О.Брайн Бригита: другие произведения.

Создать легенду! - Глава 5. Анастасия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


ГЛАВА ПЯТАЯ

  
  
   АНАСТАСИЯ.
   Отличница, комсомолка, спортсменка
  
   Радужная арка с тихим звуком, напомнившим лопнувший воздушный шарик, схлопнулась за спиной. Я пошатнулась и, ругнувшись себе под нос, поспешно протянула вперед руки. Не хватало врезаться лбом во что-нибудь: нас окружала полнейшая чернильная темнота! Как в погребе. Хотя... В общем, это и был погреб. Тайная крипта под часовней.
   В языческие времена на этом месте находилось святилище Фрейи. Вернее, это при саксах стали говорить, что Фрейи, на самом деле кельты и до них поклонялись здесь какому-то женскому божеству. С приходом христианства каменный круг разобрали, камни положили в фундамент, а на нем возвели молельню - чтобы народ по привычке шел к святому месту уже новой веры. Распространенная практика, кто только так не делал. Вот только к строительству этой крипты наши совершенно определенно приложили руку. Стационарные порталы, завязанные на работу природных, сами собой не появляются. Во всяком случае, ни одного такого не найдено. Ни предки, ни инопланетяне на Земле такими сооружениями не отметились.
   - А где выключатель? - Надеюсь, тут пусто, потому что иначе я точно приложу... какую-то часть тела к чему-нибудь...
   - Нигде, - невозмутимо отозвалась откуда-то сбоку Брианна. - Оно нам надо, чтобы какой-нибудь местный случайно забрался и нашел тут лампу дневного света? Достаточно и этого. - Она постучала по полу носком башмачка.
   - Так они же знают...
   - Знает Ренард де Шамбре. Остальным без надобности.
   Интересно, подумала я, как наши сумели доказать храмовнику, что явились из будущего, а не из преисподней!
   - А как мы отсюда выйдем?
   - Ногами. - Меня ухватило за рукав и потянуло невесть куда.
   Черт, я ж не об этом! Понятно, что не на бровях, но не видно же ничего!
   А...
   Сухо чиркнула зажигалка.
   Ой...
   Уже видно.
   Я покосилась на круг из блестящего камня, выложенный на полу. Зона действия портала в момент активности...
   Брианна подняла огонек, освещая на удивление приличную лестницу рядом.
   - Погоди ты! Куда собралась? Сюда!
   Поставив на пол свечу (и как нашла-то?), Брианна Килпатрик с некоторой натугой откинула крышку сундука. На тусклый свет явились два женских монашеских облачения.
   - Надеваешь прямо поверх одежды. Тут ничего не оставляем.
   Да знаю я, могла б и не говорить.
   - Можно идти? - Я поправила непривычное покрывало на голове. - Почему все-таки монашки? Я же леди!
   - Леди не приходят пешком без охраны и слуг. Вот когда сьер Ренард нам все это предоставит, тогда и будешь красоваться. Помолчи секундочку, мне надо сосредоточиться. - Ирландка стояла у самой границы портала с отрешенным лицом, слегка разведя руки - ладонями вверх. - Твою клеймору, не могла в другой день прийти! - с легкой досадой пробормотала она, прерывая медитацию, или как это у них называется.
   - Кто?
   - Да кто ж ее знает, баба какая-то. Здесь же прежде было святилище богини плодородия, вот они сюда и тянутся. Правда, теперь о детях просят Святую Марию, но кому б они тут ни молились, нам это некстати. - Брианна слегка усмехнулась. - Де Шамбре, между прочим, тоже не совсем: селянки, желающие иметь детей, бегают за ними во владения рыцарей Храма - вся округа со смеху пропадает...
   - А что ж командор не запретит?
   - Приор. Ближайшее командорство - в Йоркшире. Здесь лишь поместье, отписанное Ордену Храма каким-то братом-мирянином, - уточнила Брин. - Во-первых, каким образом? Поставить здесь стражу? Во-вторых... пусть лучше зубоскалят насчет селянок, чем любопытствуют, не возлюбили ли тут братья друг друга на содомский манер. Подозрения в нарушении обета целомудрия все же более безобидны.
   - А нам что делать?
   - Ничего. Ждать. Не поселится же она тут!
   Ждать так ждать!
   Я смиренно уселась на сундук.
   Госсподя, и почему у них так, так... нелегендарно?
   А уж там, в оставленном нами двадцать первом, и подавно! Признаться, когда я увидела вожделенный Ноттингем - то просто не поверила глазам. Заурядный портовый город. Отели и склады. Склады и отели. Я, конечно, понимаю, всё для туристов, клиент всегда прав и так далее, но где тут история?
   Даже этот поход в катакомбы под развалинами Ноттингемского замка... Английский профессор обещал - я, как последняя дурочка, согласилась.
   Нет, я, конечно, полезла туда не просто так! Только прикинуть - какое дополнение к курсу "Британского Средневековья", ради которого меня и направили в Лондонский филиал. Так что в Ноттингем-то я сорвалась-поехала специально, едва выходных дождалась, чтобы - как пионер, всегда готов... хотя в тот момент и неизвестно еще было, кто пойдет "на глубину" с Айриш Брин.
   Признаться, я не ожидала. Хотя надеялась как Карлсон в мультике - изо всех сил!
   Брианна Килпатрик - сама по себе почти легенда, одна из самых опытных элит-агентов нашего Института. В "элиту" берут только обладающих экстрасенсорными способностями. В смысле... Ими, конечно, обладают все полевые агенты МИИВИ, вопрос - в степени. У меня, как и у многих, единственный Дар - способность проходить хронопортал. Других, увы, пока не выявлено. Агенты класса "элит" могут куда больше. И именно им поручают самые сложные задания. О Брианне - Ирландке Брин, как называли ее в Институте, - ходили слухи, что кто-то из ее предков был друидом, обратившимся в христианскую веру. Ирландия - странная земля, где друиды уходили в монахи, а монахи - в друиды, и это никого не удивляло. Святой Патрик окрестил бывшего языческого мага, и тот стал священником, не утратив при этом своих необычных талантов...
