О.Брайн Бригита: другие произведения.

Создать легенду! - Глава 4. Брианна. Ючи.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  
  
   БРИАННА
  
   - Так я и думал, что это будешь ты! - Светлый герой Майкл Торрогуд всем видом демонстрировал готовность к бою с чудовищем.
   - Здравствуй, Майк, - Брин улыбнулась, едва удержавшись от того, чтобы зловеще облизнуться, как оборотень или вампир в фильме ужасов. - Рада, что оправдала ожидания. Надеюсь, что не разочарую тебя и далее.
   Красивое лицо Индианы Джонса и Шлимана наших дней на миг подпортила неприятная гримаса. При желании МИИВИ действительно мог бы доставить нелегальному копателю изрядные неприятности за вторжение на свою территорию. Да и близкое знакомство с Тимоти Берковым, - широко известным в узких кругах "черным археологом", сплавлявшим на сторону больше трофеев, чем предъявлял научному миру, - едва ли добавило бы Торрогуду веса в глазах здравомыслящих коллег. Хотя студентки, несомненно, будут в восторге!
   Саму Брин Майки не приводил в восторг даже в бытность студенткой. Как тот сладчайший мед, который постепенно делается противен от избытка сладости - особенно если любишь острое и соленое. Торрогуд в свою очередь терпеть не мог все, связанное с МИИВИ, и особенно - Одаренных, в существование коих старательно "не верил". Поэтому он тоже не переваривал Брианну, за что Ирландка была ничуть не в претензии и находила такую взаимность чувств даже в какой-то мере трогательной.
   Зато любительницы сладкого бегали за романтичным профессором длинным хвостом. Одна из таких "восторженных" как раз маячила за плечом Майка - маленькая, хрупкая, черноволосая, с чуть раскосым разрезом серо-синих глаз, явно родом откуда-то с очень дальнего Востока. Впрочем, милое тонкое личико фарфоровой куколки, показавшееся Брианне смутно знакомым, сейчас выражало не восторг, а, скорее, тоску.
   - Сначала - Холм? - Колин Мак-Лейн забросил за плечо сумку с оборудованием и захлопнул дверцу автомобиля.
   - Да. Сперва на место, замерить фон, пометить границы опасной зоны, потом - просмотр собранного. Думаю, мистер Торрогуд не откажет показать нам сделанные фотографии. Да, еще - газетчикам следует сообщить, что на месте обнаружена неразорвавшаяся немецкая авиабомба.
   Хм...
   Зная нрав Полого Холма - лучше, конечно, несколько. Сбитый "Юнкерс" с полным боекомплектом...
   - Это я и сам знаю, - кивнул Колин.
   - Авиабомба! - немедленно ощетинился названный мистер. - Вам не удастся замять... Не думай, что сумеешь украсть мое открытие, Брианна Килпатрик!
   Похоже, что милашка Майк, положивший юность на изучение проблемы идейного разбоя в Шервуде, и сам уже вообразил себя Робин Гудом от науки, сражающимся против коварного "ноттингемского шерифа" в лице Института Всемирной Истории - оккультной антинаучной организации, неведомым образом запудрившей мозги королю (не считая президентов России и Соединенных Штатов) и стремящейся скрыть от народа Истину. Не какую-то определенную, а Истину вообще. Выглядело это невероятно забавно, и Брин всерьез рассчитывала подпитать свои жизненные силы толикой здорового смеха.
   Ладно, пускай воюет, если неймется. Вот только в очередной раз активизировавшийся нестабильный портал с набором не поддающихся расшифровке свойств - это вообще-то несколько хуже, чем "Юнкерс" с набором проржавевших бомб, и куда серьезней, чем все амбиции Майка.
   - Однако выходит, что Холм все-таки раскапывали. - Брин испытующе взглянула на Колина. Интересно, человек, отважившийся на это, понимал, что делает, или ему тоже повезло, как Майку сегодня? - И по крайней мере один раз это произошло в Средние века.
   - Судя по нашему "неизвестному солдату", как-то умудрившемуся оказаться внутри? - живое любопытство Тима Беркова, пожалуй, располагало Брианну к русскому нелегалу. А может быть, этому способствовало полное отсутствие снобизма, особо заметное на фоне компаньона. - Да, с тех пор это место явно не трогали. Иначе тело не сохранилось бы так. Но вот раньше... Почему не предположить, что до того момента тут и был колодец?
   - Нет. В конце девятого века - начале десятого здесь был именно холм, пользовавшийся дурной славой. - Настолько дурной, что даже неуемные ребята Лейфа, воспитанные на сказках о сокровищах, хранимых курганными духами, ни разу не попытались его разрыть, а это о многом говорит. - Датчане считали Холм курганом некоего конунга Агвида, берсерка и чародея. У саксов имелась своя легенда, в которой фигурировал колдун, видимо - кельтский друид, умудрившийся чем-то капитально напугать их еще во времена англо-саксонской экспансии.
   - А откуда вообще взялось название "Полый Холм"? - поинтересовался Тим.
   - Оно современное, - улыбнулась Брианна. - Приборы показывали наличие в глубине кургана пустой камеры. Поэтому его и обозвали Полым Холмом. Просто для удобства.
   - Приборы? Здесь же железо! Неужто ничего не...
   - Именно что "ничего не", - кивнула Брин. - И это еще самая безобидная из шуток Холма. Вообще здесь и приборы-то работают через раз.
   - Почему ж тогда ваши, институтские, сами не разрыли? - подал голос Торрогуд. Голос был противным - не иначе, его обладатель успел внушить себе, что лишается, как минимум, Нобелевской премии. - Если знали, что там что-то есть?
   Именно потому, что знали.
   Прежде, чем лезть в сокровищницу, недурно бы изучить нрав дракона, который ее караулит. Этот дракон оставался пока что чересчур своенравным. Во всяком случае, договориться с ним получилось до сих пор только у одного человека, и он не был сотрудником МИИВИ. Брианна против воли напрягла зрение, стараясь уловить миг, когда воздух над разрытым Холмом оживет и задрожит, заколеблется, словно над пламенем. Это было предельно глупо - она уже не самоуверенный стажер, каким была тогда, и вспышку активности портала почувствует задолго до того, как эту самую активность будет возможно отследить невооруженным глазом. Да что там - к этому моменту они с Колином уже будут драпать отсюда со всех ног, волоча за шкирку своих непосвященных попутчиков. Глупо.
