Бубела Олег Николаевич : другие произведения.

Черный пес. Главы 1-5

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
Оценка: 5.70*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты умер? Ну, бывает! Твоя душа угодила в другой мир и получила новое тело? Подумаешь, в мультивселенной и не такое случается! Тело принадлежит заключенному самой суровой магической тюрьмы? Радуйся и такому подарку судьбы! Жалуешься, что тушка досталась сильно поношенная, в плохом состоянии, да еще и без магии? Привыкай! Ты же не в сказку попал! (Работа на Рулейте https://tl.rulate.ru/book/102056 Страничка автора на Бусти https://boosty.to/olegbubela )

  Олег Бубела
  ЧЕРНЫЙ ПЕС
  (фанфик)
  
  Глава 1. Неудачник
  
  Присев на краешек своего стола, я устало вздохнул, в который раз оглядел затылки коллег и перевел взгляд на лоснившуюся физиономию нашего горячо любимого директора, толкавшего проникновенную речь у плаката с незатейливым графиком. Этот график наглядно демонстрировал падение уровня продаж и, по задумке антикризисного специалиста, выписанного из столицы за очень большие деньги, должен был стать ответом на животрепещущий вопрос - почему так получилось, что наш отдел в полном составе лишился премий?
  Вот только факир был пьян, и фокус не удался, поскольку на графике не были отражены несколько очень важных моментов. Типа очередного крутого пике курса национальной валюты, крайне неожиданного сокращения количества опытных "продажников", возвышенно обозванного оптимизацией, шестизначной зарплаты уже упомянутого антикризисного специалиста, а также новенького директорского "Бентли", купленного им всего две недели назад.
  - Но я верю, что нам всем по силам справиться с этими временными трудностями! - вдохновенно вещал директор. - Мы останемся крепкой и дружной семьей, которая не прогнется под давлением обстоятельств и выстоит в нелегкой борьбе с жизненными неурядицами! Я призываю вас оставить мелкие обиды, сплотиться и показать подлым конкурентам, что нас еще рано списывать со счетов!
  Не удержавшись, я скривился. То есть, конкуренты у нас подлые, а то, что я не увижу свои без малого двести косарей - это прям честно и справедливо! Какого хрена, спрашивается, я целый месяц пахал как проклятый, жертвуя личным временем, здоровьем и нервными клетками, но обеспечивая компанию платежеспособными клиентами? Обидно, блин! Повелся на речи расфуфыренного столичного петушка, который всего месяц назад на том же самом месте и с тем же самым плакатом клятвенно обещал всем сотрудникам щедрые проценты с новых сделок.
  - Гарантирую, в следующем году ситуация нормализуется! - продолжал работать помелом наш начальник, старательно забивая гвозди в гроб с моими надеждами на лучшее. - Ведь уже сейчас в "верхах" рассматривается вопрос о нескольких крупных госзаказах, которые абсолютно точно сделают нашу компанию крупнейшей в регионе!
  Рядом тяжело вздохнул Толик. Он, как и я, прекрасно понимал, что госзаказы - это большие проблемы, но никак не деньги. Если с частниками еще можно на что-то рассчитывать, то все сливки с бюджетных средств обычно снимают чиновники, а того, что останется, может не хватить даже на сырье для производства. Кроме того практика показывает, что без щедрых подношений "рассматриваться" подобные вопросы способны годами.
  Отрешившись от голоса директора, продолжавшего щедро развешивать лапшу на уши сотрудникам, я уставился в окно на хмурое октябрьское небо, которое как нельзя лучше отражало состояние моей души. Эх, зря я не послушал Серегу, сбежавшего из нашей шарашки сразу после появления антикризисного спеца! Сейчас спокойно работал бы вместе с ним на "подлых конкурентов" и горя не знал. Что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда. И пусть обещанной премии мне не видать, но клиентскую базу за этот месяц я собрал неплохую, поэтому на новое место приду не с пустыми руками.
  Достав из пачки чистый лист, я принялся сочинять заявление на увольнение по собственному. Пример оказался заразительным. Поглядев на меня, Толик попросил поделиться бумагой и пристроился рядом. Оно и понятно - после такого откровенного "кидалова" оставаться в конторе смысла не было никакого. К тому же последняя зарплата еще утром упала на карточки, вызвав массу недовольства и, собственно, послужив причиной данного собрания.
  Интересно, нам дадут уйти спокойно? В смысле, без судебного разбирательства. Тот факт, что нас прилюдно обольют грязью и заклеймят крысами, не подлежит сомнению. Но это - сущая ерунда! А вот получить на руки трудовые без неприятных отметок и при этом не вляпаться в откровенную подставу типа появления оформленной задним числом материальной ответственности за куда-то подевавшееся ценное офисное оборудование - задачка на порядок сложнее.
  Когда заявления были дописаны, подошло к концу и выступление директора. Пообещав по итогам текущего месяца выдать трем самым успешным сотрудникам солидные премиальные и пожелав всем хорошего настроения перед выходными, главнюк в компании зама и антикризисного спеца удалились восвояси, предоставив публике возможность обсудить увиденный спектакль.
  Несмотря на недавние громкие заявления, ни о какой командной сплоченности в коллективе не было и речи. Обменивающиеся друг с другом эмоциями "продажники" четко поделились на три группы. Новичков, которые приняли услышанное за чистую монету и робко поддерживали мысль о необходимости временно затянуть пояса, блатных, устроенных в отдел родственниками или покровителями и особо не переживающих по поводу премий, поскольку зарплату им фактически выдавали за просиживание штанов, ну и старожилов, коих осталось совсем немного. Последние предпочитали обмениваться понимающими взглядами и отделываться общими фразами на животрепещущий вопрос: "Куда планируешь податься?". И это - ведущий отдел компании? Нет, прав был Серега, ловить тут абсолютно нечего!
  Процедура расставания с конторой, долгие годы бывшей нам вторым домом, на удивление, прошла без особых проблем. Прежде чем подмахнуть заявления, директор долго орал, брызгая слюной из перекошенного рта и обвиняя нас с Толяном в предательстве, потом грозился устроить так, что в родном городе нас больше никуда не возьмут... Что любопытно, до уговоров дело не дошло, хотя я точно знал, что мы вдвоем принесли руководству на блюдечке с голубой каемочкой добрую треть заключенных в этом месяце контрактов. Ну и ладно, не очень-то и хотелось!
  Оформление приказа и прочая бюрократическая волокита благодаря моим хорошим отношениям с Олечкой из отдела кадров не затянулась, поэтому уже спустя пару часов мы с Толиком стояли на пороге конторы с трудовыми книжками и теми немногими личными вещами, что хранились на рабочем месте, вдыхая сладкий запах свободы, обильно сдобренный парами бензина. Крепко обнимая пузатый горшок с колючим кактусом, уже бывший коллега повернулся ко мне и протянул руку:
  - Спасибо, Саня, я твой должник!
  Это точно. Говорил же я ему, что с девчонками из бухгалтерии нужно дружить, а не обзывать кобрами очковыми! Да если бы не мое заступничество, пришлось бы Толяну за свои кровные срочно покупать две флешки, электрочайник и офисное кресло, недостача которых обнаружилась во время спешно проводимой инвентаризации. А так Олечка очень вовремя вспомнила, что все перечисленное барахло было передано столичному "петушку" сразу после его появления в конторе. Эх, надеюсь, она не получит выговор от начальства за хорошую память... Ладно, для успокоения совести занесу красавице пару шоколадок при случае.
  - Сочтемся, - кивнул я, пожимая ладонь приятеля. - Честно признаться, я сам не ожидал, что получится уйти без боя. Готовился к подставам и судебным разбирательствам, как это было с Семёнычем.
  - Угу, я тоже. Видать у конторы реально с деньгами напряг. Или просто не успели подготовиться... Ладно, херня это все! Лучше скажи, какие у тебя планы?
  - К Сереге пойду, он давно зазывал, - ответил я. - А ты где намерен пришвартоваться?
  Толик пожал плечами:
  - Пока не представляю. Может, вообще из продаж уйду.
  - Да ладно? - удивился я.
  - Ага! - с неожиданным воодушевлением подтвердил приятель. - Знаешь, надоело все. Хочется расслабиться, развеяться, обстановку сменить. Вот отдохну с недельку, а потом квартиру продам и перееду куда-нибудь поближе к морю. Столько лет об этом мечтал!
  Глядя на лучившееся радостью лицо бывшего коллеги, словно сбросившего со своих плеч тяжелый груз, я ощутил острый укол зависти. Вон, у человека и квартира есть, и мечта заветная имеется, а у некоторых лишь съемная комната, ржавое разваливающееся корыто, которое стыдно именовать автомобилем, грабительские алименты и смутные планы на кабальный договор с дьяволом, маскирующийся под названием "ипотечный кредит".
  - Но это позже, а пока предлагаю отметить наше успешное бегство с тонущего корабля! - решительно заявил Толян, вынырнув из мечтаний. - Благородные горячительные напитки, хорошая закусь и девочки не слишком тяжелого поведения - прямо как в старые добрые времена! Ты как?
  Вздохнув с сожалением, я покачал головой:
  - Извини, но я пас. Мне сейчас не до развлечений - в понедельник колымагу из сервиса забирать, а это тридцать косарей минимум. Если до того времени работу не найду, придется там же и продавать ее на запчасти.
  - А я тебе сразу говорил, эту рухлядь лучше на металлолом сдать! И чего ты за нее так цепляешься, не пойму... Ладно, где живу - знаешь. Если вдруг передумаешь, забегай на огонек, буду рад. Удачи!
  Махнув на прощание, Толик подхватил поудобнее горшок с кактусом и потопал в сторону метро, а я, проводив приятеля взглядом, тихо пробормотал:
  - Потому что эта рухлядь - последний подарок отца.
  Да, папа вручил мне ключи от своей "ласточки" всего за день до того, как его зарезали какие-то кавказцы. Все вышло до безобразия глупо. Поздно вечером пятеро пьяных или обдолбавшихся жителей гор решили на своем "Гелике" зарулить в наш тихий и спокойный двор, врубили музыку на всю катушку, устроили пляски с дикими криками и очень сильно оскорбились, когда возвращавшийся со смены отец посмел сделать им замечание.
  Тех тварей потом так и не нашли, хотя с десяток внимательных соседей хорошо запомнили и номер машины, и бородатые рожи нелюдей. Но тут ничего удивительного, ведь каждый умный человек знает - в нашей стране органы правопорядка работают исключительно на стороне тех, у кого имеются деньги и связи. Установив, что авто с такими номерами спустя пару часов после убийства приняло участие в ДТП аж в самом Грозном, следствие забуксовало, да так больше и не сдвинулось с места, невзирая на мои потуги.
  Признаю, в те времена я был не слишком умным. Пытался заставить следователей работать, даже жалобы строчил в прокуратуру, пока знающие люди не просветили, что это все бесполезно. Трюк с дубликатом автомобиля яснее прочего говорил о силах, стоящих за спинами отморозков. Делу просто не дадут ход. И даже если свершится чудо - компанию нелюдей найдут и арестуют, то на суде обязательно выяснится, что мой отец сам спровоцировал драку на почве межнациональной неприязни и сам же случайно напоролся на нож. Четыре раза подряд. А Рафик ни в чем не виноват, поэтому может идти дальше резать людей! Так что лучше бы мне угомониться и не поднимать волну. В противном случае есть все шансы последовать за отцом.
  Отогнав тяжелые воспоминания и сделав пару глубоких вздохов, чтобы унять эмоции, я достал мобильник и набрал номер Сереги.
  - Салют офисному планктону! - выдал динамик смартфона жизнерадостный возглас друга. - Я в шоке, неужели ты вспомнил мой номер? Не иначе что-то крупное в лесу сдохло!
  - Ага, мои надежды на лучшее и вера в порядочность руководства! - с улыбкой отозвался я. - Привет, Серый, есть минутка?
  - Для тебя даже полторы! Что стряслось? С работы выгнали?
  - Почти угадал. Я сам ушел.
  - Прекрасная новость! - обрадовался друг. - Надеюсь, ушел не с пустыми руками?
  - Обижаешь! Почти полная клиентская база со свежей калькуляцией товаров, а также "горячие" контракты за последний месяц, которые легко можно перебить. Надеюсь, в вашей фирме отыщется местечко для скромного Дедушки Мороза с такими ценными подарками?
  - Можешь даже не сомневаться! Ты сейчас где?
  - В центре, рядом с бывшей конторой, - отрапортовал я.
  - Тогда бери руки в ноги и чеши прямиком в наш главный офис. Я оформлю для тебя пропуск и договорюсь с шефом. Адрес знаешь?
  - Знаю. Буду через двадцать минут.
  - Трудовую с паспортом не забудь, планктон!
  Серега отключился, а я спрятал смартфон в карман, переложил пакет с офисным барахлом в другую руку и пошел вдоль по улице. Разумеется, можно было вызвать такси и домчать с ветерком, но сейчас мне уместнее было прогуляться. Морально настроиться на предстоящее собеседование, определиться со своими "хотелками" и дальнейшими перспективами. Хранящаяся в "облаке" информация - это хорошо, однако мне нужны гарантии, что после ее получения меня тупо не выкинут на улицу, как отработанный материал. Поэтому следует продемонстрировать свою возможную полезность, но при этом не ущемить благодетеля-Серегу, на чьем поле я стану действовать после официального трудоустройства.
  Интересно, могу ли я рассчитывать на аванс? Нагло, конечно, но это значительно приблизит момент получения собственной жилплощади. Эх, кто бы знал, как меня достало шататься по съемным квартирам! С вечно склочными соседями - запойными алкоголиками или маразматичными бабками, с вечно нуждающейся в ремонте сантехникой, с вечно подозрительными хозяевами, обожающими во время незапланированных визитов копаться в моих вещах и тырить из холодильника мою еду...
  Пять, пять гребанных лет после развода я провел в состоянии кочевника! А все из-за вшивого благородства. Поддался, дурак, на уговоры, не стал требовать размена доставшейся в наследство "двушки" и оставил квартиру бывшей с дочкой, удовлетворившись отцовской машиной и распиской тещи, в которой та обязалась за год выплатить мне половину стоимости хаты. Кто же знал, что наш всенародно избранный президент внезапно решит откусить кусок чужой страны, из-за чего причитающаяся мне сумма обесценится в два раза? Поэтому с покупкой собственной квартиры я пролетел. Зато Крым наш, да!
  Первое время я еще обивал пороги разных банков, которые рассылали мне смс-ки с заманчивыми предложениями кредита, но при виде справки о моих официальных доходах отчего-то шли на попятную. Потом твердо решил копить, что на деле оказалось задачей трудновыполнимой. Съемное жилье съедало солидную часть заработка, плюс алименты, плюс кровососка-бывшая... Ух, ненавижу мразь! Сколько нервов мне попортила! Даже удивительно, каким образом милое и невинное создание, всецело одобренное моими родителями и обещавшее лично мне неземную любовь до гроба, за каких-то пару лет превратилось в первостатейнейшую мегеру?
  Впрочем, ответ очевиден - все потому что моя дражайшая женушка и дня в своей жизни не проработала. Привыкла жить на всем готовеньком, привыкла получать деньги за красивые глазки, привыкла ни в чем себе не отказывать, вот и начала потихоньку с жиру беситься. А я эту дуру реально любил, поэтому не обращал внимания на постепенные изменения характера своей "половинки", прощал разные закидоны, удовлетворял постоянно растущие требования, пока не стало слишком поздно.
  Ошалевшая от безделья, вдохновленная советами аналогично безмозглых подруг и дебильными рекомендациями, почерпнутыми на женских форумах, моя благоверная перестала видеть во мне любимого мужчину. Более того, она даже за человека меня больше не считала! Сам того не осознавая, я превратился в эдакого бесправного холопа, которому по статусу положено удовлетворять любые капризы барыни.
  Дай шубу, дай путевку в Турцию, дай новый айфон и пошел прочь, дурак, со своими приставаниями! Ты что, не видишь, я устала! Сегодня мне пришлось посетить фитнес-клуб, парикмахерскую и салон красоты, а завтра у меня сеанс массажа, маникюр и встреча с подругами в караоке-баре. У меня нет времени убирать в квартире и готовить тебе еду! И вообще, я не прислуга и не рабыня-наложница, чтобы по первому зову удовлетворять твою похоть!
  К сожалению, в день моего окончательного прозрения я не вышвырнул паразитку вон, сразу подав на развод, а попытался превратить это мерзкое эгоистичное чудовище обратно в свою милую невесту, на которой женился. Сейчас-то я понимаю, что эта затея была изначально обречена на провал, но тогда еще лелеял надежду на лучшее и старался привести супругу в чувство.
  Сеансы бурных выяснений отношений неизменно оканчивались тактическим отступлением благоверной к своей маменьке. А старая паскуда быстро смекнула, куда ветер дует, поэтому дала кровиночке ценный совет временно поумерить аппетиты и привязать меня ребенком. Сказано - сделано. Радуясь успехам в перевоспитании супруги, я не замечал никаких тревожных звоночков, а через положенные девять месяцев получил в роддоме маленький сверток, которому было предначертано окончательно примирить меня с бесправной ролью кошелька на ножках.
  Так бы оно и получилось, если бы после родов моя "половинка" не решила расслабиться и оставить притворство. Так сказать, откатиться к заводским настройкам. В итоге к уже привычным бесконечным капризам и откровенному потребительскому отношению добавилась практика мозговыносящих лекций на тему: "Я такое сокровище, а ты меня не любишь и не ценишь!". И это, млять, в тот самый момент, когда я сутками пропадал на работе, обеспечивая бесконечные прихоти матери моего маленького ангелочка!
  Я продержался ровно год. Исключительно на морально-волевых. А потом однажды поймал себя на мысли, что желание увидеть дочку больше не перевешивает нежелание возвращаться домой к ненавистной мегере, занявшей место моей жены. Это стало последней каплей. Развод же принес огромное облегчение. И даже потеря родного дома, который я, будучи в браке, унаследовал после смерти матери, ненадолго пережившей отца, не казалась трагедией. Серьезно, если бы не мысль о годовалой дочери, я был бы просто счастлив!
  Наверное, именно эйфория от обретения долгожданной свободы заставила меня поддаться на уговоры тещи с тестем, согласившись временно перекантоваться на съемной квартире. Однако, как водится, нет ничего более постоянного, чем временное. Пусть мне в итоге выплатили всю сумму, но после очередного падения курса рубля ее хватало разве что на "однушку" в бомжатнике на окраине города, где горячая вода подается только по большим праздникам, а в числе соседей - тараканы, клопы и маргиналы разной степени опущенности. Вдобавок бывшая, обнаружив, что новые спонсоры что-то не спешат появляться на горизонте, а алиментов на все ее хотелки не хватает, принялась откровенно шантажировать меня дочкой.
  Четыре года я платил. Платил за должность "выходного папы", отказывая себе во всем. А потом вдруг понял, что мой маленький ангелочек подрос и превратился в уменьшенную копию своей матери. Тот же возведенный в абсолют эгоизм, те же бесконечные капризы и требования: "Дай!", те же бездушные глаза, в которых ни то, что любви, а элементарной привязанности нет. Время, проведенное в компании со мной, было для девочки утомительной повинностью. Об этом я узнал, случайно подслушав, как стерва, одевающая моего ангелочка для прогулки, тихонько нашептывала ей:
  - Потерпи до вечера, солнышко! Ты же хочешь, чтобы он купил тебе планшет? Обещаю, вечером он уйдет!
  Я и ушел. Навсегда. Отправил в черный список номера бывшей и ее родни, в очередной раз переехал и попытался начать жить в свое удовольствие, решительно вычеркнув паразиток из своего сердца.
  Было нелегко, ведь резать пришлось по живому. Терзавшие меня горечь и обиду не удавалось заглушить даже алкоголем. Выручили книги. Не какая-нибудь серьезная литература - сколько себя помню, меня от нее неизменно клонило в сон, а детское развлекательное чтиво - сага про Гарри Поттера, порекомендованная Серегой. Именно он с настойчивостью опытного драгдиллера сначала уговорил меня прочитать творение Роулинг, а потом, когда я успешно освоил семикнижие и на личном опыте убедился, что никакие отечественные подражания и близко не валялись с приключениями шрамоголового волшебника, стал моим проводником в бесчисленные миры фанфиков.
  Казалось, что может быть притягательным в изучении попыток малограмотных графоманов исправить косяки и неточности, допущенные английской писательницей? Что может быть глупее, нежели тратить время на влажные фантазии неизвестного подростка, уверенного в том, что книжные герои должны были действовать совсем иначе? Что вообще можно полезного найти в фанфиках? А я отвечу - положительные эмоции! Это чтиво идеально подходит для того, чтобы расслабиться, отвлечься от реальности и понаблюдать за приключениями знакомых героев в знакомых декорациях, не напрягая мозг воссозданием сложного авторского мира и неоднозначных характеров персонажей. Для отдыха - самое то, ведь читать всяко лучше, нежели бездумно пялиться в зомбоящик.
  В конечном счете, фанатом Поттерианы я не стал и эксклюзивные издания саги с разными сувенирами, по примеру Сереги, не покупал. Но именно благодаря фанфикам мне удалось вернуть душевное равновесие, которое даже не пошатнулось, когда в один не слишком прекрасный день моя бывшая в компании своей мамаши появилась на пороге нашей конторы и сходу выкатила слезливую историю про тяжелую болезнь доченьки, подытожив рассказ требованиями срочно выдать деньги на лекарства.
  Выслушав плакальщиц, вместо кошелька я достал телефон и сделал пару звонков. Небольшое расследование показало, что болезнь была, но не такая ужасная, как мне изобразили. Банальный грипп без каких-либо осложнений, который дочка подхватила исключительно по причине полной безалаберности мамаши, не сделавшей ей ежегодную прививку. В итоге попрошайки были прилюдно посланы на три веселых буквы, и с той поры лишь строчка в выдаваемом бухгалтерией расчетном листке напоминала мне о совершенной ошибке.
  "Требованию аванса быть!" - подумал я, подходя к перекрестку.
  Это положительно скажется на моей репутации в компании, продемонстрирует руководству серьезность моих намерений... и вообще, любой труд должен оплачиваться, как бы любители халявы не утверждали обратное! Тогда можно будет не только рассчитаться с автосервисом, но и замахнуться на покупку квартиры, благо сумма на счету скопилась приличная. На центр города в любом случае рассчитывать не приходится, но на что-то вроде берлоги Толика должно хватить. Кстати, если с переездом он не передумает, попробую предложить выкупить его хату по рыночной цене. И пусть чтобы привести ее в порядок мне придется продаться в рабство алчному банку годика на два, это положит конец моим скитаниям.
  С мыслью, что жизнь начинает налаживаться, я решительно шагнул на "зебру" перед бамперами остановившихся на красный машин. Откуда-то слева послышались звуки задорного хита группы "Ленинград", которые становились все громче и громче. Миновав грузовичок, стоявший рядом с двойной сплошной, я повернул голову в сторону шума и увидел черный, наглухо затонированный джип, который несся по встречке прямо на меня.
  Увернуться я не успел. Да что там, я даже не успел осознать исходившую от лихача опасность! Ничтожные доли секунды - и тяжелая двухтонная машина на скорости под сотню мощно ударяет меня в бок, подбрасывая в воздух и даря удивительное ощущение полета, в котором хотелось раствориться без остатка. Я не смог воспротивиться этому желанию, а когда вновь открыл глаза, то обнаружил перед собой бездонное хмурое небо. В уши ворвался гомон толпы. Кто-то яростно требовал вызвать скорую, кто-то матерился, где-то вдали затихали отголоски песни Шнурова.
  "Меня сбили! - пришла мысль. - Но почему я не чувствую боли?"
  Я попробовал пошевелиться, но не смог даже голову повернуть. Попробовал сделать вдох, но тщетно. Серое небо надо мной начало стремительно темнеть, а сознание уплывало куда-то далеко-далеко. Мысли ворочались все ленивее. Запоздало пришло понимание - я умираю... Как же обидно. Только жизнь начала налаживаться... Интересно, что там, за гранью? Небытие, ад или того хуже - мир слэшного фанфика? Впрочем, мне уже все равно...
  И наступила тьма.
  
