Бродских Татьяна: другие произведения.

Моя лучшая роль

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    (Отдельная история в мире "Удачи") Зачастую все сказки заканчиваются свадьбой. Дескать, сами догадайтесь, что случилось потом. Но как оказалось не в моем случае. Моя история со свадьбы началась. Говорят мужа тяжело найти. А чтобы был молодой, красивый, богатый, так вообще невозможно. Раскрою вам секрет - надо чтобы у него было два брата, которым он очень досадил. И вот тогда... В общем, что я вам буду рассказывать, читайте сами. Книга ОКОНЧЕНА 02.11.15, часть текста удалена


   Моя лучшая роль.
  
   Зачастую все сказки заканчиваются свадьбой. Дескать, сами догадайтесь, что случилось потом. Но как оказалось не в моем случае. Моя история со свадьбы началась. Говорят мужа тяжело найти. А чтобы был молодой, красивый, богатый, так вообще невозможно. Раскрою вам секрет - надо чтобы у него было два брата, которым он очень досадил. И вот тогда... В общем, что я вам буду рассказывать, читайте сами.
  
   Глава 1
  
   - Дорогие брачующиеся, - елейным голосом вещал святой отец.
   - Ага, очень дорогие. Особенно эта уродина, - заржал рядом мужик, сам он был пострашнее меня нынешней, но почему-то не грустил на эту тему.
   - Кел, заткнись! А то на месте нашего "друга" окажешься ты! - зашипел на него второй, который поддерживал третье тело, по прихоти судьбы исполняющее роль жениха. Тело не подавало признаков вменяемости, но хоть было живо. Правда я надеялась ненадолго.
   - Мы собрались здесь, чтобы скрепить узами брака два любящих сердца. Если кто-то против этого брака, скажите сейчас или молчите вечно, - святой отец существенно сократил церемонию, наверное, решил, что еще успеет выспаться до утра.
   - Я против! - успела крикнуть, пока мне не закрыли рот.
   - Девушка переволновалась, вы продолжайте святой отец, - прокомментировал мой выкрик второй мужик. А жених только замычал или захрапел?
   - Я так и понял, - скривился священник. - Дочь моя, все мы равны перед богом, но я бы хотел призвать тебя к смирению. И вознеси благодарности святой Елании, она тебе явно покровительствует. С твоей "красотой" можно было и не надеяться на замужество. Но продолжим.
   - Прошу ответить жениха: согласен ли он взять данную деву в законные жены, любить, оберегать ее?
   - Согласен, - за жениха ответил все тот же второй, очень импозантный молодой мужчина. Высокий, с утонченным аристократическим лицом. Цвет глаз при свечах было не разобрать, но взгляд пронзительный, умный. Только бы не маг! А вот нос у него длинноват.
   - Мне нужно согласие жениха, - капризным тоном заявил священник. - Иначе никакого обряда! Здесь вам не балаган!
   - Будет вам согласие, - проворчал аристократ и, толкнув пьяного приятеля в бок, что-то ему зашептал на ухо. Женишок закивал головой и, на мгновение скинув одурь, довольно четко произнес:
   - Да, хочу!
   Он еще пытался что-то добавить, но длинноносый ему не дал, чем-то заткнув рот.
   - Объявляю вас мужем и женой! - радостно сказал святой отец. Не поняла?! А меня спросить?! Я против! Не хочу замуж за этого хмыря! Я вообще не хочу замуж! Помогите!
   Но мое мычание никого не интересовало. Подтащив меня к алтарю, Кел протянул священнику мою левую руку, на которую тут же надели брачный браслет.
   - Ну вот, дело сделано, - довольно улыбнулся второй тип, когда точно такой же браслет застегнули на руке моего теперь уже мужа. - Ну что Кел, проводим счастливых новобрачных в апартаменты? Они наверняка мечтают побыть наедине!
   - Можно мы с ними останемся? - азартно спросил Кел. - Хочу утром полюбоваться на рожу Дона!
   - Обязательно полюбуемся, вот утром приведем родителей к ним в комнату и полюбуемся сразу на всех, - злорадно произнес длинноносый.
   ***
  
   Мне всегда везло. Но видимо в этот раз судьба решила отыграться на мне за все авансы. Как раз тогда, когда я наконец-то сбежала из отчего дома, а точнее от отчима, она решила макнуть меня головой в "выгребную яму", почему-то называемый браком. Но начну сначала.
   До двенадцати лет я жила обычной, но вполне счастливой жизнью. Единственная дочь древнего аристократического рода, его наследница и надежда на возрождение. Лучшие учителя, лучшая одежда, вышколенные слуги, это то, что меня окружало с самого рождения. Кто-то подумает, что я росла избалованным ребенком? Нет, отец был очень строг и предъявлял завышенные требования, а мать мягка и боялась с ним спорить. Но я все равно была счастлива. С детства у меня обнаружился дар иллюзий, который я благоразумно скрывала, ведь если бы об этом узнали, то всем моим каверзам и проказам пришел бы конец. Отец сам был маг, не очень сильный, но он видел во мне потенциал и все ждал, когда произойдет раскрытие моего дара. Откуда же ему было знать, что это случилось, когда мне едва исполнилось семь лет. А вот нечего было постоянно пропадать с маман при дворе, может тогда бы были в курсе успехов своего ребенка. Ну, да это к делу не относится.
   Когда мне исполнилось двенадцать, меня отправили в пансион для благородных девиц. Все пять лет, что я там провела, были просто сказкой. Конечно, нас там учили, пытались из нас сделать настоящих леди, но в целом это были веселые годы. Их омрачило только два известия. Первое, когда умер отец, от чего не знаю. И второе, когда спустя год траура, мать повторно вышла замуж. Отчим очень походил характером на моего отца, так что особой перемены я не почувствовала. К тому же он относился ко мне прохладно, не делал попыток к сближению, что меня в принципе устраивало. Потом у них появился общий ребенок и обо мне вообще забыли. Тогда меня это обижало, а сейчас я была бы рада, если бы обо мне вообще не вспомнили. До окончания пансиона все было тихо - мирно, не считая моих проделок, о которых знала только доверенная подруга. Но все хорошее заканчивается. Так и мне пришлось вернуться в отчий дом.
   Мелкий брат оказался замечательным, я с удовольствием с ним играла и тискала его. Даже показывала иллюзии, пока никто не видит, ему еще нет трех лет и рассказать об этом кому-то он не мог. Пытался, но ему не верили, посчитав, что у ребенка богатое воображение. Мама готовила меня к выходу в свет, она сама там не появлялась после рождения сына, поэтому мечтала о дворцовых балах больше, чем я. Я о них вообще не мечтала, мне хотелось путешествовать. В мире столько интересного, чтобы тратить его на какие-то танцы. А еще хотелось выступать на сцене, играть роли, перевоплощаться. В пансионе я с удовольствием участвовала в театральных постановках, иногда чуть-чуть помогая себе иллюзией, чтобы добиться нужного эффекта. Раз в год, в праздничную неделю, посвященную Новому году, в пансионе устраивали концерты для родственников обучающихся там девочек. Мама не скрывала своей радости за меня, она сама болела сценой. А вот отец, а потом отчим, были очень недовольны, они считали, что это баловством, которое не подобает нашему роду.
   На последних двух праздниках присутствовали несколько незнакомых мне людей. По тому, с каким трепетом директриса перед ними приседала в реверансе, можно было догадаться, что это кто-то высокопоставленный. И если молодой темноволосый парень, улыбчивый и очень симпатичный, был точной копией портрета нашего короля, то есть можно было догадаться кто он, то второй, меня откровенно пугал. Нет, не своей внешностью. Хотя он был не симпатичен, высокий, угловатый, немного сутулый с пронзительным взглядом почти бесцветных глаз. Он никогда не улыбался. Но при этом изредка я ловила на себе его взгляд, напряженный, заинтересованный. А еще он точно маг. Настоящим магам я завидовала и боялась их. Потому что моя иллюзия безвредна, с ее помощью невозможно защититься.
   Я бы с удовольствием училась бы управлять даже своим даром, но путь в Школу Магии был мне заказан. Девушек туда не принимали, исключение делали только для целителей и то, должно быть разрешение родителей. Это в соседней стране можно было прийти в Институт Магических Искусств, сдать экзамены и, вне зависимости от пола, возраста, социального статуса, тебя принимали на обучение. Или не принимали, если дар оказывался очень слабым.
   Так что от незнакомого мага с холодными глазами я старалась держаться подальше, меня даже не радовало внимание принца. А он после каждого моего выступления, приходил в компании этого типа за кулисы, зачастую не дожидаясь окончания представления, чтобы выразить свое восхищение. А еще надежду, что в скором времени я украшу королевский двор своим присутствием. А может, и королевский театр. Он бы стал моим самым преданным поклонником. Мне это, конечно, льстило и я бы, как обычная юная девушка растаяла бы от этих слов и внимания наследного принца, но каждый раз презрительный взгляд бесцветных глаз мага меня остужал. И следом включался мозг, который говорил, что принц никогда на мне не женится. Все знали, что у наследника есть невеста в соседней державе, и все только ждут, когда она достигнет брачного возраста. Стало быть, принц лелеет надежду сделать меня свой любовницей или, как говорят при дворе, фавориткой. Нет, я этого не хочу. Отец достаточно привил мне гордости за свой род, чтобы забыв о ней, о чести, пойти на эту скользкую дорожку.
   Но это была небольшая предыстория. А вот последние события, что произошли в нашем доме. Я подслушала разговор матери с отчимом. Они обсуждали мое будущее, а так как я знала наш замок лучше всех вместе взятых, то прокрасться тайным ходом к кабинету и все узнать не составило для меня труда. Если коротко, то им поступило предложение, от которого они не могли отказаться. Мое замужество и так было предрешено тем, что я родилась девочкой, но это же не повод меня выдавать в семнадцать лет? Почему не отложить эту свадьбу года на три? Я бы успела посетить несколько стран, благо у меня были на это деньги, ведь все наследство отца досталось мне. Кстати, если у меня родится сын в будущем, он получит и титул его, а так же все земли. То есть я очень завидная невеста. Тем более было странным, что они обсуждают мой скорый брак. Да на мне и через десять лет найдутся желающие жениться.
   - Дорогой, девочка еще так мала, - робко произнесла мать.
   - Ей семнадцать, она уже достаточно взрослая для брака, - довольно резко ответил отчим. Но глянув, как мать сгорбилась и вот-вот заплачет, обнял ее за плечи. - Пойми, милая, королю не отказывают. Ты же знаешь, я по-своему люблю нашу Ивон. Но для нее будет лучше, если она станет женой придворного мага до представления ко двору. Он единственный, кто сможет ее защитить. Ты же понимаешь о чем я?
   - Понимаю, но это так грустно, - всхлипнула мать и прижалась к груди отчима. - Я надеялась, что моя девочка познакомится с достойным молодым человеком, они полюбят друг друга.
   Да, мама у меня романтичная особа, но вот чего я не знала и была приятно поражена, что отчим по-настоящему ее любит. И даже мне ничего плохо не желает. Я его понимала, королю действительно не отказывают, но и жертвовать собой ради королевской прихоти не собиралась. Интересно, а от чего меня может защитить придворный маг? Да и вообще, кто он такой? Небось, какой-нибудь старый хрыч, похоронивший не одну жену, маги живут долго. Вывод? Надо бежать. Не то чтобы я так боялась брака или не желала его, но глупой я никогда не была. Сам король заинтересовался моей судьбой и хочет поскорее выдать замуж непонятно за кого, только бы я не появлялась при дворе. Вроде бы зачем? Ответ напрашивается сам собой, принц не на шутку очарован мною и готов совершить глупость, только бы добиться своего. В подтверждение моих мыслей, отчим открыл ящик письменного стола и бросил туда еще одно письмо, которое до этого вертел в руках.
   - Сколько писем пришло на этой неделе, - вздохнув, спросила мама.
   - Три, и во всех искренние заверения в любви, а так же обещание достать луну с неба только за один ласковый взгляд, - раздраженно ответил отчим.
   - Это любовь, - тихо прошептала мама.
   - Какая любовь?! Это блажь избалованного наследника! Пойми, даже если он женится на Ивон, то долго она не проживет. У короля свои планы на сына и на его будущую жену. И это не наша Ивон. Ему плевать на чувства сына, потому что приданое Иравийской принцессы важнее для государства.
   Дальше я слушать не стала, потому что полностью была согласна с отчимом. Во всем, кроме одного, выходить замуж за неизвестного придворного мага я не собиралась. К тому же, это всегда быть на виду у принца, а значит, подвергаться его домогательствам. Более того, если я стану замужней дамой, принца уже ничего не остановит на пути к своей цели. А вдруг именно это король с принцем и задумали? Выдать меня замуж за придворного мага и обеспечить постоянное присутствие во дворце. Чуть-чуть времени и принц затащит меня в свою постель, без ущерба для своей свободы. Не хочу. Мерзко это как-то.
   Неделю я продумывала план побега. О том, что скоро я выхожу замуж, мне так и не объявили, видимо, боялись моей неадекватной реакции. Я же была рада этому, значит, никто не подумает, что я сбежала из-за предстоящей свадьбы. Поэтому когда все было готово: деньги запасены, в банке оформлены все бумаги, позволяющие воспользоваться моими процентами даже заграницей, я написала слезливое письмо матери о том, что мне жизнь не мила без сцены и я решила примкнуть к бродячей труппе, чтобы впоследствии добиться мирового признания своего таланта.
   Сама же через подземный ход, в деревенской одежде, которую я позаимствовала в кладовой нашего замка, а также с наведенной иллюзией, покинула родные пенаты. Иллюзию я на себя наложила пострашнее, чтобы уж самый отъявленный негодяй не позарился на меня. Жиденькие волосики, нос крючком, косые глазки, брови, сросшиеся на переносице и несколько бородавок. Ах да, и отсутствие парочки зубов. В общем, случайно увидела себя в витрине лавки и испугалась. По плану, я хотела уехать из страны, точнее перейти границу с Иравией, благо она несильно охранялась, а на их языке я говорила и писала, как на родном. Вообще-то, я знала все языки стран Содружества, с помощью магии в этом не было ничего сложного. Но только в Иравии была возможность затеряться на два с половиной года. Ведь когда мне исполнится двадцать, то я смогу сама распоряжаться собой и своим наследством, даже мать с отчимом не указ будут. К тому же в Иравии немало хороших театров, можно попробовать податься в один из них, под иллюзией конечно.
   Так я думала, бредя по темным улицам к ближайшей гостинице. Но тут меня схватили и, рассмотрев под светом уличного фонаря, сказали: "Самое то!" И, не давая мне возможности к бегству или сопротивлению, куда-то потащили. Какой же был у меня шок, когда оказалось, что это церковь и меня решили сочетать браком с каким-то пьяным хмырем!
   И вот меня под скабрезные и пошлые шутки тащат в какую-то гостиницу. И вырваться из цепких рук мужлана не получается. Остается надеяться на то, что нас с мужем оставят одних. Вот тогда и можно будет сбежать.
   - Слушай, а может, поможем брату с первой брачной ночью? - спросил Кел у аристократа.
   - Ты рожу этой девки видел? - опешил от такого предложения он.
   - Да черт с ней с рожей, подушкой прикрыл и нормально. С лица воды не пить. А на ощупь она очень даже ничего, - и в подтверждении слов, меня ущипнули за зад. А вот это совсем плохо, мало того, что замуж выдали за пьянь подзаборную, так еще и чести девичьей лишить хотят. Эх, знала бы, на все тело иллюзию навела, а не только на открытые части. И сейчас этого не сделаешь, а вдруг тот второй маг? Был бы сильным, сразу почувствовал, что со мной не все нормально. А слабеньким только артефакты сильные или амулеты помогают увидеть сквозь иллюзию. Но вот ощутить поток магии на ее создание они вполне могут. Так что надо ждать, когда меня оставят одну ненадолго. В туалет то меня отпустят?!
   - Нет, это без меня, - скривился второй.
   Я как-то иначе представляла себе свою первую брачную ночь. Уж точно не в дешевой гостинице и не в компании трех посторонних мужиков. Один из которых бесчувственным телом валялся на кровати, пока его раздевал симпатяга-брат. Кел намеревался проделать то же со мной, почему-то решив начать с юбки.
   - Мне в туалет надо, - пискнула я, сжавшись от страха, вот-вот он нащупает потайной карман с документами и мне конец.
   - Пусти ее, она не врет, - не глядя на меня, отозвался аристократ. Я действительно от волнения едва не подпрыгивала на месте, такие сильные были позывы в туалет. Кел нехотя разжал руки, прекратив зарываться мне под юбки. Как хорошо, что я много на себя надела, с целью максимально изменить фигуру.
   Уборная была маленькая и без окна, но хоть с задвижкой изнутри. Не успела я закрыться, как раздался стук в дверь.
   - Не вздумай там задерживаться, дверь выломаю, - услышала я нетерпеливый голос Кела. От страха способности обострились, и через пять минут я уже стояла перед самыми суровыми судьями в моей жизни. Если они поверят, то тогда все остальные тоже не усомнятся в моей неземной красоте.
   Все вещи пришлось оставить в туалетной комнате под столиком и выйти в нижней рубашке. Вид я имела омерзительный, из-под подола торчали кривые волосатые ноги, кожа на руках имела болезненно-желтый оттенок, плюс ко всему впалая грудь, торчащие кости и бородавки.
   От моего вида Кел отшатнулся в сторону, весь хмель с него слетел. Потом он схватился за рот, выпучил глаза и, оттолкнув меня, залетел в уборную. Судя по звукам, он избавлялся от выпитого и съеденного. Меня охватило злорадство - так ему собаке и надо!
   - Иди сюда, - сказал самый трезвый и, видимо, самый умный брат. Он подозрительно на меня поглядывал, делая пассы рукой. - Хм, как-то все слишком нарочито. Хотя какая мне разница, даже если и проклял кто. Ложись, ложе для королевы готово!
   Я посмотрела на кровать, там на животе спал голый супруг, прямо рядом с маленькой лужей крови. Я облегченно вздохнула, раз он позаботился об этом, значит, не все плохо. Только бы поскорее ушли.
   - Послушай меня, - привлек к себе внимание аристократ. - Не советую тебе сразу сбегать. Лучше подумай, какую выгоду тебе принесет этот брак. Неужели тебе не хочется три года прожить в свое удовольствие, а потом вполне неплохо существовать на отступные? Глядишь, накопишь на хорошего мага и снимешь проклятие, ну или просто над внешностью поработаешь. Если удалить бородавки и лишние волосы, а так же вырастить новые зубы. Да еще и макияж правильно нанести, ты будешь не хуже большинства.
   - За что вы с ним так? - внешность у меня была и без советов этого недомага симпатичная, а вот узнать, с чего такая месть брату, хотелось.
   - Если человек не хочет сам умнеть и взрослеть, то жизнь его заставит это сделать. Поэтому лучше это будем мы, братья, которые его хоть немного, но любят. Чем чужие люди, масса которых мечтают от него избавиться самым кардинальным способом, - я не стала спорить с ним, по глазам видела, что это ни к чему не приведет. С одной стороны я понимала его логику, с другой, совершенно не одобряла. Ведь если нельзя доверять даже самым близким, то кому тогда можно? Обидно. За мужа моего обидно. Кошмар, я с этим хмырем еще не знакома, а уже ему сочувствую и сопереживаю!
   - Я подумаю, - ответила я, забираясь на кровать. Брезгливо посмотрела на пятна, нет не на свежесцеженную не знаю откуда кровь, а на пожелтевшие пятна, коих на простыне было немало. Как бы самой не побежать в уборную вслед за Келом.
   - Тут хоть клопов нет? - тихо проворчала себе под нос, вглядываясь в простыню, ища характерные отметины.
   - А ты не слишком привередливая? - хмыкнул мужчина и хлопнул меня по заду. Я дернулась, быстро развернулась и натянула на себя одеяло, разом забыв про брезгливость. Старший брат супруга стоял и недоуменно смотрел то на меня, то на свою ладонь. Вот черт! Он видел одно, а на ощупь же все не так! По его глазам я поняла, еще минута и его осенит верная догадка. Меня спас выползший из туалетной комнаты Кел.
   - Арис, пойдем отсюда, а то меня мутит при виде этой, - кивнул на меня средний братец.
   - Да, конечно, - задумчиво произнес старший, еще раз подозрительно глянув на меня. Мне кажется, будь он полностью трезв, то уже бы догадался, что к чему, но винные пары и ему туманили голову. Не прощаясь, они вышли и заперли нас на ключ. Я тут же сбегала и забрала свои вещи, проверив, ничего ли не пропало. Слава Елании, все было на месте, Кел не догадался проверить их.
   Перенесла их в комнату, сложила ближе к кровати. А потом залезла на нее, соседство пьяного супруга не смущало, к тому же он даже не храпел. Легла и задумалась. А ведь старший деверь прав, стоит ли вообще сбегать? Мне до совершеннолетия надо два с половиной года скрываться от родителей, короля и придворного мага. Сомневаюсь, что они обо мне быстро забудут. Не проще ли это время провести в комфорте и уюте? Заманчиво. Но сначала надо поговорить с супругом, а вдруг он не захочет ждать развода три года? А решит избавиться от такой жены сразу же.
  
   Глава 2
  
   Утро встретило меня каким-то странным хрипом, а потом грохотом, будто чье-то тело упало на пол. Я открыла глаза и встретилась с испуганным взглядом серых глаз, которые торчали над кромкой постели вместе с темно-русой макушкой.
   - Ты кто? - дыхнул в мою сторону перегаром молодой парень, выглядывая из-за кровати. А ничего так, симпатичный муж мне попался.
   - Жена твоя, - и протянула левую руку в качестве доказательства. Ночью я собиралась разыграть целое представление для одного зрителя, но с утра мне было лень это делать.
   - Это розыгрыш?! - с надеждой воскликнул муж, поднимаясь с пола, даже улыбнулся криво.
   - Конечно розыгрыш, милый! - беззубо улыбнулась в ответ. - И благодарить ты должен своих братьев. Арис и Кел, так кажется их зовут.
   - Круто! Я даже поверил ненадолго, - облегченно вздохнул парень, не поняв сарказма. Да-а-а, что-то мой муж умом-то не блещет! Это не его старший братец.
   - Послушай, не знаю, как тебя зовут, но я бы на твоем месте не сильно радовалась. Брак у нас самый что ни на есть настоящий. Уж братишки твои постарались. Обещали еще ваших родителей с утра привести, - с каждым моим словом уголки рта все опускались, а во взгляде появлялось что-то очень похожее на понимание. - Слушай, а что ты им такого сделал, если они решили женить тебя на мне?
   - Не знаю, - обреченно вздохнул парень, сел на кровать и опустил голову на руки. - Подумаешь, в карты немного проигрался, так мы в дальнее поместье все равно нечасто ездили. Может из-за любимого коня Кела? Его недавно пришлось зарезать, а брат почему-то считает, это я виноват в смерти его скакуна. А ведь я говорил, что не люблю охоту, что плохо стреляю, вот и в лесу случайно перепутал лошадь с оленем. И не пьян был, просто у меня зрение слабое.
   - А Арису чем подгадил? - спросила у муженька, понимая, что все его рассказы лишь малая часть того, что он натворил.
   - Да застал он нас со своей невестой. Но в свое оправдание скажу, она уже до меня не была невинной девицей. А еще она мне прохода не давала, я от нее две недели отбивался. Кто же виноват, что я красивее брата, - вскинул голову супруг, и застонал от боли.
   - А все-таки, как тебя зовут? - я помнила, что братья его называли Дон, но мне интересно, как он назовет себя мне.
   - Донатан. А тебя? Ты правда такая страшная или мне это с похмелья кажется? - замялся парень.
   - Ноа, - представилась я пансионской кличкой. Так называется маленький юркий зверек, которого практически невозможно поймать, он обитает в наших лесах. - И да я страшная, тебе не кажется.
   - И что мне с тобой делать? - понурил голову Дон. Это хорошо, что он не буйный, другой бы уже орал, брызгал слюной, а то и драться бы полез.
   - Знаешь, я за тебя тоже не хотела замуж. Ты был пьян, на ногах не стоял, но твои братья оказались сильнее. Так что я на них тоже зла. А насчет что делать, это проще простого. Через три года я тебе дам развод, а до этого времени поживем отдельно друг от друга. Ты своей жизнью, я своей. Если ты мне купишь домик где-нибудь на окраине города, то я вообще на три года забуду про твое существование. Ну как тебе идея?
   Ответить новоявленный муженек не успел, открылась дверь и ввалилась разноцветная толпа. Полноватая женщина запричитала, обливаясь слезами и заламывая руки. Седовласый мужчина рядом с ней смотрел холодно и разочарованно, не на меня, а на Дона. За их спинами скалились Арис и Кел, еще дальше стояли какие-то люди, тыкали в меня пальцами и перешептывались. Весело было всем, кроме нас с Доном. Но если всех я простила, то братьям моего муженька я крови попорчу. Они еще не знают, на что способно женское коварство. А сейчас сделаем смущенный и придурковатый вид. Я куталась в одеяло, пытаясь выглядеть очень сконфуженной, а сама лелеяла планы мести. Эх, только бы Дон согласился на мое предложение.
   Но его отец решил по-другому, раз сыночек совершает одну дурость за другой, то его ждет военная академия. И отправляется он туда уже сегодня и на ближайшие три года. А мне предстояло жить в их особняке, чтобы никто не мог упрекнуть эту родовитую и добродетельную семью в том, что они бросили супругу сына на улице. Я так подозревала, свекор просто не хотел, чтобы мне кто-нибудь посторонний сделал ребенка, и тогда о разводе с его сыном речи бы не шло. Судя по тому, как за спиной отца вспыхнули озарением и пониманием глаза Ариса, он пришел к тому же выводу. А вот оценивающий взгляд на меня, а потом на Кела, очень мне не понравился.
   Я уже собиралась заикнуться о том, что не мешало бы нам с Доном одеться, прежде чем обсуждать, кто и куда поедет. Но об этом же вспомнила свекровь, вдоволь наревевшись из-за любимого, но непутевого сыночка. Сам же муженек сидел, понурив голову, кажется, для него военная академия стала даже большим ударом, чем женитьба на мне.
   - Не расстраивайся, три года пролетят быстро. Вернешься и накостыляешь братьям. Даже Келу, - решила немного подбодрить парня, когда все вышли из комнаты, чтобы мы могли одеться. - А я им за три года столько мелких пакостей сделаю, еще и не рады будут, что со мной связались.
   - Да что ты можешь, - вздохнул Дон. - Ты это, не задирай их ладно? Кел он же чокнутый, для него девушку ударить, раз плюнуть. Арис бить не будет, он что-нибудь похуже придумает.
   - Да все хорошо будет, - откликнулась я, подскочила с кровати и начала спешно одеваться.
   - Ой, это я да? Ты извини. Тебе, наверное, больно было? - услышав эту странную фразу, я обернулась. Дон сконфуженно смотрел на пятно крови, оставшиеся на простыне. А он добрый, хоть и глупый. Но может в военной академии его сделают настоящим мужчиной?
   - Ничего, уже не болит, - ответила я, немного смущенно. - Дон, а сколько тебе лет?
   - Через пару месяцев девятнадцать исполнится, - произнес совсем молодой парень. - И я теперь должен буду свои лучшие годы потратить на муштру и учебу.
   - Ты тайны хранить умеешь? - во мне взыграла актриса, хотелось немного отвлечь Дона от надуманного горя. Муженек вскинул на меня взгляд и серьезно кивнул. - На самом деле я не такая страшная. Это все проклятие. Только мне нельзя рассказывать, кто проклял и почему, магический запрет.
   - Правда?! - Дон поверил сразу же, я видела это по его глазам. - А какая ты на самом деле? Это можно рассказывать?
   - Могу даже показать, только очень ненадолго, - заговорщицки произнесла я, вспоминая свой самый любимый образ, голубоглазой блондинки с ангельским личиком. Может, оттого, что я брюнетка? И глаза у меня карие. - Раз ты мой муж, то должен об этом знать.
   - Да-да, покажи, - загорелись азартом глаза Дона.
   Я сделала вид, что пытаюсь сосредоточиться, хмурилась, хваталась за голову, терла виски. В общем, вживалась в роль проклятой юной, красивой девушки. Потом заменила одну иллюзию на другую.
   - Ух ты! - восхищенно уставился на меня муженек. - А может мы это... Ну мы же муж и жена...
   - Я не могу долго бороться с проклятием, - горестно выдохнула я, постепенно возвращая себе страшненький облик. Теперь уже разочарованный стон издал муж.
   - А от проклятия можно избавиться? - кажется, парень забыл про свои беды и с головой ушел в мои.
   - Можно, но долго. Я должна каждый день ходить на вечернюю службу в храм святой Елании в течение пяти лет, тогда проклятие будет снято. И нельзя даже день пропустить. Я ходила в храм три месяца подряд, радовалась, что могу быть собой уже больше часа. А потом пропустила не по своей вине и вот, только на одну минутку могу показать истинный облик, - я всхлипнула, спрятав лицо в ладонях.
   - Ну не плачь, все наладится, - обнял меня за плечи супруг. - Я поговорю с отцом, чтобы он отпускал тебя на вечернюю службу. А на Новый год ты приедешь ко мне. В военной академии на праздничной неделе всегда дают балы, мне друг рассказывал. Я хочу, чтобы все увидели, какая у меня красивая жена. Только ты братьям не показывайся, ладно?
   Стоило видеть лица братьев мужа и его родителей, когда они застали нас. Особенно был шокирован Арис, Кел же скривился, будто его опять замутило. А вот отец Дона, скорее всего, уверился, что с головой у младшего сына точно непорядок. Мало того, что по пьяни женился на таком чучеле, как я, так еще и трезвый ее обнимает. А мой муженек еще и подтвердил опасения родни, начал требовать обещаний от них, чтобы обо мне позаботились и не обижали. Мне захотелось закрыть глаза и сделать вид, что я не знаю этого человека. Ну нельзя же быть таким недалеким, как он еще не начал всем рассказывать о моем проклятии? Но хватало и многозначительных взглядов, которые он бросал на меня, думая, что никто этого не замечает. Да их даже Кел заметил, который сам умом сильно не блистал, но у того просто все ушло в силу. А нет, мамаша ничего не видела, она с любовью и тоской взирала на своего сыночка, тайком утирая слезы.
   Я же сидела на краю кровати, тихонько молясь, чтобы никто не решился меня обыскать. А заодно делала выводы: от свекра надо держаться подальше, стать незаметной и уважительной; из свекрови можно будет вить веревки, если постоянно расхваливать Дона и ее саму; Арис - тип мутный и умом пошел в отца, но это не избавит его от моих мелких каверз в будущем; а вот Кел попал по полной - я ему все припомню.
  