   Холм молчал.
   Брин мысленно поблагодарила его за это.
   Возможно, транс позволил бы ощутить больше, но "раскрываться" здесь - ищите другую дуру. Ей и одного раза хватило. А проверять на себе, как изменился нрав Холма после того, как он получил жертву...
   Получил?
   Или взял?
   Скорее - получил, сам он взял бы иначе. Этого бедолагу вообще бы вряд ли нашли.
   Брианна все-таки приоткрыла на миг те чувства, что позволяли видеть и слышать больше, чем способен обычный человек. Пространство вокруг напряженно, предостерегающе зазвенело. Брин ментально шарахнулась прочь от звона, на автомате ставя щиты в несколько слоев: дракон чутко спал, и разбудить его было бы глупейшей ошибкой из всех возможных.
   Агент Эриу тряхнула головой, возвращаясь к реальности, и встретилась взглядом с пассией Майка - та смотрела с опаской и тревогой. Ни разу не видела менталиста за работой? Неудивительно.
   - Вот великую шаманку нечего тут из себя строить! - снова влез Майки. - Если тебе есть, что сказать, говори, а если мне захочется посмотреть спектакль - я схожу в театр.
   - Бриттские легенды об этом месте неизвестны, к сожалению, - продолжила Брианна, проигнорировав враждебность Майка. - Хотя... Можно предположить, что это было. Колодец правильной квадратной формы. Облицован сланцем. Похоже, что мы имеем здесь ритуальный курган. Наподобие Холма Пуарона в Сент-Аманде. Вот любопытно, не завалялся ли там еще и ovum anguinum...
   Торрогуд впал в секундный ступор.
   - Не умничай, Брин! - изрек он наконец свою коронную фразу. - Говори толком.
   - Змеиное яйцо, - невозмутимо пояснила Брианна. - Весьма уважаемый друидами магический артефакт. По виду: круглый камень с яблоко примерно, но весь в хрящеватой скорлупе и чем-то, напоминающем присоски. Искать его полагалось непременно летом. Друид дожидался определенной фазы луны, когда, по поверьям, в определенном месте змеи совершают ритуальный танец. Несметное множество змей... Затем они сплетаются и склеиваются друг с другом, издавая пронзительное шипение...
   - Змеиная свадьба, - прокомментировал русский.
   - Она самая. В середине этого клубка и является Яйцо. Змеи шипят, дуя на яйцо, так что оно начинает подпрыгивать вверх. Тут и надо поймать его в плащ и немедля спасаться верхом, потому что змеи преследуют похитителя до текучей воды.
   - И на кой оно надо? - полюбопытствовал Берков. - Или это нечто наподобие нашего цветка папоротника?
   - Примерно. Змеиное яйцо способно плыть против течения, помогает выигрывать судебные тяжбы и делает владельца вхожим во властные структуры. Помимо того, что это священный предмет, чья святость признавалась друидами всех кельтских племен.
   - И ты хочешь убедить меня, что это правда? - презрительно фыркнул опомнившийся Торрогуд. Право, жажда если не тащить на костер, то обливать презрением "колдунов и ведьм", грозила вскорости сказаться не лучшим образом на его профессионализме.
   - Майк, я ни в чем не собираюсь тебя убеждать. Я рассказываю о том, во что верили люди тысячи лет назад. А что до яйца, то одно такое хранится в нашей семье с седьмого века. Это окаменелость морского ежа. Не знаю уж, откуда ее раздобыл мой предок.
   - Вот как... - рациональное объяснение природы магической реликвии вновь слегка сбило Торрогуда с толку. - Так что там... на этом... Холме Пуаро? Где это вообще кстати?
   Холм Пуаро! Конечно, Майк у нас специализируется исключительно на шервудских разбойниках. И, видимо, поэтому - как всякий узкий специалист, - подобен флюсу... И если б только в профессиональном смысле!
   - Во Франции, Дё-Севр... Холм сперва сочли могильником, но какие-либо следы погребения отсутствовали, а в середине находился ларь из сланцевых плит. Куда более скромный, чем здесь, тут-то весь колодец ими выложен... В середину его полагалось помещать яйцо. В этом случае оно символизировало начало жизни, исток Вселенной и вообще весь космос, данный нам в ощущениях.
   - Ючи! - Майк обернулся к своей азиатской подруге. - Ты не видела внизу окаменевшего морского ежа? Как раз по твоей специальности.
   Ючи отрицательно мотнула головой. Брин вновь показалось, что она уже где-то ее видела. У девушки был вид человека, скрывающего тайну. Можно было подумать, что еж таки был, но она не хочет, чтоб об этом знали. А Майк, стало быть, гонял девчонку вниз... Сволочь! Опять повезло, мог, сам того не желая, стать убийцей.
   - Сейчас важнее хотя бы приблизительно выяснить, что это за парень и откуда он взялся, - Тим кивнул в сторону каменного колодца.
   Вот на этот счет у Брин было вполне определенное подозрение.
   - Где фото, которые вы сделали?
   - В компе. Здесь, рядом, в доме у хозяина, - вновь опередил товарища разговорчивый русский. - До сих пор удивляюсь, как он нас не выгнал с полицией. Даже приютил!
   Еще бы! Естественно - приютил. Чтоб на глазах были и у Холма не толклись. А то ходят тут всякие, а потом профессора пропадают...
   - Колин! - окликнула Брин, ища взглядом напарника.
   - Похоже, в этот раз Майк и впрямь раскопал нечто интересное! - нейтральным тоном шепнул Мак-Лейн.
   - Да, - вполголоса отозвалась Брианна. - А интереснее всего будет, если...
   Да уж! Разрытый курган, которого боятся местные, но не боятся много о себе полагающие умники. Сокровища Британии...
   - Придем - запроси Институт. Надеюсь, они не забыли сохранить данные Арне Теркильсена в базе ДНК.
  