  Глава 2. Попаданец
  
  Во тьме было хорошо. Тихо и уютно. Здесь не было ни мыслей, ни тревог, ни желаний. Один лишь умиротворяющий покой, сдобренный прекрасным ощущением полета, наполняющим мою душу до самых краешков. Мне казалось, будто я лечу в космической пустоте. Бесконечной, черной и... холодной? Да, в какой-то момент всепоглощающая тьма вокруг меня начала источать холод. Поначалу просто неприятный, он постепенно усиливался, пробирая до самых костей, вызывая дрожь в теле...
  Машинально подтянув ноги, я поплотнее закутался в одеяло и попытался расслабиться в надежде унять противную дрожь и вернуться обратно в такую уютную и уже привычную тьму. Не получилось. Вместо ожидаемого ощущения полета в сознании появилось легкое чувство дискомфорта, которое быстро окрепло и распалось на составляющие, заставив меня ощутить, как ноет затекшая шея, как чешется кончик носа, а правое бедро сигнализирует о том, что в него упирается нечто мелкое и колючее. Вдобавок слегка оттаявший мозг начал генерировать странные отголоски мыслей, намекая на некую неправильность происходящего.
  Обреченно вздохнув, я перевернулся на спину, с наслаждением поскреб пальцами нос и замер, уставившись на свою руку. Внутри вяло заворочалось удивление, нарастая с каждой секундой. Мозг поднатужился и сформировал законченную мысль - это точно не моя рука! У меня не было таких длинных, как у пианиста, пальцев, такой неестественно бледной кожи, через которую явственно просвечивали вены, да и привычки обкусывать ногти я никогда не имел, даже в далеком детстве - спасибо родителям, которые доступно объяснили, сколько под ними разной дряни скапливается.
  - Какого... - попытался я выразить свое удивление и осекся, не закончив фразу.
  Голос тоже был не моим. Низким, хриплым, а главное - очень своевольным. Ведь вместо того, чтобы озвучить довольно простое слово, он выдал в пространство: "Вата". Что за ерунда? А почему не бинт с зеленкой? Прочистив горло, я повторил попытку:
  - Ват а фак из гоин он?
  Сильно лучше не стало, зато я понял, что говорю на английском. Причем говорю свободно, безо всяких затруднений, несмотря на то, что с произношением у меня в школе прям беда была. С письменным - все отлично, а эти долбанные "з, з-з, з-зэ - кончик языка у нёба" ну никак не поддавались. Зато стоило разок шарахнуться головой об асфальт - и все сразу встало на место!
  Хм... шарахнуться? Это я сейчас вообще о чем? Ответ пришел незамедлительно - память вбросила в сознание последние воспоминания, заставив-таки мои мозги заработать на полную катушку. Голову прострелило острой болью. Тихо застонав, я обхватил черепушку руками, осознавая свалившуюся на меня информацию.
  Меня сбили! Причем я даже знаю, кто! Именно этот черный джип я не так давно видел в одном ролике на "тытубе", где говорилось, что принадлежит авто сыночку местного депутата, любителю быстрой езды, манера вождения которого успела у горожан стать притчей во языцах. Теперь же в достижениях этого ублюдка добавится еще и ДТП со смертельным исходом... Или нет? Пусть после подобного обычно не выживают, но я же сейчас мыслю и даже шевелюсь. Выходит, меня успели доставить в больничку?
  Почувствовав, что боль ослабила хватку на моей тыковке, я аккуратно привстал на локтях и огляделся. Окружающая меня реальность на больничную палату не походила от слова "совсем". Пусть достойной финансовой поддержкой в наше время не могла похвастаться ни одна государственная лечебница, но чтобы пациентов держали в каких-то мрачных сырых подвалах, на стенах которых не наблюдается даже признаков штукатурки - до такого еще не дошло... Впрочем, не факт, что не дойдет в ближайшем будущем, если печальная тенденция сохранится.
  Комнатка, в которой я находился, была небольшой и прямоугольной - примерно два на четыре метра. На одной из стен имелся вытянутый узкий оконный проем-бойница без малейших признаков стеклопакета, в котором виднелся кусочек серого неба. Чуть ниже торчало неказистое нечто, весьма отдаленно напоминающее каменный умывальник, куда по стене стекала струйка воды, а под этим "нечтом" обнаружилась дыра в полу, откуда легкий сквознячок доносил ароматы канализации.
  Противоположная стена могла похвастаться аркой дверного проема, которую перегораживала железная решетка. Что интересно, стены комнаты, да и потолок с полом были сложены из природного камня, судя по цвету и текстуре, вулканического. И пусть поверхности каменных блоков изобиловали неровностями, выступами и сколами, но подогнаны друг к другу они были настолько тщательно, что я не мог различить швов с цементным раствором.
  Мебели в помещении не наблюдалось вовсе. Зато имелся старый, рваный матрац, набитый слежавшейся, подгнившей соломой, бесформенный тряпичный мешок с перьями, в котором с трудом угадывалась подушка, и потрепанное шерстяное одеяло с прорехами и крайне подозрительными пятнами, которое по своей структуре и плотности больше напоминало старую солдатскую шинель. Короче - удручающее зрелище.
  "Полный п...попадос!" - мысленно подытожил я в сердцах.
  Озвучивать неутешительный вывод я не рискнул. Не то, чтобы меня абсолютно не интересовало, как данное определение звучит на английском, просто я вполне обоснованно подозревал, что в выданной моим ртом фразе цензурными окажутся лишь пресловутые артикли. А как тут не материться, если я нежданно-негаданно стал натуральным "попаданцем"? Или нет, к данной ситуации больше подходит термин "вселенцем", тело-то не мое...
  Впрочем, плевать на терминологию - факт, что моя прошлая жизнь закончена, сомнению не подлежал! И пусть у меня мелькнула испуганная мыслишка, что все вокруг является глюками, а в действительности я сейчас валяюсь под наркозом на операционном столе, но как мелькнула, так и пропала. Боль-то я ощущал вполне отчетливо, да и прочие чувства настоятельно советовали не цепляться за напрасные иллюзии.
  Мир вокруг реален - точка! Нужно побыстрее принять этот факт и не мучить себя моральными терзаниями. Да, пусть мне горько и обидно осознавать, сколько всего я потерял по вине какого-то мажора-лихача, с другой стороны, нужно радоваться, что я сейчас не растворяюсь в космической пустоте, не варюсь в христианском аду в компании прочих грешников, а получил второй шанс и новое тело... К слову о нем, надо бы полюбопытствовать, что там мне отслюнявила судьба-здодейка.
  Решительно откинув одеяло, я принялся изучать себя. Доставшаяся мне тушка оказалась мужской, что сразу было записано в плюс. Однако состояние самой тушки удручало - кожа да кости. Мышцы дряблые, ребра выпирают, на впалом животе даже следов былых "кубиков" не наблюдается - это явный минус. Зато зрение превосходное - несмотря на откровенно паршивое освещение, я мог легко различить каждую щербинку на камнях, каждое пятнышко ржавчины на прутьях решетки. Определенно, плюс!
  Аристократически бледная кожа без малейших следов загара оказалась на удивление чистой. Нет, не в прямом смысле этого слова - внушительный, пахнувший далеко не розами слой грязи на теле и одежде намекал, что предыдущий владелец водные процедуры не любил. Чистой - в плане отсутствия старческих морщин, шрамов, растяжек, родимых пятен и татуировок. Следов грибка, дерматита, псориаза и прочей гадости на коже аналогично не наблюдалось, так что в копилку можно было смело добавлять еще один плюсик.
  "Или даже два!" - подтянув штаны, подумал я, более чем довольный увиденным.
  Неухоженные ногти, длинные, свалявшиеся в сосульки черные волосы и густая, давненько не чесаная борода аналогичного цвета довершали мой новый образ среднестатистического бомжа. Или зека, учитывая решетку и неказистое отхожее место. Последнее, кстати, не мешало бы проверить на работоспособность.
  Рывком поднявшись, я вдруг пошатнулся и был вынужден опереться о холодную влажную стену, пережидая накрывший меня приступ головокружения. Да, физическое состояние моего нового тела - хуже некуда. Того и гляди копыта отброшу. Прежний хозяин, судя по всему, именно так и поступил. Интересно, что его добило - истощение, переохлаждение или все вместе? И главное, что делать мне, чтобы "второй шанс" на поверку не оказался жалкой отсрочкой неизбежного конца?
  Слив излишек жидкости в дырку, я изучил умывальник. Его конструкция была примитивной донельзя - плохо обработанная каменная глыба с нишей объемом литров на десять, в которой скапливалась вода. Никаких смесителей, кранов или прочего не наблюдалось. Жидкость выходила из дыры в стене, стекала по ложбинке в нишу, а из нее веселой струйкой бежала в пресловутую отхожую яму - средневековый минимализм во всей его ужасающей красе.
  Вода оказалась чистой и приятной на вкус. Хотя и ледяной - у меня после пары глотков заломило зубы, а внутренности словно проморозило насквозь. Кое-как умывшись, а вернее, размазав по физиономии застарелую грязь, я решил продолжить сбор информации об окружающем мире и подошел к решетке. Она меня ничем не порадовала. Толстые железные прутья без малейшего намека на петли часто перегораживали дверной проем крест-накрест, глубоко входя в камень. И лишь в самом низу парочка, оказавшаяся короче прочих, образовывала небольшое "оконце", пролезть через которое мог разве что ребенок.
  За решеткой был неосвещенный коридор из все того же черного камня. Просунуть голову между прутьями у меня не вышло - ячейки оказались слишком маленькими и узкими, но краешком глаза удалось заметить сбоку на противоположной стене проем с аналогичной решеткой. Подергав прутья, я убедился, что даже если согласно задумке неизвестного архитектора они и должны втягиваться в стены, то моих невеликих силенок точно не хватает, чтобы их сдвинуть.
  Отчаявшись самостоятельно покинуть комнату, я вернулся на матрац, накинул на плечи дырявое одеяло и принялся гадать, куда же меня занесло. Доставшиеся с телом навыки разговорного английского лучше прочего доказывали тот факт, что я все еще обретаюсь на старушке-Земле. А вот родной или какой-нибудь параллельно-перпендикулярной - это уже другой вопрос.
  Одежда, на которой не было ни пуговиц, ни резинок, самые обычные портянки, выполняющие роль обуви, а также окружающая обстановка навевали мысль о дремучем средневековье. Однако ткань засаленной рубашки была хоть и грубой, но довольно качественной, стежки на штанах - четкими и одинаковыми, что говорило о промышленном производстве. Гладкие и ровные прутья решетки тоже намекали, что ковал их явно не кузнец. Добавить к этому наличие скрытого механизма в стене, который наверняка управляется из коридора... и выходит полная несуразица, не поддающаяся логическому объяснению!
  Поджав под себя озябшие ноги и закутавшись плотнее в одеяло, я старательно морщил лоб, однако паззл упрямо не желал складываться. Попытавшись обратиться к памяти прежнего постояльца, я добился ровным счетом ни шиша. Да уж, не везет - так не везет! Вот в читанных мною фанфиках "попаданцам" сразу доставались все навыки и знания, необходимые для беспроблемной адаптации в новом мире, а мне толком ничего не перепало. Пойми-разбери теперь, куда я угодил, и что теперь делать.
  Конечно, можно покричать - вдруг какой-нибудь абориген услышит и придет с объяснениями. Но что, если я действительно вселился в преступника, и явившаяся на шум охрана вместо ответов на животрепещущие вопросы пропишет мне лечебно-профилактических пиз... тумаков? В моем состоянии даже одного сильного удара будет достаточно, чтобы снова отправиться во тьму, так что привлекать к себе внимание противопоказано. В том числе лишними телодвижениями, ведь в этой комнате вполне могут иметься скрытые видеокамеры. И пусть я до сих пор их не заметил, так на то они и скрытые!
  В общем, самый лучший для меня вариант действий - сидеть на попе ровно и терпеливо ждать, покуда ситуация сама не прояснится. Судя по небу в окошке, которое за время моего шевеления извилинами успело заметно посветлеть, на дворе сейчас раннее утро. Так что оставим бесполезное гадание на кофейной гуще. Через несколько часов я наверняка получу недостающие кусочки мозаики и сложу в голове понятную картину моей новой реальности. А пока можно расслабиться.
  Парой ударов придав засаленному мешку-подушке какую-никакую форму, я растянулся на матраце и закрыл глаза. Однако, несмотря на то, что тело перешло в режим энергосбережения, мозги выключаться не желали. Я продолжал гонять по кругу немногие известные факты, стыкуя их так и эдак, с сожалением вспоминал прошлую жизнь, тщетно пытался достучаться до памяти своего предшественника. Отвлекло меня от этого бесплодного занятия острое сосущее ощущение в брюхе. Нет, чувство голода и раньше маячило где-то на задворках сознания, но сейчас, стоило эмоциям поутихнуть, оно вылезло на первый план и стало поистине нестерпимым.
  Помучавшись немного, я встал, прогулялся к рукомойнику и влил в желудок с пол-литра ледяной воды. Стало полегче, голод ушел, но взамен пришла мелкая противная дрожь. Скрючившись под колючим одеялом в позе эмбриона, я пытался согреться, что получалось более чем отвратительно. Черные каменные стены буквально высасывали из моего тела тепло. Попробовав разогнать кровь по жилам с помощью банальной разминки, я едва не сделал хуже - после пары упражнений у меня внезапно потемнело в глазах. Пришлось спешно возвращаться на матрац и всеми силами цепляться за норовившее ускользнуть сознание.
  Несколько минут я героически боролся с приступом слабости, пока не почувствовал, что истощенный организм таки отказался от плана по аварийному отключению. Вот и прекрасно, а то моя свежеобретенная попаданческая интуиция подсказывала, что шансы выйти из глубокого обморока у меня минимальные. И если, с одной стороны, здесь меня ничего не держит, то с другой - далеко не факт, что после возвращения обратно во тьму некие высшие силы предоставят мне еще одну попытку. Нет уж, будем играть теми картами, которые на руках!
  Внезапно где-то в глубине коридора раздался тихий звяк. Затем что-то скрипнуло, послышался глухой удар и шорох шагов. В ответ на эти звуки мой желудок тихо квакнул, а рот наполнился тягучей слюной, немало тем меня удивив. Впрочем, о причине долго гадать не пришлось. Кто-то в коридоре на чистейшем английском громко объявил:
  - Подъем, ублюдки! В нашем гостеприимном отеле время завтрака!
  Сев на матраце, я обратился в слух, ведь еще минуту назад казавшийся абсолютно безжизненным коридор наполнился разными звуками - чьим-то надсадным кашлем, чьим-то стоном, чьими-то недовольными бормотаниями. Если у меня и было подозрение, что я являюсь единственным обитателем местных хором, то теперь оно развеялось без следа. Из какофонии влетающих в уши шумов мое сознание четко выделило звук шагов, сопровождаемых мерным поскрипыванием.
  - Хэй, Джонни! - язвительно произнес тот же голос. - Как поживает мой самый любимый песик? Выучил новые трюки? Или нет, сперва проверим старые. Проси, Джонни, проси! Ай, молодец! Хорошо просишь. Ну-ка, голос!
  - Вуф-вуф! - хриплым тенорком откликнулся невидимый Джонни.
  - Хороший песик, послушный песик! Вот, держи косточку, заслужил!
  Последующие звуки, которые сознание уверенно идентифицировало как постукивание половника о тарелку, лишь усилили мое слюноотделение. А мерное поскрипывание возобновилось и становилось все ближе, пока не было прервано новым радостным возгласом:
  - Сэм! Ты не сдох еще? - ответом была порция сдавленного кашля. - Прекрасно-прекрасно. Ты это, держись! Мне до конца смены всего два дня осталось, так что если вздумаешь за это время отбросить копыта и добавить мне бумажной работы, я обязательно наведаюсь к твоей дочурке и лично выражу соболезнования. Понял меня?
  - Не смей... кха-кха... мразь! - глухо отозвался невидимый Сэм.
  - Ась? Я не расслышал, ты сейчас поблагодарил меня за проявленную заботу? Или пожаловался на отсутствие аппетита? Ну-ка, повтори, будь так любезен!
  После небольшой паузы до меня донеслось униженное:
  - Кха... спасибо.
  - Громче, Сэм, громче и с выражением! Примерно так: "Большое спасибо, господин Нильсон!"
  - Большое спасибо... кха... господин Нильсон, - послушно повторил мужик.
  - Плохо! Совсем не стараешься! Ну, ничего, у тебя есть время потренироваться. А пока не научишься, будешь получать половину порции.
  Снова раздались негромкие звуки ударов металлического черпака о посудину, после чего та, судя по шороху, была поставлена на пол.
  - Большое спасибо, господин Нильсон! Кха-кха! - громко заявил Сэм, но его потуги пропали зря, поскольку раздатчик довольно констатировал:
  - Вот-вот, уже намного лучше! Посмотрим, как получится вечером. Возможно, и на полноценный ужин хватит.
  И снова небольшая пауза, сдобренная шагами и поскрипыванием, после чего Нильсон приветствовал очередного постояльца, судя по всему, моего соседа:
  - Доброе утро, Тони! Как спалось? Кошмары не мучали? Или это ты их мучал, хе-хе!
  - Доброе, Стив! Нет, кошмары не беспокоили - спал как убитый! - отозвался Тони густым баритоном с едва заметным акцентом.
  - Вот, держи завтрак!
  Я опешил. А где очередная порция издевательств? Или мой сосед - настолько важная шишка, что даже будучи за решеткой способен доставить проблем своему надзирателю?
  - Огромное спасибо, господин Нильсон! - четко, громко и с едва уловимой ехидцей рявкнул Тони, заставив мой мозг выдать картинку пройдохи-рядового, стоявшего навытяжку перед сержантом-самодуром.
  - На добавку не надейся! - недовольно отозвался Стив. - Не люблю подхалимов.
  Снова послышалось поскрипывание, но теперь я, наконец, смог увидеть, что именно его издавало. К дверному проему моей комнаты... впрочем, теперь можно отбросить напрасные иллюзии - к решетке моей камеры подъехала самая обычная железная тележка на колесиках, очень похожая на те, которые можно найти в любом продуктовом супермаркете. Почти все пространство тележки занимал большой бидон, из которого выглядывала ручка черпака, рядом лежала стопка глубоких тарелок и какой-то полотняный мешок.
  Впрочем, сейчас меня больше интересовало не содержимое тележки, а тот, кто ее толкал. Раздатчик оказался невысоким полноватым мужичком лет пятидесяти, одетым в потрепанный клетчатый костюм-тройку. Физиономия Нильсона была самой обычной и привлекала к себе внимание разве что крупной родинкой на верхней губе, излишне большим носом с горбинкой и недельной щетиной. Короче говоря, передо мной стоял среднестатистический человек, а не какой-нибудь рептилоид или сказочный эльф.
  Заметив мой внимательный взгляд, Стив расплылся в гадливой улыбке:
  - А вот и самый известный постоялец нашей уютной гостиницы! Что, Черный, не окочурился еще? И даже душу сумел сохранить? Жа-аль! Я ведь вчера так старался, готовя тебе подарочек ко дню рождения. Специально направил сюда побольше твоих старых приятелей, чтобы ты отпраздновал в теплой, дружеской компании, ха-ха! Что же ты не весел, Черный? Неужели твои гости оказались слишком голодными?
  Нильсон требовательно уставился на меня.
  - Эм-м... да, - выдал я максимально нейтрально.
  Впрочем, мой ответ Стива не удовлетворил:
  - Ого, да я погляжу, ты совсем обессилел! Ничего-ничего, я знаю, как тебя взбодрить!
  В следующий миг я буквально выпал в осадок, поскольку раздатчик выхватил из рукава короткую палку и направил ее на меня. С кончика этой палки ударил бледно-желтый луч, который коснулся моей ноги и ошпарил ее, словно кипятком. Это вывело меня из ступора. С трудом удержав рвущийся наружу крик, я машинально схватился за пострадавшую конечность. А тем временем новый луч ударил мне в руку, подарив незабываемые ощущения сдираемой кожи. От третьего луча я попытался увернуться, но оказался недостаточно расторопным, и он опалил огнем правый бок. Рухнув лицом в матрац, я глухо застонал, а Нильсон довольно констатировал:
  - Ну вот - совсем другое дело! Наш именинник снова бодр и весел!
  Достав тарелку, Стив сноровисто плюхнул в нее пару половников какого-то густого варева, добавил кусок сухаря из мешка и хотел уже поставить на пол перед решеткой, но вдруг воскликнул:
  - Ах, да, совсем забыл про особую приправу, - он шумно втянул воздух и смачно харкнул в тарелку. - Теперь - идеально! Приятного аппетита, Черный!
  Он оставил тарелку на полу, развернул тележку и потопал в обратном направлении. Я же, потирая пострадавшие конечности, пытался принять наконец-таки сложившуюся картину окружающего мира. Тюрьма, магия, Черный...
  Я попал в Сириуса Блэка!
  
