О.Брайн Бригита, Алан Эрик: другие произведения.

Эхо твоей песни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть к циклу "Хроники Ириона". Начало


   ПРОЛОГ
  
   - Ну, что ты об этом думаешь, твое величество? Странно, с чего бы это наш друг Альбериго так осмелел?
   - Тэйри, прекрати! - принц Артэйр... нет, король Артэйр Первый придержал лошадь на вершине холма, с которого открывался великолепный вид на выстроившееся для битвы фрайанское войско. - Еще раз назовешь меня так - отрекусь и подарю корону тебе! Мучайся тогда сам, а я останусь Лордом-командующим и буду радоваться жизни.
   - Ты серьезно, Тэйри Вестарр?! - возмутился Тэйрнон, поправляя вечно падающую на лицо непокорную белокурую прядку.
   - Вполне, Тэйри Риогаллан... - ярко-синие глаза Артэйра лукаво блеснули.
   Даже уменьшительное имя - "имя ближней ветви", как говорят эльфы, - у них было одно, и это придавало давней, еще с детства, дружбе двоюродных братьев нечто совсем особенное. Тем более теперь. Кто дерзнет назвать монарха уменьшительным именем? Только друг и верный адъютант...
   Артэйр обернулся и махнул рукой молодому офицеру своей личной охраны, остановившему коня чуть поодаль - явно чтобы не мешать Его Величеству беседовать с другом. Капитан Корэй умудрялся исполнять свой долг телохранителя с удивительной деликатностью. Тэйрнон мельком скользнул по нему взглядом и подумал, что с парнем что-то не так. Надо будет потом спросить, что случилось, а то на него смотреть жалко.
   - Да, такой прыти я от них не ждал, - по лицу Артэйра скользнула тень досады.
   - И никто не ждал. - дернул плечом Тэйрнон, глядя на воинственно развевающиеся черно-фиолетовые знамена. То, что король Альбериго в очередной раз предъявил претензии на земли Ир-Энниса, никого не удивило, но вот то, что он станет за них воевать...
   Вот свиньи! Фрайанская армия умудрилась вломиться в Ир-Эннис как раз в тот день, когда гонец из столицы привез перевязанное траурной лентой письмо, извещавшее, что "Его Величество Сигиберт Второй, будучи тяжело ранен на королевской охоте, соизволил отдать свою царственную душу Владычице и Ее праведным Сыновьям"... Высокий Королевский Совет скорбел о несчастье наследного принца и поздравлял его с восшествием на престол. Вот только теперь дело шло к тому, что короноваться Его свежеиспеченное Величество будет еще нескоро, а провожать короля Сигиберта в Чертог Героев придется одному принцу Иннэ... если тот соблаговолит забыть обиды и выбраться из своей резиденции в Гарве.
   - Хотел бы я знать, на что они рассчитывают! - усмешка кузена напоминала оскал гербового волка Вестарров, а взгляд был мрачным.
   Тэйрнону тоже хотелось это знать. Бой при равных силах, на местности, почти не дающей преимуществ... Вопиющая дурь! В окружении повелителя Фрайаны не было ни одного военачальника, равного ирионскому королю. Не отыскал же он, в самом деле, способ использовать в сражении магию! Бредовое предположение, но на иные объяснения внезапной отваги Альбериго у Тэйрнона не хватало фантазии.
   - Мне это не нравится... - начал Тэйрнон... и поперхнулся недосказанной фразой.
   Есть ли на свете что-то такое же дикое и несуразное, как... почерневшее в небе солнце? Есть. Капитан Корэй, целящийся из пистолета в спину своему сюзерену.
   Тэйрнон заорал и скорее инстинктивно, чем сознательно, послал коня наперерез... уже видя, что не успевает, безнадежно не успевает заслонить друга собой... но выстрела не последовало.
   Корэй не двигался. Только конвульсивно дергалась щека. Он не пошевелился, когда Тэйрнон, соскочив на землю, метнулся к нему. Когда, рискуя, что пистолет таки выстрелит - в него самого, - Тэйрнон выбил оружие из всё ещё неподвижной руки и стащил Корэя с седла. Капитан не сопротивлялся. Он молча смотрел на Артэйра - и на его лице, вдруг ставшем почти мальчишеским, проступала боль. И облегчение...
   - Отпусти его, Тэйри, - распорядился король.
   - Он же тебя убить хотел! - чуть не плача от ярости выкрикнул Тэйрнон, не отнимая кинжала от горла своего пленника.
   - Если б хотел, он бы меня убил, - возразил Артэйр, внимательно глядя на молодого капитана своим "особенным" взглядом, заставлявшим вспомнить старую королеву Эниду. - Отпусти его, он ничего не сделает.
   - Колдовство? - Тэйри медленно отвел оружие. Раз кузен говорит, что в нем нет нужды - значит нет. Все-таки дед Артэйра сделал династии подарок, взяв в жены потомственную жрицу Владычицы, хотя Высокие лорды и ворчали на ее незнатность. Способность видеть темные заклятья была единственным приданым, принесенным Энидой в королевскую семью Ириона, но она стоила дороже и золота, и земель.
   Артэйр соскочил с седла и подошел к своему телохранителю.
   - Что произошло, Корэй? - тихо спросил Артэйр, пристально глядя ему в лицо.
   - Нет никакого колдовства, - медленно выговорил тот. В глазах несчастного растерянно мешались тоска и обреченность, - Я... исполнял приказ. Я просто исполнял приказ... - повторил он с недоумением.
   - Приказ, который тебе отдали, подкрепив заклятьем "безусловной правды"... - Артэйр медленно провел рукой перед лицом парня. - И не только... Демоны Бездн!
   Он с горькой усмешкой поглядел в сторону вражеских позиций, за которыми не готовилось никакой тайной боевой магии. Альбериго Фрайанский рассчитывал на более простую вещь. На предательство.