  
   ЮЧИ
  
   День уже клонился к закату, а эти горе-археологи все еще не могли прийти к обоюдному мнению, как изъять труп из колодца, не повредив его при этом. Как ни странно, приехавшая консультант Брианна Килпатрик вовсе не оказалась заумной очкастой кошелкой, какой я ее себе напредставляла. И еще она вовсе не собиралась бегать с крестом вокруг холма с погребением, как это представлял себе Майк. И даже не настаивала на немедленном предании земле останков. Впрочем, зависать в раздумьях у края колодца у нее получалось весьма мистично. У меня снова мороз по коже пробегал. Я все ждала, что она в обморок грохнется. Но и этого не случалось.
   В итоге, когда стемнело окончательно, как всегда в октябре рано и быстро, поверх колодца возвели тент-палатку, установили освещение и обмотали все предупреждающими об ответственности за пересечение границ полосатыми ленточками. На этом и успокоились на время ужина, которым нас всех щедро накормил мистер Смит - гостеприимный владелец коттеджа и земли, на которой и велись раскопки. Человек - что называется "соль земли", средних лет, средней наружности, встретишь на улице и сразу забудешь.
   Для меня лично у него даже нашлось овсяное печенье и чай со сливками. Он по-хозяйски подливал и подкладывал, сетуя на то, что у меня слишком голодный вид и истощенное телосложение. Разумеется, Майк тут же опроверг это заключение, напомнив мне, что я на диете и разжираться мне не следует, сама же, мол, будешь потом страдать чувством вины и неудовлетворенности.
   А я уже страдала. И тем и другим, и еще от скуки.
   Команда "Проект "Легенда" продолжила свой нескончаемый брифинг, рассматривая отснятые материалы и блистая друг перед другом знаниями и красноречием. Я уже три раза напоминала о себе - Майк еще вчера обещал отвезти меня в город, где у меня назначена встреча с покупателем. Но, разумеется, теперь ему было не до того. И он все три раза предлагал мне идти пешком до станции. Ага, через лес. Одной. Не то, чтобы заблужусь. Обидно. Но...
   Майк всегда был таким. Самовлюбленным, эгоистичным и избалованным ипохондриком с истерическими взрывами самоуничижения напоказ. Я для него была лишь красивым дополнением к вычурно сложенному имиджу. И его раздражало то, что мне этого мало. Что мне еще надо от него? Он и так слишком много мне позволил - быть рядом с ним на правах официальной подружки. Остальные, неофициальные разбирали меня по косточкам и атомам с недовольными лицами и ядовитыми жалами притворной жалости. Бедняжка! Как только она его терпит?
   Терпение кончилось у него. Он в последний момент отказался переехать в Хартфилд, пусть это и было удобно нам обоим, и мы планировали это полгода. Пусть я уже договорилась с риэлторами, подыскала дом, перевелась с одной кафедры на другую, упаковала вещи и придумала дизайн интерьера. А он вдруг передумал. Тут же его пещеры! Тут его "паства". Тут его надежды на неминуемую славу.
   Разумеется, рано или поздно он совершит великое открытие. Найдет след знаменитого разбойника, сделавшего город всемирной достопримечательностью. Именно Майк докажет всем, что Робин Гуд существовал не как персонаж, а как реальный человек. И грабил богатых, раздавая серебро обиженным и униженным. Пусть. Я даже порадуюсь за него. От чистого сердца. Даже если к тому времени ему исполнится шестьдесят пять, и он станет обрюзгшим, потерявшим шарм и потенцию крашеным брюнетом с отвисшим пивным животиком и вставной челюстью. А мне будет что-то около тридцати с лишним. И я не буду... НЕ БУДУ ОДНА!
   - Отчего ты такая грустная, маленькая мисс? - вкрадчиво поинтересовался мистер Смит, найдя меня на кухне под лампой, я еле успела спрятать компрометирующую окаменелость за спину. - Ты хочешь кушать?
   - Мой э... бойфренд совсем про меня забыл... - мне даже не пришлось изображать разочарование. Надо было заговорить ему зубы, чтобы он забыл, как я тут на лампочку таращилась. - Знаете, как это бывает с маленькими глупыми девочками? Три года я холила и лелеяла обман - я живу для него, ради него, чтобы он продолжал дышать... А теперь я обманываю себя решимостью жить вопреки, прочувствовав до мурашек бесцельность своего существования...
   Мистер Смит кивал и варил мне какао. И украшал печеньки взбитыми сливками с клубничным варением. А в гостиной Брин Килпатрик рассказывала страшные сказки о видах жертвоприношений у древних кельтов. Я присела на подоконник - так, чтобы Майки пришлось меня созерцать поневоле. И тихонечко дремала, слушая все эти ужасы и жестокости: утопления, сожжения, расчленения и подобную дичь, как раз на Хеллоуин. И мне даже успел присниться муторный кошмар, как я брожу по темному, мокрому и холодному лесу и никак не могу выбраться, недоумевая, почему мне не пришло в голову взять мотоцикл Майка и поехать по освещенной фонарями дороге. Но во сне часто не бывает логики. Перед самым пробуждением - возмущенный голос Майка перебил очередным опровержением текучую и ровную речь Брианны - я успела увидеть, как какой-то страшный мужик в белоснежной шкуре с конской головой отбросил в кусты обломок меча.
   - Кани!
   Коленопреклоненный и связанный человек поднял голову. И его лицо было все в крови. Правильнее сказать, у него вообще не было лица, только темное пятно с шевелящимися чертами.
   - Талинвиу? - перемазанный в саже, косматый и злорадно ухмыляющийся соучастник умело пристроил к горлу Талинвиу узкий нож. Грязная, с почерневшими обломанными ногтями рука схватила за окровавленную челку, рывком откинула голову. Я с силой зажмурила глаза, услышала короткий судорожный вздох... и приглушенные испугом проклятия.
   - Талинвиу! - выкрикнула я, не успев схватить себя за язык. Сердце натужно стучало, я не могла отдышаться, словно это мне перерезали горло.
  
  
   БРИАННА
  
   - Вот! - Майк с видом мученика, идущего за веру на эшафот, подтолкнул ноут в сторону Брин.
   - Шлем необычный. - Заметила Брин, увеличивая изображение. Точнее - он был бы вполне обычен веке в девятом или чуть позже. - С одной стороны - вроде бы стандартный норманнский, но смущает полумаска. Не совсем характерно для такого позднего времени.
   - Обратите внимание на меч, - подсказал из-за плеча Тим. - Он тоже очень необычный. Возможно, Вы даже в курсе... Я читал Вашу монографию о знаменитых мечах средневековья.
   - Польщена, мистер Берков, - кивнула Брин, отыскивая нужный файл. - Значит, меч...
   - Вот он... Э... леди, что с вами?
   Молния бьет в поверхность заклятого Холма...
   Вспышка...
  
