Бубела Олег Николаевич: другие произведения.

Книга четвертая. Герой. Главы 17-25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.21*36  Ваша оценка:

  Глава 17. На новом месте
  
  Поглазев немного на то, как маршируют гвардейцы, я вернулся в свою комнату и обнаружил, что в правой стене есть дверь, скрывающая смежное помещение, которое оказалось ванной комнатой, причем довольно современной. Так, например, здесь было несколько серебряных кранов, а также почти привычная взгляду жителя Земли сантехника, выполненная из мрамора. Повернув кран, я убедился, что вода в нем присутствует. Видимо, до водопровода в здешних горах додумались уже давно. Странно, в Марде я такого достижения цивилизации не встречал.
  Я быстренько искупался, а потом достал один из своих приличных костюмов и отправился на поиски еды, поставив перед уходом маячок на дверь, чтобы иметь возможность вернуться. Поймав по пути какого-то лакея, я поинтересовался, где во дворце можно перекусить. Тот принялся путано и долго объяснять, как пройти в главный обеденный зал, как найти малую королевскую столовую и как обнаружить саму кухню. Из его речи я понял, что сам он знает местонахождение этих объектов довольно приблизительно, поэтому просто поблагодарил его и отправился искать сам.
  Но в этот раз мой нюх меня подвел. После получасового блуждания по коридорам я остановился возле лестницы и начал думать, не брожу ли кругами, потому что вот эти перила с небольшой щербинкой попадаются на моем пути уже в третий раз. Именно в этот момент у меня в кармане активизировался разговорник.
  - Да? - спросил я, сжав монетку.
  Это оказался Мирин, который спросил:
  - Алекс, ты где? Слуги говорят, что в тебя нет в комнате.
  - Я отправился на поиски кухни и заодно понял, что при возведении дворца в Марде ваши строители явно поскромничали и не продемонстрировали все, на что были способны. Где я, сказать не могу даже приблизительно, а спросить не у кого. По-моему, все в округе специально попрятались, потому что уже минут десять я не встречал на своем пути ни одного живого.
  - Тогда опиши мне то место, где ты находишься.
  - Ладно. Я стою перед лестницей, ведущей вниз. Справа от меня находится статуя какой-то птицы, слева уродливая ваза на высоком постаменте, а сзади портрет какого-то мужика с секирой, под ногами ковер с...
  - Хватит, я понял. Ты сейчас на первом подземном уровне. Тебе нужно сделать вот что...
  Выслушав подробный маршрут, я умудрился уже спустя две минуты оказаться в каком-то шикарном зале, в котором стоял накрытый стол, уставленный разнообразной закуской.
  - Нашел! - радостно воскликнул я, но тут же стушевался.
  За столом сидели разнообразные личности, и мое восклицание привлекло во мне всеобщее внимание. Плюнув на этикет, я невозмутимо подошел к пустовавшему месту рядом с Алонкой, плюхнулся на стул и поинтересовался:
  - Ну и чем здесь кормят?
  Алона, жевавшая что-то, поперхнулась, и мне пришлось постучать ей по спине, чтобы она прокашлялась.
  - Алекс, веди себя прилично, - зло прошептала сестренка. - Здесь присутствуют главы всех древних родов.
  - Заметано, - так же шепотом ответил я и оглядел присутствующих.
  Во главе стола восседал Шаракх, ради такого случая нацепивший корону, по правую руку короля сидел Мирин, а по левую - мы с Алоной. А вот остальные три десятка присутствующих были мне совершенно незнакомы. Большинство из них были стариками, седыми и морщинистыми, но некоторые имели довольно молодой вид, видимо, главами родов не обязательно становятся в преклонном возрасте. Пока я осматривал всех, Шаракх заговорил.
  - Уважаемые гости, позвольте представить вам моего сына Алекса.
  Я привстал и легонько поклонился всем присутствующим, вызвав кашель у Мирина. Посмотрев на него, я понял, что кашлем он пытался скрыть смех. Видимо, я веду себя совсем неподобающе. Да ну и хрен с ним! Я есть хочу, а если король решил устроить бесплатный показ нового принца, пусть терпит. В следующий раз будет умнее и удосужится устроить мне краткий экскурс по правилам дворцового этикета.
  Когда я сел на свое место, Шаракх продолжил:
  - Алекс, это самые уважаемые гномы Подгорного королевства. Разреши представить тебе моего финансового советника Ришаха эр'Парка, моего давнего друга Зерона эр'Дорина, лучшего торговца королевства Сершака...
  Имена следовали одно за другим. Я их старался запомнить, понимая, что всех этих гномов лучше не трогать и не злить, так сказать, во избежание. Когда же Шаракх представил мне последнего, я кивнул и сказал:
  - Очень приятно познакомиться.
  Теперь закашлялась уже Алона, а Мирин сосредоточенно уткнулся в тарелку. Но переживать по поводу своей необразованности я не стал, потому что слуга поставил передо мной чашку с восхитительным супом. Взяв в руки большую ложку, я огляделся в поисках хлеба, потому что без него есть первое не привык. Ваза с хлебцами обнаружилась далеко, до нее мне было не дотянуться при всем желании, а магию я применять не хотел. Кто знает, как на подобное отреагируют присутствующие? Поэтому я вежливо обратился к соседу:
  - Господин Ришах, не затруднил ли вас передать мне пару кусочков хлеба вон из той вазы? Я был бы вам очень признателен.
  Финансовый советник посмотрел на меня с легким удивлением, но просьбу выполнил. Взяв в руку хлеб, я поблагодарил Ришаха и накинулся на суп. Он и впрямь был великолепен, поэтому я не сразу понял, что ко мне обратился сидящий напротив старик.
  - Простите, я отвлекся, что вы сказали?
  - Я спросил, вам нравится дворец?
  - Частично, - честно ответил я. - Как я уже убедился, заблудиться в нем ничего не стоит, а большинство коридоров явно лишние. Если я вдруг надумаю когда-нибудь построить себе нечто подобное, гномов к чертежам и близко не подпущу!
  Вернувшись к супу, я отметил, что лицо старика немного покраснело. Демоны меня раздери, я и забыл, что король представил его, как главного архитектора! Алона под столом ощутимо стукнула мне по ноге, поэтому я понял, что лишний раз рот лучше не открывать. Как говорится, иногда лучше жевать, чем говорить.
  Когда я справился с супом, тотчас же материализовался слуга и поставил другую тарелку с ароматным мясом в соусе. Выбрав из десятка лежащих рядом со мной приборов подходящий нож и вилку, я приступил к еде. Мясо было нежным, а соус острым - идеальное сочетание. Вот только от него меня периодически отвлекали собравшиеся, задавая различные ничего не значащие вопросы. Как я понял, налицо повторение ситуации со знакомством, вот только никто меня заранее не предупреждал, как вести себя с присутствующими, поэтому я со спокойной душой общался, не заботясь о том, как выгляжу со стороны.
  Правда, больше таких досадных промахов я не совершал и, прежде чем ответить, вспоминал, кем в королевстве является тот гном, который задал мне вопрос. Вот только это совсем не мешало мне допускать иные ошибки, о которых сам я даже не догадывался. Поэтому Алона регулярно пихала меня ногой под столом, а старики частенько прятали ухмылки в густые бороды. Ну а когда я, доедая мясной салат и чувствуя, что вот-вот лопну, ответил на вопрос о качестве местной кухни, закашлялись многие. А я всего лишь сказал, что мне очень нравится не только сами блюда, но и то, что здесь кормят на убой. Сестренка после этого не ограничилась одним пинком и зло зашептала на ухо, что на званом ужине не принято доедать все блюда. Нужно только пробовать их, а остальное оставлять на тарелке. Подивившись такой глупости, я все-таки осилил салат, но фруктовый десерт со вздохом приказал унести.
  А после этого слуги принесли вино. Я пил мало, а Алона вообще не притронулась к своему бокалу. Когда же я шепотом поинтересовался, отчего бы это, она ответила, что Керреш совсем не употребляет алкоголь и считает его вредным для ума, поэтому сестренка следует его мудрому примеру. Удивившись, я мысленно поставил парню еще один жирный плюсик в характеристику. Когда же, наконец, вино было выпито, а вопросы присутствующих ко мне исчерпались, король пожелал всем хороших снов и степенно удалился. За ним ужин покинул Мирин, а потом все остальные стали расходиться, прощаясь со мной. Не знаю, что скажет мне Шаракх, но, по-моему, все прошло более-менее пристойно и гости остались довольны. Некоторые старики даже улыбались, а один так вообще заявил, что давненько не встречал такой искренней непосредственности и пожелал мне удачи.
  Когда все покинули зал, где проходил ужин, мы с Алоной направились в противоположную сторону. Первым делом, оказавшись в безлюдном коридоре, сестренка отвесила мне подзатыльник и возмущенно воскликнула:
  - Алекс! Ты что устроил?
  Я почесал макушку и невинно поинтересовался:
  - А в чем дело?
  - Мало того, что ты не придерживался ни одного правила этикета, так еще умудрился обидеть главного архитектора, финансового советника, двух уважаемых глав и напоследок опозориться перед всеми присутствующими!
  - Это как же?
  - Явиться в дырявой обуви! Я слышала, как все гости шептались между собой, что новый принц настолько не следит за внешним видом, что ходит в старых сапогах! - гневно воскликнула Алона.
  - Извини, у меня только одна пара, - огрызнулся я. - Завтра пойду и закажу себе новые, чего по этому поводу переживать-то?
  - Алекс, ты невозможен! Нет, я подозревала, что будет нечто подобное, но не знала, что все окажется настолько плохо. Это позор для всей нашей семьи!
  Она схватила меня за руку и потащила вперед.
  - Куда мы идем? - осведомился я.
  - К папе, - ответила сестренка. - Он приказал привести тебя после ужина. Готовься, он устроит тебе такой разнос, что со стыда сгоришь!
  Да щас! Чтобы заставить меня просто покраснеть, нужно приложить поистине титанические усилия, так что мне было даже интересно, что скажет король. Дойдя до знакомой комнаты с мягкими креслами, мы с Алоной открыли двери, и я тотчас понял, что разнос отменяется. Войдя внутрь, я обнаружил все ту же компанию - Мирина, Шаракха и Шаринона. Его величество смеялось, Шаринон улыбался, а Мирин, вытирая слезы, рассказывал командиру гвардейцев:
  - Нет, ты представь. Ришах ему жалуется, что казна неумолимо пустеет, так что он даже не может понять, куда пропадают деньги, а Алекс ему в ответ - воровать надо меньше! И когда советник возмущенно заявляет, что ни он сам, ни его помощники никогда ничего не крали, Алекс так спокойно заявляет... как там он сказал?
  - Воруют все, только умные умудряются при этом не попадаться, - подсказал Шаракх. - И ведь как только догадался? Я же на прошлой десятице Ришаха почти за руку поймал, когда он прямо в моем присутствии три лишних сотни золотых пытался списать, а потом еще и извинялся за ошибку своих помощников!
  Король снова захохотал, а Мирин продолжил:
  - Видел бы ты, какая рожа была у советника! Его чуть удар не хватил прямо за ужином, а в следующий момент Алекс, как ни в чем не бывало, попросил его передать еще одну булочку. Ой, не могу!
  Брат подхватил веселье, да и Шаринон хохотнул легонько, ну а я обернулся к Алоне и заметил с улыбкой:
  - Вот видишь, все прошло нормально, а ты "позор, позор...".
  Хотя с советником я слегка переборщил. Просто уж больно сильным было презрение Ришаха, испытываемое им по отношению ко мне, вот я и не сдержался. А вот когда презрение гнома после моих реплик сменилось страхом, мне стало значительно легче. Поняв, что ругать меня никто не собирается, я уселся в кресло и поинтересовался:
  - Ну и как там дела у доблестной гвардии? Удалось что-нибудь разузнать?
  У Шаринона улыбка быстро сменилась гримасой разочарования, и он начал рассказывать. Четверка убийц, которая напала на меня, появилась в столице уже давно, месяца два назад. Они представились, как торговцы экзотическими видами вооружения и наладили тесные контакты с местными кузнецами, обеспечив тех разными заказами, а сами в это время укрепляли связи со столичными торговцами и много времени проводили в гостях у некоторых знатных особ. Жили они в гостинице, ни в чем противозаконном замечены не были, да и вообще вели себя культурно. С ними был еще пятый член команды, который исчез сразу после покушения и до сих пор не обнаружен.
  Так вот, сегодня утром эти любители экзотики проникли в один из домов, убив всех, кто там находился, а потом стали поджидать меня, чтобы кокнуть с гарантией. К слову, никто из кузнецов, которые работали с этими мнимыми торговцами, ничего не слышал о черном металле, поэтому я понял, что болты они привезли с собой. В общем, поиски продолжаются, результаты не обнадеживают, а опасность все еще сохраняется. Шаринон пообещал, что займется тщательной проверкой всех имперцев, живущих в столице, а также составит список знатных особ, у которых эта четверка светилась чаще всего, чтобы тем самым определить их нанимателя.
  Мое предположение, что эти убицы действовали исходя из приказов, выданных им в Империи, было отвергнуто, как необоснованное. Имперцы просто не стали бы так подставляться, посылая своих людей, пусть даже и смертников, чтобы организовать простое покушение. Нет, им нужна была дестабилизация королевства, бунт или гражданская война. Поэтому наверняка просто кто-то из местной знати, пользуясь своим хорошим отношением к имперцам, сумел получить их специалистов для проведения одиночной акции, которая, кстати, была весьма грамотно спланирована кем-то, кто имел информатора во дворце. Ведь если бы меня удалось завалить первыми выстрелами, то имперцам удалось бы расправиться с гвардейцами и благополучно уйти до прибытия Шаринона. А тому осталось бы смотреть на трупы и гадать, кто это так поработал.
  Но наемникам просто не повезло, что я оказался таким живучим. Кстати, на мой вопрос об их подготовке командир гвардейцев ответил, что, вероятнее всего, эти люди принадлежали имперской Гильдии Убийц, но точно этого утверждать было нельзя. Ведь никаких опознавательных знаков, татуировок и прочего члены гильдии не носят, да и предположение такое возникло только потому, что имперские убийцы обожали в своей работе использовать яды.
  - В итоге мы имеем то, что ничего не имеем, - вздохнул я. - Каковы дальнейшие планы? И что делать мне?
  - Алекс, тебе бы я посоветовал сейчас не высовываться, пока Шаринон все не проверит, - сказал король. - Сегодня я выступлю на малом совете, а завтра обращусь к народу. Думаю, после этого заказчиков удастся определить хотя бы примерно.
  - Ладно, понял, постараюсь не отсвечивать. А мне на этом совете нужно будет присутствовать или без меня обойдешься?
  Шаракх улыбнулся.
  - Нет, еще одного такого представления я не переживу. Иди, отдыхай, ведь сегодня у тебя был тяжелый день, а завтра еще предстоит церемония.
  - Какая церемония? - удивился я
  - Принятия в семью, - пояснил Мирин, опередив отца. - Или ты уже забыл?
  - Да, действительно. За этими передрягами как-то совсем упустил из виду. А стоит ли ее вообще проводить, пока намечаются поиски заговорщиков? Может лучше будет обождать?
  Король покачал головой.
  - Нет, Алекс. Именно сейчас и нужно ее проводить, пока еще чего-нибудь не произошло. Ведь если твой статус будет подтвержден официально, то многим недовольным придется оставить свое недовольство при себе. А если эта неопределенность будет сохраняться, заговорщики вполне могут найти дополнительную поддержку. Так что если мы не хотим волнений, особенно сейчас, когда полным ходом идет подготовка, нужно поспешить с церемонией.
  - Ладно, я понял. А когда она состоится?
  - Ближе к вечеру, - ответил Шаракх.
