Brisco Alvi: другие произведения.

Странница-3. Глава 10. Намерения, благие и не очень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Комментарии оставляем здесь.


Глава 10. Намерения, благие и не очень



или сложное уравнение



* * *



"Легко говорить - спрячь!" - в панике думал Вильс, сам прячась за портьерами. Он никогда бы не посмел войти в покои Странницы не будь уверен, что хозяйка вернётся не скоро. Он выжидал и дождался, когда она, вся в слезах, не бросилась в конюшню. И был уверен, что утешением ей станет ночная прогулка (Вильсу всегда быстрый бег по ночному лесу помогал справиться с душевной болью), но девушка вернулась так внезапно, что бедному волку, чтобы не быть застуканным на месте преступления, оставалось единственное: нырнуть за портьеру и притаиться, и молиться Великому Вожаку, чтоб не почуяли чужого присутствия ни Странница, ни её дракон. Будь на их месте кто угодно другой, Вильс не волновался бы, уж что-что, а искусством маскировки белые волки владели мастерски.
В ту ночь девушка и её дракон и в самом деле ничего не видели и не слышали, ослеплённые горем и такой болью, что даже Вильсу захотелось выть. Он не завыл. Он воспользовался их слепотой и сбежал. Без всякой магии, просто через открытое окно. И снова стал ждать подходящего момента: как и маскироваться, ждать он умел.
Пару дней спустя терпение Вильса было вознаграждено: хозяйка, нашедшая утешение в работе, решила заночевать прямо в Орденской библиотеке. Этим Вильс и воспользовался, и невзрачный голубой цветочек перекочевал из его кармана в хозяйскую подушку, самое подходящее место, чтоб накрыло быстро и наверняка. И нарочно никто не найдёт, даже если, выбивая пыль, представит на месте подушки своего злостного врага - об этом Вильс особо позаботился.
Обкусив нитку, Вильс полюбовался результатом и остался доволен: дополнительные швы получились крепкими и совсем не отличимыми от тех, что были. Губы Вильса тронула едва уловимая печальная улыбка: шить он тоже умел.

* * *



Душевную боль ничем не унять, она саднит, как свежая рана. Посылая Ровера в Сарнаэль, в первую очередь я хотела убедиться, что с Лелем всё в порядке, что ритуал воскрешения Белого Эллона не отправил его к праотцам. Ну и просто взглянуть на него хоть одним глазком... Что ж, посмотрела. Убедилась. Сразу во всём. Вот тебе и благими намерениями. И сколько бы я ни металась по комнате, ни плакала, облегчения это не принесёт. Нужен другой способ. Нужно найти дело, в которое можно уйти с головой. Вообще-то, искать ничего не надо. Прежде, чем вернуться в Полевию, я сама выстроила план, чем займусь - самое время взяться за его реализацию. Одна только древняя библиотека - поле непаханое. Заодно выучу изначальный и прочту, наконец, собственную летопись, а то писать пишу, а что именно не ведаю. Непорядок!
В дальней комнате Схрона, отведённой под временное хранилище для древней библиотеки, пахло пылью и плесенью. Тассар, Ворон и я уже который день с предельной осторожностью разбирали хрупкие свитки и книги, ища информацию о хрустальных подвесках, одну из которых носил Лель. Упоминание о них, причём на древне-полевском, случайно нашел Тассар в одном из сотен фолиантов. Именно упоминание, ничего конкретного об этих древних артефактах в нём не говорилось, а меня интересовало, кто их создал и с какой целью. То, что подвески являются ключами от каких-то врат, мы знали, но где искать эти врата и что они закрывают? Работу сильно затрудняло незнание изначального языка. Его приходилось учить в процессе, зато теперь я могла расшифровать отдельные символы из той писанины, что красивым узором покрывала мою спину. С переводом и обучением здорово помогал Ворон. Он без труда зачитывая нам с Тассаром занятные отрывки, в основном это были летописные повествования о славных подвигах магов-первопроходцев, пришедших в Полевию задолго до вторжения в неё Черного дракона. Понятное дело, что их имена никому из нас ни о чем не говорили. Изредка попадались описания редких видов нечисти и способы ее уничтожения. О богах и, тем паче, о вестнике - ни слова. Впрочем, о Странниках тоже.
Мне и в самом деле почти удалось задуманное: работа в Схроне, не только с древней библиотекой, но и изучение прочих книг здорово помогала отвлечься. Я практически здесь поселилась: упорно копалась в книгах, поглощая знания, как жадная гусеница зелёные листья, и пыталась учить изначальный самостоятельно. На уговоры Ворона и Тассара сделать перерыв и отвлечься на партию в шахматы, я неизменно отказывалась и засиживалась за книгами порой до самого рассвета. В такие дни магистр Афранин обыкновенно находил меня спящей за столом, а то и прямо на полу у горы изучаемых книг, будил деликатным покашливанием и, посмеиваясь в бороду, предлагал принести подушку и одеяло, а лучше проводить домой, мол, тяга к знаниям - это хорошо и похвально, но надо и отдыхать хоть иногда. Впрочем, ни он, ни хранитель, ни пророк особо на своём не настаивали, решив, вероятно, что соваться к Страннику, с таким остервенелым упорством взявшемся за учёбу, себе дороже.
Дни пролетали незаметно. Они шли себе и шли однообразной чередой, практически неотличимые друг от друга. Где-то там, наверху весну сменяло лето, выгорала под палящим солнцем цветущая степь, весенние цветы увядали, уступая летним. Отшумел Даэлу Лиавани, а за ним Кераваин - день заклинания духа земли, чтоб не скупился и дал обильный урожай. Полевяне занимались привычными делами: селяне пахали и сеяли, ремесленники мастерили, жрецы молились своим богам, король правил - тишь, гладь и полная лепота в кои-то веки.
С самого утра я сражалась с дряхлым фолиантом, пытаясь перевести его с изначального на полевский. Работа продвигалась с трудом, текст оказался сложным, а Ворон где-то задерживался. Когда я, пыхтя от досады на собственное бессилие и поминая хранителя недобрым словом, сверлила злобным взглядом очередное незнакомое слово, в хранилище зашёл Янис. Магистра я заметила только когда тот подсунул мне под нос какой-то свиток. Я недоумённо уставилась на оный, машинально отметив королевскую гербовую печать, и наконец обратила внимание на магистра.
- Что это? - недовольная тем, что меня прервали, угрюмо спросила я.
- Приглашение, - ответил Янис.
Лаконичность ответа привела меня в ярость: ну неужели так трудно сразу сказать, кто и куда меня приглашает?!
- И чего на этот раз хочет от меня король? - предельно терпеливо продолжила я расспросы.
- Приглашение не от короля. Принцесса Амалия приглашает тебя на бал по случаю своей помолвки с герцогом Вэльвэ. Бал уже сегодня, так что оставь ненадолго эти пыльные книги и...
- Янис, какой ещё к чёрту бал? - не выдержав, вспылила я. - Я - Странник, а не шут гороховый, чтобы развлекать своим присутствием благородных господ на балу! И для меня сейчас нет ничего важнее этих старых, пыльных книг!
Магистр спокойно перенёс вспышку моей ярости, положил свиток передо мной и сложил руки на груди.
- Ксения, никто и никогда не считал тебя шутом. И на бал тебя приглашают из уважения, а не ради потехи. Ты, конечно, можешь отказаться, сославшись на неотложные дела, но я настаиваю на том, чтобы ты всё-таки туда пошла, немного отвлеклась от своих тревог и отдохнула. Ты бы видела себя! - рявкнул вдруг Янис, так неожиданно, что я подскочила на стуле. - Бледная, взъерошенная, как будто нам всем снова грозит вторжение Сумеречного или Чёрного дракона! Может, объяснишь, что с тобой происходит?
Я молча кусала губы. Ну, не признаваться же, в самом деле, что мою душу сжигает пожар ревности?
- Ксения, - мягко заговорил Янис, перестав нависать надо мной грозной скалой. - Прекрати себя изводить. Поговори со мной. Пожалуйста.
- Я... Я не могу, - пробормотала я, пряча глаза.
- Хорошо, - кивнул магистр. - Предположу, это что-то очень личное, раз мне сказать ты не можешь. Тогда почему бы тебе не съездить к Сигрид?
- Что? - я вздрогнула и в панике уставилась на мужчину. - Зачем?
- Ну, вы ведь подруги.
Пальцы сами собой сомкнулись на свитке: съездить к Сигрид? Рассказать ей о своих подозрениях? Ха! Это всё равно, что сообщить Лелю лично о своей предполагаемой беременности.
- Знаешь, - пробормотала я, медленно выбираясь из-за стола, - я, пожалуй, воспользуюсь твоим советом и схожу на бал. Что-то давненько я не бывала на балах... Не сказать, что бы я по ним скучала, но госпожа Ирэна пошила мне тьму тьмущую платьев, и надо бы выгулять хоть одно.
Сбежав домой от магистра с его неудобными вопросами, я заперлась в комнате, забралась на кровать и, обняв подушку, уставилась перед собой. Сколько я так просидела - одним богам ведомо. В голове - ни единой мысли. Казалось, все они, словно перепуганные мыши, попрятались от греха подальше, оставив меня наедине со звенящей пустотой и образом красивой эльфийки, пожирающей Леля обожающим взглядом.
