Бубела Олег Николаевич: другие произведения.

Книга пятая. Дракон. Главы 24-28

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.83*63  Ваша оценка:

  Глава 23. Вестник
  
  Я моментально стряхнул остатки дремоты и спросил:
  - Что произошло? Новое нашествие шершан?
  - Нет, Алекс, в нашу стаю прилетел вестник, который должен передать тебе послание, - пояснила драконица.
  - Вестник? - переспросил я. - Так пусть тебе его и озвучит, а я потом подлечу, как освобожусь. В чем проблема-то?
  - По правилам драконов, вестник должен встретиться именно с вожаком стаи, поэтому тебе срочно нужно возвратиться в гнездо, иначе он просто улетит, - сказала Мудрейшая.
  - Так может быть, у него и нет никаких важных новостей, - попытался было отмазаться я.
  - А-алекс, - укоризненно протянула драконица.
  - Да мне просто лень лететь полдня, чтобы в итоге выслушать от него какую-нибудь ерунду, - недовольно отозвался я. - Скажи, не могла бы ты выяснить хотя бы примерно, что у него за весть?
  Тон бабушки внезапно изменился, и из приказного превратился в умоляющий:
  - Алекс, к нам уже долгие годы никто не посылал вестников. Ведь это наш шанс снова заявить о себе другим стаям, снова стать на крылья и показать остальным, что Мокрый Лист еще рано хоронить. Прошу тебя, вернись.
  - Ладно, - после недолгого молчания ответил я со вздохом. - Вылетаю.
  - Спасибо, Алекс, - радостно сказала Мудрейшая. - Мы ждем.
  Поднявшись, я помотал головой, чтобы избавиться от сонливости и обнаружил, что уже наступило утро. Сосредоточившись, я вызвал в своем сознании образ Шаракха и внезапно увидел его в окружении своих советников, почти по самую голову закопавшегося в бумагах. Покрасневшие глаза говорили о том, что у него сегодня выдалась тяжелая ночка. Наверняка долго думал, как подписать торговый договор, с учетом того факта, что посол наверняка будет предполагать, что плетение клятвы сработало. Ну, флаг ему в руки, а я даже не буду спрашивать, какие интриги он затевает. Сам разберется, без моих советов.
  - Папа, - позвал я короля, пока его советники увлеченно общались между собой.
  Шаракх поднял голову на звук и обнаружил меня перед собой.
  - Доброе утро, Алекс, - устало сказал он. - Неужели ты захотел присоединиться к нам?
  Краем глаза я увидел, как советники недоуменно повернулись к королю, который разговаривал с пустым местом.
  - Нет уж, разбирайтесь без меня. Я буквально на минутку, просто хотел сообщить, что меня срочно вызывают в стаю, поэтому придется улететь гораздо раньше, чем планировалось. Постараюсь вернуться через пару дней и тогда сообщу точно, переселятся ли драконы в наше королевство или откажутся от смены гнезда.
  - Хорошо, но только постарайся проинформировать меня заранее, а не сообщать об этом уже по факту. Мне же нужно как-то подготовиться, да и придумать, что имперцам говорить.
  - Ладно, как только они окончательно определятся, ты узнаешь об этом первым, - пообещал я. - Все, до встречи!
  Я махнул рукой и вернулся в свое тело, успев услышать ответ отца:
  - Удачи, Алекс!
  Выйдя из стойла, я увидел перед воротами небольшую толпу любопытных гномов, которые заглядывали внутрь и наседали на конюхов с различными расспросами. Найдя взглядом Шака, я спросил у него:
  - Что за столпотворение?
  - Да просто слишком многие хотят полюбоваться на вас, ваше высочество, - тихо ответил конюх. - Я поначалу запоминал всех, как вы и приказали, а потом почувствовал, что не справлюсь и послал за Шариноном, чтобы тот или гвардейцев выделил для этого, или сам пришел разобрался. А пока мы закрыли ворота.
  - И много уже приходило любопытных?.. Ну, не считая тех, кто за воротами.
  - Да с полсотни гномов будет и несколько людей.
  Хихикнув, я представил себе картинку, как такая толпа народа на цыпочках весь вечер и все утро по одному прокрадывалась в конюшню, чтобы посмотреть на зад спящего дракона. Интересно, что будет, когда они обо всем узнают?
  - Ладно, прикажи открыть ворота, продемонстрирую парадный вылет. А ты после этого придумай причину поубедительнее, чтобы оправдать мое отсутствие. Например, к соседям улетел отнести важный договор. В степь или Фантар, потому что в Мардинане пока не знают о драконе, а имперцы там уже успели обосноваться.
  - Будет сделано, ваше высочество, - отозвался Шак и крикнул своим: - А ну-ка открыть ворота и разогнать зевак подальше! Сейчас дракона выпускать будем!
  Толпа возле ворот моментально испарилась. Любопытные гномы отбежали подальше и попытались затаиться, став у стен ближайших домов и спрятавшись за углом стены конюшни. Их шевеление я прекрасно видел магическим зрением и чувствовал возбужденные мысли жаждавших зрелища. Не став их разочаровывать, я дождался, когда конюхи откроют ворота, а потом неторопливо вышел из них, и неспешно продефилировал по площадке, демонстрируя себя всем желающим.
  При моем появлении гномы притихли и стали смотреть на меня во все глаза. Работая на публику, я раскрыл крылья, повернулся в разные стороны, слыша восхищенные возгласы, а потом замахал ими и поднялся в воздух, помогая себе левитацией. Быстро набрав высоту, я задумался, что же произойдет, когда столкнутся два слуха - о том, что принц гномов умеет оборачиваться драконом и про то, что у принцессы есть ручной дракончик. Ясно, что ничего хорошего, но об этом нужно было думать раньше. Сейчас остается лишь надеяться, что это произойдет в мое отсутствие.
  Направляясь на юго-восток, я неторопливо взмахивал крыльями и осматривал земли подо мной. Нет, по сравнению с имперскими, контраст весьма ощутим. Во-первых, города кажутся намного крупнее и красивее, во-вторых, никогда не попадалось деревенек, которые демонстрировали бы страшную нищету и убожество, в-третьих, заставы на перевалах и приграничные форты были намного массивнее и укреплены лучше по сравнению с имперскими замками и крепостями. Да и количество их было куда большим. В общем, пролетая над землями Подгорного королевства, я ощущал гордость за народ гномов и понимал, что Империи точно нужно многому у нас поучиться.
  Через несколько часов горы остались позади, и потянулись деревеньки людей. Смотреть было практически не на что, поэтому я мысленно вернулся к разговору с отцом. Не представляю, как он будет объяснять своим советникам, что может общаться со мной без амулета, наверняка просто промолчит по этому поводу, с королевской небрежностью уклонившись от расспросов. Но меня сейчас больше интересовал другой момент. Когда мы разговаривали, Шаракх не задирал голову вверх, да и я сам не ощущал, что смотрю на всех свысока, значит, во время общения с помощью кровной связи я использую свой обычный образ, даже если в тот момент нахожусь в другом теле.
  Что мне дает это знание? Да ничего особенного, кроме осознания того факта, что я был неправ, когда говорил Темноте, что уже не знаю, какое тело для меня является основным. Нет, хотя я еще могу сомневаться, но подсознательно все же выбираю привычный облик, а значит, можно с уверенностью заявлять, что тело дракона все-таки является для меня вспомогательным. Ладно, с этим разобрался, а заодно еще и выяснил попутно, что в своей второй ипостаси могу прекрасно связываться с родственниками, не тратя время на превращение и вызов их по амулетам. Удобно, ничего не скажешь, однако обратный процесс все еще не налажен. Несмотря на то, что Алона с Миром видели мою новую ауру, я пока не был уверен, что они смогут при необходимости связываться со мной подобным образом. Что ж, потом проверю, когда разберусь с драконами.
  Полет продолжался долго, примерно полдня, поэтому, когда я увидел вдали знакомые очертания скал, солнце уже начало клониться к закату. На этот раз я не стал отключаться в воздухе, чтобы не сбиться с курса, поэтому очень обрадовался появлению гнезда на горизонте. Ни одного дракона в небе не было видно, поэтому я подлетал к скалам в полном одиночестве, уже издали почувствовав неприятный запах. По мере приближения этот аромат только усиливался, а это говорило о том, что шершаны на солнышке разлагались полным ходом.
  Когда я снизился и пролетел над самым гнездом, чтобы оценить всю картину, то у меня даже дыхание перехватило, настолько отвратительным оказался запах. Тела шершан, сваленные под скалами, активно гнили, расплываясь мерзкой слизью, распространявшей небывалый аромат, который не мог прогнать легкий ветерок с океана. Вода постепенно разрушала импровизированный пляж, забирая вместе с волнами мелкие камни и части мертвых тел, но этот процесс был настолько медленным, что наверняка продлится не один год, все-таки постарались мы знатно. А кроме того наверняка окрестные камни настолько пропитаются запахом, что все равно жить в гнезде будет невозможно даже после того, как вода смоет всю эту мерзость.
  Набрав высоту и отлетев подальше, я с облегчением вдохнул полной грудью и поискал стаю своими способностями вожака. Все драконы обнаружились на том самом пляже, где мы с Марой впервые занимались сексом. Они оккупировали прибрежную лесополосу и тем самым спасались от неземных ароматов, оставленных в подарок наглыми захватчиками. Долетев до пляжа, рождавшего у меня очень приятные воспоминания, я снизился и приземлился перед радостными драконами.
  Встреча была бурной, как будто улетал я не на два дня, а минимум на месяц. Но она продлилась недолго, потому что на пляже появилась Мудрейшая и нетерпеливо сказала:
  - Алекс, пойдем скорее! Вестник ждет.
  Покорно потопав за ней, я углубился в лесную чащу. Остальные за нами не последовали, поэтому мы смогли поговорить наедине.
  - Бабушка, как стая? - поинтересовался я у старой драконицы.
  - Плохо, - со вздохом ответила та.
  - Но мне не показалось, что они расстроены или убиты горем, - удивился я. - По-моему, все драконы отлично переносят трудности, доставленные нам шершанами.
  - Нет, Алекс, - ответила Мудрейшая. - Это они сейчас радуются, что к ним вернулся вожак, и надеются, что с твоим появлением неприятности исчезнут. Однако я прекрасно знаю, что творится у них в душах после того, как нам пришлось покинуть гнездо. Кстати, скажи мне, почему ты велел Сару уговорить меня поступить именно так? Ведь я хотела сжечь всю эту груду мертвой плоти под скалами, а Сарионо сказал, что мы должны подчиниться твоей воле и просто улететь. Почему?
  - Потому что я предполагал именно это, - ответил я. - И знал, что ты попытаешься всеми силами сохранить гнездо, потратив много усилий. Вот только у вас все равно ничего бы не вышло. Тела мертвых шершан наша стая не смогла бы спалить при всем желании, но при этом много драконов полностью бы обессилели, а несколько наверняка погибли бы. Этого я никак не мог допустить, поэтому и приказал Сару при первой же возможности отступить.
  - Но Алекс, стая никогда не покидает свое гнездо! Это означает гибель для нее! И все драконы это прекрасно понимают, но пока еще надеются, что им удастся вернуться. И хорошо еще, что ты запретил мне рассказывать об уменьшении источника, иначе многие просто опустили бы крылья... Но мы же с тобой это знаем! И я прекрасно понимаю, что гнездо для Мокрого Листа потеряно навсегда, а ты еще так не хотел лететь сюда и выслушивать вестника, хотя это наш последний шанс получить новое!
  - Кстати, как он там? - поинтересовался я с ухмылкой. - Не слишком прибалдел от ароматизации нашего жилища?
  Мудрейшая опять вздохнула, сетуя, что я никак не могу понять всю серьезность нашего положения. Могу, могу, не переживай ты так! Вот только жду удобного момента, чтобы сообщить всем, что нашел для нашей стаи новое гнездо. Да, это наверняка будет поистине ошеломляющая новость, и все драконы обрадуются до потери сознания... Однако что-то мне подсказывает, что говорить им об этом еще рановато. Наверняка это работает моя интуиция, или же просто подсознательно хочется разобраться сначала с теми новостями, которые принес вестник. Так что все мое желание успокоить бабушку и поберечь ее нервы разбивались о настойчивый внутренний голос, старательно нашептывающий мне: "Надо подождать, еще не время...". Именно поэтому я сейчас ничего не сказал Мудрейшей и старательно прятал от нее свои мысли.
  - Вестник не знает, что стая покинула гнездо, - наконец снизошла до ответа старая драконица.
  - Да ну? - удивился я. - По-моему, понять это несложно даже напрочь лишенным обоняния, достаточно было просто пролететь рядом со скалами и полюбоваться на живописную картину под ними.
  - Алекс, ты еще многого не знаешь о драконах... - устало произнесла Мудрейшая, шагая по лесу. - Наши традиции запрещают приближаться к чужим гнездам, поэтому даже вестник должен кружить на границе владений стаи и ждать, пока ему не разрешат поговорить с вожаком и не пригласят в место, отведенное для этой беседы. Поэтому утром, когда я связывалась с тобой, Сар как раз встретил его и проводил до этого леса, чтобы он мог отдохнуть от перелета. Так что вестник еще не ничего знает о недавнем нападении, как и о том, что наша стая теперь спит на земле под открытым небом.
  - Это хорошо, - кивнул я, следуя за драконицей.
  Действительно, хорошо, потому что я уже мысленно проигрывал разговор, учитывая позицию вожака обреченных, и предполагая придерживаться именно этой роли, а тут мне наоборот давался шанс укрепить авторитет своей стаи. Надо этим воспользоваться, но сначала все-таки выяснить, что вообще нужно этому вестнику.
  Спустя две минуты мы достигли большой полянки, где в окружении Сара, Лара и еще двух драконов нашей стаи сидел вестник и с аппетитом уплетал только что убитого оленя. Осмотрев этого дракона, я понял, что желтовато-зеленая раскраска вовсе не является эталоном этой расы. На чешуе вестника преобладал темно-зеленый оттенок, который на спине и крыльях плавно перетекал в огуречный цвет, а вот брюхо почему-то было розовым, что создавало довольно странное сочетание. Сам дракон был некрупным, размером с Лара, но рожки на голове говорили о том, что ему не менее двух сотен лет. Мне Мудрейшая как-то подробно рассказывала об этой отличительной черте драконов и учила навскидку определять возраст драконов, поэтому подходил я к вестнику уже зная, что это не банальный "мальчик на побегушках", а солидный и облеченный властью представитель крылатых.
  Кивнув своим драконам и почувствовав их радость от встречи, я легонько поклонился вестнику и обратился к нему:
  - Приветствую вас и желаю приятного аппетита. Я Алекс, вожак Мокрого Листа.
  Я замер в ожидании, надеясь, что вестник представится, но тот лишь взглянул на меня недовольно и продолжил поедать оленя.
  - Мне передали, что вы хотели мне что-то сообщить, - вновь сказал я чужаку. - Я внимательно вас слушаю.
  Но и в этот раз дракон промолчал, хрустя костями животного, и даже не поглядел на меня. Медленно закипая, я подумал, что для вестника он ведет себя чересчур нагло. Может, его и заставили полдня ожидать меня, но ведь в это время я усиленно работал крыльями, так что мог бы проявить хоть капельку уважения! Подойдя к дракону, я бесцеремонно помахал лапой перед его мордой. Вестник отшатнулся, а я услышал его возмущенный крик:
  - Убери когти от моего носа, Сереброкрылый!
  - Ах, ты все-таки умеешь говорить! - обрадовался я, оставив всякую вежливость. - А я уж было подумал, что кто-то очень умный прислал ко мне немого вестника, даже собирался посмеяться над такой глупой шуткой.
  Вестник посмотрел на меня с яростью и сказал:
  - Ты разве не видишь, что я насыщаюсь?
  - А разве драконам это мешает разговаривать? - удивился я в ответ. - Из какой ты стаи, Розовобрюхий?
  Вестник в ответ зарычал, так что даже Сар с остальными поднялись на лапы и быстро подошли к нам, готовясь защитить меня от его когтей. Поглядев на приближавшихся драконов моей стаи, Розовобрюхий замолчал, но гневно сказал мне:
  - Если ты вожак, то это еще не дает тебе право оскорблять меня!
  - А я этого и не делал, - спокойно ответил я. - Если ты приложишь небольшое усилие и вспомнишь наш разговор, то поймешь, что вначале я просто проверил, умеешь ли ты говорить, потом предположил о довольно смешной шутке, ну и назвал тебя Розовобрюхим. Как видишь, нигде нет ни капли оскорбления.
  - Еще раз так меня назовешь, и последует вызов на дуэль, - предупредил вестник.
  Ой, боюсь-боюсь! Но все-таки доводить до белого каления этого дракона было не совсем разумно, поэтому я сказал ему:
  - Тебе, значит, можно меня называть меня Сереброкрылым, хотя я уже сказал свое имя, а вот самому представиться лень? Гордость мешает, или что-то другое? Ладно, набивай свое розовое брюхо, позовешь потом, когда насытишься, - я обернулся и сокрушенно вздохнул. - И зачем я через полматерика летел, чтобы пообщаться с таким вот... вестником! Лучше бы поспал еще пару часиков... Сар, у меня к тебе разговорчик есть, пошли лапы разомнем, Лар, остаешься здесь за старшего.
  Брат серьезно кивнул, а Сар вместе с Мудрейшей потопали следом за мной. Отойдя совсем немного, только чтобы нас скрыли деревья от любопытных взглядов Розовобрюхого, я поинтересовался:
  - Чего это с ним?
  - Нет, Алекс, это с тобой что?! - гневно спросила в ответ Мудрейшая. - Ты почему так позволил себе общаться с вестником? Ведь он вполне может обидеться и улететь, сообщив всем остальным, что ему нанесли оскорбление. Ты понимаешь, что после этого никто не захочет иметь с Мокрым Листом никаких дел?
  - Улетит, и хрен с ним! - заявил я. - Подумаешь, большая шишка! Ему тут выделили удобную полянку для отдыха, принесли еду под самую морду, а он даже разговаривать не хочет. Может, ему нужно было еще и Мару подсунуть в позе номер один, чтобы продемонстрировать наше гостеприимство? Больно много он о себе возомнил для своей должности. Ему положено передавать вести, так пусть и передает, зачем свой гонор показывать направо и налево? Я полдня летел ради этой встречи, а он даже имя свое не назвал!
  Видя, что я все больше распаляюсь, Мудрейшая сказала:
  - Алекс, успокойся. Вестники никогда не называют имен, когда находятся вдали от своей стаи. Это еще одна древняя традиция драконов, поэтому не обижайся на него. А Сереброкрылым он назвал тебя, потому что мы с Сарионо решили, что тебе, как и любому вожаку, необходимо хорошее прозвище, а лучшего выдумать не смогли. Разве тебе не нравится?
  - Да хоть горшком назовите! - устало сказал я и уселся на траву. - Ладно, половина претензий к нему отпадает, поэтому за этот момент я даже извиниться могу.
  - Если он не улетит до этого, - хмуро произнес Сар.
  - Улетит, значит, вести были не такими важными, - беспечно сказал я. - Поэтому на этот счет нечего беспокоиться. Меня сейчас волнует совсем другой вопрос - Лар в мое отсутствие пользовался своими способностями?
  - Нет, - покачал головой Сар. - И хотя я сказал, что ты попросил заменить тебя на утреннем танце, все равно он не захотел использовать единение.
  - Именно не захотел или не смог? - уточнил я.
  - Не захотел, - ответил дракон. - Я ощущал несколько раз на протяжении вчерашнего и позавчерашнего полетов, что он вот-вот раскроется и начнет руководить стаей, но всякий раз Лар чувствовал страх и это ощущение сразу же пропадало. Похоже, что он еще не может управлять своими возможностями и очень этого боится.
  - Не может - научим, не хочет - заставим! Куда ему деваться с подводной лодки?
  Эх, а я-то думал, что здесь уже все наладилось, и мне работать совсем не придется. Только поделиться с братом своим опытом, но это вообще минутное дело.
  - А что такое "подводная лодка"? - поинтересовался Сар.
  Но не успел я ему ответить, как в моей голове раздался голос Лара:
  - Алекс, вестник хочет с тобой говорить.
  - Иду, - откликнулся я и сообщил остальным: - Розовобрюхий созрел для разговора. Пойдем сразу, или еще немного потреплем ему нервы ожиданием?
  Мудрейшая опять сокрушенно вздохнула и первой направилась к полянке, следом поднялись и мы с Саром. Оскал последнего показал мне, что он-то был весьма не против еще немного посидеть, видимо, вестник за это время успел его конкретно достать. Когда мы вышли на полянку из-за деревьев, Розовобрюхий как раз разминал крылья. Недоеденная половина оленя лежала на траве, говоря о том, что крылатый нехило подкрепился. Недовольно взглянув на меня, вестник произнес:
  - Сереброкрылый, мне поручили передать весть Мокрому Листу.
  - Слушаю, - отозвался я.
  - Завтра на закате в центре Красных Скал состоится совет стай, а ты, как вожак Мокрого Листа, приглашаешься на него. Только постарайся не опоздать к началу.
  Розовобрюхий внезапно захохотал, а потом захлопал крыльями и тяжело поднялся в воздух.
  - И это все? - удивился я, глядя как двое моих драконов поднимаются следом, чтобы обеспечить вестнику почетный эскорт до границы наших владений.
  - Что он сказал? - поинтересовалась Мудрейшая.
  Я понял, что вестник обращался только ко мне, поэтому повторил:
  - Пригласил на совет стай и попросил не опаздывать.
  Чувства драконов были настолько яркими, что я даже смутился немного и спросил:
  - Ну и чему вы так радуетесь?
  - Алекс, это как раз тот шанс, о котором я тебе говорила! - ответила Мудрейшая. - Благодаря этому совету мы можем получить новое гнездо, которое позволит нам выжить и продержаться некоторое время, пока наш дом не очистится от этой грязи.
  - Ты же сама говорила недавно, что драконьи гнезда - это большая редкость, - удивился я. - И вдруг надеешься, что специально для нас у совета осталось одно лишнее?
  Драконица поникла и тихо ответила:
  - Нет, Алекс, совсем не надеюсь. Но я рассчитываю, что нам хотя бы разрешат держать яйца в чужих гнездах и...
  - Хватит, - прервал я ее. - Так унижаться мы никогда не будем, да и вообще, я уже давно нашел для стаи выход из положения, поэтому оставь погребальное настроение.
  - Выход? - удивилась бабушка. - И какой же?
  Я ехидно оскалился:
  - Нет уж, пока я о нем рассказывать не буду. Лучше потом устрою всем вам большой сюрприз, вот только с совета стай вернусь.
  - А где он будет проводиться на этот раз? - спросил Сар.
  - В центре каких-то Красных Скал, - ответил я. - Ты не знаешь, где это?
  - Знаю. На западной части материка, совсем рядом с океаном. Туда нужно лететь день с лишним. А когда состоится совет?
  - Вот ящерица! - гневно воскликнул я и поглядел в небо. Но вестник уже успел скрыться вдали, поэтому не смог услышать все те лестные эпитеты, которыми я его наградил.
  - Что такое? - спросила Мудрейшая.
  - Этот гад сообщил, что совет будет завтра на закате. Теперь понятно, почему он так злобно хохотал... Ничего, Розовобрюхий, мир квадратный, где-нибудь в уголке обязательно встретимся!
  - А кого ты возьмешь с собой? - внезапно спросил Лар.
  - Так вроде бы приглашали одного меня? - удивился я.
  - У драконов принято прилетать на совет стай с одним сопровождающим, который будет играть роль советника, - просветила меня бабушка. - Обычно им является глава стаи.
  Мудрейшая с ожиданием взглянула на меня, надеясь, что я приглашу ее с собой. Однако перелет намечался очень долгий, а я не был полностью уверен в том, что бабушка вошла в форму, поэтому повернулся к Сару и спросил:
  - Полетишь со мной?
  - Почту за честь, - просто ответил дракон.
  Со стороны брата послышалась легкая обида, но я обратился к нему:
  - Лар, не расстраивайся, еще успеешь побывать на совете. Ты главное завтра утром стаю выведи потанцевать и постарайся не халтурить, как обычно. Ладно?
  - Я постараюсь, - смущенно ответил он.
  Поглядев на солнце, я вздохнул. Опять лететь. Как же мне это надоело! Интересно, сколько я километров отмахал за эти дни? А самое главное, почему этот долбанный вестник не согласился передать приглашение в мое отсутствие? Ведь получается, что я бестолково потерял целый день и даже не выспался толком... Ладно, хватит оттягивать неизбежное, лететь-то все равно придется. Взглянув на Сара, я спросил:
  - Поехали?
  - Полетели, - поправил меня дракон и взмахнул крыльями.
  Поднявшись в воздух, мы определились с направлением и полетели на запад. Спустя несколько минут я вспомнил об одном тревожащем меня моменте и поинтересовался у Сара:
  - А скажи, если драконы не могут залетать на территорию других стай, а мы за время моего пребывания в гнезде никаких вестников к соседям не отправляли, то как вообще этот Розовобрюхий узнал, что у Мокрого Листа появился вожак? Или я что-то упустил?
  - Наверняка соседи видели наши утренние танцы, по ним и догадались, - отозвался дракон. - А почему тебя это волнует?
  - Не волнует, а скорее настораживает, - откликнулся я.
  - Поясни, - попросил Сар.
  - Ну, если принять во внимание ваши традиции, соотнести их с психологией драконов и посмотреть на ситуацию со стороны, то вырисовывается гаденькая перспектива. Вот смотри, имеется стая, которая недавно потеряла вожака. Естественно, эта стая стала слабой, беззащитной, и должна была в скором времени вообще исчезнуть, освободив привлекательное гнездо. Именно поэтому Мудрейшей заламывали такие требования за кандидата в вожаки, потому что, после обмена его на большую часть дракониц, стае это нисколько бы не помогло. Так что все прочие, затаив дыхание, следили за сокращением количества членов умирающей стаи, но не пытались ее добить побыстрее, так как традиции запрещают - без вожака к ним соваться нельзя, а повторения Войны Кланов никто не хотел. И тут внезапно обнаруживается, что у стаи появился новый вожак, который может не только отдалить срок ее полного исчезновения, но и даже в корне изменить ситуацию. Естественно, тем, кто точит зубки на новое место гнездовья, это не могло понравится. Понятен ход мысли? Или нужен вывод?
  - Значит, ты полагаешь, что...
  - ...на совете нам готовится большая пакость, - продолжил я. - Однако я пока не могу предположить, в чем она будет состоять. Скажи, ты уже бывал на этих мероприятиях?
  - Всего один раз, - ответил Сар.
  - Обрисуй мне в общих чертах, что там может происходить?
  - Ну-у-у... Это можно долго перечислять. Коротко могу лишь сказать, что там собираются представители всех стай и решают все те вопросы, которые выходят за рамки жизни какой-то одной стаи. Это могут быть и суды над нарушителями границы, и дуэли, вызванные оскорблениями, и обмен. Много всякого.
  - Обмен? - не понял я.
  - Это когда вожаки договариваются про переход драконов из одной стаи в другую. Например, та стая, где появилось много дракониц, может поделиться несколькими с другой, в обмен на их драконов.
  - Ясно, банальный рынок, - понял я. - Наверняка так же обстоит дело с яйцами, вожаками, и всем прочим. А там решаются вопросы о том, какую территорию будет контролировать стая, какие расы стоит держать под наблюдением, или что делать с разумными, собирающимся устроить своим соседям геноцид?
  - Нет, это прерогатива только совета нашего клана, куда помимо Мокрого Листа входит еще шестнадцать стай. Он обычно собирается после общего совета стай, так что наверняка мы завтра получим приглашение еще и на него.
  - Мда, интересно будет понаблюдать, что там будет твориться, - сказал я, хихикнув.
  Сам я в этот момент представлял себе дискуссию на совете Клана Слуг Создательницы. Перед глазами так и возникала картинка, как мудрый старый дракон-председатель ворчливо говорит: "Что ж, Большие Крылья не смогли присмотреть за расой троллей и поэтому их всех перебили зеленые орки. Значит, за зеленых орков теперь назначается ответственной стая Длинных Хвостов, и вы уж смотрите мне!..". А те в ответ: "Не хотим мы за ними глядеть, дайте лучше нам гоблинов!", на что председатель грустно так: "А нету больше гоблинов. За ними Большие Крылья приглядывали в предыдущий раз..."
  Все это, конечно, смешно, но уж очень меня волновала сложившаяся ситуация. Недаром же моя интуиция посылала ненавязчивые сигналы повременить с рассказом о синем пламени в Драконьем Кряже, вот теперь я и гадал, какая же подлянка нам готовится на совете. В том, что она будет, я нисколько не сомневался, однако предугадать ее размеры не мог при всем желании. Ну и ладно! Главное мне Сара живым оттуда вернуть, а сам-то я по любому выкручусь. Сильный маг, обладающий отличными клинками и способный закрывать свои мысли, сможет справиться с любым драконом.
  Вскоре солнце зашло, и наш полет продолжился уже в темноте. Вяло переговариваясь, мы работали крыльями, надеясь успеть в срок. Как я понял из объяснений, опоздание могло трактоваться как неуважение к совету, после чего нам могли предъявить своеобразный штраф, или даже вызвать на дуэль с главой совета. И хотя Сар очень надеялся, что до этого не дойдет, я же просто думал о том, что если мы не будем успевать, то и стараться не стоит, так как отсутствие вожака, похоже, никак не наказывается. Да и вообще, если бы не Мудрейшая, хрен бы вообще полетел я на этот совет! Разве что из чистого любопытства - все равно ведь не собирался поднимать там вопрос о новом гнезде для нашей стаи.
  Ночь тянулась, как жевательная резинка. Под нами все также проплывали леса и луга без признаков цивилизации. Но вскоре стали попадаться человеческие деревеньки, явно принадлежащие Империи, а уже на рассвете впереди показались Гномьи горы. Чувствуя, что Сар начинает уставать, я прикинул примерное расстояние и решил сделать небольшой привал, опустившись на первую попавшуюся вершину. Дав распластавшемуся на камнях дракону полчаса на отдых, я сменил тело и посидел с ним рядышком, наблюдая за восходящим солнцем и попутно сделав вывод, что рассветы здесь тоже красивые. Конечно, отличаются от тех, которые стая наблюдала каждый день, но ничуть не хуже. Для танца вполне сойдут!
  Чувствуя некоторую вину, я вновь создал себе тело дракона и скомандовал вылет. Новое тело было свежим и полным сил, но Сару получасового отдыха было мало, чтобы прийти в норму, поэтому я поинтересовался у него, стоит ли вообще рвать жилы, если мы и так не успеем.
  - Алекс, осталось целых полдня! - уверенно заявил дракон в ответ. - Мы точно должны прилететь вовремя.
  Раз он был настолько в этом уверен, то мне оставалось только вздохнуть и продолжить полет, рассматривая горные вершины. Однако это занятие мне быстро надоело, да и не думал я, что гномья вотчина настолько большая, поэтому вскоре пришла скука. А кроме того я почувствовал, что начинаю задремывать, так как хотя мое тело было полным сил, но сознание упорно заявляло, что ночь без сна - это не слишком приятно, да и в прошлый раз мне помешали выспаться.
  Помучившись немного, я уточнил курс у Сара, а потом предупредил его, что сейчас планирую поспать, чтобы на совете не клевать носом. Этим я вызвал его немалое удивление, так что даже задумался, откуда же у меня эта способность, если драконы о ней вообще не знают? Но мысли уплыли далеко, не оставив даже тени в моем разуме, который послушно выключился, давая мне возможность отдохнуть.
  - Алекс! Алекс, очнись!
  Этот крик вырвал меня из небытия. Замотав головой, я огляделся и слегка сбился с ритма взмахов, потому что не узнал местность под собой.
  - Что случилось? - спросил я Сара.
  - Мы почти прилетели, - проинформировал меня дракон, поглядывая с легким удивлением.
  Похоже, его сильно поразила моя способность выключаться в нужный момент. Сам он выглядел очень плохо, все-таки суточный перелет стал для него большим испытанием. Оглядевшись еще раз, я понял, что мы уже достигли края материка, так как вдали виднелась полоска океана. Под нами были скалы, чередовавшиеся с лесным массивом и небольшими долинками между горами. Похоже, мы находились где-то на южной части, рядом с горами альтаров. Если пролететь дальше на север, то через пару-тройку часов появится знакомый перевал, а справа окажется степь. Вроде бы все понятно. Кроме одного - где же эти Красные Скалы?
  Сар уверенно повернул на север и слегка снизился. Я последовал его примеру, доверяя опыту друга. Солнце медленно опускалось за горизонт, но закат должен был наступить только через час, поэтому я пока не заикался о том, что нам можно поворачивать назад, а вскоре вообще про это забыл, потому что впереди показались Красные Скалы. Ну, положа руку на сердце, можно было сказать, что никакие они были не красные. Просто состояли из мелкозернистого серовато-розового гранита, поэтому издали выглядели слегка покрасневшими, то ли от стыда, то ли от натуги. Над ними кружили мелкие точки, в которых я сумел опознать драконов, они то садились на камни, то снова взмывали ввысь. Их было много, гораздо больше, чем драконов в нашей стае, поэтому мои загнанные в подсознание подозрения вновь всплыли наружу.
  - Стой, Алекс! - приказал Сар, зависая на одном месте, когда мы приблизились настолько, что я мог рассмотреть у этих точек крылья и лапы. - Сейчас будем ждать, пока стая, принимающая совет на этот раз, не обратит на нас внимание.
  - То есть, Красные Скалы - это чье-то гнездо? - уточнил я.
  - Нет, - устало ответил Сар. - Это лишь место сбора. Просто каждый раз, когда устраивается совет, одна из стай выделяет всех своих защитников, чтобы оберегать вожаков от различных опасностей... Ну и следить за тем, чтобы они все не передрались насмерть, - закончил дракон со смешком.
  - А зачем это нужно какой-то стае? - не понял я. - Ведь в таком случае она сама остается без защиты. И, с другой стороны, если вдруг у нее промелькнут какие-то нехорошие мысли, вроде того, что неплохо было бы лишить остальные стаи их вожаков и стать самой сильной в мире?
  - Алекс, какой ты кровожадный! - укоризненно произнес Сар. - Такого не случалось ни разу... после Войны Кланов. А стая, которая обеспечивает охрану совета вожаков, получает определенные привилегии. К примеру, ее просьбы в любом случае будут удовлетворены, при обмене эта стая имеет возможность выбора, а также... Наконец-то!
  Последний возглас Сар издал потому, что от Красных Скал отделились три дракона и направились к нам. При ближайшем рассмотрении они оказались весьма крупными, намного больше меня, с желто-коричневой чешуей какой-то леопардовой расцветки. Понятно, почему их позвали обеспечивать безопасность и порядок на совете. У таких никто баловать не будет, да и сам глава, глядя на таких гигантов, наверняка лишний раз возникать не осмелится.
  - Кто такие? - прозвучал голос одного из драконов, подлетевших к нам.
  - Представители стаи Мокрый Лист, - ответил я.
  Драконы подлетели к нам и грамотно зажали в клещи. Как мне рассказывал Сар, это была самая удобная позиция для внезапной атаки, поэтому я напрягся и моментально стал просчитывать свои действия в том случае, если нас решили не допускать до совета, а уничтожить еще по дороге. Жалко, что Сар очень устал, иначе мы бы этих леопардов порвали, как Тузик грелку. Но моим опасениям не суждено было сбыться, так как голос того же дракона-охранника произнес:
  - Вы едва не опоздали. Следуйте за нами.
  Увлекаемые драконами, мы полетели вниз и вскоре приземлились на гранитную площадку, после чего пятнистые показали нам направление, и мы потопали по скалам к месту проведения совета, которое оказалось неподалеку. Оно было весьма удобным и живописным, скалы здесь образовывали большую чашу, укрытую со всех сторон невысокими красноватыми вершинами. В ней кольцом, на одинаковом расстоянии друг от друга были расставлены больше полусотни огромных валунов. Большой привычной мне глыбы в центре этого кольца не наблюдалось, ее заменял один из камней, который оказался раза в два крупнее прочих. Почти все эти постаменты уже были заняты драконами, поэтому я сообразил, что мы прибыли одними из последних.
  - Что теперь делать? - обратился я к знающему Сару. - Есть какие-нибудь традиции приветствия, или же мне просто нужно занять любой из свободных камней?
  - Ты можешь пожелать всем высокого неба, но не больше, иначе это могут принять за признак слабости, - отозвался дракон, шагая рядом.
  Вот блин! Да тут даже слова лишнего произнести нельзя - сразу же сожрут с потрохами! Драконы, мать их, а порядочки, как в большой политике. И мне нужно срочно выбрать модель поведения, а для этого срочно решить, что ждут в таком случае от новичка? Естественно, чтобы он сидел себе тихо в закутке и не отсвечивал, иначе не получит новых пряников, да и своих вдобавок лишится. Что может предложить наша стая? Ничего. А на что мы можем рассчитывать? На дырку от бублика. Так что мне нет смысла сидеть тихо, надо зарабатывать стае авторитет и показать всем, что Мокрый Лист прямо как Ленин - живее всех живых.
  А как можно выделиться, не имея ничего за душой? Я оскалился в предвкушении. Хотите скромного новичка? Обломайтесь, любезные! У нас тоже имеются зубки и коготки, а также неадекватное чувство юмора и полные штаны наглости. Что ж, устроим драконам из очередного совета балаган, порадуем бабушку. Надеюсь, им мое выступление надолго запомнится, да так, что название нашей стаи еще многие годы будет у всех на устах. Пригласили, любезнейшие, так получите! Итак, дамы и господа, представление начинается!
  
