Бубела Олег Николаевич: другие произведения.

Книга шестая. Адепт. Главы 26-34

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.13*87  Ваша оценка:

  Глава 26. Экзамены и кровь
  
  Следующую десятицу я был настолько поглощен учебой, что ничего вокруг не замечал. С беспечностью наркомана каждый день я загружал в свой мозг новую дозу информации, а большую часть ночи с небывалым увлечением разбирался в ней под бдительным присмотром подруги, иногда дававшей весьма ценные пояснения и замечания. Несмотря на легкие опасения, что такой темп окажется для моих мозгов слишком изнуряющим, пока никаких побочных эффектов от повышения нагрузки не замечалось. Да и утомление после этих занятий никак себя не проявляло, полностью компенсируясь во время сна, что позволяло мне продолжать работу.
  Некромантия, теория и история магии, конструкторство, бытовая магия, целительство, алхимия и прочее - все это я осваивал семимильными шагами и не мог не радоваться своим успехам. Оглядываясь на время, прошедшее с момента моего поступления в Академию я с грустью думал, что если бы не эти шпионские страсти, его можно было потратить с куда большей пользой. Теперь каждую свободную минуту я отдавал чтению, изучая не только литературу, рекомендуемую преподавателями, но и те книги, на которые мне советовал обратить внимание хранитель библиотеки. Кстати, о нем нужно рассказать отдельно.
  Само собой разумеется, моя скорость проглатывания печатного и рукописного слова не могла остаться незамеченной, поэтому как-то ночью, когда кроме меня посетителей в библиотеке уже не осталось, хранитель спросил напрямую, как мне это удается. Слегка поколебавшись, я продемонстрировал эльфийское плетение ускорения восприятия и объяснил принцип его действия. Такое доверие было оценено хранителем, который не только не стал вспоминать о запрете на магические действия в библиотеке, но и сразу же выдал мне пару лишних томов, сказав, что в них я найду много интересного.
  Эти книги оказались о магии разума и действительно, содержали массу полезных вещей. В них я обнаружил имперский аналог моего плетения, но более грубый и с гадкими побочными эффектами, которые проявлялись при продолжительном применении. Так как общий курс магии разума начинал изучаться только на старших циклах, было понятно, почему мои одногруппники не ведали о магических приемах повышения обучаемости. В общем, наутро, после тщательного анализа, мне осталось только поблагодарить хранителя и невзначай поинтересоваться, что же вышло с историей о пропавшей книге. Как я и предполагал, никакой пропажи зафиксировано не было, и даже сбоев в работе библиотечного амулета никто не наблюдал. Более того, сам библиотекарь оказался в курсе всех подробностей подставы, так как являлся одним из друзей Фалиано.
  В общем, слово за слово мы разговорились, и Бреннад поведал, что работает в Академии уже очень долгое время. Хоть он и был весьма слабым магом, но превосходно разбирался во всех областях магической науки, а великолепная память делала его попросту незаменимым на должности хранителя библиотеки. Бреннад, мог подсказать, в каком талмуде определенный вопрос излагается более понятным языком, а какие "шедевры великих магов прошлого" были высосаны из пальца и не несли полезных знаний. Он мог посоветовать, с чего начать изучение любой дисциплины и был способен без особого труда составить самый полный список необходимой каждому адепту литературы. Причем иногда даже лучше самих преподавателей, чем я не замедлил воспользоваться.
  Еще одна фляга с лимэлем, смешанная тем же вечером с принесенным Бреннадом неплохим вином и распитая на двоих, окончательно закрепила установление дружеских отношений. А после этого весьма приятного времяпрепровождения я больше никогда не оставался ночевать в библиотеке, так как хранитель разрешал мне забирать с собой любые книги, даже те, что выносу не подлежали. Это весьма облегчило мне жизнь и заметно увеличило скорость обучения. Так, например, я наконец-то подтянул свои знания о защитных структурах до приемлемого уровня, что позволило мне повысить качество ежедневных магических тренировок во сне. Нет, количество моих побед не возросло, так как Темнота постоянно подкидывала нестандартных противников, на голову меня превосходивших, но общее мастерство проведения схваток повысилось в разы.
  Деканы и Массвиш, наблюдая за тем, как стремительно увеличивается багаж моих знаний и, что еще важнее, умений, безо всяких расспросов (ведь Бреннад, зуб даю, рассказал всем им о моем секрете в тот же день) решили увеличить нагрузку. Теперь они не теряли времени на изложение теории, а занимались только доработкой моих практических навыков, после чего сообщали тему следующего занятия и приказывали изучить ее самостоятельно. Ну а хранитель в тот же день с радостной улыбкой нагружал меня всей необходимой литературой, которую я успевал выучить и проанализировать до новой встречи.
  Такой распорядок обучения полностью меня устраивал и оказался не слишком обременительным. Я даже самонадеянно принялся мечтать о том, что уже за год смогу овладеть всеми знаниями, необходимыми любому имперскому магистру. Но о мечтах пришлось позабыть в тот момент, когда я, выходя из столовой, нос к носу столкнулся с мастером Ралином, деканом стихийного факультета. Это само по себе было странным, так как преподаватели в столовую адептов никогда не заглядывали, да и по улицам ходили редко, предпочитая пользоваться порталами. Пока я думал, что же мастеру от меня нужно, он некоторое время изучал мое лицо, а потом иронично осведомился, не оставил ли я своего желания заниматься у него факультативно, и не забыл ли, что мне все еще нужно сдать экзамены за первый цикл.
  Разумеется, я тут же заверил его, что все помню, от своих слов отказываться не собираюсь, и пожелал ознакомиться со списком предметов, которые нужно сдавать. Ралин в ответ любезно пригласил меня в свой кабинет, ничем особым не запомнившийся, и вручил загодя припасенный листок бумаги аж с семнадцатью пунктами. Мысленно я уронил челюсть на пол, так как рассчитывал на значительно меньшее количество долгов, но внешне постарался не показать, что сильно удивлен. И только поблагодарив Ралина и договорившись о новой встрече с ним, я вышел из кабинета, позволил себе обреченно вздохнуть и направился в библиотеку.
  Следующая десятица далась мне куда сложнее. Времени катастрофически не хватало, поскольку изучение предметов первого цикла моментально сожрало большую его часть. К тому же добавились занятия с Ралином, на которых мы начали с практического изучения основ стихийной магии. А остальные дисциплины, на которых у меня наметились серьезные прорывы, я отодвигать на второй план не хотел. Поэтому пришлось ухитряться растягивать дни и выкраивать лишние минуты.
  Сперва я пожертвовал святым - обедом. На него я уже не ходил, наверстывая упущенное во время ужина. Потом пришел черед общения с друзьями, которое сократилось до приветствия и нескольких реплик в сутки. Про занятия с Васлишем я уже и не вспоминал - просто не было возможности. Чтобы найти еще несколько таких нужных часов пришлось даже рискнуть и добиться у Глода разрешения не посещать часть его лекций. Несмотря на мои опасения, мастер оказался проинформирован Керисаном по поводу изменения моего статуса, поэтому только буркнул нечто невразумительное, по всей видимости, означавшее согласие, и велел проваливать.
  Кстати, сам безопасник что-то затянул с заданиями для своего нового информатора, и это наводило на определенные мысли. Вряд ли Керисан стал бы так долго ждать лишь ради того, чтобы не вызвать подозрений ректора. Скорее всего, он либо отправил сообщение обо мне наверх и теперь терпеливо дожидался команды, либо вообще занимался другими, более важными делами. Конечно, существовала вероятность, что весь замысел Фалиано оказался раскрытым руководством мастера, но и в этом случае делать мне было нечего, поэтому я предпочел сосредоточиться на учебе, а не переливать из пустого в порожнее, строя догадки и предположения без малейшего намека на факты.
  Хор с Кисой поначалу подшучивали надо мной по поводу внезапно проснувшегося рвения к занятиям, оказавшегося даже сильнее аппетита, но потом всерьез забеспокоились по поводу моего душевного здоровья. Их тревоги были понятны, так как я все чаще стал просыпаться после сигнала колокола, да и днем, если в занятиях появлялось "окно", несколько часов проводил в полудреме, наверстывая недостаток времени для обучения во сне. После долгого допроса с применением пыток (не пускали на завтрак, садисты!) мне пришлось пообещать друзьям, что это временное явление, и когда я сдам все экзамены из списка, то вновь стану самим собой. Заметно я их этим не успокоил, но больше подобных разговоров не возникало.
  Не только нелюдей волновало мое странное поведение. Фалиано тоже во время очередного занятия поинтересовался, с какой же целью я так над собой измываюсь. Пришлось сказать, что я планирую как можно скорее разделаться с никому не нужными предметами первого цикла, чтобы уделить все свое внимание подготовке к соревнованиям. Это была почти правда, и она удовлетворила любопытство ректора. Ну а обычным адептам, шутки и подколки которых в кратчайшие сроки сделали меня посмешищем Академии, я ничего объяснять не собирался. Пусть себе зубоскалят и дальше, раз больше заняться нечем! Тем более кличка "Фалиано Младший", приклеившаяся ко мне с легкой руки Ваха, никакой обиды не вызывала.
  А спустя еще десятицу настал миг моего триумфа. Заранее взяв у ректора необходимые хвостовки, я за четыре дня рассчитался со всеми долгами, успешно выдержав шестнадцать экзаменов (историю-то я успел сдать гораздо раньше), тем самым поставив абсолютный рекорд Академии. Я бы справился и за меньший срок, но некоторые преподаватели с трудом выкраивали в своем расписании время на прием экзамена и совсем не хотели жертвовать ради меня трапезой или сном.
  Нет, большинство не планировали меня "валить". Они после десятка-другого вопросов расписывались в хвостовке и ставили свою печать, а Ризак и Перисад так вообще подмахнули листы, не глядя. Но ведь попадались и такие, кто желал досконально проверить мои знания всего цикла. Одним из последних был Ралин, который два дня заставлял меня по несколько часов трепать языком, пересказывая своими словами сведения из многочисленных учебников. Видимо, он вполне обоснованно не верил, что я смог за такой короткий срок не только выучить, но и понять весь необходимый материал. В конце концов, мне все-таки удалось убедить магистра в должном уровне своей подготовки и получить вожделенную отметку о благополучной сдаче.
  Однако миг триумфа на поверку оказался до боли обыденным. Когда я отнес хвостовки ректору и выслушал его поздравления, то неожиданно понял, что совсем ничего не почувствовал. Не было ни радости от успешного преодоления барьера на пути к званию имперского магистра, ни удовлетворения от выполнения поставленной перед собой задачи. Не было вообще ничего, кроме сильной усталости, которая как-то неожиданно навалилась на меня всей своей массой. Видимо, я настолько сосредоточился на учебе, что исключил из сознания все постороннее, а сейчас, когда позволил себе расслабиться, получил по мозгам в полной мере. Этот вывод вернул мне трезвость мышления, поэтому, поблагодарив Фалиано, я сразу предупредил, что завтра к нему на занятие не явлюсь, так как мне срочно нужен отдых.
  Ректор квалифицировал мое заявление как недвусмысленный намек, и спустя минуту я выходил из приемной, держа в руках две вольницы, на себя и на Хора. Но меня, если честно, совсем не привлекала прогулка в Кальсот, а хотелось просто выспаться, поэтому, добравшись до общаги, я сунул демону листок, коротко сообщил о том, что расправился с экзаменами и выпал на кровати, приказав будить только в случае вселенского апокалипсиса. На этот раз я не стал заниматься во сне анализом и тренировками, а просто нырнул в черноту и выключил усталое сознание.
  Проспал я почти сутки, а на следующий день почувствовал себя заново родившимся. Вернулись эмоции, усталость больше не беспокоила, жизнь снова казалась наполненной яркими красками. Кроме этого появился дикий голод, поэтому, посетив душевую, я быстро привел себя в порядок и, напевая под нос, отправился в столовую, прекрасно понимая, что вчера выяснил предел своей обучаемости, которого лучше не достигать. Нет, я чувствовал, что могу еще чуть-чуть поднапрячься и даже увеличить объем воспринимаемой информации, но это граничило с банальной глупостью и было весьма опасным. Потеря эмоций служила тому доказательством.
  Ведь если сравнить мой мозг с компьютером, то можно утверждать, что процессор в последние дни работал на пределе, и в какой-то момент просто решил отключить второстепенные задачи, сосредоточившись на главной - обучении. А вот то, что я этого отключения даже не осознал, свидетельствовало о том, что в следующий раз у меня вполне может отключиться не эмоциональная составляющая, а что-нибудь иное, намного более важное для жизни. Например, инстинкт самосохранения или тормоза. В общем, я понял, что подобного допускать не стоит, но ни секунды не сожалел о содеянном. Я должен был увидеть свой предел, должен был достичь опасной черты, чтобы потом понять, что конкретно нужно делать для дальнейшего развития разума. Ведь я не собирался останавливаться на достигнутом.
  Четвертое занятие еще не кончилось, поэтому набивал я желудок в гордом одиночестве. А работая челюстями, составлял план дальнейших действий и решал, куда отправиться после ужина, в общагу - продолжать бездельничать, или же в библиотеку. Но это решили за меня. Когда я доедал фруктовый десерт, чувствуя, что форма на животе потихоньку начинает расходиться по швам, в столовую заглянул Лаох, который, увидев меня, передал, что Керисан требует срочно зайти к нему. Вздохнув, я отправился к безопаснику, понимая, что отпуск кончился. Все, хватит гулять, пора двойному агенту приниматься за работу!
  Мастер оказался немногословен. Поблагодарив меня за предоставленные ранее сведения, которые высоко оценило его начальство, он приказал осторожно и не вызывая подозрений выяснить у Велиссы все, что можно, о магистре Эльвхоре. Момента я не упустил и сразу поинтересовался, а кто же это вообще такой и чем знаменит. Мое любопытство слегка насторожило безопасника, но после уточнения, что это нужно для правдоподобных зацепок в разговоре с целительницей, Керисан поведал о личности магистра. Оказалось, что он был учителем Велиссы, великолепным алхимиком, гением-изобретателем, который рискнул открыто взбунтоваться против власти Совета магов. После этого большинство его разработок и научных трудов сочли ересью, а некоторые открытия вообще засекретили, объявив опасными.
  Сразу после начала травли Эльвхор исчез, но не с лица мира, а лишь от пристальных взглядов верховных магов, которые и по сей день старательно разыскивают бунтаря и боятся, как бы он чего не натворил. В общем, я кивнул с умным видом и, получив от мастера разговорник, отбыл восвояси. Разумеется, я не поверил словам Керисана о причинах поисков. Скорее всего, верховные подозревали, что магистр не только не бросил свое дело, но и собрал вокруг себя множество сторонников и единомышленников, которым передает запрещенные знания. И теперь, с помощью меня, безопасник должен был получить ответ на вопрос - поддерживает Велисса с ним контакт, или нет.
  Сразу бежать к Фалиано я не стал, поостерегся. Вместо этого я направился в библиотеку и открытым текстом попросил Бреннара выдать мне информацию о магистре-бунтаре. Тот принес энциклопедию, общую алхимию и пару трудов Эльвхора, которые лишь чудом не попали под запретительный указ Совета. В них ничего интересного не нашлось, зато я составил общее представление о личности наставника Велиссы, которому сейчас должно быть немногим больше Фалиано. Пролистав энциклопедию, я даже выяснил, какое именно направление он разрабатывал, и почему целительница так заинтересовалась моими эльфийскими знаниями. Оказалось, он утверждал, что при должной энергетической подпитке можно создавать материалы и жидкости с поразительными свойствами, а сама алхимия, по его мнению, тесно граничит с конструкторством. Причем в пример он ставил опыт эльфов с их сталью и лимэлем, секрет которого так и не смог разгадать.
  Найдя достаточно сведений для анализа, я поблагодарил хранителя, не сомневаясь, что ректор вскоре будет знать о моем задании, прихватил десяток книг по алхимии, просто, чтобы не тратить время зря, и отправился в общагу. В нашей комнате меня встретила Киса, которая старательно выводила что-то на листке бумаги. Не став отрывать девушку от ее занятия, я коротко поздоровался с вампиршей и улегся на кровать, принявшись листать одну из своих книг. Но вскоре от чтения меня отвлек поток брани, в котором преобладали слова незнакомого мне языка с большим количеством шипящих. Удивленно посмотрев на Кису, я увидел, как она с яростью смяла исписанный листок и швырнула его на пол. Подивившись такой вспышке агрессии, я обеспокоенно спросил:
  - Слушай, у тебя все в порядке?
  Прежде чем ответить, вампирша пару раз глубоко вдохнула, а потом вполне спокойно ответила:
  - Все нормально, просто ошиблась в схеме, теперь придется заново переписывать.
  - Помочь?
  - Нет, сама справлюсь, - коротко ответила девушка и взяла чистый лист из стопки.
  Пожав плечами, я вернулся к чтению, но вскоре вновь услышал яростное шипение и шорох сминаемой бумаги. На это раз я внимательно изучил лицо Кисы, которое выражало всеобъемлющую ненависть к окружающему миру. Вампирша даже свой карандаш разломила в руке, совсем этого не заметив, а когда обнаружила в пальцах обломки, выдала новую матерную руладу на шипящем языке и швырнула их под стол. Вот тут я уже забеспокоился всерьез, осознав, что подобное поведение для нее совсем не характерно. Захлопнув книгу, я пересел на кровать Хора и приказал:
  - Рассказывай, что случилось!
  Киса в первую секунду сделала попытку отодвинуться от меня подальше, но потом взяла себя в руки и, слегка успокоившись, сказала:
  - Ничего страшного, просто настроения нет.
  Но я иронично заявил:
  - Не нужно мне в уши пустырник совать! Когда у тебя нет настроения, ты принимаешься изводить Хора или меня ехидными замечаниями, а сейчас я вижу, что с тобой происходит что-то весьма серьезное. Да у тебя же на лице крупными буквами написано: "Тронешь - убью!", поэтому рассказывай, кто тебя посмел так расстроить и кому за это нужно свернуть шею?
  Но вампирша, почему-то, избегая смотреть мне в глаза, вновь попыталась соврать:
  - Тебе показалось. Со мной все в порядке.
  Я понаблюдал за тем, как она снова берет со стола чистый лист и подыскивает новый карандаш, а потом констатировал:
  - Врешь. Это я вижу вполне отчетливо. Ты сильно изменилась за... то время, пока я был поглощен учебой и ничего в остальном мире не замечал. Может быть, Хор, на глазах которого происходили эти изменения, ничего не видел, так как они были плавными, но сейчас я легко могу сравнить тебя нынешнюю и тебя перед моим учебным запоем. Разница весьма ощутима, причем не только в эмоциональном состоянии. Ты стала иначе двигаться - нервно, дергано, суетливо, ты позволяешь себе говорить на родном языке, хотя на моей памяти никогда этого не делала, ты утратила рациональность мышления, спокойствие... Вот и сейчас смотришь на меня, как на злейшего врага, хотя я лишь хочу тебе помочь. Киса, колись! Что произошло?
  Вампирша опустила взгляд и тяжело вздохнула. Я мягко накрыл ее ладонь своей и принялся поглаживать, успокаивая девушку с помощью простейшего приема и давая собраться с мыслями. Видимо, ее неприятности были весьма серьезными, и поэтому она никак не решалась рассказать о них. Интересно в чем же причина? Уволили со службы? Или дали неприятное задание, которое не хочется выполнять? Ведь, несмотря на то, что я с нетерпением ждал ответа ее начальства на мое предложение о сотрудничестве, его все не было. Как-то раз, напомнив об этом, я получил от Кисы лишь отговорку, что никаких инструкций по поводу меня ей пока не давали, поэтому больше попыток не предпринимал. Если разведка вампиров сама не хочет налаживать контакт, от одного моего желания ничего не изменится.
  А пока я раздумывал о причинах, девушка все-таки решилась на откровенность и мельком оглядела комнату, проверив работоспособность моего стационарного плетения полога. Да, запомнив магическую структуру в кабинете Керисана, я решил устроить нечто подобное и в нашей комнате, чтобы каждый раз не вспоминать об установке полога. Формирование плетения и подключение накопителя не отняло много времени, поэтому теперь мы могли совсем не бояться прослушки, так как новая структура не только не позволяла соседям нас слышать, но и генерировала слабый белый шум, который делал невозможной работу любых "жучков". Это мы проверили на практике. Кстати, что странно, на разговорники плетение влияло весьма незначительно, поэтому при их использовании достаточно было слегка повысить голос.
  Убедившись, что полог исправно функционирует, Киса с некоторым стыдом призналась:
  - Я уже давно не могу нормально поесть.
  - Так в чем проблема? - не понял я. - Пошли в столовую, там наверняка еще остались сочные ребрышки...
  - Нет, Алекс, мне нужна кровь, - пояснила девушка, не поднимая взгляда.
  - А-а-а... - понимающе протянул я. - И много надо? Меня хватит, или дождемся Хора?
  Киса, наконец, подняла глаза и с удивлением уставилась на меня.
  - Ты что, предлагаешь мне пить свою кровь?
  - Да. А тебя что-то не устраивает? Или вампирам нужна кровь каких-то определенных людей, и я в качестве донора тебе не подхожу?
  - Нет, при необходимости нам может подойти практически любая кровь, но... Разве тебя совсем это не пугает?
  - Слушай, Киса, ты иногда меня просто поражаешь. Нет, я привык уже, что Хор слегка тормозит, но чтобы ты шла по его стопам... И что тебя вообще удивляет в этой ситуации? То, что я не боюсь помочь своей подруге? Или то, что я доверяю тебе и понимаю, что досуха ты меня не выпьешь? Хотя бы потому, что во мне крови больше, чем способен вместить твой желудок. Хватит уже страдать ерундой, говори, куда кусать будешь? В шею или куда-нибудь еще? Я только недавно искупался, так что вариантов масса.
  Вампирша все-таки смогла справиться с удивлением, но так и не решалась переходить к активным действиям.
  - Ну, ты долго думать будешь? - со вздохом поинтересовался я. - Я же вижу, тебе это необходимо.
  - Хорошо, - наконец сдалась Киса. - Закатай рукав.
  Я выполнил ее приказ и протянул руку вампирше. Та еще раз посмотрела на меня, словно спрашивая, не передумаю ли я, но потом решилась и сделала укус чуть повыше запястья. Сперва ощущения были весьма неприятными и болезненными, но спустя несколько секунд место укуса онемело, а я начал медленно уплывать в объятия эйфории. Специфические вещества в слюне вампирши быстро делали свое дело, поэтому я быстро опьянел и с улыбкой принялся наблюдать за тем, как Киса, не отрываясь от раны, мелкими быстрыми глотками пьет такую необходимую ей жидкость.
  С эйфорией мне кое-как удалось справиться, огромным волевым усилием очистив сознание, поэтому вскоре я понял, что девушка постепенно вошла во вкус и начала терять над собой контроль. Она все крепче впивалась зубами в мою руку, а иногда непроизвольно дергала головой, расширяя рану. Прикидывая, сколько приблизительно Киса уже смогла выпить, я раздумывал, стоит ли прекратить процесс, пока я не отключился от потери крови. Первые признаки - слабость и легкое головокружение - предвестники скорого обморока не замедлили появиться. По всей видимости, либо я слегка недооценил размеры желудка вампирши и ее жажды, либо переоценил количество крови в собственном теле.
  Но не успел я обратиться к девушке, уже давно закатившей глаза от наслаждения, и попросить ее разжать зубки, как услышал щелчок замка. Повернувшись за звук, я увидел, что в комнату вошел Хор и тотчас удивленно замер, пораженный открывшейся ему живописной картиной.
  - Это не то, о чем ты подумал! - брякнул я первое, что пришло в голову.
  - А что же тогда? - уточнил демон, разглядывая Кису.
  - Спасение голодающей! Вот.
  - Голодающей?
  - Именно! Хор, ты в последнее время ничего странного в поведении Кисы не замечал?
  - Ну, она стала более раздражительной, совсем потеряла аппетит, даже на ужин сегодня не пришла... Так что, это все из-за того, что она не пила кровь? А я-то думал, это мое общество ей так надоело! Уже хотел предложить устроить перерыв в занятиях...
  - А просто спросить не догадался? Видел же, что с ней не все в порядке, и даже не удосужился поинтересоваться причиной. Друг, называется! Киса чуть копыта не отбросила от голодухи. Вон, посмотри, как вцепилась, и прикинь, сколько ей понадобилось усилий, чтобы сдерживать свою жажду. А если бы она не выдержала и на первого встречного адепта набросилась? Представляешь последствия?
  Пристыженный Хор не нашел, что ответить, и подошел к нам, а я в это время попытался привести девушку в чувство, чувствуя, что скоро потеряю сознание. Слова, легкая тряска и осторожные похлопывания по спине ничего не дали. Закатив глаза, вампирша смаковала каждый глоток моей крови, не собираясь разжимать челюсти. Дерганье за волосы и пара сильных щипков также были проигнорированы. Тогда я просто зажал пальцами нос Кисы и немного подождал. Спустя десяток секунд девушка оторвалась от моей руки, судорожно вдохнула и закашлялась. Во все стороны полетели красные капли, приземляясь на пол, постель и форму Хора.
  Дождавшись, пока взгляд Кисы станет более-менее осмысленным, я спросил:
  - Ну как, полегчало?
  - Д-да... - ответила девушка и машинально облизнулась. - Извини, Алекс, я отчего-то полностью потеряла над собой контроль. Но ведь я не успела выпить много? Ты вообще как себя чувствуешь?
  - Ерундово, - сказал я, откинувшись на кровати и формируя плетение для лечения пары рваных ран на руке. - Твой яд перестает действовать, от эйфории уже не осталось и следа, зато сильно кружится голова и очень хочется вывалить на пол весь недавний ужин... Но в целом, ничего страшного, жить буду.
  - Прости, я не предполагала, что настолько голодна, - потупившись, сказала вампирша.
  - Не переживай, я все время контролировал ситуацию и не допустил бы печального финала. А сейчас готовься к десерту. Хор, закатывай рукав!
  - Что?! - удивленно воскликнул демон, пытающийся оттереть несколько темных капель со своей формы.
  - Неужели жалко пары капель крови для подруги? - ехидно протянул я. - Ну ты и жмот, однако!
  Хор сперва открыл рот для возражений, но потом решительно обнажил свою покрытую густой шерстью руку, чем здорово меня удивил. Я ведь предполагал, что его придется уговаривать намного дольше.
  - Нет, больше не нужно! Я уже в полном порядке! - попыталась возразить Киса, но я решительно прервал ее:
  - Была бы в порядке, сама бы зубы разжала, поэтому хватит пререкаться! Иначе спустя десятицу опять мучиться будешь. Хор, занимай мое место! - я попытался подняться, но острый приступ головокружения заставил меня снова рухнуть на кровать, закрыть глаза и вяло скорректировать приказ: - Нет, лучше идите на мою лежанку, сейчас я передвигаться не в состоянии... Киса, ну у тебя и аппетит! Сколько же ты уже без крови обходишься?
  - Почти два месяца.
  Пока я восстанавливался и приходил в себя, ускорив регенерацию, вампирша осторожно укусила демона, и вскоре Хор с глупой улыбкой наслаждался наркотическим эффектом, вызванным слюной девушки. Много времени мохнатый десерт не занял, видимо, Киса действительно наелась, так что вскоре я залечил две небольшие ранки на руке соседа и принялся приводить его в чувство. Оказалось, когда Киса себя контролирует, она может быть весьма аккуратной. Пары пощечин было достаточно для того, чтобы демон вышел из мира грез и вполне осмысленно начал приводить себя в порядок. Девушка же тем временем стерла все брызги крови с пола и стола своим платком и парой бытовых плетений. Наблюдая за ее действиями, я отмечал, что симптомов вампирской голодовки у нее как не бывало. Движения стали четкими, уверенными, а от раздражения не осталось и следа.
  Закончив с уборкой, Киса посмотрела на нас, сидящих рядышком и старательно восстанавливающих кровопотерю, и тихо сказала:
  - Спасибо.
  - Всегда пожалуйста, - отозвался демон.
  - Да на здоровье! - весело ответил я.
  - Нет, правда, ребята, вы меня очень выручили. Не знаю, сколько я бы еще смогла продержаться.
  Я осмотрел шрамы на месте укуса и сказал:
  - Ты только в следующий раз не стесняйся и говори сразу, когда почувствуешь жажду. Не стоит доводить себя до такого состояния.
  - Да я и не собиралась! Еще две десятицы назад я планировала посетить Кальсот и найти там какого-нибудь вора или бездомного, но сделать этого не смогла - у меня украли вольницы.
  - Все? - удивился Хор.
  - До единой.
  - Как это вышло?
  Вампирша рассказала нам, что чуть больше двух десятиц назад, в то время, когда она была на занятиях, в ее комнате кто-то основательно похозяйничал. Все деньги и драгоценности остались на месте, пропали только старая записная книжка и десяток вольниц, сохранявшихся девушкой на черный день. Тщательно проверив комнату, Киса не нашла никаких сюрпризов вроде "жучков" или убойной силы артефактов, поэтому подумала, что это сделал кто-то из ее соседок по этажу, с которыми она накануне сильно разругалась. Кстати, причина ссоры была банальной - вампиршу заподозрили в том, что она регулярно занимается с нами групповухой, а Киса не смогла остаться хладнокровной и убедить кумушек в том, что это не так. Вспылила, ведь жажда уже давала о себе знать, наболтала лишнего, а как бывают обидчивы женщины, знают все. Поэтому о пропаже вольниц вампирша никому не сказала, решила поисков не устраивать и просто дождаться очередной, которую по идее ей вот-вот должны были выдать. Но вольницы все не было, а жажда с каждым днем набирала силу...
  - А ты не думала, что это - очередная подстава? - спросил я.
  - То есть, кражу организовал Керисан? Но зачем?
  - Чтобы избавиться от тебя и заодно прищучить Фалиано.
  - Думаешь, я бы все-таки сорвалась? - мрачно спросила Киса.
  - Все к тому и шло. Нет, в шею первому встречному ты, может быть, и не стала бы впиваться, но какой-нибудь конфликт точно бы спровоцировала. Или позволила себя к нему подтолкнуть, окончательно потеряв осторожность. Я вообще удивляюсь, как ты сразу после кражи смогла удержаться от опрометчивых действий и не пошла искать воровку в женском доме.
  - Я думала над этим, но решила, что мои вольницы наверняка уже уничтожены, а раз так - и напрягаться незачем.
  - А спереть что-нибудь в отместку? - иронично поинтересовался я.
  - Не вышло бы, у моих соседок стоит несколько хитрых сигналок на дверях, так что... Укуси меня дракон! Ведь они же появились сразу после кражи!
  Я хмыкнул:
  - А Керисан в последнее время совсем нюх потерял. Надеялся подловить тебя в чужой комнате и обвинить в воровстве. Весьма банально, зато объясняет его долгое бездействие на ниве шпионажа за Фалиано. Я-то беспокоился, гадал, чего же он время тянет, ко мне не обращается, а оказалось - безопасник разыгрывал совсем другую комбинацию. Ведь твое исключение наверняка сильно пошатнуло бы позиции ректора. Как же - пригрел на груди вампиршу, защищал ее, а она не оправдала оказанное доверие, учинила такое... ну и дальше по тексту. Зацепка сильная, что ни говори. Но почему тогда Керисан решил сегодня встретиться со мной? Неужели всерьез планировал занять настолько, чтобы я не смог заметить перемен в твоем поведении и даже не подумал поинтересоваться их причиной?
  Я задумался, вампирша также присела на кровать и ушла в себя, а Хор, поглядев на нас, решил выдвинуть свою версию:
  - Алекс, ты же был очень занят и только вчера сдал последние экзамены за первый цикл. Может, мастер, дожидался именно этого?
  Я почесал макушку и переглянулся с девушкой. Действительно, может быть, не стоит искать сложных объяснений? И Керисан вовсе не выжидал, до чего Кису способна довести жажда, а всего лишь давал мне возможность рассчитаться с долгами? Махнув рукой, я подытожил:
  - Ладно, гадать нет смысла. Лучше давайте пойдем, поужинаем повторно, а то что-то аппетит разыгрался.
  Мое предложение было одобрено, и наша троица дружно направилась в столовую. По пути я постарался ехидными шуточками и ироничными замечаниями вернуть Кисе истинное лицо, а то она на почве благодарности даже смущаться надумала и стала весьма молчаливой, не реагируя на мои подколки. Но когда я всерьез достал ее вопросом о том, чья же кровь вкуснее, девушка все-таки не выдержала и послала меня весьма далеко, оставив всякое стеснение. В общем, когда мы дошли до столовой, я был уверен в том, что этот небольшой эпизод не сможет разрушить сложившиеся между нами отношения.
  Заняв любимый столик, мы набрали еды, которую еще не успела расхватать толпа голодных адептов, и принялись слушать увлекательный рассказ Кисы о том, как вампиры утоляют жажду в своем королевстве со странным названием Сильшхусс. Оказывается, проблем с кровью там никогда не наблюдалось, ведь издревле в местах обитания вампиров существовало много видов животных, которых разводили специально для этого. Это потом, когда кровососы вышли на поверхность, они внезапно обнаружили, что человеческая кровь по вкусовым качествам ничуть не уступает той, которую они добывали у своей домашней скотины, а в некотором отношении даже превосходит ее.
  Во время сражений за место под солнцем, когда вампиры подыскивали себе новый дом, вопрос о крови вообще не поднимался. Были враги, были пленные, в общем - масса доноров. Но спустя многие сотни лет, когда вампиры урвали себе плодородные земли, настроения постепенно стали меняться. Клыкастые начали понимать, что разводить людей, как домашнюю скотину, весьма накладно, а каждый раз устраивать охоту за пределами контролируемых земель опасно. Проще было вернуться к первоначальным способам добычи крови, что они и сделали.
  Потом наступил сложный период становления расы, которая, окрепнув, всерьез решила заставить всех соседей себя бояться. Наступил этап новых конфликтов и вооруженных столкновений, закончившийся апофеозом - войной с демонами, расставившей все по своим местам. Подписанный мирный договор включал в себя пункт о прекращении охоты вампиров на разумных, об отмене рабства на территории Сильшхусса и подобные условия. Разумеется, клыкастики пошли на это, так как в тот момент стоял вопрос об их выживании, поэтому сознательно ограничили свои аппетиты и окончательно вернулись к крови животных.
  Кстати, вампирам совершенно не обязательно было впиваться в жертву зубами, они не высасывали энергию из ауры, как это описывалось в некоторых прочитанных мною на Земле книгах. Нет, им достаточно свежей крови, которая придает сил, улучшает пищеварение, увеличивает продолжительность жизни и выполняет еще много полезных действий в организме кровососа. Причем тысячелетия назад вампиры нашли способ делать так, чтобы кровь не портилась довольно долгое время, поэтому ее запас всегда находится под рукой у каждого обладающего клыками жителя королевства. Как нам поведала Киса, в тавернах Сильшхусса любой вампир может после трудового дня выпить не только стаканчик вина, а и кое-чего того же цвета, но с меньшим количеством алкоголя. Да и на рынках в городах свободно продавались кувшины с кровью животных, покупаемые всеми хозяйками наряду с морковью или луком.
  Этой возможностью пользуются как бедняки, так и клыкастые среднего достатка, но в среде богачей принято пить исключительно человеческую кровь. Однако никто живых людей на стол вместо десерта уже давно не подает. Нет, в королевстве многие сотни лет существуют пункты приема, в которых каждый представитель человеческого племени может сдать некоторое количество своей крови за разумное вознаграждение. А этих представителей на родине Кисы хватает - примерно шестая часть населения, и это не считая полукровок, так что желающие подзаработать находятся всегда.
  Конечно, имеются и такие представители знати, которые выставляют напоказ свою приверженность архаичным взглядам и считают особым шиком впиться в нежную кожу служанки-человечки. Особенно, если за этим наблюдает кто-нибудь из их гостей. Но все это, разумеется, с предварительного согласия прислуги, подтвержденного контрактом и соответствующим жалованием. Нет, иногда появляются банды, так называемых, диких вампиров, которые прячутся в лесах и нападают на неосторожных путников, отбирая ценности и заодно высасывая кровь у своих жертв, но с ними, как и с обычными разбойниками, борются местные власти.
  Так что на людей в королевстве вампиров уже давно никто не смотрел, как на добычу, да и вампиры, отправляясь в другие земли, стараются придерживаться местных законов или делают так, чтобы об их проделках никто не узнал. Ну а Киса, попав в Империю, до сегодняшнего дня не испытывала никаких проблем, примерно раз в месяц выходя на охоту в Кальсот. Там она, как правило, прогуливалась по ночным улицам и дожидалась, когда на нее обратят внимание местные криминальные элементы, после чего быстренько вырубала их и утоляла свою жажду, оставляя ворам синяки и несколько мелких порезов на память.
  Надо отметить, что за четыре года слухи о ночных прогулках вампирши разнеслись по всему городу, обросли разными слухами и домыслами, поэтому в последнее время ей удавалось все реже стать объектом нападения. Но девушка нашла выход - бездомные. Они, хоть и источали неприятные ароматы, но все же утоляли ее жажду, а взамен получали несколько монет. В итоге, все были довольны и счастливы. Кроме Керисана, которому никак не удавалось обвинить вампиршу в нападениях на граждан Кальсота, хотя угрозы с его стороны периодически поступали все эти четыре года.
  Ну а сейчас, судя по всему, мастер получил приказ либо избавиться от нелюдей в Академии, либо использовать их для очернения ректора. Иначе с чего бы еще ему организовывать похищение вольниц? В случайную кражу мне не очень-то верилось, уж больно ловко все было подстроено. И означать это может только одно - на горизонте снова начинали сгущаться проблемы, устранить источник которых, к нашему большому сожалению, не представлялось возможным.
  
  Глава 27. Кто круче?
  
