Бродских Татьяна: другие произведения.

Я вернусь?!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Классическая попаданка с элементами пародии,но так ли все просто? ГГ не так молода и наивна, не владеет боевыми искусствами и о ужас, не танцует в совершенстве и не заканчивала консерваторий, обычная среднестатистическая женщина, которой по настоящему было, что терять в своем мире. КНИГА ЗАКОНЧЕНА


  
   Пролог
  
   Погода была замечательная, да и день сам неплох. И вроде должна радоваться, как-никак сегодня у меня юбилей - тридцать лет. Много это или мало для женщины? Вот и я не знаю, жизнь сложилась: у меня двое прекрасных детей, любимый муж, хорошая работа, даже есть парочка настоящих подруг, что в наше время редкость. О чем еще можно мечтать? О волшебных мирах и принцах? Так мне не пятнадцать, именно тогда я мечтала попасть в магический мир и встретить там героя моей мечты. Возможно, мне надо начинать мечтать о таблетке, продляющей жизнь? Нет, еще рано, лет через десять точно начну. Многие мечтают о деньгах, о миллионах и как они их будут тратить. Но эти мечты не для меня, мне хватает тех денег, которые есть. Хоть муж у меня не миллионер, да и родители не относятся к обеспеченной части населения. Остается мечтать о дальних странах. Точно, буду мечтать об отпуске! Да и недолго мне о нем грезить осталось, часов двенадцать не больше.
   Вот с такими мыслями я шла домой, в руках цветы (на работе подарили вместе с небольшой премией), на плече сумочка. Попутно вспоминая, не забыла ли я чего-нибудь.
   Так, детей вчера маме отвезла. Благо сейчас каникулы и то, сколько мне пришлось выслушать, пока она не согласилась оставить у себя Алину и Лешу на две недели. Но мне так давно хотелось съездить в отпуск, чтобы мы с мужем были только вдвоем, что я стойко выслушала все советы, нотации и так далее. Вещи уже собраны, документы и деньги тоже, можно сегодня вечером сходить в ресторан с Сашей, не так уж часто мы с ним бываем вместе...
   Визг тормозов. Звон бьющегося стекла. Крики людей и вой автомобильных сигнализаций. Все смешалось, а время как бы замедлило свой ход. Остались только я и девочка лет восьми, совсем как моя дочка, и несущаяся на нас неуправляемая машина. Единственное, что я успела сделать, оттолкнуть девочку с траектории автомобиля.
  
   Глава 1
  
   Сознание вернулось резко, а с ним и воспоминания. И стало страшно, очень, до липких ладоней, до холодного пота на спине. Страшно открыть глаза и узнать правду. Ведь я понимала, что может быть с человеком после такой аварии. Слезы сами собой потекли из глаз.
   - И долго ты собираешься слезы лить? - скрипучий голос отвлек меня от жалости к себе. - Время идет, а она лежит, в следующей жизни выспишься, еще столько надо успеть.
   Открыла глаза, захотелось высказать этому мерзкому старикашке все, что я о нем думаю, будь он даже главврачом. Ну со старикашкой я не ошиблась, так и есть, очень харизматичная личность. Если Эйнштейну добавить седые усы и бороду, будут просто братья-близнецы. Но он явно не главврач и даже не из медперсонала, черная мантия не дает в этом усомниться. Да и на больничную палату это место совсем не похоже. Темное помещение, каменное, свет исходит только от нескольких свечей, закрепленных на стенах в причудливых подсвечниках - это все, что мне видно из лежачего положения. Как-то сразу стало холодно, неуютно. Голова раскалывается от вопросов и предположений о моем местонахождении. Но вопросы подождут, сейчас главное встать с каменного пола, пока не заработала себе воспаления чего-нибудь, опять же не стоит разлёживаться перед незнакомым мужиком. Встать удалось с трудом, ощущения такие, как если бы вскопала соток десять. Болели все мышцы, даже те, о которых и не знала. Но еще несколько минут назад я думала, что меня парализовало, поэтому эта боль только радовала меня. Все то время, пока я пыталась подняться, хозяин "склепа" с интересом меня рассматривал.
   - Ты первая девица, которая не бьется в истерике, это я удачно тебя выловил, в этот раз точно все получится, - ухмыльнулся он.
   - Вы бы лучше представились и объяснили где я, и как сюда попала? - с безумными надо разговаривать спокойно, сейчас главное - информация.
   - Моё имя тебе ничего не скажет, можешь называть меня Маг, а находишься ты в моей башне. Вижу, вопросов у тебя только прибавилось, я с удовольствием отвечу на все, только пройдем в более подходящее помещение, - ответил Маг, интересно, это часть имени или род деятельности. Пройти в другое помещение я не отказалась, надеюсь, там будут хотя бы стулья. По винтовой лестнице (думала не дойду) спустились на этаж вниз. Все тот же серый камень, пыль, паутина. В гостиной было немного лучше: диванчик и два кресла неопределенной расцветки перед зажженным камином, вдоль противоположной стены стеллажи с книгами, большой письменный стол у окна, кстати, на улице ночь.
   - Садись, - указал мне на одно из кресел старик. - Разговор будет долгим, как я уже говорил, ты находишься в моей башне, а она стоит в мире Эренсай. Да-да, я перенес тебя в другой мир и не надо так скептически на меня смотреть. Доказательства будут чуть позже, а пока я расскажу, зачем перенес тебя в мой мир. В этот раз я решил отступить от своей, уже набившей мне оскомину сказочки об избранной, которая должна спасти Эренсай. Для тебя задание будет проще некуда: приносишь мне светоч Маорана, и я отправляю тебя обратно. Ты ведь хочешь домой? - с интонациями змея-искусителя произнес Маг.
   Хочу ли я домой? Глупый вопрос, там остались все те, ради кого я живу, все то, что мне дорого. И о чем я старательно пытаюсь не думать сейчас, чтобы не начать паниковать и буянить.
   - Хочу, - просто ответила, решив не посвящать его в свои душевные терзания. - А теперь можно об этом же, но подробнее. Что такое светоч Маорана и почему вы не можете найти его сами, раз уж это ваш мир, и отчего именно я удостоилась этой сомнительной чести?
   - Люблю рациональных людей, - улыбнулся кандидат в сумасшедший дом. - Светоч Маорана - это прозрачный кристалл размером с половину ладони, единственный переносной источник магической энергии. Маги давно научились заключать её в драгоценные камни, так вот такой накопитель приходится заряжать по мере расходования магии из собственного резерва или природного источника. Светоч же в этом не нуждается, он сам источник, энергия в нем всегда постоянна, сколько ни возьми. Маоран - это маг, который его создал. Он жил несколько тысячелетий назад и о нем мало что известно. После него многие пытались повторить сие творение, но выходили обычные накопители. Если бы я мог выйти из этой тюрьмы, то твоя душа уже была бы на пути к перерождению. В какой-то мере я подарил тебе вторую жизнь, вырвав за мгновение до смерти. Когда-то давно я был самым могущественным магом на Эренсай, другим магам это не нравилось и они объединились, заперли меня в моей же башне, отрезав от источников магии. Ничто и никто из моего мира не может сюда попасть, такое было условие наложенного заклятия. Несколько столетий мне потребовалось, чтобы разобраться в нем и составить другое, позволяющее переносить людей из немагических миров. Но это энергозатратное мероприятие, а ввиду отрезанности от источника я могу пользоваться только своим резервом, поэтому я в состоянии проводить подобный ритуал не чаще одного раза в столетие. Ты хотела знать, почему я выбрал тебя? Спешу разочаровать, мне неважно, кто это будет, главное - это должна быть женщина, поскольку только женщина может взять светоч. А дальше заклинание подхватывает подходящую девицу за минуту до смерти. Я достаточно подробно ответил на твои вопросы? - спросил Маг, а в глазах радость, какая только может быть, когда сделаешь пакость ближнему.
   Он что думает, я начну биться в запоздалой истерике от того, что случайно избежала гибели или брошусь к его ногам со словами благодарности?! Я ему нужна, соответственно буду "выпытывать" у него бонусы, которые помогут совершить это путешествие и вернуться домой. А кому и как он будет мстить, меня не касается. Но я не первая, кому так посчастливилось. Интересно, что стало с моими предшественницами?
   - Если я вас правильно поняла, то, как только принесу светоч, вы отправите меня домой, потому что недостатка в энергии не будет? Сколько же было у вас женщин до меня и куда они делись? - вопрос получился несколько двусмысленный. Надеюсь, старичок поймет, о ком я спрашиваю, и не ударится в воспоминания о своей молодости.
   - Ты тринадцатая, - нехилая у пенсионера продолжительность жизни. - Что произошло с остальными, не знаю, у меня нет связи с внешним миром. Да, со светочем Маорана я верну тебя в то же время и место, откуда взял, - немного пафосно ответил сей долгожитель.
   Он меня за идиотку принимает? Думает, я не понимаю, что если меня вернуть в то же время и место, автомобиль доделает то, что не успел в прошлый раз?
   - Вы вернете меня в мой мир в то же время, из которого взяли, а место обсудим, когда я принесу светоч, - твердо заявила я.
   - А ты не так глупа. Хорошо, пока ты будешь добывать светоч, я внесу изменения в заклинание, локтей пятьдесят влево от твоего местоположения хватит? - подозрительно быстро согласился маг.
   Локоть приблизительно полметра, то есть получается двадцать пять метров, должно хватить, чтобы избежать столкновения с машиной. Ловлю себя на мысли, что я уже верю этому типу. Это у него дар убеждения такой или мне так легко зас...э, запутать мозги? На доказательства все же надо глянуть, и книжечку по истории попросить почитать. А как я буду читать? Язык у них явно другой. Только сейчас дошло, что маг произносит слова не так, да и вся речь более отрывистая и резкая, не как в русском языке, хоть я и понимаю её без труда.
   - Вы как-то сделали, что теперь я понимаю и говорю на вашем языке, а можно еще, чтоб читать могла? Книжку какую-нибудь о вашем мире не мешало бы прочесть, опять же карту, вы ведь собираетесь снабдить меня необходимыми в походе вещами?! - наглеть, так наглеть. - Вы же понимаете, что только вооруженная знаниями и достаточными средствами я могу гарантировать успех этой операции!
   Ну что, съел? Не только ты можешь говорить размыто и возвышенно. Дедок на мгновение забыл, что он вроде как старый и умудренный жизненным опытом, сидел и удивленно меня разглядывал. Неужели предшественницы уходили от него, в чем пришли и даже без карты, тогда понятно, почему никто не вернулся.
   - Читать? - все-таки вымолвил он. - Да, наверно, смогу, а зачем? У меня хоть и нет двусторонней связи с обитателями этого мира, но я регулярно передавал сообщения с "избранными" своим единомышленникам. Они наверняка оказывали всестороннюю поддержку. Я уверен, на закате они тебя встретят и проводят куда надо.
   - А вы не думали, что эти единомышленники уже не ваши? Может, именно поэтому предыдущие попытки закончились неудачей? - нет, ну как можно быть таким наивным в его годы, или это уже маразм? У меня просто не было цензурных слов, чтобы выразить эмоции, бушевавшие в моей душе в тот момент. Так, надо успокоиться. Пока этот наивный, далеко не юноша, пытался донести до меня, что его брат и потомки никак не могли стать предателями, я продумывала, что мне нужно для похода и как выбраться отсюда до обеда. Встречаться с родственниками Мага не хотелось.
   - Давайте начнем с самого простого, - перебила я ударившегося в воспоминания волшебника. - Вы показываете на карте мой предполагаемый маршрут, пытаетесь волшебным образом научить читать, и если получится, идем подбирать мне нужную экипировку.
   Дедок обреченно вздохнул и сказал:
   - Пройдем к столу, карта там и глянь в окно, пока совсем не рассвело.
   Не знаю, что я там думала увидеть: фиолетовые небеса, драконов или хрустальные горы, но правда оказалась прозаичнее - всего лишь две луны. Я почувствовала легкое разочарование, но, может, у них водятся эльфы или дроу с демонами, мне, конечно, с ними ничего не светит, я не принцесса и не рыжая стерва-девственица, но посмотреть любопытно.
   Карта у этого борца за свободу была в единственном экземпляре, и он наотрез отказался ее отдавать мне. Пришлось ему потрудиться вдвойне и вложить мне в голову не только умение читать, но и карту. С закрытыми глазами вспоминаю и вижу её во всех подробностях. Удобно, хоть на память я и так не жалуюсь, а вот с чтением выходит странно: смотрю, смотрю на текст, и потихоньку приходит понимание, о чем он. Маг сказал, что это оттого, что принципы письменности не совпадают, у нас один знак - буква, у них - слог, но если тренироваться, будет проще. Но настоящий шок я испытала, когда узнала масштаб карты, путем нехитрых расчетов переведя их лиги в наши километры. Выходило, если идти пешком напрямик к месту назначения, то я прибуду дней через сто шестьдесят, а первые две декады мне предстоит путешествовать вообще вдали от поселений.
   Под бормотание и нарочитое кряхтение волшебника мы спустились в сокровищницу. По мне так обычный склад, в котором не мешало бы навести порядок. И началось: котелок, одеяло, огниво (вот когда жалеешь что некурящая), фляжка (или как называется сей предмет из чего-то похожего на сушеную тыкву с пробкой), нож или, скорее, кинжал, обоюдоострый, немного длиннее ладони. От меча и других вариаций холодного оружия я отказалась, все равно не умею ими пользоваться. К кинжалу понадобился пояс, он же ремень, и тут оказалось, что я неподходяще одета. Темные брюки, белая блузка и туфли на невысоком каблуке - обычная одежда для служащей банка, но не для путешествий по пересеченной местности. Поэтому к куче вещей прибавились штаны коричневые на шнуровке сбоку (длинные, надо будет подрезать), две рубашки, вроде бы льняные, сероватого оттенка, плащ с капюшоном и без рукавов, кажется, такой называется плащ-палатка, все вещи мужские.
   Пока я искала одежду, Маг ворчал, как все старые люди, о том, куда катится мир. Дескать, в его время женщины даже подумать не могли о том, чтобы надеть штаны, и вообще были скромны, тихи, и уж конечно не стали бы рыться в чужой сокровищнице.
   Тяжело было найти подходящую обувь, пришлось брать мягкие сапожки, а обрезки от штанов сошли за портянки, думаю, до ближайшей деревни дойти смогу, а там куплю по размеру. Кстати о деньгах, где там мой любимый дедушка? Ему в башне деньги не нужны, а если я добуду светоч, заберет у врагов в качестве компенсации за двухтысячелетнее заточение, о чем я ему и сказала. Он повздыхал и согласился, даже подарил какой-то амулет от диких зверей.
   Монеты были золотые и серебряные. Золотые поменьше, с цветочным орнаментом с одной стороны и солнышком с другой. Серебряные крупнее, с глубокой бороздой посередине, чтобы можно было разломить, а с обратной стороны изображение животного, похожего на бесхвостого пса с большими клыками. Десять серебряных равнялись одному золотому, всего маг мне дал двадцать золотых и тридцать серебряных монет. По его словам, на эти деньги можно было купить небольшой дом в столице во времена его молодости, будем надеяться, что золото не слишком обесценилось с тех пор.
   Посмотрела я на всю эту кучу добра и загрустила. Как это все нести? А если прибавить к ней мою сумочку и маленький арбалет с десятью болтами (не удержалась, всегда мечтала о таком), запас еды на две недели, то впору остаться жить в башне, потому как рюкзака я не нашла.
   Положение спас Маг, принеся небольшую кожаную сумку через плечо. Не говоря ни слова, взял мою руку, ткнул в ладонь кинжальчиком, и пока я хватала ртом воздух от неожиданности, накапал несколько капель моей крови на логотип сумки. Кровь впиталась, как будто её и не было.
   - Ну вот, проблема решена, - сообщил мне этот маньяк. - Теперь только ты сможешь достать из сумки то, что будет лежать в пространственном кармане. Пространственный карман очень удобная вещь, можно класть туда сколько угодно, а веса и объема нет. Единственное ограничение - входное отверстие сумки, габаритные предметы засунуть не получится. У этой сумки два отдела, один обычный, для отвода глаз, другой - пространственный, чтобы из него что-то достать, надо это представить. Советую часть вещей положить просто в сумку, чтобы не привлекать внимания.
   - Спасибо вам за все, а за эту замечательную сумочку особенно, - улыбнулась я. Да, исполнилась мечта, наверно, каждой женщины - бездонная сумка.
   Больше всего опасений у меня вызывали запасы еды, по идее от них должна была остаться либо многовековая плесень, либо вообще ничего, все-таки Магу тоже есть надо. Загадка решалась прозаически: маг бодрствует около года в столетие, все остальное время находится в летаргическом сне, так проще копить магию и не сойти с ума, ну это мое мнение. А запасы еды находятся в стазисе и время над ними не властно.
   К тому моменту, как удалось все собрать и упаковать, время приблизилось к обеду. Окон в подвале нет, но мне они и не нужны, чтобы понять, пора бы поесть. Можно было бы устроить вполне приличный обед. Запасы Мага хоть и не радовали разнообразием: копченые окорока, колбасы, крупы, мука, какие-то коренья, то ли репа, то ли редька, пока не попробуешь, не поймешь и даже несколько караваев хлеба, но нормально поесть хватило бы. Но я уже устала от неопределенности, да и от хозяина башни тоже. Он вроде неплохой человек, и можно рассуждать о том, что он спас мне жизнь. Только подсознательно живет надежда, что все это чья-то злая шутка и вот-вот выскочат из-за угла с криками: "Вас снимала скрытая камера". В общем, я решила перекусить по дороге, да и кто его знает, вдруг к закату придут эти самые сподвижники, а встречаться с ними у меня нет желания.
   Расставание с Магом вышло скомканным. Он молча выслушал мои доводы, грустно улыбнулся и так же молча проводил к выходной двери, развернулся и, не оглядываясь, ушел. Ни тебе пожеланий удачи, ни напутствий, ни просто "пока", почему же я чувствую себя виноватой? Ничего, вот вернусь со светочем Маорана и извинюсь за свое хамское поведение. А я обязательно вернусь, мне есть ради кого стремиться домой, осталось сделать первый шаг на пути в новый мир.
  
   ***
  
   Все то время, что я провела в башне Мага, я старалась держать свои чувства и эмоции под контролем. Думала, выйду и тогда уже обдумаю всю эту ситуацию, почему-то у меня с самого начала возникло стойкое желание оттуда поскорее выбраться, да и старик произвел на меня неоднозначное впечатление, как будто он старательно играл свою роль, даже слишком старательно.
   Но сейчас все эмоции выплеснулись разом - длинной заковыристой фразой на родном могучем матерном языке. Я не сторонник матов, более того, очень не люблю, когда рядом выражаются некультурно, но тут просто не могла удержаться, потому что очутилась второй раз за сутки неизвестно где.
   Осмотрелась, но нет, чуда не случилось, башня не появилась. Даже мне, такой далекой от знаний местной географии, было очевидно, что предгорья и разрушенный замок никак не могли превратиться в полянку, окруженную субтропическим лесом, и солнце явно указывало, что я оказалась где-то южнее. Причем существенно южнее, если судить по положению солнца. Здесь оно приближалось к зениту. Вот и как тут разобраться куда идти? Понятно, что надо искать какой-нибудь населенный пункт, а вдруг на ближайшие тысячи километров нет ни одного? Тогда понятно, почему предыдущие "избранницы" не вернулись. Но мне-то вернуться домой просто необходимо, и пока есть хоть малейший шанс, я вернусь! Так что не раскисаем и вперед, то есть назад на север, пока буду придерживаться этого направления до первой речки, а там либо вниз по течению, либо вверх.
   Первый час я шла бодренько, жуя кусок колбасы с хлебом, успевая обращать внимание на окружающую природу. Я мало разбираюсь в деревьях, берез не увидела, остальные же деревья можно было бы опознать по листве, но в том-то и дело, что с земли рассмотреть её не представлялось возможным. Деревья были раза в два выше и в шесть, а то и десять раз толще, чем виденные мной у нас. Мне казалось, что такие деревья должны загораживать своей листвой солнечный свет полностью, но нет, несмотря на плотную растительность, свет как-то проникал. Я не удержалась, залезла на одно, не самое большое дерево. Оказалось, листья частично отражают солнечные лучи. Каждый листик запускал солнечный "зайчик", отсюда и мягкий свет, который как бы обволакивал со всех сторон.
   Полюбовавшись этим необычным явлением, решила сегодня долго не идти. Часика два, не больше, а по пути присмотреть подходящее дерево для ночевки. Маг обещал, что с амулетом дикие звери мне не страшны, так как он выделяет запах руррха - самого опасного хищника на этой планете. По описанию - помесь крокодила с мамонтом, если я правильно поняла размахивания руками моего нанимателя. Почему-то я уверена, что руррха он не видел. Понюхала амулет. Запах приятный, не звериный, а мяты и чего-то еще. Либо за два тысячелетия он выдохся, либо это обманка для излишне доверчивых граждан. Так что рисковать не буду, попробую найти дерево с дуплом или с удобной развилкой. Надеюсь, мне не придется воевать с местными белками за него? Если здесь такие крупные деревья, то есть шанс, что белки (или кто там вместо них) больше наших.
   Еще час пути прошел так же спокойно и тихо. Птичек я, конечно, слышала, там, глубже в лесу, а может и не птичек, кто знает, что тут может издавать чириканье и карканье. А действительно, я же ничего не знаю о здешних обитателях и, чувствуя себя естествоиспытателем, затаилась в невысоких кустах. Даже в парке, если не двигаться, можно заметить белку или бурундука, не говоря уже о разных пернатых. Сижу, жду. И лес ждет вместе со мной, тоже затаился. Где-то в метрах пятидесяти угадывается движение в траве, тревожная перекличка существ, шорох листвы, а рядом даже насекомые не летают, как будто вымерло все в этом радиусе. Страшно, но эксперимент надо закончить. Снимаю амулет, прячу его в сумку, по словам Мага, его надо носить на теле, от его тепла он начинает работать. Жду. Первыми появились комары, самые обыкновенные. За ними прилетели другие насекомые: пчелы, бабочки, а весь лес наполнился звуками, казалось, деревья стали активней шевелить ветками. Хорошего помаленьку, не буду вводить местных хищников в искушение. Достала и надела амулет. А дальше хаос: дикий визг, топот, какофония звуков, мелькание неясных силуэтов в траве и кустах - и тишина. За эти несколько секунд я, наверное, поседела, особенно когда до меня дошло, что в этом хаосе убегающих зверей я видела желтую кошку размером с теленка. Хорошую вещь мне навязал Маг, благодетель мой, пока из леса не выйду, не сниму.
   На нервной почве или от лени я решила поискать место для ночевки, хоть до темноты было еще часов пять. Поблуждав по лесу, нашла замечательное дупло. Животное, живущее в нем, мне в размерах не уступало, и было достаточно чистоплотно: ни экскрементов, ни едких запахов. Надеюсь, оно еще и травоядное, а то вдруг амулет разрядится, или запах из него выветрится. Устроившись удобнее, с колбасой в одной руке и с книжкой в другой, решила приобщиться к знаниям о мире, в которой меня угораздило попасть.
  
   Арук -- верховный бог неба, он же бог небесного огня. Его титул  -- "отец богов". Арук был первоначально неотъемлемо связан с богиней земли и плодородия Сейбой, от которой породил бога воздуха Энки, отделившего небо от земли. И младшего сына Энлира - бога воды, который наряду со своей матерью породил многообразие жизни.
   Это мы пропустим, мифы и легенды прочитаю потом, что там дальше. О, это уже интересней:
   Планета Эренсай третья в своей звездной системе (прям, как наша Земля), оборот вокруг звезды составляет тринадцать месяцев, в месяце тридцать дней или три декады. Вокруг планеты вращаются два спутника - Эррала и Эррула. Период обращения Эрралы - месяц, Эррулы - десять дней.
   И какой из этой информации можно сделать вывод? Планета земного типа, практически не отличается от нашей, жаль, не написано, есть ли у них смещение оси, то есть времена года меняются или нет.
   Где-то недалеко тишину прорезал дикий вой. Спина покрылась холодным потом, читать резко расхотелось. Судорожными движениями я стала приводить арбалет в боевую готовность. Вот уж не думала, что он так рано понадобится. В душе обматерила Мага: или он подсунул некачественный амулет, или за годы неиспользования заряд в нем почти закончился. Как иначе можно было объяснить, что мне его хватило всего на полдня?
   Но возмущение возмущением, а умирать так рано я не собиралась, мне обязательно надо домой вернуться, к детям. А за своих детей женщина любой твари глотку перегрызет. Настроив себя таким образом, положила рядом нож, зарядила арбалет, наставив его на вход в дупло. Сама сжалась в комок, подобрав под себя ноги. Я к ним привыкла, и уступать их какому-то чудовищу без боя не собиралась. А то, что это чудище пришло за мной, сомнений не было, судя по доносившимся изредка шорохам и рычанию, оно наворачивало круги вокруг дерева. Господи, хоть бы оно не умело лазать по деревьям. Или лучше помолиться местным богам? Наш-то далеко, может и не услышать. Подумала и все же решила помолиться нашему. Я не то что бы верующая, хоть и признаю, что с богами не все так просто, да и чудеса случаются.
   Господь моего призыва не услышал, кто бы сомневался. Скрежет дерева и его легкая дрожь говорили мне, что зверь таки умеет лазать по деревьям. "А не его ли дупло я заняла?", пришла запоздалая мысль. Насторожилась, пытаясь подавить дрожь в руках, долгие минуты текли, увеличивая и без того напряженность ситуации. И вот неясная тень загородила свет, падающий в дупло, я навела на неё арбалет, готовясь выстрелить. На фоне вечера, опускающегося на лес, это существо было лохматым и с поразительно светящимися глазами, в которых застыло изумление и испуг. Оно разумно! Эта мысль заставила меня дернуться и в последний момент отвести арбалет в сторону до того, как болт чуть не вонзился местному "йети" в лоб. Болт пролетел мимо него в считанных сантиметрах и вонзился в стенку дупла, "йети" взвизгнул, рванулся в сторону и упал с дерева. Мне стало стыдно, может, он и некровожадный совсем? А я его арбалетом напугала и дом, скорее всего, заняла. Порылась в своей сумке, достала кусок колбасы, взяла нож на всякий случай. Подползла к выходу, осторожно выглянула, кинула кусок колбасы вниз, и тихим голосом попросила у чудища прощения, пообещав завтра покинуть его жилище. Не знаю, слышал он меня и понял ли, но мне стало легче. Вытащила арбалетный болт, расковыряв дерево, положила арбалет с болтом рядом и приготовилась не сомкнуть глаз всю ночь.
  
  
   Глава 2
  
   Сидя на обочине под раскидистым кустом и поглощая свой нехитрый обед, я раздумывала, в какую сторону идти. Если бы дорога шла с юга на север, этот вопрос не стоял бы. Но закона подлости никто не отменял, и дорога шла ровнехонько с запада на восток или с востока на запад, кому как нравится. Поэтому я решила устроить себе незапланированный отдых. Честно сказать, после десяти дней по лесам и полям у меня возникло стойкое мнение, что во всем мире остались только я и маг в башне, и еще тот "йети". Не считая животных, которые до сих пор обходили меня стороной, и то на их счет я уже уверена не была, а снимать амулет во второй раз было страшно.
   Кстати, насчет "йети" я тоже начала сомневаться, а не привиделось ли мне с устатку, или, может, цветочков галлюциногенных нанюхалась случайно. Потому что я совсем не помнила, как уснула, но, главное, проснулась абсолютно целая и невредимая. В пользу существования того чудища говорило только отсутствие колбасы под деревом, а потому как животные так и не появились, амулет все-таки работал. А еще мне несколько дней казалось, что за мной следят. Я даже пожертвовала еще одной колбаской. Положила её на видное место, а сама спряталась в кустах. Час сидела, но никто так и не вышел. Вдруг сбоку мелькнула тень, я дернулась, а когда поняла, что никого нет, то колбасы тоже уже не было. Так я и шла, пребывая в неизвестности.
   Постепенно растения и деревья сменялись на привычные, а в последние пару дней я даже стала узнавать некоторые деревья. Они были очень похожи на те, что растут у нас в средней полосе.
   Сегодня я мечтала найти большую речку или хотя бы озеро, уж очень хотелось помыться. Мне попадались ручейки и родники, но были они мелкие и очень холодные. Воды набрать, да умыться, вот и все, на что они годились. А тут раз - и дорога, причем не заброшенная и с ней дилемма: в какую сторону идти, чтоб поскорее выйти к людям, хоть к какой-никакой цивилизации.
   Сначала мое внимание привлек шум. Слева в метрах ста по дороге стали взлетать птицы, потом послышался скрип, шелест колес и из тени деревьев выкатилась машина?! Я замерла под своим кустом. Наверно, надо было выскочить на дорогу и попытаться навязать людям свое общество, но меня как будто что-то пригвоздило к земле. Ни пошевельнуться и ни крикнуть я не могла, пока машина не проехала мимо меня. Зато я успела разглядеть это странное средство передвижения. Такие я видела только на картинках о первых автомобилях: четыре колеса, руль, открытый экипаж, впереди водитель и еще один мужчина, сзади вроде ребенок. Одежду не рассмотрела, меня больше заинтересовало отсутствие движущей силы: ни лошадей, никаких других тягловых животных не было, как не было шума мотора и выхлопных газов. Интересно, как же машина едет, ну не педали же они там крутят? Появление машины снимало вопрос, в какую сторону идти, пойду туда же, куда и люди поехали. Может, кто еще проедет в ту сторону, глядишь подвезут.
   Меня переполняла радость. Сегодня точно везучий день: я нашла дорогу, обнаружила, что люди не вымерли и - о счастье! - у них есть машины, а значит, где-то там есть гостиница с водопроводом и нормальной постелью. Так, строя радужные планы, я и шла в восточном направлении, когда впереди раздался сильный хлопок, очень похожий на взрыв. И мне сразу захотелось повернуть обратно, но мысль о том, что люди в машине могли сильно пострадать, вряд ли здесь уже изобрели ремни безопасности, заставила продолжить путь. Пройдя минут десять по дороге, я услышала крик, детский, душераздирающий, от которого у меня зашевелились волосы на затылке, он так же резко оборвался, как и начался. Тело среагировало быстрее разума, метнулось в кусты у обочины и затихло, дожидаясь, пока мозг отойдет от шока и начнет отдавать команды.
   Признаться, в тот момент я остро пожалела, что не пошла в противоположную сторону. Но я сама мать и бросить в беде ребенка не могла. Может, все не так плохо? Может, из-за аварии у него был вывих, и его вправляли, или дикий зверь напал на раненых людей, я-то видела, какие тут водятся кошки. Уговаривая себя, я короткими перебежками от куста к дереву (по дороге идти мне было страшно), приближалась к повороту. У него я немного посидела в кустах и, не услышав никаких подозрительных звуков, решила не лезть на рожон, а аккуратно пройти через лес и глянуть на ситуацию в целом.
   Интуиция вопила, что надо бежать отсюда и прятаться, а совесть толкала вперед. В итоге передвигаться получалось медленно, и последние сто метров я преодолела практически ползком. До сих пор не понимаю, как мне удалось подобраться так близко, родина потеряла в моем лице непревзойденного разведчика. Еще не доползя до места происшествия, я услышала мужские голоса. Они о чем-то говорили вполголоса, душа наполнилась надеждой, что все живы и относительно здоровы. Выходить из кустов было неудобно, еще примут меня за бомжа или бандита. Я тут по дороге успела зарядить свой арбалет, поэтому мне было необходимо тихо подобраться к ним, чтоб самой все увидеть и услышать. А посмотреть там было на что, вот уж когда начинаешь благодарить бога за повышенную подозрительность, помноженную на интуицию. На полянке, спиной ко мне, стояли двое мужчин, а у их ног лежал связанный молодой парнишка, лицо у него было в крови.
   - Зачем тебе он нужен, давай убьем его, - канючил бритоголовый мужик, попинывая связанного паренька.
   - Нет, мне они нужны оба живые. Пойду, разберусь с трупами, а ты проследи, чтобы эти не сбежали. И перестань пинать пацана, - сказал второй и, не оборачиваясь, ушел к дороге.
   Надо что-то делать, но что я могу противопоставить двум здоровым мужикам, а может их больше чем два. И вообще, может, они как раз представители власти. Паренек хоть и не похож на бандита, но кто его знает. В нашем мире мы настолько привыкли проходить мимо несправедливости и преступлений, только бы нас не тронули, убеждая себя, что это дело полиции - следить за порядком, что решиться вмешаться в эту ситуацию я не могла себя уговорить. Наверно лучше не вмешиваться, я не знаю местных законов. Но, как известно, незнание не освобождает от ответственности, убеждала я себя. А совесть требовала броситься грудью на защиту, невзирая на свою безопасность.
   Пока совесть боролась с чувством собственного сохранения, на полянке наметились кое-какие события. Оставшийся бандит (уж очень мне его бритый затылок не нравился) вытащил из-за дерева девочку. Худенькая, лет одиннадцати на вид, со светлыми волосами и огромными испуганными голубыми глазами, если бы не страх и обреченность в её глазах, она была бы похожа на ангелочка.
   - Живыми нужны, будут ему живые,- он все так же стоял ко мне спиной.
   Как он дожил до своих лет? Неужели не чувствует мой далекий от доброты взгляд? На всякий случай стала смотреть на паренька. Лет семнадцати на вид, весь какой-то серенький: и глаза, и волосы, и лицо, но оно явно от боли. Крови вроде немного, рассечена кожа на лбу, как от удара об руль. Тем временем лысый приступил к активным действиям, которые мне очень не понравились. Он начал раздеваться, если можно так сказать о человеке, снимающим штаны одной рукой, второй он держал девочку за волосы, запрокидывая ей голову.
   От понимания того, что он хочет сделать, у меня сжалось сердце. Плевать, кто он, эту мразь надо остановить. Дальнейшие события слились в одно: извращенец впился грубым поцелуем в губы девочки, она буквально повисла в его руках, не в силах пошевелиться от ужаса, а парнишка замычал с кляпом во рту и забился, пытаясь развязать путы, в его глазах было не меньше страха и отчаяния. Я встала, вложила болт в арбалет и просто выстрелила ублюдку в спину. Его руки разжались, девочка упала, он, не обращая на неё внимания, повернулся ко мне лицом. Почему я не чувствую раскаяния, глядя в его изумленные маленькие глазки?
   - Сука-а-а, - прохрипел гад, зашелся кашлем, сделал шаг в мою сторону. Расстегнутые штаны сползли, и на втором шаге он упал лицом в землю и больше не поднялся. Умер или без сознания, мне было плевать, пробежав разделяющие нас метров двадцать, я склонилась над девочкой. Она от неожиданности вскрикнула.
   - Ш-ш-ш, не бойся, я хочу помочь вам. На тебе нож, сможешь освободить своего друга? - спросила я у неё, протягивая нож рукояткой вперед. У меня были сомнения в правильности своих действий, вдруг она возьмет и кинется на меня с этим же ножом, внешность бывает обманчива. - А я заряжу арбалет, где-то там еще один такой бродит.
   Она молча кивнула, взяла нож дрожащими руками, встала и пошла к парню. Надеюсь, она его случайно не поранит. Я же не менее дрожащими руками пыталась натянуть тетиву. Спустя какое-то время мне это удалось. Я с облегчением разогнулась, достала болт, вложила на место и только тогда подняла взгляд на тропинку.
   Из-за куста совершенно бесшумно вышел он, который первый и, вероятно, главный. Короткий ежик черных волос, удлиненное, не лишенное привлекательности лицо с трехдневной щетиной и светло-карие глаза из-под длинных ресниц. И я смотрю в эти глаза и не могу нажать на курок. Стрелять в спину негодяю - это просто, а выстрелить в человека, который ничего тебе не сделал, еще и смотря ему в глаза, нет, я не могу. Видно на моем лице отразились охватившие меня сомнения. Мужчина торжествующе улыбнулся, и резкое движение вправо уводит его с траектории полета болта. Когда я успела нажать на спуск, не знаю. Ударом ноги он выбивает арбалет из моих рук, и вот я уже лежу на земле, а в горло упирается не то небольшой меч, не то большой кинжал. Дико хочется зажмуриться от страха и молиться, чтобы он убил меня быстро и безболезненно, но усилием воли я заставляю себя смотреть ему в глаза. Вдруг он тоже не сможет убить беззащитного человека, тем более слабую женщину? Старательно пытаюсь выглядеть слабой, почему-то вспоминаются глаза кота из известного мультика. Наверно, от страха у меня помутнение рассудка.
   - Кто ты и как здесь оказалась? - простой вопрос вызывает у меня прямо противоположные эмоции: от радости, что прямо сейчас убивать не будут, до паники, потому что легенду я себе не придумала. Я даже имя себе не придумала, хотела прийти в деревню, послушать, как люди друг к другу обращаются, о чем говорят, а потом придумывать. Я даже название местности не знаю. Надо срочно вспомнить хотя бы один город, любой, но за два тысячелетия названия, скорее всего, поменялись. Что же делать, говорить правду не хочется, да и вряд ли поверит. Видимо, мои тяжкие раздумья он принял за нежелание отвечать.
   - Даю тебе последний шанс, мне некогда с тобой возиться, - клинок надавил на ямку между ключицами, мгновение боли и что-то теплое потекло по шее.
   - Не-е-ет! - неожиданный крик (я совсем забыла о других пленниках) заставил меня дернуться в сторону. И только быстрой реакции моего потенциального убийцы я обязана жизнью. В доли секунд он убрал меч от моего горла.
   Не успела я перевести дух (чуть сердце не остановилось), как с не менее душераздирающим криком "мама!" на мою грудь упала девчушка и разрыдалась. Понимаю, что ничего не понимаю, судя по офигевшему виду главного злодея, он тоже не в теме. Перевожу взгляд на парня, он сидит, прислонившись к дереву, и держит в руке мой нож, на лице решимость умереть, но не сдаться. Хотя видно, что он даже сидит с трудом. Да, толку от них никакого, придется брать переговоры в свои руки. Сажусь, обнимаю девочку и машинально глажу её по волосам, она на мгновение замирает и теснее прижимается ко мне, плечи у неё все еще вздрагивают, но рыдания становятся тише.
   - Меня зовут Эрин, - говорю я, глядя на мужчину. Вообще-то, меня зовут Ирина, но ему это знать необязательно. - Проходила мимо, услышала шум, ваш ублюдок хотел изнасиловать ребенка, наверно, я его убила, о чем не жалею. У вас есть еще вопросы?
   Пристально осматривает всю композицию в целом: труп со спущенными штанами, я в обнимку с рыдающим ребенком, парнишка, вцепившийся в нож. Видно злодей просчитывает варианты: стоит ли убить всех, или только меня, и оба решения его не очень устраивают. Чтоб такое придумать, умирать не хочется, если сразу не убил, значит, есть шанс. Отпустить не отпустит, может, подкинуть ему идейку взять меня с собой? Глядишь, деткам помогу или вместе сбежим.
   - Послушайте, пока вы думаете, что со мной делать, может, я мальчика перевяжу, он так кровь истечет, - не дожидаясь ответа, отрываю от себя девочку, говоря ей: - Маленькая, не плачь, все будет хорошо, давай вместе поможем твоему другу, а то он ранен. И ты мне скажешь, как тебя зовут.
   - Стой, - очнулся мучитель. - Кинь мне свою сумку, а ты, - это уже парнишке, - откинь нож в сторону, тебя я не трону.
   Дождался, пока парень выполнит команду, и только тогда убрал меч в ножны. Поглядывая на нас, подобрал мою сумку, высыпал все из неё себе под ноги, поковырялся носком сапога в содержимом и спросил:
   - Еще оружие есть?
   - У меня только нож и арбалет были, - честно отвечаю я.
   - А меч?
   - Зачем он мне, я им пользоваться не умею, - у нас уже диалог, такими темпами дойдем до конструктивной критики.
   - От женщины, которая одевается как мужчина, всего можно ожидать, - усмехнулся он, отбрасывая оставшиеся болты к арбалету. - Подойди, руки подними.
   Вот стою я в шаге от него, а он меня обыскивает, чересчур тщательно, по моему мнению. Да просто лапает, сволочь такая! Когда я уже готова была надавать ему по наглой морде, невзирая на последующую за этим мою преждевременную кончину, он отошел и жестом разрешил собрать мои вещи. Впрочем, собирать там особо нечего было (все нужное и важное у меня лежало в пространственном кармане): запасная рубаха, фляжка с водой, недоеденный обед и еще кое-какие мелочи. С невозмутимым видом поворачиваюсь спиной к мужику (захочет убить, я его остановить не смогу, толку тогда паниковать), иду к детишкам, которые обосновались у дерева. Конечно, парня сложно назвать ребенком, но материнский инстинкт, который я пыталась подавить в себе с момента попадания в этот мир, вырвался наружу и готов был опекать всех беззащитных и слабых. Хорошо, что в данный момент только они подходили под это определение.
   - Как вас зовут? - спросила я.
   - Аглия, - ответил девочка. - Простите, я понимаю, что вы не можете быть моей мамой, она бы знала, как меня зовут.
   - Не надо извиняться, я и сама испугалась, а от страха все в голове может перепутаться, - не знаю, как еще объяснить ребенку, что она повела себя очень мужественно в такой ситуации. - Ты молодец, хорошо держалась, твоя мама гордилась бы тобой. Ты мне расскажешь, что с ней случилось?
   Глупо, наверное, с одного неприятного воспоминания переводить разговор на другую грустную тему для ребенка, но в тот момент мне ничего в голову не пришло. Я старалась отрешиться от пережитого. С запозданием нахлынуло понимание, что могла умереть и никогда больше не увидеть своих детей. Руки у меня заметно подрагивали, пока я оказывала первую помощь парню, который так и не назвал своего имени, но я не стала настаивать, захочет - назовет.
   На бинты пришлось извести запасную рубаху, все это время Аглия рассказывала о себе. Ей было двенадцать лет, маму свою она не помнила, потому что та пропала, когда ей не было двух лет. Она жила в доме отца с мачехой и её детьми, но с ней никто кроме слуг и учителей не разговаривал, потому что она маг, а их все презирают и боятся. После этих слов она посмотрела на меня и затаила дыхание, не знаю, что она ожидала увидеть: озвученные ею презрение и страх, или что другое, но, натолкнувшись на мое легкое удивление, успокоилась и уже уверенней продолжила. Пару дней назад за ней приехали из школы магов, что в городе Чистоводное, а сегодня напали разбойники. Видимо вспомнив, что ей пришлось пережить, девочка всхлипнула, и я, не придумав ничего лучше, обняла её.
   Пару минут спустя, когда она успокоилась, я закончила перевязку её спутника и решила вытереть с его лица кровь. Все то время, пока я обрабатывала его рану на лбу, он не сводил с меня глаз. Дойдя до шеи, расстегнула ворот рубахи и растерялась: у него там был металлический ошейник. Я посмотрела ему в глаза, он не походил на мазохиста, а только такие люди, по-моему, носят ошейники. Парень отвел взор, но до того я успела поймать в них нечеловеческую тоску.
   - Давай сниму твое украшение, оно же доставляет столько неудобств, или оно тебе дорого как память? - спросила я молодого человека.
   - Оно не снимается, - со злобой процедил он.
   - Я попробую, вдруг у меня получится, - улыбнулась я ему.
   Бедный парнишка, ходить с таким "украшением", от этого у кого хочешь, характер испортится. Он удивился, но сопротивляться не стал. Как-то незаметно к нам подошел ближе наш бандит и с любопытством начал наблюдать за моими действиями. Стараясь не обращать внимания на зрителей, я ощупывала ошейник на наличие в нем застежки, как-то же его надели. Застежка все не находилась, тогда мне пришла идея поискать её с внутренней стороны. Я чувствовала себя неловко: сижу в интимной близости от молодого парня, ковыряюсь у него на шее, а он то краснеет, то бледнеет и жилка бьется часто-часто.
   Наконец-то мне удалось нащупать небольшие бугорки на внутренней стороне ошейника напротив позвоночника. При нажатии на них палец начинало ощутимо пощипывать, как слабым электрическим током. Ну это нам знакомо и не страшно, в детстве мне несколько раз перепадало двести двадцать. Нажала сильнее, правую руку уже слегка потряхивало, вцепилась еще и левой рукой, и начала тянуть в разные стороны, разгибая ошейник. На меня все трое смотрели, как на инопланетянина, со страхом и недоверием. Когда эта железяка окончательно была снята, парень не выдержал и разразился эмоциональной тирадой:
   - Это невозможно! Чтобы снять контролирующий артефакт, нужны три архимага! И то потом маг, с которого сняли ошейник, не всегда выживает! Невозможность контролировать магическую энергию убивает его! - он почти кричал, слезы текли у него из глаз.
   - Что ж ты не сказал, что он тебе нужен? Хочешь, я обратно его тебе надену? - спросила я. Вот уж не думала, что это нужная вещь, даже у собак ошейники лучше, а от него вообще шрамы на всю жизнь остались.
   От моих слов парень отшатнулся, если бы смог, отпрыгнул бы, побледнел, захрипел и, кажется, начал падать в обморок. Но мне было уже не до него, потому что ошейник в моих руках ожил, завибрировал и начал нагреваться, чем очень напомнил вот-вот сдетанирующую бомбу. С криком: "Ложись!!!", я постаралась закинуть ошейник как можно дальше в кусты, и пока он туда летел, упала на живот, закрыв голову руками. Бахнуло хорошо, присыпав нас землицей и остатками куста. Вот когда хочется сказать тому военному, что вел у нас ОБЖ в школе, спасибо. Зато теперь я поняла, что за хлопок слышала на дороге, я-то думала - это взорвалась машина.
   - Надо уходить, один погибший маг - это плохо, а два - это гарантирует появление в ближайшее время здесь стражей порядка с магическим патрулем.
   А наш разбойничек не глуп, думаю, сейчас самое время расставить точки над "ё", и разойтись мирно, каждый в свою сторону. Встала, отряхнулась и уже хотела выдать заготовленную фразу, но...
   - А где труп? - не удержалась и спросила не то, что хотела. - Он же тут лежал?
   - Ты разве не специально в те кусты кидала нестабильный артефакт? - спросил мой несостоявшийся убийца, махнув рукой на развороченный куст. - Я был уверен, что это спланированное уничтожение трупа и заодно улик, то есть не дать возможность поднять этот самый труп и допросить о случившемся здесь.
   Я очень хотела сказать, что так оно и было, но совесть меня опередила, ляпнув:
   - Я даже не знала, что ты туда труп перетащил. А почему после этого взрыва не получится поднять убитого? Взрыв несильный был, полностью тело уничтожить не мог? - торопиться уйти с места преступления надо, конечно, но мне не хочется, чтобы за мной пустились вдогонку местная "полиция" и обозленные маги.
   - Артефакт уничтожает привязку души к телу и само тело, максимум через час его останки превратятся в пепел, - о, парнишка тоже ожил. Надо что-то делать, хоть самой придумывай им имена. Не о том я думаю, наверно, сказывается стресс и легкая форма контузии, надо уходить - паранойя шепчет.
   - Надо уходить, - это я вслух. - Идем вместе или я могу продолжить свой путь?
   - Нет, Эрин, не уходи! - малышка бросилась мне на шею.
   - Ну что ты, милая, я не смогу уйти, пока вот этот дядя меня не отпустит и не пообещает заодно, что не причинит тебе вреда, - смотрю на "дядю", а он раздумывает, мог бы думать и быстрее, время стремительно утекает.
   - Думаю, как умею, - ты смотри-ка, какой у него слух хороший и не поворчишь, придется критиковать про себя. - У меня всего три хайдака, кто-то поедет вдвоем и да, малышка, дядя тетю не отпускает, можешь радоваться, она и дальше будет играть роль твоей мамы, но уже на законных основаниях.
   - Мне еще никогда не делали такого завуалированного предложения руки и сердца, - отвечаю, чувствуя, что адреналин в крови закончился и у меня начался мандраж, а с ним и дикое желание болтать. - Мне надо подумать, взвесить все за и против. И, вообще, все остальное осмотреть, то есть у вас товар, а я купец... Господи, что я несу, ни у кого успокоительного нет? Нет. Жаль. Давайте хоть познакомимся, если нам дальше ехать вместе.
   - Сайнур, род не называю, не настолько мы близки, - с некой двусмысленностью сказал тип бандитской наружности. - Но мы к этому вопросу еще вернемся, позже.
   К какому вопросу, меня не интересует его родословная, хотя, может, здесь так принято - сообщать сразу все анкетные данные.
   - Даян, у магов нет рода, когда мы принимаем посвящение, нам дают только имя, а воспоминания о старом имени и семье стирают, - с тоской в голосе тихо проговорил начинающий маг.
   - Заканчиваем с разговорами, пока не доберемся до безопасного места, предлагаю заключить перемирие, а сейчас пошли, - сказал Сайнур и зашагал вперед, помогая идти Даяну. Нам с Лией (так я переименовала Аглию) ничего не оставалось делать, как пойти следом.
   Далеко идти не пришлось, по мало заметной тропке вышли на еще одну полянку, на которой находились три зверюги. Я думала, хайдаки разновидность лошадей, оказалось, что эти звери ближе к ламам или верблюдам. Крупные, как верблюды, но без горбов, на голове небольшие загнутые рога и золотисто-розовый окрас шерсти. Интересно, как в природе могло выжить подобное розовое чудо. Но вся красота терялась, стоило только глянуть на морды животных, выпученные глаза, у одного даже нервный тик, пена у рта, уж не бешеные ли? Сайнур, как увидел в каком состоянии звери, отпустил мага и бегом побежал к ним, начал гладить одного, что-то тихо приговаривая.
   - Хайдаки нервничают, похоже, где-то поблизости ходит крупный зверь, - сообщил он нам, не переставая поглаживать животинку с нервным тиком.
   - Может, их взрыв напугал? - спросила я, подходя ближе, зря, крайний хайдак встал на дыбы, дернулся что есть силы и с обломком ветки, к которой был привязан, припустил в лес. Далеко, правда, не убег, ветка застряла между деревьев, но этого действия мне хватило, чтобы напомнить о моем амулете.
   С криком:
   - Извините, забыла! - начала шустро развязывать тесемку на рубашке, под непонимающими взглядами сунула руку в декольте. Даян с малиновым лицом судорожно сглотнул. Наконец-то мне удалось отцепить от бюстгальтера амулет и, сняв его с шеи, засунуть в сумку.
   - Амулет магический, отпугивает диких животных и не диких, видимо, тоже, - сочла нужным внести ясность я, а то уж очень заинтересованные взгляды были у мужской половины нашей компании.
   - Потом покажешь, - загадочно улыбнулся Сайнур. - Вы берете этих, а я пойду успокаивать сбежавшего, ехать за мной след в след. И, вообще, меньше трогайте поводья, хайдаки сами пойдут за вожаком.
  
   Глава 3
  
   Как же хорошо лежать в горячей ванне после десяти дней холодных умываний и обтираний. Если бы не опасение, что я здесь усну, и незначительные напоминания совести, что не одна я хочу помыться, то обосновалась бы в ванне надолго.
   Вытерлась полотенцем, надела укороченную запасную рубашку, после того как часть подола пришлось оторвать на бинты, она стала мне до середины бедра. Хотелось намотать полотенце на волосы, но в этом отсталом мире еще не додумались выдавать полотенца по количеству человек, проживающих в номере, придется спать на мокрой подушке. Посмотрела на себя в зеркало. Десятидневные шатания по пересеченной местности сделали свое дело, я похудела. Лишним весом я не страдаю, но какой же женщине не хочется выглядеть еще красивее. Никогда не считала себя красавицей: русые длинные волосы, серо-зеленые глаза, округлое лицо истинно русского типа, пухлые губы. В нашей стране таких симпатичных если не миллионы, то тоже хватает, комплексов по поводу своей не исключительности я не испытываю. Еще раз улыбнулась себе в зеркале, встряхнула волосы и вышла из ванны, намериваясь наконец-то поспать в цивильных условиях.
   - А у тебя симпатичные ножки, - вырвал меня из грез Сайнур.
   Глянула на ножки: синяки, царапины, он что, издевается, решила проигнорировать его замечание.
   - И не только ножки, - никак не заткнется он. - Достаточно было час провести в ванной и вот ты уже похожа на женщину.
   А вот это уже оскорбление, такое спускать нельзя.
   - Ты, кажется, помыться хотел, ну так иди, нечего грязными штанами сидеть на моей кровати, и, вообще, что ты тут делаешь? - гневно спросила я.
   - Ты забыла, дорогая, - неуловимым движением он оказался рядом со мной. - Что это и моя комната, ведь мы с тобой муж и жена.
   На меня пахнуло потом животных, после ванны это особенно чувствовалось, я поневоле скривилась.
   - Ценнейший вы наш, шли бы вы в ванну. И да, ты, наверно, забыл, что спишь в соседней комнате, - улыбнулась я ему, стараясь не дышать носом. Он заметил и заскрипел зубами. Надо сказать ему, чтобы зубы берег, вряд ли у них есть стоматологи. - И втроем на постели нам не поместиться, или ты уже забыл про нервный срыв у нашей дочери?
   Дальше я прошествовала с высоко поднятой головой, ха, я тоже не вчера родилась. Или он думал, что я буду краснеть, как невинная девица, пока он надо мной издевается? Не на ту напал, а какая хорошая идея была. Легла в кровать, поправила одеяло Лии, укрылась сама и вспомнила, как мы дошли до фиктивного брака.
   С поляны, где были хайдаки, мы довольно долго двигались видимыми одному Сайнуру тропами. Сидеть на животных было удобно, управлять не надо было, я с самого начала доверила поводья Аглии. Поэтому у меня, наконец-то, появилась возможность хорошо рассмотреть своих спутников.
   В книжках о фэнтези главный герой или бандит должен быть увешан оружием и всякими защитными приспособлениями. Но то ли Сайнур не герой или злодей, то ли в этом мире не соблюдают законов жанра. На нашем лидере была обычная рубаха с закатанными рукавами до локтя, кожаная жилетка свободного покроя и такие же свободные штаны из плотной ткани, заправленные в невысокие сапоги. Ко всему этому ремень, а на нем меч в ножнах, где-то еще спрятан нож. Название тканей не знаю, что-то натуральное - лен или хлопок, хотя у них ткань может делаться из других растений.
   Даян был одет немного не так: штаны заужены, помимо рубахи на нем был еще сюртук, кажется, так в старину назвалась мужская верхняя одежда, похожая на удлиненный пиджак с воротником стойкой. И вся одежда у него была серого, я бы даже сказала, мышиного цвета. Как меня просветили потом, так одеваются все маги. И на Лии платье было серое по той же причине, но явно маловатое и старое. Судя по всему, Аглию семья вычеркнула задолго до двенадцати лет.
   В сумерках мы остановились. Очень хотелось кушать, но раскрывать тайну своей сумки я считала преждевременным. Спешившись, устроились в овраге на "военный" совет. Сайнур оказался запасливым, и нам перепало по куску хлеба с уже надоевшей мне копченой колбасой. А еще он решил рассказать, зачем ему понадобились Аглия и Даян.
   Многим магам и не магам не нравится сложившаяся обстановка, в которой наделенные даром люди по сути своей являются рабами. Недовольные объединились и потихоньку выкрадывают перспективных детей с целью самим обучать их магии, чтобы сформировать прослойку свободных магов. Сам Сайнур к этой организации отношения не имеет, он всего лишь наемник. Его снабдили артефактами и картой с указанием, когда будет проезжать экипаж с нужными людьми.
   Того головореза ему тоже всучили, так что особой жалости о его безвременной кончине он не испытывает. По словам Сайнура, за изнасилование несовершеннолетнего мага полагалась смертная казнь, потому как не прошедший посвящение адепт после лишения невинности терял большую часть способностей, а маги - собственность императора. После его слов Даян заалел как маков цвет и отвел глаза, все с ним ясно.
   Потом настала моя очередь рассказывать о том, кто я и откуда. Врать не хотелось, но и рассказать, что я помогаю одному, возможно сумасшедшему магу обрести свободу в эгоистичных целях, тоже не стоило.
   - У меня есть одно очень важное для меня дело на севере страны. Но посвятить вас в него я не могу, поэтому вам решать: пойдем мы дальше вместе или по отдельности. Обещаю никому не рассказывать об услышанном здесь, тем более это и в моих интересах, вряд ли магам понравится, что я смогла снять ошейник с Даяна.
   Мужчины переглянулись, Лия прижалась ко мне.
   - А сама что ты хочешь? - спросил Сайнур. - Ты больше не пленница, и я не против, если ты какое-то время будешь путешествовать с нами. Тем более нам почти по дороге.
   - Ваша компания меня вполне устраивает, - улыбнулась я. - А если придумать хорошую легенду, можно будет не опасаться преследования магов.
   Вот теперь на меня посмотрели все заинтересованно.
   - Почему бы нам на некоторое время не стать семьей, фиктивной, разумеется. Я думаю, маги или стражи порядка будут искать мужчину или мужчин с девочкой, нам же достаточно переодеться и получится отец семейства, - кивок на Сайнура, - мать с дочкой и брат, чей - сам выбирай, - смотрю на Даяна.
   - Идея неплохая, только где мы ночью найдем брачные браслеты, - капля дегтя от "папочки".
   - А как они выглядят? И кому ты собрался предъявлять их ночью? - спросила, прежде чем подумала, и удостоилась двух удивленных и одного подозрительного взгляда.
   - Чтобы заселиться в гостиницу в качестве семьи, надо предъявить идентичные брачные браслеты, без них мы не сможем заявить, что мы женаты. Интересно, где живут люди, которые не знают об этом?
   - Далеко живут, а не знаю потому, что у нас другие брачные обычаи. Но ты не ответил на главный вопрос: как они должны выглядеть, из какого металла, надписи или гравировка?
   - Неважно, главное, чтоб одинаковые, желательно из драгоценных металлов, - сказал Сайнур, пристально смотря на меня, явно еще что-то хотел добавить.
   Мне же было о чем подумать. Отправляясь на работу в свой день рождения, я надела подарок мужа - серьги. Большие тонкие золотые кольца, как бы свитые из множества проволочек, которые можно было носить как браслеты. Во всяком случае, у меня на запястье они свободно висели. Но застегнется ли такой браслет на руке мужчины? Не проверишь, не узнаешь. Под взглядом трех пар глаз достала из потайного кармашка серьги.
   - Руку давай, - обратилась я к будущему "супругу" и уточнила: - Ту, на которую надо браслет одевать.
   Мне показалось, или в его глазах промелькнула паника? Надо же и в этом мире мужчины боятся официальных отношений. А этот красавчик не одну девушку, наверно, соблазнил, обещая жениться, так что можно и мне над ним немножко поиздеваться. Надела браслет сначала себе, потом взяла левую руку Сайнура и, глядя ему в глаза, спросила:
   - Говорить что-нибудь надо?
   - А что говорят на ваших обрядах? - попытался съехать муженек, ну это он зря.
   - Вместе в радости и печали, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас, - с последними словами застегиваю ему браслет (сел плотно) и касаюсь губ мимолетным поцелуем. Вспышка света заставляет нас отпрыгнуть друг от друга.
   - Что ты сделала? - раздраженно крикнул Сайнур, дергая браслет, пытаясь его снять. - Почему он не снимается, мы договаривались на фиктивный брак!
   Еще б я знала, хотела же просто подшутить над мужиком, но ему этого я говорить не буду. Да, ситуация. Меньше двух недель в чужом мире и уже замуж выскочила. Женщины всех миров годами бьются, чтобы затащить своих избранников под венец. Всегда знала, что если тебе не нужно что-либо, оно к тебе само прилипнет. Новоиспеченного мужа надо успокоить, а то он вспомнит фразу "пока смерть не разлучит нас" и начнет действовать.
   - Все в порядке, конечно у нас брак ненастоящий, - стараясь говорить бесшабашно, улыбнулась я. - Когда придет время, я сама браслет сниму, и не дергай его, сломаешь. Он золотой и это подарок, так что он мне вдвойне дорог.
   - Ты уверена, что сможешь его снять? - все никак не успокаивался Сайнур.
   Мне даже немножко обидно стало, как будто я его обманом заставила на себе жениться. Да он мне даже не нравится. Самоуверенный тип. И, вообще, в моем мире у меня есть муж. Сейчас я этому мужлану все скажу, потопчусь по его самолюбию.
   - Конечно смогу, ошейник я же сняла, - и когда у него появилась уверенность во взгляде, продолжила: - Как я уже говорила, у нас другой свадебный обряд, вместо браслетов супруги носят одинаковые золотые кольца.
   И с этими словами сунула под нос фиктивного муженька правую руку.
   - Как видишь, я уже замужем, и у меня нет желания становиться тебе настоящей супругой, можешь расслабиться. Я, вообще, не понимаю, к чему была эта паника? Не при детях будет сказано, но зато ни на одной из испорченных тобой девиц тебе не придется жениться.
   Да, иногда я бываю злой, потом попрошу у него прощения, если будет себя хорошо вести.
   - Хотел бы я посмотреть на того, кто женился на такой стерве, как ты, - решил оставить последнее слово за собой он. Вот же гад, извиняться не буду.
   Мы бы долго еще пререкались, ни он, ни я не привыкли уступать, но вмешался Даян, сказав:
   - Раз уж вы разобрались с браслетами, может, поедем в город и переночуем, как нормальные люди?
   За горячую ванну и мягкую постель я согласна была потерпеть не только бубнёж новоявленного супруга, но и жалобы Аруку на меня и судьбу.
   Я знала, что свадьба меняет людей в худшую сторону, но чтоб настолько! Из самоуверенного брутального красавчика Сайнур превратился в небритого ворчащего мужика, о чем я тут же ему сказала. Он заткнулся и до гостиницы мы ехали в тишине. В темноте городок мне рассмотреть не удалось, да и не очень-то хотелось после такого напряженного дня. Единственное, на что я обратила внимание, - отсутствие крепостной стены.
   В гостинице мы сняли две смежные комнаты с ванной. Уже в номере мы с Сайнуром опять поспорили. Он намеривался занять комнату с двуспальной кроватью, мотивируя тем, что он за неё заплатил. Я же сказала, что все лучшее - женщинам и детям, то есть мне и Лии. На что он ответил, что как жена я могу остаться, а дети пусть спят в гостиной. В конечном счете, я пригрозила, что никогда не сниму с него браслет. Он отстал и ушел в комнату к Даяну.
   Все забываю, что он принадлежит к тому типу мужчин, за которыми должно остаться последнее слово.
  
   Утро встретило меня не солнечными зайчиками и пением птиц, а чем-то мокрым и холодным. Сплю я чутко, особенно после блужданий по лесу, поэтому мозг еще только пытался проснуться, а тело уже вскочило в кровати, скидывая с себя мокрую тряпку. Окидывая безумным взглядом комнату, наткнулась на довольно ухмыляющегося Сайнура.
   - Ну, ты и горазда спать, уже полдень скоро.
   - А нормально разбудить не мог? - закипаю я.
   - Я мог бы разбудить тебя поцелуем, но, если помнишь, ты вчера отказалась.
   - Если помнишь, - передразнила я его, - брак считается действительным не после надевания браслетов, а после первой брачной ночи. Вспоминай об этом всякий раз, когда захочешь влезть ко мне в постель.
   Он поморщился, наверно, не думал об этом. Еще бы ему о таком думать, мужики вообще думают одним местом, а не тем чем надо. На самом деле я так не считаю, но когда тебя будят при помощи мокрой тряпки, цензурных слов, чтобы выразить обуревающие меня чувства, нет.
   - Одеваться нормально надо, а не выставлять напоказ свои прелести, - хороший слух у мужчины - это лишние неудобства для женщины. - И, вообще, я тебе платье принес, могла бы и спасибо сказать.
   - Только не говори, что та мокрая тряпка была платьем, - если он это скажет, убью, так надо мной еще никто не издевался.
   - Нет, это было полотенце, - отступив к двери и улыбнувшись гаденько-гаденько, мой муженек продолжил: - Я не понимаю, чем ты недовольна, я сэкономил время, ведь умываться тебе теперь не надо.
   Мокрое полотенце полетело ему вдогонку, но не попало.
   - Одевайся быстрее, а то мы съедим весь завтрак, - заглянул в дверь Сайнур и подмигнул мне, и только тогда я заметила, что он побрился.
   Я решила на него не обижаться, действительно, что-то из меня эмоции через край бьют. Он же посторонний человек, почему я на него так бурно реагирую? Может, сказывается нервное потрясение после убийства человека? Я ведь спокойная, целеустремленная женщина, где-то даже эмоционально холодная. Я никогда не влюблялась до потери аппетита или головы, никогда не испытывала неразделенной любви. Толку мучиться, если тебя не любят. Я не ревнивая, в отличие от своего мужа настоящего, но для него я иногда закатываю сцены ревности, чтоб ему было приятно. Он почему-то думает, если ревнует, значит, любит. А тут такой взрыв эмоций. Мне хотелось затолкать эту тряпку Сайнуру за шиворот и еще потоптаться на нем. Наверно оттого что я вынужденно застряла в этом мире, оттого что скучаю по своим детям, и только надежда помогает мне не скатиться в банальную истерику.
   Ладно, не будем о грустном, посмотрим, что там Сайнурчик принес. О, знаю, как я отомщу ему потом, а сейчас надо найти платье. Я обошла всю комнату, но нашла единственный инородный предмет. Назвать это платьем было невозможно. Коричневый балахон из плотной ткани, похожей шерсть. Покрутив его и так, и этак, поняла, что его надо надевать на рубашку, иначе в декольте вывалится вся моя немаленькая грудь. Интересно, это у кого такой размерчик? Вытащила свою блузку (надо поставить памятник тем, кто придумал немнущуюся ткань), иголку с ниткой (чего только нет в женской сумочке) и приступила к приведению себя в божеский вид.
   В итоге получилось неплохо: оторвав рукава, превратила платье в сарафан, одела его на свою белую блузку, под грудь повязала поясок с той же блузки, платье оказалось в стиле ампир. Надела носки и свои туфли, надеюсь, под длинным подолом Сайнур их не увидит. Он и так на меня подозрительно косится, но и в сапогах, больших на два размера, я не могла пойти.
   Заплела косу, макияж не стала делать, вдруг косметикой пользуются только путаны (или как здесь называются девицы облегченного поведения?) и вышла в "народ". Народ онемел, то ли от моей неземной красоты, то ли от того, что рты у них были заняты поглощением завтрака.
   - Мне-то хоть оставили? - брякнула я вслух.
   Даян покраснел, Сайнур закашлялся, одна Лия улыбнулась и сказала:
   - Мама, ты такая красивая! - у меня даже слезы навернулись от слова "мама" и чтобы не расплакаться, решила перевести все в шутку.
   - Учитесь, как надо с женщинами обращаться, - сказала я мужчинам. - Если хотите, чтоб мы вас любили. И где мой завтрак?
   Сайнур пробурчал, что его и так все любят, кроме одной конкретной жены, но подвинулся на диване, освобождая мне место у столика. Наскоро поев, потому что в большой семье за стол опаздывать нельзя, можно и голодным остаться, мы занялись обсуждением насущных вопросов. На первом месте была покупка одежды для нас с Даяном. Как мать семейства, я не могу путешествовать в штанах. Это неприлично по здешним законам, а моему названному брату нельзя появляться в одежде мага. Еще я хотела купить Аглии нормальное платье, и не мешало бы узнать новости, вдруг нас уже ищут.
  
   В город мы пошли вместе с Сайнуром, оставив молодежь в гостинице. Я старалась сильно не вертеть головой, но любопытство сильнее. Городок был небольшой, здания не выше трех этажей, улочки узкие, мощеные камнем и слегка загажены хайдаками или другими животными. Люди в основном передвигались пешком, женщины вдобавок с корзинами и в шляпках, с непокрытой головой только мужчины и дети. Похоже, первым делом мне надо купить шляпку, чтоб не выделяться из толпы, хорошо хоть сумку с собой захватила. Сайнур, видимо, пришел к такому же выводу и повел меня в первый же подходящий магазинчик, на вывеске были нарисованы шляпка и перчатки. Внутри шляпная лавка выглядела почти привычно: стеллажи вдоль стены, уставленные коробками, прилавок из темного дерева, продавец - молодой парень, который сразу подскочил к моему мужу с вопросом, что господин изволит и чем ему помочь. Меня он заметил только после того, как Сайнур озвучил желание купить жене шляпку. Оглядев меня профессиональным взглядом, парень начал предлагать разнообразные модели, но опять не мне, а Сайнуру.
   Меня такое отношение порядком напрягало, но я решила не лезть в чужой "монастырь" и выбрала первую попавшуюся шляпку из какой-то трудно выговариваемой соломки. И стала ждать, когда Сайнур будет платить, очень хотелось посмотреть какие деньги в ходу. Он вытащил из-за пазухи мешочек и отсчитал оттуда три серебряные монеты, каждая из монет была примерно в два раза меньше моих. С одной стороны орнамент, с другой чей-то профиль, ничего интересного. Как бы узнать, сколько дадут за мои монеты? Наверно стоит показать одну серебряную монетку Сайнуру, попрошу его помочь поменять. Думаю, он согласится, ведь тогда я сама за себя платить смогу. Со всеми этими размышлениями я не прислушивалась, о чем разговаривал мой супруг с продавцом, а стоило. Вышли мы из лавки оба задумчивые, только думал каждый о своем. Я решила не откладывать в долгий ящик проблему обмена денег, вдруг в ближайшем будущем наши дороги разойдутся.
   ­ - Сайнур, а где тут ювелирная лавка или ломбард? - спросила я. - У меня нет денег, но есть одна вещь, которую я хочу продать, - пояснила я на его вопросительный взгляд.
   - Ты меня с каждым разом все больше удивляешь, сначала амулет, потом брачные браслеты. Но их-то спрятать нетрудно, а вот твои туфли с блузкой, я даже не представляю, откуда ты могла их достать. Или ты думала, я их не замечу, учитывая, что это я тебя обыскивал. Ладно, с этим разберемся потом, что у тебя за вещь? - протянул он ко мне руку.
   - Что, прям на улице доставать? - замялась я, опуская глаза. Пара серебряных монет у меня была спрятана заранее в лифе платья.
   Проследив за моим взглядом, Сайнур пробурчал что-то вроде "мог бы и сам догадаться", завел меня в подворотню, прижал спиной к стене и, нависнув надо мной, сказал: "Показывай".
   В голову почему-то полезли всякие глупости, начиная с: "только после вас" и заканчивая: "так сразу, а как же прелюдия". Не стала доводить мужика, кто его знает, вдруг шутку не поймет, и молча достала одну монету из лифчика. На то время, пока моя рука искала монету, Сайнур затаил дыхание и с волнением следил за моими действиями, только что не облизывался. Мне стало лестно, вон, как мужик завелся, всего от одного взгляда на мое декольте, но ровно на одну минуту до его слов:
   - Ну что ты там копаешься, как будто клад ищешь, давай быстрее, а то сюда кто-нибудь зайдет.
   После этих слов мне захотелось запихнуть ему эту монету в з... труднодоступное место. Не знаю, заметил ли он мой убийственный взгляд, вряд ли, все его внимание было приковано к раритету.
   - Ты хоть знаешь, что это? - еще бы мне не знать, но будем косить под дурочку.
   - Серебряная монета, старинная.
   - Это не просто серебряная монета, это тулон империи Рукар, а она существовала до Великого Противостояния Магов, монете около полторы тысячи лет, - по-моему, у него сейчас глаз задергается. - Откуда она у тебя?
   - В наследство досталась, на черный день берегла, - а что еще сказать, не на дороге же нашла, ведь потащит туда с целью отыскать весь клад. - Продать-то этот тулон получится?
   - Городишко маленький, хорошую плату не дадут, - проговорил он задумчиво. - Эх, с этой монеткой бы да в столицу.
   - А сколько здесь дадут? - меня интересовала точная сумма. Ехать в столицу, чтоб обменять деньги, не хотелось, да и если я скину в продажу все, что у меня имеется, оно сразу упадет в цене.
   - Не больше трехсот золотых, - я впала в легкий ступор, Сайнур понял это как-то по-своему. - Понимаешь, после поражения империи их деньги изымались и переплавлялись, но серебряные тулоны иногда встречаются, поэтому за них много не дают, особенно в таких мелких городках, где нет истинных ценителей. Вот если бы у тебя был золотой эренс, их считанные единицы остались.
   - Эренс - это который с солнышком? - интересно, когда я начну думать.
   - С чем? - мечтательность слетела с него, остались подозрительность и что-то еще во взгляде, от чего мне стало страшно, вдруг он уже планирует убить меня. На его вопрос я молча ткнула в солнце. Как называлось светило в их мире, я не знала, надо было внимательней читать книгу.
   - Откуда ты знаешь? Где ты её видела? У тебя она с собой? - с каждым вопросом он меня легонько встряхивал за плечи.
   - С собой нет, дома осталась, - я могла бы соврать, что слышала об этих монетах, он наверняка стал бы допытываться где, когда, от кого, лучше сказать половину правды, сам он их все равно не найдет.
   Он улыбнулся, так искренне, так ярко, у меня перехватило дыхание, сразу вспомнилось, что он стоит непозволительно близко ко мне, сердце забилось чаще. Медленно, как бы задумчиво, Сайнур наклонился ко мне и поцеловал, нежно, волнующе. Так, что мои губы сами шевельнулись в ответ. Его правая рука соскользнула с моего плеча на грудь, не, ну каков наглец, он меня за кого принимает? И прежде чем я его оттолкнула, он сам отстранился от меня. Хочу сказать все, что я о нем думаю, но слов нет, а если начну говорить, то они будут непечатные. Этот гад же смотрит на меня и улыбается, а в глазах чуть ли не чертики кувыркаются.
   - Дорогая, ты у меня действительно дорогая! Кстати, ты не хочешь показать мне, что ты еще прячешь в столь пикантном месте? Я о второй монете.
   Сволочь, получается, он меня целовал, чтобы обыскать, ну это я ему припомню. Понимание этого момента помогло мне восстановить душевное равновесие, значит, не внезапно возникшая симпатия или маньячные наклонности виноваты в его поступке. Самовлюбленный тип думает, что я растаю и сама брошусь в его постель, и золотом еще за это осыплю. Не на ту напал, альфонс хренов. Правда, озвучивать я свои мысли не стала, пусть помается в неведенье, как я восприняла его поступок.
   - Как видишь, она точно такая, что ты спрятал в карман, - продемонстрировав монету, я убрала ее обратно. Я старалась говорить спокойно, но, видимо, мои глаза метали молнии.
   - Не обижайся, хочешь, мы сегодня же сходим в храм и освятим наш брак? - странно он извиняется, хочется его чем-нибудь ударить тяжелым за это.
   - Я замужем, а ты еще вчера паниковал от фиктивного брака, сегодня готов бежать в храм, с чего бы это? - я-то понимаю отчего, но хотелось услышать его ответ, точнее, как он будет выкручиваться.
   - Я согласен быть твоим вторым мужем, - и глядя на моё опешившее лицо, рассмеялся громко и заразительно. - Да пошутил я, ты так смешно злишься, что я не мог удержаться. Пойдем, поищем антикварную лавку.
   И мы пошли, а по пути я думала, какую страшную месть ему изобрести за эти оскорбления, но ничего страшнее, чем выйти за него замуж, в голову не приходило. Да, недаром мужчины считают, что мы, женщины, думаем об одном - о замужестве. Неужели подсознание готовит меня к тому, что я могу и не попасть домой? Нет, без мужа я бы прожила, а без детей не могу и не хочу.
  
