Бубела Олег Николаевич: другие произведения.

Книга первая. Беглец. Главы 11-19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.41*93  Ваша оценка:

  Глава 11. Деревня.
  
  Дорога оказалась оживленной - не прошло и получаса, как меня догнала телега с лошадью (а куда же без неё?). На телеге восседал сухонький мужичок, который увидав меня, спокойно стоящего посреди дороги, отчего-то забеспокоился и запричитал:
  - Вот, демоны проклятые, так и знал, что на разбойников наткнусь! Родимый, не грабь меня, у меня детки дома голодают...
  - Любезный, - холодно прервал его я. - Где вы тут разбойников увидали?
  Мужичок замолчал, осмотрел меня, затем кинул взгляд по сторонам и расплылся в добродушной улыбке:
  - Ой, хорошо-то как! Прости, парень, обознался. Думал, опять ребятишки Волка пошаливают!
  - Я не разбойник, - продолжал успокаивать я этого водилу. - Просто мирный странник. Вот иду, по свету брожу, все увидеть хочу. Отец, не подвезешь до города?
  Мужичок удивился:
  - Так до города еще два дня пути, я так далеко не поеду. Я ведь к себе в деревню возвращаюсь от брата. Вот до неё подвезти смогу.
  - Отлично! - обрадовался я и облегченно закинул свои мешки на телегу, а сам сел рядом с мужиком.
  Солнышко начинало садиться, день близился к вечеру, а мы тряслись на старой телеге. Я уже не раз и не два успел подумать, что неплохо бы придумать какие-нибудь амортизаторы для данного средства передвижения, а то ведь так можно и задницу себе отбить, если вообще травму позвоночника не заработать. Глядя на мужичка, я понял, что ему такая тряска особых неприятностей не доставляет. Привык, видимо. Он с большим удовольствием рассказывал мне о своей нехитрой жизни, а я слушал и мотал на ус информацию о населении, местности, государстве...
  Если сжато передать все то, о чем он жужжал все те три часа, пока мы добирались до деревни, то выйдет так. Государство, которое на юге граничит с эльфийским лесом, называется Мардинан и является небольшим королевством (ну, как небольшим... если сравнить с эльфийским лесом - то больше его раз в сто, а если с Империей, то меньше раз в тридцать-сорок) с абсолютной монархией. Недавно почивший старый король передал страну своему сыну Фариаму Третьему Справедливому, который и правил по сей день вот уже года три. Судя по тому, что мужик, представившийся Искимом, о нем говорил, король дураком не был и рулил страной довольно уверенно. Во всяком случае, бунты, что случались при его батюшке прекратились совсем. Королевство, на территорию которого я попал, было не слишком богатым, выходов к морю не имело, но зато на западе имело довольно протяженную границу со степью, населенной кочевыми племенами. Эти кочевники были довольно невоспитанными и периодически забегали вглубь страны с целью пограбить мирное население. Поэтому граница с ними была очень сильно укреплена, а города там имели хорошую охрану из королевских войск. Именно из-за этой проблемы Империя, граничащая с Мардинаном на востоке, пока не захватывала маленькое государство, наверняка резонно полагая, что потом эта головная боль достанется ей.
  Ехали мы в деревню, где жил Иским, которая называлась весьма прозаично - Большая Кочка. От неё, если ехать все дальше на северо-запад, уходила дорога на Зингард. За ним были еще несколько городов, больших и маленьких, а потом впереди появлялась столица королевства - Мард. Вот и вся география. Осторожно расспросив, что находится на юге, за Гномьими горами, я не добился ничего внятного, кроме сказок, что земли там дикие, живут там племена зверолюдей и всякие другие чудовища. Короче, я так понял, что сам Иским дальше Зингарда никуда не ездил и знает об остальном мире только по слухам и сплетням. Прекратив бесполезные расспросы, я пообещал себе, что как только появятся лишние деньги, купить подробную карту этих земель. Нужная вещь, да и сразу многое станет ясным.
  Так мы ехали и ехали, а вернее, тряслись в телеге, набивая синяки на мягких частях тела. Но и эта пытка вскоре закончилась, так как впереди показалась Большая Кочка. Действительно, эта деревня была построена на небольшой возвышенности, а поэтому издали всячески оправдывала своё название. Первыми нас встретили местные собаки, громким лаем сообщая всем жителям о нашем прибытии. Телега медленно миновала полуразвалившиеся ворота и въехала в саму деревню. Она была небольшой - всего штук двадцать-тридцать бревенчатых домов уходили вдаль по обеим сторонам дороги. Точно я не мог сосчитать, ведь горка была круглой и дальние строения просто уходили за горизонт. Аборигены не обращали на нас особого внимания, занимаясь повседневной работой, и только ребятня высыпала на улицу, шумом и гвалтом провожая телегу.
  - Иским, а где у вас тут можно переночевать путнику? Я бы заплатил, сколько нужно, - спросил я.
  Мужик посмотрел на меня, прищурившись.
  - Ну, ежели заплатишь, то можешь и у меня остановиться. Вон, дом мой уже показался, - ткнул он пальцем в большой и красивый домище, что одними своими размерами наверняка вызывал зависть у соседей.
  - Ладно, договорились. Только учти, я ем много, не разорю тебя случайно?
  - А как разоришь, то и заплатишь. Так ведь? - с хитринкой глянул на меня Иским.
  - Идет, - не стал отпираться я.
  Мы въехали во двор к Искиму и телега остановилась. Сразу из небольшой пристройки рядом с домом выбежал парень, обнял моего попутчика, а потом стал распрягать лошадь. Я же подхватил свои сумки и вместе с хозяином зашел в сам дом. Внутри оказалось светло и просторно, обстановка вызывала ощущение домашнего деревенского уюта. У окна стоял большой стол, накрытый вышитой скатертью, несколько резных стульев и большая лавка рядом с ним, а дальше у стены находилась большая кровать-лежанка с подушками и одеялами. Все помещение дома было перегорожено посередине стеной, в которой имелся дверной проем, почему-то без двери. А из него доносились такие ароматы! Мой желудок сразу начал издавать дикие звуки, напоминая, что обедал я давно и уже успел забыть об этом. Иским улыбнулся и гаркнул:
  - Эй, там! Хозяин вернулся!
  В тот же миг за стенкой что-то рухнуло и разбилось, а потом из проема выбежала полная женщина средних лет, гневно размахивая длинной деревянной ложкой.
  - Что ж ты творишь, гад болотный! Я из-за тебя горшок разбила, демон тебя разрази!
  Иским немного струхнул, но затем решительно подошел к женщине и сгреб её в охапку, ласково обняв. Та еще несколько мгновений размахивала ложкой, решая, дать ему по голове или нет, а затем также тесно прижалась к мужу. Я умилялся, глядя на эту сцену, и подумал, что это и есть настоящая семья. Любящие друг друга родители и примерный сын, помогающий им - даже завидно немного. Нет, я не говорю, что у меня в человеческой семье был разлад и отец с матерью ругались ежедневно, как кошка с собакой. Нет, просто они уже давно оставили всякую романтику подобного рода и таких милых сцен не устраивали. Ну, а если еще вспомнить, что в качестве сына им достался я, то семейная идиллия не вырисовывается никак. А в своей эльфийской жизни я родительским вниманием вообще обласкан не был. Мать-эльфийка умерла, когда мне еще и года не было, а отец, когда мне исполнилось пять, самоустранился из моей жизни, поручив меня опеке воспитателей и наставников. Вот и возникло у меня сейчас непрошенное чувство легкой зависти.
  Наобнимавшись, Иским отступил немного от жены и спросил:
  - А Лина где? Небось, опять с подружками во дворе играется?
  Радостная улыбка его жены поблекла:
  - Приболела она на днях. Жар у неё. И ничего из моих травок не помогает. Вечером обещала бабка Яжина зайти, посмотреть, - настроение хозяйки стремительно менялось, и вот она уже чуть не плакала от горя. - Ох, боюсь, уже не оправится Линочка, сгорит как Сивашка наш.
  - А ну тихо мне! - рявкнул Иским. - Рано еще слезы лить! Она крепкая девочка, выдержит.
  Он обернулся ко мне:
  - Заходи, присаживайся на лавку, сейчас жена нам ужин принесет, а я отлучусь ненадолго.
  Я сел на лавку и поставил рядом сумки, а Иским вместе с женой зашел во вторую комнату, и вскоре оттуда донеслось ласковое бормотание и тихий голосок девочки, отвечающий ему. Больная Лина наверняка сейчас там, подумал я. Видимо, за стенкой находится кухня и кровать, в которой лежит больная девочка. Я вздохнул и решил - антисанитария полная! А может уходить нужно отсюда побыстрее, чтобы самому ненароком не заразиться? Кто знает, чем заболела Лина, вдруг оспой, чумой или еще какой дрянью? А ведь рядом находится еда, которую мне будут предлагать на ужин. И куда это годится? Конечно, у меня еще есть три полные фляги лимэля, но кто его знает, как он действует на вирусные инфекции?
  Однако вскоре чувство голода все же победило разум, и я решил остаться. Заодно и посмотреть на местную бабку Ёжку, что обещала вечером зайти, интересно же, что из себя представляет местный доктор. Придя к такому выводу, я дождался возвращения хозяина и его жены, которая стала сноровисто выставлять на стол различные тарелки, чугунки и плошки. Вскоре комната наполнилась ароматами, от которых мой желудок просто взбесился, выводя сочные рулады. Хозяин снова улыбнулся и предложил отведать угощение. Я долго себя упрашивать не заставил и принялся с жаром уплетать все те блюда, которые выдумала богатая фантазия жены Искима. На это время я просто отключился, а пришел в себя только тогда, когда мой живот настолько округлился, что грозил разойтись по швам. С удивлением я оглядел пустые тарелки и, прислушавшись к своим ощущениям, удовлетворенно вздохнул. Хозяин, уже некоторое время с изумлением на меня взиравший, истолковал мой вздох по-своему:
  - Нету больше ничего! Нету! Ох, ну и горазд же ты есть, как я погляжу. Недаром ведь меня спрашивал, не объешь ли... Знаешь, сейчас я уже и сомневаться в этом стал, ты же ведь еще завтракать у нас будешь? - с надеждой на обратное спросил он.
  - Разумеется! - не стал разочаровывать его я.
  Хозяин сокрушаясь, покачал головой. В дверном проеме стояла его жена и также с удивлением на меня смотрела. Я решил развеять их страхи:
  - Не бойтесь, людьми я стараюсь не питаться. У меня от них желудок по утрам крутит!
  Челюсти хозяев плавно переместились вниз. Я полюбовался немного на эту дивную картину и поспешил сказать, что пошутил. Хозяин опять покачал головой, а жена стала убирать со стола. Тем временем со двора донесся крик сына Искима:
  - Бабушка Яжина пришла!
  Хозяйка от неожиданности уронила пустой чугунок, только чудом его не разбив, и засуетилась. Иским тоже заметно заволновался и вышел во двор, встречать дорогую гостью. Я же остался на лавке и уже приготовился увидеть ведьму, которая исполняла тут роль целительницы, но был жестоко разочарован. Вместо бабы Яги на пороге появилась довольно благообразная старушенция, не имевшая при себе ни черного кота, ни змей или других атрибутов зловредной колдуньи. Вместо этого на боку у неё была сумка, из которой явственно доносился запах сушеных трав. Прямо участковый врач на вызове, только белого халата и стетоскопа на шее не хватает, подумал я.
  Оглядев меня внимательным взглядом, старушка спросила у хозяина:
  - Где девочка?
  Тот повел её в другую комнату. Внезапно как будто кто-то толкнул меня, настолько быстро в мою голову пришла идея глянуть на процесс исцеления. В дальнейшем мне это может и пригодиться, подумал я. Ведь со своими эльфийскими знаниями о местных травках я вполне могу сойти за лекаря, так что, вполне возможно, в будущем мне придется этим заняться. А что? Программисты тут явно не в почете, а вот лекари - наоборот. Открою свой бизнес в каком-нибудь крупном городе, буду лимэль варить и деньги лопатой грести. Так что нужно посмотреть на то, какими знаниями обладают местные, чтобы подумать, стоит ли вообще на это ориентироваться. Все эти мысли промелькнули у меня в голове буквально за секунду, а потом я вскочил и спросил, привлекая к себе внимание:
  - А можно мне посмотреть на лечение?
  Яжина уже на пороге комнаты обернулась и еще раз смерила меня оценивающим взглядом.
  - А ты лекарь?
  В ее голосе мне послышалось напряжение, которое я истолковал, как недовольство тем, что я буду пытаться выведать ее секреты.
  - Нет, что вы, просто я всегда мечтал глянуть на мастерство настоящей целительницы, - ответил я, чтобы рассеять подозрения.
  - Хорошо, иди со мной, - после небольшого раздумья сказала бабка и скрылась в комнате.
  Я прошел следом. Второе помещение в доме было немного меньше, видимо так казалось из-за того, что немалую его часть занимала огромная печь, выложенная из грубо отесанного камня. Рядом с печкой по всей стене были развешаны деревянные шкафчики и полочки, на которых находились тарелки, продукты, баночки и всякая прочая мелкая дрянь, которая неизменно появляется на кухне у каждой уважающей себя хозяйки. В дальнем углу, у стены стояли две кровати, на одной из которых лежала девочка, завернутая в одеяла. Яжина сразу же подошла к ней и принялась осматривать. Хотя осмотром это было назвать трудно. Она только глянула ей в лицо и потрогала шею, а затем выдала диагноз:
  - У девочки лихоманка, вряд ли я здесь могу чем-нибудь помочь!
  Мать тут же разрыдалась, отец побледнел и принялся уговаривать бабку сделать хоть что-нибудь. Та, бросив на меня быстрый взгляд, развязала свою сумку, достала пучок каких-то трав и передала хозяину со словами:
  - Вот возьми, эти травы нужно сварить на медленном огне. Давайте девочке пить отвар, но вряд ли мое лечение поможет. Оно может лишь только продлить страдания.
  Яжина развернулась и вышла из комнаты. Я недоумевал, и это здесь называется лечением? Тогда проще сразу было ударить ножом в сердце - типа помогла, избавила от страданий! Если тут все лекари такие, то мне можно будет совсем не опасаться конкуренции. Глянув на девочку, я понял, что та лежит, совсем не шевелясь, вероятно от жара уже потеряла сознание. А ее еще и одеялами укутали, вот идиоты! Я хотел было подойти и размотать куколку, в которую превратили девочку, но её обнимала рыдающая мать, и я не придумал ничего лучше, чем выйти из комнаты. А там увидел премерзкую картину - бабка Ёжка всерьез требовала с хозяина деньги за лечение. Тот уже достал и развязывал кошелек!
  Не знаю, что произошло со мной, но я вновь почувствовал дикую ярость, как тогда на эльфийской улице. Молча подойдя к бабульке, я взял её за плечи и развернул, а затем вытолкнул на улицу через дверной проем. Та перелетела через порог и рухнула на землю. Судорожно сжимая в руке свою сумку с травками и пытаясь подняться, она с ужасом смотрела на меня. Я понял, что мой поступок, мягко говоря, был странным, поэтому решил продолжать, что бы ни случилось. Никакой жалости к этой бабке я не испытывал. Только злость за то, что она оказалась банальной шалратанкой.
  Если рассуждать логически, не может же быть такого, чтобы в этом мире только эльфы знали о действиях лекарственных трав. А деревенские знахарки вообще должны быть докторами широкого профиля - и зуб могли вырвать, и вывих вправить, и рану обеззаразить, и от этой "лихоманки" избавить. Так что эта бабулька к знахарству или целительству никакого отношения не имела. Надо же, оглядывать больную и едва удерживаться от гримасы отвращения! Но самое главное - раздавать лекарственные травы пучками! Вот это было бы смешно, если бы не было так грустно. Это же не петрушка с укропом! Да и десяток различных трав варить вместе было бы чистым безумством, ведь действие этого коктейля будет каким угодно, только не целебным.
   Не обращая внимания на удивленный взгляд Искима, я вышел следом и подошел к валявшейся на земле Ёжке. Она уже раскрывала рот, чтобы излить на меня проклятия, но я рывком поднял её и заглянул прямо в глаза, своим разумом неосознанно ломая всякое её сопротивление. Глядя на обманщицу, я внезапно ощутил ее чувства, в которых преобладал страх. И это был не страх передо мной, это была боязнь разоблачения, позора. Мне стало настолько противно, что я отпустил её и ледяным голосом сказал:
  - Шарлатанка! Не смей больше обманывать людей! Не смей позорить честную профессию лекаря! Не смей делать то, в чем ни хрена не смыслишь, дрянь!
  Бабка лихорадочно кивала, глядя на меня широко раскрытыми от ужаса глазами.
  - Вон отсюда! - закончил я, и Ежка припустила со двора со скоростью молодой козочки, приподняв свои юбки.
  Оглянувшись, я увидел, что соседи из рядом стоящих домов, хозяин и его жена, вышедшие на порог, их сын, выглядывающий из сарая - все они со страхом и недоумением уставились на меня. Я понял, что теперь нужно брать ситуацию в свои руки, и решительно сказал:
  - А теперь займемся настоящим лечением!
  Картинно отряхнув руки, я направился в дом. Отодвинув стоящих на пороге хозяев, я зашел внутрь и обратился к женщине:
  - Как заболела Лина?
  Та со страхом посмотрела на Искима и, дождавшись его кивка, запричитала:
  - Нечаянно все вышло! Линочка с подружками игралась в прятки, а потом додумалась залезть в наш погреб и просидела там очень долго, пока её не нашли. Замерзла вся, бедная. А на следующий день слегла и вот уже второй день не встаёт, не кушает ничего, а после обеда даже в себя не приходит... - закончила женщина с рыданиями.
  Иским обнял жену и с надеждой посмотрел на меня.
  - Мне нужно осмотреть девочку, - заявил я и пошел в комнату.
  В принципе, и так все было понятно - переохлаждение вызвало сильную простуду или воспаление легких, или то и другое сразу, а родители просто запустили болезнь, да еще и не сбивали температуру, которая стала критической. Зайдя в комнату, я подошел к девочке, с трудом размотал все одеяла, в которые она была укутана, и начал осмотр. Он подтвердил мои предположения - я проверил ее глазные яблоки, отметив мелкие полопавшиеся сосуды, открыл рот и посмотрел горло, обнаружив наличие ангины, а затем послушал легкие, услышав сквозь слабое дыхание явственные хрипы и свист. Девочка на мой осмотр не реагировала, лежа без сознания, поэтому я отметил еще и высокую температуру - не меньше сорока. Ладно, все это было плохо, но еще не смертельно, поэтому я повернулся к родителям и уверенно заявил:
  - Мне все ясно, сейчас будем лечить! Принесите пару тряпок и холодной воды, садитесь рядом с ней и обтирайте её тело, убирая жар, а я пока буду готовить лекарство.
  Хозяева сразу повеселели, ведь я им подарил надежду, а это уже немало. Пока они бегали за тряпками и водой, я подошел к сумке и достал одну из фляжек лимэля. Затем я тщательно завязал сумку, соединил лямки чехла лука и двух сумок вместе, чтобы при необходимости подхватить все мои вещи в один заход. Если лимэль по каким-то причинам не поможет, то мне придется отсюда бежать, и быстро, а значит, такая подготовка не помешает. Глянув в окно, я заметил, что на улице уже собиралась небольшая толпа. Чертыхнувшись, я вернулся в комнату. Там уже сидели родители и обтирали дочку, сбивая температуру.
  - Малина у вас есть? - спросил я мать.
  - Малина? - непонимающе уставилась она на меня.
  - Сладкая лесная ягода темно-красного цвета, что растет на кустах, - решил пояснить я.
  Эльфийское обозначение малины им будет не понятным, а на общем я названия этой ягоды отчего-то не знал, поэтому и решил применить русский.
  - А-а-а, сладица! Есть, конечно. Вам свежая или уже потертая нужна?
  Видимо, малина у них называлась совсем по-другому, так как я, взяв в руки некое подобие нашего варенья, приготовленного из сладицы, обнаружил в нем знакомую с детства ягоду. Оставив мысли о родственности языков, я обыскал травки хозяйки, найдя по запаху что-то похожее на наш сушеный чай (я уже не стал спрашивать, чтобы не пролететь еще раз), и приказал срочно подогреть воду. Хозяйка тут же сунула что-то в еще не остывшую печку и принялась там шурудить, а я взял пустую кружку, плеснул туда немного обычной воды и добавил несколько глотков лимэля, подумав, что давать ребенку такую концентрированную смесь будет очень неразумно. Подойдя к кровати, я обнаружил, что девочка открыла глаза - видимо, температура немного понизилась, так что она пришла в сознание. Значит, точно еще не все потеряно! Сев на кровати, я осторожно приподнял Лине голову и поднес кружку к губам, приговаривая:
  - Выпей, детка, это волшебное снадобье. Сразу будешь здоровой и сильной.
  Девочка слабо зашевелилась, позволяя мне влить ей в рот разведенный лимэль. Первое мгновение ничего не происходило, а затем её глаза расширились, тело напряглось и подскочило на кровати, выгнувшись дугой. Я с трудом поймал ребенка и прижал к кровати, дожидаясь, пока пройдет ошеломление от действия эликсира. Когда девочка перестала дергаться, я ослабил хватку и глянул в ее бледное лицо. На нем сияла счастливая улыбка, видимо она ощущала жаркий взрыв в теле, что доставил ей лимэль. Спустя несколько минут она уже вполне осознанно поглядела на меня, видимо, кризис миновал. Действительно, это ведь не пара сломанных ребер, так что процесс пошел практически моментально.
  Оглядев результат, я поднялся и произнес взволнованным родителям, не решающимся приблизиться:
  - Теперь все будет в порядке.
  Иским сразу подбежал к кровати и обнял дочку, приговаривая что-то ласковое, мать тоже бросила возню у печки и кинулась к ним, но была мною остановлена и отправлена за кипятком. Кинув несколько листьев здешнего чая, я подождал, пока вода немного окрасится, а затем плюхнул туда несколько ложек варенья и одну ложку лимэля, просто так, на всякий случай. Теперь нужно закрепить успех, а то кто его знает, как лимэль справляется с простудой. Если девочка пропотеет, так будет намного вернее, это я по себе знаю, так как в далеком детстве был болезненным и хилым ребенком, часто навещаемым докторами.
  Снова подойдя к больной, я вырвал её из объятий родителей и заставил выпить чай с вареньем, а затем закутал в одеяла, строго приказав не двигаться и ждать, пока вся болезнь через кожу не выйдет. После этого вышел из комнаты, позвав родителей с собой.
  - Значит так, - сказал я им. - После того, как Лина хорошо пропотеет, её нужно накормить. Помните, как я сегодня ел за ужином? Так вот, Лина будет почти такой же голодной, потому следите за ней, а то ведь и лопнуть может! - улыбнулся я, вспомнив рекламу "Налей и отойди!".
  Но глядя на обеспокоенные лица родителей, я поспешил заверить:
  - Да шучу я, шучу! Но есть слишком много ей все же не стоит, лучше часто, но понемножку. Кроме этого, давайте её побольше пить того отвара со сладицей, который я только что сделал и не выпускайте пока из дома. Через два дня болезнь окончательно уйдет, но всегда может вернуться, потому объясните девочке, что сидеть в холодных подвалах очень вредно для здоровья!
  Родители внимали мне, приоткрыв рты, а затем, заверив, что все сделают, как нужно, принялись долго и горячо меня благодарить. Под их взглядами мне стало не по себе. Я никогда не любил выслушивать благодарности, а когда еще и смотрят такими восторженными глазами... Шум во дворе отвлек мои мысли и заставил меня снова выглянуть в окно. Толпа там собралась уже преизрядная, возглавляемая давешней бабулькой, которая угрожающе кричала, заводя народ и показывая в сторону дома.
  - Близится буря, - пробормотал я.
  Родители также стали испуганно выглядывать в окно, а я тем временем опять зашел в комнату и проверил девочку. Она уже стояла возле печки и что-то жевала, завернувшись в одеяло.
  - Вот, непоседа, - понимающе протянул я.
  Да, чувство голода теперь ей обеспечено на ближайшие дни. Услышав мои слова, Лина с испугом обернулась, сжимая в руке надкусанную краюху хлеба. Я подошел к ней и развернул одеяло. Все было нормально, девочка обильно пропотела, потому я повернулся к родителям, стоящим на пороге и сказал матери:
  - Одежду поменять на сухую и теплую и накормить ребенка!
  Мать бросилась к дочке, а я, подхватив Искима под локоток, пошел вместе к выходу, так как крики толпы приняли уже слишком угрожающий оттенок. Как бы дом не вздумали поджечь, подумал я. Когда мы вышли из дома, в наступивших сумерках было видно, что возле двора собралась почти вся деревня. Чуть больше ста человек находились перед заборчиком, а впереди, как предводитель, стоя лицом к войску, разрывалась бабка:
  - Не дадим чужаку хозяйничать в нашей деревне! - выкрикивала Ёжка лозунги.
  - Не дадим! Не дадим! - поддерживала толпа.
  - Защитим наших детей от пришлых злодеев! - не унималась бабка.
  - Защитим! Да! - гремела толпа на разные голоса.
  Мы тихонько вышли из калитки. Иским остановился рядом с ней, а я пошел вперед, чувствуя, как знакомое чувство ярости пробуждается в глубине души. Тихонько став прямо позади бабки, я скрестил руки на груди и с ожиданием уставился на толпу. Видимо все-таки в моем взгляде промелькнуло нечто такое, от чего люди стали затихать и неосознанно стараться спрятаться друг за друга. А бабка ничего не замечала и не унималась.
  - Не дадим шарлатану наживаться на чужом горе!
  И тишина была ей в ответ. Последний лозунг вовсе вывел меня из себя. Нет, я не достал клинок и не прирезал надоедливое существо. Я просто вытянул вперед руки, одной оттянув средний палец на второй и... отвесил бабке отменную лычку, да так, что аж эхо пошло гулять по деревне! Бабка рухнула на землю, как подкошенная, обхватив руками затылок, а я обратился к толпе:
  - Чего стоим, чего хотим? Говорите, я слушаю! - и опять невозмутимо скрестил руки на груди.
  - Ты... это... не наживайся на чужом горе! Вот... - смущенно выдавил из себя мужик, который с вилами стоял впереди.
  - Я и не наживаюсь, - спокойно ответил я. - Еще претензии будут?
  Толпа молчала. Лишь бабка у моих ног завозилась и пискнула:
  - Шарлатан...
  Это уже переполнило чашу моего терпения. Внутри меня загорелся огонь ярости, но я не стал выпускать его наружу, а только твердым голосом обратился к толпе:
  - Я не шарлатан. Я путник, утомленный долгой дорогой. Иским любезно согласился приютить меня на ночь и с рассветом я бы просто ушел дальше. Но меня просто поразило то, что произошло в доме гостеприимного хозяина! А увидел я, как некая лживая дрянь (тут я пнул сапогом бабку) пришла лечить его ребенка, ничем не помогла, но начала требовать деньги за свою работу. Видя такую несправедливость, я просто выгнал нахалку из дома и предупредил, чтобы она больше не смела никого обманывать. И теперь я вижу, что эта негодница пошла искать защиты, вводя в заблуждение вас, честных и порядочных жителей деревни? Так ведь?
  Я оглядел взглядом толпу. Та молчала, лишь редкие приглушенные голоса раздались в задних рядах. Но зато бабка вскочила на ноги и угрожающе крикнула:
  - Не так все было!
  - Ах, не так? - изобразил удивления я. - Так давайте спросим уважаемого Искима! - я указал на все еще стоящего у забора хозяина.
  Иским бросил, наконец, подпирать ограждение и подошел ко мне. Среди жителей раздались крики:
  - Давай Иским, расскажи, как дело было!
  - Говори, староста!
  Так он еще и староста, вот повезло мне! Есть возможность решить дело миром, а не прорываться с боем сквозь толпу. Конечно, для меня это плевое дело, да и клинки мастера висят за спиной, но... Просто не хочется мне резать обычных людей, так ловко одураченных опытной мошенницей.
  Иским немного помялся и начал рассказ.
  - Вернулся сегодня я с соседней деревни, где брата навещал, и узнал от жены, что наша Линочка тяжко захворала. Расстроился я, понятное дело, но стал дожидаться бабку Яжину, чтобы та помогла и вылечила девочку. Но бабка, вместо того, чтобы лечить, даже не посмотрела толком на ребенка, а сразу сказала, что надежды нет! - староста все больше распалялся. - Эта гадина сказала, что её вылечить нельзя, а только лишь еще больше продлить страдания! И за это она потребовала с меня одну серебрушку!
  Толпа при этом охнула, видимо, здесь это были большие деньги. А староста продолжал:
  - Хорошо, что я взял в попутчики вот этого парня, который оказался превосходным лекарем. Он вытолкал Яжину взашей и легко вылечил мою дочку!
  Толпа удивленно загомонила, а я подумал, что завтра нужно уходить еще до восхода солнца, потому что быть лекарем в этой деревне мне не улыбается совершенно. Запас лимэля у меня не бесконечен, а кто его знает, когда я сварю новый. Тем более что еще и эльфы на пятки наступают. Осталось дня три-четыре до того, как меня обнаружит следующая поисковая группа (она же карательная). Вряд ли эти упертые старейшины откажутся от мысли рассчитаться со мной. Тем временем жители уже поменяли свои намерения и больше не смотрели угрожающе на нас, вместо этого уставившись на бабку. Та почувствовала себя неуверенно, но продолжила обвинять меня:
  - Я знахарка, а это обманщик! Я лечу всю деревню!...
  - Неужели? - я не дал ей закончить. - И скольких ты вылечила?
  - Многих!
  - Небось, только тех, кто сам поправился, несмотря на все твои усилия? - с сомнением спросил я. - Ответьте мне, жители деревни, кого из вас она действительно спасла от болезни?
  В толпе начались перешептывания, наконец, один мужик вышел вперед и заявил:
  - Ну, меня она вроде как лечила...
  - От чего?
  - Да насморк меня замучил, так она мне травку дала какую-то, что за день он прошел... Правда я после той травки так желудком маялся...
  - Вот! Я помогла! Мои травы могут исцелять! - радостно заявила бабка.
  Я понял, что в разговоре нужно ставить точку. Жирную и желательно кровавую. Потому я с презрением посмотрел на Ёжку и велел Искиму принести тот пучок, что дала ему шарлатанка. Быстро метнувшись в дом, он принес требуемое. Я поднял его вверх, чтобы всем было видно.
  - Вот... - начала было бабка, но я резко бросил:
  - Заткнись! - и начал разбирать пучок.
  Поворошив траву, я обратился к людям:
  - А теперь, уважаемые жители деревни, смотрите, чем лечит вас эта тварь. Вот эта травка (тут я отделил несколько травинок и показал людям) вызывает сильное расстройство желудка. Именно она (я кивнул мужику) помогла вылечить твой насморк, потому что ты целый день боялся чихнуть, чтобы не обос...
  Конец фразы заглушил дружный хохот толпы. Подождав, пока смущенный мужик скроется за спинами других, а люди на улице немного притихнут, я продолжил и поднял еще несколько травинок:
  - Вот эта вызывает у человека слепоту, - я бросил травку под ноги. - Вот эта вся вызывает горечь во рту, так как является сорной травой, а не лекарственной, - я бросил под ноги большую половину пучка. - А вот эта... - взял я два листика и замолчал, делая вид, что глубоко задумался.
  В толпе раздались крики:
  - Ну что там?
  Но я обратился к Искиму:
  - Ты упоминал, что твой сын тоже недавно заболел, это так?
  - Да, Сивашка наш тоже два года назад свалился с горячкой...
  - А Яжина приходила его лечить? - продолжил я.
  - Ну, да...
  - И принесла точно такой же пучок травы?
  - Да, приносила. Мы сделали отвар и поили мальчика, только он все равно не выздоровел, а к ночи и вовсе дышать перестал, - рассказывал Иским, не понимая, куда я клоню.
  - Все дело в том, - поднял я два листика повыше, - что эта травка у здорового человека вызывает помутнение сознания и разные видения, а у детей - глубокий сон, а потом смерть!
  Я бросил траву на землю. Иским проводил ее недоумевающим взглядом, а затем на его лице начало проступать понимание и гнев. Он побагровел и вонзил взгляд в Яжину, которая под ним съежилась и стала отходить назад.
  - Это что же, я сам... своими руками отравил сына?! - проревел Иским и бросился на бабку.
  Та попыталась убежать, но врезалась в стоящих людей и в который раз опрокинулась на землю. Подбежавший Иским начал её бить ногами, руками, швыряя как мешок с картошкой. Что-то хрустнуло, бабка издала сдавленный стон, слабо закрываясь руками от побоев. Толпа все еще не пришла в себя от шока и стояла молча, но затем все же кто-то очнулся, подбежал к старосте, попытался оттащить его, но тот сопротивлялся, в яростном безумии колотя обманщицу. Наконец трое здоровых мужиков сумели оттащить его от тела незадачливой знахарки, но было уже поздно. Бабка невидящими глазами смотрела в небо, а изо рта вытекала кровь, голова её была повернута под неестественным углом... Яжина была мертва.
  Страсти понемногу стихали, Иским приходил в себя, глядя на труп бабки, а я решил взять дело в свои руки и громко сказал:
  - Вот и все! Обманщица, наживавшаяся на вашем горе, наказана. Теперь вам следует поискать себе другую знахарку в соседних деревнях. Не может быть, чтобы ни одна не согласилась поехать к вам. В крайнем случае, вам нужно отдать нескольких своих девок, что посмышленее, в ученицы, а там через несколько лет...
  - А ты не можешь остаться у нас? - робко спросили у меня, но я выкрутился, сумев найти весомый аргумент:
  - Нет, я у вас не могу остаться. Я ведь королевский лекарь, возвращаюсь в столицу из эльфийского леса, где обучался знахарству эльфов. Поэтому задерживаться не имею права, ведь Фариам Справедливый будет очень мной недоволен.
  Вся толпа посмотрела на меня уже с восторгом и легким страхом. Еще бы! Ведь для них я стал теперь не просто важной шишкой, а вознесся на недосягаемые высоты. Поэтому я не стал ждать, пока они придут в себя, а подхватив Искима, пошел в дом, мимоходом показав на труп и обронив:
  - Уберите это...
  Несколько парней тут же бросились выполнять мою просьбу. Зайдя в дом, я отодвинул в сторону хозяйку и усадил Искима на лавку.
  - Сколько же лет у вас жила эта шарлатанка? - спросил я мужика, присаживаясь рядом.
  - Три года, - безжизненно ответил Иским, смотря в одну точку.
  - И что, никто ничего не заподозрил? - с сомнением спросил я.
  - Нет.
  - А почему вы вообще позволили Яжине заниматься у вас знахарством? Что, неужели нельзя было найти никого поприличнее?
  Я просто не понимал, как можно три года терпеть у себя шарлатанку и ничего не пытаться предпринять.
  - После того, как умерла наша Владна, мы все сильно переживали, что деревня осталась без знахарки. Уже хотели было ехать в город, как тут объявилась эта... эта...
  Выяснив все, что мне нужно, я развернул к себе Искима и, пристально глядя ему в глаза, четко и коротко сказал:
  - Не ты убил своего сына, а та, кто обманула тебя. Ты наказал обманщицу, поэтому больше не кори себя, иначе мнимая вина может сожрать тебя изнутри! Понял?
  - Понял, - сдавленно произнес хозяин, выходя из своего потерянного состояния.
  - Ну а сейчас иди и побудь с дочкой, покорми её и больше не вспоминай о прошлом! - приказал ему я.
  Иским заторможено поднялся и на автомате пошел в другую комнату, провожаемый хозяйкой, но на пороге вдруг обернулся и сказал только одно слово:
  - Спасибо.
  Я кивнул ему и, сняв со спины клинки, растянулся на лавке. День был хлопотным, а завтра рано вставать, поэтому нужно хорошенько выспаться. Закрыв глаза, я прислушался к разговору за стенкой, там староста рассказывал своей жене все, что произошло на улице. Вот какая жирная точка у меня получилась, подумалось мне. Сегодня я вновь убил. Лишил жизни человека, причем чужими руками. А что я чувствую? Да ничего! Я уже давно перешел ту грань, чтобы терзаться сомнениями по каждому пустяку. Тем более, что в ситуации с шарлатанкой я не мог поступить иначе. Да, я сам спровоцировал накал страстей, поддавшись своим чувствам. Но если бы Яжина молча удалилась, глядишь и осталась бы в живых. Всему виной обман и только он.
  Я покатал на языке это слово. Обман... обманщик... Нормально звучит, и мне очень подходит, ведь я сегодня тоже прибег к обману, но признаться в этом могу только самому себе. Я повернулся на бок и сонно улыбнулся. Да, я действительно неплохо разбираюсь в травках и могу легко распознать в них лекарственные, спасибо эльфийским наставникам. Но никто из этих людей никогда не узнает, что те два листика были абсолютно безвредны...
  Это была последняя мысль, после чего темнота вновь ласково укутала меня своим одеялом и унесла далеко-далеко...
  