   Брианну я знала - она читала у нас лекции по средневековому городскому быту. И факультативы по лекарственным составам, которые ребята тут же весело окрестили "зельеварением". Когда прошел слух о "миссии в Ноттингем", я почти не верила, что в пару к ней определят меня. Но в пещеры полезла заранее - зря, что ли? Нет, конечно, не зря, а по делу. Где Ноттингем - там и Шервуд! Ведь такой шанс выпал! Облазить пещеры под Ноттингемским замком, да ещё с коллегой и старшим товарищем, который прям как я, любит Робина и мечтает доказать, что тот был. Да и обстановку средневековую разведать, а то вдруг придётся лезть под этот нормандский замок там, в прошлом...
   Хотя прогулка вышла вовсе не курортной!
  
   ...Мы шли, как партизаны или герои-красные времён Гражданской, ну, в катакомбах, как неуловимые мстители, освещая себе дорогу карманными фонариками.
   Блин, а скользко-то отчего, ремонт у них вне очереди, или фекальные воды прорвались? А теперь падаем и опять встаём-встаём, подымаемся, брат мой по науке, Микки, вы обещали мне показать много интересного!
   - Настья, ви сфотографировать меня на фоне западная развилка перед тем, как мы пойти в пещера?
   С удовольствием, коллега! Ведь кто, если не мы? И куда пойдёт наука, если мы ей не поможем? Без нас - в никуда, конечно. Снова примутся распространять гадости о народном герое, как тот архивариус, который мнит себя великим специалистом. Подумать только, он, видите ли, доказал, что если Робин и был, то непременно во всех отношениях неприятным человеком. Возмутительно! Да кто он вообще такой? Дональд Энгус дубль два! Издание дополненное и ухудшенное! Вот у меня папа - физик с мировым именем, и такие гадости не распространяет, потому что он честный человек, да.
   ...То тут, то там стучали когтями рыжевато-коричневые, огромные крысы. Гадость какая! Вон, сидят, таращатся... Кыш! Я топнула. Одна крыса поглядела, нагло повела носом и ушла. Мерзкая, жирная. Чем их тут кормят? И кто? Вторая (ну вылитая моя соседка Нинка из общаги, дальше по коридору!) уходить отказалась, так и сидела, жуя что-то. Как мимо проходили, я разглядела - не что-то, а кого-то эта, с хвостом, ела. Маленького, пушистого... Точно Нинка, даже масть совпадает. Такая же злая.
   Нет, ну это ж надо ж было додуматься сказать, что меня направили в пару к Брианне Килпатрик потому, что папа - ведущий хронофизик Института, изобретатель портативных переходных установок! Чушь какая! Нет, конечно, если б не профессор Дмитрий Мельников - МИИВИ вообще бы не было, но я тут при чем? Выбирали-то англичане! Тьфу! Вот что зависть с людьми делает! Она бы еще на дедушку сослалась. Ну и что, что он КПРФ возглавил сразу после Зюганова и в президенты баллотировался на прошлых выборах! Еще раз повторяю: при чем тут я?
   Ну, ничего, мы покажем всем, кто напридумывал невесть чего о Робине, и тогда!.. Даже крашенная Нинка из тридцать пятой усвоит, что эти её законники с Хартией вольностей на англо-нормандском - те ещё гады. Против фактов не может быть возражений, так говорит мой папа, а он не может ошибиться в настолько важных вещах, это наука! А история - та же физика, только вместо частиц и волн - герои и те, кто вставляет им палки в колёса, но колесница истории всё равно движется, и герои стоят в ней, храбро выпрямившись в полный рост! Ой.
   - Майкл, вот а ю дуинг?!
   Не примерещилось же, пробовал к талии прикоснуться, мельком так. Или не пробовал, просто шёл, оступился да и...
   Тень от фонарика прыгнула, словно крыса из этих, подвальных. Никакие тут не катакомбы, а самый обыкновенный подвал, только большой и ответвлений у него много, и английский коллега что-то подозрительно себя вести начал, глаза прячет. Испугался, что ли? Меня? Слышал, наверное, что я самооборону проходила, и занервничал. Значит, точно он чего плохого удумал, а струсил.
   Нинка! Она ж меня предупреждала, что профессор Торрогуд - тот еще типчик! Злорадно так... А вот о том, что он от сотрудников МИИВИ шарахается как средневековый католик от еретиков - ни полслова! Стерва! Хорошо - мне Джейн по дружбе сказала...
   - Настья, ви не увидеть, где наш карта?
   Карта ему, будто я не знаю, что он здешние коридоры вдоль и поперек исходил!
  
   - Энестейша! Спишь? Просыпайся, в Ноттингеме отдохнешь.
   От неожиданности я чуть не подпрыгнула, сжав в кулаке упакованную в кожаный кошелек карту Майкла Торрогуда, бесстыдно заныканную мною после похода. Хотя он, впрочем, и не просил вернуть.
   - Пошли! - улыбнулась Брианна. - Путь свободен.
   Путь и впрямь был свободен, а из дверей часовни открывался прекрасный вид на крепость тамплиеров.
   К моему некоторому удивлению стража пропустила нас без звука - Брианне достаточно оказалось назвать наши имена и сообщить, что приор нас ждет. Никто и не подумал усомниться.
   Монастырь Святого Креста представлял собой обычный замок норманнского типа: с донжоном, стеной, внутренним двориком и мостом, который сейчас был опущен. Он (замок, не мост) был даже не очень большой. Не знаю уж, насколько велико было прилагавшееся к нему поместье, хотя думаю, прославившийся алчностью Орден Храма не пренебрег бы и мелкой деревушкой. Маячившие во дворе слуги и несколько солдат были, судя по всему, людьми мирскими. Вообще полноправных братьев - тех, что были в белых плащах, - я по дороге насчитала всего пятерых. Трое явно были пожилыми ветеранами "на пенсии", а еще два - мальчишками лет по пятнадцать. Один из них немедля уставился на меня как на какое-то диво, да так и стоял, пока выруливший из-за копны сена старый вояка не закатил ему мимоходом подзатыльник. После этого ветеран направился далее, куда шел, а пацан стремглав кинулся в другую сторону - видно, имел какое-то поручение, о котором, предавшись нарушению устава, благополучно забыл.