   Как Сайнур понял, что перед нами антикварная лавка, не знаю. Ни вывески, ни чего другого указывающего на это я не заметила. Внутри лавка напоминала сокровищницу Мага. Как хозяин находит что-то нужное ему и покупателям? Кстати, вот и он, седой дядечка с козлиной бородкой и цепким взглядом. Я только открыла рот, собираясь озвучить цель нашего посещения его заведения, как Сайнур несильно сжал мое плечо, буркнув: "Не лезь", отвел старичка в сторонку и начал тихо с ним что-то обсуждать.
   Сначала я хотела возмутиться и влезть в обсуждение, ведь это моя монета, а вдруг они сговариваются обмануть меня. Но, подумав, решила не вмешиваться, в случае чего у меня еще деньги есть, не обеднею. Пока они спорили, я осматривала товары, чего там только не было. Резная мебель с позолотой и без, незнакомые мне музыкальные инструменты, кубки, шкатулки, драгоценности, статуи и статуэтки, книги. Вот у последних я задержалась, очень хотелось посмотреть, о чем они. Так, родословная королевской семьи в пяти томах, мемуары какого-то Аурелия, рецепты времен империи Рукар. Интересно было бы узнать, что готовили пару тысячелетий назад. Открыла книгу и закрыла, замутило с первой же иллюстрации, на которой у еще живого человека вытаскивают кишки. Вроде картинка нарисованная, но выглядит очень натурально, особенно беззвучный вопль и перекошенное от боли и ужаса лицо. Походу это были рецепты пыток, дальше книги, указывающие на империю Рукар, я не смотрела. О, "Таинственное, спрятанное под покровом ночи", неужели нашла книгу по некромантии? Открыла, оказалась местная "Кама Сутра", да... ничего нового в этом не придумали. Купить в подарок Сайнуру? Нет, он шутку не поймет, еще заставит практиковаться вместе с ним, не уверена, что я долго смогу отказываться, если он проявит настойчивость. В руки попала какая-то книжка в потертой кожаной обложке, небольшая, с альбомный лист. И это после "монстров" королевской родословной. Никаких надписей на обложке не было, я уже хотела заглянуть внутрь, как меня отвлек гневный вопль хозяина лавки:
   - Двести семьдесят и не монетой больше!!!
   - То есть как двести семьдесят? - тут же влезла я до того, как меня успел перехватить муженек. - В столице за неё пятьсот дадут. Пошли отсюда, нечего иметь дело с этим барыгой. Ты глянь, чего он удумал, решил пустить по миру честных людей, наших детей голодными оставить хочет. И не надо мне рот затыкать, это мое наследство, это мне мой бедный папочка оставил! Говорил он, что я с тобой еще наплачусь!
   Я, наверно, настолько хорошо вошла в образ, что не только старичок выглядел ошеломленным, но и у Сайнура лицо перекосило.
   - Ты что ж меня позоришь? - прошипел он, схватив меня за предплечье, но меня уже понесло. Остановиться сейчас и испортить весь спектакль? Нет.
   - И нечего на меня руку поднимать! - взвизгнула я. - Ишь чего удумал! Зачем тебе сейчас деньги, на шалав спустить, небось, хочешь?!
   Дедок, поняв, что вещь может уплыть, подскочил ко мне и начал говорить, что больше трехсот пятидесяти в столице никто не даст за монету. А туда еще доехать надо, расходы это большие, а если мужа одного отпустить, то он как есть на баб и выпивку все деньги спустит, и только из уважения ко мне, матери почтенного семейства, он готов предложить триста золотых. Сошлись на триста десяти. Сказав, что это я его пускаю по миру, хозяин лавки полез под прилавок, уже отсчитывая нужную сумму, как вдруг заметил у меня в руках книжку, в которую я так и не заглянула. Он сначала побледнел, потом покраснел, глазки забегали, лоб покрылся испариной, я уже подумала, что довела бедного старичка до сердечного приступа, но вот он справился с собой и сказал:
   - Я вижу у вас в руках книгу, что ж, прекрасный выбор, она как раз стоит десять золотых, - хитро ухмыляясь, заявил он.
   - С чего вы взяли, что я собираюсь покупать эту книгу, я даже не открывала её? - возмутилась я.
   - Вы взяли её в руки, теперь никто кроме вас не сможет ей владеть. Такая вот магия, если не верите, дайте её подержать своему мужу, - что-то много злорадства в его голосе, явно дурит, но выхода нет, если я случайно испортила книгу, придется её купить.
   Повернулась к Сайнуру, который стоял молча, пока мы с хозяином торговались, губы сжаты, глаза прищурены, вот-вот взорвется.
   - Милый, попробуй дотронуться до книги, - решила подсластить пилюлю я и протянула книжку ему.
   Сайнур заскрипел зубами, но руку протянул. Дотрагиваться не пришлось, не успел он приблизить руку, по краю книжки проскочила голубоватая искорка, как бы предупреждая его. Понятно, придется попрощаться с десятью золотыми, хорошо, что я не знаю здешних цен, а то было бы жаль.
   Больше не споря с владельцем лавки, мы с Сайнуром в четыре руки пересчитали деньги. Шесть мешочков по пятьдесят золотых имели внушительный объем и вес, поэтому, отдав супругу один мешочек на расходы, остальные скинула в свою сумку - пространственный карман forever!
   Судя по взгляду, брошенному на меня супругом, мне предстоит долгий разговор. Надеюсь, он не опустится до рукоприкладства, я же буду сопротивляться.
   - Ты ничего не хочешь мне объяснить? - вкрадчиво спросил он, не успев выйти из лавки.
   - Дорогой, давай поговорим в более подходящем месте, на нас и так уже смотрят, - никто на нас, конечно, не смотрел, но надо было его как-то отвлечь. - Нам еще столько надо купить, просто поверь, у меня деньги будут в большей сохранности, если ты об этом переживаешь. Кстати, а владелец лавки на нас бандитов не наведет?
   Сайнур задумался, подхватил меня под руку и куда-то повел.
   - В банк, - ответил он на мой безмолвный вопрос. - Если за нами следят, пусть лучше думают, что мы положили деньги в банк.
  
   В банке пришлось задержаться. По настоянию фиктивного мужа я оформила вклад на свое имя, положив пятьдесят золотых. Присутствующий маг снял слепок с моей руки. Я подумала, что отпечатки пальцев нужны ему для удостоверения личности. Я почти угадала. Помимо отпечатков ладоней таким образом снимают слепок с ауры, видимый магам. Как не приставала я потом к Сайнуру, он толком объяснить не смог. Надо будет узнать подробности у Даяна, он ведь без пяти минут маг.
   Дальше мы быстренько пробежались по остальным лавкам, закупая одежду Даяну и Аглии, припасы в дорогу. Мне необходимые вещи портной обещал доставить в гостиницу после подгонки по фигуре. Я женщина не привередливая, бальных платьев мне не надо, главное, чтоб было удобно и немарко. Сайнур был в шоке. Он ожидал, что у портного нам придется провести ни один час, видимо, не первый раз бывал с дамой в ателье. Я же уложилась меньше чем в час, и то портной дольше мерки снимал, и готовые наряды мне подбирал.
   В итоге я обзавелась двумя платьями в стиле ампир темных тонов, тремя беленькими рубашками, парой брюк, нижним бельем местного пошива "а ля" панталоны и что-то напоминающее укороченный корсет, чулками и одной ночной рубашкой до пола, вдруг действительно придется как-нибудь ночевать в одной кровати с новоиспеченным мужем. А так все приличия будут соблюдены, думаю, увидев меня в этой ночной рубашке, у него никаких посторонних мыслей не возникнет, настолько она непривлекательная и бесформенная.
   Нагруженная свертками и корзиной с едой, я с муженьком отправилась в гостиницу. Поначалу пыталась все это сунуть Сайнуру, но не вышло. У них женщины носят покупки, а мужчины их охраняют. Можно было все запихать в сумку, но я не стала привлекать внимания. Ничего, донесу, у меня опыт ношения тяжестей десять лет, с тех пор как вышла замуж.
  
  
   Глава 4
  
   Уже третий день мы едем по тракту, ведущему на север. Поначалу мы отправились на запад, чтобы сбить со следа возможных преследователей, потом свернули в лес. День пути по едва заметным тропам и вот уже наша команда движется в северном направлении.
   Езда на хайдаках отличается от лошадей в лучшую сторону, идут они мягко, спина у них широкая, я умудрялась даже дремать, сидя в седле. С непривычки первые пару дней болели все мышцы. Сайнурчик предлагал сделать массаж, но, наткнувшись на его предвкушающий взгляд, отказалась. С него станется сделать так, чтоб мои мучения не только не прекратились, а скорее наоборот. Вот же мстительный гад. Да и было бы от чего злиться, видите ли, я ему не показала, как открывается сумка и что в ней есть. Рассказать про тайный карман пришлось, ну не говорить же, что сумка съела двести золотых. А может его задело то, что не поддалась на его провокации и угрозы (стребовать с меня супружеский долг) и не рассказала, откуда у меня все это?
   Если бы не Даян, так бы и мучилась. В небольшом селении, где мы остановились на ночевку, он сводил меня к местной травнице. Как оказалось, травница - это не только сборы и настойки, у неё нашлись крема, духи и другие необходимые женщинам мелочи. Прикупив себе мазь, которую посоветовала мне эта замечательная женщина, я, выпроводив Даяна на улицу, купила еще кое-какие нужные травки, предотвращающие наступление женских дней месяца на два. А вдруг я здесь задержусь, не хотелось бы в антисанитарных условиях еще и с этими днями маяться. Жаль, больше двух месяцев нельзя, а то так удобно, плюс контрацептивный эффект. Не удержавшись, купила ароматного мыла себе и Аглии, крем для лица и рук, бальзам для волос и, самое главное, мазь, замедляющая рост волос. Последнее средство навело меня на мысль, что можно жить и в этом мире.
   Так что я пребывала в благодушном настроении, у меня ничего не болело, спасибо травнице и Даяну. Путешествовать стало в разы приятнее, ночевать мы останавливались на постоялых дворах, кои находились как раз на расстоянии дневного перехода друг от друга, комнату Сайнур снимал одну на всех, чтоб не привлекать лишнего внимания.
   Во время дневных переходов я изучала книгу, которая признавала только меня, а в остальных пуляла молниями. Из-за этой особенности я могла читать её, только когда Аглия ехала с Даяном или на привале, потому что эта противная книженция начинала реагировать, стоило подойти кому-нибудь ближе полутора метров. Кстати, книга была чем-то вроде учебника по магии для начинающих.
   Все остальное время я либо разговаривала с детьми, либо как сейчас занималась наведением красоты. К Даяну у меня не получалось относиться иначе, хоть он и вел себя как взрослый, но в душе он был одиноким и потерянным ребенком. Тяжело знать, что когда-то у тебя была семья, возможно любящая, а потом это отняли, забрав память.
   Солнце склонилось к западу, Лия за моей спиной мирно посапывала, вцепившись в меня руками. А я приводила в порядок ногти, маникюрный набор я с собой обычно не ношу, но пилочка найдется в сумочке у каждой женщины. Я уже почти закончила, когда Сайнур объявил привал и направил своего хайдака под сень деревьев, в сторону журчащего ручья. Странно, зачем привал, мы так до темноты не успеем доехать до постоялого двора.
   - Сайнур, что-то случилось? С чего вдруг привал? - спросила я, как только мы спешились на полянке у ручья.
   - С того, что сегодня мы ночуем здесь! - практически прорычал он, ну ночуем, зачем так нервничать. Он, не дожидаясь моей реакции, развернулся и ушел расседлывать хайдаков. Мы с Лией занялись обустройством нашего временного лагеря, её я отправила за водой, а сама в окрестностях полянки собрала хворост и ноги заодно размяла. Вот освободится Даян, помогающий нашему "папочке", попрошу его еще принести. Развела костер, повесила котелок с водой и стала перебирать наши запасы с целью чего-нибудь приготовить горячего и желательно вкусного. И дернул же меня черт поинтересоваться у проходящего мимо Сайнура, что бы он хотел съесть.
   - Давай без экспериментов, - скривился он. - Обойдемся тем, что осталось с привала, а завтра в деревне купим нормальной еды.
   - Не поняла, ты меня обидеть хочешь? - возмутилась я. - Намекаешь, что я не могу приготовить даже каши?
   - Я говорю прямо, - скептически глянул он в мою сторону, - Ты посмотри на себя: ты владеешь древним языком, твоя сумка - артефакт, который ныне не делают, потому что утеряны знания об их производстве, что в ней может находиться, я даже боюсь представить, а руки? Вот что у тебя в руках?
   - Что? - глянула на руки, нормальные, я как раз заканчивала маникюр, который не успела сделать пока ехали. - Ты про пилочку, что ли?
   - Про неё самую, и после всего перечисленного ты хочешь сказать, что умеешь готовить? - не понимаю я его, чего он так завелся.
   - Не вижу логики, и что все выше перечисленное значит, по-твоему?
   - Только то, что ты привыкла к другой жизни, более обеспеченной. Ты даже не заметила, что в городе мы остановились в самой дорогой гостинице, скорее наоборот, ты скривилась при виде номера так, будто обычно останавливаешься в люксах, - что я могла ему сказать? В нашем мире мы привыкли к комфорту, и отдельной ванной нас не удивить.
   - Давай не будем спорить, - предложила я. - Я что-нибудь сварю, и если это будет достаточно съедобно, ты расскажешь, что тебя гложет. Не верю, что это из-за меня ты такой нервный.
   - Договорились, - ухмыльнулся он.
   Готовить в походных условиях с небольшим запасом продуктов, то еще удовольствие. Но во мне взыграла гордость, раньше никто не жаловался на мою еду. По-быстрому нарезала копченого мяса, лука (или как у них сей овощ называется - репок), обжарила все это на сале во втором котелке, в первом уже заварили шиу - местный аналог чая. Добавила крупу, по вкусу похожую на рис, только цветом коричневую, соль и оставила все это вариться. Жаль, у меня не было местных специй, добавила бы. Запах по поляне разносился одуряющий, у всех текли слюни, даже Сайнур, побродив вокруг, притащил мне маленький мешочек из своей поклажи. В нем оказалась какая-то пряность, на вид она напоминала молотую паприку, более жгучую, чем у нас и еще она отдавала легкой кислинкой. Она идеально бы подошла для плова, надеюсь, для мясной каши тоже будет неплохо.
   Не буду описывать, как мы ели, скажу только, что мужчины не обошлись одной добавкой, они подчистую съели всю кашу, еще и поглядывали в наши с Лией миски. И судя по бросаемым на меня взглядам всей компании, не только утром мне предстоит готовить. Может, надо было молчать, а ладно, приготовление пищи никогда меня не напрягало.
   Когда все поели, я отправила Лию с Даяном мыть посуду, а сама подошла к Сайнуру. Он сидел, прислонившись к дереву, и потягивал шиу из кружки. Я села, привалившись к нему боком, он смерил меня благодушным взглядом, но ничего не сказал. Эх, наглеть, так наглеть. Я положила ему голову на плечо, а что, мне, может, тоже захотелось романтики. Закат, пение сверчков, костер и симпатичный мужчина, временно приходящийся мне мужем. Надо пользоваться, пока есть возможность. В голове сразу возникли варианты возможного использования супруга. От большинства мне стало неловко, и пока Сайнур не подумал о том же, я сказала:
   - Поговорим? - голос мой звучал излишне мягко, я бы даже сказала интимно.
   - О чем? - видимо не меня одну после сытного ужина потянуло на романтику. В его голосе явно прослеживались мурлыкающие нотки, а еще он обнял меня за талию левой рукой и подвинул к себе ближе.
   - Так что тебя гложет? Я же вижу, что в последнюю пару дней ты просто сам не свой. Оглядываешься, иногда отстаешь от нас, думаешь, за нами погоня? - я приподняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза. У него красивые глаза, особенно вот так, когда лучики закатного солнца, запутавшись в его длинных черных ресницах, попадают на радужку, когда в глазах только тепло и нежность, и, кажется, что они улыбаются. Как-то неожиданно вспомнился наш поцелуй в подворотне, взгляд сам переместился на его губы.
   - Мама, мы все помыли, - крик Аглии заставил меня вздрогнуть, я отвела взгляд от таких манящих губ, попыталась отодвинуться от Сайнура, чтоб не было соблазна. Его шепот: "Не уходи", заставил меня остаться.
   Я похвалила Лию с Даяном, разрешила им искупнуться в ручье, даже сказала в какой сумке взять полотенце и мыло, а сама все это время чувствовала горячую ладонь Сайнура у себя на талии, его дыхание в своих волосах, слышала, как часто бьется его сердце. Надо отвлечься, а то и до греха недалеко, нам еще вместе ни один день ехать, не хочу, чтоб у него обо мне сложилось негативное мнение.
   - Ты так и не ответил на мой вопрос, - постаралась переключиться я. Он вздохнул, на мгновение прижал меня к себе, что было сил, и ослабил объятия.
   - Я навел кое-какие справки, еще в первом городке. Маги не на шутку переполошились. От нас не отстанут, но дело не в этом. Я не знаю, как объяснить, у меня чувство, что за нами следят. Будь это грабители, они бы уже напали, если, конечно, не пытаются загнать нас в ловушку, именно поэтому я решил остановиться на ночь здесь, - он уткнулся носом мне в макушку, от его дыхания у меня побежали мурашки по шее и вниз.
   - Это называется интуиция, - пробормотала я, думать ни о чем не хотелось. - Но чем ночевка на свежем воздухе поможет в борьбе с преследователями? Не безопаснее было бы остановиться там, где люди?
   - Если нас преследуют маги порядка, то люди, стены им не помеха. Если же бандиты, посланные антикваром, то, скорее всего, ловушка будет на одном из постоялых дворов. Нет ничего проще, чем подсыпать что-нибудь в еду и ночью обокрасть, хорошо, если подсыплют сон-траву, а не яд, - как бы невзначай он провел рукой по моим волосам, убирая выбившуюся прядь за ухо. Скользнул пальцами по моей щеке, приподнял подбородок, слегка разворачивая к себе, у меня перехватило дыхание.
   Он наклонился ко мне, близко-близко, практически касаясь меня, и замер, давая мне возможность отстраниться или сделать "шаг" навстречу. Только поцелуй, один поцелуй и ничего больше, убеждала я себя, подаваясь навстречу ему. В этот раз все было по-другому: я отвечала на его поцелуи, сама прижималась к нему. И как-то незаметно мы с ним оказались на земле. Но лежа же удобней целоваться, сама себя оправдывала я, обвив руками шею Сайнура, слегка проводя ногтями по ней. Хрипловатый вздох и дрожь, пробежавшая по его телу, дали мне понять, что не одна я схожу с ума от желания.
   - Кхэ, кхэ, - прокашлял у нас над головой кто-то. Если честно, ему пришлось постараться, только после пятого-шестого "кхэ" мы заметили, что не одни на полянке.
   Пока я надеялась, что это подошли дети после купания, Сайнур молниеносным движением поднялся и даже успел вытащить нож откуда-то. Как бы мне не было неловко, я невольно залюбовалась им. Сайнура нельзя было назвать красивым, скорее притягательным, в голове появилась навязчивая мысль увидеть его обнаженным. С трудом отогнав ее, кряхтя и ругаясь вполголоса, я поднялась с земли, чтобы посмотреть, кто посмел нас прервать в такой пикантный момент. Как говорится, врагов надо знать в лицо, а то, что они враги, в этом можно было не сомневаться. Кто еще может припереться в неподходящий момент.
   Их было двое. Двое невзрачных мужчин, на которых в толпе второй раз не глянешь, да и не вспомнишь, если случайно увидишь где-нибудь. Идеальная внешность для шпионов, разведчиков и им подобной шатии. Сайнуру они тоже не понравились, но он счел их или очень опасными, или, наоборот, не очень, потому как решил поговорить с ними.
   - Кто вы? И что вам надо?
   - Мы представляем одну организацию, вам её название ничего не скажет, - заговорил один из них. - Мы хотели всего лишь задать вам пару вопросов. Я очень надеюсь, что вас не затруднит ответить на них. Нам бы не хотелось, чтобы кто-то пострадал из-за недопонимания между нами.
   Он ненавязчиво взмахнул рукой, и от костра поднялся столб пламени до верхушек деревьев, еще одно мимолетное движение рукой, и пламя опало.
   - Маги, - нахмурившись, сказал муж.
   Интересно, чего он так явно проявляет эмоции? Раньше он был более сдержанным, если только он не играет роли примерного семьянина. Думаю, мне тоже пора включиться в игру. Старательно изобразив настороженность, переходящую в страх (сильно трудиться не пришлось, я и так это испытывала), отошла за спину Сайнуру. Уже оттуда начала поглядывать по сторонам, чтобы вовремя заметить Даяна с Аглией и не дать им сказать что-нибудь не то.
   - Давайте сядем и продолжим наш разговор, как говорится: "в ногах правды нет", - сказал тот же мужик, второй, видимо, был для антуража.
   При последних словах этот хмырь как-то подозрительно посмотрел на меня, но я внимания не обратила, пусть косится. Поставила котелок с шиа на огонь, и только тогда до меня дошло, что он сказал поговорку по-русски, а я и ухом не повела. Плохо это или нет, пока неясно, а то, что это сподвижники моего старичка, у меня не вызывает сомнения, по идее они мне еще знак покажут. Хорошо, что я стояла спиной к этим магам и моего озарения они не видели. Я же спокойно закончила свои дела и села рядом с супругом. Я старалась даже в мыслях называть его так, кто их, магов, знает, вдруг они мысли читают.
   - Не будем затягивать разговор, вам есть чем заняться и без нас, - похабно ухмыльнулся маг. - Мы здесь из-за монеты, которую вы продали в Лазурном.
   - Денег у нас с собой нет, мы положили их в банк, - спокойно произнес Сайнур.
   - Нам не нужны ваши деньги, скорее наоборот, если вы расскажете, откуда у вас эта монета, я вам сам заплачу. Стоит ли говорить, что это должна быть правда, - недобро улыбнулся мужчина. - Я смогу отличить истину ото лжи, так что не стоит и пытаться.
   - Монета принадлежала мне еще до свадьбы, - решила я взять в свои руки наше спасение. Что ж, буду следить за словами, вдруг он и вправду чувствует ложь. - Мне её дал престарелый человек, дальний родственник. На тот момент я была единственная, кто с ним общался, и он сделал мне такой подарок.
   - Где он её взял? Как давно это было? Что с ним сейчас? - закидывал меня вопросами этот правдолюб.
   - Где он взял, сказать не могу, знаю только, что эта монета была как-то связана с женщиной, подробности он мне не рассказывал. Что с ним сейчас, ведает только Арук, для обычных людей вроде вас с нами, он, увы, недоступен уже много лет. Когда это было, не вспомню, мы, женщины, плохо запоминаем цифры и даты. Как я говорила уже, это было до свадьбы, а моя дочь уже почти взрослая, так что посчитайте сами, - фух, вроде нигде не соврала.
   - Все это звучит хорошо, но в одном вы солгали, моя дорогая, - меня аж перекосило от его "дорогая". - Вы солгали, что вам её подарил родственник, ведь это было не так, кто же это был?
   - Вы понимаете, мне бы не хотелось говорить этого при муже, - замялась я, бросая смущенные взгляды на него. - Как бы сказать, чтобы не возникло недоразумений...
   - Говори, как есть, хватит юлить, мне тоже бы хотелось услышать эту историю. Мне ты все время говорила, что это наследство от дедушки, - сжав зубы, проговорил муженек, молодец, хорошо подыгрывает.
   - Милый, так получилось, что замуж за тебя я выходила не девицей, - покраснела я под испепеляющим взглядом мужа. - Но поверь, я тебе ни разу за нашу супружескую жизнь не изменила. Господин маг, подтвердите, что я говорю правду. А то, что я скрасила несколько дней доброму, щедрому, умудренному опытом человеку, так стоит ли об этом вспоминать.
   - Вы уверены, что дней? - опять влез этот хам.
   - Ах, оставьте, к чему эти уточнения, у меня тут семья рушится, а вы со своими вопросами, - попыталась заплакать я, закрыв лицо руками и всхлипнув для приличия.
   - Что случилось, мама? - вскрик Аглии заставил меня вздрогнуть, надо же, совсем упустила их из виду. Отняла руки от лица, как бы мимолетно вытирая слезы, и повернулась к подошедшим ребятам.
   - Все в порядке, доченька, иди сюда. Ян, а ты пособирай вокруг хвороста, чтоб на ночь хватило, - я специально отправила парня в лес, а то если маги поймут, что он один из них, да еще и без контролирующего артефакта, будет плохо.
   Лию я посадила рядом с собой и обняла за плечи. Думаю, мы с ней при свете костра действительно выглядели как мать и дочь: обе светловолосые и светлоглазые.
   Приспешники или, может быть, сподвижники скривились, глядя на нас, молча переглянулись, и все тот же хмырь решил добавить-таки ложку дегтя напоследок.
   - Ну что ж, не будем вас отвлекать от отдыха, - ухмыльнулся он. - Только один момент: у вашей дочери очевидный дар, разве её не пора отправлять в школу магов? Мы с моим другом могли бы сопроводить вашу девочку, как раз едем в ближайшую.
   - Нет, не пора, - не задумываясь, сказал Сайнур. - Спасибо, не стоит вам беспокоиться, когда придет время, мы сами отвезем её в школу, мы знаем закон.
   - Что ж, но в ближайшем городе я поставлю в известность магическую стражу, пусть она разбирается, пора вашей девочке учиться магии или не пора. Не напомните ваше родовое имя? - а вот его говорить не стоит, сразу поймет, что мы врем.
   - Вы, наверно, успели узнать его в банке, не верю, что у вас может быть плохая память, - не скрывая своего негативного отношения к нему, сказала я.
   - Не стоит с нами ссориться, - прошипел маг. - Возможно, следующая встреча не закончится для вас так радужно.
   Они поднялись с земли, сделали по паре шагов в сторону леса и растворились в темноте.
   - Они что, телепортировались? - это единственно разумное объяснение, которое пришло на тот момент мне в голову, не считая того, что я заподозрила в них вампиров.
   - Нет, это заклинание невидимости, значит второй маг разума, - задумчиво произнес Сайнур.
   - Надеюсь, мысли он читать не умеет?
   - Нет, я о таком не слышал, а вот считывать эмоции - это запросто, - ответил супруг, оглядываясь по сторонам. - Ложитесь спать с Лией, я дождусь Яна, установим охранку и тоже ляжем.
   - А...
   - Все разговоры завтра, - оборвал меня он и красноречиво обвел взглядом полянку.
   Могла бы и сама догадаться, что маги, возможно, никуда не ушли, спрятались и слушают, о чем мы будем говорить после их ухода. Брр, мне не по себе стало от такого предположения. Муки, что ли, по полянке рассыпать, хоть по следам будем отслеживать всяких невидимых шпионов.
   Мы устроились с Аглией на одном одеяле, вторым укрылись. Сна не было, вместо этого билась одна мысль: как быстро эти или другие маги поймут, что мы их водим за нос? А завтра предстоит еще серьезный разговор с Сайнуром. Он не дурак и понял, что эти ищут меня. Сказать ему завтра правду или соврать? Я не хочу его обманывать, но и безоговорочно довериться не могу.
   Я настолько увлеклась своими размышлениями, что не сразу обратила внимания на всхлипывания у себя под боком. Аглия тихо плакала, свернувшись клубочком, я прижала её к себе поближе и стала шептать: "Что все будет хорошо, не надо плакать..." Я думала, у неё запоздалая реакция на магов, что она испугалась их.
   - Я не хочу к магам в школу, - немного успокоившись, прошептала Лия в ответ. - Пожалуйста, не отдавайте меня им.
   - Мы не отдадим тебя тем магам, которые приходили сегодня, не бойся, - погладила я девочку по голове. - Папа Сайнур же обещал отвезти тебя в хорошую школу, где тебе будет интересно учиться.
   - Я не хочу ни в какую школу, почему я не могу остаться с вами? Вы хотите своих детей завести? Я не буду мешать, честное слово, я много чего умею, я хочу и дальше быть вашей дочкой, - в её голосе звучало такое отчаяние, что мне стало стыдно.
   Все эти дни я не задумывалась, что дальше будет с Лией. Сайнур сказал, что отвезет её магам, политическим оппонентам нынешнего правительства, и я приняла это как данность. Я думала только о себе и о том, как бы поскорее найти этот светоч Маорана и попасть домой, к детям, к своим детям. А девочка, которая не видела до этого нормального отношения даже от родственников, привязалась ко мне. И как ей объяснить, что я не могу остаться в этом мире с ней? Но так же сильно я хочу, чтобы у Лии появилась настоящая любящая семья. Наверно я попыталась бы объяснить ей все это, но оставался небольшой шанс, что нас подслушивают.
   - Милая, все не так просто, давай поговорим об этом завтра. Но я тебе обещаю, если в той школе маги окажутся плохими, мы тебя им не отдадим, - сказала я ей. - Хочешь, я расскажу тебе сказку?
   Судя по удивленному взгляду, ей никогда сказок не рассказывали. Я улыбнулась и стала рассказывать сказку о Золушке, к концу сказки я обнаружила рядом с нами Даяна и Сайнура. У Даяна был такой же восторженный взгляд, как у Лии. Дети без детства, как много таких и в нашем мире, как часто мы проходим мимо, не замечая их.
  
   ***
  
   В целом ночь на природе прошла спокойно, но под утро похолодало. Я проснулась и уснуть заново, когда холодно и сыро, не смогла. Осторожно встала, чтобы не разбудить Лию, укутала её в одеяло, а сверху положила свой плащ, чтоб ей было теплее. Даян спал, Сайнур делал вид, что спит, ну и пусть, это его дело. Сделала небольшую зарядочку, чтобы размять затекшие конечности и разогнать застоявшуюся кровь, умылась в ручье и набрала воды.
   Решила развести костер, сделать завтрак. Все приготовила, оставалось только поджечь. Куда я вчера положила огниво? Неужели обратно в сумку засунула? Плохо, если так, она под головой у Аглии, придется идти будить "муженька", а он почему-то не хочет просыпаться, хотя уже не спит.
   Тут я вспомнила, что недавно вычитала в своей книге. Помимо теории магии там были и практические задания, например, зажигание огня. Слова там были несложные, как я поняла, их необязательно произносить вслух, они больше служат для концентрации внимания. А главное в магии - воображение: представил стену огня, напитал её своей или окружающей силой, и вот все вокруг горит, ужас. Мне стена огня не нужна, мне бы маленькое пламя, костерок зажечь.
   Я протянула руку в сторону будущего костра, сосредоточилась и сказала: "Pirros ritorrus". Ничего не вышло, попробовала еще раз, результат тот же. Наверно, магических задатков во мне нет, и неважно, что книжка меня признала. Или я делаю не так, пламя представляю, слова говорю, единственное, силой надо напитывать, а где её взять-то. Ладно, попробую последний раз и пойду к Сайнуру просить огниво. Закрыла глаза, чтобы лучше представить костер. Вспомнила, каким он был вчера, вспомнила вчерашних магов, и какое чувство родилось во мне, когда взметнулось пламя по воле одного из них, протянула руку в точно таком же жесте и твердо произнесла: "Pirros ritorrus". Жаром дыхнуло в лицо, от неожиданности я отшатнулась и открыла глаза, костер горел весело и ярко.
   - Ты с ума сошла, ты чуть не сгорела, каким ты местом думала, рыррхова магичка, - тряс меня за плечи Сайнур. Я же смотрела на него и улыбалась, ничто не могло в тот момент испортить мне настроение.
   - Ты не понимаешь, у меня получилось, - я закинула ему руки на шею и поцеловала на радостях. Он сначала замер, затем с силой прижал к себе, целуя в ответ, потом отстранился, посмотрел мне в глаза и уже спокойнее произнес:
   - Не делай так больше, мы все могли пострадать.
   - Но мне надо тренироваться, как я могу научиться без тренировки?
   - Тренируйся, но осторожно, подальше ото всех. Когда соберешься, мне скажи, я пойду с тобой, мало ли что, - а я подумала, что если мы пойдем вместе тренироваться, то явно не магией. Судя по его задумчивому виду, ему пришла в голову похожая мысль.
   - Сейчас нет времени, надо завтрак готовить, - сказала я с грустью, мои руки еще лежали на его шее и самовольно оную поглаживали.
   - Хм, а может, в чем-то другом "потренируемся", пока молодежь спит? - глаза его многозначительно сверкнули. Идея была заманчивая, но у меня были кое-какие подозрения на его счет, поэтому стоило сначала все прояснить, а потом уж "тренироваться".
   - Давай вернемся к этому вопросу позже, - вздохнула я, убрав руки с его шеи. Его лицо сразу стало непроницаемым, обиделся, что ли?
   - Поможешь мне с завтраком? - спросила я его, ни к чему нам обиды в нашей маленькой компании. - Глядишь, останется время на тренировку.
   - С удовольствием, - немного оттаял он.
   Завтрак приготовили мы быстро, к тому времени проснулись Даян с Лией. Поели и по сложившейся традиции отправили их мыть посуду, заодно и сами умоются. Не успели они скрыться за деревьями, как Сайнур подсел ко мне, обнял за плечи, наклонился и спросил:
   - Ну что, я заслужил маленькую "тренировочку", - а у самого глаза хитрые-хитрые.
   - Только ответь мне на один вопрос, - не менее лукаво спросила я. - Как получилось, что ты не услышал приближение вчерашних магов?
   Рука на моем плече напряглась, хитринка исчезла из глаз Сайнура, зато там появилось легкое замешательство и что-то еще.
   - Дай угадаю, ты услышал их заранее, - продолжила я, внимательно следя за выражением его лица.
   - Дорогая, но разве это имеет значение? - попытался съехать с темы он, притягивая к себе, чтобы поцеловать. - Скоро дети придут, давай поговорим об этом потом, мы же так не успеем "потренироваться".
   - То есть не было никакого спонтанного поцелуя, а была продуманная операция по отвлечению внимания, - заводилась я, пытаясь его оттолкнуть. - В подворотне ты меня поцеловал для того, чтобы обыскать, вчера - чтобы магам пыль в глаза пустить. И как прикажешь мне к этому относиться, о какой совместной "тренировочке" может идти речь, когда ты меня используешь?
   - Почему сразу используешь, просто совмещаю приятное с полезным, - улыбнулся он мне обезоруживающей улыбкой. - Не обижайся, я готов целовать тебя все свободное время и не только целовать.
   - Ты забыл, что у нас фиктивный брак и на большее чем поцелуи можешь не рассчитывать, - проворчала я, толку на него обижаться, ведь мы, по сути, чужие люди. Почему же я так остро реагирую на его выходки, не хватало мне еще влюбиться. Я же взрослая женщина и прекрасно понимаю, что я хочу от Сайнура, но именно этого делать и нельзя. И желание не изменять мужу тут не главное. Просто я не знаю, сколько мы будем вместе, не хочется бередить себе душу потом, и сравнивать мужа с Сайнуром. Почему-то я уверена, что сравнение будет не в пользу Саши. Может от того, что с мужем мне так целоваться не нравилось, или тому виной десять лет совместной жизни и притупившиеся чувства.
   - Надолго ли? Как только мы уладим все дела, я собираюсь перенести наш брак в другую плоскость, скажем кроватную, - проговорил он, перемежая слова с поцелуями.
   - А меня ты спросить забыл? - не слишком активно сопротивляясь, спросила я.
   - Зачем? - закрыл этот самовлюбленный тип поцелуем мой возмущенный вопль, теплая волна пробежала по моему телу, и я не заметила, как стала пылко отвечать ему.
   - Разве ты сама этого не хочешь? - оторвавшись от меня, спросил Сайнур. Этот гад точно издевается, мне захотелось стукнуть его, потому что в этот момент у меня было одно желание: затащить его куда-нибудь в кусты и сделать наш брак действительным. Я посмотрела в его глаза, увидела там точно такое желание, как у меня, и успокоилась. Пусть тоже помается неудовлетворенностью, не все же мне страдать. Возможно, маялись бы мы ею недолго, уж очень решительный взгляд был у Сайнура, когда он оглядывал близлежащие кусты, но тут вернулись Даян и Лия.
  
  
   Глава 5
  
   Уже было время обеда, когда Сайнур начал подозрительно оглядываться и смотреть вдаль.
   Утром, после прихода ребят, мы быстро собрались и выехали. По дороге, на постоялом дворе, в котором я надеялась вчера переночевать, прикупили продуктов, причем я обратила внимание, что Сайнур явно взял больше, чем нам было нужно. Неужели опять будем ночевать на улице? Хотя с повышенным вниманием магов, если не сегодня, то завтра вообще с дороги сходить придется. Так что запас карман не тянет, я даже предложила Сайнуру убрать скоропортящиеся продукты в мою сумку.
   - Что-то случилось? - подъехала я к нему поближе, чтобы удобнее было разговаривать. Моими маневрами заинтересовался и Даян. Сегодня с утра Аглия ехала с ним, он ей объяснял что-то из области воздушной магии.
   - Вы обратили внимание, что с самого утра мы никого не встретили, и никто нас не обогнал? - спросил у нас Сайнур.
   Действительно, странно не то, что нас никто не догнал, это вполне может быть. Как бы неспешно не шли хайдаки, обозы все равно едут медленнее. А вот то, что нам никто не встретился, вызывало подозрения. В предыдущие дни навстречу нам ехало не меньше, чем в одну с нами сторону.
   - Что ты думаешь на этот счет? - как можно спокойнее поинтересовалась я. Мне пришло в голову, что это вчерашние маги, заподозрив что-то, устроили нам ловушку.
   - Перекрыли тракт - единственно возможное объяснение, - задумчиво произнес Сайнур.
   - Кто мог перекрыть тракт и зачем? - спросил Даян, обращаясь к нему.
   Со мной он разговаривал мало, чаще всего краснел и отводил глаза. Я как-то поинтересовалась возможной причиной у Сайнура, и он ответил, что маги воспитываются раздельно. У мальчиков даже преподаватели все мужчины, чтоб не отвлекались от учебного процесса. Когда я спросила, почему за Аглией приехали мужчины, а не женщины, он не ответил, пообещав рассказать потом. Ладно, будет время, спрошу еще раз.
   - Маги, стражи порядка, или те и другие вместе. Да и какая разница? Лезть в ловушку, надеясь на то, что она поставлена не на нас, глупо, - в его словах проскальзывало раздражение.
   - Думаю, нам стоит сделать привал, поесть и обсудить дальнейший путь, - предложила я.
   Все согласились. Мы сошли с дороги в тень деревьев. Расседлывать хайдаков не стали, так как долго отдыхать не планировали, да и не отдых это был, а "военный совет".
   - Так что мы будем делать? - не удержалась я от вопроса, потому что молчание никто так и не нарушил. - Я-то думала, мы будем обсуждать возможные варианты отступления, или то, как под покровом ночи ползком будем пробираться мимо заставы. А мы сидим и молчим, уже поели, пора предлагать идеи, мои вы уже слышали.
   - Это были не идеи, а бабские глупости, - раздраженно бросил Сайнур.
   - Но-но, попрошу без оскорблений. Я не спорю, что это "глупости", но ты что предлагаешь? Ехать дальше в ловушку? Почему её нельзя обойти по лесу?
   - Потому что они, скорее всего, сделали заставу у Радужного.
   - Ты же знаешь, что я плохо разбираюсь в местной географии, покажи на карте в чем там дело, что такое Радужный, поселок какой-то?
   - Радужный - это водопад, можешь сама догадаться, почему он так называется, - сказал Сайнур, вытаскивая карту. - Вот смотри, мы тут в "петле" реки, через неё можно переправиться только у Радужного, там мост.
   - А почему нам не пройти по лесу? Обойдем водопад, или там отвесный край? Я ведь правильно поняла, что если есть водопад, значит, он куда-то падает? Вывод - мы находимся на возвышенности.
   - Отвесный край у Радужного водопада, если свернуть сейчас в лес, то там спуск достаточно пологий, но дело не в этом. Мы не сможем пройти Долину.
   - Почему?
   - Ты и этого не знаешь? Откуда ты взялась, если не знаешь о Долине, где состоялась последняя битва магов? - теперь Сайнур не скрывал своей подозрительности, а Даян с Аглией смотрели на меня, как на диковинное чудовище, с любопытством и страхом.
   - Откуда взялась, там меня уже нет. Когда, говоришь, эта битва состоялась и чем её последствия мешают нам? - я была не готова рассказать им правду.
   - Битва произошла около полутора тысячелетий назад, тогда постоянно между ними шли войны с переменным успехом. В той же эпической баталии было задействовано много людей и не людей. Эльфы тогда еще жили в нашем мире. В общем, все погибли, а от магических выбросов начались мутации, так что там куча разнообразных тварей, только и мечтающих сожрать кого-нибудь, - Сайнур пристально всматривался в мои глаза, наверно хотел увидеть, какое впечатление произвел на меня его краткий рассказ. Надо будет у Лии подробнее выспросить. Она же должна знать историю своей родины.
   - Ты забыл про отпугивающий амулет, проблема только в хайдаках.
   - Оставим этот план, как крайний вариант, если придется убегать. Да и магам там находиться опаснее, чем обычным людям. Сама Долина не любит магов, а у нас их целых три, - с легкой насмешкой произнес Сайнур.
   На том и сошлись. Ближе к вечеру нам встретилась деревенька. От неё до Радужного водопада было всего два часа верхом. Надежда на ночевку в нормальных условиях пропала сразу, как мы въехали в поселение. Оно было забито до отказа обозами, и, вообще, людей на десяток домов было неоправданно много. Мы остановились у местного трактира, поручив приглядывать за хайдаками одному мальцу, пообещав ему заплатить за работу одну серебрушку. Внутри трактира тоже было людно. С трудом найдя для нас свободные места, Сайнур отошел к стойке заказать какой-нибудь еды и надолго там застрял. Нам успели принести еду, и мы даже доели каждый свою порцию, прежде чем он вернулся. Буркнув: "Все разговоры потом", он быстренько съел свою порцию, и мы все вместе пошли к выходу.
   - Дело плохо. Мост через Радужный водопад перекрыт, как мы и думали. Пока никого не пропускают. Ходят слухи, что ждут какого-то сильного мага, способного читать мысли. Не думаю, что такие маги существуют, скорее всего, ждут какого-то начальника, - он расплатился с мальчишкой и продолжил: - Остаться в деревне мы не сможем. Все маломальские пригодные места для ночевки заняты, поэтому опять придется ночевать в лесу.
   Он явно говорил на публику, чтобы не вызывать подозрений. Мы сели на хайдаков и поехали на выход из деревни в обратном направлении. Когда мы достаточно удалились от людей, Сайнур рассказал, что еще ему удалось узнать. Нет так уж и много, но это-то и наводило на подозрения. В частности он пришел к выводу, что мы уже находимся в ловушке, поэтому и никого не пропускают ни сюда, ни отсюда. И, скорее всего, ждут не прибытия начальства или магов со стороны Радужного, а кто-то должен подойти как раз с нашей стороны, чтобы захлопнуть ловушку наверняка. И на этот раз нам не отвертеться. Те два мага просто искали информацию, а те, которые должны подойти, будут искать убийц.
   И еще неясно, что они посчитают худшим преступлением: убийство одного мага или освобождение другого от рабства. Это точно, ничего хорошего нам не светило.
   До подходящей полянки мы ехали, сохраняя молчание, каждый думал о чем-то своем. Потом мы были заняты обустройством на ночь, разговор пришлось отложить, а так как мы поели в трактире, то готовить ничего не пришлось, только вскипятили воду для местного "чая".
   - Что будем делать? - задала я риторический вопрос, ведь и так понятно, что придется уходить пешком через их "страшный лес". Кстати, поразмыслив над картой, вспомнив свой маршрут, поняла, что лесок я этот зацепила краем. Именно там были огромные деревья и отражающие солнечные лучи растения.
   - Будем уходить через Долину, - мрачно заявил Сайнур. - Хайдаков возьмем с собой, а когда спустимся туда, отпустим, они сами найдут дорогу к людям.
   - Кстати, если все так плохо, то, может, мы зря встали на ночевку так близко к дороге? И вообще решили здесь ночевать, может, пока не поздно свернем глубже в лес? - куда-то идти желания не было, но еще меньше хотелось попасться магам. Надеяться, что они войдут в мое положение и помогут добраться до светоча, было глупо. А вот шансы быть убитой, или где-то запертой, очень велики.
   - Мы выйдем перед рассветом, и нам, и хайдакам надо отдохнуть, - сказал последнее слово Сайнур, и мы все покорно пошли спать.
  
   ***
  
   Мне показалось, что я только закрыла глаза, как меня уже будит Даян. Только открыла рот, чтобы спросить: "Что случилось?", как парень приложил палец к моим губам и красноречиво покачал головой из стороны в сторону. Тут и идиот бы догадался, что надо молчать. Я тихо поднялась. Сайнур недалеко от нас с Даяном ловко при свете одного из спутников седлал последнего хайдака. Значит, по какой-то причине решили покинуть место ночевки раньше, чем хотели. Я посмотрела на спящую Аглию, а в это время Даян споро скрутил мое одеяло и примотал к животному, знаком показал мне садиться на него. Я же нахмурилась и указала на Аглию, всем видом показывая, что без неё никуда не пойду. Он улыбнулся, легко поднял девочку на руки (та даже не проснулась) и кивком махнул в сторону нашего транспорта. Теперь я все поняла: просто они решили не будить ребенка. Залезла на свою животинку, получила в руки спящую Аглию. На вид она хрупкая, а весит немало. Закралась мысль вручить девочку кому-нибудь из мужчин, но они на хайдаков не сели. Сайнур вел в поводу двоих, а Даян нашего с Лией. Мне же оставалось придерживать ребенка и следить, чтобы никакая ветка не выколола нам глаза.
   За два часа руки под тяжестью Лии онемели, а на лице, наверно, добавилось царапин. Я попыталась расположить девочку по-другому, но она проснулась.
   - Эрин? - её голос был тих и испуган. Оно и понятно: спать ложилась в одном месте, а проснулась в другом.
   - Да, это я, тише, малышка, - прошептала я, прижимая девочку к себе. - Можешь еще поспать.
   Она кивнула, прислонилась спиной ко мне и задремала дальше. Как бы я сейчас хотела тоже к кому-нибудь прислониться и поспать, хотя бы часа три. Но покой нам только снится, а бывает и не снится вовсе. Я старательно гнала депрессивные мысли о своих детях, если плакаться и жалеть себя, то никогда ничего не добьешься. Я даже думаю, что те люди, которые особенно увлекаются жалостью к себе, на самом деле хотят привлечь к себе внимание тех, кто не только пожалеет, но и решит все их проблемы. Наверно для женщины это не так уж плохо, но я привыкла решать свои проблемы сама, не перекладывая их на чьи-то плечи.
   Медленно, но верно мы продвигались в сторону Долины: под шелест травы, под уханье какой-то птицы, под грустные мысли в моей голове, которые никак не хотели её покидать. Почему я не инфантильная особа? Закатила бы истерику, выплакалась бы вволю, глядишь, на сердце стало бы легче. Постепенно темнота сменялась сумраком, знаменуя тем самым приход рассвета. Уклон становился все заметнее, Сайнур вел хайдаков все увереннее. Когда же рассвело настолько, что стало видно траву под копытами животных, фиктивный супруг махнул рукой Даяну. Я так понимаю - это был сигнал, после которого они уселись каждый на своё животное, и наше продвижение стало чуточку быстрее.
  
   ***
   Наконец-то привал! Нет, за несколько дней я привыкла ездить верхом, но не в темноте по лесу, когда под мерное качание слипаются глаза, а внеочередная ветка норовит эти глаза если не выткнуть, то хотя бы поцарапать. Так что по пересеченной местности лучше ходить пешком, это я почерпнула из личного опыта.
   - Костер не разводим, перекусим и дальше, нам надо спуститься в Долину.
   Вот что значит, раскатала губу на нормальный отдых. Но возмущаться сил не было, да и желания тоже.
   - Незаменимый ты наш, может, поведаешь невыспавшейся женщине, чего мы так резко сорвались? Мы ж вроде на рассвете собирались? - понятно, что преследователи нагрянули неожиданно, но мне хотелось ему напомнить о нашем вечернем разговоре. Ведь если бы мы ушли еще вчера, то сейчас бы спокойно спали, и никто бы нас не преследовал, по крайней мере, дня два. Потом бы разобрались, что где-то пропала "семья", но было бы уже поздно.
   - Мне сейчас не до твоего сарказма, я тоже не выспался и устал, - отмахнулся от меня Сайнур.
   И это все? А где извинения или хотя бы раскаяние от того, что не прислушался к моим советам? Вот мужчины обвиняют нас, женщин, что мы обманом заставляем их жениться на нас. Была красивая, стройная, хозяйственная, с мамой его ладила, а как только поженились: дети, халат, лишних десять кило и нежелание собирать его носки по всей квартире. Это основные их претензии, но и они нам врут. Врут, что будут всю жизнь носить на руках; врут, что будут любить любой; врут, что наше мнение для них важно и значимо. В общем, нагло вешают влюбленным нам лапшу на уши. Но не это главное, главное то, что они не любят признавать своих ошибок.
   Вот я сидела и смотрела на Сайнура, в душе поражаясь, как две сережки вместо брачных браслетов могли настолько изменить его. Был ироничный ловелас - стал мрачный отец семейства. Кошмар, надеюсь, на него так повлияла непростая ситуация, в которой мы оказались, а не я.
   Как и было обещано Сайнуром, мы быстро поели, запили водой, немного размялись, пройдясь до соседних кустов. Даже тут "муженек" настоял, чтобы далеко мы не отходили, а еще лучше ходить парой, красноречиво намекая на свои услуги. В другой раз я бы рассмеялась или подыграла бы ему, в зависимости от настроения, но сейчас у меня его как раз не было, поэтому я проигнорировала его тонкие намеки. А дальше опять потянулись бесконечные часы спуска в Долину. В этот раз Аглия сидела с Даяном, и мне удалось немного подремать.
   Постепенно я стала замечать те самые деревья. Здесь, на склоне, они были не такими большими, но уже завоевывали себе территорию. Через две тысячи лет, а может и раньше, они отвоюют себе весь континент. Вот так и происходит эволюция.
   День был долгим. Иногда приходилось идти пешком, обходя завалы деревьев, колючие кустарники, или когда склон становился особенно крутым. Но все заканчивается, и этот изнурительный спуск тоже подошел к концу, как, собственно, и день. Сил на готовку не было, да и Сайнур опять запретил разводить костер.
   - Сегодня можно спать спокойно, - сказал он. - Охранных артефактов хватит, а с завтрашней ночи начнем дежурить по очереди, кроме Аглии, конечно.
   Восприняв его слова, как призыв к действию, легла рядом с Лией, завернулась в одеяло и уснула.
   Тишину ночи разорвал детский крик, полный страха и отчаяния. Спросонья не понимая, что происходит и куда бежать, я заметалась по нашему лагерю, спотыкаясь о вещи и мужчин.
   - Эрин, да встань ты спокойно, что случилось? - Сайнур встряхнул меня за плечи.
   - Как что? Ребенок кричал, разве вы не слышали? - я дернулась из его рук. Как можно было не услышать этот крик отчаяния?
   - Никто не кричал, тебе приснилось. Посмотри, даже хайдаки лежат спокойно, - я посмотрела на Даяна. Он тоже выглядел растерянным. Может, действительно приснилось? - Иди спать, Эрин, с рассветом пойдем дальше.
   Я побрела к своему месту, по пути поднимая раскиданные вещи, и тут меня пронзила мысль. Одним прыжком преодолела расстояние до своего одеяла, откинула его в сторону - Аглии не было.
   - Где Лия? - почти шепотом произнесла я. Голос от страшной догадки пропал.
   Не уследили, кто-то похитил ребенка. Это она кричала! Но почему ни Сайнур, ни Даян ничего не слышали? Подбежали вышеназванные личности, начали трясти меня, требуя ответа, куда могла деться девочка. Если бы я знала.
   Остаток ночи прошел тревожно. Я чуть не подралась с Сайнуром, не ожидала от него такой черствости. Он отказался идти искать Лию. Сказал, что утром поищем следы, тогда и решим: искать её, или идти своей дорогой, и спокойно лег спать. Я же спать не могла, пошла доставать Даяна, раз этот бездушный гад, приходящийся мне временным супругом, самоустранился до утра. Даян тоже не спал, он был очень расстроен, переживал. Мне кажется, что за время пути он стал относиться к Аглии, как к младшей сестре. Я попробовала уговорить его поискать следы сейчас, ведь достаточно было зажечь магический огонек, у меня он уже неплохо получался. Но тут опять влез Сайнур и пообещал меня связать, если я зажгу огонь или начну магичить. Я ни на минуту не усомнилась в его словах, помнила, как он чуть не зарезал меня при первой встрече, но бездействовать я не могла. Обдумав сложившуюся ситуацию, пришла к выводу, что настал момент нам разделиться. Ведь по большей части я согласилась идти с Сайнуром из-за Аглии, а теперь её похитили. Почему-то я была уверена, что именно похитили, а не убили, и что еще есть шанс её освободить.
   Я выложила часть припасов из своей сумки, сложила туда свое и Лиино одеяло, туда же положила её вещи, их было совсем немного. "Надо будет ей купить в следующем городке, а то девочка растет, не может же она обходиться двумя платьями", поймала себя на мысли, что я все больше к ней привязываюсь. Возможно, это игры подсознания, дабы не сойти с ума от беспокойства за собственных детей, оно переключает мой материнский инстинкт на Аглию. Да важно ли это? Я все равно о ней беспокоюсь, переживаю, хочу, чтобы с ней все было в порядке, и чтобы в конечном итоге она была счастлива. Ведь пора уже закончиться той полосе невезения, что свалилась на ребенка практически с рождения.
   - Куда ты собралась? Я что, неясно сказал, что все поиски утром? - надо мной, гневно посверкивая глазами, стоял Сайнур. Интересно, то, что мне хочется послать его подальше - это нормально?
   - Я иду за Лией, в лесу мне ничего не грозит. Вам же с Даяном лучше идти краем Долины, встретимся у подножия Радужного, - я закинула сумку на плечо.
   - С чего ты взяла, что сможешь пройти в глубь Долины, найти Аглию живой и вернуться? Еще никто не пересек ее, а желающих было немало. Слухи о невиданных животных и богатствах ходят не одно столетие, - на его губах застыла скептическая улыбка.
   - То есть за Аглией ты идти и не собирался? - а какой еще можно было сделать вывод из его прочувствованной речи?
   - Я этого не говорил, но считаю риск неоправданным. Тем более она, скорее всего, мертва, - вот так и рушатся мимолетные симпатии к человеку.
   - Она жива, я это знаю, - да, меня неуловимо тянуло в Долину.
   - Как ты это можешь знать? Ложись спать и не выдумывай, - отмахнулся он, но забрать мою сумку ему не дал Даян, перехватив его руку на полпути.
   - Я пойду с Эрин, - сказал парень.
   - Вы оба сошли с ума! Мне тоже жаль девчонку, но это не повод заканчивать жизнь самоубийством! А идти ночью в Долину, да еще с магами - это не самый приятный его способ.
   - Сайнур, я уже все решила, и ты не вправе мне что-либо запрещать. Даян, тебе лучше остаться с Сайнуром, я уже проходила Долину и, как видите, со мной все в порядке. Местная флора и фауна не воспринимает меня как мага, так что у меня одной больше шансов найти и вернуть Аглию, - ответом мне было два одинаково непримиримых лица.
   - Я все равно пойду, с тобой ли или без, - был краткий ответ Даяна, после чего он отправился собирать свои вещи.
   - Что ж, дело ваше, я же не вправе запрещать вам умереть, - издевательски протянул Сайнур. - Я буду ждать у водопада два дня. Если вы по каким-то причинам задержитесь, встретимся в деревне Лесное, сейчас покажу на карте. Эта деревня недалеко от перекрестка двух трактов. После переправы через реку надо будет идти на север, ориентир - самая высокая гора.
   Он достал карту, я скептически хмыкнула. Как он собирается хоть что-то рассмотреть? Света двух спутников достаточно, чтобы видеть выражение лица собеседника, но никак не для разглядывания карты. Как ответ на мои мысли он достал какую-то вещицу, очень похожую на зеркальце в оправе с ручкой, что-то прошептал, и оно засветилось, почти как фонарик. У меня даже дыхание перехватило. Получается, у него всегда была эта вещица, а он спокойно лег спать, не захотев поискать следы Аглии? С трудом сдержалась, чтобы не ударить его. Сейчас не время для драки, тем более он намного сильнее меня, да и не верю я в его благородство. Сайнур не обратил внимания на мое непростое состояние. Он подробно рассказывал и показывал ориентиры. Правда, они были только по краю Долины, центр же представлял собой сплошное белое пятно. Подошел Даян, вещей у него тоже было немного, надо ему какое-нибудь оружие, если магией пользоваться нельзя.
   - Сайнур, отдай мой арбалет Даяну, у тебя наверняка есть свой, - мужчина хмыкнул, свернул карту и ушел к своим вещам. Вернулся он уже с арбалетом и болтами, которые протянул Даяну. Мне же он вернул мой кинжал. Тут я заметила блеснувший в свете спутников "брачный браслет" на его руке.
   - Давай сниму, на всякий случай, - протянула я руку к своей сережке.
   - Не надо, я верю, что ты вернешься, - он потянулся, чтобы меня поцеловать, но я была слишком раздражена им.
   - Веришь, но с нами не идешь? - усмехнулась я, отстраняясь от него.
   - Как ты не понимаешь, если я отпущу хайдаков, то они вернутся по нашим следам в ту самую деревню и выведут на нас погоню.
   - Ты же сказал, что маги в Долину не сунутся? - логика в его рассуждениях была, но я нутром чувствовала какой-то подвох.
   - Сами они не сунутся, но достаточно лихих людей, которые за деньги согласятся на все. А еще они могут поставить наблюдателей в удобных для выхода из Долины местах.
   С этим утверждением можно было бы поспорить. Кто мешает магам поставить патрули и без появления на их горизонте наших хайдаков? Но спорить как раз не хотелось, с каждой минутой Аглию уносили все дальше и дальше. Я боялась, что перестану чувствовать направление, если расстояние между нами станет слишком большим.
   - Ладно, это все риторика, нам пора, - я повернулась в ту сторону, куда меня тянуло. - Даян, за мной, магией не пользуйся, отойдем шагов на пятьдесят, и я надену амулет.
   - Ты мне ничего не хочешь сказать? - перехватил меня Сайнур.
   - Только то, что тебе придется очень постараться, чтобы вернуть мое доверие, если тебе оно, конечно, нужно, - он ждал других слов, было видно, как его лицо превратилось в непроницаемую маску. - Но меж тем удачи тебе.
   Я не стала ждать его ответ, он был мне не нужен. Как часто бывает, человек в критической ситуации открывается с новой стороны и не всегда с лучшей.
  
   ***
   Рассвет мы встретили уже под сенью знакомых мне деревьев, все-таки я скучала по их чарующей красоте. Это как путешествие в сказку, яркую, нереальную, именно здесь я каждой клеточкой тела ощущала себя в другом мире. А еще я не понимала, как можно бояться такого замечательного места. Но что ни делается, все к лучшему, потому что страшно представить, что могут сделать люди с этой красотой, с их вечной тягой к разрушению. Хотелось верить, что сказочный лес таким образом защищается, убивая людей с нечистыми помыслами. Когда-то я читала подобную сказку, почему бы в этом мире ей не быть реальностью? У меня нечистых помыслов не было, ничего плохого я местным обитателям не желала, единственное, я была бы рада, если бы они и дальше обходили нас стороной.
   - Эрин, давай передохнем, - вывел меня из лирического настроения Даян.
   Я обернулась к нему. Он был бледен, пот струился по лбу, а дыхание вырывалось с судорожным хрипом. Сколько же мы шли? Часов пять или шесть, почему я тогда не чувствую усталости? Скорее наоборот, меня переполняла энергия, подталкивала идти вперед, мне даже хотелось побежать вприпрыжку. Давно я не чувствовала такого подъема сил. Хотя даже в нашем мире я легко ходила по лесу, практически не уставая. Да и как можно устать, когда все вокруг живое и дарит тебе свою энергию, пусть немного, но все же. Меж тем Даян сел прямо на траву. Хоть бы сумку подложил, роса еще не успела высохнуть.
   - Даян, тебе плохо? - может, я что-то не понимаю? Недаром же Сайнур говорил, что магам нет хода в Долину. Возможно, деревья каким-то образом выпивают их силу? Деревья - энергетические вампиры, чем не сюжет ужастика.
   - Нет, я просто устал. И откуда у тебя столько сил? - я так поняла, вопрос был скорее риторическим.
   Даян настороженно осмотрелся и прислонился спиной к дереву. Я смотрела на него и в какой-то момент увидела, как все вокруг пронизывают нити: золотистые, невесомые, они были похожи на паутинку. Я подставила руку на их пути. Мне стало интересно, что же это такое. У меня даже мысли не возникло, что это может быть опасно. Нити паутинки колыхались в такт мелодии, а может просто от дуновения воздуха. Я потрогала одну ниточку пальцем и ничего не ощутила, как если бы это были солнечные лучи. Мне так захотелось узнать что это, и я неосознанно потянулась к золотистым переплетениям. Паутинка как будто услышала мой призыв и впиталась в мою ладонь. Легкий разряд тока пробежал по моей руке.
   - Даян, а ты не знаешь, золотистая паутинка, опутывающая все вокруг, что это? - он хоть и недоученный, но маг, да и мир его родной, должен знать.
   - Скорее всего, ты видишь магические потоки, - с сомнением произнес он.
   - А как узнать точнее?
   - Попробуй к ним прикоснуться, они будут отталкиваться от тебя, - Даян прикрыл глаза.
   Я еще раз посмотрела на него уже внимательнее. Действительно, от него нити отталкивались. Парень как бы находился в коконе из других нитей.
   - А почему вокруг тебя нити белесого оттенка? - любопытство не давало мне покоя, а излишек энергии подстегивал жажду деятельности.
   - Я маг воздуха и ты видишь, наверно, мои защитные плетения, хоть это и странно, ты же раньше ничего подобного не видела, - Даян приоткрыл один глаз, и на секунду в нем отразилось что-то такое, абсолютно несвойственное молодому парню. Цинизм? Усталость от жизни? Или что-то другое? Уже не первый раз я замечаю странное поведение Даяна. То он ведет себя как закомплексованный подросток, но это как раз нормально, то, как умудренный жизненным опытом старец, а вот это наводит на подозрения и другие малоприятные мысли. Хотя, может, сказывается трудное детство и однобокое воспитание? Подумаю об этом завтра, как говорила одна особа из известного романа.
   - Не видела, а эти магические потоки можно использовать? - ох и развернусь я тогда, хотя с моими умениями не очень-то и развернешься.
   - Их может преобразовать только маг жизни, ну целитель, - пояснил он, видя мой непонимающий взгляд. - Остальные развивают собственный резерв, или пользуются накопителями, или источником, но с источником напрямую может работать только сильный и опытный маг, иначе легко перегореть.
   Я благоразумно промолчала о том, что вполне могу впитывать эти золотистые ниточки и не испытывать дискомфорта. Возможно, преобразовывать - это нечто другое. Кстати, а не этим ли объясняется моя неутомляемость в лесу? И не только в этом. В нашем мире нет магии, но мест, почти нетронутых человеком, еще хватает. Жаль, не спросила у Мага, какие критерии он вставил в заклинание вызова.
   - А маг жизни может обладать еще и стихийным даром? Например, быть как ты - магом воздуха? - для меня это был актуальный вопрос.
   - Теоретически может, но я таких не встречал, - опять прикрыл глаза Даян, давая понять, что в отличие от меня ему надо отдохнуть.
   Я не стала ему мешать, присела невдалеке, мне было о чем подумать. По всему выходило, что у меня задатки мага жизни, а еще в наличии есть огонь. Не, ну каков хитрец этот престарелый затворник! Ему, видите ли, подойдет любая женщина из другого мира, чтобы достать светоч. Интересно, что еще он мне не сказал?
  
   Глава 6
  
   Мы шли весь день, останавливаясь еще два раза, чтобы перекусить и немного отдохнуть. С каждым часом Даяну было все тяжелее и тяжелее идти, надо искать место для ночевки, иначе он просто упадет и не встанет. Если бы я могла влить в него ту энергию, что бродила во мне...
   - Даян, а ты можешь брать магию или жизненную силу у других магов? - не выдержала я, когда парень в очередной раз упал.
   - Могу, только для этого придется снять щиты и защитные заклинания, - прохрипел он, тяжело дыша.
   - Ну так сделай это, хуже, думаю, не будет. Лес почему-то тебя не принимает, - я просто нутром чувствовала, что это так. Присмотрелась к Даяну, он выглядел намного хуже, чем с утра, и это проявлялось не внешне. Его магия или энергетическая структура, которая раньше представляла кокон из белесых ниток, сейчас выглядела спутанными комками сероватого оттенка, а через прорехи как будто что-то просачивалось. Мне стало страшновато, ужастик о деревьях-вампирах обретал реальность. Почему же тогда они не трогают меня? Признают за свою, поэтому даже делятся энергией? Я попыталась вспомнить, было ли мне тяжело в лесу в прошлый раз, да не особо. Примерно, как и в обычном лесу, только уставала все-таки меньше.
   - Не могу, у меня не хватит сил сейчас, я немного посплю, - я могу ошибаться, но, кажется, он потерял сознание.
   Что же делать? Еще раз вгляделась в Даяна, если он не в силах помочь себе, буду пытаться сама, а то он и умереть может. Хоть за эти дни мы не стали с ним близки, как с Аглией, но парня мне было искренне жаль. Мне не хватало знаний и опыта, точнее, их вообще не было, я просто стала руками раздирать серый кокон вокруг Даяна. Выходило плохо, потому что на ощупь они не ощущались, а втягивать в себя эту мерзость не было желания, в конечном итоге я нашла самый лучший вариант, я отрывала кусочек кокона и откидывала его в сторону, и он как бы растворялся в золотистых нитях.
   Так по чуть-чуть освободила парня, надеюсь, ему это не повредит, теперь надо как-то влить ему свою силу или энергию, кто бы еще объяснил, чем они отличаются и как это сделать. Впитывать окружающие магические потоки у меня получалось легко, по идее, отдавать тоже не может быть сложно. Вспомнила все, что читала в девичьи годы про ауру, чакры, биополе. В подростковые годы многие увлекаются эзотерикой. Поэтому, не придумав ничего лучше, расстегнула парню рубашку, расположила одну руку на солнечном сплетении, хотела и вторую куда-нибудь пристроить, да хоть бы на голову. Но подумала, что это будет замкнутый круг, и, наверно, не будет никакого толку. Так что ограничилась одной рукой на груди.
   Бурлящую у меня внутри энергию представлять не надо было, у меня складывалось ощущение, что она скоро из ушей полезет, осталось только направить её в нужное русло. Легко сказать, но сложно сделать, но вроде бы что-то стало получаться, на лице Даяна наметился розоватый оттенок. Хотелось бы верить, что это не самообман. Я усилила отдачу энергии и, кажется, слегка перестаралась. Головокружение и слабость не могли быть самообманом. Но ничего, я потом себе еще впитаю, главное Даян выглядит почти здоровым, а обморок перешел в нормальный сон. По всему выходило, что на ночевку мы здесь и останемся.
   Самым тяжелым для меня было встать после целого дня эйфории, когда приходилось сдерживаться, чтобы не пуститься вскачь, когда усилием воли заставляла себя помнить о Лие, о Даяне, а не купаться в радужных эмоциях леса. Сейчас же, с потерей дармовой энергии, вернулись усталость, апатия и беспокойство за девочку, да и за Сайнура немного. Пусть он повел себя некрасиво, но он же тоже человек.
   Еле волоча ноги, постелила одеяло под ближайшим деревом, в самом сухом месте, отволокла туда Даяна. Пять метров показались мне в десять раз длиннее. Эх, надо было его сначала переместить, а потом лечить, но все мы хороши задним умом. Стелить второе одеяло не было ни сил, ни желания. Легла рядом с парнем, укрыла его, накрылась сама и провалилась в сон. Последняя мысль была, что если нас решат съесть, вдруг все-таки есть тут животные, не боящиеся амулета, то пусть это делают тихо и быстро.
  
   ***
   Утро у нас началось с легкого недопонимания, а именно с чьей-то наглой ручонки, которая весьма настырно поглаживала мою левую грудь. Я женщина взрослая, замужняя, меня этим не смутить, особенно если спросонья до меня не сразу дошло, что рука чужая. Я даже успела пробормотать что-то вроде: "давай попозже, я спать хочу". По тому, как замерла рука, я поняла, что тут что-то неладно, моего мужа такими простыми словами не остановишь, пришлось открыть глаза. Лицо Даяна имело ярко свекольный цвет, его дополняло чувство вины в бегающих глазках, именно это уберегло его уши, да и другие части тела, которыми он ко мне недвусмысленно прижимался, в целости и сохранности.
   - Ты руку-то убери, - конечность быстро ретировалась из-под моей рубашки. - И чтобы больше я её там не ощущала. Скажи спасибо, что я сегодня добрая и недавно умирающих не бью, а то щеголять бы тебе с синяком под глазом.
   - А вот это... как бы... ты говорила попозже, - краснел, заикался, но все-таки говорил этот бред Даян. А в глазах сквозь стеснительность и неловкость проглядывала решимость настоять на своем. Наглые подростки - это не только бич нашего мира. Хотя когда мне было лет меньше, чем Даяну, бабульки на лавочке во дворе тоже ругали наглых подростков и вульгарно одетых девиц.
   - Это было сказано не тебе, а сну, - почему я это объясняю? Все просто, у парня опыта нет, не хотелось бы нанести ему непоправимую психологическую травму. А если честно, пусть не думает, что меня привлекают вот такие юнцы. Если еще встретимся с Сайнуром, попрошу его поговорить с парнем об этой стороне жизни, я даже денег готова ему подкинуть, так сказать, на приобретение личного опыта.
   - А сон случайно не Сайнуром звали? - пробурчал это прыщавый интриган. Про "прыщавого" это я зря, конечно, кожа у него хорошая, экология у них лучше нашей.
   - Слышь, парень, кто мне снится, тебя не касается! Поэтому быстро подорвался и собирать ветки на костер, - шутки шутками, но не хватало еще выслушивать язвительные замечания озабоченного подростка.
   Даян внял моему красноречивому взгляду, подскочил, запутался в нашем общем одеяле, упал, да так удачно, лицом практически в то место, которое щупал. А может, специально метился? Я уже набрала в легкие воздуха, дабы обрушить на него небогатый словарный запас местного ругательного языка, русский он же не понимает, толку сотрясать воздух, но парнишки уже и след простыл. Может же, когда хочет.
   Я вставала не в пример дольше, тело затекло, мышцы стояли колом после вчерашнего марш-броска, а еще ночь на влажной земле. В общем, позвоночник никак не хотел разгибаться. Кто там сказал старость не радость? Из каких кустов долетел этот издевательский смешок? Пусть только вылезет, кормить не буду. Кошмар, я его, можно сказать, спасла, на своих руках до одеяла тащила, он меня нагло лапал, еще и посмеивается. Нет, правы бабушки на лавках - молодое поколение нынче не то! Поймав себя на понимании бабушек, испугалась, неужели старость подкралась незаметно? Так, пораженческий настрой в сторону, мне еще домой надо вернуться.
   Завтраком я Даяна накормила, просто представила, как он опять еле плетется, этот страдающий взгляд. Нет, пусть лучше будет сытым, меня совесть меньше мучить будет. Что делать, такова женская доля, даже когда мы не виноваты, а рядом кто-то страдает, нас все равно гложет совесть. Наверное, это тоже какой-то инстинкт, на манер материнского.
   - Эрин, а что вчера случилось? Я помню, что мне было очень плохо, - сейчас же ему было явно хорошо, такого отменного аппетита я у него не припомню.
   - Ты потерял сознание, пришлось тебя спасать экстренным вливанием собственных сил, - Даян надолго задумался, пытаясь переварить сказанное и завтрак.
   - А как тебе это удалось? На мне же щиты были?
   - Пришлось убирать, они тебе только мешали, - пожала плечами, если бы я хоть немного разбиралась в магии. Теоретических знаний катастрофически не хватало, без них применить что-то на практике было трудно.
   - Действительно, щитов нет, а чувствую я себя хорошо, - улыбнулся Даян, прикрыл глаза и создал маленький ветерок вокруг нас, он поднял упавшие листики, шевельнул ветки деревьев и пропал. - Ух ты, и магичить стало легче.
   - Даян, вспомни, что говорил Сайнур, здесь нельзя магичить. Лесу это не нравится, - с уверенностью сказала я, потому что волосы на затылке зашевелись от недовольного "перешептывания" деревьев. Причем это не было моей галлюцинацией, деревья были обеспокоены, я ощущала каким-то шестым чувством, что нам надо срочно отсюда убираться. Небольшое заклинание вызвало цепную реакцию леса, как круги на воде, недовольство и обеспокоенность расходились во все стороны.
   - Даян, срочно уходим, - я стала быстро собирать вещи, с каждой секундой напряжение вокруг нас нарастало. Я боялась представить, что может случиться, когда оно достигнет пика. По поводу деревьев я была не права, они не просто вампиры, они еще и разумны, или не разумны, но наделены какой-то формой сознания. Что-то сказочный лес мне нравится все меньше и меньше.
   - Эрин, куда ты так торопишься. Вряд ли для спасения Аглии играет роль в несколько минут, - не понимал моей суеты парнишка.
   - Эти несколько минут могут спасти жизнь нам, быстро поднялся, если через полминуты ты не будешь готов, оставлю на съедение деревьям, - ответом мне был кашель подавившегося колбасой Даяна. - Неужели ты не чувствуешь, как что-то нехорошее сгущается вокруг нас? Эх ты, а еще маг называется.
   Видимо по моему лицу он понял, что это не шутки, быстро собрался, и мы поспешно отправились к центру Долины, именно туда меня вела незримая нить.
   Следующие три часа слились в один, с каждой минутой я чувствовала, как нас что-то догоняет, чувствовала чей-то взгляд в спину, от которого кровь холодела, заставляя тоскливо замирать сердце. Медленно, слишком медленно, надо быстрее, последние полчаса мы практически бежали. Моя паника передалась Даяну, он все чаще оглядывался, и уже не заикался о том, чтобы идти не так быстро. Как же медленно все-таки, нам не успеть...
   - Эрин, ты видела?! - вскрикнул парень, хватаясь за меня. Нет, я не видела, я ничего не хотела видеть, мне достаточно было слышать и знать. Что нас преследуют, я знала давно, а с недавних пор еще и слышала нашего загонщика, шелест упавшей листвы, поскрипывание, как песок в пустыне, только громче, и то ли свист, то ли шипение. Фантазия подкидывала картинки из ужастиков, начиная с чужих, заканчивая почему-то акулой, хотя, что я знаю об обитателях волшебного леса, может, акулы с ногами у них в порядке вещей.
   - Эрин... - дернул меня за руку парень, я на миг замедлила бег, оказалось, мы уже бежим.
   - Даян, не сейчас, мне плевать, кого ты там увидел, если не поторопимся, у тебя будет шанс рассмотреть его изнутри, - но все-таки проследила взглядом в том направлении, куда смотрел Даян.
   Лучше бы я этого не делала, далеко, метрах в ста, между деревьями что-то перетекало, по-другому не скажешь, блестя под солнечными лучами всеми цветами радуги. Это было бы невероятно красиво, если бы мозг не начал проводить аналогии: длинное, толстое, округлое и чешуйчатое. Я видела в зоопарке питона и даже анаконду, но та гадина, что вальяжно ползла в нашу сторону, не шла с ними ни в какое сравнение. Голову я её не видела, да и желания её рассматривать не было. Мне хватило приблизительных размеров местной змейки: больше двадцати метров, а диаметр туловища, или как оно называется у змей, больше полуметра, стало быть, ядовитая она или нет, для нас с Даяном роли не играет, проглотит и не заметит. Не поэтому ли она не торопится загнать свою добычу? Понимает, что нам от неё никуда не деться? Я посмотрела на деревья, нет, это не выход, змеи по ним очень хорошо лазают, значит, остается одно - бежать.
   - Даян, бежим, - дернула я парня, засмотревшегося на игру света и красок, за руку. - Это гигантская змея, ты что, не понял?
   - Куда, Эрин? Она нас все равно догонит, какая разница, где и когда нас съедят?
   - Отставить панику, ты не забыл, что мы с тобой маги, хоть и хреновые, вот выманим её на полянку и убьем!
   Я не была уверена, что у нас получится убить порожденную магическими мутациями тварь, но попытаться стоило. В глазах парня зажглась надежда, он кивнул и мы побежали. Я старалась не думать, что долго бежать мы не сможем и то, что полянку можем так и не найти. А еще не хотелась вспоминать, что это немаленькое земноводное появилось вследствие небольшого магического эксперимента, что же будет, когда мы начнем её убивать? Сомневаюсь, что от арбалета будет польза.
  