  Наш поздний ужин оказался прерван громкими криками, внезапно раздавшимися в полупустой столовой. Как оказалось, это Ресик, один из моих одногруппников, умудрился поспорить с каким-то конструктором аналогично со второго цикла. Причем их спор плавно перешел в обмен оскорблениями, в котором боевик, не отличавшийся большой фантазией и хорошо подвешенным языком, проиграл, из-за чего не сдержался и с размаху дал обидчику в зубы. Смачно так дал, лишив сразу двух и обеспечив того занятием на вечер, ведь выращивать зубы заново не так-то просто. Конструктор, само собой, возмутился и, поднявшись с пола, вызвал соперника на поединок, который должен был состояться прямо сейчас.
  - Пойдем, посмотрим? - предложил Хор, провожая взглядом группу адептов, потянувшуюся из столовой к тренировочной площадке.
  - Думаешь, будет интересно? - уточнила Киса, доедая салат.
  Ее здоровый аппетит вернулся, и еду вампирша уничтожала с поразительной быстротой, ухитряясь жевать во время своего рассказа.
  - Вряд ли, - ответил я вместо демона, вспоминая действия Ресика на единственном занятии у Ризака, которое я посетил. - Могу поспорить, конструктор уделает своего противника не позднее, чем на второй минуте. Единственное, что мне действительно интересно, так это причина, из-за которой эти двое петухов устроили драку. Если просто друг другу не понравились, то зачем же тогда было сразу в зубы бить?
  - Так пошли, узнаем! - сказала Киса. - Ставлю золотой, что тут замешана девушка.
  - Принимаю! - азартно заявил Хор.
  Я лишь пожал плечами и пошел с друзьями следом за толпой.
  После расспроса очевидцев демону пришлось расстаться с монетой, так как история была стара, как мир. Одна из целительниц с весьма соблазнительной фигурой оказывала знаки внимания сразу двоим, поэтому те решили выяснить между собой, кто же больше ее достоин, а кому следует отойти в сторонку и не мешать.
  Поединок, как я и предсказывал, оказался скоротечным. После активации защитного барьера Ресик продержался под непрерывным напором конструктора всего минуту, не имея возможности создать ни одного плетения, а потом защита адепта развеялась, что стоило ему превращенной в лохмотья формы, кучи порезов, а также правой ноги и кисти, оторванных мощным боевым плетением. Довольный конструктор покинул площадку, не став добивать поверженного противника, находящегося в отключке от боли, и по всем признакам, успевшего перед падением на землю напрудить себе в штаны.
  А вы как хотели? Когда у тебя узконаправленным взрывом отрывает конечность - тут уже не до самоконтроля, поэтому боевика я нисколько не осуждал. Хотя, глядя на причину раздора двух парней, решительно не понимал смысла в их поединке. Ведь кроме прелестей у целительницы не было ничего выдающегося - ни красоты, ни ума, ни даже элементарных знаний. Первое было заметно издалека, второе - по ее поведению в момент поединка (да ей было начхать на обоих парней!), а третье... Если целительница не может справиться с чрезмерной жирностью своих волос, это лишь означает, что в алхимии она полный ноль.
  Когда поверженного боевика стали поднимать приятели, чтобы отнести его к Велиссе, я все-таки решил вмешаться и не допустить, чтобы парень истек кровью, краем глаза отмечая победителя, отчего-то решившего немного задержаться. Разогнав одногруппников, я быстро оказал Ресику первую помощь, наложил несколько нужных плетений, остановив кровотечение и затянув рваные раны. И только убедившись, что смерть в ближайшее время к этому неудачнику не явится, я разрешил Ваху отнести его вместе со всеми оторванными частями тела в лечебный кабинет, заодно попросив соседа пострадавшего срочно доставить туда новый комплект формы. Сформировав магические носилки, раздосадованные болельщики, не удосужившиеся в столовой хоть чуточку задуматься и вмешаться в зарождавшийся конфликт, унесли пострадавшего, ну а мы вернулись в общагу.
  Больше ничего интересного в этот день не произошло, разве что Хор долго уговаривал меня завтра отправиться с ним в город, но согласия так и не добился. Зато утром, когда мы втроем собрались позавтракать, то, войдя в столовую, с первого взгляда обнаружили все признаки приближающейся трактирной драки. Вчерашний победитель в окружении своих приятелей и адептов старших курсов громко рассказывал о том, как легко он "сделал потерявшего страх боевика". Мои же одногруппники кроме, собственно, виновника происшествия, который все еще находился в лекарском кабинете, в этот момент также собрались компанией и, нервно поглядывая на конструкторов, пытались обсудить, как долго Велисса будет восстанавливать Ресику ногу. И к одной, и к другой группе постепенно подтягивались адепты других циклов, а представители остальных факультетов скромно расположились возле стен и с большим интересом ждали, чем же все это закончится.
  Прошествовав мимо боевиков и перекинувшись с ними парой слов, мы взяли подносы, набрали предложенных угощений, устроились на любимом месте и принялись за еду. Но вскоре голоса конструкторов и их громкий смех вынудили друзей пострадавшего начать словесную перепалку. Надо отметить, адепты Фалиано сами старательно нарывались на продолжение, на всю столовую вспоминая, как обделался проигравший, и предполагая, что это случилось задолго до финала схватки. Вот боевики и не выдержали, вступив в дискуссию и попытавшись возразить.
  Поглядев на нелюдей, прислушивающихся к потоку оскорблений, которыми осыпали друг друга две группы адептов, я поинтересовался:
  - Так и будете сидеть? Ведь добром это все явно не кончится. Если так и дальше пойдет, четверть моего цикла просто перебьет друг друга, да и другим наверняка достанется.
  - А что ты предлагаешь? Развести забияк по углам? - иронично уточнила Киса. - Так углов на всех не хватит.
  - Но вы ведь все-таки пятый цикл, можете подойти, рявкнуть, чтобы не вели себя, как дети, пристыдить как-нибудь...
  - Не поможет, - покачал головой Хор. - Нас просто не послушают, да и конструкторам это даст лишний повод для насмешек.
  - И что теперь, ждать в сторонке?
  - Ну, если так хочешь, можешь подойти и вмешаться, но я очень сомневаюсь, что тебе удастся их утихомирить, - сказала вампирша.
  - Посмотрим, - бросил я и отправился разводить идиотов.
  А те уже достигли нужной степени накала, двумя весьма немаленькими группами встали друг напротив друга и изощрялись в оскорблениях. Я понял, что еще чуть-чуть и последуют вызовы, поэтому ускорил шаг, обошел боевиков и встал впереди, рядом с Вахом, который сейчас старательно выступал в роли вожака. Уставившись на конструкторов с высокомерным пренебрежением, я медленно обвел взглядом их группу и задумчиво хмыкнул. При моем появлении крики слегка поутихли, но Вах, почувствовав неожиданную поддержку, едва не испортил все дело:
  - Ну, что? Как увидели Алекса, сразу в штаны наложили? И кто только что утверждал... Хех!
  Коротким ударом я врезал одногруппнику локтем в живот, прерывая его вдохновенную речь, а сам скучающим тоном заявил:
  - Значит, вы говорите, что все адепты боевого факультета - трусы и ни на что не годные бездари? Что ж, я бы с легкостью мог доказать всем вам по очереди, что это не так, но мне жаль тратить свое драгоценное время на всякую ерунду, поэтому... А ну-ка брысь!
  Я решительно двинулся вперед, прямо сквозь толпу адептов в черной форме, надеясь, что рассчитал все правильно. К моему облегчению, никто не собирался вставать на моем пути и изображать упертого барана, поэтому я беспрепятственно миновал конструкторов и остановился у столика, за которым стоял Фаррад с приятелями. Он так же, как и Киса с Хором, предпочел не вмешиваться в перебранку и наблюдал за происходящим со стороны, совсем не задумываясь о возможных последствиях.
  - Ты еще не забыл о нашем уговоре? - поинтересовался я и, дождавшись кивка, продолжил: - Тогда вызываю тебя на тренировочный поединок, чтобы выяснить, кто из нас лучше.
  - Принимаю вызов. Сегодня в обед тебя устроит?
  - Устроит. Ты только подготовься посерьезнее, ладно?
  - Идет.
  Удовлетворенно кивнув, я вновь рассек группу конструкторов, которые не скрывали довольных улыбок. Похоже, в исходе нашего поединка никто из них не сомневался, а мне только это и нужно было. Миновать толпу одногруппников с боевиками других циклов оказалось намного сложнее. Знакомые хлопали меня по плечам и выражали ободрение, старшекурсники даже хвалили за то, что я решил отстоять честь факультета, но когда я подошел к нашему столу, то встретил лишь искреннее недоумение.
  - Ну и зачем ты влез? - недовольно спросила Киса. - Да еще и на поединок вызвался.
  - Да, Алекс, это на тебя совсем не похоже, - поддержал девушку Хор.
  Пожав плечами, я пояснил очевидное:
  - Во-первых, я уже давно собирался потренироваться с Фаррадом, а тут как раз удобный случай подвернулся. Во-вторых, своим вызовом я спас никак не меньше десятка адептов Академии от смерти.
  - И с каких это пор тебя волнует судьба каких-то идиотов-недоучек? - ехидно осведомилась Киса.
  - А ты подумай, как будет рад Керисан, когда начнется такое противостояние между факультетами. Ведь если бы я не вмешался, уже к началу первого занятия гарантированно появилась бы пара-тройка трупов, а на этом дело бы не закончилось. И даже сам ректор с Ризаком после такого не смогли бы потушить пламя ненависти между конструкторами и боевиками, поэтому поединки наверняка бы продолжились. А я уверен, мало кто из этих драчунов способен остановиться до смерти своего противника. Ведь вчера Ресику просто повезло - с тем же успехом ему вместо ноги могло оторвать и голову. Поэтому, если бы я дал ситуации достигнуть критической точки, ректору осталось бы только самому освободить занимаемое место, порадовав мастера.
  - Но Фалиано мог бы запретить вызовы и решить образовавшуюся проблему, - возразил Хор.
  - Не мог бы. Это прописано в законах, а их нельзя нарушать даже ему, ведь Керисан точно не оставит подобное не замеченным. Так что сейчас я оказал ректору услугу, привлекая всеобщее внимание к собственной персоне. Мне не привыкать, зато остальные, как сами видите, сейчас уже и думать забыли об оскорблениях.
  И правда, настроения толпы резко изменились, воинственность двух лагерей резко сошла на нет, уже никто не хотел устраивать разборки, адепты постепенно разошлись по столовой, разбившись на мелкие группки, и сейчас продолжали прерванный завтрак, с увлечением обсуждая будущий поединок. Но друзья все еще не понимали важность момента, а демон вообще покачал головой и с сомнением сказал:
  - Что-то у тебя все постоянно сводится к интригам мастера. Я подозреваю, еще немного, и ты вообще заявишь, что Керисан умышленно спровоцировал этот конфликт. Алекс, тебе не кажется, что ты слегка зациклился на безопаснике?
  - Киса, а ты тоже так считаешь? - спросил я девушку.
  - Нет, я ведь понимаю, что твоя паранойя в большинстве случаев находит логическое подтверждение.
  - Тогда ты не будешь смеяться, если я заявлю, что этот конфликт действительно подстроил Керисан?
  Хор поперхнулся соком и закашлялся, а вампирша так на меня посмотрела, что я поспешил добавить:
  - Только не спешите считать меня психом! Давайте лучше я расскажу вам свою версию случившегося, а потом мы ее обсудим, ладно? - не дождавшись возражений, я продолжил: - Вот представьте, есть у Керисана помощница, которая учится на факультете целителей. Учится не очень усердно, но до сих пор не вылетела из Академии только потому, что преданно служит безопаснику. И дал он однажды целительнице задание - благодаря своим соблазнительным формам охмурить двух парней с разных факультетов, да так, чтобы они совсем разум потеряли. Вот вы вчера внимательно наблюдали за поединком, хотя смотреть там было практически не на что, а я - за девушкой, и потому сумел подметить кучу странностей в ее поведении, говорящих в пользу моей версии. Продолжим. После победы одного из ухажеров целительнице были даны четкие инструкции - внушить парню, что его противник совсем не заслуживает уважения. Заметили, что вчера после поединка таких настроений не возникло? Не было оскорблений, презрения и всего прочего. Конструктор-победитель даже слегка задержался и убедился, что Ресик не собирается отбрасывать копыта. А вот после ночи, надо полагать, проведенной со своей пассией, счастливый любовник начал бахвалиться перед товарищами, наверняка дословно повторяя речи своей подруги. Учитывая только что обрисованные мной возможные последствия всего этого безобразия, скажите, данная версия имеет право на существование? Или это снова разыгралась моя паранойя?
  - А ведь она живет на моем этаже, - задумчиво пробормотала Киса. - Вполне могла рассказать о недавней ссоре Керисану, а потом стащить мои вольницы, не вызывая подозрений.
  - Но если ты в обед проиграешь Фарраду, как в прошлый раз, это даст лишь дополнительный повод к возобновлению вражды, - заметил демон.
  Я усмехнулся.
  - Не беспокойся, я постараюсь свести схватку вничью, ну а вам сегодня придется отловить этого конструктора с длинным языком и максимально нежно заставить его понять, что подобное поведение не соответствует порядочному магу. Отдельно стоит намекнуть, что не следует идти на поводу у женщины, иначе можно подрастерять все свое мужское достоинство. Это если не насторожит его, то заставит задуматься и больше не повторять своих ошибок.
  - Я этим займусь, - пообещал Хор. - Постараюсь быть убедительным.
  - Вот и ладушки! А сейчас извините, мне нужно бежать на алхимию.
  Мое занятие с Велиссой прошло весьма плодотворно, причем во всех смыслах. Я не только хорошо поработал в лаборатории, израсходовав остатки своих запасов, но и умудрился разговорить целительницу по поводу магистра Эльвхора, объяснив свой интерес подготовкой к соревнованиям. Та сначала не хотела отвечать на мои вопросы, так как в лаборатории кроме нас находились адептки с третьего цикла, но потом разговорилась и поведала массу интересного.
  Так, например, многие перспективные исследования магистра были похоронены Советом Магов не потому, что являлись опасными, как это утверждал Керисан, а потому, что могли принести могущество его последователям. Оказалось, что Эльвхор не только добился возможности быстро увеличивать уровень способностей своих учеников, но и благодаря экспериментам с чешуей драконов смог открыть ее новые свойства и области применения в магической практике. А я ведь еще недавно удивлялся, почему это у целительницы такая сильная аура, хотя адепты данного факультета не отличались большим магическим резервом. Но теперь мне стали понятны опасения Совета магов на счет ее учителя. Вероятнее всего, сперва Верховные попытались заполучить знания Эльвхора или даже подчинить магистра себе, а когда это не удалось, постарались сделать так, чтобы от него даже слуха не осталось. Вот только почему сразу не убили - не ясно. Либо надеялись, что магистр все-таки сломается под давлением, либо просто не удалось.
  В общем, чем больше я узнавал про магов, тем больше они мне напоминали пауков в банке, с удовольствием пожирающих друг друга. Наверное, мое искреннее сочувствие и сожаление заставило Велиссу совсем оставить осторожность и посетовать, что у нее нет нужного материала, чтобы провести пару опытов, основанных на исследованиях учителя. После такого откровения я сделал зарубку в памяти. Знание об увеличении магического резерва мне совсем не помешает, поэтому как-нибудь в будущем нужно вернуться к этому разговору и наладить взаимовыгодный обмен - открытия Эльвхора на солидный запас драконьей чешуи. А сейчас это будет совсем несвоевременно и даже глупо.
  Когда мы с целительницей подвели итоги моей работы, я распрощался и побежал в общагу, где достал несколько сафрусов и стал делать из них стандартные эльфийские амулеты-накопители, чтобы не проколоться так, как в прошлый раз. Одновременно я размышлял, не скрывается ли за откровениями Велиссы нечто большее. Ведь если ее рассказы об учителе можно объяснить тем, что она еще вчера узнала у Бреннара о моем задании и решила подыграть, то упоминание о чешуе... Не говорит ли это о том, что преподаватели давно знают, кто я на самом деле? Или Хор прав, и я действительно постоянно ищу подвох там, где его нет?
  Быстро наполнив амулеты силой, я поспешил на тренировочную площадку. А там уже толпился народ, хотя второе занятие только-только подошло к концу. Адепты и многие преподаватели во главе с Фалиано пришли понаблюдать за нашим поединком, рассчитывая на незабываемое зрелище. Вот только у меня в планах было несколько иное, поэтому, быстро обнаружив в толпе Фаррада, я помахал ему рукой и указал на площадку. Перекинувшись парой слов с Хором, я вышел в центр и дождался своего противника. Демон незамедлительно активировал защитный контур, и мы начали.
  Первым ударил я, наглядно продемонстрировав конструктору, что с момента прошлой встречи времени не терял. Фаррад сумел вовремя активировать свою защиту, но я только этого и ждал. Не обращая внимания на буйство энергии, вырвавшейся из моих плетений, я сформировал придуманную загодя отмычку, а в следующий миг запустил слабый воздушный кулак в образовавшуюся дырку в коконе конструктора. Фаррад покачнулся, поглядел на меня с выражением глубокого недоумения на лице и спросил, позабыв о поединке:
  - Как тебе удалось?
  Победно улыбнувшись, я ответил, не обращая внимания на крики толпы:
  - А я предполагал, что ты воспользуешься именно этим типом защиты и заранее подготовился, используя твою идею. Смотри.
  Я продемонстрировал Фарраду свою отмычку, а тот, изучив плетение, признал:
  - Действительно, очень просто. Признаюсь, я слегка недооценил тебя и не стал ставить сложный кокон... Но если бы выбрал другую структуру защиты, ты бы точно не смог ее пробить.
  - А давай проверим?
  Фаррад был только "за" и снова окутался защитой, на этот раз иного типа. Дождавшись, пока сформируется плетение, я начал действовать. На пару секунд отвлек внимание конструктора мощными атакующими плетениями, не пожалев на них силы, а сам в это время внедрил в плетение защиты конструктора несколько блоков и после их успешной активации создал другую отмычку, которая сразу же образовала огромную прореху в структуре кокона. Все-таки ночные занятия значительно повысили мой уровень и такие многоходовки давались мне все легче и легче. Несмотря на опасения Фаррада на этот раз я даже не стал формировать воздушный кулак, красуясь перед публикой, а просто продемонстрировал ему способ взлома, который был оценен конструктором по достоинству.
  Но следующую защиту мне так быстро взломать не удалось, поскольку это был не стандартный вариант, а нечто более устойчивое к моему воздействию. Надо отметить, Фаррад в это время не атаковал меня и спокойно ждал, пока я перепробую различные приемы. Наконец я догадался, что наиболее уязвимой такая защита бывает в момент физической атаки, поэтому при активации мощного плетения умудрился изменить пару блоков и заставил структуру "потечь".
  - Быстро сообразил, - усмехнулся мой противник. - А я целую десятицу размышлял, прежде чем отыскал в ней слабое место.
  - А ты сам как бы на нее воздействовал? - поинтересовался я, окутываясь аналогичной же защитой. - Ведь в реальном бою противник не станет ждать, пока ты перегрузишь нужные блоки, а примет плетения на простенький щит.
  - Смотри.
  Фаррад сформировал плетение, которое устремилось к защите и, словно липкая паутина, облепила ее поверхность. Оно сделало то же, что и я - нагрузило блоки ответа на физическое воздействие, одновременно проникнув в структуру и начав ее менять. Однако, проанализировав примитивную конструкцию этой отмычки, я понял, что она должна легко разрушаться от воздействия простых плетений, наполненных большим количеством силы, поэтому сформировал огненный шар и уничтожил структуру до того, как она разрушила защиту.
  - Неплохо, - кивнул я конструктору. - Но не идеально. А если сделать ее дублирующейся? И снабдить ложной основой, которая будет принимать на себя все удары?
  Не обращая внимания на шум толпы, которая перестала нас подбадривать и начала громко обсуждать происходящее на площадке, я принялся воплощать задумку на практике, конструируя сложное плетение. Вскоре ко мне присоединился Фаррад, мигом ухватив суть и давая весьма ценные советы. В общем, наш поединок окончательно превратился в обмен опытом. Мы проверяли разные структуры защиты, поочередно взламывая их друг на друге и хвастаясь своими наработками, потом перешли к обсуждению стандартных коконов и их пользы в схватках, а под конец вообще стали выяснять на практике, как соотносится надежность защиты с ее удобством использования.
  Эта часть нашей встречи была более зрелищной, так как мы начали вовсю применять атакующие плетения, изучая их воздействие на разные типы защит, комбинируя в разных ситуациях, подбирая лучшие варианты и стремясь нанести максимальный урон с наименьшими затратами энергии. Здесь я без стеснения признал, что запас плетений оказался большим у Фаррада, зато я знал практически все стандартные защитные структуры и благодаря практике умел их быстро менять, не оставляя противнику времени для взлома.
  Постепенно нас захватил азарт, многоходовки стали все более изощренными, а плетения чередовались с поразительной быстротой. Мы уже не тратили время на анализ, только фиксировали результаты и переходили к следующему опыту, но долго так продолжаться не могло. Вскоре Фаррад поднял руки, показывая, что не готов, и заявил:
  - Алекс, я почти пустой. Может, на этом остановимся?
  - А я ведь просил подготовиться, - недовольно напомнил я и пошарил в карманах. - Вот, держи!
  Я протянул ему два накопителя, из которых еще не извлекал энергию. Помня о своем просчете, я все это время тщательно контролировал расход силы и уже успел полностью опустошить один сафрус, но мой запас энергии был велик, поэтому я мог спокойно поделиться им с Фаррадом. Тот с сомнением поглядел на меня, но амулеты взял и принялся внимательно рассматривать, после чего заметил:
  - Никогда не видел подобной структуры.
  - Эльфийская модель, - пояснил я. - Она уступает имперской, но все равно весьма удобна в использовании.
  Фаррад спрятал накопители за пазуху, тут же влил в свою ауру огромное количество силы, восполняя потерю и, заметно повеселев, уточнил:
  - На чем мы остановились?
  И мы продолжили. Никогда не думал, что тренировка с реальным противником может быть такой увлекательной. Хотя я прекрасно понимал, что Фаррад значительно превосходит меня в знаниях и навыках, а в реальном бою наверняка одержит верх, но сейчас благодаря моей реакции, подкрепленной практикой, мы были примерно равны. Да и кроме того, мне было весьма приятно встретить единомышленника, который вместо банального противостояния мог без опаски делиться своими знаниями и с энтузиазмом копаться в плетениях, выискивая недочеты и устраняя огрехи.
  Но всему приходит конец. Когда мы в очередной раз остановились и стали потрошить новую защитную структуру, наспех собранную общими усилиями, раздался весьма недовольный голос:
  - Молодые люди, вы вообще собираетесь заканчивать?
  Обернувшись, мы увидели Фалиано, стоявшего у защитного контура. Бросив взгляд на трибуны, я понял, что большинство адептов и преподавателей давно разошлись на занятия и только мои одногруппники терпеливо дожидались окончания "поединка".
  - Ну что, устроим перерыв? Дней так на пять? - предложил я Фарраду.
  - Не возражаю, тем более что мне нужно будет все тщательно обдумать, - ответил конструктор и протянул мне руку. - Спасибо за поединок.
  - Тебе спасибо, - улыбнулся я и крепко пожал ладонь парня.
  Хор тем временем снял защиту с площадки, и Фаррад неспешно удалился вместе с ректором, не забыв вернуть мне амулеты, а я остался перекачивать силу из накопителей в защите. В принципе, она мне была не нужна, но оставлять ее бесхозной значило навлечь ненужные подозрения, а я и так засветился сегодня сверх меры. Интересно, что вечером скажет Ризак, наблюдавший за моими художествами?
  - Алекс, это было нечто! - радостно воскликнул подошедший Вах и от избытка чувств даже попытался меня потискать.
  Я стоически переждал это проявление радости и улыбнулся приятелям, решившим меня поздравить, но следующее заявление Ваха заставило меня нахмуриться.
  - После такой убедительной победы конструкторам останется только заткнуться и тихо помалкивать в уголке! Боевой факультет лучше всех!
  Остальные подхватили его клич, но я огорошил всех, громко спросив:
  - Где же вы увидели мою победу?
  Крики сразу стихли, а Вах, заметив, что я абсолютно серьезен, с сомнением ответил:
  - Но ты же "сделал" Фаррада первой атакой, разве нет?
  - Нет, конечно. Я лишь продемонстрировал конструктору слабое место в защите, и все. Большого урона этой атакой я при всем желании не мог нанести, разве это было не очевидно? И вообще, кто решил, что я победил? Фаррад превосходит меня и в знаниях, и в подготовке, поэтому если бой был бы реальным, я бы долго не продержался.
  - Но зачем тогда вы продолжали поединок, если и так все было ясно? - изумилась Зела.
  - А ты помнишь, что вообще означает понятие "тренировочный поединок"? - ехидно поинтересовался я. - Это ведь не дуэль, а простая тренировка, как на занятиях у Ризака. Ведь на них вам не приходит в голову желание убивать и калечить друг друга? Нет, вы просто отрабатываете удары и учитесь. Так и мы с Фаррадом - встретились, пообщались, обменялись знаниями, помогли друг другу найти ошибки в своих плетениях, хорошо провели время, позанимавшись практикой, такой необходимой в обучении... Или вы всерьез рассчитывали, что один из нас окажется в карцере, а другой, в лучшем случае, будет валяться в лекарском кабинете?
  - Нет, но ты же сам сказал, что хотел выяснить, кто лучше... - не сдавался Вах.
  - А я и выяснил - Фаррад. И не стыжусь в этом признаться.
  Я внимательно оглядел лица одногруппников, на которых удивление уступало место глубокому разочарованию, и веско заметил:
  - Ребята, тренировочная площадка - это не место для разборок между двумя идиотами, не способными поделить девушку. Это место, где умные люди получают знания, совершенствуют их, обмениваются опытом друг с другом и заодно демонстрируют его внимательным зрителям. Именно для этого она и была создана, а вы отчего-то считаете, что здесь можно лишь устранять своих обидчиков... Кстати, вы хоть что-нибудь успели запомнить? Ведь я уверен, ничего подобного вам Ризак еще не демонстрировал, а связки мы с Фаррадом отработали весьма грамотные. Что, неужели все только и ждали момента, когда один из нас наваляет другому? - я печально вздохнул и тихо добавил: - Ребята, я думал, вы пришли сюда учиться, а не заниматься какой-то ерундой. Ведь если хотите выяснить, кто круче, нужно готовиться к соревнованиям, которые уже не за горами, и не терять время на оскорбление других... Ладно, не буду вам мозги полоскать, все равно, если сами этого не поймете, мои слова покажутся пустым трепом. Так что лучше отправляйтесь на занятие, а то Перисад снова подумает, что ошибся, не найдя вас в аудитории.
  Весьма подавленные одногруппники последовали моему совету и нестройными рядами потянулись в сторону стихийного факультета, окидывая меня напоследок странными взглядами. Рядом остались только Киса с Хором.
  - Ты думаешь, они хоть что-нибудь уяснили? - задумчиво спросила вампирша, дождавшись, когда адепты скроются за поворотом.
  - Вряд ли. Стереотипы мышления ломаются очень нелегко, - ответил я, пряча амулеты. - Но теперь они хотя бы задумаются, прежде чем вызывать кого-то на поединок, а там, глядишь, и поумнеют слегка... Хор, ты с конструктором успел поговорить?
  - Да. Он все понял и даже подтвердил твои предположения.
  - Ты что, рассказал ему о подставе? - удивился я.
  - Иначе я не смог бы его убедить. Но ты не переживай, парень не полный кретин, быстро сообразил, что обо всем нужно держать язык за зубами, даже дважды напоминать не пришлось. Зато после нашего разговора он сразу побежал проведать Ресика, а значит, теперь точно никаких конфликтов в Академии не будет.
  Я почесал макушку и пробормотал:
  - Мда, будем надеяться, что слухи до мастера все же не дойдут... Хор, ты вообще, чем думал! Можно было и не сообщать всех подробностей.
  - Алекс, я же хотел, как лучше!
  - А получилось, как обычно. Ладно, тогда потрудись навестить сегодня еще и пострадавшего влюбленного, предупреди его, чтобы не рассказывал всем о том, что знает. Посторонних в наши игры лучше не впутывать.
  - Да понял уже, понял, - недовольно сказал демон. - Лучше объясни, как это ты за месяц превратился в умелого боевого мага? Ведь я вижу, что сейчас даже мне с тобой будет проблематично справиться.
  - Обучающий сон творит чудеса, - ухмыльнулся я в ответ.
  - Как же, рассказывай сказки! - неожиданно фыркнула Киса. - Я скорее поверю в то, что тебе Ризак подарил свою память, чем в то, что ты овладел высшей ступенью мастерства нашей магии.
  - Не хочешь, не верь. Другого объяснения у меня нет.
  - Ага, как же! Скажи прямо, еще не придумал! - иронично заявила вампирша. - Ладно, не хочешь говорить, дело твое, но я сомневаюсь, что декан примет эту версию.
  - Посмотрим, - беспечно отмахнулся я.
  Все оставшееся до занятия с Ризаком время я искал альтернативное объяснение своей подготовке, копаясь в учебниках по магии разума, но так и не нашел его, поэтому к декану шел с опаской. Каково же было мое удивление, когда меня вместе с магистром встретили Ректор с Велиссой и без долгих прелюдий пожелали узнать подробности моего странного поведения. Ничего не скрывая, я выложил все свои догадки, подтвердившиеся подозрения и причины, побудившие не только начать расспросы по заданию Керисана, но и сделать это в присутствии свидетелей.
  После долгого обсуждения деканы решили, что все мои действия, направленные как на выполнение задания мастера, так и на устранение зарождавшегося конфликта, были обоснованными и уместными. Фалиано даже похвалил меня и пообещал, что впредь подобной провокации не допустит, а потом выдал все сведения, которые нужно было передать безопаснику. В целом, информация для передачи пока не отличались от той, что я уже успел узнать, поэтому я понял, что в таких мелочах ректор пока не решался проталкивать "дезу" или скрывать что-либо. Поэтому Керисан наверняка моим уловом окажется доволен, ведь среди всего прочего я должен был рассказать ему об обмолвке Велиссы, которая сообщила, что имеет разговорник для связи со своим учителем.
  Вскоре целительница и ректор удалились восвояси, а мы с Ризаком приступили к занятию. Несмотря на мои опасения, когда магистр поинтересовался, как же мне удалось так быстро подтянуть свое мастерство, версия с обучающим сном была принята благосклонно и подозрений не вызвала. Оказывается, магистр уже давно заметил, что я занимаюсь по неизвестной ему методике, но раньше ничего не говорил, решив посмотреть, что из этого получится. А вот сейчас, наглядно убедившись в том, что я успешно перевел все свои знания в область навыков, Ризак перешел к более серьезным вещам и поставил новую цель - подтянуть мои знания атакующих плетений. Я был только "за" и снова погрузился в учебу.
  Так что в итоге все вернулось на круги своя. Я усердно занимался, радуя успехами преподавателей, конфликт, подавленный в зародыше, не думал продолжаться, Ресик, через два дня выпущенный на волю из лекарского кабинета, ходил на занятия с новенькими частями тела, выращенными стараниями Велиссы, а Керисан, судя по всему, так и не догадался, почему его безупречный план потерпел неудачу, но был весьма доволен сведениями, которые я ему предоставил. И только незадачливая целительница потеряла всех своих ухажеров и осталась в одиночестве, не понимая, отчего же с ней больше никто не желает общаться.
  
  Глава 28. Стихийная магия
  
  И снова потянулись учебные будни. Надо отметить, сейчас они уже не казались мне такими однообразными, как раньше. Видимо, сказывалась меньшая скорость "проглатывания" новых знаний, поэтому у меня еще оставалась возможность подмечать разные интересные моменты в жизни Академии. А ведь их была масса. К примеру, как-то раз целители перемудрили с экспериментальным составом и устроили в лаборатории взрыв, выбросивший недоучек в окна и перепортивший половину травяных запасов Велиссы. А днем ранее ученики Массвиша упустили из-под контроля особо мерзкий экземпляр неживого помощника, который потом обнаружился в женской общаге. Намеренно это произошло или случайно, я не знаю, но возмущенных криков было много.
  Или еще случай был - главный повар в момент приема товара что-то недоглядел, и в одном мешочке вместо стандартных приправ оказалась совсем другая травка. В общем, после обеда те, кто попробовал наваристый суп, внезапно обнаружили, что туалеты в Академии рассчитаны на прием ограниченного количества посетителей, которое явно не соответствует числу обучающихся в ней адептов. А незадолго до этого комендант нашей общаги решил устроить генеральную уборку, но что-то напутал в стандартном плетении, и два дня адепты заходили к себе в комнаты исключительно через окна, пока вызванная из Кальсота бригада плотников в спешном порядке восстанавливала разрушенные лестницы. Отметился и Хор, умудрившись за одну ночь трижды попасться на глаза Марве и с позором выгоняться из женского дома. Причем каждый раз из разных комнат.
  Случаев было много, какие-то откровенно меня забавляли, какие-то веселили, некоторые заставляли задуматься, но ни в одном из них я участия не принимал. Самый максимум - выступал в роли наблюдателя. И даже при коллективном отравлении я умудрился остаться в стороне, в тот день больше налегая на фруктовый десерт, поэтому только следил за тем, как Велисса разносит пострадавшим свежеприготовленный отвар, и в меру своих сил помогал ей. Керисан на это время то ли затаился, то ли ждал подсказок сверху, но пока меня серьезными заданиями не беспокоил, да и подлянок не устраивал. А обычные периодические просьбы выяснить какие-то мелкие детали из жизни Фалиано и его друзей трудностей не создавали, поэтому я всерьез сосредоточился на стихийной магии.
  Занятия с мастером Ралином, начавшиеся несколько десятиц назад и протекающие весьма успешно, начали потихоньку приносить свои плоды. Я уже сносно овладел всеми основами его науки, выучил приемы концентрации силы, аккумулирования ее в пространстве, а также мог пользоваться прикладными структурами, позволявшими магу быстро собирать энергию из окружающего мира. И если раньше я считал, что подобные знания не принесут мне никакой пользы, то сейчас видел - стихийная магия весьма специфическая штука и может быть весьма необходимой как в быту, так и в войне.
  К примеру, если рядом протекает речка, то за сутки хорошо обученный маг может окружить немаленькую армию непроходимой трясиной, в которой та благополучно утонет. Или во время засухи квалифицированный стихийник может без затруднений организовать ливень. Да мало ли что! Управлять пожаром, менять русла рек, выводить на поверхность подземные воды, насылать на недругов град размерами с куриное яйцо - это только то, что первым приходит на ум. А вообще возможности выпускников данного факультета не измеряются скудными резервами их ауры, так как данные маги в любой момент могут "подключиться" к стихиям и работать с энергией напрямую.
  Короче, зря я так пренебрежительно относился к изложенной в имевшейся у меня эльфийской книге теории. Ралин быстро доказал мне, что и стихийная магия способна открыть одаренному большие перспективы. Недаром ведь бытовики являются наиболее востребованными в Империи. А после крепкого усвоения основ мы плавно перешли к практике, и я стал обучаться работе со стихиями. Вначале по старинке, используя вспомогательные плетения, но мастер требовал, чтобы я постепенно отходил от них и учился воздействовать на основные природные элементы только своим разумом. Разумеется, с первого раза, да и со второго, это у меня не получилось, поэтому Ралин терпеливо продолжал нагружать меня теорией.
  Так пролетали дни, десятицы, но прорыва что-то никакого не происходило. Я никак не мог двинуться дальше и продолжал воздействовать на стихии лишь с помощью плетений. Нет, я прекрасно усвоил методику, мог без запинки перечислить все необходимые действия, которые совершает маг при подобной работе, мог даже выполнить их на практике, но все равно без четко сформированной структуры ни вода не желала литься туда, куда я хотел, ни огонь не хотел подчиняться и продолжал гореть согласно законам физики, а не велению моего разума.
  Мастер видел, что я все делаю правильно, но никак не мог обнаружить причину неудачи. Раз за разом он заставлял меня выполнять простейшие упражнения, с которыми благополучно справлялись адепты второго курса, но прогресса все не было. И если в изучении остальных дисциплин я продолжал двигаться дальше, то в стихийной магии достиг непреодолимого барьера. Однако я не собирался сдаваться и продолжал долбить эту преграду в одной точке, надеясь на успех. Ралин даже как-то завел разговор о том, что не все одаренные обладают способностями к стихийной магии, но мне удалось уговорить его продолжить занятия.
  А хуже неудач на стихийном факультете было странное ощущение в моем сознании, которое сидело в голове, словно заноза, и никак не хотело уходить, день ото дня становясь все заметнее. И если поначалу это ощущение вызывало дискомфорт, то спустя несколько десятиц разрослось до такой степени, что начало трансформироваться в раздражение. Я начал злиться по любому поводу. Буквально все в окружающем мире меня нервировало, и даже безобидные шутки друзей вызывали желание брякнуть в ответ что-нибудь оскорбительное. Разговоры с родственниками ничего не дали, это оказались совсем не их эмоции, поэтому помочь они ничем не могли. Вскоре я начал смутно догадываться, что это чувство было вызвано моим провалом в изучении стихийной магии, но ничего с все больше усиливающейся ненавистью поделать не мог.
  И вот однажды я настолько озверел, что утратил над собой контроль. Движимый одними эмоциями, я нагрубил Хору, сильно обидел Кису, а потом выпрыгнул в окно. Просто в тот момент мне подумалось, что эти нелюди, да и вообще все вокруг достали меня просто до невозможности! Именно поэтому я не пошел коротать ночь в библиотеке, не отправился бродить по улицам Академии, где сновали адепты, возвращающиеся с занятий, а усилил плетение левитации и поднялся на крышу общаги. Там я разлегся на нагретой солнцем черепице и принялся бездумно смотреть на медленно темнеющее небо. И только тогда я почувствовал, что ярость постепенно оставляет меня, улетая в этот безбрежный океан над головой, а взамен приходит спокойствие и умиротворение.
  В этот момент я и осознал, чего именно мне не так хватает в моей жизни. Неба, полета, крыльев. Ведь я уже забыл, когда летал в последний раз, а мое подсознание все еще помнило это невероятное наслаждение. Какой-то частью себя я оставался драконом, и именно она не давала мне покоя в последнее время, упорно стремясь в небо. Пусть я находился в человеческом теле, пусть я целиком сосредоточился на учебе, но сейчас ко мне пришло понимание, что полеты для дракона - не просто приятное времяпрепровождение, они необходимы для его полноценной жизни. Как кровь для вампиров. Вроде и без нее можно обойтись, но жизнь сразу превращается в существование.
  Найдя причину своего странного поведения, я стал размышлять, как ее устранить, но вскоре понял, что в реальности ничего сделать не смогу. Превращаться в дракона прямо в Академии было бы верхом идиотизма, и даже отлучка в Кальсот не поможет, ведь за мной точно будут следить друзья Фалиано, а раскрываться перед ними я не хочу. Так что мне остается только одно - сны. Они должны помочь, но если этого не случится... Мне все-таки придется рискнуть и сменить тело. Найдя решение, я прекратил отлеживать бока на черепице и вернулся в комнату, где встретился с весьма обеспокоенными взглядами друзей. Но не успел я открыть рот и извиниться за свою выходку, как Хор спросил:
  - Алекс, что с тобой происходит в последнее время? Ты сам не свой!
  - Просто мне было так плохо, что я неосознанно начал злиться на всех, кто рядом. Даже на вас.
  - Это-то мы прекрасно почувствовали. - поддержала демона Киса. - Но скажи, мы можем чем-нибудь помочь?
  Я вздохнул и, опустив глаза, сказал:
  - Нет.
  - Ты хоть объясни, в чем причина? Ты чем-то болен? - не отступала девушка.
  - Можно сказать и так.
  - А чем? Симптомы что-то подозрительно похожи на признаки вампирской голодовки. Может быть, с тобой кровью поделиться? Ты только скажи!
  - Нет, это не голодовка, но нечто весьма сходное по характеру, - невесело усмехнулся я.
  - Да объясни же толком! - не выдержал Хор. - Хватит темнить!
  Понимая, что он не отстанет, я признался:
  - Несколько месяцев назад, перед поступлением, я побратался с представителем нечеловеческой расы и сейчас частичка его крови и характера во мне настоятельно требует заняться любимым делом. А этого я сделать не могу, поэтому и приходится мучиться. Хорошо хоть сейчас осознал, что именно происходит, и теперь буду сдерживать свое желание, а то ведь тяжело было злиться три десятицы и даже не понимать причины этой злости.
  - Так в чем проблема? - удивился демон. - Давай завтра отправимся в город! Ведь давно уже там не были, да и вольницам не следует лежать без дела.
  - Нет, Хор, поход в Кальсот мне не поможет.
  - А что, думаешь, там не найдется твоего нового любимого занятия?
  - Уверен в этом.
  - Так с кем же ты побратался? И чего от тебя требует кровь брата? - спросила Киса.
  К этому моменту я уже придумал достаточно разумное объяснение и вполне убедительно ответил:
  - С гномом. А, как вы сами понимаете, никаких гор в округе нет, а шахт - и подавно. Так что мне остается только сцепить зубы и потерпеть. И не волнуйтесь, больше так я срываться не буду, но если вдруг покажусь вам злым и раздражительным, то сразу говорите, чтобы я мог взять себя в руки. Ладно?
  Друзья заверили, что прекрасно меня понимают и обижаться не собирались. Это меня утешило, поэтому остаток вечера прошел спокойно. А ночью я попросил Темноту подарить мне сон с небом, и долго летал в бескрайней синеве, где совсем потерялись понятия "верха" и "низа", наслаждаясь полетом и свистом ветра в гребне. Однако наутро понял, что неприятное ощущение не исчезло до конца. Нет, оно стало меньше и уже не грозило лишить меня контроля над эмоциями, но все равно осталось неприятной занозой в разуме, говоря о том, что полеты во сне - это всего лишь полумера. Мне необходимо летать наяву.
  Пытаясь отвлечься, я опять с головой нырнул в учебу, сосредоточившись на стихийной магии. Видя мою настойчивость, Ралин решил пойти мне навстречу. Как-то на одном из занятий он сказал:
  - К сожалению, ты так и не научился воздействовать на стихии напрямую. Скажу тебе честно, если бы ты был моим обычным адептом, я давно бы предложил организовать твой переход на любой другой факультет. Но так как ты занимаешься факультативно и не желаешь сдаваться, то попробуем пропустить этот шаг и перейти к слиянию. Если ты еще помнишь основные категории, то знаешь, слияние - это полное погружение сознания мага в определенную стихию, которая позволяет ему оперировать ей, как своим собственным телом. Однако прежде чем перейти к попыткам, я обязан спросить - ты действительно этого хочешь?
  - Да.
  - Не стоит так спешить с ответом. Дело в том, что для тебя риск очень велик. Слиянию начинают обучаться лишь адепты четвертого курса, которые прошли долгую предварительную подготовку. Ты же так и не научился воздействовать на стихии сознанием, а значит, вполне можешь не удержать контроль и раствориться в них, в итоге полностью лишившись разума. А после этого Фалиано мне не скажет "спасибо", так что подумай еще раз - хочешь ли ты обучаться дальше? Поверь, никто тебя не осудит, если ты откажешься.
  Я задумался, а мастер не стал мешать моим размышлениям. Перебрав в памяти все известные знания о слиянии, я сделал вывод, что ничем особенным оно мне не грозит. Ведь в нем главное - не потерять ощущение собственного "я", а в результате получить контроль над стихией. Практика у меня уже есть - благодаря клятве верности и способностям вожака я мог управлять одновременно почти сотней разумных существ. Не думаю, что управление стихией окажется сложнее. Да и потом, мое сознание в любой момент может подстраховать Темнота, которая не даст мне "раствориться", так что риск вообще сводится к минимуму.
  Придя к такому выводу, я заявил:
  - Я хочу попробовать.
  Мой ответ совсем не удовлетворил мастера, однако он не стал меня отговаривать, а принес большую жаровню с несколькими сухими поленьями и подпалил их огненным шаром. Древесина быстро занялась, и вскоре маленький костерок стал весело потрескивать у моих ног.
  - Вглядись в огонь! - приказал Ралин. - Попробуй увидеть его сущность, попробуй почувствовать его силу, попробуй мысленно проникнуть в него.
  Я вглядывался в язычки пламени, видел искры, чувствовал жар, но проникнуть в его сущность у меня никак не получалось. Снова и снова, до боли в глазах я напрягался, стараясь мысленно отделиться от тела и войти в этот сгусток энергии. Нет, мне без проблем удавалось посмотреть на него со стороны, увидеть костер магическим зрением, но это все было не то, что нужно. Я не мог в прямом смысле войти в него, а оставался лишь наблюдателем. А мастер продолжал гипнотизировать меня своим голосом:
  - Войди в него, ощути себя огнем, повелевай пламенем, почувствуй его!
  Я старался изо всех сил, но результатов, которые описывались в многочисленных учебниках, все не было. Когда дрова прогорели, Ралин на миг прикрыл глаза и порыв ветра выдул вон весь пепел и угольки. Я не смог заметить никакого плетения, поэтому понял, что мастер только что продемонстрировал мне возможности практического применения слияния.
  - Не расстраивайся, - мягко сказал он, поднимая опустевшую жаровню. - Мало у кого слияние получается с первой попытки.
  - А почему вы начали именно с огня, а не с воздуха, например? - поинтересовался я.
  - Потому что именно эта стихия считается наиболее легкой для освоения. Далее следует вода, земля, ну а подчинить себе стихию воздуха для разума одаренного наиболее проблематично. Это во многом связано с теми ощущениями, которые испытывает маг в момент слияния. Но, если хочешь, в следующий раз мы можем попробовать с водой.
  - Нет, давайте, я еще попытаюсь с огнем, а там уже посмотрим.
  К следующему занятию я готовился основательно. Перечитал кучу литературы, выданной Бреннаром, и даже посоветовался с подругой, но так ничего внятного от нее не добился, кроме совета не опускать руки. Как будто я сам этого не понимал! Но в итоге все оказалось напрасно - огонь так и остался для меня безжизненным сгустком энергии. Я перепробовал все рекомендации, обнаруженные в литературе, старался следовать указаниям Ралина, но результатов не было.
  Может, меня смущало то, что многочисленные описания самого процесса слияния так и не были подведены к какому-нибудь единому знаменателю, а все маги-стихийники в своих работах рассказывали о том, что чувствовали сами, и какие приемы использовали для этого. Но, как я подозревал, все их ощущения основывались лишь на работе подсознания, которое могло выдавать им любые образы, совсем не связанные с реальностью. И поэтому одному магу для слияния нужно было обжечь руку пламенем, так как боль облегчала проникновение в суть стихии, а другой вызывал из памяти воспоминания о пожаре, в котором чудом уцелел, и благодаря страху получал необходимый контроль. Я же не мог никак подобрать ключик к этому состоянию и продолжал наобум перебирать описанные методики, смутно опасаясь того, что даже если и выберу правильную, то все равно не смогу распознать ее с первого раза.
  В общем, мастер в тот день тоже не дождался от меня никаких прорывов, но все равно не показал своего разочарования:
  - Алекс, лишь немногие маги могут качественно работать со всеми четырьмя стихиями. Наверное, тебе просто не подвластен огонь, поэтому не стоит концентрироваться на одном тупиковом направлении. В следующий раз выберем воду и попробуем с ней.
  К новому занятию я готовился так же тщательно, но когда в назначенное время пришел на стихийный факультет, Ралин вместо того, чтобы принести тазик с водой и начать новый сеанс гипноза, велел следовать за ним. Мастер не стал пользоваться порталом, а просто вышел на улицу и направился к воротам. Там он сделал отметку в книге дежурного и вместе со мной покинул стены Академии. Я не требовал пояснений и молча следовал за преподавателем, который направился не по дороге, ведущей в город, а свернул на едва приметную тропинку, спускавшуюся с холма и скрывавшуюся в ближайшей роще.
  Вскоре наша прогулка закончилась у небольшого рукотворного родничка, который наверняка брал свое начало из подземного источника, питавшего колодцы Академии. Небольшая струйка воды вытекала из каменной глыбы с аккуратным отверстием и нишей посередине, падала на камни и превращалась в небольшой ручеек, устремлявшийся дальше в лес.
  - Сядь у родника, - приказал мастер. - Смотри на воду, расслабься и постарайся уловить ощущение текучести, постарайся стать со стихией одним целым, постарайся ее почувствовать...
  Я вглядывался в струйку воды, блестевшую в лучах солнца, и пробовал поймать нужное ощущение. Блин, да кабы знать, что именно должно было получиться, хоть какие-то результаты у меня уже давно бы появились, но в этом и заключалась загвоздка! Финальная стадия в книгах описывалась настолько общими словами, что я никак не мог ухватить ее суть. Это как с обучением в драконьем гнезде - Мудрейшая десятки раз подробно объясняла мне, как нужно закрывать свои мысли, но в результате я научился этому абсолютно случайно, сам того не осознав. Именно поэтому я покорно следовал советам Ралина, но в глубине души понимал, что они не помогут.
  Чувствуя, что от напряжения глаза начинают побаливать, я рискнул их прикрыть и постарался обобщить все, что знал о слиянии. Десятки различных методик, сотни способов слиться со стихией всплывали из глубин моей памяти, анализировались, но не собирались складываться в четкую и понятную инструкцию. И тогда я снова почувствовал знакомое раздражение, наполняющее мое сознание. Несмотря на ежедневные полеты во сне, мне все труднее становилось брать эмоции под контроль, поэтому сейчас, опасаясь, что опять сорвусь, я отрешился от голоса Ралина и сосредоточился на окружающем мире.
  Я слышал шорох листвы от небольшого ветерка, чувствовал запахи травы и полевых цветов, ощущал солнечные лучи, припекавшие макушку, и постепенно разжимал когти ярости, стиснувшие мое сознание. Не сразу, но мне это удалось, и я смог вдохнуть с облегчением. Задумавшись, почему именно сегодня приступ был таким сильным, я принялся размышлять над тем, что же вызывает само чувство ярости. Ведь, по идее, у меня должна усиливаться тоска по небу, желание расправить крылья, но не появляться раздражение. Или оно у меня возникает как подсознательная реакция на то, что я не меняю тело? В принципе, это возможно. Мне хочется сбросить тесную душную оболочку, поэтому я начинаю ее ненавидеть, а это чувство крепнет с каждым днем...
  Так, стоп! Что-то мелькнуло в сознании. Что-то похожее на объяснение моих проблем со стихийной магией. Итак, о чем я думал? О чувствах. Они усиливаются, порождают желание вырваться из тела... Так вот же разгадка! Не зря мастер каждый раз советовал мне почувствовать стихию, не зря в своих трудах маги писали о том, что чувства облегчают слияние. Да, именно они являются катализатором данного процесса, причем, неважно какие. Это все субъективно, и если у мага вдруг получилось слиться со стихией, он просто запомнит, что чувствовал в тот момент и именно это ощущение психологически поможет ему в будущем повторить свой опыт. А значит, все эти инструкции - бред, и я занимаюсь ерундой. Мне лишь нужно вспомнить то ощущение контроля над чужим телом, которое давала клятва верности, а потом каким-то образом поместить свое сознание в стихию. Что ж, попробуем.
  Я сосредоточился и постарался отделиться от тела, сохранив при этом все свои ощущения, чтобы не потерять над ним контроль. Я постарался почувствовать воду, постарался войти в ее сущность, как будто в тело человека через канал клятвы, но мои попытки успехом не увенчались. Раз за разом пытаясь подтвердить свою догадку и инстинктивно догадываясь, что она была верной, я не терял надежды, но замечал, что во мне снова пробуждается раздражение.
  Когда же оно стало совсем нетерпимым, я завис над родничком бесплотным духом и постарался расслабиться. И в этом мне снова помогли ощущения. Я вдруг почувствовал дуновение ветерка, ласкающего кожу, и снова страстно захотел полетать. И тогда я подумал - а что мешает мне это сделать в таком состоянии? Ведь сейчас мое тело сидит безвольной куклой перед Ралином, а сам я парю в пространстве. Жаль только, при этом наверняка не получится услышать свист ветра, ощутить тугие потоки воздуха...
  Неосознанно потянувшись к разлитой в пространстве энергии, я устремился в небо и неожиданно почувствовал, что у меня появились ощущения. Нет, не те, которые передавало моему сознанию тело, а совсем иные, необычные, но весьма приятные. Сосредоточившись на них, я внезапно ощутил себя многоруким и многоглазым существом. Я видел мастера и себя на земле с сотен разных точек, я мог коснуться одновременно каждого листика на окружающих полянку деревьях, я мог чувствовать воздух вокруг... Да я и сам был воздухом!
  Осознание этого факта заставило меня счастливо рассмеяться, а эйфория, захлестнувшая сознание, лишила тормозов и вместо того, чтобы хотя бы мельком задуматься над последствиями, я начал испытывать новые возможности. Я превратил свое многорукое тело в тугой поток воздуха и взмыл ввысь, а потом обрушился на крону ближайшего дерева, срывая с него десятки листьев. У самой земли я выровнялся и прошелся по кустам, чувствуя, как меня приятно щекочут их ветки. Зачерпнув невидимой ладонью пригоршню воды из ручейка, я рассыпал ее мириадами ярких радужных брызг, но внезапно ощутил неприятную боль. И эту боль посылало мне мое старое тело.
  Посмотрев на него, я увидел, что Ралин отчего-то оставил роль гипнотизера-наблюдателя и сейчас яростно бьет меня по лицу. Я оставил свои шалости и мгновенно вернулся в свое тело. Мне это удалось без особых проблем и напомнило времена использования дара Основателя. Но всего секунду я сравнивал эти ощущения, а потом жесткий кулак мастера врезался мне в нос, вызвав противный хруст и вспышку острой боли.
  - ...! - выругался я, схватившись одной рукой за пострадавший орган, а второй отбив кулак Ралина, летевший мне в глаз. - Какого хрена?!
  Мастер, наконец, оставил попытки меня покалечить и спросил, тяжело дыша:
  - Алекс, с тобой все в порядке?
  - Нет, вы только что сломали мне нос, а это, если не знаете, весьма болезненно! - недовольно ответил я, формируя лечебное плетение. - Зачем вообще это было нужно?
  - Прости, я хотел привести тебя в чувство.
  - Могли и подождать немного, я бы наигрался вдоволь и вернулся сам, - буркнул я, смывая в ручейке кровь с лица.
  Мастер счел нужным пояснить:
  - Алекс, я испугался, что ты потеряешь разум. Ведь тебе каким-то образом удалось провести полное слияние. Без предварительной тренировки, практически без подготовки и неожиданно даже для меня.
  Я удивленно посмотрел на него и уточнил, не веря своим ушам:
  - То есть, вы были изначально уверены, что магия стихий мне недоступна, но все равно продолжали обучать?
  - Да. Но я рад, что ты оказался таким настойчивым, ведь полное слияние говорит о выдающихся способностях, которые я, к сожалению, так и не смог в тебе разглядеть. Скажи, а что ты почувствовал в тот момент, и как получилось, что вместо воды ты выбрал воздух?
  - Ну, сперва радость, потом ощущение нового тела с большими возможностями, а вскоре эйфорию, которая заставила сразу перейти к экспериментам над этим телом. Ну а почему воздух, я даже не могу объяснить. Просто я долго пытался почувствовать то, о чем вы говорили, а потом вдруг ощутил ветерок на своей коже и потянулся за ним... Вот как-то так.
  - А ты случайно не испытывал страха или ощущения, что распадаешься на части?
  - Нет.
  - Странно, - задумчиво пробормотал мастер, но все же осторожно спросил: - Сможешь снова повторить слияние?
  В ответ я потянулся к ветру и отделился от своего тела, сразу поймав нужное ощущение. Чтобы продемонстрировать Ралину, что у меня все получилось, я превратил сгусток воздуха, которым себя видел, в плотную фигуру, а потом зачерпнул воду из чаши в камне и вылил ее на себя. Капли превратились в туман, который быстро принял человеческие очертания. Мастер некоторое время ошеломленно разглядывал меня, а потом приказал:
  - Возвращайся. Для первого раза достаточно.
  Я скользнул в свое тело, а туман тут же расплылся бесформенным комком и опустился на траву, покрыв ее капельками росы. Тем временем мастер справился с удивлением, и вполне обычным тоном принялся читать мне лекцию о том, какие опасности могут подстерегать одаренного при слиянии. Оказывается, вероятность "растворения" в стихии с последующим лишением разума - далеко не самая главная проблема. Более важно, что в момент полного слияния тело мага остается полностью беззащитным. Это ведь не клятва, где существует возможность управления сразу несколькими телами, это - совсем иное. И зря я потратил время на бесплодные попытки, приняв эту идею за решение проблемы. Хотя, надо сказать, если бы не она - вряд ли у меня вообще что-нибудь получилось бы.
  В общем, я сразу понял, в бою стихийную магию использовать не рекомендуется. Да, я в момент слияния могу легко обойти защиту противника, ведь воздух есть везде, но он-то в этот момент может меня убить одним слабым ударом. Кому такое надо? Правда, существует возможность использования различных защитных амулетов, которые работают без контроля сознания, но такой тип защиты никогда не был абсолютно надежным и все равно не давал стопроцентной гарантии успеха... Нет, хватит гадать! Лучше поспрашивать у Ризака, как должны действовать в магических поединках квалифицированные стихийники.
  А еще одним неприятным моментом, о котором сообщил Ралин, было то, что в состоянии слияния из ауры мага выходила сила, поэтому важно было не допустить магического истощения, а значит, нужно постоянно следить за изменением интенсивности энергетической составляющей. А как же иначе? Ведь это при первоначальном воздействии, которое мне так и не удалось освоить, задействуется энергия, содержащаяся в самой стихии, а при слиянии ее требуется намного больше. Вот она и поступает из ауры мага, давая возможность его разуму обретать тело. Так что теперь мне нужно не только постоянно контролировать расход силы, но и следить за тем, чтобы мастер не увидел, как она появляется из пустоты.
  Были еще десятки подобных моментов, но все они оказались гораздо мельче и незначительнее. Более того, я подумал, что Ралин отчего-то всерьез испугался моего неожиданного успеха, и теперь всеми силами старался убедить меня в том, что каждое последующее действие, направленное на развитие моих способностей, должно им контролироваться. В общем, мне пришлось пообещать, что во избежание весьма неприятных последствий самостоятельных экспериментов я ставить не буду, и только тогда мастер закончил лекцию, нагрузил меня списком литературы, которую прочие стихийники изучали на пятом цикле, и вместе со мной вернулся в Академию.
  А этим же вечером, болтая с друзьями, я вдруг понял, что больше не чувствую ни капли раздражения. Нет, оно даже не спряталось в глубины моего подсознания, а окончательно меня покинуло, подарив взамен ощущение умиротворения и свободы. Поэтому ночью, лежа в кровати, я все-таки рискнул нарушить обещание, данное Ралину, стал ветром и совсем немного порезвился над крышами зданий Академии. Нет, разумеется, это не было полетом в чистом виде, но все равно оказалось прекрасным времяпрепровождением, доставившим мне море восторга.
  Однако лучшей наградой для меня стала похвала подруги. Когда я нырнул в полусон, чтобы продолжить анализ полученных знаний, Темнота крепко обняла меня и радостно сказала:
  - Молодец! Я не предполагала, что ты научишься слиянию так скоро и с таким поразительным результатом.
  - А что же здесь такого поразительного? - не понял я. - Все оказалось просто, достаточно было уловить нужное состояние, и дело пошло.
  - Нет, Алекс, все совсем не так, как ты думаешь. Полное слияние со стихией, которого ты добился, способны проводить только маги, достигшие уровня мастера. Нет, частичным вполне могут пользоваться адепты четвертого цикла Академии, но ведь эта возможность появляется у них в результате постепенного усложнения задач и развития изначальных способностей к управлению стихией. Ты же переступил этот отрезок пути и смог слиться со стихией безо всякой подготовительной работы. Я горжусь тобой, Алекс!
  Мне было приятно принять заслуженную похвалу и совсем немного позаниматься самолюбованием, но я сразу же вспомнил ошеломление Ралина, заново проиграл момент, когда он пытался привести меня в чувство, вполне обоснованно подозревая, что его ученик лишился разума, и понял, что этот неожиданный успех поставил меня на грань раскрытия. Ведь если Ризак наблюдал за постепенным совершенствованием моих боевых навыков, поэтому ни слова не сказал, когда мы тренировались с Фаррадом, то мастеру довелось увидеть, как практически необученный адепт вдруг ни с того ни с сего овладел высшим уровнем мастерства стихийной магии. Было от чего выпасть в осадок!
  То-то он потом потратил так много времени, добиваясь, чтобы я осознал всю опасность подобных занятий, то-то он предупреждал меня о недопустимости самостоятельных практических занятий. Нет, он не испугался последствий эксперимента и даже не волновался обо мне. Ралин просто нагружал меня информацией, надеясь, что я не замечу своей ошибки, и тем самым выкраивал время для разговора с ректором. Ему же нужно было выяснить, что теперь делать с адептом, который за десятицу достиг того уровня, к которому остальные идут долгими годами. А теперь, похоже, совсем недалек тот час, когда все друзья Фалиано во главе с ним самим соберутся вместе, да и придут к единственному логическому объяснению моих странных способностей.
  Но что они станут делать тогда? Сдадут Темного мага Совету, или же попытаются использовать в своих играх? Оба эти варианта меня совсем не устраивают. Нет, я был совсем не против поиграть на стороне Фалиано, но не хотел, чтобы меня использовали втемную.
  - А Алкис ведь тоже обучался в имперских Академиях? - поинтересовался я у подруги, просчитывая возможные последствия своего раскрытия.
  - Да.
  - И что, неужели, в этой же самой? - похолодел я.
  - Нет, что ты! Он учился в столичной Академии, и с большим трудом смог ее закончить, получив звание мастера.
  - С трудом? А подробнее можешь рассказать?
  - Я поняла, что тебя интересует, - отозвалась Темнота. - Нет, Алкис не демонстрировал такую потрясающую скорость обучения, как ты. Он был обычным адептом и ничем особенным из толпы не выделялся. Разумеется, ему пришлось очень постараться, чтобы скрыть ото всех свои возможности оперирования разными типами магии, но никто из преподавателей так и не смог догадаться, почему Алкис никогда не знал проблем с нехваткой силы. О том, что именно этот адепт был моим избранником, имперцы узнали намного позднее, поэтому можешь не волноваться, сейчас преподавателям этой Академии не с чем сравнивать твои успехи.
  - Хоть это радует, - буркнул я.
  Итак, шансы, что во мне признают Темного, остаются достаточно большими, но все же катастрофических размеров не приобретают. Вероятнее всего, Фалиано с компанией будет продолжать списывать мои стремительные достижения на врожденные способности, а значит, пока не стоит ожидать, что ректор, пригрозив разоблачением, открытым текстом попросит меня разделаться со своими недругами в Совете. Поэтому будем учиться дальше, пока есть такая возможность. Кстати, нужно уточнить один моментик:
  - Скажи, я смогу овладеть остальными стихиями, или Ралин был прав?
  - Разумеется, Алекс, тебе по силам научиться управлять всеми стихиями. Причем не только на уровне мастера. У тебя имеются огромные возможности, которыми в свое время не смог воспользоваться Алкис, поэтому прошу тебя, не оставляй попыток.
  Я уловил некий подтекст в ответе подруги, и рискнул спросить:
  - Скажи, а мне нужно было поступить в Академию только ради того, чтобы научиться стихийной магии? Это и есть следующая ступенька, о которой ты говорила?
  - Не все так просто, - улыбнулась Темнота. - Тебе действительно нужно научиться управлять всеми стихиями и кое-что понять о своих возможностях, но и остальные знания также важны. Поэтому не стоит сосредотачиваться только на одном направлении, как это сделал твой предшественник. Тебе нужно всесторонне развиваться, ведь овладение стихийной магией - всего лишь один из следующих этапов, но далеко не конец пути.
  - Значит, Алкис во время своего обучения выбрал стихийный факультет и только поэтому не смог сделать новый шаг?
  - Да, и это моя ошибка. Именно поэтому я не хочу контролировать и управлять процессом твоего обучения. Да я прекрасно вижу, что ты расстраиваешься, когда я отказываюсь предоставлять тебе необходимые знания. Разумеется, было бы легче, если бы я сразу снабдила тебя всей информацией, необходимой для следующего шага, но мне не хочется ошибиться снова. Поэтому сейчас ты сам выбираешь пути своего обучения, сам устанавливаешь его скорость и сам определяешь его целесообразность, а я лишь устраняю мелкие неточности в полученных тобой знаниях.
  Слова Темноты я переваривал долго. Это что же получается, предыдущие избранники были заранее снабжены всеми необходимыми инструкциями и действовали согласно намеченному плану? Они, выполняя все рекомендации и подсказки, терпеливо развивались и совершенствовались, переползая со ступеньки на ступеньку, но в итоге так и не смогли достигнуть конца лестницы. А в моем случае Темнота полностью устранилась из процесса, предоставляя мне действовать самому, и вмешиваясь только в самых крайних случаях. Типа моего возвращения с того света. Нельзя не отметить, что такой подход принес результат, но ведь благодаря ему я даже не могу выяснить, что меня ожидает в конце пути, а это было весьма обидно.
  - А может, все-таки откроешь секрет? - спросил я, лукаво посмотрев на подругу. - Чтобы я ненароком не сбился, блуждая в потемках.
  - Нет, Алекс, - ответила подруга. - Ты не собьешься, ведь у тебя есть прекрасный ориентир, которого не было у всех моих предыдущих избранников.
  - И какой же?
  - Ты сам.
  Это было весьма лестно услышать, и поэтому все мои неосознанные подозрения о том, что предыдущие Темные маги, узнав, что их ждет в конце, малодушно сходили с дистанции, быстро развеялись, так толком и не оформившись. Действительно, ведь все это время я жил, подчиняясь собственным желаниям, а не инструкциям подруги, и благополучно преодолевал дистанцию. Да, зигзагами, петляя как бешеный заяц, перепрыгивая сразу несколько ступенек, а потом возвращаясь назад, но я упорно двигался по выбранному пути и не собирался останавливаться. Может быть, именно этой свободы выбора так не хватало моим предшественникам, которые привыкли жить согласно советам и рекомендациям?
  Вздохнув, я понял, что так и не дождусь ответов на вопросы, долгое время будоражащие мое воображение, а поэтому сосредоточился на новых знаниях и принялся анализировать информацию о стихийной магии, принимая во внимание уже собственный практический опыт. Но на следующий день подтверждений моим опасениям не обнаружилось. Ректор не стал тащить меня на допрос, Велисса и Ризак нисколько не изменили свое отношение ко мне, да и Керисан пока не спешил беспокоить. А Ралин на следующем занятии вообще упорно делал вид, что ничего необычного не произошло, и принялся кропотливо развивать мои возможности контроля над воздухом.
  Короче, можно было заявлять, что мои успехи на поприще стихийной магии не спешили превращаться в неразрешимую проблему. Хотя развиваться дальше отчего-то отказывались. Несмотря на многочисленные попытки, мне так и не удалось провести слияние с какой-нибудь другой стихией, что несказанно радовало мастера, находящего все больше объяснений моему феномену, но сильно огорчало меня. Так что мы с ним продолжали совершенствовать мои навыки работы с воздухом и пополняли базу теоретических знаний.
  А еще через несколько десятиц все это отошло на второй план, так как в Академии вместе с сезоном дождей наступила пора соревнований.
  