- Hariad? - окликнул меня Фанька, незаметно взобравшийся на кровать.
Я встрепенулась и машинально его погладила.
- Что, малыш?
- Нам больно, да? - печально вздохнул мой dhart и ткнулся носом мне в подмышку.
- Иногда так бывает, - обняла я дракончика. - Прости, что из-за меня ты тоже страдаешь.
- Не проси прощения, мы же с тобой одно целое. Я понимаю, - серьёзно произнёс Фанька и посмотрел на меня своими серебряными глазами. - Вдвоём легче переживать боль.
Ёлки! Я потрясённо уставилась на дракончика и едва не расплакалась от жалости. Да, вдвоём легче, и выживи Райзенд тогда, когда его ранили стрелой, Чёрный дракон никогда бы не родился. Но рана оказалась смертельной, и молодой dhart, лишённый своего hariad, не выдержал боли и превратился в мстительное чудовище. Страшно представить, что было бы со мной, не будь рядом Фаньки, этого удивительного существа, взвалившего на себя половину моей ноши.
Я обняла дракончика, чмокнула его в нос и вытерла слёзы.
- А знаешь, малыш, хватит нам горевать. Сегодня у принцессы Амалии помолвка и нас пригласили на бал. И самое время начать на него собираться. Давай-ка повеселимся от души, а?
Фанька просиял и серебряным мячиком скатился с кровати.
- Я позову даму Шаен! - уже из коридора крикнул он. - Моя hariad идёт на бал и должна быть самой красивой!
Платья, пошитые госпожой Ирэной, которые я до сих пор не удосужилась толком рассмотреть, оказались великолепными все, до единого. Их принесли из специально отведённой под гардеробную комнаты, расправили и разложили на кровати. Восхищённая, я переводила взгляд с одного платья на другое и никак не могла выбрать. Оказалось, госпоже Ирэне нужен был всего лишь толчок, чтобы по-настоящему раскрыть свой талант: вдохновляясь платьем, пошитом для моего злополучного первого бала, портниха сумела создать нечто новое. Отказаться от верхнего, принятого в Полевии, платья совсем госпожа Ирэна не смогла, но обыграла его так, что оно стало частью наряда, а не отдельным предметом гардероба. В итоге получилось нечто в меру пышное, в меру открытое и декольтированное и сильно смахивающее на земные платья аристократок века этак восемнадцатого. Дополнительным бонусом стала шнуровка, призванная регулировать ширину платьев в талии - госпожа Ирэна предусмотрела всё.
- Ух ты, какое рококо, - восхитилась я, разглядывая свои наряды.
- И вы, госпожа, будете выглядеть восхитительно в каждом из них, - вкрадчиво произнесла дама Шаен, намекая на то, что её хозяйке стоит сменить штаны на юбку.
- Конечно, - не стала я спорить. - Теперь я точно не пропущу ни единого бала.
- Пригласить к вам госпожу Ирэну, моя госпожа? - обрадовалась экономка.
- Ни к чему, - тут же разочаровала я даму. - Этих более, чем достаточно. Хватит целый год по балам ходить. Я не собираюсь носить их каждый день.
Дама Шаен спорить не стала, понимая, что это бесполезно. Лишь тихонько вздохнула, признавая своё поражение.
Если в душе твоей воцарилась тьма, то новые, яркие впечатления - лучший способ зажечь в ней свет. Именно поэтому для бала принцессы Амалии я выбрала самое яркое платье: насыщенного малинового цвета, украшенное широкой серебряной тесьмой. Дама Шаен с помощью двух девушек надела его на меня, затянула шнуровку, поправила складочки и расправила юбку. Вечерний макияж (я не поскупилась на тени и тушь, а губы подкрасила пунцовой помадой - блистать так блистать!) и букетик из цветов шиповника и листьев папоротника, составленный Деной и усилиями дамы Шаен закреплённый на моих коротких волосах, завершили образ. Я посмотрела в зеркало, покрутилась, рассматривая себя со всех сторон, и осталась довольна увиденным.
- Ну вот, теперь можно идти на бал.
- Вы так прекрасны, госпожа, - сказала дама Шаен и огорчённо покачала головой. - Жаль, что ваши волосы коротки. Будь у вас длинные волосы, уж мы бы их так уложили...
- Меня вполне устраивает эта длина, - упрямо заявила я, любуясь листьями папоротника, покачивающимися при движениях. - А вот с папоротником это вы здорово придумали. Выглядят почти как перья страуса.
Дама Шаен удивлённо моргнула.
- А что это за зверь такой, страус?
- Не зверь, а птица, - поправила я, подозревая, что если и водятся в Полевии страусы, вряд ли называются страусами. - Что ж, пожалуй, я готова. Идём, Фанька!

На бал сопровождал меня Янис. Как и в первый раз, у дворцового парадного крыльца было не протолкнуться от гостей. И как тогда все они, как по команде повернулись, рассматривая новоприбывших гостей. Я удручённо вздохнула, слишком поздно сообразив, что бал - мероприятие публичное и не очень-то весёлое для совсем не публичной меня. Сразу захотелось дать дёру, но повозка уже остановилась, а магистр вышел и подал мне руку.
- Даже не думай, - сурово сдвинул брови Янис.
- Ты что, мысли мои читаешь? - проворчала я и, опираясь на его руку, ступила на гравиевую дорожку.
- Просто хорошо тебя знаю. Идём, провожу тебя в приёмный зал.
- Вы так любезны, магистр, - съязвила я в ответ и повернулась к дракону. - Итак, мой верный дхэрт, слушай и запоминай. Держись рядом со мной, это во-первых. Во-вторых, на балу ничего не есть и не пить, угощений ни от кого не принимать, - на втором пункте магистр пристыжено отвёл взгляд, - и, само собой, никого не пугать. Всё ясно?
Фанька понимающе кивнул и тут же, нарушая обещание, умчался вперёд - расчищать дорогу. При виде дракончика гости мгновенно расступились, не из боязни - я не чувствовала их страх, - а из простого благоразумия. Дракончик взбежал по лестнице и остановился, оглядываясь, мол, чего вы так долго копаетесь. "Да какого чёрта?" - разозлилась я на себя. Сама же решила сегодня блистать и всячески развлекаться, вот и вперёд!
- Что ж, - расправила я плечи и гордо подняла голову, - да будут нам новые впечатления.
Опираясь на руку магистра, я прошествовала к крыльцу, осияла гостей благосклонной улыбкой, будто не в числе приглашённых была, а хозяйкой бала, и поднялась по ступеням. Фанька послушно трусил рядом, не пытаясь удрать вперёд и не отставая. Войдя в коридор, я привычно осмотрелась, отмечая усиленную охрану - и дворцовых гвардейцев, и орденских магов. Заметила парочку храмовников в чёрно-белых мантиях и нахмурилась. Значит, проблема до сих пор не решена, и обитателей королевского дворца всё так же мучают неприличные сны.
- Добро пожаловать, госпожа Странница, - раздалось негромкое приветствие, и давешний советник короля склонил голову в поклоне, одновременно скользнув по дракончику пристальным взглядом.
- А, вот и вы! - обрадовалась я ему и тут же напустилась с вопросами. - Как тут у вас обстановка? Что со снами? Выяснили в чём дело?
- Не совсем, - едва уловимая улыбка тронула тонкие губы. - Можно сказать, проблема решилась сама собой. Правда, служители Элехнэ и Рэтхе настаивают, что всё успокоилось благодаря их молитвам...
Советник сделал многозначительную паузу и выразительно посмотрел на меня.
- А вы им не верите, - усмехнулась я и мельком взглянула на Яниса. Магистр сверлил меня непонимающе-вопросительным взглядом. - Янис, я в курсе. Заходила на днях к королю на аудиенцию. Не понимаю, мне-то вы чего не рассказали? Между прочим, это дело со снами весьма занятное и любопытное, я б с удовольствием голову поломала над разгадкой этого явления.
Магистр смутился.
- Мы и так слишком многим тебе обязаны...
- Да брось! Спасать мир - это, к твоему сведению, такой стресс для такой маленькой гусеницы, как я, - лукаво прищурилась я. - Разобраться с неприличными снами было б хоть весело для разнообразия. А вы, - повернулась я к советнику, - можете устроить так, чтобы я сегодня осталась во дворце на ночь?
- Разумеется, - степенно кивнул советник, не скрывая своего удовольствия. - И вы, и ваш дракон будете устроены со всеми удобствами.
- Вот и ладушки, - я хищно улыбнулась и предвкушающе потерла руки. Фанька, заразившись моим настроением, воинственно встопорщил гребень, вынудив советника попятиться и вспомнить о других делах. Янис неодобрительно покачал головой. - Да ладно тебе, Янис! Я уже всё решила и собираюсь лично проверить в чём дело. Лучше развлеки меня светской беседой... на балах же обычно сплетничают и болтают о погоде?
Мужчина удручённо вздохнул, мол, хотел, как лучше, а получилось... в общем, что-то не то получилось. Тем не менее, галантно предложил мне руку и повёл в приёмный зал. Пока мы шли я болтала без умолку о том, что собираюсь устроить во дворце засаду на все сны без разбору, благо Элехнэ мне задолжала, но докопаться до сути. Потому что ни на миг не верила, что проблема решилась сама собой.