   ***
   Наш стремительный забег прекратился на берегу реки, широкой и полноводной, я бы могла её переплыть, но пару раз в воде мелькали спины рыб или крокодилов, непонятно, разница между ними была невелика. Развернувшись спиной к реке, надеюсь, там все-таки были гигантские рыбы, а не крокодилы, мы с Даяном решили составить план действий. Точнее, я составляла, а он готовился героически умереть, закрывая меня своей грудью.
   - Так, план таков: бери арбалет, сейчас она выползет, и я попытаюсь спугнуть её огнем, если не выйдет, стреляй в глаза, - я дождалась его кивка и продолжила: - Магией воспользуешься в крайнем случае, не хотелось бы, чтобы к нам пожаловала еще одна такая зверюшка.
   - Эрин, а как же ты? Ты же собираешься спугнуть змею с помощью магии, какая разница тогда - применять мне её или нет? - парнишку потряхивало, но он держался, даже вопрос задал логичный.
   - Рискну, ведь я себя в лесу плохо не чувствовала, может, моя магия их сильно раздражать не будет? - все равно выбора не было, либо бой, либо река с крупной живностью, но оставим её на крайний случай. Как такового страха не было, в крови кипел адреналин, и я была готова защищать свою жизнь даже просто с кинжалом. А что, по-моему, неплохая идея: позволить себя проглотить, а потом, как в блокбастерах, зарезать змеюку изнутри. Я в красках представила себя, прорубающей проход из желудка гигантской змеи: темнота, кровь, слизь, желудочный сок, кишки, брр. Сделаю так в качестве мести, если проглотит, организую ей язву желудка, будет говорить своим товаркам: "Я тут недавно проглотила такую язву". Кажется, я поторопилась, думая, что мне не страшно, просто приступ паники, так и не начавшись, тихо перешел в истерику.
   Постаралась собраться и вспомнить все, что читала о магии огня, получалось плохо, и тут показалась наша красавица. Нет, не так, наша КРАСАВИЦА, какое же все-таки это было великолепное создание, на что я терпеть не могу змей, но не могла отвести от неё взгляд. Почему-то я была уверена, что это именно она, а не он: горящие на солнце чешуйки, умильная мордашка, голубые глаза с длинными ресницами. Вообще её глаза не походили на глаза наших змей, не знаю, есть ли у них ресницы, никогда не присматривалась, но самое главное отличие - они у них безэмоциональные. У этой же в глазах отражался весь спектр её чувств, причем положительных я там не заметила. Она скрутилась перед нами в метрах двадцати, приподнялась над землей, зашипела и, прикрыв немного глаза, стала покачиваться из стороны в сторону.
   Я решила немного повременить с магической атакой, змейка пока не нападает, может, удастся уладить эту ситуацию мирно. Её движения больше походили на танец под слышимую ей одной музыку, за счет отражения от солнца её чешуйки мигали разноцветными огнями, напоминая мне новогоднюю гирлянду. Вглядевшись, увидела опять золотистые нити, змея явно стягивала их, как бы формируя кокон вокруг себя. Догадка стрелой пронзила голову, Даян говорил, что так бывает, когда маг создает вокруг себя щиты.
   - Даян, посмотри, тебе не кажется, что она готовится защищаться от магии? - дернула я парня за рукав, тот даже не шелохнулся. Его глаза бессмысленно взирали на танец змеи, которая все ускоряла движения, я прямо чувствовала исходящее от неё нетерпение. Она его загипнотизировала, что ли? Я похлопала Даяна по щекам, ущипнула, при этом косясь на главную виновницу, не хотелось бы пропустить нападение, пока я привожу в чувство парня. Никакого эффекта, наоборот, с каждой минутой он все глубже погружался в транс, а змея вила себе кокон не только из магии, разлитой вокруг, но и тянула на себя силы Даяна, что я с таким трудом влила в него.
   - Ах ты, гадина, - разозлилась я, не люблю, когда мои труды кто-то пускает насмарку.
   Я хотела запустить в неё огненным шаром, но страх и адреналин сыграли свою роль, у меня получилась стена огня, как в тот раз, когда я пыталась разжечь костер. Пламя взмыло практически до самого верха деревьев, оно гудело, потрескивало, и на расстоянии в почти двадцать метров я чувствовала его обжигающий жар. Змея издала пронзительный звук на грани слышимости, от которого заныли зубы, а сердце затрепыхалось в груди, Даян со стоном повалился на землю, закрывая уши. Звук проникал в мозг, заставляя скулить на одной ноте от боли, все внутренности сводило судорогой, во рту появился привкус крови.
   Нет, так дело не пойдет, мне еще рано умирать от сердечного приступа, мне вообще еще рано умирать. Я сплюнула и усилием воли толкнула огненную стену на голосящую змею. Огонь, повинуясь моему приказу, замкнулся кольцом вокруг нашей противницы, стягиваясь и обжигая её, теперь я слышала боль и ненависть, исходящую от этой твари. Но, по крайней мере, она заткнулась.
   Я облегченно выдохнула, когда ультразвук, издаваемый змеёй, прекратился так же резко, как и начался. Сердце еще пошаливало, а руки дрожали. Вытерла рукавом пошедшую носом кровь, ничего, где наша не пропадала, сейчас я её дожму. Я надавила сильнее, отдавая огню накопленные силы, но и змея не думала сдаваться, она, шипя от боли, планомерно вертелась в кольце моего огня, я не сразу заметила, что высота его стала значительно меньше, а сама змейка подросла. Но магический огонь нельзя загасить без заклинания нейтрализации, тогда что происходит? Зрение услужливо переключилось на магические потоки, ах ты ж... Вот как её назвать? Она втягивала в себя мою магию, и не только мою, она тянула золотистые ниточки со всех окрестных деревьев. Что же делать? Я тоже могу тянуть на себя эти ниточки, но будет ли от этого толк? Надо как-то отгородить эту зверюшку от магии.
   - Даян, Даян, ты мне нужен, да очнись ты, пока нас не съели! - встряхнула я парня, он застонал и открыл глаза. - Ну, давай же, приходи в себя, мне надо, чтобы ты поставил воздушную стену из своей магии между лесом и змеей, быстрее, а то она скоро выберется из моего кольца.
   Он посмотрел на меня более осмысленно, в глазах мелькнула и пропала сила.
   - Помоги мне подняться, - прошептал он, пытаясь сесть самостоятельно. Да что за лес-то такой, то деревья-вампиры, то змеи-вампиры, совсем парня до истощения довели.
   Поднимать на ноги я его не стала, вряд ли смогу удержать, если он потеряет сознание в очередной раз. Просто помогла сесть и придержала, пока он колдовал или магичил, все никак не спрошу, как правильнее. Каждое слово давалась ему с трудом, он как будто вытягивал из себя с ними последние силы, может, так оно и было. Но мне нужна была эта воздушная стена, точнее, она нужна была нам, от магии Даяна золотистые нити отталкивались, они воспринимали её как чужеродную и старались обходить стороной, чтобы поглощать её с краев.
   - Долго не простоит, - прохрипел Даян, заваливаясь набок, тяжело дыша.
   Мне долго и не надо, я сделала решительный шаг в сторону бьющейся в затухающем огненном кольце змеи. Взяла в правую руку кинжал и стала подходить ближе, жар опалял, с каждым шагом дышать было все тяжелее. Но мне нужно подойти ближе, я не смогу забрать у змеи жизненные силы с такого расстояния. А если убрать огонь, она нападет снова. Гарантии, что я выдержу еще одну звуковую волну, у меня не было. Выход был один - довериться своему огню. Я повторяла про себя, что это мой огонь, он не может причинить мне вреда, главное верить. "Я огонь, я огонь, я огонь", как мантру твердила я, выбросив все другие мысли, шаг, еще и еще.
   И вот я у самой кромки огня, я вижу, как вокруг меня ревет точно такое же пламя, я сама пламя. Я чувствую ярость огня и его свободу, я это он, он это я. Теперь я смотрю в глаза, полные ненависти и отчаяния, она все понимает, понимает, что ей меня не одолеть, невозможно одолеть стихию, ведь мне достаточно захотеть, и вся магия леса будет в моем распоряжении. Это было как откровение, я здесь своя, меня приняла Долина и этот лес, и другие обитатели не будут вмешиваться в наше противостояние со змеей. А еще на каком-то интуитивном уровне пришло осознание, что эта змея - хранительница леса, что она воспринимает меня, как конкурента, который посягает на её территорию. Я пыталась мысленно докричаться до её сознания, обещая пощадить, если она уйдет, мне не нужна была её смерть.
   Но змея меня не слышит, не хочет слышать, она пришла убивать и не отступится, сознание её закрыто жаждой убийства, к нему не пробиться, это понимание притупило эмоции и жалость. Откуда-то пришло знание, я вступила сквозь стену пламени в огненный круг и накинула магическую сеть на змею, удар хвоста откинул меня в огонь. Огонь - мой дом, огонь - моя жизнь, мы стали едины с кругом, я тянула силы из змеи, подпитывая ими пламя. Она уменьшалась на глазах, от боли и отчаяния извивалась все яростнее, и от этого быстрее теряла силы, пыталась дотянуться до меня, но огонь стал для неё непреодолимой преградой. Я росла вместе с ним, я как бы растворилась в нем, осталось только одно желание: гореть ярче, красным, оранжевым и, наконец, синим пламенем, замыкая его в сферу.
   Какая-то часть моего сознания отстраненно, даже равнодушно наблюдала за затянувшейся агонией бывшей хранительницы леса. На душе было пусто, как будто я смотрю затянувшийся фильм, который мне не нравится, чувство нереальности усугубляли яркие краски и ощущение, что я наблюдаю все это действо со стороны. Мозг вяло фиксировал, что концовки осталось ждать недолго.
   - Эрин! Эрин! Я прошу тебя, Эрин! - кто-то из-за грани моего персонального ада пытался докричаться до меня, да и до меня ли? Ведь я огонь, я пламя, я стихия...
   - Эрин! Не убивай её! Я прошу тебя, - детский голос и плач затронули одну из струн моей души, которая еще не успела раствориться в пламени. С усилием всмотрелась в противоположную сторону круга, за которым в опасной близости стояла девочка, светловолосая, с заплаканными голубыми глазами, неуловимо знакомая. Большой пес, вцепившись в её одежду, с трудом удерживал девочку в стороне от моего круга, не давая ей подойти ближе. Но это мало помогало, она все равно рвалась вперед, не думая, что огонь наносит ей вред, уже сейчас были видны покраснения на коже, подпаленные волосы и одежда.
   - Эрин, - плакала она, из глубин памяти пришло имя - Аглия. Ведь это же Аглия, моя девочка, и ей плохо, плохо от моего огня.
   Вихрь эмоций захватил меня, сразу вспомнилось все: моя семья, другой мир, Сайнур, Аглия, Даян. На последнем имени меня выкинуло из кольца пламени, тем самым оборвав нить заклинания, забирающего силы у змеи. Мимолетная мысль, что надо бы и огонь погасить, исполнилась еще до того, как я произнесла заклинание нейтрализации.
   - Эрин, - заливаясь слезами, бросилась мне на шею девочка. Маленькая, какая же она еще маленькая, я обняла её, вливая в неё силы, исцеляя обожженные участки кожи, возвращая утраченную длину волос. Сил, забранных у хранительницы, было немерено, мне казалось, захоти я, и здесь будет плодоносящий сад. От экспериментов меня остановило воспоминание об умирающем Даяне.
   - Аглия, - отстранила я от себя девочку. - Надо Даяну помочь.
   Она кивнула, всхлипывая, вытерла слезы, к ней тут же подскочила серая псина. Точнее, пес, стал увиваться вокруг неё, тыкаться носом, не забывая порыкивать в мою сторону. Ну вот, два дня где-то пропадала, и уже питомцем обзавелась или защитником?
   Ладно, потом спрошу, сначала надо помочь парню.
   Даян лежал там же, где и упал, он был без сознания, дыхание поверхностное, кожа бледная и холодная, как правильно лечить или делиться силой, я до сих пор не знала. Так что будем делать, как в прошлый раз, я уже полезла задирать ему рубаху, как рядом оказалась Лия.
   - Лучше влить в него силу через дыхание, он же маг воздуха, - внесла она конструктивное предложение. - Только я не знаю, как правильно это делается.
   Зато я знаю, искусственное дыхание на ОБЖ мы тоже проходили, вот смеху-то было в классе. А как увеличивалось число желающих побыть "утопленниками", когда вызывали на практическую часть кого-нибудь из девчонок. Так что бледным лицом молодого парнишки меня не смутить и не напугать. Нос я зажимать не стала, он же не утонул и дышит, просто устроила Даяна удобнее на спине, приоткрыла ему рот и, представив, как вместе с воздухом из меня уходят излишки магии и сил, вдохнула в него. Перестаралась опять, немного закружилась голова, а некто, только что очухавшийся, не растерялся, обхватил мою шею руками, притягивая к себе, неумело целуя. Глаза у Даяна были осоловелые, да что там, пьяные у него были глазища. Может, назад забрать магию, тут налицо передоз? Я выпуталась из его рук, он что-то бубнил, лез обниматься, наконец, добрался до моих колен, пристроил на них свою голову и уснул. Честно сказать, мне и самой хотелось спать, вроде с жизненными и магическими силами у меня все было нормально, но вот нервы мои пострадали изрядно. Но кто-то же должен следить за окружающей обстановкой, или песика попросить, пока я тут покемарю? Не, он скорее мне горло во сне перегрызет, ты смотри, как глядит. Я присмотрелась к собачке, все больше понимая, что это, скорее всего, волк или полуволк. Он ревнивым взглядом следил, как Аглия обнимает меня. Вздохнула, покой нам только снится, а ведь еще есть недобитая змейка. Я оглянулась на мою недавнюю противницу, сердце пропустило удар, а потом забилось сильнее. "Какого хрена..." - была единственная цензурная мысль из пришедших мне в голову в тот момент.
  
   Глава 7
  
   В выгоревшем до запекшейся земли кольце лежала обнаженная женщина. У меня не возникло глупых вопросов: "Кто она и откуда здесь взялась?" Мозг напрочь отказывался удивляться. Если есть маги, то почему бы не быть гигантским змеям, которые превращаются в голых баб. Меня только раздражало, что надо вставать и идти проверять её самочувствие, так что восстановительный сон придется отложить на неопределенное время.
   - Лия, я пойду, посмотрю, как там хранительница, - отцепила девочку от своей шеи, убрала голову Даяна с колен и встала. - Ты со мной или с Даяном посидишь?
   На последней фразе питомец девочки оскалил клыки уже в сторону парня.
   - Лан, не надо, - погладила она пса по холке. - Даян хороший и добрый, он мне столько всего интересного рассказал.
   По взгляду зверя нетрудно было догадаться, что это-то как раз ему и не нравится. Встречала я ревнивых мужчин, но этому зверю они и в подметки не годились. Правда, почему-то была уверенность, что он никогда не причинит вреда Аглии.
   - Лия, а почему ты не дала мне убить хранительницу? - спросила я девочку.
   - Лан сказал, что если убить хранительницу, то сама займешь её место, - какой доверчивый ребенок, стоп, кто ей сказал?
   - Лан - это тот лохматый? - я кивнула на животное. - Он тебе пролаял, что ли?
   Лохматый, он же Лан, оскалил внушительные клыки, намекая, что он все слышит и даже понимает.
   - Ой, у тебя что, кариес? - спросила, озабоченно вглядываясь в зубы пса. Он мигнул, на морде обозначилась вселенская обида, и демонстративно отвернулся в другую сторону. - Нет? Значит, показалось.
   - Эрин, Лан не животное, он оборотень, - добрая девочка гладила Лохматого. - Он хороший, ему было плохо одному, вот он меня и украл. Это я спросонья испугалась, а потом мы поговорили, представляешь, он больше десяти лет жил один, и даже говорить почти разучился.
   - А что же он в таком виде, почему не в человеческом? - я с сомнением рассматривала Лана. - Кстати, ты бы его поменьше гладила, вдруг у него блохи?
   Да, я противная, а часто и мстительная, а нечего на меня скалиться было. Все это я попыталась выразить взглядом. Лохматый зарычал, Лия же убрала руку и сейчас её внимательно разглядывала, наверное, мое замечание про блох её зацепило, я же говорю - доверчивый ребенок. Лан крутился у её ног и, жалобно заглядывая в глаза, только что не скулил.
   - Ты, Лия, не переживай, отмоем мы твоего Лана, - Лохматого передернуло, и он с опаской посмотрел на меня. - Так что там с человеческим обликом твоего друга?
   - Он стесняется, у него одежды нет, - мило покраснела Лия. Так, теперь подозрительно на Лана глянула я. То есть ночью незнакомой, юной девочке голым он не стесняется показаться, а тут скромника из себя строит? Что-то мне захотелось допросить его с пристрастием, мало ли по какой причине он живет один в этом лесу. Видя мой нездоровый интерес к своей персоне, Лохматый сник, и с опущенной мордой трусил за Аглией, не рыча и не скалясь. Ладно, вопрос его скромности оставим на потом, сейчас главное хранительница.
   Мы стояли над лежащей без сознания женщиной. Молодая, светловолосая, симпатичная, что странно: ни ожогов, ни других повреждений на теле не было. Только магическое истощение, я могла бы влить в неё немного сил, но такого желания у меня не было. Кто её знает, что она начнет вытворять, придя в сознание. В голову закрались мысли, а не столкнуть ли эту змеюку в воду к "крокодильчикам", или оставить её здесь, выживет, так выживет. Но я откинула их как недостойные. Она, конечно, собиралась нас убить и вряд ли бы пожалела, но я же не монстр, чтобы мстить бессознательному телу. Будь я одна, то, наверное, просто ушла, не стала бы ни добивать, ни помогать. Но в глазах Аглии хотелось остаться хорошей. Я наклонилась над женщиной, пощупала у неё пульс, он бился ровно, но слабо, приподняла веко, зрачок на свет реагирует, еще бы знать, чтобы это значило. Я не врач, хотя имея двух детей, поневоле начнешь немного разбираться в болезнях и медицине.
   - Лия, ты не могла бы принести мою сумку, - еще до того момента, как я договорила, Лан сорвался с места и припустил в сторону спящего Даяна. Интересно, он так грехи замаливает, или не хочет, чтобы Лия к парню подходила? Чувство справедливости влезло с предположением, что он просто заботится о девочке. Сумку он принес в рекордные сроки. Первым делом я достала одеяло, расстелила рядом с пострадавшей, перекатила её на него и укрыла оставшимся краем. На улице было не холодно, но элементарные нормы приличия и сострадания требовали закутать её в одеяло, раз нет подходящей одежды.
   Вздохнула, придется все-таки жертвовать старой рубашкой в пользу змейки, тут на глаза мне попался Лан, который проявлял повышенное любопытство к нашей симпатичной вражине. Это мне напомнило, что пожертвовать надо будет не только рубахой.
   - Лан, иди сюда, - позвала я его, доставая кусок мыла, заворачивая его в штаны, чтобы удобнее было нести в зубах. - На, это штаны, внутри мыло, надеюсь, ты знаешь, как им пользоваться. Через полчаса чтобы был в нормальном виде и не косись на Аглию, пока я рядом, будешь выполнять то, что я велю. Или можешь идти на все четыре стороны. Это понятно?
   Лохматый недовольно рыкнул, но подхватил сверток и побежал в сторону прибрежных кустов. Мы же с Лией пошли к Даяну, если выбирать, с кем рядом устраиваться на привал, то за парнем было безоговорочное преимущество. Еще один бонус от этой ситуации был в том, что мне теперь не нужны были дрова, огонь горел только на магии и силе моего желания. Достав запасы, спустилась к речке за водой. Рыба завлекательно плескалась буквально в паре метров от меня, крупная, дико захотелось увидеть её жареной. Сбегала, поставила на огонь котелок с водой, сделала под ним пламя синего цвета, наказав Лии позвать меня, когда вода закипит. Сама же с арбалетом и веревкой (позаимствовала у спящего Даяна) вернулась к реке.
   Я рассматривала болт, думая, как лучше привязать к нему веревку, чтобы она не соскочила. Решила не заморачиваться и привязать её рядом с наконечником, ведь надо еще выстрелить, да так, чтобы веревка не запуталась. Кстати насчет веревки, пока не забыла, обвязала второй её конец вокруг талии, руки-то будут заняты. Взвела арбалет, осторожно вложила болт, чтобы веревка свисала и не путалась, и стала поджидать какую-нибудь наглую рыбину. Как назло, все они плескались довольно далеко, могло не хватить длины веревки. Когда мое терпение было на пределе (никогда не любила ловить рыбу, если минут десять не клюет, у меня пропадает всяческое желание сидеть с удочкой дальше), я заметила мелькнувшую в воде тень. Не стала дожидаться, когда рыба уплывет, поэтому выстрелила прямо в воду, благо глубина была небольшая. Промахнуться с трех метров даже у меня не получилось, но радость моя была недолгой, через несколько секунд я сначала пожалела, что привязала веревку к себе. А потом вообще материла и себя, и рыбалку, и ненормальную рыбину, которая никак не хотела становиться обедом.
   Она билась на веревке, пытаясь вырваться, или затянуть меня в воду, арбалет я давно выронила, сама же с трудом удерживалась за куст, не давая ей окончательно затянуть меня в реку. Когда же она уже сдохнет?! Рыба не хотела сдаваться. Она подняла тучу брызг, взбаламутила все дно, я уже по уши была мокрая и грязная. Может, обрезать веревку?
   Тут подбежал какой-то полуголый парнишка, схватил веревку и начал её тянуть. Ну кто ж так делает, кто ж так вываживает! О чем я тут же и сообщила ему, с той минуты только меня и слышно было: "Правее бери... заводи давай... подтягивай, да не так...". По мере сил я ему помогала не одними советами, все-таки иногда полезно интересоваться увлечениями мужа. Когда совместными усилиями рыбу удалось подтянуть к берегу, я выхватила кинжал и в пылу азарта заскочила по колено в воду, чтобы уже наконец-то зарезать эту сволочь, от которой у меня останутся синяки на талии.
   Мы сидели с парнишкой на берегу, между нами валялась наша добыча, метра полтора в длину и около тридцати килограмм на вид. Я была вся мокрая, в иле и чешуе. Вздохнула, мыться сейчас не было смысла, еще рыбу разделывать. Посмотрела на моего напарника: лет пятнадцать-шестнадцать, длинные черные волосы, нескладный, как все подростки. Везет мне что-то на обездоленных в последнее время: Аглия, Даян и теперь этот.
   - Ты Лан? - на всякий случай спросила я, вдруг ошиблась. Он кивнул, уныло рассматривая свои такие же мокрые штаны, как и у меня. - Придется тебе опять мыться.
   Я усмехнулась, паренек встал и понуро поплелся вдоль берега, видимо, к приглянувшимся кустам.
   - Подожди, потом будем отмываться, надо рыбу разделать, хочешь, научу? Или ты предпочитаешь сырую и с требухой? - Лан пожал плечами, но так и ничего не сказал. - Ты говорить-то умеешь?
   - Умею, - буркнул он, отводя глаза. Я решила не настаивать на разговоре, если ему удобнее молчать, пусть так и будет.
   - Так, надо будить Даяна, пусть дровишек насобирает, - подумала вслух.
   - Не надо никого будить, - раздался голос сверху, я подняла взгляд и увидела, сидящих на обрывистом краю, довольно улыбающихся Даяна и Аглию.
   - А помочь нельзя было? - нахмурилась я.
   - Чтобы мы тоже были такие мокрые и грязные? - рассмеялся Даян. - Да вы и вдвоем неплохо справились.
   - Так, кто не работает, тот не ест! - усмехнулась. - Поэтому с вас - набрать дров побольше, костер я, так и быть, зажгу сама, а потом на берег речки - копать глину. Не хотели пачкаться, а придется. Для чего, покажу потом, заодно научу готовить рыбу в походных условиях, а то элементарных вещей не умеете делать.
   - А кто бы нас учил, - хмыкнул Даян, расстроившись.
   - Вот я и научу. Как же вы без меня потом будете, - улыбнулась всей подростковой компашке. Почему-то улыбалась одна я, интересно, что их так расстроило, воспоминания о тяжелом детстве, или то, что учить я их буду недолго.
   Нормальных попаданок сопровождают принцы, эльфы и другие красивые представители мужского племени. И все они в главную героиню поголовно влюблены, выбирай не хочу, только успевай отмахиваться от каждого последующего Повелителя или Владыки. А вокруг меня одни подростки, был мужчина и тот, зараза, свою шкуру посчитал дороже "привилегии" меня сопровождать. Вот нет в жизни справедливости.
   Следующие полчаса мы с Ланом провели в увлекательном занятии по разделке рыбы, кто хоть раз чистил, меня поймет. Оборотень был на подхвате, где надо - держал, когда надо - бегал на поиски крупных неядовитых листьев, чтобы было во что завернуть чистую продукцию. Потом я вручила ему свой кинжал, чтобы он попробовал сам, было видно, что возиться с рыбой ему раньше не приходилось. Ненадолго отлучившись для разжигания костра и проверки, достаточно ли дети накопали глины, вернулась, чтобы с гордостью отметить, что у Лана получается все лучше и лучше. Что ж, все ингредиенты готовы, осталось самое интересное - запечь. Созвала всю шайку, показала, как натирать рыбу солью и специями, завернула в лист, на лопух похожий, первый кусок, обмазала глиной толстым слоем и положила в угли.
   - Все поняли? - дождалась трех кивков. - Теперь делаете так же остальную рыбу, только кто-то один натирает специями и заворачивает в лист, другой обмазывает глиной, а третий, соответственно, укладывает на угли. Я же пойду, помоюсь и одежду простирну.
   Как приятно смотреть на озадаченные физиономии детей, они-то себя считают взрослыми, умными и самостоятельными, а тут какая-то тетка ими командует. Возможно, кто-то скажет, что детей надо просить, объяснять, почему ты хочешь, чтобы они сделали это именно так и вообще сделали. Все это хорошо с маленькими детьми, а не с подростками, которые и так понимают, что и почему от них требуется, вот им лучше дать задание и оставить самостоятельно его выполнять. Как говорится, будем прививать ответственность. Кстати, и есть они у меня будут то, что у них получится, глядишь, еще и командой научатся работать.
  
   ***
   Купание не заняло у меня много времени, вода была прохладная, да и мелькание живности на глубине заставляло нервно вздрагивать, держа одну ногу на берегу. Со стиркой было и того проще, залезла на камешек, торчащий из реки, предварительно потыкав его кинжалом, вдруг живое. Наверно со стороны это было смешно, я в одном нижнем белье (голой мыться не рискнула) и с кинжалом на поясе. Ну и пусть, береженого бог бережет. Быстро простирнула штаны с рубахой, и встал вопрос: идти к костру в нижнем белье или надеть мокрые вещи? Ах, что мне стоило захватить сумку, там платье еще было. Особой стеснительностью я не страдаю, да и было бы кого смущаться, но с другой стороны не хочется подрывать свой авторитет. Это у нас женщина в купальнике - обычное зрелище, а тут даже свободные штаны у представительниц слабого пола вызывают недоуменные, укоряющие взгляды.
   В мокрых вещах было неприятно и холодно, вспомнилось, как на одном из привалов Даян учил Лию вызывать маленький вихрь. А это идея, попросить Даяна высушить мои вещи, пусть сделает воздушный поток вокруг меня, я же его нагрею, совместными усилиями сделаем магический "фен". Как он там показывал? Память услужливо подсунула последовательность жестов и слов, не задумываясь, зачем я это делаю, повторила.
   Воздушный вихрь взревел в шаге от меня, ударом собственной глупости меня отбросило в сторону метра на три, в воду. Пока я выныривала, отплевывалась и, поставив рекорд в скорости, плыла к берегу, вихрь набирал силу, планомерно превращаясь в смерч. Да что за жизнь-то такая?! Почему у меня все через одно место: то огненные стены, то смерчи? Будь я мужчиной, все было бы понятно, Фрейд подробно описал, почему мужиков тянет на гигантоманию, но я-то тут каким боком? "А ты вообще застряла в видениях шизофрении" - напомнила о себе она самая. Странно, раньше я сим недугом не страдала. Хотя логика в этом есть, вполне возможно, что я лежу где-нибудь в больнице, а мое сознание запуталось в мечтах и комплексах...
   Тут разборки своего психологического портрета пришлось отложить, потому как смерч еще подрос и решил отправиться в путешествие, навестив по дороге создателя, то есть меня. Двигался он пока медленно, но с каждой минутой набирал скорость. Черт, черт, что же делать? Я же не знаю, как его развеять, в памяти никак не хотело всплывать заклинание нейтрализации. А вот с огнем у меня таких проблем нет, захотела - зажгла, захотела - развеяла, и никаких тебе заклинаний.
   - Даян!!! - заорала я во всю мощь своих легких, улепетывая вдоль берега. - Сделай что-нибудь!!!
   Внезапно налетел сильный порыв ветра, я чудом успела зацепиться за куст, иначе плавать бы мне опять в реке, длился он недолго, сменившись уверенным бризом.
   - Эрин, ты в порядке? - донесся до меня голос Даяна. - Иди сюда, я его отогнал.
   - В порядке, - проворчала я, поднимаясь по небольшому склону к парню. Как оказалось, далеко убежать я не успела.
   - А почему ты его не развеял? - спросила я у него, с затаенной гордостью следя за перемещением своего смерча. Зрелище было впечатляющим, Даян с помощью ветра столкнул его по направлению к противоположному берегу. В закрученном воздушном потоке поднимался столб воды, то там, то тут мелькали оскаленные пасти рыб и других обитателей реки, которых затянуло в смерч. Мне никогда не доводилось так близко наблюдать такое явление. Понятно, что необычным для меня оно не было, все-таки телевизор и интернет - это не только зло, но и возможность многое увидеть, не выходя из дома. Но одно дело видеть на экране, совсем другое в реальности, я просто разрывалась от переполняющих меня эмоций: страх, любопытство, азарт, дотянет до противоположного берега или нет, гордость собой, восхищение стихией.
   - Я не могу его развеять, - через некоторое время ответил Даян, судя по лицу, он честно пытался это сделать. - Надо сначала оборвать его связь с магом.
   - Ну так обрывай, чего ты стоишь?
   - Я его ищу, - невнятно пробормотал парень, оглядывая нашу полянку, останавливая свой взгляд на пришедшей в себя хранительнице, которая, сжавшись в комок под одеялом, сидела в стороне ото всех. Наверно очнулась, пока я мылась.
   - Кого? - не поняла я, рассматривая женщину, или правильнее будет назвать её девушкой, она не выглядела старше двадцати пяти лет. С другой стороны, старичку тоже больше семидесяти было не дать, а он двухтысячелетний срок отмотал.
   - Мага я ищу, кто на тебя смерч направил, что тут непонятного, - взбрыкнул парнишка, ты смотри-ка, характер прорезывается.
   - Да никто на меня его не насылал, я просто хотела высушить одежду, а получился этот монстр, - махнула рукой в сторону уходящего все дальше и дальше моего творения. У Даяна округлились глаза, несколько раз он открывал и закрывал рот, порываясь что-то сказать, вряд ли приятное, очень у него лицо в тот момент было возмущенное.
   - Вот правильно, что женщин магии не учат, создадут незнамо что, а нам потом расхлебывай, - бурчал он, делая пассы руками. Мой смерч развеялся уже на той стороне реки, успев напоследок свалить парочку деревьев. Заглядевшись на сие действо, я не сразу сообразила, о чем говорил парень.
   - Постой-ка, то есть как не учат, а зачем тогда Лию в магическую школу везли? - вцепилась я в него. Даян сначала побледнел, потом покраснел, глаза забегали, в них отчетливо можно было понять, что парнишка ищет, куда бы смыться. Но от меня еще ни один дебитор не сбежал, куда уж там магу-недоучке.
   - Даян, если ты мне все не расскажешь, я буду пытать тебя с особой жестокостью, - вообще-то я шутила, но видя, как Даян опять бледнеет, а в глазах появляется тоска вкупе со страхом, решила так больше не делать. Было невыносимое желание найти уродов, что измывались над ним и другими детьми, и сделать с ними то же самое, а может что и похуже.
   - Даян, я пошутила, - обняла парня за плечи. - Не буду я тебя пытать, просто расскажи, в чем дело. Я и раньше не хотела отдавать Аглию магам, а теперь вообще боюсь.
   Мы стояли немного в стороне от костра, так что услышать нас были не должны, правда, я краем глаза заметила, как напряглась спина Лана, но посчитала, что он наблюдает за хранительницей.
   - Девочкам блокируют силу, а когда они входят в детородный возраст, отдают в жены магам-мужчинам, чтобы их дети не теряли дара, - на грани слышимости проговорил Даян.
   - Для размножения магов, значит, используют? - зло процедила я. - И как? Каков прирост?
   - У магов редко рождаются дети, если ты об этом, - еще ниже опустил он голову.
   - Маги в неволе не размножаются, - цинично усмехнулась я. - Не бери в голову, Даян, ты же в этом не виноват. Почему ты мне сразу не сказал, я так понимаю, Лия была нужна Сайнуру для того же, только отвезти он её собирался другим магам.
   - Да, но я думал, ты об этом знаешь, я слышал, как ты спрашивала Сайнура , - удивленно глянул он.
   - Спрашивала, но он не ответил тогда, а потом спросить еще раз забыла. Ладно, пойдем, наверно, рыба уже готова. А мне еще переодеться надо.
   Подойдя к костру, я первым делом взяла сумку и позвала с собой Лию, мы подошли к хранительнице.
   - Надень, - достала ночную рубашку (она длинная, плотная, почти платье) и протянула девушке. Сама я перешла на магическое зрение, чтобы понять, не затевает ли она какую-нибудь пакость. Девушка была сильно магически истощена, даже удивительно, что она пришла в сознание и вполне уверенно сидит. - Тебя как зовут?
   - Мира, кажется, - голос у неё был тихий и неуверенный, не скажешь, что не далее пары часов назад она хотела нас убить.
   - Мира, так Мира, надевай рубашку, больше одежды у меня нет. Лия, помоги ей, прикрой Миру одеялом, а потом идите к костру. Я переоденусь и тоже подойду, - я отошла за ближайший куст, следя за Мирой, кстати, не я одна пристально за ней наблюдала, Лан крутился неподалеку от них, видимо, охранял свою обожаемую Аглию.
   Как быть дальше с девочкой, я не знала, но возвращать её Сайнуру не собиралась. Ладно, это потом, сейчас надо поесть и решить, что делать с Мирой, и о ночлеге пора подумать.
   Рыба удалась на славу, по вкусу она напоминала палтус, ребятишки уплетали за обе щеки, хранительница же вяло ковырялась в своей порции, видимо, неголодная. Я тоже ела не торопясь, тщательно проверяя каждый кусочек, все-таки рыба речная, мало ли какие у неё могут быть паразиты. Попутно пыталась разговорить Миру, получалось с переменным успехом, воспоминания у неё были смутные, как бы подернутые дымкой.
   - Ну хоть что-нибудь ты помнишь? - не выдержала я её односложных ответов. Ну не брать же её с собой, мне, право слово, хватает своего "детского сада", чтобы еще подбирать больных и ущербных.
   - Дочку помню, маленькую, голубоглазую, - в её глазах застыла печаль.
   - И где она? Что с ней случилось? - я сама мать, но эти вопросы надо было задать, вдруг её дочка осталась одна в норе или где еще могут жить люди-змеи.
   - Не знаю, кажется, это давно было, муж случайно заметил мою магию и выгнал из дома, пообещав сдать властям меня и дочку, если появлюсь в городе. Я хотела забрать дочь, но он не отдал, попробовала выкрасть, не получилось. Я слабый маг, меня никто не учил, думала, выучусь, приду и заберу свою дочку. Помню, как зашла в необычный лес, а дальше все, как в тумане.
   С ней все ясно, если бросить тут одну, до утра не доживет, правда, всегда есть шанс, что она хорошая актриса, и на самом деле это её хитрый план: сначала навязаться, а потом заманить в ловушку. Что поделаешь, не очень-то я доверяю людям, за тридцать лет жизни успела понять простую истину: все люди врут, кто больше, кто меньше, но абсолютно все. Врут, чтобы казаться значимее, врут, чтобы привлечь понравившегося человека, врут, устраиваясь на работу, врут родителям, учителям, друзьям, коллегам, детям, прикрываясь заботой о близких. Что же говорить о врагах, а мы для неё враги, я так особенно, поэтому надо за ней приглядеть, и Даяна подрядить на это тоже, хорошо Лана предупреждать не надо, он ото всех ждет подвоха. Кстати, подошли к еще одной проблеме - ночевка.
   - Лан, а ты знаешь, где живет хранительница? - спросила я у него, но внимательно следила за реакцией Миры. Никаких эмоций, вывод: либо талантливая актриса, либо действительно, ничего не помнит, то есть я так и не продвинулась в своих подозрениях.
   - Знаю, логово в разрушенном здании, я близко не подходил, - надо же какая длинная фраза, я прямо рот раскрыла от изумления.
   - Значит так, нам где-то надо ночевать, а кое-кому и жить, поэтому предлагаю отправиться в гости к хранительнице. Можно было бы пойти к Лану, но в его дупло мы все не поместимся, - улыбнулась я оборотню, теперь он сидел с выпученными глазами, пытаясь понять, как я догадалась. А что догадываться, черные патлы, светящиеся глаза, когти, десять лет один, так что вряд ли в Долине найдется еще один "йети". - Слушай, я тебя колбасой подкармливала, а ты все равно на меня рычишь, где совесть, спрашивается?
   - Запах опасности, - понурил он голову, а я мысленно хлопнула себя по лбу, он же наполовину зверь, амулет и на него действует.
   - Так лучше? - спросила его, сняв и спрятав в сумку амулет. Он принюхался, подсел ближе, практически ткнулся в меня носом, отпрянул и улыбнулся. Его улыбка будто осветила лицо, сделав красивым, обаятельным, такому человеку так и хочется улыбнуться в ответ.
   - Сейчас домом пахнет, семьей. Почти такой же запах у мамы был, я поэтому и шел тогда за тобой. Не мог понять, вроде опасность, а запах почти родной, - он загрустил, уткнувшись носом в колени.
   - Лан, не расстраивайся, теперь мы твоя семья, правда, Эрин? - Лия повисла на шее у Лана, пытаясь поцеловать в щеку, парнишка моментально покраснел, отстранился от девочки, но я-то видела, как вспыхнули его глаза. Так, намечается серьезный разговор.
   - Аглия, виснуть на парнях и целовать их неприлично, это допустимо только с женихом или мужем, достаточно было обнять Лана по-дружески, - девочка отлипла от парня, засмущавшись, Лан же наградил меня гневным взглядом, я ему ответила тем же.
   - Аглия? Мою дочку тоже звали Аглия, - влезла в наш разговор хранительница, она с надеждой смотрела на девочку.
   Вообще-то у них много общего: светлые волосы, голубые глаза, приятные черты лица. Нет, они не были копией друг друга, но общие черты при желании можно было найти, а почему бы и нет, для Аглии было бы лучше остаться в лесу с Ланом и женщиной, считающей себя её матерью, чем попасть к магам. Тогда тем более идем смотреть хоромы змейки, а на месте решаем, как быть дальше. А еще мне надо провести две профилактические беседы, нет, три или четыре, с Мирой тоже надо будет поговорить наедине. Вот как знала, что надо было на психолога учиться, как теперь объяснить молодому оборотню, чтобы в ближайшие лет пять слюни на Аглию не пускал, а девочке, чтобы его не провоцировала, она, похоже, об отношениях мужчин и женщин вообще не в курсе. Даяну надо пару вопросов задать, Миру подтолкнуть к мысли, что они с Аглией похожи, как бы ненароком рассказав историю жизни девочки. Эх, надо, надо, когда же я займусь тем, что надо мне? Совсем с этим "детским садом" забыла о цели моего здесь нахождения, но не бросать же их, совесть меня тогда со света сживет.
  
   Глава 8
  
   Мы шли с Даяном вдоль реки вверх по течению. Пока способа перебраться на другую сторону не наблюдалось. Вот опять мы с ним остались вдвоем, как ни печально было прощаться с Аглией, но я понимала, что в лесу ей будет лучше, да и мне спокойней.
   Вчера вечером, незадолго до захода солнца, мы подошли к "разрушенному зданию", как его назвал Лан. Только дикий ребенок мог так обозвать произведение искусства, явно насчитывающее не одно тысячелетие. Когда-то это был дворцовый комплекс, а может, храмовый, но сейчас он стоял большей частью разрушенный и заросший лианами, деревьями, кустами. Больше всего он мне напомнил Ангкор-Ват, если его посильнее разломать, и засадить всю территорию гигантскими деревьями. В крови проснулся азарт, он нашептывал, уговаривал остаться здесь на несколько дней. Алчность с ним соглашалась, напоминая, что доступ в Долину был закрыт с окончанием битвы Магов. Мозг лихорадочно подсчитывал, какие реликвии и раритеты могут храниться в развалинах комплекса, ведь наверняка здесь есть подвалы, тайные ходы, комнаты с сокровищами...
   Мне стоило неимоверных усилий удержать первый порыв сразу же броситься на исследование хотя бы относительно целых помещений. Именно боязнь поддаться искушению и остаться, заставила меня покинуть пристанище хранительницы, а теперь и Аглию с Ланом, сегодня утром. Но поговорить я вчера успела со всеми, кроме Даяна, с ним было не столь важно пообщаться, тем более он собирался продолжить путь со мной, так что время еще будет.
   Самым сложным вышел разговор с Ланом, мне до этого не приходилось объяснять подросткам, откуда берутся дети и почему с этим надо подождать. Он же пытался доказать мне, что все понимает, что нюх у него не чета человеческому, и когда Аглия будет готова, он это почувствует. Пришлось говорить прямым текстом, чем чреваты ранние интимные отношения, я вспомнила о кровотечениях, преждевременных родах, о возможной смерти матери или младенца. Лан бледнел, краснел, глаза его отражали беспокойство и смущение. Под конец моего кровавого рассказа он сидел ни жив ни мертв, только спросил, что нужно делать, чтобы всего вышеперечисленного не случилось. Я ему честно ответила, подождать лет пять, пока организм Лии сам настроится.
   Вообще-то я изначально не собиралась запугивать его всевозможными последствиями, я хотела просто узнать, как он относится к девочке. Я ожидала, что он начнет отнекиваться, говорить, что Аглия для него как сестра, он же вполне спокойно заявил: "Она моя единственная и будущая мать моих детей". И что мне оставалось делать, надеяться на новоиспеченную "мать"? Но доверия она мне не внушала, и не из-за попытки нас убить, будучи змеей, просто она была не совсем адекватна, по-моему. Во-первых, почти ничего не помнила, во-вторых, с нездоровым энтузиазмом приняла идею, что Аглия её дочь, а в-третьих, была абсолютно не приспособлена к жизни в лесу и это хранительница. Хотя если она все время оставалась змеёй, то понятно, почему она даже ходить толком не может, запинается о каждый корень и порывается засунуть в рот неизвестные ягоды. В общем, бедный Лан, нежданно-негаданно ставший самым взрослым и ответственным в их компании, поэтому и такую непростую беседу я проводила с ним, а не с Мирой.
   С Аглией мне разговаривать было проще, все-таки она девочка, и опять же вспомнилось, как мама в свое время проводила со мной беседы. До сих пор помню, как ей было неудобно говорить со мной о критических днях, и хотя в двенадцать лет я уже о них знала, мне все равно было приятно, что мама мне это рассказала. Потому что чаще всего такие вещи дети узнают сами у сверстников, или подслушав разговоры старших товарищей. Я была права, и Аглия действительно ничего не знала: ни о женских днях, ни о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Пришлось и тут объяснять, избегая пошлости, но в то же время, чтобы для неё не осталось белых пятен.
   Так что вечер у меня был кошмарным, за Мирой я отправила присматривать Даяна, на неё моих сил не хватило. Только посоветовала подробнее расспросить Аглию о жизни в доме отца. Утром же расставание было скомканным, Лан молчал, ну для него это нормально, Мира стояла в стороне и казалась еще более странной. Только Аглия, добрая девочка, обняла нас с Даяном по очереди, немного всплакнув на моей груди, пришлось пообещать, что на обратном пути обязательно к ним загляну. Затем она протянула Даяну плетеную тесемочку с корешком или кусочком дерева на конце, оказалось, оберег от деревьев-вампиров, теперь они не будут тянуть из парня магическую энергию. По словам Лии, ей такую штучку в первый же день сделал Лан, она хотела подарить и мне, но я отказалась, мне и без всяких корешков на шее в лесу было уютно и хорошо, как дома.
   - Эрин, а куда мы идем? - не прошло и двух часов, как он очухался, неужели всю ночь не спал, сторожил хранительницу? Не, Даян, конечно, ответственный, но чтобы настолько!
   - Ищем, как переправиться на ту сторону, что-то мне плыть в кишащей зубастыми тварями реке не очень хочется.
   - Ты умеешь плавать? - на миг сумрачное лицо Даяна озарило удивление.
   - Конечно, а ты разве нет?
   - Нет, - ответил он и опять нахмурился.
   - Ничего, захочешь жить - научишься, - шутка была неудачная, но я хотя бы попыталась. - А ты чего такой смурной с утра? Не выспался?
   Мой вроде бы ничего не значащий вопрос вогнал его в краску, похоже, я что-то упустила.
   - Даян, мне ты можешь все рассказать, - приобняла его за плечи. - Ты для меня как младший брат.
   Он сомневался, но жажда поделиться с кем-нибудь своей проблемой была видна невооруженным глазом.
   - Она не попросила остаться, - наконец-то выдавил он из себя.
   - Кто не попросил? Аглия? - я мучительно вспоминала, предлагала ли Лия остаться Даяну или нет.
   - Нет, Мира.
   - Почему она должна была тебя просить? Вы знакомы всего сутки, - я с интересом вглядывалась в парня, предвидя интригу, мысленно потирая ладони. Господи, неужели я старею, иначе с чего у меня вызывает такое предвкушение чужая личная жизнь.
   - Ну, мы как бы разговаривали, точнее, она говорила, потом плакала.
   Ага, значит, запоздалая истерика все-таки была, уже неплохо.
   - Я пытался её успокоить, а потом как-то само вышло...
   - То есть я правильно тебя поняла, вы с ней, того самого, провели вместе ночь? - брови от изумления поползли вверх, ладно в нашем мире это в порядке вещей - переспать в первый же день знакомства, хотя я такое не одобряю.
   - Да, - еще сильнее покраснел парень.
   - И как? Понравилось? - я не смогла удержаться от искушения немного над ним поиздеваться. А парень быстро адаптируется, на свободе всего несколько дней, а уже нашел себе девицу, и это в глухом лесу. На мой провокационный вопрос он промолчал, только глаза сверкнули. Ну да, ну да, с чего бы это ему не понравилось, не девица же.
   - Постой, а почему она должна тебя просить остаться? - я не совсем понимала логику парня.
   - Не знаю, я думал, утром мы поговорим хотя бы, но когда я проснулся, её рядом не было.
   - Надо было найти её до отхода и поговорить, - я хмыкнула, как молодежь все любит усложнять. - Ей могло стать стыдно, что она так себя повела, или ты ей вчера что-нибудь не то сказал, вот она и ушла, не дождавшись твоего пробуждения. А может и того проще: проснулась, вышла по нужде, вернулась, а тебя уже нет.
   Судя по недоуменному взгляду Даяна, ему такие простые объяснения даже не приходили в голову.
   - Я ей вчера ничего не говорил, не успел, - замялся он.
   - Понятно, уснул. А теперь поставь себя на её место, ты ей вчера ничего не сказал и сегодня не подошел выяснить отношения. Вывод: ты просто ей воспользовался для своих нужд. И после этого хочешь, чтобы она попросила тебя остаться, интересно, откуда такое самомнение?
   - Что мне делать? Может, вернуться и поговорить? - он смотрел на меня с надеждой, что я одним словом решу все его проблемы. Наверное, проще было его отправить назад, пусть сам разбирается с Мирой. Но мне было жаль парня, сейчас в нем говорят гормоны, и не факт, что он помирится с хранительницей. Ведь, возможно, это она его использовала, тем более она старше и должна больше понимать в таких отношениях. Если так, то придется ему уходить в лес одному, без оружия, без магии, без припасов, с корешком на шее.
   - Я бы тебе не советовала возвращаться сейчас. Она расстроена и, скорее всего, не станет тебя слушать. А если ты вернешься через несколько дней с подарками, и скажешь, что не смог её забыть и хочешь остаться, у тебя будет шанс, - нехорошо манипулировать доверчивыми людьми, но глядишь, за эти дни он выкинет Миру из головы. Если нет, тогда пусть возвращается.
   - Нет у меня денег на подарки, - опять посмурнел он.
   - Деньги я дам. Не отказывайся, просто ты отнесешь подарки и от меня Аглии с Ланом, а то у них даже одежды нет. Согласен? Хорошо, теперь у тебя есть несколько дней, чтобы подумать, что ты хочешь подарить своей девушке.
   "Ну вот, это его надолго озадачит" - подумала я. Но не тут-то было, видимо, после того как я нашла ему решение проблемы и подарила надежду, он захотел отплатить мне тем же. И, не придумав ничего лучше, занялся со мной теорией магии. Хорошо хоть практикой на ходу заниматься неудобно. Следующие несколько часов он наизусть рассказывал мне о магических потоках, разновидностях, классификации, порывался показать какие-то формулы, я вовремя успела сказать, что он мне их покажет на привале, вроде мне записать их надо. Вообще-то, его незакрывающийся рот мне несильно мешал, со временем я привыкла к такому фоновому режиму. Меня только удивляло, как секс может изменить человека: был молчаливый, стеснительный, а сейчас даже плечи расправил, во взоре появилась уверенность. Прямо растет на глазах.
   Кстати, за время нашего продвижения река сузилась и вроде бы помелела, зато течение убыстрилось, представляю, что творится у водопада. Еще утром мы с Даяном решили не идти к водопаду, вряд ли Сайнур нас там еще ждет, а терять лишних два дня на дорогу туда и обратно желания не было. Поэтому мы высматривали переправу уже сейчас.
   О, вот и она. Поперек реки лежало поваленное дерево, честно сказать, я очень удивилась, до этого мне не встречались здесь ни пеньки, ни коряги. Тут же целое дерево, с листвой, большое, практически достает до противоположного берега, всего-то метров пять не хватает. Пять метров - не проблема, может там и неглубоко, наверно, стоит рискнуть. Мы подошли к дереву, как-то странно оно лежит, и самое интересное: непонятно почему, вообще, лежит, а не стоит. Я внимательно обошла его со всех возможных сторон, места слома нет, корни не выкорчеваны, было ощущение, что чья-то могучая рука просто пригнула дерево к воде и держала до тех пор, пока оно не начало расти в нужном направлении.
   Что-то у меня нет желания сталкиваться с существом, имеющим достаточно сил, чтобы удерживать примерно пятидесятиметровое деревце. Я, конечно, в великанов не верю, хотя с другой стороны и в магов из других миров никогда не верила, а сама оказалась магом. Когда вернусь, никому рассказывать не буду, не хочу в психушку. Совсем не хотелось переправляться по заведомо ненадежному "мосту", но выхода не было, не факт, что до водопада попадется еще одна переправа. Опять же, есть шанс наткнуться на наших преследователей. И вообще, необязательно на той стороне нас будут ждать неприятности, хотя бы потому, что их в любом направлении хватает. Оставалось решить вопрос, как быть с Даяном, если глубина там все-таки большая. Воображение нарисовало, как я спихиваю парня в воду, а он спихиваться не хочет. Да, это не выход.
   - Даян, а ты летать умеешь? Ты же маг воздуха, - заинтересованно посмотрела на молодого мага. Вдруг окажется, что мы зря пешком топали.
   - Левитацию изучают на последнем курсе, - нехотя ответил Даян. Жаль, чуда не будет.
   - Ну хотя бы поднять себя воздушным потоком сможешь? Надо всего локтей на десять перенести.
   - Поднять смогу, но ненадолго, а перенести - уже нет, сил не хватит.
   - Ты, главное, себя приподними, дальше я тебя подтолкну, глядишь, упадешь на мелководье, и плыть не придется, - улыбнулась я, представив эту картину.
   - Эрин, к чему все это, вдруг там мелко, а ты уже планов навыдумывала, - усмехнулся парень.
   - Даян, не умничай, посмотрела бы я, как ты придумываешь план, вися на тоненьких ветках над бурлящей водой, - его слегка перекосило от осознания такой возможности. - Запомни на будущее, планировать надо заранее. Пусть план лучше не пригодится, чем в самый ответственный момент судорожно что-то выдумывать, вместо того чтобы действовать.
   Ой, какая я умная, аж самой страшно. Судя по окончательно перекошенной физиономии Даяна, он от меня сбежит при первой же возможности. Как видно в этом мире тоже не ценят умных и самостоятельных женщин.
  
   ***
   Переправа на противоположный берег прошла почти без эксцессов. Ну не считать же таковыми, что у Даяна обнаружилась боязнь высоты, и он практически полз по стволу дерева, когда можно было спокойно идти? Но дополз же. Или, скажем, то, что сок у листьев и сломанных веток был жгучим, даже немного ядовитым? Но это мы поняли потом, когда дошли до тонких веток на макушке поваленного дерева. Естественно, пришлось за них хвататься, что-то сломали, что-то раздавили, все открытые части тела покраснели и горели огнем, особенно руки. Ну а то, что я слегка перестаралась, подталкивая парня в воду (сам он лезть, туда не хотел, сказывалась боязнь высоты, все-таки над рекой метра три было, и неумение плавать), так разве это эксцесс, всего лишь ошибка в расчетах. Зато как красиво летел! Эх, надо было ему сказать, чтобы сгруппировался, явно живот об воду отбил.
   А плыть нам все равно пришлось, что с дерева выглядело не глубже чем по колено, на деле имело глубину два-два с половиной метра. Но ничего, зато Даян плавать научился. Еще пару недель со мной и вообще человеком станет, примерно это я ему сказала, когда он выполз на берег. К его чести следует добавить, что он сильно не ругался, а после моих слов порывался броситься в реку и уплыть от меня "в демонову бездну", вроде как ему там уже ничего не страшно. Но я жестко пресекла панические настроения, напомнив, что переплывать назад ему придется всю реку, потому как летать он пока не умеет.
   Как не хотелось бы продолжить путь дальше, но мы вынужденно остались на берегу реки. Во-первых, надо было срочно смыть ядовитый сок растения, простого купания оказалось недостаточно, во-вторых, не мешало бы сделать привал и перекусить, в-третьих, хоть немного просушить одежду. Так что мы поднялись чуть выше по течению и вполне комфортно устроились, разложили мокрые вещи на нагретых камнях. А сами с мылом, одним на двоих (запасное я презентовала Аглии, как и часть других запасов), занялись омовением. На самом деле все было не так мирно, когда кожа горит огнем, не до стеснения или аккуратного развешивания одежды. Да и чего там стесняться, местное нижнее белье - это панталоны на тесемке и что-то наподобие футболки, только из хлопковой ткани, без рукавов. Кстати, мужские трусы тоже до колена и на веревке.
   Мылись мы долго, очень уж едкая дрянь попалась, краснота, конечно, не прошла, но хоть перестала жечь. Еще я заметила, что ни одна рыба к нам близко не подплыла, как будто вся живность в реке разом вымерла. Меня это немного пугало, потому как возникал закономерный вопрос: неужели древесный сок такой ядовитый? Гадать не имело смысла, нам это предстоит узнать в ближайшем будущем.
   Есть мы не стали, аппетита не было. Руки у меня и Даяна распухли, представляю, на что стало похоже мое лицо. А что представлять, достаточно глянуть на парня. Красное, отекшее, как будто он неделю не просыхал, от глаз остались щелочки, куда уж там азиатам. Меня ощутимо морозило. Надеюсь, это от купания в прохладной воде, а не действие яда. Но как бы там ни было, нужно подыскать укромное местечко, чует мое сердце, ночь у нас будет тяжелая. Я мысленно прикидывала, какие у меня есть лекарства в сумочке, память подсказывала, что только парацетамол и но-шпа. На всякий случай надо будет проверить все кармашки, может, что-то антигистаминное завалялось. Я, вообще-то, аллергиями не страдаю, кроме как на укусы пчел, но в городе попасться им на жало сложно, поэтому в сумочке может лекарства и не быть.
   - Даян, ты как? Идти сможешь? - спросила парня. Он только кивнул в ответ.
   - Нам надо найти место для ночлега, лучше, если это будет дупло, я как-то в таком ночевала, удобно и безопасно, - да, настроение у него не боевое, все-таки поищу в сумке, глядишь, от аллергии таблетки и найдутся.
   Пока я копалась в сумочке, Даян оделся и лег на большой камень, теплый от солнца, пытаясь согреться. Лекарства нашлись, я сразу выпила сама и дала Даяну, правда, ему дозу уменьшила вполовину, это мой организм к химии привычный, а ему может еще хуже стать. Через полчаса таблетки начали действовать, жар спадать, отек понемногу тоже, я понимала, что это временно, и надо готовиться к ухудшению ночью.
   Как дальше шли, помню смутно, механически переставляя ноги, таща за собой Даяна, не знаю, мимо скольких дупл мы прошли, пока не уткнулись в огромное раскидистое дерево. Его ветви так плотно переплетались меж собой, создавая в распадке уютное гнездышко, не дупло, но все же. Кстати, за две недели путешествия не было ни одного дождя. Старательно не думаю о законе подлости, вдруг обойдется. Осталось придумать, как забраться на пятиметровую высоту.
   - Даян, ты говорил, что можешь зависнуть в воздухе, а двоих удержишь?
   - Максимум на три локтя, - подумав, ответил он.
   - Больше и не надо, думаю, я смогу воздушным потоком подтолкнуть нас в нужном направлении, - если бы не вернувшиеся жар и головная боль, я бы уже с азартом потирала руки, люблю эксперименты.
   - Как подтолкнула меня сегодня? Я себе руки ободрал, и телом об воду ударился. А сейчас хочешь вдобавок ко всему конечности мне переломать и себе заодно? - бухтел он.
   - Если бы я могла, то просто спихнула бы тебя в воду, но ты вцепился как клещ в те ветки. В следующий раз вмешиваться не буду, - у меня тоже не было настроения выслушивать его претензии. - Если есть другие идеи, предлагай.
   - Нет у меня идей, если только заставить дерево опустить ветку, - задумчиво произнес Даян. Он подошел к дереву, прислонился лбом к стволу и стал что-то ему нашептывать, неужели бредит? Но тут одна из нижних веток шевельнулась, потихоньку опускаясь вниз.
   - Не могу, сил не хватает, - прохрипел парень, по его лбу стекали крупные капли пота. Ветка же понемногу возвращалась в первоначальное положение. Я не стала долго рассуждать, положила свои руки на его, обняв со спины и пропуская через себя и Даяна магию, подпитывая ей его заклинание. Ветвь опять начала опускаться, пока не застыла рядом с нами в паре шагов.
   - Лезь, потом я, - распорядился парень, заметив мои сомнения, добавил: - Я её долго не удержу.
   Вообще-то, я не по этому поводу сомневалась. Я думала, как цепляться за ветви руками, которые едва сгибаются, а еще Даян высоты боится. Но все равно полезла, оставаться больными внизу опаснее, даже если от зверей защитит амулет, то кто его знает, что может обитать здесь еще. Я, как могла, вскарабкалась повыше, оставляя место для мага, Даян не заставил себя долго ждать и тоже вцепился в ветви.
   - Держись крепче, - успел предупредить меня он. И тут мы взмыли вверх, мгновенно оказавшись висящими вниз головой, желудок подкатил к горлу, хорошо, что мы сегодня не обедали. К остальным ссадинам добавились еще несколько синяков от ветвей, с которыми мы встретились по пути наверх.
   - Даян, ты как? - спросила я у парнишки, медленно меняя местоположение, слезать ногами вперед удобнее.
   - Нормально, - коротко ответил он, судя по шуршанию над головой, он тоже перемещался на более удобную позицию.
   - А как же боязнь высоты? - от адреналина в крови хотелось болтать.
   - Я не боюсь высоты, я маг воздуха, - сколько в его голосе торжественности, куда бы деться.
   - Тогда почему ты полз по дереву, а не шел, как я?
   - Я не высоты боялся, а упасть в реку, не люблю много воды, - через некоторое время признался он. - Давай ползи быстрее, не будем же мы тут до утра висеть.
   Я, конечно, поползла, висеть на ветках точно не хотелось, но попутно пришла мысль: что-то Даян в последнее время раскомандовался.
   Обдирая и без того многострадальные ладони, спускалась в распадок дерева, сумка норовила зацепиться за каждый сучок, ноги соскальзывали. Кто думает, что лезть вниз легче, чем наверх, пусть попробует сам, следующий раз лучше вручную ступеньки выдолблю, чем воспользуюсь способом Даяна. Еще один минус спускаться первой, сверху сыпалась труха, листья, обломанные веточки от еще одного деревосидельца, хорошо хоть на голову не наступал.
   Наконец-то мы добрались, практически на последнем дыхании, сил хватило только на то, чтобы расстелить одно одеяло на сухие листья, скопившиеся в распадке, как в чаше, да выпить еще лекарства. Потом мы повалились рядом (температура поднималась, да и места было немного), прижимаясь друг к другу и укрываясь вторым одеялом. "Что-то это мне напоминает" - была последняя внятная мысль.
   А следом пришел кошмар, который не хотел заканчиваться, боль и ломота во всем теле, жар, галлюцинации, не приходящий в сознание Даян. Мне казалось, что я тону, что меня затягивает огромная воронка куда-то вглубь, что вокруг не вода, а лава. Было невозможно тяжело дышать. Одна только мысль спасала меня: "Я огонь, огонь - это я". Изредка, когда мне удавалось вырваться из забытья, я пила таблетки сама, и с неимоверным трудом скармливала их парню, предварительно немного размельчив. Вода катастрофически заканчивалась, а сил спуститься не было. Где-то на окраине сознания появилась мысль, что мы так и умрем на дереве. Возможно, когда-нибудь наши кости отыщут такие же случайные путники. Но на тот момент мне было все равно, в очередной раз проваливаясь в беспамятство.
   Я проснулась от капель, падающих на лицо, села, пытаясь понять, где я и что происходит. Мозг вяло фиксировал шум дождя, незначительные брызги которого достигали меня. Надо набрать воды, пришла запоздалая мысль. Я достала фляжку, вытащила пробку и поползла к краю нашего жилища. Листья у нашего дерева были большие, широкие, примерно по полметра в диаметре, с канавкой посередине. Над нами переплетение веток с такой листвой давало неплохую защиту от дождя. У самого края свисал один такой лист, с него тоненькой струйкой сбегала дождевая вода, вот к ней я и ползла с фляжкой. Эти полтора метра мне дались очень тяжело, руки дрожали, голова кружилась, во рту все пересохло, но именно это дало мне силы добраться до заветной воды.
   Сначала я подставила ладонь, чтобы хоть немного смочить обезвоженные внутренности, вспомнив про Даяна, заставила себя наполнить флягу. А дождь все не прекращался. Я напилась, умылась, как смогла, смочила носовой платок, чтобы напоить и обтереть лицо магу. Флягу решила не трогать, мало ли, сколько нам тут еще сидеть. Как долго мы уже здесь находимся: два дня, три, или больше? Ответа не было, я даже не могла понять, утро сейчас или вечер, да и важно ли это. Впервые за дни болезни захотелось поесть, нет, сначала Даян, еда подождет.
   Занявшись бредящим парнем, обратила внимание на свои руки, отечность почти сошла, краснота сменилась розоватым оттенком, думаю, переломный момент прошел, и я на пути к выздоровлению. Почему же Даяну не становится легче, ведь в последние разы я увеличила дозу лекарств. Или у него сопротивляемость организма хуже? Или подверженность аллергиям сильней? Все-таки я почти уверена: сок дерева не столь ядовит, просто вызывает мощную аллергическую реакцию.
   Напоив парня, дала ему последнюю таблетку, обтерла его лицо влажным платком. Зря я решила, что ему не становится лучше, вон с лица отек полностью спал. Глядишь, завтра и очнется. Тем более жар несильный, да и дышит он уже без свиста в легких. Что ж, тогда действительно надо поесть на радостях. Пространственный карман не просто удобная вещь, а незаменимая, особенно для хранения продуктов. Излишки запеченной рыбы я, предварительно обернув в три слоя "лопуха", засунула именно туда. И вот теперь, достав её, еще тепленькую, наверно, внутри кармана работает стазис. Втянув в себя умопомрачительный аромат, чуть не захлебнулась слюной, желудок заурчал, чувствуя, что пришло его время.
   - А мне? - от слабого голоса Даяна у меня дрогнула рука, кусочек рыбки упал, так и не добравшись до моего рта. Я смотрела на парня, который не отводил голодного взора от еды в моих руках. Да, если и может мужчину что-то привести в сознание, так это съестное, и чем вкуснее оно пахнет, тем быстрее результат.
   Сам Даян есть не мог, пришлось кормить его с рук. Наверное, надо было накормить парня первым, больной как-никак. Но я тоже хотела кушать, и желудок отказывался подождать еще минут пятнадцать. Так мы и ели: кусочек Даяну, кусочек мне. Полная антисанитария, хорошо, что пальцы мы облизывали на разных руках, моих.
   - Хорошего помаленьку, - пресекла я жалобные взгляды парня, он всем видом намекал, что не мешало бы еще кусок рыбы достать из сумки. Но я была непреклонна, нельзя много есть после болезни сразу, желудок может не справиться с обилием пищи, а туалет у нас тут не предусмотрен. Он повздыхал и согласился со мной.
   После еды навалилась осоловелость, слабость, глаза стремились закрыться, усилием воли заставила себя умыться и сполоснуть руки, благо дождик еще не кончился. Практически засыпая, протерла лицо Даяна и прилегла рядом с ним под одеяло.
   - Эрин, спасибо тебе, ты меня столько раз спасала, - шептал за спиной парнишка, и чего ему не спится. - Если меня поймают, я тебя не выдам, пусть меня даже пытают.
   - Спасибо, Даян, но мы постараемся не попасть в руки магов. А теперь спи, - завозилась, устраиваясь удобнее. Перед тем, как окончательно провалиться в исцеляющий сон, почувствовала его объятия, он прижимал меня к себе осторожно, уткнувшись носом в мою шею.
   Все-таки симпатии в таком возрасте вещь непостоянная: вылечила, накормила, и Мира забыта, по крайней мере, на время.
  
   Глава 9
  
   Следующее утро началось не в пример лучше предыдущих дней: пение птиц где-то вдалеке, отсутствие головной боли и дождя. Потянулась под одеялом, было приятно чувствовать каждую мышцу, особую радость доставляло отсутствие ломоты и других возможных последствий большой температуры и длительного лежания. Организм напомнил о естественных надобностях, вроде того, что мочевой пузырь не резиновый и пора бы уже прогуляться до кустиков. Я с ним была согласна, дело оставалось за малым, где найти кустики на дереве? Хорошо мужчинам, у них таких проблем не возникает.
   Осторожно выбралась из-под одеяла, стараясь не разбудить Даяна, потому как задумала осуществить мечту многих. Почему многих? Ну если бы об этом не мечтали, то и стишка бы не было: "Лучше нет красоты, чем посс*ть с высоты". Явно его придумали мужчины, женщине так не извернуться, чтобы еще и зрелищем наслаждаться. Лично мне было не до зрелища, это была насущная необходимость. Слезть с дерева я не успевала, даже если бы знала как. Пока я примерялась, как бы так пристроиться, чтобы не выпасть из "гнезда", проснулся Даян и насмешливо смотрел на мои метания.
   - Отвернись и с головой укройся, - сказала я ему, мучительно краснея, дожилась, смущаюсь, как школьница. Этот молодой наглец улыбнулся еще шире.
   - А если нет?
   - Тогда я дождусь, когда захочешь ты, и с удовольствием прокомментирую и процесс, и размер, и дальность, - с угрозой сообщила я этому последователю Сайнура. Стоит ли говорить, что угроза оказалась действенной, и дабы скрыть собственное пылающее лицо, парень быстренько накрылся одеялом.
   - Если замечу за подглядыванием, сброшу с дерева, - добавила на всякий случай.
   Когда столь важное дело осталось позади, я с удовольствием растянулась на привычном месте, думая о том, что надо решать вопрос со спуском, а то мы тут перьями обрастем.
   - Теперь ты отвернись, - буркнул Даян, выбираясь из своего "гнезда", в которое он превратил два наших одеяла.
   - А что, в гляделки играть не будем? - посмеивалась я, пусть запомнит на будущее, что на некоторые темы с женщинами лучше не шутить. Мы бываем очень мстительными, а уж какая у нас хорошая память.
   - Эрин, пожалуйста, - промямлил он, делая жалобные глазки. Нет, так неинтересно, это вообще нечестный прием.
   - Даян, ты же мужчина, тебе достаточно самому отвернуться, и мне ничего видно не будет, - напомнила я ему простую истину, но все равно отвернулась. Я же не маньячка, меня столь "пикантное" зрелище не прельщает. Надо поскорее выбираться из этого леса, еще пара недель путешествия по пересеченной местности в обществе Даяна, и мы будет напоминать семейную пару с многолетним стажем, которые ни в чем друг друга не стесняются, но уже и не "спят" вместе. В нашем варианте и не собираются "спать". Может, у парнишки и было бы такое желание, но подростки не в моем вкусе.
   - Как будем выбираться отсюда? - спросила у гения идей, как только он завозился рядом.
   - Так же, как и забрались, обратный путь будет легче, - пожал он плечами. Я прикинула, в чем-то он прав, залезть вверх на ветку проще.
   - Хорошо, но поедим уже внизу. Забыла прошлый раз спросить, как ты заставил опуститься ветку, ты же маг воздуха, а не земли? - задала я мучающий меня вопрос. Ведь именно Даян говорил, насколько редки маги с двумя стихиями.
   - Земля во мне очень слабенькая, но именно из-за неё мне пророчили блестящее будущее, - мрачно ответил он.
   - Получается, я зря тебе ошейник снимала? - не думала, что у рабов может быть будущее.
   - Нет, что ты, я только тогда почувствовал себя человеком. На нас, магов, всегда смотрят со страхом и презрением, а ты нет, для тебя я обычный парень, - он немного смутился своего жаркого объяснения.
   - Ладно уж, обычный парень, давай спускаться, - улыбнулась я ему.
   Спускаться было намного приятнее, хотя бы потому, что ничего не болело. Стоя под деревом, удивлялась, как мы, вообще, смогли туда забраться в нашем состоянии.
   - В какую сторону идем? - задал очень сложный вопрос Даян. Откуда мы пришли, я не смогла бы сказать даже примерно, ориентироваться по солнцу не давали высокие деревья.
   - Ты же у нас маг, вот и скажи в какой стороне север, - да, знаю, что я вроде как руководитель нашего маленького отряда, но я еще и женщина, имею право иногда спихивать ответственность на представителя мужского пола. Сегодня не повезло Даяну, но ему это только на пользу, он же вроде назад к Мире собирался.
   - И какая связь? Воздух, он везде, а не только на севере, будь я магом воды, определил бы в какой стороне река, - ты смотри-ка, огрызается.
   - Значит, завтракаем и определяем, где река, - устраиваясь, под деревом, доставая из сумки, еду и книжку по магии. Мне пришла гениальная идея, если для меня нет разницы, вызывать огонь или смерч, то, может, и с водой получится? Даян скептически смотрел на мои изыскания, читала я все так же неуверенно, а дать книгу парню не могла, она ни в какую не желала открываться рядом с посторонними.
   Одной рукой я отправляла в рот вкусные кусочки рыбки, надо будет вечером что-то другое поесть, рыба мне уже надоела, скоро мозги светиться начнут от избытка фосфора. Другой листала книгу, ища подходящее заклинание, им оказалось самое первое в разделе водной магии - поиск источника. Так, что там: "...встать, потянуться к своей стихии, почувствовать ее в себе, медленно произнося заклинание...". Ага, должен быть отклик, куда потянет, в той стороне самый крупный источник, легко сказать к "своей стихии", а если у меня её нет, к чему тянуться, наверно, просто к воде. С заклинанием проблем не было, повторила несколько раз, и оно отложилось в памяти. Встала, отошла на пару шагов от Даяна, памятуя о стене огня и смерче, кто знает, во что у меня может вылиться простой поиск воды.
   - Эрин, ничего у тебя не получится, огонь с водой несовместим, - не выдержал Даян.
   - Даян, не мешай, не получится, так не получится, - отмахнулась я от него.
   Отошла еще на несколько шагов, чтобы не слушать обиженного сопения, как же, его, такого знающего, не послушали. Закрыла для верности глаза, представила воду, почему-то мне все время виделось море, думаю это оттого, что я житель средней полосы России и море вижу нечасто, хотя очень его люблю. Вот и сейчас, купаясь в волнах собственной фантазии, повторяла заклинание, в какой-то момент все изменилось, перед мысленным взором пронеслись ниточки, причудливые пятнышки различных размеров и всех оттенков синего цвета, они наложились на карту, которую помог мне запомнить Маг. Это я вижу все окрестные источники воды, что ли?
   На пробу мысленно потянулась к одному из пятнышек и почувствовала, как меня ощутимо дернуло вправо, ага, значит река слева, повернулась к ней спиной. Я поняла, чем насыщеннее цвет, тем ближе вода к поверхности. О, прямо у нас на пути есть небольшое озерцо, надеюсь теплое, так хотелось смыть с себя остатки болезни. Открыла глаза, теперь я знала, куда нам идти, и встретилась с напряженным, недоверчивым взглядом Даяна.
   - Только не говори, что тебя получилось, - произнес он, ожидая моего ответа.
   - Хорошо, не скажу, - запихивая в сумку книгу, усмехаясь, ответила я. - Кстати, нам в ту сторону, недалеко озеро есть, ополоснемся и воды наберем, в него ручеек впадает.
   - Эрин, это невозможно, у тебя три стихии, причем даже когда ты пользуешься магией, я не чувствую в тебе мага. Знаешь, я читал древние книги, раньше встречались маги, владеющие всеми стихиями, очень редко, но было, может, ты одна из них? Давай на следующем привале проверим, я тебе подскажу парочку заклинаний земли, - парня прямо-таки распирал энтузиазм, как будто это у него обнаружилась третья сила. Мне было смешно, почему-то я не могла относиться к своей магии серьезно. Возможно, это защитная реакция психики, чтобы не сойти с ума от обилия впечатлений, или мои постоянные напоминания себе о том, что надолго я в этом мире не задержусь, то есть привыкать к магии не стоит.
   - Попробуем, если тебе интересно.
   - А тебе разве нет?
   - Не очень, я человек практичный, а магия, по-моему, больше баловство. Ну какое у неё применение, костер разжечь, так я и без магии могу, смерч создать, так он мне сто лет не нужен, воду найти, это полезно, но не всегда необходимо.
   Весь следующий час я была удостоена сомнительной чести выслушивать пространственные рассуждения о пользе магии. Из всех приведенных Даяном доводов я сделала вывод, что их обучают как-то однобоко, в основном боевым заклинаниям. Странно, с кем хозяева магов собираются воевать? Когда я выложила свои размышления парню, он надолго задумался, идти стало приятней. Я люблю поболтать, как и каждая женщина, но в лесу мне нравится ходить молча, слушая звуки природы, иногда тишину, все это навевает на меня умиротворение.
   Озерцо оказалось очень милым и теплым, первым делом я отправила Даяна набрать хворост на костер, хотелось горяченького, сама пошла за водой к ручейку, набирать воду из озера я не решилась, побоялась подцепить заразу из стоячей воды. Только убедившись, что ручей именно впадает в озеро, набрала воды.
   У стоянки Даян уже разводил костер, то есть сложил дрова и ждал, когда я подожгу, даже треногу для котелка соорудил. Я зажгла огонь, с каждым разом выходило все лучше и лучше, дала парню задание следить за ним, заварить местный чай и разогреть колбаски, о которых я вовремя вспомнила. Сама же подхватила запасное нижнее белье, рубаху, мыло и отправилась за ближайший куст мыться. Все-таки я не из средневекового мира и привыкла мыться каждый день, и уж точно не в одежде. Понадеявшись на порядочность Даяна, все сняла и полезла в озеро. Потрясающе, вода теплая, дно не илистое. Намылила волосы, аккуратно присела, окунувшись с головой, чтобы не поднять муть, а когда вынырнула, встретилась взглядом с удивленными янтарными глазами, расположенными на крайне зверской морде. У меня даже язык прилип к гортани: на берегу озера, в паре метров от меня стояла лохматая зверюга и нюхала мои вещи, чихая и фыркая. Я думала, после гигантской змеи меня уже ничем не удивишь, а зря. Чудище смутно напоминало тигра, такое же подвижное тело, лапы, хвост, только немного крупнее и с длинной шерстью неопределенного цвета, она как будто сливалась с окружающим фоном. На этом сходство с известным хищником заканчивалось, начинались отличия: морда напоминала новорожденного тюленя (белька), такие же круглые глазки, только желтые, черный нос, усы, шерсть более короткая. Диссонанс вносили клыки, топорщившиеся из-под верхней губы, если бы не они, животное можно было бы принять за крупного детеныша, уж очень мило он выглядел. Мило немило, но эта зверюга в два раза крупнее меня и в три тяжелее, с этими мыслями я стала потихоньку отступать на глубину, стараясь не делать резких движений. Я где-то читала, что крупные хищники не любят воду, кроме крокодилов, конечно.
   - Даян, бери мою сумку и лез на дерево, срочно, - громко, но спокойно сказала я. Зверь повел крупными ушами, которые я не заметила в длинной шерсти.
   - Эрин, что случилось? - донесся до меня голос парня. Черт, у него хватит ума прийти проверить.
   - Здесь зверь, лезь на дерево, - почти крикнула, зверь дернулся и зарычал, оскалив впечатляющий набор зубов, я оттолкнулась от дна и поплыла к нашей стоянке. Вдруг что-то обхватило мою ногу и утянуло под воду, я успела только задержать дыхание. Сквозь поднятую муть мне удалось рассмотреть обвившееся щупальце вокруг моей лодыжки, паника захлестнула волной, ведь щупальце было толщиной в мою руку. Я в отчаянии забилась, катастрофически быстро теряя кислород, когда до потери сознания оставались считанные секунды, рядом раздался сильный всплеск, что-то большое промелькнуло у моих ног, вода окрасилась кровью, и мощный толчок вынес меня на поверхность.
   От глотка столь желанного кислорода голова пошла кругом, я заставляла себя плыть к берегу, невзирая на кашель, раздирающий легкие, боль в ноге, понимая, что где одно щупальце, там и другие.
   - Эрин, ты жива! - буквально вытащил меня на берег Даян, как только не побоялся залезть в воду по самую шею. Он придерживал меня за талию, закинув одну мою руку себе на плечо, его же рука все время соскальзывала, парень краснел и отводил взгляд от моего обнаженного тела. Лично мне в тот момент было плевать, когда на секунду разминешься со смертью, не до приличий. Больше всего меня обрадовало наличие ноги, я грешным делом подумала, что неизвестный спаситель мне её откусил, отсюда боль и кровь. Но нет, она была на месте, наступить я на неё почти не могла, наверно вывих, и кровь сочилась из красных пятен, опоясывающих лодыжку, словно ожерельем. Вот тварь озерная, она еще и кровососущая.
   - Даян, подай рубашку, хватит на меня пялиться, - выдавила я, все еще пытаясь отдышаться. Он, как волшебник (хотя о чем я, он и есть волшебник), вытащил откуда-то мои вещи и протянул мне. Сам же повернулся ко мне спиной с арбалетом в руках, направленным на озеро, где все еще шло сражение. Я быстро оделась, сделала из нижней рубахи тугую повязку на ногу, обулась, все-таки Даян молодец, не стал отсиживаться на дереве, собрал вещи, даже мою одежду из кустов принес.
   - А где зверь? - начала оглядываться я, желания попасть из огня да в полымя не было.
   - Там, - махнул рукой в сторону озера парень. - Это он тебя спас.
   Я поднялась, держась за парня, и посмотрела на происходящее в озерце. Его уже нельзя было назвать райским, мутное, бурлящее, с кровавыми разводами, с вздымающимися огрызками щупалец. Как тот зверь до сих пор сопротивляется, ведь он не может так долго находиться под водой или может? Я же ничего не знаю о местной фауне. Тут на поверхности показалась лохматая голова, с грустными глазами, над ним вздыбилось озеро, выпуская на волю головоногое чудовище. Я не могла спокойно смотреть, как оно топит моего спасителя, сама собой с моих рук сорвалась белая молния, напополам разрубившая тварь. Едкая вонь паленой плоти распространилась вокруг, а в озеро из туши вытекала черная слизь вперемешку с кровью, меня затошнило.
   - Пойдем, Даян, думаю, не стоит ждать его, вдруг он решит и на нас напасть, - доковыляла до своей сумки, закинула её на плечо.
   - Давай помогу, ты же не можешь идти сама, - подхватил меня за талию парень, на втором его плече уже висела сумка.
   Отойдя на несколько шагов, оглянулась: зверь лежал на берегу, весь в крови и слизи, задняя лапа разодрана почти до кости, да и весь его вид был помятый. Он провожал меня печальным взглядом, как если бы я была любимой хозяйкой, которая бросает его на произвол судьбы. Мне было искренне жаль животное, но как его лечить, я не знала, да и нечем, а уж подходить и того страшнее. Единственное, что я могла сделать, это привязать к нему несколько золотистых ниточек жизненной силы леса, наверно оттого, что он житель Долины, мне это легко удалось. Мысленно сказав ему спасибо и пожелав скорейшего выздоровления, поковыляла на север, опираясь на Даяна.
  