  - Ну, хоть отосплюсь, - вздохнул я, догадываясь, что эта церемония будет похлеще приемов в Марде. - Ладно, чувствую, что больше я вам не нужен, поэтому разрешите откланяться. Алона, проводишь меня до моей комнаты? Я хоть и поставил там маячок, но сильно подозреваю, что даже с ним могу до утра бродить в этом лабиринте.
  - Пошли уже, позорник! - ответила сестренка.
  Распрощавшись со всеми, мы отправились в мою комнату. Там я торжественно вручил Алоне ту самую книгу, которую таскал с собой, и запоздало поздравил с днем рождения. Ну, лучше поздно, чем никогда. Сестренка подарку обрадовалась и тут же пошла к себе его изучать, а я еще постоял немного в саду, посмотрел, как на Дар опускается ночь, а потом лег на кровать и моментально вырубился.
  Наутро я отчего-то проснулся рано, полчасика потренировался, а потом отправился на поиски завтрака, прихватив с собой в качестве проводника с большим трудом извлеченную из постели Алону. Та была сонной и раздражительной, видимо, полночи читала, но все равно проводила меня до кухни и, съев булку с соком, чтобы поддержать компанию, отправилась досыпать. Я же, прекрасно понимая, что завтрак - это самая важная составляющая нового дня, перекусил основательно, с запасом, а потом вернулся к себе в комнату, найдя ее по маячку. И вовсе несложно оказалось, главное было ярус не перепутать.
  Так как до церемонии было еще много времени, а лежать и тупо пялиться в потолок не хотелось, я решил заняться чем-нибудь полезным, например, отправиться за новыми сапогами, а заодно погулять по городу и ознакомиться с местными достопримечательностями. Разобрав свои вещи, я надел дорожный костюм, прихватил мешочек с украшениями, доставшимися мне от кочевников, и отправился на поиски выхода. Из дворца мне повезло выбраться самому, поэтому я даже порадовался, что начинаю примерно понимать систему здешних коридоров. Никто меня не остановил, хотя многие обратили внимание, что я покидаю дворец. Это были гвардейцы, охраняющие вход, и пара лакеев. Не знаю, как тут с общей безопасностью, но мне отчего-то показалось, что королевский дворец - не самое защищенное место в столице. Ладно, будем надеяться, что Шаринон свою работу знает.
  Первым делом я нашел ювелирную лавку, которая тоже обозначалось вывеской с кольцом. Зайдя внутрь, я быстро и особо не торгуясь продал свои драгоценности, получив за них чуть больше восьми сотен золотых. Потом после весьма продолжительных поисков я обнаружил мастерскую сапожника и озадачил тамошнего мастера срочным заказом на пару сапог эльфийской модели из шкуры лакши. Больше всего я боялся, что такого материала у сапожника не найдется, но он заверил меня, что постарается за пять дней состряпать обувь по моей мерке и взял десять золотых в качестве аванса. А дальше я заскочил в одежную лавку, купил там пару готовых рубашек со штанами, пополнив тем самым свой гардероб, и отправился гулять по городу.
  Дар оказался большим и интересным. Было видно, что дома в нем строились в разные времена и даже эпохи, такими непохожими они были друг на друга. Если один представлял собой невзрачную серую коробку с окнами, то второй напоминал уменьшенный средневековый замок, а третий вообще дворец в миниатюре, с террасой и причудливыми балконами. Прогуливаясь по городу, я заметил, что жители обращают на меня внимание, но не таращатся с удивлением, открывая рты, и даже смотреть стараются не пристально, а лишь мельком или краем глаза. Это мне очень понравилось, так как я втайне боялся, что все встречные будут тыкать пальцами и шептаться "Смотри, принц!". Так что маскировка, о которой я совсем забыл, отправляясь на прогулку, мне так и не понадобилась.
  Когда я осматривал местный театр и читал вывески спектаклей, раздумывая, не пойти ли мне на "Отважного кузнеца", который был заявлен как "трагедийное действо с элементами комедии", со мной связался Мирин и без предисловий спросил:
  - Алекс, где ты бродишь?
  - У театра, - ответил я. - А что?
  - Ты бы хоть предупредил, что в город отправишься! Шаринон бы тебе сопровождение выделил...
  - Ну уж нет, такого мне и даром не нужно! Я как-нибудь сам о себе позабочусь. Ведь даже если повторится вчерашнее, серьезной защитой гвардейцы не будут, а уж "языка" я смогу взять и без их помощи.
  - Ты не понял, Алекс, это не для твоей защиты, а для престижа семьи. Пойми, нельзя принцу разгуливать в одиночестве. Это просто несолидно!
  - В задницу твой престиж и солидность! Я привык находиться без нянек в броне, поэтому даже и не думай мне кого-нибудь навязать. Пусть остальные думают, что хотят, считают это моей придурью, бзиком или чем-то еще, но охрана мне не нужна! - твердо ответил я.
  - Хорошо, Алекс, не злись. Просто так принято, что король не должен быть без свиты и без охраны, а принцу положены хотя бы двое надежных телохранителей. И я сам тоже мучаюсь, но против традиций пойти не могу.
  В голосе Мирина явно чувствовалось сожаление, поэтому я мог только посочувствовать ему, но никак не больше, поэтому решительно ответил:
  - А вот мне это вполне по силам, так что оставим этот вопрос. И если мне вдруг понадобятся сопровождающие, то я сам скажу. Кстати, как там церемония? Мне уже стоит возвращаться или можно погулять до вечера?
  - Принятие в семью состоится сразу после ужина, и опоздание на нее главного действующего лица категорически нежелательно, - ехидно ответил брат.
  - Ладно, постараюсь быть вовремя, - усмехнулся я и спрятал разговорник.
  Решив, что "Кузнец" обойдется и без моего внимания, я продолжил осмотр города и направился к другой достопримечательности - храму Святых, Героев и Покровителей. Вблизи он оказался еще красивее, а узоры на его стенах заслуживали отдельного внимания. Кроме виньеточек, украшений, лепнины и прочей красивой ерунды, на стенах прямо в камне были изображены рельефные картины в основном батального содержания. На них гномы сражались против всех - людей, эльфов, каких-то громил с булавами и еще массой других существ. Если создатели этих картин не преувеличивали, у народа коротышек была весьма бурная история.
  Полюбовавшись внешним видом, я зашел внутрь. Там тоже было на что посмотреть. У стен храма стояли различные статуи, каждая в своей нише, расписанной с большим мастерством. Здесь уже художники пользовались не молотком и зубилом, а обычными красками, поэтому картины получились впечатляющими. На удивление, внутри было мало гномов. Всего десятка четыре. Они сосредоточенно стояли перед некоторыми статуями и молча обращались к своим покровителям, прося у них что-то нужное и важное.
  Я медленно перемещался по храму, восхищаясь мастерством создателей статуй, читая надписи на постаментах и рассматривая картины на стенах. Святой Вершах, покровитель торговли, оказался довольно решительным типом. На картинах было изображено, как этот миловидный пузан с арбалетом отбивается от разбойников, нападающих на караван. А вот герой Фехор Освободитель мне совершенно не понравился, так как на одной из картин он приказывал воинам казнить полсотни коленопреклоненных эльфов.
  Изображения и статуи богов ничем не выделялись среди прочих, вот только приставок типа "Святой" или "Герой" на их постаментах не было. Просто было написано имя, а также кому этот бог оказывал свое покровительство. Кстати, боги в большинстве своем оказались очень похожими на гномов, но некоторые имели головы каких-то животных, а один - даже крокодилью. Этот бог был очень симпатичным и сильно напомнил мне Гену из мультика. В подгорном королевстве он покровительствовал рыбакам, поэтому картины на стене позади него были с речной тематикой.
  Улыбнувшись, я подумал, что где-то здесь просто обязан обретаться Чебурашка, и оглянулся по сторонам. Нет, каменных фигур с большими круглыми ушами в храме не наблюдалось, но мой взгляд зацепился за кое-что иное. Одна из статуй была гораздо больше всех остальных и изображала немолодого гнома с клинком за спиной и свитком в руках. Мастер, создававший скульптуру, оказался весьма талантливым, потому что строгий взгляд гнома, казалось, был устремлен прямо на меня. И под ним мне отчего-то хотелось вытянуться по струночке и четко доложить о чем-нибудь. Неважно о чем, просто в надежде получить одобрение от этого командира.
  Посмотрев на постамент, я обнаружил, что таблички с именем на нем не было, поэтому я перевел взгляд на стену в надежде, что хотя бы картины подскажут, кто это. Но они еще больше запутали меня. На одной из картин этот гном вел войска в бой, на второй стоял с киркой в руке и просто смотрел на скалу, а на третьей сидел на каком-то совете, где все присутствующие смотрели на него, как на бога.
  - Могу я вам чем-то помочь, ваше высочество? - произнес кто-то за моей спиной.
  Обернувшись, я увидел пожилого гнома с абсолютно седой бородой и небольшой лысиной на макушке. Местный служитель, догадался я.
  - Можете. Не подскажете, кто это? - я кивнул на статую.
  - Это Древний Король или Основатель, если вам угодно, - ответил старик. - Он является покровителем всех, кто работает с камнем.
  - А почему тогда у него нет короны? - поинтересовался я.
  - Древний Король никогда не надевал корону. Он говорил, что этот символ власти нужен только тем, кто сомневается.
  - Странное утверждение, - пробормотал я. - Вряд ли тот, кто сомневается, будет королем.
  - Но ведь есть и другая сторона, - улыбнулся старик. - Корона нужна еще и для того, чтобы остальные не сомневались, что тот, кто ее носит - король.
  Я снова посмотрел на статую. А непростым гномом был этот Основатель! Глубоко копал.
  - Что привело вас сюда, ваше высочество? Может быть, вы хотите выбрать себе покровителя?
  - О, нет, - усмехнулся я. - Покровители мне точно не нужны, я привык надеяться на свои силы, а привело меня сюда исключительно любопытство.
  - Я буду рад удовлетворить его, - сказал старик. - Что бы вы хотели узнать?
  - Пожалуйста, расскажите мне еще что-нибудь об Основателе. Кем он был при жизни? Обладал ли какими-нибудь странностями, необычными способностями, возможностями? И не величал ли его кто-нибудь Темным магом или Избранником Тьмы?
  Старик пристально на меня посмотрел, а потом произнес:
  - Вы задаете странные вопросы, ваше высочество...
  - Называйте меня просто Алекс, и не нужно выкать, я младше вас раза в три.
  - Хорошо, как пожелаете... пожелаешь. Так могу я узнать, чем вызвано такое любопытство?
  - Ну, во мне же течет частичка его крови, поэтому я просто хочу понять, чего мне нужно ожидать в дальнейшем, - ответил я.
  Вроде это объяснение оказалось убедительным, потому что старик еще раз внимательно посмотрел на меня, а потом начал рассказывать. Говорил он долго, много и поведал мне массу интересного. Во-первых, Основателя никто не величал ни Темным, ни Избранником, да и магическими способностями он не обладал. Во всяком случае, таких сведений не сохранилось. Во-вторых, он был весьма непростым, потому что его все считали мудрейшим из гномов, а изречения Древнего Короля тщательно записывались и передавались из поколения в поколение. Также он обладал даром убеждения и мог склонить на свою сторону даже самого непримиримого врага, славился своей способностью к архитектуре, ведь королевский дворец был построен на основе его чертежей. В-четвертых, он обладал способностью чувствовать камень. Старик именно так и сказал, а в ответ на мое недоумение пояснил, что этот феномен был до конца не изучен, но слабые способности к этому проявлялись и у его первых потомков. Этот дар помогал видеть горы насквозь, в чем лично я очень сомневался, потому что прекрасно знал, как плохо камень пропускает излучение ауры.
  В общем, где-то через полтора часа увлекательного рассказа я узнал массу полезных вещей, но ощутил голод и поспешил проститься с общительным стариком, пожертвовав храму пяток золотых. Меня это не обеднит, а рассказ этого стоил. Выйдя за двери храма, я положился на свой нюх и уже через пять минут обнаружил весьма неплохой трактир, в котором оказался грибной день. Что, никогда не слышали про грибной день? Я, признаться, тоже раньше полагал, что дни бывают разве что рыбными, но разочарования от этого совсем не испытал. В этом заведении на первое мне подали восхитительный грибной суп, на второе - жареную картошку с грибами, а десертом оказались какие-то сладкие грибы в сметане, очень напоминающие банальный йогурт. Все оказалось настолько вкусным, что я попросил добавки, а, покидая трактир, оставил служанке щедрые чаевые и пообещал заходить еще.
  Поглядев на солнце, я понял, что до начала церемонии еще много времени, поэтому решил посмотреть на еще одну достопримечательность Дара - храм Единого. Как мне подсказали прохожие, он располагался совсем в другой части города, поэтому мне пришлось потратить три часа, чтобы до него добраться. Нет, идти оказалось не так далеко, просто по пути я не удержался и сначала заглянул в оружейную лавку, а потом и в магическую. В оружейной поглазел на товар и решил уточнить у хозяина, можно ли переделать три арбалетных болта в хорошо сбалансированные метательные ножи. Тот, слегка удивившись, ответил, что исходного материала хватит едва ли на один, поэтому я решил оставить свою затею обзавестись дополнительным арсеналом из Черного металла.
  А в магической лавке я пробыл долго, но не потому, что занимался тщательным изучением товара, а потому, что делал крупный заказ. Эта лавка только называлась магической, но на самом деле сочетала на прилавках изделия разных направлений - магического, алхимического и знахарского. Первое было представлено разговорниками, простейшими магическими светильниками, а также бытовыми амулетами одноразового и многоразвого использования. В целом уровень этих магических изделий был весьма низким, а структуры амулетов сложностью не отличались. Так что Алона была права, говоря, что в королевстве сильных магов не имеется.
  Вторая группа товаров состояла из различных горшочков, где содержалась бытовая химия. Тут в изобилии были предложены средства для стирки белья, освежители помещения с разными ароматами, а также куча других химических составов, вплоть до краски для волос. Подивившись такой продвинутости гномов, я понял, что местная Академия наук не зря ест свой хлеб, и перешел к знахарскому отделу. А вот тут мне были продемонстрированы множество лекарственных травок, как в сушеном виде, так и в готовом варианте мазей и отваров. Отвергнув и то и другое, я предоставил хозяйке лавки целый список необходимых мне трав, и сразу заплатил вперед, с условием, что все это будет готово уже завтра к обеду. Дело в том, что после лечения пострадавших гвардейцев в моей фляге осталось всего несколько глотков лимэля, поэтому мне нужно было срочно пополнить его запас, да и просто наварить впрок. Лишним не будет.
  Вот потому-то я и оказался возле входа в храм Единого лишь спустя три часа. Надо отметить, что это сооружение было легко узнаваемым по фрескам на стенах и большому глазу на двери, но было в несколько раз скромнее своего аналога в Марде. Не было кричаще-вызывающей роскоши, не было и охраны у входа, поэтому я, подумав немного, просто потянул одну из створок двери на себя. Внутри оказалось темновато и безлюдно, горела всего пара свечей у дальней стены и ни посетителей, ни церковников в округе не наблюдалось, что выглядело весьма странным.
  - Похоже, что в храме неприемный день, - пробормотал я себе под нос и усмехнулся.
  Но, так как делать все равно было нечего, я решил осмотреть его детальнее и постараться найти отличия от храма в Мардинане. Ведь должны же они быть, потому что это как бы две разные ветви одной религии, а значит, различаются как в трактовке святого писания, так и в атрибутике обрядов. Активировав светляк, я запустил его под свод храма и огляделся. Если в картинах и были какие-то нестыковки с оригинальным вероисповеданием, то они мне в глаза не бросились, но вот гранитный камень с остаточным магическим фоном, возвышавшийся на постаменте, не заметить мог бы разве что слепой.