   Настоятель Ренард де Шамбре оказался представительным мужчиной средних лет, похожим на монаха не больше, чем породистый арабский конь - на серого ослика, обычно служившего транспортом местным святым отцам. Пока для нас готовили лошадей и свиту, тамплиер галантно беседовал с Брианной. Мне тоже перепал комплимент, точнее - не только мне, но и нашему миру, где "столь юные и прекрасные девы отличаются такой поразительной ученостью". А я всего-то и сказала - несколько слов об истории Ближнего Востока. Да и насчет "прекрасной" он тоже загнул. Дева как дева...
   Мне было жутко интересно, чем все-таки наши зацепили приора, и что он вообще знает, но спрашивать об этом его самого было как-то неуместно. Я положила себе спросить Брианну, когда рядом не будет лишних ушей. Хотя... Я и не предполагала, как это будет сложно! Лишние уши маячили буквально везде! Странно, вроде в замке и народу не так уж много...
   Пока мы с Айриш Брин вкушали в обществе гостеприимного настоятеля (которого я про себя прозвала Арамисом) скромное угощение, слуги озаботились нашим отъездом в Ноттингем.
   Сначала я думала, что нам с Брианной одолжат лошадей, но все оказалось куда сложнее: Айриш Брин, так и оставшейся в монашеском наряде и изображавшей сестру-наперсницу, ехать верхом было неприлично, а для юной леди вроде меня долгие поездки считались затруднительными. Не знали они, сколько я "выкатала" верхом, готовясь к погружению! Впрочем, оказалось, что "Арамис" успел заготовить нам подобающий возок и даже кобылу для верховых прогулок. Брианна сказала, что возок придется вернуть, а лошадь останется мне, и расплатилась со сьером де Шампре "византийскими" золотыми монетами. Я чуть не захихикала, вспомнив дона Румату с его "дьявольски чистым" золотом. Впрочем, наш Институт такой промашки не допустил бы. Если монеты чем и отличались от местных - так разве что новеньким видом.
   Сказать честно, я предпочла бы ехать верхом. Рессоры еще не изобрели, и наша с Брианной "карета" подскакивала на каждом камушке и переваливалась на каждом ухабе, а их было... оооой! Кто там грешил на русские дороги?
   Айриш Брин, я уверена, тоже предпочла бы седло, но стоически терпела, ничем не выказывая недовольства, тогда как я вся изъёрзалась, борясь с желанием попросить разрешения все-таки поехать на моей Чайке, как звали изящную серебристую кобылу. Ее вели в поводу позади нас - вместе с красивой гнедой лошадью, купленной Брианной для себя. Пару раз я даже почти решилась, но... Но тогда я не могла бы в случае чего тихонько пошушукаться с напарницей. Говорить вслух о наших делах и так было совершенно невозможно - вокруг возка чинно, шагом, ехало больше дюжины кнехтов, или как тут называют простых солдат, служащих Ордену. Кнехты переглядывались и вообще держались настороже, словно на вражеской территории. Чего это они? Или в этих краях настолько не любят рыцарей Храма?
   У возка, прямо рядом со мной, держался начальник нашей охраны - немолодой рыцарь, представившийся сэром Осмундом из Норвуда. Он был саксом, и это немедля расположило меня к нему. Он также говорил со мной добродушно, шутливо заметив, что хоть Устав и не одобряет бесед братьев с дамами, возраст надежно ограждает его от подозрений в каких-то симпатиях к юной леди, кроме отеческих. Хотя и это вольность... Устав - он строг! Однако сэр Осмунд, как оказалось, знавал моего "брата", так что благопристойная тема для беседы возникла сама собой.
   Точнее, говорил больше он, а я подкидывала наводящие вопросы, чувствуя на себе оценивающий - и одобрительный! - взгляд Айриш Брин. Я почувствовала гордость за себя - несмотря на то, что это мое первое серьезное погружение, пока я все делаю правильно!
   К сожалению, многого выяснить не удалось. Опрошенный свидетель отзывался об Арне Торкильсоне (в устах англосаксов датская фамилия превратилась в отчество) как о храбром и достойном рыцаре, неплохо показывавшем себя и на службе, и на турнирах. Вот только когда доходило до вопроса: "А куда он мог подеваться?", конструктивная информация обрывалась, и начинались заверения в том, приор Ренард и милорд шериф сделают все, чтобы выяснить... Как все-таки утомляет манера местных общаться с леди!
   Я почти обиженно оглянулась на Брианну. Та едва заметно улыбнулась уголками губ:
   - Привыкай, - шепнула Ирландка едва слышно. - Да, юных дев не принимают всерьез. С викингами в этом плане проще. Но ты должна научиться использовать и это.
   С викингами?
   Я вновь вспомнила ходившие в Институте смутные слухи, что у нее имеется свой, ею лично завербованный агент из местных. И как раз в этих краях, только тремя столетиями раньше. Какой-то датский ярл. И вроде он даже ее любовник... А то и вовсе гражданский муж...
   Нет, глупости! Кто б ей такое позволил?
   Я повернулась, надеясь снова вызвать сэра Осмунда на разговор - и обмерла! У дороги, на крепком суку старого дерева, висело обклеванное воронами человеческое тело! А... Вон там... Еще одно! И... Дальше...
   Вместо членораздельной речи из моего горла вырвался какой-то позорный писк.
   - Аутло из банды Уилфреда Скара, миледи, - спокойно, словно трупы повешенных были здесь самым обычным делом, пояснил брат Осмунд. Брианна кивнула и перекрестилась с возмутительным, равнодушно-ханжеским видом. - Как видите, милорд Вильям де Феррер не зря носит шерифскую цепь. Неделю назад он со своими лесничими хорошо потрепал разбойников.