  Глава 3. Узник
  
  М-да, как говорится, едва ты решил, что упал на самое дно, как вдруг снизу постучали. В жизни бы не подумал, что когда-нибудь окажусь на месте героя третьесортного фанфика, но вот он я! Сириус, мать его за ногу, Блэк. Второстепенный персонаж детской сказки, особо не влияющий на сюжетную линию героического противостояния бобра с ослом и безжалостно выпиленный из повествования задолго до финала всей эпопеи.
  И как же я сразу не догадался, что угодил прямиком в Поттериану? Смутило, что роба на мне не полосатая, как в фильме? Или подвело то, что при недавнем анализе я по методу Шерлока сразу исключил самые невероятные объяснения происходящего? В любом случае, паззл сложился, но легче от этого не стало. Несмотря на стимуляцию какими-то жгучими заклинаниями, память прежнего владельца тела не спешила подавать голос. А вот пустая утроба - совсем наоборот.
  Оставив в покое покалывающий бок, куда пришелся последний "выстрел", я поднялся и подошел к решетке. Затем вспомнил свой предыдущий опыт и судорожно вцепился в металлические прутья, готовясь пережидать приступ слабости. Но в глазах темнеть не спешило, да и сознание никуда уплывать не собиралось. Видать, метод Нильсона и впрямь работал, добавив мне силенок. Расслабившись, я нагнулся, втянул в камеру тарелку через специально предназначенный для этого проем и вернулся с добычей на матрац.
  В посудине оказалась каша. Судя по виду, картофельно-бобовая, с вкраплениями разваренной моркови, лука и еще чего-то, идентификации слабо поддающегося. Ложки узникам не полагалось. Вместо нее был кусок превратившегося в камень хлеба, который гордо демонстрировал мне редкие зеленые пятнышки плесени. Да еще и эта "особая приправа"... Короче, рассмотрев угощение, я недовольно поморщился. Однако голодный организм заставил забыть о брезгливости. Попытавшись было выскрести чужие сопли со своего завтрака, я лишь размазал их по каше, а потому глубокомысленно плюнул на все, собрался с духом и принялся сухарем переправлять завтрак в радостно квакнувший желудок.
  На вкус каша была отвратительной. Горькая, не соленая, еще и песок на зубах похрустывал. Тем не менее, тарелку я опустошил быстро, едва не вылизав - видимо, сказались привычки оригинального Сириуса. Затем налил туда воды и размочил в ней сухарь. После этого своеобразного десерта внутри разлилось долгожданное приятное ощущение сытости.
  Оставив вымытую тару перед решеткой, я улегся на матрац. А что еще делать узнику? Это в Америке заключенным живется намного лучше некоторых вполне законопослушных граждан - у них в тюрьмах и "качалки", и спортивные площадки, и библиотеки с возможностью получения дополнительного образования, а в Азкабане культурный досуг для преступников не предусмотрен. Физические же нагрузки при такой скудной кормежке - прямой путь на тот свет, вот и остается "постояльцам" только валяться и размышлять.
  Впрочем, я не жаловался, ведь подумать мне было над чем. На вопросы "Кто я?" и "Где я?" ответы получены, далее на повестке дня - "Что делать?". Память Блэка пробуждаться не спешит, и не факт, что в будущем ситуация изменится к лучшему. Выходит, рассчитывать можно исключительно на собственные силы и знания. Моя главная задача - выбраться отсюда. Но как это сделать? Сбежать?
  Ага, размечтался! Нет, в каком-нибудь фанфике такой сюжетный ход был бы уместен, но мир вокруг меня, получивший кривое отражение в текстах знаменитой британской домохозяйки, все же подчинялся законам логики и здравого смысла. Это оригинальный Сириус был анимагом, а я - обычный человек, сиречь, жалкий маггл, у которого умение перекидываться в животное отсутствует по вполне объективным причинам. И даже если допустить, что магические способности в здешней реальности "прикручены" именно к телу разумного, а не к его душе, то как мне задействовать соответствующий навык, если я элементарно не представляю, что искать?
  Получается, нужен кто-то, способный меня вытащить. Разумеется, этот "кто-то" за "спасибо" работать не будет. А чем я могу расплатиться? Только информацией. Уверен, внешний вид и месторасположение крестражей Темного Лорда - достаточная плата за свободу. И пусть никто не даст гарантию, что здешний мир полностью совпадает с каноном (а мое присутствие здесь - уже настораживающий звоночек!), но даже одного удачного совпадения окажется достаточно, чтобы окупить хлопоты моего возможного благодетеля.
  Теперь прикинем, кому нужен настолько специфический товар. Во-первых, преданным слугам Волдеморта, которые жаждут возрождения своего любимого господина. Одна беда - все они являются моими соседями в четверть-звездочной гостинице под названием Азкабан, а из оставшихся на воле Пожирателей желания оказать содействие второму пришествию Темного Лорда, согласно канону, никто не изъявлял. Особенно показателен данный момент на примере Малфоя, у которого крестраж был буквально под рукой. Исключение в виде фанатично преданного Реддлу Крауча-младшего лишь подтверждает данное правило. Впрочем, Барти и исключением в полной мере не назовешь, поскольку он сейчас аналогично прочим верным сторонникам Тома сидит в тюрьме. Только более комфортабельной.
  Во-вторых, моя информация может быть полезна Дамблдору. Однако обращаться к этому доброму дедушке в здравом уме я точно не стану. Не представляю, гад Альбус в этой истории или нет, но знаю точно, что директор - прожженный политик. А доверять политикам - последнее дело. Судя по оригинальной истории, Дамблдор законопатил Блэка в Азкабан вполне сознательно, так что даже если у меня и получится передать предложение о сделке, то максимум, что я смогу получить за сведения о крестражах - красивые обещания. Короче, дедулю из списка вычеркиваем!
  В-третьих, мои знания могут заинтересовать Фаджа, нынешнего Министра магии. И пусть в каноне этого человека старательно смешивали с нечистотами, вылепливая карикатурный образ недалекого безынициативного чиновника, предпочитающего замалчивать проблемы, а не заниматься их решением, но если отбросить явную пропаганду идеологических противников и судить только по фактам, то получится фигура хитрого, расчетливого и успешного дипломата.
  Много лет лавировать между враждующими лагерями, став удобным для всех, благополучно тратить ресурсы министерства для собственной выгоды, не теряя при этом симпатии электората, а после вынужденной отставки выбить себе хлебное место в стане победителей и жить припеваючи - подобное не каждому по силам! Так что Фадж наверняка может прельститься возможностью заполучить славу окончательного победителя Темного Лорда. Уж честолюбия ему не занимать, судя по ордену Мерлина, которым министр наградил себя сам.
  Определившись с выбором, я принялся продумывать детали намеченной авантюры. Нильсон упомянул про скорое окончание смены, поэтому именно его я определил на роль почтовой совы. Затык приключился на этапе планирования предстоящего диалога с тюремщиком. Я понимал, что без личной заинтересованности Стив пальцем о палец не ударит, однако вряд ли его можно удивить пустыми обещаниями золотых гор. Уверен, за годы тюремной работы, мужик подобного наслушался. Следовательно, нужно давить на возможность карьерного роста, подобрав такие слова, чтобы Нильсон сам решил рискнуть, передав мое послание наверх. Но без знания здешних реалий эта задачка сходу не решалась.
  Мои размышления были прерваны скрипом из коридора. Как вскоре выяснилось, к нам пожаловал коллега Нильсона - высокий хмурый мужчина в серой куртке, который собрал пустые тарелки и удалился, не удостоив заключенных вниманием. А спустя несколько минут я ощутил, что в камере стало заметно прохладнее, и услышал тихое поскуливание, издаваемое Джонни. Периодические покашливания больного Сэма тоже сменились на хрипловатые отрывистые: "Нет... Не надо... Прошу...".
  Подозревая худшее, я повернулся к решетке и обнаружил за ней огромную, не меньше двух метров ростом фигуру в длинном черном плаще. Дементор безмолвно парил над полом, уставившись на меня черным провалом капюшона, а я почувствовал, как тепло начало медленно покидать мое тело.
  - Твою ж... - вырвалось у меня изо рта вместе с небольшим облачком пара.
  Обрадовавшись произведенному эффекту, нежить приблизилась к самой решетке, вытянув руки в мою сторону. Увидев серые, покрытые слизью и струпьями кисти с длинными, напоминающими паучьи лапки пальцами, я хотел отодвинуться подальше от ожившего мертвеца, но тело отказалось подчиняться. Мой разум объял дикий ужас, а перед глазами возникла дражайшая супруга, которая, искривив прелестные губки, брезгливо констатировала:
  - Ты - полное ничтожество! И как я вообще за тебя вышла? Надо было слушать маму...
  "Чего?" - пробилась сквозь пелену ужаса одинокая удивленная мысль.
  А видение уже сменилось. Теперь передо мной стояла моя мать, заплаканная, поседевшая от горя, сжимающая в суховатых руках свидетельство о смерти отца и словно автомат повторявшая:
  - Как же так? Как же так? Как же...
  "Но откуда свидетельство, если я сам занимался похоронами и всей бумажной волокитой, бдительно отгоняя от мамы кровопийц-ритуальщиков?" - заметил мозг несоответствие в картинке.
  И та вновь поменялась. Я увидел дочку, моего маленького милого ангелочка, божественный нимб которому с успехом заменяла пара косичек с бантиками. Это прелестное создание в цветастом платьице гневно топало своими ножками и кричало:
  - Уходи, папа! Ты мне не нужен! Я тебя не люблю!
  "Такая же фигня!" - нахально парировало мое сознание, отчаянно барахтавшееся в пучине наведенного ужаса и, словно за спасательный круг, цеплявшееся за любые другие отголоски эмоций. Такие как ненависть, злость или презрение.
  Не знаю, сколько длилась эта пытка. Я успел увидеть отца, судорожно зажимающего раны на животе и зовущего меня на помощь, начальника, плюющего мне в лицо и обзывающего крысой, победно ухмыляющуюся тещу, которая обмахивалась веером денежных купюр, а потом в один прекрасный миг осознал себя лежащим на старом вонючем матраце, вконец озябшим и обессилевшим. Дементора за решеткой не наблюдалось, хотя сопровождаемое всхлипываниями поскуливание продолжало доноситься из коридора.
  Облегченно выдохнув, я принялся растирать вконец заледеневшие и потерявшие чувствительность пальцы, подводя итоги знакомства с представителем местной обслуги. Что ж, в книжках не врали. Дементор - та еще тварь, с которой лучше не встречаться. Вот только, несмотря на заверения Роулинг, положительными эмоциями данная нежить не питалась, иначе мне бы сейчас показывали самые лучшие моменты жизни, которые потихоньку выцветали бы, лишаясь сопровождающих их чувств. Да и патронус - заклинание, основанное на светлых воспоминаниях, не отпугивал бы тварей, а наоборот - приманивал, являясь лакомой добычей.
  Нет, все куда проще - дементоры высасывали магию. Или жизненную энергию, если речь шла о простых людях. А навевали ужас они только по одной причине - чтобы жертва не сбежала. Ведь физической силой твари похвастаться не могут, способностей к дальнобойной магии не имеют, а оружием либо брезгуют, либо тупо не являются настолько грузоподъемными. Вот и приходится бедным-несчастным созданиям давить на психику, пародируя боггарта. Причем не слишком умело, ведь даже я, не имеющий никакого понятия об искусстве окклюменции, ухитрялся худо-бедно сопротивляться воздействию.
  Да, сейчас я могу без ложной скромности заявить, что моя психика оказалась весьма крепкой. Я четко ощущал - еще пара минут, и у меня получилось бы самостоятельно вынырнуть из болота галлюцинаций... С другой стороны, за это же время я мог лишиться остатков жизненных сил, о чем намекал тот факт, что мне до сих пор не удается толком согреться. Да и ощущаю я себя настолько уставшим и разбитым, что хочется поскорее сдохнуть. А если учесть, что аналогичное состояние было у меня в момент недавнего пробуждения, можно сделать вывод, что дементор высосал из меня все те крохи магии, которыми щедро поделился Нильсон. Следовательно, новую встречу с надзирателем Азкабана я вряд ли переживу.
  Придя к такому выводу, я неожиданно провалился в сон. Снилась мне уютная космическая пустота, которая манила меня, обещая подарить вечный покой. И я был готов с радостью окунуться в нее, растворяясь без остатка, если бы не сдавливающий горло ошейник с серебряной цепочкой, конец которой обретался в лапе огромного дементора. "Проси, Саня! Проси!" - приказывала тварь голосом Нильсона, требовательно дергая за цепочку, и я, высунув язык, послушно складывал лапки на груди и вилял хвостом...