  Глава 29. Соревнования
  
  Уже за несколько дней до официального старта ежегодного безумства Академия медленно, но верно начала превращаться в дурдом. Все адепты, забыв известную поговорку о том, что перед смертью надышаться невозможно, пытались в кратчайшие сроки подтянуть свои знания. И даже те, кто с самого начала года занимался всякой ерундой, легкомысленно позабыв про обучение, сейчас обложились книжками и тихо слетали с катушек от обилия информации, которая по какой-то причине отказывалась задерживаться в их головах. Причина такого лихорадочного прозрения была простой - соревнования хоть и носили игровой характер, но проигравшие сильно рисковали отчислением с позорным клеймом.
  Наша троица к этому предстартовому безумству никакого отношения не имела, с ироничными ухмылками наблюдая за происходящим со стороны. А зачем нам было волноваться? Подготовились мы прилично, наши заявки на соревнования уже давно оформлены и рассмотрены, дорабатывать проекты не нужно, а пытаться впихнуть в свои головы лишнюю информацию просто на всякий случай было лень. Ведь Хору с Кисой исключение явно не грозило, так как в результате соревнований страдали, как правило, адепты младших циклов, ну а мне и вовсе переживать не стоило. По моим подсчетам, я обогнал одногруппников минимум на год.
  Наконец настал день икс, час игрек, когда ректор вновь устроил торжественную линейку, коротко рассказал всем о предстоящих соревнованиях, пожелал нам всяческих успехов и объявил о начале первого этапа. Он длился долго, целых полторы десятицы, но ничем особым не запомнился. В это время адепты старательно демонстрировали все, чему сумели обучиться за три месяца, проведенных в Академии, и упорно доказывали преподавателям, что они не полные бездари. Для меня это время слилось в бесконечную череду экзаменов, зачетов, семинаров, практик... и всего прочего, что обязательно присутствует во время сессии в любом земном вузе.
  Однако следует отметить, что все это было организовано весьма интересно и с конкурсным подходом, который в итоге значительно повышал результаты адептов. Так, например, на зачете у Глода сидели две группы - моя и конструкторы, а на все вопросы мастера адепты отвечали по очереди, зарабатывая очки в случае правильного ответа, или теряя их при отсутствии оного. А на практике у Массвиша избранные адепты из моей группы пытались создать неживого помощника третьего типа раньше своих конкурентов-целителей.
  Таких примеров можно привести массу. Даже на экзамене у Васлиша мы бежали вокруг Академии наперегонки со стихийниками, а потом в тренировочном зале проводили спарринги, на которых выявлялся лучший знаток гамийской техники. Но вся интрига заключалась в том, что результаты этих конкурсов-экзаменов не были известны адептам. Они старались, выкладывались на каждом тесте, зачете или практическом задании, тем самым зарабатывая определенные очки как для себя лично, так и для всей группы. Эти баллы каким-то образом суммировались преподавателями, умножались на непонятный коэффициент, характерный определенному факультету, и оставались для всех тайной за семью печатями.
  Эта неизвестность действовала адептам на нервы, а напряжение соревнований приводило к досадным инцидентам. Так, например, у одного из стихийников под конец первого этапа просто потекла крыша. Видимо, он догадывался, что с его знаниями и способностями является первым кандидатом на отчисление, поэтому от отчаяния рискнул воспользоваться тем самым плетением, которое я обнаружил в книгах по магии разума. То ли сама магическая структура была изначально построена неправильно, то ли применял ее стихийник намного дольше разрешенного срока, но в один "прекрасный" день прямо на экзамене после неверного ответа он вдруг набросился на Ралина с кулаками и попытался откусить ему нос, после чего был скручен мастером и передан Велиссе для лечения. Наверняка, оно не принесло положительных результатов, так как больше этого адепта в Академии никто не видел. Про небольшой взрыв в лаборатории целительницы, устроенный боевиками с третьего цикла можно и не упоминать, так как после тщательного разбирательства выяснилось, что это была диверсия конструкторов, задетых за живое успехами конкурентов.
  Когда экзамены подошли к концу, адепты вновь собрались на линейку, и Фалиано торжественно объявил результаты. На первом цикле победителями оказались конструкторы, которые показали лучший результат обучаемости среди прочих, на четвертом неожиданно отличились целители, продемонстрировавшие великолепную подготовку, а на остальных позиции лидеров уверенно заняли боевики, принесшие в итоге победу родному факультету. Ну, это понятно, мои одногруппники вовсю пользовались эльфийским плетением ускоренного восприятия, поэтому даже теория магии оказалась им по зубам, третий цикл в самом начале лишился двух идиотов, которые могли уменьшить общий результат одним фактом своего существования, а на пятом постарались Хор с Кисой, всегда считавшиеся отличниками.
  Дождавшись пока улягутся восторженные крики, ректор зачитал список проигравших. На первом цикле это оказались стихийники, которым предстояло расстаться с тремя адептами, показавшими худшие результаты, на втором - целители, лишившиеся двух девушек, одна из которых была знакома нам по недавней истории с дуэлью. На третьем было решено ограничиться слетевшим с катушек стихийником, а на четвертом под раздачу неожиданно попал один из конструкторов, который, по заверениям ректора, неожиданно утратил всякое желание учиться. Что ж, Фалиано было виднее. Раз он сам не пожалел своего ученика и решительно поставил крест на его карьере мага, значит, из этого адепта действительно не могло выйти ничего стоящего. Напоследок ректор объявил и отличившихся заучек, которым преподаватели вручили вольницы и памятные сувениры в виде полезных артефактов. В их числе оказалась и наша дружная троица, весьма довольная успехами.
  О том, что происходило потом, можно долго не рассказывать, ограничившись одним словом - пьянка. Боевой факультет праздновал первую, и, как все надеялись, не последнюю победу в соревнованиях. Откуда-то появились горячительные напитки, из столовой была доставлена закуска - и понеслось. Боевики гудели до самого утра, совершенно не опасаясь гнева ректора или Керисана. Как мне объяснили, преподаватели традиционно давали победителям возможность расслабиться и слегка выпустить пар в стенах родной Академии, опасаясь выпускать такую толпу в город, поэтому боевиков в эту ночь никто не побеспокоил. А поутру комендант жаловался ректору на дырку в стене и сорванную с крыши черепицу, настойчиво требуя денег на ремонт.
  Маявшиеся сильным похмельем, которое не устранялось даже лечебными плетениями (все-таки выпито было немало), адепты боевого факультета начали выползать из общаг только ближе к обеду. Мы же, воспользовавшиеся моей заначкой лимэля, сильно выделялись из общей массы свежими лицами, но ничуть по этому поводу не переживали, принявшись готовиться к следующему этапу соревнований - конкурсу изобретателей. В этом году он продолжался три дня, так как заявок было неожиданно много. Больше полусотни адептов прошли предварительный отбор и в результате были допущены к публичной демонстрации своих достижений. Данное мероприятие проводилось в большом зале главного здания Академии, где присутствовали все адепты, пришедшие поболеть за своих знакомых, а также преподаватели, которые и представляли собой жюри, оценивающее конкурсантов.
  А посмотреть было на что. Амулеты, необычные плетения, теоретические изыскания, сопровождавшиеся наглядной демонстрацией - все это было похоже на грандиозное шоу талантов, каждый из участников которого стремился доказать профессионалам, что именно он достоин победы. Разумеется, Киса и Хор сумели отличиться, с блеском развенчав теорию Дежскоша и устроив показательный бой между адептами своей группы, тем самым на практике доказав ошибочность утверждений мага и продемонстрировав свое, несомненно лучшее решение. Их выступление снискало бурные овации, причем не только у коллег-боевиков, поэтому демон с вампиршей покидали сцену довольными, ни на миг не сомневаясь в положительной оценке их трудов.
  Мне же пришлось выступать трижды, так как именно столько заявок я подал на рассмотрение. В первый же день я продемонстрировал боевой меч некроманта, основанный на артефакте, виденном мной у Массвиша, но сильно отличавшийся от оригинала. Благодаря достижениям алхимии этот меч, созданный из костной ткани, не уступал по крепости обычной стали, а многофункциональное плетение, содержавшееся в нем, позволяло не только разрушать практически любую защиту противника при контакте с ней, но и содержало атакующую часть, которая давала возможность при должной подпитке не оставить от врага мокрого места. Энергетический запас артефакта был обеспечен сафрусом в рукояти, который также мог при необходимости автоматически формировать и поддерживать мощный кокон для хозяина этой игрушки.
  В общем, штучка вышла - загляденье, и простое перечисление всех ее свойств отняло у меня немало времени, а уж практическая демонстрация работы артефакта вызвала бурные овации публики. Второй мой выход был гораздо скромнее. Я лишь описал и при помощи Фаррада наглядно продемонстрировал дюжину разработанных отмычек для различных типов защит. Кстати, сразу после этого мы поменялись ролями, и конструктор предоставил комиссии для обсуждения способы противодействия этим самым отмычками и пару абсолютно новых защитных структур, на которые мои наработки не действовали.
  Надо отметить, мы с Фаррадом долго решали, подавать заявку одну на двоих, как это сделали Киса с Хором, или разделиться и попытать счастья в разных номинациях. В итоге Фалиано, узнав, почему мы так долго тянем с оформлением, решил это за нас, приказав готовить два выступления, тем самым постаравшись увеличить количество шансов на победу для своего факультета, так как смешанные группы по правилам конкурса оценивались отдельно. Нам оставалось лишь подчиниться и долго мучиться над письменным изложением теоретического материала.
  Второй день мне пришлось провести в роли зрителя, наблюдая за выступлениями остальных конкурсантов, а на следующий вновь выйти на сцену и попытать свое счастье в номинации "целительство". Нет, я не демонстрировал новые лечебные плетения, не хвастался секретом настоящего лимэля, выдавая его за собственную разработку. Я предоставил жюри несколько вариантов своего алкогольного зелья, обладающего слабым лечебным воздействием и способным составить конкуренцию любому известному горячительному напитку.
  Эта идея пришла ко мне в голову давно, в тот момент, когда во время первой пьянки я мельком оценивал алкогольные запасы приятелей, а спустя несколько месяцев получила-таки свое материальное воплощение. Долгое время я под чутким руководством Велиссы экспериментировал с новым составом и в результате добился потрясающих результатов. Мое зелье в основе своей имело спирт, ради чего мне пришлось сварганить в лаборатории целительницы перегонный аппарат (на радость остальным адептам, которые ухитрялись пользоваться им в отсутствие декана), но содержало кучу всяческих добавок, которые не только придавали напитку великолепный вкус, но и, собственно, обеспечивали его лечебное воздействие на организм.
  В число этих добавок вошли травы, большинство из которых использовались для создания лимэля, сок различных ягод и фруктов, экстракт мяты и еще десятки компонентов, которые в различных сочетаниях давали поразительный эффект. Не забыл я и про натуральные красители, которые являлись своеобразной изюминкой моего "продукта". Так, к примеру, вариант зелья, носивший название "Морозная свежесть" был голубоватого оттенка, вариант "Лесные ягоды" был сиреневым, а "Огненный" радовал своим ядовитым цветом, напоминавшим апельсиновую кожуру. Остальные варианты также отличались как необычным вкусом, так и яркостью колера.
  Действие этих эликсиров на организм очень напоминало употребление лимэля, смешанного с вином, и даже в больших дозах не вызывало никакого похмелья. Это подтверждали многочисленные практические испытаниямя. Да, когда теоретическая часть была оформлена мной до последней запятой, а доказательства того, что любая ошибка в прогнозируемых последствиях применения напитка исключена, Велисса разрешила опробовать его действие сперва на животных, а потом уже на людях.
  Собаки из питомника на конструкторском факультете отреагировали восторженно, да и маги-добровольцы из числа моих приятелей тоже не разочаровались, дав свое согласие на участие в эксперименте. Кстати, они еще долго потом упрашивали нас повторить его, разумеется, движимые только желанием оказать помощь в фиксации результатов, а не выпить на халяву. Однако Велисса не обратила никакого внимания на эти мольбы и решила проверить воздействие моего зелья на людях, не владеющих магией.
  Способ был выбран простой и незатейливый. При помощи знакомого нам владельца хозяйственной лавки в трактирах Кальсота было распространено определенное количество экспериментального эликсира. Разумеется, не бесплатно. Отзывы тех горожан, которые его попробовали, превзошли все наши ожидания и вынудили поднять цену на напиток в несколько раз. В результате опыта было выяснено, что никаких побочных эффектов у завсегдатаев трактиров, за несколько десятиц крепко подсевших на мои эликсиры, так и не появилось, что позволяло говорить о грандиозном успехе эксперимента.
  Разумеется, все преподаватели знали о моем изобретении, а ректор даже был в доле с продаж зелья, поэтому на демонстрации мне осталось только перечислить все свойства своего напитка, в общих чертах описать рецепт его приготовления и предоставить комиссии десяток кувшинов с различными образцами. На этом мое выступление закончилось, как, собственно, и весь второй этап соревнований. Жюри торжественно удалилось совещаться, не забыв захватить мои кувшины, а зрителям осталось только разойтись, споря по поводу того, кому же в этот раз достанется победа.
  Утром, сразу после сигнала колокола состоялась раздача пряников и слонов, вызвавшая немало удивления. Мало того, что победителями признали сразу три десятка адептов, чего раньше никогда не случалось (видимо, мое зелье сыграло немалую роль в обсуждении), так еще и в итоге вся слава снова досталась боевому факультету, где обучалось наибольшее количество победителей. Хора и Кису наградили вольницами и боевым артефактом, который торжественно вручил Ризак, а остальным достались денежные призы, редкие книги и слава. Хитрость ректора не сработала, нас с Фаррадом оценивали вместе, поэтому победу и приз мы поделили на двоих.
  Объявили и чемпиона, которым по итогам общего голосования стал я. Во-первых, я участвовал сразу в трех различных номинациях, а во-вторых, сумел одержать победу в двух из них, чего не удалось никому из адептов. К сожалению, мой меч некроманта так и не был оценен по достоинству. Видимо, преподаватели всерьез опасались привлечения лишнего внимания к такой дисциплине, считающейся в магических кругах полузапретной, поэтому вместо меня решили наградить какого-то ученика Массвиша, придумавшего новую структуру накопителя из мертвой плоти. Хотя я прекрасно запомнил плетение "победителя" и не обнаружил в нем совсем ничего нового или выдающегося, но возражать не стал и только улыбался приятелям, которые отчего-то надумали меня утешать.
  Зато эликсир принес мне вторую победу и книгу, подаренную Велиссой и содержащую основные положения теории ее учителя. Этот подарок я оценил гораздо выше, чем сотню золотых, выданных нам с Фаррадом, и в тот же вечер изучил от корки до корки. А само чемпионство в результате предоставило мне совсем немного - устную благодарность ректора, отметку в моем личном деле, вольницу сразу на десять дней и, разумеется, славу. Все это я бы, не раздумывая, променял на второй том записей Эльвхора, но пришлось потерпеть и одну ночь на радость всем побыть героем Академии.
  Кстати, меч мой так и не вернули. Подозреваю, он прямым ходом отправился к Ризаку в коллекцию. Однако я не сильно расстроился по этому поводу, ведь все равно пользоваться им не собирался. Мои клинки хоть и не обладали всеми прекрасными функциями изобретенного артефакта, но все равно намного превосходили его, так что отказываться от них было глупо. Вот только похожий меч сделать было необходимо, так как уж очень восторженными были глаза Массвиша, разглядывавшего итог моей работы. Да и необходимые материалы еще имелись, так что состряпать подарок для некроманта придется. Авось в благодарность поделиться еще какими-нибудь полезными секретами.
  Разумеется, после окончания второго этапа соревнований снова была пьянка, причем на этот раз нашей общаге не удалось отделаться малой кровью. Две комнаты сильно пострадали от пожара, одна, как это ни странно, от наводнения, а туалет на втором этаже после бурного празднования выглядел эпицентром ядерного взрыва, полностью потеряв свою пригодность к приему посетителей. Причем никто из помятых адептов утром так и не смог вспомнить, что же там такое происходило, и кто в этом виноват. Но именно этот вопрос задал разозленный жалобами коменданта ректор, который в обед собрал в своем кабинете всех условно отличившихся.
  Среди полутора десятков адептов оказались и мы с Хором, виноватые больше остальных. Нет, не мы устраивали пожары и наводнения, просто наша комната волею случая привлекала наибольшее внимание окружающих, поэтому и стала очагом распития крепких алкогольных напитков, причем без нашего на то желания. В результате длительного разбирательства, проходившего при участии Керисана, виновные так и не были найдены, поэтому ректор принял мудрое решение наказать всех вызванных на ковер. Кое-кто получил назначения на общественные работы, кое-кто выговоры, а некоторые, в том числе и мы с демоном, в одночасье лишились всех заработанных тяжким трудом вольниц. Да уж, хорошо погуляли!
  Хор был весьма недоволен приговором, и пока ректор читал нам соответствующую случаю нотацию угрюмо сопел у меня над ухом. А когда мы были отпущены восвояси с наказом больше подобного не учинять, решил пожаловаться на отсутствие в жизни справедливости Кисе, дожидавшейся нас в приемной. Кстати, она ночью поступила мудрее всех, слиняв с некоторыми своими подружками задолго до того момента, когда мы послали неизведанными тропами неожиданно появившегося коменданта, и уж конечно до начала гениального эксперимента по расширению внутреннего пространства общаги, в результате чего та обзавелась симпатичными дырами в крыше. Вампирша не стала сочувствовать несчастному демону, больше всех переживавшему из-за потери вольниц, а лишь философски заметила:
  - Все могло быть намного хуже. Особенно если бы вы поддержали идею Ваха и отправились в лабораторию готовить новую порцию напитка Алекса. Вот тогда одними вольницами отделаться вам точно не удалось бы.
  - Что-то я этого момента не припомню, - задумчиво пробормотал я.
  - Еще бы! - усмехнулась Киса. - Ты же в это время ушел вдвоем с Фаррадом экспериментировать с коконом Шавеха, утверждая, что тот никак не сможет выдержать двойной огненный смерч.
  Подозревая неладное, я уточнил:
  - А мы случайно не в туалет направились?
  - Да кто ж тебя знает! Я в это время уговаривала Хора оставить наутро хоть каплю лимэля, поэтому не видела, где вы проводили свои эксперименты. Но одно могу сказать точно - вернулся ты, в отличие от Фаррада, крайне недовольным.
  Припомнив вид разрушенного сортира, я понял, что кокон Шавеха, взламывающийся без особого труда любой моей отмычкой, оказался поразительно устойчивым к воздействию энергонасыщенных плетений. Но еще я сообразил, что Хору об этом лучше не рассказывать, а то еще обидится. Так, все, хватит! С пьянками пора завязывать, иначе мы такими темпами всю Академию умудримся разрушить, а потом утром, проснувшись на ее руинах с дикой головной болью, будем вместе мучительно вспоминать, кто же это так постарался.
  В общем, второй этап соревнований подошел к концу, и жизнь возвращалась к привычному ритму. Возобновились занятия, а у моей группы даже добавились несколько новых дисциплин, с которыми я принялся разбираться. Но это был еще далеко не конец. Надвигалась Игра, которая стала у адептов главной темой для обсуждения. Все увлеченно спорили, кто же примет в ней участие и выдвигали самые различные кандидатуры, втайне надеясь стать одной из них. Даже ставки делали, дожидаясь окончательного решения деканов. Дело кончилось, что в один прекрасный день меня прямо во время лекции по истории магии вызвал Ризак. В его кабинете уже обнаружились Лихош с одним из своих приятелей, какой-то боевик с четвертого цикла, Киса, Хор и их одногруппник, отличавшийся весьма и весьма развитой мускулатурой. Хмыкнув и подивившись критериям отбора магистра, я стал поджидать удобного момента, чтобы попытаться отмазаться от сомнительной перспективы участия в Игре.
  Оглядев нас, декан сказал с веселой улыбкой:
  - Как вы наверняка уже догадались, я собрал вас здесь, чтобы сообщить о том, что именно вы будете отстаивать честь нашего факультета в предстоящей Игре. На следующие две десятицы вы получаете право свободного посещения лекций и беспрепятственного выхода за стены Академии для тренировок. Я рассчитываю, что за это время вы успеете усвоить все правила Игры, приобрести навыки работы в команде и в итоге выступить достойно. Как вы прекрасно знаете, победителям достанется слава, солидное денежное вознаграждение и две десятицы отдыха. Я думаю, ради этого стоит потрудиться.
  - А от участия в Игре можно отказаться? - поинтересовался я, дождавшись паузы.
  Ризак посмотрел на меня с немалым удивлением, а потом уточнил:
  - Тебя это интересует лишь теоретически, или ты действительно не хочешь принимать в ней участия?
  - Второе.
  - Но почему?
  - Потому что мне совсем не хочется терять время на тренировки. Лучше я займусь чем-нибудь более полезным, - решительно ответил я.
  - Разве тебя совсем не привлекает возможный приз в случае победы? - не оставлял надежды декан.
  - Нисколько.
  - То есть, ты хочешь, чтобы я срочно подыскал тебе замену?
  - Да, - отрезал я.
  Ризак надолго задумался, наверняка просчитывая вероятные мотивы моего отказа и пытаясь обнаружить скрытую интригу. Видя его реакцию, я ухмыльнулся и подумал, что не я один привык предполагать худший вариант и искать сложные объяснения в простой ситуации. Ведь я не хотел своим отказом привести боевиков к поражению, мне просто было лень участвовать в этой дурацкой затее. И хотя посмотреть на нее я бы не отказался, и даже чуток поболел бы за наших, но две десятицы трудиться ради развлечения остальных... Нет, это без меня!
  Оглядев остальных игроков, я понял, что все они удивлены моим поведением не меньше магистра. Еще бы! Тут такая превосходная возможность получить не только освобождение от надоевших лекций, но и приз в случае победы, который обещает быть немаленьким, а я отказываться надумал. Да ради одной только возможности получить отпуск многие будут день и ночь тренироваться, а мне, видите ли, времени жалко! И лишь друзья, успевшие изучить меня лучше остальных, глядели с пониманием, но все равно не с одобрением.
  - Знаешь, на моей памяти еще никто не отказывался от Игры по собственному желанию, - наконец нарушил затянувшееся молчание Ризак. - Многие, наоборот, частенько упрашивали меня принять их в команду задолго до начала соревнований. Однако тебя, как я вижу, уговаривать будет бесполезно, поэтому мне ничего не остается, кроме как взять на освободившееся место Майлу.
  - Спасибо, - радостно отозвался я. - Значит, мне уже можно вернуться на занятие?
  - Да, иди. Только вечером не забудь заглянуть, поговорим о практическом применении твоих наработок с защитой.
  Коротко поклонившись, я покинул кабинет декана, ликуя, что все оказалось так просто. Я ведь заранее приготовил пламенную речь, предполагая, что придется долго уговаривать Ризака, но она не понадобилась. Видимо, магистр по моим эмоциям сообразил, что я не отступлю, поэтому даже не попытался меня переубедить. Однако вечером за ужином мне пришлось сперва подробно объяснять друзьям причину своего отказа, а потом повторять эти же объяснения на бис для Ризака. Тот никак не мог понять, почему мне не нужны не только слава и деньги, но и продолжительный отпуск, а потом даже признался, что очень на меня рассчитывал. Но я только извинился за то, что не оправдал надежд, подвел команду и все прочее, однако менять свое решение и не подумал.
  А потом потянулись обычные учебные будни. Я снова целиком отдался занятиям, совершенствуя свои знания и умения. И хотя на стихийном фронте перемен замечено не было, я не оставлял надежд и попыток овладеть чем-нибудь еще кроме воздуха. Остальные предметы покорялись мне без труда, и даже теория магии, раньше казавшаяся такой бесполезной и непонятной, внезапно обрела глубокий смысл. С Хором и Кисой я теперь виделся редко, так как они целыми днями пропадали на тренировках, а вечером были настолько уставшими, что никакого желания затевать разговор не выказывали. Я прекрасно понимал их занятость и не настаивал на общении, но спустя полторы десятицы с начала тренировок произошло событие, пошатнувшее привычную жизнь нашей троицы.
  Вечером после занятия с Массвишем я вернулся в общагу и увидел лежавшего на кровати Хора, который внимательно рассматривал потолок и совсем не отреагировал на мое приветствие. Сперва я не обратил на это внимания - ну устал сильно, с кем не бывает? Но когда прислушался к его чувствам, то нашел в них острую боль, обиду, безразмерную печаль и понял, что с другом не все в порядке. Надо отметить, Хор с Кисой в последний месяц, следуя моему примеру, перестали носить скрывающие эмоции амулеты, что здорово помогало нам в общении, и кроме того оказалось весьма приятным. Причем как мне, так и нелюдям. Они как-то признались, что без этих глушилок чувствуют себя намного комфортнее и лучше понимают собеседника. Именно поэтому я в тот момент смог почувствовать неладное в эмоциях демона и обеспокоенно спросил:
  - Что случилось, Хор?
  Он поглядел на меня покрасневшими глазами и глухо ответил:
  - Моя мать умерла.
  К такому повороту я был совсем не готов, поэтому лишь глупо спросил:
  - Как?
  - Мне сказали, что она покончила с собой.
  Я ничего не мог придумать лучше, чем положить руку демону на плечо и сказать:
  - Держись, друг.
  И вдруг Хора прорвало. Он вскочил с кровати и стал метаться взад-вперед по комнате, яростно размахивая хвостом и бормоча:
  - Но этого не может быть! Я знаю свою мать, она никогда бы не бросила Алишу... Это неправда!.. Все подстроено!..
  Речь демона то и дело прерывали слова неизвестного мне языка, а когда она окончательно превратилась в глухое рычание, я поймал Хора за рукав и решительно усадил на кровать.
  - Успокойся! Возьми себя в руки! Может быть, это все неправда, и твоя мать сейчас жива-здорова.
  Но мои попытки привести его в чувство принесли обратный результат. Демон сник и безжизненным голосом произнес:
  - Нет, об этом мне сообщил мой друг. Он не стал бы врать... Но как же она могла?
  Хор замолчал, уставившись в одну точку, и больше не реагировал на мои попытки его разговорить. Я прекрасно понимал, что из такого состояния демона срочно нужно было выводить, так как он вполне мог сделать какую-нибудь глупость или вообще разочароваться в жизни и последовать за матерью. Поэтому я нашел подходящее решение проблемы, выпрыгнул в окно, полагая, что за минуту моего отсутствия ничего непоправимого не случиться, и помчался в лавку. Там я быстро и не торгуясь приобрел у хозяина литр ягодной настойки, которая напоминала крепчайший самогон, и вместе с ней вернулся в общагу.
  К моему облегчению Хор так и сидел, глядя в пол, и мне осталось только достать кружку и заставить его выпить такое необходимое сейчас лекарство. Первую порцию Хор проглотил, не почувствовав вкуса, зато на второй уже скривился и принялся вытирать проступившие слезы. На третьей алкоголь, наконец, подействовал, и я смог узнать подробности произошедшего. Оказалось, что незадолго до моего прихода с демоном по разговорнику связался его друг, оставшийся на родине, который и сообщил печальное известие. Всех деталей происшествия он не знал, но озвучил официальную версию - самоубийство, которая и повергла Хора в глубокий ступор, в котором я его и обнаружил.
  Самогон да еще и без закуски принес вполне ожидаемый результат, и вскоре рассказ демона перешел в рыдания. Он плакал на моем плече и заплетающимся языком говорил о том, что теперь у него кроме сестры никого из родни не осталось. И что Алиша еще совсем маленькая и теперь пропадет, так как за ней некому будет присматривать. И что его мать на самом деле не кончала жизнь самоубийством, ее наверняка убили завистники, давно мечтающие завладеть родовым поместьем семьи Гаррхашей. Все это я внимательно выслушивал, понимая, что демону нужно выговориться, и тогда ему станет чуточку легче. Я дарил ему такое необходимое сейчас сочувствие и поддержку, и не забывал периодически подливать самогон в кружку.
  Признаюсь честно, было тяжело. Эмоции Хора захлестывали меня с головой, а его пьяные рыдания порождали желание бежать подальше со всех ног, но я терпел. Терпел, потому что сейчас только так мог помочь другу, потерявшему мать. На удивление, демон оказался стойким, а запаса лимэля не было, но когда купленный кувшин, наконец, показал дно, глухие рыдания Хора постепенно перешли во всхлипывания, а речь и вовсе превратилась в неясное бормотание. Спустя еще десяток минут я уложил отключившегося друга в постель и отправился в лабораторию готовить целебный напиток, так как прекрасно понимал, что похмелье, которое завтра будет мучить Хора, не только воскресит его душевные муки, но и многократно их усилит.
  Лаборатория оказалась пустой, Велиссы на месте не было, и никто не помешал мне сварганить запас лимэля, уместившийся в опустевший кувшин. А утром я решил дождаться пробуждения Хора, который даже не пожелал реагировать на сигнал колокола Академии. Когда же я всерьез начал раздумывать, не переборщил ли вчера с дозой алкоголя, в комнату зашла обеспокоенная нашим отсутствием Киса. Коротко рассказав причину состояния демона, я посоветовал девушке идти завтракать без нас, но она не послушалась и составила мне компанию.
  Демон очнулся лишь через час и поначалу плохо воспринимал окружающее, однако большая доза свежеприготовленного лимэля быстро привела его в чувство. Когда к Хору вернулась способность соображать, он первым делом хрипло попросил воды, а потом вместе с нами отправился на поздний завтрак, во время которого был задумчивым и молчаливым. Я понимал, что некоторые подробности вчерашнего наверняка стерлись из его памяти, и старался не касаться неприятной темы в разговоре, видя, что проверенный метод оказался весьма действенным. Сейчас я чувствовал - в эмоциях Хора преобладает печаль, а значит, кризис миновал, и теперь для лечения этой раны было необходимо лишь время.
  После позднего завтрака, проведенного в пустой столовой, мы отправились на занятия. Уходя, я незаметно для Хора шепнул Кисе, чтобы приглядывала за ним, на что вампирша ответила, что сама все прекрасно понимает, и пообещала проследить за демоном. Но вечером, когда мы по старой доброй традиции собрались в нашей комнате, я понял, что с какого-то перепугу у друга наступил рецидив. Сразу бежать в лавку за спиртным я не стал, постаравшись разговором отвлечь Хора от мрачных мыслей. Киса поддерживала меня изо всех сил, обсуждая предстоящую Игру, и восторженно заявляла, что в этот раз конструкторам точно не видать победы.
  - Ты не права, мы не сможем их одолеть, - внезапно мрачно возразил демон.
  - Это еще почему? - с готовностью поддержала спор девушка. - Ведь мы тренируемся уже полторы десятицы и добились немалых успехов!
  - Потому что в нашей команде только двое участвовали в предыдущей Игре, а у конструкторов - пятеро. Причем двое из них даже могут считаться ветеранами, так как идут на Игру уже в третий раз. Разумеется, они будут работать более слаженно, и наверняка заранее подготовили множество хитрых приемов, к которым мы окажемся не готовыми, поэтому победа достанется им.
  - Ну и пускай! - беспечно махнул я рукой. - Ведь два этапа соревнований выиграл боевой факультет, поэтому по итогам конструкторы все равно окажутся в дураках. Так чего же переживать по этому поводу?
  - Алекс, мне плевать на конструкторов, - глядя в мои глаза сказал Хор. - Мне нужно выиграть!
  Я пошевелил мозгами и нашел причину такого острого желания, которое сейчас заставляло Хора испытывать обреченность и тоску.
  - Тебе нужна вовсе не победа, тебе нужна вольница. Не скажешь, зачем?
  Демон тяжело вздохнул и ответил:
  - Я хочу отправиться на родину и уладить кое-какие дела.
  - То есть, ты действительно полагаешь, что это не было самоубийством, и планируешь разобраться с виновными в смерти матери? - уточнил я.
  - Не только. Я должен позаботиться о сестре.
  - Постой, но ведь тебе нельзя возвращаться! - воскликнула Киса. - Тебя же изгнали!
  Ага, значит, я правильно предположил причину поспешного бегства Хора в Империю!
  - Да, ты права. Но я остался единственным совершеннолетним представителем нашего рода, и поэтому мне срочно нужно вернуться, чтобы распорядиться наследством и назначить опекуна Алише... Иначе она потеряет и титул, и земли, и все средства к существованию.
  - Но ведь вольница за победу дается только на две десятицы, - заметил я. - А если я правильно помню карту, ваше королевство находится довольно далеко отсюда. Как же ты собрался попасть туда в такой короткий срок? Или ты не планируешь сюда возвращаться, но тогда зачем нужна вольница?
  - Я знаю один способ, который хоть и отберет у меня кучу сил, но позволит перенестись домой практически мгновенно.
  - Портал? - уточнила Киса.
  - Вроде того.
  - Тогда, может быть, просто попросишь вольницу у Фалиано? - нашел я выход. - Думаю, он не откажет, если узнает причину.
  Демон покачал головой.
  - Сегодня перед тренировкой я был у ректора, но он сказал, что ничем помочь не может. Меня ведь только недавно лишили всех вольниц, а взамен прикрепили статус злостного нарушителя, который автоматически лишает права на очередное их получение.
  - А кто может снять этот статус, Фалиано не объяснил?
  - Керисан.
  - Тогда проблема решена, - улыбнулся я, поднимаясь. - Сейчас вернусь.
  - Стой, Алекс! - воскликнул Хор. - Ректор предупредил, что к безопаснику не стоит обращаться ни мне, ни кому-нибудь еще, так как это не закончится ничем хорошим.
  - Алекс, он прав, - подтвердила Киса. - Мастер наверняка использует этот повод.
  - ...! - выдохнул я и сел обратно. - Получается, выхода нет... Кстати, а ты разве беседовал с ректором не в его кабинете? С чего он так с тобой разоткровенничался?
  - Нет, Фалиано так же, как и в разговоре с тобой, активировал звуковой амулет и воспользовался порталом в какой-то подвал, где и рассказал, что если он выдаст мне вольницу без согласия Керисана, то вполне может лишиться должности.
  Мы помолчали, переваривая услышанное, а потом в моей голове начала формироваться одна идейка, которая в случае удачной реализации могла стать решением проблемы. Но пока я ее оценивал, вампирша прервала подзатянувшуюся паузу, осторожно спросив:
  - Хор, а ты можешь рассказать, за что тебя изгнали?
  - А разве ты сама этого не знаешь? - невесело усмехнулся демон.
  - Мне сообщили об этом факте только в общих чертах и предоставили десяток вариантов возможного объяснения событий. Какой из них верный, я даже близко не представляю.
  Хор задумался, но все же решился на откровенность и грустно сказал:
  - Ладно, слушайте...
  История рода Гаррхашей уходила в глубину веков. Семейные предания гласили, что дальний предок Хора командовал одним из отрядов, сражавшимся в последней войне с вампирами. С тех пор много воды утекло, но этот род всегда являлся одним из самых верных короне, поколение за поколением поставляя преданных воинов в королевскую гвардию. Гаррхаши были простолюдинами, не имели собственных земель и большого достатка, но как-то раз на одном из приемов прапрадедушка Хора совершил небывалый подвиг - заслонил королевского сына от кинжала убийцы. А король очень любил своего первенца, поэтому позже решил отплатить лишь чудом выжившему герою. Он наградил воина графским титулом и подарил земли, отнятые у подославших убийцу заговорщиков.
  С той поры род Гаррхашей стал знатным и богатым, но счастья это ему так и не принесло. По старой традиции все мужчины в семье продолжали служить в королевской гвардии, а женщины в это время управлялись с немаленьким хозяйством и не влезали в разные политические склоки, поэтому пользовались большим уважением и доверием королевской семьи. Но не знати. Те предпочитали видеть в Гаррхашах неудачников, которым чудом досталось огромное богатство. По этой же причине ни прадед, ни дед Хора так и не смогли выгодно жениться на девушках из знатных семей, а брали в жены простолюдинок, иногда даже безродных, что не способствовало разветвлению генеалогического древа.
  Отцу Хора, можно сказать, повезло. Он заполучил в жены дочку одного из магов, которая, к сожалению, совсем не имела магического дара. Как это частенько случалось, двое из трех детей, родившихся после свадьбы, оказались одаренными, которые обещали в будущем превратиться в сильных магов. Старший брат Хора, не обладающий способностями к магическому оперированию, отправился по семейной традиции делать военную карьеру, но, как мне уже известно, сложил буйну головушку где-то на границе, сам Хор упорно постигал основы магии, а младшая сестра Алиша вовсю устраивала проказы своим наставникам.
  И тут в их поместье постучалась беда в облике герцога Хашитара, которому весьма приглянулась мать Хора, не потерявшая после рождения детей своей привлекательности. Сперва были долгие ухаживания, окончившиеся ничем, потом уговоры и угрозы, а в один черный день герцог сумел выкрасть прекрасную... э-э-э... демоншу или демоницу, не знаю, как будет правильнее, и увезти ее к себе, где был волен делать все, что захочет. Весть о похищении быстро достигла отца Хора, и тот ринулся выручать свою жену. Уж не знаю, в каком состоянии он вырвал ее из лап герцога, но то, что он не обратился к королю с просьбой о справедливом суде, а сразу вызвал обидчика на дуэль, о многом говорит. Ведь в результате суда Хашитар максимум - отделался бы крупным штрафом, а разгневанному мужу нужна была именно смерть насильника.
  В общем, поспешил отец Хора с вызовом, поспешил. В результате дуэли вызывающий погиб, хотя был мастером меча и мог легко уделать десятерых подобных герцогу, но все свидетели в один голос утверждали, что схватка была самой, что ни на есть, честной. Как говорится, восемь ножевых ранений в спину - это далеко не самое необычное самоубийство. Королю ничего не оставалось, как замять дело, ведь знать единодушно встала на защиту Хашитара. И вот тут весть дошла до магической школы, где в то время учился Хор под чутким руководством своего деда. Не говоря никому ни слова, эти двое сорвались с места и прибыли в родное поместье, где нашли жертву изнасилования.
  В этот момент я прервал рассказ и долго уточнял у друга, не был ли герцог идиотом, раз посмел тронуть дочку мага. Ведь последствия такого поступка представить не трудно, так почему же он пошел на риск? Или влюбился настолько, что потерял остатки разума? Но Хор пояснил, что в их королевстве отношение к магам иное, нежели в Империи. Они не являются абсолютной властью, а считаются обычными гражданами, которые так же, как и все остальные, обязаны соблюдать законы королевства. Мне было весьма интересно, как же демонам удалось этого добиться и избежать разделения общества, существующего на землях людей, но Киса вежливо попросила заткнуться, поэтому мне пришлось поумерить свое любопытство.
  О том, что было дальше, Хор рассказывал скупо, неохотно, сжимая кулаки и словно заново проживая все случившееся. У герцога оказалось на службе трое квалифицированных магов, которые, как выяснилось, помогали похищению матери Хора. Но они не смогли противостоять двум разгневанным мстителям, пришедшим за головой Хашитара. После жаркой магической схватки эта троица умерла, однако успела отнять немало энергии у старого мага, который в результате сильного истощения погиб от мечей и стрел многочисленной охраны. А Хор в этот момент убивал герцога. Медленно, вдумчиво, с немалой изобретательностью. Я уверен, этот гад не один раз успел пожалеть, что связался с семьей Гаррхашей.
  Когда же Хор закончил и осознал, что потерял еще и деда, то обезумел и выжег замок Хашитара вместе со всеми, кто там находился. После этого он как верный подданный короля пришел к монарху и рассказал о своих преступлениях, ничего не утаивая. Суд был скорым, но хотя знать требовала показательной расправы над зарвавшимся магом, Хора приговорили к изгнанию, причем даже дали возможность попрощаться с матерью и сестрой, так как больше живых родственников у него не осталось, и взять с собой на дорожку мешочек с фамильными драгоценностями. В общем, парня с почетным эскортом в виде отряда гвардейцев проводили до границы королевства. Хор не стал задерживаться в соседнем государстве и продолжил свое странствие по Империи, а спустя несколько долгих месяцев пути очутился в Кальсоте, где решил остановиться и дождаться вступительных экзаменов в Академию, надеясь заново начать карьеру мага.
  Когда рассказ подошел к концу, в комнате повисла напряженная тишина. Демон сидел на кровати, рассматривая на ладонях глубокие отметины от своих когтей, а мы с вампиршей размышляли над услышанным. Мда, все оказалось совсем не так, как я предполагал. Я был готов услышать историю про ошибку молодости, совершенную под влиянием эмоций, или про обычные дворцовые интриги, закончившиеся неудачей, но даже не подозревал, что все окажется настолько плохо. Но самое главное, я понимал, что на месте Хора поступил бы так же. Вот только после разгрома замка не спешил бы к королю, а еще прошелся бы по всем друзьям герцога, выступавшим свидетелями на дуэли, и отправил бы их прямым курсом на тот свет.
  - А ведь наши-то такого напридумывали, что и рассказывать противно, - грустно пробормотала Киса, а потом посмотрела на печального демона, пододвинулась поближе и крепко его обняла, пытаясь утешить.
  Хор сперва сильно этому удивился, но потом закрыл глаза и положил голову на плечо девушки. Я почувствовал, что ярость из его эмоций начала исчезать, уступая место облегчению, и тихонько покинул комнату. Настало время для реализации моей идейки, которая вполне могла принести победу команде боевого факультета и такую необходимую демону вольницу.
  В обители боевиков в столь поздний час было пусто, что являлось, в общем-то, привычным. Это ведь не конструкторы, которые иногда всем циклом оставались на самостоятельные занятия и с небывалым увлечением курочили какие-нибудь плетения под мощной защитой ограждающего контура, и не целители, которые частенько до поздней ночи кашеварили в лаборатории, завершая сложный опыт. Поэтому, определив по наличию ауры, что Ризак находится в здании и, судя по всему, не один, я направился прямиком в подвал и решительно постучал в дверь его кабинета. Стучать пришлось еще дважды, но спустя долгую минуту ожидания дверь все-таки приоткрылась, и на пороге появился полуодетый декан, от которого явственно попахивало моими "Лесными ягодами".
  Стоит заметить, что после конкурса новые напитки стали чрезвычайно популярны в среде преподавателей Академии, а Велисса вообще принялась изготавливать мое зелье промышленными объемами. Дело в том, что Фалиано решил продолжать распространять его в Кальсоте и вот уже полторы десятицы получал неплохие деньги, целиком уходившие на нужды Академии. Мне же из этих средств не перепадало ни медяка, поэтому я зарекся впредь разбрасываться такими изобретениями. Нет, жаба меня не душила, но очень обидно было видеть, как на плодах моего упорного труда наживались другие. Зато теперь Велисса по первому требованию предоставляла мне любые материалы для алхимических опытов, даже не намекая на их стоимость, что позволяло смириться с молчаливым игнорированием авторского права.
  Оглядев меня, Ризак недовольно заметил:
  - Алекс, ты не вовремя.
  - Прошу меня простить, но дело очень срочное.
  - Что случилось?
  - Ничего серьезного. Я пришел с просьбой включить меня в состав команды на Игру.
  - Что-то ты поздновато спохватился, - усмехнулся магистр. - До Игры осталось всего четыре... нет, уже три дня.
  - Именно поэтому я осмелился побеспокоить вас посреди ночи.
  Ризак недовольно покачал головой, а потом сказал:
  - Списки команд уже утверждены. Ничем не могу помочь.
  Посчитав разговор завершенным, декан хотел захлопнуть дверь перед моим носом, но я решительно подставил ногу и не дал ему это сделать. Эх, наглеть, так наглеть! Тем более отступать я права не имею, иначе потеряю уважение в собственных глазах. Пока Ризак рассматривал мой сапог и решал, что ему делать с наглым адептом, я заявил:
  - Но вы же сами прекрасно понимаете, что команда нашего факультета не сможет победить. Конструкторы подготовлены намного лучше и уже успели притереться друг к другу, а не мне вам рассказывать, как важно для поединка грамотное взаимодействие напарников.
  - А ты считаешь, что с твоим участием наши шансы увеличатся? - ехидно уточнил декан.
  - Я уверен в этом, - твердо ответил я, убирая ногу, так как выставлять меня, вроде бы, уже не собирались.
  Снова повторилась процедура разглядывания, после которой Ризак с ироничной ухмылкой спросил:
  - А что же заставило тебя так внезапно изменить свои убеждения? Ты ведь раньше настойчиво отказывался от участия в Игре, но вдруг сам начал упрашивать меня изменить состав команды. Что, неужели все-таки решил отстоять честь боевого факультета?
  Я понял, что магистр уже определился с выводом, поэтому ухмыльнулся и рискнул ответить:
  - Нет, просто сегодня ночью мне что-то так славы захотелось, что я не утерпел и сразу побежал к вам.
  Из глубины комнаты раздался смех, по всей видимости, принадлежавший Велиссе, и я сообразил, что действительно явился к Ризаку в совсем не подходящий момент. Однако декан не подумал обижаться на мою шутку, а только улыбнулся и сказал:
  - Хорошо, завтра с утра я поговорю с Фалиано. Уверен, он разрешит замену. Но тебе придется постараться, чтобы за оставшееся время органично влиться в команду.
  - Спасибо, - с немалым облегчением выдохнул я. - Не переживайте, я быстро учусь, а три дня - большой срок... В общем, я пойду. Приятных снов!
  Коротко поклонившись, я собирался развернуться и удалиться восвояси, но Ризак сумел меня удивить, без тени иронии сказав:
  - Знаешь, Алекс, мне весьма приятно видеть мага, который так переживает за своих друзей, что способен игнорировать собственные желания.
  После этого магистр подмигнул мне и закрыл дверь, а я понял, что проблемы Хора уже ни для кого из приятелей Фалиано секретом не являются. И наверняка причина столь решительного отказа ректора была не в боязни предоставить Керисану отличный повод для подлянки. Ведь, если разобраться, ничего сверхсерьезного из этого вылиться не могло. Максимум - безопасник получил бы лишнюю зацепку, которых у него и так хватало. Нет, ректор просто желал выяснить, как буду в такой ситуации действовать я - стану вмешиваться или постою в сторонке, буду помогать другу или предпочту не рисковать.
  Что ж, мне остается только мысленно снять шляпу, восхищаясь талантом опытного интригана. Итак, комбинация разыграна грамотно, Фалиано теперь поймет, что дружба для меня - не пустой звук, но что дальше? Начнет ли он мне доверять, объяснит весь расклад и предложит стать частью его команды, или же продолжит использовать втемную? Поживем - увидим!
  Подойдя к общаге, я не стал сразу заваливаться в комнату, а сперва просканировал ее, но понял, что дальше объятий у демона с вампиршей дело так и не зашло. Хорошо это было или плохо, я утверждать не брался, а просто поднял себя левитацией, запрыгнул в комнату и поведал друзьям радостную новость:
  - Итак, можете поприветствовать нового члена команды боевого факультета, который точно не даст ей проиграть! Когда приступим к тренировкам?
  - Ты сумел уговорить Ризака взять тебя? - с немалым удивлением спросила Киса. - Но как тебе это удалось, ведь до Игры осталось всего несколько дней?
  - Использовал огромную дозу моего несравненного обаяния, - довольно ответил я, плюхнувшись на кровать.
  - И ты полагаешь, что именно с твоей помощью мы сможем победить?
  - Я не понял, что за пораженческие настроения? - возмущенно заявил я. - Да мы теперь порвем конструкторов одной левой и не оставим им ни единого шанса!
  Киса скептически хмыкнула, но бросила взгляд на Хора и возражать не стала. А в эмоциях демона в этот момент появилось нечто, очень похожее на надежду, чего я и добивался своим бесшабашным поведением.
  - Спасибо, Алекс, - тихо сказал он. - Я даже не надеялся, что ты...
  - Брось! - перебил его я. - Зачем тогда нужны друзья, если не помочь в трудную минуту? И вообще, потом поблагодаришь, когда выиграем, а сейчас лучше по-быстрому объясни мне правила.
  