  Глава 12. По дороге с облаками.
  
  Наутро я проснулся "удачно", до восхода солнца, тем не менее чувствуя себя прекрасно отдохнувшим. Видимо давало о себе знать то, что я не пил лимэль уже почти двое суток. Бодренько подскочив с лавки, я вышел во двор. Было раннее утро, еще спали петухи, не брехали собаки, вообще тишина была мертвая. Я порадовался этому и направился к бочке с водой, где умылся и тщательно (насколько это возможно без мыла, мочалки и даже ковшика), помыл верхнюю часть тела, скинув одежду. Мимолетно ощупал свой шрам от стрелы в спине и почувствовал только легкий намек на него - дырка уже полностью затянулась.
  Одеваясь, я оглядел свое тело. Приятные изменения меня порадовали - исчезло небольшое пивное брюшко и намечавшийся жирок на ногах, сами ноги стали более сильными, подвигав ими, я увидел, как перекатываются твердые мышцы, что появились за время долгого путешествия по лесу. Ощупав их, я понял, что не иначе это так лимэль подействовал, ведь за такой срок у меня-хиляка просто не могло этого появиться. Мой торс за время голодовки также избавился от всего лишнего, наросшего благодаря сидячему образу жизни, и стал более подтянутым, но до культуриста, да и просто атлета я явно не дотягивал. Над мышцами мне еще нужно много работать, чтобы хотя бы вернуться в форму. Кстати, а почему бы не начать прямо сейчас?
  Я сбегал обратно в дом и взял свои мечи. Вернее, это были мечи мастера, но они давно обосновались за моей спиной, так что я считал их уже своими. Выйдя во двор, я извлек клинки и прокрутил в кистях пару раз, чувствуя слабое, но неприятное сопротивление организма давно уже заученным движениям. Непорядок, решил я и стал упражняться, вспоминая все разминочные упражнения, которым меня научил мастер. Они позволяли не только разогнать по телу застоявшуюся кровь, но и почувствовать каждую его клеточку, каждый нерв. Клинки скоро снова стали ощущаться продолжением моих рук, они издавали легкий свист, разрезая воздух. Лезвия мечей были длинные и узкие, слегка изгибающиеся и очень напоминавшие японские катаны. Они блестели в полутьме, радостно предлагая станцевать с ними. И я ответил согласием. Поймав слабый ветерок, я стал кружиться, взмахивая клинками, изгибаясь в разные стороны, ведомый только мне слышимым ритмом. Веселье захлестнуло меня, я все убыстрял темп, закручивая вокруг себя веер смертоносной стали и танцевал, танцевал с ветром!
  Когда же я остановился, тяжело дыша, то увидел, что проснувшийся хозяин с великим почтением смотрит на меня с порога, а вокруг забора стоят местные жители и негромко с восхищением комментируют мою разминку. Чертыхнувшись, я вложил мечи в ножны и пошел в дом, недоумевая, как же я прошляпил их появление. В доме меня уже поджидал обильный завтрак, который улыбающаяся жена попросила меня откушать. Я глянул в окно и отметил, что на дворе уже было совсем светло, солнце уже встало. Мда, долго же я танцевал, пролетело не меньше двух часов.
  Быстренько покидав в себя под добродушными взглядами хозяев лишь несколько тарелок каши, я поднялся и заявил, что на полный желудок не люблю путешествовать. Иским только кивнул и вышел из дома, а я принялся одеваться. Накинул жилетку, куртку, повесив за спину клинки и чехол с луком, я пожелал доброго здоровья хозяйке и её детям, напоследок внимательно оглядел Лину, на лицо которой уже вернулся здоровый румянец, а потом подхватил сумки и вышел во двор. Там Иским запрягал лошадь в телегу.
  - Что, опять к брату поедешь? - спросил я его.
  - Да нет, тебя до столицы провожу! - невозмутимо отвечал он.
  У меня просто отвисла челюсть. Он собирается везти меня в столицу! Заманчиво, но я как представил, что придется неизвестно сколько трястись по ухабам, отбивая все, что можно и что нельзя, и мне сразу стало дурно. С жаром я принялся его убеждать, что в столицу я не тороплюсь, времени у меня много и поэтому нет особой нужды меня подвозить. На что староста с не меньшим жаром упирался, говоря, что они теперь должны мне за лечение дочери, а значит должны хоть чем-то отплатить. Тут мне стало немного стыдно, ведь я даже забыл с ними рассчитаться за обед и ночлег. Совсем вылетело из головы.
  Короче, после долгих уговоров, поняв, что миром дело не решить, я резко сказал:
  - Молчать!... Я! Иду! Пешком!
  Затем достал серебряную монету из кошелька и вручил старосте со словами:
  - За еду и ночлег.
  - Но...
  Я резко оборвал его:
  - Никаких возражений! Или ты считаешь, что королевский лекарь настолько бедствует, что не в состоянии прокормить себя?
  Иским пристыжено замолчал, а потом робко предложил проводить меня хоть до конца деревни, но что я согласился, ведь из двух зол... Но я и не знал тогда, что сопровождать меня вместе со старостой намылилась буквально вся деревня! За нами увязалась такая толпа народа, что заполнила всю ширину улицы. Но это полбеды. Проблемой было то, что периодически то один человек, то другой нагоняли нас со старостой и почтительно задавали мне какой-нибудь вопрос. То они хотели знать, где я так научился клинками махать, то как выглядят эльфы, то много ли я знаю о короле... Я сначала отвечал, потом отшучивался, потом меня все в конец достало, а деревня, похоже, была бесконечной!
  Когда я уже, отчаявшись, серьезно рассказывал одной девушке, как быстро похудеть ("да просто не жрать ничего!"), то увидел впереди спасительный проем ворот и ускорил шаг. Иским, как и обещал, проводил только до конца деревни и остановился в воротах, а затем опять принялся многословно благодарить. На что я коротко ответил:
  - Не за что! - и повернулся, чтобы уйти, но тут староста опять напомнил про свое предложение, мимоходом задев одну маленькую проблемку.
  - А может все-таки проводить вас? Ведь в лесу можно всяких хищников встретить, - он понизил голос. - Тут даже кэльвы встречаются, от них вообще никакого спасения нет!
  Остальные, стоявшие чуть сзади, подтверждающе загомонили:
  - Да, кэльвы - это страшное дело!...
  - Кэльвы? - недоуменно оглянулся я. - Да встречал я этих кэльвов!
  Все потрясенно притихли, а один голос в толпе спросил полушепотом:
  - А как вы убежали от них?
  Я улыбнулся и ответил:
  - А я и не бегал! Они ведь такие симпатичные пушистики! Когда гладишь их, мурлычут, будто домашние кошки, - мечтательно рассказывал я. - И вообще, чего вы их боитесь? Просто они нападают на людей только когда голодные, а если к ним обратиться мысленно и сказать, что ты их друг и не причинишь им боль, накормить - тогда и они с тобой подружатся. Но сейчас, думаю, они совсем перестанут выходить к вам. Раньше ведь разбойники в лесу всю дичь выводили да распугивали, а теперь там тихо будет. Так что вы в лес к кэльвам не лезьте, и они вас трогать не будут! - закончил я свою речь.
  - А разбойники? - произнес кто-то.
  - А нет больше разбойников. Умерли все позапрошлой ночью!
  - Как?... - сдавленно прошептали из толпы.
  - Молча! Ну, разве что кое-кто крикнуть успел.
  Люди в толпе стали внезапно очень похожими друг на друга, вероятнее всего широко раскрытыми глазами. Я даже и не знал раньше, что глаза могут так увеличиваться и думал, что выражение "полезли на лоб" - это преувеличение. Но сейчас я понял, что этого выражения здесь будет явно маловато!
  - Ну что вы на меня так уставились? - удивленно спросил я. - Встретились мы с ними позавчера, поговорили. Такими неприятными людьми оказались - грязные, вонючие, некультурные. Хотели у меня все вещи отобрать, а самого прирезать в кустах. Я с ними не согласился, а потом они все умерли, вот и весь сказ.
  Посмотрев на их лица еще раз и запечатлев себе в памяти картинку "Шок, это по-нашему!", я кивнул им на прощание и, развернувшись, зашагал по дороге, чувствуя, что они еще долго стояли и молча смотрели мне вслед. Ну что ж, теперь хоть будут знать, что с кэльвами можно договориться, а это в будущем поможет избежать ненужных жертв. Если эти пушистики широко распространены в округе, то возможно у людей с ними получится наладить контакт, в отличие от эльфов. Нет, домашними кошками они вряд ли станут, но хотя бы на людей нападать не будут. И вообще, чего я об этом думаю? Как будто меня всерьез заботит сохранение жизней людей из этих деревень? В общем, я им подсказку дал, пусть дальше сами разбираются.
  Я шагал вперед, вдыхая чистый и свежий воздух, радуясь зелени вокруг. Все-таки здесь приятно жить! Даже уже и не хочется возвращаться домой, в свой техногенный мир, наполненный вонью, шумом и толкотней. Если бы еще эти долбанные эльфы не действовали мне на нервы постоянной угрозой! Пользуясь предоставленной возможностью спокойно поразмыслить над ситуацией, я стал подводить итоги.
  Итак, ночь прошла просто замечательно, наелся я вчера до отвала, так что голод мне пока не грозит, ведь эльфийские припасы все еще в мешке, а значит, даже не охотясь, можно легко протянуть до Зингарда. Ведь до него всего два дня пути, это если на телеге. А моим шагом... ну, пусть будет три. Нормально! Дотопать можно спокойно, причем даже сильно и не спешить, ведь эльфы при всем желании не смогут меня догнать так скоро. А в городе мне на их погоню будет начхать, да и вряд ли они открыто будут за мной охотиться на человеческих землях... Хотя нет, открыто охотиться они и не будут, ведь чего им стоит просто стрелу пустить из засады? В общем, я решил, что в Зингарде мне долго задерживаться никак нельзя.
  Так я топал и топал по хорошей дороге, не останавливаясь до самого обеда. После полудня устроил себе небольшой привал и поел немного эльфийского НЗ, а затем потопал дальше. Все было нудно и однообразно вокруг. Я начал скучать и попробовал чем-то заняться, сперва считая шаги, но постоянно сбиваясь, затем вспоминая любимые песни и мурлыча их себе под нос, чтобы идти стало веселее. Меня не обгоняли ни пешеходы, ни повозки, ни всадники. Даже удивительно, ведь по состоянию дороги, было видно, что пользуются ей частенько.
  Вскоре незаметно подкрался вечер. Мои уже изрядно натруженные ноги взмолились об отдыхе, и я решил устраиваться на ночлег. Свернув с дороги, я углубился в лес, выбрал себе полянку поуютнее, насобирал веток и расстелил их в качестве импровизированной кровати, накрыв сверху запасной курткой и штанами. Все не на голой земле спать! Затем не спеша поужинал эльфийским хлебом с мясом, с удовольствием прикончив почти весь запас и улегся спать. Уже засыпая, я проверил свой магический резерв - он был полон до краев. С этим нужно что-нибудь сделать, решил я и опять поднялся. Ведь мне нужно не только тренировать свои физические возможности, но и магические способности, а значит, сейчас самое время вспомнить, чему меня учили.
  Сконцентрировавшись, я начал упражняться - выпустил пару магических стрел в дерево, сделав в нем симпатичные круглые отверстия, просканировал окрестности магическим зрением, ничего крупнее кролика не обнаружив, принялся посылать обычные силовые удары, наподобие тех, какими пользовался Минаэль, попробовал установить вокруг себя защитный кокон, который получился весьма вяловатым, а затем мои силы иссякли. Уставший, но удовлетворенный, я повалился спать, подумав, что даже сейчас уже кое-что могу. Правда, против более опытного мага мне применить нечего, но против обычных людей - вполне. Конечно, все мои знания - не более, чем детские игрушки, ведь до серьезных боевых мы с учителем так дойти и не успели. Но обычного человека я с легкостью могу магией оглушить, опрокинуть, убить, если понадобится, а значит, мои возможности растут. Главное - это постоянно увеличивать свои способности в накоплении энергии, а это тренировки и еще раз... И я заснул.
  Утро встретило меня ласковыми лучами солнца. Я поднялся, потанцевал часок с мечами, затем перекусил сухофруктами, запив водой эту сладость и, подхватив немного полегчавшие сумки, вернулся на дорогу. Проверив свой резерв, я убедился, что после моих ночных упражнений он заполнился едва наполовину, то есть пока опустошать его рано. Вот пускай соберет энергию до краев, а после можно будет и потренироваться. Кстати, вчера, используя выученные плетения, я обратил внимание на то, что раньше никогда не замечал. Все они состояли из нескольких блоков, каждый из которых выполнял свою функцию. И если раньше они представлялись мне единым образованием, которое нужно было запоминать комплексно, то сейчас я видел, что вполне возможно из того, что я уже знаю, попытаться вывести некие закономерности создания различных плетений. А там уже логичен следующий шаг - научиться придумывать их самому, комбинируя разные блоки.
  Мда, поразительный эффект дало мне мышление программиста. Ведь, будучи эльфом, я этого никогда не замечал, да и не заметил бы никогда. Ну, разве что учитель соизволил бы рассказать, как появляются плетения. И что теперь? А теперь, прежде всего нужно развить свою способность в накоплении силы, ведь пока весь мой резерв уходит на двадцать простых плетений. И только когда он увеличится раза в три-четыре, можно уже будет подумать об экспериментах...
  Бодренькой походкой я шагал по дороге, насвистывая себе под нос знакомые мелодии и радуясь, что моя музыкальность заметно повысилась. Ведь эльфийский язык без чувства интонации, это не язык, а я ведь научился им владеть. Так что теперь могу и петь свободно, да так, что Басков будет нервно курить в сторонке! Жаль, конечно, что сейчас все наши песни мне кажутся несколько примитивными, простоватыми... Эх, взять бы их да перевести на эльфийский! Там даже без сопровождения получится настолько мелодично, что закачаешься!
  Размышляя таким образом, я миновал несколько развилок. На некоторых присутствовали столбы с указателями, по которым я мог убедиться, что иду правильно. Движение стало более активным, несколько раз я уступал дорогу телегам, один раз промчалась крытая повозка, два раза мимо проехали всадники на лошадях. Я внимательно посмотрел на них, но никаких особенных вещей, позволяющих определить даже приблизительно, кто они, я не нашел. Обычные путники, как и я. Значит, нужно будет в скором времени озаботиться четвероногим средством передвижения. Оно мне пригодиться, если соберусь много путешествовать. Причем тот факт, что я ни разу в жизни не сидел на лошадях, меня мало смущал. Придется научиться, и чем скорее, тем лучше.
  В полдень я дошел до небольшого моста, перекинутого через неглубокую речку. Я обрадовался, прошел немного вниз по течению и с наслаждением искупался, постирав некоторые свои шмотки, и разложив их подсыхать на бережке. Не понимаю, почему я раньше не любил купаться в речке? Ведь это так приятно - лежать на спине, слабо покачиваясь, как в невесомости, и чувствовать, как прохладные волны нежно ласкают разгоряченное тело. Поблаженствовав так немного, я не сразу заметил, как течение отнесло меня немного вниз по течению, поэтому я вышел из речки и уже по берегу вернулся к оставленным вещам.
  А там уже вовсю кто-то хозяйничал! Двое мужиков, видимо жителей какой-то близлежащей деревни, остановили свою телегу рядом с мостом, а сами собирали моё мокрое бельё. Сумки они уже давно прихватизировали, как и мечи с луком, которые один из них спешно тащил на телегу.
  - Добрый вечер! - заявил я, незаметно подкравшись к ним сзади.
  Мужики вздрогнули, тот, кто тащил оружие, уронил его прямо себе под ноги, а второй, что собирал моё белье, спешно выкинул собранное на берег и повернулся ко мне. Вот только кинул он слишком сильно, и я проводил взглядом одну портянку, неспешно уплывающую вдаль по воде.
  - А вы догадываетесь, что брать чужое нехорошо? - спросил я у мужиков.
  Они замялись и бочком-бочком стали уползать с к своей телеге.
  - Вещи верните, - ласково попросил я.
  Мужики закивали и кинулись к телеге, а я достал лук из чехла и натянул его, предусмотрительно ожидая от воришек какой-нибудь пакости. Так и случилось. Лишь только добежав до телеги, они вскочили на неё, а один взял в руки кнут и собирался хлестнуть лошадь, полагая, что бегать за ними в голом виде я не буду. Вот только моя стрела пробила ему руку ниже локтя, заставив выронить плетку.
  - Вещи! - уже не так ласково потребовал я, накладывая на лук вторую стрелу.
  Первый вор удивленно посмотрел на свою руку с торчащей в ней стрелой, а потом завопил, а второй с испугом быстро сбросил с телеги на землю два моих мешка и поднял поводья. Вторая стрела вонзилась ему в ногу, пришпилив к телеге.
  - Все вещи! - крикнул я, доставая еще одну стрелу из колчана.
  Оглашая окрестности стонами, мужики покидали с телеги мои сапоги с курткой, затем пояс с ножнами, а один вытащил из-за пазухи мой кошель с драгоценностями и деньгами.
  - Всё, всё! Больше у нас ничего нет! - завопили воришки.
  Я опустил лук и кивнул:
  - Проваливайте! Но помните, в следующий раз вам может попасться не такой добрый человек, как я, который прибьет вас к демонам!
  Тот, что со стрелой в руке, трясясь от страха, достал поводья одной рукой и хлестнул лошадь. Повозка тронулась, увозя незадачливых грабителей дальше по дороге, а я зашел в реку и начал вылавливать свои шмотки. Вроде ничего не уплыло, значит, пока все нормально. Потом я сходил к дороге и забрал свои сумки и остальное, размышляя по пути над маленькой проблемкой. Что-то сильно я поддался чувству наслаждения, да и расслабился изрядно, плескаясь в речке! Так и совсем форму потерять можно. Ведь, если бы мое настроение было не таким приподнятым, я бы просто, подойдя к грабителям, магией сделал бы пару отверстий в их дурных головах, а затем забрал бы и лошадь, и телегу, и все остальное. Вот только это глупое настроение испортило все дело. Сейчас я уже жалел, что отпустил мужиков, да еще и две стрелы на них потратил!
  Злясь на себя, я дал мысленный зарок, больше не испытывать никакой жалости. Это очень невыгодно и может стать причиной моей смерти, задумай я ненароком пожалеть эльфов. Все, больше никаких чувств, только холодный расчет! А расслабиться можно в одиночестве, где-нибудь в лесной чаще, там, где никто никогда не потревожит. Вот там можно и повосторгаться природой, поглазеть на закат, понюхать цветочки и сделать еще много всякой другой бесполезной фигни, а пока...
  Одежду пришлось сушить заново. Заодно и привал устрою, решил я. Достав последние остатки эльфийских запасов, я с удовольствием их прикончил, наплевав на то, что собирался растянуть их до Зингарда. Доедая последнюю лепешку, я подумал, что сегодня вечером нужно будет опять добывать себе пропитание. Ну, ничего, займусь охотой, тем более вчерашний осмотр показал, что тут водятся кролики, а значит, голодным точно не останусь. Бесцельно позагорав полчасика на бережке, наблюдая как по мосту проезжают повозки, я поднялся, натянул на себя слегка просохшие вещи и, запаковав поплотнее сумки, продолжил свой путь. Перейдя мост, я увидел еще одну развилку, одна табличка на которой указывала на Зингард, вторая, почти противоположная ей - на Гномьи горы, а третья, направленная в ту сторону, откуда пришел я, была гнилой и полуразвалившейся. "Эльфийский лес" - мысленно воспроизвел я надпись, которая была когда-то на ней, и потопал дальше.
  Вскоре мне окончательно надоело это монотонное шагание, и я принял решение поймать какую-нибудь попутку, несмотря на возможность заработать себе кучу синяков на копчике. Однако первая же попытка оказалась крайне неудачной. Завидев издали большую карету, окрашенную в черные тона и запряженную двойкой весьма ухоженных лошадей, я остановился и подождал, пока она немного приблизится. Когда до нее оставалось шагов двадцать, я крикнул кучеру, восседавшему на козлах:
  - Эй, до города не подбросите?!
  Но в ответ возница лишь хмуро глянул и взмахнул кнутом, пытаясь меня достать. Чтобы избежать удара, мне пришлось упасть в дорожную пыль, а эта сволочь растянула губы в усмешке и обдала меня вдобавок пылью, проезжая мимо. Вот гад, подумал я, и вскочил на ноги, но повозка уже проехала, возница скрылся из глаз, так что я не стал доставать лук. Через две стенки кареты мне его не достать. А если и достать, то сильно не ранить. Ничего-ничего, гаденыш, я тебя запомнил! Встретимся на кривой дорожке, я тебе все ребра пересчитаю и заставлю честных пешеходов уважать! Отряхнув дорожную пыль, я подхватил сумки и пошел дальше.
  Злость еще бурлила во мне, поэтому шагал я быстро, не обращая внимание на окружающее, но уже через десяток минут немного поостыл и начал прикидывать, сколько мне еще топать до Зингада. По всей видимости, еще не меньше двух суток. Тяжко вздохнув, я услышал впереди за поворотом дороги какие-то странные звуки, похожие на лязганье клинков. Любопытство заставило меня пробежать немного вперед, чтобы глянуть на то, что там происходит.
  Выбежав из-за поворота, я увидел весьма интересную картину: та самая карета, которая обогнала меня десять минут назад стояла перед поваленным деревом, перекрывающим дорогу, а вокруг неё шло сражение. По меньшей мере, десяток людей нападали на двоих невысоких и крепко сложенных мужиков, стоящих рядом с каретой, которые из последних сил отражали их атаки. Трое тел уже валялись на земле, не подавая признаков жизни, видимо, это были нападавшие. Один из коротышек сделал длинный выпад и пронзил насквозь еще одного, но получил клинком по руке, выронив меч. На него тут же навалились сразу трое противников и буквально порезали на части. Однако, уже падая бесформенной грудой мяса, коротышка последним усилием бросил кинжал, вонзившийся в грудь одного из его убийц. Теперь расклад был совсем печальным - семеро на одного, отчего я только посочувствовал оставшемуся в живых.
  Нападавшие мудро не стали атаковать все вместе, а выставили троих, которые с разных сторон заходили к противнику, пытаясь его достать. Второй коротышка попятился под усилившимся натиском, и тут один из нападавших, возможно, командир этих разбойников, вдруг огляделся и заметил меня, наблюдающего за схваткой. Коротким приказом он подозвал двух человек и ткнул пальцем в меня.
  "Убрать свидетеля!" - понял я его жест и лихорадочно стал доставать со спины лук. Вот только пока я снимал сумки, непредусмотрительно накинутые на чехол с оружием, то потерял несколько секунд. А видя, что я делаю, двое быстро побежали ко мне, и я понял, что тетиву натянуть просто не успею. Поэтому я выронил лук, приказав себе в следующий раз чехол вешать поверх сумок, дождался их приближения, всем своим видом показывая, что от страха совсем и не думаю сопротивляться, а затем быстро прыгнул им навстречу, молниеносно вынимая мечи. Они успели заметить мое движение, но вот отреагировать... Два моих клинка синхронно полоснули их по горлу.
  Отличное исполнение! Так сказал бы мастер. Именно он учил меня выхватывать клинки молниеносно, не теряя ни единой секунды. Ведь человек инстинктивно расслабляется, не видя оружия в руках противника, а чтобы собраться, ему всегда требуется время. Пусть немного, но для мастера-воина и одного мгновения будет достаточно. Сегодня молниеносное извлечение клинков у меня прошло просто превосходно, хотя это и были клинки мастера, на несколько сантиметров длиннее тех, к которым привык я. Но мое человеческое тело также было немного крупнее эльфийского, так что они подошли мне идеально.
  Не оборачиваясь, чтобы посмотреть на падающие тела, я кинулся к остальным нападавшим, понимая, что теперь уйти спокойно мне не дадут в любом случае. Командир, который отдал приказ, и еще один воин пошли мне навстречу. Воина я зарезал сразу, увернувшись от его меча и полоснув по животу, а с командиром пришлось немного повозиться. Он мастерски владел мечом, но вся его беда заключалась в том, что у меня их было два. После нескольких атак он вынужденно ушел в глубокую защиту, отбивая мои клинки, проносящиеся то справа, то слева. Я не бил сильно, чтобы не расходовать силы понапрасну, только обозначал удары, но командир всё равно вертелся, пытаясь уйти от моих клинков. Вскоре он получил несколько серьезных ран, из которых с готовностью потекла кровь, и понял, что жить ему осталось недолго. Тогда он кинулся на меня в длинном выпаде стараясь вонзить меч мне в живот, думая, что я не смогу увернуться. Ха! На занятиях с матером мне приходилось так изгибаться, уклоняясь от его шеста, что любая кошка позавидовала бы! Поэтому, втянув живот и поворачиваясь боком, я одновременно вытянул руку с мечом и, продолжая поворот, одним ударом срубил командиру голову.
  Затем, не обращая внимания на поверженного противника, я повернулся к остальным нападающим и успел увидеть, как один из них глубоко вонзает свой меч в грудь коротышке. Подскочив к ним, пока они не опомнились от радости победы, я вонзил клинок в спину одному, затем полоснул по животу второму и, нырнув под меч третьего, возвратным движением перерезал тому горло. Все, бой закончен. Отдышавшись после скоротечной схватки, я подумал, что все-таки тяжело мне достались эти прыжки. Нужно больше тренироваться, четко приказал я себе и так же четко ответил - есть!
  Спустя несколько минут я пришел в норму и прошелся по месту битвы в поисках раненых, успокоив одного недобитка ласковым ударом в сердце. Затем тщательно вытер от крови свои клинки, ведь я не хотел потом тратить много времени, соскабливая с лезвий засохшую кровь. Что ж, можно подвести итоги моего любопытства. Решил понаблюдать за стычкой, в результате я принял в ней самое непосредственное участие, в результате которого остался единственным выжившим. Остальные, нападавшие и обороняющиеся, как это ни прискорбно, плавно переместились в раздел неживой природы. Отлично!
  Нет, это действительно получилось вполне замечательно. В результате боя мне досталась повозка, все вещи и оружие участников схватки, которые в городе можно будет продать. И теперь я могу путешествовать дальше верхом, а еще лучше в карете, так как ей намного легче управлять, да и стал богаче на энное количество монет. Эх, если не получится из меня лекаря, пойду в разбойники! За минуту работы столько прибыли! Нет, это я, конечно, шучу, но в душе я радовался, что все так сложилось. Жалко только, что не удалось ни с кем поговорить, а то неизвестность щекочет нервы - неясно, кто напал, на кого напали? А у мертвых не спросишь, до некромантии я еще не дошел в обучении. Вздохнув, я подошел к повозке. У колеса лежал мой знакомый возница с кнутом в руке и перерезанным горлом.
  - Вот так! - удовлетворенно сказал я. - Бог не фраер!...
  И тут я распахнул занавеску, закрывающую дверной проем кареты. В следующий миг только моя великолепная скорость реакции, подстегнутая все еще бурлящим в крови адреналином, позволила мне остаться в живых. Я рухнул на землю и лишь только потом понял, что в карете увидел штуку, похожую на арбалет, смотрящую прямо мне в лицо. Надо мной вжикнуло, а затем вдалеке послышался шмяк - арбалетная стрела вонзилась в дерево. Поняв, что арбалетчику теперь нужно время на перезарядку, я запрыгнул на подножку и ухватил того, кто там был, за руку с арбалетом, а потом выкинул его на дорогу.
  Осмотрев арбалетчика, я понял, что немного погорячился - на земле животом вниз лежала довольно симпатичная женщина, даже я бы сказал, девушка, одетая в длинное темное платье. Она как кошка повернулась на спину и уставилась на меня, не выпуская из руки арбалета. Я поднял руки ладонями вверх и миролюбиво произнес:
  - Извини, я немного погорячился. Просто не люблю, когда в меня стреляют.
  - Мену туга трог, шитагар дох! - произнесла та, будто выплюнула, с ненавистью глядя на меня.
  - А теперь еще раз и на общем, пожалуйста, - попросил я.
  Но та, будто не слыша, попыталась вновь зарядить арбалет, потянув за его рычаг, и я понял, что в таком состоянии разговаривать с ней бесполезно. Дождавшись, пока она зарядит арбалет и достанет стрелу из-за пояса, я шагнул к ней и несильно ударил в висок костяшками пальцев. Ей хватило - выпустив арбалет, девушка повалилась в дорожную пыль, а я понял, что теперь нужно спешить. Так как движение на этой дороге все же присутствовало, я решил не дожидаться свидетелей, а по-быстрому ликвидировать все следы боя. Кто знает, какие в этой местности законы? Вдруг мне придется отдавать все мои трофеи в казну? Или вообще меня из спасителя запишут в преступники, отмазывайся потом. Нет, лучше всего будет смыться подальше, а потом в тихом месте побеседовать со спасенной.
  Осмотрев карету внутри, я обнаружил там удобную мягкую лавку, большой сундук, пару одеял. Одно из них я сразу взял и бросил рядом с девушкой. Затем быстро сгонял за своими сумками и заодно обыскал тех двух, что оставил на повороте. Обобрав их и забрав все ценное, я свалил тела в придорожные кусты, а затем, подхватив сумки, вернулся к карете. Сумки сразу забросил внутрь, а оружие нападавших кинул на одеяло. Затем так же обошел остальные трупы, собрав все оружие и деньги с украшениями в свой кошелек, не тронув только двух коротышек, но мстительно обобрав кучера. Моей добычей стало больше тридцати золотых (вот богатые разбойники попались!) и немного мелочи, а также больше десятка различных мечей, десяток кинжалов и несколько ножей, которые я завернул в одеяло, крепко его завязав. Забросив и этот сверток в карету, я оттащил тела нападавших и возницы подальше, чтобы их не увидели с дороги, а два тела коротышек наоборот, матерясь от натуги, закинул в карету, свалив на пол и укрыв одеялом.
  После этого я подошел к девушке и отметил, что она ростом даже меньше этих двух коротышек. Подумав немного, я пришел к выводу, что все они являются гномами. Правда немного смущало отсутствие у двух мужчин сверхдлинных густых рыжих бород (у них бороды были, но черные и длиной всего сантиметров десять), а также больших двуручных секир, но по росту и телосложению они никем другим оказаться не могли. Если уж в этом мире существуют эльфы, решил я, то и гномы должны быть обязательно - закон фэнтези. Да и девушка явно походила на сородичей - крепко сбитая, маленького роста. Короче, гномка! И обращалась она ко мне на своем языке, а я ведь гномий не изучал, потому и не понял.
  Пока она была без сознания, я решил провернуть тот фокус, что стал роковым в моей биографии - попытаться выкачать из неё информацию. Но не всю! Упаси меня демоны от такого сюрприза, чтобы потом в моей голове обосновалась воинственно настроенная баба! Только знания о языке. Тем более, что практика мне нужна совершенно точно, о чем я никогда не переставал себе напоминать. Быстро я наклонился к ней, приподнял пальцами её веки и вгляделся в зрачки. Теперь мне не потребовалось проводить подчинение, я сразу нырнул в глубины её разума, для удобства опять представив себе цветочную поляну. Её поляна разительно отличалась от моей - на ней росли какие-то мхи, лишайники, грибы. Да и не поляна это была, а светлая пещерка, целиком заросшая разными растениями. Теперь попробуем угадать, какое из них может быть знаниями речи. Я походил по ней, мысленно стараясь воспроизвести тот набор звуков, которым меня приласкала гномка. Так я бродил по пещере, бубня себе под нос:
  - Мену туга трог, шитагар дох... Мену туга трог, шитагар дох...
  Покружив еще немного, я понял, что это бесполезно и в последний раз со злостью произнес эту тарабарщину:
  - Пошел ты, безбородый урод!
  Вот это номер! Я огляделся, а затем методом "горячо-холодно" определил растение, которое являлось её знаниями языка. Это был большой белесый гриб, с немного светящийся зеленоватым светом шляпкой. Теперь переходим собственно к самой процедуре обучения меня гномьему. Я представил, что этот гриб пускает под землей длинный отросток в сторону, а затем из него вырастает точно такой же гриб, идеальная копия соседа. Этот процесс я щедро сдобрил своей энергии. Новый гриб появился моментально, словно выпрыгнул из земли, наливаясь соком и превращаясь в абсолютную копию первого. Его я осторожно мысленно подцепил вместе с корешками и покинул пещеру гномки, вместо этого переместившись на поляну к себе, где посадил этот гриб в землю рядом с фиолетовой кукурузой и желтой фиалкой. Гриб прочно впился корнями в землю и крепко обосновался на моей поляне. Теперь все!
  Я вынырнул из глаз гномки и помотал головой. После такого погружения у меня немного кружилась голова. Подхватив девушку на руки, я аккуратно положил ее в карету на лавочку, кинув рядом с ней арбалет со стрелой, мельком подумав, что это не стрела, а болт. Кажется, так называют боеприпасы арбалетчики. Хотя мне, знающему, что такое болт, называть так короткую стрелу было немного дико. После этого я оглядел место побоища, отметив большие темные пятна крови на дороге, но уничтожать все следы было лень и я забрался на козлы (или не козлы, я же не знал никогда, как правильно называется та лавка, где сидит возница), предварительно подняв кнут кучера.
  - Так, - посмотрел я на лошадей. - Теперь будем искать, где у вас педаль газа.
  Я взмахнул кнутом, но тот, вместо того, чтобы звонко щелкнуть, больно ударил меня по боку. Помянув демонов незлым тихим словом, я выкинул этот бесполезный инструмент и поднял поводья, лежавшие на спине одной из лошадей. Взяв их в руки, я хотел было хлестнуть ими четвероногих по спинам, но лишь помянул демонов еще раз, причем на этот раз похлеще. Бросив поводья, я пошел оттаскивать дерево, лежащее на дороге. Напрягая все свои силы, я сумел приподнять его ствол, явно заранее подрубленный топором, и немного отвернуть в сторону, только чтобы освободить проезд. На большее все равно меня не хватило бы, я и так чувствовал, что мой пупок явно начинает развязываться. Утерев со лба липкий трудовой пот, я вновь залез на карету, потом спустился и поднял вожжи, после чего залез еще раз и, прокричав "Пошли, залетные", хлестнул лошадей вожжами.
  Старт прошел отлично, меня прижало к карете, а лошади резво поскакали по дороге. Первое время я пытался рулить, натягивая то одну, то другую вожжу, но поняв, что транспорт хорошо слушается, прекратил эксперименты. После первого рывка лошади немного притормозили и пошли экономной рысью, давая мне возможность трястись поменьше. Как я заметил, на этой карете были рессоры, хотя и очень примитивные, которые уменьшали тряску, хотя и не сводя её к минимуму.
  - Ну, конячки, до "Мерседеса" вам явно еще далеко! - сообщил животным я свой вердикт.
  Но те все бежали дальше по дороге, не обращая на меня ровным счетом никакого внимания.
  