   Я продержалась часа два, к тому времени нога распухла, и приходилось почти прыгать на одной, решили устраиваться на ночевку в надежде, что завтра нога болеть будет меньше. У меня по этому поводу были большие сомнения, в детстве я неоднократно подворачивала ноги или растягивала связки, и улучшения наступали дня через три, не раньше. И если сразу после травмы я еще могла как-то ковылять, то на следующий день на ногу наступить было невозможно. Что-то невезучая для нас с Даяном эта Долина, или мы с ним такие неприспособленные к самостоятельной жизни в лесу.
   Ужинать опять пришлось рыбой, думаю, скоро меня будет тошнить от одного вида на неё, жареные колбаски Даян оставил моему спасителю, не специально конечно, просто посчитал, что вещи важнее еды. Что ж, он прав, надеюсь, зверю понравится ужин.
   Я сидела под очередным деревом (вернусь, в ближайшие годы в лес ни ногой) и размышляла, чистота, конечно, залог здоровья, но не в этом конкретном месте. Так что с наведением марафета подожду до обитаемых мест. Да, неприятно ходить грязной, зато буду уверена, что из тазика, ванны или лохани не вылезет очередная пакость. От грустных мыслей о вреде купания в непроверенных водоемах меня отвлекло увлекательное зрелище: сооружение Даяном спального места для нас, что-то он слишком старается. А еще кидает на меня подозрительные взгляды, для меня подозрительные. Как бы глупостей не начал делать, кто их тут знает, может, если увидел женщину голой, то жениться обязан. Решила дождаться от него действий или слов, и только тогда делать выводы. Нога пульсировала, болела, но хоть кровь перестала сочиться, видимо, у озерного монстра в слюне было что-то разжижающее кровь, как у пиявок. Да, поспать мне вряд ли удастся.
   - Эрин, давай я помогу тебе лечь, - Даян помог мне перебраться на импровизированную постель, интересно, из каких соображений он сделал одну на двоих. Последние дни мы спали вместе по необходимости, а сейчас таковой вроде нет. - Ты спи, я пока посторожу.
   - Не надо, звери к нам до этого не подходили, я почти уверена, что нам повезло нарваться на легендарного руррха. Так и знала, что дед преувеличил, когда описывал их величиной с мамонта, - улыбнулась я. Парень не заставил себя долго упрашивать и лег рядом.
   - А кто такой мамонт? - спросил он.
   Я, как могла, объяснила, успокоив, что здесь он не водится. Он задал закономерный вопрос, а где водится? Можно было соврать, но мне так надоело, что я решила рассказать Даяну всю правду, опуская подробности сделки с Магом. Парень слушал, затаив дыхание, у него горели глаза, он задавал наводящие вопросы, и комментировал репликами, типа "ух ты, вот это да, врешь...". Самое интересное, он сразу поверил и про другой мир, и про мага, заложника башни, а вот поверить в то, что в моем мире нет магии, не мог. И даже привел железные доводы, если бы не было магии, я бы не была магом.
   Так, за разговором, незаметно наступили сумерки, а потом и я уснула, где-то на полуслове, рассказывая Даяну о своем мире.
  
   Мне снился озерный монстр, он хватал меня и топил в лаве, я отбивалась, но мне тяжело было дышать, а его щупальца сковывали движения. В один из моментов, когда гибель в лаве казалась неминуемой, я проснулась. И сразу поняла, почему мне снился такой сон, на мне развалился кто-то тяжелый и жарко дышал в затылок. Первая мысль была оторвать Даяну руки и ноги, чтобы держал их при себе, а не закидывал на меня. Но следующая мысль заставила спину покрыться холодным потом, если Даян навалился на меня, то кто же тогда сопит под боком? Я медленно вытащила руку из-под одеяла, чтобы сбросить с себя чью-то конечность и разобрать, не галлюцинации ли у меня случайно. Моя рука наткнулась на что-то мохнатое, я вздрогнула, моментально разворачиваясь к опасности лицом. На меня с умилением взирали два круглых светящихся глаза. Я не истеричка, но в тот момент каюсь, не сдержалась, завизжав громко и пронзительно, подскочила на ноги. То есть пыталась подскочить, но дикая боль пронзила раненую ногу и я упала на Даяна, теперь уж шипя от боли.
   - Эрин, что случилось? - проснулся парнишка, ну еще бы, после такого только мертвые не встанут, надеюсь, я ему ничего важного не оттоптала.
   Пока я ответить ему не могла, в полумраке, при свете одного спутника, высматривала напугавшего меня, но его не было видно. Ни светящихся глаз, ни шороха, ни промелькнувшей тени, ничего, как будто это все мне приснилось. То же самое мне сказал и Даян, когда я, отдышавшись и успокоившись, смогла объяснить, что же меня так напугало. Может, и правда галлюцинации, кто знает, что еще в слюне этого монстра было.
   Даян предложил лечь на мое место, вроде как с его стороны корень дерева немного закрывает от леса. Я почти согласилась, стала переползать, когда на грани слышимости уловила недовольное ворчание.
   - Ты слышал? - шепотом спросила у парня.
   - Что? Ты, вообще, о чем?
   - Рычание, неужели не слышал? - меня раздражала вся эта ситуация, потому как выходило, что у меня все-таки глюки.
   - Эрин, ложись спать, завтра все пройдет, - он потянул меня к себе, обнял. - Все будет хорошо, мы дойдем до селения, а если ты не сможешь идти, я тебя понесу.
   Последняя фраза вызвала у меня улыбку, похоже, я в этом мире деградирую, меня успокаивает семнадцатилетний подросток, а я даже не иронизирую вслух по этому поводу.
   Остаток ночи прошел спокойно, я долго не могла уснуть, вглядываясь в темноту ночи, но под утро сон меня все равно сморил.
   В этот раз я проснулась от взгляда, открыла глаза и на расстоянии вытянутой руки увидела знакомую лохматую морду вчерашнего спасителя.
   - Так это ты меня ночью напугал, - скорее для себя сказала я. Зверь стыдливо уткнул нос в лапы, что-то он слишком сообразительный, еще один заколдованный? Не похоже, от змеи исходили человеческие эмоции, а он больше походил на сообразительного щенка.
   - Кто ты? И что мне с тобой делать? - спросила, не надеясь на ответ. Зверь повеселел, открыл пасть, вываливая длинный красный язык, которым стремился меня облизать.
   - Фу, нельзя, - отбивалась от его языка и довольной морды.
   - Эрин, у тебя опять видения? - зевая, поинтересовался из-за моего плеча парень. Ответом ему стал тихий угрожающий рык, заставляя Даяна подавиться следующей фразой.
   - Нельзя, Даян хороший, свой, - я села, загораживая собой парня. Зверюга подозрительно поглядывала на "хорошего Даяна". При этом стараясь сдвинуть меня лапой, чтобы на вкус определить действительно "хороший" или не очень.
   - Тронешь Даяна, испепелю, - заглянула в глаза зверю. Я его не боялась, если бы хотел съесть, сделал бы это ночью. Он состроил виноватую морду, перестал порыкивать на парня, устраивая свою лохматую голову на моих коленях. Кошмар, что мне с ним делать, я люблю животных, но маленьких, впрочем, как и детей. А тут почти конь по размеру, да еще и агрессивный. Я машинально гладила это существо, мысленно задаваясь вопросом, он это или она, и как мне его звать, знание пришло, как вспышка: "Нарр и это он".
   - Нарр? - спросила у зверя, его глаза радостно вспыхнули, а хвост начал метаться от избытка чувств. - А я Эрин, вот и познакомились, показывай свою ногу, посмотрим, как заживает.
   - Эрин, откуда ты знаешь его имя? - тихо спросил Даян, пододвигаясь ближе ко мне, судя по его виду, он был готов защищать меня от хищника.
   - Не знаю, само пришло, - ответила, следя за Нарром, который в свою очередь навострил уши, прислушиваясь к нашему разговору. Ногу он так не показал, не понимает? Я попробовала мысленно представить, как он поворачивается ко мне боком. Нарр с сомнением глянул на меня, но все же повернулся, я же еще раз изумилась: во-первых, его возможности к телепатии, во-вторых, скорости регенерации. На месте вчерашней страшной раны остался бугристый, еще воспаленный шрам, но и он со временем сойдет, потому как вокруг него уже пробивалась шерсть. Вот бы мне с такой скоростью выздоравливать. То, что зверь жив и здоров, это хорошо, было бы жаль, если бы он погиб в щупальцах чудовища.
   - Что же с тобой делать? А, Нарр? Тебе с нами нельзя, может, домой пойдешь? - я с надеждой смотрела в погрустневшие глаза зверя.
   - Эрин, ты же идти не можешь, пусть он тебя везет до границы Долины, - внес предложение Даян. Вообще-то, хорошая идея, только как объяснить все Нарру?
   То, что я прошу отвезти меня, он понял сразу, трудности возникли с направлением, карту, понятное дело, он не понимал, а идти за Даяном отказывался. Причем Нарр хотел доказать свою главенствующую роль в отношении парня. Мне же приходилось их практически разнимать, точнее, оттаскивать одного чересчур волосатого, от другого не менее храброго. Естественно, о том, чтобы вести нас двоих не было и речи, любые нападки на свою роль "главного самца" в нашей маленькой стае Нарр воспринимал агрессивно. Да уж, удружил мне Маг с этим амулетом, интересно, если бы он пах самцом, мне бы грозил бой за территорию?
   Дала команду на завтрак, может, после еды придет идея, как передать ориентиры Нарру? Мы уселись в кружок, слегка потрепанный Даян, наверное, уже не рад, что вызвался со мной, обмусоленная я и довольный жизнью Нарр. По-братски разделили еду, скормив всю оставшуюся рыбу зверю, мы же с Даяном решили ограничиться найденными в запаснике сыром и лепешками, запивая их водой из фляги. Пора бы её наполнить, до обеда хватит, а там будем искать источник, благо это сейчас не проблема. А почему бы не попробовать с помощью поиска воды объяснить Нарру, в какую сторону идти? Ощущение жажды будет легко передать, и чувство направления в интересующую нас сторону тоже.
   Собрав все свои пожитки, уложив большей частью в свою сумку, чтобы Даяну было легче идти, села верхом на зверя. Оказалось неудобно, хребет довольно острый, даже густая шерсть не спасает, пришлось садиться боком, тоже приятного мало, но уже лучше. Закрыла глаза, представив сеть речек и озер, прошептала заклинание, сориентировалась в какую сторону нам надо, потянулась к небольшой речушке, ощутила отклик, и вот уже его, как путеводную нить, передала Нарру. Он дернулся, намериваясь в рекордный срок преодолеть незначительное для него расстояние.
   - Нет, Нарр, идем медленно, Даяну за нами не успеть, - зверь заворчал, выказывая свой протест. Я же, чтобы ему было понятно мое отношение к Даяну, попыталась передать его образ в качестве маленького, неопытного щенка, надеюсь, парень об этом никогда не узнает. Нарр повозмущался, но согласился защищать и Даяна.
   Так мы и отправились в путь: я верхом, мечтая, чтобы нога скорее зажила; Даян следом за нами, наверное, в душе проклиная тот день, когда решил отправиться со мной; и только Нарр был доволен жизнью. Он излучал радость, нежность, а еще ответственность за обретенную "стаю" или "клан". Нет, Нарр не простое животное, он явно умнее собаки, может он результат мутации Долины? Жаль, что я это так и не узнаю, ему нельзя уходить за предел "волшебного" леса, его либо убьют, либо поймают на опыты, и еще неясно, что хуже.
  
  
   Глава 10
  
   В деревню Лесное мы с Даяном ввалились на закате, злые, грязные, усталые. Расставание с Нарром вышло болезненное, он порывался и дальше идти со мной, но я была непреклонна, ему не место среди людей. И мое переживание не связано с абстрактными людьми, я боялась за Нарра, потому что еще в нашем мире поняла, что страшнее зверя только человек. И как бы за два дня я не привязалась к руррху, его место в Долине, подальше от магов. Я пробовала мысленно объяснить это Нарру, но животное всегда останется животным, каким разумным оно бы ни было, он меня не слушал и все равно шел следом. Пришлось пригрозить огнем, глаза Нарра выражали море обиды и разочарования, мне тоже было больно так поступать, но это была необходимость. И я ушла, ни разу не обернувшись, потому что чувствовала его взгляд и знала, стоит оглянуться, и он пойдет следом.
   Даян со мной не разговаривал, за пару дней они с Нарром почти сдружились. Иногда я смотрела на них и удивлялась, даром, что один с хвостом, а другой почти маг, развитие у них на первый взгляд было одинаковое. Было смешно наблюдать, как они делают друг другу маленькие пакости, или борются за место рядом со мной, стараясь меня не разбудить, не замечая, что я давно уже не сплю, а жду, когда они закончат, чтобы выгнать подальше обоих. А еще эти два дня Нарр охотился и всегда делился добычей, дикий кролик по вкусу хуже домашнего, но всячески лучше сухого пайка. Нет, не буду думать об этом мохнатом, ведь я все равно бы не смогла его забрать с собой, а расставание для него, да и для меня тоже, позже было бы тяжелее. И с амулетом не все просто, кто знает, что будет, если я сниму его рядом с Нарром, вдруг он разъярится от такого обмана, недаром же Маг из башни говорил о руррхах, как о самых опасных хищниках планеты.
   Деревня Лесное была деревней, а я надеялась хоть на какую-то цивилизацию. Трактир на все село был один, добротное здание в два этажа, но неухоженное, не чувствовалась в нем рука хозяина. Мы с Даяном переступили порог этого, не внушающего доверия места, и окунулись в атмосферу пивнушки, причем самой захудалой, амбре стояло такое, что глаза начали слезиться.
   - Слышь, хозяин, комнаты свободные есть? - подошла я к барной стойке, за которой стоял упитанный мужик лет пятидесяти, в засаленном фартуке и вытирал кружку не менее грязной тряпкой. Сам он был уже нетрезв, да и весь его вид говорил о том, что это его обычное состояние.
   - Я баб на постой без мужей не пускаю, не оберешься потом. То шлюха окажется, то воровка, то норовит телом расплатиться, - мазнул он по мне масляным взглядом. - А у меня жена, дети, мне их кормить надо, а не всякую шваль пригревать.
   Последнюю фразу он произнес громче, чем нужно. Так-так, где-то рядом жена его бродит, думаю, с ней договориться будет проще. Даян стоял рядом и скрежетал зубами, пару раз он порывался высказаться или, может, морду набить хозяину, я не стала разбираться, просто пресекла его порыв на корню.
   - А где хозяйка твоя, с ней хочу поговорить, раз уж она глава семьи, - специально громко спросила у мужика. Он побагровел и разразился бранной тирадой, все-таки они тут ругаться не умеют, совсем фантазии нет. Я не люблю ругаться, тем более матом, но в тот момент я была уставшая и злая, мне хотелось только чистую постель и ванну с горячей водой. О чем я, собственно, и сообщила хозяину трактира в доступных для него выражениях, добавив пару обещаний на тему, что я с ним сделаю, если все это не будет готово в ближайшем будущем. От моей тирады затихли даже местные пьянчужки и распутные девки, а из кухни вылетела хозяйка, крепкая баба со скалкой в руках. До того как она открыла рот, я положила на стойку пять серебряных монет, и она его сразу закрыла, натянув подобострастную улыбку.
   - Лучшую комнату мне и моему брату, большую бадью с горячей водой туда, и хороший ужин на нас двоих, - я решила, что разделяться нам не стоит, вдруг ночью придется бежать, да и спать вдвоем будет спокойнее, грабить не так удобно. - И еще, постельное должно быть свежим, а ужин съедобным и никакого вина, можно морс или шиа.
   Хозяйка услужливо кивала, успев уже сгрести деньги неуловимым движением, пятясь на кухню, уже оттуда я услышала ее громовой голос, отдающий распоряжения.
   - Госпожа, вы присядьте, сейчас все будет готово, - лебезил разом подобревший хозяин трактира.
   - Эрин, здесь Сайнур, - тихо прошептал мне на ухо Даян. Я быстро обернулась в ту сторону, куда указывал парень. Точно, этот хмырь здесь, да не один, а с какой-то пьяной девкой на коленях, которой он пытается прикрыться от меня. Ну-ну, теперь я знаю, на ком сорвусь за все "хорошее", что случилось в этом мире. Скажете ревность? Не смешно, я даже настоящего мужа не ревновала, и уж тем более не собираюсь ревновать этого прощелыгу, но отдых я ему попорчу.
   - Ба, кого я вижу, да это же мой драгоценный верный супруг, - спихивая с колен Сайнура девку, заявила я. - Отдыхаем, значит, развлекаемся. А то, что встретить жену должен был на перекрестке, это ты забыл? Неужто так сильно увлекся? Да тут же глянуть не на что, мослы одни и те немытые. Нет, вы посмотрите, люди добрые, при такой жене, как я, позариться вот на это!
   Я подбоченилась, до конца отыгрывая свою роль обманутой жены, с трудом удерживая рвущийся смех. Хоть в одном я была права, даже после нескольких дней в походных условиях, нападения змеи и озерного осьминога, ощутимо пропахшая руррхом, я была красавицей по сравнению с этой девицей. Внешность у неё была еще та: засаленные волосы, кокетливо распущенные, практически полное отсутствие груди, и недостающий передний зуб портил и без того не очень симпатичное личико. Лицо же Сайнура было непередаваемо, он захлебывался собственными словами, пытаясь их вставить в мой прочувствованный монолог. Я же входила в раж, припомнила, что пока он тут напивается и тискает девок, его законную жену (демонстрация браслета) какой-то хмырь обзывает шлюхой и воровкой, а он не гу-гу. Уже хотела вставить про недоедающих детей и старушку мать, как Сайнур поднялся и грохнул со всей дури кулаком по столу.
   - Муж, значит, вот сейчас ты мне супружеский долг-то и отдашь, - взбешенно прошипел он, расстегивая ремень. Так, похоже, палку я перегнула, надо срочно сматываться, меня же никто защищать от изнасилования не будет, сама распиналась про законную супругу.
   - Ага, разбежалась, ты руки-то после этой девахи помой, и не только руки, небось, не первый день развлекаешься. Не хватало еще заразы от тебя подхватить, - брезгливо скривилась я, быстро сбегая к Даяну, который уже стоял на лестнице с ключами от нашей комнаты.
   - Так, может, вам к мужу постелить? - перехватила меня хозяйка.
   - Пусть проспится сначала, пьянь, - гордо вскинув голову, ответила ей, краем глаза наблюдая, как обманутый в лучших чувствах муженек, запутавшись в полуспущенных штанах, пытается вылезти из-за стола.
   - Правильно, так их, госпожа, - поддержала меня тетка. - Совсем кобели распоясались.
   Под это напутствие и невнятные угрозы моего фиктивного кобеля, то есть мужа, я поднялась за Даяном на второй этаж. Комната была довольно запущена, впрочем, как и все заведение, но на кровати постельное белье чистое, я проверила. Кстати, а почему кровать одна, я же просила комнату на нас с братом, спросить я могла только у Даяна, он брал ключи и смотрел комнату, пока я поливала обличительной речью Сайнура.
   - Понимаешь, хозяева не поверили, что мы брат и сестра, - смутился парень. - А когда хозяйка услышала окончание твоей речи, ключ от комнаты уже был у меня.
   Теперь понятно, почему она поспешно предложила постелить мне с мужем, осознала ошибку и спешила её исправить. Уверена, стоит мне только прийти и потребовать другую комнату, окажется, что все они заняты, впрочем, неважно.
   - А где моя ванна? - в ответ на мой вопрос, раздался стук в дверь, мне стало немного не по себе, а вдруг это муженек все-таки выбрался и пришел за супружеским долгом. Но дверь открыть надо, нам еще ванну с ужином должны организовать, а от пьяного мужика я как-нибудь отобьюсь, чай не впервой.
   За дверью оказались двое парней, тащивших большую лохань, пока пустую, жаль. Заметив мой разочарованный взгляд, один из них, заикаясь, пообещал быстро натаскать воду, с чем они прекрасно справились.
   Горячая вода, что может быть лучше для уставшего организма, я в нетерпении начала снимать штаны, когда вспомнила, что в комнате не одна. Даян следил за моими действиями с горящими глазами.
   - Так, нечего тут смотреть, иди, погуляй в коридоре, - отправила я его. Он проворчал, что все уже видел, но в сторону двери пошел. - Тем более что тут тебе тогда делать, если все и в прошлый раз разглядел.
   Глядя на его душевные метания, чувствую себя старой и циничной, а так хочется быть юной и наивной. Хотя наивной я себя не помню. Даже тогда, когда все девчонки влюблялись, я лишь скептически улыбалась на их заверения, что это по-настоящему и на всю жизнь.
   - Да, и посторожи наш ужин, а то с хозяйки станется его обратно отнести, если я сразу не открою, - закрыла я дверь за парнем.
   Пододвинула к лохани табурет, выставила на него баночки с бальзамами для волос и тела, те самые, что купила с неделю назад у травницы. С ума сойти, неужели прошла всего неделя или около того, мы так с Даяном и не выяснили, сколько же времени провалялись в беспамятстве на дереве. Может, поэтому было такое ощущение, что мы месяц по лесу скитались.
   Так же на табурет положила чистую простынь, думаю, её оставили в качестве полотенца, но на всякий случай я проверила кровать, вдруг забыли застелить. Все в порядке, постельное белье на месте. Предусмотрительно оставила два ведра горячей воды для Даяна, не хватало, чтобы он лез в мою постель грязным. Кстати о парне, как бы оградить себя от его застенчивых приставаний, которые явно ожидаются ночью? Ладно, не буду заморачиваться, скажу прямым текстом, что может в ближайшие лет десять даже не подходить ко мне с таким предложением. А там либо меня уже не будет в этом мире, либо он хотеть перестанет.
   Долго наслаждаться заслуженной ванной я себе не позволила, чувство ответственности взывало к совести, напоминая, что Даяну тоже хотелось бы помыться хотя бы в теплой воде. Да, и где-то там ходит наш ужин.
   Я как раз вытиралась, когда раздался стук в дверь, завернувшись в простынь, пошла открывать дверь.
   - Эрин, тут ужин принесли, - заглянул Даян.
   - Занеси его сам, видишь, я не совсем одета, - смущенная голова парня скрылась за дверью.
   Через пару минут она отворилась вновь, и Даян внес солидный поднос, уставленный яствами. После походной пищи тушеное мясо с овощами, пирог с пылу с жару, те блюда, что я сумела узнать на подносе, показались мне райскими кушаньями.
   - Даян, ты давай мойся, я тебе два ведра чистой воды оставила. А я пока на стол накрою, - сказала я парню, не отводя глаз от такого заманчивого пирога, судя по запаху, он сладкий. Эх, не закапать бы его слюной, пока буду ждать Даяна.
   - Ну что ты стоишь? Раздевайся и мойся, я в твою сторону смотреть не буду, - скептически глянула на него, было бы там на что смотреть. Вот фиктивным муженьком я бы полюбовалась.
   Развернувшись к парню спиной, отошла к столу и начала выставлять на него блюда. Услышала плеск воды, улыбнулась, неловкость для мужчин частенько отходит на второй план, когда есть угроза остаться без ужина.
   Желудок не эстетично бурчал, требуя немедленно попробовать хотя бы маленький кусочек пирога.
   - Даян, ты скоро? - не оборачиваясь, спросила, подавляя разбушевавшийся желудок.
   - Мне вытереться нечем, - буркнул парень.
   - И ты молчал? Хотя кого я спрашиваю, наверно, ждал, пока само все высохнет, - ехидно предположила, осматривая комнату на наличие второй простыни или небольшого полотенца для рук. Ничего. Что ж, придется отдавать свое. Боком подошла к кровати, чтобы не смущать парня, достала из сумки платье, из которого я сделала сарафан, надела, а из-под него вытащила намотанную на тело простынку.
   - И как тебе её отдать? - помахала тряпкой, не оборачиваясь.
   - Подойди и отдай, - раздраженно ответил Даян.
   "Это что-то новенькое, а куда делась стеснительность?" - подумала, поворачиваясь к нему.
   Он стоял в лохани с пунцовым лицом, прикрывая руками самое дорогое. Но не это меня заинтересовало, все его худощавое мальчишеское тело было покрыто тонкими и не очень, застаревшими шрамами. Я даже не знаю, что может оставить на коже такие рубцы, думаю, его спина выглядит не лучше.
   - Откуда это у тебя? - севшим голосом спросила у него.
   - Напоминание о школе магии, - буркнул он, излишне резко выхватывая у меня простынь. Я отвернулась, давая ему возможность спокойно вытереться и одеться. Внутри все клокотало, это не школа, это пыточная какая-то. У меня было дикое желание найти это место и сравнять его с землей вместе с садистами-преподавателями.
   - Пойдем кушать, а то остынет скоро, - как ни в чем не бывало позвала Даяна к столу.
   Жалость унижает, а парня и так достаточно унижали, чтобы еще и я своими вопросами и сожалениями бередила его душевные раны.
   Минут пятнадцать мы молча наслаждались едой, когда же первый голод был утолен, пришел черед и вопросам.
   - Даян, ты Сайнура, когда гулял за дверью, видел? Чем он занят? - меня немного грызла совесть, все-таки испортила мужику вечер.
   - Пьет, - лаконично ответил он.
   - Штаны-то хоть застегнул? - рассмеялась, представив, что будет с Сайнуром завтра, когда он протрезвеет и вспомнит, как опозорился с этим ремнем. Мне он точно это припомнит, ну и пусть, я его до сих пор не простила за то, что бросил нас.
   - Застегнул. Зачем ты с ним так, он же ничего нам не обещал и, вообще, не муж тебе, - нахмуренный Даян гипнотизировал меня взглядом, мужская солидарность в действии.
   - А как надо было себя вести? Пройти мимо? Даян, пойми, нас ищут. В каждой деревне есть свой соглядатай, который докладывает властям обо всем подозрительном в округе. И вот нарисовались мы, откуда пришли - непонятно, а тут еще несколько дней живет Сайнур, явно кого-то ждет. Со стороны это выглядело бы подозрительно, особенно после того, как мы бы уехали вместе. После моего сегодняшнего спектакля все решили, что Сайнур ждал жену и её брата, откуда - неважно, но запил, загулял и забыл встретить нас на перекрестке. Мы дошли пешком, злые, уставшие, и я, как нормальная супруга, закатила мужу скандал. Все довольны, подозрения сняты. Когда Сайнур протрезвеет, он и сам поймет мою правоту, а не поймет, объясню. Кстати, о чем он там болтает, не слышал?
   - Что все бабы стервы, как ты обманом надела на него брачный браслет. И, вообще, не жена ты ему, ну и в том же духе. Думаешь, после таких речей никто ничего не заподозрит? - усмехнулся Даян.
   - Вряд ли, скорее всего, примут за обычный пьяный бред. Каждый второй мужик так о своей жене отзывается. Ладно, сходи, позови парней, пусть лохань уберут, и будем спать ложиться. И еще, Даян, почувствую твои руки не в тех местах, - я задумалась, и чем ему теперь грозить, посмотрев, какие пытки ему пришлось пережить, сознательно больно сделать ему не смогу, - и я на тебя всерьез обижусь.
  
   Парни быстро перетаскали грязную воду и убрали лохань, я сидела на кровати и смотрела на их слаженные действия, прикрыв голые руки одеялом. И то молодые люди явно красовались, неужели скромное декольте и распущенные, влажные волосы настроили их на такой лад. Даян все это время стоял у двери и не смотрел в мою сторону, обиделся, что ли? Когда парни окончательно ушли, я первым делом задала этот вопрос.
   - Нет, - соврал маг. - Я же вроде твой брат, а братья на сестер не пялятся.
   - А-а-а, логично, - произнесла, перебираясь к стене. - Дверь закрой и ложись, если, конечно, тебе никуда не надо.
   - Я уже сходил. А ты так спать будешь? - опять краснея, спросил он. Я посмотрела на себя: длинное серое платье, все закрыто, ничего не выглядывает, только руки обнажены, про них, что ли, спрашивает?
   - Ты про голые руки?
   - Да, а вдруг я их ночью коснусь случайно? Ты решишь, что я к тебе пристаю, - что-то я совсем парня запугала.
   - Давай определимся: грудь и все, что ниже талии, неприкосновенны, руки к ним не относятся, - повернулась я к нему спиной, порываясь натянуть на себя одеяло.
   - Эрин, можно вопрос?
   - Что еще? - зевая, развернулась обратно.
   - Почему у тебя кожа золотистого цвета? У меня белая, у Миры, у Лана с Аглией тоже.
   - Это загар, знаешь, что такое загар?
   - Знаю, как у Сайнура на лице и шее, или как у селян, которые работают на открытом солнце. Но у них только на открытых местах и неравномерно коричневого цвета. А ты вся золотистая, - окончательно смутился парень. И как ему объяснить, что я специально загорала на даче и в солярии, дабы не ударить в грязь лицом на морском курорте?
   - Даян, спи или пойди, напейся с Сайнуром, хотя нет, наверняка здесь продают отвратительное пойло. В общем, делай что хочешь, только дай мне поспать, - пробормотала я, натягивая на голову одеяло, окончательно проваливаясь в сон.
  
   Утро встретило меня солнечным зайчиком в глаза и хмурым Сайнуром, стоящим над нашей с Даяном кроватью, да, зрелище, видимо, было еще то. Даян обещание выполнил, и ни одна его конечность не присутствовала на моих стратегически важных местах, зато сам он уютно устроился, уткнувшись лицом в мое декольте, улыбаясь во сне.
   - Так вот кто занял мое место в твоей постели. Что ты нашла в этом сопляке? - по-моему, он еще недостаточно протрезвел.
   - Во-первых, пока никто место моего законного мужа не занял, во-вторых, как ты сюда попал? - расталкивая Даяна, спросила я.
   - Через окно, надо же было проверить, чем занята моя супруга, после того как лишила меня маленькой радости. Убери оттуда руки пацан, пока я тебе их не оторвал! - неожиданно рявкнул Сайнур, я вздрогнула, а Даян резко сел на кровати, заполошно оглядываясь.
   - Дорогой, не надо так нервничать, - издевательски протянула я, глядя на агрессивно настроенного мужчину, вот они, последствия неумеренного возлияния и переизбыток гормонов. - Ты возьми стульчик и присядь, в ногах правды нет.
   - А может, ты мне и прилечь предложишь? - ехидно поинтересовался он, немного подобревшим взглядом рассматривая полностью одетого Даяна.
   - А может, ты еще постель на наличие пятен проверишь? - передразнила его, тоже садясь, неудобно как-то одной лежать в присутствии двух мужчин, еще подумают, намекаю на что-то.
   - Зачем? - сразу не сообразил Сайнур, видимо, много вчера выпил, раньше такие вещи до него быстрее доходили. Зато когда дошло, припечатал коротко и емко: - Дура.
   - Вот только не надо с пьяной головы на трезвую все валить. До тебя так и не дошло, почему я устроила тебе вчера скандал и не дала насладиться беззубой девицей не первой свежести?
   - Что тут понимать, обычная бабская ревность, - нагло усмехнулся этот тип, садясь на табурет.
   - Даян, солнышко, если ты достаточно проснулся, то сходи, договорись насчет завтрака. Пока я тут одному шовинисту объясняю, что думать надо верхней головой, а не нижней, - парень сначала недоуменно на меня посмотрел, потом залился краской, когда он понял смысл фразы.
   - Ну что? Включил голову? У тебя есть вторая попытка доказать, что ты не все мозги вчера пропил, - почему я должна щадить его чувства, он взрослый мужик. Я спокойно смотрела в его пылающие бешенством глаза. - Не советую даже думать о рукоприкладстве, сделать из тебя факел я успею раньше.
   - Конспирация, играла роль обманутой жены, - сквозь зубы процедил он, наблюдая, как обувается Даян.
   - Молодец, третья попытка не понадобится, - хмыкнула я, вставая с кровати, надо же умыться и причесаться, раз уж поспать больше не получится.
   - Где Аглия? - бросил мне в спину Сайнур.
   - Мы не смогли ее спасти, она осталась в землях Долины, - скорбным голосом поведала, обернувшись к мужчинам. Даян с круглыми от изумления глазами взирал на меня, забыв про второй сапог, надо что-то с ним делать, совсем не может контролировать свои эмоции. Муженек переводил недоверчивый взгляд с меня на парня и все больше хмурился.
   - Врешь, - наконец-то сделал вывод из наших, несоответствующих друг другу, выражений лиц Сайнур. - Если девчонка умерла, ты бы так спокойно не реагировала.
   - Я не вру. И я не говорила, что Аглия умерла, это твой вывод. Даян, скоро уже обедать, а мы не завтракали, - намекнула парню, который явно хотел узнать, чем наш разговор закончится. Он недовольно поднялся и вышел из комнаты.
   - Теперь серьезный разговор, сколько ты планировал выручить за Аглию с Даяном у своих магов. Только не вздумай мне врать, я и у него могу спросить, но не хочется подрывать его веру в людей. Так сколько?
   - Двести за девчонку, сто за парня и то потому, что он без контролирующего ошейника, - скривился этот продажный тип приятной наружности.
   - Золотых, я так понимаю. Теперь мое предложение: я отдам тебе вторую монету. Да, ту самую, что ты так интересно у меня искал. За это ты забываешь про Аглию и Даяна, парень вообще погиб на месте вашего нападения, а девчонка ночью сбежала в лес и пропала. И еще, проводишь меня до... какой на северо-востоке крупный город в предгорьях?
   - Рассветный, четыреста золотых это не так уж много за риск путешествовать с тобой и беглым магом, надо бы добавить на текущие расходы, - зажегся огонек наживы в глазах Сайнура.
   - На расходы я тебе уже пятьдесят золотых давала, только не говори, что они кончились, - включилась в торговлю я, азартно потирая руки. Вообще-то я могла и соточку накинуть, но не хотела, чтобы Сайнур знал насколько у меня много денег. Он, конечно, догадывается, что я обеспеченная особа, но одно дело догадываться, другое - знать наверняка.
   Дальше было обсуждение и торговля за каждую монету. Сошлись на том, что за детей я плачу полностью, компенсирую наемнику упущенную выгоду, а остатки от монеты, той, что я ему вручу по прибытию в город Рассветный, будут оплатой за мое сопровождение. Но по дороге мы завернем в столицу, у Сайнура там есть одно небольшое дельце на пару дней, он за него не брался раньше, потому что ему была нужна надежная напарница. Теперь у него есть я, и он хочет его провернуть, за эту уступку он не будет требовать денег на дополнительные расходы, связанные с путешествием. Я ответила, что бесплатно не работаю, и опять потекли переговоры, в конечном итоге я согласилась, вытребовав в качестве оплаты за свой труд двух хайдаков. Закончу путешествие, отдам их Даяну с остальными деньгами, зачем они мне дома, а ему и Аглии пригодятся.
   Пока мы спорили, Даян незаметно вернулся с завтраком. Запах еды заставил Сайнура сначала побледнеть, потом позеленеть, он бросился к двери, на ходу бормоча, что зайдет попозже. Я даже не успела над ним пошутить, а так хотелось что-нибудь сказать по этому поводу.
   - О чем вы спорили? - спросил Даян, когда мы сели за стол.
   - Об оплате, я договорилась с Сайнуром, что он проводит меня на север и забудет о вас с Аглией.
   - Ты хотела сказать, проводит нас на север, потому что я иду с тобой.
   - Даян, это плохая идея, тебе лучше вернуться в Долину.
   - Хочешь прогнать меня, как прогнала Нарра? Не выйдет, я пойду с тобой, я уже взрослый и могу решать, что мне делать, - распалялся парень.
   - Да пойми ты, я не хочу, чтобы ты пострадал. Тебя могут поймать маги, даже боюсь представить, что они могут с тобой сделать, - пыталась убедить его.
   - А мне не надо представлять, я знаю, что они сделают с тобой, если ты им попадешься в руки. Эрин, я не доверяю Сайнуру, он продаст тебя сразу, как получит оплату за свои услуги. Пусть я недоучившийся маг и никудышный воин, но я пойду с тобой. Ты столько раз меня спасала, почему ты запрещаешь мне хотя бы попытаться отплатить тебе тем же? - я смотрела в глаза парня, в которых застыло непреклонное выражение, он все равно пойдет. Что ж, пусть уж будет на виду, мне же проще присматривать.
   - Хорошо, Даян, но пообещай мне, что если со мной что-то случится, попаду в плен, пропаду, убьют, да мало ли что! Ты вернешься в Долину, хотя бы на несколько лет, и не будешь меня искать, и пытаться спасти.
   Вся мучающая парня гамма чувств была видна на его лице, но самое удивительное, он первый раз нагло мне соврал, сказав:
   - Обещаю.
  
   Глава 11
  
   Деревню Лесное мы покинули на следующий день. Все трое имели крайне невыспавшийся и издерганный вид. Ну ладно у нас с Сайнуром были на это все основания, а вот почему так выглядел Даян, я терялась в догадках. Мой же внешний вид объяснялся просто: в целях конспирации нам с моим фиктивным мужем пришлось провести ночь в одной постели. Самая кошмарная ночь за мое пребывание в этом мире. Полночи пришлось отбиваться от симпатичного мужчины, которому очень хотелось узаконить наш брак. Что может быть хуже на фоне общей неудовлетворенности? Причем мужчины настойчивого, уверенного в себе и очень сексуального без одежды. Да-да, этот мерзавец во всей красе продемонстрировал себя, прежде чем залезть в мою кровать.
   Что мне помешало расслабиться и снять накопившееся нервное напряжение? Можно убеждать посторонних, что всему виной верность мужу. Ан нет, мешала брезгливость и обида, воспоминание о том, что этот "мачо" сутки назад тискал неопрятную девицу, возможно с "длинным послужным списком", что отбивало всяческое желание. Не знаю, как в этом мире с венерическими болезнями, но рисковать собственным здоровьем ради минутного удовольствия, я не собиралась. Высказав все эти доводы моему, так и несостоявшемуся супругу, пригрозила наслать на него мужскую немощь, если будет и дальше тянуть свои ручонки ко мне. В ответ удостоилась самого главного довода всех мужчин, которым когда-либо отказывали: "Ты сама не знаешь, что теряешь". Господи, сколько пафоса в этой фразе! Неужели мужчины думают, что после неё женщина с воплем "Возьми меня!" кинется в их объятия? Или они её произносят, чтобы успокоить себя, подняв, таким образом, самооценку?
   Под тяжелые вздохи, скрип кровати Сайнур все никак не мог найти удобное место для сна. Или надеялся, что своими метаниями выведет меня из себя, и я, наконец-то, сдамся? Есть такой тип мужчин, им проще дать, чем объяснять, почему не хочешь. Кстати, мой настоящий супруг именно такой. Понятий "болит голова", "плохое настроение" для него не существует, у него даже есть логичный ответ: "Ты же не головой это делаешь, что тебе стоит пять минут полежать".
   Наверное, в эту ночь впервые задумалась о том, что если бы дети были со мной, то в свой мир я бы вряд ли вернулась. Восстановили бы часть дворцового комплекса в Долине и жили бы там все вместе: я с детьми, Аглия, Лан, Даян с Мирой и, конечно, Нарр. Эх, мечты, мечты, все чаще в них нет места Александру, и это началось еще в моем мире. Но там я старательно гнала эти мысли, ведь у нас дети. Да, любовь прошла, но есть же уважение, привычка, многие пары живут вместе, не имея и этого.
   Я зевнула, мерное покачивание хайдака, навевало сон.
   - Тебя можно поздравить? - с затаенной обидой спросил Даян.
   - День рождения у меня зимой, - еще раз зевнула. - Так что поздравлять не с чем.
   - Первая брачная ночь для тебя уже не праздник? Ну да, ты же говорила, что уже была замужем, - язвительность парню совсем не шла. Возможно, спроси он по-другому, я бы ему объяснила, что с Сайнуром у нас все также фиктивный брак. Но я не собиралась оправдываться и делиться личной жизнью с молодым парнем, по сути, еще мальчишкой. Я к нему хорошо отношусь и доверяю намного больше, чем наемнику, только это не значит, что готова с ним обсуждать такие вопросы. Я ему не подружка, не ровесница, никаких обещаний и надежд не давала.
   - А ты чего такой нервный, тоже не выспался? И что же тебе помешало? - проигнорировала его намек я.
   - Да, не все же вам с Сайнуром развлекаться, я тоже мужчина, - задрал подбородок вверх Даян.
   - Понятно, значит, вы с Сайнуром будете лечиться от одинаковых болячек, - рассмеялась я над двумя перекошенными физиономиями, потому что за время нашего разговора наемник подъехал ближе, явно "уши погреть". - Денег на целителя не дам, не надейтесь.
   - Тогда и ты с нами за компанию болеть будешь, - буркнул покрасневший маг, когда понял, о каких болячках я веду речь.
   - Я что, похожа на идиотку? Вот и Сайнур вчера почему-то так думал. Я, в отличие от вас, свое здоровье берегу. Все-таки вы, мужики, думаете ни тем местом, каким нужно, - фыркнула, пустив хайдака вперед.
   Все оставшееся время они ехали в молчании, что меня, собственно, вполне устраивало, я дремала.
   На привале мы не стали разводить костер, обошлись продуктами, купленными в трактире, несмотря на запущенность заведения, готовила хозяйка замечательно.
   - Сайнур, по дороге будет какой-нибудь городишко? Хотелось бы в нем остановиться на пару дней, отдохнуть, пройтись по лавкам. Мы с Даяном порядком пообносились, пока пробирались по лесу, - разорвала гнетущее молчание, вообще-то, подремав немного в седле, настроение у меня улучшилось, чего нельзя было сказать о моих спутниках.
   - Надо же, не прошло и суток, как ты хочешь опять оказаться со мной в постели, я польщен, - ехидно улыбнулся этот самоуверенный тип.
   - Спасибо, но мне хватило одного раза, - не менее ехидно улыбнулась я. - Кто же знал, что ты так сильно храпишь.
   - Придется тебе привыкать, я же твой муж, - продолжал игру Сайнур. - Ты должна любить меня со всеми достоинствами и недостатками, а мои достоинства тебе очень даже понравились.
   Я могла бы и дальше продолжать пикировку с этим, несомненно, обаятельным мерзавцем, но мне стало жаль Даяна, он краснел, злился, сжимал кулаки и, по-моему, готовил какое-то заклятие, вряд ли мирное.
   - Пошутили, и хватит, так есть надежда на отдых и нормальную ванну в ближайшем будущем? - спросила я уже серьезнее.
   - В двух днях пути есть небольшой городок, он как раз стоит на тракте, можем остановиться там. Если не жалко денег, снимем домик на окраине, дней на пять. Это будет лучше, чем останавливаться в гостиницах, где частенько проверяют приезжих.
   Что мне нравится в Сайнуре, так это его понимание, когда можно пошутить, а когда нежелательно.
   - Сколько это будет стоить? - денег у меня хватало, но надо было до конца играть роль обеспеченной, но прижимистой горожанки.
   - Примерно семь серебряных за сутки, ты, кстати, очень переплатила в той забегаловке. Хватило бы и трех серебрушек, - хмыкнул наемник, пристально наблюдая за моей реакцией, я недовольно скривилась, надеюсь, получилось натурально.
   - Почему ты хочешь снять домик на пять дней, два-три дня нам вполне хватит?
   - Пять дней - это минимальный срок, на который сдаются дома. Те, кому надо на меньшее время, селятся в гостиницах, - объяснил мужчина. Что ж, смысл в этом есть.
  
   ***
   Следующие два дня мы провели в дороге, ночевали на земле под деревьями. Постоялые дворы попадались все так же регулярно, но и тракт был достаточно оживлен, комнаты придерживали для состоятельных путешественников, а в общей зале я спать отказывалась. Мне хватило одного взгляда на это безобразие, чтобы понять: комары, роса, туалет в кустах для меня предпочтительней комнаты, где вповалку спят люди. Ладно бы люди все были приличные, но чаще попадались грязные, заросшие мужики, как объяснил Сайнур, паломники. Меня, конечно, заинтересовало, куда в таком виде идут люди, в какое святое место их пустят, и почему только мужчины?
   Рассказ вышел занимательный. Хотя в их мире главным богом считался Арук, издревле люди большей частью поклонялись Сейбе, богине земли и плодородия, в народе её называют Пресветлая. По преданиям, её явление верующим всегда сопровождается сиянием. Она покровительствует детям, женщинам, и всему остальному, что плодоносит. Считается, что если мужчина плохо обращается с женой, бьет, изменяет, богиня его может наказать, причем с чисто женским чувством юмора. Пресветлая насылает на таких мужчин бесплодие, либо вообще дисфункцию их главного достоинства. Вот чтобы поклониться богине, испросить у неё прощения, и идут паломники.
   Сайнур мне это рассказал немного в других выражениях, более почтительно, что ли. Еще он добавил, что более всего богиня не любит насильников, кара для них будет страшна, при этом он многозначительно посмотрел на меня. Хм, я должна это понимать, как намек, почему он ко мне не применил силу? Или вспомнил нашу первую встречу?
   Впрочем, неважно, просто приму к сведению. На мой вопрос, почему они все в таком виде, мне ответил Даян одним словом - искупление. Паломники обязаны скитаться, не бриться, не стричься, жить только на подаяния, а по истечению года явиться в храм богини и покаяться в грехах. Внешний же вид будет подтверждением добросовестно выполненного обета. Самое интересное: нигде не сказано, что паломник должен ходить грязным, но как-то так повелось, что ради обретения былой мужской силы, они еще и год не моются.
   Вот в компании с такими индивидами мне спать и не хотелось, и пусть Сайнур на пару с Даяном в один голос твердили, что чаще всего паломники - это обеспеченные в миру люди, потому что бедняк не пойдет на такие жертвы ради долгожданного наследника или мужской несостоятельности. Меня это мало волновало, подцепить вшей от какого-нибудь банкира так же безрадостно, как и от обычного бомжа. Кстати, под шумок я узнала о наличии в этом мире венерических болезней, они были, целители за их лечение не брались, потому что это тоже считалось наказанием богини. Все-таки я иногда поражаюсь своей предусмотрительности, жаль, похвастаться некому.
   Напоследок этого разговора я решила сделать маленькую "мстю" своему супругу, как бы ненароком спросив: "Мы женаты, а ты мне изменял, получается, богиня тебя накажет?" Сайнур немного спал с лица и задумался, я же продолжила расспросы Даяна, меня очень интересовало, что положено за измену женщине. Оказалось, от богов ничего, потому что Арук заочно наказал всех женщин за измену своей жены (все та же богиня Сейба) муками деторождения. Правда, было одно "но", девушка обязана блюсти свою невинность до брака, в случае обмана, после первой брачной ночи мужчина может расторгнуть брак. На мой законный вопрос, а что мешает мужику соврать, Даян ответил: "Артефакт истины, который есть в каждом храме богини". Ты смотри-ка и у них есть детектор лжи, даже более распространен, чем у нас.
   В город мы въехали после обеда, первым делом зашли в общественные конюшни (или хайдакшни), оставили там хайдаков. По словам Сайнура, в городе на них передвигаться нельзя, запрет мэра, а в домике, который мы намереваемся снять, места для них нет. Я не стала спорить, мне главное, чтобы в домике была нормальная ванная и кровать, а еще большая такая щеколда изнутри в моей комнате, хотелось спокойно выспаться. От конюшен, все-таки буду называть их так, далеко идти не пришлось, пройдя буквально пару-тройку поворотов, вышли к весьма миленькому местечку. Кованый заборчик огораживал немаленькую площадь тенистого сада, с тропинками, клумбами и аккуратными домиками. Даже в нашем мире остановиться в таком месте было бы дорого, что говорить об их средневековье.
   - Ты куда нас привел, Сусанин?
   - Эрин, я тебя иногда не понимаю, ты используешь незнакомые мне слова, - прикинулся веником Сайнур.
   - Все ты понял. Я так подозреваю, что это самое дорогое обиталище в городе? Каким местом ты думал, когда тащил нас сюда, мы же здесь, как бельмо.
   - Наоборот, хозяину глубоко плевать на тех, кто снимает у него жилье, главное, чтобы платили регулярно. Плюс к тому домики отдельные, охрана поместья надежная, кого попало, не пропустят. А еще хозяин мой должник и я знаю, как покинуть территорию в обход главного входа.
   - Веди уж, а то скоро на нас коситься начнут, - толку было спорить, тратить еще два часа на поиски гостиницы желания не было.
   Домик состоял из трех комнат, гостиная и две спальни, ванна в наличии имелась. Сервис тоже был на уровне, в оплату домика входило питание. Служанка, которая проводила нас, показала, как пользоваться ванной, пообещав, что горячая вода будет через час, записала пожелания к ужину и ушла. Я первым делом заняла спальню с большой постелью, оставив мужчинам ту, что поменьше, там как раз две кровати. На прозрачный намек Сайнура, что он тоже не прочь понежиться на этом ложе в обнимку со мной, ответила: "Кто платит, тот и пользуется благами цивилизации". И что я тотчас уступлю ему спальню, как только он мне вернет тридцать пять серебряных монет. На этом наш разговор закончился, Сайнур быстренько ретировался в выделенную им с Даяном комнату.
   Час прошел незаметно, я только и успела перебрать все имеющиеся в наличие вещи, старательно вспоминая, что же у меня было еще. Самая большая сложность была с продуктами, я плохо помнила, что именно туда уложила. Тем интереснее было запускать руку в сумку и вытаскивать наугад, например, мысленно представляешь сыр и гадаешь, есть он там или нет. Сыр был, и колбаса, и лепешки, даже копченый окорок, и бутылка вина, и еще масса съестного, большую часть которого я спрятала обратно вместе с вином, как-нибудь потом его выпью в приятной компании. Пить с Сайнуром было опасно. Шанс проснуться в одной постели с ним оставался большим, а спаивать Даяна мне не позволяла совесть и воспитание. Отложенные продукты я отнесла в гостиную, где уже сидели мои спутники, дав им задание что-нибудь сообразить из этого на поздний обед, отправилась в ванну.
  
   ***
   Все-таки как меняет настроение нам, женщинам, горячая ванна, чистая одежда, хорошая еда и мягкая постель. Первое утро в этом мире, которое началось так замечательно, я наконец-то выспалась. И все потому, что закрыла дверь изнутри, придвинув к ней кресло, слишком свежи были в памяти побудки Сайнура: то мокрая тряпка на лицо, то его проникновение в комнату через окно.
   Вчера вечером я никуда не пошла, хоть наемник с Даяном предлагали мне прогуляться по городу до ужина. Отправив их гулять одних после нашего незначительного обеда, даже немного денег подкинула Даяну на карманные расходы, я занялась собой. Опробовала на себе бальзам для удаления волос, питательную маску для лица, ну и остальное, что было, намазала на себя. Напоследок сделала маникюр и педикюр, раскопала в сумочке укрепляющий бесцветный лак для ногтей, он тоже пошел в дело. В довершении всего, расчесала тщательно волосы, их я отмывала дольше всего, шампунь здесь еще не изобрели, а натуральные средства хоть и хороши, но плохо пенятся.
   Закончив со своей внешностью, я почувствовала себя человеком, женщиной. Скитаться по миру в мои годы - это не так интересно, как туристические походы в детстве. Я люблю путешествовать, но предпочитаю делать это с комфортом, а о приключениях попаданок лучше читать, чем испытывать на себе. Жаль, меня никто не спросил, затягивая в этот мир. На деда я не злилась, его можно понять, когда сидишь в заточении, все сделаешь, чтобы выбраться оттуда.
   В дверь настойчиво постучали.
   - Эрин, уже скоро полдень, сколько можно спать? - раздался недовольный голос Даяна.
   - Да встаю я! - крикнула парню. Надо вставать, дел много. Оделась и вышла в гостиную, немного помучившись, оттаскивая кресло от двери.
   - А где Сайнур? - спросила у мага, оглядывая накрытый к завтраку стол. Или уже к обеду?
   - Ушел с рассветом, сказал у него какие-то дела, - взгляд у парня был мрачным. - Эрин, я ему не доверяю, а вдруг он пошел к магам или стражам?
   - Даян, во-первых, если тебя это так беспокоит, почему ты разбудил меня только сейчас? Во-вторых, вряд ли он сдаст нас до того, как получит деньги, но быть начеку все-таки стоит.
   - На самом деле еще не обед, может, часа два прошло после ухода Сайнура. Просто принесли завтрак, а одному есть не хотелось, - неловко замялся Даян.
   - Боишься, пища отравлена? - рассмеялась я.
   - Нет, с едой все в прядке, я проверил, - не оценил моей шутки парень.
   - Тогда завтракаем и идем за покупками.
   - Эрин, ты слишком беспечна, не понимаю, как твой прагматизм уживается с наивностью ребенка, - решил прочитать мне нотацию Даян. Опаньки, какие мы умные слова знаем.
   - Послушай, ребенок, давай ты будешь учить жизни своих детей, когда они у тебя появятся. Если каждую минуту сходить с ума от страха, что тебя схватят, тогда проще вообще не жить. А еще главное верить, что все будет хорошо, причем даже на костре можно верить, что там, за гранью, есть дивный сад, который примет тебя с распростертыми объятиями.
   Да, вот такой я неисправимый оптимист, точнее, пессимистичный оптимист. Я считаю, что надо готовиться к худшему в надежде на лучшее. Как-то так. Я стараюсь заранее предусмотреть все возможные плохие ситуации, которые могут случиться в жизни, начиная от смерти близких родственников, заканчивая апокалипсисом. Зачем? Чтобы быть морально готовой к чрезвычайной ситуации, чтобы не раскисать, не лить слезы, чтобы сразу начать действовать. Не знаю, насколько моя концепция жизни верна, но, наверное, только благодаря ей, я смогла адекватно воспринять перемещение в другой мир. А теперь я движусь к своей цели, и никакие маги и их приспешники (слово нравится, интересно, у них тут есть Темный Властелин), меня не остановят.
  
   Для похода в город я надела единственное платье, посмотрев на себя в зеркало, решила потратить часть денег на нормальную одежду. Благотворительность - это хорошо, я не жалею, что оставила часть своих вещей Мире, но и самой не мешало бы выглядеть приличнее.
   Описывать походы по магазинам или, как они называются здесь, лавкам не буду. Скажу только, что Даян смотрел на меня, как на своего личного палача. Это он еще по нашим торговым центрам не ходил, вот где настоящая проверка на стойкость для мужчин. Не сказать, чтобы я много накупила: пару платьев, рубашек, штаны и другие кое-какие нужные каждой женщине мелочи. Порадовали обновками и Даяна, хотя особого интереса я у него не заметила.
   Уже возвращаясь в наш домик, мне показалось, что за нами следят, это могли быть карманники или бандиты похуже, но нельзя было отбрасывать вариант с магами или стражей. Я специально утянула Даяна на продуктовый рынок с целью сбросить "хвост". Если бы я была одна, для меня это не составило бы труда, я так думаю, потому что женщина в базарной толчее чувствует себя как рыба в воде, особенно если у неё есть муж и дети.
   Когда-то и я не ходила по базарам и рынкам, вот еще, самой выбирать продукты, определять свежесть помидоров или не замороженную картошку. Правильно, зачем, если всем этим занималась мама. Я иногда со скрипом носила за ней сумки, и не дай бог, было встретить своих одноклассниц, если такое случалось, мы тщательно кривились, типа родаки заставили. С замужеством все изменилось, с рождением детей и того больше, оказалось, что самые полезные овощи продают бабушки, которые они вырастили на своей даче. А в супермаркетах нарваться на просроченные продукты можно намного чаще, чем на рынке, опять же цена.
   Но это я отвлеклась, видимо, магов не учат пробираться в толпе, стараясь слиться с ней и стать незаметнее. Так что приходилось мне тянуть парня за собой, как телка на привязи, он поначалу возмущался, но после пары непечатных фраз смирился и стал шевелиться быстрее.
   - Эрин, может, объяснишь, что на тебя нашло? - спросил он, когда мы вырвались из толпы и свернули за угол. Я молча затащила его в какую-то подворотню, знаком показала молчать. Мы притаились за коробом для угля, в щелку между ним и стеной дома я наблюдала за улицей. Спустя пару минут выскочили двое мужчин и пронеслись мимо нас, на всякий случай я подождала еще минут десять, вдруг это были не те. Вроде больше никого подозрительного не прошло, все люди выглядели обычными горожанами, и глазами по сторонам не рыскали.
   - Даян, за нами следят, кто - не знаю. Так что молча, быстро, а главное, внимательно выбираемся отсюда, и обходными путями возвращаемся в домик. Хотя мне кажется, нам туда идти не стоит.
   - Думаешь, это Сайнур навел? - сразу вскинулся молодой маг.
   - Даян, если бы навел Сайнур, они пришли бы и повязали нас прямо там, и следить не стали бы, побоялись бы спугнуть. Нет, это либо бандиты, мы довольно беспечно светили деньгами, либо нас кто-то узнал случайно. Тебя или меня, неважно. Все-таки будем пробираться к домику, заодно посмотрим, нет ли там засады.
   Даян взирал на меня с благоговейным ужасом, интересно, что его так впечатлило? Спрошу потом, сейчас на это нет времени.
   Подумав, я решила вернуться назад к рынку, но не идти напрямик, а постараться обогнуть его по дуге. Я размышляла так: преследователи, пробежав пару кварталов, вернутся к тому месту, где нас потеряли. Если мы пойдем по той же улице, то рискуем на них натолкнуться. И на выходе из рынка нас вполне могут поджидать, поэтому обход был, по-моему, лучшим вариантом. Опять же они считают, что с городом мы незнакомы, значит, возвращаться будем тем же путем, что и пришли сюда. И нормальные люди так и поступили бы, особенно женщины. Но для меня ориентироваться в пространстве, будь то лес или город, никогда не было сложным. Я каким-то шестым чувством ощущала направление, а стоило мне один раз увидеть карту, то и примерный маршрут вырисовывался в голове. Карту этого города я не видела, но в какую сторону нам надо попасть - знала. Дело оставалось за малым: не нарваться на местный криминальный элемент.
   Путь до нашего домика занял намного больше времени, чем первоначальный. Несколько раз мы натыкались на тупики, или замечали на очередных улочках нездоровую суету неприятных личностей, такие места мы обходили. Зато подошли к огороженной территории, на которой находился наш домик, с другой стороны и проскользнули между прутьев ограды. Рядом с одним из столбов было одно достаточно широкое место, чтобы даже я со своим третьим размером пролезла. А не про этот ли запасной ход говорил Сайнур? Если да, вот смеху-то будет, первый день в городе и уже нашла их секретную лазейку.
   Наемник был в доме, и он явно нервничал, хотя бы потому, что не успели мы с предосторожностями зайти в дом, он чуть ли не набросился на нас.
   - Где вы были? Мы же договорились надолго не уходить, а вы весь день где-то шлялись.
   - Сайнур, ты чего такой нервный? - решила сначала выяснить у него все что можно, а потом уже рассказывать о наших приключениях.
   - Я был сегодня у своих, скажем так, друзей. Они сообщили, что мной интересовались маги и очень настойчиво. А еще посоветовали поскорее покинуть город, - Сайнур мерил шагами гостиную. - Я пришел к обеду, хотел, чтобы мы сразу уехали. Где вы были?
   - За нами следили, пришлось отрываться от погони и добираться сюда обходными путями, - спокойно и кратко изложила я наши приключения.
   - Дело хуже, чем я думал, надо уходить прямо сейчас, - сказал мужчина. - Эрин, переоденься в штаны, старые, местами придется ползти.
   Я не стала спорить, понимая, что счет идет на минуты, возможно, следы мы запутали, но они могут знать, где мы остановились. В своей комнате я быстро переоделась, закинула все относительно ценные вещи в пространственный карман, когда я вышла в гостиную, то помимо Сайнура с Даяном, застала вчерашнюю служанку. Вроде бы она пришла узнать, что мы хотим на ужин. Я бы не обратила на её присутствие внимания, но девушка явно нервничала, взгляд у неё метался, как будто она хотела что-то спросить или сказать, но по непонятной причине не могла этого сделать. Тут она увидела меня, и с её души будто бы упал груз, лицо посветлело, на губах появилась улыбка. Она извинилась, сославшись на какую-то глупость, типа: "Ой, у меня молоко убежало, я попозже зайду", и выбежала из домика до того, как я успела её перехватить. Интуиция подсказывала, что выпускать её не стоило, хотя бы до тех пор, пока мы бы не узнали, зачем она приходила, но изменить уже ничего нельзя. С другой стороны, не надо обладать хвалеными "серыми клеточками" Эркюля Пуаро, чтобы понять, девушка сбежала, как только увидела меня. Вывод: либо у неё было задание проверить все ли на месте, либо кто-то настойчиво охотится за мной.
   - Зачем вы её вообще впустили? - набросилась я на мужчин.
   - Эрин, да что с тобой? - удивился Даян. - Это же была Лара, служанка. Или ты теперь в каждом будешь подозревать соглядатаев?
   - Даян, когда ты научишься думать головой, а не другим местом? Сайнур, ты тоже думаешь, что она заходила из-за ужина, а нервничала, потому что у неё подгорела каша?
   - Эрин, я не дурак и сразу заметил, что она ведет себя не так как вчера, - раздраженно ответил наемник. - Но решил, пусть пославшие её думают, что мы ничего не подозреваем.
   - Тогда остается насущный вопрос, что делать?
   Вопрос остался без ответа, потому что все решили за нас, за окнами домика вспыхнуло пламя, кольцом отрезая нас не только от свободы, но и стремясь забрать наши жизни. По крайне мере иллюзии, что с магами удастся договориться, отпали. Был только один вариант, кто так рьяно хочет от нас избавиться, точнее, от меня - дедушкины последователи, они на меня все-таки вышли. Эх, не зря я думала, что попаданок кто-то "отстреливает". Кольцо огня постепенно сужалось, я сама владею этой стихией, и мне не надо было видеть, что пламя уже лижет стены нашего домика. А маг-то садист, специально медленно сужает кольцо, чтобы осознали, прониклись, впали в панику, почувствовали безысходность.
   И это ему почти удалось, почти. Я не привыкла поддаваться панике, особенно когда на меня с надеждой смотрят два таких разных человека. На что Сайнур не маг, но он сразу понял, что из этого огня ему самому не выбраться, никакое мокрое одеяло не поможет, в магическом огне может плавиться даже камень.
   - Эрин, ты сможешь пройти, как в Долине, - подошел ко мне Даян. Надо же, а я думала, он все время без сознания провалялся.
   - Я-то пройду, а что дальше? Вас провести я не смогу, да и нас там наверняка ждут.
   - Ты пройдешь и убьешь мага огня, и его магия сама распадется, - с энтузиазмом заявил парень. Ну да, я бы тоже радовалась, хоть какой-то план, но мне этот план не нравился. Во-первых, маг, скорее всего, не один, и пусть силы у меня не меряно, практика показывает, что опыт побеждает чаще. Во-вторых, даже если я и смогу с ними справиться, в чем сомневаюсь, за время нашего поединка от моих спутников не останется даже пепла.
   - Сайнур, а здесь подвал есть?
   - Планируешь пересидеть в нем? - ухватился за мою идею наемник, видимо, план Даяна его тоже не утраивал. - Не уверен, что это сработает, но можно попробовать.
   Спуск в подвал сама бы я вряд ли нашла, потому что люк находился под моей кроватью, прикрытый ковром. Наемник коротко поведал, что это на случай облавы стражи. На мой вопрос, может, там и подземный ход есть, отрицательно покачал головой. Я же подумала: тогда обязательно будет, умирать мне никак нельзя. Даяна бросать на произвол судьбы не хотелось, привыкла я к нему, кто еще будет умилять меня своей наивностью и юношеским максимализмом. Ну и Сайнура надо спасать за компанию, жаль будет, если такой генетический материал пропадет.
   - Даян, ты хотел научить меня нескольким заклинаниям земли, - обратилась я к парню, когда мы спустились в подвал, и мужчины задвинули каменный люк над головой. Стало темно, пришлось вспоминать фэнтезийные книжки, там главные герои с легкость создавали светящиеся магические шары, которые летали за ними следом. У меня же хватило способностей только на тусклый шарик, прилепленный к потолку и напоминающий почему-то "лампочку Ильича".
   - Эрин, ты в своем уме? Мы в любой момент может умереть, а ты побаловаться захотела? - возмутился парень моим отсутствием совести. Наверно, по его мнению, я должна была биться в истерике на груди у него или Сайнура, как обычная женщина. Хотя нет, обычные дамы в такие передряги не попадают.
   - Даян, хватит пререкаться, вспомни, что было в лесу, но сейчас у меня нет времени на изучение книги. Так что вся надежда на тебя. Или попробуем как с деревом: ты копаешь, а я снабжаю тебя силой.
   - Да, так будет лучше, ты смотри и запоминай, я буду произносить вслух. Вдруг мне не хватит сил доделать тоннель до конца. Заемная сила помогает, но если резерв пуст, то она просто проходит мимо. А в какую сторону копать?
   - Давай сюда, - вмешался Сайнур, показывая на точно такую же стенку, как и три другие. Если мне не изменяет чувство ориентации, в той стороне центральный дом, в котором живет хозяин.
   - Что там, Сайнур?
   - От хозяйского дома ведет подземный ход. Если копать в том направлении, мы как раз пересечем его. Только чем вы копать собрались? Здесь же не земля?
   Мне и самой было интересно на это посмотреть и поучаствовать, что-то я стала втягиваться в занятие магией.
   - Начнем? - широко улыбнулась моим товарищам по несчастью.
  
  
   Глава 12
  
   Мы уже второй час ползли по подземному ходу, я искренне материла хозяина за его скупость, мог бы нормальный тоннель прорыть, а не это убожество. Другое дело тот, что получился совместными усилиями у нас с Даяном, просто загляденье. Стены ровные, оплавленные, я постаралась, не хотелось, чтобы они рухнули на нас, высота практически в мой рост, даже мужчины шли несильно сгибаясь. Сейчас понимаю, что зря мы столько силы угрохали на тот отрезок пути, могли бы не выделываться и сделать такую же нору, как эта. Последние метры прокладывала я под чутким руководством Даяна, он даже не удивился, обнаружив во мне способности еще и к магии земли. А мне было не до восторженных восклицаний, требовалось немедленно закрыть наш ход, видимо, магам надоело баловаться, и они взялись за домик основательно, из тоннеля тянуло жаром. Помня курс физики, частично, конечно, для огня нужен кислород, которого под землей мало, и нам он нужнее.
   Когда же мы пересекли своим подземным ходом эту кроличью нору, я не поверила, услышав от Сайнура, что нам придется туда лезть. Он даже порывался уступить мне честь ползти первой, мотивируя это тем, что ход один, заблудиться невозможно, а ему неловко своим задом маячить у меня перед носом. Будь это Даян, или кто-то другой, я не стала бы искать двойную подоплеку в его словах, но это предложил Сайнур, у которого нет такого понятия как неловкость в обиходе. В голову сразу полезли нехорошие подозрения, а вдруг на выходе из тоннеля нас будут ждать? Что если Сайнур уже продал нас? Вполне возможно, если ему предложили вдвое большую цену или жизнь и свободу. Нет, надо рассуждать логически, а не с позиции паники. Сайнур был с нами в доме, он мог точно так же погибнуть, маги не могли знать, что у нас получится прорыть тоннель. Значит, если наемник и хочет нас сдать, то совершенно другим магам. Что, впрочем, настроения не улучшает, потому как властям мы с Даяном нужны живые.
   Ползли мы молча, маячащий перед носом зад не вызывает желания поговорить. Бедные мои колени, наверно, останутся синяки, про руки я уже не говорю, только зря маникюр делала.
   - Сайнур, долго еще? - все-таки не выдержала я, боднув мужчину в очередной раз, вокруг было темно и ориентироваться получалось лишь на шорох впереди.
   - Нет, - кратко ответил наемник.
   - Где мы хоть выползем?
   - За пределами города, - очень информативно, об этом я и сама догадалась.
   - Тогда что мы застряли, поползли дальше, - мне хотелось поскорее выбраться из этой норы, так и до клаустрофобии недалеко. А я когда-то хотела посетить пещеры, мечтала заниматься спелеологией, господи, какая глупость только не приходит в детстве.
   - Жду, когда ты меня за зад укусишь, - тихо буркнул Сайнур, но я его услышала. Нет, ну каков, а? Даже в такой ситуации он думает об одном. - Если ты помолчишь, я попробую услышать, не ходит ли кто-то около выхода.
   Я фыркнула и замерла, попытавшись устроиться удобнее, мое копошение добавило травм мне и Даяну, которому я случайно отдавила руку.
   - Сайнур, давай быстрей, а то Эрин обвалит подземный ход своей задницей, - сдавленно прошипел парень, судя по звукам, потирая свою пострадавшую конечность.
   - Даян, я тебе сейчас еще что-нибудь отдавлю и поверь, в этот раз это будет что-то очень важное.
   - Заткнулись оба! - рявкнул Сайнур.
   - Даян прав, Сайнур, поползли уже, твой голос услышали все, кто есть вокруг, - сказала я, подталкивая мужчину в ту часть тела, до которой могла дотянуться.
   - Чтобы я еще когда-нибудь связался с дилетантами, - проворчал он, двигаясь вперед.
   Примерно метров через пять, я считала шаги, или правильнее будет их назвать ползки, мы достигли выхода. Как и ожидалось, он находился в какой-то канаве или овраге, вдобавок ко всему склон оказался крутой, и я скатилась в ручей, протекающий по дну. Вся пыль, что была на одежде, разом превратилась в грязь, ледяная вода затекла за шиворот, набралась в сапоги. Встать же никак не получалось, на глинистом дне разъезжались ноги, а за колючую траву, что росла вдоль берега, не получалось ухватиться. Пару раз я пыталась, но, исколов пальцы, оставила это занятие, продолжив передвижение на карачках.
   - Эрин, тебе понравилось ползать? - издевательски спросил откуда-то сбоку голос Сайнура.
   - А подать мне руку помощи не судьба? - взбеленилась я, как напрашиваться в постель - он первый, а элементарно помочь мозгов не хватает или это месть за мой отказ?
   - А попросить трудно? - наехать на мужчину или воззвать к его совести можно только когда он пьян. - Греби левее, жаль, не могу полюбоваться на это зрелище.
   С языка так и рвалось в ответ что-нибудь скабрезное, но памятуя о том, что я еще не выбралась и вряд ли смогу это сделать самостоятельно, приберегла все пришедшие на ум гадости до лучших времен.
   Вытаскивали меня из ручья вдвоем, Даян тоже оказался вполне сухой и на бережку, на мой законный вопрос, какого черта я одна вымокла и кто в этом виноват, получила два разных ответа. Сайнур сказал, что новички всегда туда соскальзывают, а Даян напомнил, что он маг воздуха и смог немного зависнуть, тем самым избежав падения. То есть виноваты были оба: первый - потому что не предупредил, второй - потому что остался сухой. Обещая им жестокие и неминуемые репрессии, я наконец-то покинула овраг, одновременно со мной из-за тучки выплыл спутник, освещая все вокруг, нет бы минут на пять пораньше.
   Очень хотелось переодеться, но для этого надо было сначала помыть руки, вода же находилась в той луже, из которой я с таким трудом выбралась. Нет, назад я туда не полезу, обтерла грязь с рук пучком травы, одежду трогать не стала, высохнет, глина сама отвалится.
   - Ну, веди нас, Сусанин. Кстати, а куда мы пойдем? - обратилась я к мужчине.
   - Ты уже второй раз меня так называешь, почему? - заинтересованно спросил Сайнур.
   - Был такой герой, он завел армию врагов в болото, и они там все умерли, потому что не смогли выбраться обратно. С тех пор так говорят, когда кто-то кого-то не туда завел, - как смогла, объяснила я историю нашей страны.
   - Действительно герой, я польщен, что ты меня так оцениваешь, - довольно усмехнулся наемник.
   - Для своей страны он был героем. Кстати, враги его убили почти сразу после слов "куда ты нас завел", - теперь усмехалась я. - Так что будем делать? Пробираться по лесу пешком?
   - Можно вернуться и забрать хайдаков, - предложил Даян.
   - Нет, там меня знают, сдадут магам и не поморщатся, - размышлял вслух Сайнур. - Попробовать украсть животных в другом месте?
   - А нет другого транспорта? Хайдаки неплохие, но уж очень медленные, нас быстро догонят. Например, украсть экипаж, похожий на тот, на котором везли Аглию.
   - Эрин, ты в своем уме, ты предлагаешь украсть у магов? - выразил общую для них с Даяном мысль Сайнур.
   - Неужели только у них есть такой транспорт?
   - Водить его могут только маги. Экипажи есть еще у стражи и у мэра. Ну, может быть, у парочки особенно богатых людей, которые могут себе позволить нанять мага на работу, - просветил меня парень, точно, он же вел машину, значит, должен знать, где они могут храниться.
   - А на ночь их, где оставляют? Если такая проблема с вождением, вряд ли их особенно охраняют, я так понимаю, магов-воров не бывает?
   - Их вообще не охраняют, - за Даяна ответил Сайнур. - У Бергана, теневого главы города, экипаж стоит у ворот под красивым навесом.
   - Почему у ворот, а не на территории поместья? - что-то я не видела в этом логики, пусть украсть нельзя, но испортить умельцы всегда найдутся.
   - Обычное бахвальство, - скривился муженек.
   - Даян, а как далеко мы можем уехать на экипаже?
   - До первого поворота, у меня совсем нет сил, а самодвижущиеся повозки не предусмотрены для езды ночью.
   - Соратники! У меня появилась дикая идея, такой наглости от нас никто не ожидает, - я дождалась мрачных взглядом, моя фиктивная семья, состоящая из брата и мужа, тугодумием не отличалась. - И где живет этот самый Берган?
  
   К Бергану мы пробирались около часа, приближалась полночь, в этом мире я успела заметить, что второй спутник как раз всходил к этому времени. Дом теневого главы выглядел, как особняки наших быстро разбогатевших бизнесменов - помесь замка и музея. Имелись в наличии и фонтан с каменной голой бабой, и пруд с маленьким домиком для лебедей или их замене. Про башенки, мраморные дорожки, скульптурные композиции и светящиеся разноцветные шарики в кронах деревьях я даже упоминать не буду, куда же без них. Все это я смогла рассмотреть сквозь забор, это у нас богатые и не очень люди делают его глухим и высоким, здесь так принято не было. В этом мире достаток - это повод для гордости и неважно, как он тебе достался.
   Сайнур был прав, прямо у ворот на мощеной площадке стоял шедевр - открытый старинный кабриолет. В свете двух лун он сверкал, переливался, в общем, выглядел дорого. Мне даже захотелось отказаться от своего плана, наживать такого врага, как Берган очень не хотелось. Но потом я подумала, что довольно скоро маги поймут, что мы не сгорели, почему-то была такая уверенность. Стало быть, не до принципов сейчас.
   - Даян, быстро показывай, как этим управлять, пока нас не заметили.
   - Эрин, это очень сложно, давай я сяду за руль, а ты будешь подпитывать меня силой.
   Я глянула на осунувшееся лицо парня. Какой ему магичить, на ногах еле держится, лучше бы он в воду свалился, чем последние силы истратил.
   - Даян, не время спорить, лезь на заднее сиденье, будешь подсказывать. Сайнур, ты с собой случайно фонарик не захватил, ну ту светящуюся штуку, - пояснила я для наемника, потому что эквивалента фонарик в их языке не было. Он кивнул, полез в свою сумку, большую часть вещей он оставил, в подземном ходу они бы только мешали. - Тогда ты на переднее сиденье, рядом со мной.
   Управление машиной было проще некуда. В принципе присутствовал только руль, причем не круглый, а как штурвал у самолета. Как объяснил Даян, нужно ровным потоком вкладывать магическую силу в рукоятки, и машина поедет. Хочешь быстрее - больше сил вкладывай, нужно остановиться - прекращаешь поток и все, да еще рулить надо.
   Машина ехала бесшумно, только колеса шуршали по мостовой, приноровившись держать ровный поток силы, я увеличила скорость. До последнего боялась, что в любой момент выскочат охранники откуда-нибудь из-за кустов и повяжут нас. Но никто не выскочил, и я успокоилась. Дорога была ровная и неплохо освещалась двумя спутниками, а еще радовало, что из-за поворота не выскочит еще одна машина. Выехав за пределы города, свернула на тракт, ведущий в столицу. Сайнур показал куда ехать, и я максимально ускорила наше движение. На открытом месте вести машину не составляло труда, но вот мы въехали под сень деревьев, и видимость резко упала, пришло время Сайнуру доставать свой "фонарик", а мне притормаживать. Толку от светильника было немного, его свет бил метра на два вперед, но это было лучше, чем ничего. Иногда попадались открытые участки дороги, тогда я опять увеличивала скорость, Даян давно спал на заднем сиденье, мы договорились, что под утро он меня сменит. Сайнур тоже дремал, догадавшись закрепить светящийся артефакт в каких-то декоративных элементах на капоте.
   Тихая летняя ночь, свет спутников, которые так и тянуло назвать Лунами, дорога, все это навевало воспоминания о моем мире. Как же это было давно, еще до рождения детей. Да, на первую годовщину свадьбы мы с мужем отправились на машине к морю. Так же ехали ночью, тишина, красота и только мы вдвоем, тогда казалось, что мы всю жизнь будем счастливы вместе. Мельком глянула на уже спящего Сайнура и поняла, он тоже когда-то любил и, скорее всего, неудачно, именно этим объясняется его цинизм, недоверчивость и потребительское отношение к женщинам. Душа его закрыта и вряд ли получится так просто до неё достучаться. У меня же нет для этого ни времени, ни желания. Нет ничего более грустного и смешного, чем два циника, которые пытаются создать длительные отношения. Сайнуру нужна более чуткая женщина, а мне? Даже не знаю, не уверена, что мне вообще кто-то нужен, помимо моих детей.
  