  Первым, что я ощутил, вынырнув из казавшегося бесконечным кошмара, было нестерпимое желание опустошить мочевой пузырь. С трудом, кряхтя, словно столетний дед, я поднялся и проковылял пару шагов до "параши", где сделал свое мокрое дело. Затем немного взбодрился ледяной водичкой и вернулся на "шконку", где завернулся в одеяло и уже традиционно принялся шевелить извилинами.
  Судя по небу в окошке, близится вечер - неслабо меня выключило! От завтрака в желудке остались лишь смутные воспоминания, а сил в теле особо не прибавилось, что подтверждало недавнее предположение о фатальном итоге моей новой встречи с дементором. И как этого избежать, я не представлял. В самом-то деле, не просить же Нильсона, чтобы он швырял в меня пыточные заклинания всякий раз перед визитом твари?
  Я тихо хихикнул, представив данную картину, но тут же осекся. Несмотря на очевидную абсурдность мысли, в ней имелось рациональное зерно. Разумеется, постоянно проворачивать этот фокус с "подзарядкой" не получится. Уже после третьего раза тюремщик будет попросту игнорировать меня. Как в старом анекдоте про сокамерников - мазохиста и садиста, где первый умолял второго: "Ну сделай мне больно!", а тот довольно заявлял: "Не буду!".
  Но что, если полученную порцию магии потратить не на кормежку потусторонней твари, а на что-нибудь более полезное? Например, на пробуждение воспоминаний оригинального Блэка? Мой кошмар, где я вполне отчетливо, от ушей до самого кончика хвоста ощущал себя собакой, наглядно доказывал, что память Сириуса никуда не делась. Она все еще хранится в этом теле, просто я никак не могу до нее добраться. И помочь мне в этом может только Ее Величество Магия!
  Из коридора донесся уже знакомый звук открывающийся двери и бодрый возглас тюремщика:
  - Подъем, дегенераты! Время ужина!
  "На ловца и зверь бежит!" - довольно подумал я, морально готовясь к предстоящему испытанию.
  Заставив Джонни прыгать перед ним на задних лапках, ползать и исполнять другие трюки, Нильсон удовлетворился увиденным и наградил своего "послушного песика" едой. А вот выражение благодарности отчаянно боровшегося с кашлем Сэма тюремщик раскритиковал, так и не услышав в нем искренности, за что простуженный арестант снова получил половину порции. Далее была очередь моего соседа Тони, с которым Стив перебросился парой слов, и вот тележка остановилась у моей камеры.
  - Ну, Блэк, рассказывай, как прошел твой день! - с улыбкой до ушей поинтересовался уставившийся на меня Нильсон.
  - Как на курорте! - постаравшись скопировать улыбку тюремщика, ответил я. - Оно и неудивительно - свежий воздух, приятные соседи, отсутствие твоей мерзкой рожи в поле зрения. Красота!
  В коридоре повисла гробовая тишина. Замер Стив, затихло чавканье песика-Джонни, и даже сдавленное покашливание Сэма прервалось где-то на полпути. А я, выждав театральную паузу, продолжил:
  - Была бы кормежка самую чуточку обильнее - вышло бы совсем шикарно. Но ты не подумай, будто я жалуюсь! Я же понимаю, что обслуге нашей "гостиницы" тоже нужно питаться. И судя по тому, что тебе приходится под любым предлогом отнимать еду у "постояльцев", вам там совсем несладко живется.
  На физиономии Нильсона пышным цветом расцветало удивление. Однако я рассчитывал на несколько иную реакцию, поэтому поставил контрольную точку:
  - И я бы даже мог пожалеть тебя... не будь ты таким мудаком!
  Это сработало, устремившаяся к полу челюсть тюремщика вернулась на место, а в глазах начал разгораться гнев.
  - Ты... Ты вконец ополоумел, Блэк?! - выдохнул Стив, вытаскивая палочку. - Что ты несешь?
  - Поверь, для того, чтобы осознать очевидный факт, что ты являешься мудаком, не обязательно быть сумасшедшим. Достаточно провести несколько минут в твоем обществе! - парировал я, с вызовом глядя на собеседника.
  Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения тюремщика. В меня полетел знакомый желтый луч. Однако в этот раз он не стал для меня сюрпризом. Наоборот, я ждал его и мысленно раскрывался перед ним, готовясь впитать в свое тело всю магию, которую он в себе нес. И мне это удалось! Несмотря на острое ощущение, будто на живот выплеснули кастрюлю кипятка, я даже не вздрогнул. А когда луч угас, усилием воли отодвинул терзавшую мое сознание боль и с ленцой заявил:
  - Слабо, Стив, очень слабо! Сразу видно - мало ты каши ел. Что ж, тогда можешь сегодня и мою порцию забрать, а то, поди, не доживешь до конца смены.
  Наградой для меня стали еще три луча, которые опалили огнем мои ноги и породили незабываемое ощущение сдираемой с правого бока кожи. Однако эта боль была уже привычной, терпимой. То ли адреналин в крови постарался, то ли осознание того факта, что выпущенные Нильсоном заклинания воздействуют именно на нервные окончания, а не причиняют мне реальный физический ущерб.
  - Ну, как тебе, Блэк? Понравилось?! - яростно воскликнул тюремщик.
  - Щ-щекотно! - ухмыльнувшись, выдавил я, морально готовясь к новой порции.
  - Ах, так! Круцио!
  Я думал, что был готов к новой порции боли, но хрен там! Она захлестнула меня с головой, погружая в бездну мучений. В детстве, пытаясь самостоятельно отремонтировать шатавшуюся розетку, я самым близким образом познакомился с электричеством. Той секунды, когда через мое тело проходил высоковольтный разряд, хватило, чтобы научиться уважать труд электриков. Сейчас же мне поневоле вспомнился тот момент, поскольку даримые заклинанием ощущения оказались весьма сходными. Мои мышцы свело судорогой, суставы выворачивало, кожа горела огнем, а глаза застилала багровая пелена.
  Боль была настолько сильной, что будь моя воля, я бы вопил во все горло, срывая связки, однако мышечный спазм не позволил. Все, что вышло из моего рта - это яростный хрип. Во всяком случае, я старался, чтобы он казался именно яростным, а не жалобным. Ведь краешком сознания я уловил, что луч заклинания не думал прерываться, как прочие. Он продолжал насыщать меня халявной энергией. Поэтому, собрав в кулак остатки решимости, я терпел эту пытку. Терпел, взяв в помощники всю свою злость, все заложенное природой упрямство и жгучее желание жить...
  Вечность спустя меня все-таки решили отключить от электросети. Повалившись на пол, я судорожно пытался глотнуть живительного воздуха. Мое тело продолжала сотрясать крупная дрожь, пелена в глазах не желала пропадать, а мышцы отказывались повиноваться. Полагаю, не успей я недавно облегчиться, знатно порадовал бы тюремщика.
  - Вот так-то, Блэк! - довольно констатировал Нильсон. - Знай свое место, пес!
  Подняться я все еще не мог, но голову повернуть удалось. Отыскав взглядом неясную фигуру тюремщика за решеткой, я осклабился и с усилием выдохнул:
  - Ис-спугалась, с-сучка?
  Признаю - банально, но на большее мой недожаренный мозг был не способен. Впрочем, и этого хватило - в меня полетело очередное "круцио", которое я принял, успев сделать судорожный вдох. И снова меня окатило волной боли, охотно встреченной сознанием. Ведь чем ее больше, тем я сильнее! Да, именно так! И пофиг на логику, в данный момент она мне - не помощник. Мне нужна магия! Нужна энергия! Нужна жизнь!
  Самовнушение помогло слабо. В какой-то момент я все же заорал, глупо расходуя драгоценный кислород, что стало концом пытки. С трудом пробившись через грохот барабанов в ушах, в мое сознание проник торжествующий голос Стива:
  - Приятного аппетита, Блэк! Надеюсь, это отучит тебя тявкать не по делу! А если не поможет, повторить - не проблема, ведь моя смена еще не кончилась.
  Пытаясь отдышаться, чувствуя, как лихорадочно бьется сердце в груди, я следил за отдаляющимися шагами и поскрипыванием тележки. Наконец, в конце коридора громко хлопнула дверь. Прекрасно! Первый пункт плана выполнен. Несмотря на превратившиеся в вату мышцы, чувствовал я себя необычайно бодрым и полным сил, а значит, магией мое тело заполнено под завязку. Что ж, в моем распоряжении есть около получаса до прихода дементоров. Приступим!
  Растянувшись на матраце, я занял максимально удобное положение, непослушными конечностями кое-как натянул на себя одеяло и попытался расслабиться, чтобы выгнать из тела остатки сотрясающей его дрожи.
  - Блэк, ты там живой? - внезапно послышалось из соседней камеры. - Блэ-эк!
  - Н-нет, - заикаясь, недовольно отозвался я.
  - Неужели мы вчера умудрились что-то пропустить, и ночью в Азкабан прилетал великий волшебник Гудвин, подаривший нашему имениннику смелость?
  Чего-чего? Мне послышалось, или мой сосед действительно знаком с творчеством Волкова? Еще один "попаданец"?
  - Н-не угадал! Эт-то Роулинг выкатила р-рояль из-под к-кустов, - выдал я самый элементарный пароль в качестве проверки.
  Однако Тони не оправдал моих надежд:
  - Рояль? Блэк, у тебя окончательно крыша потекла?
  Я разочарованно выдохнул. Предположение не подтвердилось - не попаданец, а просто выходец из местной России, о чем говорило наличие в его речи характерного акцента. С другой стороны, я не настолько хорошо разбираюсь в акцентах, поэтому мой сосед вполне мог родиться в какой-нибудь маленькой европейской стране. Учитывая же тот факт, что свои повести о волшебнике Изумрудного города Волков писал на основе книг Баумана, более известного западным читателям... Блин, я же теряю драгоценное время!
  Отрешившись от голоса надоедливого соседа, не вовремя загоревшегося желанием поболтать, выбросив из сознания отголоски недавней боли, я сосредоточился на желании пробудить память Сириуса Блэка. Ведь его знания, его навыки, его воспоминания - все это до сих пор хранится где-то в нейронах головного мозга. Это - основы физиологии, которые обязаны работать даже в долбанном мире Поттерианы. И сейчас мне нужно достучаться до них, заставить их активироваться, сделать их своими! И при этом не лишиться собственных воспоминаний, хранящихся в душе обычного человека двадцать первого века, неведомым образом переместившейся в эту реальность.
  Методично накачивая себя эмоциями, я пытался спровоцировать магический выброс. В каноне благодаря этому приему мелкий Поттер мог телепортироваться, отправлять кузена на съедение гигантскому удаву, надувать тетушек, устраивать погромы в директорском кабинете и проделывать кучу других веселых вещей. А чем я хуже? Главное - максимально сосредоточиться на цели своих действий, поэтому, подкидывая уголек в топку холодной ярости, я продолжал мысленно повторять:
  "Пробудить воспоминания Сириуса. Объединить два комплекта памяти. Исцелить неработающие механизмы поиска по ассоциациям. Пробудить воспоминания... Объединить память... Исцелить механизмы..."
  Машинально, не осознавая этого, я поднял руки и положил ладони на виски. Повинуясь внутреннему желанию, накопленное моим телом приятное тепло дрогнуло, ручейком потекло в конечности и принялось концентрироваться на кончиках пальцев. В сознании начали появляться смутные образы. Чужие, незнакомые, не рождающие узнавания. Обрадованный успехом, я усилил нажим, уже вполне осознанно двигая волны тепла-магии к голове.
  "Пробудить... Объединить... Исцелить..."
  Внезапно голову прострелило импульсом боли, который едва не сорвал мою концентрацию. За первой вспышкой последовали другие. Боль нарастала, пульсирующая, путающая мысли, окутывающая сознание черной пеленой. Я не представлял, что именно сейчас происходило в моей черепушке. Вполне возможно, появившаяся боль была следствием микроинсультов, способных превратить меня в овощ или отправить в небытие. Но я не имел права останавливаться, ведь в запасе у меня была лишь одна попытка.
  "Пробудить! Объединить! Исцелить!"
  Боль достигла своего максимума. Она вонзилась в мой мозг, словно раскаленная спица, выжигая мое истерзанное сознание, оставляя лишь три заученные, намертво вбитые в подкорку желания - пробудить, объединить и исцелить. И когда мой разум уже был готов скользнуть в спасительную тьму, кто-то открыл невидимую заслонку. Волна боли схлынула, смытая могучим потоком информации, вмиг потушившим пожар и подарившим моему усталому сознанию долгожданное облегчение.
  Этот поток был абсолютно неуправляем. Мысли, чувства, знания захлестывали мое "я" и растворяли его в себе. И я не сопротивлялся этому процессу. Наоборот - с радостью принимал чужие воспоминания, мысленно проживая их и делая своими. Я жадно пил реку неродных чувств, поглощал фонтан посторонних эмоций, впитывал несвойственные мне желания, объединяясь, сливаясь с личностью того, кто носил имя Сириус Блэк... но не теряя при этом собственных чувств и желаний. Да, словно наглый родственник, я захватывал чужую жилплощадь, размещая в ней накопленный за долгую жизнь багаж собственных знаний, эмоций и привычек, которые и составляли основу человеческого характера.
  Наши с Блэком личности, наши знания, наши души сливались, рождая нечто новое...
  