  Похоже, различий практически нет. И здесь служители Единого просто выкачивают из верующих силу, забивая им головы бредом о всеобщей любви друг к другу. Но ведь тогда получается совсем плохо! Ведь если различий нет, то здешние храмы также напрямую подчиняются Империи, и лишь притворяются белыми и пушистыми. Тогда получается, что местным священникам прекрасно известно о том, кем я являюсь, а значит, придется и с этой стороны ждать удара. Ведь приказ был дан четкий - любой ценой! - и обжалованию совсем не подлежит. Похоже, начинается новый этап моих старых проблем.
  Не успел я додумать эту мысль, как небольшая дверца, расположенная в задней стене главного зала тихонько приоткрылась, и оттуда вышел невысокий церковник в рясе и с неизменным медальоном на груди. С недоумением посмотрев на мой светляк, он оглядел помещение, а увидев меня, на секунду замер с выпученными глазами. Но потом все же взял себя в руки и спокойно осведомился:
  - Что вы здесь делаете... ваше высочество?
  Оценив насыщенность ауры церковника, я понял, что передо мной довольно сильный маг, и ответил:
  - Зашел удовлетворить свое любопытство, посмотреть на храм, на эти прекрасные картины в нем. А не скажете, почему сейчас в нем так пусто? Случилось что?
  Церковник, медленно походя ко мне, ответил:
  - Нет, что вы. Просто сейчас отец Аркунис проводит церемонию очищения в водах Рени, где и собрались все наши прихожане. Так что если хотите к ним присоединиться и милостью Единого очиститься от всех грехов, отягощающих вашу душу, то идите на лодочную пристань. Ну а если желаете послушать вечернюю проповедь, то вам придется немного подождать.
  При ближайшем рассмотрении этот невысокий священник оказался человеком, что было вполне логичным - руководство наверняка старалось подобрать те кандидатуры, которые не будут выделяться из местного контингента.
  - Нет, к сожалению, на проповедь я остаться не могу, у меня есть еще дела во дворце. Но если у вас есть минутка, то не просветите меня, сколько же прихожан в Подгорном королевстве открыли свои сердца Единому?
  - Многие тысячи, - с интонацией легкой гордостью ответил священник.
  - И что, разве всех их может вместить один этот небольшой храм?
  - Что вы, ваше высочество, в здешних горах существует еще больше десятка храмов. Они, конечно, немного уступают этому по величине, но ведь это не главное в деле спасения заблудших душ. И могу вас заверить, что даже в самой маленькой церкви любой гном, открытый истинной вере, может найти спасение и милость Создателя.
  Ага, понятненько. Метод Шерлока Холмса сработал, и теперь я могу легко определить общее количество служителей Единого, находящихся в горах. Если учесть, что в храме Марда их было примерно три десятка, то соотнеся размеры...
  - Я могу вам еще чем-то помочь? - спросил священник, пока я занимался вычислениями.
  Ну, сам напросился!
  - Благословите, святой отец, - попросил я.
  Церковник явно от меня этого не ожидал, потому что на несколько секунд потерял дар речи, а когда вернул себе способность разговаривать, то нашел выход из положения:
  - Прошу прощения, ваше высочество, мой сан не позволяет благословлять особ королевской крови, но если вы дождетесь возвращения отца Аркуниса, то...
  - Что ж, спасибо, мне уже пора, - прервал я священника, выяснив все, что мне было нужно. - Приятно было с вами пообщаться.
  - Идите с миром, ваше высочество, - отозвался церковник.
  Потушив светляк, я развернулся и вышел из храма. Теперь нужно было подвести итоги. Итак, первое - мои предположения полностью подтвердились. Священники в горах прекрасно знают о том, что я - Темный маг. Об этом говорило и немалое удивление, испытанное в первые мгновения служителем храма, а также нежелание благословлять Избранника Тьмы. Второе - служителей Единого в Подгорном королевстве от сотни до трех, а если предположить, что четверть из них должны быть хорошими магами, то мы имеем силу, с которой нужно считаться.
  Ну и, наконец, третье - святоши никак не собираются отказываться от планов моего убийства. Это было прекрасно понятно по чувствам, испытываемым встреченным мной священником. Этот человек ощущал лютую ненависть, которой, по законам Создателя, поддаваться не имел права. Ненависть и страх, который проскальзывал всякий раз, когда он смотрел мне в глаза. А это все означало лишь одно - в скором времени мне снова грозят неприятности.
  
  Глава 18. Снова в драку!
  
  Всю дорогу до дворца я думал о способе решения этой проблемы, но не находил его. Если в Марде удалось ликвидировать святош только потому, что они сами обнаглели до невозможности и весьма удобно подставились под удар, то здесь этот вариант исключен. Вряд ли они повторят свою ошибку и полезут штурмовать королевский дворец, а без этого ухватить их за жабры не получится. Ведь не пойду я к Шаракху с просьбой "Папа, выгони церковников Единого из гор!". Да и правильно, потому что нарвусь на вполне естественный вопрос "А почему, собственно?". И что, рассказывать ему, что они, гады, работают на Империю и собираются порешить его самого любимого сына?
  Ладно, допустим, он сразу поверит, что дальше? А дальше вступит в дело тот самый министр по вопросам веры, которого также придется уговаривать. Но как это сделать, я не представляю, ведь доказательств-то у меня, кроме собственных слов, нет никаких. Ну и потом, куда девать тысячи верующих в Единого, которые однозначно возмутятся, видя, как закрываются церкви, в которые они ходят за милостыней... тьфу ты! милостью Создателя? Ведь в Мардинане была проведена предварительная подготовка в народе, церковь была опозорена и потому поддержки не получила. Ну, во всяком случае, пока, потому что Фариам не сообщал еще о подобных эксцессах. Но ведь в горах этот номер не пройдет. Особенно без железных доказательств вины церковников.
  А вот теперь зайдем с другого конца. Где взять доказательства? Захватить пару священнослужителей и тащить их в пыточные? Так ведь святоши первыми вой поднимут, а если мы к тому же ничего путного от пленников не добьемся, то останемся в дураках. Значит, этот вариант не катит. Попробовать полезть внаглую и посмотреть, как они будут себя вести? Так ведь уже попытался полчаса назад - священник стиснул зубы и строил из себя паиньку, даже при том, что рядом не было свидетелей. То ли действительно боялся нападать в одиночку, то ли просто ничего сам решить не мог и надеялся посоветоваться с начальством.
  В общем, мне остается только одно - ждать. Ждать действий священников и надеяться, что я смогу вовремя и правильно на них отреагировать. Вот только уж очень меня беспокоила та самая команда церковных ликвидаторов, которая поджидала меня в Мардинане. Интересно, их обнаружили или нет? Стоп! А что мешает мне это выяснить?
  Достав разговорник, я сжал его в кулаке и спустя несколько секунд услышал голос Фариама:
  - Привет, Алекс! Опять ты с плохими новостями?
  - Вовсе нет. Просто давно тебя не слышал. Вот, решил поинтересоваться, как у тебя дела?
  - Что, неужели соскучился? - ехидно спросил брат.
  - Да, представь себе! - ответил я. - И вообще, если бы у меня были плохие новости, я бы специально дождался ночи!
  Фариам усмехнулся, а потом уточнил:
  - Ну а если серьезно?
  - Ты ту группу церковников, которая на меня охоту начать собиралась, нашел? - перешел я к делу.
  - Нет, но из допросов уцелевших стало ясно, что слухи о ее существовании оказались правдой. Даже стала известна примерная численность этой группы - дюжина священников довольно высокого ранга.
  - Сильно, - присвистнул я. - А почему ты сказал "уцелевших"? Неужели, святоши решились на открытое сопротивление?
  Брат покряхтел, а потом признался:
  - Нет, это я слишком переусердствовал с пропагандой. Дело в том, что новость о предательстве церковников я приказал распустить быстро, поэтому мои люди не везде успевали подъехать. В некоторых городах жители сами учиняли самосуд над святошами и нам доставались только трупы, а священники в деревнях, видя все это, сами сматывались, куда подальше, не дожидаясь, когда за ними придут. Так что главный улов мы успели получить в первые дни после покушения, а потом нам попадались только те, кого не коснулось народное возмущение. Вот только все пленные церковники оказались мелкого ранга, даже не владеющие магией, а никого из организаторов захватить так и не удалось. Поначалу потому, что всех сильных магов сразу уничтожали, а потом стало уже поздно - они успели скрыться... А почему тебя это вдруг заинтересовало?
  - Просто я только что выяснил, что церковь Единого в горах действует точно по такой же схеме, поэтому и спрашивал о группе ликвидаторов. Кстати, у тебя нет случайно какой-нибудь информации, чтобы связать две церковные организации вместе? А то мне очень хочется и здесь провернуть нечто подобное, но предлога подходящего нет. Вот если бы у тебя был протокол допроса или живой свидетель того, что святые отцы Мардинана тесно взаимодействовали со своими коллегами в Подгорном королевстве, или подробный рассказ того, как церковники в горах готовятся сковырнуть Шаракха с трона...
  - К сожалению, Алекс, такого у меня не имеется. Но ведь это можно запросто организовать! Тебе как срочно нужно?
  Но я разочаровал почувствовавшего запах интриги брата:
  - Нет, мне нужны железные доказательства, иначе дело затевать не стоит. Поэтому спасибо за помощь, но пока буду разбираться сам.
  - Справишься?
  - Ну, если та группа церковников с превеликого испуга не рванула в горы за моей головой, то должен. Ты только Шаракху пока ничего не рассказывай, иначе может сорваться.
  - Что сорваться? - не понял Фар.
  - Ловля на живца, - пояснил я.
  Брат в рыболовной терминологии разбирался, поэтому только пожелал мне:
  - Смотри, чтобы тебя не съели, живец!
  - Постараюсь, - пообещал я и спрятал амулет.
  Да, я действительно полагал, что это будет наилучшим вариантом. Приказ святоши оспаривать не будут, но это и не нужно. Пусть попытаются меня убить, я буду доступен в любое время дня и ночи. Мне нужен только обоснованный предлог, чтобы быстро разделаться с ними, а для этого придется немного поработать живцом и рыбаком одновременно. Ведь остальные члены моей семьи церковникам совершенно безразличны, поэтому для них риск окажется минимальным, ну а мне останется только трепыхаться пореалистичнее. И Шаракх с Шариноном не должны пронюхать о моих замыслах, потому что увеличение охраны во дворце или сопровождающие меня на улице гвардейцы могут только отпугнуть служителей Единого. Нет уж, спасибо, постараюсь справиться сам, тем более что в сватках с церковниками важны не число, а скорость и внезапность. Ну и Черный клинок в руке.
  Когда я добрался до дворца, то обнаружил, что перед входом было полно народу. То и дело подъезжали кареты, из которых вылезали нарядные и важные гномы, а облаченные в доспехи гвардейцы стояли на лестнице и у входа, изображая почетный караул. Окинув их взглядом и махнув рукой знакомым из шестого отряда, я быстро миновал парадный вход, не обращая внимания на удивленные взгляды знатных гномов, и поднялся наверх. Зайдя в свою комнату, я увидел на кровати приготовленный для меня парадный костюм. Внимательно осмотрев его, я признал костюм пижонским, но все-таки надел, понимая, что в своей обычной одежде точно буду выглядеть на церемонии белой вороной.
  Распахнувшаяся дверь ознаменовала появление в моих покоях Мирина, который прямо с порога воскликнул:
  - О, ты уже готов? Тогда пошли!
  - Мир, постой! Скажи, у тебя лишней пары сапог не найдется?
  - А что такое?
  В ответ я продемонстрировал ему нехилую дырку, которую проделало Ритуальное дерево в Эльфийском лесу.
  - Сейчас принесу, - кивнул брат и через несколько минут вернулся с почти новенькими сапогами.
  Мне они оказались на размер больше, но я признал, что для одного раза вполне сойдет, и отправился вместе с братом на церемонию, по пути выслушивая его четкие указания. На ней никакой самодеятельности не допускалось, поэтому Мир дважды повторил, чтобы я не смел отступать от регламента. Когда повторение запретов пошло по второму кругу, я прервал брата и беспечно махнул рукой:
  - Да ладно, ничего сложного нет. Нужные слова я запомнил, так что все будет путем!
  В ответ на мое заявление Мир только с сомнением покачал головой, но ничего не сказал. Спустя десять минут мы достигли четвертого подземного уровня и зашли в большую круглую пещеру без всяких украшений, картин, мягких ковров и прочего. Создавалось впечатление, что ее вообще вырубили буквально только что, специально для церемонии. Там уже было полно народу, которые молча и почти не шевелясь стояли вдоль стен. Мы с Мирином скромненько пристроились в сторонке и стали ждать начала.
  - Мир, - спросил я. - А почему все молчат?
  Мой голос разнесся по пещере и многократно отразился от ее стен. Большинство гномов повернули головы и уставились на нас, а Мирин обернулся и буквально пригвоздил меня взглядом к полу.
  - Понял, можешь не отвечать, - снова сказал я, вызывая новое эхо, и невинно улыбнулся.
  Брат только тяжело вздохнул и покачал головой. А я что, виноват в том, что он забыл предупредить меня о такой фантастической акустике? Сказал бы раньше, я бы и не спрашивал. Интересно, а как тут будет звучать музыка? Наверняка получится какофония с дикими реверберациями.
  Тем временем в пещере появлялись все новые гости, стараясь ступать неслышно и не произнося ни звука. Среди присутствующих я увидел знакомых по званому ужину гномов, а чуть позже подошла Алона и стала рядом, взяв меня за руку. Остальных я не знал и никогда раньше не видел, но и выполняли они на церемонии всего лишь роль почетных свидетелей. Как я понял, это и был так называемый Большой Совет, где присутствовали представители всех знатных родов и все значимые для жизни королевства личности. Теперь понятно, почему Шаракх не согласился перенести церемонию, несмотря на покушение. Ведь такую массу народа оповестить и уговорить собраться - не один день понадобится.
  Спустя минут двадцать, когда в пещере собралось с полтысячи гномов, а я уже всерьез подумывал о том, не усесться ли мне прямо на пол, потому что за день порядком подустал, появились последние действующие лица - в пещеру вошел король, Шаринон и тот самый старик, с которым я беседовал в храме всех святых. Не успел я толком удивиться, как он вышел в центр пещеры и заговорил. Тихий мягкий голос гнома разносился по всей пещере, поэтому всем было прекрасно слышно. И даже эхо было в пределах допустимого, поэтому я сразу понял, почему именно этого гнома выбрали проводить церемонию принятия в семью.
  Вначале старик сообщил присутствующим, зачем они здесь собрались (а то они прямо не знали, бедные!). Поговорив о традиции принятия в семью, гном перешел на обстоятельства, при которых мы с Алоной обменялись кровью, выставив меня при этом героем-защитником, а потом предоставил слово Шаракху. Король кратко сказал, что не отрекается от факта обмена кровью и готов принять своего нового члена семьи. Ну а потом настала моя очередь. Выйдя вперед, я четко и торжественно оттарабанил слова, которые мне загодя озвучил Мирин. Если коротко, я просил Шаракха принять меня в свой род и обещал, что не опозорю его в будущем. В этом месте я слегка запнулся, потому что пытался сдержать смешок, так некстати вспомнив алонкино "Позорник!", но совладал с собой и закончил речь.
  Дальше опять наступила очередь старика. Он по очереди спросил сначала ближайших членов семейства Шаракха, то есть Мирина с Алоной, не имеют ли они чего против, а потом попросил выйти из толпы остальных родственников короля и задал им аналогичный вопрос. Последних оказалось много - четверть сотни гномов и гномок разных возрастов. Я бы удивился, но Мирин загодя объяснил мне, что родственниками они являются лишь формально, а фактически - все настолько дальние родичи, что даже прав на трон имеют не больше, чем обычные жители королевства. В общем, все родственнички подтвердили, что никаких возражений не имеют, после чего старик торжественно провозгласил меня сыном Шаракха, призвав в свидетели Основателя, Единого и еще парочку богов до кучи.