   Постойте!
   Уилфред Скар?
   Это же...
   Уилл Скарлет?!
   Я непроизвольно ухватилась за фибулу, сколовшую мое платье у горла. Если здесь есть Уилл Скарлет...
   - Сам Скар, правда, ускользнул какой-то тайной тропой через болота, но потерял половину своей банды. Теперь ему либо идти под руку Уолтера Акли, либо убираться назад в Йоркшир. - Сэр Осмунд чуть помолчал и продолжил тем же степенным тоном: - Только он под Уолтера не пойдет. Скар, хоть и аутло, но все ж таки рыцарь - и ему слушать простого йомена? Да и счетов у них слишком много. Куда там, да Робхуд его схарчит в мгновенье...
   КТО?!
   - И по мне - лучше б проваливал скорее, и пусть с ним разбирается шериф Йоркшира. Две банды - многовато для здешних мест. Потому и охрана такая. - Осмунд кивнул в сторону солдат. - Простите уж, леди, раньше не сказал, не хотел пугать вас. Что с вами? Вам дурно?
   - Р-р-робхуд? - кое-как выдавила я, растерянно оглядываясь на Брианну.
   - Так в этих краях называют лесных разбойников, леди, - спокойно пояснила та. - Всех. Это слово происходит от саксонского "robb in hood" - "грабитель в капюшоне"...
   - Верно, сестра, - кивнул словоохотливый тамплиер. - Только у Уолтера из Акли это стало прозваньем.
   Прозваньем!
   Я испугалась, что сейчас либо хлопнусь в обморок, либо подскочу и спляшу прямо здесь, на дороге.
   Акли!
   Не знаю, что это за место, но название похоже на "Локсли"! А имя, Уолтер... Уот! Разбойник Уот - "робб ут" - все понятно, отсюда и "Робхуд"! Майкл Торрогуд был прав! Прав от начала и до конца! И я тоже была права! Вот оно, мое настоящее задание! Конечно, Арне Теркильсена надо найти, или хоть выяснить, что случилось с беднягой, но... Робин Гуд! Он - есть! Не сборная солянка из дюжины прототипов - реальный человек! И он существует! Это же открытие века!
   Даже странно, что Айриш Брин так спокойно сидит, словно размышляя о чем-то постороннем. Или она просто хорошо умеет владеть собой?
   Сакс смотрел виновато и сочувственно - был уверен, что сдуру напугал робкую деву до полусмерти.
   - Энестейша, успокойся, - напарница слегка хлопнула меня по колену. - Я знаю, о чем ты подумала, но поверь мне - это ничего не значит. Могу спорить, в Ноттингеме и сейчас найдется несколько семей с фамилией Робинход, Робинхолд, Робхуд, Ребхуд. Хотя известны эти фамилии из записей, датируемых веком позже.
   - Ну да! - кивнула я. - Это как дети лейтенанта Шмидта! Кому не хочется считаться потомком национального героя?
   Брианна только улыбнулась. Кстати, улыбка ее мне совершенно не понравилась - так усмехается взрослый человек, умиляясь лепету младенца.
   - Настья, - выговорила она наконец почти чисто и добавила на современном английском: - Надеюсь, в Ноттингеме ты воздержишься от речей о престижности происхождения от разбойника?
   Я удивленно воззрилась на спутницу. Это уж слишком! Что она обо мне думает? Неужто я не понимаю, что направляюсь прямиком в логово врага? Или не умею держать язык за зубами?
   - Надеюсь, я правильно истолковала твой возмущенный взгляд, - Айриш Брин покровительственно похлопала меня по руке. - Настья, ведь в Ноттингеме я не смогу присматривать за тобой. Поэтому я должна быть уверена, что ты не сделаешь никакой глупости.
   - То есть, сейчас вы не уверены? - возмутилась я.
   - Была уверена. Но, сдается мне, профессор Торрогуд повлиял на тебя не в лучшую сторону. Ты слишком прониклась идеей найти "основной прототип", о котором он прожужжал уши всем, кто согласен слушать. А твоя основная задача - поиски Арне Теркильсена.
   - Да, но Робин Гуд...
   Кажется, я произнесла это слишком громко, потому что сэр Осмунд, успевший отъехать чуть в сторону, тут же подал коня обратно к нашему возку и принялся громко заверять, что юной леди незачем бояться Робин Гуда - ибо в случае нападения разбойников сам брат Осмунд и его отряд сделают все, чтобы защитить юную леди и ее почтенную наперсницу, и доставить их в целости и сохранности под крыло доблестного шерифа ноттингемского. Ну вот, и не поговоришь теперь... Будто я без него не знала, что бояться нечего - в балладах ясно сказано, что Робин Гуд никогда не обижал женщин! А шериф у них еще и доблестный! Ха!
   Разговор с Брианной накрылся медным тазом, и я из чистой вредности осведомилась у белоплащного сакса, какими же доблестями отличился его лордство барон Вильям де Феррер. Фамилия была мне смутно знакома, хотя я в упор не припоминала, где могла ее слышать. Или читать. Феррер... Ферреро... Феррари... Тьфу.
   Сэр Осмунд, услышав мой вопрос, несказанно воодушевился. В следующие часы поездки я узнала, что милорд Вильям - крестоносец и верный соратник самого короля Ричарда, ушел в поход в 1190 году вместе со своим государем и доблестно воевал в Святой Земле до самого конца. Причем практически исключительно за идею: трофеев привез не так уж много, а потом и вовсе чуть не все добытое и еще не потраченное на восстановление замка отдал на выкуп Ричарда из плена, оставив лишь дочери на приданое. Естественно, когда возвратившийся Ричард, взяв штурмом Ноттингем, выставил вон тогдашнего шерифа Вильяма де Венденаля, вопрос о новом представителе его величества в Ноттингемшире даже не возник. Верный офицер был немедля вызван из поместья пред светлые очи государя и облагодетельствован шерифскими регалиями. В общем, святой человек, живое воплощение американского полицейского принципа "служить и защищать".