  Глава 4. Предатель
  
  Не знаю, сколько длился процесс объединения. Мне показалось, прошел не один час, прежде чем я в полной мере смог осознать себя. Оторвав порядком затекшие руки от головы, я уставился на свои пальцы. Теперь они не казались мне чужими. Более того, едва взгляд зацепился за крохотную, чуть заметную белесую полоску шрама на указательном, как память выдала воспоминание неудачной попытки нарезки ингредиентов на втором курсе зельеварения и последовавшую за этим лекцию Слизнорта, который профессионально остановил кровь, залечил порез рябиновым отваром и отчитал меня за неаккуратность.
  Да, именно меня! Ведь я - Сириус Орион Блэк, наследник древнего рода Блэков, заключенный Азкабана под номером XY390. И в то же время я - Александр Романович Швецов, старший менеджер по продажам с красным дипломом экономиста. Я прекрасно помню эту свою жизнь, оборванную по нелепой случайности... и жутко ею недоволен! Законченный подкаблучник, не способный приструнить супругу и тещу-змею, маленький офисный винтик, вместо того, чтобы организовать собственное дело, покорно тащивший повешенное на шею начальством ярмо, неудачник и амеба, верх желаний которой - лежа на диване, смотреть примитивные сериальчики и почитывать глупые фанфики. Жалкое зрелище!
  С другой стороны, моя жизнь в мире палочек и магии меня аналогично не радовала. Обнаглевший мажор, родившийся с золотым сервизом во рту и умудрившийся все просрать, бабник и разгильдяй, панически боявшийся длительных отношений и не привыкший жить по средствам, маг-недоучка, который решил забить на явный целительский талант и добровольно пошел за другом в "менты". Ведь гонять разную шушеру в Лютном гораздо веселее, чем людей лечить. Тьфу, аж вспоминать противно!
  Скривившись от отвращения, я зябко поежился и услышал тихое поскуливание, доносившееся из коридора. Похоже, пришло время вечерней кормежки. Только, господа любезные, в этот раз - не за мой счет! Привычно потянувшись сознанием к образу своего зверя, я добавил немного магии и довольно облизнул нос. Смена облика прошла как по маслу, и паривший над полом знакомый дементор пролетел дальше по коридору, не задерживаясь у моей камеры. Слепая тварь не ощутила меня в теле животного, ведь в нем не было магии, а имеющиеся крохи жизненной энергии не привлекали ожившего мертвеца.
  Печально продефилировав в самый конец коридора и не обнаружив там никого живого, нежить вскоре вернулась и присоединилась к своему коллеге, старательно высасывающему магию у моего соседа. Причем либо из-за смены зрения, которое лишилось красок, но стало более четким и контрастным, либо из-за плескавшегося внутри веселья мне показалось, что выражение уродливой физиономии дефилирующего мимо дементора было крайне озадаченным. Могу понять тварюшку - утром получить порцию вкусной и сытной магии, а вечером на том же самом месте ничего не найти. Облом, однако!
  Фыркнув, я спрятал морду под одеяло, поскольку разгулявшиеся дементоры капитально выстудили атмосферу. Да и так-то ноябрь на дворе, а мое собачье тело представляло собой картину еще более удручающую, нежели человеческое. Причина банальна - за все годы пребывания в Азкабане я не сумел догадаться, что мою вторую ипостась тоже нужно периодически подкармливать. Поэтому собачье вместилище поддерживалось исключительно магией основного тела, из-за чего моя человеческая тушка, вырабатывающая энергию на двоих, тоже порядком отощала.
  Любопытно, но местные анимаги до сих пор не сообразили, что они не просто превращаются в животных, а полноценно меняют тела. Именно поэтому процесс овладения данным умением настолько длителен, а от начала обучения до первого полного обращения могут пройти годы. Разумеется, для хорошего мага трансфигурировать стол в свинью - элементарная задачка. Так ведь и свинья эта недолго будет хрюкать, вернувшись в первоначальную форму стола, едва иссякнет сила в заклинании. А вот создание живого, полноценного тела, способного принять человеческое сознание, - небыстрое дело, требующее куда большего количества магической энергии.
  Как это все происходит? Вначале будущий анимаг тщательно просчитывает вид подходящего ему зверя. Потом с помощью специальных ритуалов пытается почувствовать свою вторую форму, а по факту - создает ее с нуля в личном пространственном кармане. Далее следует этап частичного оборота, когда отдельные элементы уже готового тела извлекаются из пространственной складки, замещая соответствующие области организма мага. Таким способом калибруется механизм замены и формируется привязка пространственного кармана к душе волшебника. А в итоге получаются два самостоятельных организма, объединенных одним сознанием и магией по принципу сообщающихся сосудов.
  Став анимагом, Блэк помимо второго тела приобрел отменный аппетит, из-за чего в тюрьме постоянно сетовал на скудную кормежку. А вот был бы Сириус обычным магом, ему вполне хватало бы традиционного двухразового питания, ведь тюремщики Азкабана заключенных умышленно голодом не морили. Банальная логика - чем дольше живет узник, тем больше еды у дементоров и тем спокойнее надзирателям. Не говоря уже о том, что зарплата последних рассчитывается, исходя из количества "постояльцев". Так что выходки Нильсона были исключением, а не правилом.
  "Блин, как же жрать охота! Эх, сейчас бы свежей зайчатинки! - вспомнив вкус упомянутой дичи, я непроизвольно облизнулся и с сожалением подумал: - Нет, так дело не пойдет! Я же сейчас слюной изойду. Нужно отвлечься!"
  Свернувшись калачиком под одеялом и краешком чуткого уха слыша, как постанывают жертвы вечерней "дойки", я принялся вспоминать свою жизнь. Жизнь Сириуса Блэка.
  Родился я в благополучной и весьма уважаемой обществом семье магов третьего ноября пятьдесят девятого года... К слову, вчера у меня был день рождения - тридцать два года стукнуло! Об этом меня проинформировал заботливый Нильсон, не забыв вручить подарочек - пригласить на праздник толпу дементоров... Но об этом далее, а сейчас движемся по хронологии!
  Орион и Вальбурга были людьми нормальными и сына, которому выдали традиционное для семейства "звездное" имя в честь альфы Большого Пса, любили. Вот только их отпрыск появился на свет с длиннющим шилом в одном месте и уже в малом возрасте стал причиной появления множества седых волос в родительских шевелюрах. Ребенок рос настолько гиперактивным, что в пять лет сумел угробить личного домовика. Разумеется, не специально. Просто с магическими выбросами шутки плохи, а глупый эльф сам виноват. Ведь если увлеченный установкой хитрой ловушки на пикси малец просит тебя исчезнуть, то нужно послушно удалиться, а не нудеть под ухом про остывающий обед и маму, которая уже заготовила свежие розги!
  Что любопытно, я при всем желании не мог припомнить про семью Блэков ничего ужасного. Психических отклонений маги не имели, простых людей в подвалах со скуки не пытали, жертвоприношения на алтаре не устраивали. Да и не было никогда алтаря в доме на Гриммо - это все фанонные измышлизмы! Единственное, что могло пойти Блэкам в минус - излишняя приверженность идеям чистой крови. Впрочем, если разобраться, даже здесь семейство выглядело вполне адекватным. "Грязнокровок" они пачками резать не спешили, а Андромеда, самовольно выскочившая замуж за мага без длинной родословной, получила лишь формальное отлучение от семьи.
  Вдуматься только, весь итог наглого попрания семейных ценностей - выжженное пятно на гобелене, а не ужасное темномагическое проклятье, наложенное на отступницу и ее избранника! Разве так поступают приличные черные маги? Разумеется, нет. Однако в глазах маленького Сириуса родители прочно заняли место гадов, мучителей и просто очень нехороших личностей. Все дело в том, что воспитывали пацана сурово, и за каждый серьезный проступок ему полагалась порция розог, вымоченных в жгучем зелье, тогда как деятельная натура мальца требовала веселиться, устраивать шалости и безобразия безобразничать.
  Блэкам почитать бы труды Макаренко и направить кипучую энергию отпрыска в мирную стезю, но старое семейство предпочитало традиционные методы воспитания. Розги, лишение сладостей, дополнительные уроки этикета - все это не способствовало взращиванию сыновьей любви. А тут еще младший брат упрямо отказывался поддерживать компанию и предпочитал радовать родителей своими успехами в учебе. Ну и как тут не озлобиться на родню? Одно утешало - родственник по бабушке Дорее, одногодка, лучший друг Джеймс Поттер. Верный, надежный, всегда готовый ввязаться в любой кипиш и морально поддержать в трудную минуту. Без него детство наследника рода Блэк было бы совсем тоскливым.
  В итоге только из-за Джеймса Сириус вместо Слизерина угодил в Гриффиндор, но ни разу об этом не пожалел. Школьные годы оказались лучшим временем его жизни. Постоянные проказы, шутки и розыгрыши в составе неразлучной четверки Мародеров. Блэк был счастлив, не замечая, что безобидные "проказы" друзей очень часто заканчиваются порчей имущества Хогвартса, а их веселые "розыгрыши" почти неотличимы от откровенных издевательств. Впрочем, директор к ученикам любимого факультета относился с пониманием, и даже случай со Снейпом замял, будто и не было ничего. К тому же, сами Мародеры имели головы на плечах и прекрасно понимали, над кем можно шутить, а кого лучше не задевать. Ведь инстинкт самосохранения даже у шакалов имеется.
  Учеба, развлечения, овладение анимагией - все это промелькнуло быстро. Несмотря на чаяния родителей, Сириус упрямо не желал браться за ум. А тут еще половое созревание нагрянуло - ну и зачем ему навязываемая родней невеста, если в Хоге есть великое множество очаровательных старшекурсниц, обделенных вниманием парней? В общем, после шестого курса парень в хлам разругался с родителями и переехал жить к Поттеру.
  Последний учебный год ситуацию не улучшил, поскольку перед глазами постоянно маячил братец Регулус - гордость и надежда рода, в свои пятнадцать заслуживший метку от Темного Лорда. В пику ему Сириус вслед за Поттером и остальными вступил в организованный директором Орден Феникса, где получил мягкую идеологическую накачку, сопровождаемую отеческим одобрением - Альбус прекрасно видел, что было нужно парню. Когда же после грандиозного выпускного загула Блэка отловил папаша, предложил вернуться и продолжить обучение в больнице святого Мунго, Сириус нахально заявил бате, что вместе с другом намерен поступить на курсы аврората, а от своей чистокровной родни ему ничего не нужно.
  Умный Орион не стал уговаривать парня, а просто перекрыл тому кислород - аннулировал доступ к банковскому сейфу, понимая, что Поттеры не станут вечно терпеть нахлебника, да и самому Сириусу будет сложно шиковать на нищенскую стипендию курсанта. Но тут крайне удачно помер дядюшка Альфард, завещав своему любимому племяннику дом и кругленькую сумму денег в банковской ячейке. Оставив надежду на возвращение блудного сына в лоно семьи, Вальбурга продолжила порчу гобелена, вымарав оттуда портрет щедрого гада, зарубившего проверенную временем воспитательную методу, и сосредоточила свои любовь и заботу на Регулусе.
  Дальше было ускоренное обучение на аврорских курсах, которые Блэк окончил с отличием спустя два года, получив красивую аврорскую мантию, начальное звание стажера и жалование в двадцать семь галеонов. Сумма, честно сказать, воображение не поражала, но за годы обучения сообразительный Сириус успел изучить все нюансы системы функционирования Департамента Охраны Магического Правопорядка (благо старшие товарищи охотно просвещали перспективных новичков), а потому особо не переживал. В магической Британии рядовой аврор на службе получал массу возможностей набить свой кошелек. Главное - не забывать вовремя делиться с начальством, ведь крыс никто не любит.
  К слову о крысах, Петтигрю в авроры не пошел, как и Люпин. Но если последнего с его "пушистой проблемой" еще можно было понять, то Питера, пожелавшего свалить под крылышко к маме, чтобы заниматься семейным бизнесом в мире магглов, Сириус прямым текстом обвинил в трусости и предательстве их школьного братства. Тогда тактичному Римусу удалось перевести все в шутку, но осадочек, как говорится, остался у всех.
  Тем временем Магическую Англию начало серьезно лихорадить. Противостояние официальной власти и Вальпургиевых Рыцарей, которые волшебным образом трансформировались в Пожирателей Смерти под руководством Володеморды, набирало обороты. Причем наиболее активная фаза гражданской войны началась с момента странной вспышки драконьей оспы, от которой вымерло практически все старшее поколение древних магических семейств. Блэков тоже зацепило - отец Сириуса отправился в лучший мир. Спустя некоторое время поползли слухи о пропаже Регулуса.
  Разорвавший связи с семьей Блэк четко придерживался намеченного курса и о возобновлении отношений даже не задумывался. Показателен тот факт, что Сириус даже на похороны отца не пришел, давным-давно вычеркнув родителей из своей жизни. Брата же вместе с Беллатрикс и Нарциссой он после директорских проповедей вполне искренне считал врагами. Исключением стала лишь кузина Андромеда - единственная из близкой родни, кто вызывал у парня положительные эмоции. Блэк изредка заглядывал в гости к семейству Тонксов и с удовольствием возился с маленькой Нимфадорой, которая забавно меняла цвет волос, когда он произносил ее имя.
  А ситуация в стране стремительно катилась в пропасть. Казалось, только недавно Сириус отрывался на свадьбе Джеймса и Лили, а тут новый глава Департамента Охраны Магического Правопорядка Барти Крауч-старший расширяет полномочия авроров, разрешая им использовать непростительные. Редкие стычки с Пожирателями, из которых стороны выходили практически без потерь, сменились частыми ожесточенными боями. В одной из операций отряд Сириуса лишился сразу троих, но им с Поттером продолжало везти. В отличие от других членов Ордена Феникса. Несмотря на все усилия Дамблдора, ряды "армии света" стремительно сокращались. В яростных схватках с приспешниками Волдеморта погибли братья Пруэтт, Дирборн, Фенвик, Медоуз, была найдена мертвой семья Марлин МакКиннон и то, что осталось от Эдгара Боунса...
  Все вело к тому, что война будет проиграна. Информаторы в министерстве присылали фениксовцам неутешительные сообщения - в кулуарах открыто говорили о скорой капитуляции. Оно и неудивительно, ведь немалая часть чиновников разделяла взгляды старых магических семейств. Не говоря уже о Визенгамоте, многие члены которого открыто поддерживали идеи Темного Лорда. Последние, как ни странно, были сосредоточены не на поголовном истреблении магглов и грязнокровок, а исключительно на необходимости возрождения старых традиций и установления более плотного контроля над обычными людьми.
  Разгильдяй Блэк всю свою жизнь был максимально далек от политики и не хотел вникать в существующие расклады. Ему хватало слов Дамблдора, который при каждом удобном случае любил повторять, что Сириус - герой и сражается за правое дело. Однако у него были глаза и уши, что сейчас позволило мне без особых проблем сложить картину грандиозной возни в песочнице, которая зиждилась на стремлении чистокровных родов отыграть позиции, утраченные после войны с Гриндевальдом.
  Причины затяжного противостояния были заложены еще в пятидесятые годы, когда тогдашний министр Леонард Спенсер-Мун при полной поддержке Черчилля решил конкретно закрутить гайки, ослабляя магическую "аристократию" и давая дорогу магглорожденным, традиционно задвигаемым на вторые роли. Именно при его правлении началось сокращение школьной программы Хогвартса, был существенно расширен штат Министерства и выданы исключительные полномочия Аврорату.
  Чистокровные семьи хоть и лишились существенной части своего влияния, но предпочли смириться. Просто время было такое! После поражения Темного Лорда чистокровным по всей Европе устроили грандиозные чистки, а те, кто особенно сильно возмущался министерским произволом, автоматом получали клеймо пособников Гриндевальда и отправлялись в места, не столь отдаленные, а то и вовсе прямиком на тот свет.
  Далее в стране последовало десятилетие процветания - новая власть тщательно пережевывала кусок, который сумела отхватить. Но, как водится, аппетит приходит во время еды. Магглорожденным и полукровкам показалось мало. К тому же они вдруг осознали неприятный факт - пусть их и допустили к большой политике, но основные финансовые потоки все равно сосредоточены в руках старой гвардии, которая старательно поддерживала монополию, совместными усилиями давя новых игроков. И начался новый этап противостояния.
  Первым делом сменили министра. Вильгельмину Тафт, мудрую и осторожную женщину, которая отчаянно не желала влезать в экономические дрязги, устранили. Банально подсыпали специфический яд в сладости - и вот министерское кресло переходит прямому наследнику усопшей, ее сыну Игнатию Тафту, который с радостью взялся за дело, начатое Спенсер-Муном. Еще больше урезал школьную программу Хога, выбросив химерологию с кабалистикой, изменил налоговое законодательство, заставив Британских монополистов растрясти мошну, ограничил полномочия Визенгамота... На последнем он и погорел. Почтенные представители старых уважаемых семейств изволили обидеться и отправили Игната в досрочную отставку, подняв бурю народного возмущения по поводу нездорового желания Тафта заняться разведением дементоров.