  Глава 24. Совет стай
  
  В полнейшем молчании мы с Саром спустились в чашу и подошли к кольцу камней, на которых восседали драконы. Прямо перед нами все камни оказались заняты, поэтому Сар повернул направо, намереваясь обойти их кругом и подойти к все еще свободным местам, но я не последовал за ним, а нагло прошел через кольцо, остановился и огляделся по сторонам. Присутствующие внимательно изучали новичка, будто особо любопытный вид животного, с отрешенно-презрительными выражениями на лицах. И хотя они до моего появления изредка переглядывались между собой, но теперь все синхронно повернулись, чтобы посмотреть на меня. Раскрывшись, я легонько поклонился и весело сказал драконам:
  - Высокого неба!
  Постояв несколько секунд и не дождавшись ответа, я продолжил:
  - Приятного аппетита! Спокойной ночи! Ровной дороги! Мягкой земли и легкой смерти! Никому больше ничего пожелать не нужно, пока я добрый? Ну и ладно, я буду неподалеку, так что если возникнет нужда, не нужно стесняться, обращайтесь. Пожелаю все, что захотите.
  Невозмутимо я двинулся дальше в центр круга, направляясь к свободным местам, не обратив внимания на гневный шепот Сара, призывающего меня не позориться перед советом. Ага, щаз! Я ведь только начал! Дракон, который ранее хотел совершить почетный круг, обходя кольцо, теперь был вынужден топать следом за мной. Незанятых камней было всего пять, один из них располагался справа от меня, но я в корне пресек слабые поползновения Сара и направился к противоположному краю кольца, где рядышком стояло целых четыре незанятых камешка. Остановившись у одного из них, я внимательно осмотрел его, а потом сделал вывод:
  - Не годится, слишком много острых углов.
  Так как я все еще не ставил блокировку, то за моим выбором и комментариями с интересом следили все драконы. Сделав несколько шагов в сторону, я остановился перед камешком главы совета, который был намного больше меня, задрал голову и признал:
  - Тоже ерунда! Забираться высоко.
  Почувствовав, что Сар сейчас от стыда просто взорвется, я только порадовался, что драконы не краснеют и продолжил осмотр, перейдя к следующему булыжнику, который потрогал передними лапами и обнаружил, что он слегка шатается.
  - Фигня, однозначно! - решил я и пошел к последнему.
  - Алекс, что ты творишь?! - возмутился Сар, но я в ответ повернулся к нему и с преувеличенным удивлением воскликнул:
  - А что я, по-твоему, на чем попало сидеть должен? Нет уж, раз пригласили, то по традициям гостеприимства гостям должны предоставить самые лучшие места. А так как хозяев я здесь пока не вижу, приходится выбирать самому.
  Пройдя еще несколько шагов, я оглядел последний свободный камешек и с удовольствием кивнул:
  - А этот сойдет.
  Ловко запрыгнув на булыжник, я покрутился немного, а затем с облегченным вздохом сел на него, обвив хвост вокруг лап. Поглядев на опустившегося рядом на скалы Сара, я с удивлением спросил:
  - Ты чего на голый пол уселся? Занимай это кресло-качалку по соседству, все равно свободно.
  Дракон только поглядел на меня, но его испепеляющий взгляд пропал впустую. Я прекрасно видел, что на камнях восседали только вожаки стай, а их сопровождающие или советники сидели на скале рядом или же немного позади. Когда Сар отвернулся, я пожал плечами и равнодушно бросил:
  - Смотри сам, как тебе удобнее будет.
  Оставив за собой последнее слово, я принялся бесцеремонно и с немалым любопытством оглядывать присутствующих, которые после моего появления восседали несколько напряженно, копируя манеру поведения Мары и демонстративно меня не замечая. Всего присутствующих на совете было чуть больше девяти десятков, включая меня с Саром. Все драконы оказались непохожими друг на друга, причем не только по расцветке чешуи, но иногда даже по структуре тела. Встречались некоторые экземпляры с большими задними лапами, которые живо напомнили мне кенгуру, но было также четыре совсем мелких, ростом едва ли превышающих нашу Неру.
  На окрасе стоило остановиться отдельно. Зеленые экземпляры были популярными, но не они являлись жемчужинами коллекции. Оранжевые драконы поразили меня до глубины души цветом переспелого апельсина, голубые родили совсем нескромные мысли, но драконы тигровой расцветки и розовые заставили пристально вглядываться, надеясь найти на их чешуе следы неизвестных мне природных красителей. Нет, я понимаю, что зеленые могут хорошо спрятаться в листве деревьев, апельсиновые, полосатые, пятнистые и прочие, которые имеют желтый окрас - в степи или песках, но вот куда, скажите на милость, можно заныкать розового дракона, чтобы он не был заметен за десятки километров? Это что - бзик эволюции, или же буйная фантазия одной очень известной мне личности?
  Так ничего и не придумав, я сосредоточился на одном из розовых и особое внимание уделил его красной морде, которая, однако, была такой не целиком, а только в тех местах, где у людей располагаются губы. Эта расцветка просто притягивала к себе мой взгляд и заставляла думать о том, можно ли надеть дракону на нос поролоновый шарик? Тогда бы точно получилось стопроцентное сходство с клоуном. Кстати, никто из них не хвастал ни золотой чешуей, ни серебряной. Нет, было несколько серых, но на них даже смотреть было неприятно, потому что сразу возникало непреодолимое желание почистить этих драконов от осевшей на них пыли.
  Видя, что крылатые держат каменные выражения лиц и не хотят реагировать на мои рассматривания с подробными комментариями, я сосредоточился на своем соседе, который по чистой случайности оказался похожим на прилетавшего к нам вестника. Кстати, именно поэтому я выбрал себе место справа от камня главы, а не слева. Посмотрев на его задумчивую морду, я сказал:
  - Эй, вожак! Да, я к тебе обращаюсь, - дождавшись, пока дракон с нескрываемым презрением на меня взглянет, я продолжил: - Извини, что оторвал от мыслей о вечном, но не мог бы ты подсказать, когда начнется совет? Я просто тут впервые, поэтому распорядка не знаю, вот и думаю теперь, успею ли подкрепиться до начала или нет?
  Дракон отвернулся, не желая отвечать на мой вопрос. Однако я этого так не оставил, поэтому, подождав немного, снова спросил:
  - А ты что, разговаривать не умеешь? Знаешь, это прекрасно лечится, я надежный способ знаю. Вчера залетал к нам один дракон... кстати, очень на тебя был похож. Так поначалу тоже общаться не захотел. Мы к нему сначала по-доброму отнеслись, предоставили полянку для отдыха, воды принесли, оленя. Только это не помогло. Пришлось за хвост схватить и потаскать немного по кустам - сразу нормально разговаривать научился. Может и твой недуг так вылечится? А ну-ка, Сар, дерни его за хвост! Только не перестарайся, а то я знаю, ты ведь и оторвать можешь!
  А вот теперь дракона с розовым брюхом пробрало. Вскочив на лапы, он обернулся ко мне и гневно зарычал, при этом убрав хвост подальше от нас, что я успел прокомментировать, слыша легкие смешки нескольких вожаков.
  - Ты что сделал с Ласкорно, недоносок?! - раздался его голос.
  - Заговорил! - радостно воскликнул я, слыша усилившийся смех. - Сар, отбой, крайние меры не понадобились.
  - Да я прямо сейчас могу вызвать тебя на дуэль за попытку убийства дракона нашей стаи! - продолжил вожак.
  - Вашей стаи? Так этот невежда был из ваших? Знаешь, распустил ты там своих, никакого почтения ни к кому уже не проявляют, а разговаривают только с хорошего пинка... Хотя, знаешь, видя тебя, сильно удивляться не приходится.
  Смех стал более явным, многие драконы уже перестали демонстрировать откровенное презрение и с любопытством наблюдали за скандалом.
  - Послушай ты, выскочка! - яростно проревел розовобрюхий. - Если с Ласкорно хоть что-нибудь произошло в вашей стае, если он хоть немного пострадал и вернется в гнездо со следами побоев, ты за это ответишь!
  - А вот с этим я категорически не согласен! - возмутился я. - И отвечать за то, что твой невежда не доберется целым до дома вовсе не намерен! А вдруг он шлепнется где-нибудь по дороге? Как-никак половину нашего оленя стрескал! А может у него в полете пузо перевесит, и он о скалу навернется? Так что ты еще сам отвечать будешь, что прислал к нам такого вестника, понял?
  - Ты!.. Ты!.. - яростно ревел дракон под искренний смех присутствующих.
  Похоже, его капитально заклинило, поэтому я решил прийти на помощь:
  - Я! И вообще, чем реветь белугой, лучше бы связался со своим Ласкорно, если тебе он так дорог, да и узнал бы, как у него дела. Вожак ты, или кто?
  Розовобрюхий гневно сверкнул глазами, а потом последовал моему совету, и задумался. Глядя на него, я сказал:
  - И передавай ему привет от Алекса и заодно предупреди, что если он еще раз окажется на землях нашей стаи, я ему за дебильные шуточки сам лично хвост оторву.
  Чувствуя, что разговор вожака затянется надолго, я обернулся к остальным и скорчил просительную рожу:
  - Ну хоть кто-нибудь подскажет мне, когда начнется совет?
  - Когда прибудет глава, - послышался ответ.
  Оглянувшись, я понял, что это произнес дракон с тигровой расцветкой, дружелюбно оскалился и сказал:
  - Спасибо, Полосатый, вовек не забуду! Вот видишь, Сар, культурного дракона издали видно, - поглядев на розовобрюхого, все еще не вышедшего из состояния задумчивости, я добавил: - А все потому, что близко всегда попадаются какие-то...
  Конец фразы потонул в дружном хохоте драконов. Все-таки мне удалось их расшевелить. В общем, первый этап благополучно пройден, можно дальше не юродствовать. Оглядев веселящееся собрание, я прикинул по солнцу, что закат уже начался, пора бы уже появиться и главе. Розовобрюхий в этот момент вышел из прострации и недоуменно огляделся. Посмотрев на его морду, драконы выдали новый всплеск смеха, поэтому он уже не стал продолжать катить на меня бочку, а только фыркнул и отвернулся. Зато со стороны Полосатого послышалось:
  - Алекс, я Иржик Быстрый, вожак Окраинных, будешь пролетать мимо земель нашей стаи, залетай в гости. Да и если вдруг понадобится что, обращайся.
  - Заметано! - ответил я. - Я Алекс Сереброкрылый, вожак Мокрого Листа также приглашаю тебя к нам. В любое время встретим и накормим от пуза. Да и если помощь будет нужна - не стесняйся, хорошие драконы всегда должны друг другу помогать, так что не откажу.
  Следом за Иржиком ко мне обратился его сосед с зеленоватым окрасом чешуи:
  - Я Рикхан Охотник, вожак Сердца Камня. Будешь на востоке, всегда можешь рассчитывать на наше гостеприимство.
  В ответ я также дружелюбно улыбнулся и пригласил Рикхана в гости к нам. А потом ко мне обратился оранжевый дракон, представившийся Чазаром Солнечным, изумрудный, назвавшийся Цакхино... В общем, двенадцать драконов решили со мной познакомиться и пригласить к себе в гости. Естественно, я никому не отказывал, всех обещал накормить и приютить, если они вдруг захотят полетать рядом с нашим гнездом, а потом, когда взаимные приглашения завершились, обернулся к розовобрюхому и сказал:
  - А если ты будешь пролетать рядом с нашими землями... то пролетай как можно быстрее.
  Эта нехитрая шутка опять вызвала смех почти у всех присутствующих драконов. Особенно веселились те, кто успел со мной познакомиться, поэтому я стал развивать успех и затеял с ними разговор про окрас чешуи. Уж очень меня интересовало то, как яркие драконы могли спрятаться, чтобы их не было видно издалека. Закопаться в землю что ли? С немалым удивлением я узнал массу интересного. Оказывается, цвет действительно очень важен для маскировки, причем даже дракон голубой раскраски может стать незаметным на юго-востоке материка, там, где располагается гнездо его стаи. А все потому, что в той местности очень распространена артайя и варнь - дерево, очень похожее на клен, но с голубыми листьями и белым стволом, как у березы, и сорная трава, цветущая круглый год и украшенная нежно-васильковыми бутонами. Так что голубая чешуя там лишь помогает драконам.
  Только я так и не смог выяснить ответ на вполне логичный вопрос - окрас драконов проявляется на местности, или же наоборот, стая выбирает себе гнездо, исходя из требований к маскировке? Но никто из драконов не дал на него вразумительного пояснения. Гнезда были распределены много тысяч лет назад, поэтому никто не знал, обладают ли драконы способностями хамелеонов, или нет. Могло быть и такое, что сама среда обитания заставляла крылатых с каждым поколением слегка меняться, но, к сожалению, драконы этому никогда не уделяли внимания, поэтому мне пришлось обломаться и перейти к другим любопытным деталям.
  Например, я понял, что все драконы, которые захотели со мной познакомиться, примерно одного возраста - от ста до двухсот пятидесяти лет, это было прекрасно видно по их рожкам. Нет, я не говорю, что весь молодняк вдруг пожелал со мной пообщаться, были и такие, что, подражая старшим, старались сохранять невозмутимый и отрешенный вид, а были и те, кто с презрением следил за нашей беседой. А все дело в том, что драконы по моему примеру перестали закрываться, поэтому наш разговор был шумным и веселым, особенно после того как я начал вспоминать анекдоты. Вот тогда ржач поднялся сильный, потому что темы анекдотов были понятны и доступны каждому.
  Я рассказывал про охотников, выставляя их идиотами, про магов-неудачников, а потом перешел на драконов. Там я сперва осторожничал, но потом понял, что даже истории ниже пояса не вызывают отвращения, а после переделанного анекдота про бегемота и лягушку, Чазар от смеха едва со своего камня не упал. Именно тогда я понял, что второй этап тоже пройден, и пора ненавязчиво переходить к третьему. И вот тут, как по заказу, на краю скалистой чаши появился десяток драконов. Смех начал стихать, а я внимательно рассматривал важных членов совета, всем своим видом демонстрирующих собственную значимость. Мда, с такими только третьим этапом не ограничишься, поэтому необходимо кое-что учесть. Быстро закрывшись, я на полном серьезе обратился к Сару:
  - Слушай внимательно, начинается большая игра, поэтому мне потребуется твоя помощь. Так как я не в курсе традиций, принятых на совете, некоторых понятий и прочего, ты должен будешь внимательно следить за разговором и за мной. Как только я обернусь к тебе, это значит, что мне нужны пояснения по поводу прозвучавшего, поэтому будь всегда готов перекинуть мне нужный мыслеобраз. И запомни, чтобы я не говорил, как бы себя не вел, делай каменное выражение лица и сиди себе спокойно, поддерживая меня во всем. То, что ты устроил здесь до этого, это было хорошо и грамотно, но в дальнейшем такое поведение может только навредить.
  В ответ послышался удивленный возглас дракона:
  - Так ты все это время притворялся?
  - А ты думал, я и правда такой идиот? - усмехнулся я. - Нет, я просто выбрал нужную маску, поэтому с легкостью прошел первые два этапа, но дальше все будет на порядок сложнее, поэтому просто будь готов ко всему.
  Не дождавшись стандартного отзыва "Всегда готов!", я открыл свой разум и продолжил наблюдать за приближающимися драконами, с легкостью выделив из их числа главу. Он был очень стар. По первому впечатлению ему было лет пятьсот, а может и больше. Его советник, ковылявший рядом, также юностью не отличался, но остальные драконы были гораздо моложе. Самому старшему не исполнилось еще и трехсот. Важной поступью они приближались к главному камню, не обращая внимания на остальных, а я усмехнулся и подумал, что вежливые приветствия тут не в чести.
  Когда два зеленых дракона подошли к моему камню, я понял, что сейчас будет продолжение первого этапа, но с новыми зрителями. Тот дракон, что побольше, уставился на меня с выражением вселенского удивления на морде, я в ответ смерил его насмешливым взглядом и сказал:
  - Да знаю я, что очень красивый, но все-таки не драконица, чтобы меня так разглядывать. Или ты надеешься, что я отвечу тебе взаимностью? Так обломись, меня желтые больше привлекают.
  Никто из сидевших на камнях драконов не засмеялся, но по их мордам было видно, что это стоило им немалых усилий. Видимо, этот зеленый являлся довольно важной шишкой, раз сидел так близко к главе, поэтому никто не рисковал зарабатывать его неуважение. Пока мы разглядывали друг друга, глава и остальные уселись на камни. Причем старый дракон взбирался на свой с трудом, поэтому я довольно подумал о том, что нисколько не ошибся в выборе места. На этот раз послышалось несколько одиноких смешков, и только тогда зеленый гневно обратился ко мне:
  - Слезай с моего места!
  - А чем докажешь, что оно твое? - поинтересовался я в ответ. - Твоего имени на нем нет, так что можешь поискать себе другое. Вон там есть одно, - показал я лапой на камень сбоку, но его уже облюбовал один из драконов, пришедших с главой, поэтому я добавил: - А, нет, оно уже занято. Так что ты пролетел, нужно было раньше приходить, и выбирать себе лучшее, как я.
  Посчитав разговор оконченным, я принялся с любопытством разглядывать главу стаи, который краем глаза следил за нами. А ведь удобное расположение камней, отметил я. Видно сразу всех, да и никому из драконов не приходится пялиться на зад главы. Нужно будет и у нас в гнезде устроить подобное, а то эта гранитная плита в центре, конечно, красиво, но слегка неудобно.
  Зеленый наконец-то пришел в себя после моей отповеди и, облив меня искренним презрением, пообещал со злостью:
  - Ты еще пожалеешь!
  - Смотри, как бы тебе жалеть не пришлось, - ответил я дракону.
  Тот молча развернулся и подошел к камню главы, усевшись прямо перед ним. Я имею в виду перед камнем, а не перед главой, который проводил его взглядом и обратился ко всем:
  - Высокого неба всем собравшимся на совет стай. Я вижу, что сегодня среди нас появился новичок, поэтому с радостью представляю вам Алекса Сереброкрылого, вожака стаи Мокрый Лист.
  Быстро закрыв свой разум, я не дал вылететь мыслям, которые пронеслись в моей голове при его словах. С радостью, так я и поверил! Ох, не зря ты так задержался, да и еще в компании нескольких вожаков. Зуб даю, что-то мне приготовил. Но, несмотря на эти соображения, я дисциплинированно поднял лапу и помахал всем присутствующим. Вставать я не стал, так как с приличными драконами уже познакомился, а остальным хватит и этого. Поглядев на главу, я стал ждать продолжения, но тот потерял ко мне интерес и сказал:
  - И по традиции первым вопросом на нашем совете будет, достоин ли я и дальше выполнять обязанности главы. Как вы все прекрасно знаете, я занимаю эту почетную должность уже четыреста десять циклов, поэтому не буду представляться, рассказывать о своих заслугах, а просто скажу - поднимитесь те, кто считает, что совету нужен новый глава.
  Поднялось около полутора десятка вожаков, представителей старшего поколения. Ну, это и понятно, метят на его место, поэтому и рискуют. Но, судя по тому, как долго занимает свой пост нынешний глава, он этот вариант предусмотрел и просчитал, так что вряд ли бы вообще стал поднимать эту тему, если бы существовала реальная опасность его смещения. Старый дракон кивнул, разрешая проголосовавшим опуститься на камни, а потом спросил:
  - А теперь поднимитесь те, кто считает, что я должен выполнять обязанности главы еще один цикл.
  Ну, теперь поднялись все остальные, так что даже считать не нужно было. Вот только мне интересно, почему же никто не воздерживался от ответа? Ведь должны же быть те, кто не примыкает ни к одному из противоборствующих лагерей?
  Глава удовлетворенно кивнул и объявил:
  - Что ж, подчиняясь воле большинства, я вновь принимаю на себя ответственность за проведение совета стай. Но прежде чем мы перейдем к обсуждению дальнейших вопросов, я бы хотел кое-что спросить у нашего новичка. Алекс, почему же ты так и не смог определиться с ответом?
  Ага, глазастенький, все-таки заметил, что я не вставал с камня.
  - А я определился, - спокойно ответил я.
  - Но ведь ты не поддержал ни тех вожаков, кто считал, что я достоин своего места, ни тех, кто полагал, что меня нужно заменить. Разве это говорит о твоем выборе?
  - Еще как говорит, - ехидно ответил я. - Мой ответ таков: я воздерживаюсь от ответа!
  У главы после этих слов на морде появилось легкое удивление, но он вскоре вернул себе невозмутимость и сказал:
  - Но ведь это против правил и традиций. Нельзя уклоняться от ответа, иначе тогда зачем же было вообще прилетать на совет?
  - А я считаю, что любой ответ в моем случае будет неверным, поэтому и воздержался... Вижу, что многим это непонятно, поэтому поясню. Я, как вы правильно заметили, новичок, на совете стай впервые, поэтому не знаю ни то, что происходило на прошлом совете под вашим началом, ни вас лично, ни даже слухов, которые ходят про главу прошлого совета. Так как же я могу решить, достойны ли вы занимать свое место, если знания, необходимые для этого решения, у меня напрочь отсутствуют?
  Старый дракон слегка задумался, а потом кивнул и произнес:
  - Спасибо за ответ. Действительно, это было самым верным решением в данном случае... Ну а теперь перейдем к обсуждению дальнейших вопросов. Слово Варрну Стремительному, вожаку Острого Когтя.
  Глядя, как поднимается на камне дракон, сидящий рядом с главой, я с ухмылкой подумал, что уж больно все эти имена и названия стай напоминают индейские. Наверняка потом пойдут такие перлы как Меткий Глаз, Длиные Лапы, Вонючие Пятки или что похлеще. А Варрн, оглядев собрание, начал:
  - В нашей стае уже пятнадцать циклов из яиц вылупляются только драконицы, поэтому я могу предложить четырех сильных половозрелых самок в обмен на пятерых драконов не старше сотни циклов.
  - Кто хочет принять подобное предложение, попрошу подняться, - попросил глава.
  Со своих мест встали сразу девять драконов. Ну, это и понятно - драконицы всегда были важны, поэтому многие не хотели упустить подобного подарка с небес. Не обратив внимания на совет Сара, я вставать не собирался, но внимательно следил за торгами. Когда число драконов дошло до семи, и остался всего один претендент, глава объявил, что обмен состоялся, а дальше пошло обсуждение того, в какие сроки Варрн может предоставить дракониц стае Длинных Хвостов (я прямо как знал!). Следующим получил слово Хинико, который просил обменять яйцо на одного дракона-защитника с навыками боя, но получил отказ и был вынужден увеличить цену до двух яиц.
  Потом было разбирательство скандала между двумя стаями. Оказалось, что на предыдущем совете состоялся обмен, на котором одна из них отдала другой три яйца в обмен на двух половозрелых дракониц, а теперь вожак возмущался, что тем драконицам было за четыре сотни лет. После разбирательства дело было вынесено на общее голосование и совет решил, что той стае, которая с яйцами, нужно заменить половину переданного ими товара на менее б/у. Тут даже я проголосовал "за", потому что искренне не любил подобных мошенников.
  В общем, совет продолжался, скорее напоминая банальный базар с меновой торговлей, прерывавшейся выяснением отношений. Слово драконы получали по кругу, до меня очередь должна была дойти еще не скоро, поэтому я с интересом следил за разгоравшимися страстями, стараясь побольше узнать о ценах, товарах, и предоставляемых услугах. Как оказалось, даже охотничьи угодья являются неплохим товаром, но даются только на определенное время.
  Когда большая половина кольца уже была опрошена, а я начал скучать, возник интересный случай, который позволил мне закрепить успех третьего этапа. Все началось с того, что Рикхан Охотник обвинил своего соседа в том, что его драконы регулярно посещают территорию стаи Сердца Камня и сокращают количество дичи на ней. Наверное, ответчику Лисику Желтобрюхому нужно было тихо признаться и попробовать откупиться драконицами, но вожак Лесных начал возмущаться, говорить, что стада крупного рогатого скота у них отчего-то измельчали, а большинство вообще мигрировали на земли Рикхана, поэтому его стае просто нечем питаться, и обвинил Охотника в ответ. Короче, разгорелся крупный скандал, который дошел до оскорблений, в результате чего последовали обоюдные вызовы на дуэль.
  Посмотрев на Рикхана и оценив размеры и опыт его противника, я решил помочь приятелю и обратился к Сару:
  - Срочно выдай мне информацию про земли Лисика и всех его соседей.
  Сар оказался понятливым и без лишних расспросов передал мне мыслеобраз, касающийся территорий на востоке. Оказалось, что Лисик, как и мы, живет на скалах у самого океана, а соседями его являются мои знакомые - Рикхан, Иржик и Дешеро, которые своими землями окружают территорию стаи Лесных. Но вот сразу за территорией Иржика начинаются ничейные земли, где нет никаких гнезд и стай. Быстренько обмозговав ситуацию, я услышал голос главы:
  - Итак, раз вожаки не могут прийти к согласию и настаивают на дуэли, я признаю ее необ...
  - Постойте! - перебил я старого дракона. - У меня есть предложение, которое поможет ее избежать.
  Смерив меня взглядом, глава иронично сказал:
  - Хорошо, послушаем, как Алекс Сереброкрылый планирует разрешить этот спор.
  Кивнув, я поднялся и обратился к Лисику:
  - Если ты думаешь, что дуэль увеличит количество дичи в ваших землях, то это совсем не так. Если ты надеешься, что, победив Рикхана, заберешь себе его территорию, это тоже вилами по воде писано. Так что послушай мой вариант. Скот в вашей округе перевелся не потому, что убежал в другие места, а потому что вы его банально съели, поэтому тех остатков, что еще живут в ваших лесах, стае не хватит надолго. Максимум через несколько циклов драконы Лесных будут умирать от истощения. Но есть выход - не охотиться и оставить лесную дичь в покое, чтобы она вернула свою численность.
  - И ты думаешь, соседи позволят нам охотиться на их землях? - усмехнулся Лисик.
  - Разумеется, нет. Но за их территориями есть ничейные земли, куда даже не залетают драконы, поэтому дичи там много и вся она непуганая. Подожди, не перебивай. Я знаю, что ты хочешь сказать, что туда далеко лететь, а молодым драконам и самкам не справиться с перелетом, поэтому предлагаю вот что. Пусть драконицы и детеныши поживут у соседей, пока вопрос с их пропитанием не решится. Думаю, десяти циклов будет достаточно, чтобы ваши леса вновь наполнились дичью. Ну а оставшимся защитникам будет легче - они с легкостью осилят этот перелет к новым местам охоты, им не будет нужно таскать свежее мясо драконицам, да и гнездо не останется без присмотра.
  - Но ведь соседи потребуют за это платы... - задумчиво проговорил Лисик.
  - А платой будут те яйца, которые за это время успеют отложить драконицы, находясь в соседних гнездах. Я считаю, что это не будет большой ценой за спасение стаи от голодной смерти. Рикхан, Иржик, Дешеро, вы на это согласны?
  Желтобрюхий с надеждой посмотрел на молодых драконов. В этот момент я подумал, что он все-таки довольно неплох, как личность, а вел себя вызывающе только потому, что не видел другого выхода из положения. Да и традиции у драконов другие - проще забрать земли соседа, чем попросить у него помощи, вот именно это мне в них и не нравится. Тем временем Иржик переглянулся со своими соседями и заявил:
  - Мы согласны на эти условия. Только нужно распределить дракониц Лесных неравномерно, потому что дичи больше у Рикхана, он сможет прокормить и сотню, а вот мы готовы принять не больше трех десятков.
  После недолгого обсуждения было решено, что Дешеро возьмет к себе двадцать пять дракониц, Иржик приютит пятнадцать, а Рикхану достанутся три десятка и весь молодняк до тридцати лет. Лисик на это согласился с радостью, а потом обратился к Рикхану и сказал:
  - Я прошу прощения за свои необдуманные слова и хотел бы отменить дуэль и разойтись миром.
  Охотник кивнул и ответил:
  - Я принимаю твои извинения, и в свою очередь не буду настаивать на дуэли, так как мы все немного погорячились и вели себя как неразумные птенцы. Если бы не Алекс, какой-то из наших стай пришлось бы лишиться вожака, а это не принесло бы ничего хорошего. Так что я жду твоих дракониц, и обещаю, что в моей стае их никто не посмеет обидеть.
  - Благодарю, Охотник, - отозвался Лисик и повернулся ко мне. - Спасибо за совет, Алекс. Если тебе когда-нибудь понадобится моя помощь, ты знаешь, где меня найти, а пока прими мое приглашение посетить гнездо Лесных.
  - Принимаю с радостью, - кивнул я. - Да и ты к нам залетай, если что. Уж накормить-то мы всегда сможем... В общем, вопрос решен. Кто там дальше на очереди? Иржик, ты? Давай, говори, а то мы так до утра провозимся!
  Я опустился на камень, а вожак Окраинных поднялся, не обращая внимания на то, что это распоряжение должен был отдать глава, и обратился ко всем:
  - Я бы хотел обменять одного дракона-защитника на молодую драконицу.
  Драконы встретили предложение Иржика громким смехом. Я также поддержал веселье, так как предложение действительно было смешным, как например, обмен "Москвича" на "Мерседес" без доплаты. Но это и правильно, потому что Окраинным и так практически на шару предоставили кучу дракониц, поэтому брать лишних им пока не было нужды. Продемонстрировав веселый оскал, Иржик сел, а потом поднялся его сосед Дешеро, который предложил обменять драконицу пятисотлетнего возраста на двух по двести пятьдесят, чем вызвал еще один взрыв веселья. Рикхан, которого я упустил из вида, был более серьезен, и даже подниматься не стал, сказав, что ему нечего предложить совету.
  Дальше глава уже взял ситуацию в свои руки и торжественно представил следующего вожака, который попытался было поменять двух своих драконов на молодую драконицу, но не преуспел. Потом было разбирательство с двумя вожаками, стаи которых периодически нарушали совместную границу, причем, судя по реакции остальных, длилось это уже не первый год и порядком всем надоело. До драки в этот раз дело не дошло, потому что сам глава решительно прекратил спор и сказал:
  - А давайте послушаем, что в этот раз посоветует сделать Алекс Сереброкрылый.
  - Объединить две стаи в одну, - лениво махнул лапой я.
  Драконы затихли, так как просто не поняли, смеяться им, полагая, что это шутка, или же удивляться безмерной глупости новичка.
  - Что, не нравится? - удивился я. - А, по-моему, все логично. Раз драконы обеих стай так стремятся на чужую территорию и раз за разом получают отпор, то почему бы не убрать границу и не закончить заниматься ерундой, которая длится уже хрен знает сколько циклов? Если вас такой вариант не устраивает, то возможна альтернатива - поменяться гнездами. Ведь все драконы в ваших стаях наверняка думают "А вот у соседей лучше! У них и трава зеленее, и дичи больше, и вода чище, и скалы удобнее...". Так что попробуйте на краткое время устроить великое переселение, а если не понравится, то вернуться назад. Уверяю, после этого все споры прекратятся тут же, потому что друг от друга вы ничем не отличаетесь. Но все-таки первый вариант гораздо лучше и веселее. Могу даже привести пример того, что может произойти после этого. Все ваши драконы, получив разрешение залетать на чужую территорию, будут первым делом не дичь ловить, а с драконицами общаться. И хотя у них в гнезде сидят точно такие же, все равно будут любыми способами добиваться благосклонности соседских красоток. Это в разуме заложено на уровне инстинктов - на чужое всегда и рот быстрее раскрывается, и кое-что другое скорее поднимается. И не нужно громких криков, потому что пока драконы одной стаи будут налаживать тесные взаимоотношения с драконицами другой, бывшие ухажеры последних тут же отправятся в чужое гнездо. Пояснять не нужно, насколько в таком случае увеличится количество яиц в обеих стаях? Больше примеров приводить не буду - лень, да и рассвет скоро. Думайте сами.
  После долгого спора и примирения было решено, что границу между двумя стаями временно уберут, а претензий к нарушителям никаких предъявлять не будут. Глядя на довольных драконов, я подумал, что действительно, проблема рождаемости для чешуйчатых была больной темой, раз все настолько быстро соглашаются с моими предложениями. А вот дальше было скучно. Последовали несколько предложений от моих соседей справа, которые торговались долго, упорно, нудно, но в результате остались при своих. В этот момент я переглядывался с Иржиком и ехидно комментировал действия скупых драконов. Особенно мы уделили внимание Розовобрюхому, который было начал возникать по поводу моего неуважительного отношения к их вестнику. В ответ я заявил, что все его претензии необоснованны и пригрозил, что еще одна клевета в мой адрес и вызову наглеца на дуэль. Большинство поддержало меня криком и хлопаньем крыльев, поэтому возмутитель спокойствия быстро сник и сказал, что больше ему нечего сказать совету.
  И тут Глава, наконец, добрался до меня и объявил:
  - Итак, теперь настала очередь высказать свое предложение Алексу Сереброкрылому, вожаку стаи Мокрый Лист. Слушаем тебя, Алекс.
  Я в который раз поднялся и весело оскалился. Вообще-то, у меня поначалу не было никаких предложений, однако, понаблюдав за реакцией драконов, я решил достать кое-что из рукава и продемонстрировать всем желающим.
  - Меняю на двух молодых дракониц знание новой техники спаривания, которая намного повышает вероятность оплодотворения и вдвое увеличивает время радости спаривающихся партнеров.
  Мои слова вызвали бурю удивления. Но возражать драконы не стали, как и смеяться над таким необычным товаром. По сути, я предлагал им кота в мешке, поэтому никто не спешил высказываться. Но вот один из драконов, кажется Лилиано, осторожно поинтересовался:
  - Как мы можем быть уверенными в том, что это знание действительно работает?
  - Можете спросить у свидетеля и одного из первых моих учеников, - я кивнул Сару, который сделал несколько шагов вперед.
  - Скажи, то, что сейчас сказал Алекс насчет... радости, это правда?
  - Нет, - спокойно ответил Сар.
  Вот ящерица! Всю игру мне портит. Вот вернемся домой, я ему по рогам настучу! И предупреждал же, соглашаться со всем, что я скажу!
  - Хорошо, - удовлетворенно кивнул Лилиано. - Я так и подумал, что увеличение ее в два раза просто невозможно.
  - Алекс сказал неправду, - сказал Сар. - Его знание увеличивает время радости вдесятеро. После первого испытания этой техники я от счастья полдня в себя приходил, даже шевелился с трудом, просто лежал на земле и блаженствовал.
  И снова на совете повисла оглушительная тишина, в которой я недовольно произнес:
  - Сар, ну кто тебя за язык тянул? Я же просто преуменьшил немного, потому что нашей стае не нужно так много дракониц. Разве ты не понимаешь, что сейчас начнется?
  И действительно, началось. Сразу штук тридцать драконов поднялось со своих мест, выражая готовность согласиться с моим предложением. Пока я раздумывал, как бы половчее отказать, потому что полсотни дракониц наша стая просто не потянет, справа раздался выкрик:
  - Даю пятерых!
  Это был Иржик, поэтому я только повернулся к нему и сказал:
  - Согласен.
  Радостный вожак Окраинных опустился на свое место, а все остальные драконы недовольно последовали его примеру, сев на камни. Похоже, им и в голову не пришло, что знание - товар не штучный, поэтому больше предложений о покупке не последовало. Но я не отказался от удачной возможности закинуть удочку на будущее, сказав им:
  - Не расстраивайтесь. На будущий год я выступлю с подобным предложением, но уже для десяти вожаков, а пока пусть счастливец Иржик опробует это знание на своей стае и потом расскажет всем остальным, насколько оно эффективно.
  Драконы только покивали головами, принимая к сведению мое предложение, а Сар вернулся и уселся рядом с моим камнем. Улыбаясь и выслушав поздравления драконов по поводу удачной сделки, я обратился к своему советнику и сказал:
  - Спасибо, Сар, но давай в будущем обойдемся без самодеятельности.
  - Хорошо, Алекс, - радостно ответил дракон.
  Похоже, он был очень доволен, что наша стая увеличится благодаря мизерным усилиям. После моего выступления слово перешло моему соседу - пятнистому дракону, одному из тех гигантов, которые охраняли место проведения совета. Оказывается, их стая называлась Громовержцы, а сам вожак носил совсем непримечательное имя Гром. Похоже, что у них там все не имеют большой фантазии, так как даже прозвище ему не догадались придумать. Вожак величественно поднялся на своем камне и заявил:
  - Наша стая уже слишком большая, чтобы умещаться в одном гнезде. Вскоре произойдет ее разделение на две, поэтому нам нужно новое место для жизни. И я обращаюсь к главе с просьбой предоставить нам свободное гнездо, или же позволить проведение ритуала вызова.
  Поглядев на Сара, я получил от него мыслеобраз, поясняющий эту древнюю традицию. Оказывается, она восходила к временам появления драконов, когда случаи разделения стай были нередки. Этот вызов не является стандартным призывом к дуэли, и к потустороннему миру никакого отношения не имеет. Просто та стая, у которой нет гнезда, но есть желание его заполучить, может потребовать проведение боя с защитниками одной из стай, чтобы банально забрать ее собственность. В результате этого во многих случаях защитники оказываются уничтоженными (так как для этого изначально выбирается слабейший противник), а остатки побежденных вливаются в стаю захватчиков.
  Эта традиция хотя и казалась со стороны весьма жестокой, но позволяла сохранить популяцию драконов на одном уровне, не допуская перенаселения мира. Однако она уже давненько не применялась, так как стай и источников сейчас было поровну, а прирост в них был настолько мизерным, что за последние несколько тысячелетий таких случаев не происходило. Гадать, с чего бы это именно сейчас стал подниматься такой вопрос, не приходилось - все было ясно, как день. Теперь можно было не думать, почему меня вообще позвали на совет. Вот только никто из этих доморощенных заговорщиков даже не предполагает, сколько у меня в кармане находится козырей...
  Краем глаза я видел, как напрягся Сар, видимо, тоже догадался о причинах нашего появления здесь. Но я не стал обращать на него внимания, а ждал, что же ответит глава. Старый дракон покачал головой и сказал:
  - Гром, ты же знаешь, что пустого места для гнездовья на этом материке нет, а ты же не хочешь отправлять своих в Смертельную Пустыню?
  - Тогда я настаиваю на ритуале вызова! - заявил вожак пятнистых.
  Глава слегка задумался, играя на публику, а потом постановил:
  - Так как стая Громовержцев является весьма сильной и многочисленной, я подтверждаю необходимость проведения ритуала.
  Все напряглись, ожидая, что честь принятия вызова достанется им, а я лишь ехидно оскалился, когда Гром спрыгнул со своего камня. Подойдя ко мне, он остановился, благодаря своему росту почти не задирая голову вверх, и произнес ритуальную фразу вызова:
  - Алекс Сереброкрылый, вожак Мокрого Листа, в этом мире стало тесно для двух наших стай, поэтому я спрашиваю тебя, готов ли ты добровольно отдать нам свое гнездо, или же мы будем биться до смерти одного из нас?
  