   Вопрос только в том - кого именно.
   Я осторожно закинула вторую удочку - а не случалось ли в графстве каких крестьянских волнений? На что получила совет: не изволить беспокоиться. При Венденале, и правда, волновались шибко. А сейчас нет, тихо все. Хотя в городе шерифа не любят. Почему? Да потому что шериф - человек Ричарда, а добрые горожане Ноттингема уже давно предпочитают его младшего брата - нынешнего государя Джона.
   Я вспомнила расклеванные трупы несчастных аутло и подумала, что шерифа не любят совсем по другим причинам, но благоразумно оставила свои соображения при себе.
   Возок в очередной раз тряхнуло на каком-то ухабе. Черт! Как они тут ездят?
   В общем, к моменту, когда впереди показались городские стены, меня уже растрясло так, что я даже не стала пересаживаться на лошадь. Тем более что нынешнее дамское седло действительно могло привести в ужас. Ехать в нем иначе, как шагом, было невозможно, а задерживать движение еще сильней стала бы на моем месте только законченная мазохистка. И так-то все мысли уже были о том, как добраться до ближайшей цивилизации, какой бы она ни была, свалиться в постель и отлежаться: смысл выражения "устать с дороги" раскрывался передо мной в своем полном изначальном значении.
   Но я, помня долг наблюдателя, героически продолжала вертеть головой по сторонам. Дорога становилась все более оживленной: наши провожатые то и дело кричали, разгоняя с пути пешеходов и приехавших торговать крестьян с возами.
   "Гусиная ярмарка" - вспомнила я забавно-уютное название еженедельного торга.
   Уже довольно замотанные стражники в городских воротах поглядели с любопытством, выразили почтение, но ничего не спросили. По крайней мере - у нас с Брианной. Сэр Осмунд, слегка наклонившись с коня, сказал что-то начальнику караула, тот кивнул. Мы поехали дальше.
   Похоже, это была саксонская часть - Английский город. Я сразу узнала церковь Святой Марии - самую древнюю и богатую в Ноттингеме. Сэр Осмунд, заметив мой интерес, тут же принялся рассказывать обо всем, что можно было видеть вокруг - оказалось, сам он был родом как раз отсюда, из английской части Ноттингема, и весьма гордился родным городом. Вот только расслышать его можно было не всегда за сумасшедшим гвалтом, царящим на любом базаре: воплями расхваливающих товар торговцев и пытающихся сбить цену покупателей, мычанием скота, гоготаньем и кудахтаньем домашней птицы.
   За рыночной площадью, кишевшей народом так, что мы с нашим конвоем едва через нее продрались, начинался Французский квартал, где еще при Вильгельме начали селиться его соплеменники.
   Знаменитый Ноттингемский замок гордо возносился над норманнской частью города, производя, если честно, весьма величественное впечатление. Разумеется, он был скромнее Тауэра, или тех королевских резиденций, что я успела повидать в нашем времени, но это не мешало ему выглядеть настоящей неприступной цитаделью, этакой Черной Твердыней, символом власти завоевателей над этим городом и этой землей.
   - Прибыли! - дружелюбно пояснил сэр Осмунд, указывая в сторону замка. - Резиденция шерифа, леди!
   - Благодарю вас, милорд, - учтиво кивнула я. Чужеземке не положено знать заранее, как выглядит Ноттингемская крепость.
  
   * * * * *
  
   Мы шли по Ноттингемскому замку следом за сэром Осмундом и суетливым слугой, пойманным тамплиером в дверях. Невысокая лестница вела от дверей мощного донжона в просторный зал.
   В первый миг замок показался мне холодным и мрачным. Может быть оттого, что мы вошли с дневного света, а может - оттого, что это действительно была вражеская Темная Цитадель? Я не могла отвязаться от мысли, что мне придется жить здесь, и неизвестно, как долго. Серые каменные стены, маленькая комнатка, если, конечно, мне ее выделят - и ни одного дружеского лица! Хорошо Брианне! Передаст меня из рук в руки шерифу - и свободна! Я прекрасно понимала, что из нас двоих именно она руководит расследованием, а потому должна иметь полную свободу передвижения, но все же немного ей завидовала. Хорошо быть "элит"!
   Впрочем, к моему удивлению, все оказалось не так уж плохо! Вопреки мнениям некоторых историков, никогда не ходивших "на глубину", замок вовсе не напоминал заросшую грязью помойку. В зале, похоже, недавно прибирались: на полу была постелена свежая солома, а на столах, хоть и заляпанных порядком пятнами вина и соусов, не валялось никаких огрызков и объедков. Стены были украшены довольно приличными гобеленами, а за спинкой стоявшего на возвышении шерифского кресла (ну а чье еще кресло могло здесь расположиться на возвышении?) и вовсе висел красочный восточный ковер, не иначе - трофей Крестового похода.
   Миновав зал, мы поднялись на небольшую галерею, за которой начинался коридор. Слуга шустро рванул вперед, сунулся в ближайшую дверь, скороговоркой кому-то доложил, и почтительно пригласил нас войти.
   За дверью обнаружился не то кабинет, не то библиотека, не то скрипторий - во всяком случае, стены довольно просторной комнаты были заставлены шкафами, ломившимися от каких-то листов и свитков, в углу за столом с треугольной подставкой - в точности, как изображают на средневековых рисунках! - сосредоточенно трудился писец.
   Хозяин кабинета стоял у окна, обернувшись к нам - видимо, мы застали его за диктовкой какого-то послания. Это был довольно высокий стройный мужчина с грубоватым, почти прямоугольным лицом и холодными светлыми глазами. Рыжеватые волосы были зачесаны назад, открывая высокий лоб.
