Харп Виктор: другие произведения.

Мастер белого шума, глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 2. Академия
  
  Тьма есть Тьма. Беспросветная. Поножовщина и насилие тут - обычное дело. Но за лето моя физиономия примелькалась даже в особо злачных местах, куда частенько заводили меня поручения роненов, и меня никто не трогал. Не потому, что мышцы накачанные, и в уличных драках я не новичок. Какие уж там мышцы у пятнадцатилетнего пацана. А потому, что драка - это хаос. А где хаос, там мне полная лафа.
  Или что-то еще меня хранило, но это так и осталось тайной.
  Правда, я был осторожен. От магов, торговцев дурью и шлюх держался подальше. Но как-то на рассвете я шел в Темный город через пустырь из Нижнего и наткнулся на окровавленное тело в изодранном черном платьице.
  Думал - опять труп. Не редкость тут. Но тело пошевелилось и глянуло на меня голубыми глазами. Боль в них плескалась адская. Меня как ожгло. И ведь предупреждала меня Халия - не лезь. Что бы ни увидел, держись стороной. Не получалось у меня это никогда.
  Дотащил я ее до Ракушки. Я ведь не целитель, на Халию была вся надежда.
  Как старуха орала на меня!
  - Зачем ты эту падаль сюда притащил, дурак?! Если ее хозяин подыхать бросил, то не нам вмешиваться! Хочешь, чтобы мой дом сожгли? Или копы на нас мокруху повесили? Эта дура все равно сдохнет через полчаса, тут и гадать не надо - ее судьба уже написана!
  А сама тем временем бинты вытащила, котелок на печь швырнула, мешочки трав распотрошила.
  - На мансарду ее неси и убирайся вон с глаз моих, ниароне безмозглый! - прошипела.
  Я оттащил девчонку в свою комнатушку, поклонился Халии и ушел.
  С тех пор у нее не появлялся.
  В конце лета Халия сама меня разыскала. Явилась ни свет ни заря на грязный речной вокзал Темного города, где я, прикрывшись тряпьем, спал в щели между стеной и пивной лавкой. Старуха процокала шпильками (этот звук разбудил меня не хуже рева пароходной сирены), присела в двух шагах, навалившись на стену и попыхивая сигаркой в мундштуке, шепнула в пространство:
  - Говорят, копы ищут парня - связного какой-то шибко преступной международной банды. Награду обещают. Глянь, не попадался? - и подвинула пахнущую типографской краской газетку, которая должна была появиться у утренних разносчиков только часа через два.
  Я глянул на мерзкий карандашный портрет с тщательно прорисованными прыщами на носу. Отдаленное сходство есть, но в жизни я себе казался симпатичнее. Прочитал подпись: разыскивается... лет семнадцать (я был высок и крепок для своих пятнадцати), волосы русые, глаза серые, лицо загорелое, овальное... Половину столичных подростков можно забрить под такое описание. Прыщей, кстати, у меня было куда меньше.
  - Не встречал, - говорю.
  Она кивнула и ушла.
  Намек я понял правильно. Снялся с места через полчаса после ее ухода, поблуждал под дождем по пустынной Тьме, только уснувшей после ночных увеселений, и забрел проулками в Ракушку.
  Нулевой дом ждал и открылся сразу, едва я прошел пару шагов по деревянным доскам, брошенным через грязь. Старуха, похоже, по-прежнему жила одна. Посторонних запахов типа лекарств не чувствовалось. Выжила та девчонка или похоронена в таинственном саду ведьмы, я не стал спрашивать, а Халия и не вспомнила о том инциденте.
  Она покрасила мне волосы самовозобновляющейся краской в каштановый цвет, капнула в глаза какой-то дрянью, от которой их сначала едва не выело, а потом радужка стала черной, как у роненов. Последний штрих - приклеенный на скулу шрам, тоже несмываемый. За такой яркой приметой лица никто не рассмотрит, да и выглядеть я стал еще старше, особенно, если волосы зачесать назад и собрать в хвост на затылке, что я и сделал. Жаль, борода еще не росла, с щетиной был бы совсем брутальный тип.