  
   ***
   В новый дом меня везли в закрытой карете. Мне компанию должна была составить свекровь, но она устроила истерику и захотела лично проводить сына. Честно сказать я очень сомневалась, что Дона возьмут, ведь набор в академии уже прошел. Так что со мной поехал Арис, который сам вызвался проводить меня, сказав, что не может доверить жену любимого брата каким-то слугам. Я надеялась, что он передумает и поедет со всей семьей, поддастся уговорам Кела, которому хотелось немного поглумиться над Доном напоследок. Надежда не оправдалась и вот мы с ним вдвоем в карете. Я прижимаю к себе нехитрый скарб, раздумывая, что буду делать, если этот длинноносый обо всем догадался.
   - А ты ушлая девица, - сузив глаза, произнес Арис. - Вас оставили всего на несколько минут, а ты успела втереться в доверие к моему братцу. Он конечно, умом не блещет, но раньше я не замечал, чтобы бабы так легко им вертели. Я хочу знать, как тебе это удалось?
   Я пожала плечами, размышляя, какую линию поведения лучше выбрать: прикидываться дурочкой или просто сказать ему, что это не его дело?
   - Не советую отмалчиваться, - зло сказал мужчина, наклоняясь ко мне. - В моих силах сделать так, чтобы превратить твою поганую жизнь в ад или, наоборот, подсказать, как и дальше наслаждаться комфортом.
   - Что-то я пока особого комфорта не заметила или отсутствие клопов в первую брачную ночь уже таковым является? - вырвалось у меня ехидное замечание.
   - Слишком умная? - с угрозой произнес Арис.
   - Да ничего такого я ему не сказала, - решила пока не доводить до конфликта. Пусть Дон и говорил, что его старший брат женщин не бьет, но рисковать не стоило, мы в карете были одни. - Просто намекнула, что согласна пожить до развода где-нибудь отдельно. И не буду вмешиваться в его личную жизнь, если на этот период он обеспечит мне приличное существование. Ну он и смекнул, что теперь у него развязаны руки, можно не переживать, что очередная соблазненная девица потащит его под венец.
   - Ну да, и рога никто не наставит, вряд ли кто на тебя позарится, - продолжил мои слова Арис, садясь ровно и окидывая меня задумчивым взглядом. Ага, уже к себе примеряет и думает, а не жениться бы и ему так же выгодно. Следующая фраза прозвучала очень неожиданно для меня: - Как говоришь, тебя зовут?
   - Ноа.
   - Ну-ну, так я и поверил. Ты слишком правильно говоришь, чтобы быть жительницей трущоб. Мне на это наплевать, а вот отца это может заинтересовать, так что если не хочешь рассказывать о себе, то позаботься о правдоподобной легенде, - хмыкнул Арис. - И вообще, мне не нравится эта кличка. Будешь Нола, звучит приятнее. Так откуда ты такая "красивая" взялась?
   Так и хотелось ему ответить его же словами: "Ну-ну, так я и поверила, что тебе неинтересно, кто я такая". Но сказала совсем другое:
   - Я воспитывалась в приюте при монастыре, а что до правильной речи, так посмотрите на меня внимательнее, господин Арис. Я и в детстве красотой не блистала, так что когда мои подружки мечтали о замужестве, я проводила время в обществе книг.
   - Любовные романы тайком, небось, читала? - насмешливо произнес длинноносый. - Только не говори, что тебя интересовала история и философия в то время, как остальным девицам подавай сопливые романы о любви.
   - Хотите обсудить тезисы Ланса Катильдера? Или вас, как и любого мужчину больше занимают битвы древности? Я не приверженец теории, что Август седьмой мог бы выиграть битву при Наздании, если бы принял присягу варман, - не знаю, как Арису удалось меня зацепить, но очень хотелось утереть нос этому напыщенному болвану, который возомнил себя пупом земли. Но это в первый момент, потом слово за слово и мы уже всерьез спорили над некоторыми историческими вехами нашей родины. Вот когда мне хотелось сказать учителю истории огромное спасибо за то, что заставлял зубрить свои лекции.
  
  
   Глава 3
  
   Городской дом родителей моего супруга был существенно меньше того, что достался мне в наследство от отца, я уж не говорю про особняк отчима. Но Арис и так смотрел на меня подозрительно после наших дебатов в карете, поэтому я открыла рот и восторженно глядела на скромный домик в два этажа. Сколько у них спален? Вряд ли больше десяти, судя по количеству окон, да и садик небольшой. А вот флигель мне понравился, напоминал уменьшенную копию замка. Вот бы меня туда поселили. Но нет, Арис велел следовать за ним и пошел в дом. Там он провел разъяснительную работу для слуг - коротко поведал, что я жена Дона и теперь ко мне надо относиться со всем уважением, но в то же время не распространяться на эту тему с соседской прислугой. Потом распорядился поселить меня в розовую спальню, а так же дал задания двум горничным, которые взирали на меня с брезгливым презрением, привести меня в божеский вид. А вот это мне не нравилось, мало того, что терпеть этих девах, так они еще могут понять, что бородавка или волосы не настоящие.
   Поэтому, едва мы зашли в мою новую комнату, я обернулась к служанкам и, со всей скромностью, на какую была способна, произнесла:
   - У меня никогда не было слуг, я не знаю, как к вам обращаться. И вообще, это так неправильно, что такие красивые девушки, как вы, будут прислуживать мне. Да и непривычно мне. А давайте я сама все сделаю, вы только скажите, что надо. Я ничего не скажу господину Арису, - я улыбнулась, не размыкая губ. Девицы скривились, переглянулись и начали мне показывать, как пользоваться ванной и другими благами высшего общества. Потом одна куда-то сбегала, принесла различные флакончики, а так же бритву и начала объяснять, что порядочные девушки и женщины не зарастают волосами, как варманы, а тщательно следят за своей внешностью. Пока я с деланным изумлением слушала одну, вторая достала из гардероба чье-то платье и набор с косметикой. На мой закономерный вопрос, а не будет ли против их самоуправства хозяйка этих вещей, девицы рассмеялись и сказали, что господин Арис, после того, как застал свою невесту с братом, отправил ее родителям в чем была, только покрывало с кровати на нее накинул.
   - Так она жила в этой комнате? До свадьбы в доме будущего супруга? - удивилась я, не понимая, как родители, да и сама девушка, могли на такое согласиться.
   - Так до свадьбы оставалась всего неделя, а сама невеста не местная была, - скривилась блондинка, надо будет узнать, как их зовут. А то неудобно. Вдруг мне здесь действительно жить три года? Что-то от такой перспективы стало грустно. Но у меня ведь впереди месть Келу, а так же походы в город. Представила, как буду два часа гулять по городу, ни перед кем не отчитываясь и не спрашивая ни чьего разрешения, кажется, жизнь опять заиграла яркими красками. Не могу я долго грустить, не в моем характере предаваться панике и унынию. Да, непростая ситуация, но разве я сама не хотела играть роли и перевоплощаться? И мне представилась замечательная возможность испробовать свои силы. Неужели, я готова отказаться от этого из-за страха разоблачения? Да никогда! А значит, надо быстрее выгнать этих противных девиц и насладиться свободой. И начну я с горячей ванны.
   Перед уходом служанок я узнала их имена: блондинку звали Гвен, а брюнетку Эльза. Вообще-то, мне они показались очень нахальными, или они только со мной такие? Подумали, что появился кто-то, над кем они смогут безнаказанно издеваться? Придется поубавить им спеси, но не сейчас. Путь пока думают, что я сама не своя от выпавшего мне счастья и не замечаю их брезгливости по отношению ко мне.
   Прежде чем забраться в ванну я предприняла ряд мер, закрыла обе двери изнутри и задернула занавески. Кстати, о второй двери, она вела в еще одну спальню. Понять сходу, обитаема она или нет, у меня не получилось, а рыться в шкафах я не рискнула. Только приняв все меры для того, чтобы меня никто не увидел в истинном обличье, с удовольствием залезла в ванну. Как же хорошо! Вот уж не думала, что я совсем не приспособлена к жизненным реалиям, всего двое суток без горячей воды, а такое чувство, что я месяц не мылась. С грязью смывались все тревоги и волнения, я не заметила, как начала напевать в ванне. Это была моя вредная привычка, с которой боролись и дома, и в пансионе, но потерпели фиаско. Почему девчонки вредничали и не разрешали мне петь в душе, я понимала, все-таки душевые были местом общим, а я иногда увлекалась и надолго там задерживалась. А чем мое пение мешало домочадцам, до сих пор остается для меня загадкой. Можно было подумать, что у меня плохой голос или я не попадаю в ноты, но это было не так. Мне не светило стать великой певицей, но все роли с песнями всегда отдавали мне, как и ведущие партии в хоре.
   Но все хорошее заканчивается, пришлось и мне опять надевать маску Нолы. В спальне никого не оказалось, чему я была очень рада, но решила и впредь не расслабляться. Подошла к зеркалу, невольно вздрогнула от неожиданности, все-таки я не привыкла видеть себя такой, и начала думать, что в себе изменить. Раз уж служанки принесли бритву, то от лишних волос придется избавляться. А жаль, они, кажется, больше всего отпугивают Кела. Но надо - значит, надо. Дверь на всякий случай закрыла, вдруг кто-то решит зайти, а я мало того, что в нижней рубахе, так еще и магией занимаюсь.
   Начала я с лица, брови проредила, сделав их тоньше и изящнее, волосы на голове сделала пышнее и чище, а ресницы гуще и чернее. Получилась в меру страшненькая девица, но вполне приличная. Из уродств осталась только бородавка и два отсутствующих зуба, но если широко не улыбаться, то в панике от меня теперь никто бежать не будет. Плохо, в очередной раз вспомнился Кел с его желанием "помочь брату", теперь я для него почти красавица. Но Арис высказался однозначно, да и свекра злить нельзя, а ему вряд ли понравится, если в его доме будет проживать пугало. Свои волосы я связала в пучок на затылке, проще поддерживать иллюзию, когда тактильные ощущения совпадают с видимым эффектом. Ноле тоже сделала такую прическу, теперь Арис точно поверит, что проводила дни и ночи в библиотеке.
   Платье бывшей невесты длинноносого было мне большим, девушка оказалась крупнее меня в некоторых местах. Но выбирать не приходилось, хотя мне претило надевать вещи с чужого плеча. Корсет я затянула сама, благо это было домашнее платье, и шнуровка располагалась спереди. Розовый цвет Ноле совсем не шел, а с лифом, который висел тряпочкой, вид и вовсе был жалким. Если бы меня кто-нибудь сейчас увидел, очень бы удивился моей жизнерадостной физиономии.
   - Я Нола, я Нола, - повторяла я себе. - Я не умею вести себя за столом, не знаю этикета, правил поведения в светском обществе.
   Но как же это будет трудно сделать, если с детства мне прививали эти самые правила. Сколько себя помню всегда было чего-то нельзя: ковырять в носу, чавкать, чесаться, разговаривать с полным ртом, есть суп десертной ложкой и многое другое. А тут получается все это можно. У меня даже дыхание перехватило от таких перспектив. А еще я теперь знала, как сделать так, чтобы избавиться от ужинов в кругу новой "семьи". Вот прямо сегодня и начнем.
   Кто-то дернул ручку двери, но не добившись желаемого эффекта, начал в нее стучать, настойчиво так, нагло.
   - Какого черта ты закрылась?! - рявкнул недовольный Арис, властно отодвигая меня в сторону. Я и сказать ничего не успела, как он прошествовал в мою ванную. Уже догадываясь, зачем он это сделал, я все же последовала за ним, чтобы убедиться в своих предположениях. - Трудно было отодвинуть щеколду? Запомни, ты не одна живешь в этом доме! Я из-за тебя потерял кучу времени! Хоть результат, надо признаться, того стоил.
   Мужчина схватил меня за подбородок и с легкой брезгливостью начал разглядывать получившийся результат. Я подобралась, не знаю, что от него ожидать. Но одно я запомнила точно, перед сном надо запирать все двери и окна, на всякий случай.
   - Держи, - Арис вдруг вытащил из кармана кошелек с деньгами и сунул мне в руку. Судя по тяжести, там было золото. - Завтра Кел отвезет тебя к магу, сведешь эту дрянь, что у тебя на лице и вырастишь себе зубы. Денег должно хватить.
   - Но зачем? Вы же специально брату жену пострашнее искали? - не смогла сдержать удивления.
   - Он в Академии, а я не собираюсь каждый день смотреть на это уродство, - скривил губы мужчина. - И розовое не надевать. Бесит.
   - А... - договорить я не успела, Арис просто захлопнул дверь ванной комнаты перед моим носом. Ну да, он, наверное, тоже хочет помыться. И все же странно все это. Не хочет смотреть на уродство, так пусть купит мне домик в пригороде, где я бы спокойно себе жила. Ах, мечты, мечты...
   Кошелек с золотом ощутимо оттягивал руку, но совесть даже не шелохнулась, не призывала вернуть их хозяину. Единственное, я решила не торопиться с местью Арису, он, конечно, противный спору нет, но что-то человеческое ему не чуждо. Интересно, а почему он не дал деньги Келу?
  
   ***
   Ужин, как много в этом слове. Платье я сменила и теперь сидела за столом в голубом чуде с оборками. В нем я выглядела еще несуразнее, но Кел опять стал поглядывать на меня с долей интереса. У него что, проблемы со зрением? Скорее с девушками, вон как от него шарахаются служанки. Да я и сама не в восторге от его внимания, чего стоят его маленькие злобные глазки. Сейчас они глядели масляно, стоило в его поле зрения угодить какой-нибудь юбке. Я же делала вид скромной и забитой сироты, которая до этого никогда не сидела за столь шикарным столом.
   Я собиралась устроить маленький спектакль с падающими столовыми приборами, но гадкий Арис лишил меня такого праздника, распорядившись, чтобы мне оставили только ложку. "Дабы не смущать Нолу незнакомыми предметами", - такую причину своего поступка он озвучил для всех. Мне же жутко захотелось поковыряться в носу и вытереть палец о скатерть, но тяжелый взгляд свекра заставлял вести себя благоразумно. Приходилось сидеть, гонять по тарелке куриную ножку, пытаясь ложкой отделить кусочек мяса. А чего это я скромничаю? Вилку мне не дали, ножа тоже, не голодной же оставаться? М-м-м, вкуснотища! Ну и пусть, сок с жиром стекают по подбородку, а Арис подавился вином. Вот доем, еще и пальцы оближу.
   За столом уже по третьему кругу обсуждали будущее Дона, точнее свекровь утирала слезы платочком и вздыхала каждый раз, когда подносила еду ко рту. Перемежая вздохи с риторическими вопросами: а как там мой сынок, а накормили ли его, а не обижают ли. Свекор злился, отвечал что-то едкое и односложное, не забывая прожигать меня яростным взглядом. Вот и в чем я провинилась? Тоже думает, что вскружила его сыну голову? Или насильно заставила на себе жениться? А не все ли равно? Поэтому делаем постное лицо и нагло вгрызаемся в куриную ножку дальше.
   Не знаю, как уж так совпало: мое чавканье, всхлип свекрови, сытая отрыжка Кела, брезгливо перекошенное лицо Ариса, но свекор вдруг вспылил:
   - Хватит! - рявкнул он, вскакивая из-за стола. От неожиданности куриная лапка выскользнула у меня из рук, упала на платье, а с него на пол. Откуда не возьмись, прибежали две псинки, маленькие и пушистые, одна схватила косточку, вторая бросилась у нее отбирать, запуталась в бахроме скатерти и чуть всю ее не утянула вместе с посудой на пол. Но и двух упавших на ковер блюд, а с ним и трех разбившихся бокалов с вином было достаточно для общего хаоса. Я как сидела с полуоткрытым ртом, так и замерла. Свекровь перестала всхлипывать, вскочила, с ужасом взирая почему-то на мужа, а не на беспорядок. Арис раздраженно поджимал губы, ногой отпихивая собак, которым вздумалось делить добычу у его ног. И только Кел ржал, как конь, давясь слюной.
   - Молчать! - заорал хозяин дома.
   - Ты, - указующий перст на жену. - Еще раз услышу твои причитания о Донатане, отправлю его служить на границу с варманами вместе с его женой! Ты знаешь меня Лора, я слов на ветер не бросаю! Арис, раз уж ты поселил жену брата рядом со своими покоями, то и ответственность за нее нести будешь ты.
   - Сынок, - с хищным лицом свекор развернулся к Келу, который по глупости все еще хрюкал в бокал с вином, давясь смехом. Короткий, но сильный удар кулаком в челюсть Кела, заставил меня вскрикнуть и в испуге прикрыть рот ладонью. Боже куда я попала?! Бить кулаком собственного сына, разве это не дикость? Хотя я и сама несколько раз уже хотела ударить чем-нибудь тяжелым по голове Кела, но мне-то он никто. А свекор всего лишь тряхнул кистью, криво улыбнулся и сказал, не обращая внимания на сына, вытирающего кровь из разбитой губы: - Вот теперь я верю, что все будет правильно. Стоит ли говорить, что не надо меня разочаровывать?
   Ой, что-то мне срочно захотелось сбежать подальше от этого маньяка. Теперь понятно в кого Кел такой неадекватный. Уходящего хозяина дома мы провожали тревожным молчанием.
   - Не дрейфь, невестушка, - хохотнул неунывающий здоровяк, едва за его отцом закрылась дверь. - Папаня у нас отходчивый. Правда, Арис?
   - Кел, ты бы заткнулся. А то и от меня схлопочешь. Сколько раз говорить, не выводи отца, - раздраженно откликнулся Арис. - Нола, марш переодеваться. Я зайду через десять минут, расскажу правила этого дома, раз мне тебя навязали.
   - Да ладно тебе, Арис. Согласись было ржачно... - донесся до меня голос Кела, когда я выходила из столовой. Кажется, мне будет не так весело, как я представляла.
  
  
   Отступление
  
   Лорд Федж метался в своем кабинете. Ивон пропала, а ее родители не торопятся искать девочку. От мыслей, что с ней может случиться на улицах города, сердце сжималось, а в душе бушевала ярость. Он убьет любого, кто причинит вред его звездочке. Надо взять себя в руки и самому заняться поисками, потребовать личные вещи девушки, переписку, список подружек с их адресами, кровь матери. Лучше бы кровь самой Ивон, тогда погрешность в заклинании была бы меньше. А так придется наведываться ко всем ее родственникам по материнской линии. Но это хоть что-то. Он просто не может сидеть и ждать. Вдруг, уже сейчас, какой-нибудь подонок решил надругаться над Ивон? Кулаки сжались, магия заклубилась вокруг мужчины, стремясь вырваться и покарать виновных. Поневоле вспомнились слова отчима Ивон, когда он холодно и равнодушно уведомил лорда о побеге его невесты, а потом предложил отменить свадьбу, раз уж девушка себя скомпрометировала.
   - Это такой удар для ее матери, она уже второй день не встает с постели с мигренью, - разглагольствовал мужчина. - Я не уверен, что мы сможем в кратчайшие сроки найти Ивон, поэтому считаю переносить свадьбу бессмысленно, проще ее вообще отменить. Подумайте, лорд Федж, какие пойдут слухи, ваше безупречное имя будет запятнано. И если уж совсем откровенно, Ивон могла сбежать с мужчиной, а это значит, даже если мы ее найдем, она уже не будет невинной...
   - Хватит! - рявкнул Федж, у которого от мыслей, что девушка сейчас в объятиях другого, задергалось веко на левом глазу. - Я не буду разрывать помолвку! Держите меня в курсе поисков. Со своей стороны я подключу верных людей, которые не будут болтать лишнего. И вам не советую распространять слухи о пропаже Ивон, если хоть что-то порочащее ее дойдет до меня, я позабочусь, чтобы автор грязных сплетен не прожил и часа после этого.
   Федж ушел, злясь на маркиза, который посмел вслух произнести то, что буквально снедало его самого. И дело даже не в невинности, с недавних пор он начал думать, что будь его избранница постарше и опытнее, ему было бы проще заявить о своих чувствах. Ведь прошло уже больше двух лет, как он сходит с ума по своей звездочке. Но он ни на шаг не продвинулся в ее приручении. Легко говорить Агнесс, ухаживай, улыбайся, заинтересуй. Но он никогда не ухаживал за женщинами, он не знает, о чем нужно говорить, а улыбаться, кажется, разучился еще в детстве. Да и как это все сделать, если он за эти годы только несколько раз видел Ивон в пансионе и то в компании принца. Вот уж кто молод, красив, обаятелен. На его фоне Федж всего лишь злобный, старый некромант. Будь он молодой девушкой, на себя бы никогда не глянул. И от мысли, что за то время, пока он, Федж, разыскивает Ивон, та влюбится в другого мужчину, душа обрастала льдом. Черт бы побрал Агнесс с ее предсказаниями, почему она не могла сделать так, чтобы Ивон тоже его любила?
   Он вспомнил, как терзался ревностью, когда Ивон забрали домой из пансиона, планировал увидеть ее на первом балу дебютанток, и на следующий день уже ломиться к ее родителям с предложением о браке. Но случайно услышала разговор принца с отцом. Последний настаивал, чтобы сын прекратил ухаживать за девицей, иначе он выдаст ее замуж за кого-нибудь адмирала дальнего плавания и отправит их в колонию, наводить порядок среди диких племен. Такой расклад Феджу не понравился и он, со всей холодностью и равнодушием, предложил себя в качестве мужа для Ивон. Мотивировал он тем, что ему давно пора жениться, родословная у девушки хорошая, приданое есть, так почему бы и не на ней. Король согласился сразу, принц ударился было в истерику, но потом встрепенулся и даже обрадовался. Наверняка же подумал о том, что если Ивон будет рядом, да еще и замужней женщиной, то она быстро станет его фавориткой. Феджу стоило неимоверных усилий сдержаться и не размазать этого мерзавца по стене за такие мысли. Но он давно привык держать лицо. Как бы ни было, но Федж был счастлив, пусть и недолгое время.
   Он уже все спланировал, после свадьбы он бы дал Ивон привыкнуть к себе. Некромант не надеялся на взаимную любовь, но все равно не стал бы торопить девушку с супружескими обязанностями. Главное, чтобы она перестала его бояться, а со временем он бы нашел путь в ее сердце. Он уже приготовил прошение об отставке, после свадьбы Федж не собирался оставаться при дворе. Родителям Ивон лорд запретил уведомлять девушку о скорой свадьбе, знакомиться с ней тоже отказался. Не из-за того, что пренебрегал, как решили родственники девушки, а просто боялся, что она откажется от свадьбы, сбежит. Как в воду глядел, но все же не уследил.
  
   Глава 4
  
   Мы с Келом ехали в карете. Честно признаться, я боялась оставаться с ним наедине. Но трезвый Кел, точнее Келвин, разительно отличался от себя самого пьяного. А может тому способствовал кулак его отца? Сейчас на его лице расплывался внушительный кровоподтек. Кстати, свекор - сэр Арчибальд Борр, при мне предупредил сына, чтобы он не думал сводить синяк магией, а то по приезду домой он ему еще парочку поставит. Кел обиделся, но не из-за того, что ему запретили привести лицо в порядок, а потому, что отец мог так на него подумать.
   - Как он мог? Я что - Дон или другая мягкотелая тряпка? Да шрамы и синяки это украшения настоящего мужчины! Вот глянь, да не бойся, он уже зажил, - бесцеремонный Кел задрал камзол с рубахой и демонстрировал мне бок со шрамом. - Ты только представь, сабля прошла вскользь по ребрам, срезала мне кусок мяса, он лоскутом висел. Но я бой все равно выиграл. А потом мне его зашивали и без магии, потому что наш куратор был зверь.
   - Ты тоже учился в Военной Академии? - задала я вопрос, сглатывая вязкую слюну. Кажется, у меня слишком богатое воображение, что-то комок в горле застрял, как бы позорно не лишиться чувств.
   - Да я лучший был! - воскликнул деверь, но под моим насмешливым взглядом стушевался и добавил: - Почти. Мне только точные науки не давались, ну так они же не главные. А так я самый сильный был.
   - Что же ты сейчас не на службе? Что-то я не вижу на тебе мундира?
   - Меня выгнали, - нахмурился амбал. - Это куратор, скотина, не простил мне, что я ему случайно руку сломал.
   - А чем ты сейчас занимаешься? - мне требовалось побольше информации, чтобы составить план для мелких пакостей. Вредить всерьез я никому не собиралась, по крайней мере, пока для этого не было поводов.
   - Ну это... как бы брату помогаю, - неуверенно почесал в затылке Кел.
   - Понятно, сидишь на шее у отца, - скривилась я, не люблю тунеядцев. В ответ деверь что-то хмыкнул, надул губы и отвернулся к окну. Кошмар, мне даже стало жалко свекра, три сына и только один относительно нормальный - Арис. Дон - балбес, а Кел умом недалеко от ребенка ушел. И ведь на что надеется, не понимаю, их отец баронет, причем титул получен им за заслуги. Земли, которая приносила бы прибыль, нет, своего дела тоже. Ладно Аристарх, он получит в наследство титул и ежегодные отчисления от короны, которые сейчас получает его отец. Не бог весть какая сумма, но жить будет можно. К тому же, у Ариса голова на плечах есть, возможно, у него и получится увеличить свое состояние. Да хотя бы жениться на купеческой дочке, у тех денег много, приданое дадут хорошее, и девочка станет аристократкой. Но Келвин мало того, что нищий и без титула, так он еще и страшный, замуж вряд ли за него кто пойдет по доброй воле, а родителей богатых дочурок ему привлечь нечем. Так он еще и не работает. Надеется, что старший брат будет кормить его всю оставшуюся жизнь? Я с Арисом знакома меньше двух суток, но уже не питаю иллюзий на его счет. Достаточно вспомнить наш вчерашний короткий разговор.
   - Слушай сюда, невестушка, - практически ворвался в мою комнату Арис, даже не подумав постучать. - Правила простые, тебе надо запомнить только одно: если у меня из-за тебя будут проблемы - тебе не поздоровится.
   - Это намек на то, что в сегодняшнем театре абсурда была виновата я? - вопрос вырвался сам собой до того, как я успела подумать и промолчать. Ну очень уж он меня удивил своими надуманными претензиями и угрозами.
   - Сегодня? - кажется, я его смогла ошеломить больше, чем он меня. - А что сегодня? Ты про ужин что ли? Так на нем все как раз удачно получилось. Еще парочка таких точных попаданий и отец сплавит Кела первым же кораблем в одну из дальних колоний, чтобы он хоть там набрался ума. Надеюсь, тебе не надо напоминать, что о моих словах лучше молчать? Тебе же будет лучше, если ты не будешь вставать у меня на пути.
   Вот такой короткий, но познавательный разговор у меня вышел с Арисом. Странный он, кому я могу рассказать о его планах? Кто мне поверит? К тому же мне нет до этого никакого дела. Вливаться в эту семью на правах настоящей невестки я не планирую.
   - Это, мы приехали, - окликнул меня все еще надутый Кел. - Ты иди сама, а то вдруг меня магией случайно заденет, доказывай потом отцу, что не специально лечиться ходил. Я тебя в карете подожду.
   - А если это не быстро делается? - спросила я, мне надо было знать, как долго он собирается ждать меня.
   - Я подожду четверть часа в карете, если ты не выйдешь, буду ждать вон в том трактире, что через дорогу. Арис сказал без тебя не возвращаться, - недовольно уточнил Келвин. Потом он еще раз глянул на трактир и взгляд его прояснился, кажется, решил не сидеть в карете и сразу идти в питейное заведение. Черт, даже мороз по коже прошелся, как представила, что назад мне ехать с пьяным Келом.
   Но делать было нечего и я вышла из кареты, прижимая к себе сумочку. Все золото, что мне дал Арис, я с собой брать не стала, спрятала вместе с документами и теми деньгами, что взяла из дома. Как я сооружала вечером тайник это отдельная история. Прятать под матрас или вообще в ящик комода, было глупо, служанки из любопытства все обыщут и найдут. Уходя на ужин документы взяла с собой, а золото положила в пустой ящик комода и прикрыла иллюзией. И то, вернувшись, обратила внимание, что ящики открывали. Жаль, мои способности в магии небольшие, а то бы я устроила этим любопытным девицам какую-нибудь гадость. Да хотя бы прыщик на носу. А ведь это мысль, из-за одного прыщика никто к целителям не пойдет, да никто из прислуги никогда не будет тратить деньги на лечение такой мелочи. Нет, прыщи не пойдут, а вот веснушки это да, но не маленькие и красивые, а пятнышками.
   Так с мыслями, как проучить любителей лазить по чужим вещам, я искала надежное место для тайника. Решила прикрепить свою сумку к конструкции, которая поддерживала балдахин, а сверху накинуть иллюзию. Если последняя не вызывала у меня трудностей, то карабканье по резному столбику балдахина вышло запоминающимся. Я пару раз падала на кровать, запутавшись в подоле, радуясь, что догадалась закрыть двери, и никто этого не видит. К окончанию сооружения тайника, я была взмокшая, лохматая и ужасно злая. Неудивительно, что я решила принять ванну перед сном. Прихватив с собой ночную сорочку, я открыла дверь в ванную комнату и тут же закрыла ее обратно, привалившись к ней спиной. Сердце пустилось вскачь, а щеки заалели от смущения. Вот спрашивается, почему этот гадкий Арис не закрыл дверь изнутри? Или ему плевать, что кто-то увидит его голым? Память тут же нарисовала широкие плечи, мускулистую спину и круглые ягодицы. Мужчина, видимо, только встал из ванны, потому что держал в руках полотенце. Хорошо, что он стоял ко мне спиной. Надеюсь, он не узнает об этом конфузе, а то как смотреть ему в глаза?
   Нет, я понимаю, что как бы замужем и даже два раза видела голого мужчину, правда, только со спины, но это не оправдывает подглядывания. А ведь именно так подумает длинноносый, есть за ним один грешок - винить в случившемся кого угодно, только не себя. В ванную я пошла много позже и со всеми возможными предосторожностями. Все-таки это очень неприятно, что приходится делить ванну с Арисом.
   В дом целителя я заходила с опасением, что мне сейчас обязательно встретится куча людей и времени на то, чтобы снять иллюзию, просто не будет. Но сегодня удача была на моей стороне, в прихожей никого не было, и я быстро стала самой собой. Очень надеясь не встретить знакомых.
   - Здравствуй, деточка, - сказал мне пожилой мужчина, когда я, постучавшись, зашла в его кабинет. - Не бойся. Что тебя беспокоит?
   - Добрый день. Вообще-то я здорова и мне целитель не нужен. А вот моей знакомой хотелось бы удалить бородавку на лице. Подскажите, сколько это будет стоить. А еще вырастить два зуба, - я чувствовала себя неловко под пристальным взглядом целителя.
   - А почему она сама не пришла? - с долей подозрения спросил мужчина.
   - Она стесняется, после одной трагической случайности, которая лишила ее зубов, - завуалировано произнесла я.
   - Понимаю, для молодой девушки это очень тяжело. Но ты ее успокой, все это не страшно, бородавку удалить легко и следа не останется. С зубами сложнее и дороже, - сказал дедок и озвучил сумму равную той, что мне дал Арис. А деверь-то мой не лыком шит, сначала все узнал, а потом уж деньги мне дал. - Передай подружке, если придет ко мне завтра, то я ей сделаю скидку.
   - Спасибо вам большое, я все передам. А еще подскажите, как долго будут расти зубы и будет ли больно. Она знаете ли такая трусиха, - вздохнула я, вспоминая себя. Боли я боялась и крови, а еще пауков, змей и магов. А вот темнота меня не пугала, наверное, потому что все детство провела в тайных ходах нашего замка. Кстати, это враки, что в тайных ходах полно пауков и паутины, пыли много, попадаются мыши и крысы, но не пауки. Что им там делать, если мух там нет? Крыс я не любила, они наглые и злые, а мышки очень милые, я их даже подкармливала в детстве.
   - Можно вырастить за час, но это будет больно. Зато результат практически сразу, - меж тем говорил целитель. - Или оставить естественный рост, это займет недели две или три. Но будет менее болезненно.
   - Еще раз спасибо.
   В прихожей столкнулась с какой-то женщиной, поэтому иллюзию восстановить не успела, пришлось выходить в истинном виде на улицу. В запасе у меня был целый час, а вокруг торговые лавки, чем не повод с пользой провести время и потратить деньги? К тому же у меня совсем не было в запасе нижнего белья, а надевать такие интимные вещи бывшей невесты Ариса я брезговала.
   Я старалась не увлекаться торговыми лавками, помня о том, что через час мне опять становиться Нолой. Но пару вещиц, милых сердцу каждой девушки я все же прикупила. И даже съела ароматную булку с ягодой. Этот час я чувствовала себя человеком, и даже внимание противоположного пола мне льстило. Неважно, что мне улыбался булочник, молодой парнишка моих лет, или подмигнул проходящий мимо гвардеец. Просто приятно знать, что ты привлекательная девушка, а не страхолюдина из сказки.
   В таверну я вошла с опаской, такие места не для леди. То, что сейчас я выглядела как Нола, ничего не меняло. Я все еще оставалась девушкой и места, где на десятерых пьяных мужчин приходился только один в меру трезвый, меня пугали. По идее, благородная девушка не должна знать вообще ничего о реальной жизни, их просто с маниакальным упорством от этого защищают, не понимая, что делают только хуже. Но я была крайне любознательным ребенком, потому очень рано поняла, что реальная жизнь сильно отличается от того, чему меня учат. После того, как проснулся мой дар иллюзий, мои основным развлечением было примерять на себя чужие маски. Я ходила и в деревню, и в город, когда мы приезжали туда. Чего я только не видела и не слышала. Один раз на моих глазах подрались двое пьяных у таверны, у одного оказался нож. С тех пор я панически боюсь крови. Для десятилетнего ребенка выпадающие внутренности из распоротого живота, это не то зрелище, которое забывается.
   Келвин сидел в компании каких-то мужчин, смеялся и прикладывался к пивной кружке. Ох, зря я отправилась за покупками, надо было сказать, что испугалась боли и поэтому зубы вырастут через две недели. Но хорошая мысль никогда не приходит вовремя.
   - Кел, мы можем ехать, - тронула я за плечо мужчину.
   - Опаньки, а кто это у нас такой красивый? - обратил на меня внимание один из компании. Он был бы симпатичным, если бы не залитые вином глаза и дурацкая улыбка на губах.
   - Что-то ты быстро, - недовольно произнес Келвин, оглядывая меня масляным взглядом. - Ты это, выпить не хочешь?
   - Я не пью, - ответила я, скидывая руку незнакомого мужика со своей талии.
   - А зря. Тогда сядь где-нибудь и подожди меня, - хмыкнул деверь и пригубил кружку.
   - Садись ко мне, красотка! - воскликнул все тот же тип, что хватал меня талию. Похоже, он среди них самый пьяный.
   - Ты грабли-то свои спрячь! - возмутился Келвин. - Это жена моего брата. Нола, садись.
   У меня пропал дар речи на мгновение, потому что сказав "садись", Кел похлопал по своей ноге. Это он всерьез думает, что я сяду к нему на колени?!
   - Я подожду в карете, - шарахнулась в сторону.
   - Ты это, не доверяешь мне, что ли?! Не уважаешь?! - взревел деверь и попытался вскочить, но покачнулся и зацепил стол. Он оказался дубовым, надежным, поэтому смог задержать взбешенного Кела. Я же, взвизгнув, бросилась на улицу.
   - Поехали, быстрее, - крикнула я кучеру, впрыгнув на подножку нашей кареты.
   - Не положено, господина Келвина еще нет, - скривился в ответ мужик.
   - Ну если вам охота унимать пьяного господина, то ждите его без меня. Мне еще жизнь дорога. А вон, кстати, и он, - сказала я, собираясь выскочить из кареты с другой стороны.
   - Сиди, дуреха, - вдруг рявкнул кучер и взмахнул кнутом. - Будем прорываться. Ох, и влетит мне...
   И мы понеслись, Кел не добежал до нас каких-то пару метров. Его ругань и непристойные обещания еще долго неслись нам вслед, я бы даже заслушалась, если бы не понимание того, что он нас все равно догонит.
   - Да ты не бойся, господин хоть и вспыльчивый, но отходчивый. Проспится и забудет. Но лучше пару дней ему не попадайся на глаза, - с усмешкой сказал мне кучер. - Что ты ему хоть сказала?
   - Пить с ним отказалась, - мрачно ответила я, собираясь устроить Келу запоминающуюся ночь.
   - Это ты зря, надо было пригубить. Есть у господина такой пунктик, если не пьешь - значит, не уважаешь. А если не уважаешь... - мужчина многозначительно потер скулу, похоже, вспомнил свое общение с пьяным Келом. - Ты иди в дом, а я за господином съезжу.
   Меня не надо было просить дважды, в дом я влетела и чуть не сбила с ног Ариса.
   - Стоять. Ну-ка, глянь на меня, улыбнись, - старший деверь ухватил меня за подбородок и начал придирчиво осматривать, будто кобылу на рынке выбирал. - Неплохо. Теперь ты похожа на человека. Я распорядился, чтобы на тебя подогнали несколько платьев. Цени мою доброту. А где Кел? Я же сказал, чтобы он с тобой ехал?
   - Вино в таверне пьет. И меня пытался заставить. Я уходила, а он пытался стол дубовый поднять и кого-то им огреть, - сдала я Келвина старшему брату.
   - Черт! Опять придется платить за причинение физического ущерба, - разозлился Арис. - Деньги все потратила?
   - Почти, вот возьмите, целитель сказал, что сделал мне скидку, - протянула мужчине золотой.
   - Оставь себе, - отмахнулся он и пошел на выход из дома.
   - Господин Арис, а можно мне сегодня на вечернюю службу в храм Святой Елании?
   - Скажешь Берку, он тебя отвезет.
   - Кому? - не поняла я.
   - Тому мужику, что тебя к магу возил, - раздраженно пояснил Арис и хлопнул дверью.
   Да, день сегодня еще тот, братья просто вводят меня в ступор. Сразу возникает вопрос, неужели все мужчины такие неадекватные? Если вспомнить отца, то и у него случались приступы неконтролируемого буйства, что все домочадцы и прислуга старались не попадаться ему на глаза. С отчимом я почти не жила, но характер у него тоже не подарок. Что-то я все больше подумываю о том, что семейная жизнь не для меня.
  
