Брут Сорин Александрович: другие произведения.

Зима

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  ОТ СКАЗИТЕЛЯ.
  - Как величают тебя, славный герой?
   - Алешей зовут-величают.
  - А из каких краев ты?
  - Зюзинец я, из Зюзина близ Москвы, а корни мои по маме киевские, а по отцу муромские.
   Наш герой красив - косая сажень в плечах, могучая грудь. Носит красную майку-поло, а поверх нее добротный доспех - обтягивающую толстовку "Ben Sherman" серо-серебряного цвета и теплую спортивную куртку. На ногах богатырских зауженные джинсы, заправленные в крылатые адидасовские кеды. Один кед красный, а другой - синий. Все в честь любимой футбольной команды.
   Наш герой никогда не рисуется. Он держится просто и скромно... Это близко не ваш сказитель, который, красуясь на публике, развалился на террасе одной из арбатских кафешек. Потягивает кофеек да слушателей развлекает байками-побасенками. И слава Богу, что сказ наш не про него, а про Алешу-богатыря. Алеша тот ничуть не похож на вашего сказителя. Он и на Арбате-то бывает нечасто, а уж тем более не станет рассиживаться здесь с кофеем.
  Вспомним же один из славных подвигов, которые наш Алеша совершил во имя любви. Теперь сказитель умолкает. Пусть запоет его лира, а вместе с ней и его душа...
  
  
  СКАЗ О ТОМ, КАК АЛЕША ВО ИМЯ ЛЮБВИ ФЛАГ ПОБЕДНЫЙ ВОДРУЖАЛ.
   Это было давным-давно. Стояла середина зимы, долгой и хмурой. Мело. Занесло двор и футбольную площадку. В рано спустившейся темноте горели сквозь метель окна хрущевок и брежневок, и, наверное, те, кто оказались на улице в такую непогоду, завидовали теплу и спокойствию, царившему за ними. В этот вечер Алеша был не в духе - глупил, грубил, ревновал и, наконец, совершенно рассорился с Машей. Она выставила его за порог. Хлобыстнула железной дверью, и слышно было, как в слезах пошла включать телевизор. Она всегда смотрела телевизор, когда ей было грустно.
   В подъезде сильно воняло. Алеша различил в полумраке лестницы уже подсохшую кучу дерьма. Зато в лифте висела распечатка небольшой статьи о Леонардо да Винчи. Впрочем, Алеше не было никакого дела до этого Леонардо... Он выбежал из подъезда и пнул урну с такой силой, что она крутанулась несколько раз, как обезумевшее крыло мельницы, орошая все вокруг бычками и пустыми банками из под "Хуча". Горло першило от недавнего ора. Ледяной воздух обжигал щеки.
   Алеща дошел до метро, купил энергетик и двинулся в сторону дома. Как раз в это время у него появилась идея.
   Алеше было тоскливо. Кололо в груди, как будто выедало под ребрами пещеру. В голове вновь и вновь прокручивались слова перебранки.
   - Как же я мог вывалить на нее все это? - корил себя Алеша, - Господи, что же я за урод!
  Но в нытье смысла не было. И Алеша решил действовать, чтобы любой ценой заслужить прощение. Главное в таком деле - наличие плана, а он имелся, и, в отличие от Алеши, был в полном порядке...
  