  Я потрогал шрам.
  - А снять как?
  - Через год истает сам. А если невтерпеж - растворишь, как ты судьбы моих клиентов растворяешь в хаосе возможностей, парень. Поняла я, почему все пути лгут, когда ты приходишь. Карты ни причем.
  - Но мне-то ты иногда гадала.
  Она засмеялась, обнажив крепкие, но желтоватые от табака зубы:
  - Не гадала, а правду говорила. Факт. У старой Халии почти каждый старожил в долгу. А у них свои должники. Трудно ли узнать, что надо? Во Тьме тебя не отыщут, пока я жива, а ты слушаешь звезды. Но завтра не приходи сюда, Сархи.
  Я и не собирался. У меня было важное мероприятие: проникновение в Академию.
  
  
  ***
  
  Почти все лето, когда я поднимался в Верхний, то изучал и подступы к Академии, огороженной, как крепость. Целый городок располагался на Серых горах километрах в десяти от кварталов аристократических особняков, за магически защищенными стенами с несколькими проходными, снабженными вертушками. Вход только по студенческим и служебным пропускам. И магические датчики на каждом шагу.
  Я знал: легко не будет. Но тут впервые задумался о цене за риск.
  Вырваться на свободу, а потом самому же ступить в ловушку... Не просто ступить, а из шкуры вывернуться, но залезть в западню, в которую не пускают... ну не дурак?
  Но мне было пятнадцать лет и море по колено. Раз решил залезть, значит, залезу. Анти-маг я или нет?
  И о родителях думал все чаще. Они мне в то время каждую ночь снились. И просыпался я со зверской тоской в душе.
  Проблема решилась сама собой. В предпоследний день лета в Академии был объявлен 'День открытых дверей'. Возвращались с каникул студенты и объявлялись вступительные конкурсы для абитуриентов. Поступающие приезжали с родителями, братьями и сестрами, и лучшего дня для для того, чтобы попасть внутрь, пришлось бы ждать еще год.
  Предупрежденный заранее объявлением в газете 'Новости столицы', я приоделся и отправился к студенческому городку зайцем на омнибусе, чтобы парадные ботинки не мять.
  Плечо мне оттягивал рюкзак со всем необходимым на первое время: сухой паек на месяц, старая одежонка, связка отмычек, моток сверхпрочной веревки, пилки, кусачки, пачка тетрадей, грифели, спиртовка с капсулами и прочая жизненно необходимая дребедень для нелегального обучения в высшей школе магии.
  Почти все сбережения угрохал на экипировку.
  Картина в Академии порадовала: большие, вечно закрытые парадные ворота, украшенные в тот день всякой розово-огненной ерундой, распахнуты. Внутрь вползает лента желающих прикоснуться к магическим тайнам и бесплатным бутербродам, воздух сдержанно гудит разговорами.
  Хороший фон, если бы еще не прерывался магическими усилителями голосов.
  Пока я толкался среди поступающих, жадно глазея на магов и запоминая расположение зданий, эти усилители так меня достали, что я и сам не заметил, как заткнул их. Обнаружил случившееся по поднявшемуся вдруг гвалту, в котором утонули голоса магистров, и испугался.
  Обошлось.
  Дар я приструнил. Маги посуетились и все свои цацки восстановили.
  Но висевший в воздухе торжественный настрой сменился на какой-то нехороший, тяжелый. Точно такой, - вспомнил я, - ощущался в допросной, когда меня армейцы взяли. Магистры окидывали площадь настороженными взглядами, в толпе прибавилось людей с военной выправкой, особенно много их кучковалось у парадных ворот.