  Глава 25. Глава совета
  
  Что ж, ритуальная фраза прозвучала. И хотя даже по своему смыслу она была очень похожей на дуэльный вызов, в данном случае один из вожаков должен был умереть вместе со своей стаей. Все драконы ждали моего ответа, который означал бы начало конца для Мокрого Листа. Я даже поймал краем взгляда огорчение на мордах Иржика и его приятелей, которые в мыслях уже начали меня хоронить. Рановато, братцы, у меня еще найдется, чем вас удивить! Но отвечать: "Всегда готов! Могу еще и приплатить, чтобы забрали!" было бы явно неразумно. Нет, я поначалу так и собирался поступить, лишь только осознав, куда дело клонится, но сейчас мне еще нужно было аккуратно и ненавязчиво перейти к четвертому этапу. Поэтому, не пряча ехидную улыбку, я произнес, ломая весь ритуал:
  - Подожди немного, мне нужно посоветоваться со стаей.
  Пятнистый дракон сперва опешил, а потом заявил:
  - Нет, я не буду ждать! Или ты без подсказки стаи не можешь принять решения? Тогда какой же ты вожак?
  Полагая, что это меня обидит или хоть как-то заденет, Гром рассмеялся. Если бы это происходило у людей, я бы заподозрил, что он банально берет меня "на слабо", но у драконов в таком ритуале отказ просто не предусмотрен, поэтому я терпеливо ждал, пока дракон закончит хохотать, надеясь вывести меня из себя. Как ни странно, его не поддержал никто из присутствующих на совете. Все вожаки застыли на своих камнях и молчали, желая услышать, что скажу я. Дождавшись, пока Гром все-таки заткнется, я спокойно произнес:
  - Я вожак, а не идиот, поэтому должен сначала узнать у стаи, согласится ли она на смену гнезда. Так что жди.
  Я прикрыл глаза и вызвал в сознании образ Шаракха. И хотя я понимал, что уже глубокая ночь и король наверняка спит давно, но просто так стоять и изображать задумчивый вид было не в моем характере. Мне нужна была пара минут, чтобы все недоброжелатели на совете достигли нужной кондиции, тогда эффект получится гораздо большим и может привести к весьма предсказуемому продолжению - пятому этапу, без которого все мои усилия будут потрачены впустую.
  К моему удивлению, Шаракх находился в малом кабинете с двумя своими советниками и имперскими послами. Похоже, что стороны в переговорах зашли в тупик, потому что вот уже второй день обсуждали новый торговый договор. Видок у короля был не очень. Небольшие мешки и заметные синеватые круги под глазами говорили о том, что все эти дни он плохо спал, поэтому сейчас слушал посла слегка отрешенно. А Факиний, призвав все свое красноречие, доказывал моему отцу:
  - Но ведь уменьшение торговых пошлин благоприятно скажется на расширении рынка и будет способствовать увеличению товарообмена, как вы этого не понимаете?! И благодаря этому из Империи потянутся гораздо больше купцов со своими караванами, а на сэкономленные деньги император может проложить два новых торговых тракта...
  В этот момент усталый отец посмотрел на меня с легким удивлением, но тут же вновь перевел взгляд на посла. Вероятно, вспомнил, как неловко получилось, когда вчера ему пришлось рассказывать своим советником, почему он разговаривал с пустотой. Поэтому я, не слушая тарахтение посла, который принял это удивление на свой счет и принялся детально рассказывать о новых трактах, сказал:
  - Привет, пап. Я всего на минутку заскочил, уточнить одну деталь. В общем, я ведь наследный принц, поэтому в любой момент могу получить от тебя кусочек земли в королевстве, так?
  Король легонько кивнул. Посол, ободренный такой поддержкой, продолжал заливаться соловьем, а я спросил:
  - Тогда скажи, могу ли я получить Драконий кряж и прилегающие к нему земли примерно на день конного пути? И как быстро это можно устроить?
  Шаракх не стал отвечать мне новым кивком, вместо этого он поднял руку, прерывая посла, и произнес:
  - Прошу прощения, Факиний, я должен ответить на вызов.
  Сунув руку в карман, он достал золотую монетку и сжал в кулаке. Я только улыбнулся, признавая, что соображалка у короля работает великолепно, и даже в таком состоянии, после двух дней недосыпа и усиленных споров.
  - Алекс, я сейчас занят, - произнес отец, делая вид, что говорит в разговорник. - Но могу сказать, что дарственная на земли, о которых ты говорил, будет оформлена сегодня утром. Вот только с драконами будешь разбираться сам.
  Понимая, что Шаракху очень интересны результаты моего общения с крылатыми, я сказал:
  - Пока все складывается удачно. Могу дать гарантию, что через несколько дней моя стая переселится в Подгорное королевство. Осталось только кое-что уточнить и уладить все необходимые формальности на совете стай, но и с этим, думаю, проблем не будет. Утром я сообщу о результатах. Все, удачи с имперцами!
  Я вернулся в свое тело, но еще успел услышать, как Шаракх, пряча амулет в карман, обратился к послу:
  - Продолжим. Итак, все, что вы говорили об уменьшении пошлин - полная ерунда...
  Ощутив себя в теле дракона, я открыл глаза и посмотрел на Грома, который в раздражении уже начал помахивать хвостом.
  - Я жду ответа! - сказал он с нетерпением, видя, что я закончил общаться. - Или ты придумаешь еще какую-нибудь отсрочку?
  Смерив его снисходительным взглядом, я внезапно решил проверить одну догадку и спросил у Сара:
  - А Громовержцы также наблюдают за какой-нибудь расой?
  - За двумя, на крайнем севере материка, - ответил дракон.
  Это сообщение меня очень обрадовало. Как все удачно складывается! Ведь еще одну проблему теперь можно сбрасывать со счетов. И если раньше я боялся, что мои драконы не захотят покидать зверолюдей, за которыми следили много тысячелетий, то теперь Мокрому Листу нашлась неплохая замена...
  - Хватит уклоняться от ответа! - взревел Гром. - Ты отдаешь гнездо добровольно, или же соглашаешься на честную схватку?
  - Не стоит так нервничать, - улыбнулся я. - Моя стая согласилась поменять место жительства, поэтому можешь забирать наше гнездо. Только дай пару дней на сборы, потому что у нас там лежит внушительная коллекция разных красивых безделушек, которую не хочется бросать просто так.
  Услышав это, Гром перестал размахивать хвостом и замер.
  - Ты отдаешь гнездо... добровольно? - после долгого молчания уточнил он.
  - Я, по-моему, предельно ясно выразился - через два дня можешь заселяться, - сказал я, глядя на удивленную морду дракона. - Больше никаких предложений или вопросов ко мне не имеешь? Тогда возвращайся на свое место, совет еще не закончен.
  Наверное, Гром был сильно ошарашен, потому что покорно пошел на свое место рядом с главой и забрался на камень. Ощущая эмоции Сара, я обратился к нему и попытался успокоить, сказав:
  - Спокойно, я потом все объясню, но сейчас не время.
  Да, как я и предполагал, мои слова про смену места жительства не остались незамеченными. Однако я предполагал, что эту тему поднимет кто-нибудь из посторонних, и слегка ошибся. Глава, наверняка от удивления, потерял всю свою осторожность и спросил меня напрямую:
  - Алекс, уточни, пожалуйста, что ты говорил про смену гнезда, я не совсем понял.
  - Да что тут уточнять, - пренебрежительно махнул я лапой. - Подарил мне отец недавно гнездо, хорошее, большое, удобное, рядом дичи много, речка течет. Вот только драконы моей стаи все никак не соглашались в него переселиться, боялись, что оно им не понравится, да и лень было далеко лететь. Но теперь, большое спасибо Громовержцам, им все-таки придется поработать крыльями и обосноваться на новом месте.
  Драконы, наконец, задвигались, мои приятели даже оскалились, радуясь, что все так хорошо закончилось, но глава все-таки не захотел оставлять тему и уточнил:
  - Так, значит, у вашей стаи было два гнезда? А ты разве не знаешь, что по законам об этом нужно сообщить всем на совете стай?
  - Вот я и сообщил, в чем проблема? - нахально ответил я, взглянув на Сара.
  Тот быстро среагировал и послал мне мыслеобраз, так что спустя секунду я уже был в теме. Да, действительно, существовал такой закон, по которому стая, нашедшая новое гнездовье с действующим источником должна была заявить об этом на совете стай, после чего находка общим голосованием отдавалась достойнейшим. Причем, это оказывались совсем не те, у кого появилась напряженка с жильем, а та стая, которая была сильнее всех. Это было, в общем-то, логично, так как после того, как такая стая получала новое гнездо, она могла спокойно разделиться, дополнительно набрав к себе драконов от других стай. Тогда вновь сохранялось равновесие, падала нагрузка на старый источник, а сильная стая давала жизнь новой, где образовывался костяк из драконов, которые славились своей плодовитостью, выживаемостью или другими факторами, позволившими им набрать такую силу, что в итоге только помогало эволюции.
  - И где же находится это гнездо?
  - В Гномьих горах, - ответил я и обратился к своим знакомым. - Так что имейте в виду, собираясь к нам в гости.
  А вот глава все не думал униматься:
  - Алекс, это неуважение по отношению к совету. Ты должен был сказать об этом, когда тебе предоставили слово!
  - А я хотел под конец всем сюрприз устроить, - ехидно заявил я, взглянув на старого дракона и честно предупредив его взглядом, что лучше оставить эту тему.
  - В этом случае мне придется отменить проведенный ритуал вызова, учитывая новые факты...
  В этот момент я откровенно заржал, так как глава сморозил явную глупость. Кто же сможет отменять результаты уже свершившейся дуэли? А ритуал вызова, по сути, ею и являлся. Справившись со смехом, который поддержали некоторые вожаки, тоже отметившие курьезную ошибку главы, я заявил, весело оскалившись:
  - Если вы не заметили, ритуал уже проведен и его результаты удовлетворяют обе стороны, а то, что при этом никто не пострадал, вас никоим образом не касается. А если уж так сильно хотите отменить ритуал, то может быть вам перед этим отменить результаты голосования по поводу того, достойны ли вы занимать свое место? Ручаюсь, теперь я точно не буду воздерживаться, так как прекрасно вижу, как и все здесь присутствующие, что со своими обязанностями вы уже не справляетесь. Смотрите сами - если даже я, являясь новичком и присутствуя на совете впервые, оказался гораздо более полезным, чем вы, то что уже говорить о тех вожаках, которые гораздо опытнее меня?
  Глава задохнулся от возмущения, растеряв всю свою невозмутимость. Еще бы, ведь его при всех обвинили в некомпетентности. Интересно только, последует грубый наезд, который позволит мне перейти к пятому этапу, или же оправдания? Судя по тому, как переглянулся старый дракон с тем зеленым вожаком, который сидел перед его камнем, первый вариант наиболее вероятен. Ну, мне же лучше. Обведя взглядом присутствующих драконов, которые в этот момент вовсю переговаривались, комментируя произошедшее, глава невероятным усилием взял себя в руки и заявил:
  - Итак, только что Алексом Сереброкрылым было продемонстрировано полное пренебрежение к нашим законам, игнорирование наших традиций и абсолютное незнание правил поведения на совете стай, поэтому...
  - Эй, глава, - неуважительно перебил я старого дракона, накаляя обстановку. - Ваши обвинения голословны, кроме последнего. Я действительно плохо знаю правила поведения на совете, но зато прекрасно осознаю, зачем меня на него пригласили, отлично понимаю, почему сегодня его охраняет стая Громовержцев, и могу рассказать, о чем вы сегодня договорились с вашими друзьями, при этом опоздав на совет, и тем самым выказав полнейшее неуважение ко всем здесь присутствующим.
  Вот такой вот удар ниже пояса. Теперь общение вожаков стало гораздо более насыщенным, ведь я прямым текстом обвинил главу в сговоре с некоторыми членами совета, а это по традициям драконов вообще неприемлемо. Так что минимум, что грозит сейчас старейшине, это смещение, а максимум - можно даже и не загадывать. Ведь он также является вожаком стаи, а значит, присутствующие вполне могут потребовать возмещение морального ущерба. В общем, мой расчет оправдался на все сто, и сейчас я дал главе один единственный шанс, который позволит мне осуществить свою задумку. А ведь он не дурак, должен им воспользоваться, ведь ему наверняка покажется, что это реальный способ разрешить назревшую проблему.
  Мои подозрения целиком и полностью оправдались. После еще одной краткой переглядки с зеленым, последний поднялся на лапы и объявил, стараясь перекричать шум на совете:
  - Алекс Сереброкрылый, твое поведение оскорбляет всех присутствующих, твоя наглость бросает позор на весь род драконов, твое безмерное хамство и неуважение к старшему поколению не должны остаться безнаказанными, поэтому я вызываю тебя на дуэль! И пусть твоя смерть искупит недостаток должного воспитания!
  Шум сразу прекратился. Вызов на дуэль никогда не являлся шуткой, поэтому все повернулись ко мне, ожидая, как же я на это отреагирую. В принципе, я мог бы извиниться и замять тему, потому что основания для нее, при ближайшем рассмотрении, оказывались надуманными, но это не входило в мои планы, поэтому я картинно зевнул, прикрывая рот лапой, и поинтересовался у зеленого:
  - Ты так хочешь умереть?
  - Алекс Сереброкрылый, ты принимаешь мой вызов, или продемонстрируешь всем присутствующим кроме нахальства, глупости и высокомерия еще и свою трусость?
  Смерив дракона оценивающим взглядом, я ответил:
  - Ну, раз тебе так надоело жить, то я ничего не имею против. Да и какой же совет без драки? Принимаю твой вызов, зеленый!
  Глава в тот же момент торжественно и несколько злорадно произнес:
  - Признаю дуэль необходимой. Алексу, как вызываемому, предоставляется возможность определить условия ее проведения и количество свидетелей.
  - Здесь и сейчас. И пусть все смотрят, мне не жалко - равнодушно отозвался я.
  - Да будет так! - заключил глава.
  Спрыгнув со своего камня, я лениво направился в центр площадки, слыша за хвостом шаги. Достигнув середины кольца, я развернулся и увидел, что вместе со мной сюда направился и Сар.
  - А ты чего поднялся? - спросил его я.
  - По правилам совета стай дуэль между вожаками проводится вместе с их сопровождающими, - серьезно пояснил дракон, мысленно готовясь к схватке.
  - То есть, два на два? - уточнил я, глядя, как переглядываются между собой зеленый и его советник.
  Видимо, они разрабатывали совместную тактику действий, интересно только, зачем? Ведь вожаку легче было взять дракона своей стаи под контроль и нападать слаженно, не теряя времени на оценку ситуации. Но задумавшись, я понял, в чем тут дело. При таком контакте вожак получает те же ощущения, что и подконтрольный ему дракон, поэтому стоит только советнику попасть под удар, как зеленый тут же отвлечется на внезапную боль и гарантированно проиграет. Так что все логично, но мне помощники в этом деле были совсем не нужны, иначе весь эффект смажется, поэтому я спросил у Сара:
  - А от помощи сопровождающего можно отказаться?
  - Да, но ты не рассчитывай на это. Щирх хороший дуэльщик и не будет терять такое преимущество.
  Теперь все стало на свои места. А ведь у меня еще мелькнула мысль, почему же глава не передал честь дуэльной схватки пятнистым, так как благодаря их габаритам и силе это был противник гораздо серьезнее, чем зеленые. А оказалось, что Щирх гораздо лучше натаскан для дуэлей, чем Громовержцы, поэтому и состоял при главе кем-то вроде штатного ликвидатора неугодных. Судя по тому, как отозвался о нем Сар, это далеко не первый случай выступления Щирха на совете стай, иначе бы мой дракон о нем бы ничего не знал, так как семейные разборки вообще-то не принято выносить на люди.
  Повернувшись к главе, я сказал:
  - Я отказываюсь от помощи своего сопровождающего.
  Не обратив внимания на гневный возглас Сара, я ждал ответа от старого дракона. А тот заявил:
  - Вряд ли Щирх тебя поддержит, поэтому я не стану изменять условия дуэли.
  - А мне начхать на Щирха. Пусть себе дерется с помощником, раз ему так больше нравится. Да пусть хоть всю стаю пригласит, мне все равно. Просто я говорю, что мой советник в дуэли принимать участия не будет.
  Обернувшись к Сару, я мягко сказал:
  - Иди пока постереги мое место.
  - Но...
  - Сар, не возмущайся. Я прекрасно чувствую, что тебе тоже хочется размяться, но ты очень устал после перелета, и не сможешь получить должное удовольствие от схватки, поэтому посиди пока в сторонке.
  - Алекс!.. - возмущенно начал было он, но я перебил его, сказав:
  - Ладно-ладно, обещаю не выделываться и убить их быстро, чтобы тебе завидно не было. А сейчас иди.
  Серьезно взглянув ему в глаза, я закрыл мысли и попросил его вспомнить, о чем мы договаривались перед началом совета. К моему облегчению, Сар все-таки понял и даже подыграл мне, понуро развернувшись и потопав обратно. Проходя мимо зеленых, он взглянул на них с сожалением и огорченно вздохнул, всем видом показывая, что очень жалеет по поводу того, что лишился такого удовольствия. Это выступление немного сбило воинственный настрой с моих противников, но, тем не менее, они дождались, пока Сар усядется у своего камня, и начали медленно приближаться ко мне, заходя с разных сторон.
  Я стоял, сохраняя невозмутимый и расслабленный вид. Напрягаться для меня не было необходимости, ведь уроки Лина не прошли даром. Именно он говорил, что настоящий мастер может в любой момент вступить в схватку, не тратя времени на подготовку. Ведь это глупо - напрягаться перед боем, так как при этом возникает неосознанный зажим мышц тела, которым в результате приходится терять дополнительное время на любое осознанное действие. Поэтому я со скучающим видом наблюдал, как ко мне приближаются противники. Да, пусть я самонадеянно рассчитывал, что с легкостью выиграю дуэль, но это было не пустое бахвальство, что губит даже мастеров, а только трезвый расчет. Ведь хоть у меня и другое тело, но знания-то остались, да и скорость восприятия никуда не делась, поэтому у зеленых не было ни единого шанса.
  Тем временем Щирх со своим советником обошли меня с боков и почти одновременно атаковали. Вожак действовал грамотно, прыгнув ко мне с места и вытянув вперед лапы. Прямо как учил меня Сар - сперва ослепить противника, или заставить его отшатнуться, затем сделать подсечку хвостом, а потом, если противник неопытный, вцепиться ему в шею и праздновать победу. Советник в этот момент метнулся к моим задним лапам, рассчитывая ограничить свободу маневра, а если повезет, отвлечь силы на себя, предоставляя закончить работу вожаку.
  Будь на моем месте Сар, или кто-нибудь другой, эта атака наверняка бы закончилась бы если не его поражением, то тяжелым увечьем точно. Но я знал, что драконьи приемы в этом случае бесполезны, поэтому мгновенно взвинтил свое восприятие и увидел, как замедляются движения моих противников. Повернувшись к Щирху и чувствуя упругое сопротивление воздуха, я сделал левой лапой самый примитивный хук снизу, заставив его откинуть голову и чуть привстать от сильного удара на задние лапы, открывая грудь. Дракон был опытным, поэтому, слегка изогнувшись, не подставил мне живот, где чешуя была более уязвимой для удара.
  Но в этот момент меня совсем не интересовала одна из уязвимых областей драконьего тела. Вместо того, чтобы полосовать когтями шкуру, я нанес удар правой лапой, превратив ее в копье, тем самым пробив грудную клетку и достигнув сердца. Таким приемом я оставлял дырки в стволах деревьев во время своих тренировок в рассветной школе, поэтому не сомневался, что и сейчас он у меня получится. Это в драке с Саром у меня было человеческое тело, поэтому я работал не на укол, а на удар. Задумай я тогда пробить его чешую, просто получил бы покалеченную кисть, а вот драконьи когти - замечательное оружие, поэтому, в худшем случае, я мог заработать царапины на чешуе моей лапы от раздробленных ребер Щирха.
  Согнув пальцы, я вырвал лапу из тела дракона, который еще даже не понял, что умирает. Этим возвратным движением я разорвал ему грудину и превратил сердце в груду ошметков. Одновременно с извлечением лапы, я развернулся, инстинктивно ощущая, где сейчас находится советник зеленого, и хлестнул хвостом. Мой удар был очень мощным и результативным, поскольку подсек второго дракона и опрокинул на бок. Но так как скорость моего восприятия была очень высокой, то я еще успел полоснуть падающего советника по шее, разрезая ее практически до самого позвоночника и заодно вырывая когтями солидный кусок мяса. Проводив взглядом неторопливо летящие капельки крови, я вернул себе нормальное восприятие.
  Драконы рухнули рядышком на каменную площадку, обливаясь кровью, а я ощущал, как быстро колотится мое сердце в груди. Да, нужно в этом теле с ускорением быть поаккуратнее, иначе можно и копыта откинуть в процессе. Если для моего нормального тела оно было вполне обычным, то для драконьего нагрузка оказалась слишком высока, поэтому я только порадовался, что решил ее ограничить, иначе лег бы рядом с ними, заработав разрыв сердца.
  В реальном времени бой длился не больше секунды, поэтому все присутствующие могли только видеть, как зеленые кинулись на меня и синхронно упали, возможно, споткнувшись, поэтому никто из них еще ничего не понял. А пока у вожаков пошло медленное осознание произошедшего, я развернулся к противникам и преспокойно понаблюдал за тем, как дергается в конвульсиях Щирх и как его советник пытается зажать рваную рану на шее. Я правильно угадал с расположением сонной артерии, поэтому густая темная кровь обильно текла из-под лапы обреченного. Чтобы не продолжать агонию дольше необходимого, я неторопливо подошел к пытающемуся подняться дракону, а затем схватил его одной лапой за нос, а второй за рожки и резко крутнул голову. Послышался громкий хруст позвонков, и безжизненное тело повалилось на гранит. Дуэль была окончена.
  Мурлыча про себя веселую песенку, я поглядел на окровавленную лапу, а потом подтянул к себе крыло советника и принялся использовать его в качестве салфетки. Закончив вытирать пальцы и когти, я обнаружил несколько капелек на своей груди, поэтому стер и их, а потом откинул измочаленное крыло и оглянулся вокруг. Если бы момент позволял, я наверняка бы расхохотался, настолько колоритными были выражения драконьих морд. Но это смазало бы мне весь спектакль, поэтому я решил закрепить успех пятого этапа другим способом и спокойно осведомился:
  - Еще кто-нибудь хочет бросить мне вызов? Не стесняйтесь, хотите умирать за ошибки главы - подходите смело!
  Драконы все еще не шевелились, внимательно разглядывая тела с расплывавшимися под ними лужами крови. Не дождавшись ответа, я спросил:
  - Что, неужели больше не найдется глупцов? Я ведь даже размяться толком не успел... Может быть глава желает продемонстрировать свой опыт, или так и будет посылать на смерть своих приятелей? Знаешь, - обратился я к старому дракону. - А ведь это подло, отправлять на гибель тех, кто тебе доверился. Вот, например, я всегда за друзей стою горой и никогда не перекладываю на них свои проблемы, а у тебя видимо, смелости не хватает отвечать за свои поступки? И как такого главу вообще могли терпеть столько лет?
  Я неторопливо направился к своему камню, возле которого восседал Сар с не меньшим удивлением на морде, чем у всех остальных. Заметив это, я тут же приказал ему взять себя в руки и принять невозмутимый вид. Вроде помогло. Во всяком случае, при взгляде на него уже нельзя было сказать, что он наблюдает такое зрелище впервые. Для остальных же я произнес:
  - Да, Сар, нужно было тебе выйти. Такие ерундовые бойцы оказались, что мне даже стыдно стало немного, ведь как птенцов несмышленых уделал.
  Забравшись на камень, я оглядел вожаков, которые уже начали понемногу приходить в себя. Первым опомнился Иржик, и радостно поздравил меня с победой, затем один из старых драконов выразил восхищение моей техникой боя, а потом все как-то разом зашумели, загомонили, так что я среди этой какофонии звуков улавливал только отдельные фразы. Было острое желание снова закрыться, но я лишь продолжал сидеть, с легкой улыбкой кивая в ответ на поздравления. А какофония голосов в моей голове распадалась на отдельные фрагменты:
  - ...неужели Щирх наконец-то встретился с сильным противником...
  - ...техника великолепна, никогда такой раньше не видел...
  - ...может так быстро двигаться...
  - ...жестокость поражает. Опасный противник, никогда не нужно связываться с его стаей и...
  - ...похоже, новое поколение очень сильно отличается от нас. И хотя они не придерживаются старых традиций, может быть, именно они поспособствуют возрождению...
  - ...молодец, отомстил за молодых вожаков...
  Мда, похоже, что некоторые от переизбытка впечатления даже забыли, как закрывать свой разум. Но то, что я услышал, радовало. Именно на такую реакцию я и рассчитывал. А теперь обязательно нужен заключительный аккорд, который подведет итоги всей этой пьесы, отыгранной мной с немалым мастерством. Да, я взбаламутил совет, растряс собрание и поколебал некоторые устои драконов, но если все бросить так, как оно есть, то угроза нашей стае все равно сохраняется. Ведь кто знает, сколько еще древних традиций сможет откопать старый дракон, чтобы посчитаться со своим обидчиком? Поэтому наше противостояние нужно закончить здесь и сейчас.
  Поднявшись на лапы, я громко сказал:
  - Прошу тишины на совете!
  Пока драконы успокаивались и постепенно замолкали, я переглянулся с Саром и быстренько получил от него всю необходимую информацию. Были такие случаи на совете, когда главу смещали прямо в процессе обсуждения. Редко, правда, но были. Поэтому я сейчас решил воспользоваться древней традицией и низложить старого дракона, тем более что момент был весьма благоприятный. Дуэль - это банально, да и все равно останутся недобитые сторонники, а вот потерявший свои полномочия глава сразу станет неопасным и никому не нужным, поэтому угроза для Мокрого Листа полностью исчезнет.
  Дождавшись, когда все возгласы и разговоры стихнут, я заявил:
  - Итак, уважаемые присутствующие, я вкратце обрисую ситуацию. Имело быть место невыполнение главой совета своих функций, преступный сговор с целью захвата чужого гнезда, предвзятое отношение к решаемым вопросам, а также халатность и небрежность в выполнении возложенных обязательств, которые привели к гибели одного из вожаков. Поэтому я хотел бы выразить свое личное мнение и обратиться к главе совета стай, - повернувшись к старому дракону, я четко сказал: - Или слагай полномочия с достоинством, или уходи с позором.
  Произнеся ритуальную фразу, я замолчал, а потом посмотрел в серо-желтые глаза главы и добавил:
  - Если ты не помнишь эту традицию, то скажу проще - либо ты сваливаешь с совета сам, откупаясь от обвинений, либо тебя выносят.
  Драконы поддержали мою последнюю фразу одобрительными выкриками и хлопаньем крыльев. Конечно, не все. Те, кто пришли вместе с главой, а также еще десяток вожаков просто сидели на месте и наблюдали за развитием событий. Но вряд ли при голосовании они рискнут его поддержать, эти крысы вполне предсказуемо сбегут с тонущего корабля. Глава отвернулся от меня и обратился к совету:
  - Обвинение произнесено и перед тем, как объявить голосование, мне остается только сказать последнее слово. Я был главой советов многие циклы и всегда поддерживал новое поколение...
  - А кто позволил Жежило умереть молодым? Не ты ли сам с радостью объявил про необходимость его дуэли с Щирхом, хотя оснований практически не было?
  А это Иржик рискнул перебить старого дракона, вставив свои пять копеек. Молодежь активно поддержала вожака Окраинных, у которого имелись личные счеты к убитому мной зеленому. Дождавшись, пока шум немного стихнет, глава продолжил:
  - Я всегда принимал обоснованные и продуманные решения, стремился помогать драконам...
  - А кто запретил мне расширять территорию моих охотничьих угодий десять циклов назад? У меня от голода пять драконов погибло, а два яйца оказались мертвыми!
  Это высказался Рандо, тот самый, розовую расцветку которого я только недавно с удивлением рассматривал. Глава, видя, что ему никак не удается нормально высказаться, повысил голос:
  - И я никогда не принимал решений, исходя из личной выгоды, и не пользовался своими полномочиями для того, чтобы возвысить свою стаю...
  - А кто у меня двух дракониц себе забрал только потому, что я не успел прилететь вовремя? - возмутился Хелиго, дракон в преклонных летах. - И ведь сам же знал, что силы у меня уже не те, так нет, направил вестника в самый последний момент!
  - Ага! Значит, это у вас всегда такое практикуется? Вестники специально стараются, чтобы все опаздывали? - удивленно воскликнул я. - Слышал, Сар? А мы-то гадали, кому это было нужно, чтобы вожаков предупреждали так поздно.
  После этого поднялся страшный шум. Мда, похоже, я немного перестарался, но ничего страшного. Максимум, что грозит старому дракону - полное исключение его стаи из совета вплоть до того момента, пока у нее не появится новый вожак. А вообще, я пришел к выводу, что мне и напрягаться-то особо не нужно было, нарыв зрел давно и недовольство постепенно накапливалось у всех членов совета стай. Просто глава проводил свою хитрую политику, позволявшую ему долгое время держаться на плаву, и никогда не перегибал палку. А сегодня я заставил его раскрыться и начать ошибаться. Ведь если бы никаких обвинений в мой адрес не прозвучало, ситуация не накалилась бы до такого предела, что потребовалось проведение дуэли. Нет, я понимаю, что сам его провоцировал, но ведь глава поддался, потерял осторожность и закономерно сам оказался в дураках.
  Глядя на старого дракона, все еще пытавшегося что-то сказать и перекричать голоса собравшихся, я подумал, что для него это конец. Вряд ли после такого кто-нибудь захочет иметь с ним дело. Отвернутся даже ближайшие соратники, прикормленные за долгие годы власти. В политике всегда так - начинают топить одного, так его друзья вмиг оказываются далеко, чтобы не запачкаться в том, в чем его топят. Но зато как поливать грязью других - это они первые, хором поддерживают своего благодетеля и злобно тявкают, как стая дворовых собак. Хорошо, что у драконов это все находится в зачаточном состоянии, иначе мне бы тут не дали и рта раскрыть, отобрали бы оба гнезда, а под конец заставили радоваться, что еще живым остался.
  Глава, видя, что его слова никакой пользы не приносят, обреченно закончил:
  - Поднимитесь те, кто считает, что обвинения в мой адрес были справедливы, что я должен покинуть пост главы и предоставить всем вам компенсацию за свои неверные решения и поступки!
  Поднялись почти все, включая и меня. На месте осталось сидеть только пара вожаков - розовобрюхий справа от меня и тот дракон, который пришел с главой и занял свободное место вдалеке. Когда по традиции старый дракон зло просил подняться тех, кто считает, что обвинения были несправедливы... ну и далее по тексту, я задумался, что из-за этой компенсации место главы довольно шаткое. Ведь его всегда можно обвинить в чем угодно и заставить раскошелиться... Хотя нет, традиции не позволяют, чтоб их! Ведь сейчас мне это удалось, потому что обвинения были железобетонными и все присутствующие активно меня поддержали. Ну а если бы я остался один, то мне бы грозила в худшем случае дуэль с главой за клевету, а в лучшем - позорный прощальный пинок под зад от пятнистых защитников спокойствия. Но как все замечательно получилось-то! И пусть не совсем так, как было запланировано изначально, но это мелочи, недостойные внимания.
  После голосования старый дракон объявил:
  - Подчиняюсь решению совета и слагаю с себя полномочия главы.
  Он тяжело спрыгнул со своего места и пошел по кругу, останавливаясь перед каждым вожаком и уточняя размер компенсации. Большинство захотели получить себе дракониц, некоторые взяли по два молодых дракона-защитника. Мои приятели запросили по одному птенцу до десяти лет, а когда дошла очередь до меня, я потребовал:
  - Два яйца.
  В принципе, цена была приличной, но не выходила за рамки той, что уже получили остальные, поэтому глава только полыхнул взглядом и уточнил, когда и куда их необходимо доставить. Я сказал, что через пять дней в Гномьи горы, чтобы еще успеть подготовиться к их приему. Когда бывший глава отправился выяснять у Грома его запросы, ко мне обратился Сар и спросил:
  - А почему ты не взял драконицу?
  - Все просто. Вспомни, сколько циклов у нашей стаи не было яиц и подумай, чему драконы обрадуются больше - новой драконице или же возможности вскоре снова увидеть рождение малышей.
  Сар ненадолго задумался и признал:
  - Да, Алекс, ты прав. Мне это и в голову не пришло... А скажи, то гнездо в Гномьих горах, о котором ты говорил, действительно существует?
  - Сар, я бы не стал врать по этому поводу.
  - Но почему ты не сообщил о нем никому из нас? Почему ты не рассказал мне, когда оставлял стаю?.. Или... Ты знал об этом? Ты знал, что на совете произойдет подобное и специально ото всех скрывал, чтобы глава ни о чем не догадался?! - я только взглянул на дракона с насмешкой и не стал отвечать, а Сар с восторгом добавил: - И ведь я никогда не верил в пророческие сны Мудрейшей, но теперь прекрасно понимаю, что в тебе течет ее кровь, и ты также можешь видеть будущее. Знай, я никогда больше не буду в тебе сомневаться и во всем поддержу!.. Хотя, ты наверняка и так это знаешь...
  - Сар, не нужно громких слов, и сомневайся себе на здоровье, - сказал я в ответ. - Я не пророк и также могу ошибаться, да и знаний у меня маловато, так что не спеши с выводами и не возводи меня на пьедестал. Мне нужны друзья, а не поклонники.
  Тем временем бывший глава вышел в центр круга, остановился рядом с мертвыми телами и сказал:
  - Что ж, по древним законам я больше не могу присутствовать на советах, поэтому скажу кое-что напоследок. То, что произошло сегодня - только начало процесса разложения драконьего племени. Те веяния, которые привносят молодые вожаки, окажутся губительными для всех, и помяните мои слова, вскоре разразится новая Война Кланов и тогда раса драконов будет полностью уничтоженной. И виноваты в этом будете все вы! Все, слышите! Все!
  Старый дракон сорвался на крик, так что я поморщился и обратился к сидевшему рядом Грому:
  - Слушай, он ведь сам не уйдет. Может быть, позовешь своих?
  Пятнистый кивнул и задумался, а вскоре рядом с продолжающим надрываться бывшим главой опустилось пятеро больших драконов леопардовой расцветки и предложили старичку свалить по-хорошему. На удивление, у взбешенного дракона еще сохранились остатки мозгов, поэтому он не стал учинять драку, а просто поднялся в воздух, крикнув что-то напоследок, и полетел на восток. Его старый советник также взлетел и отправился за своим вожаком, а я пробормотал про себя фразу из знаменитого мультика:
  - Он улетел, но обещал вернуться...
  Пятнистые покинули площадку, забрав с собой еще и мертвые тела, чтобы не портили картину, а драконы начали переглядываться между собой. Так как я порядком подустал после этой нервотрепки, то мне все это быстро надоело. Потеряв терпение, я спросил у вожаков:
  - Эй, ребята, совет вроде бы и закончился. Ведь глава был последним, кто мог выступить со своим предложением, а мы уже давно обсудили и решили все проблемы. Все вроде довольны и счастливы, так может, пора расходиться? Или у вас после советов всегда бывает какая-то культурная программа?
  Все синхронно повернулись ко мне, так что я даже почувствовал себя немного неловко, ведь сам не понял, где допустил промах. Но мне на помощь пришел старый Хелиго, который пояснил:
  - Совет может распустить только глава, поэтому сейчас нам нужно выбрать нового.
  - Ясно, - кивнул я. - А как это делается? Все желающие занять этот пост встают с места и потом уже общим голосованием решается, кто из них более достойный?
  - Не совсем, - усмехнулся дракон. - Мы сейчас сами должны выбрать одного кандидата, а уже потом голосовать, достоин ли он занять эту должность, или нет.
  - Так выбирайте поскорее, а то здесь становится скучновато, - сказал я и улегся на камень.
  - А я предлагаю Алекса Сереброкрылого, - вдруг крикнул Иржик.
  Этот крик тут же подхватили драконы и одобрительно стали высказываться за мою кандидатуру. Я в этот момент тихо офигевал, совсем потеряв дар речи. Такой каверзы от судьбы я никак не ожидал. Видя, как рьяно меня защищают молодые вожаки, раз за разом отклоняя различные претензии, высказываемые пожилыми драконами, что я и молод чересчур, и традиции не все знаю, и нрав у меня больно дикий для главы, я наконец-то пришел в себя и завопил:
  - Не-е-ет! Не согласен я! Возьмите кого-нибудь постарше и поопытнее меня! Я же вообще на совете впервые, что за глупые шутки?!
  Драконы притихли, переглядываясь друг с другом, а Хелиго, который только что говорил о том, что мне не хватает ума для такой ответственной должности, внимательно посмотрел на меня и заявил, как будто зачитывая приговор:
  - Алекс, я ждал от тебя именно этих слов. Поверь, если бы ты всеми силами ухватился за возможность занять такой высокий пост, я бы ни за что не допустил этого. Но теперь я вижу, что ты, мало того, что имеешь достаточный ум, смекалку и расчетливость, но еще прекрасно понимаешь всю ответственность, которая тебе достанется. Поэтому я заявляю - совет стай выбрал кандидата! А теперь прошу подняться тех, кто считает, что Алекс Сереброкрылый достоин стать нашим новым главой.
  - Мля-я-я... - протянул я, глядя на то, как поднимаются все вожаки, присутствующие на совете.
  Даже мой розовобрюхий сосед и тот поднялся, хотя и после недолгого колебания, а Гром вообще вскочил самым первым.
  - А теперь поднимитесь те, кто считает, что Алексу нужно остаться простым вожаком.
  Постояв немного в гордом одиночестве под веселыми смешками присутствующих, я опять сел на плиту и тяжело вздохнул, а Хелиго заявил:
  - Совет стай выбрал себе нового главу!
  Большинство молодых вожаков сразу зарычали, захлопали крыльями, тем самым выражая радость и одобрение. Драконы преклонных лет наблюдали за ними со снисходительными улыбками, а я, оглядывая всех, понимал, что крупно влип, поэтому, ни от кого не скрываясь, уточнил у Сара:
  - А мне можно будет сдать свой пост новому кандидату?
  - Конечно, - ответил дракон, поэтому я сразу же подскочил, и собрался было объявить о начале нового поиска, но этот ящер ехидно продолжил: - Но только через десять циклов.
  Глядя на мою обиженную морду, многие драконы не смогли удержаться от смеха, а я подумал, что если бы действительно обладал способностями провидца, то хрен бы меня увидели на этом совете. Дождавшись, пока все немного угомонятся, я печально спросил:
  - Ну и что мне теперь делать?
  - Думаю, глава, тебе нужно объявить об окончании совета, - невозмутимо ответил Хелиго, породив новый взрыв хохота.
  