  Глава 13. Гномка.
  
  Так мы проехали больше часа, обгоняя попутные повозки и уклоняясь от встречных, благо широкая дорога позволяла разминуться. Я уже успел оценить все прелести подобного способа передвижения, как вдруг услышал возню внутри кареты. Поняв, что сейчас наверняка меня будут убивать, я подтянул к себе вожжи, останавливая лошадей. Они начали бежать все медленнее и медленнее и, наконец, остановились у края дороги. Я сместился на один край своей лавки, мало ведь что у гномки на уме, и через стенку может клинком пырнуть! Я бы на её месте точно бы так поступил. Но в карете было на удивление тихо. Я еще подождал, понимая, что лезть сейчас внутрь к разъяренной девушке, мягко говоря, глупо. Гномка наверняка думала об обратном и надеялась, что я дам ей возможность на этот раз произвести более удачный выстрел.
  В общем, наше противостояние длилось минут пять, и только тогда, когда я, совсем устав ждать, решил слезть сам, в карете завозились, а потом мягкое покачивание известило меня о том, что транспортное средство покинула молодая и весьма вооруженная особа. Я вытянул шею и осторожно выглянул из-за угла кареты - так и было. Гномка стояла на дороге, с арбалетом и старательно в меня целилась. Вздохнув, я опять вернулся в исходное положение, старательно формируя защитный кокон, благо резерв мой был уже полон. Интересно только, отобьет он арбалетный болт или нет? У меня как-то не было возможности это проверить, поэтому я достал еще и один клинок из ножен. Если кокон и не остановит снаряд, то основательно его замедлит, а там уже я смогу его легко отбить.
  Пока я готовился, гномка обошла карету, отойдя на десять шагов от меня, и все еще продолжала целиться. Я невозмутимо смотрел на неё, ожидая, что она будет делать - выстрелит или все-таки заговорит? Это был своеобразный тест, придуманный мной самим, от которого зависело, буду я считать ее источником информации, или досадной помехой в пути. В первом случае у нас получится плодотворная беседа, во втором - я просто поеду дальше один. Наконец борьба, происходившая внутри головы девушки, подошла к концу, и она предпочла со мной поговорить, прежде чем отправить на корм хищникам.
  - Кто тебя послал, мерзкий ублюдок?! - на гномьем спросила она. Видимо, девушка не хотела использовать общий или просто не знала его.
  - Меня никто не посылал, я сам пришел, - дружелюбно ответил я на том же языке, чувствуя, как непривычные гортанные слова немного царапают горло.
  - Зачем вы напали на нас?
  - Я ни на кого не нападал, я так, мимо проходил, - не меняя тона, отвечал я.
  - Врешь! - воскликнула гномка.
  - Нет, - спокойно ответил я. - Смысла нет. Если бы я был среди нападавших, ты бы уже была давно мертва, а так - отделалась только кратковременной потерей сознания.
  - Тебе не удастся меня обмануть! - зло сказала гномка. - Отвечай на вопрос, иначе отправишься к демонам!
  Мне все это надоело.
  - Так, красавица, нужно решать, будешь ты в меня стрелять или нет, а то эта ситуация меня начинает нервировать. А когда я нервничаю, я начинаю злиться, а когда я злюсь, в результате появляются трупы. Тебе оно надо?
  Гномка молчала и смотрела с ненавистью на меня, продолжая целиться.
  - Вижу, что не убедил, - со вздохом сказал я. - Итак, предлагаю тебе два варианта. Вариант первый: ты в меня стреляешь, после чего жутко удивляешься, не буду тебе раньше времени говорить чему, а затем я уезжаю на этой карете, потому что терять своё драгоценное время из-за таких пустяков я не намерен. И второй вариант: ты опускаешь арбалет, садишься рядышком со мной, карета трогается, и мы тихо и мирно едем, рассказывая по пути друг другу много интересного. Какой вариант выбираешь?
  Гномку все еще одолевали сомнения, хотя глядела на меня она уже с меньшей ненавистью. Видимо, мой спокойный тон начал действовать.
  - Давай, решай скорее, долго я ждать не буду, - поторопил её я.
  Она решила, и выстрелила мне в лицо. Я за доли секунды взвинтил своё восприятие до максимума, наблюдая, как болт неспешно приближается ко мне, а затем резким ударом клинка перерубил его пополам, даже не дав ему долететь до защитного кокона. Ай да я! Сумел арбалетный болт отбить, такое даже мастеру было не под силу! Вот что значит заниматься практической магией, а не менять магически свое тело. Мастер выбрал неверный путь и зациклился на нем, а я же пошел дальше и добился куда большего результата!
  Проводив отлетевший ошметок взглядом, я невозмутимо хмыкнул и впитал в себя так и не пригодившийся кокон, убрал меч в ножны и поднял поводья.
  - У тебя еще есть возможность выбрать второй вариант, - сказал я гномке, что с раскрытым ртом и выпученными глазами смотрела на меня.
  Не стану лукавить, девушка мне понравилась. И не как особа женского пола, так как по этой части она не вызывала почти никаких чувств - в своем платье и благодаря росту она слишком напоминала малолетку. Она приглянулась мне как человек - решительная, смелая, даже не поддалась на уговоры сомнительной личности, а сразу решила от нее избавиться (это я о себе, если не ясно). Я бы на ее месте поступил бы точно также, поэтому и дал гномке второй шанс поехать со мной.
  Подождав пару секунд и не наблюдая никакой реакции, я сказал:
  - Ну, как знаешь, - и легонько хлестнул поводьями.
  Лошади покорно поплелись вперед, все больше наращивая скорость, оставляя позади удивленную гномку с арбалетом. Жалко, подумал я, в компании до города было бы намного веселее ехать. Но тут сзади раздался крик:
  - Нет, подожди меня!
  Я не останавливал повозку, пускай догоняет теперь, но немного придержал лошадей, чтобы те не сильно увлекались. Вскоре я услышал слева частый топот. Гномка мне попалась резвая и, добежав, одним движением запрыгнула на лавку рядом со мной, чудом не задев колесо подолом платья. Я потеснился, давая ей возможность удобнее усесться и ехидно прокомментировал:
  - С прибытием!
  Гномка только хмуро на меня посмотрела, тяжело дыша и поправляя платье. Это было делать очень неудобно, особенно, когда держишь в руках арбалет. Я молчал и с улыбкой наблюдал за ней.
  - Чего лыбишься? - отдышавшись, зло спросила меня она.
  - Красотой твоей небесной любуюсь! - с улыбкой ответил я и уставился на дорогу.
  Дальше мы немного помолчали. За это время лошади вновь набрали хороший темп и опять побежали рысью.
  - Кто ты такой? - нарушила, наконец, молчание девушка.
  - Э, нет! - обломал её я. - Начнем с того, что это ты у меня в гостях, поэтому я здесь должен задавать вопросы.
  - Неужели? - саркастично заявила гномка. - Это моя карета, понял?
  - Нет, красавица, карета БЫЛА твоей! После того, как ты дважды в меня выстрелила, я решил взять её себе на время, в качестве моральной компенсации. Так что отвечай мне теперь, кто же ты такая и от чего на тебя натравили полтора десятка довольно неплохих воинов?
  - А... - начала девушка.
  - Еще одно слово не по теме, - твердо сказал я, - и дальше ты пойдешь пешком!
  В ответ на это гномка сразу закрыла рот, лишь гневно зыркнув на меня своими глазищами, но начинать колоться не спешила. Видя, что так дело далеко не уйдет, я решил предложить компромиссный вариант:
  - Ладно, будем задавать вопросы по очереди, согласна?
  - Да, - вздохнув, ответила девушка.
  - Отлично! Мой вопрос ты уже слышала, начинай!
  Она еще немного помялась, но потом начала рассказывать.
  - Я представительница славного народа гномов, еду в столицу. А ты кто?
  - А я странник, иду, куда глаза глядят.
  Получив на свой вопрос такой ответ, гномка насупилась и замолчала. Я ехидно спросил:
  - Попробуем еще раз? Кто ты такая?
  Гномка только гневно смотрела на меня исподлобъя. Я потянул поводья, останавливая карету, и повернулся к ней:
  - Вот что, дорогая, разговаривать ты не хочешь, интересного от тебя не добьешься, а зачем мне такой попутчик? Слезай с повозки!
  Девушка еще раз зло на меня посмотрела, но сломалась и заговорила:
  - Меня зовут Алона, я направляюсь в столицу в качестве посла гномов к королю Мардинана. Теперь твоя очередь, кто ты такой?
  Я опять хлестнул лошадей по спинам, трогая с места карету, и ответил:
  - Меня зовут Алекс, я направляюсь в Зингард, чтобы сбыть там кое-что ненужное из оружия. Алона, у тебя титул есть?
  Я не так просто спросил, ведь абы кого послом не назначат. Но ответ меня сильно озадачил:
  - Я младшая принцесса подгорного короля Шаракха Третьего. Ну и как тебе это? - ехидно спросила она.
  - Нормально, - стараясь держаться невозмутимо, ответил я. - А почему так мало охраны взяла с собой?
  Она удивленно не меня посмотрела, видимо ожидая совсем другой реакции, а затем вздохнула:
  - Мы отправились тайно, никто ведь не знал, что про наш отъезд уже будет известно всем, кому мало-мальски будет интересно.
  - Ты имеешь в виду тех, кто натравил на вас этих воинов? - уточнил я.
  Ледок отчуждения у гномки уже успел подтаять, а потому она даже не заикнулась, что сейчас её очередь.
  - Да. Я даже примерно догадываюсь, кто мог это сделать... Ты ведь был не с ними? - произнесла она, скорее уточняя, чем спрашивая.
  - Я же тебе говорил, что просто мимо проходил. Вот, увидел, как некие несознательные личности напали на эту карету, и решил помочь немного. К сожалению, чуть-чуть опоздал.
  Прямо герой, подумал я, а все подробности ей знать ни к чему.
  - Ты сумел их всех убить? А сколько их было? Ведь я и не увидела толком, когда ты выволок меня из кареты, только трупы кругом валялись.
  - Было их всего чуть больше десятка, причем пятерых успели положить твои защитники. А долго вы планировали ехать до столицы?
  - Недолго, всего две десятицы. Уже проехали шесть ночей, значит... - она осеклась. - А ты не мог бы отвезти меня в столицу? - с жалобным лицом обратилась она ко мне.
  Я глянул в её чистые-чистые глаза и ответил:
  - Нет.
  Гномка произнесла всего два слова, в буквальном переводе обозначающие мерзкого ядовитого слизня, встречающегося в Гномьих горах в местах скопления отходов, но в общей лексике использующихся, как одно из распространенных ругательств. Я на это только улыбнулся.
  - А почему? - решила уточнить принцесса.
  - А потому, что в столицу я пока не собираюсь, тем более у меня и свои дела есть еще, а бросать их ради тебя я не намерен.
  - А какие дела?
  - Я уже говорил, мне нужно продать кое-что из оружия.
  Гномка недолго подумала, а затем спросила:
  - А если я тебе помогу, сможешь меня отвезти?
  В отличие от неё, я думал долго, взвешивая все "за" и "против". Принцесса не мешала мне, даже дышать старалась через раз. Итак, что мы имеем, что хотим иметь, а что потом выйдет? Оружие нужно продать, коней прикупить, от эльфов возможных смыться - это раз... Потренироваться с оружием, найти себе учителя получше и научиться рукопашному бою, увеличить магический резерв и поупражняться в магоприкладстве - это два... Найти для себя занятие по душе и устроиться в этом мире - это три. Вроде бы все. Что может дать гномка? Оружие сбыть поможет, наверное, у друзей своих или хотя бы сородичей, а потом? Если за ней идет нешуточная охота, то разве оно мне все нужно? У меня и своих охотников хватает!
  - Я заплатить смогу, - Алона решила перевесить чашу весов на свою сторону.
  Это уже поинтересней будет!
  - А чем заплатишь? - уточнил я.
  - Золотом, конечно! - удивилась гномка. - Могу за сопровождение дать тебе целых сто золотых!
  В этом она мне напомнила мне банковских работников, обещающих баснословные проценты, лишь бы выкачать у тебя твои кровно заработанные денежки...
  - Целых сто золотых, - протянул я. - И за эти деньги я должен буду две недели тебя кормить, поить, воспитывать, да еще попутно отбиваться от всяких гадов, что захотят тебе больно сделать? Да ты себя и не ценишь вовсе!
  Гномка опять насупилась. В эти моменты она становилась такой смешной, как капризный маленький ребенок, получивший строгий запрет не лезть больше в шкаф за конфетами.
  - Могу больше дать. Сколько тебе нужно?
  Я подумал и ответил:
  - Знаешь, пока что золото меня не сильно интересует. Вот различные интересные магические штучки, артефакты может быть, книги с знаниями общей магии. Такое у тебя есть?
  - А ты что маг? - удивилась Алона.
  - Я не волшебник, я только учусь... - пробормотал я. - Так что там с артефактами. Есть хоть что-то?
  Принцесса задумалась.
  - У меня есть защитное кольцо. Оно может отразить удары мечей и болты арбалетные в сторону отвести. Правда, действует оно совсем не долго, а потом его нужно заряжать магу.
  - Не интересует. Дальше.
  Гномка опять с удивлением на меня посмотрела, видимо это был самый сильный аргумент в её хозяйстве.
  - Есть еще маленький ножик, который сам затачивается, зеркало, которое может показать дальние страны, если сильно захотеть, магический гребень, который хорошо волосы расчесывает, и... все.
  Я машинально провел рукой по своим волосам, которые под действием лимэля начали расти немного быстрее, чем нужно, и заявил:
  - Это все игрушки. А нет ли у тебя камня, который бы мог магию накапливать?
  - Нет, - поникла гномка.
  - А знаешь кого-нибудь в королевстве, у которого он может быть?
  Она опять задумалась, но потом неуверенно произнесла:
  - У меня есть в горах подруга, которая говорила, что в Денадене у неё дядя ювелир держит свою лавку. Он наверняка может про такой камень знать.
  - Негусто, - подвел итог я.
  Я не просто так спросил про камень. Дело в том, что мне нужно было расширять свой магический резерв, а значит, раз за разом накапливать и сливать энергию. А так как такая бессмысленная трата полезного материала очень претила моей натуре, я и решил спросить про этот камень. В эльфийских книгах его называли сафрус, а какое название он имеет в человеческих землях, я даже и не представлял. Стоил он очень дорого, но мог аккумулировать огромное количество энергии, так что нужен мне был просто позарез.
  Я еще раз глянул на гномку и увидел, что та совсем пригорюнилась. Ладно, решил я, довезу её до столицы, а там мне может весьма пригодиться такое полезное знакомство. И это не симпатия, не жалость, а холодный и твердый расчет, уверенно подумал я. Только так и не иначе! Я снова посмотрел на гномку и сказал ей:
  - Ладно, договоримся так: я сопровождаю тебя в столицу, по пути охраняя от всяких сволочей, а ты помогаешь мне сбыть оружие и найти сафрус.
  - Чего найти? - спросила повеселевшая Алона.
  - Сафрус, - повторил я. - Драгоценный камень, который может накапливать магию.
  - А-а-а, понятно.
  - Только у меня есть несколько правил, которых я попрошу тебя придерживаться неукоснительно. Во-первых, слушаться меня беспрекословно, даже если я попрошу что-нибудь, что покажется тебе глупым или противным. Второе, ты должна мне во всех подробностях рассказывать о землях, по которых мы проезжаем, про законы, обычаи, традиции людей. Третье, приготовься расстаться с этой каретой и сундуком, который стоит там у тебя. Вроде бы все, потом, если что вспомню, обязательно скажу.
  Глядя, как кривится личико принцессы, я заявил:
  - Если не нравится, можешь ехать сама, куда пожелаешь. Карету я тебе верну, как только доеду до Зингарда.
  Алона еще немного подумала и сказала:
  - А деньги?
  - Какие деньги? - не понял я.
  - Ну, те сто золотых, что я тебе обещала? - потупилась гномка.
  - Себе оставь на сладости!
  Принцесса вновь удивленно на меня посмотрела и произнесла:
  - Ты первый в моей жизни человек, который так легко отказывается от денег. Ты неправильный человек!
  - А я и не человек, - не стал разочаровывать её я.
  - А кто? - не поняла принцесса. - Демон?! - её глаза расширились от ужаса.
  - Нет, что ты? - поспешил успокоить её я, мимоходом прикидывая, что это за демоны такие?
  Насколько я понял, они используются в ругательствах, вроде привычных мне чертей, а тут Алона начала подозревать, что я - один из них. Так что же это? Одна из рас, населяющих этот мир? Или какие-нибудь инфернальные сущности? Вот бы встретить, пообщаться!
  - Просто я наполовину эльф, - пояснил я девушке.
  Глаза принцессы так и не думали принимать свои обычные размеры.
  - Полукровка, - восхищенно прошептала она.
  - Ну, можно и так сказать, - не стал отпираться я.
  - Здорово! Я всегда мечтала встретить эльфа. А расскажи мне о них, - затараторила Алона. - Они красивые? Поют здорово? Ну же, скажи хоть что-нибудь!
  Я ошеломленно уставился на неё. Девчонка явно помешалась на эльфах. Интересно где она про них читала, в сказках что ли?
  - А ты на меня посмотри. Я красивый?
  - Не очень, - после внимательного осмотра вынесла вердикт принцесса.
  - Спасибо, утешила, - обиженно произнес я.
  - Извини, не хотела тебя обидеть, но ты и правда не совсем красавец. У тебя и тело не мускулистое, и волосы не белые, да и бороды совсем нет. Ты еще мальчик? - с сомнением спросила она.
  - Не мальчик я, могу это тебе с легкостью доказать, - заверил я и похотливо посмотрел на гномку. Та под моим взглядом слегка зарделась.
  - А у эльфов вообще борода на лице не растет и волосы белые только у стариков, - сообщил я, глядя, как вытянулось лицо Алоны. Видимо я разрушил хрустальную мечту её детства.
  Мы немного помолчали под стук копыт, а я с удивлением заметил, что наступает вечер и на землю опускаются сумерки. Нужно срочно искать место до ночлега. Я стал приглядываться к окружающим кустам и немного придержал лошадей, а затем, заметив просвет в лесной чаще, резко свернул туда, съехав с дороги. Гномка удивленно воскликнула:
  - Почему мы свернули?
  - Потому что ночью нужно спать, а не катить наощупь по буеракам. А кроме того я хочу есть, да и ты, думаю, проголодалась.
  Гномка прислушалась к себе и согласно закивала. Блин, теперь еще и её корми. Навязалась на мою голову!
  Проехав немного по лесной чаще, я решил, что достаточно удалился от дороги, и остановил лошадей на подходящей маленькой полянке. Когда карета замерла, я спрыгнул на землю и стал разминать затекшие конечности. Гномка слезла следом и потянулась.
  - Эх, как жрать охота! - выдала она.
  - Принцесса, где ваши манеры? Придворные дамы должны говорить "кушать", - в притворном изумлении заметил я.
  - Где-где? Во дворце остались! - показала она мне язык.
  Ну и девка, восхитился я. Небось дома такого джазу давала, что папик там на троне уже от стыда извертелся и решил сплавить, куда подальше, лишь бы не позорила.
  - Ваше высочество, я имею к вам сугубо прозаический вопрос, у вас продукты питания имеются?
  - А? - не поняла она.
  - Запасы еды, говорю, есть у тебя?
  - Нету, все кончились еще два дня назад. Мы в деревнях останавливались, нас там кормили... Зато вино есть. Аж две фляги!
  - Вино оставим на потом, - решил я. - А сейчас, боец Алона, слушай мою команду: лошадей распрячь, отпустить пастись, предварительно стреножив, чтобы никуда не делись, а потом наносить хвороста, достаточного для большого и жаркого костра. Приказ понятен?
  - Да! - четко ответила принцесса, вытянувшись и щелкнув каблуками. Разные миры, разные народы, а армейские штучки одни и те же.
  - Выполнять! - приказал я и отправился в карету за луком.
  Затем, натянув на него тетиву и взяв из сумки колчан со стрелами, я постоял немного с закрытыми глазами, магическим зрением сканируя окрестности. Обнаружив цель - небольшой холмик, где обнаружилось множество живых существ, по параметрам сходных с объектом "кролик", я скорым шагом пошел туда.
  В лесу уже основательно стемнело, но я шел уверенно, не натыкаясь ни на какие сучья, ни задевая никакие ветки, ни спотыкаясь о коварно подставленные корни. Ведь лес - это мой дом родной! Здесь я никогда не заблужусь и всегда найду, чем подкрепиться. Да и магическое зрение позволяло видеть все, как будто днем. Все равно мне резерв сегодня нужно опустошить, так почему бы и не воспользоваться им?
  Придя на место, я понял, что немного опоздал. Кролики уже давно все по норам разбрелись и спокойно себе спали. И плевать им было на два пустых желудка, что хотят отведать их мясца, с высокой колокольни! Так дело не пойдет, решил я. Будем выковыривать их оттуда магией. Я опять сконцентрировался и представил, что мое сознание отделяется от тела и проникает внутрь этого холмика. Тут же я увидел множество цветных пятен, каждое из которых было с ушами и лапками. Вот и кролики, подумал я, потом схватил одного и потащил к выходу, почувствовал, как проснувшееся животное стало трепыхаться, пытаясь вырваться из невидимой руки. Не уйдешь, подумал я и потащил еще быстрее... Ой! Кажется, я тащил его не в ту сторону, потому что проход вдруг закончился, а я не успел среагировать и вмял кролика в землю, чувствуя, как хрустят кости у бедного животного. Машинально я разжал пальцы. Цветное пятно почему-то начало расплываться и медленно тускнеть.
  Нет, фарш нам не нужен, подумал я, и решил попытать счастья с другим подопытным. Кролики в норах начали просыпаться и зашевелились, почувствовав, что в их домах происходит что-то не то. Я поймал еще одного и понес к выходу. На этот раз я все сделал правильно и подтащил его прямо к себе. Но только когда я опустил кролика себе под ноги и разжал свой магический захват, мне потребовалось несколько секунд, чтобы вернуться в свое тело. За это время кролик, конечно уже давно успел удрать. Я выругался и попробовал еще раз. Теперь, поймав кролика, я аккуратно свернул ему шею, а только затем вытащил из норы и положил себе под ноги. Подумав, что одного кролика явно будет мало, я добыл таким способом еще двух и только тогда открыл глаза и оглядел добычу. Кролики были большими и упитанными, так и просились на сковородку.
  Подхватив их за уши, я понес тушки в лагерь. А там Алона все еще таскала ветки для костра. Набралась уже довольно приличная куча.
  - Все, этого хватит, - сказал я, выходя на поляну.
  Гномка ойкнула и повернулась, но увидев меня, успокоилась. Я тем временем кинул кроликов, убрал в чехол не пригодившийся лук и принялся копаться в своих сумках. Обнаружив в одном из них два очень нужных мне камешка - кремень и кресало, я принялся разводить костер, наломав тонких сухих хворостинок и устроив наподобие шалашика. После нескольких неудачных попыток искры из камней, наконец, подпалили это сооружение и появился маленький дымок. Раздув огонь, я начал подкладывать в него ветки потолще, а затем просто бросил охапку хвороста, чтобы он немного прогорел, дав хорошие жаркие угли.
  Пока я разводил костер, принцесса восторженно смотрела на меня, будто я применял сильнейшую магию. Ну, блин, дитя дворцов, костры в своей жизни что ли никогда не разводила?
  - Иди сюда, - позвал я Алону. - Подкидывай в костер ветки понемногу, когда старые прогорят, а я пока кроликами займусь.
  Горевшие восторгом глаза девушки показали мне, что я был прав в своих предположениях. Интересно, сколько ей вообще лет? Надо будет спросить как-нибудь. Я быстро снял с кроликов шкурки, отделил головы и выпотрошил, затем срезал все куски жирного мяса, старательно обходя жилы и кости. Эльфийские ножи - это просто песня! Режут, как по маслу, из рук не высказывают, работать - одно удовольствие. После того, как кролики превратились в груду филе, аккуратно уложенную на одной из шкурок, я велел Алине выбрать из хвороста ветки подлиннее и попрямее, а сам отнес все кроличьи остатки далеко в кусты. Мне не улыбалось просыпаться ночью, когда какой-нибудь хищник приблудится на запах крови. Пусть себе вдалеке тихонько попирует!
  На обратном пути я нарезал несколько свежих зеленых веток с кустов и принес их с собой. Затем взял те палки и сучки, отобранные Алоной. Костер уже представлял собой большую груду горячих угольков. Я подгреб их поплотнее, а затем по бокам поставил своеобразные ворота из толстых сучков. После таких приготовлений я взял свои зеленые ветки, проковырял дырки в мясных кусочках, стараясь нарезать их помельче, а затем устроил на этих прутиках над костром на манер шашлыка, регулярно поворачивая и подбрасывая ветки в костер.
  Моя затея удалась. Уже через минут двадцать над костром поплыл дивный аромат жареного мяса, а через полчаса шашлык был готов. Без соли и специй, но какой же он был вкусный! Нежное мясо так и таяло на языке. Алона, давясь и обжигаясь, быстро умяла свою порцию, я же закрепил вторую партию и принялся не спеша смаковать свою долю. Долго, конечно я не продержался, глядя в её голодные глаза. Пришлось отдать пару своих прутиков страдалице. Она только благодарно промычала с набитым ртом нечто похожее на "спасибо", а я стал ждать вторую партию.
  Наевшись, принцессу стало клонить в сон, поэтому я послал её за ветками для лежанок, спросив перед этим, не будет ли она спать в карете. Я даже трупы могу убрать оттуда. Но Алона только дико замотала головой и отправилась за ветками. Блин, может выкинуть вообще эти тела, кому они вообще нужны, сокрушался я. Но понимание того, что их необходимо довезти хотя бы до первого города, где есть представители гномьего племени, меня останавливало. Кто его знает, как относятся гномы к умершим. А вдруг принцесса заставит копать им могилы? Ага, руками и ножиком, так как лопаты у нас ни одной нет! Нет, лучше уж довезу до Зингарда, расскажу ситуацию тем гномам, которых там встречу, а они пусть дальше думают. Может, они и сами вызовутся везти принцессу в столицу, сняв тяжкий груз с моих плеч...
  Пока Алона ходила за ветками, вторая порция шашлыков подошла, и я быстренько умял половину, вторую оставив на утро. Разложив остатки мяса над костром, я принялся сооружать лежанку, накрыв её своими вещами, несколькими плащами, что нашлись в карете, и прихватил одеяло, в которое были завернуты мои трофеи. После этого, проверив мой магический резерв, понял, что он заполнен на три четверти. Я долго думал, на что бы его потратить, но вскоре решил поставить хорошую магическую защиту, причем трехуровневую, и сосредоточился.
  Так, первый уровень - защита от зверей и других тварей. Видимая только мне граница окружила наш лагерь в радиусе ста шагов. Как раз и остатки кроликов не попадают в неё, кто-то из ночных охотников сможет подкрепиться. Второй уровень - против человека. Синяя сетка с крупными ячейками накрыла лагерь на расстоянии семидесяти шагов, с сигналкой, чтобы сразу проснуться. Сигналку на этот раз я выбрал звуком будильника из моего далекого студенчества. Этот звук часто снился мне в кошмарах даже после того, как я закончил институт. Третий уровень - против магов. Купол, видевшийся мне белесым маревом, опустился на поляну, накрыв её чашечкой с радиусом шагов в сорок. На большее меня не хватило, резерв был абсолютно пустой, даже темнота неприятно резанула по глазам, вынудив пожалеть об окончании действия магического ночного зрения. Ладно, зато сегодня ночью нас точно никто не потревожит!
  Подойдя к костру, я повернул мясо и подошел к лежанке, на которой уже устраивалась Алона, укрываясь одеялом. Я с трудом извлек из-под неё один из плащей и аккуратно расстелил рядом на ветках. Принцесса с недоумением за мной наблюдала:
  - Ты что, будешь спать со мной? - спросила она.
  - Конечно, - невозмутимо ответил я. - А ты что, против?
  - Против!
  - Ну, это твои проблемы, - заявил я и отправился снимать мясо с костра.
  Крольчатина уже прожарилось, поэтому я все его аккуратно сложил на шкурку и закрыл зелеными листьями, чтобы к утру осталось ароматным. Затем поворошил костер, чтобы ненароком не стрельнул угольком в нашу лежанку и пошел устраиваться на ночлег, снимая мечи с плеч, а затем и куртку. Алона уже ждала меня со страхом в глазах.
  - Скажи, ты это серьезно... собираешься со мной спать? - робко пролепетала она.
  Блин, какой же она еще ребенок. Я глянул в её глаза и ехидно улыбнулся.
  - Конечно, ты ведь набрала веток только на одну лежанку, а на голой земле спать я не люблю.
  - А ты не собираешься...
  - Чего?
  - Ну... это... - замялась гномка.
  Я улегся рядом с ней и спросил, накрываясь курткой:
  - Тебе сколько зим, принцесса?
  - Восемнадцать... скоро будет... - робея, ответила она.
  - Милая, - зевнув, ответил я. - Малолетками я не увлекаюсь, а потому спи. Завтра рано вставать!
  Гномка облегченно вздохнула и завозилась, укладываясь поудобнее. А я, засыпая, подумал, что у меня уже есть подруга, которая всегда приходит ко мне по ночам. Вот и сейчас темнота возникла рядом со мной, ласково провела рукой по волосам и накрыла теплым черным одеялом, погружая меня в глубокий спокойный сон без сновидений.
  
  Глава 14. Жизнь или честь?
  