  Мне бы тогда исхитриться и уйти, дураку, но я остался. Слишком долго ждал этого дня и готовился. Жалко стало мечты, потерянного времени и денег. И вместо бегства я с толпой абитуриентов и сопровождающих просочился в главное здание, хотя все нутро вопило и упиралось.
  На экскурсию нас повел сам ректор - высокий и плечистый мужик лет под пятьдесят, с легкой сединой на висках. Мантия у него была шикарная - черная как смоль, ни отблеска на сгибах ткани, словно в бездну смотришь. От родителей я знал, что он был черным магом, а имя забыл, но он сам напомнил, когда приветственную речь толкал.
  Нико Дамис. Благороднейшая внешность, высокий лоб мудреца, проникновенные карие глаза и рваный рубец на скуле, как от когтя демона. Я еще тогда, помнится, подумал, что мой искусственный шрам выглядит в точности таким же.
  Вот там, в огромном холле с магической подсветкой колонн и стен, усиленной зеркалами, ректор первым делом подвел нас к стене с портретами выпускников Академии. Пока он рассказывал, фигуры в полный рост выступали из гладкой поверхности камня, на миг повисали в воздухе и исчезали.
  Сначала шли почти все с траурными рамками - основатели, их ближайшие последователи. Потом - знаменитые или внесшие тихий, но ощутимый вклад в магические науки. И вот, когда в глазах у меня уже зарябило, прозвучала до боли знакомая фамилия. Моя. И я впервые увидел своего деда по отцу. Ничего такой, статный и властный. Орлиный взгляд, бакенбарды, костюм академика. И без рамки. Жив, значит. Интересно, почему папа-мама о нем никогда не вспоминали?
  Когда пошли современники, публика совсем оживилась: узнавала родственников. Я отвлекся, услышав за спиной громкий юношеский басок, заглушивший даже ректора:
  - Мам, а ты тут на себя не похожа!
  Я глянул через плечо, чтобы сравнить. Действительно, высокая блондинка выглядела куда лучше своего портрета, особенно, ее пышная грудь в декольте. А когда я отвернулся, в стене угасали лица моих отца и матери. Живые, улыбающиеся лица.
  Меня спасло то, что я их поздно увидел. Траурная окантовка уже таяла и почти слилась с цветом стены, не сразу дошло. А когда понял, дыхание перехватило.
  Ректор сделал паузу, так внимательно оглядывая лица будущих магов, что сомнений не осталось: этот унылый исторический экскурс затеян только ради одного - искали меня. То ли насторожились после моего промаха на площади, то ли уже давно ждали, что я сунусь в Академию.
  Напрасно я думал, что никому в голову не придет меня тут искать. Может, и датчики в зале стоят какие-нибудь хитрые, регистрирующие сердцебиение, например. Если так, то моя новая внешность перестанет быть секретом, как только записи проверят.
  Пауза затягивалась, ничего не происходило, люди начали переговариваться громче, и я, кое-как состряпав скучающую морду, уже подумал, что мне кранты, и на выходе нас будут выпускать по одному, тщательно проверяя. А у меня в рюкзаке кастет и весь воровской арсенал, даже маленькая дрель со сверлами.
  Опять обошлось.
  К ректору подошел какой-то серенький человечек, что-то шепнул, и Нико Дамис, натянуто улыбнувшись, объявил начало экзаменов и пригласил всех на испытательные площадки. Абитуриентов стали разбивать по группам. Я с намерением тихонько смыться примкнул к тем, чьи испытания объявили на открытом воздухе.
  Тут дар взбрыкнул, и тихонько не получилось.
  Не мудрено. Я был на грани паники. И так расстроен, что совсем крыша поехала. Дар рвался из сердца, или откуда там еще. И, как оказалось, на выходе из фойе размагичил все, до чего мог дотянуться одним импульсом. И датчики, и Стену Памяти.
  И людей.