   Так, что у меня в планах на сегодняшний день? Во-первых, обед, от волнения я всегда хочу кушать сильнее, во-вторых, надо будет подготовиться к поездке в храм, в-третьих, вздремнуть днем, чтобы ночью устроить Келу явления галлюцинаций или попросту белой горячки.
  
   Глава 5
  
   У храма Святой Елании негде было яблоку упасть, я даже удивилась такому наплыву желающих помолиться сегодня.
   - Я тут ждать не буду. Приеду, когда закончится праздничная служба, - уведомил меня Берк, когда я выходила из кареты. Точно! Со всеми этими событиями и переживаниями, я забыла, что сегодня день святой, а это значит, служба будет долгой. Получается, мне не два часа гулять по городу, а все пять. Кошмар. И чем мне заняться? И правда, послушать праздничный молебен? Что-то не хочется. Но войти в храм надо, чтобы не вызывать подозрений Берка. Вдруг это он мне сказал, что ждать не будет, а сам останется следить? Одно хорошо, мужчинам в храм путь заказан.
   Так что в ворота я вошла Нолой, а минут через пять вышла женщиной неопределенного возраста. Никто не обращал на меня внимания, будто меня и не было. Эх, надо было сразу создавать такую иллюзию, ведь невзрачность, серость человека работает почти, как отвод глаз. А я создала Нолу, кто же знал, что уродство почти так же притягивает к себе неприятности, как и красота? Что ж, впредь буду умнее.
   Сначала я прошлась по площади, но долго гулять не позволяли кареты, двуколки, телеги и другие средства передвижения. Судя по их разнообразию, люди приехали со всех окрестных сел и деревень. И хоть у каждой лошади был подхвостный мешок, то есть навоза на мостовой не было, но запаха от этого меньше не становилось. Поэтому я поторопилась уйти от скопища повозок и неприятных ароматов. Ноги сами собой вынесли меня на соседнюю улицу с торговыми рядами. Многие лавки уже закрылись или вот-вот должны были, но попадались и с открытыми дверями. Так, потихоньку гуляя, я добрела до театра. Я не поверила своим глазам, так уж получилось, что с родителями мы посещали либо королевский театр, либо тот, что на центральной площади. Оказывается, в нашей столице есть и вот такой маленький театр для простых людей. Я не удержалась и зашла, хотя видела, что сегодня спектаклей не было. Странно, но никто меня не остановил, не выгнал.
   По доносившимся звукам я нашла зал, и тихонько примостилась с краю на лавочку у входа. Не надо было иметь много ума, чтобы догадаться, что я попала на репетицию.
   - Черт бы побрал этих баб! - возмутился худощавый мужчина с всклоченными волосами. - Что им всем приспичило идти на этот бабский праздник?
   - Лен, так праздник бабский, было бы странно, если бы они не пошли, - хохотнул здоровяк со сцены.
   - У нас представление через неделю, репетировать надо, а они по храмам ходят, - возмутился все тот же Лен.
   - У нас нет актрисы на роль ведьмы, ты забыл? О каком представлении может идти речь? Будем отыгрывать пока старые постановки, - раздался холодный голос из первого ряда. Вздрогнула, если двух мужчин на сцене я сразу заметила, то сидящего рядом с оркестровой ямой, нет.
   - Дилан, но люди уже не идут на старье, им подавай новенького, - воскликнул импульсивный Лен. - Давай, я сыграю ведьму? Загримируюсь, и сам черт не отличит.
   - Ты уже пробовал, выходит не очень. И дело не в гриме. Если не найдем актрису, будем работать с тобой. Но ты уверен, что потянешь две крупные роли в одном спектакле? Могут быть накладки, - все так же равнодушно произнес Дилан. Интересно, он вроде бы режиссер и художественный вдохновитель труппы, но как он может быть таким неэмоциональным? Это же нонсенс, или я чего-то не понимаю? Наша госпожа Ильмира, которая вела актерское мастерство в пансионе, была очень импульсивна. Ее настроение менялось по пять раз на час, она вместе с героями рыдала, заламывала руки, подпевала или сама дирижировала, если в спектакле участвовал хор. Ее всегда было много, будто это не одна женщина, а целых пять и все разными характерами.
   - Что вам надо? - раздалось надо мной. Я дернулась, это надо же было так глубоко задуматься, что не заметила, как тот самый Дилан подошел ко мне. Красивый мужчина, очень: длинные черные волосы, карие глаза, мужественные, но благородные черты лица, вот только взгляд такой же холодный, как и его слова.
   - Я слышала, вам нужна ведьма, - язык сказал первое, что пришло в голову. Зачем? Не знаю, но очень захотелось попробовать себя в настоящем театре.
   - На сцене выступала? Читать умеешь? - на все вопросы мужчины я утвердительно кивала. - Тогда пошли, будем смотреть.
   Честно сказать, я очень удивилась, он у меня даже имя не спросил. Но потом решила, что он просто не стал забивать себе голову лишней информацией, ведь я могу и не подойти на эту роль. В груди поселилось волнение, легкая паника вкупе с переживаниями, что на самом деле я бездарность, а все комплименты моему таланту того же принца, были только потому, что он хотел затащить меня в постель. Маг, который с ним всегда ходил, ни разу не сказал доброго слова в мой адрес. А мне, несмотря на легкий страх перед ним, всегда хотелось заметить улыбку на его губах. Мне казалось, что если даже он оценит мой талант, то он точно есть, потому что такие люди, как маг не лгут по мелочам. И я старалась, выкладывалась полностью ради его одобрения. Но он так и не улыбнулся, хотя я замечала теплоту в его глазах, но может, это были игры моего подсознания или освещения сцены.
   Как обычно, именно сцена помогла мне справиться с волнением. Я спокойно взяла из рук Дилана листок со своим текстом, просмотрела его и поняла, что он вырван из какой-то сцены.
   - Не могли бы вы мне коротко рассказать предысторию данного сюжета? - просила я у мужчины.
   - Ты уже прочитала? - удивился он.
   - Да. Тут мало текста, ничего сложного, - пожала я плечами. Просмотрела еще раз, запоминая основные фразы и характерные черты персонажа. Дилан мне рассказывал сюжетную линию. Классический любовный треугольник: красавец принц, влюбленная в него девушка, молодая, невинная и красивая, как утренняя заря, но из бедной семьи, и ее жених, достойный молодой человек. И ведьма между ними, как оплот алчности и беспринципности.
   - Дайте, догадаюсь, в конце принц влюбляется в девушку, женится на ней. Ведьму убивают и сжигают на костре. А бедный жених от горя уходит в монастырь или на войну, где погибает в первом же бою? - ехидно спросила я, честно сказать сюжет мне показался пресным, никакой интриги.
   - Слышь, Дилан. А девка тебя уела, - расхохотался здоровяк. - Меня Лурсен звать и ты почти права. Только жених бросается с высокой скалы, потому что не смог пережить предательства любимой.
   - Неважно, - нахмурился режиссер. - Людям нравятся такие слезливые истории, они платят за них деньги.
   - Все понятно и лезть со своими идеями не буду, - пошла я на мировую. И то верно, меня еще в труппу не взяли, а я уже с критикой.
   - А что ты предлагаешь? - влез Лен. Я так понимаю, он будет играть того самого парня, который бросился со скалы. А на принца тянул только Дилан. Интересно, а кого будет играть Лурсен?
   - Ну не знаю, можно сделать так, что жених спрыгнул со скалы, но не разбился. Зацепился одеждой за деревья, к примеру, переломал себе руки и ноги, а ведьма его нашла и выходила. И тут в конце оказывается, что она совсем не старая и не беспринципная, а еще молодая женщина, которой тоже хочется личного счастья. Итог - еще одна свадьба в конце, жених поймет, что его бывшая невеста просто красивая пустышка, а настоящая любовь - она другая.
   - Браво! - захлопал в ладоши Лен. - Не знаю, как Дилану, но мне такая концовка нравится больше.
   - Хм, двойное счастье, говоришь? В этом что-то есть, - задумчиво произнес "принц". - Но мы еще не видели твое мастерство. Начинай. Лурс тебе поможет, прочтет слова невесты.
   Я собралась, три коротких вдоха, один выдох. И вот я уже смотрю не на здоровяка Лурсена, а на молоденькую девушку, красивую, взбалмошную, которой недостаточно любящего ее жениха, она хочет принца. И пусть я ведьма, но меня возмущает ее притворство, ложь, которую никто не видит кроме меня. Она хочет приворотного зелья? Что ж, я возьму за него такую цену, что она и не рада будет. К тому же красавчику-принцу давно пора остепениться. Думаю, они будут отличной парой - он холодный и бездушный, она лживая и коварная.
   - Хватит! - резкий оклик вернул меня в действительность. Вздрогнув, я отшатнулась от Дилана, который склонился надо мной, пристально вглядываясь мне в глаза. В его взгляде горело пламя. Я испугалась, решив, что он маг или, того хуже, с меня слетела иллюзия. - Как тебя звать?
   - Нола, - я решила не придумывать новых имен, чтобы не запутаться. Я сделала еще шаг назад, увеличивая между нами расстояние. Тем более если судить по платью, иллюзия никуда не делась, да и не похож мужчина на мага, наверное, мне показалось.
   - Завтра в семь чтобы была на репетиции. Текст роли возьмешь у Лена. Тебе два дня, чтобы с ней ознакомиться и не путаться, на то что сможешь заучить, не надеюсь. Свободна, - голос Дилана прозвучал холодно и спокойно. Потом, не прощаясь, он развернулся и ушел за кулисы.
   - Это было нечто! - подскочил ко мне Лен. - Уверен, наша пара зрителям больше понравится, чем пара Дилан и Сара. Может, прорепетируем поцелуи?
   - Лен, отвали! Не видишь, девушка растерялась? Ты молодец, Нола. Думаю, со временем ты даже Дилана за пояс заткнешь, хотя он у нас белая кость, дворянин, закончил Академию Искусств с отличием, - хмыкнул Лурс, похлопывая меня по плечу.
   - А почему он тогда не играет в Королевском театре? - по-моему, это же логично, если все, что сказал Лурсен, правда.
   - Он играл, но не нашел общего языка с режиссером. В общем, ушел на вольные хлеба, купив себе этот театр. И теперь у него одна идея - прославиться, - пояснил Лен.
   - Понятно, - ответила я и спустилась со сцены. Лен спрыгнул следом, покопался в бумагах и протянул мне стопку.
   - Ты уверена, что не хочешь еще порепетировать? Или можно сходить в таверну, отметить знакомство и твое назначение на роль, - его рука легла мне на плечо.
   - Репетировать будем завтра, - скинула его руку, не люблю навязчивых типов. - И я не пью.
   - Нола, ты не обращай на Лена внимания, он у нас натура увлекающаяся. Будет доставать, смело посылай подальше, - хмыкнул Лурсен. - До завтра, будем ждать. Тебя, кстати, проводить не надо? А то ведь темнеет уже.
   - Нет, я сама дойду. До завтра, - улыбнулась я, и пошла на выход, слыша за спиной, как Лен ругается на Лурсена, что тот мешает его личной жизни. И только выйдя на улицу и глянув на свои руки, которые прижимали листы бумаги с моей новой ролью, я наконец-то в полной мере осознала, что меня приняли. В душе поселилась радость, а сердце пустилось в пляс от счастья. И даже то, что мне надо будет как-то сбегать из дома на представления и репетиции, отступило на второй план. Я буду настоящей актрисой, как и мечтала. Неужели, какие-то мелкие трудности смогут меня испугать?
   До окончания праздничного молебна оставалось чуть больше трех часов. Гулять по городу в такое позднее время - гарантированно нарываться на неприятности. Мне же хватало своих. Тем более, не факт что мне еще раз повезет и никакой бандит не прибьет меня в первой же подворотне. Поэтому я остановила первый же экипаж и попросила отвезти себя к дому моих новых родственников. Логично рассудив, что сейчас самое время сделать этим людям пакость, пока они думают, что я молюсь в храме.
   - Будьте здесь ровно через два часа, и я заплачу вам по двойному тарифу. Хорошо? - обратилась я к извозчику, попросив его остановить за два дома, до нужного мне.
   - Как скажете, дамочка, - хмыкнул бородатый дядька. - Приятно вам повеселиться.
   Вот не понимаю, почему у них у всех такие скабрезные мысли? Неужели приличная женщина вечером не может никуда поехать, кроме как к любовнику? Куда катится мир? Перед домом, на мгновение спрятавшись в тени дерева, так чтобы любопытные соседи, даже в неясном свете фонарей ничего не смогли увидеть, я накинула на себя иллюзию Гвен. Она была более импульсивной и свой страх перед хозяевами вымещала на других, своей наглостью и пренебрежением. К тому же вторая девушка, Эльза, мне показалась решительной, такая точно в обморок не упадет, а мне надо, чтобы упала. Поэтому иллюзия Гвен была лучшим вариантом. Зачем? А что будет, если одна из горничных в коридоре увидит себя? Так что лучше обморок, чем крик и шум.
   Повезло, ни одна из девушек по дороге в мою комнату не встретилась. Дворецкий, правда, остановил меня, наказав убраться в комнате Кела и проветрить ее, но делать этого я, конечно, не собиралась. Хотя зайти в гости планировала. Долго в своей комнате задерживаться не стала, засунула бумаги в тайник и отправилась к Келу, меня ведь туда послали. Ну, не меня, но этого никому знать не обязательно.
   М-да, я знала, что пьянство это вред, но не думала, что оно еще так мерзко пахнет и выглядит. Хотя я и не собиралась заниматься уборкой, но окно все же открыла. Кел лежал прямо на покрывале наполовину раздетый, причем на нижнюю половину. Рубашку он только начал расстегивать, а вот штаны были спущены до сапог, но из-за них, снять самостоятельно он их не смог. В принципе, мне этого было достаточно, но все же в планах у меня было заставить его бегать в таком виде по коридору. А как он побегает со спущенными штанами? Никак. Пришлось снимать вместе с обувью. А на трусы я наложила иллюзию, теперь они радовали глаз розовым цветом и оборками. В общем, женские панталоны получились на славу, я как-то видела похожие у нашей учительницы изящной словесности, она неудачно оступилась и упала с лестницы. Хорошо лестница была невысокая и учительница отделалась ушибами, зато почти весь пансион был удостоен чести наблюдать ее нижнее белье.
   А ничего так, миленько. Осталось только разбудить мужчину и заставить его выйти из комнаты. А если потом закрыть дверь, он так и станет ходить по коридору, натыкаясь на домочадцев. Вот хохма будет. Розыгрыш, конечно, глупый и немного детский, зато смешной. Сказано - сделано. Я принесла воды из ванны и начала брызгать на Кела, он не реагировал. Подумала и вылила ему в лицо целый стакан, мужчина хрюкнул, булькнул, повернулся на другой бок и захрапел. Вот и как его поднять? Время-то идет. Попробовала растолкать, но эффекта почти не было, Кел бурчал, ругался, но не просыпался. От бессилия залезла с ногами на его кровать и начала прыгать, матрас пружинил, тело Келвина дергалось, а сам он мычал и ругался сквозь зубы. Сквозь сон он пытался что-то нашарить руками, но я благоразумно держалась от них подальше. Я немного увлеклась и совсем забыла, что нахожусь на "вражеской территории". Следующие события случились почти одновременно, входная дверь хлопнула, я дернулась с целью спрыгнуть с кровати, но была схвачена рукой Кела за подол. Несколько секунд падения и я придавлена к кровати тяжелой рукой пьяного мужчины, а от амбре, исходившего от него, меня сразу же замутило.
   - Так ты и с ним спишь?! - вперился в меня злобный взгляд Ариса. Длинноносого только что не трясло, а руки лихорадочно сжимались в кулаки.
   - Сплю? Вообще-то, я его разбудить хотела, - пискнула я, начиная подозревать, что объятия беспробудно спящего Кела это не самое страшное.
   - Зачем? - Арис мне не верил, до меня не сразу дошло, что он видит перед собой Гвен.
   - Постель перестелить, господин, - голос меня подводил, точно скопировать интонации горничной не получалось, но деверь на это внимания не обращал.
   - Пошла вон отсюда, чтобы я в доме тебя больше не видел, - заорал Арис. И припечатал емким: - Шлюха!
   - Я не могу выбраться, - полузадушенно прохрипела я, потому что Келвин во сне почти полностью на меня навалился. Ответом мне стал сильнейший рывок Кела за шиворот рубахи. Одежда затрещала, мужчина захрипел и инстинктивно махнул рукой в сторону душащего его брата. Силушка у Кела была не маленькая, Ариса куда-то снесло, но я смотреть не стала, потому что, скатившись с кровати и подскочив на ноги, понеслась в коридор.
   - А-а-а, - встретил меня крик блондинки, которую я сбила с ног. - У-у-у...
   Ждать, когда ее крики поднимут весь дом, я не стала и устремилась на выход, благоразумно прячась за портьерами, когда впереди кто-то шел. Только выбежав из ворот дома, я смогла немного успокоиться и собраться с мыслями. В первую очередь накинула на себя иллюзию невидимости, и медленно побрела к месту встречи с извозчиком. С невидимостью у меня не возникало проблем, если приходилось ее накладывать на неподвижные предметы, а вот на людей у меня толком не получалось, наверное, потому что я самоучка и делаю все методом "тыка". Но сейчас в темноте мои огрехи будут не столь заметны. За моей спиной из дома доносились шум и гам, очень хотелось знать, чем же закончилась моя вылазка.
   Обидно, что не вышло поиздеваться над Келом, но кто же знал, что у него такой крепкий сон? Или это из-за вина? Ладно, в другой раз получится. Зато Арису перепало, он хоть и не такой гадкий, как Келвин, но тоже заслужил взбучку. Гвен было немного жалко, из-за меня ей попадет, но может, Арис просто погорячился, и девушку не выгонят?
   Извозчика пришлось ждать почти час, он быстро доставил меня к храму, без всяких комментариев и шуток. Оно и понятно, кому захочется балагурить ночью, да еще и с человеком, который появляется из ниоткуда? Я конечно, выбрала момент для снятия иллюзии, когда он отвернулся в другою сторону, но мужик оказался наблюдательным. Он ничего у меня не спросил, только вздрогнул, когда я обратилась к нему.
   Я даже успела на окончание празднества, поэтому выходила из ворот вместе с другими восторженными женщинами.
   - Берк, что это с вами? - при свете фонаря, который держал конюх, был виден наливающийся синяк у него под глазом.
   - Хозяев разнимал, - скривился мужчина. - Эх, неблагодарное это занятие.
   - Опять Келвин отличился? - спросила я, мне даже не надо было делать любопытствующий вид, и без того хотелось знать, чем закончилось дело.
   - Да в том-то и странность, что в этот раз господин Арис все устроил. Они с братом, вроде как, девушку не поделили и ладно бы какую благородную, а то нашу Гвен. Да к ней, говорят, кто только не захаживает. Но я свечку не держал, поэтому врать не буду. В общем, разболтался я, садись в карету, домой поедем. Эх, повезло тебе, что тебя дома не было, а то под шумок и тебе могло достаться. У благородных-то как? Завсегда мы, простые людишки, виноваты.
   Дом встретил нас тишиной, если кто и не спал, то старательно делал вид. Можно было бы пройтись привидением по коридорам, попугать домочадцев, но сегодня мне впечатлений хватило, и я решила лечь спать. Совесть меня уже не мучила, раз уж Гвен вела такую беспорядочную жизнь, то она и сама бы попалась с поличным. К тому же я была в одежде, а то что Арис подумал всякие гадости, так каждый делает выводы в меру своей испорченности. Как говорит писание? Да воздастся каждому за деяние его...
  