  На рассвете меня поднял дикий звук будильника, буквально взорвавший мой мозг. Я судорожно подскочил и начал лихорадочно искать свои шлепанцы, думая, что опять проспал первую пару в институте. Потом меня начало немного отпускать и, немного пошарив ногами на земле, я задумался, какие тапки, какой институт? Да и откуда здесь посреди леса мог вообще взяться будильник?... Сигналка!!!
  Я моментально спрыгнул с лежака, подхватывая мечи и стряхивая с них ножны. Оглянувшись, я магическим зрением заметил в утреннем мареве в сотне шагов от нас группу людей, считающих, что они тайком пробираются по лесу. Нагнувшись, я потряс Алону за плечо:
  - Солнышко, вставай!
  - Ну, пап, можно еще чуть-чуть... - сонно забормотала она и повернулась на другой бок.
  Я отметил, что группа, прячась за деревьями, подходит к нам все ближе.
  - Алина, просыпайся, нас сейчас убивать будут!
  - Ага... - сквозь сон ответила та. - Что?!
  Она хотела подскочить на лежанке, но я не дал ей встать и шепотом начал объяснять ей задачу, глядя на приближающихся личностей и пытаясь определить их точное число:
  - Сейчас ты незаметно прошмыгнешь в карету, достанешь свой арбалет, а потом будешь в щелочку наблюдать за тем, что будет твориться тут на поляне. Если мне вдруг понадобится помощь, я тебе крикну. Двигай! - я толкнул её в сторону кареты.
  Когда гномка пригнувшись кинулась к карете, я увидел, как незваные гости, что шли впереди наткнулись на мою третью защиту и остановились, недоумевая, что же мешает им пройти. Я довольно хмыкнул. Вчера постарался на славу, прямо как знал! Защита получилась крепкой и мощной. Они такую не пробьют, а я тем временем смогу спокойно их расстрелять издалека, как в тире. Я подбежал к луку и, кинув рядом мечи, принялся натягивать тетиву. Гости, поняв, что обнаружены, уже больше не таились и открыто подошли к моему защитному куполу, пробуя его на прочность мечами, пытаясь продавить всем телом. Я тем временем наложил стрелу и отправил в полет.
  Первый визитер опрокинулся на землю со стрелой в глазнице. Еще выстрел - и второй опустился рядом. Но остальные шустро разбежались и засели за деревьями. Блин, теперь придется сидеть и ждать, пока кто-нибудь из них высунет свой нос. Выйти за купол мне нельзя, я его должен буду сначала снять, а этого делать нельзя - нападающие могут просто зайти с разных сторон и достать Алону. В её защитный амулет я не слишком верил. Чтобы проделать в куполе отверстие, не разрушая его, мне нужна была энергия, причем не меньшая, чем когда я его устанавливал, а мой магический резерв за ночь совсем не наполнился. Видимо, защитный купол отнял у меня возможность пополнить свой запас, ограждая от энергии окружающего мира. Ладно, запомню на будущее, что такую защиту лучше всего ставить, имея при себе запас сил.
  А ситуация довольно неприятная, иначе говоря, пат. Они не могут достать меня, а я не могу завалить их. Одно радует, что их всего десять осталось. Кстати, ведь эта группа как две капли воды похожа на ту, что атаковала карету на дороге. Подкрепление? Подстраховка? Пока я гадал, нападавшие совещались. Я услышал, изо всех своих сил напрягая слух, конец разговора:
  - ... нам их не достать. Ты сможешь снять защиту?
  - Я постараюсь, но после этого потеряю много сил, это рискованно!
  - Ничего, ты главное убери эту стену, а мы потом сами справимся...
  Блин! У них есть маг! Настоящий маг, а не я - недоучка!
  - Песец! - выругался я в сердцах. - Пора читать молитву.
  Но так как молитвы я не одной не знал, то принялся наблюдать, как нападающие расходятся в разные стороны, по одному перебегая за деревьями. Ага, окружают, сволочи! Это мы поправим! Я прицелился в одного, спрятавшегося за деревом и принялся ждать. Почти минуту перебегали другие, а этот все сидел за деревом и не подавал признаков жизни. Но, когда я уже было решил сменить цель, он коротким рывком метнулся к следующему укрытию, но рухнул на землю со стрелой в груди, еще и хорошенько приложившись о дерево. Еще минус один!
  Внезапно, я почувствовал, как моя защита начинает плыть, на куполе появляются трещины, затем дыры, а потом купол со слышным только мне хлопком расплылся бесформенным облаком энергии. Я постарался впитать её, сколько успею, чтобы хоть как-то пополнить свой резерв. Но маг, силен, чертяка! Когда я изучал эту защиту, то учитель говорил мне, что она достаточно крепкая, чтобы удержать любого мага. А тут всего один хлыщ легко вскрыл её, как консервную банку! Может, в книгах просто забыли упомянуть, что эта защита хоть и крепкая, но взламывается на раз?
  - Готово! - прокричали из-за дерева.
  Тут же ко мне с разных сторон бросились воины. Два из них покатились со стрелами по земле, но остальные больше не дали мне выстрелить, потому что подбежали совсем близко. Отбросив лук, я схватил свои клинки и начал танец. Движение вперед, разворот, свист разрезаемого воздуха, и первый самый резвый нападающий лишается головы. Возврат назад, легкая блокировка, и два клинка проносятся мимо меня в миллиметрах от тела, снова разворот и резкий выпад с приседанием сразу двумя клинками в разные стороны. Двое нападающих получают порцию холодной стали себе в брюхо. Вытащить клинки, развернуться, уклониться от просвистевшего мимо моей головы меча. Удивляешься, гад? Не думал, что человек может так изогнуться? А вот скажу тебе по секрету, это больно, но вполне возможно. Теперь принять вертикальное положение и можно танцевать дальше. Блок, не жесткий, а скользящий, позволяющий отбить мечи сразу двух визитеров, затем взмах клинков, срубающих руку одному и полосующих по шее другого воина. Хорошо, что они без доспехов, кольчуг и всякого другого металлолома, так работать легче!
  Остались всего двое, остальные уже валяются на земле, мертвые или сильно покалеченные. Я встал напротив них, мимоходом вонзив клинок в сердце человеку, лишившемуся руки. Кто же недобитых противников сзади оставляет? Оставшиеся были очень умелыми воинами. Теперь понятно, почему они не лезли в схватку. Другие образовали свалку, набежав ко мне с разных сторон, а эти - наоборот, мастера одиночного боя. Расклад неудачный и непредсказуемый - их два клинка против моих, и еще неизвестно, кто сможет остаться в живых.
  Первый мой выпад был неудачным - я атаковал одного, вынудив того отбить один мой клинок, а вторым хотел пропороть ему бок, но другой заставил меня самого защищаться, напав с противоположной стороны. Я отбил его атаку, и снова был вынужден уходить от первого. После блока снова неудачная атака и вот опять мне нужно защищаться. Так мы и танцевали - они вокруг и я посередине. Они нападали, не давая мне атаковать самому, а я в основном оборонялся, пытаясь отследить перемещения сразу двух противников с разных сторон. Так как я не был хамелеоном, и круговым обзором не обладал, то вскоре получил сначала один порез на спине, а затем второй, лишь чудом не прорубивший мне ногу до кости. Все, теперь им остается только подождать, пока я не истеку кровью.
  Отчаяние захлестнуло меня, оказывается, я не такой искусный воин, каким себя считал. Видно, мастер был не самым лучшим, а всего лишь одним из середнячков. За долгие века эльфийского затворничества искусство боя на мечах шагнуло далеко вперед, а лесной народ все варился в собственном соку, не встречая достойных противников. Обидно, блин, падать с небес на землю. Что же делать? Своим умением мне их никак не одолеть. И тут меня осенило, я маг или не маг? Путь недоучка, но разве на этих воинов меня не хватит?
  Я ушел в глубокую защиту, незаметно смещаясь к краю полянки, копя силу и вливая ее в плетение воздушного кулака, и выждал нужный момент. Когда я удачно отразил выпад одного, то вместо того, чтобы атаковать самому, взвинтил свое восприятие, тратя на него последние крохи энергии, и внезапно прыгнул в сторону, разрывая дистанцию и вынуждая противников повернуться ко мне лицом, став боком друг к другу. Но я же не зря отошел к краю, мне нужно было только одно дерево. Отпрыгнув от нападавших, я тут же оттолкнулся от ствола, стоящего ко мне ближе всех и совершил обратный прыжок с перекатом, не давая противникам опомниться и оказываясь с ними в одной линии. Только теперь крайним был я!
  Не вставая с земли после переката, я послал воздушный кулак в ближайшего. От невидимого сильного удара в грудь тот приподнялся над землей и отлетел на второго, сбивая его с ног. Тут же я прыгнул в третий раз, не давая противникам опомниться, и, приземлившись на их кучу-малу, с размаху всадил клинки им в грудь. Но не успел я испытать радость победы, как сам отправился в полет, подстегнутый жестоким ударом в спину.
  Маг! Про него я забыл совершенно! Оказывается, он тоже умел формировать воздушные кулаки и наградил меня одним из них, вынудив стартовать от земли. Мой полет закончился крайне неудачно - впереди было дерево, о которое я шмякнулся, как муха о лобовое стекло. Что-то во мне хрустнуло, лицо стукнулось о ствол, разбивая в лепешку нос и губы. В глазах закружились звездочки, а рядом со мной сгустилась темнота, спеша унести меня прочь. Стиснув зубы, я неимоверным усилием раздвинул беспамятство и возвратился в реальность. Но только лишь затем, чтобы ощутить, как мое поломанное тело рухнуло на землю, наградив сильнейшей вспышкой боли.
  Понимая, что если ничего не буду предпринимать, то маг просто добьет меня, я попытался подняться, чтобы хотя бы уйти от следующего удара, так как отвечать мне было просто нечем. Все мои крохи энергии, что я успел собрать, ушли всего на один удар. Со стоном я встал на колени и попытался откатиться в сторону, но тут же был остановлен силовой петлей, захлестнувшей меня вокруг шеи и поднявшей, словно беспомощного щенка. Я инстинктивно схватился за шею, пытаясь ослабить захват и хоть немного вдохнуть, а маг, стоящий на поляне, все подтягивал меня к себе. Теперь я смог его рассмотреть. Это был сухонький лысый мужичок в сером плаще. Он с торжеством во взгляде вытягивал вперед руки и шевелил пальцами. Еще один бездарь на мою голову, подумал я, вспомнив Минаэля. Пальцами шевелить, управляя магическим захватом - верх идиотизма!
  Маг подтянул меня поближе и оставил висеть, наблюдая за моими дерганьями с торжествующей улыбкой. Затем внезапно выбросил правую руку вперед, сжав в кулак. Я почувствовал, что гигантский молот ударил мне в живот, отбивая все внутренние органы. Из моего горла вырвался сдавленный крик, а рот сразу наполнился кровью. Темнота встала за моим плечом с готовностью предлагая скользнуть в спасительное забытье, где нет ни боли, ни страданий, но я опять разогнал муть перед глазами, чувствуя, что еще несколько минут... и в моем доме будет звучать музыка... Лысый урод захохотал, услышав мой стон. Он снова задвигал руками, и я стал опускаться перед ним. Вот мои ноги коснулись земли, но маг все опускал и опускал свой захват у меня на шее, вынуждая меня стать на колени. Смотря в его лицо снизу вверх, я пошевелил губами.
  - Ага! Хочешь попросить пощады? - догадался маг и опять гнусно захохотал. - Ну, проси, червяк, умоляй меня оставить тебе жизнь... - гад немного ослабил хватку, позволяя мне глотнуть немного живительного воздуха.
  Я судорожно вдохнул, чувствуя, как боль обручем сдавила мою грудь, а затем закричал, выдавливая вместе с брызгами крови из своего горла только одно слово:
  - Алона-а-а!!!
  Маг недоумевающее посмотрел на меня, а затем опять сжал свой захват, лишая меня воздуха и стал оборачиваться. Но его голова внезапно дернулась и опять медленно повернулась ко мне, а я почувствовал, что хватка на моем горле исчезла, и вновь судорожно вдохнул, захлебываясь кровью. Боль железным штырем пробила мое тело насквозь, вонзившись в мозг. Упав на землю, я сквозь красную пелену в глазах увидел, как со мной рядом валится тело мага с арбалетным болтом, торчащим из правого виска. Боль волнами накатывала на меня, я не имел ни возможности, ни желания пошевелиться, а спасительная темнота уже наклонила надо мной свое прекрасное лицо. Однако, глянув в него, я понял, что обратно из блаженного забытья я не вынырну уже никогда. Неимоверным усилием я заставил себя поднять едва подчиняющуюся руку и достать из жилетки початую фляжку лимэля. Зубами выдернув пробку, я опрокинул её в себя, захлебываясь и глотая живительную жидкость. Сегодня лимэль почему-то имел вкус крови, густой и соленой. Сумев проглотить последнюю каплю, я без сил опустил руку, выронив флягу, и только теперь улыбнулся темноте и позволил ей забрать меня с собой.
  Очнулся я из-за того, что кто-то сильно тряс меня за плечи. Просыпаться очень не хотелось. В темноте было так приятно, мягко и уютно, что не хотелось выходить оттуда в жестокий и несправедливый окружающий мир. Но тряска не прекращалась, вместо этого она усилилась и дополнилась рыданиями кого-то, кто тряс меня. Мне стало немного интересно, и я прислушался к голосу, что бормотал надо мной:
  - ... очнись! Ну, пожалуйста, Алекс, не бросай меня! Я одна ни за что не дойду! Прошу тебя, открой глаза! Вот доедем в столицу, я сделаю тебя дворянином, я попрошу отца, и он пожалует тебе надел в горах. Ты даже можешь стать начальником королевской гвардии, только не умирай... - голос постепенно переходил в шепот, а потом затих и я почувствовал, как мне на грудь что-то упало и принялось орошать меня слезами.
  Да ведь это Алона! Значит, я еще не совсем отдал концы! Мне сильно повезло, что в последний раз, когда паковал сумки, я не стал прятать в них одну початую флягу с лимэлем, а положил в карман жилетки. Именно он вернул меня практически из-за грани, за которой начинается другой мир. Но не Земля, а мир мертвых. Правда, мне там было очень хорошо, что никак не может радовать, все-таки насовсем туда собираться мне еще рановато... Ну что ж, пора приходить в себя.
  Я открыл глаза и услышал шепот Алоны:
  - Не умирай... пожалуйста, Алекс...
  - Ладно, уговорила, - сумел выдавить из себя я, а потом зашелся в диком кашле.
  Меня корежило, выкручивало, я лежал на земле и выхаркивал из своих легких куски запекшейся крови. Прокашлявшись, я утерся рукавом и глянул на заплаканное лицо принцессы, которая сидела на коленях рядом и, все еще не веря, смотрела на меня. Затем на её физиономии проступила дикая радость. Я немного приподнялся на локтях, но был опять сбит на землю Алоной, обнявшей меня за шею и, причитавшей "Живой! Живой!", счастливо всхлипывая при этом. Вскоре всхлипывания сменились рыданиями, в которых слышалось облегчение. Я нежно обнял гномку в ответ, оставив все попытки подняться, и погладил по голове:
  - А что со мной может сделаться? Я ведь весьма живучая тварь! - с гордостью пробормотал я, а затем стал успокаивать девчонку, вытирая её слезы и говоря, что теперь уже точно все будет хорошо.
  Когда Алона, немного придя в себя, отпустила мое бренное тело, я попробовал занять сидячее положение. Странно, но ничего не болело, а проведя языком по зубам, я отметил, что все они в наличии и предательски отделяться от моей челюсти после удара о дерево не собираются. Правда, все лицо, насколько я мог убедиться, ощупывая кожу, было в подсохшей крови. Много её было и на одежде, так что выглядел я словно маньяк из дешевого ужастика. Принцесса тем временем, глядя как я себя осматриваю тоже начала прихорашиваться, поправив завязанные пучком волосы и, достав платок, стала вытирать глаза. Я с трудом, но все же поднялся на ноги. Немного шатало, но это от усталости, ноги и руки были ватными, видно эта схватка изрядно меня вымотала, даже лимэль не сумел восстановить все силы, ограничившись только штопкой моих внутренностей. Интересно, сколько же костей мне сломал этот ублюдок, если после почти полной фляжки мне все еще так хреново? Алона убрала в карман платок, отряхнула платье и спросила меня:
  - Как я выгляжу?
  Блин, кто о чем, а девки о красоте! Подумав, глядя на её покрасневшие глаза, синеватые круги под ними, помятое платье, я ответил честно:
  - Великолепно! Особенно, если сравнивать со мной.
  И тут я услышал недалеко сдавленный стон. Неужели кто-то из нападавших выжил? Я ведь старался бить только на поражение! Это замечательно, теперь будет кого порасспрашивать. Алона, услышав стон, вновь напряглась, но я только подошел к ней, нежно подергал хвостик ее волос и сказал:
  - Все в порядке, ничего не бойся! Я сейчас сбегаю, гляну, что там, а ты перезаряди арбалет и сторожи наши вещи.
  Надо же ведь чем-то её занять, а то будет стоять у меня над душой, пока я буду добывать весьма необходимую информацию. Я пошел, пошатываясь, к краю полянки, там вырвал из тел свои мечи и отправился к тому месту, откуда послышался стон. К моему удивлению, один из тех, кого достали мои стрелы, умудрился выжить. Это был воин, которого я в самом начале подловил на перебежке. Моя стрела попала ему в бок, пронзив легкое и выйдя из груди. Он лежал на здоровом боку и пытался вялой рукой вытащить из-за пояса кинжал. Видимо, он только очнулся после хорошего удара о дерево, последовавшего за моим метким попаданием и теперь еще на что-то надеется. Я подошел к нему, приподнял его тело, повернув и прислонив спиной к дереву, вызвав у человека громкий стон и, нагнувшись, заглянул в глаза. В них я не увидел ни ненависти, ни злости, только сожаление, грусть от того, что добыча оказалась не по зубам. Я понял, что пытать его бесполезно, он и сам копыта через полчасика откинет, но поговорить нужно:
  - Понимаешь общий? - обратился я к умирающему.
  Тот грустно на меня посмотрел, но все же слабо кивнул.
  - Ты умираешь, - обратился к нему я. - Мы с тобой профессионалы, поэтому нет причин скрывать очевидное. Жизни у тебя осталось всего на несколько часов, но всё это время ты будешь испытывать только боль и ничего больше. Ты же сам это понимаешь. Поэтому у меня есть к тебе предложение - ответь на несколько вопросов, и я помогу тебе уйти быстро и приятно, без боли и страха, а вдобавок расскажу, что ждет тебя за гранью...
  Его глаза расширились в удивлении, видимо мой последний аргумент показался ему самым убедительным.
  - А ты...
  - Я был там и уже неоднократно, а поэтому знаю, что тебя ждет. Всего несколько ответов на мои вопросы и я расскажу об этом. Согласен?
  Воин, не отрывающий от меня взгляда, кивнул еще раз.
  - Тогда вопрос первый: кто вы?
  - Мы вольные наемники.
  Я так и понял.
  - Вопрос второй: ваша цель?
  - Девчонка в черной карете.
  Наемник говорил с трудом, хрипя. В уголках его рта показалась кровь, я понял, что долго он не протянет, а потому нужно спешить.
  - Её нужно было ликвидировать?
  - Что?
  - Вас наняли, чтобы убить её?
  - Нет, убить нужно было всех, кто едет с ней... - наемник закашлялся, выплевывая густую кровь.
  - Что нужно было сделать с девчонкой?
  - Захватить и живой и по возможности невредимой доставить заказчику.
  - Кто заказчик?
  - Каштарх.
  - Сколько еще групп было послано на её поимку?
  - Всего две... - наемник еще раз сильно закашлялся. Я думал, что он уже не отойдет, но выплюнув кровь, он посмотрел на меня и прохрипел:
  - Твоя очередь.
  - Нет, последний вопрос: сколько еще людей у Каштарха и где он?
  Наемник улыбнулся:
  - Это два вопроса... Ладно. Он богатый и может нанять себе столько людей, сколько захочет... Где он сейчас, я не знаю...
  Я посмотрел на него. Весьма негусто! Я рассчитывал на большее.
  - Твоя очередь... - прохрипел наемник. Его речь становилась все тише.
  В ответ я нагнулся еще ближе и перешел на шепот:
  - Там за гранью нет боли, нет страха, нет страданий. Там так хорошо и уютно, что не хочется оттуда уходить. Тебя ожидает там только приятное, потому что за гранью есть некто, кто подарит тебе заботу и ласку. Я называю её Темнотой. Она очень добрая и понимающая, а её руки теплые и нежные. Она будет там обращаться с тобой, как со своим любимым ребенком, мягко укутывая черным покрывалом и награждая долгожданным покоем. Не бойся её, ведь она даст тебе все, что ты пожелаешь...
  Наемник, имя которого я даже забыл спросить, внимательно смотрел на меня.
  - Это правда? - наконец прошептал он.
  - Клянусь своей кровью, - произнес в ответ я самую страшную клятву этого мира. В книгах, которые я читал, говорилось, что нарушивший её умирает мучительной смертью, потому что вся кровь в его жилах превращается в огонь. Короче, бред сивой кобылы, но наемник поверил и прошептал:
  - Действуй.
  Я положил ему руку на шею и двумя пальцами пережал сонную артерию. Наемник сначала недоуменно смотрел на меня, а потом его глаза закатились и тело обмякло. Подождав для верности еще несколько секунд, я поднял его руку и пощупал пульс. То ли из меня такой хреновый врач, то ли наемник действительно умер. Для верности я все же достал из его ножен кинжал и всадил его в сердце. Уф, вот теперь уже точно все. Поднявшись, я обернулся и с изумлением уставился в ошеломленные глаза принцессы.
  - Что? - не понял я.
  - Ты... ты убил его! - прошептала она.
  - Да, убил, - не стал отрицать я. - А что тебя так напрягает?
  - Но он же был безоружным?!
  - И что изменилось бы, если бы я вложил ему в руки меч?
  - Он бы умер достойно! - твердо сказала Алона.
  - Дорогая, у тебя неверные представления о чести и достоинстве. Пойдем, я все подробно тебе объясню.
  Я попытался обнять её, но гномка отстранилась. Хмыкнув, я прошел мимо неё на поляну, подошел к кострищу и проверил вчерашнее мясо. Удивительно, но никто не потоптался на нем, устраивая сегодня утром скачки по поляне, а значит, о завтраке беспокоиться уже не нужно. Это кстати, потому что у меня в желудки после огромной порции лимэля уже начинало посасывать.
  - Будешь? - предложил я зажаристый кусок принцессе, вышедшей вслед за мной из кустов.
  Та только помотала головой. Я вздохнул и положил мясо назад на шкурку, поняв, что пока девчонка не дождется от меня объяснений, она останется голодной. Тогда я пошел к лежанке, подумав, что сидя будет говорить гораздо легче. Мои силы так и не восстановились, и это только подтверждало то, что рановато я себя записал в непобедимые воины. Устроившись на ветках, я глянул на принцессу. Она остановилась напротив и скрестила руки на груди, с ожиданием и обвинением во взгляде на меня уставившись.
  - Красавица, ты в детстве книги читала?
  - У нас разговор не о книгах! - одернула меня гномка.
  - Нет, дорогая, книги имеют к делу самое непосредственное отношение, так что ответь на вопрос, - мягко попросил я.
  - Да, читала.
  - Так вот, в твоих книгах, наверное, много говорилось про честь, доблесть, отвагу, про то, как прекрасные рыцари на белых жеребцах спасают принцесс из лап коварных драконов и всяких злодеев. Я прав?
  - Да... - гномку начало потихоньку охватывать сомнение.
  - Так вот, эти книги были написаны для детей, которые еще не знают окружающего мира, еще не понимают, где добро, а где зло. Именно для них были придуманы такие сказки, в которых всегда счастливый конец, в которых принцесс всегда спасают, а герои возвращаются домой с сокровищами и славой, в которых зло повергается навсегда бесчисленное множество раз.
  - Но... - начала гномка.
  - ...это неправда, - закончил я.
  Сомнение Алоны плавно перешло в удивление.
  - Но почему? Ведь у нас эти книги читают не только дети, но и взрослые гномы.
  - Знаешь, Алона, иногда взрослым так сильно хочется вновь побыть детьми, что они достают себе красивые игрушки, придумывают различные бессмысленные игры, читают сказки...
  Гномка задумалась.
  - Тогда зачем?
  - Зачем что? - не понял я.
  - Зачем писать такие книги, если в них ложь? - негодующе воскликнула принцесса.
  - Потому что те, кто их писал, хотели показать, как должен был выглядеть мир, в котором мы живем. Чтобы у нас всегда зло всегда побеждалось, а прекрасные принцессы выходили замуж за сильных и смелых героев, ну и прочая...
  - А как же честь?
  - Честь это тоже выдумки. Это свод правил, который придумали себе люди... хм... разумные расы, чтобы построить такое общество, где могли бы жить и сильные, и слабые особи. Если и придерживаться этих правил, то только лишь находясь в этом обществе, потому что они намного ограничивают выживаемость отдельных личностей.
  - Не поняла, - замотала головой гномка.
  - Разберем на примерах, - взял я манеру нашего препода, пытавшегося вбить основы религиоведения в пустые головы студентов. - Есть общество, где соблюдаются определенные правила, ну не убивать, не воровать и так далее. Туда попадает некто, кому абсолютно нас... начхать на все запреты этого общества. Он начинает брать все, что ему понравится, убивать всех сопротивляющихся ему, в общем, вести себя крайне неприлично. Результат?
  - Его убьет стража! - нашла выход Алона.
  - Правильно! Тем самым нарушив для сохранения общества его же законы, ограничивающие остальных. Понятно?
  - Нет.
  - Ладно, второй пример: путешествует себе одна маленькая девочка, никого не трогает, а некие злые дяди пытаются её причинить вред, подло убивая её защитников, нападая не по правилам - десять на одного. Защитники героически и по правилам сопротивляются и закономерно умирают. Ведь правила запрещают им бить в спину, добивать безоружных, которые тут же берут оружие, лишь только они отвернутся, в общем, они сражаются честно, но так же честно и умирают. Польза? Никакой! Что же делать?
  Гномка задумалась, а потом безнадежно сказала, опустив голову:
  - Не знаю.
  - Плохо, садись, два!
  Гномка села рядом со мной на лежанку.
  - А почему два?
  - Не обращай внимания, это я о своем, - стушевался я. - На чем мы остановились?
  - Что делать, когда защитники с честью погибли?
  - Ах, да! Ответа здесь может быть два. Первый - девочке самой нужно отбросить все сковывающие её понятия о чести и начать бить врагов подло, грязно, низко, но зато избавляясь от них быстро и навсегда. А второй - это пригласить кого-нибудь, кто сам не постесняется запачкаться в подлости, и самой местами остаться чистой. Но это почти что первый вариант, потому что заказчик всегда виновен наравне с исполнителем.
  - И все?
  - Все!
  - А как же сделать так, чтобы с честью выйти из битвы победительницей и снискать славу на поле сражения? - не унималась гномка.
  - А что было в начале? - хитро спросил я.
  - В начале чего? - не поняла Алона.
  - В начале истории, - подсказал я.
  - Ну, злые дяди начали подло убивать защитников...
  - Как убивать? - переспросил я.
  - Подло.
  - Вот ты и ответила на свой вопрос. Если нападающие действуют подло, то уже нет никакой честной битвы, а значит, тот, кто выжил после неё, тот и прав! - заключил я.
  - Значит, умереть с честью плохо? - гномка посмотрела на меня.
  - А умирать вообще плохо, - парировал я.
  - А сражаться честно плохо?
  - Если в тренировочном бою, то хорошо. Если в бою реальном, то там главное, чтобы противники все умерли, а как - честно или нет, это уже не столь важно.
  - А добивать безоружного раненого хорошо? - вернулась гномка к началу разговора.
  Я только горестно вздохнул, поняв, что тактику нужно менять, иначе гномка четко запишет меня в свои враги, и тихо ответил:
  - Я не добивал безоружного, я избавлял его от страданий. И в благодарность за это он поделился со мной ценными сведениями.
  - Но безоружного...
  - Алона, ты неправильно поняла мысль, которую хотели донести до тебя ваши писатели. Они говорят: умирать без оружия в руках - плохо. А ты не думала, что это относится не к врагам, а к защитникам?
  - То есть? - гномка уже сопротивлялась не так сильно.
  - Примитивно и на доступном примере объясняю. Писатели хотели сказать, что если в один черный день подлый, но сильный враг нападет на твои земли, то ты не должна трусливо бежать от него, получая смертельный удар в спину, а встать на защиту своего дома и с оружием в руках пусть умереть, но хотя бы попытаться его убить! Понятно?
  Гномка молчала, переваривая информацию. Молчал и я, глядя как солнце поднимается все выше, и думая, сколько же времени я бестолково потерял. А нам еще полдня ехать в Зингард.
  - Значит, честь, это выдумки?
  Так, похоже, что процесс зашел слишком далеко. Я повернулся к Алоне и взял её за плечи. Она не вырывалась, хоть это хорошо.
  - Послушай меня, девочка. Я считаю себя подлым и бесчестным существом, но этим горжусь!
  Алона в испуге глянула мне в глаза.
  - Нет, ты не поняла, я считаю себя таким, потому что МОГУ поступать подло и бесчестно. Это много раз спасало мне жизнь, поэтому я никогда не собираюсь становиться белым и пушистым, как герои из сказок. Но мне приходится действовать так только для того, чтобы выжить, а в остальное время я веду себя культурно и цивилизовано и пытаюсь ладить с окружающими, добром отвечая на добро.
  Испуг принцессы сменялся сочувствием. Я опустил руки и отодвинулся. Не хватало еще, чтобы меня жалели!
  - Алона, мир - это не сказка, он намного сложнее и в нем нет только черного и белого. Здесь и добро может пользоваться подлыми приемами, а зло в ответ притворяться честным и искренним. Тебе, как будущему послу придется еще многому научиться, а пока запомни одно - есть друзья, враги и остальные. Друзей нужно беречь, врагов нужно бить, а с остальными вести себя по крайней мере прилично, чтобы из них в последствии вышло больше друзей, чем врагов.
  Я поднялся.
  - А теперь завтракать!
  Сходив за мясом, я вернулся на лежанку. Алона молчала, на лице её крепко прописалось задумчивое выражение. Положив шашлык между нами, я приказал:
  - Ешь!
  Принцесса взяла кусочек и начала медленно жевать. Я жевал быстро, с аппетитом уплетая жирные кусочки.
  - Значит без подлости нельзя?
  - Нет!... Но ведь очень хочется, правда? Именно для этого и нужны сказки, чтобы хотелось!
  - Но ведь есть же кодекс битвы, правила дуэли...
  - У нас здесь была не битва и не дуэль. Это просто промелькнула маленькая война, а на войне правило одно - никаких правил, но все для победы. Ты ведь это уже поняла, ведь сама действовала не по правилам? - прищучил я её.
  - Это когда?
  - Когда выстрелила в спину безоружному колдуну. Отличный выстрел! - похвалил я. - Нет, правда, очень замечательный.
  Гномка отложила кусок мяса и понурилась.
  - Посмотри на это с другой стороны, - решил помочь ей я. - Ведь этим ты спасла себя от плена, а меня от смерти, значит, поступила правильно! И здесь не может быть никаких сомнений! Знаешь поговорку, о том, что историю пишут победители?
  - Нет, - ответила принцесса.
  - Значит, она у вас просто не в ходу. Так вот, история всегда покрыта пятнами грязи, подлости, предательства и другой мерзости, но те, кто победил, и в итоге обосновался на вершине власти, всегда записывают произошедшее в книгах, обеляя себя и очерняя проигравших. Кому ведь охота рассказывать, как низко он поступал, взбираясь по трупам на эту вершину? Наоборот, он говорит, что я самый честный и справедливый, а те, кто мне мешали - это и были настоящие подлецы! Так что сейчас мы с тобой победили, а значит будем писать то, что захотим сами! И ты не подло выстрелила в спину безоружному колдуну, а героически спасла меня от неминуемой гибели, завалив подлого гада! Ясно?
  - Да, - робко улыбнулась Алона.
  - Вот так, уже лучше! - обрадовался я. - Ешь давай, нам скоро ехать!
  
  Глава 15. Дорожные разговоры.
  