  В общем, ни у кого из полутора сотен поступавших не оказалось магического дара на момент испытаний. И если бы ограничилось только ими! Оглушило всех, кто оказался поблизости. И ректора с магистрами, само собой. Когда это до них дошло, паника стала всеобщей.
  - Без паники! - орал кто-то.
  Куда там. Девчонки и пацаны бились в истерике. Их родители бегали и вопили. Ректор беспомощно тряс жезлом и не аристократично брызгал слюной. Запоздало взвыли механические сирены.
  Самое ужасное - маги и военные мгновенно перекрыли выходы в город.
  Я идиот, да. Наглый самоуверенный идиот, сам себя загнавший в ловушку.
  С этими скорбными мыслями я бочком-бочком, прикидываясь невидимкой, двинулся вглубь территории Академии. К воротам нечего и соваться.
  Воцарившийся хаос помог проскользнуть обратно в фойе главного здания. Там тоже кутерьма еще та - маги, люди в штатском и армейцы сновали туда-сюда, погоревшие датчики снимали. Доносились обрывки реплик:
  - ...перемать! Выродок! Убить скотину, пока не поздно!
  - А это точно он?
  - А кто еще, мля!
  - Ну мало ли... Может, это и есть секретное оружие Сартапии... Эй, ты что там строчишь? - говоривший заметил какого-то журналюгу, торопливо карябающего карандашом в блокнотик подслушанные разговоры. - Запрещено!
  По его знаку репортера быстренько скрутили, блокнот изъяли.
  Под шумок я выбрался в коридор и поднялся на второй этаж, где из аудиторий срочно эвакуировались экзаменаторы. Уж не знаю, за вторжение каких монстров сочли выплеск моего дара, но магистры так торопились, что и двери забыли закрыть.
  Я заглянул в один класс, другой. Прятаться тут бессмысленно.
  А вот в третьем помещении, большом, как центральный вокзал, внимание привлекли вентиляционные короба. Но слишком уж высоко, не забраться. Да и пока винты решеток выкручиваю, кто-нибудь застукает.
  В четвертом было распахнуто окно, и я услышал донесшееся сквозь шум с улицы мое имя. Кричали, видимо, в рупор. Подошел ближе, встав у стеночки так, чтобы меня в окне не засекли, прислушался.
  - Даниэль Эспанса! - властным, но уже охрипшим голосом взывал кто-то. - Я знаю, что ты здесь и слышишь меня. Пожалуйста, не надо скрываться! Я твой дед, я помогу тебе. Обещаю, что никто тебя и пальцем не тронет. Прошу тебя, подойди ко мне. Даниэль Эспанса! Откликнись, внук!
  Дед? Внезапно обессилев, я сел за парту, уже не вслушиваясь в уговоры. Нет, я не ринулся в объятия любящего родственника. Даже мысли не мелькнуло. Родители при мне никогда не говорили о нем. И они не повезли меня к нему, такому вот крутому магу-академику, а спрятали в глухой деревне у маминых родственников, не имевших и проблеска дара. Тоже почему-то.
  Интересно, а его тоже шарахнуло? Пальцем они меня не тронут, как же...
  Под соседним столом валялся забытый в бегстве ярко-оранжавый рюкзак с вышитым на клапане огненно-рыжим волком с затравленным выражением морды. Вот таким же одиноким и обложенным врагами со всех сторон я себя и чувствовал.
  Чужая вещь напомнила о более важном деле, чем наматывать сопли на кулак. Если меня поймают, содержимое моего рюкзака вызовет по меньшей мере недоумение. Надо избавиться от особо опасной части поклажи. Но куда припрятать, чтобы легко потом забрать?
  Я выскользнул из кабинета. Мое внимание привлекла огромная кадка с пальмой, заслонявшей большое окно в конце пустынного коридора. А справа от растения обнаружилась узкая дверь с табличкой 'Служебное помещение'.
  Я всегда читал такие таблички как плакат: 'Всё самое интересное - здесь!'
