Бродских Татьяна: другие произведения.

Нерида. Учебные будни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга про Нериду.


Нерида-2 (Учебные будни)

  
   Глава 1
  
   Вот и наступил первый день обучения в Военном Кадетском Корпусе. С раннего утра на плацу собрались все первокурсники и мы с Дином в том числе. Я с любопытством осматривалась и успела сделать несколько выводов. Некоторые меня порадовали, например, что я была не единственной девушкой. Хотя нас насчитывалось примерно одна треть в соотношении с парнями, если не меньше. А еще девчонки все одевались и красились очень ярко, у некоторых был такой странный цвет волос, что я со своими красными кончиками смотрелась скромно и незаметно. Меня это радовало, не придется мучиться с покраской. Но были и минусы, парни, а то и взрослые мужики, решившие податься в космический десант, отличались внушительной мускулатурой и наглостью. За десять минут ожидания ко мне уже подходили несколько индивидуумов без признаков интеллектуальности на лице с предложением стать их "телкой".
   - И чем тебе последний не понравился? - ехидно спросил Ильдин, со скучающим лицом поглядывая в сторону девчонок. - По-моему, он очень эффектно осел к твоим ногам, да и неконфликтный, другой бы друзей на подмогу привел.
   - Да-да, а еще он туп, лыс и нос у него сломан, - скривилась я. Честно признаться за последние две недели, что прошли после памятного прощания с учителем, я пребывала в отвратительном настроении.
   Во-первых, Аруку-сан сниться реже мне не стал. Только теперь во сне я уже никуда не убегала, а учитель перестал задавать глупые вопросы. Я понимала, что это сумасшествие с каким-то извращенным удовольствием ожидать ночи, надеяться и в то же время бояться, что опять приснится учитель. Его неистовые поцелуи, гибкое и сильное тело, страсть и сводящая с ума нежность, манили, а воспоминания о прошлом и понимание, что это все не по-настоящему, нагоняли апатию и депрессию. Я старательно доводила себя днями до изнеможения, чтобы не видеть снов и не думать о том, что все могло быть иначе. Помогало не всегда. Меня бесила собственная слабость и привязанность. Как можно думать о мужчине, который тебя сначала ни во что не ставил, а потом и вовсе ушел? Винила ли я учителя? И да, и нет. С одной стороны он приехал за мной, уговаривал, наступил на свою гордость и просил вернуться к нему. С другой он так ничего не понял и я для него всего лишь... Кто? Не знаю. И похоже, он сам не смог бы ответить на этот вопрос.
   Во-вторых, мой понурый и заморенный вид вызывал раздражение у Ильдина. Он за эти дни не раз порывался прочесть лекцию на тему "глупых баб, которые влюбляются во всяких придурков". Я его слушать не хотела и повторяла, что о любви в наших отношениях с учителем не было и речи. Кое-что пришлось рассказать, чтобы друг отстал. Не помогло. Ильдин все равно пытался донести до меня простую истину, что в моей ситуации лучшее лекарство это не время, а другой мужчина. Я категорически отказывалась говорить и думать на эту тему, решив полностью посвятить себя учебе и поиску своего дома. Но Дина не так легко было сбить с толку, он все равно продолжал подбивать меня на всякие глупости и доводить меня до бешенства, своими попытками подобрать мне парня.
   - Детка, нос и ум это не самое важное в мужчине, - хмыкнул Дин. - Ты глянь направо, какой образчик тестостерона...
   - Если тебе он так нравится, забирай себе, - фыркнула я, демонстративно смотря налево, где толпились немногочисленные девчонки.
   - Подруга, если ты решила сменить ориентацию, то выбери вон ту рыженькую. Поверь, очень страстная малышка, - не успокаивался блондин.
   - То есть ты уже и по этим пробежался? - сердце кольнула игла ревности, но я ее подавила. Я не имею права ревновать Ильдина, он свободный молодой парень и ему решать, с кем проводить ночи. Жалею ли я, что не дала нам шанса быть вместе? Нет. Пока в моих снах властвует Аруку-сан, заводить интрижку с другим мужчиной - это начинать отношения с обмана. Пусть я не стремлюсь обзаводиться семьей, но и мимолетные связи мне не нужны.
   - Нет, только собираюсь, у меня просто большой жизненный опыт, - лучезарно улыбнулся мне Дин. - Но одно твое слово, детка, и я буду весь твой!
   - Да-да, долгих восемь часов, пока не взойдет солнце, - рассмеялась я. - Марина мне в красках поведала о твоих предпочтениях и о том, что моя неопытность и наивность тебе скоро наскучит.
   - Наскучит ли нет, этого не знаю даже я, не то что какая-то престарелая проститутка, - вспылил Ильдин и отвернулся от меня.
   Я поняла, что перегнула палку, одно дело пошутить, другое намекнуть на беспорядочные связи. Наверняка, думает, что я из-за его прошлого ему отказываю. Кстати, Ильдин многое о себе рассказал, я до сих пор еще не разобралась, верю ему или нет. Вроде как доказательства налицо, а история настолько похожа на сказку, что поневоле засомневаешься. И все равно в его истории чувствовалась недосказанность, в моей ее тоже было немало. Поэтому я не обижалась, понимала, что есть вещи, которые неловко или неприятно вспоминать самому, не то что рассказывать кому-то.
   Народ прибывал, постепенно образовывались кучки. То там, то тут слышался смех, среди парней возникали шуточные потасовки, девчонки хихикали и стреляли глазками. Но, конечно, такая радужная атмосфера не могла долго оставаться. Я росла среди мальчишек и знала, если сейчас к нам не выйдут преподаватели, найдется парочка желающих утвердится за счет остальных. Компанию из нескольких крепких парней, двинувшихся к девчонкам сложно было не заметить. Они смеялись, заигрывали, откровенно лапали девушек. Те вели себя по-разному, кто-то смеялся, кто-то пищал, кто-то не особо активно отбивался. Но вот один парень с модной прической, его виски были выбриты, а остальные волосы завязаны в высокий хвост, спадающий черными прядями на спину. Красивый молодой человек и я не удивилась, когда он подошел к самой примечательной девушке. Тоненькая, большеглазая и синеволосая, она смотрела куда-то в сторону брезгливо кривя пухлые губки. Парень нагло обхватил ее за талию и зашептал что-то на ухо, за что заработал презрительный взгляд и матерный посыл куда подальше. Спутники красавчика загоготали, а он разозлился, отпустил девчонку и ударил ее по лицу. И это была непросто пощечина, а такая, что разбила губу и оставила красный отпечаток на нежной щеке девушки. Гнев охватил меня, но я пока не вмешивалась, думая, что синеволосая сама даст отпор. Но нет, для нее это стало таким шок, что и без объяснения было понятно, девушку никогда раньше не били. Она схватилась за щеку, ее глаза наполнились слезами, а рот кривился от ярости. Окружающие зароптали.
   - Кодекс кадета гласит, за свои слова или дела каждый несет ответственность сам, - нагло встряхнув волосами известил красавчик. - Так что не можешь защититься, следи за словами, малышка. Здесь тебе не детский сад, каждый сам за себя. Но если извинишься, я подумаю и, возможно, уделю тебе немного моего внимания и обеспечу защиту. Но тебе придется сильно постараться, девочка...
   - Ты куда? - дернул меня за руку Ильдин.
   - Решила последовать твоему совету и познакомиться с парнем, - выскользнула из его захвата и продолжила путь.
   - Нерида, не вмешивайся. Он, конечно, тварь, но малышке такая встреча только на пользу. Поверь мне, пощечина это наименьшее, что с ней могло случиться. Глядишь, она заставит ее задуматься, - пытался воззвать к моему разуму друг, но у меня уже упало забрало. Меня всегда бесили те, кто обижал заведомо более слабых.
   - Привет, ты мне не нравишься, - обратилась я к красавчику. Одновременно перехватывая синеволосую девицу, которая кинулась в самоубийственной попытке защититься, и плавно передала ее в руки Дина.
   - А ты ничего так, с пивом потянешь, - заржал наглец и протянул ко мне руку. Не знаю, что он собирался сделать, оттолкнуть меня или, наоборот, пощупать, выяснять я не стала. Несколько молниеносных ударов и красавчик корчится от боли у моих ног.
   - А знаешь, - обернулась я к Дину, краем глаза следя за дружками парня, стоящими вокруг с шокированными физиономиями. - В таком ракурсе он даже ничего, как думаешь, разрешить ему облобызать мои ботинки?
   - Ах ты, сука! - бросился на меня ближайший подпевала поверженного негодяя, но был остановлен ударом моей ноги. Люблю свои утяжеленные ботиночки, раз уж Аруку-сан сказал не экономить, то одежду и обувь я шила на заказ.
   - Ну что, есть еще желающие выразить мне свое почтение? - холодно спросила я, становясь в стойку. Я понимала, что уложить всех у меня не получится, но многие наверняка останутся в стороне и не будут вмешиваться, а Ильдин вряд ли будет смотреть, как меня избивают. Да и Дон не пройдет мимо, хотя что-то его не видно.
   - Стоять! - скомандовал подошедший качок, останавливая дернувшихся парней, желающих показать обнаглевшей девчонки, ее место. Его послушались беспрекословно, я поначалу даже подумала, что это наконец-то кто-то из преподавателей. Но кадетский браслет явно дал понять, что он такой же как и все мы. - Как тебя звать, малышка?
   - Нерида, - подумав ответила я, решив, что можно и поговорить.
   - Я Ролан, ты мне подходишь, - улыбнулся бугай. - Люблю маленьких и боевых девчонок.
   - Рада за тебя, но не могу ответить взаимностью, - улыбнулась в ответ. - Не люблю больших и наглых.
   - Вызов принят, - усмехнулся Ролан и стремительно, для такого большого тела, обхватил меня за талию, поднял и посадил на свое широкое плечо. Я с трудом удержалась, чтобы не применить какой-нибудь болевой прием.
   - Поставь меня на землю, - хмуро произнесла я, все еще не решив, как поступить.
   - Эй, народ! - громко рявкнул Ролан, привлекая к нам еще больше внимания. - Если кто из вас обидит мою девушку, будет иметь дело со мной. Всем ясно?!
   - Всем, - разнеслось над полигоном, усиленный микрофоном голос. - А теперь курсант, поставьте девушку на землю и встаньте в строй. Построились!
   Ролан был парень не глупый, понял с первого раза, но как и все люди страдал любопытством. Поэтому, прежде, чем опустить меня на землю, он развернулся к трибуне, чтобы посмотреть на говорящего. Лучше бы он этого не делал. На возвышении стояли несколько мужчин и если трое из них мне были совершенно незнакомы, то узнать пылающего яростью учителя, не составило труда.
   "Что он тут делает?! Он же обещал оставить меня в покое!" - мысли заполошными птицами метались в голове, заставляя теряться в догадках. Меж тем Ролан поставил меня на ноги и, схватив за руку, увлек остальным кадетам, заканчивающим построение. Он хоть понимает, что нам нельзя стоять рядом? Или у них тут по росту строиться не надо?
   - Тридцать секунд, - скривился дядька на трибуне. - Вам потребовалось тридцать секунд, чтобы встать разношерстным стадом. Печальное зрелище. Курсанты! Отныне вы являетесь учащимися Военного Галактического Кадетского Корпуса. Еще несколько десятков лет назад мы принимали только младших сыновей аристократических родов планеты. Но с приходом демократии наши двери открылись для вас - сброда со всей Галактики. Наверное, многие из вас не согласны с моими словами, хотят поспорить, готовы сунуть мне под нос свои медали и грамоты, имея за спиной опыт боевых действий или влиятельных и богатых родителей. Не трудитесь, мое мнение о себе вы сможете изменить ровно через месяц, когда пройдут вступительные испытания. Какие? Вы же не думали, что те тесты, которым вы подверглись на момент подачи документов это все? Если среди вас есть такие идиоты, можете смело возвращаться домой, вам не пройти экзамен и не стать кадетом. Подробнее об этом расскажет ваш куратор. Я же только хочу предупредить - этот месяц вам покажется адом и не все смогут достойно пройти испытания. Поэтому насладитесь сегодняшним днем, следующий выходной у вас будет через сорок дней. Напоследок представлю ваших кураторов: Линдсней Ишико - уникум, способный заставить двигаться любой корыто, неважно как давно оно устарело и было списано; Аруку-сан - выпускник нашего Кадетского Корпуса, преподаватель боевых искусств, ветеран последней Галактической войны, награжденный Звездой Героя за взятие Одалиона. Всех его наград и званий я перечислять не буду, достаточно того, что если у этого гениального человека не получится сделать из вас достойных защитников галактики, то с этим не справится никто.
   Я практически не слушала директора ВГКК, который еще несколько минут смешивал нас с грязью и убеждал бежать под крылышко мамочек. Понятно, что он добивался обратной реакции, брал молодежь на слабо, стремился разжечь в наших сердцах злость, желание доказать, что мы способны на многое. На меня эта мотивация уже не действовала, Аруку-сан в свое время тоже ею пользовался. Так что будь у меня живы родители, я вряд ли вообще сюда пришла бы, но выбора не было. Поэтому все мои взгляды и мысли были прикованы к учителю. Что еще он скрывал? Подумать только, ветеран последней Галактической войны! О том времени до сих пор ходят противоречивые слухи, легенды, никто так и не ответил, за что мы воевали. Сколько Аруку-сан было лет в те года? Двадцать? Вряд ли больше, потому что война закончилась тридцать шесть лет назад. Неужели этому мужчине, которому не дашь больше сорока, почти шесть десятков? Теперь понятно его пренебрежительное отношение ко мне, я для него девчонка и никогда не стану равной.
   Мое внимание будто приклеилось к черным глазам Аруку-сана. Его взгляд давил, что-то требовал и в то же время обжигал всполохами страсти, заставляя сердце сбиваться с ритма. Некстати, вспомнилась наша последняя ночь, дрожь желания пробежала по телу, отзываясь гнетущим чувством неудовлетворенности. Я ощутила, что мучительно краснею и разозлилась. Какого черта! Он обещал и не сдержал слово. Он опять обманул меня, предал мое доверие. Думает, увидев его я испугаюсь и опять сбегу? Да, страха перед следующим месяцем у меня прибавилось. Я, как никто другой, хорошо знала методы преподавания учителя, поэтому верила директору, когда он говорил, что легко не будет. Но я не отступлю и плевать на планы учителя. У меня свой путь и я не собираюсь от него отказываться. Осталось это только донести до Аруку-сана.
   - Господа, - директор наконец-то закончил свою вступительную речь и обернулся к нашим кураторам: - это стадо ваше.
   Слово взял "уникум" - неопределенного возраста мужчина, спортивный, накаченный, со скучающим выражением на невыразительном лице. Он был настолько обычным, что на фоне всех разодетых и раскрашенных курсантов выделялся эдаким серым бельмом. Мужчина коротко рассказал о нашем сегодняшнем распорядке дня, начиная от заселение в общежитие, заканчивая такими вопросами как: обмундирование, питание, медицинское обслуживание. Так же поведал, что в течении месяца у нас будут всего два предмета - это физподготовка и собственно его уроки, где нас будут учить ездить и летать на разного вида транспорте. Понятно, что никто управление звездолетом нам не доверит в первый месяц, но на симуляторе каждому придется сдавать тесты.
   Слова куратора Ишико были простыми и понятными, он не унижал нас, но и не старался пробудить веру в собственные силы. Казалось, он действительно не верил, что из нас выйдет толк.
   - Слышь, Ролан, я не понял, - зашептал рядом какой-то бугай, обращаясь к моему самозваному парню. - Тот хрен сказал месяц, а этот опять про сорок дней талдычит...
   Я посмеялась в душе над недалекостью качка, вот где это видано прилететь на планету и не поинтересоваться календарем? Кстати, на Аристе с этим было все просто, существовали всего три сезона: сезон дождей, сезон ветров и межсезонье. Год равнялся четыремстам семи дням, месяц четырем декадам, а семь дней остатка приходились на Новогодние праздники. Они начинались с окончанием сезона дождей, который здесь длился от двух с половиной до трех месяцев. Причем, все это время дождь лил постоянно, не прерываясь даже на несколько часов, менялась только интенсивность: от ливня до мелкой мороси. А потом в один из дней, которые местные жители ждали с нетерпением каждый год, он прекращался, тучки рассеивались и наступало самое благодатное время - межсезонье. Оно длилось около пяти месяцев. Под постоянно палящим солнцем и без осадков, земля постепенно высыхала и начинались пылевые бури. Но в целом температура на планете была комфортной целый год, без больших перепадов. Хотя ночами в сезон ветров могла падать и до ноля.
   Мы попали на Аристу к концу межсезонья, еще две-три декады и задуют ветра, поднимая тучи пыли и песка в воздух. По данным галасети, в такое время на улицу не выйти без специальных защитных масок, больше похожих на шлемы. А еще из-за ветров приостанавливается воздушное сообщение и можно будет пользоваться только наземным транспортом. Хотя нас вряд ли куда-то выпустят с территории Кадетского Корпуса.
   "Уникум" дав последние наставления, отпустил нас. Аруку-сан за все это время не произнес ни слова, но я не удивилась, он всегда был молчалив. Я наблюдала, как он сходит с трибуны и направляется к учебным корпусам. Не поняла, он что даже не подойдет ко мне?! Тогда зачем он здесь, если не из-за меня? А может, для него мое присутствие тоже было откровением? Вдруг он не думал, что я действительно решусь учиться здесь, не смотря на то, что мне удалось поступить? Да нет, этого просто глупость! Аруку-сан никогда ничего не упускает, тут явно какой-то замысел с его стороны. Но что мне делать? Притвориться, что я не знаю этого человека, как сделал сам Аруку-сан? Или пойти потребовать объяснений? Я провожала взглядом медленно уходящего учителя, мучительно раздумывая, как поступить, все больше склоняясь к первому варианту. Но тут две раскрашенные "курицы" догнали мужчину и защебетали, улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба на каждую. Аруку-сан остановился и что-то мягко им ответил, вернув улыбку. Злость всколыхнулась черной волной. Не поняла, а с каких пор учитель стал улыбаться всяким плейбейка? И не многовато ли у них зубов?
  