  ***
   Дома Алеша сорвал с кровати почти чистую простыню и, смотав в тугой ком, положил в рюкзак. Взял денег из комода, сунул в карман довольно мощный фонарик и уже через несколько минут, заперев квартиру, помчался вниз по лестнице. Он бежал то в горку, то с горы по холмистой Каховке. Крылатые кеды скользили на заледеневшем асфальте, и один раз он даже чуть не полетел. Вскоре Алеша, весь потный и запыхавшийся, ворвался в автомагазин. В его нечесанных волосах заблудились и таяли теперь снежинки. Лицо раскраснелось от беготни и холода.
   - Два, фху фху, два баллона, красный и синий... - задыхаясь бросил Алеша. Потом добавил:
  - Дайте, пожалуйста.
   -Так. Стоп. Еще раз. Какой вам нужен баллон? - продавец оказался пренеприятным типом. Его явно очень забавлял нелепый Алешин вид.
   - Ну, вон те, фху, фху. С краской, - пытаясь сдержать раздражение, выдохнул Алеша.
   - Хорошо, с краской так с краской, - продавец пробил баллончики. Алеше не хватило тридцати трех рублей. Пришлось бежать к метро и стрелять, якобы на проезд. Руки заледенели, пока добывал деньги.
   - А я уж думал! Ты того, в ночь... - сострил продавец.
   - Нате, - Алеша протянул монеты и добавил, - сказал же, что вернусь. Значит, вернусь. Вот я и пришел.
  Продавец, пританцовывая под "Южную ночь" из радиоприемника, отдал ему баллончики.
  - Спасибо, - торопливо буркнул Алеша и помчался дальше.
   Теперь план вступил в решающую стадию.
   И снова бег, пот, снег, шорох куртки и внутренний шепот "Быстрее не можешь? Быстрее! Быстрее! Давай!". Дворы и коробки многоэтажек дробились в метели и в Алешиной гонке. В освещенных окнах виднелись силуэты. Люди в тепле пили чаи и кофеи, ужинали, смотрели телевизоры и болтали о том о сем. Что они знают о героизме? Фильмы про войну, былины, да и все. Ноги Алеши вязли в снегу и давно уже промокли насквозь, но крылатые кеды несли его вперед, и он то бежал, то переходил на размашистый быстрый шаг, который все равно казался ему слишком медленным. "Нужно быстрее, пoка она не легла спать." - торопил себя Алеша.
   Он добрался до Машиного дома, но пробежал мимо, до соседней девятиэтажки. Опробовал несколько кодов, и дверь запищала. Подъезд открылся обычным тусклым светом, но зато внутри стало чуть теплее. Прямо как в игре холодно-горячо, - подумал Алеша с мрачной усмешкой, - значит, все ближе и ближе. В скрежете лифта слышалась тоска. Алеша вышел на последнем этаже. Теперь начиналось настоящее испытание.
   Лестница, ведущая на крышу, была заперта железной дверью. А значит, оставалась только одна возможность - пройти по каркасу лифтовой шахты до решетки, закрывающей лестницу с другой стороны, подтянуться на ней, расшатать прутья и пролезть между ними. Алеша медлил, думал и, надо признать, побаивался. Все-таки, большая высота - девять этажей, а идти придется по узкой железяке и держаться только за металлическую сетку. Внизу же - ничего, только пролеты, пролеты, пролеты и кафель первого этажа, как вероятное последнее пристанище, а вернее, если уж на то пошло, как пристань для лодки Харона. Внутри у Алеши что-то громко стучало. Руки чуть подрагивали. На какие-то несколько секунд даже выплыло сомнение: "А стоит ли? А может быть, решить завтра, утро вечера мудренее, просто прийти, поговорить, попросить прощения словами или цветами даже..." Но Алеша пересилил себя и отбросил все эти мелкие доводки́ разумного человека. Осталось только победить страх. Алеша смотрел в пустоту нижних этажей и медлил.
  - В конце концов, ты уже все решил. Нечего теперь бояться, - сказал он, и неожиданно для самого себя, сел на перила верхом. Одной рукой крепко держась за них, другой он ухватился за сетку и поставил ногу на железку. Потом подтянул вторую, отпустил перила и выпрямился.
  
  ***
   Конструкция была некрепкая. Она пошатывалась под Алешиной ногой.
  - Теперь аккуратно, не торопясь, - думал он. Девятью этажами ниже запищал домофон, и качнулась тень человека. Кто-то шумно отряхивал ботинки, сбрасывал снег с меховой шапки, а потом, там, девятью этажами ниже, на ходу доставая ключ, медленно пополз по лестнице. Алеша замер. Со страхом, но и с восторгом, он смотрел в пропасть подъезда. Лифт загудел и поплыл вниз. Алеша встрепенулся и, чуть дыша, пошел дальше. Пальцы с трудом пролезали в сетку, цеплялись за нее и быстро краснели. Важно только не потерять равновесия и не оступиться. Только переставлять ноги, шаг за шагом, шаг за шагом. Наконец, Алеша добрался до решетки. Он напрягся и чуть-чуть разогнул прутья, потом подтянулся и начал пролезать в щель. "Вот, вот, нужно просто понять механику и все...Так, так." Нога уже стояла на ступеньке подкрышной лестницы. Теперь осталось протиснуть туловище. Вдруг что-то острое больно укололо Алешу, и от неожиданности он едва не полетел вниз. Нога и большая часть его тела висели над пропастью, но руки не подвели. Они крепко впились в прутья и удержали Алешу от падения. Проволока. Как же это я не заметил, - со злостью подумал он и сплюнул в пролет. - Эх, ладно, черт с ним. Отогнем сейчас. Глупая ссадина... Теперь проползти всем телом и потом просунуть голову. Логично. Осталось только сделать это. Чуть сжаться и протиснуться...
  Алеша поднялся вверх по ступенькам и распахнул дверь на крышу.
  