   ***
  
   Под утро, когда мои глаза стали закрываться, а машина то и дело останавливаться, я разбудила Даяна, дав задание ехать вперед и разбудить Сайнура, когда достаточно рассветет. Мы еще по пути к дому Бергана обсудили все достоинства и недостатки нашего рискованного мероприятия - воровство у криминального авторитета. По слова Даяна, пропажу обнаружат утром, потому что сигнализацию в этом мире, пусть и магическую, еще ставить не додумались, максимум метку, чтобы всегда найти пропажу. Вот по этой метке нас и будут искать, точнее, машину, а нас уже до кучи. Когда же транспорт обнаружат, маги считают ауру с системы управления, и ее отпечатки разошлют во все крупные и не очень города. В общем, довольно скоро нас поймают, но у нас есть почти полноценный маг, который не может полностью убрать наши с ним отпечатки аур, зато умеет их подделывать. "В школе магов еще не тому научишься", произнес Даян мрачным тоном, когда я спросила, откуда у него такие криминальные таланты. Исходя из его умений, мы решили уехать на машине как можно дальше. Но оставался самый простой способ найти нас - опознать по особым приметам. Ночью заметить, кто ведет машину, невозможно, а вот днем. Чтобы встречные видели не трех человек, а двух, я накрылась одеялом с головой, надеюсь, со стороны не будет понятно, что именно лежит на заднем сидении.
   Опять же Сайнур сказал, что я как бельмо в их компании. Все потому, что их женщины не любят путешествовать, а если и покидают ненадолго вынужденно свой дом, то передвигаются в караване и с комфортом. Да, видела я что-то похожее на дорогах, этакие маленькие домики на колесах, их тянули хайдаки, я еще подумала - передвижной цирк или театр. Еще обратила внимание, как Сайнур выделил слова "наши женщины", при этом посмотрев на меня, я сделала вид, что не поняла намека. Хотя было интересно, к какому выводу он пришел, считает ли он меня иностранкой или кем-то еще?
   Это же надо, я почти месяц нахожусь здесь, а даже не знаю, если ли другие страны на этом континенте. А Даян ни разу не разведчик, спалился сразу, темнота не мешала заметить, как забегали его глазки на неестественно равнодушном лице. Сайнур не глуп, он моментально просек, что парнишка знает обо мне больше, чем он, и это его заметно напрягло. Но это только его вина, он сам сделал свой выбор, когда не пошел с нами в Долину. Так что не ему обижаться, что я значительно больше доверяю Даяну.
   Чтобы замаскироваться самим, Сайнур достал из сумки накладные усы, бороды и даже шапку с прядями волос. Отчего я стала подозревать его еще сильней, порядочные люди не носят с собой такой реквизит, если только не работают в цирке. Смену имиджа отложили на утро, так что я со спокойной совестью могла спать, тем более на отдых оставалось часов пять-шесть. За это время мы должны доехать до еще одного городка, расположенного на перекрестке дорог. Не доезжая его, мы планировали бросить приметную машину и войти в город пешком, я даже предложила сделать это с другой стороны, все в тех же целях конспирации. Меня единодушно поддержали.
  
   ***
   - Эрин, просыпайся, - кто-то потряс меня за плечо. Я открыла глаза и взвизгнула от неожиданности. Надо мной склонился какой-то косматый тип, бомж не бомж, но очень похож.
   - Эрин, это я, не бойся, - голосом Даяна проговорил заросший дядька. - Вылезай, сейчас перекусим и пойдем в город.
   Я еще раз осмотрела его: черный парик, накладные усы и бородка тоже черного цвета и даже брови, все это изменило его лицо до неузнаваемости, но в то же время кого-то смутно мне напоминало, скорее всего, показалось. Я вылезла из машины, пока спала, они успели загнать её куда-то в кусты. В горле ощутимо першило, поясницу ломило, да и вообще все тело затекло, сказалось вчерашнее ползание в подземном ходу, купание в холодном ручье, и несколько часов за рулем машины. Со стонами сделала пару наклонов, приседаний, чтобы разогнать кровь по мышцам, и была удостоена двух заинтересованных взглядов. Первый принадлежал тому самому "дядьке" Даяну, а второй смазливому блондину с аккуратными усиками, кто бы сомневался, что для себя Сайнур выберет более приятный образ, чем "бомж".
   - Тебе надо переодеться, - критически осмотрев мой вид, сказал муженек. Стоп, если Даян сейчас брюнет и выглядит старше меня, он не может выдавать себя за моего брата. Интересно, а новую легенду они продумали или нет?
   - Знаю, но сначала мне нужна вода, хоть маленький ручеек. Кстати, а кем мне теперь приходится Даян? - судя по растерянным взглядам, они об этом не подумали. - Ладно, пошлите отсюда, найдем ручей, там и поедим, а вы пока подумайте, за кого мы будем себя выдавать.
   - Я могу быть твоим мужем, - тут же влез Даян. - Для этого надо снять с Сайнура браслет и надеть мне.
   - Губу закатай, - пресек матримониальные планы парня наемник. - Эрин моя жена, а ты будешь друг семьи или дядька, дальний родственник.
   - Ну какой он нам родственник, мы с тобой блондины, а он брюнет? - спросила я у Сайнура, а чтобы позлить продолжила: - Может, лучше он побудет моим мужем? Во всяком случае, с ним в одной постели не страшно засыпать.
   Хотела позлить одного, а нахмурились оба, совсем шуток не понимают.
   - Ничего, после небольшой процедуры вы будете похожи, - плотоядно усмехнулся супруг, явно гадость какую-то задумал.
   - Красить волосы не буду, не дождетесь, или у тебя есть и женский парик? А то под мужчину меня загримировать не получится.
   - Волосы красить не будем, все равно нечем, просто завяжем их платком и приклеим накладные брови, как у Даяна, - я представила этот ужас у себя на лице, нет, Брежневские бровки мне не пойдут.
   - Думаю, их будет проще накрасить, естественнее смотреться будут, - отказалась я от сомнительной роли.
   - У тебя есть чем? Хотя ты же женщина, все время об этом забываю, - ехидненько сказал наемник. Я так понимаю, это было оскорбление? Ну-ну, мы еще посмотрим, поговорим об этом, когда в следующий раз будет стремиться в мою постель.
   Незаметно, за разговором, добрели до небольшого ручья, где и устроили привал. Я сразу отошла в сторону, привести себя в порядок, высохшие штаны, которые стояли колом от глины, не добавляли мне привлекательности.
   - Платье надень, - крикнул мне вслед Сайнур. Платье, он сам-то пробовал в нем ходить, еще и по лесу?
   Но платье я все-таки надела, после угона машины у местной бандитской шишки привлекать к себе излишнее внимание не хотелось. Воспитанная на криминальных боевиках и детективах, преступности я опасалась больше, нежели магов.
   После скорого обеда Сайнур взялся за изменения в моей внешности, в первую очередь он откопал у себя тончайший платок с ярко синим орнаментом на серебристом фоне.
   - Это тебе, - протянул он мне его. - Давно хотел подарить, да все как-то не было повода. Давай помогу, надо убрать косу и все волосы под платок.
   Он неуверенно, я бы даже сказала с дрожащими руками, помогал завязывать мне платок каким-то хитрым способом. Я посмотрела ему в глаза, он что, смущается? Да нет, он же голый передо мной щеголял и ни капли стеснения или неловкости в нем не было, а тут какой-то платок. И все-таки он волнуется. Я перевела взгляд на Даяна, чтобы по его реакции понять, в чем может быть дело. Парень сжимал кулаки и не спускал напряженного взгляда с рук Сайнура.
   - А теперь быстро объяснили, что обозначает этот платок? - переводила я взгляд с одного на другого. Сайнур старался на меня не смотреть, но в его глазах нет-нет, да проскальзывала грусть.
   - Это значит, что ты ждешь ребенка, - скрипя зубами, ответил за моего фиктивного супруга Даян. - Платок с таким орнаментом - это оберег, он защищает женщину и нерожденного ребенка от завистливых взглядов, недобрых помыслов встречных людей. Его носят всю беременность, без него женщину могут видеть только муж и её родители.
   Что ж, лаконично и доходчиво, я не видела ничего страшного в том, чтобы сыграть женщину на сносях. Но почему так странно на это реагировал Сайнур, зачем он вообще покупал этот платок? И мне ли он его покупал?
   - Сайнур, а когда ты купил этот платок? - зачем он это сделал, я спрашивать не стала. И так понятно, но неужели он хочет ребенка?
   - Уже неважно, - отмахнулся он и пошел вперед.
   - А как же макияж? - крикнула я ему вдогонку.
   - Сделаем у города, - бросил он, не оборачиваясь.
   - Даян, ты что-нибудь понимаешь? - спросила у парня, как самого адекватного на тот момент.
   - Нет, - по-моему, с его характеристикой я поторопилась, он тоже не горел желанием со мной поговорить. Не больно-то и хотелось, я могу обсудить эту ситуацию с более интересным собеседником, чем они, с самой собой. Даже жаль, что попав в этот мир, у меня не прорезался ехидный или нахальный внутренний голос, вот мы бы с ним поболтали. Мы бы с ним развернулись, он вытащил бы из моего подсознания все, что я успела изучить или прочитать за свою жизнь, а это немало. Та же школа нам дает столько знаний, которые мы благополучно забываем, едва получив аттестат. Хотя тогда я бы на сто процентов была уверена, что лежу в психиатрической клинике. Что ж, придется и дальше принимать решения самой и не сваливать все на шизофрению.
   Так о чем я хотела поговорить с Даяном? О Сайнуре, знает ли он, что творится с наемником? Вряд ли, парень молодой, обучался в закрытой школе, где ему разбираться в отношениях между мужчиной и женщиной. Тогда зачем я у него что-то спрашивала, раз все это понимаю, наверное, просто в качестве поддержки. Потому что действия Сайнура поставили меня в тупик. Будь я помоложе, уже бы мечтательно улыбалась, решив, что "муж" в меня влюбился, но не знает, как в этом признаться. Но наивность мне не свойственна, а мечтательность осталась в прошлом, теперь я могу логически рассмотреть ситуацию и понять, любимую женщину мужчина никогда не отпустит одну в опасный путь. Он вряд ли будет, пребывая в неизвестности о судьбе любимой, развлекаться с уличными девками, во всяком случае, я говорю о нормальных мужчинах. Так что ни о какой любви с его стороны речь не идет, максимум симпатия, а платок он, скорее всего, покупал другой женщине и хранил как память до сего дня. Именно поэтому он волновался, наверное, нахлынули воспоминания или представил, как завязывал бы его той другой. Хочу ли я узнать правду? Сомневаюсь, ведь я уже все решила для себя, и не поменяю своего решения. Никогда не понимала женщин, которые прощают предательство, не измену, здесь оступиться может каждый, а малодушие, страх за свою шкуру. Когда отправляют жену поговорить с шумными соседями или разгулявшейся компанией под окнами, мотивируя тем, что женщине они вряд ли что-то сделают, а его (мужа) могут и побить. Каждый такой вроде бы ничего не значащий поступок камнем ложится на душу, червячок сомнений начинает разъедать любовь, привязанность. И если такие поступки назвать однозначно предательством нельзя, то действия Сайнура попадают под это слово полностью.
  
   Глава 13
  
   Мы уже третий день гостили в столице, но пока не приблизились к цели нашей здесь остановки. Даян был оставлен в пригородной гостинице со строгим наказом вести себя тихо и ни во что не влипать. Он должен был изображать из себя провинциального абитуриента, желающего поступить в столичный вуз. По возрасту он вполне подходил, и легенда объясняла, что молодой человек делает один в столице. Сайнур даже пожертвовал для него свой блондинистый парик и усы, парню несказанно шел новый имидж, я очень переживала, что когда мы закончим с делами и вернемся за ним, он уже окажется женат на какой-нибудь девице. Именно переживала, а не ревновала, я желала Даяну счастья, но боялась, что как только девушка разглядит его шрам на шее, то сразу побежит докладывать магам.
   Мы же с Сайнуром поселились поближе к центру, рядом с каким-то музеем, изображая из себя молодоженов. Наемник этим безнаказанно пользовался, тиская меня на людях, целуя или хлопая по попе, я была в тихом ужасе от таких порядков. Оказывается, у них не возбраняются проявления чувств между супругами, понятно, что женатые долгое время так себя на улице не ведут, это прерогатива молодоженов.
   Днем Сайнур меня "выгуливал". Мы посетили столичный театр, ничего особого, какая-то история о любви, не сказать, что бы актеры плохо играли, но я была избалована нашими технологиями, и после 3D фильмов их театр смотрелся скромно. Окружающие же нас люди сопереживали героям, большинство женщин плакало. Сайнур, заметив мой слегка ироничный взгляд на эту почти комедию (актеры все-таки переигрывали, да и некоторые фразы для меня звучали двусмысленно), ущипнул меня за бок, прижав мое лицо к своей груди, чтобы заглушить мои шипения пополам с нехорошими словами, которыми я поминала этого гада.
   - Тише, тише, золотце мое, это всего лишь спектакль, не надо так расстраиваться, - поглаживал меня этот садист по голове, играя на публику. Мне же он на ухо прошептал: - Спятила, улыбаться над трагедией, ну-ка выдавила из себя пару слезинок, а то опять ущипну.
   - Попробуй, - подняла я на него мокрые глаза, плакать я по заказу не могу, но догадаться их намочить слюнями - вполне. - Тогда ты будешь заливаться горючими слезами. Я тоже щипаться умею.
   Чтобы он понял меня правильно, опустила свою руку рядом с его мужским достоинством. Сайнур вздрогнул и посмотрел мне в глаза, как бы говоря: "Ты этого не сделаешь". Я же ответила ему уверенным взглядом, чтобы он не сомневался.
   В целом же наши прогулки по выставкам, паркам, скверам и лавкам проходили мирно, с долей положенного молодоженам восторга и энтузиазма.
   Сама столица напоминала мне дореволюционный Петербург. Меня, конечно, тогда еще и на свете не было, да и моих родителей тоже, но по фотографиям, по сохранившимся зданиям я создала для себя определенный образ этого города. Невысокие дома различной архитектурной направленности (каждый по-своему привлекателен), перемежаются с тенистыми скверами и чисто вымытыми мостовыми. Каналы, аккуратные лодочки с сидящими разодетыми дамами в шляпках и их кавалерами, мосты, набережные. Самодвижущиеся экипажи, которых в этом городе было достаточно, видимо, небедные люди живут не только в нашей столице. Единственное, что выбивалось из общего антуража - это рикши, молодые крепкие парни, перевозящие людей за определенную плату на двухколесных повозках. Их транспорт очень походил на традиционную японскую конструкцию, только колеса были обиты то ли резиной, то ли каучуком. Не знаю, до какого уровня у них развилась химическая промышленность, а моих знаний определить это на глаз не хватало.
   Как я уже говорила, днем мы гуляли, производя впечатление счастливой молодой пары. В первый день я еще дергалась от навязчивых прикосновений или поцелуев Сайнура, потом решила расслабиться и не заморачиваться, то есть просто получать удовольствие. Возможно, если бы мужчина проявил больше настойчивости, когда мы оставались одни в номере гостиницы, я бы согласилась бы на большее, нежели объятия и поцелуи. Но он не настаивал, и даже не намекал, как будто с закрытием двери комнаты у него разом пропадал романтический настрой. А поднимались мы к себе сразу после ужина в ресторане гостиницы. Сайнур всегда делал такой вид, будто ему не терпится остаться со мной наедине.
   Почти сразу он оставлял меня в номере одну с наказом пошуметь. В его понимании это значило поскрипывать кроватью, постанывать что-то неопределяемое, в общем, делать вид, что мы очень заняты. Сам же он выскальзывал через окно и куда-то уходил, возвращался тем же путем под утро, усталый и не сказать, что бы довольный. Быстро раздевался, залезал ко мне под одеяло, обнимал, целовал куда придется и вырубался до обеда. Я же с его приходом не могла уснуть, после более чем месячного воздержания, голый (он так и не внял моим мольбам ложиться спать в трусах), привлекательный мужчина рядом вызывал у меня вполне естественные желания.
   После первой ночи, проведенной где-то на стороне, я подумала, исходя из женской логики, что он пошел в бордель, но, посмотрев на него утром, поняла, что ходит он не к женщине. Похоже, его ночные отлучки связаны с тем делом, ради которого мы, собственно, здесь. Сегодня он точно также ввалился в окно, разделся, лег ко мне, обнял, но не уснул сразу, а, заметив мои открытые глаза, сказал:
   - Сегодня все решится, - чмокнул в нос, улыбнулся и уснул.
   А у меня от этой мимолетной ласки зашлось сердце в бешеном ритме. Кошмар, поскорее бы домой, что ли, того и гляди, скоро стану нервной и раздражительной. Вот что стоило дедушке-магу вызвать для миссии невинную девушку, как во всех книгах о попаданках. Им же всяко проще, как можно хотеть то, чего не пробовал? И шла бы она себе, не маясь чувством неудовлетворенности, переживала бы о том, любит ли её Сайнур или нет, а может, она бы запала на Даяна.
   Я же спокойно грелась бы на берегу райского острова в компании мужа, представляя, что у нас опять медовый месяц, или, как в нашем случае, две недели. Но нет, я тут, и ничего с этим сделать нельзя. Покрутившись в объятиях Сайнура, вспомнила, что он хоть и фиктивный, но муж, представила, что мы лет десять женаты, и он меня уже нисколечко не возбуждает, помогло мало, но зато я смогла уснуть. Вдруг нам сегодня опять придется убегать, тогда надо выспаться.
  
   - Солнышко, зачем на тебе так много одежды? - мурчал над ухом голос Сайнура, вырывая меня из дремы.
   Его руки пытались добраться до моего тела сквозь несколько слоев одежды. Местное нижнее белье, весьма закрытое, плюс ночная рубашка. Мне же опять снился дом, дети, что я не могу к ним пробиться сквозь призрачную стену, что они меня не слышат, не видят, а я вот она, рядом. Почему-то во сне мне казалось, что как только у меня получится до них достучаться, то стена рухнет, и я наконец-то смогу их обнять, поговорить, хотя бы во сне. Но и в этот раз этого не случилось. Я плакала, стучалась, звала и снова заливалась слезами, понимая, что ничего не могу сделать или изменить. А они проходили мимо, я слышала их разговор, они говорили обо мне, как они скучают, что мама обязательно к ним вернется.
   После такого сна, ни о каких игрищах с Сайнуром не могло быть и речи, на душе было муторно и тоскливо. Единственное, на что меня хватило - это молча откинуть его руку и уйти в ванну, чтобы там успокоиться и привести мысли в порядок.
   - Извини, Сайнур, - первое, что сказала я, выйдя из ванны. - Сон тяжелый снился.
   Он сидел хмурый и полностью одетый, но, посмотрев мне в глаза, что-то там увидел и его взгляд немного потеплел.
   - Бывает, - как ни в чем не бывало откликнулся он. - Завтракать идем, мы сегодня рано встали.
   Я выглянула в окно, действительно, до полудня еще часа три, как быстро, оказывается, учишься определять время по положению солнца, когда нет часов под рукой.
   - Просто ты рано сегодня проснулся, - согласилась с ним.
   - Я и пришел раньше, чем в предыдущие дни.
   - Может, расскажешь, куда ты ходил и что будет сегодня?
   - А если скажу, был в борделе? Поверишь? - усмехнулся он, горькая такая усмешка у него была.
   - Вряд ли, после посещения этого заведения с такими постными лицами не сидят, - улыбнулась я, глядя, как от изумления его брови поползли вверх. - Так что давай выкладывай планы на вечер.
   - Прежде ответь на вопрос, ты бывала в борделях?
   - Нет, конечно, я брезгливая. От мысли, что мужчина, возможно, менее часа назад ублажал кого-то еще, меня начинает тошнить.
   - Э, что-то я запутался, там, откуда ты родом, в борделях работаю и мужчины? - с недоверием спросил он.
   - Да, и ты имел бы грандиозный успех. Или ты не из-за этого интересуешься? - подначивала его. Зачем, не знаю, просто вырвалось. Тем более я сказала правду, женщинам нравится такой тип мужчин.
   - Как сказать, - он мягко встал с кресла, сделал пару шагов и поймал меня в объятия. Медленно склонился надо мной, касаясь своим лбом моего, провел пальцами по щеке, прикоснулся к губам, вызывая приятную дрожь во всем теле. Я потянулась к нему за поцелуем, но он мягко развернул меня спиной к себе и с придыханием спросил:
   - Пошли, поедим, что ли? - хлопнув при этом по мягкому месту, видимо для ускорения. Скотина, я к нему, понимаешь ли, со всей душой, точнее, телом, душу мою он пока не зацепил, а ему только пожрать.
   - Родная, не надо делать такое зверское лицо, улыбнись, мы же молодожены, - издевательски ухмылялась эта мстительная гадина мужского пола. Ну-ну, я тоже умею так, мы еще посмотрим, кто первый попросит о капитуляции.
  
   Не торопясь позавтракали и отправились по уже привычному за три дня маршруту. Прогуливаясь со мной под руку, улыбаясь прохожим, Сайнур вполголоса посвящал меня в свои планы, которые мне совсем не нравились, но отказать я уже не могла, договор, хоть и устный, был заключен. Суть дела была проста, у наемника давно лежит заказ на один артефакт, хранящийся в соседнем музее. Он считался нерабочим, потому что маги не смогли разобраться, для чего он, собственно, предназначен. Но по легендам артефакт принадлежал драконам, это и придало ему историческую ценность. Вот один очень богатый коллекционер и заказал его Сайнуру, а я, стало быть, пойду соучастницей в краже исторической и художественной ценности. Мне даже не любопытно, что полагается ворам, то есть нам, если мы попадемся. Плохо, что-то в этом мире я вступила не на ту дорожку, как бы цена не была высока за все эти проступки, но что сделано, то сделано, поздно уже что-то менять.
   Моя же роль в этом деле будет ровно такая, как и все предыдущие дни, создавать алиби Сайнуру. С одной лишь разницей, что сегодня планируется рейд местной стражи порядка по гостиницам с целью отлова "ночных бабочек". Законно продажной любовью можно заниматься только в стенах борделя, платя налоги государству. Вот с целью выявления отъявленных налогонеплательщиц раз в месяц проводятся рейды по их злачным местам. В принципе ничего страшного в этом нет, стражи мирно стучатся в комнаты постояльцев и проверяют наличие брачных браслетов у парочек. Если их нет, то предлагают проводить в храм, или девушку клеймят, буквально. Ставят маленькую магическую татуировку, и она обязана либо по прошествии месяца устроиться на работу в бордель, либо заплатить нехилый штраф, чтобы татуировку не ставили. В общем, и тут шовинизм, и у них во всем виновата женщина.
   Идея же Сайнура состояла в том, чтобы провернуть кражу до этой проверки. Так в случае чего стражи могли подтвердить наше алиби. Идея была хорошая, но подгадать точное время не представлялось возможным, я так думала. Но нет, и тут у мужчины все было учтено, он именно этим и занимался три ночи подряд: лазил в музей, изучал защиту, добывал экранирующие амулеты, встречался с осведомителем. Он точно знал, когда начнется проверка, около полуночи, когда все постояльцы в своих постелях. В это время он и пойдет на дело, пока дойдут до нашей комнаты, он успеет вернуться. По его словам ему нужно четверть часа, не больше. Мы обговорили еще пару моментов, вроде бы все должно было пройти гладко, но у меня были большие сомнения.
   День мы провели как обычно, много гуляли, еще больше целовались, но уже в укромных местах, я думаю, это от волнения и адреналина в крови. Вечер необратимо приближался, меня начало потряхивать, я льнула к фиктивному мужу, лукаво улыбаясь, доигрывая свою роль до конца. Он тоже прижимал меня к себе крепче обычного, ужин мы растянули, как можно дольше оставаясь на людях. В этом мире ужинали поздно, примерно как в Англии, часов в восемь-девять вечера. А потом начались танцы, мало отличающиеся от нашего вальса. На нас завистливо косились престарелые матери семейств, и одобрительно хмыкали их мужья, глядя на руку Сайнура, которая лежала ниже моей талии.
   Мне с ним легко танцевалось, хотя вальсировала я последний раз на собственной свадьбе, впрочем, и первый тоже. Мы с мужем специально взяли пару уроков, боялись опозориться, молодые были, глупые, хотели, чтобы все прошло идеально. Прошло, а толку, какой смысл в этих лимузинах, банкетном зале, баснословно дорогом платье, только чтобы похвастаться подругам, глядите, я не хуже, у меня тоже все было. Многие и замуж выходят ради свадьбы, а не по любви. Отсюда разводы, дележ долгов, потому что накопить имущество за пару-тройку месяцев невозможно. Так и хочется спросить, почему одни пары проносят свое чувство сквозь годы и любят друг друга до последнего вздоха, других хватает на несколько лет, а кто-то уже через месяц жалеет о сделанном выборе. Хочется спросить, почему так, да не у кого. А у каждого своя судьба, свой выбор и путь.
   Танцы меня немного расслабили, настроение пошло на лирический лад, ровно до тех пор, пока Сайнур не сказал "пора". До полуночи оставался час, в скором времени должны были подойти стражи с проверкой. Точной минуты не знал никто, но Сайнур с кем-то договорился, и этот кто-то должен был ему "маякнуть".
   Мы поднялись в номер, наемник быстро переоделся во все темное и удобное, не забыв маску, как у ниндзя, это еще раз убедило меня, что такие дела ему не впервой. Как бы ни нравился мне он, но мы с ним очень разные, и если по какой-то причине я не смогу вернуться домой, вместе мы не останемся. Криминальный талант - это не то, что я хотела бы видеть в своем муже.
   Вдруг за окном что-то сверкнуло и мгновенно погасло, наемник сразу подобрался, наклонился надо мной, поцеловав и сказав на прощание: "Четверть часа". Я, чтобы успокоиться и правдоподобнее обставить наше алиби, начала раздеваться, раскидывая вещи так, будто бы мы в спешке раздевались, сгорая от страсти. Напоследок оставшись только в своих трусиках, не стринги, но тоже мало что скрывают, замоталась простыней и стала разбирать постель.
   Время шло, минуты тянулись бесконечно, мне казалось, прошло не меньше часа, но Сайнура все не было, как, впрочем, и стражей. Я сидела на кровати, добросовестно ей поскрипывая, издавать стоны у меня не получалось, пересохло горло. Тут раздался стук в дверь, а с ней и кодовая фраза, известная, наверно, во всех мирах:
   - Откройте, стражи порядка!
   Стон вырвался из груди, я всем весом опала на кровать, как же они не вовремя, Сайнура до сих пор нет.
   - Слышишь, кажись, хозяева заняты, - раздалось хихиканье из-за двери. - Может, не будет обламывать мужика?
   Я с энтузиазмом восприняла подсказку неизвестного благодетеля и томно застонала, ритмично раскачивая кровать. Когда вам грозит плаха, как-то не до стеснения.
   - Какая страстная малышка, мне бы такую. Если окажется шлюшка, обязательно попробую, - все тот же голос, молодой. Смотри-ка, первый клиент нарисовался, я сегодня в ударе. Ну где же Сайнур?
   - Открывайте, или мы ломаем дверь, - равнодушно заявил первый голос, явно главный. - Парни, начинайте.
   В тот момент, когда парни взялись за дверь, в окно влез Сайнур. Я подскочила к нему, яростно шепча на ухо, чтобы не услышали за дверью:
   - Быстро раздевайся, полностью и ложись в кровать, потом объясню. Где штука? Давай, я спрячу, - он, не споря со мной, сунул мне в руку кулон на золотой цепочке, вроде как с изумрудом, я моментально засунула его в пространственный карман сумки. Дверь затрещала, я бросилась к кровати, на ней уже лежал Сайнур, на боку.
   - На спину, - скомандовала я и распахнула простыню. У него округлились глаза, а другая часть тела поползла вверх.
   Я села ему на живот, от посторонних взглядов меня защищали распущенные волосы и простыня, которой я прикрыла бедра, чтобы ворвавшиеся не догадались, что мы ничем и не занимались все это время. Адреналин зашкаливал, сердце вырывалось из груди, пожирающий взгляд Сайнура только добавлял нервотрепки и волнения, я склонилась над ним, целуя. Он застонал, вызывая у меня мурашки, возбуждение накрыло волной, заставляя страстно впиваться в его губы, гладить тело и просто желать. На несколько минут мы выпали из реальности, нетерпеливые ласки, страстные стоны, все это оборвалось с выбитой дверью. Даже не этот звук вернул меня на землю, а восхищенный мужской возглас, которому вторил одобрительный гул.
   - Что б меня... вот это баба, если не замужем, сам женюсь!
   Я скатилась с Сайнура, прихватывая с собой простынь, ничего, он мужик, ему стесняться нечего, в отличие от меня. Попыталась натянуть её по самую шею, выходило плохо, от страха тряслись руки, в мозгу была только одна мысль: "Во что я вляпалась?" Кое-как намотав на себя единственную защиту от мужских вожделеющих взглядов, я забилась в угол кровати, оттуда уже рассматривая стражей.
   - Что вам надо? По какому праву вы врываетесь сюда? - встал Сайнур, красив, подлец, со спины так глаз не оторвать.
   - У нас приказ, проверить всю гостиницу на наличие несанкционированного проникновения, - здесь раздались смешки, - лиц, подлежащих клеймению.
   Все-таки люди везде одинаковые, даже официальные формулировки такие же размытые, как у нас. Вообще стражей было четверо. Один крепкий усатый мужик лет пятидесяти, он отдавал приказы, при этом единственный, кто поглядывал в мою сторону довольно равнодушно. Остальные трое были молоды, симпатичны, и не сводили с моих оголенных ног глаз, пуская слюни, иносказательно, конечно. Особенно сильно выделялся блондинистый тип богатырского телосложения, он в отличие от своих сослуживцев не отводил глаз от моего лица. Почему-то мне кажется, это он не прочь на мне жениться. Бедненький, как мало ему от женщины надо, неужели местные дамы весьма скромны в сексуальных утехах?
   - Как видите, здесь никого нет, кроме меня и моей жены, - холодно произнес мой супруг. - Прошу покинуть нашу комнату, или я буду жаловаться.
   - Покинем, только убедимся, что она действительно ваша жена. Сейчас ушлых девиц, гораздых на выдумки, много развелось, нацепят простой браслет и говорят - женаты.
   Боже, какой умный мужик, даже жаль, а вдруг и вправду сможет снять браслет с Сайнура, что тогда делать? Выходить замуж за блондина? Лучше уж это, чем клеймо проститутки.
   Главный подошел к Сайнуру, тот протянул ему руку, заметно побледнев. Я тоже прикусила губу, а вдруг найдет застежку?
   - Не бойся, малышка, - я не заметила, как ко мне подошел блондин. - Хочешь, я на тебе женюсь?
   Он присел на край кровати, протянул руку, я постаралась забиться в угол еще глубже, но стена не пускала. Провел ладонью по голой лодыжке, оттуда продолжил исследовать бедро, благо не полез под простынь, намотал локон волос на палец, немножко потянул к себе.
   - Кожа гладкая, как шелк, волосы, - он понюхал локон, прикрывая глаза. Маньяк какой-то, только увидел женщину, да еще и верхом на мужике, а зовет замуж, - волосы идеальны.
   Я не реагировала на его приставания, все-таки у меня вроде как есть муж, он и должен блюсти мою честь, но он пока не замечал, что меня вот-вот изнасилуют, прямо здесь и сейчас. Все его внимание, как и пожилого стража, было приковано к браслету, он пытался его расстегнуть, каким-то шестым чувством зная, что браслет ненастоящий. Может, он чувствует отсутствие магии в нем? Пока моя серьга не сдавалась, и я молила бога, чтобы так было и дальше, причем молила и своего, и Пресветлую, и даже Арука вспомнила. Вдруг кто из них поможет, в магию я тоже раньше не верила, а она есть.
   - Как только Берг снимет браслет, я тебя отсюда заберу, - проследил за моим взглядом парень.
   - А имя своей будущей жены ты спросить не хочешь? - не смогла удержаться я, скидывая его руку со своей груди. Наглец, еще не женился, а туда же - лапать.
   - Нет, у тебя будет новая жизнь, новое имя, все новое, - с горящими глазами ко мне подбирался парень. Точно маньяк.
   - Сай! - истерично крикнула я, отталкивая стража, который уже лобызал мои ноги и тянулся выше. Мой супруг на этот вечер резко обернулся и одним прыжком пересек расстояние до кровати. Его глаза полыхали бешенством, он схватил парня за шиворот и хоть весовая категория была явно не в пользу наемника, рывком сдернул того с меня.
   - Пошел вон, - сквозь зубы процедил Сайнур. - Еще раз увижу рядом с женой, убью!
   Зря это он, разве можно так разговаривать с представителями законной власти, они же теперь точно не отвяжутся, что-нибудь да пришьют. Но, видимо, я не все знаю и понимаю в этом мире, потому что главный как-то странно хмыкнул и скомандовал:
   - На выход, парни. У вас красивая жена, берегите её, - произнес он, напоследок улыбнувшись загадочно.
   Как только за ними закрылась, образно говоря, дверь, потому что она висела на одной петле, я подскочила с кровати, путаясь в простыне, спотыкаясь, стала собирать свои вещи. При этом стараясь забыть долгий обещающий взгляд блондинистого стража, теперь еще и его опасаться, подозреваю, он так просто не откажется от своей страсти.
   - Эрин, ты ничего не забыла, - подошел ко мне со спины Сайнур. Развернул к себе лицом, мягко отобрал вещи, откинув их в сторону. - Не забыла, на чем мы остановились?
   - Сайнур, не сейчас, - меня всю трясло от пережитого страха, такими тепами поседеть недолго. Хотелось только одного, одеться и поскорее сбежать отсюда куда подальше, спрятаться, а еще успокоительного, ну уж точно не секс мне был нужен.
   - Эрин, я тебя не отпущу, - отбирая у меня простыню, вкрадчиво произнес он. - Я не железный, я не могу больше терпеть твои издевательства. То ты хочешь, то нет.
   - Значит, ты все решил, не спрашивая, просто ставая перед фактом. Так вот мой ответ - нет, может, у тебя с нервами все нормально, но я так не могу. Меня чуть не заклеймили шлюхой, пытался изнасиловать страж на глазах у четырех свидетелей. Я уже не говорю о подоплеке всего этого дела, за которое нам грозила плаха, не ошибаюсь? Я так не могу, мне надо успокоиться, смыть эти мерзкие прикосновения...
   - Мои? - с каменным лицом спросил мужчина.
   - Да при чем здесь ты? Ты только о себе и думаешь...
   - Это я-то о себе? Да большей эгоистки, чем ты, я не встречал, - перебил он меня в очередной раз. - Ты движешься к одной лишь тебе ведомой цели, не считаясь с желаниями других, не видя ничего вокруг, кроме неё.
   - Не забывай, это не я бросила Аглию в лесу.
   - Дура, я специально не стал останавливать паренька, он весь день за нами следил. И с ним девочке было бы лучше, чем у магов. Потому что даже смерть намного приятнее той участи, что они готовят для женщин с магическим даром.
   Он подхватил свои вещи и вышел, напоследок хлопнув дверью так, что она упала на пол. Я с трудом подняла ее и кое-как приперла к дверному проему. Поругавшись с Сайнуром, я чувствовала себя немного виноватой. У меня действительно не было желания после всей этой нервотрепки, но надо было сказать ему об этом по-другому, не оскорбляя.
   Я оделась, привела себя в порядок, особенно волосы, которые растрепались, хотела помыться, но дверь держалась на честном слове, а в ванне не было задвижки. Помоюсь в другой гостинице, в этой я оставаться не хотела, ну или хотя бы пусть дают другой номер. Я закинула свою сумку на плечо, захватила вещи Сайнура, у него сумка тоже была небольшой и вышла из номера. Оставалось только найти наемника и извиниться за грубость. Я спускалась вниз по лестнице, целенаправленно идя к бару, где еще в такой час может быть разобиженный мужчина? В борделе? Надеюсь, что нет.
   Все-таки я была права, и он нашелся именно там, где я его искала, в баре. Сидел у барной стойки и напивался, судя по количеству пустой тары, успешно, я уже хотела подойти, но вовремя заметила его собутыльника. Щуплый мужичонка сидел с Сайнуром рядом, и вроде был с ним знаком, во всяком случае, разговаривали они как старые знакомые.
   - Видел тебя с женой, вот уж не думал, что ты женишься после той истории. Ничего так краля, я бы такую попользовал бы. Но ты? Тебе же всегда нравились высокие брюнетки, костлявые такие. А женился на блондиночке с приятными округлостями, - захихикал мужик. - Или на деньги повелся? Я тут поспрашивал, сорили вы ими нехило, можешь мне не лечить, ты почти всегда на мели, а тут такой барыш выхватил. Где нашел-то, я себе тоже такую хочу, и фигуркой хороша, и деньги есть. Вдовушка, небось, а не ты ли помог ею стать? Нет? Жаль, тогда она бы у тебя вот где была. А так что не по нраву, пойдет и разведется.
   У них есть развод? А мне ничего об этом не говорили.
   - Да ты не расстраивайся, ну не стоит у тебя на неё, потерпи, представь свою Альку и наладится. А совсем худо будет, так завсегда можно вдовцом стать богатым. Понимаю, понимаю, об этом рано еще говорить, подозрительно будет, наверняка родственники проверять приедут.
   Дальше слушать не было смысла, недавняя обида вернулась с удвоенной силой, злость развернула свои крылья, причем злость больше на себя. Ну надо быть такой дурой, а еще извиняться перед ним хотела, поверила опять, а ему деньги подавай. И ведь знала, что это единственный его искренний интерес, но все равно повелась на взгляды, красивые слова, совместные танцы, расслабилась.
   Я твердым шагом подошла к ним, оттолкнула мужика, встала перед Сайнуром, посмотрела в его глаза, да что с ним разговаривать. Отныне нам не по пути, хотел денег, он их получит, даже больше чем мечтал, пусть хоть подавится ими. Я бросила его сумку ему под ноги, из своей достала золотой, тот самый, из дедовских, кажется, наемник называл его эренс.
   - Руку дай, - он протянул, с мукой в глазах следя за каждым моим действием, но меня было не пронять еще одной актерской игрой. - Хотел денег, бери, надеюсь, с ними ты обретешь то, что ищешь. И ты свободен.
   Я вложила в его ладонь золотой и сорвала браслет с его руки, и со своей тоже, не глядя, кинула их в сумку. Да, можно было бы обвинить его во всех смертных грехах, устроить истерику, побить посуду, но это было бы равносильно признанию в своих чувствах к нему. Не дождется, я не собираюсь унижаться, все с тем же равнодушным лицом, не оглядываясь, не слыша оклика, не реагируя на чей-то восторженный вскрик, я вышла на улицу и побрела, куда глаза глядят. Обида жгла сердце, слезы застилали глаза, но я упрямо шла вперед, пока тьма не накрыла своим покрывалом сознание.
  
  
   Глава 14
  
   Солнечные лучики ласково касались моего лица, щебетали птички, легкий ветерок шелестел листвой. Как же хорошо, давно я так не высыпалась, потянулась, не открывая глаз, мягкая постель, что еще нужно для усталого организма. Кстати, а где этот организм находится? Открыла глаза, осмотрелась, явно спальня, я лежу на широкой кровати, сверху свисает балдахин, красивый, полупрозрачная ткань бежевого цвета с золотистыми цветами. Это к кому меня вчера занесло? Ничего не помню, неужели с горя напилась и подцепила перспективного мужика? Заглянула под одеяло, на мне была надета тонкая кружевная сорочка весьма фривольного вида, ну хоть не голая и то хлеб. Голова не болела, не похоже, чтобы я вчера пила, значит, будем искать другое объяснение и начну с осмотра комнаты, желательно туалетной.
   Закончив свои дела в ванной комнате, она же туалетная, которая оказалась вполне уютной: маленький бассейн, унитаз, больше напоминающий трон с дыркой, столик с зеркалом, на котором стоял таз и кувшин с водой. В спальне кроме кровати еще были пару кресел с журнальным столиком, комод и ковер на полу, все это было выдержано в бежево-золотистых тонах. Я уже хотела поискать в комоде какую-нибудь одежду, когда заметила на одном из кресел свою сумку и вещи, что удивительно - чистые. Одевшись, я почувствовала себя уверенней и решила проверить, ничего ли не пропало. В пространственный карман я лезть не стала, с ним и так все ясно, быстро просмотрела остальное содержимое, вроде все на месте.
   - О, вижу, вы уже встали, доброе утро, - я обернулась, в дверях стоял пожилой мужчина, нет, не могла я выпить столько. - Позвольте представиться, хранитель Вельмор, рад приветствовать вас на нашем острове.
   - И вам доброе утро, меня зовут Эрин. Хотелось бы поподробнее услышать об острове, еще вчера вечером я была на материке, - договаривать я не стала, но красноречиво посмотрела на него. Одет был местный представитель, пока незнамо чего, в светлые развивающиеся одежды, кажется, у нас так одеваются в мусульманских странах, только в гарем попасть не хватало мне для полного "счастья".
   - Конечно, но думаю, разговор лучше продолжить за завтраком, вы не против? Сумку можете оставить здесь, никто её не возьмет, за воровство у нас полагается смертная казнь, - он открыл передо мной дверь, пропуская вперед. - Направо, пожалуйста, до конца коридора.
   Я пошла в ту сторону, в которую он указал. Вельмор шел на шаг позади меня, честно сказать, мне это не нравилось, такое ощущение, что он контролирует, как бы я не сбежала. Идти пришлось недалеко, дверь последней комнаты была приветливо распахнута. Я вошла в небольшую залу. Все те же золотисто-бежевые тона, фантазии, что ли, не хватает украсить помещение в другой гамме. Помимо нас с Вельмором присутствовали два молоденьких паренька, по виду нетрадиционной ориентации, очень уж они были женственные, даже одежда на них была розового цвета.
   Хранитель проводил меня к столу, усадил во главе него, сам сел справа. Тут же парнишки подкатили сервировочный столик и начали молча расставлять всякие яства, не забывая при этом разглядывать меня и смущенно краснеть, то ли я что-то напутала с их ориентацией, то ли я чего-то не понимаю.
   Решила не обращать на них внимания, а сосредоточиться на еде и Вельморе, который явно горел желанием мне все рассказать, во всяком случае, именно этим я объясняла себе его пылающий взгляд, которым он меня окидывал.
   - Вы завтракайте, а я начну рассказ, если появятся вопросы, задавайте, - сказал Вельмор. - Начну с того, что мы находимся на острове, где-то в океане, судя по климату, в южных широтах.
   - Постойте, и это называется подробнее? А название океана, а название острова? - перебила я его.
   - Никто этого не знает, потому что мы все, кто живет на острове, попали сюда через природный портал из разных частей планеты, - ответил он мне.
   - Мир-то хоть Эренсай? - спросила я главное, что меня волновало на тот момент.
   - Мы на это надеемся, хотя в силу того, что выбраться с острова не представляется возможным, не вижу разницы в том, какой это мир, - судя по интонации, ему действительно было все равно.
   - Ладно, продолжайте дальше, почему нельзя выбраться с острова? Нет кораблей или рифы вокруг? - неужели все придется начинать сначала?
   - Кораблей у нас действительно нет, но лодок хватает, насчет рифов сказать не могу, не видел. А выбраться с острова нельзя из-за магического купола, который накрывает не только остров, но и часть океана вокруг. Магия у нас практически не действует, от чего особенно страдают эльфы и другие, магически зависимые, существа.
   Опаньки, у них есть эльфы? Так, никуда не уеду, пока не увижу живого эльфа. Дальше Вельмор рассказывал историю Острова, именно так, с большой буквы. Ну да, других островов у них нет, так что заморачиваться с названием не надо. Рассказывал, как не первое столетие сюда попадают люди и нелюди, как из-за ограниченного пространства, были придуманы довольно жесткие законы, такие как смертная казнь за воровство, убийство, подстрекательство к свержению власти, за оскорбление женщин и так далее.
   Иногда люди на остров попадали по одному, как я, иногда компанией, бывало и целый корабль затягивало в блуждающий портал. И не было ни одного случая, когда кто-то смог выбраться с острова. Он еще долго рассказывал о том, как у них хорошо, красиво и благополучно. Я же чувствовала, что где-то здесь большой подвох. Если бы у меня была возможность посидеть и подумать, наверно, я бы и сама догадалась, в чем он.
   - Может, хватит ходить вокруг да около, - перебила я ударившегося в воспоминания о молодости Вельмора. - Говорите, как есть, не верю, что вы всех попавших на ваш остров так встречаете.
   - Я встречаю так всех попавших на остров женщин, - улыбнулся он мне. - Понимаете, при всем неплохом существовании у нашего общества есть одна проблема. Катастрофическая нехватка представительниц прекрасного пола.
   Вот это я попала! Куча мужиков, сходящих с ума от неудовлетворенности, понятно, почему у них попадаются парни не той ориентации.
   - Чем это грозит лично мне? - задала я насущный вопрос.
   - Ничем страшным, - с выражением заправского искусителя произнес он. - У нас к женщинам трепетное отношение, за оскорбление действием или словом - смертная казнь. Женщины смертной казнью не караются, даже за убийство, им всего лишь ограничивают свободу, за неё несут ответственность мужья.
   - С этого места подробнее, мужья? - чего-то подобного я и ожидала при недостатке женщин.
   - Да, по нашим законам у женщины может быть от трех до пяти мужей, - все так же ласково улыбаясь "обрадовал" меня Вельмор.
   - Но это по желанию, я правильно поняла? - надежда умирает последней.
   - Конечно, обязательными являются три мужа, дальше по желанию женщины, мы не варвары.
   - Как можно с тремя мужчинами сразу? - кажется, у меня не туда занесло мысли, жуть, тут с одним иногда не знаешь, что делать, а еще дети и дом.
   - Не переживайте, у нас за столько столетий все регламентировано. У жены своя комната, мужья навещают её в порядке установленной очереди, раз в декаду каждый, лучше сразу выделить им свой день. Если у вас появится желание видеть кого-то из них чаще, это дозволяется, но не в ущерб остальным. То есть раз в декаду жена обязана провести ночь с каждым супругом.
   - Это понятно, но я вообще-то не о том. Готовить на трех мужчин, убирать за ними, да и дети пойдут, где сил на все это взять?
   - Ну что вы, у нас женщины не занимаются домашней работой, все делают мужья или слуги. Обязанность женщины - следить за своим внешним видом, чтобы радовать мужей и рожать детей. Кстати, во время беременности женщина освобождается от супружеских обязанностей, но у нас, по неизвестной причине, дети рождаются нечасто.
   - Радует, что домашней работой заниматься не придется, - единственная хорошая новость и не деться никуда, ничего, попытаюсь затянуть с выбором женихов как можно дольше. - Надеюсь, женщины сами выбирают мужей?!
   - Конечно, как же иначе, вам будут представлены все холостые достойные мужчины, и вы сможете выбрать любого.
   - Я так понимаю, выбора у меня нет, в смысле, никуда я отсюда не денусь, и мне надо будет подчиниться вашим законам? - я дождалась его кивка. - Поймите и вы меня, я не привыкла верить словам, хотелось бы увидеть доказательства.
   - Если вы обладаете, хотя бы малейшим магическим даром, для вас все станет очевидным, едва вы выйдете на улицу. Но и без того я согласен устроить для вас экскурсию по нашему городу, а вечером вы посетите храм на вершине Одинокой горы. Оттуда открывается чудесный вид на весь остров.
   - Хорошо, я согласна на экскурсию, - заодно присмотрюсь к местным порядкам и обычаям.
   - Принесите нашей гостье подобающую одежду, - обратился Вельмор к парням, которые незримо присутствовали при нашем разговоре, я даже успела забыть о них.
   - А чем плоха моя одежда, - я осмотрела себя: платье чистое, длинное, декольте скромное, руки тоже закрыты.
   - На улице в вашем платье будет жарко, и в то же время оно непозволительно открыто, мне бы не хотелось беспорядков из-за вашего вида.
   Вельмор проводил меня до знакомой комнаты, где мне предстояло переодеться. Там меня уже ждали мальчики с одеждой, причем готовые мне помочь переодеться. Но я выставила их за дверь, разберусь сама. Одежда состояла из шароваров, длинной рубашки, до середины бедра и что-то наподобие паранджи с прорезями для рук, оставляющей открытым только лицо, все это "великолепие" было выполнено из белой, струящейся ткани, еще были "босоножки" - подошва с кожаными ремешками. Нижнего белья ко всему этому не предлагалось, ладно, надену свое, из нашего мира, благо комплектик у меня белого цвета. Нацепила все на себя, посмотрела в зеркало, а ничего так, оказывается у меня очень симпатичная мордашка. Вот увидел бы меня сейчас Сайнур. Так, не думать об этой сволочи, хотя зря я на него вчера накинулась, надо было выслушать его оправдания, а потом уж делать выводы. Я же не истеричная барышня, возможно, я что-то не так поняла, да и сама его обидела в начале. Тем более всю ту пакость говорил его дружок, а он по большей части отмалчивался. Сейчас, успокоившись, я могла рассуждать логически и пришла к выводу, что мы оба были неправы, в нас говорили гормоны и нереализованные желания. Если нам суждено будет увидеться, я обязательно с ним поговорю и выясню, как он на самом деле ко мне относится, только уже спокойно и без истерик. Похоже, мне что-то подсыпали в завтрак, какое-то успокоительное, слишком философски я отношусь к сложившейся ситуации.
   - Эрин, вы готовы? - заглянул Вельмор в мою комнату. - Вам очень идет, пойдемте, нас уже ждут.
   Нас ждала, даже не знаю, как назвать это средство передвижения, что-то вроде удобного кресла с подушками на платформе, и эту конструкцию должны были нести четыре полуголых атлета. У меня случился эстетический шок. Молодые мужчины были как на подбор: высокие, мускулистые, красивые. Они поигрывали мышцами под солнечными лучами и ослепительно мне улыбались, один даже подмигнул.
   Вельмор помог мне устроиться на "креслице", даже засунул мне одну подушку под поясницу, чем вызвал слаженный, завистливый вздох моих носильщиков, от которого у меня пробежали мурашки по спине от страха за свою, пусть не невинность, но честь. Как я поняла, места на этом транспорте Вельмору не полагалось, и он вынужден был идти рядом и рассказывать о достопримечательностях. Ничего сильно примечательного я не увидела, возможно, если бы получилось отвлечься от сопровождающих меня взглядов, я смогла бы насладиться красотой города. Его белокаменными домами, чистыми мостовыми, художественно выстриженными газонами и кустами, а также морем цветов.
   Понятно, что меня носили по лучшим улицам, чтобы я могла оценить, в какую "сказку" я попала. Но мне было не до сказки, от оценивающих и вожделеющих взглядов было некуда деваться. Ужас, я-то в Египет не любила ездить из-за навязчивого внимания аборигенов, а тут целый город озабоченных и сексуально неудовлетворенных мужиков. Именно мужиков, за все время экскурсии мне встречались только они, иногда в пределах видимости мелькала фигура, закутанная, как и я, с головы до ног. Но всякий раз, когда я хотела рассмотреть её, мы либо не туда сворачивали, либо фигура быстро удалялась в сопровождении своих мужчин. Детей встречалось очень мало и все были мальчики, наверно, девочек не выпускают на улицу, я бы свою дочь точно не выпустила.
   Через два часа я устала от города, от примелькавшихся лиц, от жары, единственное, о чем я жалела, это что у местной паранджи открыто лицо, надо им посоветовать, чтобы вуаль сделали, а лучше в закрытой карете возили. Не удержавшись, попросила Вельмора показать мне океан, сказала, что хочу помочить в нем ноги, чем вызвала слаженный стон "атлетов". Я уже начала думать, что их специально тренируют, чтобы поднимать самооценку вновь прибывшим женщинам. Ну не верю я, что взрослые мужики могут так эмоционально реагировать.
   Меня донесли до набережной и хотели, чтобы я любовалась океаном со своего "насеста", не на ту напали, я соскочила с платформы, проигнорировав руки, протянутые Вельмором и носильщиками. И стала спускаться к океану по каменной лестнице, все пятеро отправились за мной. Белоснежный коралловый песок искрился на солнце, мягко набегали волны, шум прибоя действовал на меня умиротворяющее. Я приподняла паранджу, которая опускалась до самых пят, не оценила восторженный вздох своих сопровождающих и вошла в воду. Она была теплая, захотелось все скинуть и искупнуться. Где-то над ухом нудел Вельмор, рассказывал что-то о приличиях, о том, что своими лодыжками я смущаю наших " атлетов".
   - Так пусть отвернутся, - психанула я, когда он завел свою песню по третьему кругу.
   - Это невозможно, они вас охраняют, - пытался достучаться до моей совести хранитель.
   - От кого? Здесь кроме нас никого нет, или боитесь, что я утоплюсь от переполняющего меня счастья? - решила свести наш разговор к шутке.
   - Понимаете, в нашей истории были прецеденты, - промямлил он.
   - Я правильно вас поняла, покончить жизнь самоубийством мне не дадут, даже если я сильно этого захочу, - с интересом посмотрела на него, хранитель отвел глаза.
   - Понятно, здесь должна была быть фраза: "Понимаете, у нас каждая женщина на счету", - передразнила я Вельмора. - Я хочу отдохнуть, может, закончим с экскурсией, тем более вы говорили, что вечером у нас запланировано посещение храма.
   - Да, да, перед посещением храма вам надо обязательно отдохнуть, у нас есть замечательные массажисты, купальщики, то, что нужно для усталого организма, - обрадовался он, предлагая пройти к моему транспорту.
   - Я так понимаю, все они мужчины?! - не столько спросила, скорее, озвучила факт.
   - Да, конечно, вам не нравятся мужчины? - подозрительно посмотрел он на меня. - Я заметил, что вас раздражает внимание, оказываемое вам нашими мужчинами.
   - Не волнуйтесь, с ориентацией у меня все нормально, - успокоила я его, мало ли, может, это единственное, за что женщине положена смертная казнь. - Просто я люблю умных мужчин, а внешняя составляющая для меня не столь важна. Тем более я не неудовлетворенный подросток, чтобы кидаться на все, что движется и привлекательно внешне.
   Я специально говорила так, чтобы нас слышали носильщики, надеюсь, им хоть немного стыдно за свое поведение. Путь до дома хранителя мы преодолели быстро, нигде не задерживаясь, даже Вельмор шел молча. Перед моей комнатой он поинтересовался, не нужно ли мне чего, я выразила желание принять ванну, но без купальщиков, а также хотелось пить. Он кивнул, пообещал зайти ближе к вечеру и ушел. Я зашла в комнату, все было на месте, только постель заправили, не успела я прилечь, как в комнату вошли знакомые по завтраку мальчики. Один нес банные принадлежности в плетеной корзине, второй на подносе ассорти из фруктов и кувшин с бокалом. Первым делом я встала и налила себе морса, что был в кувшине, какой-то ягодный. Я сидела в кресле, пила морс и смотрела, как парни таскают воду в ванну, подсказать им устройство водопровода, что ли?
   Насладившись ванной, нет ничего лучше, чем полежать в горячей воде с ароматизированными маслами, особенно если вы провели в походе почти месяц и в основном следили за гигиеной в придорожных тавернах или ручьях, не могу сказать что из них хуже. Одеваться сразу не стала, намотала на себя простынку, заменяющую полотенце, подвинула столик к кровати и стала вкушать лежа местные фрукты. А ничего так, жить можно, но недолго, потому что мне надо как можно быстрее найти способ выбраться с острова. Хранитель говорил, что мне все будет ясно, стоит выйти на улицу, но ничего особенного я не заметила, может, из-за яркого солнца, может, по еще какой причине. Да вообще с этой магией не все понятно. С одной стороны, я ей вроде как пользуюсь, опять же, по словам Даяна, он не видит во мне мага, даже когда я "колдую", получается, я использую магию напрямую, а не накапливаю в себе, как это делают остальные. Эх, как там Даян? Вот за кого я волновалась, как бы он не наделал глупостей, может, Сайнур все-таки догадается его предупредить. А магию надо будет проверить, действует ли она. Вставать не хотелось, и я отложила проверку способностей на неопределенное время. Как-то незаметно я задремала.
  
   ***
   Меня разбудило открытие двери, нет, она не скрипела, просто я кожей почувствовала на себе чей-то взгляд и открыла глаза. Стояли все те же мальчики с ворохом одежд и Вельмор.
   - А стучаться вас не учили? - спросила я, проверяя, не сдвинулась ли простынка.
   - Извините, но у нас нет такого обычая, - вежливо заявил хранитель. - Надеюсь, вы достаточно отдохнули, потому что пора собираться в храм, мальчики помогут вам привести себя в порядок и это не обсуждается.
   Он вышел из комнаты, а я уставилась на мальчиков, те нервно сглотнули и начали пятиться к двери.
   - Значит так, парни, - повысила я их статус. - Вы мне показываете, что нужно одеть, а сами прячетесь в ванну, когда закончу, позову вас, расчешете мне волосы, ну и прическу сделаете если нужно.
   Они согласно закивали головами, начали демонстрировать мне одежду, по-моему, единственное, чем она отличалась - это размер. А так фасончик один: длинное платье, приталенное, из легкой струящейся ткани золотистого оттенка и что меня удивило - на лямочках, с довольно смелым декольте. Возможно, в храм ходят только женщины, отсюда такое откровенное платье. К нему была золотистая "паранджа", правильно, нам же через весь город ехать, не хватало еще, чтобы меня изнасиловали по дороге. И опять никакого нижнего белья, неужели у них женщины ходят без него, или это намек, что надо иметь свое. Ну что ж, свое так свое. Платье на мне смотрелось неплохо, оно было почти под цвет волос, я позвала парней, интересно же узнать мнение незаинтересованной стороны. Они посмотрели на меня восторженными глазами, чем разом повысили мою самооценку и заслужили мою признательность. Дальше они в четыре руки расчесали мою гриву, она у меня до пояса, сделали сложное плетение у висков, закрепили золотистыми шнурочками.
   Я рассматривала себя в зеркала, пытаясь понять, чего же не хватает, полезла в сумку, достала золотые серьги, те самые, что временно были брачными браслетами. Еще бы на шею что-нибудь повесить и я вспомнила про артефакт, который мы с Сайнуром умыкнули. Это надо же, я так расстроилась из-за подслушанной беседы в баре гостиницы, что забыла отдать ему эту вещь. Достала её из сумки, примерила. Неплохо, плетение золотой цепочки очень подходило к моим серьгам, а кулон, чем-то напоминающий розу ветров с крупным изумрудом в центре, к моим глазам. Хм, теперь все внимание привлекает кулон, а не я, что же делать? И тут я вспомнила про косметику, я ей не пользовалась почти месяц, когда сбегали от магов, применить ее так и не получилось. Быстренько подвела глаза, махнула по ресницам тушью и блеск на губы. Еще раз оценивающе глянула на себя: фигура стройная, грудь аппетитная, волосы русые длинные, глаза зеленые с черными ресницами, загадочные, губы пухлые, блестят - вуаля! Я красавица!
   Судя по потрясенным взглядам мальчиков, они решили вернуться к нормальной ориентации. Чтобы им помочь решиться окончательно, я им обольстительно улыбнулась, кажется, перестаралась, падение в обморок одного из них было мне ответом. Пока второй парень приводил своего друга в чувство, вошел Вельмор, его на время тоже охватил ступор. Я решила не доводить до второго обморока, какие-то они здесь чувствительные, надела накидку, она же паранджа, повязала сланцы и пошла к выходу из комнаты, надо будет, догонят. И правда, Вельмор догнал меня в коридоре.
   - Вы не подумайте, что я настаиваю, - как всегда, начал издалека он. - Это просто небольшой совет, вам стоит выбрать себе не меньше пяти мужей.
   - С чего бы это? - если бы я ела в тот момент, точно подавилась бы.
   - Вы слишком красивы, трем мужчинам трудно будет защищать вас.
   - Вы же говорили, что за оскорбление, не говоря об остальном, положена смертная казнь.
   - А вас никто оскорблять не будет, ваших мужей вызовут на поединок, и им придется доказывать, что они вас достойны.
   - А если победит не муж, я что, достанусь победителю? - вот это подстава, что-то я не горю желанием становиться переходящим призом.
   - В какой-то мере да, у победителя будет месяц, чтобы добиться вашей благосклонности, - уклончиво ответил хранитель. Я пристально на него посмотрела, он замялся и уточнил: - Насильно никто женщину не заставляет, но существуют определенные травки. Их использовать в таких случаях не возбраняется.
   Получается, месяц надо не только готовить самой, но и двери запирать, в общем, держать оборону.
  
   Глава 15
  
   Но вот мы вышли на улицу, я села в уже привычное "кресло", и мы пошли в сторону горы. Из-за домов и деревьев рассмотреть ее хорошо пока не получалось. Тогда я стала смотреть по сторонам, был ранний вечер, солнце клонилось к закату, на улице посвежело или это меня морозит на нервной почве. Я обратила внимание, что многие двигались в том же направлении, что и мы, может, они каждый вечер ходят в храм помолиться? Ну да, развлечений у них, наверно, нет. В публичных домах только лица нетрадиционной ориентации, если вообще существуют, я о публичных домах. Незаметно мы вышли из города, и стал виден храм. Лаконичные черты, прямые линии, он напоминал бетонную коробку здания в стиле хай-тек, только без окон и крыши, и из центра здания бил мощный "луч" в небо, там он расходился куполом над всем островом и дальше. Вот что имел в виду хранитель, говоря, что человек, способный видеть магию, поймет все сразу. Магию я видела, но не поняла ничего, кажется, в этом мире я стремительно тупею, ладно, мы все равно идем в храм, там поближе разгляжу этот луч, чтобы понять, что к чему.
   Меня все сильнее не покидало ощущение грандиозной подставы, особенно оно обострилось, когда я увидела толпу у храма.
   - У вас какой-то праздник сегодня? - спросила я Вельмора.
   - Да, сегодня у нас справляют свадьбу, - улыбнулся он. - В нашей жизни это большое событие, поэтому так много людей.
   Не людей, а мужчин, что-то я не заметила в толпе женщин, посмотрю на их свадьбу, надо же знать, к чему готовиться, если не удастся отсюда выбраться.
   Перед нами расступились, меня поднесли к самым ступеням, хранитель помог спуститься и, не отпуская руку, повел в храм. Следом за нами потянулась вся толпа. Внутри храма был огромный зал, крыши над ним не было, у противоположной стены от входа, у самого луча, бьющего в небо, пол поднимался на две ступеньки, этакий постамент для "луча", к нему мы и шли. Подойдя ближе, я увидела, что "луч" вполне материален, да и не луч он, а колонна с квадратным сечением, полая внутри. Вот из этой штуки, похожей на полупрозрачную лифтовую шахту, и било свечение в небо. На самой колонне были вырезаны какие-то письмена или орнамент. За ней в метрах двух зал заканчивался, а в стене виднелись несколько дверей (наверно, подсобные помещения) и над ними крыша. Пока я осматривала колонну, народ набился в зал, Вельмор тронул меня за плечо, привлекая к себе внимание.
   - Все собрались, мы можем начинать.
   - Так начинайте, я-то тут при чем?
   - Если вы настолько мне доверяете, я могу и сам выбрать вам мужей, это большая честь для меня, - склонился он в поклоне, и уже раззявил рот для того чтобы озвучить свой выбор.
   Я же вовремя успела его закрыть, банально рукой, а так хотелось каким-нибудь тяжелым предметом. Сволочь какая, так меня подставить, ведь специально не сказал, что мужей мне надо будет выбрать сегодня, а я думала, у меня есть время, дико не хотелось спать с незнакомыми мужиками. Надеяться на то, что выбранный мной окажется настолько благородным, что не воспользуется своим правом на первую брачную ночь, было глупо.
   А что этот старый хрыч сказал про мужей?
   - Мне что, надо выбрать всех мужей сразу? И как вы представляете первую брачную ночь? - прошипела я на ухо этому гаду.
   - Вам надо выбрать трех обязательных, - ответил тот, довольно скалясь.
   Я оглядела это сборище озабоченного ходящего тестостерона, и как из них выбирать? Ну что ж, начнем игру "Выбери себе мужа".
   - Здравствуйте, достойные представители благословенного Острова, - в ответ раздался гул одобрения. - Мы здесь собрались, чтобы выбрать самых достойных мне в мужья. Может, кто-то считает меня недостаточно красивой для себя, или наоборот - слишком умной? Если таковые имеются, прошу на выход. Дальше, я думаю, стоит ограничить возраст претендентов, те молодые мужчины, которым нет тридцати лет, могут идти домой, у вас еще вся жизнь впереди, надеюсь, и в ваш дом когда-нибудь войдет красивая женщина.
   Я перевела дух, пока мои слова встречались гулом одобрения и толпа потихоньку редела, но мне предстояло отсеять еще очень многих, а начать я решила с волосатых.
   - Что ж, продолжим, пусть мои слова не будут восприняты как оскорбление, но так же прошу удалиться мужчин, имеющих растительность на лице, - я огляделась, толпа поредела наполовину. - Еще мне нравятся высокие мужчины, выше хранителя Вельмора.
   Хранитель был выше меня на полголовы, после моих последних слов осталось около тридцати мужчин. Я повернулась к Вельмору, на ум ничего не приходило, и я решила спросить у него.
   - Вы уверены, что все эти мужчины достойные? Они смогут содержать жену?
   - О да, здесь изначально собрались только такие мужчины. Не имеющие возможности содержать жену, не могут вступить в брак, - бодро отрапортовал он.
   Что ж, придется пройтись, посмотреть "товар" в лицо, так сказать. Только один вопрос:
   - Уважаемый Вельмор, а для кого я надевала платье?
   - Вообще-то, у нас принято при выборе мужей снимать накидку, чтобы женихи видели, кто их выбирает. Но нашим мужчинам было достаточно увидеть ваше лицо, чтобы воспылать желанием.
   - Не будем менять традицию, - произнесла я с обворожительной улыбкой и сняла накидку. Эффект превзошел даже мои ожидания, восхищенный гул отразился от стен. И я пошла в народ, Вельмор семенил следом.
   Я же ходила меж этих "жеребцов", и с каждым шагом мне становилось все страшнее. На их лицах было написано, что они со мной сделают, как только мы останемся одни. Ну почему я не остановилась на каком-нибудь субтильном забитом мужичонке? Нет, мне понадобился мачо, как же, такое бывает раз в жизни, не ты за мужчиной бегаешь, уговариваешь жениться на себе, а они тебе прохода не дают, так и тянут под венец. Что же делать, взгляд сам собой упал на великолепный образчик мужественности: два метра накачанных мышц, черные волосы до плеч, ярко-синие глаза и самодовольная улыбка, от которой у меня подкосились ноги. Нет, только не его, слишком красив, и тут мой взгляд сместился на двух парней, стоящих рядом. Первое, что бросилось в глаза, они были темнокожие, как мулаты в нашем мире, со светлыми, почти белыми, длинными волосами, завязанными в высокие хвосты. Цвет глаз рассмотреть не удалось, потому что они единственные, которые стояли, опустив глаза. Зато я хорошо рассмотрела слегка оттопыренные заостренные уши - эльфы?
   Я подошла к ним, любопытство - мой порок. Парни оказались вполне симпатичные, правда, немного худощавы на мой вкус, но это и хорошо, глядишь, они не такие маньяки, как все остальные. И мне удастся уговорить их повременить с выполнением супружеских обязанностей, а я за это вытащу их с острова.
   - Как вас зовут? - обратилась я к братьям, вблизи я в этом не сомневалась.
   Они подняли на меня глаза лилового цвета, в них было столько удивления, что ответили они не сразу.
   - Меня зовут Дейрос, а моего брата Нейтос, - сказал один из них, скорее всего старший.
   - Меня зовут Эрин, я выбираю вас обоих, - сказала я им.
   - Вам осталось выбрать еще одного мужа, - влез Вельмор.
   - Как вы себе представляете нашу первую брачную ночь, - тихо спросила я его, отведя в сторону от женихов. - Вы хотите, чтобы я умерла после неё? Я так понимаю, новоиспеченные мужья не будут ждать декаду для того чтобы вступить в брачные обязательства. Дайте мне хотя бы месяц, и я выберу третьего мужа.
   - Декаду, не больше и выбрать надо будет из здесь присутствующих, - твердо заявил он.
   - Через две декады, - решила поторговаться я.
   - Через пятнадцать дней присутствующие здесь мужчины соберутся вновь, - громко объявил он. - И леди Эрин выберет себе еще двух мужей.
   Вот собака, я чуть не удавила его.
   - Не стоило со мной торговаться, - тихо хмыкнул он, а потом громче: - Сейчас мы проведем обряд бракосочетания.
   Он подхватил меня под локоток и повел к столбу, эльфы шли следом. Откуда-то сбоку появились молоденькие мальчики, принесли жаровню, маленький столик, похожий на барный стул, такой же высокий и на одной ножке. На него положили кинжал и вырезанную из кости чашу, данные атрибуты мне не понравились. Вельмор запел то ли заклинание, то ли молитву, мальчики подожгли жаровню, эльфы встали с разных боков. Нам протянули какие-то травки, жестом показали, что их надо кинуть в жаровню, мы кинули, потом каждому сделали небольшой надрез на правой ладони. Если будут заставлять смешивать кровь с эльфами, буду отказываться до последнего, в наш век это небезопасно. Прижимать руки друг к другу не пришлось, с нас сцедили немного крови в общую чашу, потом объяснили, что надо прикоснуться окровавленной ладонью к алтарю.
   Я сначала не поняла, что от меня хотят, но, увидев, как мои эльфы прикладывают ладонь к столбу, я сделала так же. Наша кровь потекла по выемкам, заполняя письмена, мне показалось, что столб упругий, и если достаточно сильно нажать, то попадешь внутрь. Тут наша кровь засветилась и вспыхнула, и у нас появились татуировки на правой руке в виде браслета. Остатками крови из чаши потушили жаровню. Я стояла и рассматривала вязь татуировки, она выглядела бледненько и серо, хотя узор прослеживался хорошо. Эльфы тоже с удивлением разглядывали "браслеты". Тут я заметила, что один из помощников Вельмора держит на подносе три браслета, это заставило меня глянуть на хранителя. В его глазах было потрясение, по-другому я не смогла охарактеризовать увиденное.
   - Что-то не так? - спросила я у него.
   - Нет-нет, все в порядке, это высшее благословение, - тут же попытался он успокоить меня, чем вызвал больше подозрений. - Но думаю, стоит прикрыть их обычными браслетами, чтобы зависть окружающих не омрачала вашу семейную жизнь. А сейчас вас проводят в отдельную комнату, где вы сможете ближе познакомиться.
   Он махнул рукой, и мальчик с браслетами подскочил к нам, вспомнив, что у нас принято надевать кольца друг другу, протянула руку. Взяла первый браслет, тяжелый, неужели настоящее золото? Он был в мой палец толщиной, внутренняя сторона плоская и гладкая, внешняя полукруглая с узором: переплетение листиков, веточек и похожие письмена, что на столбе. Эльфы нетерпеливо переминались, пока я разглядывала украшение. Я же не знала, как его надеть им, не было видно застежки. Решила попробовать надеть, как кольцо, со скрипом, но налезло, интересно, а если бы у эльфов ладони были бы крупнее, что тогда, резать браслет? Я думала, что на моей руке он будет болтаться, все-таки у меня запястье уже, а браслеты были одинаковые, но не тут-то было, мой тоже налез с трудом. Магия, что ли?
   - А нас накормят? Не знаю как парни, а я с утра не ела, - мне сейчас хотелось одного - напиться. Посмотрела на только что обретенных мужей, в их глазах сквозило то же желание. - И принесите чего-нибудь спиртного, и побольше.
   Плевать, что обо мне подумают, я замуж выходить не хотела. Эльфы сникли, видимо, приняли просьбу о спиртном на свой счет, типа без него я на них смотреть не могу, если честно, негры никогда меня не привлекали. Но дело не в цвете кожи, а в том, что в нашей стране они до сих пор встречаются редко и воспринимаются как экзотика. По мне мужчина должен быть в меру умным, обаятельным и чтоб за словом в карман не лез, лучше уж словесные баталии и споры, чем обиды и мордобой.
   Нас проводили в одну из комнат, "нет, это не подсобное помещение", подумала я. Большая просторная комната с окном на всю противоположную стену, с красивым видом на закат, в центре невысокий подиум, площадью как четыре двуспальные кровати. Подиум был накрыт ковром с длинным ворсом (или это шкура?), завален разноцветными подушками, рядом с ним стол с многообразием выпивки и закуски.
   - А ванна тут есть? - спросила я у одного из мальчиков, который принес одеяла. Он смутился и махнул рукой в сторону незамеченной мною двери. Что ж, пойду, прогуляюсь, посмотрю какие у них тут удобства.
   Это только кажется, что в тридцать лет ничего уже не страшно, и к жизни относишься с определенной долей цинизма. Меня мучило чувство вины, когда я смотрела на Сайнура и видела себя в его объятиях, когда целовала его. Я убеждала себя, что это неправильно по отношению к мужу, хотеть другого мужчину. Сейчас же ситуация такова, что ни вина, ни совесть меня не гложет, возможно оттого, что у меня нет выбора. Я, конечно, постараюсь оттянуть неизбежное, но не потому, что хочу сохранить верность мужу, а потому что заниматься этим без любви или хотя бы искренней взаимной симпатии не в моих правилах. Если не удастся отказаться от супружеского долга, представлю Сайнура или мужа и попытаюсь получить удовольствие, как в известном анекдоте. Заглянула в зеркало, оттуда на меня смотрела очень грустная девушка. Надо выпить, парни невиноваты в том, что я их не хочу и выбрала только потому, что они мне показались самыми безобидными. Натянула улыбку и вышла к эльфам, они сидели на подиуме возле стола, и лица у них были нерадостные.
   - Еще раз здрасте, - подошла к ним и села рядом. - Что нам вкусненького приготовили, я в вашей кухне не очень разбираюсь, только сегодня к вам попала, но об этом вы, наверно, знаете. Давайте так, я коротко расскажу о себе, а потом вы о себе, потом уж как получится. Но для начала выпьем, отметим, мы вроде стали ячейкой общества, в смысле семейной.
   Мне с ними будет тяжело, неразговорчивые, зажатые, чего хотят - неясно, хотя если пришли на отбор, то, как раз ясно чего хотят. Если только их не заставили, я же не знаю местных законов.
   - Как я уже говорила, меня зовут Эрин. Я из другого мира, - посмотрите-ка, проняло. - Так получилось, что попав на Эренсай, я должна закончить одно очень важное дело, тогда смогу вернуться в свой мир. Поэтому я приложу все возможные усилия, чтобы найти выход с этого острова.
   - Выхода нет. Мы здесь находимся больше двадцати лет, облазили весь остров, если бы могли, разобрали бы по камню, но ничего не нашли и магия здесь практически не действует, - произнес Дейрос, в голосе не было отчаяния, только факт, что они уже смирились за столько лет. - Мы попали сюда в день моего совершеннолетия, у эльфов он наступает в пятьдесят лет, мы медленнее развиваемся, чем люди. В этот день я должен был жениться, но невеста мне не нравилась, и я решил сбежать. Нейтос мой младший брат, у нас разница в двадцать лет. В последний момент прыгнул в портал за мной, но когда создаешь портал, надо ясно представлять, куда ты хочешь попасть. Я же был на взводе, ненавидел всех женщин. Наверно, это исказило портал, и мы оказались здесь. Сегодня я привел брата в надежде, что ты выберешь его. Он увидел тебя на улице, и ему загорелось жениться, я думал, что если ты выберешь меня, я назовусь Нейтосом, и обряд пройдет он. Вы, люди, все равно не видите разницы между нами.
   - Почему не вижу, вы, конечно, очень похожи, но все же не близнецы. С Нейтосом все понятно, только почему он молчит, стесняется? - я посмотрела на Нейтоса, краснеющий мулат то еще зрелище. Я налила в бокалы вина, подала парням, перехватила их удивленный взгляд, ах да, у них же мужчины ухаживают за дамами, но не ждать же, когда они придут в себя, так и с голоду помереть можно. Мы выпили, я начала закусывать, вино оказалось крепким. - Вы кушайте, кушайте. Значит, Нейтос стесняется, оно и понятно, за двадцать лет я бы тоже разучилась разговаривать с мужчинами. То есть его я понять могу, а чем недоволен ты, Дейрос?
   - Недоволен? Почему ты так решила? - спросил он, но вышло как-то неубедительно.
   - Обычная логическая цепочка, ты винишь себя за то, что твой брат оказался здесь, и как только он стал совершеннолетним, притащил его на отбор в храм. Можешь дальше врать, что он меня увидел на улице и влюбился. Ты на него посмотри, он же не знает, куда глаза деть. Но я не об этом, я хотела спросить, если ты настолько не любишь женщин, то почему не отказался, когда я тебя выбрала? - смотрела на его бегающие глазки и думала, что это самая красивая часть тела у него. Такого насыщенно лилового цвета глаз я не встречала и не встречу, наверно. Вернусь домой, куплю себе цветные линзы, буду смотреться в зеркало и вспоминать темных эльфов.
   - Потому что я мужчина и у меня есть потребности, я не сторонник однополых отношений. Да, я не люблю женщин, но против природы не пойдешь. Ты это хотела услышать? - довольно грубо заявил он.
   - Правда всегда лучше, то есть тебе не хватает секса? - решила я над ним немного поиздеваться, а нечего грубить мне. Он многозначительно промолчал. - Я даже рада, что ты так негативно относишься к женщинам, если вдруг решишь сократить наше интимное общение до одного раза в месяц, я против не буду.
   Он поджал губы и злобно уставился на меня, я же улыбнулась и пересела к Нейтосу, они так похожи, но характер у них явно разный. Надо разговорить этого стеснительного.
   - Нейтос, вы здесь все облазили, так что места ты знаешь. Ты не покажешь мне какое-нибудь укромное место, где я смогу спокойно поплавать и позагорать. В кои-то веки попала на море, а тут даже в штанах нельзя ходить, одни маньяки кругом.
   - В скалах есть хорошее место, - неуверенно произнес он, оглядываясь на брата, тот демонстративно смотрел в свою тарелку. - Я сам там люблю бывать, через скалы вы не сможете пройти, если только на лодке.
   - Нейтос, говори мне ты, я даже младше тебя, - улыбнулась я ему, подливая вина в бокал. - Хочешь, расскажу о нашем обычае знакомиться? Называется выпить "на брудершафт", держи бокал, сгибай руку, подожди не пей, так моя рука сюда, пьем. А теперь наклонись ко мне....
   Он наклонился, я поцеловала его, так, ничего особенного, легкое, мимолетное прикосновение моих губ к его губам. Он растерялся, в глазах у него промелькнуло столько эмоций, что я почувствовала себя "Казановой" в юбке, соблазняющей невинного агнца. Кошмар, надо срочно озвучивать свою идею с отсрочкой интимных отношений, я не готова брать на себя роль "учительницы" в столь серьезном деле.
   - Может, мне выйти? - оборвал мои мысли Дейрос, глаза его пылали от бешенства. Понятно, он ревнует брата, конечно, двадцать лет заботился, а тут какая-то сиськами поманила, и он о нем забыл.
   - Будешь всю ночь сидеть в ванной? Я уверена, входную дверь они заперли, - я смотрела, как он скрипит зубами, пытаясь придумать достойный ответ. Как же хорошо, что за оскорбление женщины полагается смертная казнь.
   - Хочешь, я составлю тебе компанию, спинку потру? - понимаю, что надо остановиться, но не могу, он так смешно переходит от злости к растерянности. - Я не шучу, пошли, поговорить надо, да не бойся, не съем. Нейтос, мы через пару минут придем, не скучай, съешь чего-нибудь.
   Я пошла в ванну, не оглядываясь, Дейрос шел неслышно, но я его чувствовала. Я дождалась, пока он закроет дверь. Он не понимал, зачем я его сюда позвала, но, судя по красной физиономии, ожидал, чего-то интимного.
   - Послушай, женоненавистник ты мой, и не кривись, раз не отказался от брака, значит пока что мой. У меня к тебе есть предложение. Ты поддержишь мою идею и меня, временно, дней на десять. А взамен я сделаю так, что твой брат не разочаруется в женщинах, согласен?
   - В чем я должен тебя поддержать? И что ты сделаешь для того чтобы скрыть свою сущность? - спросил он, не совсем адекватно соображая, кажется.
   - Я хочу, чтобы вы согласились отложить исполнение супружеского долга на десять дней. А потом я сделаю так, что твой брат будет в полном восторге от своего первого раза, у него же ни разу не было женщины, - я не спрашивала, я была уверена, что Нейтос девственник. Если у нас получится выбраться с острова, отведу его в бордель, там барышни опытные, быстро всему научат.
   - Как ты это сделаешь? Вы, женщины, злобные существа, вам бы только унизить или сделать больно, - глаза его горели, либо у него был неудачный опыт, либо не было никакого. Слова не помогут, сделала к нему шаг, обняла за шею, начала ласково поглаживать.
   - Ну, успокойся, не все мы такие плохие, - он стоял, не шевелясь, с остекленевшим взглядом. Ой, как плохо, я прижалась к нему, чертово вино и наша женская жалость, стала ласково целовать его в шею, куда уж дотянулась, говорить, что все будет хорошо, и мы выберемся с этого проклятого острова.
   Он вздохнул, попытался меня оттолкнуть, не особо настойчиво, правда, я отодвинулась, заглянула ему в глаза - полная неразбериха.
   - А хочешь я тебя поцелую, ласково и нежно? - улыбнулась я ему, он что-то промычал и вышел. - Не очень-то и хотелось, - сказала я себе и показала язык в зеркало. Программа минимум выполнена, зерна сомнений посеяны, осталось договориться с мужьями и можно с чистой совестью напиться. Я вообще не люблю спиртного, но после месяца скитаний, нервотрепки, когда с каждым днем надежда попасть домой тает, хочется на время забыться.
   Я вышла из ванны, они все так же сидели, что ж, не будем затягивать разговор. Мне пришлось повторить все, что я сказала старшему брату, кроме обсуждения девственности Нейтоса, ему я озвучила реальную подоплеку моего нежелания интимных отношений. Ведь если мы выберемся, я пойду своей дорогой, а они своей, следовательно, брак надо будет аннулировать. Дейрос со мной согласился, говорил, что это мудрое решение, а подождать десять дней - это недолго, обиднее будет, если нам удастся покинуть остров, а отменить брак - нет. Молодец, я же обещала представить доказательства моего иномирного происхождения. Напоследок мы решили скрепить наш договор распитием вина. И понеслось, один бокал, второй....
  