   Глава 2
  
  
   - И куда ты собралась? - перехватил меня Ильдин. От Ролана я быстро сбежала, он как раз обсуждал с друзьями, куда сходить и отметить последний день свободы. Судя по его настрою и по тому, что он всячески подчеркивал мое участие в своих планах, в собственной харизме он не сомневался. Поэтому даже не сразу заметил, что я ушла. А вот с другом такой номер не прошел, он почему-то не торопился знакомиться с местными красавицами и увязался за мной. - И что он здесь делает? Ты же говорила, что у него собственная школа?
   - Я сама задаюсь теми же вопросами, - раздраженно бросила я.
   - Не вздумай за ним ходить, - хмуро произнес блондин, вызывая у меня недоумение своими словами.
   - С чего бы это? - спросила, неосознанно прибегая к дару. Хотелось понять, что движет другом и действительно ли я уловила отголоски ревности.
   - Ты же сама собиралась забыть о нем? Или уже нет?
   - Я только хочу поговорить и ничего более, - как можно честнее заявила я, стараясь поверить самой себе. - Не могу же я его игнорировать все обучение? Это просто невозможно.
   - Если ты сейчас пойдешь за ним, он поймет, что тебя еще тянет к нему. И тогда он не отступит, - взгляд Ильдина давил, повергая сомнению все то мнение, что успела сложить о друге за недолгое знакомство. Сейчас бы его никто не назвал легкомысленным и циничным. - Мой тебе совет, пойди с этим Роланом в бар, напейся и переспи с ним.
   - Мне он не нравится, - скривилась я.
   - Переспи с тем, кто нравится. Пусть это будет первый встречный, о котором ты на следующий день и не вспомнишь, - с жаром убеждал меня Ильдин.
   - Странно, что ты не предлагаешь свои услуги, как обычно, - криво улыбнулась, стараясь свести все к шутке. Вот только взгляд постоянно цеплялся за уходящего учителя. Курсантки от него отстали и мужчина все так же медленно шел к корпусам. Скупые и текучие движения его тела завораживали и злили, сердце забилось чаще.
   - Мне одного раза будет мало, а ты сейчас зациклена на другом мужчине, чтобы у меня был второй шанс, - тихо проговорил Ильдин.
   - Что? - перевела взгляд на него, понимая, что пропустила его ответ.
   - Ничего, пошли заселяться, - поджав губы, потянул меня в сторону общежитий друг. Может, он прав? Я ведь могу наделать глупостей, высказать учителю все, что о нем думаю, а он мне это припомнит потом и прощай планы.
   - Пошли, только пообещай, что не будешь предлагать мне переспать с первым встречным, эта шутка уже не смешная.
   - Я не шутил. Ты слишком идеализируешь своего первого мужчину, такими темпами скоро ты его простишь и будешь во всем обвинять себя. А в вашем случае это только его вина, - тоном старшего родственника вещал Ильдин. Я даже на время пожалела, что была с ним откровенна и многое рассказала о себе. - Он старше, опытнее, он должен был понимать, что несет ответственность, но поддался своим желаниям. А тебе нужен свой опыт, пусть он будет неудачным, но в этом будет некого винить...
   - Конечно, некого. Аруку-сан пообещал убить каждого, кому не посчастливиться стать моим любовником, - раздражено заметила я. Вот не знаю, что хуже занудность Дина или его самолюбование.
   - И что? Тебе стало жалко этого неудачника Ролана? Тем более, здесь он его убивать не станет. И вообще, он мог это сказать в сердцах. Или у тебя есть причины подозревать, что он кого-то убил? Думаешь, это он сбил корабль твоего мужа? - приостановился парень и посмотрел мне в глаза.
   - Нет, вряд ли, - с сомнение произнесла я. - Он не стал бы сбивать корабль со мной на борту. Ну, я надеюсь...
   - А без тебя? Что если этот Рив должен был продать тебя не работорговцам, а твоему учителю? А потом его обманул. В такое ситуации Аруку-сан мог отдать команду сбить корабль?
   Я представила себе покойного Рива, как он с присущей ему наглостью говорит, что отправил меня туда, где мне самое место - в бордель. Как нагло смеется, расписывая мои прелести, которыми он якобы успел воспользоваться. Смог бы Аруку-сан сбить корабль? Я думаю, он даже приказа отдавать не стал бы, сам направил бы орудия и злился бы, что враг так легко отделался.
   - Тогда почему он не нашел меня на планете? - все еще сомневалась в виновности учителя.
   - Банально не успел, мы довольно быстро сбежали от работорговцев, а потом и с планеты, - пожал плечами блондин, успокаиваясь и превращаясь в себя обычного.
   Дальше мы шли молча, каждый думал о чем-то своем. О чем размышлял Дин, я не знаю, а мои мысли крутились вокруг учителя. Что он задумал? Надеется, что я не справлюсь и тогда он опять предложит вернуться домой? Домой? А где мой дом? Считала ли я школу домом? Нет, я всегда знала, что это такое же временное пристанище, как и приют. Все дети нуждаются в любви, они ищут ее даже там, где нет. В приют нам постоянно и доходчиво объясняли, что богиня отвернулась от нас при рождении. Именно поэтому нас бросили родители. И нам не пристало искать нежности и сочувствия, ведь наша судьба всю жизнь страдать. Только так мы сможем искупить свою вину перед богиней и отблагодарить ее. Глупость несусветная. Я даже в детстве не верила в это, ведь не секрет, что дар богиня дает только избранным.
   В общежитии нам отсканировали ладонь и назвали номера комнат, я была рада, что не придется ни с кем ее делить. Потому что жить с Дином мне вряд ли позволили бы, а с чужим человеком, пусть и девушкой, не хотелось. Комнаты были маленькими, напоминая каюты на корабле Грэга и даже недостатки у них были одинаковые - туалет и душевые находились в конце коридора. Я зашла в комнату, покрутилась, понимая, что делать мне пока тут нечего, бросила рюкзачок с личными вещими и вышла.
   - Привет, я тебе так и не сказала спасибо, - отвлекла меня от раздумий синеволосая девица, оказавшаяся моей соседкой. Она застала меня за размышлением, стоит ли пойти к Дину или подождать его у своей двери. - Меня зовут, Сандра.
   - Нерида. Да не за что, не люблю таких козлов. Но в одном он прав, надо уметь драться, - чуть улыбнулась девушке. У меня никогда не было подруг, в приюте я больше времени проводила с мальчишками на улице, в школе других женщин, кроме меня вообще не было. Не считать же подругами девчонок из борделя Аниоко-таю? Они, конечно, неплохие были, но я их не понимала. Их мечты сводились к одному - найти богатого и доброго покровителя.
   - Я умею драться, - с вызовом произнесла синеглазка, а они у девушки по яркости цвета не отличались от волос. - Просто растерялась. Во время поединков все не так...
   - Понятно, - хмыкнула я, видимо, моя соседка привыкла к поединкам в учебном классе и специальной одежде. Таким людям тяжело перестроиться и осознать, что враги или преступники не будут вызывать тебя на поединок и, конечно же, не подождут, пока ты переодеваешься. Учитель частенько это повторял, используя более емкие выражения. Я хотела попрощаться, но увидела Ильдина, идущего к нам. Хм, а почему бы не последовать его же совету? Нет, налаживать свою личную жизнь я не надумала, а вот найти другу занятие, чтобы он прекратил мучить меня советами, можно. - Мы с другом собираемся сходить за обмундированием, пойдешь с нами?
   - Твой друг вон тот красавчик-блондин? - стараясь не сильно улыбаться, чтобы не травмировать сильнее разбитую губу, спросила Сандра.
   - Он самый, и мы только друзья. Так что если он тебе понравился, можешь смело строить ему глазки, я не обижусь, - пошутила я.
   - Не думаю, что для этого будет время, - вздохнула соседка, но быстро справилась с плохим настроением. - Но все равно спасибо. Я с радостью составлю вам компанию.
   Присутствие Сандры друг воспринял положительно, я бы даже сказала слишком. Он был просто кладезем остроумия и обаяния. В сердце шевельнулась обида, со мной он никогда себя так не вел. Но разум быстро остудил эмоции, напомнив, что я для него просто друг. Странно, но на Сандру я не злилась, да и глупо, сама же предложила ей обратить внимание на Дина. А этот гад белобрысый и рад.
   До учебных корпусов мы добрались быстро. Всю дорогу я молчала, предаваясь размышлениям и самобичеванию. Но, похоже, никто этого не замечал. Ильдин весело рассказывал какую-то глупую историю Сандре, так хихикала и бросала на блондина заинтересованные взгляды. Я ее понимала, парень обладал природной красотой и обаянием, а еще выгодно отличался от недалеких качков.
   В главном здании я немного отстала, предпочитая идти за новоиспеченной парочкой, чем нарушать их тет-а-тет. С каждой минутой мне хотелось свернуть куда-нибудь, чтобы неосторожным высказыванием или негативными эмоциями, переполняющими меня, не разрушить возможно начинающиеся отношения. Кажется, я погорячилась, сватая Ильдина малознакомой синеглазке, нечто похожее на ревность все же гложет меня. Или это обычный эгоизм человека, которому надоело одиночество? Учитель не поощрял дружбу между учениками, ни раз говорил, что нам предстоит находиться по разные стороны "баррикад" и личное отношение не должно повлиять не исполнение долга. А мне, как и любому ребенку, хотелось любви и поддержки, фантастическая роскошь, которою мне не суждено было испытать. Изуму лишь слегка сглаживал жестокую реальность, но это позволило не сойти с ума. А став постарше я нашла отдушину в младших учениках, тайно помогала им, успокаивала, хвалила, восхищалась, старалась дать им то, чего сама была лишена. Конечно, это не могла остаться безнаказанным и учитель узнал о моем самоуправстве. Он был очень зол, что я своими действиями "подкупаю" будущую верность его учеников, требовал назвать всех, с кому перепало моей заботы. Я не сказала. Впервые нарушила прямой приказ учителя, зная, что его это окончательно разозлит и наказания мне не избежать. Сначала Аруку-сан хотел выпороть меня при всех, хмурые взгляды детей убедили его в ошибочности такого поступка. Не знаю, как он почувствовал общий настрой, может, у него тоже есть похожий на мой дар, но он понял, что если ударит меня, то вся это мелюзга кинется на него. Так что мне запретили общаться с мелкими, а если и посылали присмотреть за ними во время тренировок, то это всегда было что-то тяжелое и изматывающее.
   Я не заметила, как свернула в какой-то коридор, настроение было гадкое, воспоминания всколыхнули прошлые обиды и хотелось куда-нибудь залезть, чтобы справиться со своими эмоциями. А может, тут где-нибудь посидеть? С одной стороны коридора находились двери, ведущие в аудитории, другая была полностью стеклянной, открывая вид на плац. Вдоль нее попадались лавочки и я даже примерилась к одной, но не тут-то было дверь одной из аудиторий открылась, выпуская Аруку-сана.
   "Черт! И спрятаться негде", - сердце в панике застучало сильнее, а я невольно бросила взгляд назад, раздумывая, успею сбежать или нет.
   - Здравствуй, Нами.
   - Учитель, - по привычке склонила голову я, кляня себя за глупость. Сколько раз говорила себе: "Доверяй инстинктам". Хотела же сбежать, надо было не сомневаться и не думать, что это пагубно отразится на моей дальнейшей карьере. А теперь от разговора с Аруку-саном не отвертишься.
   - Хорошо выглядишь, - меж тем не замечая моего волнения, произнес мужчина и подошел ближе.
   - Спасибо, - сквозь зубы отвечаю я, чувствуя, как в груди просыпается раздражение. "Хорошо выглядишь" - это все, что он может мне сказать после той ночи?! "А на что ты рассчитывала, дура? Что он признается тебе в любви до гроба и будет на коленях умолять вернуться к нему? Ну, тогда ты еще большая идиотка, чем тебя считают..." - самобичевание пустилось во все тяжкие и не думало останавливаться.
   - Ты куда-то шла? - спросил Аруку-сан, но так и продолжал стоять передо мной. Что это? Любопытство? Или желание поскорее избавиться от моего общества? Конечно, я же уже пройденный этап, а может, досадная помеха на пути завоевании новых дурех. Это им можно мило улыбаться, разговаривать по-человечески.
   - Да, - ответила я, сдерживая желание нахамить учителю. Спокойнее, Нерида, спокойнее. Он только этого и добивается, чтобы тебя с треском выгнать из этого заведения. - Мне нужно получить обмундирование.
   - Ты не туда свернула, пойдем я провожу тебя, - взгляд учителя полыхнул и он протянул мне руку. Я глянула на его ладонь, в памяти возникли сцены того, как пальцы этой руки ласкали меня, уверенно, неприлично, страстно, кровь прилила к щекам. Черт! Почему я не могу забыть, выкинуть из головы эти гадкие воспоминания?! Неужели потому, что они лучшие в моей жизни?
   - Спасибо, но я дойду сама, - вскинулась я и не удержалась от грубости: - считаете, меня до сих пор надо водить за ручку?
   - В прошлый раз ты не была против, - чуть улыбнулся Аруку-сан, но в его взгляде мелькнула досада. О да, осталось еще вспомнить, что я тогда не только разрешала держать себя за руку, но еще активно поощряла прочие пошлости.
   - А разве вы мне оставили выбор? - ехидно спросила я и пожалела.
   - Выбор у тебя был, - сжав мое плечо той самой рукой, которую он только что предлагал мне в качестве опоры, учитель заставляя заглянуть себе в глаза. В них метался зверь, раздраженный, беспощадный и одинокий. Сердце сжалось от собственного страха и чужой тоски.
   - И я его сделала! - стойко выдержала взгляд учителя, не поддаваясь давлению его зверя. - Но вы не сдержали своего слова!
   - И в чем же я его нарушил? - обманчиво мягко спросил меня учитель. - Я в чем-то ущемлял твою свободу в последнее время? Или навязывал свое общество? А может, препятствовал твоему общению со всякими уродами, для которых ты всего лишь очередная галочка в их "послужном списке" ?!
   - Тогда что вы здесь делаете, если не все вышеперечисленное?! - разозлилась я.
   - А вот это тебя не касается, - вскинул голову мужчина, одаривая меня холодным взглядом. - Ты же сама отказалась быть частью моей жизни.
   Мне захотелось его ударить. Даже не так, избить до полусмерти, выместить на нем все свои страхи, боль, отчаяние, обиду. Чтобы ему было так же плохо, как мне сейчас, чтобы он тоже мучился от желания прикоснуться ко мне, поцеловать, чтобы тщетно искал в моих глазах ответное чувство. Еще бы понять, какие из перечисленных выше желаний были точно моими.
   Молчаливое противостояние затягивалось, не знаю, чем бы оно закончилось: дракой или бурным сексом в какой-нибудь аудитории, но откуда-то вынырнул Ролан и завопил на весь коридор:
   - Детка, я тебя везде ищу! Куда ты пропала? Мы же хотели отметить поступление.
   Я вздрогнула и чуть ли не отпрыгнула от учителя, если судить по его взгляду, которым он наградил парня, он надеялся на второй вариант развития событий. Резко развернулась и не прощаясь пошла к парню, молясь, чтобы Аруку-сан не увидел разочарования в моих глазах. Потому что в тот момент я жаждала убить только одного человека и это был не учитель. Неужели я настолько перестала себя уважать, что была готова наброситься с поцелуями на своего врага?! Позорище!
   - Извини, Ролан, я не хочу идти в бар, - постаралась взять себя в руки. О спокойствии оставалось только мечтать, а так же о том, что сегодня я могла бы в первые за две недели нормально выспаться, не мучаясь неудовлетворенностью.
   - Значит, не пойдем, - добродушно улыбнулся парень, приобнимая меня за плечи. - Предлагаю, ограничиться узким кругом друзей или вообще провести вечер только вдвоем.
   Наглость Ролана поражала, он вел себя так, будто мы не просто знакомы, а уже давно спим вместе. В подтверждение моих мыслей спину будто обжог взгляд Аруку-сана, потом и его слова:
   - Курсанты, не в моих правилах давать советы, но вам лучше посвятить вечер и ночь сну.
   Учитель прошествовал мимо нас с бесстрастным лицом и деланным равнодушием. Но меня оно не обмануло, я просто физически ощущала его ярость и, чего греха таить, ревность. На моих губах медленно расползалась улыбка. А может, Дин прав? Закрутить с кем-нибудь роман? Вот только осталось решить для себя, что я хочу от него?
   - Неприятный тип, - буркнул Ролан, передергивая плечами, но так, что его рука с моего плеча соскользнула на талию. - Такой убьет и не поморщится. Что он от тебя хотел? Приставал?
   - Не в том смысле, в котором ты думаешь, - не стала делиться с Роланом своими проблемами, освобождаясь от его объятий. - Лучше покажи, где тут выдают обмундирование.
   - Без проблем, я даже помогу тебе его донести, - улыбнулся парень. Мне не надо было применять свой дар, чтобы понять в каком направлении свернули его мысли. Наверняка планирует остаться в моей комнате, после того, как поможет. Ну-ну, богиня ему в помощь.
  