   Тэйрнон отпустил Корэя и растерянно огляделся... Мир трещал и медленно переворачивался: приказывать офицерам королевской охраны мог, кроме государя, только один человек! Человек, готовый отдать душу демонам за Ирион и его королей! Заклятье "безусловной правды"? То, под которым люди начинают принимать как истину самую дикую ахинею, сказанную заклинающим? Подлость какая!
   - И как Найл это объяснил? - до странности спокойно поинтересовался Артэйр, теребя свои сплетенные в короткую косу темно-каштановые волосы.
   - Он выиграет все войны, но погубит Ирион... Королевство рухнет... Благополучие страны и безопасность государства... - чужим и неестественным голосом заговорил Корэй.
   Он сделал пару шагов в сторону и прижался лбом к шее своего коня. Рука судорожно ухватилась за орденскую цепь, висевшую на шее, словно она душила молодого офицера.
   - Ну конечно, - криво усмехнулся Артэйр. - По-своему логично....
   - Мне теперь... куда? - хриплым голосом осведомился капитан, вынимая из ножен саблю и протягивая ее Тэйрнону - рукоятью вперед. Лезвие вспыхнуло на солнце отраженным светом и погасло.
   - К жрецу или к магу, - распорядился Артэйр. - Избавишься от "подарков" Найла - вернешься. Никто не должен узнать о случившемся.
   - Но... - опешил Тэйри. Конечно, заколдованные и сумасшедшие перед судом не отвечают, но оставлять Корэя рядом с собой после такого...
   - Тэйри, отдай ему оружие, - устало сказал Артэйр.
   Он прав, подумал Тэйрнон. Я бы не успел. Я перехватил пистолет только потому, что Корэй так и не смог выстрелить.
   - Ваше величество! - на холм, нахлестывая лошадь, вылетел какой-то гвардеец, - Там человек. Из столицы.
   - Что случилось? - обернулся Артэйр. - Кто там?
   - Из благородных вроде... Клянется, что дело о жизни и смерти. И что будет говорить только с вами...
   - Скажи - сейчас буду!
   Солдат развернулся, и, повинуясь властному жесту королевской руки, помчался обратно в лагерь.
   Да что ж сегодня творится! Что могло случиться в Арбенне?
   В королевский шатер вестника, как оказалось, все-таки не пустили, поэтому дожидался он в палатке Тэйри.
   - Ваше величество... - приезжий поднял голову. Молодое, измученное, безумно усталое лицо. Знакомое... Где же Тэйрнон видел его?
   - Лорд Дарри? - опешил король. - Что в столице? Заговор?
   - Хуже, мой государь, - тихо проговорил Дарри. - В день поминальной службы по Его Величеству вашему отцу ваш брат вошел в город во главе дружины герцога Дарквэя... впрочем, дружиной это не назовешь, скорее - армия. В придачу к своим вассалам Дарквэй где-то набрал наемников и даже, кажется, горных орков.
   Тэйри тихо присвистнул.
   Впрочем, удивляться было особо нечему. В Дарквэе можно и две армии собрать, никто б не заметил. "Темные графства" подчинялись ирионской короне исключительно на словах. Наводить там порядок было бы слишком долго, хлопотно и кроваво, поэтому власти вот уже лет пятьдесят удовлетворялись тем, что еретики сидят в своих владениях, делая там, что пожелает левая нога, но не пытаясь покушаться на окрестные земли... Вот, похоже, и дождались! Но неужели Иннэ и впрямь решил заполучить корону? Вопреки воле отца и решению Совета, при живом брате? Хотя, нет. Если б не верность Корэя, пересилившая и магию, и лукавый язык лорда Найла, Иннэ был бы уже единственным претендентом, ведь Риогалланы наследуют лишь по воле Вестарров...
   - От Дарквэи до столицы неблизко... - заметил Артэйр. - И их никто не видел?
   - Они появились из порталов прямо перед Золотыми Воротами. Армию сопровождали жрецы Темного Лика. Думаю, они и обеспечили переход... - Дарри на миг умолк, и, словно сглотнув ком, продолжал: - Вчера в полдень принц Иннемар короновался в Храме Полнолуния...
   Тэйрнон ахнул.
   - Вот так вот... просто короновался? И всё? - в голосе Артэйра звучала горечь. - Договаривай, Дарри... Сколько убитых?
   - Городская стража, почти вся, - отозвался тот. - Только они и сопротивлялись. А гарнизон сдался. Без единого выстрела. Нет, выстрелил кто-то, но не попал. И я не знаю, кто это был... - серое от усталости лицо исказила злая кривая улыбка.
   Ясно, что не попал, с той же злостью подумал Тэйрнон. Стрелял не туда. Надо было - в коменданта. В лорда Деклана. Иннемарова тестя, провались он в Девятую Бездну! Сволочь...
   - Маги пути словно сгинули... - тихо продолжал Дарри, - Я отловил какого-то ученика и заставил открыть мне портал в Ир-Уайн... Кристалла магии у нас не было, ну я и велел ему завязать поддержание портала на мои жизненные силы...
   - С ума сошли! - вырвалось у Тэйрнона. Чем так ставить портал - легче пешком дойти. И безопасней. А самым гнусным было то, что самоотверженность Дарри никому и ничем не могла помочь.
   Король шумно выдохнул, стиснув рукоять шпаги.
   - Проклятье, я не могу увести армию из Ир-Энниса...
   - Что же нам делать? - пробормотал Тэйрнон разрываясь надвое между желанием мчаться в столицу - и не менее насущной необходимостью оставаться здесь. Владычица милосердная! И с границы Раднора тоже войск не снимешь! И отводить из Саннивэйла нельзя - как бы из "темных графств" еще какая гадость не выползла... Чума возьми этого Альбериго! Неужели он тоже в заговоре? Или просто угадал? - Тэйри, отдай мне половину армии. Ты фрайанцев и с половиной прибьешь, а я...
   - А тебя прибьет Ангрен Дарквэй под столицей. Не сходи с ума, брат. - твердо проговорил Артэйр. - Мы нужны здесь. Как это ни печально, Арбенне придется подождать...
  