- Ты только не переусердствуй, - иронично хмыкнул магистр.
- Что, боишься, что подсмотрю сны Велимира? - усмехнулась я в ответ.
- Нет, боюсь, что в своём стремлении докопаться до правды, ты дворец разберёшь по кирпичику.
- Зачем мне такие сложности? - искренне удивилась я. - Нет, я согласна, что физический труд здорово облегчает загруженный разум, но в данном случае боевая магия не вариант. Тут действовать надо тоньше.
- И как ты собираешься действовать?
- А вот это мой маленький секрет! - засмеялась я, не спеша раскрывать все свои карты. - Знаешь, лучше расскажи, куда твоя сестра запропастилась. Я не видела Янину с той безумной компании по спасению Падшего.
- Янина не запропастилась, - благоразумно сменил тему магистр. - Моя сестра сейчас на границе Шарапова леса, ведёт переговоры со старейшинами. Надеюсь, скоро Орден получит их согласие на изучение местных тайн.
Я досадливо поморщилась: чёрт! Ведь сама собиралась заняться этим вопросом, а в итоге ухнула в пучину собственных переживаний. А между прочим Шарапов лес один из пунктов моего грандиозного плана по спасению себя, любимой, от душевных мук!
- Помощь нужна? - посерьёзнела я, настороженно оглядываясь по сторонам: за разговорами мы как-то незаметно вошли в зал приёмов, полный гостей. Музыканты настраивали инструменты, толпа приглушённо гудела, и все эти звуки, отражаясь от высокого потолка, эхом наполняли зал. Я скользила взглядом по смуглым лицам брандинцев, пшеничным шевелюрам выходцев из Васнета и выкрашенным во все цвета радуги тронтийцев. Королевский трон пока пустовал, а принцессу Амалию я видела лишь однажды и опознать её среди юниц, естественно, не могла.
- Уже нет, - улыбнулся Янис. - Когда ты ушла из Полевии, старейшины и слышать ничего не желали. Но сейчас ты вернулась, и их мнение круто переменилось.
- Ух, ты, как интересно, - недоумённо пробормотала я. - А какая им разница, в Полевии я или нет? Я же Странник. Сегодня тут, завтра там. И не факт, что где-то задержусь надолго.
- Вот уж чего не знаю, того не знаю, - пожал могучими плечами Янис. - Возможно, они считают тебя гарантом своей безопасности и соглашаются принимать экспедицию ровно до того момента, пока ты не покинешь наш мир.
"Боюсь, это случится раньше, чем переговоры Янины увенчаются успехом", - едва не брякнула я, но вовремя прикусила язык.
- В любом случае, если в переговорах с оборотнями понадобится помощь - дай знать, - рассеянно кивнула я, удивлённо наблюдая за расхаживающим среди гостей, разряженным, как павлин, иномирным магом. Дамы вокруг Вегейра Кор Тиа"ли так и вились, словно бабочки вокруг яркого цветка. - А он откуда тут взялся? - дёрнула я магистра за рукав, кивком указав на архимага. Впрочем, по пятам за ним следовали не только дамы, я заметила как минимум двух магов, ненавязчиво сопровождавших Вегейра. - Разве его уже выпустили из-под карантина?
- Из-под чего? - не понял Янис, но ответить я не успела: архимаг Вегейр Кор Тиа"ли из мира Домамера уже заметил нас и, юркой змейкой скользнув сквозь толпу, отвесил затейливый поклон.
- Приветствую вас, ронна. Магистр, - вежливо кивнул он Янису.
- И вам доброго вечера, - ровно, изо всех сил стараясь скрыть неприязнь, которую этот человек почему-то у меня вызывал, ответила я.
- Могу ли я пригласить вас на первый танец? - сверкнув белозубой улыбкой, поинтересовался архимаг.
- Можете, но я не танцую. Сами понимаете - разница культур и всё такое... В моём родном мире совсем другие танцы, - попыталась увильнуть я, умолчав об истинной причине отказа, и словно невзначай бросила взгляд на руки Вегейра: вдруг у него "маникюр" как у безвременно почившего герцога Вэльвэ?
Не тут-то было!
- О, я вас поведу, - обрадовал меня архимаг Кор Тиа"ли, ногти которого, кстати, не смотря на мои опасения, оказались коротко подстрижены. Зато пальцы были унизаны массивными перстнями, и ни один из них не являлся простым украшением. - Обещаю, вам ничего не придётся делать, только держать меня за руку.
- Спасибо, но я всё-таки пас, - я нашла в себе силы ответить на его предложение любезной улыбкой. - Предпочитаю наблюдать, но не участвовать.
- Вот как? - лукаво прищурился мужчина. - Надеюсь, это касается только танцев?
Я и бровью не повела: выпад был таким по-детски дурацким - подростки в школе и не так друг дружку подначивают, так что к выпуску во "взрослую" жизнь успеваешь нарастить толстую шкуру и не реагировать. Зато Янис побагровел, мгновенно превратившись из большого доброго великана в устрашающую скалу, за которой так приятно спрятаться хрупкой женщине.
- Послушай, ты!.. - навис он над архимагом, стискивая внушительные кулачищи.
Вегейр Кор Тиа"ли издевательски улыбнулся. Пришлось срочно вмешаться.
- Янис, не надо, - вклинившись между мужчинами, успокаивающе погладила я магистра по каменному от напряжения плечу. - Господина архимага можно понять: он так долго просидел под стражей, пережидая наши проверки, что повёл себя слегка неадекватно. Свобода - она такая, люди от неё порой дуреют.
Янис отступил, всё ещё пыхтя и раздувая ноздри. Домамерский архимаг, если и оскорбился, вида не подал. Отвесил свой фирменный поклон и попятился, мгновенно попав в окружение стайки дам, алчущих его внимания.
- Не пойму, он и правда такой козёл или просто притворяется? - пробормотала я, украдкой наблюдая за Вегейром.
- А кто его знает, вирдово семя, - проворчал магистр, меча сердитые взгляды в сторону домамерца. - Дознавателей он старался не злить, с архимагом Дальганом держался с уважением, но на равных, зато простую стражу и прислугу до белого каления доводил то капризами, то чуть ли ни рабским смирением. К нему было сунулся Тугор - почву прощупать, узнать, не нуждается ли наш высокий гость в утешении или божественном наставлении...
- Чего? - удивлённо хохотнула я, перебив Яниса. - И как, он нуждался?
- Ага, - мрачно усмехнулся мужчина. - Определённо он в чём-то нуждался, вот только в чём, его преосвященство так и не признался. И теперь всякий раз, стоит упомянуть при нём домамерца, бедолага становится сам не свой: то бледнеет, то краснеет, борода - ты бы видела! - дыбом и слова сказать не может. Это в чём же надо было признаться, чтоб сам его преосвященство всю свою мудрость и красноречие растерял!
- Действительно, козёл, - ухмыльнулась я, примерно представляя о какой нужде поведал Вегейр его преосвященству.
- Госпожа Странница! - окликнул меня звонкий девичий голосок. Я повернулась на звук и нос к носу столкнулась с молоденькой девушкой, почти девочкой, мгновенно опознав в ней принцессу. - Как я рада, что вы пришли на мой... то есть наш бал, - спохватившись, поправилась она и с некоторым усилием подтащила к нам своего кавалера.
- Добрый вечер, ваше высочество, - улыбнулась я и с интересом уставилась на обоих. Красивая, как куколка девушка, удивительно похожая на мать, от венценосного отца унаследовала только глаза - серые, светящиеся узнаваемым любопытством и добродушием. Старший сын и наследник рода Вэльвэ, высокий и тонкий, как стебель бамбука, напротив, казался угрюмым и настороженно, исподлобья, бросал на меня короткие быстрые взгляды. Наверное, он был бы вполне милым парнишкой, если его как следует умыть, избавив от ритуальной косметики, украшавшей не только лицо, но и волосы - роскошная шевелюра юного герцога сияла всеми оттенками красного, от золотистого до пурпурного. Яркий, почти боевой раскрас совсем не вязался с настроением парня: в отличие от своей невесты, лучащейся счастьем, жених был чем-то напуган до полусмерти, флюиды его страха были так сильны, что даже у меня по коже побежали мурашки.
- Позвольте представить вам моего спутника, - тем временем птичкой щебетала принцесса, подталкивая ко мне перепуганного парня. - Герцог Вэльвэ, мой жених.
- Очень прия... Эй, что вы делаете?!
Прежде, чем я успела изобразить радость от знакомства с наследником моего отравителя, парень рухнул передо мной на колени, вскинул руки и распластался на полу в унизительном поклоне. Янис удивлённо попятился и растеряно уставился на меня. Что ж, мелькнула удручающая догадка, вот и выяснилась причина герцогского страха.
- Госпожа Странница, помилуйте! - глухо, с надрывом вскрикнул парень. - Ни я, ни моя семья ничего не знали о планах отца! Должно быть он сошёл с ума, раз осмелился покуситься на вашу жизнь.
Званые гости, до сих пор старательно державшиеся от Странника с драконом подальше, мгновенно подтянулись, образовав вокруг нас широкий круг: ещё бы, такая драма - Странник, свершающий возмездие над своим отравителем! То есть сыном отравителя, но это уже дело десятое, главное, чтоб было зрелищно. Я оглянулась, натыкаясь на алчущие расправы, ждущие взгляды, и попутно отметила, что Фанька куда-то успел улизнуть. Зато в первых рядах зрителей обнаружился домамерский архимаг, в отличие от прочей толпы казавшийся весьма озадаченным.