   Глава 3
  
   Раннее утро. Настолько, что рассвет еще даже не забрезжил. Помятая и сонная толпа курсантов тихо матерится. И их можно понять, побудка оказалось оригинальной: сначала громкий резкий сигнал, от которого я взвилась с кровати, а спустя несколько минут постель просто сложилась. Останься я лежать на ней, оказалась бы на полу. Уверена, многие попались на эту уловку.
   Я оглядела соратников по несчастью, единицы из них благоухали свежестью и бодростью. Кроме нас с Ильдином это была Сандра, тот неприятный тип, который записал меня в личные враги, Ролан и парочка незнакомых молодых мужчин. Остальные имели вид плачевный. И если большинство девчонок просто не выспались и не успели привести себя в порядок, то парни точно вчера выпивали. Некоторые, похоже, до сих пор не протрезвели.
   - Ты где вчера была? - возник рядом со мной Ильдин.
   - Последовала твоему совету, - ехидно ответила я, находя взглядом Ролана.
   - Не могла предупредить? - зашипел друг, излучая обиду и разочарование.
   - И прервать твое профессиональное охмурение Сандры? Ну извини, я же не знала, что ты не будешь ее сразу тащить в постель.
   - С чего ты взяла, что между нами ничего не было? - фыркнул блондин и послал синеглазке ослепительную улыбку.
   - О, значит, ты не слишком-то старался, - смеясь произнесла я и под недоуменным взглядом друга пояснила: - Девушка выглядит слишком бодрой для той, что удостоилась ночи любви в твоем исполнении. Или это только меня ожидала бы такая честь, как восьмичасовой секс-марафон?
   - Ты тоже слишком бодрая, - хмыкнул Дин, не отвечая на мою подколку. - Стало быть Ролан с заданием не справился? Или ты все-таки пошла к своему?..
   - Я была не с ними, - хихикнула, наслаждаясь любопытством в глазах друга. Но ему придется помучиться, прежде, чем я расскажу, где и с кем была вчера.
   На самом деле никакой интриги или тайны не было. Ролан проводил меня до комнаты, хотел остаться, но я сослалась на усталость, желание привести себя в порядок, и он ушел. Почему он решил, что я хочу подготовиться к свиданию, не знаю, но разубеждать не стала. Сама же переоделась в спортивную форму и отправилась на полигон, рассчитывая хорошенько позаниматься и потом лечь спать. Но мои планы нарушили варги и Дон. Последний очень серьезно воспринял напутствие ректора и решил начать тренировку сам, ведь все его мечты были связаны с этим учебным заведением. Ну, а варги просто не привыкли отлынивать и расслабляться без приказа вышестоящего начальства. Так что мы побегали, размялись, а потом отправились играть в карты. Кстати, варгов селили в комнату по трое. Меня сначала возмутила такая дискриминация, но Дон объяснил, что это желание "мохнатых", они в одиночестве плохо себя чувствуют, нервничают и могут быть опасными для окружающих.
   В общем, вечер прошел хорошо: мы играли, болтали, смеялись. Потом Дон с одним варгом сбегали за ужином для всех, а я в это время слушала комплименты своей неотразимой персоне от оставшихся "мохнатых". Немного своеобразные, правда. Но что интересно, ни один из наших братьев по разуму ко мне не приставал с неприличными намеками. Приятно. А потом я пошла к себе. Несколько раз приходил Ролан, звал меня из-за двери, стучался Ильдин и кто-то еще, но я никому не открыла, затаившись и делая вид, что меня нет в комнате. Почему? Наверное, потому что мне хотелось побыть одной и подумать.
   На плац вышел учитель, обвел холодным взглядом курсантов, на мгновение задержав его на мне и отдал команду:
   - Вокруг плаца бегом - марш!
   - А сколько кругов бежать? - спросил какой-то самоубийца, потому что таких вопросов Аруку-сан очень не любил. В его духе было ответить: "Отсюда и до обеда", а то и что-нибудь похуже.
   - Тебе на пять кругов больше, чем остальным, - равнодушно ответил учитель, оправдывая мои ожидания.
   Я не боялась бега, многолетняя практика под надзором Аруку-сана, неплохо меня закалила. Но месяц без регулярных тренировок это много, поэтому я решила с самого начала беречь дыхание, настраиваясь на длительный и изнурительный забег.
   Когда я поравнялась с учителем, он глубоко вздохнул, будто принюхиваясь. Или просто что-то хотел сказать и передумал?
   - Ты почему вчера не пришла? - пристроился рядом со мной Ролан. - Я ждал, а потом заходил к тебе. Если ты нашла себе другого парня, я ему ноги переломаю.
   Я даже отвечать не стала, ограничившись красноречивым фырканьем и насмешливой улыбкой. Честно признаться, я с удовольствием понаблюдала бы, как он пытается сломать ноги Аруку-сану или Дину. Почему именно им? Ну, никто другой на роль "моего парня" не тянул.
   - Курсант Залески плюс пять кругов за разговоры, - донесся бесстрастный голос учителя. О, это я удачно промолчала, а Ролану не повезло. Но, похоже он не сильно расстроился, подмигнул мне, жестом показывая, что мы еще поговорим на эту тему. Почему бы и нет, может, мне удастся ему объяснить, что я не настроена на отношения? Я, конечно, сомневаюсь, что такие причины как: обучение, усталость, равнодушие к его неотразимой персоне, защитят меня от домогательств Ролана, но вдруг он небезнадежен. На крайний случай сыграю роль "безутешной вдовы".
   Через два часа бега даже у меня стали подрагивать ноги, вот что вынужденное безделье с человеком делает. Но я все еще бежала и ни разу не перешла на шаг, хотя было желание упасть в пыль и чуть-чуть полежать, маскируясь под местность. Нас таких выносливых осталось немного и почти все знакомые лица: я, Дин, Ролан, варги, Дон и еще какой-то парень, очень серьезный и даже мрачный на вид. Ну а лидером нашей команды был Аруку-сан, он присоединился к нам практически сразу и сейчас просто "размазывал" нас своей невозмутимостью и легкостью бега. Он за два часа не только не вспотел, но у него даже дыхание и скорость не изменились. Робот, а не человек. Оставшаяся группа плелась по плацу, мечтая сдохнуть. А все потому, что останавливаться им запретил учитель, пообещав исключить симулянтов в первый же день занятий.
   - Заканчиваем пробежку и строимся справой стороны! - команда Аруку-сана вызвала слаженный и облегченный вздох. Наконец-то, а то солнце уже потихоньку начало припекать и бегать становилось сложнее.
   - Плохо, - коротко и емко охарактеризовал нашу пробежку учитель. - Отвратительно. И завтра, если я кого-то увижу на зарядке с распущенными волосами - лично обрею на лысо. А сейчас быстро заплели косы и приступим к разминке.
   - Разминке?! А это что было?! - возмутился все тот же тип, которому предстояло бегать на пять кругов больше. Ничему-то людей жизнь не учит.
   - Это был разогревающий бег, - позволил себе намек на улыбку Аруку-сан. - Курсант, к пяти кругам вам пятьдесят отжиманий, будете их выполнять на обеденном перерыве.
   Парень что-то пробурчал, но громко возмущаться не решился. Девчонки быстро собирали кто в хвост, кто в косу, волосы.
   - А почему не заплетаешься? - тихо спросила Дина.
   - Я не собираюсь позориться, - фыркнул друг. - Мне волосы не мешают.
   - Учитель обещаниями не бросается, если сказал "обреет на лысо", то так и сделает.
   - Пусть попробует, - взгляд Ильдина полыхнул злым упрямством.
   - Ну и что ты от этого выиграешь? Не обреет, так выгонит. Неужели образ смазливого героя-любовника стоит мечты?
   - Причем тут образ?! Я не девчонка и косы плести не умею, - раздраженно ответил блондин, отворачиваясь от меня.
   - А попросить о помощи не судьба? - в тон ему проговорила я и схватила его за волосы. Нет, я не тянула, а просто решила собрать их в хвост, благо лишняя резинка у меня была. Вот только шевелюра Ильдина решила иначе, она будто жила своей жизнью и ее пряди нагло обвились вокруг моего запястье.
   - Что ты делаешь? - воскликнул друг, дергаясь и оборачиваясь ко мне. Лицо его приобрело слегка розоватый цвет. Злится что ли? Сейчас я его не чувствовала, то ли от усталости, то ли Дин закрылся, то ли все мое внимание было поглощено блондинистым шелковистым облаком в моих руках.
   - Косу тебе заплету, - буркнула я, напуская на себя независимый вид, чтобы никто не догадался, что мне не хочется выпускать волосы Ильдина из своих рук.
   Наверное, я долго бы возилась с волосами друга, но пронзительный требовательный взгляд учителя полный ревности и ярости, заставил пошевеливаться.
   - Ой, Ильдин, ты такой милашка, - пропела ближайшая к нам незнакомая мне девчонка, одаривая друга многообещающей улыбкой. Раздражение всколыхнулось в душе, то есть этот ловелас вчера не только с Сандрой успел замутить? - Хочешь, я буду заплетать тебя каждое утро, если твоей подружки это не нравится?
   - Ну не знаю, - фыркнула я, нагло разворачивая объект обсуждения к себе лицом. - Мне кажется, "мимишность" ему не идет, надо было высокий хвост завязывать.
   - Нерида, - предупредительно нахмурился Дин, не давая мне развить мысль. И сколько всего было в его глазах, что я решила промолчать. Не дело издеваться над другом, вымещая на нем мнимые обиды. Тем более он никогда не скрывал от меня, что весьма неразборчив в связях и раньше меня это не волновало. Так почему сейчас задевает? Может, во мне говорит обида за Сандру?
   - Курсант Нео-Нель, выйти из строя! - команда Аруку-сана застала меня врасплох.
   К учителю я выходила в смятенных чувствах, старательно держа на лице маску невозмутимости. Что он задумал? Устроить показательный бой? Унизить меня перед сокурсниками? Объявить всем, что я его ученица и любовница? Аруку-сан не спешил развеять или подтвердить мои опасения, махнул рукой на место слева от себя и обратился с речью к курсантам:
   - Я пришел к неутешительным выводам - у большинства из вас отвратительная физическая подготовка. Проще было бы две трети вашей группы отчислить сразу и не мучиться, но я не ищу легких путей. Вы все пройдете этот курс. К его окончанию вы будете меня ненавидеть, потому что я не даю поблажек, и уважительной причиной не исполнять мои приказания является только смерть. Наши занятия будут построены следующим образом: ранний подъем, бег, разминка, завтрак, лекции Ишико, обеденный перерыв, практическое изучение техники два-три часа, и занятия на полигоне до заката. Настоятельно рекомендую в конце учебного дня ходить ужинать, особенно это касается девушек. Даже если вам придется ползти в столовую. А теперь обращаю ваше внимание: с этого дня курсант Нерида Нео-Нель является моей правой рукой. К концу декады я выберу из вас еще несколько человек, чтобы равномерно распределить обязанности.
   - Почему она? - озвучил мучащий всех вопрос тот самый неугомонный тип, которому не светило сегодня попасть на обед.
   - Потому что я так решил, - холодно и твердо ответил учитель. - Но если среди вас есть желающие оспорить данное решение и доказать мне, что он более достоин занимать это место, шаг вперед.
   Я думала выйдут многие, но нет всего лишь тот незнакомый мрачный тип, который осилил пробежку. Странно. А что остальные согласны, чтобы ими командовала девчонка?
   - Он твой, - хмыкнул учитель, поворачивая ко мне голову. В его глазах мелькнула и пропала веселость, раздражая меня своей неуместностью. Конечно, это же не ему драться с этим парнем. Мужчина заметил мое недовольство и тихо произнес: - Нами, только не убивай его, договорились? А то нам спешно придется покидать планету.
   "Он что так шутит или это издевательство?!" - я приподняла брови в искреннем недоумении, но похоже учитель был серьезен как никогда. Неужели он на самом деле верит в меня? В мои силы и способности? Или это очередной обман?
   Несмотря на противоречия, будоражащие душу, я сделала несколько шагов вперед и по привычке поклонилась сопернику. Взгляд парня отзеркалил мое недоумение, похоже, он думал, что ему придется драться с Аруку-саном. Я глянула на свою группу и заметила похожие выражения на их лицах. Теперь понятно, почему другие парни не вышли доказывать свою правоту, никому из них не хотелось опозориться. Надо было видеть какой досадой и злостью полыхнули глаза моего врага. Я подарила ему насмешливую самоуверенную улыбку, хотя внутри у меня все бушевало от негодования. Спрашивается, зачем учителю это? Чего он хочет добиться? Чтобы меня ненавидела вся группа? Или надеется на мой проигрыш? А может, действительно поддаться? Нет.
   Мы с моим противником не торопились сходиться в "смертельной" схватке, ограничиваясь прощупыванием обороны и ложными атаками. Техника боя у нас была разная, у парня более резкая, агрессивная, а я решила выбрать айкидо, тактику ускользания и перенаправления силы противника на него самого. Учитель говорил, что это искусство боя насчитывает несколько десятков столетий, но до сих пор совершенствуется, потому что нет пределов гармонии. Наверное, он прав, но она никогда мне не давалась. Гармония и я, вещи совершенно несовместимые. Я вспыльчивая, легко поддаюсь эмоциям, да и желание победить, что-то доказать учителю, всегда довлело надо мной. Осталось уповать на то, что соперник сдастся раньше, чем мое терпение.
   Стремительная атака парня, но я ускользаю в сторону и толчком в спину отправляю его в пыль. Он вскакивает быстрее, чем я рассчитывала, буквально секунда и он уже стоит в боевой стойке, прожигая меня заинтересованным взглядом. И опять мы кружим, обмениваясь незначительными ударами, выжидаем, ждем, когда кто-нибудь из нас сделает ошибку. С каждой минутой мое терпение и самообладание тают, азарт бередит душу, хочет драйва, схватки на грани. Нельзя, учитель будет недоволен...
   Какого черта! Плевать на учителя, это всего лишь тренировочный бой, от него не зависит моя жизнь, так почему я должна лишать себя удовольствия?! Разве все эти недели я не мечтала выместить свое раздражение? Так вот он шанс. Ну одержит незнакомец победу и что? Аруку-сан во мне разочаруется? И слава богине, глядишь оставит меня в покое. А если я еще перестану быть его помощницей, вообще идеально. Да, проще поддаться, но это не для меня. А вот скорость, драйв, это то, что надо. Улыбнулась, совершено не задумываясь и не замечая, какое впечатление производит мой оскал на окружающих. Плевать на всех. Сейчас есть только я и мой противник. Отпустила дар, заставляя его развернуться паутиной. Нет, внушать парню я ничего не собиралась, а вот считывать его реакции чуть раньше, чем сам он начнет действовать, почему бы и нет. Кстати, раньше мне это очень помогало при спаррингах в школе Аруку-сана. Жаль, только с ним самим такой номер не проходил.
   Парень вскинул бровь, на его губах блуждала полуулыбка, похоже, не одна я собралась наслаждаться поединком. Ну да пусть победит сильнейший.
   - Потанцуем? - понял меня сокурсник.
   О, да... Дальнейшие действия смазались: удары, захваты, уклонения, подсечки. Я летала! И неважно, что это был полет души, а тело двигалось в стремительном и изнурительном танце. Я впервые получала удовольствие от поединка, не надо было думать, планировать, разрабатывать многоходовую комбинацию. Меня не волновала победа, я не боялась недовольства учителя, мне нравилась ощущение силы и ловкости моего тела.
   - Хватит! - резкий окрик заставил нас застыть.
   Я как раз провела прием, который должен был закончиться болевым захватом и капитуляцией парня, но буквально за секунду до приказа Аруку-сана стало понятно, что мой противник вывернется. Может, учитель тоже это понял и остановил поединок оставляя за мной видимость победы? Нет, он не мог этого сделать. Все что угодно, но победу он никогда бы мне не подарил, не унизил бы так. Я вскинула взгляд на Аруку-сана, так и не отпустив руку парня. Ну же, пусть это будет месть, ненависть, что угодно, но только не уничижительная жалость! Ошиблась, ничем вышеперечисленным и не пахло, а вот дикая ревность, ударившая меня словно дубиной по голове, заставила закашляться и поспешно отвести взгляд. Да он больной! Нашел к кому ревновать. И вообще почему? Я посмотрела на парня, руку которого до сих пор выкручивала и обратила внимание, что он тоже не сводит с меня глаз. Его лицо раскраснелось, дыхание было таким же прерывистым как и у меня, а губы маняще приоткрыты. Маняще? Я хочу поцеловать незнакомого парня? Встряхнула головой, отгоняя чужие желания. Нет, не хочу, а вот он меня да. Отпустила соперника, медленно отошла, склоняя голову в знак уважения, ну и чтобы никто не мог увидеть моего замешательства.
   - Спасибо, не ожидал, - улыбнулся парень. - Я Райвен. Может, как-нибудь повторим?
   - Нерида, - тоже улыбнулась, заправляя выбившиеся пряди за ухо. - Время покажет.
   - Вот именно, - раздался рядом холодный голос учителя, будто это и не его зверь готов был броситься на соперника. - Курсанты встать в строй, хоть вы и размялись, остальным тоже не мешает это сделать.
   Я скривилась, но прекрасно понимала, что спорить с Аруку-саном бесполезно. Райвен подмигнул мне, занимая свое место, а я пошла к Дину, очень уж он красноречиво на меня поглядывал.
   - Это что за охмурение очередного самца было? Тебе имеющихся кавалеров мало? - прошипел блондин, повергая меня своими словами в прострацию. Уточнить, что именно имел в виду Дин, я не успела, учитель отдал первую команду. А злить его еще больше, мне совершенно не хотелось. Но ничего скоро завтрак и тогда уж друг не отвертится.
  
   Глава 4
  
  
   Поговорить с другом сразу не получилось. После тренировки, когда мы шли в общежитие вокруг меня крутился Ролан, а на Дине висела та девица, имя которой я не знала. Причем висела она в самом прямом смысле, и я ее за это не осуждала, потому что многие еле волочили ноги после измывательств Аруку-сана. Больше всего мне было жаль Сандру, на соседке не было лица, мне казалось она держится на ногах на одном упрямстве. Другие девчонки нашли себе "транспорт" в лице наших сокурсников, взяв за пример поведение блондиночки, жмущейся к Дину. Стоило признать, они мило смотрелись бы вместе, если бы не гримаса недовольства на лице друга.
   - Малышка, ты что-то нереальное! - Ролан был на удивление бодрым, если сравнивать с остальными. Потому что вся наша группа, не исключая варгов, представляла собой стадо измученных, грязных, хромающих существ, которых сложно было назвать курсантами.
   - Ролан, убери руку, - устало произнесла я. Скидывать конечность парня, которую он под шумок расположил на моей талии, было лень. - Меня не надо держать, я сама в состоянии дойти до комнаты.
   - Вот еще. Моя девушка всех победила, а мне ее и обнять нельзя? - хмыкнул парень. - Да я вообще теперь должен всем доказать, что сильнее тебя. О, а давай я тебя на руках понесу?
   - А давай, я просто не буду твоей девушкой и тебе не придется никому ничего доказывать? - предложила я самый лучший, по-моему мнению, вариант.
   - Нет, мужчины в нашей семье не пасуют перед трудностями, - подмигнул мне Ролан и подхватил на руки. Добродушная улыбка и озорные огоньки в глазах парня не давали на него сердится всерьез. - Ну признайся, я тебе тоже нравлюсь...
   - Если увидит Аруку-сан, то тебя ждет увеличенная нагрузка, - фыркнула я, не поддаваясь на провокацию.
   Разочаровывать Ролана тем, что мне нравится другой тип мужчин, я пока не торопилась. Не то что у меня на него были какие-то планы, просто пока он рядом, вряд ли ко мне будут клеиться другие. Парень имел вполне приятную внешность: открытое широкое лицо, светло-карие глаза, короткие русые волосы, и даже крупный нос с пухлыми губами не портили общее впечатление. Все его мысли и желания были написаны на лице, никакой тебе загадки или тайны. То есть он представлял собой тот тип парней, которые мной воспринимались совершенно равнодушно. Нравилась ли я ему? Да. Но как и большинство других девчонок. Просто он решил, что раз самый сильный, то достоин лучшего. Наверное, мне должно льстить такое отношение, как же, меня оценили, заметили, превознесли. Но мне не нужен кто-то...
   На периферии зрения я уловила какое-то движение, которое выбивалось из общего. Глянула через плечо Ролана и увидела, что Сандра лежит на земле.
   - Стой! - скомандовала я. Парень от неожиданности остановился и я резво спрыгнула на землю.
   - Малышка, ты куда? - обернулся он. Но я уже подбежала к девушке и склонилась над ней. Без сознания? Так и думала, что она не привыкла таким нагрузкам, слишком утонченная и хрупкая.
   - Ролан, помоги, - попросила парня. Хотела позвать Дина, но блондинка вцепилась в него, как клещ и, судя по взгляду, оторвать от друга ее не смогло бы и землетрясение.
   - А что мне за это будет? - хитро посмотрел на меня бугай. Я скривилась, вот тебе и добродушный парень.
   - А что ты хочешь?
   - Поцелуй... в губы. И я готов таскать на руках твою подругу хоть каждый день, - улыбнулся мне Ролан.
   - Всего один? Да из тебя так и прет благородность, - съехидничала я, растирая активные точки на кистях девушки.
   - Э нет, не надо приписывать мне чужие достоинства. Один поцелуй за одну транспортировку, а если это будет случаться больше двух раз за день, то еще один в качестве моральной компенсации, - судя по глазам Ролана, даже если Сандра не захочет возвращаться в свою комнату на его руках, он ее просто заставит.
   - Обойдемся пока без долгосрочного договора, - целоваться с парнем не хотелось, но других желающих помочь на горизонте не появилось. - Будем надеяться, что это единичный случай. Неси.
   - Я не стал бы на это рассчитывать, - расплылся в предвкушающей улыбке качок и легко подхватил Сандру с земли.
   - Тебе не кажется, что это слишком? - спросила у парня, наблюдая, как он закидывает девушку на свое широкое плечо. - Ей же неудобно?
   - Ей все равно, - не согласился со мной Ролан. - А вот мне так удобнее. Не могу же я свою девушку оставить без поддержки.
   Парень хотел обнять меня за талию, но из-за Сандры на плече уже не мог похвастаться быстротой реакции, так что ему пришлось довольствоваться моей рукой. Он захватил ее в плен своей широкой ладони и крепко держал, изредка бросая на меня грозные взгляды, когда я пыталась забрать свою конечность. Дин ушел вперед, судя его упрямо поджатым губам, он на меня все еще обижался. Правда, я так и не поняла из-за чего. Райвен шел неподалеку и посматривал в нашу сторону, после тренировки его попытались оккупировать две девчонки, но он их мягко отшил.
   До комнаты Сандры мы добрались быстро, открыть дверь тоже не составило труда, приложив ладонь девушки к сканеру.
   - Все, я готов, - навис надо мной Ролан, положив Сандру на кровать. Подруга уже пришла в себя, но состояние у нее было плачевное, впору нести в медблок.
   - К чему? - не поняла я парня.
   - К поцелую.
   - Что прям сейчас? - скривилась я. - Мы же грязные, пропахшие потом...
   - Э нет, в этот раз ты меня не обманешь, я уже вчера, как идиот, ждал, пока ты переоденешься, - нахмурился качок и дернул меня к себе, прижимая к разгоряченному телу. От насыщенного запаха мужского пота перехватило дыхание. Бе-е-е. Мой аромат тоже был далек от свежести, но похоже, только я это и замечала. - Я хочу сейчас.
   - Ладно, только давай быстрее, я еще на завтрак... - договорить не успела, губы Ролана стремительно завладели моими.
   Сложно было это слюнявое издевательство назвать поцелуем, а уж ответить на него я себя заставить вообще не смогла. Но Ролана это совершенно не смущало, он настойчиво пытался запихать свой язык ко мне в рот, правда, безуспешно. У меня было ощущение, что мне обмусолили все лицо, а если вспомнить, как я падала в пыль обливаясь потом, меня резко затошнило. Больше я это терпеть не собиралась, надавила пальцем точку на шее парня, в надежде вырубить это наглое тело. Где там, такие мышцы фиг продавишь, а мои пинки он практически не замечал.
   - Детка, ты такая страстная, - тяжело дыша, наконец-то выпустил меня Ролан. Как раз тогда, когда я созрела применить собственный дар. - Пошли ко мне?
   Я выкрутилась из его рук, брезгливо вытирая губы ладонью.
   - Не понял, - разозлился бугай, пытаясь схватить меня.
   - Что именно?! - я тоже не испытывала к поклоннику хороших чувств. - Это что по твоему было? Поцелуй? Да я будто плац облизала, до сих пор на зубах песок скрипит!
   - Извини, - тут же стушевался Ролан, но ненадолго. - Я сейчас быстро в душ и мы повторим...
   - Никогда! - но моих слов парень уже не услышал, судя по топоту он почти добежал до конца коридора.
   - Неужели он так плох? - донесся до меня тихий голос Сандры, она немного пришла в себя и теперь ее глаза смеялись.
   - В следующий раз сама его целовать будешь, вот и проверишь, - скривилась я.
   - Твоего парня? - удивилась соседка.
   - Да не мой он. Он просто не согласился нести тебя бесплатно. Но я его больше целовать не буду, так что либо ты доползаешь до комнаты сама, либо будешь отдавать долги Ролану. Глядишь из вас получится замечательный тандем, он тебя носить будет, а ты его целоваться научишь, - рассмеялась я. - Ладно, я в душ и завтракать, а ты немного полежи и тоже приходи. Можешь сразу на занятия, а я в столовой возьму тебе булку или бутерброд, ты только воды выпей обязательно...
   - Спасибо тебе, - улыбнулась Сандра. - Не знаю, что там с Роланом, пока я твоя должница.
  