  Гномка стала жевать, а я, проглотив еще несколько кусков, отправился собирать оружие убитых и складывать в телегу. Упаковывать и связывать его я и не пытался - металлолома набралось столько, что в одиночку я все равно его просто не поднял бы. Попутно я собрал все деньги и драгоценности, а у мага еще и две склянки с какой-то жидкостью. Ни по цвету, ни по запаху я определить её так и не смог, поэтому решил просто выкинуть, ведь использовать это "непонятно что" было нельзя. Размахнувшись, я забросил склянки в кусты и отвернулся.
  Это я правильно сделал, потому что из кустов полыхнуло яркой вспышкой, меня подбросило вверх взрывной волной, а по ушам ударил грохот. Пролетев немного по воздуху, я мягко упал на землю и перекатился, гася инерцию и думая, что хорошо еще дерева по пути не попалось, как недавно. Оглянувшись, я увидел, что в кустах зияет большая прореха, в которой бушует пламя.
  - Мать вашу! Взрывчатка! - удивился я. - Эх, знать бы...
  Посокрушавшись о потере ценного продукта, я огляделся в поисках гномки. Та обнаружилась рядом с каретой.
  - Алона, тебя не задело? - обратился я к ней.
  - Нет, только оглушило слегка, - прокричала она мне, глядя на яркое пламя, что и не думало стихать.
  Как бы еще лес не загорелся!
  - Ладно, поехали! Время не ждет, сегодня к вечеру мы уже должны быть в Зингарде.
  Подойдя к лошадям, нам пришлось долго их успокаивать, так как после взрыва они очень нервничали, то и дело всхрапывали и порывались слинять подальше отсюда. Когда четвероногие пришли в норму, мы отвязали их от дерева, а потом на пару с принцессой полчаса пытались запрячь их в карету, привязывая ленты упряжи то так, то эдак. Дело в том, что Алона, которая вчера их развязывала, совершенно не помнила, в какой последовательно нужно цеплять на них все эти постромки, лямки... короче, всякую кожаную хрень, а я-то и не знал этого! Поэтому мы долго там провозились, потом синхронно плюнули и просто завязали все это дело покрепче, надеясь, что не слетит по дороге, а сами забрались на карету, попутно побросав внутрь все наши шмотки и выпив весь мой запас воды.
  Провожаемые догорающим пламенем (сильная штука, эти склянки!), мы отправились прочь с гостеприимной полянки, оставляя на ней кучу тел, выгоревшее пятно костра, обугленные кусты, несколько поваленных деревьев... Я откровенно заржал, представляя, что подумают те, кто наткнется на эту полянку после нас. Алона поначалу не поняла причины моего веселья, а после того, как я объяснил, заливисто засмеялась вместе со мной, даже слезы из глаз выступили. Повеселившись и сбросив все нервное напряжение дикого утра, мы выкатили на дорогу и поехали по ней, болтая о предстоящем визите в город.
  Я попросил Алону рассказать о том, есть ли в городе гномья община и где она может находиться. Принцесса сообщила, что гномы не живут общинами, но их сородичи обязательно есть во всех мало-мальски заметных городах Мардинана, а располагаются они на улице Кузнецов, благо такие есть в каждом городе. Гномы торгуют металлом, оружием, драгоценностями, а поэтому, как правило, живут весьма обеспеченно и с людьми не ссорятся. Вообще последний конфликт между людьми и гномами был лет триста назад, когда один из королей решил оттяпать кусок плодородной земли у подножья Гномьих гор. Гномы популярно объяснили корольку, что так поступать нехорошо и, разбив наголову всю его армию, послали его величество назад, попутно забрав себе немного пограничной земли королевства, так сказать - за моральный ущерб. Королек оказался упертым и собрал новое войско. Следующий поход оказался более продуктивным - королек умудрился сгинуть вместе с войском, а его сынок учел опыт папаши и помирился с гномами, которые оказались незлопамятными, хотя захваченные земли вернуть почему-то отказались.
  Узнав некоторые факты о жизни гномов, я принялся раскручивать Алону на общие сведения типа ценности монет, их эквивалента и возможности хождения. Гномка сперва удивлялась, из какой дыры я вылез на свет, что такого не знаю, но затем все же выдала требуемое. Оказалось, что в этом мире нет единой монетарной системы - каждый правитель чеканит свои монеты. Поэтому во всех странах принято просто не обращать внимания на саму монету, а больше на её вес. Так получилось, что имперские золотые немного крупнее гномьих, а мардинанское серебро по весу намного тяжелее имперских, но легче монет фантарской чеканки. Именно потому одна серебрушка равняется приблизительно двадцати двум-двадцати пяти медным монетам, а один золотой насчитывает пятнадцать-семнадцать серебрушек. Узнав, что на одну серебрушку можно дня два жить в хорошем трактире, я подумал, что даже сейчас имею достаточное состояние, чтобы не бедствовать годика полтора. А если еще выгодно продать оружие...
  Как-то незаметно наш разговор ушел на тему, что делать дальше, после того, как доедем до Зингарда. Я описал свои примерные планы:
  - Находим гномов, которые тебя знают, рассказываем, что приключилось и отдаем им тела твоих защитников, пускай похоронят, как подобает, да и свяжутся с кем нужно, чтобы передать то, что случилось с тобой. Потом я с твоей помощью продаю им все своё оружие, мы избавляемся от кареты, берем двух ездовых лошадей и валим в сторону Денадена, где ты знакомишь меня с отцом твоей подруги, и я покупаю у него камень, если он, конечно, будет. После этого мы направимся прямиком в столицу, где я сдам тебя на руки королевской гвардии, а ты поцелуешь меня на прощание и, уходя к королю, помашешь мне ручкой. Конец истории! Хэппи энд.
  - Чего? - не врубилась гномка.
  - Все довольны и счастливы, - перевел я.
  - Кстати, а у вас здесь никто не занимается банками?
  - Банками? - поморщила лоб Алона. - Вроде бы нет, я только знаю, что горшечники должны быть в городе...
  - Нет, я говорю про те заведения, в которые можно деньги положить на время, а затем забрать, да еще и с прибылью.
  - Такого у нас точно нет, - обломала меня Алона, а потом добавила. - Чтобы просто положить деньги на сохранение у нас обязательно нужно платить за охрану. А так, чтобы еще и прибыль получать... Где такое королевство есть, в котором существуют такие... банки?
  - Далеко, - грустно ответил я.
  Блин, все деньги придется возить с собой. Разве что, если вдруг стану олигархом, придется дворец выстроить и охрану завести, чтобы сторожила. Обидно! У меня на здешние банки были большие планы.
  - А о чем ты раненого спрашивал? - обратилась вдруг ко мне гномка.
  - Кто его нанял, зачем... Постой! А ты разве не слышала? Ты ведь рядом стояла.
  Алона смущенно потупилась и заявила:
  - Я вашего языка не знаю.
  Так я и знал! И как же её интересно послом направили? Без знания языка, без навыков дипломатии, безо всяких практических рекомендаций? Нет, тут явно что-то не чисто, и я решил потом как-нибудь выяснить, что. Но сейчас без знания языка на человеческих землях ей очень тяжело придется... Так ведь можно и научить, подумал я, но тут же отбросил прочь эту идею. Рискованно! Мало мне одного раза было? Однако идея не спешила теряться в глубинах сознания, а все настойчивее стучалась у меня в голове, стремясь вырваться наружу и реализоваться. Ну и ладно! Все равно мне нужна практика, подумал я и свернул с дороги, уводя карету в небольшую полянку, очень кстати нарисовавшуюся сбоку.
  - Что случилось? - встревожено спросила Алона.
  - Ничего страшного, - ответил я. - Просто подумал, что раз ты не знаешь общего, тебе будет очень сложно находиться в обществе людей, поэтому и решил тебя научить.
  - Научить? Но как?
  - Сейчас узнаешь, - пообещал я и остановил карету возле кустов.
  Лошадей я распрягать не стал, дела то всего на минут десять! Стащил с кареты гномку и усадил на травке рядом с собой, чтобы карета закрывала нас от взглядов с дороги.
  - Сейчас будем учиться, - предупредил я. - Это очень опасно, зато быстро!
  - Опасно? - встревожилась гномка.
  - Только для меня, - успокоил я её. - Тебе будет нужно сделать только то, что я скажу, и все будет хорошо. Во-первых, расслабься и не сопротивляйся. Сейчас я гляну тебе в глаза, и из меня тебе в голову польются знания. Не старайся их тянуть на себя, этим ты меня убьешь. Просто расслабься и смотри мне в глаза, принимай мои знания и старайся их аккуратно уложить в своей голове. Вот и все!
  Ага, это ей я объяснил, что все это так просто. Мне это будет гораздо сложнее. Вначале нужно подготовиться. Сконцентрировавшись, я отправился на свою полянку с цветами и принялся за работу. Определив знания общего языка, как фиолетовую кукурузу, я мысленно вырастил рядом еще одну и аккуратно выкопал её с корнями, а затем вынырнул немного из транса и глянул в тревожные глаза гномки, аккуратно обхватив её голову руками и приблизив к своей.
  - Расслабься... - прошептал ей я мысленно и почувствовал, что тревога стала уходить. - Хорошо, теперь начнем.
  Медленно, словно полную чашу, я мысленно взял эту кукурузу и через зрачки гномки отправился в её светлую пещерку, таща за собой своё растение. К моему удивлению, обратный процесс был намного легче - я практически моментально протащил знания её языка себе, а сейчас информация сочилась медленно, со скрипом. Может в первый раз сыграло свою роль то, что гномка была без сознания? А почему тогда меня учитель сперва заставил сломать волю человека, если нужно было его просто оглушить? Я подумал об этом только сейчас, причем с удивлением, как же учитель мог этого не знать? А потом удивился повторно, почему же это я не испытываю сожаления, ведь после этого закончилась одна моя жизнь? И сразу же понял почему - ведь после этого появился Я! А к чему мне сожалеть о своем рождении?
  Тем временем знания, наконец, перетекли в мозг гномки, и в моих руках из сизой дымки опять сформировалась кукуруза, которую я аккуратно посадил рядом с большим белым грибом. Пускай однотипные знания будут рядом, иначе будет путаница в каталогах, подумалось мне. Плеснув немного своей энергии, я убедился, что кукуруза надежно прижилась, а затем вынырнул из глубин мозга принцессы. Придя в себя, я отодвинулся немного от Алоны.
  - Ну как, понимаешь меня? - спросил я на общем.
  Принцесса только ошеломленно на меня посмотрела, и открыла рот.
  - Охренеть! Так ты маг! А какого лешего мне ничего не сообщил?! Я тут тихо шизею в тряпочку, а он морозится, изображая последнего лоха!!! - выдала она мне на чистейшем русском.
  - Мля-я-я-я... - протянул я.
  - ... твою мать! Иди на ..., ... ... и, ... ..., меня не ... !!! - выдала тихо офигевающему мне принцесса. Потом улыбнулась и добавила:
  - Прекрасный язык! Столько красочных выражений. Понятно, почему он называется общим, ведь такое точно будет каждому понятно!
  Я покряхтел, переваривая фразу, и сказал:
  - Вынужден тебя огорчить, это не общий.
  - А какой? - не поняла принцесса.
  - Этот язык называется русским.
  - А кто на нем разговаривает? - решила уточнить Алона.
  - Мы с тобой! - ехидно ответил я.
  - Нет, Алекс, я серьезно!
  - И я серьезно, - все также ехидно ответил ей я. - Никто его больше не знает, потому что это мой родной язык! Более того, если ты вдруг найдешь того, кто его поймет, то я весьма и весьма удивлюсь.
  Гномка молчала, переваривая, а потом все же спросила:
  - Откуда ты, Алекс?
  - Издалека, - ответил я ей, но видя, что гномка не уймется, продолжил. - Мой дом в другом мире.
  Гномка испуганно на меня уставилась:
  - Так ты все же демон, а не полукровка, как говорил!
  - Может быть, я ведь не знаю, как они выглядят, поэтому сравнить не могу.
  - Они точно как ты! - Алона с обвинением посмотрела на меня. - Сильные, ловкие, непобедимые. Могут притвориться любым существом, чтобы втереться к тебе в доверие, а на самом деле хотят получить только кровь и страдания!
  Я задумался, но потом решительно отрезал:
  - Я не демон! Страдания и кровь меня не прельщают, к тебе в доверие я не втираюсь, а это тело я ношу уже двадцать шесть лет!
  - Сколько? - похоже, последняя цифра выбила из головы гномки все предыдущие доводы.
  - Двадцать шесть, - повторил я. - А что, выгляжу моложе?
  - Значительно, - кивнула гномка. - Я бы дала тебе лет восемнадцать, может девятнадцать... Но двадцать шесть!
  Ни фига себе лимэль подействовал! Подарил мне лишних семь лет жизни. Вот это действительно эликсир бессмертия! Интересно, а почему тогда старейшины в эльфийском поселке им не пользуются, сразу бы сбросили лет тридцать? Нет, тут какие-то непонятки. Ведь у них есть и власть, и возможность, так почему они не могут обеспечить себе вторую молодость? Потом я вспомнил действие лимэля - он затягивает раны, сращивает кости, убирает усталость... Убирает ли? Ненадолго и весьма ненадолго. Да, он действует, как весьма мощный стимулятор, но потом приходится много есть, чтобы восполнить силы... Вот оно! Лимэль вовсе не эликсир жизни, он просто ускоряет восстановление организма, заставляя его защитные функции работать в десятки раз быстрее. Именно поэтому раны заживают, кожа омолаживается, волосы растут, как на дрожжах. А у стариков организм уже сам перестает бороться со старением. Так что его подстегивать, если он и так работает из последних сил? Интересно, если я настолько помолодел, сколько мне жить-то осталось? Не аукнется ли мне это лет так через двадцать?
  Глянув в глаза гномки, я выкинул из головы всю эту дребедень. Блин, меня могут уже сегодня кокнуть, а я тут о будущем думаю!
  - Двигайся поближе, сейчас будет второй дубль, - сказал я Алоне.
  Видя, что она и не думает шевелиться, я воскликнул:
  - Да не демон я, не демон! Просто детство у меня тяжелое было! Если так меня боишься, я тебя могу в Зингарде бросить, иди, куда захочешь.
  Гномка подумала, а потом решительно подсела ко мне поближе.
  - Я тебя не боюсь. Если ты и демон, то очень добрый, так что давай свой второй дубль!
  Вторая попытка прошла гораздо успешнее первой. Я легко скопировал свою кувшинку в мозг Алоны. Процесс протекал намного быстрее, или это гномка освоилась и перестала бояться, или я так напрактиковался, но не прошло и пяти минут, как принцесса научилась общему языку. Поговорив с ней немного, я убедился, что в этот раз точно ничего не напутал, хотя с таким же успехом Алона могла овладеть и эльфийским, вот смеху было бы! После этих экспериментов мой уже начавший наполняться магический резерв был почти пустым, видно магия разума отнимает больше сил, чем я думал.
  - Все, едем дальше, - сказал я на общем и запрыгнул на карету
  Алона взгромоздилась следом, и мы тронулись дальше. На дороге я решил вернуться к сведениям, что поведал мне раненый наемник и кое-что для себя прояснить.
  - А ты знаешь некого Каштарха? - спросил я принцессу.
  - Конечно, знаю, - с готовностью отозвалась та. - Это папин первый советник.
  - Тогда такой вопрос: зачем ему нужна ты?
  Принцесса опешила.
  - Почему ты так решил?
  - Потому что он послал минимум две вооруженных группы людей-наемников, чтобы убить твоих охранников, а тебя живой доставить к нему. Именно живой. Улавливаешь?
  - Не может быть!
  - Может. На пороге смерти обычно нет желания врать, - разочаровал я её.
  И тут впереди раздался возглас:
  - Смотри, куда прешь!
  За ним последовал мат, стук и лошадиное ржание, после которого наша карета вздрогнула и резко остановилась, так что мы чуть не слетели с сиденья под колеса. Я огляделся. Демоны бездны! За разговором я совсем перестал следить за дорогой и прошляпил встречную телегу, с которой не удалось разминуться! Радует то, что никто не пострадал... Ну, мы-то целы, значит, никто! Телега ударила самым краем в передок нашей кареты и сцепилась с ней колесами.
  Я осторожно слез с кареты и посмотрел в ту сторону, откуда все еще продолжал доноситься мат. Оказалось, что шоферу телеги повезло меньше, он после удара упал прямо на дорогу и теперь стоял и матерился, отряхивая свою одежду от пыли. Я обошел телегу и подошел к нему. Глядя на меня, мужик притих и перестал материться. Оглядев его и не найдя на нем видимых повреждений, я миролюбиво повинился перед ним:
  - Друг, ты уж прости меня. Заболтался я с попутчицей и на дорогу смотреть перестал, вот и вышло такое. Ты сам как, не сломал ничего?
  Мужик робко произнес:
  - Да нет, ваша милость, все хорошо.
  - Ну, рад, что все хорошо, - облегченно улыбнулся я. - Так давай теперь расцепимся и поедем каждый своей дорогой.
  - Конечно-конечно... - затараторил мужик, - это мы мигом!
  Видимо, он очень испугался меня. Ну как же, воин с мечами, едет на богатой карете, все понятно. Только вот почему по его лицу видно, что он очень хочет бросить свою телегу и драпануть в ближайшие кусты? Не став забивать себе голову ерундой, я оглядел место сцепки и понял, что сильно никакой транспорт не пострадал. Колеса целы, оси не погнулись и не треснули, значит, чтобы высвободиться, нужно просто приподнять телегу и отодвинуть немного назад.
  - Давай, ты приподнимешь этот край телеги, а я возьмусь и дерну назад? - предложил я.
  Мужик на это только закивал и юркнул под телегу. Я зашел сзади и взялся за что придется.
  - Давай! - крикнул я мужику.
  Тот с такой силой рванул телегу вверх, что она даже уперлась в нашу карету и немного приподняла её! Я рывком, пока усердный мужичок не перевернул карету, дернул телегу назад и немного откатил, понуждая запряженную в неё лошадку отойти.
  - Все, можно ехать! - резюмировал я, осмотрев результат работы.
  Мужик выполз из-под телеги и быстро запрыгнул на телегу.
  - Извини еще раз, - обратился я к нему. - Не со зла я это.
  - Спасибо, ваша милость, - ответил он, лихорадочно нашаривая кнут. - Покойтесь с миром, ваша милость.
  Он взмахнул кнутом, и лошадка пуще мотоцикла припустила по дороге. Я проводил его удивленным взглядом. Ну ладно, может, перетрусил мужик, с кем не бывает! Видимо, чинопочитание тут довольно развито, подумал я, вспомнив мои "проводы" из деревни. Но вот "покойтесь с миром"? Странное прощание какое-то, нужно будет запомнить. Не доброго пути, или ровной дороги, а именно покойтесь с миром! Я повернулся к телеге, собираясь запрыгнуть на лавку, и тут услышал сдавленный хрюк.
  - Это ты? - спросил я Алону, увидев, как та сидит, прижав ладони к лицу.
  Та помотала головой, содрогаясь всем телом, и опять хрюкнула. Да она же банально ржет, догадался я.
  - Ну и чего смешного ты увидела? - ехидно спросил я. - Просвети меня, тупого, будь добра.
  Алона убрала руки от лица, обнажив лыбящуюся мордашку, и расхохоталась уже во весь голос. Она все смеялась и не могла остановиться, лишь повторяла, утирая слезы:
  - Покойтесь с миром... ха-ха... ваша милость!
  - Демоны тебе в попу, да расскажи же, наконец! Я ведь тоже посмеяться хочу! - теряя терпение, воскликнул я.
  Алона все же немного успокоилась и почти молча спрыгнула с кареты. Обойдя меня, и издав знакомый хрюк, она скрылась внутри и принялась там копаться. Наконец, вынырнув из недр нашего средства передвижения с маленьким зеркальцем в руках, она сунула его мне, едва сдерживая смех. Я недоуменно оглядел зеркальце, наверное то, которое может разные страны показывать, а потом посмотрел в него... И отшатнулся! Алона опять покатилась со смеху. А я мрачно поглядел на нее и повторил попытку.
  Из зеркала на меня смотрел зомби. Самый натуральный, которого можно показывать в самом хитовом фильме ужасов и получить при этом оскара за грим. Ну, ни фига ж себе! Нет, я догадывался, конечно, что не красавец, но что настолько!... Глаза красные, под глазами темные синяки, вся нижняя часть лица в крови, зубы тоже красные. Я повернул немного зеркальце. Рубашка была также запачкана кровью, а все вместе это создавало такое впечатление, будто меня только что оторвали от человеческой шеи, которую я явно не целовал! Я перевел взгляд на все еще хохочущую Алону.
  - Ну чего ты ржешь? Зомби что ли никогда не видела? Так посмотри, пока возможность есть! - буркнул я, вызвав новый взрыв хохота, и полез на карету.
  Удобно устроившись на лавке, я подхватил вожжи, следом залезло это веселое чудо и мы тронулись, покидая место аварии. Алона еще долго издавала смешки, как только её взгляд обращался ко мне. Теперь мне был понятен испуг того мужика. Да и я бы на его месте со страху уже клинками махал во все стороны, лишь бы не видеть перед собой такое страшилище! Я заерзал, представив себе такую красочную картину, но внезапно нащупал под седалищем что-то твердое. Протянув руку, я достал из-под себя зеркальце. О, как раз можно проверить, показывает ли оно дальние страны. Я всмотрелся в него, вспоминая в деталях свою квартиру, компьютерный стол, монитор на нем, кучу дисков и макулатуры рядом... Но попытки были неудачными. Сколько я не представлял себе дом, зеркало показывало только скалящегося зомби. Со вздохом я протянул его Алоне.
  - Держи свой артефакт!
  - А это и не артефакт вовсе, - сказала она. - Это обычное зеркальце. Я в него по утрам смотрюсь.
  - Демоны меня разрази! А я в него полчаса пялюсь... - начал я.
  Алона опять захохотала, не дав мне закончить. Так мы и ехали. В ближайшую пару часов я мило развлекался, пугая людей, проезжавших мимо. Заметив встречную повозку, я пригибал голову, а дождавшись, пока она подъедет поближе, вдруг внезапно выпрямлялся, обращая на себя внимание возниц, после чего миленько им улыбался, глядя в их выпученные глаза. В итоге две телеги мигом опустели, потому что их хозяева в панике спрыгнули с них и убежали, затерявшись в чаще, три сразу набрали фантастическую скорость, моментально скрывшись из глаз, а один возница лишился чувств, откинувшись прямо на телегу, которую лошадь спокойно себе повезла дальше. Алона, глядя на мои выкрутасы, оглашала смехом окружающий лес. Правда с одним всадником этот номер не прошел, бедняга хоть и побелел от страха, но потянул из ножен на боку меч. Пришлось признаваться, что немного пошутил, после чего всадник, оказавшийся королевским охотником, еще долго меня расспрашивал, где это я умудрился так расквасить себе лицо? После этого больше я так не шутил, да и Алона притихла.
  - А почему ты не убил этого мужика, - спросила вдруг она.
  - Не понял? - я действительно слегка ошизел. - За что?
  - Ну, он же столкнулся с нашей каретой, не успев уступить дорогу, значит, был виноват. И ты, как дворянин, мог его просто убить. У тебя же это легко выходит! - обвиняюще сказала Алона.
  - Ну, во-первых, я не убиваю направо и налево всех, кто под руку попадет. Я же не маньяк, в конце концов! Я убиваю только тех, кто стремится убить меня. У меня есть принцип - если ты посмел поднять на меня свое оружие, значит, заслуживаешь принять смерть от моего. Если ты не нападаешь на меня, то и я трогать тебя не буду. Во-вторых, виноват-то был я, потому что недоглядел немного. А напоследок, я не дворянин вовсе!
  - Но как?... - гномка выглядела просто раздавленной. - Я думала...
  - Что?
  - Я думала, что ты, по меньшей мере, сын графа!
  - Ты это серьезно?
  - Да... Так ты не благородный? - разочаровано спросила принцесса.
  - Вынужден тебя огорчить, нет.
  - Но... твои манеры, твоя речь, манера общаться со мной, как...
  - Как? - мне даже стало интересно.
  - Как с равной!
  Я не нашелся сразу, что ей ответить, но потом все-таки рискнул объяснить.
  - Понимаешь, Алона, я раньше не разговаривал с особами королевской крови, как-то не довелось, а потому некому мне было ткнуть в нос и сказать - ты не прав! Почтительнее нужно! Поэтому я не воспринимаю тебя сейчас, как принцессу. Я принимаю тебя такой, какая ты есть, отдельно от твоего титула. Если тебя это унижает или оскорбляет, могу попробовать обращаться на вы и добавлять "ваше высочество", только почитания в этом, боюсь, не будет никакого. Тебе это нужно?
  - Нет, конечно! - обрадовала меня принцесса. - Просто дома я так наслушалась всех этих подлиз, требующих, чтобы я на каждого посмотрела, с каждым поговорила. И все они преклонялись передо мной, а ты...
  Она внезапно замолчала.
  - И... - прервал я паузу.
  - Ты общаешься со мной, как член семьи! Поэтому я и спросила про твой титул. Так у тебя его точно нет?
  - Нет. Абсолютно никакого. Раньше, правда, было много титулов и званий, один раз даже императором был...
  Я замечтался. Эх, ведь было дело! До трех ночи тогда за компьютером просиживал за ролевушками, стратегиями, бродилками...
  - И что? - вырвала меня из воспоминаний Алона.
  - И ничего! Я в эти детские игры больше не играю. Пользы они не приносят, только времени кучу занимают. Сам удивляюсь, что я тогда в них находил?
  Мы немного помолчали, а я решил спросить:
  - Принцесса?
  - Что?
  - Так как тебе, нравится общаться с простолюдином?
  Она задумчиво посмотрела на меня:
  - Если все простолюдины такие...
  - И не надейся, таких как я больше нигде нет! Штучная работа, единственный экземпляр, так что лови момент! А если серьезно, я все-таки понимаю важность протокола, всяких там "ваше величество", "не соблаговолите ли..." и прочих, так что если вдруг встретимся при дворе, то на людях позорить тебя не стану, буду обращаться по всем правилам этикета... Ну, по всем, какие вспомню!
  - А чего вдруг? - хмыкнула она.
  - А потому, что я понимаю, что если к тебе один подойдет и обратится на "ты", да еще и с хамством, ну, как я это хорошо умею, то и другие, на это дело поглядев, решат, что и им такое можно. А что тогда начнется, страшно представить...
  Алона с улыбкой смотрела на меня и вдруг позвала:
  - Алекс!
  - Да?
  - Прости меня, - попросила принцесса.
  - За что? - не въехал я.
  - Ну... там, на поляне... Я не должна была так себя вести... Не должна была тебя упрекать, ведь ты спасал меня... едва жизни не лишился, а я к тебе с обвинениями...
  - Я на тебя и не думал обижаться, - сказал я, выслушав её сбивчивую речь. - И кстати, спасибо, что напомнила... Ты тоже меня извини.
  - За что? - удивилась Алона.
  - Я забыл поблагодарить тебя за то, что спасла мне жизнь, - я подтянул к себе принцессу и нежно чмокнул в щечку, прошептав на ушко. - Спасибо.
  Мы немного проехали в молчании, переваривая в голове каждый свои мысли, а затем я решил вернуться к прерванному разговору.
  - Давай подумаем вот над чем: зачем ты понадобилась Каштарху? - спросил я Алону.
  - Не знаю, - после молчания ответила та. - Если только для того, чтобы диктовать папе свои условия... Но это просто бесполезно. Папа хоть и может сделать все, что велят мои похитители, но потом все равно меня отыщет и примерно их всех накажет!
  - А если сделать так, чтобы тебя не нашел никто. Что тогда? Будет ли король плясать под дудку похитителей?
  Алона подумала.
  - Папа любит меня и найдет везде! - твердо решила она.
  - Рад за тебя, - сказал я в ответ. - А теперь я подумаю немного вслух, не перебивай меня пока. Итак, мы имеем следующее: первый советник Каштарх хочет заполучить в свои руки принцессу. Зачем? Ежу понятно, что существуют всего два мотива - деньги и власть. Так как Каштарх уже довольно богатый гном, значит, первый вариант отпадает. Как теперь он хочет использовать принцессу для достижения цели? Шантаж отпадает, долго, муторно и ненадежно. Разве что...
  Я оглядел принцессу оценивающим взглядом, под которым она слегка напряглась.
  - Расскажи мне про вашу систему престолонаследования, - попросил я её.
  - Чего? - уставилась она на меня.
  - Блин, ты принцесса или кто?! - не выдержал я. - Живя во дворце, не знать все политические понятия может только глухой идиот!
  - Я не во дворце жила, - смутилась Алона. - Я у мамы в городе...
  - Ладно, тогда извини... - повинился я. - Был неправ, исправлюсь. Скажу понятным языком, я хотел бы знать про всех гномов, которые могут сесть на престол, когда умрет твой папа.
  Она зыркнула на меня.
  - Да успокойся ты, отца твоего я трогать не буду, пусть живет еще двести лет! Просто я хочу знать только очередность, в которой стоят ожидающие королевского трона.
  - А-а-а... - протянула гномка. - Разумеется, первым идет мой брат, потом мой будущий муж...
  - Стоп-стоп! - воскликнул я. - Какой такой муж? Ведь ты младшая принцесса, а значит, есть еще и старшая. Первым должен стоять её муж!
  - Нет, Алисана уже обручена с принцем Фантара. Это был политический ход, скрепивший дружбу наших народов, поэтому она уже скоро должна отправиться к жениху, а её Квазилендик не может быть королем гномов, так как лет через десять станет королем Фантара, - как тупому объясняла мне Алона.
  - Квазилендик... Надо же, - хихикнул я.
  - И не надо смеяться! - встала на защиту будущего родственника гномка. - Квазиленд настоящий мужчина! Он блондин, красавец, да и маг к тому же!
  Недоумевая, как это цвет волос и внешность могут идти в один ряд с наличием магических способностей, я продолжил размышлять вслух:
  - Итак, после смерти твоего отца и брата, престол гномов должен будет занять твой муж, я правильно понял?
  Алона только кивнула.
  - Здорово! Значит, я теперь могу потащить тебя в ближайший храм, церковь... или где вы там обручаетесь, а затем взять тебя в жены, после чего мне остается только прибить двух твоих родственников и вот - я уже новый король гномов?
  Принцесса сжалась, стараясь от меня отползти подальше. Я посмотрел на её перемещения, подгреб к себе одной рукой обратно и успокоил:
  - Да не бойся ты так, Алона. Ты, конечно, очень замечательная девушка и я бы рад оказаться в числе твоих друзей, но... маловата ты немного для меня, да и жениться я пока не собираюсь. Так что перестань дрожать и успокойся. Я может и не самое доброе существо на этой земле, но в самые последние негодяи меня записывать еще рано.
  Принцесса немного успокоилась и спросила:
  - А зачем ты тогда сейчас такое сказал?
  - Да я всего лишь хотел узнать, если я на тебе сейчас женюсь, будет ли у меня возможность получить трон?
  Алона расслабилась и ответила:
  - Сейчас, даже если умрут мой отец и брат, ты королем стать не сможешь. Вот если бы ты, после того, как взял меня в жены отправился жить со мной в горы, а потом совершил что-нибудь выдающееся для народа гномов или просто прожил бы с нами двадцать лет, вот тогда ты бы мог стать нашим правителем.
  Алона оценивающе на меня посмотрела. Мне на ум сразу пришла зловещая фраза из мультика "Ты будешь нашим королем!" и я отшатнулся от ее взгляда.
  - Не-е-ет! Ты на меня такие планы не строй! Я еще не совсем из ума вышел, королем становиться!
  - А я думала, ты так жениться не хочешь, - ехидства гномка явно у меня нахваталась.
  - И это тоже, но королем я не хочу быть больше, чем жениться! - заявил я.
  - Почему? Ведь это так здорово!
  Я смерил её взглядом и презрительно заключил:
  - Ребенок!
  - Я не ребенок! Мне уже восемнадцать... скоро будет.
  - Тогда глупый подросток!
  - Я не глупая!
  - А почему ты думаешь, что быть королем - это здорово? - задал я её провокационный вопрос.
  - Ну-у-у... - протянула она. - Все тебя слушают, все уважают, ты издаешь указы, решаешь споры и...
  - ...тратишь кучу своего времени на решение чужих проблем, заботишься обо всех подряд, а многие все равно остаются недовольными твоей работой, слышишь завистнические шепотки по углам и имеешь кучу охранников, чтобы ни дай Единый, кому-нибудь не пришла в голову мысль сковырнуть тебя с теплого местечка! И это только верхушка айсберга, ведь, если копнуть глубже, то можно вытащить наружу интриги с соседними странами, шпионскую сеть внутри королевства и за его пределами, заговоры, предательства, экономические неурядицы... Да перечислить все возможные отрицательные моменты такой высокой должности я просто не в состоянии!
  Алона надолго задумалась, а потом призналась:
  - Так я еще никогда не думала.
  - А ты подумай, - весело заявил я. - Думать вообще полезно, а у любой вещи или понятия есть как минимум две стороны - положительная и отрицательная. Пока не рассмотришь и не сравнишь их обе, тебе ни за что не определить, хорошая это вещь или плохая.
  Алона вздохнула, а я продолжил расспросы:
  - У Каштарха есть заслуги перед гномами?
  - Да, - не задумываясь, ответила та. - За принятие решения провести раскопки в старом обвалившемся штреке, в результате чего были найдены две алмазные жилы, его наградили Орденом Мудрости - высшей наградой нашего королевства.
  - Теперь половина проблемы прояснилась. Не знаю только...
  - Что прояснилось? - не выдержала принцесса.
  - Ну, это и ребенок понял бы! - смерив её снисходительным взглядом, я принялся объяснять. - Каштарх банально хочет завладеть троном, женившись на тебе и убрав твоих родственников! Именно поэтому он велел тебя только доставить к нему, а не убивать. Теперь же он начнет охоту с удвоенной энергией, потому что начало положено и теперь заговор уже не остановить. Думаю, уже запущены механизмы ликвидации твоего отца и брата. В скором времени на них состоятся покушения или просто произойдет очень несчастный случай, что повлечет за собой смерть обоих. А на тебя будет объявлена тайная охота по всему Мардинану. Думаю, он пошлет на это дело всех своих людей и большое количество наемников, ведь время поджимает! Так что теперь любой гном в здешних местах может вполне оказаться предателем, работающим на Каштарха, что делает абсолютно нереальной сохранение тайны твоего передвижения по королевству...
  Гномка только все больше раскрывала в ужасе глаза и приоткрывала рот, а я закончил свою речь горьким выводом:
  - И главное, чего я решительно не понимаю - как же это я умудрился влезть во все это дерьмо?!
  
  Глава 16. В Зингард!
  