  Глава 30. Знакомство с правилами и командой
  
  На первый взгляд, Игра была очень простой и понятной. К моей неописуемой радости никаких реактивных метел, крылатых шариков и прочей ерунды в ней не наблюдалось, да и вообще вся атрибутика была совершенно иной. На сравнительно небольшой по размерам площадке с противоположных сторон ставились две высоких деревянных башни с круглым отверстием наверху, которое вполне логично называлось окном. А дальше выходили две команды по семь адептов в каждой и старались забросить мяч в окно на башне соперников. Этим они зарабатывали очки, а после двух таймов по тридцать пять минут (разумеется, местных, а не земных) с небольшим перерывом между ними автоматически определялась команда-победитель. Как говорится, не бином Ньютона.
  Но это только на первый взгляд. А на второй и все последующие начинались сложности. Во-первых, не нужно забывать, что все участники являлись магами, а в игре было разрешено пользоваться практически всеми плетениями низшего уровня сложности, которые не требовали большого запаса энергии. То есть, воздушные кулаки, огненные шары, молнии, захваты, левитация и все прочее сильно усложняло жизнь игрокам. Разумеется, можно было применять и защитные структуры, что, в общем-то, позволяло тем самым противодействовать воздействию противников. Но тут и появляется "во-вторых".
  Использующийся в Игре мяч обладал всеми прекрасными свойствами драконьей чешуи и при контакте с плетениями моментально их разрушал. Так что тот, кто завладел им, уже не мог поставить защитный кокон и рисковал в любой момент получить малоприятным магическим сюрпризом по голове или другой части тела, а в результате лишиться не только мяча, но и сознания. Не говоря уже о здоровье. Магические щиты, конечно же, уменьшали этот риск, но не намного, так как наполнение их большим количеством энергии автоматически приравнивалось к нарушению правил, а с разрешенным объемом силы их хватало на отражение лишь одного-двух ударов.
  Само собой, существовал целый список плетений, которые категорически запрещалось использовать, так как их применение гарантировало быстрый летальный исход попавшему под удар игроку. Но в него, к моему удивлению, не были включены лезвия, стрелы, огненные плети и еще десятка два замечательных и весьма смертоносных достижений магической мысли. Как мне пояснил Хор, эти плетения использовать разрешалось, но с оглядкой, ведь грубая игра совсем не приветствовалась, и за нанесение серьезной травмы судьи могли запросто лишить очков, а при досадной ошибке, повлекшей за собой смерть адепта, команда, учинившая подобное, автоматически объявлялась проигравшей. Надо отметить, что подобное случалось очень и очень редко, так как всем гораздо удобнее было пользоваться лишь травмирующими плетениями.
  Наверное, со стороны кажется, нет ничего проще - одному из команды завладеть мячом, а потом в окружении защиты, установленной остальными, добраться до башни противника и постараться попасть мячом в окно, но это не так. Во-первых, другая команда не будет стоять и просто наблюдать за происходящим, а попытается мяч отнять, причем как магическими способами, так и с помощью старого доброго физического контакта. Во-вторых, передвигаться компактной группой под градом плетений не так просто, как думается. Ведь защитные плетения высшего типа использовать не разрешается, а простенькие коконы массированное воздействие долго не выдерживают. А даже если группе удалось добраться до башни на расстояние уверенного броска, далеко не факт, что окно не будет загораживать собой адепт из команды противника.
  Хорошо, допустим, этого смельчака вскоре удалось отогнать, оттолкнуть, обездвижить, лишить сознания (нужное подчеркнуть или при желании вписать свой вариант), мяч летит прямым курсом и, что немаловажно, попадает в цель. А очко так и не засчитывается. Почему? Что за шутки?! Но это вовсе не шутки. Просто команде противника в момент точного попадания удалось оставить одного игрока из атакующей группы за чертой, разделяющей площадку на две половины. А по правилам Игры мяч можно забрасывать в башню только тогда, когда вся команда находится в зоне соперника. Это было специально придумано для того, чтобы игроки не сосредотачивались одновременно на двух противоположных целях - защите и нападении, а после неудачного броска команда защитников также получала дополнительный шанс для контратаки.
  Что, все еще не прониклись? Тогда можно вспомнить о том, что благодаря плетению левитации Игра может проходить в трех измерениях, а благодаря иллюзиям обманные маневры игроков становятся на порядок сложнее. Вот и получается, что элементарная с виду задачка превращается в весьма серьезную проблему, а команде, чтобы заработать очко, приходится проявлять чудеса изворотливости, тактического и стратегического мышления, способности быстрого оперирования плетениями и, помимо всего прочего, великолепную скорость реакции.
  В общем, выслушав пояснения друзей, я кое-как представил общую картину предстоящего действа, задумчиво почесал затылок и понял, что легкой эта Игра не будет. Но отступать было нельзя, поэтому я решил подойти к проблеме со всей возможной ответственностью и постараться заранее предусмотреть все. Первым делом я поинтересовался, есть ли какие-нибудь задокументированные правила, или же все происходит согласно неким общим договоренностям, которые постоянно меняются и совершенствуются из года в год. Пошарив на полках, Хор достал свою записную книжку и продемонстрировал мне конспект лекции, которую Ризак в первый же день устроил для команды. Оказалось, после моего ухода он не только скрупулезно перечислил все правила, но и умудрился выдать общую методику подготовки, которой все это время старательно придерживались адепты боевого факультета. Не теряя времени, я приступил к разбору каракулей демона.
  Правила Игры были четкими, практичными и никаких заметных лазеек, которые можно было использовать в свою пользу, не содержали. В них даже присутствовал пунктик о том, что при возникновении спорных моментов последнее слово всегда остается за судьями, что оказалось весьма предусмотрительным. Данные правила были придуманы Фалиано много лет назад и с того момента не менялись, видимо, ректор с душой подошел к своему проекту и постарался предусмотреть все. Так, к примеру, игрокам запрещалось использовать любые амулеты или артефакты, брать с собой накопители, употреблять перед Игрой или во время перерыва любые алхимические препараты, увеличивающие скорость реакции, силу или оказывающие стимулирующее воздействие на организм... Короче, Фалиано решительно не хотел, чтобы адепты каким-либо образом жульничали, и тем самым сейчас сильно осложнил мне жизнь.
  Отложив правила в своей памяти, чтобы ночью в них поковыряться, я перешел к методике и обнаружил, что она чересчур поверхностная. В ней перечислялись только общие цели и задачи типа "развивать навыки работы в группе" или "разработать оптимальную стратегию", а приемы, с помощью которых это все можно сделать, не описывались. Я сообразил, что именно в этом и заключалась изюминка Игры. Адептам не нужно было тренироваться весь год, оттачивая до автоматизма определенные связки и придуманные давным-давно тактические уловки. Ведь это лишило бы Игру зрелищности, непредсказуемости и возвело бы ее в ранг профессионального спорта, а не обучающего состязания, как задумывалось изначально.
  Нет, все было куда хитрее. Игроки получали только две десятицы на подготовку и общие представления о целях, которые и старались достигнуть в меру своего разумения, используя при этом все накопленные знания и умения. Вот и получалось, что итог последнего этапа соревнований предсказать было весьма сложно. Ведь невозможно просчитать, насколько игроки сумеют притереться друг к другу за такой короткий срок, какие придумают приемы для командных тренировок, какую тактику выберут, какие новые связки подготовят...
  Да и потом, от капитана тоже многое зависело, ведь без лидера, четко представляющего цель, тренировки не приносили никакого результата. По словам Кисы, случалось и такое, что команда, состоящая из обученных адептов, обладающих отличными способностями и великолепными практическими навыками, проигрывала с разгромным счетом, так как ее соперникам, хотя и не блещущим своими талантами, удавалось добиться более слаженного взаимодействия. И я прекрасно мог это понять, хотя в этот раз для подобной неожиданности оставалось мало шансов. Фалиано обеспечил себе огромную фору, набрав в команду своего факультета опытных игроков, которых наверняка нелегко будет победить.
  А вот мне интересно, как же тогда тренируются боевики? Неужели часами отрабатывают броски в это самое окно на башне?
  - Расскажи-ка, чем вы целыми днями занимаетесь? - поинтересовался я у Хора, вернув ему записи.
  - Тренируемся, добиваемся слаженной работы, разрабатываем приемы...
  - Нет, ты не цитируй указания Ризака, а поясни, как именно вы все это делаете.
  - Примерно так же, как и на занятиях с магистром. Приемы аналогичные, - ответил демон, пожав плечами. - Просто теперь мы больше внимания уделяем не только комплексу определенных связок, но и физическому действию.
  - Ну, учитывая, что у меня до сих пор не было групповых занятий по боевой магии, твои слова мне говорят о многом, - иронично заметил я.
  - Тогда, думаю, будет лучше, если ты завтра сам все увидишь. Я сейчас не смогу тебе объяснить это "на пальцах".
  Я не стал возражать и решил ограничиться проработкой правил Игры, а потом уже на практике выяснять методы тренировки боевиков и отталкиваться от этого.
  - Кстати, а кто у вас в команде капитан? - вспомнив слова Кисы, поинтересовался я.
  - Златко. Он учится с нами на цикле и участвовал в прошлой Игре, - ответил Хор.
  Ага, это тот самый бугай. Что, неужели, такой хороший лидер, способный грамотно натренировать и сплотить команду? Что-то верится с трудом, ведь его рельефные мышцы однозначно являются результатом знания основ трансформации, но никак не регулярных физических упражнений, а это о многом говорит. Видимо, либо Златко выбрали как самого опытного, либо все остальные решительно отказались от такой сомнительной должности.
  - А когда тренировка-то?
  - С самого утра, - ответил демон. - Мы решили повысить нагрузку.
  - Всей командой решили или Златко приказал? - уточнил я.
  - Златко, - весьма недовольно ответил Хор. - А ты как догадался?
  Я только хмыкнул. Правильно ведь говорят, что перед смертью не надышишься, и подобное увеличение нагрузок приведет лишь к тому, что к началу Игры команда окажется вообще "никакой". Уж если у демона после тренировок сил оставалось только на то, чтобы поужинать и доползти до кровати, то я представляю, что будет с остальными игроками в результате такого увеличения. И чего, интересно, Златко этим хочет добиться? Или он понимает, что команда не готова и таким способом пытается сделать хоть что-то? Так, хватит гадать на киселе, завтра сам погляжу!
  - Тогда давайте остаток ночи провеем с пользой и попытаемся выспаться, - сказал я нелюдям. - Вы не против?
  Разумеется, друзья не стали возражать. Киса попрощалась и выпрыгнула в окно, как обычно наплевав на правила приличия, а мы улеглись по койкам. Но когда я уже собирался скользнуть в объятия Темноты, демон спросил:
  - Алекс, а ты действительно веришь, что мы сможем победить? Или специально разыграл этот спектакль, чтобы меня подбодрить?
  - Да. На оба вопроса, - ответил я.
  Хор помолчал немного, а потом сказал:
  - Спасибо. За все спасибо.
  - Пока не за что. Спи, давай, а то на тренировке будешь вареным.
  Демон последовал моему весьма разумному совету, а я погрузился в полусон и принялся детально прорабатывать правила. К сожалению, никаких лазеек, гарантирующих нам легкую победу, в них так и не обнаружилось. Нет, существовали мелкие противоречия и парочка совсем неохваченных моментов, но они помочь ничем не могли. Так что я решил дождаться утра и посмотреть, что можно сделать на практике. Ведь мне, прекрасно представляющему себе, что такое футбол, баскетбол и остальные земные виды спорта, не составит большого труда привнести в Игру несколько абсолютно новых, не связанных с магией приемов, к которым конструкторы окажутся не готовыми.
  На следующий день погода напомнила всем, что наступил сезон дождей. Небо с самого утра было пасмурным и грозило организовать холодный душ любителям прогулок на свежем воздухе, потянуло прохладным ветерком, а солнышко, проглядывавшее сквозь редкие просветы в облаках, казалось совсем не ласковым. Ранним утром, еще до сигнала колокола, после весьма легкого завтрака в пустой столовой мы втроем отправились к воротам. Дежурный без проблем выпустил нас, сделав соответствующие заметки в своей книге и пожелав удачной тренировки, так как он тоже носил форму красного цвета. Оказавшись за стенами Академии, наша троица спустились с холма и направились в близлежащий лесок.
  Долго идти не пришлось, спустя минут двадцать мы оказались на большой полянке, где стояло весьма неказистое сооружение из грубых досок, которое и было вышеназванной башней. Она оказалась узкой и по габаритам напоминала стандартный деревенский туалет, только высотой метра четыре и без двери, зато с круглым отверстием почти под самой крышей. Судя по состоянию башни, она находилось тут очень давно, так как прочно вросла в землю, и за свой век успела повидать всякое. Подпалины на досках, вмятины, дырки и сколы, а также следы не одного капитального ремонта говорили о том, что адепты Академии подходили к тренировкам со всей душой.
  На полянке нас уже поджидала остальная часть команды, которая, по всей видимости, решила пожертвовать завтраком. Златко, державший в руках серый мяч размером немного больше баскетбольного, объяснял что-то насупленному Лихошу. Судя по тону, капитан банально "строил молодежь", укрепляя свой авторитет, или просто демонстрируя власть. В общем, я сразу понял, что мои ночные выводы в отношении его личности не были ошибочными, и сразу начал планировать дальнейшие действия.
  Итак, просто так мне здесь командовать никто не позволит. Златко станет сопротивляться до последнего, попросту игнорируя все мои предложения, так как будет видеть в них угрозу авторитету. Значит, нужно действовать нестандартно и начать с ошеломления, а там уже смотреть по ситуации. Либо сразу смещать капитана, либо предоставить Златко возможность остаться на своей должности, тешащей его гипертрофированное самолюбие, но самому руководить процессом подготовки.
  Определившись со стратегией поведения, я расслабился и начал наблюдать за реакцией команды на наше появление. На лицах игроков появилось удивление, быстро сменившееся радостными улыбками, но капитан, увидев нас, внимательно оглядел сначала нелюдей, потом меня, и весьма недовольно спросил:
  - А его вы зачем с собой притащили?
  - Алекс будет играть вместо Майлы, - пояснил Хор.
  - Вы что, разума лишились?! - воскликнул Златко. - За три дня до начала менять игрока? Кто вообще такую глупость придумал?
  Я понял, что пора вмешаться и, подойдя к капитану, спокойно ответил:
  - Я. А если тебя что-либо не устраивает, можешь идти жаловаться Ризаку. Только вряд ли ты получишь у него понимание или сочувствие.
  Пока ошеломленный Златко соображал, что мне ответить, я выхватил мяч у него из рук и понял, что снаряд для Игры заметно отличается от привычного мне не только по размеру. Данный мячик был раза в два тяжелее и тверже, да и пружинить напрочь отказывался. Судя по всему, его набили либо соломой, либо какими-то тряпками, поэтому половина заготовленных мной приемов отпала сразу же. Материал, из которого была изготовлена поверхность мяча, оказался чем-то похожим на кожу, на которой не было видно ни единого шва, и к магии относился резко отрицательно. Он моментально разрушил мой магический захват, поэтому я сразу сделал себе в памяти зарубку - поинтересоваться, кто его создавал и каким способом добился такого эффекта. Что-то мне подсказывало, без наработок учителя Велиссы дело тут явно не обошлось.
  - Что, думаешь, ты самый умный в Академии? - наконец вернул себе дар речи капитан. - Значит, пока мы упорно тренировались полторы десятицы, ты посмеивался и плевал в потолок, а сейчас пришел на все готовенькое и всерьез планируешь стать частью команды? Не выйдет!
  Я подкинул мяч, пытаясь прочувствовать его вес и не обращая особого внимания на речь Златко, начинавшего все больше заводиться, а потом смерил расстояние до отверстия в башне, чуть присел, как учили на уроках физкультуры, и сделал бросок. Дырка в стене оказалась чуть меньше, чем я ожидал, мяч угодил в край доски, затем отскочил к противоположному и только тогда решил скрыться в недрах башни. Пару секунд изнутри доносились глухие удары, а потом мяч неожиданно выкатился сбоку, где оказалось небольшое отверстие, предназначенное именно для этого.
  - Хитро, но обычное кольцо было бы намного удобнее, - пробормотал я и пошел за мячом.
  Однако наглым образом проигнорированный капитан не пожелал мириться с таким пренебрежительным отношением к своей персоне, схватил меня за плечо и резко развернул к себе лицом.
  - Послушай меня, умник! Пускай ты чемпион Академии, пускай ты втерся в доверие к Ризаку и теперь пользуешься его хорошим расположением, но это совсем не дает тебе право считать себя лучше остальных! И я не хочу больше видеть тебя в своей команде, понял?!
  Я смерил Златко ироничным взглядом, а потом спокойным тоном спросил:
  - Закончил? Теперь послушай меня. Я нисколько не пытаюсь оспаривать твое лидерство, не собираюсь выяснять отношения, и уж точно не хочу возникновения конфликта в команде. Я хочу лишь одного - чтобы боевой факультет победил в этой Игре. Ты что-то имеешь против меня лично? Прекрасно, но давай разберемся после победы, а пока предлагаю оставить все разногласия и за оставшиеся три дня подготовить конструкторам много неприятных сюрпризов. Идет?
  - Ты что, действительно дурак, или прикидываешься? - не желал проявлять понимания задетый за живое капитан. - Я сказал, что в команде тебя не будет! Мне не нужен новичок, который даже правил толком не знает, поэтому проваливай и живо возвращай мне Майлу! Мне плевать, что ты скажешь декану, но чтобы она была здесь через десять минут.
  Я понял, что Златко дошел до нужной кондиции, поэтому теперь может пойти на принцип. Если я стану упорствовать и ссылаться на Ризака, он может вспылить и сдуру брякнуть нечто вроде: "Или ты, или я!", а потеря столь опытного игрока негативно скажется на команде, поэтому это мне совсем не нужно. А убедить его в том, что я значительно лучше Майлы, и что мне вместо упреков лучше сказать "спасибо", не получится. Так что я выбрал иной путь и, улыбнувшись, мягко уточнил:
   - Так я, по-твоему, правил не знаю? Знаешь, я мог бы прямо сейчас все их тебе озвучить, но мне не хочется терять времени. Давай лучше проведем тренировку. Заодно и выяснится не только мой уровень, но и то, насколько тебе удалось подготовить команду. Или боишься?
  - Тренировку? С тобой? Да ведь ты даже ни одной схемы не знаешь и совершенно не представляешь, как нужно действовать!
  Я усмехнулся и отправился за мячом, на ходу поясняя недогадливому парню:
  - Златко, видимо, ты меня не понял. Я предлагаю тебе не посмотреть на мои действия в команде. Я предлагаю сыграть. Вы вшестером против меня одного - как тебе такое предложение?
  Подняв мяч, я принялся вертеть его в руках, подбрасывая, перекидывая с руки на руку и тем самым привыкая к весу и габаритам.
  - Или ты найдешь повод отказаться, заявив, что сейчас в команде нет Майлы? Тогда просто представь, что она получила серьезную травму и в очередном раунде не сможет принять участие.
  Но вместо возражений Златко расхохотался, а оглядев команду, я обнаружил на лицах остальных игроков улыбки до ушей, которые говорили о том, что меня не восприняли всерьез. Только Киса с Хором стояли спокойно и невозмутимо, однако, судя по их эмоциям, мысленно готовились к предстоящему развлечению.
  - Нет, ну точно - дурак! - воскликнул капитан, справившись с приступом смеха. - Хорошо, если так хочешь, то можешь попробовать свои силы в Игре. Но предупреждаю сразу, никакая травма не даст тебе отсрочку, и за Майлой ты побежишь даже на сломанных ногах!
  - Посмотрим, - отозвался я и отошел подальше от башни, туда, где на земле виднелась прочерченная полузатоптанная полоса, наверняка означавшая границу между двумя площадками. - Готовы?
  Златко скомандовал какую-то белиберду, но остальные неожиданно четко отреагировали на приказ и быстро выстроились перевернутым клином перед башней, приготовившись к моей атаке.
  - Хор, Киса, не вздумайте меня жалеть! - на всякий случай предупредил я и, видя готовность команды, метнулся вперед, ускорив свое восприятие.
  Четыре воздушных кулака я пропустил мимо, от огненного шара закрылся щитом, а потом поднырнул под один захват, уклонился от второго и тут достиг правого края клина, где стоял Златко. Тот ощетинился коконом и выпустил несколько атакующих плетений, но я подставил навстречу мяч, развеяв два из них, а от остальных просто увернулся и тут же прыгнул влево. Что, не ожидали? Решили, что я постараюсь обойти защиту? Но мне-то проще было ее порвать!
  Подскочив к Лихошу, оказавшемуся передо мной, я закрыл спину десятком щитов, сразу же принявшими на себя плетения друзей, а потом швырнул мяч в парня. Защита Лихоша моментально развеялась, а в следующее мгновение мой воздушный кулак заставил его со сдавленным проклятием отлететь прочь. Сделав кувырок, я подхватил падающий на землю мяч и скользнул в образовавшуюся брешь, отклоняя захваты игроков, пытавшихся меня задержать. Еще с десяток спешно сформированных щитов - и команда, наконец, поняла, что обычными способами меня не достать, несмотря на отсутствие защитного кокона.
  Надо отметить, отреагировали они быстро, и пока основа клина пыталась меня хоть как-то отвлечь, острие, где находился приятель Лихоша, сосредоточилось на защите башни. Благодаря плетению левитации игрок взвился в воздух и постарался закрыть собой дырку, но не успел. Я подпрыгнул изо всех сил, формируя многочисленные щиты вокруг себя, чтобы избежать плетений остальных, а потом одной рукой оттолкнул защитника, между делом развеяв его молнию, а второй забросил мяч в башню. И только тогда запоздалый захват нашел мою ногу и с силой швырнул меня на землю.
  Удар немного смягчил защитный кокон, который я успел-таки активировать, но все равно приложило меня не слабо. Проверив, все ли зубы на месте и уняв кровотечение из разбитого носа, я поднялся, отряхнул форму и посмотрел на команду. Лихош морщился, потирая грудь, куда попал воздушный кулак, Хор и Киса откровенно скалились, а остальные демонстрировали глубочайшее изумление. Разве что челюсти на землю не роняли.
  - Еще претензии будут? - невозмутимо поинтересовался я у Златко, вытирая кровь с лица.
  Тот сразу не нашелся, что ответить, дав мне время снова поднять выкатившийся из башни мяч. Подбрасывая его, я размышлял над случившимся. Мне удалось выиграть. Да, я изначально рассчитывал на это, но совсем не думал, что все окажется настолько легко. Ведь я даже не пользовался ускорением и полагался только на свою реакцию вместе с интуицией, но все равно сумел одолеть команду. И здесь существуют всего два варианта - либо я настолько хорош, либо команда отвратительно подготовлена. А так как манией величия я никогда не страдал (разумеется, она у меня есть, но никаких страданий не причиняет), последнее объяснение казалось мне более правдоподобным.
  - Как ты сумел отбить все наши атаки? - наконец обрел дар речи капитан. - Ведь многие из них ты не мог видеть, но все равно формировал щиты согласно траекториям плетений!
  - Мастерами рассветной школы становятся не за красивые глазки, - уклончиво ответил я. - Но, может быть, вместо обсуждения моих навыков займемся тренировкой?
  - Да какая тут тренировка! - сокрушенно вздохнул Златко. - Теперь придется заново все атакующие схемы выстраивать с учетом нового нападающего. Да и защиту надо бы тщательно пересмотреть, а то дыр в ней много.
  - Кто же знал, что нападающий может намеренно выпустить мяч из рук? - обиженно воскликнул Лихош. - Мы ведь так не делали!
  - А стоило бы!
  В общем, капитан проигнорировал покушение на свой авторитет, и молча согласился с заменой состава, на что я и рассчитывал. И хотя он не спешил обнимать меня и слезно благодарить за то, что я соизволил почтить команду своим присутствием и согласился стать ее почетным членом, меня это не расстроило. А после небольшого разбора полетов мы всем составом включились в обсуждение необходимых изменений в тактике.
  Вскоре я понял, что боевики подошли к решению задачи со своей колокольни и всю Игру расписали по классической ситуационной системе связок. Вот только они не осознавали, что стандартом здесь обойтись не удастся и такой подход лишает все действие гибкости, что и было продемонстрировано в моем случае. Ведь при обычном нападении данное расположение игроков было идеальным для защиты, а я действовал нестандартно, поэтому и добился успеха. Наверняка если бы на моем месте оказалась команда с аналогичной подготовкой, они не смогли бы прорваться к башне. Во всяком случае, так легко.
  Короче, когда Златко попытался заново выстроить все связки с самых простейших и стал объяснять остальным, что и как нужно изменить в изученных ранее схемах, я взял ситуацию в свои руки и начал обучение с нуля. Разумеется, капитан возразил, и я уже был готов объяснять, насколько нерационален был его подход (впрочем, не сильно надеясь на ответное понимание), но остальные игроки неожиданно единогласно меня поддержали. Златко пришлось заткнуться и позволить мне объяснить новый подход к командному взаимодействию, хотя по гримасе недовольства на его лице я понял, что это ему пришлось совсем не по душе.
  Изложение новой тактики не заняло много времени, но вызвало большой энтузиазм адептов. Наверное, им пришлась по душе простота и понятность моей затеи, внесшая новую струю в рутину ежедневных тренировок. А ведь я всего лишь отошел от системы связок и присвоил каждому игроку свою собственную функцию, тем самым сделав все действие максимально гибким. Себя и Кису, разумеется, назначил нападающими, поставив нам единственную цель - заполучить мяч и как можно скорее забросить его в башню соперника. Златко и Хора определил в защитники, которым вменялось в обязанность охранять нападающих от противника, добывать у него мяч и при первой возможности передавать его нам.
  Лихош со своим приятелем Дениром получили роль стражей, так как башня - это не ворота и вратарями их называть было глупо. Их обязанности были простыми - сделать все возможное, чтобы нам не забили, но при атаке успеть вовремя пересечь разделительную черту. Ниведа, боевика с четвертого цикла я нарек грабителем и поставил четкую цель - отбирать мяч у противников, несмотря ни на что. Парень в ответ на мое заявление только сосредоточенно кивнул, а я порадовался, что верно определил его роль в Игре. Первоначально я хотел выделить трех защитников, но вовремя подметил, что в поведении парня было нечто, весьма характерное берсеркам. Да и в момент моего прорыва именно он умудрился захлестнуть меня захватом, так что для моей задумки подходил идеально.
  Вот так, определив роли каждому, я перешел к общей стратегии, а затем и тактике. Разбив команду надвое, я наблюдал, как они оттачивают мастерство друг на друге и учатся. Пока что методом проб и ошибок, но лучшего я придумать не мог. Не тащить же еще семерых адептов-боевиков, которые старательно будут изображать наших соперников? Кстати, до этого Златко отчего-то не додумался, и все это время команда тренировалась исключительно с воображаемым противником или его иллюзией, как это практиковалось на занятиях у Ризака. Да и разделение ролей было донельзя примитивным - у команды был всего один главный нападающий, который совмещал должность капитана и координировал атаки, запасной, который подключался к делу в случае травмы первого, а остальным отводилась роль их телохранителей.
  В общем, вскоре я окончательно вжился в роль тренера и часа полтора на свой страх и риск гонял команду. Златко сперва был очень недоволен и пытался возражать, оспаривая каждое мое предложение, но, в конце концов, его снова заткнули игроки и единодушно приказали - либо готовься вместе, либо не мешай. Пришлось капитану поумерить свое раздражение и включиться в общую работу. Но как только у нас начало что-то получаться, и я уже хотел было начать объяснение новых "секретных" приемов, позаимствованных из футбола, на полянке неожиданно появились стихийники и попросили очистить место для тренировок.
  К моему удивлению, Златко ни слова не сказал против. Вручив новоприбывшим адептам мяч, он скомандовал всем возвращаться в Академию, а на мой вполне естественный вопрос пояснил:
  - Сейчас их время. Мы ведь обычно тренируемся с третьего занятия и до вечера, а у стихийников тренировки проходят с утра и до нашего прихода. Хотя, они сони и рано никогда не поднимаются, поэтому мы и решили сегодня этим воспользоваться.
  - Понятно, делите башню на двоих. А где же тогда занимаются целители с конструкторами?
  - С другой стороны Академии неподалеку от родника находится вторая башня, - пояснил Лихош.
  - Но почему бы тогда не построить еще две, чтобы всем хватило? - поинтересовался я.
  - А какой в этом смысл? Все равно никто не будет тренироваться круглые сутки.
  - Хотя не помешало бы... - пробормотал я и уточнил у остальных: - А сейчас у второй башни кто мяч кидает?
  - Наверняка Фаррад со своими, - пожал плечами капитан. - А что?
  - Хотелось бы взглянуть на их упражнения. Может быть, удастся подсмотреть что-нибудь стоящее.
  - Да, действительно, что-то давно мы их не беспокоили, - неожиданно усмехнулся Лихош. - Пошли, навестим?
  Вообще-то, я планировал навестить их в одиночестве, укрывшись своей маскировкой, чтобы ненароком никого не потревожить, но Златко и остальные с готовностью поддержали прозвучавшее предложение, и в итоге на разведку отправилась вся команда. Дойдя до ворот Академии, мы не остановились, а направились дальше по едва заметной тропинке, огибающей стену и спускавшейся с другой стороны холма. К сожалению, никакой маскировкой команда не озаботилась, но я уже не стал возмущаться, так как на лицах моих друзей появились ироничные ухмылки, причину которых они объяснить не пожелали.
  Вскоре наш путь преградила густая сеть сигналок. При беглом изучении это препятствие казалось непреодолимым, так как сигналки были совершенно разных типов - направленные на движение, на магическое действие, на разрыв... Но в то время как я остановился и занялся обнаружением всех нитей этой гигантской паутинки, прикидывая, как же ее можно обезвредить, Златко, словно танк, невозмутимо попер дальше. Не успел я остановить его, как сигнальная сеть сработала и оповестила всех игроков чужого факультета, находящихся на очень похожей полянке невдалеке, о приближении незваных гостей.
  В ответ конструкторами была отправлена делегация в количестве трех адептов, которые вышли из-за кустов нам на встречу. Одним из них оказался Фаррад, который, судя по всему, являлся капитаном. Он, иронично прищурившись, оглядел группу непрошенных визитеров и поинтересовался:
  - Ну и что вы здесь забыли?
  - Да так, мимо проходили и решили заглянуть! - весьма вызывающим тоном ответил Златко.
  - Ну, раз проходили, так и проходите себе, и не отвлекайте серьезных магов от дел.
  - Просто мы подумали - а вдруг вам помощь понадобиться? Ну, там, объяснить, куда мяч кидать нужно, или же паутину с окна на башне смахнуть.
  Боевики с готовностью засмеялись, находя удовольствие в этой бессмысленной пикировке, я же в этот момент занимался более полезным делом - сканировал амулеты на полянке. Так-так, иллюзии, накопители (интересно, зачем они им?), звуковые, разговорники, парочка бытовых и артефакт какой-то совсем непонятной конструкции, оказавшейся весьма сложной. С такого расстояния разглядеть все ее детали я не смог, но сразу понял, что подобную структуру вижу впервые.
  В это время, парировав еще пару бесхитростных колкостей Златко, Фаррад вынудил меня отвлечься, поинтересовавшись:
  - Алекс, а ты-то что с этими олухами делаешь? Решил посмотреть, на что они свое время тратят?
  - Не поверишь, внезапно захотел поучаствовать, - ответил я, усмехнувшись.
  - Не поверю. Но я рад, что Ризак согласился на замену. Теперь Игра станет гораздо интереснее... А ты вообще сюда зачем пришел?
  - Поглядеть на вашу тренировку.
  - Вот на Игре и поглядишь, а сейчас забирай своих недотеп и проваливай отсюда подальше. Нам работать нужно.
  - Уже уходим, - покладисто согласился я и, развернувшись, бодро направился прочь.
  Спустя минуту меня догнал весьма разгневанный Златко с остальными и спросил:
  - Ну и почему ты сразу ушел? Надо было им еще немного нервы потрепать и настрой сбить, а то, получается, зря ходили!
  - Блин, детский сад какой-то! - разочарованно воскликнул я, испытывая легкий стыд от того, что принял участие во всей этой затее. - Я так понял, вы каждый день к конструкторам подобное паломничество устраиваете? Не удивительно, что они вас ни во что не ставят. Нет, это же надо было додуматься? "Нервы потрепать!"... Киса, Хор, вы что, тоже этой ерундой занимались?
  Вампирша ответила с улыбкой:
  - Нет, сейчас мы пошли просто за компанию и лишь для того, чтобы посмотреть на твою реакцию. А до этого дважды пытались пробраться через сигналки, но так и не смогли. Конструкторы грамотно все устроили - не обойдешь и не обезвредишь...
  - Это почему это ерундой?! - возмутился Златко. - Неужели ты не понимаешь, что для выполнения любой работы важен грамотный настрой и желание? Вот мы и старались лишить этого своих соперников, поэтому...
  - Нет, - прервал я капитана. - Вы просто шкодили по мелочи и вели себя, как малые дети. А кто же будет обращать внимание на неразумных сопливых мальчишек, да и еще обижаться на их потуги выглядеть остроумными? Поэтому конструкторы вас попросту игнорировали, а и эта выходка была чистейшей воды глупостью. И вообще, хотели бы испортить соперникам тренировку - на завтраке подсыпали бы им в компот слабительного, результат был бы куда ощутимее!
  - Чтобы потом вместо тренировки отправиться на общественные работы? Нет уж, спасибо!
  - Тогда завязывайте с паломничествами! Этим вы только выставляете себя на посмешище, и ничего более. Вот если бы вы занимались этим нарочно, чтобы убедить конструкторов в своей беспомощности и безобидности, я бы еще понял, а так... Тьфу!
  Златко не нашел, что бы мне возразить и всю дорогу до стены Академии сохранял мрачное молчание. Но потом все же сумел перебороть свое недовольство и поинтересовался:
  - Ты можешь еще что-нибудь посоветовать?
  - Могу. Вам всем сейчас лучше отправиться в дом адептов и попытаться самостоятельно представить ситуации, в которых вы можете оказаться в Игре, а так же найти правильные варианты действий согласно ролям, которые я определил.
  - А что будешь делать ты? - спросил Хор.
  - Если помнишь, я шел сюда, чтобы узнать что-нибудь из секретов сильного соперника, а вот кое-кто, не будем показывать пальцем, умудрился не только все испортить, но и заставил меня устыдиться, что было неприятнее всего. Так что я сейчас планирую остаться здесь и немного пошпионить.
  - Но ведь их сигналки нельзя обойти! - удивленно воскликнул Лихош. - А отсюда даже по аурам подсмотреть что-либо будет невозможно.
  - В этом мире все возможно, а для невозможного просто нужно чуть больше времени, - наставительно заявил я и остановился у стены Академии. - Тем более, стихийную магию еще никто не отменял.
  