  Сунув в под корни пальмы и замаскировав сверху землёй завернутые в непромокаемый мешок инструменты, я двинул на разведку. Прихватил с собой только охотничий нож, универсальные отмычки и мою главную драгоценность, на которую ухлопал большую часть сбережений - складной набор техномага-взломщика, где были и отверточка со сменными насадками в ручке, и щипчики, и пилочка.
  Когда-то служебную дверь запирал магически защищенный замок. Судя по прорези на коробочке у косяка, открывался он каким-нибудь заговорённым пропуском. Видел я такие в Верхнем городе. Но сегодня магии во всей Академии с наперсток не наберется, и вошел я почти беспрепятственно, с одного поворота отмычки. И так же аккуратно за собой запер.
  За дверью оказалось просторное помещение, заставленное чучелами всяких шипастых монстриков и клыкастых зверушек. Выпотрошенные они не страшны, но я поежился, представив, что где-то на территории Академии должны быть и живые или относительно живые учебные пособия - всякие террариумы или там монстрариумы.
  Надеюсь, мой дар до них не дотянулся. Не дураки же магистры, чтобы опасную нечисть под носом у студентов держать.
  Еще одна размагиченная дверь вывела меня на узкую лестницу, штопором уходившую этажей на пять вниз, хотя я помнил, что нахожусь на втором. Вот туда-то мне и надо, - обрадовался я. В подвалах наверняка побольше укромных местечек найдется.
  Переложил нож из голенища в потайную петлю, спрятанную в рукаве куртки, чтобы, случись что, в один миг в руке оказался. Этой хитрости любой ронен с пеленок научен.
  Как знал, что понадобится.
  
  Тварь напала на третьем подземном этаже, когда я крался по темному, освещенному тусклыми аварийками коридору, проверяя череду запертых дверей. Ни одна не открылась сходу, а возиться с отмычками показалось мне бессмысленным. Нафига мне какая-нибудь тупиковая кладовка, где я точно окажусь в ловушке?
  Я смутно представлял, что мне нужно. Вентиляционный короб - самое то, но как туда забраться? Подойдет и бройлерная с хитросплетением труб. Туда магистры не должны ходить. Что им там делать?
  А когда я повернул за угол, она и выскочила. С волка размерами, но довольно вялая. Что-то среднее между рептилией и кабаном. Крокодилья пасть, длинное гибкое туловище, короткие конечности и свиная щетина по пятнистому телу. Мерзость несусветная.
  Я был настороже, как натянутый лук, успел метнуться в сторону, и она промахнулась, шмякнувшись мордой о стену. Только когтем плечо зацепила. Я разозлился жутко: моя единственная куртка!
  Пока она очухивалась от удара, я сообразил, что бегать по Академии еще и от монстра мне в лом. Подскочил и изо всех сил загнал нож в основание ее черепа. С порепугу и от злости попал, не иначе. На сантиметр в сторону, и фиг бы у меня что получилось. Гадина была мощной, дернувшийся в агонии хвост подсек меня, и я тоже хорошенько приложился к стене, до звездочек в глазах.
  Мне опять повезло. Она была уже сытая, как выяснилось позже. До отвала. Останки её обеда я обнаружил на выходе: сапоги с торчавшими из них костями в клочках плоти и окровавленные лохмотья. За скитания с роненами по просторам родины и пустырям Тьмы я всякого навидался, но тут меня вывернуло.
  Это ведь я виноват в случившемся. Мой проклятый анти-дар.
  А когда перестал корчиться в спазмах и побежал к двери, то споткнулся об еще одно тело. Думал - тоже труп. Седой, но крепкий старик с грубоватым морщинистым лицом, одетый в комбинезон, а не в мантию. Вроде бы целый с виду. И крови на нем не видно.
  Он пошевелился от толчка и застонал. Жив!