  Неожиданно впереди показалась речка. Она была гораздо шире и глубже той, которую я пересекал в прошлый раз. Дорога выходила на широкий деревянный мост, пересекавший водную преграду.
  - Ну, хоть первый приятный момент за сегодня! - удовлетворенно прокомментировал я появление возможности искупаться.
  Алона только молча на меня посмотрела, но ничего не сказала. Я свернул с дороги, проехав немного вдоль по течению, и остановился возле густых кустов на берегу. Легко спрыгнув с кареты, я пошел отвязывать лошадей. Путаясь в ремнях, завязанных утром кое-как, я услышал голос гномки:
  - Алекс!
  - Да, - я повернул голову.
  - Теперь ты меня бросишь? - обреченно спросила Алона, все еще сидящая на скамейке.
  Я оставил развязывание лошадей и подошел к ней, затем двумя руками подхватил принцессу, снял её с кареты и поставил перед собой. Все-таки она еще совсем ребенок, подумалось мне, и как такую можно бросить на произвол судьбы? Глядя ей в глаза, я произнес:
  - Я уже говорил, что я - сволочь и подонок, который может совершить любую подлость?
  Гномка кивнула.
  - Так вот, эту подлость я совершать не буду. Понятно? Я довезу тебя в столицу, как и собирался, приложив по пути все свои силы, чтобы ты осталась целой и невредимой, клянусь своей кровью!
  Как и в прошлый раз, клятва слетела легко, вызвав у меня только легкое недоумение. И как могли люди здесь поколениями верить во всю эту чушь, что такие клятвы не могут быть нарушены? Гномка в ответ на мою речь счастливо улыбнулась и обняла меня за шею, спрятав лицо на груди. Я машинально обнял её и погладил по голове, потеребив хвостик черных волос.
  - Я все-таки не такое чудовище, которым ты меня считаешь, - тихо прошептал я ей.
  Ага, конечно, ведь я в сто раз хуже! Но тебе, дорогая, знать об этом не нужно.
  - Так что, если я еще буду по дороге возмущаться и проклинать свою судьбу, то ты не обращай на это внимания. Просто у меня своих проблем выше крыши, потому я немного нервничаю.
  Гномка отцепилась от меня и хитровато посмотрела:
  - Интересно, какие же это у тебя проблемы?
  - Да так, ерунда! В принципе, ничего особенного... Просто один народ объявил меня своим врагом и с периодичностью в несколько дней посылает своих убийц за моей головой. В первый раз был один (если Нима посчитать, хотя и с оговорками), потом двое, потом почти три десятка... Вот теперь и гадаю, сколько пришлют на этот раз? - сказал я удивленной гномке и пошел дальше развязывать лошадей.
  Распутав, наконец, эти узлы, я отправил конячек пастись, а сам принялся раздеваться. Обернувшись, застал Алону в той же позе. Даже удивление на лице осталось.
  - Чего стоишь столбом? - обратился я к ней. - Ты купаться не собираешься?
  Гномка помотала головой.
  - Ну, как знаешь... А я вот окунусь.
  Быстро скинув с себя одежду, я разбежался и плюхнулся в речку. Она оказалась довольно глубокой, посередине где-то мне по шею, и я с удовольствием понырял, поплескался, смывая с себя грязь, а потом просто немного полежал, расслабившись и раскинув руки в стороны. Долго лежать было нельзя, так как течение быстро сносило меня вниз, поэтому я окунулся еще несколько раз, а затем вылез на берег и принялся отряхиваться и выливать воду из ушей. Собакой я не был, поэтому отряхивание мало что дало, и я просто подошел к карете, кинув взгляд на совершенно пунцовую Алону, сидящую рядом на травке, и достал свою сумку с сухой одеждой. Одевшись внимательно посмотрел на гномку, которая и не думала менять цвет.
  - Ты что, голых мужиков никогда не видела? - поинтересовался я.
  - Нет... - а я-то, наивный, думал, что сильнее покраснеть просто нельзя.
  - Ребенок! Какой же ребенок! А ведь уже почти восемнадцать... Эх! - махнул рукой я.
  Конечно, для меня это было дико, ведь наши дети уже начиная с тринадцати-четырнадцати лет, знают все касательно птичек и пчелок. А когда в шестнадцать к ним подходят отцы и начинают лепетать что-то об отношениях между разными полами, то те в ответ выдают им: "Батя не грузи! Я уже давно знаю все позы камасутры, а некоторые уже применял на практике! Может это мне что-нибудь тебе рассказать?...". А тут прямо святая наивность, а еще принцесса!
  - Ты и про секс ничего не знаешь? - спросил я немного побелевшую гномку.
  - Про что?
  - Про то, чем занимаются молодые мужчина и женщина, когда никто не видит?... Или когда видят все, но это уже дело их вкуса.
  - Я знаю про любовь... - смущенно выдавила эта опять налившаяся соком вишня.
  - Ты не путай любовь и секс! Это две абсолютно разные вещи! - ответил ей я, собирая свою грязную одежду.
  Ну, хоть про это она знает, значит, не совсем безнадежна... Хотя, мог бы и не спрашивать, подумал я, вспомнив, как вчера вечером принцесса с ужасом на меня глядела, услышав, что я собираюсь с ней спать. Подобрав все свои шмотки, я пошел к речке стираться. Пятна крови отмывались плохо. В конце концов, я просто плюнул на это дело и решил выбросить рубашку. Жилетку я все же оставил, так как она хорошо подходила мне по размеру и была удобной тем, что в ней можно было хранить мой кошелек и одну фляжку. Она была немного темнее по цвету, поэтому пятна крови на ней не сильно выделялись. Выстирав все белье и отжав посуше, я не стал развешивать его на кустах, чтобы не терять времени. В дороге посушу, подумал я и вернулся к Алоне. Она уже немного отошла и с любопытством глядела на меня, расстилающего свое белье на крыше кареты. Ветра большого нет, так что не улетит, а солнышко его быстро подсушит.
  - А я думала, что люди не любят мыться, - удивила меня принцесса.
  - Люди тоже разные бывают, - ответил я. - Вот я совсем недавно встретил полсотни человек, которые совсем никогда не мылись. Это, скажу я тебе, зрелище жуткое и весьма не ароматное! А сам я грязным быть никогда не люблю, поэтому купаюсь при любой возможности. Когда жил дома, вообще старался каждый день, а в дороге - как получится. Все, залезай, поедем дальше!
  Я поймал лошадей, жующих траву неподалеку, привязал их к карете. На этот раз вышло лучше, хотя делал я все так же - наобум. И кто бы умный меня этому научил? Запрыгнув на карету, я развернул её, сделав большой круг почета, и вскоре вернулся на дорогу, переехав деревянный мост, который угрожающе скрипел под колесами. Алона все это время меня исподтишка оглядывала.
  - Что? - не выдержал я.
  - Алекс, ты меня извини... - начала она.
  - Теперь за что?
  - Когда я тебя встретила... Я тогда сказала, что ты не красавец. В общем, извини меня, я была не совсем права... У тебя довольно красивое тело, но...
  - Но рожей не вышел, понимаю, - закончил я.
  - Нет, я хотела сказать, что очень худое!
  - Ну, хоть на этом спасибо. Просто дорога быстро убирает лишний жир, тебе еще это предстоит узнать, - обнадежил её я.
  - Но нам ведь осталось ехать совсем немного, а дальше пойдут города. В каждом есть постоялые дворы, трактиры, где можно снять комнату...
  - Алона, а ты не думала, что первым делом все, кто будут искать нас, осмотрят именно все места, про которые ты сказала?
  Принцесса погрустнела, видимо это просто вылетело у неё из головы.
  - Кстати, совсем забыл, нужно разработать нашу стратегию, - сказал я и задумался.
  - Стратегию? - переспросила Алона. - Как в войне?
  - Да, именно! Мы ведь с тобой сейчас воюем против Каштарха, так что теперь победа или смерть! Третий вариант исключим, потому что бежать с поля боя - это только получить небольшую отсрочку.
  - Мы можем вернуться обратно, - предложила принцесса.
  - Отступать не будем. В Гномьих горах Каштарх будет на своем поле, а дома, как известно, и стены помогают. Так что, пока мы с тобой находимся в Мардинане, имеем шанс оторваться от преследователей, благо размеры королевства этому способствуют.
  Я немного подумал и продолжил размышлять вслух:
  - Теперь охота пойдет гораздо интенсивнее, значит с группой путешествовать нам никак нельзя - одиночек найти сложнее. Поэтому тебе нужно будет отказаться от сопровождения, которое гномы тебе попытаются навязать. Кроме того, что они будут нам обузой, среди них могут быть предатели, работающие на Каштарха. Поэтому, как только приедем в Зингард, мы быстро продаем мое оружие, меняем карету на двух лошадей, переодеваем тебя в мальчишку...
  Тут я посмотрел на принцессу и вздохнул.
  - Нет, эта идея не прокатит, а жаль...
  - Почему? - спросила Алона.
  - Попа у тебя большая, - честно ответил я. - Поэтому, даже если тебя нарядить в мужскую одежду, любой дурак сразу догадается про маскарад.
  Принцесса опять стала краснеть. А я смотрел на неё и думал, что же я упустил из виду. Вероятно, в городе мне нужно будет сходить на рынок, закупить все необходимое для путешествия, а то, стыдно сказать, даже соли нет! Значит, придется оставить принцессу у тамошних гномов. А если вдруг предатель окажется поблизости и, пока меня не будет, кинется докладывать, кому надо, а потом, под любым благовидным предлогом свистнет Алону прямо у меня из-под носа?... Гнилой расклад! Придется всюду таскать её с собой. На рынок, например, она пойдет охотно, какая же девушка откажется походить по магазинам? А потом... А потом мы как можно быстрее свалим из города, так что не о чем тут думать!
  Я продолжил инструктировать принцессу, говоря ей, как себя вести с городскими гномами.
  - Запомни, ты ехала в столицу с двумя сопровождающими, затем на вас напали местные разбойники, после чего твои воины героически погибли, а у разбойников случился я. Этой легенды придерживайся, если тебя спросят, и про второй случай не рассказывай. Ведь если вторая группа выехала так быстро, значит, или сам Каштарх, или его очень доверенное лицо находится в Зингарде. Конечно, мы сильно рискуем, заезжая туда, ведь нас там могут уже встречать, но этот риск весьма оправдан, тем более в городе днем они нападать большим количеством не посмеют, ведь городская стража там имеется? - спросил я Алону, а дождавшись её кивка, продолжил: - Нам нужно быстро обратить металл в деньги, купить все, что нужно и уехать из города, пока не наступила ночь. Ночью нас легче всего взять сонными в городе, чем на открытой местности, поэтому к ночи мы должны быть уже далеко от Зингарда.
  - А может быть все-таки заночуем, как нормальные гномы... э-э-э... люди... хм... демоны... Алекс, как же с тобой сложно!
  Я только хихикнул, но твердо сказал:
  - Ночевать мы там не останемся, это не обсуждается. Кроме того, попробуй при случае достать у гномов карту Мардинана, желательно подробную. Нам она может очень облегчить жизнь.
  - Хорошо, - не стала спорить гномка.
  Так за разговором мы выехали на небольшой пригорок, а за ним был Зингард! Пригорок был невысоким, но за ним раскинулась низина, где и стоял этот городок, окруженный с трех сторон крепкими каменными стенами, а с четвертой - широкой речкой, протекающей мимо. Вид с пригорка был просто великолепным, весь Зингард был, как на ладони, можно было рассмотреть каждый домик в отдельности, даже стена при этом не мешала. В целом, он напоминал наши города средневековья - каменные угловатые здания с покрытой черепицей крышами местами двух, местами трехэтажные. Дороги, насколько было видно, были мощеными и довольно широкими, чтобы две кареты могли спокойно разъехаться. А дальше... Мы спустились с пригорка и город моментально спрятался за высокими стенами, перекрывающими весь обзор.
  Медленно мы спускались с пригорка в низину. Хоть до Зингарда было рукой подать, но мы потратили еще полчаса, прежде чем приблизиться к одним из ворот в стене. Там уже стояла очередь из повозок, телег и карет и ме-е-едленно продвигалась вперед, очень напоминая этим ситуацию на пограничном таможенном пункте. Мы пристроились в конец очереди и принялись ждать. Очередь ползла со скоростью улитки, но мы развлекались, болтая на русском. Я вспомнил пару смешных анекдотов, понятных в любом мире, и вскоре Алона заливистым смехом оглашала ближайшие окрестности, заставляя возниц-соседей по очереди недовольно хмурить брови.
  Наконец, ожидание закончилось, и мы подползли к самым воротам. Возле них стоял наряд стражи в доспехах, состоящий из трех человек, и проверял все проходящие мимо повозки на предмет контрабанды. Интересно, подумал я, что здесь считают контрабандой? Неужели наркотики? Оружие-то, судя по всему, можно спокойно провозить. Или есть еще какие-то заморочки? Любопытство мое удовлетворил один из стражников, когда я, дождавшись своей очереди, въехал в проем ворот.
  - Запрещенные вещи имеются? - спросил он меня.
  - А что к ним относится? - уточнил я.
  - Пыльца черного лотоса, синий дурман, красная смерть и магические артефакты, запрещенные святой церковью, - скучающим голосом перечислил он.
  А также фиолетовый сон, зеленый бред и желтая шиза, дополнил я мысленно перечень цветастых запретов.
  - У тебя такое с собой есть? - спросил я гномку.
  Она в ответ только помотала головой.
  - Ничего запрещенного не имеем, - отрапортовал я стражнику.
  - Тогда с каждого за въезд по три медяка и еще полсеребрушки за карету с лошадьми.
  Я не стал спорить и протянул воину серебрушку. Тот взял её и спросил:
  - В карете кто-нибудь есть?
  - Есть, конечно, - ответил невозмутимо я, думая, что буду делать, если он заглянет внутрь.
  - Сколько всего вас всего... - начал стражник, прикидывая что-то в уме.
  - Друг, прервал я его, возьми эти деньги, а сдачу оставь себе, мы спешим сильно!
  Лицо стражника повеселело. Он улыбнулся и ответил:
  - Спасибо, ваша милость, можете ехать.
  Я махнул ему на прощание рукой и тронул поводья. Мы въехали в Зингард. Первое, что я осознал, было то, что мощеная камнем дорога - это, конечно красиво, эстетично, но ехать по ней не сильно приятно, так как тряска на порядок увеличивается, так что даже амортизаторы нашей кареты не справлялись со своими обязанностями. Гномке, похоже, тряска не сильно мешала. Она вертела головой во все стороны, рассматривая дома и улицы, которые мы проезжали мимо. Поняв, что помощи от неё не дождешься, я остановил прохожего, попавшегося на глаза, и спросил:
  - Любезный, вы не подскажете, как бы нам проехать на улицу Кузнецов?
  Тот удивленно на меня посмотрел, но тем не менее точно ответил:
  - Сверните после второго перекрестка направо, это и будет ваша улица!
  Я в ответ от души поблагодарил его и поехал дальше по указанному маршруту. Проехав немного, я понял, что мог бы и не спрашивать. На доме, который обозначал начало улицы, была вывешена деревянная табличка с изображенными на ней молотом и наковальней. Тут и тупой бы не смог ошибиться. Проехав немного по этой улице, я увидел, что дома становятся мельче, а промежутки между ними - шире, а в конце улицы вообще виднелся огромный и длинный сарай со многими трубами, из которых валил дым, догоняемый громкими ударами металла о металл. Кузня, понял я. Туда мы и направились.
  Остановив лошадей недалеко от самого сарая, я приказал Алоне не отходить от кареты, а сам отправился на разведку. Зайдя в этот сарай, я был просто оглушен, столько грохота там было. Сразу четверо дюжих молодых парней били по наковальням, на которых лежали некие заготовки, придерживаемые невысокими мужичками с густыми бородами, в которых я узнал гномов. Еще парочка бородачей сновали по кузнице туда-сюда. Остановив одного, пробегающего мимо меня, я прокричал ему в ухо:
  - Где ваш главный?
  - Мастер Калнаш на заднем дворе, а что вы хотели? - спросил меня гном.
  Я только отмахнулся и, выйдя на свежий воздух, принялся искать этот задний двор. Обойдя сарай, я увидел искомое - небольшой огороженный участок, где пара гномов чем-то занимались, по первому впечатлению, пробовали на прочность доспехи. Одев металл на колоду, они установили её вертикально, а сами принялись расстреливать её из луков и арбалетов. Стрелы отлетали от доспехов, оставляя на нем небольшие вмятины. Краш-тест, подумал я. Вот так в древности испытывали боевую экипировку. Это вам не на обезьянах опыты проводить! Тем временем, пока я рассматривал гномов, они взялись за клинки, кучей сваленные неподалеку и отправились продолжать испытания. Поняв, что это дело может продлиться долго, я решил привлечь к себе внимание.
  - Здравствуйте, почтенные! - гномы синхронно обернулись и уставились на меня. - Простите, что отрываю вас от дела, но мне нужен мастер Калнаш.
  - Я Калнаш, - сказал тот гном, у которого борода была явно пышнее и гуще. - Чем могу быть вам полезен?
  Он швырнул меч в кучу и подошел ко мне.
  - Я хотел бы обратиться к вам по очень личному вопросу. Лучше всего будет, если вы пойдете со мной. Тут совсем недалеко, - обратился я к нему.
  Гном хмуро на меня посмотрел.
  - Я бы не просил, если бы это не было таким важным для вас, - с нажимом в голосе продолжил я.
  - Что может быть таким важным, ради чего меня можно отрывать от дела? - удивился гном.
  - Пойдемте со мной, и сами все увидите, - отрезал я и развернулся.
  Пройдя немного, я услышал, как меня догоняет гном.
  - Хорошо, я пойду с вами, но если это окажется глупой шуткой... - угрожающе начал он.
  - Не беспокойтесь, я весьма серьезен, - холодно ответил я.
  Мы обошли сарай и подошли к карете. Алона стояла рядом и поправляла прическу, смотрясь в зеркальце. Подойдя к ней, я почувствовал, что остался один. Гном затормозил на подходе и недоуменно уставился на нас.
  - П-принцесса? - спросил он.
  Алона резко преобразилась. И куда делась та взбалмошная девчонка, которая уже целый день путешествовала со мной? Рядом стояла истинная леди, гордо вскинув голову с надменностью во взгляде. Она даже стала казаться выше ростом. Гном оторопело смотрел на неё, а потом внезапно склонился в почтительном поклоне.
  - Приветствую вас, ваше высочество в нашей скромной обители.
  - И я вас приветствую, мастер Калнаш. Вижу, вы все в такой же прекрасной форме, как и два года назад, - ответила любезностью принцесса.
  Гном распрямился.
  - Что привело вас к нам, ваше высочество?
  - Сущие пустяки, мастер. (У меня нахваталась, зараза!) В дороге со мной приключилась беда - на меня напали разбойники, поэтому сейчас мне необходима небольшая помощь от вас...
  - Все, что пожелаете, - вновь склонился в поклоне мастер.
  - Тогда я бы хотела, чтобы ваши люди достали из кареты тела моих защитников, павших в неравном бою с разбойниками и похоронили, как велят заветы древних. Также нужно послать весть в горы о произошедшем, а еще вот этому молодому юноше нужно поскорее продать оружие, которое он привез с собой, чтобы оно не помешало ему охранять меня в дальнейшем пути.
  Ого, какой слог, прямо королева. Так распоряжается, что и мне захотелось что-нибудь исполнить, чтобы заслужить её благодарность. Зря я её упрекал, какое-никакое образование ей все же дали, а сказки - это уже её инициатива.
  - Сейчас, ваше высочество, я обо всем распоряжусь, - заверил мастер и прямо кинулся обратно в кузню.
  - Молодец, принцесса! - похвалил я Алону. - Умеешь произвести впечатление.
  Гномка смущенно улыбнулась и самую чуточку покраснела. Тем временем из кузни стали выбегать гномы. Еще издали почтительно кланяясь, они подбежали к нашей карете и стали вытаскивать из неё тела мертвых попутчиков Алоны. Принцесса смотрела на это с поистине королевской невозмутимостью, и только близко стоящему мне было видно, как крепко она сжала зубы. Я легонько коснулся её руки и, когда она обернулась ко мне, тихо прошептал на русском.
  - Ты не виновата.
  Алона только молча кивнула, но продолжала смотреть, как мертвых гномов уносят сородичи. Мастер, отдав последние указания, решил напомнить о себе.
  - О каком оружии шла речь, ваше высочество? - обратился он к Алоне.
  - О том, что лежит в карете большой железной кучей, - я взял дело в свои руки. - Мне необходимо как можно быстрее его продать. Вы смогли бы купить все это?
  - Давайте вначале посмотрим, что у вас там? - уклончиво ответил он.
  Я забрался в карету и принялся выкидывать из неё прямо под ноги Калнашу весь железный хлам, что накопился у меня за все время пути. Груда железа на дороге все росла и увеличивалась, как и удивление мастера. Под конец, когда я выкинул из кареты последние несколько ножей и спустился со своими сумками в руках, он спросил:
  - Вы что, ограбили королевскую оружейную?
  - Не совсем, - ответил я. - Посмотрите, пожалуйста, на это и ответьте мне, сколько вы готовы за неё заплатить.
  Мастер начал копаться в куче, пробуя лезвия, откладывая особенно понравившиеся экземпляры. Наконец я, не выдержав, кивнул Алоне. Та сразу меня поняла и тоном железной леди произнесла:
  - Мастер, мы очень спешим, нельзя ли ускорить оценку?
  Калнаш кинул в кучу клинок, что держал в руках и сказал:
  - За весь этот хлам я дам вам двести золотых.
  Я уже собирался раскрыть рот, чтобы согласиться, но меня опередила гномка.
  - Мастер Калнаш, вы чрезвычайно низко оценили весь этот товар. Кроме того, вы опозорили всех гномов, назвав их работу хламом, ведь в этой куче железа я вижу четыре клинка подгорных мастеров, причем в довольно приличном состоянии. Может быть, вы попробуете оценить все это еще раз? - холодно произнесла Алона, давая понять, что если гном еще раз ошибется, неприятностей ему не избежать.
  Мастер немного изменился в лице и рискнул на гномьем обратиться к принцессе:
  - Ваше высочество, а почему вы так покровительствуете этому человеку? Ведь ему и двести золотых покажутся несметным богатством!
  Алона так же на гномьем холодно процедила в ответ:
  - Потому что мне горько и обидно наблюдать, как мои сородичи обманывают моего друга.
  Мастер изумленно на меня посмотрел, а потом вернулся к куче. На этот раз он внимательно пересчитал все клинки, осмотрел несколько из них, выискивая клейма, а затем огласил вердикт:
  - Четыреста пятьдесят золотых за все!
  Алона начала было раскрывать рот, видимо и теперь недовольная ценой, но на этот раз я опередил её и протянул Калнашу руку:
  - Согласен!
  Мастер пожал её с лукавой смешинкой в глазах, похоже, что сотню-другую я все же на этом потерял. Но у меня были еще сюрпризы для него.
  - Мастер, - спросил я его. - Гляните на мой кинжал.
  Я вытянул из ножен свой клинок и протянул рукоятью вперед. Калнаш осторожно взял его, и посмотрел на лезвие.
  - Эльфийский... - удивленно вырвалось у него.
  - Оцените его, пожалуйста, - попросил я.
  Калнаш немного повертел его в руке, попробовал заточку, потом поднес к глазам и внимательно рассмотрел безукоризненно отполированное лезвие.
  - За этот клинок, - со вздохом протянул он обратно мой кинжал, - вам повсюду дадут сто или чуть больше золотых.
  - А сколько дадите лично вы? - не унимался я.
  - И я его могу с радостью купить за сто золотых. Но... вы собираетесь продавать такую редкость? - недоуменно спросил меня гном.
  - Я собираюсь продать три десятка таких клинков, - невозмутимо ответил я, глядя как у гнома выкатываются глаза и открывается рот. Скосив глаза, я увидел, что и принцесса смотрит на меня с таким же выражением на лице.
  - А ну не позорься! - сказал я на русском и услышал, как щелкнули зубы Алоны.
  Следом и мастер пришел в себя.
  - Откуда... - начал было он.
  - Из императорской сокровищницы! - ответил я.
  Челюсть мастера опять плавно переместилась вниз. Мне это немного польстило, но я решил взять быка за рога.
  - Вам разве не все равно, откуда эти клинки? Поверьте, никто их искать не будет, как и не будет приставать к вам с сообщением, что они ворованные. Мне лишь нужно их продать. Возьмете?
  - Конечно, возьму! - На лице у мастера проступила явное чувство жажды наживы. - Правда все деньги сразу вам отдать не смогу, но через несколько часов я займу у родственников и друзей и принесу вам требуемую сумму! Вы ведь можете подождать столько? - мастер умоляюще сложил руки на груди, видимо упускать клинки ему было смерти подобно, поэтому я сказал:
  - Мы сейчас с принцессой воспользуемся вашим гостеприимством и пообедаем в вашем доме, а затем отправимся на здешний торг за мелкими покупками где пробудем еще час или больше. Так что через два часа мы отправимся дальше. Если к этому моменту вы не соберете требуемую сумму, я продам клинки в другом городе.
  - Не волнуйтесь, все будет готово к вашему отъезду! - затараторил гном.
  - Кроме того, - подхватил я тон принцессы, - Её высочество забыло сообщить, что собирается оставить карету у вас, а взамен попросить у вас две хороших лошади для верховой езды. Это возможно устроить?
  Мастер думал недолго.
  - Я договорюсь со своим знакомым лошадником, он приведет двух породистых скакунов.
  - Нет, вы не поняли. Нам не нужны породистые и дорогие скакуны, мы ходим взять двух обычных смирных лошадок, разумеется с хорошими, добротными седлами. Причем не дорогими, а именно хорошими, то есть без золотой вышивки, но чтобы сидеть было удобно. Ясно?
  Мастер кивнул, показывая, что понял задачу и ответил:
  - Все сделаю для её высочества!
  После этого он опять поклонился Алоне, а затем выжидательно уставился на меня. Я в ответ смотрел на него. Ну, соображай же! На лице мастера промелькнуло удивление, озабоченность, а потом он додумался-таки:
  - Прошу вас быть моими гостями и отобедать у меня дома!
  Я кивнул Алоне, теперь её выход. Принцесса не подвела:
  - Благодарим вас мастер и с удовольствием принимаем ваше приглашение.
  
  Глава 17. Приятности и неприятности.
  
  Мастер пошел вперед, показывая дорогу, принцесса за ним, а я задержался, доставая из кареты мои лук и колчаны. Лук я повесил на плечо, а колчаны убрал в сумки, которые со стоном подхватил. Все-таки немаленький был у них вес, но это временно, утешился я и посеменил вслед за гномами. Калнаш вскоре привел нас к небольшому уютному домику с красивыми цветами во дворе и маленьким сарайчиком понятного назначения. Почему понятного, так потому что это был "туалет типа сортир" самого примитивного строения - это когда копается яма, а над ней ставится деревянный короб с дыркой в полу и жердочкой над ней. Когда яма заполняется, туалет автоматически меняет местонахождение, а на прежнем месте высаживаются огурчики-помидорчики, дающие весьма обильный урожай. Догадываясь, отчего во дворе растут такие красивые цветы, я зашел с остальными в дом.
  Строение было двухэтажным, поэтому сразу от входа начиналась лестница на второй этаж. На первом же справа была кухня (судя по запахам), а слева - просторная комната, в которую и пригласил нас радушный хозяин. В центре этой комнаты стоял стол со стульями, причем стулья были довольно непривычного мне формата - на трех ножках. Интересно, почему так, из экономии что ли? Мастер предложил нам сесть, указав принцессе на большой стул во главе стола, а сам смылся на кухню. Мы разместились и вскоре наблюдали, как пожилая гномка расставляет на столе всякие вкусности.
  Видя такое обилие блюд и ощущая такие сочные ароматы, мой желудок сразу начал выводить мелодичные рулады, а рот наполнился слюной. Алона старалась казаться невозмутимой, но тоже то и дело сглатывала слюну, ведь мы сегодня только и успели позавтракать, а уже наступает вечер, так что неудивительно, что мы дико проголодались. Калнаш наконец вернулся и, видя наши скорбные лица, предложил наконец попробовать то, что послал ему сегодня Единый, а сам извинился и вышел, сказав что пошел улаживать финансовые вопросы. Мы накинулись на угощенье, сметая все со стола, причем если гномка поначалу пыталась соблюдать правила приличия - брала кусочки мяса двузубой вилкой, аккуратно резала их ножом, то потом, глядя на то, с какой скоростью я поглощаю еду, резонно подумала, что так ей вскоре ничего не останется, и последовала моему примеру.
  Со скоростью электровеника мы очистили весь стол, умяв все предложенное, и почувствовали приятное ощущение сытости. Погладив свой весьма заметно округлившийся живот, я спросил Алону:
  - Ну что, по магазинам?
  Принцесса с жаром закивала и поднялась из-за стола. Её округлый животик также весьма рельефно выдавался вперед. Короче, мы славно посидели! Оставив две свои сумки и лук под присмотром пожилой гномки, и пообещав вернуться часа через полтора, я вместе с Алоной вышел из дома, после чего мы отправились заниматься шопингом, предварительно посетив тот самый маленький сарайчик, внеся свою лепту в обеспечение гномов полезными удобрениями.
  Пройдя до конца улицы, я остановил юркого пацана, пробегавшего мимо, и разузнал у него, где тут можно потратить свои деньги. Показав точное расположение торговых лавок и получив от меня медяк, мальчишка с радостной улыбкой побежал дальше, а мы пошли в указанном направлении. Долго плутать не пришлось, буквально через два перекрестка начинался банальный базар со всеми его непременными атрибутами и сюрпризами. Так, например, у меня сразу же попытались свистнуть кошелек, но обнаружил я это только тогда, когда подумал, зачем Алоне понадобилось шарить у меня на поясе. Поймав непрошенную руку, я обнаружил в её продолжении того самого пацана, который подсказал мне дорогу.
  - Тебе что мало показалось? - недоуменно спросил я, глядя в его испуганные глаза.
  Тот лишь молчал, а я прикидывал, что мне с этим воришкой сделать. Оглянувшись на Алону, с интересом за мной наблюдавшую, я отвесил мальчишке свободной рукой щелбан в лоб и отпустил со словами:
  - Больше не попадайся!
  Интересно, а почему он шарил у меня на поясе, подумал я, ведь кошелек принято носить в кармане. Но тут же, оглядевшись по сторонам на покупателей, я понял, что в этом мире все наоборот - кошельки представляли собой кожаные сумочки, которые за веревки подвешивались к поясу, сразу показывая всем продавцам платежеспособность и облегчая работу подобным воришкам. Только покачав головой на эту весьма глупую традицию, я взял Алону под руку, чтобы не потерять в этой толчее и пошел дальше, разыскивая то, что мне было нужно.
  - А почему ты отпустил вора? - спросила меня гномка.
  - Потому что он не успел ничего у меня украсть, - ответил я. - Вот если бы успел, я бы с ним поговорил по-другому!
  - Но ведь он все равно вор, раз попытался тебя обокрасть?
  - Оставь, принцесса. Каждый зарабатывает на жизнь как умеет.
  Алона ненадолго задумалась, но вскоре с интересом стала вертеть головой по сторонам. Да и впрямь, на этом базаре было на что посмотреть - и дивные животные в клетках, и фокусники, и великолепные расшитые ковры, и... перечислять можно было долго. Наконец я нашел то, что мне было нужно - лавку, где торгуют готовой одеждой, и зашел внутрь. Там обнаружился хозяин и пара покупателей. Я подождал, пока они рассчитаются и расстанутся, довольные друг другом, а затем обратился к хозяину:
  - Любезный, мне срочно нужно приобрести два полных комплекта дорожной одежды, включая белье.
  - На вас, - только и уточнил торговец.
  - Нет, на неё, - выдвинул я Алону вперед.
  Хозяин внимательно осмотрел принцессу, а затем скрылся в недрах лавки, чтобы потом появиться с ворохом одежды.
  - Выбирайте, - сказал он.
  Увидав, как загорелись глаза гномки, я оттеснил её подальше от прилавка и занялся выбором сам. Отложив в сторону пару крепких матерчатых штанов, извлек из кучи еще две рубашки потоньше, кожаную жилетку и весьма теплую курточку-ветровку. Потом отложил в сторону белье - пару семейных трусов и нечто, напоминающее наш бюстгальтер, но обернулся, оценивающе посмотрел на гномку, после чего вернул бюстгальтер на место и спросил торговца:
  - Сколько за все?
  - Полторы серебрушки, - ответил он, с сочувствием глядя на Алону, которая стояла, будто оплеванная.
  - Есть у вас крепкая чересседельная сумка? - спросил я торговца, не обращая внимания на его взгляды.
  - Сейчас поищу, - кивнул он и опять скрылся из глаз.
  - Почему ты взял мне только штаны и ни одного платья? - гневно накинулась на меня гномка, дождавшись ухода торговца.
  - А ты на лошади в платье кататься собралась? - ехидно спросил я в ответ.
  Гномка тут же открыла рот, но вернувшийся с найденной сумкой торговец избавил меня от дальнейших обвинений. Это была даже не сумка, а просто два мешка, сшитые вместе, два кармана на их боках дополняли картину. Я не стал привередничать и спросил:
  - Сколько за все?
  - Две серебрушки.
  Я покопался в своем кошельке и изрядно облегчил его, избавившись от большого количества медяков, доставшихся мне от разбойников. Покидав всю одежду в одно отделение сумки, я вышел из лавки, увлекая за собой Алону. Та насуплено молчала, глядя по сторонам. Сжалившись, я напомнил ей:
  - Если хочешь сказать мне что-нибудь, что не предназначено для чужих ушей, то говори на русском.
  - ..., Алекс! Ты, ... ..., совсем не разбираешься в одежде! Какого черта ты мне купил эту ерунду?! Я это носить не буду!
  - Алона! - я даже остановился. - Во-первых, носить будешь, потому что будут искать принцессу, а простолюдинку могут и не заметить. Во-вторых, у тебя есть хоть какие штаны в твоих вещах, что были в карете? Нет? А в-третьих, кончай материться!!! У меня от твоей речи уже уши в трубочку заворачиваются!
  Алона поиграла желваками:
  - Ты, Алекс, законченный кретин! Я не говорю про то, что отказываюсь носить штаны, и одежда простолюдинки меня вовсе не смущает. Но почему, скажи, почему ты купил зеленые штаны, розовую рубашку и коричнево-красную куртку?!! Это же не сочетается!
  Я только плюнул в ответ и пошел дальше, таща Алону за руку. Ну почему женщины такие странные существа? Я вот всегда выбираю только то, что хорошее и качественное, а они - то, что красивое. Ладно, с первым разобрались. Теперь нужна карта. Зря я не вспомнил о ней, когда говорил с гномом, теперь придется покупать за свои деньги. Где же она может продаваться, думал я, глядя по сторонам на вывески. Попутно я прикупил на одном лотке небольшой мешочек соли и каких-то сушеных пряностей, которые, по заверениям продавца, должны хорошо подходить к мясу. Прямо наша приправа "Мивина", подумал я, пряча мешочки в сумку. Проходя мимо одного прилавка, я заметил небольшие деревянные палочки с примотанной к ним на концах шерстью.
  - Не знаешь, что это? - спросил я гномку.
  - Ты откуда свалился?... ах, да... Короче, это палочки, чтобы зубы чистить, - просветила меня она.
  Неужели! Я остановился и с удивлением начал их рассматривать. В принципе - похоже, а в мелочах можно и не копошиться, тем более что эта шкуковина мне сейчас просто позарез необходима. Я купил сразу пять этих щеток, а также мешочек с порошком, по консистенции напоминавшим размельченный мел. Весьма и весьма кстати, подумал я, пряча покупку в мешок. Почти неделю как я не могу зубы нормально почистить, уже и запах неприятный изо рта пошел, самому противно! И вообще, сколько я фентезийных книжек дома не читал, не могу припомнить, чтобы кого-то из их героев волновала проблема кариеса или вони изо рта. Видимо, у них "Орбит" всегда под рукой.
  Спрятав добычу, я еще раз оглянулся и заметил вывеску, на которой было можно разобрать раскрытую книгу. То, что нужно! Если там карты не найдется, значит, её нет нигде! Зайдя в темное и пыльное помещение, я уставился на ряды книг на полках, пытаясь разобрать их названия, большей частью написанные на непонятных мне языках, и проморгал появление хозяина.
  - Что вам угодно, - прошамкал сухонький седой старик, неведомо как появившийся за низеньким прилавком.
  - Мне нужна подробная карта Мардинана, а если можно, и его ближайших окрестностей, - огласил я весь список.
  Старик немного пожевал своим беззубым ртом, напомнив, что я не зря потратил деньги на зубные щетки.
  - Есть у меня такое, - наконец выдал он. - А денег у вас хватит, чтобы её купить?
  - Покажи товар сперва, а потом поговорим о деньгах, - не стал обнадеживать я его.
  Старик только глянул на меня исподлобья и, подхватив маленькую тросточку, неспеша потопал в глубь своего хозяйства за требуемым. Пользуясь его отсутствием, я стал внимательно читать корешки книг, выставленные на показ, но вскоре оставил это занятие, наткнувшись на "Правила этикета при дворе", стоящие рядом с "Советами для молодых леди". Ничего полезного для меня тут не найдется, понял я. Зато Алона, увидев один томик, с трепетом взяла его и начала с упоением читать. Ради любопытства я заглянул её через плечо и вгляделся в строчки: "...благородный Равель, терзаемый муками совести, отправился на поиски своей возлюбленной, которую он не сумел уберечь от коварного...". Вздохнув, я отвернулся и увидел, что старичок уже вернулся и ждет меня за прилавком.
  - Показывай! - велел я.
  В ответ старик развернул небольшой лист кожи, примерно формата А4, на котором было схематично нарисовано королевство Мардинан, о чем вверху свидетельствовала витиевато украшенная виньеточками надпись, занимавшая добрую треть листа. Вглядевшись, я увидел только три города, обозначенных на ней - это сам Мард, какой-то Курланд и... дальше я разбирать не стал, отодвинув от себя этот шедевр картографии, и гневно глянул на старичка.
  - Я просил не это, - холода в моем голосе было достаточно, чтобы старик понял, что больше со мной шутить не стоит и достал другую карту.
  Это был больший прогресс. Величиной она была раза в три больше первой, а деталей на ней было указано раз в десять больше.
  - Еще варианты есть, - решил я уточнить у старика.
  Тот хитро ухмыльнулся:
  - В доме у городского головы во всю стену нарисована карта побольше этой, хотите посмотреть?
  - Нет, - разочаровал я его. - Со стеной вместе носить будет неудобно. Беру эту.
  - Двадцать золотых, - все также улыбаясь обрадовал меня старичок.
  - А немного уменьшить цену для постоянных покупателей? - поинтересовался я.
  - А вы ведь в первый раз у меня, - заметил старик.
  - Вот скинешь цену, тогда и будем часто захаживать, - сказал я в ответ.
  - Нет, скидывать я ничего не буду! Или берите, или уходите отсюда! - грозно прошамкал старичок.
  - Ладно, - сдался я и принялся выкладывать деньги.
  При виде золота, у старика алчно заблестели глаза. Видя это, я сказал:
  - Вдобавок мы заберем еще эту книгу, - ткнул я пальцем в фолиант, в который вцепилась Алона.
  Старик только покивал, жадным взглядом вцепляясь в каждую извлекаемую мной монету. Я отсчитал девятнадцать золотых, а затем сыпанул еще серебра и медной мелочи. Мой кошель похудел весьма основательно, так как в нем остались только кольца и украшения. Это хорошо, по привычке нашел плюс я, не буду теперь таскать много монет, что постоянно оттягивали мне внутренний карман. Аккуратно свернув карту и затребовав к ней кожаный мешок, что извлек из-под прилавка недовольный старик (зажилить решил, гад, но я ведь знаю, что настолько ценные бумаги просто так не носят), я взял за руку Алону, которая все еще не отрывалась от книги.
  - Пошли скорей, в дороге дочитаешь, - под негодующий возглас я отнял у неё книгу и положил вместе с картой в свой мешок.
  Кивнув пройдохе-старичку, я накинул на плечо сумку и вышел на улицу. Наверное, переход из полутемного помещения на свет так на меня подействовал, что я не сразу заметил эльфа, обретавшегося буквально в трех шагах от меня! К счастью, он стоял ко мне спиной, а потому проморгавшись, я все же углядел этого типа и ошарашено замер.
  Как? Как они успели? Ведь у меня было еще два дня! - бились в моем мозгу мысли. Тем временем эльф, спрятав что-то в карман, пошел дальше. Я последовал за ним, стараясь, чтобы между мной и эльфом было хотя бы несколько прохожих. Даже со спины я узнал его. Это был Лис, один из моих сверстников, с которым мы часто пересекались на занятиях и тренировках. Нет, узнал я его не по затылку, а по мохнатым желтым кисточкам, которые болтались на кончике лука за его спиной. Из-за них его и прозвали Лисом, хотя полное имя было Элисиниэль.
  Алона, сначала недоумевала, почему я вдруг стал себя вести, как охотник преследующий добычу, а потом увидела впереди себя эльфа и восхищенно выдохнула:
  - Ой, это же эльф!
  Я чертыхнулся про себя, но эльф и ухом не повел, только ускорил шаг, видимо такие возгласы часто преследовали его. Я повел взглядом по прохожим. А ведь точно! На него многие бросали внимательные взгляды, а некоторые даже замирали посреди дороги, уставившись на это чудо, открыв рот. Видимо, эльфы не частые гости в этом городе. Ах, да я и совсем забыл, что они уже несколько веков не вылезали из своего леса. Что ж, тогда удивление прохожих весьма понятно.
  - Алона, - обратился я к гномке на русском. - Помнишь, я рассказывал тебе о своих проблемах? Так вот, это - одна из них!
  - Эльф? - недоуменно переспросила она.
  - Именно. Так что сейчас мы (а как же я её одну оставлю посреди рынка?) берем его за шкирку и тащим в ближайшую подворотню, где раскалываем, как созревший орех.
  - Это как? - не поняла Алона.
  - Это значит, добиваемся от него сведений, нужных нам, - пояснил я.
  - А потом? Отпустим?
  - А это уже как получится, - ответил я и ускорил шаг, заприметив недалеко уютный темный уголок между двумя домами, где почему-то не стояло ни палаток, ни торговых лавок.
  Сократив расстояние между собой и эльфом, я достал из ножен на поясе кинжал и засунул его в рукав куртки, лишь прижав кончик лезвия пальцами, чтобы со стороны было не заметно. Подойдя вплотную к жертве, я положил одну руку на его плечо, а вторую с кинжалом упер в бок, постаравшись, чтобы лезвие немного пропороло одежду и оцарапало кожу.
  - Привет, Лис! - радостно пропел ему на ухо по-эльфийски я. - Пойдем, поговорим, дружище! - и повел ошарашенного эльфа к понравившемуся мне уголку, кивнув Алоне, чтобы топала за нами.
  К моему удивлению, угол оказался длинным узким проходом, в конце которого обретались две весьма темные личности. Я прошел подальше, чтобы разные прохожие не могли видеть наш разговор, и кивнул темным личностям:
  - Мы буквально на мгновение, так что не обращайте на нас внимания.
  Затем я развернул эльфа, спрятав свой кинжал и вытащив клинок Лиса из его ножен, чтобы тот даже и не смог подумать о сопротивлении.
  - А теперь коротко и ясно ты будешь отвечать на мои вопросы, - зло прошептал я ему на эльфийском. - Тогда ты, возможно, останешься живым и невредимым. Понял меня?
  - Ты кто?
  - Не понял, - констатировал я и ударил эльфа рукояткой кинжала по голове. Тот вскрикнул и повалился в грязь.
  Я рывком поднял его и опять прислонил к стене.
  - Здесь вопросы задаю я. Если не будешь меня слушаться, то лишишься сначала ушей, потом пальцев... Отвечай, сколько вас в городе?
  - Пятнадцать, - тихо поскуливая от ужаса, ответил Лас.
  - Что вам велели старейшины?
  - Найти чужака в Зингарде и убить.
  - Понятненько... Кто из старших воинов пошел с вами?
  - Марин и Лапар, а откуда ты...
  Новый удар заставил его всхлипнуть и поползти вниз по стенке, но моя рука опять вздернула его под мои гневные глаза.
  - Ты все-таки не понял? - радостно спросил я.
  - Нет, понял-понял, только не бейте... - скулил Лис.
  - Тогда следующий вопрос: как вы так быстро сюда добрались?
  - Бежали днем... и ночью тоже, - сказал эльф, держась за ушибленное место.
  - Лимэль употребляли?
  - А... конечно, весь выпили, пока добежали, - эльф зачастил, видя что я заношу руку для нового удара.
  Я пошарил у него в куртке и нашел флягу. В ней было пусто и сухо. Вот, блин, а я надеялся пополнить свой запас... Бросив флягу эльфу под ноги, я приблизился и поднес кинжал к лицу Лиса, чтобы тот смог увидеть лишь острый кончик, находящийся в нескольких миллиметрах от его глаза и зашептал:
  - Запомни, Лис, и передай остальным. Я не держу на вас зла за все то, что вы сделали со мной, и что собирались сделать. Но я очень ценю свою жизнь, а потому убью любого, кто попытается её отнять. Так что или возвращайтесь обратно в свой лес, или оставайтесь в городе, но не допускайте даже мысли о том, чтобы убить меня. Ты понял?
  - Да, - прошептал Лис в ответ, глядя на меня широко раскрытыми глазами.
  - Вот и славненько, - радостно я улыбнулся и, протянув руку, дружески похлопал того по плечу.
  От моих хлопков Лис опять присел, а я завел кинжал ему за спину и отрезал от лука за его спиной небольшой кусок, всего сантиметров пять, превращая его из оружия в бесполезную палку. После этого кинул кусок с кисточками эльфу в руки и обернулся к темным личностям, наблюдавших за нами:
  - Простите, что потревожили.
  - Ничего, брат, мы все понимаем, - ответил мне один из них.
  Я дружелюбным кивком простился с ними и обернулся к гномке.
  - Пошли, нам пора, - я подхватил её под руку, размышляя, отчего в её глазах появилось такое странное выражение.
  Когда мы вышли из этого переулочка и пошли по дороге обратно к гномам, она все же решила ко мне обратиться.
  - Это было обязательно?
  - Что именно?
  - Бить его и пытать, - уточнила Алона.
  - Дорогая моя, - ласково ответил я. - Это были не пытки. Я всего лишь поставил ему две маленькие шишки на макушке и напугал. Ему очень повезло, что он сразу начал отвечать на мои вопросы, а то так легко бы не отделался...
  - Но что тогда по-твоему пытки? - удивилась гномка.
  - Алона, а ты что в книгах не читала и не знаешь, какими бывают допросы пленных?
  В ответ принцесса только помотала головой.
  - Тогда я даже и рассказывать не буду, потому что ты только что поела.
  - Ну а все же? - не унималась она.
  - Пытки - это применение физического насилия над пленным с целью получения от него нужных сведений, которые добровольно пленный предоставить отказывается, - взяв лекторский тон начал я. - Пытки бывают нескольких видов слабые, сильные и смертельные. Слабыми пытками считается методичное избиение, применение различного рода оружия, оставляющего на теле пленного небольшие ранения. Если после таких пыток информация все еще не потекла, начинаются пытки сильные. Это применение раскаленного железа, других приспособлений причиняющих многочисленные повреждения организму, которые все же со временем могут быть им восстановлены в полном или частичном объеме, ломание конечностей, дробление суставов пальцев и тому подобное. Третий вид пыток называется так потому, что финалом их является смерть допрашиваемого, а сведения он вынужден предоставить только потому, что хочет быстрее избавиться от страданий. Здесь организму пленного причиняются повреждения, связанные с лишением его всех выступающих частей, таких как пальцы, уши, нос и прочее, дроблением крупных костей, извлечение некоторых органов, а дальше, насколько хватит фантазии... У меня дома такие пытки применяются только в полевых условиях. При наличии абсолютно неограниченного времени применяется другой вид пыток, связанных с ломанием сознания, воли и психики допрашиваемого. Особенно практикуется применение специальных ядов и другой химии, развязывающей язык. Я ответил на твой вопрос?
  Гномка была бледной и напуганной, но удержала обед в желудке, от чего я только за неё порадовался. Крепкая психика! На меня она смотрела все же с испугом, но после раздумий, выдала:
  - Так получается, что этот эльф еще легко отделался?
  - Разумеется, - ответил я ей. - Потому что не вынудил меня перейти к сильным пыткам, а начал охотно все рассказывать.
  - А если бы он не стал отвечать, ты бы начал ему отрезать уши, пальцы? - с испугом спросила меня Алона.
  - Если бы он не заговорил, то нет. Просто не смог бы, - честно ответил я.
  Принцесса вздохнула с облегчением, а я подумал, что она немного неправильно меня поняла. Я не смог бы отрезать ему пальцы и уши лишь только по той причине, что он громко бы завопил и привлек внимание стражи. Здесь мне обязательно нужен был кто-то еще, чтобы закрыть ему рот, а принцесса для этого явно не годилась. Поэтому, если бы он отказался отвечать, я бы просто прирезал его, гарантированно лишившись одного мстителя. Но гномке я этого по понятным причинам объяснять не стал, иначе будет шарахаться как от прокаженного, а нам до столицы еще ехать и ехать.
  - А зачем вообще ты его начал пытать? - подала опять голос Алона.
  - Чтобы узнать, сколько еще его друзей будут за мной охотиться в этом городе.
  Гномка изумленно остановилась, замерев посреди дороги и раскрыв рот. Обернувшись, я оглядел её и спросил:
  - Ты что забыла, о чем я тебе рассказывал?
  - Нет... - выдавила гномка. - Но... я думала, ты шутишь!
  - С такими вещами обычно не шутят, - ответил я и потянул её за собой. - Поэтому мы с тобой сейчас свалим из города по-быстрому, чтобы ни меня, ни тебя здесь не достали. А в лесу мы оторвемся!
  Алона покорно пошла рядом со мной, но когда мы уже дошли до улицы Кузнецов, спросила, жалобно глядя мне в глаза:
  - А можно мы переночуем в этом городе?
  - Ты сбрендила? - воскликнул я. - Здесь пятнадцать воинов, которые хотят убить меня, сколько охотятся за тобой - фиг его знает, а ты собираешься здесь переночевать? Тогда лучше плакат на шею повесь "Я принцесса, берите меня тепленькой!" и прогуляйся с ним по улицам, так вернее будет!
  - Ну, пожалуйста, Алекс! Вот и солнце скоро сядет, а ночью тяжело по дороге ехать, лошади могут ноги сломать. Далеко от стен города мы отъехать не можем, значит, нас быстро обнаружат, а здесь мы тихо остановимся в каком-нибудь постоялом дворе и будем сидеть тихо, как мышки. А завтра с утра поскачем во весь опор, чтобы нас не догнали. Ну, А-а-алекс! - тоном капризного ребенка закончила она.
  В чем-то она права, конечно. Если в лесу меня окружат эльфы, вряд ли я выстою против пятна... уже четырнадцати хороших лучников, бьющих с разных сторон. А здесь в городе, пока они не знают местности... Может и прокатить. Заодно можно посмотреть, кто полезет к принцессе, пока она будет в комнате и, выловив неприятеля, хорошенько его расспросить. Может и Каштарх здесь, тогда можно будет попытаться устранить главное лицо всей этой бодяги! Эта идея настолько меня захватила, что я, глянув в умоляющее лицо принцессы, буркнул:
  - Ладно, на эту ночь останемся в городе, но завтра придется выехать сразу, как только откроют ворота.
  Алона радостно подпрыгнула и чмокнула меня в щеку, а затем внезапно смутилась и покраснела. Так мы и дошли до дома мастера, во дворе которого увидели двух оседланных лошадей, сосредоточенно поедающих цветы и, судя по всему, уже внесших свой вклад в удобрение этого приусадебного участка. Мы прошли в дом, где увидели мастера в окружении трех воинственно настроенных гномов, которые что-то ему доказывали.
  - ...столько эльфийских клинков! Он обманет тебя. Я в своей жизни видел только три и не сомневаюсь, что их хозяева... - услышали мы обрывок разговора.
  - Приветствую, почтенные! - поздоровался я, входя в комнату. - Мастер, я надеюсь, что вы уже приготовили деньги?
  - Да, конечно, только мне бы хотелось сперва увидеть товар, за который я отдаю такую гигантскую сумму, - ответил Калнаш.
  - Разумеется, - ответил я и подошел к своим сумкам, скромно лежащим у одной из стен.
  Развязав одну, я принялся выкладывать на стол все эльфийские кинжалы, которые добыл за время моего похода по лесу, присовокупив к ним тот, что забрал у Лиса. Три кинжала я решил оставить себе. Один - мастера, второй - учителя, а третьим я выбрал тот, у которого была красивая резная рукоять из белой кости какого-то животного, ну, разумеется, я не собирался отдавать тот, что висел у меня на поясе. Остальные я выложил рядком и посмотрел на притихших и лишь периодически открывающих рты гномов. Как рыбки в аквариуме, подумал я, понаслаждавшись зрелищем.
  - Мастер, вы еще не передумали? - вырвал я Калнаша из нирваны.
  Тот сперва посмотрел на меня, недоумевая, чего же я хочу, а потом кинулся наверх, оставив в ступоре трех остальных гномов. Через минуту он принес четыре больших и тяжелых кожаных мешка, которые положил рядом со мной. Затем толкнул гномов, которые также зашевелились, выкладывая мешочки и кошельки из-за пазухи, снимая их со своих поясов. Мастер развязывал их и ссыпал золотые монеты в свои мешки. Когда звон утих, а опустевшие мешочки были спрятаны гномами обратно, мастер подтащил мешки ко мне и произнес:
  - Здесь три тысячи четыреста пятьдесят золотых монет! Все, как мы с вами договаривались.
  Подумав, что возможно я сильно продешевил, я открыл один из мешков. Да, там были именно золотые монеты. Думая, а не пересчитать ли мне их, ведь мастер может и нагреть на сотню-другую, я помолчал, а потом решил, что это будет неуважительно, да и гномы выглядят серьезно. Тем более, что для нас олигархов сотня золотых? Я протянул руку мастеру:
  - По рукам!
  Он пожал мне руку и вместе с гномами подошел к столу. Теперь их от туда ничем не оторвать, понял я, глядя с каким детским восторгом они рассматривают клинки. Поэтому подняв мешки с золотом (эх, блин, килограмм тридцать будет!), я засунул их в мои сумки по два в каждую, крепко их завязал и закинул на плечо, подхватив только что купленную. Как верблюд, нагруженный товаром, я вышел из дома, по пути шепнув Алоне, чтобы прихватила мой лук, и направился к лошадкам. Закинув на спину одной из них чересседельную сумку, а второй - крепко связанные лямками мои сумки, я дождался принцессу с моим луком.
  Да, деньги - это хорошо, подумал я, но тяжело. Получается, за мои клинки дали золота по их весу? Ну, может немногим больше. А может, зря я их продал?... Короче, хватит думать о прошлом, впереди еще ждет долгая и длинная ночь, напомнил я себе. А потом мы подхватили своих лошадей за поводки, спасая последние цветы во дворе гнома, и пошли с Алоной искать постоялый двор.
  