   - Теперь ты не сможешь отказаться... - Белокурый викинг смеется, теплые губы скользят по ее виску, явно норовя добраться до щек и губ, сорвать поцелуй.
   - Смогу, - ехидно улыбается валькирия, выскальзывая из объятий, которых, если честно, совсем не хочется освобождаться. - Священник не может венчать христианку с язычником!
   - Я крещеный!
   - Как? Когда? - Она оборачивается, удивленно и вопрошающе глядя ему в лицо. Хотя... Зная местные нравы, более уместным будет вопрос: "Сколько раз?"
   - Во Франкии. В прошлом году. Мы осадили монастырь. Монахи откупились - я же знал, что тебе не понравится, если мы убьем их, - и предложили нам креститься. Монахи всегда это предлагают викингам.
   Конечно. А викинги не принимают их обрядов всерьез, и крестятся по пятнадцать раз, сетуя, что в прошлой обители подарили новую рубаху, а в этой - рвань подсунули скупердяи-жрецы!
   - Конину ел после этого? - вздыхает валькирия.
   Виноватая улыбка в ответ - красноречивее слов. Конечно же, ел! Йольские праздники-то миновали. Он - ярл, кому еще сидеть во главе стола и первому вкушать ритуальную трапезу из мяса жертвенного коня? Отказаться - потерять если не весь хирд, то половину. Вкусить, даже нечаянно - отречение, они же верят, что крещение от этого аннулируется.
   Для человека будущих времен - глупость, для здешних - проблема, и серьезная. Достаточно вспомнить, как мучился с этим еще не рожденный конунг Хакон Добрый.
   - Это не беда, Брендан сказал, что с радостью окрестит меня заново. Даже предложил выбрать имя.
   - Какое?
   - Георгий. - А ведь он серьезен, как скалы над датскими фьордами... - Отец Брендан сказал - это был воин, который одолел дракона. Я подумал - не хуже, чем наш Сигурд... А хирд... их там и так уже половина христиан, а с остальными я как-нибудь улажу. Да и мои английские подданные будут рады. Вот, смотри!
   - Что это? Новый меч?
   - Идгард постарался, он был так счастлив, когда я сказал - зачем! Разве христианскому эрлу не нужен христианский меч? - Солнечные искры играют в ясных синих глазах, солнечный луч - на золоченой рукояти меча.
   Не датскому ярлу - эрлу.
   "Я пришел сюда править, а не грабить..."
   Петушок, вскинувший голову на вершине дерева...
   Надо же - запомнил! Это ведь она тогда объясняла ему, что означают петушки на шпилях германских церквей!
   И теперь это для него - серьезно! Не игра в чужой непонятный обряд. Христианскому эрлу...
   Ради нее!
   Черта с два кто-то еще бы его заставил!
   Лейф! Любовь моя, радость моя! Что же мне делать?!
   Но все-таки...
   Петушок на вершине древа...
   Ох, Лейф, даже сейчас ты - политик!
  