  Глава 26. Хранители и маски
  
  Дождавшись, пока веселье поутихнет, я признал совет завершившимся и уже хотел было свалить подальше, пока меня не назначили на еще какую-нибудь не менее почетную должность, но не тут-то было! Почти все вожаки жаждали пообщаться со мной в неформальной обстановке, для чего пятнистыми был организован очень поздний ужин, или ранний завтрак, так как до рассвета осталось совсем ничего. Предложенного мне барана я есть не стал. Так, укусил пару раз из вежливости и передал его Сару, а вот он оценил еду по достоинству, жадно вгрызаясь в тушу. Все-таки полеты на такие дальние расстояния вызывают зверский аппетит.
  Разговаривая с вожаками, я мимоходом выяснял, какие вообще обязанности возлагаются на главу между советами. Оказывается, не все было так плохо, как я себе это представлял. Просто глава должен выбрать место сбора, стаю, которая будет охранять его, а также стаю, которая будет посылать вестников. Кроме этого при возникновении внештатных ситуаций, таких, как война (между двумя стаями, с магами или с какой-либо разумной расой), природный катаклизм или похожая неприятность, угрожающая всей расе, глава обязан брать с собой вожаков с драконами и спешить на помощь. Так что если ничего подобного не произойдет, мне остается только командовать и с умным видом следить за тем, как выполняются мои приказы.
  В общем, слегка успокоившись, я уже начал более детально изучать всех вожаков, которые со мной разговаривали. К слову, остались на эти посиделки не все присутствующие. Розовобрюхий улетел сразу, как только я объявил об окончании совета, за ним последовали еще трое вожаков, которые, однако, перед отлетом поздравили меня с назначением. Что характерно, сторонников бывшего главы среди них не наблюдалось, просто драконы очень спешили к своим стаям на материке, расположенном в другом полушарии, поэтому не стали задерживаться, объяснив, что у них там какие-то мелкие неприятности с аборигенами.
  Через час я уже мог разделить всех вожаков на группы по интересам. Первыми стояли молодые, которые видели во мне своего и искренне поддерживали, весело болтая о всяком разном. Вторыми были представители старшего поколения, которые в разговорах подчеркивали, что подобных случаев на советах еще не было, и постоянно старались меня прощупать, стремясь понять, кто же я на самом деле. С такими я был очень осторожен, не позволял себе никакой наглости, на вопросы отвечал обстоятельно, но через раз ловко уводил разговор в сторону и поднимал такие темы, что драконам самим приходилось мне многое объяснять. В процессе этих объяснений я внимательно слушал, старался все понять и запомнить, иногда задавал уточняющие вопросы, а после еще и благодарил за полученные знания.
  В общем, психология помогла мне и на этот раз. Драконы старшего поколения не сильно отличались от людей, поэтому им всем понравилось мое внимание и то, как я воспринимаю их нравоучения. После разговоров со мной они пришли к общему выводу, что я "хоть и очень молод, но уже вполне разумен", поэтому разрешили в любое время обращаться к ним за советами, если вдруг возникнут затруднения, и обещали поддерживать во всем.
  Третья группа вожаков была просителями. Им обязательно что-нибудь было нужно, поэтому они старательно набивались ко мне в друзья, заваливали меня приглашениями, которые я, конечно, принимал, хотя отвечать тем же не спешил. Эта группа была малочисленной, в нее я включил всего шестерых драконов, причем двое из них оказались теми, кто пришел на совет вместе с главой. Общаясь с ними, я испытывал сильнейшее желание послать этих просителей к демонам, но держался и вежливо отвечал, что техника боя, которая демонстрировалась на дуэли, является секретом нашей стаи, поэтому ни продаже, ни обмену не подлежит, что свои драконицы для меня милее всех, поэтому я никому их отдавать не собираюсь...
  В общем, я закончил беседу с ними, многозначительно заявив, что на следующем совете, само собой, буду помогать всем желающим, так как это моя обязанность как главы. Просители радостно восприняли это как обещание на свой счет, чего я и добивался. И только один дракон, которому недавно стукнуло четыреста, напоследок окинул меня полным сомнения взглядом, видимо, что-то заподозрив. После этих просителей ко мне подошел Хелиго и поинтересовался:
  - Скажи, как ты научился с такой ловкостью играть словами?
  - Живу долго, видел много, - ответил я с ухмылкой, глядя, как общаются между собой драконы, уплетая предложенное мясо.
  Немного помолчав, Хелиго заявил:
  - Знаешь, а ведь циклов двести назад на совете стай прозвучали странные слова о том, что однажды здесь появится вожак, четырежды рожденный и пришедший издалека, который заставит всех драконов жить по новым законам. Тогда все это посчитали пустой угрозой, потому что... - Хелиго замялся. - Неприятная тогда возникла ситуация. Но теперь я хотел бы спросить у тебя...
  - Да, - недовольно ответил я и вздохнул.
  Ну что за непруха! Опять какие-то пророчества, предсказания и прочая дребедень, но самое главное, что отвертеться у меня не выйдет. И если с эльфийским Убийцей были возможны варианты, с альтарами вообще я подгонял пророчество под себя, то тут уже нет никакого выхода. Здесь личность вожака описана точно - четырежды рожденный, да и еще пришедший издалека. Если посчитать мои факты рождения, то так и выходит, ведь я родился человеком, эльфом, потом собой и драконом в источнике. А факт воскрешения после битвы в степи, который я ошибочно относил к рождению, на самом деле им не является. Ну и по поводу "издалека" сомневаться не приходится. Дальше просто некуда.
  - Но как же так получилось, что... - начал было Хелиго, но я перебил его.
  - Долго рассказывать, да и, если честно, боязно. Я просто не могу предсказать, как все это воспримут, поэтому пока промолчу... А об этом пророчестве многие знают?
  - Все, - ответил дракон. - Просто большинство не считают его пророчеством, но даже молодые знают об этом случае и привыкли, что на совете нужно побольше молчать, ведь за это высказывание ваша стая тогда лишилась пятерых дракониц.
  - Наша стая? - удивился я.
  - Да, - кивнул Хелиго. - Тогда у Мокрого Листа был вожаком Витаро Золотой, который на советы брал с собой свою мать. Именно она и произнесла эти слова, когда вашу стаю несправедливо объявили виновной в нарушении наших законов и заставили отдать десятерых защитников... В общем, после этого случая Мокрый Лист значительно уменьшился.
  Мне оставалось только кивнуть. Теперь понятно, почему у нас осталось так мало драконов. Я-то думал, что это сильно постарались шершаны, а тут, оказывается, представители своей расы намного хуже безмозглых порождений морских глубин. Ну а бабушка в тот момент была, конечно, сильно не права. Надо было тихонько промолчать и разыграть свою партию, чтобы на следующем совете не только вернуть своих, но и остаться еще с прибылью. Интересно, прозвище Мудрейшая приклеилось к ней до этого случая или после?
  - Лидалья получила свое второе имя после третьего совета, на котором она присутствовала. Тогда ее советы позволили Мокрому Листу получить хорошие охотничьи угодья и закрепить свою территорию, самую большую на южном побережье.
  Не понял, а почему он ответил? Я что, забыл закрыться? Хелиго с ехидным оскалом только кивнул, а я огляделся по сторонам и обнаружил, что почти все драконы прислушиваются к нашему разговору и глядят на меня.
  - Вот теперь точно попал! - обреченно произнес я, опустился на гранит и закрыл морду лапами под веселый смех всех вожаков.
  Даже Хелиго на этот раз не стал сдерживаться и буквально оглушал меня своим хохотом. Нет, это же нужно было так лопухнуться! Расслабился, блин, что все оказалось не так плохо, совет уже позади, собеседование с вожаками тоже подошло к концу, не нужно контролировать каждое свое слово, не нужно следить за реакцией каждого дракона... Чтоб вас всех! Только с одной проблемой разобрался, как тут же наваливается новая. И самое главное, я даже не знаю, как ее вообще решать. Пророчество гласит, что я должен изменить законы драконов. С этим я согласен, отношение стай друг к другу должно радикально поменяться, но вот как это сделать - решительно ничего в голову не приходит.
  Отсмеявшись, Хелиго сказал мне:
  - Не волнуйся, Алекс, от тебя пока никто ничего не требует. Просто продолжай вести себя как раньше... - оскалившись, он добавил с иронией: - И я очень надеюсь, что прежде чем собирать большой совет для принятия новых законов ты все-таки огласишь их на совете стай, чтобы мы могли хотя бы предварительно обсудить нововведения.
  - Ладно-ладно, я же не яйцо. Если займусь этим, то обязательно приглашу для разработки законов всех вас. Не буду же я один над ними горбатиться?
  Драконы снова засмеялись, а Хелиго серьезно кивнул. Он понял, что я не шутил, когда заявлял об этом. Ну а после совместной трапезы и дружеских бесед драконы постепенно разлетались кто куда. Начинался рассвет, в лучах восходящего солнца скалы приобрели оттенок, который всячески оправдывал их название. Полюбовавшись немного на окружающую местность, я спросил у насытившегося и осоловевшего Сара:
  - Ну что, полетели домой?
  - Алекс, сейчас еще должен состояться совет хранителей. Ты что, забыл?
  - Хранителей? А-а, слуг создательницы, понятно. И когда он начнется?
  - Когда все посторонние покинут собрание, - ответил Сар.
  Опять ждать! Печально вздохнув, я решил провести время ожидания с пользой и потребовал у дракона сведения по всем драконьим стаям, отдельно по хранителям и территории, которую они контролируют. Как выяснилось, большинство стай, придерживающихся заветов создательницы, обитали на восточной части материка, а также занималось южными дикими землями. На севере жили всего три стаи. Две наблюдали за малочисленными народами людей, которые даже для Империи не представляли никакого интереса, а Громовержцы, как я уже знал, контролировали две расы, внешне сильно отличавшаяся от людей. На юге были четыре стаи хранителей, включая нашу, а вот запад совсем был оставлен без внимания, поэтому там и приключилась некислая заварушка пять столетий тому назад.
  С удивлением я узнал, что Империя оказалась не такой огромной. Она занимала всего пятую часть материка, располагаясь в его центре и захватывая запад с севером. На восточной части рядом с ней существовали несколько государств людей, которые размерами намного ей уступали, но, в основном, являлись очень бедными и отсталыми, поэтому последняя их не захватывала. Однако было исключение - королевство, которое имело и залежи металлов, и хорошие территории, и плодородные земли. Оно поддерживало с Империей вооруженный нейтралитет, то есть, вело торговлю, попыток захвата не предпринимало, но жестоко пресекало всякие поползновения на свой суверенитет, не считаясь с потерями. Вроде бы за последние пятьсот лет на той территории гремели несколько кровопролитных войн, но Империя всегда уходила с пустыми руками. Точнее Сар сказать не мог, потому что драконы никогда не интересовались людскими склоками.
  Чуть дальше на востоке обитали десяток разумных рас, которые создали свои государства и живут спокойно и мирно, с интересом наблюдая за потугами Империи расширить свои владения. Между собой они почти не конфликтуют, так как смысла нет - захват новых территорий никому из них не нужен, ведь и свои-то не в полной мере используются, а война ради обогащения просто нецелесообразна, так как потери будут слишком большими. Нет, раньше случались масштабные столкновения, а шесть тысячелетий назад там вообще все насмерть передрались, после чего очень долго зализывали раны. Тогда десятки рас в тех краях были уничтожены до последнего представителя. Но вскоре оставшиеся поумнели, окультурились, поэтому драконам, оправившимся после Войны Кланов, забот почти не доставляли. Была какая-то крупная заварушка сравнительно недавно, но тогда количество рас не уменьшилось, просто все на этих землях выпустили пар и окончательно угомонились.
  Расспросив, кто же там живет, я с удивлением понял, что Сар этого даже не представляет. Единственное, что он смог сказать, это то, что там есть краснокожие люди, живущие на территории Рандо, вираки, очень похожие на зверолюдей, но более развитые, а также демоны, которые оказались вовсе не сказками. Правда, сами они называли себя по-другому, но драконы использовали именно этот термин. Во всяком случае, в мыслях у меня звучало вполне определенно - демоны. Короче, когда я про все это услышал, то понял, чем мне хочется заняться после окончания Академии. Да это же непаханое поле! Я-то думал, что Империя занимает почти полмира, а она оказалась только крупным государством среди прочих, и даже не самым сильным, если откровенно опасается направлять свои силы на восток. Так что, как выучусь, точно отправлюсь путешествовать! Уж очень мне любопытно поглядеть, как там демоны живут.
  Постепенно все лишние вожаки разлетелись, но пятнистые так и остались сторожить место сбора. Вскоре Хелиго объявил всем, что пора бы начинать совет хранителей, поэтому вожаки со своими советниками снова отправились к кольцу камней и стали усаживаться на них поудобнее. Всего стай хранителей оказалось семнадцать, включая нас. Быстренько узнав у Сара, чем мы вообще будем заниматься, я расслабился. На этом совете даже глава не выбирался, потому что каждая стая сама определяла себе и территорию, и количество подконтрольных рас. Здесь просто уточнялись некоторые моменты с соседями по поводу того, что "а ваши демоны начали проявлять нездоровый интерес к золотым рудникам наших подопечных, как бы до войны не дошло" или же "а вот ваши подопечные стали частенько залезать в приграничье, это они расширяться собрались?". Я же молчал и слушал, стараясь понять общую картину.
  На совете присутствовали знакомые морды. Мне было очень приятно видеть Иржика со своими друзьями-соседями, Хелиго с пятеркой своих приятелей, и даже Грома. Вот именно последний и поднял вопрос о том, какая территория теперь будет подконтрольна новой стае, которая поселится в нашем гнезде. Следуя подсказкам Сара, я четко обрисовал ее контуры, перечислил разумные расы, на ней обитающие и выразил надежду, что Громовержцы оставят все без изменений. Гром в ответ согласился и попросил передать ему более детальную информацию при личной встрече после совета. Я пообещал вожаку передать все необходимое и снова улегся на камень, гадая, когда же закончится это собрание.
  Долго ждать не пришлось, потому что Гром был последним, которому хотелось что-то выяснить. После него вновь поднялся Хелиго. Я думал, он просто объявит, что совет завершен, но вместо этого дракон обратился ко мне:
  - Думаю, что вполне уместным будет задать вопрос - а за кем же будет наблюдать твоя стая, Алекс?
  - За гномами, эльфами, альтарами, жителями Мардинана и остатками народа аллинцев, - ответил я. - Короче говоря, за всем западом материка.
  Все драконы удивленно уставились на меня. Их реакция была понятной, потому что по сравнению с той территорией, за которой мы наблюдали до этого, земли Нового Союза казались поистине гигантскими. Да и вообще, они были раз в пять-десять больше тех участков, которые находились у каждого хранителя. Поэтому удивленный Хелиго вкрадчиво поинтересовался:
  - Алекс, а ты уверен, что справишься? Ведь сразу три разумные расы такой численности сложно контролировать, да и, кроме того, как я понимаю, три народа людей вместе без конфликтов никогда не будут существовать.
  - Не волнуйтесь, справлюсь! Год назад я их все объединил в один союз и слегка перемешал, так что теперь на западных землях мир, процветание и никаких конфликтов не предвидится. Вот только Империя косо смотрит, поэтому я и хочу взять эту территорию для своей стаи, чтобы в случае чего вмешаться и не допустить войны.
  После этих слов наступила тишина. Драконы разом забыли, как дышать, а Хелиго от удивления даже пасть немного приоткрыл. Когда же он немного пришел в себя, то спросил:
  - Как же тебе удалось объединить три различные расы? Ведь это просто невозможно! Именно поэтому драконы только предотвращают конфликты, но не пытаются слить воедино несколько разумных рас.
  - Когда очень хочется, то все возможно, - заявил я, весело оскалившись. - Но рассказывать об этом я не буду, потому что использовать мой способ у вас точно не получится. В общем, никто не будет против, если я объявлю эти земли нашей территорией? Ведь на них нет никаких драконьих стай, поэтому все они считаются ничейными, и никого я этим не потревожу и не притесню.
  Вот потому-то я и узнавал у Сара обо всех драконьих стаях. Как оказалось, во время Войны Кланов запад материка пострадал особенно сильно, поэтому там не осталось ни одного гнезда с источником... Ну, разумеется, кроме того, что мы с Алоной обнаружили в Драконьем кряже. Именно поэтому такие вроде бы хорошие земли не были заселены драконами. Так что нам просто несказанно повезло, ведь никаких споров с соседями даже теоретически не сможет возникнуть, потому что им до нас добираться часов пять нужно, и это только самым ближайшим. Остальным вообще придется полматерика пролететь, а Иржику и его друзьям почти весь.
  - Конечно, никто не будет возражать, - сказал Хелиго, очень меня этим успокоив.
  Хоть я и предполагал, что эти земли могут достаться нам без драки, но все равно сидела в душе неуверенность в том, что все древние законы и традиции драконов это разрешают. Теперь же можно было праздновать победу. Все, что я задумал, вышло, осталось малое - объявить стае, что мы переезжаем. Ох, представляю, какие у них будут физиономии, когда я расскажу про итоги совета... Улыбнувшись я сказал:
  - Если больше не у кого нет никаких вопросов, то может, закончим совет?
  Остальные драконы подтвердили, что они только "за" и начали разлетаться, напоследок перебрасываясь со мной парочкой слов. Кто-то желал приятного переселения, кто-то успехов в освоении нового гнезда, а Иржик пообещал предоставить пятерых дракониц через четыре дня. Раньше он просто не доберется до нас. Я посоветовал ему так не спешить и сказал, что если он прилетит через десятицу, ничего страшного не случится, однако по морде полосатого дракона понял - Иржик так долго задерживаться не будет. Уж очень ему не терпится получить новые знания. После всех остальных ко мне подошел Хелиго. Я тепло простился со старым драконом и пожелал ему крепкого здоровья, а потом закрылся и посоветовал, чтобы сразу обращался ко мне, если вдруг станут отказывать крылья, вскользь упомянув про одно верное средство, которое непременно может помочь в подобных случаях.
  Старый дракон посмотрел на меня с сомнением, но кивнул, подтвердив, что информацию принял, и, простившись, взлетел в воздух. Надеюсь, он догадается, что рассказывать об этом направо и налево не стоит, иначе зачем мне было закрываться? Ведь всем увечным и покалеченным драконом я лимэль раздавать, естественно, не собирался, но конкретно Хелиго, который мог стать одним из моих помощников и соратников, в любом случае постараюсь помочь. Уж очень понравился мне этот старый расчетливый дракон.
  Под конец на Красных Скалах остались только пятнистые Громовержцы и я с Саром, который с большим трудом держал глаза открытыми. Чтобы хоть как-то привести друга в чувство, я приказал ему передать советнику Грома всю информацию о расах зверолюдей, так как сам о них знал очень мало. Пока два дракона стояли, уставившись друг другу в глаза, ко мне подошел Гром и осторожно поинтересовался:
  - Алекс, а если бы у тебя не было второго гнезда, ты бы отдал нам свое добровольно?
  - Нет, - ответил я, не понимая, к чему он клонит.
  - Значит, сегодня всем нам очень повезло?
  А-а, теперь все ясно! Просто таким нехитрым способом он пытается наладить со мной контакт. Извиняться напрямую точно не станет, ведь он не делал ничего противозаконного, наоборот, добивался лучшей жизни для своих, в соответствии с традициями драконьей расы. Но конфликтовать с новым главой совета опасно, поэтому он пытается примириться и сгладить впечатление.
  "А вот хрен тебе! Если извинишься и признаешь, что был неправ, тогда и поговорим" - подумал я, а в ответ сказал:
  - Нет, это вам сегодня повезло. Ты же видел дуэль, так что вполне можешь представить, что наша стая сделала бы с захватчиками.
  А вот теперь пятнистого дракона пробрало. Посмотрев на пятна крови, которые никто и не подумал вытирать, он решился и твердо сказал:
  - Алекс, я прошу у тебя прощения за то, что считал Мокрый Лист слабой стаей, которая недостойна иметь свое гнездо, и надеюсь, что мои прежние ошибочные суждения не повлияют на наши дальнейшие отношения.
  Ну, хоть так, это уже неплохо. Теперь можно идти на контакт.
  - Принимаю твои извинения. Если будешь пролетать мимо нашего гнезда, залетай, не стесняйся.
  - Спасибо за приглашение, Алекс. Знай, отныне и ты, и драконы твоей стаи - желанные гости в наших гнездах.
  Кивнув, я посмотрел на советников, которые и не думали прекращать игру в гляделки. Похоже, процесс затягивался надолго, поэтому я вновь повернулся к Грому и, подчиняясь мимолетному чувству стыда, сказал:
  - Только ты извини, но мы тебе гнездо оставим в очень непотребном виде.
  - Что ты хочешь этим сказать? - уточнил дракон.
  - Да, понимаешь ли, тут недавно на нас рой шершан напал, количеством тысяч в пятьдесят или больше, поэтому сейчас перед скалами с гнездом высится гора трупов. Сам понимаешь, при такой жаре на солнышке они начали разлагаться, так что ароматы там по всей округе разносятся просто неописуемые.
  - Пятьдесят тысяч? - удивленно воскликнул Гром. - Алекс, я знаю о шершанах, мне рассказывали ваши соседи, но то, что ты сейчас сказал, звучит неправдоподобно.
  Я только пожал плечами и ответил:
  - Когда прилетишь, тогда и поверишь. Мы их там здорово накрошили. Целый пляж из трупов, даже все сжечь не удалось, поэтому и предупредил.
  Гром задумчиво сказал:
  - Нет, похоже, ты не преувеличиваешь. Но как же вам удалось отбиться? И скольких вы потеряли при этом?
  - Скажу честно, с трудом. Под конец боя все едва могли летать. А не потеряли мы ни одного дракона, отделались только царапинами и ушибами. И вообще, что я тебе рассказываю словами? Лови картинку!
  Я взглянул в глаза Грома и передал ему вид наших скал с грудами тел внизу, в которых сразу бросалась в глаза матка шершан, возвышавшаяся над остальными. Передача мыслеобраза прошла успешно, дракон сразу застыл с приоткрытой пастью, переваривая увиденное, а потом посмотрел на меня уже с восхищением и сказал:
  - Да, вы действительно великие воины!
  Такая похвала от вожака самой сильной стаи драконов всегда приятна, но меня заботило не это, поэтому я спросил:
  - Так что, справитесь с трупами?
  Гром уверенно ответил:
  - Я приведу всю стаю, а пять сотен драконов сожгут все, что угодно.
  - Тогда второй момент. Дело в том, что при нападении нам пришлось ненадолго отступить, и шершанам удалось захватить пещеру с источником, поэтому он потерял довольно много своей силы.
  - Но он еще действует? - уточнил Гром.
  - Да.
  - Тогда и это не проблема. Спустя полсотни циклов мы его восстановим.
  - Вы умеете возвращать силу источникам? - удивился я. - Но как?
  Гром дружелюбно оскалился и ответил:
  - А как ты думаешь, почему последние несколько тысяч лет в нашей стае рождаются самые большие и сильные драконы? Но на твой вопрос я не могу ответить, потому что это секрет нашей стаи. Ты же не поделишься со мной знаниями своей боевой техники?
  Я только кивнул и признал, что он прав. Такое знание является стратегическим оружием, поэтому кому попало его давать нельзя, а использовать нужно только для себя. Вот теперь я понимаю, почему стая Громовержцев так многочисленна. При мощном источнике повысить рождаемость - пара пустяков.
  - А остальные в курсе, что вам это под силу? - уточнил я.
  - Да, - кивнул Гром.
  - И что, уже были предложения по восстановлению старых источников? И сколько вы за это берете?
  - Не все так просто, Алекс, - ответил дракон. - Хотя такие предложения были, мы все равно отказывались от них, потому что это длительный процесс. Нам нужно жить рядом с источником, чтобы воздействовать на него, поэтому я и сказал, что ваш удастся восстановить только через полсотни циклов. А как ты думаешь, какая стая согласится оставить свое гнездо на такой долгий срок?
  Мне оставалось только кивнуть и порадоваться за Громовержцев. Да, поначалу я думал о том, чтобы позлорадствовать над теми, кому достанется загаженное гнездо, но теперь чувствовал облегчение от того, что пятнистые не пропадут. А пока мы беседовали, Сар успел закончить передачу и подошел ко мне. Распрощавшись с Громом и пожелав ему успехов в восстановлении гнезда, я взлетел в небо и направился к солнцу, поднимающемуся все выше над землей.
  Когда мы отлетели от Красных Скал, Сар внезапно спросил:
  - Алекс, а ты не мог бы объяснить, почему ты все время думал про какие-то этапы? В те моменты, когда ты не закрывался, но не хотел, чтобы остальные поняли твои мысли, в мешанине, которая была у тебя в сознании я мог разобрать только это слово.
  - Все просто, Сар, - сказал я в ответ. - Это основы психологии, то есть такой науки, которая изучает принципы поведения лю... разумных рас. Здесь она еще не распространена, но в свое время я ее проходил, поэтому прекрасно знаю, что при попадании в незнакомый коллектив существует одна стандартная линия поведения, которая позволяет быстро в него влиться. Она насчитывает несколько этапов, которые характеризуются различными целями и задачами, а также приемами их достижения. Поэтому я и разделял свое поведение на определенные этапы, выбирая для каждого подходящие маски.
  - Маски? Что это значит? - спросил Сар.
  - Тебе непонятно само слово? Это такая накладка на лицо, которую используют...
  - Нет, мне ясно, что оно означает. Мне не совсем понятно, почему ты о них заговорил.
  - Ну, я просто хотел быстро, одним словом охарактеризовать все комплексы принципов и приемов поведения, которые использовал на определенных этапах. Ладно, не бери в голову!
  - Алекс, а все-таки, не мог бы ты рассказать подробнее об этих этапах и масках?
  - А ты не грохнешься? Ведь это целая лекция получится, еще заснешь в процессе... - не дождавшись ответа, я продолжил: - Ладно, объясню, может еще пригодится когда-нибудь. Итак, существует пять основных этапов быстрого внедрения в коллектив. Для обычного хватает и трех, но для изначально враждебного применяются все пять. Ни порядок, ни способы достижения цели лучше не менять, потому что в результате может получиться полное отторжение, или в лучшем случае непонимание. Первый этап - один из самых сложных. Его задача - удивить коллектив, выделиться из серой толпы, сделать так, чтобы тебя заметили. При этом существует масса способов и приемов, но я выбрал простейший - наглость и нахальство. Здесь есть свои плюсы и минусы, но главной задачей становится не переиграть. Ходить по самому краешку, но не вызывать у окружающих злости и негодования. В моем случае я надел маску глупого новичка, который не признает никаких авторитетов и руководствуется собственными моральными принципами. И это сработало на отлично, меня заметили, оценили и даже поддержали, что сразу позволило перейти ко второму этапу - налаживанию связей. Это очень важный момент, когда главное - не ошибиться в выборе кандидатов, чтобы не стать одним из изгоев, которые присутствуют почти в каждом коллективе. Средством для достижения цели в данном случае является дружелюбие, искренний интерес и юмор. Так что, надев на себя маску балагура, весельчака и души компании, я быстро обзавелся приятелями и полезными знакомствами. Третий этап - достижение уважения и всеобщей оценки заслуг. Это завершающий этап в нормальных коллективах, когда ты просто должен показать, чего стоишь, проявить свои лучшие качества и заслужить одобрение окружающих. Для этого используются только мозги, потому что ни красивой одеждой, ни возвышенными словами уважения не добиться. Именно поэтому я выбрал маску прожженного торговца и показал, что имею ум, расчетливость и представление о том, чем должны заниматься на совете... Ты еще не заснул?
  - Нет, продолжай, - отозвался Сар.
  - Как ты понимаешь, на этом бы все и закончилось, однако глава сделал коллектив, в который я хотел вписаться, враждебным, что я и предполагал, так как с самого начала делал некоторые шаги для подготовки к следующим этапам. Поэтому четвертый прошел, как по маслу. Его целью было показать, что вся та оценка, которая уже сложилась у членов коллектива на мой счет, в корне неверна, а все то, что я делал и говорил ранее - лишь малая часть того, что я из себя представляю. В этом этапе нужно достигнуть ошеломления, удивления коллектива, переоценки им своих возможностей и продемонстрированных мною целей. Все удалось замечательно, потому что я отказался от гнезда, чего никогда не смогли бы сделать остальные, показал, что могу спокойно управлять опасной для себя ситуацией, что ловко могу уходить от обвинений и спокойно переношу любые оскорбления, отпущенные в мой адрес. В тот момент я надел маску опытного политика, которая резко контрастировала с тремя предыдущими и заставила всех присутствующих сильно задуматься. Но так как четвертый этап является только промежуточным, я сразу же начал переходить к пятому, искусственно накаляя обстановку. Последний этап является завершающим и ставит своей целью вызова страха и опасения у окружающих. Не буду тебе описывать, что в этот момент обычно происходит у людей, но мой способ ты и сам видел прекрасно. Я надел маску безжалостного убийцы, принял вызов на дуэль, с легкостью расправился со своими противниками, а потом сместил главу, указав на его ошибки, и этим ликвидировал своего главного и единственного сильного врага. Все. Этапы пройдены, а цель достигнута. Я влился в коллектив, а то, что стал его новым главой - это непредвиденные обстоятельства. В обычном случае я просто добился бы признания, уважения и зависти большинства, щедро сдобренных страхом. Понятно?
  - Целиком и полностью, - откликнулся Сар. - Значит, ты нервировал своего соседа только потому...
  - Что мне нужен был объект для пятого этапа, - продолжил я. - Изначально я планировал доводить именно его, но потом понял, что дело не выгорит, так как розовобрюхий оказался трусоват. Или же у него внезапно проснулся инстинкт самосохранения, поэтому я сразу же сменил цель и выбрал Щирха. Как выяснилось впоследствии, крайне удачно.
  Спустя несколько минут молчания дракон сказал:
  - Знаешь, я никогда раньше не думал, что можно так ловко притворяться. Ведь даже я поначалу поверил, что ты ведешь себя вполне естественно и лишь удивлялся, когда твое поведение вдруг резко менялось. Значит, это были только маски, а не ты сам?
  - Ну, Сар, это вопрос поистине философский, поэтому я отвечу тебе на него очень просто - в каждой маске была частичка меня. Именно поэтому надев любую из них, я чувствовал себя комфортно и естественно.
  - Но так же нельзя! - воскликнул дракон. - Ведь если вкладывать часть себя в маски, ты никогда не будешь самим собой!
  - Ошибаешься, Сар. Я всегда остаюсь собой, потому что все эти маски находятся во мне. Маска убийцы, которую я любовно обтачивал несколько долгих месяцев, маска друга, которая мне досталась абсолютно случайно, маска мудреца, которую я стараюсь часто не надевать, маска героя, которую мне подарил брат, маски принца, ученика, вождя, наследника, охотника, десятки других... Все они со мной, и в любой ситуации я просто выбираю подходящую, и надеваю себе на лицо. Это очень удобно и доставляет гораздо меньше проблем.
  - А сейчас на твоем лице тоже маска?
  - Разумеется, - шутливо ответил я. - Без нее я вообще на улицу не выхожу.
  Но Сар не поддержал мою шутку, а спросил:
  - Алекс, а какой ты на самом деле? Без всех этих масок?
  Я снова хотел отшутиться, но неожиданно даже для себя ответил:
  - Не знаю.
  - Но почему же ты не снимешь их все? Почему ты не дашь нам взглянуть на себя истинного, того, кем ты являешься на самом деле? - не унимался Сар.
  - Вот заладил... - недовольно вздохнул я. - Да потому что просто боюсь, что под масками окажется лишь пустота. И вообще, оставим эту тему и давай снижаться, потому что ты уже из последних сил крыльями машешь, а признаваться, что устал, все равно не желаешь.
  Выбрав зеленую полянку, рядом с которой не наблюдалось никого из местных жителей, я спустился и разрешил другу поспать, сказав, что покараулю его тушку. Сар вырубился, едва его голова коснулась травы, а я потянулся мысленно к отцу и обнаружил его в своем кабинете. Так как рядом с ним никого не было, я сразу сообщил ему, что совет вожаков закончен, наша стая вскоре переселяется в Драконий кряж, поэтому нужно срочно направить туда каменщиков, чтобы помочь драконам привести их жилище в порядок.
  - Алекс, ты что, головой ударился? - удивился Шаракх. - Кто же согласится работать рядом с драконами?
  - А вот нужно найти несколько бригад, которые не наложат в штаны от страха. Это будет первый опыт совместной работы, который в дальнейшем поможет наладить более тесные отношения. Или ты думаешь, что я планировал запереть драконов в резервации и никуда их не выпускать? Нет уж, гномы должны сразу понять, что крылатые - такая же разумная раса, как и они, только размерами побольше и одежду не носят. А первый контакт всегда очень важен, и каменщики должны знать, что сейчас они помогают драконам построить их дом, а те в ответ станут помогать им. Разумеется, я оплачу эту работу по двойному тарифу, но всем гномам нужно уразуметь, что с драконами можно спокойно общаться, что они никого не будут есть, что у этих двух рас есть много общего, не заметного на первый взгляд. И вообще, в народе должны распространиться слухи о драконах, которые теперь будут считаться полноправными жителями королевства, предоставлять за деньги услуги срочных перевозок и переноски грузов... Тебе дальше объяснять, или ты уже понял?
  - Ладно, Алекс, я разобрался в ситуации. Но мне срочно нужно какое-нибудь подтверждение для имперцев, что мы наладили с драконами тесный контакт, а то Факиний мне уже плешь на голове проел. Все спрашивает, где же носит ручного дракона моей дочери?
  - Нет проблем, - отозвался я. - На закате я вместе со своим другом прилечу во дворец. Вот тогда можно и поиздеваться над имперцами. К примеру, сказать, что мы пришли договариваться о найме строителей для расширения гнезда, или же сделать финт и продемонстрировать им возможности ездовых драконов... Тебе в Мардинан не нужно, какой-нибудь договор подписать с Фаром? А то смотри, несколько часов - и ты уже в Марде.
  - Я подумаю над этим. А ты точно вечером будешь?
  - Уверен в этом, - ответил я. - Самая большая неприятность сегодня уже случилась, так что больше ничего со мной не должно произойти.
  - Неприятность? - серьезно спросил отец. - Что-то серьезное? Назревает война?
  - Не каркай! До этого еще не дошло. И вообще, почему сразу война?
  - Да у тебя постоянно, как неприятность, так жди беды! - пояснил Шаракх.
  - Ну, не все так мрачно, - усмехнулся я. - Просто меня назначили главой совета драконьих вожаков, а отвертеться я не смог при всем желании. Поэтому и говорю, что на сегодня наверняка у судьбы для меня все подлянки закончились.
  - Главой совета? Это что-то вроде короля драконов?
  - Ну, выше должности просто нет, так что в целом верно. Хотя я бы назвал себя президентом, так будет точнее, но ты такого слова не знаешь, а объяснять мне лень.
  Внезапно отец рассмеялся, да так, что даже слезы из глаз брызнули. Недоумевая, к чему бы это, я только пожал плечами и смотрел, как веселится Шаракх. Совладав со смехом, тот произнес:
  - Надо же! Король драконов! Ха-ха!.. Кто бы мог подумать, чтобы ты, постоянно увиливавший от ответственности и высоких постов, вдруг согласился стать королем! Да не просто кого-нибудь, а самих драконов!
  - Не согласился! - возмутился я. - Меня назначили против моей воли! И вообще, это я ситуацию неправильно рассчитал, поэтому произошел такой казус. Впредь буду внимательнее.
  - Да, точно, Алекс, будь внимательнее. А то так недолго и императором стать! Ха-ха!.. Нет, надо срочно всем рассказать, пусть тоже повеселятся.
  Шаракх полез в карман за разговорниками, а я только плюнул и вернулся в свое тело. Сар тихо посапывал рядом, а я растянулся на траве и уставился в синее небо. Маски, маски... И чего к ним цепляться? Ну, нравится мне так, да и удобнее намного, ведь даже в самых поганых ситуациях можно нацепить маску шутника и сказать себе: "Не боись, прорвемся! Ведь бывало и хуже!". И сразу станет легче на душе. Да и с другими общаться намного проще, ведь сколько сил обычно нужно потратить для того, чтобы тебя воспринимали комплексно, со всеми твоими достоинствами и недостатками? Да еще при этом нормально общались, не кривясь от отвращения. А так для каждого подобрать нужную маску - и вот ты уже имеешь кучу друзей, стоящих за тебя горой.
  На этой мысли я неожиданно отключился и провалился в сон. Причем я прекрасно осознавал, что это сон, и даже успел удивиться, с чего бы Темнота вдруг решила поприкалываться надо мной, но все равно с интересом оглядывался вокруг. Я стоял на большой зеленой полянке, заросшей высокой травой и полевыми цветами, а в центре нее весело возились два десятка маленьких дракончиков с еще не сформировавшимися крылышками на спинках. Четверо из них были полосатыми и по цвету напоминали осу, один зеленым, а остальные отличались искрящейся на солнце серебряной чешуей.
  Я улыбнулся и молча наблюдал за ними, чувствуя некое умиротворение в душе. Кто-то из малышей смешно ковылял на маленьких лапах, кто-то стремился повалить другого на бок, а некоторые пытались гоняться за большими бабочками, летавшими над поляной. Но вот один из них заметил меня и поковылял навстречу, сосредоточенно сопя и не отрывая от меня взгляда больших, пронзительно желтых и по-детски выразительных глаз. Остальные тоже увидели мое появление и издали какой-то веселый писк, последовав за первым. И даже тот серебряный дракончик, которому удалось, наконец, поймать зубами верткую бабочку, бросил отплевываться от пыльцы и поспешил ко мне. И вот тут у меня промелькнула мысль, что сон становится уже менее забавным, поэтому я сделал шаг назад...
  Передо мной вновь было синее бескрайнее небо, рядом сопел Сар, а я с огорчением подумал, что шутки у моей подруги стали не совсем понятными. Просканировав окрестности магическим зрением, я поставил на всякий случай сигнальный контур, потом перевернулся на бок и закрыл морду крылом, спасаясь от яркого солнца. А спустя несколько секунд опять заснул и с облегчением провалился в знакомую черноту без сновидений.
  