  Глава 18. Ночь.
  
  По старому проверенному временем способу добычи информации я остановил первого попавшегося прохожего и спросил, где в Зингарде можно найти приличный постоялый двор. Прохожим оказался, по странному стечению обстоятельств, тот самый мальчишка, которому я отвесил щелбан. Глядя на меня со страхом и заикаясь, он объяснил, что лучше "Странника" ничего не найти, а он расположен неподалеку от северных ворот. Поблагодарив его, я полез в карман за монеткой, но мальчишка предпочел быстро испариться. Хмыкнув, я проводил его взглядом, а потом решительно пошел на север. Алона со своей лошадкой топала рядом, стараясь успеть за мной, а я спешил, потому что солнце садилось, и через полчаса нас ожидала перспектива блуждать по ночному городу, а к такому я был не готов.
  Пока мы целенаправленно шли через весь город, я мимоходом оглядывался, делая вид, что поправляю сумки на лошадях и пытался определить, следит кто-нибудь за нами или нет. Несколько раз я ловил взглядом фигуры, которые с завидным постоянством продолжали следовать за нами, держась в некотором отдалении. Правда, подумав, одну из них, принадлежащую дородному мужчине, я решил откинуть. Не его это дело - слежка. Так и случилось, через несколько улиц он свернул, зато две других периодически появлялись вдали, мозоля мне глаза. Также я заметил идущего за мной эльфа в накинутом на глаза капюшоне, скрывающем длинные уши. Вот придурок малолетний! А лук чего забыл оставить? Как будто все прохожие в этом городе таскают на спине луки! Такого идиота мне сложно было не приметить, поэтому я лишь хмыкнул про себя, и решил - не вняли, гады? Ну, тогда не обижайтесь!
  С таким почетным эскортом мы промаршировали через весь город, чтобы остановиться почти перед самыми воротами. Два стражника уже начали их закрывать, а третий стоял неподалеку с кошельком, подсчитывая деньги.
  - Уважаемый... - решил обратиться я к нему.
  - Ворота закрываются, приходите завтра с утра, а сегодня вы уже опоздали, - рявкнул на меня он, ссыпав деньги из кошеля обратно в руку и начав по новой их пересчитывать.
  - А когда они завтра откроются, - решил я уточнить.
  - С первыми лучами солнца, - ответил стражник, не отрываясь от монет.
  - Подскажите тогда, где здесь находится постоялый двор "Странник", - попросил я его.
  - Да всего через два дома отсюда, - показал тот рукой с зажатыми в ней монетами.
  - Большое вам спасибо! - ответил я и развернул лошадь.
  - Демоны, опять сбился! - догнал меня гневный окрик.
  На улицу опустилась ночь, солнце зашло, но это не помешало нам найти большое двухэтажное строение с пристроенной конюшней и надписью "Странник" на вывеске, болтавшейся на невысоком заборе, огораживающем все это хозяйство. Зайдя через распахнутые ворота во двор этой гостиницы, мы сразу встретили молодого парня, который сразу поинтересовался:
  - Вы будете останавливаться у нас?
  - Да, хотелось бы, - сказал я в ответ.
  - Тогда давайте, я отведу ваших лошадей в конюшню, а вы проходите в дом, - он быстро схватил наших лошадок и потащил в сторону пристройки, я только и успел снять с них сумки.
  Переглянувшись, мы с Алоной зашли внутрь. Там было светлее, чем снаружи, на стенах висели горящие лампы, насколько я мог судить, масляные, а по центру стояли столы с лавками, на которых сидели посетители. Они пили, ели и на нас внимания обращали мало, поэтому я сразу подошел к мужику - типичному бармену за стойкой у стены и поинтересовался:
  - Кто хозяин заведения?
  - Я хозяин, что вам нужно? - спросил меня бармен.
  - Нужна комната с большой кроватью, туда следует принести большую бадью с горячей водой и плотный ужин на двоих.
  Хозяин в ответ оглядел меня и заявил:
  - Это будет стоить для вас две серебрушки.
  Или это Алона напутала, когда рассказывала мне о стоимости денег, или хозяин так накинул цену, или же это была поистине шикарная гостиница со всеми удобствами. В общем, я решил не спорить, после чего отдал серебро, а взамен получил подробные указания, как мне найти третью комнату справа от лестницы на втором этаже и заверения в том, что ужин и вода будут незамедлительно. Видимо, хозяин не ожидал, что я так легко расстанусь с деньгами, и подумал, что мы богатенькие господа, путешествующие инкогнито. Я не стал его разубеждать, а лишь величественно кивнул и отправился на второй этаж, гадая, не уронит ли мое достоинство таскание тяжелых сумок на плечах.
  Комната наша оказалась чистенькой, клопов в кровати видно не было, а тараканы по полу не шастали. Даже все удобства были - заглянув под кровать я обнаружил там глиняный горшок понятного назначения. Короче, люкс для новобрачных. Кровать была широкой и мягкой, Алона сразу на нее брякнулась, раскинув руки. Я же бросил сумки у окна и выглянул наружу. Сразу за окошком начинался небольшой карниз шириной в две ступни, по которому можно было дойти до пристройки-конюшни. Эта пристройка была одноэтажной, с покатой деревянной крышей. В принципе, если сильно припрет, можно будет покинуть дом через окно, спрыгнув в гостеприимную охапку сена рядом с конюшней. Хорошо, запомним это, ведь если так можно спокойно покинуть наш номер, то также легко можно и проникнуть в него.
  Я повернулся к Алоне и тоже проверил мягкость кровати, с удовольствием на ней вытянувшись.
  - А почему ты взял комнату с одной кроватью? - спросила гномка. - Ты опять собираешься со мной спать?
  - Нет, - пробормотал я, зевая. - Поспать мне сегодня не удастся. Нужно будет избавиться от всех преследователей за один присест, иначе они на нервы всю дорогу будут действовать!
  - От преследователей?
  - Алона, не тупи! За тобой и за мной идет нешуточная охота. Наш единственный шанс уйти живыми и невредимыми - это проредить преследователей настолько, насколько это возможно.
  Я зевнул, распахнув рот во всю ширь, а потом навал размышлять вслух, поясняя принцессе свои намерения, да и приблизительно выстраивая план действий.
   - Итак, сейчас наши провожатые довели нас до места, и пошли сообщать своим начальникам, где нас можно найти. Значит, минимум полчаса у нас есть, а потом нужно будет ждать гостей. Интересно, есть ли у них тесные контакты с властями в этом городе? Если да, то это сильно осложнит нам жизнь, так как могут послать обычных городских стражников, а их убивать не с руки, так как вне закона быть не очень хочется. Если нет, то остается только надеяться, что силы Каштарха в этом городе не слишком многочисленны, и мне удастся их приуменьшить до того момента, как в игру вступят эльфы...
  Стук в дверь прервал мои размышления. Это принесли наш ужин, а затем парень, что встречал нас внизу, притащил большую деревянную лохань с горячей водой. Мы сперва накинулись на ужин, даром что только недавно ели, а затем я c наслаждением тщательно вычистил зубы свежеприобретенной щеткой, найдя, что мел - довольно посредственная замена зубной пасте. Глядя на меня, Алона попросила у меня выделить и её щетку из моих запасов. Выплюнув за окошко слюну с мелом, я покопался в сумке и вручил гномке еще одну зубочистку. После я оставил Алону мыться и чиститься, наказав меня не дожидаться и ложиться спать, тщательно заперев дверь, а сам пошел вниз, прихватив лук и один колчан. Думаю, он мне сегодня очень пригодится. Внизу все так же пили и ели разномастные личности, так что и я заказал у бармена светлого пива и сел с ним за дальний столик, чтобы видеть вход.
  Долго ждать не пришлось. Не успел я высосать половину кружки (кстати, довольно неплохое пиво!), как дверь распахнулась, и внутрь зашли шесть довольно подозрительных личностей, все незнакомые, видимо, среди них не было тех, кто за нами следил. Все они были увешаны оружием по самые уши - кинжалы, сабли, метательные ножи, у одного даже сзади весел грозный боевой топор. И это все для одной гномки? Ни фига себе! Я неспешно поднялся, отставив в сторону кружку, и пошел вверх по лестнице, справедливо полагая, что им еще нужно спросить у бармена, где нас искать.
  Зайдя на второй этаж, я снял лук, полагая, что сейчас он будет лишним и морально приготовился к схватке. А как еще мне было готовиться? Клинки я могу выдернуть за мгновение, а кинжал - еще быстрее, щелкать предохранителем и передергивать затвор, как в боевиках, мне не нужно. Поэтому я просто проверил мой резерв, отметив, что заполнился он всего наполовину за весь сегодняшний день, поэтому решил расходовать его экономнее. Вскоре я услышал топот шагов на лестнице. Идут, голубчики, злорадно подумал я. Один за одним в коридоре показались наемники. Первым шел тот, что с топором - тяжелая артиллерия, затем два с саблями, а после - человек с метательными ножами на груди и все остальные. Подойдя к двери, у которой беспечно стоял я, наемник с топором попытался меня отодвинуть, но охнул, получив коленом между ног. Не по-мужски, конечно, но по роже я ему давать не собирался, мне моих пальцев жаль было!
  - Куда прешь? - обратился я к нему. - Там девушка купается.
  - Ты-ы-ы!!! - проревел он, держась за причинное место.
  - Я! - не стал отпираться я. - Чего нужно?
  Ответил один из тех, что стояли позади первого здоровяка.
  - Парень, отойди, если жизнь дорога! Мы просто заберем девку и уйдем, а тебя не тронем.
  Я покачал головой.
  - У меня для вас встречное предложение - разворачивайтесь и уходите отсюда, тогда сегодня не умрете. Как вам? По-моему, даже более, чем щедро!
  - Да вали его, Гас! - раздался крик одного из сзади стоявших и первый начал вытаскивать свой меч.
  - Вы выбрали! - заявил я и одним движением достал кинжал из ножен, а вторым отправил его в полет.
  Человек с саблей, что предлагал мне уйти, отскочил в сторону, но я метил не в него. Прозвучал сочный чпок, и человек с метательными ножами валится на пол со сталью в глазу. Он был самым опасным, потому я начал именно с него. Одновременно с броском кинжала, я второй рукой потянул из ножен меч, а затем опустил его на шею наемника с топором, который уже начал замахиваться, разрубив его почти до пояса. Блин, не рассчитал немного остроту эльфийских клинков! Можно было обойтись ударом куда слабее. Я вытянул из падающего тела свой меч и достал второй. Тем временем воины уже обнажили свое оружие, но одного мне все же удалось настичь, пока он еще доставал саблю из ножен. Один мой клинок аккуратно полоснул ему по горлу, а второй отбил удар сабли у главаря и тут же вошел ему в бок, пронзая печень. Оттолкнув его тело на оставшихся двоих, я прыгнул вперед и, увернувшись от их синхронно просвистевших мечей, аккуратным движением полоснул по рукам, отрубая их конечности, а затем короткими и экономными движениями ткнул каждого в сердце. Все!
  Схватка заняла меньше пятнадцати секунд, а на ногах остался только я. Спасибо, мастер за науку, и спасибо, учитель, за ускоренное восприятие. Ах, да, спасибо и тебе, твое величество случай, что среди них не было ни одного мечника, умеющих сражаться в тесном пространстве коридора! Надев колчан с луком, я начал шмон. Обшарив тела, я позаимствовал кошелек у каждого и несколько золотых колец в придачу, пополнив запас своих карманных денег, и спустился вниз, подойдя к хозяину этого постоялого двора. Тот смотрел на меня, открыв рот. Я мельком оглядел себя и усмехнулся. Опять рубашку придется выкидывать. Хорошо еще, что куртку в номере додумался оставить.
  - Любезный, - обратился я к хозяину совсем нелюбезным тоном. - И почему же вы забыли мне сказать, что у вас тут грабители хаживают, честно нажитое непосильным трудом у почтенных господ пытаются отнять? Вот теперь сами и разбирайтесь с трупами наверху, а мне еще принесите одну кружечку пива, после драки мне всегда горло сушит что-то.
  Хозяин не пошевелился, но в общем зале стало так тихо, что стало слышно тихое капание. Я поднял глаза вверх и увидел, как струйка темной крови стекает вниз по лестнице.
  - Любезный, мне еще долго ждать своего пива? - холодно осведомился я у хозяина, заворожено взиравшего на струйку.
  - Да-да, господин! - очнулся тот и принялся кланяться. - Я мигом распоряжусь, про то, чтобы тела убрали.
  - Отлично! - ответил я и опять уселся за облюбованный мною столик.
  Через несколько минут хозяин принес мне кружечку холодненького пива, которое по моим ощущениям было лучше первого раза в два (видно, не разбавил на этот раз!), отдав распоряжение работникам снести в сарай все трупы и вымыть пол. Два парня тут же принялись стаскивать мертвых наемников вниз, оставляя кровавые следы, и уволакивая их прочь. Все присутствующие взирали на меня кто с ужасом, кто с восхищением, а я попивал пивко, стараясь казаться абсолютно невозмутимым, подводил итоги и просчитывал варианты дальнейшего развития событий.
  Первый наскок оказался неудачным, теперь следует ждать вторую группу. Эх, жаль расспросить никого не успел - просто не догадался в горячке боя оставить одного в живых. Нужно в следующий раз быть внимательнее! Теперь следующую группу придется ждать подольше, ведь пройдет время, пока наблюдатели у дома (а что такие есть, я и не сомневался) сообщат, что наемников вытащили со двора дохлыми, пока начальники наберут новую команду, причем на порядок лучше, которые уже будут работать тихо... А время-то уже близится к полуночи, значит, они точно полезут ночью, перед самым рассветом или же немного раньше. А пока мне нужно незаметно покинуть постоялый двор и пойти прогуляться, чтобы поискать теперь уже эльфов, которые должны крутиться где-то неподалеку. Они же не все там такие дураки, как Лис, должны понимать, что нападение при свидетелях может закончиться для них весьма плохо, а поэтому также будут ждать ночи, чтобы взять меня в постели тепленьким.
  Так, теперь с трупами как? Если хозяин ни словом не обмолвился про стражу, значит, постарается обо всем утром полюбовно договориться. Ему шумиха, как и мне, собственно, совершенно ни к чему. Тем более, оружие наемников он, весьма возможно, заберет себе, ведь я его оставил рядом с трупами. А куда мне было его девать? Я ведь и так ну о-о-очень обеспеченный человек, так что ради десятка золотых таскать с собой еще и этот металлолом не намерен. Жадность, как известно...
  Я допил пиво, поставил на стол пустую кружку и поднялся, провожаемый взглядами тихо переговаривающихся посетителей. Теперь они еще долго будут меня обсуждать, а слухи по городу разнесутся очень быстро. Хорошо, что мы завтра уедем, подумал я, и поднялся по лестнице. В конце коридора было небольшое окно со ставнями, к нему я и направился. Распахнув его пошире, я осмотрел карниз, поняв, что свободно могу по нему передвигаться. Да и высота тут небольшая, так что если сорвусь, то максимум, что мне светит - это отбитые пятки. Здание было прямоугольным, а карниз, судя по всему, был со всех его четырех сторон. Интересно, это было сделано специально, чтобы постояльцы через окна друг к другу могли спокойно ходить? Но подумав немного, я понял, что это всего лишь защита от дождя, который благодаря этому не заливает оконные проемы первого этажа.
  Дивясь своеобразию конструкции, я вылез на карниз из окна и аккуратно закрыл створки за собой. Нормально, стоя спиной к стене, подумал я. Лук немного мешает, но передвигаться можно свободно. Я обошел здание с тыльной стороны, обращенной к городской стене, и спустился по его пристройке, которая совмещала функции конюшни и сарая. Это я понял по тому, что парни сносили тела именно сюда, хорошенько помародерствовав при этом. Даже сапоги снять не поленились! Лежа на крыше пристройки, я наблюдал, как тела одно за другим закидываются в большое темное помещение с дверью. Закрыв её на засов (ну очень надежная защита от воров!), парни вымыли руки в рядом стоящей бочке с водой и удалились, а я прошел по крыше сарая еще немного дальше, чтобы с комфортом спрыгнуть в густой тюк сена, который присмотрел еще с окна нашего номера. Хорошо, что это окно выходит на улицу, подумал я. Так будет гораздо легче следить, чтобы никто не забрался к Алоне. Отгоняя подступающую сонливость волевым усилием, я проверил магический резерв (полный, интересно с чего бы это?), аккуратно перепрыгнул через невысокий деревянный заборчик и отправился на поиски эльфов.
  Медленно крадясь по ночному городу, я размышлял, почему мой резерв оказался заполненным. Вроде только недавно была половина, и вот уже снова до краев. Спустя пару минут, я нашел этому только одно объяснение: все-таки энергия смерти - довольно мощная штука, подумал я. Стоило мне прибить шестерых гадов, как энергия потекла буквально рекой, и спустя несколько секунд снабдила меня изрядным запасом силы. На будущее нужно сделать себе заметку, а потом посмотреть, может, в следующий раз можно будет бить противников магией, сразу пополняя свои силы от трупов. Эдакий вечный двигатель получится, хихикнул я, или вечная машина смерти. Нет, ну его к демонам! Такая картинка навевает грустные мысли.
  Ночь была темной, но окружающие предметы можно было разглядеть. И не из-за света Луны, по-моему, этот мир вообще не имел такого украшения, а из-за ярких звезд, усыпавших небосвод. Фонарей в городе не зажигали, поэтому я решил воспользоваться своим ночным зрением, подумав, что энергии на него расходуется мало, а увидеть эльфов я обязан первым. Так, вглядываясь в темноту, я принялся обшаривать близлежащий квартал, скрываясь в тени от припоздавших прохожих. Проверив все в радиусе двадцати домов, я понял, что продолжать дальше поиски бесполезно - эльфы решили прийти попозже. Про то, что они оставили свои намерения меня прикончить, я даже не думал. В отряде большинство - сосунки, которые рвутся в бой. Они не воспримут мои угрозы всерьёз, даже если Лис их дословно передал. Поэтому я предпочел вернуться к гостинице, чтобы через несколько часов опять продолжить наблюдение.
  Подойдя к знакомому забору, я прислушался. Было тихо и ни шороха не раздавалось во дворе. Я, стараясь не шуметь, перелез через забор, а потом спрятался за копной сена возле сарая так, чтобы видеть и окно в комнате, и весь забор с воротами. Притушив свое ночное зрение, я настроился на долгое ожидание. Через час я был готов уже заснуть, как вдруг услышал легкий шорох, причем со стороны сарая. Я принялся вслушиваться дальше. Так и есть - кто-то забирался на крышу пристройки со стороны городской стены, миновав меня дворами. Мне было ничего не видно, что он там делает, поэтому я только надеялся, что он не додумается влезть через окно в гостиничный коридор, а пойдет по карнизу дальше, к окну нашей комнаты. Поэтому я, стараясь не дышать, внимательно прислушивался к возне на крыше. Потом, спохватившись, стал медленно доставать лук из-за спины и натягивать на него тетиву, стараясь, чтобы он не издал ни единого скрипа.
  Когда я управился с этим делом и так же медленно вытащил из колчана три стрелы (на всякий случай), я увидел своим ночным зрением фигуру, не спеша пробиравшуюся по карнизу к нашему окну. У меня отлегло от сердца, не полез-таки через коридор, а то я даже забыл проверить, как поняла мой приказ Алона, и насколько крепко она заперла дверь. Нужно было вообще пододвинуть кровать поближе, подумал я, но все мы задним умом крепки! Положив стрелы перед собой, я наложил одну на тетиву, и тут увидел второго! Он ступал следом за первым, но абсолютно бесшумно, как эльф в лесной чаще. Нет, точно эльф, эту походку я узнаю с закрытыми глазами. Неужели они сговорились и решили напасть вместе? Но как вообще это возможно? Я начал медленно оттягивать тетиву назад, следя за фигурами, ступающими по карнизу. Они остановились у третьего по счету окна, нашего! Вот гады, успели разузнать! Убью продажного бармена! - успел подумать я и тут события понеслись вскачь.
  Первый ночной гость достал из-под одежды арбалет и стал целиться через окно в комнату. Я оттянул тетиву до предела и выстрелил, стремясь попасть в глаз. Так и получилось. Незваный визитер замер со стрелой в голове и начал заваливаться. Но тут меня весьма удивил второй, которого я принял за эльфа. Не успел первый начать падать на землю, а я наложить вторую стрелу, как он присел на карнизе и, оттолкнувшись от стены, спрыгнул на землю, развернувшись в полете ко мне лицом и выбрасывая правую руку. Я магически взвинтил свое восприятие и успел выстрелить во второй раз, попав в грудь эльфа. Стрела пронзила его тело, а у меня над ухом просвистело нечто смертоносное и со стуком впилось в забор. Эльф упал на землю, но сразу попытался вскочить. Вот ведь, живучая тварь! Моя третья стрела попала прямо ему в лицо, заставив опрокинуться навзничь. И тут только приземлилось тело первого нападавшего, с громким шлепком ударившись о землю.
  Я лихорадочно доставал еще стрелы, полагая, что это только начало, но все было тихо, никто больше нападать не собирался. Подождав еще минут пять, я внимательно осмотрел то, что пронеслось над ухом. Это был маленький клинок, с серебряной рукоятью изящно украшенной драгоценными камнями и длинным острым лезвием, очень напоминающий кортик. С трудом вытащив его из забора (глубоко вошел, зараза), я облегченно вздохнул и вылез из засады. Никто не собирался выходить из дома, никого не разбудил слабый звук удара, показавшийся мне громоподобным, так что я мог спокойно и не спеша обыскать мертвые тела. Первый гость порадовал меня великолепным арбалетом с семью металлическими болтами в мешочке, несколькими золотыми кольцами и сережкой с рубином. Второй же был интересен больше.
  Это был не эльф, хотя уши у него были такими же остроконечными, да и вообще похож он был на лесной народ. Но при внимательном осмотре я затруднился отнести его к расам известным мне по книжкам. Волосы белые, длинные, завязанные в косичку, их цвет было можно определить даже при неярком свете звезд, отчего кожа казалась намного темнее, а во рту были видны два острых клыка. Их я заметил только потому, что рот у трупа был чуточку приоткрыт. Обыскав его, я нашел мешочек с золотыми монетами, снял с руки перстень с крупным камнем, а из-за спины вытащил превосходный меч с дорогой рукоятью. Интересно, кто же это такой и почему хотел нас убить? Ведь тот, кто направил арбалет в комнату, явно не собирался оставлять Алону живой. Ладно, не время сейчас задавать такие риторические вопросы. Потом разберемся, ночь ведь еще не кончилась.
  Сняв с пояса этого неправильного эльфа ножны, я вложил туда кортик, а затем снял еще и плащ, куда укутал все добытое оружие. Пригодится! Оттащив добычу в облюбованную мной копну сена и закопав поглубже, я все думал, что мне делать с телами. Потом просто решил кинуть их в тот сарай к остальным. Утром ребятам сюрприз будет! Вытащив стрелы из тел, чтобы не лишаться боезапаса, я взял трупы за руки и потащил к сараю, куда и свалил на остальные тела, аккуратно и бесшумно задвинув засов. Так, что теперь делать? Оставаться на месте и ждать, пока подоспеют другие, или пойти поискать эльфов? Ну, если предположить, что новые посланцы Каштарха еще не скоро подоспеют, значит, надо пройтись.
  Я опять перемахнул через забор, подумав, что для большего удобства нужно было что-нибудь под него подставить, сделав ступеньку, а то, думаю, мне еще много раз придется через него сегодня прыгать. Пройдясь по улице и обшарив все ближайшие закоулки, я опять вернулся на свой пост. Время тянулось медленно, сон подкрадывался все ближе, а я все таращился в темноту. Внезапно я услышал тихие шаги за забором. Третья группа Каштарха, подумал я и достал лук, разложив перед собой стрелы.
  Неизвестные за забором притаились, видимо прислушиваясь, а потом по одному стали через него перелезать. Эти были намного неуклюжее предыдущих, я услышал треск разрываемой ткани и сдавленный мат на гномьем, а затем шикание остальных на посмевшего нарушить тишину. Так, одного нужно захватить живьем, иначе никакой информации добыть не получится, подумал я и начал натягивать тетиву. Всего через забор перелезло семеро людей и два гнома. Они выделялись своим маленьким ростом, поэтому я легко их опознал и решил взять одного в качестве языка, так вернее будет! Собравшись кучкой перед домом, они начали проводить инструктаж. Вот бездари!
  - Ты заходишь через окно и стреляешь в наемника из арбалета, мы врываемся через дверь, а маг страхует снизу по его ауре...
  У них есть маг! Блин, это меняет дело. Значит, начать нужно именно с него и надеяться, что он будет не сильнее предыдущего. Теперь нужно побыстрее определить, кто из них маг, пока они не начали. Как можно выявить личность с магическими способностями? Элементарно! По насыщенности его ауры, потому что маги хранят в своем теле гораздо больше энергии, заставляя свою ауру сиять, как солнышко в царстве тьмы. Я закрыл глаза и посмотрел на группу захвата магическим зрением. Одна аура сияла заметно ярче других, бледной дымкой смотревшихся на её фоне. Открыв глаза, я сопоставил картинку с тем, что давало мне ночное зрение. Значит, этот жилистый мужик по центру и есть маг, рядом с которым гном раздает последние указания. Ну ладно, тебя буду валить первым, подумал я и поднял лук, накапливая энергию на кончике стрелы, чтобы смогла пробить его защитный кокон, если такой будет.
  - Начали! - закончил гном громким шепотом, и я начал.
  Отправив первую стрелу в полет, я увидел, что она с легкостью пронзила голову мага и унеслась дальше. Вторую и третью стрелы я отправил молниеносно, взвинтив восприятие магически, подумав, что теперь энергию копить не нужно, ведь самый сильный противник отошел в мир иной. Еще два мужика опрокидывались со стрелами в головах - я не стал целить в глаза, а бил просто в голову, чтобы наверняка. И только тогда среди нападавших началась паника. Они стали разбегаться в разные стороны, но мои стрелы догоняли их и роняли наземь. Только один молодой парень остался почему-то недвижимым, потому я не стал тратить на него драгоценные мгновения, выцеливая остальных. Вот упал один из двух гномов, еще двое людей получили стрелы в глаза - они вздумали атаковать. И тут копна сена рядом со мной разлетелась, как будто в ней рванули динамитную шашку. Оторопев, я увидел, что парень стоит, вытянув руку в мою сторону.
  Я ошибся! Магом был вовсе не тот жилистый мужик, которого я подстрелил в начале, а этот пацан! Меня подвело мое магическое зрение, так как аура этого парня полностью заслонила ауру жилистого мужика, на которого я потратил столько сил! Перекатившись, не выпуская лука, я почувствовал, что такой же беззвучный удар взрыхлил землю, где я только что сидел, осыпав меня комьями. Я выпустил в него последнюю стрелу, что держал в кулаке, напитав её предварительно энергией по-максимуму. Получи! Стрела прошила его грудь и впилась в стену дома, до половины уйдя в камень. Парень оторопело зажал рукой отверстие в груди, а я бросил лук, двумя большими прыжками сократил разделявшее нас расстояние, выхватил меч и полоснул его по горлу. И только, когда его голова с легкостью отделилась от тела, я понял, что зря были все эти предосторожности - защитного кокона у него совсем не было! Он просто не стал его ставить во время боя. То ли силу экономил, как я, то ли просто не знал этого плетения.
  Оглядевшись, я заметил, что один из двух последних нападавших пытается перебраться через забор. Я швырнул в него кинжал и попал в спину, от чего он безжизненным мешком свалился уже на дорогу. Все, схватка кончилась! Последний гном, что забился в угол забора, думая, что я его не замечу, опасности для меня уже не представлял. Я вытер клинок о первый попавшийся труп, вложил его в ножны и медленно подошел к тому самому темному углу, где от страха трясся последний живой противник:
  - Вылезай! - сказал я громким шепотом. Мне совсем не хотелось перебудить постояльцев. - Если ответишь на мои вопросы, останешься в живых!
  Из угла послышался срывающийся голос:
  - Ты сохранишь мне жизнь?
  - Да, только говори шепотом и вылезай оттуда!
  Хорошо, что я умею быстро и точно стрелять. Нападавшие не издали почти никаких звуков (кряхтение и шепот не в счет), поэтому во дворе все так же было тихо. Это было вдвойне хорошо, потому что свидетели мне точно были не нужны!
  - Я начинаю терять терпение! - зашипел я.
  И только тогда в углу завозились и передо мной появился весьма потрепанный гном, собравший всю паутину с забора, с испугом глядя на меня и стараясь спрятать за спиной топорик. Я узнал в нем одного из друзей мастера Калнаша, который ссудил того деньгами.
  - Кто такой? - грозно прошептал я.
  - Хартын из рода Рыжебородых, - трясясь ответил гном.
  - А почему Рыжебородых? - удивился я, ведь насколько я видел, борода у него была черной.
  - Говорят, что у нашего предка-основателя борода была рыжей, - пояснил мне гном, уже меньше трясясь.
  - Понятно. Почему хотели напасть? - вернулся я к допросу.
  - Каштарх приказал. Он сказал мне, что если я не добуду принцессу, то он превратит мою жизнь в сущий ад, уничтожит всех друзей и родственников... - принялся давить гном на жалость.
  - Тихо! - шикнул я на него. - Сколько еще в городе гномов, которые получают приказы от Каштарха?
  - Не знаю... - задумался гном. - Может есть еще один или два, но...
  - Понятно. Где сам Каштарх? - оборвал я его, задав самый важный вопрос.
  - Я не знаю, он отдает мне приказы по магической связи - он дал мне амулет...
  - Каштарх маг? - спросил я его с удивлением. Неприятная новость!
  - Нет, он просто пользуется их услугами, - объяснил мне гном.
  Прямо камень с души!.. Подумав, что бы еще спросить, пока есть возможность, я не придумал ничего и обратился к гному.
  - Можешь идти. Лучше опять через забор.
  Гном с недоверием на меня уставился, а затем расплылся в улыбке и повернулся к забору. Глядя, как он начинает на него забираться, сжимая в руке топор, я пробормотал:
  - Давай помогу.
  А потом подошел сзади, обхватил его голову руками и резко повернул, ломая шею. Оставлять его в живых я не собирался изначально. После этого началось уже привычным мне занятие - обыск трупов. Эти порадовали меня гораздо меньше - ни ценного оружия, ни драгоценностей, ни денег. Только у гнома обнаружился медальон на веревке в кармане. Прихватив его, я принялся стаскивать трупы в сарай, предварительно выдернув из них стрелы. Кажется, я начинаю терять заряды, подумал я, обнаружив, что наконечники четырех стрел остались в трупах, одна улетела в неизвестность, а вторая торчала в камне. Это печально. Нужно будет пополнить его у эльфов!
  Трупы оказалось тащить довольно тяжело, но я справился, напоследок решив забрать и тот, что валялся на дороге. Поднатужившись, я перевалил его через забор, а потом кинул в сарай к остальным. Глядя на растущую груду тел в сарае, я с грустью подумал, что до утра еще далеко, а сарай такой маленький... Закрыв засов, я подхватил лук с колчаном и снова отправился бродить по улицам.
  