  
   Глава 6
  
   Проснулась я ближе к полудню. Странно, но никто мне не разбудил, на завтрак не позвал и вообще было ощущение, что дом вымер, а я осталась одна на целом свете. На мгновение стало страшновато, но я решительно поднялась с постели. Приведя себя в порядок, оценила качество иллюзии, проверила документы и свою роль, и только после этого пошла добывать себе пищу. В доме стояла оглушительная тишина, мельком я заметила дворецкого, который бесшумно скользнул за угол. Я уже не знала, радоваться тому, что кто-то все же есть живой в доме или опасаться чего-то страшного? Разум подсказывал вернуться в свою комнату и там затаиться до вечера, а желудок требовал еды. Аппетит у меня всегда был хорошим, правда, на фигуре это не сказывалось к огромной зависти подруг.
   Мне же, наоборот, хотелось немного поправиться, в тех самых местах, круглые формы которых отличают девушек от парней. Мама говорила: "Всему свое время, вот выйдешь замуж, родишь ребенка, и все появится, даже то, что совсем не нужно". На этом месте она всегда тяжело вздыхала и разговор сворачивался сам собой. Честно признаться, мне было любопытно, о чем же говорила мама. Но она ни в какую не желала раскрывать тайны супружеской жизни. Все такие вопросы сводились к одному: выйдешь замуж - узнаешь. Я так подозревала, что она намекает на интимную сторону жизни между мужем и женой. В теории я много чего знала об этом, даже слишком. Так что проверять все россказни подруг, сплетни учительниц и свои личные наблюдения, совершенно не тянуло.
   И вообще, как сказала Лаура, моя лучшая подруга, я отстаю в развитии, ведь другие девушки моего возраста уже давно задумываются о семье и детях. Этот разговор произошел почти перед нашим выпуском, она поделилась со мной, что ее родители заключили помолвку и через полгода у нее свадьба. Лаура была смущена, взволнована и счастлива, ведь ее жених был молод и хорош собой. Но мне он совершенно не нравился, чем-то напоминал балбеса Дона, только мой фиктивный муж добрый, а жених Лауры какой-то скользкий. Так что я не особо радостно восприняла эту новость. Надеясь, родители подруги передумают и подыщут ей более достойную кандидатуру. В тот вечер Лаура делилась со мной своим видением счастливой жизни: любимый муж, большой дом, ребенок, а лучше два. Я слушала, невольно взирая на нее с легкой усмешкой, в моем понятии о счастье ничего этого не было. И черт же меня дернул высказаться по этому поводу. Вот тогда разобиженная подруга и назвала меня отсталой эгоисткой. Потом мы, конечно, помирились, но осадок остался.
   Ой, что-то мысли мои совсем заблудились, о чем думала в начале уже и не вспомню. Но зря я об этом переживала, желудок сам напомнил мне, что по плану у нас обед. На кухне было так же тихо, слуги, как привидения суетились вокруг столов и печи.
   - Извините, а поесть чего-нибудь можно? - спросила я, сделав очень жалостливое и голодное лицо. Раздался звон, грохот, а так же ругань сквозь зубы. Я с удивлением наблюдала, как из-за одной моей фразы, сказанной спокойным голосом, люди роняли предметы, вздрагивали, бледнели. Я грешным делом подумала, что причина во мне, что пока шла сюда, что-то случилось с моей иллюзией, но ответ был намного прозаичнее.
   - Фух, это ты? - облегченно вздохнул крупный дядька, имени я его не знала, но он явно был на кухне главным. У нас в доме был шеф-повар, очень важный и неразговорчивый, а этот казался проще. - Грета, накорми госпожу, а то ж на нее без слез не глянешь. Ты давай, вон тама садись, сейчас все организуем.
   Я прошла к указанному столику, думаю, за ним обедала сама прислуга, и села. Очень старалась не показывать своего удивления, ведь я приготовилась к презрению, что еду придется буквально требовать. Но нет, смотрели на меня скорее с любопытством, чем как-то иначе. Грета сноровисто накрыла на стол, поставив молочную кашу, пироги с грушами, белый хлеб, сыр, масло, кувшинчик молока, а так же горячий чай и мед.
   - Скажите, а что случилось? Почему в доме такая тишина? Все живы? - тихо спросила я женщину. Просто на какой-то момент мне подумалось, что моя шутка обернулась серьезными последствиями. Вдруг Арис на самом деле убил брата или неверную служанку.
   - Да что ты такое говоришь?! - зашикала на меня Грета, оглядываясь по сторонам, никто ли ее не слышит. - Все живы, здоровы... почти...
   - Да-да, только хозяевам нездоровится, вот и не шумим, - подмигнул мне повар, который распорядился меня накормить. - Да не бойся, Грета, сэр Арчибальд запретил разговаривать на эту тему с чужими людьми, а она-то член семьи.
   - Слышь, девочка, потешь мое любопытство, расскажи, как ты замуж за хозяйского сынка вышла? Может, я так своих девок пристрою? - хохотнул беззлобно мужчина, подходя ближе ко мне.
   - Вы мне про вчерашний вечер, я вам про свою свадьбу, идет? - улыбнулась ему.
   - По рукам. В общем, слушай...
   Повар оказался замечательным рассказчиком, он так захватывающе описывал в лицах то, чему был свидетелем, что я будто сама это видела. Берк мне не соврал, Арис с Келом действительно подрались и разнимали их чуть ли не всем миром. Но это была одна сторона истории. Когда же братьев удалось разнять, протрезвевший Келвин обратил внимание на свой внешний вид, а именно на розовые панталоны. Он с диким ревом бросился на Ариса, обвиняя того в подставе и собираясь его кровью расплатиться за подобное оскорбление. Арис же помянув недобрым словом шлюху Гвен, собирался ответить драться по новой, но тут вошел сэр Арчибальд и потребовал объяснений. Арис путано объяснял, что зашел в комнату брата и увидел того в непристойной ситуации, заподозрив, что он принуждает Гвен, он всего лишь попытался того придержать, давая ей уйти, за что и получил от Келвина. Последний ничего объяснить не мог, настаивая на том, что ни горничную, ни тем более Ариса, не видел. А проснулся от того, что его кто-то начал бить. Ну он и ответил. Хозяин распорядился привести Гвен. Она еще с порога упала на колени и начала причитать, что ничего не знает, что видела привидение, как две капли воды похожее на нее саму. Арис разозлился, обозвав ее лгуньей и шлюхой, пообещав выгнать на улицу и забрать все свои подарки.
   - Ты спала с моим сыном? - грозно спросил хозяин, нахмурив брови.
   - Нет, господин, врут они! - подвывая Гвен подползла на коленях к моему свекру, уткнулась ему в ноги и обвила их руками. - Как вы могли подумать? Я же только вас люблю, я же вам была верна...
   И в этот момент пришла свекровь. Обозрев картину, двоих избитых сыновей, собственного мужа, которого при всех обнимает любовница, да еще молодая и привлекательная, женщина не сдержалась и, взяв первое, что попалось под руку, кинулась в бой. А под руку ей попался бронзовый канделябр. Как итог: Гвен попортили прическу, расцарапали лицо, хозяину досталась огромная шишка и обещание подать на развод, а так же заявление о том, что госпожа уезжает на новомодный курорт, где обязательно заведет роман и наставит рога неверному супругу. Но оказалось, это было еще не все. Свекру заявления жены не понравились, он отправился за ней, выяснять отношения...
   Сегодня они встали незадолго до меня, и приказали собрать их вещи. Хозяин довольно ухмылялся, хозяйка застенчиво улыбалась, когда говорила о том, что на курорт они едут вместе, а дома за главного остается Арис. Но несмотря на благодушное настроение господ, слуги не торопились выйти из подполья, слишком сильны были воспоминания и о драке братьев, и о воинствующей жене сэра Арчибальда.
   Пришла моя часть истории, пока я в уме прокручивала рассказ повара, язык сам болтал слезливую сказку о сироте, то есть обо мне. Прости, мама. Но по моим словам выходило, что я рано осталась сиротой, что меня к себе взяла на воспитание тетка, била, недокармливала, а потом и вовсе отдала в приют. Слова лились ручьем, я вспоминала несуществующие подробности, свою любовь к книгам, боязнь чужих людей, как хотела стать монахиней и отдать себя служению богу. И как не далее несколько дней назад повстречала Дона. Будто он засыпал меня комплиментами, говорил, что пусть я не так красива, как другие девушки, но у меня чистая и невинная душа. Как под действием его уговоров и своей влюбленности с первого взгляда, согласилась выйти за него замуж. Он предупреждал, что его родственники будут против нашей свадьбы, поэтому мы тайно обвенчались и хотели уехать, но братья как-то прознали и привели его родителей в нашу гостиницу. К концу рассказа я у меня наворачивались слезы, так было жалко Нолу, а женщины на кухне всхлипывали и утирались передниками. Даже дядька повар нахмурился и сказал:
   - Ты не переживай, все образуется. Бог, он все видит, будет еще счастье у тебя, - похлопал он меня по плечу, а я мысленно перекрестилась, прося прощения у господа за свое вранье. - Тебе если что надо, обращайся, в беде не оставим.
   - А вы научите меня готовить? - уметь готовить мне хотелось всегда, но родители считали это занятием не для благородной леди. А в пансионе у нас был курс, как правильно накрыть на стол, украсить блюда, в какой последовательности их подавать и с чем. Но вот самим готовить не давали, говорили, что от этого портится кожа на руках, а волосы впитывают неподобающий кухонный запах. Что в нем такого "неподобающего" я не понимала, ведь аромат свежеиспеченного хлеба или прожаренного мяса, был просто не сравним.
   - А была не была - научу! - решительно произнес шеф-повар, до этого с сомнением поглядывая на меня. - В жизни надо все уметь, ведь не знаешь, что с тобой будет завтра.
   - Спасибо, - сказала я искренне, в душе соглашаясь с ним. Разве я могла предполагать, что, сбегая от одной свадьбы, прямиком попаду на другую?
   На кухне я провела часа два, постигая нелегкую науку приготовления пищи. А она была еще и грязноватой, ведь мне доверили чистить корнеплоды. Я с удивлением узнала, что мое любимое картофельное пюре получается из несуразного вида клубней, да еще и перепачканных в земле. А еще надо было счищать с них ножом кожуру, ну это я как раз умела. В пансионе нас учили художественному вырезанию фигурок из разных фруктов. Нож, правда, мне дали не совсем подходящий для этого дела, зато картошку оказалось удобнее резать, чем ту же грушу. Когда я уже почти заканчивала вырезать котика, надо мной навис Ярос, так звали шеф-повара.
   - Нола, картошку надо просто чистить, - с затаенной грустью вздохнул он. Кажется, он уже пожалел, что дал мне такое опрометчивое обещание. - Она разварится и от твоей красоты не останется и следа.
   - Я поняла, - так же грустно вздохнула и отложила картофельного котика в сторону. И стала чистить картошку так, как мне показывали. Было скучно и неинтересно, но я стойко держалась и не роптала. В награду Ярос сварил моего котика, у него он совсем не развалился. Вот что значит настоящий профессионал своего дела. А потом он аккуратно выложил его на красивую тарелку, сдобрил маслом, украсил зеленью и положил рядом с моим "котиком" кусок сочного, жареного мяса. От запаха у меня даже слюнки потекли.
   - Вот Нола, это тебе, - добродушно улыбнулся Ярос. - Ты молодец, хорошо справилась.
   - Как красиво, спасибо, - засмущалась я от похвалы и порадовалась заслуженному угощению. На меня посматривали с умилением и легким снисхождением, так смотрят на безобидных душевнобольных людей. Но я не обижалась, лучше уж они будут воспринимать меня так, чем ненавидеть и строить пакости.
   До вечера я валялась на кровати и учила свою роль. Ну что я могу сказать, режиссер у нас слабенький, реплики в монологах сплошь шаблонные. А я так не могу, мне нужен простор для фантазии. Поэтому я взяла карандаш, пытаясь подогнать текст под себя. Сильно править не стала, просто немного перефразировала, добавив художественной красоты набившим оскомину репликам. Как к моему самоуправству отнесется Дилан, я не знала, но все равно старалась.
   Ближе к семи часам нашла Берка и напомнила, что мне надо в храм. Он повозмущался, но я его заверила, что хозяева дома знают о моей набожности и не собираются ей препятствовать. Конюх для приличия еще побурчал, по его мнению, замужняя женщина должна была больше думать о доме и муже, а не о загробной жизни. Я его заверила, что с радостью посвятила бы всю себя мужу, если бы он был рядом, а так остается только молиться за его здоровье и благополучие. Чем я собственно и собиралась заняться, по моему заверению.
   В театр я немного опоздала и вся труппа была уже в сборе. Сару, ту самую девицу, что должна была играть роль невинной влюбленной девушки, я услышала раньше, чем увидела. А все из-за ее пронзительного голоса. Не знаю, чем было вызвано ее недовольство, но кричала она знатно. А может, они что-то еще репетируют? У них могут быть и другие спектакли в разработке. Поэтому войдя в зал и увидев на сцене возмущенно топающую ногами блондинку, я решила остановиться на этом варианте. А когда она, увидев меня, замолчала, прожигая неприязненным взглядом, не придумала ничего лучше, чем поаплодировать ей:
   - Боже, какая экспрессия, сколько эмоций! Талант! Да нет, просто талантище! - сделала восторженное лицо, с умилением разглядывая актрису. Она оцепенела, как и все находившиеся в зале: Дилан, Лен, Лурсен и еще одна дамочка средних лет с флегматичным взглядом. Зачем я это сделала? Я и сама бы не ответила на свой вопрос, просто не люблю истеричек. К тому же, я прекрасно понимала, что с этой девушкой у меня не сложатся хорошие отношения, достаточно было глянуть, с каким собственническим видом она вцепилась в рукав Дилана. Я хоть и девица, но не настолько недалекая, чтобы не понимать - передо мной любовники. А это значит, во мне будут видеть соперницу. И неважно, что в этой личине у меня совершенно блеклая внешность. Эх, надо было лет на десять старше себя делать иллюзию. Но я на такой шаг не пошла из-за того, что поведение, как не крути, у меня девичье, а не зрелой и умудренной женщины.
   - Дилан, что это хамка делает в моем театре? - взвизгнула Сара, видимо, решив устроить новый скандал.
   - Сара, прекрати. С чего ты взяла, что Нола хамка? Она всего лишь, хотела выказать тебе свое восхищение. Ты ведь подумала, что мы репетируем, правда Нола? - обратился ко мне Дилан. Весь его вид говорил, что если я не поддержу его вранье, то моя карьера закончится, так и не начавшись.
   - А вы разве не репетировали? - придала я своему лицу удивленное выражение, похлопала ресницами и сконфузилась. - Ох, прости, я не знала, что у вас семейная ссора. Вы ведь стоите на сцене, а вокруг участники труппы. Простите великодушно, я никоим образом не хотела вас обидеть.
   - Подожди-ка, это та самая девица, которой ты отдал роль ведьмы?! - взвизгнула Сара. - Мы же договаривались, что ты возьмешь мою подругу!
   - Сара, перестань. Твоя подруга двух слов связать не может, - раздраженно отмахнулся Дилан от девушки. Что-то не так я представляла влюбленные пары, или их связывают не чувства? Но даже любовниками становятся под действием любви и эмоций, а тут непонятно. Она на него кричит при всех, позорит, он смотрит на нее с желанием ударить. Я села с краю на лавку и молча внимала перепалке Дилана и его девушки. Эх, еще бы семечек кулек или леденец на палочке, можно было бы считать, что сходила на спетакль.
   - Привет, - улыбнулся мне Лен и сел рядом. - Я уже думал ты не придешь.
   - А толку было приходить? Время идет, а репетиции как не было, так и нет. Я так подозреваю, эти двое могут часами ругаться? - предположила я.
   - А то, пока Дилан ее не скрутит и не отым..., - на мгновение замялся под моим холодным взглядом парень. - То есть пока не полюбит нежной и чуткой любовью, Сара не успокоится.
   - Слушай, а еще помещения есть пригодные для репетиций? Я кое-что исправила в своем тексте, хотела тебе показать. В первую очередь Дилану, конечно, но раз он занят...
   - Пошли, только Лурсена и Ильму захватим, думаю, им тоже надоело слушать эти вопли, - Лен подскочил и за пару шагов преодолел расстояние до здоровяка, который что-то тихо говорил флегматичной женщине. Она периодически кивала головой, продолжая и дальше витать в облаках. Вот кому было совершено плевать на происходящее рядом, уверена, рухни сейчас здание, она бы даже не вздрогнула.
   Мы ушли в одно из пустующих помещений, ссорящаяся пара этого даже не заметила. Я показала Лену свои исправления, он восхитился, порывался наброситься на меня с поцелуями, но я пресекла его вольности. Тогда он схватил записи и сунул их под нос оставшимся не у дел членам труппы. Лурсен приветствовал меня с улыбкой, Ильма легким кивком.
   - Нола, ты должна и мою роль переписать, - Лен вытащил из-за пазухи помятые листы бумаги.
   - Подожди, вдруг Дилан не одобрит подобное своеволие, - пресекла я энтузиазм молодого актера.
   - Этот может, - скривился парень. - Пойдет на принцип, если с ним это не обсудить.
   - Давайте репетировать, - похлопал Лена по плечу здоровяк Лурсен. А потом обратился ко мне: - Зря ты выставила Сару дурой, она и так настроена была против тебя, а теперь и подавно.
   - Никем я ее не выставляла, просто считаю неприличным выносить личные отношения на всеобщее обозрение. Ведь все те вопросы она могла выяснить наедине с Диланом, а не устраивать спектакль для нас, - слегка пожала плечами, я могу сколько угодно врать, придумывать себе роли, но одно оставалось неизменным - воспитание, которое мне прививали с детства. Мужчины с удивлением посмотрели на меня, а у Лурсена в глазах появилась добрая усмешка.
   Спустя десять минут мы уже репетировали, смеясь, подшучивая друг над другом. У Ильмы было несколько эпизодических ролей, но основная - няня влюбленной "невесты". Лурсен играл доверенное лицо принца, он же телохранитель, а так же был голосом за сценой, именно он должен был поведывать зрителям все те нюансы, что им было не видны издалека. Да и как можно в театре увидеть рассвет, закат, услышать пение птиц? Такое дано немногим, а еще меньше людей способны передать эти чувства другим.
   Я как-то быстро влилась в эту небольшую компанию, полчаса спустя мне казалось, что мы давным-давно знакомы. Ильма оказалась милой женщиной, добродушной и действительно напоминала няню, так и хотелось ее обнять, прижаться к ее большой груди. А еще у нее был красивый голос, что-то мне подсказывало, она больше певица, нежели актриса. Если с ней и Леном, моим будущим "возлюбленным" на время репетиции и пьесы, все было понятно, то Лурсен вызывал интерес. Точнее, любопытство, здоровяк не походил на актера, скорее уж бывший военный или телохранитель. Он был крупным, но не толстым мужчиной, лет тридцати - сорока, брюнет, на висках пробивалась седина, делая его старше. Но лицо при этом было не старое, глаза светло карие, улыбчивые. Вот только я себя иллюзиями не тешила, обаятельность мужчины еще не гарантия того, что он хороший человек. Взять того же принца, неужели он не понимал, что из-за его навязчивости я могу пострадать? Уверена, он прекрасно об этом знал, попробуй забыть, что у тебя есть невеста и твой отец король. Просто он не счел нужным заботиться о чьих либо чувствах, кроме своих собственных. Но ведь это не любовь. Ведь когда любишь, собственное счастье отходит в сторону, уступая место желанию сделать счастливым своего избранника. Я еще ни разу не влюблялась, но не переживала на этот счет, когда-нибудь мне повстречается он - мой избранник. Почему-то я была уверена, что обязательно его узнаю и мы будем счастливы вместе. Глубоко в душе я понимала, что это все романтика, которая далека от реальной жизни, что меня, скорее всего, выдадут замуж, даже не спросив моего мнения. Но это ведь не повод, чтобы совсем не мечтать? Для меня реальность и фантазии были неразрывно связаны, они переплетались, делая мою жизнь ярче и насыщеннее.
   - Как же неудобно, что Сары нет, - взвился Лен, вспомнив, что у него есть более важная партнерша по спектаклю. - Я уже который день не могу отрепетировать сцену, где она меня бросает и говорит, что любит другого.
   - Давай, я почитаю ее текст, - улыбнулась парню, он выглядел смешным в своем справедливом возмущении.
   Так мы и сделали. Лурсен и Ильма сели прямо на пол и приготовились смотреть нашу сценку, я же забрала у Лена текст и пробежала его глазами. Парень свою роль знал, поэтому особых подсказок ему не требовалось, а я читала слова Сары, постепенно увлекаясь. Как всегда воодушевление, так я называло то состояние, когда полностью окуналась в роль, пришло неожиданно, и мир поплыл. Реальность будто подернулась дымкой, давая скалам и замку на них, прорасти за спиной Лена. Сам он изменился, стал наивнее и застенчивее. Где-то внизу шумел прибой, разбивая волны о камни. Он держал меня за руку, преклонив колено, и умолял не уходить.
   - Встань, мою ты травишь душу! Я не люблю тебя, пойми, - слова сами сорвались с языка, я вырвала руку, отшатываясь от жениха. - Я ухожу к другому. Ему я больше подхожу, ведь он красив, мы будем лучшей парой...
   Что ответил парень, я не услышала, где-то неподалеку раздался колокольный звон, означающий, что закончился ежевечерний молебен в храме. Осознание того, что я опаздываю, ушатом холодной воды пролилось на меня, вырывая из грез. Вздрогнула, и заозиралась, приходя в себя. Лен так и стоял на одном колене, взирая на меня влюбленными глазами, видимо, еще не вышел из роли или хочет доиграть эпизод до конца. Лурсен и Ильма сидели там же, где и раньше, почему-то смотря на нас с открытыми ртами, а в дверях стоял Дилан, привалившись плечом к косяку. Мне не понравился его взгляд, какой-то алчный, будто я ему денег задолжала.
   - Лен, извини, мне надо бежать, - смутившись от всего этого внимания, буркнула я. - Обещаю, завтра начнем с этой сцены, если тебе еще нужна будет моя помощь.
   - Постой, ты уже уходишь? Так рано? - поднялся парень, мне показалось, он сейчас перегородит дорогу и не выпустит, очень уж у него было обиженное лицо.
   - Да, ухожу, я очень опаздываю. Провожать меня не надо, - пресекла я порыв Лена. - Ильма, Лурс, до завтра.
   - Бежишь домой к мужу? - насмешливо спросил Дилан, поглядывая на мою левую руку, с дороги он так и не ушел. От неожиданности чуть не ляпнула, что не замужем, но хорошо глянула на брачный браслет, я про него совсем забыла и моя иллюзия его не прикрыла.
   - Да, именно к нему, - решительно заявила я, подумав, что так даже лучше, буду избавлена от мужских приставаний. - Еще раз всего доброго.
   - Мы еще не все обсудили, Нола, - вкрадчиво и немного елейно произнес Дилан. - Задержись ненадолго, мне надо с тобой поговорить.
   - Все завтра, - я его слегка толкнула, чтобы он меня пропустил. Мужчина чуть покачнулся, но устоял, а потом резко схватил меня за подбородок и развернул к тусклому свету, что падал из окон, солнце уже закатилось.
   - Странно, серые. А я видел голубые, как небо, и слышал шум волн, - задумчиво произнес Дилан, вглядываясь в мои глаза. Я вырвалась, окинула этого мужлана раздраженным взглядом и вышла. В спину мне донеслось: - Я люблю разгадывать загадки, Нола.
   А у меня резко испортилось настроение. Мне так было хорошо в театре с актерами, что я расслабилась и вот результат, Дилан что-то подозревает. Еще бы знать, что именно?
  
  
   Глава 7
  
   Я кралась по коридору, накинув на себя иллюзию невидимости. И неважно, что в полночь никто по дому не должен ходить, вчера чуть не попалась. Я же не знала, что после отставки Гвен, к Арису стала ходить ее подружка Эльза. Хорошо, девушка дверь приоткрывала медленно, видимо тоже не хотела, чтобы ее кто-то застукал в комнате длинноносого. Так что я успела замереть в тени декоративной напольной вазы, прикрываясь иллюзией. Уже третью ночь я доставала Келвина, приходя к нему в образе призрачной девы, которая стенает и зовет его в свои мертвые объятия.
   В первый раз, когда я таким образом разбудила Кела, он визжал, как баба, мне пришлось срочно сбегать, а так хотелось прочесть монолог святой Луизы до конца. На вторую ночь он меня явно поджидал, я слышала возню в его спальне, звяканье бокала, поэтому издала в коридоре несколько заунывных звуков, прильнув к замочной скважине и позвала этого балбеса по имени. Стоит отдать ему должное, он не струсил, выскочил в коридор, желая поймать шутника. Но как только увидел, что привидение растворяется, скрылся в своей комнате. Сегодня я собиралась закрепить результат, уверена, дверь в свою комнату он закрыл, а вот про то, что можно зайти через смежную ванную, наверняка забыл.
   Интересно, он хоть понимает, что к нему приходит святая Луиза? Или думает, что это простое привидение? Святая Луиза известна тем, что в одну из последних крупных войн, она была служительницей бога, выхаживала раненых, помогала обездоленным. Но враги осадили город, многих убили, женщин изнасиловали, Луизу тоже. Она не выдержала надругательств и скончалась, а на следующую ночь, будучи призраком, заставила всех своих насильников сброситься с городской стены. В общем, все умерли. С тех пор, в народе есть поверье, что святая приходит только к тем мужчинам, что дурно обращаются с женщинами и уводит их за собой в мир иной.
   Смежная комната рядом с Келвином пустовала, я тихонько пробралась в ванную, прислонила ухо к двери, прислушиваясь. В комнате стояла тишина, оглушительная такая, напряженная. Организм отказывался туда идти, небезосновательно подозревая ловушку. Вышла из ванны, раздумывая, а не вернуться ли мне в комнату? Но тут взгляд сам собой упал на декоративный балкон. На него можно было только выйти, шириной всего в локоть, зато он опоясывал весь дом. Сейчас на нем стояли кадки с цветущими растениями, отделяя таким образом одну комнату от другой. Я осторожно пробралась до открытой двери Кела по этому балкончику, надеясь, что он подо мной не обвалиться и замерла, присев на корточки.
   - Кел, никто не придет, ждать глупо, - раздался из комнаты голос Ариса. У меня даже спина покрылась инеем, вот бы я попала, если бы не послушалась своей интуиции. Все-таки странно, что они так быстро помирились, я думала, будут еще с неделю друг друга игнорировать. А мне очень надо на время их изолировать, через два дня премьера. Я собиралась сказаться больной и пораньше лечь в постель, вряд ли слуги меня побеспокоят, а вот Арис вполне может заявиться с каким-нибудь дурацким вопросом. Последние дни он повадился заходить ко мне, чтобы поболтать. Свекор денег на целителя не дал, поэтом Арис не стремился показаться на улице с синяками на лице. Поэтому, он выбрал меня в качестве того, кто скрасит ему вынужденное затворничество. По его собственному признанию, больше в доме никого с мозгами не было, а ему, как существу интеллектуальному, недостаточно только пищи плотской. Так что вместо того, чтобы учить роль, я была вынуждена вести околонаучные беседы с этим длинноносым хмырем. А сегодня я не выдержала и выгнала его из моей комнаты, выслушивать бредни, что все красивые женщины - бесчестные и гулящие, мне совершенно не хотелось.
   - Она придет, надо только подождать, - буркнул Келвин.
   - Привидений не бывает, тебя кто-то разыгрывает, а если так, то сегодня точно не придет, выждет пару дней, - разумно заявил Арис. - Все, я пошел. И так из-за тебя отказался от Эльзы сегодня.
   - Это несправедливо, я сильнее тебя, женщины должны липнуть ко мне, а не к тебе, - с обидой заявил средний брат, который в зеркало смотрел должно быть в глубоком детстве.
   - Женщины любят обаятельных и утонченных кавалеров, а не похотливых жеребцов, которые только и думают, куда сунуть свой ... - дальнейшее слово заставило меня покраснеть и пожалеть, что вообще пришла. Как они могут обсуждать такие темы? Фу, гадость!
   - Да ты сам не лучше! - вскрикнул обиженный в лучших чувствах Кел.
   - Не лучше. Все мужики такие. Но только я не говорю этого женщинам. Если бы ты скрывал свои истинные намерения за комплиментами, то бабы в твоей постели бывали бы чаще.
   - А что им говорить-то? - заинтересовался бугай.
   - Ну про глаза, какого они у них красивого цвета, про улыбку, про хозяйственность. В общем, из твоих уст любая добрая фраза будет комплиментом, - отмахнулся Арис. Я услышала, как скрипнула дверь, а потом захлопнулась.
   - Интересно, а сказать бабе, что у нее красивая жопа, это комплимент? - задумчиво произнес Келвин, подходя к окну. А вот и мой шанс. Недалеко от себя, метрах в двух, создала иллюзию призрачной девушки, она парила в воздухе и укоризненно смотрела в комнату деверя. Раздался взвизг, а потом отборные ругательства, хлопнула дверь и голос Ариса холодно произнес:
   - Кто-то у меня поплатиться за такие шутки.
   Ой, пора делать ноги, иллюзию убрала и стала отползать от двери, потому что я бы первым делом проверила балкон.
   - Арис, а может, это настоящее привидение? - голос Келвина подрагивал, что-то парень оказался на редкость впечатлительным.
   - Если это так, то жить тебе осталось недолго. Святая Луиза приходит только к смертникам, - зловеще проговорил Арис, даже у меня поджилки затряслись от страха. Как представила, что будет, если он меня тут поймет, так сразу захотелось сбежать побыстрее. Поторопилась и задела ногой кадку, она покачнулась и с сильным грохотом упала на каменную дорожку внизу. Таиться смысла не было и я стремглав влетела сначала в смежную комнату, а потом выбежала в коридор, чтобы затаиться за первой же напольной вазой. Тот грохот, с которым я преодолела это короткое расстояние, наверное, перебудил всю округу. С опозданием в несколько секунд, следом за мной выскочили Арис и Кел.
   - Ты туда, я сюда, - распорядился старший брат. - Поднять прислугу и обыскать весь дом.
   Они стояли от меня на расстоянии вытянутой руки, я затаила дыхание и молилась, чтобы никому из них не пришло в голову ощупать каждый закоулок. А еще сердце предательски громко билось, мне казалось, что его стук слышит весь дом. Арис и правда начал оглядываться, принюхиваться, но тут с той стороны, где была центральная лестница в доме, послышались легкие и быстрые шаги. Келвин взревел раненым зверем и кинулся туда сломя голову, похоже, этот мстить будет просто, но действенно, придушит и все.
   Арис в пику своего же приказа побежал следом, я тоже заскользила за ними, передвигаясь вдоль стеночки. Руки тряслись, пот катился градом. Сколько раз обещала себе завязать с всякими глупостями, теперь точно пора. Моя комната была как раз в той стороне, через несколько метров я до нее добралась и уже собиралась войти, как раздался грохот падающего тела и крик боли вперемешку с ругательствами. Понимаю, что любопытство до добра не доводит, но устоять перед ним не смогла. Сняла невидимость и, сделав сонный вид, в образе Нолы побрела к лестнице.
   А там уже набирала обороты суета. Слуги бегали, причитали, Арис стоял среди этой неразберихи и командовал. В неясном свете ламп у подножия лестницы виднелись два тела, в которых я узнала Келвина и новую горничную, которую взяли взамен Гвен. Она была незаметной, скромной, исполнительной. Как ее зовут, я узнать не успела, а теперь вряд ли получится, девушка была то ли мертва, то ли без сознания. Келвин ругался и стонал, потирая затылок.
   - Господин Арис, а что произошло? - мой голос сорвался, стало жалко девушку, и даже этого хама Кела, ведь в какой-то мере они пострадали из-за меня. Обняла себя за плечи, потому что только сейчас заметила, что разгуливаю по дому в ночной рубашке. Меня ощутимо трясло, нервы натянулись до предела и грозили вылиться истерикой.
   - Нола, иди к себе. Сейчас не время, - отмахнулся длинноносый, склоняясь над девушкой. - Кажется, жива. Берк, метнись за целителем.
   - И стражей захвати, - прокряхтел Келвин, садясь. - Арис, она нас хотела обворовать, ты глянь, что у нее выпало.
   Деверь раскрыл ладонь и на ней что-то блеснуло, мне со второго этажа было не видно, но, похоже, какая-то драгоценность.
   - Вот тварь, тайник матери нашла, - зло процедил Арис, начав обыскивать девушку. Меньше чем за пять минут рядом с ее телом выросла небольшая горка драгоценностей. А во мне как-то резко поубавилось к этой особе жалости, потому что бог все видит и воздает согласно поступкам. Вон Кел - болван болваном, но уже который раз отделывается ссадинами и ушибами, значит, не такой уж он и плохой. И него еще выйдет толк, возможно. А может, не надо ему мстить, а наоборот? Он же зациклен на женщинах, только о них и говорит. Подыскать ему невесту? А что, добро приятнее делать, к тому же он увлечется девушкой, и никого видеть вокруг не будет. Решено, буду искать Келу невесту, которая его оценит и сделает из него человека. Наша кухарка в пансионе, здоровая тетка, любила говорить: "Мужики, как телки, куда поманишь, туда и пойдут". Осталось найти, кто захочет манить за собой Келвина. Решение было хорошим, а вот как воплотить его в жизнь? Не ходить же по улицам и не спрашивать первых попавшихся дамочек? Да и не факт, что Кел согласится на таких. О, начну с того, что узнаю, какие женщины ему нравятся.
   Мне очень хотелось дождаться и стражи, и целителя, и вообще, сама ситуация завораживала своей необычностью и новизной. Мне раньше никогда не доводилось сталкиваться с воровством и стражами порядка. Но одно я знала точно, у стражников есть амулеты позволяющие видеть сквозь иллюзии и еще среди них бывают маги, а мне с ними сталкиваться нельзя. Пришлось уйти в свою комнату, утешая себя мыслью, что будет повод заглянуть к Келвину и вызнать у него все.
   Я успела уснуть, но была разбужена настойчивым стуком в дверь. Вставать не хотелось, поэтому натянула подушку на голову в надежде досмотреть приятный сон.
   - Нола! Открой! - стук стал сильнее, а раздраженный голос Ариса не давал сну и шанса. Пришлось подняться, отмечая, что до утра еще далеко. Спрашивается, что ему понадобилось от честной девушки ночью? Подумав, надела на ночную рубашку халат.
   - Сколько можно стучать, я уже подумал ты скоропостижно скончалась, - недовольно заявил деверь, отпихивая меня плечом и входя в мою комнату. Вместе с собой он принес горящую свечу и какие-то бумаги.
   - Господин Арис, вы меня компрометируете своим поведением, - холодно произнесла я. Ну каков наглец, заявиться ночью к девушке, а тем более, к супруге его брата!
   - Меня твои сомнительные прелести не привлекают, даже не надейся, - грубо оборвал меня деверь. - Я ненадолго. Забыл предупредить, я завтра уезжаю, точнее уже сегодня. Меня не будет неделю, указания прислуге я оставил. Кела не бойся, ему дней пять лежать в постели.
   - С ним что-то серьезное? - обеспокоилась я. Вроде цел был, когда я уходила или у него обнаружилась внутренняя травма?
   - Да что с ним будет, - отмахнулся Арис. - Целитель сказал у него сотрясение мозга, было бы там чему сотрясаться. И, как назло, магией сей недуг не лечится, а за вывих ноги я платить не стал - само пройдет. Так что ты остаешься в доме за главную, формально. Но никакие вопросы без меня не решать, твое дело мило улыбаться и говорить всем, чтобы дождались моего приезда. И присмотри за Келвином, а то опять куда-нибудь вляпается, дал же бог братьев-идиотов.
   - Просто к выбору супруги с умом надо подходить, - язвительно заметила я. - А то вы, мужчины, падки на красавиц, а они почти все глупые. А потом вздыхаете, почему дети умом не отличаются.
   - Ты сейчас оскорбила мою мать, ты это понимаешь? - полыхнул злобным взглядом Арис.
   - Это ваши домыслы, - ответила я, но пару шагов назад сделала. - Я всего лишь хотела сказать, что вы такой ошибки можете избежать. И вообще, покиньте мою спальню.
   - Я не потерплю неуважения к своим родителям, - холодно произнес Арис. - Но в одном ты права, к выбору супруги надо подходить с умом.
   - Вам бы невесту среди купеческих дочек поискать, они зачастую и образованы, и к домашним делам приучены, а еще за них приданое хорошее дадут, вы ведь наследник, - озвучила я свои недавние мысли.
   - Чтобы я женился на мещанке? - скривился Арис. - Ты думай, что говоришь. Или заразилась от Кела глупостью?
   - Ну почему сразу глупостью? Те, что выше вас по положению в обществе, никогда не пойдут на мезальянс. Или вы намерены свою невесту притащить в храм, как меня? Так ее еще и выкрасть надо. А вот если найти единственную дочь какого-нибудь купца, то выгоды будет больше, чем от женитьбы на аристократке. Да и к вам она станет относиться ласково, не то что эти замученные этикетом и моралью клуши. Они же даже в постель ложатся со святым писанием и цитируют его супругу, - меня понесло, я это понимала, но остановиться не могла. Еще чуть-чуть и я бы начала ходить по комнате, жестикулируя. И ведь знаю, что все не так, как я говорю Арису, сама из потомственных аристократов, но все равно несу те небылицы о нас, что доводилось слышать от простолюдин.
   - А откуда ты про постель и святое писание знаешь? - почему-то рассмеялся Арис.
   - Слышала, я же не дура, выводы делать умею, - смутилась я, обхватывая себя руками, очень уж оценивающий был взгляд у мужчины.
   - Не бойся, ты в темноте хоть и ничего так, но я-то видел тебя при свете дня. Да и к тому же у тебя богатого папеньки нет, - хмыкнул Арис. Полез в карман, достал кошелек и сунул мне в руки. - Купишь себе чего-нибудь приличного. И Келвину денег не давай - пропьет. Если до моего приезда все будет тихо и спокойно, подарю тебе какую-нибудь цацку.
   Я в полном шоке провожала взглядом уходящего Ариса. Это что сейчас было? Ну ладно, он в прошлый раз дал мне денег, чтобы не смотреть каждый день на уродца. А сегодня с чего такая щедрость? Да и обещание подарка выглядит странно. Я, вообще, имею моральное право принимать подарки от родственников фиктивного супруга? Причем то, что он мне именно фиктивный помимо меня знает только Арис. Может поэтому и задабривает? Хотя по логике, должен этим шантажировать. Странный он какой-то, весь в своего папашу.
  
