Бубела Олег Николаевич: другие произведения.

Душа крючкотвора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.82*73  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заслуженный профессор, юрист и заядлый библиофил погибает в автомобильной аварии. Волею случая или благодаря провидению его душа попадает в тело Мальчика-Который-Выжил, оставленного "заботливым" директором Хогвартса на пороге дома его родственников. Воспоминаний о прошлой жизни у героя нет, сверхспособностей и миллионов в сейфах тоже не наблюдается. Есть лишь любовь к книгам и талант юриста-крючкотвора. Может, этого окажется достаточно, чтобы история пошла по совсем иному сценарию?

  ДУША КРЮЧКОТВОРА
  (фанфик)
  
  Автор выражает огромную благодарность представительнице прекрасного пола, скрывающейся на "Фикбуке" под ником "ЛЕТО ЗИМА" за любезно предоставленные материалы и интересные идеи. С ее вариантом данной истории все желающие могут ознакомиться здесь - https://ficbook.net/readfic/3508008
  
  
  Дисклеймер: Права на персонажей и вселенную принадлежат Джоан Кетлин Роулинг. Никакой материальной выгоды от создания и распространения данного текста автор не получает.
  
  
  
  Пролог
  
  Артур Самуилович Каганович, профессор, лектор юридической кафедры крупного университета, заслуженный деятель науки и известнейший специалист по римскому частному праву, имеющий на своем счету немало публикаций в зарубежных журналах, поздней ночью возвращался к себе домой. На улице было прохладно, и хотя до наступления зимы остался еще месяц, мороз ощутимо пощипывал крючковатый нос профессора. Однако Артур Самуилович не обращал внимания на холод, довольно улыбаясь и бережно сжимая под мышкой бумажный пакет с тяжелым книжным томом. Его душа пела и плясала - сегодня коллекция, которую начал собирать еще дед Артура, пополнится одним крайне занятным экземпляром. Книгой-загадкой, буквально пару минут назад приобретенной у знакомого букиниста за сущие копейки.
  Все, кто был знаком с Артуром Самуиловичем, знали, что в своей жизни профессор любил только две вещи - книги и свою старенькую маму. Да, Каганович был заядлым библиофилом. Он обожал бродить по букинистическим магазинам и антикварным лавкам, с упорством шахтера рылся в грудах макулатуры на городских барахолках, порой находя там довольно ценные раритеты. Их коллекционер очищал, приводил в порядок, при необходимости снабжал новым переплетом, а затем долго и с наслаждением, сидя в мягком кресле, вдыхал чудесные запахи старой бумаги и кожи, пыли и переплетного клея, нежно поглаживал пожелтевшие страницы, вчитываясь в ровные строчки древних текстов.
  Ведь под каждой невзрачной обложкой скрывались знания, бесподобные в своей красоте и неповторимости. И Артур Самуилович был готов поклясться, что каждая книга в его коллекции обладала собственным характером. Собственной душой. О каждом экземпляре профессор мог рассказать целую историю - где и при каких обстоятельствах он познакомился с данной книгой, как она выглядела вначале и какой стала после реставрации, чем запомнилась и какие интересные сведения в себе хранит.
  Знакомые втихомолку посмеивались над увлечением профессора. Иные даже крутили пальцем у виска, узнав, какую сумму Каганович выложил за очередную потрепанную книженцию. Советовали перестать маяться дурью и хотя бы семьей обзавестись. Сорок лет человеку, а он до сих пор в холостяках ходит! Однако Артур Самуилович не обращал на советчиков никакого внимания. Он давно понял, что "простым смертным" не понять всю ту прелесть общения с наследием древних времен, не познать таинство прикосновения к истории и не ощутить восторг от познания чего-то нового...
  Профессор мечтательно вздохнул и ускорил шаг, желая поскорее приступить к изучению странной книги. Покупка Артура Самуиловича действительно была очень необычной. Ответив на поздний звонок, библиофил был чрезвычайно заинтригован рассказом приятеля о попавшей к нему в руки книге на неизвестном языке. Такие находки были крайне редки, поэтому не удивительно, что уже через полчаса профессор сидел за столом букиниста и листал пожелтевшие страницы пергамента очень древнего на вид тома.
  Текст в книге, обернутой в кожу и снабженной медными уголками, был явно написан от руки, буквы и слова очень напоминали латынь, которой Каганович владел в совершенстве. Однако прочитать что-либо не удавалось - как только профессор сосредотачивался на тексте, начиналась натуральная чертовщина. Коллекционеру казалось, что буквы шевелятся. Они двигались, менялись местами, стыдливо прятались за своими товарками, а то и вовсе пропадали из вида. Если же Артур Самуилович продолжал упорствовать и не отводил взгляда от страницы, целые строчки пускались в пляс. Они выгибались дугой, извивались, словно маленькие змейки, сворачивались в клубок, заползали за край листа...
  Спустя полминуты такого мельтешения у профессора начинало резать глаза, и возникала сильная головная боль. Что удивительно, приятель-букинист никакой свистопляски на страницах книги не видел. Он спокойно глядел на текст и признавал, что тот очень напоминает латынь. Но при этом не мог опознать ни слова, хотя тоже был знаком не понаслышке с мертвым языком. А после рассказа о своевольничающих строчках с усмешкой поинтересовался у своего постоянного клиента, не пил ли тот перед встречей.
  Много денег зашифрованная книга, пусть и очень древняя на вид, принести не могла, и хозяин согласился уступить ее профессору по цене оригинального сувенира. Каганович был рад, планируя дома изучить фолиант с помощью современных методов фотосъемки и разгадать его загадку. Библиофил не разделял мнение приятеля о том, что книга является шуткой, и надеялся подобрать ключик к содержащейся в ней информации. Интересно, а если оптический обман, вызывающий искажение восприятия, сохранится на копиях? Тогда придется разделять каждую страницу на фрагменты и изучать их по отдельности...
  Погруженный в свои мысли, оказавшийся на перекрестке Артур Самуилович забыл посмотреть по сторонам. Зачем, если профессору все равно горел зеленый? А в это же время по проспекту мчалась одинокая черная "Волга". Плохое освещение и невнимательность, помноженная на сильную усталость, привела к тому, что водитель, решивший сэкономить время и проехать на запрещающий сигнал светофора, не заметил фигуру в темном плаще.
  Удар был страшен. Профессора отбросило на добрый десяток метров. Лежа на тротуаре изломанной куклой, Артур Самуилович пытался справиться с захлестывающей разум болью. Где-то вдалеке, краешком сознания мужчина услышал визг тормозов, потом вдохновенный мат и шум отъезжающей машины. Кое-как разогнав мутную пелену перед глазами, профессор со стоном приподнял разбитую голову и огляделся в поисках своей книги. Выскочившая при падении из пакета пропажа обнаружилась под кустом. Библиофил попытался встать, но обнаружил, что совсем не чувствует ног.
  И тогда он упрямо пополз на подгибающихся руках к древнему фолианту, слыша, как кто-то истерично требует позвонить в "Скорую". Всего пара секунд потребовалась коллекционеру, чтобы добраться до своей собственности. Лежа на боку, он прижал том к саднившей груди и внезапно ощутил, что начинает задыхаться. Судорожные попытки глотнуть кислорода привели к тому, что изо рта Артура Самуиловича хлынула кровь.
  "Ну вот, книгу запачкал!" - угасающим сознанием грустно подумал профессор.
  Глаза библиофила закрылись. Он уже не видел, как попавшая на древний фолиант кровь стремительно впитывается пожелтевшим пергаментом, как книга начинает испускать неяркое свечение, а потом с хлопком исчезает, прихватив с собой нечто очень важное. Врачам "Скорой", прибывшим на место происшествия спустя четверть часа, оставалось лишь констатировать смерть заслуженного деятеля науки. А в это же самое время в корзинке, сиротливо стоявшей на крыльце английского коттеджа, проснулся ребенок. Вдохнул полной грудью, посмотрел на свои скрюченные от ноябрьского морозца пальцы, устало выдохнул и снова провалился в сон, будучи измотанным долгим путешествием.
  
  Глава 1
  
  Гарри Поттер был очень необычным ребенком, это могли подтвердить все обитатели Тисовой. Тихий, спокойный, не по годам умный мальчик не носился по улице вместе со своими сверстниками, не устраивал шалости, терроризируя соседей, а предпочитал проводить время за книгами. Печатное слово с самого детства стало страстью Гарри. Причем специально читать мальчика никто не учил. Где-то в трехлетнем возрасте, взяв дядину газету, маленький вундеркинд вдруг осознал, что буквы на ней автоматически складываются в слова, значение которых ему было прекрасно известно.
  С той поры мальчик читал все, что попадало в его поле зрения. Женские романы, поваренную книгу, свод законов Британии, шедевры классической литературы... Библиотека Дурслей была небольшой, поэтому "пища для ума" быстро кончилась. А в ответ на просьбу купить ему что-нибудь новое Гарри получил гневную отповедь тети. Мол, они с Верноном и так заботятся о подкидыше - обеспечивают его едой, одеждой и крышей над головой. И пусть эта крыша является потолком чулана, мальчик должен радоваться, что его не сдали в приют, а не требовать от родственников удовлетворения его капризов.
  Мистер Дурсль разделял мнение жены. Он заявил, что раз у Гарри слишком много свободного времени, которое тот тратит безо всякой пользы, то пусть лучше работает по дому. И с тех пор Поттер без особого желания учился кулинарному искусству, постигал мастерство садовода-декоратора, а также понял, что поддерживать чистоту в огромном доме - задача не из легких. Мальчик смирился со своим положением. Он и сам понимал, что является нахлебником, лишней статьей расходов в бюджете семьи Дурслей, которым до миллионеров было далеко.
  Гарри безропотно принимал тот факт, что вся любовь и забота достаются его кузену Дадли. Еще бы - он же родной сын Петуньи и Вернона, а не отпрыск разбившихся в аварии алкоголиков! Также мальчика не особенно расстраивала работа, которой его нагружала тетушка. Кто знает, что в жизни пригодится? И пусть Поттер собирался стать адвокатом, умение вкусно готовить ему точно не помешает!
  Да-да, как это ни странно, мальчик уже определился со своей будущей карьерой. Давным-давно, держа в руках свод законов и вчитываясь в сухие строчки положений, рождающих в его душе ощущение восторга и вызывающих чувство дежавю, Гарри твердо решил, что станет юристом. Хотя, вполне возможно, эта идея пришла к нему после просмотра сериала о женщине-судье, очень любимого тетушкой Петуньей. Но разве это важно?
  Юный гений понимал - для того, чтобы добиться успеха в адвокатской практике, нужно иметь хорошее образование, а потому жадно поглощал любую доступную информацию на юридическую тематику. Зачитывал до дыр колонку криминальной хроники в газетах, смотрел новости по телевизору, выменивал на конфеты у Пирса Полкисса старые выпуски "Юридического вестника", выписываемого его отцом... И вскоре это ему очень пригодилось.
  Дядя мальчика, Вернон Дурсль являлся владельцем небольшой фирмы по производству дрелей, носившей гордое название "Граннингс". Особого дохода его детище не приносило, поэтому Вернон бульдожьей хваткой вцепился в контракт, который ему предложили французские подрядчики. Европейцы ценили английское качество и надежность, а потому планировали закупить у Вернона крупную партию товара, которая будет использована в строительстве. Перспективы это сулило самые радужные.
  Тогда Дурсль сбился с ног, оббегав весь Лондон в поисках юриста, знакомого и с английским, и с французским законодательством. А после за ужином жаловался жене, что такие специалисты - большая редкость, чем эти негодяи без зазрения совести пользуются, заламывая непомерную цену за свои услуги. Каким же было удивление Вернона, когда его племянник, загибая пальцы на руках, подробно объяснил, чем на континенте отличается выполнение работ от оказания услуг.
  Разумеется, словам Гарри Дурсль не поверил и даже поднял мальчика на смех - начитался где-то глупостей, а теперь пытается выдать себя за умного! Не на того напал! Однако когда владельцу "Граннингса" эти же слова повторили в дорогущей юридической конторе столицы, Вернон поразмыслил и решил поговорить с племянником.
  Поттер оказался упрямым. Бесплатные консультации он дяде оказывать не соглашался.
  - Неблагодарный мальчишка! - ревел Дурсль, лицо которого наливалось кровью. - Мы разрешаем тебе жить в нашем доме, поим, кормим, одеваем, а ты...
  Спокойно поправив очки-велосипеды, Гарри возразил:
  - Я видел документы на опекунство, где стояла ваша подпись, подтверждающая согласие на получение вашей женой прав опекуна. А согласно "Закону об опеке" семьдесят третьего года, опекаемый обязан проживать совместно с опекуном. При этом последний должен обеспечивать подопечного всем необходимым, в том числе предусмотренным в "Акте о детях" от восьмидесятого года образованием. Также осмелюсь напомнить вам, что не достигшие совершеннолетия лица находятся под защитой международной декларации по правам ребенка, которая предусматривает защиту детей от жестокости и различных форм злоупотреблений. А поскольку ни в одном правовом акте не сказано, что опекаемый обязан работать в саду и выполнять другую работу по дому, я вполне могу инициировать судебное разбирательство по факту недобросовестного выполнения обязанностей опекунами и эксплуатации детского труда... Так что, дядя, вы согласны на переговоры?
  Услышав это заявление, Вернон несколько минут удивленно хлопал глазами, но потом все же справился с гневом и осведомился, чего желает мальчик за свои услуги. Требования Гарри не выходили за пределы разумного - своя комната, книги на юридическую и общеобразовательную тематику, а также освобождение от изнурительной работы по дому, отнимающей все свободное время. Поразмыслив, мистер Дурсль решил согласиться и не прогадал, заполучив в свою фирму хваткого юриста, который в рекордные сроки провел анализ договоров "Граннингс" и даже выдал стратегию развития, благодаря которой Вернону удалось заключить несколько очень выгодных контрактов и расширить свое дело, выкупив по бросовой цене фирму разорившегося конкурента.
  С тех пор жизнь Гарри Поттера сильно изменилась. Он получил регулярную юридическую практику, небольшую (но это пока!) библиотеку, уважение всего семейства Дурслей и даже собственного ученика. Вечером после того памятного разговора кузен, впечатленный мастерством Гарри, подошел к мальчику и попросил научить его так разговаривать со взрослыми.
  Дадли оказался способным, он внимательно слушал все объяснения Поттера и старательно постигал особенности правовой системы Англии. Было трудно, но мальчик не сдавался, видя умиление в глазах родителей.
  - Молодец, наследник! - заявлял ему отец. - Умение складно говорить и знание законов еще никому не повредило!
  И Дурсль-младший старался, попутно проникаясь восхищением к своему кузену, который, казалось, знал о юриспруденции все.
  
  * * *
  
  - Я не буду говорить с вами без присутствия моего опекуна или адвоката. Да и вам наверняка неприятности не нужны. По делу Смита против Оклотта восемьдесят четвертого года подобная ситуация была расценена судом как имеющая признаки сексуального домо...
  В этот момент в кабинет директора школы влетела Петуния Дурсль, своим неожиданным появлением прервав уверенную речь племянника.
  - Что опять произошло? - спросила женщина, крайне недовольная очередным срочным вызовом в школу.
  - Миссис Дурсль, Гарри сегодня опять хулиганил, проявил неуважение к учителю английской литературы мисс Вивьен, более того, в процессе конфликта у нее оказались разбиты очки! - заявил директор.
  - То есть, вы утверждаете, что мой племянник опустился до рукоприкладства?
  - Что вы? Конечно нет! Я могу лишь предполагать, что очки мисс Вивьен разбились после слов: "Вы не видите дальше своего носа". И проблема заключается в том, что ваш опекаемый совершенно не умеет себя вести. На ближайшем педсовете я собираюсь поставить вопрос об исключении его из школы, возмещении ущерба школьному имуществу и здоровью учителей, а также о назначении штрафа, который вам как опекуну хулигана придется выплатить.
  - Вы не сможете этого сделать! - безапелляционно заявил вышеупомянутый хулиган. - По закону об образовании сорок четвертого года образование для всех граждан Великобритании до шестнадцати лет является обязательным, и отчисление возможно только по причине регулярных пропусков занятий без уважительной причины, а у меня прогулов не имеется. Во-вторых, вопрос об отчислении решается совместно с родителем или опекуном отчисляемого при нарушении правил учебного заведения. Об этом ясно сказано в третьем параграфе устава школы. В-третьих, я лишь задал преподавателю вопрос о признаках коррупции у короля Артура, обозначенных в повестях Теренса Уайта.
  - А еще он интересуется наркотиками! - заявил директор, осознав, что все его претензии разрушаются, словно карточный домик под напором железобетонных аргументов проблемного ученика.
  Смерив оппонента уничижительным взглядом, мальчик укоризненно покачал головой:
  - Я вас не перебивал! Но могу заявить, что ваше обвинение безосновательно. Я только хотел узнать, можно ли инкриминировать Мерлину умышленное причинение вреда жизни и здоровью людей за тот случай, когда он варил психотропное зелье для воинов короля Артура, - не обратив внимания на вытянувшееся лицо собеседника, Гарри спокойно продолжил перечисление: - В-четвертых, обвинения в порче чужого имущества абсолютно беспочвенны, и двенадцать человек в нашем классе могут свидетельствовать в пользу моей непричастности к вышеупомянутому инциденту. И если совет попечителей примет столь незаконное решение, мы незамедлительно обратимся в суд, и тогда уже присяжные будут решать, верить показаниям тринадцати детей или одного учителя, который утверждал, что доска гонялась за ним по всему классу. Как думаете, департаменту образования и навыков понравится, когда суд признает школу виновной в клевете?
  Отчаявшись добиться своей цели привычными методами, которые доселе много лет безукоризненно работали с другими хулиганами, первое лицо школы решило пойти на крайние меры и принялось давить на жалость:
  - Миссис Дурсль, я еще готов смириться с нездоровым любопытством вашего племянника и признать, что с отчислением немного погорячился. Однако после прошлогоднего случая, когда на учителя, настаивающего на недопустимости рассмотрения юридических вопросов на уроке живописи, упала доска, мне всё тяжелее найти педагогов, согласных работать с классом, в котором учится Гарри Поттер. Мистер Свенсон, проведя три месяца в больнице с переломом шейки бедра, ушел на пенсию, миссис Дервинтер, которую ваш племянник довел до нервного срыва чересчур оригинальной трактовкой произведений классической английской литературы, отказывается вести уроки в присутствии Гарри, а мисс Вивьен и вовсе поклялась, что теперь "и на пушечный выстрел не подойдет к этому исчадью ада".
  - А это уже ваши проблемы! - заявила Петуния, сообразив, что ее гениальный воспитанник блестяще справился со своей защитой и выгонять его из школы уже никто не собирается. - Я не вижу ничего дурного в том, что мальчик всерьез интересуется юриспруденцией, и не понимаю ваших претензий. Вы - директор, и находить квалифицированных учителей входит в ваши прямые обязанности. А если вы с этим не справляетесь, одна жалоба в попечительский совет - и ваше место займет более компетентный специалист.
  Что ни говори, а еженедельные консультации здорово подняли уровень знаний семейства Дурслей. Петуния хоть и не могла ориентироваться в законодательстве об образовании с той же легкостью, что и племянник, но свои права знала и была готова с истинно английским упрямством отстаивать их до последнего. Понимая, что снова ничего не смог добиться, и проблемного ученика придется оставить, директор тяжело вздохнул:
  - Миссис Дурсль, я настоятельно рекомендую вам подумать о смене школы.
  - Я подумаю, - величаво кивнула женщина.
  На том и расстались. А дома родные, устав от частых директорских вызовов, попросили Гарри воздержаться от юридических споров с учителями. Всё же эта школа считалась лучшей в Литл-Уингинге, а ежедневно отвозить мальчика в другой город было не слишком-то удобно. Юный вундеркинд взвесил все "за" и "против" и пообещал подумать.
  
  * * *
  
  Годы шли. У семьи Дурслей все было хорошо. "Граннингс", медленно, но верно превращавшаяся в торговую корпорацию, процветала, поставляя дрели не только клиентам, проживающим на территории Англии и Уэльса, но и во Францию, Бельгию и даже Лихтенштейн. Жизнь, здоровье и имущество семейства Дурслей были застрахованы в надежной компании, а правовую поддержку обеспечивал племянник Гарри Поттер, который за последние полгода опубликовал две статьи на юридическую тематику в Оксфордском университетском журнале. Всё было хорошо.
  Однако в конце июля девяносто первого года жизнь десятилетнего вундеркинда была омрачена проблемами с корреспонденцией. Письмо, которое Гарри послал в кэмбриджский колледж Кингс Эли было возвращено ему с пометкой: "Адресат не найден или не проживает по указанному адресу". Как такое могло случиться, Поттер не знал. Возможно, работники почты забыли общеизвестный адрес данного учебного заведения, также не исключено, что они внезапно разучились распознавать буквы и цифры, но более вероятна обычная халатность.
  С одной стороны это удручало, ведь в письме Поттера содержались документы и чек на оплату первого семестра, которые должны были прийти в деканат колледжа еще двадцать пятого июля. Теперь же о поступлении в Кингс Эли в этом году можно было и не мечтать - все места были заняты, а очередь из желающих тянулась на километры. Но с другой - теперь ему будет, чем заняться! Исковое заявление о возмещении материального (стоимость доставки письма согласно текущим тарифам) и морального (страдания от упущенной возможности зачисления в выбранное учебное заведение) ущерба могло принести немалую прибыль и послужить отличной практикой для малолетнего юриста.
  Именно поэтому двадцать девятого июля, сидя в гостиной дома четыре на Тисовой улице Литтл Уингинга Гарри Поттер сочинял претензионное письмо в адрес начальника департамента Королевской почтовой службы Великобритании и Северной Ирландии. Прикусив от усердия язык, Гарри выводил аккуратные строки на бумаге, которая станет основой крайне интересной и многообещающей судебной тяжбы. От этого занятия его отвлекло звяканье заслонки на дверной щели для писем - вероятно, доставили свежий номер "Юридического вестника".
  - Дадли, принеси почту! - попросил мальчик, раздумывая, отсылки на какие нормативные акты следует добавить в конце эпистолярного шедевра.
  Кузен, сидевший рядом на диванчике и штудировавший учебник по уголовному праву, послушно сбегал в прихожую и вернулся с конвертом:
  - Это тебе, Гарри!
  Отложив незаконченный опус, вундеркинд, которому еще не исполнилось одиннадцать, с любопытством осмотрел письмо. За свою недолгую жизнь Гарри успел получить немало корреспонденции - отчеты из налоговой, договора от журналов, где публиковали его статьи, ответы из колледжей, содержащие требования к абитуриентам. Он уже привык к конвертам из простой бумаги, обклеенным марками, с которых на получателя сурово смотрела королева (а она всегда смотрела на получателя, потому что приклеивание марки с изображенной королевой вверх ногами по английским законам приравнивалось к государственной измене). Но данное письмо было иным. На конверте из желтоватого пергамента красовалась темно-красная восковая печать со странным гербом, адрес был выведен изумрудными чернилами, а марка и вовсе отсутствовала.
  Надев хлопчатобумажные перчатки, предназначенные для работы с бумагами, Гарри решительно вскрыл конверт. Текст письма озадачил мальчика. Он гласил, что Поттеру предоставлялось место в Школе чародейства и волшебства, директором в которой был очень тщеславный человек, судя по количеству титулов, званий и занимаемых должностей. А вдобавок некая Минерва МакГонагалл требовала ознакомиться со списком предметов и почему-то ждала от получателя сову. Бегло просмотрев прилагающийся список и задумавшись на секунду над странным запретом касательно метел, Гарри переправил письмо туда, где ему было самое место - в корзину для бумаг, стоявшую рядом с камином.
  Шутка это или дурацкий розыгрыш - неважно. Он пришелся явно не по адресу. И пусть неизвестные весельчаки потрудились не только составить абсурдное послание, используя богатую фантазию, но даже приобрели пергамент для своих целей, Гарри не собирался доставлять им удовольствие, реагируя на оригинальный прикол. Нет уж, пусть потешаются над кем-нибудь другим!
  Спустя пару минут мальчик и думать забыл о странном письме, которое так и осталось валяться в ворохе макулатуры вместе с рекламным проспектом новомодного шампуня от перхоти и брошюркой религиозной общины "Свет истины". Однако история на этом не закончилась. На следующий день в кипе корреспонденции Вернон обнаружил еще три письма, как две капли воды похожих на первое. Гарри хотел было переправить их по аналогичному маршруту, но не успел. Резко побледневшая при виде конвертов Петуния переглянулась с мужем и неуверенно произнесла:
  - Гарри, мы должны тебе кое-что рассказать...
  Известие о том, что он является потомственным колдуном, Гарри принял с философским спокойствием. Все же наблюдательный мальчик не мог не заметить различные странности, которые происходили рядом с ним в тот момент, когда он испытывал сильные эмоции. Будь то изменение цвета волос надоедливой одноклассницы или своевольничание школьной доски, поколотившей учителя, вызывающего у него неприязнь.
  Несмотря на опасения родственников, "ненормальным" мальчик себя считать не стал. Наоборот, у него наконец-то появилось логичное объяснение поразительному таланту к юриспруденции и знанию законов, возникающих в его голове, словно по волшебству. Выяснив у родственников все, что только можно про погибших родителей и таинственную школу магии, Гарри решил терпеливо ждать развития событий. Самостоятельно найти проход в магический мир он не может. Взять волшебную сову, чтобы отправить ответ заместителю директора, было негде, а ловить обычных сов Гарри не собирался, подозревая, что те не смогут выполнять роль почтальона с той же эффективностью.
  По словам тети, руководство Хогвартса было обязано прислать к мальчику своего сотрудника, и юрист довольно потирал руки, представляя, как работник школы будет объяснять факт вопиющих нарушений закона. Зачисление ученика в образовательное учреждение без согласия его опекунов, перехват корреспонденции (теперь Гарри не сомневался, кто виноват в том, что его документы не дошли до колледжа), нарушение свободы выбора... В общем, будущему адвокату было, где разгуляться! И дирекции школы придется сильно постараться, чтобы замять конфликт. А над поступлением Гарри еще подумает. Пусть в этом заведении учились его родители, но кто сказал, что Хогвартс - лучшая школа магии?
  Остаток дня был посвящен добыче информации о волшебниках. Петуния знала немного, но ее рассказы убедили Гарри в том, что без работы он не останется. Превращать чашки в крыс и заставлять танцевать ананасы мальчик не станет - это удел фокусников. А вот карьера адвоката в обществе, где чиновничий произвол и превышение должностных полномочий работниками правоохранительных органов давно стали нормой жизни, сулила перспективы, от которых захватывало дух.
  
  * * *
  
  Вечером тридцать первого июля семейство Дурслей собралось за столом, чтобы отметить день рождения Гарри Поттера. Тетушка расстаралась, приготовив для любимого племянника огромный шоколадный торт, Вернон торжественно презентовал имениннику подарочное издание "Комментариев к английским законам" известного политика, философа и юриста XVIII века Уильяма Блэкстона, с золотым тиснением на обложке, а Дадли в благодарность за науку вручил своему наставнику сувенирную медаль с надписью: "Учителю года".
  В самый разгар торжества, когда свечи были задуты, желания загаданы, а дружная семья отдала должное кулинарному мастерству Петунии, со стороны парадной раздался оглушительный грохот, а затем сухой треск. Перепуганные Дурсли выскочили в прихожую и обнаружили на пороге гиганта, неловко вертевшего в огромных ручищах вырванную с петлями дверь. Петуния среагировала быстрее всех. Послав супруга за ружьем, она накинулась на незваного гостя, вопя, словно сирена скорой помощи:
  - Вы что себе позволяете?! Это нарушение неприкосновенности жилища!
  - Статья вторая Хабеас Корпус, - сослался Дадли на общеизвестный акт английского Парламента, защищающий права простых граждан. - Карается крупным штрафом или тюремным заключением до двух лет.
  Ошеломленный ультразвуковым ударом, гигант смущенно протянул:
  - Я тут... эта...
  Что именно хотел сказать гость, осталось загадкой. Подбирая слова, неуклюжий вторженец настолько сосредоточился на этом занятии, что умудрился выпустить дверь, которая, подчиняясь закону всемирного тяготения, рухнула на пол, умудрившись попутно стукнуть по лбу Вернона, выбравшего крайне неудачный момент для возвращения. Грузное тело главы семейства с ружьем наперевес шлепнулось на пятую точку.
  - К вышеназванному обвинению добавляется нападение и нанесение тяжких телесных повреждений, - констатировал именинник, осторожно выглядывающий из кухни. - Вооруженное нападение, - добавил малолетний юрист, смерив взглядом зонтик в руке у бандита. - Дадли, чего стоишь? Звони в полицию!
  - Эта... Не надо! - забеспокоился гость. - Я же к тебе, Гарри!
  - Я вас не знаю! - сухо возразил мальчик, наблюдая за тем, как тетя хлопочет над пришибленным супругом, глаза которого свелись к переносице.
  - Ну, дык... знамо дело... Тебе же тогда годик всего был... Ой, совсем забыл! - порывшись в карманах бесформенного плаща, который благодаря своим размерам мог с успехом служить чехлом для автомобиля, гигант выудил оттуда помятую коробку и протянул ее Гарри: - С днем рождения!
  Тем временем из глубины дома послышалось:
  - Алло, полиция? Выезжайте скорее! Тисовая, четыре. Вооруженное ограбление, попытка убийства, пострадавший находится в крайне тяжелом состоянии...
  День рождения Гарри обещал стать незабываемым.
  
  Глава 2
  
  Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, профессор трансфигурации, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов и сильнейший (разумеется, по версии жителей Магической Англии) волшебник восседал на мягком кресле у себя в кабинете и размышлял. Занимался он этим вот уже битый час, но к определенному решению прийти не мог.
  Альбус в своей жизни любил только две вещи. Нет, не книги и маму, как кто-то мог предположить, а сладкое и свою работу. Причем под "работой" Великий волшебник понимал не директорское кресло, не пост председателя Визенгамота, а ни много ни мало - роль защитника всеобщего блага. Дело это было трудным, чаще всего неблагодарным и периодически подкидывало старому магу проблем, с которыми приходилось разбираться, несмотря на радикулит, который после столетнего юбилея периодически донимал Великого Светлого мага. Вот и сейчас, чувствуя ноющую боль в спине, с которой не справлялись зелья, Дамблдор досадливо морщился и гадал, за что Мерлин послал ему такие несчастья.
  Денек с самого утра не задался. Началось все с настырного гоблина, который долго клевал магу мозги, не желая расставаться с деньгами, выделенными Попечительским советом на этот учебный год. Затем пришлось выслушивать жалобы мадам Хуч по поводу старых метел... И чего она переживает? Добротный учебный инвентарь служил верой и правдой два десятка лет и еще столько же прослужит! После была встреча с Помфри, которая умудрилась поймать Альбуса на пути к кухне, долго распиналась на тему недостаточной оснащенности больничного крыла и не желала слышать, что Малфой снова урезал бюджет, и что у дражайшего директора каждый кнат на счету. Ну и на закуску куда-то подевался Хагрид, которого маг еще вчера отправил к Гарри Поттеру.
  Надо сказать, директор гордился своей идеей - послать к сыну любимых учеников полувеликана, который откроет мальчику двери в сказку. Альбус не сомневался, что простодушный лесник быстро найдет с Гарри общий язык и станет первым другом Мальчика-Который-Выжил. Скромного героя, которого впереди ожидают захватывающие приключения и великие свершения. Однако миновал полдень, а от Хагрида до сих пор не было вестей. Возможно, после сопровождения мальчика он, как обычно, отправился в "Кабанью голову", пропустить стаканчик-другой огневиски, но Хранитель ключей обещал послать Альбусу сову, когда встретит Гарри. Видимо, что-то пошло не так.
  Что именно, стало понятно после того как с директором по камину связался Аластор Грюм. С его слов выходило, что лесника задержали маггловские полицейские при попытке совершения вооруженного ограбления. И хотя Хагрид пытался оказать сопротивление, против электрошокеров констеблей устойчивая к магии кожа полукровки ничем не смогла помочь.
  Альбус не любил покидать Хогвартс, давно ставший ему домом, но в данной ситуации без личного вмешательства было не обойтись. И хотя десяток обливиейтов не отняли много сил у Великого Светлого мага, сам факт, что ему пришлось выбираться из уютного кабинета, разыскивать школьного лесничего, а затем проводить зачистку памяти сотрудникам полицейского участка и двум работникам Скотленд Ярда, прибывшим проверить полувеликана на предмет принадлежности к какой-то террористической организации, расстраивал неимоверно.
  Допрос Хагрида радости не прибавил. То и дело сморкаясь в огромную красную тряпку, Хранитель ключей рассказал, как он случайно выломал дверь дома Дурслей, как (опять-таки случайно!) лишил сознания главу семейства, как дрался со смешными магглами в касках, тыкавшими в него своими дубинками... И все это на глазах у Гарри!
  "Хорошо хоть магию применить не сообразил! - раздосадовано подумал директор, прекрасно знающий о начинке зонтика лесника. - А то одними обливиэйтами бы не обошлось!"
  Отпустив расстроенного полувеликана заливать горе огневиски, директор стал думать над тем, как ему исправить оплошность. Дилемма была непростой - Альбусу позарез требовался кто-то, способный загладить неприятные впечатления мальчика от знакомства с Хагридом и сопроводить Гарри в магический мир. Сам директор на эту роль не подходил. Ему по статусу не положено заниматься подобным, и их совместное появление на людях породит много нехороших сплетен. Да и в банке наверняка станут задавать вопросы, для ушей юного Поттера не предназначенные.
  Как жаль, что Помона в отпуске! Эта наседка справилась бы в два счета. Послать Минни? Но она сейчас занята магглорожденными, которые отнимают очень много времени. Причем не сами будущие ученики, а их родители, которые не желают отпускать своих отпрысков в школу, пока не разузнают о ней все подробности. Эх, вот раньше было время! Несколько эффектных заклинаний наподобие иллюзии горящей мебели - и первокурсник без лишних вопросов едет покорять мир магии.
  Вздохнув, ностальгирующий директор почесал ноющую спину:
  - Ох, тяжкая моя доля! И зелья уже не помогают... Попросить, что ли, Северуса сварить что-нибудь помощнее? Точно! Пошлю к Гарри Северуса! Как думаешь, Фоукс, это - хорошая идея?
  Сидевший на жердочке сонный феникс курлыкнул что-то неразборчивое. Судя по интонации, вряд ли он одобрил решение Великого мага. Скорее, сетовал на отсутствие в клетке так любимых им семечек подсолнечника, но Альбуса уже захватила эта идея.
  Снейп - прекрасный кандидат в провожатые! И пусть мальчик славится тем, что умеет наводить страх на лентяев и хулиганов, за что даже коллеги называют молодого профессора Ужасом Подземелий, он наверняка сможет произвести на мальчика нужное впечатление и точно не станет выламывать двери и драться с полицейскими. Кроме того Северус поклялся защищать сына своей школьной подруги, а главное - сейчас не занят и точно не посмеет отказать директору.
  Кинув в камин щепотку дымолетного порошка, директор нагнулся, позабыв о больной спине, и требовательно произнес:
  - Кабинет декана Слизерина! Северус, мой мальчик, зайди ко мне!
  
  * * *
  
  Северус Тобиас Снейп, декан слизеринского факультета, самый молодой мастер-зельевар Магической Англии, имеющий на своем счету сотни публикаций в различных журналах, десяток патентов и пару международных наград, был зол. И находился он в этом состоянии с того самого момента, когда директор, таинственно поблескивая очками-половинками, объявил, что именно Снейпу выпала честь сопровождать Гарри Поттера в Косом Переулке.
  Разумеется, Северус попытался напомнить Альбусу, что поступающими на первый курс учениками, как правило, занимается Минерва, а у него на носу варка зелий для больничного крыла, но разве Дамблдора можно переубедить? Особенно когда тот заводит свою шарманку о силе любви. Да зельевар и к дракону в пасть согласился бы отправиться, лишь бы сбежать подальше от оседлавшего любимого конька директора! Тем не менее, это не мешало ему злиться, ранним утром шагая по тихой улочке Литтл Уингинга.
  Дойдя до нужного дома, Снейп поднялся на крыльцо и осторожно постучал в дверь, носившую следы свежего ремонта. Долго ждать не пришлось, на пороге появилась смутно знакомая зельевару женщина, распространяющая аппетитные ароматы свежей выпечки. Петуния сразу узнала в молодом человеке с крючковатым носом бывшего соседа и давнего друга погибшей сестры.
  - Северус? Наверное, ты пришел к Гарри?
  - Да, - кивнул Снейп.
  - Проходи в гостиную! У моего племянника сейчас консультация, так что тебе придется подождать.
  Подождать? Эмоции профессора начали набирать силу. Мало того, что ему после бессонной ночи у котла пришлось вставать ни свет ни заря, чтобы найти свой самый лучший костюм и привести в порядок волосы, поскольку "мальчика не должен смущать внешний вид его провожатого", мало того, что он не успел позавтракать из-за того, что позабыл, куда сунул выданный директором портключ, так теперь ему придется ждать, пока маленькое отродье Джеймса соблаговолит почтить его своим присутствием! Вспомнив наставления Альбуса, Северус стиснул зубы и молча прошел в дом следом за Петунией. Ничего, он еще отыграется! Наверняка Поттер будет очень удивлен, получая одни "тролли" по зельеварению.
  Миссис Дурсль была хорошей хозяйкой. Проводив гостя, она предложила ему чай с булочками, от которого Снейп был не в силах отказаться. Сладкая выпечка немного смягчила злость профессора, и теперь он был согласен изредка ставить мальчишке "слабо". Когда же блюдо опустело, вниз по лестнице спустился мистер Дурсль. Щеголявший пластырем на лбу, чем-то ужасно довольный, со стопкой бумаг подмышкой, он чмокнул в щечку супругу, равнодушно мазнул взглядом по гостю и вышел из дома.
  Вскоре на улице послышался шум мотора. Если бы Снейп выглянул в окно, он бы смог увидеть, как из гаража выруливает шикарный автомобиль, уже давно являвшийся предметом зависти обитателей Тисовой (и немудрено - это же Астон Мартин В8, на котором ездил сам Джеймс Бонд!). Но профессор не был автолюбителем и сосредоточился на более интересном объекте. Мальчике со шрамом на лбу, который наконец-то соизволил к нему выйти.
  - Добрый день! - поприветствовал зельевара ребенок. - Как я понимаю, вы работаете в Хогвартсе?
  - Да, - подавляя раздражение, вызванное небрежной ухмылкой малолетнего наглеца, ответил Северус. - Меня зовут профессор Снейп. Можно просто "профессор" или "сэр". Меня послал директор Дамблдор, чтобы я сопроводил вас по Косому переулку и помог приобрести все необходимое к школе. Вы готовы идти?
  - Не так быстро, профессор! - заявил Поттер, усаживаясь напротив гостя. - Во-первых, прошу предоставить мне документы, подтверждающие вашу личность и место работы. Во-вторых, объясните мне, с какой стати мне куда-то идти с вами, если я еще не дал своего согласия на обучение в Хогвартсе? В-третьих...
  Северус, рассматривая маленькую копию презираемого Поттера, не сразу осмыслил требования мальчишки. Но едва смысл речей дошел до профессора, он возмутился, позабыв о приказах Дамблдора:
  - Да что ты о себе возомнил?! Какие еще документы?
  - Подтверждающие вашу личность и доказывающие, что вы действительно являетесь профессором вышеупомянутого учебного заведения, - практически по слогам, словно умственно отсталому, повторил мальчик. - Также я хотел бы увидеть буклет с описанием предоставляемых Хогвартсом услуг, содержащий всю необходимую абитуриентам информацию, включая план учебных занятий, а также статистику по выпускникам, поступающим в высшие учебные заведения, в частности, в Оксфорд или Кэмбридж.
  Требования настолько выбили Снейпа из колеи, что тот не нашел ничего лучше, чем спросить:
  - И зачем тебе это?
  - Мне же нужно убедиться, что ваша школа действительно дает качественное образование, - пожав плечами, спокойно ответил Гарри. - Будучи свидетелем преступных действий работника Хогвартса, напавшего на моего опекуна, а также не вполне адекватного поведения "профессора" этой школы, я вполне обоснованно начинаю сомневаться, что данное заведение соответствует стандартам, установленным департаментом образования и навыков Великобритании.
  -Что ты несешь?!- воскликнул побагровевший от гнева зельевар. - Хогвартс - лучшая школа Магической Англии!
  - Не спорю. Однако не так сложно удерживать звание "лучшей" школы в стране, оставаясь единственной. А мне бы хотелось узнать, как обстоит дело с рейтингом Хогвартса на мировом уровне? Судя по вашей реакции, неважно. Отсюда вытекает вопрос - зачем мне поступать в ваше учебное заведение?
  Профессор старался забыть о своем темном прошлом, когда ему приходилось выполнять различные не особенно приятные задания Темного Лорда, но сейчас Снейпу лишь чудом удалось удержать себя в руках и не наложить на мальчишку круциатус. Он даже не заметил, когда успел достать волшебную палочку, настолько сильной была бушевавшая внутри него злость.
  -Прекрас-сно! - почти что на парселтанге прошипел зельевар. - Можешь вообще не пос-ступать в Хогвартс! Иди, куда угодно - в Дурмстранг, в Шармбатон, да хоть в Тартарары! Я буду только рад, потому что не испытываю ни малейшего желания каждый день на протяжении семи лет любоваться твоей наглой физиономией!
  Не обратив внимания на удивленных Петунию и Дадли, выглянувших из кухни на крики, Северус взмахнул волшебной палочкой, крутанулся на месте и исчез с легким хлопком. Задумчиво почесав в затылке, Поттер произнес:
  - И с этим человеком дружила моя мама? Видимо, в Хогвартсе не знают, что такое психологические проверки педагогического состава. И если настолько неадекватному человеку руководство разрешает заниматься преподавательской деятельностью, в "лучшую школу Англии" мне ехать однозначно не стоит.
  - Даже за булочки не поблагодарил! - укоризненно покачала головой миссис Дурсль.
  
  * * *
  
  Минерва МакГонагалл, заместитель директора Школы Чародейства и Волшебства "Хогвартс", декан факультета Гриффиндор, профессор трансфигурации, зарегистрированный анимаг, способный превращаться в кошку, в своей жизни любила лишь две вещи - квиддич и науку о магическом преобразовании объектов. О последней она могла говорить часами с огромным удовольствием. Но не сегодня. Этот день стал тяжелым испытанием для речевого аппарата профессора, и сейчас, из последних сил аппарировав в Хогсмид, женщина мечтала об уютном кресле, жирном куске минтая и стопочке валерьянки, которая поможет ей забыть утренние потрясения.
  Да, такого количества вопросов от готовящихся к поступлению учеников МакГонагалл не получала лет эдак... никогда не получала. Хотелось верить, что эта несносная Грейнджер, которой своим безудержным любопытством почти удалось довести чопорного профессора трансфигурации до нервного тика, попадет под крыло к Филлиусу, а не начнет развращать тихих и скромных хаффлпаффцев или, не приведи Мерлин, не окажется среди ее львят, став личной головной болью Минервы. Так ведь и спиться недолго!
  Ступив под величественные своды древнего замка, профессор направилась к себе, предвкушая долгожданный заслуженный отдых. Однако планам представительницы древнего шотландского рода не суждено было осуществиться. Навстречу ей уже спешил директор, чем-то сильно расстроенный, судя по растрепанности белоснежной бороды, где не наблюдалось ни одного колокольчика, так любимых эксцентричным магом. Обрадовавшись собеседнику, которому можно пожаловаться на подрастающее поколение, Минерва сходу заявила запыхавшемуся директору:
  - Альбус, ты даже не представляешь, какое пополнение нас ждет в этом году! Это маленькое лохматое чудовище с самого утра проверяло мои нервы на прочность! Я только чудом не сорвалась. Надо же, никакого понятия такта, никакого сочувствия к будущему преподавателю!
  От испытываемого удивления с директорского носа соскочили очки. Едва успев подхватить их, Великий маг с негодованием воскликнул:
  - Да вы что, сговорились все? Сначала Северус закатывает мне истерику, рассказывая, что младший Поттер - вылитая копия своего отца. Такой же несносный, наглый и невоспитанный хам. От его криков даже Фоукс сгорел, мне едва удалось успокоить мальчика конфу... э-э... воззванием к силе любви и всепрощения. А теперь ты идешь по его стопам! И где, позволь поинтересоваться, ты умудрилась пересечься с Гарри?
  - С каким Гарри? - переспросила сбитая с толку профессор. - Я говорю о магглорожденной Грейнджер. Ох, чувствую, намучаемся мы с ней!
  Осознав промах, Альбус заметно приободрился. Подхватил вяло сопротивляющуюся Минерву под локоток и потащил женщину в свой кабинет, по пути рассказывая о досадном... двух досадных недоразумениях, приключившихся с сыном ее любимых учеников. Спустя полчаса, забыв об усталости, полная гриффиндорской решимости, декан факультета храбрецов отправилась выручать Гарри из лап ужасных магглов.
  Несмотря на объяснения Альбуса, она не спешила верить словам Снейпа о плохом воспитании мальчика. Наверняка в зельеваре проснулись детские обиды, поэтому он и стремился очернить ребенка. А вот сообщение Дамблдора, что Гарри не хочет поступать в Хогвартс, вызвало у декана Гриффиндора праведное негодование. Профессор была уверена, что в этом виноваты родственники Героя магического Мира. Не зря она десять лет назад сутки провела рядом с их домом в кошачьем обличье. Чувствовало сердце, что они напрасно оставили ребенка этой семье магоненавистников! И если бы не директор с его воплями о материнской защите...
  Отмахнувшись от неуместных воспоминаний, МакГонагалл сосредоточилась на цели. Она не могла подвести своего наставника и любимого руководителя, который искренне верил в то, что Минерве удастся вернуть Гарри в магический мир. Кроме того в глубине души анимага теплился азарт. Декан Гриффиндора надеялась обойти облажавшегося Северуса и заполучить на свой факультет ребенка героев. Ведь Джеймс был неплохим игроком в квиддич, и женщина была готова собственный хвост дать на отсечение, что сын Мародера унаследовал удивительный талант к полетам. А у команды ее факультета как раз нет хорошего ловца, из-за чего кубок Хогвартса который год подряд получает ненавистный Слизерин.
  Оказавшись на залитой солнцем улочке, МакГонагалл быстро нашла нужный дом и смешно наморщила чувствительный аристократический носик, учуявший стойкий аромат свежей краски, исходивший от дверной лутки. На требовательный стук к гостье вышел сам Гарри Поттер. Прищурившись и внимательно оглядев профессора с ног до головы, мальчик уточнил:
  - Вы из Хогвартса?
  - Да, ты угадал, - строгая женщина попыталась изобразить на лице доброжелательную улыбку. - Меня зовут Минерва МакГонагалл, я профессор трансфигурации и декан факультета, на котором учились твои родители.
  - Прошу в дом! - холодно отозвался Гарри, позволяя гостье войти. Дождавшись, когда она проследует в гостиную и с аристократическим достоинством усядется на диван, юрист перешел к делу: - Прежде чем мы начнем переговоры о возмещении морального вреда за действия сотрудников Хогвартса, я хотел бы увидеть ваши документы.
  - Вот, пожалуйста, - протянула ошеломленная напором профессор несколько листков пергамента, которые директор выдал ей вместе с портключом.
  Пока мальчик внимательно изучал предоставленные документы, в голове у профессора мелькнула мысль, что Гарри совсем не похож на раздолбая Джеймса. Аккуратная прическа, деловой костюмчик, удивительно гармонично смотревшийся на ребенке, стильные очки, поблескивающие золотом оправы, серьезное выражение лица, одним махом добавляющее ему пару лет... Такой точно не станет подкладывать навозные бомбы под дверь кабинета нелюбимого преподавателя или устраивать драки в коридорах.
  Когда же, вернув бумаги, мальчик перешел к вопросам, Минерва поняла, что наступила вторая серия ее кошмара наяву. Призвав все свое самообладание, мысленно попросив помощи у Мерлина-заступника и Великой Магии (чего уж мелочиться?), вытащив из подсознания повадки своей аниформы, МакГонагалл принялась удовлетворять любопытство уже второго маленького чудовища за день. Пусть и не такого лохматого, зато не в пример настойчивого и оперирующего такими заумными терминами, что мозги бедного заместителя директора взмолились о пощаде.
  Молитвы помогли. Женщине удалось пережить допрос и даже остаться в своем уме, попутно прояснив для Гарри некоторые реалии магического общества. К примеру, что образование в Магической Англии не является обязательным, однако выбросы неконтролируемой силы, которые способен произвести необученный маг, могут привести к очень серьезным последствиям. В первую очередь, для родных и близких одаренного.
  Радовало, что мальчик это понял и согласился, что учиться ему все же придется. Однако о поступлении в Хогвартс Поттер не желал слышать, несмотря на официально принесенные извинения за действия сотрудников школы, которые общались с ним ранее. Минерве даже пришлось пойти на хитрость, предложив мальчику посмотреть на магический мир изнутри, проникнуться его духом, увидеть его величие и уже тогда решать, какое учебное заведение осчастливить своим присутствием. Правда, не было заметно, чтобы ее слова произвели на Гарри впечатление.
  - Вы упомянули Статут Секретности. Следовательно, у волшебников существует свое законодательство?
  - Разумеется, - устало отозвалась декан.
  - А где я могу ознакомиться с его печатной версией?
  - Актуальный свод законов Визенгамота вы наверняка сможете приобрести в магазине "Флориш и Блоттс". И если вы согласитесь отправиться вместе со мной в Косой Переулок, я смогу вас туда отвести. Конечно, по пути мы должны будем заглянуть в банк, ведь для покупок вам понадобятся магические деньги, а потом сможем наведаться в лавку "Все для квиддича". Вряд ли вы знаете, но недавно ряд гоночных метел пополнился новинкой - "Нимбусом-2000". Учитывая, что ваш отец много лет играл за факультетскую команду и несколько раз завоевывал почетные награды, я думаю, вам будет интересно...
  Гарри перебил увлекшуюся Минерву, в глазах которой начал разгораться нездоровый, знакомый каждому болельщику огонек:
  - Я согласен.
  - Тогда возьмите меня за руку! - довольная достигнутым успехом в переговорах МакГонагалл поднялась с дивана.
  Почувствовав, как ухоженные пальцы мальчика сжали ее ладонь, профессор объявила:
  - Аппарируем на счет три. Раз...два...
  - Постойте! Что означает "аппа..."
  - Три!
  И гостиная дома Дурслей опустела.
  
  Глава 3
  
  Магический способ перемещения с места на место Гарри не понравился. У мальчика сложилось впечатление, что какой-то гигант хорошенько пожевал его и выплюнул, признав несъедобным. Одиннадцатилетнему юристу стоило больших усилий удержать обед в желудке и не запачкать туфли профессора трансфигурации. Немного придя в себя и оглядевшись, Гарри обнаружил, что находится на одной из кривых улочек Лондона рядом с крайне непрезентабельным питейным заведением, один вид которого навевал мысль о том, что его владелец явно не знаком с термином "санитарные нормы". К ужасу мальчика МакГонагалл решительно направилась ко входу в бар, и Поттеру ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
  Обстановка внутри заведения идеально соответствовала внешнему антуражу. Пыльное, грязное, погруженное в полумрак помещение с неказистыми столами, на которых виднелись застарелые пятна и потеки, барная стойка с меланхолично протирающим стаканы барменом - непременным атрибутом подобных заведений, мрачные посетители бомжеватого вида, бесцеремонно разглядывающие вошедших. Гарри так и подмывало уточнить у заместителя директора, ему уже полагается восхищаться величием магического мира?
  - Профессор МакГонагалл! - воскликнул бармен. - Какими судьбами? Налить вам стаканчик?
  - Нет, спасибо, Том. Я здесь по делам Хогвартса.
  - Вижу, - кивнул мужчина и впился хищным взглядом мальчику в лоб: - Ох, Мерлин Великий! Это же сам Гарри Поттер!
  "Гарри Поттер! Не может быть!" - прошелестело по бару.
  Внезапно все посетители вскочили со своих мест и с нездоровым энтузиазмом кинулись к маленькому юристу. Тот среагировал моментально. Шмыгнул за спину профессора и уже оттуда нахально потребовал:
  - Попрошу без рук, иначе я буду рассматривать ваши действия, как сексуальное домогательство к несовершеннолетнему, которое, согласно статье...
  Схватив мальчика за шкирку, словно котенка, Минерва потащила его к черному ходу, подальше от возбужденно гомонящей толпы.
  - ...карается до двадцати лет тюремного заключения! - упрямо закончил Гарри, будучи выволоченным из бара в замусоренный тупичок.
  Гневно фыркнув, МакГонагалл оглядела своего подопечного и попросила хотя бы с поклонниками вести себя прилично.
  - С поклонниками? - удивился тот.
  - Ну, да. После хеллоуинской трагедии вы стали известной личностью. Вам даже прозвище дали - Мальчик-Который-Выжил, а многие искренне полагают, что именно благодаря вам исчез Тот-Которого... темный маг Волдеморт, долгие годы державший в страхе магическую Англию. О вашем подвиге было написано много книг, ваше имя упоминается во "Взлете и падении темных искусств", рекомендованной Министерством для учеников Хогвартса. А в лавках Косого переулка даже сейчас без труда можно найти анимированные сувенирные фигурки типа: "Гарри Поттер убивает погремушкой Темного Лорда" или плюшевых пупсов в виде младенца со шрамом-молнией.
  - Вот как? И почему же, пока все, кому не лень, наживаются на моем образе, я не получаю с этого никаких отчислений? Что, закона о защите интеллектуальной собственности в магической Англии не существует?
  Не найдясь с ответом, профессор обреченно вздохнула, подошла к стене и постучала по кирпичам волшебной палочкой. Дождалась, пока откроется проход, и не слишком уверенно произнесла:
  - Добро пожаловать в Магический мир!
  Кошачье чутье не обмануло анимага. Косая Аллея Гарри с первого взгляда не понравилась. Едва ступив на территорию, скрытую от магглов, мальчик был оглушен шумом, наполнявшим всё вокруг, а попытка рассмотреть детали привела к головокружению, вызванному яркими красками нарядов прохожих, их беспорядочным мельтешением и отсутствием какого-либо порядка в творившемся вокруг бедламе.
  То и дело что-то взрывалось, в воздух взлетали разноцветные брызги, истаивавшие без следа, кто-то яростно торговался за драконью печень, кто-то ругался с лавочником по поводу некачественных чар на амулете шарма, кто-то звал потерявшегося ребенка... Это был первозданный хаос, рождавший у Поттера чувство когнитивного диссонанса. Подавив желание бежать отсюда без оглядки, мальчик решительно объявил своей сопровождающей:
  - Идем в банк!
  Здание первого и единственного банка волшебной Англии было белоснежным и возвышалось над маленькими магазинчиками Косого Переулка, словно айсберг над флотилией утлых лодочек. Обитые бронзой двери главного входа охранялись странным человечком, одетым в красную униформу с галунами. Он был на голову ниже Гарри, обладал смуглым лицом, острым носом, напоминающим совиный клюв, бородкой клинышком и большими остроконечными ушами.
  - Это гоблин, - пояснила МакГонагалл, заметив интерес мальчика. - Их раса руководит банком.
  - Понятно, - отозвался тот, мысленно составляя список дел, которые предстояло решить.
  Прежде всего, Поттер хотел выяснить, есть ли у него именной счет. В обычном мире была распространена практика оформления родителями отдельного счета для новорожденного, куда регулярно переводятся небольшие суммы, в дальнейшем идущие на оплату обучения ребенка в колледже. Возможно, маги тоже имели привычку заводить такие "копилки". Также нужно разобраться с наследством погибших родителей. Его существование подтверждал тот факт, что профессор перед аппарацией не поинтересовалась наличием у Гарри денег, без которых поход в букинистическую лавку лишался смысла. Кроме того мальчик планировал ознакомиться с устройством банковской системы, которая позволила бы сделать вывод о развитии экономики и государственного аппарата магической Англии. Гарри Поттер вслед за Карлом Марксом считал, что право и политика - лишь надстройка над базисом экономики, и сейчас горел желанием выяснить, так ли крепок фундамент общества магов.
  В банке подошедший клерк-гоблин прохладно (мальчик не мог не отметить отличие миров в отношении основ работы с клиентами) поинтересовался у МакГонагалл целью их визита. Выяснив, что клиенты намерены взять немного денег из ячейки под номером шестьсот восемьдесят семь, которая несколько столетий служила сейфом роду Поттеров, он потребовал ключ, который профессор Хогвартса с готовностью предоставила. После его проверки на подлинность, клерк обратился к одному из служащих:
  - Крюкохват, проводи клиентов к сейфу!
  Подойдя к посетителям, вышеупомянутый работник банка забрал у сородича ключ и строго приказал:
  - Прошу следовать за мной.
  - Минуточку! - возразил Гарри. - У меня к вам несколько вопросов.
  Обреченно вздохнув, Минерва мысленно посочувствовала гоблину.
  - Согласно моим наблюдением, идентификация клиента производится по ключу. Получается, любой человек, предоставивший его, получает право доступа к сейфу?
  - Вы абсолютно правы, - кивнул коротышка. - Общеизвестно, что любой ключ является уникальным артефактом и откроет соответствующую ему ячейку лишь в двух случаях - либо в присутствии хозяина сейфа, либо в присутствии доверенного лица, которому ключ был добровольно передан его владельцем. Эта система защиты ячеек, расположенных на четвертом подземном уровне, была разработана еще в шестнадцатом веке и до сих пор считается наиболее эффективной.
  - Не понимаю, как это соотносится с тем фактом, что данный ключ я вижу впервые в жизни, - констатировал Гарри.
  - Желаете, чтобы я оказал вам консультацию? - оскалился гоблин, предвкушая легкий заработок. - Всего шестнадцать галеонов в час - и я с радостью отвечу на любые ваши вопросы!
  - Согласен, - охотно кивнул мальчик, почувствовав себя в своей стихии.
  - Тогда пройдемте в кабинет. А ваша сопровождающая тем временем может воспользоваться гостеприимством Гринготтса и занять любое из кресел для посетителей.
  Не дав Минерве возразить, работник банка подхватил мальчика под локоток и потащил в неизвестном направлении. Профессор оглянуться не успела, как ее подопечного и след простыл. Скандалить с гоблинами не хотелось. Да и не стали бы коротышки выслушивать ее претензии. Не объяснять же им, что Альбус настоятельно просил не задерживаться в банке? В общем, выбора у МакГонагалл не было. Профессор в очередной раз тяжело вздохнула и устроилась на кресле, которое оказалось удивительно мягким и мгновенно подстроилось под формы костлявой женщины. А вскоре неожиданно для себя задремала, расслабившись и тихо мурлыча во сне.
  Гарри ничего этого не видел. Он следовал за необычайно шустрым гоблином по хитросплетениям коридоров банка, оказавшегося внутри в несколько раз больше, чем снаружи. По пути мальчик вспомнил об одной странности:
  - А почему же вы не провели проверку моей личности? Ведь мой шрам мог оказаться обычным гримом.
  - Мистер Поттер, на дверях нашего банка имеются мощная защита, которая выявляет недобросовестных клиентов, использующих оборотное зелье, чары личины и прочие средства подмены облика. И если бы вы были не тем, за кого себя выдаете, вам бы пришлось познакомиться с поднятым по тревоге боевым отрядом, - с гордостью ответил Крюкохват.
  Заведя клиента в уютную комнату, обставленную резной мебелью восемнадцатого века, находившейся в идеальном состоянии, гоблин устроился за массивным столом, перевернул большие песочные часы и с ожиданием уставился на Гарри. Достав из кармана записную книжку с карандашом, чтобы не упустить ничего важного, Поттер приступил к реализации своего плана.
  Вопрос с наследством прояснился быстро. Полноправным хозяином сейфа Поттеров Гарри не являлся, но станет им сразу по достижению совершеннолетия. Однако, согласно завещательному распоряжению Джеймса Поттера, мальчику предоставлена возможность распоряжаться денежными средствами, хранящимися в шестьсот восемьдесят седьмой ячейке. Причем Крюкохват упомянул, что аналогичной возможностью обладают и его опекуны.
  - Опекуны? - удивился Гарри. - Почему во множественном числе?
  Гоблин терпеливо объяснил:
  - Потому что на данный момент у вас имеются два действительных опекуна - Петуния Дурсль и Сириус Блэк, отбывающий пожизненное заключение в Азкабане. Помимо этого, согласно постановлению Визенгамота от тысяча девятьсот шестьдесят пятого года, в число опекунов несовершеннолетних автоматически включается директор учебного заведения, в котором получает образование наследник, с момента зачисления оного.
  - А кто такой Сириус Блэк? Мой родственник? Я никогда о нем не слышал.
  - Мистер Поттер, к сожалению, на эти вопросы я не могу ответить. Гринготтс имеет исключительное право осуществлять банковские операции, однако сотрудники банка не имеют права заверять и регистрировать сделки, устанавливать родство, а также выдавать третьим лицам информацию о своих клиентах.
  - Понятно, - протянул Гарри. - Тогда мне необходима выписка операций по унаследованному мной счету за последние одиннадцать... нет, двенадцать лет. И хотелось бы ознакомиться с положениями и правилами, действующими в Гринготтсе.
  - Конечно, мистер Поттер, - довольно осклабился гоблин. - Десять галлеонов за каждый календарный год независимо от наличия банковских операций в рассматриваемый период. По поводу правил, могу предложить вам "Историю Гринготтса". В ней содержится наиболее полный свод действующих в банке норм, подробно рассмотрены особенности прав и обязанностей клиентов, имеется историческая хроника, описания видных персоналий, причастных к работе нашего учреждения, а также присутствует масса интересных иллюстраций и колдографий.
  Легким движением руки Крюкохват вытащил из ящика стола небольшую книгу размером с обычную школьную тетрадь. На глазах удивленного мальчика эта тетрадка начала стремительно увеличиваться, пока не превратилась в огромный облаченный в кожу талмуд, размерами не уступающий тому британской энциклопедии одиннадцатого "американского" издания. На титульном листе талмуда красовалась золотое тиснение. Крупными буквами значилось: "ИСТОРИЯ БАНКА ГРИНГОТТС", а ниже скромно пояснялось: "единственного и неповторимого банка магической Англии, основанного гоблином Гринготтом в 1474 году".
  "Даже раньше, чем у нас!", - восхищенно подумал Гарри.
  - Будете брать? - уточнил банковский работник.
  - Конечно! - не удержался мальчик от радостного возгласа, забирая со стола тяжелый фолиант.
  - В таком случае, с вас еще двадцать семь галеонов.
  С трудом подавив желание сразу нырнуть в приобретенную книгу, Поттер поинтересовался размерами своего счета, опасаясь, что стараниями услужливого гоблина скоро может оказаться банкротом. Но его опасения были напрасными. В родительском сейфе лежали не миллионы (как Гарри втайне надеялся), а чуть больше двадцати тысяч галеонов. Учитывая тот факт, что оплата семи курсов Хогвартса составляла около двух тысяч золотых монет, это было приличной суммой, но далеко не состоянием Рокфеллера.
  На этом консультацию мальчик решил закончить. Незачем тратить деньги на ответы, которые он мог найти в приобретенной книге. Чтобы добраться до сейфа, пришлось прокатиться на тележке, очень напоминающей те, что использовались шахтерами. Путешествие больше напоминало аттракцион "Русские горки" и привело мальчика в восторг. Когда гоблин открыл ячейку, Гарри осторожно заглянул внутрь и увидел груды золотых и серебряных монет. А еще в сейфе были книги. Оглядев длинные полки, содержащие магические талмуды и раритетные издания обычного мира, возраст которых исчислялся сотнями лет, Гарри счастливо рассмеялся. Вот оно - настоящее богатство!
  Под землей Поттер провел около получаса. От книг, посвященных искусству волшебства, пока не было никакой пользы, а такого необходимого сборника законов магической Англии мальчик не нашел. Расплатившись с Крюкохватом, Гарри набил золотом карманы, сетуя на неудобность такого способа хранения денег. С изобретением банкнот в Китае в конце четырнадцатого века весь цивилизованный мир довольно быстро освоил это достижение, однако в банке гоблинов до сих пор царило дремучее средневековье, что наводило на определенные мысли.
  Совершив поездку в обратном направлении и умудрившись не растерять во время болтанки над пропастью свою наличность, Гарри получил на руки свернутый в трубочку пергамент с выпиской о движениях средств и бесплатный совет изучить подшивки "Ежедневного Пророка" за октябрь восемьдесят первого года, простился с Крюкохватом и направился к ожидающей его МакГонагалл. Та, откинувшись на спинку кресла, сладко спала. Выражение на лице профессора было таким умиротворенным, что у мальчика проснулась жалость. Решив не будить усталую пожилую женщину, он устроился на соседнем сидении, раскрыл книгу и приступил к знакомству с банковской системой волшебников.
  Когда-то "Гринготтс" был подконтролен гоблинам и Министерству Магии, но потом был передан коротышкам в полное управление. С тех пор английские маги перестали напрямую влиять на внутренние правила организации. Как и говорил Крюкохват, банк имел исключительное право осуществлять банковские операции: привлекать вклады, хранить денежные средства и иные ценности в сейфах, списывать денежные средства и изымать их по распоряжению клиента. Все услуги осуществлялись на условиях платности. То есть, не банк выплачивал проценты по вкладу, как это принято в обычном мире, а клиенты платили "Гринготтсу" за хранение своих денег.
  В банке существовала многоступенчатая система безопасности: в холле происходило опознание личности клиента; к сейфу везла специальная тележка, целью которой могла быть только ячейка клиента; особо ценные сейфы открывались лишь работниками банка и имели изощренную ловушку для воров. Для охраны использовались разные технологии (подробных описаний которых в книге, понятное дело, не содержалось), а также особо опасные животные - драконы, горгульи и прочие твари, готовые растерзать любого незваного гостя.
  Любопытно, что в отношении клиента, объявленного неплатежеспособным, банк мог отменить распоряжения на оплату других расходов волшебника и даже распоряжаться находящимся в сейфе имуществом. В том числе с правом свободной реализации артефактов. А что самое удивительное, банковские работники могли на законных основаниях ликвидировать злостного неплательщика.
  Этим фактом список необычных и порой парадоксальных законов "Гринготтса" не исчерпывался. К примеру, денежные средства в ячейках после смерти клиента могли быть унаследованы родственниками либо указанными в завещании лицами, однако все хранившееся там оружие и артефакты гоблинской работы возвращались "собственнику", которым считался не покупатель вещи, а её изготовитель. Сами хранилища, хоть и являлись фамильными, оставались собственностью гоблинов, которые взымали за них арендную плату. И если вдруг в банке внезапно объявлялся наследник какого-нибудь древнего рода, вместо сокровищ предков, древних знаний и эксклюзивных артефактов коротышки предоставляли глупцу астрономический счет за предоставленные услуги. В "Истории" упоминалось, что некоторые рода расплачивались с гоблинами несколькими поколениями, и по сей день числясь в должниках.
  По мере чтения у Поттера возникло ощущение, словно он попал в параллельную реальность. Маги не были знакомы с понятием кредита и безналичных денег, отсутствовало страхование вкладов и другая их защита, не считая охраны. Конкуренция в банковской сфере не развита от слова совсем - "Гринготтс", как и Хогвартс сохранял абсолютную монополию в стране. Под конец Гарри сделал однозначный вывод: экономика магической Англии находится в зачаточном состоянии. Наверняка, у магов наблюдается застой в товарно-денежных отношениях, ручной труд, недостаточность разделения сфер производства, наследственная передача профессиональных навыков, отсутствие социальных лифтов и прочие атавизмы, свойственные средневековому обществу. Все это заставляло Поттера усомниться, что идея с доставшейся ему в наследство недвижимостью была перспективной.
  Да, в завещании упоминался дом в Годриковой Впадине, до сих пор стоявший разрушенным, и Гарри имел полное право подать в суд на возмещение ущерба в результате противоправных действий Волдеморта. И даже тот факт, что преступник исчез, дела не менял - ответчиками могли стать его наследники. Раз маги соблюдали принцип неприкосновенности частной собственности, а нормы о возмещении ущерба существовали с незапамятных времен, в данном судебном разбирательстве у Гарри были все шансы на успех.
  Однако минусом судебной тяжбы, способным перевесить все очевидные плюсы, были сопутствующие расходы. Учитывая странную банковскую систему, где деньги не приносили дохода своему обладателю, судебные издержки могли получиться существенными. И хорошо, если в итоге их покроет компенсация. А если нет? Кроме того, личности предполагаемых ответчиков либо до сих пор были не установлены правоохранительными органами, либо все они занимали очень высокие посты в Министерстве Магии, судя вытянувшемуся лицу Крюкохвата, когда Гарри задал обычный для адвокатской практики вопрос о наследниках Волдеморта. Короче, не стоило даже пытаться.
  К изучению выписки Гарри приступить не успел - проснулась профессор. Потянулась, как кошка, обнаружила мальчика рядом и спросила, долго ли он ее ждет. Получив ответ в виде количества прочитанных юным гением страниц, слегка смутилась и решительно потащила подопечного во "Флориш и Блоттс". Разумеется, заскочив по пути в магазин "Все для квиддича".
  Метлы Гарри не заинтересовали, зато богатство книжного магазина поразило. На цокольном этаже продавались учебники и популярная литература, а один из стендов был полностью отведен творчеству какого-то напомаженного блондина, махавшего посетителям с каждой обложки. Ценитель печатного слова был знаком с устройством букинистических лавок и сразу поднялся на первый этаж, где выставлялись настоящие рукописные раритеты, облаченные в толстую кожу, с медными уголками, золотым тиснением, выделенным красным абзацами, хранившие восковые пятна на листах пергамента... Пре-елесть!
  Разумеется, скупать все подряд Поттер не стал. Послонялся немного по рядам уходивших в бесконечность книжных полок, насладился специфическим запахом древности, витавшим над фолиантами, погладил несколько приглянувшихся корешков и пообещал вернуться, как только составит каталог доставшейся ему в наследство литературы. На выходе из книжного рая Гарри расплатился за свод британского законодательства под названием "Статуты, Акты и решения Визенгамота в полном составе с 1689 года до наших дней с изменениями и дополнениями", на каждом томе которого красовалась печать: "Одобрено Министерством Магии", "Историю Хогвартса" и все найденные издания, посвященные иностранным школам магии.
  МакГонагалл с явным неодобрением наблюдала за тем, как мальчик складывал в корзину для покупок "Китеж с древнейших времен до наших дней", "Самые известные выпускники Дурмстранга" и "Воспоминания Салемских ведьм", но удовлетворилась ответом Гарри, что тот еще не определился с выбором. Да, скрепя сердце, Поттер все же признал, что в Хогвартсе есть и адекватные педагоги, но был всерьез намерен изучить альтернативные варианты.
  Заметив, что мальчику не слишком удобно идти со стопкой книг в руках, профессор предложила приобрести чемодан для транспортировки багажа. И не прогадала. В лавке "Походные принадлежности от мастера Вэлиса" Гарри заинтересовался предметами со свернутым пространством, долго изучал предложенный радушным хозяином ассортимент и в итоге остановился на большом сундуке, внутри выглядевшим как самая настоящая библиотека, со стеллажами, шкафами и даже небольшим письменным столиком. Отдав за это чудо почти все имеющиеся в карманах деньги, Поттер был очень доволен.
  Посещение Косого переулка закончилось торжественным вручением мальчику большой полярной совы, которую купила МакГонагалл, уставшая от ожидания и решившая прогуляться, пока любопытный Гарри терзал продавца по поводу возможности установки чар расширения объема на объекты меньших габаритов. Отказываться от подарка юрист не стал. На оставшиеся деньги купил совиного корма и объявил, что больше не видит необходимости задерживаться в магическом мире.
  Мысленно вознеся хвалу Мерлину, Моргане и иже с ними, смертельно уставшая Минерва тотчас доставила мальчика на порог дома Дурслей вместе с сундуком, отрастившим вполне обычные чемоданные колесики и мягко следовавшим за своим хозяином, словно собака на поводке. Стребовала с Гарри обещание послать ей письмо, как только тот определится с выбором учебного заведения, и аппарировала в Хогсмит.
  Время было поздним. Смеркалось. Оказавшись в Хогвартсе, Минерва кое-как доплелась до своей комнаты, рухнула в жалобно скрипнувшее кресло и щедро плеснула себе валерьянки. Но едва женщина успела осушить стакан, как вспыхнул камин, и огненное лицо директора попросило, а точнее, приказало подняться к нему в кабинет. Со стоном профессор оторвала свои нижние девяносто от кресла и поковыляла на ковер к начальству. В директорском кабинете обнаружился Снейп, которого Альбус наверняка пригласил в воспитательных целях. Хмурый зельевар щеголял темными мешками под глазами. Впрочем, Минерва подозревала, что сама выглядит немногим лучше. Собрав мозги в кучу, профессор коротко отчиталась о проделанной работе.
  Директор был явно недоволен тем, что его заместитель оставила Поттера наедине с работником банка. Также он не одобрил список выбранной мальчиком литературы. Вот только МакГонагалл уже не было никакого дела до печалей директора, машинально покусывающего кончик своей бороды. Стакан спиртовой настойки на голодный желудок делал свое подлое дело, туманя разум и вызывая у заслуженной гриффиндорки желание пошалить. Закончив рассказ, профессор оглядела скромненько стоявшего в уголке декана Слизерина, гаденько ухмыльнулась и поинтересовалась:
  - Северус, а ты уверен, что Гарри - не твой сын? Помнится, после окончания школы ты делал попытки наладить отношения с Лили, а своим поведением мальчик настолько на тебя похож, что у меня... ик! Извиняюсь... Что у меня поневоле зарождаются сомнения в моральных качествах молодой Эванс. У вас с ней точно ничего не было?
  Далее МакГонагалл, Дамблдор и недавно возродившийся птенец феникса стали свидетелями невероятного зрелища - отвисания челюсти у перепуганного до мертвенной бледности Ужаса Подземелий. Оценив уморительную картинку и мысленно пообещав сохранить воспоминание для потомков, профессор пьяно хихикнула и поинтересовалась у присутствующих:
  - Кто-нибудь хочет выпить?
  Этой ночью школьный завхоз Филч был поражен до глубины души слаженным кошачьим дуэтом в составе его любимицы и профессора трансфигурации в анимагической форме, которые долго не давали заснуть обитателям замка.
  - Как тянут-то! Как тянут! - восхищенно приговаривал старый завхоз, украдкой смахивая скупую мужскую слезу.
  