   ***
  
   Перед душем я заскочила в свою комнату за полотенцем и поспешила в конец коридора. В общежитие не было разделения на женские и мужские душевые, да и зачем, если кабинки плотно закрывались изнутри. Заскочив в одну из свободных, я уже собралась заблокировать дверь, как следом за мной ввалился Ильдин. Он был все еще грязным и недовольным.
   - Э-э-э, - от наглости друга у меня временно растерялись все слова. Но мой возмущенный и требовательный взгляд не смог пробиться к совести парня, он с самым мстительным видом заблокировал дверь. - И как это понимать?
   - Ты же что-то сделала с моими волосами, вот теперь и распутывай! - нетерпящим возражения тоном заявил Дин, снимая с себя одежду.
   - А раздеваться зачем? Ты же не собрался мыться вместе со мной?! - начала заводиться я.
   - А почему нет? Голыми мы друг друга видели, ни раз спали вместе, и даже целовались. Чего нам стесняться? - хмыкнул белобрысый наглец. - Так что не стой столбом, раздевайся и помоги мне с волосами.
   - И с места не двинусь, пока ты не объяснишь, что за нелепые претензии ты мне предъявлял на плацу, - произнесла я, стараясь не смотреть на обнаженное тело друга и не краснеть. Выходило плохо, все же несмотря на худобу, образ Дина меня волновал.
   - Нелепые? - возмутился блондин, почти нависая надо мною. - Ты бы видела себя в тот момент. В глазах азарт, на губах манящая улыбка, грудь взымается, на щеках румянец. Будь у меня нож, бросил бы его в спину твоего соперника, а тебя бы... э, полюбил бы на глазах у всех. И это у меня, твоего друга, такие мысли возникли, что уж говорить о твоем мужике? Выдержка у него железная, уважаю.
   - Ты преувеличиваешь, придумал тоже "вздымающаяся грудь". Где ты ее вообще нашел? - фыркнула я, отворачиваясь от парня. Неужели я настолько увлеклась, что потеряла контроль над свои эмоциями? Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, о чем думала во время поединка.
   - Вот тут, - обнял меня со спины блондин, скользящим и едва уловим движением рук, дотрагиваясь до моей груди. Меня будто пронзил электрический разряд, дрожь и жар пробежали по телу. Я дернулась, собираясь высказать другу все, что думаю о его поведении, но ладони Дина плотно обхватили мою талию, а сам он уткнулся носом в мою макушку. - Извини, не смог удержаться. Ты ведь мне нравишься, подруга.
   - Покажи мне ту, что тебе не нравится, - буркнула я, чувствуя себя очень неловко. Такой Ильдин меня пугал своей непривычностью.
   - Твоя правда, - вздохнул друг, размыкая объятия. - Вот только тебя я обнимаю ни на что не рассчитывая. Подумай об этом, Нанами.
   - Давай помогу с волосами, - повторила я вздох Дина. Как объяснить, что дружба с ним мне намного дороже, чем любовная интрижка? Я не верила, что у нас могло что-нибудь получиться. И не столько из-за его неразборчивости, сколько из-за моей нездоровой тяги к учителю. Хотя кого я обманываю, своего парня я не стала бы делить ни с кем другим. - И ты мне тоже нравишься, но...
   - Знаю, я идеален и ты боишься за свое маленькое сердечко, - съехидничал блондин в свою очередь поворачиваясь ко мне спиной. Ну вот, и как мне понимать его слова и поведение? Я переживаю, что он в меня влюблен, а ему только бы ерничать.
   - Ты прав, поэтому я и не соглашаюсь на твое заманчивое предложение, - из моих уст сарказм так и сочился, а чтобы самовлюбленный блондин не придумывал разных глупостей, больно дернула его за косу. - В моей жизни уже есть один "идеальный" мужчина, которого хочется убить.
   - А если место "идеального" освободится? - вроде бы в шутку спросил Дин.
   А я представила себе, как друг вызывает на поединок учителя и один из них погибает. Чью смерть я с легкостью переживу? По ком из них не буду проливать слезы? Ответа у меня не было, любой исход подобного поединка пугал.
   Комментировать мое молчание Ильдин не стал, только очень показательно и разочаровано вздохнул. Я быстро расплела другу косу, а вот избавиться от его липнувших ко мне волос, было намного тяжелее. Они оплетали мои руки, умудрялись заползти в небольшое декольте майки или обернуться вокруг моей шеи наподобие шарфика.
   - Дин, что за издевательство, твои волосы меня душат! - возмутилась я, но не произволом блондинистых прядей, а тем, что их прикосновения к моей открытой коже вызывали мурашки. - Что вообще происходит?
   - А? - бросил на меня через плечо слегка осоловевший взгляд Дин. - Все нормально, просто твоя энергия им нравится. Помассируй немного мне голову, они отстанут.
   - То есть не только ты сам энергетический вампир, но и твоя шевелюра? - улыбнулась и принялась легкими нажатиями массировать голову Ильдину. Думать о том, как это все выглядит со стороны не хотелось. Хорошо, что душевые кабинки закрываются изнутри и никто нас не видит, вряд ли получилось бы доказать, что между мной и другом ничего нет. С учетом того, что он полностью голый, а я с глупой улыбкой копаюсь в его волосах.
   - Ты себя плохо чувствуешь? - обеспокоился Дин и развернулся ко мне лицом. - Нерида, мы провели вместе много дней. Если от моей близости или прикосновений у тебя была слабость, головная боль или еще какие-нибудь недомогания, скажи. Это очень важно!
   - Не помню такого, - смутилась я, потому что вид серьезного и обнаженного Дина бередил воображение и собственные желания. Наведаться ночью к учителю? Нет, не пойду, не буду так унижаться. Тем более, он ясно выразился, что его жизнь меня теперь не касается. - Расскажи, что тебя так взволновало?
   - Ты же знаешь, что я не человек, а еще в космосе мне было плохо. Так вот, для моей расы очень важен баланс энергетических потоков в организме. Если он нарушается мы заболеваем и даже можем умереть. На моей планете необходимая энергия идет от земли, а на ваших мне приходится довольствоваться живыми организмами. Мне нужна уединенная полянка и солнечный свет, но не каждая травка или куст подходит. В городах живой энергии в растениях мало, потому что они впитывают все подряд. Остаются люди. Не думай, я никого не убиваю. Это и ненужно, когда есть такое приятное средство, как секс. Вот только мои партнерши по окончании чувствуют усталость, восхитительное опустошение и негу, а я могу без проблем для здоровья жить дальше на ваших планетах, бедных живой энергией.
   - А для женщин это не вредно разве? - нахмурилась я, забыв о смущении и превратившись в слух.
   - Вредно. Потому никаких длительных отношений я себе позволить не могу, - погладил меня по щеке блондин, перенес руку на мой затылок, вынимая заколки и распуская мне волосы. А кто-то недавно лгал, что ничего не смыслит в прическах и расплетать косы не умеет. - Ты уверена, что моя близость не доставляет тебе неудобств?
   - Если только моральных, - усмехнулась я. - Еще несколько минут назад, я думала, что нравлюсь тебе, как девушка, а оказывается, ты видишь во мне источник питания. Ты не представляешь, какой это удар по моему самолюбию.
   - Моя ты глупышка, - улыбнулся Ильдин, обезоруживающе и светло.
   Я было обрадовалась, что мы друг друга поняли, но дальнейшие действия приятеля показали, что шутить даже с Дином надо осторожнее. Парень обнял меня и поцеловал. Его губы дарили нежность и пьянящую легкость, все заботы будто растворились в этой невинной ласке. Сама не заметила, как обняла Ильдина за шею. Мысли появились только тогда, когда моя спина прижалась к холодной панели и сверху на нас брызнули прохладные струи воды. Что я делаю? Зачем? Куда делась моя майка и почему я даже не вспомнила, что мы с Дином грязные? Блондин почувствовал мое смятение, а может, понял о моем состоянии по отсутствию ответной реакции, и оборвал поцелуй. Он не торопился отстраниться, прижимался своим торсом к моей груди, невесомо прикасаясь губами к моим волосам и щеке.
   - Знаешь, Дин, я согласна, - произнесла и неуверенно погладила спину парня.
   - Что? - спросил он и наконец-то поднял на меня взгляд, затуманенный и какой-то далекий.
   - Ты же сам говорил, что длительные отношения позволить себе не можешь. Значит, одного, два раза тебе хватит, чтобы удовлетворить свой интерес ко мне и больше не возвращаться к этому вопросу, - я понимала, что оскорбляю Дина своими словами и, скорее всего, он мне этого никогда не простит. Но по-другому не знала, как защитить его от учителя, а свое сердце от очередного разочарования.
   Ильдин медленно отстранился, подхватил свои вещи и молча вышел. Я сползла на пол, обвила колени руками и застыла. Вода лилась сверху, смывая слезы, пот и надежду на нормальные отношения. Я опять была одна и в этот раз только по собственной вине. В сердце разрасталась пустота. А может, это и есть мой удел?
  
   Глава 5
  
  
   - Нерида? Тебе плохо? - на мое плечо опустилась чужая ладонь. - Да ты же совсем замерзла! Я позову врача...
   - Не надо, - подняла голову и посмотрела на Сандру, именно она вошла в мою кабинку, приняв ее за свободную. - Извини, но мы сегодня обе без завтрака.
   - Плевать! Нерида, тебя кто-то обидел? Ролан? - взволнованно присела рядом девушка, предварительно сделав воду горячей. - Он что-то тебе сделал?
   - Со мной все хорошо, просто переоценила свои силы, - я встала, увидела свою майку, лежащую в противоположном углу, сделала несколько шагов и подняла ее. - Пойду переоденусь, хватит с меня водных процедур.
   - Подождешь меня в комнате? Я быстро помоюсь и пойдем на занятия, - предложила Сандра.
   - Хорошо, - надела майку и вышла из душа, оставляя за собой мокрые следы. В сердце царствовала пустота, разговаривать ни с кем не хотелось, да и видеть тоже, но впереди еще целый день обучения. Надо взять себя в руки.
   Сандра и правда не задержалась, я не успела сильно углубиться в самобичевание, как она уже постучала в дверь. По дороге к учебной аудитории соседка рассказывала немного о себе. Она родилась в семье потомственных военных аристократов. Несколько лет назад при задержании космических пиратов у нее погибла мама, и вскоре отец женился повторно. С мачехой у нее отношения, конечно, не заладились. Еще у Сандры было два старших брата, которые пошли по стопам отца, командующего космическими войсками на этой планете, и сделали неплохую карьеру. Естественно, родитель ими гордился, а на Сандру он никогда не обращал внимание, считая, что девочку должна воспитывать жена. Вот только Сандра и ее мачеха, которая была всего лет на десять старше своей падчерицы, категорически не соглашались с таким мнением. Молодой жене не нужен был чужой великовозрастный ребенок, она с большим рвением восхищалась братьями Сандры, умудряясь наставлять мужу рога сразу с двумя молодыми людьми. Не так давно девушка попыталась открыть отцу глаза, но он назвал ее маленькой ревнивой злюкой. Обвинил в том, что она специально наговаривает на мачеху и братьев из-за своего детского эгоизма. Попенял на неблагодарность, что у нее всегда все было, но она вместо того, чтобы стать кем-то, погрязла во лжи и мерзких сплетнях. В общем, вылил на дочку свое разочарование и настоятельно рекомендовал покинуть дом. Нет, он ее не выгнал, а предложил выбрать любое учебное заведение в обитаемой Галактике и наконец-то начать жить собственной жизнью. Сандру такое пренебрежение сильно обидело и она решила доказать отцу, что ничем не хуже братьев. Как итог, ее поступление в Кадетский Корпус.
   Я же считала, что девушка сглупила. У нее была отличная возможность выбрать любую специальность и любой университет, посмотреть другие планеты, тем более, что отец не ограничивал дочь в тратах. Она же из-за своих обид сознательно пошла туда, где ей не место. На что она надеется? Что отец осознает свои ошибки и прибежит вымаливать прощение? Или мачеха вдруг исправится и станет больше уделять ей внимания? А может, хочет увидеть в глазах родных гордость за нее? Это сейчас я понимала насколько это глупо, ждать чьего-то одобрения и любви, но говорить Сандре этого не стала. Пусть сама решает, что для нее важно, а что нет.
   В столовую мы даже не пошли, и так еле успевали к началу лекции. Задержались только у аппарата с питьевой водой, находящегося в центральном фойе здания и поспешили к аудитории.
   - Я уже подумал, вы решили прогулять вводную лекцию, - заступил нам путь Райвен. Парень пристально посмотрел на меня и вручил пакет с чем-то: - Возьми. Завтрак пропускать вредно.
   - Спасибо, - машинально взяла, заглянула внутрь и увидела две крупные булки. Вот уж от кого не ожидала такой заботы. - Но не стоило беспокоиться, право. Сандра, угощайся...
   - Пойдем, пока особо шустрые не заняли наши места, - в голосе Райвена проскользнули покровительственные нотки. Меня они неприятно задели. Неужели он тоже считает наш поединок чем-то большим? Думает, что в праве рассчитывать на продолжение?
   Учебная аудитория была оборудована современными компьютерами, которые представляли из себя интерактивные столы с функцией вывода галаэкрана и возможностью просмотра объемного изображения. Как раз то, что нужно при изучении узлов и схем космических кораблей. И не только их.
   - Прошу, наши места впереди, - галантно подал мне руку Райвен. Но его слова совпали с криком Ролана:
   - Крошка, иди сюда, я тебе место занял!
   Я посмотрела на одного парня, призывно машущего мне рукой, скосила глаза на другого, раздраженно поджимающего губы. И поняла, что мое благородство на сегодня себя исчерпало, как и желание находиться рядом с лицами противоположного пола.
   - О, Райвен, ты занял для нас места?! Огромное тебе спасибо, ты настоящий друг! - добавила живости в голос и даже нашла в себе силы подарить парню улыбку. - Сандра, правда Райвен просто душка?
   - Не то слово... - буркнула девушка, посматривая на меня недоуменно. Мне и самой было противно так себя вести, но ни с Райвеном, ни с Роланом, я сидеть рядом не хотела.
   - Тогда скажи "спасибо" и пошли, - потянула я подругу к тем двум местам, что занял мой недавний соперник.
   От моей наглости Райвен опешил, но возмущаться уже было поздно, да и не стал бы он этого делать на глазах у всех. Так что мы с Сандрой стали обладательницами двух столов, расположенных напротив кафедры преподавателя. Ролану это не понравилось, он хотел настоять на своем и даже встал, чтобы притащить "неверную" меня к своему столу, но неразборчивый шепот Райвена заставил его сесть обратно.
   - Ну ты даешь, - зашептала Сандра. - Так парней обломить! Не боишься, что отомстят?
   - Знаешь, у меня сейчас такое настроение, что я даже надеюсь, что кто-нибудь попытается мне отомстить. Глядишь, сломаю парочку конечностей и на душе станет легче, - буркнула я, настраивая свое учебное место. Сандра от моих слов закашлялась, подавившись булкой. Я похлопала ее по спине и порекомендовала заканчивать с трапезой, потому что из коридора доносились шаги. Наверняка, это шел Линдсней Ишико.
   - А ты почему не стала есть? - проглотив последний кусок булки, спросила Сандра.
   - Аппетита нет, - ответила я и встала вместе со всеми, приветствуя второго куратора.
  