- Какого демона вы делаете?! - сделав страшные глаза, подступился к несчастному парню магистр. - Немедленно встаньте!
Герцог лишь сильнее вжался в пол и стал размеренно биться об него лбом, по-щенячьи поскуливая от страха. Принцесса, сама не ожидавшая от своего жениха такого спектакля, красная от смущения и досады, яростно теребила платочек, бросая на меня отчаянные взгляды.
- Его величество Велимир Второй, король Полевии, и ее величество королева Полевская! - очень кстати объявил герольд, и гости тут же, нехотя отвернувшись от увлекательного зрелища, почтительно преклонили колени, приветствуя монарха.
Я немедленно этим воспользовалась и, не сводя глаз почему-то с домамерца, бухнулась на колени рядом с герцогом, за шиворот оторвав его от пола. Парень придушено вскрикнул, дёрнулся и затих, будто ему нож к горлу приставили. Скосил на меня испуганные глаза, вблизи неожиданно ярко-оранжевые, а не бледно-голубые, как у альбиносов, и молча ждал, дыша так бурно, словно изо всех сил старался надышаться перед неминуемой смертью.
- Немедленно встаньте, болван! - зло прошипела я в бледное и прозрачное, как рисовая бумага ухо.
- Не могу, - простонал юный герцог и обречённо зажмурился.
- Почему?!
- Король не занял своё место... - задыхаясь, как после быстрого бега, ответил парень. - И вы... ря-я-а-а-дом... И ещё ничего не решили!
Герцог мужественно (трясясь, как осиновый лист) приоткрыл оранжевые глаза, взглянув на меня со страхом и проклюнувшейся надеждой.
- В общем, так, - клокочуще вздохнула я, легонько встряхнув парня. - Я никогда не держала на вас зла, это понятно? - Герцог кивнул так поспешно, что я ему не поверила и на всякий случай повторила, наплевав на положенную учтивость. - Эй, парень, я говорю, что не злюсь! Не надо меня бояться, я на бал пришла, а не правосудие вершить. И, между прочим, поздравляю с помолвкой. Всё, можешь встать - король занял трон.
Но едва мы встали, гости снова согнули спины в поклоне и поспешно расступились, пропуская к нам Велимира. Юный герцог, не успевший оправиться от испуга, снова рухнул на колени. Я неодобрительно покачала головой и отступила к Янису.
- Боюсь, бедному мальчику придётся срочно сменить памперс, - хмыкнула я и лучезарно улыбнулась, приветствуя монарха.
- Госпожа Ксения! - радостно воскликнул Велимир и распахнул руки, словно хотел заключить меня в свои объятия. Коленопреклонённого, дрожащего герцога он, кажется, вообще не заметил. - Рад, очень рад, что вы почтили нас своим присутствием. Эй, музыканты! Уснули, что ли?
Те, казалось, только и ждали высочайшего позволения и грянули такую лихую танцевальную, что ноги сами запросились в пляс. Король, кстати, и в самом деле заключил меня в объятия. Ну, почти - обнял за талию и закружил в стремительном танце.
- Госпожа Ксения, надеюсь вы не против? - спохватившись, спросил Велимир и лукаво прищурился.
- Вообще-то против, но теперь уже поздно, мы ведь уже танцуем, - хмыкнула я.
Отказывая домамерскому архимагу в праве на первый танец, я конечно слукавила, объяснив причину. На самом деле танцы полевян я кое-как освоила, сложного в них ничего не было - в основном парные поскакушки да хороводы, не то, что земной балет или тот же брейк-данс. Но станцевать пару раз, недолго и лишь за тем, чтобы освоить движения, это одно, а танцевать на балу, когда права на танец со Странником добиваются практически все присутствующие на нём мужчины - совсем другое. Я устала, запыхалась и вспотела, проклиная тяжёлое платье и липнущие к ногам юбки, и уже почти отделалась от очередного кавалера, собираясь тихонько прошмыгнуть в дворцовый парк глотнуть свежего воздуха, как рядом словно из ниоткуда возник отвергнутый домамерец.
- Ми амина, вы такая обманщица! - с деланным возмущением посетовал архимаг. - Отговорились разницей культур, а сами вон как лихо отплясываете.
- Боюсь, вы ошибаетесь, - выдохнула я, слишком уставшая, чтобы злиться. - Я всего лишь повторяла за всеми, и то не слишком успешно.
- А со стороны так не казалось, - проникновенно, с придыханием возразил домамерец. - Танцуете вы просто божественно!
Я смерила мужчину ироничным взглядом и хмыкнула.
- Не знаю, в какие игры вы играете, господин архимаг, но грубой лестью своего вы точно не добьётесь... Вы случайно не видели моего дракона? - оглядывая зал, невпопад спросила я. За Фаньку я в общем-то особо не волновалась, прекрасно чувствуя и его присутствие в зале, и настроение - дракончик явно был чем-то очень доволен, и это чувство с лихвой компенсировало моё собственное раздражение на близкое соседство с домамерцем. Но мало чувствовать, мне хотелось и видеть, чем сейчас занят мой dhart, а то мало ли? Ну как он испытывает удовольствие от запугивания какого-нибудь бедолаги?!
- Видел, - тем временем ответил иномирянин. - Минуту назад он был рядом с принцессой, и она, кажется, чем-то его угощала.
- Вот чёрт, - ругнулась я, оглядываясь уже в поисках принцессы.
Принцесса вместе со своим женихом, в окружении юных дам и кавалеров нашлась у стойки с фруктами. "Ладно, - успокаивала я себя, решительно продираясь сквозь танцующих в их сторону, - уж на принцессу-то вряд ли кто-то вздумает покушаться, а значит и Фаньке ничто не угрожает".
- ...Да-да, в тот же день! Пять крепких младенцев с ярко выраженным даром, - услышала я знакомый старческий голос и остановилась.
Мой учитель, архимаг Дальган стоял у окна и беседовал с незнакомым мужчиной. Магом, мгновенно определила я.
- Учитель? - окликнула я и когда старец повернулся, радостно улыбнулась: давненько главы Ордена не было видно. Интересно, куда он уезжал? А может не уезжал, просто был чем-то занят, иначе все эти душеспасительные беседы вёл бы со мной не Янис, а именно он.
- Ксения, здравствуй, - тепло улыбнулся мне архимаг Дальган и куда более сдержанно поприветствовал домамерца. - Приветствую, коллега.
Иномирянин приветливо кивнул и замер на почтительном расстоянии, проявив неожиданное понимание.
- Учитель, где вы пропадали? - набросилась я на архимага с вопросами.
- Да так, - смутился вдруг старец, - проверял кое-что, друзей старых навещал. Кстати, позволь представить - магистр Перна с Восточной заставы. Перна, это...
- Я догадался, - перебил его пожилой мужчина, похожий на высохшего и выцветшего от старости кузнечика. - Приятно познакомиться с вами лично, госпожа Странница.
- Пожалуйста, просто Ксения, - улыбнулась я, пожимая узкую ладонь. - Вы с Восточной заставы? И как там? Вампиры не донимают?
Учитель и магистр рассмеялись.
- Как там - сам ещё не понял, меня всего неделю как на заставу перевели. А с вампирами у нас договор, и они его соблюдают. Так что кто кого донимает - спорный вопрос.
- А в гости к вам приехать можно? Я Халльварда знаю, может, получится упросить его показать, как живут вампиры.
- Что за вопрос? Конечно, приезжайте - рады будем. Я и Халльварду весточку передам, чтобы гостью дорогую поджидал, - рассмеялся магистр Перна и отступил в сторону, полагая, что у меня какое-то срочное дело к главе Ордена.
Дело у меня было, точнее, вопрос и возник он прямо сейчас, и мне не терпелось задать его учителю. Архимаг Дальган, прекрасно понимая, что если не принять меры, его ученица начнёт спрашивать прямо сейчас, взял меня под локоть и, извинившись перед иномирным коллегой, отвёл меня в сторону.
- А теперь спрашивай, - разрешил он.
- Учитель, вы сейчас о чём с магистром Перной говорили?
- Подслушивала, значит, - проворчал архимаг.
- Нет, что вы! Просто случайно услышала, - оправдываясь, замахала я руками и тут же, заметив искрящиеся смехом глаза старца, обижено замолчала. - Что?
Учитель не выдержал, рассмеялся, а потом сделал то, что никогда раньше себе не позволял: схватил меня за руки, привлёк к себе, порывисто обнял и тут же легонько оттолкнул.
- Ксения, у тебя получилось!
- Получилось? Что? - растерялась я, лихорадочно вспоминая, что такого важного делала последнюю неделю. По всему получалось, что ничего, а расшифровка древней библиотеки хоть и была крайне важной, но никаких ощутимых результатов пока не дала.
- Ритуал воскрешения Белого Эллона, конечно.
- А, вы про это, - тут же скисла я, вновь почувствовав сосущую пустоту вместо сердца. - Конечно, получилось, мироцвет-то расцвёл.