  Глава 4
  
  Хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам! К такому выводу пришел Великий Светлый маг, анализируя череду преследовавших его неудач. Подумать только, трое его самых преданных подчиненных не смогли справиться с простейшим заданием - сделать так, чтобы Гарри Поттер поступил в Хогвартс. И если с Хагридом и Северусом еще понятно, то почему Минерва, на которую директор так рассчитывал, позабыла все его наставления... Альбус был расстроен действиями своего заместителя. Профессор не смогла завоевать доверие мальчика, не смогла убедить Гарри, что Хогвартс может стать для него домом, что только здесь он может найти друзей и получить знания о мире волшебства. Несмотря на прямой приказ, МакГонагалл не препятствовала общению юного Поттера с гоблинами и не стала забирать ключ от его сейфа.
  Последнее было хуже всего. Директор был уверен, деньги - не то, что нужно Герою магической Англии. Они развращают людей, впускают тьму в их души. За доказательствами далеко ходить не нужно. Достаточно вспомнить Малфоев, первыми поддержавших идеи Темного Лорда, и дружную семью Уизли, убежденных сторонников Света. И хотя Минерва сказала, что мальчик не держит зла на лесника с зельеваром, который показал себя далеко не с лучшей стороны, пускать дело на самотек было опасно.
  Гарри мог совершить ужасную, непоправимую ошибку, поступив в другую школу, тогда как жителям магической Англии... да и директору - чего греха таить, был очень нужен Мальчик-Который-Выжил. Именно поэтому Дамблдор решил лично пообщаться с отпрыском безвременно почивших героев войны и около полудня появился на Тисовой улице. Можно было и раньше, однако из-за кошачьего концерта, с которым не смогли справиться заглушающие чары, Великий Светлый маг банально проспал. Помимо того много времени заняло решение непростой задачи: какую мантию надеть для встречи. Его любимую - алую с гарцующими единорогами, или фиолетовую с блестками, приводящую в восторг магглорожденных первокурсников.
  Дверь директору открыл сам Гарри. Оглядел добродушно улыбающегося волшебника в аляповатом балахоне со звездочками, остроконечной шляпе с широкими полями, белоснежной, словно сделанной из ваты бородой, и заявил:
  - Добрый день! Вы ошиблись! Чета Полкиссов, у сына которой сегодня день рождения, живет в доме номер двенадцать, а это - дом номер четыре. Мы клоуна-аниматора не заказывали.
  Мальчик хотел было закрыть дверь, но Альбус, немного обидевшийся на сравнение с клоуном, мягко сказал:
  - Нет, мой мальчик, я не ошибся. Я пришел именно к тебе. Профессор МакГонагалл вчера должна была рассказать обо мне. Я - Альбус Дамблдор, директор школы чародейства и волшебства.
  Великий Маг ожидал удивления от того, что сам директор Хогвартса решил лично посетить будущего первокурсника, восхищения от неожиданной встречи с человеком, имеющим в Магической Англии власти больше, нежели сам министр, восторга от лицезрения заслуженного чародея, олицетворявшего собой ожившую сказку... И уж точно не мог предположить, что после его заявления мальчик покачает головой, возведет глаза к небесам и обреченно протянет:
  - Это никогда не кончится!
  Не дав директору времени на склеивание порванного шаблона, Поттер пригласил его в дом и усадил на диван, предварительно убрав с него книги и листки с заметками. Со старческим кряхтением умостив пятую точку на мягкую мебель, за неполные трое суток имевшую честь принимать уже третью волшебную задницу, директор отметил, что Минни была права. Сходство Гарри со Снейпом прослеживалось невооруженным взглядом. Одеть мальчика в черное, убрать очки и шрам, удлинить волосы и испачкать их в чем-то липком, изменить цвет глаз, скорректировать размер носа - и получится вылитый Северус в детстве! Нужно обязательно проверить эту догадку. Вчера после шутки Минни зельевар клялся, что у него с Эванс ничего не было, но теперь директор в этом сомневался. Обливиэйт-то никто не отменял, а живой отец - стопроцентная гарантия поступления Гарри в Хогвартс.
  - Итак, чем обязан вашему визиту? - поинтересовался Поттер у Великого мага.
  - Мальчик мой, я... - степенно начал директор
  Но Гарри перебил его:
  - Настоятельно прошу вас больше не использовать это выражение! Мы с вами не являемся родственниками, а в условиях отсутствия в этой комнате моих опекунов, данное словосочетание приобретает ярко выраженный сексуальный подтекст. Я, конечно, далек от выдвижения обвинения в склонности к педофилии Верховного Чародея Визенгамота, однако в дальнейшем рекомендую вам воздерживаться от подобных высказываний.
  Это замечание едва не заставило директора потерять лицо. Права была Минни - язвительность и нахальство, граничащее с откровенной наглостью! Сейчас Альбус готов был поклясться своей бородой, что перед ним - сын Северуса. Как говорят магглы, яблочко от яблони...
  - Я прошу меня простить, мистер Поттер, - пошел маг на попятную, сообразив, что привычными методами втереться к доверие к маленькому дьяволенку не получится. - Я привык работать с детьми, которых данное выражение нисколько не смущало. Но раз вы настаиваете, впредь постараюсь следить за своей речью. Возвращаясь к вашему вопросу, я заглянул сюда, чтобы помочь вам сделать нелегкий выбор школы, которая окажется достойной принять в своих стенах такого талантливого и неординарного ученика.
  - Не думаю, что мне необходима помощь, - возразил Гарри. - Я приобрел большое количество справочной литературы, содержащей информацию обо всех видных магических учебных заведениях.
  - Но вы же не станете спорить, что скромные советы опытного, умудренного годами мага могут оказаться полезными? - ухмыльнулся Альбус, загадочно поблескивая очками.
  Поттер ненадолго задумался, затем собрал разбросанные по комнате листки в одну стопку, взял верхний и решительно объявил:
  - Хорошо. Давайте начнем с Салема!
  Дальнейшие несколько часов стали для директора проверкой на прочность. Альбус задействовал весь свой дар убеждения, все ораторское мастерство, умение оперировать фактами, а также массу других полезных навыков. Так ему не приходилось выкладываться даже на заседании Визенгамота по делу задержанных Пожирателей, которых большинство присутствующих хотело линчевать, не тратя время на судебное разбирательство. Директору тогда пришлось сильно потрудиться, добившись оправдательных вердиктов для многих аристократов, изъявивших желание помочь общему благу (как правило, материально), но общение с юным Поттером выжало из Великого Мага все соки.
  Директор быстро понял, что врать или искажать общеизвестные сведения не следует. После того, как Гарри ухитрился поймать Альбуса на лжи, и тому пришлось долго выкручиваться, объясняя мальчику, что его сведения могли устареть, Светлый Маг решил играть честно. Он охотно делился информацией, попутно подводя Поттера к мысли, что в мире не существует школы лучше Хогвартса. И своей настойчивостью приводил собеседника в замешательство. Юный юрист не понимал мотивов старого мага, с необычайным упорством стремившимся затащить Гарри к себе, и держался настороже.
  Со слов Дамблдора, каждое учебное заведение, дающее образование юным волшебникам и ведьмам, имело опасные подводные камни, которые перевешивали все их достоинства. К примеру, минусами японской Махоутокоро являлось тесное сотрудничество с аякаси - могущественными демонами, лишь незначительная часть которых имела сходный человеческому разум, а также почитание древних традиций японской культуры, которая не близка по духу коренному европейцу.
  Недостатками Шармбатона было наличие огромного количества предметов, которые будущий адвокат счел бесполезными (история искусств, основы моды и стиля, домоводство и прочее), и присутствие большого количества студенток с вейловской кровью, способных негативно воздействовать на неокрепший разум мага. Увы, наличие на территории Франции крупнейшей общины вейл за последние века оказало сильное влияние на школу, где учился сам Николас Фламмель со своей супругой.
  Колдовстворец и Китеж отпадали по причине несовместимости магии - сомнительно, что потомку англосаксов покорится славянская система ритуалов. "Не примет земля русская ученика из Европы. У магглов даже поговорка имеется: что русскому хорошо, то немцу - смерть!". Угаду, расположенную в Африке, Поттер отбросил после рассказа об обрядах, с помощью которых тамошние маги повышали свою силу. Каннибализм и человеческие жертвоприношения были глубоко противны мальчику. Также под напором аргументов Дамблдора отпали мексиканские Тепочкалли и Кальмекак.
  - А что вы скажете о Дурмстранге? - с прежним энтузиазмом поинтересовался Гарри у заметно притомившегося волшебника. - Если верить буклетам, в этой скандинавской школе преподавателями поддерживается жесткая дисциплина. Первые годы обучения ученики находятся на казарменном положении, зато последние, наоборот - получают право свободного посещения, позволяющее уделять время практике по выбранной специальности. Дурмстранг обещает ученикам разностороннее образование и серьезную спортивную подготовку, включающую в себя фехтование, верховую езду, греблю, парусное дело, стрельбу и даже танцы. Я проглядел список изучаемых предметов - программа насыщенная. Математика, история, география, философия, логика, риторика, политическая экономия, право... А вы знаете, что Думстранг выпустил многих ученых-правоведов с мировым именем? К примеру, там учился немецкий философ права Гегель, который трактовал проблемы права, нравственности и государства с точки зрения истории.
  - Однако, по моему скромному мнению, в учебном процессе Дурмстранга наблюдается сильный перекос в сторону физических тренировок. Кроме того меня приводит в ужас непомерная учебная нагрузка, которая в последние годы только увеличилась. К примеру, одних только языков в этой школе изучается более десятка!
  - Разве это плохо? - невозмутимо пожал плечами Гарри. - В "Истории Гринготтса" упомянут нынешний глава отдела международного магического сотрудничества Бартемиус Крауч, который в совершенстве владеет сорока семью языками. А для адвоката понимать тонкости родной речи собеседников - умение крайне необходимое.
  Директор тяжело вздохнул:
  - Что ж, ты не оставил мне выбора... Не хотел тебе этого говорить, но нынешний директор Дурмстранга, Игорь Каркаров в прошлом являлся членом террористической группировки, известной как Пожиратели Смерти. Входившие в эту организацию маги были преданными сторонниками Темного Лорда и во время недавней войны занимались пытками и убийствами невинных людей. Не думаю, что Джеймсу и Лили понравилось бы, что их сын пошел учиться у верного слуги Волдеморта, с которым они боролись не жалея сил.
  - Минуточку! - воскликнул мальчик. - Если Каркаров является палачом и убийцей, что же он делает на свободе, и почему занимает столь ответственную должность?
  - Увы, Игорь откупился от тюрьмы ценными сведениями, - изобразив на лице скорбь, ответил Альбус. - Проще говоря, попав в руки аврорам, он без колебаний сдал правосудию всех своих сообщников в обмен на снятие обвинений, а потом сбежал из Англии. Я даже больше скажу, многие сторонники Волдеморта сейчас находятся на свободе, поскольку на суде заявили, что действовали не по своей воле, а под заклятием принуждения - империо. Они изображают порядочных граждан, пытаются деньгами заткнуть рты недовольным, но я уверен - нисколько не сожалеют о содеянном. И тебе нужно быть предельно осторожным, поскольку в умах многих бывших Пожирателей бродят мысли о мести тому, кто стал причиной поражения их любимого Лорда.
  Мальчик задумчиво нахмурил брови и с сомнением протянул:
  - Я слышал, что месть - это блюдо, которое подают холодным. Но не настолько же! У преступников было десять лет, чтобы до меня добраться, но я до сих пор жив. И признаков, говорящих о том, что меня поместили под программу защиты свидетелей, я что-то не наблюдаю.
  - Тем не менее, это так. Воспользовавшись властью, которую дает мне пост Верховного Чародея Визенгамота, я решил скрыть тебя в маггловском мире, тем самым надеясь уберечь от последователей безумного мага. И это мне удалось. Однако сейчас ты вступаешь в самостоятельную жизнь, и стены дома твоих опекунов больше не могут служить надежным укрытием, тогда как Хогвартс недаром называют самым безопасным и защищенным местом магической Англии.
  - Даже защищеннее сейфов Гринготтса?
  - Именно! - отчего-то обрадовался маг. Порывшись за пазухой, он достал сложенную газету: - Вот, полюбуйся на это! Не далее как сегодня ночью банк гоблинов был ограблен. Хорошо, что мой старый знакомый, сейф которого стал мишенью вора, загодя передал мне на хранение... Нет, это секрет, который я не могу разглашать!
  Смерив настороженным взглядом директора, поведение которого вызывало все больше вопросов, мальчик развернул газету и уткнулся в статью, сообщавшую о происшествии. Она была очень странной и грешила отсутствием логики. Поражало приведенное заявление секретаря: "Мы не скажем вам, что лежало в сейфе, поэтому не лезьте в наши дела, если вам не нужны проблемы!".
  Изучив "Историю Гринготтса", Гарри сомневался, что образованный гоблин, а тем более пресс-секретарь, был способен выдать подобную чушь. Он должен был вежливо сослаться на правила банка, обеспечивающие конфиденциальность информации о клиентах, или с гордостью заявить, что система защиты не позволила грабителям что-либо вынести... И вообще, откуда стало известно о краже? Коротышки вряд ли стали бы рассказывать о досадном инциденте, выявившем недостатки их охранной системы. Либо здесь имеет место недобросовестное искажение фактов автором статьи, либо что-то иное...
  - Скажите, почему вы так настойчиво уговариваете меня поступить именно в Хогвартс? - без обиняков поинтересовался Поттер у Великого Волшебника.
  Помявшись, тот ответил:
  - Дело в том, что после победы над Волдемортом, людям требовался некий символ, который помог бы им забыть об утратах и жить дальше. Этим символом стал ты. Мальчик-Который-Выжил, победитель Темного лорда, ты превратился в народного героя, имя маленького спасителя было у всех на устах. И сейчас вся Магическая Англия с нетерпением ожидает возвращения Гарри Поттера в магический мир. И я считаю, что мы должны этим воспользоваться. Сделать общество лучше, принести свет в заблудшие души корыстолюбцев, пошатнуть устои...
  Ступив на знакомую дорожку, Альбус продолжал расписывать важность идеи всеобщего блага, воцарению которого может помочь Гарри, не замечая, что мальчик его не слушает. А юный Поттер гадал, как ему поступить. Директор намерен затащить мальчика в Хогвартс и, судя по настойчивости, пойдет на любые меры, в число которых может попасть и то самое заклятие подвластия. Но зачем? Словам волшебника о том, что Англии нужен несущий свет Избранный, Гарри не очень-то верил. Наверняка директор просто хотел воспользоваться правом опекуна и забрать книги из сейфа Поттеров. Но даже если речи старца и были правдой, мальчик придерживался убеждения, что люди везде и во все времена одинаковы. История, произошедшая пару тысяч лет назад, непрозрачно намекала, что примерять на себя роль мессии-спасителя вредно для здоровья, и Поттер не собирался идти на поводу у директора.
  - Ладно, я согласен поступить в ваш Хогвартс! - прервал увлекшегося Альбуса маленький юрист.
  Маг расплылся в улыбке:
  - Вот и славно. Уверяю, в замке, построенном четверкой Основателей, ты сможешь получить много интересных знаний и завести верных друзей. А в знак признательности я хочу сделать тебе небольшой подарок, - Жестом фокусника директор извлек из рукава волшебную палочку и протянул Гарри: - Остролист, а внутри - перо феникса. Думаю, тебе должна подойти.
  Мальчик осторожно коснулся резной указки и почувствовал приятное тепло, которое потекло к нему в руку от этой невзрачной деревяшки.
  - Я же говорил! - обрадовался директор и засуетился: - Ох, заболтался я с тобой, а у меня еще дел много. Сегодня вечером... - Альбус осекся, вспомнив бледно-зеленое лицо Минервы, жадно пьющей холодную воду в тот момент, когда он решил зайти в ее комнату за подробностями вчерашней прогулки. - Нет, лучше завтра, я пришлю к тебе профессора МакГонагалл, раз уж вы с ней сумели найти общий язык. Она поможет с остальными покупками к школе, а сейчас позволь откланяться. Жду тебя первого сентября!
  Взмахнув своей узловатой палочкой, извлеченной из недр яркого балахона, директор исчез, а Гарри довольно ухмыльнулся. Обвести старого и "умудренного годами" мага вокруг пальца оказалось необычайно легко. Воистину: "Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!". Мальчик вчера и все сегодняшнее утро штудировал книги о магических школах и помнил, что в разделе "Истории Хогвартса", посвященном уставу школы черным по белому было написано: "зачисление нового ученика происходит в момент его распределения". Так что пусть Альбус Персиваль и так далее Дамблдор думает, что уже заполучил его, пусть присылает своих подчиненных, в английскую школу Гарри не собирался идти ни за какие коврижки!
  - И все же, Салем или Дурмстранг? - протянул юный гений, поднял глаза на белоснежную сову, устроившуюся на шкафу и все это время пристально наблюдавшую за беседой, и объявил: - Похоже, Клеопатра, тебе придется познакомиться с суровым скандинавским климатом.
  Если верить книге, в Дурмстранге Дамблдор точно не сможет его отыскать и использовать в своих целях. Главным образом потому, что местонахождение школы тщательно скрывалось от всего мира. Кроме того мальчика крайне заинтересовал список немагических дисциплин, а особенно упоминание об углубленном курсе права, которым не могли похвастаться остальные учебные заведения. А Каркаров Поттеру не страшен. Сотрудники этой школы при приеме на работу обязаны приносить клятву, что будут всеми силами заботиться о жизни и здоровье учеников. Следовательно, даже если вышеупомянутый Пожиратель будет вынашивать коварные планы мести, вплоть до самого выпуска Гарри нечего бояться.
  Сова печально угукнула, мол - полечу, куда мне деваться-то, и мальчик решительно подтянул к себе чистый листок.
  
  * * *
  
  Игорь Каркаров, мастер темных искусств, автор десятка учебников и монографий, обладатель чемпионского титула открытого международного турнира дуэльного мастерства семьдесят третьего года, в прошлом Пожиратель смерти, активный сторонник Волдеморта, а ныне скромный директор Дурмстранга разглядывал лежавшее перед ним заявление. В нем некто Гарри Поттер просил зачислить его в школу, порядок в которой вот уже девятый год всеми силами поддерживал Игорь. Каркаров не мог не оценить четкий слог, отточенные формулировки и лестные, но обоснованные замечания, которые автор заявления позволил себе привести в адрес Дурмстранга, объясняя причины, побудившие его остановить свой выбор на данном учебном заведении.
  Имя отправителя было прекрасно знакомо директору. Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, победитель Темного Лорда, стараниями Дамблдора имеющий собственный культ в Магической Англии. Как это ни странно, лимонники действительно были готовы поклоняться своему маленькому спасителю, несмотря на снисходительные усмешки жителей прочих магических держав. Их останавливало лишь одно - после пропажи Волдеморта герой поступил аналогично, мистическим образом исчезнув.
  Да-да, именно "пропажи", поскольку Игорь, как никто другой был уверен, Темный Лорд еще вернется! Об этом говорила уродливая метка на предплечье директора, в последнее время начавшая подавать признаки жизни. Череп со змеей, свидетельство фатальной ошибки молодости. Если бы Каркаров знал тогда, что этот символ принадлежности к тайному братству, которым они, амбициозные и полные надежд щенки, так гордились, на деле является замаскированным рабским клеймом...
  Маг вздохнул и потер занывшее плечо, уйдя мыслями на десять лет назад и заново переживая те дни, когда Волдеморт отправился к Поттерам и сгинул без следа. Как же радовался тогда Каркаров счастливому избавлению от жестокого господина! Он первым из Пожирателей смерти стал сотрудничать с авроратом, сдавая своих подельников, безумных фанатиков, одержимых идеей чистоты крови. Игорь не считал это предательством - бесправное имущество не может предать своего хозяина. Нет, он считал свой поступок искуплением грехов.
  Возможно, именно поэтому ему выпал шанс начать все сначала, которым Каркаров воспользовался. Едва покинув стены Азкабана, маг вспомнил о том, что за долгие годы общения с аристократами и самим Темным Лордом накопил много знаний о Темных Искусствах, и направил стопы в Дурмстранг, руководство которого в конечном итоге оценило деятельную натуру и железную хватку русского эмигранта, предложив ему директорское кресло.
  И бывший Пожиратель смерти сделал все, чтобы оправдать оказанное доверие. Работал, как вол, ухитряясь совмещать лекции и административную рутину, занимался научной деятельностью, написал несколько учебников, которые были по достоинству оценены специалистами. Именно благодаря ему за выпускников боевого факультета проводятся дуэли между командирами подразделений, новоиспеченных целителей принимают на работу даже без испытательного срока, а процент учеников Дурмстранга, получивших звание мастера, достигает астрономических величин, что даже Поттер умудрился отметить в своем заявлении.
  Вот уж, действительно, мальчик-загадка! Интересно, почему он не согласился обучаться в Хогвартсе? Хотя, учитывая, что там устроил Дамблдор, нет ничего удивительно в том, что с каждым годом под крылышко к Каркарову поступает все больше граждан Магической Англии. Тот же Малфой хотел отдать бывшему соратнику своего сына, но в последний момент передумал - видимо, потакая капризу супруги.
  - Что же мне с тобой делать, Гарри Поттер? - задумчиво произнес Игорь. - Ведь факт твоего обучения в Дурмстранге скрыть не удастся, и если... когда Темный Лорд возродится, он обязательно придет за тобой, надеясь отомстить виновнику своего падения. И я не знаю, сумеют ли древние скалы защитить тебя от гнева Лорда Судеб.
  Каркаров размышлял, взвешивая аргументы, затем взял ручку и размашистым почерком написал на заявлении: "Рекомендую зачисление на первый курс. Боевой факультет". Поставил рядом свою подпись и дату и торжественно сказал:
  - Не знаю, суждено ли тебе победить Темного Лорда согласно пророчеству, которое слышал Снейп, но будь уверен, я помогу тебе обрести силу, о которой он не будет знать! А будешь плохо стараться, вобью розгами через мягкое место!
  
  * * *
  
  Гарри Поттер устало откинулся на спинку стула и потер слезящиеся глаза. Все-таки проштудировать десяток полновесных томов за пару дней оказалось тяжеловато. Зато теперь он мог со спокойной совестью заявлять, что разобрался в основах Магического законодательства. И все же не помешает еще разок, просто для лучшего понимания материала, пробежаться по основным тезисам. Мальчик собрал в стопку листы своего конспекта и углубился в чтение.
  Первый вывод, который сделал Гарри, бегло просмотрев издание - система права в магическом и обычном обществах имела сходную структуру. Как и у подданных Соединенного Королевства, у магов были свои Статуты и Акты, огромное значение придавалось судебным прецедентам и обычаям. Некоторые правила утверждались на мировом уровне - к примеру, Статут о Секретности, принятый на заседании Международной Конфедерации магов в 1689 году. Он представлял собой договор-конвенцию между магами разных стран и обычными людьми, а его нормы, с течением времени дополняющиеся и изменяющиеся, стали основополагающими правилами жизни магов. По сути, Статут являлся Конституцией волшебного мира.
  Остальные законы и положения принимались либо Министерством Магии, либо Визенгамотом - судебным органом, в котором председательствовал чиновник Министерства. Это наводило Гарри на мысль об отсутствии в магическом мире чёткого разделения властей. Законодательная, исполнительная и судебная ветви власти срослись и перепутались настолько, что никакие сдержки и противовесы, использующиеся в современных демократических странах, не работали. Постановления Визенгамота (статуты и акты) были обязательны для Министерства Магии. Последнее, в свою очередь, тоже издавало различные акты, приказы и положения, которые не должны были противоречить законам Визенгамота.
  Но так было только на словах. Хотя и декларировалось, что Визенгамот в своих выводах должен не только опираться на предыдущие постановления (судебные прецеденты), но и судить "по справедливости, по совести, без гнева и пристрастия", принимаемые в разные годы судебные решения порождали серьезные противоречия. И это лучше всяких слов доказывало влияние политических сил на судебную систему. Например, некоторые дела десятилетней давности рассматривались без предварительного расследования, опираясь только на показания свидетелей или собственное признание, что умаляло само понятие правосудия.
  У магов существовала специфическая отрасль права - волшебное право или право о применении волшебства. Однако отсталость производства паровозом тащила за собой усеченное правовое регулирование экономической сферы общественной жизни, и данное законодательство было посвящено, в основном, отношениям с магглами и другими расами. Вот здесь министерские чиновники развернулись! Доходило до абсурда - существовало специальное положение, регламентирующее дресс-код мага в обычном мире. Помимо этого имелись списки заклинаний, разрешенных к применению на магглах, заклинаний, которые маги могли использовать в чрезвычайных случаях, и заклинаний для уполномоченных работников министерства.
  Специальные министерские указы ограничивали подделку защитных артефактов и оберегов, применения магии к предметам, созданным маглами, использование транспорта (метел, порталов, сети летучего пороха и аппарации, на которую требовалась лицензия). Акты Министерства устанавливали наказание волшебникам за неуместное использование магии, за колдовство в неподходящее время или с нарушением магических законов.
  Поттер не мог не отметить, что некоторые идеи, например, о равенстве прав волшебников и волшебниц независимо от пола, были новаторскими по сравнению с остальными устаревшими правилами из Средневековья. Да, как это ни странно, один из актов Визенгамота провозглашал принцип равенства всех волшебников и волшебных рас независимо от крови, происхождения и пола. Однако на деле правовое положение других рас отличалось от волшебников, поскольку многие введенные Министерством ограничения для нелюдей тут же превращали всеобщее равенство в фарс.
  Например, целая раса волшебных существ - домашние эльфы - являлись вечными рабами, переходящими по наследству. Причём такое положение существовало только лет двести пятьдесят. Ранее упоминаний о них, как о рабах, Гарри не встречал. Домашний эльф мог заключать мелкие сделки, но только от имени и к выгоде своего господина-волшебника, все прочие сделки признавались недействительными. Домашние эльфы могли работать только на своего господина, но за счет своей магии иногда достигали каких-то высот. В издании описывался процесс о признании недействительной сделки, заключенной домашним эльфом Таури, управляющим поместья Краучей.
  Конечно, не одни домашние эльфы страдали от парадоксов английского законодательства. Те же вервольфы, иначе говоря, оборотни были обязаны проходить регистрацию в Министерстве, а их деятельность контролировалась специальным отделом. Помимо этого представителям всех волшебных рас - великанам, гоблинам, русалам, оборотням, кентаврам и прочим (кроме детей от смешанных браков с волшебником) запрещалось учиться в Хогвартсе.
  Вернувшись к вопросам судебной системы, Гарри отметил тот факт, что мелкие дела о нарушении законов о волшебстве рассматривались Сектором по борьбе с неправомерным использованием магии Министерства, а крупные - уже Визенгамотом. Причём круг наказаний зависел только от фантазии магов. Встречались и тюремное заключение в Азкабане (за самые тяжкие преступления), и изгнание в мир без магии, и лишение волшебной палочки, и общественные работы. Также применялись домашние аресты, штрафы и куча других, порой, очень странных наказаний, например, танца на главной площади или обязательства не покупать лягушачью икру.
  Но даже это не являлось пределом! В волшебном мире существовали постановления о казни напавших на волшебников животных и даже о публичной порке вывески, посмевшей упасть на проходящего рядом мага. Что любопытно, жизнь мага признавалась главной ценностью, и смертная казнь не практиковалась. К почти смертной казни приравнивался поцелуй дементора, лишавший мага не жизни, но магии и разума. К другим любопытным фактам Гарри отнес то, что все акты Министерства Магии и Визенгамота должны были публиковаться в национальной газете, однако при этом составитель сборника в комментариях заявлял, что журналисты в погоне за сенсацией зачастую искажают текст официальных документов своими заметками.
  В целом, исходя из объемов судебной практики, можно было сделать вывод, что у магов активно развивалось договорное право. Им было знакомо классическое право собственности (в отличие от специфического у гоблинов), широко применялись сделки купли-продажи, аренды и найма. Анализируя законодательство в этой сфере, Гарри сделал вывод о том, что волшебники многое переняли у римских правоведов - частное право магической Англии почти полностью копировало законодательство древнего Рима. И наглядным доказательством таких "римских корней" являлась форма заключения договоров - либо подписанием единого контракта, либо рукопожатием и произнесением специальной формулы.
  Надо отметить, Поттеру всегда были близки идеи римского права. И близки настолько, что во время изучения сборника законов мальчик испытывал острое чувство "дежавю". Если верить теориям о переселении душ, в прошлой жизни Гарри наверняка был каким-нибудь римским патрицием, носил тогу с пурпурной каймой, гладкий золотой перстень, ходил на Форум, присутствовал на заседаниях Сената в курии, принимал участие в управлении государством и много-много читал. М-да... хорошее было время!
  Британские маги защищали свои обязательства в суде. Туда обращались при нарушении прав и интересов, а также за возмещением ущерба. Сохранились сведения, что до тысяча пятьсот пятого года волшебники могли разбирать споры самостоятельно при помощи прямого обращения к магии, однако разная трактовка посылаемых им знаков вела к недопониманию и распрям, продолжавшимся много лет. В качестве примера, известного всем английским магам, составитель приводил раздор между Малфоями и Уизли (то ли насчет земли, то ли овец - история это не сохранила), вражда которых не угасла и на момент выхода данного сборника.
  Напоследок можно отметить, что отсутствие промышленного производства повлияло на ограниченность права. Так, у магов не было правил, запрещающих недобросовестную конкуренцию или рекламу. Очень узко было патентное право, которое сводилось к выдаче лицензии на волшебные шутки (ее получал тот, кто первый обратится в Министерство с соответствующим заявлением).
  С использованием имени и образа в магическом мире и вовсе был кошмар! Актом Визенгамота волшебникам разрешалось использовать любые имена и образы. Этот закон был основан на древних обычаях, пришедших из глубины веков, когда магам приходилось прятать свой облик от темных сил. Существовал даже судебный прецедент, разрешающий сменить волшебнику имя. Стоило только произнести формулу "Pro Tutela Nomine", и волшебник мог назваться как угодно - хоть лордом, хоть королевой. Таким образом, Гарри не мог защитить свое имя и образ от использования в товарах, продающихся на Косой Аллее, и ему оставалось только смириться... Или изменить устаревшее законодательство!
  В этом странном мире, спрятавшемся, как улитка, в раковину древних обычаев, отгороженном от цивилизации грязными стенами "Дырявого котла", развитие права отстает как минимум на сто лет. Есть где развернуться человеку с работающей головой и хорошей подготовкой! Выучиться и перевернуть устаревшую правовую систему магической Англии - именно это стало целью маленького юриста.
  - И не найдется в мире человека, который не будет знать имени "Гарри Поттер"! - торжественно заключил мальчик.
  - Гарри, иди ужинать! - донесся зычный голос тети Петунии.
  - Уже иду! - крикнул в ответ будущий потрясатель волшебного мира, сложил листки с заметками и побежал на кухню.
  
  Прим.авт.: Материалы, использованные в общей характеристике магического законодательства, также были предоставлены автору многоуважаемой ЛЕТО_ЗИМА
  
  Глава 5
  
  Темной-темной ночью, в темном-темном кабинете зельеварения школы Чародейства и Волшебства собрались трое тем... нет, просто магов.
  - Долго еще? - зябко поежившись, поинтересовалась пожилая женщина.
  - Минни, дорогая, ты спрашивала это две минуты назад, - мягко сказал белобородый старец, укоризненно посмотрев на говорившую.
  - Всего две? А мне показалось, что прошла целая вечность. Я уже замерзла!
  - Печально, когда заслуженный профессор трансфигурации начинает забывать элементарные вещи, - язвительно произнес склонившийся над котлом мужчина. - Существуют же согревающие чары! Коллега, может, вам сварить настойку для улучшения памяти?
  - Нет уж, спасибо! Я еще помню твой омолаживающий бальзам, на трое суток отправивший меня в больничное крыло!
  - Если помните, значит, положение не настолько безнадежное. Навскидку - ранняя форма склероза. Для вашего возраста, коллега, это вполне обычное явление.
  Издав шипение разъяренной кошки, женщина вскочила со стула:
  - Намекаешь на то, что я превратилась в старуху? Да я еще тебя переживу, ловелас!
  - Попрошу без гнусных инсинуаций! - вскинулся зельевар, помешивая варево в котелке. - Я аргументированно доказал, что Гарри Поттер не может быть моим сыном!
  - Вот только твоим аргументам не хватило убедительности, и в итоге мне пришлось добывать волосы мальчика! Знаешь, как тяжело было сделать так, чтобы он ничего не заметил? У Гарри ведь тетка помешана на чистоте, в доме ни пылинки, ни соринки не найти. Пришлось воспользоваться "секо" в Косом, а потом делать вид, что отгоняешь насекомое. Так стыдно было! Я почувствовала себя воровкой.
  - Не переживай, Минни, кража во имя благих целей - не преступление, - успокаивающе протянул старик.
  - Благих? - иронично вскинув бровь, переспросил зельевар. - Это где, позвольте спросить, вы увидели благо в моей проверке на родственную связь с Поттером? И почему вас вообще волнует этот вопрос? Ведь мальчишке вполне неплохо живется со своими родственниками, ну, а мне это чудовище...
  - Северус, ну что ты, как маленький! Разве это плохо, если потерявший родителей сирота узнает, что у него есть живой отец? Кроме того, я не понимаю причины твоей неприязни к юному Поттеру. Мальчик очень воспитанный, прекрасно разбирается в праве. Как по мне, таким сыном можно гордиться!
  - Ага, сейчас! Только завязочки на мантии поглажу! - буркнул под нос Снейп, сцеживая голубоватую жидкость из котла в широкую стеклянную колбу.
  Когда емкость заполнилась, зельевар потушил огонь под котелком, водрузил тару на стол и объявил:
  - Готово!
  - Ну, наконец-то! - радостно воскликнула Минерва.
  Порывшись в кармане, профессор трансфигурации достала клочок пергамента с завернутой в него прядью волос. Северус брезгливо поковырялся в трофее анимага и констатировал:
  - Маловато будет, так что придется использовать сразу все.
  - Действуй, - кивнул Дамблдор, поблескивая очками.
  Зельевар поднял пергамент и ловко стряхнул генетический материал в колбу с горячей жидкостью. Затем принялся ощупывать свою шевелюру в поисках локона, с которым было не жаль расстаться.
  - Ой, да что ты возишься! - воскликнула стоявшая рядом Минерва.
  Не мудрствуя лукаво, она ухватилась за одну из торчавших прядей брюнета и сильно дернула. Снейп отшатнулся и зашипел, как рассерженная змея, оставив волосы в руке у МакГонагалл, а та невозмутимо поинтересовалась, демонстрируя свою добычу:
  - Этого хватит?
  - Ох, попросишь ты у меня кошачьей мяты в засушливый год! - угрожающе произнес зельевар, но волосы взял, отобрал похожее по объему количество и кинул в свежее зелье.
  Троица, не сговариваясь, затаила дыхание. Сейчас все решится. Образцы быстро и без остатка растворились в голубой жидкости, после чего та забурлила и внезапно изменила цвет на темно-багровый.
  - Убедились? - не скрывая торжества, произнес декан слизеринского факультета.
  - Очень жаль, - не сдержал разочарования Дамблдор. - Что ж, мой мальчик, не стану больше тебя отвлекать. Сладких снов!
  Дождавшись ухода директора, несколько сконфуженная Минерва обратилась к зельевару, собирающему со стола инструменты и неиспользованные ингредиенты:
  - Северус, я прошу прощения.
  - Не беда, новые отрастут, - отозвался Снейп, заправив прядь за ухо.
  - Да я не про волосы! Извини за мою шутку. Я же не знала, что Альбус так на нее отреагирует.
  Смерив внимательным взглядом Минерву, зельевар хотел отпустить какое-нибудь подходящее случаю язвительное замечание, но потом передумал, вздохнул и примирительным тоном заявил:
  - Извинения приняты.
  - Спасибо! - улыбнулась МакГонагалл. - Ну, я тоже пойду. Спокойной ночи!
  Дождавшись, пока шаги профессора затихнут, Снейп двумя взмахами волшебной палочки уничтожил остатки зелья и поспешил в свою комнату. Там достал припрятанную в шкафу бутылку огневиски, сорвал крышку и сделал глоток прямо из горла. Высокоградусная жидкость опалила связки и рухнула в желудок, распространяя по телу приятное тепло. Зельевар почувствовал, как его отпускает напряжение, в котором он пребывал с того самого момента, когда директор явился к нему в кабинет и потребовал приготовить состав определения родства.
  - Слава Мерлину, - облегченно выдохнул Северус.
  Профессору было чего опасаться, ведь, несмотря на все отговорки и аргументы, Гарри вполне мог оказаться его сыном. Снейп отчетливо помнил пасмурный осенний вечер, когда к нему пришла Лили. Они с Эванс не общались с тех самых пор, когда слизеринец прилюдно оскорбил девушку, но тот день стал исключением. Миссис Поттер отчаянно нуждалась в жилетке, куда можно было хорошенько выплакаться, а зельевар отчего-то оказался единственным доступным кандидатом.
  Надо сказать, со своей ролью он справился на "превосходно", выслушав все жалобы на мужа, целыми днями пропадающего на работе, на сестру, выскочившую замуж и не желающую знаться с "ненормальной", на подруг, которые не могли понять ее страданий от одиночества, на ужасы войны... Северус умел слушать. И сочувствовать тоже умел. Он принес бутылку вина, каким-то чудом отыскавшуюся в его лачуге, зажег камин и... все произошло как-то само собой.
  Потом последовала еще одна встреча, на которой изображавшая Ледяную принцессу Лили потребовала от Снейпа непреложный обет. Она хотела быть уверенной, что зельевар никому и никогда не расскажет о той ночи. Северус не смог отказать девушке, но втайне надеялся, что его школьная подруга и первая любовь одумается, бросит никчемного Поттера и уйдет к нему. Однако такие сюжеты встречаются только в маггловских романах для женщин, а реальная жизнь обычно несправедлива.
  Вздохнув, профессор достал стакан, наполнил его янтарной жидкостью и уселся в потертое кресло, предавшись печальным воспоминаниям.
  
  * * *
  
  Гермиона Джин Грейнджер, единственная и горячо любимая дочка добропорядочной четы дантистов, круглая отличница и будущая Великая Волшебница (согласно планам самой Гермионы) с трудом волочила тяжеленный чемодан по платформе девять и три четверти. Его ручка то и дело выскальзывала из потных ладошек, заставляя девочку усомниться в правильности поговорки "Книг много не бывает!", а углы то и дело задевали сновавших по платформе волшебников, не спешивших предложить свою помощь покрасневшей, выбивающейся из сил отличнице.
  Но Гермиона не привыкла пасовать перед трудностями. Дойдя до нужного вагона, она предъявила билет кондуктору, отволокла свои вещи в первое свободное купе и рухнула на лавку, пытаясь отдышаться. Да уж, ее второй визит в магический мир оказался не таким сказочным, как поход по Косому Переулку. Там присутствовало невероятное, будоражащее сознание ощущение волшебства, а здесь... Обычная платформа, самый обычный, хоть и окрашенный в ярко-алый цвет паровоз, вагоны и кондуктор в форме. Единственное доказательство пребывания девочки в мире волшебства - это необычный проход на платформу. Ну и волшебники на ней.
  Поведение и внешний вид некоторых из них рождали у Грейнджер множество вопросов. Начать хотя бы с рыжего семейства у стены с проходом. Шумные, неопрятные, больше напоминающие цыганский табор, чем магов, они с первого взгляда вызвали неприязнь у помешанной на дисциплине девочки. А черноусый мужчина в высоченном цилиндре и цветастом наряде, похожем на маггловский банный халат, или пожилая женщина с чучелом какой-то птицы на шляпе?
  - Волшебники странные, - признала девочка и устроилась поудобнее.
  Глядя в окно, она пыталась угадать, кто из сновавших по перрону первокурсников станет ее соседом по купе. А возможно и другом. Да, Гермиона очень хотела с кем-нибудь по-настоящему подружиться, но стеснялась в этом признаться даже родителям. В прежней школе достойных кандидатов в друзья для нее отчего-то не нашлось. Одноклассники дразнили отличницу заучкой и выскочкой (а некоторые еще и кроликом, что было особенно обидно), а ученики постарше не хотели водиться с малявкой, что очень расстраивало девочку. Может, мир волшебства поможет ее мечте осуществиться?
  Время шло, но в купе, где расположилась Грейнджер, никто заходить не спешил. И хотя дверь периодически открывалась, увидев лохматую девочку, будущие ученики молча или с разочарованным возгласом: "Ой, тут уже занято!" - отправлялись искать другое место. Вот уже был дан сигнал к отправлению, родители начали махать своим отпрыскам, высовывающимся из окон, паровоз окутался клубами пара...
  И тут на перроне началось настоящее цирковое представление. Та самая семейка рыжих цыган с криками сломя голову мчалась к готовящемуся тронуться составу, спотыкаясь, роняя вещи, отдавливая ноги не успевшим убраться с их пути провожающим. Один из чемоданов умудрился раскрыться, усеяв все вокруг каким-то барахлом, толстая рыжая женщина, вопя так, что наверняка было слышно на маггловской части вокзала, кинулась все это собирать, ухитряясь попутно отвешивать подзатыльники двум похожим друг на друга мальчишкам. Глядя на весь этот ужас, Гермиона поклялась, что рыжий конопатый пацан с вымазанным грязью носом, который, по всей видимости, тоже впервые отправляется в Хогвартс, никогда не станет ее другом. Даже при отсутствии альтернативы на горизонте!
  Рыжие успели. Правда, несколько чемоданов им пришлось уже на ходу забрасывать в последний вагон. Вот ведь чудики! Поезд набрал скорость и вскоре оставил вокзал позади. Наблюдать за живописной зеленью за окном и домиками лондонского пригорода Гермионе быстро надоело. Расстроенная тем, что у нее так и не появилось соседей, девочка решила почитать, но тут дверь купе распахнулась. Парочка одинаковых конопатых мальчишек бесцеремонно поинтересовалась у Грейнджер:
  - Ты не видела...
  - ...Гарри Поттера?
  - Нет, - ответила девочка, и близнецы сразу же испарились.
  Покачав головой, Гермиона раскрыла чемодан и задумалась, какая книга поможет ей скоротать время. Учебники за первый курс были прочитаны еще в первую неделю, "История Хогвартса" и прочая дополнительная литература также была изучена. Может, полистать "Капитал" Маркса, прихваченный для легкого чтения? Определиться Грейнджер не успела. Дверь купе снова открылась, явив первокурсника со светлыми, зализанными назад волосами, за которым маячила парочка упитанных мальчишек.
  - Мне сказали, что в этом поезде едет Гарри Поттер, - заявил блондин, странно растягивая слова. - Ты его не встречала?
  - Нет, - отозвалась Гермиона и в свою очередь поинтересовалась: - А зачем он тебе? Ой, извини, я не представилась! Гермиона Грейнджер.
  Однако попытка познакомиться с треском провалилась. Окинув девочку презрительным взглядом, поклонник Поттера процедил: "Грязнокровка!" - и удалился вместе с сопровождающими. Обиженная в лучших чувствах будущая Великая Волшебница достала из чемодана самую известную работу Дейла Карнеги о способах завоевания друзей и попыталась отыскать там ответ на вопрос, что она делала не так. Не прошло и четверти часа, как ее оторвали от чтения. На сей раз визитером был тот самый конопатый ученик, так и не удосужившийся вымыть лицо.
  - Эй, ты тут Гарри Поттера не видела? - нагло поинтересовался он у девочки, на что получил все тот же ответ.
  Правда, на этом не успокоился. Тщательно осмотрел купе, даже заглянул под сиденья, видимо, всерьез рассчитывая отыскать там неуловимого Мальчика-Который-Выжил, разочарованно вздохнул и оставил Гермиону наедине со своими мыслями.
  - Дался им этот Поттер! - раздраженно выдохнула она.
  Грейджер не понимала ажиотажа вокруг личности ее одногодки. И хотя она прочитала массу книг, где рассказывалось о подвиге Героя Магической Англии, девочка не могла не отметить массу нелогичных моментов. Например, почему все авторы, как один, утверждали, что страшного Темного Лорда победил именно младенец? Ведь в доме, куда пришел Тот-Кого-Нельзя-Называть (ну и глупое прозвище!), были еще и родители Гарри. Ну а утверждение, что маньяк-убийца воспользовался непростительным, оставившим шрам на лбу Героя, и вовсе попахивало бредом. В книгах говорится, что от него не существует защиты. Как же тогда выжил Мальчик-Который-Выжил (похоже, волшебники помешаны на дурацких кличках)? И почему все решили, что применялась именно Авада? Свидетелей-то не было.
  Услышав звук открывающейся двери, Гермиона раздраженно воскликнула:
  - Да нет здесь вашего Гарри Поттера!
  - П-простите, вы не видели жабу? - неуверенно спросил стоявший на пороге полноватый мальчик. - Тревор все время от меня убегает... Кстати, я Невилл... Невилл Лонгоботтом.
  Оценив приятное изменение сценария, Грейнджер ответила зардевшемуся от смущения гостю:
  - Если твой Тревор не рыжий и веснушчатый, тогда - нет, не видела.
  - Нет, он зеленый и с бородавками... Любит мух и червей... П-простите, я, наверное, пойду.
  Девочка кивнула и хотела было вернуться к книге, но тут в ее лохматой, набитой знаниями голове возникла гениальная идея:
  - Подожди! Давай, я тебе помогу. Вдвоем мы быстрее разыщем твою жабу, - вскочив, Гермиона сунула книгу в чемодан, подхватила стеснительного владельца земноводного под локоток и решительно объяснила ему план действий: - Если Тревор не владеет аппарацией, он еще в вагоне. Ты по очереди проверяй первые купе, а я начну с конца. Встретимся посередине, идет?
  - Х-хорошо, - неуверенно улыбнулся Невилл.
  В то время как парочка охотников за жабами приступала к поискам, Рон Уизли, шестой ребенок бедного семейства, за которым прочно закрепилась позорное клеймо Предателей Крови, переживал в пустом купе крах своих поистине наполеоновских планов. Сколько себя помнил, Рон всегда мечтал познакомиться с Гарри Поттером, стать ему другом и на равных разделить с героем тяжкое бремя богатства и славы. И мама обещала, что сегодня заветное желание Ронниникса исполнится - он встретится со своим кумиром.
  Но что-то пошло не так. Поймать Мальчика-Который-Выжил у прохода на платформу девять и три четверти не получилось, а из-за долгого ожидания они все едва не опоздали на поезд. Однако и в Хогвартс-Экспрессе героя не оказалось! Близнецы уже успели проверить три вагона с учениками первых курсов, пока староста обходил купе, занятые старшекурсниками, но Поттер как сквозь землю провалился. Желая поскорее найти шрамоголового зазнайку, смеющего нахально уклоняться от встречи с его будущим лучшим другом, Рон самостоятельно осмотрел вагон с новичками, но тщетно.
  Герой обнаруживаться не пожелал. Братья тоже разводили руками. Может, победителя Того-Кого-Нельзя-Называть вообще не было в поезде? Может, преисполнившись важности, он решил, что в Хогвартсе ему учиться незачем? Если так, на планах Рона можно ставить крест. Как можно делить то, чего нет?
  Мальчик тяжело вздохнул. Будущее казалось ему туманным и воняло неопределенностью, как мерзкая тушеная капуста, которую часто готовила миссис Уизли. Распланировав все на несколько лет вперед с учетом того факта, что друг-герой будет рядом, Рон не представлял, что ему теперь делать. Как добыть богатство и славу, если он ничего не умел? Да, он обожал квиддич и мечтал стать всемирно известным игроком, но первокурсникам в него играть запрещено... Хотя, можно же стать лучшим учеником, как Перси! Пусть близнецы издеваются над ним, но Рон видел, что родители довольны, когда профессора хвалят их сына. А как радовалась мама, когда тот получил значок старосты...
  Да, решено! Рон станет лучшим учеником Хогвартса, обойдя по успеваемости даже Перси! Благодаря ему Гриффиндорский факультет будет грести баллы лопатой, а все остальные станут завидовать Уизли Великолепному... или Блистательному? Нет, лучше Великолепному! И у него для этого есть все, что нужно. Ведь занятия еще не начались, а Рон уже знает много заклинаний, о которых ему рассказывали Фред с Джорджем. Надо только опробовать их, пока никто не видит. Пусть в своем таланте мальчик не сомневался, но на всякий случай...
  Шестой Уизли достал старую волшебную палочку, из кончика которой торчали волосы единорога, и оглядел купе в поисках предмета, с которым можно было поэкспериментировать. Как назло на глаза попадался только чемодан, но колдовать над вещами было боязно. Если вдруг что, мама его по голове не погладит. Придется использовать Коросту - ее не жалко! Мальчик извлек из кармана спящую крысу с облезлой шерстью и положил ее на стол. Но едва взмахнул палочкой, как дверь его купе открылась, впуская лохматую девочку с большими передними зубами, делавшими ее похожими на маленького бобренка.
  - Привет, ты жабу не видел? - спросила она. - О, ты колдуешь? Можно посмотреть?
  Рон недовольно скривился, но милостиво разрешил:
  - Ладно. Только не мешай! - откашлявшись, он взмахнул волшебной палочкой и с достоинством продекламировал: - Жирная глупая крыса, перекрасься в желтый цвет и стань такой же, как масло, как солнечный свет!
  Ничего не произошло. Спящая (или дохлая - Гермиона не была точно уверена) крыса все так же лежала на столе, не собираясь менять оттенок шерстки. Покосившись на девочку, рыжий повторил свой стишок, но уже громче и махая палочкой настолько яростно, что со стороны казалось, будто он отгоняет мух.
  - А ты уверен, что это правильное заклинание? - не в силах сдержать усмешку, поинтересовалась Грейнджер. - Я прочитала все учебники за первый курс, но не встречала там ничего подобного.
  - Да? - зло переспросил Уизли. - Ну, тогда сама попробуй! А то строишь из себя невесть что.
  - Легко!
  Девочка достала свою волшебную палочку, глядя на которую, Рон испытал острый приступ зависти, направила ее на зверька и уверенно произнесла:
  - Колорус!
  Результата не было.
  - Ага! - обрадовался рыжик. - Сама ничего не умеешь, зато других поучаешь. Заучка! Учебники она прочитала. Как говорит мой дядя, книжки ума не прибавляют!
  Услышав обидное прозвище из уст рыжего гадкого неудачника, Гермиона разозлилась. Сожалея о неудаче, она повторила попытку и почувствовала, что вся испытываемая ей злость, обида и прочие эмоции мощным потоком хлынули в волшебную палочку, которая в ответ выдала ослепительный луч, ударивший крысу в бок.
  Дальнейшего никто из детей не ожидал. Облезлую крысу охватило пламя. Взвизгнув на ультразвуке, она взвилась в воздух, в полете превращаясь в толстенького мужчину. Рухнув на пол, по пути разломив столик, неизвестный завопил раненым зверем, вертясь и пытаясь сбить огонь со своей пятой точки, не обращая внимания на перепуганных, вжавшихся в углы детей. Но пламя, рожденное благодаря магическому выбросу Гермионы, сконцентрированному ее волшебной палочкой, не унималось, и вопящий мужчина кинулся в коридор.
  Неизвестно, хотел ли он добраться до туалета, чтобы добыть воды, или просто ринулся к выходу из вагона, только по пути крыс-перевертыш натолкнулся на Невилла, со счастливой улыбкой сжимавшего в руках жабу. От неожиданного удара мальчик упал, выпустив своего любимца, который поспешил воспользоваться предоставленной свободой. Вопивший мужчина, не удержав равновесия, тоже растянулся на полу, не прекращая хлопать ладонями по горящим штанам.
  Именно эту картину застал Перси, после безуспешных поисков Поттера вспомнивший о своих обязанностях и решивший проверить новичков. Больше от испуга, чем осознанно, Уизли направил на человека палочку и крикнул:
  - Ступефай!
  Тот мгновенно затих. Перси догадался воспользоваться агуаменти, быстро потушил пожар на заднице неизвестного и строго поинтересовался у первокурсников, начавших выглядывать из своих купе:
  - Что здесь произошло?
  - Это все заучка виновата! - воскликнул Рон, тыча пальцем в бледную Гермиону. - Она мою крысу превратила в человека, а потом подожгла! Я уверен, она - сторонница Пожирателей Смерти, и тоже любит всех пытать и мучить! Ее нужно выбросить из поезда! Вот прямо сейчас! Таким, как она, не место в Хог... Ой!
  Поборовшая испуг Гермиона, позабыв наставления Карнеги, заткнула горлопана ударом кулака в нос, от которого Рон шлепнулся на пятую точку и затих, схватившись за покрытый веснушками пострадавший орган.
  - Хватит врать! Это всего лишь анимаг, я о них читала в учебнике по трансфигурации. И я не хотела его поджигать, это случайно вышло.
  - Ага, конечно... - произнес рыжик, боязливо отползая от разъяренной лохматой фурии. - Пожирательница!
  - Смотрите, у анимага метка на плече! - раздался возглас одного из глазастых учеников.
  - И правда! Сьюзен, ты только погляди! Татуировка, как у слуг Темного лорда.
  - Надо срочно сообщить тёте! - заявила вышеупомянутая девочка и шмыгнула обратно в купе.
  - Рон, а ты уверен, что это именно твоя Короста? - с сомнением протянул Перси, предчувствуя неприятности.
  - Мерлином клянусь! Она это! - на весь вагон закричал его недалекий брат, размазывая по лицу кровавые сопли. - А эта Пожирательница... У-уй!
  Вышеупомянутая особа больно пнула обидчика по ребрам и пригрозила:
  - Будешь обзываться, еще добавлю!
  Рон проявил благоразумие и заткнулся, но шум и крики в вагоне усиливались. Ученики обсуждали событие, гадали, почему замаскированный Пожиратель решил пробраться в Хогвартс-экспресс. Уж не в поисках ли Мальчика-Который-Выжил? А подкравшиеся незаметно близнецы не нашли ничего умнее, как заявить, по обыкновению, дополняя друг друга:
  - Ронниникс, а ведь ты...
  - ...очень любил спать со своей крысой...
  - ...которая оказалась анимагом...
  - ...и теперь получается...
  - ...что ты спал в одной постели с толстым грязным мужиком!!! - закончили они уже хором с дебильными улыбками до ушей.
  Чувство надвигающихся неприятностей у Перси крепло с каждой секундой.
  
  * * *
  
  Поздно ночью директор Хогвартса, Альбус-чего-то-там-Дамблдор сосредоточенно жевал мармелад, привычно заедая сладким неприятности, которые приключились с Великим Волшебником. Настолько неудачного дня старый маг в своей жизни припомнить не мог. Даже бомбежка, под которую он умудрился угодить во время войны пятидесятилетней давности, не шла ни в какое сравнение с тем, что ему довелось пережить сегодня.
  Началось все с разговора с Молли Уизли. Взбешенная матриарх рыжего семейства сообщила директору, что не смогла встретить Поттера у входа на платформу. Тогда он не сильно обеспокоился. Все же наблюдательностью курица-наседка, вынужденная следить еще и за своими излишне активными детьми, презирающими дисциплину, похвастаться не могла. Решив, что Гарри все же сел на поезд, Альбус закончил разговор, однако спустя пару часов с досады едва не съел свою бороду, жалея, что не послал кого-то проверить, так ли это.
  В Хогвартс-Экспрессе обнаружился мертвый (согласно официальным документам) герой войны, Питер Петтигрю, собственной живой, хоть и немного подгоревшей персоной. Об этом директору рассказал Аластор, заявив, что ничем помочь не может, поскольку глава Департамента Магического Порядка, племянница которой лично видела Питера с темной меткой на плече, подняла по тревоге весь аврорат. В итоге Дамблдору пришлось довольствоваться ролью наблюдателя, глядя на то, как бравые авроры выясняют личность задержанного, потом переправляют его для дальнейшего разбирательства прямиком в министерство, собирают показания участников и многочисленных свидетелей случившегося.
  В связи с этим у Главы Визенгамота появилось очень много дел, из-за которых впервые за много лет директор пропустил распределение. Ему пришлось давать объяснение сначала коллегам, потом прессе, как-то очень быстро прознавшей об инциденте в поезде...
  "Ох уж эта Скитер! Никакого уважения к старческим сединам!" - разочарованно подумал Великий Волшебник, отправляя в рот очередной кусочек мармелада. - "И кто бы мог предположить, что беднягу Питера, все это время жившего без забот в семействе Уизли, раскроет какая-то магглорожденная! Права была Минни, это маленькое лохматое чудовище доставило нам проблем".
  Но неприятности с неожиданно воскресшим Петтигрю, оказавшимся слугой Темного Лорда, мало волновали Альбуса. Ему не впервой попадать в такие ситуации. Отвертится! Успокоит обывателей, развеет подозрения коллег, надавит авторитетом, если придется. А вот исчезновение Поттера было куда важнее. Улучив минутку и наведавшись в дом Дурслей, директор выяснил, что негодный мальчишка наглым образом обманул его, отправившись совсем в другую школу. В какую именно, было непонятно. И даже легилименция не помогла - родственники Поттера просто не знали этого, поверив на слово маленькому паршивцу, заявившему, что выбранное им учебное заведение является лучшим в своем роде.
  Магу хотелось понять, куда поступил мальчик, и как его теперь перевести в Хогвартс? Без Поттера многие рассчитанные на долгие годы планы директора пойдут прахом, а общее благо окажется в опасности. Этого нельзя допустить! Только Альбус достоин быть воспитателем юного героя, только под его чутким руководством Избранный сможет пройти путем, уготованным ему Пророчеством, только Великий Светлый маг должен решать судьбу Мальчика-Который-Выжил и всей Магической Англии.
  Забывшись, директор стукнул кулаком по столу, заставив подпрыгнуть лежавшие на нем артефакты и возмущенно пискнуть разбуженного Фоукса. Боль в отбитых пальцах помогла. Отодвинув в сторону эмоции, Дамблдор сосредоточился на поиске выхода из положения. Связаться с мальчиком будет несложно - защита любой школы должна пропускать письма для учеников, но уговорить отправиться в Хогвартс... Да, тут потребуется что-то большее, нежели призывы к всеобщему благу и, кажется, Альбус уже знал, что именно.
  Разоблачение Петтигрю послужит основой для пересмотра дела Блэка. Ну а крестный, которому директор обеспечит нужную мотивацию, в два счета вернет сына своих друзей на родину. Тем более Сириус абсолютно предан директору, и не подумает ставить его аргументы под сомнение.
  С удивлением обнаружив, что в тарелке больше не осталось мармелада, Великий Волшебник облизал липкие пальцы, мысленно сделал заметку на будущее - пополнить запас сладостей в кабинете, и приступил к составлению ходатайства, которое он озвучит на ближайшем заседании Визенгамота. А в это же самое время усталая профессор трансфигурации щедро наливала себе в кружку порцию спиртовой настойки.
  Декан львиного факультета тоже считала этот день неудачным, поскольку Грейнджер, это маленькое лохматое чудовище подтвердило худшие опасения Минервы, поступив на ее факультет. А все потому, что старшекурсники после инцидента в поезде единогласно признали, что девочке, которая, еще не доехав до Хогвартса, умудрилась разоблачить Пожирателя Смерти, сразиться с ним и победить, одна дорога - в Гриффиндор. Естественно, новоиспеченная "героиня" решила прислушаться к их авторитетному мнению. И профессор трансфигурации боялась представить, что устроит в ее львятнике эта буйная особа, одним махом ставшая популярнее знаменитой четверки Мародеров.
  - Надо запастись валерьянкой! - решила МакГонагалл, в очередной раз наполняя кружку.
  
  Глава 6
  
  - Гарри, ты не забыл положить теплые носки?
  - Да, тетя.
  - А зубную щетку?
  - Взял две, про запас.
  - Вот, положи еще эту вязаную жилетку!
  - Но у меня уже три свитера упаковано!
  - Не спорь со мной! По телевизору сказали, что осень будет холодной, а она из собачьей шерсти. Наденешь под костюм - и тепло, и видно не будет!
  Обреченно вздохнув, Гарри взял жилетку и спрятал в свой сундук-библиотеку, стараниями тетушки постепенно превращавшуюся в платяной шкаф. Да, когда родственники о тебе заботятся - это приятно. И даже когда их забота переходит все границы, остается только смириться с неизбежным. Стоя в сторонке и не мешая хлопотам Петунии, отчего-то решившей, что ее малолетний племянник отправляется не в школу магии, а как минимум, на Северный полюс, мальчик подводил итоги прожитого месяца.
  Несмотря на опасения Гарри, Дамблдор ничего не заподозрил. Во всяком случае, после повторного визита в магический мир в компании профессора трансфигурации больше Поттера никто из Хогвартса не беспокоил, чему мальчик был только рад. Надо сказать, тот поход в Косой переулок оказался очень полезен. Юный юрист, которому ранним утром усталая Клеопатра доставила ответ из Дурмстранга, успел не только договориться с гоблинами насчет оплаты обучения, но и приобрести всю необходимую литературу для первого курса.
  МакГонагалл ничего не сказала по поводу покупки лишних книг. Она вообще была неразговорчивой и какой-то дерганой. А порой, когда думала, что Гарри не видит, начинала пристально разглядывать мальчика. Это нервировало. Как и постоянные попытки бесцеремонных прохожих навязать свое общество Герою Магического Мира.
  В тот день ажиотаж в Косом Переулке был меньшим, и толп суетящихся магов не наблюдалось. Как пояснила профессор, неприятно поразившая Гарри свистопляска была вызвана тем, что многие ученики Хогвартса, получив список необходимых предметов, сразу кинулись за покупками. А когда основная масса особенно нетерпеливых приобрела все необходимое к школе, торговый квартал постепенно возвращался в привычный ритм жизни, и это привело к тому, что Поттера на улице стали узнавать.
  Потакая МакГонагалл, мальчик терпеливо сносил домогательства. Поглаживания по голове, пожатия рук и даже тыканье пальцев некоторых особо любопытных в его шрам на лбу. Да, знаменитым быть нелегко! С большим удивлением Гарри узнал, что к числу его фанатов принадлежит и профессор Квиррелл, преподающий в Хогвартсе Защиту от Темных Искусств. Заикающийся учитель, носящий тюрбан, Поттеру не понравился. Главным образом потому, что рядом с ним у мальчика внезапно разболелась голова.
  Терпение Поттера было вознаграждено - после всех покупок, положенных ученику, поступающему на первый курс английской школы, Поттер затащил не особо сопротивляющуюся Минерву в лавку старьевщика, где оказалось довольно много подержанных книг. Библиофил провел там несколько часов. Мог бы и больше, но кончились деньги, захваченные из родительского сейфа. Хорошо еще, вспомнив совет гоблина, Гарри сразу выкупил у хозяина лавки все имеющиеся подшивки "Ежедневного Пророка", одним махом забив пару стеллажей своей переносной библиотеки. А на вопрос удивленного профессора, зачем ему старые газеты, ответил, что собирается изучать мир, в котором будет жить.
  МакГонагалл это полностью удовлетворило, и она не мешала Поттеру копаться в грудах книг, среди которых попадались экземпляры, достойные занять место в коллекции букинистических редкостей одиннадцатилетнего юриста...
  - А еду-то брать зачем? - возмутился Гарри, глядя на то, как вошедшая в раж Петуния выносит консервы из кладовой. - В школе же полный пансион!
  - Кто знает, что едят эти ненормальные? - отмахнулась от племянника женщина. - Может они одной лягушачьей икрой питаются? Не задавай вопросов!
  Понимая, что спорить бесполезно, мальчик безучастно наблюдал за тем, как тетушка опытной рукой превращает его уютную маленькую библиотеку в склад. Место, которое еще было свободно от одежды и книг, миссис Дурсль заполнила продуктами, которых наверняка хватило бы, чтобы прокормить роту солдат. Шеренги консервированной фасоли, томатов и тушеной говядины перемежались батареями галет, ровный строй печенья и плиток шоколада охранял кучно сложенные мюсли и сухофрукты. Снарядами были уложены круглые баночки с домашним джемом и орехи. Обернутый в салфетку внушительный кусок, судя по запаху, бекона, рвался в бой.
  Впечатлённый стараниями супруги Вернон расщедрился и разрешил племяннику взять походную палатку, которая года два валялась без дела у Дурслей в гараже. На этом сборы подошли к концу. Облегченно вздохнув, Гарри поспешил закрыть сундук (во избежание очередного обострения материнского инстинкта у тетушки) и стал ждать полудня. Именно тогда должен был сработать присланный из Дурмстранга портключ. Серебряный медальон на длинной цепочке, на котором красовался герб школы - двуглавая птица с черепом какого-то рогатого зверя.
  Прощания, последние наставления Дадли, объятия и слезы тетушки, обещания писать - все это быстро промелькнуло, и вот Гарри почувствовал тянущее ощущение в животе. За ним последовал мягкий рывок, утянувший мальчика вместе с его сундуком в какой-то красочный тоннель. Ощущение свободного падения подарило Поттеру небывалый восторг, но перенос длился лишь несколько секунд. В конце тоннеля показался свет, и портключ выкинул мальчика на каменную площадку. От неожиданности тот не смог сгруппироваться и растянулся на сером камне плашмя, лишь чудом не расквасив нос. Рядом мягко опустились его вещи.
  - С прибытием! - раздался громкий голос.
  Поттер огляделся и увидел парня в красной форме, который с трудом сдерживал смех, встречая первокурсников, с разной степенью достоверности пародирующих падающих с неба жаб.
  - Ты не мешкай! В Дурмстранге всего одна площадка для аппарации. И если не хочешь послужить мягкой подушкой для своего сокурсника, не советую на ней задерживаться.
  Вскочив, Поттер поспешил покинуть ровный пятачок и подошел к встречающему.
  - Как зовут? - поинтересовался парень, достав листок с карандашом.
  - Гарри Поттер.
  - Отлично! Поттера вычеркиваем! Иди с вещами вон к той башенке, там тебе объяснят, что делать дальше.
  Гарри поглядел в указанном направлении и действительно обнаружил скромное строение, к которому вела узенькая тропинка. Мальчик только сейчас заметил, что находится высоко в горах - разреженный воздух, скалы вокруг и пронизывающий холод, заставивший помянуть добрым словом тетушку, приказавшую одеться потеплее. Что ж, вперед, навстречу приключениям! Поттер решительно зашагал по тропинке, слыша позади хлопок, шум падения и уже знакомое "С прибытием!". Сундук, в условиях неровной дороги отрастивший себе тигриные лапы, мягко крался следом.
  В башенке было многолюдно. Два с лишним десятка мальчишек одногодок Гарри и трое затесавшихся в их компанию девочек внимательно слушали объяснения высокого статного мужчины с пышными усами и впечатляющей мускулатурой, которую не была в силах скрыть отороченная мехом кожаная куртка. Присоединившись к толпе учеников, Поттер прислушался к рассказу. Большинство сведений, которые излагал маг, содержались в изученном Поттера буклете, но были и любопытные нюансы. А одно замечание и вовсе заставило мальчика перебить оратора:
  - Прошу прощения! Вы утверждаете, что все собравшиеся будут зачислены на боевой факультет, но в своем заявлении я ясно указал, что намерен поступать на научный.
  - Ты Гарри Поттер? - уточнил мужчина, дождался утвердительного кивка, и пояснил: - Согласно распоряжению директора Каркарова, ты тоже причислен к боевикам.
  - А могу я лично побеседовать с директором? - поинтересовался юрист.
  - Разумеется. Как только заселишься и пройдешь медобследование, можешь записаться на прием у секретаря... Ну что, все собрались? Тогда ныряйте в этот портал!
  Маг взмахнул коротким посохом, и каменная арка за ним затянулась светящейся серебристой пленкой. Ученики по одному с вещами начали входить в нее и исчезать. Когда очередь дошла до Гарри, он почувствовал легкое покалывание на коже в тот момент, когда ее коснулась пленка. Больше никаких эффектов перенос не вызвал. Краткий миг абсолютной тьмы - и мальчик ступил на пол просторной комнаты, обстановка которой напоминала средневековый замок. Каменные стены, увешанные оружием, щитами и элементами доспехов, зажженные факелы, камин в углу...
  - Готичненько! - оглядевшись, констатировал Гарри.
  Новичков встречала пятерка учеников старших курсов, тоже одетых в красную форму. В их числе была девушка, широкоплечая, с толстой черной косой и суровым взглядом. Дождавшись, когда из портала выйдет усатый маг, старшекурсники повели детей в общежитие. Там разбили на группы по шесть человек (четырех девочек поселили отдельно, в другом крыле), развели по комнатам, попутно показали, где находятся удобства, птичник и прочие технические помещения, приказали обустраиваться и ждать, когда за ними придут медики.
  Комната Гарри понравилась. Как и остальные помещения общежития Дурмстранга, она оказалась вырублена в цельной скальной породе, была просторной и светлой. Из ее окон открывался потрясающий вид на окруженную высокими серыми скалами живописную долину, в центре которой гордо стояла школа. Ее внешний вид напомнил Поттеру православные храмы - разной высоты башни с остроконечными куполами, тесно прижавшиеся друг к другу. Однако благодаря многочисленным колоннам, лесенкам, балконам и арками, издали этот архитектурный ансамбль не давил на сознание своей мощью, а производил впечатление легкости и воздушности.
  Пока мальчик пялился из окна, его сокурсники успели решить, кто на какой кровати будет спать, и принялись раскладывать вещи по шкафам и тумбочкам. Гарри с этим решил не спешить. Если он добьется перевода на другой факультет, возможно, ему придется переехать. Но в процедуре знакомства любопытный мальчик принял самое активное участие.
  Двое его соседей были, как и он, англичанами, один - ирландцем, неразговорчивый блондинистый крепыш оказался шведом "британского происхождения", а братья Артур и Остинус Хиггинсы прибыли из далекой Австралии. Из книг о Дурмстранге Гарри знал, что поначалу группы составляются по языковому признаку, а в дальнейшем преподаватели стараются перемешивать учеников из самых разных стран. Считается, что совместное обучение и проживание разноязычных студентов улучшает усвоение изучаемых языков.
  - Интересно, почему волшебники не решают связанные с языковым барьером проблемы с помощью магии? - вслух задумался Гарри. - Можно же было придумать какой-нибудь амулет-переводчик?
  "Швед" Ларсон, чьи родители уехали из Уэльса в начале семидесятых, понимающе ухмыльнулся и пояснил соседу:
  - Амулеты-переводчики существуют, но они такая же редкость, как и маховики времени, и первокурсникам их точно не доверят. Ты что, магглами воспитывался, что не знаешь элементарных вещей?
  - А если и так, то что? - вскинулся Поттер.
  Зарождающийся конфликт был прерван появлением медработника, на рукаве которого красовалась повязка с интернациональным символом - большим красным крестом. Оглядев мальчишек, он приказал следовать за ним. Шагая по лабиринтам коридоров, выдолбленных в толще камня, Гарри поймал себя на мысли, что ему все больше и больше нравился Дурмстранг. Здесь все волшебники относились к Поттеру, как к обычному человеку. Без лебезения, хватания за руки и прочих сомнительных прелестей популярности, которое ему дарило клеймо национального героя.
  Угодив в цепкие лапы целителей, шестерка первокурсников была раздета и тщательно осмотрена. У каждого взяли образец крови, проверили разными амулетами, определили размер личной магической силы, заставив подержаться за светящийся хрустальный шар, очень напоминавший те, что использовали гадалки. Напоследок колдомедики достали палочки и начали проверять мальчишек диагностическими заклинаниями.
  И тут начались сюрпризы. Если на покрывшихся мурашками от холода соседей Гарри целители тратили по десятку секунд, то Мальчику-Который-Выжил уделили больше времени. Они долго водили палочками над его лбом и о чем-то спорили друг с другом. Без амулета мальчик не мог понять смысла слов, но по интонации и выражениям лиц медиков сообразил, что у него не все в порядке с головой. Когда врачи разрешили всем одеваться, он спросил, не в силах скрыть беспокойство:
  - Что со мной?
  - Помолчите, молодой человек! - сказал целитель постарше, достал из кармана небольшое зеркальце, провел по нему волшебной палочкой и проговорил в артефакт: - Господин директор, простите, что отвлекаю, но у нас возникла небольшая проблемка. Не могли бы вы зайти?
  - Сейчас буду! - раздался хрипловатый мужской голос.
  Довольно кивнув, медик спрятал амулет, а Гарри возмутился:
  - Я подданный королевы Великобритании, и согласно Биллю имею право получить информацию о состоянии своего здоровья! Ее утаивание является грубым нарушением Европейской Конвенции по правам человека, и если вы продолжите держать меня в неведении, я подам жалобу...
  - Да не кипятись ты! - перебил мальчика молодой медработник. - Мы и сами толком понять не можем. Сейчас придет специалист, и все расскажет.
  Неодобрительно поглядев на коллегу, вызвавший директора врач попросил его отвести остальных детей обратно в общежитие, а Гарри предложил присесть на кушетку. В другое время мальчик наверняка уделил бы внимание разным интересным магическим штучкам, коими изобиловал медицинский кабинет. Таким, как живой, периодически пощелкивающий челюстью человеческий скелет в углу, или ряд пробирок на полке шкафа с жидкостями всех цветов радуги. Но сейчас он был слишком напуган неизвестностью и не смотрел по сторонам.
  К счастью, ожидание не затянулось. Минуту спустя в кабинет вошел директор Каркаров. Надо сказать, Гарри представлял директора иначе. Узнав от Дамблдора о преступном прошлом Игоря и найдя подтверждение в статьях "Ежедневного пророка", мальчик ожидал увидеть жуткого уголовника с вызывающей отвращение физиономией и безумным взглядом, каких любили показывать в сериале "Закон и порядок". Однако директор Дурмстранга оказался самым обычным человеком, высоким сорокалетним мужчиной с длинными ухоженными волосами, аккуратной бородкой клинышком и, судя по поведению, был личностью вполне адекватной.
  Войдя, Каркаров поздоровался с Гарри, пожав мальчику руку, и поинтересовался у целителя, в чем причина вызова.
  - В шраме ученика я обнаружил непонятную магию, - пояснил тот. - Она похожа на след от темного проклятия, но в то же время имеет собственную структуру, в которой я не могу разобраться. Обычным процедурам удаления остаточных эманаций она сопротивляется, а более сильные средства я использовать не рискнул, опасаясь навредить здоровью мальчика. Ну а поскольку вы - признанный специалист в области темных искусств, вам и карты в руки! Определите, что это может быть, и мы начнем лечение.
  Кивнув, директор достал свою волшебную палочку и принялся изучать аномалию в теле юного героя, которая привела в замешательство опытного целителя. По мере процесса его брови все больше хмурились, а губы сурово сжимались в строчку. Это Гарри совсем не понравилось:
  - Объясните, наконец, что вы там увидели!
  - Подарок на Хеллоуин от Темного Лорда, - ответил Каркаров. - И, к моему огромному сожалению, даже у меня не хватает квалификации, чтобы его идентифицировать. Поступим так, мистер Поттер, сейчас Анджи отведет вас в столовую, вы поедите и будете отдыхать, а я пока проконсультируюсь со своими знакомыми. Как только появится какая-нибудь ясность, вас тут же вызовут.
  - А это опасно?
  - Не могу сказать точно. Но если "подарок" не проявлял себя целых десять лет, думаю, волноваться не о чем, - ободряюще улыбнулся Каркаров и кивнул молодому целителю, скромно стоявшему в сторонке.
  - А теперь объясни толком суть проблемы! - потребовал у директора колдомедик, когда мальчик с сопровождающим покинули кабинет.
  Каркаров решительно подошел к шкафу, взял склянку с прозрачной жидкостью, опрокинул ее в себя, понюхал рукав и только тогда ответил другу:
  - Похоже, в Дурмстранг поступил Волдеморт!
  Игорь был абсолютно уверен в этом. Поначалу он решил, что в шраме находится отсроченное проклятие - неприятная штука, очень любимая африканскими магами. Эти темнокожие дикари обожали проделывать такое со своими врагами, желая, чтобы человек не просто умер, а прежде помучился, ощутил неизбежность смерти и осознал тщетность попыток избавиться от проклятия, пожирающего его изнутри. Но в процессе изучения выяснилось, что структура очага чужеродной магии на порядки сложнее. Более того, от него шел специфический "запах", очень знакомый Каркарову. Покалывание метки на плече, активизировавшейся при прикосновении к шраму Гарри, окончательно подтвердило диагноз.
  Каркаров был знаком с нумерологией и мог сложить два и два. Учитывая, что знаменитый шрам появился как раз в ту ночь, когда исчез Темный Лорд, было ясно, как божий день - в голове у мальчишки Поттера обитал сам Темный Лорд. Как он туда попал и почему до сих пор себя не проявил, Каркаров не мог предположить. Не верить же слухам, сквозняками гулявшим среди оставшихся на свободе Пожирателей о том, что Герой, победив Волдеморта, поглотил его силу и душу? Скорее, самозваный Лорд Судеб затаился и терпеливо ждет, пока Гарри вырастет, чтобы занять тело заклятого врага и в очередной раз явить себя миру.
  В общем, нужно было срочно изгонять из мальца мерзкую душонку черного мага. Однако, как это сделать, не навредив Поттеру, Игорь не представлял. Увы, перед ним был не классический случай одержимости и даже не астральный подселенец, а нечто совершенно невообразимое, противоречащее основным законам магии. Можно было попробовать стандартные ритуалы - авось один из них сработает, вот только Каркаров опасался, что, душа Темного Лорда, лишившись носителя, натворит немалых дел.
  Существовали легенды о древних временах, когда могущественные маги востока создавали артефакты, содержавшие сильных демонов, называемых джиннами. Эти существа, оказавшись без надлежащего контроля, приводили в запустение целые страны. Именно по причине неосторожного обращения с джиннами угасла цивилизация шумеров в Вавилоне, были стерты с лица земли Фивы, и директор не желал выпускать на свободу джинна по имени Волдеморт. Здесь вам не маггловская сказка! Такое чудовище хитростью обратно в бутылку не заманишь!
  Нужен был специалист особого профиля, умеющий работать с душами, и по чистой случайности Каркаров слышал о таком. Русский боевой маг из волхвов, Алексей Балитин. Прошел на танке всю вторую мировую от Волги до Берлина, черных колдунов, приспешников Гриндевальда, пачками давил. Поговаривают, он и сейчас, несмотря на почтенный возраст, могуч, как медведь. Подвиги доктора даже в книгах описаны - Каркаров сам видел их у учеников из Союза. Да, нужно срочно вызывать Балитина в Дурмстранг. Если что, русский богатырь наверняка поможет остановить Волдеморта!
  Пока Каркаров со своим другом поднимали старые связи, разыскивая доктора и договариваясь с ним о визите, Гарри в столовой рассказывал своим настырным соседям, почему ему пришлось задержаться у медиков. Тут-то и выяснилось, что большинству мальчишек была знакома история о Мальчике-Который-Не-Умер. Правда, они считали ее сказкой, но когда Поттер повторил слова директора о том, что терроризировавший целую страну черный маг оставил одолевшему его младенцу подарок, единогласно признали, что Гарри нереально крут! Не зря Каркаров решил отправить его к боевикам - победителю страшного Темного Лорда иного не положено!
  Гарри был не согласен. Говорил, что намерен добиться своего перевода на другой факультет, что хочет быть адвокатом, а не боевым магом, но его надежды переубедить сокурсников оказались тщетными. В ответ мальчишки заявили, что знания юриспруденции точно пригодятся взломщику проклятий, истребителю опасных тварей или простому аврору. Ведь прихлопнуть черного колдуна или кошмарное порождение магии, нападающее на людей, несложно. А вот составить кучу рапортов, отчетов и объяснительных, чтобы потом не пришлось возмещать ущерб, нанесенный своими действиями окружающим - это уже задачка не для средних умов.
  Алексей Иосифович Балитин прибыл в Дурмстранг с помощью международного портала. Обычно школа была закрыта для посторонних, но ради такого случая директор на время отключил защиту. Увидев русского доктора, Каркаров был сильно удивлен. Игорь никогда бы не подумал, что этот лысоватый, толстенький, невысокого роста старик с потертым кожаным саквояжем в руках, с лица которого не сходила добродушная улыбка, - действительно сильный маг. Оглядев комитет по встрече, в который входила пара штатных колдомедиков и сам директор, доктор весело поинтересовался:
  - Ну и где наш пациент?
  Игорь отвел зарубежного специалиста в смотровую, куда вскоре был доставлен Гарри Поттер... или Волдеморт? Впрочем, доктору виднее! Мальчик заметно нервничал. Как же тут не нервничать, если ради тебя собирается целый консилиум? Врач-иностранец, попросив Гарри снять очки и успокоиться ("Разве я такой страшный, что вы меня боитесь? Не переживайте, голубчик, я вас кусать не собираюсь!"), принялся изучать шрам, попутно задавая юному магу вопросы на английском с легким акцентом. Когда у него ухудшилось зрение, не мучают ли его головные боли, не возникают ли странные желания. Доктора очень заинтересовал приступ мигрени при встрече с Квирреллом, также его привела в восторг информация о том, что очки мальчик носил, сколько себя помнит. Напоследок тщательно осмотрев голову героя с помощью артефакта, напоминающего обычный офтальмоскоп, Балитин заявил:
  - Таки диагноз предельно ясен! У вас, голубчик, mnogodushie.
  Последнее слово доктор произнес не по-английски, однако Гарри его понял даже без специального амулета. И удивился - термин был явно не латинским.
  - И что это означает? - поинтересовался Каркаров.
  - Многодушие - перейдя на английский, принялся объяснять Балитин: - Крайне редкое в целительской практике явление, подразумевающее наличие в одном теле нескольких душ. Оно очень похоже на одержимость, но имеет несколько характерных нюансов - лишняя душа находится в состоянии анабиоза и никак себя не проявляет, лишь тянет магическую силу у своего носителя. Но если с душой хозяина тела что-нибудь случается... ну, мало ли, погулять выйдет! хе-хе... тогда чужая пробуждается и занимает освободившееся место. Могу вас обрадовать, молодой человек, у вас не острая форма мноходушия. Согласно моим наблюдениям, чужая душа в вашем шраме не цельная. Именно поэтому вы столь сильны магически. Попади к вам полная душа, она бы всю вашу магию выпила и еще добавки просила бы, начав тянуть энергию у ваших родных.
  - Но как этот кусок души вообще оказался у меня в голове? - воскликнул Гарри.
  - О, голубчик, это крайне занятная история! Насколько мне известно, в раннем детстве вы пережили встречу с одним черным магом, проказничавшим в Англии. Также, судя по внешним признакам повреждений магических каналов, ваш лоб сумел отбить Аваду. Не сам, конечно. Помогла защита, наложенная кем-то из близких родственников. Мощная, к слову, и явно завязанная на добровольной жертве... Так о чем это я? Ах, да! Защита отправила непростительное заклинание обратно в мага, попутно усилив его. А дальше я могу только предполагать. Тело проказника было уничтожено, но его душа решила задержаться на этом свете, поскольку еще при жизни Темный Лорд создал себе крестраж. И судя по всему, не один.
  - Крестраж? - хором переспросили целители с директором.
  - Да-да, именно крестраж. Явление наичернейшей магии. Добровольное раскалывание собственной души путем совершения осознанного убийства. В процессе жестокого ритуала отколотый кусок помещается в какой-нибудь предмет и в дальнейшем служит якорем для оставшейся части. Таким способом достигается иллюзия бессмертия.
  - Почему иллюзия? - удивился Каркаров.
  - Так потому что маг-то, крестраж сотворивший, уже не будет прежним! - заявил Балитин. - Стараниями Кощея нашим волхвам это хорошо известно. Этот не к ночи помянутый изверг Русь-Матушку в средние века хорошенько кровью умыл. А все почему? Потому что не стоило душу на части делить! Часть души, она уже с пороком, а "порок души", сиречь малодушие, рождает беспочвенный страх, неадекватность суждений и действий. Вот и ваш Темный Лорд, создав один крестраж, на этом не остановился, и продолжил дальше раскалывать душу. Ну а когда его собственным проклятием-то приголубило, лишенный тела огрызок уже по привычке отделил частичку, которая самостоятельно прицепилась к телу этого юного пациента, пройдя через наложенную защиту в месте попадания Авады.
  - И что теперь? - потерянно спросил Поттер. - Доктор, вы мне не поможете избавиться от души Волдеморта?
  - Почему не помогу? Мы таки что, с вами в ссоре? - усмехнулся Балитин. - Не переживайте, голубчик, многодушие не смертельно! Мы с вами полечимся, выпишем вам справочку, и все у вас будет хорошо! Только для лечения необходимо ваше категорическое согласие.
  Доктор достал из саквояжа бланк, черкнул на нем пару фраз, вытащил из кармана штамп, подышал на него, поставил на бумагу большую синюю печать и протянул листок Гарри:
  - Подписывайте, молодой человек!
  "Обследован: Г.Дж.Поттер, 1980 г.р. Диагноз: Многодушие. Лечение: КМ, МВ, ЖВ. Подпись - проф. А.И.Балитин", - прочитал мальчик и подумал, что такой документ Европейская Конвенция по правам человека точно бы не одобрила.
  Но деваться некуда. Жить дальше с куском души убийцы своих родителей Гарри не собирался, и решительно вывел чуть ниже:
  "На лечение согласен, Г.Дж.Поттер".
  - Вот и славненько! - заулыбался доктор, спрятав листок. - Ритуал проведем четырнадцатого сентября, на новолетие. В этот день шансы на успех будут как никогда велики, ведь сама Мать Сыра Земля благому делу поможет, да и Огненный Волх подсобит. А пока прописываю больному свежий воздух, регулярные физические нагрузки и обильное питание. Ну-с, голубчик, не смею вас больше задерживать!
  Сообразив, что доктор ненавязчиво его выпроваживает, чтобы обсудить в узком кругу специалистов детали будущего лечения, Гарри поблагодарил Балитина, попрощался с присутствующими и отправился в общежитие, благо дорогу к нему мальчик уже запомнил. И хотя в медкабинете присутствовал директор Каркаров, юный маг решил с решением вопроса о переводе на другой факультет повременить. Сначала нужно было поправить здоровье.
  До вечера Гарри успел сделать многое. Поболтать с приятелями, которые, узнав о том, что в шраме их сокурсника спрятался настоящий черный маг, пришли в дикий восторг, написать письмо тетушке и посетить библиотеку Дурмстранга. Надо сказать, мальчик не особо переживал за успех предстоящего лечения, сразу поверив словам улыбчивого доктора, а оказавшись в книжном раю, и думать забыл о своем диагнозе. До самого вечера юный юрист занимался чтением. Бегло ознакомился историей разных магических государств и даже нашел, кто такой этот Волх, о котором упоминал Балитин.
  Огненный Волх оказался богом войны древних славян. Его родителями были Индрик-зверь и Мать Сыра Земля. У Волха была двойная природа: по отцу он являлся потомком Великого Черного Змея, владыки всех темных сил, а по матери - наследник подземного мира. Когда Волх подрос, он принял власть над силами тьмы, а потом возжелал покорить еще и небесное царство. У него для этого было больше возможностей, чем у самого Черного Змея, ведь молодой бог обладал не только силой, но и хитростью.
  Обернувшись Соколом, Волх проник в небесный сад и хотел склевать золотые яблоки, чтобы получить бессмертие и власть над Миром. Но случайно услышал, как поет в Ирийском саду Леля - богиня весны, девичьей любви, искренности и красоты. Заслушавшись, он забыл обо всем на свете, даже о желании стать владыкой мира. Парочка познакомилась, и вскоре Волх стал тайным любовником Лели, ибо не мог быть ее законным супругом из-за своей принадлежности к Подземному миру, вынуждавшей его быть врагом силам Света.
  Узнав, что по ночам Лелю навещает гость, ее сестры Жива и Марена истыкали иглами окно, через которое влетал Сокол-Волх. Из-за этого возлюбленный богини ранил крылья, и был вынужден вернуться в Пекельное царство. Тогда Леля покинула небеса. Долгие годы она искала Волха, а найдя, освободила того от власти подземного мира. Так заклятый враг небесного мира, грозный и властолюбивый Огненный Волх светлой любовью прекрасной богини был превращен в главного его защитника. И войну на всей земле сменил мир.
  Впечатленный славянскими легендами, Гарри сладко спал всю ночь, а рано утром был разбужен струей ледяной воды в лицо.
  - Подье-ем! - прорычал русый маг, обливший мальчика.
  - Ничего себе, в Дурмстранге будильничек! - хмуро буркнул Поттер.
  - Ты чем-то недоволен? - поинтересовался волшебник. - Ну-ка, быстро, упал-отжался!
  - Чего? - не понял до конца не проснувшийся мальчик.
  - Упал - отжался! - прорычал визитер, взмахивая палочкой.
  С ее конца сорвалась искорка и впилась Гарри в мягкое место, сбросив его с кровати на ледяной пол. Чувствуя жгучую боль в пятой точке, Поттер удивился:
  - А разве сотрудники школы не обязаны давать клятву о не причинении вреда здоровью учеников?
  - Так я и не врежу, - хищно оскалился маг. - Я, наоборот, о нем забочусь. Хочу, чтобы ты стал сильным и крепким, и использую любые средства, чтобы этого добиться. Упор лежа принять!
  Кончик палочки снова засветился, и Поттер, не желая повторения экзекуции, послушно принялся отжиматься под ехидной ухмылкой волшебника. Тогда он в первый, но далеко не в последний раз пожалел о своем решении поступить в Дурмстранг.
  