   ***
  
   Завтрак я проспала. Меня, как обычно, никто не разбудил, но я не обижалась, на кухне узнала, что хозяева редко завтракают всей семьей. Раньше всех вставали сэр Арчибальд и Арис, они, как люди занятые, ели вместе и в столовой. Свекровь завтракала ближе полудню и в своей спальне. Келвин, как и я предпочитал ошиваться на кухне, поближе к вкусностям. Так как родители моего супруга уехали на курорт, то и общие ужины, что были традицией этой семьи, тоже сошли на нет. Я была только рада таким нетребовательным правилам. В нашей семье, если ты не спустился к завтраку или ужину, то ходить тебе голодным до следующего приема пищи. Меня, конечно, втихаря подкармливали, но так, чтобы не знал отец. Кстати, отчим придерживался таких же взглядов. Иногда я думала, а не брат ли он моего отца? Хоть они и не были близкими родственниками, но факт родства все же просматривался.
   - Я больше не могу, я уже пять раз с утра у него была! - возмущалась Эльза. - Он ко мне пристает. Я не хочу, чтобы меня выгнали, как и Гвен. Наверняка, он силой ее в постель затащил...
   При моем появлении на кухне девушка резко замолчала и куда-то сбежала, окинув меня напоследок неприязненным взглядом. Ну и ладно, мне ее симпатия совершенно ни к чему.
   - Доброе утро, а что у нас на завтрак? - дружелюбно улыбнулась всем. В ответ услышала пожелания хорошего дня и перечень блюд на сегодня. Ко мне уже привыкли и не дергались в моем присутствии. Так что пока я кушала, успела узнать и про стражей, которые увели воровку, и про целителя, который хотел содрать втридорога с Ариса. Дескать, он привел девушку в сознание, что облегчило ее транспортировку в участок. Ну и, конечно, про самого Кела, который с самого утра достал всех до печенок, по десятому кругу пересказывая свой героический полет по лестнице. Так как вставать с кровати ему запретили, а мужчина не привык находиться один в комнате, то он развлекался тем, что звонил в колокольчик, требуя к себе внимание.
   - А сейчас он что хотел? - спросила я.
   - Чай, ватрушки с вареньем и мед. Куда только в него влезает? Час назад Эльза ему пряники с компотом носила, - всплеснула руками одна из поварих. Всего их было две и шеф-повар Ярос. Сначала я удивлялась, зачем столько поваров в таком небольшом доме. Но чуть позже узнала, что женщины не только стряпухи, но и прачки, да и горничным с уборкой дома помогают, особенно перед приемом гостей.
   - Давайте я отнесу, мне по дороге. И приставать ко мне он точно не будет, - хихикнула я. Женщины улыбнулись, только Ярос немного нахмурился.
   - Нола, будь с Келвином поосторожнее. Он специально ничего плохого не сделает, но вот по глупости, может, - тихо произнес мужчина. - Если что, зови меня.
   - Спасибо вам, дядька Ярос, - улыбнулась ему и подхватила поднос. Я вприпрыжку побежала на второй этаж. Вот он, предлог наведываться к Келвину и вызнать у него все про его предпочтения. Сейчас ему скучно, хочется с кем-нибудь поделиться своей значимостью. Так что мне остается только слушать и запоминать.
   - Привет, как дела? - с улыбкой зашла к Келвину. Он удивленно уставился на меня, будто не веря, что я обращаюсь к нему. Молодой мужчина лежал на кровати, его левая нога была перевязана, да и весь вид у него был жутко расстроенный. - Вот, зашла тебя проведать и ватрушки принесла. Ты вчера так лихо обезвредил воровку...
   Большего говорить и не требовалось, Кел расцвел, на его щеках от широкой улыбки появились ямочки. Это сильно преобразило его лицо, сделав симпатичнее. Надо будет запомнить, если искать ему невесту, то вот у такого Келвина есть шансы заинтересовать женщину.
   - Проходи, - откликнулся деверь. - А ватрушки неси сюда. Ой, ты и мед захватила с чаем? А почему чашка одна? Ты что со мной пить не будешь?
   Памятуя о том, как Кел оскорбился в прошлый раз, когда я отказалось от вина, решила согласиться на чай.
   - Так я же не сама собирала поднос, - развела руками, после того как переставила все на прикроватный столик. - Что дали, то и принесла. А так бы я чашку захватила, очень хочется узнать, что ночью произошло. Я проснулась от топота, вышла проверить, а вдруг пожар или еще какое бедствие. А тут преступление. Но Арис меня выгнал. Расскажешь, как все было?
   Келвин взирал на меня, как на посланницу богов, наконец-то хоть кто-то был готов слушать о его подвигах.
   - Арис он такой, вечно гонит. Когда был маленьким, я его боялся и уходил, а сейчас я сильнее его, пусть только попробует выгнать. Ладно, расскажу. Ты это, себе наливай чай в чистую чашку, а я из прошлой попью, я не привередливый. А еще ко мне привидение повадилось, - не в тему начал рассказывать мужчина, при этом глазами показывал на чайник. Я не сразу догадалась, что он хочет, чтобы за ним поухаживали. Да, видела бы меня мама, срочно бы выдала замуж по-настоящему. С другой стороны, нет ничего зазорного в том, чтобы налить больному родственнику мужа чай и подать ему булочку.
   В общем, спустя час практически непрекращающегося монолога Кела и моих редких восторженных ахов, я приобрела в лице деверя преданного поклонника. Он поведал не только о своих приключениях с призраком, честно признавшись, что их побаивается, но и о детстве. Я сидела и слушала, размышляя, что Келвин хоть и несдержанный хам, но в душе он не очень плохой. Он просто подвержен влиянию, старший брат говорил что-то сделать, тот и делал, за что потом получал от отца зуботычины.
   - Знаешь, я думаю, тебе надо служить в страже. Уверена, ты всех преступников поймаешь, - решила подбодрить Кела. Да и вообще, здоровый мужик, пора ему занятие найти, чтобы не сидел на шее у семьи. Мне показалось, он не такой уж пьяница, просто от скуки ходит в трактир.
   - Думаешь? - глаза деверя загорелись.
   - А то. Только представь, сколько плюсов: жалование платить будут, при задержании бандитов можно и силу применить, а еще форму выдадут. Да все девки твои будут, - похоже, последний аргумент был самым действенным, потому что на лице Келвина расплылась мечтательная улыбка. Нет, надо его возвращать на грешную землю, а то напридумывает себе чего-нибудь несбыточного, а мне потом расхлебывать. - А вообще, тебе жениться надо.
   - Это еще зачем? - опешил мужчина.
   - Вот ты сейчас лежишь больной, одинокий, скучно тебе. А была бы жена, она бы тебе и вкусностей наготовила, и массаж сделала, поговорила с тобой. Опять же супружеский долг каждый день, а не раз в полгода, когда удастся подловить какие-нибудь нетрезвую легкомысленную девицу, - начала я расписывать прелести брака. Сама я так не думала, но кто сказал, что это обязательно? К тому же, Келвин своими мозгами пользоваться не умеет, поэтому ему нужен тот, кто это будет делать за него. И лучше это будет жена, чем Арис с его желанием сплавить брата в одну из диких колоний.
   - Арис сказал, все бабы - шлюхи и изменщицы, - мрачно отозвался Келвин. Вот, что и требовалось доказать, опять он равняется на старшего брата, хотя по его глазам было видно, он не прочь иметь все то, что я описала.
   - А я от взрослых женщин слышала, что изменяют только тем, кто в "этом" деле не силен. Ну ты понимаешь, о чем я, - придала себе заговорщицкий вид. На самом деле я сама не понимала, о чем говорю. Догадывалась, что имелась в виду интимная сторона супружеской жизни, но вот в чем конкретно должен быть силен мужчина, для меня было загадкой. Но Келвин знал, хмыкнул, разом повеселев и гордо выпятив грудь. Похоже, себя к слабакам он не причисляет.
   - Рано тебе об этом говорить, - между тем с серьезным видом произнес деверь, подавляя самодовольную улыбку. - А вообще, я во всем силен. Показать?
   - Везет тебе, - пробормотала я, спешно поднимаясь с кресла. Желания узнать от Келвина про мужскую силу, а тем более увидеть ее в действии, у меня не было. Как-то не походил он на героя моего романа. - Знаешь, я пойду, а то утомила тебя своей болтовней. А целитель велел тебе отдыхать...
   - А ты вечером зайдешь? - нахмурился Келвин, стараясь скрыть свое разочарование от моего скорого ухода. Но актер из него был плохой, и все его мысли отражались на лице. Видеть Кела дважды в день совсем не хотелось, но у меня в запасе всего пять дней на подталкивание его в нужную сторону. Это он пока не понимает своего счастья, но потом будет благодарен, что я взялась за его судьбу.
   - Давай, я приду на ужин? - предложила компромиссный вариант. Я привыкла ужинать в компании, так почему бы не составить ее Келвину.
   - Приходи, я тебе про Дона расскажу. Его маман долго в девочку наряжала, - хохотнул деверь, я вежливо улыбнулась и поспешила сбежать, пока была такая возможность.
  
  
   Глава 8
  
   Два дня прошли и наступил день премьеры, меня лихорадило с самого утра. Но не только волнение было тому причиной. Я умудрилась простудиться. Даже не представляю, как это могло со мной случиться в самый разгар лета. Поэтому я решила до вечера не вставать, отлежаться. Вызвала горничную, попросила принести горячего чая с медом, а от завтрака отказалась, сославшись на плохое самочувствие. Девушка кивнула и убежала, с недавних пор она меня побаивалась, точнее не меня, а угроз Келвина.
   Черти ее дернули сказать мне, что она не понимает, что в таком уроде, как я, находят мужчины. Я даже ответить не успела, за меня все сказал Кел, разразившись грязными ругательствами. Раньше таких слов мне слышать не приходилось, поэтому не знаю, чего во мне было больше - любопытства или смущения. Девушка же побледнела, начала заикаться, извиняться, но почему-то перед хозяйским сыном, а не передо мной. Келвина это взбесило еще больше, и от оплеухи Эльзу спасло только то, что молодой мужчина еще неустойчиво стоял на ногах. Глядя на буйного Кела, я тоже начала потихоньку сбегать, дабы оказаться от него подальше, Дон предупреждал, что его средний брат скор на расправу. Надо сделать себе пометку, невеста должна быть крупная и с тяжелой рукой, а лучше, чтобы она умела пользоваться скалкой или сковородой. Я тут на днях увидела, как одна из поварих гоняла скалкой Берка, после того, как он ущипнул ее за зад. Думаю, она бы и с Келвином справилась, если что. Жаль, женщина для него старовата.
   Увидев мой маневр, Кел обиделся. Дескать он меня защищает, а я его боюсь. Я честно призналась, что он слишком большой и даже от его громкого голоса у меня разболелась голова. А защищать можно по-разному, необязательно для этого так грязно ругаться и кидаться с кулаками на девушку. И вообще, сильные мужчины никогда не обижают слабых женщин, разве он этого не знал? Мой ответ вызвал у мужчины ступор, чем я и воспользовалась, сбежав от него на кухню под защиту Яроса.
   В ожидании чая с медом, я задремала. Разбудил меня громкий стук двери, будто кто-то открыл ее ногой. С трудом разлепив веки, посмотрела на вошедшего.
   - Нола, ты заболела? Послать за целителем? - хромая, вломился ко мне в комнату Кел. Потом к кому-то обернулся и рявкнул: - Что встала, быстро все поставила на стол!
   Мимо него просочилась испуганная Эльза и стала споро составлять на стол баночки с чем-то непонятным. Я уже хотела возмутиться, но вовремя заметила чайничек, над носиком которого витал пар и креманку с медом.
   - Кел, простуда магией не лечится, - шмыгнула носом и потянулась за чашкой.
   - Куда?! Сначала лечиться! - пресек мое поползновение к чаю изверг. - Ты не думай, я знаю, как лечить такую хворь. Тут у меня барсучий жир, будем растирать. А здесь топленое сало с чесноком, сливочным маслом и медом, это внутрь. Надо одну столовую ложку, но можно и две, главное молоком запить. Так что еще? А настой ромашки, мяты, шалфея и листьев малины, я тебе его вместо чая заварил.
   Судя по азарту в глазах деверя, не факт, что я доживу до вечера.
   - А может само пройдет? - попыталась отползти от начинающего садиста.
   - Да как же само? Я что зря все это готовил? - обиженно спросил мужчина.
   - Сам? Ты готовить умеешь? - я была удивлена, даже рот приоткрыла, чем Кел и воспользовался, сунув туда какую-то гадость.
   - Конечно, какой мужчина не умеет готовить мясо? - хмыкнул он, помешивая в баночке дурно пахнувшее нечто. - Этим переносицу смажем, насморк быстро пройдет.
   - Откуда ты это знаешь? - отбиваться не стала, понимая, что силы не равны.
   - Я в детстве был мелким и хилым, меня постоянно этим лечили. Видишь, какой я вырос? Не бойся, ты тоже такой станешь, - заверил меня Кел, а мне захотелось сбежать от него еще сильнее. Кажется, делать добро у меня получается так же плохо, как мстить.
   Тяжело вздохнула, размышляя, как выставить из своей комнаты эту гору мускулов. Намеков Кел не понимал, прямой отказ его раздражал, а сейчас, когда он почувствовал себя нужным и значимым, может вообще вывести из себя. За два дня, вынужденного общения с ним, я стала к нему терпимее. Келвин оказался неплохим человеком, шумным, со взрывным темпераментом, но со мной он был более сдержанным, чем с другими. За эти дни, я успела узнать о нем все, исподволь интересуясь, какие девушки ему нравятся.
   Особых предпочтений у него не было, ему нравились и блондинки, и брюнетки, главное, чтобы они были девушками. Но кое-что я все же узнала, Кел ценил округлых женщин. Он ни раз говорил, что я худовата и мне надо больше есть, а то меня даже котенок обидеть сможет. Видимо, по этой причине, и после слов Эльзы, которым он стал невольным свидетелем, Кел записал себя в мои защитники. И все-таки для своих двадцати четырех лет он очень доверчив и наивен, но это касается только женщин. Будь я настоящей Нолой, вила бы из него веревки, а так мне его немного жалко.
   - А теперь растирание! - вывел меня из полусонного состояния жизнерадостный голос Кела. Все это время он рассказывал о настройках, травах, и других лекарствах, что были на столе, попутно скармливая их мне. Никогда не любила молоко с медом в детстве, но после той гадости, которую влил в меня Кел, поняла, что оно не такое уж противное, как мне казалось. А еще стала подозревать, почему мужчина вырос таким здоровым и сильным, ему просто не оставили выбора - либо окрепнуть, либо скончаться в муках от лекарств.
   - Что растирать? - хрипло спросила я. У меня и так переносица и лоб было намазаны какой-то вонючей бякой, что ему еще от меня надо? Хотя стоит признать, дышать стало легче и глаза меньше слезились.
   - Как что? Грудь, спину, - с деловым видом ковыряя в банке барсучий жир, ответил Кел. - Рубаху поднимай.
   - Я сама, - пискнула я, плотнее кутаясь в одеяло. Если Кел решит применить силу, я ничего ему сделать не смогу. Ну почему я не настоящая магичка?! - Кел, это неприлично. Давай, позовем Эльзу, она меня намажет?
   - Эту стерву? Вот еще, сам справлюсь. Ты что меня стесняешься? Да ты мне как сестра, - рявкнул Кел, потянув одеяло на себя.
   - И все же грудь я намажу сама и рубашку снимать не буду, - нахмурилась я.
   - Ладно, все-таки вы, бабы, глупые. У вас все мысли об одном, а еще нас обвиняете, - хохотнул над своей шуткой деверь и протянул на ладонь кусочек жира, который уже подтаял и начинал растекаться по его руке. Фу, какая гадость. Скривилась, стала мазать жиром грудную клетку, просовывая свою руку сквозь вырез ночной рубашки.
   - Да не так, - с этими словами мужчина засунул руку мне за шиворот и буквально втер барсучий жир в кожу спины. Я взвизгнула, но быстро осеклась под нахмуренным взглядом Кела. Такого бугая лучше не злить, а то решит еще, что для выздоровления меня надо всю намазать. - Вот как надо, а не гладить. Осталось ноги.
   Кажется, я становлюсь провидицей. Сопротивляться сил не было, максимум на что меня хватило, это подтянуть колени к груди. Но Келвин этого не заметил, спеленал меня одеялом по самую макушку, оставив голыми только мои пятки, как бы я не старалась их опять спрятать. Сел на край моей кровати, подцепил пальцем барсучьего жира и нанес на мою ступню. Я в легком шоке наблюдала за его движениями, которые становились все осторожнее и осторожнее, пока мужчина почти в таком же шоке не уставился на дело своих рук. Он с удивлением рассматривал мою миниатюрную ножку в своих мощных руках, маленькие пальчики, нежную кожу. Черт! Я же на тело не навела иллюзию! А он ведь не настолько дурак или пьяница, чтобы не вспомнить ту ночь в гостинице с Доном. Следующие действия показали, насколько я была права в своих предположениях. Кел сдвинул одеяло и мою ночную рубашку, открывая мне ноги до колен. Мои протесты он даже не заметил. Погладил лодыжки, потрогал каждый пальчик. Дыхание перехватило, сердце замерло от страха. В душе нарастала паника, я даже не замечала, что прикосновения Келвина приятны и невесомы.
   - Что ты себе позволяешь! Я, между прочим, честная девушка! Я жена твоего брата! - взвизгнула я, когда деверь слишком низко склонил голову к моим ногам. В голове забрезжила пугающая своей откровенностью и запретностью мысль, что Кел хотел их поцеловать. Мужчина вздрогнул, немного отшатнулся и залился краской смущения.
   - Прости, я просто... - замялся он, старательно не глядя на меня. Быстро намазал вторую ногу, закутал одеялом и только тогда сказал: - Прав был отец, пить надо меньше. Мне же тогда такое показалось. А у тебя они маленькие, меньше моей ладони... Тебе надо больше есть.
   И оставив меня разбираться с его сумбурными фразами, Кел высочил из моей комнаты. Он даже хромать перестал, непонятно, кто кого вылечил? Я вздохнула с облегчением, радуясь, что наконец-то он ушел. Как оказалось рано, потому что через четверть часа, когда я задремала, пригревшись в коконе из одеяла, он вернулся. Выглядел деверь сосредоточенно, серьезно.
   - Я тебе книжку почитаю. Я же знаю, как скучно болеть, - подвинул он кресло к моей кровати. Причем, сделал это не напрягаясь, одной рукой. И это после того, как сама я его не могла и на дюйм сдвинуть.
   - А может, не надо? Я и так усну, - попыталась отказаться от сомнительной чести.
   - Надо, - коротко и емко припечатал Кел, открывая книжку, на которой было написано "сказки". Вот я влипла, да мне сказки с детства никто не читал. Вот как лет в семь отобрали няню, заменив ее на гувернантку, так и не читал никто. Помню, как плакала ночами в подушку, скучая по женщине, которая заменила мне родителей. Отец и мать все чаще проводили время при дворе, оставляя меня в родовом замке на попечении слуг и учителей. Вздохнула, то ли болезнь, то ли навязчивая забота Келвина, растревожили воспоминания о няне, и стало грустно. Где она сейчас? Жива ли?
   Деверь читал не очень хорошо, медленно и монотонно. Зато под его голос я быстро уснула, подумав напоследок, что первое впечатление о человеке не всегда бывает верным.
  
   ***
  
   Я проспала весь день и на удивление чувствовала себя лучше, чем с утра. Напротив, в кресле, дремал Келвин. Я минут пять смотрела на него, не веря своим глазам. Вот уж не ожидала от него такой самоотверженности. Сразу возник вопрос, а как избавиться от такой назойливой опеки? Мне было приятно, что за меня так волнуются, но в то же время очень неловко, ведь мы с Келом чужие люди.
   - Кел, Келвин, - позвала деверя. Тот вздрогнул и уставился на меня сонными глазами, не сразу сообразив, где находится. - Келвин, иди к себе, ты устал. Тебе самому еще надо в постели лежать...
   - А вдруг тебе хуже станет? - мужчина встал, сделал несколько наклонов и махов руками, разгоняя застоявшуюся кровь. Хм, вот если забыть, что Кел грубый, несдержанный и не очень симпатичный, то мужчина он видный: высокий, широкоплечий, а еще заботливый. Просто идеальный кандидат на осчастливливание.
   - Спасибо, мне уже лучше. Вот сейчас пойду, ванну приму и вообще хорошо будет, - как можно жизнерадостнее сказала я, чтобы он не заподозрил, что мое реальное самочувствие не столь радужное.
   - Тебе помочь?
   - Кел, ты издеваешься? Мало того, что полдня провел у меня в комнате, так еще ванну рассчитываешь вместе принять?! - возмутилась я, резко садясь на кровати. Голова закружилась, все вокруг поплыло, поэтому свою речь я закончила тише: - Что обо мне подумают люди?
   - Это слуги что ли? Пусть только попробуют что-нибудь сказать, я им морды набью! - с агрессией произнес Кел, поглядывая на входную дверь. То ли думал, что нас подслушивают, то ли пока я спала, кто-то уже приходил полюбопытствовать, чем хозяйский сын так долго занимает в покоях жены его брата. - И я ничего такого не думал. Хотел тебя до ванны проводить.
   - Келвин, спасибо тебе за все, но это неправильно. Ты молодой мужчина, я жена твоего брата, не хочу, чтобы о нас с тобой пошли слухи. Единственное, что есть у меня это гордость, а если ты и дальше будешь проводить столько времени в моей комнате, то все будут считать меня гулящей, - попыталась я доступно объяснить Келу, почему отказываюсь от его помощи. По идее, меня это не должно было волновать, ведь я не Нола, но почему-то все равно не хотелось, чтобы меня смешивали с грязью. - Лучше позови Грету, она поможет мне принять ванну.
   - Я понял, не дурак, - обиделся деверь и пошел к двери, не дойдя, оглянулся и сказал: - Дон все равно с тобой разведется, потому что он идиот.
   И как этот демарш понимать? Хотел меня задеть? Напомнить, что я в этом доме ненадолго? Так я и сама это знаю. Или тут что-то другое? Грета пришла быстро, как будто действительно стояла под дверь, карауля мою добродетель. Женщина, поохала, поахала, стараясь как бы невзначай, узнать у меня способ управления мужчинами. В частности, как сделать так, чтобы ее муж, был таким же заботливым и ласковым. Я удивилась, заботу Кела мне почувствовать пришлось, а что она имела в виду под лаской? Не могла же она видеть, как он мне ноги барсучьим жиром натирал? Или могла? Спрашивать я это не стала, напомнив ей, что мой муж Дон, а не Келвин. Женщина отмахнулась, сказав загадочную фразу: "Один раз - не муж". А потом начала говорить, что мне стоит приглядеться к Келвину, дескать, я на него хорошо влияю. И что из него выйдет надежный муж, не то что из Дона. До меня не сразу дошло, что она сватает мне Келвина. Как-то странно, я же замужем, а она намекает приглядеться к брату мужа.
   Подумав, решила не обращать внимания, тем более мне больше беспокоила премьера и то, как я буду сбегать из дома. Мало того, что я плохо себя чувствую, так еще Келу может прийти мысль, зайти и проверить мое состояние. Поэтому сделав страдальческое лицо, смущаясь и краснея, спросила у Греты про снотворное.
   - Понимаете, Келвин еще сам не оправился после травмы, ему целитель велел пять дней с постели не вставать. А он мало того, что ходит по дому, так еще обо мне заботится. Я боюсь, как бы ему хуже не стало, - с искренней заботой произнесла я. Ведь если не найдется для деверя снотворного, то придется придумывать другой способ его нейтрализации. А вдруг он окажется не таким мирным?
   - Конечно, найдется, деточка, - запричитала женщина, поглядывая на меня с умилением. - Я ему с ужином принесу. Ох, такая забота друг о друге...
   Похоже, Грета уверилась, что ее намеки не прошли даром. Я не стала ее разубеждать, смущенно улыбнулась и сбежала в ванную.
  