  Глава 27. Работа над ошибкой
  
  Проснулся я от того, что сработала сигналка. Звонок будильника острым шурупом ввинтился в мой мозг и мгновенно выдернул меня из владений Темноты. Как опытный воин, я не стал сразу вскакивать и озираться, а вместо этого задействовал магическое зрение, чтобы определить, кто же это к нам в гости пожаловал. Оглядев окрестности, я понял, что виновником моей побудки стал некий пушной зверек типа барсука, который бесцеремонно прогуливался по полянке, потревожив сигнальный контур. Убрав крыло с глаз, я понял, что солнце только-только достигло зенита, повернул голову, посмотрел на сладко спящего Сара, и с тоской подумал, что можно было бы подремать еще пару часиков. А сейчас какой уже сон, после такого подъема? Широко раскрыв пасть, я зевнул и решил, что будить друга пока не следует, потому что перелет действительно был тяжелым, а шесть часов отдыха для дракона - это маловато. Тем более, что торопиться-то нам некуда.
  Усевшись на травке, я стал думать, чем бы таким заняться, чтобы убить хотя бы часок. Странное дело, за последний месяц у меня практически не оставалось свободного времени на всякую ерунду, поэтому я даже не мог ничего путного придумать, кроме как связаться с родственниками и поболтать о разных пустяках. Но при ближайшем рассмотрении и эта идея теряла всю свою привлекательность. Ведь Фар наверняка сейчас занят, у Шаракха проблем с имперским послом хватает, Мир с Алоной, судя по всему, занимаются в Школе Магии, Рен ничего интересного мне сообщить не мог, а с Вазом я беседовать не хотел, так как наш разговор мог перерасти в банальную ругань. Я ведь еще помнил, что Вилли страстно мечтает меня поженить, поэтому если связываться с эльфами, то сразу с королем, чтобы расставить все точки над "ё", а начинать новый день со скандала было неохота.
  Именно поэтому я просто сидел на полянке, бездумно глядя на то, как ее деловито исследует барсук. Он совершенно не замечал разбуженного дракона и не спешил скрыться в кустах, а вместо этого, обойдя всю полянку, остановился прямо передо мной и начал рыться в земле, то ли для того, чтобы отыскать там клад, то ли чтобы окопаться, как партизан в засаде. Комья земли, отбрасываемые задними лапами барсука, ударили по моей чешуе и вывели меня из задумчивого состояния. Я уставился на наглого зверя и пробормотал:
  - Вот гаденыш! Мало того, что разбудил, так теперь еще и закопать хочет!
  Стремительным рывком я кинулся к нему и схватил добычу лапой, краем глаза видя какое-то шевеление в кустах. Поглядев в ту сторону, я ничего не обнаружил, но на всякий случай вновь просканировал все магическим зрением и снова убедился, что никого там нет, после чего взглянул на зверя в своей лапе и задумчиво хмыкнул. Барсук был дохлым, но отчего, непонятно. Вроде я не сдавливал его сильно своими пальцами, да и когтями шкурку не портил, однако наглый зверь даже не дернулся после того, как я его схватил. Внимательно осмотрев пушистое тельце, я предположил, что барсук умер от разрыва сердца. Это было понятно, ведь он спокойно обследовал полянку, ничего подозрительного не обнаружил и стал устраивать себе жилище перед серебряной горой. А та вдруг как вскочит, как схватит беднягу!
  Однако мне весьма интересно, почему барсук дохлый, а я все равно ощущаю легкий страх живого существа? Неужели поблизости есть еще один зверь? Так вроде бы я ничего магическим зрением не заметил, хотя... Я снова поглядел на те кусты, где мне почудилось шевеление. Интуиция молчала, обычным зрением я не видел ничего, что бы могло меня насторожить, но все равно, положив барсука на землю, я отправился к кустам. Ощущаемый мной страх стал сильнее. Это только убедило меня в том, что я двигаюсь в правильном направлении. Миновав место, где ранее была граница сигнального контура, я остановился и стал внимательно вглядываться в лесную опушку.
  После тщательного осмотра в кольце кустов, окружавших полянку, обнаружились некоторые странности. Два из них выделялись своими размерами и пышностью, а кроме того, были совершенно обычными, в отличие от остальных, увешанных мелкими черными ягодками. Заметив за кустами кое-где примятую траву, я оскалился. Что ж, все ясно, осталось проверить только один момент. Сформировав небольшое плетение, я вызвал легкий ветерок, который начал шевелить листья ближайших деревьев и кустов. Но эти два странных кустика стояли недвижимо, только ветки одного из них начали медленно приподниматься, после чего я услышал звук вытаскиваемого из ножен лезвия.
  - Заметил! - послышалась чужая мысль, произнесенная женским голосом. - Теперь точно сожрет!
  - А я ведь говорил, что не стоило подходить так близко! - прозвучал в моей голове второй голос, принадлежавший мужчине.
  Надо же, как долго крепились! Вот это выучка! Прямо образцово показательный эльфийский дозор - полное слияние с местностью, рассредоточение внимания и ненавязчивое наблюдение. Если бы кто-то из них не дернулся при моем рывке, хрен бы я вообще обнаружил наблюдателей. Но теперь не нужно было гадать, на что убить пару часов. Судя по всему, это или фантарские эльфы, или разведчики альтаров, так как степняков можно сразу сбросить со счета - их шаманам такую маскировку не создать, а больше тут быть некому. Поэтому я радостно воскликнул:
  - Ага, попались! Хорош прятаться, говорите, кто такие!
  Кустики продолжали излучать страх, к которому начала присоединяться решимость и какая-то обреченность. Пока дело не зашло слишком далеко, я сказал:
  - Да скиньте вы уже маскировку! Я бы и сам ее снял, но не хочу портить хорошие амулеты, они вам еще могут пригодиться.
  Один из странных кустов зашевелился, а потом на его месте внезапно появился парень лет двадцати с серьезным лицом, луком с колчаном за спиной и большим кинжалом на поясе. Судя по его одежде, он был обычным воином-альтаром, причем не магом, так как пользовался самыми разнообразными амулетами, развешанными на его куртке и лежавшими в карманах. С ожиданием поглядев на второй куст, я добился того, что он превратился в девушку без лука за спиной, но с обнаженным узким мечом-катаной. Похоже, у горцев проблема с недостачей оружия благополучно решилась, и это замечательно. А то, как вспомню, что большинство из них костяными и каменными ножиками пользовались...
  Дружелюбно оскалившись, я сказал:
  - Привет. А вы что тут делаете? По-моему, земли степи заканчиваются гораздо раньше, если я правильно помню карту, а здесь уже должны быть остатки народа кочевников.
  Я уселся перед разведчиками, в чувствах которых страх постепенно уступал место удивлению.
  - Ты правда дракон? - наконец спросила девушка, немного опуская меч.
  - Да вроде как, - ехидно отозвался я.
  - Но в наших книгах говорится, что драконы - злобные и почти неразумные животные, а ты... говорящий! - сказал парень, рассматривая меня с немалым любопытством.
  - Врут все ваши книги. Хотя это довольно распространенное заблуждение. Вот в Империи эту расу вообще к нечисти причисляют, а у гномов есть несколько довольно странных легенд, где драконы выглядят... не совсем прилично. Если разобраться, в книгах альтаров написано только то, что Алкис говорил своим ученикам. Но, судя по его трудам, которые я успел прочесть, драконов он не сильно уважал, поэтому и рассказывал о них всякие небылицы.
  - Так ты не собираешься нас есть? - уточнила девушка.
  - Драконы не едят разумных, - сказал я. - От них потом изжога бывает.
  Девушка пристально на меня посмотрела, но все-таки спрятала меч в ножны за спиной и сказала:
  - Меня зовут Еличка.
  - Виран, - представился парень.
  - Ну а я - Алекс.
  Предчувствуя долгий разговор, я решил сменить тело, чтобы альтары не глядели на меня снизу вверх, и уже через мгновение поднимался с колен. Дружелюбно улыбнувшись, я произнес на альтари:
  - Приятно познакомиться.
  - Алекс? - ошеломленно переспросил Виран. - Повелитель?
  Я тяжело вздохнул, видя разгорающийся восторг в глазах разведчиков, а также предчувствуя совсем неуместное продолжение, и недовольно сказал:
  - Был им когда-то. Вот только не нужно мне тут земных поклонов бить и смотреть такими глазами. Давайте лучше сядем и спокойно поговорим, пока мой друг не проснется. У меня к вам есть несколько вопросов. Я ведь последний раз был в Марахе зимой, поэтому не в курсе всех свежих новостей, вот и хотел бы...
  Тут мой желудок непроизвольно квакнул, поэтому я прервался и подумал, когда же вообще ел в последний раз? Похоже, что в замке у графа Нирамо, а с того момента порядочно воды утекло.
  - Вы подкрепиться не желаете? - спросил я разведчиков. - У меня там и добыча на полянке осталась.
  Естественно, альтары не стали отказываться. Мы подошли к все еще спящему Сару и уселись на траву недалеко от него. Пока я разделывал барсука, успел кратко ответить на вопросы Елички о том, как приобрел возможность перекидываться в крылатого ящера. Естественно, всех подробностей я рассказывать не стал, пояснив только, что спас одного дракона, побратался с ним и по чистой случайности не умер от ядовитой крови. Удовлетворив любопытство разведчиков, я начал расспрашивать про общую ситуацию в степи и о причинах, побудивших их так далеко забраться. Когда мясо, сдобренное солью и специями из походной сумки Вирана, поджарилось на магическом огне, разведчики оставили все восхищение перед Повелителем и болтали без умолку. Нет, нравится мне этот народ! Так быстро пришли в себя и уже совершенно не испытывают никакого трепета передо мной. Только безмерное уважение, но это как раз меня не сильно смущало.
  Барсук был большим и жирным, сухари и картофель из сумки Вирана оказались весьма кстати, поэтому мы все втроем по достоинству оценили вкус нежного мяса и хорошенько пообедали. За время трапезы я узнал, что степь практически полностью покрылась лесами, поэтому уже не оправдывает своего названия. За это нужно было благодарить эльфов, которые работали, не покладая рук, и благодаря поддержке альтарских одаренных, за год сумели вырастить сотни тысяч деревьев. Правда, пока новые леса еще были слабо заселены живностью, но мардинандским охотникам и фантарским ловчим уже давно был дан приказ о добыче живых зверей, которых в клетках переправляли в степь и там выпускали на волю. В общем, можно было надеяться, что уже через пару лет здешние леса будут полны дичью.
  Это была приятная новость, но существовала еще и плохая. Совсем недавно, около месяца назад, случилась большая заварушка на юге, которую затеяли недобитые кочевники. Дело в том, что, выполняя мою задумку, альтары дисциплинированно выпроваживали все кочевые племена на юг, а тех, кто не соглашался и пытался сопротивляться, вырезали подчистую. Так им удалось быстро очистить всю территорию степи. На севере оставили десяток оседлых поселений, с которыми велась активная торговля, а на юге выставили пограничные посты, чтобы контролировать выселенцев.
  И вроде бы все складывалось нормально, разведчики докладывали, что кочевники начинают потихоньку обживаться на новом месте, поэтому Ренард решил ослабить пограничные посты, так как рабочих рук катастрофически не хватало. Но через полгода недобитки решились на месть. Прорвав кольцо постов, около десяти тысяч аллинцев устремились в степь, грабя и сжигая немногочисленные альтарские поселения. Не знаю, на что они надеялись, нападая на горцев. Ведь наверняка понимали, что им не удастся не то, что отбить земли, которые они привыкли считать своими, но даже банально выжить. Наверняка на такой шаг их погнал голод, так как земледелием, по примеру своих оседлых сородичей, они упрямо не желали заниматься, а большую часть их стад при выселении оставили себе альтары. В общем, как только земля немного подсохла, армия кочевников напала на степь.
  Они не смогли далеко пройти, так как при выселении лишились всех своих коней, поэтому даже не достигли возводимых городов и рудных разработок. Да и вообще, если разобраться, в самом начале наступления им сильно повезло. Посты пограничников не смогли сдержать такую армаду, хотя немного ее уменьшили, а в поселках альтаров, расположенных на юге, совсем не оказалось магов. Все они в тот момент либо проходили обучение в Школах, расположенных в крупных городах, либо были отправлены в Мардинан для усиления его армии. Ну а все поселки, которые кочевникам удалось захватить, находились недалеко от границы, поэтому их жители просто не успели отступить.
  Ренард быстро организовал сопротивление. Хотя, какое там сопротивление... Он просто поднял по тревоге всех магов, собрал армию и кинулся на перехват. Но всего одна его ошибка (или же ошибка его советников - кто теперь разберет?) привела к большой трагедии. Решив дать степнякам увлечься нападением на один из поселков, чтобы в результате легко их окружить, он приказал его жителям остаться и держать оборону. Понадеявшись на крепкие стены и воинское мастерство поселян, Ренард рассчитывал, что успеет к ним на помощь. Но данные разведки оказались неточными, и армии альтаров не хватило всего нескольких часов, а за это время кочевники с огромными потерями захватили поселение и разорили его.
  Однако нет худа без добра - подоспевшие на помощь маги и воины быстро окружили буйствующих в селении захватчиков и организованно их уничтожили, не дав никому улизнуть. Ренард не стал ни с кем церемониться и приказал добыть лишь нескольких пленных, чтобы узнать места расположения их стойбищ. Оставшиеся в живых кочевники вскоре сделались разговорчивыми и сообщили вождю все, что его интересовало, поэтому мой брат повел свое войско дальше на юг. А вскоре наступил трагический финал жизни аллинцев как отдельного народа. Все дело в том, что в уничтоженном селении обнаружилось больше трех сотен мертвых альтаров, в основном, женщин и детей. Не все они были убиты в бою, некоторым не повезло уцелеть после захвата, и кочевники над ними вволю поиздевались, не сдерживая свою извращенную фантазию и мстя за потери. Истерзанные детские тела производили страшное впечатление даже на воинов, повидавших всякое, а то, что аллинцы делали с захваченными женщинами...
  В общем, после этого участь степняков была решена окончательно. Почти месяц потребовался Ренарду, чтобы пройтись со своим войском по южным землям и вырезать все стойбища степняков. Никого жалеть он не стал и приказал убивать всех, даже женщин, и детей, ведь повторения пройденного не хотел, а потомки уничтоженных кочевников вскоре бы выросли и наверняка взялись бы за старое. Огненный вал двигался по югу, стирая с лица континента народ аллинцев и оставляя после себя только разрушенные стойбища.
  В этой войне альтары потеряли около полутысячи человек, в основном, тех, кто находился в поселках, стоявших на пути кочевников и воинов пограничных отрядов, принявших на себя первый удар. А вот аллинцев никто и не думал считать. Виран, которому довелось поучаствовать в их истреблении, рассказывал, что сами нападения на поселения степняков были молниеносными, намного дольше приходилось закапывать мертвые тела. Даже при помощи магов работа иногда продолжалась не один час.
  Вот так и получилось, что в тот момент, когда меня только-только начинала одолевать хандра в королевском дворце Дара, Ренард здесь "развлекался" по-крупному, гоняясь за кочевниками. Поначалу они были резвыми, и даже пытались сопротивляться, но потом начали просто убегать, лишь только завидев армию альтаров. Конечно, многих беглецов убивали, но всех кочевников уничтожить так и не смогли. Просто сил не хватило оцепить всю эту территорию и потом прижать уцелевших к океану. Прочесав близлежащую местность частой гребенкой и ликвидировав последние очаги сопротивления, Ренард не стал вылавливать всю мелочь и приказал возвращаться, давая возможность всем уцелевшим время хоть как-то объединиться, чтобы потом не нужно было долго их искать.
  С того момента на юг постоянно направлялись разведчики с заданием найти новые поселения кочевников и оценить их численность. Поинтересовавшись успехами, я узнал, что за месяц, минувший после бойни, остаткам аллинцев удалось собраться лишь в пяти уже известных альтарам местах. А горцы не посылают к ним войска только потому, что выжидают, пока к ним постепенно подтянутся остальные выжившие, чтобы прихлопнуть всех одним махом. Еличка и Виран были направлены сюда как раз за тем, чтобы оценить, стоит ли ждать дальше, или уже нужно вызывать отряды карателей. Всего кочевников на юге осталось немного, едва ли пара тысяч человек. Но и они могли в будущем превратиться в угрозу для поселений альтаров, поэтому эти корешки все равно нужно было вырвать.
  После рассказа о печальных событиях на поляне наступила напряженная тишина. Я задумался, а разведчики не рисковали отвлечь меня от весьма невеселых мыслей и молча сидели рядом. А я в этот момент размышлял о том, что если бы не мое сопливое человеколюбие, то сейчас полтысячи альтаров остались бы живы. Так ведь нет - вместо того, чтобы отдать приказ о полном истреблении кочевников, я посоветовал выселить тех, кто не будет сопротивляться. Вот и получил закономерный итог. Теперь понятно, почему Ренард не стал мне ничего сообщать. Он-то знал, что я возьму на себя вину за гибель стольких представителей моего народа, и пытался уберечь от душевных терзаний. А ведь альтары - это мой народ, как ни крути, так же как и гномы с эльфами.
  В общем, только случайность позволила мне узнать об этой трагедии, произошедшей в результате моей ошибки. Демоны меня задери, да если бы не мое мышление цивилизованного человека, воспитанного земной культурой, этого не произошло бы! Ведь мои братья при обсуждении результатов войны настойчиво предлагали мне решить проблему кочевников радикально, но я подумал о том, что убивать сотни невинных женщин и детей будет крайне жестоко, и предложил альтернативу. Как теперь выяснилось, зря. Я не учел психологию аллинцев, не учел их мировоззрение, которое оказалось весьма устойчивым, а за мою ошибку тем, кто считал меня своим Повелителем, пришлось расплачиваться своими жизнями.
  - Ладно, - решительно сказал я. - Я помогу вам определить, сколько еще кочевников осталось на юге. У вас карта есть?
  Виран быстро нырнул в свою сумку и вытянул из нее кусок искусно выделанной кожи, на котором была изображена территория юга степи. Эта карта оказалась плохонькой, изобиловала белыми пятнами, а контуры берегов во многих местах не совсем совпадали с теми, которые я видел на карте старика Аркивуса в Школе. Но и это уже было что-то, поэтому, тщательно запомнив ее, чтобы иметь ориентиры, я пояснил разведчикам:
  - Сейчас я постараюсь с помощью магии изучить всю эту местность, а вы меня не трогайте. И другу моему скажите, если проснется, чтобы просто подождал немного, - я кивнул на спящего Сара, а потом вытер жирные руки о траву и улегся на спину.
  Что ж, пора проверить, как там мои способности поживают. Когда я вживил себе гигантский сафрус, то мог спокойно... ну или почти спокойно рассмотреть ауры на расстоянии в десяток километров. Но ведь после этого много времени прошло, мое тело и разум развивались и совершенствовались, так что сейчас можно немного поэкспериментировать. Расслабившись, я мысленно отделился от тела, а потом воспарил над землей, подстраивая свое восприятие под определение аур живых существ. Взглянув вниз, я заметил свое тело, излучавшее яркое сияние, и недовольно поморщился. В таком виде мне в Академии делать точно нечего, надо будет сегодня же поговорить с Темнотой про новую оболочку. Ну а пока посмотрим, что у нас тут в округе творится.
  Медленно перемещаясь в пространстве и держа карту в сознании, я постепенно расширял круг своих поисков, но видел только лесную живность. Ее на юге оказалось немало, поэтому можно было рассчитывать, что природа степи в ближайшие годы полностью восстановит равновесие животного мира. Спустя минут пятнадцать я обнаружил первый лагерь степняков с почти двумя сотнями аур. Отметив его мысленно, я продолжил квадрат за квадратом исследовать местность. Это оказалось не так сложно. Главное было подняться повыше, а оттуда уже находить нужное скопление аур. Пару раз я сосредотачивал внимание на мелких группах, но это оказывались либо стада животных, либо логова хищников.
  Через час я мог точно сказать, где располагаются все недобитые кочевники. Больше всего их оказалось на западе, рядом с горами, а на юге, почти у самого океана, я обнаружил несколько стай зверолюдей, которых так и не смог отнести к разумным. Просто не видел никаких признаков их цивилизованности. Они жили, как дикие животные, поэтому я не стал долго на них сосредотачиваться, ведь интереса они не представляли. К тому же я не мог их хорошо рассмотреть. Не знаю почему, но на большом удалении от тела мое зрение постепенно становилось менее четким, ауры живых существ виделись размытыми и бледными, а про визуальный контакт я вообще молчу. Даже зверолюдей я определил только по тому, что, хотя их тела напоминали человеческие, передвигались они, в основном, на всех четырех конечностях.
  Когда почти вся территория была исследована, за исключением дальнего юга, потому что кочевники к самой воде точно не поперлись бы, я решил проверить свои способности на дальность, и направился к океану. Приближаясь к берегу, я понял, что лететь мне становится все тяжелее, но все равно упрямо продолжал свой путь. Когда впереди показалась полоска воды, мое зрение отказывалось показывать ауры, а перед глазами все плыло, как будто после полулитра гномьего решрока. Увидев прибрежные скалы, а за ними несколько небольших островов, я понял, что это мой предел, потому что дальше мое сознание лететь отказывалось и постепенно угасало, окунаясь в темноту. Напоследок подумав, что и это очень неплохой результат - как-никак, тысяча или около того километров по прямой, я вернулся в свое тело, почувствовал сильную тряску и услышал голос Сара:
  - Алекс! Алекс, очнись!
  А после этого навалилась боль. В моей голове будто взорвалась маленькая граната, разнося все мысли по стенкам черепа. С трудом открыв глаза, я увидел мельтешение ярких пятен и тут же закашлялся, потому что мой рот был заполнен кровью. Согнувшись пополам в тщетной попытке вдохнуть, я услышал радостный возглас:
  - Очнулся!
  Зажмурившись, потому что так было немного легче, я пытался отплеваться от крови, слыша не умолкавший гул в ушах. Блин, что ж так плохо-то? Кое-как вдохнув, я замер, чувствуя, что мой организм постепенно начинает восстанавливаться. Кто-то осторожно приподнял меня и помог принять сидячее положение. Перед глазами все еще плавали разноцветные пятна, и я даже не понял, кто это был.
  - Алекс, что с тобой случилось? - обеспокоенно произнес Сар.
  Прошло не меньше минуты, прежде чем я сумел внятно ответить дракону:
  - Слетал на разведку... ох... Но немного перестарался с расстоянием.
  - Слетал? Но ведь в этом виде у тебя нет крыльев?
  - Я в магическом смысле, - пояснил я.
  Перед глазами наконец-то развиднелось, а гул в ушах слегка утих, поэтому я смог вполне осмысленно ощупать свое лицо. Под носом было мокро, видимо, опять хлынула кровь от перенапряжения, но почему так болели глаза? Пощупав их, я посмотрел на пальцы и увидел, что они покрыты темной кровью. Ну ни фига себе!
  - Алекс, у тебя и из ушей кровь течет, - обеспокоенно сообщил Виран.
  - Мы можем чем-нибудь помочь? - спросила Еличка, с надеждой взглянув на меня.
  - Вода есть? - хрипло спросил я и вновь закашлялся.
  Виран быстро извлек из своей сумки флягу и передал мне. Сделав несколько глотков, я почувствовал себя лучше, поэтому уже смог сесть сам, не опираясь на лапу Сара. Дракон, видя, что я начинаю приходить в себя, воскликнул с негодованием:
  - Алекс, ты что себе позволяешь? Я уже решил, что ты умирать собрался! Разве так можно?! И зачем ты вообще вдруг принялся магичить? Разве нельзя было в нормальном облике слетать?!
  - Нельзя, Сар, - вяло ответил я. - И хватит уже причитать, как драконица над яйцом. Со мной все в порядке.
  Сар внезапно скис и как-то очень жалобно спросил:
  - Зачем тебе вообще нужно было такое над собой учинять?
  - Потому что я допустил ошибку. И хоть исправить ее уже не способен, но могу сделать так, чтобы подобного впредь не повторилось, - серьезно ответил я и обратился к разведчикам: - Здесь поблизости какой-нибудь ручеек есть, чтобы умыться можно было?
  Оказалось, что недалеко, всего в десяти минутах ходьбы течет небольшая речка, поэтому я попытался осторожно встать, однако едва не рухнул на землю, так как перед глазами снова началась свистопляска. Разведчики быстро и осторожно подхватили меня за руки и не дали упасть. Постояв немного и дождавшись, пока окружающий мир прекратит вращаться, я аккуратно пошел к воде. Тело было ватным, подчинялось неохотно, но с каждым шагом мое состояние улучшалось, так что я в который раз порадовался своей быстрой регенерации.
  К речке я притопал вполне бодрым, почти не ощущая последствий своей разведки, и принялся энергично смывать кровь с лица и промывать уши. Судя по ощущениям во рту, внутреннее кровотечение также оказалось весьма обильным, поэтому я пообещал себе, что больше таких дурных экспериментов проводить не буду. И хотя благодаря ему я выяснил свой предел, это обошлось мне слишком дорого. Впредь нужно дважды подумать, прежде чем испытывать свои способности на прочность. Но в этот момент я невесело ухмыльнулся и задумался над тем, какой же по счету раз я это себе обещаю? И ведь все равно не помогает! С завидной регулярностью я продолжаю наступать на одни и те же грабли. Наверняка уже и мозоль на лбу образовалась.
  Умывшись и напившись, я подошел к Сару с разведчиками и сказал:
  - Все. Я полностью восстановился, поэтому больше нет никаких поводов для паники.
  Дракон тяжело вздохнул и снова возмутился:
  - Алекс, как же тебе не стыдно! Я ведь оставил тебя без присмотра всего на несколько часов, а ты сразу же умудрился...
  - Не ворчи, Сар, - улыбнулся я. - Ничего страшного не произошло. И вообще, оно того стоило, так что я теперь должен связаться с Ренардом и передать ему все, что узнал. Я сейчас опять полежу немного...
  - Нет уж, хватит! Мне и одного раза было вполне достаточно! Представь себе, просыпаюсь я от криков и воплей, поворачиваюсь и вижу, что ты умираешь... Я этих людей чуть не поубивал сразу же. Хорошо, они сразу заметили, что я проснулся и быстро передали, что ты так уже долго лежишь, а перед этим попросил себя не трогать. Алекс, я знал, что кровь, вытекающая из носа - это для тебя не смертельно, поэтому попытался успокоить этих двух, но когда она потекла из твоих глаз...
  Короче, ситуация выглядела таким образом. Еличка с Вираном дисциплинированно остались сидеть возле меня и ждать, когда я очнусь. Но через некоторое время заметили, что у меня начала течь кровь из носа. Не зная, что предпринять, они просто постарались приподнять мне голову, но потом заметили, что кровь начала сочиться из ушей. Вот тогда разведчики забеспокоились и принялись меня тормошить, чем разбудили Сара. Тот, увидев окровавленного меня в их руках, разъярился и хотел было их прихлопнуть, но Виран, заметив, что дракон проснулся, вместо оправданий и попыток убежать спросил, что со мной делать. Наверное, именно это остудило пыл Сара, позволило ему прийти в себя и начать расспросы. К тому времени, когда Еличка ввела его в курс дела, у меня кровь потекла уже из глаз. Ну а потом последовало очень неприятное пробуждение.
  Успокоив расстроенного дракона, я сказал, что со мной в любом случае ничего бы не приключилось, и после долгих уговоров все-таки настоял на своем желании пообщаться с Ренардом, пообещав, что больше такого не повторится. Со вздохом обеспокоенный Сар все-таки разрешил мне связаться с братом, поэтому я, пока он не передумал, уселся под ближайшим деревцем и вызвал в сознании образ Рена. По мере того, как он наливался красками, я обнаружил, что он сидит в какой-то роскошной зале вместе с несколькими альтарами преклонных лет и что-то обсуждает. Увидев меня, брат обрадовался и воскликнул:
  - Рад тебя видеть, Алекс! Каким ветром тебя занесло к нам?
  - Попутным, - улыбнулся я. - У тебя есть немного времени?
  - Для тебя всегда найдется. Чем я могу помочь?
  - У тебя есть поблизости карта юга степи?
  - Выр, быстренько принеси мне ее из моего кабинета, - обратился Рен к молодому воину, сидевшему у стены.
  - Что принести? - уточнил тот, быстро поднявшись.
  - Ты же слышал, карту, - ответил Ренард.
  - Какую карту? - вновь спросил воин.
  - Рен, меня никто не слышит и не видит, кроме тебя, - быстро пояснил я, пока брат удивленно смотрел на воина.
  Тот в ответ внимательно оглядел меня, затем присутствующих альтаров, которые смотрели на него с такими выражениями на лицах, будто решали, звать стражников, чтобы утихомиривать буйного вождя, или же сперва попробовать справиться самим.
  - Ты уж объясни это всем, а то сейчас они наверняка думают, что ты повредился умом, - усмехнулся я, в свою очередь оглядывая пожилых альтаров.
  Рен дисциплинированно сказал присутствующим:
  - Здесь находится Повелитель Алекс, он говорит, что видеть и слышать его могу только я. Так что не волнуйтесь, я еще в своем уме.
  По виду присутствующих было ясно, что они в это не сильно уверовали, но Рен опять обратился к Выру и велел срочно принести карту юга. Парень умчался, а брат спросил:
  - А зачем тебе она?
  - Да вот, хочу поделиться с тобой данными разведки, - сказал я. - Только что я быстренько обследовал все эти земли и могу с уверенностью сказать, что стоянок кочевников там не пять, как думают ваши, а девять. И, кроме того, есть мелкие кочевые группы, которые не сидят долго на одном месте. Вот о них всех я и хочу тебе рассказать, чтобы ты мог полностью ликвидировать всяческую угрозу с той стороны.
  - Ясно, - кивнул Рен и опустил голову. - Значит, ты уже знаешь...
  - Знаю, - ответил я. - И зря ты мне об этом не сообщил.
  - Но мы думали...
  - Правильно думали, но сделали неверные выводы, - сказал я, перебив брата. - Ладно, оставим это. На ошибках учатся. Правда умные люди на чужих, ну а нам, дуракам, ничего не остается, как на своих собственных.
  Вернулся Выр и быстро расстелил на столе карту. Она оказалась больше и значительно подробнее той, что была у разведчиков, поэтому я подошел поближе и принялся ее рассматривать. Ренард только удивленно поглядел на то, как я вошел в стол и остановился перед ним, склонившись над картой.
  - Есть, чем отметить? - спросил я у брата.
  Рен тотчас достал какую-то тонкую черную палочку, угольную или графитовую, разобрать было сложно, и приготовился записывать мои сведения. Ткнув пальцем в пергамент, я принялся озвучивать результаты своей разведки:
  - Вот здесь, у небольшого холмика, стоит ближайший лагерь, количество кочевников там переваливает за две сотни. Рядом с ним вот в этом месте находится небольшой поселок, где всего человек тридцать...
  Я говорил долго, перечислял все обнаруженные стоянки, кочевья, предположительные направления движения некоторых отрядов, а также не забыл упомянуть о племенах зверолюдей, которых лучше вообще не трогать. Рен все это старательно отмечал, записывая на листке пергамента мои данные, а потом пообещал, что в течение двух десятиц с кочевников будет раз и навсегда покончено. Тепло с ним попрощавшись, я пообещал иногда заглядывать и заодно уточнил, что делать Еличке и Вирану.
  Вернувшись в свое тело, я передал разведчикам приказ Рена - возвращаться на пограничный пост, а потом осведомился у Сара:
  - Ты как, уже отдохнул? Можешь крыльями махать?
  - Да, теперь до гнезда можно лететь уже без остановок.
  И тут я его обломал:
  - Нет, Сар, сначала мы посетим гномов, я отцу обещал. Нужно произвести впечатление на имперских послов, да и тебе не мешает новое гнездо осмотреть.
  - Но ведь стая ждет.
  - Ничего страшного. Подумаешь, полдня потеряем, - беспечно ответил я.
  - Но ты бы хоть связался с Мудрейшей и остальными, передал бы радостные новости.
  - Нет, я хочу лично им об этом рассказать. Эх, представляю я, что начнется, когда стая обо всем узнает! Ради такого можно и крыльями поработать, а не приказывать всем сразу отправляться на новое место. Но ты, если хочешь, можешь задержаться на денек в Подгорном королевстве, чтобы лишний раз взад-вперед не летать.
  Сар улыбнулся:
  - Знаешь, мне тоже хочется посмотреть на реакцию остальных, когда ты им будешь рассказывать о том, что произошло на совете.
  - Тогда полетели?
  Простившись с разведчиками и пожелав им успехов, мы с Саром поднялись в небо и направились прямиком к горам. Летели мы быстро, потому что мое новое тело было полным сил, а выспавшийся и подкрепившийся накануне дракон спешил осмотреть то место, куда я собирался переселить нашу стаю. В общем, не прошло и пяти часов, как впереди показалась гора, у подножья которой располагался дворец со столицей. Чтобы не терять времени, я прямо на лету вызвал в сознании образ Шаракха и вновь оказался в его кабинете. Уже без удивления я увидел все те же лица имперских послов, в который раз пытавшихся выбить поблажки в торговом договоре. Махнув рукой, приветствуя отца, я коротко сообщил ему:
  - Мы уже подлетаем. Если хочешь, можешь вывести послов во двор, а нет - из окна полюбоваться.
  Шаракх кивнул, поднялся со своего места и обратился к послу:
  - Я вижу, вы решительно не хотите соглашаться с моими условиями. Что ж, я даю вам немного времени на раздумья, а пока прошу меня простить, мне срочно нужно уладить пару вопросов с драконами. Если хотите, можете пока прогуляться и...
  Дальше я уже слушать не стал, вернувшись в свое тело. Вовремя я это сделал, потому что весьма неожиданно увидел перед собой кроны деревьев, а в голове услышал голос Сара:
  - Алекс! Алекс, ты что творишь?!
  Замахав крыльями, я набрал высоту, лишь слегка задев ветки задними лапами, и выругался. После длинной трехэтажной конструкции, я сделал вывод - в полете лучше подобным образом не разговаривать. Это при общении с драконами, при единении и всем прочем подобный фокус проходит, но при работе кровной связи контроль над телом полностью теряется. И это хорошо еще, что я крылья догадался раскрыть, иначе камнем бы полетел вниз. Успокоив Сара и пояснив, что в первый раз такое делаю, я дал ему краткие инструкции по поведению и предупредил, что при изменении ситуации обязательно подскажу, как нужно будет действовать.
  Я думал, что все ограничится лишь посадкой перед дворцом и торжественном шествием в конюшню, но Шаракх приготовил гораздо более насыщенную программу. На площадке перед входом во дворец нас уже ждали, причем не только четыре стражника, но и Алона с Векрешем, тем самым советником короля по строительству, который помогал мне организовывать возведение Дерра. Послов еще не было видно, поэтому я немного потянул время, сделав круг почета над дворцом. Подгадал я правильно, потому что вскоре из дворцовых ворот вышел сам Шаракх с немалой свитой, а следом за ним появились и имперские послы. Заложив крутой вираж, я снизился и аккуратно приземлился на площадку. Рядом со мной опустился Сар, которому я приказал держаться немного позади меня.
  Уловив среди всего прочего шума мысли Шаракха, которые тот буквально кричал мне, я ответил ему:
  - Я все понял, папа, не надрывайся.
  После этого подошел к Алоне и потерся щекой о ее руку. Она радостно защебетала, производя впечатление на посла, а Шаракх в это время кивнул Векрешу. Гном, старательно пряча испуг, подошел к Сару и осведомился:
  - Это с вами мы должны будем обсудить перепланировку вашего гнезда?
  Дракон кивнул, а я покосился на имперских послов, лица которых были бесстрастными, но вот мысли... Да, среди прочих голосов в своем сознании я сейчас слышал и мысли Факиния, который ругался не хуже сапожника, осознав, что все те баечки, которые скормили его людям конюхи, оказались ложью. В общем, спектакль можно было считать удавшимся. Теперь имперцы десять раз перепроверят слухи о драконе-оборотне, которые должны будут вскоре появиться, да и тогда не станут спешить и докладывать о них начальству.
  Сосредоточившись на мыслях отца, я понял, что он хочет использовать меня на полную катушку, поэтому обратился к Сару и обрисовал ему план дальнейших действий:
  - Итак, я сейчас отправлюсь в Мард, а ты бери Векреша на руки и лети с ним в гнездо. Оно находится здесь, - я быстро скинул ему мыслеобраз маршрута и добавил: - Только ход к пещере с источником завален, поэтому постарайся там быть поаккуратнее, а лучше вообще туда не лезь. Гнома не обижай и попробуй с ним договориться. Я ведь нанял несколько бригад строителей, потому что нам нужно немного переоборудовать гнездо, а жечь камни выдохом долго. Этот гном - глава строителей, именно он решает, что и как делать. В общем, побеседуй с ним, постарайся подружиться и просвети, каким должно быть наше новое жилище. И помни, сейчас налаживание контактов с гномами зависит только от тебя.
  - Понял. Все сделаю, не беспокойся, - сказал Сар, а потом уставился на Векреша.
  Тем временем Шаракх повернулся к Алоне, передал ей сумку с какими-то бумагами и сказал:
  - Вот, дочка, передай их Фариаму и постарайся не задерживаться. Все детали договоров мы уже обсудили, поэтому от тебя требуется только вручить их на подпись и попробовать уговорить Фара по поводу уменьшения поставок арбалетов. Пусть немного повременит с заказом, потому что наши мастера уже не справляются.
  Ага, ехидно подумал я, пошла еще одна порция дезы. Теперь имперцы будут думать, что мы всерьез вооружаемся, поэтому наверняка прекратят давить. Или же, наоборот, будут предпринимать ответные меры и увеличивать финансирование своей армии. Блин, какая же сложная штука эта политика! Я даже ничего толком спрогнозировать не могу. Остается только надеяться, что Фар с отцом все правильно рассчитали.
  - Обязательно поговорю, - ответила Алона. - Все, я полетела. До завтра!
  Поцеловав короля и перекинув сумку через плечо, она подошла ко мне. Наклонившись, я подставил шею, чтобы сестренка могла на меня забраться, а потом отошел подальше и взмахнул крыльями, активировав левитацию. Рядом со мной взлетал Сар, аккуратно взяв в лапы Векреша, по испуганному лицу которого было видно, что на полет он явно не рассчитывал. Ну, ничего, пусть привыкает потихоньку. Главное, чтобы Сар не оплошал, я ведь не смогу все время быть рядом, так что драконам придется научиться обходиться без меня. Но если все удастся, и у этих двоих получится найти общий язык, то дела пойдут просто замечательно. Все-таки гномам поначалу будет очень боязно работать с драконами, однако если бригадам рабочих прикажет сам советник короля, да и еще заявит при этом, что сам летал на крылатых рептилиях и общался с ними, то плодотворное сотрудничество гарантировано.
  Набрав высоту, я развернулся в противоположном направлении и полетел к Марду, спросив у сестры:
  - Алона, а те бумаги в сумке - для отвода глаз, или их действительно нужно доставить Фару?
  - Бумаги настоящие, но сообщение про арбалеты - выдумка. Наши мастера уже давно обеспечили армию Мардинана всем необходимым, - весело ответила Алона, испытывая радость от полета.
  - Значит, все-таки придется лететь, - вздохнул я.
  Ладно, остается только заночевать в Марде, произвести впечатление на тамошних конюхов и имперских послов. Видимо, Шаракх решил показать, что не королевское это дело - летать на драконах, поэтому послал Алону вместо себя, используя мою идею. Жалко, я ничего попроще не выдумал, так что теперь придется поработать крыльями. Но дорога оказалась не очень долгой, а кроме того, скрашенной разговором. Шаракх уже просветил Алону по поводу моего почетного назначения, поэтому она вцепилась в меня как клещ и заставила рассказать о случившемся на совете стай со всеми подробностями. Так что время пролетело совсем незаметно. Я еще на радость сестренке продемонстрировал кое-какие фигуры высшего пилотажа, чем вызвал ее бурный восторг, которым постепенно заразился и сам.
  На закате мы достигли королевского дворца, где собралась приличная толпа встречающих. Выделить из них имперцев было сложновато, поэтому я плюнул и просто отыграл до конца свою роль ездовой лошади. Когда Алона спрыгнула с моей шеи и направилась во дворец к брату, я, слыша восхищенные и восторженные мысли многих присутствующих, поковылял в конюшню, где и развалился на огромном стогу сена. Вдыхая запах навоза, я грустью подумал, что сестренке сейчас будет организована горячая ванна, плотный и сытный ужин, большая и мягкая кровать с чистыми простынями, я а уже около месяца скитаюсь, где попало, и сплю то на камнях, то с лошадьми, а иногда вообще под открытым небом.
  Нет, нужно с этим завязывать! Вот переселю стаю, устрою их на новом месте, организую тесный контакт гномов с драконами... Мда, планы просто грандиозные, а чтобы разобраться с ними, нужно время. Но оно ведь не бесконечно. Прием в Академию либо уже начался, либо вот-вот должен был начаться, если я ничего не путаю. Я ведь уже давно успел потеряться во временных рамках и даже не могу сказать, какой сейчас месяц на дворе. Что ж, будем надеяться, у магов набор проходит не один день в году, а значит, я себе еще могу позволить задержаться дней на пять-семь.
  Просто я не смогу сейчас покинуть драконов, бросив переселение на самотек. Ведь и Лару еще нужно объяснить, как использовать способности вожака, и с гномами утрясти все формальности, и Иржика встретить, и яйца стаи главы принять, и... В общем, переделать кучу важных дел, с которыми стая без меня не справится. А вот когда все эти проблемы будут улажены, все вопросы решены, а у меня в душе поселится уверенность в светлом будущем моей новой семьи, тогда я отправлюсь в Империю. Ведь даже если прием в Академию к тому времени закончится - это не беда. Деньги наверняка откроют передо мной любые двери.
  Прикинув объем всех нерешенных дел, и наметив себе план действий на ближайшие дни, я отвернулся к стене конюшни и закрыл глаза.
  