- Да, но не это главное - в Полевию стала возвращаться магия! В ночь, когда ты проводила ритуал, родилось сразу пятеро младенцев с сильным даром. На следующий день ещё трое, на третий - пара, причём близнецы. А знаешь, сколько одарённых появилось на свет за последние пару недель?
- И сколько? - угрюмо спросила я, стараясь не обращать внимания на разлившуюся под языком горечь.
- Двенадцать! - воскликнул архимаг, ослеплённый собственным счастьем и не замечавший моего настроения. - Это значит, через десять лет в школу при Ордене придут учиться больше тридцати одарённых охламонов!
- Что ж, поздравляю, - криво улыбнулась я и пошла искать Фаньку. Вряд ли учитель вообще заметил, что я ушла.
На полпути к цели планы пришлось резко изменить: то, что начиналось с горечи во рту и ощущения пустоты в груди внезапно тисками её сжало и отпускать не желало ни в какую. Я споткнулась, отчаянно ловя ртом воздух, и упала бы, не поспеши мне на помощь домамерский архимаг.
- Ми амина, вам нехорошо? - с внезапной заботой спросил он, бережно поддерживая меня за талию.
- Голова кружится... Ничего, сейчас выйду на свежий воздух и всё пройдёт, - пробормотала я, отчаянно борясь с приступом тошноты.
"О, чёрт, только не это! Не сейчас!" - в панике подумала я, всё ещё не желая верить, что вторая, бледная полоска - это мой окончательный приговор. Как на зло сердце моей магии вдруг напряглось, уловив знакомые вибрации: нить, соединявшая наши с Лелем сердца, внезапно ожила и загудела, как натянутая тетива. В ответ на эту вибрацию мой желудок сжался, подпрыгнул к горлу, и я, зажав рот руками, стремглав бросилась на террасу, где меня долго и мучительно рвало на хрупкие тронтийские розы.
Когда всё закончилось, я без сил сползла по перилам и, закрыв глаза, уселась на холодный камень террасы.
- Вам уже лучше? - участливо спросил домамерский архимаг, протягивая мне кружевной платочек.
- Да, - чуть слышно прошептала я и вдруг обнаружила, что вокруг меня собралась целая толпа сочувствующих: Фанька, издающий странные курлычущие звуки и беспокойно заглядывающий мне в глаза, встревоженный Янис, протягивающий стакан с водой, учитель, король с королевой, принцесса с герцогом и королевский советник - все вздохнули с таким облегчением, словно меня не банально стошнило от духоты (версия для всех-всех-всех, и в ближайшем будущем сознаваться в истинной причине своего нездоровья я не собиралась), а едва не отравили снова. - Да жива я, жива, - улыбнулась я, попыталась бодро встать и закачалась от слабости, и если бы не домамерец, поддержавший меня под локоть, точно бы упала.
- Госпожа Ксения, может вызвать вам экипаж? - заботливо, с сомнением разглядывая моё лицо, спросил Велимир, а меня вдруг осенило: вот он, повод остаться во дворце, не вызывая ни чьих подозрений.
"Господин советник, вы подготовили то, о чём я просила?" - перейдя на мысленную речь, быстро спросила я.
"Да, но... - растерялся советник. - Вы уверены? Если вам нехорошо, может лучше всё перенести?"
"Абсолютно уверена! - заверила я его. - Давайте, советуйте королю, что мне лучше никуда не ехать, а остаться и немножко полежать в тишине".
- Ваше величество, - советник немедленно приступил к осуществлению моего плана. - Разумно ли будет отпустить госпожу в таком состоянии трястись в экипаже? А вдруг ей станет хуже?
Я снова покачнулась на ватных ногах и, морщась, прижала ладонь ко лбу, чтобы никто не сомневался, как мне плохо. Вегейр придержал меня за талию, Янис таки всучил стакан с водой, а Фанька, поняв всё без объяснений, с беспокойным курлыканьем закрутился у моих ног.
Король виновато прикусил губу.
- И правда, - пробормотал он. - Это я не подумал. Госпожа Ксения, прошу... нет, я настаиваю, чтобы вы остались во дворце и как следует отдохнули. И я немедленно пришлю к вам своего врача!
- Нет-нет, врача не надо! - поспешно (даже слишком) отказалась я. - В самом деле, я же не умираю. Просто в зале слишком душно...
- К тому же Ксения в последнее время толком не отдыхала, - неожиданно пришёл на выручку Янис. - Неудивительно, что ей стало дурно.
Король нехотя согласился. Дело оставалось за малым: добраться до гостевой комнаты, дождаться, пока праздник закончится, а дворец погрузится в сон и выйти на охоту. Кстати, самой бы не уснуть пока буду ждать.

Покои, отведенные нам с Фанькой - две смежные комнаты в бледно-голубых тонах, утопали в бархатных драпировках, но всё равно были неуютными. Фанька, с любопытством осмотревшись и сунув нос везде, где это было возможно, повернулся ко мне и пожаловался:
- Холодно.
- Согласна, малыш, холодно. Но дареному коню в зубы не смотрят. Мы же потерпим немного, правда? - я опустилась перед ним на колени и обняла. Фанька прижался ко мне горячим боком и зажмурился.
- Зачем мы здесь? - спросил он.
- Надо кое-что проверить. Обещаю, это всего на одну ночь, а утром мы сразу вернёмся домой.
- А Тассар придёт в шахматы играть?
- Конечно, - улыбнулась я. - Ты по нему уже соскучился?
- Немножко. Тассар хороший, он мне книжки читает.
- Да, он хороший, - согласно кивнула я, стараясь не рассмеяться, и чмокнула дракончика в нос. - И завтра непременно тебе почитает.
- А я думал, маги привирают, будто вы не убили, а перевоплотили дракона, и теперь он ваш ручной зверек, - раздался за спиной знакомый голос.
Я подскочила от неожиданности и, резко обернувшись, недовольно уставилась на Вегейра. Домамерец улыбался, стоя у открытой нараспашку двери и небрежно опираясь плечом о косяк.
- Вас что, стучаться не учили? - враждебно спросила я, лихорадочно пытаясь понять, как давно он там стоит и сколько успел услышать. А главное, как дверь, которую я за собой не просто закрывала, а запирала, оказалась открытой?!
- Простите, не удержался. Я как раз шел к себе, а ваша дверь была открыта. Вот я и заглянул, - виновато улыбнулся Вегейр. - Кстати, мы с вами почти соседи, чему я очень рад.
- Что, предлагаете сказку на ночь почитать? - усмехнулась я.
Он тихо засмеялся и вошел в комнату, двигаясь плавно и неслышно. "Почти как Лель", - с грустью подумала я и тут же мысленно отвесила себе парочку оплеух: и за дурацкое сравнение, и за свой длинный язык. Ну, что мне стоило промолчать или просто не мстить, отвечая колкостью на колкость?
- У вас необычное чувство юмора, - подойдя ко мне почти вплотную (ближе не позволил Фанька), негромко сказал Вегейр. - Ми амина, почему вы отказались хранить мой мир?
Вопрос был таким неожиданным, что я растерялась. Ну и что ему ответить? Признаться, что отказалась из-за своей разрушенной любви? Или назло загадочной силе, навязывающей мне непонятные правила Игры? Пока я прикидывала, а стоит ли вообще отвечать - на мои-то вопросы никто не отвечает! - Вегейр задумчиво, будто любуясь картиной, разглядывал меня. Мне даже неловко стало от такого откровенного любования.
- Послушайте, господин архимаг! Прекратите пожирать меня глазами, - не выдержала я. - Я не съедобная, а местами вообще ядовитая - отравитесь.
- Простите, - тряхнув головой, покаялся он и сделал неожиданное признание. - Просто трудно сдержаться и не смотреть на красивую женщину, когда она так близко. Я наслаждаюсь каждым мгновением, проведённым рядом с вами.
Я смутилась окончательно и беззлобно, просто для того, чтобы вернуть себе утраченное равновесие, огрызнулась.
- Получайте его от созерцания чего-нибудь другого. Что до вашего вопроса: я отказалась потому, что понятия не имею, что значит быть хранителем мира. И моя собственная жизнь мне пока не надоела.
Вегейр кивнул, видимо, полностью удовлетворённый моим ответом.
- Да, вы еще так молоды... Могу я пригласить вас посетить мой мир? - неожиданно спросил он.
- Зачем? - удивилась я.
- То есть как зачем? - растерялся домамерец.
- Вот я и пытаюсь понять, зачем мне посещать Домамер?
- Просто дружественный визит, - пожал плечами Вегейр и лукаво улыбнулся. - Посмотрите, от чего отказались.
Предложение меня озадачило, как и весь этот разговор. А больше всего - сам Вегейр: я снова его сканировала и результат разительно отличался от того, полученного при нашем знакомстве. Домамерец, как бы я в него ни всматривалась, пользуясь всеми доступными способами, казался воплощением спокойствия и чистоты - как океан, засыпающий в лучах заката, как глубокое синее небо без единого облачка, как мягкое сияние пламени в ночи, как степь на рассвете в искристой россыпи росы на траве или лес, дремлющий в лунном свете. И ни намёка на выявленные ранее пороки - вот это маскировка!