  Глава 19. Темный эльф.
  
  Не прошло и получаса моего блуждания, как я услышал в одном из узеньких, будто кишка, переулков эльфийскую речь. Да, это вам не общий язык. Здесь шепотом говорить сложно, так как интонацию им не передашь, поэтому его в ночной тишине очень далеко слышно! Подкравшись поближе и прижавшись к стене дома, я навострил уши и стал слушать:
  - Но может быть, не будем на него нападать, а старейшинам скажем, что убили? - услышал я голос Лиса.
  - Ты что, настолько его испугался? Это всего лишь человек! - возразил ему суровый голос, по которому я узнал Маринэля, одного из старших воинов, с которым как-то ходил в дозор.
  - Но ведь он уже убил много наших! - пытался Лис возражать ему в ответ.
  - Нет, ему просто повезло! - отрезал Марин и спросил. - Или ты хочешь, чтобы все селение узнало о твоей трусости?
  - Нет, не хочу, - покорно ответил Лис.
  - Тогда уши торчком, воин! Сейчас мы дождемся остальных и пойдем к...
  Все, дальше я слушать не стал. Это мой шанс! Пока эльфы не собрались вместе, нужно перебить их по отдельности, иначе мне придется туговато, одному против четырнадцати луков. Поэтому я достал из колчана одну стрелу, привычно взвинтил восприятие и выглянул из-за угла, посылая её в фигуры, скрывающиеся в ночи. Их было больше, чем я ожидал, целых семеро. Просто остальные внимательно слушали перебранку, поэтому я их и не определил, иначе не стал бы ввязываться в сомнительную перестрелку.
  Я успел выстрелить трижды, причем каждый выстрел был довольно удачным, прежде чем стрелы полетели в меня. Я увернулся от одной, а затем возвел вокруг себя прочный защитный кокон, останавливающий стрелы в двух сантиметрах от кожи, и хладнокровно расстрелял остальных. Проводив взглядом оседающие тела, я убедился, что мой запас опустел на одну треть. Все-таки довольно затратная штука этот кокон. Еще десяток стрел, и я буду совершенно пуст. Хотя... Есть замечательная возможность его пополнить!
  Торопясь, я подошел к телам эльфов и стал жадно впитывать в себя окружающую энергию, одновременно смотря магическим зрением на то, что происходит. Я увидел, как белесые струйки поднимались от тающих аур эльфов и вливались в меня, наполняя мой резерв, увеличивая его объем и насыщая мою ауру. Но кроме этого из самих тел медленно, будто нехотя потекли струйки совершенно другого цвета - черного. Они впитывались мной и буквально заряжали энергией все мое тело, расширяя объем резерва просто до невероятных границ. Вот это да! Оказывается, что от смерти можно получить гораздо больше энергии, чем от окружающего пространства. Очень полезное открытие. И чего я раньше так не делал, хотелось бы мне узнать? Энергия все лилась в меня, наполняя тело и даря ощущение всемогущества. Вот я увидел, как остатки цветных аур эльфов смело, будто порывом ветра, и также засосало в меня.
  Пора остановиться, больше ведь собирать тут нечего, подумал я и прекратил концентрацию, выныривая в реальный мир. И сразу же получил раскаленный штырь в бок. Моментально возведя защитный кокон, я лихорадочно огляделся. Ко мне бежали эльфы, с дальнего расстояния осыпая стрелами. Я разозлился, чувствуя в своем теле острую боль, и стал стрелять в ответ, негодуя, что стрелы нападающих, вязнущие в коконе напротив лица, затрудняли мне обзор. Эльфы оказались настырными и все бежали ко мне, стараясь успеть выстрелить как можно больше, прежде чем грохнуться на мостовую со стрелой в глазнице. Как же они меня достали! Последнего я встретил магией, послав вперед жгут сырой силы, не имея желания формировать плетение, который впился в лицо последнего эльфа и развалил его надвое.
  Задыхаясь от злости, я огляделся, но убивать больше было некого. Все эльфы валялись на камнях в разных позах и не подавали признаков жизни. Поостыв, я вернулся в обычное состояние и первым делом убрал защитный кокон. Десятки стрел осыпались мне под ноги. Одна падать почему-то не захотела. Оглядев её, я понял, что она торчит у меня из правого бока, пробив меня насквозь. Я осторожно потрогал её и понял, что нужно срочно вытягивать. Заведя левую руку с кинжалом за спину, я отрезал зазубренный наконечник и стал осторожно извлекать древко из тела. Больно было просто зверски! Такое впечатление, что из меня выворачивается гигантский шуруп, разрывающий меня пополам. Стрела оказалась длинной, а вытаскивал я её медленно, чтобы не оставить никаких её щепок в ране, поэтому мои муки продолжались еще долго. Наконец я выдернул её и с облегчением опустился на камни рядом с телами, чувствуя, как все та же черная энергия вливается в меня от них, снова наполняя слегка опустошившийся резерв.
  Я просидел так достаточно долго и лишь ощутив, что больше не насыщаюсь дармовой энергией, поднялся и нащупал флягу с лимэлем. Нужно было залатать рану. Однако, когда я открыл фляжку и уже собирался поднести её к ране, чтобы плеснуть, я заметил странную вещь - рана больше не кровоточила, да и выглядела так, будто получил я её минимум для три назад. Края раны сомкнулись, покрывшись запекшейся кровью. Она уже не болела так зверски, как в самом начале, а лишь немного ныла. Это что, последствия моей подпитки? Или я раньше так накачался лимэлем, что он дал мне некие остаточные явления, проявляющиеся в повышенной регенерации? Нужно разобраться.
  Сев на один из трупов, чтобы не морозить задницу на холодных камнях, я оперся о стену ближайшего дома и сконцентрировался, а затем мысленно отделился от тела и посмотрел на него со стороны, так как я делал во время охоты на кроликов. Итак, что имеется в наличии? Есть я - большая яркая аура разных оттенков, увитая черными жгутиками разной толщины наподобие вьюнка на деревьях. И есть мое тело - переплетение мелких едва светящихся нитей с дыркой в одном месте, которая светится особенно ярко. Я мысленно увеличил изображение и увидел, что дырка на самом деле была просто огромная. Мелкие яркие нити в этом месте были безжалостно разорваны, одни светились совсем тускло, но вторые были просто наполнены энергией. Они будто стремились дотянуться своими концами до тусклых ниточек, что безжизненно повисли на противоположном конце разрыва и все больше угасали. Но что это? Вот я увидел, как одна яркая нитка зацепилась за тусклую и слилась с ней, напитав ту жизнью, вот вторая... Но их были тысячи! Как же мне ускорить процесс?
  Я стал смотреть, откуда же берется та живительная энергия в ниточках и увидел, что её посылает вся аура, равномерно делясь своей силой. А если направить силу по другим каналам? Я попробовал зачерпнуть немного и просто плеснуть её на те нити, что безжизненно висели. К моему удивлению, мне легко это удалось, а нити стали с большой скоростью сплетаться друг с другом, затягивая дыру и штопая мое тело. Когда процесс был завершен, я разогнал излишек энергии по всей ауре и вернулся в сознание.
  Интересно, сколько я был в отключке, подумал я, проводя пальцами по боку и отскребая засохшую кровь от места, где раньше была рана от стрелы. Теперь от неё не осталось и следа, даже малейшего шрама! Проверив свой резерв, я убедился, что на эти фокусы у меня ушла добрая его четверть. А времени прошло всего ничего, подумал я, глянув в темное небо. Теперь нужно избавиться от трупов. А куда их девать, подумал я, и ухмыльнулся. Как будто не понятно!
  Весь следующий час я занимался каторжным трудом, сначала сложив все эльфийские тела в этом переулке, надеясь, что на них никто не наткнется, а затем по одному перетащив в сарай у гостиницы. Попутно я проверил все их фляги с лимэлем, обнаружив одну полупустую у Лапара, забрал все украшения, которых набралось немного, и кинжалы. Луки же просто привел в негодность, обломав концы. Нет уж, никто не будет на мне наживаться! Эльфийские луки ценятся тоже немало, а отдавать их на шару разным пройдохам я не собирался. Также набрал еще три полных колчана стрел, про запас, а остальные просто выкинул в сточную канаву. Когда я закончил с переносом тел, небо уже начало сереть, а я устал так, будто разгрузил пару товарных вагонов с углем. Хотя вагоны я никогда не разгружал, но был абсолютно уверен, что разгружавшие их чувствовали себя немногим лучше меня.
  Закрыв засов на сарайчике, я сложил все трофейное оружие в тот самый плащ, который я снял с неправильного эльфа. Он, на удивление, не пострадал, когда маг раскидывал сено по всему двору, поэтому я оставил его там же и решил вернуться в комнату, чтобы часок поспать. Будить Алону, как я догадался, в такую рань было бы бесполезно, и я, подхватив лук с колчанами, аккуратно забрался на сарай, а оттуда - на карниз. Пошатываясь от усталости и думая только, как бы не навернуться, я добрался до своего третьего окна и тихонько приоткрыл его, стараясь не разбудить ненароком принцессу. Когда я перелез через подоконник, то скинул со спины лук с колчанами и положил у стены, а потом подошел к кровати. Присев на краешек, я зевнул, а затем аккуратно улегся поперек широкой кровати у принцессы в ногах, и с тихим вздохом облегчения вытянулся, не имея сил даже на то, чтобы стащить сапоги. Темнота уже начала укрывать меня своим теплым одеялом, как вдруг я почувствовал, что что-то холодное и чрезвычайно острое касается моей шеи.
  Сон слетел с меня в один миг. Я начал лихорадочно возводить защитный кокон прямо внутри себя, под кожей, чтобы ненароком не отодвинуть клинок у горла. Пускай тот, кто его держит, убедиться в моей абсолютной беспомощности, а я, может быть, смогу у него выведать, куда забрали Алону. Демоны бездны, как же я мог проворонить еще одну группу! Наверное, пока я отвлекался на магические эксперименты с этими долбанными эльфами, несколько профессионалов зашли с тыла, тихо спеленали Алону и ушли, до того, как я вернулся с первым покойником. Блин, как же нехорошо вышло! Вот, что значит, неправильно расставленные приоритеты. Мне бы принцессу нужно караулить получше было, а не за эльфами гоняться! Ну, ничего, у меня есть еще козыри в рукаве, подумал я, ожидая, когда тот, кто держит клинок у моего горла, заговорит. Ведь если бы ему не хотелось поговорить, он бы убил меня сразу, в полудреме. Это ему весьма легко бы удалось. Я бы не смог даже пикнуть! А так выжидает чего-то...
  Видя, что я не думаю шевелиться, тот, кто лежал в постели, наконец, заговорил. Но первые же два слова поставили меня в тупик - я не знал такого языка! Но он был весьма мелодичным, напоминал язык лесного народа. Это типа староэльфийский? Кто же это тогда, и почему он со мной так общается? Вопросы роились у меня в голове, а я, понимая, что от меня ждут ответа, спокойно сказал:
  - На общем, пожалуйста.
  Лежащий в постели помолчал, а потом спросил, переходя на общий:
  - Кто ты и что тут делаешь?
  Я решил его немного позлить, так он может быстрее сказать то, что мне нужно.
  - У меня к тебе аналогичный вопрос.
  Говоривший помолчал, а потом я услышал смешок:
  - Значит, ты вломился в эту комнату, даже не представляя, что там уже может быть постоялец? Оригинальный способ самоубийства!
  Что? Постоялец? Я рывком принял сидячее положение, не обращая внимания на скользнувший по моей шее клинок, который даже не поцарапал меня, и принялся оглядываться. Рядом с дверью не было лоханки с водой, а возле стены наших сумок.
  - Мля-я-я... - протянул я и встал с кровати.
  Точно! Я просто попал не в ту комнату. Мне же говорили третья от лестницы, а не третья с конца коридора! Вот это облажался!
  - Прими мои искренние извинения, - обратился я к человеку на кровати. - Окном немного ошибся. Уже ухожу.
  Я повернулся к окну и стал поднимать колчаны с луком. В ответ я услышал только хихикание.
  - И не надо ржать! - наставительно произнес я. - Такое с каждым случиться может!
  Смех только усилился. Я закинул на плечо колчаны и стал открывать окно, но голос с кровати догнал меня:
  - Молодой человек, а вы не могли бы немного задержаться и рассказать, зачем вам понадобилось лезть в комнату через окно?
  - Нет, не могу, - ответил я, перекидывая ногу через подоконник, и слыша сзади шорох. - Я смертельно устал, а у меня есть всего час, чтобы отдохнуть, так что разреши откланяться.
  Вдруг сзади ярко вспыхнул свет, осветив все пространство комнаты. Я инстинктивно зажмурился и только усилил свой защитный кокон, понимая, что слепого меня достать намного легче. Естественно, я остался сидеть на подоконнике, ожидая, когда пройдут яркие пятна в глазах. Проморгавшись, я посмотрел в комнату и замер, теперь уже от изумления. На кровати сидел, сжимая яркий магический светильник в руках, еще один неправильный эльф, улыбаясь мне клыкастой улыбкой. Тотчас я припомнил и то, что двое нападавших, которых я ссадил с карниза, направлялись именно в эту комнату, а значит, были посланы не по нашу душу, а по душу этого клыкастого типа.
  Раздумав возвращаться в свою комнату, я перекинул ногу обратно.
  - Кажется, утро становится интересным, - пробормотал я, снова сбрасывая с плеча на пол колчаны с луком и оглядываясь, ища, на что бы присесть.
  Краем глаза я видел, как улыбка неправильного эльфа несколько поблекла. Видимо, он ожидал, что я от испуга свалюсь вниз. Мда, а этот типчик начинает мне нравиться! Не найдя, куда бы пристроить свой зад, я просто плюхнулся обратно на кровать в ногах у её хозяина и уставился на него внимательным взглядом. Все-таки мне не показалось, у этих существ кожа была несколько темнее обычного. Внимательно оглядев совсем смутившегося под моим взглядом неправильного эльфа, я задал мучивший меня вопрос:
  - Ты какой расы?
  - Я эльф, - просто ответил он.
  - Не бреши, что я эльфов не видел? - не поверил я.
  - А каких ты эльфов видел? - заинтересовался неправильный.
  - Обыкновенных, которые в лесу живут, - пояснил я.
  - Так то лесные, - протянул он. - А я просто эльф.
  Я только хмыкнул в ответ.
  - Нас еще многие темными называют, - решил пояснить неправильный.
  - Дроу, что ли?
  - Мне незнакомо это слово. Может в некоторых человеческих землях мы и называемся дроу, но мы говорим про себя - эльфы! - с гордостью закончил он.
  - Ладно, разобрались, помаленьку... - протянул я.
  - А ты видел лесных эльфов? - дошло до темного. - Где? Они же вымерли все несколько веков назад!
  Я смотрел на него и улыбался, ведь приятно встретить иногда чело... эльфа, которому известно меньше, чем тебе.
  - Лесные эльфы еще не вымерли, - просветил я его. - Но это ненадолго. Если они такими же темпами будут сокращать свое население, то к концу этого года ни одного эльфа в их лесу не останется.
  - А что такое?
  - В их селении болезнь приключилась, причем весьма заразная. Глупостью зовется. Так вот она косит народ эльфийский прямо не по-детски! За последнюю неделю у них полсотни душ отлетело в мир иной. А их всего в лесу осталось не больше восьми сотен, так что полное вымирание грозит им весьма серьезно.
  - А откуда ты это знаешь? - с хитрым прищуром спросил меня темный.
  - А я мимо проходил, заглянул ненадолго, погостил у них... - с таким же хитрым прищуром ответил я. - Кстати, я Алекс, - решил представиться я и протянул эльфу руку.
  - Я Ваз, - пожал руку темный.
  - А Ваз, это от чего сокращение? - уточнил я. - Просто звучит немного странновато, слух режет.
  Эльф немного замялся, но потом ответил:
  - Просто меня назвали в честь прадедушки, а в его время были в моде заковыристые имена. Поверь, полное звучит еще хуже!
  - Ну не Квазиленд же? - хихикнул я и осекся, потому что эльф посмотрел на меня ТАКИМ взглядом!
  - Прости, не хотел тебя обидеть, - повинился я. - Ничего, не переживай, в Фантаре так принца назвали, поэтому и тебе стыдиться вовсе не нужно! - попытался я его утешить.
  Ваз все продолжал буравить меня взглядом, и тут до жирафа наконец дошло.
  - Мля-я-я... - опять протянул я. - Так ты и есть принц Фантара?
  Ваз только молча кивнул.
  - Не повезло, сочувствую. А чего ты здесь без свиты, без охраны? - поспешил я перевести разговор в другое русло.
  Эльф смерил меня взглядом еще раз, а потом, видно, решив не убивать сразу, ответил:
  - Я к невесте своей еду, а в таком деле охрана не к чему.
  - Сдурел? - недоуменно спросил я его. - Она же не будет за вами подглядывать, чем вы там наедине с Алисой заниматься будете, а будет бить всяких гадов, которые попытаются сократить королевское поголовье! Тебе вообще сколько лет?
  - Двадцать четыре, - оторопело ответил Ваз. - А ты откуда Алису знаешь?
  - Наслышан! Ты не уходи от темы, отвечай, какого демона поперся через всю страну в одиночку?
  - Да говорю же, не принято у нас с сопровождающими к невесте ехать! Обычай такой! Сперва должны отправиться друзья жениха, чтобы договориться о возможной свадьбе, дать невесте один супружеский браслет, а она, если согласна, дает жениху свой. Потом жених должен один добраться до невесты и при свидетелях обменяться с ней браслетами, чтобы потом в храме по всем правилам обвенчаться перед лицом Единого! - взволнованно объяснял он.
  Я помолчал, переваривая.
  - Понятно, - вынес я вердикт. - Очень красиво и романтично. Только вот дает свободу маневра разным сволочам, которые в пути могут женишка прибить тихо и без свидетелей. Мда...
  - Каким сволочам? - не въехал Ваз.
  - Разным! - твердо ответил я, достав из жилетки свой кошель.
  - Слушай, я вот все думаю, а где ты так запачкался? - осматривая мою окровавленную одежду, спросил эльф.
  - Вагоны разгружал, - буркнул я, копаясь в кольцах.
  Потом я просто плюнул и высыпал все драгоценности с монетами на постель, вороша их и пытаясь найти один единственный перстень с темным камнем. Принц удивленно взирал на мое золото, и был уже готов открыть рот для новых вопросов, когда я, наконец, нашел его. Перстень оказался с изумрудом. Я протянул его эльфу в руки и спросил, собирая остальное обратно в кошель:
  - Тебе этот перстенек знаком?
  Эльф недоуменно спросил, лишь мельком взглянув на украшение:
  - Откуда он у тебя?
  - Нет, ты сперва ответь мне, а я расскажу уже потом, - сказал я и запихнул кошелек обратно.
  - Это перстень моего старшего брата, - просто ответил эльф, а я в который раз опять протянул:
  - Мля-я-я...
  Помолчали. Я стыдливо уточнил у эльфа:
  - А ты его очень любишь?
  - Ты что?! Ненавижу, гада! - обнадежил меня эльф. - Он хоть и старший, но способностями к магии совершенно не обладает, поэтому трон отца должен буду получить я. А как только брат об этом узнал, он всячески стал стремиться опозорить меня в глазах отца, чтобы королевство досталось ему. Ох, сколько же я от него натерпелся...
  - Он умер, - сообщил я.
  - Что? - не понял Ваз. - Как?... Это ты его убил? - побледнел эльф. Доходит до него весьма быстро, повезло Алисе с женихом.
  - Слушай, расскажу, как дело было, - начал исповедоваться я. - Ты недавно удивлялся, почему я ошибся окном. Знаешь, я изначально был уверен, что это моё окно, поэтому всю ночь сторожил именно его, сидя внизу в засаде. Почему я сел в засаду, рассказывать не буду, просто поверь, что причины были. И я особо не удивился, когда двое мужчин залезли на карниз и подобрались по нему именно к этому окну. Поверь, я действительно думал, что это окно моей комнаты, именно поэтому, увидев, как один из них начинает целиться из арбалета внутрь, я подумал, что он хочет причинить вред той, кого я защищаю. Тогда я выстрелил в них, убив обоих. Вот и весь рассказ.
  Эльф ошарашено молчал.
  - Мой брат пытался меня убить, - мертвым голосом констатировал он. - Я не думал, что до этого дойдет... Где его тело?
  - В сарае рядом с конюшней, - ответил я.
  Потом немного поразмыслил и добавил.
  - Рискну тебе посоветовать, Ваз, оставь все, как есть. Забудь о нашем разговоре и выкинь перстень подальше. Пусть все думают, что твой брат просто пропал где-нибудь по дороге домой, а правда... она никому особо и не нужна.
  Эльф все еще ошарашено молчал, а потом признался мне.
  - Я предполагал, что будут попытки меня убить, даже решил сделать крюк, поехав не напрямую в горы. Но я думал, что он пошлет наемников, вместо того, чтобы отправиться самому...
  - Видимо, он так тебя ненавидел, что решил все сделать сам... Ваз, - я положил руку ему на плечо. - Не кисни! Жизнь не кончена, а в мире есть много всяких подлецов. Конечно, обидно, когда среди них оказался твой брат, но утешься тем, что ты ни в чем не виноват. Так что уши торчком, воин!
  Уши эльфа действительно поднялись торчком, а сам он весь подобрался. Действует, однако! - подумал я про себя, посмотрев за окно. Там наступало утро, скоро должно было взойти солнце и открыться городские ворота, а я еще тут болтаю!
  - Все нормально? - спросил я у принца.
  Ваз кивнул.
  - Тогда прости меня, но мне нужно идти. К рассвету я должен быть за стенами города.
  - Почему? - удивился эльф.
  - Если посидишь в этой комнате еще часа два, то сам поймешь. Криков много будет, - ответил я и стал опять вешать на плечи колчаны и лук. - И послушайся совета опытного странника, не топай напрямик, через эльфийский лес, сверни по дороге, а если тебе вдруг встретятся кэльвы, то скажи им, что ты их друг и покорми немного, а то они там совсем оглодали, бедные... Бывай, принц!
  - Алекс! - догнал меня голос принца, когда я был уже на подоконнике.
  Я обернулся. Принц встал с кровати в полный рост и торжественно произнес.
  - Я должен тебе жизнь! Проси, что хочешь!
  Улыбнувшись, я ответил:
  - Доберись живым до Гномьих гор, а потом люби Алису и заботься о ней хорошенько, ладно?
  - Хорошо... Но что ты хочешь для себя? - удивился эльф.
  - Это и есть для меня! - смутил я его. - Просто Алона очень хорошо о тебе отзывалась, а я не хочу, чтобы она расстраивалась... Кстати, почему-то сравнивая меня с тобой, она делала выбор явно не в мою пользу. Интересно, что в тебе есть такого, в чем я уступаю? - спросил я потемневшего эльфа (это они краснеют так?), а затем махнул ему рукой на прощание и вылез на карниз.
  - Клыки себе что ли отрастить? - вслух подумал я.
  Тихий смех в комнате проводил меня до соседнего окна. Открыв его, я осмотрелся. Теперь я попал по адресу, вот наши сумки, вон бадья с водой, а вот и Алона сладко посапывает, свернувшись калачиком. Я кинул оружие на пол и стал стягивать с себя одежду. Оглядев её, я понял, что ее остается только выбросить. Ну, разве что штаны можно оставить и постирать хорошенько, подумал я, доставая относительно чистые шмотки из своей сумки. Подойдя к лоханке, я отметил, что Алона основательно почистилась. Вода была грязной, мыльной. Ничего, сойдет, подумал я, и к своей радости обнаружил кусок склизкого вещества на краю лохани, очень напоминавшего мыло.
  Сдирая с себя подсохшие кровавые пятна, я вдруг ощутил, что вместе с грязью с моего тела смываются и все волосы. Это что? Продолжение банкета? Видимо, на бороде дело не остановилось и процесс пошел-таки дальше! И что потом? Черед две недели ожидать резкого удлиннения ушей? Если будучи безволосым, я не буду привлекать к себе внимания, то длинные остроконечные враз сделают меня заметным! С одной стороны, это плохо - мне нужно сливаться с толпой. Но с другой... Эльфы-то будут искать человека, а я стану больше похожим на них, чем на людей. Следовательно, от этой проблемы я смогу избавиться, особенно, если забраться куда-нибудь подальше, хоть в ту же Империю... Короче, отрастут уши, я там посмотрю, приободрился я. Интересно только, а почему волосы стали расти быстрее? Ведь это ненормально даже для эльфов, подумал я, запуская пятерню в свою густую шевелюру, припоминая аккуратный ёжик, который был у меня перед "отдыхом".
  Наскоро смыв с себя кровь, грязь и лишние волосы, я оделся, решив штаны постирать попозже, когда остановимся на ночь и приступил к весьма неприятной процедуре побудки. На мои поглаживания, почесывания, а потом и откровенную тряску Алона никак не реагировала. В конец отчаявшись, я просто зачерпнул из лоханки немного грязной воды и полил её на лицо. Взвизгнув, спящая красавица наконец пробудилась и обматерила меня. Слушая цветистый русский мат, я перебирал в памяти, что еще нужно взять с собой в дорогу? Вспомнил! Продукты нужны, хотя бы на сутки, а то охота, это хорошо, конечно, но три раза в день охотиться не будешь, а желудок не потерпит над собой такого надругательства. Поэтому продуктами надо бы немного запастись, все равно не придется на своем горбу тащить.
  Мат Алоны наконец иссяк и я дружелюбно обратился к ней с мерзкой ухмылкой:
  - Проснулась, красавица? Тогда поднимайся, одевайся в дорожное, а я пока еды добуду! - проинструктировал я её и, прихватив из сумки свои пустые фляжки, вышел в коридор.
  Работники этого отеля славно поработали, следов крови видно не было. Я спустился вниз и отправился на кухню, найдя её по запаху. Объяснив заспанному повару, чего хочу, я получил маленькую сумку, наполненную хлебом, сыром, жареным мясом и другими вкусностями, а взамен отдал всего шесть медяков. Также не забыл наполнить чистой водой свои фляги, чтобы не искать родники на привалах. Вернувшись в комнату, я опять застал Алону спящей.
  - Да что это такое? - пробормотал я, вторично плеснув на неё водой.
  Раздался знакомый визг, предваряющий отборный мат, но я быстренько утихомирил ее, сказав, что если через пять минут её не будет внизу, то дальше я поеду в одиночестве. Оставив сумку с продуктами и велев принцессе захватить её вместе с чересседельной, я подхватил свои вещи и спустился в конюшню. Там я сперва откопал трофеи из сена, а затем нашел в стойлах наших лошадей, оседлал (как хорошо, что мы избавились от кареты!), вывел во двор и стал их там навьючивать. Мои трофеи все в сумки не влезли, пришлось оставить три колчана со стрелами и арбалет. Остальное я навесил на свою лошадку, заставив её сонно покачнуться, а потом стал ждать Алону.
  Она спустилась через десять минут, одетая в обновки, купленные вечером. Может быть я непроходимый дурак, но все вещи довольно прилично сочетались. Я уставился на нее, а она в ответ на мой хмурый взгляд только показала мне язычок.
  - Вот уехал бы, что бы тогда делала? - спросил я.
  - А ты бы и не уехал! - парировала она. - Продукты же у меня остались!
  Не найдя ничего, чтобы возразить на этот железный довод, я вручил гномке арбалет со стрелами, велев так приспособить к седлу, чтобы можно было быстро достать, а сам занялся упаковыванием её сумки. Запасливая Алона захватила-таки свое платье, занявшее добрую половину одного отделения. Я запихнул туда колчаны, положил плащ, который также решил оставить, а с другой стороны положил продукты. Потом немного подумал, глядя на хмурую принцессу, с явным неудовольствием оглядывающую свой наряд и решил слегка поднять её настроение. Я вновь порылся в своей сумке, достал один из красиво вышитых эльфийских поясов и нацепил на него тот клинок, что я не хотел продавать - с белой резной рукоятью. Подойдя к Алоне, я молча обмотал этот пояс вокруг её талии и застегнул, подогнав по размеру. Её восхищенный взгляд, которым она рассматривала вышивку на поясе, а затем и удивленный вздох, когда она достала клинок, доставили мне больше удовольствия, чем простое "спасибо".
  Развернувшись, я присел на землю и принялся по новой упаковывать сумки, а потом почувствовал, что Алона подошла ко мне сзади и обняла за шею, шепнув на ухо:
  - Спасибо, Алекс. Это мой самый лучший подарок!
  - Носи на здоровье! - откликнулся я и улыбнулся.
  Оказывается, дарить тоже бывает весьма приятно.
  Закинув сумки на лошадей, я велел играющейся с клинком принцессе залезать и повел лошадей следом за собой, взявшись за уздечки. Проводил меня голос со второго этажа:
  - До встречи, Алекс!
  - Удачи, Ваз! - крикнул я в ответ и вышел с лошадьми за ворота.
  А может быть стоило посвятить принца во все перипетии нашей заварушки? Глядишь, и подсобил бы чем? Подумав, я все же пришел к выводу, что у него и своих проблем хватает, а помощи от него ощутимой не будет. Король вскоре и так узнает о начавшейся возне, весть ему отправят, а посвящать принца другой страны в дрязги Подгорного королевства было бы невежливо по отношению к гномам. Ведь если они там у себя быстро разберутся с Каштархом, то лишняя огласка ни к чему, поэтому я только одобрил свое решение не посвящать Ваза во все детали наших неприятностей.
  - Кто это был? - спросила веселая Алона, когда мы отъехали от постоялого двора.
  - Это был твой ненаглядный Квазилендик, который сейчас направляется к Алисе в Гномьи горы.
  - Да?! А что ж ты мне не сказал? - воскликнула она, пытаясь развернуть лошадь, но я держал крепко.
  - А потому что тогда мы бы выехали не раньше, чем ты заговорила его до смерти. А Алисе он еще живой нужен, поэтому я решил позаботиться о состоянии его здоровья и поберечь от тебя.
  - А...
  - Потом наговоритесь! - отрезал я, подводя лошадей к таможенному посту, который только-только начинал открываться.
  Двое воинов снимали тяжеленный засов со створок, распахивали их навстречу въезжающими, которых уже столпилась большая очередь. Солнце уже встало, но из города никто выезжать не спешил, так что мы махнули на прощание стражникам и беспрепятственно покинули славный город Зингард.
Оценка: 5.41*93  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) E.The "Странная находка"(Киберпанк) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"