нести, выбрал пару лошадок помоложе. Так втроём и отправились.
  Вышли на Большую тропу мёртвых. Первым Фем идёт, а за ним, на длинных ремнях, грузовые кобылы копытами цокают. А чего на их спины сверху-то навалил - уже и не вспомнить, но много лишнего. Молод был, из Мнила дальше Цанца никуда не хаживал.
  А до Приза-то - пилить и пилить. В обратную от Цанца сторону.
  Думал Фем, на большой дороге его непременно засмеют. Но нет, не смеялись. Великанов ему по пути не встречалось, а людишки помельче знали, над кем смеяться, а над кем и сперва поразмыслить.
  Шёл он шёл, а тут впереди Порог Смерти. Чёрная стена в полнеба, в ней врата, которые неведомая сила открывает. И голоса стражей гулко звучат внутри черепа. Мол, кто таков, откуда взялся, куда собрался, да зачем, да ради чего.
  - Я Фемистоклюс из Мнила, великан, - отрекомендовался Фем, - пришёл из родового замка Мнил, что в Цанцком воеводстве. Иду в город Приз, чтобы, ну это, поступить в личную великанскую охрану самого Призского короля. Ради чего? Ну, чтобы королю правилось спокойнее.
  - Ты мертвец? - недоверчиво спросили гулкие голоса.
  - Да. Конечно же, я мертвец. Разве живые великаны бывают?
  Голоса привратников согласились. Но заметили:
  - С тобой лошади. Эти лошади живые.
  - А как вы догадались? - раззявил рот Фем.
  - От них живым духом пахнет.
  - Ну да. Живые. А что, нельзя?
  - Ну не то чтобы нельзя... - замялись привратники. - Лошади существа бессловесные, у нас в правилах не указаны. Просто... Они там не выживут.
  - Что, точно не выживут? - Фем вздохнул, переминаясь с ноги на ногу. - А если их, скажем, ввести в посмертие?
  - Тогда они смогут функционировать за Порогом.
  Вот и решение, обрадовался Фем:
  - Так давайте тогда их введём в посмертие! Прямо сейчас!
  Голося гулко захихикали:
  - Что? Прямо сейчас? А разве здесь есть некромант и бальзамировщик для совершения обряда?
  - Тю... Откуда я знаю, что у вас там есть? - насупился Фем.
  По правде говоря, он знал вовсе не много и о самом-то обряде. Как-никак, великаны - существа мертворожденные, а обряд при самом рождении не очень-то врезывается в память.
  А как оно у лошадей - вообще отдельный вопрос.
  Так Фем топтался у приоткрытых ворот и болтал с голосами привратников, а они советовали ему найти бальзамировщика и некроманта в ближайшем городе. Ближайшим же городом оказался Дрон.
  - Это что же? - опомнился Фем. - Мне возвращаться до Дрона, самому искать некроманта с бальзамировщиком, ещё платить им, наверное?..
  - Конечно, - голоса зазвучали улыбчиво, - и платить!
  - Нет! - объявил Фем. - Платить не получится. Я денег с собой никаких не взял.
  Опрометчиво? Нет, с твёрдым умыслом. Не возьмёшь денег - и никто их у тебя не выцыганит. Пусть даже ты великан, до которого всё немножко долго доходит. И тупой, а не обманешь - хитрый ход, а?
  - Так что же ты голову морочишь! - рассердились голоса.
  Так Фем впервые узнал, что у невидимых привратников есть голова.
  - Я не морочу! Я иду в запорожский город Приз, а возвращаться и заходить в Дрон не хочу. Можно, я пройду с живыми лошадьми.
  - Можно, но... - нежелательно, - невидимые стражи наверняка поморщились, проговаривая последнее слова.
  Ну а что Фему? Пусть морщатся. Ему ведь того не видно, да и важно совсем другое. Ему бы - лошадей с собой взять. Ну, чтобы не бросать у Порога. Всё-таки, их целых две, и из упряжки отцовского экипажа - самые здоровые. Опять же, и с вещами на спинах.