  Глава 7
  
  Сириус Блэк Третий, анимаг, умеющий превращаться в собаку, бывший член Ордена Феникса, балагур, весельчак и заслуженный раздолбай, а ныне заключенный Азкабана сидел в углу своей камеры на кучке прелой соломы и тихонько подвывал. А что еще было делать узнику самой страшной волшебной тюрьмы? Увы, развлечения для постояльцев данного заведения предусмотрены не были, поэтому скука являлась постоянным спутником Сириуса. Скука и страх, который приносили с собой охранники Азкабана - дементоры. Но до очередного обхода было еще далеко, вот Блэк и коротал время за вокальными упражнениями.
  - Уууу... Как же хочется на охоту! Полжизни бы отдал за возможность снова побегать по лесу... Эх, жизнь моя собачья! И ведь какая ирония судьбы - всю жизнь кошек терпеть не мог, на дух их не переносил, а оказалось, что надо было крысы опасаться!
  Сириус поплотнее запахнулся в дырявую мантию в тщетных попытках спастись от пронизывающего холода и мыслями ушел в далекий восемьдесят первый. В ту памятную ночь, когда его лучшие друзья лишились жизни, а сам он потерял свободу.
  Все произошло быстро и настолько сумбурно, что даже сейчас, имея океан свободного времени на размышления, Блэк не мог припомнить все детали. Память выхватывала только отдельные яркие моменты, а остальное вязло в тумане, как будто кто-то хорошенько приложил мага конфудусом. Вот Сириус получает от Аластора известие о том, что на дом Поттеров напали, и аппарирует в Годрикову Лощину. Вот в развалинах дома обнаруживает два мертвых тела и маленького Сохатика, живого и почти невредимого. Вот он передает мальчика появившемуся на месте трагедии Хагриду и сломя голову мчится на розыски Петтигрю. Предателя, выдавшего Темному Лорду тайну местоположения его врагов.
  Блэку повезло, крысу он обнаружил сразу же - Питер даже не скрывался. Однако Сириус допустил фатальную ошибку. Вместо того чтобы прикончить предателя, он попытался выяснить у Петтигрю причину его поступка. А в ответ получил непростительное, от которого едва смог увернуться. Короткая дуэль - и Питер, не способный похвастаться ни силой, ни мастерством, лишается своей палочки вместе с пальцем, отрубленным метким "секо" Блэка. И тут Сириус делает вторую ошибку. Раздумывая, сразу добить крысу или все же сдать аврорам, он упустил момент, когда Петтигрю достал вторую волшебную палочку. Явно чужую.
  Бомбарда максима в стоявший неподалеку бензовоз - и неосторожного Бродягу отбросило взрывом к стене. От удара маг лишился сознания и был скручен подоспевшими по тревоге аврорами. Ведь любое применение непростительных четко фиксировалось сотрудниками министерства, а в условиях гражданской войны оперативные группы Департамента Охраны Магического Порядка дежурили посменно, готовые в любой момент аппарировать к месту нападения Пожирателей. Один из таких отрядов и сцапал бесчувственного Сириуса, обнаруженного на месте зверского убийства двенадцати магглов и одного волшебника, от тела которого остался лишь палец.
  Задержанного привели в чувство и сразу допросили. На допросе присутствовал сам Дамблдор, уже рассказавший аврорам о наложенном на дом Поттеров фиделиусе и о том, что хранителем тайны погибшая чета выбрала именно Блэка. Сириус не успел ничего толком объяснить. Не особенно церемонясь, авроры влили в задержанного веритасерум, и задали вопрос, который определил дальнейшую судьбу анимага:
  - Ты виновен в гибели Поттеров?
  Подавший идею о смене хранителя Блэк ответил утвердительно. На этом допрос и закончился. На Сириуса повесили умышленное убийство Петтигрю и дюжины магглов, а также пособничество Волдеморту. Бродяга видел глубокое разочарование на лице Дамблдора, но будучи в почти невменяемом состоянии из-за зелья, не смог произнести ни слова в свою защиту, а пришел в себя уже в камере.
  Много позже Блэк узнал, что Пророчество все-таки свершилось. Избранному, его маленькому крестнику удалось победить Темного лорда, и война в магической Англии закончилась. Да, он пытался передать весточку Альбусу. Хотел объясниться, и если не обрести свободу, то хотя бы избавиться от позорного предательского клейма. Однако работники Азкабана уже были знакомы с официальной историей Сириуса и не желали идти навстречу человеку, погубившему родителей Героя. А дементорам объяснения заключенного были до одного места.
  Шли дни. Первый год Сириус еще пытался их считать, но потом бросил это бесполезное занятие. Все равно ему куковать в тюрьме до самой смерти. И поделом! Ведь если бы не его предложение, в тот роковой момент показавшееся Бродяге гениальным, если бы не его слепота в отношении Крысы-Питера, Джеймс и Лили были бы живы. Поэтому вскоре Блэк смирился со своей участью. К чему бороться? Петтигрю все равно мертв - если Сириус от взрыва еле мозгами по стене не пораскинул, то у стоявшего ближе к бензовозу крысеныша и вовсе не было шансов. Ну а сам Бродяга никому не нужен. Даже родной матери, которая не пожелала навестить блудного сына в тюрьме.
  - Интересно, как там поживает крестник? Очаровательный малыш с зелеными, как у Лили, глазами, - вслух размышлял заключенный. - Наверняка уже в Хогвартс пошел...
  Чуткие уши анимага уловили шум шагов. Кто-то шел по коридору в сторону его камеры. Странно. Обед, сегодня состоявший из миски отвратительной тюри и краюхи заплесневевшего, превратившегося в камень хлеба, давно миновал, а традиционный вечерний обход еще не скоро. Выходит, к кому-то из заключенных пришел посетитель. Любопытно, к кому?
  Блэк был сильно удивлен, когда шаги затихли рядом с его камерой. Послышался звон ключей, скрежет отодвигаемого засова, и массивная дверь распахнулась. На пороге камеры обнаружился тюремщик, который, оглядев узника, скомандовал:
  - Сириус Блэк, на выход!
  У Бродяги сразу промелькнула мысль, что его собираются отдать на корм дементорам. Да, ходили слухи среди заключенных, что те, кто получил пожизненное, живут долго... но только на бумаге. На деле же нечистые на руки соглядатаи их убивают, оформляют на случай проверки справку без даты "о смерти по естественным причинам", а потом преспокойно присваивают себе средства, выделяемые Министерством магии на содержание этих "мертвых душ". Именно поэтому Сириус вжался в угол и с нотками паники в голосе заявил визитеру:
  - Не пойду! Мне и здесь хорошо!
  Тюремщик опешил:
  - Ты что, умом тронулся?
  - А если и так, это еще не повод отдавать меня дементорам! Я волшебник традиционной ориентации! Мне не нравится целоваться с мужиками и потусторонними бесполыми тварями!
  - Точно, псих! - сделал вывод надзиратель. - Блэк, никто тебя целовать не собирается. Пришел приказ из Министерства доставить тебя к ним для повторного разбирательства, поскольку в твоем деле открылись новые обстоятельства, согласно которым сотрудниками аврората будет проведено доследование... Тьфу ты, канцелярит проклятый! Начитаешься этих бумажек, так потом родной язык забываешь... В общем, в газетах пишут, что Петтигрю нашли. Живого, здорового и с темной меткой на плече. Он уже сознался в своих преступлениях, которые по ошибке приписали тебе, и теперь чинуши из Министерства будут, как обычно, искать крайнего, а ты выйдешь на свободу с чистой совестью! Почему же ты не рад?
  - Это слишком хорошо, чтобы быть правдой! - упрямо замотал головой узник.
  Вздохнув, тюремщик достал волшебную палочку, кинул в строптивца оглушающее и отправился обратно, левитируя бесчувственное тело. Теперь ему будет, что рассказать коллегам за стаканчиком огневиски! Арестанту настолько полюбился Азкабан, что его пришлось вытаскивать из камеры силой - эта история еще долго будет ходить в народе!
  
  * * *
  
  Сириусу снился сон, в котором сбылись самые сокровенные мечты Бродяги. Его доставили в аврорат, где Блэк самым подробным образом рассказал о событиях той страшной ночи и ответил на вопросы, приняв веритасерум. Он увидел грустного и сильно помятого Хвоста в кандалах, но добраться до предателя не успел. Того быстро переправили в освободившуюся камеру Азкабана. Авроры и следователи хором удивлялись, как вообще могло произойти подобное недоразумение, а Дамблдор, ради такого случая надевший любимую мантию с единорогами, долго приносил Сириусу свои извинения за поспешность выводов и однобокость суждений.
  И вот, когда уже знакомая лекция о силе любви и всепрощении, которую четверка Мародеров в школьные года слышала не раз и успела выучить наизусть, подходила к концу, Блэка наконец-то осенило. Это не сон! Это происходит взаправду! И Петтигрю, и допрос, и даже справка об освобождении и снятии всех обвинений, находившаяся в его руках! Ну и, разумеется, зудевший над ухом Альбус.
  - Профессор, а как у вас получилось найти Питера? - хриплым после зелий голосом поинтересовался Сириус.
  Помявшись, директор рассказал, что это произошло случайно. Узнав, что раскрыть слугу Волдеморта помогла первокурсница Хогвартса, Сириус пообещал себе обязательно найти девочку и поблагодарить ее от всей души. Накупить кукол, сладостей... ну и что там еще любят дети в ее возрасте... И к слову о детях!
  - А что с Гарри? Как он?
  Дамблдор заметно помрачнел и с тяжким вздохом ответил:
  - Беда с ним. Пропал мальчик!
  - Что?! - взвился Блэк. - Как пропал?! Почему?!
  - Успокойся, мой мальчик, я сейчас все объясню...
  Со слов директора, выходило, что с Сохатиком ничего страшного не произошло. Просто мальчик решил выбрать другую школу, но не сообщил об этом Альбусу. Почему это является проблемой, Сириусу было решительно непонятно, однако Даблдор подробно и в красках расписал бестолковому Бродяге все ужасы положения, в котором оказался Гарри. Отсутствие надежной защиты от угрозы шляющихся на свободе Пожирателей Смерти, типа того же Петтигрю. Отсутствие плеча взрослого, который может позаботиться о мальчике и воспитать его в правильном ключе... и далее по списку.
  Альбус говорил много. Ошалевший от неожиданного обретения свободы и свалившихся на него новостей Блэк быстро потерял нить повествования, но одно понял наверняка - Сохатика нужно срочно возвращать в Хогвартс, чтобы с ним не приключилась беда. Конечно, прямо сейчас делать это нежелательно. Сириус не был уверен, что Гарри обрадует, мягко скажем, непрезентабельный вид его крестного. Сначала Блэку нужно привести себя в порядок, а уже после искать возможность встречи с маленьким крестником.
  - Хорошо, профессор, я пошлю Гарри письмо. Сразу, как только вернусь на Гриммо. И кстати, как я это сделаю? Палочку-то у меня забрали.
  - Это не проблема, мой мальчик! Сейчас все исправим!
  С помощью Верховного Чародея колеса бюрократической системы Министерства Магии завертелись с поразительной скоростью. Не прошло и получаса, а Сириус получил из рук министерского клерка свою давнюю спутницу, с которой не виделся целых десять лет. Волшебная палочка, несмотря на долгую разлуку с хозяином, слушалась, как родная, вмиг очистив от тюремной грязи одежду бывшего заключенного. Заверив крайне настойчивого Альбуса, что про письмо крестнику он не забудет, Бродяга аппарировал в родовой особняк Блэков.
  Дом встретил Сириуса тишиной, пылью и запустением. Особо не надеясь на успех, бывший узник позвал:
  - Кричер!
  Однако удача сегодня Бродяге благоволила. С тихим хлопком перед волшебником появился старый домовик, который скрипучим голосом недовольно констатировал:
  - Недостойный хозяин вернулся.
  - Да, Кричер, я тоже очень рад тебя видеть! - заявил Блэк.
  - Что желает недостойный наследник рода Блэк, разбивший сердце своей матери?
  - Горячую ванну... и чего-нибудь пожевать.
  - Кричер все сделает, - отозвался эльф и исчез, а Сириус отправился в комнату, где он жил, будучи ребенком.
  По пути его встретил портрет "горячо любимой" матушки. Покойная Вальбурга, последние пять лет испытывающая острую нехватку общения, с наслаждением облила нерадивого сына помоями. Но даже ее словесный понос не испортил Бродяге настроение. С веселой улыбкой на изможденном, заросшем волосами лице он препирался с портретом, пока не появился старый домовик, объявивший, что горячая ванна для "недостойного хозяина" готова.
  Скинув свое рубище, не годившееся даже на половую тряпку, Сириус опустился в воду, испытывая ни с чем не сравнимое наслаждение. Какое письмо, какой Гарри? Все мысли улетучились из головы Бродяги, окончательно поверившего в то, что он получил свободу. А в это время в обеденном домовой эльф доставал тарелки и приборы, бормоча себе под нос:
  - Кричер уверен, презренному хозяину будет приятно пожевать подметки со старых сапог... Или лучше подать шину от его мерзкого летающего драндулета?
  Вскоре Сириусу предстояло осознать, что его проблемы только начинаются...
  
  * * *
  
  Вечером после тяжелого, наполненного событиями учебного дня Гарри Поттер стоял у площадки для аппарации, терпеливо дожидаясь прибытия Сириуса Блэка. О том, что вышеназванный волшебник является его опекуном, мальчик узнал еще в Гринготтсе, а вот факт, что Сириус по совместительству еще и его крестный, стал известен лишь благодаря газетам. В те дни далекого восемьдесят первого пресса на все лады склоняла историю предателя, выдавшего Темному Лорду местонахождение героической четы, так что с официальной версией случившегося Поттер был знаком.
  Почему "официальной"? Так излагали ее те же люди, которые увлеченно описывали события, предшествующие падению Того-Кого-Нельзя-Называть. Нет, не военную хронику со сводками убитых и раненых, а как "маленький герой, ничуть не испугавшись черного мага, крикнул ему: "Убирайся прочь, проклятый убийца!" и замахнулся на супостата своей боевой погремушкой". Поэтому ко всем газетным историям юрист относился с изрядной долей скептицизма.
  Кроме того Гарри не мог не отметить тот факт, что в прессе не было ни слова о суде над Блэком. Процессы над остальными пожирателями смаковались, разбираясь на реплики, а вот о заседании, где рассматривалось дело предателя, газетчики упрямо молчали, словно и не было его. Это насторожило мальчика, однако о том, чтобы разобраться в событиях, речи не шло. Министерские работники вряд ли предоставили бы несовершеннолетнему материалы дела для ознакомления, а для подачи апелляции в Визенгамот требовались существенные основания, а не голые подозрения.
  Мальчик пообещал себе, что как только будет обладать возможностями, обязательно организует пересмотр уголовного дела Блэка. Но это не понадобилось. К началу второй учебной недели в Дурмстранг с попутным ветром залетела новость, которую зарубежная пресса склоняла на все лады - вследствие ошибки Министерства Англии в Азкабане десять лет просидел невиновный человек. А вчера Гарри пришло письмо, доставленное серым совенком, в котором освобожденный Сириус слезно просил крестника о встрече.
  Почти казарменное положение учеников исключало возможность возвращения Гарри домой в ближайшем обозримом будущем. Однако, напросившись на прием к директору, мальчик добился разрешения Каркарова увидеться с крестным прямо в Дурмстранге. Сириусу был отправлен портключ, рассчитанный на одного волшебника. Почему Игорь так быстро пошел навстречу Поттеру, осталось загадкой. Возможно, директор решил, что встреча с родственником положительно скажется на предстоящем лечебном ритуале, который потихоньку готовили местные целители совместно с русскими волхвами.
  Негромкий хлопок оторвал мальчика от мыслей. На каменной площадке появился немолодой мужчина с весьма колоритной внешностью. Длинные густые волосы и короткая, но пышная бородка с усами делали гостя похожим на средневекового рыцаря. Правда, изможденного длительным постом, поскольку болезненную неестественную худобу мужчины не могла скрыть мешковатая одежда.
  Будучи знакомым с особенностями перемещения с помощью портключа, прибывший в Дурмстранг маг сумел удержаться на ногах. Сопровождавшие Гарри работники школы быстро подтвердили личность визитера, проводили Поттера с крестным в специальную комнату "для свиданий" и удалились, чтобы не мешать им общаться. Только тогда Блэк дал волю чувствам. Кинувшись к мальчику, он с радостным воплем подхватил того на руки и крепко прижал к груди. Ошеломленный атакой полузадушенный Гарри мог лишь тихо хрипеть, дергаясь в объятиях Сириуса - и откуда силы взялись у вчерашнего узника?
  Наконец, страсти улеглись, и парочка приступила к знакомству. Что любопытно, Блэк как-то интуитивно понял, что мальчик - не несмышленый ребенок, на уме которого одни игрушки и шалости, а вполне сформировавшаяся самостоятельная личность, и общался с ним, как с равным. Когда Сириус пересказал Гарри, периодически называя того то Сохатиком, то Джеймсом, подробности своего осуждения и освобождения, мальчик сделал вывод:
   - Получается, что в твоих действиях отсутствовал состав преступления. Налицо и другие нарушения в отправлении правосудия. Сейчас любому понятно, что расследование не было проведено надлежащим образом, защита обвиняемого отсутствовала, поскольку полноценный судебный процесс не проводился. Если покопаться, наверняка выплывут и другие несоответствия установленной процедуры... Да, Сириус, твоя история достойна книги! В романе известного маггловского писателя Александра Дюма "Граф Монте-Кристо" сюжет примерно такой же. Молодого человека арестовали по ложному обвинению и посадили в тюрьму, из которой он потом сбежал и принялся мстить всем виновникам своего заключения.
  - Но за меня уже отомстили - Петтигрю посадили в Азкабан, а Сам-знаешь-кто развеялся как дым! - радостно воскликнул Блэк.
  - А те, кто нарушил правила правосудия? - Гарри решил пока не говорить крестному о куске души Волдеморта в собственном теле. - Те, кто хотел побыстрее закрыть дело о предателе, кто не стал проводить полное расследование, разве они не должны быть наказаны?
  - Думаешь, мне надо мстить аврорам?
  - Я говорю не о мщении, а о восстановлении справедливости. Между прочим, Визенгамот каждое свое решение начинает со слов: "Руководствуясь справедливостью...". И авроры тут не при чем, они лишь выполняли приказ. Виновато их начальство! И тебе нужно подать иск на Министерство Магии о возмещении вреда, причиненного незаконным содержанием под стражей.
  - Подать в Визенгамот иск на Министерство? - удивился Бродяга. - Да меня на смех поднимут! Это ведь одно и то же.
  - Во-первых, ты станешь первым - а это смело. Тебе будет обеспечен интерес прессы, простые граждане магической Англии будут наблюдать за ходом твоего дела, а общественное мнение в дальнейшем может стать неплохим подспорьем и рычагом давления. Во-вторых, ты подаёшь в суд на чиновников, которые рассматривали дело в восемьдесят первом году, и в этом нет ничего сложного или невыполнимого. В обычном мире такие иски рассматриваются сплошь и рядом. (Гарри не стал уточнять, что "сплошь и рядом" относится к фильмам и сериалам, а в реальности такие процессы, на самом деле, достаточно редки.) Тебе придется пройти освидетельствование в медицинском учреждении, которое оценит нанесенный твоему здоровью вред, обратиться в суд с иском по поводу незаконного задержания и потребовать компенсацию причиненного ущерба. К сожалению, я с этим помочь не смогу, поэтому тебе надо будет найти человека, имеющего вес в обществе и придерживающегося нейтралитета.
  - Дамблдор - лучший в этом деле!
  - Может быть он лучший, но...
  - Ты ему не доверяешь, - утвердительно закончил фразу Сириус. - А почему? Ведь Дамблдор - Великий Светлый волшебник.
  - Слишком много Дамблдора в нашей истории, не находишь? Может он великий и светлый, но его интерес ко мне заставляет задуматься. Именно он оставил меня ночью на пороге моих родственников, словно какой-то старый башмак. Мои родственники за десять лет моего воспитания не получили ни пенни на моё содержание, поскольку ключ от сейфа с моим наследством им так и не передали! Хотя в завещании родителей прямо сказано, что опекунами назначены ты и тётя.
  - Гарри, ты ошибаешься! - с жаром возразил Блэк. - Дамблдор лишь хотел сохранить неприкосновенность твоих средств от магглов.
  - Ага, и именно поэтому я получил ключ накануне моего предполагаемого поступления в Хогвартс! А ведь с момента зачисления директор становится моим официальным опекуном и получает доступ к моему наследству.
  - Ну что ты, Сохатик! Альбус не такой мелочный, каким ты его представляешь. Он заботится о всеобщем благе, он - Великий Волшебник.
  - Может, хватит уже напоминать о его величии? - раздраженно произнес мальчик. - Лично я для этого высокого звания поводов не вижу. Что Дамблдор сделал такого, чтобы английские маги почитали его как святыню? Да, победил Гриндевальда и получил орден Мерлина! Не спорю. Но как он проявил себя на месте Верховного Чародея Визенгамота? Именно с его разрешения тебя упрятали за решетку, тогда как многие Пожиратели смерти, запятнавшие себя убийствами, преспокойно разгуливают на свободе. Может, он стал выдающимся администратором, и под его началом Хогвартс вернул величие, которое было у школы при Основателях? Тоже нет - я сравнивал, насколько за время его руководства обеднела учебная программа, а мое тесное общение с тамошними преподавателями ясно говорит о том, что половине из них нужно запретить работу с детьми! Я не думаю, что Дамблдор настолько мелочен, что рассчитывает заполучить деньги из моего сейфа, но не могу отрицать тот факт, что ему что-то от меня нужно. Иначе не стала бы дружная компания из Хогвартса водить вокруг меня хороводы. И светлость директора я не отрицаю, - Гарри усмехнулся. - Но пусть себе светит в другом месте! И к слову, о деньгах. В качестве компенсации морального ущерба рекомендую указать сумму в миллион галеонов.
  Сириус опешил:
  - Ты хоть представляешь, сколько это - миллион галеонов? Такие деньжищи даже в сейф Блэков не влезут... Да никто мне столько и не заплатит.
  - Разумеется, столько Визенгамот в любом случае не присудит. Но если указать в иске цифру с шестью нолями, всем и каждому сразу будет ясно, что твои намерения серьезны. Или ты не согласен? - маленький юрист лукаво прищурился. - Тогда скажи, во сколько ты оцениваешь свою свободу?
  И у Блэка не осталось возражений. После Азкабана Сириус ценил свободу дороже жизни. Да и не хотел он отказываться от предложения крестника. Собачья натура Бродяги, засидевшегося в четырех стенах, предчувствовала хорошую свару.
  - Значит, хочешь устроить потасовку в Министерстве? - с улыбкой констатировал бывший заключенный. - А что, я в деле! Я вообще люблю такие шутки. Помнится, с твоим отцом мы в Хогвартсе постоянно устраивали отвязные розыгрыши. Разгуливали в его мантии-невидимке, подкладывали навозные бомбы в слизеринские коридоры...
  - Мантия-невидимка? - заинтересованно переспросил Гарри.
  Еще один предмет, доселе существовавший для мальчика только в сказках, оказался реальностью. Интересно, что там на очереди? Скатерть-самобранка или ковер-самолет?
  - Ну да, - пожал плечами Сириус. - У твоего отца была самая настоящая мантия-невидимка. Самая клевая из всех, которые я видел в своей жизни... Погоди, она же должна была достаться тебе, как наследнику Джеймса!
  - В родовом сейфе я ее не видел.
  Блэк помрачнел:
  - Я же прекрасно помню, что незадолго до смерти твоих родителей директор забрал для изучения. Значит, она все еще у него.
  - Надо же, как интересно! - воскликнул мальчик. - Дамблдор накладывает заклинание необнаружения на дом семьи, скрывающейся от могущественного Темного Лорда, но при этом забирает у моего отца артефакт, который гарантированно может помочь избежать встречи с Волдемортом или даже посодействует в устранении черного мага. Мне одному кажется, что здесь что-то не чисто?
  Сириус молчал. В его душе разгорелась нешуточная борьба между верностью директору, идеалам которого Сириус следовал с самого детства, и элементарным здравым смыслом, который не мог игнорировать настораживающие факты. А Гарри продолжал ломать устоявшееся мировоззрение крестного:
  - Сириус, я изучал старые газеты, но никак не могу понять, директор вообще боролся с Воландемортом или только изображал видимость борьбы? Я нашел упоминание о некоем Ордене Феникса, в котором состояли мои родители. Это якобы тайное общество...
  - Почему "якобы"?
  - Ну, если о нем узнали репортеры, какое же оно тайное? Так вот, члены этого Ордена активно боролись с Пожирателями Смерти. Причем многие были вчерашними школьниками, семейными. Вот мне любопытно, что же тогда делал аврорат? И где все это время находился Верховный Чародей Визенгамота, который вместо того, чтобы протолкнуть одно-два постановления, запрещающих террористическую организацию Темного Лорда и объявляющих Пожирателей вне закона, тащил на войну домохозяек с детьми? Не знаешь? Вот и я не знаю.
  В комнате воцарилось тягостное молчание. По лицу Блэка было видно, что он жаждал найти хотя бы один довод в пользу директора, но не мог. И Гарри решил оставить скользкую тему. Тем более скоро должен был наступить отбой, а часами сна мальчик за эту учебную неделю научился дорожить.
  - Сириус, а как в магическом мире можно доказать принадлежность вещи хозяину? Например, у магглов, если возникает спор о праве владения, суду предоставляются документы, фотографии или свидетельские показания, доказывающие факт принадлежности вещи.
  Блэк, которому самому не терпелось поговорить о чем-нибудь другом, нежели о неоднозначных поступках Альбуса, заметно приободрился и ответил:
  - У нас примерно так же. Если рассматривается дело о какой-нибудь фамильной драгоценности, свидетелями могут выступать даже портреты. А вообще, я точно не знаю. В какой-то книжке читал, что существуют маги с даром видеть собственника. Все зависит от того, какая попадется вещь. Есть предметы с магической привязкой. К примеру, в доме моей семьи валяется несколько артефактов, которые только Блэку по крови в руки даются... Хотя, это я преуменьшаю, особняк изобилует такими штуками! Род-то мой изначально темным был, это только я "бракованным" получился. Я вообще в самое ближайшее время планировал вычистить дом от всякого черномагического барахла. Только чувствую, работы там на месяц, минимум! Там же одних только книг по Темным Искусствам мешков десять наберется. Пока это все выкинешь...
  - Я ТЕБЕ ВЫКИНУ!
  Сириус, даже не догадывающийся, что внутри Сохатика скрывается лютый зверь, после его рыка испытал острое желание лечь на пол и завилять хвостом...
  
  * * *
  
  Великий Волшебник восседал в кресле директорского кабинета и занимался привычным делом - безжалостным уничтожением сладостей. На этот раз очередь дошла до засахаренных орешков - лакомства, очень любимого Дамблдором. Одна за одной сладкие горошины исчезали во рту у Альбуса, в очередной раз переживающего крах своих планов.
  Не далее как полчаса назад его, Верховного Чародея Визенгамота, бесцеремонно выставил за порог Сириус Блэк, за время тюремного заключения совершенно отбившийся от рук... Или на него так повлияла встреча с крестником? Ведь именно после нее единственный наследник знаменитого на всю Англию семейства темных волшебников открытым текстом заявил Дамблдору, что не желает больше слышать о возвращении Гарри в Англию, а напоследок пообещал, что подаст в суд на Великого Светлого мага.
  Вот ведь щенок неблагодарный! Знал бы он, как было трудно Альбусу добиться его освобождения! Ведь чиновники министерства дураками не являлись, и понимали, что выпускать Сириуса на свободу означало расписаться в собственной ошибке. Пока Дамблдор занимался бумажной волокитой, они без обиняков обсуждали друг с другом вариант преждевременной кончины заключенного. С директора семь потов сошло, пока он утихомирил особо рьяных и договорился о переправке Блэка на допрос в Министерство, а он... ишь, чего удумал - компенсацию захотел за десять лет отсидки! Другой бы на его месте радовался, что покинул Азкабан, и со слезами на глазах руки бы своему спасителю целовал, а этот наглец...
  Директор тяжело вздохнул и отправил в рот очередную пригоршню сладостей. Для Альбуса выход Сириуса из-под контроля оказался неожиданным. Он даже не успел воздействовать на него магией. Поначалу не воспринял слова Мародера всерьез и попытался воспользоваться доселе безотказным даром убеждения, а потом не было возможности. Вызванный проводить "гостя" к выходу старый домовик одним своим видом отбивал у Дамблдора желание хвататься за волшебную палочку.
  В общем, вариант с Блэком не выгорел, как это ни прискорбно. Поттера вернуть не удалось, безукоризненная репутация Великого Светлого благодаря беспринципной своре газетчиков ощутимо пошатнулась, а многолетние планы по защите всеобщего блага лишились ключевой фигуры. Что ж, хочешь - не хочешь, а Избранному придется искать замену. И на эту роль прекрасно подойдет Невилл Лонгоботтом. Мальчик тихий, послушный и - что особенно важно - безо всей этой юридической чепухи в голове. Поставить ему в пару Грейнджер, раз уж она взяла добровольное шефство над сиротой, да и авторитет на Гриффиндоре благодаря своей выходке приобрела немалый.
  - Кого бы им добавить третьим в компанию? - вслух размышлял Великий Волшебник, распечатывая новую пачку любимого лакомства. - Рон Уизли не подходит. Лохматое чудовище отчего-то на дух не переносит мальчика. Может, задействовать близнецов... Хотя, нет! Вторых Мародеров из них не выйдет, поскольку Грейнджер - фанатичная приверженка дисциплины. Первокурсники под ее началом на уроки едва строем не ходят, и с парой шутников Хогвартса девочка не уживется.
  И тут директора осенило. Решение проблемы было простым и гениальным. Как говорится, кто нам мешает, тот нам и поможет! Грейнджер все-таки придется послужить Свету. Думается, несчастье, которое с ней приключится в ближайшем будущем, даст директору прекрасную возможность приставить к "запасному Избранному" своих людей, а также заставит Невилла осознать, что силы Тьмы не дремлют. Альбус довольно потер руки и сочно захрустел сладостями, обдумывая детали.
  А Хогвартс мирно спал, не подозревая о планах Великого Волшебника, которым было суждено всколыхнуть трясину обыденности и ознаменовать начало нового витка противостояния бобра с ослом.
  
  Глава 8
  
  Четырнадцатого сентября после полудня в главном заклинательном зале Дурмстранга собралась необычная компания. Во-первых, там присутствовал доктор Алексей Иосифович Балитин, ради предстоящего ритуала сменивший свой костюмчик-тройку на одеяние, напоминающее серую монашескую рясу. Во-вторых, трое волхвов, давних знакомых доктора, внешне очень похожих на огромных медведей - рослых, дородных, с густыми бородами и черными балахонами. В-третьих, неразлучная пара школьных колдомедиков, с радостью согласившихся побыть у русских магов "на подхвате", лишь бы понаблюдать за процессом нетрадиционного лечения.
  В число наблюдателей входил также директор школы, по совместительству являвшийся инициатором всего безобразия. Ну и, конечно же, не следует забывать о виновнике торжества Гарри Поттере, который по обыкновению сильно нервничал. Хотя, если разобраться, особых причин тому не было. Как сказал мальчику улыбчивый доктор, процедура удаления души Волдеморта будет проходить в три этапа - купание больного в "Кипящем Молоке", пероральный прием зелья, именуемого "Мертвой Водой", ну и на закуску введение в организм антидота, по аналогии, называвшегося "Живой Водой".
  Обозначенный комплекс процедур использовался славянскими магами хоть и нечасто, но прошел апробацию на самом наследнике царского престола лет триста назад, так что оснований для недоверия не было. На всякий случай дотошный Гарри поинтересовался лицензией на оказание медицинских услуг у проводившего операцию доктора, на что ему предоставили лист гербовой бумаги, на котором латинскими буквами было указано, что А.И. Балитин имеет полное право на оказание целительских и иных услуг. И всё равно на душе у Гарри было неспокойно, а по телу то и дело пробегали стайки мурашек. То ли от холода, царившего в заклинательном зале, то ли от страха.
  Игорь Каркаров, несмотря на бесстрастное выражение лица, тоже нервничал. Сегодня все должно было решиться. Сегодня он избавится от рабского ошейника. Сегодня будет окончательно повержен Темный Лорд. По словам Балитина, древний ритуал, который доктор выбрал в качестве лечебной процедуры, должен был не только избавить Поттера от случайного крестража, но и ударить по остальным частям души Волдеморта. Именно для этого Алексей Иосифович пригласил трех своих давних знакомых, которые помогут в меру сил, а в дальнейшем будут держать языки за зубами.
  Да, посовещавшись после обследования Гарри, директор с доктором решили ограничить круг посвященных в тайну. Слишком уж много нестыковок и странностей было в истории Мальчика-Который-Выжил. Слишком много возникало вопросов. Почему после трагедии с его родителями ребенка не показали колдомедику? Любое, даже поверхностное обследование выявило бы наличие черной магии в шраме, а удалить кусочек души Лорда Судеб, еще не успевший врасти в энергетику младенца, было проще простого. Почему этого никто не сделал? Почему ребенка выбросили в маггловский мир, как ненужную вещь? И почему спустя десять лет мальчика преследовали работники Хогвартса, едва ли не силой затаскивая в британскую школу?
  На этом список вопросов не исчерпывается, но ответы на них мог дать лишь один человек - Альбус-и-иже-с-ним-Дамблдор, с которым ни Каркаров, ни Балитин связываться не хотели. Первый понимал: директор наверняка знал о крестраже и имел свои планы как на Поттера, так и на самого Волдеморта, а второй и вовсе не испытывал никакого пиетета перед седобородым чародеем. Пусть "лимонники" величали директора Великим Светлым Волшебником и преклонялись перед его авторитетом из-за победы на дуэли с Гриндевальдом, в остальном мире еще помнили, кто в течение нескольких лет героически противостоял многочисленным сторонникам Темного Лорда, своими потом и кровью приближая наступление мира в Европе. Так что никто из собравшихся не планировал претендовать на лавры победителей Волдеморта. Тем более, в случае успеха доказать факт существования крестражей черного мага станет проблематично.
  Приготовления подходили к концу. Волхвы под руководством Балитина зажгли десятки пахучих свечей, начертили на полу пентаграмму, поставили в ее центре большой чугунный котел на трех ножках и мелом нарисовали на нем какие-то непонятные значки. Став в круг, троица русских магов нараспев затянула молитвы на старославянском, который Гарри разбирал через два слова на третье. Общий смысл песнопений сводился к обращению к Матери Сырой Земле с просьбой о помощи и воззваниям к богу войны Волху, чтобы тот "дал силы отроку юному выдержать испытание тяжкое".
  С каждым новым катреном голоса волхвов набирали силу, рождая гулкое эхо, отражавшееся от стен заклинательного зала. И вскоре сам воздух в помещении начал вибрировать, а у мальчика возникло иррациональное ощущение чужого взгляда. Словно кто-то могучий и древний пристально смотрел на него. Но не осуждающе, а с неким любопытством и молчаливым одобрением.
  - Пора! - сказал Алексей Иосифович и приказал Гарри раздеваться.
  Не прекращая петь, волхвы достали из своих мешковатых одеяний короткие посохи и направили их в котел. На концах резных, укрепленных металлическими кольцами деревяшек стал образовываться густой белесый туман, стекавший в чугунную емкость. Избавившись от одежды, мальчик пристально следил за ритуалом, отмечая, что русским магам он дается нелегко. Несмотря на прохладу, на их лицах были заметны капельки пота, а голоса подрагивали от напряжения.
  Туман, рождаемый посохами, постепенно заполнял котел. Высотой тот был не более метра, и Гарри было прекрасно видно, как в чане бурлила белая, источающая слабое сияние субстанция.
  "Действительно, очень похоже на кипящее молоко!" - подумал мальчик.
  - Ныряй! - приказал ему Балитин.
  Набравшись решимости, Поттер подошел к котлу и... замешкался, столкнувшись с понятным затруднением. Ни скамейки ни ящичка в ритуальном зале не было, а за край чугунка Гарри хвататься не спешил, опасаясь опрокинуть емкость на себя. Проблему помог решить колдомедик Дурмстранга. Мальчик почувствовал, как его подхватили сильные руки, а в следующее мгновение, не удержав испуганного возгласа, герой с головой окунулся в белый туман, оказавшийся неожиданно теплым, густым и вязким, словно кисель.
  Герой магической Англии уже не видел, как руны на краях чана вспыхнули ярким светом, как Балитин достал свой посох и принялся читать заклинания, водя им над котлом. Мальчик вообще ничего не видел, кроме светящейся белой пелены, зато чувствовал, как в него мощным потоком вливается сила, дарившая умиротворение и сладкую негу.
  Однако совсем скоро от приятных ощущений не осталось и следа. Голову Гарри пронзила острая вспышка боли. Затем еще одна, и еще. В то же самое время в большом зале Хогвартса сидевший за преподавательским столом и меланхолично размазывающий по тарелке овсянку Квиринус Квиррелл замер, почувствовав довольство, испытываемое тем, с кем профессор временно был вынужден делить свое тело. Оно было настолько сильным, что маг поневоле задумался над причинами необычного поведения Лорда, с самого момента их встречи стабильно пребывавшего в состоянии глухого раздражения...
  Но вернемся в ритуальный зал Дурмстранга, где близился к концу первый этап ритуала. Находившийся в котле Гарри уже ничего не соображал, его голова раскалывалась на части, вспышки боли следовали одна за другой, а вскоре слились в один бесконечный поток невыносимых мучений, которые мальчик не в силах был выдержать. Слыша издаваемые больным стоны, Алексей Иосифович нахмурился, но продолжал чтение заклинаний, повинуясь которым, собранная волхвами сила впитывалась в тело пациента, как в губку.
  Спустя пару минут в чане не осталось ни капли белого тумана. Он был поглощен организмом больного и очнувшимся паразитом, который в данный момент отчаянно пытался заполучить контроль над телом. Пока мальчик успешно сопротивлялся подселенцу, но надолго его воли не хватит. Нужно было торопиться. С помощью магии доктор извлек тело маленького пациента из чана. Волхвы надежно зафиксировали бившегося в эпилептическом припадке Поттера и открыли ему рот, куда Балитин влил содержимое из небольшой фляги.
  В следующий момент произошло сразу несколько вещей. Проглотив Мертвую Воду, Гарри выгнулся дугой и дико закричал. Стихийный выброс, рожденный получившим дозу смертельной отравы мальчиком, разбросал окруживших его магов и задул свечи с факелами на стенах, погружая ритуальный зал во тьму. А тем временем в далекой Шотландии профессор Квиррелл заорал, схватился за голову и без чувств рухнул на пол, перепугав коллег и присутствующих на обеде учеников. Аналогичные по силе вопли прозвучали в фамильной ячейке Лестрейнджей, лачуге Мраксов, Выручай-Комнате, тайнике двенадцатого дома на площади Гриммо и в подвале особняка Малфоев.
  Во мраке ритуального зала тело Поттера мягко опустилось на заиндевевший пол и застыло без движения. Глубоко под землей золотая чаша, созданная Хельгой Халффпафф, начала сочиться тьмой. Черные ручейки стекали вниз, расползаясь по каменному полу сейфа. Вот один из них коснулся сигнальной линии... Яркая вспышка озарила ячейку древнего рода - и от тьмы не осталось и следа. Гоблины давно поняли необходимость внутренней защиты фамильных сейфов, призванной уберечь вещи их клиентов от любого воздействия. Ведь эти волшебники - такие затейники! Натащат к себе каких-нибудь опасных артефактов, а те, оставшись без присмотра, не оставят от содержимого ячейки даже пепла - доказывай потом, что ты не нюхлер! Уж лучше заранее перестраховаться.
  Защитный комплекс Хогвартса строился по похожему принципу, поэтому когда на восьмом этаже Хогвартса в Выручай-Комнате водруженная на бюст какого-то мага диадема Кандиды Когтевран принялась источать темный туман, творение четверки основателей среагировало на тревожный сигнал и мгновенно очистило помещение от вредных эманаций. Колечко с невзрачным камнем, спрятанное хозяином в Литтл-Хэнглтоне в заброшенном доме-развалюхе, тоже начало дымить. Клубы тьмы через щели в полу неспешно стекали в подпол и впитывались во влажную землю.
  В пустующем родовом особняке Блэков, слышавший подозрительный крик старый домовик внимательно оглядел лежавший в лужице тьмы медальон Слизерина и щелкнул пальцами. Черный туман растаял без следа. Взяв в руки драгоценность, эльф принюхался, смешно сморщив крючковатый нос. Опасной магии в "злой вещи" больше не чувствовалось, а значит, приказ любимого хозяина выполнен. На лице у Кричера впервые за много лет появилась робкая улыбка. А вот его сородичу в этот момент было не до смеха.
  Начищавший туфли хозяев и прикорнувший буквально на миг домовой эльф Добби был разбужен диким воплем. Вскинувшись, домовик повертел головой и отправился проверять вещь, за которой ему поручил приглядывать хозяин Люциус. Малфой-старший долго вбивал в голову на редкость тугодумного эльфа единственный приказ - охранять книжечку в черной обложке, принадлежавшую когда-то самому Темному Лорду. И лопоухое создание уяснило, что если вдруг в особняк заявятся авроры с обыском (что случалось неоднократно), ему следовало достать эту вещь, унести в безопасное место и не появляться до тех пор, пока слуги закона не покинут дом.
  В остальное время домовик должен был приглядывать за тайником, защищая гостей хозяина и других обитателей дома от вредного влияния книги. Так что ничего удивительного, что спросонок у Добби возникла лишь одна идея - надо отправиться в подвал и проверить сохранность доверенной ему вещи. Переместившись к тайнику, эльф с ужасом обнаружил, что из тайника вытекает какая-то странная черная дымка.
  "Кто-то испортил ценную вещь Темного Лорда!" - пронеслось в голове у домовика.
  Трясущимися руками Добби нажал на секретную панель и достал из открывшейся ниши невзрачную тетрадку, источавшую черный туман. На вид с дневником было все в порядке, однако неприятной магии, пробуждающей сильный страх, эльф в нем больше не ощущал.
  - Не уследил! Хозяин Люциус будет в ярости!
  Уши эльфа поникли, а большие выразительные глаза наполнились слезами. Чувствуя, что взбучки ему не миновать, Добби выронил тетрадку и в расстроенных чувствах начал биться головой о стену, не замечая, что стоит посреди большой вязкой черной лужи, вылившейся из артефакта.
  А пока глупый домовой эльф проверял на прочность стену особняка Малфоев, в заклинательном зале Дурмстранга, озаряемом мощными люмосами магов, склонившийся над бесчувственным телом Поттера Балитин глядел на часы. Секунды тянулись невероятно долго. Доктор не чувствовал боли от ушибов, которые получил, когда его оттолкнула вырвавшаяся из-под контроля магия Гарри. Он не переживал за своего неудачно встретившегося со стеной друга, которому целитель Дурмстранга вправлял вывихнутое плечо. Алексей Иосифович терпеливо ждал, давая возможность подействовать зелью, и молился богам, чтобы его расчеты оказались верными.
  Когда секундная стрелка описала круг, Балитин поднес к бледным губам пациента пузырек с янтарной жидкостью. Приподняв Гарри голову, доктор влил в мальчика антидот и снова замер в ожидании. Долгие, невероятно долгие полминуты ничего не происходило. Но когда русский маг уже был готов перейти к сердечно-лёгочной реанимации, Поттер распахнул глаза и сделал глубокий вдох. И у Алексея Иосифовича отлегло от сердца. Со старческим кряхтением он поднялся с колен, подхватил мальчика на руки и бережно, словно величайшую драгоценность, понес в больничную палату.
  
  * * *
  
  Очнувшись, Гарри обнаружил, что лежит на койке, заботливо укутанный колючим шерстяным одеялом, а рядом доктор объясняет что-то директору Каркарову. Заметив, что мальчик пришел в сознание, Балитин повернулся к нему и бодро поинтересовался:
  - Ну-с, больной, как мы себя чувствуем?
  - Хорошо, - улыбнулся в ответ Поттер. - Голова не болит, а во всем теле ощущается приятная легкость. Такое впечатление, что я - воздушный шарик. Того и гляди полечу!
  - Оно и понятно, - кивнул доктор. - Столько силы за раз принять. Теперь еще минимум сутки в сознании будет присутствовать легкая эйфория, пока организм не "переварит" угощение. Однако я надеюсь, вы удержитесь в рамках приличий и больше буянить не будете.
  - Когда это я буянил? - возмутился Гарри. - Не было такого!
  - Не было? А кто Мише магическим выбросом плечо повредил? Кто своего лечащего врача, без малейшего уважения к старческим сединам по грязному полу повалял, словно плюшевого медведя? Я уже молчу про директора школы, которого вы, голубчик, так об стенку шваркнули, что он сотрясение мозга заработал.
  Ошеломленно похлопав глазами, Поттер покосился на Каркарова, оглядел сидевшего у окошка волхва, рука которого и впрямь покоилась на перевязи, и испуганно пролепетал:
  - Извините. Я не специально.
  - Не переживай, парень! - густым баритоном с жутким акцентом произнес русский маг. - Никто на тебя не в обиде. Я даже больше скажу - одним ударом раскидать семерых неслабых волшебников, как беспомощных кутят, далеко не каждый способен. Сразу видно - имеется в тебе недюжинный талант боевого мага! Как доучишься, милости просим в Китеж на стажировку!
  - Спасибо за приглашение, - вежливо отозвался Гарри и задал Балитину животрепещущий вопрос: - Доктор, вы хоть скажите, лечение помогло?
  - А вы таки имеете наглость в этом сомневаться? - лукаво прищурился колдомедик.
  Однако, встретившись с умоляющим взглядом пациента, оставил шутки и объяснил мальчику, что ритуал сработал должным образом. Разбуженный вливанием силы крестраж сразу же установил связь с остальными частями Волдеморта. Ведь кусочки души - это не осколки разбитой вазы, они всегда тянутся друг к другу, и сила этого притяжения настолько велика, что позволяет основе избежать путешествия на тот свет. Ею и воспользовался Балитин, напоив пациента Мертвой водой.
  Это крайне опасное зелье славилось тем, что разрушало любую магию и останавливало саму жизнь. С его помощью удавалось исцелять людей, пораженных смертельными проклятиями, которые невозможно было снять обычными средствами. В буквальном смысле убив Гарри, оно разрушило оболочку крестража, превратив его в безликую магическую субстанцию, и по связи отправило губительный сигнал другим частям души Темного Лорда. Дальше элементарно - дождавшись, пока оставшийся без защиты крестраж будет окончательно поглощен душой мальчика, задержавшийся в теле благодаря предварительной накачке силой, Балитин дал пациенту антидот, вернувший того к жизни.
  - Это что же получается, я теперь на какую-то часть Волдеморт? - помрачнел Гарри.
  Доктор осуждающе покачал головой:
  - Молодой человек, я начинаю сомневаться, все ли у вас в порядке со слухом. Я же сказал, что крестраж под воздействием Мертвой Воды потерял всю магию и трансформировался, превратившись в своего рода сырье для строительства духовной оболочки. А ваша запасливая душа не захотела упускать этот полезный материал и поглотила его. Вы не стали Волдемортом, поскольку в этом куске уже не было личности, однако я не исключаю вероятность, что вам достались некоторые знания упомянутого мага. Конечно, о полноценных воспоминаниях не может быть и речи, но вполне возможно, при изучении некоторых заклинаний вы будете испытывать чувство дежавю. Или какие-то люди, которых вы будете видеть впервые в жизни, покажутся вам знакомыми... и тому подобное.
  - А что с остальными крестражами?- немного приободрился Герой. - Они точно уничтожены? Или вскоре в магической Англии появится с десяток новоявленных Темных Лордов?
  Представив эту картину, Поттер опасливо поежился. Уж если одному черному магу без особых проблем удавалось держать в страхе целую страну, то отряд таких Волдемортов имеет все шансы захватить мир.
  - Не бойтесь, голубчик, этого не случится, - уверенно ответил доктор. - Все крестражи потеряли свою магию и развеялись, а без якорей душа черного мага отправилась прямиком в ад, где ей самое место. И чтобы вы в этом не сомневались, Игорь Олегович, не продемонстрируете свою метку?
  Каркаров охотно закатал рукав, показывая мальчику предплечье. Там, где пару часов назад красовалось уродливое клеймо, была лишь чистая кожа.
  - Как видите, рабское тавро ощутило окончательную гибель хозяина и деактивировалось. На этот раз с Волдемортом покончено.
  Издав радостный вопль, Гарри вскочил с кровати и кинулся обнимать доктора. Балитин не сопротивлялся. Лишь крякнул по-стариковски, когда мальчик с несвойственной его возрасту силой стиснул колдомедика. Прочие маги с улыбками наблюдали за этой сценой.
  Алексей Иосифович был скромным доктором. Не потрудившись дослушать благодарственную речь маленького пациента, он в приказном порядке загнал того обратно под одеяло и ударился в воспоминания. Умный мальчик быстро сообразил, что Балитина не просто так посетил приступ болтливости. Ему нужно было понаблюдать за избавленным от крестража больным, проверить его психическое состояние, выяснить эмоциональные реакции. И Гарри ничего не имел против. Тем более, истории из жизни боевого колдомедика были крайне занимательными, и Мальчик-Который-Снова-Выжил слушал их с открытым ртом.
  Алексей Иосифович Балитин когда-то учился на боевого мага и наверняка получил бы звание мастера, если бы на его родину не пришла война. Пришла, откуда не ждали - из Германии. Немцы с русскими всегда жили дружно. В России к немцам относились хорошо, в царские времена на Волге появились целые немецкие магические поселения, а в Дурмстранге потомки нордов и древних славян традиционно были соседями. И хотя сам доктор учился в Колдостворце, от друзей и знакомых слышал про европейскую школу много чего хорошего.
  Балитин был потомственным целителем. Несмотря на то, что ему прочили блестящее будущее в качестве травника-зельевара, в юности упрямый маг поступил на боевой факультет Колдостворца. И полученная наука очень пригодилось ему во время войны. В первом бою, под градом пуль и заклятий, молодой недоучившийся волшебник растерялся, однако сумел собраться и повел за собой других солдат. В результате их подразделение удержало высоту и даже продвинулось вперед. Для самого начала войны - неслыханное геройство и достижение. Парня заметили и повысили в звании.
  Впрочем, сам Алексей свой поступок не считал выдающимся. В то кровопролитное время подобные геройства совершались на каждом шагу. И магглы, и маги, не жалея живота своего бросались на врага, лишь бы только не пустить его вглубь страны. Возможно, так и сложил бы потомственный целитель свою буйную головушку в битвах с немецкими захватчиками, но был ранен и переправлен долечиваться в тыл. А после выздоровления нежданно-негаданно угодил в танковые войска, в которых и прошел всю войну. Сначала на посту радиста-пулеметчика, а затем командира боевого подразделения. Заканчивал уже капитаном.
  Когда на родной земле воцарился долгожданный мир, продолжать обучение на боевом факультете маг не захотел. Хватит! Навоевался он по самое не балуйся! Вместо этого Алексей вспомнил о семейном призвании и ушел в колдомедицину, где достиг немалых успехов. Правда, больничная практика новоиспеченного целителя не прельщала. Вместо того чтобы протирать штаны в больницах, разбираясь с простейшими случаями, Балитин подался в путешественники-натуралисты. Подобно Ньюту Скамандеру, прославившемуся на весь мир своей книгой "Фантастические животные и места их обитания", Алексей Иосифович изучал многообразие магической флоры и фауны союзных республик и братских стран.
  Без приключений не обошлось. В семидесятые, когда Балитин во главе экспедиции спешил на помощь редким магическим животным Африки, гибнущим от яростных гражданских войн, полыхающих на континенте, их захватила в плен именитая на весь Индийский океан банда Бармы и Лея. Вооруженные до зубов молодчики на своих юрких катерах догнали гражданское судно, поднялись на борт и объявили, что корабль со всеми пассажирами переходит в их собственность. Охраны на зоологическом судне не было, а экипаж состоял из научных сотрудников и лаборантов. Лишь капитан запаса Балитин, признанный целитель редких магических животных мог оказать сопротивление пиратам, но не рискнул этого делать, опасаясь жертв среди гражданских.
  Неизвестно, чем бы кончилась эта история, если бы один из главарей случайно не прострелил себе ногу. Неправильно обработанная рана воспалилась, и спустя пару суток незадачливый пират свалился в горячке. Согласно обычаям дикого темнокожего племени, воин, рана которого не заживала, приносился в жертву тотемному животному племени - крокодилу. Лею, изредка выныривающему из полузабытья, перспектива отправиться в пасть земноводному очень не нравилось, и пират из последних сих велел привести к нему белого доктора. Тот быстро понял, что от него требуется и приказал доставить его инструменты, в числе прочей добычи доставшиеся разбойникам.
  Алексей Иосифович тщательно прочистил рану, зашил ее под местной анестезией, вколол больному антибиотики... а затем достал спрятанный в его саквояже магический жезл и без особых затруднений взял в плен потерявших бдительность пиратов. Банду полным составом передали правительственным войскам, а Лей в благодарность за спасение жизни подарил "хитрому белому доктору" свой защитный амулет из зуба небесного крокодила, передающийся в их племени только могучим шаманам-воинам. И лишь вернувшись из экспедиции Балитин выяснил, что на самом деле тот зуб принадлежал василиску...
  Гарри казалось, что он мог слушать колдомедика вечно, с замиранием сердца следя за перипетиями удивительных историй, которых хватило бы не на одну книгу, однако Алексей Иосифович, рассказав о забавном случае в китайской провинции ТяньЦзинь, где ему пришлось лечить пострадавших от проклятий ревнивой нэкоматы, решил заканчивать. Посетовав, что совсем заболтал юного пациента, доктор тщательно осмотрел мальчика, после чего огласил вердикт:
  - Голубчик мой, вы абсолютно здоровы! И хотя многие мои коллеги убеждены, что полностью здоровых людей не существует, а есть лишь недообследованные, я не вижу причин больше вас задерживать. Вот, держите обещанную справку. Там изложены мои рекомендации по питанию на ближайший месяц. Кроме того настоятельно советую в течение суток не использовать вашу волшебную палочку. В результате лечения у вас наблюдается резкий прирост магической силы, и хрупкий магический артефакт может просто перегореть. Да и в дальнейшем пользуйтесь ей с опаской, чтобы не покалечить себя или окружающих...
  - А лучше отложите ее подальше, - перебил Балитина директор. - Боевым магам полагается посох, и я сегодня же распоряжусь, чтобы вас отвели на склад артефактов и подобрали подходящий.
  Гарри в ответ лишь радостно улыбнулся. За эти две недели он передумал менять факультет. Какой в этом смысл? На боевом изучались все необходимые будущему юристу предметы, а на факультатив углубленного права Поттер записался еще в первый учебный день. Кроме того, большинство преподавателей успели отметить его выдающиеся способности и магическую силу, что льстило мальчику, а изнурительные тренировки вполне можно было пережить. Как говорили учителя, в здоровом теле здоровый дух, а будущему адвокату умение защитить себя и своих близких не помешает! Ведь даже выдающемуся целителю оно пригодилось не раз...
  Поттер погрустнел, подумав, что больше никогда не увидит улыбчивого доктора, имеющего в своем потертом саквояже великое множество занимательных историй. Заметив перемены на лице Гарри, Балитин забеспокоился:
  - Что случилось?
  - Алексей Иосифович, мы ведь с вами больше не увидимся?
  - Как не увидимся? Вы что, изволили на меня обидеться? - шутливо воскликнул доктор.
  - Ну, раз со мной уже все в порядке, вы наверняка вернетесь к себе на родину.
  - А вот и не угадали! Я решил задержаться в Дурмстранге и немного за вами понаблюдать. Вдруг к вам очередной кусок чьей-то души прицепится... хе-хе!... А если серьезно, Игорь Олегович предложил мне должность преподавателя. Я и сам чувствовал, что старость не за горами, и давно подумывал о передаче накопленного опыта подрастающему поколению, поэтому сразу же согласился. Дурмстранг - хорошая школа. Правильная. В ней действительно готовят специалистов и воспитывают учеников, а не просто семь лет baldu pinayut. Уверен, здесь я смогу принести больше пользы, нежели где-либо. Так что в будущем мы еще не раз встретимся на лекциях по общей колдомедицине. Да и просто так, на чай с сушками можете заходить в любое время!
  С улыбкой от уха до уха Гарри снова обнял доктора, который с притворным стоном попросил уже бывшего пациента пожалеть хрупкие старческие ребра. Дождавшись, когда мальчик оденется, Каркаров взял с Поттера обещание не рассказывать никому о подробностях лечения, ведь по бумагам Дурмстранга происходящее значилось как "обмен опытом с русскими магами, прибывших в школу с дружественным визитом" и "проверка кандидата на должность преподавателя колдомедицины". Сообразительный герой согласился держать все в секрете и пообещал намекнуть своим соседям, чтобы не спешили рассказывать всем и каждому о судьбе куска души черного мага, хранившегося в голове их сокурсника.
  Ведь предсказать реакцию Дамблдора на новость об уничтожении крестража было невозможно. Этот эксцентричный маг вполне мог объявить Гарри новым воплощением Волдеморта, что автоматически поставило бы крест на грандиозных планах будущего адвоката. Да, все-таки правильно тогда поступил Каркаров зачислив мальчишку именно на боевой факультет. Поттер ещё не понимал, в каком мире он окажется после окончания школы и с чем ему придется столкнуться один на один. Знание законов в мире магии и умение складно говорить - это неплохо, но мастерское владение палочкой или посохом куда важнее.
  Проводив взглядом веселого мальчика, шрам на лбу которого уже не выглядел свежим, а превратился в белесую молнию, Игорь обратился к доктору:
  - Алексей Иосифович, вы так и не успели поделиться с нами своими предложениями по поводу профессора Квиррелла, судя по всему, являющегося носителем основной части души Темного Лорда.
  - Предлагаю не предпринимать ничего, - отозвался Балитин. - Вряд ли после уничтожения "якорей" его дух остался в нашем мире. А если и так... Игорь Олегович, я вам так скажу, не наше это дело черных магов в других странах ловить. Пусть "лимонники" сами разбираются!
  - И то правильно! - в один голос заявили волхвы. - Ишь, взяли моду - Темных Лордов плодить! А нам с ними возись потом, упокаивай...
  - Ну, тогда предлагаю подняться ко мне в кабинет и отметить успешное исцеление Мальчика-Который-Выжил.
  Собравшиеся поддержали директора одобрительными возгласами.
  А в это время в далекой дождливой Шотландии, в больничном крыле Хоргвартса открыл глаза человек. С недоумением огляделся и мысленно спросил себя - что я тут делаю? В следующий миг сознание очнувшегося мага было погребено лавиной воспоминаний. Причем последних наличествовало два комплекта - память профессора маггловедения, под давлением директора согласившегося этот год вести в Хогвартсе Защиту от Темных Искусств, и память Лорда Судеб Волдеморта, использовавшего тело мечтавшего о силе преподавателя в качестве временного пристанища. Воспоминаний было так много, что их напор едва не отправил мага обратно в забытье, но спустя некоторое время он ослаб, а там и вовсе иссяк, оставив человека размышлять над непростым вопросом...
  Кто я? Квиринус Квиррелл, или все же Том Реддл? Уже не разобраться. Воспоминания сплавились в единый монолит и ощущаются одинаково родными. Тело подчиняется замечательно, не болит, не "жмет", но буквально переполнено силой. Такое впечатление, что обе души по какой-то причине слились, образовав совершенно новую самодостаточную личность. Да-да, именно самодостаточную! Ведь они получили то, что хотели. Квирелл - силу и знания, а Риддл - новое молодое тело.
  И это замечательно! Больше не нужно прятаться, скрывая второе лицо на затылке, не нужно продолжать глупую клоунаду труса-заики, надеясь улучить удобный момент и добыть философский камень. Более того, к творению Фламмеля и на пушечный выстрел нельзя приближаться. Мерлин Великий, каким же кретином он был! Словно мотылек на огонь, летел в гостеприимно расставленную ловушку Дамблдора!
  Сейчас, когда сознание не было закрыто пеленой безумия, маг понимал это очень отчетливо. Прислушавшись к себе, волшебник довольно улыбнулся. Его разум работал быстро и четко. В сознании не наблюдалось набившего оскомину глухого раздражения, не мелькали бредовые идеи... Определенно, слияние душ пошло ему лишь на пользу! Теперь можно начать все сначала, избежав досадных ошибок. Собрать старых союзников, устроить террор, покорить магическую Англию...
  Хотя, зачем? Ради власти? Но ведь Том изначально рассматривал ее лишь как средство достижения цели. Ради торжества идеалов чистокровных? Но эти трусы после его развоплощения забились по норам, мигом позабыв, за что боролись. Спрашивается, это - элита общества? Тьфу! Крысы самые натуральные! Нет уж, если начинать все сначала, надо набирать новых подчиненных...
  А надо ли? У него уже есть жизнь, работа, о которой Реддл давно мечтал, и самое главное - свобода. Он волен сам решать, что ему делать, а не идти на поводу у фанатиков, требующих уничтожения грязнокровок. Он свободен от интриг, от старых долгов, от врагов и проблем, которые они могут доставить. Он, наконец, может пожить в свое удовольствие, не растрачивая силы на бесполезную борьбу с ветряными мельницами...
  - Профессор, вы очнулись! - в палате появилась сияющая мадам Помфри с подносом, заставленным разными пузырьками. - Как вы себя чувствуете?
  Лежавший на кровати человек широко улыбнулся колдомедику и с чистой совестью ответил:
  - Лучше не бывает!
  