  
   1
  
   Над городом висела серая дымка. Она была странной. Была - и в то же время ее словно не было. Разум говорил, что небо чистое и синее, но ведь Лерти ее видел!
   Юноша отвернулся от окна. Ладно. Спятил он, или нет - а работа сама не сделается, не в сказке живем.
   "Я, Кримтан, мастер-панцырник, я, Авальд, и я, Бьолан, мастера-кузнецы, и мы все сообща, весь цех оружейников в Арбенне, заявляем этой грамотой всему народу и нашим братьям-оружейникам в Саннивэйле, что Гайнрих-младший, сын Гайнриха, родившийся в Арбенне, - честный оружейных дел мастер, и что мы все считаем его достойным юношей, и никогда ничего дурного о нем не слыхали. Далее, мы подтверждаем, что вышеупомянутый Гайнрих происходит от законного брака, и что он сын почтенного и благочестивого человека, не наемника, не бродяги, не скомороха и не нищего..."
   Лерти вздохнул, обреченно уставившись на изляпанный лист. От мысли, что придется переписывать весь свод достоинств неведомого Гайнриха-младшего, брала тоска.
   Отросшие волосы мешали, и юноша связал их в короткий хвостик. Надо будет подрезать, а то еще штрафа дождешься. Длинные волосы дозволены лишь аристократам, жрецам и бардам. Лерти, сын ткача, мог получить это право только с офицерским чином или высоким жреческим званием...
   В десять лет он жарко мечтал, как однажды поступит в городскую стражу Арбенны - а через положенный год подаст прошение в королевскую армию. Его бы взяли! И он бы сумел отличиться, и заслужить рекомендацию в Академию при Храме Меча в Голдхейне! Так ведь бывает. Это трудно, но не невозможно! А по окончании учебы Лерти получил бы перевязь лейтенанта и личное дворянство... Не надо было слушать Юсти, понесло же их на тот проклятый забор!
   Лерти привычно потер сквозь штанину длинный бугристый шрам на правом бедре. Лекарь тогда обещал, что мальчик не будет даже хромать. Лерти и не хромал. Вот только от переутомления нога попросту подламывалась, начисто отказываясь служить. В порядок ее приводили только массаж и часа три покоя. Счастье еще, что об усталости она сообщала заблаговременно - дикой болью, словно в бедро воткнули нож. Какая тут армия? И в стражу-то не возьмут. Сиди теперь, переписывай купчие и жалобы...
   Почетная, уважаемая работа... С какой гордостью отец рассказывает друзьям, что его младший сын - грамотный человек, к которому скоро придется обращаться "почтенный Элерт" и "господин помощник нотариуса"!
   Так, с Гайнрихом, кажется, все. Что там дальше?
   "Шелкопрядильщицы Арбенны обращаются с жалобой на жриц Рассветного Храма, прядущих шелк в большом количестве, и учиняющих тем подрыв ремеслу светских прядильщиц шелка..."
   Надо же, а дома ничего не говорили! Интересно, мама тоже придет подписывать жалобу, она ведь мастер цеха? Лерти сильно сомневался, что какая-то жрица может спрясть лучший шелк, чем мать или сестренка Лульета.
   "Мартэйн, приезжий из Роэлии, торговец, и супруга его Леокадия, арендуют лавку... подписано... после того, как им перевели на язык, который они понимают..."
   Юноша отложил лист и аккуратно присыпал его мелким песком.
   Да, учение дается ему легко, а господин Йордан - хороший человек, но если бы не надежда накопить денег на мага-целителя, Лерти давно бы взвыл.
   Если б не это, и не...
   Наверху, в жилых комнатах, послышался смех. Такой звонкий и чистый, он, казалось, наполнял собой небольшой двухэтажный домик и заставлял помимо воли улыбаться.
   Лерти прислушался. Тук-тук... каблучки простучали по лестнице, остановились на секунду и, прежде чем выбежать на улицу, всё-таки...
   Всё-таки она зашла. Стремительная, яркая, как танцующее на ветру пламя! Строки неуклюжих стихов, еще не записанных в стыдливо спрятанную под подушкой тетрадь, которую Лерти не показал бы никому на свете, разлетались как ворох осенних листьев. Потому что были недостойны ее.
   - Лерти, здравствуй! - Альрика улыбнулась так, как умела только она: словно всю комнату озарило светом. - А ты опять работаешь? Сегодня же праздник.