  - Почему нежелательно? - требовательно спросил Фем.
  - Пропускать живое в мир неживого - ну как минимум неразумно!
  - Подумаешь, лошади... Так я их введу в посмертие - там, за Порогом! - пообещал Фем.
  - А сейчас?
  - А сейчас со мною нет денег. Ни одного некроталера!
  - А там?
  - А там будут. Ведь король Приза - он же должен мне заплатить!
  - Должен?
  - А как вы думали? Я же поступлю в его личную великанскую охрану!
  - Поступишь?
  - Ну да!
  - С тобой, наверное, рекомендательные письма?
  - Не совсем, - честно признался Фем. - Но моего деда Ньяна там, думаю, ещё помнят.
  - Помнят, или ты так думаешь?
  - И то, и другое! А теперь пропустите меня поскорей, а то время идёт, а все меня ждут.
  - Кто ждёт?
  - Король ждёт меня на службу, лошади ждут посмертия...
  - Ты слышал, Алдовьем, все его ждут! - хихикнул один из голосов.
  - И не говори, Бруногол! Тупая великанская башка никак не может просечь, что это мы ждём его. Ждём, когда уберётся восвояси!
  Так Фем узнал, что стражей Порога Смерти зовут Алдовьем и Бруногол. Только знание своё отложил про запас, а сам крикнул:
  - Но-но! А ну без грубостей!
  И надо же: привратники послушались. Примолкли пристыжено. И заговорили снова на следующее утро, причём чуть ли не шёпотом, но Фем слышал всё равно:
  - Всё ещё топчется.
  - Ага.
  - Что не говори, Бруногол, а в разговоре с великаном и демоническое терпение не поможет. Это какой-то особый талант их расы. Топтаться у входа, пока их не впустят. И если даже никогда не впустят - всё же топтаться. Хоть до конца посмертия.
  - А что, может приколоться да впустить?
  - Ты серьёзно? Зачем?
  - Да чисто чтобы потом поржать - весело же! Мы проследим за ним на трёхъярусных шахматах. Он и там фигура заметная. Как-никак, великан.
  Насчёт шахмат Фем ничего не понял, но тем лучше запомнил: надо же при случае разобраться.
  Как бы то ни было, Врата Порога Смерти отворились, пропуская в Запорожье самого Фема, его двух покуда живых лошадей - а следом и всю скопившуюся за его спиной очередь: пару десятков торговцев из Дрона, пятерых купцов из Карамца в расшитых нижневосточных халатах, мёртвое семейство из Цига, ездившее в Цанц навестить живых родственничков, сборную экскурсию в Менг студиозусов-отличников из коллегиумов Глукща и Быдыща, гневливого рыцаря из Ордена посланников Смерти со срочным делом в Менгорме, утомлённого долгим ожиданием некроманта из Гуцегу с тремя разновозрастными учениками, парочку заштатных уземфских царевен с мужскими сералями, знаменитого странствующего учёного мужа из Дахо с немым бегонским слугой, обоз наследного правителя земли Кулют - и многих-многих других.
  
  * * *
  
  Ну да ладно, первое преодоление Порога Смерти - для всех запоминающееся событие. Для Фема, конечно, в особенности, но и у других бывают свои трудности. Да и мало ли кого ловили на контрабанде живых зверушек.
  А вот случай в Менге - тот с кем другим, кроме Фема, вряд ли мог произойти. Слишком уж много в нём случайного.
  В Менге Фем оказался вскоре после прохождения Порога. С какой стати он туда попал - ну, по пути к Призу. Как такое могло статься, если Менг расположен вовсе не по дороге? Ну, Фем ошибся маленько.
  От Большой тропы мёртвых надо было повернуть налево, он же свой поворот пропустил, а чуть дальше повернул направо - только и всего.
  По правде говоря, путать лево и право - это фамильная черта всей династии из Мнила. То-то и в болото, лежащее прямо под родовым замком, угодили очень многие из родичей Фема.