  Но праздновали старички недолго. Следующим министром стал магглорожденный Нобби Лич, и тогда-то чистокровным поплохело. Этот прохиндей умудрился нарыть так много компромата на представителей старых родов, что некоторым уважаемым магам пришлось оставить свои законные места в Визенгамоте, обставив это как выражение протеста. Кое-кого и вовсе выперли из Министерства пинком под зад. Могли бы даже в Азкабан отправить, но в итоге ограничились солидным штрафам, ведь армии чиновников и авроров тоже хочется кушать, а налоги нельзя увеличивать бесконечно. Народ может не понять.
  На волне успеха Лич принялся за реформы и первым делом уже традиционно урезал школьную программу, выбросив ритуалистику и кастрировав Темные Искусства. Вместо них появилась Защита от Темных Искусств, словно монстр Франкенштейна собранная из бестиария волшебных тварей, урезанного курса обществознания и основ права Магической Британии. Под нож также попали домоводство и целительство. Последнему особенно сильно "обрадовался" тогдашний глава больницы Святого Мунго. К нему в штат и раньше попадали не слишком подготовленные колдомедики, а теперь и вовсе пришлось, по подобию Аврората, учреждать специализированные трехлетние курсы, чтобы подтянуть знания молодых сотрудников до сколь-нибудь приемлемого уровня.
  Однако на этом перемены не закончились. Появились декреты, ограничивающие применение "темномагических" заклинаний, вышел список запрещенной в Британии магической литературы, были приняты законы, лишившие английских волшебников прав на владение артефактами "особого рода", а Аврорат получил длинный список "опасных магических предметов, подлежащих немедленному изъятию". Короче, гайки завинчивались довольно активно. Причем сила за Личем стояла немалая - поговаривали, что компромат ему помогли добыть русские. Они же посодействовали устранению особо ретивых противников, которые были готовы перейти к силовому противостоянию.
  Коалиция старых семейств вертелась, словно ужи на сковородке, предпочитая жертвовать малым. По всей видимости, родовитые маги стали заложниками собственных убеждений. За прошедшие со дня принятия Статута Секретности века привыкнув видеть в Министерстве эдакую фиктивную структуру, занимавшуюся исключительно решением проблем с магглами и ни на что больше не влияющую, достопочтенные волшебники не заметили, как милая домашняя болонка превратилась в матерого волкодава, став полноценным игроком на политической арене.
  Именно потому магическая аристократия так долго тянула с ответом. Когда же стало понятно, что принципиальный Лич на "мировую" не пойдет в любом случае, а цель его - окончательно дожать олигархов Магической Британии, Нобби выписали путевку на тот свет. Правда, тот каким-то чудом выжил, но после тяжелейшего отравления потерял дееспособность и был вынужден уйти в отставку. А вот от группы стоявших за Личем наемных шпионов и боевиков остались одни воспоминания. Поговаривали, Абраксас Малфой потратил половину семейного состояния на заказ армии ликвидаторов из Штатов.
  Далее консерваторы решили подсуетиться и сделать министром удобного для них человека, однако влез добрый дедушка Дамблдор. Этот хитрый лис, путем череды интриг занявший пост Верховного Чародея Визенгамота, обломал планы чистокровок, посадив в кресло министра свою протеже - Юджину Дженкинс. Та не стала продолжать традицию сокращения школьного образования, сосредоточившись на откровенно промаггловской политике. За время ее руководства страной появились законы, запрещающие магам наносить непоправимый вред обычным людям даже при самообороне. Ужесточились наказания за убийство магглов - теперь вместо необременительного штрафа преступников ждал Азкабан. Помимо всего прочего Юджина подняла больную для общества прав сквибов.
  Чистокровные выражали несогласие. Чистокровные устраивали массовые беспорядки. Чистокровные хотели возвращения их привилегий и ограничения чиновничьего произвола. Однако если в стане демократов-магглолюбцев царило единство под чутким руководством Альбуса, то представители консервативных древних родов никак не могли договориться между собой, чтобы банально скоординировать действия. Среди многих равных не оказалось явного лидера. Того, чью власть безоговорочно признали бы остальные. Того, за кем охотно пошли бы наследники чистокровных семейств.
  Но тут в Англию возвращается Том Реддл. Молодой, сильный и умелый маг, прекрасно разбирающийся в темных искусствах, имеющий в предках самого Слизерина, достаточно амбициозный и обладающий неоспоримыми лидерскими качествами, о чем говорил тот факт, что еще во времена обучения в Хогвартсе Том занимал должность школьного старосты. Короче, с какой стороны ни глянь - идеальный кандидат на роль стяга для консерваторов!
  Обсудив претендента в узком кругу и признав его достойным, коалиция старых семейств сделала Реддлу предложение, от которого невозможно было отказаться. Давным-давно организованное Томом безобидное школьное общество Вальпургиевых рыцарей было спешно восстановлено и преобразовано в орден Пожирателей Смерти, получив новый дизайн формы и свежие идеи, а сам Реддл примерил на себя титул Нового Темного Лорда.
  И понеслось. Чистокровные давили на магглорожденных, отвоевывая утраченные позиции и оттесняя наглых захватчиков от вкусного пирога. В Министерстве то и дело гремели скандалы. Алчные, не имевшие поддержки большого рода чинуши пачками отправлялись в Азкабан, а то и на встречу с предками. В ответ Аврорат организовывал рейды по особнякам старых семейств, конфискуя "запрещенные артефакты". Чистокровные проводили контрмеры по устранению особо ретивых служак. Те не оставались в долгу, устраивая проверки и откровенно саботируя работу на принадлежащих древним родам фабриках...
  Это была самая настоящая война. Имея практически неограниченные ресурсы и более квалифицированные кадры, чистокровные давили магглорожденных по всем фронтам, пядь за пядью возвращая потери. Вскоре Дамблдор смекнул, что "не вывозит". Спешно затеянная смена министра не помогла - Гарольд Минчум хоть и проводил более жесткую политику, пытаясь осадить распоясавшихся чистокровок, но ему настолько активно вставляли палки в колеса, что в число существенных достижений нового министра попало лишь увеличение количества охранников Азкабана.
  Короче, все шло к ненасильственной смене власти. Кресло под Минчумом ходило ходуном, а народ все активнее призывал министерство найти лидера, который остановит творившийся в стране бардак. И этим лидером вполне может стать некий Томас Реддл, о котором в среде уважаемых семейств Магической Британии ходили весьма восторженные отзывы. Но тут случилась вспышка драконьей оспы. Странной, не поддающейся традиционному лечению заразы, косившей исключительно политических противников Дамблдора.
  Глядя на события со стороны, я прекрасно видел, насколько ошибочным был данный ход. Он в буквальном смысле развязал Реддлу руки. Если до эпидемии между враждующими лагерями еще сохранялась видимость политической борьбы, то теперь она переросла в натуральный террор. Наследники старых семейств жаждали мести и прекрасно понимали, кому нужно мстить. Ведь только идиот не смог бы провести параллель между внезапно появившейся модификацией вируса драконьей оспы и нашумевшим научным трактатом Альбуса "Двенадцать способов использования драконьей крови".
  Итог был предсказуем. Пожиратели с успехом разделывались со сторонниками Дамблдора и давили членов Ордена Феникса. На самого Альбуса они принципиально не замахивались - то ли осознавали, что огребут, даже если навалятся на победителя Гриндевальда всеми силами, то ли решили оставить директора на закуску. В любом случае, в течение нескольких лет количество верных людей Дамблдора сократилось в разы. И вот, когда, казалось бы, все полимеры просраны, а обыватели готовы поднять лапки к верху и хором чествовать нового лидера, в магической Британии появляется Пророчество. Последняя надежда "сил света".
  Имея под рукой всю память Сириуса, я четко видел - история с Избранным была грандиозной ловушкой для Волдеморта. Во-первых, Альбус прекрасно знал, что Лили Поттер и Алиса Лонгботтом забеременели практически в одно время, а вычислить предполагаемое время родов для квалифицированного колдомедика - плевое дело. Во-вторых, от спектакля с прослушиванием кандидатов на роль учителей "лучшей школы чародейства и волшебства" в заштатном трактире за километр разило фальшью. В-третьих, установка фиделиуса.
  Заклинание сокрытия Дамблдор ставил сам, по окончанию работ передав чете Поттеров управляющий артефакт, который должен был назначить хранителя тайны. Причем хитрый директор сделал все возможное, чтобы у Джеймса с Лили не мелькнуло и мысли, что хранителем может стать кто-то из них. А перед этим в приватном разговоре Альбус долго распинался перед Сириусом, рассказывая об особенностях наложения структуры фиделиуса и акцентируя внимание на подводных камнях роли хранителя тайны. Что вместе с большой ответственностью тот получит существенные ограничения в передвижении, поскольку должен будет постоянно находиться на связи и по первому зову мчаться в нужное место для предоставления доступа. Помимо этого хранитель не должен попасть живым в руки врага, но одновременно ему настоятельно не рекомендовалось умирать, иначе фиделиус автоматически сбросится...
  В общем, после того разговора с директором Блэк сделал все возможное, чтобы отмазаться от этой "почетной" должности, а Дамблдор получил убедительную фигуру на роль предателя. И все прошло, как по нотам. Поттеров демонстративно прятали, поэтому именно на них нацелился Волдеморт. Почему Темный Лорд не заподозрил ловушку, отчего повелся на историю с Пророчеством, что конкретно произошло в Годриковой Лощине в октябре восемьдесят первого - на эти вопросы моя память не смогла дать внятных ответов. Да и сами действия Сириуса в день трагедии походили на плохой спектакль.
  Вечером тридцать первого октября после очередного хлопотного дежурства Блэк пропустил стаканчик огневиски в компании коллег, после чего отправился домой. Там ему явился директорский патронус, который сообщил, что на Поттеров напали. И вот вместо того, чтобы аппарировать на место событий, как нормальный маг, Сириус берет свой "прокачанный" мотоцикл и, теряя драгоценное время, летит на подмогу. На месте событий Блэка ожидает частично разрушенный дом, трупы друзей и зареванный малыш Гарри с кровоточащей царапиной на лбу.
  Далее Сириус вместо вызова авроров, вместо аппарации с ребенком прямиком в больницу тупо берет мальчика на руки и выносит из дома. Зачем, становится ясно чуть позже, когда на улице Блэка встречает незнамо откуда появившийся Хагрид. Полувеликан твердо заявляет, что Дамблдор прислал его сюда, чтобы забрать Гарри и отнести его родственникам. И у Блэка не мелькает ни тени сомнения в правдивости слов лесничего, хотя ситуация более чем подозрительная - аппарировать Рубеус не способен, из чего следует, что он должен был заблаговременно прибыть на место событий и вполне мог оказаться свидетелем нападения. Если не участником.
  Но Сириус не задумывается над такими мелочами, в его сознании бьется одна единственная мысль - найти предателя Петтигрю. Поэтому он без колебаний отдает Хагриду и мальчика, и свой мотоцикл, а сам аппарирует в Лондон. Почему туда, если Питер с матерью жил в Уэмбли? Да хрен его знает! Наверное, интуиция сработала. И она удивительным образом не подвела, ведь спустя всего полчаса беспорядочных метаний по улицам столицы Блэк натыкается на Питера. Вот так удача! Впору лотерейный билетик покупать.
  Логика последующих событий и вовсе опускается до планки шизоидного бреда. Прямо на маггловской заправке, на глазах у десятков маглов Сириус устраивает с Петтигрю ожесточенную дуэль. Вдуматься только - дуэль! Ожесточенную! Действующий аврор с большим боевым опытом против среднестатистического выпускника Хогвартса, который много лет преспокойно обитал в мире простецов! Да Блэк должен был за секунду раскатать Питера в тонкий блин, но нет - парочка активно перебрасывалась заклинаниями, пока Петтигрю не надоело. Громко и напоказ обвинив Сириуса в предательстве Поттеров, он демонстративно переложил палочку из поврежденной шальным "секо" правой руки в левую, тем самым явно провоцируя Блэка, а затем удачно отбил "бомбарду" противника в сторону стоявшего неподалеку бензовоза, успев превратиться в крысу за мгновение до взрыва. Фантастика, да и только!
  В итоге контуженного Сириуса вместе с обгорелыми телами дюжины магглов находят авроры. Причем мозги Блэка, и доселе-то функционировавшие неважно, далее попросту отказываются работать. Вместо того чтобы четко и грамотно доложить начальству о произошедшем, он лишь бубнит себе под нос: "Это я во всем виноват!". Расследование по горячим, в буквальном смысле слова, следам, формирует у следствия вполне определенную картину событий, а сам виновник торжества под веритасерумом охотно ее подтверждает. Поскольку искренне верит в то, что своим решением, своим нежеланием принимать ответственность погубил друзей.
  Что примечательно, дознавателя интересовал исключительно факт предательства четы Поттеров. Он не спрашивал, был ли Блэк хранителем тайны, убивал ли Сириус Петтигрю и тех несчастных магглов на заправке. Нет, специалист в аврорской мантии четко спросил у накачанного сывороткой правды арестанта: "Это ты виновен в смерти Джеймса и Лили Поттер?", на что получил аналогично четкий ответ - "Да!". На этом допрос и закончился.
  Спустя некоторое время Блэку удалось частично прийти в себя. Сидя в камере предварительного заключения, он переживал страшную потерю, но бучу поднимать не спешил, понимая, что его должны допросить повторно. Однако дознаватели словно забыли о задержанном. Они не пытались выбить из него полезные сведения, секреты Волдеморта или хотя бы список его сторонников. Не проводили очных ставок с задержанными Пожирателями и вообще плевать хотели на обязательные процедуры.
  Когда же Сириус, наконец, осознал глубину выгребной ямы, в которую угодил, и принялся умолять охранников позвать Дамблдора, заявляя о своей невиновности, то ничего не добился. Бывшие коллеги оказались глухи к просьбам и лишь проклинали "предателя", издевательски демонстрируя свежий выпуск "Ежедневного Пророка", где рассказывалось о падении Волдеморта, аресте его ближайших сторонников и поимке Правой Руки Темного Лорда - Сириуса Блэка. Колдография упомянутой "Руки" на первой полосе была весьма колоритной. Читателям наверняка хватало одного взгляда на нее, чтобы оставить всякие сомнения в виновности Блэка. Хотя сам Сириус отчего-то не мог припомнить, чтобы его фотографировали при задержании.
  Суда как такового не было. Блэка под конвоем вывели перед малым составом Визенгамота, зачитали длинный список обвинений и следом огласили приговор - пожизненное заключение в Азкабане на нижних уровнях. А едва Сириус начал кричать, что невиновен, и требовать проведение повторного допроса, как получил заклинание от конвоира и очнулся уже в тюрьме. Здесь сразу по прибытию его избили охранники. По-маггловски, без применения палочек, зато весьма качественно - Сириус потом неделю мочился кровью. Столь теплый прием окончательно отбил у арестанта желание что-то требовать и в принципе привлекать к себе внимание.
  Чуть позже, проанализировав случившееся, Блэк сообразил, почему так вышло. Свежеизбранному министру магии Миллисенте Багнолд требовалась громкая победа, а Пожирателей Смерти, даже оставшихся без литера, втаптывать в грязь было откровенно боязно. Как известно, загнанная в угол крыса наиболее опасна, и чиновники прекрасно понимали, что озлобившиеся чистокровные маги вполне могли отправить к праотцам все Министерство Магии. Увы, несмотря на старания авроров по изъятию всего запрещенного, никто не мог поручиться, что в кладовых древних родов не осталось боевых артефактов массового поражения времен гоблинских войн.
  Именно поэтому многим Пожирателям предоставили возможность откупиться и отделаться легким испугом, законопатив в Азкабан лишь не желающих сотрудничать со следствием фанатиков и тех, у которых не оказалось груды золота в банке или армии влиятельных родственников. А Сириус был прямо-таки идеальным кандидатом на роль козла отпущения - ни родни, ни друзей, ни средств за душой. Поэтому его превратили в пугало для требовавшей крови толпы обывателей и в спешном порядке упрятали за решетку, ведь при тщательном рассмотрении дело Правой Руки Лорда рассыпалось бы, как карточный домик.
  С одной стороны, Блэк был абсолютно прав - он действительно угодил под безжалостный каток правосудия. С другой, Сириус слишком многое упустил из вида. Причем по вполне уважительной причине - над его памятью кто-то поработал, закапсулировав воспоминания о Хэллоуине и последующем времяпрепровождении в допросной Аврората. И если бы не мой ход с исцелением, сорвавшим с этого отрезка чужеродный покров, хрен бы я сейчас разобрался в происходящем!
  Нет, воспоминания никто не удалял. Просто при любой попытке просмотра они мистическим образом ускользали, оставляя в сознании голые факты без лишних подробностей, способных породить сомнения. Это было проделано настолько элегантно, что я мысленно аплодировал неизвестному менталисту, коим вполне мог быть Дамблдор - его белая борода выглядывала изо всех щелей данной истории. Перевод в Азкабан, который невозможно организовать без подписи председателя Визенгамота. Странное, непрофессиональное поведение дознавателей и охранников, которым наверняка выдали предельно четкие инструкции. Необычное состояние разума самого Блэка тем вечером, весьма похожее на банальное "империо"...
  Короче, сторонники теории "тайного плана Дамблдора" угодили в яблочко - Альбусу действительно нужно было новое противостояние с Волдемортом, поскольку первая победа над Темным Лордом оказалась Пирровой.
  