   Праздник? Верно! День Рождения Огня. А он и забыл. Хотя... немудрено.
   - Я почти закончил, - отозвался Лерти и проговорил с сожалением: - Но все равно ведь в городе ничего не будет.
   Раньше на площадях устраивали шумные и веселые гулянья, в полдень жрецы возжигали в храмах священное пламя от пропущенных сквозь хрустальные линзы солнечных лучей, а ночью от этого огня зажигали огромные костры, и люди с песнями и смехом плясали вокруг них, радуясь рождению бога Игни, сына Солнца, любимого внука Владычицы...
   Нынешним же королевским указом было велено праздновать "мирно и благочинно", у себя дома, не приглашая более троих гостей, а самым впечатляющим праздником начала царствования Иннемара III стала его коронация, ради которой Коронную площадь оцепили войсками, словно предполагалось не возведение на престол монарха, а казнь.
   - Жалко, - вздохнула Альрика. - Ладно, Лерти, не стану мешать тебе, раз ты занят. Побегу на рынок - что бы там ни было, а Ханна должна испечь именинный пирог для Игни.
   Праздничный пирог, круглый, с золотистой медовой начинкой, был святым делом, а толстая кухарка Ханна пекла его так, что не стыдно было поставить кушанье перед ликом Игни, предлагая имениннику отведать, прежде чем вкусить самим. Но... Рика - на рынок? Одна?!
   Возразить Лерти не успел.
   - Рика! Стой! - раздался сверху голос почтенной Дорин. Супруга нотариуса, красивая полноватая женщина, спускалась по лестнице, держа в руках какую-то одежду, - Вот так и выйти решила? Держи вот плащ! И платок надень!
   Платок был по мышиному серым, и больше напоминал головные покрывала целомудренных жриц храма Богини-Девы. Обряжать Рику в это безобразие казалось сродни кощунству. Она была в нем... как ясное небо за окном, затянутое серой туманной паутиной. Но что поделаешь? Девушкам сейчас и правда лучше не ходить по улицам в красивых нарядах, с сияющими на солнце распущенными волосами, прихваченными лишь узорчатой лентой на лбу.
   - Знаешь, детка, пожалуй, не ходи ты никуда, - сказала вдруг госпожа Дорин, окинув дочь неодобрительным взглядом.
   - Но, мама...
   Лерти крепко заподозрил, что Альрике просто грустно сидеть одной у себя в комнате наверху.
   - Нет уж. - непреклонно ответила мать, - Ступай наверх. Нечего тебе на рынке делать, да еще одной. Забыла, в какое время живем?
   - Госпожа Дорин, я могу проводить Альрику! - предложил Лерти, сам понимая, что говорит глупость.
   - Сиди уж, герой, - хозяйка беззлобно махнула на мужнина ученика рукой, усмехнувшись невесело и устало. - Бертран сходит, все купит.
   Конечно! Сиди, какая с тебя защита! Почтенная Дорин не произнесла этих слов, но Лерти и так все понимал. Случись что, хромой писарь семнадцати лет против опытных и злых вояк - это даже не смешно.
   Бертран сходит. И это, конечно, разумно - на тихого пожилого слугу точно не обратят внимания. Ведь это не молодой парень, которого можно развлечения ради подбить на драку, а потом бросить, окровавленного, в канаве, и не красивая женщина, которую...
   Лерти даже вспоминать не хотелось что произошло на днях с лучшей подругой Лульеты! Привыкшая к спокойствию и безопасности вечерней Арбенны, и поверившая крикам глашатаев, что никаких бесчинств в городе не допустят, Мильда решила сбегать к замужней сестре, жившей за рекой. И вернулась: едва держась на ногах, в изодранном, заляпанном кровью платье, немая от ужаса и унижения...
   "Хоть не убили - и то благо!" - говорила, утирая слезы, ее мать, тетушка Флория. Братья Мильды хотели отыскать мерзавцев, но Флория кинулась в ноги сыновьям, умоляя не добавлять несчастий. На наемников Ангрена Дарквэя, ставших "гвардией Его Величества", и жаловаться-то было опасно, не то что мстить!
   Людям, за три последних царствования отвыкшим бояться солдат, приходилось учиться терпеть несправедливость и радоваться, что живы. И они учились. Очень быстро...
  