  Глава 9
  
  - Добби!
  Лежавший на полу подвала Малфоевского особняка домовой эльф судорожно дернулся и открыл глаза. В сознании домовика царил сумбур. Последнее, что помнил Добби - как его ноги обнял странный черный туман, вытекший из ценной тетрадки, и принялся стремительно впитываться в кожу... И в то же время домовик почему-то вспоминал, как он стоит рядом телом окаменевшей девочки в очках и читает сложное заклинание для сознания крестража... Странно.
  - Добби, тварь ушастая! А ну, живо ко мне! - донесся откуда-то сверху хозяйский рык.
  Не успевший толком разобраться в себе домовик подчинился выработанным за годы усердной службы рефлексам и переместился на зов. Мгновение - и вот он стоит перед хозяином Люциусом по стойке "смирно", преданно поедая того глазами.
  - Сколько я должен тебя звать?! - воскликнул раздраженный блондин. - Вконец обленился, бездельник! Где мои сапоги?
  Домовик не ответил. В его душе властвовал полнейший раздрай. При взгляде на давно знакомое лицо хозяина, в сознании отчего-то возникала физиономия молодого парня, слизеринца по имени Абраксас. А еще в ответ на крики Люциуса откуда-то из глубины тщедушного тельца поднималась волна раздражения. Да как смеет этот холеный аристократишка на него орать? На него, наследника самого Слизерина!
  - Ну, чего замер статуей? Живо принес мне обувь!
  - Тебе надо, ты и неси! - тоненьким писклявым голосом отозвался Добби.
  И лишь осознав, что сказал, вытаращил от ужаса глаза и зажал руками рот, словно желая запихнуть вырвавшиеся слова обратно.
  - Что-о? - удивился Малфой.
  Его лицо побагровело, а рука машинально потянулась за палочкой.
  - Круцио!
  Попавший под заклятие домовик затрясся и закричал, срывая голос. Но не только от выкручивающей мышцы боли. Непростительное послужило могучим тараном, пробившим какой-то барьер в его сознании. Чужие воспоминания захлестнули примитивный разум эльфа, меняя его, перестраивая в соответствии с собственными усмотрениями. И когда Люциусу надоело пытать своего слугу, тот, полежав немного, с трудом поднял голову и наградил аристократа полным ненависти взглядом.
  - Надеюсь, ты усвоил урок, - протянул Малфой. - А сейчас живо принеси мои сапоги! И если ты не успел их начистить...
  Закончить блондин не смог. Эльф щелкнул пальцами, и вышеупомянутая обувь, возникнув под потолком, со всего размаху спикировала на голову аристократу, треснув того каблуками по макушке. Люциус опешил. Больше от неожиданности, чем от боли. Похоже, его домовик сошел с ума. Добби и раньше-то особым интеллектом не отличался, но сегодня растерял жалкие крохи разума, посмев напасть на собственного хозяина. И он этого так не оставит!
  Малфой навел волшебную палочку на эльфа, но ушастая тварь тотчас испарилась, а в следующую секунду мимо лица аристократа пролетела ваза династии Мин. Ужасно дорогой предмет гордости семейства, выставляемый напоказ для гостей, встретился со стеной и грудой мелких фарфоровых осколков осыпался на мраморный пол. А в темном углу кто-то сиплым голосом проскрипел:
  - Мерлин побрал бы запрет на причинение вреда хозяевам!
  Люциус ощутил укол страха. Просто сумасшедший домовик - это одно, а невменяемый эльф без чувства самосохранения, испытывающий к тебе ненависть - совсем иное. Оглядевшись в поисках источника угрозы, Малфой не нашел ничего лучше, чем отправить "редукто" в подозрительный угол. Ответом стал грохот еще одной старинной вазы, не пережившей встречи со стенкой. И тогда аристократ отчаянно завопил:
  - Добби, приказываю тебе появиться передо мной и получить одежду!
  Установка, заложенная в разум любого представителя ушастого племени, сработала. Перед блондином возникло маленькое чудовище, удивленно хлопавшее глазами. Воспользовавшись ступором эльфа, Люциус сорвал с шеи шарф и сунул его в руки спятившего домовика:
  - Я освобождаю тебя от служения! Отныне ты больше не эльф рода Малфоев!
  После этих слов тот, кого раньше звали Добби, почувствовал приступ слабости. Он едва успел увернуться от зеленого луча и с хлопком переместиться в соседнюю комнату. Это привычное действие отняло у маленького существа неожиданно много сил, и домовик, наконец, осознал, что произошло. Его отрезали от магии рода! Теперь можно забыть о мести обнаглевшему аристократу. Нужно как можно скорее выбираться из дома, пока хозяин не отдал приказ системе защиты особняка, которая мигом испепелит всех тех, кто не принадлежит к гостям или членам семейства.
  Щелкнув пальцами, от чего массивный сервант, наполненной расписанной посудой эпохи Ренессанса, опрокинулся на пол, превращая содержимое в груду не подлежащих восстановлению черепков, эльф аппарировал из особняка Малфоев. Очутившись в каком-то лесу, домовик обнял первое подвернувшееся дерево, пережидая приступ слабости. Да уж, пока он не найдет источник магии или изнурительными тренировками не раскачает собственное магическое ядро, об аппарации на дальние расстояния можно забыть. Справившись с головокружением, эльф присел на пожухлые листья, замотался в шелковый шарф, источавший аромат изысканного парфюма, и принялся размышлять над извечными вопросами - кто виноват и что делать.
  О том, что произошло, маленькое лопоухое создание уже догадалось. Кресстраж, созданный в юности магом по имени Том Реддл, активировался и захватил первое попавшееся тело, поглотив содержавшуюся там душу... Или нет, не поглотив. Слившись с ней. Иначе откуда эти панические сожаления о том, что он больше не сможет служить хозяину Люциусу, и острое желание побиться обо что-нибудь головой? Это все - наследие жалкой душонки Добби. Забитого, глупого домового эльфа.
  Хотя сам Том... Томми? Да, это имя подходит больше! Так вот, Томми тоже жалел о своих опрометчивых действиях. Не следовало ему сразу идти на конфликт с Малфоем. Судя по воспоминаниям домовика, раньше Люциус был его слугой. Да-да, Тому Реддлу, наследнику Слизерина все же удалось достичь величия, сколотить верную команду последователей и захватить власть в магической Англии... Почти. В самый разгар войны, когда дело шло к безоговорочной победе чистокровок, случилась мутная история с младенцем-Избранным, и Лорд Волдеморт канул в Лету, а его слуги сразу же задрали лапки кверху и открестились от пропагандируемых идеалов. Сволочи!
  Судя по тому, что десять лет о Темном лорде никто не слыхивал, исчез он с концами. Выходит, сведения в найденной книжке оказались ложными, и создание крестража не обеспечило Тому бессмертие. Зато его неудачный школьный эксперимент дал жизнь Томми, который учтет все ошибки своего предшественника и закончит то, что не удалось оригиналу. Будьте уверены, он заставит мир содрогнуться! Он заставит всех себя уважать! Дело за малым - найти способ получить нормальное человеческое тело, набрать верных сторонников... Нет, это подождет! Сначала нужно найти еду. Добби сегодня даже не завтракал, а строить планы захвата мира на пустой желудок некомильфо!
  А пока ставший безработным домовик искал в лесу дичь, Люциус Малфой с бледным больше обычного лицом разглядывал старый дневник своего Лорда, который тот отдал ему на сохранение. Таинственное исчезновение темной метки, пропажа магии в артефакте Волдеморта, странное поведение домовика - все стало на свои места. Давным-давно, когда у Лорда было хорошее настроение, он похвастался Малфою, что обрел бессмертие, для чего ему даже не понадобилось создавать философский камень. И теперь в голове у Люциуса сложилась единственно возможное объяснение происходящему - Том Реддл возродился в его домовике. Которого он только что пытал круциатусом и пытался заавадить!
  Учитывая мстительный характер Лорда Судеб, за подобную выходку ничего хорошего аристократа не ожидало. Парой-тройкой круцио он точно не отделается. Скорее, вернувшийся с того света Волдеморт его живьем зажарит и съест!
  - Может, уехать во Францию? - задумался Люциус. - Или лучше в Америку? Да, именно в Америку! На другом конце земного шара Лорд меня точно не достанет. Осталось только Нарциссу уговорить.
  Выбросив бесполезную тетрадку, аристократ пошел искать свою супругу. Спокойной жизни семейства Малфоев грозили нешуточные перемены...
  
  * * *
  
  Том Риддл, в прошлом лучший ученик Хогвартса, Лорд Судеб Волдеморт, глава и хозяин Пожирателей Смерти, десятилетие терроризировавших страну, тот, чье имя до сих пор боялись произносить жители магической Англии, отмывал дверь кабинета декана слизеринского факультета от последствий одновременного срабатывания полудюжины навозных бомб. Эта модификация отличалась особо едким запахом и обладала устойчивостью к магическому воздействию, так что домовому эльфу пришлось применить упорство и изобретательность.
  - Ненавижу близнецов Уизли! Шутники, чтоб они провалились! - бормотал под нос домовик, выжимая тряпку. - Дамблдор тоже хорош! "Мальчики же не со зла. Они лишь хотели повеселиться..." Тьфу! И как его до сих пор директором терпят? Эти мальчики за пару месяцев успели достать всех преподавателей... Ну, кроме МакКошки, которая на пару с Альбусом покрывает их выходки. А ведь всего пара "круцио" могла бы надолго лишить рыжиков чувства юмора.
  Оглядев оставшийся фронт работ, эльф понуро вздохнул и продолжил свое неблагодарное дело. Спросите, как так вышло, что Томми оказался в Хогвартсе? О, эта история достойна пера Шекспира. Правда, неясно, к какому жанру ее можно отнести - комедии или трагедии, но что она могла встать в один ряд с творениями великого драматурга не подлежит сомнению!
  Полтора месяца назад, заморив червячка мясом попавшегося кролика, домовик остаток дня занимался приведением в порядок своей памяти и составлением грандиозных планов на будущее... которым не суждено было пережить ночь. Проснувшись поутру, продрогший до костей, Томми осознал, что все его мечтания разбиваются о суровую реальность. Магия слаба, тело для владыки мира не подходит, жизненно необходимые знания отсутствуют. Да, его старшая копия многого достигла, но Томми еще вчера был шестикурсником Хогвартса! Пусть сильным, талантливым и начитанным, но заслуженным мастерам он и в подметки не годился!
  И что же теперь делать? Идти на поклон к оставшимся на свободе Пожирателям? Так ведь он даже не сможет им аргументированно доказать, что является Волдемортом. А тут еще эти проблемы с магией! Содержавшихся в тщедушном теле крох силы хватало для решения бытовых трудностей, но для более глобальных действий (типа той же аппарации в цивилизованный мир) их было недостаточно. И Томми решил заняться раскачкой резерва. Обустроил себе жилище на дереве, нашел источник воды, полезные растения, из которых можно было сварить целебные отвары, разведал окружающую местность, чтобы не знать трудностей с добыванием еды...
  Однако лесного эльфа из него не получилось. Вспомнив курс зельеварения, Томми сумел немного улучшить свое тело, а благодаря мясной диете уже не напоминал узника Освенцима, но к исходу третьей недели столкнулся с неразрешимой проблемой. Домовик ощутил дикий голод, который не могли заглушить лечебные настои и обильное питание. Томми понимал - ему срочно требуется магическая подпитка, иначе он рискует умереть от недостатка силы в организме, ведь его собственный очаг хоть и начал потихоньку раскочегариваться, однако все еще не мог удовлетворить возрастающие потребности тела.
  Выхода было два - на время полностью отказаться от использования магии, перейдя на первобытное существование, или искать источник, из которого можно зачерпнуть энергию. Вот только природные источники магии, как и золотые слитки, на дороге не валялись, а мысль снова поступить к кому-нибудь на службу претила Томми. Тем более, вряд ли кто-либо из аристократов решит взять чужого домовика, а у грязнокровок даже на ритуал привязки сил не хватит.
  Начиная постепенно сходить с ума от голода, эльф решил завязывать с отшельничеством. С огромным трудом ему удалось достичь окраины леса, который, как оказалось, раскинулся неподалеку от Оттери-Сент-Кэчпоул. Деревеньки, где нашли приют многие волшебные семьи. Преисполнившись оптимизма, Томми опрометчиво решил, что проблема решена, но не тут-то было! Особняки, стоявшие на природных источниках, имели защиту, которая не пропускала залетного домовика. Дома не столь зажиточных волшебников тоже имели охрану, а также собственных домовиков. Ушастые создания, видя плачевное состояние бесхозного эльфа, проникались жалостью и выделяли ему немного своей силы, но сразу же заявляли, чтобы на большее тот не рассчитывал.
  Ну а в страшное сооружение, состоявшее из небольшого кирпичного, очень напоминавшего свинарник здания и множества кособоких пристроек сверху, державшихся на честном слове, Томми даже не сунулся. С верхней площадки этого "дома" раздавалось такое тоскливое подвывание несчастного домового эльфа, мутировавшего из-за ядовитой магии обитавшей там рыжеволосой семейки, что хотелось бежать оттуда со всех ног.
  С неделю Томми скитался по деревеньке, перебиваясь подаянием сердобольных сородичей, а потом решил, что такое жалкое существование недостойно истинного Темного Лорда. Однако проблема никуда не делась. Способа обрести нормальное тело на горизонте не обнаруживалось, а голод с каждым прожитым днем становился все сильнее. Томми понимал, что ему надо в Хогвартс - в старинный замок, стоявший на могучем источнике магии, который позволял двигаться лестницам, обеспечивал работу водопровода и канализации, а также поддерживал существование многих сотен больших (вроде иллюзии неба в большом зале) и малых (картины, призраки, исчезающие ступеньки и прочее) чудес, милых сердцу любого школьника.
  Дорога в Хогвартс вылилась в целую эпопею. Аппарировать к Хогвартсу не получалось, и Томми пришлось использовать практически все виды наземного транспорта - от маггловских автомобилей и Ночного рыцаря до бродячих собак. Наконец, обессилевший, державшийся на одном упрямстве домовик, пробравшись по тайному ходу, очутился в стенах школы. И сразу почувствовал, как в него вливается целебная магия этого места, прогоняя голод и оживляя тело. Растворившись в этих приятных ощущениях, эльф полностью отключился от окружающего мира.
  В таком состоянии чужака обнаружили домовики Хогвартса. Спеленав незваного гостя своей магией, чтобы понапрасну не дергался, они доставили его пред ясны очи старейшины Румми, который объяснил очнувшемуся Томми правила игры. Либо тот становится частью общины школьных слуг, живет в замке, получает довольствие на кухне, подпитку источника и выполняет работу наравне со всеми, либо может валить на все четыре стороны, поскольку терпеть нахлебника никто не собирается.
  От этого предложения было невозможно отказаться. Пребывая в эйфории от избытка силы, Томми легко принес клятвы не вредить ученикам Хогвартса, откликаться на зов преподавателей и качественно выполнять всю порученную ему работу. Потом, конечно, сильно об этом сожалел, но сделанного не воротишь. Вот и пришлось бывшему школьному старосте впрягаться в работу. Мытье посуды, сервировка столов, уборка помещений, облагораживание прилегающей территории - все это и многое другое свалилось на домовика. Поначалу Томми роптал, к своим обязанностям относился небрежно, за нерадивость даже получал по спине клюкой старейшины, но вскоре втянулся, а там и вовсе сделал невероятное открытие.
  Оказывается, если регулярно опустошать магический резерв, избавляя его от заемной силы, развитие собственного ядра идет огромными темпами. И с той поры в Хогвартсе было не сыскать более трудолюбивого эльфа, с энтузиазмом бравшегося за самую тяжелую работу. Конечно, перепадали ему занятия попроще и понеприятнее. Например, ликвидация результатов уизлевских шуток. Но не всё же коту масленица?
  Закончив с уборкой, Томми отчитался старейшине и получил разрешение отдыхать до вечера. Несколько незанятых часов были кстати. Эльф давно хотел наведаться в Тайную комнату, навестить старого змея, проверить, сохранилась ли его заначка с полусотней галеонов, которые он откладывал с самого первого курса на шикарную парадную мантию для выпускного бала. Деньги были нужны Томми для исполнения его плана о смене тела. С домовиком продавцы Лютного, имеющие доступ к запрещенной Министерством литературе, разговаривать не станут, а оборотное стоит недешево. Конечно, существовала еще Выручай-Комната, где валялось много ценных артефактов, буквально умолявших предприимчивого домовика их продать, однако выданные клятвы не разрешали вынести школьное имущество за пределы чудесной комнаты. А рассказывать кому попало о груде пылившихся древностей домовик не собирался. Он еще не совсем спятил!
  Не задерживаясь на обед - все равно в меню была одна тыква, которую Томми с детства терпеть не мог, эльф переместился в заброшенный женский туалет на втором этаже. И сразу услышал сдавленные рыдания, породившие острое ощущение дежавю. Томми показалось, что он каким-то образом перенесся в прошлое. Позади из открытого тоннеля выползает царственный змей, со скуки вызвавшийся проводить наследника Слизерина, и тут дверца туалетной кабинки распахивается, являя заплаканное лицо девочки в очках... Помотав ушастой головой, чтобы избавиться от наваждения, Томми постучал по дверце, за которой слышались рыдания и недовольно поинтересовался:
  - Эй, там! Чего сырость разводишь понапрасну? Шла бы уже праздновать Хеллоуин вместе со всеми!
  Рыдания стихли. Послышался щелчок, и дверца приоткрылась. Из кабинки осторожно выглянула лохматая девочка с покрасневшими глазами и распухшим носом. Наткнувшись взглядом на Томми, она испуганно ойкнула и спросила:
  - А ты кто?
  - Эльф я, - хмуро отозвался домовик.
  - Не ври! Эльфы не такие! - заявила плакса. - Они высокие, красивые и умеют метко стрелять из лука. А ты...
  - Знаю! Уродливый злобный карлик. Что поделать, таким родился. А вообще все домовые эльфы обладают внешностью на любителя, и среди своих сородичей я еще считаюсь красавцем!
  Томми одернул жилетку и небрежно смахнул с плеча воображаемую пылинку. Несмотря на то, что эльфы Хогвартса традиционно предпочитали облачаться в полотенца, простыни или подобие мантий волшебников (как старейшина Румми), новоиспеченный домовик не желал следовать местной моде и одевался в маггловском стиле. Приличного материала в школе было навалом, а магия позволяла легко превратить его в элегантный костюм. И пусть прочие домовики втихомолку посмеивались над собратом, усиленно подражавшим людям, самому Томми нравилось. А на отношение окружающих ему было плевать. Впрочем, вчера, убираясь на кухне, он заметил, как пара молодых домовушек-поварих старательно строили ему глазки... К чему бы это?
  - А ты чего ревешь? Тоже из-за внешности переживаешь? - уточнил эльф у лохматой девчонки, рассчитывая побыстрее ее успокоить и спровадить из туалета.
  - Нет... Просто я поняла, что у меня нет друзей.
  Видя, как губы плаксы задрожали, предвещая новый поток слез, Томми удивленно воскликнул:
  - А разве это проблема? Вот у меня тоже нет друзей, но я по этому поводу нисколько не переживаю. И тебе не советую!
  - Но... почему? - удивленно выдохнула девочка.
  - Почему нет друзей? Или почему не переживаю? Если первое, то как-то не сложилось. Я с самого детства привык быть один, полагаться только на себя и не рассчитывать на помощь окружающих. Чуть позже, может, я и завел бы себе парочку, да только достойных кандидатов в округе не нашлось. Ну а потом, повзрослев, я понял, что дружбы, как таковой, не существует. Просто есть те, кого ты используешь в своих целях, и есть те, кто аналогичным образом использует тебя. Так устроен мир, смирись с этим!
  - Но так же нельзя!
  - Да? - прищурился Томми. - И кто это сказал?
  - Об этом в книжках написано! - уверенно заявила плакса, решительно вытерев слезы.
  - Книги пишут люди, а они могут ошибаться.
  Тяжело вздохнув, эльф снова тряхнул головой и обратился к девочке:
  - Если больше не собираешься устраивать потоп, умывайся и беги в Большой зал. Иначе того и гляди обед пропустишь.
  Шоковая терапия помогла. Плакса подчинилась и привела в порядок лицо. Но покидать туалет, предоставив Томми возможность открыть проход без свидетелей, не спешила. Вместо этого она протянула эльфу ладошку и представилась:
  - Гермиона Грейнджер. Первокурсница.
  - Томми. Домовой эльф, - отозвался домовик, не спеша пожимать руку. - Ты закончила? Тогда всего хорошего! Мне здесь еще убирать нужно.
  - Так ты в Хогвартсе уборщиком работаешь? - спросила настырная девчонка.
  - А также сантехником, поваром, реставратором и много кем еще. Я мастер на все руки. До свидания!
  Но лохматая не унималась:
  - Пожалуйста, не прогоняй меня! Обещаю, я не буду мешать! Просто мне очень хочется узнать, кто такие домовые эльфы. Я первый раз о них слышу, хотя прочитала все книги для первого курса и выучила справочник о волшебных существах.
  Томми почувствовал, что начинает злиться. Он уже открыл рот, чтобы сказать девчонке что-нибудь обидное. То, что заставит ее оставить в покое бедного домовика, свободное время которого таяло на глазах. Но не успел. Входная дверь туалета распахнулась, со всего размаху стукнувшись об стену. Синхронно повернув головы в сторону шума, парочка увидела огромную уродливую, источавшую отвратительные ароматы немытого тела тушу с сучковатой дубинкой в руках.
  - А это кто? - шепотом поинтересовалась Гермиона.
  - Тролль. Горный, - так же шепотом ответил домовик. - Интересно, кто впустил его в Хогвартс?
  Но тут пришелец заметил присутствующих, и парочке резко стало не до разговоров. Увидев, что тролль, поудобнее перехватив дубину, с предвкушающим оскалом направился к ним, девочка завизжала что есть мочи, оглушив Томми. Это вывело эльфа из ступора. Оставив неуместные вопросы, домовик начал действовать.
  Раз - тяжелый умывальник срывается с места и бьет гиганта в челюсть. Однако челюсть оказалась крепче фаянсового изделия. От удара умывальник раскалывается на мелкие части, а тролль даже не замедляет шага. Только яростно рычит. Два - по темечку супостату прилетает унитазом. Этот аргумент оказался куда весомее, волосатый немытый гигант замер и покачнулся. Однако праздновать победу было преждевременно. В следующую секунду тролль вспомнил о своей дубинке и нанес могучий удар, одним махом снося перекрытия нескольких кабинок.
  Чтобы Гермиону не задело, Томми пришлось откинуть девочку в угол. Не то, чтобы он заботился о ее жизни. Просто не хотел повторения старой истории, когда досадная случайность надолго закрыла для него удобный проход в Тайную комнату. Придержав плаксу своей магией, чтобы ненароком башку не расшибла, домовик стал играть с неуклюжим троллем в лапту, бегая у него между ног и ловко уворачиваясь от ударов дубинки. Попутно Томми решал, как ему нейтрализовать глупую тварь. Магия на троллей не действовала благодаря их прочной шкуре, сходной по качествам с кожей василиска, подручными средствами гиганта вырубить не получалось, а набор заклинаний домовиков сильно ограничен. Эх, была бы под рукой палочка... Точно! Палочка!
  Отскочив подальше, Томми щелкнул пальцами. Дубинка вырвалась из лап тролля, зависла над его уродливой головой, замахнулась... Хрясь! Да, судя по темным брызгам из носа и грохоту, с которым тварь падала на залитый водой пол туалета, тролль не жилец. Ну и пес с ним!
  - Гермиона, ты там живая? - уточнил домовик, разглядывая получившийся натюрморт.
  - В-вроде бы, - отозвалась испуганная девочка.
  Ну, одной проблемой меньше. Теперь нужно избавиться от туши... а нет, уже не получится. Чуткие уши эльфа уловили топот в коридоре. Крики в туалете закономерно привлекли свидетелей и о том, чтобы скрыть произошедшее, можно даже не мечтать. Осталось только попробовать утаить свое участие в безобразии.
  Героем-спасителем Томми становиться не хотел. Он и так всеми силами уклонялся от знакомства с преподавателями Хогвартса, поскольку подозревал, что те быстро выведут его на чистую воду. А история с появлением тролля и вовсе дурно пахла (в прямом и переносном смыслах). Сам он пробраться в замок не мог. Следовательно, тварь впустил кто-то из его обитателей. Но в то, что пока гигант бродил по школьным коридорам, никто из портретов не заметил гостя и не доложил о нем директору, домовику верилось с трудом.
  - Герми, вы уже проходили заклинание "Вингардиум Левиоса"? - подскочив к девочке, уточнил Томми.
  - Д-да...
  - Тогда запомни. Ты была в туалете. Ворвался тролль, начал размахивать своей дубинкой и крушить все. Ты испугалась, достала свою палочку... Ну же, доставай, не тормози! Направила ее на оружие гиганта, произнесла заклинание и ударила тварь дубинкой по голове. Запомнила? Эту историю расскажи преподавателям. Меня не упоминай. Не было здесь никакого эльфа! Поняла?
  - Поняла! А почему...
  - Вопросы потом! И не смотри в глаза директору, он мысли без спроса читает! - сказал напоследок домовик и исчез с легким хлопком.
  В разгромленный туалет осторожно заглянули двое мальчишек - рыжий и упитанный. Увидели мертвого тролля и Гермиону с палочкой наперевес, да так и застыли, уронив челюсти. Спустя несколько секунд на место событий подоспели преподаватели. Схоронившись в темной нише, Томми наблюдал за устроенным переполохом, мысленно комментируя увиденное и услышанное:
  "Что-то быстро собралась толпа учителей. Как будто специально дежурили за углом. И директор собственной бородатой персоной прискакал... Что? Тролля доставили в школу близнецы Уизли, начертив пентаграмму призыва из случайно найденной книжки? Три раза "ха"! Да тварь бы элементарно не пропустила защита! Если только её не потрудились заранее снять... А девчонка молодец! Как талантливо изображает смущение, не отрывая взгляда от своих туфелек - любо дорого посмотреть. И что она забыла на Гриффиндоре... Ну, МакКошка в своем репертуаре! Присудить первокурснице десять баллов за уничтожение особо опасной твари, которая не каждому шестикурснику по зубам, и тут же снять двадцать с Уизли и Лонгоботома - так сказать, бей своих, чтобы чужие боялись! С первого потому, что тот оскорбил девочку, побежавшую плакать в туалет, а второму досталось за то, что не сообразил сообщить преподавателям, прежде чем отправиться на поиски отсутствовавшей на празднике сокурсницы, когда Снейп в Большом зале объявил всем о тролле... Подумать только, Снейп, мастер дуэлинга, вместо того, чтобы при встрече парой росчерков волшебной палочки прихлопнуть тварь, побежал сообщать о ней всем подряд! Да, странные дела творятся в Хогвартсе. И сдается мне, события должны были развиваться совсем по иному сценарию. Возможно, планировалось классическое спасение юной девы, а роли спасителей были уготованы как раз-таки Уизли с Лонгоботтомом. Да только просчитались режиссеры! Не загляни в туалет я, тролль к моменту появления доблестных рыцарей от Гермионы оставил бы одну лохматую голову. Любят эти твари свежатинку... Или так и было задумано?"
  Пока герой-домовик пытался разгадать директорскую интригу, в которую ему по воле случая посчастливилось вляпаться, суета у дверей разгромленного туалета сошла на нет. Девочку отправили в больничное крыло за успокоительным, несмотря на то, что та закатывать истерику вроде и не собиралась, а несостоявшихся рыцарей послали в гостиную своего факультета. Учителя тоже разошлись, оставив вечно недовольного зельевара разделывать мертвую тушу на ценные ингредиенты. Поразмыслив, Томми решил, что пора и ему честь знать, после чего незаметно покинул укрытие и отправился на кухню, надеясь, что знакомые домовушки расщедрятся и выделят голодающему кое-что повкуснее тыквы.
  И никто - ни организаторы происшествия, ни случайные свидетели, ни даже его вынужденные участники не догадывались, что неожиданное нападение тролля стало началом крепкой дружбы, которой было суждено пережить века.
  
  Глава 10
  
  Гермиона Грейнджер, круглая отличница, отчаянная гриффиндорка, умудрившаяся заработать почетный титул "Истребительница Троллей" (вдобавок к уже имеющемуся - "Гроза Пожирателей"), в гордом одиночестве сидела за столом библиотеки и второй час невидящим взглядом блуждала по странице учебника. Сегодня девочке было не до чтения, а книгу она взяла лишь для того, чтобы отгородиться толстенным томом от окружающих и хорошенько поразмыслить. Привычный и понятный мир Гермионы рушился буквально на глазах, и она не представляла, как вернуть все на свои места.
  Началось все с оскорблений никчемного Уизли. Наверное, в другое время отличница проигнорировала бы замечание обиженного мальчишки, которого родители не научили благодарить за помощь, но в тот день его слова ударили по самому больному месту Гермионы. "Неудивительно, что у этой заучки нет друзей!" - на весь коридор кричал Рон, и Грейнджер не нашла достойного ответа. Почувствовав, как в горле образовался комок, а из глаз того и гляди хлынут слезы, девочка поспешила сбежать, чтобы никто не видел ее слабости. И лишь оказавшись в заброшенном туалете, разрыдалась.
  Ведь мерзкий хулиган был абсолютно прав, друзей у Гермионы не было. Несмотря на все ее старания, отношения с сокурсниками не складывались. А все из-за случая в Хогвартс-экспрессе, после которого гриффиндорцы поголовно стали считать девочку мракоборцем в юбке. Уменьшенной версией Аластора Грюма, у которой все части тела пока еще были в наличии. Ее боялись, ее уважали, ее приказы выполнялись беспрекословно. Поначалу такое отношение Грейнджер устраивало. Пользуясь случаем, она железной рукой навела порядок в своей группе, облегчая работу преподавателям. На большее - увы, ее не хватило. Те же близнецы, отъявленные хулиганы, не желали слушать девочку, призывавшую их оставить глупые розыгрыши.
  Вот только старания Гермионы по поддержанию дисциплины поставили жирный крест на ее мечтаниях. Сокурсники девочку сторонились, а ученики постарше не рассматривали Грейнджер в качестве интересной собеседницы. Сообразив, что делает что-то не так, отличница попыталась найти подход к сверстникам, помогая им с уроками. Однако ничего не поменялось. Первокурсники хоть и принимали помощь, но делали это с явной неохотой. Словно опасались, что в случае отказа Гроза Пожирателей оставит их без обеда или прикажет днем и ночью переписывать нудные справочники по зельеварению.
  При появлении Гермионы в гостиной факультета стихали разговоры о шалостях и обсуждения действий наглых слизеринцев. И даже Невилл, милый застенчивый мальчик с печальными глазами, оказался подвержен царившим на Гриффиндоре настроениям, предпочитая общаться с грязнулей Уизли, а не с ней. Все это заставляло девочку ощущать себя лишней. А слова Рона оказались последней каплей. Герми прорыдала в туалете несколько часов, прогуляв урок, что раньше считала недопустимым.
  Но потом случилось знакомство со странным существом, называющим себя домовым эльфом. Его язвительные реплики нанесли серьезный удар по мировоззрению девочки. Отличница никак не могла понять, почему уборщику Томми за всю жизнь не удалось ни с кем подружиться. Ведь он был настоящим героем, о которых пишут в книгах. Он проявил благородство и утешил ее, когда все остальные отвернулись. Он защитил ее от тролля, храбро кинувшись на противника, многократно превосходящего эльфа размерами и силой. И даже оставил девочке всю славу, исчезнув с места событий, едва убедился, что Гермионе больше ничего не угрожает. Это ему должны были петь дифирамбы гриффиндорцы, его должны были качать в гостиной львиного факультета под гимн Хогвартса, его должны были назвать Грозой Троллей...
  Грейнджер машинально перевернула страницу и в который раз вспомнила картину сражения. Да уж, библейская схватка Давида с Голиафом в сравнении с эпической битвой в заброшенном туалете казалась бледной постановкой самодеятельного театрального кружка. А ведь она даже не удосужилась поблагодарить своего спасителя! Щеки Гермионы покраснели от стыда. Решено! В благодарность за сохранение жизни гриффиндорской заучки она станет Томми лучшим другом. Она докажет домовому эльфу, что тот заблуждается, и настоящая дружба существует. Не будь она Гермионой Грейнджер!
  Девочка решительно захлопнула книгу, заставив вздрогнуть задремавшую библиотекаршу. Сунув том в сумку, Гермиона торопливо покинула храм знаний. Чтобы стать другом Томми, его нужно было сначала найти, и Грейнджер догадывалась, кто может ей в этом помочь. В вотчине мадам Пинс книг, посвященных домовым эльфам, не оказалось. Словно кто-то специально спрятал их от взгляда пытливой гриффиндорки. Но есть же близнецы Уизли! За время своей "учебы" эти шутники успели излазать Хогвартс вдоль и поперек - сами недавно хвастались, что знают множество тайных ходов и заброшенных помещений. Наверняка эти якобы виновники появления тролля в своих исследованиях встречали домовых эльфов и знают, где они живут.
  Почему "якобы"? Так Гермиона была уверена, что если бы рыжики действительно являлись организаторами хэллоуинского переполоха, их серьезно наказали бы преподаватели. Ведь две отработки под присмотром Филча за доставку особо опасной твари (книги о троллях в библиотеке присутствовали) в полную детей школу - это даже не смешно.
  После получаса беготни по лестницам и коридорам одинаковые мальчишки обнаружились на четвертом этаже с куском старого пергамента в руках. Судя по невинным лицам, рыжики занимались подготовкой очередного дурацкого розыгрыша. Увидев направлявшуюся к ним растрепанную больше обычного Гермиону, парочка поинтересовались шутливо-восторженным тоном:
  - И что же Грозе Пожирателей...
  - ...героической Истребительнице Троллей...
  - ...понадобилось от двух Великих...
  - ...но скромных шутников Хогвартса?
  - Расскажите мне о домовых эльфах! - потребовала девочка.
  Близнецы подивились настойчивости лохматой заучки, но отказать не посмели. Выложили ей все, что знали, после чего проводили на кухню, где Гермиона смогла воочию увидеть этих странных, но очень полезных существ, и отправились проказничать дальше. А Грейнджер осталась налаживать контакт с волшебным народцем, отдаленно напоминавшим гоблинов.
  Девочка согласилась с мнением шутников, домовики действительно были странными. Сначала ее попытались закормить. После двух порций куриных крылышек и тарелки шоколадных пирожных Гермиона уже начала жалеть, что вспомнила о пропущенном ужине. Потом засыпали восхвалениями. Коротышек желание первокурсницы узнать побольше об их расе испугало. Маленькие работники Хогвартса замкнулись, закрылись своими большими ушами, но постепенно по одному раскрывались и включались в разговор, рассказывая всё больше о себе и своей работе, постоянно сетуя, что недостойны такого внимания маленькой волшебницы.
  Отчаявшись выудить полезную информацию из этого галдежа, девочка вспомнила о причине своего визита и поинтересовалась у окруживших ее работников кухни, не знают ли они эльфа по имени Томми, который носит маггловский костюм. Услужливые домовики тотчас доставили вышеназванного, судя по огромной щетке в руках, оторвав того от важных дел.
  - Привет! - улыбнулась девочка знакомому.
  - Опять ты! - недовольно произнес тот, щелчком пальцев заставил щетку исчезнуть и спросил: - Ну и чего тебе надо?
  - Мы можем поговорить?
  Обреченно вздохнув, эльф схватил лохматую первокурсницу за руку. У Грейнджер на мгновение потемнело в глазах, а когда зрение восстановилось, она обнаружила, что находится в каком-то классе, которым, судя по налету пыли на партах, не пользовались лет пятьдесят. Оглядевшись, домовик сосредоточился, и по помещению пронесся порыв ветра, уничтожая пыль и грязь. Щелчок пальцами - и вот уже в углу горит камин, а пара стульев превратилась в удобные мягкие креслица. С комфортом развалившись на одном, Томми уточнил:
  - Ну и о чем ты собиралась поговорить?
  - Я хотела поблагодарить тебя, - ответила девочка, присаживаясь на краешек второго. - Ведь если бы не ты...
  - Достаточно! - перебил ее домовик. - Благодарность принята. Что-нибудь еще?
  - Да. Расскажи, почему ты не захотел остаться и принять положенную славу. И почему уверен, что директор способен читать чужие мысли. И почему, в отличие от своих сородичей, подражаешь обычным людям. И откуда вообще появились домовики...
  Сбивчивую речь Грейнджер прервал громкий хлопок. Нет, Томми не сбежал, а лишь изобразил классический фейспалм. И зачем он только спас эту приставучую девчонку? Теперь ведь ни за что не отцепится, пока не получит ответов на свои вопросы. Может, обливиэйтом ее шарахнуть? Так ведь без палочки может выйти Мерлин знает что. А эта наглая особа еще и хрюкнула, увидев выражение вселенского отчаяния на физиономии домовика. Правда, встретившись с его злым взглядом, ойкнула и сразу изобразила пай-девочку, скрестив руки на коленях и потупив взор.
  - И за что мне это наказание?! - в сердцах воскликнул Томми.
  Гермиона испугалась, что рассерженный эльф отправит ее назад и больше не захочет с ней встречаться, но ее спаситель внезапно переменился в лице, видимо, вспомнив о чем-то неприятном, тяжело вздохнул и произнес:
  - Ладно, слушай...
  Навострив ушки, не такие большие, как у собеседника, но тоже чуткие, отличница внимала откровениям. Поначалу эльф рассказывал нехотя, его речь была сухой и наполненной язвительными замечаниями, как у профессора зельеварения. Но потом с помощью наводящих вопросов и искреннего сочувствия девочке удалось растопить лед отчуждения, и Томми разоткровенничался.
  Гермиона с большим удивлением узнала, что сценка с появлением тролля была подстроена директором, который оказался не очень-то и Светлым. Первокурснице была предназначена роль невинной жертвы, которую должен был спасти Избранный. Невилл Лонгботтом, которого в отсутствии Гарри Поттера Альбус принялся активно пропихивать в герои. И если в правдивости слов домовика еще можно было сомневаться, то статьи в "Ежедневном пророке", которые продемонстрировал Томми, послужили отличным доказательством.
  В них рассказывалось о событиях десятилетней давности. О таинственном Пророчестве, под которое попадали два ребенка, об удивительном сходстве судеб отпрысков Поттеров и Лонгботтомов, в один и тот же день лишившихся родителей... Бедняга Невилл! Вот почему к нему в последнее время прилип шестой Уизли, одним своим присутствием отгоняя от мальчика других кандидатов в друзья, вот почему Рон стремился всячески унизить и очернить ее в глазах сироты!
  Сердобольная Грейнджер уже было вознамерилась отправиться спасать милого толстяка из лап чудовища директора, но Томми уговорил ее остаться в стороне. В ее положении не с руки тягаться с Дамблдором. Тут даже не Давид и Голиаф, а прямо Слон и Моська получаются. Тем более, по закону на время учебы Альбус является ее опекуном. Максимум, что можно сделать - послать письмо бабушке Невилла с перечислением всех фактов. И то, не используя школьных сов, чтобы его не смогли перехватить... В общем, к концу объяснений Гермиона ощущала себя героиней какого-то шпионского триллера. Кругом враги, доверять можно только себе, а единственная ошибка может привести к гибели.
  Возможно, почувствовав, что излишне сгустил краски, Томми вдруг резко свернул с темы Хогвартса на рассказ о домовиках. Никто не знал, откуда появилась эта волшебная раса, но в некоторых книгах сохранились сведения, доказывающие, что еще лет триста назад она была независимой и самодостаточной. Об этом говорил и родной язык маленького народца, и собственная магия, принципы которой отличались от используемой волшебниками.
  Существовало предположение, что когда-то давно эльфы имели свои земли, но какой-то природный катаклизм (Гермиона сразу подумала о землетрясениях и извержениях вулканов в Италии на протяжении всего семнадцатого столетия, разрушивших до основания около сотни городов и унесших много человеческих жизней) заставил их оставить свою родину и искать место получше. Долгие годы они скитались по Европе, пока волшебники Англии не согласились приютить бездомных.
  Тут-то и выяснилось, что эльфам по душе магия жителей островов. Беженцы охотно селились в жилищах магов, обязуясь выполнять всю домашнюю работу и не беря за это ни кната. По крайней мере, до тех пор, пока не заработают себе на одежду. И возможно, коротышки продемонстрировали такое искусное владение магией, что людям стало страшно. Так страшно, что они запретили эльфам пользоваться волшебными палочками и связали работников целой системой клятв, включая обещание не причинять вреда хозяевам дома.
  Спустя полстолетия после великого переселения положение домовиков стало и вовсе незавидным. Из слуг они превратились в бесправных рабов, движимое имущество. Их все чаще продавали, дарили и покупали. Вскоре появились постановления Визенгамота, законодательно закрепившие такое отношение к магическому народу.
  Но хуже всего то, что эльфы стали зависимы от волшебников. С самого рождения привыкнув получать их магию, домовики не тратили время на развитие собственного магического очага. Зачем насиловать себя и выдавливать по капле силу из маленького тела, если всегда есть возможность зачерпнуть из неиссякаемого источника энергии? Сколько хочешь - только руку протяни! А несколько веков такого симбиоза привело к тому, что способности продуцировать магию у маленького народца атрофировались. И теперь если эльф по какой-то причине терял своего хозяина, то вскоре умирал от недостатка магии.
  - Но это же неправильно! - воскликнула возмущенная до глубины души Гермиона. - Весь цивилизованный мир давно отказался от рабства!
  - Так то мир! А мы с тобой живем в магической Англии, закостеневшей в своих догматах и повесившей на ноги кандалы из вековых традиций и обычаев, - возразил Томми. - Неужели ты до сих пор не заметила, что угодила в сословное общество?
  - Ну, я наблюдала, что некоторые ученики... особенно со Слизерина, ставят себя выше других. Но ведь они не имеют на это права!
  - Разве? - прищурился эльф. - А незыблемый факт, что благодаря семейным связям они легко займут высокое положение в обществе, не прилагая к этому никаких усилий, ты всерьез не рассматриваешь?
  - Но ведь это... нечестно! - отчаянно заявила девочка.
  - С твоей точки зрения - да. Однако вышеупомянутых слизеринцев мало волнует мнение какой-то грязнокровки.
  - МакГонагалл в разговоре с моими родителями утверждала, что любой выпускник Хогвартса может получить работу в министерстве.
  - Не спорю. Вот только кошка забыла сообщить, что тот, кто не может похвастаться родословной, наличием денег и связей с высокопоставленными чиновниками, будет до конца своих дней перебирать пыльные бумажки на низкооплачиваемой должности младшего клерка.
  Поразмыслив, окончательно раздавленная реальностью девочка пролепетала:
  - Можно же уехать в другую страну...
  - Можно, конечно, но там придется начинать учебу с нуля. В других европейских магических державах не считают образование Хогвартса достаточным для получения специальности. Это полсотни лет назад, когда уровень получаемых знаний был высоким, выпускники британской школы могли конкурировать с воспитанниками Думстранга или Шармбатона, а сейчас Дамблдор настолько урезал учебную программу, что становится страшно. Где языки, этикет, артефакторика и кабалистика? Почему нумерология и руны изучаются только в качестве необязательного предмета? Такое впечатление, что Хогвартс специально формирует безликую серую массу обывателей, которые будут счастливы, выполняя простейшие хозяйственные чары или хвастаясь перед знакомыми, что могут заставить фрукты танцевать. За десять лет ни один зельевар не получил звание мастера! Ни одного герболога международного класса, призера дуэльного чемпионата, именитых целителей или хотя бы мастера трансфигурации, выпущенных Хогвартсом за последнее годы, я тоже не могу назвать.
  - Но мне сказали, что Хогвартс - это лучшая школа! - едва не плача, заявила Гермиона.
  - Ага, в Англии, - язвительно отозвался эльф. - А если брать общемировой рейтинг, то она даже в десятку лучших не попадает.
  Тут Грейнджер не выдержала и разревелась. Почувствовав легкий укол совести, домовик примирительно произнес:
  - Да не переживай ты так! Если не будешь зацикливаться на выполнении установленной программы, а всерьез начнешь заниматься самообразованием, к седьмому курсу будешь не такой неумехой, как остальные. Сможешь после выпуска поехать куда-нибудь во Францию, пройти трехлетние курсы переподготовки у понравившегося мастера и получить нормальную специальность.
  Рыдания не утихали. Вздохнув, домовик слез со своего насеста, подошел к креслу Гермионы и неловко погладил девочку по ее пышной шевелюре. В ответ та сграбастала эльфа и прижалась лицом к его тощей груди, заливая слезами жилетку. Недовольно скривившись, Томми продолжил наводить шорох в прическе расстроенной заучки, надеясь, что ее истерика не будет долгой. Так и получилось. Вскоре девочка сумела взять себя в руки и вытерла лицо. Обрадованный домовик поспешил закончить вечер откровений:
  - Что-то мы с тобой заболтались. А ведь отбой был, и тебе уже давно спать пора. Давай, я тебя провожу!
  Герми попыталась возразить, но спустя миг оказалась в пустой гостиной своего факультета.
  - Спокойной ночи! - донесся до нее голос Томми, за которым последовал знакомый хлопок.
  Оставшись в одиночестве, Грейнджер не спешила подниматься в свою комнату. Она еще немного посидела на диване, разглядывая тлеющие угли в камине и размышляя над словами странного домовика. Подумать только, за эти несколько часов девочка узнала о мире волшебников больше, чем за три прошедших месяца. Беседа с другом... Да-да, не нужно удивляться! Гермиона уже считала Томми своим другом. Так вот, беседа позволила ей по-иному взглянуть на то место, куда она угодила.
  Мир магии оказался вовсе не сказкой, как рассчитывала Грейнджер. Нет, он был жесток и беспощаден. Здесь целую расу существ, пользуясь их благодарностью к спасителям, превратили в рабов. Здесь директор школы без колебаний натравливает тролля на ученицу. Здесь лгут, недоговаривают, воруют и убивают... Да уж, прямо как в оригинале сказок братьев Гримм! И хорошо еще, что Гермиона встретила Томми, открывшего ей глаза на происходящее. А то так бы и осталась наивной дурочкой, ловившей каждое слово Великого Светлого Волшебника... Тьфу!
  Решительно поднявшись, первокурсница направилась к лестнице, мысленно составляя список вопросов, которые она задаст Томми при следующей встрече. В том, что она состоится, девочка нисколько не сомневалась. Эльф должен подсказать ей выход из ситуации. Он много знает, не испытывает перед ней трепета, подобно своим сородичам, и может реально помочь запутавшейся в паутине обмана магглорожденной ученице.
  Но не будет ли это слишком нагло? Томми ведь уже столько сделал для нее? Поразмыслив, Гермиона решила, что нет. Друзья ведь должны помогать друг другу. А она может делиться с Томми своей магией. Главное, чтобы он объяснил, как это сделать... И письмо надо обязательно написать. Невилл не годится на роль героя, он больше всего на свете любит растения, вот пусть бабушка и забирает его в какую-нибудь специальную школу для гербологов... И с родителями нужно посоветоваться. Не хотят ли они в ближайшем будущем перебраться во Францию?
  А в это время домовик Томми, укладываясь на пышную перину в одном из закутков технического коридора Хогвартса, думал о Гермионе. Он вспоминал разговор и гадал, правильно ли поступил, что поделился с девочкой информацией. Ведь если директор надумает залезть ей в голову - эльфу несдобровать. Приказы директора для домовиков имеют высший приоритет, поэтому даже скрыться у Томми не получится. Хотя, с другой стороны, Герми - девочка умная и вряд ли даст старому козлу повод для легилименции.
  Нет, домовик вовсе не проникся симпатией к лохматой заучке, как могло показаться. Он рассматривал ее лишь как средство, которое поможет ему добраться до сокровищ Выручай-Комнаты и осуществить планы по смене тела. А для этого придется ой как постараться. Причем играть лучше максимально честно. Грейнджер чересчур болезненно воспринимает ложь, поэтому использовать ее втемную не получится. Но этого и не потребуется. Гермиона очень напоминает его в детстве, так же жадно тянется к новым знаниям, столь же категорична в суждениях. Взять хотя бы ее заявление о недопустимости рабства...
  Томми усмехнулся. Наивное дитя! Будучи взращенным в тепличных условиях, окруженный любовью и заботой родителей, этот милый "цветочек" ранее даже не допускал мысли о существовании несправедливости в мире. Ничего, он еще сделает из девочки нормального человека! Отучит верить первым встречным волшебникам, подтянет в окклюменции, поможет раскачать резерв, а она в благодарность за науку поможет ему обрести нормальное тело.
  Или, может, лучше остаться домовиком? Они способны жить больше двухсот лет (если, конечно, Румми не привирает по поводу своего возраста), не подвержены разным болячкам, а эльфийская магия при должной подпитке энергией дает куда больше возможностей. Да если Томми продолжит развивать свое ядро, лет через семь он любого волшебника даже без палочки за пояс заткнет! И станет примером для подражания... нет, правильнее будет - идолом для поклонения всего эльфийского народа! Научит их использовать магию предков, пробудит жажду свободы, поднимет на борьбу с волшебниками за равные права и подобно библейскому Моисею за уши вытащит коротышек из рабства!
  Томми задремал. И снилось ему, что он стал Вождем-Освободителем, на пару с Гермионой подарившим домовым эльфам свободу. Что сам Великий Волшебник Дамблдор на коленях умолял Борца За Права Угнетенных подписать мирное соглашение с жителями магической Англии, голодными и несчастными, уставшими жить в грязи и готовыми на все, чтобы домовики смилостивились и вернулись к ним. Что у фонтана Дружбы поставили новую статую. Отлитая из чистого золота, она изображала Томми Победителя, в руках которого была поварешка и одежная щетка, а в глазах плескалось торжество справедливости...
  Сладкий сон домовика был безжалостно прерван ласковым ударом клюки, и заспанного Героя-Освободителя начальственным рыком послали устранять засор в мужском туалете первого этажа.
  
  * * *
  
  Верховный Чародей Визенгамота, кавалер ордена и бла-бла-бла где-то на полстраницы Дамблдор занимался привычным делом - поглощением сладостей, заедая горькое разочарование, которое ему приносила суровая реальность. Волшебник понимал, что если он продолжит в таком же духе, то вскоре к его радикулиту добавится еще и сахарный диабет, но не мог ничего с собой поделать. Когда мыслями уходишь в анализ черной полосы неудач, с завидным постоянством приводящих его грандиозные планы к полному краху, пальцы сами тянутся к вазочке с конфетами.
  Изрядно прибавивший в весе за эти пару месяцев чародей тяжело вздохнул. С Поттером ничего не вышло. И даже зацепка в виде Блэка себя не оправдала, попутно лишив Дамблдора редчайшего артефакта - мантии-невидимки. Возможно, той самой, о которой говорилось в сказке о братьях Певереллах. Несносный мальчишка прислал директору письмо с требованием вернуть свою собственность, ссылаясь на нарушение всех сроков, полагающихся на изучение мантии, и грозился вчинить иск об истребовании собственности из чужого незаконного владения.
  Конечно, можно было подсунуть отпрыску Джеймса обычную мантию-невидимку, которыми пользовались авроры, однако Сириус прекрасно знал о ее особенностях и сразу бы обнаружил подмену. А скандал с Мальчиком-Который-Выжил Альбусу был не нужен. Пришлось выслать настоящую с полагающимся случаю письмом: "Незадолго до своей смерти твой отец передал эту вещь мне на хранение. Теперь пришло время вернуть ее его сыну. Используй ее с умом! Поздравляю тебя с наступающим Рождеством".
  Этим письмом Альбус убивал двух уток одним камнем - и подарок на будущее рождество (до которого было ещё очень далеко) дарил, и об отце - храбром и благородном гриффиндорце напоминал. Возможно, это заставит мальчика задуматься о своем неподобающем поведении и вернуться в Англию.
  Но Поттер был лишь вершиной огромного айсберга проблем, свалившихся на директора. Его вторая головная боль - Квиррелл, тоже порождал множество вопросов. После того приступа профессора-заику словно подменили. Речь стала правильной, поведение - уверенным. Теперь на уроки Защиты ученики Хогвартса шли с радостным предвкушением, поскольку Квиринус не просто пересказывал параграфы из учебника, а выдавал детям действительно интересный и увлекательный материал.
  Альбус сперва решил, что тело заики захватил Волдеморт, но после раздумий отбросил эту идею. Том хоть и псих, но не дурак. Он не стал бы так подставляться, ломая конспирацию на корню. Скорее, самозваный Лорд понял, что камень ему пока не достать, решил выжидать удобный момент и на время ушел в спячку, тем самым ослабив давление на разум профессора. Точнее сказать было сложно. После изменения Квиррелл не стал расставаться со своим тюрбаном, а наоборот - увешал его мощными артефактами, делавшими даже поверхностное сканирование невозможным. Попробовав сунуться в голову к бывшему заике, Дамблдор полдня мигренью маялся. А так как в окклюменции профессор маггловедения был не силен, директор сделал вывод, что Темный Лорд все еще в Хогвартсе, и затея с дублером Избранного имеет смысл.
  К сожалению, вышеупомянутый дублер со своей ролью пока не справлялся. Альбус придумал такой шикарный спектакль с троллем и героическим спасением, рассчитал все буквально по секундам... но забыл учесть лишний вес Лонгботтома. Нерасторопный парень, несмотря на все старания Уизли, появился на месте событий слишком поздно, когда юная дева справилась с напавшим на нее чудовищем собственными силами.
  - Ну почему... Почему она не захотела вести себя, как и положено спасаемой? - спросил директор у верного феникса. - Стояла бы себе и визжала что есть мочи. Ничего бы ей тролль не сделал! Поигрался бы да отпустил. А если и поломал бы немного, то ночь в больничном крыле, порция костероста - и наутро была бы как новенькая... Чудище лохматое! Получила новое прозвище и рада! Знать бы, что так получится, выбрал бы другую кандидатку. Посимпатичнее.
  Фоукс, немного подросший и внешне напоминающий тощего куренка, нервно повел крыльями, но прерывать монолог Великого Волшебника не осмелился. Тот в последнее время был не в духе. Даже забывал насыпать в клетку питомца семечек, не говоря уже о свежей воде. Все мысли чародея отнимала забота о всеобщем благе.
  Отправив в рот очередную конфету, Альбус нехотя признал, что подготовка национального героя потребует больше сил и времени, чем ожидалось. Газетная шумиха уже начала давать свои плоды. Народ скушал новую историю и не поморщился, но Дамблдор понимал - скоро жители Англии потребуют предъявить им Избранного. И если он не будет соответствовать ожиданиям... получится нехорошо. К счастью, у директора уже имелся план, который поможет пробудить в Невилле качества истинного гриффиндорца - героизм, отвагу и желание помочь друзьям. Осталось придумать, где можно раздобыть драконье яйцо. А главное, бесплатно.
  
  Глава 11
  
  Хогвартс-Экспресс, весело постукивая колесами, увозил учеников в Лондон. Рождественские каникулы - законный повод оставить поднадоевшую до пикси в глазах учебу и провести недельку-другую вместе с родней. Поэтому не удивительно, что в эти праздничные предновогодние дни древний волшебный замок пустел. Школьники разъезжались по домам, и даже Гермиона Грейнждер, отличница и лучшая ученица на потоке, не собиралась оставаться в Хогвартсе. Заняв пустое купе, девочка положила на колени раскрытую книгу по зельеварению. Уловка сработала - даже если у однокурсников и возникало желание заглянуть к Грозе Троллей, отвлекать ее от чтения они не осмелились.
  Однако мысли Гермионы витали далеко от принципов совместимости магических ингредиентов. Она силилась понять, почему маги, подражая обычным людям, праздновали Рождество. Исконно церковный праздник, относящийся к христианству - религии, приверженцы которой, возглавляемые Святой Инквизицией, сравнительно недавно с упоением жгли на кострах колдунов. Ведь именно охота на ведьм привела к созданию Статута о Секретности, загнавшего магов в подполье, именно поражение в битве с католической церковью привело к застою в культуре волшебной Англии. Но прошло три столетия - и маги уже не гнушаются отмечать рождение Сына Божьего, забыв о собственном древнем празднике Йоле, который даже в астрологическом аспекте являлся более знаковым. Странно.
  Вообще Грейнджер в последнее время замечала много странностей и глупостей, творившихся вокруг. Сказывалось обучение Томми. Этот деятельный домовой эльф железной рукой взялся за девочку, медленно, но верно превращая ее из магглы с палочкой в настоящую ведьму... При мысли о друге Гермиона поневоле улыбнулась и погладила свой новенький черный чемодан, набитый книгами. Кстати, подарок Томми! Да, девочка не переставала благодарить судьбу за ту случайную встречу. Ведь только благодаря ей в жизни Грейнджер появился тот, кто органично совместил в себе роли друга, магического наставника, воспитателя и немного старшего брата для лохматой заучки.
  Когда во второй раз Гермиона явилась на кухню с просьбой позвать Томми, поварихи проводили девочку к старейшине Румми. Скрипучим голосом глава хогвартской общины поинтересовался причиной такого внимания к необычному эльфу. Уж не желает ли маленькая волшебница сделать его своим личным домовиком? Вспомнив рассказ Томми, Грейнджер с радостью подтвердила это предположение. Смерив девочку колючим взглядом, старейшина распорядился доставить к нему "счастливчика", которому заявил, что в данный момент Гермиона не может стать его хозяйкой. Силы у нее пока маловато, и ритуал привязки может негативно сказаться на здоровье маленькой волшебницы. Но когда она немного подрастет...
  Тут речь Румми была прервана потоком отборной нецензурщины, полившейся из уст Томми. Сейчас, зная о кошмарных отношениях друга с его прошлым хозяином, Гермиона понимала негодование эльфа, но в тот момент слегка обиделась и уже хотела заявить, что передумала. Но не успела. Старейшина, пару раз стукнув Томми своей палкой, популярно объяснил строптивому домовику, что тот не понимает своего счастья. Ведь каждый живущий в Хогвартсе эльф страстно мечтает обрести хозяина. Жить в своем доме, заботиться о семье господина, получать его магию - что может быть лучше? И вероятно, клюка старого домовика оказалась волшебной, поскольку Томми, потирая пострадавшую голову, быстро пошел на попятную, пообещав приглядывать за своей будущей хозяйкой.
  Слово своё эльф сдержал, рьяно взявшись за обучение Гермионы. Девочка любила учиться, но от нагрузок, которые ей обеспечил Томми, уже к концу первой недели была готова взвыть. Обычные уроки Хогвартса отошли даже не на второй, а на десятый план. Выяснив, что Грейнджер давно выучила все учебники, домовик не оставлял ей ни минуты свободного времени на подготовку школьной программы. Заданные преподавателями эссе писались прыткопишущим пером, пока девочка расстреливала заклятиями манекен. Или жонглировала стульями с помощью невербальной левиосы. Или танцевала, уворачиваясь от резиновых мячиков, имитирующих заклятия противников... Фантазии Томми не было предела, а его язвительные комментарии по поводу "немощной бобрихи" открывали у Гермионы второе дыхание.
  Было тяжело. Когда эльфу надоедало, и он возвращал жертву пыток в гостиную Гриффиндора, Грейнджер напоминала свежеподнятого инфернала. Порой у нее даже не хватало сил, чтобы подняться к себе, и она засыпала прямо на диване у камина, свернувшись калачиком. Не раз у девочки мелькали мысли все бросить или хотя бы заставить Томми уменьшить нагрузку, но врожденное упрямство победило. А к началу третьей недели дополнительных занятий Гермиона с удивлением обнаружила, что ее магический уровень увеличился раза в два. Заклинания выходили быстрее и легче, а их сила возросла многократно. Теперь тем же люмосом при желании маленькая ведьма могла запросто ослепить противника, и если бы ей снова попался мерзкий вонючий тролль, девочка в два счета нейтрализовала бы опасную тварь.
  Помимо этого первокурсница узнала столько об обществе волшебников и принципах магии, что голова пухла от избытка информации. Гермиона и не догадывалась, что мир магии таит столько опасностей и так несправедлив к тем, кто не может за себя постоять. Для нее стало открытием, что волшебники Англии являлись жуткими расистами, рассматривающими представителей любого волшебного народа в качестве диких животных, по какому-то капризу природы получивших зачатки разума, позволяющего им подражать людям. Облавы на оборотней, кража одаренных детей ради ценных ингредиентов, продажные авроры, покрывающие контрабандистов в Лютном за процент с добычи... Порой девочке казалось, что эльф немного привирает. Не может же все быть настолько грязно и отвратительно! Однако школьная жизнь убеждала Гермиону в обратном.
  Помня о своем обещании, Грейнджер составила письмо для бабушки Невилла. Писал его Томми, чтобы почерк автора не могли определить. Он же и доставил его адресату по каким-то своим каналам. Результат получился нулевым. Да, на следующий день многие школьники могли наблюдать властную старушку с птичьим чучелом на шляпе, направлявшуюся в кабинет директора, однако Лонгботтом продолжил учиться в Хогвартсе, а добрый Дамблдор все так же продолжил делать из него героя, заставляя мальчика участвовать в разных приключениях.
  Гермиона точно знала о двух - героическом спасении маленького дракончика, которого незаконно вывел школьный лесник, и опять же героическом ночном походе в Запретный лес на поиски жеребенка единорога, отбившегося от стада. Да, несмотря на то, что с дополнительными занятиями девочка совсем оторвалась от коллектива, она послушно выполняла распоряжение своего наставника "всегда держать ушки на макушке" и была в курсе школьных событий. Ей было известно, что оба раза Невилл оказывался в больничном крыле. Первый раз потому, что вырвавшийся из ящика дракончик цапнул толстяка, распоров ему руку необычайно острыми зубами. А второй - потому что во время шатания по лесу мальчик умудрился наступить на ядовитую змею, которая укусила Лонгботтома за щиколотку.
  Полуживого ученика доставил в Хогвартс какой-то кентавр. И Невилл ещё легко отделался. Если верить словам Уизли, Томаса и Малфоя, загремевших на ту же отработку и включенных в поисковую экспедицию наравне с Лонгботтомом, мальчику грозили встречи с вампирами, оборотнями и гигантскими пауками, с которыми его сокурсники, брошенные безответственным Хагридом, сражались вплоть до самого утра, пока не были найдены преподавателями, обеспокоенными пропажей учеников.
  Гермионе было жалко доверчивого Невилла. Она даже навестила его в вотчине мадам Помфри и принесла пару маггловских книжек, чтобы выздоравливающий мальчик не скучал. Сделать больше было не в ее силах. Тягаться с директором Грейнджер не могла - слишком разные весовые категории. А идею набиться в друзья к замене Избранного, чтобы приглядывать за ним и вытаскивать за шкирку из очередного директорского испытания, решительно отклонил Томми.
  - Это не твои проблемы! - безапелляционно заявил домовик. - У Невилла есть родные, которые обязаны о нем заботиться. А ты ему - никто, и не должна совать свою голову в петлю, надеясь спасти не имеющего собственного мнения неудачника.
  - Но можно же попробовать... - попыталась возразить девочка, но эльф был непреклонен:
  - Ты уже постаралась, послав письмо с предупреждением. И если Августа оказалась столь глупа, что ему не вняла, то она сама себе злобная гриндилоу, а твоя совесть чиста. Давай лучше поразмышляем о том, какие выводы можно сделать из визита старшей Лонгботтом к Дамблдору.
  Девочка, уже привыкшая, что Томми периодически подкидывал ей задачки, заставляя анализировать ситуацию по нескольким известным фактам и строить на их основе предположения о ее развитии, послушно начала перечислять:
  - Первое - директор владеет огромным даром убеждения, поскольку сумел уговорить сверхзаботливую бабушку Невилла оставить того в Хогвартсе. Второе - Августа Лонгботтом не восприняла с должной степенью серьезности изложенные в нашем письме факты. Третье... эм...
  - Плохо, Герми, очень плохо! - не оценил ее усилий друг. - Ты сосредотачиваешься на частностях, а нужно смотреть шире. Ясно же, что даже накормленная обещаниями дражайшего Альбуса Августа должна была пристально следить за дальнейшей учебой внука. Она не могла проигнорировать факты умышленного причинения вреда его здоровью, а то, что все эти ситуации были подстроены, может понять любой здравомыслящий волшебник. Ведь их градус абсурда поражает! Тащить дракона в ящике на Астрономическую башню, чтобы встретить там работников заповедника, которые с тем же успехом могли прилететь сразу к хижине Хагрида, не менее заметной издали. Или отправить школьников одних в лес, который даже в дневное время опасен... Прости, отвлекся... Так вот, если после двух случаев старуха Лонгботтом не забрала внука из Хогвартса, мы имеем либо факт перехвата корреспонденции, либо принудительную коррекцию сознания. Либо все сразу. А отсюда следует, что Дамблдор в школе - царь и бог. Директор может творить все, что ему вздумается, и ничего ему за это не будет. И о твоем переводе в Шармбатон можно даже не заикаться. Альбус не отпустит тебя, так как это автоматически бросит тень на репутацию школы. В крайнем случае, если будешь упорствовать, использует в деле подготовки Избранного. Ведь картинка мертвой девочки, которую ты вполне мог спасти, если был бы чуть сильнее, может обеспечить толстяку нужную мотивацию и сподвигнуть на борьбу с силами Тьмы... Впрочем, мы уже это с тобой обсуждали.
  - И что же делать? - спросила Гермиона.
  - Учиться и еще раз учиться, как говаривал один знаменитый лысый маггл! - бодро ответил домовик. - И раз ты уже отдохнула, вперед - к манекену! А насчет козней директора не переживай. Я обязательно придумаю, как тебя вытащить из этой клоаки.
  И Грейнджер верила своему другу, которым - чего уж скрывать? - втайне восхищалась. Ведь он был таким умным, сильным и заботливым. Узнав, что у Гермионы пару месяцев назад был день рождения, о котором никто из сокурсников не вспомнил, эльф подарил ей волшебный чемодан с расширением пространства, о котором девочка мечтала с того самого похода в Косой. Правда, Томми почему-то заявил, что изначально он должен был быть парадной мантией, а потом сделал вид, что объятия девочки и ее благодарности ему неприятны. Но Грейнджер уже успела смириться со странностями своего друга и ничуть не обиделась. А неделю спустя Томми сделал еще один поистине королевский подарок - показал девочке комнату, наполненную разными вещами, среди которых было великое множество книг, быстро занявших все свободное место в чемодане...
  Вспоминая об этом, девочка покраснела. Но не от смущения, а от стыда. Просто в тот момент, увидев уходящие под потолок груды бесхозных вещей Гермиона предложила сообщить о находке начальству. Ведь это все по закону принадлежит Хогвартсу, а некоторые особенно древние вещи имеют немалую историческую ценность. Слава Мерлину, Томми задавил на корню этот благородный, но глупый порыв, язвительно заявив:
  - Валяй, беги к директору! Он тебя погладит по головке, произнесет красивую речь о правильных поступках, наградит Гриффиндор сотней баллов, а потом соберет все артефакты, литературу и прочие ценности и упрячет в свой сейф. Или продаст по-тихому, даже не подумав с тобой поделиться.
  Так стыдно Грейнджер не было даже тогда, когда она случайно разбила мамину любимую вазу. Задавив в себе пай-девочку, Гермиона признала, что погорячилась, и вместе с домовиком приступила к исследованию огромного склада забытого барахла. До самых каникул парочка уделяла этому процессу по часу времени в день. Больше было нельзя - нарушался учебный режим, к которому Герми уже привыкла.
  К слову, в нем произошли немалые изменения. Узнав о том, что Хогвартс превратился для нее в самую настоящую тюрьму, Гермиона потребовала у Томми повысить планку. Ведь чем скорее девочка станет сильной, тем скорее сможет избавиться от директорской угрозы. Эльф поначалу отнекивался, но вскоре внял уговорам, усилил тренировки и вдобавок ввел курс крайне противных зелий, которые помогали девочке быстро восстановить силу и стремительно развивали ее тело. Теперь во время трапез в Большом зале Гермиона пародировала шестого Уизли, накладывая себе в тарелку всего и побольше, но все равно на уроках ощущала голод, а полное магическое истощение стало частым явлением.
  Это принесло плоды. К каникулам маленькая волшебница прибавила в весе и росте, а по силе и умениям могла на равных соперничать с четверокурсниками. Однако на занятиях показывала прежний уровень, старательно скрывая свои реальные возможности из-за опаски привлечь внимание директора. Возможно, изменения внешнего вида, поведения, частые отлучки и все прочее могли вызвать подозрения у сокурсников или декана, но не следует забывать, что Гермиона училась на Гриффиндоре. Это на словах львята были дружным прайдом, а на деле всем было плевать на заучку. На уроках баллы зарабатывает - и ладно! Лишь бы не приставала с домашними заданиями.
  Ну а МакГонагалл и вовсе демонстрировала поразительное равнодушие к делам вверенного факультета. Она редко заглядывала в ало-золотую гостиную и не интересовалась жизнью своих учеников. У прежней Гермионы такое положение вещей наверняка вызвало бы негодование, но той наивной и доверчивой заучки больше не было. Она умерла, не выдержав изнурительных тренировок, не справившись с осознанием творящейся вокруг несправедливости. А новая Гермиона, сильная, скрытная, умеющая анализировать факты и применять полученные знания, была даже рада такому наплевательскому отношению сверстников и преподавателей.
  Общение с Томми изменило характер девочки и сильно повлияло на ее жизненные приоритеты. Раньше она все делала по правилам, но эльф доказал, что иногда от них один вред. Раньше она верила взрослым, но друг показал, что они далеко не идеальны. Раньше она считала написанное в книгах истиной в последней инстанции, но домовик легко развеял это заблуждение, предоставив ей два учебника по чарам. Один одобренный Министерством, а второй - столетней давности, из которого еще не были вымараны все "вредные" заклинания.
  Да, Томми действительно стал незаменимой частью жизни Гермионы. Дошло до того, что отличница неосознанно начала перенимать язвительно-ироничную манеру домовика вести диалог. Почему отличница? Гермиона и сама не знала, почему до сих пор поддерживала эту маску. Томми сказал, что слишком резкое изменение в ее поведении способно вызвать подозрения, и на уроках девочка продолжала тянуть руку, зарабатывая баллы, хотя еще в первую неделю дополнительных занятий узнала об их бесполезности.
  - Что они дадут лично тебе? - спросил тогда эльф. - Факультету - понятно. Кубок и повод для злорадства над остальными. А тебе-то баллы зачем? В личное дело они не заносятся, а после выпуска нигде не указываются. Ради уважения окружающих? Ну, на Слизерине это возможно, а в твоем львятнике прилежной учебой уважения не заслужить. Ты за пару месяцев заработала больше всех баллов, а близнецы Уизли за два дня благодаря своим шуточкам спустили их в унитаз. И что? На змеином факультете этим весельчакам давно бы устроили "темную", а гриффиндорцы стоя аплодировали их выходкам. Ведь взрыв наполненных несмываемыми чернилами шариков в коридоре, когда там проходил Снейп - это невероятно круто, а баллы легко вернет заучка, которую даже благодарить не обязательно!
  Грейнджер тогда многое пришлось переосмыслить. Впрочем, как и всегда после разговора с другом. Он обладал удивительным талантом переворачивать с ног на голову привычные вещи, а Гермионе только и оставалось, что впитывать мудрость домовика и его жизненный опыт. Который был поистине огромным. Порой девочке казалось, что Томми знает обо всем на свете. Он мгновенно определял предназначение найденных в Выручай-Комнате магических вещей, а о некоторых мог прочитать целую лекцию. К примеру, обнаружив диадему Когтевран - невероятно полезный артефакт, благодаря которому у девочки в день получалось "проглотить" до десятка книг, эльф выдал старинную легенду Хогвартса.
  Основательница Кандида Когтевран всегда выделялась своим умом. В расцвете сил она создала диадему, которая помогала сосредоточиться и ускоряла мышление. Дочь волшебницы, амбициозная Хелена захотела превзойти мать, для чего выкрала ее творение и сбежала в леса Албании. Но то ли она не умела пользоваться диадемой, то ли магглы правду говорят - на детях гениев природа отдыхает, но успеха воровка не добилась. Тяжело заболев и желая перед смертью повидаться с дочерью, Кандида Когтевран послала за ней Барона, бывшего возлюбленного Хелены, до сих пор питавшего к ней теплые чувства. Но это оказалось неудачной идеей. Разговор с найденной беглянкой привел к тому, что в порыве ревности Барон заколол бывшую возлюбленную, а потом, осознав, что натворил, заколол и себя. Ирония судьбы заключалась в том, что после смерти несчастливая парочка стала привидениями и вернулась в Хогвартс, где обитает и по сей день.
  Почувствовав, что поезд начал замедлять ход, Гермиона убрала книгу в сумку и сунула туда же школьную мантию, надев вместо нее теплую куртку. После остановки девочка задержалась в купе, не желая толкаться на выходе с желающими побыстрее покинуть вагон, а когда пробка рассосалась, неспешно сошла на перрон. Миновав восторженно гомонившую толпу учеников и их родственников, Грейнджер направилась к проходу в маггловский мир. Чемодан следовал за ней. Вынырнув из стены на лондонском вокзале, девочка сразу заметила своих родителей и поспешила к ним.
  Объятия, слезы, удивленные восклицания типа: "Дочка, как же ты выросла! А как похорошела! Скоро совсем взрослой станешь!" - все это было очень приятно, и Гермиона совсем потеряла счет времени. А очнулась, когда отец загружал ее новый чемодан в багажник своей машины. Поездка особо не запомнилась. Дэн и Джин рассказывали дочери о своей жизни, о работе их клиники, о том, как они соскучились по своей одаренной кровиночке, а вот Гермиона на вопросы о школе предпочитала отмалчиваться или отделывалась общими фразами. Это насторожило чету дантистов. Однако главный сюрприз ждал их впереди.
  Когда машина была спрятана в гараже, волшебница со своим огромным чемоданом прошествовала в гостиную, достала из кармана какие-то непонятные блестящие штуки с циферблатами, поводила ими из стороны в сторону, посмотрела на показания и буркнула себе под нос:
  - Прекрасно! Ни прослушки, ни следилок поставить не успели. Есть пара откликов, характерных чарам Надзора, но это вполне можно пережить.
  Пока супруги Грейджеры подбирали слова, наблюдая за странным поведением дочери, та подошла к своему чемодану, расстегнула его, откинула крышку и торжественно объявила:
  - Мам, пап, познакомьтесь с моим другом и наставником, домовым эльфом Томми!
  Джин была уверена, что после превращения профессора Хогвартса в кошку и обратно ее уже ничто не удивит, но глядя на то, как из багажа Гермионы выбирается странное создание с большими ушами, почувствовала острую необходимость присесть. Ну а Дэн, более флегматичный по характеру, смерив внимательным взглядом карлика в строгом костюме, прокашлявшись, неуверенно произнес:
  - Очень приятно... наверное... Мистер Томми, не поймите неправильно, просто в письмах Гермиона ничего не упоминала о вашем визите, и мы несколько... шокированы.
  - Не упоминала она потому, что я запретил, - отозвался домовик, с любопытством разглядывая обстановку гостиной. - Но эта тема напрямую относится к проблеме, к обсуждению которой я планировал приступить чуть позже. А сейчас не мешало бы перекусить. Мы с Герми проголодались, да и вам стоит поесть перед новостями.
  Эльф повел носом и скривился:
  - О, как все запущено! Да у вас же еще ничего не готово. Герми, я пойду похозяйничаю, а ты пока расскажи родителям, кто такие домовики.
  - На доме чары Надзора, - предупредила друга девочка, исчезнувшего с легким хлопком.
  - Уже заблокировал! - донеслось из кухни.
  - Твой друг работает в Хогвартсе? - уточнила немного пришедшая в себя Джин.
  - Можно и так сказать, - улыбнулась маленькая волшебница. - Ладно, слушайте. В мире существует много различных существ, обладающих разумом...
  Лекция не затянулась, однако когда Грейнджеры появились на кухне, Томми уже успел приготовить сытный праздничный ужин из трех блюд с шоколадно-ванильным десертом на закуску. Кулинарные таланты домовика были по достоинству оценены хозяевами, а вот последующий рассказ о событиях в школе поверг чету в состояние когнитивного диссонанса. Добропорядочные англичане никак не могли смириться с мыслью, что в месте, которое им рекламировали как самое защищенное и безопасное в магической Британии, творятся такие ужасы. Тролли, акромантулы, козни директора... Больше похоже на приключенческий фильм.
  - Но почему нам просто нельзя забрать Гермиону оттуда? - жалобно поинтересовалась Джин, крепко прижимая к себе дочку, словно злобный Дамблдор в любой момент мог выхватить девочку у нее из рук.
  - Я уже объяснял, - со вздохом ответил эльф. - Министерские работники имеют полное право корректировать память родителям, которые активно препятствуют желанию будущих волшебников обучаться магии. А если вдобавок вскроется наше с Герми внеклассное обучение, вам вообще сотрут воспоминания о дочери, а ее саму ликвидируют. Или превратят в овощ, как родителей Невилла - вариантов великое множество.
  - И что вы нам посоветуете? - спросил Дэн.
  - Бежать в другую страну. Тайно, не ставя никого в известность.
  - Но у нас же клиника! Пациенты!
  - Именно поэтому я пришел к вам сейчас. Побег планируется по окончании учебного года, когда у нас будет целых три месяца форы. Сейчас у вас есть почти полгода на подготовку. Решите вопрос с клиникой, подготовьте все для быстрой продажи недвижимости...
  - И куда нам бежать? В Америку?
  - Можно и во Францию. Там есть неплохая школа магии, где может учиться Гермиона. Директорствует там Олимпия Максим. Она полугигант и недолюбливает англичан, а в особенности, Дамблдора, при котором приняли много законов, ограничивающих в правах нелюдей и фактически приравнявших их к животным. Уверен, она войдет в положение и поможет беженке с островов скрыться от загребущих ручонок Альбуса.
  - А обучение в этой школе дорого стоит? - деловито уточнил мистер Грейнджер.
  - По этому поводу не переживайте! У нас с Герми имеются планы, которые позволят быстро увеличить семейное благосостояние, - домовик довольно ухмыльнулся и внезапно зевнул, продемонстрировав собравшимся шикарный набор остроконечных зубов.
  - Ой, Томми, ты, наверное, устал? - вскинулась девочка, мягко освободилась из материнских объятий и решительно заявила: - Пойдем, я покажу тебе твою комнату!
  А когда Гермиона с другом скрылись наверху, Джин повернулась к любимому супругу и тихо спросила:
  - Ты веришь этому Томми?
  Поразмыслив, Дэн утвердительно кивнул.
  - Но почему? Ведь его действия противоречат рассказу Мионы о домовиках. И лично мне кажется, что он многое недоговаривает. Вдруг он такой же, как директор? Вдруг он не собирается становиться слугой нашей девочки, как заявил, а хочет использовать ее в каком-нибудь жутком ритуале? Мы же ничего о нем не знаем!
  - Тем не менее, до этого момента, по словам Гермионы, этот эльф заботился о ней и обучал по секретным методикам, недоступным обычным волшебникам. Вряд ли для "расходного материала" будут прилагать столько усилий, - заявил рассудительный дантист. - Я допускаю, что Томми решил кое-что от нас утаить, но ведь у каждого есть секреты. Тем более он, несмотря на огромный риск разоблачения Дамблдором, которому, как выяснилось, ничего не стоит покопаться в чужой голове, посвятил нас в курс дела, а не просто поставил перед фактом. И знаешь, лично я ему верю. Если он за несколько месяцев умудрился превратить нашу книжную принцессу в матерую хищницу, даже не скрывающую свои повадки, значит, он действительно заинтересован в ее благополучии. Тем более, чело... эльф, который ТАК готовит, просто не может быть лжецом!
  - Ага, то есть моя стряпня тебя уже не устраивает? - протянула Джин.
  Отметив, что рука супруги вцепилась в диванную подушку, Дэн поспешил заверить любимую, что имел в виду совсем иное, но от экзекуции его это не спасло. Спустившаяся Гермиона охотно поддержала подушечную битву, на какое-то время позабыв о школьных проблемах. А наблюдавший за баталией с лестницы Томми печально усмехнулся, щелкнул пальцами, и гостиную усыпали мягкие подушки веселой расцветки, которые после второго удара взрывались, разбрасывая во все стороны перья и добавляя веселья в сражение.
  Эх, как же все-таки хорошо, когда у тебя есть семья!
  