  
   Глава 9
  
   Меня морозило, не спасало даже теплое платье, что я нашла в гардеробе. Не стоило принимать ванну не оправившись от болезни полностью. Но у меня не было другого выхода, надо было смыть с себя барсучий жир и пот. И вообще, я не привыкла ходить грязной.
   Ужин прошел буднично, только с одним "но", Кел приказал подать его в мою комнату и сам присоединился ко мне. Выглядел он опрятно и серьезно, на мой вопрос: "Неужели ему еще не надоело мое общество?", Кел ответил "нет". Первое время он был задумчив, что само по себе выглядело странным, но потом разговорился и стал задавать вопросы. Его интересовали обычные вещи: кто я, откуда, сколько мне лет, что мне нравилось раньше, и удобно ли мне сейчас, когда я живу в их доме. Нет, он не допытывался от меня правды, как это делал периодически Арис, он просто спрашивал. Я отвечала, в основном односложно, все мои мысли были заняты предстоящей премьерой и прокручиванием в голове роли.
   Вообще-то, я уже должна была быть в театре на финальной репетиции, но еще вчера предупредил о том, что не приду на нее. Лен расстроился, за две недели совместных репетиций он стал ходить за мной хвостом, и каждый раз вздыхал, стоило упасть его взгляду на мой брачный браслет. Я не придавала значению его влюбленности, давно заметила, что артисты народ увлекающийся. Даже у нас в пансионе бывали подобные казусы, хотя там почти все роли исполняли девушки. Я же никогда не переносила свою симпатию к героям в реальную жизнь. Зачем? Ведь та сказочная жизнь для меня так же реальна, как моя, в ней я и оставляла все свои чувства. Вот и Лен был увлечен, но не мной, а ведьмой, которую я играла. Уверена, скоро он это поймет или переключится на другого персонажа, а пока такое влечение нам только на руку, ведь искренние чувства всегда лучше наигранных.
   Сара меня игнорировала, мы с ней общались только на сцене, зато у нее очень достоверно получалось передать свою неприязнь ко мне. Я ей отвечала полнейшим равнодушием. Гадости она мне пока не делала, но я не тешила себя иллюзиями на этот счет. Просто девушка оказалась достаточно разумной, чтобы не ставить под удар премьеру. Лучше всего мне было с Лурсеном и Ильмой, первый относился ко мне с долей покровительства, напоминая мне старших братьев моих подруг, а женщину я прочно записала в нянюшки. Ее хотелось обнять и поведать все свои невзгоды. Этого я себе позволить не могла, поэтому просто улыбалась ей чаще и разговаривала с ней на отвлеченные темы.
   С Диланом было сложнее всего, его единственного я называла на "вы", и делала это скорее из принципа, чем в знак уважения. Наши споры начались из-за текста. Сначала он возмущался, что я влезла не в свое дело. Потом послушав наши с Леном переделанные монологи стал настаивать, чтобы я переписала весь оставшийся текст, чтобы он был однородным и не вызывал диссонанса. Сара была резко против, ведь ей тогда бы пришлось учить свою роль заново. Но Дилан был не преклонен и на этой почве они поругались. Виноватой, конечно же, оба считали меня. Но его раздражение и беспричинные окрики, я меня не сильно волновали, а вот неуемное любопытство досаждало. На днях он вообще отличился, перехватил меня у выхода, затянул в подсобное помещение и самоуверенно заявил:
   - Я раскрыл твою тайну.
   - И? - небольшой холодок пробежал по спине от его слов, но я быстро взяла себя в руки. Ведь если бы он узнал правду, он бы обращался со мной по-другому. Потому что воспитание накладывает свой отпечаток.
   - Ты живешь при монастыре, - выдал мне Дилан, а я чуть не рассмеялась. - Нет у тебя никакого мужа, точнее ты вдова, которая решила стать послушницей.
   - Это что-то меняет? - усмехнулась я. Такая трактовка меня вполне устраивала, теперь не выглядел странным мой отказ целоваться на сцене с Леном, или от проводов домой.
   - Многое, - взгляд Дилана полыхнул, а губы скривила ироничная улыбка. - Ты свободна и ты теперь в моем театре.
   - Я не понимаю, - мне действительно были невдомек его мысли.
   - Нола, ты талантливая актриса, зачем тебе монастырь? Если у тебя нет денег, а после премьеры они будут, поверь мне, я могу снять для тебя дом, - голос у Дилана был обволакивающе мягок, его пальцы коснулись моей щеки. - Ты молода, ты должна жить, играть на сцене, дарить людям счастье. Вместе мы прославимся.
   - Вместе? - это он сейчас на что намекает? - И вообще, с чего вы взяли, что я вдова? К слову, дом и деньги у меня есть.
   - Вместе - это ты, я, и наша труппа, - вроде бы пояснил Дилан, но все равно осталась какая-то недосказанность. - А то что вдова, это не составило труда узнать. В монастырь Святой Елании замужних женщин послушницами не берут, берегут священные узы брака. Ну и последняя проверка...
   С этими словами он схватил меня за левую руку и стянул с меня брачный браслет, чуть не ободрав кожу на запястье.
   - Вот, что я и говорил, - торжественно помахал мужчина у меня им перед носом. - Будь ты замужем, снять браслет не удалось бы. А так это обычное украшение. Зачем ты его носишь?
   - Не ваше дело, отдайте, - я вырвала из его рук браслет и надела его обратно. Не знаю, чего во мне было больше, злости или облегчения. Ведь получается Дону я еще не жена, значит, если захочу уйти, то ждать трех лет необязательно. Но вот действия Дилана меня раздосадовали, мне не нравилось, как вольно он со мной обращался, будто я одна из его служанок, которая только и мечтает о внимании господина. - И впредь, я надеюсь, вы будете вести себя согласно вашему статусу, а не как дворовый мальчишка. Еще раз повторяю, то что я живу в монастыре вас совершенно не касается. Как и мое благосостояние, положение в обществе, личные привязанности.
   Я одарила его надменным взглядом, вскинула подбородок и гордо прошествовала на выход и только, когда за спиной услышала тихие слова Дилана, поняла, какую ошибку совершила:
   - Черт меня побери, как я сразу не догадался, что она из благородных...
   Да, конспираторша из меня никакая. Радовало одно, вычислить молодую вдову исходя из тех данных, что имел Дилан, вряд ли было возможно. А если учесть, что я не Нола и не вдова, то вообще из области сказок.
   Так что весь ужин с Келвином я витала в своих мыслях, мало обращая внимание на наши разговоры. Только единожды деверь смог меня удивить, когда начал выяснять, какие мужчины мне нравятся. Я по привычке, оставшейся еще с пансиона, начала перечислять достоинства будущего "избранника", а их было не мало, и осеклась.
   - Кел, а тебе это зачем? - подозрительно спросила я, остановившись на слове "ответственный". На самом деле запросов к возможному любимому человеку у меня не было. Я всегда считала, что любовь и расчет несовместим, а как можно загнать это светлое чувство в рамки? Ведь любят не за что-то, а вопреки всему. Девочки из пансиона меня не понимали, им всем подавай красивых, богатых, родовитых, а лучше нашего принца или с соседнего королевства. Для меня это все было неважно, я ждала, когда сердце екнет, замрет на мгновение и забьется только для одного человека. Похоже, романтичность матушки передалась и мне.
   - Ну это... - смутился Кел. - Я тут подумал, Дона ты не любишь. Так может это... Я, наверное, к себе пойду. Засиделся я с тобой.
   В подтверждении своих слов он широко зевнул и поднялся с кресла. Машинально пожелала ему спокойной ночи, а сама задумалась, что пора срочно искать Келвину невесту. Что-то мне подсказывало, его вопросы неспроста. Вспомнилось, с каким лицом он разглядывал мои ноги, и стало не по себе. После его ухода, я еще какое-то время оставалась в постели, делая вид, что собираюсь спать. Время стремительно поджимало, но мне надо было выпроводить прислугу и напомнить, чтобы меня до утра не беспокоили. Все это заняло полчаса, так что собиралась я в ускоренном темпе. Дверь закрыла изнутри, пробралась по балкону и вышла из комнаты Ариса. Дом еще кипел жизнью, поэтому продвигалась я к выходу медленно рискуя натолкнуться на кого-нибудь из слуг. Только выйдя из дома, облегченно вздохнула и, невзирая на слабость, припустила к театру. Извозчика удалось поймать где-то через квартал от дома, к тому времени я уже была запыхавшаяся и потная. Да, ванну можно было и не принимать.
   Но это были цветочки, ягодки меня встретили у центрального входа в лице Дилана. Как он был зол, казалось, у него из ушей сейчас повалит дым, а изо рта пена.
   - Где тебя носит?! У нас начало через полчаса! - заорал он на меня, даже не заботясь о том, что мимо нас в театр входят будущие зрители.
   - Молилась Святой Елании, да ниспошлет она вам терпение и такт, - язвительно ответила я, проскальзывая мимо него и прямиком отправляясь за кулисы в гримерку.
   Там уже сидели и наводили последние штрихи Сара и Ильма.
   - Явилась, - фыркнула блондинка, насмешливо смотря, как я на ходу скидываю платье. - Ты бы еще к поднятию занавеса пришла.
   - Входишь в образ, Сара? - усмехнулась я. Сегодня с помощью иллюзии я изменила только мою внешность и то, изменения коснулись лица, цвета волос и кожи. Но я собиралась тщательнее загримироваться и снять иллюзию почти полностью, ведь в зале могут быть маги или люди с амулетами, не хотелось бы привлекать их внимание.
   - Дилан, как она со мной разговаривает? - взвизгнула наша прима, а я резко обернулась, прикрывая сценическим костюмом свою тонкую нижнюю рубашку. Она была на лямочках и доходила лишь до колен, не прозрачная, но совершенно ничего не скрывающая и подчеркивающая мою худобу. Но видимо, Дилан пышек не любил, очень уж красноречивым был его взгляд, которым он скользил по мне.
   - Это женская гримерная! - резко произнесла я. - Не ожидала я от вас подобной низости.
   - Нола, не стоит меня злить, - от моих слов Дилан побагровел. - Не моя вина, что ты опоздала и не переоделась во время. Я, как руководитель труппы, обязан проверить готовность своих актеров.
   - Так и смотрите на "готовых актеров", Дилан, - я тоже особым терпением сегодня не отличалась, сказалось волнение и болезнь.
   - Да кому нужны твои худосочные прелести, - фыркнула Сара, подкрашивая губки. При этом она умудрялась через зеркало строить глазки Дилану.
   - Они мне нужны, и я не собираюсь переодеваться в присутствие мужчины, - холодно произнесла я. - У меня есть гордость и самоуважение, в отличие от некоторых. И если вас это не устраивает, я ухожу.
   - Да кто тебя держит, - расплылась в довольной улыбке блондинка.
   - Сара, я вижу, ты уже готова, - обманчиво мягко произнес Дилан. Девушка окинула меня взглядом победительницы, но сказать ничего не успела, потому мужчина рявкнул: - Так какого черта ты тут еще сидишь?! Бегом на сцену! Или забыла, что у тебя главная роль?! Ильма, тебе тоже пора.
   Сара обиженно надула губы, тряхнула головой и вышла. Когда дверь за Ильмой закрылась, Дилан подошел ко мне:
   - Нола, мы оба сегодня погорячились, виной тому волнение. Давай не будем ругаться, а заставим столицу упасть к нашим ногам, - мужчина протянул руку и, как бы невзначай, откинул волосы с моего плеча. Я вздрогнула, нахмурилась и собралась заявить ему о недопустимости подобных моментов, как Дилан перестал улыбаться и решительно приложил ладонь к моему лбу. - Нола, у тебя жар! Надо срочно что-то делать. Я сейчас позову целителя, я тут нанял на премьеру одного студента. В толчее всегда кому-нибудь может стать плохо...
   - Дилан, спасибо за заботу, но это ни к чему, простуда магией не лечиться. Я справлюсь, - отодвинулась от мужчины. - И выйдите из гримерной, пожалуйста.
   - Да-да, но я все же найду и поговорю с ним. Ведь можно просто снять жар, - засуетился аристократ и поторопился на выход. Открыл дверь и оглянулся, одаривая меня ласковым взглядом: - Нола, давно хотел сказать, не надо мне "выкать". У тебя больше прав называть меня на "ты", чем у остальных.
   Моего ответа он ждать не стал. "Давно хотел сказать", да мы знакомы чуть больше двух недель. Я бы еще припомнила правила поведения для молодых, благородных девушек, но не это было главным. Просто Дилан меня раздражал. В каждом его слове, жесте, взгляде, проскальзывало собственное превосходство. Но если он так кичиться своим положением и родословной, то зачем делает вид, что остальные члены труппы могут обращаться к нему на равных? По мне так это некрасиво.
   Костюм ведьмы я надела быстро, он был в меру прост: платье, а сверху бесформенный плащ с капюшоном. По сценарию, я должна почти весь спектакль провести в плаще и только в конце показать всем свою молодость и красоту. Кстати, ей я и занялась, добравшись до зеркала. Уж чему нас в пансионе научили, так это искусству макияжа, так что с хорошей косметикой мне и иллюзии не сильно были нужны. А Дилан на грим для актеров не поскупился.
   Я наносила последние штрихи, делая из себя роковую ведьму, когда в гримерную ввалился Дилан в сопровождении какого-то молоденького паренька.
   - Нола? - недоверчиво уставился на меня мужчина, парень же попросту открыл рот и забыл его закрыть. - Я всегда знал, что косметика творит чудеса не меньше, чем магия, но чтобы настолько?
   - Дилан, я на вас не злюсь, потому не утруждайте себя комплиментами. И разбудите мальчика, кажется, он задремал, - язвительно произнесла я, вживаясь в роль. Мне легко давались разноплановые характеры, как-то раз пришлось играть паренька на одной из пьес в пансионе. Девчонки мне потом не давали проходу, интересуясь, а нет ли у меня брата-близнеца или хотя бы молодого неженатого дяди.
   - Госпожа, я восхищен, позвольте поцеловать вашу руку, - тем временем ожил паренек, мой ровесник.
   - Молодой человек, я впервые слышу, чтобы поцелуи начинающих лекарей обладали исцеляющей силой, - рассмеялась я, громко, искренне. Мой голос от простуды отдавал хрипотцой, и сейчас мне это было на руку. Мыслями я уже была на сцене, меня ждал другой мир - мир моих грез и желаний, мир надежд и любви. Впервые Дилан ничего не ответил, только глаза его горели предвкушением и азартом. Я позволила себе небольшую шалость, проходя мимо нашего режиссера и директора театра, приподнялась на цыпочках и на ухо ему прошептала: - Не раскатывайте губу, друг мой, вы не в моем вкусе. Только дело и ничего личного.
   - Нола, - догнал меня глубокий, бархатный голос Дилана, я обернулась. Мужчина улыбался, сейчас в сценическом костюме принца, он им и выглядел. Более того, лично зная нашего наследника престола, могу честно заявить, Дилан больше походил на сына короля, чем он. Красив, обаятелен, с потрясающей выправкой, а во взгляде уверенность в себе и собственном превосходстве. - Я всегда получаю то, что хочу.
   - Оу, значит, остается убедить вас, Дилан, что на самом деле вы ничего такого не хотите, - хихикнула я, сделала шутливый реверанс и побежала за сцену, подхватив юбки. Мне было легко и хорошо, азарт горячил кровь, шум из зала бередил душу. Завтра я, возможно, пожалею о некоторых словах и поступках, но это будет завтра. Сейчас же мне хотелось летать, танцевать, жить чужой жизнью... Меня ждал придуманный мою мир.
  
   Отступление
  
   Лорд Федж почти отчаялся. Прошло около трех недель с исчезновения Ивон. Единственное, что он мог с уверенностью сказать это то, что его любимая жива. Большего узнать не удалось, виною того стали родители девушки, точнее ее мать, с которой у него был пренеприятнейший разговор. Сначала мать и отчим тянули, не желали дать личные вещи Ивон, дабы он смог провести поиск, только после личного распоряжения государя, они согласились. Короля привлек наследник, который страдал, убивался, но это не помешало ему завести себе новую любовницу. Вещи Ивон лорду передали неделю назад, ему достаточно было одного взгляда, чтобы понять, его держат за дурака. Платья были совершенно новые, да и все остальное тоже. На расческах не нашлось ни одного волоска. Федж разозлился и отправился к родителям любимой, ему хотелось превратить их в зомби, но он понимал, что Ивон такого ему не простит. Пришлось наступить на горло собственной гордости и терпеливо спрашивать, почему ему передали не те вещи. Вдруг это всего лишь ошибка? Отчим девушки так же сдержано ответил, что Ивон готовили к выходу в свет и замужеству, неудивительно, что ей полностью сменили гардероб незадолго до ее пропажи. А то что расчески чистые, так в их доме нерадивых слуг не держат.
   Лорд Федж не выдержал, сорвался, да и кто бы на его месте остался спокоен. Ведь он практически держал свою мечту в руках, и потерял, возможно, навсегда. Он кричал, обвинял родителей Ивон в черствости, что им наплевать на судьбу дочери, что она может быть в опасности, а они не хотят помочь.
   - В опасности?! - воскликнула мать Ивон, на умирающую от страха за дочь, она совершено не походила. - Это с вами она будет в опасности! Как это мерзко потакать наследнику в таких низменных целях! Пусть лучше моя дочь найдет счастье в чужой стране, чем станет разменной монетой в политических играх. Она умная, честная девочка, я уверена, со временем она выберет достойного молодого человека. Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива, любима...
   - Любимая, помолчи, - вмешался отчим Ивон, хватая жену и стараясь увести ее подальше.
   - Ах, оставь дорогой! Немилость, так немилость. Но я все скажу этому чернокнижнику! Я только об одном жалею, что сама не подготовила побег Ивон. Но она умница, документы взяла, деньги со счета сняла. Я бы никогда не догадалась этого сделать. Вся в отца, - всхлипнула будущая теща. А у Феджа загорелись глаза, он нащупал путь, по которому можно найти его Ивон. Ему было плевать на слова родни девушки, потом что он собирался стать тем самым единственным, который сделает Ивон счастливой.
   - Милая, я очень надеюсь, что дочь пошла не в тебя, - уходя, услышал лорд, раздраженный голос отчима своей невесты.
   Но радость Феджа была недолгой, он смог узнать, что любимая оформила счет в международном банке, то есть могла снять с него деньги из любой страны Содружества. Но ни разу этим счетом не воспользовалась. Закономерно возникал вопрос - на какие средства она живет все это время? Брала с собой? Но чтобы хватило на жилье, питание, одежду, надо немало. К тому же девушка привыкла к обеспеченной жизни, и вряд ли бы стала ютиться в лачуге. Вывод? Кто-то ее содержит. Но об этом Федж старался не думать, боясь впасть в ярость. Как же сложно любить, как же страшно и больно, когда любовь безответная.
   Сегодня Федж сопровождал принца на премьеру в какой-то захудалый театр. Радовало, что ненужно было далеко ехать, театр находился в столице, в одном из мещанских кварталов. Федж с удовольствием остался бы дома, либо в очередной раз занялся магическим поиском Ивон, но он все еще был придворным магом, так что обязанности никто не отменял. Феджу претило развлекаться, а сейчас и подавно. Его с каждым днем все больше раздражал наследник. Как можно быть таким? Ведь он еще несколько недель назад клялся отцу в своей любви к Ивон, а сейчас почти не вспоминает о ней.
   В театр они пришли инкогнито, под мороком, дабы не отвлекать простых обывателей от спектакля. Федж настроился на третьесортную пьеску, памятуя о том, что режиссер - дружок принца. Актером Дилан был неплохим. Родители на его деятельность смотрели сквозь пальцы, считая, что лучше он будет играться с собственным театром, чем просаживать деньги семьи на выпивку и женщин. Федж считал такое решение мудрым и неприязни к парню не испытывал. Стоит отдать должное, несмотря на посредственное оформление сцены, отсутствие хора, оркестра, иллюзионистов, действие захватило Феджа. Он и сам не заметил, как стал сопереживать героям. Но больше всего его притягивала "ведьма". Он с нетерпением ждал окончания спектакля, надеясь, что актеры выйдут на поклон и он сможет рассмотреть таинственную женщину, что прячется под плащом. Ее голос задевал струны его души, проникал в самую глубь, вызывая непреодолимое томление, хаос в мыслях и эмоциях. В конце спектакля девушка открыла лицо, поразив всю мужскую половину зрителей своей необычной красотой. Федж понимал, что тому виной умелый грим, парик, а так же талант актрисы, но ничего поделать не мог, его тянуло к этой женщине.
   Осознав, что на время забыл об Ивон, Федж дернулся, как от удара. Ведь получается он ни чем не лучше наследника, невеста пропала, а его уже влечет другая женщина. Он был зол на себя, сам себе противен. Так может, права мать Ивон, считая, что ее дочери нужен другой, порядочный молодой человек, а не прожженный циник и некромант? Может, надо отпустить девушку, тот единственный лучик света, что был у него в этой жизни? Дать Ивон возможность жить так, как она хочет, выбрать самой себе мужа... Нет. Он никогда ее не отпустит. Ему не нужна другая женщина. А актриса? Она всего лишь напоминание о его Ивон. Любимая никогда не узнает, что другая женщина посмела всколыхнуть в нем эмоции.
   Найдя в себе этот компромисс, Федж недолго думая, подхватил принца под руку и, не слушая его возражений, вывел из театра. В толчее никто этого даже не заметил, все кричали, хлопали, звали актеров на поклон. Наследник возмущался, требовал вернуться и лично засвидетельствовать свою признательность актерам. В частности ему хотелось познакомиться с "ведьмой". Феджа в который раз захлестнуло раздражение и брезгливость, получалось, что у него много общего с принцем, которого он совершенно не уважал. А еще вспомнились не лестные эпитеты Агнесс в адрес лорда. Все это очень подрывало уверенность в собственной значимости. Поэтому, отделавшись стандартной фразой, что в толпе было небезопасно, лорд увел наследника порталом во дворец.
  
  
  
   Глава 10
  
   Утро наступило резко, кому-то не терпелось поднять меня с постели. Я с трудом выбралась из кровати и пошла открывать дверь, а то ее явно собирались выламывать. Проходя мимо зеркала, по привычке глянула на себя и чертыхнулась, это надо же вчера забыла накинуть на себя иллюзию. Хотя вид у меня был очень замученный, что вряд ли бы кто-то заметил разницу сразу. Шучу, конечно, но впредь надо быть внимательнее. Обновила иллюзию Нолы, только сделала болезненный вид, пусть все видят, как я страдаю.
   За дверью стоял Келвин, а за его спиной наблюдались Эльза и Ярос.
   - Нола, почему ты не открывала? - не дожидаясь приглашения вошел в мою комнату деверь. Сделал он это так стремительно, что я не успела отскочить в сторону. Упасть мне Келвин не дал, легко подхватывая на руки.
   - Ты вся горишь. Зачем ты встала?! - нахмурился мужчина и поспешил вернуть меня в постель.
   - А дверь бы я как открыла? - удивилась его непоследовательности. А еще тому, с какой легкость он меня поднял.
   - А зачем закрыла? - больше меня удивился Кел. Я же поняла - продолжать разговор бессмысленно. Мужчина воспринял мое молчание признанием вины и с покровительственной улыбкой произнес: - Вот глупые вы, бабы... э женщины. Не даром в писание говорится, что муж главнее, потому что умнее.
   Я очень хотела посмотреть, где именно он нашел в святом писание такую строчку. Но скорее всего, это была его вольная интерпретация того, что мужчина должен нести ответственность за жену и детей.
   - Будем лечить тебя, и не спорь, - с улыбкой ребенка, который получил любимую игрушку, произнес Кел. Горестный стон сам собой сорвался с моих губ.
   - Кел, а можно мне сначала чаю? - спросила я, понимая, моих протестов деверь не заметит. Да, честно признаться, сил спорить с ним не было. А еще где-то глубоко в душе было приятно, что обо мне так заботятся. Даже жаль, что Келвин как мужчина мне не нравится. Хотя нет, это хорошо, что не нравится, а то мучилась сейчас бы от любви и переживала, что нам никогда не быть вместе. Ведь родители такой мезальянс не одобрили бы. А я не планирую скрываться всю жизнь.
   Келвин развил бурную деятельность, периодически ворча, что у него сегодня много дел, а ему приходиться возиться со мной. Правда, делал он это с таким довольным лицом, что я поневоле с сомнением отнеслась к его словам. Он опять пичкал меня гадостью, но в то же время давал запивать чаем с малиновым вареньем. Ну хоть растирать он меня не стал, пообещав сделать это вечером, перед сном. Кел рассказывал мне свои планы на день, как бы оправдываясь, почему вынужден уйти. Но я слушала его краем уха, сознание расплывалось, воспоминания о вчерашнем вечере все четче возникали в моей голове. Я была рада уходу Келвина, мне хотелось побыть одной, насладиться тишиной и уютом.
   Постановка прошла без эксцессов, если не считать таковыми, попытки Лена поцеловать меня как на сцене, так и за кулисами. Молодой человек от волнения стал еще более импульсивен, и совсем забыл, что по сценарию должен быть влюблен в Сару. Но Дилан ему быстро это напомнил, стукнув подзатыльник, как нашкодившему мальчишке. Лен проникся и временно отстал от меня, а вот по словам того же Дилана, которые он успел шепнуть мне на ушко, от него будет не так просто избавиться. Его самомнение и самоуверенность - бесила, но я постаралась выкинуть все из головы и отдаться роли. Я не видела зрителей, их для меня не существовало. Только ближе к концу, когда я скинула плащ, ощутила чье-то пристальное внимание к себе. Было в нем что-то знакомое, теплое, захотелось найти этого человека. Но первое желание сразу же прошло, сменившись легкой паникой, если мне показался знакомым взгляд, то и человека я знаю, а он, стало быть, меня. Нет, раскрывать свое инкогнито я не собиралась. Ведь именно сейчас у меня есть все, что я хотела от жизни.
   Толпа скандировала, хлопала, кидая на сцену цветы и монеты. И это при том, что за сам спектакль они заплатили. Стоимость билетов была не слишком велика, Дилан рассчитывал привлечь в зрители людей из разных слоев населения. И у него получилось, зал был полон. Дилан порывался выйти кланяться со мной рука об руку, но его опередила Сара, мертвой хваткой вцепляясь в его ладонь. Я была ей только благодарна. Лично мне этого было не надо, я и так держалась на одной силе воле. Хотелось лечь и не вставать несколько дней. Поэтому я незаметно ретировалась в гримерную, быстро переоделась, накинула на себя иллюзию блондинистой красотки, которую демонстрировала мужу и поспешила на выход. Далеко отойти не успела, врезалась в Дилана, который с хмурым видом почти бежал в женскую гримерку. Было несложно догадаться, что ищет он меня.
   - Госпожа? - окинул меня подозрительным взглядом Дилан. Ну да, ему стало интересно, что чужая девушка делает в святая-святых театра.
   - Ах, вас-то я и искала! - повисла я на шее у Дилана, делая томные глаза и глупо хлопая ресницами. - Вы мой кумир! Послушайте, как часто бьется мое сердце. Вы пронзили его одни лишь взглядом...
   - Милая, госпожа, - скривился Дилан, отрывая меня от своей шеи. - Мне лестны ваши слова, но я очень спешу. Меня жду важные люди, которые хотят кое с кем познакомиться.
   - Ах, вы, наверное, ищите "ведьму"? - я капризно сморщила носик. - Так она ушла незадолго до вашего прихода. Но зачем вам она, я же намного красивее. Меня зовут Алина...
   Последние слова я уже говорила в спину Дилана, который почти оттолкнув меня, побежал в гримерную. Что ж, мне тоже было пора. Извозчика я поймала быстро, у театра было много свободных колясок, которые поджидали недавних зрителей. А вот пробраться в дом, да еще незаметно, мне стоило неимоверных усилий. Я как-то не подумала, что входные двери на ночь закрывают изнутри и пришлось искать открытое окно. Как назло это оказалась моя открытая дверь на балкончик. Пришлось лезть на второй этаж. Забиралась я с центрального входа, там были резные колоны, большие вазоны и плющ, в общем, не дом, а мечта воров. Будь я в штанах и здоровая, то одолела бы подъем намного быстрее. А еще надо было смыть грим. Так что неудивительно, что после всего того, что случилось за предыдущий день, я забыла накинуть на себя иллюзию Нолы.
   Когда я уснула, после какого по счету лекарства, не помню. Но в душе все больше поднималась благодарность к Келвину, который оказался добрым парнем. Я не питала иллюзий на его счет, не считала, что он в одночасье стал чутким, благородным, ответственным, сдержанным. Но у каждого есть недостатки, а Кел себя вполне контролирует, вдобавок из него выйдет надежный супруг, если удастся найти ему умную невесту. Сама с поиском я вряд ли справлюсь, хотя бы потому, что не знаю, где искать. Если только с кем-то посоветоваться.
   Ближе к вечеру меня разбудил соблазнительный запах еды и, конечно же, Келвин. Я не сразу поняла, почему у него такой гордый и внушительный вид.
   - Кел, ты в форме?! - воскликнула я, садясь на кровати. Мне существенно полегчало, жар спал, но слабость никуда еще не делась.
   - Я подумал и устроился работать в стражу, в сыскной отдел, - выпятил грудь мужчина. - Сегодня ночью у меня первое дежурство. Капитан сказал, если хорошо себя покажу, к концу месяца сделает капралом.
   - Ты молодец! Родители будут тобой гордиться! - я действительно считала это большим достижением Келвина. Даже если он не продержится долго в страже, то само желание не сидеть на шее у родственников, дорогого стоит.
   - Да ладно, - смущенно отмахнулся молодой мужчина. - Я не ребенок, мне одобрение родителей не надо. Я тебе поесть принес, когда болеешь, надо хорошо питаться. Так лекарь всегда говорил. Поэтому ешь, а я ухожу. Лекарства тебе Грета даст, я ей объяснил какие. И с постели не вставать.
   - А если мне надо? - хмыкнула я, скосив глаза в сторону ванной комнаты.
   - Туда можно, мыться нельзя, - серьезно произнес Кел, отводя глаза. - Пойду я. Тебе Грету позвать? Она тебя прокормит.
   - Сама справлюсь. Скажешь ей, чтобы с лекарствами через полчаса зашла, - протянула руки к чаше с бульоном, он так пах, что у меня забурчало в животе. Кел по-доброму улыбнулся, предупредил, чтобы не думала идти в храм или еще куда-то, дескать, он запретил выпускать меня из спальни сегодня. Попрощался и вышел. Я же и сама не собиралась никуда идти. Ясно, что меня ждут в театре, но надо и о себе думать, а ходить сегодня куда-либо я была не в состоянии. Поэтому спокойно поела, сходила в ванную комнату, приняла принесенные Гретой лекарства, послушала ее ахи и охи, и легла спать.
  
   ***
  
   Сутки в постели благотворно сказались на моем организме. Здоровой я себя еще не чувствовала, но совесть уже мучила. Ведь в театре меня потеряли, а я даже не знаю, на какой день назначен следующий спектакль. Премьера это хорошо, но наверняка желающих посмотреть нашу сказку меньше не стало. Поэтому, под предлогом посещения храма, поехала в театр. Меня там ждали. Даже не так, меня там очень ждали!
   - Нола, где ты пропадала?! Мы так волновались! Ты исчезла и мы не знали, что думать, - подскочил ко мне Лен, опередив Дилана с гневными воплями. Ну может, он и не собирался кричать, но взгляд у него метал молнии.
   - Заболела я, только сегодня спал жар, - отстранила напарника, не давая тому облобызать мои щеки. - Лен, ты бы не лез с объятиями, боюсь тебя заразить. Всем доброго вечера.
   Лурсен с Ильмой пожелали мне здоровья, Сары не было, а Дилан подхватил меня под локоть и со словами: "Нам надо поговорить", уволок в свой кабинет.
   - Нола, почему ты не прислала кого-нибудь с запиской? Я не знал, что и думать, - тщательно стараясь скрыть раздражение, спросил мужчина. Я же, прежде чем ответить, села на тахту и откинулась на спинку. Голова кружилась, а на лбу появилась испарина.
   - Будь у меня возможность, я бы прислала посыльного, - устало ответила я. - Дилан, я действительно плохо себя чувствую, поэтому зашла ненадолго, чтобы узнать, когда у нас следующий спектакль.
   - Послезавтра, я надеюсь, ты успеешь поправиться Нола. Более того, я настаиваю на целителе. Здоровье это не шутки, - заботливо проговорил Дилан, достал из ящика стола кошелек и положил передо мной. - Вот, твоя доля. Ты только представь, билеты почти все уже раскуплены, несколько очень обеспеченных людей выкупили ложи. Нола это успех.
   - Я рада, - взяла кошелек, оценила его тяжесть и начала прикидывать, куда его деть.
   - Ты даже не пересчитаешь? - почему-то насупился Дилан.
   - А смысл? Я не знаю, какая выручка была. Какой процент из нее выделили мне. Не знаю, сколько получили остальные, - равнодушно пожала плечами. Я никогда не нуждалась, поэтому деньги не были моей целью. Осознание того, что я в любой момент могу купить себе особняк, не давало в полной мере насладиться значимостью момента.
   - Нола, ты меня удивляешь, - но, судя по ухмылке Дилана, он чего-то подобного и ожидал. - Жаль, что ты немного не задержалась после премьеры, с тобой хотели познакомиться влиятельные люди нашего города.
   - Меня это не интересует, - нахмурилась я. Становиться объектом, на который охотятся всяческие сластолюбцы, совершено не хотелось. - Дилан, давайте договоримся, если вы и дальше хотите видеть меня актрисой вашего театра, то оградите меня от ваших "влиятельных и обеспеченных людей".
   - Нола, это будет не так просто сделать...
   - Дилан, считайте это еще одной вашей привилегией, - усмехнулась я. - Не знаю, как вы будете это решать, да хоть второй выход из женской гримерной сделайте, но ни с кем я встречаться не буду. Можете, даже пустить слух, что я парень, глядишь желающих со мной познакомиться убавиться.
   - Боюсь, данный слух привлечет совсем другой контингент зрителей, - хохотнул Дилан. - Ладно, я что-нибудь придумаю, но ты будешь мне должна.
   - Озвучьте условия, пожалуйста, а то может мне нужно подыскивать другой театр?
   - О, ничего неприличного я просить не буду, - лукаво улыбнулся Дилан. - Во-первых, я хочу, чтобы ты перестала мне "выкать", во-вторых, у меня есть для тебя новая роль, через два месяца Новогодние праздники и я хочу поставить "Святую Луизу".
   - Э, если с первым пунктом я согласна, то почему именно "Святая Луиза"? Это же трагедия? Не лучше ли на праздники поставить что-то светлое и веселое? - Дилан признаться меня заинтриговал. К тому же, "Луизу" ставили все кому не лень и вряд ли люди захотят смотреть еще одну интерпретацию.
   - Не скажи, на праздники и так весело, а тут трагичная история любви и самопожертвования. Я планирую сделать мюзикл, - мечтательно закатил глаза Дилан. - Даже согласен с дополнительными расходами на музыкантов и хор.
   - Подожди, мы о той "Святой Луизе" говорим? Какая там любовь? Какие песни? Ты бы еще пляски предложил. Да нас предадут анафеме, если мы так поиздеваемся на святым писанием, - возмутилась я. Проблем со служителями Господа мне совершенно не хотелось. Хотя в нашей стране было несколько религиозных течений, и церковь отличалась лояльностью, злить ее последователей не стоило.
   - Ха, ты плохо читала святые трактаты. О святой Луизе мало говориться сверх того, что известно большинству. Вот, например, ты знаешь, что она пошла в монахине после того, как ее жених погиб в той самой войне?
   - Ладно, я поняла. Но петь? Да и кем ты меня видишь в этой постановке? - скептически спросила у него. Понятно же, что "святую" будет играть Сара, а ее погибшего жениха Дилан.
   - Луизой. Не думаешь же ты, что я кому-то другому доверю эту роль? - удивил меня мужчина.
   - А Сара, что скажет? - не удержалась я от вопроса.
   - Не важно, я с этим разберусь. Кстати, ты же хорошо знаешь ее роль? Боюсь, как бы нам в одночасье не остаться без главной героини, - тяжело вздохнул Дилан, тень расстройства пробежала по его лицу. Неужели поругались и на этот раз серьезно?
   - Роль я знаю, но как вытянуть сразу две? И вообще, что случилось? - волнение коснулось меня. Обидно будет, если из-за кого-то сорвется спектакль. Совесть забеспокоилась, напоминая, что девушка тоже могла заболеть или чего хуже, ломать ногу.
   - Сара давно говорила, что хочет перейти в Королевский театр, и как раз после премьеры к ней подходил человек из него. Возможно, это всего лишь случайность, но я переживаю, что она поддастся уговорам и уйдет, - вид у Дилана был немного подавленный, потом он махнул челкой и чуть улыбнулся мне. - А еще ты после спектакля сразу пропала, я подумал, что тебя вообще украли конкуренты. Пиши записку в следующий раз, пожалуйста.
   - Договорились. Но ты не делай преждевременных выводов, вдруг тот человек был просто поклонником Сары. Да и вряд ли она захочет поменять главные роли в твоем театре на эпизодические в Королевском, - лично я бы точно не согласилась на такую замену.
   - Я тоже надеюсь, что первый всплеск радости у нее пройдет и она одумается. Ну да хватит о ней. Нола, завтра отдыхай, набирайся сил, а послезавтра жду тебя в театре, только будь добра приди хотя бы за час до начала, - Дилан встал с кресла, куда сел еще в начале разговора, подошел ко мне и подал руку. Я не стала проявлять гордость, приняла помощь мужчины. Он еще раз улыбнулся, мягко, чарующе и поцеловал мне руку на прощание. Сердце не екнуло, я равнодушно восприняла внимание Дилана. Если уж сравнивать, то даже Кел мне нравился больше, пусть он не слишком умен и красив. Я сухо попрощалась, решив перед уходом перемолвиться парой слов с Ильмой. Были у меня к ней чисто женские вопросы.
  