   ***
  
   Преподаватель из Ишико вышел отменный, его было интересно и приятно слушать. Как человек увлеченный своим предметом, он мог рассказывать о механизмах бесконечно. И неважно, что сегодня мы всесторонне изучали обычный аэрокар. Пока только виртуально, но после обеда нам пообещали практические занятия. Ух, полетаем!
   Так что полтора часа, столько длилась первая лекция, пролетели незаметно. Я даже смогла отвлечься от своих сомнений. Толку мучиться от мыслей, если уже сделала ошибку - оскорбила единственного человека, который относился ко мне хорошо? Извиниться? И что я ему скажу? Что на самом деле вообще не рассматриваю его, как мужчину? Так это ложь. Мне нравится Ильдин. Но ведь это еще не повод переходить к интимным отношениям.
   Звонок об окончании занятия прозвенел резко и неожиданно. Куратор Ишико вздрогнул, оборвал свой рассказ и отпустил всех на перерыв, не забыв сказать, что после его окончания будет ждать нас в этой же аудитории. Его предложением практически никто не воспользовался, наоборот, многие решили задать уточняющие вопросы преподавателю и поспешили к его столу.
   Взгляд сам собой отыскал в толпе друга. Не знаю, что я хотела увидеть в его глазах, страдание или хотя бы интерес к своей персоне, но Дин на меня даже не смотрел. Он с кривоватой улыбкой шел в обнимку со своей блондей на выход из аудитории. Девица льнула к парню, хихикала, всеми частями тела "сигнализируя", что она не против пропустить не только перерыв, но и лекцию, ради совместного удовольствия. Курица крашенная! А он кобель! И дурак! Ведь полный профан в технике, а вместо того, чтобы примкнуть к умным людям, оккупировавшим Ишико, тащит куда-то свою сисястую подружку.
   - Ты так и не поела, - голос Райвана заставил меня дернуться и отвести взгляд от блондинистой парочки. Мой недавний соперник с мрачным видом взирал на меня, присев на стул по соседству. Сандре, оказывается, тоже не терпелось поговорить с куратором и она покинула свое место ради этой благой цели.
   - Аппетита нет, - ответила я своему недавнему сопернику, хотя он просто констатировал факт. Райвен скривился, но не ушел, хотя я и пыталась дать понять взглядом, что не горю желанием общаться.
   - Я тут поболтал с твоим парнем...
   - У меня нет парня! - тихо, но твердо оборвала Райвена. - Если ты пришел говорить о мечтах Ролана, то тебе не ко мне.
   - Я так и понял, что он выдает желаемое за действительное, - усмехнулся молодой человек. - Тем более, один поцелуй еще ни о чем не говорит.
   - Какой поцелуй? - я не сразу вспомнила, что Ролан с утра тоже отличился.
   - Что и в этом соврал? - удивился Райвен.
   - Да нет, он видимо тот невыразительный "чмок", который полагался ему за доставку Сандры в комнату, посчитал за поцелуй, - слукавила я. Но не говорить же парню, что целуется Ролан ужасно? Я не настолько зла на здоровяка, чтобы так его подставлять. - И вообще, какие-то странные у вас были разговоры?
   - Ну почему же? Ты мне понравилась, да и знакомства у тебя полезные, - ухмыльнулся Райвен. - Тем страннее было услышать, что этот э... недалекий товарищ, твой парень. Нет, я понимаю, что любовь зла, но...
   - Райвен, только не говори, что воспылал ко мне этой самой любовью после одного единственного спарринга. Не поверю, - скептически улыбнулась я. Парень не выглядел влюбленным и даже им не притворялся. Даже его эмоциональный уровень, который я осторожно прощупала, не выдавал никаких предпосылок к столь светлому чувству. А значит, ему от меня что-то надо. Хочет через меня подобраться к учителю?
   - О нет, я интересовался тобой сугубо из корыстных побуждений. У тебя занимательная техника боя, Аруку-сан высокого о тебе мнения, так что если ты себе еще не выбрала партнера для тренировок, я хотел бы предложить свою кандидатуру.
   - А почему не один из парней? Ты же еще не видел их в деле, - удивилась я предложению Райвена. Хотя слышать его было приятно, ведь меня оценили не за смазливую мордашку, а за умения.
   - Сомневаюсь, что будет что-то стоящее. Большинство "затачивало" себя на массу, - на лице парня проскочила легкая брезгливая гримаса. - Если только твой знакомый блондин, двигался он на тренировке легко, да и растяжка у него отличная. Дай угадаю, ты собираешься с ним тренироваться?
   - Была такая мысль, но похоже, он увлекся "наставничеством", - не смогла сдержать кривую ухмылку и бросила взгляд на дверь. Ильдин с блондинкой так и не появились, а до окончания перерыва оставались считаные минуты.
   - Это он зря. Я тоже в прошлый раз слегка увлекся местными красавицами и набрать проходной балл у меня не получилось. Обидно, на мелочи засыпался. Кстати, у куратора Ишико феноменальная память, если ты пропустил какие-то его лекции, то на зачете он тебя обязательно будет по ним гонять. В общем, ты подумай над моим предложением, ладно?
   Я кивнула. Звонок не дал мне спросить, что толкнуло Райвена к повторному поступлению. Родители настояли? Или это его решение? Парень встал, улыбнулся мне и пошел к своему месту.
   --
   А я обвела взглядом аудиторию, со злостью и разочарованием отмечая, что Ильдин со своей "вешалкой" так и не появился. В душе всколыхнулась обида, ведь меньше двух часов назад он меня целовал, и вылилась гневным сообщением на комм этому бабнику:
   "Если ты решил прогулять лекции из-за какой-то крашеной курицы, то ты идиот!"
   Мне хотелось еще много чего добавить, но пристальный взгляд куратора, заставил быть краткой. В сердце бушевала буря, я не понимала Дина, ни сейчас, ни утром в душе. Как можно целовать одну, а потом миловаться с другой? Как ответ на мои мысли и сообщение, дверь в аудиторию открылась, являя Ильдина. Что удивительно, парень был один. Он извинился и спросил разрешение занять свое место, вот только смотрел он больше на меня, чем на преподавателя. Пусть он не улыбался мне, и взгляд его вряд ли можно было назвать ласковым, но мне все равно стало чуточку легче. Значит, он не безнадежен и понимает, что учеба важнее, чем его "увлечения". Меж тем куратор Ишико кивнул Дину и тот пошел к своему месту, а я уткнулась в чертежи, высветившиеся на галаэкране. Увлечься очередной лекцией мне не дала вибрация комма.
   "Я не идиот", - гласило сообщение от Дина. По мне так это утверждение было спорным, потому что согласно моим наблюдениям, мужчинам свойственно частенько думать не головой, а другим органом. Но я решила не усугублять ситуацию и просто написала:
   "Извини"
   Мне было не сложно попросить прощение у друга, тем более, я и так чувствовала себя виноватой. Нет, не из-за сообщения, оправленного недавно, а из-за сказанных слов. Испугалась собственной реакции и поторопилась оттолкнуть парня, а ведь он меня ни к чему не принуждал. Вдруг у того поцелуя было совсем другое объяснение?
   "Как у тебя все просто", - новое сообщение от Дина всколыхнуло ту обиду, что я почти смогла в себе подавить.
   "Да нет, это у тебя все просто! Утром целуешь одну, через пару часов тискаешь другую. Чего ты хотел этим добиться?! Показать мне, что я для тебя такая же "никто", как твои многочисленные партнерши?! Ну что ж, у тебя получилось".
   "А чего ты хотела добиться своими словами? Чтобы я себя почувствовал последней скотиной? У тебя получилось".
   - Курсант Нео-Нель, я смотрю вам мои лекции неинтересны? - голос куратора над головой прозвучал для меня, как взрыв разорвавшейся бомбы. Я дернулась и спрятала комм под стол. Линдсней Ишико стоял передо мной и нехорошо улыбался. Не надо было лезть к нему в голову, чтобы понять - в ближайшие дни, а то и месяцы, мне будут очень нелегко на его занятиях.
   - Мне очень интересно! - подскочила я со стула, совершенно упустив, что коммуникатор лежал на моих коленях. Аппарат упал на пол и откатился под ноги куратору. Тот хмыкнул, нагнулся и поднял упавшее средство связи.
   - Я рад, тогда это вам до конца лекции не понадобится, - мужчина нагло положил мой комм себе в карман. - А теперь продолжим, курсант Нео-Нель раз уж вы уже стоите, покажите мне основные узлы электрических цепей в блоке управления. Представьте, что вам нужно угнать этот чудный агрегат. Где будете взламывать цепь?
   Дико хотелось стереть с лица мужчины ухмылку. Более того, я была уверена, что мне не составит труда это сделать, но подавила свое желание, понимая, что злюсь не столько на куратора, сколько на себя и Дина. Что ж, придется позориться, потому что так глубоко в технике я не разбираюсь.
  
   Глава 6
  
   Я шла на обед, в груди разливалась злость и дикое желание послать всех подальше. Причем вместе с долбаным Кадетским Корпусом. Мало того, что день не задался с самого утра, так еще и противный куратор Ишико во всю потешился на лекции за мой счет. Вопросы и издевки сыпались из него, как из рога изобилия, сдобренные гаденькой улыбочкой. Казалось, он поставил цель вывести меня из себя. Только не пойму, он хотел добиться моих слез или удара ногой по своей наглой морде? Но я призвала все свое терпение и стойко сносила язвительность преподавателя. Отвечала на его дебильные вопросы, выслушивала его комментарии о своем образовании, которое, по его мнению, отсутствовало напрочь, отмалчивалась на завуалированные оскорбления и туманные намеки на недалекость женщин. К концу лекции, за два часа которой я так и не присела, у меня появилось стойкое понимание того, что Ишико женоненавистник. Что ж, возможно, этому есть оправдание, но меня оно совсем не интересовало. Поэтому с маской равнодушия на лице и с кипящими эмоциями внутри, я стойко выдержала двухчасовое изощренное издевательство наставника. Тем более, в сравнении с Аруку-саном, методы давления господина Ишико были детским лепетом, он даже не обладал психологическим образованием, чтобы нащупать "болевую точку" в характерах своих студентов. Подумаешь, прошелся по моему образованию и по зависимости мозгов у девушек с их внешними данными, лично меня это только рассмешило. Уж что-что, а собственное достоинство у меня было очень развито, я даже сказала бы чересчур. А вот изображать из себя клоуна на потеху публике, мне не нравилось. Да что там, взгляды в спину, смешки и колкие комментарии некоторых "товарищей", бесили неимоверно. Но я ни разу не оглянулась, хотя голоса запомнила, в скором времени у нас будут спарринги, так что кому-то будет очень больно. Обещаю.
   После лекции этот гад, не добившийся от меня нужных знаний и действий, решил оставить меня на дополнительное занятие с ним. И это в обеденный перерыв! А ведь я не завтракала.
   - Пожалуйста, отдайте комм, - попросила я куратора по-хорошему.
   - Мне, кажется, ты еще не до конца осознала всю тяжесть совершенной ошибки, - преподаватель вытащил из кармана мою собственность и демонстративно крутил ее в своих руках. К тому моменту я уже четверть часа потратила на лекцию ни о чем, в которой Ишико упражнялся в остроумии и рассказывал, как важно не отвлекаться на занятиях.
   Можно и дальше было бы выслушивать этого странного мужчину, но голод сводил желудок, а голова раскалывалось от постоянного контроля эмоций. В конечном итоге, поняв, что лучше забыть про комм и уйти, чем вылететь из учебного заведения за избиение куратора. Поэтому коротко кивнула на прощание господину Ишико и направилась к двери.
   - Крусант Нео-Нель, я вас еще не отпускал, - донеслось гневное замечание в спину.
   - Согласно устава, сейчас время обеденного перерыва, - все еще не желая идти на конфликт развернулась и пояснила куратору свое виденье ситуации. - Если вы считаете, что мое раскаяние недостаточно искреннее, а знания столь плохи, то можете поднять вопрос о моем исключении. Это ваше право. Но голодать в угоду вашего эго я не собираюсь. Всего доброго, господин Ишико.
   Я вышла не дожидавшись ответной речи куратора, судя по малиновому лицу, он еще долго подбирал бы слова для отповеди. Похоже, с такой наглостью он еще не сталкивался. В какой-то момент стало страшно, вдруг действительно меня отчислят? Но подумав по дороге до столовой, пришла к выводу, что свет клином на этой академии не сошелся. Документы у меня есть, деньги тоже. Помимо тех, что оставил учитель, недавно пришло извещение о наследстве, которое мне полагалось, как вдове Грэга. Мне не хотелось пользоваться имуществом и деньгами покойного капитана, это казалось неправильно. Но если не будет выхода, я смогу наступить на свою совесть.
   Если бы у Грэга существовали другие наследники, я все отдала бы им, но у капитана никого, кроме меня не было. Так что несколько допросов по поводу смерти Грэга и я стала достаточно обеспеченной дамой, с большим домом на Галлэре и кругленьким счетом в Первом Галактическом Банке. Кстати, полиция не то чтобы подозревала меня в убийстве супруга, ее сотрудника больше интересовало, почему я сразу, как сбежала с планеты, не обратилась к властям. Пришлось придумать душещипательную историю любви с первого взгляда и поделиться с молодым полицейским своей надеждой на та, что Грэг все-таки жив. Он покивал, что-то отметил в документах, взял мои данные и сообщил, что в виду отсутствия тела моего мужа, на наследство налагается ряд ограничений: ни продать, ни подарить дом Грэга я не могла. То же самое касалось денег, мне можно было пользоваться только процентами по вкладу. Меня это совершенно не расстроило, во-первых, даже процентов хватило бы на нормальную жизнь на любой планете союза, а во-вторых, ограничение должно продлиться всего три года. Но я все же не торопилась тратить даже причитающуюся мне долю. Я действительно верила, что Грэг жив.
   В столовой было практически пусто, большинство уже поело. Так что быстро покидала себе на поднос какие-то блюда, не особо в них всматриваясь, и пошла к ближайшему пустому столу. На еду накинулась так, будто неделю голодала.
   - Ты не была на завтраке, - раздался над головой голос учителя. От неожиданности я подавилась и закашлялась. Вот что у него за дурная привычка подкрадываться? Нет, я понимаю, что это моя вина и надо было контролировать ситуацию, но не мог он подойти, когда я прожую? А лучше вообще пройти мимо меня. - И почему ты так поздно появилась на обеде?
   - Меня задержал куратор Ишико, - откашлявшись произнесла я, раздумывая считаются ли издевательства "уникума" сексуальными домогательствами или нет? Наверное, вряд ли, а то как было бы здорово избавиться от обоих мужчин сразу. Хотя если Ишико и дальше будет меня доставать, пожалуюсь Аруку-сану, что он ко мне пристает.
   - Что он от тебя хотел? - Я надеялась, что после моего ответа учитель уйдет, а он, наоборот, присел за мой стол.
   - Сложно сказать. Если я правильно поняла его претензии, то ему не нравится моя слишком смазливая внешность, которая соизмерима с моей тупостью, - проговорила я, наблюдая, как Аруку-сан смешивает несколько блюд. Он делал это механически, не задумываясь, как будто всегда так поступал: полил какие-то водоросли соусом, добавил туда морепродукты, подцепил это все вилкой и хотел попробовать. Но под моим взглядом замешкался и поднес вилку к моему рту.
   - Это вкусно, - сказал он, видя, что я не тороплюсь открыть рот.
   - Спасибо, но я могу поесть сама, - под взглядом черных глаз стало неуютно и жарко.
   - Нами, просто попробуй, ты же не хочешь, чтобы я и дальше ставил тебя в неловкое положение? - вздохнул и чуть улыбнулся учитель.
   - Аруку-сан, если это очередной урок или издевательство...
   - Нет Нанами, я за тобой ухаживаю, как свободный мужчина имею на это право. Нами, ты разрешишь мне начать все сначала? На этот раз правильно? - Слова мужчины сопровождались непривычно мягким взглядом и грустной улыбкой. Волна жара прихлынула к щекам, а во рту моментально пересохло. Чтобы хоть как-то оттянуть ответ, подхватила губами кусочек неизвестного блюда, что продолжал держать передо мной на вилке Аруку-сан.
   - И правда вкусно, - произнесла я, уверенно отбирая вилку у мужчины, который и дальше намеривался меня кормить со своих рук.
   - Это "да"? - легкий прищур глаз не может скрыть их лукавство и азарт зверя.
   - Аруку-сан я не совсем понимаю, что вы от меня хотите, - под взглядом учителя я просто терялась. Легко ненавидеть бездушное чудовище, которым он всегда старался казаться, но тяжело забыть чуткого и нежного мужчину, подарившего мне незабываемую ночь.
   - Быть рядом, разговаривать. Я понимаю, тебе сложно мне поверить. Но я прошу только возможность узнать тебя лучше и доказать, что все у нас еще может сложиться...
   Я хотела резко отказать даже в такой малости и не смогла, что-то не дало. Возможно, застарелый страх перед Аруку-саном или нежелание и дальше разрушать свою жизнь ненавистью.
   - Я не думаю, что сейчас удачное время чтобы что-то начинать, учитель. Для меня на данный момент главное учеба...
   - Нами, я же не прошу много, - перебил меня Аруку-сан и взял за руку. Я вздрогнула, мурашки пробежали по всему телу, а сердце забилось вдвое быстрее. Взгляд сам собой опустился на мужские губы. - Мы можем встречаться здесь за обедом и ужином, разговаривать или молчать, если тебе так будет комфортнее.
   - А как же это соотносится с вашим обещанием, что каждый из нас пойдет своей дорогой? Я уже не говорю о том, что вы мой наставник, куратор. Как на это отреагируют мои сокурсники и ваше руководство? - я не могла не задать этот вопрос. Ужас уже не сковывал сердце рядом с учителем, да и ненависть как-то незаметно потускнела и сменилась разумным опасением. А еще меня тянуло к этому мужчине. Неужели Дин прав? И скоро я превращусь во влюбленную дуру, готовую простить Аруку-сану все прошлые прегрешения? Поежилась от такой перспективы.
   - Нанами, здесь обучаются только совершеннолетние люди, поэтому на отношения между курсантами и преподавателями смотрят сквозь пальцы. Главное, чтобы они не мешали обучению, - ладонь учителя ненавязчиво поглаживала мою кисть. Почему-то мне совершенно не хотелось прерывать эту незамысловатую ласку. И это откровенно пугало. - Но если ты не хочешь афишировать наше...знакомство, мы можем видится после ужина. Ты когда в последний раз брала мечи в руки? Уверен, еще в школе.
   - Вы правы, Аруку-сан, я непозволительно расслабилась в последнее время, сегодня же займусь этим. Извините, мне пора на занятия, - я попробовала встать, но учитель и не подумал отпускать мою руку.
   - До занятий еще десять минут, а ты так нормально и не поела, - с укором произнес мужчина. - Садись и доедай, а потом я провожу тебя в ангар, сама ты его искать будешь долго.
   Пришлось в очередной раз подчиниться, во-первых, голод все еще мучил, во-вторых, очередной раз злить Ишико не хотелось, а в-третьих, пока я ем, есть время поразмыслить над словами учителя. В принципе, ничего такого он мне не предложил: иногда разговаривать и тренироваться вместе. Ну я же правильно его поняла?
  