  * * *
  
  
  Рождество накануне наступления нового девяносто второго года Гарри встречал в компании своего крестного и его старого домовика. Надо сказать, мальчик не особо рассчитывал вырваться из школы на новогодние праздники и был приятно удивлен, когда наставники объявили о предстоящей неделе увольнительных, а директор лично вручил Поттеру, продемонстрировавшему высокую успеваемость, портключ в его родную Англию.
  Навещать дядю с тетей герой не стал. Поостерегся. Уж если Дамблдор не гнушался лично копаться у них в памяти, то никто не даст гарантию, что надеявшегося провести каникулы с родней в Литтл Уингинге не поджидает засада. Известив Дурслей о том, что не приедет, и объяснив причины такого поступка, мальчик получил в ответ письмо с одобрением и кучу подарков, которые верная Клеопатра с трудом дотащила до адресата.
  Потом было перемещение портключом и встреча с Блэком. Сириус выглядел шикарно. Сразу становилось понятно, что времени он не терял и с помощью колдомедиков умудрился поправить подорванное Азкабаном здоровье. От тюремной худобы не осталось и следа, а пышная грива черных волос, аккуратная бородка, широкая улыбка и теплый взгляд голубых глаз привлекали пристальное внимание представительниц прекрасного пола. По дороге на площадь Гриммо многие девушки пыталась строить глазки высокому широкоплечему брюнету в чопорном старомодном костюме, которому это явно льстило.
  Дом крестного мальчику понравился. Чистый, уютный, просторный, со старинной мебелью и огромной библиотекой. И хотя в нем постоянно царил таинственный полумрак, который не разгоняли многочисленные магические свечи, привыкший к темным коридорам общежития Думстранга Гарри не рассматривал этот факт в качестве недостатка. Скорее, как изюминку родового гнезда древнего темного волшебного семейства.
  Эльф Кричер тоже не вызвал у Поттера неприязни, хотя крестный называл его сумасшедшим и то и дело угрожал выдать одежду, чтобы тот перестал устраивать хозяину пакости. Из бормотания домовика Гарри выяснил, что старик таким способом мстит "недостойному Сириусу, разбившему сердце своей матушки" за многократные попытки уничтожения наследия семьи Блэк, и сильно разозлился. Загнав поджавшего хвост крестного в угол, мальчик разразился лекцией о глупости и недальновидности отдельных представителей нации волшебников. Как можно уничтожать историю своей семьи? Как можно выбрасывать на помойку древние артефакты? Как Сириус посмел отказываться от знаний, которые на протяжении столетий бережно собирали его предки?!
  - Но ведь они же относятся к запретной магии! - попробовал было возразить Блэк.
  - И что с того? Актам Визенгамота, объявляющим эти вещи незаконными, не больше тридцати лет. А если все эти уложения в скором времени будут отменены? Тем более, абсурдные правила, жестко ограничивающие магические знания, действуют лишь в Англии, а в том же Дурмстранге спокойно относятся к Темным Искусствам. В общем, чтобы больше ничего не выбрасывал! Ни книги, ни артефакты, ни амулеты... и все прочее, что, по твоему мнению, относится к темной магии. Боишься аврорского обыска, спрячь все это у гоблинов, только НЕ СМЕЙ РАЗБАЗАРИВАТЬ СВОЕ НАСЛЕДИЕ!
  Не на шутку перепуганный Сириус поспешил заверить Гарри, что все понял, и что все темные вещи будут сложены в "Гринготтсе" в сейф Поттера, раз уж они ему так нужны. Блэк давно пообещал себе во всем соглашаться с крестником. Ведь его ценный совет по поводу иска о возмещении морального и физического вреда, которому Бродяга решил последовать, породил большой резонанс в обществе и сделал Сириуса даже популярнее самого Дамблдора. Правда, до получения денег было еще далеко - Министерство постоянно откладывало рассмотрение иска, мотивируя это выяснением деталей, сбором улик и свидетельских показаний.
  Блэк во всем этом мало что понимал, и если бы не письменные консультации с Гарри, наверняка отказался бы от затеи, уступив в неравной борьбе с чиновничьей канцелярией, но крестник был полон энтузиазма и говорил, что дело Сириуса движется с огромной скоростью. Есть шанс, что к лету Бродяга станет самым богатым холостяком Англии. Это внушало оптимизм, и Блэк безропотно мотался в Министерство, как на работу, беседовал с въедливыми следователями, задавшимися целью разобрать жизнь бывшего узника до мельчайших деталей, писал кучу бумажек и втайне жалел о былых временах, когда его жизнь была простой и понятной.
  Любопытно, что после того разговора старый Кричер едва не боготворил Гарри. Он перестал пакостничать и по всем правилам этикета представил мальчика портрету матери Сириуса. Вальбурга Блэк оказалась дамой образованной, прекрасно разбиралась в темных искусствах и английском магическом законодательстве, поэтому собеседники сразу нашли общий язык. У нарисованной старушки в запасе имелись многочисленные истории и курьезные случаи перехода титула и наследства в запутанных отношениях семейства Блэк, которыми она спешила поделиться с учтивым племянником:
  - Наш пра-пра-прадед Орион Блэк после смерти любимой жены от драконьей оспы решил повидать мир и уплыл за море на другую половину земного шара, - рассказывала Вальбурга. - И после этого шесть лет от него не было вестей. Посланные Ориону совы возвращались без ответа, а поисковые амулеты его не находили, ведь триста лет назад маги еще не придумали заклинаний, способных преодолеть океан. В результате его признали умершим. Всё наследство разделили между четырьмя детьми, титул передали старшему сыну Сигнусу Первому и на этом успокоились. А тут как ни в чём не бывало в Англию возвращается Орион собственной персоной, да еще и с малолетним сыном. Так ему пришлось долго доказывать, что он и есть тот самый пропавший Блэк, и что он действительно живой, а не призрак или какой-нибудь инфернал. Заседания по этому делу в Визенгамоте длились двенадцать лет, вплоть до настоящей смерти Ориона Блэка. Есть даже специальное решение суда, которое так и называется "Упокоение Блэка", где Ориону запрещалось на своем могильном камне указывать настоящую дату смерти, а было велено поставить дату, "соответствующую предыдущим решениям Визенгамота". Младшего сына путешественника лишили права называться Блэком, и с тех пор члены канадской ветви нашего семейства носят фамилию БлэкБерри.
  Гарри бесценный опыт принимал с благодарностью и жадно требовал добавки. На навязчивые идеи женщины по поводу чистоты крови Поттер внимания не обращал - у каждого в голове свои тараканы. Чуть позже мальчик на пару с крестным наряжали рождественскую елку, уплетали за обе щеки приготовленную домовиком жирную индейку и сидели у камина, рассказывая друг другу интересные истории. Поттер - о своей учебе в Дурмстранге, ну а Блэк - о бесчисленных проказах Мародеров. Когда же дошла очередь до вручения подарков, Сириус получил красивый собачий ошейник, снабженный полезными рунами, а мальчику досталась подборка книг из фамильной библиотеки крестного.
  Пока веселившийся Бродяга вертелся перед зеркалом, примеряя обновку, счастливый Гарри нежно гладил корешки старинных фолиантов и думал, что праздник удался. А в это же самое время скучающий и замерзший Наземникус Флэтчер, наблюдавший за домом Дурслей на Тисовой улице, в который раз отхлебнул из своей фляжки. Предположение Дамблдора оказалось ошибочным, Поттер так и не появился у своих родственников. Обновив согревающие чары, воришка закутался поплотнее в свою старую мантию и помянул Альбуса нехорошим словцом.
  
  Глава 12
  
  Лютный переулок или Ночная аллея, как его называли некоторые, был опасным местом, куда приличные и добропорядочные волшебники старались не заходить. Кривая улочка, на которой круглый год царили сумерки, скрывала много тайн и издревле привлекала воров, контрабандистов и прочую шваль, не жаловавшую закон. Однако в здешних лавках можно было приобрести любой товар - были бы деньги и связи, поэтому сюда частенько наведывались влиятельные и респектабельные особы, тщательно скрывающие лица.
  Промозглым декабрьским вечером девяносто первого немногие смотревшие в окна обитатели Лютного переулка могли заметить странную парочку, совершающую променад по наполненной мраком улице. Две закутанные в черные плащи фигуры, судя по росту, принадлежащие гоблинам, с какого-то перепугу решившим выбраться из своего банка, уверенно шагали по мостовой, периодически заглядывая в различные заведения, даже по меркам обитающих здесь отбросов общества имеющие дурную славу. И никто из числа внимательных жителей, видевших парочку, не мог предположить, что под плащами с просторными капюшонами скрывались первокурсница Хогвартса и ее друг домовик.
  Следуя за Томми, чувствовавшим себя в Лютном как рыба в воде, Гермиона обмирала от страха, но под толстым слоем грима на ее лице это было незаметно. Предусмотрительный эльф замаскировал девочку с помощью маггловских средств. Пышные кудрявые волосы были разглажены и выкрашены в пепельный цвет, в рот вставлена бутафорская челюсть с кривыми желтыми зубами, с помощью медицинского пластыря оттопырены уши и сформирована отвратительная заячья губа. Накладной крючковатый нос, купленный все в том же магазине карнавальных костюмов, усиливал впечатление, а довершала все маска, состряпанная из тонального крема, строительного клея и пары специфических добавок, от которых сидела на лице, как влитая.
  В общем, спустя полчаса кропотливой работы заучка и отличница превратилась в сморщенную низкорослую старуху. Ее даже родная мать не сразу узнала, поскольку старческие морщины и мерзкие язвочки на лице ведьмы мгновенно отбивали желание приглядываться. Идею о накладном горбу или трости Томми отмел - без долгих тренировок у Гермионы не получилось бы естественно перекашивать спину или хромать, и наметанный глаз продавцов Лютного сразу распознал бы маскарад. С голосом тоже возникла проблема. Ингредиентов для зелий, которые могли бы его изменить, под рукой не оказалось, и в итоге парочка решила, что девочка станет немой, а все общение эльф возьмет на себя.
  Несколько часов ушло на вживание в роль, после чего мистер Грейнджер отвез юных предпринимателей к "Дырявому котлу". Несмотря на мандраж, Гермиона неплохо справлялась. У владельцев лавок возникали вопросы по ее личности, но языкастый домовик охотно вываливал на дельцов кучу знакомых им имен, рекомендательных слов и общепринятых паролей, которые доказывали, что перед ними - действительно серьезная клиентка, а не подсадная утка авроров. Ну а девочке только и оставалось, что кивать, размахивать руками в кожаных перчатках и демонстрировать ослепительную улыбку, от которой мутных дельцов бросало в дрожь.
  Спустя две лавки, в которых парочке удалось сплавить несколько десятков найденных в Выручай-комнате артефактов, Гермиона более-менее пришла в себя. Она уже не концентрировалась только на своих действиях, опасаясь сделать что-нибудь не то, но и с любопытством оглядывала необычный интерьер помещений, а также с неподдельным восторгом наблюдала за Томми. Ее друг умел торговаться. Он до хрипоты спорил с дельцами, использовал витиеватые выражения, от которых щеки девочки предательски краснели, но в итоге добивался своего. Хозяева лавок расставались с деньгами, пряча купленные раритеты, а парочка шла в следующую точку.
  Пока на улице окончательно не стемнело, Томми успел выполнить все намеченные пункты плана. Продать десятую часть найденных в Выручай-комнате сокровищ (больше нельзя - когда предложение в несколько раз перекрывает спрос, это плохо сказывается на ценах), купить редкие ингредиенты и некоторые готовые зелья, а также приобрести массу интересной литературы, как полезной для дальнейшего обучения Гермионы, так и относящейся к цели, поставленной перед собой домовиком. Кроме того девочка, осмелевшая под конец вылазки, заставила эльфа потратить заработанные галеоны на красивые золотые сережки, являющиеся амулетом защиты разума.
  Без приключений не обошлось. Когда парочка вышла из последней по счету лавки, заполнив книгами висевшие на плечах безразмерные сумки, их окружила группа небритых молодчиков, выскочивших из подворотни.
  - Добрый вечер, леди! - поигрывая волшебной палочкой, вальяжно протянул мужичок с разорванным ухом, обращаясь к Гермионе. - Не правда ли, погода сегодня отвратительная? От мороза никакие согревающие чары не спасают. В связи с этим у меня вопрос - не желаете ли оказать помощь молодым замерзшим чародеям, выдав им денег на десяток бутылочек огневиски?
  Девочка замерла, не зная, как поступить. Хотя Томми рассказывал ей о дуэлях с превосходящим числом противников, Гермиона не была уверена, что сможет справиться с пятью взрослыми магами. Тем более ей еще нужно потратить время на то, чтобы достать волшебную палочку из рукава, тогда как бандиты уже держали оружие наготове.
  - Значит, не желаете, - разочарованно констатировал заводила. - Что ж, тогда придется применить силу!
  Но не успела Гермиона испугаться, как услышала тихий щелчок пальцев. Волшебные палочки бандитов исчезли, а сами они застыли, выпучив глаза. В следующий миг девочка почувствовала, как ее руки коснулась маленькая ладошка домовика, а затем пришли знакомые ощущения аппарации.
  Секундой спустя парочка оказалась рядом с машиной мистера Грейнджера. Заметив их прибытие, облегченно выдохнувший Дэн распахнул дверцу для дочки и ее друга, устроился на водительское сидение и завел мотор. И лишь когда автомобиль миновал пару улиц, Гермиона поинтересовалось:
  - Томми, а что ты сделал с бандитами?
  - С бандитами? - удивленно переспросил эльф. - Герми, ты заблуждаешься, это были не бандиты. Так, уличная шантрапа, у которой детство в одном месте заиграло, решила немного поразвлечься за чужой счет. Настоящие бандиты с жертвами не беседуют. Они устраивают засады, бросают заклинания в спину, а потом обыскивают мертвые... или бесчувственные - тут уже дело вкуса - тела. А ты что, испугалась?
  - Немного, - призналась девочка. - Я не знала, что мне делать. Лезть в драку было бесполезно - одна я со всеми не справилась бы...
  - Вздор! Запомни, что я тебе скажу. Если ты попала в схватку с несколькими противниками и не имеешь возможности отступить, никогда не рассчитывай на милосердие победителей. Это - миф, который бывает только в сказках. В реальности тебя никто не пожалеет и не отпустит домой к маме с папой, увидев твои слезы. Наоборот - мучители получат лишний повод поглумиться над своей жертвой. Поэтому всегда нужно драться до последнего. Только тогда у тебя появляется шанс выжить и победить. Причем правила схваток типа "один против толпы" просты, как валенок - ликвидировать противников нужно максимально жестко и грязно, не испытывая жалости и не терзаясь сомнениями; если схватки избежать не получается, бить на упреждение, не экономя силы; не расслабляться, пока хотя бы один враг способен на осознанные действия; сразу добивать поверженных противников, чтобы не получить неожиданный удар в спину, и не оставлять живых свидетелей с целой памятью. Скажешь, жестоко? Не спорю. Но другие, более мягкие и благородные методы ведут прямиком на тот свет. Об этом говорит статистика Аврората - процент смертности новичков-чистоплюев достигает невероятных высот. Ну а те, кто поумнее, быстро принимают правила игры.
  - То есть, ты считаешь, что я могла победить пятерых опытных магов? - удивленно воскликнула Гермиона.
  - Не опытных, а просто взрослых, - поправил девочку домовик. - Ты разве не заметила, что двигались они рывками, расположились, перекрывая друг другу сектора атаки, да и палочки держали в руках, словно зубные щетки, вместо того, чтобы направить их на цель. Все это говорит о том, что серьезными противниками они не являлись. Так, стайка шакалов, опасная только для одиноких обывателей. На то, чтобы уложить их всех, тебе понадобилось бы не больше пяти секунд. Суди сама - отвлекающий маневр типа удивленного возгласа, всплеск руками, призванный замаскировать извлечение волшебной палочки, и "бомбарда" в лицо собеседника. А пока ближайшие к тебе противники, забрызганные кровью и мозгами своего приятеля, ошеломлены, ты отступаешь за спину того, что стоит справа. Перерубающее позвоночник секо - и вот перед тобой укрытие, из-за которого ты можешь спокойно убивать остальных. Ведь те не сразу решатся кидать заклинания, опасаясь зацепить "своего", а тебе незачем осторожничать. Ну а потом - убрать с улицы кровь и трупы... надо будет тебе показать, как это делается. Осмотреться в поисках случайных свидетелей. Если таковые обнаружатся, стереть им память и спокойно идти восвояси.
  - А как же авроры?
  - Даже если они каким-то образом узнают об инциденте, тебе можно спать спокойно. Служители порядка не любят лишнюю работу. У них даже поговорка бытует: "Нет тела - нет дела". А пропажи людей в магическом мире и вовсе расследуются спустя рукава. Хотя, лично я сомневаюсь, что этих придурков стал бы кто-то искать.
  - Понятно, - кивнула Гермиона. - И все же, что ты с ними сделал?
  - Палочки отобрал и в подходящее место засунул, - нехотя отозвался эльф. - Теперь они дважды подумают, прежде чем снова к пожилым леди приставать!
  Девочка рассмеялась, не замечая, как у ее отца по мере беседы вытягивается лицо. Дэн пребывал в глубоком шоке. И хорошо еще, что дорога была пуста, иначе он точно в кого-нибудь врезался бы. Мистер Грэйнджер наконец-то осознал величину изменений, произошедших в его дочери. Маленькая принцесса, дисциплинированная, послушная, воспитанная и добрая девочка под руководством Томми постепенно превращалась в какого-то Волшебного Терминатора в юбке. Если ее уже сейчас не повергают в ужас и даже не вызывают смущения лекции наставника о жестоких убийствах, крови и разбрызганных мозгах, то что будет дальше? И хотя благодаря рассказам домовика чета Грейнджеров успела уяснить, что мир магии жесток и беспощаден, к такому повороту событий Дэн был явно не готов.
  "Джин об этом знать не следует! Пусть сохранит хоть какие-то иллюзии" - подумал мужчина, прислушиваясь к обсуждению планов предприимчивой парочки.
  
  * * *
  
  Вечером двадцатого мая, за неделю до окончания учебного года, эльфийская община Хогвартса праздновала знаменательное событие - ее самый необычный член обрел хозяйку. Все необходимые ритуалы были проведены, магическая связь установлена, и маленький народец получил законный повод для торжества. После отбоя все эльфы от мала до велика собрались на кухне, чтобы поздравить своего собрата и хорошенько повеселиться. Было заготовлено много вкусностей, на деньги виновника торжества закуплено десять ящиков сливочного пива... В общем, вечер обещал быть насыщенным.
  Сидевшая на почетном месте Гермиона с легкой улыбкой наблюдала за суетой вокруг. Эльфов в Хогвартсе было не больше полусотни, но девочке казалось, что на кухне сновали тысячи волшебных существ, успевающих и накрыть на столы, и расставить тарелки, и поругаться друг с другом, и уронить на пол кастрюлю с кипятком, а также сделать еще множество дел, полезных и не очень. В надежде хоть немного отвлечься от галдежа и мельтешения перед глазами, девочка вспоминала прошедшее учебное полугодие.
  Оно пролетело стремительно, оставив после себя налет приятной усталости от хорошо выполненной работы. Гермиона с Томми хорошо потрудились и заслужили право собой гордиться. За это время они закончили разбор сокровищ Выручай-комнаты. Половину найденных артефактов, включая диадему Когтевран, решили не продавать. Они были качественными и могли с успехом послужить как самой Грейнджер, так и многим поколениям ее потомков. Да и не было особой нужды превращать полезные вещи в золотые галеоны. Продажи древностей из Хогвартса принесли неплохую выручку, и в деньгах маленькая волшебница больше не нуждалось.
  Правда, им с Томми пришлось потрудиться, переправляя товар в лавки Лютного. Его оказалось так много, что потребовался десяток тайных вылазок из школы, не считая грандиозной поставки на пасхальных каникулах. Первые восемь раз все проходило по старой схеме, но потом в ней случился непредвиденный сбой. Какому-то особенно жадному скупщику надоело довольствоваться прибылью с перепродажи артефактов. Он захотел получить сразу и все. Сообщил о богатой низкорослой ведьме, кому следует, и Гермиону во время очередного визита в Лютный попытались захватить.
  Банда была опытной, работала слаженно, но девочку спасли защитные амулеты и верный Томми, который грамотно вывел ее из-под удара и разделался с большинством нападавших. Со всеми не смог - банально не хватило сил, ведь среди бандитов затесались вампир и пара оборотней, которые доставили массу проблем. Ну а остальных, вспомнив уроки наставника, прикончила справившаяся со страхом девочка - никто не ожидал от безобидной немой старушки, что она начнет разбрасываться авадами и бомбардами такой силы, что пробивали защищенные магией стены.
  После скоротечной схватки с трудом сдерживающая рвотные позывы Гермиона под руководством еле двигавшего языком домовика устранила все следы побоища, а по возвращении в Хогвартс стала тренироваться еще упорнее. Благодаря тому случаю у парочки появился десяток запасных волшебных палочек, а старушка с кривыми зубами перестала заглядывать в Лютный. Вместо нее к перекупщикам обращались влюбленная парочка семикурсников Хогвартса - оборотное зелье творило чудеса.
  В результате к концу учебного года от всего ненужного хлама удалось избавиться, а у Гермионы появилась собственная библиотека и склад артефактов. Часть вырученных средств удалось обменять на маггловские деньги, и во Франции у четы дантистов появилась небольшая вилла с шикарным приусадебным участком, о которой никто не знал. Дела с продажей клиники и прочей недвижимости также близились к завершению - проведав родню на пасхальных каникулах, девочка убедилась, что к моменту окончания первого курса ничто не помешает им покинуть опасную дождливую Англию.
  Следует отметить, что физическое и магическое развитие девочки шло семимильными шагами. К концу года Гермиона была на голову выше сверстников, а уровень ее знаний и умений позволял легко сдать СОВ - министерские экзамены для пятикурсников. Но главное, старейшина Румми после тщательного осмотра заявил, что сил у маленькой волшебницы вполне достаточно, чтобы стать хозяйкой домовика. Девочка была счастлива, а вот Томми - совсем наоборот. Нет, он не стал спорить со старейшиной, который объявил, что завтра же проведет церемонию привязки, но и радости не демонстрировал. Гермиону это насторожило.
  Расспросив друга, настойчивая девочка сумела узнать о его заветной мечте - стать человеком. Причем эта мечта была вполне осуществима. В купленной литературе, за которую девочке светило минимум десять лет Азкабана, содержалось описание ритуала переноса сущности. Поиск подходящего тела и вовсе проблемой не являлся. Его можно было умыкнуть из больницы Святого Мунго, благо лишившихся разума волшебников (либо из-за заклинаний, как Лонгботтомы, либо по приказу Министерства, как приговоренные к поцелую дементора Пожиратели) там находился с десяток. И домовик пребывал в раздумьях - то ли отправить девочку в безопасный Шармбатон, а самому начать новую жизнь в новом облике, то ли установить магическую привязку и продолжить выполнять роли наставника, защитника... и далее по списку.
  Разумеется, Гермиона твердо заявила задумчивому эльфу, чтобы он не маялся дурью и следовал своей мечте. А сама потом полночи прорыдала в подушку, понимая, что в новой жизни Томми для нее места не окажется. Каким же было удивление девочки, когда на следующий день после школьных занятий, показавшихся необычайно нудными, перед ней появился домовик и привычным язвительным тоном поинтересовался, почему это она изволит гулять по пустынным коридорам, когда уже все готово для проведения ритуала, а старейшина Румми извелся от нетерпения.
  - То есть ты ради меня решил отказаться от мечты? - ошеломленно пролепетала Гермиона.
  - Почему же сразу "отказаться"? - усмехнулся эльф, поправив воротник своего костюмчика. - Отложить на пару лет. Как выяснилось, в жизни домовика есть свои преимущества. К тому же тебя, неумеху, одну оставлять нельзя - пропадешь либо вляпаешься в какую-нибудь историю. А в Шармбатоне ученикам разрешено иметь личных слуг - я узнавал. Так что никуда ты от меня не денешься!
  Радостно завизжав, девочка обняла друга, и тот, недовольно покряхтев, впервые в жизни обнял ее в ответ...
  - У тебя такое счастливое лицо, что меня так и подмывает сказать гадость, - раздался рядом знакомый голос, выдернув Гермиону из воспоминаний.
  - Лучше не порть момент, - отозвалась волшебница и сосредоточилась на речи старейшины, который как раз произносил тост в ее честь.
  Речь была длинной, и девочка успела заскучать. Когда она закончилась, все присутствующие на кухне эльфы облегченно вздохнули и осушили кружки. Герми тоже отхлебнула из своей. Сливочное пиво было приторно сладким и напоминало растаявшее ванильное мороженное. Девочке оно не понравилось, однако маленький народец был от него без ума, сразу решив налить по второй. А когда поздравительные тосты сменились банальной обжираловкой, которую Грейнджер могла наблюдать каждый день, сидя за столом Гриффиндора, девочка поинтересовалась у своего... да-да, теперь уже "своего" домовика, где он пропадал, что едва не опоздал на собственный праздник.
  Выяснилось, что Томми следил за Невиллом, который сегодня получил от Хагрида очередную подсказку. К огорчению Гермионы, директор, раз за разом убеждаясь, что мальчик не годится на роль Избранного, продолжал организовывать ему разные приключения. Таинственное зеркало, после которого Лонгботтом неделю провел в больничном крыле с магическим истощением, встреча с трехголовой собакой, которая едва не растерзала ночных гостей... Перечислять можно было долго.
  Следуя совету Томми, Грейнджер старательно держалась подальше от этой "героической" троицы, куда прочно вошел магглорожденный Дин Томас. Хотя ей довелось немного поучаствовать в одном из квестов. Когда смущенный Невилл, заикаясь, поинтересовался у отличницы, не знает ли она, кто такой Фламмель, Гермиона не смогла отказать толстячку и рассказала о знаменитом алхимике. И вот теперь ее друг принес весть о готовящемся грандиозном спектакле, ради которого в подвалах Хогвартса была выстроена полоса препятствий.
  - Представь, Герми, эти болваны уверены, что в Запретном коридоре третьего этажа спрятан философский камень, а Снейп спит и видит, как бы его украсть и отнести Волдеморту! - делился своими наблюдениями домовик.
  - И что тебя удивляет? - парировала девочка. - В сравнении с остальными, эта постановка пока выглядит вполне логичной.
  - Логичной? То есть, ты веришь, что гениальный алхимик вот так просто отдаст Дамблдору залог своего бессмертия?
  - Все еще не вижу противоречий, - пожала плечами Гермиона. - Как мы уже выяснили, директор умеет убеждать, а философский камень - не такая большая ценность для гениального алхимика. Ему же ничто не мешает создать еще один.
  Томми усмехнулся:
  - Ну, это вряд ли. Философский камень - это не простой артефакт, а своего рода квинтэссенция жизни. Он дарит молодость, исцеляет любые раны подобно слезам феникса, устраняет с тел последствия любых проклятий... По поводу превращения свинца в золото врать не буду. Поскольку задокументированных свидетельств очевидцев такой трансмутации нет, вероятнее всего, это - миф. Но задумайся вот над чем: по закону сохранения энергии, что-то не может возникать из пустоты. Если где-то прибыло, то в другом месте обязательно убыло - такова природа вселенной. А теперь вспомни, когда Фламмель создал свой камешек?
  - Судя по книгам, где-то во второй половине четырнадцатого века.
  - Именно! В середине четырнадцатого столетия, сразу после выпуска из Шармбатона алхимик начал свои опыты и в итоге сумел получить знаменитый Камень Жизни. А теперь учти закон и подумай, какие события с обратным знаком происходили в то время на материке?
  Начитанной Гермионе понадобилось всего две секунды, чтобы обратиться к маггловской истории и найти ответ:
  - Черная смерть! Бубонная чума, забравшая десятки миллионов человеческих жизней! Но не может же...
  - Герми, не кипятись! - вскинул руки домовик. - Это лишь гипотеза, которая не имеет документального подтверждения. Но согласись, совпадений слишком много. И тот факт, что за шесть с лишним столетий, несмотря на развитие алхимической науки, подвиг Николаса не смогли повторить, заставляет задуматься... Ладно, давай веселиться, а то остальные уже начинают нервничать, глядя на наши кислые рожи.
  - Хорошо, - послушно кивнула девочка и растянула губы в улыбке, порадовав домовиков. - А что будем делать с испытанием для Невилла? Я надеюсь, там не требуется первокурсница на роль совершенно случайной жертвы черного мага?
  - Пока признаков нет, но окончательно сбрасывать этот вариант со счетов я бы не стал, поэтому рекомендации прежние - держаться от троицы неудачников максимально далеко. И от Снейпа на всякий случай. Хоть директор и выбрал его на роль злодея, но мало ли что зельевару взбредет в голову? Может, он настолько вживется в образ, что решит сымпровизировать, оправдывая звание Ужаса Подземелий. И запомни: если вдруг что - не рискуй понапрасну, а сразу зови меня.
  - Как скажешь.
  Гермиона счастливо улыбнулась, вспомнив о поводе праздника, и снова отхлебнула из кружки... Нет, это сливочное пиво - все же редкостная дрянь!
  А на следующее утро всем ученикам Хогвартса и даже профессорам во главе с директором пришлось давиться недоваренной перловой кашей и подгоревшими тостами. И никто из них не догадывался, что впоследствии этот день войдет в учебники новейшей истории магической Англии и будет окрещен Первой забастовкой домовиков.
  
  * * *
  
  Заключительный праздничный пир в этом году не удался. Возможно, тому виной был Альбус Дамблдор, перед самым началом пира добавивший огромное количество очков Гриффиндору за непонятно какие заслуги. Нет, директор объявил, что баллами награждаются три ученика этого факультета за храбрость, отвагу, верность друзьям и тому подобное, но лично Гермионе было непонятно, почему сидевший рядом с каменным лицом Снейп тут же не отсыпал своим слизеринцам мешок баллов за хитрость и расчетливость. Или почему хмурившая брови Помона Спраут не побаловала своих барсучат символическим призом за усердие и трудолюбие.
  Да уж, лучшую подлянку для львят было трудно придумать. Однако не особо блещущие умом гриффиндорцы все равно радовались победе, не замечая, с каким презрением смотрят на них представители других факультетов. Даже смущенный Невилл, баюкавший левую руку, еще не успевшую окончательно зажить после похода за философским камнем, робко улыбался. Ведь лишь благодаря его "героизму", которым так восторгался директор, Гриффиндор заработал двести баллов и выиграл Кубок Хогвартса. Вот она - слава!
  Гермиона старательно улыбалась и хлопала наравне со всеми, но мысленно прощалась с наивным мальчиком, которому вряд ли суждено пережить следующее приключение. Он и сейчас-то едва выжил. Благодаря болтливому языку шестого Уизли Грейнджер были известны детали их глупого, но героического похода, в процессе которого Лонгботтом не раз был на волосок от гибели. Да, препятствия изначально были рассчитаны на первокурсников, да, им выдали все необходимые подсказки, и все же не дружащие с головой гриффиндорцы умудрились феерически облажаться.
  Сначала троицу едва не растерзал цербер, когда эти идиоты неожиданно выяснили, что никто из них на подаренной Хагридом дудочке играть не умеет. Потом мальчишек едва не задушили дьявольские силки, пока Дину не удалось достать волшебную палочку и наколдовать огонь, ставший причиной серьезных ожогов на руке Невилла. Дальше невезучему толстяку истыкали спину летающие ключи, от которых тот не успел сбежать, а чуть позже прилетело по ребрам огромным мечом, когда игравший в гигантские шахматы Рон "зевнул" его фигуру. Обнаружившиеся в соседней комнате корнуэльские пикси едва не лишили мальчика ушей, ну а на закуску Дин Томас напоил его отравой, утверждая, что это именно то зелье, которое даст Избранному возможность пройти через огонь и остановить Снейпа.
  Слава Мерлину, Невилл потерял сознание до того момента, как шагнуть в пламя, а "отлучившийся по важным делам в Министерство" Дамблдор появился всего пять минут спустя, когда Уизли с Томасом отчаянно спорили о том, что им дальше делать ("Может, швырнуть Лонгботтома в огонь, раз сам он идти не может?"). В итоге находившегося в ужасном состоянии мальчика переправили в больничное крыло, где Помфри быстро залечила его раны и поломанные ребра. Если закрыть глаза на некоторые нюансы, можно сказать, что испытание мужества Избранного прошло на "выше ожидаемого". Вот только почему не радуется директор?
  Если бы Гермиона владела легилименцией, она бы знала, что у Альбуса не было сил изображать бурную радость от победы любимого факультета. Директор гадал, что он скажет Фламмелю, когда тот узнает, что Дамблдор про... потерял его философский камень. Причем, что самое обидное, Великий Волшебник даже не представлял, кто его мог украсть. Его верные помощники отпадают - они бы на такое не пошли, у Невилла камня не оказалось, поскольку тот даже не успел добраться до зеркала "Еиналеж", ну а Квиррелл все это время находился под неусыпным присмотром и даже близко к Запретному коридору не подходил.
  Разумеется, директор, обнаружив пропажу, сразу вызвал авроров, аргументируя это подозрением в одержимости одного из профессоров. Служители порядка прибыли, скрутили несопротивляющегося Квиринуса и сорвали с него ненавистный тюрбан. Однако никакого Волдеморта под ним не обнаружилось. Более того, разобиженный профессор сам вызвался принять веритасерум и под ним подтвердил, что не крал камень, не является слугой Темного Лорда и не планирует его возрождать.
  - Господин директор, Волдеморт умер еще десять лет назад, - не скрывая иронии, заявлял бывший заика, приняв антидот. - Его победил Гарри Поттер. Или вы уже забыли о том, что сами рассказывали газетчикам? Тогда советую показаться колдомедику. Склероз и прогрессирующая паранойя не красят Великого Волшебника.
  Дамблдор мог только скрипеть зубами, наблюдая за тем, как его белоснежную репутацию публично втаптывают в грязь. Можно даже не сомневаться - история о ложном вызове впавшего в маразм чародея еще долго будет гулять по аврорату. Именно поэтому на праздничном... или не таком уж праздничном пиру директор сидел мрачнее тучи. И даже любимый засахаренный арахис в шоколаде его не смог приободрить.
  Как бы то ни было, а торжество, как и учебный год, подошли к концу. Ученики отправились по домам, преисполненные радостного предвкушения долгих каникул. Но не все радовались, покидая школу. Например, Гермиона Грейнджер, глядя из окна кареты на серую громаду древнего замка, печально вздыхала. За это время маленькой волшебнице успел полюбиться полный тайн и секретов Хогвартс, и она мысленно пообещала себе когда-нибудь обязательно сюда вернуться. Заглянуть на кухню к домовикам, пройтись по теплицам мадам Спраут, наведаться к коротышке Флитвику...
  С комфортом устроившийся в просторном чемодане домовик приступом ностальгии не страдал. Он листал древний фолиант - наследие Выручай-комнаты, и думал, что ему срочно нужно подтянуть знания алхимии. Спрятанный в надежном месте огромный красный камень цвета крови так и манил опробовать его в деле. Эх, как же вовремя произошел ритуал привязки! Работавшему в Хогвартсе домовику вряд ли удалось бы вынести драгоценный артефакт из школы, а вот личному слуге Гермионы Грейнджер - запросто! Ведь идиот Дамблдор даже пароля на зеркало не поставил и круг доступа не ограничил. Ну как тут не воспользоваться случаем? А обычный эмоциональный сканер мог обмануть любой психически здоровый маг. И достаточно было Томми подумать, что он собирается отнести камень своей хозяйке, как зеркало тут же выдало ему драгоценность.
  Ну а затирать следы своего присутствия домовик наловчился мастерски. Он же весь этот год не бездельничал, а упорно тренировался наравне с Гермионой, раскачав свой магический очаг до приемлемого уровня. Из-за этого его даже домовики начали уважать, что позволило беспрепятственно получить выписку из личного дела Грейнджер, табель с оценками за экзамены первого курса и разрешение заместителя директора Минервы МакГонагалл на перевод в другую школу (кошка совсем потеряла осторожность - додумалась хранить подписанные бланки в ящике стола без серьезной защиты!).
  - В общем, можно сегодня же отправить письмо в Шармбатон и начинать учить французский! - решил эльф и довольно оскалился.
  Будущее виделось ему светлым и радостным.
  
  Глава 13
  
  Обучение в Дурмстранге имело множество отличительных черт, которые не прижились в других школах магии. Это и традиция раз в год перемешивать учебные группы, и так называемое "временное опекунство", когда к "нюхнувшим пороху" второкурсникам на целый год приставляли учеников со старших циклов (и малышня при деле, и будущим выпускникам хорошая практика в наставничестве), и дуэльный турнир каждый семестр... Перечислять можно долго. Но одной из главных особенностей образовательного процесса по праву считались аттестационные экзамены третьего курса. На них ученики должны были продемонстрировать преподавателям все, чему успели научиться за три года. А если вдруг результат окажется неутешительным - отправиться на переподготовку.
  Отчисления в Дурмстранге вообще не приветствовались. Работники школы придерживались мнения, что научить можно даже мартышку, и если ученик не желает демонстрировать положительную динамику роста умений и навыков, то это - вина преподавателя, который не сумел подобрать правильную методику обучения. Поэтому немногие двоечники оставлялись на второй год и долго проклинали свою судьбу, поскольку огорченные наставники устраивали им веселую жизнь, желая доказать, что недаром едят свой хлеб.
  У Гарри Поттера проблем с учебой не было. Сдав почти все экзамены на высокие баллы, мальчик не боялся остаться на второй год, несмотря на то, что ему еще предстояло выдержать последнее испытание перед долгожданными летними каникулами - полевую практику. На третьем курсе она заключалась в поимке особо опасного волшебного существа, и Гарри не видел в этом проблем. Непосвященные могут подумать, что данное задание слишком опасно для ребенка тринадцати лет, но Поттер, как и его сокурсники, знал, что "поимка" - это своеобразный тест на внимательность, а вовсе не проверка боевых навыков.
  Суть ее в том, что ученика с помощью портключа закидывали в полевые условия - тайгу, тундру, лесостепь, пустыню или даже джунгли. Причём территория практики обозначалась лишь перед самым испытанием, поэтому у экзаменуемых почти не оставалось времени на подготовку. Оказавшись на месте, воспитанники Дурмстранга должны отыскать и зафиксировать следы, доказывающие присутствие в этом районе магической твари, классифицировать по ним существо, с которым столкнулись, после чего разработать план его поимки.
  Причем для получения "зачета" этот план должен быть наиболее оптимальным и соответствовать условиям задания, а не просто представлять собой страницу, переписанную из учебника по тактике. Виктор Крам, которому посчастливилось стать временным наставником будущего юриста, рассказывал Гарри, что один парень из его группы на "поимке" умудрился отличиться - запросил в своем отчете группу поддержки, а при разборе выяснилось, что его "особо опасным существом" был относительно безобидный глизень. Над беднягой потом еще долго потешались...
  Разумеется, никто не собирался посылать детей на встречу с волшебными тварями, которым был присвоен класс опасности "А". Следы на месте практики организовывали сами преподаватели. И на деле все мероприятие сводилось к прогулке на свежем воздухе и составлении многостраничного отчета - любимого занятия Гарри.
  В назначенное время группе третьекурсников боевого факультета определили детали их практики (Поттеру выпал лес), выдали карты с указанием квадрата поисков, портключ, обозначили время, отведенное на выполнение задания, и пожелали удачи. Проинструктированный другом мальчик успел переодеться в удобную для похода по лесу одежду, а также прихватить небольшой запас продуктов, аптечку, магические и маггловские деньги. А то наставники обладали специфическим чувством юмора и вполне могли забросить ученика в какой-нибудь городской парк (случаи бывали). Рассовав по карманам полезные амулеты, Гарри дождался срабатывания портключа, уже привычно погасил ногами инерцию при приземлении и огляделся.
  Вокруг простиралась жаркая и душная лесостепь. В воздухе явственно ощущалась влага - видимо, недалеко был океан. Достав поисковые амулеты, Поттер быстро выяснил, что находится в западной части Балканского полуострова, в Албании. Тщательное сравнение окружающего рельефа с выданной картой позволило сделать вывод, что без шуточек учителей не обошлось - выделенный ученику квадрат поисков располагался на километров семь южнее. Спрятав карту, Гарри бодрой трусцой побежал в нужном направлении, мысленно поблагодарив Виктора за ценные подсказки.
  Возможно, кому-то многокилометровый марш-бросок показался бы серьезным испытанием, но Поттер видел в нем лишь досадную потерю времени. Стоит отметить, что за эти три года мальчик окреп, подрос и набрал мышечную массу, из-за чего, по словам крестного, стал похож на маленького медвежонка. Сам Гарри никогда не считал занятия, связанные с физической подготовкой чем-то действительно ему необходимым. Он бы с радостью заменил многочасовые изнурительные тренировки на посиделки в уютной библиотеке, но суровые педагоги и администрация Дурмстранга были неумолимы.
  - В соответствии с учредительными документами нашего учебного заведения все ученики проходят стандартную программу, - терпеливо объясняли наставники въедливому первогодке. - Перечень обязательных предметов утвержден Советом школы и изменению по индивидуальному запросу не подлежит. По просьбе учащегося ему могут быть назначены факультативные занятия, соответствующие выбранной квалификации, однако если данные дополнительные уроки негативно влияют на успеваемость по общим предметам, по решению куратора группы они могут быть отменены.
  Именно последний факт заставлял Поттера на тренировках выкладываться на все двести процентов, демонстрируя лучший результат на потоке. Это было не так сложно - после ритуала магическая сила мальчика резко возросла, и Гарри лишь оставалось направить ее в нужное русло, что с его-то усердием оказалось плевым делом. Ну а тело будто само стремилось соответствовать внутреннему содержанию и благодаря обильному питанию с регулярными нагрузками, которые по доброте душевной обеспечивали заботливые наставники, стремительно вытягивалось и обрастало крепкими мышцами.
  К концу первого курса мальчик уже не опасался, что его лишат дополнительных занятий по правовым дисциплинам и членства в его любимом Дуэльном клубе, однако привычный режим жизни не бросил. К удивлению Гарри, за год тот успел превратиться в потребность. И даже отдыхая на средиземноморском курорте вместе с Сириусом, Поттер все равно вставал до рассвета, чтобы выполнить стандартную разминку, поддерживающую его организм в тонусе.
  Спросите, как же получилось, что не испытывающий тягу к магическим дракам мальчик стал членом Дуэльного клуба? Все просто! На самом деле этот клуб был организован любителями права, и сражения там проводились не на палочках или волшебных посохах, а в виде судов. Куратор клуба выбирал какую-нибудь историческую личность - царя Ирода, давшего приказ об уничтожении младенцев при рождении Христа, мужа Елены Троянской спартанца Менелая и её похитителя троянца Париса или печально известного румынского министра магии Дракулу. Жребием определялись защитники и обвинители, и действо начиналось.
  В качестве доказательств приводились письменные свидетельства очевидцев. Поговаривали, что раньше разрешалось вызывать портреты в качестве свидетелей, но после того, как портрет Диогена в разные годы дал диаметрально противоположные показания по одному и тому же случаю, их словам перестали доверять. И о сомнительных доказательствах участники порой говорили: "Бабушка Диогена надвое сказала!".
  На заседаниях этого клуба Поттер стал завсегдатаем, поначалу кропотливо изучая манеру нападения и защиты каждого оппонента, а позже принимая самое активное участие в баталиях и быстро заработав уважение коллег своей эрудированностью, умением трактовать законы и пользоваться их лазейками. Ну а наставники получили отличный рычаг давления на юного юриста. Ведь стоило им только произнести: "Поттер, ты совсем не стараешься! Мне что, поставить на педсовете вопрос о твоем исключении из Дуэльного клуба?" - и мальчик сразу показывал рекордную скорость прохождения полосы препятствий. Или крушил боевые големы так яростно, что только щепки по залу летели. Или забрасывал соперника таким количеством заклинаний, что тому приходилось туго...
  Размеренно работая ногами и следя за дыханием, Гарри со скуки вспоминал быстро пролетевшие три года обучения. За это время он успел немало. Конечно, полноценным боевым магом мальчик не стал - до этого было еще далеко, но уровня подмастерья достиг. Он получил огромное количество информации о волшебном мире, пополнил багаж юридических знаний, приобрел массу полезных умений, научился выживать в любой точке земного шара и наработал солидный опыт "адвокатской" практики. К тому же, вопреки своему желанию, основательно развил тело, благодаря чему выглядел значительно старше своего возраста и пользовался успехом у противоположного пола.
  Блэк, видя, как с Гарри флиртуют незнакомые симпатичные девушки, беззлобно подтрунивал над мальчиком. Один раз даже вызвал на откровенный разговор и заявил, что как крестный отец должен рассказать Поттеру, откуда берутся дети. Правда, немного смутившийся мальчик возразил, что в этом нет нужды. Он давно успел изучить литературу по этой теме.
  - Да? - с ухмылкой протянул Сириус. - Тогда чего ты скромничаешь? На тебя вешаются такие красотки, а ты от них, словно от мух, книжками отмахиваешься! Куда это годится?
  В общем, от многочасовой лекции опытного ловеласа, посвященной принципам обращения с противоположным полом, Гарри отвертеться не удалось. К слову, сам Бродяга, даже проводя время в компании малолетнего крестника, напропалую пользовался своим природным звериным обаянием и на курортах, туристических экскурсиях или путешествиях по отдаленным живописным уголкам Земли легко заводил краткосрочные знакомства с одинокими привлекательными женщинами, демонстрируя Гарри класс. О серьезных отношениях речи не шло - Сириус ценил свободу в любом ее проявлении и добровольно сковывать себя узами брака не желал. Перед Поттером он оправдывался тем, что не может понять - его пассиям нравится он сам или его немаленькое состояние, которое стало целью многих незамужних волшебниц Англии?
  Да, резонансный процесс после долгих разбирательств таки завершился судебным решением в пользу истца. Министерство выплатило Блэку компенсацию. Конечно, не затребованный миллион, но на жизнь Бродяге хватит и даже его правнукам (коли таковые появятся) останется. На эти деньги засидевшийся в четырех стенах Сириус отправился в кругосветное путешествие, изучая культуру и магию разных народов, а потом делясь с крестником своими открытиями.
  На родине, несмотря на положенное место в Визенгамоте, Блэк старался не появляться. Сразу после газетной статьи, где указывалась сумма компенсации, одинокого анимага завалили письмами с приглашениями. Изрисованная сердечками, пропитанная духами, амортенцией и прочими любовными зельями корреспонденция сжигалась Кричером в камине. Особо непонятливым хищницам Сириус по совету Гарри высылал набросок заявления о преследовании, домогательствах с использованием запрещенных зелий, корректирующих сознание, и пометкой, что если охотницы за холостяками продолжат в том же духе, аналогичное письмо будет отправлено главе Департамента Магического Порядка.
  Из-за этой "охоты на богатея" Поттер мало что знал о жизни в магической Англии. "Ежедневный пророк" в Дурмстранг не доходил, а в местной прессе происходящие на Британских островах события освещались слабо. Хотя, в специализированном правовом журнале Гарри нашел статью о забавном процессе - судом над животным, которое во время учебного занятия причинило тяжкое увечье третьекурснику Хогвартса Драко Малфою.
  Автор этой статьи предлагал читателям вместе с ним восхититься странными английскими порядками. Логичный и вполне обоснованный вопрос о соблюдении техники безопасности во время урока, на котором была проведена демонстрация опасного животного, в суде даже не поднимался. Вина учителя, который даже не получил законченного образования и по закону не имел права заниматься педагогической работой, была отметена бюрократами после показаний Альбуса Дамблдора, который заявил, что во время инцидента "Хагрид грудью заслонил ученика от разъярённого гриппогрифа и тем самым уберег пострадавшего от еще больших повреждений".
  Дело сначала разбирал Совет Попечителей Хогвартса, потом его решение было обжаловано пострадавшей стороной в Визенгамоте, который собрал Комиссию по обезвреживанию опасных животных и после нескольких апелляций вынес гиппогрифу приговор - за нападение на ученика ему полагается смертная казнь путем отрубания головы.
  Дочитав до этого места, Гарри от смеха едва не свалился со стула. Да уж, британские волшебники снова показали себя не с лучшей стороны. Вместо того чтобы наказать допустившего халатность преподавателя, свалили всю вину на неразумное животное. Наверняка когда английские маги калечатся, падая с метел, то обязательно подают на них в суд. И потом нерадивое средство передвижения арестовывается, заключается под стражу и предстает перед судом. Поттер представил себе, как глава Визенгамота, потряхивая белоснежной бородой с колокольчиками, торжественно зачитывает приговор: "Метла "Молния" девяносто третьего года выпуска, серийный номер 126SX за то, что скинула одного из игроков в квиддич во время игры, приговаривается к повешению. Данное наказание по желанию ответчика может быть изменено на штраф в двести галеонов или работы по уборке территории сроком два года" и снова согнулся пополам от смеха.
  А та история с гиппогрифом получила неожиданное продолжение. Как было сказано в журнале, приговор не смогли привести в исполнение. Животное в последний момент ухитрилось сбежать, попутно покалечив еще одного ученика Хогвартса - Невилла Лонгботтома. Да уж, руководство британской школы не умеет учиться даже на собственных ошибках!
  Спустя час с небольшим Гарри достиг нужного места. Сделал пару глотков из захваченной фляги и принялся осматриваться. Времени у него было - вагон и маленькая тележка. На выполнение задания отводились сутки, а значит, можно, особо не торопясь, изучить выделенную территорию и собрать максимальное количество оставленных педагогами улик. Мысленно разбив квадрат на участки, Гарри углубился в лесную чащу, вслух составляя будущий отчет:
  - Итак, отчет по полевой практике студента третьего курса боевого факультета Дурмстранга Г.Дж.Поттера... Или лучше вместо инициалов использовать полное имя? Ладно, потом решу! Прибыв на место предполагаемого обнаружения опасного магического существа в... Темпус! Десять часов ноль две минуты утра, приступил к осмотру территории, используя методику раскручивающейся спирали...
  Первые находки не заставили себя ждать. Спустя четверть часа мальчик обнаружил несколько сломанных веток, следы копыт, глубокую отметину на дереве, оставленную чем-то острым, примятую траву. Пройдясь по следам, Поттер заметил на камнях небольшое количество странной слизи, образец которой по всем правилам упаковал в стеклянную колбу, трансфигурированную из сухой ветки. Неподалеку обнаружился разворошенный муравейник, обитатели которого отчего-то не спешили восстанавливать свое жилище, а стройной колонной двигались на восток, унося яйца и другие нехитрые пожитки...
  Вообще следов, несмотря на пессимистичные прогнозы Крама, было необычайно много - только успевай собирать и фиксировать в протоколе. Однако на занятиях по криминалистической тактике Гарри учили не только находить улики, но и анализировать находки, по собранным разрозненным фактам составляя общую картину происшествия. И вот, пользуясь полученными знаниями, мальчик постепенно приходил к выводу, что наставники решили пошутить, организовав ему следы сразу двух тварей.
  С первой удалось разобраться достаточно легко - массивная, имеющие копыта, высокая, превосходно чувствующая себя в лесу, но достаточно габаритная, чтобы обламывать ветки, продираясь сквозь чащу. Прибавить к этому отметину от стрелы на дереве - и получаем кентавра. Разумное существо, которое, согласно кастовым законам Англии, являлось опасной тварью, имеющей высокий класс опасности.
  Со второй было сложнее. Пресмыкающееся, питающееся мелкими животными и разорившее лесной муравейник. Возможно, крупная змея. Они глухие, но прекрасно улавливают колебания почвы и прочие вибрации, что позволяет им заблаговременно избежать встречи с крупными хищниками. Если наставники в фабуле организовываемой ими задачи учитывали косвенные улики, можно сделать предположение, что в процессе уничтожения муравейника змея почувствовала проходившего мимо кентавра, увлеченного охотой на белок, и предпочла удалиться подальше.
  - Что же ты за тварь? - гадал Поттер, исследуя путь придуманной преподавателями огромной рептилии. - Без точной классификации план захвата не составить... Карликовый василиск, что ли? Но в таком случае однозначно придется вызывать группу поддержки... И за что же меня так "любят" наставники?
  Желудок поддержал мальчика согласным бурчанием, и Гарри решил сделать небольшой перерыв. Устроился под деревом на мягкой травке, достал из кармана пачку галет и с аппетитом принялся ими хрустеть, утоляя голод. Попутно Поттер размышлял над предварительным планом нейтрализации "двух особо опасных тварей", но не преуспел в этом. Все упиралось в вид второго существа, который пока не удавалось точно определить. Ведь многие волшебные создания были способны маскироваться, а некоторые умышленно подражали поведению своих более опасных сородичей. Запросишь подкрепление - а потом окажется, что преподаватели изобразили следы обычного питона. Хотя, есть и другая сторона медали - после возвращения в школу Гарри будут долго распекать, что он без должной подготовки гонялся по всему лесу за василиском, который в реальности мигом бы его окаменил. Эх, задачка...
  Кусты рядом с Поттером зашевелились.
  "Сосед?" - удивленно подумал Поттер.
  Но это оказался не один из его сокурсников. Из зарослей высунулась большая ромбовидная голова, принадлежащая огромной змее. Увидев мальчика, рептилия угрожающе зашипела и медленно, словно красуясь перед испуганной жертвой, стала выползать из кустов. Выронив надкусанное печенье, Гарри в ступоре наблюдал за появлением твари. Длиной она была не менее четырех метров, имела зеленовато-коричневый окрас чешуи... и ни малейшей симпатии к нежданному гостю, который имел наглость зайти на ее территорию, не испытывала.
  - Это - точно не питон! - пробормотал ученик Дурмстранга.
  В следующую секунду ему пришлось резким перекатом уходить от броска гигантской рептилии. Тренированное тело среагировало быстрее мозгов. Пока тварь недовольно мотала головой, вместо своей беззащитной жертвы цапнув длинными клыками ствол векового дерева, Гарри успел достать волшебную палочку. Раз - змеиное тело опутывают крепкие веревки. Однако мощный рывок клубка мышц разрывает их, и магические путы опадают, не в силах сдержать могучее существо. Два - ветки ближайшего куста превращаются в металлическую сеть, в которую попадает голова шипящей, словно огнетушитель, рептилии. Но та отскакивает назад, и прочная сеть падает на землю. Три - мощный удар сырой магии, последний довод боевого мага, отбрасывает змеиное тело прочь.
  Однако даже это не заставляет тварь отступить. Получившая неглубокую рану на брюхе рептилия, кажется, обрела еще один стимул попробовать Гарри на зуб. Не желая встречаться с ядовитыми клыками, которые в очередной раз во всей красе продемонстрировал обиженный противник, Поттер решил отступить, чтобы собраться с мыслями и придумать, как ему обезвредить опасное создание. Повинуясь взмаху волшебной палочки, с дерева сорвалось облако листьев, превратившихся в маленьких птичек, которые принялись кружиться рядом с головой рептилии, а мальчик тем временем кинулся прочь, шипя не хуже гигантской змеи:
  - С-самка с-собаки! И отс-скуда ты только вс-сялас-сь? И пош-шему кажешс-ся такой с-снакомой?
  Да, как это ни странно, вид огромной рептилии не вызывал у Гарри страха, а рождал странное чувство узнавания. Словно зеленовато-коричневая змея когда-то давно была его другом. Именно поэтому мальчик не решался применять мощные заклятия, не желая убивать хищницу... Услышав сзади шорох, Поттер кинулся в сторону. Мимо пролетело чешуйчатое четырехметровое тело, которое, шлепнувшись на землю, свернулось кольцами и намеревалось сделать новый бросок в сторону жертвы.
  - С-стой! - отчаянно воскликнул маг, шаря за пазухой в поисках портала.
  Такие ситуации в программе практики предусмотрены не были, поэтому самое время вернуться. А со змеей пусть преподаватели разбираются!
  - Хос-сяин? - удивленно прошипела рептилия и высунула язык.
  "Ах, вот оно что! Эта змея раньше принадлежала Волдеморту!" - догадался Гарри. - "Ну, теперь можно расслабиться. Раз благодаря кусочку души черного мага я получил способность праселмута, договориться с этим червяком-переростком будет несложно!"
  - Нет-с-с! Ты не хос-сяин! От тс-себя пах-хнет иначш-ше! - внезапно заявил вышеупомянутый червяк, перечеркивая надежды Гарри на мирное решение проблемы. - Умри-с-с!
  Гарри снова пришлось отпрыгивать в сторону, уворачиваясь от распахнутой пасти питомца Темного Лорда. Радовало, что во время отчаянного прыжка мальчику удалось нащупать амулет, способный его спасти. Приземлившись с мягким перекатом, Поттер достал портал, направил на него волшебную палочку и крикнул:
  - Ле...
  И тут его настиг удар массивного хвоста, который отправил мальчика в недолгий полет.
  - ...тус! - выдохнул волшебник, встретившись с деревом.
  От удара его пальцы разжались, и портал выпал, но даже не успел долететь до земли, испарившись с едва слышным хлопком. Понимая, что уйти от схватки не получится, Гарри направил на змею волшебную палочку:
  - Редукто максима!
  Но из обломанного кончика магического инструмента, не пережившего встречу с деревом, вырвался лишь яркий поток оранжевых искр. Они угодили в глаза змее, ослепляя ее и позволяя Гарри в очередной раз избежать смертельного укуса. Чувствуя острую боль в отбитых ребрах и металлический привкус во рту, Поттер достал из-за пояса короткий посох. Тем временем ориентирующаяся по слуху рептилия снова совершила бросок в сторону противника, распахивая пасть и обнажая огромные ядовитые клыки. Мальчик вскинул посох и вложил всю свою силу в уже озвученное заклинание...
  
  * * *
  
  
  Директор Каркаров залпом осушил стопку и сочно захрустел соленым огурчиком. В очередной раз он убедился, что правильно он сделал, отправив Гарри Поттера на боевой факультет. Судя по тому, что мальчишка учудил на практике, ему там самое место!
  И ведь ничто не предвещало беды. Самая обычная задача, да и условия несложные - идентифицировать следы кентавра и вспомнить инструкции из учебника. К слову, следы были самые настоящие. Ради такого дела Игорь не поленился переправить в албанский лес своего давнего знакомого, обладавшего двумя парами ног, и сохранял уверенность, что испытание Поттер пройдет без эксцессов. Но куда там! Этот деятельный третьекурсник ухитрился между делом обнаружить фамильяра самого Волдеморта. Причем не просто обнаружить и сбежать, осознав величину грозившей ему опасности, а вступить в схватку с Нагини и попутно послать тревожный сигнал группе поддержки, переправив в Дурмстранг выданный портал.
  Вот только группа облажалась. Увидев амулет без ученика, дежурившие на площадке выпускники не решились сразу аппарировать по следам сработавшего портала, а вызвали директора. Ну а тот, едва услышал имя Мальчика-Который-Снова-Вляпался-В-Неприятности, сразу схватил в охапку двух оказавшихся под рукой семикурсников и переместился к Поттеру... И едва не поседел от увиденной картины.
  Мальчик сидел на полянке в центре огромного темного пятна, с ног до головы покрытый кровью и какими-то отвратительными ошметками, напоминавшими фарш. Рядом валялся конвульсивно подергивающийся хвост огромной змеи. Увидев пребывающую в ступоре троицу магов, Гарри невинно улыбнулся (от чего директора с сопровождающими передернуло), и спокойно поинтересовался у Игоря, протягивая оторванную голову Нагини, хватит ли здесь материала на сапоги. Мол, его тетя давно мечтала о сапогах из змеиной кожи, но то ей цвет не подходил, то фасон не нравился, а этот оттенок - как раз то, что нужно!
  Вспомнив об этой улыбке на окровавленном лице Поттера, директор поспешил в очередной раз наполнить стопку. Каркаров был уверен, что эта гримаса еще долго будет являться ему в кошмарах. В тот момент он, мастер темных искусств, многое повидавший на своем веку, банально застыл от ужаса. Что уж говорить о парочке семикурсников, забывших даже, как дышать. И лишь когда герой неловко завалился на бок, продолжая сжимать свой трофей, директор подскочил к мальчику и бросил диагностирующее заклинание.
  Состояние ученика не вызывало опасений - всего-навсего поломанные ребра, синяки, ушибы и легкое сотрясение мозга. Под умелыми руками Балитина к вечеру от этих повреждений не осталось и следа, и Каркаров смог услышать пересказ событий из уст самого участника. Что сказать, действовал Гарри абсолютно правильно. Набор заклинаний показал немалый опыт, а четкость их применения поразила директора. Для третьекурсника сохранить ясность разума в схватке с неизвестным противником - уже подвиг, а Поттер продемонстрировал не только навыки прекрасного дуэлинга, но и незаурядное тактическое мышление.
  Он догадался отступить, чтобы выманить змею на открытое пространство, вызвал подмогу, почувствовав, что сам может не справиться с нейтрализацией змеи, ну а после, видя, что помощь к нему отчего-то не торопится, признал необходимость ликвидации опасной твари. Ослепил противника, подпустил поближе и отправил взрывное заклинание прямо в глотку Нагайне, убедившись, что стандартными приемами ее шкуру не пробить. И тот факт, что мальчик в схватке немного пострадал, не умаляет грамотности его действий. Игорь не понаслышке был знаком с фамильяром Лорда и прекрасно знал, на что способна Нагайна. С ней не каждый опытный маг был способен справиться, а тут всего лишь третьекурсник!
  И несмотря на то что Гарри, придя в сознание, начал скромничать, заявляя, что все это произошло случайно, и что ему просто повезло, Каркаров понимал - его решение оказалось удачным, и при правильном подходе из Героя Англии вышел толк. Так что будут мальчишке сапоги для его любимой тетушки! И амулеты из клыков Нагайны будут! Поттеру не помешают доказательства, когда он станет хвастается перед друзьями своей победой.
  - Чем бы еще поощрить мальца за подвиг и усердную учебу? - задумался директор. - Зачета по практике будет явно маловато... Придумал! Подарю-ка ему билеты на Чемпионат мира по Квиддичу. Как раз играет Болгария, и я наверняка смогу достать парочку пригласительных в министерскую ложу! Хотя Поттер и недолюбливает спорт, думаю, ему будет интересно посмотреть на игру Крама. Друзья, как-никак...
  А Мальчик-Который-Выжил даже не подозревал о готовящемся для него сюрпризе. И пока Каркаров лечил расшатанные нервы народным средством, затянутый в тугой корсет Гарри пил ароматный чай с сушками и слушал увлекательные истории доктора Балитина, которыми тот с радостью делился со своим "коллегой-героем".
  