  После этого церемония плавно переместилась в банкетный зал и переросла в банальный прием, на котором мне пришлось выслушать кучу поздравлений, ответить на множество вопросов и познакомиться с родственниками, которые я даже не понял, каким боком ко мне относятся. Короче, я ожидал чего-то особенного, что запоминается на всю жизнь, а в итоге получил сплошное разочарование. Не было никаких красивостей, торжественности, а лишь сплошная формальность, без которой почему-то обойтись было нельзя.
  Впрочем, по сравнению с приемами, которые устраивал Фариам, здесь было вполне терпимо. Большинство гномов не лицемерили и не скрывали свои истинные чувства, поэтому я мог спокойно с ними общаться, не чувствуя раздражения или злости. Нет, отдельные кадры все же попадались, вроде финансового советника, но таких я просто брал на заметку, чтобы в будущем никогда не иметь с ними никаких дел. Кстати, несмотря на все мои старания, я так и не смог с уверенностью определить, кто из присутствующих желает мне смерти. Либо они так старательно маскировали свои эмоции, либо просто не желали испытывать ненависть по отношению к тому, кого сами заочно считали уже мертвым.
  Спустя несколько часов, поздравив меня еще раз, все разошлись, напоследок выразив одобрение королю по поводу расширения семейства, и я остался только с родственниками. Не с теми, которые дальние. Их я вообще не запомнил, потому что на вопрос, кем они мне приходятся, многие даже не могли без подготовки внятно ответить, а выражение "троюродная тетя внучатого племянника сводной сестры" было далеко не самым сложным, которое я услышал. Нет, мы вместе с Мирином, Алоной и Шаракхом решили отметить окончание церемонии в кругу семьи, и пошли в ту самую комнатку, которая, как я узнал, называлась малым королевским кабинетом. В ней мы хорошенько посидели у зажженного камина, посмеялись, вспоминая, как я себя вел, и просто пообщались.
  Вот именно в тот момент я и осознал, что у меня действительно появилась новая семья. И пусть Шаракх не являлся моим биологическим отцом, не он меня растил, воспитывал, пусть его я знал совсем недолго, но все это совершенно не мешало мне чувствовать к нему уважение и благодарность. Он больше не был для меня чужим. Да и я осознал, наконец, какое это счастье - иметь родных. Пусть не идеальных, со своими недостатками и закидонами, но близких тебе. Родных, с которыми ты можешь быть самим собой, говорить на любые темы и открыть им все свои тайны. Ну... почти все.
  Шаракх рассказал мне, что вчера он сообщил совету о ситуации с покушением, а сегодня утром, пока я бродил по городу, сделал заявление перед народом на центральной площади и пообещал награду за любые сведения, которые могут оказаться полезными в поимке заговорщиков. Именно поэтому сейчас с нами не было Шаринона, который проверял любую информацию, доставляемую ему всеми жаждущими подзаработать. Пока никаких новостей не было, но надежда обнаружить заказчиков покушения все еще сохранялась.
  Когда ужин закончился я, пожелав всем добрых снов, удалился к себе и быстро заснул, а наутро, наскоро набив желудок, отправился изучать остальную часть Дара. Вот только сразу после того, как вышел из дворца, весьма отчетливо ощутил чужой взгляд, царапающий мне лопатки. Оглядевшись вокруг магическим зрением, я ничего подозрительного не заметил. Вокруг меня сновали случайные прохожие, гномы в домах занимались своими делами, а насыщенных аур, так характерных священникам, поблизости не наблюдалось. Вздохнув, я предположил, что наверняка это Шаринон позаботился о моем негласном сопровождении, которое следовало за мной от самого выхода, и ничего предпринимать не стал. Если ему настолько необходимо знать, где я обретаюсь, то незачем усложнять работу простым гвардейцам.
  Этот взгляд, сопровождавший меня всю дорогу, здорово подпортил мне все ощущения от знакомства с городом. Я не мог нормально насладиться видом местного Колизея, не мог восхищаться памятниками древностями, не мог толком рассмотреть скульптуры на площадях, короче - спустя несколько часов я решил, что хватит с меня этой пытки и пошел обратно во дворец. По пути я заглянул в знакомую магическую лавку, где взял небольшой мешочек с заказанными накануне травками и поблагодарил хозяйку. Вот, теперь будет, чем заняться остаток дня.
  Но, выйдя из лавки, я снова буквально кожей на спине почувствовал наблюдение, которое отчего-то сейчас трансформировалось в самую настоящую слежку. Иначе с чего бы у меня внутри зародилось напряжение? Именно оно говорило о том, что я ошибся, списав обнаруженное наблюдение на бойцов Шаринона, которые тайно "вели" меня от самого дворца. Ведь я только вчера доказывал Мирину, что не нуждаюсь в няньках и соглядатаях, а сегодня уже был готов признать, что мои слова оказались потраченными впустую. Нет, наверняка это были наблюдатели заговорщиков, нанявших имперских головорезов. Именно они готовят очередное покушение и надеются, что оно окажется более результативным.
  Ладно, допустим, на этот раз мое предположение верно, тогда как мне лучше поступить? Продолжить свое знакомство с городом или возвращаться во дворец? Где заговорщики устроят новую засаду? А может быть, тихонько взять да и изловить наблюдателей, провести экспресс-допрос в укромном месте и размотать весь клубок? Нет, рискованно. Наблюдателями могли оказаться обычные гномы, которым неизвестно вообще ничего, а просто был загодя выдан разговорник и энная сумма денег, чтобы они следили за мной... Эх, что-то ничего толкового в голову не приходит, нужно посоветоваться со знающими и разбирающимися в интригах.
  Незаметно для наблюдателей достав из кармана амулет, я сжал его в кулаке, замаскировав это движение закидыванием мешка с травами на плечо.
  - Алекс, ты опять сегодня сбежал из дворца? - строгим голосом спросил меня Мирин, даже не поздоровавшись.
  - Мир, не ори, - тихо ответил ему я, переходя к делу. - Я сейчас нахожусь на восточной стороне города, совсем недалеко от храма Всех Святых, и чувствую, что за мной ведется грамотная слежка. Она началась у самого дворца, поэтому долгое время я ошибочно полагал, что это результат старательности Шаринона, но сейчас моя интуиция подсказывает, что близятся неприятности, поэтому я хотел уточнить у тебя, как мне лучше действовать? Дождаться появления ударной группы заговорщиков, или попробовать захватить наблюдателей?
  Брат думал недолго.
  - Ни то, ни другое. Продолжай двигаться по направлению к дворцу, я вышлю гвардейцев с Шариноном тебе навстречу. Ты можешь определить точное количество наблюдателей?
  - Постараюсь. Но зачем вообще нужны гвардейцы? Я и сам могу прекрасно справиться.
  - Потом объясню, - ответил брат и прервал связь.
  Нет, мысль все-таки была верной - захватить наблюдателей. Но вот зачем для этого дожидаться гвардейцев с Шариноном, мне было решительно непонятно. Они же только спугнут крупную рыбу и всю воду перебаламутят! Тьфу ты! Что же это меня так на рыбную тему тянет-то! Ладно, продолжим размышления. Если Мир не удосужился ничего толком мне объяснить, тогда, вероятнее всего, уверен на все сто, что гвардейцы справятся лучше меня. Вероятно, я просто не в курсе, и под началом Шаринона есть мастера-разведчики, которым ничего не будет стоить захватить мой "хвост" без шума и пыли. В любом случае брат сейчас поставил мне задачу обнаружить количество идущих за мной топтунов, этим и займемся.
  Следующие десять минут я последовательно использовал все шпионские трюки и уловки, извлеченные из фильмов и книг про разведчиков. Я принимался вытряхивать из дырки в сапоге мелкий камешек, внимательно разглядывал вывески различных лавок, у гномки с лотком выпечки купил пару пирожков, использовал еще с десяток подобных фокусов, но в итоге цели достиг. Наблюдателей было двое. Один из них был молодым гномом, а второй - человеком среднего возраста с пышной черной бородой. Они следовали за мной, стараясь не приближаться, но и не потерять меня в числе прохожих.
  Если бы моей задачей было ускользнуть от них, я бы даже не стал пользоваться маскировкой, потому что по первому впечатлению эти наблюдатели были дилетантами и работали очень грубо. Но лишь один маленький факт делал их опасными противниками. Дело в том, что у наблюдателей не было аур. Совсем. От их тел не исходило вообще никакого излучения в энергетическом плане, а это значило, что они либо сами являлись магами, либо носили амулеты маскировки. Причем во втором случае их опасность никак не уменьшается, ведь кто знает, что еще они скрывают от моего взгляда. Вполне возможно, что и артефакт, накачанный энергией под завязку и способный при активации разнести половину города. Зато теперь стало понятно, почему я не обнаружил их в самом начале. Я-то искал только ауры, подозревая церковников, а нужно было искать их отсутствие!
  Не успел я даже начать думать о том, что предпринимать дальше, как в моей руке активировался разговорник.
  - Алекс, ты сейчас где находишься? - тихо спросил Мир, понимая, что лишнее внимание прохожих мне сейчас ни к чему.
  - Прохожу мимо статуи красивой гномки с младенцем на руках, - ответил я.
  - Хорошо. Продолжай идти во дворец. Скоро ты должен увидеть Шаринона, но только не останавливайся, его бойцы сами все сделают. Ты смог узнать, сколько наблюдателей идет за тобой?
  - Я увидел двоих, но...
  - Не переживай Шаринон взял профессионалов, они не подведут, - перебил меня брат.
  - Мир, дай закончить! Я хотел сказать, что это либо маги, либо те, кто имеет неслабые магические амулеты. Столько часов поддерживать сильную маскировку не каждый накопитель сумеет. Здесь нужен как минимум сафрус, причем с четкой структурой плетения, которая не разрушалась бы от большого количества силы... Короче, я полагаю, бойцам Шаринона лучше к ним вообще не приближаться, чтобы не спугнуть. Я постараюсь все сделать сам.
  - Но...
  - Что? Неужели у каждого гвардейца припасен клинок из Черного металла? Или альтарская уздечка? - мстительно перебил я брата.
  Мирин задумался. Понимая, что времени терять нельзя, я предложил на ходу состряпанный план дальнейших действий:
  - Брать этих магов буду я один. Так как опыт у меня уже имеется, то при встрече с ними поодиночке мои шансы довольно неплохие. Поэтому подскажи, где в здешней округе может найтись узкий проулок, в котором обычно никто не ходит?
  - Сейчас, уточню у специалистов, - ответил брат, понимая, что лучшего варианта ему не найти.
  Спустя две минуты, благодаря подробным объяснениям одного из бойцов Шаринона, я уже знал, куда нужно двигаться. Свернув направо, я пошел по улице, в изобилии украшенной лозами винограда, краем глаза отметив, что оба моих "хвоста" последовали за мной. Здесь было не так много прохожих, поэтому им пришлось слегка отстать, чтобы нечаянно не привлечь моего внимания, вот этим я и воспользовался, немного ускорив шаг, а потом свернув в небольшой узкий проход между двумя домами, ведущий на параллельную улицу. Выйдя из него, я сразу спрятался за угол дома, бросив рядом мешающий мешок с травками и натянув на себя маскировку, превратившись тем самым в камень. Не забыл я при этом скрыть и свою ауру. И хотя вряд ли маги отслеживают меня по ней, иначе вели бы себя куда более осмотрительно, однако, перестраховаться не помешает.
  Спустя несколько секунд в проулке послышались торопливые шаги. Сжав ладонь на рукояти кинжала, я ждал первого преследователя. Им оказался гном. Выйдя из узкого прохода, он повертел головой в разные стороны и поэтому пропустил мой точный удар кинжалом в висок.
  "Один есть!" - подумал я, подхватывая безвольное тело.
  Бил я рукоятью, так как понимал, что живые исполнители всяко лучше мертвых. Они могут дать наводку на своих заказчиков только за обещание сохранить им жизнь. Оттащив тело от выхода, я приготовился ко встрече со вторым "хвостом", но бросил взгляд на бессознательного гнома и замер от изумления. От встречи с моим клинком наши маскировки быстро разрушились, поэтому сейчас я мог прекрасно видеть насыщенную ауру мага. Церковного мага. Наверняка под его жилеткой был спрятан медальон, так как на шее виднелась серебряная цепочка, но проверять это я уже не стал, потому что в следующий миг интуиция заставила меня рухнуть на камни.
  Рядом со мной по весьма кривой траектории пронеслось нечто, похожее на маленькое солнышко, миновало прохожих на улице, чудом никого не задев, и врезалось в стену дома напротив, разорвавшись с оглушительным грохотом. Яркий свет залил все вокруг, во все стороны полетели осколки камня и кирпичи, раздались крики гномов, случайно задетых этой шрапнелью, а я вскочил на ноги и бросился в проход. Просто я прекрасно понимал, что второй маг оказался не таким идиотом, и не стал выходить под мой удар, а запустил издали плетение, ориентируясь на мою внезапно возникшую из ниоткуда ауру.
  Когда я появился в проходе, то был сразу атакован знакомыми белыми лучами, выходящими из пальцев церковника. Я не стал уворачиваться, а просто активировал мощную защиту, надеясь, что она сможет погасить удар. Да хрен там! Лучи за доли секунды разрушили ее, вынудив меня подпрыгнуть, оттолкнуться от одной стены и сразу же от второй, повторяя дикие прыжки принца из хитовой компьютерной игрушки, и сбивая святоше прицел. Одновременно я формировал перед собой три щита, которыми тут же удалось отбить несколько лучей, перенаправленных магом на меня. Вот только один из этих белых жгутов, накачанных силой прямо-таки до безобразия, слегка задел мою руку.
  Боль была страшная. Создалось такое впечатление, что к моей конечности приложили раскаленный утюг, или плеснули ковшик расплавленного олова. Но именно эта боль избавила меня от опрометчивой мысли захватить живьем и второго церковника. Глядя на то, как стремительно один за другим разрушаются мои щиты, я швырнул десятком огненных шаров в мага, вынудив того закрыться и прекратить свою атаку. А пока пламя бушевало вокруг его сияющей защиты, на несколько секунд лишив мага обзора, я приземлился на ноги, ловким перекатом погасив инерцию, а потом швырнул зажатый в руке клинок.
  Бросок оказался точным. Мой кинжал угодил церковнику точно в глаз, и его защита сразу же погасла, позволяя моему пламени накинуться на тело мага. Вот только мне не нужны были угольки вместо трупа, мне нужно было еще одно доказательство оправданности моих действий, поэтому я впитал энергию пламени в себя и подошел к церковнику. Наклонившись над ним, я выдернул кинжал из глазницы и вытер клинок о частично сгоревшую одежду мертвого человека. Но не успел я засунуть его в ножны и заняться своей раной, которая невыносимой болью буквально раскалывала мозг изнутри, как моя интуиция снова заставила меня оглядеться.
  Именно поэтому я заметил сверкающую сеть, летевшую на меня и широко раскрывающую свои объятия, которые наверняка были смертельными. Прыгнув ей навстречу, я окутался защитой и полоснул по сети своим клинком, но сразу же понял, чем кинжал отличается от меча. Если Фариаму удалось при встрече с подобным плетением отделаться легким испугом, то мне не повезло. Распадавшаяся сеть все же попыталась схватить меня и буквально прожгла мою весьма неслабую защиту насквозь, быстро достигнув кожи. Меня спасло только то, что я вовремя открыл свои каналы впитывания на полную катушку, поэтому остатки сети, впившись в тело и подарив мне десяток сильных ожогов, быстро потеряли форму, превратившись в энергию, и были мной поглощены. Вот только сильная боль в теле мешала сосредоточиться, поэтому от следующего плетения я просто отпрыгнул в сторону, а спустя мгновение что-то сверкающее, пронесшееся буквально над ухом, взорвалось в проходе, отшвырнув меня ударной волной к последнему нападавшему.