  Глава 5. Убийца
  
  Остальная часть жизни Сириуса прошла скучно и неинтересно. Один серый и безрадостный день сменялся другим. Поначалу Блэк еще пытался их считать, но потом оставил бессмысленное занятие. Изнывая от безделья, заключенный вспоминал школьную программу, прочитанные в родительском доме книги, пытался наладить диалог с охранниками, но те презирали предателя и на контакт не шли, а с коллегами по несчастью Сириус сам не желал общаться. Он величественно игнорировал "настоящих преступников" и едва не плясал от радости, когда мимо его камеры проносили мертвое тело Барти Крауча.
  Дементоры особых проблем не доставляли, игнорируя черного пса, поэтому главной проблемой Блэка была скука. Она постепенно подтачивала его разум, приглушая эмоции, стирая желания. Чем дальше, тем больше Сириус превращался в глупое животное, у которого остались лишь два важных занятия - поесть и поспать. Редкие ротации соседей по коридору пробуждали в сознании вялые отголоски интереса. В эти моменты Блэк прислушивался к разговорам узников, которые выпытывали у очередного новичка последние новости с "воли" и подробности истории его попадания в Азкабан.
  Раз в год специально обученный охранник устраивал заключенным "помывку", принудительно очищая их тела с помощью магии и выдавая новую тюремную робу. Раз в пару лет в камере менялась постель - на место одного дырявого матраца водружался другой, чуть менее дырявый. Раз в три года заключенных брили и стригли налысо. Ни прогулок, ни свежих сплетен, ни развлечений, зато ежедневная магическая "дойка" и постоянное ментальное давление сотен обитающих в Азкабане дементоров - не удивительно, что большинство узников с долгими сроками в итоге не выдерживали и сходили с ума.
  Не стал исключением и Блэк. Нет, он не начал истерически вопить, не спешил радовать соседей взрывами беспричинного хохота, как некоторые, и даже не рискнул завести себе воображаемого друга. Сириус просто утратил желание жить. А вчера, когда добрый Нильсон напомнил узнику о его дне рождения, Блэк внезапно осознал, что провел в Азкабане уже десять лет. Десять! А сколько еще осталось? Сколько еще будет длиться эта пытка без надежды на освобождение?
  Вспомнив Барти, повесившегося на решетке своей камеры, Сириус впервые позавидовал Пожирателю и тоже отчаянно захотел, чтобы все закончилось. Блэк не стал грызть себе вены, не занялся сооружением петли из остатков матраца, а просто пожелал заснуть. Крепко-крепко, чтобы никогда больше не просыпаться. И сила в его теле охотно откликнулась на искреннее желание узника магическим выбросом, погрузившим сознание Сириуса в глубокую кому. Он уже не ощутил визита целой толпы дементоров, которую пригнал Стив, не почувствовал, как последние крохи магической энергии покидают его тело, не заметил появления чужой души рядом с ним.
  Вот так бесславно закончилась история узника Азкабана с номером XY390. А далее начинается уже моя история. История получившего бесценный опыт сразу двух прожитых жизней мага, которая, будем надеяться, еще не скоро подойдет к своему финалу. Да и как иначе, учитывая сам способ моего появления на свет? Если в каноне Поттерианы было заявлено о существовании рабочего метода разделения души, то я на личном опыте успел доказать возможность обратного - слияния двух полноценных духовных оболочек. Причем вполне гармоничного и естественного, ведь после "исцеления" я ощущаю себя живым, не имею проблем с самоидентификацией и не замечаю никаких сбоев в работе психики. Это - самый настоящий прорыв в магической науке. Ура мне, единственному и неповторимому!
  "Да уж, насчет стабильности психики я явно погорячился!" - недовольно подумал я и навострил уши.
  В коридоре было тихо - ни поскуливания, ни успевшего надоесть покашливания. Видимо, я настолько увлекся перелопачиванием своей памяти, что даже прозевал момент ухода дементоров. Что ж, пора возвращаться в человеческую тушку, а то уж больно жрать охота. Привычно сосредоточившись, я вызвал в памяти нужные ощущения и... ничего. Попробовав еще раз, я получил тот же результат. Сменить тело не удавалось.
  Из глубин сознания начала подниматься паника, а свежепрожитая память уверенно заявила, что данная ситуация - результат магического истощения. Такое уже бывало. Как сейчас помню, во времена учебы в Хогвартсе после напряженного дня, посвященного отработке заклинаний, я с Мародерами решил прошвырнуться по Запретному лесу, а по возвращении внезапно обнаружил, что не могу перекинуться. Друзья сначала долго ржали, подумав, что я дурачусь, но потом, осознав проблему, полезли в учебники по высшей трансфигурации.
  Увы, дельного совета там не обнаружилось, обращаться к преподавателям за помощью и раскрывать наш секрет не хотелось, поэтому в итоге Джеймс беспечно махнул рукой и ляпнул: "Само пройдет!". Так и получилось. Проведя ночь в теле пса, утром я набил желудок едой, притащенной друзьями с кухни, а через полчаса успешно сменил тело, самую чуточку опоздав на первое занятие. Однако, что именно стало решающим фактором успеха - калорийная пища или насыщенный магией замок, выяснить так и не удалось. В дальнейшем мы никогда не оборачивались с пустым магическим резервом.
  Мне бы вспомнить об этом сразу после объединения, но нет! Потратив почти все свои силы на слияние душ, я исключительно на эмоциях активировал работу пространственного кармана и в результате оказался без нормального запаса магической энергии. А истощенное собачье тело за время продолжительного заплыва по воспоминаниям, согласно принципу сообщающихся сосудов, успело высосать те крохи силы, что еще оставались в человеческом. Великолепно, млять! Едва справился с одной проблемой, как тут же получил вторую! Однако матом делу не поможешь, нужно срочно найти еду. И для начала - выбраться из камеры.
  Довольно забавно, что обстоятельства буквально подталкивают меня ступить на путь оригинального Сириуса. Правда, в каноне Блэк дернул из Азкабана чуть позже - в девяносто третьем, а сейчас на дворе девяносто первый. Совсем недавно мелкий Поттер отправился в Хогвартс, где его поджидает масса увлекательных приключений, с любовью организованных бородатым массовиком-затейником... Впрочем, далеко не факт, что знакомая мне история пойдет по тем же лекалам. В каноне-то Сириус в кому не впадал. Или просто был вовремя разбужен "энервейтом" Нильсона?
  "Хватит думать о пустяках! - мысленно оборвал я себя. - Пора действовать!"
  Поднявшись, я подошел к решетке. Тело пса повиновалось беспрекословно, а передвигаться на четырех лапах оказалось привычно и удобно. Оно и понятно - сколько лет практики. Просунув морду между прутьями, я замер. Чуткие уши без труда различили размеренное дыхание соседа Тони... точнее, Антонина Долохова, знаменитого боевого мага, Пожирателя Смерти и неофициальной Левой Руки Темного Лорда. Чуть далее улавливались неглубокие хриплые вдохи больного Сэмюэля Торвуда, торговца контрабандой, который на старости лет умудрился проморгать подсадную утку авроров. Довершало гармонию этой ночной симфонии тихое сопение Джона Виспуна, мелкого чинуши из Министерства, погоревшего на взятке... вернее, не поделившегося ею с непосредственным начальством.
  Выждав минутку, я окончательно убедился, что мои соседи спят. Странно? На самом деле ничего удивительного. Хоть время еще "детское", но первейшее средство после визита дементоров - крепкий здоровый сон... Ну, сразу за шоколадом. Поэтому сейчас никто не помешает мне опробовать на проходимость этот узкий проем между полом и решеткой.
  Улегшись на камни, я пополз вперед. Голова пролезла легко, а вот грудная клетка сразу застряла. Извиваясь, словно червяк, цепляясь за неровности пола, я упрямо проталкивал тело на волю, понимая, что отступать не имею права. Сантиметр за сантиметром я пропихивался в проем, чувствуя, как гнутся мои ребра, в любой момент готовые треснуть. Последний рывок - и железный прут соскользнул с костей, едва не содрав шкуру. Далее дело пошло легче. По-кошачьи извернувшись, я ухитрился протолкнуть таз, после чего пару минут лежал на полу коридора, восстанавливая сбитое дыхание и собираясь с силами.
  К счастью, мое натужное пыхтение и царапанье когтей о камни никого не разбудили. Тихонько прокравшись в конец коридора, я обнаружил, что мне продолжало везти - массивная дубовая дверь на ржавых петлях была приоткрыта. Видимо, недавно уходившие дементоры родились в трамвае, хе-хе... И нет, с крышей у меня все было в порядке, просто сейчас по моим венам гуляло такое количество адреналина, что в сознании присутствовало чувство легкого опьянения.
  За дверью меня поджидала большая комната, на одной из стен которой было широкое застекленное окно с решетками. К сожалению, оно располагалось слишком высоко от пола, поэтому я оставил мысль выглянуть на улицу. Впрочем, мне и без этого было известно, что находился я на первом уровне Азкабана, предусмотренном для содержания особо опасных преступников, который фактически являлся и первым этажом крепости. Ниже располагался нулевой или цокольный с техническими помещениями, а за ним начинались минусовые уровни, где обитали дементоры. Причем узники поговаривали, что точного количества подвальных этажей никто не знал, поскольку еще не нашелся идиот, готовый лезть в самое логово тварей. Или нашелся, только обратно не вылез. Или вылез, но уже в виде дементора... Короче, даже в магической тюрьме имелся фольклор!
  На противоположной стене угловой комнаты была похожая приоткрытая дверь с засовом, которая вела в аналогичный коридор с камерами, а напротив окна располагалась широкая арка, выходящая на лестницу. Память подсказывала, что крепость имела строгую квадратную, в отличие от показанной в фильме треугольной, форму со свободным пространством внутри. Первые десять этажей над уровнем моря отводились для узников, выше шли жилые помещения охранников. И судя по логике вещей, кухню или склад с запасами продуктов мне нужно было искать где-то наверху... Или плюнуть на еду и сразу сбежать с острова?
  Я поглядел на окно. В принципе, допрыгнуть можно, стекло выдавить - не проблема. Но за ним меня ждет холодное Северное море и больше сотни километров до спасительного Британского берега. Я тупо не доплыву! В каноне Блэк бежал летом, а сейчас ноябрь - я попросту закоченею в ледяной воде. Так что нет, будем придерживаться первоначального плана!
  Прокравшись на лестницу, я начал медленное и осторожное восхождение, на каждом этаже замирая и прислушиваясь. Но мне продолжало везти - все было тихо. А миновав пролет седьмого этажа, я едва не столкнулся с дементором. Темная трехметровая тварь молча надвигалась прямо на меня. Чувствуя, как мои поджилки начинают исполнять тремоло, я поспешно отступил в угол, вжался в него и постарался сделаться максимально незаметным. Даже дыхание задержал.
  Сработало - слепая нежить величественно пролетела мимо, не удостоив меня вниманием. Следом за гигантом летела тварь помельче, за ней - еще одна, и еще... Казавшаяся бесконечной вереница дементоров неторопливо спускалась в глубины крепости после вечернего обхода, распространяя вокруг себя лютый холод. Когда мимо пролетел последний, словно тень, растворившись во мраке ночи, я облегченно выдохнул облачко пара и машинально облизнул покрывшуюся инеем морду.
  Теперь нужно спешить, пока из своих комнат не выползли обычные охранники Азкабана. Благодаря своей обновленной памяти я знал, что у каждого работника тюрьмы имелся специальный амулет, позволяющий отдавать приказы дементорам и автоматически исключающий их из списка потенциальных блюд. Но ведь тюремщики - тоже люди, а потому во время традиционной "дойки" наверняка вопреки всем инструкциям предпочитают находиться максимально далеко от голодных тварей. И мне нужно воспользоваться этим шансом, чтобы набить пустое брюхо.
  Метнувшись вверх по лестнице, я быстро достиг последнего этажа и принюхался. Соблазнительные запахи жареной картошечки доносились из левого коридора. Его стены тоже были сложены из вулканического камня, но на комнатах вместо традиционных железных решеток были установлены самые обычные деревянные двери с медными, позеленевшими от времени и сырости табличками. На ближайшей значилось "Дежурный", далее я заметил "Прачечную" и "Архив". К сожалению, "Кухню" или "Продовольственный склад" обнаружить пока не удалось.
  Продолжая принюхиваться, я пробежал через весь коридор и достиг угловой площадки, которая была копией прочих с той лишь разницей, что вместо лестницы в ней был лифт. Его я опознал без труда - чем еще могла оказаться просторная деревянная кабина, надежно зафиксированная роликами на широких направляющих и висевшая на стальном тросе, перекинутом через систему воротов? Большой рычаг на стенке кабины непрозрачно намекал, как именно управляется эта конструкция. Рядом стояла парочка пустых тележек с колесиками.
  Пока я рассматривал это чудо инженерной мысли, позволяющее слегка автоматизировать процесс доставки еды узникам, закрывающая жилой коридор дверь распахнулась, пропуская Джима Коллена - того самого молчаливого напарника Нильсона, который традиционно собирал пустые тарелки. И судя по всему, в его обязанности также входило закрывание дверей на этажах после обхода дементоров. Иначе, зачем еще он выперся на ночь глядя с массивным масляным фонарем в руках?
  Слившись с тьмой коридора, я замер, провожая взглядом тюремщика, которого сопровождал флер теплого воздуха, наполненного сногсшибательными ароматами еды. Жареная картошка, копченое мясо, луковый суп - ядреный букет запахов ударил мне в нос, вызвав обильное слюноотделение и заставив желудок тихо квакнуть. Это был провал. Услышав странный звук, направлявшийся к лифту аврор сразу остановился, поднял повыше фонарь и увидел меня.
  Надо отдать тюремщику должное, он не стал тормозить, рассматривая неизвестно откуда взявшегося в тюрьме пса, не попытался списать увиденное на галлюцинации, а сразу потянулся за палочкой. Только я оказался быстрее. Оттолкнувшись от стены, я выскочил из коридора, черной молнией преодолел разделявшее нас расстояние и прыгнул Джиму на грудь. Он попытался направить волшебную палочку на меня, попытался закричать, но я вцепился в его горло острыми клыками и рванул что было силы.
  Отощавшее тело пса весило немного, но силы удара хватило, чтобы тюремщик выронил фонарь и упал на пол, обливаясь кровью. Я приземлился сверху и продолжил с остервенением рвать его тело. Джим дергался, хрипел, пытался отпихнуть меня, но с каждой секундой силы покидали его. Я же, наоборот, чувствовал мощный прилив энергии и не собирался отпускать свою жертву. Дикий голод смыл с меня весь налет цивилизованности, а вкус теплой пряной крови на языке решительно отодвинул в сторону разум, предоставив дело первобытным звериным инстинктам.
  Мага больше не было, остался лишь охотник и его законная добыча. Я с наслаждением пил горячую жидкость, открывал куски вкусного, сочного мяса от вяло подергивающегося тела и жадно проглатывал их, не жуя. Когда же моя добыча окончательно затихла, я уже безо всякой спешки приступил к трапезе, наслаждаясь свежатинкой, разгрызая мелкие кости и злясь на постоянно лезущие в пасть тряпки. Все мое естество ликовало, дорвавшись до сытной пищи. Я чувствовал, что с каждым проглоченным кусочком ко мне возвращается былая сила. Кровь все быстрее бежала по венам, мышцы наливались соком, а чувства обострились до предела.
  Не знаю, сколько это длилось, но в какой-то момент наступило насыщение. Я почувствовал, что в меня больше не лезет, и пелена порожденного голодом безумия начала потихоньку отступать, освобождая мой разум. Выплюнув недожеванную печень своей добычи, я довольно облизнулся и окончательно пришел в себя. Оглядел полусъеденный труп, обглоданное лицо Джима, его вспоротое развороченное брюхо и мысленно констатировал:
  "Вот теперь - точно полный песец!"
  Причем в данный момент меня волновал не сам факт, что я стал убийцей - все-таки в памяти Блэка подобных эпизодов хватало, да и теплых чувств к Джиму я никогда не испытывал. Не тревожило меня и получение статуса каннибала, поскольку тюремщик оказался удивительно вкусным и питательным. Меня злило то, что своими действиями я раз и навсегда закрыл себе дорогу в герои. Найти Петтигрю, выдать Фаджу крестражи Темного Лорда и обелить доброе имя Сириуса - теперь об этом плане можно забыть. Убитого охранника мне точно не простят.
  "Что ж, перефразируя одного Великого Комбинатора, хорошего парня из меня не получилось. Будем переквалифицироваться в злодеи!" - подумал я и попытался сменить тело.
  Миг спустя в глазах потемнело, но не из-за нехватки сил, а из-за того, что человеческое зрение по остроте ощутимо уступало собачьему. Ведь валявшийся на полу фонарь умудрился погаснуть, а ночь уже успела вступить в свои права. Пошарив руками по заляпанным кровью камням, я нащупал оброненную Джимом волшебную палочку, сжал ее в пальцах и прошептал:
  - Люмос.
  Вспыхнувший на конце указки яркий огонек ослепил меня, заставив прервать заклинание. Однако, несмотря на частичную потерю зрения и плавающие перед глазами цветные пятна я был доволен. Магия была со мной! И пусть на полноценное сражение ее не хватит, но с палочкой я уже не жалкая букашка и имею все шансы на удачный побег. Возможно, массовый.
  Надо смотреть правде в глаза, даже если мне удастся покинуть Азкабан, скрыться в другой стране все равно не получится. У канонного Сириуса это вышло лишь по одной причине - он был временно не нужен Дамблдору. А когда вдруг понадобился, Альбус без труда отыскал беглеца в теплых краях и уговорил вернуться в дождливую Англию. Он же саботировал дальнейшие розыскные мероприятия Аврората, закрывая глаза на откровенно глупые выходки Блэка типа его появления на вокзале первого сентября в анимагической форме. Поэтому, хочешь - не хочешь, а придется мне выбрать сторону Темного Лорда. Ведь только у Тома есть все шансы разделаться с директором и устранить Дамоклов меч, нависший над моей шеей. Только возродив Волдеморта, я смогу стать по-настоящему свободным!
  Я зло усмехнулся. Что ж, граждане присяжные заседатели, вы сами назначили Сириуса Блэка Правой Рукой Лорда, сами создали ему репутацию безжалостного черного мага... Теперь не жалуйтесь!
  Помассировав пальцами глаза, я улучшения не добился - вокруг все так же была непроглядная темнота, наполненная бесформенными цветными пятнами. Сосредоточившись, я задействовал частичный оборот и снова ощутил все прелести ночного зрения. Быстренько обыскав труп, я обнаружил на его шее цепочку с металлическим кругляшом-монеткой, на которой был выгравирован Азкабан. Видимо, это и был тот самый амулет контроля дементоров, своего рода "корочки" для нежити.
  Повесив кругляш себе на шею, я решил избавиться от тела, чтобы никто на него случайно не наткнулся. Мудрить не стал и просто столкнул труп в шахту лифта, благо щель между стеной и кабиной позволяла это сделать. Спустя несколько секунд внизу раздался глухой удар. Лужи свежей крови удалять не было нужды - на черных камнях они особо не выделялись, а магическую силу мне нужно беречь.
  Продолжая поддерживать частичный оборот, я подошел к ведущей в жилой сектор двери и навострил уши. Тонкий собачий слух различил тихое звяканье, приглушенный разговор, чьи-то витиеватые ругательства. Навскидку, в жилом секторе в данный момент находилось никак не меньше шести человек. Подождать, пока они заснут? Нет, велика вероятность, что пропажа будет обнаружена, ибо Джим наверняка должен был отчитаться по возвращении. Нужно действовать сейчас, пока у меня в союзниках фактор внезапности!
  Просочившись в приоткрытую дверь, я оглядел темный коридор, в конце которого горела одинокая масляная лампадка-ночник, и подошел к первой двери. Она оказалась закрытой изнутри - в этом я убедился, осторожно подергав за ручку. Однако простенькая "алохомора" тем и хороша, что способна вскрыть любой замок. Как-никак универсальное концептуальное заклинание, предназначенное для неодушевленных предметов, находящихся исключительно в двух агрегатных состояниях - "открыто" и "закрыто". Уверен, даже суперзащищенные сейфы с электронным замком данные чары взломают на раз, ведь за хитрой панелью с микропроцессором обычно скрывается самая обычная механика.
  В моем случае преградой оказалась простенькая щеколда, потребовавшая от меня минимум магии. Распахнув дверь, я увидел уютную комнатушку, где нашлось место для платяного шкафа, мягкого креслица, трюмо с овальным зеркалом и зажженным магическим ночником, а также большой кровати, на которой в данный момент почивал хозяин всего этого великолепия - Стив Нильсон.
  Довольно осклабившись, я вошел в покои старого знакомого, закрыл дверь, установил на комнату заглушку, которая не позволит ни одному звуку покинуть помещение, подошел к кровати и с наслаждением пнул тюремщика ногой в бок. Тот дернулся, повернулся и вытаращился на меня. Дождавшись, пока на испуганном, еще полностью не вынырнувшем из сна лице Нильсона проступит узнавание, я направил на него волшебную палочку и уверенно произнес:
  - Империо!
  Сириус овладел этим заклинанием еще в школе. По правде говоря, тогда все Мародеры задались целью изучить троицу непростительных. Азарт, желание вкусить запретный плод и откровенное попустительство преподавателей привело к тому, что четверка долго отрабатывали заклинания сначала на замковых крысах, а потом друг на друге. Разумеется, "аваду" хулиганы примерять на себе не рискнули, но вот "круцио" с "империо" опробовали. Последнее - далеко не один раз, поскольку упрямый Блэк вознамерился доказать остальным, что способен его сбросить. И доказал в итоге, за что получил одобрительное похлопывание по плечу от Поттера. Позднее специфические умения пригодились свежеиспеченным стажерам, когда министр выдал аврорам особые полномочия, и допрос задержанных под "империо" стал обычной практикой.
  - Встань! - приказал я Стиву, дождался, пока тот поднимется с отсутствующим взглядом, и продолжил: - Отвечай на мои вопросы честно, ничего не утаивая! Вопрос первый: в комнате есть что-нибудь съестное?
  - Да, в тумбочке, в верхнем ящике, - ровным, ничего не выражающим голосом произнес полноватый тюремщик, стоявший передо мной в одних "семейниках".
  Подойдя к трюмо, я не упустил возможность полюбоваться своим отражением. Зрелище не впечатляло - из зеркала на меня глядел грязный, заросший и сильно отощавший Гэри Олдман. Выдвинув ящик, я обнаружил среди свитков, перьев и прочего барахла две початые пачки галет и шоколадку. Подхватив сладости, которых Блэк не пробовал уже десять лет, я устроился в кресле и обратился к Нильсону:
  - Вопрос второй: сколько охранников сейчас в Азкабане?
  - Двадцать шесть.
  - Где они сейчас находятся?
  - Один дежурит на пристани, двое занимают посты на крыше, трое дежурных поваров готовят продукты на завтра, двое должны обходить камеры после дементоров, остальные вместе с начальником отдыхают после ужина в этом крыле, - послушно выдал тюремщик.
  - Расскажи про того, кто сейчас мерзнет на пристани.
  - Алан Смит, двадцать семь лет, аврор хороший, но туповатый. Курсы окончил с минимально возможными баллами, семьи не имеет, получил назначение на охрану тюрьмы за пьяную драку.
  - Теперь про тех, что на крыше, - приказал я, откусывая шоколадку.
  М-м... Пища богов!
  - Джозеф Шишиков и Ежи Шварцман, заслуженные авроры, дорабатывающие последние годы до пенсии, - продолжал снабжать меня ценными сведениями Стив. - Обоим уже под восемьдесят, со здоровьем неважно - передвигаются они с большим трудом и всегда пытаются увильнуть от нарядов на раздачу еды заключенным...
  Следующие четверть часа я неспешно точил вкусняшки, периодически подстегивая поток изливаемой тюремщиком информации и мысленно набрасывая предварительный план действий. Когда же сладости закончилось, я облизал пересохшие губы и посмотрел на замолчавшего Нильсона:
  - Последний вопрос: где камера Беллатрисы Лестрейндж?
  - Первый уровень, южное крыло.
  "Тот соседний коридор рядом с лестницей!" - сообразил я и поднялся, поигрывая трофейной палочкой.
  В принципе, Стива можно было кончать, однако я медлил. И нет, оставлять за спиной живых врагов я изначально не собирался. Просто после схомяченной шоколадки в моем сознании появилось жгучее желание отплатить тюремщику сторицей за все его издевательства, за унижения и те самые сопли в каше. Однако "круцио" - это вам не "империо", оно требует довольно много сил для поддержания, а я даже после сладостей чувствовал себя голодным. Очень голодным. Голодным настолько, что поневоле поглядывал на шею Нильсона, прикидывая, как бы в нее вцепиться клыками.
  Так, стоп! Это что еще за игры разума? Раньше за мной подобного не замечалось, да и вампиров у Блэков в предках не было. Почему же сейчас меня так и тянет испить свежей кровушки, чтобы утолить жажду? Ах, да - частичный оборот! Это ведь не только ночное зрение и хороший слух, но и собачьи инстинкты, которые, несмотря на недавнюю обильную трапезу, подзуживают меня попробовать на вкус печень Стива. Ведь сейчас мне очень нужны силы, нужна магия - а передо мной стоит законная добыча, которую все равно нельзя оставлять в живых.
  Долгую минуту я боролся с собой, но потом решил уступить охотничьим рефлексам, которые однажды себя оправдали. Действительно, если в теле пса благодаря свежему мясу одаренного у меня получилось быстро пополнить магический резерв, то почему бы не попробовать проделать это в теле человека? Ведь от собачьего оно отличается разве что наличием магии, а значит, КПД подобной операции должен быть намного выше.
  Приблизившись к беспомощной жертве, я сосредоточился на углублении частичного оборота, вызывая в памяти недавние ощущения, и почувствовал, как мои клыки заостряются. Крепко обняв свою добычу, я впился в шею Нильсона, прокусывая сонную артерию и четко держа в сознании желание выпить его кровь. Выпить его магическую силу. Выпить его жизнь! Стив вскрикнул и попытался меня оттолкнуть, но я лишь сильнее вгрызся в его тело, глотая наполнивший мой рот поток вкусной живительной влаги. Я чувствовал, как тепло внутри меня дрогнуло и поднялось навстречу этому потоку, принимая его и мгновенно усваивая.
  Я пил горячую кровь, захлебываясь и урча от удовольствия, а мое истощенное тело требовало - еще, еще! Затих Нильсон, бессильно обмякший у меня на руках, иссяк бивший из его шеи фонтан, а я все продолжал высасывать остатки жизненной энергии своей жертвы, чувствуя небывалый прилив бодрости. Я продолжал кусать безжизненное тело, однако оно больше ничем не могло меня порадовать, отдав все, что в нем было, и превратившись в кусок безвкусной резины.
  Надо признать, в этот раз я пришел в себя достаточно быстро и первым делом обнаружил удивительные изменения тушки Стива. Теперь тюремщик походил на узника концлагеря - его тело усохло, кожа обвисла на костях, глаза ввалились, а бывший пивной животик выглядел настолько впалым, словно кто-то удалил из него все внутренности. Вряд ли к таким последствиям могла привести одна лишь кровопотеря. Следовательно, мой подкрепленный магией мысленный посыл сработал на все сто, высосав из Нильсона всю энергию и саму жизнь.
  Ура, товарищи! Спонтанный эксперимент выдал положительный результат. Впрочем, оно и не удивительно - совсем недавно убедившись во всемогуществе магии, я искренне верил в успех, а в мире магии это многое значит. Вспомнить хотя бы мелкого Поттера с его патронусом на третьем курсе. Но это что же получается, я превратился в дементора? Помнится, Биннс рассказывал, что Экриздис этих тварюшек вырастил из обычных моряков-магглов. И пусть присутствия чужой поглощенной души в своем теле я не ощущаю, но чем черт не шутит?
  Бросив на пол останки Стива, я подошел к зеркалу, чтобы убедиться в отсутствии изменений во внешности, характерных инфернальным тварям, и надолго залип у него. Изменения были, но какие! Мое тело оставило болезненную худобу, нарастив на кости столь необходимые ткани. И пусть мышцы не бугрились, как у бодибилдера, но они наличествовали. Ребра больше не торчали, исчезла чернота под глазами, да и вены больше не просвечивали под кожей, вернувшей себе здоровый оттенок. Одним словом, красота! Если такой поразительный эффект появился после всего одной процедуры, ее обязательно нужно повторить!
  Прихватив палочку Нильсона, я снял глушилку, выждал немного, убеждаясь в том, что коридор пуст, тихонько покинул комнату и наведался в соседнюю. В ней никого не оказалось, зато в следующей сразу двое тюремщиков, сидя за столом, азартно резались в кости. Увидев меня, они вскочили, но тут же рухнули, сраженные "ступефаями", не успев ни вытащить свои палочки, ни даже крикнуть. Прикрыв дверь, я выбрал одного, с более массивной фигурой, мысленно вызвал нужное состояние и укусил его в шею.
  Несмотря на то, что процесс отъема жизненной энергии прошел вполне штатно и, можно даже сказать, привычно, результат получился не таким впечатляющим - я лишь немного прибавил в мышечной массе. Продолжая экспериментировать, второго тюремщика я сначала лишил руки, которую мелко нарезал и переправил в свой желудок, а уже потом традиционно выпил. Эта операция вообще не принесла никаких изменений в моей внешности, зато океан магической энергии заполнил мой организм до краев.
  Я даже переживать начал - как бы не лопнуть от "переедания". Все-таки столько лет сидел на голодном пайке. Исключительно для перестраховки я потратил несколько драгоценных минут на то, чтобы сменить тело и пройтись по собачьему направленным выбросом магии, сопровождаемым четким намерением исцелить. И удивительная штука - если в первый раз мне пришлось долго сосредотачиваться и упорно вгонять в себя в подобие транса, то приведение в порядок четверолапой тушки прошло легко и непринужденно. Словно податливая глина, покрытый густой шерстью организм под влиянием волны энергии стремительно принимал идеальную форму, восстанавливая утраченный мышечный каркас с жировой прослойкой.
  После сеанса самоисцеления я почувствовал себя заново родившимся и очень, очень голодным. Поэтому спящий в соседней комнате охранник практически полностью пошел на корм моей второй ипостаси и оказался благополучно усвоен благодаря новой волне лечебной магии, вызывать которую становилось все легче и легче. Видимо, врожденный талант оригинального Сириуса, беспечно оставленный без внимания в период учебы в Хогвартсе, окончательно задавленный суровой муштрой на курсах Аврората и последующей служебной рутиной, вышел-таки из спячки и принялся стремительно развиваться. Что не могло не радовать.
  Далее начался самый натуральный конвейер. Методично продвигаясь по этажу, я тщательно осматривал помещения. Если кого-то находил, то жестко вырубал и основательно паковал - связывал вместе руки и ноги нарезанными из простынок полосами, не забыв засунуть пленникам кляпы в рот. Выбраться из таких пут было практически невозможно - это ведь вам не "инкарцеро", которое снимается простой "финитой" или через определенное время спадает само.
  Немного пришлось повозиться с поварами. Наслаждавшаяся поздним ужином троица заметила мое появление практически одновременно, поэтому пришлось сначала награждать противников массовым "силенцио", а потом уворачиваться от ножей. Впрочем, до дуэли дело не дошло - невербальными эти идиоты не владели, поэтому, даже достав палочки, быстро слились от банальных "ступефаев". А я, связав оглушенных авроров и побаловав себя тарелкой восхитительной жареной картошечки с квашеной капустой, продолжил тихую зачистку.
  Самая напряженная схватка произошла в кабинете начальника Джерона Томпсона. Этот трудоголик, засидевшись допоздна над отчетами, умудрился услышать тихий скрежет открываемого "алохоморой" замка и успел выхватить палочку, так что меня встретил уже готовый к бою аврор. Впрочем, опыт не пропьешь! Сходу приняв на "протего" мощное "редукто" начальника и уклонившись от посланного вдогонку невербального "ступефая", я приласкал Томпсона "экспеллиармусом", выпущенным из моей второй палочки. Тут-то Бобик и сдулся, после чего был аналогично вырублен и тщательно упакован.
  Изучая шикарные апартаменты главы Азкабана, в которых помимо кабинета, гостиной и спальной имелась полноценная ванная комната с белоснежным унитазом привычного мне вида, я мысленно подсчитывал "улов". Из двадцати шести человек осталось всего трое - двое наверху и один снаружи. Пятеро нейтрализованных противников отправились в иной мир, прочие восемнадцать пока живы. Невероятное везение? Нет, исключительно холодный расчет, помноженный на фактор внезапности, ведь большую часть тюремщиков мне удалось застать в собственных постельках.
  С сожалением окинув взглядом чугунную ванную, я ради маскировки накинул на себя мантию начальника и потопал на крышу. Однако далеко идти не пришлось - благодаря своему чуткому слуху я обнаружил парочку пенсионеров в подсобном помещении под лестницей. Действительно - зачем бродить по продуваемой всеми ветрами площадке, бессмысленно таращась в ночное небо, если вместо этого можно тихо покемарить в кладовке на груде новых одеял? Укрепив сон заслуженных авроров, я аналогично связал их, закинул найденные палочки на верхний стеллаж и вернулся в апартаменты Томпсона.
  Зачистку Азкабана можно считать успешной. Пришло время позаботиться о себе!
  
  
  
  Продолжение истории можно почитать тут:
  
  https://boosty.to/olegbubela
  
  или тут
  
  https://tl.rulate.ru/book/102056
  
  
Оценка: 5.70*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"