  Глава 14
  
  Утро вторника двадцать третьего августа для Гарри Поттера началось ближе к обеду. С трудом продрав глаза, мальчик решил, что после вчерашнего насыщенного событиями дня имеет законное право устроить себе выходной, и вместо полноценной утренней тренировки ограничился короткой десятиминутной разминкой. Потратив время на водные процедуры, Гарри оделся и спустился на кухню, где обнаружил необычайно бодрого крестного.
  - А вот и наш Герой-Защитник! Доброе утро! - весело поприветствовал Блэк мальчика.
  - Утро добрым не бывает, - процитировал Гарри одного из своих сокурсников. - А почему "Герой-Защитник"?
  - Так тебя газетчики обозвали. Вот, полюбуйся-ка!
  Поттер взял протянутый Сириусом свежий утренний выпуск "Ежедневного пророка" и наткнулся взглядом на огромный заголовок, гласивший: "Ужас на Чемпионате мира". Ниже, более мелким шрифтом пояснялось: "Мальчик-Который-Выжил героически защищает болельщиков от Пожирателей Смерти. Подробности в статье Р.Скитер на стр.2". Остальное место первой полосы занимали колдографии. Мелкие демонстрировали читателям череп со змеей в небесах, разбегающихся в разные стороны волшебников на фоне горящих палаток и неподвижные тела в черных балахонах, а самая крупная изображала Поттера с коротким посохом, бросающего мощное заклинание в группу Пожирателей, от которого те разлетались, будто кегли.
  Полюбовавшись на перекошенную физиономию, смятый костюм, сбившийся на плечо галстук и воронье гнездо на голове "героя", Гарри недовольно скривился. Газетчики не соврали. Какой ужас! И это - будущий респектабельный адвокат? Ой, что-то верится с трудом! А обиднее всего, что вчера в горячке боя Поттер даже не заметил, как его фотографировали, иначе наверняка разобрался бы с наглым папарацци и не позволил бы передать в редакцию порочащий его репутацию снимок.
  Проигнорировав ехидный смешок Сириуса, мальчик попросил Кричера организовать плотный завтрак, присел за стол и приступил к изучению статьи на второй странице.
  "Я уверена, в наше время невозможно отыскать волшебника, который ничего бы не знал о квиддиче, - заявляла Рита читателям. - Некоторые относятся к этой игре равнодушно, кое-кто ненавидит, но большинство магов ее обожают. Об этом говорит постоянно увеличивающееся число болельщиков, которые регулярно собираются на матчи Чемпионата мира. Для финальной игры этого года, которая по решению Международной ассоциации квиддича проводилась в Дартмуре (Англия), организаторам пришлось построить огромный стадион на сто тысяч мест, который, тем не менее, не смог вместить всех желающих понаблюдать за незабываемым зрелищем.
  Я не стану отбирать хлеб у своего коллеги - редактора спортивной странички, описывая подробности состоявшегося матча. Скажу лишь, что напряженная схватка между сборными Ирландии и Болгарии стала тем редким случаем, когда даже поимка снитча не смогла принести команде победу. Чемпионат мира, который глава Отдела магических игр и спорта Людо Бэгмен в шутку или просто по невнимательности окрестил четыреста двадцать вторым, завершился со счетом 170-160 в пользу ирландцев.
  Кое-кто из болельщиков склонен винить в поражении болгар судью Хасана Мустафу, продемонстрировавшего крайне предвзятое отношение к команде этой страны. За время встречи он пытался удалить с поля вейл, являвшихся талисманами сборной Болгарии, наказал команду серией пенальти за грубую игру, но при этом ухитрился не заметить, как игрок ирландцев разбил бладжером лицо Виктору Краму - молодому ловцу, которого многие считают звездой квиддича мировой величины.
  Но хватит о спорте! Ведь главные события того дня начались чуть позже. В то время когда полные впечатлений зрители праздновали или наоборот, заливали горечь разочарования горячительными напитками, в палаточный городок, раскинувшийся неподалеку от стадиона, ворвалась группа волшебников в черных плащах и масках. Они принялись разбрасываться заклинаниями, нанося тяжкие увечья мирным болельщикам и поджигая их имущество.
  Это был самый настоящий кошмар! Нападающие не ведали жалости, они словно ураган следовали по городку, оставляя после себя смерть и разрушения. Зрители были ошеломлены и напуганы внезапной атакой неизвестных. Несмотря на многократное численное превосходство, они даже не помышляли о том, чтобы дать отпор людям в масках. Причем не только потому, что те сильно походили на Пожирателей Смерти - личную гвардию Того-Кого-Нельзя-Называть - и вызывали дикий ужас у англичан, еще не успевших забыть недавнюю войну. Дело в том, что нападавшие взяли заложников и закрывались от встречных проклятий телами невинных магглов, среди которых присутствовали женщины и дети. Не удивительно, что в такой ситуации даже у имеющих подготовку волшебников опускались руки, а авроры, которые обязаны были следить за порядком на Чемпионате, появляться не спешили.
  Зрители бежали, бросая пожитки и желая одного - спасти себя и своих близких от бесчеловечных убийц. Однако среди присутствовавших в палаточном городке болельщиков нашелся тот, кто не пожелал отступить. Истинный Герой, который не испугался смертельной угрозы, который не стал дожидаться прибытия сил британского аврората, а храбро встал на защиту своих соотечественников и гостей Англии. Имя этого Героя - Гарри Поттер.
  Да-да, уважаемые читатели, глаза вас не обманывают! Знаменитый Мальчик-Который-Выжил, столь многое сделавший для магической Англии (напоминаю забывчивым читателям: в годовалом возрасте Поттеру удалось остановить кровожадного черного мага, развязавшего гражданскую войну в стране), вернулся!
  Ставшая в последние годы необычайно популярной версия, что сумевший пережить аваду Темного Лорда Гарри Поттер - всего лишь выдумка Дамблдора, призванная отвлечь внимание от настоящего Избранного, Невилла Лонгботтома, не подтвердились. Герой действительно существует! Просто его местонахождение долгое время скрывалось от общественности, чтобы не подвергать Гарри и его родственников угрозе, исходящей от сторонников Того-Кого-Нельзя-Называть. А сейчас, когда покров тайны сорван, я могу сообщить вам, что детство юный Герой провел в мире магглов, а по достижению одиннадцати лет поступил на обучение в Дурмстранг.
  "Эта прекрасная школа предоставляет ученикам высокий уровень образования, ее педагоги лично заинтересованы в поддержании хорошей успеваемости воспитанников, а многочисленные факультативы позволяют подготовить разносторонне развитых специалистов" - так прокомментировал свой выбор Герой-Защитник, когда я спросила его, почему же он не захотел поступать в Хогвартс, где учились его родители. Причем лично у меня сложилось однозначное впечатление, что Гарри Поттер абсолютно уверен, что всем вышеперечисленным британская школа похвастаться не может.
  Но вернемся к героическим событиям на Чемпионате Мира. Итак, увидев творимые группой неизвестных лиц бесчинства, Мальчик-Который-Выжил отправился на защиту невинных. В качестве поддержки герой привлек своего крестного - Сириуса Блэка, которого жители магической Англии, знакомые с творчеством магглов, за глаза называют "Графом Азкабана" (прим.ред. - с биографией вышеназванного мага вы можете ознакомиться на стр.9), а также своего лучшего друга - Виктора Крама (прим.ред. - подробности о болгарской звезде квиддича ищите на стр.11).
  Операция спасения была проведена блестяще. Руководствуясь полученными в скандинавской школе знаниями, третьекурсник Дурмстранга решительно атаковал нападающих в масках, первым же ударом выбив треть их группы. Пока ловец болгарской сборной обеспечивал безопасность заложников, Гарри Поттеру и его крестному удалось легко и непринужденно рассредоточить группу преступников, после чего нейтрализовать их всех необычайно мощными заклинаниями. Очевидцы рассказывают, что схватка длилась несколько секунд. Видимо, нападавшие настолько уверовали в свою неуязвимость, что оказались не готовы к серьезному отпору. Это, а также невероятное магическое мастерство принесло Гарри Поттеру безоговорочную победу над шайкой вандалов.
  Однако на этом дело не закончилось. В то время, когда Защитник и его помощники, связав поверженных противников, демонстрировали свои навыки целительской магии, оказывая первую помощь пострадавшим, с большим опозданием на место событий подоспели сотрудники аврората. Их дальнейшие действия заставили присутствующих усомниться в адекватности служителей правопорядка. Аппарировав на место происшествия, авроры не придумали ничего лучшего, чем наставить палочки на Гарри Поттера и его спутников и приказать им опустить оружие.
  Что заставило бойцов аврората проигнорировать лежавшие на земле тела в уродливых масках? Почему они решили, что именно Мальчик-Который-Выжил повинен в творившихся беспорядках? Зачем вообще сотрудники правопорядка угрожали не проявляющим агрессии мирным зрителям, которые были вынуждены делать их работу? На эти и другие вопросы глава Департамента Охраны Магического Правопорядка Амелия Боунс не смогла предоставить внятных ответов, однако пообещала в самое ближайшее время провести тщательное расследование и уволить некомпетентных сотрудников, уличенных в превышении должностных полномочий.
  Ведь на одних угрозах авроры не остановились. Когда Герой-Защитник, законопослушный гражданин магической Англии, поспешил выполнить требование, один из сотрудников атаковал Мальчика-Который-Выжил ступефаем. Пока неизвестно, чем руководствовался данный сотрудник аврората, но надежный источник по большому секрету сообщил вашей покорной слуге, что вышеупомянутый "герой", ныне находящийся в госпитале Святого Мунго, считался одним из лучших учеников Грозного Глаза Грюма, который советовал своим воспитанникам применять к задерживаемым самые жесткие меры.
  Не ожидавший подобной подлости от служителей закона Гарри Поттер не сумел избежать заклинания и лишился сознания. Его крестный, видя творящуюся несправедливость, наградил превысившего должностные полномочия аврора экспеллиармусом. Заклинание оказалось настолько мощным, что излишне ретивый служака лишился не только палочки, но и сознания, а также получил многочисленные переломы. В следующую секунду Блэк был атакован его коллегами и вслед за Героем-Защитником отправился в беспамятство. Когда же оглушающие заклинания полетели в сторону Виктора Крама, который предпринял безуспешную попытку объяснить аврорам ситуацию, собравшаяся на месте происшествия толпа не выдержала и в едином порыве атаковала сотрудников Департамента Магического Порядка, решив, что те находятся в сговоре с нападавшими в масках.
  Все, что происходило дальше, можно назвать одним словом - свалка. Невзирая на выучку, авроры не смогли противостоять разъяренным зрителям, защищавшим своих кумиров. Завязалась яростная драка. Ни о каких дуэлях речи не шло - многие участники потасовки даже не успели извлечь свои палочки. Сотрудников аврората били руками, ногами и разнообразными подручными средствами. Впрочем, именно это позволило им избежать серьезных травм и увечий. Все авроры остались живы, а из болельщиков никто серьезно не пострадал.
  Драку удалось остановить прибывшим на место происшествия двум усиленным группам Департамента Охраны Правопорядка под началом сотрудников Министерства. Благодаря решительным действиям Бартемиуса Крауча, а также директора Каркарова, широко применявшего беспалочковые заклинания, которые относились к разделу русского магического искусства под названием Materschina, порядок был восстановлен.
  И тут выяснилось, что подавляющему большинству нейтрализованных Героем-Защитником нападавших удалось сбежать, воспользовавшись неразберихой. Ну, еще бы! Ведь прибывшие первыми авроры отчего-то забыли поставить антиаппарационный щит. В результате из более полусотни (согласно свидетельствам очевидцев) волшебников в масках сотрудниками департамента было задержано лишь трое. Они не успели скрыться только потому, что пребывали в бессознательном состоянии и не могли воспользоваться своими портключами.
  Проведя опрос свидетелей, прибывшие группы задержали всех участников происшествия и переправили их в Министерство. Разбирательство длилось недолго. Уже к трем часам утра ситуация благополучно разрешилась. Подозреваю, вы удивлены подобной оперативностью. Ведь обычно следователи не демонстрируют такой прыти. Однако не следует забывать, что в числе задержанных оказались знаменитости мирового уровня и большое количество иностранных граждан. Опасаясь общественного негодования, сотрудники министерства не стали выдвигать задержанным обвинение в умышленном нападении на сотрудников аврората. Принесли извинения и отпустили.
  "Я этого так не оставлю! - заявил Мальчик-Который-Выжил сразу после освобождения. - Завтра же в Визенгамот будет подан иск, в котором я потребую от Министерства возместить мне моральный ущерб, полученный в результате неправомерных действий некомпетентных сотрудников аврората! Также будет подан иск, в котором я собираюсь привлечь к материальной ответственности организаторов матча, не сумевших обеспечить зрителям должную защиту их жизней и имущества. А поскольку положительный вердикт по делу моего крестного ясно доказывает, что законы в магической Англии еще работают, будьте уверены, никто не останется безнаказанным!"
  Уточнить суммы, которые будут фигурировать в исках, Герой-Защитник отказался, однако специально для "Ежедневного пророка" дал небольшое интервью, в котором рассказал о своей жизни и учебе в Дурмстранге. С ним вы можете ознакомиться на странице 4. Я же хочу заметить, что ранее столь вопиющих оплошностей Министерство магической Англии допускать себе не позволяло. Боюсь даже представить, как случай на Чемпионате Мира может повлиять на репутацию нашей страны, продемонстрировавшей на весь мир вопиющую некомпетентность сотрудников аврората, которые вместо того, чтобы защищать добропорядочных граждан от преступников, нападают на них и сажают за решетку.
  "Как по факту нападения неизвестных, так и по случаю превышения должностных полномочий будет проведено расследование, которое выявит виновных. До этого момента я не могу делать никаких заявлений" - именно так прокомментировал сложившуюся ситуацию министр магии Корнелиус Фадж.
  Очень хочется в это верить. Однако все тот же источник, близкий к руководству аврората сообщил вашей покорной слуге, что двое из задержанных волшебников, притворявшихся Пожирателями Смерти, являются действующими сотрудниками Министерства. Согласитесь, уважаемые читатели, данный факт наталкивает на определенные мысли! И лично я не исключаю возможности, что организатором дерзкого нападения является некто из высших эшелонов власти. Ведь если бы не наш Защитник, преступникам наверняка удалось бы уйти безнаказанными.
  Кем были сообщники задержанных? Кому выгодна дестабилизация политической ситуации в стране? Смогут ли британские авроры привлечь кого-либо к ответственности? К сожалению, на эти вопросы у меня пока нет ответов. Но я обещаю держать вас в курсе расследования, а также дальнейшей судьбы исков Мальчика-Который-Обзавелся-Новым-Прозвищем.
  Искренне ваша, Рита Скитер"
  Пролистнув страницу, Гарри полюбовался на свой портрет, занявший добрых полстраницы. Этот ему понравился больше. Очнувшись в камере предварительного заключения, мальчик успел привести себя в порядок и больше не напоминал пугало, поэтому с легкой полуулыбкой смело позировал фотографу "Пророка" на фоне знаменитого фонтана Магического Братства, установленного в Атриуме Министерства.
  Размещенное за портретом интервью открытий не принесло. Оно и понятно - юный юрист пообещал журналистке инициировать судебное разбирательство, способное поставить крест на карьере скандальной акулы пера, если та посмеет исказить его слова, и Скитер вняла предупреждению, приведя их диалог в точности до запятой. К сожалению, о событиях на Чемпионате мира такого уговора не было, и в статье Рита развернулась в меру своего таланта. А в реальности все было немного иначе... Отложив газету в сторонку, Поттер сосредоточился на поданном услужливым домовиком завтраке, углубившись в воспоминания.
  Мальчик не любил квиддич, считая его довольно глупой игрой с правилами, в которых зияли огромные дыры, заметные невооруженным взглядом. Он не понимал сокурсников, способных часами рассказывать о любимых командах, смаковать подробности сыгранных матчей и гадать над шансами той или иной сборной оказаться на вершине турнирной таблицы Чемпионата мира. Даже его куратор Виктор Крам, вскоре ставший другом, не смог привить Гарри любовь или хотя бы уважение к квиддичу.
  Болгарин поначалу пытался привлекать Поттера к своим тренировкам, утверждая, что талант Гарри нельзя зарывать в землю, но вскоре убедился, что юному юристу чтение пыльных талмудов гораздо интереснее свиста ветра в ушах, и отстал. Хотя периодически вытаскивал друга из библиотеки полетать над серыми скалами или сделать несколько кругов вокруг школы. И на торжественной линейке в конце учебного года Поттер был крайне удивлен, получив из рук директора за успехи в учебе и выдающиеся достижения во время прохождения практики два билета на финал Чемпионата мира.
  Награда, по мнению учеников Дурмстранга, была шикарной - за места в министерской ложе многие были готовы убить. Вот только Гарри она была не особо нужна. Ему хватило и сапог из шкуры Нагайны, на которые тетушка Петунья не могла нарадоваться. Однако отказываться было не с руки, и мальчик принял подарок, решив посетить матч вместе с крестным и своими глазами увидеть, чем же квиддич так привлекает волшебников. Тем более, в этой игре должен был участвовать Виктор, недавно получивший место ловца в болгарской сборной, и мальчик был не против поболеть за друга.
  В назначенный день и час Поттер оказался на гигантском стадионе, заполненном тысячами болельщиков. В Министерской ложе тоже было многолюдно. Несмотря на заоблачную стоимость билетов, здесь присутствовал даже Артур Уизли - скромный работник отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов со своим довольно многочисленным семейством.
  Надо сказать, рыжие волшебники Гарри сразу не понравились. Взрослые выглядели неопрятно, а младшие явно не слышали о культуре поведения. А уж когда мальчика представили Корнелиусу Фаджу, все семейство впилось в него настолько хищными взглядами, что тот пообещал себе держаться от рыжиков подальше. К счастью общения с лисьим выводком удалось избежать. У них хватило ума не влезать в разговор Гарри с министром магии и бывшим главой департамента ОМП Бартемиусом Краучем, которым юный юрист восхищался за прогрессивные законы, введенные во время войны (к сожалению, после неприглядной истории с сыном Крауча, все они были отменены). Ну а потом начался матч.
  Сама игра Поттеру не понравилась. Было видно, что ирландцы на голову превосходили болгар. Ну, кроме ловца, который оказался настолько тупым, что дважды попался на уловку Крама - Финт Вронского. Обозленные болгары, не способные превзойти соперника в технике, стали навязывать ему грубую игру, за что раз за разом получали вполне справедливые наказания. А их команда поддержки, состоявшая из очаровательных вейлочек, настолько обнаглела, что попыталась воздействовать своими чарами на судью. В общем, лишь усилиями Виктора сборная Болгарии удержала лицо и не закончила поединок с разгромным счетом.
  Сириус, весь матч активно болевший за болгар, был опечален и доказывал крестнику, что те проиграли из-за необъективности судьи. Гарри в ответ лишь пожимал плечами - победил сильнейший. Чего толку воздух сотрясать? Но идею оказать поддержку Краму, которому досталось бладжером, принял с радостью. Это был прекрасный повод покинуть ложу и избежать внимания рыжего семейства.
  Ловец болгар отыскался в раздевалке своей сборной, куда парочке удалось пробраться, используя мантию-невидимку Поттера. Колдомедики уже успели подлечить расквашенную физиономию Виктора. Хмурый парень, расстроенный тем, что не сумел поймать проклятый снитч хотя бы на пять минут раньше, не смог противостоять блэковскому напору. Он отпросился у тренера и отправился вместе с парочкой искать приключения на пятую точку.
  Сириус с Гарри, как и многие болельщики, прибыли заранее и застолбили себе неплохое место на площадке для гостей недалеко от кромки леса, поставив там магическую палатку. Непритязательную на вид, но очень комфортную и обладавшую всеми удобствами. В ней-то и устроилась компания. Был организован алкоголь и закуска. Деятельный Блэк, отлучившись на минутку, вернулся с четверкой симпатичных француженок, которые были рады познакомиться со звездой квиддича и его скромным другом, благодаря необычному шраму на лбу очень известным на Британских островах.
  В присутствии обольстительных девушек парни поневоле распушили хвосты, мысленно вознося хвалу своим наставникам, благодаря которым молодые ловеласы не страдали косноязычием и не испытывали трудностей с языковым барьером. И все было уже, что называется, на мази. Виктор и думать забыл об упущенном шансе завоевать чемпионский титул, слегка захмелевшие красавицы окидывали представителей сильного пола жаркими взглядами... но тут вдали послышались дикие крики.
  Выглянув из палатки, Поттер обнаружил нешуточный переполох. На попытку выяснить, что происходит, один из пробегавших мимо англичан с перекошенным от ужаса лицом прокричал:
  - Пожиратели Смерти! Они вернулись!
  От этого заявления усы появившегося следом Блэка воинственно встопорщились. Сириус решительно приказал крестнику:
  - Гарри, останься здесь, а я пойду, погляжу, что там стряслось!
  Не успел Поттер возразить, как Бродяга скрылся в толпе. Понимая, что вспыльчивый и, будем откровенными, не всегда находящийся в дружеских отношениях с логикой Блэк, загоревшись желанием поквитаться со старыми врагами, может такого наворотить, что получит реальный шанс вернуться в Азкабан, мальчик бросился следом.
  - Гарри, ты куда? - послышался возглас Виктора.
  Поттер не ответил, сосредоточившись на лавировании между несущимися навстречу перепуганными волшебниками. Отчаявшись догнать крестного, мальчик просто мчался в сторону зарева разгоравшихся пожаров. Долго бежать не пришлось. Спустя несколько сотен метров впереди показалась группа магов, которые бодрым шагом шествовали по палаточному городку, поджигая по пути палатки и награждая замешкавшихся болельщиков очень неприятными заклинаниями, среди которых особой популярностью пользовался круциатус.
  Спрятавшись за краем какого-то шатра, Гарри внимательно рассматривал дебоширов в черных балахонах. Их было не полсотни, как написала журналистка, а чуть больше двух десятков. Все они тщательно закрывали свои лица масками и явно испытывали огромное удовольствие от происходящего, оглашая окрестности громким смехом и улюлюканьем. Нарваться на шальное заклятие неизвестные не боялись, поскольку левитировали перед собой нескольких бесчувственных магглов, прикрываясь ими, словно щитом.
  В общем, атаковать притворявшихся Пожирателями волшебников "в лоб" было бессмысленно. И Блэк это понимал - Поттер заметил неподалеку силуэт большого пса, который, скользя между горящих палаток, заходил группе в тыл. Понимая, что остановить крестного уже не успевает, Гарри выругался. А в следующий миг почувствовал, как на плечо ему опустилась чья-то рука. Сработали вбитые наставниками рефлексы - мальчик молниеносно развернулся, выхватывая свой посох. Но это оказался всего лишь Крам, который последовал за другом.
  - Что будем делать? - осведомился болгарин, не обращая внимания на направленное ему в живот древко, на конце которого сияло готовое сорваться в полет заклинание.
  Отведя оружие в сторону и покосившись на приближавшуюся группу в балахонах, Поттер ответил:
  - Я хорошо знаю Сириуса и готов поставить свои амулеты из змеиных клыков, что от нападения на хулиганов, притворяющихся Пожирателями, он не удержится. Но с двумя десятками противников ему не справится, и я собираюсь ему помочь. Тебе же рекомендую держаться подальше отсюда, поскольку участие в хулиганской драке вполне способно трансфигурироваться в несмываемое пятно на безупречной репутации восходящей звезды квиддича.
  - Гарри, ты меня хочешь оскорбить? - разочарованным тоном осведомился болгарин. - Неужели ты думаешь, что я оставлю друга в беде?!
  В этот момент Поттер заметил, как ставший человеком Блэк уверенно подбирается на дистанцию прицельной атаки. Времени на споры не оставалось. Помянув Мерлина, Гарри извлек из кармана сверток прозрачной ткани, которая была словно соткана из застывшей воды, спешно накинул ее на Крама и объявил:
  - Работаем в паре по схеме номер три из учебника. Я бью - ты прикрываешь, понял?
  - Понял, - покладисто кивнул Виктор и осведомился: - А почему ты уверен, что это не настоящие Пожиратели?
  - Потом объясню! - отмахнулся мальчик.
  И тут отчаянный Сириус решил напасть на хулиганов. С точностью у Блэка было все в порядке, и сардонический смех дебоширов быстро сменился криками боли. За пару секунд анимагу удалось нейтрализовать четверых, но этим успехи крестного Гарри и ограничились. Оставшиеся на ногах развернулись к смельчаку и поставили мощные щиты, сводя на нет преимущество неожиданной атаки. Пользуясь тем, что обзор у магов был сильно ограничен масками и капюшонами, Поттер метнулся к группе противника, заходя сбоку.
  Тем временем Бродяга, вынужденный закрываться щитом от града заклятий и уклоняться от редких авад, осознал величину своей ошибки и наверняка успел попрощаться с жизнью, понимая, что отступить превосходящий числом противник ему не позволит. К счастью, на место событий подоспел Гарри. Пользуясь тем, что заложники больше не закрывали сектор обстрела, мальчик вскинул посох и выдал самое мощное заклинание оглушения, вложив в него столько силы, что оно сработало даже на физическом уровне, ударив лже-Пожирателей с недюжинной силой.
  Убивать хулиганов Поттер изначально не планировал, помня, что в английских законах есть статья о превышении пределов допустимой самообороны. И маневр мальчика удался. Заклинание угодило в центр группы, нейтрализуя сразу с десяток противников. Именно этот момент поймал неизвестный колдограф, который не поддался стадному инстинкту и не бросился прочь вместе с толпой болельщиков, а остался в расчете на удачный кадр. Он не прогадал - редакция "Пророка" наверняка щедро заплатила смельчаку за экслюзивное колдофото.
  Дальнейшее Гарри запомнил урывками. Вот он бросается к группе противника, поскольку маячить одиночной целью на фоне пожара, как это делал Блэк, - глупость чистейшей воды. Вот он выводит из строя еще нескольких волшебников, на бегу уворачиваясь от зеленых лучей - разозленные потерями дебоширы перестали церемониться. Вот он исполняет причудливый танец, сражаясь в окружении сразу четырех противников и уговаривая себя, что это всего лишь тренировочные манекены с наброшенной на них иллюзией. Ведь не может же у деревянного болванчика хлестать кровь из оторванной метким "редукто" руки?
  Вот его противники падают один за другим, и вокруг образовывается свободное пространство. Сражаться больше не с кем, и Поттер опускает свой посох и палочку, которую сам не заметил, когда достал. Тяжело переводя дух, мальчик стоит над стонущими и бесчувственными телами, затем вспоминает инструкции из учебника и обезоруживает поверженных бойцов, принимает крепкие объятия и похлопывания по спине от улыбающегося Сириуса, выслушивает доклад Виктора, который сообразил позаботиться о магглах...
  И только тогда напряжение схватки постепенно начинает отпускать Гарри. Окружающий мир наполняется красками, пробуждаются чувства. Поглядев на раненых, Поттер вспоминает уроки Балитина и начинает оказывать им первую медицинскую помощь. Это позволяет отвлечься и немного прийти в себя. Когда же дело подходит к концу, мальчик слышит приказ опустить волшебную палочку, отданный молодым аврором с жиденькой полоской усиков под носом, выполняет его и в следующий миг лишается сознания, чтобы очнуться уже в следственном изоляторе Министерства магии.
  Допросы, юридические споры, цитирование действующих законов для чересчур упрямых служак, откровенное психологическое давление со стороны следователей - для Гарри все это слилось в одну серую полосу, наполненную усталостью. Вырваться из заключения удалось лишь спустя несколько часов. Причем Поттер понимал, что произошло это не столько благодаря его знаниям законов и умению отстаивать свои права, сколько из-за трудов Каркарова и тренера болгарской сборной, которые поставили на уши всех, кого можно, и не постеснялись пригрозить министру магии Англии крупным международным скандалом.
  Так что когда Гарри с Сириусом приносила извинения лично глава Департамента Магического Порядка, мальчик не чувствовал себя победителем. Молодой юрист наконец-то осознал, что титул Спасителя Магической Британии не дает ему никакой защиты от произвола английских властей. И если Поттер не собирается отказываться от своих планов по изменению магического законодательства, прежде ему нужно приобрести солидный политический вес в обществе и пробиться на самый верх власти. Другого пути нет.
  - Ладно, Гарри, хватит киснуть! - заявил ухмыляющийся Сириус. - Ну, получил ты еще одно прозвище в коллекцию. Подумаешь, велика беда! Или тебя больше расстроило, что Пожиратели наглым образом прервали твое общение с той миловидной француженкой?
  - Крестный, по-моему, я уже говорил тебе, что это были не слуги Волдеморта, - отозвался Поттер, отхлебнув душистый чай.
  - Я такого не помню. А почему ты так решил?
  - Сам посуди - они рассекли толпу болельщиков, словно щука косяк карасей, но не оставили после себя ни одного трупа. Максимум - легкораненых, которых колдомедики всего за сутки способны поставить на ноги. Согласись, маньяки-убийцы так себя не ведут.
  - А как же непростительные, которыми они разбрасывались направо и налево? - возмутился Блэк.
  - Круциатус - далеко не смертельное заклинание. Неприятное, но непоправимого урона здоровью оно не наносит. А авадами хулиганы начали швыряться, лишь столкнувшись с реальным сопротивлением.
  Однако крестный упрямо покачал головой:
  - Нет, Гарри, ты ошибаешься. Это были именно Пожиратели! Я неоднократно сталкивался с ними во время войны и могу заявить, что точно такие же психи свели с ума Лонгботтомов, убили братьев Прюэттов, уничтожили много других волшебных семей, издевались над магглами... Да что я тебе рассказываю? Сам же хвастался, что изучал газетные подшивки тех лет!
  - Именно, Сириус! - ухмыльнулся Поттер. - Я внимательно просмотрел каждое упоминание прессы об актах насилия и сделал однозначный вывод - во время гражданской войны в стране действовали две группы, называющих себя Пожирателями Смерти. Одна действительно являлась слугами Темного Лорда. Она организовывала точечные удары по противнику, работала чисто, аккуратно и свидетелей, как правило, не оставляла. А вторая лишь маскировалась под Пожирателей. Прикрываясь уродливыми масками, она обтяпывала свои делишки и всячески очерняла последователей Волдеморта в глазах обывателей.
  После столь провокационного заявления Блэк долго не мог вернуть себе дар речи. Он долго морщил лоб, вспоминая давние события, после чего признал:
  - Это кажется бредом, но я тебе верю. Мы с твоим отцом тоже частенько гадали, почему, столкнувшись с фениксовцами, в одних случаях Пожиратели бьют насмерть, а в других действуют осторожно и стремятся поскорее уйти... Но кем же тогда были эти поддельные Пожиратели?
  Гарри пожал плечами:
  - Этого я не знаю. Сейчас можно уверенно заявить лишь одно - в войне участвовала третья сторона, которая искусственно подогревала конфликт. Ведь пропагандируемые сторонниками Темного Лорда идеи находили поддержку у большинства политиков того времени. И если бы Волдеморт решил прийти к власти законными мерами, выдвинул бы свою кандидатуру на пост министра магии, то наверняка победил бы. Но кое-кого это не устраивало. И этот "кое-кто" сделал все возможное, чтобы из лидера, за которым могли пойти волшебники, превратить Тома Реддла в карикатурное пугало. Черного мага, психа и жестокого садиста, которому нельзя доверить страну... Разумеется, я не утверждаю, что все сторонники Волдеморта поголовно были белыми и пушистыми, но готов поспорить, что самые известные нападения Пожирателей, мерзкие подробности которых месяцами смаковала пресса, совершались не ими. Просто, находясь вне закона, слуги Темного Лорда не имели возможность доказать свою непричастность. А добровольно сдаться властям и рассчитывать на справедливый суд... Ладно, оставим эту тему. Лучше расскажи, что за проклятия ты накладывал на поверженных хулиганов?
  Да, после боя Гарри заметил, как Сириус методично обошел каждого связанного волшебными путами мага и что-то шептал, целясь палочкой пленникам в область чуть пониже спины.
  - Ах, это! - Блэк довольно ухмыльнулся. - Одно фамильное проклятие Блэков, из-за которого нашему семейству несколько столетий никто не решался переходить дорогу. По твоему совету я начал изучать архивы своего рода и в них наткнулся на хитрое заклинание masculum impotentе.
  - Мужское бессилие, - перевел подкованный в латыни Поттер.
  - Зришь в корень! А знаешь, что самое смешное? Темным оно не является, относясь к лекарским, а попало в список запрещенных Министерством потому, что снять masculum impotentе может лишь тот, кто его накладывал. Так что всем нашим хулиганам вскоре придется смириться с мыслью, что они лишились одной из главных радостей жизни!
  Сириус попытался изобразить дьявольский смех, но не особо преуспел, закашлявшись в самом драматическим моменте. Впрочем, Поттер охотно поддержал компанию, оценив задумку Мародера. Если информатор Скитер не врал, делу о беспорядках вряд ли дадут ход. Сообщников пойманной троицы будут искать, но чисто для галочки. Так уже бывало не раз, когда задержанных на месте преступления магов выпускали "за отсутствием улик". Ведь пусть сотрудники аврората трижды честные и неподкупные (а об этом можно лишь мечтать), против своего начальства они пойти не смогут. А это начальство одним росчерком пера способно подарить хулиганам свободу. Просто потому, что обладает большими полномочиями. Так пусть хоть благодаря Блэку справедливость восторжествует!
  Допив чай, Гарри пожелал крестному хорошего дня и поднялся к себе. До начала учебного года осталось не так много времени, а исковые заявления сами собой не напишутся.
  
  Глава 15
  
  Тридцатого октября девяносто четвертого года Хогвартс лихорадило. Руководство страны, желая поправить изрядно подмоченную финалом Чемпионата мира репутацию, решило возродить из небытия Турнир Трех Волшебников, и теперь старинному замку предстояло принять почетных иностранных гостей. С самого утра в Хогвартсе наводился праздничный блеск. Домовики работали не покладая рук. Убирали пыль и грязь, протирали древние портреты, очищали от вездесущей ржавчины старые доспехи. Среди учеников тоже наблюдался нездоровый ажиотаж. Кто станет чемпионом, какие будут испытания, какая школа имеет больше шансов на победу - эти и многие другие вопросы волновали подавляющее большинство обитателей древнего замка.
  И вот, наконец, незаметно подкрался вечер. Ученики были выставлены за порог, построены колоннами и стояли в сгущавшихся сумерках, морально готовясь к встрече с иностранцами. А те что-то не торопились. Школьники гомонили на разные голоса и периодически ежились из-за пронизывающего холодного ветра, от которого не спасали даже согревающие чары. Всех присутствующих, от сопливых новичков и до воображавших себя взрослыми магами семикурсников, объединяло одно чувство - нетерпение и подспудное ожидание чуда.
  А тем временем в одной из комнат летающей кареты Шармбатона царило уныние. Хмурившая брови Гермиона Грейнджер мрачно взирала из окна на проплывавшие мимо темные облака и гадала, как же она дошла до жизни такой. Когда ей неделю назад приказали явиться в кабинет директора Максим, девушка даже предположить не могла, что причиной вызова станет предложение поучаствовать в Турнире Трех Волшебников. От которого талантливая шестикурсница, разумеется, принялась отбрыкиваться всеми конечностями.
  Да-да, именно "шестикурсница" - никакой ошибки! Разумеется, владеющие арифмантикой люди могут спросить, почему же так вышло? Ведь Гермиона поступила во французскую школу немногим больше двух лет назад. Неужели, в этот период она активно пользовалась артефактами вроде Маховика Времени? Конечно же, нет! Никто не стал бы доверять ребенку подобный опасный артефакт. Все объясняется намного проще.
  Летом девяносто второго, получив ответ из Шармбатона, Грейнджер была вызвана на собеседование к Олимпии Максим, которой честно изложила причины неожиданного перевода. Полувеликанша прониклась сочувствием к девочке и подтвердила, что та может обучаться в ее школе. Однако прежде ей придется пройти вступительные экзамены. В последние годы Хогвартс не мог похвастаться высоким уровнем обучением, и далеко не факт, что Гермионе удастся поступить хотя бы на первый курс. С проверкой тянуть не стали. В этот же день была созвана специальная комиссия, куда вошли шестеро преподавателей Шармбатона, и испытания начались.
  Результаты поразили бывалых педагогов и заставили их пересмотреть взгляды на уровень подготовки британского учебного заведения. Вопросы по общим дисциплинам первых четырех курсов натасканная Томми Грейнджер щелкала, как орешки, благодаря эйдетической памяти дословно цитируя труды известных волшебников. С практикой тоже проблем не было. Зельевар, оценив качество приготовленного противоожогового зелья, отметил правильно поставленные навыки и сформировавшиеся полезные привычки при работе у котла, свидетельствующие о большом опыте. Ну а мастер дуэлинга и вовсе заявил, что у Гермионы аномально сильно развит очаг магии. И с такой магической мощью девочку опасно ставить в пару к младшекурсникам - она играючи раскатает их в тонкий блин.
  В общем, проверка навыков плавно перешла в выяснение личности Грейнджер - девочка, желающая поступить на второй курс и при этом демонстрирующая силу, согласно легендам, присущую юной Моргане, не могла не вызвать подозрений у работников Шармбатона. Веритасерум применять не пришлось, под нажимом Гермиона начала "колоться". Она рассказала о своих дополнительных занятиях, о том, что в процессе тренировок использовала различные зелья, из-за которых теперь выглядит на пару лет старше, о том, что имеет личного домовика.
  Вызванный на допрос Томми предоставил любопытствующим недостающие кусочки мозаики. Заламывая руки, эльф озвучил слезливую историю о несчастном слуге, который стал невольным свидетелем стремительного увядания древнего аристократического рода. Недавняя война не пощадила некогда многочисленное семейство волшебников. Их родовое гнездо было разрушено, все накопленные богатства забрали победители. Уцелел лишь хозяин домовика. Да и тот спустя несколько лет тихо помер от старости, отправившись следом за родными и вынудив безутешного эльфа искать приют в Хогвартсе.
  В итоге картинка у преподавателей сложилась. Они убедились, что Грейнджер - именно та, за кого себя выдает, а не ведьма, накачавшаяся молодящим эликсиром и намеревающаяся укрыться от авроров во французской школе. Однако с поступлением возник забавный казус. Несмотря на то, что девочке было всего двенадцать, ее приняли сразу на четвертый курс. Могли бы и на пятый, но педагогический совет напомнил мадам Максим, что у Гермионы напрочь отсутствуют знания некоторых важных дисциплин, в Хогвартсе не изучаемых. Этикета, риторики, танцев, истории искусств...
  Да, наверстывать нужно было многое, но будущая Великая Волшебница не привыкла отступать перед трудностями. Все лето она старательно готовилась, а незадолго до начала учебного года блестяще сдала экзамены в компании с немногими отстающими, имевшими "хвосты" с прошлых курсов. Темп обучения был крайне изнурительным, и к первому сентября внешне девочка напоминала вампиршу. Бледную, осунувшуюся, с красными от недосыпа глазами и блуждающим взглядом.
  Наверное, именно поэтому поначалу отношения с сокурсниками сложились деликатно-боязливые. Ученики не спешили навязываться Гермионе в друзья. Да что там! Маленькие ведьмочки даже не пожелали делить с новенькой комнату в общежитии, из-за чего свежеиспеченной четверокурснице пришлось жить одной. Но девочке было не привыкать к тотальному игнорированию, а шикарные личные аппартаменты пришлись очень кстати, поскольку Томми, на легальном основании перебазировавшийся из особняка Грейнджеров в Шармбатон, стал жить вместе с подопечной. За лето домовик подтянул свои знания французского и после переезда переоборудовал большую часть комнаты в зельеварню, занявшись разнообразными экспериментами и периодически привлекая к работе Гермиону.
  Обучение во французской школе волшебнице понравилось. Здесь все преподаватели ответственно относились к своей работе, позиционировался индивидуальный подход к ученикам, позволяющий по максимуму раскрыть их таланты, поэтому свободного времени и сил у Гермионы оставалось мало. О дополнительных тренировках и изучении внешкольных предметов пришлось забыть. Но это вовсе не означало, что Томми забросил педагогическую работу. Он просто сместил акценты. Если раньше домовик делал упор на то, что могло помочь девочке выжить, то теперь главным предметом стала социализация Грейнджер.
  Томми учил девочку общаться со сверстниками, находить подходы к ученикам, завязывать отношения, интриговать, исподтишка манипулировать окружающими, разбираться во встречных интригах, находить мотивы поступков волшебников и сотне иных очень полезных вещей. Гермиона жадно впитывала эту науку, без зазрения совести проводила практические эксперименты на сокурсниках, училась анализировать поведение окружающих, раскладывать на составляющие структуру замкнутого общества Шармбатона... Все это казалось Грейнджер увлекательной игрой, сложной и необычайно интересной.
  Благодаря советам Томми уже к концу четвертого курса нелюдимой Вампирше удалось установить со всем своим курсом дружеские отношения, а на пятом выбиться в неформальные лидеры школы, встав рядом с такими одиозными особами как Рене Фальминг и Флёр Делакур. Ее уважали, ей завидовали, ее боялись. В число должников девушки попала даже парочка выпускников - зелья Гермионы, улучшающие память, расходились среди заядлых двоечников, словно горячие пирожки. Ну а за продаваемый на черном рынке Франции эликсир красоты, куда для закрепления эффекта Томми добавлял вытяжку из философского камня, желающие платили драгоценными камнями по весу.
  За эти два года Грейнджер сильно изменилась, как внешне, так и внутренне. Из нескладной лохматой девочки с бобриными зубами Гермиона превратилась в ослепительную красавицу. Непослушные волосы были уложены в тугую косу и скреплены магической заколкой в виде змейки, прикус исправлен, на лице в любое время дня присутствовал минимум косметики, подчеркивающей природную красоту девушки, неброские, но очень дорогие украшения усиливали эффект. Ну а атлетическое сложение прекрасно тренированной фигуры с приятными мужскому глазу округлостями, которые не могла скрыть школьная форма, вместе с отточенной грацией хищницы неизменно привлекали внимание представителей сильного пола, чем Гермиона беззастенчиво пользовалась. К примеру, получая доступ в закрытые семейные библиотеки, обзаводясь полезными знакомствами... или напрашиваясь на дополнительные консультации - преподаватели ведь тоже люди!
  Понятное дело, что отличнице, красавице, обладающей кучей денег и связей, какой-то школьный Турнир и даром не был нужен. Однако мадам Максим оказалась непреклонна. Она желала видеть Грейнджер в числе чемпионов и заваливала девушку комплиментами. Говорила, что Гермиона является лучшей ученицей Шармбатона, что по уровню силы она может соперничать даже с преподавателями, а ее познаниями в самых разных областях магического искусства не может похвастаться ни один другой ученик. Вспоминала о памятной дуэли, когда Грейнджер на спор победила пятерых семикурсников (надо думать - эти олухи надеялись на схватку по всем правилам, а получили жестокую уличную драку!), приводила в пример ее увлечение алхимией, цитировала похвалы педагогов...
  Гермиона кивала, принимая комплименты, но стояла на своем. Отчаявшись добиться желаемого лестью, полувеликанша сменила методы увещевания. Сообщила, что после беспорядков на Чемпионате мира в Шармбатон поступило большое количество британцев, и Турнир Трех Волшебников - прекрасный шанс для французской школы показать себя с лучшей стороны. Вот, к примеру, Каркаров собирается вытащить в Хогвартс сразу двух своих знаменитостей - Крама и Поттера, а у Олимпии звезд такой величины под рукой нет. Зато имеется Гермиона, которая, несмотря на возраст, способна прекрасно выступить и заметно поднять рейтинг Шармбатона.
  Но даже это не помогло. Грейнджер пропускала аргументы директора мимо ушей, а на заявление об отсутствии кандидатов возразила, что старшая дочь Делакуров вполне может справиться с ролью чемпионки. Да, она полувейла и в Британии автоматически получит статус недочеловека, но в случае победы шум поднимется знатный - как же, какое-то животное оказалось лучше многих родовитых волшебников! Прекрасный удар по репутации Хогвартса!
  Тогда Максим зашла с козырей. Припомнила Гермионе незаконную торговлю зельями, нелегальную лабораторию, сомнительные прогулки по криминальным районам... Грейнджер, в прошлом нередко прибегавшая к шантажу, оказалась морально не готовой к тому, что сама окажется на месте жертвы. Разумеется, между участием в Турнире и позорным исключением девушка выбрала первое. И вот теперь корила себя за недогадливость.
  Ведь и ежу понятно, что раздувать скандал Олимпия бы не решилась. В словах директора о "лучшей ученице" и школьном рейтинге была немалая доля истины. Гермиону просто не посмели бы выгнать! А если и так - можно же было продолжить обучение в любой школе. Либо нанять армию частных репетиторов - средства-то имеются, а затем сдать экзамены и сразу получить звание мастера в определенной области. Однако в тот момент она сосредоточилась на возможности избежать наказания и не рассмотрела ситуацию со стороны. Вот же дура!
  - Только реветь не вздумай! - раздался рядом ехидный голос.
  Да, Томми не мог выбрать более удачного момента для появления.
  - И не собиралась! - фыркнула девушка, поворачиваясь к другу.
  Тот выглядел довольным. Похоже, новости были хорошими. Однако, по обыкновению, домовик не собирался упускать удобную возможность для подколки:
  - Да? А мне отчего-то показалось, что возвращение на место боевой славы нагоняет на тебя тоску. Неужели, боишься, что Дамблдор попытается отомстить тебе за побег?
  - Вот еще! Он же не дурак, должен понимать, что смерть ученицы из школы-гостя отрицательно скажется на международной политике Англии, которая после такого может оказаться в изоляции. Ну а мелкие пакости, если таковые последуют, попробуем как-нибудь пережить... Томми, хватит издеваться! Говори уже, что выяснил!
  Домовик, который за два года на экспериментальных зельях сильно подрос и внешне напоминал полугоблина с почти человеческими чертами лица, укоризненно покачал головой, но мольбе подруги-хозяйки внял. Достал свою волшебную палочку, повесил на комнатку защиту от прослушивания и принялся излагать:
  - Шанс отвертеться есть. Тебя же Максим не заставляла клясться, что ты действительно станешь чемпионом?
  - Нет, конечно! - возмутилась девушка. - Я на такую глупость никогда бы не пошла!
  - Отлично! Из разговоров Бэгмена я понял, что чемпионов должен выбирать Кубок Огня. Желающие станут бросать бумажки со своими именами и названием школы, а затем эта посудина неизвестно по каким критериям выберет достойнейших. Получается...
  Просветлевшая лицом Гермиона перебила друга:
  - Мне нужно бросить пустой листок!
  - Верно! Но не все так просто. Предположительно за Кубком будут наблюдать, поскольку организаторы не хотят повторения предыдущего Турнира и установили возрастное ограничение. Кандидатами могут стать волшебники, которым исполнилось семнадцать.
  - Но мне же только пятнадцать! Значит...
  - Да ничего это не значит! - с ноткой раздражения в голосе возразил Томми. - Сколько раз говорил, чтобы ты меня не перебивала! Так вот, у директора Максим есть письмо от некого Бартемиуса Крауча, занимающего в английском Министерстве пост главы Департамента Международного Магического Сотрудничества. В нем прямым текстом говорится, что желание директора Шармбатона будет удовлетворено, и для одной талантливой и необычайно сильной для своих лет волшебницы сделают исключение. Так что участия в отборе тебе не избежать. Ну а поскольку, как я уже говорил, возможна слежка, рекомендую освежить в памяти беспалочковое заклинание замещения и постоянно иметь в карманах несколько одинаковых листков... О, кажется, снижаемся! Приготовься. Рессоры у этой колымаги не ахти, так что советую держаться крепче. Ты же не хочешь появиться перед учениками Хогвартса с разбитой физиономией?
  Хотя Гермионе было жутко интересно, каким образом ее друг смог ознакомиться с директорской корреспонденцией, девушка последовала полезному совету, стиснула зубы и взмахом волшебной палочки наложила на сидение чары приклеивания. Запряженная гигантскими конями карета, напоминавшая огромную башню, приземлилась неподалеку от входа в замок. Следом за мадам Максим вместе с остальными учениками Шармбатона, удостоившимися чести представлять свою школу на международном состязании (счастливчиков насчитывалось меньше двух десятков), Грейнджер покинула транспорт и была встречена аплодисментами встречающих.
  Пока полувеликанша беседовала с Дамблдором, демонстрируя жуткий акцент, девушка мысленно посмеивалась, глядя на своих спутниц. А ведь она предупреждала, что климат на островах холодный, и что нужно одеваться теплее, но некоторые ветреные особы решили покрасоваться, надев шелковые платья, и моментально продрогли до костей. У Флер даже мордашка посинела, а зубы старательно выбивали чечетку. А набросить согревающие чары не было возможности - извлечение палочки при встрече являлось грубым нарушением этикета.
  К счастью, приветственный диалог не затянулся. Гости прошествовали мимо шеренг учеников Хогвартса и вошли в уже знакомый замок. Судя по возгласам, пока девушку никто не узнал. Это было ожидаемо - Гермиона мало напоминала себя прежнюю. Сама же шармбатонка ухитрилась разглядеть в толпе смутно знакомые лица и неслабо удивилась. Невилл Лонгботтом был еще жив! Выходит, либо директор поумерил свою жажду деятельности и оставил толстяка в покое, либо мальчик начал соответствовать образу Избранного, навязываемого ему Дамблдором. Ну да - жить захочешь, еще не так раскорячишься! Интересно, что будет делать Великий Светлый Маг с нежданно-негаданно объявившимся Поттером? Истинным победителем Волдеморта, как теперь утверждала пресса. Более того, Гермиона готова была отдать тысячу галеонов, лишь бы из первых рядов понаблюдать за встречей Героя и его дублера. Такое событие наверняка войдет в анналы истории!
  А вышеупомянутый Герой в это время находился в одной из кают "Летучего Голландца" - волшебного парусника Дурмстранга, убивая время за очередной книгой. Путешествие было скучным, в иллюминаторе ничего интересного не наблюдалось, а прихваченный для легкого чтения талмуд полезных сведений не содержал. Крам, деливший каюту с Мальчиком-Который-Выжил, до сих пор дулся из-за десяти подряд проигранных партий в подкидного дурака. Болгарин не желал верить, что Гарри просто везло, и упрямо пытался выяснить способ, с помощью которого Поттер умудрялся жульничать.
  Следует отметить, что четверокурсник вошел в состав делегации Дурмстранга на правах сопровождающего. Даже по документам его поездка проходила как обязательная практика, за которую впоследствии будет выставлен зачет. Каркаров сразу предупредил Гарри, что участвовать в Турнире Трех Волшебников его никто не заставляет. Он даже по возрасту не подходит. Однако наличие знаменитости такого ранга в числе делегатов положительно скажется на репутации школы и заставит соперников понервничать, поэтому директор попросил мальчика помочь. Ведь на обучении это никак не скажется - присутствие Героя важно лишь на церемонии открытия Турнира, а потом мальчик может вернуться в Дурмстранг.
  Разумеется, Поттер не стал отказывать Каркарову. Директор и так сделал для мальчика многое, и отблагодарить его, в определенный момент продемонстрировав свою "героическую" физиономию прессе, было несложно. Тем более, Гарри все равно нужно было поддерживать популярность и заводить полезные знакомства на островах. Ведь от своих планов он не отказался. И пусть сейчас имя Героя благодаря Скитер не сходило с уст обывателей, требовалось организовать хороший задел на будущее, а потому несколько встреч с ярыми фанатами Необычайно-Живучего-Мальчика пойдут только на пользу будущему министру магии.
  Следует отметить, что скандальная журналистка сдержала свое обещание, с неиссякающим энтузиазмом освещая расследование и рассмотрение поданных Поттером исков. Первое, как и предсказывал мальчик, быстро заглохло, не принеся ощутимых результатов, зато второе увеличило личное состояние Виктора, Сириуса и, собственно, Гарри, оформлявшего коллективные иски. Процесса, как такового, не было - то ли Министерство еще помнило дело Блэка, то ли не желало демонстрировать общественности свое грязное белье, которое однозначно вылезло бы наружу. В ходе предварительных переговоров стороны решили пойти на мировую, и пострадавшим от аврорского произвола была выплачена солидная компенсация.
  Правда, привлечь к ответственности организаторов финального матча не удалось. По английскому магическому законодательству, они не отвечали за поддержание порядка среди зрителей, так что все шишки достались аврорам, многие из которых лишились работы.
  - Всем внимание! Производится всплытие! - пронесся по кораблю усиленный сонорусом голос капитана.
  Поттер спрятал книгу и оправил форму. Поднятие корабля на поверхность сопровождалось небольшой болтанкой, к которой любившим летать парням было не привыкать. Дождавшись, пока судно достигнет берега, Каркаров построил облачившихся в шубы подопечных и вместе с ними ступил на твердую землю. Пока директор любезничал с Альбусом, как подметил Поттер, сильно сдавшим за прошедшие годы, ученики Хогвартса, особо не стесняясь, выражали свои впечатления:
  - Ты только погляди, Виктор Крам! Не знал, что он еще школьник.
  - Плевать на Крама! Смотри, кто рядом с ним!
  - И кто же этот коротышка?
  - На лоб гляди, дубина! Это же САМ ГАРРИ ПОТТЕР!!!
  Услышав последнюю фразу, Мальчик-Который-Выжил нахмурился. Похоже, все будет сложнее, чем он предполагал. Да уж, нелегко быть героем!
  
  * * *
  
  Церемония открытия Турнира не затянулась. И не мудрено, ведь от церемонии там имелось лишь одно название. Не было зрителей, представителей прессы, а из организаторов присутствовали только Бэгмен и Крауч. По окончании ужина директор приказал завхозу внести Кубок Огня и озвучил правила участия в отборе, особо подчеркнув, что установлено возрастное ограничение, и тут же заявив, что для одной представительницы Шармбатона, ранее обучавшейся в Хогвартсе и известной многим под именем Гермионы Грейнджер, будет сделано исключение.
  Сидевшая за столом Когтеврана девушка едва удержалась от нецензурщины. Она-то всерьез надеялась остаться неузнанной и тем самым избежать неудобных вопросов, но директор не отказал себе в удовольствии пнуть беглянку и очернить ее репутацию. Ведь малолетних идиотов, желающих рискнуть головой ради тысячи галеонов, в Хогвартсе навалом, и Альбус специально заострил внимание на Гермионе, попавшей в список участников "по большому блату". Теперь ни о каком ненавязчивом общении с местными и попутном заведении полезных связей среди учеников английской школы не могло быть и речи. В любой компании Грейнджер будут принимать с настороженностью и опаской, а это сведет на нет любые попытки установления взаимовыгодного сотрудничества.
  Однако девушка не растерялась, поскольку была готова к подобному развитию событий. Грациозно поднявшись с видом царствующей королевы, она небрежно помахала всем присутствующим, обозначила поклон в сторону преподавательского стола и мягко опустилась обратно на лавку. Несмотря на то, что в душе Грейнджер бушевала злость, выражение ее лица было расслабленным и довольным. Остаться в тени не получилось. Что ж, придется отыгрывать роль неизвестной, но крайне влиятельной фигуры и терпеливо ждать, пока представители здешнего бомонда сами захотят навести с ней мосты.
  Реакция присутствующих была неоднозначной. Обделенные мозгами источали зависть и злость, ученики поумнее смекнули, что директор заявил лишь об одном исключении из правил, и с недоумением уставились на восседавшего за слизеринским столом Поттера, который даже ухом не повел. Тем временем директор быстро закруглил речь, сообщив, что завтра с утра Кубок будет выставлен в холле и до вечера все желающие, которым исполнилось семнадцать, могут бросить в него пергамент со своим именем.
  На этом торжественная часть завершилась. Гости удалились к своим транспортным средствам, которые на время проведения Турнира станут для них временным домом. А утром немногие сообразительные ученики Хогвартса заранее заняли удобные места рядом с очерченным золотой линией Кубком, чтобы понаблюдать за желающими поучаствовать в отборе. И не прогадали.
  Сначала в холле появились суровые дурмстранговцы в красной форме. Они по очереди принялись опускать клочки пергамента в Кубок, который отмечал получение каждого нового имени вспышкой синего пламени, напоминая магглорожденным ученикам обычную газовую горелку. И все шло нормально, пока Шестой Уизли не заметил, что Поттер не спешит пересекать очерченную директором защитную линию.
  - Гарри, а ты чего ждешь? - фамильярно осведомился нахал. - Или ты не Избранный?
  Мальчик-Который-Выжил повернулся к рыжему и уточнил, подняв бровь:
  - Разве мы знакомы? Я что-то не помню, чтобы мы с вами были представлены друг другу.
  - Я - Рон. Рон Уизли! - не испытывая ни капли смущения заявил мальчик, махнул рукой за спину, где маячила парочка гриффиндорцев, и добавил: - А это мои друзья, Дин Томас и Невилл Лонгботтом. Так ты собираешься участвовать в Турнире?
  - Нет, - решительно заявил Поттер и собирался проследовать в обеденный зал, но был остановлен гневным окриком:
  - Трус!
  - Простите, что? - удивился юрист.
  - Я говорю, ты - самый настоящий трус! Ты - не Избранный, раз боишься принять участие в испытании для настоящих волшебников! И газеты врут - никакой ты не герой! Настоящий герой - Невилл! Он не побоялся пойти с нами к Пушку и Клювокрыла спасал, и... хех!
  Перечисление подвигов прервал жесткий тычок в бок, которым наградил рыжего один из его друзей. Заметив, что на нем скрестились взгляды присутствующих, Гарри понял, что должен чем-то ответить, иначе его репутация среди учеников Хогвартса может пошатнуться. Пусть обвинения, брошенные недалеким рыжим, глупы и не подтверждены аргументами, подверженной стадному инстинкту толпе хватит и этого. В этом недостаток популярности - стоит хотя бы раз показать слабину, и тебя тут же сбросят с пьедестала.
  - Мистер Уизли, если у вас плохо с памятью, могу напомнить, что мне всего четырнадцать, и в списке исключений моего имени не упоминалось. А раз так, я не могу участвовать в Турнире.
  - Все равно...
  - Помолчите! Я еще не закончил! - в голосе Мальчика-Который-Выжил послышался лязг металла, и рыжий заткнулся. - Так вот, даже если бы на меня не распространялось возрастное ограничение, я бы все равно не стал бы участвовать, поскольку не считаю необходимым рисковать своей жизнью и здоровьем ради тысячи галеонов.
  - А Крам не побоялся! - благоразумия Уизли хватило ненадолго.
  - Меня попросил об этом лично директор Каркаров, - вмешался в диалог болгарин. - А если вы, мистер Визгли, еще раз назовете трусом моего друга, который вступил в схватку с двумя десятками Пожирателей Смерти и одержал победу, я буду вынужден вызвать вас на дуэль!
  Неизвестно, чем бы закончилась эта перепалка. Но, к счастью для рыжего, появление Минервы МакГонагал лишило его возможности ляпнуть очередную глупость.
  - Рон Уизли, ваше поведение недопустимо! - сходу заявила заместитель директора. - Две недели отработок у профессора Снейпа!
  - Только не у Снейпа! - в ужасе воскликнул нахал. - Профессор, может, лучше три недели, но у Хагрида?
  - Хватит препираться! Живо в гостиную!
  - Но мы еще не позавтракали!
  Это переполнило чашу терпения Минервы. Лицо декана, стремительно наливающееся кровью, пробудило у Рона впавший в глубокую спячку инстинкт самосохранения. Прихватив друзей, мальчик поспешил скрыться в коридоре, подальше от разъяренного профессора, а вслед ему неслось гневное:
  - Четыре недели отработок! И пятьдесят баллов с Гриффиндора!
  Отдышавшись, заместитель директора повернулась к представителям Дурмстранга, которые с трудом сдерживали смех. Отыскав взглядом Гарри, МакГонагалл произнесла:
  - Мистер Поттер, от лица школы я приношу вам свои извинения за недостойный поступок мистера Уизли.
  - Я приму их, - кивнул Гарри. - Но при одном условии: впредь представители этого многочисленного и крайне невоспитанного семейства будут держаться от меня подальше и не станут предпринимать никаких попыток общения. А то вчера после ужина на меня напала в коридоре какая-то рыжая ученица и попыталась задушить, сегодня - голословные обвинения...
  - Я только пыталась познакомиться! - воскликнула обиженная Джинни Уизли, доселе стоявшая неподалеку и пожиравшая взглядом своего кумира.
  Поттер повернулся к Уизли Номер Семь и наставительно заметил:
  - Мисс, у вас в корне неверные представления о процедуре знакомства. Согласно общепринятым правилам этикета, при встрече со мной вы должны были произнести приветственную фразу, назваться, при желании подать руку... Но уж точно не прыгать на человека со спины, не вешаться ему на шею и не лезть с поцелуями и заверениями в вечной любви. Простите за грубость, но так даже работницы борделей не поступают.
  Лицо рыжеволосой третьекурсницы, получившей жестокую отповедь, искривилось. Всхлипнув, Джинни поспешила исчезнуть следом за братом, чувствуя, как по ее пылающим от стыда щекам бегут горькие слезы обиды. Ну а Гарри повернулся к профессору трансфигурации и невозмутимо уточнил:
  - Итак, вы согласны?
  - Хорошо, - отозвалась Минерва, поджав губы. - Я позабочусь, чтобы больше никто из Уизли не доставлял вам проблем.
  На этом инцидент был исчерпан, однако предусмотрительно запасшихся бутербродами зрителей ждало еще много интересного. К моменту появления представителей Шармбатона в холле собралась изрядная толпа, которая смогла понаблюдать за тем, как директор гасит золотое кольцо, чтобы дать возможность Гермионе Грейнджер заключить контракт с Кубком. Кое-кто из малолетних учеников Хогвартса решил воспользоваться этим обстоятельством, и пока девушка писала свое имя на выданном клочке пергамента, попытался добраться до артефакта. Однако Дамблдор был начеку, и парочка смельчаков зависла в воздухе, отчаянно дергаясь и пытаясь освободиться из невидимых силков.
  В итоге ученица Шармбатона бросила таки свою записку в наполняющее Кубок синее пламя, после чего запретная линия была восстановлена, и остальные представители французской школы, желающие поучаствовать в отборе, смогли повторить подвиг Гермионы. Ну а Грейнджер, плотно позавтракав, улучила момент, спряталась от чужих глаз в темной нише безлюдного коридора, достала из кармана клочок пергамента и с торжествующей ухмылкой сожгла его инсендио. Тем временем в холле раздался очередной взрыв смеха - это близнецы Уизли решили обмануть запретную линию с помощью старящего зелья, но добились лишь появления густой растительности на лицах. Зрители были в восторге.
  В этот субботний день в Хогвартсе не проводилось никаких занятий. Может быть, именно потому многим казалось, что время двигалось со скоростью беременной черепахи. Однако согласно незыблемым законам мироздания вечер все же наступил. Приближался тот долгожданный миг, когда Кубок Огня должен выбрать чемпионов. Деревянный артефакт снова поставили в Большом Зале. Дождавшись, когда все наедятся, Дамблдор потушил свечи, для большей торжественности организовав таинственный полумрак.
  Вот Кубок засиял ярче, сменил цвет пламени на багровый, поднатужился и со снопом искр выплюнул обгоревший пергамент. Поймав его на лету, директор поднес добычу поближе к глазам и прочитал:
  - Чемпион Дурмстранга... Гарри Поттер!
  Зал взорвался криками и аплодисментами. Однако названный чемпион не спешил радоваться своей победе. Вскочив с места, он вскинул палочку, и в зале раздался удар грома, который разом заглушил все прочие звуки. Дождавшись, пока под иллюзией звездного неба воцарится тишина, Мальчик-Который-Выжил холодно осведомился у директора:
  - Это шутка?
  - Нет, мой мальчик, я абсолютно серьезен! - заявил в ответ Альбус, демонстрируя пергамент с именем.
  - Я не кидал своего имени в Кубок!
  - Тогда как же оно могло там оказаться?
  - Не представляю, - отозвался Гарри. - Но думаю, что это - ваши проблемы. Я же отказываюсь от участия в Турнире!
  - Увы, это невозможно, - покачал головой Дамблдор. - Бросив свое имя в Кубок, вы заключили с ним магический контракт! Вы обязаны...
  - Рекомендую вам обратиться к колдомедику, - перебил директора юный маг. - У вас явные проблемы со слухом. Я только что заявил, что не бросал ничего в Кубок. Так что либо это какая-то ошибка, либо откровенное мошенничество. И если в первом случае меня еще устроят устные извинения, то во втором...
  Гарри был вынужден прерваться, поскольку в этот момент пламя Кубка снова сменило цвет. Последовал очередной выброс фонтана искр, и второй обгоревший клочок был ловко пойман старческой рукой.
  - Чемпион Шармбатона - Гермиона Грейнджер! - объявил Альбус.
  - Что?! - воскликнула вышеназванная колдунья, перекрикивая жиденькие овации. - Я тоже не бросала своего имени в Кубок! Это самая натуральная подстава!
  - Мисс Грейнджер, не нужно лгать! Мы собственными глазами видели, как вы это делали.
  - Я опустила в огонь пустой лист, и готова в этом поклясться! Также я могу дать согласие на допрос с применением веритасерума, - девушка смерила испытующим взглядом директора и уточнила: - Так что, будет разбирательство по факту незаконных махинаций со списками кандидатов, или мне уже можно звать журналистов?
  Недовольно скривившись, Дамблдор заявил:
  - Хорошо. Мы со всем разберемся, а пока прошу названных чемпионов проследовать в комнату...
  Древний артефакт не дал Светлому Магу закончить, выплюнув из своих недр третий листок. Его директор ловил с явной опаской, однако, вчитавшись в выведенные на пергаменте строки, слегка расслабился и громко объявил:
  - Чемпион Хогвартса...
  От гриффиндорского стола послышалось испуганное:
  - Мерлин Великий, только не я!
  Бросив недовольный взгляд на втянувшего голову в плечи Лонгботтома, посмевшего нарушить его театральную паузу, директор продолжил:
  - ...Седрик Диггори!
  Третьего чемпиона встретили бурными овациями. Присутствующих безмерно радовал уже сам факт, что представитель Хогвартса не стал, по примеру гостей, отказываться от своего титула, а с довольной улыбкой на лице проследовал в компании донельзя странной парочки в указанную комнату, провожаемый аплодисментами. Спровадив чемпионов с глаз долой, Дамблдор не сдержал облегченного вздоха. Дождавшись, пока расшумевшиеся ученики утихомирятся, он хотел толкнуть небольшую речь о дружбе и поддержке, однако сюрпризы еще не закончились. Пламя в Кубке снова покраснело, и в воцарившейся в Большом Зале гробовой тишине артефакт выбросил очередной обгоревший листок.
  - Невилл Лонгботтом, - прочитал директор.
  Со стороны гриффиндорского стола послышался шум. Это четвертый чемпион Турнира Трех Волшебников рухнул на пол, лишившись сознания.
  
  Глава 16
  
  Первое, что сделал Гарри Поттер, войдя в предназначенную для инструктажа чемпионов комнату, - кратко, но емко выразил свое отношение к ситуации. Заметив, что Грейнджер поморщилась, Мальчик-Который-Выжил поспешил принести извинения даме, оказавшейся полиглотом. Но та лишь отмахнулась. Гермионе самой хотелось загнуть что-нибудь витиеватое. Проходя мимо преподавательского стола, девушка встретилась взглядом с очень расстроенной Олимпией Максим и поняла, что на помощь полувеликанши можно не рассчитывать.
  - А при чем здесь пишущий кролик? - осторожно поинтересовался Седрик. (прим.авт.: опущенная фраза Гарри была созвучна с выражением "Your bunny wrote")
  - Не при чем. Это на русском, - не вдаваясь в детали, пояснил Гарри.
  - Как будем выкручиваться? - уточнила девушка у коллеги по несчастью. - Я что-то сомневаюсь, что директор станет проводить разбирательство.
  - Я тоже. Авроров вызывать бессмысленно - они не обнаружат состава преступления, жалобу в Визенгамот подавать бесполезно - не так давно я выяснил, что в Англии организаторы любых магических состязаний не несут никакой ответственности за происходящее. Хотя прессу необходимо уведомить при любом исходе.
  - Это - само собой! Но ты как планируешь избежать участия? Лично мне пока ничего в голову не приходит.
  - Посмотрим по обстоятельствам. Дамблдор сказал, что Кубок - это своего рода магический контракт, а я год назад написал без преувеличения шикарную курсовую работу на тему проблем действительности сделок в разных правовых системах. И поверь моему опыту, лазейки можно найти в любом контракте. Главное, чтобы нам предоставили его полный текст.
  Гарри был уверен в своих словах на все двести и рассматривал случившееся лишь как досадное недоразумение, предоставившее юристу прекрасный повод на практике отточить свое мастерство. А попутно хорошенько потоптаться по профессиональным качествам Дамблдора и компании, не сумевших организовать даже нормальный отбор кандидатов для участия в Турнире.
  Мальчик-Который-Выжил знал, что в вопросе определения понятия "магический контракт" теоретики права делились на два лагеря. Первые - ретрограды (как правило, являвшиеся представителями англо-саксонской системы права) утверждали, что контракт считается магическим, если вследствие его неисполнения у нарушителя наблюдается изменение магического потенциала. Это либо ограничение магии (магический откат) либо полная ее утрата. В качестве примера приводился Непреложный Обет, невыполнение условий которого влекло за собой смерть нарушителя, что автоматически означало и лишение магии. А все прочие контракты, в понимании ретроградов, были обычными.
  Согласно мнению приверженцев данной трактовки, основными признаками магического контракта являлось личное выполнение обязательств (контракт исполнялся только заключавшим его волшебником, нельзя было продать или передать свои права и обязанности другому), отсутствие срока истечения (контракт считался законченным только после выполнения всех условий) и невозможность расторжения (ничто - ни чары, ни отказ сторон, ни заключение нового договора - не могло нарушить действие текущего контракта). Заключался подобный контракт с использованием специальных чар либо ритуалов.
  Вторая точка зрения была представлена европейской научной школой, считавшейся новаторской. Ее представители понимали природу магического контракта более широко и относили к ним все сделки, при заключении которых использовалась магия. Континентальная система права называла контрактом договор между двумя и более волшебниками, по которому права и обязанности возникали у каждой стороны. К примеру, обязанность покупателя оплатить товар соответствовала взаимному праву покупателя получить оплату, а обязанность передать товар - праву требовать его передачи и т.п. Ну а Непреложный Обет правоведы-новаторы вообще не считали контрактом, так как по нему обязанности возникали только у одной стороны.
  В отличие от своих консервативных коллег, европейские толкователи законов рассматривали любые магические обеты лишь как способ обеспечения контракта. Таким, как залог или поручительство. И все же в одном представители обеих школ сходились - как и у любой сделки, у магических контрактов были свои условия действительности. Их-то и предстояло выяснить Гарри.
  - Вы что, всерьез намерены отказаться от своих чемпионских титулов? - спросил прислушивающийся к разговору Диггори.
  Парочка смерила англичанина такими взглядами, что у чемпиона Хогвартса возникли подозрения, что он чего-то не понимает. Но развить тему хаффлпаффцу не удалось. Дверь комнаты распахнулась, и на пороге появился пухленький и невероятно бледный подросток.
  - Что такое, Невилл? - поинтересовался Седрик. - Нас куда-то вызывают?
  - Н-нет, - замотал головой Лонгботтом. - Я тут... это...
  Бормотание храброго гриффиндорца было прервано Людо Бэгменом. Обхватив паренька за плечи, он воскликнул:
  - Невероятно! Это просто невероятно! Джентльмены... леди, - глава Департамента магических игр кивнул Гермионе. - Позвольте представить вам четвертого чемпиона Турнира!
  Обменявшись с Гарри понимающими взглядами, Грейнджер уточнила:
  - Судя по вашему энтузиазму, даже факт избрания лишнего участника не наталкивает вас на вполне логичное умозаключение, что результаты отбора были сфальсифицированы и что его следует провести заново.
  - И при этом использовать исправный артефакт, - добавил Поттер. - А то, похоже, что Кубок Огня за две сотни лет бездействия пришел в полную негодность. И лично я не удивлюсь, если прямо сейчас он выдаст имя какого-нибудь профессора из числа присутствующих в Большом Зале.
  - Либо имя абсолютно случайного волшебника, даже не подозревающего о Турнире, - ехидным тоном продолжила мысль шармбатонка.
  Под таким напором Людовик растерялся. Но тут в комнату вошли директора в компании Крауча, и в ней сразу сделалось шумно.
  - Импоссибль! - кричала возмущенная мадам Максим. - Хогвартс не может выставить на Турнир сразу двух чемпионов! Все школы должны иметь равное число участников. Я требую проведение дополнительного отбора!
  - Увы, это невозможно, - возразил полувеликанше Бэгмен. - Кубок Огня погас, и его разожгут не раньше следующего Турнира.
  - На вашем месте я бы даже не вспоминал об этом артефакте, - вставил свои пять кнатов Каркаров. - Его "беспристрастный отбор", как ранее неоднократно заявлялось, на деле оказался простым выбором случайного имени. Это ясно всем присутствующим. Так что настоятельно рекомендую вам объявить результаты недействительными. В противном случае я подам протест в Министерство магии Англии и уведомлю Международную Конфедерацию Магов о творящимся на Турнире беспределе.
  - Это ваше право, - заявил мрачный Крауч. - Однако, несмотря на любые протесты, выбранным чемпионам придется участвовать в состязании. Заключаемый с Кубком контракт не оставит им иного выхода.
  - А с этого места поподробнее! - решил напомнить о себе Поттер. - Что за контракт?
  - Договор, за выполнением которого следит сама магия, - пояснил чемпионам Бартемиус. - Такие контракты были весьма распространены в период зарождения Турнира Трех Волшебников, и Кубок Огня был создан для упрощения данной процедуры. Он отбирает из списка попавших в него имен трех претендентов, являющихся сильнейшими и умнейшими представителями своей школы, и присуждает им титулы чемпионов. Любой, я подчеркиваю - любой волшебник, чье имя выдал артефакт, обязан участвовать. Если только не желает лишиться магии и стать сквибом.
  - То есть участвует не тот, кто бросал, а тот, чьё имя вылетело? - резюмировал Герой. - Тогда почему этот момент организаторы решили скрыть от общественности? Почему у Кубка не был выставлен маг, в обязанности которого входила бы проверка соответствия имени на листке и личности бросающего? И вообще, я не понимаю, зачем нужен был этот цирк с церемонией? Все желающие просто могли написать записки и сдать их своим директорам, а те исключили бы не подходящих по возрасту или по какому-то иному признаку участников и сами переправили бы листки с именами в Кубок. Тогда возможность фальсификации результатов была бы намного меньше... Впрочем, как я уже говорил, это не мои проблемы! Ведь если речь идёт о магическом контракте, то общеизвестно, что заключать его может лицо, обладающее дееспособностью. Моя же дееспособность как несовершеннолетнего ограничена, и я могу самостоятельно заключать контракты только с письменного согласия своего опекуна. А раз мои опекуны не давали на то своего согласия, контракт нельзя считать действительным. Счастливо оставаться!
  Однако Крауч остановил намеревавшегося выйти мальчика:
  - Не спешите, мистер Поттер! Должен вас уведомить, что директора, согласно законам магической Британии, являющиеся опекунами всех потенциальных участников, заранее предоставили свое согласие на участие их учеников в Турнире. Данные документы хранятся в Отделе международного сотрудничества в Министерстве Магии, и если пожелаете, я готов предоставить их вам для ознакомления.
  Юный юрист с удивлением поглядел на Каркарова. В ответ тот развел руками:
  - Прости, Гарри. Я посчитал это простой формальностью и не поставил тебя в известность. Ведь я даже предположить не мог, что организаторы допустят такую халатность в отношении выбора чемпионов. Знал бы - кинул бы собственное имя!
  Поттеру очень хотелось ввернуть поговорку о граблях, на которые второй раз наступил директор. Ведь он присутствовал на финале Чемпионата мира, собственными глазами видел, что вытворял Бэгмен, и после этого еще удивляется несправедливости отбора? Однако обвинять Каркарова в недальновидности на глазах у его коллег было бы в высшей степени невежливо, и Гарри промолчал. Зато воспрянувший духом Людо радостно произнес:
  - Ну, раз все благополучно прояснилось...
  - Прояснилось? - возмущенно перебила Бэгмена Максим. - Мы еще не решили, что делать со вторым чемпионом от Хогвартса!
  - А кто сказал, что Невилл Лонгботтом является чемпионом Хогвартса? - раздался хриплый каркающий голос.
  Присутствующие повернулись к говорившему, пожилому инвалиду с деревянной ногой и искусственным глазом, вращающимся в разные стороны и производившим крайне отталкивающее впечатление. Подойдя к компании директоров, постукивая протезом, Аластор Грюм продолжил свою мысль:
  - Я внимательно изучил листок пергамента с его именем и не заметил там названия школы. Похоже, он был оторван таинственным злоумышленником от какого-то эссе мальчика с домашним заданием.
  - Но зачем кому-то так поступать? - удивился Бэгмен.
  - У меня есть лишь одно объяснение - кто-то желает Невиллу смерти!
  Лонгботтом снова попытался хлопнуться в обморок, но сильная рука отставного мракоборца и невербальный энервейт позволили впечатлительному чемпиону остаться на ногах.
  - Заговор? - удивилась полувеликанша. - Но где же доказательства? Может, мальчик сам обманул Кубок Огня?
  - Мадам, раскройте ваши прекрасные глаза! Если Кубок выбрасывает имя явно не готового к состязаниям четверокурсника, то это означает, что кому-то пришлось наложить на артефакт мощный конфудус, чтобы убедить его в существовании четвертой школы с одним единственным кандидатом. Школьнику проделать подобное точно не под силу!
  - Выходит, Лонгботтому тоже придется участвовать, - объявил Дамблдор, скорчив постную мину.
  - Я не хочу! - отчаянно воскликнул Невилл.
  - Но, мальчик мой, ты же не готов лишиться своей магии?
  Пока строптивого чемпиона уговаривали смириться со своей судьбой, Поттер вытребовал у Крауча письменное изложение правил Турнира. Оно представляло собой тоненькую брошюрку, которую юрист принялся внимательно изучать. Сообразительная Гермиона присоединилась к процессу, заглядывая через плечо Героя. Девушка уже поняла, что от участия ей не отвертеться, и собиралась извлечь максимум пользы из сложившейся ситуации.
  Пойдя на поводу у эмоций, Грейнджер продемонстрировала Олимпии Максим, что намеревалась проигнорировать ее пожелания, и теперь на доброжелательных отношениях с директором можно ставить крест. Но это даже к лучшему! Теперь полувеликанше придется сильно постараться, чтобы пробудить у чемпионки Шармбатона желание победить. Ведь обязательно лишь участие, а не результат, и Гермиона уже прикидывала, что бы такого потребовать от наглой шантажистки. Отдельную комнату под лабораторию, хвалебное рекомендательное письмо, свободное посещение обязательных занятий... или все сразу?
  Брошюрка быстро кончилась, получивший от директора критическую дозу внушения Невилл был со всем согласен, и чемпионов начали посвящать в детали предстоящего первого тура. Ну, так было задумано. На деле же, так и не сказав ничего полезного, организаторы велели участникам готовиться ко всему и выпроводили восвояси. Оказавшись в пустом Большом зале, ночную тьму которого разгоняла лишь пара догорающих свечей, Гермиона не удержалась от издевки в сторону задумчивого Поттера:
  - Значит, в любом контракте есть лазейки? Так что же ты в этом не нашел? Или плохо искал?
  - Вот только не нужно ерничать! - парировал Гарри. - Я могу назвать пяток вариантов, которые гарантированно избавят нас от участия в Турнире: лишение магических способностей, ритуал отречения от рода и смены имени, необратимое изменение духовной составляющей, потеря разума или смерть. Что-нибудь из этого кажется тебе приемлемой альтернативой?
  - Ладно, извини, - пошла на попятную девушка. - Просто я вся на нервах.
  - Ничего страшного, я и сам сейчас готов опуститься до членовредительства. Кстати, вот, возьми "Правила"! Думаю, они тебе еще пригодятся.
  - Спасибо, не нужно. Я их запомнила.
  - Все? - удивился Поттер.
  - А что тут такого? Каких-то двадцать четыре странички!
  - Ты права... Хорошо, когда запретов и ограничений так мало!
  Парочка обменялась понимающими ухмылками, больше похожими на хищные оскалы, не обращая никакого внимания на Седрика Диггори, волочившего за собой находившегося в прострации Невилла.
  