  
   Отступление
  
   - Дилан, так когда же я увижу твою новую актрису? Признаться она меня очень заинтриговала, - красивый молодой человек утопал в кресле с бокалом вина в руке.
   - Нола очень замкнутая женщина, Ваше Высочество, - чуть склонил голову второй мужчина в знак уважения. - Поверьте мне, она хорошая актриса, но совершенно невзрачная в жизни. Взгляду просто не за что зацепиться. То что вы видели, грамотная работа гримера и наведенная иллюзия.
   Дилан и сам не знал, что своими словами попал в точку. Принц помрачнел, но от затеи отказываться не спешил, разумно подозревая давнишнего знакомого в коварстве. И следующие слова Дилана эти мысли только подтвердили.
   - Если сравнивать двух актрис, то Сара несомненно выигрывает. Хотите, я ее вам представлю, Ваше Высочество?
   - А готов расстаться со своей игрушкой? С чего бы это? Неужели, потянуло на "невзрачных" девиц? - принц и не скрывал сарказм. Он мог бы приказать и девушку, что его так заинтересовала, привели бы к нему, но пользоваться властью в таких делах, это расписаться в своей мужской несостоятельности. А принц был молод, хорош собой и очень горд своими успехами у женщин.
   - Нет, Нола меня, как женщина не привлекает, - Дилан был талантливым актером, его ложь не каждый артефакт истины мог распознать. - Сара просто меня утомила. Ну вы знаете, как это бывает, слишком много она хочет. Есть вещи, которые дать ей не в моей власти, я не могу на ней жениться, как того хочет она.
   - А ты сам хотел бы? - понятливо хмыкнул принц, даже его любовницы иногда заводили такие разговоры.
   - На мещанке? Нет, я никогда бы не опозорил таким поступком мой род, - пафосно заявил Дилан. - По этому у меня будет небольшая просьба, как раз в счет старого долга. Вы не могли бы намекнуть Саре, что хотели бы видеть ее в своем театре, ну и не только?
   - Дилан, Дилан, да ты шельмец, - хохотнул принц, прикидывая, что затащить блондиночку в свою постель на пару ночей, он совсем не против. Но вот в Королевском театре ей не место.
  
  
  
   Глава 11
  
   Неделя полетела незаметно. Арис так и не приехал, от него пришло письмо, что дела вынуждают его задержаться еще на пару недель. Мы с Келом были этому только рады. У каждого из нас были свои причины не желать встречи с Арисом. Я все-таки боялась, что он разгадает мою тайну, да и сбегать на спектакли стало бы тяжелее. А почему Кел не горел желанием видеть старшего брата, я не знала.
   Кстати, о Келвине, работать в страже ему, на удивление, нравилось. Чего стоил его эмоциональный рассказ о первом ночном дежурстве. Он в лицах, размахивая руками, пытался донести до меня историю о том, как их группа задерживала преступников, которые, впоследствии, таковыми не оказались. Итог - драка закончилась братанием в таверне. А под шумок они разоблачили ее хозяина, он разбавлял эль. Дело это было подсудное и грозило мужчине конфискацией имущества, а так же ссылкой в одну из дальних колоний. Все потому, что производство вин и другой алкогольной продукции принадлежало королевской семье. Корона очень строго карала тех, кто имел наглость ее обкрадывать. Так что Келвин и его товарищи получили благодарность и обещание премии в конце декады.
   Сегодня у Кела был заслуженный выходной, и он пригласил меня в театр, тот самый, в котором играла я. Представила себе ситуацию, как говорю ему: "Ой, сейчас моя реплика, извини, я быстро сбегаю на сцену и вернусь". Посмеялись в душе и отказалась, предложив сходить на ярмарку. Келвин обрадовался, чуть позже он признался, что в театре был один раз, и ему там не понравилось. На мой закономерный вопрос, зачем он меня туда звал, мужчина смутился и начал бормотать о том, что я никуда не хожу кроме храма, а это неправильно. Да и принято девиц в театры водить. Это ему какой-то новый друг со службы сказал.
   Эти слова стали еще одним доводом в пользу ярмарки, ведь там вполне можно было поискать симпатичную невесту Келу, а то он уже начал узнать у друзей, как ухаживать за девушками. Я бы этому очень обрадовалась, но по всему выходило, что именно на мне он решил применить данные знания. А я не горела желанием переходить из статуса "жена брата" в статус "возлюбленная" для Келвина. Пусть он с каждым днем показывал себя с лучшей стороны, но сердцу ведь не прикажешь.
   На ярмарку решили пройти пораньше, у меня вечером был спектакль, Келу же сказала, что пойду в храм. Он пробовал возмутиться моей набожности, но пришлось ему напомнить, что воспитывалась я при монастыре и, стало быть, ежевечерний молебен стал моей привычкой. Я еще сказала, что без него совершенно не могу уснуть. В ответ получила непонятную фразу о том, что для хорошего сна женщине нужна не молитва, а муж. Я, как положено порядочной девушке, - покраснела, а сама задумалась о взаимосвязи. Как-то в голове у меня не укладывалось, что муж может способствовать избавлению от бессонницы. Нет, я понимала, что Кел намекал на какие-то аспекты семейной жизни, но вот истинный смысл его слов не уловила. Я девушка не глупая, знаю, как появляются дети. Даже знаю то, что сам процесс зачатия мужчинам нравится, а женщинам не очень. Но причем тут сон, до меня так и не дошло. Поломав немного мозги, но не рискнув спросить ответ у Келвина, решила не мучиться и забыть об этом до того времени, пока у меня не появиться настоящий муж. Вот у него я все и узнаю.
   По моей просьбе, Дилан перенес начало спектакля, теперь двери театра распахивались для зрителей в семь вечера, как и молебен в храме Святой Елании. То есть я была избавлена от лазания по стенам и балконам, чему очень радовалась. Особого напряжения или усталости игра на сцене у меня не вызвала, да и выступала я всего два раза в неделю. Дилан хотел от меня большего, чтобы я заменила Сару в одном из старых спектаклей, но я отказалась. Не хватало с ней еще из-за этого ругаться. А девушка в последнее время стала крайне неприятной, она не могла находиться рядом со мной и молчать. Я же не могла оставить ее грубость и язвительность безнаказанной, сразу в душе поднималась гордость и требовала поставить нахалку на место. Зачастую в словесных баталиях у нас была ничья, но это только потому, что особого желания упражняться в острословии у меня не было. Наверное, кто-то думает, что пять лет обучения в пансионе для благородных девиц должны были сделать меня кроткой, спокойной, и очень серьезной. Нет, это видимость, маска. На самом деле жизнь в кругу сверстниц, и неважно, что они из аристократических семей, закаляет не хуже, чем казарма для парней. Только мужчины учатся доверять друзьям, объединяться против недругов, быть сильными, преодолевать трудности. А девушек жизнь учит другому: никому не доверять, подозревать даже подруг в коварстве и лжи, хитрить, изворачиваться, и постоянно носить маску радушия и довольствия. Ведь никому нет дела до того, что на самом деле у тебя в душе. Как говорила одна из наших преподавательниц: "Девушки, ваш будущий супруг хочет видеть рядом с собой красивую, утонченную женщину, которая подчеркнет его статус. Неужели вы думаете, кого-то из мужчин волнуют ваши мысли и переживания? Мужчины слышат только то, что им хочется слышать. Для них жена всего лишь еще одно выгодное приобретение. Но и это можно повернуть в свою пользу..." Мне подобные уроки не нравились, наверное, потому что передо мной никогда не стояла цель - выйти замуж по расчету, как у некоторых наших девочек. Я их не осуждала, у них не было другого выбора. Мне же всегда казалось, что мое замужество будет хотя бы по взаимной симпатии, ведь наша семья не бедствовала, а мама меня все-таки любила. Кто же знал, что принц такой настойчивый. Но я не жалела о том, что все так случилось, каждый новый день приносил что-нибудь эдакое.
   До ярмарки нас довез Берк, а назад мы собирались вернуться в наемном экипаже, потому что не знали, сколько будем гулять. Мне не доводилось бывать на ярмарках. Отец говорил, что это развлечение мещан и нашему благородному семейству на таких празднествах делать нечего. Как относится к ярмаркам отчим, я не знала, но вряд ли он думал иначе. Но сейчас я самая что ни на есть мещанка, стало быть, могу развлекаться, как хочу. Оставалось не забыть, зачем я вообще пошла сюда с Келвином.
   Кстати, с Ильмой я поговорила, меня интересовала, где можно найти достойную девушку для своего брата. Женщина удивилась, одно дело, когда родители ищут невесту для своего сына, а тут сестра. Пришлось сочинить еще одну историю о себе и о застенчивом брате. Ильма посоветовала ходить с братом в людные места, на праздники, в храм, в общем, туда, где бывают молодые девушки. Так что не успели мы окунуться в гомонящую толпу, как я стала высматривать подходящую под описание Келвина жертву. Мою жажду деятельности омрачало только то, что я была непривычна к большому скоплению народа. Театр не в счет, там я на сцене, а люди в зале. Мне приходилось практически висеть на руке у Кела, что его несказанно радовало. Он с благодушием взирал на меня сверху, прокладывая для нас путь в толпе. Ох, зря я решила принарядиться, видела же, что мужчина и так смотрит на меня заинтересованно, спрашивается, зачем было усугублять?
   Ну да менять что-либо уже поздно, оставалось насладиться прогулкой и вниманием моего кавалера. В первый час мы покатались на каруселях, Кел купил мне леденец, несколько ярких лент для волос, кулек жареных семечек и вареную кукурузу. Мы посмотрели на танцующего медведя, послушали уличных музыкантов, подивились необычным зверям. Но как бы мне не было весело, я не отказалась от своего плана. К тому же нам с завидной регулярностью на глаза попадалась одна девица, как раз под стать Келвину. Кареглазая шатенка весьма аппетитных форм, если судить по одежде, то я бы ее записала в купеческие дочки. Не сказать, что она была красавицей, но весь ее вид говорил о здоровье: румяные щеки, косы, каждая толщиной с мое запястье, пышная грудь, в которую хотелось зарыться. И вот эта девушка весьма заинтересованно посматривала на Кела. Хотя ее можно было понять, он возвышался над толпой на целую голову, а широкие плечи и стать очень хорошо подчеркивала форма. Даже его, в общем-то некрасивое лицо, смотрелось мужественно. Мы как раз подошли к шатру с уличными циркачами, скоро должно было начаться представление, девушка в сопровождении какой-то пожилой женщины, тоже прохаживалась неподалеку. Кел же, как назло, в ее сторону не смотрел, рассказывая мне о тяжелых буднях городской стражи. Черт, ну опять придется делать все самой!
   - Келвин, будь добр, принеси мне чего-нибудь попить, - улыбнулась деверю. - Я тебя тут подожду, хорошо?
   Мужчина кивнул, заверив меня, что он вернется очень быстро, и скрылся в толпе. Я же, недолго думая, пошла к девице, благо стояла она совсем недалеко.
   - Добрый день, простите, что отвлекаю вас, но не могли бы вы уделить мне пару минут? - от неожиданности девушка не нашла слов для отказа и мы отошли от ее сопровождающей на несколько шагов. - Еще раз приношу свои извинения. Я не знаю вашего имени, но хотела попросить вас, чтобы вы не обижались на моего деверя. Он не со зла весь день провожает вас взглядом, вы ему очень понравились, но он стесняется это показать. Знаете, как часто это бывает, большие мужчины в душе сущие дети. Вот и Келвин такой, сильный, надежный, заботливый, но при этом совершенно не умеет разговаривать с девушками. Меня, кстати, зовут Нола.
   - Очень приятно, а я Сусанна. Я совсем не обижаюсь, что вы и в мыслях не было, - расплылась в радостной улыбке девушка, сразу же поверив, что Кел на нее смотрел. - А почему вы гуляете с деверем, а не с мужем?
   - Ах, он заканчивает Военную Академию, мы последнее время так редко видимся, - сделала я скорбное лицо, наблюдая, как у Сусанны в глазах зажегся огонек. Она сразу поняла, раз брат Кела учится в Академии, значит он дворянин. Я же, будто бы не замечая ее любопытства, продолжила: - Келвин тоже весь в делах, заботах, он служит в сыскном отделе стражи. А сегодня у него выходной и я упросила его сходить со мной на ярмарку, скучно же сидеть все время дома за вышиванием.
   - Как я вас понимаю, - кивнула девушка. - Мой батюшка тоже не отпускает меня гулять, говорит, свежим воздухом можно дышать и в саду. Но это же так скучно. А сегодня я его топнула ногой и сказала, что устрою в храме безобразную сцену, если он не позволит мне сходить на ярмарку. Я что к своей свадьбе сама себе и купить ничего не могу?
   - Так вы скоро выходите замуж? - скорбно спросила я, размышляя, что столько времени потратила зря. Даже жаль стало, ведь поговорив с Сусанной, мне она показалось очень подходящей партией для Келвина.
   - Да нет, это еще не решено, - отмахнулась девушка. - Я своего согласия не давала, а по завещанию мамы, без него никакой свадьбы не будет.
   - Вам не нравится жених? - во мне проснулось чисто женское любопытство.
   - Даже не знаю, он какой-то слабохарактерный, мямлит что-то о любви, заикается и очки постоянно протирает, когда я рядом. Ну и щупленький он, даже страшно обнять, того и гляди, в обморок упадет, - хихикнула Сусанна. - А так он хороший, стихи мне читал и песни пел под окном. Отец очень хочет этого брака, ведь наши семьи давно дружат. А для меня Кассиль, как брат.
   Я хотела еще поговорить, но вернулся Келвин. Сусанна улыбнулась ему во все свои белоснежные ровные зубы, вызвав у моего деверя ступор.
   - Келвин, познакомься, это Сусанна, моя подруга, - подмигнула я девушке. Там тут же включилась в игру, сделала легкий реверанс и смущенно зарделась. Мужчина гулко сглотнул, покраснел, но быстро собрался, склонил голову в знак приветствия и щелкнул по-уставному каблуками сапог. Я уже потирала руки, что так удачно удалось познакомить молодых людей, но тут девушку окликнула женщина. Она была очень недовольна и не скрывала это.
   - Прошу меня простить, но мне надо идти, - расстроено вздохнула Сусанна. - Тетушка зовет.
   - Но мы же еще увидимся? - я хотела пригласить ее в гости, но посчитала это преждевременным. - Я каждый день посещаю вечерний молебен в храме Святой Елании. Мы могли бы завтра встретиться там?
   - Думаю, в храм меня отпустят, - обрадовалась девушка. - До завтра Нола. До свидания, Келвин.
   - Был рад познакомиться с вами, - наконец-то смог справиться с волнением Кел, и поцеловал на прощание руку Сусанне. Она покраснела еще больше, одарила пламенным взглядом моего бедного деверя и убежала к тетке. Я не слышала, о чем они говорили, но женщина ее явно отчитывала.
   - А ты ей понравился, - ткнула локтем в бок Кела.
   - Шутишь? - он все еще смотрел вслед Сусанне.
   - Вот еще. Я женщина, а мы такое сразу видим. Проводишь меня завтра в храм? - после этих слов Кел повернулся ко мне, он был немного растерян. Интересно, что его смущает? Или не хочет обидеть меня вниманием к другой девушке? Решила сразу расставить акценты, чтобы Келу было легче выбрать: - Было бы здорово, если бы вы поженились. Всегда мечтала о сестре. А Сусанна просто умница и красавица, только представь, как тебе будет завидовать Арис.
   Все-таки мужчины падки на лесть, и неважно, что Кел начал отнекиваться, говорить, что пока не хочет вступать в брак, но по его глазам я видела - мои слова нашли благодатную почву. Был у Кела такой пунктик, желание хоть в чем-то обставить старшего брата. Конечно, играть на этой слабости гнусно, но я для его же блага. Мы вошли в шатер к циркачам, Кел искал для нас место, причем поближе к Сусанне, а я уже планировала наш завтрашний вечер и разговор с девушкой. Кто же знал, что моим планам не суждено сбыться, хотя могла бы догадаться.
   Я еще никогда не смотрела выступления циркачей, для меня все было ново. Поэтому я с азартом и каким-то нетерпением рассматривала импровизированную арену. Между ней и рядами лавочек был невысокий бортик, шириной в локоть. В центре арены стоял столб, на него приходился основной вес шатра. От столба расходились в разные стороны канаты. Мне показалось, что их слишком много, для поддержания крыши. Но потом вспомнила рассказы подруг о канатоходцах. В самом шатре было отгорожено место для актеров, меня так и тянуло заглянуть за плотную ткань. Наверняка же там так же интересно, как за кулисами театральной сцены. Кел как раз нашел нам места поблизости, на первом ряду рядом с Сусанной, предварительно согнав оттуда какую-то влюбленную парочку. Я в душе попеняла деверя за такой поступок, ведь его грубость стала не только достоянием общественности, но ее видела Сусанна. Что она о нем может подумать? Я осторожно посмотрела на нее и не смогла сдержать удивления, девушка взирала на Кела, как на героя рыцарского романа, с восхищением и долей опаски. Что я могу сказать, видимо не всем девушкам нравятся интеллигентные мужчины, как мне.
   Но вот началось представление и я забыла о Сусанне. Акробаты, глотатель огня, танцующие собачки - каждый номер вызывал у меня бурю восторга. Я вместе с остальными зрителями ахала от страха, когда совсем еще девочка под куполом цирка ходила по натянутому канату, взвизгивала от восторга, когда жонглеры рисовали в воздухе цветы, горящими факелами, хлопала в ладоши, с умилением наблюдая за дрессированными животными. Радость переполняла меня, я даже забыла, что взрослые девушки так себя не ведут, а графини тем более. Маленький червячок сомнений был выгнан, а оправдание своему поведению найдено практически сразу - сегодня я Нола, а значит, мне позволено быть простодушной, наивной и веселой. К тому же я была не одна такая, Сусанна тоже реагировала весьма бурно. А так как Келвин сидел с ней по соседству, то и дело хватала его за руку, показывая ладонью на арену. Ее тетка бухтела, злилась, но ей и самой было интересно, поэтому встать и увести свою племянницу не пыталась. Сам Кел млел от удовольствия, похоже, ему было плевать на представление, ему хватало радости от такого соседства. Вот только было непонятно, к кому же он сильнее тяготеет, ко мне или Сусанне? Думаю, он и сам не знал. И я решила окончательно подтолкнуть его к правильному выбору, если он сам не видит, что с Сусанной у него больше шансов.
   План у меня был простой, но это не умаляло его гениальности. Мне казалось, для того, чтобы они уже окончательно друг в друга влюбились, их надо поставить в экстремальные условия. Опасность, как известно, сближает. Ничего серьезного предпринимать я не рискнула, разумно опасаясь, что мои подопечные могут пострадать. Поэтому создала иллюзорную крысу, она получилась у меня, как живая. Шерсть у нее лоснилась, черные глазки сверкали умом, мне она ужасно понравилась, хоть себе такую зверушку создавай. Я сосредоточилась, заставляя мою крыску бегать под ногами Сусанны. Я рассчитывала, что она завизжит и бросится за спасением к Келвину, он конечно же подхватит ее на руки, или просто закроет своей спиной, чем окончательно убедит девушку в своей неотразимости. А там и до благодарственного поцелуя недалеко. Почему-то мне думалось, поцелуй обязательно решит все сомнения Кела. Да и сказки все об этом говорят, а уж сколько подобных историй я слышала в пансионе. Личного опыта у меня в данном вопросе не было, поэтому решила довериться мнению большинства.
   Мой план был хорош, но я не учла того, что все взгляды Сусанны направлены на арену, а никак не под ноги. Но не отменять же из-за этого все? Я ведь уже видела себя свидетельницей на их свадьбе, практически примеряла роль тетки, которая будет рада маленькому племяннику. А что, мне с ними еще три года жить. Поэтому, недолго думая, заставила крысу встать на задние лапки и прыгнуть на колени к тетке Сусанны. Тетку я выбрала неслучайно, это была маленькая пакость с моей стороны, чтобы женщина перестала мешать счастью племянницы.
   С этой минуты все пошло совсем не так, как я рассчитывала. В одном я оказалась права, визг был, но не Сусанны, а ее тетки, да такой, что все зрители и артисты повернули головы к нам. Рядом закричали другие девицы, а тетка просто хлопнулась в обморок. И вот тогда Сусанна издала дикий вопль и бросилась на мою крыску, пришлось в спешном порядке уводить иллюзорного зверька, пока никто не догадался о его магическом происхождении. Но девушку это не остановило, она сдернула с ноги тетки ботинок и прицельно запустила в зверушку. И даже попала, но в артиста, который вывел на арену коня. Прямо в лоб. Люди ахнули, мужчина от неожиданности и боли выпустил повод, конь дернулся и пустился галопом по кругу. Я же задав направление зверьку, немного отвлеклась на артиста, потирающего лоб, и совершенно упустив из вида раскаяние одной очень воинственной девушки. Сусанна бросилась к артисту, намереваясь принести свои извинения, в это время моя крыска спрыгнула на арену. А сверху на мою животинку со всего размаха опустилось копыто коня. Я завизжала, воображение моментально нарисовала дикую картину с расплющенной крысой и брызгами крови в разные стороны. А потом заорали все первые ряды, которых этой самой иллюзорной кровью окатило. Кто же знал, что у меня такое буйное воображение, нет бы, сначала развеять иллюзию, а потом представлять всякие страсти.
   Но на этом действо не кончилось, Сусанна как раз добежала до бортика, на нее тоже попала кровь, она застыла истуканом разглядывая ее. А над головой девушки взметнулись копыта коня, животное напугали то ли крики, то ли ненастоящая кровь. Жеребец заржал, глаза на выкате, еще чуть-чуть и он заденет копытом голову Сусанны. Я закрыла рот руками, чтобы не закричать, рядом мелькнула какая-то тень и вот уже Кел валит на землю Сусанну, прикрывая ее своим телом. Да так удачно, что его лицо оказывается в декольте у девушки. Он, конечно, сразу приподнимается, но все еще закрывает девушку собой. Народ вокруг беснуется, орет, в их глазах азарт, поздравляют, хвалят, кто-то уже начинает подсказывать Келу, чтобы не терялся, раз такое богатство решил не только пощупать, но и попробовать. Артисты бегают, коня ловят, стукнутого по голове в чувство приводят. И во всем этом шуме, только двое ничего не замечают - Кел и Сусанна, которая не сводит с моего деверя влюбленного взгляда.
   Кто-то из толпы крикнул: "Да поцелуй ты уже!" Мысленно я поддержала крикуна, даже захотелось пожать его мужественную руку. Правда, я думала, что целовать будет Кел, но Сусанна решила за него, страстно припав совсем не благодарственным поцелуем к губам мужчины. Он не сопротивлялся, наоборот, активно включился в процесс. Вроде надо было радоваться, ведь все получилось, хоть не так, как я хотела. Но тут в себя пришла тетка и разразилась бранью, это немного привело в чувство влюбленных, но не полностью. Они поднялись на ноги все в опилках и земле, с глупыми улыбками на губах. От этого женщина начала кричать еще больше, говоря, что завтра же отправит непутевую племянницу в монастырь или замуж за первого встречного, раз уж она себя так опозорила. Девушка прониклась и побледнела, а вот Кел соображал не очень быстро.
   - Келвин, ты как честный мужчина, должен жениться на Сусанне, - тихо сказала ему на ухо. - Ты же не хочешь, чтобы твою любимую девушку закрыли в монастыре?
   - Жениться? - парень затуманенным взором окинул девушку, которую обнимал за талию. Потом на его губах появилась предвкушающая улыбка и он, одним движением, легко поднял Сусанну на руки и понес на выход.
   - Куда?! - в один голос спросили мы с ней.
   - Жениться, - решительно сказал Кел, отправляя своими словами тетку во второй обморок.
  