  
   2
  
   Зеркало отражало красивого молодого мужчину, облаченного в цвета королевского дома Вестарров, изумительно шедшие к светлым волосам и темно-синим глазам. Не хватало лишь изящной малой короны, но ее надевают только когда монарх намерен появиться на публике.
   Его Величество король Ириона Иннемар Третий со злостью покосился на собственное отражение и отвернулся, словно оно было в чем-то виновато.
   Доклад Тайного Протектората о положении в столице и окрестностях по-прежнему нахально красовался поверх стопки документов, требующих королевской подписи.
   В сущности, бумага не содержала ничего такого, из-за чего стоило бы тревожить короля. Иннэ и так знал, что эти предатели-арбеннийцы, мягко говоря, не рады его воцарению, и подозревал, что лорд Найл прислал проклятую бумагу не без цели. Найл никогда ничего не делает без цели, побери его Бездна! Может быть и правда стоило поступить так, как он советовал? Хотя теперь уже поздно об этом думать. Что сделано - то сделано.
   Но почему все получилось так... неправильно?
   Деклан - дорогой тестюшка, змею ему в глотку! - клялся, что столица сама упадет к ним в руки. Как же, как же! Гарнизон сложил оружие, как и было обещано, но кто мог подумать, что эти идиоты из стражи предпочтут залить улицы кровью, чем впустить в город своего же принца?! Боги! Эти безумные дрались, словно Арбенну осадил какой-то извечный враг!
   А вся причина - что Иннемар верует не так, как они!
   Еретик!
   Что ж, добрым арбеннийцам придется смириться.
   Потому что впредь всякому, кто назовет приверженца Темного Лика еретиком, будут вырывать язык! Раскаленными щипцами, прилюдно, на площади! В назидание прочим.
   - Смиренный жрец Темного Лика Владычицы брат Аддаон испрашивает у Его Величества аудиенции! - елейным голосом доложила какая-то верноподданная рожа в дворцовой ливрее.
   Еще одно невезение! Были ж у отца люди как люди, и куда делись все? Одни рожи остались. Верноподданные. Тьфу!
   Но хорошо хоть, его преподобие соизволил вспомнить о духовном сыне!
   - Впусти и оставь нас, - распорядился король.
   Город за окном застыл в каком-то напряженном враждебном молчании.
   Ничего, привыкнут. Ангрен прав, чернь ко всему привыкает, со временем они будут кричать ему здравицы, как любимому монарху.
   Но вряд ли это произойдет скоро...
   А до тех пор...
   До тех пор у него найдется средство удержать Арбенну в повиновении!
   - Да не устрашишься ты в ночи, сын мой! - возгласил вошедший духовник положенное благословение.
   - Вашими молитвами да охранит меня рука Владычицы, наставник, - склонил голову Иннемар. - У вас ко мне дело?
   - Да, Ваше величество, - кивнул жрец. - Я бы не осмелился отрывать вас от государственных забот, но воля божия превыше сует человеческих. Близится время Темной Луны. Первый раз, когда в этом городе верные возрадуются святому дню открыто, а не тайно. Однако до сего дня истинно верующие не имеют места, где они могли бы подобающим образом...
   Ясно... Дернули же демоны бездн пообещать им храм в Арбенне! Теперь не отстанут, а если пустить их в какой-то из почитаемых храмов, будет бунт, и неизвестно, поможет ли странное колдовство жрецов!
   Нет, ведь нашли время, будто у него других неприятностей мало!
   - Передача храма жрецам Темного Лика может вызвать возмущение в народе, - медленно, словно раздумывая, проговорил Иннемар, - Вы твердо уверены в своей магии, преподобный Аддаон?
   - Разумеется, Ваше Величество. - наклонил голову жрец, - Серая Сеть, кроме прочего, хороша тем, что ее невозможно увидеть магическим зрением. Ни маги, ни светлые жрецы ничего не заподозрят... а если и заподозрят, это не страшно. Сеть пресечет любое движение души, направленное во вред Вашему Величеству и вашим верным вассалам. Самый яростный бунтарь почувствует тщету своих замыслов и безнадежность сопротивления, и чем сильнее будет его ненависть и жажда бунта - тем сильнее затянется Сеть, внушая тоску и безропотную покорность, и сама питаясь этими чувствами.