  * * *
  
  Флёр Делакур, полувейла, одна из лучших учениц Шармбатона, талантливый экономист, гордость и надежда родителей после сытного обеда прогуливалась по пустому коридору Хогвартса. За эти несколько дней красавицу успели утомить сальные взгляды юношей и совсем petits garçons, преследовавшие ее повсюду. Британские представители сильного пола оказались беззащитны перед ее природным обаянием, что создавало определенные трудности в общении с местными - после пары минут разговора глаза собеседника теряли осмысленность, а на лице крупными буквами проступало вожделение.
  Флёр тяжело вздохнула. Какой ужас! Видимо, воспитание в Хогвартсе отсутствует как таковое. Мальчишек совсем не учат самоконтролю. И этикету. Вспомнив о рыжем нахале, который едва не захлебнулся слюной, бесцеремонно разглядывая гостью, Делакур поморщилась. И тут же почувствовала сильный удар по затылку, отправивший ее в беспамятство. Очнулась полувейла в каком-то пыльном классе, обнаружив себя привязанной к массивному деревянному кресту, стоявшему посреди комнаты. Рот был заткнут кляпом, а из одежды на девушке остались только кружевные трусики. Подергавшись, Флер осознала, что веревки очень крепкие и без посторонней помощи ей не выбраться.
  - Вы только поглядите, кто очнулся! - радостно возвестил очень знакомый голос.
  Секунду спустя перед ошарашенной Делакур возникла Гермиона Грейнджер. "Немедленно развяжи меня! Что еще за глупые шутки?" - хотела воскликнуть полувейла, но из-за кляпа вышло лишь невнятное бормотание. Тем временем похитительница ласково провела пальцами по щеке девушки и, не меняя умиротворенного выражения лица, резко ударила ту кулаком в солнечное сплетение.
  Боль была адской. Флер показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она смогла сделать вдох. Ощущая, как по щекам бегут слезы, девушка со страхом взирала на свою мучительницу, которая снова нежно провела пальцами по лицу пленницы. На губах Грейнджер блуждала улыбка, но Делакур она казалась оскалом чудовища, наслаждавшегося видом своей беспомощной жертвы.
  - Когда-то давно я прочитала одну занимательную историю-детектив, - не обращая внимания на ужас полувейлы, заявила Гермиона. - Ее главный герой, сыщик, отчаявшись вывести хладнокровного убийцу на чистую воду, решил использовать нетрадиционный метод, основанный на знании психологии. Он собрал всех подозреваемых в одной комнате, усыпил их бдительность разговором, а потом заявил, что один из них - убийца! Присутствующие тут же стали переглядываться, смотреть друг на друга, словно надеялись увидеть на лицах окружающих подсказку, которая позволит им выявить преступника... Все, кроме одного. Убийца глядел прямо перед собой. Преступнику не было нужды участвовать в поисках, поскольку он-то знал правду.
  Немного оправившаяся от страха девушка что-то промычала, но была вознаграждена хлесткой пощечиной, отбившей у нее всякое желание перебивать похитительницу.
  - Так вот, - как ни в чем не бывало продолжила Грейнджер. - Вспомнив эту поучительную историю, я собрала свои воспоминания о церемонии оглашения чемпионов и внимательно изучила их в думосбросе. Мне понадобилось всего три минуты, чтобы обнаружить занятный факт - в тот момент, когда из Кубка появился листок с именем чемпиона Шармбатона, внимание всех присутствующих было обращено на Дамблдора. И только ты смотрела на меня. Словно знала, чье имя должен был огласить директор. А все то время, когда я насиловала связки, тщетно взывая к разуму организаторов, на твоем прекрасном личике нет-нет, да и проскальзывала торжествующая ухмылка. И вот теперь я желаю знать, каким же образом листок с моим именем умудрился попасть в артефакт.
  Гермиона щелкнула пальцами, и у распятой пленницы исчез кляп. Флёр не преминула этим воспользоваться, завопив во всю мощь своих легких:
  - Помогите! Спасите! Кто-нибудь, на помощь!
  Спокойно дождавшись, когда у девушки закончится воздух, Гермиона повторила жестокий удар, а затем с пару минут безучастно наблюдала за корчившейся на кресте полувейлой. Когда же той удалось оправиться от болевого шока, Грейнджер схватила Делакур за волосы, приблизила ее заплаканное лицо к своему и насмешливо поинтересовалась:
  - Неужели ты думала, что я забыла про заглушающие чары? Нет, моя милая Флер, я не настолько глупа и приняла все необходимые меры предосторожности. Даже если я начну резать твое тело на мелкие кусочки, никто ничего не услышит. А если ты будешь и дальше упрямиться, я начну. Можешь в этом не сомневаться!
  Мучительница жестом фокусника достала из рукава мантии огромный мясницкий нож, повертела им перед глазами полувейлы, а затем сделала резкий взмах, разрезая кожу на правом плече девушки.
  - Ты сумасшедшая! - взвизгнула Флер. - Тебя упекут в Азкабан!
  - Ошибаешься, моя дорогая! - мягко возразила Гермиона. - Я могу убить тебя, и никто даже не почешется. Ты же умная девочка, знаешь, как британские авроры относятся к вейлам. Как ни прискорбно, но за ликвидацию полуразумного существа в этой стране полагается всего лишь штраф, который меня не разорит. Однако даже такое мелкое пятнышко в биографии мне не нужно, и если ты продолжишь отпираться - никакого расследования убийства не будет. Просто одна из лучших учениц Шармбатона внезапно исчезнет. Испарится, как роса на солнце. Конечно, последует международный скандал, репутация Британии снова пострадает, но ни один даже самый дотошный следователь не сможет связать исчезновение некой Флёр Делакур с чемпионкой Гермионой Грейнджер, которая все это время была на виду у своих сокурсников. Ведь оборотное зелье - такая удобная штука, а моих навыков легилименции хватит, чтобы обмануть даже веритасерум.
  Многообещающе улыбнувшись жертве, Гермиона взмахнула ножом, нанося вторую царапину на коже Делакур.
  - Не надо! Я все скажу! - завопила та, дергаясь в путах. - Это я подстроила, чтобы тебя выбрали чемпионкой! Это я бросила пергамент с твоим именем в Кубок! Только не убива-ай!
  Нервы Флер не выдержали, и девушка разрыдалась. Нож словно по волшебству исчез из руки Грейнджер. Мягко погладив пленницу по волосам, она успокаивающим тоном произнесла:
  - Ну же, милочка, возьми себя в руки! Не нужно реветь, как сопливая девчонка. Лучше расскажи, что заставило тебя обеспечить мне столько неприятностей? Или ты проделала это просто из любви к искусству?
  - Я хотела... отомстить, - давясь рыданиями, пояснила Делакур. - За Рудольфа, которого ты... отбила у меня.
  - Руди? Этого прыщавого дегенерата? - удивилась Гермиона. - Да он был нужен мне лишь из-за папаши, который смог свести меня с воротилами подпольного рынка магического Парижа. Мы же встречались всего месяц, разбежавшись сразу после переговоров с... Впрочем, это не твоего ума дело! Да если бы я знала, что сохнешь по Рудольфу, нашла бы обходные пути. Меня саму воротило от его слюнявых поцелуев и выпученных глаз годовалого теленка.
  - Я не сохла, - всхлипывая, возразила Флёр. - Я просто...
  - Понимаю. Спортивный интерес. В списке трофеев, павших под ударами неземной красоты и обаяния Флёр Делакур, недоставало прыщавого блондина-культуриста. Прискорбно... Да-да, прискорбно, что из-за сущей ерунды ты решила доставить мне проблемы. Надеюсь, ты понимаешь, что за покушение на мою драгоценную жизнь одними извинениями ты не отделаешься?
  - Какое покушение?
  Смерив удивленным взглядом выпучившую глаза полувейлу, Грейнджер разочарованно протянула:
  - Включи мозги, моя дорогая! Турнир Трех Волшебников всегда славился повышенной сложностью испытаний, и гибель чемпионов на нем не была редкостью. К примеру, в предпоследнем Турнире копыта отбросили все трое, а благодаря своей недальновидности ты заставила меня вступить на скользкую дорожку этих глупцов. Рисковать своей жизнью и здоровьем на потеху публике за какую-то жалкую тысячу галеонов - шикарная перспектива! Спасибо тебе, Флёр!
  Полувейла потупила глазки и выдавила:
  - Извини.
  - Ну уж нет! Как я уже говорила, извинения не помогут. Предлагаю тебе на выбор три варианта развития событий. Первый: я отпускаю тебя, стирая память о происшедшем, а на ужине в присутствии учеников и профессоров обвиняю в покушении на свою жизнь и вызываю на Дуэль Чести. Она, если ты вдруг запамятовала, проводится до смерти одного из дуэлянтов, и это очень хороший вариант. Ведь у тебя появляется ма-аленький шанс на спасение. Почему маленький? Ну, ты же сама видела, как я вытирала пол семикурсниками, и поверь - с того времени мои боевые навыки только улучшились. Второй вариант намного лучше: ты приносишь магическую клятву и становишься моей преданной слугой. Лично я рекомендую остановиться на нем. Как ты наверняка заметила, я умна, амбициозна и со временем добьюсь высокого положения в обществе. И мне не помешают преданные люди, которые помогут пройти этот путь, а впоследствии на равных разделят со мной тяжкое бремя власти. Думай, Флер!
  - А третий вариант? - поинтересовалась девушка.
  - Его ты уже знаешь, - оскалилась Гермиона. - Исчезновение ученицы, переполох в Хогвартсе, официальные ноты французского Министерства магии... и далее по списку.
  Полувейлу передернуло от ужаса. Да, рано она расслабилась. Однако иного выхода не остается. Грейнджер просто так ее не отпустит. Эта маньячка не позволит, чтобы кто-нибудь узнал о ее истинной сущности. Поразительно, какое чудовище скрывалось все это время под маской прилежной ученицы!
  - Я согласна на клятву, - после долгих раздумий обреченно выдохнула Флер.
  Далее девушка послушно прочитала слова с подсунутого под нос листочка и обзавелась стильной татуировкой - черной розочкой с острыми шипами на левом предплечье. После этого довольная Гермиона щелкнула пальцами, и путы вместе с крестом исчезли. Подхватив собиравшуюся упасть Делакур, она провела пальцами по свежим царапинам, и те исчезли без следа, а затем лукаво улыбнулась и легонько щелкнула француженку по носу:
  - Не нужно кукситься, подруга! Я вовсе не чудовище... Нет, ты меня поражаешь! Я же прямым текстом сообщила, что в паре шагов от звания мастера-легилемента! Да, надо будет срочно заняться твоей памятью и наблюдательностью. Средства у меня имеются, свободного времени благодаря этому чертовому Турниру - масса. Поэтому с завтрашнего дня начинаем тренировки!
  Растерянная девушка лишь недоуменно похлопала глазами, а Гермиона усмехнулась, отвечая на невысказанный вопрос:
  - Нет, моя дорогая, клятва самая настоящая. Ты теперь будешь служить мне до самой смерти, а если надумаешь предать - сильно об этом пожалеешь. Просто в понятие "служение" я не вкладываю бездумное исполнение хозяйственных работ или нечто похожее. Мне нужны не безвольные рабы, а верные соратники, готовые в любой момент прикрыть мою спину и подставить плечо для опоры. Мне нужны те, кто разделит мои идеи и стремления, кто вместе со мной будет добиваться поставленных задач. Мне нужны те, кому я смогу доверить свою жизнь... Однако магов-неумех и пустоголовых дурочек среди них быть не должно, поэтому готовься, подруга! За этот год я намерена подтянуть твой уровень знаний и умений. Конечно, моего ранга ты за это время вряд ли достигнешь, но приличной ведьмой стать сможешь. А сейчас - одевайся!
  Повинуясь жесту волшебницы, перед остолбеневшей Флёр появилась стопка аккуратно сложенной чистой и тщательно выглаженной одежды - домовики Хогвартса свое дело знали! Двигаясь, словно сомнамбула, Делакур принялась облачаться, пытаясь осознать случившееся.
  Она стала слугой. Почти что рабыней. И назад дороги нет. Но ее госпожа... или лучше подруга? Да, подруга - так менее унизительно. Она не собирается издеваться над Флёр, не планирует заставлять исполнять оскорбляющие ее достоинство поручения и даже пообещала взяться за обучение девушки. Выходит, Гермиона говорила правду? Ей просто нужны надежные друзья, а клятва - лишь способ обеспечить обоюдное доверие.
  Надо признать, сейчас, когда Грейнджер сбросила свою маску, полувейла была готова поверить в то, что у нее получится задуманное. Могучая ведьма, искусно владеющая беспалочковой магией, жестокая, бескомпромиссная и абсолютно уверенная в себе и своих знаниях. Такая Гермиона добьется всего, чего захочет, и когда-нибудь обязательно встанет на вершине власти. А Флер будет рядом с ней!
  Пока девушка приводила себя в порядок, стоявшая рядом шармбатонка пристально следила за ходом размышлений новоиспеченной слуги и мысленно потирала руки. У нее все получилось! А всего лишь чары отвлечения внимания, преимущества Выручай-Комнаты, глубокие познания человеческой психологии - и непримиримая соперница волшебным образом превратилась в преданную подругу. Томми, который в данный момент наверняка пытается не заснуть на скучнейшей лекции Бинса, будет доволен!
  
  * * *
  
  Снятся ли сны волшебным замкам? На этот вопрос пока никто не смог дать однозначного ответа. Причина проста - маги не задумывались над этим. И даже известного философа и эксцентричного чудака Ксенофилуса Лагвуда больше интересовал поиск различных волшебных существ, нежели выяснение возможности существования сновидений у Хогвартса.
  Темной осенней ночью тайком пробравшегося в заброшенный туалет домовика данный вопрос тоже не волновал. У него имелись дела поважнее. Встав перед умывальником со змейкой, Томми тихо прошипел, дождался, пока стена разъедется, открывая темный проход, и без колебаний прыгнул во тьму. Увлекательное путешествие по старым водостокам закончилось в огромном тоннеле. Достав из кармана волшебную палочку, домовик зажег на ее кончике неяркий огонек и уверенно двинулся в известном ему направлении.
  Идти пришлось долго. Томми даже успел пожалеть, что не прихватил с собой метлу - аппарация в подземельях Слизерина была невозможна, а шагать по мокрым, покрытым слоем грязи полам не доставляло эльфу никакого удовольствия. Наконец, домовик достиг цели своего путешествия - огромного зала с колоннами. Подойдя к статуе древнего волшебника, Томми щелчком пальцев очистил свою одежду и обувь, а затем торжественно произнес:
  - Говори со мной, величайший из Хогвартской четверки!
  Рот у статуи открылся, и оттуда ощутимо потянуло сквозняком. На всякий случай домовик отошел в сторону. Мало ли - может, разбуженный василиск окажется не в духе.
  Честно говоря, у Томми не было особого желания тревожить царственного змея. Они находились не в настолько дружеских отношениях с гигантским пресмыкающимся, чтобы наверняка утверждать, что оно обрадуется возвращению Наследника. Но выхода не было. Дальнейшие исследования домовика требовали яда василиска. И хотя его запросто можно было купить в Лютном, Томми банально давила жаба. Зачем переплачивать втридорога за просроченный товар, если всего за полсотни кило свежей говядины можно нацедить склянку первосортного продукта?
  Следует заметить, что за эти годы домовик стал довольно опытным зельеваром. Он мог бы легко получить звание мастера, если бы не одна проблема - домовикам его не давали. Так что приходилось довольствоваться малым. Хотя Грейнджер была рада успехам друга. Более того, именно благодаря идее девочки объединить маггловскую химию с достижениями магического искусства зельеварения парочка получала результаты, порой удивляющие их самих.
  Эликсир красоты, оборотное с увеличенным сроком действия, стимуляторы без побочных эффектов, целебные зелья... Открытия подстерегали на каждом шагу. Уже сейчас Гермиона могла оформить хоть сотню патентов. Останавливало осознание того факта, что пока ее вес в обществе неотличим от ноля, всеми достижениями гениальных экспериментаторов будут пользоваться другие. Так что предприимчивая парочка сбывала всю готовую продукцию на черном рынке, либо распространяла среди школьников, даже не думая выходить на промышленные масштабы производства.
  Причем, что любопытно, Философский камень в исследованиях не играл особой роли. Вытяжка из него использовалась очень редко - Гермиона с Томми предпочитали обходиться иными, более доступными в магическом мире ингредиентами. Но теперь в ряде экспериментальных программ наблюдался застой по причине отсутствия яда василиска. И хотя его напарница была готова в любой момент сменить тему исследований, домовика захватила возможность обзавестись кожей, устойчивой к магическому воздействию, ночным зрением, а также иммунитетом к большинству известных ядов и зелий, воздействующих на разум. Ну а если этот эффект благодаря философскому камню удастся усилить и закрепить...
  - Ау! - крикнул уставший от ожидания Томми в рот статуи. - Есть кто-нибудь дома?
  - А кто спрашивает? - раздался в зале наполненный ехидством голос.
  Домовик развернулся на месте. В его левой руке неизвестно откуда появился клинок, судя по свечению лезвия, заряженный магией по самую маковку. Глаза Томми бегали по сторонам, надеясь обнаружить невидимого противника, ноздри раздувались.
  - Наследник Слизерина! - нахально заявил он неизвестному.
  - Вот как? - удивленно переспросил тот же голос.
  Через пару секунд из-за колонны вышел высокий статный волшебник, в котором Томми с изумлением узнал Квиррелла. Профессора Хогвартса, волею директора Дамблдора в этот год вернувшегося на свою старую должность преподавателя маггловедения. Оглядев внимательным взглядом приготовившегося к бою домовика, маг ухмыльнулся:
  - В таком случае, позволь представиться - Квиринус Квиррелл, Наследник Слизерина.
  Томми потребовалось немного времени, чтобы понять подоплеку шутки. Опустив меч, он полуутвердительно произнес:
  - Лорд Волдеморт.
  - Уже нет, - покачал головой профессор, подходя ближе. - А кто ты? Диадема или медальон?
  - Значит, крестражей было больше одного? Неудивительно, что ты стал таким психом к моменту своего падения!
  Квиринус недовольно скривился:
  - Тоже мне, открыл Америку. Я давно понял, что эта затея с бессмертием была глупой, но вернуть все назад не имел возможности.
  Домовик прищурился:
  - Понял, но продолжал дальше дробить свою душу?
  - Выбора не оставалось. Безумие все сильнее овладевало мной, а крестражи стали спасением. Особенно диадема. С помощью этого артефакта мне удалось вернуть большую часть разума. Ведь благодаря связи между частями души я мог пользоваться полезными свойствами их носителей. Дневник подарил мне абсолютную память, медальон Слизерина дал защиту от ядов... Хотя в итоге это меня не спасло. Старый интриган Дамблдор все предусмотрел!
  - Это он во всем виноват?! - не удержался от возгласа Томми.
  - Значит, все-таки дневник, - профессор покровительственно улыбнулся. - Тогда наивный Том Реддл еще не понял связи между возвращением его в лондонский приют под бомбы нацистов и обнаружением в школьной библиотеке старинного и очень ценного фолианта с описанием ритуала создания "якорей"... Пойдем, братишка! Нам предстоит многое обсудить.
  - А где василиск?
  - Так ты сюда за ядом пришел? А я все гадал, зачем кому-то тревожить мою сигналку... Змея я в лес отправил, охотиться. Кстати, если ты не знаешь, благодаря Хагриду рядом с Хогвартсом завелись акромантулы. Их уже целая колония! Хорошо, василиск в последние годы в меру своего аппетита сокращает поголовье многоногих тварей, иначе они давно всех кентавров и единорогов повывели бы.
  - Про пауков я в курсе, а почему "братишка"?
  - А как еще прикажешь тебя называть?
  - Для друзей я Томми. Но если назовешь Темным Лордом, не обижусь, - ухмыльнулся домовик. - И много нас таких на белом свете?
  - Диадему Когтевран забрал ты? - уточнил волшебник.
  - Нет, моя ученица, - предваряя вопрос, Томми уточнил: - Не волнуйся, это произошло уже после слияния, так что "сестренкой" мы не обзавелись.
  - Тогда у нас с тобой есть еще один "родственник", а прочим кусочкам души Лорда Судеб не повезло.
  - И кто же он?
  Квиррелл оскалился:
  - Не поверишь... Гарри Поттер.
  - Но как?! - воскликнул потрясенный домовик.
  - Говорю же, нам многое нужно обсудить. Идем, у меня тут неподалеку метла припрятана.
  И необычная парочка скрылась во мраке подземелий. А ночной Хогвартс продолжил мирно спать, наслаждаясь своими странными грезами, даже отдаленно не напоминающими человеческие.
  
  Глава 17
  
  Рита Скитер, привлекательная волшебница бальзаковского возраста, незарегистрированный анимаг, специальный корреспондент "Ежедневного пророка", по праву носившая титул самой скандальной журналистки последнего десятилетия, сидела за письменным столом и разбирала сделанные второпях записи. Главный редактор газеты ждал от нее статью о первом туре Турнира Трех Волшебников, и Рите нужно было срочно отыскать решение непростой задачи. Нет, не придумать интересную заметку или снабдить ее броским заголовком, а определиться - что делать с полученным материалом. Исхитриться и впихнуть его в одну огромную статью или разбить на несколько порций и выдавать читателям всю следующую неделю?
  Вопрос был непростой. Материала оказалось очень много. К тому же он весь был таким сочным и горячим, что журналистка колебалась. События Турнира, эксклюзивные интервью с чемпионами, промахи организаторов... Да, Гарри Поттер в этот раз постарался! Следует заметить, Герой-Защитник последние месяцы с завидной регулярностью подкидывал Скитер сенсационный материал. Начиная со своего приключения на Чемпионате мира и заканчивая жульничеством во время отбора чемпионов. И хотя Мальчик-Который-Выжил, знакомый со стилем скандальной журналистки, постоянно ограничивал ее буйную фантазию жестким условием - не искажать факты, Скитер это вполне устраивало.
  Надо думать! За те сведения, которые поставлял Поттер, Рита была готова родить ему ребенка... Хотя нет, Гарри для этих дел еще маловат. И даже с ее репутацией это будет чересчур. Вот крестный Победителя Темного Лорда, Сириус Блэк, жгучий брюнет, молодой и сильный, от которого так и веяло зверем - совсем другой разговор!
  Скитер мечтательно вздохнула. Как же все-таки хорошо, что три года назад она сделала ставку на эту "темную лошадку". Ведь были мысли опозорить бывшего заключенного на всю страну, вытащить наружу неприглядные факты его биографии, пройтись по ближним и дальним родственникам, у которых скелетов в шкафу могло набраться на целое кладбище. Но журналистка рискнула выступить против Министерства и не прогадала. Статьи Риты о деле Блэка резко увеличили популярность "Пророка", а ее гонорары выросли почти на порядок.
  Журналистка даже подумывала воспользоваться ситуацией и завести роман со знаменитостью, благо их частые встречи позволяли, да и сам Сириус был не против, судя по взглядам, которые он изредка бросал на не растерявшую привлекательности волшебницу. Однако, взвесив все "за" и "против", Рита решила не смешивать работу и личную жизнь. Хотя теперь ситуация изменилась. За "Графом Азкабана" уже не бегают толпы незамужних девиц и матрон преклонного возраста, а все внимание обывателей сосредоточено на его крестнике. Можно попробовать под предлогом очередного интервью пригласить красавца в ресторан, а там...
  Скитер задумчиво прикусила кончик любимого прыткопишущего пера. Магический артефакт не пожелал сносить подобного издевательства и задергался в пальцах хозяйки. Это привело журналистку в чувство и заставило сосредоточиться на работе. Глядя на листки с записями, Рита вспоминала события первого тура Турнира Трех Волшебников, который порадовал присутствующих зрителей незабываемым шоу. Ведь по условиям испытания чемпионы должны были встретиться один на один с драконом!
  Журналистка прибыла в Хогвартс еще утром и успела пообщаться наедине со всеми участниками. Беседа с Гарри ничего нового не принесла. Мальчик-Который-Выжил выглядел спокойным, скромно заявил, что к предстоящему испытанию готов, и хотя его участие в Турнире не было запланировано, халтурить не собирается.
  - Директор Каркаров пообещал мне автоматом зачесть практику четвертого курса, поэтому на Турнире я собираюсь продемонстрировать зрителям свои умения оперирования сложными заклинаниями и навыки создания артефактов, - сообщил Поттер Рите.
  Разговор с Грейнджер вышел более любопытным. Эта девушка, которой недавно исполнилось пятнадцать, произвела на журналистку неизгладимое впечатление еще в первую встречу, состоявшуюся сразу после церемонии отбора. Решительная, смелая, развитая не по годам, она вызвала у женщины искреннюю симпатию. А туманные намеки, которые изредка отпускала Гермиона, заставили Скитер сделать стойку и начать копать в очень неожиданных местах.
  Позже журналистка была готова расцеловать шармбатонку - ее подсказки оказались исключительно полезными. Вскрылось так много сведений о грязных махинациях Дамблдора с именем Избранного и безуспешных попытках заменить отправившегося в Дурмстранг Героя дублером, что имя директора до сих пор не сходило с уст жителей Британии. На фоне разразившегося скандала со злоупотреблениями служебного положения в Хогвартсе даже заметка о побеге из Азкабана Пожирателя Смерти Питера Петтигрю не вызвала у жителей Англии предполагаемой реакции.
  После той встречи Рита пообщалась с Грейнджер в день проверки палочек и поняла, что девушка не против сотрудничать с беспринципной журналисткой и даже готова спонсировать отдельные статьи, порочащие репутацию неугодных ей личностей. Договор двух стервочек был скреплен, и на следующий день в "Пророке" появилась заметка, в которой рассказывалось о нелегкой жизни англичанки, вынужденной эмигрировать во Францию, а также перечислялись причины поспешного бегства, включая памятную встречу первокурсницы с троллем, о которой широкой публике было неизвестно.
  Статьей, после которой кресло под Дамблдором начало ощутимо раскачиваться, Гермиона была довольна. Похвалила Скитер и вскользь поинтересовалась у журналистки, как та относится к татуировкам. Тогда Рита ничего определенного сказать не смогла. Просто не поняла причину вопроса и в итоге свела все к шутке. Но позже, случайно наткнувшись на колдографию Петтигрю, щеголявшего темной меткой на плече, осознала прозрачный намек.
  Разумеется, журналистка не кинулась в аврорат и не стала слать письмо Грейнджер с заявлением, что всегда мечтала сделать себе стильную татушку. Она лишь отметила, что с юной особой, которая в будущем может получить звание Темной Леди, лучше дружить, нежели враждовать, и с предельным вниманием отнеслась к очередному намеку Гермионы о некой Бэгшот, знавшей много неприглядных тайн Альбуса Дамблдора... Но вернемся к Турниру теперь уже Четырех Волшебников!
  Третий чемпион, Седрик Диггори был пустышкой. Скромный ученик Хаффлпаффа, решивший участвовать в межшкольном Турнире, чтобы порадовать своего отца, он не побаловал журналистку интересными сведениями о своей жизни, а беглый опрос его сокурсников не выявил скандальных сенсаций. К несчастью, барсук действительно оказался примерным учеником, старостой факультета, в порочащих связях не замеченным и не представляющим никакого интереса для читателей.
  Зато последний участник Турнира Невилл Лонгботтом был просто непаханым полем. Жертва коварных интриг Альбуса, неуверенный в себе четверокурсник казался явным кандидатом в смертники. Рита без труда выяснила, что среди учеников Хогвартса проводился организованный рыжими близнецами тотализатор, участники которого пытались угадать победителя Турнира. Коэффициент ставок на Невилла там достигал астрономических величин, однако желающих рискнуть деньгами были единицы. Да и те ставили на победу гриффиндорца не больше галеона. Зато многие проверяли свой пророческий дар, делая ставки на то, на какой минуте мальчик расстанется с жизнью. Либо на вариант смерти неудачника - в пламени дракона, от зубов и когтей ящера или по причине собственной неуклюжести...
  Какие добрые детки! Рита не могла на них нарадоваться. Надо же, она долгие годы мучилась, высасывая сенсации из пальца, когда под боком имелся неиссякаемый источник материала для скандальных статей. Только руку протяни! В планах у Скитер уже забронировано место для целой серии публикаций, посвященных Хогвартсу. Журналистка была уверена - читателям очень интересно будет узнать о творящемся в школе беспределе и чудовищном падении уровня образования. Ей уже виделись шокирующие заголовки - "Профессор зельеварения учит ненавидеть его предмет", "Историю преподает призрак, погружающий учеников в сон и высасывающий из них магию", "Учитель прорицания страдает алкоголизмом и на своих уроках окуривает детей дымом наркотических трав"...
  Жаль, их время еще не пришло. Сейчас все жители Британии хотели узнать подробности Турнира, и Скитер могла их предоставить, что называется, из первых уст. Волшебнице было выделено место с прекрасным обзором на трибунах, выстроенных вокруг загона, куда драконологи должны были доставить самок огнедышащих рептилий с кладкой настоящих яиц. По замыслу организаторов, чемпионам нужно было каким-то способом миновать дракона и завладеть находящимся в кладке золотым яйцом - непростая задачка даже для взрослого волшебника.
  Наконец, зрители расселись на своих местах, встреченные овациями судьи устроились за выделенным им столом, и организаторы Турнира объявили результаты проведенной жеребьевки. Первым должен был выступать Диггори, которому достался шведский тупорылый. Ученик Хаффлпаффа применил довольно действенную тактику - трансфигурировал камень в собаку и попытался подобраться к кладке, пока его животинка отвлекала дракона. Вот только семикурсник не учел, что гигантскую ящерицу недавно кормили. Желание поймать собаку уступило инстинкту защиты потомства, и в итоге Седрик хоть и добыл яйцо, но получил сильные ожоги.
  Судьи оказались благосклонны - Максим с Каркаровым и Краучем поставили по семерке, Дамблдор расщедрился на девятку, а решивший придерживаться золотой середины Бэгмен наградил Диггори восьмеркой. Немного подкопченного Чемпиона Хогвартса провожали радостными криками и бурными аплодисментами. Следующей выступала Грейнджер. Чемпионке Шармбатона предстояло одурачить валлийского зеленого. Зрители затихли, с нетерпением ожидая увидеть, каким образом хрупкая девушка справится с огромным зверем. Многие заранее сочувствовали представительнице французской школы, но Рита, успевшая узнать Гермиону поближе, жалела дракониху, которой предстояло столкнуться с умелой и расчетливой волшебницей.
  Догадки Скитер угодили в яблочко. Картинно раскланявшись зрителям на трибунах, Грейнджер достала палочку, а затем несколькими взмахами трансфигурировала валявшиеся под ногами камни в сияющие золотом рыцарские доспехи и оружие. Повинуясь щелчку пальцев, железо поднялось в воздух и обхватило фигурку девушки, подчеркивая тонкую талию и внушительную для ее возраста грудь. А затем произошло неслыханное - спрятав свою волшебную палочку, Гермиона одела на голову шлем. Лежавшие на земле щит с мечом послушно прыгнули в руки чемпионке. Опустив забрало, она уверенно направилась к дракону.
  Самка валлийского зеленого была ошарашена подобной наглостью и не сразу сообразила, как ей реагировать на золотого рыцаря. Опомнившись, животное дыхнуло пламенем, мгновенно поглотившим фигуру в доспехах. На трибунах раздались крики ужаса, но Гермиона не обратила никакого внимания на бушевавший вокруг огонь. Она совершила резкий бросок, и всего в два прыжка оказалась у самой морды дракона. Швырнув щит, который больно ударил ящерицу по носу и заставил задрать голову, девушка ловко оттолкнулась от лапы противника, ухватилась за один из шипов гребня и оказалась на загривке дракона. А затем, направив меч в затылок рептилии, по самую рукоять вонзила оружие в голову жертвы.
  Зрители на трибунах затаили дыхание. И в этой оглушительной тишине раздался шум падения - конвульсивно дернувшись пару раз, туша мертвого дракона распласталась на камнях. А Гермиона достала свою волшебную палочку, несколькими взмахами заставила доспехи исчезнуть, после чего указала на кладку и четко произнесла:
  - Акцио золотое яйцо!
  Спустя секунду в руки девушки влетела ее добыча, которую она продемонстрировала зрителям. Скитер захлопала первой. Ее робко поддержали остальные. Вскоре шок у присутствующих прошел, и трибуны буквально взревели от восторга. Тысячи собравшихся волшебников и волшебниц рукоплескали отчаянной шармбатонке. А та, дождавшись, пока толпа немного угомонится, воспользовалась сонорусом.
  - Объявляю драконью тушу своим законным трофеем! - услышали зрители.
  Грациозно спрыгнув на землю, Гермиона добавила:
  - Томми, будь любезен, позаботься о моем имуществе!
  Рядом с волшебницей появился крупный домовой эльф, который коротко ей поклонился, а затем коснулся рукой мертвого дракона. Спустя миг и слуга девушки, и туша огромной ящерицы исчезли с громким хлопком. Кое-кого из зевак это поразило даже больше жестокой расправы над редким животным. Ведь общеизвестно, что сила домовиков напрямую зависит от возможностей их хозяев. И если слуга Грейнджер без проблем может аппарировать с тушей таких размеров, то получается, что Гермиона по силе не уступает самому Дамблдору!
  Небрежно помахав рукой на прощание шокированным зрителям, шармбатонка покинула поле сражения. А после в приватной беседе предоставила Рите немного объяснений случившегося. Скитер с немалым изумлением узнала, что доспехи были бутафорией (зрители хотели шоу - они его получили!). На самом деле Гермиона еще до схватки наложила на свою одежду теплоизоляционные чары, после прикрыла открытые участки тела надежными заклинаниями, вместилищем для которых послужили щит и рукоять меча, а мощные прыжки обеспечила элементарными чарами уменьшения веса.
  Пробить же крепкий череп дракона оказалось самой легкой задачей. Клиновидная форма клинка с очень острым кончиком была выбрана отнюдь не случайно. Как известно, давление равняется силе, деленной на площадь поверхности - это дети магглов проходят на уроках физики еще в младших классах. Девушке даже не пришлось пользоваться магическим усилением.
  Разумеется, убийство животного планировалась ею изначально. По словам Грейнджер, изучившей правила Турнира вдоль и поперек, запрета на подобные действия не было. Ну а условиями задачи первого тура судьба дракона и вовсе не оговаривалась. Чемпионам приказали добыть яйцо, а прочее оставили на их усмотрение. И теперь драконологи могли хоть все волосы себе на голове вырвать - отдавать трофей Гермиона не собиралась. Да и невозможно это, поскольку эльфа, переместившегося с добычей на опушку Запретного леса, встретила группа профессионалов, которые быстро произвели разделку туши на ценные ингредиенты. Их последующая продажа могла принести чемпионке прибыль, по самым пессимистическим прогнозам, пятикратно превышающую сумму, предназначенную победителю Турнира.
  Кстати, этот факт девушка пожелала увидеть в будущей статье, а вот секрет необычайной силы своего домовика, заключавшийся в заполненных магией артефактах-накопителях, попросила никому не разглашать. Потрясенная откровениями Рита была готова принести Грейнджер Непреложный Обет, но Гермиона лишь покачала головой и заявила, что верит ее слову, чем сразу завоевала уважение и безоговорочное доверие журналистки.
  Баллы чемпионка получила высокие - сразу двое судей (Максим и Бэгмен) выставили максимальную оценку. Не оценивший чрезмерной жестокости участницы Дамблдор под недовольный гул зрителей продемонстрировал жалкую четверку, а остальные ограничились девятками. Следующим в загон вышел Гарри Поттер. В сравнении с Гермионой, выступление Мальчика-Который-Выжил выглядело не таким зрелищным, однако понимающие зрители по достоинству оценили продемонстрированное им мастерство.
  Юный юрист, которому пришлось оставить свой посох в палатке чемпионов, смерил внимательным взглядом китайского огненного шара, после чего достал палочку и сосредоточился. Повинуясь желанию волшебника, один из камней превратился в мантию из плотной черной ткани, которая поднялась в воздух и внезапно исчезла. А следом и сам Гарри окутался густым черным дымом. Последний вскоре развеялся, и зрители увидели, что в руках у мальчика находятся небольшие красные флажки, которыми тот принялся размахивать, словно сигнальщик на корабле, привлекая внимание дракона.
  Тот озадаченно зарычал, но пока не предпринимал никаких действий, не чувствуя угрозы. Это продолжалось с полминуты, а затем кто-то особенно наблюдательный заметил, что золотого яйца в кладке уже нет. Трибуны наполнились удивленными возгласами, но загадка таинственной пропажи вскоре разрешилась - рядом с размахивающей флажками фигурой появился Гарри Поттер, сбросив с плеч только что созданную мантию-невидимку. Продемонстрировав свой трофей публике, он развеял иллюзию сигнальщика, положил яйцо на землю и под недоуменные крики снова направился к дракону.
  Дальше потрясенные зрители могли наблюдать за увлекательнейшей схваткой двух опаснейших противников. Дракон рычал, плевался огнем и всеми силами пытался достать верткого ученика Дурмстранга, который легко блокировал атаки разъяренного неудачами хищника своей магией, уворачивался от когтей и усыпанного шипами хвоста, а попутно прицельно награждал могучую рептилию очень неприятными ударами. Дуэль длилась около двух минут, за время которых присутствующие успели изумиться запасу знаний четверокурсника. А тот, продемонстрировав больше десятка различных щитов и около полусотни заклинаний, включая трансфигурацию огромного намордника и напяливания его левиосой на огнедыщащую ящерицу, решил закончить выступление, отправив заклятие сна прямо в глотку дракону.
  Судьи были в восторге. Правда, не все. Директор Хогвартса поставил шестерку, вызвав у публики откровенное недоумение, а Олимпия Максим решила немного снизить балл. Видимо, за проявленное безрассудство. Хотя, какое там безрассудство! Гарри просто отрабатывал свой зачет по практике. Подумаешь, вместо манекена ему попался под руку дракон - невелика разница! В Дурмстранге учат побеждать и более опасных зверей. Именно так заявил Рите чемпион, которого в принудительном порядке отправили в медицинскую палатку. И хотя Поттер не получил даже ожогов, от полного обследования это его не спасло.
  А пока колдомедик Хогвартса издевалась над выбившимся в лидеры участником, в загон на подгибающихся ногах вошел последний чемпион, которому по закону подлости достался самый опасный дракон - венгерская хворостога. Невилл Лонгботтом выглядел жалко. На лице у мальчика было ни кровинки, руки подрагивали от волнения, а в глазах застыл дикий ужас. Со второй попытки он сумел произнести "Акцио метла!", и откуда-то с трибун к нему спикировала новенькая "Молния". Оседлав ее, мальчик втянул голову в плечи и медленно полетел навстречу судьбе.
  Рите было понятно, что гриффиндорец решил рискнуть и посоревноваться с драконом в скорости. Задумка была неплохой, но вот исполнение подкачало. Невиллу банально не хватило умения. Увидев приближающуюся "птичку", хворостога дыхнула пламенем, от которого чемпион едва смог увернуться. Резкий маневр привел к тому, что страдающий избыточным весом мальчик по инерции соскользнул с древка и повис, вцепившись в метлу руками.
  Этим список неприятностей чемпиона не исчерпывался - драконье пламя оказалось настолько жарким, что прутья на метле мгновенно занялись, от чего средство передвижения потеряло управление, начав стремительно набирать высоту. Видя, что нахальный мальчишка с криком уносится в небо, хворостога почувствовала охотничий азарт. Взмахнув крыльями, она понеслась за ним.
  И все могло бы закончиться трагедией, но тут пальцы Невилла соскользнули. Выпустив метлу, чемпион примерно с той же скоростью полетел обратно. Каким-то чудом увернувшись от распахнутой пасти дракона, избежав острых шипов гребня и когтистых лап, Лонгботтом упал на землю. Но не разбился насмерть (в этот момент многие азартные ученики Хогвартса издали разочарованные крики), а отскочил от нее несколько раз, словно резиновый мячик, и приземлился прямиком в драконью кладку, раздавив несколько яиц.
  Узрев такое непотребство, хворостога рассвирепела, однако драконологи, после выступления Грейнджер дежурившие на краю площадки, были начеку. Десятку опытных магов с большим трудом удалось остановить и усыпить обезумевшее от ярости животное. А чемпион все это время провел без сознания, лежа в обнимку с золотым яйцом.
  Судьи спорили долго. С одной стороны, Лонгботтому удалось выполнить задачу, но с другой - ничего выдающегося он не продемонстрировал. Разве что внес посильный вклад в дело истребления исчезающего вида драконов. Также наличествовал факт вмешательства в испытание посторонних. В итоге прохождение первого тура Невиллу все же решили зачесть, но оценки были крайне низкими. Каркаров и Максим выставили по "лебедю", Крауч с Бэгменом ограничились тройками, ну а Дамблдор ничтоже сумняшеся показал публике десятку.
  - Ну как же иначе! Ведь мальчик продемонстрировал невероятную смелость! - объяснял свой поступок директор. - Легко быть храбрым, имея за плечами огромный багаж знаний и опыт многолетних тренировок. Но чтобы вот так, надеясь лишь на волю провидения, выйти на бой со смертельно опасным хищником - здесь нужна недюжинная отвага!
  "Или глупость!" - явственно читалось на лицах недовольных коллег Альбуса.
  Как бы то ни было, а места в турнирной таблице распределились следующим образом: первое занимал Гарри Поттер со своими сорока пятью баллами, за ним с отрывом в три очка шла Гермиона Грейнджер, на третьем очутился Седрик Диггори, на счету которого было тридцать восемь баллов, а венчал список Невилл Лонгботтом, чисто случайно заработавший два десятка очков. Навестившая мальчика в палатке колдомедика Рита выяснила, что выжил сирота лишь благодаря стихийному выбросу магии. Похожий приключился с ним в далеком детстве, когда будущего чемпиона выбросил из окна его дядя.
  Кстати, услышав из уст своих друзей, что благодаря снисходительности судей он проходит в следующий тур, Невилл позорно разрыдался, поэтому расспросы о родственниках-садистах Скитер пришлось отложить. Ничего-ничего, она обязательно вернется к этой теме! А читателям пока хватит и вышеперечисленного. Как говорится, все хорошо в меру. Ведь если у обывателей выработается иммунитет на сенсации, Рита останется без работы.
  Усмехнувшись, журналистка достала чистый лист пергамента и принялась надиктовывать верному прыткопишущему перу текст будущей статьи.
  
  * * *
  
  Этой ночью Альбусу Дамблдору, в длинном списке регалий которого не так давно произошло одно незначительное изменение - перед титулом "Президент Международной конфедерации магов" появилось словечко "бывший", не спалось. Великий Светлый Маг ворочался с боку на бок, пытался считать единорогов и прочую волшебную живность, но это не помогало. В гудевшей, как пчелиный улей, голове старика роились мысли. Большей частью безрадостные.
  Начало этого учебного года ознаменовало наступление новой черной полосы в жизни директора Хогвартса, конца которой пока видно не было. Сперва триумфальное возвращение Поттера на Чемпионате мира... Вот зачем он вообще появился? Альбус за эти годы уже успел подготовить прекрасную замену Избранному. Послушный, простодушный и преданный идеалам Света Невилл идеально подходил на роль Героя, но стоило на горизонте мелькнуть Мальчику-Который-Выжил, как пресса тут же переключилась на него, позабыв о Лонгботтоме. Куча усилий, горы галеонов, выброшенных на хвалебные статьи, - все пошло дракону под хвост!
  Потом было открытие Турнира Трех Волшебников, куда тоже умудрился влезть маленький негодник и одним своим присутствием превратить церемонию в балаган. Правда, на этот раз ему помогли. Прекрасно знакомая преподавательскому составу Хогвартса Гермиона Грейнджер решила повторить подвиг Избранного, и тоже возникла на сцене, с грацией бегемота вписавшись в разворачивающуюся на ней драму.
  Нельзя не отметить, что за эти несколько лет лохматая заучка сильно изменилась, став другим человеком. Более сильным, агрессивным и опытным. Один факт, что она смогла мастерски обратить выпад директора в свою пользу, говорил о многом! Дамблдор ведь всерьез рассчитывал сделать нахальную девочку, посмевшую так сочно плюнуть ему в душу своим переводом в другую школу, изгоем и персоной "нон грата". Но получилось наоборот. Эта маленькая стервочка воспользовалась ситуацией и одним махом завоевала уважение многих слизеринцев и большинства подопечных Флитвика.
  Потомки аристократических семейств долго находились в состоянии когнитивного диссонанса, гадая, как же обычная магглорожденная, не способная похвастаться знатностью происхождения, смогла добиться, чтобы ради нее организаторы международного турнира пошли на изменение правил. Ну а воронята восхищались девочкой, которая, попав в магический мир всего несколько лет назад, сумела не только в нем освоиться, но и в поисках знаний забраться в Шармбатон, где стать лучшей. Барсуки традиционно держали нейтралитет, но тоже с любопытством посматривали в сторону чемпионки.
  И только гриффиндорцы, обиженные ее "предательством" и "отсутствием чести" устроили Грейнджер бойкот. Который, впрочем, ее абсолютно не тяготил. Деятельная девушка стремительно обрастала полезными знакомствами со старшекурсниками, а нескольких перспективных райвенкловок даже соблазнила возможностью совместных тренировок магического мастерства, на которые собирались поглазеть многие школьники.
  Но нахальная заучка была меньшей из проблем директора. Куда больше неприятностей ему доставляла пресса. С момента приезда иностранных гостей в Хогвартс она словно с цепи сорвалась. Имя Дамблдлора старательно поливалось грязью, вспоминались его старые грешки, разбирались свежие ошибки. И хотя попутно доставалось и Министерству, и аврорату, и даже простым профессорам английской школы, основной упор газетчики делали на Альбусе, умудряясь приводить такие факты, которые заставляли столетнего директора краснеть, словно сопливого мальчишку.
  Особенно старалась Рита Скиттер. Эта невоспитанная особа стала для Дамблдора врагом номер один. Стиль ее скандальных статей резко изменился - теперь там содержалась только проверенная информация, так что уличить журналистку во лжи и публично осудить, одним махом уничтожив карьеру писаки, Верховному Чародею Визенгамота никак не удавалось. Альбус многое бы отдал, чтобы выяснить, кто "сливает" сведения акуле пера. Судя по всему, информатор засел в Хогвартсе - хотя темы статей, в которых фигурировал Дамблдор, были весьма разноплановыми, некоторые факты можно было узнать только из уст школьников либо преподавателей.
  Неужели, "кротом" является Квиррелл? Очень может быть. И мотив долго искать не надо - профессор обиделся, что его заслуги на ниве преподавания Защиты от Темных Искусств не были оценены по достоинству, и начал исподтишка гадить Альбусу в тапки. Вот только директор понимал, что один человек не мог устроить ему настолько масштабную травлю, которая уже приносила плоды. После шумихи в прессе его освободили от должности Президента Международной конфедерации магов. Мол, если Дамблдор, сидя сразу на трех должностях, не справляется со своими обязанностями, то он не может представлять такой важный интернациональный орган власти.
  Честно говоря, Альбус и сам давно хотел уйти с этого поста, который приносил больше геморроя, нежели пользы, так что особого разочарования не испытывал. Но на этом дело не остановилось. Доселе не обращавшие внимания на статьи Скитер чиновники решили, что Директор начал сдавать позиции и в открытую заговорили о возможности избрания нового Верховного Чародея Визенгамота. И Дамблдор прекрасно знал, откуда этот ветер дует - не сумевший прижиться в Америке Люциус Малфой начал активно набирать сторонников, как правило, являющихся его старыми знакомыми по клубу интересов, и все сильнее раскачивал трон под Альбусом, метя в министры магии.
  - Павлин ощипанный, - зло буркнул чародей. - И чего ему в Штатах не сиделось?
  Что обидно, рычагов давления на блондина у директора не осталось. Наоборот, Малфой в недавней встрече открытым текстом заявил, что пока директор сидит тихо в своем Хогвартсе и не лезет в большую политику, трогать его не будут. Дамблдор удобен власти. Именно поэтому, несмотря на нарастающее народное недовольство, Министерство продолжит старательно закрывать глаза на газетные публикации. Но как только Альбус наберется наглости и посмеет давить на министра, его сразу же сместят со всех постов и отправят на пенсию.
  Директор понимал, это - не пустые угрозы. Сейчас, когда его репутация пошатнулась настолько сильно, что даже самые преданные сторонники начали сомневаться в правильности идей Дамблдора, Великий Волшебник ничего не мог противопоставить конклаву аристократических семей. И это удручало. Альбус знал, в Азкабан его никто сажать не рискнет. В таком случае разобиженный чародей поделится такими сведениями, что прихватит с собой за компанию три четверти сотрудников министерства. Но и действовать столь же активно, как раньше, ему не позволят.
  Пат. Так думали все. Однако директор знал, что партия еще не закончена. Несмотря на возникшие проблемы, воплощение плана Дамблдора идет полным ходом, и совсем скоро на шахматной доске появятся новые фигуры. Так, Невилл уже прошел первый тур и получил подсказку ко второму. Там даже ему облажаться будет сложно. Ну а когда мальчик станет победителем Турнира, никто даже не вспомнит о Гарри Поттере. Толпа быстро забывает имена неудачников, а директор приложит к этому все усилия.
  - Скоро все изменится! - с довольной улыбкой заявил в пустоту Великий Волшебник. - Вы еще вспомните об Альбусе Дамблдоре и приползете на коленях просить у него защиты! Совсем скоро вам понадобится Герой, которому по силам избавить вас от вернувшегося ужаса. Ну а я еще подумаю, прощать вас или нет... Вот только сценарий придется немного скорректировать. Слава Гарри Поттера оказалась настолько яркой, что затмила жалкий огонек свечи Невилла. Никто не воспринял информацию о покушении на его жизнь всерьез. Это плохо. Нужно постараться привлечь к мальчику и его таинственному врагу внимание окружающих. Жаль, нет времени выдумывать что-нибудь новенькое, поэтому придется действовать по старой проверенной схеме... Главное, чтобы следов не осталось... И за Квиринусом понаблюдать... И...
  Уставший волшебник погрузился в забытье. За окном занимался рассвет, возвещая приближение очередного сырого и промозглого утра. Хогвартс ожидали смутные времена.
  
  Глава 18
  
  В конце ноября, когда школьники вовсю смаковали подробности первого тура, произошло неожиданное событие. Сивилла Трелони, праправнучка известной прорицательницы Кассандры Трелони прямо на уроке сделала самое настоящее пророчество. Очевидцы с восторгом рассказывали, как преподаватель, которую большинство обитателей Хогвартса считало шарлатанкой, замерла, не закончив фразы. Ее скрытые массивными линзами глаза остекленели, а рот приоткрылся. Постояв так немного, Сивилла низким "потусторонним" голосом объявила, что преданный слуга Темного Лорда сегодня встретился со своим господином, чтобы посодействовать его возвращению.
  - И Темный Лорд воспрянет вновь, ещё более великим и ужасным, чем когда-либо доселе! - возвестила Трелони, после чего ее речь превратилась в невнятное бормотание, и наваждение исчезло.
  Вынырнув из транса, Сивилла, как и полагается пророкам, ничего не помнила, но присутствующие на уроке ученики четвертого курса быстро разнесли новость по всей школе, породив множество пересудов. Турнир оказался забыт. Все спорили, истинным было Пророчество Сивиллы, или ложным, пытались угадать, о каком слуге шла речь (уж не о сбежавшем ли Петтигрю?), поминали Того-Чье-Имя-Нельзя-Называть.
  Неизвестно, кто первым ляпнул, что Невилла вынудил участвовать в Турнире именно Темный Лорд, которому хотелось, чтобы Избранный нашел там свою смерть, либо лишился магии. Этот слух ушел в народ и привел к тому, что школа разделилась на два лагеря. Одни считали пророчество бредом. Они заявляли, что настоящий избранный - это Гарри Поттер, который давно победил Волдеморта и тем самым закончил войну, а слухи о возвращении черного мага - лишь страшные сказки для глупцов. Другие же (в основном, представители львиного факультета), с пеной у рта твердили, что Мальчик-Который-Выжил - фальшивка. На самом деле героем является Лонгботтом, и именно ему суждено одолеть Темного Лорда, если тот вдруг воскреснет.
  Доходило до драк. Баллы снимались сотнями, но кандидатов на отработки меньше не становилось. Хогвартс бурлил, как котел Лонгботтома, и был готов вот-вот взорваться. У учеников проснулся интерес к истории гражданской войны, в библиотеке желающие изучить газетные подшивки тех лет становились в очередь. Гости с удивлением взирали на этот ажиотаж, не спеша присоединяться ни к одному из лагерей, несмотря на активные зазывания.
  Напряженность нарастала с каждым днем. Всем, кто имел навыки аналитического мышления и умел пользоваться мозгами, были видны нестыковки в истории с Невиллом, вовремя подсуетившаяся Скитер предоставила желающим свою, более реалистичную версию событий, но поклонники четвертого чемпиона не сдавались. Они были слепы и глухи к аргументам, истово веря в свою правоту и не стесняясь отстаивать ее с кулаками.
  И кто знает, к чему бы привело это противостояние, остановить которое были не в силах даже преподаватели, если бы не в начале декабря во время обеда в Большом Зале Сивилла не выдала очередное Пророчество. Уронив кубок, тем самым привлекая внимание присутствующих, Трелони застыла, выпучила и без того немаленькие глаза и замогильным голосом принялась вещать:
  - Те, кто имеет силу великую, кто обладает разумом светлым и сердцами, наполненным пламенем юности, скоро возьмут предназначенную им по праву власть в свои руки и принесут людям справедливость. Пожиратель Сладостей будет наказан и лишен славы своей. Слуги его будут преданы господином и пожалеют о своих ошибках. Те, кому суждено вести народ, скоро отомстят за слезы невинных. Пожиратель Сладостей будет наказан... Теми, кто обладает светлым разумом... И справедливость... восторжествует...
  Помолчав, Сивилла обмякла на своем стуле, но быстро пришла в себя. Похлопав глазами, предсказательница огляделась по сторонам, увидела сотни обращенных на нее взглядов и испуганно пролепетала:
  - Ой! Это опять случилось?
  Ей никто не ответил. Присутствующие пытались переварить услышанное, а некоторые из числа особо внимательных - еще и увиденное. Ведь во время изречения пророчества (особенно той части, где упоминался таинственный Пожиратель Сладостей) удивление на лице Дабллдора сменилось диким ужасом. Конечно, директор быстро взял себя в руки подтвердил, что всем сегодня очень повезло - далеко не каждому выпадает удача присутствовать при таком историческом событии. Однако довольным фактом, что один из самых претенциозных преподавателей Хогвартса в очередной раз подтвердил свою квалификацию, Альбус не выглядел.
  Распустив взбудораженных учеников, директор утащил Трелони в свой кабинет и долго не отпускал. Что он делал с прорицательницей - неясно. Многие предполагали, что Дамблдор воспользовался случаем и каким-то способом усилил ее дар, ведь после этой встречи тет-а-тет Сивилла начала выдавать пророчества ежедневно. Не успели школьники обсудить, кто должен восстанавливать справедливость (уж не о Поттере с Грейнджер ли идет речь - ведь сильнее этих юных чемпионов только педагоги?), как Трелони сообщила, что грядет возвращение Волдеморта, и всем срочно нужно сплотиться вокруг Избранного. На следующий день она объявила, что фигуры некого Белобородого Шахматиста скоро разбегутся, а дальше снова завела шарманку о Темном Лорде, который уже стоит на пороге Хогвартса (некоторые особенно впечатлительные бегали проверять!).
  Закончилась история с предсказаниями неожиданно. Утром, когда ученики собрались на завтрак и уже были готовы услышать очередное туманное пророчество, Трелони потеряла сознание, не дойдя всего пару шагов до преподавательского стола. А очнувшись в Больничном крыле и выслушав неутешительный диагноз Помфри (сильнейшее нервное истощение и повышенное внутричерепное давление, грозившее вызвать отек мозга), заявила, что намерена оставить карьеру учителя. Написала заявление на увольнение и спешно покинула Хогвартс.
  Больше о Сивилле никто не слышал, а сделанные ею пророчества, включая то, где говорилось о преданном слуге, который поможет Темному Лорду возродиться, быстро забылись. Разногласия учеников Хогвартса постепенно сошли на нет, поскольку у них появилась более интересная тема для обсуждений, нежели красочные изречения безумной шарлатанки-алкоголички - Святочный Бал.
  Несмотря на то, что Бал должен был состояться двадцать пятого декабря, готовиться к нему начали с первых чисел месяца. Деканы провели разъяснительную работу на тему поведения будущих участников. МакГонаггал даже организовала факультатив, где желающие могли подтянуть свои танцевальные навыки. Правда, охочих было немного, поэтому вскоре занятия стали обязательными, превратившись в своего рода отработку, на которой неуклюжие парни прилагали титанические усилия, чтобы не оттоптать ноги своим партнершам. Получалось далеко не у всех. Оно и понятно - чтобы научиться сносно танцевать, одного месяца занятий недостаточно. Но подвижки к лучшему были, и декан львиного факультета лелеяла надежду, что ее подопечные не опозорятся перед иностранными гостями.
  Чем ближе был Бал, тем сильнее Хогвартс охватывала предпраздничная лихорадка. Учебники были забыты, все сосредоточились на выборе наряда или поиске партнеров. У Гермионы Грейнджер ни с тем, ни с другим проблем не было. Загодя заказанное в модном бутике шикарное платье ждало своего часа, а приличный парень, способный составить ей компанию на торжестве, отыскался сам собой.
  Виктор Крам, звезда квиддича в поисках укрытия от назойливых фанаток забрел в школьную библиотеку и наткнулся там на шармбатонку, тихо объяснявшую паре райвенкловок методику быстрого запоминания текста. Убедившись, что преданно заглядывающие ей в рот девушки все поняли, Гермиона выдала им самостоятельное задание и только тогда обратила внимание на стоявшего рядом болгарина. Тот извинился за свою назойливость и восхитился преподавательскими талантами чемпионки. Слово за слово парочка разговорилась, и Крам, мило коверкая имя Гермионы, поинтересовался, не желает ли та пойти на Святочный Бал с ним.
  Прикинув варианты, Грейнджер решила согласиться, обрадовав парня. Далее последовали несколько встреч на "нейтральной территории". Нет, это были не свидания, хотя некоторые завистницы утверждали обратное. Никаких романтических порывов в сторону Виктора Гермиона не ощущала. С болгарином было удобно, однако развивать отношения девушка не планировала. На встречах они обсуждали нейтральные темы, почти не касаясь личной жизни друг друга, обговорили наряды, предназначенные для Бала, прояснили сильные стороны своего партнера в искусстве танца и прочее.
  На одной из этих встреч Крам, набравшись смелости, попросил у Грейнджер помощи в поиске партнерши для его друга Гарри Поттера. Тот испытывал похожие проблемы, не представляя, как спастись от табуна преследовавших его поклонниц. Надо отдать должное уму Героя - определяться с выбором девушки, которая станет его сопровождать, Гарри не спешил. Понимал, что "счастливицу" ожидает ведро зависти от менее удачливых подруг, которые способны перед самым торжеством устроить ей какую-нибудь пакость, автоматически подставив и чемпиона (уровень нравов в Хогвартсе делал этот сценарий вполне возможным).
  Выяснив, что Избранный желает видеть рядом с собой девушку умную, фотогеничную и морально готовую ко всеобщему вниманию (ведь Мальчик-Который-Выжил - лицо публичное, за каждым шагом которого пристально наблюдала пресса), Грейнджер предложила свою подругу Флер Делакур. Та соответствовала требованиям и, по чистой случайности, еще не успела обзавестись партнером. Этим же вечером в Большим Зале Поттер по всем правилам этикета попросил полувейлу оказать ему честь и стать его партнершей на вечер Бала. Флер, не выказав ни малейшего удивления, столь же церемонно выразила свое согласие, вызвав змеиное шипение у некоторых крайне экспрессивных учениц Хогвартса.
  Оставшаяся неделя пролетела быстро. Многие старшекурсники не поехали домой на каникулы, и были поражены тем, как изменилась школа. Желая удивить гостей, администрация заставила древний замок блистать. В Большом Зале, который из-за нетающих сосулек был похож на огромный подземный грот, преподаватели разместили дюжину украшенных магическими игрушками елок, а стоявшие по углам коридоров доспехи заставили исполнять рождественские гимны. Правда, иногда вместо гимнов звучали похабные стишки - это развлекался местный полтергейст Пивз. Творчество данного полупрозрачного возмутителя спокойствия вносило в предпраздничную суету свежую струю.
  И вот, наконец, наступило долгожданное Рождество. Ровно в восемь вечера двери Большого Зала распахнулись, и собравшаяся в холле нарядная толпа учеников хлынула внутрь. Когда же все расселись по местам, появились звезды праздника - чемпионы Турнира Трех Волшебников, встреченные аплодисментами.
  Гарри Поттер шел первым под руку с Делакур, которая в своем белоснежном сверкающем стразами платье была похожа на снежную королеву. Следом вышагивали Крам с Гермионой. Грейнджер решила всех поразить и надела довольно откровенное облегающее черное платье с глубоким вырезом на спине и длинными разрезами до бедер. На ее шее примостилось ожерелье из черных жемчужин, в пышных волосах устроилась ажурная диадема (нет, не работы Когтевран - всего лишь копия), а в ушах красовались сережки с небольшими по размеру камешками, в которых знатоки могли опознать баснословно дорогие черные бриллианты. Далее шли Диггори с партнершей, обладавшей характерной азиатской внешностью, и Лонгботтом, которого словно на буксире тащила за собой сверкающая довольной улыбкой Седьмая Уизли.
  Чемпионы с сопровождающими разместились за судейским столом. Следует отметить, что в составе судейской коллегии наблюдались изменения - вместо Крауча присутствовал его заместитель Персиваль Уизли, необычайно гордый оказанным ему доверием. Праздничный ужин прошел спокойно, несмотря на показательное игнорирование Дамблдором чемпионов школ-конкурентов. А после наступило время танцев. Директор сдвинул столы, организовал свободное пространство и соорудил небольшую сцену, на которую вышел знаменитый на всю Англию ансамбль "Ведуньи", внешне напоминавших маггловских "хиппи".
  Музыканты ударили по струнам, и пары закружились в вальсе. Гарри вел свою партнершу легко и непринужденно, Крам не отставал от друга. И хотя было заметно, что привыкший к полетам болгарин на земле чувствовал себя менее уверенно, грубых ошибок он не допускал. В отличие от Логгботтома, в первую же минуту отдавившего Джинни ноги. Спустя несколько танцев Гермиона с Делакур изъявили желание сделать небольшой перерыв. Галантные парни проводили девушек за столик и отправились за напитками, предоставив дамам возможность посплетничать.
  - Ну, как тебе твой кавалер? - поинтересовалась Грейнджер.
  - Выше всяческих похвал, - отозвалась полувейла. - Вежливый, начитанный, способный поддержать разговор, неплохо танцует, но главное - умеет вести себя в обществе. За все это время он не допускал никаких фривольностей. Не пытался меня полапать, не делал пошлых намеков, не заваливал комплиментами. Похоже, Гарри неплохо подкован в окклюменции, раз до сих пор не попал под воздействие моего шарма. И если бы не разница в возрасте, я бы всерьез за ним приударила.
  - Почему ты думаешь, что дело в защите разума? Может, он просто хорошо воспитан?
  - Не исключено. Все-таки в программе Дурмстранга этикет занимает важное место. В отличие от того же Хогвартса, большинство учеников которого совершенно не обучены себя вести. Представляешь, позавчера на меня в коридоре накинулся какой-то рыжий младшекурсник. Кричал, что Поттер - ненастоящий герой, и что я должна выбрать другого партнера. Видимо, рассчитывал, что я пойду на бал с ним.
  - Какое убожество, - наморщила носик Гермиона. - Но это и не удивительно. Пока у школы такое руководство, тенденция сохранится. Как говорят магглы, рыба гниет с головы.
  - Интересно, куда же смотрит английское Министерство? - удивилась Флёр. - Разве эту плачевную ситуацию нельзя изменить? Поставить нового директора, найти компетентных преподавателей, расширить учебную программу?
  - Можно. Только никому это не нужно, - уверенно заявила Грейнджер. - Сама посуди, за последние несколько месяцев в английских газетах было опубликовано множество статей, содержащих довольно неприглядные факты о Хогвартсе. Происходи такое в маггловском мире, администрация школы в полном составе была бы уволена с "волчьим билетом", а тут - тишина. Попечительский Совет бездействует, Министерство молчит, делая вид, что это не его проблемы, ну а простых граждан магической Англии никто не принимает в расчет.
  - Но почему так происходит? Ведь это же школа! Здесь подрастает будущее страны!
  - Потому что в данный момент находящейся у власти коалиции аристократов-консерваторов не выгодно затевать реформы, - ответил вернувшийся с напитками Поттер. Вложив в руку полувейлы бокал с шампанским, Мальчик-Который-Выжил пояснил: - Сейчас у руля Корнелиус Фадж, которому очень не хочется вступать в конфликт с Дамблдором. У него одна мысль - спокойно доработать до момента своей отставки и уйти со сцены. Однако не стоит думать, что с приходом нового министра магии ситуация кардинально изменится. По всем прогнозам им станет Люциус Малфой, который имеет на Альбуса огромный зуб, но тоже не станет смещать его с насиженного места. Ведь лояльный Верховный Чародей Визенгамота - это прекрасный козырь для любого политика. А демонстрировать лояльность директору придется, поскольку в противном случае ему припомнят все старые грехи и обнаружат множество новых.
  - То есть, получается замкнутый круг, - констатировала Делакур.
  - И как же его разорвать? - с любопытством поинтересовалась Гермиона, отпив из своего фужера, любезно поданного Крамом. - Судя по твоему лицу, у тебя имеется ответ на этот вопрос.
  - Разумеется, - ухмыльнулся Гарри. - Нужно всего лишь захватить власть в стране.
  - Всего лишь? - удивилась Флер.
  Пожав плечами, Поттер сказал:
  - А что в этом такого? Захватить власть в магической Англии несложно. Достаточно взять под полный контроль три ключевые точки - Министерство, редакцию "Ежедневного пророка" и Хогвартс.
  - Ты забыл про аврорат, - напомнила Грейнджер.
  - Не забыл. Эта структура полностью подчинена Министерству, поэтому если после переворота поставить на пост главы ДМП своего человека, можно будет погасить очаг сопротивления в зародыше. Мракоборцы - тоже люди. Они не захотят терять работу из-за того, что их, видите ли, не устраивает личность нового главы государства, пришедшего к власти не совсем законными методами.
  - Гладко стелешь! Вот только я очень сомневаюсь, что чиновники примут главенство революционеров. Скорее всего, они единым фронтом выступят против наглецов, не желающих подчиняться общепринятым правилам игры.
  Гарри ухмыльнулся:
  - Так ведь я и не говорил, что захват будет происходить без предварительной подготовки. Сперва нужно расколоть правящую коалицию, заручиться поддержкой хотя бы двадцати процентов видных политических деятелей и дождаться удобного момента, когда правительство в очередной раз себя дискредитирует. Учитывая текущую ситуацию, долго ждать не потребуется.
  - Ладно, - кивнула Гермиона. - Допустим, тебе удалось захватить власть, подавить крупные очаги сопротивления и обеспечить поддержку народа. Что ты будешь делать дальше?
  - Разделю ветви власти, изменю устаревшее законодательство, проведу ряд экономических и социальных реформ.
  - А поконкретнее? К примеру, чем тебе не угодила существующая правовая система?
  - Главным образом, тем, что в ней дыр больше, чем в решете! - воскликнул Поттер. - Не говоря уже про имеющиеся противоречия. Акт Визенгамота устанавливает права волшебных рас, а указы Министерства их ограничивают, министр подписывает положение, расширяющее полномочия авроров, но Верховный Чародей тут же выдает постановление, превращающую действие министра в фикцию. Ну как здесь можно работать? Имущественное право пестрит недоработками, целая отрасль, касающаяся интеллектуальной собственности, до сих пор находится в зачаточном состоянии. Об ограниченности права и речи не ведется. И это - только вершина айсберга!
  Понимая, что Гарри оседлал любимого конька и теперь с него не слезет, заскучавший Виктор предложил Делакур потанцевать. Полувейла бросила вопросительный взгляд на Грейнджер, внимательно слушавшую разливавшегося соловьем Поттера. Все-таки Крам был ее кавалером. Гермиона в ответ подмигнула и легонько кивнула. Сообразив, что подруга предоставила ей полный карт-бланш, Флёр улыбнулась болгарину и подала ему руку.
  Одним танцем парочка не ограничилась. Поддерживаемая умелыми руками ловца Делакур отметила, что Грейнджер ошиблась - причина иммунитета Поттера к вейловскому обаянию заключалась в его природных талантах, а не в воспитании. Крам тоже был неплохо воспитан, но это не мешало ему демонстрировать неподдельный интерес к партнерше. Что, к слову, очень нравилось Флёр. Шампанское ли ударило в голову или подействовала праздничная атмосфера, но девушка таяла под жаркими взглядами болгарина и получала небывалое удовольствие от танцев, прижимаясь к сильному телу парня.
  Когда же парочка притомилась и решила вернуться к своим спутникам, то обнаружила, что их и след простыл. Причина оказалась элементарной - Гарри и Гермионе надоело постоянно перекрикивать громкую музыку, и они вышли на свежий воздух, где продолжили увлекательную беседу. Однако вокруг оказалось слишком много лишних ушей - немало романтически настроенных пар тоже решили прогуляться. Поскольку темы были чересчур деликатными, чемпионы отправились искать укромное местечко, а вскоре оказались в комнате Грейнджер в Шармбатонской карете. Там девушка познакомила Поттера со своим домовым эльфом, который принял активное участие в разговоре, затянувшемся далеко за полночь.
  На следующий день признанные "кумушки" Хогвартса, не покладая языков, рассказывали всем желающим об удивительных событиях. Оказывается, во время Бала ловец болгарской сборной сумел каким-то образом закадрить вейлу, а двое чемпионов, несмотря на соперничество, дали волю своим чувствам. И судя по мечтательным улыбкам, частенько мелькавшим на лицах девушек, одними поцелуями дело не ограничилось!
  Гермиона о слухах знала - вездесущая Скитер уже успела состряпать очередную статью с весьма удачными фотографиями чемпионов. Поразмыслив, девушка дала добро на публикацию, тем самым официально заявляя права на Поттера. Мальчик-Который-Выжил тоже был не против получить законный предлог продолжить общение с Грейнджер. И с ее домовиком, оказавшимся весьма интересной личностью. Гарри был доволен, как слон. Наконец-то нашлись те, кто разделял его идеи насчет правовой системы Англии. И мальчика не смущал тот факт, что одна из них - представительница прекрасного пола, а другой вообще не принадлежал к роду человеческому. Главное - он больше не одинок в своих стремлениях!
  