"А если всё, что я видела раньше - не более, чем трюк, защитная реакция, и на самом деле сейчас он и есть настоящий?.. - мелькнула робкая мысль, но тут же была безжалостно изгнана здравым смыслом, для профилактики пристыдившего самого себя. - Ой-ёй-ёй, Ксения свет Алексеевна! Как всё, оказывается, запущено". Он же, здравый смысл, подсказывал: если при одном эксперименте, проведённом дважды, получены противоположные результаты, его нужно провести в третий раз. Что ж, придётся проводить, чтобы впредь всякие мыслишки даже на периферии сознания не мелькали.
- Хм... Я подумаю, - пробормотала я.
- Подумайте, - покорно согласился он и тихонько рассмеялся. - А сказку я и в самом деле могу рассказать, если пожелаете.
- Спасибо, как-нибудь обойдусь, - поспешно отказалась я, и обойдя его по широкому кругу, выразительно замерла у двери, мол, пора и честь знать и вообще без приглашения входить не следовало.
Архимаг неспешно, с подчёркнутым нежеланием покидать мою комнату, вышел и остановился в коридоре.
- Вы напрасно отказываетесь. Я знаю очень много занимательных историй... - вкрадчиво улыбнулся он, мгновенно разрушив все мои иллюзии.
- В следующей жизни, господин архимаг, - зло прищурилась я и захлопнула перед его носом дверь. Ёлки, да что с ним такое?!
Прикусив палец, я какое-то время озадачено буравила взглядом дверь. Потом проверила замок - заперто, значит, можно немного расслабиться и подождать, пока бал не закончился. Я устало побрела к кровати, на ходу вынимая из волос поникшие цветы шиповника и зевая во весь рот, и с удивлением обнаружила, что советник позаботился не только о комнате для меня, но и ночной сорочке. Невесомый шёлк холодил пальцы и таинственно мерцал в свете ночника, тончайшее кружево и вышивка украшали соблазнительный вырез и рукава. Будь на моём месте другая женщина, она несомненно пришла бы в восторг от такого роскошного белья. Мне же оно было до лампочки - ночные сорочки я терпеть не могла, и они меня тоже: вечно задирались и наматывались вокруг шеи, не иначе мечтая придушить во сне. Мстительно скомкав коварную одёжку, я бросила её в кресло и стала распутывать шнуровку платья. Сделать это самостоятельно оказалось не так просто, и я, пыхтя от злости, немного её ослабила и попросту стянула платье через голову. Фанька в полглаза дремал, устроившись на диванчике и зарывшись в подушки. Я не стала его тревожить, забралась на кровать и стала вытягивать шнуровку из платья. Мой план был прост, но требовал некоторых усилий и подготовки.
Говоря об охоте на сны, я вовсе не имела в виду, что стану гоняться за ними с сачком по всему дворцу - его достаточно просто держать наготове. Мне всего-то и надо было, что вооружиться ловцом сна и правильно уснуть - позволить своему сознанию покинуть тело, но не бездумно, а сознательно. Такую практику земные оккультисты называют астральной проекцией, вот ею-то я и собиралась воспользоваться: воспарить, подстеречь мармока[1], схватить и как следует допросить. Если понадобится, то и потребовать провести через границу реальностей, а уж оттуда можно и посмотреть, что и в каком месте прорвало грань между царствами сна и яви. Или кто.
Сон окутал меня пушистым покрывалом, тёплым и уютным. Хитрый трюк: чуть расслабишься - и всё, пиши пропало. К тому же этот способ я применяла впервые, и пришлось как следует попотеть прежде, чем моё сознание таки подчинилось и покинуло тело.
Парить под потолком, как воздушный шарик, и рассматривать собственное тело - непередаваемые ощущения! К тому же потолок, как выяснилось, препятствием для бестелесной меня не был. Из чистого любопытства я медленно в него погрузилась, прошла насквозь полметра перекрытий и выглянула из пола комнаты этажом выше, чувствуя себя проказливым Каспером. Осмотрелась и, смутившись, нырнула обратно, обнаружив, что мои соседи сверху страстно занимаются любовью. Больше на подвиги меня не тянуло.
За окном вспучились и угасли всполохи фейерверков, подъездная дорога заскрипела гравием под колёсами экипажей - бал закончился, и гости потянулись по домам. Ночь медленно отсчитывали мгновения до рассвета, становясь всё темнее и глуше. Грань между сном и явью с каждым мигом становилась всё тоньше и тоньше. Я подобралась, как кошка, поджидающая мышь у норы, и когда мармок раскрыл тёмную воронку, похожую на вход в портал (по сути-то так и есть) и робко из неё высунулся, резко сцапала его за шкирку.
- Попался!
Маленькое существо, невзрачно-серое, чем-то похожее на крысу, не ожидав нападения, придушено пискнуло, дёрнулось и затихло, поджав к животу лапки. Бледный нос подёргивался, как у кролика, из приоткрытой пасти поблёскивали мелкие игольчатые зубы.
- Чего тебе, Странник? - злобно сверкнув на меня чёрными глазками-бусинками, прошипел мармок.
- Чего мне? - усмехнулась я, с неподдельным интересом его разглядывая: тельце хрупкое, покрытое короткой шёрсткой, но чтобы рассмотреть отдельные шерстинки приходится всматриваться, словно сквозь туман. - А как же просьба отпустить в обмен на три желания?
- Ты меня, часом, с рыбкой золотой не спутала? - оскалился мармок. - Говори, чего надо или отпусти, мне ещё кучу народу за грань переправить надо.
- Ой, ты спешишь? Извини, - притворно покаялась я, словно не мармока поджидала, а случайно наткнулась на старого друга и хотела с ним поболтать. - Что ж, тогда быстренько расскажи, что тут творится и я тебя отпущу.
- В смысле - здесь? Во дворце что ли?
- Именно, - радостно подтвердила я.
- Вот ещё, - фыркнул мармок. - Ничего я тебе не скажу.
- И почему же? - изобразила я огорчение, прекрасно зная, что так просто этот паршивец ничего не расскажет.
- Потому что.
- Ну же, дорогуша, - обижено надув губки, законючила я. - Признавайся. И я тебя отпущу, честно-честно.
- Нет, - покрутил мармок башкой и демонстративно, совсем по-человечески сложил передние лапки на груди.
Я огорчённо вздохнула, на этот раз искренне, всё-таки хотелось договориться по-хорошему.
- Что ж, придётся по-плохому.
Вернуться обратно в тело по собственному желанию для новичка тоже задачка не из простых. Зависнув над кроватью, я озадачено посмотрела на саму себя, сжимающую в кулаке "сачок", сплетённый из шнуровки платья, и попыталась сообразить, как запихнуться обратно и мармока в процессе не упустить.
- Эй, ты что задумала? - насторожился тот, только сейчас заметив ловца.
- Ну, ты же не хочешь по-хорошему, - рассеянно пробормотала я, как раз сообразив, как вернуться.
- Стой! Не на...
Поздно. Я со всхлипом вдохнула и рывком села в постели, поморгала, привыкая снова смотреть глазами. Отчаянно ныла кисть, а рука онемела почти до плеча - я так крепко сжимала "сачок", что пальцы свело судорогой. Я болезненно поморщилась и, ощутив слабые рывки, триумфально улыбнулась.
- А теперь будешь говорить? - спросила я, поднеся ловца ближе к лицу и бесцеремонно встряхивая его содержимое.
В реальности мармок выцвел ещё сильнее, зато стал чётче, словно фокус камеры навели. Существо потрясённо озиралось, цепляясь тонкими пальчиками за шнуры ловушки. Кажется, я его здорово напугала.
- Если я расскажу, ты меня отпустишь? - мармок заискивающе завилял куцым хвостом.
- Отпущу, - серьёзно пообещала я, - слово Странника.
- Хорошо, - быстро закивал он. - Оно, может, и к лучшему.
Устроившись в ловце как можно удобнее, мармок принялся за рассказ. Получился он не долгим, мармок, как любая функция, говорил лишь о фактах, не расплываясь мыслью по древу и не делая собственных выводов - экономил время. Как оказалось, грань между мирами ничто и никто не нарушал, и чужаки в царство снов не пробирались. Зато пропал мармок Муля...
- Муля? - рассмеялась я.
- Ну да, что смешного? - насупился мармок.
- Да так, не обращай внимания. У тебя тоже есть имя?
- Есть, - обижено засопел зверёк.
- И как же тебя зовут, мой храбрый осведомитель?
Мармок настороженно стрельнул на меня чёрными глазками.
- А ты смеяться не будешь?
- Не буду, слово Странника, - торжественно поклялась я. - Так как тебя зовут?
Шмыгнув носом, мармок махнул лапкой - была не была! - и признался.
- Баюн.
- Баюн? - уважительно присвистнула я. - Приятно познакомиться, Баюн, а я Ксения.
- Знаю, - вздохнул мармок. - Может, теперь отпустишь? Я всё тебе рассказал.
- Последний вопрос, и отпускаю. Разве вы не искали бедного Мулю?
- С чего это он бедный? Искали, конечно, только бестолку всё.
- Может, его убили?
- Да кому он нужен? - хмыкнул Баюн. - Сманил его кто-то.
- То есть как сманил? - удивилась я. - Вы же богам служите.
- Служим, только где они, наши боги? - вскипел мармок, раздосадованный и нашим разговором, и пропажей самого дорогого в своей жизни - любимых хозяев, без которых та теряла всякий смысл.