   Встревоженный голос Тима возвратил Брианну к реальности, она даже успела расслышать фразочку Торрогуда насчет "сеанса ясновиденья", о котором "он же говорил".
   - Ничего, все в порядке, - проговорила Брин, молясь, чтобы Майк воздержался от дальнейших комментариев. - Растительный орнамент по всей рукояти. Птица на вершине мирового древа. Сальгофнир - золотой петух, пением пробуждающий каждое утро героев Валгаллы, воскресающих для новых битв. Или... петушок на шпилях немецких церквей - возвещающий зарю христианства после ночи язычества.
   - Бездна символизма. Как хочешь, так и понимай, - вздохнул Берков.
   - Да. Символ, к которому не придерется ни язычник, ни христианин. Каждый увидит свое. - Плюс - намек, что устрашавший Европу северный дух никуда не делся после крещения. Все-таки Лейф гениально выбрал герб... - Древнее искусство, не в пример нынешнему, вообще изобилует подтекстами, намеками и слоями смысла.
   - Ох, вот только не надо ударяться в философию и рассуждения о падении нравов! - поморщился Майк. - Что ты можешь сказать об этом предмете? Точно, конкретно и определенно, без заумных рассуждений о подтекстах и прочих тонких материях.
   - Точно, конкретно и определенно, - усмехнулась Брианна, - я могу сказать, что имя этого меча - Vakna, или, в саксонском произношении, Wake - "Пробуждающий". Был выкован в конце девятого века элитным саксонским мастером Идгардом Железноруким по заказу сноттингхеймского ярла Лейфа Рагнарссона, упоминаемого в сагах под прозвищем Вига-Лейф. Второе задокументированное появление этого меча в истории - двести лет спустя в руках саксонского тана Хэрварда, обретшего вместе с ним свое прозвище - Уэйк. По преданию, меч находился в часовне. Хэрвард взял его оттуда взамен своего, сломанного в битве при Гастингсе, клятвенно пообещав вернуть, когда норманны будут изгнаны из Англии.
   - Стоп, - Брин не видела лица Майка, уставившегося в экран через ее плечо, но могла поклясться, что светило исторической науки слегка охрипло. - Вот отсюда поподробнее! Хэрвард Уэйк? Но ведь это же... Это же...
   - Первый официально признанный прототип Робин Гуда, - подтвердила Брианна.
   - Ох, ни фига себе... - пробормотал Тим Берков. - Майки, выходит, что мы не зря копали?
   - Не зря?! - победно взвыл шервудский Шлиман. Глаза Торрогуда шало блестели, словно после близкого знакомства с небезызвестной сеньоритой Мари Хуаной. Казалось, почтенный исследователь готов прямо сейчас мчаться на Холм, дабы исполнить вокруг Колодца благодарственный танец дикарей племени Мумбо. - Это меч Робин Гуда! Тим, ты понимаешь, КОГО мы нашли!
   - Майк, ты хоть можешь представить, сколько хозяев сменил этот меч за свою историю? - пожала плечами Брин. - И с чего ты взял, что в Колодце именно Хэрвард? Места гибели и погребения Хэрварда, между прочим, установлены. Он партизанил сперва в болотах "острова" Или, потом в Брунесвальском лесу. А насчет меча существуют аж три версии. Одна: что меч остался в семье Хэрварда, завещавшего потомкам таки добиться изгнания норманнов, и перешел потомкам. Вторая, что Хэрвард, примирившись с Вильгельмом, вернул меч в часовню, откуда взял. И третья - после гибели Хэрварда от рук мстителей, меч достался в качестве трофея какому-то норманнскому рыцарю.
   - Ну, во-первых, - немедля встал в позу Майк, - это только ваш Институт считает, что судьба Хэрварда Уэйка известна. И как бы вы это ни установили - гаданием на чаше с водой или по полету птиц...
   - По внутренностям жертв, - кровожадно фыркнула Брин. - Хроника монастыря в Петерборо, полюбопытствуй.
   - Которую обнаружили с подачи ваших... А следовательно - ценность ее ох как сомнительна!
   Ну, надо же! Право, Майк заслуживал уважения хотя бы за въедливость. Дорылся! Кадфаэль, помнится, приложил немало трудов и хитрости, в самый дальний угол библиотеки, в тайник рукопись запихал. А уж какая была комедия, когда ребята пытались ненавязчиво навести туда ничего не подозревающего левого историка... Стало быть - наследили все-таки.
   - Даже не знаю, мне оскорбляться - или погодить? - закатила глаза Брианна.
   - Погоди! - с готовностью посоветовал Берков, крепко наступив на ногу напарнику. Тот скривился, но промолчал - не иначе, решил соответствовать героическому образу. - Лучше объясни, кто и зачем мог запихать этого парня в колодец?
   - Ну... - протянула Брин, - если идея элементарного сокрытия улик преступления кажется тебе недостаточно романтичной...
   - Она кажется мне логичной, - кивнул Тим. - Но хотелось бы выслушать и другие. Что это еще может быть? Жертвоприношение?
   - В том числе. Хотя я не припоминаю на этой территории похожих. - Агент Эриу перечислила несколько распространенных кельтских "технологий", от описаний коих люди, далекие от исторической науки, как правило, зеленели, кривились, а то и спешили откланяться. - Обычно, если после обряда имела место ингумация, умерщвленную жертву закапывали просто в землю... - Брин вновь вгляделась в фотографию.
   - Это как те, которых откопали в вас в Ирландии в торфяниках? - заинтересовался Тим.
   - Там все не так, - тряхнула головой Брианна. - Там мужчину, предназначенного в жертву, приводили в условленное место, где с ним совокуплялась жрица. Затем жрец оглушал жертву дубиной и бросал в топь, кстати, они потому так хорошо сохранились. А у вас тут мумифицированное тело в сланцевой камере, да к тому же создается впечатление, что, когда его оставили в колодце, он был...
   - Еще жив! - выдохнула Ючи почему-то на ломаном валлийском, едва при этом не свалившись со своего насеста на подоконнике. Брианна встрепенулась, отвлекшись от Майка. Со стороны было похоже, что девчонка задремала, а Брин своими рассказами о жертвоприношениях невольно навеяла ей кошмарный сон.
   Угу. На валлийском?
   - ...хотя обычно жертва к этому моменту была уже мертва, - машинально докончила Брианна и на миг замолчала, вслушиваясь в окружающий мир. Нет, выплесков вроде не было, хотя... Ей ли не знать, какие шуточки выкидывает временами Полый Холм. Если бы Лейф не успел тогда...
   Отчаянно раздражала помеха - полный праведного негодования голос Майка, старательно выговаривавшего возлюбленной за вмешательство в разговор. Та затравленно молчала.
   - Погоди! - бесцеремонно оборвала лекцию о хорошем тоне Брин. - Ючи, повтори, что за слово ты сейчас произнесла?
   - Я не знаю, - помотала головой Ючи. - Я задремала и мне что-то приснилось.
   - Что именно?
   - Не знаю. Что-то жуткое. Я не помню.
   - Где ты изучала кимри?
   - Кимри?
   - Ну да. Валлийский.
   - Я не учила валлийский, - смутилась девушка. - Я его вообще не знаю.
   Брин вновь кивнула. Конечно, если сперва лазить по заброшенным древним колодцам, разглядывать ископаемые трупы, а потом сидеть и слушать неаппетитные подробности бытовавших у древних народов способов угодить богам, присниться может еще и не такое. Однако это не повод болтать во сне на языке, которого не знаешь. Похоже, Полый Холм умудрился как-то зацепить ее. Все-таки Майк - задница! А девочка если и Одаренная, то не знает этого о себе. Надо будет ее проверить.
   - Ты сказала: "Dal yn fyw?". Ты знаешь, что это означает?
   - Нет.
   Чуть раскосые восточные глаза были чистыми и честными.
   Почему Брин не унаследовала от предков дар различать оттенки лжи? Почти все досталось братишке Джейме, а Брианна чувствовала неправду, только если врали нагло в лицо. Хотя Джейме, как полицейскому, нужней.
   - Разумеется, не знает, - назойливо вклинился Майк, словно решивший вознаградить себя за прежнее гордое молчание. - Как я уже сказал, она просто хотела, чтоб на нее обратили внимание. Как ребенок, честное слово! Исчезни, Ючи, не маячь, все равно от тебя сейчас никакого толку. Мисс Килпатрик, смотрите сюда...
   Надо же, до какого официоза дошло! У Брин зачесался язык сказать, что вообще-то она - миссис Инглинг, но это было явно лишним.
   От японочки почти ощутимо повеяло обидой. Ючи молча слезла с подоконника и вышла. Если у нее есть хоть немного самоуважения, завтра утром Майки будет свободен как птица. Где же все-таки Брианна ее видела?
  