  Да, я ошибся, церковников, следивших за мной, было трое. И когда я увидел лицо последнего, то понял, почему он так замешкался, догоняя остальных. Он просто не хотел попадаться мне на глаза, потому что был тем самым священником, с которым я вчера виделся в храме. Он боялся, что я его узнаю, и поэтому следовал на значительном удалении, выполняя роль подстраховки. И вот сейчас, видя, как безнаказанно убивают его коллег, решил вмешаться.
  Приземлился после взрыва я не вполне удачно, рухнув на колено, но хуже было то, что несколькими тяжелыми кирпичами мне сильно досталось по спине. Поэтому чтобы прийти в себя мне понадобилась секунда, которую с толком использовал церковник. Он сформировал в своих ладонях яркий шар, который кинул в меня, рассчитывая добить. Так как я еще работал в режиме энергетического насоса, то просто вытянул вперед кинжал, который и встретился с шаром. Последний снова разорвался с треском и яркой вспышкой, ослепившей меня даже сквозь плотно зажмуренные веки. Энергия, выплеснувшаяся из шара, ошпарила мне кисть и отбросила назад, распластав на камнях и неслабо приложив о них затылком, но была впитана мной без остатка. Понимая, что следующий выстрел святоши может оказаться контрольным, я сориентировался по размытой ауре церковника и швырнул в нее кинжал, надеясь, чтобы обожженные пальцы сработали, как положено.
  Вроде попал. Это я понял по тому, что моя интуиция молчала и не собиралась спасать меня от смертельной опасности. Найдя в своей куртке кармашек с заветной флягой, я с трудом достал ее плохо подчинявшимися пальцами, выдернул зубами пробку и опрокинул в себя, выпивая остатки целебной жидкости. Спустя несколько секунд приятный взрыв в желудке помог справиться с болью, затуманившей разум, и вернуть зрение. Так, я увидел, что в проулке внезапно стало тесно. Откуда-то появились серьезные гномы, весьма похожие на гвардейцев, но без доспехов и формы, вынырнул Шаринон, при одном взгляде на меня сразу же схватившийся за разговорник и начавший кричать о том, что здесь срочно необходимы лекари, вдалеке начали собираться зеваки, не понимавшие, что произошло, ну а я просто лежал на спине и думал о том, что мне опять лишь чудом удалось выжить.
  
  Глава 19. Разборки - дубль второй
  
  Спустя минуту после окончания схватки я уже смог внятно соображать и сразу попытался подняться. Но мои попытки были остановлены Шариноном, который положил мне на грудь свою ладонь и мягко сказал:
  - Не шевелись, Алекс. Сейчас здесь будут королевские лекари.
  - Какие к демонам, лекари?! - возмутился я. - Со мной все уже в норме и никого звать не нужно. Лучше помоги подняться.
  - Но Алекс, твои ожоги...
  - Уже начинают залечиваться, - прервал я пояснения няньки-Шаринона и добавил: - Если ты не в курсе, на соседней улице лежит оглушенный маг, который может очнуться в любой момент. Или думаешь, что твои гвардейцы сами смогут с ним справиться?
  Видя, что меня не удержать, гном ухватил меня за руку и мягким рывком помог подняться. Видимо, я слегка переоценил свое состояние, потому что боль вернулась и заставила меня сдавленно охнуть. Похоже, мне серьезно досталось, раз даже лимэль не привел тело в норму. Поддерживаемый Шариноном, я, слегка покачиваясь, осмотрел свои раны. Ну, все оказалось не так плохо, как могло быть. Одежду, конечно, однозначно придется выбросить, но все повреждения ограничились десятком глубоких, тонких и длинных ожогов, оставленных сетью, и одним большим, прожегшим мне плечо практически до кости. Но если мелкие заживали прямо на глазах, то большой это делать совсем не спешил.
  Попросив у Шаринона его кинжал, я стиснул зубы, а потом двумя резкими движениями срезал обугленное мясо со своего плеча. Потекла кровь, но я надеялся, что лимэль, все еще продолжающий свое лечебное воздействие на мой организм, быстро залечит эту рану. Ну и не стоило забывать о моей ауре, которая уже начала восстановление тела. Думаю, после ее работы от ожогов останутся только еле заметные шрамы. Вернув кинжал гному, я отмахнулся от его попыток перевязать мое плечо и потопал к оставшемуся в живых магу.
  Но не успел я сделать и трех шагов, как в кармане активировались сразу несколько разговорников. Достав монетки, я сжал их в кулаке и ответил Рену с Алоной:
  - Я жив, немного поцарапан. Подробности сообщать нет времени. Потом поговорим.
  Да, я понимаю, что родственники будут волноваться, внезапно ощутив мою боль, но у меня сейчас действительно нет ни минуты свободного времени. Ситуация, в которой я оказался, требует незамедлительного разрешения, иначе скоро мне будет еще хуже. Поэтому, стараясь не споткнуться, я шел к своему будущему источнику информации. Проход между домами оказался завален битым камнем и большими кирпичами, отколовшимися от зданий при попадании плетений святоши. Одна из стен была частично разрушена, и в ней зияла большая дырка, позволявшая прекрасно рассмотреть обстановку в жилой комнате, находившейся за ней. Ох, и будет сюрприз хозяевам, когда они вернутся, подумал я, разглядывая застеленную кровать и большой шкаф рядом с ней. Но эти разрушения оказались не такими масштабными по сравнению с теми, которые я увидел, выйдя на улицу.
  Первое плетение церковника врезалось в один из домов и не только разрушило стену первого этажа, но и повредило опорную балку, из-за чего балкон вместе с весьма немаленьким куском стены рухнул вниз, заваливая оказавшихся там случайных прохожих. Сейчас на завале трудилось около десятка бойцов Шаринона, стараясь откопать пострадавших, но я мог с уверенностью сказать, что живых в этой мешанине из камня уже не было. Также несколько прохожих оказались буквально разрезанными яркими лучами церковника, десятки получили ушибы от разлетавшихся камней, ну а некоторые, оказавшиеся рядом с местом взрыва, лежали на мостовой и глухо стонали, обожженные вырвавшейся из сверкающего шара энергией.
  - Вот за такое вас, уродов, нужно давить, как клопов! - сказал я, повернувшись к бесчувственному священнику, которого охраняли двое гвардейцев.
  Судя по ауре, он был еще жив, но судя по кровавому пятну на затылке, ненадолго. Вероятно, один из камней сильно ударил его по голове, и до допроса этот священник мог не дожить. А весь лимэль я уже израсходовал на себя, так что лечить святошу было нечем. Что ж, тогда придется рискнуть и попытаться извлечь информацию из его головы напрямую. Если уж со степняком мне повезло, то может получиться и на этот раз. А так как этот церковник явно не из последних, то может знать много чего важного, но главное - он владеет церковной магией, а это знание мне однозначно пригодится!
  Подойдя к неподвижному телу, я опустился на колени и перевернул святошу на спину, а потом открыл пальцами его веки.
  - Что ты собираешься делать? - спросил наблюдавший за мной Шаринон.
  - Допрошу, пока он не сдох, - коротко пояснил я и вгляделся в зрачки церковника.
  Но мой метод, доселе работавший так безукоризненно, сейчас внезапно дал сбой. Я словно уткнулся в какую-то невидимую преграду и никак не мог проникнуть в разум церковника. Что за ерунда? Ведь он без сознания, значит, не может мне сопротивляться. Да и на теле священника не было активных амулетов, которые могли бы защищать его разум, а серебряный медальон такой функции точно не имел. Тогда почему меня словно отбрасывает назад при попытке проникнуть на его цветочную поляну, пещеру... или что там еще. Я даже не могу ее увидеть, что было совершенно неправильно! А ну-ка, подсознание, хватит халтурить! Включи картинку, подскажи, как мне добраться до вожделенных знаний!
  Попробовав еще раз погрузиться в разум святоши, я увидел светлый туман, который окружал меня со всех сторон. Настойчиво продвигаясь вперед, я разгонял эту светлую муть и внезапно оказался перед лесной полянкой с цветами и какими-то странными растениями.
  "Неужели получилось?" - обрадовался я, и пошел вперед.
  Вот только спустя несколько шагов я больно стукнулся о нечто твердое и абсолютно невидимое, которое преградило мне путь. Ощупав прозрачную стену, я не обнаружил в ней никаких изъянов и быстро обошел всю полянку кругом. Нет, стена была монолитной и никаких ворот или тому подобного не имела. Попытавшись взлететь ввысь, я вскоре обнаружил, что эта стена является куполом, надежно укрывающим разум священника. Больше я экспериментировать не стал, сразу исключив подкоп. Наверняка это совсем не купол, а своеобразная защитная сфера, которую мне не удастся миновать. Интересно, кто же поставил такую защиту? Ведь точно это не сам церковник постарался, зуб даю! Но кто же тогда имеет к ней доступ и как ее обойти мне? Хотя, нет. У меня не хватит времени подбирать отмычку к защите, церковник может откинуть копыта в любой момент, поэтому попробуем радикальное решение проблемы.
  Достав из ножен на поясе кинжал, который в этом иллюзорном мире вернулся на свое место, я со всего размаху ударил по защите. Ничего не произошло, но мне почудился слабый хрустальный звон. Тогда я наполнил свой клинок энергией и резко вонзил его в невидимую преграду. Послышался хруст, и от того места, где в сферу вонзилось лезвие, быстро побежала ярко-голубая трещина. Она устремилась ввысь и быстро разделилась на две, а те в свою очередь, еще на несколько, и вскоре паутина трещинок охватила всю видимую часть сферы, которая спустя некоторое время налилась ярким светом и лопнула с оглушительным грохотом. Вот только вместе с ней бушующая энергия, высвобожденная из защиты, поглотила и зеленую лесную полянку разума церковника. Она буквально взорвала ее изнутри, охватив огнем все растения, а я никак не смог ей помещать, потому что меня самого внезапно отбросило прочь от этого моря дикого пламени и швырнуло в свое тело.
  Осознав себя стоящим на коленях перед священником, я увидел, что его аура медленно расползается. Церковник был мертв. Видимо, те, кто поставил ему эту защиту, предусмотрели все, и даже самоликвидацию при попытке взлома. Печально. Я снова остался ни с чем... Хотя, почему это ни с чем? Я получил предлог, который позволит избавиться от церкви Единого на территории Подгорного королевства. И ведь только недавно думал, что вряд ли церковники станут наступать на те же грабли. Оказалось, что еще как станут! Видно, приказ начальства просто не оставил им никакого выбора. Что ж, тем лучше для нас.
  Когда я поднялся с колен и машинально попытался отряхнуть от мусора свои порядком изгаженные штаны, Шаринон уточнил, кивнув на тело священника:
  - Что с ним?
  - Мертв, - лаконично ответил я.
  - А ты успел узнать все, что нужно?
  - Нет. На его разуме кто-то поставил мощную защиту, которая при попытке ее снять просто ликвидировала все знания.
  - Получается, мы опять не знаем, кто их нанял?
  С удивлением поглядев на Шаринона, я понял, что он и не думал шутить. Видимо, до осмотра тел его гвардейцы так и не добрались, занявшись завалами на улицах и пострадавшими от действий магов.
  - Знаем. Это служители Единого.
  - Не может быть! - крикнул кто-то из толпы.
  А я совсем упустил из вида случайных свидетелей произошедшего! Ничего, есть прекрасная возможность все исправить. Я наклонился над телом и молча сорвал с шеи цепочку с медальоном, а затем высоко его поднял, чтобы было видно всем присутствующим. Это сработало. Гномы начали переговариваться между собой, удивленно восклицать, но я ждал, когда кто-то из них догадается задать вполне логичный вопрос:
  - А зачем они напали на вас, ваше высочество? - произнес один из гномов с глубокой царапиной на щеке, стоящий ближе всех.
  Вот именно этого я и ждал. Теперь можно и объяснить:
  - Потому что все служители Единого работают на Империю, а после образования Нового Союза им был дан приказ уничтожить правителей королевств, которые в него вошли, тем самым развалив новое государство. Имперцам не дает покоя мысль о захвате этих земель, но они привыкли работать чужими руками. Именно они, как вы знаете, натравили степняков на Мардинан, именно они вызывают ненависть к нелюдям, именно они стремятся уничтожить всех, кто создавал Новый Союз. Около десятицы назад было совершено покушение на моего брата Фариама. Наверняка, вы об этом уже слышали, или я ошибаюсь?
  Несколько голосов в толпе, внимавшей мне, подтвердило, что слухи до гор уже дошли, поэтому я продолжил:
  - Но Фариаму удалось остаться в живых, а потом быстро извести всю мерзость в своем королевстве. К сожалению, мы предполагали, что имперцы испугаются и оставят свои захватнические планы, мы думали, что церковь Единого в Подгорном королевстве действительно несет свет в души разумных, но ошибались. Как видите, сегодня мне также только чудом удалось уцелеть, но от плетений церковников пострадали обычные жители столицы, которые просто оказались рядом со мной в момент нападения. Это говорит о том, что служители Единого ни во что не ставят гномов, они преступают законы, совершают убийства... Думаю, мне не стоит продолжать, потому что, глядя на все, что они натворили, - тут я картинно обвел рукой улицу, - становится понятным, что скрывалось за их фальшивыми призывами о всеобщей любви к ближним. Но я обещаю, что заставлю церковников ответить за все причиненное зло, и сделаю это прямо сейчас!
  Я обернулся к Шаринону и спросил:
  - Сколько у тебя людей?
  - Полсотни, - коротко ответил командир.
  - Всех пострадавших нужно срочно доставить во дворец, я сам ими займусь. На это выдели два десятка, а с остальными мы сейчас отправимся в храм Единого.
  - Слушаюсь, ваше высочество, - ответил гном и отправился раздавать приказы.
  Толпа поддержала меня криками и одобрительными возгласами. Особенно старался тот гном с царапиной на щеке, во весь голос рассказывавший о том, какие церковники - скоты. Со своим залитым кровью лицом он производил на всех убедительное впечатление, поэтому я понял, что зерна поддержки в деле ликвидации церкви Единого у гномов уже посеяны и дали небольшие всходы. Подождем, что за этим последует, но сперва разберемся с храмом в столице. Как говорится, куй железо, не отходя от кассы. Придется последовать этому совету.
  Если церковники напали на меня всего втроем, это значит, что в храме сильных магов осталось только двое или трое, но никак не больше. Остальных служителей можно было в расчет совсем не принимать, так как без амулетов они практически ни на что не годны, а это я прекрасно понял по схватке, которая случилась в Марде. Так что нужно было действовать сейчас, пока новость о покушении еще не успела распространиться, и быстро разобраться с церковниками в столице. А то эти гады вполне могут улизнуть, или вообще заявиться во дворец среди ночи, если наглости хватит. Нет уж, на такой риск я пойти не могу.
  Попросив одного из гвардейцев доставить во дворец мой мешок с травами, я нашел свой кинжал, и дождался, когда Шаринон построит бойцов, которые уже привели своих лошадей, загодя оставленных неподалеку, чтобы не переполошить заговорщиков. Затем запрыгнул в седло предоставленной мне во временное пользование лошадки, и вместе с отрядом помчался к храму Единого. Сказать по правде, гвардейцы мне были нужны, как пятое колесо, но я не хотел порождать противоречивые слухи, поэтому загодя проинструктировал Шаринона, как ему следует себя вести с церковниками. Ведь если в храм примчится окровавленный и обожженный принц, который станет убивать святош направо и налево, то народ может просто не понять и встать на их защиту, а вот если придут королевские гвардейцы, пусть и без нарядной формы, чтобы арестовать изменников, то это уже совсем другой разговор.