  Глава 31. Сложности подготовки
  
  Присев на травку, я облокотился о древние камни и закрыл глаза. Слияние прошло без проблем. Став ветром и тем самым нагло проигнорировав сигнальную сеть, я отправился на полянку с башней, которая почти ничем не отличалась от той, с которой тренировались мы. Разве что подпалин было меньше, да заплатки выглядели поаккуратнее.
  Конструкторы в этот момент смотрели фильм, по-другому выразиться нельзя. Масштабная и качественная иллюзия демонстрировала поединок двух команд - конструкторского и стихийного факультетов, которые вели ожесточенную борьбу за мяч. В одном из иллюзорных адептов в черной форме я без труда опознал Фаррада, выглядевшего несколько моложе. Видимо, именно он был одним из двух ветеранов, участвующих в Игре уже в третий раз. Увлекшись открывшимся мне зрелищем, я внезапно почувствовал боль и вернулся в свое тело, чтобы тут же получить еще одну хлесткую пощечину.
  - Что за шутки! - возмутился я, прижав ладонь к лицу и уставившись на склонившуюся надо мной Кису.
  - Ох, прости, Алекс, - сказала вампирша. - Просто ты внезапно потерял сознание, и я попыталась привести тебя в чувство. Что с тобой такое было?
  - Слияние с воздухом, - недовольно пояснил я, обнаружив, что команда и не думала никуда расходиться. - А чтобы вы знали, у конструкторов имеются амулеты с записями предыдущих игр, которые они сейчас подробным образом прорабатывают. Поэтому пока я буду шпионить, вам дается ответственное задание - добыть у Ризака нечто похожее, так как учиться на реальных примерах гораздо легче. Да и мне посмотреть на Игру совсем не помешает. Хоть буду представлять, что это такое... Все, идите!
  Снова превратившись в поток воздуха, я устремился на полянку, но понял, что момент уже упущен. Амулет с иллюзией был деактивирован, а игроки обсуждали какой-то отдельный эпизод, комментируя ошибки, допущенные в той Игре, и предлагая способы для их устранения. Сперва я послушал весьма увлекательный спор, но потом переключил внимание на неизвестный артефакт. Кстати, слияние сильно повлияло на мое магическое зрение, но в лучшую сторону. В таком состоянии его чувствительность заметно повысилась, что позволяло мне различать не только магические образования, но даже самые слабенькие потоки силы в окружающем пространстве. Поэтому мне не составило труда запомнить сложную структуру плетения, однако разобраться в принципе ее действия я так и не смог, хотя минут пять потратил на различные предположения.
  И тут мне, как это ни странно, помогли сами конструкторы. Придя, наконец, к общему мнению, они решили проверить на практике исправленную тактическую схему, а перед этим Фаррад взял артефакт, сосредоточился и активировал его плетение. На поляне перед командой появилась еще одна иллюзия, на этот раз менее четкая. Лиц игроков уже не было видно, зато все их действия, как я понял, полностью подчинялись сознанию конструктора. Я сообразил, что артефакт являлся мысленным проигрывателем (другого названия мне в голову не приходило), он позволял демонстрировать вероятное развитие событий, которое до этого существовало только в виде субъективного образа.
  Сперва иллюзорные игроки двигались медленно, как бы давая возможность наблюдателям получше их рассмотреть. Команда внимательно следила за действием, изредка внося мелкие поправки и уточняя некоторые детали, которые тут же исправлялись по ходу действия. Когда сценка была проиграна до конца, иллюзия была повторена заново, уже с обычной скоростью и со всеми необходимыми корректурами. Теперь уже никто из адептов не вмешивался в происходящее, все они внимательно вглядывались в иллюзию, запоминая основы тактической схемы.
  Я сразу же оценил преимущества этого артефакта, который мог наглядно объяснить необходимые задачи сразу всем игрокам. Он, как я заметил, потреблял довольно много энергии, для чего конструкторам и требовались накопители, но приносил огромную пользу. Ведь меня даже за эти полтора часа тренировки уже заколебало по нескольку раз объяснять боевикам, чего я от них хочу. И если Хор с Кисой схватывали буквально на лету, то остальные совсем не спешили вникать в суть моих задумок, а Денир вообще оказался тугодумом, требующим тщательного разжевывания всех пояснений. Хотя, надо отметить, после этого парень выполнял все действия безукоризненно, в чем я уже успел убедиться. Что ж, теперь с помощью такого артефакта нам можно будет значительно ускорить процесс подготовки.
  После проведенной демонстрации команда конструкторов перешла к практике. На этот раз был использован обычный амулет иллюзии, в который был заложен фиксированный образ. Вот его, в отличие от образа артефакта, работающего напрямую с сознанием, уже нельзя было корректировать, или менять скорость воспроизведения. Он был предназначен только для обычного показа картинки, которая извлекалась из памяти мага, и сейчас отобразил семерых игроков, защищающих свою башню. Иллюзия тоже была нечеткой, видимо создавалась на основе трансляции мысленного проигрывателя, но конструкторов это не смутило. Дождавшись начала действия, они грамотно и практически без ошибок реализовали схему, которую только что разработали, и в итоге забросили мяч в окно. Повторив атаку еще раз для закрепления, конструкторы перешли к разработке следующей...
  За противниками я наблюдал долго и почерпнул много нового. Спустя часа три меня бесцеремонно вернули в тело весьма болезненным ударом по ребрам. Приготовившись убивать того, кто это сделал, я открыл глаза и обнаружил Хора, который без лишних слов сообщил, что время тренировки подходит к концу, и скоро сюда нагрянет команда целителей. Поэтому если я не хочу ненужных вопросов, то шпионаж лучше закончить. Я согласился с доводами демона и вместе с ним отправился в Академию обедать.
  По дороге Хор рассказал, что ему и Златко без особых проблем удалось достать у Ризака записи предыдущей Игры, а значит, сегодня нам будет, чем заняться. Вот только меня начали терзать смутные сомнения в том, что просмотр сможет нам помочь. Ведь в итоге тренировка превратится в сплошное разучивание необходимых связок, а я понимал, что сейчас это нерациональный путь. Конструкторы-то занимаются этим довольно долгое время, и мы при всем желании не сможем их догнать за три дня. Нужно было придумать что-то новое.
  В воротах мы столкнулись с целителями, которые в полном составе направлялись на тренировку. В их команде, к моему удивлению, оказалось четыре девушки, которые отличались неслабой физической подготовкой. Поразмыслив над тем, не отправиться ли мне вслед за ними и продолжить свой шпионаж, я вспомнил отличную пословицу, что лучшее враг хорошего, и решил ограничиться знаниями, полученными от подглядывания за конструкторами. Ведь вряд ли целители могли показать мне что-либо принципиально новое и интересное, так как у них с собой даже амулетов никаких не было.
  После сытного обеда мы вдвоем с Хором отправились на знакомую полянку с башней. Там уже находилась наша команда, занятая просмотром записи прошлогодней Игры. Ну, что сказать, зрелище и впрямь было весьма впечатляющим, но я быстро взял тренировку в свои руки и решил начать с разучивания хитрых приемов с мячом. Однако вскоре мне пришлось обломаться, поскольку задумка надежд не оправдала. Если мне для того, чтобы научиться отправлять мяч точно в цель с помощью удара ноги, было достаточно всего нескольких попыток, то у остальных результаты были намного хуже. После их ударов мяч летел куда угодно, только не в окно на башне, да и передачи благодаря такой точности теряли все свои номинальные преимущества. Пришлось, скрепя сердцем, оставить мысль о таком сюрпризе для конструкторов и вернуться к обычным тренировкам.
  Эх, если бы я занимался этим с самого начала, то за две десятицы команда смогла бы вполне сносно овладеть подобными финтами, здорово выигрывающими в скорости по сравнению с известными всем приемами. Но время было уже упущено, поэтому футбольные наработки теперь придется использовать мне одному. Когда я это осознал, то закончил издевательства над мячом и перешел к следующей части тренировки - работе с иллюзией. Создав аналогичный конструкторскому артефакт из куска деревяшки, я принялся гонять команду, старательно изображая противодействующих им соперников, которых только недавно видел в записях у конструкторов. Поначалу все сильно удивлялись, как это иллюзорные игроки не только действуют грамотно и вполне логично, но и реагируют на их движения, а вскоре привыкли и настолько увлеклись Игрой, что стали работать в полную силу. А именно это мне и было нужно.
  Спустя полчаса, когда команда начала показывать явные признаки усталости, я сделал перерыв и велел вернуться к просмотру записей. Сейчас меня интересовали не сами схемы, а те моменты, где конструкторы по какой-то причине действовали неудачно. На них я останавливался, полагая, что Фаррад давно их проработал, и просил команду найти правильный вариант действий. Когда общими усилиями определялась верная схема, я вновь запускал мысленный проигрыватель, и мы искали способы противодействия, которые затем закрепляли на практике. И хотя таким методом многого было не добиться, я понимал, что непоколебимая уверенность конструкторов в скорректированных схемах может сыграть нам на руку. И пусть в итоге она принесет всего пяток очков, но даже подобной мелочью пренебрегать нельзя.
  Я видел, как игроки постепенно начинали вживаться в отведенные им роли, и действовали уже не так хаотично. У них стали получаться характерные приемы, некоторые схемы угадывались интуитивно, без долгого предварительного обсуждения, появилась хоть какая-то слаженность и взаимовыручка. Но весь этот процесс, несмотря на мои старания, происходил очень медленно, а как его ускорить, я даже не представлял. Мне оставалось только раз за разом активировать артефакт и постепенно усложнять задачи. Кстати, я не только изображал кинопроектор, а периодически формировал амулеты иллюзий и сам включался в Игру, чтобы адепты не забывали, что в их команде вообще-то семь игроков.
  Постепенно утомление команды набирало силу, мне приходилось все чаще устраивать перерывы и давать возможность адептам поработать мозгами. Но вскоре и они начали перегреваться от чрезмерной нагрузки. А когда наступил вечер и с неба стал срываться мелкий дождик, я решил, что на сегодня достаточно, развеял артефакт и скомандовал всем отправляться на ужин. За это время мы успели сделать немало, но все равно я чувствовал, что такими темпами конструкторов нам не догнать. Нужно было найти нечто такое, что уравняло бы наши шансы на победу, но пока я ничего подобного не видел.
  Да, на крайний случай нам с Кисой можно использовать ускорение, но это весьма рискованно. Сколько мы таким образом сможем заработать очков? Десять, двадцать? А потом наша команда останется без нападающих, которые окажутся полностью обессилевшими, и в результате потеряет гораздо больше. Футбольные финты - тоже не вариант. Их нужно использовать только как сильный козырь, так как после пятого раза конструкторы наверняка найдут какой-нибудь способ противодействия.
  Усталая и полностью вымотанная команда плелась к воротам Академии, а я все размышлял над этой проблемой и не видел ее решения. И даже в столовой, где игроки с большим аппетитом уминали поздний ужин, предавшись мечтам о мягкой постели, меня не озарила гениальная идея. Предупредив всех, что завтра с самого раннего утра мы возобновим тренировку, я услышал в ответ лишь сдавленные стоны. Ухмыльнувшись, я попросил адептов не опаздывать, и вместе с друзьями направился в общагу. Надо было пообщаться.
  В комнате Хор сразу рухнул на койку, словно бревно, а все это время державшаяся бодрячком Киса повторила его падение на мою. Поглядев на них, явно находящихся в состоянии блаженства, я недовольно покачал головой. В рассветной школе мне приходилось выдерживать нагрузки раз так в десять интенсивнее, но ничего - выжил, а тут всего полдня легких физических упражнений - и нелюди уже в полном ауте. Странно, я считал их крепче.
  Положив в угол прихваченный с собой мяч, я решительно заявил:
  - Так, пока вы не отрубились, я хочу услышать ответ на один непростой вопрос - что мы можем использовать в качестве противодействия конструкторам? Причем этот прием, средство или что-нибудь иного плана должно быть, во-первых, разрешено правилами, а во-вторых, не применяться в предыдущих Играх. Итак, ваши предложения?
  - Что, уже сомневаешься, что мы сможем победить? - спросил Хор.
  - С такой подготовкой, какую мне сегодня продемонстрировала наша команда, я уверен в обратном, - честно ответил я. - А рассчитывать, что за два оставшихся дня мы сможем на порядок ее улучшить, было бы глупо.
  - Значит, никаких шансов нет?
  - Ну, почему же? Шансы всегда есть, но сейчас они у нас весьма невелики. Просто я прекрасно видел уровень подготовки конструкторов и поэтому интересуюсь, что вы можете посоветовать, так как мои собственные идеи уже иссякли.
  - А почему ты решил спросить об этом у нас? - подала голос вампирша. - Не лучше ли напрямую пообщаться с Ризаком? Он наверняка чем-нибудь поможет, так как сам хочет, чтобы победа досталась боевому факультету.
  - Нет, - покачал я головой. - Если он даже не предложил Златко записи Игры, а предоставил их только тогда, когда его об этом прямо попросили, значит, не будет помогать, опасаясь нарушить негласный договор между деканами. Ведь они, я уверен, будут ставки на нас делать, поэтому подобное откровенное жульничество вряд ли поощряется. Помощь в ответ на четко сформулированный запрос - да, как и, к примеру, предоставление накопителей...
  - ...или весьма редкого артефакта, - подхватила девушка. - Кстати, я знаю, что ты способен быстро запоминать плетения, но так и не поняла, как же ты умудрился так быстро научиться им пользоваться? Ведь для этого нужна немалая практика, иначе мысленные образы окажутся размытыми, а у тебя не только получалось контролировать сложную иллюзорную картинку, но и делать ее максимально достоверной. Ведь у игроков можно было не только рассмотреть каждую родинку на лице, а и увидеть четкие структуры плетений, которые они применяли! Да если бы я не знала об артефакте, то могла бы поклясться, что все это происходит взаправду!
  Ага, так вот, почему улучшились результаты! Адепты подсознательно стали воспринимать иллюзорных игроков, как реальную угрозу. Ясненько...
  - Просто я думаю немного иначе, - я пожал плечами, не собираясь выдумывать реальное объяснение. - Но сейчас речь не об этом. Лучше скажите, у вас есть, что посоветовать?
  - Алекс, ты так и не ответил на вопрос, - напомнил демон. - Почему ты обратился именно к нам? Почему не озадачил всю команду?
  - Да, Хор, ты действительно сегодня переутомился, - хмыкнул я. - Это же вполне логично. Вы пришли из других королевств, обладаете иными знаниями, и даже собственной магией, отличной от имперской. Не может быть, чтобы среди всего массива информации, которым вы владеете, не нашлось ничего полезного!
  Следующие минут пять нелюди сосредоточенно размышляли, а я расхаживал по комнате и планировал распорядок следующей тренировки. Нет, физическую нагрузку лучше снизить, а то мышечная усталость достигнет критической точки, и на Игру адепты заявятся с болезнью Паркинсона в последней стадии, которая даже плетениями не снимется.
  - Эй, вы там не уснули? - спросил я, не дождавшись ответа.
  - Прости, Алекс, мне ничего в голову не приходит, - сонным голосом ответил демон. - Использование магии крови попадает под запрет, так как лимит силы даже для простейших ее применений превышает допустимую норму, а ничего иного я предложить не могу.
  - А за применение нашей магии вообще могут снять очки, - зевнув, сказала вампирша. - Она как раз попадает под пункт о серьезных травмах... Так что можно использовать только мою скорость, но весьма недолго, иначе мне придется кого-нибудь кусать прямо во время Игры.
  - А что, это вариант, - пробормотал я. - И сколько тебе крови потребуется для... скажем, пяти минут работы на сверхскорости?
  - Алекс, ты же это не серьезно? - уточнила девушка, с трудом держа глаза открытыми.
  Поглядев на Хора, я понял, что он уже спит, поэтому решил перенести обсуждение на завтра. Присев на кровать, я спросил вампиршу:
  - Ты к себе пойдешь или здесь спать собираешься? Если второе, то подвинься, потому что на полу я валяться не хочу.
  - Да-да, сейчас уйду... - пробормотала Киса, закрыв глаза и не делая никаких попыток подняться.
  Хмыкнув, я осторожно отодвинул засыпающую вампиршу к стенке, а сам прилег на краешек и моментально погрузился в сон. Сегодня он стараниями подруги представлял собой Игру. На площадке с двумя башнями состязались две команды - моя и Фаррада. Раз за разом мы пытались прорваться к цели и забросить мяч в окно, но конструкторы неизменно нас останавливали. А если мне все же удавалось обойти заслон противников, то очко не засчитывалось, так как некие тормоза не спешили повторять мои подвиги и оказывались за разделительной чертой. Ответные же удары были стремительными, неотвратимыми и совершенно непредсказуемыми.
  Вскоре я начал злиться на свою команду. Ведь как я ни старался, в итоге они сводили на нет все мои усилия. А никакого прогресса не было. Нет, я видел, что уровень конструкторов в этом сне был вполне реальным, тем, который я сам наблюдал во время шпионажа, но и подготовка боевиков также была весьма реалистичной. То есть, хреновей некуда. Они ведь и раньше ею не блистали, а сейчас, когда я начал обучать их новой тактике, всем составом сделали шаг назад. Да, им нужно было время, чтобы привыкнуть и рвануть на два шага вперед, но его-то как раз и не оставалось.
  И поэтому я злился, так как видел, что команда является для меня обузой. Сам я, может быть, и не противостоял бы на равных конструкторам, но представлял бы хоть что-то, а остальные одним только своим существованием лишали меня всех преимуществ. Нет, не все, конечно, но большинство. Вконец разочаровавшись, после одного из раундов я с огромным удовольствием набил морду Златко, а Лихоша со всего размаха запустил в башню, тем самым проделав в ней еще одно окно, после чего попросил Темноту закончить тренировку. Подруга с готовностью погрузила мое сознание в черноту, давая возможность отдохнуть от тягостных размышлений.
  Пробуждение было необычным. Открыв глаза, я обнаружил на своей груди сладко спящую Кису. Она ночью не только обняла меня, но и даже ногу закинула, наверняка чтобы я уж точно никуда от нее не делся. Полюбовавшись вампиршей, я понял, что срочно должен посетить одно укромное место, и попытался аккуратно выбраться из объятий девушки. Однако Киса обучалась в школе разведчиков и наверняка была там отличницей, так как моментально проснулась после первого же моего движения. Подняв голову и оглядевшись, она встретилась с моим взглядом, смутилась и дала мне возможность подняться с кровати. Вовремя, блин, так как мой мочевой пузырь грозил вот-вот лопнуть, и до туалета мне пришлось добираться бегом.
  Умывшись и решив на этом закончить с водными процедурами (все равно сегодня опять тренироваться!), я вернулся в нашу комнату и понял, что Киса не собиралась уходить к себе. Улыбнувшись, я сказал девушке:
  - Доброе утро! Извини, что я так невежливо слинял. Просто сил терпеть уже не оставалось.
  - Ну, это было заметно, ведь ты, выбегая, едва дверь с петель не сорвал, - усмехнулась вампирша. - А вообще, не ты ли постоянно говоришь, что утро добрым не бывает?
  Поглядев в окно, я увидел небо, все так же затянутое облаками, и признал, что слегка погорячился. Это утро совсем не было добрым. А грядущая перспектива шлепать куда-то по земле, обильно смоченной ночным дождиком, настроение не поднимала. Тяжело вздохнув, я принялся рыться в своих вещах, планируя основательно подготовиться к тренировке. На этот раз я решил сделать не только приличную версию артефакта, уже не используя в качестве основы мусор, оказавшийся под рукой, но и захватить накопители, чтобы не выходить за рамки "легенды". От сосредоточенного перебирания материалов, оставшихся после изготовления второго меча некроманта, который я еще десятицу назад подарил довольному Массвишу, меня отвлекла Киса, спросившая с нотками раздражения:
  - Алекс, а разве ты не собираешься пошутить по поводу того, что произошло?
  - Ты это о чем? - не сразу понял я.
  - Неужели ты совсем не хочешь заметить, что я страдаю от отсутствия мужского внимания и рада любой возможности поспать в чужой постели? Или ждешь, пока проснется Хор, чтобы его порадовать тем фактом, что во сне я принялась тебя тискать?
  Поглядев на заметно нервничающую вампиршу, я понял, что с этим делом у Кисы действительно не все в порядке, но вслух сказал:
  - Знаешь, обычно я не такая сволочь.
  Повертев в руке подходящую по размерам кость, я сформировал сложное плетение, которое вскоре уютно в ней устроилось и совсем не собиралось развеиваться. Все-таки подбор материала многое значит для создания артефакта. Вот вчера мне пришлось помучиться, прежде чем удалось поместить магическую структуру в деревяшку, а сегодня процесс прошел, как по маслу.
  - Извини, - наконец подала голос девушка. - Кажется, я сегодня не выспалась.
  - Проехали, - махнул рукой я и принялся искать свои накопители, которыми не пользовался с того самого поединка.
  - А скажи тогда, почему ты не отреагировал на мои объятия? - не унималась вампирша. - Ведь моя поза была весьма возбуждающей, а ты никак не показал даже малейшей заинтересованности... Или же ты бегал в туалет, чтобы?..
  - Да, Киса, ты истинная женщина и угодить тебе невозможно! - раздраженно сказал я, швырнув амулеты на стол. - Демоны раздери вашу хитро вывернутую логику! Сперва возмущаетесь, когда мужик начинает к вам приставать, а когда тот, получив отказ, удаляется восвояси, возмущаетесь, что он не оказался более настойчивым. Тьфу! Короче, объясняю четко и доступно все то, что ты хочешь услышать. Первое - разумеется, ты привлекательная девушка, которая не может оставить равнодушной любого представителя противоположного пола. Второе - между нами уже сложились нормальные дружеские отношения, которые меня полностью устраивают. Третье - развивать их дальше, переводя в постельный режим, я не планирую. И последнее - если этого захочешь ты, я ничего не буду иметь против, но лишь в том случае, если это никак не повредит нашей дружбе. Все понятно?
  Киса смущенно потупилась, а из ее эмоций полностью исчезло раздражение, поэтому я понял, что вопросов больше не последует.
  - Ну и зачем было так орать? - недовольно поинтересовался проснувшийся Хор и зевнул, продемонстрировав нам свою острозубую пасть во всей красе.
  - А не фиг спать так долго! И вообще, шагом марш приводить себя в порядок! У нас сегодня много работы.
  Утренняя тренировка началась за час до сигнала колокола. Не выспавшиеся, помятые и мучавшиеся ноющей болью в мышцах адепты под моим чутким руководством провели разминку, а потом полчасика сражались с иллюзорными противниками, отрабатывая точные передачи и броски. Я даже попросил Кису десяток раз воспользоваться своим ускорением, чтобы потом не было никаких неожиданностей. Молниеносная скорость передвижения девушки привела в восторг всех, но породила глубокое непонимание. У адептов буквально на лбу был написан вопрос - почему она не говорила об этом раньше? Именно поэтому после отработки новой схемы я устроил показательную кормежку, подставив вампирше свою руку для укуса и предупредив, что во время Игры такое же может понадобиться от каждого игрока.
  Команда прониклась и больше не смотрела на Кису с недоумением, хотя некоторые все же морщились, глядя на то, как девушка с наслаждением пила мою кровь. Свою сверхскорость я решил пока не демонстрировать, оставив ее на крайний случай, так как мне-то несколько глотков крови силы совсем не прибавят. А после отработки схемы с вампиршей я решил устроить разминку для мозгов, и мы принялись анализировать записи Игры, схемы, подсмотренные у конструкторов, новые придуманные мной приемы...
  Вскоре нас сменили стихийники, которые в этот раз отчего-то решили прийти пораньше. А пока наша команда завтракала, я снова какое-то время понаблюдал за тренировкой конкурентов. Причем как конструкторов, так и адептов стихийного факультета. Последние не продемонстрировали мне ничего особенного, так что я не стал долго задерживаться на их полянке и сосредоточился на команде Фаррада. Те и не думали менять приемы обучения и все так же прорабатывали каждую схему отдельно с помощью артефактов и амулетов иллюзий, поэтому долго я шпионить не стал, отправившись на лекцию по истории магии, где внезапно задумался над небольшим противоречием, совсем к ее теме не относящимся.
  Ведь адептам, участвующим в Игре, давалось две десятицы на подготовку и, как показывала практика, все это время они уделяли ей, а не обучению. Кроме того, победителям вручались вольницы на еще две десятицы, которые они наверняка тут же использовали. А теперь, внимание, вопрос - как же после месяца занятий всяческой ерундой адептам удавалось догнать уровень своих одногруппников? Понятно, что в игроки отбирались совсем не середнячки, но ведь такой перерыв легко мог сказаться на успеваемости. И что тогда? Исключение? Прекрасная награда за победу! Видимо, Фалиано упустил этот парадокс, когда разрабатывал программу соревнований между факультетами.
  После обеда я повысил темп и сосредоточил свое внимание на практике, чередуя ее с продолжительным отдыхом. За этот день команде удалось добиться очень многого, так что даже потерявший надежду демон воспрянул духом. Я не стал выжимать из адептов все соки, поэтому весь вечер посвятил разбору полетов и корректировке задач. А на следующий день тренироваться нам пришлось под дождем. Вымокли все до нитки, да и грязью оказались запачканы буквально до ушей, зато стихийники почти не мешали и прогнали нас с полянки только на жалкие два часа, решив, что этого им будет вполне достаточно.
  В конце дня я, окончательно присвоив себе функции капитана, разразился долгой и проникновенной речью, сообщив команде, какие они все молодцы и как хорошо поработали, напоследок выразив уверенность в том, что завтра на Игре мы не посрамим честь боевого факультета, покажем соперникам кузькину мать и все в таком духе. Этим я окончательно убедил всех в том, что мы сможем выиграть. Всех, кроме себя. Я-то прекрасно видел, что конструкторы значительно превосходят нас в умениях и подготовке, но надеялся, что именно это победное настроение увеличит наши шансы и сделает их если не обнадеживающими, то хотя бы приемлемыми.
  На следующий день погода продолжала радовать нас облачностью, но дождик, ко всеобщему облегчению, на время устроил перерыв. Утром ректор вновь организовал торжественную линейку, попросил команды факультетов выйти вперед и разразился длинной речью о третьем этапе соревнований, которую я благополучно пропустил мимо ушей. Лишь в самом конце Фалиано удосужился выдать конкретную информацию. Он сообщил, что Игра будет проходить три дня. Согласно результатам жеребьевки, на которую непосредственных участников отчего-то не пригласили, в первый будет проведено состязание между боевиками и стихийниками, во второй выяснением отношений займутся целители и конструкторы, а победители обеих встреч сойдутся в поединке на третий день, который и определит чемпиона.
  После этих слов мою команду охватил легкий предстартовый мандраж, а я только пожалел, что излишне сосредоточился на конструкторах и совсем упустил из виду, что нам придется состязаться еще с одной командой. Напрасно. Хотя я примерно представлял себе уровень стихийников, их манеру действий и был уверен, что мы выиграем, но заранее подготовиться к встрече не помешало бы. Напоследок сообщив, что состязание начнется сразу после обеда, ректор пожелал нам и стихийникам удачи, а потом распустил всех, так как первые два занятия никто не думал отменять.
  Моя команда сразу же пожелала отправиться на полянку и провести последнюю тренировку, но там нас поджидал облом в виде прямоугольного квадрата на месте башни. Я сперва возмутился фактом наглого воровства, и хотел было отправиться за стихийниками, чтобы рассказать им, как они неправы, но Нивед, быстро сообразивший, что я очень мало знаю об Играх, объяснил мне ситуацию. Оказалось, никто не собирался сооружать еще две башни для проведения Игры, вместо этого уже существующие перемещались на большую площадку, находившуюся неподалеку.
  Я заинтересовался и вместе с командой отправился осмотреть место будущей схватки. Площадка оказалась действительно большой, намного больше обычного баскетбольного поля. Трава на ней уже была старательно подрезана, а несколько адептов, которым не повезло получить направления на общественные работы, сейчас старательно устанавливали нашу башню на отведенное ей место. Судя по небольшим колышкам и другим отметкам на земле, сюда еще должны были притащить трибуны для зрителей, которых наверняка нужно как-то защищать от случайных попаданий атакующих плетений, так что, по всей видимости, работа по обустройству только-только начиналась.
  Понаблюдав за матерившимися адептами, которые никак не могли поставить башню ровно, я предложил вернуться на нашу полянку и немного размяться. Возражений не последовало, поэтому мы часик позанимались, покидали друг другу мячик, и пошли завтракать. Затем, чтобы хоть как-то отвлечь игроков от томительного ожидания, я велел всем разойтись на занятия. Не знаю, как остальным, но мне это вполне помогло. Поболтав с Велиссой в свое удовольствие, я вдобавок узнал, что мячи для Игры действительно делали по рецептам ее учителя, а необходимым компонентом для придания коже характерных свойств служила драконья чешуя. Вот только все детали целительница мне так и не сообщила, мотивируя это тем, что у нее нет материала, чтобы продемонстрировать этот способ на практике, а словами его никак не объяснить.
  Дождавшись обеда, я собрал свою команду и тщательно проверил, чтобы они не прихватили с собой какие-нибудь амулеты или накопители. Проверка оказалась весьма нужной, так как после нее мне пришлось сбегать в общагу и оставить там свои разговорники, изрядно повеселив этим остальных. А потом мы влились в поток адептов, покидающих стены Академии и вместе с ними отправились на площадку. Та уже была полностью подготовленной. Трибуны, почетные места для преподавателей, четыре удобных кресла для судей, две надежно закрепленные башни, разделительная полоса, представлявшая собой светящуюся линию на земле, и защитный барьер, сейчас неактивный - все это терпеливо дожидалось начала Игры.
  Кстати, было и табло, которое представляло собой черную доску, видимо, притащенную из какой-то аудитории, с двумя амулетами иллюзий, сейчас демонстрировавшими два больших огненных ноля. Оно располагалось на противоположном от трибун краю площадки, поэтому было видно и зрителям, и игрокам. Рядом с ним стояли два адепта, один в красной, а другой в синей форме, которые и отвечали за его работоспособность. А возле судейских кресел находился еще один нужный элемент - большие песочные часы, один оборот которых, судя по их размерам, равнялся одному тайму.
  Сперва я хотел было направиться прямо на площадку, но Денир пояснил мне, что для игроков отводится особое место, где они могут спокойно дождаться начала, или скоротать время перерыва. Какое там особое место! Небольшой пятачок посреди леса, где нас поджидали две деревянные лавки. Я даже разочаровался слегка, что организаторы не могли устроить нам что-нибудь типа полноценной раздевалки, но потом убедился, что кусты и деревья неплохо укрывают нас от взглядов толпы, и решил - сойдет.
  На этих лавочках мы и уселись. Я даже успел провести последний инструктаж, прежде чем появился адепт-боевик и сообщил, что настал наш выход. На площадке уже был активирован простенький защитный барьер, загораживающий трибуны, собрались все желающие понаблюдать за Игрой, а судьи в полном составе восседали в своих креслах. Появление нашей команды было встречено восторженными криками болельщиков, но и стихийники удостоились не меньших оваций. Голос ректора, усиленный несложным плетением возвестил о том, что в этом поединке согласно предварительной жеребьевке мяч достается нам, и попросил игроков занять свои места.
  Ну, результат жеребьевки, прошедшей опять-таки без нашего участия, и так был понятен, ведь мячик, по виду ничем не отличавшийся от того, с каким тренировались мы, уже лежал на нашей половине площадки. Подняв его в руки, я проверил вес и признал его удовлетворительным. Нет, он слегка отличался от привычного, но не настолько, чтобы сразу требовать замену. Шепнув команде пару слов о первой схеме, я подошел к разделительной черте с намерением перед поединком поприветствовать капитана команды соперников, но никто из стихийников не спешил выходить мне навстречу. Вместо этого игроки в синей форме отступили к башне и приготовились к отражению атаки. Пожав плечами, я обратил свое внимание на Фалиано, который держал в руках простенький амулет, по всей видимости, своеобразный свисток. Спустя несколько секунд ректор понял, что команды готовы, и активировал его. Над площадкой поплыл резкий звук гонга, а адепт-конструктор в тот же миг перевернул песочные часы.
  Игра началась.
  