   Чуть в стороне, за обычным, без подставок, столом, устремив напряженно-сосредоточенный взгляд в какую-то бумагу, устроился второй персонаж: упитанный лысый дядечка с короткой седой бородкой. По соседству с ним, задумчиво вертя в пальцах кубок, расположился томный темноволосый красавчик в синей котте поверх вороненой кольчуги. Честно признаться, мне совсем не понравилось, как он на меня поглядел. Словно к лошади приценивался, ей-Богу!
   - Милорд шериф! - слегка поклонился брат Осмунд. - По приказу приора де Шамбре я сопроводил в Ноттингем леди Аннестис Торкельсдотер из Халльборга.
   Я честно улыбнулась - не столько шерифу, сколько воспоминанию обо всей эпопее с именем. Наши спецы честно перерыли списки имен, бытовавших в средние века в Дании, однако соответствующего моему, не обнаружили. Конечно, оставлять стажеру, впервые идущему на глубину, его собственное имя, или давать максимально похожее, было скорее традицией, чем насущной необходимостью. Но традиции - наше все, и меня осчастливили новоделом, произведенным от шотландского "Аннест". Хотя оно было вообще-то формой имени "Агнесса", а вовсе не Анастасии...
   - Доброго дня, сэр рыцарь, миледи! - кивнул барон. - Мы вас ждали, леди Аннис, - он слегка поклонился мне, - Вильям де Феррер, шериф Ноттингема, к вашим услугам, - он перевел взгляд на Брианну: - сестра! Приор де Шамбре еще три дня назад отписывал мне о вашем скором приезде.
   Упс... Интересно, откуда де Шамбре знал это три дня назад? Впрочем, наше с Брианной появление не стало для Арамиса шоком, явно ждал.
   Но... Аннис? Ну надо же! Анис! Еще б корицей обозвал!
   Почему-то эта модификация мне уж совсем не понравилась.
   А еще сразу вспоминается Черная Аннис - местный аналог Бабы Яги, ворующей детей, чтобы съесть, даже не зажарив предварительно...
   - Сердечно рада, милорд! - Я сделала реверанс и нахально продолжила: - Если уместно, в семье меня всегда называли Настей.
   Брин слегка хмыкнула. Феррер, кажется, тоже.
   - Как вам будет угодно, леди Нэста, - уголки его губ дрогнули в странном подобии усмешки. - Мои помощники, - сообщил шериф, кивая на тех двоих: - Сэр Хью Бардульф, рив Английского квартала Ноттингема. - Лысый сэр Хью всем видом изобразил радость от знакомства со мной. - Сэр Гийом де Леч, рив Французского квартала и командир гарнизона Ноттингема.
   Щеголеватый брюнет самодовольно улыбнулся, показавшись мне еще более скользким, чем на первый взгляд. Видимо, искренне ожидал, что, увидев эту ухмылочку, я тут же паду к его ногам и сама в штабель уложусь! Право, бородатый, смахивающий на гнома сакс выглядел намного симпатичнее... Минутку... Сакс? Точно! Пожилой сэр - рив Английского квартала, и имя у него тоже вполне английское! Слава Богу! А я-то думала, что буду здесь одна среди всех этих захватчиков! А оказывается, мне есть на кого опереться!
   Тем более - оба немедля заявили, что они к услугам леди, вот и прекрасно!
   Я совершенно искренне улыбнулась своему будущему союзнику, приготовившись поблагодарить присутствующих за теплый прием, но тут дверь распахнулась, и в кабинет ворвался... язык пламени!
   Именно так! Девчонка - лет семнадцать, не больше, - была в желтом платье с красным пояском, ворох рыжих кудряшек из-под блестящего венчика разлетался, падая ниже талии. Аж завидно - мне такую шевелюру вовеки не отрастить, а если б и получилось - завивать замучаешься.
   - Отец, пчелы! Ульи только что привезли, а слуги на расчищенном месте свалили сено... Ой... простите, милорды, миледи, я помешала? - она замерла на пороге, стараясь изобразить виноватый вид.
   Холодное, резкое лицо шерифа смягчилось, сделавшись на удивление человеческим.
   - Ничуть. Напротив, Марион, ты весьма кстати. Это леди Нэста, сестра сэра Арне. - Марион с готовностью сделала местный реверанс - сложив руки перед грудью. Я на автомате ответила тем же. - Позаботься о гостье, устрой ее, пока я побеседую с ее наперсницей. Кстати, где матушка?
   - Она поехала в лавку Джона Суконщика. Конечно, отец! Идемте со мной, леди Нэста!
   Сказать я ничего не успела, потому что была немедля ухвачена за руку и вытащена из кабинета вон. Ой!
   - Ой, прости! Ты споткнулась? - Марион виновато взглянула на меня. Глаза у нее были ясные, серые, живые и любопытные.
   Я подобрала подол юбки, делая вид, что чуть не наступила на него. Как бы я иначе сумела объяснить, почему внезапно застыла столбом, который этот кипящий энергией рыжик едва не уронил на себя? В голове складывались кусочки паззла. Так вот почему фамилия шерифа показалась мне такой знакомой!
   Лекция! Тогда, в Институте!
   Моя рука, аккуратно записывающая за преподавателем...
   "Далее в легенде говорится, что Робин Гуд женился на Мейд Марион в церквушке Эдвинстоу. На самом деле на девице Марион, дочери барона Феррера, женился Роберт де Локсли".
   Ёлки-моталки!
   Марион де Феррер!
   Марион.
   Та самая.
   Жена Робин Гуда.
   Дочь шерифа.
   Норманнка.
   Вы не знаете, что такое "когнитивный диссонанс"? Спросите меня. Кажется, я уже знаю.
   - Ничего, все в порядке, - я оправила юбку, не представляя, что еще сказать. Инструкции советовали в этом случае нести любую взбредающую в голову чушь - лучше показаться неумной и болтливой, чем подозрительной. - Я просто оступилась. Ты покажешь мне замок?
   - Разумеется! - кивнула Марион и улыбнулась: - Я так рада, что ты приехала, Нэста де Халльборг! То есть... - она смущенно опустила взгляд, - прости, я не хотела сказать...