  До храма мы домчали быстро, порядком напугав по дороге горожан своим видом и скоростью передвижения. Очутившись перед входом, детально проинструктированный по пути Шаринон приказал двум десяткам гвардейцев окружить храм и ловить всех церковников, которые будут из него выбегать. Я же только предупредил бойцов, что любой служитель Единого может легко убить с помощью своего амулета, поэтому тех священников, которые станут за него хвататься, нужно уничтожать без колебаний. На всякий случай я еще выдал трем арбалетчикам болты из черного металла на тот случай, если в храме сильных магов окажется больше, чем предполагалось. Дав еще несколько ценных указаний, я убедился, что все поняли свои задачи, и открыл дверь.
  В храме шла дойка. Вернее, проповедь, но у священников одно другому не мешало. Слаженно завывал церковный хор, трое сильных магов стояли на возвышении рядом с алтарем и старательно выкачивали энергию у верующих. Зайдя внутрь, я первым делом спустил с цепи свой насос и мигом опустошил церковный накопитель, чтобы святошам не удалось им воспользоваться в качестве материала для магической бомбы. Верующих было немного, всего триста гномов пришли послушать церковные песнопения и поделиться своей силой, взамен приобретя милость Создателя и благословение святых отцов. Кстати, нехилый бизнес открыли святоши - получают огромную силу практически без затрат. Ловкачи! Снимаю перед ними шляпу, ведь столько веков дурачить народ не каждому под силу.
  При нашем появлении оцепенение, охватившее гномов в храме, начало развеиваться. Они зашевелились, начали оборачиваться к источнику шума, а мы, аккуратно раздвигая верующих, подходили к алтарю. Хор замолчал, настороженно глядя на суровые лица гвардейцев и мрачное Шаринона, ну а при взгляде на меня святоши вообще выпучивали глаза в непритворном изумлении. Я боялся, что многие сразу бросятся бежать, но этого не произошло, и даже главный святой отец, стоявший впереди всех в роскошном одеянии, не спешил предпринимать каких-либо действий. Это было только нам на руку, поэтому мы спокойно дошли до края импровизированной сцены, а потом Шаринон четко произнес:
  - Аркунис, именем короля вы обвиняетесь в предательстве интересов государства, пособничестве Империи и организации покушения на принца Алекса. Проследуйте с нами, или мы будем вынуждены применить силу.
  Акрунис не стал долго раздумывать, а просто выбросил ладонь в мою сторону.
  - Ложись! - крикнул я всем, первым подавая пример.
  Сорвавшийся с ладони церковника белый огонь охватил первые ряды верующих, не успевших среагировать на крик, но мощный щит, который я загодя поставил перед гварейцами, сумел на краткое время задержать удар, а в следующий миг мой кинжал оборвал жизнь незадачливого церковника. А я ведь специально не окутывался плотной защитой, когда Шаринон начал свою речь. Я банально нарывался на удар и маг, понимая, что проиграл, не стал терять время и искать подвох в моих действиях. Так что меня спас мой мигом активированный защитный кокон, сумевший на доли секунды задержать огонь, ну а потом я просто впитал всю разлитую вокруг силу, погасив пламя.
  А дальше в храме начался ад. Бойцы Шаринона, видя, что огонь погас, следуя моему плану, рванулись вперед к церковному хору, который вздумал разбегаться, словно тараканы, а двое сильных церковных магов, оставленных гвардейцами без внимания, сосредоточили усилия на мне. Один из них швырнул три знакомых лезвия, от которых я просто уклонился, а второй активировал сеть. Но тут я поднял тело одного из верующих, попавшего под первый удар, и швырнул его в раскаленную паутину. Пока та сжимала свои объятия, я успел проверить на церковниках четыре сильных плетения, которые неизменно разбивались об их сверкающие коконы.
  "Вот это защита! Я себе тоже хочу такую!" - подумал я со злостью, глядя на то, как сильнейшие плетения, которые использовали имперские маги в последней битве в степи, просто разрушались, даже не успев толком сработать.
  Именно эта мысль стала причиной всех моих дальнейших действий. Вместо того, чтобы продолжать осыпать магов плетениями, я начал рассматривать структуру защиты церковников, чтобы создать себе аналогичную, но спустя десяток секунд, увернувшись от еще одного сверкающего щара, разорвавшегося в толпе выбегающих из храма прихожан, и какой-то похожей гадости гораздо меньшей формы, понял, что ее попросту нет! Такое впечатление, что вся защита состояла только из одной энергии, не оформленной никаким плетением! Но ведь это было просто невозможно, потому что удержание ее сознанием требовало от мага намного больших усилий, чем заполнение энергией готовой магической структуры. Однако, несмотря на этот парадокс, я признал, что такой способ был весьма действенным, потому что чистая сила за мгновения разрушала мои защитные плетения, а мои ответные атаки не наносили совсем никакого ущерба, просто разбиваясь об энергетический кокон церковников.
  Если бы маги не могли одновременно защищаться и атаковать, то я просто нагружал бы их защиту и спокойно дождался, пока их энергия истощится. Но эти церковники оказались по уровню мастерства гораздо выше своих мардинанских коллег, поэтому защита нисколько не мешала им пытаться меня прикончить. Уяснив главный принцип действия церковной магии, я понял, что мне могут помочь только способности Темного и Черный клинок, торчавший в глазнице Аркуниса, и решил действовать наверняка. Дождавшись, пока маги выпустят еще несколько сетей, я воспользовался проверенным способом и кинул в них несколько трупов, разрезанных в начале боя сверкающими дисками, а сам активировал плетение огня, залив им весь подиум в храме и сверкающие фигуры священников.
  Остальное действие заняло не больше секунды. Максимально ускорившись, я метнулся вперед, магическим захватом подхватил тело Аркуниса и начал подтягивать его поближе, а затем, оттолкнувшись, прыгнул на ближайшего мага, включая свой насос на полную катушку. Когда я всей своей тушкой ударился в церковника, то почувствовал, что мое тело охватывает огонь, но защита святоши все-таки распалась, отдав мне всю свою силу, поэтому я смог беспрепятственно ударить его в висок, постаравшись не проломить череп, а потом выдернул кинжал из трупа Аркуника и метнул его в голову второго. И только тогда я выключил ускорение и рухнул вместе с магом на помост, хватая ртом воздух. Спустя несколько секунд рядом с нами упало и тело второго мага, сразу лишившись своей сверкающей защиты.
  Отдышавшись, я со стоном поднялся, обхватив свое многострадальное плечо, которым ударился в мага. Сейчас оно получило новую порцию ожогов и весьма немилосердно ныло. Также пострадала и вся левая рука, которая была сильно обожжена и слезно просила сунуть ее под холодную воду, но в остальном я еще легко отделался, чего нельзя сказать о прихожанах храма. Около полусотни тел было разрезано, сожжено и переломано усилиями церковников. Некоторые прихожане еще были живы, но находились либо без сознания, либо громко стонали, получив страшные ожоги. Остальным верующим удалось убежать с поля боя, в который превратился храм. Церковному хору, которым занимались гвардейцы с Шариноном, повезло еще меньше. Около десяти церковников, не пожелавших поднять руки, лежали у стены в лужах крови. Ну да, я же предупреждал - если будут хвататься за амулеты, то не мешкать, ну а, судя по крикам на улице, бой с остальными все еще идет, и мне нужно было спешить, чтобы не допустить еще больших жертв.
  С трудом поднявшись, я осмотрелся вокруг, а затем снял с одного из тел аккуратный тоненький кожаный пояс, от которого отрезал половину. Внедрив туда знакомое плетение, я захлестнул этот обрезок на шее мага. Уздечка сработала идеально, сросшись концами и превратившись в единое кожаное кольцо, которое теперь не позволит церковнику хоть как-нибудь навредить нам. Слегка пошатываясь от внезапно навалившейся слабости, я пошел к двери, через которую выбежали остальные святоши и подумал, что все-таки ускорение - это вещь сильная, но малоприятная. Прошла всего секунда действия, а я уже чувствую себя, будто пару суток пахал, как проклятый. Но на парочку средних магов меня еще хватит, поэтому не стоило задерживаться, и сначала тщательно проверить, не осталось ли в храме церковников, которые могли неожиданно ударить гвардейцам в спину.
  По поводу пленного, оставленного в зале, я не волновался - сам он уздечку снять не сможет, это доступно только тому, кто обладает способностями к магии. А, насколько я знал, при любой попытке освободиться уздечка станет только затягиваться еще туже, так что даже руки пленнику связывать было незачем. Да, возникает логичный вопрос - зачем вообще мне нужно было сохранять жизнь церковнику, если на его разуме все равно стоит защита? Вот только я изначально планировал расспросить его традиционными методами, с применением банальных пыток. Наверняка при этом подобная защита не поможет, и будет мой пленник заливаться соловьем, рассказывая о странной системе магии, которая не только позволяет оперировать огромными количествами энергии, но и обходиться вообще без плетений.
  Когда я проходил по коридору, ведущему через служебные помещения к черному входу, то видел, что количество живых священников в храме уменьшалось с каждым десятком метров. Вот труп без головы, вот с раной на спине, видимо, кто-то решил пленных не брать, а вот уже мертвый гвардеец с характерными ранами от луча из амулета, вот еще один, а чуть дальше валяется священник с перекошенным от ярости лицом и зажатым амулетом в руках. Кинжал в глазнице явно указывает на причину его смерти. Никаких аур живых служителей Единого видно не было, да и в жилых помещениях никого не наблюдалось, так что зря я перестраховывался и терял время. Нужно было выйти через главный вход и сразу помочь гномам, но сейчас уже было поздно.
  Когда я вышел на улицу, схватка была закончена. Ее результаты меня не обнадеживали. Возле стены храма валялись тела святош, чуть дальше лежали несколько тел гвардейцев, сожженных магическим огнем. Двое церковников стонали со связанными руками, уткнувшись разбитыми мордами в камни, а Шаринон отдавал своим людям четкие указания о том, что делать с трупами остальных. Увидав меня, он резко замолчал, а потом, махнув рукой своим, быстро подошел и обеспокоенно уточнил:
  - Как ты, Алекс?
  Ну да, практически сгоревшая и превратившаяся в лохмотья одежда, обожженная, покрытая волдырями рука и ужасная рана на плече, которая до сих пор не затянулась - все это создавало впечатление, что я только что возвратился из ада. Хорошо хоть волосы уцелели, потому что я еще утром завязал их аккуратным хвостиком. Вот за это святошам большое спасибо, а то ведь лысым мне стыдно перед народом появляться.
  - Вроде жить буду, - скромно ответил я. - Что здесь произошло?
  - Как ты и предполагал, церковники начали удирать. По пути некоторые старались остановить нас своими амулетами, но мы успевали до того момента, когда из них начинали бить смертоносные лучи. Жаль, не всегда... Ну а когда церковники выбежали на улицу, мои парни приказали им сдаться. Разумеется, те не послушались, как ты и предупреждал, и начали убивать гвардейцев своей магией. Арбалетчики сразу уничтожили пяток, но двое окутались белым светом, пробить который удалось только болтами, которые ты дал. После этого оставшиеся в живых упали на камни и завопили, чтобы мы их пощадили... Прости, Алекс, но мои парни немного не сдержались и оставили в живых всего двух, а остальных порубили на месте.
  - И много гвардейцев полегло? - спросил я.
  - Семеро, - глухо ответил Шаринон.
  Ну, можно сказать, хороший результат. Завалить двух магов, два с лишним десятка одаренных и потерять всего семерых - это нормально. Ведь гвардейцы не были Кэльвами, которым при почти таком же раскладе удалось отделаться одним бойцом. Зато теперь у нас есть пленные, которые не только много чего должны были рассказать, но и послужить живым доказательством моих предположений.
  - Алекс, а скажи, почему ты сразу не ударил магией, когда мы еще находились в храме?
  Видимо, Шаринон сильно переживал о потерях, раз решился меня о таком спросить. Но необходимо ему четко объяснить этот момент, иначе он может подумать, что я специально послал его бойцов на убой.
  - Потому что я бы все равно не смог их убить. Их амулеты имеют свою защиту, которая автоматически разрушает все враждебные плетения, но бессильна против стали.
  - Но ведь двое, которые окутались ярким светом, с легкостью отбивали клинки и арбалетные болты! - возразил командир гвардейцев.
  - А это уже не работа амулета, это действия самих магов, которых можно убить только черным металлом. И даже мои плетения не могут пробить эту защиту, ведь и мне с оставшимися в храме двумя церковниками пришлось долго провозиться, но в результате все равно выручил только Черный кинжал.
  - Понятно, - кивнул Шаринон и бросил взгляд на тела своих мертвых бойцов, но быстро собрался и спросил меня: - А что там внутри?
  - Двое мертвых сильных магов, один оглушенный, полсотни убитых прихожан и десятка два раненых, - ответил я.
  - Что делать с пострадавшими, уже решил?
  - Тоже отправь во дворец, к остальным. Я займусь ими сразу, как только смогу.
  - Хорошо, - кивнул Шаринон. - А твой оглушенный церковник не натворит чего-нибудь?
  Я прикинул, что освободиться он не сможет, но вот заколоться всегда успеет, поэтому помянул демонов и поспешил обратно в храм. Снова пройдясь по коридору с мертвецами, я вошел в зал и увидел, что священник уже пришел в себя и пытается подняться. Заметив нас, он махнул ладонью, и быстро сформировавшийся серебряный диск понесся прямо в грудь Шаринона. Не время было размышлять, как он сумел снять уздечку, не время сокрушаться о своей недальновидности, поэтому, оттолкнув гнома с траектории церковного лезвия, я молниеносно извлек из ножен свой кинжал и швырнул его в мага. Сверкающий диск пронесся мимо, никого не задев, а мой бросок оказался намного точнее - кинжал вонзился в висок церковника и тот кулем рухнул на пол.
  - Ну что за невезуха! - сокрушенно вздохнул я.
  Похоже, что все мои планы опять летят демонам под хвост, но это еще не конец, так как в моем кармане начали вибрировать разговорники. Видно, остальным моим родственникам также перепало немало боли из моих ощущений, и теперь они желают выяснить, что стряслось. Достав все монетки из неведомо как уцелевшего кармана куртки, я сжал их в кулаке, дождался требовательных возгласов своих родственников, а потом ответил всем сразу:
  - У меня тут снова прошла небольшая разборка с церковниками, но все подробности я сообщить еще не могу. Удовлетворитесь пока тем, что я жив, почти здоров и возвращаюсь во дворец. Понимаю, что вам не терпится, но спустя полчаса я обо всем расскажу Мирину, и потом доставайте уже его.
  Выслушав негодующие возгласы братьев и сочувственный Алонки, я коротко простился, а потом попросил Шаринона привести мне какую-нибудь лошадь, поскольку до дворца было добираться долго. Гном направился к выходу, а я пошел к мертвому церковнику, чтобы забрать свой клинок. Но наклонившись над телом, я замер от удивления. Уздечка все еще находилась на шее мага и, судя по плетению, исправно функционировала! Но как же тогда он умудрялся пользоваться магией, не сняв ее? Неужели, я перепутал структуру плетения? Хотя, нет. Эта уздечка была точной копией той, что надевали на меня. Неужели альтары столетиями используют неверный вариант? Тогда понятно, почему он не сработал в моем случае. И это вовсе не моя "избранность" помогла, а просто амулет изначально оказался недействующим!