   - Ярость, случается, рвет даже цепи, не то, что сети... - заметил Иннемар, подходя к окну. Небо казалось чистым. Ничего не разглядеть. Да, Сеть невидима... И город - как зверь в сети... Зверь, жаждущий освободиться.
   - Поверьте мне, эту Сеть нельзя разорвать! - заверил жрец.
   - Нельзя? Не вы ли объясняли мне, что все в мире имеет противовес?
   - Возможно, средство борьбы с этой магией и есть, - сдался слуга Темного Лика, - но людям оно неизвестно.
   - Да? - язвительно усмехнулся король, - А как же Лэрьен?
   - Не стоит внимания. Уникальный случай личной невосприимчивости...
   - Вы уверены? - Иннэ дорого дал бы за умение на слух отличать ложь от правды, присущую жрецам Владычицы Озаряющей. Хотя зачем бы жрецу врать?
   - Полностью уверен. Лэрьен - досадная случайность. Ваше Величество не должны беспокоиться по этому поводу.
   - Надеюсь, - мрачно отозвался Иннемар. - Потому что если возникнет еще какой-то повод для беспокойства, я спрошу с вас!
  
  
   3
  
   Поручение господина Йордана, - отнести пакет с бумагами почтенному Гутору, жившему у Медных Ворот, - не заняло много времени. Наставник сказал, что, исполнив его, Элерт, ради праздника, может быть свободен до конца дня, но особой радости это не вызывало. Все равно податься было некуда.
   Лерти задумчиво шел через Веселую Площадь. Раньше он любил бывать тут. Всего месяц назад здесь стояли балаганчики бродячих театров и цирка, крохотные деревянные сцены, играла музыка и звучал смех... Нет, конечно, оставлять площадь абсолютно пустой - это было бы всё-таки слишком, и кое-где сиротливо притулились робкие лавочки торговцев сластями, дешевыми украшениями и всякой ерундой. Задорно искрящиеся на солнце бусины и позванивающие на ветру цепочки и длинные сережки, развешанные для обозрения, напоминали о прошлой яркости, радости, нарядной толпе смеющихся зрителей...
   Теперь вокруг было тихо и чисто: ну а как же, порядок, порядок и законность! И вместе с яблочными огрызками, кулечками от орехов и прочим безобидным мусором, как тот же мусор, вымели много лет останавливающихся на Площади актеров, жонглеров и клоунов, певцов и фокусников... Потому что Его Величество Иннемар Третий изволит не любить всю эту беспокойную братию. Оскорбление власти и развращение молодежи... Боги, чушь-то какая! Но теперь их тут нет. И не будет.
   Если только...
   Эх, если бы не нога, Лерти давно сбежал бы из города и постарался добраться до армии короля Артэйра. Они бы разбили Фрайану, а потом вернулись с победой, освободили город! И, может быть, Альрика посмотрела бы на него сияющими глазами... как на того юного лейтенанта, однажды пришедшего заверить хартию собственности на выигранное им небольшое поместье! Везучий молодой офицер приветливо улыбался Рике, а она... она обещала помолиться, чтобы лейтенанту и на войне повезло бы не меньше. А какая девушка не растаяла бы от такой улыбки, веселого звона шпор и блеска солнечного лучика на рукояти шпаги?
   ...Милая женщина в яркой шали сначала пыталась предложить ему какие-то бусы, а потом оставила бесполезное занятие. Украшения были совсем дешевыми, и Лерти вполне мог позволить себе купить что-нибудь. Но... Нет. Даже будь у него легендарная Крылатая диадема королевы Дейдры, позволяющая понимать язык птиц, он вряд ли осмелился бы подарить ее Альрике. А вся эта чепуха - даже и подумать стыдно.
   Просто Лерти уже давно, проходя мимо, невольно останавливался на этом самом месте. Вот здесь, где раньше стоял разукрашенный помост. Где выщерблинка в камне мостовой...
   Конечно, здесь ничего не видно. Только ему всё равно ещё очень долго будет чудиться кровь, втоптанная в каменную трещину, и обломки роэльской гитары, разрубленной ударом тяжелого дарквэйского палаша. Странно, почему, ведь он сам не видел! Только слышал, как об этом рассказывали!
   А еще слышал самого певца...
  