  Фем - он хотя бы не в болото. Он - в город Менг. Причём до последнего думал, что заходит в город Стон, от которого уже и до Приза рукой подать. Ну, не всякой рукой, но, уж наверное, великанской дланью.
  Если бы в Менге Фема ничего не остановило, он бы так и прошагал его насквозь, ну и вышел бы вовсе неизвестно куда. Скверно, когда идёшь на север, вроде бы двигаясь на юг. Но Фем-то всех обстоятельств не знал, он шагал и мечтал: поскорее бы!
  От того, чтобы окончательно заблудиться, его спасли лошади. Как спасли? Ну, собственно - пали.
  Ещё под стенами города Фему показалось, что идти становится тяжелей. Лошади будто упираются, каждый шаг начинает словно дорого стоить...
  Когда обернулся, понял, что волочит за собой на ремнях двух повалившихся наземь лошадей с поклажей.
  Вот только обернулся-то он примерно в центре города. И не ранее, чем на него вылился целый ушат насмешек.
  - Какие чудные мёртвые лошади! - хихикала встречная великанша, строя ему глазки.
  - О, эти лошадки неплохо устроились! - вторил ей великан, сидевший в ливрее на козлах богато украшенного экипажа.
  - Лучше бы деревенщина спустил с них шкуры, чем так вот бездарно протирать, - присовокупил третий великан, расфуфыренный ещё покруче помянутого экипажа.
  На 'деревенщину' Фем особенно сильно обиделся. Он собрался было проучить наглеца, но, чтобы лошади с имуществом не разбежались, он с усилием повлёк их к коновязи у случившегося на пути трактира.
  Когда же мельком бросил взгляд на состояние этих несчастных животных, тут же понял - в посмертие таких уже не введёшь. Полностью отошедшие организмы, недвижимые, даже окоченелые.
  И что, так и приткнуть их к коновязи? А смысл?
  Пока Фем так размышлял, его оскорбитель забрался в экипаж, куда до того юркнула смешливая барышня. Ливрейный возница тронул кнутом десятку мёртвых коней - и те послушно, в такт, застучали копытами.
  Ушёл, зараза!
  Фем разрывался между идеями помчаться вдогонку и сообразить, что же делать с вещами. Прагматическая идея временно победила. Он остался, и только спросил у вышедшего из высоких ворот трактирного слуги - тоже почему-то великана:
  - Куда укатила эта карета?
  - На Приз, - беззаботно ответствовал тот.
  А ведь экипаж умчался в ту сторону, откуда Фем сюда прибыл.
  - Не может быть, - возразил он.
  - У нас в Менге великаны не врут, - пожал плечами слуга.
  И лишь тогда до Фема мало-помалу стало доходить, что он таки в Менге. Благо, подтверждения наблюдались со всех сторон.
  Во-первых, обилие великанов. Столько своих сородичей вместе Фем никогда не видел, вот и не ожидал встретить в Стоне по дороге на Приз. Во-вторых, в этом городе не-великанов Фему вообще не попалось. Даже роль слуги, или там кучера, выполняли не какие-либо там малорослики, а самые что ни на есть великанские великаны. Уж к такому-то в Цанцком воеводстве Фем не привык, там что ни великан - то помещик, владелец замка. В-третьих, нетрудно заметить, что все строения города строились в расчёте на великанский рост. В-четвёртых... Ой, да ну его, 'в-четвёртых', когда и без того тошно.
  Итак, Фем из Мнила посетил Менг. Тот самый 'город-колыбель всех представителей великанской подрасы человечества' о котором любил высокопарно изъясняться домашний учитель замка Мнил - каковой, помнится, был человеком живым - ну, пока не умер. Ому-то повезло - младший братишка того учителя уже не застал. А невезучий Фем отучился целых три с половиной месяца. Настрадался...
  Смешно подумать, что мог рассказать о Менге живой человечишка, который здесь не мог побывать просто 'по определению'? Конечно же, ничего путного.
  И всё же Фему и теперь при чьём-то упоминании Менга, охотнее приходит на ум учительская тягомотина, чем те реальные события, которые он здесь пережил, начиная с потери лошадей.