  ***
   Внизу был город. Он тянулся далеко-далеко. Чертаново с огромным жилым комплексом, казавшимся великаньим жилищем из трех гигантских каменных плит, внизу, у их подножия, маленькие, уже состарившиеся брежневские коробки микрорайона. А дальше еще, еще и еще дома, огни квартир, уличных фонарей и оранжевые отсветы проспектов. Совсем далеко, над Воробьевыми горами светился шпиль университета. Алешу захватил этот вид, заволновал его какой-то первобытной радостью от огромности мира. Не было ничего другого, никаких лишних деталей. Только мир и только жизнь, неисчислимым множеством огоньков рассыпанная по Земле. Алеша не мог сдвинуться с места. Он очарованно смотрел на распахнутый перед ним город и на небо, черно-синее, но местами отражающее свет.
  
  И вдруг Алеша понял, что метель затихла. Он посмотрел на Машин дом и с опозданием сообразил, что если бы снег лупил так же, как и полчаса назад, его замысел провалился бы. Маша просто не смогла бы ничего увидеть. Алеша улыбнулся, мысленно благодаря зиму за то, что она подумала о нем, не стала будить и незаметно, без его ведома помогла. В глубине, далеко внизу, молчал в темноте и тишине двор. Только заворчал мотор машины - видимо, кто-то отправился в путь. Но не время отвлекаться. Может, если все удачно сложится, он приведет сюда Машу. Тогда они вдоволь насмотрятся. А сейчас надо спешить.
   Алеша достал из кармана зажигалку и долго грел баллончики, чтобы краска внутри отмерзла. Выудил из рюкзака простыню, развернул ее и начал писать: " Я люблю Тебя, Маша! Прости". Без изысков, зато честно, решил он. Буквы были красные, контуры синие, толстые, чуть неказистые. Чтобы украсить получившийся баннер, Алеша нарисовал снизу полоску из красно-синих шашечек... Все это заняло не больше шести минут, и Алеша обрадовался, потому что Маша вряд ли уже легла спать, и значит, его план сработает. Ни снежинки - Алеша от волнения трижды размашисто перекрестился, чтобы и дальше не было снега. Привязать баннер к жердям было проще простого. Алеша видел Машино окно, ровно напротив, на этаж ниже. Расстояние до него было не больше десяти метров.
  