   ***
  
   Аруку-сан сдержал обещание и проводил меня к ангару. По дороге он старался говорить со мной на отвлеченные темы, спрашивал, как мне понравилась планета, академия, появились ли меня новые знакомые? Я отвечала односложно, внимание учителя смущало и пугало одновременно. Мне казалось, что не все просто с его мотивами. Ну не мог же он влюбиться в меня? Или мог? Да нет, это абсурд! Даже в ту ночь он ни разу не сказал, что любит. Наверное, его самого бесит, что я вызываю у него желание. Но мужчинам с этим проще смириться. Представила, как Аруку-сан со свойственной ему холодностью размышляет, что я достаточно ценное имущество, чтобы отдавать кому-то другому. Денег в мое обучение он вложил немало, я молода и хороша собой, вдобавок у меня обнаружился дар, да в сексе у нас полное понимание друг друга. Я могу ошибаться, но женщин оставляют себе и за меньшее. Особенно если вспомнить, что Аруку-сан даже к Аниоко-таю был равнодушен и не выказывал желания ухаживать за ней.
   Посмотрела на мужчину, который шел рядом со мной, такой уверенный, сильный, опасный, а еще безумно привлекательный. Могло ли так случиться, что раньше женщины не вызывали у него того удовольствия, которое было между нами? Что если с другими он испытывал примерно то же, что и я с Грэгом?
   - Наблюдал сегодня за твоим другом, у него интересная школа, - продолжал спрашивать обо мне учитель, его моя немногословность не останавливала. Если бы мне кто-нибудь полгода назад сказал, что Аруку-сан умеет быть таким внимательным и общительным, не поверила бы. - Не знаешь, он владеет холодным оружием? Было бы любопытно устроить с ним учебный спарринг.
   - Точно не знаю, но он сокрушался, что ему не удалось найти достойные сабли на этой планете, - о Дине мне говорить оказалось проще, чем о себе. Да и магическое слово "спарринг" в устах учителя прозвучало зловеще. В душе шевельнулся страх за друга. Я спешно пыталась придумать, как донести до Аруку-сана, что между мной и Иьдином ничего нет. Мозг совершенно некстати подкинул воспоминание о сегодняшнем поцелуе, который дружеским не поворачивался назвать язык, и жар опалил щеки.
   - Сабли? - задумчиво произнес учитель, то ли не замечая, то ли игнорируя мое волнение. - Если у него останутся силы после ужина, пусть тоже приходит в спортзал. Думаю, я смогу ему что-нибудь подобрать.
   - Нерида, ну наконец-то! Где ты ходишь?! - выбежала из-за угла ангара Сандра, потом она заметила учителя и замялась. - Извините, куратор, просто я волновалась за подругу, ей никак нельзя опаздывать на занятия к господину Ишико.
   - Опаздывать на занятия, конечно, нельзя, - позволил себе намек на вежливую улыбку Аруку-сан. - Но зачем напрасно волноваться, если можно было позвонить и узнать, где ваша подруга?
   - Я и звонила, и сообщения писала, но ответа нет до сих пор, - Сандра учителя не боялась, для нее он был просто куратор, поэтому она особо за словами не следила. - Нерида, где твой коммуникатор? Может, он сломался при падении?
   - Он у куратора Ишико, - я пока не горела желанием ябедничать, но и лгать не видела смысла. Хотела ограничиться этим ответом, но требовательный взгляд Аруку-сана заставил его дополнить: - Он посчитал, что моя невнимательность напрямую зависит от этого предмета и возвращать его бессмысленно.
   - Хм, не мне лезть в методы обучения другого куратора, но постарайтесь найти с господином Ишико общий язык. Он грамотный специалист и многому может научить. Идите на занятия, курсантки, - голос учителя звучал вежливо и с долей снисходительности. Тогда почему мне кажется, что он раздражен? Еще знать бы чем? Моей жалобой или идиотизмом Ишико? Но я, естественно, ничего спрашивать не стала, по привычке склонив голову и подхватив под руку Сандру, пошла в ангар. Впереди были долгие два часа практических занятий под руководством обидчивого и мстительного куратора. Я вздохнула, пытаясь найти в душе уголок спокойствия и умиротворения, вот только он никак не находился. В голову лезли мысли об учителе, о друге, и об их предстоящем спарринге. Я знала, учитель ничего не говорит просто так, если уж он обратил внимание на Дина, то даже если он не придет сегодня в спортзал, это ничего не изменит. С другой стороны это хороший предлог подойти к другу.
  
   ***
  
   Аруку-сан стоял в тени разобранного катера и наблюдал за тем, как Ишико проводит практическое занятие. Мужчина с трудом сдерживал ярость, хотелось руками оторвать зарвавшемуся "уникуму" голову. Но он не сдвинулся с места, понимая, что по факту предъявить Линдснею нечего. У Ишико была своя система обучения курсантов, он всегда выбирал в группе жертву и всячески ее унижал, заставлял учить и делать больше, чем все остальные. Раньше жертвами были парни и они делились на два типа: первые срывались и пытались набить куратору морду, за что их отчисляли, вторые покидали академию менее бурно. После этого Ишико выбирал другую жертву и доводил ее своими придирками. Притесняемые курсанты пытались жаловаться, но Линдсней был талантливым специалистом, уникум в своем деле, да и мучил он своих подопечных только первый месяц, не переходя грань допустимого. Так что руководство закрывало глаза на странности мужчины. Но это было раньше, а сейчас он прицепился к Нанами. Араку-сан не знал, что произошло между девушкой и куратором, но ему очень не нравилось, что Ишико не только словесно цепляется к его Нами, но и физически не дает ей прохода.
   А что если это раздражение и издевки показные? И Линдсней положил глаз на его Нанами? Стоило только мужчине об этом подумать, как ему стало казаться, что Ишико слишком близко стоит к девушке, а его взгляд направлен совсем не на аэрокар. Зверь внутри зарычал, желание растерзать соперника стало невыносимым. Аруку-сан медленно отошел, потом и вовсе вышел из ангара. Убить Ишико он всегда успеет, сначала надо решить, стоит ли вмешиваться в его методы обучения. Аруку-сан был уверен в Нанами, она не будет жаловаться или просить о помощи, с большей долей вероятности она с честью выдержит испытание. А он ей поможет, даст возможность выплеснуть ярость на тренировке, поговорит, подскажет слабые места Ишико. И даже если Нами сорвется и прибьет этого "уникума", у него всегда есть наготове космический катер. Надо только убедить ее, что его помощь бескорыстна, что он ничего не будет требовать взамен. А вот если Ишико решил затащить его девочку в постель, он лично спустит с него шкуру.
  
   Глава 7
  
  
   "Сегодня определенно не мой день", - думала я по пути в свою комнату. Впереди у нас были занятия с Аруку-саном, с которым я не горела желанием встречаться в свете его предложения, а позади откровенный прессинг куратора Ишико. Он, конечно же, не забыл и не простил мою наглость на обеденном перерыве и вовсю отыгрывался на практических занятиях.
   Я так и не поняла, чего он добивался, то ли он просто упивался своей властью надо мной, то ли в моем лице он мстил другой девушке, а может, и всему женскому роду. Вот только его язвительные комментарии и плоские шуточки я еще готова была терпеть, а близкое соседство нет.
   - Если вы до меня еще раз дотронетесь, я обвиню вас с сексуальных домогательствах, - прошипела я, когда куратор Ишико будто случайно задел своим бедром мои ягодицы. В любое другое время я не обратила бы на это внимание, но ковыряться во внутренностях аэрокара поневоле приходилось в наклон, а Ишико старался меня всячески отвлечь и не дать выполнить задание.
   - Вы слишком о себе высокого мнения, курсантка, - насмешливо хмыкнул куратор, но шаг в сторону сделал. - Ваше тщедушное тельце может привлечь разве что безусых юнцов. А если вы надеетесь оклеветать меня, то вам это не удастся. Вам просто никто не поверит, ведь моя репутация безупречна.
   - Совершенно не удивлена, - скривилась я и многозначительно промолчала. Пусть этот жлоб сам додумывает, что я хотела сказать этими словами. О, я с удовольствием прошлась бы и по его ориентации, и по невыразительной внешности, и по мерзкому характеру, но пришлось ограничиться мысленными оскорблениями и пожеланием острого несварения желудка.
   Куратор еще несколько раз пытался вывести меня из себя, видимо, ему не терпелось услышать о себе все то, что я думала о нем. Но я лишь окидывала его равнодушным взглядом, стараясь не показывать ему, как он меня бесит. Особенно меня вывело из себя, что этот уникальный мудак опять вздумал меня задержать после занятий. Я осталась, но ровно до того момента, как вся моя группа не покинула ангар, а потом вежливо напомнила о расписании занятий и что в нем непредусмотренно дополнительного времени на то, чтобы я выслушивала его неостроумные оскорбления в свой адрес. Надо было видеть его рожу, она пошла малиновыми пятнами и было ощущение, что куратора хватит припадок, но я дожидаться этого знаменательного события не стала и сбежала.
   Жаль недалеко. У выхода из ангара меня в компании своих подпевал поджидал вчерашний знакомый - красавчик с выбритыми висками.
   - Ну что, курица, вижу тебе нравится быть объектом для насмешек? - скривил свои губы в злобной улыбке хмырь.
   - А я вижу, вы по отдельности не ходите? Небось, и спите вместе, и задницы друг другу не только прикрываете, но и подтираете? - а что, я не обязана еще с этими придурками быть вежливой и спокойной.
   - Ах ты, сука! - мой враг не потрудился выучить новые ругательства, как и изучить за сутки приемы рукопашного боя.
   Он и еще двое идиотов, решили проучить зарвавшуюся негодяйку, меня. Вот только мозгов у них не хватило понять, что после словестных измывательств Ишико я уже не буду такой доброй, как вчера. Моя душа восприняла драку с радостью, она будто пела и говорила, что мерзкого куратора тоже надо было так отделать, чтобы неповадно было злить мое "тщедушное тельце".
   - Курсант Нео-Нель, массовые драки в академии запрещены, - не дал мне потоптаться на моих противниках Линдсней Ишико.
   - Они начали первые, я всего лишь защищалась, - лучезарно улыбнулась "уникуму", который с опаской и недоумением поглядывал на меня и трех крепких парней, валяющихся у меня под ногами. - Если не верите, посмотрите записи видеонаблюдения.
   - Посмотрю, и если это вы затеяли драку... - нахмурился куратор, видимо поняв, что на месте этих неудачников мог оказаться он сам.
   - Ну что вы, как можно, куда мне с таким "тщедушным тельцем", - не удержалась я от ехидства.
   - Даже если это и так, не думайте, что вам удастся избежать разбирательств, - в этот раз куратор решил оставить последнее слово за собой. Ну и пусть, я была только рада уйти подальше от него.
   Неприятно думать, что из-за нескольких психов меня могут отчислить. Но может, оно к лучшему? Вдруг в десанте все психи и нормальных людей там априори нет?
   - Нерида, - голос Ильдина заставил меня вздрогнуть и оглянуться. Друг, возможно, уже бывший, замедлил шаг и с невозмутимым лицом подошел ко мне. Будто это не он меня окликнул, а я не даю ему прохода. - Возьми.
   - Что это? - я не торопилась забирать из рук Дина коммуникатор. Не знаю, где он его взял, но я в состоянии приобрести себе новый.
   - Это твой комм, не узнала, что ли? - фыркнул блондин. - Пока ты красовалась перед этим "гением", я забрал твой комм. Что, даже спасибо не скажешь за мою самоотверженность?
   - Дин, это не моя вещь...
   - Что значит, не твоя? Ты присмотрись получше, они же все одинаковы. Как ты можешь утверждать, что комм не твой, если ты его даже в руки не взяла? - возмутился Ильдин.
   А на меня напал истерический смех, стоило только представить морду куратора, когда он не найдет свой коммуникатор. Моя реакция еще больше обидела друга, он покраснел, зашвырнул вещь Ишико куда-то в зеленые насаждения и порывался уйти. Но я не дала, обхватила его двумя руками за талию и уткнулась ему в грудь, сдерживая смех, который грозил перейти в рыдания:
   - Прости, прости. Первый день, а мы с тобой уже отличились. Я устроила драку, ты стащил комм у куратора. Чую, отчислят нас тоже вместе.
   - Прорвемся, малышка, - руки друга крепко обняли меня за плечи. Не знаю, можно ли считать, что мы помирились, но на душе стало существенно легче. Я с удовольствием постояла бы еще в объятиях Ильдина, но время неумолимо приближало очередное занятие. Хотелось надеяться, что Аруку-сан не будет таким мелочным и вредным, каким сегодня себя продемонстрировал господин Ишико.
   - Пойдем помогу тебе с волосами, - с неохотой отстранилась от друга. Смущало, что Дин тоже не торопится разжимать руки и отпустить меня. Хотелось как-то смягчить неловкую ситуацию, но в голову ничего не приходило. Поэтому я произнесла первое пришедшее на ум: - Скажи, а на этой планете энергии так же мало, как и на прошлой?
   - Ты думаешь, я тебя поэтому обнимаю? - как ошпаренный отскочил от меня Ильдин, покраснел и ушел, поджав губы. А мне захотелось побиться головой об стену или стукнуть друга, чтобы он перестал говорить глупости и впоследствии обвинять меня во в всех грехах. А ведь мне еще надо передать ему пожелание учителя и не факт, что друг отреагирует на него нормально.
  