  То, как он выносил оба лошадиных тела на помойку по распоряжению городских властей и под угрозой штрафа. То, как взваливал лошадиную поклажу на плечи и пытался её сам нести. Как пытался на рынке за гроши распродать часть вещей, чтобы не нести на спине так много. Как ему смеялись в лицо покупатели. Как он возненавидел 'колыбель великанской подрасы'. Как дрался с тем из покупателей, который казался самым смешливым и откровенно насмешливым. Как насмешник ему навалял, а Фему пришлось провести трое суток под арестом за нападение на менгского горожанина. Как сидел на тюремной соломе и понимал, что не на того напал.
  Хотелось-то вмазать уехавшему в Приз франту, тому, кто нагло и безосновательно назвал его деревенщиной.
  
  * * *
  
  Путь от Менга до Приза был тягостен, вот Фем его и позабыл. Да? Не совсем. Вернее, старался не вспоминать, надеялся, что забыл, и всё-таки основное помнил - вот зараза - вопреки всем стараниям.
  Основное - это здоровенные мешки на плечах, будто у какого-то грузчика. Так нагруженный, он возвращался по менгской дороге до Большой тропы мёртвых, искал дорогу на Стон, с жестокими проклятиями на языке добирался туда...
  Проклинал свою невнимательность, из-за которой подумал на север, будто это юг. Что стоило двинуться в Стон сразу? Нет, его лошади до Приза всё равно бы не дожили, но к Стону бы подошли.
  После чего испустили бы в городе Стоне последний стон.
  И ладно! Ещё у Порога Смерти было ясно, что долго лошадям не прожить. Облегчили бы путь хозяину хоть немного. Но ведь...
  В Стоне на великана-грузчика все кому не лень показывали едва различимыми с высоты пальцами. Что, каждому отомстить, как он сгоряча поклялся в Менге? Но зачем, если этих малявок ты можешь не заметить?
  И Фем с деланным равнодушием шествовал по кривым стонским улочкам, неся на плечах и спине два мешка со всем своим достоянием. Ни на кого не смотрел, никого не видел, но... всё же чувствовал мучительный стыд.
  И стыд - надо же - хорошо запомнил, а вот улочки не очень.
  А потом он с теми же мешками заявился в Приз. Думал сперва снять себе комнату в одном из трактиров для великанов. Да где там: трактирщики, как сговорились, твердили одно. Деньги, мол, вперёд. А бесплатно не соглашались даже посторожить мешки.
  Пришлось вместе с мешками идти ко дворцу короля. В конце концов, где-то там, у дворца, расположены и казармы великанской охраны. Как только Фема примут на службу, думал он, тотчас он вещи на койку закинет.
  Вот только на приём к королю с мешками идти не хотелось, но куда же их денешь - в Призе воры на каждом шагу. О здешних воровских бандах Фем наслышан от домашнего учителя, но и сам сложил то же мнение. В каком ещё городе одну из главных площадей назовут площадью Висельников? Кажется, такая есть ещё в Дроне, зато больше нигде.
  Фем, как мог, разузнал, где найти королевский дворец, да и пришёл испрашивать аудиенции. Хоть на когда, только лучше прямо сейчас. И оплату бы вперед - ну, то есть, жалованье.
  Уже на подходе к дворцу Фем вдруг занервничал, сам ещё не понимая, из-за чего именно. Может, вот в чём причина. Дворец выглядел каким-то странным - почти необитаемым, что ли? Во всяком случае, у Фема сложилось впечатление, что король здесь его не ждал.
  Может, король в отъезде, подумалось ему. Коли так, придётся подождать.
  На настойчивый стук в ворота выглянул сторож. Сделал он это скорее поздно, чем рано, и бормотал ругательства. Но, завидя великана, заговорил осторожно. Небось, подумал, что дворцовые ворота пусть изящны, но хлипкого вида. Долго ли им выстоять против кулака Фема, если он, к примеру, разбушуется?