  Глава 32. Игра
  
  Я метнулся вперед, сформировав перед собой десяток щитов, и краем глаза отмечая, что так же поступили и остальные. Они тут же приняли на себя плетения стихийников, которые так и не смогли нас замедлить. Тогда сразу трое из команды соперников бросились мне наперерез, стремясь завладеть мячом и вовсю применяя захваты, от которых я пока благополучно уворачивался. Наверняка они предполагали, что я постараюсь обойти эту группу, так как с боков меня поджидала еще парочка, но вместо этого я пошел на таран, вынудив троицу сплотить рады и нагружать мои щиты всевозможными плетениями. За миг до столкновения я швырнул мяч Кисе, которая в это время бежала по краю площадки, а сам окутался защитой и буквально отшвырнул со своего пути центрального стихийника.
  А как вы хотели? Прямой удар всей массой гораздо эффективней десятка воздушных кулаков. Выпустив несколько захватов, я захлестнул ими двух игроков, преградивших путь Кисе, и заставил их поцеловаться друг с другом, а затем пробежал вперед, совсем не обращая внимания на нагрузку, которой подвергался мой кокон. Как раз в это время Киса, отвлекшая внимание защитников на себя, швырнула мяч в мою сторону прямо через головы стихийников. Подпрыгнув, я запустил огненным шаром прямо в лицо девушки с плетением левитации и ударил по мячу ладонью, подправив траекторию этого снаряда. Мой расчет оправдался - защитница оказалась ослепленной яркой вспышкой и не смогла задержать мяч, который влетел точнехонько в окно на башне. И воздушный кулак, приласкавший меня в плечо, когда защитный кокон развеялся, уже не мог ничего сделать.
  Приземлившись на землю с мягким перекатом, я услышал уже знакомый звук гонга и голос ректора, перекрывающий шум толпы болельщиков, который сообщал о том, что очко достается команде боевого факультета. Пока стихийники поднимали выкатившийся мяч, мы вернулись на свою половину и заняли оборону. Ну, со стороны казалось именно так. Поэтому когда наши противники дождались сигнала Фалиано, и ринулись в атаку, они были сильно удивлены тем, что мы кинулись им навстречу.
  Столкновение произошло в районе светящейся полосы. Наученный горьким опытом адепт, которого я снес только что, выставил перед собой щит, который должен был меня остановить, но я просто поднырнул под ним и неожиданно отскочил в сторону, к стихийнику с мячом, которого прикрывали сразу двое. Столкнувшись с ним, я выхватил мяч у него из рук и уже сам с помощью щитов придержал группу поддержки, одновременно с этим швырнув снаряд в окно и заорав:
  - Время!
  В этот момент все игроки моей команды прыгнули вперед, стремясь любым способом оказаться за разделительной чертой. Надо отметить, им никто и не препятствовал. Стихийники всем составом бросились к башне, рассчитывая первыми оказаться у мяча, который отскочит от ее стены. Но мой бросок был точным, и вскоре голос ректора возвестил о еще одном очке, заработанным нашей командой. Мы снова вернулись на исходную, но следующий забег оказался неудачным. Нам не удалось заполучить мяч, а стихийники, прорвав слабую цепь адептов, даже не планировавших оборону, оттолкнули захватами взвившегося в воздух Лихоша с траектории полета мяча и заработали очко.
  Подобрав мяч, я коротко объяснил команде следующую схему и дождался сигнала. Как я и предполагал, стихийники не стали перенимать нашу манеру и поджидали нас на своей половине поля. Сосредоточившись на мне, они совершенно упустили из виду Кису, которая прошмыгнула мимо защиты противника, занятого атакой Хора и Златко, приняла мою точную передачу и, отшвырнув прочь девушку-защитницу, забросила мяч в башню.
  Однако, наша ликующая команда тут же оказалась наказанной - ответный ход стихийников не оставил нам ни единого шанса, а Денир, лишившийся защиты, перегруженной плетениями, заработал перелом руки. К счастью, не сложный, поэтому, наложив простую лечебную структуру, я приказал ему не спать и пользоваться щитами. Контратака, на острие которой снова находился я, вышла стремительной, но совсем безрезультатной. Пробившись сквозь заслон защитников, я сумел каким-то чудом забросить мяч в окно, несмотря на то, что его даже попытались отбить, но очко нам не засчитали. Стараниями стихийников Лихош так и не успел пересечь разделительную черту.
  Вспомнив сон, подаренный мне Темнотой, я понял, что он начинает воплощаться в реальности, и постепенно начал заводиться. Посоветовав стражу больше не щелкать клювом, я организовал оборону и встретил новую атаку противника во всеоружии. Сумев пробить защиту, возведенную вокруг нападавшего, я приласкал его воздушным кулаком, а выпавший мяч подхватила Киса, которая скользнула в организованную Златко и Хором брешь и метнулась к башне, на ходу укрывая спину многочисленными щитами. На этот раз нам всем удалось пересечь разделительную черту, хотя Денира мне пришлось подтаскивать магическими захватами. А следующее очко досталось стихийникам, так как Златко, сумевший отнять мяч, тут же получил огненной плетью и не смог грамотно передать его мне.
  Вот так и повелось. Стихийники действовали продуманно, уверенно выполняя отрепетированные схемы, а мы своими спонтанными действиями разрушали большинство из них и зарабатывали очки. Но стоило хотя бы одному из нашей команды ошибиться, недоглядеть или просто отвлечься, как тут же противник наверстывал упущенное. Вскоре стихийники определили наши главные фигуры и начали откровенно прессинговать меня и Кису. В одной из атак мне вывихнули руку магическим захватом, сильно обожгли кисть, а Кисе сломали пару ребер.
  Но и мы были не лыком шиты. Вычислив нападавших, мы больше не давали им совершать прицельные броски, которые у остальных членов их команды получались значительно хуже. Показал, на что способен, и Нивед. После того, как он умудрился в одиночку разметать атакующий центр стихийников и добыть мяч, соперники стали относиться к нему с заметной опаской, чем я не замедлил воспользоваться, ставя нашего берсерка во главе отвлекающих маневров.
  Пару раз мы применяли четко отработанные финты. К примеру, когда во время нашего нападения впереди выстроилась цепочка стихийников, мы сформировали сотню огненных шаров, а пока защита противников справлялась с пламенем, синхронно подпрыгнули и благодаря плетению левитации преодолели этот мощный заслон. А убрать от окна девушку-защитницу было делом двух секунд. Кстати, я искренне недоумевал, кому же пришло в голову поставить в защите это слабое и хрупкое существо. Ведь реально она ничего не могла противопоставить нам с Кисой и только при поддержке своих была способна хоть как-то отражать точные удары. Но мы раз за разом пользовались этим и только мысленно благодарили капитана стихийников за такую оплошность.
  Когда до конца первого тайма оставалось еще минут пять, я увидел, что наша команда потихоньку начинает сдавать. Участились ошибки, которыми тотчас же пользовались соперники, атаки перестали быть стремительными и не всегда приносили результат, мы подряд пропустили четыре мяча. Короче, игроки устали и уже не могли выдерживать нужный темп, так что вся игра легла на наши с Кисой плечи. Мы кое-как держались, но вскоре вампирше пришлось из-за серьезной травмы покинуть площадку и некоторое время залечивать открытый перелом ноги. Радовало то, что стихийников за это лишили двух очков, но огорчала невозможность нашей дальнейшей грамотной работы. Так что в последующие минуты мне удалось заработать только одно очко, а противнику досталось целых три.
  А когда вернулась Киса, мы показали гадам, что значит слаженные действия двух нападающих, и сумели забросить мяч в башню соперников, после чего ректор объявил о том, что настало время перерыва. Поглядев на табло, я обнаружил, что мы ведем в счете. 44:37 было весьма обнадеживающим результатом, но я не спешил радоваться, так как нам предстоял еще второй тайм, который наверняка окажется намного сложнее первого. Проводив взглядом стихийников, я пошел следом за боевиками на наше место отдыха, гадая, что за подлянку готовит соперник и как нам теперь умудриться не проиграть. Вот только моя команда совсем не обращала внимания на мое хмурое выражение лица. Развалившись прямо на земле, они уже начали праздновать победу, о чем явно свидетельствовали их эмоции.
  - И чему, интересно, вы радуетесь? - ехидно поинтересовался я у игроков.
  - Так ведь хорошо начали! - весело отозвался Лихош.
  - И что, думаете, победа уже у вас в кармане?
  - А разве нет? - удивился Златко. - Ведь нам остается отыграть еще столько же, а стихийники уже выдохлись, раз позволяют себе грубую игру.
  - Что, неужели, все так считают? - поинтересовался я у остальных.
  Молчаливое согласие было мне ответом. Радовало лишь то, что вампирша основательно задумалась, да Хор смотрел на меня с настороженностью, ожидая, какую гадость я им приготовил.
  - А теперь послушайте меня. Мы победили в первом тайме только потому, что нам позволили это сделать стихийники. Они рассчитывают на то, что сейчас мы расслабимся и станем легкой добычей. Я прекрасно видел, что, в отличие от вас, они удалялись с площадки бодрой походкой, а не плелись, как уставшие клячи. Значит, наш противник грамотно рассчитал свои силы и возможности, а это свидетельствует о том, что они уверены в своей победе. Они дали нам фору, но рассчитывают легко ее компенсировать, не поясните, почему?
  - Ты считаешь, что у них спрятан клинок в рукаве? - уточнила Киса.
  - Умница, возьми с полки пирожок! Стихийники действительно имеют в запасе какой-то прием, к которому мы наверняка окажемся не готовыми. Да, сейчас вы мне не верите, думаете, что я зря беспокоюсь, но скажите, кто-нибудь из вас удосужился просканировать эмоции соперника? Что, ума не хватило? А зря, ведь тогда бы вы, как и я, смогли узнать, что вместо вполне логичного разочарования они чувствовали азарт! Нужно пояснять, что это означает, или сами догадаетесь?
  Головокружение от успехов постепенно проходило, и команда проникалась всей серьезностью ситуации. Поэтому я закончил разнос, сформировал шесть сложных общеукрепляющих лечебных плетений и активировал их, надеясь хоть таким способом снять усталость игроков, а сам перешел к указаниям:
  - Значит так, во-первых, укрепляем защиту. Лихош, Денир, при атаке внимательно контролируйте действия стихийников и при необходимости сделайте все, чтобы их удар не достиг цели. Разрешаю использовать финт с окном. Во-вторых, действуем с вариантом прорыва, так что не зевайте и не растягивайтесь цепью. В-третьих, контролируйте воздух. Если противник не использовал левитацию при атаках, то это еще не значит, что он от нее отказался. А может, он таким образом усыплял нашу бдительность? Дальше, Златко, Хор, берегите Кису. Если повторится ситуация с грубой игрой, так легко мы уже не отделаемся, ведь простейший подсчет показывает, насколько это выгодно стихийникам. Кроме того, если будет совсем плохо, используем вариант с иллюзией номер два, всем быть к нему готовыми. А еще...
  Я распинался минут десять, пока работали мои плетения, а потом аналогичным образом растянулся на сыроватой земле и уставился в небо, давая отдых натруженным ногам. Мне не было нужды пользоваться магическим подспорьем, как и подстегивать восстановительные процессы в организме. Для меня подобная нагрузка оказалась пустяковой. Но долго наслаждаться передышкой нам не дали. Вскоре появился знакомый боевик и передал, что время перерыва истекло. Команда поднималась с тяжкими вздохами. Было видно, что ребята в первом тайме неоправданно выложились, так что даже мои плетения не слишком помогли, но поделать уже ничего было нельзя.
  На площадке нас уже поджидали соперники. Бодрые, веселые и не показывающие ни малейших признаков усталости. Вот они-то наверняка загодя подумали об этом и точно использовали все разрешенные средства для снятия своего утомления. Так как мяч оставался у стихийников, мы приготовились к защите. Дождавшись сигнала, я и Нивед бросились навстречу атакующей команде, но точные передачи свели на нет все наши усилия, поэтому мяч нам добыть не удалось.
  А дальше все было совсем плохо - легко и элегантно стихийники пробили брешь в защите, но когда наши стали ее заделывать, применили левитацию, обошли Златко с Хором, отшвырнули прочь Денира, заняли щитами Кису и попытались забросить мяч в окно. Однако героическим усилием Лихош все же сумел противостоять сразу трем магическим захватам, схватившись за край окна, и отбить мяч в сторону, где его тут же подхватил я. Надо отметить, что после этого парня тут же наградили воздушным кулаком, в кровь разбив лицо, но он не растерялся и вместе со всеми кинулся в атаку, которая была весьма невежливо прервана звуком гонга.
  - Команда боевого факультета теряет мяч и получает предупреждение за недопустимые действия! - сообщил ректор.
  - ...! - выругался я, бросив мяч на поле соперников.
  На данную уловку я очень рассчитывал. Ведь адепт с активным плетением левитации становится весьма уязвимым, а вот тот, у которого появляется точка опоры, может с успехом противостоять практически всем атакам. Но не сложилось. И хотя в правилах разрешалось случайное касание башни, данный случай в эту категорию, что обидно, не попадал.
  Вернувшись на исходную, я приказал идти на прорыв, и при следующей атаке мы встретили стихийников на середине площадки. С помощью огромного количества захватов мне удалось выдернуть из-под защиты адепта с мячом, которым тут же завладел Хор и точно передал его Кисе, обходившей соперников с фланга. С помощью левитации я миновал оборону стихийников, а затем получил подачу вампирши и направил мяч прямиком в окно. Вот только он в него так и не попал, хотя траектория была идеальной. Мне помешал слабый ветерок, который слегка замедлил полет мяча, из-за чего тот ударился в край окна и отскочил в сторону, прямо в руки стихийника. Тот не замедлил этим воспользоваться и сделал точную передачу, пока Лихош считал ворон. В результате противник заработал еще одно очко, а я несколько косых взглядов.
  Да ладно вам! Ну, подумаешь, ветер не учел! Все могут ошибиться, в следующий раз буду швырять сильнее. Однако когда наша новая атака удалась, а я, не решаясь рисковать, запустил мяч уже с близкого расстояния, воспользовавшись тем, что Златко справился с одиноким защитником у башни противника, то и этот удар не достиг цели. Внезапный порыв ветра вынудил мяч снова удариться в край окна и опять же приземлился в руки подоспевшего стихийника. Но на сей раз мы были наготове и не позволили противнику воспользоваться удачным моментом, а Киса, которой удалось перехватить передачу, отправила мяч точно в окно.
  - Что за на фиг! - гневно воскликнул я, когда тот снова срикошетил от края.
  Нет, один-два раза такое еще могло произойти, но третий уже наводит мысли о системе, которая не сулила нам ничего хорошего. Используя двух стихийников в качестве опоры, я оттолкнулся от них ногами и успел подхватить падавший мяч до того момента, как он снова оказался в руках противника. Чувствуя, как меня обвивают магические захваты, я резко бросил мяч в окно и тут же могучий рывок едва не оторвал мне руки и швырнул на землю. Пока я приходил в себя, мотая головой, ректор объявлял о том, что очко досталось нам. Да я и сам слышал, как мяч, чиркнув кожей о край окна, сейчас глухо стучал внутри башни.
  Размышляя о случайностях, я приходил к выводу, что они были вовсе не случайными. Осталось только понять, кто же является козырной картой стихийников, но это можно сделать только при атаке. Удалившись на свою половину поля, мы приготовились к защите, но в этот раз она не сработала, и противнику досталось еще одно очко. Отдав указания остальным, я передал мяч Кисе, встал на острие клина и после сигнала метнулся вперед. Нагрузив коконы двух противников, я вынудил их раскрыться, а затем наградил воздушными кулаками, как самым лучшим средством для ошеломления. Еще одного захватил несколькими магическими захватами и с размаху приложил о землю. Что, не нравится? А каково мне было?
  В это время Златко с Хором благополучно устранили двоих на своем пути, развеяв щиты и просто снеся их своими массивными тушами, а Киса сделала точный бросок. Это я отмечал лишь краем глаза, пока Нивед сдергивал стихийника, закрывающего своим телом окно, а все внимание уделил девушке, оставшейся в стороне от событий. Вот она замерла и всего на мгновение потеряла контроль над своим коконом, который сразу же "потек", а в следующий миг я услышал глухой удар мяча о стенку башни. Так вот он какой, неизвестный козырь! А я-то гадал, зачем стихийники определили эту слабенькую мышку в защитники? Но оказалась, что она всем защитникам защитник! Благодаря наработанной технике слияния с воздухом она делает безрезультатными наши дальние броски и сводит на нет все наше преимущество.
  Разумеется, отскочивший мяч подобрал стихийник, оклемавшийся после моего удара, но тут же потерял, так как Златко с Хором не дали ему сделать передачу, а разбили все щиты и довершили мою работу, отправив в беспамятство. Подхватив мяч, я засветил десятком огненных шаров в стихийницу, чтобы та и не помышляла мне мешать, а сам сделал весьма точный бросок, принесший нашей команде еще одно долгожданное очко.
  Да, грубую игру нам не засчитали, а пострадавшего адепта быстро привели в чувство магическим нашатырем и простым лечебным плетением. Возвращаясь на свою половину, я размышлял над тем, стоит ли самому придерживать подобный козырь. Ведь изначально я планировал придержать его для встречи с конструкторами, но такая напряженная игра может обернуться для нас проигрышем, а нужно ли так рисковать? Не определившись с ответом, я решил посмотреть на развитие событий, так как раньше времени раскрывать способности, о наличии которых Фаррад даже не подозревал, весьма глупо.
  Подойдя к остальным, я коротко сообщил новую вводную:
  - Внимание. Девушка в команде соперников владеет слиянием с воздухом, так что Лихош, Денир, при атаке, в момент броска мяча плюйте на все и нагружайте ее защиту. Все ясно?
  К сожалению, это не сильно помогло, так как стихийники сообразили, что их секрет раскрыт, и теперь старались всячески оберегать защитницу, как мы Кису. Это стоило нам напряженной борьбы и значительного сокращения разрыва в счете, который почти сравнялся за какой-то десяток минут. Вот тогда я понял, что больше рисковать нельзя, в момент следующей атаки стал ветром и не только оттолкнул в сторону адепта, мешавшего броску Кисы, но и помог мячу противостоять злому потоку воздуха, который спешно организовала стихийница.
  Однако в следующий миг я весьма удивился, так как громогласный голос ректора сообщил:
  - Команда боевого факультета лишается трех очков за нарушение правил.
  - Хрена себе! - выдохнул я и решительно направился к судьям на разборки.
  Однако, подойдя к самому барьеру, я не стал сразу качать права, кричать: "Вы что, с ума все посходили?" или нечто в том же духе, а вместо этого вежливо поинтересовался у Фалиано:
  - Прошу прощения, милорд ректор, вы не могли бы объяснить мне, за что конкретно наша команда лишилась очков?
  - Ты нарушил правила, применив недопустимое магическое воздействие, - серьезно ответил ректор, пряча в глазах смешинку.
  Ну да, ему, блин, весело наблюдать за тем, как я с трудом пытаюсь сдержать свой гнев!
  - Но ведь до моего нарушения игрок из команды стихийного факультета проводил аналогичное воздействие неоднократно, так почему же вы оставили это без внимания?
  На этот вопрос мне ответил Ралин:
  - Алекс, Дирана использовала обычное воздействие на стихию, а ты провел полное слияние, которое по энергетическим затратам считается запрещенным к применению в Игре. Теперь понятно?
  Вашу мать! Такой козырь был, такие надежды подавал, а его даже не побили, а смахнули в отбой, не глядя! Обидно, блин! Но я постарался, чтобы на моем лице не отразилось разочарование, и вежливо ответил мастеру:
  - Да. Спасибо, что разъяснили.
  Развернувшись, я пошел к своей команде, а когда та поинтересовалась, за что нас лишили очков, разразился длинной тирадой на шипящем языке Кисы, которую умудрился запомнить не так давно. Судя по тому, что вампирша неосознанно поморщилась, смысл этой тирады был намного ниже пояса, да и количество этажей наверняка зашкаливало.
  - Ничего не понял, - признался Лихош. - Ты нормальным языком объясни.
  - Слияние с воздухом использовать запрещено. Будем противодействовать стихийнице Диране обычными мерами.
  - Может быть, мне уже стоит использовать скорость? - поинтересовалась Киса.
  - Не в этой схватке, - покачал головой я. - Иначе мы останемся ни с чем на встрече с конструкторами. После отражения этой атаки используем вариант с иллюзиями.
  Выстроившись компактной группой, мы приготовились и по сигналу гонга бросились на противника всем составом. Несмотря на всю нашу решимость, стихийники сумели нас обойти, но очка так и не заработали, так как одного из игроков нам удалось во время броска вытолкнуть за разделительную черту. А когда мы поменялись ролями, я и остальные сформировали простенькие амулеты иллюзии, внедрив их в манжету наших курток. По сигналу гонга я активировал амулет и превратился в многорукого Будду, в каждой руке которого был мяч. Швырнув настоящий мяч Ниведу, я остался на месте, чтобы полет иллюзорных мячей не оказался смазанным. Остальные игроки сделали вид, что поймали эти мячи, в тот самый миг активировав свои амулеты. В результате у каждого из команды, кроме меня, разумеется, оказалось по мячу и определить, какой из них настоящий, стихийникам было невозможно. Ведь даже защитные коконы никто, кроме меня, формировать не стал, ограничившись щитами. А потом мы кинулись в атаку.
  Разумеется, никто так и не смог догадаться, что я швырнул настоящий мяч крайнему в ряду, причем очень неудобным движением, но мы отработали этот финт не единожды, и сейчас он принес нам очко. Сосредоточившись на центре цепи, стихийники не заметили проход Нимоша, который и забросил мяч, пока двое наших упорно отвлекали Дирану, оставшуюся без своих телохранителей. Ответная атака оказалась успешно отбитой, но второй раз наш финт сработал лишь отчасти. Все равно перед башней противника разгорелась нешуточная борьба, которая в итоге закончилась в нашу пользу, хотя с переломами, ожогами и потерей сознания.
  Пока Лихоша приводили в чувство, а Златко залечивали поврежденную ногу, я сорвал с себя практически полностью сгоревшую куртку, отшвырнул ее подальше и перевел взгляд на табло. Счет был неутешительным - мы все еще отставали на одно очко, а судя по песку в часам, у нас оставалось не больше десяти минут, которые стихийники наверняка используют на полную катушку. И тогда я решил открыть еще один козырь, который упрямо приберегал.
  - Ребята, вариант "Снайпер"! - скомандовал я остальным, когда мы вернулись на свою половину.
  - Давно пора! - отозвался прихрамывающий Златко.
  На этот раз игра была весьма жесткой. В тяжелейшей борьбе Ниведу удалось отобрать мяч у стихийников, а потом перекинуть его мне.
  - Давай! - заорал я, отмечая, как все ринулись к разделительной черте, после чего со всего размаха ударил ногой по подлетающему мячу.
  Этого уж точно никто не ожидал, поэтому меня и рискнули оставить в стороне от событий. Мяч угодил точно в окно, и очко было засчитано, так как все игроки нашей команды успели оказаться на половине поля противника. Счет сравнялся, но разозленные стихийники были намерены вырвать у нас победу. И вот тут мы показали восхищенным зрителям, как действуют настоящие берсерки. Не обращая внимания на ушибы, ожоги, превращенные в отбивную лица, мы раз за разом бросались на соперников, с боем вырывая у них из рук мяч, а потом я демонстрировал всем свой коронный удар, который не могла остановить даже Дирана.
  Разумеется, нам не всегда это удавалось. Борьба была весьма яростной и стихийники не сдавались так просто, сражаясь за каждое очко. Однако мой финт оказался весьма действенным и наша команда медленно, но верно начала увеличивать отрыв. Когда разница на табло была уже в три очка, стихийники достали свой последний козырь. Один из парней принялся разжижать землю у нас под ногами и устраивать капканы на нашей территории, но мы доказали всем, что боевики без сапог двигаются еще быстрее. Теряя по дороге портянки, мы стремительно прорвались к башне противника и сумели еще раз забросить мяч.
  А последней каплей стало водяное лезвие, которое мы не сразу заметили. После него Хор не смог продолжить поединок, едва не потеряв ступню, но за это стихийники лишились двух очков, а в оставшееся время смогли отыграть лишь одно. Когда вниз упали последние песчинки в часах, прозвучал сигнал гонга, в последний раз за сегодня, а ректор торжественно объявил:
  - Со счетом шестьдесят девять - шестьдесят четыре победила команда боевого факультета!
  Зрительские трибуны встретили это сообщение бурными овациями и громкими проклятиями. Не все были довольны, что стихийники выбыли из Игры, но на то она была и игра, чтобы определять лучших. Мы же подобрали свои сапоги с портянками, и пошли лечить Хору ногу. Рана оказалась весьма серьезной, потребовалось даже вмешательство Велиссы, но это не остановило счастливых боевиков, которые решили поздравить свою команду с победой.
  Сказать по правде, ни я, ни остальные игроки не были рады этому факту. Да, мы улыбались, выслушивая восторженные отзывы любителей подобных зрелищ, кивали головой на заявления типа "Мы в вас верили! Мы знали, что вы не подведете!" и тому подобное. Но мы не ощущали никакого счастья, радости или просто удовлетворения, а только усталость и неумолимое желание прилечь хотя бы на несколько часиков. Выложившись на последних минутах Игры, мы не могли даже толком насладиться своим триумфом.
  Когда нога Хора стараниями целительницы была приведена в порядок, команда боевого факультета в полном составе попрощалась с болельщиками и оправилась в душ смывать грязь, пот и усталость. А после водных процедур мы, умиротворенные, одетые в жалкие остатки формы, разошлись по своим комнатам. Демон, рухнув на свою койку, моментально вырубился, а я еще понежился на мягкой перине, анализируя происшедшее. Да, наша команда выиграла этот поединок, но очень дорогой ценой. Мы потеряли пару козырей, которые так и не сыграли, лишились еще нескольких, выставив их на всеобщее обозрение, а кроме того продемонстрировали практически все заготовленные ранее схемы. Так что для схватки с конструкторами у нас остается лишь моя и Кисина сверхскорость, а также пара-тройка незначительных финтов, на которые не стоило слишком рассчитывать.
  В общем, выходило, что мы оказались лишь немногим лучше стихийников. И здесь появляются два неприятных факта, которые в дальнейшем нам сулят большие проблемы. Первый - все видели, что одержать верх нам удалось с большим трудом. Да, если бы я заранее предполагал встречу со стихийниками, то именно это и постарался бы продемонстрировать, чтобы конструкторы не догадались о нашем истинном уровне подготовки. Но все получилось само собой, а это было печально, ведь на записях мы отмечали, что конструкторы намного превосходили стихийников в технике, которой так не хватает нам.
  А второй - победа досталась боевикам лишь благодаря мне, чего уж тут скромничать. Я лично принес команде почти две трети очков, а остальные заработала Киса. И только в редких случаях удавалось отличиться кому-нибудь из нашей группы поддержки. А у конструкторов, как я видел на тренировках, почти все игроки могут с успехом выполнять роль нападающего. Так что было ясно - теперь меня с Кисой постараются и близко не подпускать к мячу, а на меня вдобавок объявят самую настоящую охоту. Ведь если я получу серьезную травму, команда останется практически беззащитной. А ведь существует еще и немалый риск моей смерти. Да, тогда победа достанется команде боевого факультета, но кого это будет волновать в тот момент, когда во мне опознают Темного мага?
  В общем, чем больше я размышлял, тем яснее становилось, что выиграть мы не сможем при всем желании. К сожалению, конструкторы нам не по зубам. И даже козырь в рукаве в виде сверхскорости не сможет помочь. Да, можно было передать остальным знания рассветной техники боя вместе с интуицией, но я не хотел делать такие подарки случайным людям. И если с Хором и Кисой я еще мог поделиться, то раскрывать свой секрет остальным было бы верхом глупости. К тому же, у игроков все равно не получится за оставшиеся пару суток уверенно овладеть всеми навыками и научиться доверять своему шестому чувству. Поэтому не стоило и пытаться. Нужно было придумать что-то еще, но сейчас в моей голове было пусто, поэтому я не стал больше насиловать себя и отправился к подруге.
  На следующий день мы проснулись рано и до завтрака успели побывать на площадке, где размялись и немного покидали мяч, пока не появилась команда целителей, которая вежливо попросила нас свалить и не мешать им готовиться к схватке. Вполне искренне пожелав им удачи, мы выполнили эту просьбу и отправились в столовую. А там присутствующие вовсю перемывали нам косточки, обсуждая детали вчерашнего поединка. Стихийники всерьез доказывали, что наша футбольная уловка является нечестной, упирая на то, что раньше таким никто не пользовался. Ну а боевики ехидно отвечали, что все то, что не запрещено правилами, - честно. Просто нужно было готовиться лучше.
  Я с Кисой и Хором хотели насладиться завтраком в уголке, но, увидев нашу команду, коллеги с боевого факультета, решили продолжить вчерашние поздравления. И хотя было видно, что нелюдям всеобщее внимание в тягость, да и мне никакого удовольствия выслушивание хвалебных речей не доставляло, я не стал прерывать чествование победителей, так как остальным игрокам очень нравилось греться в лучах славы. Ну, они это заслужили, выкладываясь на полную катушку, поэтому я не стал обрывать миг их триумфа. Лишь, улучив момент, подхватил демона с вампиршей под локоток, и отвел на наше привычное место, подальше от радостных адептов.
  Ей богу, поздравляют, как будто мы уже стали чемпионами! Весьма преждевременно. Но шут с ними, нужно срочно подыскивать новые козырные карты.
  - Помните наш недавний разговор? - поинтересовался я у друзей, когда мы жадно набросились на пышную сладкую выпечку. - Вы за это время не придумали ничего, способного удивить конструкторов?
  - Ты полагаешь, что скорости Кисы и твоего варианта дальних бросков будет недостаточно? - спросил демон, разом потеряв все приподнятое настроение.
  - Да.
  Хор выругался сквозь зубы на своем языке и хмуро уставился на недоеденный пирожок.
  - Но даже если мы что-нибудь придумаем, то все равно ничего не успеем подготовить за оставшийся день, - сказала вампирша.
  - А мне от вас и не нужно сложных командных решений. Мне будет достаточно несколько финтов, которые я подготовлю сам... Ну же, хоть какие-нибудь идеи! Пусть даже изначально глупые или бредовые. Говорите все, что придет в голову!
  Друзья задумались, а потом робко стали подкидывать мне различные варианты уловок, которые могли помочь в поединке. Какие-то я сразу отбрасывал, какие-то откладывал в сторонку, чтобы потом еще раз обдумать и поискать в них рациональное зерно, а парочку даже принял, не глядя. Но все равно этого было мало, поэтому на занятия мы разошлись в состоянии глубокой подавленности.
  Отсидев лекцию Глода, а потом пообщавшись с Перисадом, я отправился к хозяйственнику на предмет новой формы, которая после вчерашней встречи пришла в полную негодность. Тот долго возмущался (видимо, остальные игроки были умнее и посетили его раньше), кричал, что его скоро разорят (как будто он деньги на одежду адептов из собственного кармана выделял!), но когда я пригрозил, что пойду за письменным приказом к Фалиано, сдался и выдал требуемое. Отнеся трофей в общагу, я посетил столовую, а после сытного обеда вместе с командой двинулся на площадку с башнями. Теперь уже в качестве зрителя.
  Наша команда расселась на самых лучших местах - на галерке, откуда все было прекрасно видно, и приготовилась к незабываемому зрелищу. Я же планировал посмотреть, как конструкторы на практике будут воплощать отработанные заранее схемы, и подсознательно надеялся увидеть то, что поможет нам их одолеть. Ведь одно дело - тренировка с иллюзиями, а совсем другое - реальный противник. Мы-то на этом уже обожглись, когда понадеялись на свою защиту, оказавшуюся на практике не такой крепкой, как рассчитывалось.
  Когда появились преподаватели, а судьи заняли свои места, хмурившееся с самого утра небо решило порадовать всех проливным дождем. Однако зрителям это никаких неудобств не доставило. Над трибунами был сформирован простенький щит, который позволил болельщикам остаться сухими, а про деканов и остальных преподавателей и говорить было нечего - каждый применил свою личную защиту от воды. Кто укрылся коконом, кто расправил простенький зонтик, кто поставил обтекатель, отталкивающий дождевые капли... Вот только игрокам, вышедшим на площадку, пришлось несладко. Мало того, что земля под их ногами медленно, но верно превращалась в липкую грязь, так еще и мячик становился мокрым и обещал при Игре выскальзывать из рук.
  Кстати, Фалиано объявил, что мяч достается конструкторам, дождался, пока команды займут свои места, активировал амулет. Громкий звук гонга объявил о начале Игры, и команда Фаррада сразу же кинулась в атаку, которая быстро увенчалась успехом. Прорвав защиту и неожиданным для целителей приемом передав мяч нападавшему, оказавшемуся к башне ближе всех, конструкторы не дали возможность защитникам использовать левитацию и забросили мяч в окно.
  Все это действие не заняло и десятка секунд, но выглядело весьма впечатляюще. Команда в черной форме действовала четко, слаженно, быстро и рационально. Они использовали необходимый минимум плетений, предпочитая развеивать щиты противников, а не ломать их своими плетениями, и норовя давить сопротивление в зародыше, а не справляться с его проявлениями. В общем, эта атака была образцом элегантности и результатом великолепной подготовки, что было восторженно оценено зрителями.
  Контратака целителей не принесла им очка. Конструкторы как-то весьма легко отобрали мяч у противников, а потом, не особо торопясь, проследовали на их половину поля, выставив сильный заслон на пути защитников, и снова попали снарядом в окно. На исходную игроки команды Фаррада возвращались, ничем не выдавая своего торжества. Казалось, они вообще не испытывали эмоций, а как сложный бездушный механизм просто выполняли необходимую работу. Я понимал, что это - еще один психологический трюк, призванный вызвать смятение в рядах соперника, но не мог не оценить грамотность их подготовки.
  После короткого совещания команда целителей решила сменить тактику и действовать более жестко, но это им не сильно помогло. Все равно конструкторы сводили на нет их атаки, отбирали мяч, а потом неторопливым и продуманным контрударом зарабатывали себе очки. Нет, несколько раз крепким целительницам все же удавалось остановить эту слаженную машину и, перехватив инициативу, неожиданным и непродуманным броском поразить башню команды Фаррада, но такие случаи были весьма редкими.
  Более того, не всегда попадание мяча в окно приносило очко подопечным Велиссы. Так, нам, к примеру, удалось увидеть практическое применение схемы, которую я обозвал катапультой. За несколько мгновений до опасного броска Фаррад отдавал резкую команду и трое его нападавших, оказавшихся ближе к середине площадки, модифицированными захватами впивались в одного из целителей и швыряли его через разделительную линию. Это срабатывало в большинстве случаев, так как подброшенный в воздух игрок свой полет быстро остановить не мог, и точное попадание мяча не засчитывалось.
  Когда миновала первая треть тайма, на табло очки команды Фаррада перевалили за второй десяток, а рядом с адепткой в зеленой форме горела скромная троечка. Этот счет заставлял игроков нашей команды поглядывать на меня с легким беспокойством. Но я не стал им говорить, что все это ерунда, что мы сделаем конструкторов на раз, так как сам понимал - это нереально. Ведь в применяемых ими схемах я не видел слабых мест, да и сама слаженность была поистине запредельной. Команда Фаррада действовала, словно один организм, почти не допуская ошибок и даже не требуя от своего капитана каждый раз перед атакой объяснять текущую задачу. Они были единым целым, которым мы за отведенное время так и не успели стать...
  Стоп! А ведь это идея! Я отрешился от Игры и принялся размышлять над решением проблемы, которое до сих пор не приходило мне в голову. А ведь все может получиться! Правилами это не запрещено, так как наверняка считается глупым и практически невозможным, но не я ли только недавно говорил, что в этом мире все возможно? Тем более, что плетения подобного типа попадают в исключения и даже не вызывают никаких нареканий, как показала предыдущая схватка. А значит, у меня появляется козырь... Нет, даже не козырь, а нечто куда более весомое, которое поможет боевикам одержать победу в финальном поединке. Нужно только все тщательно просчитать, чтобы гарантированно заручиться согласием остальных, и пара задумок по поводу того, как это сделать, у меня уже появилась. Но для них еще наступит время, а сейчас стоит насладиться Игрой.
  Наверное, мое спокойствие и уверенность слегка подбодрили команду, так как больше игроки уже не заглядывали мне в лицо, а наблюдали за действиями конструкторов и даже подбадривали целителей, когда они всеми силами пытались переломить ход поединка. Разумеется, эти попытки большей частью были безрезультатными, и когда первая половина матча осталась позади, а команды пошли на перерыв, разрыв в счете был поистине огромным. Болельщики на трибунах устроили форменный балаган, срочно желая выразить свои эмоции от увиденного, так что я поморщился от шума и криков и решил свалить подальше отсюда.
  К сожалению, одного меня не оставили. Команда подумала, что я хочу пообщаться с ними без свидетелей, и в полном составе последовала за мной в ближайшую рощицу. Когда же я присел там под деревом, с трудом найдя местечко посуше, Златко не выдержал и спросил:
  - Алекс, что скажешь? Сможем мы завтра одолеть конструкторов?
  - Посмотрим, - ответил я и приготовился стать ветром, чтобы утолить свое любопытство и узнать, чем же занимаются команды во время перерыва.
  Но капитана этот ответ совсем не устроил.
  - Посмотрим? И это все, что ты можешь сказать?
  - А что ты хочешь услышать? Что мы порвем Фаррада и его приятелей одной левой? Так ведь глаза у тебя есть, сам прекрасно видел, на что они способны. И вообще, чего вы все за мной поперлись? Я сейчас хочу посмотреть, как команды готовятся ко второй половине поединка, так что не ждите никаких ценных указаний, все равно я их еще не придумал.
  Скользнув в потоки воздуха, я для начала полетел к конструкторам и вполне ожидаемо обнаружил их за обсуждением ошибок, допущенных в Игре. Адепты сидели на лавочках, убирая усталость из своих мышц лечебными плетениями, и неспешно переговаривались. Короче - интересного было мало, и я направился к целителям. А вот там уже было, на что посмотреть. Все игроки сейчас старательно перекачивали в свои ауры силу из накопителей, загодя оставленных на этой полянке. Это было весьма странным, так как Игра не требовала больших расходов энергии, и даже слабосильным стихийникам вполне хватало резерва их аур. Видимо, команда задумала какую-то хитрость, но какую - определить было невозможно, так как между игроками шли нешуточные разборки. Одна из девушек, наверное, капитан, распекала "беременных свиноматок, которые не могут толком шевелить своими конечностями", а те в ответ огрызались и хрюкали о том, что делали все возможное... Понимая, что больше ничего интересного не увижу, я решил пошалить и скользнул к своей команде, которая в данный момент внимательно слушала Златко, что-то доказывавшего Хору.
  - ...не сможет придумать. Ведь сразу видно, что он уже приготовился к поражению, и даже не думает ничего предпринимать!
  - Нет, Алекс хочет выиграть! - возразил демон. - Просто сейчас он занят, поэтому не стал устраивать обсуждение схем, продемонстрированных конструкторами, но потом...
  - Когда потом? Завтра, после Игры? - перебил его Златко.
  Ага, это я весьма удачно зашел! Похоже, в команде назревает бунт. Что ж, посмотрим, чем все закончится.
  - Вот он вернется, сам у него и спроси!
  - И спрошу! А заодно поинтересуюсь, когда же он сегодня собирается тренироваться, так как эта жалкая утренняя разминка не может заменить полноценного занятия!
  - Но ведь Алекс говорил, что перед Игрой уже не имеет смысла проводить продолжительную тренировку, так как она может лишь навредить, - подала голос Киса.
  - Навредить? А вы видели, как действуют конструкторы? Нам срочно нужно подготовиться, чтобы иметь возможность противостоять их атакам, а Алекс почему-то считает, что нужные навыки появятся у команды сами собой!
  Вот идиот! Да, конечно, изматывающие физические упражнения прямо перед поединком гораздо лучше продолжительного отдыха! Наверняка после этого команда окончательно выдохнется еще до перерыва.
  - В общем, так. Я предлагаю вернуться к нашим наработкам и снова использовать четкие схемы, которые мы разрабатывали полторы десятицы. Как показала вчерашняя встреча со стихийниками, идеи Алекса работают, но их далеко не достаточно, чтобы победить конструкторов.
  - Если бы мы использовали наши старые заготовки - наверняка бы проиграли! - заявил Хор.
  - Ты в этом уверен? А я думаю, что совсем наоборот! И разрыв в счете составил бы не те жалкие несколько очков! - возразил Златко.
  - А я вот думаю, тебя просто задевает то, что Алекс оказался куда лучшим капитаном, чем ты! - воскликнул Хор, сжимая кулаки.
  Понимая, что так он испортит мне все веселье, я невидимыми воздушными пальцами ухватился за одну из его косичек и легонько ее дернул. Но демон не обратил на это никакого внимания.
  - Хор, взгляни правде в глаза, - не собирался уступать Златко. - Алекс первый раз участвует в Игре, использует сомнительные приемы, не желает пользоваться проверенными годами схемами, совершенно не разбираясь в них. Я понимаю, что он твой друг, и ты его защищаешь, но не смешивай личные отношения и соревнование. Признай, его методами мы не сможем победить!
  - Ты не прав! - воскликнул Хор, не отреагировав на повторное подергивание за косичку. - У нас еще есть, чем удивить конструкторов!
  - Да, скорость Кисаны. Но ведь она все равно не сможет использовать ее долгое время, а я, к примеру, становиться для нее обедом не желаю.
  - Тебе жалко несколько глотков крови для победы? Или ты имеешь что-то против вампиров?! Киса, да хватит уже!
  Последнее восклицание демона было вызвано подзатыльником девушки, стоявшей рядом с ним. Хотя, если быть честным, это не она зарядила в тыковку буйному Хору, а я воспользовался ее рукой, чтобы слегка охладить пыл хвостатого. Киса, надо отметить, сразу поняла, кто это так распоряжается ее конечностью, и спросила:
  - Может, уже хватит спорить? Или собираетесь устроить поединок с непременным мордобоем? А чего ты, Златко, добиваешься, я так и не понимаю. Хочешь снова взять на себя обязанности капитана, думаешь, что сможешь действовать лучше - разбирайся с Алексом, а не ищи поддержки у нас!
  Действительно, пора и мне выходить на сцену. Все равно эпизода с написанием на клочке бумаги корявого "низложен" не предвидится, а необходимые предпосылки для реализации одной из моих задумок складываются как нельзя лучше. И вот ведь парадокс - для этого мне даже не пришлось прикладывать никаких усилий, все произошло само собой!
  Вернувшись в тело, я поежился от струйки холодной воды, которая пролилась с дерева мне за шиворот, активировал кокон и решительно направился к команде, которая все еще спорила. Когда я приблизился, разговоры как отрезало, а Златко спросил весьма вызывающим тоном:
  - Ну, что удалось узнать?
  - Целители накачались силой, видимо, готовят что-то очень энергоемкое. Пошли, поглядим, как им удастся обойти правила.
  - И это все?
  - А что тебе еще нужно? Или ты надеялся, что я подслушаю разговор конструкторов, в котором они прямым текстом сообщат мне, каким образом их можно победить?
  - То есть, ты ничего нового так и не придумал? - торжествуя, уточнил Златко.
  - Нового - нет, поэтому будем обходиться моими старыми идеями и надеяться, что они сработают, - ответил я, пожав плечами.
  - Всем все ясно? - обратился капитан к команде. - Так как идей у Алекса больше нет, сегодня после окончания Игры мы остаемся на тренировку!
  - Хочешь, чтобы завтра все оказались измотанными и невыспавшимися? - ехидно уточнил я. - Или всерьез планируешь за полдня подтянуть уровень командного взаимодействия?
  - Я хочу подготовиться к поединку, и твое мнение меня совершенно не волнует! - заявил Златко. - Если ты забыл, то напоминяю, что именно я являюсь капитаном! И именно я решаю, что делать команде!
  Хор выругался на своем языке, а я усмехнулся и сказал:
  - Так я не имею ничего против - решай себе, на здоровье!
  Посчитав разговор завершенным, я направился к трибунам, на которых уже рассаживались зрители, но капитан сказал вдогонку, укрепляя свой авторитет:
  - И чтобы сегодня ты был на тренировке!
  - Слушаюсь! - весело ответил я, развернувшись к Златко. - Еще приказы будут?
  Того слегка сбило с толку мое поведение, ведь наверняка он рассчитывал на возражения, пререкания, попытку неподчинения. Но я ничего этого не стал делать, ведь сложившаяся ситуация меня целиком и полностью устраивала. Оглядев остальных, Златко сказал всем:
  - Пошли, перерыв уже подошел к концу! - и первым потопал к трибунам.
  За ним потянулись игроки, которые оглядывались на меня с недоумением, но так и не осмелились ничего возразить против решений капитана. А Хор с Кисой задержались и остановили меня, когда я хотел последовать за остальными.
  - И что это было? - мрачно поинтересовался демон.
  - Где? - дурачась, улыбнулся я.
  - Алекс, прекрати паясничать! - раздраженно воскликнула вампирша. - Почему ты не осадил этого идиота? Ведь все ждали, что ты поставишь Златко на место, но ты отчего-то решил промолчать.
  - Если ты потрудишься вспомнить, я не молчал. Я сразу сказал, что решение Златко было глупым, но никто меня так и не поддержал. Все стояли и молча смотрели, как мы с ним меряемся авторитетом. И что мне еще оставалось делать? Да, я мог заявить, что капитан у нас никудышний, что я за эти три дня сделал больше, чем он за полторы десятицы, что именно благодаря мне мы одержали победу над стихийниками... Но разве это было не очевидно? А после моего заявления оставалось бы всего два варианта - либо Златко молча проглотит унижение и фактически признает, что выставил себя дураком, в чем лично я сомневаюсь, либо уйдет из команды, громко хлопнув дверью, тем самым надеясь спасти остатки своего авторитета. А он хоть и идиот, но игрок весьма неслабый, так что потеря для команды окажется невосполнимой. Поэтому я решил не вмешиваться и дать капитану немного порулить нашим судном, ведь большинство не было против.
  - И ты думаешь, у Златко может что-нибудь получиться? - спросила Киса.
  - Вот завтра и посмотрим. А пока запомни - сегодня на тренировке скоростью ты пользоваться не можешь, иначе в поединке с конструкторами лишишься этой возможности, и даже кровь не поможет. Вот такие странные особенности организма у вампиров! А ты, Хор, потерпи денек командование Златко. Не возражай, не показывай недовольства или презрения, выполняй все его приказы, пусть даже они будут абсолютно бестолковыми.
  - Ты явно что-то задумал, - пробормотал демон, пристально глядя на меня.
  - Нашел новый прием? - обрадовалась Киса.
  - Лучше, - улыбнулся я.
  - И что же это? Хитрое плетение, или безотказная схема?
  - Завтра все узнаете! Пока я не хочу ничего рассказывать, так как, во-первых, моя идейка еще не доработана и над ней еще предстоит повозиться. Хотя, надеюсь, Златко успеет сегодня ухайдокать команду до того момента, когда закроется библиотека... Так, хватит лясы точить, иначе пропустим все интересное!
  Судя по звуку гонга и реву на трибунах, вторая половина матча уже началась, и я поспешил на свое место, а друзья последовали за мной.
  - А во-вторых? - поинтересовалась вампирша.
  - А во-вторых, есть такая пословица - хочешь рассмешить бога, поведай ему о своих планах. В моем случае она работает на все двести, и больше, чем на сутки я стараюсь никогда не загадывать, иначе обязательно произойдет какая-нибудь гадость. Так что наберитесь терпения.
  Разумеется, эта причина была надуманной. Просто я не хотел никому рассказывать о своей идее, чтобы меня раньше времени не обозвали дураком и не послали далеко-далеко, куда даже Сусанин поляков не заводил. Нет уж, для некоторых задумок важен не только способ реализации, а и нужный момент, когда их стоит предлагать для воплощения. Вот он-то еще и не наступил.
  Вернувшись на свое место, я принялся наблюдать за действиями целителей. В принципе, их задумка оказалась верной. Во втором тайме они на порядок увеличили количество атакующих плетений и буквально осыпали ими команду соперников. Конструкторы оказались не готовыми к такому повороту событий, их четкая экономная схема действий дала сбой, который позволил целителям немного сократить отставание, набрав с десяток очков.
  Однако вскоре конструкторы решились на ответный ход и усилили нажим, увеличив расход энергии на защиту, а потом и нашли слабые места в этом приеме. Оказалось, целители были не способны оперировать большим количеством плетений разного типа, поэтому если девушка формировала сотню огненных шаров, то на создание щитов была уже не способна и обходилась стандартным коконом, который можно было перегрузить ударами сзади, а потом развеять и быстро вывести игрока из строя. А при атаке нападающий хоть и укрывался многочисленными щитами, но, как правило, никому не передавал мяч и мчался с ним прямиком к башне, где его и стали ловить в момент броска.
  Короче, после десяти минут успеха ситуация вернулась в изначальное русло. Конструкторы принялись неторопливо увеличивать отрыв, а целители вскоре начали допускать грубые ошибки и уже не могли ничего противопоставить сопернику. Последовали травмы, иногда сопровождавшиеся потерей сознания. Надо отметить, что команда Фаррада грубой игрой не отличалась. Зачем, если их подготовка давала возможность победить противника без особых проблем? Так что травмы хоть и тормозили игру, но были несерьезными и залечивались прямо на площадке.
  А спустя еще некоторое время целители перестали даже сопротивляться и совсем отчаялись. Они уже не использовали свою энергозатратную тактику, и лишь иногда пытались прорваться к башне соперника, поэтому за оставшееся время заработали всего несколько очков, тогда как конструкторы уверенно наращивали отрыв, используя эту встречу в качестве еще одной тренировки. Когда гонг оповестил об окончании Игры, на табло можно было не смотреть, ведь итог был понятен. Конструкторов их коллеги поздравляли гораздо скромнее и сдержаннее, чем нас вчера. Казалось, никто из них и не сомневался в результате встречи.
  Постепенно толпа адептов начала расходиться. Златко, спустившись к боевикам своего цикла, убежденно доказывал им, что нам будет по плечу завтрашний поединок. Лихош с Дениром и Нивед, избегая встречаться со мной взглядами, тоже отправились к своим приятелям и сейчас обсуждали итог игры, но, как я слышал краем уха, в своих прогнозах были намного осторожнее. Я же с друзьями скучал на трибуне и дожидался, пока наша команда останется в одиночестве, поэтому слегка удивился, когда к нам подошел Фаррад с парой своих приятелей. Поднявшись навстречу конструктору, я протянул ему руку и сказал:
  - Поздравляю с убедительной победой.
  - Не стоит, - отозвался тот, ответив крепким рукопожатием. - Нам достался весьма слабый противник, поэтому я с нетерпением жду нашей завтрашней встречи. Надеюсь, вы сумеете нас удивить.
  - Посмотрим, - в который раз сказал я с улыбкой.
  Кивнув мне, Фаррад удалился, а Хор недовольно поинтересовался:
  - Ну и чего он приходил? Пытался продемонстрировать, что совсем нас не опасается?
  - Нет, он не такой мелочный, как Златко. Все намного проще. Фаррад понял, что мы никуда не собираемся уходить, и наверняка планируем провести тренировку. Поэтому, в тот момент, когда я его поздравлял, и все ваше внимание было сосредоточено на нас, один из его приятелей оставил здесь амулет, который, если я правильно догадываюсь, должен будет запечатлеть нашу тренировку.
  Я ведь привык держать в поле зрения всех вероятных противников, поэтому сразу заметил лишние движения конструктора, явившегося вместе с Фаррадом и положившего на лавку небольшой амулет, укрыв его с помощью быстро созданной глушилки. Демон, оглядевшись, все же увидел искомое, поэтому я сразу предупредил его, чтобы не допустить конфуза:
  - Только развеивать не вздумай!
  - Но ведь тогда конструкторы узнают...
  - Сегодня тренировку проводит Златко, не забыл? - ехидно напомнил я.
  До Хора дошло, и он весело оскалился, а я подумал, что все как-то слишком удачно складывается. Как бы еще так умудриться и ненароком не исчерпать благосклонность Фортуны?
  Когда все болельщики разошлись, и наша команда осталась под дождем в одиночестве, Златко устроил обещанную тренировку. Он заново начал выстраивать игровые схемы, поставив меня на место Майлы, и принялся на ходу корректировать тактику действий. Я не возражал, выполнял все его прихоти, но не собирался помогать капитану, когда тот заходил в тупик и выдавал на гора совершенно абсурдные вещи. Разумеется, попытавшись было напрячь Кису, Златко получил от нее решительный отказ и подробное объяснение о проблемах, связанных с применением сверхскорости, а я лишь понадеялся, что амулет Фаррада звук не фиксировал.
  Этот балаган продолжался часа два, не больше. Капитан не был полным идиотом и осознавал бесполезность своих усилий, но настойчиво продолжал разучивать схемы, периодически посматривая на меня. Видимо, он ждал, что я вновь начну сыпать идеями и добровольно взвалю на себя ярмо тренера, не покушаясь на звание капитана, но я не спешил оправдывать его надежд. А когда игроки окончательно вымотались и уже еле шевелили конечностями, не говоря уже о точных бросках, Златко скомандовал всем разойтись, и весьма утомленная команда поплелась в Академию.
  По дороге капитан пытался обсудить со мной стратегию будущих действий, но я дискуссию не поддерживал и неизменно соглашался со всеми его предложениями. Разумеется, Златко быстро понял, что я не собираюсь вытаскивать его из ямы, в которую он сам залез, а потому возмутился и потребовал участия в обсуждения, а не молчаливого кивания головой. Но я спокойно напомнил ему о том, что ничего не понимаю в стандартных схемах, и принялся наблюдать за борьбой в душе капитана. Златко осознавал, что сделал только хуже, но гордость, тщеславие или что-то еще не позволяли ему просто извиниться и предложить мне снова стать во главе.
  Как я и предполагал, капитан не нашел в себе сил попросить прощения, что избавило меня от необходимости придумывать оправдания своему отказу, и до столовой мы дошли в мрачном молчании, а потом разбрелись в разные стороны. После ужина, наскоро приняв душ и отстирав форму от грязи, я отправился в библиотеку, где около часа изучал книги по магии разума. А когда нашел все, что мне было нужно, вернулся в общагу с намерением хорошенько выспаться.
  К моему большому удивлению, Хор еще не спал, и когда я устроился на своей кровати, осторожно поинтересовался:
  - Алекс, а эта твоя идея...
  - Хор, да хватит уже переживать! Все будет нормально.
  - Что-то я совсем в этом не уверен. Особенно после нашего сегодняшнего позорища на площадке, - пробормотал демон.
  Я понял, что он не успокоится и продолжит себя накручивать, поэтому сказал:
  - Просто доверься мне. Я же пообещал, что мы выиграем, так что не тревожься понапрасну. Лучше скажи мне, отчего Златко так держится за свое капитанство? Ведь раньше все было нормально, никаких особых возмущений по поводу моего руководства не поступало. Нет, разногласия были, но все они не выходили за рамки недовольного бормотания, а сейчас, едва я дал хороший повод, Златко вновь полез в лидеры, причем в ущерб команде. Даже странно.
  - Ничего странного в этом нет, - ответил Хор. - Нам и так Ризак обещал поблажки на экзаменах, а капитану в случае победы точно не нужно будет сдавать командное взаимодействие, организацию боевого отряда, руководство малой сводной группой... Да примерно половину профильных экзаменов этого цикла ему зачтут автоматически!
  - А-а-а... - протянул я.
  Ну, теперь понятно, ради чего он так рискует. Я-то думал, банальная гордость, а все оказалось намного сложнее.
  - Но почему же он не стал возражать против моего руководства, когда я только пришел в команду?
  - Так он и возражал.
  - Слабенько что-то, - сказал я, вспомнив нашу первую встречу.
  - Просто в тот момент тебя поддержала вся команда, которая видела, что мы уже пять дней топчемся на одном месте, а никакого улучшения навыков все нет. Да и, кроме того, после наглядной демонстрации ущербности нашей подготовки у Златко не было ни одного шанса удержать свое звание. Поэтому он промолчал и позволил тебе тренировать команду, а сегодня решил взять реванш.
  - Глупо, но весьма кстати, - пробормотал я и поинтересовался: - Хор, а почему капитаном не стал ты или Киса? Все-таки тоже пятый цикл, да и соображалка получше работает.
  - Алекс, мы же первый раз участвуем в Игре, а кроме того не являемся людьми, так что конкурировать со Златко были просто не в состоянии.
  Ага, так вот почему команде достался такой капитан, мягко скажем, не блещущий своими талантами! И нечего было удивляться.
  - Ладно, спасибо, что объяснил, а сейчас давай спать. Завтра будет тяжелый день.
  Я закрыл глаза и скользнул в гости к своей подруге, где тщательно проанализировал все полученные в библиотеке знания и в итоге сконструировал сложное плетение, которым планировал воспользоваться на завтрашней Игре. А после весьма интенсивной тренировки, которая ничем не напоминала спектакль, который мы сегодня невольно устроили для конструкторов, мое уставшее сознание поглотила тьма.
  