  Нет, нужно все проверить. В тот вариант, что альтарские маги могли не заметить оплошность в структуре амулета, предназначенного для стражей, верилось слабо. Поэтому я не стал пока забивать себе головы размышлениями на пустом месте, а просто вытер клинок от крови, сунул его в ножны и вышел из храма, столкнувшись в дверях с гвардейцами, отправившимися за ранеными. Шаринон вместе с лошадью навязал мне двоих парней в качестве сопровождения. Отнекиваться сил уже не было, поэтому я только кивнул и прыгнул в седло.
  
  Глава 20. Виды магии
  
  Дорога отняла всего минут двадцать. По пути мы встретились с еще несколькими отрядами гвардейцев, спешивших на помощь Шаринону. Эти уже были при доспехах, так как надобность в маскировке давно отпала, и нас нисколько не задерживали. А во дворце меня первым делом встретила делегация из родственников, которые, увидав мою обожженную тушку, просто потеряли дар речи. Первым сориентировался Мирин, который велел слугам срочно привести лекарей, но я остановил его благородный порыв и сказал:
  - Не все так страшно, как кажется на первый взгляд. Умирать я еще не собираюсь, а ожоги скоро пройдут, дайте мне только лимэля приготовить.
  - Не страшно? - сердито переспросил Шаракх. - То есть магические битвы с церковниками, разрушенные дома, десятки погибших - это для тебя считается пустяками?
  Был бы я в состоянии шутить, то придумал бы достойный ответ, но так как мои силы были на исходе, предпочел промолчать. А отец не успокаивался:
  - Быстро рассказывай мне в деталях, что произошло!
  - А может, пойдем в более удобное место? - спросил я, оглядев взглядом слуг и присутствующих неподалеку любопытных из числа знати.
  Король быстро сообразил, что слегка выбивается из образа мудрого правителя, поэтому, пристально поглядев на меня, велел следовать за ним. Мне ничего не оставалось делать, как оставить намерение сварить немного лимэля, и пройти вместе с отцом в маленькую комнатку, располагавшуюся на этом же уровне, а потом рассказать обо всем произошедшем. С подробностями и ничего не утаивая. Мирин и Алонка, последовавшие за нами, тоже внимательно слушали мой рассказ, не пытаясь перебивать. Выражение лица Шаракха постепенно из сердитого превратилось в задумчивое, а когда я закончил, отец печально выдохнул:
  - Мда... Никогда не думал, что мой сын окажется Темным магом.
  - Ты что, ничего ему не рассказал? - повернулся я к Мирину.
  Судя по удивленному лицу Алоны, сидящей рядом, ей тоже ничего об этом не было известно. Смутившийся брат пробормотал:
  - Да все как-то случая не было...
  - Случая? А при образовании Нового Союза не мог сообщить?
  - Ну, тогда других проблем хватало, а после как-то совершенно вылетело из головы и...
  - И долго ты еще собирался ждать удобной ситуации? - ехидно осведомился я.
  - А что, нужно было просто подойти к отцу и сказать: "Папа, а Алекс ведь Темный маг, представляешь?".
  - А ты не думал, что он имеет право знать?
  - А мне ты когда собирался рассказать? - вставила свое веское слово Алона.
  - Ну-у-у... - растерял я весь свой запал. - Как-то возможности не было, и проблемы опять же всякие...
  - Ага, и случай подходящий не представился! - ехидно продолжила сестренка. - Ну и гад же ты! Одно слово - Темный!
  - Да я сам только недавно об этом узнал... - принялся оправдываться я, но внезапно Шаракх рявкнул:
  - Тихо!
  В комнатке повисла напряженная тишина, а я смотрел на лицо короля и думал, что как-то нехорошо получилось. Зря Мирин перестраховывался и хранил мой секрет. Ведь я ни на йоту не поверю в его забывчивость. Скорее всего, он просто опасался, что отец может не только отменить церемонию, но и отказаться от новоиспеченного сына.
  - Почему никто не удосужился заранее сообщить о том, что Алекс является Темным магом, выясним позже. Сейчас главное - решить, что делать дальше.
  Поняв, что предложений ни от кого не ожидается, я взял слово:
  - Ну, я предполагаю, что все церковники в Подгорном королевстве скоро узнают о случившемся. Так как их мало и сопротивляться в открытую, то есть учинять бунт, они не будут, но вполне могут обнародовать приятную новость обо мне. Так как пиар-технологий у вас нет даже в зачаточном состоянии, то метод Фариама не сработает. Ведь в Мардинане церковников удалось изжить главным образом потому, что новость об их шашнях с Империей распространилась по всей территории королевства в течение дня. Здесь этот номер не пройдет, поэтому, даже если начать избавляться от церковников прямо сейчас, народ может не понять причины действий власти и тогда начнутся волнения.
  - Ты забыл, что сперва нужно найти веские доказательства работы служителей Единого на Империю, - уточнил Шаракх. - Ведь когда они распустят слух, что напали не на принца Алекса, а на Темного мага, многие им поверят и начнут оправдывать, а это приведет к расколу в народе и может вылиться в гражданскую войну.
  - Да, спасибо, что напомнил. В общем, учитывая все это, могу предложить сделать меня козлом отпущения.
  - Кем? - переспросила Алона.
  - Я имел в виду - повесить на меня все проблемы, обвинить во всех грехах и вышвырнуть из королевства. Тогда все будет улажено - церковников можно обвинить в самодеятельности и тихо турнуть из гор, народу объявить, что Темный сбежал в неизвестном направлении, а король отрекся от своего сына, ну а...
  Я осекся, потому что Шаракх вдруг встал и подошел ко мне. Поглядев в мои глаза, он тихо сказал:
  - Никогда. Слышишь, никогда не смей предлагать подобного. Пускай ты не гном, пускай ты Темный маг, но ты мой сын, в тебе течет моя кровь и кровь моих предков, поэтому я ни при каких обстоятельствах не отрекусь от тебя! Пусть даже мне придется лишиться короны, но я всегда понимал, что семья - важнее всего, и не собираюсь отказываться от своих убеждений. Поэтому что бы не случилось, как бы не повели себя церковники, знай - здесь твой дом, здесь твоя семья, которой абсолютно неважно - Темный ты или Светлый!
  Я почувствовал странный комок в горле, поэтому сглотнул, отвел взгляд и тихо ответил:
  - Прости, пап. Тогда у меня больше нет вариантов.
  - Что ж, тогда придется ждать результатов допроса церковников, - вполне нормальным голосом сказал король. - Ладно, я пока пойду, пообщаюсь со знатью и придумаю, как объясняться со Сваршем.
  Когда за Шаракхом закрылась дверь, я поглядел на родственников и спросил:
  - А кто такой Сварш?
  - Алекс, ну ты даешь! - удивился Мирин. - Это же советник по вопросам веры и главный жрец Покровителей, именно он проводил церемонию принятия в семью.
  Ага, если бы мне его еще представляли, чтобы так удивляться. Ну, ничего, теперь буду знать. Кстати, мне пора уже лимэлем заняться, но пока есть под рукой два мага, нужно проверить кое-что.
  - Алона, можно тебя кое о чем попросить? - спросил я у сестры.
  Та с готовностью поднялась с кресла и подошла ко мне.
  - Сформируй светляк, пожалуйста.
  - И все? - разочарованно спросила гномка, повесив перед моим носом яркий шарик.
  - Ладно, достаточно, - кивнул я и снял с себя пояс, а потом внедрил в него плетение альтарской уздечки и захлестнул его на талии Алоны.
  Пояс сросся краями кожи, совершенно не обратив внимания на пряжку, и сжался, плотно обхватывая талию моей сестры.
  - А попробуй теперь, - попросил я.
  Алона хмыкнула, рассматривая мой пояс, а затем внезапно схватилась руками за голову и застонала.
  - Что с тобой? - кинулся к ней Мирин.
  - Не знаю, что-то голова сильно разболелась, - ответила гномка.
  Я развеял плетение в поясе, поэтому он мигом расстегнулся и упал под ноги.
  - Ты как? - спросил я сестру.
  - Нормально, - с сомнением ответила она. - Сейчас вроде бы не болит.
  Передо мной вновь появился светлячок, но я отмахнулся от него, снова внедрил плетение в пояс, а затем застегнул его на себе.
  - Ты испытываешь уздечку альтаров? - спросил догадливый Мирин. - Но почему на Алоне, и вообще, зачем?
  - Извини, что не предупредил, - покаялся я перед сестрой. - Но мне нужен был маг для эксперимента.
  - А я на что? - воскликнул брат.
  - Ты? И сколько плетений ты знаешь?
  Мирин смутился, а я продолжил:
  - Ну а по поводу зачем... Дело в том, что сегодня я обнаружил, что на церковников уздечка не действует... Как и на меня, собственно.
  Я смотрел на светляк, который сформировал уже сам и понимал, что совсем запутался.
  - То есть, ты... церковный маг? - удивленно спросила Алона.
  - Ага, либо все церковники - Темные. То-то они прекрасно знают, как на ауры прихожан воздействовать... Ладно, это все не так важно, потому что мои ожоги что-то никак не хотят проходить. Нужно срочно наварить лимэля!
  Развеяв плетение в поясе, я застегнул его как положено, а потом отправился разыскивать свой мешочек с травами, а заодно и узнал, куда отнесли пострадавших. Мирин с Алоной последовали за мной, а брат по дороге сказал с укоризной:
  - Алекс, вот я никак не могу понять, почему ты умудряешься влезать во все неприятности, которые тебе попадаются на глаза!
  Устало усмехнувшись, я ответил:
  - Знаешь, Мир, в соседнем мире существует такая поговорка - свинья везде грязь найдет. Вот только она совсем не про меня, потому что, по моему глубокому убеждению, это не я нахожу неприятности, это они сами меня находят!
  Мирин так и не нашелся, что мне сказать в ответ, а вскоре мы пришли, куда нужно. Оказалось, что всех раненных и обожженных в уличной схватке положили на лежанки в большой комнате на первом подземном уровне, поручив их заботам трех королевских лекарей, которые сейчас старательно делали перевязки, мазали ожоги какой-то дрянью, короче - помогали в меру своих сил. Никаких магических способностей у них не наблюдалось, поэтому уровень этих светил медицины я определил как знахарский. Особенно после того, как один из них начал ковыряться в ране грязными щипцами, стараясь извлечь из тела кусок острого камня. Видно, ни о какой дезинфекции здесь никогда не слыхивали. Что ж, будет время, прочитаю им пару лекций о заражении крови.
  К моей радости, мешочек с приобретенными травами также оказался тут, поэтому я незамедлительно приступил к изготовлению лимэля. Еще никогда в жизни я не делал целебную жидкость так быстро, но мне очень помогала Алона, которая немного разбиралась в травках. Мирин же, увидев количество раненых, которых только начали доставлять из храма, предпочел сбежать под предлогом того, что ему хочется поприсутствовать на допросах церковников. Ну и демоны с ним! Мне и одного помощника хватит.
  Когда через несколько часов у меня получилось около ведра целебной жидкости, я остудил его и сразу же выпил целую кружку. Она принесла мне громадное облегчение, но взрыв в организме никак не смог прогнать жуткую слабость. Из последних сил я отнес лимэль в комнату к раненым, количество которых следка сократилось. Оказалось, что у одного гнома с обгоревшим лицом не выдержало сердце. Машинально отметив, что если бы сразу отправился сюда, а не рассказывал о своих похождениях родственникам, вполне возможно, и этого гнома удалось бы спасти, я ровным счетом ничего не почувствовал. Нет, если бы я отвлекался на жалость, то не стал бы после неудачной засады отправляться в храм, поэтому просто отметил, что трупов на моей совести стало еще на один больше. Ну и ничего! Моя совесть выдержит еще и не такое!
  Приказав лекарям не мешать, мы вместе с Алоной стали распределять лимэль по пострадавшим, стараясь, чтобы всем хватило. Обожженным давали выпить много, ну а тем, у кого оказались ушибы, переломы или царапины, по нескольку глотков. Где-то на втором десятке кружка выпала из моих ослабевших пальцев, а наклонившись, чтобы ее поднять, я неожиданно полетел в черноту. Ощутив, что рядом со мной возникла темная фигура, я улыбнулся и сказал подруге:
  - Привет. Рад тебя видеть!
  Темнота вздохнула и печально ответила:
  - Алекс, ты просто невозможен! Почему ты так стараешься побыстрее умереть? Разве не ты ли сам только недавно планировал пожить в свое удовольствие, тихо и спокойно, не вмешиваясь ни в какие схватки?
  Я почесал в затылке и ответил:
  - Просто мне что-то никогда не везет с планами. Как только начинаю что-нибудь загадывать, мечтать о будущем, так обязательно происходит нечто из ряда вон! Кстати, не поможешь мне разобраться в одной маленькой проблеме?
  - Я знаю, о чем ты хотел спросить, - ответила Темнота.
  - И?
  - Нет, служители Единого не обладают теми способностями, которые есть у тебя, - сказала подруга.
  - Но почему тогда на них не действовала уздечка?
  - Потому что они пользуются совершенно иным типом магии.
  - Типом магии? Но ведь магия - это просто возможность сознания оперировать силой, если я правильно понял. Тогда получается, что она одна для всех. Различаются только способы управления силой, а не...
  - Нет, - прервала меня Темнота. - Твои представления в корне неверны. Магия - это не комплекс умений контроля силы, это и есть сама сила. Это энергия, которой оперируют маги.
  - То есть, энергия может быть различна? Постой, это же полный бред!
  Я действительно не понимал этого. Как может быть энергия различной по структуре? Ведь это просто некая сила, которая имеет какой-то там заряд, положительный или отрицательный - не важно. Именно она и позволяет выполнять магические действия тем, кто имеет способности ею управлять. Ведь это же как электричество - оно может быть переменным, постоянным, в аккумуляторах, но ведь его суть от этого не изменяется. В любом виде это просто электроны, бегущие по проводам.
  - Алекс, не стоит мерить все земными мерками, - сказала Темнота. - То, что называется в соседнем мире электричеством - это не та сила, которую используют маги. Это лишь ее... скажем, предметно оформленный вариант, или же сильно измененный аналог, но ни один из местных магов не мог бы её использовать для своих целей. Система магии этого мира имеет много различных типов, и все они основаны на определенном типе силы, которая используется одаренными. Например, ты уже понял, что церковные маги могут извлекать энергию из аур людей, что недоступно другим магам. Ты уже разобрался, что им не нужны плетения, чтобы удерживать силу. А все потому, что их тип силы гораздо легче подчиняется контролю, поэтому их атаки гораздо мощнее, а их защита по силе сравнима лишь с той, которую создал ты.
  Я понял, что она имеет в виду то плетение, которое я придумал в степи и признал слишком энергозатратным. Вот это да! Теперь становится понятным, почему мои плетения разбивались о защиту церковников, как волны о скалы.
  - Но в этом и заключается их слабость, - продолжила подруга. - Они не могут извлекать энергию из окружающего пространства так же хорошо, как обычные маги. Поэтому для того, чтобы поддерживать свою форму, им нужны верующие, которые поделятся излишком своих сил. Именно эта энергия и лежит в основе их магии. Именно ей учатся управлять одаренные служители Единого.
  Темнота замолчала, но я все еще находился в сомнениях, поэтому спросил:
  - Получается, церковники оперируют энергией аур, обычные маги - энергией окружающего мира. Но ведь эти две энергии практически не отличаются друг от друга, и даже я впитывал их одинаково хорошо. Кстати, тогда выходит, что черный металл инертен не к воздействию плетений, они инертен к силе, в них содержащейся, но тогда просто ерунда выходит! Ведь если он инертен к энергии, то как его можно нагреть и перековать? Или при его создании сразу выходят готовые мечи и кинжалы?