  - Здание теперь не используется, добрый великан, - сказал сторож.
  - А где король?
  - Нет больше в Призе короля.
  - Это как?
  - У нас, милостью Владыки Смерти, случилась некрократическая революция. Теперь вместо короля парламент. Он заседает...
  - Да плевал я, где он заседает! Где король?
  - Мы его немножко... казнили, - пробормотал сторож.
  - Где казнили?
  - На площади Висельников, на эшафоте, всё как полагается...
  - И ты там был? - Фем положил руку на изящную решётчатую оплётку врат и ненароком её погнул.
  - Нет, я дворец охранял, - проблеял сторож, уже понимая, что с казнью короля лично он очень погорячился. - Это всё сделали... горожане.
  - Зачем? - требовательно спросил Фем.
  - Ну, ради некрократической революции... У нас в Призе милостью Владыки Смерти, короля свергли...
  - Так он же был некрократом! Зачем свергать?
  - Монсеньор великан, не ломайте решётку, - взмолился сторож, - я сейчас вам всё объясню! Вы совершенно правы, прежде в Призе была некрократическая монархия. Владыку Смерти она до какого-то момента устраивала, но потом перестала устраивать, вот он и предложил горожанам короля свергнуть. Наши горожане угодить Владыке завсегда рады, вот и подняли бузу. Для начала разобрали по кирпичику городскую тюрьму на Тюремной площали...
  - Зачем?
  - Как зачем? Ну, чтобы - свобода...
  Тут Фем догадался, отчего город Приз славится ворами. Конечно прославится, если они тюрьму разобрали! Вот дурачьё.
  - Для кого свобода, для воров?
  - Нет говорят, там хорошие люди сидели.
  - Кто говорит?
  - Все говорят. Кто сидел, кто тюрьму рушил - все так говорят...
  - Ага, ну понятно. - Ворьё своих дружков освобождало. Кому, как не ворам, было выгодно разобрать тюрьму? - Ну, то такое. А дальше?
  - Дальше горожане пошли к Собору Призской Некрократии - помолиться Владыке Смерти. Молитва была услышана, и пришёл ответ. Владыка говорил с ними о греховности монарха, и...
  - С этого места поподробнее, - потребовал Фем. - Что за грехи?
  - Призскому королю оказывали божеские почести, - пояснил сторож, - очень его хвалили, называли 'королём-Солнце'. Ну какому Владыке Смерти такое понравится? Вот Владыка и решил, что новым шагом нашего городского прогресса будет передача власти некрократической республике.
  - А как же король?
  - А короля казнили, - напомнил сторож.
  - Вот так просто?
  - Ну... пришли ко дворцу, позвали короля. Он вышел к народу, повинился во всех злодеяниях... И его казнили.
  Итог выходил всё тот же.
  - Но ведь он охранялся!
  - Без сомнения.
  - И его хранило триста великанов основной стражи и двести дополнительных! - Фему ли не знать, куда на службу собрался.
  - А великаны не были против.
  - Как, совсем? И где теперь те охранники?
  - Часть осталась охранять некропарламент...
  Ух, эти наохраняют!
  -...а другая часть вернулась к себе в Менг, - продолжил сторож. - Ну или откуда они там были.
  Фем призадумался. По всему выходило, места в Призе ему нет. И не предвидится. И что, возвращаться?
  - Ладно, - сказал он сторожу, - уговорил. Покажи, как пройти к некропарламенту.
  На что он надеялся - так ясно, на что. Думал убедить Некропарламент Приза выбрать нового короля взамен казнённого старого. Почему бы нет?
  Наверное, там не все согласны, но что за беда - Фем бы подождал согласия. Там же, рядышком. Если ты великан, то имеешь неплохой аргумент в любом споре с людьми пониже тебя. Они скверно себя чувствуют, когда ты долго над ними нависаешь - и рады тебя отустить.
  
  * * *
  
  У здания некропарламента Фем встретился со своим менгским обидчиком. Узнал его издали - по карете.