  
   ЮЧИ.
   Расхитительница яиц
  
   - Что? - заинтересованно переспросила Брианна. - Жив? Нет, это вряд ли. Обычно к концу ритуала жертва уже была мертва. Но...
   - Тебе не стыдно перебивать леди, Ючи! - перебил леди Майк. - Ты всеми силами стараешься привлечь внимание к своей персоне, но мы тут не пиво пьем, наблюдая за футбольным матчем. МЫ РАБОТАЕМ! Ючи, пойми же это наконец!
   На меня молча, ухмыляясь и ожидая реакции, смотрели все эти ученые умы. С чрезвычайно сконфуженным видом я скоренько убралась с подоконника, из гостиной и, замерев на мгновение на пороге, взирая в полночную темень и глушь, решительно убралась из этого дома.
   Конечно, надо было дождаться утра. Но когда тебе говорят: "уходи" и даже не смотрят вслед...
   Чтобы за мной не выскочило все археологическое "братство колодца" и не запозорило меня до смерти, принеся в жертву науке, я покатила мотоцикл по дорожке до ворот вручную, не заводя мотора.
   Хотелось бы верить, что ты еще пожалеешь об этом, Майки... Но я реалист и уже вижу, как мое место подле великого гения займет новая юная симпатичная представительница нацменьшинств с другого факультета. И ты даже не заметишь, что что-то изменилось...
   Окаменелость в кармане куртки тяжким напоминанием билась о мое бедро. Я с удовольствием отомстила бы Майку, но всей археологии в целом... нет, я, пожалуй, не готова нести ответственность. А все тайное рано или поздно...
   Тяжко вздохнув, я прислонила железного коня к стволу дерева у дороги и свернула на проторенную за долгий день табуном археологов тропинку к ископаемому колодцу. Луч фонарика выхватывал из ночной темноты пушистые соцветия трав и огромные пожелтевшие зонтики борщевиков. Покатую крышу защитного тента нежно трепыхал ветер. Полосатые ленточки шуршали и отсвечивали люминесцентно. Фонари покачивались, и тени вместе с ними, создавая видимость призрачного движения.
   Я вспомнила, как еще утром перед приездом консультанта, Майк изловил меня, погладил по голове, и его холодная рука ласково скользнула за шиворот, вызывая приятные мурашки.
   - Как хорошо, что ты со мной, мой цыпленочек, - шептал он, забираясь в объятия. - На твоей груди так хорошо греть руки...
   Осознание осиротения сжало холодом солнечное сплетение, колени дрогнули, и я без сил присела у чернеющей пропасти в земле. И яйцо больно ударило коленку. Холод камня не сможет согреть ладони. Мертвый холод. Глупого, никчемного круглого камешка. Как бы хотелось сейчас вернуть эти утренние уютные объятия, в которых я поместилась вся, без остатка, без ковыряющей ржавым гвоздиком душу тоски.
   Ну не бросать же его прямо в яму, на драгоценные останки, поломаю же. Пришлось напрячься, протащить лестницу и спустить ее, аккуратно приткнув к стене.
   Внизу меня обреченно встретил пойманный в дрожащий кругляшек луча фонарика, бросающий контрастные тени на обсыпающиеся каменные стены, труп неведомого средневекового жертвенного агнца. Кем ты был, великое открытие? Завтра ты окончательно перейдешь в надежные и чуткие руки институтских ученых. Они смогут поведать нам, заинтересованным обывателям, кто ты, где родился, кем был, как погиб, сколько тебе лет, что ты кушал при жизни... Смогут даже восстановить твой примерный облик (хотя я не особенно доверяю всем этим компьютерным программам).
   Я присела рядом и осторожно протолкнула яйцо под осыпающийся истлевший край шкуры, откуда и взяла.
   Словно что-то родное от сердца отрываю. Столько надежд за эти несколько часов испытала... Уже, считай, привязалась...
   - Прощай, Талинвиу. Встретимся в запасниках музея.
   И вдруг где-то надо мной пронесся заунывный, встревоженный, переливчато-дрожащий вой и замер, растворенный в тиши. Чуть ближе раздался и замолк снова. И тут же сильный порыв ветра захлопал провисшей крышей тента, закачал фонари, затрещал ветвями деревьев. Что-то тяжелое упало, ломая сухие стебли чертополоха, и свет погас.
   От неожиданности я выронила фонарик. Ну откуда тут волки? Тут и леса нет как такового. Сплошь промышленная зона с понатыканными унылыми запущенными частными владениями. И это зловещее светопреставление - всего лишь сорванная с ветвей проводка освещения. Вот и дождь упруго и гулко забарабанил по брезентовой мембране. А ветер все рвал и трепал хлопающие края у входа, которые я не озаботилась закрепить. И стволы деревьев скрипели и пугали падением.
   Ругая себя за излишнюю впечатлительность, я осторожно нащупала на полу продолговатое тельце фонарика, вслепую пытаясь реанимировать, надеясь, что светодиоды не пострадали, просто батарейки от удара отошли. Но руки так дрожали, а ветер сверху продолжал завывать и мучить тент все настойчивее, что я решила переждать непогоду тут. Перекурить, успокоиться.
   Первое, что меня успокоило, когда в призрачном свете зажигалки возник окруженный тенями пол - к счастью фонарик не продолбил дыру в черепе драгоценной находки. Вот этого бы я себе точно не простила.
  
   - Над полем брани ветер выл,
   И ворон ворона спросил:
   "Нам провиант с тобою нужен,
   Каков сегодня будет ужин?
   На ужин что у нас с тобой?
  
   Голос предательски подрагивал. Слова шотландской баллады из школьного курса по литературе вспоминались с трудом. Вполне возможно, я приврала немного. Но зато песня была как нельзя уместна. И весьма подбадривала.
  
   - "Над полем брани я летал.
   От ран там рыцарь умирал.
   Никто не знает это место,
   Лишь пес, да сокол, да невеста.
   Невеста, сокол да верный пес".
  
   Жуткий вой ветра над головой, словно заунывный плач брошенного пса над трупом хозяина. Сигаретка дрогнула в руке, пепел посыпался на заповедный каменный пол колодца. Я сконфуженно растерла его ногой.
  
   - "На волю сокол улетал.
   А пес за дичью убежал.
   Невеста вышла за другого.
   От них вреда нам никакого.
   Препятствий к ужину нам нет!
  
   Да, приятель мой полуистлевший, невесты они такие. Им живой жених нужен, чтобы обнимал крепко, целовал жарко, на ушко пошлости приятные шептал. А трупы нужны воронам. Чтобы поддерживать их богатый рацион падальщика.
  
   - На тело сядем мы вдвоем,
   И синие глаза склюем!
   И вырвем кудри золотые -
   Гнездо свое подправим ими.
   Гнездо свое мы укрепим!
  
   Сигарета кончилась. Стало совсем темно. На миг вспомнилось залитое кровью лицо из кошмара. И буря вверху начала стихать. Капли уже не лупили по натянутому барабаном тенту. Лишь тихое шуршание листвы нарушало тишину. И мой, так похожий на одинокий жалобный плач, тоненький голосок.
  