  Глава 28. Время перемен
  
  Когда рядом со мной возникла темная фигура моей подруги, я улыбнулся и сказал:
  - Привет. Рад тебя снова видеть. Есть желание поговорить?
  Ожидая ответа Темноты, я вдруг подумал, что просто поговорить у нас отчего-то никогда не получается. Ведь я с ней общаюсь только когда мне что-нибудь нужно - либо ответы на вопросы, либо помощь. Как-то совсем не по-дружески это выходит...
  Точно! Создание новой оболочки можно отложить и на потом, а пока просто побеседовать ко взаимному удовольствию. Я, например, могу рассказать парочку интересных случаев про свою бывшую работу, а подруга может поведать, как ей вообще пришла в голову идея создания мира. Посидим, почешем языками, вспомним молодость. Можно даже создать романтическую обстановку, ведь это все полусон, значит, он поддается изменению. Убрать к демонам эту конюшню, вылепить из окружающей туманной дымки красивый пляж с закатом, или же столик со свечами, вином и легкими закусками...
  Мои мысли прервал веселый смех Темноты, поэтому так и не сформировавшийся полностью небольшой столик на песке с двумя зажженными свечами быстренько растаял без следа. Ну вот, все романтическое настроение испортила! А ведь могло получиться почти свидание. Смех подруги стал громче, а я слегка смутился и постарался развеять начавшую проявляться двуспальную кровать. Однако та никак не желала становиться туманом, а наоборот, все больше обретала четкость. Мда, что называется, не думай о белой обезьяне... Блин, зря я вообще про это вспомнил! На кровати тут же появилась обезьяна, похожая на человеческую женщину, с белой шерстью, длинным хвостом и аппетитной фигуркой, вдобавок лежавшая в очень эротичной позе.
  - Да что же это такое! - возмутился я.
  И ведь у меня никогда раньше не возникало мысли менять реальность моего полусна, а тут вдруг первая попытка и уже такие результаты. Но главное, как неудобно получилось! Что теперь подруга подумает, я даже представить боюсь. Еще решит, что связалась с маньяком-извращенцем, у которого только одно на уме. Я хмуро посмотрел на обезьяну, которая шаловливо поманила меня пальчиком, и подумал, что такого уж точно себе не представлял, потому что мне намного милее драконицы, чем какие-то зверолюди. В сознании промелькнула одна догадка, которая многое могла бы объяснить, поэтому я тут же уставился на хохочущую подругу и мрачно поинтересовался:
  - Твои шуточки?
  - Прости, Алекс, не смогла удержаться, - ответила Темнота между смешками.
  Кровать с обезьяной растаяли, а туманная дымка начала вновь приобретать очертания конюшни. Чтобы проверить свои возможности, я четко представил антураж, подходивший для дружеской беседы, и стал своей волей лепить из тумана окружающее пространство. Спустя несколько секунд мы уже находились в небольшой комнатке с каменными стенами, зажженным камином, двумя мягкими креслами и столиком, на котором стояла бутылка с двумя фужерами. Все это очень смахивало на кабинет Шаракха, но выглядело намного уютнее.
  "Вот это уже что-то!" - удовлетворенно подумал я, дождался, пока все еще хихикающая Темнота присядет в одно из кресел, и разлил по бокалам темно-красную жидкость из бутылки.
  Вручив один из них подруге, я развалился на своем кресле, закинув ногу на ногу, и стал смотреть на живой огонь, который отчего-то был очень похожим на синее пламя.
  - И о чем же ты хотел поговорить? - спросила Темнота.
  - Ну, тем просто масса, - улыбнулся я. - Например, могу рассказать несколько веселых анекдотов, если тебе будет интересно, вспомнить о своей прошлой жизни, или же поведать о соседнем мире, куда ты открыла проход. Если хочешь, можешь сама спросить, о чем желаешь узнать. А то у нас с тобой в последнее время разговоры все какие-то однобокие выходят - постоянно рассказываешь ты, а я только слушаю и удивляюсь. Даже хочется ролями ненадолго поменяться.
  Темнота немного помолчала, а потом ответила:
  - Не переживай, Алекс. Любое общение с тобой для меня уже подарок. Все-таки ждать несколько столетий того, кто сможет меня услышать, не слишком приятно. Так что можно было и не создавать для меня все это.
  Подруга обвела рукой комнату, а я со смущением подумал, что веду себя как подросток. Действительно, устраивать подобное для той, чей возраст исчисляется десятками тысяч лет, той, которая повидала на своем веку все, что возможно и невозможно, просто глупо. Так что зря я все это затеял...
  - Нет, Алекс, ты меня неправильно понял, - перебила Темнота мои размышления. - Мне очень понравилось, что ты старался сделать мне приятно. Никто из моих избранников никогда не видел во мне личность, и никто не пытался просто общаться со мной, как это делаешь ты. Поэтому спасибо тебе за это. Просто я хотела сказать, что создавать это все было вовсе не обязательно, мне нравится разговаривать с тобой и без... романтической обстановки.
  - Слушай, я не совсем въехал, что тебе пришлось по душе. Обстановка, которую я сделал для тебя, или просто мое внимание? - уточнил я.
  - И то и другое, - ответила подруга.
  - Ну, тогда прости, что не догадался об этом раньше, и придумай тему для разговора, какая тебе больше нравится. Может, тебе рассказать пару занимательных историй? Я на Земле много книг прочитал, иногда попадались очень смешные и интересные, а в таком состоянии мне наверняка удастся вспомнить их все почти дословно.
  Но подруга ответила:
  - Спасибо за предложение, Алекс, но давай оставим это на следующий раз, а пока у тебя есть свободное время, займемся усовершенствованием плетения для создания тела. Все равно ведь ты об этом хотел поговорить, так что смотри и запоминай.
  Передо мной появилась структура плетения, похожая на предыдущую своей невероятной сложностью. Осматривая ее, я понял, что теперь Темнота продемонстрировала мне все плетение, не разбивая его на части. Она представляла собой такую же сложную сердцевину в более простой оболочке. Последняя заметно отличалась от активированного ранее плетения и была несколько урезанной. Глядя на сложнейшую структуру, я машинально отпил из своего фужера и обнаружил в нем не вино, а вишневый сок. Подивившись выкрутасам своего подсознания, я развеял бокал и спросил подругу:
  - И что произойдет после его активации? Понимаешь, несмотря на то, что я очень хочу получить тело простого одаренного, отказываться от драконьего вовсе не собираюсь. И если придется решать, какое оставить, то мой выбор будет совершенно очевиден.
  - Не переживай, Алекс, выбирать тебе не придется. Я долгое время изучала плетение, которое получилось в результате твоих изменений, и пришла к выводу, что его можно легко усовершенствовать, добавив еще один вариант вызываемой формы. Твоя энергетическая структура с легкостью его выдержит, тем более, новое тело окажется не таким сложным. Все мои расчеты показали, что в основном плетении практически не будет никаких изменений, а те, что произойдут, автоматически компенсируются твоими блоками. Так что после активации эта структура должна будет встроиться в твою ауру и дополнить уже существующее образование. А в итоге ты сможешь замещать свое тело не только драконьим, но и человеческим.
  - Это просто великолепно! - с немалым облегчением признал я. - А твои расчеты не подведут?
  - Вероятность неблагоприятного исхода минимальна, - ответила подруга.
  - Ну, тогда прежде чем я начну запоминать структуру плетения, не могла бы ты продемонстрировать мне новое тело визуально? Так сказать, готовый вариант.
  Рядом с плетением появился голый человек, очень похожий на меня. Лицо было, на мой взгляд, практически идентичным (хотя в зеркало я не смотрелся уже очень давно, поэтому мог и ошибаться). Глаза стали обычными, уши тоже приобрели вполне человеческую форму, а от длинной косы осталась симпатичная короткая стрижка. Но главной была аура нового тела, она представляла собой среднестатистическую энергетическую оболочку одаренного, но казалась чуть более насыщенной, что было бы характерно для человека, не так давно начавшего заниматься магией. Ну, легенду можно и потом продумать, все равно версия с имперским охотником уже не пройдет, но это все мелочи. Имея такое тело, я не буду выделяться из серой массы прочих адептов Академии, а только это мне и нужно было.
  - Шедевр! - восхищенно воскликнул я. - Сразу видно работу мастера!
  Темнота ничего не ответила, но я почувствовал, что ей была приятна моя неуклюжая похвала.
  - А скажи, мышечный каркас этого тела позволит мне применять навыки, полученные в рассветной школе?
  - Не переживай об этом. Я взяла в качестве образца твое истинное тело и просто избавила его от некоторых характерных особенностей, которые могли бы привлечь пристальное внимание магов. Поэтому могу пообещать, что особой разницы в ощущениях ты не почувствуешь.
  Это было весьма кстати, потому что я прекрасно помнил, сколько мне понадобилось времени на развитие своего человеческого тела, прежде чем я смог хоть немного подтянуть его к уровню эльфийских боевых умений. Попросив подругу разбить плетение на несколько элементов для лучшего запоминания, я стал вникать в его структуру. На этот раз дело пошло гораздо быстрее, сказывалась практика, поэтому я запомнил ее всего за три субъективных дня. Когда же я без ошибок трижды комплексно воспроизвел все магическое образование, то не забыл уточнить у Темноты, каким количеством энергии его нужно было наполнять. Мне очень не хотелось, чтобы из-за моей невнимательности пострадало предыдущее плетение. Уж очень я сжился со своим серебристым телом и не хотел его случайно потерять. Когда же стало понятно, что мои мозги успешно усвоили новые знания, я сказал подруге:
  - Спасибо. Ты в который раз меня выручаешь.
  Опустившись на одно колено, как в старых рыцарских романах, я нежно поцеловал ее руку и постарался передать ей свое восхищение. Оно было искренним, потому что я и правда считал, что такая филигранная и безупречная работа достойна гения. И мои способности, позволявшие создавать новые плетения, которые комбинируются из знакомых мне блоков и приобретают одну из стандартных форм, - это ничто, по сравнению с теми возможностями, которыми обладает Темнота. Надо же, за такой короткий срок она смогла не только разобраться во всех изменениях, которые произошли в плетении благодаря моей самодеятельности, но даже успела понять новые принципы его работы и создать очень важное дополнение. Мне до этого еще расти и расти. Причем даже на том уровне плетений, которые маги используют в этом мире, а уж до уровня его создательницы...
  - Всегда пожалуйста, Алекс. И не переживай так, ты способен всему этому научиться.
  Темнота погладила меня по щеке, а потом обняла за плечи и прошептала:
  - А теперь тебе необходимо немного отдохнуть.
  - Но ведь наверняка уже наступило утро... - попробовал было отпереться я.
  - Не волнуйся, у тебя еще есть время, - усмехнулась подруга и окунула меня в мягкую всепоглощающую черноту.
  А проснулся я, судя по ощущениям, спустя всего несколько мгновений. И, что самое неприятное, разбудил меня знакомый крик в голове:
  - Алекс, отзовись! Алекс!
  Я вздохнул и недовольно сказал в ответ:
  - Здесь я. Бабушка, по-моему, будить меня с утречка пораньше стало у тебя традицией. Что у вас там опять стряслось?
  - Ничего, - ответила Мудрейшая. - Просто совет уже давно должен был закончиться, а от тебя нет вестей, вот я и забеспокоилась, все ли с вами в порядке.
  - Не стоит так волноваться, - ответил я старой драконице. - Совет завершился благополучно, его результаты оказались выше всяческих похвал, но о них я расскажу, когда вернусь в гнездо, не раньше.
  Я поднялся и с удовольствием потянулся всем телом, подметив, что на дворе наступило утро, а в воротах конюшни стояла толпа зевак, которые с немалым любопытством меня разглядывали, не рискуя подходить поближе.
  - А сейчас вы где? - поинтересовалась Мудрейшая.
  - Сар вовсю общается с гномами, а я пока застрял в Мардинане. Но, думаю, к закату мы уже сможем вернуться, поэтому ждите. А как вы там сами? Запах не сильно мешает?
  - Мы уже почти притерпелись к нему и вдали от скал практически не ощущаем, но в гнездо залетать по-прежнему нельзя. Можно запросто задохнуться.
  Да, тяжело придется пятнистым при восстановлении гнезда. Но это уже точно не наши проблемы. Раз Гром сказал, что справятся, то флаг им в руки, барабан на шею и паровоз навстречу! Но сейчас меня волновало не только это, поэтому я уточнил:
  - А как там Лар? Сумел преодолеть свой страх?
  - К сожалению, нет, - со вздохом ответила Мудрейшая. - Ему что-то мешает, но я так и не могу понять, что.
  - Ладно, прилечу - разберемся. Ждите.
  Когда я закончил разговор с бабушкой, то увидел, как конюхи Фариама тащат мне козью тушку. Из их мыслей я понял, что так распорядился король, поэтому не стал привередничать, говорить им, что коза эта была убита еще вчера, и сейчас мясо потеряло былую свежесть, что даже по запаху заметно, а вместо этого кивком поблагодарил парней и начал свой завтрак. Вам приходилось уплетать холодный позавчерашний борщ? Или подсохшую гречневую кашу, простоявшую в холодильнике неделю с момента приготовления? Если да, то вы можете меня понять. Это козье мясо я ел не столько потому, что был голодным, а чтобы потешить зевак, которые за мной наблюдали. Как я понял из их мыслей, трое в этой толпе являлись имперцами, получившими от своего начальства задание разузнать обо мне все, что только возможно.
  Когда от козы осталась только шкура и кости, которые я побрезговал есть, конюхи убрали остатки моего завтрака и принесли воды в корыте. Утолив жажду, я поставил защиту на разум, потому что мысли присутствующих зрителей меня уже успели порядком утомить, а потом снова завалился на сено и сделал вид, что заснул. Связавшись с Алоной, чтобы поторопить ее с возвращением в горы, я обнаружил сестренку мирно спящей на пуховой перине. Выражение на ее лице было таким довольным, что я не решился ее будить, а вызвал образ Фариама. Вот король, в отличие от некоторых сонь, уже бодрствовал и как раз доедал свой завтрак. Радостно улыбнувшись, он сказал:
  - Здравствуй, Алекс. Ты почему вчера со мной не связался, а сразу завалился дрыхнуть?
  - Попробовал бы сам полдня крыльями помахать, я бы посмотрел, что бы ты после этого стал делать! Ладно, рассказывай, как тут у тебя дела? Что с имперцами?
  - Ты имеешь в виду с послами, или же с Кирнатом?
  - И то, и другое, и можно без хлеба! - весело заявил я.
  - Ну, спешу тебя обрадовать, с теми имперцами, что в столице, все схвачено. Мы снабжаем их такой информацией, которую сложно и почти невозможно проверить, так что они по горло закопались в делах, и каждый день отчитываются перед самим императором, вовсю его дезинформируя. Эльфы установили один подслушивающий амулет в доме посла, поэтому мы в курсе всех их докладов. Сейчас имперцы старательно организовывают шпионскую сеть, исследуют дворец и пытаются завербовать моих слуг. Естественно, нужных людей мы давно подобрали и проинструктировали, поэтому сейчас выкачиваем из послов деньги за абсолютно неверные сведения и держим под контролем все их перемещения. Представляешь, одного шпиончика даже возле моей сокровищницы поймали! Что он там делал, неизвестно, но искренне убеждал всех, что хотел найти туалет. Я естественно, пожурил послов и благодаря этому сумел выторговать еще один пунктик в договоре о сотрудничестве... Кстати, именно из их докладов я узнал, что в Школу к Снежане недавно прилетал дракон. Скажи, не ты ли это был?
  - Конечно, я. А если ты узнаешь об этом от имперцев, значит, не все их каналы информации держишь под контролем, и в Школе завелся стукач, которого нужно срочно вычислить. Но почему ты напрямую не спросил про дракона у Снежаны?
  - Спрашивал, только она не захотела отвечать. Говорила, что ты ей запретил пока об этом рассказывать. А по поводу стукача... это ты имел в виду информатора имперцев? - дождавшись моего кивка, Фариам хмыкнул и сказал: - Странное слово и довольно смешное, надо будет запомнить. Так вот, его уже обнаружили и попросили поработать на благо королевства.
  - И он, конечно, сразу согласился?
  - Так ведь загреметь на каменоломни было бы куда неприятнее, - отозвался Фар. - Ну а с Кирнатом также организована работа. Он сейчас залег у своих друзей, активно прощупывает обстановку и выясняет, кто реально может его поддержать, а кто только горазд красиво говорить и разбрасываться обещаниями. Благодаря моей разведке мы уже сумели склонить на свою сторону роды Давыцко, Мираче и еще десяток мелких. А с герцогом Вакире вообще отлично вышло. У него в друзьях числится почти пятьдесят представителей мелкой знати, каждый из которых обладает своей дружиной и пойдет за герцогом, долго не раздумывая. Так вот он решил встать на нашу сторону и выступить против императора, причем гарантированно пообещал уговорить еще и своих соседей... Ладно, я вижу, что ты уже начинаешь зевать, поэтому просто скажу, что пока мы активных действий не предпринимаем и просто ведем анализ ситуации, определяя, кто "за", кто "против", а кто поддержит любого победителя.
  - Спасибо за подробный рассказ, - сказал я. - Но можно было ограничиться коротким ответом "у нас все путем". Поверь, я бы не расстроился.
  - Понимаю, - усмехнулся Фариам. - У тебя своих проблем хватает. Как-никак сам недавно королем стал, так ведь, братец?
  Ну, Шаракх, ну сплетник! Всем растрепал! И ведь Рен об этом даже не заикнулся, а вот Фару только дай повод для шуток.
  - Ладно, не обижайся, - миролюбиво сказал король. - Зато теперь в полной мере осознаешь все прелести этой должности и, может, наконец-то научишься себя вести, как приличный дипломат.
  - Ой, не каркай! Этого мне еще не хватало. Ты мне лучше расскажи, как у вас дела на границе?
  - Все нормально, посты укреплены, сборные отряды контролируют ближайшую территорию и не допускают никаких провокаций. С месяц назад была попытка уничтожить несколько деревенек под видом нападений эльфов, но наши воины выловили отряд регулярной армии, замаскированный под разбойников и быстренько закопали их в ближайшем лесочке, не дав распространиться опасным слухам. Так что пока там все спокойно, а почему ты спрашиваешь?
  - Просто мне интересно узнать, как ты отнесешься к тому, что приграничные территории вскоре станут патрулировать драконы, - со смешинкой в глазах ответил я.
  - Что я должен сделать, чтобы это произошло? - сразу перешел Фар на деловой тон.
  - Только предупредить все отряды на границе, чтобы бойцы не пугались, если увидят приближающегося дракона, а вовсю с ним сотрудничали. Например, просили обследовать некоторые подозрительные районы, или же помочь им в уничтожении каких-нибудь разведчиков... Короче, на их усмотрение. Я тут планирую переселить одну из стай к гномам. Она, конечно, не слишком многочисленная, но почти шесть десятков драконов наберется. Они будут следить за границей и контролировать действия имперцев, если те вдруг захотят напасть на Новый Союз.
  Фариам задумчиво покачал головой и спросил:
  - А скажи, как тебе удалось заставить их согласиться на такую работу?
  - Ты не поверишь, - улыбнулся я. - У них цель в жизни такая - следить за разумными расами, чтобы они не передрались между собой. Драконов создали именно для этого, так что теперь они будут сотрудничать с Новым Союзом. Формально - чтобы гномы, эльфы и люди не ссорились, а на самом деле - чтобы защитить их от внешней угрозы. Понятно?
  - Теперь да. Максимум через два дня все пограничные дозоры будут в курсе, это я гарантирую, - пообещал Фариам.
  - Ну и отлично. А сейчас буди Алону, нам пора лететь обратно.
  - А почему ты сам этого не сделаешь?
  - Фар, ну зачем мне нужно, чтобы она полдороги на меня дулась за то, что я не дал ей выспаться? Нет уж, уступаю эту почетную обязанность тебе. Но не бойся, максимум - получишь подушкой в лоб.
  Фариам усмехнулся и попрощался со мной, а я вернулся в свое тело и стал ждать. Спустя примерно полчаса в конюшне появилась заспанная Алона, на ходу жующая яблоко. Подойдя к ней, я позволил сестренке залезть мне на шею и после короткого разбега взлетел, сбив по пути шпиль одной из башенок на воротах. Ну, не рассчитал немного свои габариты, подумаешь! Зачем же так материться, особенно при девушке? Некультурные люди эти стражники, воспитывать их еще и воспитывать!
  Несколько часов полета - и мы уже прибыли в Дар, где мне снова пришлось ждать, потому что Сар еще не успел вернуться. Дракон вчера так обрадовался внешнему виду и расположению нового гнезда, что целый вечер проторчал там. Даже, невзирая на мои предупреждения, на свой страх и риск сумел кое-как разгрести завал и пробраться в пещеру с источником, поразившись его размерам. Осмотр продолжался долго, поэтому заночевали они с Векрешем прямо перед Драконьим кряжем, а все утро планировали объем предстоящих работ.
  Все это мне рассказал Сар, когда я с ним связался. Он с трудом сумел оторваться от обсуждения с советником конструкции будущего гнезда. Вот уж никогда не подозревал, что у этого дракона замашки великого архитектора! Несмотря на то, что я предложил ему остаться в горах, Сар захотел сопровождать меня, сказав, что не хочет пропустить момент оглашения всего списка новостей, поэтому попросил меня подождать и заверил, что через часок прибудет. Это время я провел, по старой доброй традиции, в конюшне, потешая зевак и вдыхая уже не такой раздражающий запах навоза. Успел даже побеседовать с Шаком и узнать о том, что пока дезинформация имперского посла идет полным ходом.
  Поблагодарив главного конюха за проявленное усердие, я попросил его подыскать мне несколько больших крепких мешков и длинную веревку. Просто вспомнил о том, что в пещерах гнезда находится немало предметов из золота и серебра, которые бросать никак нельзя, все-таки гномы будут трудиться отнюдь не за спасибо. Шак оказался весьма оперативным и через несколько минут принес то, что я требовал, свернув мешки так, чтоб мне было удобнее их нести.
  Когда же на площадку перед дворцом опустился Сар с Векрешем на руках, я весьма удивленно посмотрел на гнома и строго осведомился:
  - И что у вас стряслось?
  Дело в том, что у советника было покрасневшее лицо, на котором обнаруживалось полное отсутствие бровей, ресниц и большей части бороды. Смутившись, Сар объяснил, что ночью гном попытался разжечь костер, но те камешки, которые он подобрал, не давали достаточно искр и не хотели ничего поджигать. Тогда дракон решил немного помочь и дыхнул на груду хвороста. Помог, блин! Хворост мигом сгорел дотла, а советник только чудом не лишился зрения. Наладил контакт, называется. Чучело хвостатое!
  Но, к моему удивлению, когда я начал распекать незадачливого помощника, Векреш вышел вперед и обратился ко мне:
  - Ваше высочество, Сарионо ни в чем не виноват. Это получилось совершенно случайно!
  Удивленно на него посмотрев, я подумал, что мой секрет скоро будет известен каждому в королевстве, и лишь посоветовал гному обратиться к моим ученикам и попросить у них несколько немного лимэля. Не знаю, как борода, но брови и ресницы через несколько дней наверняка должны вырасти. Когда Векреш совсем по-дружески прощался с Саром и обещал ему через два дня прислать пять бригад мастеров в Драконий кряж, я только диву давался. Ведь всего полдня понадобилось этим двоим, чтобы найти общий язык. Значит, все не так плохо, как я себе расписывал, и драконы отлично впишутся в жизнь Подгорного королевства, что не могло не радовать.
  Распрощавшись с Векрешем, мы полетели к стае. По пути я детально расспросил Сара о том, что он хочет сделать с гнездом. Показанную мне картинку я долго сравнивал с той, что видел при своем посещении кряжа, а потом пришел к выводу, что теперь придется или сильно попотеть, или немного упростить проект, потому что пятнадцать больших взлетных площадок, два малых зала совета и четыре жилых пещеры в этом плане явно казались лишними. Даже с моей помощью пришлось бы работать не один месяц, чтобы все это устроить.
  Однако, немного поразмыслив, я вспомнил, что вскоре наша стая пополнится еще пятью драконицами, а потом можно будет зазывать драконов других стай, чтобы те к нам присоединились. Ведь не только у Громовержцев наблюдается перенаселение. Точно знаю, что у пяти стай в гнездах уже не хватает места, и нам можно замахнуться на двукратное увеличение нашей стаи. Тем более, что на следующем совете мне наверняка удастся продать свое знание новой техники спаривания... В общем, похоже, мне в скором времени придется попотеть. В который раз. Ох, как же неохота...
  Несмотря на то, что летели мы быстро и не делали в пути остановок, все равно до стаи добрались только глубокой ночью, но с удивлением обнаружили, что нас встречают. Все с нетерпением ожидали нашего возвращения, и не думали устраиваться на ночлег. Драконы с радостью поприветствовали нас, быстро взяли в кольцо и наперебой стали требовать доклада о происходившем на совете. Мудрейшая с трудом утихомирила весь этот галдеж и сумела добиться некоего подобия тишины, после чего приказала мне:
  - Рассказывай!
  Посмотрев на предвкушающе ухмылявшегося Сара, который специально стал так, чтобы видеть реакцию слушателей, я сказал:
  - Ну, в детали я вас посвящать не буду. Там много чего происходило неприглядного и даже неприличного. Вместо этого я просто расскажу вам об итогах совета. Во-первых, наша стая скоро получит два яйца...
  Дальше я продолжить не смог, потому что был перебит радостными воплями. Больше всего эмоций проявляли драконицы, что было вполне понятно, но и драконы от них не сильно отставали. Когда Мудрейшей опять удалось призвать стаю к порядку, она спросила:
  - И сколько драконов мы должны за них отдать?
  - Нисколько, - ответил я.
  На чешуйчатых мордах всех присутствующих (за исключением откровенно скалившегося Сара) отразилось сильнейшее ошеломление. Первым пришел в себя Лар, который с изумлением спросил:
  - Но как тебе это удалось?
  - Как-как... Торговаться нужно уметь! И вообще, это еще не все новости. Во-вторых, мы получим пятерых дракониц из стаи Окраинных...
  И снова меня перебили радостными воплями, не дав перейти к главному. Теперь уже выделялись драконы, видимо, прекрасно зная, как выглядят члены стаи Иржика. На этот раз бабушка уже не стала церемониться, а просто рявкнула:
  - А ну-ка, все заткнулись!
  Наступила тишина, наверное, больше от неожиданности, а я ухмыльнулся и подумал, что все-таки мое влияние дает о себе знать. И было удивительно, что Мудрейшая при этом сумела сдержаться и не добавила пару словечек покрепче.
  - И что же ты отдал за них? - спросила у меня старая драконица уже нормальным голосом.
  - Ничего. Просто пообещал обучить вожака Окраинных всему, чему недавно научил наших драконов.
  Если бы крылатые были людьми, то я бы сказал, что после моих слов вся стая зарделась. Но так как краснеть чешуйчатые не могли, то драконы просто смущенно потупили взор, уставившись в землю, а у дракониц на мордах, наоборот, появились широкие довольные оскалы.
  - Идем дальше, - сказал я. - В-третьих, по решению совета наше гнездо отходит Громовержцам.
  А теперь никаких выкриков не последовало. Вся стая уставилась на меня, надеясь, что я просто пошутил. Выждав драматическую паузу, я продолжил:
  - Так что мы переселяемся в новое гнездо, расположенное на моих землях. Его уже тщательно осмотрел Сар, поэтому с радостью поделится с вами своими впечатлениями. Я же только скажу, что там есть гигантский источник, полные дичи леса и полноводная речка, протекающая неподалеку. Единственный недостаток - оно пока нежилое, поэтому нам придется поработать, чтобы привести его в приличный вид. В этом нам будут помогать гномы, жители тех мест. Более того, с этого момента все вы становитесь гражданами Подгорного королевства и моими подданными, так как я являюсь принцем гномов, а те земли официально принадлежат мне. Поэтому в скором времени вам придется научиться жить с гномами, общаться с ними, как с равными, и помогать им. Пока все понятно?
  - А гномы не будут против, когда мы поселимся рядом с ними? - осведомился Лар. - Ведь они могут попытаться выгнать нас со своей территории...
  - Я же сказал, что являюсь принцем гномов, поэтому все будут только "за", и никто из гномов не будет вас выгонять. Правда, вам нужно будет с ними сотрудничать, но это потребует от вас совсем немного усилий. Так, например, при линьке нужно будет не сжигать свою чешую, а продавать ее. А некоторые легкие на подъем драконы могут перевозить посылки или послания на большие расстояния, или брать на руки пассажиров... Короче, это мы с вами потом обсудим. Если вопросов больше нет, идем дальше. В-четвертых, на совете хранителей для нашей стаи были определены земли и расы, за которые мы будем отвечать. Это территории бывшей степи, горных районов рядом с океаном, королевства эльфов, людей и гномов. Короче, получается, весь запад материка.
  Ошеломление драконов еще не успело пройти, но Мудрейшая сориентировалась первой и спросила:
  - Но ведь это очень многочисленные расы и слишком большая территория, чтобы наша стая могла ее охватить. Как же мы сможем не допускать между ними конфликтов?
  - Бабушка, я уже рассказывал Сару, что в свое время объединил все эти земли в один союз, так что никто ни с кем драться не будет. Эльфы, гномы и народы людей теперь прекрасно уживаются друг с другом и плодотворно сотрудничают. Нашей задачей будет лишь охранять Новый Союз от Империи, которая сейчас очень завидует его процветанию. Так что вам останется только патрулировать приграничье и взаимодействовать с отрядами защитников, которые там будут располагаться.
  Никто больше не пытался задавать вопросы. Все лишь стояли и с удивлением смотрели на меня. Похоже, драконам было слишком много новостей для одного дня. Пока они их переваривали, пытаясь хоть как-то осмыслить, я постарался закруглиться и быстро добавил:
  - Короче, завтра мы вылетаем на новое место жительства, а сейчас всем спать!
  Я развернулся и уже хотел было подыскать себе полянку поприличнее, чтобы на ней немного помагичить и активировать плетение, показанное Темнотой, но меня остановило Сар.
  - Алекс, ты кое о чем забыл упомянуть.
  Задумавшись, я так и не смог понять, что он имел в виду, поэтому вопросительно на него посмотрел. Но дракон не стал ничего подсказывать, вместо этого он обернулся к стае и торжественно заявил:
  - На этом совете стай впервые за четыре сотни циклов был выбран новый глава. Им по единогласному решению присутствующих вожаков стал Алекс Сереброкрылый!
  Драконы разом затаили дыхание, поэтому я смог недовольно пробормотать:
  - И вовсе не единогласным! Я был против.
  А вот после этого грохнуло! Драконы буквально ревели от восторга. Все они разом кинулись ко мне, чтобы дать выход своим чувствам, потискать виновника торжества и прижать его к себе. Чувствуя себя плюшевым медвежонком, я переходил из лап в лапы, стараясь не дать втянуть себя в кучу малу, а то еще могли затоптать на радостях. И даже Мудрейшая не отставала от остальных, едва не переломав мне ребра. Правда орать она не стала, только воскликнула:
  - Молодец! Я знала, что ты дашь стае новую жизнь...
  - Знаю-знаю! - перебил ее я. - А также, что дам всем драконам новые законы и заставлю их жить по-новому. Интересно, когда же ты собиралась предупредить меня об этом?
  Но Мудрейшая не ответила и только счастливо улыбнулась, а в следующее мгновение меня уже обнимала Мара, которая нежно терлась щекой о мою морду. Восторги длились долго, но все имеет свой конец, поэтому через десяток минут драконы устали, поутихли, и дали мне вздохнуть свободно. Но я рано обрадовался. Мудрейшая попросила у стаи тишины, а потом подошла ко мне и приказала:
  - А теперь рассказывай все с самого начала!
  Глядя на то, как она удобно уселась передо мной на траву, а остальные тут же последовали ее примеру, я понял, что нынешняя ночка обещает быть очень долгой. Но делать было нечего, сев на полянке, я принялся рассказывать обо всем, что происходило на совете. Драконы требовали воспроизвести все дословно и как можно подробнее, поэтому дело двигалось медленно. Вспомнив о том, что все сведения можно было передать меньше чем за минуту с помощью мыслеобразов, я внезапно натолкнулся на сопротивление стаи. Драконы отчего-то не хотели получать мои воспоминания и продолжали наслаждаться неспешным рассказом, в кое-каких местах переспрашивая, иногда выражая бурный восторг, а в некоторых моментах вообще застывая с удивленно приоткрытыми пастями.
  Когда небо посветлело, возвещая скорое наступление утра, моя история подошла к концу. Она произвела огромное впечатление на всю стаю, которая еще долго сидела на полянке и осмысливала мой рассказ. И я прекрасно понимал крылатых, ведь Мокрый Лист буквально за несколько часов из слабой вырождающейся стаи превратился в сильного партнера, с которым теперь хотели дружить все остальные. А то, что меня сделали главой совета стай, только добавляло им повода для гордости.
  - Алекс, а как же ты смог победить сразу двух опытных дуэльщиков? - спросил меня Лар.
  - Применив свои знания, полученные в человеческом теле, - ответил я. - Не волнуйся, вскоре я передам их вам всем, потому что остальные стаи сейчас полагают, что мы самые великие воины драконьей расы. Так что, хотите вы или нет, а соответствовать придется. Правда, вам необходимо будет основательно потрудиться, чтобы подогнать мои навыки под себя и научиться владеть этой техникой в совершенстве, но при должном усердии это не займет много времени.
  Так как больше никто вопросов не задавал, а все драконы выглядели немного усталыми и осоловевшими, я поднялся и решительно заявил:
  - На сегодня хватит разговоров! Все отправляйтесь спать, потому что в обед нам нужно будет вылететь на новое место.
  На этот раз никаких возражений не последовало. Устав от бурных впечатлений, драконы разбрелись по лесу, занимая удобные места, а я посмотрел на них с ухмылкой, дождался, пока все устроятся на ночлег, а потом отправился на каменистый пляж. Для меня ночь еще не была закончена, поэтому я быстро сменил тело и принялся создавать сложнейшее плетение, показанное подругой. На этот раз я справился всего за полчаса, ухитрившись удержать всю конструкцию без применения моих блоков самовосстановления. Видимо, Темнота сделала выводы и уже на стадии разработки внесла в свою структуру необходимые дополнения, позволившие мне легко ее сформировать.
  Наполнив плетение необходимым количеством силы, я активировал его. В этот раз из него не выползли щупальца и не стали меня хватать, просто само сияющее магическое образование рванулось ко мне и моментально вышибло сознание прочь. Вылетев из своего тела, я невесомым облачком застыл над пляжем и наблюдал за тем, как эта структура внедряется в мою ауру, присоединяясь к уже существующему там плетению. Процесс протекал долго. Новое образование устраивалось основательно, возясь, как ежик в норке, но в результате все же улеглось и затихло, полностью погрузившись в ауру. И в этот момент мое сознание решило вернуться в тело.
  Поднявшись с камней, я подвигался, проверил свои ощущения и выяснил, что операция нисколько не повлияла на мое основное тело, поэтому проверил действие плетения. Первым делом, что было вполне предсказуемо, я создал драконье тело, которое появилось без малейшей задержки. Оглядев себя, я понял, что оно нисколько не изменилось, с облегчением вздохнул и вернул себе первоначальный облик. А дальше начались сложности. Если с драконьим телом у меня получалось все просто и понятно - я лишь искусственно усиливал свое желание иметь крылья и тут же происходила смена, то к телу обычного одаренного у меня долго не получалось подобрать ключик.
  Однако, промучившись полчаса, я попробовал пожелать стать незаметным и в следующий миг ощутил, что мне довольно неудобно стоять на камнях. Поглядев вниз, я обнаружил, что сапог на мне нет, как и всей моей одежды. На всякий случай ощупав уши, я понял, что у меня все получилось. Однако, оглядевшись по сторонам, я почувствовал, что на меня словно натянули большой пыльный мешок, который доставлял серьезные неудобства. Во-первых, зрение стало очень плохим. Деревья на берегу представлялись мне большой темной массой, хотя минуту назад я мог рассмотреть на них каждый листик. Диапазон магического зрения также весьма уменьшился, а дальность его действия сократилась до трехсот метров. Слух, обоняние и осязание также основательно уменьшили свою чувствительность. В общем, в таком облике у меня возникало острое ощущение, будто я вернулся в прошлое, к тому моменту, когда еще не вживлял в тело большой сафрус.
  Это ощущение мне сильно не понравилось, так как сразу возникла некая неуверенность и предательское чувство слабости, но поделать было уже ничего нельзя. Чтобы нормально учиться в Академии, мне придется с этим смириться. И вообще, сейчас надо было выяснить, как там все мои магические способности поживают. Спустя десять минут экспериментов я понял, что скорость формирования плетений и возможность одновременного удержания большого их количества никак не изменились, ведь эти способности зависели только от сознания. Зато существенно увеличилось время их наполнения силой. И если в своем обычном теле для создания того же огненного шара мне требовалось мгновение, то в этом извлечение силы из резерва замедляло этот процесс раз в пять.
  Одно хорошо, моя аура оказалась довольно насыщенной, поэтому о недостатке силы речи пока не шло. И хоть мне и неприятно было ощущать лимитированность своей энергии, но я был уверен в том, что пару огненных смерчей при большом желании мне удастся создать. В общем, жить в таком теле сложно, но можно. А сложно потому, что к хорошему привыкаешь очень быстро. Есть даже такой известный анекдот о том, как сделать человеку хорошо. Нужно просто вначале сделать ему плохо, а потом вернуть все, как было. И хотя мне сейчас было совсем не до смеха, я еще раз подумал, что тело одаренного понадобится мне только на время учебы в Академии, и не дольше. Так что придется стиснуть зубы и немного потерпеть.
  Вздохнув, я перешел к дальнейшим опытам. Вскоре я выяснил, что нельзя переходить из тела человека в драконье, не задействовав при этом основное. Но это как раз было понятно - ведь плетение не получало достаточно силы из ауры одаренного. Однако почему у меня не получался обратный процесс, я поначалу не понял. Ведь, по идее, в теле дракона содержалось намного больше энергии, чем в человеческом, и последнее должно было образовываться вместе с остатком силы, который просто разливался бы в пространстве. Но, после недолгих размышлений над причиной, у меня возникло предположение, что плетение содержит образ тел в моей ауре, которая прячется в пространственный карман вместе с основным телом. Именно поэтому оно не может создавать новое без своего извлечения оттуда.
  В общем, снова разочарованно вздохнув, я стал экспериментировать с одеждой. Просто у меня возникла мысль, что раз мои тела, сменяя друг друга, появлялись в той же позе, которую я принимал, то и одежда должна была оставаться надетой на тело. Вернув свой обычный облик, я разделся, а потом сменил тело на человеческое. Всю одежду я натягивать не стал, ограничившись рубашкой, а потом вновь принял обычный вид. Мои предположения подтвердились - родное тело стояло одетым в рубашку, даже не почувствовав миг изменения. Но, несмотря на удачный эксперимент, я надолго задумался.
  Это что же получается? Если я вдруг сменю человеческое тело, оставаясь одетым, то на мне мало того, что появится одежда, которая оставалась в пространственном кармане, но еще и останется та, которая была на мне ранее? Интересно, как это произойдет? Одежда вложится одна в одну, или же просто совместится, "спаявшись" вместе и придя в полнейшую негодность? Сплошные догадки, проверить которые пока нельзя. Нет у меня двух штанов или двух пар сапог, а с рубашкой и костюмом эксперимент будет не слишком удачным, так как безоговорочно не подтвердит предположения. В общем, я пришел к выводу, что менять тело лучше всего полностью раздетым, чтобы не приключилось какого-нибудь конфуза. Эх, как же все-таки хорошо драконам - ни одежда не нужна, ни оружие, а тут сиди и мучайся...
  Когда наступил рассвет, я бросил заниматься всякой ерундой, оделся и пошел спать. Драконом я решил не оборачиваться, так как меня мог вызвать Шаракх по разговорнику, поэтому просто выбрал полянку со спящими драконами, опустился на траву и мгновенно заснул, полетев в черноту и только краем уха услышав шепот Темноты: "Молодец..."
  Проснулся я около полудня, никого возле себя не обнаружив. Видимо, драконы встали гораздо раньше и отошли подальше, решив меня не будить. Найдя их своими способностями вожака, я понял, что сейчас они вовсю обсуждают мой вчерашний рассказ и планируют, что же первым делом нужно сделать в гнезде, о котором им рассказал Сар. Судя по их эмоциям, драконы уже успели оценить и размеры источника, и все остальные преимущества нового места, так что я даже подумал, а вообще стоило так долго от них это скрывать? Может, нужно было сразу, как только я стал вожаком, повести стаю в горы? Но тогда невозможно было предположить, что произошло бы на совете стай, поэтому я оставил сомнения и признал - не зря моя интуиция советовала повременить с рассказом, ведь в итоге все вышло просто замечательно.
  Не став отвлекать драконов, я нашел свои мешки, которые принес из дворца, создал себе серебристое тело и полетел к гнезду. Раз уж Мудрейшая говорила, что благодаря шершанам там задохнуться можно, то попробую справиться сам и порыться в кладовых пещер в гордом одиночестве. На подлете запах стал буквально удушающим, но не смертельным, поэтому я опустился на площадку зала торжеств, взял десяток камешков, сделал из них мощные воздухоочистительные амулеты и направился вглубь горы. Вскоре выяснилось, что мои амулеты почти не помогали. То ли они были предназначены лишь для отхожих мест, то ли концентрация вони была запредельной для этой магической конструкции, так что удушливый тошнотворный запах сопровождал меня все время, пока я рылся во всяком хламе. Хотя, надо признать, они позволили мне не задохнуться.
  В результате своих поисков я набил два мешка различной посудой и другими изделиями из драгоценных металлов, прихватил пару непонятных штуковин из черного, а также нашел в мусоре обложку книги, украшенную драгоценными камнями. Сама книга давно разложилась, и от страниц осталась только труха, но золотая окантовка на кожаном переплете и странный золотой вензель с алмазами были совсем как новые. Забрав находки с собой, я вылетел из гнезда, а потом нашел еще и свои ведра, которые смял, чтобы они занимали меньше места. За серебряными пришлось лететь к ручейку, но они лежали на том же месте, где я их оставил - поблизости никаких зверолюдей не было, а животным драгметаллы были ни к чему. Плотно завязав тяжелые мешки веревкой, и сделав из нее некое подобие коромысла, чтобы повесить все это на шею, я отправился к стае.
  Вернулся я как раз к тому моменту, когда меня уже хотели искать. Оглядев всех и уточнив, кто желает подкрепиться на дорожку, я выяснил, что все уже давно были готовы к вылету. Не став мешкать, я поднял стаю в воздух и в который раз за десятицу начал длительный перелет к новому гнезду. Так как среди нас были молодые дракошки, крылья которых оказались не такими выносливыми, я часто устраивал привалы, а ночью вообще сказал, что нужно отдохнуть до самого рассвета, чем вызвал бурю негодования у драконов, которым не терпелось увидеть новый дом своими глазами. Но меня поддержала Мудрейшая, просто показав недовольным на двух маленьких дракониц, которые моментально заснули, едва опустившись на землю.
  После этого никто возражать не посмел, и мы отлично выспались, а как только на востоке показалось солнце, вновь продолжили свой путь, и уже к обеду были над горами. Сориентировавшись в пространстве, я уверенно повел стаю к Драконьему кряжу, оставив мысль о том, что нужно было бы устроить воздушные танцы над Даром. Потом как-нибудь полетаем, когда драконы не будут такими уставшими. Да и о таком зрелище гномам нужно обязательно объявить заранее и предупредить Шаракха, чтобы он придумал, что об этом наплести имперцам.
  Спустя час впереди показался горный кряж со знакомыми очертаниями, а еще через десяток минут можно было различить и пещеры, уводящие в недра горы, и ровную площадку недалеко от вершины, поэтому я торжественно произнес:
  - Смотрите. Вот он, наш новый дом!
  И после долгих пяти тысяч лет ожидания Драконий кряж вновь принял тех, кому был обязан своим названием.
  