  - Беги, парень! - прохрипел он, раскрыв мутные глаза. - Тут хракса вырвалась. Беги.
  - Это помесь свиньи с крокодилом? Так она сдохла.
  - Магистр Шайд уничтожил? - мутные глаза прояснились.
  - Нет. Ваш магистр мертв.
  Я старался не смотреть на рваные клочки в дальнем углу.
  - Ясно. Шансов у него не было, - незнакомец пытался подняться, но лишь беспомощно скреб руками по полу. Ноги оставались неподвижными. - Тьма! Протезы! Они на магических кристаллах.
  Так я понял еще одну темную грань моего дара.
  Пока я страдал муками совести, старик назвал свое имя - Стивер Нуато - и попросил нажать красную кнопку, утопленную в косяке входной двери.
  - Это механический сигнал тревоги, - пояснил он. - Тут еще где-то дитеныш кошарха должен быть. Мелкий, но ядовитый. Он у меня за пазухой сидел. Выбрался.
  Я нажал кнопку тревоги. И с трудом подавил желание драпать во все лопатки. Побоялся оставлять калеку. Говорила мне Мафиза: слишком ты добр, Сатхи, такие мало живут - до первого хищника. Да и подозрительно это будет выглядеть, если я сейчас сбегу. Засветился по полной программе.
  - Как это, за пазухой? - вернулся я к старику, оттащил с прохода и прислонил к стене. - Это же опасно!
  - Не для меня. Он ручной. Агрессивен только когда напуган. Меня-то признает, а вот ты ему незнаком. Тебе лучше дождаться, когда сюда помощь придет. Мало ли, наткнешься на малыша Ошша. Кстати, как тебя зовут, парень, и откуда ты взялся?
   - Фредерик. Я поступать приехал, а тут такое...
  - А как на служебный ярус попал?
  - Когда паника началась, я... это... в туалет резко захотел. И заблудился.
  Старик хмыкнул. А пока мы ждали помощи, занимал меня рассказами, попутно выспрашивая мою подноготную. Но не ему соревноваться с любопытным подростком. Довести вопросами я и сам мог кого угодно.
  Выяснил вот что. Стивер Нуато был черным магом, пока его личи не пожевали. Жизнь ему спасли, а вот конечности не смогли восстановить. Он не особо переживал: техномаги научились делать классные протезы. Магокристаллы соединялись с нервными окончаниями, и Стивер даже бегать мог. Недалеко и недолго. С боевкой и рейдами пришлось проститься, но ему предложили непыльную работу в Академии. Смотрителем бестиариума и старшим преподавателем кафедры.
  Когда мой дар шарахнул по Академии, маги-смотрители как раз тащили из лаборатории спеленутую заклинаниями храксу. И она вырвалась, разумеется.
  Калека остался жив лишь потому, что протезы отказали - он упал, ударился затылком и потерял сознание, а храксы падалью не питаются, когда живая добыча под рукой имеется. Тот растерзанный магистр Шайд вряд ли успел понять, что происходит. Внезапная потеря магии - страшный шок. И полная беспомощность.
  Старик рассказывал, а я глотал злые слезы, стараясь себя не выдать. Проклятый дар! В лепешку расшибусь, но такого больше не допущу! А значит - мне Академия нужна больше, чем всем магам вместе взятым. Как они этого не понимают?
  Стивер тоже старался не смотреть на останки коллеги. А вот тушей монстра заинтересовался.
  - Как ты ее убил, Фред?
   - Ножом. Пожалуйста, зовите меня Рик. Терпеть не могу, когда меня Фредом кличут.
  Этот прием с именем мне Халия подсказала. Такой нюанс убеждал лучше всего, что Фредерик - мое имя от рождения, которое не выбирают.
  - Ножом? - удивился старик.
  Кстати, спасибо, напомнил. Я подошел к мертвому монстру и с трудом, двумя руками и опершись ногой о тушу, выдрал застрявший между позвонками нож. Вытер лезвие о шкуру.