  Её же приметил, как только перестал дёргать запертую парадную дверь и решил зайти со двора. Едва лишь зашёл за угол, то там она и стояла.
  А карета-то, похоже, королевская. Да точно! Вся в золотых лилиях!
  Когда-то, по словам деда, призский король выезжал из дворца только в изукрашенном лилиями роскошном экипаже, сидя между двоих вооружённых великанов, готовых его прикрыть от всяческой напасти. Выглядело с их стороны самоотверженненько.
  Но потом-то короля всё равно казнили. Теперь каретой этот вот пользуется. Расфуфыренный выгодополучатель, чтоб не сказать резче.
  Этот вот, выбираясь из экипажа, тоже припомнил Фема.
  - Замучила тупая деревенщина без определённого места жительства, - скучающим голосом произнёс обидчик, обращаясь всё к той же даме.
  А того и не ведал, что вслед за неладно сказанным словом прилетит от Фема кулак.
  - Погляди, графа Шфора бьют! - сказал кто-то.
  - Ну, поделом ему, - безразлично ответил кто-то ещё.
  А говорили-то два великана в полном обмундировании королевских охранников - только что с затёртыми лилиями на кирасе. Фем, когда на них позднее оглянулся, никак не мог уяснить, что же они здесь охраняют, если ни в какие драки не вмешиваются.
  Но в горячую пору кулачной битвы Фему было не до оглядок. Графа Шфора, ну и графа Шфора: ему-то что до чужого титула? Великаном бы был хорошим... А этот - нехорош! Потому в нос ему! В подбородок! И по ужу, по уху - пусть знает наших! А то 'деревенщину' выискал...
  Что дальше? Так ведь очевидно: ногой в живот. Благо, этот расфуфыренный павлин вообще не носит кирасы. И под дых - для разнообразия! И по почкам, по почкам! И печень бы не забыть - для улучшения циркуляции бальзама!
  Видимо граф Шфор считал, что драка с нетитулованной деревенщиной его бы унизила - но это его проблемы. Он слишком поздно вытянул меч.
  Смысл обнажать меч, если тебя так избили, что ты его еле держишь?
  И ещё закричал какую-то ерунду, плохо понятую Фемом:
  - Никому не приближаться! Это честный поединок, я его сейчас зарублю! - и к тем двум охранникам в сторонке добавилась ещё дюжина
  Честный, так честный. Фем на такое разве возражает?
  Но кто кого зарубит - вопрос. Фем дома тренировался. Пусть и неважно сбалансированной детской сабелькой, но всё же. А тренировался ли этот заносчивый граф? Похоже, только в словесной части поединка.
  Когда Фем обманным движением отобрал у противника меч, то тут же его и зарубил. Угу. Как говорится, 'во избежание'.
  А то начнёшь разводить благородство и некрократию - тут-то тебя и самого некрократически зарежут. Вот как того незадачливого короля: думал же, небось, повиниться и всех умиротворить, а ему за то - голову с плеч.
  И вот уже Шфор-обидчик окончательно распластан, да так, что вместе не соберёшь. Голова вон куда откатилась!
  Ух, вот сейчас начнётся, запоздало подумал Фем.
  Не началось.
  Из кольца наблюдавших за поединком выдвинулся один из облачённых в строгие мантии не-великанов.
  - Парламентарий Бламениль, - отрекомендовался он.
  - Великан Фемистоклюс из Мнила, - назвался и Фем. И добавил на всякий случай, - потомок старшего капитана королевской охраны Ньяна из Мнила, которого у вас в Призе все знают!
  - Да-да. Все знают, - не стал спорить парламентарий. Кажется, ему стало неудобно, что лично он так и не припомнил дедушку Фема.
  - Я тут... э... победил в честном поединке, - на всякий случай захотелось напомнить.
  - Да-да, конечно, - закивал Бламениль. - Судя по тому, что капитан великанской охраны Некропарламента вступил с вами в поединок, вы высочайше назначены на его место?
  Ты гляди! Фем был так поражён, что и ответить-то вслух не сумел. Но с умным видом покивал - на всякий-то случай.