   ***
   Вот мы уже втроем полулежим на подиуме в подушках, а я с очередным бокалом вина рассказываю какую-то историю из своей жизни....
  
   ***
   Нейтос поет песню на незнакомом языке, у него чистый, звонкий голос. Почему-то его песня навевает на меня грусть, и я прошу спеть что-нибудь веселое, а то я сейчас расплачусь. Он начинает петь другую, не менее красивую песню, я же лезу поцеловать лучшего певца в моей жизни...
  
   ***
   Дейрос отбирает у нас с Нейтосом кувшин с вином и выпивает его залпом, чтобы нам меньше досталось...
  
   ***
   Я учу Нейтоса целоваться, чтобы он меня не опозорил в борделе, он активно учится, просит не останавливаться, пытается перейти от поцелуев к другим не менее приятным урокам, убегаю от него по подиуму, прячусь за Дейросом...
  
   ***
   Дейрос с Нейтосом борются, раскидали все подушки и перевернули стол, разлили последнее вино. Хватаю подушки и начинаю забрасывать ими братьев, они отвлекаются друг от друга, пытаются поймать меня...
  
   ***
   Я сижу верхом на одном из братьев и бью его подушкой, кого точно - не знаю, смеюсь, кто-то меня щекочет...
  
   ***
   Я склонилась над местным унитазом, как же мне плохо... Умылась, заметила винные пятна на платье, сняла его и пошла в комнату, надавала по рукам, завернулась в одеяло, обняла подушку и, дав задание до обеда не кантовать, уснула...
  
   Глава 16
  
   Если вечером было хорошо, то утром точно будет плохо. Мое утро началось с головной боли и дикого сушняка, по-моему, так плохо мне было единожды, лет двенадцать назад, выпускной, первая и последняя пьянка. С трудом открыла глаза и встретилась взглядом с пареньком, который помогал Вельмору проводить обряд, в его глазах был ужас вперемешку с восхищением.
   - Милейший, принеси попить воды, - прохрипела я. - И побольше.
   Он покраснел и убежал, надеюсь, за водой, а то, боюсь, что не доживу до обеда. Я попыталась встать, меня мутило, организм требовал срочно посетить ванную комнату. Никогда больше не буду пить столько! Я не могла понять, что мешает мне подняться, пока "это" не замычало и плотнее не спеленало мне ноги. Приподняла голову, глянула, кто это мусолит мой живот. Нейтос во сне разговаривает с моим пупком и руками обнимает ноги, а чья тогда рука по-хозяйски расположилась на моей груди, хорошо хоть не голой. Тут до меня доходит, что твердое, на чем лежим моя голова, это плечо Дейроса, а еще, в отличие от своего брата, он не спит, слишком уж целенаправленно его пальцы пробираются под мой бюстгальтер.
   Теперь понятно, почему тот парнишка на нас так смотрел. Кошмар, к обеду весь город будет знать, что мы тут оргию устроили. Откинув настырную руку, села, выбралась из кольца рук Нейтоса, засунув вместо себя подушку, слезла с подиума и только тогда оглянулась. Дейрос лежал на спине, засунув обе руки под голову, смотрел на меня и улыбался, совсем не так, как вчера, а мягко и даже ласково, с чего бы это? Под его взглядом я быстро проверила наличие нижнего белья на себе, все на месте и не задом наперед, фух, а то я уже испугалась, как бы спьяну чего не совершили.
   - А у тебя что, голова не болит? - спросила я подозрительно.
   - Не очень, я же не идиот, столько выпить, сколько ты с Нейтосом, - он улыбался, мне же было не до смеха. - Если ты еще немного постоишь в таком виде, я забуду нашу договоренность и узаконю наш брак прямо сейчас.
   - Всегда знала, что все мужики сволочи, и эльфы не исключение. Только мужчина может думать о сексе с похмелья, - проворчала я и поплелась в ванную.
   Мне потребовалось не меньше часа, чтобы привести себя в порядок, если бы не стук в дверь, я просидела бы там и дольше, пришлось натягивать на себя мокрое платье и выходить. У двери меня встретили один злобный взгляд, Дейрос в своем репертуаре, и один застенчиво-виноватый Нейтоса.
   Они вдвоем проскочили в ванную. Интересно, как долго они терпели, прежде чем постучать? На столике стоял кувшин с морсом, лучше бы с рассолом, выпив половину, мне немного полегчало, жизнь показалась не такой уж мерзкой. Мокрое платье неприятно холодило, пришлось простирнуть, пятна от вина довольно легко отстирались, надо узнать, что за ткань такая. Я скрутилась в позе эмбриона на подиуме и задремала. В голове штормило, желудок болел, хотелось забраться под одеяло, поставить рядом тазик и кувшин рассола, и не вставать сутки.
   - Эрин, тебе плохо? - на лоб легла прохладная ладонь. - Дейрос, у неё жар, надо позвать Вельмора.
   Я открыла глаза, значит, действительно заснула, посмотрела на две пары озабоченных глаз.
   - Не надо никого звать, это от спиртного, я его плохо переношу. Мне бы нормальную кровать и мою сумку, у меня есть лекарство.
   - Зачем тогда пила, если тебе от него плохо? - до чего же Дейрос нудный.
   - Вспомни, какого тебе было, когда ты только сюда попал, а тебя силком замуж никто не выдавал, заметь, - я поднялась с помощью Нейтоса. - До вашего дома далеко идти? Я так понимаю, мне придется жить у вас.
   - Нет, если по тропинке, - младший продолжал держать меня за талию. - Если тебе тяжело идти, скажи, я донесу тебя до дома.
   Дейрос хмурился и порывался что-то сказать, меня же бил озноб, я поискала глазами одеяло, если его одолжить на время, Вельмор не обидится?
   - Лучше не надо, подумает, что украли, а за воровство сама знаешь, что положено, - ответил на мой невысказанный вопрос старший муж. - Надень мою рубашку и накидку сверху, будет теплее.
   Он подошел, надел на меня свою рубашку, потом накидку и мы пошли, Нейтос держал меня за руку. В главном зале нас встретил Вельмор, еще раз поздравил и напомнил, что через четырнадцать дней ждет меня на очередную свадьбу, как меня не стошнило на него, не знаю, но, видимо, он понял мой позыв правильно и больше не препятствовал нашему желанию покинуть храм.
   Как мы дошли до дома эльфов, в памяти у меня не отложилось, а окончание пути я вообще проделала на руках у мужей, прям как переходящее знамя.
   Выделенная мне комната была милой, правда, это я рассмотрела только на следующий день. Тогда я просто выпила таблетку парацетамола, что сохранились в моей сумке с нашего мира, кстати, её действительно принесли, сняла платье, обувь, надела рубашку и легла в кровать. Нейтос предложил остаться со мной, вдруг мне что-то понадобится, я посмотрела на него, он был бледный, руки тряслись, спиртное и на нем сказалось. Приглашающее распахнула одеяло.
   - Только разуйся и не храпи, - сказала я, он кивнул, быстро скинул сапоги и нырнул ко мне под одеяло. - Говорю один раз: мне плохо, я хочу спать, если твои руки или другие части тела будут мне мешать, выгоню.
   - Мы не будем мешать, я сам спать хочу, - улыбнулся он, надо же, шутит, вот что значит увидеть женщину в неприглядном виде, сразу стал проще.
   Я устроилась поудобнее, прижалась спиной к его груди, позволила себя обнять и вырубилась.
  
   Просыпаться второй раз за день было значительно приятней, мне было тепло, уютно, голова не болела, еще бы "будильник" в лице Дейроса вел себя потише. Я потянулась, зевнула и открыла глаза, старший из братьев стоял рядом с кроватью и с затаенной обидой смотрел на нас.
   - Я спрашиваю, вы сегодня вообще вставать собираетесь? Пока вы отсыпались, я приготовил ужин, - ворчал он. Я подняла глаза на Нейтоса, он лежал с довольным видом на спине, одной рукой обнимая меня, я же как-то очутилась у него под боком, моя голова удобно устроилась на его плече. Есть не хотелось, да и вставать тоже, я уже собиралась сказать это Дейросу, но глянула в его глаза и промолчала. Вздохнула, переползла через младшенького, судя по цепляющимся за меня рукам, он тоже был против ужина.
   - Вот кто тебе мешал тоже поспать? - одергивая рубашку, посмотрела я на Дейроса.
   - Но не все же такие безответственные, как вы, - нахмурился он. - Кто-то же должен и мозгом пользоваться.
   - Уговорил, с этого дня ты назначаешься главным в нашей семье, Нейтос, ты не против? Видишь, кивает, значит, большинством голосов ты выбран, - сказала я опешившему Дейросу, огибая его на пути в ванную комнату, не забыв прихватить свою сумку и вещи.
  
   На кухню меня привел запах, вполне съедобный. Они сидели за столом и ждали меня, я села на свободный стул. И хотя вид еды отторжения не вызывал, я по своему организму знала, что лучше воздержаться и поголодать хотя бы до утра. Парни поглядывали на то, как я пью морс и больше ничего не ем и хмурились.
   - Почему ты не ешь? Тебе не нравится, как я готовлю? - спросил Дейрос, я посмотрела на него, на еду. На ужин была какая-то каша с мясом, нарезанные фрукты и морс.
   - Я не ем, потому что мне еще нехорошо. Завтра попробую, каков ты кулинар, не волнуйся, если мне что-то не понравиться, я скажу. Или сама приготовлю, я выросла в нормальном мире, где каждый привык заботиться о себе сам.
   - Кстати о другом мире, ты обещала доказательство, - перевел разговор Нейтос.
   - Когда поужинаете, поднимайтесь ко мне, я покажу, - вставая из-за стола, пригласила я их. Надо достать телефон, думаю, его будет достаточно для доказательства.
   Надо ли говорить, что они явились практически следом за мной, я только успела вытащить телефон, как они вошли в комнату. Включила сотовый, заряда батареи на демонстрацию хватит, подумала и направила телефон на парней.
   - Улыбнитесь, ну что вам, трудно, я хочу сделать моментальную картину на память, - попыталась доступно объяснить я им свои действия. - Ну же, и так освещение не очень. Нейтос, ну хоть ты улыбнись, а я тебя за это поцелую.
   Он помялся и улыбнулся, что я могу сказать, в наш век просвещения никого не удивишь слегка выдающимися клыками, так что я даже не вздрогнула. Наоборот, я быстренько сфотографировала их в лучах заходящего солнца, которые падали в комнату через большое окно, наверно, из-за теплого климата у них окна во всю стену. Я уставилась в телефон, рассматривая получившийся снимок. А что, очень экзотично. Два красивых мулата притворяются темными эльфами, и клыки Нейтосу идут. Я так увлеклась, придумывая, какую историю расскажу подругам про этот снимок, что не заметила, как они встали рядом.
   - Это мы так выглядим со стороны? - придерживая мою руку, спросил Дейрос.
   - Ну да, очень симпатично, по-моему, но вы же в зеркале себя видите, зачем спрашивать? - я думала, он будет спрашивать как это возможно, а он беспокоится о своем внешнем виде.
   - В зеркале мы видим одно, а так нас видишь ты, - как-то расплывчато объяснил он. - Штука интересная, раз и картина готова, только маленькая, но да, в нашем мире я не слышал о таких штуках.
   - Это называется телефон, - последнее слова я произнесла по-русски, не нашлось эквивалента. - Вообще, это средство связи. В своем мире, находясь на одном континенте, я могу позвонить другу, который живет на другом. Здесь эта функция не работает, потому что нужен еще хотя бы один такой аппарат. Еще он делает картинки, ну вы видели, их можно делать много, вот смотрите.
   Объяснять им, что помимо телефонов нужно еще много чего для того чтобы они работали, я не стала. Просто показала из памяти телефона несколько фоток, на одной из них я на мгновение задержалась. Мои детки, моя любимая фотография, где два пухлощеких кучерявых карапуза улыбаются мне, как же это было давно, сейчас они уже большие, второй класс закончили.
   - Кто это? - влез Дейрос, я вздрогнула и закрыла папку с фотографиями. Мне резко захотелось остаться одной, уже прошел месяц, а я так и не приблизилась к своим деткам, как же они без меня, кто о них заботится. Только не заплакать, вот выпровожу эльфов из комнаты, тогда можно и всплакнуть.
   - Я хочу побыть одна, - сказала я, выключая телефон. Я подошла к окну, мне все равно, что они обо мне подумают, не хочу никого видеть.
   - Это твои дети? - на плечо легла рука.
   - Дейрос, уйди, прошу тебя, - смахнула с плеча его руку.
   - Тебе плохо, мы не можем оставить тебя в таком состоянии, - подошел с другой стороны Нейтос.
   - В каком состоянии? Я просто не хочу никого видеть, - повернулась я к ним. - Да, это мои дети, они остались в моем мире, а я застряла на этом проклятом острове. И какое у меня должно быть состояние, может, надо плясать от счастья? - истерика подкралась незаметно, я уже чувствовала, что из глаз текут слезы. Да пошли они все, буду я еще стесняться их, не нравятся мои слезы пусть валят куда-нибудь. Пройдя мимо них, легла на кровать и уткнулась в подушку.
   Скрипнула дверь, чья-то рука стала гладить меня по голове, сначала неловко, потом все более уверенно. Почему-то я была уверена, что это Нейтос, может, оттого что Дейрос не походил на чуткого человека, то есть эльфа.
   - Ты хотела искупаться в море, - точно Нейтос. - Уже стемнело и можно далеко не уходить.
   Я повернулась к нему, действительно стемнело, в тропиках это происходит быстро. И сейчас при тусклом свете я не могла разглядеть его лицо, а так хотелось увидеть. Я чувствовала себя неловко, оттого что сорвалась на парней, они-то ни в чем не виноваты.
   - А где Дейрос? - спросила я, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
   - Он пошел отдыхать, это мы выспались, а он весь день по делам мотался. Ну что, пойдем купаться? - его белозубую улыбку было видно и в темноте.
   - Почему бы и нет, - грустно улыбнулась я в ответ. - Пошли.
   И мы пошли, накидку одевать я не стала, все равно в темноте никто не увидит. Было очень темно, я все время норовила упасть. Нейтос же не давал мне это сделать, вовремя подхватывая или в особо трудных местах ведя меня за руку. Надо ли говорить, что шли мы по лесной тропинке, и вокруг был не просто лес, а практически джунгли. Дикие птицы или животные издавали не менее дикие крики, от которых я вздрагивала и жалась к парню, хоть он и сказал в самом начале, что крупных хищников на острове нет.
   На берегу океана было немного светлее, я узнала, что хищных рыб у них тоже не водится, наверно, купол, который продолжается под водой, не пропускает крупных особей. В общем, он меня заверил, что я могу спокойно купаться, не боясь быть съеденной. Я попросила его отвернуться, это мне в темноте ничего невидно, но я заметила, как уверенно он шел. Он повернулся к океану спиной, я быстро разделась и вошла в воду. Море - это что-то потрясающее. Я оттолкнулась от дна и поплыла, а море светилось ярким ореолом вокруг меня. Я знаю, что это светился планктон, но выглядело свечение волшебно, я вытащила руку из воды, она тоже светилась. Нет ничего лучше моря для релаксации, своими теплыми волнами оно смывает страхи и печали, дарует силы и надежду, а самое главное - желание, желание бороться до конца.
   Рядом плюхнуло, я взвизгнула, потом, правда, узнала Нейтоса и попыталась его обрызгать, но не тут-то было, он уворачивался, нырял или брызгался в ответ. Спустя какое-то время он предложил объявить перемирие, пока мы плескались, начался отлив, и я стала доставать до дна. Нейтос подошел ко мне, вода ему доходила почти до груди, а все, что выше, светилось призрачным сиянием, на темной коже это было особенно заметно и нереально красиво.
   - Ты мне обещала поцелуй, - прошептал он, наклоняясь ко мне. Глаза его завораживающе светились, то ли это, то ли волшебство ночи, но я, не думая о последствиях, потянулась к нему и поцеловала. Он тут же ответил, мягко, нежно, как будто боялся обидеть или сделать больно. Было странно, я как будто вернулась во времени, и это был мой первый поцелуй, то же чувство неловкости и волнующее желание чего-то большего.
   - Эрин, я хотел тебе признаться, - от его дыхания у меня побежали мурашки.
   Тут что-то схватило меня за ногу в воде, я взвизгнула, дернулась, и через несколько секунд оказалась за спиной у Нейтоса, обвивая его руками и ногами. Сердце грозилось выпрыгнуть из груди и самостоятельно добежать до берега. Когда я готова была последовать за ним, рядом с нами вынырнул Дейрос, ну кто бы сомневался!
   - Дейрос, ну ты и гад, - сказала я, отцепляясь от Нейтоса, вспомнив, что на мне ничего нет. - Я могла умереть от разрыва сердца, ну или еще чего, не знаю, от страха, в общем. Обязательно было подкрадываться?
   - Я не подкрадывался, это вы так увлеклись друг другом, что никого вокруг не замечали, - в его голосе была обида или зависть, а может, то и другое.
   - Ты преувеличиваешь, просто Нейтос в чем-то хотел признаться, кстати, в чем? - повернулась я к нему, одна из лун только вставала, но света от неё прибавилось, и я поспешила прикрыть рукой грудь.
   - Наверное, в том, что он в темноте видит не намного хуже, чем днем, - опередил брата Дейрос. Ну, это для меня не было большой новостью, хотя и неприятно, одно дело догадываться, другое дело знать наверняка.
   - Дейрос, почему ты такой противный, отвечать не надо, это риторический вопрос. Отвернитесь, я пойду, оденусь и отдельное спасибо за испорченный вечер, - я пошла на берег, даже не проверив, смотрят они на меня или нет.
  
   Домой шли молча, я пыталась понять, кого ревнует Дейрос, выходило, что брата ко мне, потому что со вчерашнего вечера он все время был рядом со мной. Двадцать лет они были вдвоем, а тут появляюсь я, и Нейтос практически не вспоминает о старшем брате. Вряд ли он так быстро влюбился, просто ему не хватало общения с женщинами, но и Дейросу не хватает, а получается, мы общаемся без него, отсюда и обиды. Надо уделить ему внимание, а то до драки недалеко, хуже нет портить отношения родственников. Какое мне дело до посторонних нелюдей? Наверное, это потому, что есть шанс остаться здесь навсегда, стоит ли портить отношения с парнями в таком случае. А может, все дело в том, что мне они нравятся, или в том, что я так и не научилась использовать людей в своих целях, не обращая внимания на их желания и мечты, не научилась платить неблагодарностью за добро и сочувствие. Или за десять лет супружества я настолько привыкла о ком-нибудь заботиться, что и тут ищу на кого перенести материнский инстинкт? Не знаю, что из этого более верно, скорее, все вместе, стоит ли заниматься самокопанием, если я для себя уже все решила.
   Мы вошли в дом, для эльфов, может, и было все видно с их ночным зрением, но я же не сова, спросила у Дейроса свечку или чем они здесь пользуются. Он принес, обычная свеча, не знаю, сделал ли он это специально, но принес её незажженную и без всякого приспособления, чтобы это можно было сделать. Я не стала выяснять отношения, проверю заодно, как работает магия в этом месте, сконцентрировалась, легкое движение руки, короткое заклинание, произнесенное мысленно, и свеча горит ровным пламенем. Странно, никаких трудностей я не заметила, хотя чтобы зажечь свечу много магии не надо, вот если бы я решилась на что-то грандиозное.
   - Ты маг? - в один голос спросили парни, на их лицах было столько изумления.
   - Вроде как, только необученный, в нашем мире нет магии, во всяком случае, мне так казалось. А здесь мне попалась книжка по магии, я её почитала, кое-что попробовала, и у меня получилось.
   - Почему ты нам не сказала? - задал вопрос Дейрос.
   - В стране, где я была до попадания на ваш остров, маги находятся в положении рабов, вдруг здесь так же, я не стала рисковать. Да и какая разница, ты же сам говорил, что магические потоки здесь крайне слабы, я, правда, ничего такого не заметила, наверно, маг из меня никакой.
   - Это многое объясняет и еще больше запутывает, - пробормотал Дейрос сам себе и задумался.
   - Ты знаешь, о чем это он? - повернулась я к Нейтосу, но у него было написано на лице такое же недоумение, как и у меня. - Тогда я спать, всем спокойной ночи.
   В выделенной мне комнате я сразу прошла в ванну, здесь водопровод был, или, точнее, его модификация. Из потолка торчала короткая труба, на конце которой привязана деревянная штука с дырками, как насадка для душа. Еще с потолка свисала веревка, я догадалась её потянуть, и меня окатило прохладной водой. Парни молодцы, хорошо придумали, чтобы воду постоянно не таскать. Хоть я и была чистая, соленая вода убивает всех микробов и не только, но волосы промыть надо было, иначе я их завтра не расчешу.
   Сначала вода текла прохладная, потом стала теплее, наверно у них на крыше установлен бак, вода за день нагревается и по трубам попадает сюда. Помывшись, обнаружила, что забыла полотенце, висело только маленькое для рук, вспомнила, как Даян учил Лию делать маленький вихрь вокруг себя, чтобы высушить платье.
   В прошлый раз у меня не получилось повторить, смерч вышел настоящим, свалил несколько деревьев, прежде чем Даян смог его нейтрализовать. Но здесь магия слабая, да и опыт у меня уже имеется, рискну. Представила, как ласково скользит по мне теплый ветерок, закручиваясь вокруг меня, легонько вплела в свое желание магию, подсмотренный жест активации и сказанное вслух заклинание. Воздушный поток загудел вокруг меня, задирая рубашку, которую я успела надеть, вдруг бы опять ураган получился, не голой же от него удирать. Придерживая рубашку, волосы развивались во все стороны, я мучительно вспоминала формулу нейтрализации и никак не могла вспомнить, оставалось идти искать парней в надежде, что они владеют стихийной магией.
   Далеко идти не пришлось, они оба обнаружились сразу по выходу из ванной. Им что, медом намазано в моей комнате? Похоже, меня даже не заметили, продолжая выяснять между собой отношения. Жаль, их лиц я не видела, воздушный поток затушил свечу, потому что обсуждаемая тема касалась и меня.
   - ...ночевать негде? А чем тебя не устраивает моя комната, - с шипящими интонациями продолжал допытываться Дейрос.
   - Ты еще предложи с тобой в одной постели спать. Что, именно это ты и имел в виду? Ты, который избил Джафа только за то, что он ночевал у меня? Парень поругался с отцом, ему некуда было пойти, - было ощущение, что Нейтос еще чуть-чуть и кинется на брата.
   - Да врал он все, не переночевать ему надо было, он к твоей заднице подкатывал. Или думаешь, я не знаю, чем, или правильнее будет сказать, кем увлечен твой дружок. Не надо меня с ним сравнивать, я твой брат, а не гомосек.
   - Да тут половина острова с такими наклонностями, мне теперь вообще ни с кем не общаться? Это ты только можешь годами ходить и разговаривать только со мной. Я до сих пор удивляюсь, как ты с Эрин еще разговариваешь. Хотя какой тут разговор, так, бросаешь односложные фразы. Тебе всегда было наплевать на чувства близких.
   Так, надо вмешиваться, меня они в упор не замечают, можно было бы пойти и спокойно поспать в комнате Дейроса, что я бы и сделала, но заклинание нейтрализации я так и не вспомнила. Мне очень не хватало света, слышать их перебранку и не видеть, это тяжкий удар по моему любопытству. Я как будто наяву увидела лампочку, которая загорается под потолком и освещает братьев. Причем так ярко представила, добавив при этом чуточку магии, что вначале зажмурилась от яркого света, когда же глаза привыкли, увидела светящийся шар, зависший над головами братьев. Сказать, что они опешили, это не сказать ничего, представляю, какую картину они наблюдали, но я не дала им насладиться зрелищем.
   - Дейрос, ты не мог бы убрать ветер, я забыла заклинание нейтрализации, - обратилась я к старшему из братьев, он удивленно округлил глаза. Потом все-таки что-то пропел, взмах руки и наконец-то мои волосы лежат на плечах, а не торчат дыбом.
   - Спасибо, научишь меня завтра? - он кивнул, я прошла мимо братьев, села на кровать и стала заплетать косу, расчесывать было лень. - Я тут услышала ваш спор, правильно ли я поняла, что это комната Нейтоса, и из-за того, что я здесь живу, ему негде спать?
   - Эрин, все в порядке, я могу поспать и в общей комнате, сдвину кресла... - замялся Нейтос, при этом его глаза как-то подозрительно поблескивали.
   - Вот только не надо прибедняться, - влез Дейрос, - моя кровать ненамного уже этой.
   - Так, будь на двери задвижка, я бы выгнала вас обоих и дело с концом, но её нет, значит, будем искать другой вариант. Например, Дейрос спит со мной, а Нейтос в его комнате.
   Дейрос явно не ожидал этого, его лицо выражало всю гамму чувств от недоверия до чего-то похожего на предвкушение. Нейтосу же моя идея не понравилась, он нахмурился, но молчал, понимая, что где-то такое решение вполне справедливо. Но меня тоже это решение не устраивало, не вчера родилась, и окажись я с одним из них наедине, придется всю ночь пресекать всяческие поползновения с их стороны.
   - Что ж, есть еще один вариант, - я доплела косу, залезла под одеяло. - Нейтос, расскажи брату правило, а ты, Дейрос, потуши свет, пожалуйста. А для особо непонятливых объясняю, либо мы спим втроем, либо я сплю одна. По крайней мере, пока не будет задвижки на двери.
   Свет потух, шепот на грани слышимости, о чем они говорили, я не поняла, потом с двух сторон кровати откинулось одеяло, кто бы сомневался. Но мне уже было все равно, я засыпала, последнее, о чем я подумала, что меня все-таки опоили, иначе, чем объяснить мое спокойное отношение к присутствию двух малознакомых мужчин в моей кровати.
  
   Глава 17
  
   А просыпаться становится все интереснее и интереснее. Я уже не удивлялась тому, что практически лежу на одном из братьев, голова, рука и даже нога, все очень удобно разместилось на нем. Конечность, поглаживающая мое бедро, не очень раздражала меня, я бы уснула дальше, если бы не настойчивые попытки этой самой конечности забраться мне под нижнее белье.
   - Перестань, ты её разбудишь, - тихий шепот Дейроса, вот, оказывается, кого я обнимаю, а Нейтос, каков жук, строил из себя скромника.
   Я решила пока не просыпаться, мне ничего не грозило, в позе с закинутой ногой на живот Дейроса снять местный вариант панталон, да еще и на веревочке, невозможно. А вот развитие событий очень любопытно, ну и скандал можно потом устроить, типа чуть во сне не надругались, как я могу вам после этого доверять. Для придания более достоверного образа, я недовольно повозилась, устраиваясь на теле Дейроса удобнее. Рука замерла, а сердце Дейроса забилось быстрее. Нейтос, оставив попытки снять с меня нижнюю деталь одежды, решил продолжить свое исследование в верхней части. Его рука осторожно скользнула мне под рубашку и, поглаживая живот, стала пробираться выше, было щекотно, но я терпела. Наверно, я все-таки улыбнулась, и Нейтос воспринял это однозначно, его рука накрыла мою грудь, а сам он прижался к моей спине. Ого, а это уже не шутки, "боевая готовность" навязчиво упиралась мне в поясницу.
   - Нейтос, гад, руку убрал, - не открывая глаз, сказала я. - И чтоб восемь дней я её там не чувствовала.
   Рука моментально испарилась, Нейтос отодвинулся, а я открыла глаза, встретилась взглядом с Дейросом,
   - Дейрос, солнышко, я была не права на твой счет, - улыбнулась я ему. - С тобой я могу спокойно спать, не боясь быть изнасилованной во сне.
   Он не знал, как реагировать на мои слова, я не стала ждать, переползла через него, нарочно немного елозя на нем.
   Он не оценил мою шутку, обхватил меня двумя руками, перевернул на спину, навалился сам и впился страстным поцелуем, у меня перехватило дыхание и прежде, чем я смогла подумать о сопротивлении, он отстранился.
   - Не делай так больше, а то я не буду ждать восемь дней, - проговорил он, глядя мне в глаза, потом встал и вышел. Только тут я заметила, что на нем ничего нет, а неплохо у него спина выглядит и не только спина, тьфу ты, недостаток секса сказывается на мыслительном процессе. Как было бы хорошо, будь я девицей, мне же с регулярной супружеской жизнью было тяжело воздерживаться, а еще рядом такие образчики мужественности сами в постель лезут. Кстати, а где второй нудист, я повернулась к Нейтосу, он сидел на краю постели и с недоумением смотрел в сторону двери, стоит ли пояснять, что он тоже был не одет.
   - Нейтос, может, ты объяснишь мне, почему вы с братом спали в моей кровати голые? - он заполошно прикрылся одеялом, покраснел и отвел глаза.
   - Мы всегда так спим, - тихо ответил он.
   - Нет, я тоже всегда сплю без одежды, - от его взгляда у меня побежали мурашки, столько в его глазах было желания и любопытства. - Но не с малознакомыми мужчинами.
   - Но мы же никакие-то мужчины, мы твои мужья, - обиделся он.
   - Вспомни, о чем мы говорили, я понимаю, вы не верите, что отсюда можно выбраться. Но все же, упускать такой шанс не стоит, это здесь я, может быть, неплохой для вас вариант, а там, где есть толпы молодых красивых девчонок, ты сразу увидел бы разницу.
   "Тем более я хочу вернуться к детям, а что-то подсказывает мне, развод будет и так сложно провести из-за этих татуировок, явно же в них есть какой-то подвох. Мне-то что, я вернусь, а они, наверно, не смогут жениться повторно", подумала я.
   - Мне не нужны другие, я хочу тебя, - взял меня за руку Нейтос, слышать это было приятно, но...
   - Это сейчас ты так говоришь, а выйдешь на "волю"... - договорить я не успела, он притянул меня к себе и поцеловал, нежно, ласково. В то же время его руки вовсю гуляли под моей рубашкой, а я поймала себя на том, что сижу у него на коленях и глажу его плечи, шею, спину, утро обещало быть насыщенным.
   - Вас и на минуту нельзя оставить одних, - Дейрос спаситель, я готова была расцеловать его, если бы не боялась, что все начнется по-новому, только в другом действующем составе.
   Я подскочила, и пока Нейтос не опомнился, побежала в ванну, мне срочно требовалось охладиться. Огибая по широкой дуге старшего брата, чтоб он не подумал, что это я к нему с такой скоростью рванула, споткнулась о чьи-то раскиданные вещи. У самого пола Дейрос успел меня подхватить, помогая мне подняться. Он встретился со мной взглядом, и меня накрыло. Это были как кадры из фильма: характерные сплетения темного и светлого тела, мужчины и женщины, у меня подкосились ноги от откровенности некоторых сцен. Не понимая, откуда это, что со мной, неужели все настолько запущено, вырвалась из рук Дейроса, бросив ему напоследок "спасибо", и ретировалась в ванну. Постояв под холодной водой, я пришла к решению, либо мое воображение зашкаливает, либо я случайно уловила желания Дейроса, а так как со мной такого раньше не случалось, возможно, подвох у татуировок все-таки имеется. Надо срочно выбираться с острова и разводиться, иначе я долго осаду с двух сторон не выдержу.
   Оделась, расчесалась, заплела косу и пошла искать, чтобы съесть на завтрак. Парни нашлись на кухне, где они молча давились вчерашней кашей, кажется, холодной.
   - Вы что, её даже не подогрели? - спросила я у них, заглядывая в котелок.
   - Как ты себе это представляешь, она же густая, внизу сгорит, а сверху останется холодной, - авторитетно заявил хмурый Дейрос.
   - Сковорода есть? - решила взять приготовление завтрака в свои руки. - Еще мне нужны яйца и сало, да, и покажи, как работает ваша печка.
   Под скептическим взглядом мне были выданы ингредиенты, а сама я была препровождена к плите. Здесь тоже оказались магические камни, виденные мной один раз.
   - У вас же с магией напряженка, а нагревательные камни явно магические, как такое может быть? - поинтересовалась я в процессе обучения обращению с магическими нагревательными приборами.
   - Не знаю, когда заряд ослабевает, мы относим их в храм на зарядку, - пояснил Дейрос.
   - И что, никогда не хотелось узнать, кто там их заряжает? - до чего же они нелюбопытные, я бы за двадцать лет все вызнала.
   - Это позиционируется как чудо, и его лучше не трогать, целее будешь, - в чем-то он прав, у них чуть ли не за каждое правонарушение полагается смертная казнь. Тем временем я освоилась с плитой, поджарила сало, закинула туда остатки каши, залила все это яйцами, посолила и закрыла крышкой.
   - Понятно, а попасть в храм можно? В смысле доступ туда свободный или как? - продолжила я расспрашивать парней.
   - Зачем тебе туда? Хочешь перенести следующую свадьбу на более ранний срок? - с обидой сказал Нейтос, вот так всегда, хочешь как лучше, а выходит боком. Надо было вчера их обоих выгнать из моей кровати, женская жалость - это страшная вещь, сколько ошибок сделано при её участии.
   - Мне надо проверить одну идею, решайте, кто из вас будет меня сопровождать, ну или пойдем все вместе, если вы оба свободны, - не поддалась я на провокацию. Омлет, ну или что-то подобное, был готов, пахло очень неплохо. Я разделила его на три части, разложила по тарелкам, не обращая внимания на опешивших парней, поставила тарелки перед ними и села сама.
   - Приятного аппетита, надеюсь, будет вкусно, - и первая продегустировала получившийся завтрак, а неплохо, даже очень. Парни тоже взялись за вилки и, судя по быстроте исчезновения еды, им понравилось.
   - Было очень вкусно, - облизнул вилку Нейтос и улыбнулся, и в этом мире путь к сердцу мужчины лежит через желудок, даже если мужчина эльф. Дейрос лишь согласно кивнул, но и у него было благодушное выражение лица.
   - Вообще-то это неправильно, мы должны готовить и ухаживать за тобой, а не наоборот, - добавил он ложку дегтя в наши налаживающиеся отношения.
   - Да ладно, никто не видит, считай это мои капризом, - отмахнулась я, что мне их ухаживания, поскорее бы убраться отсюда и разойдемся как в море корабли. - Так как с экскурсией в храм?
   - Сегодня туда не попасть, один день в декаду он закрыт для посещений, сегодня как раз такой день. Мы пойдем туда завтра все вместе, - озвучил решение Дейрос, ну да, я же его сама старшим назначила.
   - Тогда чем займемся сегодня? - судя по мечтательным взглядам, желания у них совпадали, но не с моими возможностями.
   - Ты хотела позагорать, - напомнил мне Нейтос. Это было бы хорошо, но разгуливать голышом в непосредственной близи от кого-то из них, было не лучшей идеей.
   - Вам никуда не надо, я вас от работы не отвлекаю? - спросила я, чтобы потянуть время.
   - Нет, я вчера сходил и все уладил, дней пять мы совершенно свободны, - улыбнулся Дейрос, а ему идет улыбка, жаль, что он редко улыбается.
   - Предлагаю устроить пикник на природе, только без вина, я с прошлого раза с трудом отошла. Кстати, а вам не показалось, что туда подсыпали какую-то гадость, у меня о той ночи воспоминания обрывочные, - парни замялись, неуверенно переглянулись и кивнули. Я подождала объяснений, но их не последовало.
   - И это все? А объяснить? - переводя взгляд с одного на другого, спросила я.
   - А что объяснять, мы сами не знаем, просто у нас сложилось такое же мнение.
   Да, действительно, не сами же они подсыпали.
   - Так, значит, на пикник? - с преувеличенным энтузиазмом провозгласил Нейтос.
   Сборы были недолгими. К пляжу мы спускались по той же тропинке, что и ночью, кошмар и я в темноте здесь проходила? Потом мы преодолели скалы, братья все время порывались мне помочь, но по скалам я могла и любила лазить, так что обошлась без них.
   Я вообще весь день старалась держаться от них на расстоянии, плавала сама, ныряла, мне удалось даже позагорать в стиле "ню". Но до этого я взяла с них клятвенное обещание, что подсматривать они не будут, удалилась за большой камень и только там разделась. К их чести будет сказать, они не подсматривали. Пообщаться нам удалось только за импровизированным столом - покрывало с выложенными продуктами. Я старалась разговаривать одинаково с обоими, в меру шутить, не лезть в их жизнь, в общем, быть ненавязчивой. Мне это удалось на сто процентов, но легче от этого не стало, они замкнулись в себе.
   Примерно этого я и добивалась, казалось бы, они перестали намекать на интимные отношения, и не только интимные, что еще надо. Наверно, я как собака на сене, пока они оба увивались вокруг меня, я всеми силами старалась убедить себя, что они мне не нужны. Когда у меня получилось убедить и их, оказалось, что без их настойчивого внимания мне грустно. Я понимала, что все делаю правильно, что полигамные отношения не для меня. Я вообще довольно ленивый и нечуткий человек, нет, специально я никого не обижаю. Просто уделить одинаковое количество любви, ласки, заботы великовозрастным детям трудно. У каждого свои комплексы, нерастраченные желания, нереализованные возможности, одним словом, амбиции, попробуй тут не запутаться. Но это мои мысли и желания, а что думают по этому поводу парни, я не знаю, да и нет смысла их сейчас спрашивать. Они не помнят нормальных отношений, вот выберемся отсюда, и все встанет на свои места, осталось только совсем не поссориться с ними.
   Домой мы возвращались в молчании и лучах заката, вокруг было нереально красиво, райский остров, с которого не было выхода. Кто же обладал таким извращенным разумом, чтобы сделать тюрьму в таком живописном месте, а ведь это тюрьма, причем для магов. Но то ли что-то пошло не так, то ли со временем про неё забыли, и теперь она работает в автономном режиме. Ловит себе постояльце сама, по какой-то ей одной ведомой системе.
   От ужина я отказалась, какой ужин, мы проснулись к обеду, потом поели на пикнике, я же не мамонт, все время есть.
   А еще у меня была меланхолия, сегодня мне особенно сильно казалось, что все это сон. Такие яркие краски не могут существовать в реальности, потому что она априори серая и однообразная. Я лежала, не раздеваясь, на кровати и впервые в этом мире думала о том, как дальше жить, не сейчас, а когда вернусь домой. Как забыть о красоте этого мира, о магии, о чувстве своей значимости и сопричастности. Попросить у мага-затворника какой-нибудь эликсир забвения, чтобы не травить себе душу. Наверно, кто-то скажет, оставайся, забудь прошлое, живи настоящим, а детей себе еще нарожаешь. Многие, возможно, так и поступили бы, но как жить, когда душа стремится назад, когда смысл жизни последних восьми лет был только в них, в моих детях.
   Незаметно для себя уснула, сквозь сон я слышала, как кто-то из парней зашел в комнату, а потом лег рядом со мной.
   "Дейрос" - прошептала я, улыбаясь сквозь сон, как у меня получалось чувствовать его даже спиной, не знаю, ну не по запаху же. Подвинулась к нему, устраиваясь удобнее, и окончательно провалилась в сон.
   ***
   Мне стало уже привычным просыпаться в обнимку с Дейросом, интересные игры подсознания, надо будет подумать об этом на досуге. Посмотрела в сонные лиловые глазки, непроизвольно улыбнулась, он был таким милым, так и хотелось его потискать. Мозг, правда, подсовывал какие-то пошлые картинки, я старательно отгоняла их, а Дейрос заинтересованно наблюдал за мной.
   - А я и не знал, что столько поз бывает, - произнес он задумчиво. Меня обдало жаром, стало так неловко и не сразу дошло, что он не мог видеть картинки, они же мелькали в моей голове, максимум он мог понять, о чем я думаю. Тут некстати вспомнилось вчерашнее утро, и пойманные мной не менее откровенные сцены с нашим с ним участием, тогда я тоже смотрела ему в глаза.
   - Ты читаешь мои мысли, - приходя в ужас, спросила я.
   - Нет, только иногда вижу картинки, как сейчас, которые ты транслируешь для меня, - он убрал мои волосы с лица, глаза его горели, а весь вид излучал довольство ситуацией.
   - Это случайно, а не для тебя, - мне еще никогда не было так стыдно. - А вчера ты специально "транслировал" для меня?
   - Когда? - удивился он.
   - Утром, когда помогал встать, и в тех картинках были не менее пикантные сцены, я даже подумала, что сошла с ума, - ехидно гляжу на него. Он тоже краснеет, не все мне дурой озабоченной выглядеть.
   - С каких картинок начнем, с твоих или моих? - прямо змей искуситель, но что-то в его предложении есть, тем более если совместить... В ответ на мои фантазии Дейрос издал едва слышимый стон и перевернул меня на спину.
   - Я согласен, - хрипло произнес он, намереваясь воплотить мою фантазию, а что я хоть нафантазировала? Вспомнила, какой последний "акробатический этюд" пришел мне в голову, ничего себе, и он на это согласен, я по-новому взглянула на Дейроса, с уважением, что ли. Он на это не обратил внимания, его помыслы были заняты, как и руки, которые со значительной скоростью избавляли меня от одежды. Так, стоп, стоп, надо отвлечься.
   - А где Нейтос? - невпопад ляпнула я.
   - А меня одного тебе не хватит, - глаза его метали молнии, а голосом можно было морозить продукты.
   - Я не в том смысле, - пошла на попятную я. - У вас даже дверь не закрывается, а стучать вы не привыкли.
   - Я схожу и попрошу, чтобы он не заходил в комнату, - успокаиваясь, произнес он, вставая с кровати. Я не могла отвести глаз от его тела: красивое, мускулистое, гибкое, когда только успел раздеться, гад.
   - Это не выход, он обидится, - сказала я, стараясь не капать слюной.
   - Он еще вчера обиделся, - как ни в чем не бывало заявил он.
   - И ты молчал? - вскочила я, спешно натягивая снятую Дейросом одежду. - Мы тут придаемся разврату, а он один страдает.
   - Почему разврату, - не понял Дейрос, я и сама понимала, что загнула что-то не то.
   - Неважно, это не по-семейному, да и кушать очень хочется, а я еще даже не умывалась, - и быстро ретировалась в ванну, пока Дейрос пытался понять мою логику.
   Я сама до конца её не понимала, что мне мешает получить удовольствие с Дейросом? Гипотетическая верность мужу? Так по местным законам именно он им является, а не другой мужчина в далеком мире. Увлечение Сайнуром? Тут я сама не разобралась еще в своих чувствах к нему. Возможно, все дело в моей уверенности, что стоит нам оказаться на материке, и мне придется ловить на себе разочарованные взгляды парней. Я не уверена в себе и своей неотразимости? Нет, я реально смотрю на жизнь, и у меня нет иллюзий на её счет. Я хочу, чтобы меня любили, просто благодарность или мимолетное желание меня не устраивает.
  
   Когда я спустилась к завтраку, за столом сидели два нахмуренных, молчаливых, темных эльфа. Нет, надо заканчивать с этим балаганом. Закинув в рот завтрак, не заморачиваясь, что же это такое, я посмотрела на братьев.
   - Вы хотите что-нибудь забрать с собой? Деньги, предметы? Соберите все, что хотите забрать с острова в общей комнате, только чтобы предметы были небольшого размера, - после этой тирады я удостоилась двух, изумленно недоверчивых взглядов. - Я не обещаю, что все получится, но если моя идея верна, не будет смысла возвращаться назад за вещами.
   - Если мы войдем в храм с вещами, это вызовет подозрения, - мрачно заявил Дейрос.
   - Не вызовет, вы, главное, вещи соберите, а спрятать я их попробую, - сказала я напоследок, встала и пошла сама собираться.
   Времени у меня это много не заняло, почти все вещи и так были в сумке. Я одела более привычную одежду: брюки, рубашку, сверху накинула их "паранджу", все-таки на людях идти предстоит, закинула остальное в сумку. Спустилась в гостиную, они оба уже были там, помимо обычной одежды, свободных штанов и рубахи, на них были пояса с ножнами, судя по размерам, в одном был меч, в другом кинжал. На журнальном столике лежала небольшая кучка предметов.
   - А ваша экипировка не будет бросаться в глаза? - спросила я у них, показывая на оружие.
   - У нас теперь есть жена, и мы имеем право ходить с оружием, - усмехнулся Нейтос, по-моему, я испортила мальчика, в его голосе стали проскальзывать циничные нотки.
   - Это все, что вы хотите забрать? - я подошла к столу и стала рассматривать предметы. Пять кожаных мешочков, должно быть с деньгами, несколько небольших статуэток, вырезанных из кораллов, больше всего мне понравилась одна, изображающая вставшую на дыбы лошадь. Она была выполнена из белоснежного коралла, тонконогая, воздушная, с потрясающей длинной гривой и хвостом, работа была такая тонкая, что казалось, она сейчас соскочит с подставки и умчится.
   - Какая красивая, а я думала, у вас нет лошадей, - аккуратно держа фигурку в руках, произнесла я.
   - Как ты назвала её? Эти животные вымерли около тысячи лет назад, сохранились только их изображения, - объяснил Дейрос, глядя, как я любуюсь статуэткой.
   - В нашем мире это животное называется лошадью, раньше на них ездили верхом, как у вас на хайдаках. Сейчас они, скорее, для красоты и развлечения, - поставила на стол лошадку. - Это точно все? Что-то мало за двадцать лет.
   - Это бы унести, - вздохнул Нейтос, - это самое любимое и дорогое.
   - Унести не проблема, а вот достать потом, надо будет потрудиться. Моя сумка - это артефакт, я могу запихнуть туда неограниченное количество предметов, главное, чтоб по размеру подошли. Но достать я могу, только то, что помню, если забыла, считай, пропало. Никто из вас магией разума не владеет случайно? - я оглядела притихших парней, что это с ними? Дейрос старательно смотрел в пол, Нейтос метнул взгляд в сторону старшего брата и тоже опустил глаза.
   - Говорю, давайте я положу ваши вещи к себе в сумку, а если потом забуду что-то достать, вы мне напомните, - повторила я доступным языком.
   - Да-да, это хорошая идея, - тут же подскочил старшенький. - Я тогда за остальными мешочками сбегаю.
   И смылся, чтобы это значило, я его таким не видела и не представляла, что он может так себя вести, пристально посмотрела на Нейтоса, он начал мяться, нервничать.
   - Ты ничего не хочешь мне рассказать? - задала я наводящий вопрос.
   - Я тут не при чем, это ваши с братом дела, у него и спрашивай, - излишне нервно среагировал он и вышел из комнаты. О каких делах он говорил, не об утренних ли? Подумаю об этом потом, а сейчас надо сложить то, что на столе. Дейрос вернулся, когда на столе осталось всего пара вещиц, все остальное уже лежало в очень вместительном кармане сумки. Кстати, я ошиблась, и в мешочках были не деньги, а камни, скорее всего, драгоценные, я в этом плохо разбираюсь. Я закинула оставшиеся вещи и те, что принес Дейрос в сумку, и спросила его:
   - А ты мне что-нибудь скажешь или опять сбежишь?
   - Давай поговорим вечером, - было видно, разговаривать он не хочет, ну и не надо, потом сам будет локти кусать. А то они все время обижаются, теперь я на них обиделась.
   - Ладно, зови брата и пойдем.
  
   До храма мы добрались без приключений, встречные мужики поглядывали на эльфов с завистью, а некоторые также смотрели на меня. Вход в святилище никак не охранялся, ну да, у них же не воруют. Не успели мы подойти к светящемуся столбу, как на "горизонте" нарисовался один из помощников Вельмора.
   - Так, мальчика надо отвлечь, - обратилась я к парням. - Нейтос, делай что хочешь, но он не должен видеть, чем мы занимаемся.
   - Почему я? - скривился он.
   - Потому что Дейрос делает порталы лучше, или я не права?
   - Но о чем мне с ним говорить?
   - Придумай что-нибудь, пожалуйся, что не можешь меня удовлетворить, может, он чего-нибудь посоветует, - я подмигнула ему, он стоял красный, наверно, так выглядели индейцы. - Иди давай, он уже близко.
   - Зачем ты так, он обидится, - произнес Дейрос, когда его брат отошел с молодым человеком в сторону.
   - Вы и так все время обижаетесь, еще бы знать на что, - тихо проговорила я.
   Я обошла колонну так, чтобы служитель не мог меня видеть. Погладила письмена, они были теплые и немного пульсировали. Я расслабилась, вглядываясь в столб света, который пульсировал в такт ему одному ведомой мелодии. Мне захотелось услышать её, эту мелодию, я протянула руку к свету, она прошла сквозь стенку, почти не встретив сопротивления. Свет коснулся моей руки, и по ней пробежала дрожь, как от небольшого разряда тока, мне стало щекотно и весело, почему-то захотелось танцевать. Я стояла и улыбалась, пока Дейрос не додумался взять меня за другую руку, наверно, он хотел отодвинуть меня от столба, но удар непонятной силы отбросил его на пол. Я выдернула руку из луча и бросилась к Дейросу, который сидел на полу и смотрел на меня ошалевшими глазами.
   - Дейрос, ты в порядке? Что это было? - опустилась я на колени рядом с ним, не рискуя притрагиваться, вдруг его опять стукнет.
   - Эрин, это источник, за одно прикосновение через тебя я восполнил все резервы, я теперь могу пользоваться магией ни один год. Эрин, это потрясающе, я уже успел забыть каково это.
   - Тсс, говори тише, - приложила я палец к его губам, у него эмоции тоже били через край. Он замолчал, но полез целоваться, видимо, удар был силен, вон как его из колеи выбило. С трудом оторвавшись от него, я наткнулась на укоризненный взгляд Нейтоса.
   - Если вы хотели остаться одни, могли сразу сказать, а не выдумывать идиотские идеи, - он развернулся и пошел к выходу.
   - Нейтос, стой, - метнулась я к нему и схватила за руку. Его немножко тряхануло, неужели во мне еще оставался лишний заряд? Глаза у него округлились, и он, не сопротивляясь, вернулся к столбу.
   - Нейтос, а где парнишка? - надеюсь, молоденький служитель ничего не видел.
   - Я его смутил, и он сбежал, сказав, что на такие темы надо разговаривать с Вельмором, - ответил он. - А что это было, я вдруг почувствовал сильный прилив магии.
   - Это из-за источника, вон Дейроса до сих пор трясет, забери у него лишнее, сможешь? А то он мне в адекватном состоянии нужен, - с надеждой посмотрела на эльфа.
   - Я попробую, - он прикоснулся к брату, который все так же сидел на полу и мечтательно улыбался. Что он сделал, я не поняла, но уже через пару минут у Дейроса взгляд стал осмысленным, а еще пять минут спустя он встал.
   - Фух, отпустило, такое ощущение было, как будто грибов галлюциногенных объелся. Я одного не понимаю, как ты могла держать там руку?
   - Не знаю, было щекотно и весело, - пожала я плечами. - Теперь у тебя хватит сил сделать портал?
   - Сил хватит, но купол я пробить не смогу, - нахмурился Дейрос.
   - А если сделать портал из источника, не знаю, видите ли вы или нет, но над ним купола нет.
   - Сейчас вижу, а раньше он мне казался монолитным столбом. Но ничего у нас не получится, мы с братом не сможем находиться в источнике, - они стояли с одинаково потухшим взглядом. - Если хочешь, я сделаю портал для тебя внутри источника, только мне для этого надо чтобы ты подержала края материи, ограждающей его.
   Они старались не смотреть на меня, ни о чем не просили, не уговаривали остаться, а я не могла бросить их здесь медленно умирать от безысходности.
   - Дейрос, а что собой представляет портал? Как он действует и выглядит?
   - Как выглядит? Матовый непрозрачный туман любой формы, на выбор мага, главное, чтоб в него можно было войти или прыгнуть. Как действует, я и раньше объяснял.
   - Я не о том, в портал можно попасть только с одной стороны?
   - Нет, это не имеет значение, а что ты задумала? - в его взгляде появилась надежда.
   И я рассказала свою задумку. Я захожу в источник, держу оттуда проход, как, сама пока не знаю, Дейрос на самом проходе делает портал в какое-нибудь безопасное место, они по очереди с Нейтосом прыгают в него, а потом в портал сигану я.
   Самым сложным в моей идее оказалось не зайти в источник, как думали братья, а вспомнить, для чего, собственно, все это затевалось. Столб беспрепятственно пропустил меня внутрь, я стояла в ореоле света, чувствуя, как меня наполняет непередаваемая радость и легкость. В душе играла музыка, захотелось слиться с ней, раствориться в этом свечении и полететь, ощутить свободу от своего тела. Так, стоп, тело мне еще нужно, мне оно очень нравится, да и привыкла я к нему за тридцать лет. Нет-нет, мне еще рано переходить на бестелесную форму жизни, я, может, только жить начала. Легкость в теле немного уменьшилась, звуки неземной музыки притихли, я же смогла вспомнить, зачем сюда полезла. С внешней стороны столба сквозь мутную пелену стены на меня взирали два обеспокоенных взгляда, я им подмигнула, не надеясь, что они смогут это разглядеть.
   Так, надо собраться, надо успокоиться немного и открыть стену для эльфов. У меня не было сомнений в своих силах, я могла бы вообще убрать купол, если бы захотела. Но не стала этого делать, вдруг мой необдуманный поступок повлечет за собой какие-нибудь катастрофические последствия. Я дотронулась изнутри до стенки столба, и они разошлись в стороны, как дверцы лифта, впрочем, его я и представила. Дейрос, не дожидаясь моего кивка или еще какого-нибудь знака, начал спешно делать портал. Серебристый туман появился на месте недостающей стены, на мгновение я ощутила укол неуверенности, когда Нейтос разбежался и прыгнул в мою сторону. Дейрос подошел к самому порталу и заговорил со мной, до меня с трудом доходил смысл его слов, в душе опять нарастала мелодия, она звала за собой, обещала, манила, требовала.
   - Эрин, мы должны войти в портал одновременно. Эрин, ты слышишь меня? - в третий раз повторял он. - Если я войду первым, он закроется, если ты, то закроется проход. Кивни, если ты поняла.
   Я кивнула, даже если не успею, неважно, уйду со светом, что-то в нем есть такое родное, близкое.
   - На счет три, Эрин. Я буду считать, как только скажу три, делаешь шаг вперед, - я опять кивнула.
   - Один, - мысли разбегались, я пыталась поймать хоть одну.
   - Два, - зачем мне куда-то идти, я уже нашла место, где могу быть счастливой.
   - Три, - я сделала шаг вперед, чтобы сказать "прости, я остаюсь", и вывалилась в темном, пыльном помещении. Меня тут же подхватили на руки и закружили, вопя от радости, проморгавшись, узнала Нейтоса, которого переполняли магия и эмоции. Нет, целовать меня не надо, ну я же говорила не надо, "все, выпал в астрал" - подумала я, аккуратно усаживая глупо улыбающегося эльфа на пол.
   - Что такое астрал? - оглянулась на еще одного счастливого эльфа, ну хоть он руки и губы не тянет ко мне, помнит, наверно, чем в прошлый раз закончилось.
   - Тебе еще раз показать туда путь? - я смотрела на него и меня переполняла радость, у нас все получилось!
   - Каково это, находиться в источнике? Что чувствуешь? - спросил он, подходя ближе.
   - Непередаваемое ощущение, я тебе скажу. Я могу поделиться с тобой своими чувствами, только боюсь повредить тебе, - кружится голова, как после хорошей дозы спиртного, тянет на безрассудные поступки.
   - Не бойся, я же не боюсь, - сказал он, делая последний шаг, разделяющий нас. Наши губы коснулись друг друга, меж нами пробежал магический разряд, мы вздрогнули и одновременно рассмеялись.
   - Ты, правда, хочешь это почувствовать? - спросила я, гладя его по щеке. Он не стал отвечать, просто кивнул и обнял меня за талию, привлекая к себе. Я закинула руки ему на шею, прильнула к нему всем телом и поцеловала. Вложив в поцелуй все чувства, охватившие меня в источнике, открыла ему душу, чтоб он тоже услышал музыку. Вихрь эмоций и магии закружил нас, даря легкость и желание летать, парить вместе, всегда.
  
   Глава 18
  
   - А где мы находимся? - поинтересовалась я, когда ко мне вернулась способность разумно мыслить. Сначала я обнаружила себя в объятиях Дейроса. Мы сидели на полу, привалившись спиной к стене, моя голова лежала у него на плече. Одной рукой он обнимал меня, другой зарылся в мои волосы. Я осмотрела нас с ним, мы были почти одетые, значит, ничего непоправимого не случилось, даже немного жаль. Нашла глазами Нейтоса, он мирно спал недалеко от нас, устроившись прямо на полу, о, как его вырубило с одного поцелуя.
   - Мы в моем охотничьем домике, видимо, после нашего с братом исчезновения здесь никто больше не появлялся, - Дейрос говорил тихо, целуя мою макушку, надо бы отстраниться, но мне было так уютно. Недолго.
   Опьянение магией проходило, на её место пришла головная боль и депрессия. Еще недавно все было ярким, красочным, понятным, а сейчас опять сомнения и неуверенность.
   - Какие наши дальнейшие планы? - спросила я, со вздохом выпутываясь из рук Дейроса. В его глазах промелькнула грусть, но быстро спряталась за невозмутимым видом.
   - Подождем, когда проснется Нейтос, и решим, наверно отправимся к нам домой, ты не против?
   - Да нет. Дейрос, а в какой части вашего мира находиться твой охотничий домик? - мне пришло в голову, что раз Дейрос может открывать порталы, он откроет один для меня, куда-нибудь в восточную часть Драконьих гор. Главное, чтобы он там бывал, или хотя бы поближе к горам, не хотелось бы еще пару месяцев провести в дороге.
   - В Темных горах, в наших исконных землях.
   - Чего-то я не припомню такого названия на карте, на ней только Драконьи горы были. Или вы живете на другом материке? - вот это будет подстава, у меня даже мороз по коже прошел от её возможной грандиозности.
   - Темные горы - это восточная часть Драконьих, только не упоминай это в присутствии моих соплеменников. Это считается неприличным, - хмыкнул темный эльф.
   - Да мне все равно, как они называются, - радости моей не было предела, наконец-то повезло. - Я тебе сейчас покажу карту, а ты ткнешь в место, где мы сейчас находимся.
   Я подскочила в поисках сумки, и куда только делась депрессия и головная боль. Сумка лежала под головой у Нейтоса, пришлось вытаскивать, он не отдавал, обнимал её как родную. Будить его не хотелось, я присела рядом с его головой, и стала её приподнимать, молниеносный рывок и я лежу на полу, а Нейтос нависает надо мной с кинжалом. Стоит ли говорить, что я испугалась?
   - Эрин? - спрашивает этот уже не спящий красавец.
   - Нет, её труп, - ворчу я в ответ, а в стороне ржет Дейрос. Меня чуть не убили, а ему весело, где справедливость и сострадание к ближнему?
   - Эрин, прости, рефлексы сработали, - убрал кинжал младшенький, - ой, я тебя поцарапал.
   И прежде чем я успела дотронуться до предполагаемого пореза, Нейтос наклонился и языком провел по моей шее. Я дернулась, сразу вспомнились их клыки, это на острове они были хорошие под угрозой смертной казни, а сейчас кто этих темных эльфов знает, схарчат и не подавятся. Наверно, в моих глазах мелькнул страх, Нейтос отстранился и с обидой сказал:
   - Почему ты меня боишься, не съем я тебя.
   - Ты бы себя видел, - мне было неудобно за свой страх. - Особенно, с каким гастрономическим интересом ты на меня смотрел, только что не облизывался.
   - С гастро... каким интересом? - удивился он, опять я на русский язык сбиваюсь.
   - Как на еду, в общем, - ответила я, пытаясь подняться. - Лучше скажи, зачем ты меня облизывал?
   - В нашей слюне присутствуют вещества, способствующие скорейшему заживлению, - за Нейтоса объяснил брат, пока тот удивленно хлопал глазами. - Но с тем же успехом помогла бы и магия.
   - Я пока не привык, на острове мы экономили каждую крупицу магии, - пробормотал младший.
   - Ладно, мы как раз думали, что делать дальше. Какие будут твои предложения? - я решила замять этот эпизод. Пока Нейтос думал, я достала карту и расстелила её на полу, света не хватало, и рассмотреть её было сложно. Дейрос заглянул мне через плечо, прошептал какое-то слово и над нами повис светящийся шарик.
   - Сейчас мы вот здесь, - ткнул он в карту, если я правильно помню масштаб карты, то до светоча не больше недели пути на северо-запад.
   Это была поистине хорошая новость, запасов еды мне на неделю хватит, а там посмотрю, главное - добыть светоч. Дело оставалось за малым, убедить братьев, что нам отныне не по дороге. Интересно, когда я исчезну из этого мира, братья автоматически станут вдовцами? У них, что ли, спросить?
   - Я думаю, нам нужно наведаться домой, успокоить мать, - со вздохом произнес Нейтос, странно, двадцать лет не видеть мать и не гореть желанием её увидеть сейчас. Может, у них с братом было тяжелое детство? Воображение тут же нарисовало сцены избиения маленьких эльфиков их маргинальными родителями. Я постаралась подавить фантазию, пока её не уловил Дейрос, потом замучаешься оправдываться, где я такое видела и как такое возможно.
   - Да, вам обязательно надо навестить мать, она двадцать лет места себе не находила, наверно, - поддержала я парней.
   - Тогда решено, сейчас приводим себя в порядок и отправляемся, - решительно поднялся Дейрос, а за ним полетел и "светлячок".
   - Дейрос, ты не покажешь, как можно выйти из твоей хижины? - натолкнувшись на его непонимающий взгляд, решила рассказать все, как есть. - Понимаете, у меня в горах есть одно дело, крайне важное. Отсюда несколько дней пути, извините, но я не пойду к вам в гости, пока не разберусь с ним.
   - Скажи, куда тебе надо и мы тебя проводим. В наших горах людям не рады, у тебя могут быть неприятности, если столкнешься с патрулем, - нахмурившись, проговорил Дейрос.
   - Ничего, сама дойду, а вы должны проведать родственников. Если хотите, через декаду возвращайтесь в этот домик, я на обратном пути вас здесь подожду и тогда с удовольствием наведаюсь к вам в гости. Да, чуть не забыла, мне вам вещи вернуть надо, - полезла я в сумку, только бы не смотреть на них.
   Окаменевшие лица, разом утратившие человеческие чувства, только холод и надменность выражали они и затаенную обиду, что мелькала в глазах у Нейтоса. Я им ничего не обещала, старалась говорить правду, почему же я чувствую себя предательницей. На глаза наворачивались слезы, я никак не могла сосредоточиться на поиске вещей в сумке, в голову лезли совершенно другие мысли. Поэтому я не сразу заметила, что мы в домике уже не одни.
   - Дейрос, зараза, ты ли это? - весьма импульсивно воскликнул кто-то. Я посмотрела в сторону говорящего, им оказался еще один темный эльф, увешанный холодным оружием, как новогодняя елка, неужели он всем этим умеет пользоваться? За ним стояли еще два представителя их племени, все трое на вид были молоды и симпатичны. Но если мои эльфы были мулаты с волосами золотистого оттенка, то эти были более смуглыми и с белыми волосами, дроу, кажется, так их в наших книжках называют. Своим эльфам я этого слова не говорила, есть у меня подозрения, что оно у них нецензурное.
   - Я, Варрис, а ты здесь какими судьбами? - Дейрос подошел к своему знакомому, и они обхватили друг друга за предплечья, что-то вроде нашего рукопожатия.
   - Так сигналку тут установили после вашего исчезновения. А сегодня, пару часов назад, она сработала. Нас и послали проверить, что да как, - улыбнулся Варрис во весь рот, а клыки-то у него длиннее.
   - Что-то вы не торопились с проверкой, - усмехнулся старший из братьев, отступая на шаг.
   - Бабская волокита, ну ты же знаешь, - отмахнулся этот улыбчивый тип, тогда как у его сопровождающих округлились глаза и без того большие. Они стали подозрительно оглядываться, пока их взоры не наткнулись на меня. Может, после валяния в пыли я стала выглядеть и не очень хорошо, но это не могло оправдать тот страх, который я увидела в их глазах. Они даже побелели немного. Один из них положил своему главному руку на плечо, и когда он обратил на него внимания, кивнул в мою сторону.
   - Не бойся, это не женщина, а человечка, - я не поняла, меня так оскорбили, что ли.
   - Дейрос, что, не смог расстаться со своей игрушкой? - подмигнул этот шовинист моему эльфу, вот же гад, он его плохому научит. - А она ничего, отдашь её мне, когда тебе надоест?
   От этого заявления у меня выветрились все нормальные слова из головы, остались одни матерные, то есть непереводимые. Я молча встала, глянула на помрачневшего Дейроса, на офигевшего Нейтоса и поняла, что защищать они меня как-то не торопятся. Вывод: все мужики сволочи.
   - Слышь ты, шовинист ушастый. Я тебе сейчас так дам, что хотелка твоя отвалится. Дейрос, что за хрень, почему это белобрысое чмо меня оскорбляет, а ты молчишь? - гневно посмотрела я на своего, так называемого, мужа.
   "Белобрысое чмо" что-то прорычало и бросилось на меня с голыми руками. Дейрос же стоял, опустив голову, это меня разозлило окончательно. Как в постель тащить, так я хороша, а как защитить от соплеменников - сама старайся. Ну я и постаралась. Я не говорила заклинаний, не делала специальных жестов, просто махнула рукой и Варриса, вместе с его командой, снесло воздушной волной, впечатав в противоположную стену. Дом заходил ходуном, но устоял, в отличие от белобрысых мерзавцев, которые стекли по стеночке, ненадолго лишившись сознания.
   - Ты мне не ответил! - напомнила я опешившему от такого зрелища Дейросу. Он сглотнул и посмотрел на меня виноватыми глазами.
   - Если бы я стал защищать тебя, это равносильно признанию, что ты моя игрушка, - со вздохом произнес он. - Я не говорил тебе, у нас матриархат. Во главе всех темных эльфов стоит Повелительница, эта должность выборная, Совет Матерей выбирают самую сильную в магическом плане дочь из достойных родов племени. У нас женщины на порядок лучше владеют магией, чем мужчины. Поэтому все ответственные посты занимают женщины. Но, как и у всех, встречаются и такие, которые в магии слабее или вообще не владеют ею. Это в основном бесправная прислуга, которой могут пользоваться воины, игрушки, одним словом. По нашим законам, только если женщина магически сильнее мужчины, она считается свободной и может сама выбрать себе мужа или мужей.
   - Я правильно поняла, что после этой демонстрации тебе будет не так стыдно, что я твоя жена? - криво улыбнулась я. Мне было обидно, почему я должна кому-то доказывать свою состоятельность, как женщина. Я отряхнула с себя пыль, поправила одежду, повесила на себя сумку.
   - Зачем ты так? Ты же знаешь, как я к тебе отношусь, - подошел он ко мне и заглянул в глаза. Он смотрел на меня с нежностью и обидой. - Я сам едва сдержался, чтобы не размазать его по стенке, но это законы моего народа, и я должен их соблюдать. А они гласят, что женщина должна защищаться от домогательств сама.
   - Мне плевать на ваши законы, я не собираюсь по ним жить. А вам на заметку хочу сказать, что если бы моему любимому или близкому человеку кто-то угрожал, нападал или оскорблял, я бы обязательно встала бы на его защиту, невзирая на законы. И оденься, что о тебе подумают соплеменники, - я отошла от него, даже не посмотрев, какое впечатление произвели мои слова.
   - Нейтос, сделай из моей накидки мешок, сможешь? Я пока достану ваши вещи, - я присела возле стены и стала одну за другой доставать сначала статуэтки, а потом и мешочки с камнями. - Нейтос, глянь, я ничего не забыла?
   - Эрин, прекрати, - Нейтос присел рядом, положил мне руку на плечо. - Я понимаю, тебе обидно, но пойми и Дейроса, тяжело переступить через традиции. Не уходи вот так с обидой. Задержись на пару дней с нами, познакомишься с нашими родителями, посмотришь подземный город, а потом мы тебя проводим, куда тебе надо. Тем более нужны запасы еды, теплые вещи, ночами в горах холодно, веревка, крючья, вдруг то место труднодоступное.
   В чем-то он был прав, ведь мне еще обратный путь предстоит.
   - Все я понимаю, просто устала. Нет, не от вас, а от всего. Тяжело попасть в незнакомое место со своими законами и без надежды на возвращение домой, к любимым. Да кому я рассказываю, вы через это сами прошли. Вспомни, каково вам было с братом на острове в первое время, - я повернула к нему голову, краем глаза отмечая, что Дейрос оделся и стоит рядом. А Варрис с остальными эльфами пришли в сознание и потихоньку "отскребают" себя от стены.
   - Я хорошо помню то состояние, депрессия сменялась надеждой, когда мы придумывали очередной вариант, и обратно, когда он не срабатывал. Именно поэтому мы и хотим, чтобы ты не торопилась, будет вдвойне обидно, если из-за какой-то мелочи, ты не сможешь попасть в святилище. Только оно находится отсюда в нескольких днях пути, - ответил на мой невысказанный вопрос Нейтос. Откинул с моего лица волосы, вытер пыль со щеки, на мгновение прикоснулся к моим губам, вздохнул и отстранился.
   - Ладно, пара дней ничего не решает, - сказала я, поднимаясь с пола. - Но не больше, договорились?
   - Если только ты сама не захочешь остаться дольше, - подскочил Нейтос, радостно улыбаясь. Я тоже улыбнулась в ответ и подошла к Дейросу, протянула ему руку для рукопожатия и спросила:
   - Мир?
   - Мир, - сказал он и обнял меня, а на ухо тихо прошептал: - Прости.
   - Ты в следующий раз подсказывай, как я должна себя вести, - так же тихо сказала я. - Я же не знаю ваших законов, а твое невмешательство меня обижает.
  