   Они с Юсти сидели в трактирчике и не спеша прихлебывали слабое пиво, закусывая его мелкой сушеной рыбкой. Его безалаберный и обычно не закрывающий рта друг был против обыкновения молчаливым и каким-то скучным. И даже сравнительно радостный повод - Юсти отлично завершил первый год обучения и досрочно получил право носить облачение старшего послушника, - не прибавлял хорошего настроения. Лерти прямо-таки физически ощущал, как ненавистная серая паутина, незримо нависшая над городом, душит всякую радость, не давая им с Юсти даже просто посмеяться и пошутить, как обычно.
   Так бы они и разошлись по домам, обменявшись лишь только неинтересными домашними новостями, как вдруг в углу зазвенела гитара.
   Вначале Лерти почти и не обратил внимания, только мимолетно удивился тому, что устроившийся в углу бард не похож на простого трактирного певца. А потом - узнал. Потому что только у одного барда в Ирионе могла быть такая гитара, и - словно след удара мечом, - белая прядь в темных волосах. И такой сильный, чистый голос!
   Владычица милостивая, Лэрьен!
   Лэрьен Белое Крыло!
  
   Как однажды да в землях светлых,
   По дороге, не торопясь,
   Пробиралися двое эльфов
   У родителей не спросясь...
  
   Под радостный звон гитары певец подробно и очень весело живописал, как два юных остроухих оболтуса, удравшие из родной Долины, вместо увеселительной прогулки и интересных впечатлений поимели кучу проблем, из коих навязчивое внимание женской части сельского населения было самым безобидным, что с ними случилось.
   Лерти не отрываясь смотрел на барда.
   Он видел его второй или третий раз в жизни, но слышал много - и то, что Лэрьен появился неизвестно откуда, и что родственники у него, если есть, не из простых, даже очень не простых. Ещё говорили, что Белое Крыло раньше был воином, но так это или нет - проверять никто не стремился.
   Вслед за песенкой о незадачливых эльфах зазвучала ещё одна, совсем уже хулиганская, где среди бесхитростного текста легко угадывались выражения, каких не употребляют при женщинах. Бард их не произносил, но не выдерживали и шепотом дополняли слушатели...
   По залу пронеслось робкое хихиканье. Лерти заметил, как двое студентов, сидящих поодаль, вскинули головы и - улыбнулись.
  