   - И слезы некому пролить.
   И некому похоронить.
   И ветер стон его заглушит.
   И нам с тобою будет ужин.
   Вот ужин будет нам с тобой!
  
   И как только мой голос, резонирующий с колодезным эхом, смолк, стало совсем-совсем тихо. Будто бы не просто буря кончилась, будто бы закончился весь мир. Замер, замерз в поглотившей все вокруг густой тьме. Стало слышно, как тревожно стучит сердце, как дыхание дрожит. И как тихо пискнул в кармане телефон, напоминая, что наступила полночь. А мы хотели с Майком устроить ужин при свечах и порассказывать друг другу страшных сказок, прижавшись тесно под пледом на диванчике...
   Нет, страшилок мне на сегодня, пожалуй, достаточно. Я нашла на ощупь лестничные перекладины, поправила сползшие лямки рюкзака и полезла вверх, навстречу новому миру.
  
  
   БРИАННА
  
   - Ох, леди, не знаю, как и спать буду после ваших рассказов о жертвоприношениях! - вздохнул Берков, покосившись на давно потемневшее окно. Русский явно кокетничал, достаточно представить, что ему самому доводилось находить в скифских курганах и засыпанных блиндажах времен второй мировой.
   - Берите пример с меня и мистера Торрогуда, - с улыбкой пожала плечами Брин. И добавила: - Кстати, сегодня ведь Хеллоуин.
   Майк отвернулся и пробормотал что-то о ведьмах, которые тут как тут. Брианна сделала вид, что не слышит.
   - Действительно, - Смит аккуратно поставил на стол поднос с чашками и булочками. - Может быть лучше перекусить и лечь спать, а продолжить завтра?
   Лучше, мысленно согласилась Брин. Институт выиграет время, а Майки точно не окажется у Колодца в ночь Самайна.
   ...В следующий миг Брианне показалось, что ее ударило током. Чашка едва не выпала из руки. Пространство настороженно звенело. Где-то сворачивался воронкой незримый, но мощный энергетический вихрь.
   - Брианна, что с вами? - вопросил над ухом чей-то настойчивый голос, в котором она не сразу опознала Тима Беркова.
   - Спасибо, со мной все в порядке, - автоматически отозвалась Брин, продолжая вслушиваться. Рука поднялась столь же бессознательным действием - палец к губам.
   Второго "взрыва" не последовало, взбаламученная энергия медленно успокаивалась, и проще простого было ответить, откуда расходятся круги. Полый Холм. Навскидку Брианна сказала бы, что некто предпринял в Месте Силы действие, в нынешнем веке обозначаемое словом "колдовать". Предпринял неумело и неосторожно, но что-то, к сожалению, получилось. Вот только кто и, черт его побери, КОГДА? Времена меняются, а Колодец - один. Стержень, точка отсчета. Так что искомый идиот с равным успехом мог быть подданным хоть короля Артура, хоть славной королевы Бесс.
   Хотя вполне может быть, что Холм выкинул этот протуберанц сам, по каким-то своим внутренним причинам.
   Самайн...
   Или...
   Здесь все в одном флаконе, перемешанное так, что не разобрать. Самайн недаром всегда считали самым подходящим временем для колдовства.
   - Ну и как понимать эту пародию на транс пифии? - ехидно осведомился Майк.
   - Колодец? - вот Колин понял мгновенно.
   А хуже всего были очень знакомые нотки, пронизывавшие вакханалию выброса. Брин могла поклясться, что Полый Холм только что сработал в режиме хронопортала. Дьявол, Холм ни разу не давал повода подозревать его еще и в этом!
   - Сколько сейчас времени? - Брин оглянулась, ища взглядом часы.
   - Полночь, - подсказал Мак-Лейн.
   Полночь.
   Собственно, удивляться нечему.
   Полночь.
   Самайн.
   Самое время для...
   "Аномальная активность", всплыло за каким-то лядом научное определение творящегося астрального безобразия. Чувствительные люди испытают сегодня странные ощущения и увидят необычные сны...
   Что-то приснится маленькой японке? Кстати, где она? Ушла спать?
   Брин даже потерла лоб, ловя упрямо ускользающее воспоминание.
   Черт! Точно! Фотография в "National Geographic". Улыбающаяся девушка в синей куртке поднимает в ладонях яйцо доисторического ящера, откопанное в вечной мерзлоте канадской тундры. Дожила, агент Эриу, своих не узнаешь! Палеонтологи, правда, составляли в МИИВИ что-то вроде закрытой касты, но все равно - помнить нужно своих героев!
   Это Торрогуду простительно не иметь понятия, что тот раскоп в тундре был грандиозной мистификацией. А уж тем более - откуда Ючи в действительности вытащила это яйцо. Живое может перемещаться во времени только назад, так что, как и следовало ожидать, при проходе через портал яйцо "благополучно" сдохло, но исследователям хватило и такого, чтобы вычленить полную ДНК и с помощью компьютерной программы восстановить точный облик гадрозавра, об отсутствии качественных останков коего так долго сокрушались ученые.
   Кстати, не за эту ли минуту славы сейчас так мелочно мстил Майк? Во всяком случае, он-то едва ли мог рассчитывать в ближайшее время привлечь к себе сколько внимания, сколько привлекла тогда "простая студентка"! А Ючи... Что за стервозная участь - избегнуть когтей доисторических тварей, чтобы здесь, в родном времени, угодить в нежные лапки Торрогуда!
   Ну, ничего, то ли еще будет. Майк не посвящен в секреты хроноэкспедиций, зато о них прекрасно осведомлен негласный патрон МИИВИ - Его Королевское Величество Вильгельм V. Еще пара "откопанных яиц" - и уже лежащий под сукном указ о пожаловании мисс Ючи Обермайер личного дворянства будет извлечен оттуда и явлен граду и миру. А мы посмотрим, как мистер Торрогуд будет после этого напыщенно рассуждать о леди, которых не следует перебивать.
   - Нужна проверка? - кажется, Колин был готов бежать к Колодцу немедленно.
   - Утром, - покачала головой Брин. - Сейчас опасно.
   - Кофе? - проницательно вопросил Смит. Золотой человек все-таки, хоть и проворонил Майка!