  Глава 29. Свой путь
  
  Весь оставшийся день мы с драконами занимались уборкой нового жилища и в итоге совместными усилиями сумели полностью расчистить завал к пещере с источником. Тот колодец, который проделал я во время первого посещения этого места, пришлось заделывать. Причем именно в этот момент я понял всю силу и мощь драконьего выдоха. Вернувшись в истинное тело и перекрыв плетением щита колодец снизу, я накидал туда камней и просто расплавил их до почти жидкообразного состояния, залив отверстие этой лавой. В этом мне помогали остальные, сменяя друг друга. Когда лава достигла верхнего края колодца, я пригладил еще одним плетением поверхность пола и высосал всю энергию, мгновенно остудив камень, подумав о том, как все-таки хорошо быть Темным магом.
  Получилось великолепно. Теперь только необычайно гладкий камень в одном из мест спирального хода напоминал о том, что раньше тут была дыра. Несмотря на эту эффективность, я поспешил охладить пыл драконов, которые с воодушевлением принялись выжигать новые тоннели в соответствии с планом Сара, и посоветовал дождаться гномов. Потом весь вечер я передавал драконам-защитникам свои навыки рассветной школы и интуицию. Этот процесс затянулся до поздней ночи, потому что протекал он медленно, а кандидатов в великолепные воины оказалось много. Так как каналов между нашими разумами не было, а способности вожака для этого не годились, приходилось передавать знания по старинке, так сказать, с глазу на глаз.
  Уже глубокой ночью, когда закончил с передачей своих навыков последнему дракону, я попробовал заняться спаррингом с Ларом и понял, что все получилось, как и было задумано. Естественно, мне пришлось передавать все навыки комплексно, поэтому теперь крылатые знали, как владеть клинками и метать различные предметы, что им вряд ли когда-нибудь пригодится. Но главным было то, что они восприняли умения рукопашного боя и уже начали с немалым успехом их осваивать. После минутной схватки с братом я посоветовал всем каждое утро уделять по часику на тренировку и посчитал свою работу завершенной. Теперь драконы должны сами вычленить необходимые умения и полностью адаптировать их под свое тело, а на это может уйти от месяца до трех. Но уже сейчас можно было с уверенностью заявлять, что все защитники нашей стаи превратились в непобедимых воинов.
  А на следующий день в утреннем танце Лар меня ничем не порадовал, отказавшись принимать на себя главенствующую роль. Причем в этот раз Сар сообщил мне, что совсем не почувствовал пробуждения способностей моего брата, потому что этот ленивый дракон полностью подчинялся моим командам и никак не хотел пользоваться своими возможностями. Сразу после полета я попробовал его пожурить, но в ответ брат резко заявил, что вожаком быть отказывается, и отправился тренироваться. Дивясь такому поведению, я ничего не сказал, но решил сегодня же вечером с ним поговорить с глазу на глаз.
  Тренировка была очень активной. Я исполнял роль мастера и на всю катушку использовал свои способности вожака, подсказывая драконам, как лучше двигаться. Это оказалось намного удобнее, чем следить за ними визуально, ведь при единении прекрасно можно почувствовать не только само движение, но и то, каким образом оно достигается, а также по ходу дела исправить возможные ошибки работы мышц. На нашу тренировку пришли посмотреть все драконицы, которые замерли неподалеку, восхищенно наблюдая за стремительными действиями защитников. Естественно, в спаррингах мы работали не в полный контакт, а точечные смертельные уколы и удары когтями отрабатывали на деревьях, но все равно со стороны выглядело это очень зрелищно.
  В самый разгар тренировки вдали показались повозки гномов, на которых к Драконьему кряжу приехали бригады каменщиков в количестве двух сотен мастеров. Дождавшись их прибытия, я сменил тело, нашел среди рабочих главного, назвавшегося Вишней, и обговорил с ним наши дальнейшие планы. Ну а потом закипела работа. Темп задавал я, быстро вгрызаясь своими лезвиями в каменную породу. Решив особо не спешить, я действовал аккуратно, вырезая ровные и почти одинаковые кирпичи и при этом прокладывая тоннель вглубь горы. Эти кирпичи тут же подхватывались драконами и сносились вниз гномам, которые складывали их в аккуратные стопки, планируя в скором времени использовать при постройках. Первым делом я планировал устроить место для хранения яиц, поэтому сразу же попросил дракониц облететь всю округу и найти для этого инкубатора все, что было нужно.
  Уже к обеду мы пробили первый тоннель, закончив его небольшой пещерой. Снеся магией все оставшиеся кирпичи вниз, я попросил оценить работу. Драконы, оглядев новый ход с пещерой и посадочной площадкой, признали, что все хорошо, но немного необычно, ведь все они привыкли к овальным тоннелям, а я отчего-то сделал прямоугольный. Плюнув, я поработал лезвиями и за час снова завалил весь проход камнями, скруглив стенки и потолок. Приказав это все разгребать и сносить вниз, я занялся следующим тоннелем.
  Когда я окончательно устал и скомандовал перерыв, то обнаружил, что на землю опустилась ночь, а драконы с гномами едва передвигаются от усталости. Но работа за это время была проделана большая. Я вырезал большую пещеру, выбрав место покрепче, чтобы не допустить никакого обвала, кроме того укрепил ее стены и свод драконьим выдохом, оплавив камень, создал четыре новых туннеля и успел устроить один жилой с двумя десятками тупичков, где драконы будут коротать ночь. Но это была только едва десятая часть работы, потому что план Сара оказался поистине грандиозным.
  Выбравшись из пещер на свежий воздух, я увидел, что перед горами высились аккуратные штабеля кирпичей, сложенные гномами. Пообщавшись с не менее уставшим Вишней, я выяснил, что сюда уже направляются сотни подвод, чтобы забрать этот необходимый для строительства материал. Приказав всем отдыхать, я с удивлением наблюдал, как рядышком с усталыми драконами прямо на землю ложатся гномы, уже не испытывающие перед чешуйчатыми рептилиями никакого страха. У мастеров даже не осталось времени построить себе временные бараки, поэтому они вместе со стаей расположились прямо под открытым небом и моментально заснули. Хмыкнув, я только подумал, что совместный труд, он действительно объединяет.
  Но сам я не стал укладываться на ночлег, а разыскал Мудрейшую и выяснил, как там дела с нашей пещерой для яиц. Оказалось, что драконицы отлично постарались, и теперь самодельный инкубатор полностью готов. Порадовавшись такой оперативности, я отправил бабушку спать, а потом поднял сонного Лара, отошел с ним в сторонку и строго приказал:
  - Рассказывай.
  Брат сделал вид, что меня не понял, и переспросил:
  - Что рассказывать?
  - О том, почему ты не хочешь становиться вожаком, почему не хочешь пользоваться своими способностями, почему не стремишься пойти по стопам отца.
  - Будто ты не понимаешь! - недовольно буркнул Лар.
  - Не понимаю. Уж просвети, сделай милость, - попросил я.
  Да, у меня были кое-какие догадки на этот счет. Я предполагал, что брата смущает смерть его отца, или же страшит немалая ответственность, которую ему придется принять, но причина оказалась совсем иной. Немного поколебавшись, Лар ответил:
  - Алекс, ты же прекрасно знаешь, что двух вожаков в стае быть не может, поэтому, когда я овладею своими способностями, тебе придется уйти. А я этого не хочу. Не хочу, слышишь?!
  Удивившись такому всплеску эмоций, я только посмотрел ему в глаза и задумчиво протянул:
  - Вот оно чё, Михалыч...
  Все оказалось намного проще, чем я думал. Это ведь только Сар знал, что я должен буду вскоре покинуть стаю, и Мудрейшая догадывалась об этом, но ведь брат был не в курсе, поэтому и сопротивлялся всеми силами своему обучению. Воспользовавшись тем, что я задумался, Лар попытался было смыться, но я удержал его за плечо и сказал:
  - Послушай меня, братишка. Я хочу сделать из тебя вожака не просто так. Мне в скором времени нужно будет уйти из стаи, причем надолго.
  - Уйти? Но почему?
  - Долго объяснять, - ответил я.
  - Но мы без тебя не справимся! - воскликнул Лар.
  - Вот именно для этого мне и нужен ты. Поверь, мне очень хочется остаться с вами, но у меня есть свой путь, который я должен пройти самостоятельно. Не переживай, я никогда вас не брошу и периодически буду наведываться в гости. Формально я так и останусь вашим вожаком, но быть рядом просто не смогу, поэтому и хочу научить тебя всему, что знаю, чтобы ты смог на некоторое время меня заменить. Теперь понял?
  Вроде бы я нашел довольно удачное объяснение причины, но Лар все равно выглядел весьма расстроенным и обиженным. Он поглядел на меня и жалобно спросил:
  - Но почему тебе обязательно нужно уходить? Разве нельзя еще побыть с нами? Хотя бы немного, лет пятьдесят.
  Я улыбнулся и ответил:
  - Нет, Лар. У каждого из нас есть свой путь. Кому-то суждено стать вожаком, кому-то королем, а кто-то просто будет воспитателем, каменщиком, кузнецом... Путей много, не каждый сразу может отыскать свой, именно тот, который ему предначертан. Но уж если найдет, то его жизнь после этого станет гораздо счастливее, потому что в ней появится цель, появится смысл. И хотя я еще не знаю конечной цели своего пути, зато уже вижу дорогу, по которой мне нужно отправиться. А чтобы спокойно продолжить свой путь, я должен убедиться, что с моим домом ничего не случится в мое отсутствие, и с моими родными будет все в порядке. Поэтому я и хочу попросить тебя помочь в этом. Скажи, ты сможешь меня заменить? Сможешь позаботиться о нашей стае, когда меня не будет рядом?
  - А если я откажусь, ты останешься? - с надеждой спросил брат.
  - Нет, Лар. Я уйду в любом случае. Просто если ты откажешься, у стаи вновь наступят тяжелые времена, а про утренние танцы можно будет забыть.
  Дракон опустил голову и печально уставился в землю. Я чувствовал его эмоции и знал, что ему очень не хочется отпускать меня. Ведь за все это время, пока мы знакомы, он успел найти во мне больше, чем друга, и даже больше, чем брата. Он нашел во мне замену своему отцу, которого потерял в далеком детстве, поэтому теперь боится вновь остаться один. Я подошел к дракону и обнял его, утешая и посылая свои чувства.
  Я дарил ему спокойствие и уверенность в том, что он больше никогда не будет одинок, ведь у него есть бабушка, есть Риша, есть Сар, есть вся наша стая. И это сейчас ему очень страшно, потому что внезапно пробудившиеся способности требуют развития, а вот когда он попробует их применить, почувствует себя вожаком, испытает всю прелесть единения, то больше не останется никаких сомнений и неуверенности. Ведь у него тоже есть свой путь и своя цель. Нужно только набраться смелости и пойти по нему.
  - Хорошо, Алекс, - вдруг сказал мне Лар. - Я больше не буду бояться.
  - Ну, вот и славно, - радостно отозвался я, отпуская брата. - Тогда пошли спать.
  - А разве ты сейчас не будешь меня учить? - удивился брат.
  - Завтра, - ответил я с улыбкой.
  Развернувшись, я потопал к лежбищу нашей стаи, чтобы быть рядом со своими драконами в последние дни перед уходом, и подумал, что обязательно сюда вернусь. Хотя бы для того, чтобы просто погостить. Ведь это гнездо стало еще одним моим домом, особенно после тех усилий, которые я приложил, совершенствуя его, и всех тех, что мне еще придется на него потратить. Внезапно мои мысли прервал вопрос Лара:
  - А когда ты уйдешь?
  Прикинув, я понял, что если не возьму себя в руки и не справлюсь с внезапно проснувшейся сентиментальностью, то мне останется только плюнуть на поступление. Поэтому я решительно ответил брату:
  - Через пять дней.
  Услышав это, Лар только тяжело вздохнул, а когда я устроился на ночлег, улегся рядом со мной и быстро заснул. Поглядев на дракона, я лишь отметил, что у меня в этом мире становится все больше тех, кому я не безразличен. С одной стороны это радует, но с другой заставляет постоянно о них заботиться. Ведь каким бы эгоистичным я ни был, все равно, бросить стаю просто так не могу, поэтому все эти пять дней буду стараться сделать так, чтобы после драконы почти не ощущали моего отсутствия. Научу Лара, как управлять способностями вожака, поговорю с Шаракхом на тему использования драконов в королевстве, обустрою гнездо... Так и не закончив перечисление всех необходимых дел, я погрузился во тьму.
  Утром, после полета и тренировки, я вновь занялся строительством, и лишь в обед ненадолго отвлекся, чтобы встретить двух драконов из стаи бывшего главы совета, которые принесли нам яйца. Эти зеленые ящерицы оказались неразговорчивыми, категорически отказались обсуждать дела своей стаи (а ведь мне было так интересно узнать, что же они сделали со своим вожаком, потерявшим большую часть своих дракониц) и после того, как я принял у них яйца, тут же свалили из нашего гнезда.
  Драконьи яйца оказались большими, с весьма странной бледно-зеленой скорлупой, напоминающей чешуйки на теле крылатых рептилий. Размер их был примерно одинаковый - около полуметра в диаметре, а вес примерно килограмм пятнадцать-двадцать. В теле дракона точнее было не определить. Долго держать яйца мне не позволили. Как только чужаки скрылись из глаз, моментально налетела толпа дракониц, выхватила яйца у меня из лап и с квохтаньем и причитаниями понесла в инкубатор. Я только хмыкнул, подумав, что наша стая сильно истосковалась по детям. Как бы еще не раздавили невзначай, на радостях-то...
  Но уже через пять минут я об этом забыл, занявшись созданием нового зала торжеств. По замыслу Сара он должен был иметь гигантские размеры, но в то же время казаться красивым и элегантным. Сам он даже договорился с Векрешем, чтобы после создания зала в нем основательно поработали скульпторы и художники, добавив на стены разные рельефные картины и художественный орнамент. По поводу данной идеи я ничего не сказал, предоставив в будущем отдуваться инициатору всего этого безобразия. Это Сар толком не представлял, что могут изобразить хорошо профинансированные живописцы, а я-то прекрасно осознавал, что гномы могут такого наворотить, что потом все драконы за голову схватятся. Но, надеюсь, они догадаются обговаривать сюжеты фресок заранее, иначе стая получит эпическое изображение битвы с шершанами в вольной трактовке.
  Место для зала мы выбирали вместе с Саром. Десяток неплохих с виду ниш он забраковал, сказав, что они находятся очень далеко от основного гнезда, а пару, предложенных мной, даже не захотел рассматривать, только презрительно фыркнув. В общем, мы летали целый час, выискивая подходящее место, пока я не догадался, что это бесполезно. Дракон сам толком не понимал, чего хочет, поэтому, плюнув, я выбрал первое подходящее природное углубление в горе, и начал работу, послав недовольного Сара к демонам. С этим залом я провозился до самого вечера, обеспечив гномов кирпичами на десятилетие вперед, но оно того стоило.
  После того, как зал торжеств был готов, я пригласил на него посмотреть всю стаю, а сам встал у стеночки и наблюдал за реакцией. Восхищенные драконы ходили по большому гроту и изумлялись его размерам, оглядывали кольцо из семи десятков аккуратных камней с большой глыбой для главы стаи. На задней части последней я специально сделал лесенку, для того, чтобы забираться на нее было удобнее. Ведь я еще помнил, как карабкался на свой камешек старый дракон на совете стай, поэтому не хотел устраивать такое представление у нас.
  Ну а вообще, я был полностью доволен своей работой. Получился большой зал с навесом и куполообразным потолком, огромной посадочной площадкой и идеально ровным полом. Все стены я оставил нетронутыми, чтобы гномы над ними могли вволю поиздеваться, но купол слегка оплавил магией, чтобы выглядел красиво и повысилась надежность. Устал, как собака, но вся стая оценила мои усилия по достоинству, и даже Сар после осмотра подошел ко мне и смущенно попросил прощения за свое недавнее поведение, сказав, что мой выбор места был просто идеальным. Я уже не стал уточнять, что выбрал наобум, и молча принял похвалу.
  После тяжелого трудового дня драконы отправились перекусить, а я приступил к обучению Лара. Оно протекало быстро, ведь я просто передавал брату все мыслеобразы, которые касались овладения способностями вожака, а потом пояснял словами то, что ему было непонятно. Лар оказался смышленым, все схватывал на лету, но когда мы перешли к практике, результаты обучения не захотели проявляться. Брат никак не мог провести единение и взять под контроль мое тело. Вначале я даже подумал, что этому мешают мои способности вожака, но когда привлек к делу Сара, результат оказался аналогичным. И хотя пару моментов было такое ощущение, что Лар вот-вот раскроется, почувствует слияние, все равно в его сознании срабатывал какой-то эмоциональный тормоз, и ничего не происходило.
  Разозлившись, я поднялся в воздух и приказал Лару следовать за мной. Взлетев, я отправился на другую сторону Драконьего кряжа и стал стремительно набирать высоту. Брат не отставал, только пару раз спросил, что я хочу сделать, но не добился ответа. А когда мы оказались высоко в небе, я перешел на горизонтальный полет и обратился к дракону:
  - Лар, а ты знаешь, каково это - упасть с такой высоты? Наверняка будет очень больно. А внизу еще гряда с очень крутыми склонами, поэтому если рухнуть на нее, то сразу умереть не получится. При столкновении с такой почти отвесной поверхностью наверняка поломаются кости, а потом падение продолжится кубарем по склону, и каждый острый камень будет впиваться в тело, вырывая куски мяса...
  - Зачем ты мне это говоришь?! - в ужасе воскликнул Лар.
  Да, я знал, на что давить. Страх падения являлся самым сильным у драконов. Они не так сильно боялись смерти, увечья или потери близких, как банального падения с небес. И хотя от последнего погибало очень мало драконов, в основном, преклонного возраста, все равно эта боязнь была изначально заложена в их инстинктах.
  - Я сказал это потому, что сейчас попробую все это проделать. Я упаду и разобьюсь, и только у тебя есть возможность меня остановить!
  - Алекс, ты сошел с ума! - крикнул брат.
  Но я не обратил на его крик внимания, продолжив свои угрозы:
  - И знай, если я умру при столкновении со скалой, то сразу вернусь в свое тело, которое также продолжит катиться по склону... Ну а если же я по какой-то счастливой случайности останусь живым, достигнув подножья, то вновь обернусь драконом и взлечу вверх, чтобы все это повторить!
  - Не делай этого!! - завопил Лар, поняв, что я не шучу.
  Я громко засмеялся и крикнул:
  - А ты останови меня!
  После этого я сложил крылья и полетел вниз, уставившись на приближающиеся скалы. Как можно быстро научить человека плавать? Просто нужно рассказать ему, что делать, а потом бросить в воду и понаблюдать за тем, как он барахтается. Кто не утонет, тот мигом научится. Так и я решил проломить тот барьер в голове Лара, который мешал ему использовать свои возможности. Да, я сильно рисковал, но не собирался отступать и просто верил в брата, открыв свой разум.
  Сначала Лар попытался схватить меня за хвост, но у него ничего не получилось. Потом постарался убедить меня не делать этого, но я не обращал внимания на уговоры, а скалы стремительно приближались. И вот в тот момент, когда столкновение уже казалось неизбежным, а я успел грустно подумать, что мне вновь придется пережить свою смерть, и может быть, даже не одну, тело вдруг перестало мне подчиняться. Оно распахнуло крылья, а потом сумело выйти из пике, напрягая мышцы изо всех сил, и только чудом не задев склон горы. Я не вмешивался, когда оно замедлило полет и опустилось на полянку в лесном массиве у подножья горы, а всецело сосредоточился на необычном чувстве единения. Необычном потому, что теперь я ощущал его уже не с позиции вожака, главного, а с позиции подчиненного. В принципе, никаких негативных впечатлений не было, только легкая странность от осознания того, что твое тело вдруг начало своевольничать.
  Рядом со мной, тяжело дыша, приземлился Лар, который гневно взглянул на меня и закричал:
  - Ты недоношенное яйцо! Что ты вытворяешь?! А если бы я не смог взять под контроль твое тело и ты бы разбился?!
  Я только счастливо улыбнулся, вновь ощутив, что владею собой, и ответил:
  - Но ведь все получилось? И не нужно так кричать. Пусть моя методика обучения не идеальна, но она же сработала, и ты научился плавать... тьфу! управлять своими способностями.
  - Ты сволочь! Безмозглая ящерица!! Человеческий выкидыш!!! - закричал Лар, после чего отвернулся, и хотел было взлететь, но я не этого позволил.
  В два прыжка я подскочил к нему и обнял за плечи, не давая взмахнуть крыльями.
  - Прости, я знаю, что это было подло и низко, но у меня не было нужных нескольких месяцев для обучения. Поверь, мне действительно жаль, что пришлось так поступить, но я не нашел альтернативы. Ты сам отвергал все попытки научиться, поэтому мне нужно было наглядно показать, что твои способности - это не только источник удовольствия для стаи при утренних полетах, а гораздо большее. То, что может помочь драконам отбить нападение врага, что может спасти жизнь... Лар?
  Он ничего не говорил, не ругался, не перебивал, поэтому я встревожился. Посмотрев на морду брата, я увидел, что из его глаз текут слезы, и с ошеломлением спросил:
  - Что с тобой?
  Он посмотрел на меня с обидой и тихо ответил:
  - Я же мог и не справиться.
  - Я в тебя верил, - твердо ответил я. - Ты же мой брат.
  После этих слов Лар сам обнял меня и внезапно разрыдался. Нет, он не всхлипывал, и не издавал прочих соответствующих рыданиям звуков, но его чувства буквально захлестнули меня и заставили пожалеть, что я так поступил. Прижав его к себе покрепче, я стал забирать его боль, его обиду, его страх, уменьшая эти эмоции, а взамен даря покой и любовь.
  - Алекс, я так за тебя испугался... - прошептал Лар.
  В этот момент я осознал, что не все средства хороши для достижения цели, поэтому только сказал в ответ:
  - Прости меня... Прости, если сможешь.
  Мы еще постояли немного, обнявшись, и ощущая друг друга безо всяких способностей вожака, а потом полетели обратно к стае. В этот день я больше про обучение не заикался, давая брату время прийти в себя. Ничего, главное уже было сделано и мешающий барьер пройден. Какой ценой - это вопрос другой, но теперь я был абсолютно уверен в том, что дальше все пойдет по накатанной дорожке, ведь осталось совсем немного.
  Вернувшись, я обнаружил, что к нашему гнезду стали прибывать подводы для кирпичей. Те драконы, которые успели подкрепиться, аккуратно их грузили, помогая гномам, чтобы уже завтра с утра те могли отправиться в обратный путь. Как я понял, мои идеально гладкие кирпичи должны будут использоваться частично для замены дорожного камня в столице, а частично - для постройки нового города, который начал образовываться на месте моего завода по производству стекла. Понаблюдав за процессом погрузки, я решил никому не мешать и до самой ночи беседовал с Мудрейшей.
  Уж очень меня заинтересовал тот любопытный факт, что я внезапно стал с легкостью оперировать чужими чувствами. В ответ бабушка рассказала мне самую главную тайну драконов, поведав об их способности, благодаря которой они могли улаживать конфликты между разумными расами. Оказывается, для этого им не нужна была ни сила, ни драконий выдох, ни иммунитет к магии, а лишь самые обычные чувства, которые они могли изменять. Ведь это просто: в нужный момент убрать агрессию - и нападение не состоится, в определенный момент подавить обиду - и назревающий конфликт не достигнет взрывоопасной точки, слегка усилить осторожность - и захватническая война уже не начнется.
  Причем это воздействие могло производиться как на отдельных личностей вроде вождей или глав государств, так и на обычную толпу. Правда, существовал один нюанс - драконы могли только изменять уже существующие чувства, слегка уменьшая их силу, или, наоборот, активизируя эмоции, но не навязывать разумным свои. Вот поэтому у стай хранителей никогда не получалось привить своим подопечным любовь к ближним, или же насильно заставить тех образовать союз с расой, заметно от них отличавшейся. Они просто сглаживали конфликты, убирали чрезмерную напряженность в отношениях, но никогда не старались таким образом объединить различные государства, народы или расы.
  Мудрейшая рассказала мне, что на заре мира такие попытки были, но все они заканчивались очень печально. Дело в том, что навязанные извне чувства были очень слабыми и недолговечными, а когда они исчезали, результат было несложно предсказать. В памяти драконов сохранились два самых ярких примера экспериментов по изменению методики воздействия. Первый опыт был, когда раса делхов, больше похожая на гипертрофированных орангутангов и жутко ненавидевшая своих соседей хварков, людей с красной шерстью и кошачьими мордочками, вдруг получила от своих хранителей сильнейшую любовь, позволившую им объединиться и начать жить дружно.
  Первое время драконы ликовали, их замысел удался, но мирная жизнь продлилась недолго. Как только крылатые перестали подпитывать чувство любви, делхи задумались - не перепились ли они накануне грибного отвара, что буквально за несколько дней превратил их в слабых и беспомощных существ? Ну а потом вполне закономерно разозлились. И в тот момент, когда стая хранителей с гордостью рассказывала остальным, что у них все получилось, в селениях хварков началась бойня. Те поначалу даже не поняли, почему такие дружелюбные делхи вдруг резко изменились, но вскоре осознали, что это вся их дружба была притворством, и стали отчаянно сопротивляться истреблению. Когда же драконы вернулись, то обнаружили только разрушенные поселения и множество трупов, а вскоре после этого обе подвергшиеся эксперименту расы полностью вымерли, показав, что никакие привнесенные извне чувства не бывают долговечными.
  Второй эксперимент проводился гораздо позднее, почти перед самым началом Войны Кланов. Он был гораздо более масштабным, но и результаты оказались намного печальнее. После него на восточной части материка почти не осталось представителей человеческой расы, а три другие разумные расы скатились к уровню первобытнообщинного строя. Вот тогда драконы осознали, что непохожие расы объединять нельзя, а все конфликты необходимо сглаживать лишь подавлением чувств, но не их навязыванием. Именно поэтому все хранители так удивились, когда я сказал, что сумел объединить такое количество различных рас и народов, ведь ранее подобное считалось просто немыслимым.
  Когда Мудрейшая закончила рассказ, я надолго задумался. Да, я и раньше обладал способностями к эмпатии, которая позволяла мне слышать чужие чувства, но сейчас вдруг осознал, что могу с легкостью их изменять, и это вызывало множество вопросов. И в первую очередь, а надо ли оно мне? Несомненно, в случае, когда упертый торговец не захочет уступать, я могу вызвать у него обожание к своей особе и получить товар почти даром. Ну а в остальном? Разве смогу я благодаря этой способности завести себе приятелей, друзей? Ведь я даже не смогу предугадать, что произойдет с собеседником, когда мое воздействие пропадет. Вдруг я вечером добьюсь того, что он будет видеть во мне своего любимого сына, а уже наутро захочет вонзить мне нож под ребра?
  Да и на родственников воздействовать тоже бесполезно. Во-первых, они и так хорошо меня знают и любят такого, каким я им кажусь, а во-вторых, это будет просто подло. Так что еще одна моя недавно открывшаяся способность отправляется в ящик с надписью "До востребования". Пока мне она не пригодится, ведь я еще планирую побродить по этому миру, завести себе новых друзей, а с ее использованием никогда не смогу быть уверенным в том, искренни их чувства, или же являются навязанными мной.
  Поблагодарив Мудрейшую за урок и рассказ, я отправился к укладывающимся на ночлег гномам, которые хотя уже успели соорудить себе некие подобия хибарок, но все равно ложились отдыхать рядом со спящими драконами. Отыскав сонного Вишню, я уточнил у него несколько интересных моментов. Оказывается, так же как и мы с Алоной, на второй день все мастера перестали испытывать неприятные ощущения вблизи Драконьего кряжа. Кроме того, я с интересом узнал, что Сарионо договорился с ними о строительстве большого бассейна неподалеку от гнезда. Хотя до речки было рукой подать, но все-таки вода рядом с домом - это было бы для драконов просто шикарно.
  Хмыкнув, я не стал вмешиваться. Пусть стая сама решает, как ей будет удобнее. Все равно за работу гномов платит сам король, так что Вишня даже был рад, что у крылатых оказались такие долгосрочные проекты. Также он сообщил мне по секрету, что Шаракх проинструктировал его оценить возможности взаимодействия драконов с гномами, и если все будет складываться удачно, то совсем рядом с гнездом должен будет появиться небольшой гномий городок. Этому был этому только рад, но отпускать главного мастера пока не стал а, сменив тело, поинтересовался, сможет ли он мне посодействовать в одном эксперименте. Просто мне хотелось уточнить - способность влиять на чувства разумных дается мне вместе с телом, или же с кровью? Вишне я объяснил, что никакого вреда ему не причиню, просто у него, возможно, появятся некоторые чужие чувства, о которых он должен будет сообщить. Почесав в затылке, гном махнул рукой и согласился.