  Стивер задумчиво наблюдал.
  - Любопытно... - тихо сказал он. - Неужели с одного удара?
  - Случайно вышло, честно. С перепугу и не то сделаешь. А что? - насторожился я.
  Где я опять прокололся?
  - Понимаешь, я было решил, что ты трус, если тебе, по твоим словам, в туалет приспичило при первой же встряске. Но то - твои слова. А тут я вижу совсем другую картину. Ты даже не поморщился. Абсолютное хладнокровие в таком возрасте я еще не встречал.
  Ха! Пусть он моему дару скажет о хладнокровии.
  - А чего мертвечины-то бояться? И мне просто повезло, - я покосился на сапоги с костями и снова почувствовал спазмы.
  - Так-то оно так, - кивнул бывший боевой маг. - Но... кстати, как тебе удалось пронести нож мимо сканеров? На оружие тут нужно специальное разрешение.
  - А я подобрал его. На лестничной площадке валялся, - глазом не моргнул я.
  - Дай-ка, посмотрю, чей это ножик. У всех наших метки есть.
  Ага, щаз. Да чтоб я боевому магу, пусть даже калеке, сам свое оружие вручил?
  - Да чей бы ни был! Теперь он мой. Боевой трофей, можно сказать, - я упрямо завел руки за спину. - Я его заработал!
  Стивер удивленно вздернул бровь, а потом вдруг по-доброму усмехнулся.
  - Ладно, оставь себе, но на учет надо будет поставить сразу. Я поговорю с ректором, чтобы для тебя сделали исключение. Не каждый получает боевое крещение в первый же день учебы.
  - Я еще не поступил, - вздохнул я.
  Да и не собирался. Официально. Да и не дадут. Я же не маг. И вообще в розыске. Но этого я не стал говорить, разумеется.
  Калека остро глянул исподлобья.
  - Послушай, Рик... Я хочу кое-что тебе предложить. Тебя это может удивить, но, если ты не враг себе и если для тебя лавры героя не дороже жизни, ты со мной согласишься... Здесь дураков не держат, ты догадываешься? Вот и отлично. Сними у меня с пояса именной нож и воткни его в храксу на то же место, где был твой. Размеры у них почти совпадают. А свой спрячь подальше. Вон, хотя бы за ту трубу. Будет большой шмон, и крайне нежелательно, чтобы у тебя нашли оружие, пока разрешения нет. А ректору мы потом скажем, когда шум приутихнет.
  Удивил - не то слово. Старик меня просто сразил. На негнущихся ногах я подошел к нему, вынул нож из ножен, стараясь не смотреть в прищуренные глаза боевого мага. Сделал, как он сказал. Из хряксы теперь торчала красивая узорная рукоять.
  - Теперь перетащи меня к ней поближе, на линию броска, вон туда. Иначе никто не поверит, что мой нож способен изящно обогнуть угол и достать зверя. Запоминай: тварь отвлеклась на тебя, потому я сумел ее достать. Ты плохо представляешь, насколько стремительны бывают храксы. В остальном придерживайся той же лапши, которую вешал мне на уши. Заблудился, мол, и все тут. Быстрее, наши уже по лестнице топают.
  Перетащил. Пристроил к стене.
  Голова у меня кружилась. Я ничего не понимал. Кроме того, что я - круглый идиот и зеленый пацан, сунувшийся в пасть акуле. Так это я о себе давно знал.
  Да ладно, выберусь. Вот узнаю все, что мне нужно, и никто меня тут не удержит. В крайнем случае, еще разок шарахну. Или два. Да, я крут, а что? Вон, храксу-то я прикончил, пусть трофей у меня и сперли наглым образом всякие безногие инвалиды.
  Стивер, поймав мой затравленный взгляд, ободряюще улыбнулся:
  - Не дрейфь, Рик, прорвемся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"