  
   Глава 12
  
   Я малодушно сбежала из дома и теперь гуляла по парку в центральной части столицы в своем истинном облике. Я не люблю унывать, и плохое настроение надолго не задерживается в моем сердце, но иногда находит какая-то грусть, с которой непонятно как бороться. Причины сегодняшней хандры я знала - свадьба Келвина, и кое-какие события случившиеся позже.
   Прямо из цирка Келвин отнес свою невесту в храм, я бежала за ними следом и до последнего сомневалась. Но оказалось, Кел своих решений не меняет, сказал "жениться", значит жениться. Я думала хоть Сусанна его остановит, засомневается, но она обнимала своего избранника за шею и счастливо улыбалась всему миру. Если бы до храма пришлось идти далеко, уверена, свадьба вряд ли бы состоялась. Эмоции у парочки успокоились бы и мозг включился бы в работу. Но этого не случилось. Так что мне пришлось опять побывать на скромной свадьбе, в этот раз свидетелем. Святой отец только глянул на жениха с невестой, спросил есть ли у нас деньги на оплату пошлины, вздохнул и провел церемонию. Даже отговаривать не стал, видя бессмысленность этой затеи.
   Время близилось к вечеру, до спектакля осталось полтора часа и я решила не бросать влюбленных на улице. Очень уж они были увлечены друг другом, целовались на людях и никого не замечали. Пока ехали в карете домой, я не знала куда деваться, меня мучило смущение и легкая зависть.
   Свою жену Келвин внес в дом на руках и, не останавливаясь, прошествовал в свою комнату. Ну, а я осталась объяснять шокированной прислуге, что их молодой хозяин женился. Потом сходила переоделась, стараясь не прислушиваться к доносившимся из спальни деверя звукам. Получалось плохо, молодая пара весьма темпераментно начала семейную жизнь. Уже тогда у меня закрались первые сомнения в достоверности слухов о том, что близость с мужем нужна только для продолжения рода и для женщин она неприятна. Глупой я не была, и понять, что обоим молодоженам хорошо, могла.
   Находится в такой обстановке, когда даже закрытые двери не помогают избавиться от сладострастных стонов, не хотелось и я уехала, сказав, что до молебна пройдусь по торговым лавкам. Остановить меня никто не мог, полномочий хозяева никому таких не оставляли. Перед уходом вспомнила о родственниках Сусанны и запретила их пускать в дом, велев передать, чтобы они приходили завтра. Я была уверена, что с отцом девушки и ее теткой, мы еще не раз встретимся.
   В кое-то веки я пришла в театр пораньше, все уже были в сборе и очень мне удивились. Вот что значит привычка. Я придала себе независимый вид, радуюсь, что за иллюзией не видно моего смущения, от которого мне так и не удалось избавиться. Очень уж будоражили воображения услышанные звуки из спальни Келвина. Меня, как натуру творческую, переполняло любопытство, и немного стыд, ведь я всю жизнь только и слышала, что благородные девушки должны быть сдержаннее. Сара попыталась меня задеть, но я ее довольно грубо оборвала, не хотелось портить себе радужное настроение перед спектаклем. Дилан встал на мою сторону и выгнал всех из гримерки, предоставив ее мне, никто не возмутился, привыкли, что я гримируюсь в одиночестве. Правда, сам, Дилан уходить не спешил.
   - Нола, а ты не можешь сегодня задержаться? - мягко спросил мужчина, протянул руку и начал вынимать шпильки из моих волос. Мне не понравилось его самоуправство.
   - Зачем? - спросила я, отстраняя его ладонь. Дилан будто не заметил, перехватил мою кисть и поцеловал ее.
   - Нола, ты же не маленькая девочка...
   - Дилан, меня это не интересует, - оборвала я его, выслушивать неприличные предложения я не собиралась.
   - Нола, я предлагаю тебе всего лишь ужин, - бархатисто рассмеялся Дилан, подвинул стул и присел рядом со мной. - Обещаю, даже не намекать на "это". Знаешь, все хотел спросить, что у тебя за амулет? Очень сильный, я не вижу сквозь иллюзию.
   Я вздрогнула и похолодела, неужели Дилан маг? Как же плохо не уметь самого простого в магии, я ведь даже простого человека от мага не всегда могу отличить.
   - Ты маг? - спросила я, хотя дико захотелось встать и уйти навсегда из театра.
   - Немножко. Почти у каждого аристократа есть магические способности, у кого-то больше, у кого-то меньше. У меня они слабые, я даже не стал их развивать, не было смысла, да и сцена меня манила с детства, - мужчина взял мою ладошку в свои руки. - Но я обеспеченный человек и могу позволить себе хорошие амулеты. Меня еще во вторую нашу встречу заинтересовала странность, у тебя менялся цвет глаз.
   - Раз у тебя есть амулет, значит, ты должен видеть сквозь иллюзии, - спокойный тон давался мне очень тяжело, но я ведь актриса и сыграть могу все, даже уверенность в собственной правоте.
   - Должен, но не вижу. Для меня вокруг твоего лица, волос, кожи, как будто легкое мерцание, и то, когда я нахожусь рядом с тобой. А если отойти на шагов пять то и этого не видно. Ты не представляешь себя, как хочется увидеть, кто скрывается под иллюзией серой мышки, - Дилан обворожительно улыбнулся, но на меня его красота и обаяние не действовали. Сейчас он представлял для меня опасность, и думать о чем-то другом я не могла. Мужчина опять протянул ко мне руку, желая прикоснуться к лицу, но я не дала.
   - Дилан, мы же договаривались, что ты не лезешь в мою жизнь, - холодно произнесла я. - Я понимаю твое любопытство, но удовлетворить его не могу. Будет проще, если ты станешь воспринимать меня, как обычную актрису, мещанку, можешь даже парнем представлять, я не обижусь.
   - Ну нет, ты точно не парень, иллюзия только на внешности, но не затрагивает фигуру. И волосы у тебя свои, а цвет, вероятно, другой, - в глазах Дилана сквозил азарт. - Нола, что ты хочешь, за свою тайну? Не думай, я не буду тебя шантажировать или как-то заставлять, все-таки терять такую актрису, как ты из-за собственного любопытства - глупо. Но вот если ты скажешь сама, то я буду в долгу у тебя.
   - И чем ты этот долг собрался отдавать? - хмыкнула я, немного расслабляясь. - Ведь если я сниму амулет, или опишу свою внешность, тебе захочется знать, почему же я скрываю свое лицо ото всех.
   - Это мне как раз понятно, репутация в высшем обществе вещь серьезная, особенно для женщины. А ты молодая, уверен привлекательная, еще и вдова, если кто-то узнает, что ты играешь в театре, можно будет попрощаться с надеждой удачно выйти замуж, - чем мне нравился Дилан, так это умением придумывать из собственных неправильных выводов очень правдоподобную легенду. Тут у нас с ним было много общего, сама иногда как начну сочинять, да так красиво, что окружающие верят.
   - Ну раз ты все понимаешь, то к чему все эти вопросы?
   - Нола, хотя уверен это не твое настоящее имя, мы взрослые люди, меня восхищает твой талант, почему же мы не можем продолжить наше общение за ужином? Я не предлагаю ничего неприличного, не делаю тебе неподобающих намеков. Я всего лишь хочу тебя лучше узнать, - Дилан взирал на меня честными и невинными глазами младенца. Если бы я не знала его другим, обязательно бы поверила. А так только оценила его профессиональное мастерство актера и мужскую красоту, этого у него было не отнять.
   - Дилан, ты очень красив и притягателен, но на ужин я с тобой не пойду, - рассмеялась я. - А теперь будь добр, дай мне переодеться.
   - И все же я надеюсь, ты передумаешь, - лукаво сверкнул глазами мужчина, поцеловал мне руку и ушел, оставив меня в сомнениях. Только выйдя на сцену, я смогла выбросить ненужные мысли из головы, но дилемма никуда не делась - уходить из театра или нет - я так и не решила.
   Спектакль прошел обычно, за одним исключением, ближе к концу я опять почувствовала пристальный взгляд. Он скользил по мне, цеплял, что-то требовал, согревал и раздражал одновременно. Уйдя со сцены, перед последним актом, я из-за кулис рассматривала зал, а точнее зрителей. Взгляд зацепился за двоих мужчин казалось бы ничем не примечательных. Но тут мое зрение как бы раздвоилась и я похолодела, под мороком были принц и его телохранитель, тот самый маг, который меня пугал. Первой мыслью было сбежать, бросить все и никогда больше не появляться в театре. Но подводить актеров, зрителей, не хотелось. Да и постоянно бегать не будешь. К тому же, Дилан сказал, что амулет сквозь мою иллюзию видеть не дает, вдобавок на мне очень толстый слой грима и платье зрительно меняет фигуру. В нем, из-за накладок в нужных местах, у меня более женственная фигура. И вообще, я замужем, так что никаких видов на меня принц иметь не может, да и их придворному магу я наверняка уже неинтересна. Успокоив себя таким образом, я отыграла свою роль и как только закрылся занавес, сбежала в гримерную - переодеваться. Интуиция мне подсказывала, что принц обязательно придет заверит свое восхищение игрой актеров, он всегда так делал. То, что меня не схватили прямо на сцене, а на лицах принца и его сопровождающего так и не мелькнуло даже тени узнавания, меня немного успокоило. Но оставаться и проверять работу амулетов Его Высочества, я не собиралась. Поэтому надела свое платье и набросила на себя иллюзию Алины, Дилан меня в ней видел, значит, присутствие поклонницы за кулисами его не удивит. Из гримерной я выбежала, на ходу кого-то сбивая, буркнув извинения побежала дальше, уже у двери меня догнал изумленный голос Дилана:
   - Нола?
   Я вздрогнула и обернулась, на лице мужчины расплывалась до безобразия довольная улыбка. Вот же хмырь! Я прикинула расстояние до Дилана, и насмешливо приподняла бровь, пусть думает, что поймал меня. Ведь он уверен, что это амулет корректирует мою внешность, стало быть, иллюзию Алины он примет за настоящий облик.
   - Ты же понимаешь, что теперь я не отступлю? - произнес Дилан, делая шаг ко мне. Я фыркнула, и сбежала, пока он ничего не предпринял. За углом театра я накинула на себя другую иллюзию и спокойно пошла к храму. Правда, пришлось свернуть на другую улицу, когда мимо меня пробежал Дилан, решивший догнать таинственную Алину. То ли из-за сгустившихся сумерек, то ли из-за того, что спешил, мужчина не обратил на меня никакого внимания, это еще раз доказывало его слова о том, что амулетом мои иллюзии не очень-то хорошо распознаются. Приятно, когда можно гордиться своими успехами. Так что домой я приехала в приподнятом настроении, которое к утру у меня совершенно испортилось.
   Когда я вернулась домой, меня встретил дворецкий. Он сообщил, что приходил отец Сусанны с требованием вернуть ему дочь, но был вежливо выдворен за пределы усадьбы. Мужчина пообещал вернуться со стражей, но так и не пришел. Так же дворецкий уведомил меня, что молодожены из спальни не выходили, а беспокоить их никто не решился. Я попросила подать мне ужин в комнату, радуясь тишине и покою.
   Счастье мое было недолгим, потому что ночью молодые вспомнили о пропущенном ужине. Как они "тихо" пробирались на кухню, наверное, слышал весь дом. Смешки, поцелуи, всякие нежные глупости, радостные взвизгивания Сусанны и хищные порыкивания Кела. Так хотелось выйти и сказать, чтобы прекратили баловаться, ведь не дети уже. Возможно, я просто была на нервах от разговора с Диланом, а тут еще это. Уснуть мне удалось ближе к утру, но и то рассветом меня разбудили, сообщив, что явился тесть Кела. Вот спрашивается, почему будят меня, если ко мне этот человек не имеет никакого отношения? Пришлось встать и брать на себя обязанности хозяйки дома. Ну и, конечно, отправить противную Эльзу будить молодоженов.
   Подобно останавливаться на разговоре с отцом Сусанны не буду, он показался мне достаточно порядочным человеком. Внешне он напоминал Келвина, только лет через двадцать, такой же плечистый, хмурый и неразговорчивый. Я, как радушная хозяйка, пригласила мужчину разделить со мной завтрак, пообещав рассказать вчерашние события, которым стала свидетельницей. Про то, что я активно участвовала в устройстве свадьбы его дочери, благоразумно умолчала. К тому времени, как счастливые молодожены спустились к завтраку, отец Сусанны уже не так горел желанием набить морду Келвину.
   Что я могу сказать, пара выглядела возмутительно довольной жизнью. И это на фоне того, что они сами толком не спали ночью и другим не давали. Обидно. А еще завидно. Так что пока родственники знакомились и обсуждали планы на будущее, я тихонько ретировалась. Я искренне радовались за Келвина и Сусанну, но в который раз ощущала свою неполноценность. Мне через полгода исполниться восемнадцать, а я ни разу не влюблялась. Как тут не грустить? Даже принц не задел мое сердце. Пока оно билось чаще только на сцене и для нее.
   Из дома я ушла, никого не предупредив, хотелось побыть одной и самой собой. Извозчик довез меня до исторического центра города. Когда-то здесь жили короли и их многочисленные родственники. Но уже лет восемьдесят, замковый комплекс зданий занимают различные министерства и другие государственные ведомства, а Королевский дворец находится за городом, в живописном месте. Поэтому я не боялась встретить тут принца, все знали, что наследник не любит утруждать себя скучными делами. Но все же предпочла не мелькать на оживленной площади и улицах.
   Небольшой сквер я нашла интуитивно, почему-то очень захотелось свернуть именно в ту сторону. Парк затерялся между зданиями, но от этого несомненно выиграл. Людей в нем не было, да и садовник нечасто сюда наведывался. Мне не понять людей, которым нравится гулять по мостовым или по каменным дорожкам парков, а еще тех, кто лишает себя радости побродить по опавшей листве и сунуть руку в фонтан. В сквере фонтана не было, зато имелся пруд с рыбками и много-много разноцветной листвы под ногами. Осень только вступала в свои права, днем еще было по-летнему жарко, а утром чувствовалась свежая прохлада. Первые минуты я оглядывалась, вела себя, как полагается молодой образованной девушке из благородной семьи. Но скоро радость захватило мое сердце. Напевая незатейливую песенку, я все выше взметала опавшую листву ногами. Мне хотелось танцевать, но я сдерживалась, слишком сильно было воспоминание. Но тут с деревьев на меня спланировали листочки и закружились в танце осени. А ведь это идея, если мне нельзя танцевать, рискуя вызвать осуждение, то листочкам этого никто не запретит. И не важно, что они будут иллюзорные.
  
   ***
  
   Настроение у лорда Феджа было мрачнее некуда, его мучило отсутствие известий об Ивон, а еще совесть. Вечером принц настоял на том, чтобы опять посетить театр Дилана, Федж был против, но пришлось уступить. С прошлого представления он старался не вспоминать актрису, и у него это получалось. Но стоило услышать ее голос, как захотелось подойти к этой женщине, посмотреть в ее глаза. Федж заподозрил актрису в ворожбе, или приворотной магии, проверил ее магическим зрением и увидел небольшой дар. Но что странно, он не мог определенно сказать, в чем именно талант девушки, раньше ему с подобным сталкиваться не приходилось. Еще на девице была иллюзия, и весьма неплохая, чтобы это понять, ему пришлось серьезно постараться. Хотя смысла в этом не было, ведь на актрисе был грим, так что понять, что именно она скрывает не представлялась возможным. Любопытство никогда не было пороком Феджа, а то, что какая-то девица благородных кровей играет в театре, его не особо волновало. Главное, чтобы она ничего не замышляла. Но проверить ее не помешает, тем более что-то очень важное, на грани подсознания не давало ему, Феджу, покоя.
   Но планы пошли прахом, актриса не вышла даже на поклон, хотя в душе Феджу очень этого хотелось. Принц расточал комплименты любовнице Дилана, намекая, что девушку ждет блестящая карьера. Но и о "ведьме" спрашивал своего друга, подозревая, что Дилан ее скрывает.
   - Да кому нужна эта побродяжка, - истерично хохотнула блондинка. - Побежала к своему муженьку, портки ему стирать, да детей кормить.
   - Заткнись, - оборвал ее Дилан, резко утратив хорошее настроение. Он совсем чуть-чуть опередил лорда, которого так и подмывало поставить зарвавшуюся деваху на место. Но это было бы равносильно признанию, что и его таинственная актриса не оставила равнодушным, а в этом он даже себе не готов был сознаться. Зато стало понятно, для чего иллюзия, женщина всего лишь хотела сохранить честное имя. Надо же, ему второй раз в жизни встречаются актрисы с такими сильными моральными принципами. И если его Ивон просто совершенство, то эта актриса достойна уважения. И тут в голове лорда вспыхнула мысль, ведь не обязательно Ивон уехала далеко, она могла остаться в столице, податься в один из театров и воплотить свою мечту. Фантазия пошла дальше, пытаясь сравнить двух актрис, ища общие черты, на первый взгляд их не было. Не считать же таковым талант? Как жаль, что он ни разу не посмотрел ауру Ивон, что поделать, если разум ему отказывает, стоит только увидеть девушку. Возникал вопрос, каковы шансы, что эта актриса и есть его Ивон? Федж не знал. Верить в то, что его любимая, сбежав из дома, сразу вышла замуж, не хотелось. Куда проще думать, что она осознала глупость своего побега и просто не знает, как вернуться назад. Но лорд никогда не обманывал себя, нежная, домашняя девушка не смогла бы продержаться столько времени на улице, рискуя жизнью, здоровьем, свободой. Надо было принять мысль, что она не одна, что рядом есть мужчина - муж. От этих размышлений стало гадко и тоскливо. Сердце говорило отпустить любимую, дать ей возможность быть счастливой, разум требовал найти ее и все проверить. А вдруг все не так радужно, и девушка несчастна. Для себя Федж решил, что последит за актрисой, он должен быть уверен, что это не Ивон.
   Мужчина потер лоб и отошел к окну, сегодня с утра он наведался к сыскарям, чтобы узнать, как продвигаются поиски. Но никаких следов сбежавшей невесты не было. Лорд и не надеялся, понимая, что найти Ивон он сможет только сам, ведь ради ее репутации, он не сказал ни имени девушки, ни ее титул. Глава сыска распинался за его спиной, строил далекоидущие планы по поиску, но Федж его не слышал, он следил за девушкой в сквере прямо под его окном. Он видел ее со спины, тоненькая, хрупкая, черноволосая, она искренне радовалась осени, подбрасывая в воздух опавшие листья и они хороводом кружились над ней. Вот к листочкам присоединились цветы, будто взявшиеся из воздуха, они танцевали под неведомую лорд музыку, заставляя мужчину улыбаться. Тут девушка обернулась, будто почувствовав взгляд и сердце Феджа замерло, чтобы спустя несколько секунд забиться вновь, стремясь вырваться из груди прямо в руки любимой. Ивон. Это была она, живая, невредимая и немного грустная. Лорд дернул балконную дверь, благо ее еще не утепляли на зиму, но и это бы не остановило мужчину. Он хотел к Ивон, увидеть, обнять, убедиться, что это правда она, а не его галлюцинация. Лорд выскочил на балкон, примеряясь с какого места удобнее спрыгнуть, то что он на втором этаже его совершенно не останавливало. Девушка услышала стук двери, вскинула голову и увидела его, ее глаза округлись в изумлении и недоверии, а потом она, подхватив юбки, бросилась бежать на выход из сквера.
   - Ивон! Постой, пожалуйста, - крикнул он вслед. - Мы только поговорим...
  
  
   Глава 13
  
  
   Я брела по улице, натыкалась на прохожих и не знала, что мне делать дальше. Если вчерашнее присутствие принца на спектакле еще можно было принять за случайность, то сегодняшнюю встречу с магом уже не получалось. Или я ошибаюсь? Да если бы и так, что с того? Прошло больше месяца с моего побега, а маг меня не забыл, обрадовался. Я даже растерялась на мгновение. Необычно было видеть эмоции на лице этого невозмутимого мужчины и так странно услышать его голос. Мы знакомы больше двух лет, но я даже не знаю, как его зовут. Сейчас, когда я немного отдышалась после быстрого бега и привела разбушевавшиеся эмоции в относительное спокойствие, воспоминания о мужчине почему-то стали бередить душу. Его голос, глубокий, сильный, с легкой хрипотцой будто протянул между нами невидимую нить. Если бы не страх быть пойманной и доставленной наследнику, а то и самому королю, я бы поговорила с магом. Он не такой, как остальные мужчины, которых мне доводилось видеть. И дело не во внешности, хоть его короткие волосы иногда вызывали у меня желание прикоснуться к ним, маг казался мне надежным и опасным. Необыкновенное сочетание на мой взгляд. Одно плохо, он служит принцу. Ну почему наследник не можно оставить меня в покое? Я ведь не давала повода. Только подумать, из-за эгоистичных желаний одного избалованного типа, я вынуждена скрываться, и скоро начну бояться собственной тени.
   Столкнувшись в очередной раз с ничего неподозревающим человеком, понаблюдав панику в его глазах и непонимание, решила больше не пугать людей, а поразмыслить в тишине и одиночестве. Храм господний был, на мой взгляд, самым подходящим местом. И все же, что мне делать? И с принцем, и со своей жизнью, и с новыми способностями? Я так не хотела, чтобы меня поймали, так боялась ощутить удар магии в спину, увидеть насмешку на красивом лице принца, когда ему доставят связанную меня, что как-то смогла отгородиться невидимостью от всего мира. Раньше она давалась мне тяжело и стоило мне двинуться, как вся маскировка шла насмарку, только в темноте ее и можно было применять. Зато сейчас я без труда удерживала вокруг себя щит невидимости, как я назвала свою обновленную способность. Похоже, отчаяние и страх всколыхнули мои внутренние резервы организма.
   В храме я села на лавочку в стороне от других прихожан и решила спросить совета у господа. Мне в полной мере привили гордость за свой род, ответственность, чувство собственного достоинства, а вот с благочестием у меня всегда были проблемы. Я не очень любила молиться, не понимала людей, которые все время что-то просят у бога или жалуется ему. Но может дело в том, что я не жила в нужде? Как бы я себя вела, если бы родилась Нолой? Сложно сказать, еще тяжелее представить себя в сиротском приюте. А еще считаю себя актрисой. Вздохнула, в очередной раз напомнив себе, что надо быть добрее к людям, и требовательнее к себе.
   Молитва все не шла, обращаться к богу не получалось. Я не знала о чем спрашивать, разом забылись правильные слова, которым нас обучали в пансионе. Да-да, благородные девушки должны даже перед господом оставаться скромными, трепетными и наивными. А я? Хочу ли я лгать в божьем храме? Нет. Господь знает каждого своего ребенка, видит его душу. А слова, они всего лишь слова, нет смысла произносить вслух то, что ты хочешь донести до бога. Поэтому я просто стала размышлять о том, что со мной произошло в последнее время, в надежде, что господь подтолкнем меня к правильному решению.
   Почему-то чем больше я думала о маге, тем сильнее хотелось с ним поговорить, объяснить ему, что меня не прельщает роль фаворитки принца. Только кто меня будет спрашивать? Выдадут за какого-нибудь старика и заставят. Я хоть и молодая, но не глупая, понимаю, что принудить можно кого угодно. Неужели опять бежать? А как же театр? И куда уезжать? Мысли роились в голове, одно цеплялось за другое и не получалось распутать этот клубок. "Уехать?" - будто эхом откликнулось что-то в душе. Я представила себя далеко отсюда и загрустила, мне очень хотелось остаться. Наверное, потому что я впервые почувствовала себя нужной. И пусть Дилан будет оттачивать на мне свои чары, а Сара плеваться ядом, но зрители я нужна, они любят мою "ведьму". А впереди Новогодние балы в Военной Академии и роль "святой Луизы". Главная роль в настоящем театре, а не в пансионских постановках. А еще где-то глубоко внутри запала идея поговорить с магом, он же сам этого хотел, так почему бы его не выслушать? Меня же всего лишь интересует его имя. Да-да, и ничего более.
   "И вообще, почему я должна прятаться и бояться? Замуж они меня не выдадут, я уже замужем. У Дона титула нет, значит, настоять на моем присутствии при дворе никто не будет", - будто вспышкой озарило меня. Я искренне благодарила бога за подсказку. Всю жизнь от проблем не набегаешься, надо смело смотреть в лицо трудностям, всегда оставаясь честной к самой себе и верной заветам господним. Я еще какое-то время посидела в храме, чувствуя легкость и умиротворение от принятого решения. Возможно, результат мне не понравится, но если сбегу, то пожалею о своем поступке точно.
   Я даже хотела перестать пользоваться иллюзией, но вовремя вспомнила, что репутация вещь хрупкая. А я в будущем все же планирую выйти замуж и завести детей. Поэтому побуду Нолой, пока я фиктивно замужем.
  
  
   ***
  
   Не догнал. Казалось еще чуть-чуть и Ивон будет в его руках, но нет, девушка просто исчезла. Федж был сильным магом, его основным даром являлась некромантия, но за годы занятия магией он смог развить в себе и другие полезные способности. Для него не составляло труда накидывать морок или отвод глаз, он освоил телепортацию и многое другое, но вот так исчезнуть было не в его власти. Да что говорить, лорд искренне считал, что такая уникальная способность есть только у телохранителя Агнесс. А оказалось, его любимая владеет похожим мастерством. И это притом, что он не знал о даре Ивон.
   Как-то сразу вспомнился последний разговор с Агнесс. Племянник с женой и ребенком регулярно наведывались в гости. За прошедшие годы, Федж проникся симпатией к Агнесс, а так же уважением к племяннику. Фердинанд свою любовь не упустил, заполучил свое сокровище, которое бережет рьяно, фанатично. Лорд временами побаивался племянника, подозревая, что если в один из дней он решит, что дядя представляет угрозу его ненаглядной Агнесс или сыну, то жить ему, Феджу, останется недолго. А вот с Агнесс у него получались занимательные беседы, женщина не утруждала себя намеками, кокетством, она всегда говорила прямо и честно. Такая манера и раздражала, и притягивала Феджа. Иногда он ловил себя на мысли, что будь он моложе или встреть Агнесс раньше племянника, то обязательно попытался добиться ее. Но об этом он благоразумно помалкивал, не желая проверять на себе новые способности Ферда. Да и сердце у него, Феджа, занято. Поэтому с Агнесс они просто дружили.
   Последний разговор с ней состоялся недели три назад. Федж пребывал в расстроенных чувствах после побега Ивон, его душили страх и беспокойство за девушку. Агнесс выслушала и по-деловому стала предлагать варианты по поиску. Начать предложила с подруг Ивон, ее знакомых по пансиону, увлечений и прочего. Федж это и сам понимал, но об этой стороне жизни любимой ничего не знал, в чем и признался Агнесс.
   - А что ты вообще знаешь о девушке, которую любишь? - резко спросила невестка. - Чем она живет? О чем мечтает? Что любит? Какой у нее характер? Привычки? Ты понимаешь, что любишь не ее, а свою фантазию? Лелеешь свою мечту, боясь прикоснуться к реальности и узнать, что она отличается от твоих чаяний. Как ты вообще собирался жениться на этой девочке? Чтобы спустя пару месяцев понять, что она совершенно другая и возненавидеть так же люто, как сейчас любишь? Испортить себе и ей жизнь?
   Тогда он очень резко ответил Агнесс, разозлился, уверенный в том, что ее слова глупы. Но сейчас, спустя время, он понял - невестка в очередной раз права. Он ничего не знает об Ивон и даже не пытался узнать. Да что говорить, он только сегодня посмотрел ее на ауру. Единственное, что успел сделать, пока бежал за девушкой. Кинуть же в нее какое-либо заклинание ему даже не пришло в голову, а если бы такая мысль и возникла, он никогда бы не поступил так с Ивон. И все же Агнесс немного ошибается, он не смог бы возненавидеть свою избранницу. Само это предположение казалось нелепым, как можно ненавидеть невинного ангела? Но тут Федж вспомнил - девушка, скорее всего, замужем, и помрачнел. Его ангел принадлежит другому мужчине. Сердце дернулось и замерло, болью отдаваясь в груди. Но есть же еще надежда, что актриса из театра Дилана не Ивон? Хотя кого он обманывает, вероятность ошибки почти ровнялась нулю.
   Федж шел и не видел никого вокруг, прохожие спешили убраться с его дороги, натыкаясь на холодный взгляд серых глаз. Лорд этого не замечал, ему не давала покоя только одна мысль: "Что делать дальше?" Ноги сами собой принесли его к ступеням театра. Это было единственное место, где он мог встретить Ивон. Так тому и быть, он убедит девушку выслушать его.
  
   ***
  
   Решить отстаивать свой выбор и свободу было легко, а вот решиться открыто заявить о себе и своих желаниях - нет. Выйдя из храма, я пошла к театру, была у меня уверенность, что там меня уже поджидают. Дико хотелось спрятаться, затаиться, но я себя пересилила, понимая - если отступлю сейчас, то так и буду всю оставшуюся жизнь убегать.
   По натуре я трусиха, и чем ближе подходила к театру, тем медленнее были мои шаги. Иллюзию я давно накинула, решив остановиться на театральной Ноле, неприметно, серо, самое то, что нужно для серьезного разговора. Мага я заметила издалека, он сидел на ступенях, склонив голову на руки. Вся его поза говорила об усталости. Я огляделась ища других людей принца, но маг был один. Неужели, принц только ему поручил ее поиски? Тогда была понятна его радость, ведь кому понравится ловить какую-то беглую девчонку больше месяца. А еще и ответ держать перед королем, что не смог найти "игрушку" его сыночку. Как же это гадко. Но к магу я ничего плохого не испытывала, скорее сочувствие, ведь он человек подневольный. Да и как можно плохо думать, глядя на эту понурую макушку, на которой топорщились серые волосы. Любопытно, они у него жесткие? Мужчина почувствовал мой взгляд, вскинул голову, нахмурился, но буквально через минуту его лицо посветлело, и он порывисто встал.
   - Ивон...
   - Вы хотели сказать, леди Бертолио, - холодно оборвала я мага, решив сразу расставить все по своим местам. По привычке я назвалась своей девичьей фамилией, да и упоминать семью Дона не хотелось. - Извините, не имею чести знать ваше имя, но хочу сразу прояснить один момент. Его Высочество меня не интересует, его притязания я удовлетворять не намерена, так можете ему и передать. Пусть ищет других девушек на роль своих фавориток. И вообще, я считаю это оскорбительным.
   Маг растерялся, похоже, я в очередной раз смогла пробиться через его невозмутимость.
   - Лорд Федж ар Фестер, к вашим услугам, миледи, - учтиво склонился в поклоне маг и поцеловал мне руку. Впору теряться мне, чтобы герцог назвал "миледи" какую-то графиню? Да и вообще, так неловко от его прикосновений. - Я рад, что чары Его Высочества не вскружили вам голову. Вы позвольте ему не говорить ничего о вас? Думаю, ему будет полезнее, а вам спокойнее, если принц и дальше будет находиться в неведенье о вашем местонахождении. Еще я хотел извиниться за то, что напугал вас сегодня. Я просто обрадовался, что вы живы и здоровы, хотел узнать, не нужна ли вам помощь.
   - Даже не знаю, что сказать, - окончательно смутилась я. Маг говорил совсем не то, что я приготовилась услышать. Почему-то сердце забилось чаще, когда он сказал, что беспокоился обо мне. А может оттого, что мою руку он так и не выпустил из своей ладони? - И вы меня простите за это недопонимание. Мне так неловко, что я думала о вас плохо. Вы не переживайте, у меня все хорошо. Правда, приходится ходить под иллюзией, но так даже лучше, никто не будет поливать грязью мое имя. Если уж мы встретились, вы не могли бы передать моей матушке, что у меня все замечательно. Только не надо рассказывать ей про театр.
   - А своему жениху ничего не хотите предать? - тихо спросил мужчина, пристально вглядываясь в мои глаза. Уверена, он сейчас видел именно меня, а не иллюзию.
   - Жениху?! - натурально удивилась я. И даже не покривила душой, ведь мою помолвку так и не объявили. - У меня нет жениха и не было. Точнее, я ничего о нем не знаю. Если рассуждать логически, родители могли с кем-то сговориться, но меня в известность об этом они не поставили. Так что если он был, я приношу свои глубочайшие извинения, что невольно оскорбила, несомненно, достойного человека, а другого мои родители просто не могли выбрать, свои побегом. Но совершенного не вернешь, остается пожелать тому мужчине счастья с другой девушкой, уверена, она будет на много лучше меня.
   - Чем же вызвана ваша уверенность? - задал вопрос лорд, опустив взгляд и сосредоточившись на моем брачном браслете.
   - Как вы успели заметить - я уже замужем, - попыталась отнять свою руку, но маг держал крепко. Пришлось смягчить свои слова шуткой. - К тому же, только я среди своих подруг не стремилась замуж, остальные просто жаждали связать себя узами брака. Может, моему несостоявшемуся жениху поискать себе невесту в пансионе?
   - Но вы все-таки вышли замуж, хоть и не собирались, - с укором произнес лорд Федж, вскинув на меня взгляд серых глаз. В них образовалась пустота, будто в одночасье у мужчины умерли все родственники или ему сообщили о смертельной болезни. Почему-то захотелось все ему рассказать, объяснить, почему-то его мнение показалось важным. Но минута слабости быстро прошла, как у лорда, так и у меня. И вот он уже взирает на меня с царственной холодностью, как и велит ему его положение.
   - Сердцу не прикажешь, - нашла в себе силы ответить и даже подарить мечтательную улыбку этому противному магу. Не знаю, в какой момент я перестала его опасаться и начала ждать от него теплых слов. Как же это глупо, и весь наш вид, и разговор, и вообще вся ситуация в целом. Еще недавно меня грела мысль, что этот взрослый и серьезный лорд переживал обо мне. Он сам предложил сохранить мою тайну, и вот опять этот взгляд, будто я досадное недоразумение.
   - Не прикажешь, - горько усмехнулся лорд Федж, склонился, поцеловал мне руку и произнес: - Пообещайте, что будете счастливы, Ивон.
   - Буду. Обязательно, - ответила я, старательно пряча грусть и пустоту в сердце от этого мужчины.
   - Вы уж постарайтесь за нас двоих, - еще одна усмешка и маг ушел порталом. Вот он был, смотрел на меня, и вот его нет, только кожа на кисти руки хранит теплый отпечаток его губ. Кажется, я в чем-то серьезно ошиблась...
   - Нола, что у тебя с лордом Фестером? - вывел меня из прострации голос Дилана. Я непонимающе оглянулась на директора театра, пытаясь осознать его вопрос, мысли мои были далеко отсюда, они ушли вслед за магом и никак не хотели возвращаться. Но Дилан подумал, что я не расслышала вопрос, и повторил его: - Я спрашиваю, что тебя связывает с придворным магом?
   - Придворным магом? - смогла прошептать я. Сердце сделало кульбит и забилось часто-часто.
   - Ну да, лорд Фестер придворный маг. А ты не знала? Хотя откуда, он это не афиширует, - пожал плечами Дилан. Он что-то еще говорил или спрашивал, но я его не слышала. Значит, вот оно как? Неужели, лорд хотел жениться на мне в угоду королю? Нет, я не верю, он не может быть таким же гадким, как наследник! Или может? Стоило вспомнить, что он никогда не проявлял ко мне интерес, не стремился познакомиться и поговорить, и становится тошно. А на глазах появились злые слезы. Что он там сказал? Быть счастливой за двоих? Я буду!
  
   div>

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"