   Конечно! Ведь "Нэста де Халльборг" явилась искать запропастившегося брата, которого в Ноттингеме уже не чают обнаружить живым.
   - Все хорошо, - я успокаивающе коснулась ее руки. - Я верю, что Господь охранит Арне.
   - Мы все за это молимся, - горячо заверила меня Марион. - Просто... у нас иногда гостят девушки из знатных семей, приезжающие с родителями, но обычно они не задерживаются надолго, а местная знать не хочет присылать дочерей в свиту матушки, потому что не жалуют отца, - пояснила свою радость дочь шерифа. - А мне так хочется иметь подруг! Мы будем подругами?
   - Конечно, Марион! - я даже испугалась, что выкрикнула эти слова с излишним энтузиазмом. Но... Эта девочка (может показаться забавным, но с высоты моих двадцати двух лет и высшего образования XXI века она и казалось мне почти ребенком) и представить не могла, какими подругами мы станем! Думаю, недалек тот миг, когда я останусь единственным человеком в замке, которому она сможет полностью доверять! Она - и Робин! И я не успокоюсь, пока не увижу их у алтаря в Эдвинстоу! Как Жанна д'Арк, пока не дотащила дофина Карла до Реймса!
   - Идем, я покажу тебе замок и твою комнату! - весело воскликнула Марион.
   Замок оказался пронизан переплетением ходов не меньше, чем его подземная часть, которую мы облазили с профессором Торрогудом. Та, где будет, нахально водя шерифа за нос, прятаться со своими друзьями Робин Гуд!
   Небольшая комнатка, оказавшаяся как раз над опочивальней Марион, выглядела бы уютной, если б была посветлее, но что поделать - окно оказалось маловато, да к тому же на ночь его полагалось закрывать тяжелым деревянным ставнем. Впрочем, подумала я, в нынешнем веке это имело смысл - приходилось беречь тепло. А вечером, если зажечь свечи - будет, пожалуй, неплохо.
   Служанки уже успели застелить кровать под балдахином, предохраняющим от утренней сырости, а в углу дожидался моих вещей здоровенный пустой сундук. На столике пристроились кувшин и металлический тазик - для умывания, как объяснила Марион. Надо только позвать служанку - она поможет умыться и причешет. И она же вынесет ночной горшок, вот он - под кроватью. Я не привезла с собой служанку? Досадно, но ничего. Найдем. Гвенда (горничная самой Марион) не откажет на первых порах позаботиться еще об одной юной леди.
   Надо ли говорить, как я "ухватилась" за это любезное предложение! А то мне для полного счастья не хватало только личной служанки, которая рылась бы в моих вещах и всюду совала нос!
   Я присела на широкий (стены-то соответствующие!) подоконник и поглядела в окно, прикидывая, как управлюсь вечером со ставнем. Или это тоже делает служанка? Сверху был хорошо виден двор.
   - Тут иногда тренируются солдаты, - сообщила Марион, пристраиваясь рядом со мной. - Но мне не мешает звон оружия. Думаю, тебе он тоже не станет мешать, ведь в нас течет рыцарская кровь.
   Последнюю фразу она произнесла с гордостью, поставившей меня в некоторый тупик. Впрочем, судьбоносная встреча, после которой сословная разница станет безразлична дочке барона де Феррер, еще не произошла!
   - К тому же, это нечасто бывает, - добавила Марион. - Только когда отец сам берется. Сэр Арне тоже иногда гонял гарнизон. Гийом на него за это жутко злился. Говорил, что Арне присваивает его полномочия. Пусть, мол, занимается своими егерями и оставит солдат в покое... Пойдем вниз, покажу тебе все остальное...
   Я мысленно оценила степень боевой подготовки гарнизона, тренирующегося только когда у шерифа выпадает время, и кивнула, решив, что оно и к лучшему. Тем легче Робину будет!
   "Остальное" было мне примерно известно из записей и описаний, переданных тем же Арне, но взглянуть своими глазами никогда не вредно. А главное - прикинуть, где могут выходить в замок подземные ходы. Мы спустились вниз, навестили кухню и заглянули в конюшню, где скормили по прихваченному яблоку своим лошадям.
   Во дворе суетился народ - у ворот разгружали какую-то телегу.
   - А что там? - спросила я, указывая на массивное каменное здание, прилепившееся к одной из боковых стен донжона.
   - Это? Это казарма. На нижнем этаже живут солдаты, а на втором - комнаты командира гарнизона. Внешняя дверь сейчас заперта, но туда есть коридор прямо из замка. Я тебе потом покажу. Ты ведь захочешь посмотреть?
   - А зачем мне смотреть комнату начальника гарнизона? - слегка удивилась я, и тут же прикусила язык: на карте, оставленной мне Майклом Торрогудом, как раз где-то там был помечен не то ход, не то тайник. До наших дней, понятно, ничего не сохранилось, но выход мог быть как раз в казарму. Придется придумывать, как отвлечь сэра Гийома...
   Мои сомнения решила Марион:
   - Там жил сэр Арне...
   - Тогда конечно! - кивнула я, мысленно возблагодарив Бога. - А почему моего брата поселили там? Ведь начальник гарнизона не он, а...
   - Де Леч! - Марион слегка сморщила веснушчатый носик. - Но он живет в городе. Комнаты пустовали, вот сэр Арне и решил поселиться там.
   - А какую же тогда должность занимал мой брат? - удивилась я. - Я думала - он помощник шерифа и...
   - И главный лесничий Ноттингема, - кивнула Марион. - Так и есть. Даже больше лесничий. Последний год вечно пропадал в Шервуде, словно его туда тянуло...
   Тянуло? Я мысленно поставила зарубку в памяти.
   - А де Леч - всего лишь разряженный павлин. Но много о себе понимает. Будь с ним осторожна.
   - Он тебе не нравится? - "проницательно" подколола я.
   - Нет, - тряхнула головой Марион. - Сэр Арне был куда больше похож на рыцаря. Ух, как Гийом ему завидовал! Даже заказал себе вороненую кольчугу, такую же, как у твоего брата. - Она вдруг прыснула: - Видно, решил, что это вмиг сделает его победителем! Только на турнире его все равно выбили из седла.