   Очередной портал привел нас в огромный зал, вырезанный в скале, его стены были украшены резьбой, но из-за скудности освещения подробности рассмотреть не удавалось. Из зала в разные стороны вели коридоры, мы свернули в один их них.
   - Это была Приемная зала, - тихо рассказывал мне Дейрос. - Из внешнего мира можно переместиться только сюда. Внутри города перемещение порталами запрещено, исключение только для Повелительницы и Совета Матерей. Посмотри, как красиво, правда?
   Я покрутила головой, но ничего красивого не увидела, для моих глаз едва хватало света, чтобы не спотыкаться, где уж там любоваться фресками.
   - Дейрос, я в темноте не вижу, - тихо сказала я, чем вызвала злорадный оскал Варриса, видимо, он все-таки услышал. После произошедшей с ним неприятности он начал поглядывать на меня не только с интересом, но и с каким-то азартом, отчего Нейтос хмурился, а Дейрос прибывал в задумчивости.
   - Я и забыл, - он щелкнул пальцами и рядом со мной повис "светлячок". Видно стало лучше, удавалось даже разглядеть эпические картины битв.
   - Куда мы идем? - спросила я через некоторое время, идти молча было скучно.
   - В наши с Нейтосом апартаменты, пока мы будем переодеваться и ужинать, Варрис доложит Повелительнице о нашем прибытии.
   - Ванна хоть есть в ваших апартаментах? - мне вспомнилось, что я вся в пыли, да и вообще ванна в этом мире превратилась для меня в навязчивую идею. Так что я теперь старалась наслаждаться каждой возможностью расслабиться в горячей воде, у меня где-то в сумке завалялись разные баночки с притираниями для тела.
   - Конечно, - отозвался Нейтос, прикрывая зевок ладонью.
   - Я могу потереть тебе спинку, если парни устали, - ухмыльнулся Варрис, окидывая меня раздевающим взглядом.
   - Дейрос, а я могу ему дать по морде? Или только магией можно ему что-нибудь поджарить? - обратилась я к старшенькому, демонстративно не замечая сжатые от ярости кулаки его любвеобильного соплеменника.
   - Нет, Эрин, драться можно только после прямого оскорбления, - с серьезной интонацией объяснял мне муж, но его глаза искрились от смеха.
   - Жаль, но нельзя, так нельзя, - улыбнулась Дею, взяв его за руку.
   Вообще-то я это сделала, чтобы позлить Варриса, за недолгое пребывание вместе я заметила, что проявление нежности, заботы или других нормальных отношений между супругами вызывали у него зубовный скрежет. Надо будет спросить у парней, чем это вызвано. Но тут Дейрос посмотрел мне в глаза, и меня затопила волна нежности, душа взлетела и устремилась к темному эльфу, я не сразу поняла, что это наши общие чувства. Они хороводом кружили вокруг нас, отрезая от реального мира, было только одно желание - остаться вдвоем.
   - Эрин, Дейрос, - голос Нейтоса вывел меня из затянувшегося ступора. Я перевела взгляд на него и увидела затаенную грусть. - Пойдемте, здесь не место...
   - Меньшой у вас, я смотрю, не при делах, - ехидно улыбался Варрис, хотя в глазах пряталась зависть.
   Руку Дейроса я так и не выпустила, поэтому ощущала его молчаливую поддержку. Нейтос стоял рядом, второй рукой провела по его щеке и невесомо коснулась губ поцелуем, передавая частичку той нежности, что еще гуляла в моей душе. Глаза парня вспыхнули радостью, а на губах появилась мечтательная улыбка, он сам взял меня за руку. Так дальше мы и шли втроем, мне казалось, что даже с закрытыми глазами и на расстоянии я могла бы почувствовать братьев, где бы они не находились, как уже было с Аглией.
   Апартаменты моих супругов никто не занял, что меня очень удивило, их же двадцать лет не было, а подземный город не резиновый, у них же есть рост населения или нет? Это был первый вопрос, который я задала, едва удалились Варрис с товарищами.
   - У нас редко рождаются дети, мы живем от пятисот до полутора тысяч лет. Мало у кого за такой срок жизни появляется больше двух детей, - объяснил Дейрос.
   Он устроил для меня небольшую экскурсию. Помимо общей гостиной и двух спален была и ванная, точнее, комната с бассейном, в нее я влюбилась сразу. Отделанная светло-зеленым мрамором, с хитро расставленными зеркалами так, что от небольшого светлячка, который так и летал за нами следом, комната наполнилась светом и теплом. Надо попросить Дейроса научить меня тоже такому фокусу, не все же "лампочки Ильича" зажигать. Вода в бассейне была умеренно горячая, к тому же она постоянно обновлялась. Так-так, где тут полотенчико и халатик?
   - Эрин, только недолго, скоро должны принести ужин, а потом придут от Повелительницы, - он немного замялся, но все-таки продолжил: - И мне надо с тобой поговорить, точнее, кое-что рассказать.
   После такой занимательной фразы я в рекордные сроки закончила омовение и, накинув на себя халатик одного из братьев, вышла из ванной. Странно, вроде в комнатах не убирались, а вещи чистые, как будто недавно выглаженные, и никакого запаха затхлости.
   - Дей, так странно, вещи чистые, а в комнатах пыль? - спросила я у старшенького, в то время как Нейтос тут же метнулся в ванную.
   - На комодах заклинание консервации, чтобы туда ни пыль, ни влага не попадала, - улыбнулся он. - Пойдем, поговорим.
   Он утянул меня в одну из спален, усадил на кровать, хотя там были и кресла, взял меня за руку и...
   И молчок. Это намек, что мне надо задавать наводящие вопросы?
   - Дей, - позвала я его, отвлекая от каких-то невеселых мыслей, что-то начало мне не очень нравится. Неужели, не успев прибыть в родимый дом, он заговорит о разводе, нет, я и сама не против, наверно.
   - Эрин, я хотел рассказать тебе кое-что о наших обычаях, чтобы у нас не возникло в следующий раз недопонимания, - значит, не развод, почему-то сразу стало легко-легко, как будто камень с души свалился. - Начну с того, что непосредственно касается нас, с брачного обряда.
   Или все-таки развод?
   - Дейрос, не тяни, я не маленькая девочка, я выдержу любую правду. Если хочешь сказать, что по вашим законам наш брак недействительный, так и говори.
   - Наоборот, - крепко вцепился в мою руку супруг. - Наверно проще показать.
   Он сдвинул свой брачный браслет, открыв мне на обозрения татуировку, такую же, как у меня, только она не была уже серой. В ней переплетались зеленая и золотистая вязь, искрясь, переливаясь, на их фоне третья серенькая ниточка совершенно терялась.
   - Как красиво, - выдохнула я, схватив его за руку и любуясь игрой цвета, поворачивая то так, то эдак его запястье.
   - Эрин, ты мне руку открутишь, - рассмеялся Дей. - Золотистый цвет означает привязку душ между супругами, зеленый - единство разума, те самые картинки, которые мы можем подсматривать друг у друга.
   - А серая что значит? Хотя дай догадаюсь, она засветится после единения тел? - я наблюдала, как он справляется с волнением.
   - Да и будет красного цвета, - кивнул он на мою догадку. - А теперь главное, что я хотел тебе рассказать, когда на татуировке только красный цвет, что чаще всего и случается, то развестись не проблема. Когда к красному цвету добавляется зеленый, развод уже невозможен, но супруги могут жить отдельно, не встречаясь годами, завести себе любовников или даже взять второго, а то и третьего супруга. Если же на татуировке есть золотистая вязь - это единение душ.
   - И в чем это проявляется?
   - Неважно, - Дейрос явно не договаривал. - Я рассказываю это затем, чтобы ты не обратилась к Повелительнице с просьбой о разводе. Во-первых, аннулировать брак невозможно, во-вторых, это оскорбление меня, нас.
   Я потрясенно переваривала услышанное, у меня были подозрения, что татуировки не так просты, но чтобы настолько. Дейрос ждал моего ответа, я чувствовала исходящее от него напряжение, мне же надо было подумать, машинально покрутила свой браслет, сдвинула его, рассматривая такую коварную вязь татуировки: золотистая, зеленая, красная. Так, стоп, красная?
   - Дей? Ты ничего не хочешь мне еще объяснить?
   - Прости, Эрин, - он попытался отвести глаза, но я не дала, развернув парня лицом к себе. - На свадьбе я пил меньше, именно поэтому почувствовал, что в вино что-то подмешали, пошел в ванную, чтобы избавиться от выпитого. Мы, эльфы, плохо переносим афродизиаки, когда вернулся, вы с Нейтосом, в общем, ты понимаешь. Тогда я ушел в ванную, чтобы не мешать вам.
   - Почему я ничего не помню? Почему одежда так и осталась на мне? - эти вопросы я задавала скорее себе, чем ему, он же не виноват, что я напилась.
   - Наверно, из-за смеси трав с вином, у меня тоже небольшие провалы в памяти, как и у Нейтоса, а по поводу белья, - парень покраснел. - Оно легко сдвигается. Эрин, ты только не злись на брата, это я ему сказал ничего не говорить, он с самого начала хотел покаяться. Он до сих пор чувствует себя виноватым, не отталкивай его.
   - Дей, я не ребенок, и свою вину не собираюсь перекладывать на Нейтоса. Просто мне интересно, почему вы это скрыли? - я действительно не сердилась на парней, толку. Единственное, о чем я жалела, что ничего не помню, надеюсь, нам с Нейтосом понравилось. Но спрашивать этого я не буду, не хочу обижать Дея.
   - Я был уверен, что покинуть остров не получится, ведь мы перепробовали все возможности. Поэтому я попросил брата молчать, чтобы не испортить ваших отношений, - он гладил мою ладонь, не сводя с меня глаз. - Ты, правда, не злишься?
   - Правда, Дейрос, - улыбнулась ему, напрочь забывая, что хотела обдумать ситуацию с привязкой душ. Завтра, подумаю об этом завтра.
   Я засмотрелась на него, неожиданно понимая, что он мне нужен, весь, а не только душой и разумом. В его глазах нашла отражение та же мысль, глядя в них, на ум приходила строчка из песни: "Мне так нужна любовь твоя, и ты об этом знаешь". Я знала, впервые в жизни знала, что этому мужчине нужна только моя любовь. Да какого черта, сколько можно издеваться над ним и над собой, ведь я хочу этого не меньше. Я потянулась к нему, с целью воплотить наши желания, он понял все без слов, скользнул рукой под халат...
   - Дейрос, там ужин принесли, - влетел Нейтос, заставив нас вспомнить, что на сегодня еще есть дела. - Извините, я не буду мешать.
   На парня тяжело было смотреть, откуда-то пришло понимание, если он сейчас уйдет, ничем хорошим это не закончится.
   - Нейтос, иди сюда, брат тебе рассказывал о брачных татуировках? - спросила я у младшенького, мысленно прося прощения у Дея. Я хотела соскользнуть с его колен, даже не заметила, как на них оказалась, но он удержал, шепнув, чтобы я осталась. Тогда я просто развернулась к нему спиной, позволяя обнимать и перебирать мои волосы.
   - Присаживайся, - похлопала рядом с нами по кровати. - Дай руку.
   Нейтос сел, протянул мне руку с браслетом, я сдвинула его, с удивлением обнаружила помимо красной вязи, что было ожидаемо, еще и золотистую. Как такое может быть? Разве привязка души не должна быть только с одним? Или я путаю с легендами из моего мира о "половинках"? Я надеялась, что хоть Нейтос проживет нормальную жизнь темного эльфа. Правда, золотистая ниточка была бледненькая и едва видимая, может, еще не все потеряно?
   - Узор стал цветной? - он тоже с удивлением разглядывал свое запястье.
   - Красная - это единение тел, - парень моментально смутился, отвел глаза и забормотал извинения. - Золотистая - душ.
   Я, в задумчивости о том, как все не просто и что же делать дальше, поглаживала татуировку младшего мужа, с изумлением замечая, как бледная ниточка под моими пальцами разгорается все сильнее.
   - Дей, посмотри, разве такое может быть? - но Дейрос меня не слышал, он увлекся моей шеей, сдвинув ворот халата на плечо, покрывая ее поцелуями. - Прекрати, щекотно.
   Я хихикнула, дрожь пробежала по всему телу, заставляя крепче сжать руку Нейтоса, и встретиться ним взглядом. В его глазах было столько тоски, что сердце кольнуло болью, захотелось его обнять, успокоить. Я протянула к нему руки, парень не то со всхлипом, не то со стоном, прижался ко мне. Запустила руки в его еще влажные волосы, ласково массируя затылок и целуя висок, шепча, что мы с этими привязками разберемся. Но ему этого было мало, он накрыл мои губы поцелуем, страстным, безудержным, как будто он мог быть последним в нашей жизни.
   - Возьмите меня к себе, - хриплый голос разорвал интимную обстановку. Краска резко хлынула мне в лицо, когда я осознала, в каком виде и чем занимаюсь. Халат почти слетел, открывая верхние прелести не только для обозрения, но и для страстных поцелуев Нейтоса, к нижним девяносто примерялся старшенький. Думаю, зайди Варрис на пару минут позже и недостающая привязка свершилась бы. Я судорожно натянула халат, буквально отбирая части своего тела у увлекшихся парней, по-моему, им даже наблюдатель в лице Варриса не был помехой. Что называется - другие традиции, хотя нет, просто позднее зажигание, но разборки взбешенных братьев с их сородичем меня не интересовали. Прежде чем спрятаться в ванной, я задержала свой взгляд на белобрысом Варрисе, вот кто его просил вмешиваться? Хотя нет, хорошо, что он так вовремя влез, я бы не смогла потом смотреть в глаза супругов, все-таки через воспитание и привитые нормы приличия тяжело переступить.
   Мужчина стоял, вцепившись в косяк двери, ведущей в гостиную, не сводя с меня жаркого взгляда, от такого может расплавиться даже камень. Это получается, он серьезно хотел к нам присоединиться? То есть это не была шутка или издевка? Кошмар, ну у них и порядки, надеюсь, парни смогут доступно объяснить ему его ошибку.
  
   Глава 19
  
   Мы опять шли по извилистым коридорам, никого не встречая по пути. Странно, вымерли они все, что ли? Или это тайный проход к Повелительнице? Не похоже, тайные ходы должны быть маленькие и незаметные, а тут танк проедет. Дорога до Малой Приемной Залы, так назвал помещение, куда мы направлялись, Дейрос, была неблизкая. Уже по сложившейся традиции парни шли по бокам от меня, я чувствовала их волнение вкупе с опасениями. Понятно, тяжело возвращаться домой после двадцати лет отсутствия, а вдруг не примут или уже перестали ждать. Сама я тоже пребывала в задумчивости, и было от чего, в голове все прокручивались недавние события.
   Освежившись и успокоившись в ванной, я вышла в гостиную, старательно подавляя смущение и волнение, ну не девочка все же. В гостиной царила напряженная атмосфера, вокруг накрытого к ужину столика расположились мои мужья, злые и хмурые, а немного в стороне от них сидел Варрис. Я чуть было не ретировалась обратно в ванную, но вовремя поняла, что все эти чувства адресованы не мне. Виновник переполоха тоже был напряжен, сосредоточен, впрочем, следов побоев я на нем не обнаружила, но это и хорошо, глупо винить его в чем-то, надо просто запирать двери.
   Не успела я войти, кутаясь в безразмерный халат, как мужчина подскочил и опустился передо мной на одно колено.
   - Женщина, я признаю твою силу и право, - он склонил голову и застыл в таком положении.
   И что я должна сделать? Я глянула на старшенького в поисках подсказки и поразилась, с какой единодушной неприязнью они с Нейтосом взирали на Варриса.
   - Дейрос, что происходит? - решила не мучиться и свалить всю ответственность на самого серьезного в нашей семье.
   - Эрин, это ритуальная фраза, - не сводя глаз со склонившегося соплеменника, ответил он. - Варрис признает твое главенство и право решать его дальнейшую судьбу.
   Парни с затаенным страхом и ревностью ждали моего ответа.
   - А не слишком все это? Ну вломился не вовремя, что его, наказывать за это? Отпустите вы его и дело с концом, - что за порядки, прям рабство какое-то.
   - Значит, ты не оставишь его себе? - с радостью в голосе и в глазах воскликнул Нейтос.
   - Зачем? - спросила я, чувствуя себя неловко оттого, что мы обсуждаем Варриса в его присутствии. - Варрис, я не обижаюсь, можешь спокойно идти по своим делам. Или как правильно сказать, что в его услугах я не нуждаюсь?
   Последний вопрос я задала все тому же Дейросу, как самому продвинутому среди нас в знании местных традиций.
   - Эрин, он предлагает себя в мужья или любовники, - с мученическим выражением лица пояснил мне ситуацию супруг. Вот ядрена кочерыжка, я по-новому глянула на белобрысую макушку, не понимая, что нашло на Варриса.
   - Ну зачем ты ей сказал? Она же ему почти отказала, - взвился на брата Нейтос.
   - Я не хочу обманывать Эрин, - буркнул Дейрос. - Это ее право решать, нужен ей еще кто-то или нет.
   - А я не хочу делить Эрин еще и с ним, - выпалил младший, смутился, поднял на меня виноватые глаза. - Прости.
   Я не знала, что мне делать от абсурдности этой ситуации, то ли плакать, то ли смеяться. С одной стороны, мне была приятна ревность Нейтоса, с другой, умиляло желание Дея предоставить выбор мне, хоть я видела, что он ревнует не меньше младшего брата. И как апофеоз, была в шоке от традиций родины супругов. Не потому, что у них узаконенное право на полигамные отношения, у нас такое тоже встречается, и в любовники у нас, бывает, набиваются менее романтичным образом, дело не в этом. Меня ужасало то, что если ты признаешь кого-то сильнее себя (мужчину, женщину, неважно), ты автоматически становишься, по сути, рабом.
   Неудивительно, что Дейрос сбежал из этого дурдома, я бы тоже сбежала, никогда не мечтала о чьем-либо беспрекословном подчинении, да и сама не готова выполнять любой каприз даже любимого человека. Только вот непонятно, почему Варрис пошел на такой шаг, что-то я не заметила за ним особой почтительности к женщинам, скорее наоборот. Ну не мои же достаточно скромные прелести тому виной? Думаю, меня за спрос не убьют, да и какая женщина откажется вызвать ревность у своего мужа, а у меня их целых два.
   - Варрис, почему ты хочешь стать моим мужем или любовником? - задавая этот вопрос, я чуть не рассмеялась, вспомнились собеседования, которые так любят проводить в моем мире.
   Конечно, на них задают другие вопросы, но не менее идиотские: "Почему вы хотите учиться именно в нашем университете? Или, почему вы хотите работать в нашей компании, банке, организации?" После школы мало кто хочет учиться, так что куда родители отправили, туда документы и подали, или на что денег хватило. А про работу вообще глупо спрашивать, если ищут ее, значит, человеку нужны деньги и ему плевать и на девиз компании, и на креативность коллектива, главное, чтобы деньги стабильно платили и раз в полгода повышали заработную плату.
   Вот и я задаю вопрос, в ответе на который, по сути, не нуждаюсь, тут не знаешь, как с двумя разобраться, так что вешать на себя еще и третьего я не собиралась. Варрис поднял на меня взгляд, разобраться, чего в нем было больше, не представлялось возможным.
   - Я намного старше парней и знаю, в отличие от них, как доставить удовольствие женщине, - сверкнул глазами белобрысый, почему-то я в его словах не сомневалась.
   - Варрис, я не просила тебя расхваливать свои лучшие стороны. Мне интересно, зачем ты это делаешь, не думаю, что у тебя мало женщин, на ком ты мог бы потренироваться, - усмехнулась, глядя, как во взгляде мужчины появилась досада.
   - У нас матриархат, и чтобы продвинуться по службе, зачастую нужна протекция женщины или хотя бы наличие жены, - голос темного эльфа выдавал раздражение таким обстоятельством.
   - В чем же дело? Женись, или найди себе любовницу среди верхушки своих соплеменниц и живи припеваючи, - все-таки он шовинист, вон как его перекосило в ответ на мое предложение.
   - Издеваешься? Все вы, бабы, одинаковы. Думаю, ты сделал большую ошибку Дейрос. После всего того, что тебе сделала та тварь, ты еще и женился. Я думал, среди людей есть нормальные женщины, но после того что с тобой случилось, она бы не стала задавать подобные вопросы, - Варрис встал, не обращая на меня внимания.
   Значит, его предложение потеряло силу? Я глянула на Дея, чтобы увидеть его реакцию и вздрогнула, он сидел с тем же остекленевшим взглядом, что и при нашем первом разговоре по душам.
   - Сволочь, что ты ему сказал? - оттолкнула Варриса, испепеляя его взглядом. - Пошел вон отсюда. Нейтос, выкинь этого гада за дверь.
   Дейрос сидел на пуфике, поэтому я не придумала ничего лучше, чем опуститься перед ним на колени, уловив за спиной судорожный вздох. Кому он принадлежал, не знаю, да и все равно было.
   - Дей, солнышко, не слушай его, - взяла ладонями лицо парня, ласково целуя его. - Ты мне нужен и Нею тоже, очнись.
   - Эрин, - вздохнул он, обнимая меня. Фух, кажется не все так плохо. Ну вот, сглазила, старший супруг взирал на меня с ужасом. - Зачем ты это сделала? Ты не должна становиться передо мной на колени, да вообще не перед кем.
   - Дейрос, хорош истерить, я уже говорила, мне плевать на ваши идиотские обычаи. Я свободная женщина и могу вставать на колени перед кем захочу. А если кто-то захочет мне что-то предъявить, пусть попробует. Я тут все с землей сравняю, - обернулась, встала, мрачно рассматривая Варриса, который так и стоял у двери, застывшим соляным столбом.
   - Эрин, не надо, - обнял меня за плечи Дей, только тут я заметила, что мои ладони горят в пламени. Совсем нервы ни к черту, уже из-за всякой ерунды срываюсь, недостаток личной жизни налицо. Я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, успокаиваясь.
   - Давайте ужинать, Варрис, если хочешь, можешь тоже остаться с нами, вряд ли ты уже успел поесть. Думаю, мы просто недопоняли друг друга. Говорю сразу, чтобы больше такой вопрос не возникал, мужья у меня есть, а любовники не нужны, - я улыбнулась ему, чтобы хоть немного извиниться за неадекватное поведение.
   - Я подожду, мы живем долго, всегда есть шанс получить желаемое, - белозубо улыбнулся он в ответ, склоняя голову, ну хорошо хоть на колено не встал.
   Мы спокойно поужинали, парни задавали вопросы о случившемся за время их отсутствия, Варрис отвечал, я же просто наслаждалась едой. Не знаю, что это было, но напоминало картошку с грибами.
   Я еще раз мысленно облизнулась, люблю грибы, в любом виде. "О, кажется, мы дошли", подумала, рассматривая изменившийся антураж. Туннель как таковой исчез, сменившись арками и колоннами, поддерживающими свод пещеры. Назвать все окружающее великолепие пещерой, конечно же, язык не поворачивался. Искусные мастера вырезали орнамент любовно и индивидуально, наверно, не один век.
   - Дей, а почему орнамент на колоннах и арках разный, разве не красивее было бы, если бы они были в одном стиле? - банковский служащий во мне требовал порядка во всем.
   - Эрин, это зал порталов, помнишь, я тебе говорил, что индивидуальными порталами запрещено пользоваться в городе? Так вот, подземный город очень большой, и чтобы не ходить пешком, в каждом районе есть такой зал, из него ведут стационарные порталы в разные части города, а то, что ты приняла за орнамент, обозначения мест.
   Не зря мы с Нейтосом выбрали его главой семьи, даже вдвоем мы не такие обстоятельные и ответственные, как Дейрос.
   Мы вошли в один из порталов и оказались в довольно оживленном месте, я подумала - еще один переход, но нет, это и была Малая Приемная Зала. Честно сказать, я была разочарована, после зала порталов Приемная смотрелась скромно, но, может, в этом была задумка. Я занялась разглядыванием других присутствовавших здесь, впервые в жизни почувствовав себя "белой вороной". Что я могу сказать, зрелище было удручающим для моего самомнения. Во-первых, все женщины, а их здесь было большинство, были выше меня почти на голову, во-вторых, ни одной в платье я не увидела, все были одеты примерно как Варрис, перепоясаны кожаными ремешками поверх одежды, явно на них обычно висит оружие. Но это ладно, а вот то, что они все были стройнее и красивее меня, заставляло настроение стремительно портиться. Бальзамом на душу было только то, что фигуры у женщин были мужского типа, с узкими бедрами и почти полным отсутствием груди. Мнения явно разделились, местные дамы окидывали меня презрительно-брезгливыми взглядами, в то время как мужская часть населения рассматривала меня с интересом, особенно уделяя внимание округлым формам.
   Но больше всего взглядов досталось парням, если бы на меня так откровенно пялились, недвусмысленно улыбались, раздевали глазами, даже не знаю, что делала бы. Сейчас же во мне взыграло чувство собственности, ишь, лярвы, на моих мужей слюни пускают! Но прежде чем всем показать свои права на парней, я бросила на них взгляд, может, им нравится такое внимание. Я же обещала себе, что предоставлю им свободу выбора. Судя по тому, что они смотрели в пол и сжимали кулаки от ярости, от таких навязчивых взглядов они успели отвыкнуть. Что ж, покажем этим наглым теткам, что им тут ничего не светит.
   - Милый, - довольно громко сказала я, обнимая Дейроса за талию. - Мы тут надолго? Ты же знаешь, как я устала и хочу в кроватку.
   В конце я понизила голос до томного шепота, проведя по его щеке правой рукой, как бы ненароком демонстрируя всем трехцветную татуировку. Повисла мертвая тишина, кто бы сомневался, зрение у них всяко лучше человеческого. Варрис, стоящий неподалеку, не сводил с моей руки взгляда, бедненький, столько потрясений за один вечер.
   - Как видишь, Варрис, ждать тебе действительно придется долго, - мило улыбнулась ему.
   Я отпрянула от Дея, но руку с его талии так и не убрала, напротив, свободной рукой, притянула к себе Нейтоса, держа его ладонь, и окинула баб подозрительно мрачным взглядом. Вдруг еще остались непонятливые. Таковых не было, зато вместо брезгливости в их глазах стала преобладать ненависть, смотри-ка, мой рейтинг растет.
   Тут в другом конце зала наметилось какое-то движение, весь народ развернулся в ту сторону и молча встал на одно колено. Так что на ногах осталась я и еще одна дамочка, кстати, тоже в платье, и даже более открытом, чем мое.
   - Эрин, жена моих племянников, - она, мило улыбаясь, меня рассматривала. Но улыбка иллюзий не вызывала, уверена, она с ней и кинжалы в подданных метает, и заклинания.
   - Повелительница, извините, не знаю вашего имени, - я склонила голову в приветствии. - Мое почтение.
   - Если так, то почему ты не преклонила колено, как и все?
   - Потому что я не ваша подданная. И в моей вере колени преклоняют только перед богом или любимыми, - я старалась говорить вежливо и не сильно улыбаться. Мало ли, вдруг посчитают за оскорбление.
   - Ошибаешься, выйдя замуж за моих племянников, ты сразу стала и моей подданной. Странно, что Дейрос не научил тебя почтению, - хмыкнула старая стерва, нет, она была на вид молода и хороша собой, но глаза выдавали немалый возраст.
   - Почтению? Знаете, все как-то не было времени, мы ведь недавно женаты, так что изучаем пока другие науки. Но не переживайте, надолго мы не задержимся, просто мальчики хотели повидать родителей, я не могла запретить им такой малости, - я сознательно говорила так, чтобы все думали о моем главенстве над парнями, все-таки у них матриархат. А то начнут распоряжаться моими мужьями, как своими собственными. - Вот к следующему разу мы обязательно подготовимся лучше.
   - Что ж, вы можете остаться на два дня, не считая этого, - с этими словами она развернулась и вышла через одну из арок. И это все? А с племянниками поговорить после двадцати лет отсутствия не надо? Или у них еще назначена неофициальная встреча?
   После ухода Повелительницы все разом, как единый организм, поднялись на ноги, да, дрессировка у них на высшем уровне.
   - Эрин, с Повелительницей нельзя так разговаривать, - шепотом сказал Дейрос, почему-то обнимая меня на глазах у всех. Странно, раньше я за ним такой импульсивности не наблюдала.
   - Дей, надо было заранее провести для меня лекцию, что можно, а что нет говорить вашей Властительнице, - подлила я масла в огонь.
   - Ты права, это моя вина, но я не думал, что Великая будет говорить с тобой.
   - То есть до таких, как я, она обычно не снисходит? - наверно кого-то это замечание задело бы, но не меня. Я не из тех, кто зациклен на своем самомнении.
   - Таким, как ты, не доверят даже мыть полы в покоях Повелительницы, - прозвучал из-за спины женский голос.
   Я обернулась, невежливо же стоять спиной к собеседнице, а вдруг надо будет плюнуть ей в глаз. В девушке, довольно миловидной, прослеживалось отдаленное сходство с моими мужьями, во всяком случае, у нее единственной, если не считать их главную дамочку, были волосы с золотистым отливом, как у парней. Вот только выражение глаз портило все хорошее впечатление, было в них что-то порочное, с гнильцой. А может, она местная юродивая? Вряд ли, взгляд вполне осмыслен.
   - Не очень-то и хотелось такого счастья, - усмехнулась, думая, послать ее подальше, или остаться вежливой, все-таки я в гостях.
   - Прислуживать Повелительнице - это действительно счастье, - девица, видимо, не понимает сарказма. - И ты его недостойна, как недостойна быть женой ее племянников! Ты посмотри на себя: низкорослая, толстая, твои руки никогда не держали меч, ты не сможешь достойно защитить своих мужей! И ты человечка! Вы живете мало, и наши лучшие сыны Подземного Города будут вынуждены смотреть на твою мерзкую старость...
   Я смотрела на нее и улыбалась, особенно смешно стало после фразы "достойно защитить мужей". Все бы ничего, но я решила дать девушке выговориться, вдруг у них так положено, и уже продумывала ответ, но меня все время сбивал навязчивый шепот Дейроса: "Ответь ей, ты должна ответить, ну скажи что-нибудь". Меня это сильно раздражало, я не выдержала, развернулась к нему, хотела сказать, чтобы не мешал. Но, встретившись с ним взглядом, меня накрыло. Если первый раз это были кадры из эротического "фильма", то сейчас я влезла в его воспоминания. Думаю, он не хотел бы, чтобы кто-то знал о них. Меня обуяла ненависть к этой твари, которую звали Алистар, имя я выловила так же из памяти Дейроса. Значит, вот отчего он сбежал и ненавидел женщин, что ж, у него были все основания.
   - Говоришь, надо ответить? Я отвечу так, как должен был поступить ты давным-давно, - я резко развернулась и без замаха впечатала кулак в ненавистное лицо. Была бы моя воля, я убила бы ее на месте, таких моральных уродов надо давить в колыбели, а не выпускать к нормальным людям. Девица не ожидала от меня такого поступка, да никто не ожидал, за спиной охнул Нейтос. Дейрос сразу же закрыл меня собой, но я увидела, как из разбитой губы потекла кровь. Остальные присутствовавшие замерли с ужасом в глазах, наверно, я опять нарушила какое-то табу.
   - Я требую поединка, - заявила Алистар, вытирая кровь.
   - Я принимаю твой вызов, - ответил Дейрос.
   - Нет, я буду драться с ней, я в своем праве, - злорадно ухмыльнулась она. - Выбирай - оружие или магия?
   - Магия, - влезла я, ведь острее кухонного ножа у меня в руках никогда не было.
   - До первой крови, - поставил условие Дейрос. - Ты первая оскорбила Эрин, тому все свидетели. И поединок состоится на рассвете второго дня.
   - Хочешь напоследок попользоваться своей игрушкой? - оскалилась эта стерва.
   - Если ты не заткнешься, я тебе еще и космы повыдергиваю, - опять вылезла я из-за спины супруга. Понимаю, это походило на басню про "слона и моську", но поделать с собой ничего не могла, один ее вид меня бесил. Дейрос кинул на меня мрачный взгляд и задвинул обратно за спину, у себя в голове я услышала его голос: "Не вмешивайся". И только тогда поняла, что все время, когда бывшая невеста Дея распалялась передо мной, слышала его голос тоже в голове, а не шепот, как мне показалось ранее.
  
   ***
  
   Я сидела в бассейне, жалея, что это не джакузи. Мне было о чем подумать, во-первых, мужья оказались не так просты, племянники Повелительницы все-таки, во-вторых, предстоящий поединок с бывшей невестой Дейроса. От переполнявшей меня ненависти руки сами сжались в кулаки, мне хотелось убить эту гадину. Тех смутных картин, случайно подсмотренных в памяти Дея, мне хватило для обоснования этого желания. Правильно Варрис назвал ее тварью, а ведь ее пророчат в преемницы Повелительницы, представляю, что будет с ее приходом к власти. Засилье садистов и моральных уродов, и неважно, какого они будут пола, потому что таких существ надо искоренять, хорошо, что у нее детей нет.
   Тут дверь в ванную открылась, явив двух моих мужей без одежды, у меня даже дар речи пропал от такого зрелища, где-то на заднем плане пищало либидо, потирая ручонки от предвкушения продолжения сегодняшнего междусобойчика на троих. Разум констатировал, что парням, наверно, надоело ждать своей очереди в ванну, а разделись, потому что пришли мыться. Остатки воспитания и скромности предлагали отвернуться, а лучше сбежать подальше, пока они, остатки еще могут контролировать не на шутку разбушевавшиеся гормоны. Пока они между собой спорили, я наслаждалась видом, эстетически конечно, но чувство собственности навязчиво шептало "мое", причем в двойном размере. Еще недавно я думала оставить только Дея, хотя бы на время путешествия к светочу, а может, и на обратный путь, тем более он же предлагал проводить. Сейчас же глядя на них двоих, жадность подсказывала брать обоих. Я отмахнулась от нее, говоря себе, что парни не вещи, что у них есть свои мнения и желания, что только им решать, пойдут они со мной или нет, потому что я им собираюсь предоставить свободу выбора. Раз уж развестись нельзя, так и знала, что татуировка одна сплошная подлянка, так пусть хоть у них будет возможность жить, как они хотят. Пока меня мучили моральные терзания, парни влезли ко мне в бассейн, устраиваясь по бокам от меня.
   - Что вы тут делаете? - вскинулась я, поняв, что нахожусь обнаженная в опасной близости от парней.
   - Эрин, мы твои мужья, и тебе не кажется, что пора перестать стеснятся того, что мы уже не раз видели? - улыбнулся Дей, ласково проводя пальцами по моей щеке. Я вздрогнула, попыталась прикрыться хотя бы руками, полумрак для них был не помеха. - Ну вот опять. Эрин, что происходит? То ты не против, то сбегаешь. Ладно раньше, когда мы планировали развестись, но сейчас, ты же сама согласилась, я же чувствовал твое решение.
   - Наверно, дело во мне, не буду вам мешать, - Нейтос дернулся уйти, сердце скрутило чужой болью, черт, я уже ненавижу эту привязку.
   - Ней, сядь, дело не в тебе и вообще не в вас. Давно надо было прояснить эту ситуацию. В моем мире полигамные отношения осуждаются. Бывает, что у женщины помимо мужа есть любовник, но его наличие тщательно скрывается, тем более нонсенс обнаружить их в одной постели с собой. Я понимаю, вы скажете, что оба мои мужья и то, что мы спим вместе - нормально. Но там, откуда я родом, муж может быть один. Дей, мне кажется, тебе проще будет понять, что такое традиции и стереотипы, и как с ними тяжело бороться.
   - Я понимаю, - Дейрос обнял меня, мягко прижимая к своей груди, по телу пробежала волна мурашек, отозвавшаяся дрожью у супруга. Он сглотнул и продолжил: - Эрин, если тебе будет удобнее, чтобы мы приходили по одному, ночь с одним, ночь с другим, ты скажи. Мы примем любое твое решение.
   - Даже если я разрешу наведываться ко мне не чаще раза в декаду? - решила отшутиться, потому что скажи я "да", придется выбирать кого-то из них уже сейчас.
   - Да, если такое будет твое желание, - парни приуныли.
   - Я пошутила, извините, если шутка показалась вам неудачной, - я на мгновение прижалась к Дейросу в качестве извинений. Он вздрогнул, и его рука, должно быть случайно, переместилась с моего плеча на грудь, я сделала вид, что не заметила.
   - Ней, щекотно, - дернула ногой, когда он в очередной раз задел ногтем ступню.
   - Я тебе массаж хотел сделать, а ты ногами дрыгаешь, - обиделся он. Тому, кто придумал, что муж должен быть один, нужно памятник поставить. Интересно, а как живут, когда несколько жен? Сомневаюсь, что отношения между женами такие радужные, как их позиционируют мужики.
   - Ты не так делаешь, давай свою ногу, покажу, - я немного отодвинулась от Дея, разорвав контакт его пальца и моей крайне чувствительной точки. В душе я готова была пойти с Дейросом в спальню хоть сейчас, но чувство справедливости требовало уделить внимание младшенькому, ведь ему сегодня спать одному.
   - Эрин, не надо, - почему-то замялся он.
   - Что, еще одно табу? - усмехнулась, вспомнив, как они реагировали, когда я встала перед Деем на колени.
   - Нет, просто...
   - Тогда давай ногу, - не дала ему придумать очередной глупый предлог. Он протянул, я положила ее на свои колени, массаж я делать умела, не профессионально, но книги в свое время по разным видам изучала. Я наблюдала, как неловкость на лице парня сменяется блаженной улыбкой, он даже глаза прикрыл от удовольствия.
   - Ты хоть запоминаешь, как делать? - улыбнулась я, прижимаясь обратно к Дею, без его рук было одиноко. Он меня понял, и уже не был так настойчив.
   - Да, с закрытыми глазами мне лучше запоминается, - млея, произнес Нейтос. - Но я с одного раза не запомню, надо бы и на второй ноге показать.
   Мы с Дейросом рассмеялись, смывая смехом витавшее над нами напряжение и неловкость. Я откинулась на спину, подняла взгляд, чтобы увидеть глаза Дея, помимо нежности и веселья в них была серьезная озабоченность, которую он пытался скрыть.
   - Что не так, Дей? - я думала, мы все прояснили, но может его что-то еще беспокоит в наших отношениях?
   - Зачем ты ее ударила, достаточно было ответить словесно, тогда поединка удалось бы избежать, - произнес он.
   - Тебе стало жалко эту гадину? - взвилась я. Она над ним издевалась, унижала, а он не хочет ей отомстить, пусть и с моей помощью.
   - Если я бы мог, то убил ее сам, - холодно произнес Дейрос, отстраняясь.
   - Тогда в чем дело? После того что я видела, разбить ей губы было самым гуманным решением. Я не понимаю, чем ты недоволен? - развернулась к нему лицом, совсем забыв о Нейтосе.
   - Видела? Что ты видела? - побледнел Дейрос.
   - Ну, ничего конкретного, - пошла я на попятную, кляня себя в душе за глупость, зачем вообще завела этот разговор? - Так, размытые образы. Дей, неужели ты думал, что я ее ударила за те слова? Глупо обижаться на правду, я и сама считаю, что вам не пара. Я ударила из-за тебя, я вообще хотела её убить, но вовремя сдержалась. А поединок, это был хороший выход, пока ты не договорился биться до первой крови.
   Дейрос ничего не сказал, встал и, как был мокрый, ушел.
   - Эрин, он тебя защищал. Алистар владеет тремя стихиями, именно поэтому ее пророчат в будущие Повелительницы, она самая сильная после нее. Поэтому же она собиралась взять в мужья Дея, а потом и меня. Мы принадлежим к правящей верхушке, а вдобавок можем усилить магию жены, добровольно пройдя ритуал. Как ты понимаешь, нашего согласия никто бы не спрашивал, - Нейтос сидел рядом, обнимая и успокаивая.
   - Почему это все мне не сказал он? У меня, между прочим, все четыре стихии, а он даже не спросил и сразу решил, что я проиграю, - мне было обидно.
   - Четыре, не может быть! - недоверчиво воскликнул второй муж.
   - Да, лучше всего у меня получается с огнем, с воздухом не очень, разрушений после экспериментов много. Вода охотно откликается на мой зов, правда, я ни одного заклинания не знаю, кроме ее поиска, поэтому не могу продемонстрировать умения. А еще я знаю, как рыть туннели, так что всегда могу сбежать с поля боя, - я постаралась улыбнуться, вышло криво. - Ней, а какие стихии у тебя? У Дея огонь и воздух, у тебя так же?
   - У меня вода и земля, такое редко случается, чтобы у детей от одних родителей были разные способности, - ответил он на мой изумленный взгляд. - Иди к нему, расскажи все, он просто не хочет тебя потерять. А еще я скажу за нас двоих, нам обидны твои слова, когда ты говоришь, что не пара нам. Что лучше бы мы нашли кого-нибудь из своих, что готова закрыть на это глаза. Эрин, почему ты не хочешь поверить, что кроме тебя нам никто не нужен? Почему пытаешься навязать свое представление о счастье для нас? Мы сделали свой выбор, теперь твой черед.
   Иногда я поражаюсь, откуда в этом молодом эльфе, который только недавно перешагнул порог совершеннолетия, берутся такие мудрые мысли? Как верно, всего парой фраз он может меня успокоить или поддержать.
   - Я пойду. Ней, извини, но я останусь сегодня с ним, - обняла парня, чувствуя себя последней сволочью.
   - Я понимаю, я буду ждать тебя завтра, - от его слов сердце сжалось от тоски, что же вы со мной делаете, привязки.
   - Я приду, - тихо ответила я, целуя его.
   И ведь действительно приду. Мозг читал поучительную лекцию о развращающем обществе, к которому он причислил не только темных эльфов, но и вообще весь этот мир. Я вяло отбивалась от его нападок, пытаясь доказать самой себе, что я не женщина легкого поведения и иметь двух мужей - это нормально, по крайней мере в этом мире.
   - Иди сейчас, позже я не отпущу, - прошептал Нейтос, отрываясь от меня, я видела в его глазах страсть, которую он с трудом сдерживал. Где-то в мозгу появилась мысль, что ночь длинная, можно будет заскочить и к младшенькому.
   "Фу, какая пошлость", - активизировалось воспитание, его поддержала брезгливость, напомнив, что у братьев она тоже может присутствовать.
   Я выбралась из бассейна и пошла Дейросу, намотав на себя простынку, желать Нейтосу спокойной ночи не стала, он мог расценить это, как издевательство, во всяком случае, я бы так подумала, окажись на его месте. Просто сказала: "До завтра".
   Дей лежал на кровати прямо поверх покрывала, на животе, уткнувшись носом в подушку, одеться он так не удосужился. Я смотрела на его красивое смуглое тело с мокрыми волосами, рассыпавшимися прядями по плечам, все заготовленные слова вылетели из головы, оставив там только желание. А еще дико хотелось укусить его за попку, что-то я не припомню в себе таких инстинктов. Я сдержалась, просто присела рядом с ним и провела ладонью по понравившемуся месту. Дейрос вздрогнул, но ко мне не повернулся и ничего не сказал. Ха, значит вызов, ну мы еще посмотрим, кто запросит пощады первым.
  
   Глава 20
  
   Утро выдалось тяжелым, хотя какое может быть утро в подземном городе. В общем, я проснулась, значит, утро. Посмотрела на спящих супругов и вспомнила, чем закончился вчерашний поход к Дейросу. Вроде мы должны были помириться, но все закончилось не так как планировалось, во всяком случае, я немного не так представляла наш вечер с Деем. Улыбнулась, осторожно убрала разметавшиеся волосы с лица Нейтоса, стараясь его не разбудить. Да, вечер выдался совсем не таким, хотя бы потому, что в моих планах присутствовали только я и Дейрос, Ней попал к нам почти случайно.
  
   Я рисовала узоры на спине Дея, то дотрагиваясь самыми кончиками пальцев, то слегка проводя вдоль позвоночника ногтями, он вздрагивал, тяжело дышал, но не поворачивался. Мне пришла в голову мысль, что он специально терпит, думает, что я опять куда-нибудь убегу. Что ж, игру можно усложнить. Я забралась с ногами на кровать, поглаживающими движениями убрала его волосы в сторону, открыв шею. После первого поцелуя он вздохнул, сдерживая стон, после пятого он, кажется, закусил угол подушки, и только когда я дошла до поясницы, он не выдержал и резко развернулся. Причем настолько стремительно, что последний поцелуй пришелся ему в живот, он охнул, на мгновение, прижимаясь теснее к моим губам. К тому времени у меня самой сердце заходилось в бешеном ритме, а руки дрожали от сдерживаемого желания.
   - Зачем ты пришла? - сместился он вниз, нависая надо мной, прижимая мои плечи к кровати. - Ты же видела, что она делала со мной. Что тебе может быть надо от такого, как я?
   - От тебя ничего, - ответила я, глядя ему в глаза, он замер, в душе заледенело. - Мне нужен ты, очень нужен.
   - Это неправда, я не хочу твоей жалости, - что же это такое, мне всегда хватало своих эмоций, а теперь приходится делить их с мужьями. Ладно бы они купались бы в любви или еще каких-нибудь положительных чувствах. Нет, у каждого из них свои тараканы в голове, а у Дейроса они особенно крупные.
   Я вздохнула, понимая, что словами ничего не добьешься, и просто закрыла ему рот поцелуем, мягко, нежно, но страсть все более настойчиво рвалась наружу. Тело выгибалось, требуя не маяться глупостями и оставить целомудренные поцелуи неопытным девицам и юнцам.
   - У тебя есть последний шанс уйти, - отстранившись, выдавил из себя Дей, судя по его безумным от желания глазам, если уйду, то завтра нам с Нейтосом придется отправиться на его поиски, сбежит. Я помотала головой, развязала одной рукой простыню и прильнула к его телу, целуя шею, прикусывая ушко и шепча ему: "Будь со мной, сейчас, всегда..." Он рыкнул и резко вошел в меня, я вскрикнула, но не от боли, а от яркости ощущений, его и мои вместе дарили буйство красок, волнами наслаждения распространяясь по всему телу.
   - Эрин, прости, я не хотел сделать тебе больно, - шептал Дейрос замирая. Я не смогла подавить разочарованный стон, чем вызвала еще больше раскаяния во взгляде супруга.
   - Нет, Дей не останавливайся, - ответила, перемежая слова горячими поцелуями и подаваясь навстречу ему. - Доверься привязкам, чувствуй меня через них.
   Хотелось бы, чтобы это наслаждение никогда не кончалось, чтобы и дальше сходить с ума от страсти, подниматься вместе на вершину блаженства, шептать его имя и слышать свое в ответ. Но мы оба были на взводе, причем не первый день.
   Это было как вспышка, как озарение, не просто разрядка тел, это было намного больше. Я купалась в его любви и нежности, его чувства обволакивали меня теплой волной, душа стремилась ему навстречу. Именно тогда я поняла, что такое привязка душ, мы не сможем жить вдали друг от друга, мы всегда будем тянуться к своей половинке, искать, через время, через пространство. Если я вернусь домой без него, это равносильно облечь на смерть нас обоих, медленную и мучительную его здесь, а меня там.
   - Я пойду с тобой, в твой мир, - прошептал он, невесомо касаясь губами. Я уткнулась ему в плечо, от нахлынувших эмоций слезы навернулись на глаза. - Не плачь, Ира, главное, что мы будем вместе, а где - неважно.
   - Как ты меня назвал? - удивилась я, вытирая слезы.
   - Ира, мне показалось, что так правильнее, - прогнал он своей улыбкой остатки грусти.
   - Да, ты прав, - я прижалась к нему. - Так действительно правильнее.
   Нам было хорошо просто лежать рядом, обнимая друг друга, были не нужны слова, мы и так знали, что чувствует каждый из нас.
   - Прости меня, мне надо было все тебе рассказать, объяснить, но я боялся увидеть в твоих глазах брезгливость или отвращение.
   - Не надо, пусть это все останется в прошлом. А ради нас я постараюсь победить в поединке.
   - Она сильная, опытная, мне не удалось этого сделать, но вдвоем мы можем попытаться, - он поцеловал меня. - Я отдам тебе свою силу.
   - Дей, сила у меня есть, у меня не хватает знаний, вот если бы как-нибудь по-быстрому впихнуть их в мою голову, - я улыбнулась.
   - Я читал в книгах, что раньше такое было возможно, но это знание утрачено, - вздохнул Дей, поглаживая меня по спине, от его пальцев волнами растекалось тепло.
   - Жаль, ну тогда будешь мне подсказывать, как сегодня, - не удержалась и поцеловала его в уголок рта. Минут на пять мы забыли обо всем и просто целовались.
   - Подожди, - проговорил срывающимся голосом супруг, останавливая мои ручонки. - У нас серьезный разговор, надо наметить план, а уже потом...
   - Дей, ты невозможен, в такой момент разрабатывать тактические планы, - я рассмеялась. - Не обижайся, это почти комплимент. Так на чем ты остановились? Нет, ни на этом, ты сам сказал сначала планы.
   - Хорошо, ты сказала, что я тебе сегодня подсказывал, о чем это ты? - Дейрос немного отстранился, но руку с полюбившейся нижней округлости не убрал, впрочем, я несильно настаивала.
   - Когда я разговаривала с этой змеей, то слышала твой голос в голове. Я поэтому и обернулась к тебе, думала, ты шепчешь мне на ухо. Оказалось, это как с картинками. Может, таким образом получится подсказывать заклинания?
   - Не знаю, надо потренироваться. Знаешь, я переоценил свою выносливость, - его рука пробежалась вверх, накрывая мою грудь.
   - Бывает, - притворно вздохнула я. - Жаль, Нейтос не сможет мне подсказывать.
   - Зачем тебе его подсказки? - ладонь Дея замерла. - У него же земля и вода.
   - У меня и к ним склонность, только пользоваться ими приходилось нечасто, - было приятно видеть, как вытягивается его лицо, а то взял моду жену недооценивать.
   - Ты хочешь, сказать у тебя четыре стихии? - спросил муж. Было так естественно называть его мужем даже мысленно, что возникал только один вопрос: почему мы не сделали этого раньше. "Куда уж раньше, вы знакомы всего четыре дня", попыталась разбить сентиментальный настрой логика.
   - Да, - коснулась губами его мочки уха. - Дей, может, обсудим это утром?
   - Ты хотела бы слышать мысли Нейтоса? Это несложно сделать, если ты доверишься мне.
   - Ты думаешь надо?
   - У вас уже есть две привязки, третья только вопрос времени, но нам нужно, чтобы она была уже завтра. Ты мне веришь? - для него это было важно.
   - Да, верю.
  
   От воспоминаний, последовавших за такой, казалось бы просто фразой, покраснели не только щеки и уши. Я, конечно, парням доверяю, но в следующий раз обязательно спрошу про план подробнее. Надо посетить ванную, одеться, убеждала я себя, хотя понимала, что все эти метания от неловкости. Да, такое я забуду нескоро, не то чтобы мне хотелось забыть произошедшее после моих слов: "Да, верю". Но думать о таком предпочитаю наедине сама с собой, хотя бы до тех пор, пока не привыкну, что у меня два мужа, которые вполне естественно воспринимают нахождение в постели втроем. Хотя почему два? В моем мире у меня еще один остался. Нет, все-таки два, первым делом после возвращения я заберу детей и подам на развод. Единение с нынешними мужьями показало, насколько отношения могут быть другими, как духовными, так и физическими.
   Я начала осторожно выбираться из кровати.
   - Опять убегаешь, - догнал меня шепот Дейроса. Я посмотрела на него, он улыбался, причем очень провокационно.
   - Ты, ты... да ты... - у меня не было слов, одни эмоции, причем не уверена, что положительных больше. - Да как ты мог!
   - Тише, Нея разбудишь, - прошептал этот интриган, переворачивая меня через себя, чтобы я оказалась с его края кровати. - Я соскучился.
   Он приник к моим губам нежным поцелуем, который становился все настойчивее и настойчивее.
   - Вообще-то, я собиралась в ванну, - отрываясь от него, с намеком сказала я.
   - Какое совпадение, мне тоже туда нужно, я тебя повожу, - улыбнулся муженек, одним движением слетев с кровати, вторым подхватывая меня на руки. Я тихо рассмеялась, уткнувшись ему в плечо, не могу на него сердиться.
   - После того что было, слова не нужны, но мне очень хочется их сказать. Я люблю тебя. У нас все будет хорошо, ты только верь, - говорил он мне на ухо, заставляя сердце биться быстрее от счастья.
   - Так же как вчера верить? - криво усмехнулась, опять заливаясь краской. Когда уже пройдет такая реакция?!
   - А разве тебе вчера было плохо? - с притворным изумлением спросил Дей, опуская меня в воду.
   - Нет, было очень хорошо. Даже слишком, не люблю терять контроль над собственным телом, - пробормотала, погружаясь в бассейн с головой. Но и тут он меня достал, хотя я была этому рада, как и всему остальному после доставания меня из-под воды.
  
   ***
  
   - Итак, на повестке дня у нас научиться слышать друг друга. Ней, не надо меня гипнотизировать своим грустным взглядом. Все глупости потом, когда у нас будет выработан план и отработана схема. А если ты хочешь мне что-то сказать, говори мысленно, заодно и потренируемся, - совесть я подавила в зародыше, если и дальше буду ей потакать, из постели мы не вылезем, а поединок уже завтра.
   "Почему вы меня не разбудили? Я думал, мы семья, а вы опять уединяетесь", прозвучало у меня в голове. Потрясающе, так ясно и отчетливо, даже эмоции улавливались.
   "Обещаю попозже уединиться и с тобой", мысленно передала Нейтосу. Интересно, он уловит мою мысль? Судя по сияющей улыбке младшенького, он тоже меня услышал.
   "А как же я? Я тоже хочу", пришло от Дея.
   "Совесть имей", ответил ему Нейтос.
   - Хватит, у вас только одно в голове, - я их, конечно, понимала, сама ловила себя на таких мыслях. Наверно, это нормально, когда ты влюблен и тебе отвечают взаимностью. Но впереди у меня сложный поединок, а потом дорога к светочу, так что не время сейчас купаться в счастье.
   - Извини, Эрин. Давай позавтракаем, заодно ты расскажешь, чем умеешь пользоваться в магии, - рассудительный Дейрос принял командование на себя. Я не против. Бывают такие мужчины, которым с удовольствием доверяешь главенствующую роль. Они одним своим видом внушают спокойствие и уверенность в будущем.
   - Рассказывать-то и нечего. Огненное кольцо, смерч, туннель и воду могу призвать, да еще по мелочи. Ну и просто силой ударить, как с Варрисом.
   - Негусто, - нахмурился Дей. - А что за кольцо?
   Я коротенько рассказала историю своего недолго пребывания в их мире, опуская свои непростые отношения с Сайнуром. Сейчас я понимала, что там было просто желание, которое подстегивала опасность.
   - Подожди, ты слилась с пламенем? - не поверил старшенький. Нейтос же просто сидел с открытым ртом, забыв, что он, вообще-то, ест.
   - Ну, мне так показалось, я стояла прямо в огне и чувствовала себя им. Странно, но ни одного ожога не было, даже одежда осталась целая, - ответила я, вспоминая все подробности того события. - Дальше рассказывать?
   - А это еще не все? - в один голос спросили братья.
   - Нет, там дальше остались кое-какие мелочи, - улыбнулась, было забавно наблюдать за их выражением лиц. Я рассказала им почти все, опять же опустив ненужные подробности.
   - Ничего себе мелочи! Руррха еще никто так не называл, а рытье туннеля! Ты хоть знаешь, что самое трудное - это работа с землей? Хотя кого я спрашиваю, понятно, что не знаешь. Мне еще никогда не встречались люди или эльфы, которым так бы везло, - эмоционально произнес Дейрос, в то время как Ней просто смотрел на меня с восхищением. Не удивлюсь, если он уже поставил меня на один уровень с их древними воительницами, которым посвящены фрески.
   - Надеюсь, ты не думаешь, что я вру? - почему-то возможное недоверие очень меня задевало.
   - Я знаю, что это не ложь, эльфы чувствуют истину, - улыбнулся он.
   - Какой кошмар, теперь все время придется говорить правду, - притворно ужаснулась я. Мы немного посмеялись, но потом Дей вспомнил, что мы не просто травим байки, а размышляем, как бы победить. Честно сказать, поражение несильно отразилось бы на моем самолюбии, но ради Дейроса я готова была победить, тем более униженно просить прощения за разбитую губу этой змеюки желания не было.
   - Эрин, ты говоришь, с огнем у тебя лучше всего получается. А это произошло до той битвы или раньше так же было? - поинтересовался Нейтос.
   - До поединка с Хранительницей я могла костер зажечь, используя заклинание, так что, наверно, после.
   - Если так, то может тебе и с другими стихиями провести слияние? - загорелись глаза Дея.
   - Попробовать можно, но где? - вообще-то, эта мысль мне приходила и раньше, но если с воздухом и водой я могла себе представить единение, то земля вызывала у меня приступ клаустрофобии. Слишком много фильмов и книг есть о заживо погребенных.
   - С воздухом проблем не будет, пойдем в Зал Ветров, там все маги воздуха тренируются, - энтузиазм Дейроса был очень заразителен.
   - Тогда для объединения с водой лучше спуститься к подземной реке, - вставил свои "пять копеек" младшенький, судя по его хитрым глазам, меня ждет какой-то сюрприз.
   - Да, это хорошая идея, а как быть с землей? Кругом же скалы или они тоже подойдут? - спросил Дей у брата.
   - Не знаю, у нас нет практики единения со стихиями, да ты и сам знаешь. Пусть Эрин попробует, если не получиться поднимемся на поверхность.
   - Тогда землю оставим напоследок. Ну что за дело, день у нас впереди тяжелый и длинный, - встал Дейрос, протянул мне руку для опоры.
   - Нет, вы определенно сошли с ума, за день пройти через единение с тремя стихиями. Да я с трудом отделила сознание от огня, - проворчала я, думая, может, отвлечь парней чем-то более приятным.
   - Мы будем рядом и поможем в случае чего, - подошел Нейтос и обнял меня за плечи.
   - Привыкай, мы теперь всегда будем рядом, - улыбнулся Дей, кладя мне руку на талию.
  
   ***
   Зал Ветров представлял собой огромную пещеру с теряющимся где-то наверху сводом и там действительно дул ветер, в некоторых местах создавая даже небольшие смерчи. А еще Зал был наполнен жуткими завываниями, в них слышался шепот, для антуража надо бы сказать покойников, но это вряд ли, слишком жизнерадостным он казался, с присвистом. Кстати и призрачный свет был, я оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, откуда он все же идет.
   - Свет попадает через те же шахты, разломы, что и ветер, отражается от стен, присмотрись здесь везде прожилки кварца. Поэтому в зале достаточно светло, - пояснил мне Дейрос. - Ну что, ты готова?
   - Прям так сразу? А как же осмотреться, привыкнуть к незнакомому месту? - я не боялась, но услышав про кварц, резко захотелось обследовать пещеру на предмет чего-то более ценного.
   - В поединке, пока ты будешь осматриваться и привыкать к месту, от тебя мокрого места не останется, - разбил все мои мечты найти большой драгоценный камень Дей. Я вздохнула, немного расстроившись. Но потом мне пришла идея, а что если поискать себе сувенир, когда достигну единения с воздухом, вот кто все тут знает.
   - Хорошо, начнем, - я отошла от парней в сторону, по дороге мы все обговорили. План был таков: я делаю все как в прошлый раз, то есть создаю смерч и иду с ним на сближение, Дейрос контролирует процесс, мысленно находясь со мной, а Нейтос следит за тем, чтобы в Зал не вошел посторонний и не помешал.
   Начало пошло как обычно, смерч создался с первого раза, хороший такой, мощный. Может, все-таки перестаралась, и надо было сделать поменьше? Ладно, переделывать лень, да и в случае чего Дейрос его быстро развеет. Я пошла на сближение, твердя про себя, как мантру, что мы с воздухом едины.
   "Ира, подожди, - услышала в голове испуганный голос Дея. - Не надо так сразу, ты должна почувствовать его, управлять им, уподобиться ему".
   Легко сказать почувствовать и уподобиться, мне что, крутиться на одном месте?
   "Нет, просто ощути себя такой же легкой, стремительной, непредсказуемой".
   "Прям как ты в прошлую ночь", улыбнулась ему и воспоминаниям я.
   - Эрин, не отвлекайся, - ответил вслух супруг, смутившись. - Мы здесь по делу.
   - Тогда и ты не отвлекай меня, лучше подскажи, как управлять смерчем, - я сделала серьезное лицо, стараясь не сильно улыбаться, мне так нравилось смотреть на смущенного Дейроса.
   - Когда ты что-то создаешь, от тебя к твоему творению идет ниточка силы, попытайся увидеть ее истинным зрением и потянуть. Да не руками, мысленно. Потяни немного на себя, потом из стороны в сторону. Да, вот так уже лучше, а теперь усиль ее, увеличь поток магии через нитку. Спятила! Хочешь, чтобы нас этим смерчем закинуло на другой континент? Уменьшай, я сказал! Фух, Эрин, ты меня в могилу сведешь. Уменьши еще и можешь попытаться, но знай, если тебя закружит, я развею твой смерч.
   Когда тебя любят - это потрясающе, когда заботятся - приятно, когда начинают сдувать пылинки - это уже раздражает. Подумаешь, слегка переборщила, зато я почувствовала родство со стихией, легкость. Непредсказуемость - это не обо мне. А вот мощь, ощущение силы и свободы, полет. Понимаю, что это плохо ассоциируется с женщиной, но характер никуда не деть. Поэтому я безбоязненно сделала несколько шагом к смерчу, но и то для того чтобы отойти подальше от Дея, а потом просто потянула свое создание к себе.
   В этот раз слияние прошло быстрее. Я отчетливо ощущала себя и в то же время могла дотянуться в каждый уголок пещеры, не сходя с места. Я приглушила смерч, оставив его только около ног, а сама расслабилась, стараясь глубже уйти в единение, ветер приносил мне картинки, обрывки разговоров, все это когда-то было, но меня не интересовали сейчас чужие истории жизни и смерти. Я вспомнила, что у меня есть красивая подвеска с изумрудом, вот бы к ней еще серьги и браслет. Не то что я меркантильная или сильно люблю драгоценности, просто мне хотелось опробовать свои новые возможности, и опять же сувенир на память о Подземном городе. Какой русский человек, даже накупив на каком-нибудь курорте подарков, откажется от бесплатного полотенчика или стакана в качестве сувенира из гостиницы? Правда, администрация гостиницы узнает об этих "подарках", только когда туристы уже уехали.
   Я мысленно представила изумруд своей мечты, у меня он получался излишне крупным, ну ладно, главное, чтобы воздух уловил основную идею. Для надежности я закрыла глаза, вытянув перед собой правую руку, мысленно нащупывая то, что мне нужно. Вроде бы нашла, но достать не получалось, я усилила поток магии, напряглась, как если бы сама ворочала скалы, даже лоб взмок, но все же умудрилась зацепить и потянуть на себя. Спустя пару минут, когда я уже думала, что мне показалось, что на самом деле ничего я не нашла, в руку шмякнулось что-то тяжелое, инстинктивно сомкнула пальцы и открыла от неожиданности глаза.
   В моей ладони, весомо оттягивая руку, поигрывая гранями, лежал крупный изумруд, как я и заказывала. На этом сходство с мечтами оканчивалось, начинались различия, грозившие мне уголовным делом. А все дело в том, что изумруд был ограненный и буквально впаян в золотой жезл, напоминая то ли небольшой скипетр, то ли эфес меча, хотя если только лазерного. Я присмотрелась получше, сквозь пыль и известковые отложения удалось рассмотреть, что изумруд не просто вплавлен, его как будто обнимает дракончик, если почистить, то будет очень красиво. Может, его давно потеряли и уже не ищут, потому что отдавать его какой-нибудь местной мымре очень не хотелось.
   - Где ты это взяла? - подошел ко мне Дейрос.
   - Ветер принес, - правдиво ответила я, поглаживая новую игрушку, так и тянуло сказать: "Моя прелесть". А вот это уже наводит на нехорошие мысли, с чего это у меня такая тяга к пусть и красивой, но вещи.
   - Ты хоть знаешь, что ты нашла?!
   - Меч, - выбрала самое глупое из моих предположений.
   - Откуда ты знаешь? Я читал о нем в исторических хрониках, даже Нейтос вряд ли знает, он был слишком молод, - на лице у Дейроса было столько изумления, что я решила его пожалеть.
   - Дей, я просто предположила, он немного похож на эфес меча. Давай позовем Нейтоса, и ты нам расскажешь, что интересного в этой штуке и где сам клинок. Или он какой-нибудь магический?
   - Меня не надо звать, Дейрос так эмоционально говорил, что я пришел сам, - отозвался из-за спины Ней. - Можно мне посмотреть?
   - Стой! - перехватил его руку Дейрос. - Не трогай, он не повредил Эрин, но может серьезно поранить нас с тобой. Это меч Варраша, что руководил в последней битве драконами. Он считался вторым наследником Драконьей Империи. Это случилось более двух тысяч лет назад, у нас сохранились записи с точными данными, но, думаю, вам это будет неинтересно. В последней битве сошлись все представители разумных рас, даже наши светлые собратья, испокон веков предпочитающие не вмешиваться в войны, распри, разногласия, и те были на стороне драконов. Впрочем, большая часть светлых эльфов предпочла переждать эти страшные времена, уплыв на соседний континент, и они правильно сделали. Драконы не выполнили своего обещания, не забрали своих союзников в другой мир, когда стало ясно, что битва проиграна, они оставили их на растерзание твоим соплеменникам. Как ни странно, но самая мало живущая и слабая раса физически и магически одержала победу. Люди гибли тысячами, демонстрируя отвагу, безрассудство и чудеса сплоченности, казалось, на их стороне сами боги. И тогда драконы, понеся невосполнимые потери, где-то около сотни своих сородичей, предпочли уйти из этого мира.
   - Ты так интересно рассказываешь, будто сам был свидетелем тех событий, - улыбнулась я. - Только давай где-нибудь присядем, я так понимаю, история длинная.
   - Я постараюсь изложить покороче, но лучше сразу отправимся к Подземной реке, там уютней, - мы с Нейтосом согласились. Он тоже хотел услышать окончание истории, но стоять на промозглом ветру и вздрагивать от очередного душераздирающего завывания ему не нравилось. Только Дей на все эти дикие звуки не реагировал, наверно, за время ученичества успел привыкнуть.
   К Подземной реке мы отправились обычным порталом, к хорошему привыкаешь быстро. Река произвела на меня самое благотворное впечатление. Во-первых, сама пещера была не очень большая, вполне можно было увидеть противоположные стены, во-вторых, здесь было тепло и намного тише, даже шум водопада воспринимался как незначительный фон. Здесь так же было светло, но свет не походил ни на что виденное мной: голубоватый, мерцающий, казалось, светились сами стены. Я провела рукой по гладкой, отполированной поверхности необработанного камня. Стена была влажная, что еще ожидать вблизи водопада? Хотела вытереть ладонь о штаны, но вовремя на неё посмотрела, она светилась, как и стена рядом. Первым желание было срочно отмыть конечность.
   - Эрин, не бойся, они не опасны, - рассмеялся Нейтос, видя, с каким ожесточением я стараюсь оттереть ладонь о штаны. Я подумала, что лучше вытереть эту гадость, вдруг она ядовитая и до воды я тогда не добегу.
   - Они?
   - Микроорганизмы, они поглощают тепло, воду, какие-то минералы, а выделяют свет.
   - Пойдемте ближе к воде, там есть где посидеть, - позвал нас Дейрос, оказывается, пока я изучала стены, а Нейтос читал мне маленькую лекцию о местной живности, старший супруг почти дошел до реки. Мы последовали за ним.
   - Раздевайтесь, если не хотите идти назад в мокрой одежде, - скомандовал наш глава семьи. - Ней, подержи одежду в руках, я сейчас сделаю вокруг нее воздушный кокон, чтобы не отсырела. Эрин, тебя долго ждать? Или ты опять стесняешься?
   Он ехидно и как-то ласково улыбался. Действительно, глупо как-то, ночью такое вытворяли, а теперь мне раздеться неловко. Я быстро сняла одежду, передоверила ее братьям, пусть колдуют, а сама соскользнула осторожно в воду, заодно осматривая реку. Правда, она менее всего походила на оную, скорее, водопад с озером, но так как озеро не переполнялось, значит, где-то был слив. Вода была теплая, хорошо-то как, может, ну ее, историю и магическое слияние, рядом два таких замечательных супруга, почему бы не порадовать друг друга. Как по заказу память подкинула пару занимательных картинок, которые вполне можно было бы испробовать.
   - Мы только за, - выразил общее мнение, приводнившийся рядом Дей, Ней тоже не отстал.
   - Нет, - вздохнула я. - Давайте сначала закончим дела, а то увлечемся и обо всем забудем, или лень уже что-либо делать будет.
   - Эрин, ты совсем как Дейрос стала, рассудительная, - прошептал Ней, покусывая мое ушко.
   - Просто мне еще рано умирать, а ваша Алистар не похожа на благородную и честную особу, - хмыкнула я, уворачиваясь от двух пар рук.
   - Но законы поединка незыблемы, - нахмурился Дей.
   - Дей, солнышко, иной раз я поражаюсь твоей наивности. Кто победил, тот потом и докажет свою правоту. Всегда есть место несчастному случаю, особенно если он подстроен заранее.
   Он побледнел, руки сжались в кулаки.
   - Ты права, Эрин. Я наивный идиот, и двадцать лет на острове мне не добавили ума.
   - Дей, ну извини, я не хотела тебя обидеть. Просто я не доверяю Алистар, с неё станется сделать какую-нибудь пакость, после которой меня даже не похоронишь по-человечески, - я обняла его.
   - Эрин, я на тебя не обижаюсь, я злюсь на себя и свою глупость, - обнял он меня в ответ, уткнувшись носом в волосы. - То, что ты поняла с одного взгляда, до меня дошло только с твоей подсказки. Ведь я дрался с ней на поединке, у меня всего две стихии, но они сильнее, я был уверен в своей победе, но одна мелочь разрушила мои планы и надежды. И только сейчас я понял, что все это было не случайно, а намеренно подстроено, разве я не глупец?
   - Нет. Это она совершила подлость. Так что бросай терзать себя и давайте уделаем эту змеюку.
   - Эрин, ты иногда бросаешься такими словечками, что я с трудом тебя понимаю, - постарался разрядить обстановку Нейтос.
   - Это называется сленг, можешь придумать пару словечек сам, - улыбнулась я. - Так, на чем мы остановились? Дейрос, я уже не первый раз слышу о той битве, даже образовавшуюся после неё Долину посещала, но никто не говорит, из-за чего началась война.
   - Последние столетия пребывания в нашем мире драконов были тяжелые, люди постоянно воевали между собой. А так как в этом обязательно участвовали маги, то магические выбросы сказывались и на климате, и на самих людях. Видя, что все идет к катастрофе, вмешались драконы, выступив гарантами стабильности и мира. Поначалу они неплохо справлялись со своей ролью, но власть и вседозволенность развратили их. В момент подписания мирного договора они дополнительно внесли один пункт: за убийство или другой вред дракону виновному полагалась мучительная смертная казнь. И неважно было, совершил сам дракон какое-либо преступление или нет. С каждым годом они наглели все больше, забирали самых красивых девушек в свои гаремы, заставляли платить откупные за стабильность и мир. А война началась, когда чаша терпения людей переполнилась. Молодой и амбициозный Император, его страна как раз находилась на территории Долины, решил породниться с одним из правителей соседней державы. В хрониках описывается, что девушка была чудо как хороша, у нее в роду была примесь эльфийской крови. Ее прятали ото всех, опасаясь вездесущих драконов, как оказалось, не напрасно. Прямо на свадьбе, а приглашены были все представители сопредельных государств, поднялся дракон, молодой наследник, и обратился к Императору с требованием отдать ему невесту, по договору. Естественно, ему отказали, предложив выбрать кого-то другого, сказав, что девушка не какая-нибудь селянка, чтобы пополнить гарем, даже такого достойного дракона. Дракон при всех поклялся, что назовет ее своей единственной. Но Императору и самому нравилась своя невеста, он еще раз отказал, грубо, пообещав вышвырнуть наглеца из своего дворца. Дракон разозлился, обернулся, взмахнул крыльями, подхватил девушку в лапы и улетел, спалив примерно половину того самого дворца из которого его грозились выкинуть.
   - Понятно, ты сейчас скажешь, что все войны начинаются из-за баб, а не мужских амбиций, - усмехнулась я, глядя на его растерянную физиономию. - Вот он, мужской шовинизм в действии, у бедной девушки даже не спросили. Может, ей ни Император, ни дракон не нравились?
   - Чего не знаю, того не знаю, - наконец-то улыбнулся Дей. - Хроники писали мужчины, а их, видимо, тоже не интересовало мнение человеческой девушки.
   - Ладно, так что с мечом?
   - Варраш был родным братом того самого дракона, который все это и затеял. Чаще всего среди драконов попадались маги воздуха и огня, очень редко воды и никогда не было мага земли, по крайней мере до рождения Варраша. Именно поэтому, хоть он и был старшим братом, наследником признали младшего, мага огня. А старшего отправили на войну, в надежде, что он там сгинет, что, собственно, и случилось. В хрониках есть предположение, что его убили свои же, чтобы избавиться от выродка. А это его меч, лезвие он выращивал с помощью магии. Оно то сверкало, как ограненный алмаз, то отливало первозданной чернотой обсидиана, или искрилось зеленью первой листвы. Это не мои слова, так написано в хрониках.
   - А почему ты не разрешил Нейтосу подержать этот раритет в руках? Он вроде бы безобидный.
   - В тех же хрониках написано, что после того, как погиб Варраш, было много желающих на его дивный меч, и все они умерли в муках. Тогда один из человеческих магов, не дотрагиваясь, закинул его с помощью магии на другой континент. Но, как мы видим, не все в хрониках верно, хотя магу могло не хватить сил, все-таки после битвы.
   - А Долину кто сделал?
   - Да тот маг и сделал, силищи был неимоверной. Если бы не он, людям никогда бы не победить. Только лично ему это ничего хорошего не принесло. Пока он был ослаблен, свои же соратники его и заперли, лишив доступа к магии. Вроде и не убили, но и от сильного мага избавились.
   Я задумчиво потерла лоб, нет, Дей, не избавились, все еще сидит он в своей башне. Мне стало грустно за свою расу, какой мы все-таки неблагодарный народ. Не все, конечно, но у власти, даже в другом мире, одни мерзавцы. Вздохнула, пообещав себе вытащить деда из заточения, даже если он и не сможет отправить меня домой.
  