  Глава 33. Финал
  
  На следующий день погода решила устроить нам праздник. Небо словно протерли огромной тряпкой, и теперь на нем не было ни облачка, а яркое солнышко, лишь только появившись на горизонте, принялось старательно подсушивать мокрую землю. Под его пристальным взглядом мы и начали утреннюю тренировку, которая закончилась тем, что помятая и не выспавшаяся команда, еще толком не отошедшая от предыдущих издевательств, хором послала Златко по известному всем маршруту и отправилась завтракать. Огорченный капитан не нашел ничего лучше, чем последовать за нами.
  Больше всего за завтраком я опасался, что игроки сами подойдут ко мне и попросят снова взять ситуацию под контроль, однако этого не случилось. Команда с мрачными лицами набивала желудки, косясь на нашу троицу, но ничего не говорила. Видимо, стараниями Златко они всерьез были уверены в том, что я смирился с грядущим поражением. Ну а Киса с Хором, хоть и поглядывали на меня с ожиданием, но начинать расспросы даже не пытались.
  После завтрака я успел позаниматься с Велиссой и посетить лекцию мастера Эривокра, где узнал кое-что о принципах магического воздействия на растения. Оказывается, имперцы, не имея возможностей использовать эльфийскую магию в чистом виде, выбрали обходной путь и придумали множество плетений, с помощью которых можно было добиться аналогичного результата. Разумеется, этот путь был намного сложнее, занимал гораздо больше времени, но являлся удобоваримой альтернативой, которая хоть как-то заполняла эту нишу в умениях обычных магов. Мне эти знания были, в общем-то, не нужны, но все равно пару лишних томов прочитать придется, чтобы можно было сдать экзамен в конце цикла.
  А когда лекция закончилась, я вместе с командой отправился на площадку. Заняв знакомое место, игроки расположились на лавочках, Златко попытался толкнуть проникновенную речь о том, что решительность и настойчивость помогут нам победить, но быстро сдулся, видя, что его толком никто не слушает. Чтобы не сидеть в молчании, я поинтересовался у друзей, что же вообще нужно сдавать боевикам пятого цикла, и потом выслушал длинный список предметов, назначение половины которых я не представлял даже приблизительно. И это несмотря на более-менее успешное освоение теории магии.
  Выяснилось, что экзамены у выпускников начинались раньше всех, в середине сезона дождей, и очень напоминали сдачу моих хвостов, то есть, большинство принимались преподавателями в индивидуальном порядке и следовали один за другим без большого перерыва. А начинал все это главный профильный экзамен, что было весьма странно для меня, привыкшего, что "госы" обычно проходят в самом конце, но являлось обычной практикой в Академии. На боевом факультете этим экзаменом был поединок с опытными мастерами, от результата которого зависело, получит ли выпускник возможность и дальше подтверждать свое право на получение звания мастера магии, или же останется в Академии еще на год, доучиваться за отдельную плату. Если выживет, конечно, так как случаи бывали.
  Мы настолько увлеклись беседой, что не сразу заметили появление боевика, который попросил нас проследовать на площадку. В подавленном молчании команда потопала на свое место, поддерживаемая криками болельщиков, а навстречу нам вышли конструкторы. Бодрые, веселые, без капли волнения, видать, полночи смотрели запись и потешались над беременными коровами. Фаррад приблизился к разделительной черте и уставился на меня. Окинув взглядом Златко, не собиравшегося выходить навстречу, я хмыкнул и подошел к своему приятелю.
  - Алекс, разве у вас опять произошла смена капитана? - поинтересовался он, протягивая мне руку.
  - Нет, - ответил я, пожимая ее. - Капитан не менялся, просто я несколько дней временно исполнял его обязанности. Хотя и плохо, раз команда в итоге решила поставить меня на место.
  - Жаль, - протянул Фаррад. - Я надеялся на увлекательную Игру.
  - Я тоже. Печально, что нашим надеждам не суждено сбыться.
  - И не говори, - вздохнул конструктор.
  В этот момент ректор решил объявить о том, что мяч достается команде Фаррада и попросил команды занять свои места. Махнув рукой сопернику, я отправился назад и внимательно посмотрел на Златко. Тот поначалу не понял, что я от него хочу, но когда я уже собирался поинтересоваться, будет он объявлять о схеме действий или все должны играть сами по себе, звук гонга объявил о начале финала Игры.
  Конструкторы сразу же бросились вперед, окутавшись защитой и укрывшись щитами, о которые начали разбиваться наши плетения. Моя команда растерялась и среагировала с большим запозданием, когда соперник был уже на нашей половине поля. Маневр Ниведа и Хора результатов не принес, их просто отшвырнули в сторону, не дав даже коснуться мяча. А дальше Фаррад продемонстрировал одну из своих заготовок. Конструкторы сплотились, разметали жидкую цепь обороны, а затем два нападающих один за другим использовали плетение левитации и понеслись к башне. Причем мяча в руках первого не было. Он всей своей массой шлепнулся на закрывавшего окно Лихоша и вместе с ним рухнул вниз, а вот второй конструктор, защищаемый командой от наших захватов, благополучно достиг цели и принес команде первое очко.
  Пока соперники возвращались на свою половину поля, я спросил у Златко, перекрикивая шум толпы:
  - Эй, капитан, ты командовать вообще собираешься?
  Тот посмотрел на меня со злостью, как будто это я допустил ошибку, позволив противнику прорваться к башне, а потом рявкнул:
  - Слушайте все, действуем по второй схеме!
  Ну-ну, посмотрим, что у тебя получится! Конструкторы наверняка проработали все схемы, которые хоть как-то получались у нас на вчерашней тренировке (а их можно было пересчитать по пальцам одной руки), и теперь не оставят нам ни шанса.
  По сигналу Фалиано мы кинулись на противника, но, как я и ожидал, меня блокировали сразу трое конструкторов, которые принялись нагружать мою защиту и пытались оттолкнуть захватами, а Кису вообще закрыли собой Нивед со Златко, не дав ей возможности даже сделать передачу. Ну а про усилия Лихоша и Денира, которые собирались устранить защитника, закрывающего окно, вообще говорить не буду, так как их моментально заняли другими вещами. И лишь только один из захватов вытянул Кису из-под защиты, как у нее сразу отобрали мяч, передали на левый фланг, подальше от меня, и конструкторы слаженно атаковали. Так как защитников у нас возле башни не оказалось, а никого из противников вытащить за разделительную черту нам так и не удалось, ректор засчитал второе очко команде своего факультета.
  Дальше было не лучше. На собственной практике Златко убедился, что все его схемы нападения в действительности не стоят ни медяка, а когда он на ходу начал выстраивать новые, команда стала путаться, игроки мешали друг другу и никак не могли нормально действовать. На десятой минуте нам все-таки удалось размочить счет, да и то, чисто случайно. Видимо, конструкторы совсем обнаглели, раз допустили банальную ошибку, не попав дальним броском в наше окно.
  Когда капитан совсем отчаялся, он начал-таки использовать мои схемы, но большого успеха это не принесло. У Фаррада была масса времени, чтобы найти им противодействие, так что после одного-двух удачных использований, приносящих очки, тактику нужно было менять. Но Златко этого не понимал и продолжал злиться, недоумевая, отчего же наши идеальные уловки легко сводятся на нет конструкторами. Раздражение, помноженное на отчаяние, лишило нашего капитана остатков мозгов, поэтому команда уже не слушала его приказов. Все играли, как бог на душу положит, но даже эта тактика несколько раз принесла плоды, когда наши действия привели конструкторов в полнейшее замешательство.
  Под конец первого тайма, когда на табло горело 12:62, Киса подбежала ко мне и поинтересовалась:
  - Может, мне уже можно использовать скорость?
  - Нет. Еще не время, - ответил я.
  - Мы и так проигрываем с огромным счетом. Нужно срочно набирать очки!
  - Киса, поверь, еще рано.
  - Смотри, как бы не оказалось слишком поздно, - сказала вампирша и по сигналу гонга кинулась в атаку.
  Она закончилась ничем, зато следующая принесла очко в нашу копилку. Просто я подумал, что лучше перестраховаться и немного сократить разрыв. К сожалению, мои старания ни к чему особенному не привели, разрыв лишь увеличился, так как конструкторы легко добивались, чтобы мои точные попадания не засчитывались. В общем, на перерыв мы пошли со счетом - 14:67, повторив позорное выступление целителей. Хотя нет, у них разрыв в счете оказался немного меньшим. Не удивительно, что трибуны провожали нас свистом и недовольным гулом. Надеявшаяся на незабываемое зрелище публика была разочарована.
  Скрывшись за деревьями от взглядов расстроенных болельщиков, игроки попадали на лавки, а кое-кто растянулся на слегка подсохшей земле. Я же подошел к мрачному Златко и ехидно поинтересовался:
  - Ну что, докомандовался?
  Капитана словно прорвало. Он схватил меня за форму и прокричал прямо в лицо:
  - Это ты во всем виноват! Ты договорился с конструкторами и теперь намеренно мешаешь команде! Говори, ублюдок, сколько они тебе заплатили?!
  В ответ я молниеносно провел серию ударов пальцами в корпус идиота. Удары наносились в особые точки и вызывали жуткую боль, а Златко, оскорбляя меня, совсем не задумался о защите. Четырех точных тычков хватило, чтобы парень закатил глаза и рухнул на колени со сдавленным стоном. Коротко размахнувшись, я добавил ему по морде, опрокидывая навзничь, не ради дела, а просто для собственного удовлетворения. Пусть походит денек щербатым - ему полезно! Оглядев удивленную команду, я заявил:
  - Итак, надеюсь, все понимают, в какую задницу завел нас этот придурок? Отлично! Тогда буду краток, ведь перерыв не резиновый. Вчера я планировал действовать так же, как и на встрече со стихийниками, добавив пару новых приемов. В этом случае у нас были неплохие шансы на победу, но вы сами лишили меня этой возможности, согласившись терпеть Златко. Сейчас даже этот вариант уже не сработает, так как мы не сможем с его помощью сравнять счет. Но не спешите отчаиваться и рвать свою шевелюру, у меня есть запасной план, который называется "Клятва верности"!
  - Что? - недоуменно выдохнули Лихош с Ниведом.
  Лица остальных также выражали искреннее недоумение, поэтому я поспешил пояснить:
  - Наверное, все вы знаете, что благодаря каналу клятвы сознание хозяина может занимать тело слуги и совершать в нем любые действия? Так вот, посмотрим на ситуацию в целом. Я играю значительно лучше вас всех, но в одиночку не смогу привести команду к победе. Но если вы сейчас позволите мне создать между нами связь, которую дает клятва верности, и дадите мне возможность вами управлять, то конструкторам придется иметь дело с семерыми Алексами сразу.
  - Но разве это возможно? - удивился Хор. - Ведь дробить свое сознание...
  - Если бы это было для меня нереально, я бы не предлагал. А чтобы развеять ваши сомнения, поделюсь секретом - некоторое время я командовал отрядом в полсотни человек, которые принесли мне клятву. Так что у меня было время потренироваться.
  Ну, не рассказывать же им, как я управлял стаей драконов?
  - Но ведь в твоей ауре нет основ клятв. Значит, все они погибли? - ухватил нестыковку Денир.
  - А это к делу не относится! - отрезал я. - Ну что, согласны с планом?
  - Знаешь, Алекс, - с сомнением ответила Киса. - Я хоть и верю, что ты на такое способен, но все равно не смогу принести тебе клятву. Надеюсь, ты понимаешь, почему.
  Я хлопнул себя по лбу и воскликнул:
  - Тьфу ты! Забыл сказать, что я планирую использовать не стандартный вариант клятвы, а свой собственный, который придумал только вчера. Он создаст в ваших аурах только базу без функций контроля, которая послужит опорой для каналов и после Игры сможет легко удалиться. Я не собираюсь делать вас своими слугами, я только хочу установить магическую связь наших сознаний. Для моего плетения даже кровь не нужна!
  Я снова оглядел лица игроков. Блин, неужели я ошибся в расчетах и желание победить не сможет одолеть недоверие команды к моему предложению? Нет, в Хоре с Кисой я уверен, они не станут сопротивляться, но остальные... Неужели придется насильно лишать их сознания, как Златко?
  - Решайте. Это наш единственный путь к победе, а времени остается все меньше.
  - Я согласен! - решительно заявил Хор.
  - Если клятва временная, то я тоже не против, - поддержала его Киса.
  Нивед только кивнул, а Лихош, переглянувшись с другом, сказал:
  - Ну и мы "за". А что ты будешь делать с ним?
  Он кивнул на бессознательного Златко.
  - А он все равно бы не согласился, поэтому я даже спрашивать не стану, - ответил я и сформировал плетение основы
  Быстро внедрив его в ауру капитана, я проверил, насколько удобно оно там устроилось. Ведь опыты во сне - это одно, а как плетение будет вести себя на практике, у меня возможности проверить не было. Пришлось, как обычно, положиться на точный расчет. Но основа в ауре не собиралась разрушаться, поэтому я сформировал еще пять подобных ей и распределил по игрокам. Осталось главное. Сформировав еще одно плетение, я позволил ему вцепиться своими щупальцами во внедренные основы, а потом активировал и дождался, пока оно встраивалось в меня. Хотя ощущения были, мягко скажем, не фантастические, но боль не захлестнула мой разум, а спустя полминуты я уже смог совладать с чувствами.
  - Готово! - объявил я. - А теперь постарайтесь не мешать мне и привыкнуть к роли наблюдателей в собственных телах.
  Я потянулся к игрокам по свежесозданным каналам и взял их тела под контроль. Что ж, практика сделала свое дело, это оказалось совсем не так сложно, как я опасался. Во сне, где я тренировался именно в такой связке, все проходило намного сложнее. Наверное, Темнота решила перестраховаться и устроить мне тренировку на повышенной нагрузке. Что ж, большое ей за это спасибо! Поднявшись в теле Златко, я выплюнул с кровью два выбитых зуба и активировал небольшое лечебное плетение, а потом попробовал пошевелиться в телах остальных. Это удалось превосходно, но моя голова сразу же наполнилась возгласами:
  - Вот это да! Алекс, у тебя получилось! - воскликнул Хор.
  - Демоны меня раздери, ноги не слушаются как будто после кувшина браги! - удивился Денир.
  - Ого, куда это меня понесло?! - возмутился Лихош.
  - Алекс, ну и как тебе мое тело? - ехидно поинтересовалась вампирша.
  Не выдержав, я рявкнул:
  - А ну-ка всем тихо! Думаете, очень приятно слышать, как у тебя в голове орут всякую ерунду? Молча наблюдайте за происходящим и, что бы ни случилось, не вмешивайтесь. Иначе будет плохо.
  До меня донеслись ответы игроков:
  - Ладно, Алекс.
  - Понял.
  - Действуй!
  А Лихош решил напомнить:
  - Ты только поаккуратнее с моим телом, хорошо?
  - Разумеется, - ответил я. - Ведь все ваши ощущения я испытаю в полной мере, так что буду предельно осторожен.
  Остаток перерыва я привыкал к своим новым телам, поскольку во сне впечатления о таких деталях как длина рук, физическая выносливость и даже центр тяжести оказались несколько смазанными, так что мне пришлось активно поработать. А когда я почувствовал себя уверенным в успехе, как по заказу появился первак-боевик и сообщил, что перерыв подошел к концу.
  На площадку вышла не команда боевого факультета. На площадку вышел я в семи разных обличьях и первым делом окинул взглядом судей. Хоть я уже знал, что плетения клятвы являются исключениями из правил, что было доказано на примере целителей, у одного из которых была заклейменная аура, и стихийников, где сразу двое являлись чьими-то слугами, но все же немного переживал, так как мое является слегка видоизмененным вариантом и в исключения может не попасть. Но тревога оказалась напрасной. Судьи, осмотрев нас, немного посовещались, несомненно, догадываясь о целях подобного фокуса, но решили ничего не предпринимать. Фалиано попросил команды занять свои места и активировал амулет.
  Тотчас же я бросился на конструкторов, сжимая мяч. Наверное, это синхронное движение было отмечено болельщиками, так как они взорвались радостными криками. Встретившись с соперниками на их поле, я в теле Златко и Хора быстро прорвал их оборону, затем в теле Кисы скользнул в образовавшуюся дыру, а себя в теле Ниведа подкинул в воздух подаренным Фаррадом плетением захвата и уже в полете атаковал двух защитников, закрывавших окно, а потом сделал точный пас и с помощью тела вампирши забросил мяч в башню. Все действие не заняло и семи секунд, а я уже отбегал на свою половину поля, слыша радостные возгласы игроков в своей голове.
  Пока ошеломленные конструкторы доставали мяч, а ректор объявлял о том, что очко достается нам, я разрешил всем слегка выплеснуть эмоции, а потом мысленно шикнул на них и приготовился к отражению атаки. Конструкторы на этот раз действовали не спеша, словно заново прощупывали нашу команду, и я этим воспользовался. Сбив с ног не успевшего отдать пас конструктора, я передал мяч себе в своем теле, а потом точным ударом ноги запустил его в окно, одновременно в теле Хора повиснув на ногах подпрыгнувшего и помогающего себе левитацией защитника. Очко и быстрое возвращение на исходную.
  Новая атака конструкторов была четче и стремительнее, но я прекрасно знал эту схему противника, поэтому, заблокировав нападающих, отобрал мяч у растерявшегося защитника и отправил его в окно с дальнего расстояния, втянув захватом себя в теле Лихоша за разделительную черту. Еще одно очко. Разрыв на табло начал постепенно уменьшаться, а соперники выглядели весьма растерянными. Победив с огромным счетом в первом тайме, они совсем не ожидали от нашей команды такого действия во втором, на что я, собственно, и рассчитывал.
  Еще три очка я вырвал у команды Фаррада, демонстрируя, что прекрасно знаю все их стандартные наработки, но потом конструкторы принялись показывать мне чудеса импровизации. Они меняли схемы на ходу, как перчатки, но все равно, раз за разом мне удавалось разрушить их атаку и, отобрав мяч, переправить его в окно на башне противника. Спустя десяток минут с начала второго тайма, когда разрыв сократился уже на четверть сотни очков, соперники начали применять уловки, о которых я даже не знал. Например, автономный захват, который неожиданно обхватывает ноги и совсем не желает развеиваться, а только разрушается от атакующих плетений, или самонаводящаяся молния, которая может долететь даже с противоположного конца поля и перегрузить защитный кокон, или...
  Финтов соперников было много, некоторые оказались настолько удачными, что конструкторы сразу испытали их на собственной шкуре и пожалели, что заранее не изобрели способа противодействия. Кроме этого я начал использовать собственные наработки, которые тоже оказались довольно результативными. К примеру, чего стоил один только модифицированный светляк, который взрывался с ослепительной вспышкой, лишавшей игрока зрения минимум на минуту. А ведь мгновенно приспособиться и использовать только магическое одаренный не способен, да и практики это требует немалой, так что этим способом я смог заработать семь очков. Мне-то не составляло труда зажмуриться во всех телах сразу и тем самым сохранить целостность восприятия.
  Когда же Фаррад пытался применить эту наработку по отношению к нам, то большого результата не добился. Одно небольшое плетение, которое закреплялось на волосах, уменьшало чувствительность зрения, работая на манер солнцезащитных очков, а его так просто нельзя было обнаружить, ведь оно скрывалось аурой тела. Хотя вскоре конструкторы сумели разгадать мой прием и после небольшого совещания обзавелись подобным, но это случилось поздновато. Нам к тому времени удалось отыграть еще десять очков.
  Как только соперник показал, что наш сюрприз на него уже не действует, у меня нашлась иная наработка. Перед атакой я стал создавать амулеты иллюзий на земле, которые в точности копировали тела игроков и при активации начинали движение с того места, где стояли их реальные прототипы. Первый раз конструкторы просто обалдели, когда вместо команды адептов боевого факультета к ним кинулась толпа игроков, в которой сложно было вычленить настоящих. Разумеется, я учел даже воспроизведение ауры, а потому смог урвать еще несколько очков, и до минимума сократить разрыв в счете, пока конструкторы не догадались точными ударами атакующих плетений издали разрушать амулеты иллюзий.
  Но вот тогда начались неприятности. Во-первых, очнулся Златко и попытался взять свое тело под контроль. Разумеется, я этого ему не позволил, уразумев, зачем Темнота в момент тренировки увеличила нагрузку. Она просто демонстрировала мне ситуацию, когда нужно пользоваться телами без согласия хозяев. Однако на мои терпеливые объяснения и даже на демонстрацию счета капитан реагировать не пожелал и лишь вопил, чтобы я вернул ему контроль. Решительности ему было не занимать, да и воля, к моему удивлению, оказалась достаточной, поэтому на краткое время он успел отвоевать позиции, отодвинув меня на место наблюдателя. Это стоило нам очка, так как Златко в этот момент был атакован слаженным ударом трех конструкторов и после получения многочисленных плетений (защитный кокон-то держал я, а не он) отлетел к краю площадки, снова потеряв сознание и заработав несколько переломов.
  Внезапная боль лишила меня возможности трезво мыслить, поэтому на секунду наш единый механизм распался, что не могли не отметить конструкторы. Вот это и было "во-вторых". С этого момента противник начал работать жестко. Последовали иные травмы, иногда серьезные, иногда залечивавшиеся за несколько секунд. Но я уже был к ним готов и таких оплошностей не допускал. Правда, пришлось уделять больше внимания защите, а это приводило к потере инициативы, которую далеко не всегда удавалось компенсировать скоростью моей реакции.
  Несколько очков команда Фаррада сумела отыграть, что заставило меня удвоить усилия и плюнуть на осторожность. На переломы, ожоги, разбитые в кровь лица, вывихнутые суставы и все прочее, я уже не обращал внимания. Просто понизил свой болевой порог и только по хрусту костей констатировал, что в определенном теле некоторое время, пока работают целительские плетения, лучше воздержаться от прыжков. Но игроки-то все чувствовали, поэтому вскоре не только Златко, но и Нивед с Дениром оказались без сознания. Остальные были упорными и только громко матерились каждый на своем языке.
  Такая грубая игра никак не фиксировалась судьями. Видимо, они считали, что травмы довольно незначительны, но всему приходит конец. Когда мне в моем же теле отрезали руку лезвием, от которого я даже не имел возможности уклониться, так как именно ей и толкал мяч в окно, команду Фаррада лишили двух очков. Порез пришелся чуть ниже локтя, поэтому я поднял с земли свою конечность, кое-как отряхнул с нее грязь, а потом приставил к кровоточащему обрубку. Так как сложными плетениями пользоваться на Игре не разрешалось, я лишь стянул кожу простенькой структурой, внедрил плетение, сращивавшее кости и запустил восстановление на полную катушку.
  Видя, что я не собираюсь покидать площадку, Фалиано снова активировал амулет, и я бросился на противника. На этот раз мне удалось прорвать защиту, но я так и не смог закинуть мяч в кольцо, поскольку за секунду до этого тело Кисы пронзили десятки магических стрел. Девушка мысленно вскрикнула и лишилась сознания. Ее тело перестало четко мне повиноваться, и в итоге вместо элегантного прыжка с последующим броском я в теле вампирши шмякнулся о доски башни, оставив на них кровавые следы, а затем рухнул на землю. На попытки подняться тело реагировало слабо, поэтому я подскочил к Кисе в теле Златко и оценил размер ущерба, пока Фалиано объявлял о потере конструкторами двух очков.
  Все было хреновее некуда. Десятки сквозных ран по всему телу не оставляли надежд на продолжение поединка в ближайшем будущем. Но ведь до конца встречи оставалось еще минут десять, за это время конструкторы могли не только наверстать упущенное, а еще и обеспечить себе небольшой отрыв. Подобного допустить было никак нельзя, поэтому, сформировав кучу простеньких заживляющих плетений, я в теле Златко наклонился, а в кисином сформировал лезвие и сделал глубокий надрез на плече парня. После этого я приник губами к ране и начал пить кровь, чувствуя необычайное тепло, разливавшееся в организме. Как после разбавленного лимэля.
  Сделав десяток глотков, я понял, что восстановление идет полным ходом, поэтому поднялся на ноги в теле Кисы, а в теле Златко стал залечивать рану. На исходную позицию я возвращался прогулочным шагом, растягивая время для восстановления, а по сигналу гонга встретил новую атаку, совсем не задействовав вампиршу. Но в этот раз после того, как мне удалось добыть мяч, я швырнул его не в окно на башне, к которому кинулись защитники, а в парня, который отрезал мне руку. Тот, не ожидав такого подарка с небес, слегка растерялся и поэтому не успел поставить щит на пути прыгнувшего к нему с двух боков меня в телах Хора и Златко. Две массивные туши встретились, сильно покалечив оказавшееся между ними мелкое недоразумение. Подхватив мяч в теле Лихоша, я хотел было продолжить атаку, но раздался противный звук гонга, и ректор объявил:
  - Команда боевого факультета лишается двух очков за грубую игру, мяч переходит команде Фаррада.
  Ну да, как нам, так можно кости ломать, а как мы кому-нибудь тройку ребер раздробим и руки-ноги переломаем в нескольких местах - так грубая игра! Какое-то предвзятое отношение к боевикам, честное слово!
  Стонавшего конструктора коллеги отнесли на край площадки, где и оставили залечивать свой скелет, но было ясно, что в ближайшие пару минут участвовать он не сможет. Вот только для того, чтобы урок был усвоен крепко, его обязательно нужно было повторить, поэтому, снова оставив тело еще не пришедшей в себя вампирши в сторонке, я устроил контратаку, а потом продемонстрировал соперникам, что при должной реакции щиты не могут задержать игроков, желающих добраться до мяча. Залив все пространство пламенем из сотен огненных шаров и тем самым слегка дезориентировав конструкторов, я в теле Ниведа добрался до мяча, выбил его из рук нападающего и ударом ноги отправил к парню, который, как я прекрасно видел, вместо ожидаемого мной захвата сформировал стрелы и отправил их в спину Кисы. Когда его защита распалась от соприкосновения с мячом, я наглядно продемонстрировал гаду, что в его действиях было мало приятного.
  Когда пламя опало, к истекающей кровью тушке бросился Фаррад, а ректор объявил с гневными нотками:
  - Команда боевого факультета лишается еще трех очков за грубую игру.
  Дождавшись, пока конструкторы отнесут товарища к уже покалеченному и приведут его в чувство нашатырем, а после оставят залечивать дырки, я подошел к капитану противников в своем теле и спокойно поинтересовался:
  - Продолжим играть грубо, или все-таки будем придерживаться правил?
  Приятель поглядел на две тушки за границей площадки, видимо, сообразил, что такими темпами он через пару минут останется совсем без команды, и сказал:
  - Хорошо, Алекс, играем по правилам.
  - Вот и замечательно!
  Развернувшись, я вернулся на исходную, и прикинул, как можно за оставшиеся пять-семь минут ликвидировать разрыв и обеспечить себе хорошее преимущество. Выбора не было, даже с таким уменьшенным составом конструкторы могли оказать серьезное сопротивление, просто сосредоточившись на защите, так что придется доставать свой козырь - скорость. Но не только скорость Кисы, чье тело уже полностью восстановилось от повреждений.
  По сигналу гонга я кинулся вперед, чувствуя во всех телах необычайно сильное сопротивление воздуха. На этот раз черта промелькнула под ногами необычайно быстро, а щиты конструкторов оказались такими непрочными, что мне без труда удалось завладеть мячом, а потом смести с дороги защитников и забросить его в окно. На этот раз даже никто не пострадал. Пара синяков не в счет. Вернув себе обычное восприятие времени и возвратившись на исходную, я снова повторил атаку, на этот раз даже не став пробивать силой плетения, а просто их разрушая. Еще одно очко вместе с ошеломлением конструкторов стали мне наградой.
  А дальше я зарвался. Просто в следующий раз команда Фаррада сама ринулась в наступление и сменила защитные плетения на атакующие, так что мне пришлось несладко. Ускоряясь еще больше, я сумел вырвать мяч из рук капитана и швырнуть его в башню, едва не увеличив этим мощным броском диаметр окна в ней. Но возвратившись назад, я понял, что команда начала уставать. И если раньше усталость хоть как-то можно было игнорировать, то сейчас я почувствовал, что мышцы игроков становятся ватными, их тела никак не могут отдышаться после стремительных бросков, а сердца колотятся так, будто хотят выскочить из груди.
   В общем, я понял, что теперь ускорением могу пользоваться только в теле Кисы и своем, а потому следующие два раза применил старую уловку с иллюзиями и всего вдвоем обходил защиту конструкторов, к которым пришло покалеченное подкрепление. Двое игроков уже восстановились после моих атак и горели желанием во что бы то ни стало забрать у нас победу. Но следующая атака команды Фаррада закончилась неточным броском. Неточным потому, что я специально подлавливал этот момент и загодя заготовленным воздушным кулаком слегка скорректировал бросок соперника. Мяч срикошетил прямо в руки Кисы, в кратчайший срок был доставлен прямо мне на ногу и оказался в башне конструкторов.
  Новую атаку я встретил в центре поля, воспользовавшись приемом целителей и осыпая конструкторов градом плетений. Под таким напором устоять было сложно и когда нападавшие после точных ударов лишились мяча, мне оставалось только не дать возможности задержать любое из моих тел за чертой. Бросив взгляд на песочные часы, я понял, что до конца осталось лишь несколько минут, поэтому встретил очередной бросок соперников на сверхскорости, чувствуя, как Лихош отключился от боли в порванных связках. Теперь мы остались вдвоем с Хором, который до сих пор держался на одной злости. Мельком я даже позавидовал потерявшим сознание. Им-то хорошо, а я тут горбачусь и вдобавок получаю все прекрасные ощущения переутомления, помноженные на семь раз.
  Новая атака конструкторов наконец-то принесла им долгожданное очко, позволив сократить отставание. Сказать по правде, я особо и не выкладывался, только постарался создать соперникам как можно больше неприятностей на пути к окну, наблюдая краем глаза за тем, как неумолимо уменьшается уровень песка в колбе часов. Когда я неспешно достал мяч, Фалиано вновь активировал свой амулет, а конструкторы, ошибочно предположившие, что наш бросок снова будет проходить на сверхскорости, сгрудились возле башни, закрывая ее. Но я стоял на месте, переглядываясь сам с собой, отдавал в собственном теле бессмысленные команды, делал передачи... короче, всеми силами изображал выбор нужной стратегии и подготовку к атаке. А когда конструкторы, наконец, сообразили, что я банально тяну время, и сами кинулись к нам, над площадкой раздался звук гонга и голос ректора сделал такое долгожданное объявление:
  - Со счетом семьдесят - шестьдесят восемь в Игре этого цикла побеждает команда боевого факультета.
  Над трибунами поднялся рев. Болельщики не могли сдержать свои чувства и выплескивали их с криками. Кто с радостными, кто с раздраженными. Все они создали жуткую какофонию голосов, далеко разносившуюся по окружающему лесу, но лично меня оглушал дикий крик демона в моей голове:
  - Алекс, мы победили!!! Победили, слышишь!!!
  - Слышу-слышу, - поморщился я. - И незачем так орать!
  Пока судьи неспешно поднимались со своих мест, а Ризака поздравляли с победой преподаватели, ко мне, все еще отходившему от дикого напряжения Игры, подошел Фаррад, который без предисловий спросил:
  - Как тебе это удалось?
  - С трудом, - устало буркнул я. - Или тебе нужно объяснить способ, с помощью которого я все это проделал?
  - Нет, я вижу, что ты объединил свою команду одной клятвой и сам управлял всеми игроками... Но я хочу знать, каким образом ты смог это сделать? Плетение ускорения восприятия? Или специфический эликсир для расширения сознания?
  - Нет, Фаррад, это запрещено, а я не настолько глуп, чтобы так рисковать. Просто я могу быстро думать.
  - Выходит, все это было притворством? И ваша вчерашняя тренировка, и первая половина Игры, когда ты позволил нам оторваться по очкам? И твое замечание о том, что надеждам не суждено сбыться?
  Сказать или нет? А, ладно! Все равно сам потом узнает, нашим ведь ни за что не удержать языки за зубами.
  - Притворством был только последний пункт. Ведь не мог же я таинственно ухмыльнуться и сказать нечто вроде "Сам увидишь"? Тогда бы вы до предела увеличивали разрыв в счете, справедливо опасаясь подвоха.
  - Значит... ты намеренно вызвал разлад в команде, подстроил свое смещение, использовал бездарность Златко, чтобы мы могли посмотреть на вашу тренировку и потом не заподозрили обмана?
  Фаррад покосился на тело капитана, стоящее рядом, ожидая упреков или возражений, а я усмехнулся и ответил:
  - Вроде того. Кстати, можешь не опасаться, он сейчас в отключке.
  - Но почему тогда ты не воспользовался клятвой сразу? - уточнил конструктор.
  - Я не смог бы продержаться так долго, - выдал я одну из причин.
  Фаррад кивнул, находя подтверждение своим выводам, а потом протянул мне руку:
  - Поздравляю! Это была самая интересная Игра, которую я когда-либо видел.
  Ответив крепким рукопожатием, я сказал:
  - Спасибо. А сейчас извини, меня ждет много работы.
  Развернувшись, я хотел было удалиться прочь с площадки, но тут убрали защитный барьер и все боевики бросились к нам с намерением обнять, потискать, а может быть, даже покачать победителей. Поглядев на приближавшуюся толпу, я представил все это воочию и решительно рявкнул:
  - Всем стоять!!!
  Боевики замедлили шаг и остановились с недоумением на лицах, а я заявил им:
  - Значит так, все мы сейчас очень устали, поэтому поздравления отложим до завтра. А если кто-то не согласен - идите, поздравьте Ризака, а нас оставьте в покое. Расступись!!!
  Я двинулся во всех телах сквозь толпу, которая сразу же образовала проход даже устроила почетную шеренгу, хлопая проходивших мимо победителей по плечам, спинам и радостно выкрикивая: "Молодцы! Порвали конструкторов! А мы в вас верили!", ну и тому подобную ерунду. Короче - боевики форева, и никаких гвоздей! По-моему, большинство даже не поняли, что фактически играл один я. Наверное, они решили, что каналы клятвы мне были нужны лишь для приказов, а дальше игроки действовали сами, но я не имел желания никому ничего объяснять, а хотел только дойти до нашей комнаты и рухнуть на кровать.
  - Алекс, а ты ведь уже можешь вернуть мне контроль, - заметил Хор.
  - Если ты не понял, у тебя сейчас дикая боль в мышцах и связки сильно пострадали, так что сам ты идти наверняка не сможешь, - отозвался я. - Потерпи еще немного, уже почти пришли.
  И тут очнулась Киса. Она сразу же спросила:
  - Что произошло? И что я пропустила?
  - Да так, ничего особенного. Мы победили, Фалиано слегка расстроился, а Ризак - совсем наоборот.
  - Действительно, ничего особенного, - усмехнулась Киса. - А со мной что? Чем меня вообще приложили? Я чувствую, что у меня до сих пор невыносимо болит все тело, как будто половина костей переломана.
  - Это последствия ускорения, - признался я.
  - Да уж, аккуратно ты мной пользовался, ничего не скажешь! - ехидно заметила девушка.
  - Ну, извини, выхода другого не было. Если тебя это утешит, то остальным, включая меня самого, сейчас не легче.
  - А ты вообще куда нас ведешь?
  - К нам в комнату. У меня там лимэль остался, его должно на всех хватить.
  Ковыляя к воротам Академии, я решил провести время с пользой и воспользоваться предоставленной возможностью. Скользнув по каналу в разум Хора, я быстренько скопировал там знание языка демонов и перенес его себе. Просто так, на всякий случай, авось когда к хвостатым придется заглянуть. На это ушло совсем немного времени, все-таки навыки в этом деле у меня были огромные. Если бы я представлял хотя бы приблизительно о специфических знаниях друга, можно было прихватить и их, но пришлось ограничиться только языком, так как навыки его боевой техники мне были без надобности, а информация, полученная за время обучения в Академии, была слишком объемной, и на ее копирование понадобилось бы намного больше времени. Тем более что последняя, как я подозревал, могла начать конфликтовать с моими собственными знаниями. Все-таки я иду немного другим путем, чем остальные адепты боевого факультета, поэтому решил не рисковать.
  Затем я точно так же скопировал знание родной речи Кисы, с удивлением обнаружив на ее зеленой полянке весьма похожий цветок, который только что добыл из головы Хора. Видимо, вампирам-разведчикам вменялось в обязанность изучение языка вероятного противника. Когда же я пересадил себе знания девушки, то был слегка шокирован смыслом матерного загиба, который сам недавно озвучивал. То-то она так морщилась! Подобное даже осмыслить трудно, не то, что представить... Мда... Интересно, а на русский его перевести можно, или пропадет вся изюминка красочной конструкции?
  Когда я вынырнул из глубин своего разума, то обнаружил, что мы стоим на месте. Видимо, я слегка ослабил контроль за телами и перестал равномерно переставлять ноги. Но это продолжалось всего несколько секунд, так как в моей голове тут же раздался голос Кисы, которая поинтересовалась:
  - Почему ты остановился?
  - Заснул, - недовольно сказал я и продолжил движение.
  После этого вампирша старалась поддерживать со мной диалог, требуя рассказать о том, что происходило после ее травмы, и тем самым не давая мне спать. Пришлось изложить краткое содержание прошедшей Игры, заодно сообщив, что ее обидчик получил по заслугам.
  Так мы добрались до ворот, а потом направились к общаге. За это время очнулся Лихош и принялся громко материться, страдая от боли, которая никак не хотела уходить, несмотря на все старания моих лечебных плетений. Чтобы его подбодрить, я сообщил, что мы победили, так что его страдания не напрасны. А когда мы всей полубессознательной толпой завалились в нашу комнату, достал из-под кровати лимэль и начал передавать его по рукам. Разумеется, первыми дозу получили Хор с Кисой, которых я опустил на кровати и оставил над ними контроль, предоставив им самим переживать приятные ощущения целебного эликсира.
  Затем его отведал Лихош, который весьма обрадовался избавлению от боли в мышцах и связках, а после очередь дошла и до Денира с Ниведом. Их лимэль заставил вынырнуть из пучины беспамятства и разразиться потоком вопросов, который я быстро прекратил, поздравив с победой. Ну а потом, дождавшись, пока последствия работы на высоких скоростях у всех присутствующих сойдут на нет, я принялся извлекать плетения из их аур. Это не заняло много времени, так как я изначально снабдил каждое механизмом саморазрушения, который после активации аккуратно развеивал структуру основы.
  Несмотря на то, что я подсознательно ожидал боли или иных неприятных ощущений, которые сопровождают отсечение любой части тела, ничего этого не было. Операция прошла безболезненно и никаких чувств, кроме удовлетворения от безупречной работы своей грамотно рассчитанной структуры, мне не доставила. Спустя несколько минут ауры игроков были девственно чисты, поэтому я торжественно поздравил парней и посоветовал идти отсыпаться. А когда за ними закрылась дверь, приступил к самой неприятной процедуре - приведению в чувство Златко. Влив в его рот остатки лимэля из кувшинчика, я принялся наблюдать за реакцией, которая последовала незамедлительно.
  Пришедший в себя парень ошалело огляделся и попытался подняться. Это ему не удалось, так как ватные конечности повиновались с неохотой, поэтому его чувства захватила паника.
  - Что со мной?!
  - Тихо, - сказал я, с досадой поморщившись, так как только сейчас сообразил, что обделил лимэлем себя. - У тебя явные признаки физического переутомления. Пройдут через пару минут.
  Паника быстро сменилась яростью. Увидев своего главного обидчика, Златко закричал:
  - Ты что со мной сделал, урод?!
  - Дал выпить целебный эликсир. Причем последнюю порцию, не оставив себе ни капли. А ты, вместо того, чтобы оценить этот щедрый подарок, орать начинаешь...
  Активировав защитный кокон, Златко начал подниматься, наверняка планируя кончить меня прямо здесь. Но я не стал ничего предпринимать, а только молча за ним наблюдал, чувствуя сильную усталость. Пусть попытается, а то надоел уже! Столько времени действует мне на нервы, что руки так и чешутся свернуть ему шею.
  - Ты напал на меня и посмел взять под свой контроль! Да я тебя по стенке размажу!
  Я тяжело вздохнул и помассировал виски. От этих криков у меня началась головная боль, которая, как я догадывался, плетениями Велиссы не ликвидируется.
  - Златко, ты меня уже достал, - устало сообщил я парню. - Умолкни и послушай, если еще можешь внятно соображать. Во-первых, если помнишь, ты первым на меня напал, и все игроки нашей команды могут это подтвердить, так что я только защищался. Во-вторых, контроль был временным и необходимым для победы... Кстати, мы победили, если не ты еще не в курсе. В-третьих, чтобы расставить все по местам, ты мне не нравишься. Сильно подозреваю, что я нравлюсь тебе еще меньше, поэтому у меня предложение - разойтись в разные стороны и постараться больше не встречаться. Идет?
  Но Златко не собирался отступать. Он яростно прошипел:
  - Ты еще пожалеешь! Когда ректор обо всем узнает, ты вылетишь из Академии... если я раньше не убью тебя на поединке.
  - Ого, как тебе плетениями по мозгам-то засандалили! Совсем разум потерял! Дорогой мой человек, прежде чем вызывать меня на поединок, подумай, за что я получил на соревнованиях полсотни золотых. Если не поможет, вспомни нашу недавнюю встречу с Фаррадом, на которой ты наверняка присутствовал. А прежде чем жаловаться на меня Фалиано, представь, как отнесется к этому празднующий победу своего факультета Ризак. И прикинь, не обернется ли твое стукачество большими проблемами на экзаменах... Ну, у тебя есть еще что сказать? Или ты собираешься запустить в меня каким-нибудь плетением? Давай, не стесняйся! Мне ведь для того, чтобы тебя прикончить, тоже повод нужен.
  Но сжимающий кулаки Златко лишь окинул меня полным ненависти взглядом и вышел, громко хлопнув дверью.
  - Не все то золото, что блестит, - пробормотал я, избавившись от еще одной проблемы.
  - А если он действительно пойдет жаловаться ректору? - обеспокоенно спросил Хор.
  - Вряд ли. Он ведь не полный идиот, понимает, что к чему, - ответил я, широко зевнув. - Иначе не дожил бы до пятого цикла.
  - Все равно, не стоило тебе его использовать! - заявила Киса. - И вообще, не было смысла так подставляться ради того, чтобы убедить конструкторов в том, что мы ничего не умеем.
  - Так ведь я не только ради команды Фаррада дал Златко покомандовать. Посуди сама, если бы я с самого начала использовал свои приемы, и мы, как в случае со стихийниками, пошли на перерыв с примерно равным счетом, то разве выгорела бы моя задумка с клятвой? Нет, никто бы на нее не решился. Все были бы уверены в том, что мы поднатужимся, поднапряжемся, да и выиграем. Но только в этом случае конструкторы заранее договорились бы между собой и слегка нам подыграли, чтобы во втором раунде наверстать упущенное с лихвой. А их уровень ты прекрасно видела.
  - Значит, ты подстроил эту замену, чтобы целенаправленно опустить нас в яму поглубже, а потом предложить вариант спасения? - удивленно выдохнула Киса.
  - Да. Иначе с остальными получилось бы примерно то же, что нам сейчас продемонстрировал Златко.
  - Великая мать, это же гениально! - воскликнула девушка. - Алекс, подобные многоходовки достойны выпускника нашей школы!
  - Да, я такой, - довольно ухмыльнулся я. - Еще бы теперь придумать, что врать ректору в ответ на вполне естественный вопрос о том, как у меня получилось управлять семью телами сразу... Ладно, хрен с ним с Фалиано! Хор, ты мыться пойдешь?
  - Желания нет.
  - А я, пожалуй, сполоснусь перед сном.
  Захватив комплект чистой, без дырок, разрезов и подпалин формы, я подумал, что хозяйственнику снова придется разориться, и решил завтра зайти к нему с утречка пораньше, пока мужику еще не испортили настроение. А когда я взялся за ручку двери, демон внезапно окликнул меня:
  - Алекс!
  - Что, передумал?
  - Я хотел сказать тебе спасибо. Если бы не...
  - Всегда пожалуйста, - отозвался я и вышел за дверь, не имея ни малейшего желания выслушивать долгую и наверняка проникновенную благодарственную речь.
  В момент посещения душевой я тщательно просканировал свое тело, восстанавливая его старым проверенным способом, и обнаружил, что грязь в ране привела к нехорошим последствиям. По всем признакам у меня начиналась такая гадостная штука, которая называлась заражением крови. Так как провести денек-другой в лекарском кабинете мне совсем не улыбалось, я слегка задумался, а потом повесил в душевой множество глушилок и вернулся в свое настоящее тело.
  Насладившись немного ощущением комфорта и небывалого удобства, я печально вздохнул, сменил тело на человеческое и внимательно оглядел его. Ну, если никто не будет приглядываться, то отсутствие едва видимых шрамов, которые я успел заработать в Академии, совсем не заметно. Стрижка стала намного короче, но это можно списать на простейшее бытовое плетение, которым я подрезал слегка пострадавшие от огненных шаров на площадке волосы. В целом осмотром я остался доволен. Новая оболочка совсем не ощущала физической усталости, так что зря я тратил силы на восстановление, но утомление сознания никуда не делось, поэтому, развеяв глушилки, я отправился отсыпаться.
  Поднявшись на третий этаж и выбросив по пути старую форму в ящик для отходов, я зашел в комнату и обнаружил, что нелюди крепко спят. Хор, даже не сменив позу, привалившись спиной к стене, а Киса, свернувшись калачиком. Поглядев на них, я сформировал магические захваты и аккуратно повернул демона так, как обычно на кровати спят все нормальные люди, а девушку даже не стал трогать. Только недовольно поглядел на ее грязную окровавленную форму и конфисковал подушку, с которой устроился прямо на полу и скользнул в полусон.
  А там меня встретила Темнота, которая укрыла меня своим черным одеялом и ласково прошептала:
  - Спи, победитель...
  