   Мы прошли в маленький внутренний дворик, заваленный по стенам пустыми бочками, колесами телег, прочим мусором, готовым пригодиться в хозяйстве хотя бы на растопку. Уже хотела было спросить, что тут интересного, и тут...
   Я почти вскрикнула от удовольствия, увидев столь знакомую по гравюрам, фильмам и реконструкциям картину. Настоящая средневековая Англия! Прямо с открытки сошла! Пятеро лучников стреляли в цель, нарисованную от руки углем на выбитом днище бочки. И все в зеленых плащах и капюшонах. И с лонгбоу! Сразу пять Робин Гудов, на выбор! Если, конечно, забыть, что они, скорее всего - егеря шерифа... Но забыть так хотелось! Я ведь первый раз видела состязание лучников по-настоящему. Тем более, что я уже слегка подустала от всей этой экскурсии, начавшей смахивать на показ корреспонденту столичной газеты хозяйственных достижений колхоза-передовика.
   - Вот! - гордо сообщила Марион. - Здесь упражняются наши лесничие. Им-то, в отличие от гарнизона, твой брат спуску не давал! Это его заслуга, что в Ноттингеме - самые лучшие стрелки!
   Зрители - слуги и пара солдат - вопили, свистели, перекидывались грубыми репликами. Один стоял прямо возле цели, совершенно не опасаясь попасть под случайную стрелу. Сразу было видно, что работают профессионалы. Вскоре осталось только двое. Они били в цель с завидной меткостью. Один еще и подзадоривал остальных, проигравших: "Вот как надо! Учитесь!". Второй лишь процедил что-то себе под нос, я не расслышала, но все засмеялись. А он поставил следующую стрелу. Как ни в чем не бывало. Вот он! Мой Робин Гуд! А рядом... Уилл Скарлет! Нет, тот сейчас в лесу! А это кто?
   Марион радостно вскрикнула.
   - Нэста! Скорее, смотри! Вот тот человек, который отыщет твоего брата и покончит с грабежами в Шервуде! Это он убил знаменитого Бернсдельского разбойника, принеся его голову шерифу Йоркшира!
   Что? Земля ушла у меня из-под ног. Убил? Бернсдельского... Но ведь "знаменитый Бернсдельский разбойник" это...
   - Гай! - окликнула леди Марион стрелка и бросилась к егерям, волоча за собой мое почти бесчувственное тельце.
   Гай?
   Гай!
   Даже в глазах потемнело. Как это? Этого не может быть!
   Сейчас я увижу лицо своего заклятого врага.
   Стрелок не ответил на приветствие. Лишь выпустив с невероятной скоростью штук пять стрел, поставил лук, обернулся навстречу, сбросил капюшон и почтительно склонил голову.
   - Леди Марион...
   - Как поживает милорд Эдриан? - приветливо спросила Марион. - Надеюсь, он в добром здравии?
   - Да, милостью Божьей, моя леди, - он смотрел на меня, а я на него. Мне казалось, мой взгляд должен был прожечь дыры в его черепе.
   Я хмыкнула мрачно. Он не спускал взгляда с моего лица.
   - Ах, да! - эту дуэль взглядов заметила и Марион. - Это леди Нэста Торкельсдотер из Халльборга.
   - Сестра сэра Арне, пропавшего в лесу, - кивнул Гай. - Вы на него похожи. Я сделаю все, чтобы отыскать вашего брата, леди... - он перестал наконец на меня таращиться. - Или отомстить за него...
   Я сделала шажок вперед, продолжая смотреть ему в глаза.
   Совсем молодой светловолосый парень.
   Гай.
   Который убил разбойника. Который прекратит грабежи в Шервуде.
   Гай Гизборн. Кем он еще может быть?
   - Скажи, ты правда убил Робин Гуда?
   Мой вопрос привел в смятение обоих. Я поздно схватила себя за язык. Наверное, следовало бы пустить слезу, услышав в очередной раз о страшной судьбе братца, но меня больше интересовала другая судьба. Не менее горькая. И куда более значимая для истории. И я просто не могла ничего с собой поделать. Я должна выяснить все. Немедленно.
   - Робин Гуда? - непонимающе переспросил Гай. - Какого из них?
   Какого из них? Ты, паскуда, что тут - профессиональный охотник на Робин Гудов? Поубивал их столько, что всех не упомнишь?
   - Бернсдельского стрелка. Говорили, его невозможно убить. Что он знает лес, отличный стрелок, хитер, ловок, удачлив и дерзок. И что его люди преданы ему.
   - Невозможно убить? Так говорят? Увы, миледи, я его убил, - снова склонил голову Гай. - Но где вы об этом слышали?
   - Менестрель пел в таверне, где мы останавливались по пути в монастырь Святого Креста, - сымпровизировала я.
   - Гай! - восхищенно выдохнула Марион. - Про тебя уже поют в тавернах!
   Гай поморщился, словно у него внезапно заныли зубы.
   - Лучше б они этого не делали, - странно мрачно отозвался он. Слишком мрачно для воина, которому напомнили о совершенном подвиге. Или он прекрасно понимает, что совершил, убив героя? И какая слава ждет их обоих в веках? - А если вы, леди, имеете в виду Бернсдельского разбойника, его звали Ральф Фиц-Одо, и, кстати, не так уж он хорошо стрелял. Тот рыжий делает это куда лучше, - Гай махнул рукой в сторону молодого лесничего, который сейчас вытаскивал стрелы из мишени. - Вот это и впрямь стрелок, каких поискать.
   Юноша, услышав похвалу, с готовностью обернулся к нам, улыбаясь широкой, на редкость обаятельной улыбкой. К слову - не такой уж он был рыжий, до Марион, например, далеко. Скорее шатен с сильным рыжевато-золотым отливом. В зеленых глазах играли веселые искорки.
   - Робин из Локсли, ваш покорный слуга, миледи Нэста!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"