  - Вероятно, вы вручили покойному графу верительные документы?
  Пришлось снова кивнуть. Если усомнятся - несдобровать. А как станут искать документы, Фем потихоньку и улизнёт. Ох, нелегко бывает улизнуть великану, но он попробует...
  - Что ж, от всего мёртвого сердца поздравляю вас с постом капитана нашей храброй великанской охраны, - улыбнулся ему Бламениль. - Можете не сомневаться, воля Владыки для нас священна, и раз он на место храброго графа Шфора избрал вас...
  - Да, - подтвердил Фем, - я ниспослан Владыкой Смерти.
  
  * * *
  
  Самое удивительное, что документы на производство Фема в капитаны великанской охраны Некропарламента - вскоре отыскались. Нет, не у графа Шфора, хотя труп не раз обыскивали со специальной целью их обнаружить.
  Документы привёз рыцарь из Ордена посланников Смерти.
  Откуда? Откуда кто-то вообще узнал, что Фему и Некропарламенту нужны подобные документы? Может, отчаявшись в поиске, ответственные лица обратились в канцелярию Владыки Смерти за выдачей дубликата?
  Но такие дела, как Фем потом не раз убеждался, весьма долгие. Канцелярия-то Владыки находится в нижнем мировом ярусе. Поездка туда даёт задержку примерно на год.
  А посланник Смерти прибыл уже на следующей неделе после упокоившего графа Шфора поединка.
  Чудеса? Или документы поддельные? Фем из Мнила благоразумно не уточнял. Предпочёл поверить в своё счастье. В то, что Владыка Смерти - всё-всё предвидел, включая ссору Фема со Шфором, драку, переходящую в поединок и его исход.
  Правда, если всё так, возникает вопрос: по своей ли воле Фему взбрело покинуть родной Мнил, или Владыка Смерти ещё тогда постарался?
  И в дорогу выбрать пару живых лошадей с поклажей - чья задумка, владыкина?
  И стражи Порога Смерти отчего пропустили его с лошадьми - может, по указке того же Владыки? А он то думал...
  И сбился с пути, перепутал право и лево - не Владыка ли его вёл?
  В тревожных раздумьях Фем выслушал дополнительные указания от Владыки, привезенные в Приз всё тем же посланником Смерти, благо, все эти указания адресовались уже лично ему.
  Кого-то надо было казнить, кого-то взять под стражу, один из храмов в центре Приза сравнять с землёй, другой на его месте возвести, целый квартал у набережной высохшей речки Соломмы предлагалось отселить, с тем, чтобы заселить выходцами с Нижнего Востока, деятельность двух банков подвергнуть жесточайшей проверке, двум публичным домам отказать в лицензии Министерства просвещения, четверых графов и одного герцога насильственно лишить титула, пятерых университетских профессоров изгнать из города без суда и следствия - и все эти устные распоряжения провести решением ближайшей некропарламентской сессии.
  - А парламентарии меня послушают? - усомнился Фем.
  - Они всегда послушны, - успокоил его посланник Смерти. - До вас они беспрекословно подчинялись Шфору. Теперь его нет - будут вам подчиняться. Главное, - выделил он интонацией, - чтобы Владыке Смерти подчинялись вы.
  - А, ну да! - в замешательстве закивал Фем. - Ну да, конечно... Как же не послушаться своего же любимого Владыку...
  - Который вас на это место поставил, - добавил посланник Смерти, - вместо того, чтобы, скажем, стереть в порошок.
  Насчёт порошка рыцарь упомянул зря. Фем - он угроз не любит! Никогда не любил, но... Но не в этот раз.
  Для начала новоиспеченный капитан великанской охраны решил притвориться послушным. А уж потом, когда он освоится на новом месте...
  Прошло десять лет. Потом так и не наступило.
  Что может почти всесильный капитан Фем по нынешним временам? Он может всё. Всё, что устами своих посланников ему велит совершить Владыка. А чего он уж никак не может? Остального.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"