   Глава 21
  
   Вот и настал день поединка. Совру, если скажу, что я абсолютно спокойна и уверена в успехе. Меня бил ожидаемый мандраж. Никакая медитация с утра и пожелания успехов от совершенно незнакомых эльфов по дороге к месту поединка не помогала. Все-таки дуэли надо проводить сразу, пока не рассосался адреналин в крови. Вчера я думала, что всю ночь не усну, но стоило мне лечь на подушку и с двух сторон получить по поцелую, как я провалилась в забытье без сновидений. Не иначе Дейрос постарался. Он вообще кладезь талантов, а от некоторых из них хотелось смущенно потупиться.
   Но я только улыбнулась, настойчиво отгоняя воспоминания вчерашнего единения с водой, но они не уходили, так что я сдалась. Да и лучше отвлечься, чем весь путь накручивать себя.
   Так как я не знала ни одного водного заклинания, Нейтос остался со мной. Чтобы обучить меня хотя бы азам и проследить, чтобы я не устроила потоп. Дея же он вытолкал из озера, дабы тот не отвлекал меня от занятий. Даже предложил брату прогуляться по соседним пещерам, подобрать место для единения с землей. Я же думаю, Нейтос просто хотел побыть со мной наедине. Он весьма болезненно переносил наши отношения на троих. Если Дейрос воспринимал сложившуюся ситуацию почти спокойно, то его брат ревновал, особенно если мы с Деем оставались вдвоем. В чем-то он был прав: с Дейросом мне были не нужны слова, его я чувствовала, с Нейтосом было сложнее, и он все больше замыкался. В общем, с точностью до наоборот, раньше Дей трепал нервы, теперь Ней тихо обижается. На обратном пути от светоча надо будет остановиться в каком-нибудь замечательном месте на несколько дней, отдохнуть, дать возможность нам привыкнуть к постоянному присутствию друг друга и не только в интимной жизни.
   С Нейтосом мы провели в озере не меньше часа, в течение которого я мучилась с водными арками, колоннами и жгутами, прежде чем он разрешил попробовать слиться с водной стихией. К тому времени я так устала, что, позабыв про магию, просто распласталась в воде, желая стать с ней одним целым, как ни странно, - это случилось. Я чувствовала окружающую воду как саму себя, я даже могла точно сказать, какая живность здесь водится. Слава богу, ничего крупного в недрах реки не обитало, иначе это стало бы самым коротким слиянием со стихией за всю историю. Если это только не мое изобретение. Интересно, а его можно запатентовать? Так, что-то мысли мои не туда свернули, даже поверхность речки покрылась рябью, потому что понять меня не может.
   Я опять настроилась на умиротворение, мысленно нашла Нейтоса, который сидел на камнях у берега. Что-то он слишком напряжен, надо его тоже расслабить. Я представила, как вода упруго сжимается вокруг парня и отпускает, и так раз за разом, под слышимую только мне одной музыку. Эх, джакузи ему, что ли, сделать? Потом как-нибудь, пока я не могу пользоваться одновременно разными стихиями.
   - Эрин, что происходит? - разнесся взволнованный шепот Нейтоса над поверхностью озерца.
   "Расслабься, все под контролем", - передала ему мысленно, ласково обнимая и поглаживая водными "пальцами".
   По-моему, он слишком буквально воспринял мои слова: уже через несколько минут на его лице появилась блаженная улыбка. А еще через минут пять, после того как я слегка изменила направленность своих ласк, он не удержался и подплыл ко мне, обвивая руками и шепча:
   - Хватит, возвращайся. Я хочу видеть твою улыбку, чувствовать твои руки и поцелуи, магия не может их заменить, - он покрывал поцелуями мое лицо, шею, так что какое тут занятие магией. Я обвила его руками, притягивая к себе еще ближе. Камень, на котором я сидела, небольшой, не хотелось бы с него соскользнуть в самый ответственный момент.
   - Эрин, не зови Дейроса, я хочу, чтобы мы были только с тобой, пожалуйста, - в его глазах была страсть, а в голосе мольба.
   - Хорошо, Ней, - сказала я, ластясь к нему, целуя, обнимая, прогоняя ревность и неуверенность в себе. - Я буду только с тобой сейчас, даже мыслями.
   Меня затопила волна радости, счастья, желания, я купалась в ней, столь же щедро делясь с Нейтосом своими эмоциями.
   Воспоминания вызвали блуждающую улыбку на губах. Все-таки мы вчера замечательно провели остаток дня в том озере у водопада, особенно после того, как позвали Дея. Впрочем, не только он на выдумки горазд. У меня самой было весьма игривое настроение; опять же полумрак, теплая вода, искрящийся водопад, в общем, романтика.
   Конечно же, ни в какие пещеры для объединения с землей мы не пошли. Вдоволь насытившись друг другом до подгибающихся ног и дрожащих рук, Дейрос, наплевав на запрет порталов в городе, сделал его для нас прямо в спальню. Сил хватило только на ужин, если точнее, то кушать хотелось так, будто неделю голодала.
   Утром нас разбудил Варрис. Он же принес и церемониальную одежду для поединков. Только глянув на это кожаное недоразумение, я поняла, что во всех мирах и у всех рас есть понятие о хлебе и зрелищах. Интересно, а напитки с попкорном или его заменителем они продают? Если нет, надо будет подкинуть идею Варрису. Все-таки данный представитель темного племени мне импонировал: жить в таком серпентарии и при этом не стать полнейшей сволочью и шовинистом. Мои мужья в четыре руки осмотрели одеяние, проверили на всякие заклятия, отравленные иглы и прочую атрибутику подковерных игр и признали его годным.
   К завтраку и даже воде они запретили мне притрагиваться, но вскоре Нейтос сжалился и специально для меня в стаканчик нацедил воды из воздуха. На мою подколку, а не проверить ли им воздух на наличие вредных и опасных примесей, они одновременно кивнули головой, вслух же сказав, что сделали это еще вчера. Дей даже коротенько рассказал мне, как ставил магический воздушный фильтр на нашу спальню, чтобы во сне мы ничем не надышались. Что есть такие травы, которые на какое-то время могут заблокировать магию и так далее. В общем, пока я натягивала это (даже не знаю, как его правильно назвать, впору продавать данную одежду в секс-шопе) одеяние и пила свою свеженацеженную воду, костеря виновных в данном безобразии на чем свет стоит, Дей читал мне лекцию. Нейтос же в тот момент был умнее: он молча помогал мне одеваться. Почему умнее? Во-первых, он молчал, чем несказанно меня радовал, в отличие от его брата, во-вторых, пока Дей вызывал у меня раздражение (что делать, я плохо переношу нравоучения на голодный желудок), Нейтос снимал напряжение, разглаживая складки на моей одежде. Кстати, к тому времени она уже была на мне и заслуживала отдельного описания.
   Кожаные обтягивающие лосины белого цвета (эта деталь одежды была самая скромная), а потом множество ремешков красного цвета, причудливо овивающих мое тело, с какими-то петельками, крючками, кольцами. Я так понимаю - это для оружия. Также на меня навесили четыре массивных, широких браслета (на запястья и щиколотки), а на шею тяжелое ожерелье. Хорошо, что все это было не из золота, а то я и двух шагов не смогла бы сделать. Обуви не полагалось; из оружия только симпатичненький кинжал для ритуального самоубийства. А еще Ней сделал мне высокий хвост, такой же, как у них с Дейросом, оплетя его все теми же кожаными тесемками с бусинами из металла.
   Я подошла к зеркалу. М-да, на воительницу я не очень похожа, зато танцовщица стриптиз-клуба из меня получилась почти идеальная: чего стоит грудь, грозящаяся выскочить на всеобщее обозрение. Что ж, будем и из этого извлекать пользу, то есть я приступила к боевой раскраске. В смысле яркий макияж решила сделать, чтобы уж однозначно обеспечить себе поддержку мужской части населения.
   Ну что сказать, аудитория в лице мужей и Варриса с компанией товарищей, которые были мне знакомы с прошлого раза, оценили и впали в ступор, когда я вышла из спальни. Незадолго до этого оттуда я выгнала мужей, чтобы не раскрывать им тайн женской привлекательности. Один раз они уже лицезрели меня накрашенную, но вряд ли запомнили, все-таки волновались.
   - Что-то я не понял, а почему на ней рилван по-другому смотрится? - выдавил Варрис, сглатывая и утирая взмокший лоб. Значит, эта сбруя на мне рилван называется, надо будет запомнить, а если выиграю поединок, еще и себе заберу на память.
   - Потому что у меня грудь есть, - ответила я, замечая, что остальные даже не расслышали вопроса Варриса.
   Мои же супруги смотрели не на меня, а на нашу сопровождающую команду. Подозрительно так смотрели, напряженно.
   Поэтому мы сейчас идем в таком составе: Дейрос, потом я, следом Ней, Варрису же доверили идти с правой стороны от меня, а с левой была стена туннеля, остальные шли за Нейтосом. По дороге я несколько раз оглядывалась, с удивлением отмечая, что количество народа, идущего за нами следом, неуклонно растет.
   Когда у меня уже отваливались ноги, мы, наконец-то, вышли из туннеля на поверхность. Еще вчера, за ужином, об этом говорил Дей, но я уже практически спала, поэтому не придала его словам значения. Зря. Там, где мы вышли, было голое каменное плато. С левой его стороны находилась скала, она ярусами поднималась ввысь. Справа плато обрывалось в пропасть, а оттуда вставало солнце. Господи, как же я по нему соскучилась, на глаза даже слезы навернулись от умиления, все-таки я не подземный житель.
   Народу на ярусах собралось достаточно. Мы вчетвером пересекли плато, встав на противоположном его краю, теперь солнце светило для меня слева. Судя по всему, моя соперница опаздывала, либо не считала нужным придерживаться кодекса поединка изначально. Что ж, на ее уважение мне было плевать, а вот за свою жизнь я собиралась серьезно побороться, и у меня были веские причины это сделать, в отличие от какого-то гипотетического оскорбления.
   - Запомни, как только Алистар займет свое место, Повелительница установит вокруг вас непреодолимую стену - ни для магии, ни для оружия. Мы с Нейтосом сможем помочь только подсказками, но и это немало. Опять же у Алистар доминирующая стихия - огонь, и она обязательно применит его сразу, даже не выставив щит. Она любит разбираться с неугодными одним махом, - шептал мне Дейрос. - Потом будет воздух, скорее всего, "воздушный змей". Довольно подлое заклинание, позволяющее напасть со спины. Лучше всего сразу поставь вокруг себя огненное кольцо, оно защитит тебя от многих неприятностей. Я подскажу, как его настроить, чтобы оно реагировало на чужие заклинания, а не на твои.
   Дей все говорил и говорил, а я смотрела на прибывающий народ Темной эльфяндии, или как они себя кличут? Все равно я не запомню или не успею применить то, что советует Дей. Он это и сам понимает, но нервничает все больше и больше. Видимо, мне удалось заразить его своей подозрительностью. Есть один только шанс проверить, задумала ли Алистар пакость, или будет сражаться относительно честно - это с первого раза сделать так, чтобы у нее выступила кровь. Желательно вообще не ввязываться в бой, но это уже мечты.
   На ярусах наметилась суета, там активно склонялись в поклонах, кого-то пропуская, думаю, Повелительницу. Я угадала - это была она в компании сопровождающих лиц. По правую руку от нее находилась женщина: статная, суровая и очень похожая на правительницу, почти копия, только более мускулистая. За ними было небольшое стадо мужчин. Я назвала его стадом, потому что эти две дамочки явно были доминирующими представительницами среди них. Может, это телохранители? А что, очень похоже: высокие, накачанные, увешанные оружием, куда уж там Варрису, и без проблеска собственных мыслей в глазах.
   Я почувствовала, как напряглись парни. Нейтос сжал мою руку, а Дей весь подобрался, будто бы готовился к нападению.
   " Что случилось? У нас новые проблемы?", - мысленно поинтересовалась я у супругов.
   " Там наши родители", - ответил Нейтос, отчетливо скрипнув зубами.
   "Не поняла, разве вы не хотели с ними встретиться?" - мне стало неудобно: два дня в Подземном городе, а так и не спросила у супругов, почему они не пошли к родителям.
   - Хотели, а вот они нет, - зло процедил Дейрос, отворачиваясь к противоположному краю плато.
   Я и без привязок сейчас чувствовала, как ему обидно и плохо. Хотелось его обнять, подбодрить, да и Нейтоса тоже, ведь ему тоже нелегко. Но на нас смотрели сотни глаз, не обниматься же при них, тем более в их обществе нежности неприняты. Я посмотрела на одного, потом на другого, а, плевать, что подумают обо мне. Может, эта выдра меня убьет, неужели я не могу поцеловать своих мужей наудачу. Вообще-то я подумала на прощание, но решила, что наудачу как-то оптимистичнее звучит. Я повернулась к Дею, обхватила его лицо ладонями и поцеловала, с нежностью смотря ему в глаза.
   - Я понимаю, что ты и так это знаешь, но я все равно скажу, - повторила я его слова. - Я люблю тебя.
   Дей опешил. Мне не надо было на него смотреть, чтобы чувствовать все переполняющие его эмоции, доминирующим в которых было счастье, а говорят - женщины любят ушами. Я же развернулась к Нейтосу, от которого накатывала обида.
   - Запомни, тебя я люблю не меньше, - тихо произнесла я, на мгновения прижимаясь к нему.
   - Эрин, я... - хотел что-то сказать Ней, но я закрыла ему рот поцелуем.
   - Потом скажешь, после нашей победы, - улыбнулась ему, делая несколько шагов к центру плато. Потому что моя соперница наконец-то соизволила прийти.
   "Я люблю тебя", - в унисон слились мысленные голоса супругов.
   Хотелось обернуться, ободряюще улыбнуться в ответ, но я сдержала порыв, не время сейчас отвлекаться на нежности.
   Алистар была в точно таком же одеянии, что и я. Варрис оказался прав: на ней оно смотрелось по-другому. В нашем мире ее бы приняли за мальчика нетрадиционной ориентации.
   "Выйди на середину, противники должны поприветствовать друг друга. Это считается последней возможностью примириться", - услышала я мысленный голос Дея. Вот и подсказки начались.
   "Извиняться не буду", - подумала в ответ.
   Не то чтобы мне очень хотелось драться, пусть и с помощью магии, просто я была уверена, что мои извинения ничего не изменят, только окончательно ухудшат отношения с темными эльфами. Да и за Дейроса хотелось отомстить. Я сделала несколько шагов к центру площадки, близко решила не подходить, мало ли.
   - Что, человечка, поджилки трясутся? Тебе достаточно опуститься на колени, и я милостиво разрешу вам быть прислугой в моем доме, - она самодовольно улыбнулась, глядя на стоящих невдалеке Дейроса и Нейтоса. Раскатала губу на моих мужей, но я ей быстро ее закатаю.
   - К чему весь этот фарс, - миролюбиво ответила сопернице. - Извинись, и тебе не придется позориться, вступая в поединок со мной. Да и моя совесть останется чиста, а то мне претит обижать убогих. А как еще можно назвать тебя, ту, у которой напрочь отсутствуют все элементы женской привлекательности? Или ты замаскированный мужик?
   Я стояла, красиво изогнувшись, чтобы и с галерки зрителям был виден контраст между нами. Алистар позеленела, надеюсь, от зависти, а не потому, что съела что-то несвежее на завтрак.
   "Поздравляю, теперь она точно тебя убьет", - ворвался в голову мрачный голос Дея.
   "Сравнить Высокую Леди с мужиком - это серьезное оскорбление", - пояснил Нейтос.
   "Я же не виновата, что у вас женщин от мужчин почти не отличишь", - фыркнула я мысленно.
   В ответ раздалось нервное хихиканье, похоже, парни сильно волнуются. Тем временем Алистар пошипела: "Я убью тебя", подтверждая слова Дейроса. Но для меня это не было новостью, я просто пожала плечами, как бы говоря: "Ну, попробуй".
   Вокруг нас вспыхнула голубоватая стена, напоминающая силовое поле из фантастических фильмов. Она охватила овалом всю площадку, отрезая нас и от зрителей, и от края пропасти.
   Стало быть, началось. Я собралась, призывая воздух и отходя спиной подальше от Алистар. Она явно начала плетение какого-то огненного заклинания - это было видно в истинном зрении. Дей советовал начать с огненного кольца, но я решила по-своему, и пока у меня была пара минут на создание защиты, я напала. Мощным потоком воздуха я подняла острые камешки с земли и направила на эльфийку. Я подгадала правильно: если бы она отвлеклась на полноценную защиту, ее заклинание огня разрушилось бы, причем повредив ей самой. Так что она создала небольшой воздушный барьер одной рукой, не считая мое заклинание опасным. Оно и не было таким, оно было, скорее, подлым, но на войне все средства хороши. От основного потока камней она отмахнулась, но некоторые все-таки достигли цели и рассекли в нескольких местах ее кожу, чего я, собственно, и добивалась. Кровь проступила из царапин.
   - Победа за мной! - громко крикнула я, повернув голову к зрителям, но в то же время краем глаза наблюдая за соперницей. Зрители были в шоке, они не ожидали, что поединок закончится, даже не начавшись. Недовольный ропот прошел по рядам. Оно и понятно, настроились на экшн, а тут такой облом. - Условием поединка было - до первой крови!
   - Мы чтим традиции, - разнесся холодный голос Повелительницы. - Победа была одержана честно.
   - Как бы ни так! Бой закончится, когда я скажу! - выкрикнула разъяренная Алистар, посылая в меня огненную волну. Она разбилась о мою стену пламени, которую я могла создавать и с закрытыми глазами.
   - Хватит! Алистар, ты позоришь свой род! - не меняя интонации, так же ровно и холодно произнесла Глава темных эльфов.
   - Время пришло, - Алистар сделала странный жест рукой, и сестра Повелительницы, а по совместительству мать моих мужей, неуловимым жестом надела некий предмет на шею собственной сестре. Та разом высохла, превратившись в древнюю старуху. С отвращением я узнала в предмете ошейник, похожий на тот, что был на Даяне.
   - Вы, люди, мерзкие, подлые, как язва на теле нашего мира, но иногда ваши творения заслуживают того, чтобы украшать шеи самых лучших представителей нашей нации, - Алистар мерзко улыбалась. Видела бы она себя сейчас, можно было бы поспорить, кто более подлый. - Сначала я разберусь с тобой, а потом примерю на себя венец Повелительницы, думаю, мне подойдет.
   Я не стала тратить слова, не было смысла, теперь либо я, либо она. Причем в случае моего проигрыша парней ждет участь худшая, чем смерть. А если и выиграю, то еще придется побороться за свободу для нас троих. Как ни повернуть, выхода практически нет, но будем решать проблемы по мере их поступления.
   Мне почему-то было обидно за старую Повелительницу. Получается, ни один подданный за нее не вступился, даже мужья проигнорировали этот инцидент. Возможно, у них тут в порядке вещей так свергать власть, но все же какие они все лицемерные сволочи. На волне неприязни ко всем власть предержащим, я готовилась к поединку. Алистар не торопилась, она была уверена в собственном превосходстве и с удовольствием красовалась на публику: то пуская маленький смерч в мою сторону, то вызывая капельки дождя и подставляя ему лицо (из воздуха много воды не выжмешь, а воды рядом не было), то перекидывая с ладони на ладонь небольшой язычок пламени.
   Наше противостояние изменилось резко. Я чуть не пропустила момент нападения, тот самый, о котором говорил Дей. "Воздушный Змей". И ведь успела когда-то его выпустить, или это не она? Я с трудом его развеяла, среагировав на мысленный окрик Дея.
   А потом все завертелось, закрутилось, заклинания летели друг за другом, воздушные сменялись огненными. Я пока успевала отбиваться, но работала на голой силе, потому как на заклинания не хватало времени и возможности сконцентрироваться. Мои сомнительные успехи с каждым разом вызывали все больше удивления у Алистар, она кривилась, поджимая и без того тонкие губы.
   Если кто скажет, что поединки выигрывают те, у кого больше сил, плюньте тому в морду: опыт и знания играют куда более важную роль в этом деле. Очередной порыв ветра успел неплохо повалять меня по земле, ободрав о камни все доступные части тела до крови, прежде чем я успела его развеять. Я сидела в пыли, отплевываясь и смахивая кровь с разбитого лба, чтобы не заливало глаза.
   - Надо же, красивая мордашка потеряла свою привлекательность? Ай-ай, теперь мальчики на тебя даже не посмотрят, - издевалась эта змеюка, прогуливаясь в нескольких шагах от меня. Душу грело только то, что у нее тоже был помятый и подпаленный вид, особенно меня радовала ее новая прическа, точнее, почти полное ее отсутствие - моя работа.
   Я не отвечала на оскорбления, берегла дыхание, вообще, меня поддерживало только желание победить любой ценой. Ведь от моей победы так много зависело: парни, которым придется очень туго, зная увлечения Алистар, Дейрос скорее умрет, чем вернется к ней; дети - если я проиграю, то умру уже навсегда и не смогу к ним вернуться.
   Поэтому, вместо того чтобы поливать грязью соперницу, я опустила голову, придав себе крайне покорный вид, и призывала землю. Надеюсь, Алистар из тех тварей, что предпочитают долго куражиться над побежденными. Она еще что-то говорила, но я уже ее не слышала, полностью сосредоточившись на скале подо мной.
   Стихии Воздуха, Воды, Огня - они легкие, текучие, изменчивые, Земля же оплот всего. Дозваться ее необычайно сложно, почувствовать и того тяжелее. Но я смогла, ухнула в землю весь поток магии, вспомнив, как она проходила через меня в источнике. Земля содрогнулась, по плато пробежали трещины. Впервые в глазах Алистар появилась тень растерянности: она спешно начала плести что-то опасное, чтобы добить меня одним ударом. Она не понимала, что уже опоздала. Я, улыбнувшись, разверзла под ней небольшую щель, а потом сомкнула, остатками сознания насладившись ее воплем. Нет, я не стала ее калечить, в худшем случае будут переломы, но с их магией ее быстро вылечат.
   Встала, отмахнулась от огненного шара, как от мухи, и подошла к ней. Я знала, что делать. Чья это была идея - моя или парней, неважно, первым делом надо было обезопасить себя от заклинаний. В голове всплыли кадры из мультика "Аватар". Я в каком-то смысле тот же аватар: владею, пусть и плохо, четырьмя стихиями. Так что плато рядом с Алистар пошло складками и вот ее руки закованы в камень, теперь она мне точно не помешает творить правосудие. Сама же девушка лишилась сознания: сказывался болевой шок, так всегда бывает, те, кто любит причинять боль, сами ее боятся.
   Сначала я оборвала связующие нити с ее мужьями, которых она почти выкачала досуха на предмет магии, и они лежали у барьера едва живые. Ими я решила заняться позже. Потом с помощью истинного зрения нашла у девушки резерв с незначительными остатками, забрала их и перекрыла доступ к магии, оставила крохотную щелку, только чтобы хватило для нормальной работы организма. Теперь Алистар не будет сильнейшей, теперь ей предстоит на себе познать все то, чему она так любила подвергать более слабых. Мысль-просьба и камень выдавил ее тело на поверхность, почти невредимое, я откуда-то знала, что у нее закрытый перелом правой голени, я даже могла бы его вылечить, но не испытывала такого желания. Я вообще в тот момент мало чего хотела, если только попить и умыться.
   Мысленно нащупав под поверхностью скалы воду, сделала к ней небольшой туннель и позвала ее к себе. Через минуту над плато забил фонтан с родниковой водой. Я встала в него, вбирая живительную влагу, позволяя ей омывать мои раны и ссадины, который сами собой зарастали прямо на глазах. Удивляться не было сил, если магические никуда не делись, то физические закончились давным-давно, я держалась на чистом упрямстве. А ведь еще надо разобраться с приверженцами змеюки, которой я все-таки вырвала "ядовитые зубы". Уходить из воды не хотелось, она освежала, несла заряд бодрости, тогда я сделала из фонтанчика кресло для своего усталого организма и вознесла его метра на два над плато, чтобы грязь не долетала до меня, которую создавали пыль вперемешку с водой.
   Я оглядела место недавнего побоища: Алистар валяется в пыли, притворяясь бессознательной, пытается магичить. Наивная, но пусть помучается, быстрее поймет, что ей это уже не дано. Я перевела взгляд дальше: с десяток воинов окружили моих мужей и так навязчиво тыкали их мечами, вернее, они пытались тыкать, но после моей победы и вознесения на импровизированном троне, застыли с открытыми ртами, не зная, как поступить дальше.
   "Вам, помочь?", - обратилась я мысленно к не менее обалдевшим супругам.
   "Справимся", - встряхнул головой Дейрос и улыбнулся.
   Я устало улыбнулась в ответ, мысленно пожелав им удачи. Сама же вздохнула, надо заканчивать с делами и отдыхать, у меня даже аппетит пропал на нервной почве. Вставать было лень, как и шевелиться, ранки зажили, а вот перенапряженные мышцы как раз дали о себе знать. Все еще частично находясь в измененном сознании, контролируя воду и землю, я усилием мысли сделала для себя лесенку, плавно нисходящую от моего "кресла" до края силового поля, непосредственно к правительственной ложе. Я могла бы сделать импровизированный эскалатор, но решила не травмировать психику публики. Так что я спокойно спускалась по каменной лестнице, размышляя, что же делать. Зачинщики и предатели вроде бы родственники, вряд ли парни захотят сделать матери с отцом какую-нибудь гадость, пусть они от них и отказались. Я дошла до барьера, легко прошла сквозь него, по пути снимая, и остановилась перед группкой заговорщиков, которые смотрели на меня глазами, полными ужаса. Неужели я так плохо выгляжу, может, шрамы остались?
   - И что мне с вами делать? - озвучила я свои мысли. Честно сказать, я не надеялась на ответ - это, скорее, была мысль вслух. Но ответ все же пришел: толпа в едином порыве опустилась на одно колено. А свекровь склонила голову в глубоком поклоне и произнесла:
   - Сиятельная, прости нас, мы не признали тебя сразу, - о, уже и кличку дали, как у них, оказывается, все быстро. С утра перед одной спину гнули, теперь меня "одаривают" почтением. Мне стало противно.
   - А почему ты стоишь? - высокомерно спросила я у женщины.
   - Так я теперь Повелительница, - неуверенно проговорила она, оглядываясь, то ли ища поддержки, то ли смотря, нет ли других желающих на это место.
   - Нет, твою судьбу будут решать сыновья, от которых ты отказалась. А Повелительница все та же.
   - Это невозможно, она уже никогда не оправится, в таком возрасте для эльфа губительно быть отрезанным от магии даже на несколько минут, а уже прошло больше получаса, - вскинулась свекровь, видимо решив, что сыновья ее простят.
   Я наклонилась к старой правительнице, которая сидела на земле, привалившись спиной к скале, и тяжело дышала.
   - Жить хочешь? - она подняла на меня полные скорби и ярости глаза и кивнула. Я коснулась ее мыслей: помимо понятной обиды от предательства сестры и жажды мести, там было переживание за подданных, за город. - Обещай, что сделаешь права мужчин и женщин равными, пусть только сила и умения влияют на выбор между ними.
   Она снова кивнула. Я не стала требовать клятв на крови - зачем. Протянула руку, нащупала знакомую застежку, расстегнула и откинула в сторону. Была мысль ненароком бросить его поближе к поверженной змеюке, но я стойко проигнорировала мстительные позывы и влила побольше магии в Повелительницу. Она оживала на глазах, возможно, она никогда уже не станет такой молодой и привлекательной, как раньше, но зато живая.
   - Прими мою благодарность, Сиятельная, - наклонила голову она. - Отныне ты в Подземном городе всегда желанный гость.
   Так и хотелось ляпнуть, что намек поняла и задерживаться в их подземельях нет ни малейшего желания, но пересилила себя и только кивнула. Со стороны плато раздался хлопок - это взорвался ошейник. Повелительница вздрогнула и побледнела, судя по взгляду, ничего хорошего предателей не ждало.
   - Эрин, - меня обвили руки. Нейтос прижал к себе, зарываясь носом в мои волосы. Я оглянулась, ища Дея, мне надо было убедиться, что он не ранен. Он стоял рядом, в его глазах была тревога и обеспокоенность за меня, ему тоже хотелось обнять, зацеловать, но статус главы семьи прочно заставлял сохранять достоинство перед соплеменниками. Я улыбнулась, мысленно говоря, что мы еще успеем наобниматься.
   - Дей, я пообещала вашей матери, что ты решишь ее судьбу, - я расслабилась в объятиях Нейтоса, но хотелось прилечь, дня на два.
   - Пусть тетя решает, у нас с Нейтосом нет родителей, таково было их желание, - холодно ответил Дейрос.
   - Тогда ты не против, если мы сейчас же уйдем в твой охотничий домик, только за вещами заскочим?
   - Я только за, - он все-таки не выдержал, сделал шаг ко мне и поцеловал, мимолетно, но столько чувств было вложено в этот поцелуй. Потом он отошел в сторону и сделал портал, Нейтос подхватил меня на руки, не обращая внимания на мой вялый протест, и шагнул в серебристую дымку.
  
   Глава 22
  
   Мы уже второй день отсыпались в охотничьем домике, точнее, отсыпалась я, изредка выбираясь из кровати, чтобы поесть.
   В спальне, куда нас перенес первый портал Дейроса, я первым делом добрела до зеркала, все-таки мы, женщины, весьма щепетильны в вопросах своей внешности. Глянула и чуть не расплакалась. Нет, шрамов никаких не было, только розовые пятнышки на месте бывших ссадин и царапин, даже на лбу со временем не останется следа, сейчас там был почти заживший рубец. Но он находился рядом с волосами и в глаза не бросался. Меня расстроило другое: за какой-то час я похудела килограмм на пять, а то и больше. Возможно, кого-то это и порадовало бы, но я не считала, что у меня есть что-то лишнее, а приятными округлостями даже гордилась. Сейчас же я со своими заострившимися ключицами и впалым животом походила на девицу, едва перешагнувшую пубертатный возраст, в общем, кошмар. Дейрос меня успокаивал, говорил, что так часто бывает, когда через себя пропускаешь большой объем магической энергии, что после поединков, в основном, все худеют, хоть и не настолько много. Но это из-за того, что у меня нет резерва, который, как барьер, защищает мага от перерасхода жизненных сил. Так что я в экстренном порядке восстанавливаю жизненные силы - сплю и ем.
   В апартаментах братьев мы надолго не задержались. Собрали вещи, я при этом командовала из постели, куда меня заботливо положил Нейтос. Правда, при моем раздевании вышел казус: от воды кожаные ремни разбухли, деформировались и напрочь отказывались расстегиваться, пришлось мужьям всю эту красоту срезать ножом, даже лосины. Жаль, а я хотела оставить эту сбрую на память. Помимо наших вещей, парни захватили с собой еще и постельное белье со второй кровати. Мы подумали, что в домике вряд ли все сохранилось в таком же состоянии, как в апартаментах. Еще Дейрос куда-то смотался порталом, притащив оттуда нехилые запасы еды, судя по его взглядам, все это предстояло съесть мне. Потом был еще один портал, и мы оказались в знакомом домике.
   Не успели присесть за стол, было уже время обеда, а мы так и не позавтракали, как заявился Варрис с товарищами, теми двумя белобрысыми типами, имена которых мне так никто и не назвал. Он тащил с собой не меньше еды, чем добыл Дейрос, а его парни несли по две большие бутыли, оплетенные лозой, подозреваю, что со спиртным. Я оказалась права: мужчина с порога предложил отпраздновать нашу победу. Праздника хотелось, но не в обстановке разрухи и грязи, о чем я и поведала мужчинам.
   Сказано - сделано, меня, вместе с плетеным креслицем и недоеденным бутербродом в руках, отнесли на воздух в тень деревьев, а сами взялись за уборку. Эх, мечта российской женщины, чтобы мужчина суетился по хозяйству, а ты тем временем отдыхала. У меня же суетились целых пять мужчин, а душа просто пела от счастья. Тело же стремилось вмешаться, разум настойчиво поддакивал, говоря, что мужчины все сделают не так: мусор из углов не выметут, окна не помоют, старый матрас не выбьют, да и много чего другого не сделают. Хорошо, что после еды меня сморило сном, а то точно бы пошла наводить порядок сама, тогда бы еще неделю пришлось бы восстанавливать силы.
   Отметили мы победу хорошо, душевно. Я весь вечер цедила один бокальчик вина, больше налегая на закуску. Смеялась над шутками Варриса, который в тот вечер был душой компании и травил байки, якобы случившиеся в отсутствие парней. Но, судя по круглым глазам его товарищей, они тоже это слышали впервые. Незаметно я уснула, пригревшись под боком у супругов.
  
   Я сладко потянулась, стараясь не разбудить парней. Эх, еще бы недельку поваляться вот так, ни о чем не думая и ни куда не торопясь. Но мне надо было спешить, острое чувство обреченности накатывало раз за разом. Мне казалось, что с каждой минутой проведенной в этом мире, "дверь" домой неумолимо закрывается. Да и дедок может умереть в любое время, шутка ли, более двух тысяч лет, вот принесу я ему светоч, а сердечко и не выдержит такого счастья. И что тогда делать? Ладно, не будем о грустном, недаром же говорят, что даже если вас съели, то есть как минимум два выхода. Значит, надо вставать и действовать, если выйдем пораньше, то через недельку будем в святилище. Открыла глаза и встретилась с ласковым, теплым взглядом Дейроса.
   - Как ты себя чувствуешь? - тихо спросил он, наверно, не хочет Нея разбудить.
   - Хорошо, - ответила я, прислушавшись к себе. Голова не болела и не кружилась, желудок не сводило от голода, а руки не дрожали. Как же все-таки хорошо, когда ничего не болит.
   - Точно-точно? - лукаво заглядывая в глаза, переспросил старшенький.
   - Это он намекает, что мы по тебе очень соскучились, - коснулось моей шеи жаркое дыхание Нейтоса. Его ладонь скользнула по моему бедру, приподнимая ночную рубашку.
   - Очень-очень, - пробормотал Дей, сдвигая лямочку с моего плеча, и целуя все, до чего смог дотянуться. Кажется, сегодня мы никуда не пойдем, во всяком случае, до обеда точно.
   Из дома мы выбрались только после обеда, но была и хорошая новость: нам не придется топать пешком неделю по горам, Дейрос организовал портал в место, наиболее близкое к светочу. Так что два-три дня, и мы будем на месте. Еще меня порадовало то, что пока я приходила в себя эти два дня, супруги озаботились пропитанием, снаряжением и теплыми вещами для похода. На радостях захотелось их расцеловать, но тогда мы бы точно никуда не выдвинулись, поэтому отложила проявление признательности и нежности до привала.
   Из портала мы вышли на заросшем редкими кривыми деревьями и кустарниками склоне, видимо, ветра в этих местах дуют нехилые. Но в тот день нам везло - было солнечно и свежо, либо ветра только зимой лютуют. Дейрос, не останавливаясь, вышел вперед и повел по едва заметной тропке. Мы шли всего часа два, но под конец я едва волочила ноги, явно переоценив свою готовность к походам.
   - Эрин, потерпи, осталось совсем чуть-чуть, - беспокойно оглядываясь, сказал Дей.
   - Не переживай, я в порядке, - ответила ему, хотя чувствовала себя все хуже и хуже.
   Тропинка шла по осыпающемуся склону, идти приходилось друг за другом. Парни несли на себе все наши вещи и даже мою сумку, но то один, то другой порывались еще и мое немощное тельце взвалить на свои плечи. Я, конечно, отказывалась, причем чисто из логических соображений: скатиться вниз со склона даже в компании желания не было, поэтому я терпела и, стиснув зубы, шла вперед.
   На привал, который затянулся до следующего утра, мы остановились в небольшой пещере, где был выход горячего ключа. Сама бы я ее никогда не нашла, прошла бы мимо, даже не заподозрив за кустами вход в пещеры, тем более он был прикрыт магией, чтобы дикие звери в ней не селились.
   Пока я лежала на заботливо постеленном одеяле, восстанавливая дыхание и успокаивая сердцебиение, а Нейтос отправился за дровами, Дейрос рассказывал об этом месте.
   Оказалось, таких пещер в горах великое множество, только надо знать, где искать. Они предназначены для патрулей. И негласным правилом было оставлять после себя дрова, ведь патруль или охотники могли попасть под дождь, что случается нередко, особенно в межсезонье. Он еще что-то рассказывал, но я задремала. Просто кошмар, как долго мне еще быть такой слабой? Дей говорил, что через несколько дней все наладится, но хотелось уже сейчас, а еще так и тянуло воспользоваться магией, но супруги за мной следили, на корню пресекая мои попытки. В общем, от магии меня отстранили, все по той же причине: сначала надо полностью восстановиться, а потом уж магичить, а то и дальше будут расходоваться жизненные силы. Я с ними согласилась, но к магии все равно тянуло, прям зависимость какая-то. А что будет дома? И как с этим будут справляться братья? Ведь на острове магия чуть-чуть, но была. Может, и у нас она есть? Наверно я выдаю желаемое за действительное, разумом понимая, что парни не смогут жить в нашем мире. И расстаться мы не можем, если только у Мага не получится разорвать наши привязки.
   Не буду пока об этом думать, пусть у нас будет несколько недель счастья, а может и месяцев, ведь назад к башне придется пробираться в обход. Наверно по горам и пойдем, раз Дей говорит, что тут много таких пещер, а потом спустимся в Долину, навестим Аглию, надеюсь, и Даян туда добрался.
   От мыслей, что скоро я вернусь в свою серую жизнь служащей банка, становилось грустно, а от предстоящей разлуки с Дейросом и Нейтосом - тоскливо. Как было бы хорошо, если бы я смогла забрать детей сюда. Может, попросить Мага? От такого возможного выхода из ситуации запела душа. Все-таки любовь матери эгоистична, в тот момент меня не волновало, как воспримут пропажу детей Александр и мои родители. Тем более я не думала, как буду объяснять наличие двух супругов детям, вместо их любимого отца. Я просто была счастлива от мысли, что все, кого я люблю, будут рядом.
   - Эрин, просыпайся, будем ужинать, - прервал мой светлый и радостный сон Ней. - Если хочешь умыться или искупаться, пойдем, я покажу где.
   Кушать хотелось сильнее, чем водных процедур, но привычки, воспитанные с детства, взяли верх, и я, позевывая, поплелась за Нейтосом. Чуть в глубине пещеры было небольшое ответвление, там журчал ручеек в искусственном углублении. Назвать эту лужицу ванной не получалось, зато вода была теплая и проточная, но я решила полное омовение отложить, перед сном помоюсь.
   - Дей, а я так и не поняла, почему ты не сделал портал сразу к входу пещеры? Я думала, тут магия не работает или пользоваться ей опасно. А ты вон светлячков зажег, костер опять же, - поинтересовалась я, когда первый голод был утолен.
   - Нет, магичить рядом со святилищем даже легче, ведь там находится источник и он незаблокированный, как на острове. Но порталами здесь лучше не пользоваться из-за повышенного и нестабильного магического фона. Он может выкинуть нас куда угодно.
   Объяснения Дейроса заставили задуматься о том, что будет, если я заберу источник? Вариант первый: я кладу его в свою сумку и никто не знает, что он у меня, вариант идеальный, но что-то мне подсказывает, что вряд ли возможный. Вариант второй: я его несу хоть и в сумке, но не в пространственном кармане. А вот тут начинаются неприятности. Все маломальские маги поймут, что у меня сильный источник магии и захотят его себе. Вопрос: где взять силы, чтобы от них всех отбиться?
   - Дей, а что, вообще, известно об этом святилище? - наконец-то задала я вопрос, который стоило озвучить еще несколько дней назад.
   - Оно появилось не так давно, по эльфийским меркам, незадолго до Последней Битвы. В один день в горах забил сильный источник магии, причем никак несвязанный с драконами. Это был еще один повод для развязывания войны. Люди скандировали на улицах, что новый источник - дар богов, что драконы теперь не нужны. Сюда шли нескончаемые паломники, все хотели прикоснуться к святыне, но попасть близко к пещере так никто и не смог. Как, впрочем, не удалось это и нашим светлым собратьям, да и драконы пытались, но смогли только подойти чуть ближе, чем все остальные.
   - Почему же вы согласились идти со мной? Почему не стали отговаривать, раз попасть туда невозможно?
   - Зачем? Проще сводить тебя туда, чтобы ты сама во всем убедилась. Тем более в этих местах опасных зверей нет, почему-то они не селятся рядом со святилищем.
   - А почему сразу не рассказали, что туда попасть так никто и не смог?
   - Не хотели тебя расстраивать. Я думаю, что твой маг и сам ошибается, либо верит в иллюзию. Подумай сама, ты же уже находилась в источнике, надолго ли тебя хватило? Как скоро ты забыла обо всем? А теперь представь, что тебе придется его нести ни один день. Даже если твой маг прав и это кристалл, то он все равно будет излучать. И есть у меня подозрения, что подойти к нему нельзя по какой-то веской причине.
   Как хорошо, что влюбленные мужчины не теряют способность мыслить логически, в отличие от нас, женщин. Ведь мне и раньше не нравилась кажущаяся легкость задания, я еще в башне подозревала, что не может быть все так просто. Но об этом аспекте я даже не подумала, а ведь парни не смогут долго находиться рядом с источником. Выход был только один: дойти до святилища, проникнуть туда, провести разведку, а потом уже принимать решение.
   Оставшийся вечер прошел спокойно и уютно, как и все предыдущие, когда мы были вместе. Я нежилась в объятиях то одного, то другого, стараясь ничем не выделять никого из них. Сама же размышляла, как же так получилось, что я так быстро привыкла к полигамным отношениям? Почему еще недавняя неловкость и стеснительность сменилась нежностью и неудержимым воображением, которое так и тянуло попробовать на практике? Эта я такая испорченная была изначально и только тщательно это скрывала, или в этом мире другой воздух? Ну, или что принято винить во всем? О, вспомнила - экология! Конечно, виновата она, слишком уж здоровая, без химии, вот разум и помутился, уступив место гормонам. Впрочем, меня это устраивает, когда еще выпадет шанс побыть любимой и желанной, а не просто поцелуй в щечку на ночь и фраза: "Что-то я устал сегодня, давай по-быстрому". Да и в нашем мире частенько любят двоих, правда, этим чаще страдают мужчины, но это оттого, что женщины не очень любят перемены. Считая, что пусть лучше плохонький муж, но свой. Опять же в нашей стране порядочных, работящих мужчин явный недостаток.
   Но что-то меня занесло не в ту сторону, наверно, близость поставленной цели заставляет нервничать и думать о всякой ерунде, только что бы отвлечься от главного.
   Следующие два дня мы медленно, но верно шли к святилищу, и с каждым шагом меня все чаще посещали депрессивные мысли. Сердце металось в поисках лучшего выхода, разум просчитывал варианты, душа же не находила покоя. Мне хотелось остаться здесь с Деем и Нейтосом и хотелось домой к детям. Интуиция подсказывала, что идеального варианта не будет, но так хотелось верить. Парни видели мое настроение, сами грустили, но в душу старались не лезть, ограничивались разговорами на отвлеченные темы, не забывая про объятия и поцелуи, не давая мне тем самым окончательно впасть в уныние. Только в последний вечер перед святилищем Дей завел разговор на эту тему, наверно устал смотреть на мою грустную физиономию.
   - Ира, сколько можно себя накручивать? Я не знаю, о чем ты думаешь, но чувствую твое состояние. Мы обязательно справимся с любой проблемой, только не молчи, - он обнял меня, когда он рядом, я действительно готова поверить, что все решаемо.
   - Я боюсь, что ты прав, и светоч достать не получится. Тогда дорога в мой мир будет закрыта, - я прижалась к нему, ища поддержки.
   - Не расстраивайся, тогда будем искать другой путь. Скажем, наведаемся к нашим светлым собратьям. Драконы им все же оставили знания о перемещениях между мирами.
   - Ты же сказал, что они ушли на другой континент? - как мало надо, чтобы выбраться из отчаяния, всего лишь толика надежды, и пусть впереди ждут разочарования, она все равно будет спасать.
   - Наймем корабль и отправимся в гости, - улыбнулся Дей, я улыбнулась в ответ, заражаясь его оптимизмом. А потом мы с упоением целовались, забыв обо всем на свете.
   - Ну вот, я за дровами хожу, а они тут целуются, - пробурчал Ней, сваливая охапку хвороста в угол пещеры.
   Не столько от его слов, сколько от громкого звука падающих веток, разнесшихся эхом по пещере, мы с Деем вздрогнули и отстранились друг от друга. При этом у старшенького оказался кинжал в руке. Немая сцена: один взъерошенный, с кинжалом в руке, окидывает взглядом все вокруг, выискивая врагов. Второй с надутым видом не может понять, что случилось и тоже тянется к кинжалу, начиная спиной отходить к нам. Они настолько комично смотрелись, что я не удержалась и рассмеялась, спустя несколько секунд меня поддержал Дей, а потом и Нейтос заулыбался.
  
   ***
   - Вот она - граница, - показал нам с Нейтосом Дей. Честно сказать, границу или еще какую-то линию я не видела, для меня был все тот же скалистый с редкими кустами пейзаж, а в ста метрах имелся вход в пещеру. Кстати, ничем примечательным он тоже не отличался, в истинном зрении все смотрелось куда интересней, но источник я уже видела на острове, и этим меня было не удивить.
   - И где же граница? - отчаявшись разглядеть это магическое сооружение, спросила я.
   - Ты что, не видишь? - в унисон воскликнули супруги, уставившись на меня круглыми глазами. - Ее даже не маги видят.
   - Может, я ее вижу, но не понимаю, что это граница, - решила пойти на компромисс, тем более так быстрее ткнут носом в нужную сторону, чем еще полчаса выяснять, почему я не вижу.
   - Как ее можно не заметить? Вот же она, - Дей сделал несколько шагов вперед и уперся в невидимую стену. На секунду по ней прошла рябь, и только это убедило меня, что она все же существует.
   Я подошла к нему, было интересно самой прикоснуться к этому явлению. Ладонь сначала уперлась в упругую, слегка подрагивающую стену, на ощупь она напоминала ту, что была на острове. Так, может, и тут получится продавить? Я нажала сильнее, стена пошла рябью, а потом вдруг засветилась, заиграв всеми цветами радуги. Не хватало только надписи "Добро пожаловать" над небольшой аркой входа, внезапно появившейся передо мной.
   - Ира, не ходи, - вцепился в мою руку Дей. - Неужели ты не чувствуешь, какой силой оттуда веет? Смертный с ней не справится.
   - Дей, я только погляжу и вернусь обратно, или пошли все вместе, - я потянула его к арке.
   - Конечно вместе, одну я тебя никуда не отпущу, - он сделал шаг к арке, но она угрожающе сжалась, наливаясь багровым сиянием.
   - Я так понимаю, тебя туда не пустят, - я заинтересованно разглядывала привередливую магическую границу. - Маг не соврал, он говорил, что пройти может только женщина из другого мира, наверно, у меня аура отличается от местных жительниц.
   - Эрин, - Нейтос оттащил меня от арки, заключая в объятия. - Останься, Дей правильно говорит, ничего хорошего тебя там не ждет.
   - Так, хватит разводить панику, - вывернулась я из его рук, кидая хмурый взгляд на супругов. - Я схожу и вернусь, если сомневаетесь, оставлю сумку, чтобы у меня не было искушения засунуть туда светоч. Только меч возьму, от врагов отбиваться.
   На самом деле мне почему-то неуютно было без этой вещи, да и дракончик на эфесе загадочно подмигивал. Я подмигнула ему в ответ, старательно не думая, что, наверно, схожу с ума, и вошла в арку, не оглядываясь, потому что вряд ли смогла бы вынести потерянный взгляд супругов.
   Шаг, второй, третий и окружающий вид неуловимо изменился. На всякий случай я огляделась внимательнее, но нет, очередная магическая подлянка. Все, что видно от границы - иллюзия, арка же - обычный портал. Да, тут тоже была пещера, скалы, кусты, но за спиной не стояли Дей и Нейтос, хотя должны были, ведь я отошла всего на несколько метров от них. Я вернулась назад, решив последовать умному совету парней, но не тут-то было, граница не хотела меня выпускать. Интуиция вопила о грандиозной подставе, и я с ней была согласна. Жаль только поздно она проснулась, вот бы на пару минут раньше. Самое худшее было в том, что сумку я оставила парням, а там еда, вода, теплые вещи. В общем, все, без чего не обойтись. Но делать было нечего, и я решила взглянуть на вещь, из-за которой я в очередной раз во что-то влипла.
   До пещеры я дойти не успела, одна из скал отделилась от общего массива, открыла янтарные глаза, зевнула, причем стало понятно, что она (или оно) не травоядная.
   - Смотри-ка, баба, - удивленно молвила пасть человеческим голосом. - Еще и сама пришла.
   От шока я забыла все слова, не каждый день тебе встречаются разговаривающие скалы. Хотя, если приглядеться получше, то и не скала это, а гигантская ящерица, или что-то вроде того. А вообще, я поспешила, подумав, что худшее - это отсутствие сумки с едой, судя по всему, скоро мне предстоит стать деликатесом для этого зубастого разговаривающего недоразумения.
   - А вы, собственно, кем будете? - если умирать, так хоть знать, кто в этом виноват. Хотя мы еще повоюем.
   - Она еще и разговаривает. Да у меня просто праздник сегодня, - разговаривала сама с собой каменная рептилия.
   - Слышь ты, ящерица-переросток, я спрашиваю, ты кто такой? - мне уже терять было нечего, можно напоследок и нервы некоторым попортить.
   - Наглая человечка, - усмехнулась морда, по-моему, даже радостно. - Ты видишь перед собой последнего дракона. Разве мой облик не внушает тебе трепет?
   Трепет он мне не внушал, скорее чувство брезгливости, особенно когда его раздвоенный язык попытался меня облизать. Уже на вкус пробует, мерзавец!
   - Врешь, они давно смылись отсюда, - сказала я, отскакивая от него дальше. - И у драконов были крылья. А твои где? Пропил?
   - У каменных драконов не бывает крыльев, мы подземные существа, - янтарные глазки яростно прищурились. Когти заскребли скалу, оставляя на ней глубокие борозды. Что-то я зря довожу животное, хочет быть драконом - пусть будет.
   - Ну, извини, не знала. Твои же сородичи когда еще ушли, а у людей, сам понимаешь, память короткая, особенно у нас, у женщин, - пошла на попятную я, решив, что нарываться глупо. Тем более ему, а судя по гонору, - это самец, явно было скучно и хотелось поговорить. - А что ты тут делаешь? Почему остался? Или тебя еще тогда на свете не было?
   Воображение нарисовало бедного дракончика, который в невинном возрасте остался один-одинешенек, и теперь вынужден скитаться.
   - Не помню, давно это было, - глаза его зажглись злобой, но он тут же прикрыл их густыми ресницами. Врет, причем халтурно, все он помнит и до сих пор не забыл, кто виноват в его несчастьях, вон как зубами скрипит, наверно, своего врага вспоминает.
   - Ну, раз так, пойду я, - стала намечать пути отступления, все-таки хотелось разойтись мирно. Опять же вымирающий вид, можно сказать, реликтовый, как-то неудобно его будет убивать, да и нелегко, скорее всего.
   - Куда же ты собралась? Теперь твое место здесь, давненько у меня не было такого подарочка. Все эльфы эти темные попадались, а там что? Кости одни да жилы, никакого удовольствия, - улыбнулся во всю пасть клыкастый.
   - Я тоже костлявая и невкусная, меня даже комары не кусают, отравиться боятся, - заговаривала ему внушительные клыки, отступая к пещере. Дейрос говорил, что к светочу даже драконы не смогли проникнуть. На мои слова ящер расхохотался, хрипло так, шипяще.
   - Давно я так не смеялся, даже жаль, что жить тебе недолго осталось. Нравишься ты мне.
   - Раз нравлюсь, значит ужинать мной нельзя, - немного истерично улыбнулась я, продолжая свой путь, еще шагов двадцать осталось. - Сбегал бы, зверюшку какую-нибудь поймал, я бы сейчас жареного мясца съела бы.
   - И то правда, совсем забыл в этой глуши, что женщину сначала накормить надо, а уж потом, - рожа сверкнула лукавым взглядом, и я буду не я, если он имел в виду не что-то пошлое.
   - Э-э-э, - пытаюсь сообразить, что ответить этому монстру с извращенными взглядами.
   - У тебя еще не раз дар речи пропадет, - самодовольно заявил ящер. - Вряд ли у тебя был мужчина с двухтысячелетним опытом. Жаль только мясо мы не пожарим, огнем не владею.
   Я икнула, понимая, что эта зверюга намекает не на игры в шахматы.
   - Э, мясо не проблема, поджарю в лучшем виде, - я демонстративно зажгла огонек на ладони. - А все остальное, как ты себе представляешь?
   Я не могла не спросить, в моем мире попадаются уроды, которые прямым текстом предлагают интим, при этом забывая посмотреть на себя в зеркало. Но они-то хоть люди, гипотетически, а тут чистой воды зверюга и на что-то намекает.
   - Тебя ждет сюрприз, - он сделал стремительный рывок ко мне, обвивая гибким хвостом и притягивая к своей пасти. Его горячий, влажный, немного шершавый язык прошелся по моей шее, забираясь в ухо. Меня передернуло от отвращения, и я стукнула эту маньяческую морду первым же предметом, попавшим в руки, впрочем и единственным, который был в наличии.
   - Фу-у, убери эту мерзость от меня, гад ползучий! - несколько раз ударила я его эфесом меча, так как он был золотой, даже у ящера расфокусировался взгляд. Но тут он зацепился взором за штуку в моих руках и застыл с открытой пастью, даже язык забыл втянуть. Я же пыталась активировать меч, пока ничего не выходило, эх, такая битва эпическая накрылась, придется по старинке действовать, то есть хитростью.
   - Где ты его взяла? Это же мой меч! - наконец-то пришел в себя ящер.
   - Да счас! У тебя и рук-то нет, чтобы им владеть, так что он мой! - вырвалось у меня прежде, чем я успела подумать и договориться с драконом.
   - Твой? Тогда заставь его работать, а я посмотрю, - усмехнулся ящер, отступая от меня и убирая свой хвост. - Если не сможешь, я заберу его себе. Хотя он и так мой, вместе с тобой.
   - А если смогу? - торговалась я, с целью потянуть время.
   - Это невозможно, уже то, что ты спокойно держишь его в руках, нонсенс, - надо же какие слова он знает.
   - А все же?
   - Тогда ты проживешь долгую и счастливую жизнь.
   Это уже была заявка на будущее и неплохая, оставалось только вызвать меч к жизни, пусть и ненадолго. Я этой наглой морде не верила, но запасной вариант всегда надо иметь и он у меня был. Я погладила дракончика на эфесе, он опять мне подмигнул, на этот раз ехидненько так, будто затевал какую-то каверзу. Ни с того ни с сего камень на эфесе засветился, покрылся белесой дымкой и вот уже это не изумруд, а обсидиан. Черный камень был красив, но все же недрагоценный, я разочарованно вздохнула и взмахнула рукой, собираясь выкинуть эту игрушку подальше. По плану, ящер должен был кинуться за мечом, а я успела бы нырнуть в глубь пещеры. Но я так и застыла с поднятой рукой, не веря собственным глазам, из эфеса торчал клинок. Нереально черный и тонкий, на солнце он просвечивался, внутри отливая синевой, его веса я не чувствовала, даже эфес как будто полегчал.
   - Что за... - нормальных слов не было, а недостойные эпитеты для женщины с высшим образованием я проглотила.
   - Это невозможно, после стольких лет... Ведь мне бы хватило того, что ты просто держишь мой меч. Нет, такого не бывает, я сплю и вижу сон, - суетился вокруг ящер, напоминая взбесившегося коня, размером во всяком случае. Тут он подбежал ко мне, скрутился вокруг, разглядывая меня, как неведомое блюдо, вроде и выглядит аппетитно, а попробовать боязно.
   - Эй, как тебя там, ты обещал, что я буду жить долго и счастливо, - сказала я, с подозрением на него глядя, а вдруг действительно взбесился.
   - Меня зовут Варраш, и жить мы будем очень долго, - одарил меня он мечтательным взглядом.
   - Тот самый Варраш, которого свои ножом в спину? - изумилась, надо же, а хроники писали, что его убили. Потом я вспомнила о еще одной его фразе. - Я замужем, так что матримониальных планов не строй.
   - Неважно, ты моя! - я скривилась на его слова, вряд ли какой женщине понравится, что ее домогается чудище. - А планы? Если провести ритуал сегодня, то... Жди меня здесь, я скоро.
   Он метнулся и практически взлетел по отвесной скале, точно геккон, а не дракон. Хоть мне и было любопытно, куда он так быстро побежал, но ждать я его не собиралась, быстро шмыгнув в пещеру.
   Я ожидала большего: драгоценных каменьев на стенах, хрустального ларца, ну или хотя бы переливающимися разноцветными красками магической защиты вокруг светоча. Ничего. Обычный, грубо вытесанный каменный столб, мне по пояс, а на нем кристалл, прозрачный, с мою ладонь. Я постояла, посмотрела, прислушалась к себе, и тоже ничего, пусто, даже на острове я ощущала источник, а тут нет, просто сильный магический фон. Наверно, Маг был прав, и мне это ничем не грозит. Я взяла камень в руки, краем сознания удивляясь его теплоте. А потом моя душа взлетела ввысь к звездам, оставляя мое тело на полу пещеры, с прижимающими светоч к груди руками.
  
  
   Эпилог
  
   Я парила вместе с ветром, качалась на волнах океана, шелестела листвой деревьев, горела в жерле извергающегося вулкана. Я была всем и ничем сразу. Я весь мир, каждое живое существо часть меня. Я есть и всегда буду. Буду смерчем и дождем, маленьким мотыльком и свирепым рырхом. Я свет, я светоч, я магия всего этого мира.
   Где-то вдалеке слышался настойчивый зов: "Эрин, вернись".
   Кто такая Эрин? Ее нет в моем мире. Кому, как не мне это знать.
   "Ира, не уходи".
   Почему я вообще это слышу? Какое мне дело до этих наглых созданий, считающих себя разумными, но только и портящих мой мир? Как было бы хорошо от них избавиться. Гармония пришла бы на мою землю. Но что мне мешает? Достаточно захотеть и не останется ни одного двуного существа.
   Тут я как наяву увидела маленьких детей, бегущих по берегу реки. Они смеялись, резвились, обливали друг друга водой. От них исходило столько радости и счастья, что я невольно улыбнулась. Ради них я потерплю и взрослых особей, возможно, когда-нибудь они научатся жить в гармонии, хотя бы с собой и своими соплеменниками. Чем дольше я смотрела на детей, тем больше тоска проникала в мою душу, как будто я забыла что-то важное и значимое для себя.
   Я металась по миру, пытаясь отыскать утраченное, вспомнить, что же было до...
   "Ира, возвращайся, нам плохо без тебя", долетела чья-то мысль до меня. Надо посмотреть, кто же так настойчив. Я чувствовала ниточку зова, она пульсацией отдавалась в моем сердце. Странно, разве у меня есть сердце?
   Я последовала по ниточке, она прямиком вывела меня в горы, где у костра сидели двое представителей долго живущей расы.
   - Она не отвечает, - не поднимая головы, сказал один из них. Голос звучал устало, в нем чувствовалось отчаяние.
   - Но она жива и все еще в нашем мире, связь никуда не делась, - горячо воскликнул второй. - Надо пытаться вновь и вновь!
   - Ты прав, мы будем ждать и звать, сколько придется, - вскинул голову молодой эльф. Яркие искорки отразились в его лиловых глазах, а меня пронзила стрела узнавания.
   "Дей", - вырвалось у меня.
   Он вздрогнул, заозирался, подскочил на ноги, всматриваясь в темноту.
   - Ира, где ты? Ириша, милая, возвращайся скорее.
   "Все хорошо, Дей, я вернусь, уже скоро", - я дымкой крутанулась вокруг него, ласково прижимаясь, окутывая его любовью и нежностью. Ней тоже встал и смотрел на Дейроса с растущим подозрением.
   "Не обижайся, я люблю тебя", - прошептала младшему. Он радостно улыбнулся, а в ответ меня омыла теплая волна счастья, двойного или даже тройного, ведь я тоже была счастлива. Но недолго, воспоминания потекли в меня рекой.
   Свадьба с братьями.
   Ссора с Сайнуром.
   Поход через Долину с Даяном и руррхом.
   Убийство наемника и спасение Аглии.
   Маг, запертый в башне и договор с ним.
   Неуправляемая машина.
   Дети, мои дети, которые остались в другом мире. Тоска сжала сердце, а потом и чувство вины, как я могла о них забыть?! Мое сокровище, моя единственная драгоценность во всех мирах. Мне нужно к ним, ведь только ради них я искала светоч и нашла его.
   "Зачем? Теперь весь этот мир твои дети. Разве не долг матери заботиться о них?" - шептал светоч, с которым мы все еще были единое целое.
   - А кто позаботится о моих родных детях? Кто поможет им понять мир? Кто утешит и успокоит, кто подарит надежду и веру? - спорила я, мечась по миру.
   "На это есть боги, - говорил тихий голос, как шелест листвы или журчание ручья. - Ты нужна этому миру, без тебя он погибнет".
   - Почему именно я?! - но мой крик остался неуслышанным.
   "Захочешь стать самой собой, то поймешь как", - напоследок донеслось до меня.
   Хочу ли я стать самой собой? Конечно, тут мне даже ненужно время на раздумья. Но прежде чем я устремилась туда, где осталось мое тело, в мысли вкралась идея: ведь в таком виде я могу проверить как там Аглия и Даян. Если за девочку я не очень переживала, уверена, Лан ее будет защищать ценой своей жизни, то молодой маг вызывал у меня беспокойство. Дорвавшись до свободы, он мог вляпаться в любую историю, тот еще защитник слабых и угнетенных. Именно поэтому я первым делом отправилась на его поиски, хотя какие поиски, всего лишь представила парня, ощутила отклик и молниеносно оказалась там. Хм, а в таком состоянии есть свои преимущества.
   Даяна я нашла в подземелье с маленьким зарешеченным окошком под потолком, в нем едва теплилась душа. На нем опять был ошейник, а на теле не было живого места, палач постарался на славу. Будь у меня тело, я бы взвыла от отчаяния, будь у меня тело, я убила бы всех, кто к этому причастен, но оно у меня далеко, я не успею вернуться к Даяну от Драконьих гор. Даже портал Дейроса не спасет ситуацию. У меня было только желание, желание помочь любой ценой, спасти парня. И знание пришло. Мягко, ненавязчиво просочилась чья-то мысль:
   "Тебе ненужно тело, чтобы помочь этому ребенку, достаточно желания. Знай, ты можешь все: лечить, казнить, миловать, только твое желание имеет значение".
   Я не стала дальше слушать увещевания светоча, счет шел на минуты. Золотистой дымкой впиталась в Даяна, запуская регенерацию организма, одномоментно снимая с него ошейник. Оказалось, без рук это сделать гораздо проще. Лицо парнишки порозовело, беспамятство перешло в исцеляющий сон. Осталось только перенести его в безопасное место. Я знала одно такое, где ему будут рады. Открыла портал в Долину, отлевитировала парня на траву. Было горько и радостно наблюдать его улыбку во сне. Горько от того, что ему пришлось вынести. Глупенький, он стойко держался и ничего не рассказал обо мне, не раскрыл моей тайны. Радостно, что я успела его спасти, что он не станет таким же, как его мучители, дух некоторых людей невозможно сломить.
   Я просматривала его воспоминания, как смотрят фильм, только это был фильм ужасов или триллер. Все больше и больше у меня было желания сравнять эту мерзкую школу с землей. Теперь я понимаю, почему он так привязался ко мне, единственному человеку, который отнесся к нему как равному, свободному, имеющему собственные чувства и желания. Я гладила его по волосам, мягко убирая особенно страшные, травмирующие воспоминания. Нет, я не стала их удалять, хотя, наверно, это было бы гуманнее, я просто их немного притушила, отодвинула дальше, сделала так, как будто с годами они позабылись.
   Спи, мальчик, тут тебя никто не тронет, наш общий друг позаботится об этом. Из леса вышел рыррх, он легкой тенью скользнул к Даяну и свился рядом с ним калачиком. Я погладила и его, мягко пожурив за обман, тоже ведь надумал прятаться за видом неразумной зверюги. Будучи светочем, легко было добывать знания о мире. Рыррхи - это исконная разумная раса Эренсая, все остальные пришлые. Не зря рыррхов считают самыми свирепыми существами, они аниморфы. Магическая раса, которая может принимать вид практически любого существа, ненадолго, нечасто, а иногда и не полностью, остаются то уши, то хвост. Но именно это защищает их от вымирания, даже показная агрессия только для того, чтобы защитить свой род от истребления. В мою сторону сверкнули лукавые глаза, образ большого щенка с помесью тигра поплыл, и на траве оказался парнишка не старше Даяна, с хвостом и шелковистой гривой. Красавчик, одним словом, я мысленно выразила ему свое восхищение, надо же парня подбодрить, впервые принимает образ человека. Тот подскочил, радостно крутанулся, в прыжке возвращаясь в привычное тело.
   Я золотистым облачком растворилась в воздухе, у меня еще было неоконченное дело, надо отдать долг одним личностям, которые переполнили чашу моего терпения.
   В магической школе было раннее утро. Я окутала непроницаемым туманом всю территорию школы, отдавая ментальный приказ всем людям выйти во внутренний двор. Для этого я просканировала всю школу, открывая запоры и снимая контролирующие ошейники. С каждым разом мне все проще и проще давалась магия, знания сами собой возникали в голове.
   Во двор медленно потянулись люди, сначала это были женщины, всего-то пять и только у одной на руках был младенец. К ним жались три девочки подросткового возраста, в отдалении, не сводя с них стеснительных взглядов, стояли парни разных возрастов и тоже не более десяти. В голове четко прозвучала цифра "девять", а светоч, оказывается, педант, кристалл ассоциировался у меня с мужчиной. А потом подтянулись преподаватели, настойчиво сопротивляясь зову, ну-ну, пусть попробуют.
   Эх, сейчас бы произнести прочувственную речь, чтобы враги содрогнулись, а все остальные прониклись значимостью момента. А как говорить, если тела нет? В сознании возникла идея, которую я поспешила воплотить в жизнь. Из золотистого тумана соткалась моя фигура, я предпочла предстать перед людьми в платье. Потрясенный вздох эхом пробежал по двору, женщины упали на колени, бормоча: "Пресветлая". Видимо, молились, интересно, неужели я так плохо вышла, что они так испугались. Перевела взгляд на сжавшихся и побледневших парней, в глазах которых была паника, посмотрела на мужчин, один из которых пребывал в обмороке, и решила не искать зеркало, а то, как бы самой не испугаться.
   "Что будешь делать?" - спросил внутренний голос, очень похожий на голос светоча.
   "Накажу виновных, освобожу невинных", - ответила я.
   "Можно, я накажу, тебе же не хочется самой возиться с убийцами, насильниками, палачами?"
   Мне не надо было отвечать, он и так знал все мои мысли и желания. Секунда и яркие искорки разлетелись в стороны, коснувшись выбранных мужчин и пары подростков. Огоньки увеличились и вернулись ко мне, растворившись в золотистом сиянии. Жертвы же, а это было именно так, упали на землю хладными трупами.
   "Я забрала их души, они не смогут переродиться, таково их наказание", - за меня мысленно транслировал светоч. Совсем обнаглел, сам забрал, а на меня сваливает.
   "Я всего лишь выполнил твое желание, только оно имеет значение", - был его ответ.
   Я не стала с ним спорить, он все равно выкрутится, меня занимала мысль, как поступить с остальными. Отпустить их на волю? Так либо их убьют, либо они не сдержаться и начнут мстить простым людям. В Долину всех тащить не хотелось. И тут я вспомнила об острове, думаю, женщинам там бы понравилось. На всякий случай, я просканировала чувства и желания людей, оставшихся в живых, и разделила их на две группы. Ту, в которую входили подростки, я заставила мысленным приказом отойти в сторону. А женщинам и трем оставшимся в живых мужчинам приказала подойти ближе, попутно передавая картинку райского острова. Правда, только женщинам, мужики оставались в неведенье, пусть мучаются, они, конечно, не убийцы, но над детьми издевались достаточно, так что будут отбывать свой срок.
   Я открыла портал прямо в храм, большой такой, широкий. Там, спиной ко мне, стоял Вельмор, он о чем-то вещал народу, который его не слушал. Они смотрели на меня, потом в едином порыве встали на одно колено.
   - Здравствуй, Хранитель, - улыбнулась Вельмору, он обернулся, побледнел, рухнул вниз.
   - Прости, Сиятельная, что не признал в прошлый раз, - бормотал он.
   - Успокойся, я к вам с подарками, - я поманила женщин, они нерешительно подошли к порталу. - Я надеюсь, их окружат достойной заботой и любовью, проверю. И, Вельмор, дай девушкам осмотреться несколько дней, а потом они сами выберут себе мужей. Не торопи их.
   - Не бойтесь, девушки, тут вас никто не обидит, если что, сразу жалуйтесь Вельмору, а он уж найдет способ связаться со мной, - я улыбнулась, глядя, как гордо вскинул голову мужчина. - Тут еще трое есть, но мужчин, примешь? Знаю, вам своих девать некуда, кстати, могу некоторых забрать.
   И прежде чем Вельмор успел ответить, золотистыми искорками разлетелась в стороны, проникая в потаенные мысли и желания мужчин. Из всех собравшихся, человек пятьдесят заслуживали возвращения на родину. Можно было бы и больше вернуть, но у кого-то были семьи, у кого-то собственное дело, а кому-то было просто страшно покидать привычный остров после стольких лет.
   - Все те, кто почувствовал сигнал, могут войти в портал, - сказала я, вернувшись в уже ставший почти привычным полупрозрачный облик.
   - Куда ты хочешь нас забрать, Пресветлая? - спросил мужчина, один из отмеченных мною.
   - На континент, там уже сами решайте, куда вам идти, - я пожала плечами.
   - А можно вещи хотя бы собрать? - задал вопрос другой. Я подумала: почему бы и нет, все же не дело отправлять их в неизвестность без денег и вещей.
   - У вас есть полчаса, после этого времени портал закроется. И войти в портал смогут только те, кого я отметила. До свидания, Вельмор, не скучай. Кстати, те трое, - я махнула на трех испуганных бывших преподавателей, - на общих основаниях, никаких им поблажек.
   Теперь осталось переправить подростков, я решила отдать их под опеку Даяну, чтобы ему было чем заняться, а не лезть творить справедливость в ближайшие годы.
   - Все знают Даяна? - спросила я у детей. В ответ неуверенные кивки.
   - Его убили люди, - сказал один мальчик.
   - Вранье, он жив и будет среди вас главным, чтобы слушались его, а то я вернусь и накажу, - я немного нахмурилась, дети прониклись, а девочки даже прослезились. - А теперь вперед, жить вам поначалу будет тяжело, зато на свободе. Кстати, я бы на вашем месте сбегала, собрала вещей побольше, а то спать вам на земле придется, чтобы через полчаса все, что хотите взять с собой, лежало на этом дворе кучей. И не стесняйтесь, берите все: посуду, одежду, мебель, продукты. Я все равно после вашего ухода сравняю с землей это заведение. Ну что стоим? Время пошло.
   Дети разбежались, до сих пор не веря, что это все реально, но не мне их судить, я сама воспринимала все происходящее как игру. Так, а чем бы мне заняться в эти полчаса? Проведать Сайнура. Мне почему-то не верилось, что он мог сдать Даяна магам, но парень думал именно так. Что ж, вот и узнаю.
   Сайнур спал, или, точнее, пребывал в длительном запое. В маленькой комнатушке, где находилось его бессознательное тело, весь пол был уставлен пустыми бутылками. Я коснулась его разума. Мужчине не давало покоя чувство вины, значит, не такой уж он циничный, как мне казалось. Я окунулась в его воспоминания, бедный, он сам себя загнал в тупик. Запутался, чувство вины передо мною заставляло его верить, что я именно та женщина, которую он искал всю жизнь. И Даяна он не подставлял, планы у него, конечно, были, но до моего исчезновения. После же он только и занимался моим поиском или хотя бы моих следов. Я коснулась его души, снимая бередящую ее привязанность, притупила вину, погасила недоверие к женщинам, которое у него возникло после предательства невесты. Больше я ничего не могла для него сделать, если только... Небольшой блок и пьянство Сайнуру не грозит, теперь он не сможет много выпить, да и не захочет.
   На столе я оставила для него послание, надеюсь, оно его подбодрит.
   Переправив детей в Долину со всем скарбом, дав наказ рыррху, чтобы проводил их к дому Хранительницы, когда Даян проснется, я полетела обратно, стремясь скорее вернуться в свое тело, к своим мужьям.
   "Зачем тебе тело? Разве тебе не понравилась сила и власть, что я подарил тебе? Разве тебе бы не хотелось и дальше наказывать виновных, награждать лучших?", - нашептывал светоч.
   "А тебе-то от этого какая польза?"
   "Для того чтобы жить, мне нужна душа, не любая, а подходящая. Такая, как твоя. А так я просто источник и ничего больше. Останься со мной, и мы станем новыми богами этого мира".
   "Никогда не хотела быть богом, скучно и работы много. Нет, это не для меня. Тем более мне к детям надо".
   "Глупая, ты не сможешь вернуться домой, ведь ты там уже умерла. Твой мир стер тебя, как отработавшую себя программу, как ненужный спам".
   "Это неправда, я живая!"
   "Здесь живая, а стоит тебе вернуться, ты не проживешь и месяца: несчастный случай, убийство, неизлечимая болезнь".
   "Ты врешь! Это неправда! Ты специально это говоришь, чтобы заставить остаться с тобой!"
   "Зачем, ты же все равно не хочешь быть богом. И я не умею лгать, ведь я не человек, я искусственное существо, разумное, но неживое. Только за несколько секунд до смерти можно вытащить человека из запретного мира, тогда, когда программа уже списала душу, но еще не отправила на перерождение. Не веришь, вспомни, сколько у вас ежегодно пропадают без вести".
   "Из запретного? Почему ты так его назвал? И как тогда объяснить хождение между мирами драконов и эльфов?" - я все равно ему не верила, слишком много было нестыковок.
   "Драконы и эльфы ходят по новым мирам, а запретный, как бы объяснить... Вот ты ужасалась острову, что в таком живописном месте устроили тюрьму. Так вот твой мир - это и есть тюрьма, когда-то давно туда заточили целую расу, чтобы они никогда не могли его покинуть, ни с помощью магии, ни с помощью технологии. Им искусственно снизили продолжительность жизни, чтобы даже гениям не хватило времени найти выход. Ты не человек, как и многие из населения вашего мира".
   "А кто?"
   Меня несильно интересовал этот вопрос, ну не человек, какая разница, но все равно спросила, чтобы отвлечься от подступающей истерики.
   "В ваших религиях об этом упоминается. Вы потомки богов, экспериментальная ветвь, именно оттуда и частичка души, и свобода воли. А потом они сами ужаснулись содеянному, ведь они не могли на вас влиять, не могли заставить, вот и сослали, потому что уничтожить собственных детей рука не поднялась", - ехидно смеялся светоч, потешаясь над моей растерянностью.
   "Так значит, боги есть?"
   "Конечно, куда они денутся, но тебе лучше им на глаза не попадаться. Не любят они вас, выходцев из запретного мира, ох, как не любят".
   Я влетела в святилище, обнаружив свое тело там же, где его оставила, еще живое, но, кажется, не зря светоч отвлекал меня разговорами и обещаниями, еще немного и я бы осталась с ним навсегда.
   "А может, все-таки останешься? Ты мне понравилась, с тобой нескучно, еще что-нибудь с землей сравняем, или потоп всемирный устроим, весело будет, вот увидишь".
   "Нет", - был мой ответ, прежде чем я устремилось в свое тело.
   Кошмар! На мгновение я пожалела, что вернулась. Болело все. От долго лежания без движения на холодном камне тело затекло. Я свернулась калачиком, не в силах подняться, слезы текли по щекам, не от боли, а от рухнувшей надежды.
   - Ты опять слезы льешь? - прозвучал рядом знакомый скрипучий голос. - Хотя, что с вас, баб, взять. Давай помогу встать. Хо-хо, да тебя теперь лечить надо, воспаление легких - это не шутка.
   Я проморгалась, смахивая слезы с глаз, с недоверием смотря на протянутую руку. Подняла взгляд выше и наткнулась на теплые глаза Мага, того самого, который должен сидеть в башне.
   - Прости, девочка, обманул я тебя, - он ласково улыбался. - Вставай, нечего на камне лежать, здоровье беречь надо.
   - Кто ты на самом деле? К чему все это было? - спросила я, с трудом поднимаясь. - Светоч сказал правду? Я не смогу вернуться домой?
   - Давай по порядку, пойдем, присядем, - он взмахнул рукой и в пещере появился диванчик. - Сначала я тебя подлечу, это быстро, - меня тут же окутало золотистое сияние, до боли знакомое. - Да, это оно самое. Начну издалека. Еще до Последней битвы главным способом давления драконов оставался их возможный уход из мира. Я тогда был молод, полон иллюзий, надежд, идей, а еще я, как и ты, из запретного мира. А многие из нас потенциально сильные маги, я бы даже сказал, универсальные, что редко встречается в природе, даже драконы, помимо своей потомственной стихии, могут владеть чем-то еще одним. А они считались самыми сильными магами, что уж говорить о людях. Я бился над решением проблемы около двух столетий, хотел доказать всем, что люди лучше, хотел восстановить справедливость. Как я это сделал, рассказывать не буду, не хочу, чтобы эти знания стали доступны, но из моих опытов получился светоч. Разум, заключенный в кристалл, стабильная магия для всего мира, только он поддерживает остальные источники. Ты же, наверное, уже знаешь, что без драконов источники пересыхают, а мир умирает, медленно, но все же. Это оттого, что драконы сами по себе источники магии. Они подпитывают природные, обмениваются, не могу подобрать точного слова. Когда же я создал светоч, драконы предъявили ультиматум, чтобы мы уничтожили его. Желающих было много, но...
   - А можно быстрее к сути, - прервала я воспоминания деда. - Если я правильно поняла, вы тот самый Маоран?
   - Тот самый, - усмехнулся дед. - Быстрее, говоришь, что ж, светоч сказал правду, если ты вернешься в свой мир, то долго не проживешь. Тебя ведь это интересовало?
   - Но вернуть ты точно можешь? Ненадолго, я бы забрала детей сюда, - я с надеждой посмотрела на Мага.
   - Вернуть могу, но вот со временем я неуверен, тем более я не смогу тебя и детей оттуда забрать. Ведь их жизненный путь еще незакончен. Это запретный мир, даже души уходят на перерождение обратно. Смешно, но нас во многих мирах считают демонами.
   - Значит, ничего не получится, - глаза опять наполнились слезами, захотелось все бросить, и хоть на месяц, но вернуться домой, к детям, а потом и умереть можно. - Тогда возвращай так.
   - Нет, сейчас я этого делать не буду, над тобой довлеют эмоции, ты не отдаешь отчета своим действиям. Подумай сама, для всех там ты умерла. Неужели ты хочешь, чтобы твои дети по второму разу прошли через этот ужас? А о мужьях своих ты подумала, тебя не будет мучить совесть, что ты облекла их на смерть? Привязка душ - это серьезно, если умирает один, второй недолго после этого живет. Еще есть целый мир, этот, который зависит от тебя. До тех пор, пока ты живешь, светоч вырабатывает магию. Все эти столетия с ним связан был я, теперь твоя очередь.
   - Подожди, какая связь, я же отказалась. Он богами стать предлагал, но мне такого счастья не надо, - заволновалась я, разом забыв про слезы.
   - Правильно сделала, что отказалась, он быстро бы поглотил твою душу.
   - Значит, в боги меня записывать не будут?
   - Нет. Ты душа мира, его свет, его магия, - он улыбнулся. - А мне пора на покой, устал я за эти тысячелетия. Кстати, тебе надо найти себе наставников в магии, на первое время хватит и твоих мужей, но потом надо будет искать других. Целительству лучше учиться у светлых эльфов. Вы же вроде как раз к ним собираетесь?
   - Откуда ты все это знаешь?
   - Следил, присматривал, отводил беду и опасность. Ты не представляешь, как я ругался, когда вы угнали машину у местного криминального воротилы. Каких трудов стоило сбить его людей со следа! А выбор мужей я одобряю, эльфы живут долго.
   - В том-то и дело, а я через десять лет буду старой, ну, может, не старой, но менее привлекательной. А через тридцать? Кошмар! - депрессия начала опять подступать.
   - Ты маг, а они выглядят так, как себя чувствуют, - он махнул рукой, и прямо из воздуха соткалось зеркало. - Подойди. Что ты видишь?
   Я видела зареванную, уставшую, с потухшим взором девушку. Именно девушку, такой я была в восемнадцать. Но меня это не убедило, я сильно похудела, наверно от этого такой эффект.
   - Это от магии, - "он, что мысли читает", я подозрительно оглянулась на Маорана. - Мысли не читаю, хотя умею.
   - Почему же вы такой старый? - задала я логичный вопрос.
   - Только для того, чтобы ты прислушалась к моим словам, - улыбнулся он, окутываясь золотистой дымкой. И вот передо мной не старец, а молодой мужчина среднего роста, русый, очень похож на наших соотечественников. - Мы, истинные потомки богов, все светловолосые и светлоглазые. Пойду я, давно хотел пробежаться по мирам. Тебе сувениров привезти?
   - Подожди! Какие сувениры? Мне-то что делать? - опешила я от такой наглости. - А напутствия? Инструкции?
   - Живи, будь счастлива, рожай детей, таких инструкций хватит? А решишь умереть, позови меня, я отправлю тебя в твой мир, - заметив мой недоуменный взгляд, он пояснил: - Прикоснешься к светочу и позови, я сам тебя найду.
   - А светоч, он меня опять не того?
   - Нет, для тебя он уже не опасен.
   - Подожди! Почему ты сам меня не можешь всему научить? Ты же сильнее и умнее всех ныне живущих.
   - Не хочу, чтобы ты повторила мои ошибки. До сих пор не могу себе простить той битвы, ведь ее можно было избежать. Тогда бы тысячи людей и нелюдей остались бы живы. Мне пора, барьер тебя пропустит, выйдешь прямо в объятия супругов. А еще я приготовил для тебя приятный сюрприз, надеюсь, ты оценишь.
   - Постой! - но он уже растворился в золотистой дымке. - А как же дракон? Что с ним-то делать?
   Ответа не было, можно было начать рыдать, убиваться, но истерика закончилась, а я не привыкла унывать. "Запретный мир значит, ничего и не такие баррикады брали!" Я встряхнула головой и решительно направилась к выходу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - 5 -
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Женский роман) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Б.Олег "Булыга: Заключенный Љ12 " (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"