Я задумчиво подёргала себя за вихор: если Мулю сманили, и теперь он служит другому хозяину, то дурацкие сны, измучившие обитателей дворца, могут быть делом его маленьких лапок. Но кому понадобилось так извращаться?! Выходит, в Полевии завёлся маньяк, получающий удовольствие от чужих эротических снов? Ерунда какая-то.
- Ладно, Баюн, - удручённо вздохнула я и стала распутывать ловушку. - Спасибо, ты мне здорово помог.
Мармок мигом из неё выбрался, соскочил на кровать, но убегать не спешил.
- Ты что, будешь искать Мулю? - недоверчиво спросил он.
- И Мулю, и его нового хозяина. Они тут дел наворотили... Ничего, в общем-то, страшного, но морды и за меньшее бьют.
Мармок подумал и понимающе кивнул.
- Я поспрашиваю у наших, может, кто что видел.
- Спасибо, - я благодарно улыбнулась. - Ну, беги, а то куча народу тебя уже заждалась.
- А ты? Ты первая в моём списке. Разве ты спать не хочешь?
- Хочу, но мне надо подумать.
- Как знаешь, - легко согласился Баюн. - Всё равно не я, так кто-нибудь ещё из наших тебя подхватит.
- Главное, чтобы не Муля, - рассмеялась я и помахала рукой вслед исчезающему в портале мармоку.

Поцелуй был жадным, причиняющим боль. "Невозможно!" - ошеломленно подумала я и откинулась на подушки, увлекая за собой Леля. Ласковые руки обняли моё трепещущее тело, убеждая, что всё-таки возможно. Лель посмотрел на меня затуманенными страстью глазами и снова поцеловал, и я зажмурилась, нетерпеливо и страстно отвечая на поцелуй, ловя его губы. Но Лель никуда не торопился. Не спеша он завёл руку мне за спину и ловко расстегнул застёжку лифчика, стянул его и отбросил прочь. Остатки белья полетели на пол, тихо скрипнула кровать, вторя рвущемуся стону, напрасно сдерживаемому вскрику, приглушенному прикушенной ладонью...
Легкие касания. Осторожные, чтобы не разбудить, и в то же время настойчивые, требующие проснуться. Сознание нехотя вынырнуло из глубин сладкого сна. Душа, не успевшая нагуляться по царству сновидений, неспешно расползалась по телу, постепенно возвращаясь в мир реальный. Сквозь сонное оцепенение пришло понимание, что в кровати я одна и лежу на животе, обхватив руками подушку, а Лель мне только приснился. Горькое разочарование тисками сжало сердце, нос защипали непрошенные слёзы. Это сон. Это только сон...
А вот касания мне не приснились. Затаив дыхание, я с проклюнувшимся удивлением прислушивалась к ним и ждала продолжения. Легкие, невесомые, они щекотали кожу, дразнили моё любопытство и будоражили воображение. Чьи-то мягкие пальцы легко пробежались по моей обнаженной спине, исподволь стягивая простыню, медленно повторили узор моей летописи и убрались, оставив после себя странное чувство - обманутой надежды и облегчения одновременно. И снова едва уловимое касание, между лопаток, и это уже не пальцы. Кто-то целовал мою спину, едва касаясь её губами, уверенно прокладывая цепочку из поцелуев вверх, к шее... Я широко распахнула глаза, очнувшись, наконец, от сладостного оцепенения.
Подскочив, как пружина, я ударила целователя с разворота ногой. Тот глухо вскрикнул и с грохотом упал - удар получился что надо. Я прищурилась, пытаясь рассмотреть упавшего в густом предрассветном мраке, но увидела лишь смутный силуэт. Силуэт барахтался на полу, пытаясь встать, но тут на него налетел Фанька, стремительно и совершенно беззвучно. Клацнули драконьи зубы, целователь заорал благим матом, а я торопливо щёлкнула пальцами, зажигая свет.
- Вы?! - ошеломлённо выпалила я, увидев кого треплет Фанька.
- Ми амина, не будете ли вы так любезны отозвать своего дракона? - сквозь зубы прошипел-простонал домамерский архимаг, безуспешно пытаясь освободить лодыжку из Фанькиной пасти.
- Какого черта вы творите? - зло прищурилась я, подхватила простыню и, закутавшись в неё, попятилась к высокому изголовью кровати. - Фанька, фу!
Дракон нехотя выпустил добычу и угрожающе зашипел, встопорщив гребень.
- Простите, не смог удержаться, - криво улыбнулся Вегейр, кое-как поднявшись на ноги. - Хотел посмотреть, как вы спите и... Вот. Виноват, и готов понести наказание.
- Что? Убирайтесь, пока я действительно вас не наказала! - вспылила я, смущенная и злая на себя и на него: на себя - за то, что забыла запереть дверь, на него - за то, что не постеснялся в нее войти.
- Говорю же, я готов понести наказание, - прямо глядя мне в глаза, повторил Вегейр, и, обойдя Фаньку, осторожно приблизился к кровати. - Я в вашей власти, ми амина.
- С ума сошли? - опешила я. - Немедленно выйдите из комнаты и оставьте меня в покое!
- И дать вам сгореть от желания? - иронично выгнул бровь домамерец. - Я видел ваш сон, ми амина. Позвольте мне утолить вашу страсть. Я буду нежным...
Глаза заволокло кровавой пеленой ярости, в груди резко, до боли толкнулось сердце моей магии. Вихрь силы, столь мощный, что стал видимым, закрутился вокруг меня тугой, потрескивающей, как молния спиралью. Если эту силу спустить с поводка...
- Пошел к черту, придурок! - заорала я и запустила в него подушкой.
Вегейр, и без слов сообразивший, что я балансирую на грани атаки, ловко увернулся и с поднятыми руками стал отступать к двери.
- Зря, ми амина, - вздохнул он, оказавшись на безопасном от меня расстоянии, то бишь в коридоре. - Зря вы отказываетесь. Я ни за что не позволил бы себе обидеть вас.
- Убирайся, - глухо прорычала я, изо всех сил сдерживая гудящий поток силы.
Он ушёл, тихо прикрыв за собой дверь, которую я (вспомнила!) все-таки запирала.
Сама я тоже в комнате не задержалась, покинув дворец сразу, как только шаги домамерца стихли в коридоре.

В Полевии воцарилось настоящее лето - жаркое, душное, пыльное, оно накрыло королевство колпаком прозрачного, без единого облачка неба и включило местное солнце на полную мощность. Улицы опустели, над раскалённой брусчаткой трепетало марево. Дремали на площадях разомлевшие от жары рынки: торговцы спасались в тени своих палаток, бочками поглощая квас. Светлоградцы, из тех, что побогаче, прятались в своих садах, прочие, трудом зарабатывающие на хлеб, вынужденно поменяли распорядок дня, решив работать по ночной прохладе, а днём отсыпаться.
Мы с Фанькой пережидали жару в Орденском Схроне - в спрятанной глубоко под замком библиотеке царила вечная прохлада. Я снова с головой ушла в работу, стремясь поскорее забыть и бал, и то, что случилось после него. Фанька же, в отличие от меня легко переносящий жару, просто не хотел оставаться один. Да и зачем, если в Схроне собирались все, кого он любил или просто питал благосклонность.
- Всё, на сегодня хватит, - оттолкнув от себя толстенный том, заявила я и чихнула. - Я устала, дико хочу принять ванну и чего-нибудь съесть. Из-за этой пыли я уже сама как древнее ископаемое. Скоро забуду, как солнце выглядит.
- Ксения, что я слышу? - вскинул брови Ворон, изображая удивление. - Неужели ты сама, без чужой подсказки решила остановиться?
- Очень смешно, - фыркнула я и встала из-за стола. - Так вы идёте или мне играть в шахматы с собой?
Тассар немедленно встрепенулся и с надеждой посмотрел на хранителя.
- Ладно уж, пошли в "Черного единорога", - лукаво улыбнулся тот.
- Ура! - обрадовался пророк, вскочил со стула и бросился к выходу. - Там сегодня как раз ткачи сражаются, жаркая будет игра.
- Вот только про жару не надо, - скривилась я. - И вообще я сначала ванну принять хотела.
- Потом примешь, - отмахнулся от моих жалоб Ворон и в шутку предложил. - Или хочешь, я тебе ванну прямо здесь устрою.
- Чтобы на меня пялились все, кому ни лень? - хмыкнула я, живо представив ванну посреди библиотеки, себя в пене и подглядывающих из-за стеллажей магов, ради прохлады забившихся в Схрон.
- Как хочешь, - философски пожал плечами хранитель. - Так ты идёшь с нами или пропустишь игру ради какой-то ванны?
- Чтобы я пропустила сражение ткачей? Да ни за что! - пошутила я, с сожалением оставляя мысли о прохладной воде.
В трактире "Черный единорог" было не протолкнуться от горожан, желающих посмотреть на шахматное сражение. Как нам любезно пояснил Колыван - хозяин этого славного заведения, наливая пиво в большие глиняные кружки, сегодня играют ткачи северной и западной гильдий, самые лучшие, достойнейшие из достойных. Выслушав дифирамбы в честь будущих соперников и вооружившись пивом (а я ещё и двумя жареными куриными ножками, для себя и Фаньки), мы протолкались к самому столу, поспев как раз к началу баталии. На дракона никто не обратил внимания, слишком взбудораженные предстоящим сражением, и Фанька нырнул под стол, уединившись там с вожделенной куриной ножкой.