   Глава 8
  
   И все же черным полосам в жизни или хотя бы в череде событий свойственно заканчиваться. Так и мой первый день обучения подходил к концу. Подумать только, вчера я переживала, как буду смотреть в глаза учителю, как мне с ним себя вести, не будет ли он вымещать на мне злость из-за моего отказа. А оказалось, что тренировка с Аруку-саном - была практически лучшим событием за сегодняшний день.
   Учитель дозированно распределял нагрузку на каждого, за утреннюю разминку он успел сделать выводы об уровне подготовки кадетов. Был спокоен и отстранен, но его цепкий взгляд замечал все промахи или недочеты, на кои он тут же указывал. Может, в его кротких и емких фразах чувствовалась жесткость, но все его замечания были оправданы. Он не делил курсантов, ко всем относился одинаково требовательно и это наполняло мою душу благодарностью. Сразу вспомнились свои претензии к учителю, оставшиеся со школы. Нет, резко пониманием правильности всего происходящего со мной там я не прониклась. Но после неоправданных моральных издевательств Ишико, обида на учителя слегка угасла.
   Аруку-сан был настоящим воином, решительным, жестоким, сильным, но не подлым, он никогда не унижал беспричинно, не делал этого при всех и напоказ. Да, и в его воспитании бывали перегибы, только он не стремился сломать своих учеников. Его целью было привить злость, стойкость, умение в любой момент убить противника, не мучаясь совестью или мучительным выбором, с подачи учителя мы все ненавидели рабство, свою зависимость от него. Почему? Зачем все это надо было Аруку-сану? Ведь в его силах было сделать из нас преданных рабов, слуг без собственных желаний, воинов, для которых приказ командира не подлежит сомнению. Ответа на эти вопросы у меня не было, а задать их наставнику я еще нескоро рискну.
   - Идем на ужин? - материализовался рядом со мной Ильдин, опередив Ролана. Бугай, обижавшийся на меня весь день, вдруг опять решил покорить бастион в моем лице.
   - Пойдем, - улыбнулась я другу. Не то чтобы мы с ним помирились, скорее, пытаемся это сделать. - В общежитие заходить будем?
   - Зачем? Руки и в столовой помыть можно. Чувствую, если я залезу под душ, то уже никакой ужин не соблазнит меня выйти потом из комнаты, - фыркнул блондин, а я посмотрела на него. Он единственный выглядел чисто и опрятно, не то что я или другие члены нашей группы. Ни тебе размазанной грязи на лице, ни пропитанной потом одежды, ни малиновых от нагрузки щек, ни взлохмаченных и пыльных волос. Вот это навык! Да, мне такое и не снилось.
   - Сандра, ты с нами? - оглянулась я на свою синеволосую подругу. Тренировка ей далась тяжело, но сознание она вроде бы терять не стала. Хотя вот ей точно не стоит идти в общежитие, иначе на ужин она не встанет. - Пошли, а то потом лень будет возвращаться.
   - Не думаю, что я смогу что-то съесть, - судя по бледному лицу девушки, ее слегла подташнивало.
   - Это тебя так кажется. Пойдем, от горячего кофе или чая тебе сразу станет легче.
   - Все верно, - незаметно подошел к нам Райвен. - Извините, что навязываюсь в вашу сложившуюся компанию, но я тоже решил не терять время и сначала поужинать. Меня зовут Райвен.
   - Ильдин, - окинул парня подозрительным взглядом друг, но руку все же пожал.
   - Сандра, - чуть улыбнулась синеглазка, как бы невзначай приглаживая растрепавшиеся волосы.
   Хм, неужели ей нравится Райвен? Не то чтобы молодой человек был совершенно непривлекательным, а сейчас, когда на его лице отсутствовало мрачное выражение, его даже можно было назвать приятным, но все же по сравнению с Сандрой он был немного блеклым. Рост чуть выше среднего, темно-русые короткие волосы, карие глаза, тонкогубый рот. Вроде все по отдельности не так уж и плохо, но таких лиц, как у него тысячи. Или я такая привередливая? Скорее всего, ведь у Райвена нет длинных волос.
   Мысль об обязательном атрибуте, который необходим мне для того, чтобы посчитать мужчину привлекательным, развеселил меня. А заодно напомнил, как перед тренировкой Ильдин все же зашел в мою комнату, чтобы я заплела ему косу.
   - Только ничего не говори, - произнес он, повернувшись спиной и нагло сев у моих ног.
   - Вот еще, - фыркнула я. - Я не только буду разговаривать, еще и за волосы тебя, дурака такого, подергаю. А потому что нечего мне приписывать какие-то дикие мысли.
   Конечно, дергать я не стала, у меня рука не поднялась бы на такое кощунство, а вот расчесать эту сказочную шевелюру давно хотелось. Что я и сделала. Волосы Дина опять нагло, под стать своему хозяину, ластились к моим рукам. И если бы не оповещение о скором начале очередных занятий, мы с Дином о них еще долго бы не вспомнили. Друг даже не скрывал блаженства на лице, казалось, еще чуть-чуть и он начнет мурчать. Да и мне самой нравилось возиться с его волосами, было это волнительно и как-то интимно, что не могло не отразиться на моих щеках пунцовым румянцем. Правда, резкий сигнал заставил отбросить нескромные мысли и действовать в темпе. Поэтому косу Дину я заплела быстро, а на тренировку мы прибежали даже не самые последние.
   Ужин прошел в дружеской атмосфере, не мы одни из нашей группы сначала решили поесть, а потом уже пойти в общежитие. Столы в столовой были рассчитаны на шесть человек, так что Дон и еще один парень, представившийся Стивом, присоединились к нам. А сексапильная блондиночка, что второй день не давала прохода Ильдину осталась не у дел и ей пришлось искать себе другое место. А вот нечего было так долго наводить красоту в общественном туалете. Я постаралась ничем не выдать своего злорадства. Но на друга все же поглядывала, а вдруг он недоволен сложившейся ситуацией. Дин, казалось, даже не заметил произошедшего казуса, он иронично улыбался, шутил, как будто и не было этой нелепой утренней ссоры.
   - Дин, подожди, - остановила я друга, который намеревался продолжить путь в свою комнату. - Зайди на пару слов.
   - Спокойной ночи, - подмигнул мне Дон. А Райвен со Стивом просто кивнули на прощание. Я улыбнулась и разблокировала дверь в свой отсек.
   - Тебе помочь с волосами? - спросила я, едва друг зашел ко мне.
   - Ты только это хотела спросить, малышка? - лукаво сверкнул глазами парень, обхватывая меня двумя руками за талию. - Слушай, а может быть, душ подождет? Давай просто поваляемся, а то меня ноги уже не держат?
   - Я бы не прочь отдохнуть, но учитель пригласил на тренировку в спортзал после ужина, - с сомнением произнесла я, потому что вытянуть гудящие ноги действительно хотелось.
   - Началось! - поджал губы блондин. - Нерида, ты только сегодня называла меня идиотом за то, что я чуть больше уделял внимание девушке. А сейчас сама собираешься идти на свидание? И ладно бы с каким-нибудь придурком типа Ролана...
   - Дин, это не свидание, не выдумывай. Учитель просто напомнил мне, что я давно не упражнялась с мечами. Он, кстати, и тебя пригласил. Не думаешь же ты, что ему на свидании были бы нужны свидетели?
   - О чем я думаю, не имеет значения, - хмыкнул Ильдин. - А на тренировку сходим, но не сейчас, а через час. Надеюсь, детка, тебе не надо рассказывать, как вредны физические нагрузки сразу после еды?
   - Может, хватит называть меня "детка"? Меня бесит это слово. И вообще, надо сходить в душ, переодеться, а потом отдыхать, - попыталась выкрутиться из загребущих рук друга, который приподняв меня, шел к моей кровати.
   - Зачем? На тренировке ты опять вспотеешь, испачкаешься, так никакой одежды не напасешься, - ехидно улыбнулся блондин. - Или ты все же собираешь на свидание? Мой тебе совет, если хочешь проверить, как к тебе относиться мужчина, пусть он увидит тебя в непрезентабельном виде: грязной, усталой, в слезах. Если не любит, то сбежит. Я вот тебя даже в объятиях другого мужчины видел и все равно рядом. Это о чем-то да говорит, подумай.
   - Ха, зато ты не стал ходить со мной по торговому центру, а учитель это тяжкое испытание выдержал, - решила свести все намеки друга к шутке. Тем более говорить о том, что Аруку-сан не только видел меня усталой, грязной, раненой, но и сам доводил до такого состояния не хотелось.
   - Ну если это последнее препятствие, то я согласен, - с мукой в глазах произнес Ильдин, потом последовало неуловимое движение и вот мы уже лежим рядышком на узкой койке. - М-м-м, а может, я перееду к тебе в комнату?
   - Дин, а тебе не кажется, что для этого должна быть серьезная причина? - Я округлила глаза в недоумении. Нет, в голове, конечно, крутились разнообразные идеи, почему друг мог такое предложить, некоторые даже весьма фривольные, но я была уверена, что все они неправильные.
   - Серьезней не бывает, подруга. Я тут подумал на досуге, мы же учиться сюда пришли, а нам этого не дают делать. На меня всякие девки вешаются, тебе парни прохода не дают. А если бы все думали, что мы пара, таких эксцессов не возникало бы. Ты только представь, как было бы удобно: на занятия ходили бы вместе, возвращались тоже, вечерами ты учила бы меня этой всей технике, а я тебя фехтовать саблями. А спать в одной кровати мы уже и так привыкли, - блондин смотрел на меня такими честными глазами, какими я у него никогда не видела.
   - Э-э-э, это все, конечно, интересно, - пробормотала я, пытаясь понять, как реагировать на слова Дина. С одной стороны, его предложение отражало мои мысли, меня саму бесило внимание парней, поэтому играть в фиктивную пару не казалось чем-то неприемлемым. С другой стороны, Ильдин и словом не обмолвился о своей особенности потребления энергии. А я не хочу, чтобы все думали, что мой парень, пусть и фиктивный мне изменяет. - Только съехаться нам никто не разрешит, да и ты здоровый мужчина с вполне понятными потребностями. Как ты их собрался решать?
   - Малышка, не надо делать из меня маньяка, - Ильдин лучился теплой улыбкой. - Я понял, куда ты клонишь, и заверяю, что месяц вполне могу продержаться. А насчет "съехаться", мы даже не будем спрашивать разрешения. Я узнавал, курсанты могут спать где угодно и с кем угодно, главное, не покидать территорию академии первый месяц. А еще мое присутствие ночами гарантировано защитит тебя от учителя, точнее, его от тебя. Или ты уже решила к нему вернуться?
   - Ничего я не решила, мне надо подумать, - буркнула я и завозилась под боком друга. Честно признаться меня неприятно задела фраза, что рядом со мной он вполне может продержаться месяц без секса. А если учесть, что на этой планете месяц равен четырем декадам, то поневоле в голову лезут грустные мысли - Дин выбрал меня, потому что я единственная, кто его не возбуждает. Раньше да, но после той сцены в отеле с учителем, друг сам немного отстранился, перестал донимать меня пошлыми намеками и шуточками. И даже сегодняшний поцелуй виделся мне теперь в другом ключе, что если Дина не столько оскорбили мои слова, сколько понимание, что влечение ко мне прошло?
   - Но пока ты думаешь, я же могу у тебя поспать? Ну, пожалуйста, - под просящим взглядом приятеля я не удержалась и кивнула. Вот если бы мы с ним сегодня не ругались, я выпроводила бы этого наглеца из свой комнаты, а так совесть не позволила. - Нанами, ты настоящий друг!
   Поцелуй в лоб был явно лишним, я и так уже хотела задушить одного блондинистого товарища. Статус "друга" мне почему-то совершенно не понравился.
  
   ***
  
   Аруку-сан злился - Нанами задерживалась! О нет, он знал, что она придет, не сможет проигнорировать его предложение, но как же тяжело ждать. Правда, сторонний наблюдатель никогда не догадался бы об эмоциях воина, слишком хорошо он умел их скрывать. Так и Нанами с ее белобрысым другом, зайдя в спортзал, увидели куратора медитирующим в позе лотоса и излучающим ауру абсолютного спокойствия.
   - Вы опоздали. Но это моя вина, я не указал точного времени. С завтрашнего дня занятия начинаются в восемь вечера. Разминайтесь, - не открывая глаз, произнес Аруку-сан. Гнев сменился мягкой расслабленностью, стоило ощутить запах Нанами. Ее дружка он тоже учуял и мужчину очень раздражало его присутствие, но он решил, что соперника, как и врага, надо сначала изучить, а уже потом уничтожать. Тем более, пока на Нами только поверхностный запах этого хлыща, за свою жизнь он может не опасаться. Осталось намекнуть ему, что в его же интересах сделать все, чтобы так дальше и оставалось.
   Из позы лотоса Аруку-сан взвился на ноги, сделав обратное сальто через голову. Захотелось покрасоваться перед Нанами, показать, что пусть он не так молод и красив, как все эти молокососы - кадеты, вечно крутящиеся рядом с девушкой, но в силе и ловкости ему нет равных.
   Завороженность девушки целебным бальзамом пролилось на горячее сердце зверя. Именно его желанию мужчина поддался, когда ужом скользнул мимо двух мечей Нанами, которыми она отрабатывала сцепки ударов. Блок, захват, и вот обезоруженная ученица в его руках.
   - Плохо, Нанами, плохо, - мягко проговорил он, любуясь гневом и тщательно подавляемым восхищением в глазах девушки. Как же ему хотелось ее поцеловать, страстно, долго, неистово, чтобы она забыла обо всем, кроме его ласк. Но нельзя, не время, хотя кое-что он может сделать: - Но мне нравится, как ты на меня смотришь, Нами.
   Аруку-сан выпустил ученицу и перевел взгляд на ее друга, воина не обманули расслабленная поза и немного вальяжная полуулыбка. Кем бы этого парня не считала Нанами, но явно не так прост, как кажется. И к девушке у него отнюдь не дружеские чувства. А вот это он зря, Нанами он не получит!
   - Сабли там, - равнодушно махнул рукой Аруку-сан в сторону свертка, лежащего на стопке мат. - Тебе наверняка нужно время, чтобы привыкнуть к незнакомому оружию. А я пока напомню Нанами о том, что мечи не любят небрежного к себе отношения.
   Аруку-сан любовался девушкой, ее движениями, порывистыми и текучими, обманчивыми и точно попадающими в цель. Он наслаждался их поединком, купался в гневе Нанами и ее желании выместить в учебном спарринге все негативные эмоции, которые накопились у нее за прошедший день. Потом он обязательно укажет ей на ошибки, разберет каждое движение, спросит за гневный взгляд и ругательства, срывающиеся с ее нежных уст. А пока пусть освободит душу, почувствует азарт и жажду победы. Он давно мог бы обезоружить Нами, ранить, но не стал этого делать. Не потому что пожалел, жалость в процессе обучение не лучшее подспорье учителю, а потому, что не в его правилах отбивать охоту у учеников к совершенствованию. А оно невозможно, если ученик будет уверен, что никогда не сможет победить.
   - Уже лучше, - произнес Аруку-сан, останавливая схватку. Он видел, что Нанами устала, ее выдавали чуть дрожащие руки, влажный от пота лоб, упрямо поджатые губы. Другая давно сдалась бы, но не его непокорная девочка. Руки так и тянулись схватить Нанами в охапку, унести в свою берлогу, спрятать ото всех и никогда не отпускать. Но он лишь сделал шаг к той, чей образ не давал ему покоя, нежно прикоснулся пальцами к ее щеке и сказал: - Отдыхай, поговорим потом.
   Взгляд Нанами притягивал, а ее приоткрытые губы манили. Мужчина понимал, что сбившееся дыхание и расширенные зрачки у девушки от схватки, а не от страсти, но так приятно было обманываться и думать, что она тоже сейчас жаждет его поцеловать.
   - Сабли так себе, баланс отставляет желать лучшего, - голос белобрысого парня разорвал интимный момент, вызывая ярость зверя. Но Аруку-сан ничем не выдал своего состояния, спокойно обернулся к сопернику. А у того с самообладанием было значительно хуже. Столь неприкрытая ревность, которая прослеживалась в глазах парня, заставила учителя усмехнуться.
   - Если будет желание, познакомлю тебя с одним мастером, он может изготовить любое холодное оружие, - сказал Аруку-сан, перетекая в боевую стойку, тем самым приглашая соперника начать спарринг.
   "А щенок не так прост", - подумал мужчина уже через несколько секунд после начала схватки. О нет, парень не стремился показать разом все свои умения или поддаться эмоциям и наброситься на Аруку-сана. Щенок всего лишь показывал "зубы", грамотно прощупывая соперника. Его стиль был незнаком учителю, но взгляд уже подмечал основные связки, блоки и лишние движения, коими он красовался перед Нанами. Легкость, с какой он крутил сабли выдавали в нем опытного бойца. Не того, кто только и может, что демонстрировать свой навык в спортивных состязаниях, а того, кто ни раз убивал в схватке за свою или чужую жизнь.
   "Совсем не прост", - ухмыльнулся Аруку-сан, парируя сыпящиеся на него удары и заражаясь несвойственным ему азартом. Ему впервые попался достойный противник и тело ответило всплеском энергии. Мир замедлился, а зверь предвкушающе оскалил клыки.
   Сложно сказать, сколько длился их пробный поединок и кто в итоге одержал бы в нем победу, если бы парень так не вовремя не подставился под кончик меча Аруку-сана. Мужчина успел удержать руку, не дать ей закончить начатое движение, долженствующее рассечь предплечье соперника полностью. Учителя охватили раздражение и непонимание ситуации, ведь он видел, парень мог отразить его меч. Но последующие события заставили мужчину заскрипеть зубами от досады.
   - Ильдин, ты в порядке? - подбежала к ним Нанами, красивая в своем искреннем волнении. Но вся ее забота была направлена на этого хитрого шакала, которые строил из себя умирающего, а сам бросал на Аруку-сана взгляды полные превосходства. - У тебя кровь. Подожди, не шевелись, я сейчас перевяжу.
   - Рана неопасная, Нанами проводи друга в медблок. Завтра жду вас в восемь, - этот бой определено выиграл щенок, но Аруку-сан умел проигрывать достойно. Как бы ему самому не хотелось оказаться в нежных руках Нанами, он не стал бы поддаваться. Потому что в глазах любимой женщины он хотел остаться самым-самым, непревзойденным во всем!
  
   ***
  
   Да когда уже этот день закончится?! Я уже с ног валилась от усталости, а приходилось выслушивать капризы раненого Ильдина. Ну ладно он отказался от медицинской помощи, объясняя это тем, что на наши лекарства, основанные на искусственных компонентах, у него аллергия, так он не захотел даже зайти за регенерирующим пластырем. Пришлось мне пожертвовать своей футболкой, благо под ней была спортивная маечка. Всю дорогу до общежития друг придерживался за меня, выбрав для этого талию. На мое язвительное замечание, что для человека, потерявшего не так уж много крови, его ладонь слишком часто соскальзывает и не лучше ли ему держаться за мои плечи, этот наглец с умирающим видом заявил:
   - Плечи у тебя узкие, моей руке и зацепиться там не за что, а вот бедра то, что надо. И вообще, я того и гляди сознание потеряю, а ты меня подозреваешь в каких-то пошлостях. Не ожидал я от тебя такого, подруга.
   Дальше - больше. Естественно, Ильдину потребовалась моя помощь в принятии душа. Его тонкая душевная организация не позволяла ему лечь спать не смыв с себя "пыль прошедшего дня". Да-да, блондинистый интриган, который только притворялся смертельно раненым, оказался еще и поэтом. Была у меня мысль послать его все-таки в медблок, но Дин так артистично имитировал немощность, что у меня закрались сомнения. А вдруг ему действительно плохо? Так что и вечерний душ мы принимали вместе. Помогла другу раздеться, помыться и обработать рану, как я и думала, она была несерьезной.
   - Это что? - отлип от стены Ильдин и недоуменно уставился на свою новую повязку.
   - Гигиенические прокладки, - ехидно ответила я, клея ему на руку этот женский атрибут.
   - Малышка, у тебя совесть есть? Я, можно сказать, жертва преподавательской ревности и произвола, а ты мне еще с этой гадостью предлагаешь ходить? - страдальчески закатил глаза Ильдин, пряча под ресницами лукавство и что-то еще.
   - Пф, ты жертва не произвола, а собственной глупости, - фыркнула я. - Вот что тебе стоило сходить в медблок и сказать, чтобы тебе просто перевязали руку? А раз ты отказался, будешь ходить с тем, что есть. И вообще, почему сразу гадость? Очень милые прокладки - тонкие, эластичные, дышащие, а расцветка какая приятная...
   - Нерида, не зли меня, - залился пунцовым румянцем Ильдин, вызывая своим видом желание еще немного над ним поиздеваться. Он был таким милым в своем праведном возмущении, которым пытался скрыть неловкость, что так и тянуло потрепать его за щечку. Не понимаю, как можно не стесняться своего тела, спокойно разговаривать на интимные темы и при этом смущаться при упоминании прокладок? Да их же рекламируют везде и повсеместно, даже дети на них внимания не обращают.
   - Ну раз ты уже не умираешь, я пойду наконец-то отдыхать. Спокойной ночи, - я быстренько разблокировала душевую кабину и сбежала от друга, наплевав на то, что сама толком не помылась. Точнее, мой прием водных процедур проходил сразу в одежде, основная вода успела стечь, пока я оказывала Дину первую помощь, но мокрые следы за мной оставались приличные. А ладно, высохнут.
   - Правильное решение, спать хочу, аж глаза сами закрываются, - догнал меня полуголый Ильдин, зевая и пытаясь опять пристроить свою руку на моем бедре.
   - То-то я смотрю ты свою комнату прошел, - скинула я ладонь друга и кивнула на его дверь. - Увидимся завтра...
   Что хотел ответить блондин не знаю, но взгляд у него был очень упрямый и уже далеко не умирающий. Неподалеку открылась чья-то комната и из нее выглянула знакомая белобрысая девица в весьма откровенном неглиже.
   - Ильдин, ну где ты запропастился? - томно произнесла она.
   Вот знаю, что весь вечер Дин провел мной, но откуда такое ощущение, что мне успели наставить рога? И ведь по факту у меня нет на друга никаких прав, а морду блондинистой кикиморе разбить хочется. Так успокаиваемся и вспоминаем уроки учителя, то есть стоим и отстраненно улыбаемся, а желание оттаскать за волосы этих двоих прячем так далеко, чтобы никто и не догадался.
   - Малышка, ну хватит дуться, - меж тем никак не отреагировал на появление блондинки Ильдин. Точнее, начал работать на публику и вживаться в роль моего парня, хотя я своего согласия пока не давала. - Я же извинился. Поверь, для меня не существует других девушек, кроме тебя. Ну прости, котенок, это все ревность. Не успели мы сюда поступить, а тебе не только парни прохода не дают, но и куратор клеится. А качок вообще всем говорит, что вы целовались. Можно, я набью ей морду?
   - Иди спать, Ильдин, - сдерживая улыбку, произнесла я.
   - Как скажешь, милая, - подарил мне лукавую улыбку парень, подхватил на руки и понес к моей комнате. И это недавний умирающий...
   - Надо же, такая маленькая, а такая тяжелая, - поставил меня на пол Ильдин в моей комнате и привалился к стене.
   - Если опять решишь притворяться умирающим, я позову твою блондинистую подружку. Уверена, она с радостью о тебе позаботиться, - не поддалась я на бледный вид парня.
   - Не больно то и хотелось, - фыркнул Ильдин, снял с себя все то немногое, что на нем было и нагло юркнул на мою кровать под одеяло.
   - Ты ничего не перепутал?! - возмутилась я.
   - Котенок, хватит болтать, раздевайся и ложись. Только, когда будешь кидать свои вещи в чистку, про мои не забудь, - зевнул друг и демонстративно отвернулся к стенке.
   Я на мгновение застыла, хватая ртом воздух и пытаясь не разразиться потоком ругательств и оскорблений. Останься у меня больше сил после сегодняшнего дня, я выпроводила бы обнаглевшего засранца из своей комнаты, но мне хотелось только одного - лечь. Поэтому я подняла вещи Дина, представляя всевозможные кары на его голову, кинула их вместе со своими в чистку, переоделась в пижаму и легла спать. Ящик для чистки вещей представлял собой эдакий сборщик грязной одежды, которую как-то маркировали и отправляли в прачечную, а потом возвращали обратно чистой и отглаженной. Очень удачное изобретение, а с учетом того, что в школе Аруку-сана нам иногда приходилось стирать свои вещи вручную, в основном в качестве наказания за какую-нибудь мелкую провинность, я этот ящик успела полюбить с первого взгляда и безоговорочно.
   - А поцелуй перед сном? - тихий голос Ильдина раздался над моим ухом, когда я практически заснула.
   Говорить было лень, поэтому удар локтем в бок этого притворщика, я посчитала достаточным ответом на его вопрос.
   - Понял, не дурак, - прохрипел блондин, но за талию меня все же обнял, а носом зарылся в мои волосы. - Злая ты, Нанами, и что в тебе только мы с наставником нашли...
   Зря он напомнил об учителе, перед глазами возникла картинка его поединка с Ильдином. Сердце замирало от беспокойства за друга и от восхищения Аруку-саном. Движения учителя были выверены, точны, стремительны и настолько органичны, что казались танцем, смертоносным и потому пугающим. Дин тоже ему не уступал, его сабли мелькали, будто живя своей жизнью, но все же чувствовалась какое-то показушничество. Может, Ильдин где-то выступал? На спортивных состязаниях, на сцене или в других местах? Аруку-сан говорил, что настоящая техника боя очень отличается от той, что показывают простым обывателям. Он ни раз включал нам, своим ученикам, записи спортивных состязаний и требовал, чтобы мы указывали на основные ошибки. Радовалась ли я победе учителя? Скорее, не сомневалась.
   Вздохнула и попыталась выкинуть из воспоминаний мягкую улыбку наставника и его слова "мне нравится, как ты на меня смотришь, Нами". Как и тогда меня опалило жаром, фантазия пустилась во все тяжкие, незаметно перенося неутоленные желание в сновидения.
  