   О том, где Лэрьен сейчас, страшно было даже думать...
   - Лерти! - знакомый голос отогнал тяжелые мысли.
   Боги! Юсти! Легок на помине.
   - Далеко идешь? - друг был в своем знаменитом "облачении старшего послушника", которым так гордился. Хотя, вполне может быть, Юсти таскал свои жреческие одежки просто безопасности ради. К светлым жрецам и жрицам дарквэйцы не цеплялись, имея на то королевский приказ: в столице, да и за ее пределами, и так уже пошел слух, что король Иннемар собрался запретить Светлую Веру и силой насадить почитание Темного Лика.
   - По делу или так, гуляешь?
   - Уже сделал, - пожал плечами Элерт.
   - Тогда, может, пойдем посидим где?
   - Пойдем, - согласился ученик нотариуса.
   Благо, никто до сих пор не додумался запретить обедать в городских тавернах, хотя и туда в любой миг могла ввалиться стража.
   Стража...
   Наемники!
   Раньше, по старинному закону города, давно ставшему более чем законом - священным обычаем, в столичной страже служили сами горожане. Каждый взрослый мужчина, обязан был отслужить городу один год.
   Мама не уставала благодарить Владычицу за то, что Берти и Кей отдали свой долг Арбенне еще два года назад, и их служба не пришлась на нынешнее лето. Городскую стражу, отказавшуюся сдать город опальному принцу и дарквэйским захватчикам, обвинили в измене законному королю, выживших стражей, - даже раненых! - повесили на площади, а их семьи начисто ограбили, наложив непомерный штраф...
   Владычица, ну почему люди терпят? Неужели за эти несколько месяцев они забыли, какой веселой и свободной была Арбенна еще так недавно?
   Законный король! Кого принц Иннемар хочет обмануть? Ну и что, что он старший? Все знают, что король лишил своего первенца права наследования за ересь и занятия запрещенной магией. Да и как не знать - когда жрецы выяснили, откуда взялся Айлонский Зверь, скандал вышел страшнейший. Говорят, король Сигиберт метал гром и молнии, принц каялся и уверял, что не хотел, но людям, которых тварь успела сожрать, это не помогло. В Айлоне Иннемара до сих пор не зовут иначе как "Иннэ-нечестивый".
   А теперь мастер Доннох из цеха каменщиков говорит, что к старшинам уже приходили люди короля, и для Верховного жреца Темного Лика будут строить огромный храм, чтобы он там проповедовал, разъясняя, что Темный Лик Богини - это тоже Лик Богини, и нет ничего дурного ни в поклонении ему, ни в людях, которые так веруют... Что их просто не понимают...
   Да, что уж тут не понять!
   Говорят, порталы, сквозь которые прошла дарквэйская армия, были красными, словно кровь, а это означало, что кровью их и открывали. Жизненной силой жертв. Или фанатиков, Бездна их знает, этих еретиков. Возвести на престол своего единоверца - ради такого могли и добровольцев найти...
   - Юсти, ну почему? - с горечью и злостью спросил вдруг Лерти, - Почему никто ничего не делает?
   - А что поделаешь, - грустно вздохнул будущий жрец, - Страшно же! Государь Артэйр далеко, а тут... Дарквейские солдаты наводнили весь город! Вон, смотри!
   Он указал на окно, где, цокая подковами, гордо проезжали одетые в черное всадники на вороных конях. Неужто сам герцог Ангрен? Это он любит одеваться во все черное. Тьме уподобляется... или как там?
   - "Гвардия Его Величества", - сплюнул Лерти, мысленно пожелав герцогу провалиться на самое дно Девяти Бездн, - Интересно, а орки-то где? Все уши прожужжали, а я их не видел.
   - Про орков врут, - убежденно проговорил Юсти, - Нет их здесь. Ходят слухи, герцог Дарквэй пытался с ними договориться, но орки отказались иметь с ним дело.
   - Почему? - вяло удивился Лерти, - Они ведь единоверцы.
   - Единоверцы? - хихикнул послушник, - демонов с двадцать! Я читал в храме книгу Аридана Путешественника. Орки вообще не сильно любят графов. Считают, что те исказили учение божественного Диэвэра и неправильно толкуют Заветы Тьмы.
   - Вот как?!
   Так значит, религия Темных графств - ересь даже с точки зрения почитателей Тьмы?
   Весело!
   Лерти присвистнул, необычайно ясно представив себе Ангрена Дарквэя, убеждающего убранного перьями орочьего вождя присоединиться к святой борьбе за Темную веру. Орк размышляет, почти готовый согласиться на поход, но тут в разговор вступает духовное лицо...
  
   Шаман вскочил, и в тот же миг
   Вскричал: "Изыди, еретик!
   Как, здесь, в святилище, саму
   Ты оскорбляешь матерь-Тьму
   Своею нечестивой речью?
   Но это зло смогу пресечь я!"
  
   Слова складывались мгновенно, одно к одному, неуклюжие и не похожие на классические баллады, но какая разница? Зато - от души, от всего сердца!
  
   ...И так неправедного гостя
   Хватил по лбу медвежьей костью,
   Что герцог грохнулся в траву,
   И Тьму увидел наяву:
   В ней звезды крупные сверкали...
  
   Образ спесивого герцога Дарквэя, ошеломленно ползающего на земле у ног горящего священным негодованием орка, предстал настолько ясно, что Лерти не выдержал и безудержно расхохотался. Гадкие серые нити, связавшие душу, задрожали, натянулись... и лопнули.
  
   Ночь Темной Луны - новолуние, когда Луна не видна
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"