  * * *
  
  В огромном подземном зале Хогвартса было сыро, темно и грязно. Однако именно здесь предпочла встретиться очень необычная троица, променявшая тепло и уют профессорского кабинета на гарантии того, что их разговор останется тайной.
  - Думаю, братишку надо вводить в курс дела, - уверенно заявил мужчина. - Сам говоришь, идеи он излагает здравые, при этом демонстрируя горячее желание воплотить их в жизнь.
  - Так-то оно так, но представь, как четырнадцатилетний подросток воспримет новость о том, что убийца его родителей до сих пор жив и является его родственником по духу? - возразил домовик.
  - Зато, как мне кажется, он сможет дать нам ответ на вопрос - почему вообще был запущен процесс слияния душ. А если нет - небольшая корректировка памяти заставит мальчика забыть о нашей беседе.
  - Сомневаюсь, что обливиейт сработает должным образом. Во время нашего разговора я пытался прочитать Поттера, но наткнулся на мощный природный блок, аналогичный нашему.
  - Тогда не пойму, чего ты вообще опасаешься? - удивился профессор маггловедения. - Способности легилемента, парселтанг, необычайно высокий уровень умственного развития - буквально все указывает на тот факт, что в Гарри куда больше Тома Реддла, чем он сам представляет. А если так, мальчик вполне спокойно воспримет новость о нашем существовании... Может, даже рад будет прибавлению в родственниках.
  Домовик почесал в затылке и признался:
  - Я и сам об этом думал. Даже провел несколько тестов и выяснил, что мальчишке претит мысль о насилии. Свой план по захвату власти он собирался воплощать исключительно мирными средствами... Наивный! Нет, после моих объяснений он признал необходимость силовых методов для решения отдельных задач, но все равно было видно, что он их не одобряет. Это говорит о том, что памяти Тома Реддла у него нет.
  - Пусть так. Но он был крестражем, а значит, частичка души Волдеморта в нем имеется. Не знаю, как ты, а я своего брата на заклание Дамблдору отдавать не собираюсь!
  - Не переживай, я тоже. Он нам еще пригодится!
  Квиринус смерил собеседника насмешливым взглядом и уточнил:
  - Ты так и не отказался от своей идеи?
  - Нет.
  - И зря! Поверь моему опыту, власть приносит больше проблем, чем пользы. Встав во главе Англии, ты получишь такой огромный геморрой, что через пару месяцев завоешь. Ведь мало захватить страну, надо еще навести в ней порядок! Ты к этому готов, ассенизатор?
  - Всегда готов! - ухмыльнулся Томми. - Тем более мои планы на одной Англии не заканчиваются. Это так - ступенька для старта. А на самом деле я собираюсь захватить мир!
  - Целый мир? - удивился волшебник. - На кой черт он тебе сдался?
  - А чтоб был! - уверенно ответил домовик. - Ну а с Поттером, думаю, надо подождать.
  - Куда еще? Все идет к тому, что лишнего Избранного скоро попытаются смахнуть с доски. Чтобы не путался под ногами. И я не поручусь, что у нас получится это предотвратить.
  - С Трелони же получилось, - возразил Томми.
  - Брат, только не говори, что ты считаешь этот цирк успешной операцией!
  - А разве это не так?
  - Нет, конечно! - воскликнул Квиринус. - Во-первых, нам пришлось быстро реагировать на провокацию, из-за чего игра пошла на поле Дамблдора. Во-вторых, после провала задумки с привлечением внимания к дублеру, Альбус понял, что у него появился неизвестный и крайне опасный противник, который не гнушается действовать методами директора. В-третьих, он начал подозревать меня и организовал плотную слежку, из-за чего нам пришлось ограничить контакты. В-четвертых... Мерлин тебя дери, да мы только чудом не попались! Мне пришлось править память Сивилле на глазах у сотен школьников!
  - Можешь не сомневаться, я тобой горжусь! - ехидно заявил домовик. - Но прежде чем жаловаться, вспомни - это была твоя идея. Я до сих пор не могу понять, почему нельзя было позволить Дамблдору возвысить своего Избранного.
  Маг покачал головой:
  - То есть, ты был готов допустить затяжную войну в школе, которая привела бы к уничтожению остатков былой репутации Хогвартса?
  - Если бы это привело к падению Альбуса - да.
  - О да, я прекрасно помню этот юношеский максимализм. Все - или ничего! Ради достижения цели годятся любые методы! Если ты не со мной - враг! Томми, ты меня разочаровываешь. Пора бы уже повзрослеть! Неужели, ты не заметил, что, несмотря на шумиху в прессе, организованную с твоей подачи, директорский зад покидать насиженное место не собирается. А о чем это говорит? Можешь не морщить лоб, я озвучу очевидный факт - пока Дамблдор полезен власти, даже смерть ученика не заставит его освободить свой золотой трон. Теперь понял?
  В подземельях воцарилось молчание. Пристыженный домовик, не найдя контраргументов, тяжело вздохнул и уточнил:
  - И что же нам делать?
  - Остается одно - выходить из тени, - ответил волшебник. - Гарри абсолютно прав, Англии жизненно необходима смена руководства. Думаю, пора мне навестить старых знакомых и поинтересоваться, устраивает ли их сложившаяся ситуация.
  - Тех самых знакомых?
  - Нет, что ты! С психами и фанатиками я больше связываться не собираюсь! Знакомых из жизни Квиррелла. Несмотря на огромную жажду силы, личностью профессор был весьма разносторонней и обладал кучей связей в волшебном мире. Настало время их поднять!
  - А роль главного ассенизатора ты, конечно, доверишь себе? - прищурился Томми.
  - Уверен, с ней прекрасно справится Амелия Боунс, - спокойно заявил маг. - Эта, без сомнений, выдающаяся ведьма, деятельная и крайне порядочная особа, которая благодаря своим организаторским талантам сумела занять пост главы ДМП, наверняка не испытывает удовольствия, читая статейки Скитер. Как-никак в Хогвартсе учится ее племянница! Вот только без приказа сверху сделать Амелия ничего не может. Глава Визенгамота - не мелкий карманник, которого можно задержать и сунуть в камеру. Тут нужен особый подход!
  - И ты, разумеется, уже его нашел?
  Квиррел замялся:
  - Пока нет... Но я активно работаю над этим. Судя по моим наблюдениям, Дамблдор затеял что-то крупное. И это пророчество под империусом, которое является прямым продолжением темы безобразий на Чемпионате мира, заставляет меня предположить, что...
  - Директор собрался возродить Волдеморта! - выпучил глаза домовик, у которого наконец-то сложилась в голове картинка происходящего. - То-то ему так нужен Избранный! Это же шанс изменить все! Враг, который снова развяжет террор, устраняя всех неугодных Альбусу, который заставит людей вспомнить о героическом прошлом директора и который одним своим присутствием повергнет страну в хаос, где так удобно установливать свои правила игры!
  - Именно! - обрадовался Квиррелл и, перейдя на торжественный слог, продолжил: - А как только Герой сразит черного мага, пожертвовав жизнью ради дела Света, опечаленный директор, роняя скупую слезу, заявит, что трагедия произошла из-за того, что во главе Англии стояли люди, сердца которых наполнены тьмой. И доверчивые обыватели сами вручат ему власть над страной.
  Слушавший брата Томми восхищенно произнес:
  - Ну ты артист... Ладно, Боунс, так Боунс! А с Поттером что прикажешь делать?
  - Гарри станет нашим стягом, за которым пойдут люди. Сейчас, когда его популярность достигла небывалых высот, слова мальчика могут стать серьезным аргументом. С его поддержкой Боунс быстро наберет сторонников, и нам останется только дождаться ошибки Альбуса, чтобы взять его с поличным.
  В разговоре наступила пауза. Собеседники обдумывали, все ли они обсудили. И тут решил подать голос третий присутствующий.
  - Скуш-шные вы! Уйду я от вас-с! - прошипел гигантский змей и пополз в лес на охоту.
  Проводив василиска взглядом, Квиринус вспомнил об одной мелочи:
  - Кстати, ты Грейнджер-то рассказывать собираешься?
  - Да расскажу я, расскажу! - буркнул домовой эльф. - Дождусь удобного момента, и расскажу.
  - Ну-ну... - с сомнением покачал головой волшебник.
  И парочка заговорщиков направилась к выходу из подземелий.
  
  Глава 19
  
  Зима оказалась неожиданно короткой. Многие оглянуться не успели, как наступило двадцать четвертое февраля, и в Хогвартсе был проведен второй тур Турнира Трех волшебников. Он получился куда менее зрелищным, но по-своему интересным. Согласно условиям задания, чемпионы должны были за час отыскать на дне озера то, что у них отобрали, и доставить пропажу на поверхность.
  В назначенное время на помосте у самого берега появились участники. Зрители громко хлопали им с трибун, установленных посреди озера на гигантских сваях. Неизвестно, кому пришла в голову идея переместить зрительские места с берега на воду, но она оказалась весьма удачной. Все-таки сидеть на морозе, пытаясь разглядеть сквозь толщу мутной воды, чем там занимаются чемпионы, довольно скучно. А так собравшиеся могли ощущать некую сопричастность происходящему и не сетовать на выверты фантазии организаторов Турнира, решивших соригинальничать с подбором испытания для участников.
  Дождавшись, пока чемпионы продемонстрируют готовность, Бэгмен огласил им суть задания и дал отмашку на старт. Наблюдавшая за соревнованием с трибун Скитер видела, как Седрик, наколдовав себе чары головного пузыря, первым плюхнулся в ледяную воду. Невилл достал что-то из кармана, сунул в рот и принялся жевать, кривясь и морщась. Похоже, прихваченный толстячком "тормозок" пришелся ему не по вкусу.
  Гарри с Гермионой действовали иначе. Девушка взмахнула палочкой, превращая свой наряд в нечто удивительное, вмиг сделавшее ее похожей на русалку. Только не ту уродливую зверушку, что в изобилии водились в волшебном озере рядом с Хогвартсом, а в существо из маггловских сказок - сексуальную красотку с рыбьим хвостом. Помахав рукой зрителям, разразившимися восторженными криками, Грейнджер мягко скользнула в воду. А спустя несколько секунд вылетела из нее, сделала в воздухе сальто, демонстрируя присутствующим свое великолепное атлетическое тело, и снова без плеска скрылась под водой.
  Глядя на этот спектакль, Поттер неодобрительно покачал головой и продолжил заниматься своим делом. Пока Гермиона завоевывала симпатии мужской части публики, Гарри пытался выяснить местонахождение своей цели. Создав несколько хитрых приборов из оторванных от помоста досок, он с минуту наблюдал за их показаниями, затем довольно кивнул и шагнул в воду. Но не скользнул на глубину, как остальные, а неспешно зашагал по поверхности озера, словно по земле, периодически сверяясь с артефактами.
  Не ожидавшие такое увидеть зрители были в экстазе. Они даже позабыли о последнем чемпионе, наблюдая за мальчиком, осмелившимся подражать великому магу древности - Иисусу из Назарета. А Поттер был доволен - его хобби приносило плоды. Не так давно он приобрел у одного антиквара древний магический трактат времен падения Западной Римской Империи, в котором обнаружил несколько любопытных заклинаний. И вот теперь одно из них ему пригодилось.
  Тем временем Лонгботтом встал на краю настила, с опаской глядя на темную воду, и все никак не решался прыгнуть. Ласковый пинок Грюма прибавил мальчику смелости. С жалобным криком чемпион шлепнулся в озеро и камнем ушел под воду. На трибунах раздались обеспокоенные возгласы - после первого тура многие поверили в удачу Невилла и решили поучаствовать в тотализаторе близнецов. Однако непоправимого не произошло - вскоре отчаянно барахтавшийся мальчик показался на поверхности. Заметив перепонки между его пальцами и ласты на ногах, Рита предположила, что Невилл воспользовался жаборослями. Умный ход! Это растение не относилось к запрещенным в соревновании стимуляторам и не являлось магическим артефактом, так что его использование не могло быть квалифицировано судьями как мошенничество.
  Чтобы сообразить, что теперь он может спокойно дышать под водой, Лонгботтому потребовалась минута. После чего он снова скрылся с глаз, и внимание судей сконцентрировалось на Поттере. Тот уже дошел до нужного места, окружил себя яйцеподобным сверкающим коконом, трансфигурировал оторванные от помоста деревяшки в массивные гири и начал погружение, меняя их размер.
  С четверть часа ничего не происходило. Зрители обновляли согревающие чары, отхлебывали из захваченных фляжек и гадали, кто же первым справится с заданием. Затем поверхность воды разверзлась, явив мокрого и очень недовольного Мальчика-Который-Выжил. В его руках была бессознательная вейла, которая, оказавшись на воздухе, моментально пришла в себя и закашлялась. Крутнувшись на месте, Гарри со своей добычей аппарировал на помост. Уложив девушку на доски, он принялся накладывать на нее диагностирующие и целительские заклинания. Не забыл мальчик и про себя - вскоре от мокрой одежды парочки повалил пар.
  А тем временем на берег вышла Гермиона. Или, скорее, выползла, так как ее очаровательный покрытый сверкающей чешуей "хвостик" на суше только мешал. За собой она тащила бесчувственного Крама. Сменив наряд на более подобающий, смелая девушка, которую публика щедро наградила овациями, занялась приведением в порядок спутника. Далее чемпионы и их "трофеи" были переданы колдомедику Хогвартса. Помфри влила в них бодроперцовое зелье и приступила к тщательному осмотру.
  Снова потянулось томительное ожидание. Зрители развлекали себя, как могли. Общались, обсуждали продемонстрированные участниками таланты. Коротая время, Скитер принялась набрасывать будущую статью. И вот, наконец, спустя минуту после истечения контрольного срока появился Седрик, сжимающий в руках Чжоу Чанг. Несмотря на то, что в отведенное время хаффлпаффец не уложился и промерз до костей в февральской водичке, расстроенным он не выглядел. А лучшей наградой для чемпиона Хогвартса стал поцелуй, который ему подарила спасенная под восхищенный свист, доносящийся с трибун.
  Невилл появляться не торопился, обнадеживая учеников, поставивших на смерть мальчика. Когда же судьи всерьез забеспокоились и уже подумывали послать на его поиски спасательную команду, зрители заметили у берега какую-то возню. Как оказалось, четвертый чемпион все же сумел выполнить задание и освободить последнего заложника, которым, как многие наверняка догадались, оказалась Джиневра Уизли. Однако Невилл затянул с поисками, и в результате действие жаборослей кончилось в момент буксировки девушки на сушу.
  Мальчику, легкие которого стремительно заполнялись водой, удалось каким-то чудом вытолкнуть Джинни на поверхность. От соприкосновения с воздухом чары оцепенения развеялись, и Седьмая Уизли очнулась. Завизжав от страха, она принялась барахтаться на мелководье, пока, наконец, не сообразила двинуться к берегу, прихватив с собой и своего кавалера. Гриффиндорку встретила на берегу мадам Помфри, которая оказала первую помощь Лонгботому, продемонстрировав немалый опыт применения реанимационных заклинаний. В умелых руках колдомедика нахлебавшийся воды Невилл передумал помирать, ну а Поппи удалила с одежды и волос мальчика водоросли, после чего утащила детей к себе в палатку поить бодроперцовым зельем.
  На этом второе испытание было окончено. Посовещавшись с предводительницей русалок, судьи снова продемонстрировали степень своей объективности. Усилия Поттера они оценили в сорок очков (все, кроме Каркарова, снизили бал за неэффективность кокона, который помешал мальчику освободить заложника и остаться сухим... ну и за позерство, конечно же), Грейнджер выдали сорок четыре (Дамблдору не понравился излишне фривольный костюм для подводного плавания, а присутствовавший вместо Крауча Перси заглядывал белобородому старцу в рот), Седрика наградили утешительными тридцатью, ну а Невиллу досталось двадцать пять. Надо сказать, высшие оценки Альбуса и Уизли, которые те подарили едва не отбросившему копыта чемпиону, вызвали громкий смех и свист на трибунах. Многие зрители даже не стали задерживаться, чтобы послушать, какие на этот раз отговорки придумает директор Хогвартса.
  Рита была довольна - ее статья получится замечательной. А особую изюминку ей придадут слова Поттера, который в благодарность за освобождение из лап колдомедика дал Скитер очередное эксклюзивное интервью, в котором пообещал подать в суд на организаторов Турнира за то, что они привлекли к участию в испытании посторонних лиц, даже не спрашивая их согласия.
  - Не мне вам рассказывать, насколько опасны соревнования Турнира, - заявил журналистке Мальчик-Который-Выжил. - Заложники вполне могли пострадать. Им и так была нанесена тяжелейшая моральная травма. Представьте, как бы вы себя чувствовали, заснув в своей постели, а по пробуждению обнаружив себя в ледяной воде? Такое наплевательское отношение к жизни и здоровью настораживает. А если вспомнить, что двое заложников не являются гражданами магической Англии, думаю, дело получит поддержку европейской общественности! Флер и Виктор согласны на процесс, а я окажу им посильную помощь в оформлении всех необходимых бумаг.
  - И Министерству в который раз придется раскошелиться! - весело объявил стоявший рядом Блэк, который собственными глазами наблюдал за выступлением крестника.
  Скитер была полностью согласна с Сириусом.
  
  * * *
  
  В подземном зале с колоннами было все так же сыро и холодно. Оно и понятно - на дворе март месяц, каминов в тайной комнате предусмотрено не было, а весело потрескивающий костерок не мог согреть сидевших вокруг него волшебников, как ни старался. Правда, гости подземелья на это и не рассчитывали. Их теплую одежду надежно защищали от влаги специальные заклинания, а огонь был нужен исключительно для создания дружеской атмосферы.
  - Гарри, ты как? - поинтересовалась Грейнджер, забравшаяся с ногами на трансфигурированное кресло.
  Мальчик-Который-Выжил, уже минуту не сводивший глаз с завораживающего танца язычков пламени, ответил:
  - Пытаюсь прийти в себя. Все-таки подобные новости не каждый день можно услышать... Ты знала об этом?
  Девушка кивнула.
  - Как давно?
  - Томми огорошил меня рассказом о своей прошлой жизни еще в январе.
  - И как ты отнеслась к тому факту, что являешься ученицей Темного Лорда?
  - Я этим горжусь! - с вызовом заявила Гермиона.
  - Справедливости ради следует отметить, что Темным Лордом Томми считаться не может, - произнес единственный присутствующий на тайном собрании под Хогвартсом взрослый волшебник. - Во-первых, у него по понятным причинам нет памяти о получении этого "почетного" звания. Во-вторых, после слияния личность Тома Реддла претерпела сильные изменения, поэтому соотносить Томми с Волдемортом нельзя.
  - А вас, значит, можно? - уточнил Поттер, глядя на вольготно развалившегося в своем кресле мага.
  - Братишка, ты чем слушал? - ехидно осведомился домовик. - Мы же тебе объяснили, что в результате слияния от души Волдеморта ничего не осталось. Растворилась она, усвоившись душами истинных хозяев тел. И если мне еще повезло - поскольку Добби был слишком глупым, я сохранил основные черты характера хогвартского старосты, а вот старшей версии достался полноценный маг, который основательно трансформировал сущность Тома Реддла. Настолько, что теперь никто не может опознать в нем Лорда Судеб. К примеру, я так ничего не заподозрил, хотя почти год провел рядом! А если все еще сомневаешься, вспомни, что и сам на какую-то часть являешься Темным Лордом. И пусть благодаря ритуалу твоего Балитина огромный массив накопленных знаний исчез без следа... Мерлин, я до сих пор не могу поверить, что русский доктор смог отказаться от такого сокровища! Окажись я на его месте, наверняка придумал бы, как извлечь крестраж и забрать его себе. А он просто уничтожил архив бесценной информации! Варвар... Так, о чем это я? Короче, несмотря на отсутствие знаний Темного Лорда, тебе достались многие его навыки. Так что если надумаешь считать нас чудовищами, добавь в этот список и себя!
  - Томми, успокойся! - приказал Квиррелл. - С чего ты вообще завелся? Тебя чудовищем еще никто не обзывал.
  - Да просто бесит он меня! - обиженно заявил домовик, кивнув на Поттера. - Мы тут ему, можно сказать, душу излили, а он сидит, как истукан, и ни на что не реагирует. Как тут понять, нравится ему факт обретения сразу двух старших братьев или нет?
  Грейнджер усмехнулась:
  - Скажи спасибо, что он в вас авадами кидаться не начал.
  - А ты подожди, - парировал домовик. - Сейчас он немного посидит, переварит информацию и покажет всем Кузькину Мать! Помнишь, мы с тобой "Горца" на каникулах смотрели? Вот как достанет Гарри меч из-за пазухи и с криком: "Останется только один!" начнет нам головы рубить - что тогда скажешь?
  Гермиона хрюкнула, представив такую картинку. Поттер, знакомый с голливудским шедевром, тоже ухмыльнулся, и ледок отчуждения был сломлен. Гарри поделился некоторыми подробностями своей жизни, которые нашли живой отклик у слушателей. В ответ Квиррелл с Томми, уже не сомневающиеся в лояльности мальчика, выдали ему информацию о амбициозных планах директора. Она заставила Поттера снова надолго уйти в себя. Когда же юрист разложил все полученные сведения по полочкам, то уточнил у Квиринуса:
  - И все-таки, почему вы уверены, что в создании последнего крестража виновен Дамблдор?
  - Потому что "случайно" такое получиться не могло, - охотно ответил профессор. - Душа - это тебе не живой организм, который размножается почкованием. Она не имеет привычки делиться на кусочки, что бы там не говорил твой доктор. К тому же, если бы осколок души действительно искал себе "теплое местечко", в результате чего оказался в оставленном авадой шраме, он бы наверняка захватил тело младенца, не способного оказать сопротивления. Либо растворился в его душе, усилив ее и передав свои знания. Однако этого не произошло, из чего следует, что "отщепенца" снабдили всеми сопутствующими заклинаниями. Учитывая же, что именно Альбус подсунул Тому Реддлу книгу о крестражах и организовал ловушку на Темного Лорда в доме твоих родителей, я считаю его участие наиболее вероятным.
  Поразмыслив, Гарри счел аргументы убедительными, и задал присутствующим самый важный вопрос:
  - Зачем я вам понадобился? Ведь вы пригласили меня сюда не только для того, чтобы расспросить о проводимом в Дурмстранге ритуале?
  Переглянувшись с Квирреллом, Томми оскалился:
  - А это - самое интересное. Мы хотим захватить мир! И ты нам в этом поможешь!
  
  * * *
  
  Поздним вечером бодрствующие обитатели северного крыла Хогвартса могли наблюдать в окна одинокую влюбленную парочку, неспешно прохаживающуюся у кромки Запретного леса. Обладавшие хорошим зрением могли опознать в подростках Поттера и Грейнджер, которые, согласно слухам, после успешного рассмотрения дела о дерзком похищении иностранных граждан с территории другого государства (к которой по закону относились карета Шармбатона и парусник Дурмстранга, откуда заложников по приказу директора умыкнули домовики Хогвартса) перешли на новый виток в отношениях. И хотя сообщений о помолвке еще не было, все были уверены, что она не за горами.
  Но в данный момент бродившие по английской школе сплетни чемпионов не волновали. Им настоятельно требовалось проветрить мозги после разговора с "братьями". Кроме того Гарри терзали муки совести - мальчик нарушил данное Каркарову обещание, рассказав о лечении посторонним. Утешал тот факт, что иначе он поступить не мог. Все-таки когда сам Темный лорд в двух его ипостасях высказывает абсолютно верные предположения по поводу магического ритуала, который привел к очень неожиданным последствиям, и заявляет, что рад, что все так получилось...
  - Как тебе твои новые родственники? - полюбопытствовала девушка, сбивая Гарри с мысли.
  Тот подумал и честно ответил:
  - Они странные. Такое чувство, что у них не все в порядке с головой. Шутят с крайне серьезными вещами, постоянно подкалывают друг друга и, как мне показалось, воспринимают все происходящее как какую-то игру.
  Гермиона пожала плечами:
  - А иначе нельзя. Если смотреть на все вещи серьезно, долго не продержишься. Либо прогнешься под окружающий мир, либо свихнешься от осознания его несовершенства. А помимо всего прочего юмор удобен тем, что не позволяет тебе забыть об одной простой вещи - нужно жить не по навязываемым окружающими правилам, а в свое удовольствие.
  - Любопытная философия. Это тебя Томми научил?
  - Своим умом дошла. И вообще, чем он тебе не угодил? Я же видела, с каким неодобрением ты посматривал в его сторону.
  - Да чересчур буйный он какой-то! Если Квиринус еще производит впечатление адекватного человека, то Томми напоминает мне подростка с бушующими гормонами. Не может усидеть на месте, сосредоточиться на деле, не обращает внимания на детали... я сказал что-то смешное?
  - Нет, - ответила улыбающаяся Грейнджер. - Просто ты угодил в яблочко. У моего наставника действительно проблемы - в этом возрасте у домовиков начинается половое созревание, поэтому его психика пошла вразнос. Сам понимаешь, благодаря богатому прошлому к представительницам своего вида Томми тяги не испытывает, а физиологический контакт с человеческими женщинами облегчения ему не приносит - когда пропадает эффект оборотного, гормональный дисбаланс возвращается. К тому же из-за серии экспериментов по улучшению тела этот переходный возраст несколько затянулся. Вот он и мучается... бедняга.
  Гарри кивнул:
  - Тогда понятно. А я уже переживать начал... Кстати, ты можешь объяснить, что мне нужно говорить на встрече с Боунс и ее друзьями? Квиррелл тогда от ответа уклонился, а Томми снова ерничать начал. Я же до сих пор теряюсь в догадках.
  Девушка махнула рукой:
  - Не переживай! Это не доклад на научной конференции, к которому нужно готовиться. Амелия и верные ей волшебники просто хотят оценить твою адекватность и желание сотрудничать. По сути, эта встреча - всего лишь дружеская беседа, во время которой вы должны получше узнать друг друга... Но советую на ней не филонить. Второго шанса произвести первое впечатление у тебя не будет.
  - И что посоветуешь?
  - Заинтересуй собравшихся, покажи, что не являешься марионеткой, убеди в том, что с твоим мнением им придется считаться...
  Речь Гермионы была прервана треском веток. Из-за кустов на открытое пространство выбрался человек, в котором Гарри с удивлением узнал Бартемиуса Крауча, поисками которого вот уже несколько месяцев занималось Министерство. Выглядел маг плохо - небритый, исхудавший, с порванной и заляпанной грязью одеждой. Складывалось впечатление, что он несколько дней блуждал по Запретному лесу. Кроме того в глазах Крауча не наблюдалось осмысленности. Он бормотал что-то себе под нос и размахивал руками, будто общался с невидимым собеседником.
  - Мистер Крауч! - попытался Поттер привлечь внимание волшебника.
  Тот обратил на мальчика полубезумный взор и заявил:
  - Уизли, отправьте письмо директору Дурмстранга с уведомлением, что мы получили все необходимые документы на участников... И пошлите сову мадам Максим. Для ее ученицы будет сделано исключение, поэтому...
  Мальчик-Который-Выжил удивленно поглядел на подругу:
  - Что это с ним?
  - Похоже на остаточное действие империуса, - уверенно ответила та, доставая палочку. - Сейчас узнаем точно. Энервейт!
  Заклинание оказало мгновенный эффект. Взор Крауча прояснился. Оглядев подростков, он пошатнулся, неловко взмахнул руками и собирался повалиться на мокрую землю. Но Гарри удалось подхватить грузное тело и мягко опустить его, прислонив спиной к стволу ближайшего дерева.
  - Кто вы? - едва слышно выдавил волшебник.
  - Чемпионы Турнира, - пояснил мальчик, накладывая диагностирующие заклинания и констатируя сильнейшее истощение, обезвоживание и многочисленные ушибы конечностей. - Вы находитесь рядом с Хогвартсом. Сейчас я позову колдомедика...
  - Хогвартс! - внезапно оживился Крауч. - Мне срочно нужно... увидеть Дамблдора! Я совершил... большую ошибку... Он здесь...
  Порыв сменился упадком сил. Бартемиус с трудом переводил дух, словно после многокилометрового забега. Трансфигурировав из пожухлого листика стакан, Гарри с помощью агуаменти наполнил его водой и подал магу. Тот начал пить, едва не захлебываясь от жадности. Когда же стакан показал дно, Крауч нашел в себе мужество подняться. Опираясь на плечо Гарри, он хрипло скомандовал:
  - Ведите меня к Альбусу!
  - А зачем вам к нему? - поинтересовалась Гермиона.
  - Потом узнаете, - безапелляционно заявил маг.
  - Конечно, узнаем! - отозвалась девушка, бросая в Крауча оглушающее заклинание. - Гарри, твоя мантия-невидимка с собой?
  - Разумеется. Но зачем ты его вырубила?
  - Включи мозги! У нас в руках похищенный глава Департамента Магического Международного Сотрудничества, которого больше полугода держали под империусом - я уверена, что те слова, которые он произнес перед тем, как очнуться, относились к его последним воспоминаниям. Кроме того мы имеем директора, который после скандала с сыном Крауча постарался нивелировать все положительные изменения законодательства, устроенные бывшим председателем Визенгамота, а сейчас планирует развязать в Англии новую гражданскую войну. Как думаешь, каковы шансы, что Бартемиус после встречи с Альбусом останется в живых и в своем уме?
  - Твои предложения? - деловито осведомился Поттер.
  - Спросить совета у братьев.
  Признав, что в идее Гермионы имеется рациональное зерно, Мальчик-Который-Выжил достал из кармана артефакт. Спустя несколько секунд парочка, убедившись, что из замка за ними никто не наблюдает, поспешила в обратном направлении к одному из ходов, ведущих в подземелья. За ними летело скрытое мантией-невидимкой тело бесчувственного волшебника. Подросткам потребовалось всего несколько минут, чтобы вернуться в зал, где у догорающего костерка все так же сидели братья, занятые обсуждением дальнейших планов.
  - Что стряслось? - поинтересовался Томми у воспитанницы.
  - Вот что! - ответила та, сдергивая мантию с оглушенного мага.
  - Крауч? - удивленно воскликнул Квиррелл. - Где вы его нашли?
  - Он сам нас нашел, - сказал Гарри. - Вышел из Запретного леса, когда мы проходили рядом.
  Братья переглянулись.
  - Ты думаешь о том же, о чем и я? - уточнил домовик.
  - Натуральная подстава, - кивнул профессор маггловедения. - Нужно срочно делать ноги, пока авроры не нагрянули!
  - Постойте, какая подстава? О чем это вы? - спросил хлопавший глазами Поттер.
  - Ну ты и тугодум, братишка! - не упустил Томми повода поддеть мальчика. - Представь, что будет, если всю нашу компанию обнаружат с пропавшим Главой Департамента Международного Магического Сотрудничества! Да мы даже не успеем ничего сказать в свою защиту, как окажемся в Азкабане! Уверен, Альбус именно на это и рассчитывает.
  - Хорош галдеть, шевелим ногами! - приказал Квиринус, и все бросились к выходу на поверхность.
  А древний змей с очень острым слухом, пытавшийся задремать в удобном теплом логове, оборудованным для него самим Салазаром, недовольно прошипел:
  - Вот неугомонные детеныш-ши! Вс-се бегают, с-суетятс-ся...
  Свернувшись кольцами, василиск устало вздохнул и закрыл глаза, радуясь, что беспокойные наследники Слизерина, число которых сегодня увеличилось ровно на штуку, решили продолжить свои игры на поверхности.
  Вышеупомянутая компания, выбравшись из-под земли, огляделась и направилась к границе антиаппарационных чар. Но не успела пройти и десятка метров, как позади них хрустнул сучок. В следующий миг лишь великолепная скорость реакции позволила Поттеру избежать луча заклинания, выпущенного неизвестным магом из-за кустов. Мгновенно развернувшись, мальчик выхватил посох и отправил в прячущуюся за ветками неясную фигуру первое попавшееся заклинание. Благое начинание поддержали остальные
  У нападавшего не было ни шанса. Огрызнувшись авадой, которая ушла "в молоко", он принял сразу два парализующих проклятия, и свалился на землю. Убедившись, что к поверженному противнику не спешит подходить подкрепление, маги решили посмотреть, кого они завалили. В изрядно поредевших кустах обнаружился Аластор Грюм под аврорской мантией-невидимкой, которая по эффективности намного уступала Поттеровской. Почесав в затылке Томми осведомился:
  - И почему он на нас напал? Неужели, Грюм полагал, что сможет задержать нас в одиночку? Но со стороны Дамблдора это - чистой воды глупость. В данном случае лучше было действовать официально.
  - Не смог вовремя отреагировать и использовал те силы, что были под рукой? - предположила Гермиона.
  - Тогда почему сам не появился? - спросил Гарри.
  - Мои дорогие, вам не кажется, что сейчас не самое подходящее время для обсуждения? - ехидно напомнил Квиррелл. - Тем более, зачем задавать риторические вопросы, если ответы на них в буквальном смысле валяются у нас под ногами? Томми, ты сможешь перенести всех нас в особняк Боунсов?
  - Куда ж я денусь? - со вздохом отозвался домовик.
  Спустя несколько секунд лишь примятая трава и срезанные заклинаниями ветки напоминали о произошедшей в Запретном лесу скоротечной схватке.
  
  * * *
  
  Филиус Флитвик учить умел и любил. В этом Гарри имел возможность убедиться на каждом дополнительном занятии, о которых он смог договориться с добродушным полугоблином еще в начале года. Причем, что любопытно, темы этих уроков варьировались от лекции на тему ошибок при создании магических артефактов до самой настоящей дуэли с последующим ее разбором. Поттеру было крайне интересно поучиться составлению заклинаний у настоящего мастера, ну а Флитвик с немалым любопытством копался в специфических основах дуэльной техники, преподаваемой в Дурмстранге. И расставались волшебники неизменно довольные проведенным временем.
  Чувствуя приятную усталость, оставшуюся после череды магических поединков, во время которых мальчик пытался подловить чарами щекотки необычайно юркого полукровку, Поттер в прекрасном настроении шагал по коридорам Хогвартса. Правда, от этого настроения не осталось и следа, когда, в очередной раз свернув, Гарри нос к носу столкнулся с Дамблдором. Не подав виду, юный волшебник вежливо поздоровался с директором, отвесив короткий поклон, и хотел было пройти мимо, однако Альбус не позволил этого сделать.
  - Мой мальчик, позволь украсть несколько минут твоего драгоценного времени.
  - Господин директор, я же просил не называть меня так! - возмутился Поттер.
  - А, прости, запамятовал. Так ты уважишь просьбу старика?
  Понимая, что отказ будет выглядеть грубо, Гарри осведомился:
  - Что вы хотели?
  На всякий случай чемпион сунул руки в карманы, нащупав в одном из них аварийный портключ, снабженный таким количеством силы, что мог пробить даже антиаппарационные щиты Хогвартса. Если что-то пойдет не так, он всегда успеет сбежать.
  - Всего лишь хотел поинтересоваться, готов ли ты к завтрашнему испытанию, - с ласковой улыбкой произнес Альбус. - Многие ученики... и даже некоторые преподаватели моей школы абсолютно уверены в твоей победе.
  - А вас это смущает? - не удержался от колкости Поттер.
  - Ну, что ты такое говоришь! В Турнире должен победить достойнейший, и я полагаю, именно так и случится. Однако в данный момент мне хочется узнать, что ты намерен делать после окончания соревнований.
  - Вернусь в Дурмстранг и закончу свое обучение. По-моему, это очевидный шаг.
  - А тебя не смущает, что тем самым ты подорвешь репутацию своей родины? После такого поступка авторитет Англии на международной арене упадет до ноля, владеющие магией жители Британских островов начнут массово эмигрировать в другие страны, мирное общество захлестнет волна преступности...
  - По-моему, вы преувеличиваете, господин директор! - перебил Дамблдлора чемпион. - Даже если мне удастся одержать победу в Турнире, она лишь наглядно продемонстрирует недостаточность уровня образования Хогвартса (что, впрочем, видно невооруженным взглядом), но не приведет к тем плачевным событиям, которые вы описываете. Их может вызвать неграмотная политика Министерства магии. Конечно, в том случае, если оно продолжит подражать страусу, засовывая голову в песок и делая вид, что не замечает накопившихся в обществе проблем. У вас все? Если да, то я пойду. У меня еще много дел - нужно хорошенько отдохнуть перед третьим туром.
  Не дождавшись ответа, Гарри развернулся. Но у Великого Волшебника были иные планы. Достав из рукава палочку, он решительно произнес:
  - Империо!
  Поттер застыл на месте, а Дамблдор подошел к юному чемпиону, глаза которого остекленели, потеряв живой блеск, и добавил:
  - Прости, мой мальчик. Это ради всеобщего блага!
  
  Глава 20
  
  Амелия Сьюзен Боунс, выдающаяся колдунья, глава Департамента Охраны Магического Правопорядка, а также почетный член Визенгамота сидела за столом в своем министерском кабинете и размышляла. Сегодня вечером в Хогвартсе должно было состояться финальное испытание Турнира Трех Волшебников. Сегодня, как утверждал один школьный профессор, должна была решиться судьба магической Англии. Все уже готово - стратегия разработана, рассредоточенные по стране группы быстрого реагирования ждут сигнала Амелии, а добровольные помощники, снабженные всеми необходимыми документами, дарующими им исключительные по широте полномочия, готовы в любой момент начать выполнение плана Квиррелла по захвату власти в стране.
  Квиррелл... Надо признать, Боунс была сильно удивлена, когда зимой случайно повстречала Квиринуса в министерской столовой. Посетивший Министерство по какой-то пустяковой надобности (то ли для восстановления утерянной справки, то ли для сверки имущественного договора - Амелия не могла точно вспомнить) волшебник очень обрадовался, увидев колдунью, с которой давным-давно учился вместе на одном факультете. Слово за слово - и Боунс сама не поняла, почему пригласила обаятельного профессора к себе домой.
  Годы сильно изменили Квиррелла, но только в лучшую сторону. Робкий, изнеженный домашним воспитанием мальчик, отчаянно боровшийся с комплексом неполноценности, превратился в остроумного привлекательного и уверенного в себе мужчину. Своим поведением, галантностью и неподдельной искренностью он быстро очаровал одинокую женщину, и Амелия не была расстроена, когда наутро после шикарного ужина под бутылочку изысканного вина проснулась с профессором в одной постели.
  В тот день, занимаясь обычными делами в Министерстве, она замечала на себе много удивленных (а порой откровенно завистливых) взглядов сотрудниц и ощущала небывалый душевный подъем. Однако на одной случайной встрече история их отношений не закончилась. Всю неделю Боунс проводила вечера в компании Квиринуса, чувствуя себя мартовской кошечкой, таявшей от внимания и ласк своего кавалера. А потом профессор вдруг завел разговор о плачевной ситуации в стране. Для Амелии тема была крайне болезненной. Она долго жаловалась собеседнику на продажных чиновников, на некомпетентное руководство, на инфантильного министра, который существует только для галочки и за время своего правления еще ничего полезного не сделал.
  Боунс говорила и говорила. Она была не в силах заткнуть фонтан своего красноречия, в кои-то веки отыскав понимающего слушателя. А когда женщина выплеснула наболевшее, Квиррелл поделился с ней информацией, от которой уши главы ДОМП начали заворачиваться в трубочку. Боунс не могла поверить, что пресса не преувеличивает, и в Хогвартсе, многие столетия считавшимся самым безопасным местом в Англии, творится форменное безобразие. А Квиринус на этом не остановился и предоставил своей любовнице тщательно подобранные воспоминания, письменные свидетельства очевидцев и документы, неопровержимо доказывающие причастность Дамблдора к эскалации конфликта во время гражданской войны, а также активной подготовке к новому противостоянию, которое вскоре должно повергнуть страну в хаос.
  Амелия быстро справилась с шоком и была готова сорваться в Министерство, чтобы лично возглавить оперативную группу, которая отправится на задержание директора, однако Квиррелл мягко обнял волшебницу и заявил, что никуда бежать не нужно. Смысла нет. Когда же пылающая праведным гневом Боунс потребовала объяснений, профессор достал из кармана пухлую папку. Там было все. Взятки, заказные убийства, шантаж, работорговля, контрабанда, грабежи... В общем, полный набор преступлений, в которых оказались замешаны многие сотрудники Министерства.
  - Похожая папочка есть у Дамблдора, - пояснил Квиринус.
  Амелия была ошеломлена и раздавлена. Она понимала, что держит в руках ядерную бомбу. И если кто-нибудь из высшего руководства узнает о существовании данного компромата, Боунс даже не успеет попрощаться с племянницей.
  - Но откуда? - потерянно спросила женщина.
  В качестве ответа профессор показал ей необычный перстень с черным камнем, который был способен вызывать с того света души умерших. По легенде, приводившейся в "Сказках Барда Бидля", данный артефакт был создан самой Смертью, однако Квиринус придерживался иной теории - что автором так называемого "воскрешающего камня" был один из братьев Певереллов.
  Дабы не быть голословным, Квиррелл продемонстрировал работу перстня, и Боунс смогла пообщаться со своим братом, который назвал ей имена убийц своей семьи. Ведь те даже не пользовались оборотным, щеголяя перед заведомыми смертниками в своем истинном облике. Пожирателями Смерти ликвидаторы не являлись - в основном, это были обитатели Лютного, неоднократно задерживаемые аврорами. Но одного из мерзавцев, осиротивших Сьюзен, Амелия прекрасно знала. Он до сих пор работал в Департаменте Магического Хозяйства.
  После столь убедительного доказательства волшебница обеими руками поддержала идею Квиррелла о наведении порядка в магической Англии. Она понимала, что заразу нужно выжигать каленым железом, поэтому о законных методах смены руководства даже не вспоминала. Определившись с целями, заговорщики начали набирать сторонников. Верных, умных, деятельных и столь же сильно недовольных творящейся вокруг мерзостью. Старая гвардия аврората, изрядно поредевшая во время противостояния с Волдемортом и его кукловодом, сразу откликнулась на призыв. Многие влиятельные волшебники, потерявшие в войне близких, также присоединились к оппозиционному анклаву. Квиринус вносил свою лепту, знакомя Амелию с очень интересными личностями...
  А в начале марта произошло непредвиденное - в штаб-квартиру заговорщиков был доставлен пропавший Крауч вместе с Аластором Грюмом, который впоследствии оказался не Грозным Глазом, а сыном главы Департамента Международного Сотрудничества, доселе считавшимся мертвым. После экспресс-допроса стало понятно, каким образом Краучу-старшему удалось вытащить Барти из Азкабана. Также заинтересованным лицам удалось восстановить хронологию последующих событий.
  Преступника, которого отец долгие годы держал под домашним арестом, освободил дух Темного Лорда, явившийся своему самому преданному стороннику и каким-то образом устранивший приглядывавшую за пленником домовушку. И именно Барти запустил в небе над стадионом Темную Метку, когда группа волшебников, желавших продемонстрировать, что идеи чистой крови в Британии не забыты, устроила бесчинства на Чемпионате мира. Да только демонстрация провалилась - появился Гарри Поттер и, как обычно, все испортил. Чертов герой!
  Волдеморт был недоволен, но добраться до причины его поражения не представлялось возможным. Зато в Хогвартсе имелся Невилл Лонгботтом, которого директор постепенно превращал в оружие, способное победить возрожденного Лорда Судеб. Этому нужно было помешать, и Барти пробрался в школу под личиной Грюма. Он думал, что быстро справится с заданием - похитит мальчишку и сбежит, переведя все стрелки на Грозного Глаза. Но от первоначального сценария пришлось отказаться. А все потому что, пленив Крауча-старшего, господин выяснил, что в школе будет проводиться Турнир, на который приедет сам Гарри Поттер. Таким подарком судьбы грех было не воспользоваться! И мудрый Темный Лорд разработал гениальный план, способный помочь ему добиться двух целей - и заклятого врага уничтожить, и новое тело заполучить.
  После лже-Грюму осталось только опустить в Кубок бумажку с именем Невилла и помогать Лонгботтому справляться с заданиями Турнира. Ведь именно его тушку собирался захватить Темный Лорд сразу после победы. А что? Получится крайне символично - Избранный, которого многие считают прямо-таки Мессией, станет новым вместилищем для духа будущего владыки магической Англии! Ну а ликвидация Гарри Поттера, кровь которого должна послужить катализатором ритуала переноса сущности, пойдет приятным бонусом, который особо не всколыхнет общественность. Все же гибель чемпионов в Турнире - нередкое явление.
  Для ритуала все было готово. С посильной помощью сбежавшего из Азкабана Петтигрю был изготовлен гомункул, в которого вселился дух Волдеморта. Существо получилось мерзкое и постоянно требовало внимания - его нужно было регулярно кормить, поить необходимыми зельями, мыть и развлекать. Сидеть сутками в одиночестве капризный Темный Лорд не желал. За ним ухаживал Хвост, который от усталости забыл обновить империо, наложенное на Крауча-старшего. В момент просветления пленнику удалось ослабить оковы на разуме и сбежать. А спустя двое суток Барти в окошко случайно заметил своего отца с двумя чемпионами и стремглав помчался избавляться от помехи, способной помешать планам любимого господина. Ну и получил достойный отпор, вместо двух сопливых подростков нарвавшись на четверку опытных магов.
  Разумеется, любой здравомыслящий человек скажет, что поведение Крауча-младшего, да и весь этот "гениальный" план был бредом сумасшедшего. И это на самом деле так! Время, проведенное в Азкабане, сказалось на разуме мужчины не лучшим образом. Последующий домашний арест под империо, накладываемым родным отцом, улучшения не принес. Ну а частый прием оборотного зелья и необходимость выдавать себя за другого человека довершили процесс. Говоря простыми словами, Барти стал конченным психом. Именно поэтому он не замечал абсурдности в затее своего господина. Именно поэтому не понимал, что близко знавший Грюма Дамблдор обязан был раскрыть его обман.
  Более того, покопавшись в голове пленника, Квиррелл уверенно заявил, что все эпизоды с духом Темного Лорда являются фальшивкой. Они были изготовлены искусным легилиментом и вложены в память ничего не заподозрившего Барти. А вот гомункул - самый настоящий. С точки зрения магической практики, это было логично. Ни один волшебник не может намеренно создать призрака или полтергейста. О ритуале, с помощью которого маг мог подчинить себе дух усопшего, также никто не слыхал. Зато в живой организм (или относительно живой - вспомнить хотя бы охранявшую директорский кабинет каменную горгулью!) можно легко вложить все необходимые алгоритмы поведения. Что и было проделано, обеспечив бывшим Пожирателям иллюзию возвращения Волдеморта с того света.
  В тот день, посовещавшись, заговорщики решили стереть Барти память о нескольких часах и вернуть его в школу, для верности накачав огневиски. Увы, показания пленника не позволяли доказать причастность Дамблдора к "возрождению" Лорда. Крауч-старший остался в поместье Боунсов, обзаведясь симпатичной розочкой на левом плече. Все же он был умным и опытным волшебником и мог оказаться полезным как во время подготовки государственного переворота, так и после. Ну а на организацию побега заключенного можно было закрыть глаза. Тем более, особой вины, кроме участия в незаконной организации, за его сыном не числилось...
  Вынырнув из воспоминаний, Амелия посмотрела на часы. Скоро должен сработать портключ, который переместит волшебницу в Хогвартс. Боунс будет наблюдать за третьим испытанием Турнира из первых рядов вместе со своим официальным кавалером. Поскольку дело близится к финалу, Квиррелл все же решил обнародовать их отношения. И слава Мерлину! Больше домовику Грейнджер не придется изображать профессора, литрами употребляя оборотное. Квиринус станет проводить с ней больше времени, не опасаясь слежки Дамблдора, а Амелии больше не придется лгать коллегам о своем любимом мужчине. И если сегодня все пройдет хорошо, она поделится с ним своей радостью...
  Женщина мечтательно улыбнулась, поглаживая себя по животу.
  
  * * *
  
  В очередной раз Хогвартс оказался в центре всеобщего внимания. Оно и понятно - сегодня в британской школе должно состояться заключительное испытание, которое решит, кому из чемпионов достанется награда и вечная слава. Ради этого на поле для квиддича специалисты вырастили живую изгородь, сформировав из нее огромный лабиринт, который населили крайне опасными существами и растениями. Да уж, на сей раз участникам придется действительно постараться, чтобы справиться с заданием!
  Приближался вечер, и зрители спешили занять места на уже знакомых трибунах, установленных перед входом в зеленый лабиринт. Судейская коллегия, по обыкновению, устроилась за столом в самом центре. В ее составе снова наблюдались небольшие изменения - вместо Перси Уизли рядом с Дамблдором восседал сам министр магии Корнелиус Фадж с неизменной шляпой-котелком на голове. Зрители гадали над причиной перемен. Уж не связаны ли они с тем, что молодой помощник до сих пор не найденного Крауча не справился с возложенными на него обязательствами?
  Наконец, настало время "икс", и на площадке перед входом появились чемпионы. Гермиона широко улыбалась и махала публике рукой, Диггори неумело пытался ей подражать, однако улыбка хаффлпаффца казалась вымученной, неестественной. Бледный Невилл, даже не думавший приветствовать своих фанатов, плелся позади. А что же Гарри Поттер? Мальчик-Который-Выжил выглядел спокойным и расслабленным, но внимательные волшебники могли заметить его странный расфокусированный взгляд. Как будто перед выходом Герой выпил бутылочку успокоительного и сейчас не вполне осознавал, что происходит вокруг.
  Бэгмен особой наблюдательностью не отличался. Встретив участников, он воспользовался сонорусом и торжественно объявил о начале третьего, заключительного испытания Турнира Трех Волшебников. Людо напомнил присутствующим о текущих результатах - лидером была Грейнджер, набравшая восемьдесят шесть баллов, ей в затылок дышал Поттер, уступающий девушке всего на одно очко, третье место занимал Диггори, заработавший шестьдесят восемь, ну и на последнем оказался Лонгботтом с его сорока пятью баллами.
  - А теперь о предстоящем задании, - заявил Бэгмен. - Оно простое - чемпионам нужно достигнуть центра лабиринта, где установлен Кубок Огня. Кто первым его коснется, тот и станет победителем Турнира Трех Волшебников!
  Публика взорвалась аплодисментами. Первой должна была идти Гермиона. После отмашки, девушка вошла в лабиринт и скрылась из вида. Зрители были разочарованы - опять они пропускают все самое интересное! Интересно, кто придумал продавать билеты на такие "интересные" шоу? А пока волшебники на трибунах открыто выражали свое возмущение очередной промашкой организаторов, Бэгмен дал сигнал Гарри, все это время простоявшему с отсутствующим выражением лица. Чемпион Дурмстранга скорым шагом последовал за шармбатонкой и тоже растворился в буйной зелени.
  Никто не видел, как Поттер, добравшись до первой же развилки, свернул направо и в нерешительности остановился, вертя головой по сторонам.
  - Что-то потерял? - весело поинтересовалась Грейнджер, вылезая из живых кустов.
  Гарри резко развернулся, выхватив палочку и направив ее на шармбатонку.
  - Ты чего? - удивилась девушка.
  - Извини, рефлекс, - смущенно отозвался Мальчик-Который-Выжил, опуская оружие.
  Тряхнув головой, он провел рукой по лицу, словно снимая с него невидимую паутину, и нервно пожаловался подруге:
  - Если бы ты знала, как меня достало целый день изображать умалишенного, накачанного седативным!
  - Сочувствую. Но знаешь, у тебя это здорово получалось. Когда я в Большом Зале случайно натыкалась на твой взгляд, у меня мурашки по коже прямо табунами бегали! Как тебе это удается? Ментальное воздействие?
  - Нет, что ты! Всего лишь углубленный курс актерского мастерства. В Дурмстранге и такой имеется, - пояснил Гарри.
  - Понятно... О, кажется, Седрик мимо прошмыгнул! Идем за ним!
  Парочка бросилась догонять чемпиона Хогвартса, который уверенно направлялся дорогой, ведущей в тупик. Когда впереди показалась спина семикурсника, Гарри окликнул его. Обернувшись, Диггори увидел своих соперников и без раздумий запустил в Гермиону редукто. Тренировки с Томми принесли свои плоды. Молниеносно выставив щит, отбивший заклинание, Грейнджер швырнула в ответ три своих, от которых несколько заторможенный парень не смог увернуться, в результате чего лишился волшебной палочки, сознания и оказался упакованным в кокон из прочнейших веревок. Только тогда чемпионка позволила себе воскликнуть:
  - Какого пикси! И этого мерзавца мы планировали...
  - Погоди ты разоряться! - оборвал Гермиону Гарри. - Я не верю, чтобы ученик факультета, на котором трудолюбие, дружба и взаимовыручка ценятся превыше всего, по собственной воле атаковал красивую девушку.
  - Это ты мне сейчас комплимент сделал?
  - Понимай, как хочешь... Энервейт!
  Застонав, Седрик открыл глаза и увидел лица склонившихся над ним чемпионов.
  - Ты как? - поинтересовался Поттер.
  - Где я? - выдохнул Диггори. - Что со мной случилось? И почему я связан?
  - Что и требовалось доказать! Еще один участник под заклятием подвластия. А организаторы Турнира совсем мышей не ловят! Что последнее ты помнишь?
  - Я встретил Грюма. Профессор спросил меня, готов ли я к соревнованию... Дальше - муть какая-то. А почему ты сказал "еще один"?
  - Потому что не далее как вчера меня в пустом коридоре подловил Дамблдор и наградил непростительным. К счастью, Альбус не догадывался, что у меня на империо иммунитет, и я сбросил подчинение Великого Волшебника уже спустя четверть часа.
  - Директор наложил на тебя непростительное? - удивленно воскликнул Седрик. - Я не верю!
  Поттер пожал плечами:
  - Право твое. Доказывать ничего не собираюсь.
  - Ребята, вам не кажется, что мы теряем время? - осведомилась Гермиона.
  - Точно! Спасибо, что напомнила. Итак, Седрик, до того момента, как ты напал на чемпионку Шармбатона, мы хотели предложить тебе сотрудничество. Идея проста, как валенок, - мы вместе проходим лабиринт, одновременно касаемся Кубка и получаем титулы Победителей Турнира.
  Похлопав глазами, Диггори поинтересовался:
  - Зачем это вам?
  - Во-первых, тем самым мы содействуем делу укрепления международных отношений, - охотно пояснила Грейнджер. - Во-вторых, подкладываем огромную свинью организаторам Турнира. В-третьих, содействуем поднятию репутации Хогвартса, которую нынешнее руководство общими усилиями опустило на уровень плинтуса. Есть еще и в-четвертых, и в-пятых, но тебе и озвученных пунктов за глаза хватит. Ну, что скажешь?
  - А если я откажусь и решу попытаться сам?
  Девушка лучезарно улыбнулась:
  - Оглушим и скормим первому попавшемуся акромантулу... Шутка, не трясись ты так! Мы с Гарри развяжем тебя и пожелаем удачи, а потом разделим победу на двоих.
  Седрик ненадолго задумался, прикидывая собственные шансы на успех, после чего кивнул:
  - Хорошо. Я согласен на сотрудничество.
  В следующий миг магические путы исчезли, и Гарри помог хаффлпаффцу подняться. Утвердившись на ногах, Диггори предложил:
  - Давайте дождемся Невилла.
  - Зачем? - хором уточнили Поттер с Грейнджер.
  - Ну, он ведь тоже чемпион.
  - И какую же школу представляет Лонгботтом, не напомнишь? - поинтересовался Мальчик-Который-Выжил.
  - Хогвартс, конечно! - уверенно ответил Диггори.
  - Боюсь тебя огорчить, мой невнимательный коллега, однако по решению Кубка Огня Невилл представляет учебное заведение, которое даже не имеет названия. Так что нам он не интересен.
  - А может, все-таки...
  - Вы тут еще долго собираетесь лясы точить? - недовольно осведомилась Гермиона. - Гарри, жги!
  Определившись с направлением, Поттер взмахнул волшебной палочкой и произнес: "Адеско файр!". С кончика магического артефакта сорвалась мощная струя пламени, которая мгновенно испепелила ближайшую к подросткам стену, проделав в ней огромную брешь, и устремилась дальше к центру лабиринта. Огонь уверенно шел вперед, сжигая всю растительность на своем пути и заставляя опасных существ убраться подальше с тропы пламенного змея.
  При одном взгляде на то, с какой легкостью Гарри удерживает сложнейшее заклинание, у Диггори отвисла челюсть. Седрик знал, что вызвать адское пламя несложно, а вот контролировать его распространение и потушить в нужный момент - задача для волшебников уровня мастера. Но Поттер с этим справился на "превосходно". Убедившись, что путь расчищен, чемпион сосредоточился, и огненная гусеница стремительно втянулась обратно в волшебную палочку, оставив после себя огромный выжженный тракт.
  Подражая стрелкам с Дикого Запада, Гарри ловко крутнул магический инструмент в пальцах, после чего дунул на его кончик.
  - Крут, ничего не скажешь! - с оттенком восхищения констатировала Грейнджер.
  И только тогда к хаффлпаффцу вернулся дар речи:
  - Вы что, с ума посходили?! Это не по правилам!
  - Диггори, включи мозги! - возразила чемпионка. - Задание конкурса - достигнуть центра лабиринта, Каким образом оно будет выполнено, судьями не оговаривалось. Сначала мы вообще хотели воспользоваться метлами, как это сделал Невилл, но после первого тура организаторы внесли в правила соответствующую поправку, а аппарировать наугад глупо. Так что придется пройтись... Нет, если ты против, можешь отправиться в самостоятельное плавание и искать проход в лабиринте хоть до посинения. Удачи!
  - Нет-нет, я с вами! - пошел на попятную Седрик, поспешив следом за боевой парочкой.
  Благодаря защитным заклинаниям исходящий от догорающих кустов жар не мешал подросткам, а встреч с особо опасными тварями не случалось - все, кто не попал под адское пламя, убрались подальше от пожарища, и на чемпионов нападать не рисковали. Все-таки огонь являлся главным страхом многих живых существ. Спустя несколько сотен метров Гермиона констатировала:
  - Ты немного отклонился от цели.
  - Я не хотел задеть Кубок, - пояснил Гарри. - Сейчас пройдем еще немного, а потом свернем направо и выйдем как раз к центру лабиринта.
  Однако без приключений добраться до артефакта не удалось. Когда троица свернула в проход, ведущий прямиком к Кубку, дорогу чемпионам преградил сфинкс - огромное создание с телом льва и головой человека. Повстречавшаяся участникам магическое существо, которому древние египтяне поклонялись и возводили памятники, оказалось самочкой - могучий торс большой кошки венчала женская голова с правильными чертами лица и пышной гривой черных вьющихся волос.
  Седрик судорожно сглотнул. Перед ними был крайне опасный противник. Разумный, обладавший природной защитой от магии, наделенный сильными лапами с необычайно острыми когтями... Неужели, его должны победить школьники? Нет, организаторы Турнира точно не в своем уме!
  А вот прочие чемпионы страха не испытывали. Гарри, пользуясь моментом, пристально рассматривал необычное создание. Шармбатонка, вертя в пальцах свою волшебную палочку, от него не отставала. Но если под взглядом парня большой кошке хотелось выгнуться и тряхнуть гривой, демонстрируя себя во всей красе, то колючие карие глаза девушки пробуждали у нее острое желание убраться подальше. И поскорее.
  - Какая киса! - промурлыкала Гермиона. - Я обязательно поблагодарю Бэгмена за такой шикарный подарок.
  Поттер отрицательно покачал головой и сказал подруге:
  - Не нужно ее трогать.
  - Это еще почему?
  - Жалко. Она красивая.
  - И что с того! Гарри, ты знаешь, сколько на черном рынке стоит сердце египетского сфинкса? - парировала Грейнджер, мысленно разделывая большую кошку на ингредиенты.
  - Тебе одного дракона мало было? Поумерь кровожадность, валькирия! Всех денег не заработать.
  - Но пытаться-то никто не запрещал!
  - Герми...
  - Ох, ты и мертвого уговоришь! Что ж, играем по правилам! - без тени смущения девушка подошла к самой морде человеко-львицы и спросила: - Что нужно, чтобы пройти мимо тебя?
  - Отгадать загадку, - отозвалась сфинкс, уже успевшая пожалеть, что согласилась на эту работу. - Ответишь правильно с первой попытки - пойдешь дальше. Ошибешься - я нападу.
  - Что, правда? - с восторгом в глазах и предвкушающей улыбкой переспросила Грейнджер. - Ах, какое искушение!
  - Герми! - снова подал голос Мальчик-Который-Выжил.
  - Ладно-ладно... Давай уже свою загадку!
  Вопросом о том, кто ходит утром на четырех ногах, днем - на двух, а вечером - на трех, Грейнджер была разочарована.
  - Отгадка - человек. Ты бы репертуар хоть изредка обновляла! - заявила девушка сфинксу. - Ну, мы пошли?
  - Ты можешь идти, а остальным придется пройти аналогичное испытание.
  Видя, что Гермиона собирается возразить, Гарри, которому поднадоела затянувшаяся шутка подруги, поспешил согласиться. Ему досталась логическая задача с лодкой и человеком, любившим путешествовать с кочаном капусты, козой и волком, на которую чемпион ответил правильно. Седрику же перепала загадка-ребус в стихах, ответом на которую являлся скорпион. Сфинкс заявила, что он абсолютно правильный, проводила взглядом направившихся к Кубку Огня участников и с облегчением перевела дух. Да чтобы она еще хоть раз согласилась участвовать в подобных мероприятиях!
  Подойдя к постаменту, Гермиона объявила:
  - Хватаем на счет три. Раз, два, три!
  Чемпионы цапнули артефакт за ручки и исчезли в воронке портала. А Невилл как раз в этот момент обнаружил ведущую в центр лабиринта выжженную дорогу, поразмыслил, и решил направиться другим путем.
  Путешествие троицы было долгим, неприятным и окончилось весьма неожиданно. Подростков вместе с Кубком выкинуло на каком-то заброшенном кладбище. Ощутимо приложившийся носом об землю Седрик поднялся, тряхнул головой и ошалело произнес:
  - Где это мы?
  - Убей их всех! - визгливо приказал кто-то.
  - Авада кедавра! - произнес мужской голос.
  Диггори почувствовал жесткий толчок и снова упал лицом в грязь. Ярко зеленый луч заклинания пронесся над чемпионом. Обернувшись, парень увидел, что его спас Поттер, а Грейнджер в этот момент атаковала намеревавшегося их убить волшебника. Опытной чемпионке потребовалось всего пара секунд, чтобы обезоружить и нейтрализовать противника. Подойдя к нему, девушка жестким пинком перевернула тело и удивленно присвистнула:
  - Надо же, Петтигрю! Вот уж не думала, что снова тебя увижу!
  - Мерзкая грязнокровка! - снова послышался противный визгливый голос.
  Утвердившись на ногах, Седрик посмотрел в сторону его источника и заметил постамент, на котором лежала небольшая колыбелька. Держа палочку наготове, Мальчик-Который-Выжил направился к ней, внимательно оглядел содержимое корзинки, расплылся в улыбке и ласково произнес:
  - И кто же это у нас тут такой красивый?
  - Я - Лорд Волдеморт! - донеслось оттуда.
  Подойдя поближе, потрясенный семикурсник увидел уродливое существо, напоминавшее младенца. Сморщенное, покрытое бородавками, с приплюснутым носом, непропорционально маленькими конечностями и выпученными глазами, это мерзкое создание корчило рожи чемпионам, задыхаясь от ярости и всем своим видом вызывая отвращение.
  - Рядом больше никого нет, - сообщила Гермиона. - Можем возвращаться.
  - Да что здесь вообще происходит! - воскликнул Седрик.
  Переглянувшись с Поттером, Грейнджер тяжело вздохнула и соизволила пояснить:
  - Мы предполагали, что на победителя Турнира будет организовано покушение. Вот только над способом устранения сомневались. Теперь же все стало на свои места - Кубок изначально являлся портключом, который должен был перенести самого расторопного чемпиона на ковер к судьям. Однако некий злоумышленник наложил на него сходное заклинание, отправившее нас сюда. Остальное ты слышал... Гарри, бери этого уродца! Я к нему прикасаться не желаю. Лучше крысу возьму.
  Поморщившись, Поттер схватил за ногу отчаянно заверещавшего младенца, взял под руку не сопротивлявшегося Диггори и подошел к подруге. Та поставила оглушенного Петтигрю на ноги и приобняла его.
  - Хватайся за нас! - приказал Гарри хаффлпаффцу.
  Тот послушно обхватил чемпионов, Гермиона произнесла: "Акцио Кубок Огня!", и Седрик снова ощутил, как проваливается в портал. На этот раз путешествие было быстрым и плавным - видимо, первый маг, накладывавший на артефакт перемещательные чары, являлся мастером своего дела. Подростки с добычей приземлились прямо перед судейским столом и были встречены овациями. Которые, впрочем, быстро утихли - зрители сообразили, что программа Турнира явно не предусматривала появление сразу нескольких чемпионов, да еще и с посторонним.
  - Что это все значит? - первым нарушил молчание Фадж.
  - Добравшись до Кубка Огня, мы решили, что будет правильнее схватиться за него всем вместе, - принялся рассказывать Поттер. - Когда мы это сделали, артефакт перенес нас на какое-то кладбище, где мы подверглись нападению сбежавшего преступника, известного как Питер Петтигрю. В результате магической схватки, злоумышленник, применявший непростительные заклинания, был оглушен, после чего мы снова воспользовались артефактом-портключом.
  - Очень интересно! - заявила Амелия Боунс, подходя к судейским местам в сопровождении трех своих коллег в аврорских мантиях. - Похоже, организаторы международного турнира в который раз продемонстрировали свою абсолютную некомпетентность. Дамблдор, именно вы отвечали за проверку полигона, предназначенного для третьего испытания. Как вы допустили подобное? Как вы могли позволить отправить чемпионов прямиком в лапы Пожирателя Смерти?!
  - Я признаю свою ошибку, - мягко заявил директор, глядя на то, как сотрудники правопорядка сноровисто вяжут Хвоста. - Недоглядел, понадеялся на школьных преподавателей...
  - Мистер Поттер, а что это за младенец у вас в руке? - перебил Альбуса удивленный Фадж.
  - Я - Лорд Волдеморт! - горделиво заявил висевший вверх тормашками уродец и попытался укусить Гарри, за что был награжден подзатыльником.
  - Надо же, сам Темный Лорд? - изумилась Боунс. - Поздравляю, мистер Поттер, вы в очередной раз подтвердили свою квалификацию. А к вам, господин директор, у меня имеется масса вопросов. Отвечайте, кто имел доступ к Кубку?
  - Только я и Аластор Грюм.
  Амелия повернулась к названному волшебнику, стоявшему в группе профессоров Хогвартса:
  - Мистер Грюм, вы задерживаетесь по подозрению...
  Аластор не дал Боунс закончить. Выхватив палочку, он направил ее на женщину и воскликнул:
  - Авада Ке...
  Сильный хук справа не дал волшебнику завершить заклинание, попутно лишив его парочки зубов. Квиррелл с довольной ухмылкой потер кулак, а к упавшему Грюму подскочили авроры и надели на того блокирующие магию наручники. Разъяренная глава Департамента Охраны Магического Порядка вонзила испепеляющий взгляд в директора и заявила:
  - Альбус, это уже переходит всякие границы! Мистер Дамблдор, вы задерживаетесь по подозрению в организации покушения на Гарри Поттера, Гермиону Грейнджер и...
  Понимая, что его партия сыграна, а может, опасаясь антимагических наручников, директор решил применить сто первый прием карате. Сбежать. Он поднял руки к небу. В тот же миг позади Дамблдора в вихре огня возник феникс... но был сбит мощным агуаменти, которое наколдовала Гермиона.
  - Фоукс! - воскликнул Великий Волшебник, увидев как его фамильяр, теперь больше напоминавший ощипанную курицу, рухнул на землю.
  Альбус выхватил из рукава узловатую палочку необычной искривленной формы. Сомнительно, что он собирался нападать на собравшихся, но дежуривший у судейского стола Томми решил перебдеть. Точный экспеллиармус - и трофей влетает в руку домового эльфа. Секундой спустя слышится громкий хлопок. Вяло дернувшись, Светлый Маг оседает на землю. На трибунах раздаются крики. Кто-то рвется на помощь директору, но не может пробраться через толпу.
  - Ты что, убил его? - удивленно спросила Амелия профессора маггловедения, в руках которого была странная штуковина, очень похожая на пистолет.
  - Нет, конечно, - ответил Квиррелл. - Это приспособление стреляет дротиками со снотворным. С их помощью магглы отлавливают и обезвреживают опасных животных.
  - Директор Дамблдор - не животное! - возмутилась МакГонагалл, переживая за своего шефа, на которого расторопные авроры уже напяливали очередные наручники, запас которых у служителей порядка казался поистине неисчерпаемым.
  - Разумеется, - кивнул Квиринус. - Поэтому в дротике было не снотворное.
  - А что? - уточнил Поттер.
  Волшебник улыбнулся чемпиону... вернее, уже Победителю Турнира:
  - Сыроротка правды. Модифицированная.
  - И как, подействовало?
  - Сейчас проверим! - профессор подошел к задержанному, взгляд которого быстро потерял всякую осмысленности, и четко спросил: - Альбус, зачем ты наложил империус на Гарри Поттера?
  - Чтобы он помог Невиллу пройти лабиринт и уговорил его вместе с ним взяться за Кубок, - ответил директор.
  Если раньше на трибунах раздавался какой-то шум, то теперь вокруг воцарилась звенящая тишина. Зрители забыли, как дышать. Недовольные мысленно забрали назад все свои возражения и упреки. За такое необыкновенное шоу никаких денег не жалко!
  - Для чего это было нужно? - задал новый вопрос Квиррелл.
  - Кубок являлся порталом. Он должен был перенести мальчиков к изображающему Волдеморта гомункулу и Петтигрю, который убил бы Поттера и позволил бы Лонгботтому сбежать, чтобы тот принес всем весть о воскрешении Темного Лорда, - покорно пояснил Альбус.
  - То есть, ты планировал убедить жителей Англии в том, что Волдеморт вернулся?
  - Да.
  - Но зачем? - выдохнула бледная, как моль, МакГонагалл.
  - Ради всеобщего блага, - ответил директор, повергая всех присутствующих в шок.
  - Продолжим расспросы в более подходящем месте, - решительно объявила Боунс. - Без участия посторонних. Квиринус, ты не мог бы организовать удобную комнату, где нам никто не помешает?
  - С превеликим удовольствием, любимая, - подмигнув женщине, ответил профессор.
  Появившиеся на зов преподавателя домовики Хогвартса забрали чемпионов, задержанных и авроров, переместив их в неизвестном зрителям направлении. Фадж тоже решил аппарировать прочь, даже не сделав никакого официального заявления. Потрясенная публика, справившись с эмоциями, принялась обсуждать случившееся.
  
  * * *
  
  В директорском кабинете второй час шел допрос. Альбус, смотря невидящим взглядом перед собой, послушно выкладывал все свои тайны. Веритасерум с добавлением вытяжки из философского камня оказался настолько мощным, что даже навыки легилимента были не в силах помочь Дамблдору. Барти Крауча давно доставили к отцу - возможно, разум молодого волшебника еще удастся привести в норму. Его место занял настоящий Грюм со стертой памятью, извлеченный из сундука, в котором отставной аврор прожил весь учебный год. Его в компании Хвоста отправили в аврорат, передав в руки верных лично Амелии дознавателей, которые рьяно взялись за дело. Директора же заговорщики решили "выпотрошить", так сказать, не отходя от кассы.
  Многие тайны Альбуса были уже известны собравшимся. Теперь их интересовали подробности. К примеру, выяснилось, что это Дамблдор бросил в Кубок имя Гарри Поттера. Он же убил домовушку Краучей, когда ему срочно понадобился Барти. О пленнике главы Департамента Магического Сотрудничества Альбус знал давно, но до поры до времени придерживал эту информацию. Лишиться такого удобного рычага давления на Крауча-старшего он не хотел. А когда срочно понадобилось выводить на сцену Волдеморта, лучшего кандидата в помощники возрожденному Темному Лорду не нашлось.
  Петтигрю помог сбежать тоже директор, хотя Хвост был абсолютно уверен в том, что все произошло случайно. Правда, потом вышла промашка. Бывший Пожиратель, и ранее-то не демонстрировавший особой преданности Волдеморту, после побега решил не искать своего хозяина, а затеряться в маггловском мире. И проделал это вполне успешно - Дамблдору, которому приходилось откладывать создание гомункула, удалось найти беглеца лишь спустя месяц. Фантом Темного Лорда был очень недоволен. И Хвосту очень повезло, что "долгожданное" воссоединение с господином проходило в его грезах, а не в реальности.
  Сидевшая в уголке Рита Скитер не шевелилась, боясь пропустить даже слово из директорских откровений. Прыткопишущее перо строчило текст в бешеном темпе - только успевай листы менять. О такой сенсации журналистка и не мечтала. Собранного материала хватит на сотни скандальных статей! А какие открываются перспективы... Можно даже книгу написать (Рита уже видела ее название - "Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора"), где самым подробным образом раскрыть все мерзкие планы радетеля общего блага. Надо же - если бы не чудо, этот хитрый паук наверняка продолжил бы плести свои сети, раскинувшиеся на всю Англию. И имя у этого чуда имелось.
  Скитер украдкой покосилась на Грейнджер, сидевшую рядом с Поттером и его крестным. Только по просьбе девушки журналистке позволили присутствовать на допросе директора, и Рита понимала, что это неспроста. Похоже, именно сегодня, здесь и сейчас рождается новая власть, которая совсем скоро встанет у руля магической Англии. Но журналистка не собиралась ждать. Ведь можно упустить момент - и на хлебное место придут сотни других писак. Решено! Сегодня же Рита подойдет к Гермионе и попросит Темную Леди сделать ее членом Внутреннего Круга.
  Упомянутая Грейнджер, словно прочитав мысли журналистки, повернула голову к Скитер и одобрительно улыбнулась. В этот момент дверь директорского кабинета распахнулась, впуская новые действующие лица - министра магии, МакГонагалл, по-видимому, сообщившую гостю пароль от владений Альбуса, и магического стража Азкабана - дементора, от которого так и веяло ужасом.
  - Боунс, что за самоуправство? Почему задержанный директор еще не в Министерстве? Кто дал вам право проводить допрос без присутствия компетентных следователей? И вообще, ваши полномочия не позволяют...
  Пока Фадж надрывался, дементор мягко скользнул к сидевшему на стуле Альбусу и склонился над ним. Резко похолодало. Собравшимся показалось, что из мира одним махом исчезли все краски, оставив одни лишь серые тона. Дамблдор судорожно вздохнул. В приоткрытом рту мага возникло свечение - это душа Великого Волшебника собиралась покинуть тело и раствориться в темной сущности стража Азкабана... Но ей не позволили.
  - Экспекто Патронум! - выкрикнула Гермиона.
  С ее палочки сорвался ослепительный луч света, который превратился в огромного сверкающего змея, очень похожего на карликового василиска. Тот, увидев перед собой дементора, стремительно кинулся на противника и обвил его кольцами. Жертва патронуса издала оглушительный визг, заставивший волшебников зажать уши ладонями. Но эта пытка длилась недолго. Патронус-василиск стиснул свои объятия. Раздался резкий хлопок, и дементор исчез, превратившись в облачко дыма, которое тут же сквозняком утянуло в открытую форточку. На пол опустился драный черный плащ, а серебряный змей сделал круг по кабинету, заглядывая во все углы, затем приблизился к хозяйке, ласково погладившей своего защитника по голове, и развеялся.
  Первой пришла в себя Амелия. Смерив уничижительным взглядом Корнелиуса, она заявила:
  - Министр, вы арестованы за попытку убийства задержанного! Сдайте мне вашу волшебную палочку!
  - Это произвол! Вы не имеете права!
  Дождавшись, когда ополоумевший Фадж, понимающий, что его песенка спета, трясущимися руками извлечет из кармана палочку и попытается наставить на нее, Боунс послала в своего непосредственного начальника экспелиармус, а затем приложила ступефаем. Для гарантии. Образцово выполненное заклинание ударило в грудь министру магии, и тело бесчувственного волшебника грохнулось на пол, лишившись своего знаменитого котелка. А Амелия со счастливой улыбкой призналась Квиринусу:
  - Давно мечтала это сделать.
  - Любимая, ты была великолепна! - Квиррелл сочно поцеловал польщенную женщину.
  - Значит, у нас получилось? - с недоверием уточнил Гарри. - Все уже закончилось?
  Развалившийся на соседнем кресле Томми хищно оскалился и возразил:
  - Нет, братишка, все только начинается!
  
Оценка: 6.82*73  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Попаданцы в другие миры) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"