Шахматная доска была расчерчена на самом большом столе, прямо на столешнице: чёрные клетки, не мудрствуя лукаво, зачернили углем, белые - забелили мелом. Из кожаного мешочка высыпали горку деревянных фигурок, выкрашенных в белый и черный цвета, и споро расставили по местам. Игроки выбрали масти - северянам достались чёрные, а западникам белые фигуры - и начали сражение. Приз, за который они сражались - увесистый кошель, наполненный серебром, - ждал победителя на соседнем столе под неусыпным оком глав гильдий.
Сражение было жарким, фигурки обоих мастей, примерно поровну, довольно быстро покидали место схватки. Чёрный ферзь настырно лез вперёд, ловко расчищая путь к белому королю и при этом умудряясь не попадать под удар. Я подалась вперёд, от нетерпения прикусив обглоданную куриную кость, и затаив дыхание, ждала, когда белому королю объявят шах.
- Ой, ну что же он делает? - огорчённо прошептал Тассар, заметив промашку игрока, представляющего западную гильдию. - Это же шах и мат...
- Тише, - улыбнулась я. - Северянин пока не заметил.
- Или сделал вид, что не видит, - усмехнулся Ворон и глотнул пива.
- А ты за кого болеешь? - тихонько спросил меня Тассар.
- Мне, в общем-то, все равно, - пожала я плечами, чувствуя, что единственный глоток пива, выпитый чтобы протолкнуть куда надо вставшую поперёк горла курицу, требует, чтобы его незамедлительно отнесли по известному адресу. - Я отойду, расскажете, что тут было.
Выйдя во внутренний дворик и с удовольствием вдохнув прохладный вечерний воздух (выпитый глоток не только просился наружу, но давал о себе знать легким головокружением), я побрела к шаткой будочке с ромбовидным окошком в двери, одной ногой почему-то промахиваясь мимо тропинки. На обратном пути я промахивалась почему-то другой ногой, с грустью признав, что глоток не прошёл для меня бесследно, а значит уравновеситься поможет второй глоток. Согласно кивнув собственным мыслям, я занесла ногу над первой ступенькой и вздрогнула, краем глаза заметив, как вдоль стены метнулось нечто маленькое и юркое, похожее на серую тень.
- Крыса что ли? - прищурилась я ей вслед. - Ну и черт с нею. Хорошо хоть не завизжала - то-то Ворон бы хохотал.
Махнув на неё рукой, я вернулась обратно в трактир, как раз подоспев к награждению победителя.
Радостные крики и торжествующий хохот оглушили меня ещё на пороге. Счастливая толпа энергично качала победителя, рискуя приложить его о потолок. Проигравшая сторона топила горе в пиве.
- Кто выиграл? - кое-как продравшись к Тассару с Вороном, спросила я.
- Северяне победили! - улыбаясь во весь рот, прокричал Тассар и сунул мне в руки кружку с пивом. - Угощайся, выпивка за счет заведения: Колыван проспорил и теперь наливает пиво бесплатно.
- Разорится, - хмыкнула я и отхлебнула из кружки.
- Это вряд ли, - усмехнулся Ворон. - До сих пор он ни разу не ошибся, так что с него не убудет разочек угостить честной люд бесплатной выпивкой. Ну, что, расходимся? - повернулся он ко мне и, нахмурившись, отнял у меня пиво. - Ксения, по-моему, тебе хватит.
Я завопила, протестуя против его произвола, попыталась отнять свою кружку, но хранитель лишь рассмеялся и, решительно растолкав ликующих северян, потащил меня к выходу.
- Ксения, можно Фанька сегодня у меня переночует? - попросил Тассар, когда мы выбрались на улицу.
- О"кей, пусть ночует, - кивнула я.
Тассар просиял, Фанька курлыкнул что-то радостное, и оба наперегонки помчались орденскому замку.
- Кажется, я слегка перебрала... - жалобно призналась я, обнаружив, что второй глоток не только меня не уравновесил, а вообще заплёл мне ноги кренделем.
- То-то же! А еще возмущалась, что я у тебя кружку отнял, - хмыкнул Ворон, смерив меня насмешливым взглядом.
- Я же глото-о-очек... - сморщилась я и, покачиваясь, побрела по улице, твёрдо веря, что иду к дому.
- Эй, глоточек, ты куда? - хохотнул хранитель.
- Домой.
- Не в ту сторону, балда, - мягко пожурил меня Ворон и, подхватив под локоть, повёл в правильном направлении.
Путь к дому показался мне бесконечным. Пиво, два каких-то глотка, эффектом превзошли две здоровенные кружки. Ворон практически нёс меня на себе, а меня так и подмывало в благодарность исполнить какую-нибудь душещипательную песнь, и "Шумел камыш" почему-то казалась самой подходящей. Благо остатков здравого смысла хватало удержаться от этой затеи - если со слухом у меня всё было в полном порядке, то с вокалом не повезло.
Ворон остановился у ворот, прислонил меня к калитке и насмешливо спросил:
- Ты как, сама до кровати доберёшься или проводить?
- Угу, - кивнула я и, повинуясь силе притяжения, медленно соскользнула вниз.
- Что "угу"? Дойдешь или проводить? - засмеялся Ворон, в последний момент подхватив меня под мышки.
- Проводить, - икнула я, норовя повторить скольжение.
Посмеиваясь, Ворон подхватил меня на руки и понёс в дом. Если по дороге нам и встретилась дама Шаен, я её не заметила - сосредоточенно изучала свои ощущения, а те, похоже, изучали меня. Контакт явно не ладился.
- Ксения, тебе совершенно нельзя пить, - сообщил хранитель, укладывая меня на кровать.
- Знаю. Лель то же самое говорил, - согласно кивнула я, тут же усаживаясь по-турецки. - Посиди со мной немножко, а?
Вздохнув, Ворон сел рядом.
- Все еще переживаешь? - негромко спросил он.
Я неопределенно пожала плечами. Переживаю ли я? Глупый вопрос.
- Прости, брякнул, не подумав, - покаялся Ворон, порываясь встать, но я его удержала.
- Да нет, все в порядке. Не уходи. Пожалуйста...
А потом случилось то, чего никто из нас не ожидал. Как-то внезапно я оказалась у него на коленях, и он сжал меня до боли в рёбрах, прижавшись губами к моим губам. Внутри словно что-то прорвалось, я тянулась к нему, не соображая, что делаю, и отчаянно целовала, становясь все требовательней и требовательней.
Это безумие прекратилось так же неожиданно, как началось и, как говорится, на самом интересном месте. Мягко, но решительно расцепив мои руки, Ворон уложил меня на подушки и отпрянул.
- Извини, я не должен был тебя целовать, - хрипло пробормотал он тяжело дыша.
- Ворон! - потянулась я к нему и расплакалась.
- Ксения, ты хочешь не меня, - сурово перебил он и, бросив на меня странный взгляд, исчез в радужной вспышке тропы.
Оставшись одна, я свернулась калачиком и, уткнувшись лицом в колени, отчаянно разрыдалась.
Наплакавшись вволю, я притихла и какое-то время лежала, бездумно глядя в темноту. В голове, как ни странно, прояснилось, коварное действие пива прошло вместе со слезами. Я медленно села и, обняв подушку, задумалась.
Странный народ, эти мужики. Вот чем я их так привлекаю? Лель с Веславом, Митька, теперь еще Ворон с Вегейром! Да уж, что называется целый гарем вокруг себя собрала. И что мне с этим "счастьем" делать? Ладно Митька, он остался на Земле. Лель сам ушел, Веслав пока не знает, что я в Полевии и пусть остается в неведении как можно дольше! Но что делать с Вегейром и Вороном? Допустим, Ворон благородно отступится, пережидая пока я окончательно не смирюсь с потерей Леля. А Вегейр? Почему меня не оставляет чувство, что все его игры разыгрываются в мою честь, чтобы привлечь к себе моё внимание?
- Может, сказать ему, что я беременна, авось отстанет? - невесело хмыкнула я.
А вот не факт, что его это остановит. Знаю я этих благородных рыцарей - начнут рвать кольчугу на груди, уверяя, что станут воспитывать чужого ребенка, как своего, лишь бы любимая женщина была рядом! Бред...
Уткнувшись носом в подушку, я зябко поежилась. Если бы Лель был рядом... Всё было бы просто. И домамерец никогда бы не вошёл в мою комнату - видите ли, он сон мой видел! Тоже мне, душевный врачеватель.
Мысли снова вернулись к Ворону: глупостей я не наделала, лишь благодаря его выдержке и пониманию. Но как завтра смотреть ему в глаза? Стыдно-то как...
Решение пришло мгновенно: я уеду в Сивуху, к Сигрид, подальше от Вегейра, и хотя бы на время скроюсь от Ворона. Заодно подумаю, кем может быть новый хозяин Мули и какие цели он преследует, насылая на обитателей дворца эротические сны.
И спрошу нашу горе-знахарку о настойке, которая якобы уберегает от нежелательной беременности!


[1] Мармок - обитатель царства богов сна Элехнэ и Рэтхе, его задача - обеспечивать человеческому сознанию незаметный переход из одной реальности в другую. Мармоки близкие родственники морокам, так же являющимся порождениями богов сна.


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"