  ***
   Алеша постучался в стекло лучом фонарика. Стучал долго, пока не увидел, как приблизился и раздвинул занавески худой Машин силуэт. И тогда он направил фонарь на баннер, осветив его целиком.
   Алеша не видел Машиного лица, только представлял, как она всматривается, старается разобрать буквы и, наконец, понимает. Она долго стояла, смотрела, и все эти несколько минут они как будто говорили без слов. Потом Маша пропала, в комнате погас свет, и Алеша понял, что нужно сейчас во что бы то ни стало спускаться вниз.
   Горькие воспоминания о ссоре сплелись в нем с радостью, и он хотел верить, и, кажется, даже почти уверился в том, что Маша чувствует то же самое. Алеша снял баннер и пошел по крыше. И тут из-за вентиляционной трубы вынырнули две фигуры.
   - Эй, у*бок! Это наше место, - рявкнула одна, и в ее руке мелькнула резиновая дубинка. Алеша не успел даже понять что к чему. Тут же он получил дубинкой по руке. Ушиб, но не сломал. Дальше кулак прилетел в щеку, и сразу во рту разлился вкус крови. Алеша размахнулся и со всей силы ударил ближнего парня. Получил дубинкой по ребрам и еще раз кулаком в лицо. Повалили. Продолжили ногами. Кто-то ткнул кроссовком в дыхалку. Но тут Алеша заметил в нескольких метрах от себя баллон с краской, перекувырнулся, схватил его, подскочил и брызнул синим в лицо одному, а потом с размаху ударил в синее и кричащее кулаком. Второй попытался выбить баллон из Алешиной руки, но промахнулся и был сбит с ног сильным ударом. Алеша бросился бежать. Дверь на лестницу оказалась распахнутой. Значит, кто-то из техников, - подумал он, но какие-то блатные, или просто районные отмычку сделали. Алеша, ковыляя, выбежал в подъезд. Далеко сзади бешено орало: "Достану, с-сука!" Алеша сбежал по лестнице, чтобы наверняка, чтобы в лифте не заперли. Ребро, кажется, было сломано и больно кололо в груди. Нос обливал кровью куртку и ступеньки. "Ладно, пес с ним" - то ли подумал, то ли простонал Алеша, и выбрался, наконец, на улицу. Оставалось теперь только добраться до Машиной квартиры. Алеша кое-как добрел до ее дома, вошел в подъезд и почти сразу, на первом этаже, увидел Машу в наброшенной на плечи куртке и смешной шапке.
   - Она, наверное, хотела поговорить во дворе... Встретить меня там - догадался он.
   - Блин, Леша, что с Тобой? - полуулыбка сбежала с ее лица, сменившись испугом. - Пошли, пошли скорее! - Маша схватила его за руку и потащила к лифту, на ходу взволновано шепча:
   - Люблю тебя, люблю... Идем скорее, Лешенька!
   -Прости, маленькая, извини пожалуйста, это ничего страшного. - тихо хрипел Алеша.
   Звякнул ключ. Несколько мгновений неловкие дрожащие пальцы никак не могли попасть им в замочную скважину. Наконец, дверь квартиры подалась, и они оказались внутри.
  ***
   Перекись водорода. Боль, вспыхивающая по всему телу то в одном, то в другом месте. За окном снова началась метель. Маша промыла и обработала раны и ссадины, перебинтовала опухшую руку, долго причитала, успокаивала, а потом налила настойку. Они выпили по рюмке. Потом еще по одной. Поцеловались несколько раз аккуратно, но все равно разбитым губам было больно. Маша постелила, и Алеша лег. А она легла рядом и им даже, на какое-то время, стало почти хорошо.
  
  ОТ СКАЗИТЕЛЯ. ЭПИЛОГ.
   История закончилась. Слушатели захлопали, стали что-то обсуждать. Летняя терраса кафе наполнилась шумом. Последние хлопки гасли в шорохе бумажек и стуке монетных десятирублевок, сыплющихся в пластиковый стакан из-под кофе. Сказитель подумал, что теперь ему наверняка хватит на что-нибудь сытное.
   Кто-то в толпе выкрикнул сквозь шум:
   - А дальше-то? Дальше с Алешей и Машей все хорошо было?
   - Дальше у них все было хорошо. Все было и будет хорошо. Не волнуйтесь, - привычно и с улыбкой ответил сказитель. Ему всегда казалось странным, что люди любят легенды и сказания о героях, так не похожих на них самих. И все же он радовался, что своими историями может что-то приподнять и пробудить в некоторых слушателях.
   А потом, когда все уйдут, сказитель съест какую-нибудь булку и двинется в сторону Пречистенки. Там можно лечь на лавку и писать в блокнот, пока есть силы и мысли. Он выйдет ненадолго на Гоголевский, где хватает в эти часы прогуливающихся, и где-нибудь невдалеке от памятника Шолохову поведает прохожим совсем другую историю. По Москве до Лебяжьего и дальше к Яузе. Там столько жизни и столько чуда этим летом. Будут новые герои, новые сюжеты и смыслы. Будет обычная, стихающая к вечеру суета центральных улиц, лавки, ручки, блокноты, и среди всего этого обязательно появится то, о чем захочется рассказать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Ю.Клыкова "Бог — это я"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаНедостойная. Анна ШнайдерЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрHigh voltage. Виолетта РоманВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-Урманов��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНочь Излома. Ируна БеликПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"