   - Пусть будет кофе, - согласилась Брианна, чувствуя, что заснуть сегодня не удастся, а значит - нет смысла ложиться. К тому же, если Колодец плюнет еще раз, она точно слетит с постели.
   На удивление, ночь оказалась спокойной. Удалось очень приятно побеседовать с Тимом и Колином, несмотря на ядовитые вкрапления Торрогуда.
   Колодец больше не плевался, зато неугомонный Майк поднял шум уже в шесть утра, даже не дотерпев до толкового рассвета. То, что институтская команда, призванная аккуратно извлечь находку, должна была прибыть только в девять, не останавливало брызжущего энергией первооткрывателя.
   - Ну вот! - удовлетворенно заявил Торрогуд, оглядывая впереди каменный квадрат колодца. - А я уж и впрямь начал бояться - может он и впрямь сквозь землю провалился? Очень уж впечатляющий спектакль ты вчера устроила, Брин.
   - Стоять! - рявкнула Брианна не хуже Лейфа, отдающего распоряжения хирдманнам на драккаре. - Не приближаться, пока я не проверю текущий уровень аномальной активности!
   - Ох, Брин, может, обойдемся без твоих шаманских штучек? - язвительно проговорил Майк, останавливаясь. - Здесь же нет оравы мистически настроенных идиотов, которым нравится слушать сказки об Одаренных и таинственных явлениях! Я, конечно, уважаю тебя как историка, но мне-то ты зачем пытаешься морочить мозги?
   - Отвали, Майк! - устало велела Брин и, не удержавшись, добавила: - Ты всеми силами стараешься привлечь внимание к своей персоне, но я тут не пиво пью, наблюдая за футбольным матчем. Я РАБОТАЮ! А ты мне мешаешь, Майк, пойми же это наконец!
   Торрогуд изумленно заткнулся. Тим Берков сдавленно захихикал и тайком от именитого напарника показал Брианне большой палец. Видимо, ему тоже было жаль маленькую японку.
   - Это называется - работа?! - взвился обретший дар речи великий исследователь. - Шарлатанка! Такие как ты погубят науку! Ты... Уберите руки, я свободный человек, у меня есть права! - последний вопль был обращен конкретно к Колину, который, поймав красноречивый взгляд Брин, ухватил Торрогуда за шкирку и поволок от греха подальше.
   - Вот такие как ты и ждали в 2012 году конца света в огне и потопе, а когда дело ограничилось всего лишь активизацией по всей планете мест силы - решили сделать вид, что ничего не произошло! - хмыкнула Брианна, поворачиваясь к колодцу и вскидывая руки. - Науку погубят убежденные, что познали в этом мире все, и ничего неизвестного не осталось.
   Колодец молчал. Едва уловимые колебания, которые удалось поймать, были лишь эхом, кругами, расходящимися по воде.
   - Чисто, - кивнула Брин, наконец-то позволив себе слегка расслабиться. Не полностью - Полый Холм был мастером преподносить сюрпризы, с ним следовало держать ухо востро даже когда он, казалось, не подавал к этому повода.
   - Ты сама в это не веришь! - раздался за спиной неуверенный голос.
   Во что? Что сейчас здесь не опасно?
   - Хочешь покончить самоубийством - лезь, только сперва дождись, пока я уйду, - пожала плечами Брианна, подходя к колодцу и освещая фонариком сланцевые стены. - А то, знаешь ли, объяснять копам, куда девался великий ученый нашего времени... Кстати... - добавила она озадаченно, - Майк, если бы я сама не видела его до "всплеска", я бы сейчас спросила: а был ли мальчик? Кто спустил лестницу?
   - Что ты имеешь в виду? - отпущенный шотландцем на свободу историк в два прыжка оказался рядом, нагнулся, подвергнув себя нешуточной опасности ухнуть вниз. - ЧТО? Где он?! - горестно взвыл Торрогуд: - Где мой труууп?!
   - Смотрите, тут следы! - подал голос Мак-Лейн откуда-то от подножия Холма.
   - Следы? Его что - украли? - подал голос русский. - Что за бред? Его нельзя было унести так чисто! Он бы на куски развалился!
   - А им все равно! - трагически заявил Торрогуд. - Что они понимают в величайшей археологической ценности этой находки?
   - Кому - "им"? - Тим подкрутил в бинокле функцию ночного виденья и вновь уставился вниз. - Если б его унесли, внизу б ошметки валялись, а их нет. Я тебе точно говорю. Чистенько, словно подмели... Упс... - он разогнулся, ища взглядом Брианну. - Леди, а вы как в воду глядели!
   - Что там? - Брин приняла любезно протянутый русским бинокль и вгляделась вниз. В углу, словно откатившись туда, лежал округлый яйцеобразный предмет. Лежал спокойно, не объясняя происходящего ни на йоту. - Вот и оно, родимое, - кивнула Брианна, отрываясь от бинокля. - Надо бы взглянуть, что это за яйцо, но сейчас я туда не полезу. Через пару дней, не раньше.
   - Черт вас побери с вашим яйцом! - взвился Майк. - Куда он делся?! Вы мне ответите! И ты еще хочешь, чтобы я отсюда убрался? Вы у меня еще попляшете! Я... на ваш МИИВИ в суд подам!
   - Кстати, - раздался из-за деревьев настороженный голос Колина. - Мистер Торрогуд, вы видели сегодня мисс Обермайер?
   - Ючи? - поразился Торрогуд. - Не видел! Не заговаривайте мне зубы! Я до самого короля дойду! Или мне вернут мой труп...
   - Я тоже не видел... - пробормотал Тим. - Кстати, и ночью тоже... А где она спала, кстати?
   - Майки! Или ты заткнешься, или здесь прямо сейчас будет твой труп! - Наверное у Брианны было соответствующее выражение лица, потому что историк шервудского разбоя немедля захлопнул рот. Ючи, конечно, могла проспать и ночной бедлам и уход экспедиции из дома Смита... Уткнуться в подушку и натянуть на голову одеяло, пытаясь заспать обиду на любовника, как заедают горечь плиткой шоколада... Святой Патрик, пусть это будет так! - Колин, что у тебя там?
   - Вот это. - Колин придерживал за руль поднятый с мокрой травы мотоцикл...
   - Это мой... - Торрогуд обвел собравшихся непонимающим взглядом. - Ючи... Я же говорил ей, чтоб не брала без спросу! Но... Где же она? Куда она делась?
  
   Canu! - Пой! (валл.)
   Dal yn fyw? - Еще живой? (валл.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"