  Глава 34. Награда для победителя
  
  Видимо, утомление оказалось слишком сильным, потому что наутро, незадолго до сигнала колокола меня с большим трудом растолкал Хор. Поднявшись с пола, я потянулся, с наслаждением зевнул и огляделся. Киса уже успела проснуться и сбежать, оставив на моем одеяле засохшие комки грязи и темные пятна, а демон - переодеться в новую форму и, по всей видимости, посетить душевую. Так как мне одеваться было не нужно, я спросил соседа, чувствуя легкий голод:
  - Ну что, пошли завтракать?
  - Какой завтрак, Алекс? - удивился Хор. - Сейчас состоится церемония награждения.
  - Шо, опять? - хрипло выдохнул я, отчего-то вспомнив знаменитый мультик.
  - Ну, должна же команда победителей получить свою заслуженную славу и почести? Заодно и узнаем, ходил Златко к ректору жаловаться, или все-таки решил не рисковать.
  - Ладно, тогда вперед - за наградой! - весело отозвался я, слыша тихий звон колокольчика.
  Но до площадки оказалось дойти не так-то просто. Все знакомые боевики и даже представители других факультетов, встречавшиеся по дороге, поздравляли нас с победой. Некоторые жали руку, некоторые хлопали по плечам, один конструктор с четвертого цикла так вообще остановил меня и после поздравления принялся выпытывать, где я нашел такую модификацию клятвы. Пришлось признаться, что это моя разработка, но делиться я ею не собираюсь, так как планирую участвовать в соревнованиях следующего цикла. После этого настойчивый конструктор свалил, а мы с Хором наконец-то добрались до своей команды, которая и без церемонии купалась в лучах славы и почета. Златко тоже досталась своя порция, но взглядом с остальными игроками он отчего-то старался не встречаться.
  Постепенно поздравления затихли, адепты разошлись по группам и стали ждать появления преподавателей, которые не замедлили появиться. В целом эта линейка ничем не отличалась от предыдущих. Фалиано снова толкнул длинную торжественную речь, в которой объявил об окончании соревнований Академии, рассказал об их итогах, похвалил всех за упорный труд, волю к победе... и так далее. Я даже успел заскучать и пропустил момент, когда ректор попросил выйти команду победителей. Лишь только отметив, что из строя боевиков на середину площадки потянулись сиявшие, словно начищенные медные тазики, игроки, решил к ним присоединиться.
  Награждал нас сам Ризак, который подходил к каждому, пожимал руку, говоря торжественные слова, и вручал листок с небольшим мешочком. Так как я стоял с края шеренги, меня декан оставил на закуску, а пожав руку, сказал совсем не традиционные слова поздравления:
  - Спасибо, Алекс. Скажу честно, я совсем не рассчитывал на вашу победу.
  - Пожалуйста, - ответил я и ухмыльнулся. - Надеюсь, ваша ставка была не очень большой?
  Ризак в ответ рассмеялся, вручил мне листок с мешочком и сообщил:
  - Кстати, думаю, тебе будет интересно узнать, что вчера Фалиано слегка изменил правила Игры. Теперь в них запрещается использовать плетение клятвы, связывающее игроков одной команды.
  - Этого стоило ожидать, - отозвался я.
  Ага, хотел бы я посмотреть, как мою наработку будут использовать другие, не обладающие специфическими способностями!
  Магистр улыбнулся и вернулся в шеренгу преподавателей, а я взвесил мешочек в руке и понял, что в нем три-четыре десятка золотых, не больше. И это и есть, так называемое, солидное денежное вознаграждение? Не ценят победителей, однако! Или же это ректор рискнул поставить кругленькую сумму на команду своего факультета, поэтому сейчас решил сэкономить?
  Так как награждение закончилось, Фалиано попросил нас вернуться на свои места и принялся закругляться, желая всем адептам всяческих успехов и напоминая, что эти несколько месяцев они должны упорно заниматься, чтобы на грядущей практике продемонстрировать хороший результат. После этого он еще раз поздравил боевой факультет с самой убедительной победой в соревнованиях за последние два десятилетия и удалился вместе с остальными. И тут же последовал второй этап поздравлений, который я весьма невежливо покинул, отправившись прямиком к хозяйственнику.
  Мой расчет не оправдался, хорошее настроение не помешало мужику прочитать мне длинную нотацию о том, как нужно бережно относиться к вещам, которую я молча выслушал, всем своим видом демонстрируя, как был не прав, позволяя конструкторам жечь и дырявить мою форму. Но когда нотация подошла к концу, выполнивший свой священный долг хозяйственник выдал мне новый комплект с таким выражением на лице, будто расставался с бесценным сокровищем. Подхватив форму, я покинул обитель местного Скряги, столкнувшись в дверях с Дениром, которого поджидала аналогичная нотация.
  Заходить в общагу я не стал, просто закинул добычу в наше окно, а потом отправился в столовую, где нашел друзей на привычном месте. Хор со счастливой улыбкой разглядывал свою вольницу, а вампирша просто умилялась, наблюдая за этой сценой. Глядя на лицо демона, и у меня на душе слегка потеплело - все же не зря я старался, сумел-таки помочь другу. Теперь остается только пожелать ему удачи в решении всех домашних проблем.
  При моем появлении Хор бережно спрятал вольницу в карман и снова попытался произнести благодарственную речь, но я показал ему кулак и принялся за уничтожение завтрака. Однако спокойно поработать челюстями мне не дали. Глядя на слегка обидевшегося демона, Киса поинтересовалась:
  - Алекс, а почему тебе не нравится, когда кто-то тебя благодарит?
  - Характер такой, - буркнул я.
  - Это не ответ.
  - А другого у меня нету, - развел я руками, умудрившись не расплескать компот в кружке.
  - Ну а все-таки, почему ты не дал мне ни слова сказать, когда выручил своей кровью? И почему теперь не можешь просто выслушать Хора? Почему строишь из себя скромника? Ведь я прекрасно вижу, что ты не такой. Ты же чувствовал себя нормально на церемонии, не краснел, не пытался стать незаметным, а спокойно выслушал благодарность Ризака и принял заслуженную награду. Так почему сейчас тебя словно подменили?
  Я понял, что вампирша не отвяжется, тяжело вздохнул и ответил:
  - Потому что Ризак тут совершенно не при чем. Я старался не для него, и награду он выдал мне лишь по собственному желанию... Не знаю, как вам это объяснить, но когда я что-то делаю для других, мне не хочется выслушивать их пламенные речи. Они мне и даром не нужны, так как не приносят ни морального удовлетворения, ни эстетического наслаждения, ни хоть каких-либо приятных чувств. Вероятно, такое у меня воспитание. Да, я знаю, что остальные могут наслаждаться благодарностью, принимать ее с радостью, считая своей заслугой, но для меня наградой является совсем-совсем иное.
  - И что же? - не дождавшись продолжения, уточнил Хор.
  - Результат моих действий, - просто ответил я, но, видя недоумение на лицах друзей, решил пояснить: - Мне очень приятно видеть, как тебя, Киса, оставила жажда, и ты вновь вернулась к нормальной жизни, как ты, Хор, словно ребенок радуешься своей вольнице. Именно это приносит мне наслаждение. Наблюдение за красочными картинками из жизни и осознание того факта, что именно я их нарисовал. А слова... После этого они мне уже не нужны.
  Над столиком повисло молчание. Друзья с трудом переваривали мое заявление, а я, видя, что процесс затягивается, решил сменить тему:
  - Ладно, хватит обо мне. Лучше расскажите, что такое эта таинственная практика и как именно к ней нужно готовиться?
  Хор с Кисой с готовностью начали просвещать безграмотного адепта, а я, слушая их рассказы, думал совсем о другом. Ведь я назвал только одну причину моего странного поведения, причем далеко не главную, а существовала еще одна. Она была основана на знаниях психологии и успела прочно перейти на уровень моей подсознательной реакции. А все дело в том, что я знал - слова благодарности нужны не только тому, кто помогает другому в решении его проблем. Они нужны и тому, кто испытывает благодарность. Ведь озвучив ее, выплеснув наружу, можно снять со своей души тяжкий груз, который не даст человеку жить спокойно.
  Наверное, не мне вам рассказывать, что вполне традиционным после решения какой-нибудь мелкой проблемы стало "накрывать поляну". Ведь спиртное развязывает язык и человек может спокойно высказать свою благодарность тому, кто ему помог, а наутро проснуться хоть и с головой болью, но чистой совестью. Как же иначе - ведь он-то уже никому ничего не должен! А теперь задумаемся, так ли равноценна была стоимость услуги и накрытого стола с несколькими бутылками огненной воды? Но в итоге все довольны и счастливы. Тот, кто помог - хорошо проведенным временем, ведь он не просто напился за чужой счет, а еще и получил удовлетворение от выслушивания благодарности. Ну а про того, кто помощь принимал, и говорить нечего - проблему решил, с моральными долгами рассчитался, теперь найти бы, чем здоровье поправить...
  Так, это я что-то не туда свернул, но общий смысл, надеюсь, понятен. Невысказанная благодарность может сильно усложнить жизнь, но, само собой, лишь тем, кому понятие "совесть" знакомо не понаслышке. Она будет отвлекать на себя внимание, лежать на душе камнем, постепенно увеличивающимся в размере. Человек станет размышлять, что бы такое сделать или подарить своему помощнику, чтобы не оказаться неблагодарным подлецом в своих собственных глазах. Как бы ему рассчитаться с долгом?
  Нет, я прекрасно понимаю, что в результате это может вылиться либо в очень дорогой подарок, либо просто позабыться, с течением времени оттенившись другими проблемами. Но даже в последнем случае, когда решать проблемы потребуется уже помощнику, благодарный человек вспомнит о том, что сделали для него (причем подсознательно преувеличит значимость поступка, так как отдаленные воспоминания будут нечеткими и будут дополняться воображением), и в лепешку разобьется, но поможет.
  Вот именно этим я всегда и предпочитал пользоваться. Поэтому так не люблю выслушивать благодарности, прекрасно понимая, что слова ничего не стоят, а вот в будущем мне может обломиться на порядок больше. Причем это поведение так прочно укоренилось в моем характере, что уже давно вошло в привычку, которая при каждом подобном случае побуждала меня всячески сторониться устных проявлений благодарности. Даже благодарности друзей. Что поделать, я такая сволочь, которая может использовать в своих целях лучшие моральные качества других.
  Когда завтрак подошел к концу, я был в общих чертах проинструктирован по поводу практики, обещающей нагрянуть к нам через пару месяцев. В принципе, ничего особенного в ней не было, просто адептов на некоторое время отправляли в какие-нибудь окрестные города или деревеньки, чтобы они там могли попрактиковаться в обычной работе мага. Готовиться к ней особо не нужно было, так как никто не мог точно предположить, какие заказы придется выполнять адептам, но традиционно все делали упор на знания бытовых плетений и старательно фиксировали в записные книжки структуры разного действия в расчете на то, что они точно могут пригодиться. Ну, бытовая магия у меня шла на отлично, а копировать схемы плетений надобности не было никакой, ведь на память я не жаловался, так что по поводу практики переживать не имело смысла. Когда нагрянет, тогда и поглядим!
  После завтрака я отправился на занятия, но спустя четыре часа отметил нечто странное. Первая лекция по истории магии уже не вызывала у меня такого интереса, как раньше, а второе занятие с Глодом я вообще высидел с трудом, едва дотерпев до того момента, когда мастер приказал всем проваливать. Недоумевая, что же это со мной, я не сразу отправился на обед, а решил заглянуть по пути в библиотеку. Там я быстро загрузил в память три тома по магии разума, выданные Бреннадом, так как планировал разобраться, в каком месте моего нового плетения клятвы скрывается ошибка, позволившая Златко вернуть себе контроль над телом. Ведь в старом варианте это было в принципе невозможно.
  Однако, когда я благополучно запомнил весь текст вместе со схемами плетений, то неожиданно поймал себя на мысли, что анализировать его мне не хочется. Я не чувствовал ни малейшего желания заново прорабатывать основы магии разума, или ковыряться в плетениях разного вида клятв. Я снова хотел отключиться часиков на десять, и чтобы меня при этом никто не беспокоил. За обедом, на который слегка опоздал, я долго размышлял об этом странном выверте моего сознания и пришел к выводу, что такая продолжительная и довольно интенсивная работа требует не менее продолжительного отдыха. Я просто переутомился на Игре, и теперь обучение у меня вызывает инстинктивную неприязнь, с помощью которой мой разум сообщает, что еще не пришел в норму.
  Итак, учеба накрылась. Теперь придется расслабиться денек-другой, чтобы потом с новыми силами наверстать упущенное. А как это сделать? Наведаться в Кальсот, посетив там бордель с псевдоэльфийками? Да ну, желания никакого нет. Лучше уж дождаться, когда моя нянька свалит к себе домой, а потом сменить тело и полететь в горы. Повидать семью, поглядеть на бассейн, который устроил Лар перед гнездом, пообщаться с Марой... Да много чего еще, ведь у меня есть целых две десятицы законного отдыха. Решено, так и сделаю!
  После этого вывода занятия оказалось переносить значительно легче. Отсидев вместе со всеми "основы начальной трансформации", и пометив себе на будущее присмотреться к предмету, излагаемому мастером Вирцошем, повнимательнее, я еще раз наведался в библиотеку, где загрузил себе в память с десяток томов по разным дисциплинам. Просто, чтобы было, чем на отдыхе ночами заниматься. А после ужина у меня неожиданно оказалось занятие по конструкторству, на котором я долго беседовал с Фалиано на тему магии разума и своих экспериментов с плетением клятвы верности.
  Разумеется, ректор задал вполне ожидаемый вопрос, но я успел подготовить для него разумное объяснение. Всеми силами изображая смущение, я поведал, что мне удалось так легко контролировать сразу семь тел только потому, что я ежедневно нарушал строжайший запрет Ралина и подолгу проводил слияние со стихией. Уловка сработала на все сто, Фалиано купился и оставил расспросы, хотя и пообещал рассказать мастеру о моих выходках. Ну, меня это не сильно огорчало, ведь для него у меня уже было наготове объяснение, откуда я брал столько силы. На крыше здания боевого факультета давно находились мои плетения-уловители с несколькими накопителями, которые методично высасывали энергию из окружающего пространства. Их я заготовил заранее, как раз для подобного рода случаев. Главным было только не забывать их менять, чтобы не допустить переполнения, но с этим я справлялся.
  Допрос плавно перешел в занятие, на котором мы по косточкам разобрали мое плетение и все-таки обнаружили несколько довольно грубых ошибок, которые общими усилиями устранили. А решив, что на сегодня с меня достаточно, Фалиано уточнил, когда я планирую использовать свою вольницу. Мне оставалось только пожать плечами, так как о планах Хора я ничего не знал.
  - Смотри, чтобы не получилось, как в прошлый раз, - предупредил меня ректор, пряча ухмылку.
  - Постараюсь, - пообещал я и, попрощавшись, отправился в общагу.
  А там увидел все признаки намечавшейся грандиозной попойки. При расспросе подвернувшегося под руку боевика с двумя объемными кувшинами под мышками, я узнал, что вчера наш факультет решил повременить с празднованием победы, так как все виновники торжества валялись в глубокой отключке и приходить в себя не желали. Но сегодня боевики решили отыграться и отметить все сразу - и победу в Игре, и окончание соревнований, и самое лучшее выступление боевиков за последние два десятка лет... Короче, поводов выпить была масса, а судя по энтузиазму подготовки, нашей общаге этой ночью грозило если не фатальное разрушение до фундамента, то сокращение на пару этажей - точно.
  Решительно направившись к себе в комнату, я обнаружил в коридоре всю нашу команду, за исключением Златко, в окружении приятелей и сокурсников. Разумеется, адепты были с кружками наготове, а при моем появлении всучили и мне емкость с плескавшейся в ней жидкостью, запах которой говорил, что по крепости она намного превосходит вино. Так как пара глотков алкоголя в данный момент для меня были весьма необходимы, я поднял кружку и выдал незатейливый тост:
  - За боевой факультет! - после чего одним глотком осушил ее.
  Тост с ревом подхватили остальные, которые тут же последовали моему примеру. Но когда Лихош попытался вновь наполнить мою опустевшую тару, я просто отдал ему кружку, а сам развернулся и направился к друзьям.
  - Эй, Алекс, ты куда? - удивился приятель.
  В ответ я решительно сказал:
  - Все! Мне на сегодня хватит.
  Собравшиеся встретили мое заявление гулом возмущенных голосов, а приятель воскликнул:
  - Ты что, не хочешь выпить за нашу победу?
  - Нет! - рявкнул я.
  После этого наступила напряженная тишина. Оглядев решительно настроенных на продолжение адептов с кружками, кувшинами, флягами и прочим барахлом, я уже спокойным голосом заявил:
  - И я вовсе не хочу никого обидеть своим отказом. Просто для него есть весьма веские причины. Наверняка вы не помните, что в прошлый раз мы отпраздновали с большим размахом, о котором некоторые впоследствии сильно пожалели. А вот я был одним из тех самых "некоторых", которые после бурной ночи лишились своих вольниц и получили выговора, так что помню все прекрасно. Так что если вы хотите продолжить празднование, я не буду вам мешать, но и принимать участие в попойке тоже не собираюсь. Тем более что всего пять минут назад меня об этом предупредил лично Фалиано.
  - Ты что, так боишься ректора? - воскликнул Денир, уже успевший немало принять "на грудь" и находившийся в состоянии легкого неадеквата.
  - Я не трус, но я боюсь, - хмыкнул я, понимая, что призывать адептов к осторожности бесполезно, и обратился к Хору с Кисой: - Пойдем, поговорить нужно.
  Друзья с готовностью отправились в нашу комнату. Видимо, их уже успели посетить мысли о пагубных последствиях пьянки, но вот так нагло, как я, наплевать на остальных, у них духу не хватило. А я же, оглядев всех присутствующих, напоследок сказал им:
  - Будете разрушать здание, убедительно прошу начинать с противоположного конца коридора. А коменданта, который наверняка явится на ваши вопли, лучше сразу убить, чтобы потом жаловаться на вас было некому. Все, физкульт-привет!
  Махнув рукой, я скрылся в комнате, где Хор с Кисой уже успели с комфортом расположиться на кроватях. Вампирша по-хозяйски заняла мою, аккуратно свернув испачканное одеяло и теперь нежилась на мягкой перине.
  - Алекс, ты снова нас спас от неприятностей! - воскликнул демон. - Я уже и не знал, как объяснить всем, что мы не хотим принимать участия в пьянке. Представляешь, нас вытащили отсюда буквально за хвосты... В смысле за шкирку.
  - А нечего было объяснять, - сказал я. - Практика показывает, что в такой ситуации никакие аргументы не помогут, так что либо ты сразу решительно отказываешься, а при хватании за хвост даешь по морде желающим выпить в компании с тобой, либо принимаешь самое активное участие в пьянке. Причем компромиссный вариант "выпью всего кружечку и уйду" чаще всего не срабатывает, так как после первой обязательно следует вторая, а потом остатки тормозов остаются за поворотом. И вообще, я полагал, что уж тебя-то лишение вольницы чему-нибудь научило, а ты...
  Я огорченно вздохнул и присел на краешек своей кровати.
  - Я просто не хотел никого обидеть отказом, - повинился демон.
  - Это понятно. Ты мне лучше скажи, когда собираешься домой отправляться?
  - Наверное, завтра, после обеда.
  - А почему так неуверенно и без большого энтузиазма? - уточнил я. - Я думал, что ты рванешь сразу, как только получишь вольницу, а не останешься прохлаждаться в Академии еще несколько дней.
  - Так ведь спешить уже некуда. Скоро в Харрашаре начнется королевский турнир, до него я точно не смогу уладить свои дела, так как все будут заняты подготовкой. Зато после турнира состоится Большой Совет, где обязательно будет рассмотрено мое прошение.
  - Большой Совет чего? - не понял я.
  - Знати всего Харрашара, - пояснил демон.
  Мда... Не много же шансов у Хора добиться справедливого решения по поводу назначения опекуна для своей сестры. Если вся знать люто ненавидит мага-убийцу, оставшегося безнаказанным, то чего уж тут ожидать хорошего? Отберут наследство и поделят между собой! И это в лучшем случае.
  - Алекс, а ты как планируешь использовать свою вольницу? - внезапно спросил демон.
  - Найду, чем заняться, - уклончиво ответил я.
  - А не хочешь отправиться со мной?
  - Ты это серьезно?
  - Разумеется! Подумай, Алекс - полюбуешься на королевский дворец, увидишь столицу Харрашара, понаблюдаешь за турниром. Для перемещения двоих моих сил хватит, а когда тебе еще представится возможность побывать в нашем королевстве?
  Демон продолжил настойчивые уговоры, а я серьезно задумался. Итак, вот он - результат моих стараний. Хотел вместо устной благодарности получить на порядок больше - так получи и распишись! А демон ведь не отвяжется, и никакие объяснения делу не помогут. Хор-то прекрасно понимает, что пользоваться порталами я не умею, так что наверняка мне придется провести время в окрестностях Академии, а потому в меру своих возможностей предлагает мне вполне реальную альтернативу. И что теперь? Рассказывать ему, что в горах у меня семья, к которой я планирую слетать?
  Хотя, в его словах что-то есть. Ведь с семьей благодаря кровной связи я могу пообщаться в любое время, а вот возможность побывать в королевстве демонов, местоположение которого известно мне лишь приблизительно, кто знает, когда еще появится. Так может, стоит согласиться и поглядеть краем глаза на то, как живут хвостатые в естественной среде обитания? Заодно помочь демону если не советом, то решительными действиями добиться решения его проблемы. Ведь у меня и опыт имеется в плане общения со знатью, да и советчики неслабые - Фар и Вилли в любой момент могут мне такую хитроумную интригу нарисовать...
  - ...так что скажешь? - закончил свою речь Хор.
  Я вспомнил об одной мелочи и решил уточнить:
  - А скажи, как могут отреагировать в Харрашаре на твое появление? Ведь ты же являешься изгнанником, и возвращение для решения проблем еще могут простить, но прогулки по столице...
  - Не переживай, Алекс! Теперь я адепт имперской Академии, а этот статус не только позволит мне безнаказанно находиться в королевстве, сколько я пожелаю, но и даст возможность уладить все свои дела без задержек и проволочек. Ну а тебе вообще ничего не грозит, так как ты будешь иметь статус гостя и сможешь пользоваться всеми правами граждан Империи. Так ты согласен?
  Я почесал в затылке, взвешивая все "за" и "против", а потом печально вздохнул и ответил:
  - Да.
  Радости демона не было границ. Он не только растянул улыбку до самых ушей, но вскочил и от переизбытка эмоций хлопнул меня по плечу. Ага, блин, ему-то весело, он полагает, что вернется домой и проблема рассосется сама собой, но я ведь понимаю, что для этого придется изрядно потрудиться. Причем, лучше заранее подготовиться к неудаче, ведь все-таки совет знати - довольно приличная сила в Харрашаре, раз с ней не решается спорить даже король. И если члены совета захотят что-нибудь устроить Хору...
  - Хор, а меня ты можешь прихватить с собой? - подала голос позабытая нами вампирша.
  - Ты тоже хочешь отправиться в Харрашар? - удивился демон.
  - А что здесь такого? Не растерзают же меня в вашем королевстве? Я ведь маг все-таки! Да и потом, находятся в Харрашаре наши послы, представители торговых домов, ремесленники... Их-то никто не собирается поголовно уничтожать только потому, что на границе не все гладко?
  - Но зачем тебе это? - продолжал удивляться Хор.
  - Во-первых, я тоже никогда не была в вашей столице, и про турнир слышала только краем уха. Во-вторых, мне хочется понаблюдать за тем, как ты будешь улаживать свои проблемы и, может, даже помочь чем-нибудь... - девушка немного помолчала, а потом опустила глаза и недовольно призналась: - А еще мне приказывали ни при каких обстоятельствах не прекращать наблюдение за "объектом", а твое появление в столице наверняка привлечет внимание моих коллег. В общем...
  - Ясно, - сказал демон. - Только у меня может не хватить сил на перенос сразу троих.
  - Я поделюсь, если что, - вставил я веское слово в защиту вампирши.
  Поразмыслив немного, Хор улыбнулся и заявил:
  - Тогда отправляемся все вместе!
  Я хихикнул, представив нашу троицу, гордо марширующих по главной улице столицы демонов в своей красной форме. Весьма интересно будет понаблюдать за реакцией окружающих!
  Обсудив бытовые мелочи, мы условились завтра с утра подготовить все необходимое для путешествия, а потом посетить пару занятий, пока демон будет готовить нужный состав в лаборатории Велиссы, плотно пообедать и рвануть по дороге в Кальсот. Нет, сам город был нам без надобности, просто магия крови, а особенно, направленная на перемещение, очень чувствительна к потокам силы, так что безопаснее будет отойти от Академии на порядочное расстояние, чтобы избежать неприятностей. После этого мы решили распрощаться и как следует выспаться.
  Причем Кисе повезло, она отправилась к себе и не слышала, как набирал обороты затеянный боевиками пьяный дебош, а мы с Хором еще долго слушали крики адептов, звуки разрывов, сотрясавших все здание, и прочие прелести большого загула. Кстати, наблюдать за всем этим, даже находясь в роли слушателей, было гораздо интереснее, чем участвовать в самом процессе. Вскоре оставив мысли о сне, мы с Хором принялись вслушиваться в звуки голосов, сопровождая их своими комментариями и периодически задыхаясь от дикого смеха, косившего нас просто не по-детски.
  Судя по звукам, на пьянку боевиков заглянули конструкторы, которым так же было налито. После пары кружек они стали возмущаться, утверждая, что их команда проиграла не потому, что плохо готовилась, а из-за того, что я использовал хитрый прием, так что, если по совести, надо бы устроить реванш. Разумеется, боевики с этим не согласились и решили провести реванш прямо в коридоре, использовав в качестве мяча пустой кувшин. Никаких возражений не последовало, поэтому матч начался и сопровождался дикими криками болельщиков, периодически принимавших участие в поединке.
  А после неизвестно какого по счету взрыва в общаге рискнул появиться комендант. Его зычно голос перекрыл гомон пьяного сборища:
  - А ну прекратить безобра...
  Тирада была прервана метким броском пустого кувшина, разлетевшегося от удара на мелкие осколки и глухим падением тяжелого тела, прозвучавшего в неожиданно наступившей тишине.
  - Песец котенку! Допрыгался! - прокомментировал я, понимая, что адепты решили последовать моему совету и не заморачиваться.
  - Наверняка в голову получил, - откликнулся демон.
  - А как ты это определил? Может, его плетением наградили, а кувшин просто на пол уронили?
  - Нет, звук столкновения двух пустых сосудов ни с чем не спутаешь!
  Мы снова заржали, слыша, как адепты за дверью решают, что же им теперь делать с бессознательным телом. Самым трезвомыслящим была подана гениальная идея спустить его вниз, пока не очнулся, которая была живо подхвачена остальными. К сожалению, комендант оказался живучим, словно таракан, и пришел в себя как раз в тот момент, когда его принялись аккуратно спускать магическими захватами из окна, так как идти по лестнице было лень. Вот где-то на уровне второго этажа тело ожило и принялось громко материться, что побудило державшего захваты адепта ослабить контроль над своими плетениями и упустить коменданта, который в следующую секунду шмякнулся на землю. Поток матов прервался, а я, глядя на это из окошка, снова ехидно прокомментировал:
  - Вот теперь точно песец!
  - И опять при приземлении больше всего пострадала голова, - поддакнул стоявший рядом демон, после чего мы снова заржали.
  Но пьяные адепты были всерьез обеспокоены возможностью еще одного воскрешения из мертвых, поэтому затеяли спор. Тема его была проста - комендант просто вырубился, или же находится на последнем издыхании с переломанной шеей.
  - В первом случае пускай себе лежит, а во втором нужно обязательно добить, чтобы не мучился, - продолжил я комментировать происходящее.
  Так как спускаться на первый этаж и осматривать тело никто желанием не горел, решили полить на него водичкой прямо из окна. Кто-то взял пустой кувшин и сбегал в туалет, а мы терпеливо ждали продолжения этого увлекательного шоу и не собирались подсказывать алкашне, что жизнеспособность организма, как и степень его повреждений, можно легко определить по ауре, которая у коменданта развеиваться не собиралась. Высунув головы из окна, мы полюбовались на то, как один из третьекурсников принялся лить воду из кувшина, стараясь попасть прямо в лицо коменданта, безмятежно обращенное к небу.
  Когда в немаленьком кувшине осталось примерно половина, адепту все-таки удалось точно скорректировать струю и плеснуть туда, куда нужно. Комендант снова ожил, показывая, что с шеей у него все в порядке, и без промедлений разразился громкой матерной тирадой, количество этажей которой наверняка стремилось в бесконечность. Однако спустя всего секунду он замолчал и опять распластался на земле без движения. Это произошло потому, что после бурной реакции на свои действия адепт от неожиданности выронил кувшин, который, миновав два этажа, угодил точно в цель - прямо в макушку поднимавшемуся коменданту.
  Сказать, что мы, узрев эту картину, сильно смеялись - это ровным счетом ничего не сказать. Нет, мы ржали так, что не могли устоять на ногах. Мы валялись на кроватях, держась за животы, чувствуя, как из глаз катятся слезы, и тщетно пытались глотнуть живительный воздух в перерывах между взрывами хохота. Комментарии оказались излишни. Однако и на этом спектакль не закончился. Понимая, что при обретении сознания в следующий раз, комендант устроит всем Варфоломеевскую ночь, адепты сообща решили быстро устранить все следы пьянки, и сделать вид, что ничего такого не произошло.
  - Ага, а комендант спустя некоторое время очнется, посмотрит на вымерший дом адептов, почешет разбитый затылок и решит - показалось! - продолжил я эту гениальную мысль, после чего опять согнулся пополам от хохота.
  Мне вторил Хор, а адепты за дверью всеми силами изображали суету, направленную на уборку следов дебоша и приведение себя в порядок. Все поддатые особы прекрасного пола благоразумно слиняли, оставив парней одних разбираться с последствиями. Чуть погодя самые трезвые вспомнили мой способ и использовали магический нашатырь, после чего работа пошла веселее. А когда прошло минут десять общага затихла, но под ее окнами очнулся комендант и начал оглашать окрестности... Нет, не матерной бранью - так он уже не рисковал, опасаясь четвертого дубля, а протяжными стонами.
  Сумев кое-как подняться, он на нетвердых ногах поплелся прочь, обхватив руками голову, словно ожидая еще одного удара с небес. Но вскоре возвратился, причем, не один, а с большой компанией. В группу поддержки вошли весьма недовольный Фалиано, сонная Велисса, которая следила за действием лечебных плетений, окутавших пострадавшую часть тела коменданта, и Керисан - куда же без него? В составе этой грозной команды комендант методично прошелся по комнатам, выдергивая из постелей всех пьяниц и дебоширов, которые выдавали себя нетрезвым видом и несвежим алкогольным выдохом. Дошел он и до нас. Когда требовательный стук в дверь выдернул меня из полудремы, демон обеспокоенно спросил:
  - Что будем делать?
  - Иди, открывай и ничего не бойся, - сказал я, поднимаясь с кровати.
  Обнаружив за дверью всю вышеназванную компанию, я сонным голосом поинтересовался из-за плеча демона:
  - Что-то случилось?
  Но меня не удостоили ответом. Комендант оглядел нас, а потом обратился к Фалиано:
  - Нет, демона с ними точно не было, я бы заметил.
  - Можете отдыхать дальше, - милостиво разрешил Керисан, после чего вся компания развернулась и принялась стучаться в комнату напротив.
  Я же прикрыл дверь и сказал Хору:
  - Вот так! И мастер прав, пора нам на боковую.
  Демон лег на кровать, но продолжал прислушиваться к разборкам, кипевшим в доме адептов. Похоже, всех участников попойки мужского пола вычислили быстро и теперь определяли среди них зачинщиков и организаторов покушения на коменданта, которым не грозило ничего хорошего.
  - Знаешь, Алекс, мы с тобой поступили очень подло, - внезапно заявил Хор.
  - Это почему же?
  - Надо было выйти, утихомирить их и не допускать ничего подобного, а мы вместо этого только смеялись над пьяными.
  - Брось, Хор! - возразил я. - Не мы заставляли их пить, не мы требовали проведения Игры в этих стенах, и уж точно не мы приказывали разбивать кувшины о голову коменданта. Наша совесть чиста, ведь каждый сам хозяин своей судьбы и каждый сам должен отвечать за свои поступки. А если у кого-то нет своей головы на плечах, так зачем же переживать по поводу идиота, который собственноручно копал себе могилу?
  - Но мы могли хотя бы попытаться, чтобы теперь не чувствовать своей вины в случившемся, - неуверенно сказал демон.
  - А я и не ощущаю никакой вины, и тебе не советую. Тем более, я честно попытался их предупредить, рассказав о предостережении Фалиано, но в итоге выглядел полным недоумком. А попробуй ты остановить их в самый разгар веселья, то наверняка сам бы оказался на месте коменданта. Поэтому хватит терзаться душевными муками, иногда повлиять на происходящее невозможно и тогда остается лишь довольствоваться ролью наблюдателя. Которая, впрочем, тоже может оказаться весьма приятной... В общем, спи давай!
  Проснувшись на следующий день, мы выяснили, что никого из адептов-дебоширов так и не исключили. Просто половину лишили права получения вольниц на неопределенный срок, тех, кто платил за обучения из своего кармана или карманов спонсоров, оштрафовали на изрядную сумму, а остальные получили назначения на общественные работы и теперь будут несколько месяцев ухитряться совмещать учебу и отбывание наказаний. Никого из противоположного пола эти репрессии не коснулись, хотя некоторые обитательницы женского дома принимали участие в пьянке наравне с парнями.
  Огорчение, постигшее боевой факультет, нас никоим образом не коснулась, а за завтраком мы рассказали Кисе в лицах о мучениях бедного коменданта. Кончилось дело тем, что громкий смех собрал вокруг нашего столика большую толпу адептов, которые хотя и знали о случившемся, но без подробностей, которые мы им и поведали, лишь самую чуточку приукрасив. В общем, повеселив народ, мы принялись за завтрак, после которого Хор отправился в лабораторию к Велиссе, готовить все необходимое для путешествия на родину, а я с Кисой пошел на занятия.
  Лекция Вирцоша в этот раз показалась мне более интересной. Я даже задал несколько уточняющих вопросов, надеясь в будущем слегка поработать над своим истинным телом, чтобы привести его хотя бы к внешнему подобию человеческого. А второе занятие с Перисадом вообще проходило замечательно. Магистр, как обычно, охотно поддерживал беседу, делясь со мной своими знаниями и даже не замечал, что мы с ним углубились в такие дебри бытовой магии, которые должны были изучаться лишь на пятом цикле. Однако когда до обеденного перерыва оставалось не так много времени, наш разговор оказался прерван появлением боевика с четвертого цикла, который заявил:
  - Милорд ректор срочно вызывает к себе Алекса Дракона!
  - А что случилось-то? - поинтересовался я, поднимаясь со своего места и не особо надеясь на ответ.
  Но он все-таки последовал. Широко улыбнувшись, адепт подмигнул мне и сказал:
  - К тебе невеста приехала!
  Для меня эта новость оказалась громом среди ясного неба. От неожиданности я даже плюхнулся обратно на лавку и потрясенно выдохнул на великом и могучем слово, весьма емко характеризующее припершуюся в Академию эльфийку. В том, что это окажется именно она, я отчего-то не сомневался.
  - ..., - задумчиво произнес Перисад. - Какое необычное имя.
  - Это не имя, это уменьшительно-ласкательное прозвище этой девушки, - сказал я.
  - Так что же вы тут сидите, молодой человек? Бегите к своей невесте, пока ее Фалиано не увел.
  Магистр добродушно усмехнулся своей шутке, а я снова поднялся и выскочил из аудитории, отмечая весьма удивленные лица своих сокурсников и слегка разочарованные - сокурсниц. А ведь все они скоро узнают, что моя невеста совсем не человек... Но в данный момент меня больше волновало не это.
  Прежде чем являться пред ясны очи ректора, я остановил адепта, принесшего дурную весть, и принялся выпытывать у него подробности появления этой дуры в Академии. Выяснилось, что он стоял на воротах, когда к ним на лошади подъехала "красивая ушастая девушка" и потребовала проводить ее к своему жениху Алексу. Адепт не растерялся и сразу сообщил о визите ректору, который приказал принять дамочку по высшему разряду и препроводить в свой кабинет. Так что привратник быстро впустил нежданную гостью, отвел ее лошадь в некое подобие конюшни, которая была построена давным-давно как раз для подобных случаев, а саму ушастую проводил к Фалиано, получив от него еще один приказ - сообщить о визите невесты мне.
  Рассказав обо всем этом, адепт дружелюбно хлопнул меня по плечу и поинтересовался, где же мне удалось найти такое сокровище. Буркнув в ответ: "Места надо знать!", я помчался к ректору, мысленно продумывая варианты объяснений своей лжи при поступлении и надеясь на то, чтобы идиотка не успела сболтнуть ничего лишнего. По пути я успел сформировать амулет, скрывающий эмоции, потому что прекрасно понимал - на тонкую игру рассчитывать не придется, а в условиях импровизации заботиться еще и о соответствии моих эмоций будет весьма сложно.
  Когда я вошел в приемную, то испытал немалое удивление. Грымза-секретарша встретила меня приветливой улыбкой и вежливо сказала:
  - Проходите, молодой человек, милорд ректор вас ожидает.
  Ожидая худшего, я открыл дверь и вошел в кабинет, где на неведомо откуда взявшемся плетеном креслице возле стола Фалиано восседала белокурая эльфийка, которая тотчас повернулась ко мне, продемонстрировав довольно миловидное личико и выразительные темно-зеленые глаза. Буквально за мгновение я успел оценить ее внешний вид, рассказавший о многом. Одежда была дорожной, но тонкая вышивка, прекрасная ткань, пояс с серебряной пряжкой, украшенной драгоценными камнями, ясно давали понять, что стоила она немало. Все это говорило о том, что эльфийка была весьма знатной и привыкла купаться в комфорте, никогда ни в чем себе не отказывая. Однако ее фигурка свидетельствовала о хорошей физической подготовке, да и метательные ножи на перевязи вместе с кинжалом в дорогих ножнах буквально кричали - эта стерва знает, как с ними обращаться.
  - Алекс! Как я рада тебя видеть! - воскликнула моя невестушка и одним плавным движением подскочила ко мне.
  Стиснув меня в не по-женски сильных объятиях, она решительно впилась в мои губы, величественно игнорируя ректора. Мне пришлось ответить на ее страстный поцелуй и так же крепко обнять, размышляя, какую игру она затеяла. Судя по тому, что она использовала панибратский тон, эльфийка удосужилась подготовиться, чтобы одним махом не разрушить мою легенду, и наверняка уже скормила ректору правдоподобную байку, которой мне теперь следует придерживаться. Эх, знать бы хоть приблизительно содержание их разговора...
  Оторвавшись от меня, Лакрийя томным голосом сказала:
  - Любимый, я не предполагала, что разлука с тобой окажется столь тяжелой.
  Я накрыл ее ладонь, нежно поглаживающую мою грудь, своей и сказал:
  - Я тоже успел по тебе соскучиться, но все же не спеши раздевать меня прямо здесь. Давай будем придерживаться хоть каких-то правил приличия, - я посмотрел на Фалиано и смущенно добавил: - Я прошу нас простить за столь неподобающее поведение.
  - Ничего страшного, Алекс. Я ведь тоже когда-то был молодым, хотя сейчас в это трудно поверить.
  Ректор усмехнулся, его с готовностью поддержала все еще обнимавшая меня за талию Лакрийя, а я лихорадочно соображал, как же выбраться из этой выгребной ямы, и для продолжения беседы выбрал наиболее нейтральную фразу:
  - Я надеюсь, Лакра не отвлекла вас от важных дел?
  - Нет, что ты. Наоборот, она порадовала меня весьма увлекательным рассказом о том, как вы познакомились во время войны в Степи.
  Ага, значит, Фалиано давно понял, что в моей истории, рассказанной при поступлении, было мало правды, но сейчас сам же подсовывает мне крепкую веревку, лишая Керисана возможности ухватить меня за жабры. Что ж, глупо будет ею не воспользоваться.
  - Да, встреча с ней была одним из самых приятных моментов того периода моей жизни.
  - И не говори - лишь чудом вырваться из плена кочевников благодаря помощи фантарской воительницы, на пару с ней расправиться с их шаманами, и вдобавок завоевать сердце прекрасной спасительницы. Что может быть более приятным? - поддакнул ректор, ненавязчиво сообщая подробности новой "легенды".
  А фантазия у Лакрийи весьма буйная! Надо же - оказывается, она спасла меня из плена. Какая героическая дэвушка! Понятно теперь, почему у нее мозгов не хватает, ведь у героев это является одной из характерных особенностей. Но почему же решила припереться в Академию? Неужели это Вилли накосячил, и в разговоре с отцом невесты лишь вскользь упомянул о том, что именно последует за разглашением моего местонахождения. Вот поэтому-то Лакрийя не вняла, или, вероятнее всего, даже не обратила внимания на предостережения, а отправилась за мной, чтобы силком затащить под венец. Ну да, если гора не идет к Магомету...
  Так, хватит о ерунде! Все подробности этой глупой выходки можно было выяснить позднее, а сейчас нужно выкручиваться и заодно ненавязчиво объяснить свою ложь при поступлении подслушивающему наш разговор мастеру. Хоть это уже и не имеет смысла, но за выбранную роль нужно держаться до конца.
  - Надеюсь, вы теперь понимаете, почему я не рассказывал никому об этом моменте своей жизни? - весьма виноватым тоном произнес я, всеми силами изображая смущение.
  Ну да, какой же воин будет хвастаться тем, что его спасла девушка?
  - Разумеется, понимаю, - усмехнулся ректор. - Тогда бы у приемной комиссии возникла масса вопросов о том, почему же ты не спешишь взять в жены представительницу весьма небедного фантарского рода, чтобы создать семью и остаться у эльфов. Но я могу предположить, что тот учитель магии, которого ты нашел, не оправдал твоих ожиданий и вынудил оправиться в нашу Академию. Ведь так?
  - Почти. Немалую роль здесь сыграло еще и то, что жить в Фантаре, находясь на положении иждивенца, тщетно надеясь, когда родители Лакры выкажут согласие на наше обручение, было весьма тяжело. Поэтому я решил вспомнить о том, что являюсь имперцем, и отправиться на свою родину, чтобы попытаться устроить свою жизнь, обучиться магии, добиться успеха на этом поприще и, выражаясь образно, свить любовное гнездышко, куда в будущем и пригласить свою невесту.
  Ну, объяснение вполне логичное, Керисана должно вполне удовлетворить, а вот ректора...
  - Так вот почему ты занимаешься с таким упорством! Действительно, наличие хорошего стимула во многом определяет скорость и успешность обучения. Мне остается только пожалеть, что остальные адепты моей Академии не обладают подобным стремлением... Но всех их наверняка будет проблематично отправить в Фантар на поиски невест.
  Ректор засмеялся этой весьма слабенькой шутке, и на этот раз я рискнул его поддержать вежливым смешком. Вот, гадство! Похоже, Фалиано снова ведет себя весьма нехарактерно, демонстрируя мне, что играет спектакль для безопасника, а сам ни на грош не верит в нашу историю. Печально. Похоже, с ним мне еще предстоит долгий разговор с глазу на глаз, на котором придется либо сообщить более правдоподобную версию, либо рассказать всю правду. А пока я раздумывал, как бы продолжить беседу и не спалиться окончательно, ректор сам пошел мне навстречу:
  - Что ж, я понимаю, как вам сейчас хочется побыть наедине, и не стану больше задерживать. Кстати, Алекс, теперь мне ясно, почему ты так внезапно принялся настаивать на своем участии в Игре, и даже не думаю огорчаться проигрышу команды моего факультета. Ради награды, которая тебе досталась, действительно, стоило сделать все возможное и невозможное, - ректор улыбнулся эльфийке, которая с благодарностью приняла комплимент, и подытожил: - В общем, идите, развлекайтесь!
  - Благодарю, милорд ректор, - сказал я и коротко поклонился.
  - Всего хорошего, милорд! - попрощалась Лакрийя и вышла в предупредительно распахнутую мной дверь.
  Но когда я собирался последовать за ней, Фалиано окликнул меня:
  - Алекс!
  Развернувшись, я посмотрел в его глаза, в которых уже не было ни капли веселья.
  - За эти несколько месяцев я успел узнать тебя достаточно хорошо, но все же хочу спросить, предстоящее обручение не помешает тебе вернуться в Академию вовремя?
  Слова "узнать тебя" и "вернуться" ректор произнес с особой интонацией, поэтому я сразу понял, что он не только сумел, наконец, сложить два и два, в результате чего догадался, кто я на самом деле, но и прямо говорит, что будет ждать моего возвращения. Демоны, как же несвоевременно! Ведь я еще не успел стать полноправным игроком команды Фалиано, не успел разузнать необходимые сведения о магах империи и тем более, не успел приобрести уверенность в том, что ректор не сдаст меня Совету. Однако сейчас следует заверить магистра, что сбегать я не планирую. Во всяком случае, пока. Ведь он не стал собирать группу захвата и предпочел просто поговорить, а значит, рассчитывает именно на такой ответ.
  - Разумеется, милорд ректор, я постараюсь не опоздать. Ведь мне совсем не хочется создавать проблемы, которые могут помешать моему дальнейшему обучению.
  Фалиано намек понял и сказал:
  - Рад это слышать. И не беспокойся, любые проблемы... - ректор в этот момент взял в руки ручку-жучок, - мы сможем решить сообща. Желаю тебе приятно провести время!
  Я еще раз поклонился и вышел в приемную, где подхватил под локоток эльфийку и потащил ее к выходу. И только очутившись на улице, поднял голову, уставился на хмурое небо и дал волю эмоциям, выдохнув:
  - Мля-я-я...
Оценка: 6.13*87  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"