   Глава 9
  
  
   Знакомый пейзаж заброшенного дома у небольшого пруда, сразу подсказал мне, что я опять нахожусь в странном сне. С каждым моим появлением в этом месте, которое я заочно считала своим настоящим домом, меня все сильнее влекло зайти в полуразрушенное строение. Когда-то оно было не очень большим двухэтажным коттеджем, светлым и с большими витражными окнами. В памяти возник ухоженный сад, в котором всегда можно было найти какие-то вкусные фрукты и ягоды, много цветов и любимая беседка мамы, вон там за домом. Только подумав о беседке, я сразу оказалась на тропинке, разглядывая разросшиеся лианы и кусты, которые заполонили собой все пространство, как внутри, так и снаружи. Я подошла ближе, не собираясь входить, просто посмотреть и тут мой взгляд зацепился за яркий предмет в траве. Мячик. Обычный детский мячик с яркими рисунками, которые менялись, стоило только взглянуть на них под другим углом. Я завороженно уставилась на этот предмет, мозг в панике требовал уйти подальше и ничего не трогать в этом необычном сне, а руки уже тянулись к мячу.
   Прикосновение к игрушке отдалось вспышкой боли в голове, не очень сильной, но она с каждой секундой нарастала. Один за один всплывали образы или картинки из прошлой жизни: вредная нянька, ласковая мама, всегда какой-то задумчивый отец, безликая прислуга и целый мир, каким для маленького ребенка был сад вокруг дома. Все эти воспоминания были отрывочными, хаотичными, как кадры из старинных фильмов. Но и этого для меня было много, что-то внутри противилось этому знанию, не давало сосредоточиться на чем-то одном. Я с силой сжала мячик, пытаясь отрешиться от хаоса в голове и думать только о нем. Мне была необходима ниточка, способная вырвать меня из плена собственной памяти. А мячик всего лишь игрушка, с которой у меня наверняка только положительные воспоминания...
  
  
   Они пришли из сада - тени, крадущиеся к дому и почти сливающиеся с окружающим пространством. Я как раз стояла у беседки с мячиком в руках, хотела позвать маму и поиграть с ней. Вредная нянька пыталась заставить меня учиться, но я от нее сбежала на улицу.
   - Вот вы где, юная леди! - вывернула из-за угла раздраженная нянька. Большего она сказать не успела, одна из теней, которую женщина не заметила, скользнула к ней почти вплотную. Сверкнуло лезвие на солнце и голова няни покатилась по дорожке, оставляя за собой кровавый след. А тень, перехватив меч по другому, ухмыльнулась и сделала шаг в мою сторону.
   - Ма-ма! - закричала я и побежала к ней, инстинктивно ища защиту. Ужас буквально дышал в спину, звук медленных шагов неизвестного пугал сильнее, чем убийство няньки.
   - Малышка? - мама с трудом вышла из беседки, ей было тяжело ходить из-за того, что у нее в животике жил мой братик. Мама обещала, что он скоро родится и мы будем вместе играть. Я очень ждала этого момента, но тогда просто спряталась за маму.
   - Ну здравствуй, сестричка, - тень провела по лицу рукой и вот перед нами с мамой предстал знакомый злой дядя. Я видела его в гостях у дедушки, он и тогда смотрел на меня с ненавистью. - Далеко же ты спряталась, не чаял уже и сыскать, но твой покойный муженек мне помог...
   - Ты лжешь! - ахнула мама, бледнея и приваливаясь к беседке.
   - Никогда. - Взгляд дяди пылал ненавистью, а волосы искрили на солнце. Он медленно и вальяжно шел к нам, держа в руках меч. - Разве я не обещал тебе, что твой муженек сдохнет? О, он пытался сопротивляться, но куда ему тягаться со мной. Было приятно наблюдать, как он медленно превращается в идиота, когда я вытаскивал из его мозга твое местонахождение. Так что мой удар меча, отрубивший ему голову, можно назвать милосердием. А еще я обещал, что вырежу весь его род, если он посмеет увезти тебя? Помнишь? Прислушайся, тишина вокруг завораживает, я бы на месте твоего мужа озаботился более надежной охраной для своих ублюдков. Так что сейчас, моя дорогая, живы только ты и твоя девчонка. Но и то это ненадолго. Ты же знаешь, что бывает с теми, кто меня разочаровал? Вспомни, что я обещал тебе, если ты родишь детей не от меня?
   - Ты не посмеешь, - прошептала мама, с обреченностью глядя на приближающегося мужчину. - Отец...
   - Он тоже мертв! Теперь я глава клана и никто мне не указ! И ты сдохнешь, тварь! Ты во всем виновата! Ты и гребанная привязка, из-за которой я схожу с ума, - с последним выкриком мужчина с красными волосами ударил маму мечом в живот. Наш с ней сдвоенный крик огласил окрестности. Я кричала и плакала от страха, а мама от боли, хватаясь руками за живот и истекая кровью. Над ней стоял убийца и продолжал глумиться: - Думаешь, меня разжалобят твои крики?! Нет, я каждую ночь видел, как ты отдаешься другому, и у меня осталось только одно желание - чтобы ты на себе ощутила, каково это медленно умирать, зная, что ничего уже нельзя исправить.
   Ненависть всколыхнулась в детской душе, я бросилась на врага и вцепилась в его ногу зубами.
   - Мерзкий выродок, - одним ударом меня отбросили в сторону. - Хотел убить ее быстро, а сейчас думаю стереть память и продать в какой-нибудь низкосортный бордель на самой отсталой планетке. Ну как тебе, моя дорогая, умирать, зная о такой участи для собственной дочери?
   - А как тебе жить, зная, что собственноручно убил своего нерожденного сына? - прохрипела мама, ее глаза заволокла пелена, но она нашла меня взглядом и смогла подарить вымученную улыбку. - Прячься, Нерида. Помнишь, как тебя учила? Прячься, мое солнышко...
   - Скажи, что ты солгала?! - меж тем упал на колени рядом с мамой убийца и схватил ее за плечи. - Ты ведь специально лжешь! Это не может быть правдой!
   Крики сумасшедшего убийцы разносились по всей округе, а я бежала все быстрее и быстрее. "Прячься, прячься, прячься", - раздавался в голове голос мамы.
  
   В себя я пришла на берегу пруда. Меня трясло, руки дрожали, слезы текли по щекам, я мечтала проснуться, но сон никак не хотел меня отпускать. Дом осязаемой тенью маячил за спиной, требуя войти в него и вспомнить все. А страх сковывал конечности, не давая пошевелиться.
   - Нанами, что случилось? - присел рядом учитель, весь такой домашний с оголенным торсом и распущенными волосами, живой, и все же плод моего подсознания. Но мне было все равно, я бросилась мужчине на шею, цепляясь за него, как за единственную ниточку, что связывала меня с реальностью. Я никогда не плакала при учителе, а тут рыдания вырвались сами собой, орошая слезами грудь Аруку-сана.
   - Нами, девочка моя, скажи, чем те помочь? - крепко обнял меня наставник, будто защищая от всего мира.
   - Я вспомнила, как убили маму, - смогла произнести между всхлипами. - Я знаю, это сон и хочу проснуться, но не могу. Разбудите меня, пожалуйста...
  
   ***
  
   Ильдин проснулся от стонов и слез Нериды. Она металась в кровати, плакала, что-то говорила на неизвестном ему языке. Он пытался разбудить девушку, но у него никак это не получалось. Ни свет, ни вода, ни тряска, ничего не помогало, а когда у Нериды пошла носом кровь, Ильдин серьезно испугался. Он не знал, чем еще можно помочь, все больше переживая за здоровье подруги. Идея отнести девушку в медблок, пришла резко и удивительно вовремя, потому что не успел парень надеть штаны и нагнуться к Нериде, чтобы подхватить ее на руки, как входная дверь блока отъехала в сторону, впуская полуголого Аруку-сана.
   - Что ты тут делаешь?! - зло спросил мужчина, от него чуть ли не физически исходила звериная мощь и жажда убийства.
   - Могу задать вам тот же вопрос, - Ильдина было непросто напугать, в своей жизни он встречал более опасных нелюдей. - Но не думаю, что сейчас есть время это выяснять. Я не смог разбудить Нериду, хотел отнести ее в медблок.
   - Это крайний вариант, - куратор стремительно пересек комнату и оттеснил парня. - Я попробую акупунктуру, если и она не поможет, придется обращаться за медицинской помощью. Но тебя это не должно уже волновать, возвращайся в свой жилой блок. И вообще, держись от Нанами подальше, если планируешь прожить долгую и счастливую жизнь. Она моя!
   - Вот только она так не считает, - хмыкнул блондин, наблюдая, как Аруку-сан в одном ему ведомом порядке надавливает на активные точки на теле Нериды. Удивительно, никакой магии, только механические манипуляции, но дыхание девушки выровнялось, а кровь перестала течь из носа. Ильдин подхватил с пола свою футболку и аккуратно начал оттирать лицо Нериды.
   - Отойди от нее, пока я тебе руки не сломал, - слова куратора прозвучали практически равнодушно, но от них почему-то повеяло такой опасностью, что Ильдин приготовился к нападению.
   Именно в этот момент Нерида открыла глаза, сонные, растерянные, она никогда еще не выглядела такой ранимой и потерянной. Ильдину захотелось схватить ее в охапку и унести как можно дальше от всех печалей. Но пока он сомневался и боролся с нежданно нахлынувшими эмоциями, наставник приподнял девушку и крепко прижал к своей груди. Он что-то шептал Нанами на ухо на незнакомом Дину языке, бережно гладил ее по волосам и по спине, успокаивая. А потом Аруку-сан скользнул губами по щеке девушки и накрыл ее уста поцелуем. В этом действии не было эротического подтекста, скорее, так целуют безнадежно необходимого и родного человека. Руки Нериды сначала вяло шевельнулись, а после неуверенно обвились вокруг шеи мужчины. Для Аруку-сана это послужило толчком, сигналом, его поцелуй стал глубже, а действия рук порывистее.
   Ярость вперемешку с ревностью накрыли Ильдина с головой, в мозгу крутилась только одна мысль, что это он должен был спасти Нериду от неведомой опасности и вот так ее целовать.
   - А может, все-таки от медблока будет больше пользы, чем от искусственного дыхания? - язвительно поинтересовался он и не думая уходить, ведь тогда эта парочка на поцелуях не остановится. Свою совесть Ильдин успокаивал мыслью, что он заботится о единственной подруге, которой в данный момент секс только навредит.
  
   ***
  
   Голос Ильдина раздался так неожиданно, что я вздрогнула. Как-то резко пришло понимание, что я уже не сплю, а поцелуи Аруку-сана самые что ни на есть реальные, как и его ласковый, бередящий душу взгляд. Сердце охватило смятение, воспоминания о недавних словах учителя и его объятиях, заставили покраснеть. Я попыталась отстраниться от мужчины, не смотреть в его глаза, не думать о губах, которые дарили еще минуту назад столько нежности.
   - Что вы тут делаете? - задала я самый глупый вопрос в своей жизни, а дрожащий голосок очень ему соответствовал. Как же, наверное, жалко я выгляжу со стороны. Соберись, размазня!
   - Ты сама просила тебя разбудить, помнишь? - с какой-то тайной надеждой спросил Аруку-сан, пристально вглядываясь в мои глаза. А я от его слов буквально похолодела, кадры из сна всплыли столь ярко, что у меня закружилась голова. Да и сон ли это был на самом деле?! А если все это правда?! Ненависть и ярость прогнали пелену перед глазами, я попыталась вскочить. - Тише, девочка моя, не надо резких движений, сейчас они вредны для тебя. Лучше ляг, отдохни...
   - Как я могу отдыхать?! Если закрыв глаза вижу, как убивают мою маму. Я ни о чем не могу думать, кроме как о мести! Но кому мстить? Я ведь даже не знаю, как зовут убийцу, - я с трудом сдерживала рвущиеся наружу слезы, хотелось что-нибудь разбить или сломать.
   - Не переживай, малышка, все образуется, - присел рядом со мной Ильдин и, на глазах у учителя, нагло обнял меня за плечи. - Мы обязательно отомстим твоим врагам, обещаю. Уверен, если память к тебе начала возвращаться, то она подкинет какую-нибудь зацепку. Например, название планеты или другие знаковые события.
   - Молодой человек прав, не стоит спешить с местью, к ней надо хорошо подготовиться, - спокойно произнес Аруку-сан, только взгляд, которым он одарил Дина был многообещающим. Я, на месте друга, поостереглась бы ходить в одиночестве и по темным подворотням. - А теперь ему пора в свою комнату.
   - Вот еще, я не оставлю свою девушку одну в таком состоянии, - заявил Ильдин, пугая меня своими словами. Он что, совсем спятил?! На тот свет захотел?! Ткнула его локтем в бок, привлекая к себе внимание.
   - Хотите сказать, что вас связывают близкие отношения? - не заметить насмешку в голосе учителя мог только глухой.
   - Естественно, иначе что я, по-вашему, делаю здесь в столь позднее время? - блондин продолжал рыть себе могилу ускоренными темпами. Сердце сжалось от страха за него, я уже хотела вмешаться в их разговор, объяснить Аруку-сану, что все это шутка, но не успела. Учитель рассмеялся, шокировав меня в очередной раз.
   - Не знаю, чем вы, курсант, здесь занимались, но явно не тем, чем вам хотелось бы, - отсмеявшись, произнес Аруку-сан. - Пойдемте, я провожу вас. Только не надо выдумывать причины для того, чтобы остаться, доказать свою интимную связь с Неридой вы все равно не сможете.
   - А разве для того, чтобы поддержать друга в беде, нужно иметь с ним интимную связь? - зло спросил Дин, поднимаясь.
   - Нет. Но вы сначала определитесь, кем для вас является курсантка Нерида Нео-Нель, другом или любимой девушкой, а потом уже настаиваете на своем присутствии в ее комнате. Да, и неплохо бы узнать мнение девушки, вдруг она не видит вас ни в одном из этих амплуа? - Аруку-сан редко бывал многословен, но если уж начинал говорить, то его аргументы всегда били точно в цель. Вот и сейчас, как бы меня не злила вся эта ситуация, учитель был прав, поведение Ильдина неприемлемо. Одно дело притворяться перед сокурсниками парой, другое врать наставнику, который чует ложь будто она имеет запах.
   - Думаю, вам обоим лучше уйти, - твердо потребовала я. Пусть мне было страшно оставаться в одиночестве, но и выносить их присутствие я больше не могла. Глупо, но мне и самой было трудно решить, кого из мужчин я хотела бы сейчас видеть рядом. Наверное, никого. Потому что душе требовались: сочувствие, поддержка, и все больше разгоралось желание выговориться и выплакаться. Для этого подошла бы подруга, но не будить же Сандру? Нет, я всегда была одна, мне не привыкать справляться самостоятельно со своими проблемами и страхами.
   - Нанами, ты уверена? - нахмурился Аруку-сан. Ильдин ничего не спросил, но его взгляд был столь же красноречив, как и у учителя.
   - Более чем. Спасибо вам обоим за помощь, но время уже позднее и я хочу хотя бы немного поспать этой ночью.
   Друг бросил на меня еще один взгляд, от которого совесть мучительно сжалась, и вышел.
   - Спокойной ночи, Нами. Если что, тебе стоит только позвать и я приду, даже во сне, - наставник невесомо провел по моей щеке и тоже пошел к двери.
   Совесть напомнила о себе еще раз и я не смогла промолчать:
   - Не знаю, что это был за сон и как так получилось, что вы, учитель, услышали меня и смогли разбудить, но я вам очень благодарна.
   - Я тоже никогда не сталкивался ни с чем подобным, - признался Аруку-сан. - Но я рад, что могу быть рядом с тобой хотя бы таким образом.
   Учитель ушел. Дверь бесшумно отрезала меня от остального мира, плохого или хорошего, неважно. Где-то там были живые люди, а рядом со мной остались только фантомы страшных воспоминаний. Даже глаза закрывать не пришлось, видения нахлынули, а сердце наполнилось болью. Скрутилась в комок на узкой койке, уткнулась лбом в стену, позволяя слезам тихо течь из глаз. Сильной я буду завтра, а сегодня можно побыть ребенком, у которого отобрали любящую семью и будущее.
   Дверь в комнату отъехала повторно, я вздрогнула, но не повернулась. Я никому не давала допуск в свой жилой блок и войти мог только куратор. Так что догадаться, кто вернулся, не составило труда. Ну не Ишико же принесло ко мне среди ночи.
   - Я знаю, не меня ты сейчас хотела бы видеть, - в голосе учителя проскользнула тоска. Несколько ударов сердце и мужчина лег за моей спиной, обнимая поверх одеяла. - Более того, можешь считать меня мерзавцем, но я воспользовался своим служебным положением и твой приятель до подъема не сможет выйти из комнаты. Ты не думай, я не тешу себя иллюзиями и ни на что не рассчитываю. Я здесь чтобы оберегать твой сон, Нанами. Потому что я - твоя семья. Прости, что раньше об этом забывал.
   Самоуверенный, эгоистичный, жестокий, требовательный, Аруку-сан априори не может быть пределом девичьих мечтаний. Тогда почему мне от его слов стало легче? Откуда появилось это ощущение защищенности? Отчего я так уверена, что рядом с ним мне нестрашна целая вселенная? Эх, еще убедить бы себя, что от него мне опасности тоже ждать не нужно. Нет, не получится, я тоже не привыкла тешить себя иллюзиями.
   Горячее дыхание, шевелящее волосы на макушке успокаивало, как и то, что учитель не ждал от меня ответа и не настаивал на разговоре. Все завтра: и переживания о будущем, и муки совести, и метания из-за своей развращенности, подумать только спать ложилась с одним, проснусь с другим.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"