  Однако эксперимент оказался неудачным. У меня не получилось не только передать гному свои эмоции, но даже усилить уже существующие. Спустя пять минут, когда Вишня начал откровенно зевать, я решил попробовать проделать это в теле дракона, опасаясь, что делаю что-то неправильно. И тогда мастер сразу обругал меня за то, что я издеваюсь над ним в столь поздний час, наглядно продемонстрировав мне результат успешной передачи злости. Притушив эмоции гнома, я прервал его извинения и поблагодарил за помощь в эксперименте, осознав, что так же, как и чтение мыслей, способность управления чужими эмоциями зависит от тела. С огорчением вздохнув, я оправился досыпать остаток ночи.
  Новое утро началось с танца, причем на этот раз мне удалось уговорить Лара выступить главным. Я обеспечивал музыку, а брат управлял движениями танца. И хотя поначалу он стеснялся, был неуверен в себе, но потом почувствовал огромное удовольствие и всецело отдался полету. Его танец заметно отличался от моих, но был по-своему красивым и дарил не меньший восторг. В этот момент я не сопротивлялся силе, которая заставляла меня кружиться в воздухе, и просто радовался вместе со всеми.
  После танцев наступило время тренировки, где я решил немного пошалить. Разделив всех драконов на две группы, я отдал половину Лару, вторую взял себе и начал тактическую игру двух вожаков. Сначала мы просто тренировались в битве "стенка на стенку", где проигрышем и условной смертью дракона считался пропуск трех смертельных ударов. Первые два раунда Лар проиграл почти всухую, но потом раззадорился и уже действовал со мной на равных, а в некоторых моментах даже превосходил. Ведь я всегда предпочитал работать один, и тактические навыки у меня не были сильно развиты, поэтому мы учились друг у друга.
  Когда же стало понятно, что наши силы примерно равны, я расположил команду Лара на возвышении, а со своей постарался захватить этот плацдарм. Естественно, потери были большими, но мы сумели достичь площадки и слегка закрепиться на ней. И вот тогда, окружив нас, команда Лара просто уничтожила всех моих подчиненных, задавив числом. Все это время нас активно поддерживали болельщики - драконицы и гномы, которым было очень интересно наблюдать за нашими играми. И даже не слишком мешало то, что убитые понарошку драконы сперва картинно падали на камни, а потом отползали подальше и пополняли ряды зрителей.
  Свистом, хлопками крыльев и веселыми криками сопровождалась наша неудачная попытка захвата условного гнезда. Признав поражение, я предложил поменяться ролями. Лар со своей командой с легкостью согласился, и тут уже мы показали все, на что были способны. Потеряв всего четверых, мы успешно отразили три атаки, а потом сами перешли в наступление, смели остатки захватчиков, и я в честном бою сумел уложить брата, даже не пользуясь своим ускорением. Когда же радостные крики моей команды и всех болельщиков поутихли, я объявил тренировку законченной.
  В тот момент, когда мы, довольные играми, подошли к зрителям, я увидел в их рядах Иржика и семь членов его стаи - пятерых дракониц и двух воинов-защитников.
  - Здравствуй, Алекс, - поприветствовал меня вожак. - Вижу, что не зря по всем стаям стремительно расползаются слухи о том, что вы являетесь непобедимыми воинами.
  Все мои драконы даже несколько приосанились, не в силах сдержать гордость и удовлетворение, возникшие при этих словах.
  - Привет, Иржик! Рад тебя снова видеть, и сразу скажу, что слухи всегда преувеличены, и безоговорочно им доверять нельзя... - я улыбнулся и добавил: - Хотя, да, мы кое-что умеем.
  - Я привел с собой пятерых дракониц, как мы и договаривались, - перешел к делу вожак Окраинных.
  Оглядев названных, я краем глаза отметил, что они вызвали бурный восторг у наших драконов. Полосатые, ярко-желтые и стройные, они сразу приковывали взгляд мужской половины стаи. Это было понятно - экзотика всегда вне конкуренции. Нужно будет после этого поговорить с нашими драконицами, а то вон как насторожились! И даже Мара смотрит на меня с крайним неудовольствием. Решив, что от ревности в стае нужно избавляться в кратчайшие сроки, я сказал дракону:
  - Тогда давай отойдем в сторонку, и я прочитаю тебе краткую лекцию на тему того, как доставить своей партнерше удовольствие. Кстати, сопровождающих также можешь прихватить - тебе же потом меньше работы будет.
  Следующие два часа я рассказывал Иржику и двум его защитникам все то, что уже давно знали драконы моей стаи. Теорию он воспринял довольно успешно, но к практике поначалу переходить стеснялся, и только когда я заявил, что без этого не определю, правильно ли мой ученик все усвоил, перешел к предварительным ласкам. В общем, я зря переживал, все он понял на отлично, поэтому исправив пару мелких недочетов и выдав еще несколько десятков полезных советов, я поздравил его с окончанием обучения и посоветовал больше практиковаться.
  Когда же мы возвращались к стройке, Иржик настолько плотоядно смотрел на наших дракониц, что я сразу предупредил:
  - Если хочешь сразу переходить к делу, то лети к себе в гнездо, а у нас нечего развлекаться. У моих дракониц и своих ухажеров хватает.
  Я несколько покривил душой, потому что как раз в данный момент эти ухажеры вовсю ухлестывали за новенькими драконицами осиной раскраски, а брошенные ими наши только смотрели на них с осуждением. Иржик все осознал, поэтому даже не стал оставаться на трапезу, сказав, что в дороге перекусит, быстро со мной распрощался и полетел домой. Вовремя он это сделал, потому что, как только три полосатых дракона скрылись из глаз, у нас произошла мелкая неприятность. Зиоло, красуясь перед новенькими драконицами, поднял сразу три десятка кирпичей передними лапами и потащил к пустой подводе. Вот только он маленько переоценил свои силы, поэтому в самом конце пути не смог удержаться на ногах и рухнул на подводу вместе со всеми кирпичами, развалив ее до состояния дров.
  Кинувшись к дракону, я убедился, что он почти не пострадал, и отделался только помятым крылом, потому с облегчением отчитал незадачливого ловеласа. А после моей гневной речи Зиоло попал в руки к разозленным гномам, которые очень переживали по поводу потери добротного средства перевозки и ругались так, что даже я заслушался. Со стороны было очень смешно наблюдать за тем, как маленький гном с куцей бородкой отчитывает дракона-великана, а тот в это время стоит, стыдливо опустив морду. Поглядев немного на эту картину, я окончательно убедился в том, что сотрудничество двух рас просто обязано быть успешным.
  Когда Зиоло получил свою порцию нотаций, а гномы удовлетворились тем, что им возместят деньги за разваленную повозку, я собрал всех драконов вместе и отлетел подальше, якобы для того, чтобы перекусить. На самом деле я опустился на одной из лесных полянок и пристыдил их, сказав, что так порядочные драконы себя не ведут. Надо же, всего пять новых дракониц, а они все уже окончательно разум потеряли! В общем, я добился от них раскаяния и осознания, что больше так поступать нельзя, иначе дело может дойти даже до дуэлей. Ведь полосатых-то всего пять, на всех не хватит. Поэтому, убедившись, что до драконов дошла вся серьезность момента, я посоветовал им мягкое и ненавязчивое чередование объектов внимания, чтобы никого в стае не обидеть.
  Оставив мужскую половину Мокрого Листа размышлять над своим поведением, я вернулся в гнездо, где попросил Мудрейшую с двумя маленькими дракошками взять под крылья новеньких и показать им тут все. Мудрейшая сразу поняла мою задумку, поэтому ненавязчиво увлекла за собой полосатых модниц, которые были слегка смущены всеобщим вниманием, а я без помех собрал остальных дракониц и ехидно обратился к ним:
  - Вы что же это, милые, ревновать вздумали? Уже позабыли, что стая - это одна большая семья? И что же, теперь в отместку будете новеньких презирать и обижать? Только потому, что у них чешуя другого цвета?
  Драконицы пристыжено молчали, а я, гневно оглядев их, перешел к делу:
  - Вы думаете, что раз являетесь самками, то самцы должны всегда за вами бегать и терпеливо ждать, пока вы соизволите обратить на них внимание? Зря! Это все - ущербная позиция, потому что в хороших отношениях стороны должны быть равными. И не только драконы должны бегать за вами, но и вы обязаны отвечать им тем же. Вспомните хотя бы то, что произошло сейчас. Да, наши драконы повели себя не совсем хорошо, но зато позволили вам побывать на их месте и понять, каково это, когда лишаешься внимания противоположного пола. Запомните хорошенько это ощущение и постарайтесь понять, что в стае ни у кого нет пассивных ролей. И вы также должны флиртовать с драконами, ухаживать за ними, соблазнять... Помните, как это делала Мара? Она ведь меня и дразнила, и беседовала со мной по полдня, и песни пела, и даже на руках носила, но все-таки добилась своего и нисколько об этом не пожалела. Правда, солнышко?
  Смущенная драконица только гневно посмотрела на меня и под смешки остальных пообещала придушить.
  - Хорошо, но только ночью, - игриво ответил я. - Тогда я буду весь в твоем распоряжении.
  Сняв напряжение этой нехитрой шуткой, я начал объяснять драконицам, что им нужно делать для того, чтобы гарантированно завладеть вниманием противоположного пола. Естественно, я советовал им только то, что могло бы понравиться мне, но не думаю, что у остальных драконов инстинкты хоть на йоту будут отличаться. Драконицы поначалу смущались, хихикали, но потом раззадорились и даже начали демонстрировать на практике все то, что я им рассказал. Поглядев за их действиями, я с трудом подавил желание немедленно схватить Мару в охапку, и только подумал, что всем драконам сегодня будет очень весело. Перед тем, что мне продемонстрировали, им будет нелегко устоять.
  Когда Мудрейшая вместе с новенькими показалась из пещер, я кивнул ей и попросил остальных дракониц помочь полосатым вписаться в коллектив. Здесь я уже надавил на жалость, сказав, что им будет очень тяжело оказаться здесь без родных, поэтому надо сразу дать драконицам понять, что они стали членами новой семьи, в которой все друг друга любят и уважают. Ну а потом вернулись драконы, которые уже не так пристально глазели на возмутительниц спокойствия, и я скомандовал приниматься за работу.
  В этот раз я ограничился всего несколькими часами, за время которых прорубил еще один жилой тоннель с ответвлениями, а также быстро соорудил несколько пещер под склады и выдолбил пару длинных прямых ходов, не тратя время на их расчистку от кирпичей. Оставив всю эту работу драконам, я улетел в Дар, где до самой ночи составлял с Шаракхом договора о сотрудничестве с драконами. Уж насколько я не любил всю эту бюрократию, но здесь ничего нельзя было поделать, потому что теперь стая должна была сама придерживаться законов королевства, чтобы на нее распространялись права его граждан.
  Вишня уже успел доложить королю о возможностях драконьего выдоха, поэтому их очень хотели использовать на прокладке глубоких шахт, чтобы не тратить время на укрепление тоннелей балками. Также король оценил возможность быстрой перевозки документов и грузов, поэтому планировал организовать целую драконо-полетную службу. Кроме этого мы долго выясняли возможности применения крылатых в сельскохозяйственной деятельности, в строительстве и многое, многое другое.
  Короче, в итоге я остановился на том, что драконы будут выполнять любую работу, на которую согласятся, а за это гномы будут постоянно снабжать их свежим мясом, потому что леса вокруг Драконьего кряжа оказались намного меньше тех, которые были рядом со старым гнездом, и через лет десять интенсивного истребления в них совсем не останется живности. Деньги же за работу крылатых будут идти сразу в казну и потом списываться по взаимозачету, так как с финансами мне связываться было неохота. Первой строкой в статье драконьих доходов должна была стать сумма, которая получится от продажи всех тех драгоценностей, что я в мешках доставил во дворец и присваивать себе лично не собирался. Ну а потом все будет решать администрация того городка, который будет построен рядом с гнездом.
  Мы еще долго рассуждали на тему того, как будет лучше поступить с имперцами, выработали основную легенду и дополнительную дезинформацию, так что за этот момент я был полностью спокоен. Король тоже загорелся моей идеей устроить танец в воздухе над столицей и попросил день на подготовку и доведение информации до жителей Дара. Все было решено обставить как дружеский концерт в знак благодарности за то, что гномы приютили драконов в своем королевстве. Естественно, мы прекрасно понимали истинный смысл данного мероприятия, но всем зрителям будет достаточно и этого.
  Возвращаясь в гнездо, я еще на подлете увидел, что гномы уже стали закладывать несколько фундаментов для построек будущего поселения, а штабеля кирпичей у гор только увеличились и в количестве, и в размерах. Так что работа без меня кипела, чему я был только рад. Однако я с удивлением обнаружил, что рядом с гномами драконов оказалось чрезвычайно мало. Предположив, что они решили заночевать в новых пещерах, я вскоре обнаружил, что и там никого нет, кроме двух защитников у входа в инкубатор. А когда я опустился на землю перед лежбищем, ко мне подошла Мара и без затей предложила найти укромный уголок в ближайшем леске. И только тогда я понял, почему возле гнезда было так мало драконов. Все укромные уголки оказались заняты, и даже на другой стороне кряжа обнаружились парочки, сладко спавшие в объятиях друг друга. Пришлось нам с Марой отлететь намного дальше, чем я планировал.
  Работая крыльями, я недовольно бормотал себе под нос:
  - Один раз в месяц... Как же! Если есть желание, то этим можно заниматься гораздо чаще. А после моих советов такое желание не появится только у абсолютно глухого, слепого и тупого дракона, которых у нас нет, не было и не будет!
  Опустившись на уютную полянку, я показал Маре, что даже когда смертельно устал, все равно способен доставить удовольствие своей партнерше. Насытившись друг другом, мы окунулись в эйфорию, которая плавно перешла в сон. Наутро танцем снова руководил Лар. Я специально научил его, как воспроизводить музыку, поэтому сам на время превратился в обычного дракона, полностью оказавшись в его власти. Сегодня брат был уверенным в себе, и танец прошел на ура.
  А после этого я устроил воздушный бой. Стая точно так же разделилась на две команды и устроила несколько схваток. Но на этот раз я оказался откровенно слабым противником, поэтому постоянно проигрывал, в большинстве случаев совсем не учитывая третье измерение. Радовало лишь то, что последнюю схватку я свел вничью, хоть чему-то научившись. После этого я понял, что теперь нашей стае возможные нападения чужих драконов не смогут доставить больших неприятностей. Даже если кто-то и попытается хитростью или знанием древних традиций занять наше гнездо, то в результате получит только свою смерть.
  Весь этот день я работал как проклятый, стремясь успеть побольше, поэтому драконы едва успевали оттаскивать кирпичи и куски камней. Мне удалось соорудить шесть посадочных площадок, четыре гостевых грота, еще два жилых хода и центральную пещеру, которая, словно брюшко у паука, сосредоточила в себе все ходы гнезда. Когда же я глубокой ночью сумел выбраться из гнезда, то с удовольствием подумал, что большая часть работы уже позади. Сменив тело, я примазался к одной из ужинающих бригад гномов и получил миску каши, которую тут же проглотил, не почувствовав вкуса, и позорно вырубился с ложкой в руках.
  Ранним утром меня разбудил вызов разговорника. Ответив, я узнал, что Шаракх уже все подготовил, и спектакль воздушного балета назначил на сегодня. Ответив, что через час мы будем, я принялся собирать просыпающихся драконов. Объяснив стае, что в этот раз мы будем проводить традиционный танец немного в другом месте, я поднял драконов в воздух и полетел к Дару, оставив мелких дракошек с Мудрейшей охранять яйца. Спустя час мы уже были над столицей. С удивлением я увидел, что ее улицы оказались заполнены гномами. Многие даже забрались на крыши и уставились в небо. Пролетев над городом, я добился восхищенных криков, и подумал, что никогда раньше не предполагал, что столица так густо населена.
  Стараясь держаться центральных площадей и не набирая большую высоту, я начал танец. Судя по радостному шуму зрителей, он удался. Это и понятно, ведь сегодня я продемонстрировал все, что знал из приемов классического балета. Естественно, главную роль я отвел себе, так как моя чешуя, сверкая на солнце, привлекала наибольшее внимание, но также не забыл и про новеньких полосатых дракониц, которые на позициях солисток поучаствовали в воздушном спектакле. Кружились и танцевали мы долго. Я не стал использовать особо тяжелые элементы, вроде резкой смены высоты или спирали, а просто поиграл с расстановкой, повальсировал, затем продемонстрировал гребенки, лесенки и несколько других приемов. Особыми восторгами были встречены полеты, проходившие практически над самыми крышами домов.
  Через полчаса я решил, что этого будет достаточно, поэтому посоветовал драконам выбрать свободные места на крепких крышах домов, улицах и приземлиться, чтобы передохнуть немного. Только при этом посоветовал заблокировать разум, потому что мысли толпы даже на таком расстоянии рождали в головах громкий гул, иногда заглушавший мою музыку. Жителей я приказал не пугать, если кто-то будет пытаться заговорить, отвечать, не стесняясь, но всякую гадость в рот не тащить - не зоопарк ведь. Уточнил я это потому, что первым севший на одну из площадей Лар удостоился большого пирога от восхищенной лоточницы. Чтобы не обижать гномку, брат взял пирог и признался мне, что он очень вкусный, хотя и с ягодами, поэтому последнюю рекомендацию я быстро отменил и сказал всем, чтобы как передохнули, летели домой и разгребали устроенные мной завалы в пещерах.
  Сам же я приземлился на дворцовой площадке, добыл несколько больших крепких мешков и вместе с Алоной на шее полетел к Белой скале. Летели мы туда долго, вплоть до самого обеда, но когда я открыл свой схрон, сестренка нисколько не пожалела, что отправилась в путь. Пока я отбирал книги по истории, и размышления Темного о вещах, не связанных с магией, она копалась в сокровищнице и перебирала разряженные артефакты, всякий раз с восхищением охая, когда ей попадалась какая-нибудь блестящая безделушка. Набив два мешка томами и свитками, которые не распадались на части при прикосновении, я взял еще и понравившийся Алоне маленький сундучок, куда эта сорока сгрузила все самое красивое. Причем на уговоры, что в сокровищнице Дара есть намного больше интересных вещей, так к чему же тащить еще и эти, она ответила просто:
  - Такого там еще нет!
  Сундучок, в сравнении с мешками, был не слишком тяжелым, поэтому я со вздохом согласился, а потом вытащил все это на солнце и вновь стал драконом. Путь в Школу не занял много времени, а приземление произвело большой фурор. Пока Снежана пыталась рассмотреть все добро, которое я ей привез, и гневно распекала меня за то, что ценнейшие рукописи я переношу в мешках, как какой-нибудь отсталый крестьянин, меня окружила толпа любопытных детей, которые сорвали все занятия. Естественно, мне пришлось покатать Ласку с Куницей на зависть остальным, а потом поднять в воздух еще одного мальчишку, который очень хотел повторить их подвиг. Чуть ли на колени передо мной не становился.
  Алона также получила свою долю внимания, потому что принцессы Подгорного королевства нечасто прилетали в гости к школьникам. Но когда она мысленно взмолилась, чтобы от нее отстали, я решил помочь сестренке и отвлечь все внимание на себя, сменив тело. Вот тут уже изумление было сильным и всеобщим. Особенно постарались эльфийские маги во главе с Лановиалем, которые после того, как Снежана пригласила нас перекусить, хором начали выпытывать у меня способ, с помощью которого я смог стать оборотнем. Им я скормил все ту же историю с братанием, которая уже наверняка успела распространиться среди альтаров.
  Разумеется, ушастые вполне обоснованно сомневались в моем рассказе, но опровергнуть его не могли при всем желании, ведь до меня еще никто не пробовал брататься с драконом. А все остальные приняли эту сказку за чистую монету, поэтому теперь можно было с уверенностью говорить о том, что вскоре в Мардинане появится еще одна легенда об Алексе Защитнике. Надеюсь, она объяснит имперцам и почему драконы появились в Подгорном королевстве, и почему они стали патрулировать границы Нового Союза, и все прочее.
  Ответив на вопросы любопытных, я смог нормально пообедать и пообщаться со Снежаной в общей столовой, куда набилось больше пяти сотен детей. Естественно, все они пришли не столько поесть, сколько поглазеть на дракона-оборотня, но мне это не мешало. Слушая рассказ веселой графини, я подмечал, что и дочки ее уже не выглядят так, будто вернулись из голодного края, и сама она значительно похорошела, так что еще может найти себе приличного мужа, да и в школьной столовой кормят очень прилично. Не как в королевском дворце, но мне понравилось. Сразу чувствовалось, что Фариам на детях не экономил.
  После ужина, простившись со всеми, я опять перекинулся под восторженные детские голоса, посадил себе на шею Алону с сундучком и полетел в Дар. Всю дорогу сестренка щебетала и делилась впечатлениями о посещении Школы. От увиденного у нее проснулось острое желание сделать и в Подгорном королевстве нечто подобное, потому что одна только Школа Магии наверняка не удовлетворит возросшие потребности королевства в образованных и высококвалифицированных специалистах. Я лишь посоветовал ей связаться с Фариамом и узнать всю подноготную процесса создания Школы, а потом поговорить со Снежаной и обсудить все технические и хозяйственные моменты. А если после этого желание заниматься этим не пропадет, только тогда договариваться с Шаракхом и набирать учителей. Алона серьезно пообещала так и сделать, а я подумал, что у нее вполне может что-нибудь выйти. Однако я в этом участия принимать не собирался.
  Сгрузив около полуночи сестренку с сундучком в Даре, я отправился в гнездо, где вырубился, едва опустившись на полянке, успев напоследок подумать, что еще одно обещание я выполнил. Наутро снова были полеты и тренировки, а также передача памяти Лару. Подготавливая свой уход, я оставлял ему все песни и всю музыку, какую мог вспомнить. Процесс был долгим, так как я даже и не представлял, сколько всего помню. Естественно, я не работал плеером, а сбрасывал мыслеобразы, стараясь охватить весь свой репертуар. Лар с легкостью запомнил все, что я ему передал, сильно меня успокоив. Теперь, даже если каждый день он будет в полетах использовать по одной-две свежих мелодии, моего репертуара ему должно хватить лет на пять.
  После этого я с новыми силами взялся за обустройство гнезда. Теперь я уже не старался тщательно скруглять потолки и стены, и даже не обжигал их огнем. Это все могли сделать в мое отсутствие. Я лишь закончил черновой вариант всех проходов, пещер и площадок, потратив громадное количество силы, но абсолютно не почувствовав этого. Судя по всему, тело дракона также представляло собой некий вариант источника, забирая силу из пространства, поэтому никакого дискомфорта после того, как вылил прорву энергии, я не ощущал.
  Глубокой ночью я опять уединился с Марой, подарив ей наслаждение, а после того, как пришел в себя, еще долго смотрел на звезды, слушал равномерное дыхание подруги и думал. Думал о том, что уже сделал уже все возможное, чтобы без меня стая не испытывала никаких неудобств. Шаракх не станет наглеть и настаивать на том, что драконам покажется неприятным, а Мудрейшая и Сар всегда помогут и подскажут гномам, как все сделать лучше. Гнездо я создал, отношения наладил, стаю укрепил, замену себе вырастил... Теперь можно идти дальше, не оглядываясь назад.
  Но почему же мне так тяжело об этом думать? Быть может оттого, что я понимаю - моя жизнь в качестве дракона, подошла к концу? И когда я продолжу свой путь, то уже стану кем-то новым, но уже никогда не вернусь к тому, кем был. И это было печально. Но я знал - что бы со мной не произошло, как бы я не изменился, со мной останется та радость полета, которую я могу испытать, со мной останется любовь и забота о моей стае, со мной останутся мои крылья. И с этой мыслью и улыбкой на лице я заснул.
  Утром, когда драконы проснулись, я собрал всех и, дождавшись тишины, сказал:
  - Сегодня я покину стаю.
  После этого заявления крылатые на некоторое время ошеломленно замолчали, а потом на меня посыпалась куча вопросов. Все хотели выяснить причину этого, а также то, почему я не могу остаться с ними. С трудом утихомирив драконов, я в который раз пояснил про необходимость идти по выбранному мной пути, но понимания не добился. Никто из драконов не пожелал меня отпускать, многие хотели лететь со мной, куда угодно, а Мара вообще вбила себе в голову, будто это она в чем-то виновата, и просила у меня прощения за свои поступки. С горечью я подумал, что не такого финала для себя хотел - уходить, никем не понятым, чтобы родные посчитали, что я их просто предал и бросил одних. Но внезапно ко мне подошла Мудрейшая и, подождав, пока крики улягутся, спросила:
  - Ты это решил окончательно?
  - Да, - ответил я. - Прости, я не могу иначе. Но я обязательно буду прилетать в гости, потому что здесь с вами останется частичка моей души.
  Старая драконица печально вздохнула и сказала:
  - Я знала, что так и будет, но все же надеялась, что это случится не так скоро. Я понимаю твое желание и не осуждаю тебя. У каждого из нас свое небо, поэтому лети с миром, Алекс. Лети, и не оглядывайся. В твоей жизни еще будет много разного, хорошего и плохого, интересного и страшного, но знай - мы всегда будем тебя ждать, и всегда придем на помощь. Ты - наш вожак, и останешься им навсегда.
  - Спасибо, - сказал я бабушке и потерся о ее щеку. - Спасибо, что поняла... А ты случайно не хочешь рассказать, что меня ждет в будущем?
  Мудрейшая лукаво подмигнула и ответила:
  - Нет, Алекс. Если ты выбрал свой путь, то не пытайся его облегчить.
  Вот хитрюга, ухмыльнулся я. Ведь все прекрасно знает, но будет молчать до последнего. Ну, думаю, смерть в ближайшем будущем мне не грозит, а все остальное - по барабану! Мудрейшая кивнула и отошла в сторонку, а ее место заняла Мара, которая крепко обхватила меня за плечи и жалобно спросила:
  - А может быть, ты останешься? Ведь без тебя в стае станет пусто.
  - Нет, Мара. Поверь, если бы я мог, то нисколько бы не раздумывал. И не переживай, стая прекрасно обойдется и без меня. У вас есть Лар, который меня отлично заменит, у вас есть новое гнездо, которое я почти обустроил, у вас есть новая работа и новые соседи, с которыми будет интересно и полезно общаться. Я хорошо постарался, поэтому теперь могу улететь хоть и с тяжестью на душе, но со спокойствием в сердце.
  - Я буду скучать по тебе, Алекс, - со слезами на глазах сказала драконица.
  - Я тоже, красавица, - честно ответил я и прижался к ней щекой, даря чувство заботы, нежности и ласки.
  Место плачущей Мары вскоре занял Сар и просто сказал:
  - Мы будем ждать тебя, вожак.
  Я только кивнул, потому что внезапно почувствовал комок в горле. Демоны, как же это тяжело. Друг сжал мое плечо лапой и подарил уверенность в том, что в мое отсутствие в стае ничего не случится. А после него подошел Лар и грустно произнес:
  - Ты знаешь, как я не хочу, чтобы ты улетал. Но тебя уже не переубедить, и я это понимаю, поэтому просто хочу спросить, что еще мы можем для тебя сделать?
  Я вздохнул, чувствуя все тот же странный и неприятный комок, и тихо ответил:
  - Подарите мне танец... Пожалуйста.
  Лар кивнул и тут же с места поднялся в воздух. За ним поднялись печальные драконы, сформировали остроконечный клин, а потом начали неторопливый танец. Сегодня он оказался особенным, в нем не наблюдалось резких движений, рывков, энергии. Он был плавным и неторопливым, дарившим любому наблюдателю ощущение грусти и надежды. Драконы прощались со мной, выкладываясь в этом танце без остатка, а я сидел на камнях и смотрел в небо, наблюдая за крылатыми созданиями, как когда-то давно, в совсем другой моей жизни, и понимал, что еще одна ее страничка подошла к концу.
  За это время я в который раз родился, понял, что означает, быть частью целого, и что значит, быть этим самым целым. Я принял ответственность, от которой так долго бегал, и занял очень высокий пост, который наложил на меня огромные обязательства. Я обрел новую семью и познал радость единения. Я стал драконом и помог своей стае найти новую жизнь. Я в который раз изменился, немного повзрослел и осознал, как важно иметь цель в жизни. Я опять шагнул на новую ступень в развитии и узнал много сокровенных тайн этого мира.
  Глядя на драконов, ведущих свой неспешный хоровод, я понял, что пришла пора незаметно исчезнуть. Ненавижу прощания, ненавижу расставания, но без них нельзя двигаться дальше. И пусть сейчас мне грустно и плохо, но я не могу отказаться от возможности пройти по своему пути. Ведь мне очень хочется узнать, что же меня там ожидает. Поэтому я взмахнул своими серебряными крыльями, поднялся в воздух и тихонько прошептал стае:
  - До встречи.
  После чего развернулся и, не оглядываясь, полетел в сторону Империи.
  
  КОНЕЦ ПЯТОЙ КНИГИ
Оценка: 5.83*63  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"