  Темнота снова вздохнула и принялась объяснять мне, как маленькому ребенку:
  - Сила в огне, сила в магическом плетении, сила священников - это совершенно разные вещи. И хотя черный металл не подвергается воздействию церковной магии, его спокойно можно нагревать и плавить.
  - Но почему же тогда я не вижу никакой разницы в этих силах?
  - А разве ты еще не догадался? - усмехнулась моя подруга.
  И в этот момент мой мозг пронзила одна мысль - я не вижу разницы, потому что ее нет. Нет ДЛЯ МЕНЯ! То есть, для остальных - все просто. Есть сила ауры, которой могут пользоваться священники, есть обычная сила, которую используют маги, а есть просто сила, содержащаяся в огне или горячей воде, и эти силы различны. То есть, все маги уверены, что забирать энергию, высвобождающуюся из аур мертвых - невозможно, все церковники знают, что пожар нельзя потушить, просто лишив его энергии, а я этого не представляю, но прекрасно всем этим пользуюсь. Так получается, что я универсал? И потому меня выбрала Темнота?
  - Да, Алекс. Твои способности позволяют пользоваться любым типом силы, и применять любую магию, - подтвердила подруга.
  А я внезапно понял, что уже владею несколькими типами магии, только сам этого даже не замечаю. Ведь эльфийская магия леса недоступна обычным магам, а я способен выращивать растения и заставлять плоды на дереве быстрее созревать. Это же бред, если разобраться, потому что я не так давно воздействовал на растения лишь силой, слегка оформленной сознанием, не применяя при этом никаких плетений! А что получится от воздействия сырой силы на дерево, знает любой одаренный - горячие угольки. Но у меня получалось влиять на растения, даже не замечая этого. Так же, как, не замечая никакого дискомфорта, я создавал заново ауру живого человека.
  - Твою-то мать! - потрясенно выдохнул я.
  Темнота рассмеялась, а я осуждающе посмотрел не нее. Тут у меня, можно сказать, глаза, наконец, раскрылись, а она веселится. И как же я раньше-то этого не замечал? Надо же, какими поразительно слепыми мы иногда бываем. Пока кто-то другой не засветит в лоб, так и будем ходить в потемках, даже не догадываясь, что можно просто открыть глаза. Ну и что теперь? Какие еще сюрпризы мне предстоят?
  Но Темнота не спешила отвечать. Она подошла ко мне, ласково провела рукой по моей щеке и прошептала:
  - Спи, Алекс. Ты очень устал.
  А я и впрямь почувствовал, что вся усталость, накопленная мной за долгий суматошный денек, никуда не делась. Она быстро прогнала все недавнее удивление и ошеломление неожиданным открытием, поэтому я только улыбнулся и закрыл глаза, отдавшись на волю моей подруги, а спустя мгновение почувствовал, что лечу...
  Когда я пришел в себя, почувствовал жуткий голод. Оглядевшись, я понял, что лежу на кровати у себя в комнате, рядом на столике аккуратно сложено мое оружие, амулеты и пара мешочков с золотом и колечком, а на плетеном кресле у изголовья сидит Алонка и беззастенчиво дрыхнет. Сосредоточившись на своих ощущениях, я понял, что ничего не болит, не чешется, но присутствует острое желание набить желудок. Но сначала посетить потайную комнатку и еще раз оценить качество местной сантехники.
  Попробовав пошевелиться, я понял, что лежу под одеялом абсолютно голый, поэтому поискал глазами хоть какую-то одежду. Новенький костюм обнаружился на полке в углу, поэтому я аккуратно, стараясь не производить ненужного шума, встал и принялся одеваться. За бельем пришлось лезть в сумки, поэтому провозился я довольно долго, ну а когда уже застегнул пояс с кинжалом и повернулся, то обнаружил, что Алонка сквозь полуприкрытые веки внимательно за мной наблюдает.
  - Все успела рассмотреть, или нужно устроить показательный стриптиз? - недовольно спросил я.
  Сестренка бросила изображать спящую и немного смутилась, но все-таки встала с кресла и, быстро подойдя ко мне, порывисто обняла. Я в ответ улыбнулся, обхватил ее за плечи и привычно подергал за хвостик. Эх, все-таки приятно, что кто-то за тебя переживает!
  - Алекс, а как ты себя чувствуешь? - спросила принцесса, закончив с объятиями.
  - Жутко голодным, - ответил я.
  - Тогда пошли, сейчас как раз должен начаться ужин.
  - Ужин? Это что, я почти сутки провалялся без сознания?
  - Ага, - кивнула Алона. - Лекари совсем охрипли, споря, что с тобой делать.
  - Тоже мне, нашли, чем заняться, - буркнул я.
  - Но ведь все пострадавшие уже поправились и разошлись по домам, вот поэтому им больше нечего было делать, кроме как обсуждать, что с тобой приключилось. Один даже предположил, что лимэль в больших дозах смертелен, поэтому вообще предлагал запретить его применение.
  - Выгнать дурака к демонам! - возмутился я, обиженный в лучших чувствах.
  - Не волнуйся, папа так и сделал, - успокоила меня Алона. - Так что теперь у нас осталось два лекаря, которые во весь голос расхваливают твое целительское искусство.
  Хмыкнув, я извинился перед сестренкой, посетил давно ожидавшую меня комнатку, а потом вместе с Алонкой отправился на ужин. В этот раз стол был накрыт в малой столовой, а за столом сидели только король с Мирином и пятеро гномов, в которых я узнал советников. Поприветствовав всех собравшихся, я ответил на вопросы отца о своем самочувствии, а потом слуги поставили передо мной первое блюдо, и я выпал из жизни. Спустя где-то полчаса я осознал себя возле тарелки с салатом, который просто в меня уже не лез. С сожалением отложив вилку, я оглядел сотрапезников.
  Видимо, отключившись, я сделал что-то не то, или просто громко чавкал, потому что все присутствующие, неторопливо насыщаясь, искоса поглядывали на меня со смешинкой в глазах.
  - Когда я ем - я глух и нем! - важно изрек я и взял в руки бокал вина.
  - Мы уже догадались, ваше высочество, - сказал мне Жимар, вроде бы советник по делам культуры и искусства, если я точно помню.
  - Ну, тогда мне бы хотелось, узнать, что интересного я пропустил, находясь в отключке. Кто-нибудь может ввести меня в курс дел?
  - Если его величество не против, это могу сделать я, - мягко ответил сидящий напротив меня Сварш.
  Ну-с, послушаем, что он скажет. Если ситуация разрешилась в мою пользу, то можно спокойно вздохнуть, но вот если никто из церковников ничего ценного не сообщил, то этот советник станет самой моей главной проблемой.
  Дождавшись кивка Шаракха, Сварш начал:
  - После того, как во дворец доставили всех пострадавших от рук служителей Единого, был проведен допрос двух арестованных гвардейцами послушников церкви.
  Советник сделал долгую паузу, во время которой отпил из бокала глоток вина.
  "Ну же, рожай быстрее!" - мысленно обратился к нему я.
  Ведь было ясно, что сам советник присутствовал на допросе, поэтому знает обо всем, как говорится, из первых уст.
  - Они рассказали, что служители Единого, находясь в Подгорном королевстве, выполняли все распоряжения имперских властей, тесно сотрудничали с императором, а не так давно получили приказ убить принца Алекса.
  Все, теперь можно напиться на радостях! Опустошив половину своего бокала, я стал слушать дальше. Советник рассказал много чего интересного. Оказывается, пока я беседовал с подругой, Сварш на пару с королем развернули бурную деятельность. Уже к вечеру был подготовлен высочайший королевский указ о немедленном закрытии всех храмов, церквей и прочих заведений, посвященных Единому. Ночью в нескольких городах были арестованы еще несколько церковников. Не везде удавалось обойтись без жертв, поэтому после того, как один из святош умудрился положить магией три десятка солдат и сбежать, было решено больше пленных не брать.
  К утру четыре города, в которых находились храмы Единого, были радикально очищены от священнослужителей, а на воротах храмов поставлены подчиненные Сварша, которые рассказывали прихожанам, за что и почему пострадали святые отцы. Допросы церковников продолжались всю ночь, то и дело всплывали различные факты о торговых махинациях, но мне это было не интересно. Гораздо важнее было то, что остальные святоши были кем-то загодя предупреждены, и просто растворились в воздухе, не забыв, однако, прихватить свои деньги и драгоценности. Понимая, что время уже упущено, король издал указ, в котором жителям Подгорного королевства запрещалось укрывательство священников, содействие предателям и все такое прочее. Так что теперь осталось ждать, что предпримут церковники, и надеяться, что они не собираются прорываться с боем в Империю. На этот случай уже были усилены пограничные кордоны, вызвана лишняя сотня альтарских магов и эльфийских стрелков, но наверняка святоши успеют исчезнуть гораздо раньше, чем это подкрепление доберется до границы.
  Покачав головой, я заявил:
  - Не стоит им мешать. Пускай выметаются из королевства к себе домой и больше не появляются. Нужно предупредить пограничников, чтобы ни в коем случае не связывались с церковниками и свободно пропускали всех желающих покинуть горы.
  - Но почему? - удивился Мирин.
  - Чтобы избежать ненужных жертв, - ответил я. - Церковники легко справятся с альтарами, а лучники для сильных магов не станут особой помехой. Разве что выдать каждому эльфу стрелы из черного металла.
  - То есть, ты предлагаешь оставить их безнаказанными? - спросил уже Шаракх. - Ведь именно они пытались подорвать благополучие королевства, а судя по обрывочным сведениям, в скором времени планировали осуществить государственный переворот!
  - Ну, мы, конечно, обольем их смолой и хорошенько поваляем в перьях, но только для того, чтобы больше они сюда и носа не могли сунуть. А в открытое противостояние ввязываться не будем, потому что однозначно проиграем. Церковные маги превосходят нас как в силе, так и в численности. Их можно убивать из-за угла, черным металлом, но не пытаться захватить. Ну а мертвые они нам и даром не нужны, тем более что пока формально местная церковь Единого Империи не подчиняется. Но вот если мы начнем тотальное уничтожение церковников, то могут вмещаться имперские святоши. Не как представители государства, а как единомышленники по вере. Пока еще сохраняется некая грань, за которую они не должны переходить, чтобы не допустить гибели сына императора, но дело в том, что мы к ней подошли уже вплотную.
  В столовой повисла напряженная тишина. Я болтал остатки вина в своем бокале и бездумно смотрел на картины, висевшие на стенах, советники сосредоточенно думали, а Алона жевала пирожок, витая в облаках. Наконец, Шаракх поднялся со своего места и заявил:
  - Прошу прощения, господа, но мне нужно срочно удалиться. Думаю, завтра мы со всеми увидимся на малом совете, а вас, Сварш, я попрошу после ужина зайти ко мне в кабинет.
  Советник кивнул, а король быстро удалился, прихватив с собой еще и Мирина. Видимо, пошел отменять кое-какие приказы. Молодец, быстро соображает. Тех священников, что уже удалось схватить, нам хватит за глаза. Пусть они и не ведают обо всех заговорах или интригах, но кое-что рассказать смогут. А во дворце у Шаракха наверняка найдутся специалисты, которые соберут из разрозненных кусочков мозаики красивую картину и в подарочной обертке преподнесут ее королю.
  Остаток ужина прошел вяло. Советники желанием общаться не горели, да и меня после сытной трапезы начало клонить в сон. В общем, посидев еще минут пять, все разошлись, пожелав напоследок друг другу спокойных снов. Вот только Сварш, уходивший последним, уже на выходе задержался и спросил:
  - Ваше высочество, можно вас на пару слов?
  Кивнув Алонке, которая выскользнула из столовой, я подошел к старику и сказал:
  - Что вы хотите узнать?
  Но советник повел себя странно. Он, показав взглядом на слуг, убирающих тарелки, попросил меня пройти в его комнату, чтобы нам никто не помешал. Пожав плечами, я не нашел причин отказаться и последовал за Сваршем. Спустя несколько минут, плотно притворив дверь комнаты, оказавшейся небольшим кабинетом, гном показал мне на кресло, а сам уселся рядом и начал издалека:
  - Знаете, ваше высочество, меня беспокоит один очень важный момент. Дело в том, что при допросах всех служителей Единого на единственный вопрос они отвечали совершенно одинаково. А вопрос этот был простым - почему вы планировали убить принца Алекса. Вам нужно знать их ответ?
  Увидев смешинку в глазах советника, я ответил:
  - Нет. Я догадываюсь, каким он был.
  - Так вот, - спокойно продолжил Сварш. - Именно поэтому я решил поинтересоваться мнением его величества, но он с уверенностью заявил, что это лишь предлог, который был озвучен церковником низких рангов, и на самом деле целями служителей была вся королевская семья. Просто начать решили с самого опасного - опытного мага. А вот теперь я, собственно, и хотел задать вам свой вопрос. Алекс, вы - Темный маг?
  Посмотрев на лицо советника, я улыбнулся и ответил:
  - Что-то мне подсказывает, что мой ответ для вас не так важен, как демонстрация вашей реакции на него. Может быть, оставим придворные игры и поговорим нормально?
  - Простите, я слегка вас недооценил, - сказал Сварш, легонько улыбнувшись.
  - И если можно, обращайтесь ко мне на "ты" и по имени. Мне так будет комфортнее, - попросил его я, поудобнее устраиваясь в кресле.
  - Хорошо, - кивнул советник.
  - Ну а теперь, может быть, расскажете мне, почему вы не испытываете страха перед новым воплощением Темного мага, избранником Смерти, прислужником Тьмы... и все такое прочее. Простите, я как-то не интересовался, как еще обзывали моего предшественника.
  - Может быть потому, что не замечаю перед собой этого Темного мага, а вижу лишь принца Подгорного королевства, достойного сына своего отца, умного собеседника и храброго воина. Кроме того, по моему глубокому убеждению, я считаю, что не Темный маг развязал Великую войну, и не он повинен в смертях сотен тысяч разумных, поэтому бояться его у меня нет причин.
  - А скажите, как же у вас возникло такое убеждение? - полюбопытствовал я.
  - Дело в том, Алекс, что мне доступны многие знания. Истинные знания, записанные в правдивой летописи нашего народа, скрытой от всеобщего обозрения. Именно поэтому я знаю, что Темный маг не хотел уничтожения всего мира, а просто желал построить свое государство и принести счастье тем, кто пошел за ним.
  Надо же! Еще один любитель старинных книг. Интересно, а что получится, если его со Снежаной познакомить? Но это все шуточки, а главное - у меня внезапно появился еще один знакомый, который может меня понять. Понять и не осудить заочно. А так как занимает он весьма высокий пост, да и вообще заведует всеми делами веры, то можно надеяться, что у гномов не обнаружится ненависти ко мне, от которой придется спасаться бегством.
  - Но ведь остальным жителям королевства известна только "официальная" версия истории, поэтому вряд ли они смогут смириться с тем, что рядом с ними живет Темный маг. А когда церковники распустят нужный слух, то им останется только направить недовольство гномов в нужное русло.
  Сварш снова кивнул, но возразил:
  - Да, недовольство может возникнуть, только не стоит забывать, что именно я занимаюсь всеми вопросами веры. А слухи никогда не несут с собой реальных доказательств, поэтому жителям останется только выбрать, во что лучше поверить - в лживые слухи, распускаемые предателями, или же в рассказ королевского советника, который сам видел, как тот, кого служители Единого называют Темным магом, не жалея себя, заботился о раненых.
  Интересное кино! Он говорит правду или же слегка преувеличивает? Хотя, я находился в таком состоянии, что даже слона не сразу бы смог заметить, вздумай он прийти посмотреть на то, как я раздаю лимэль пострадавшим.
  С советником мы еще долго пообщались к обоюдному удовольствию. Он рассказал, что обладает весьма немаленькой коллекцией книг, посвященной истории гномов, я в ответ похвастался, что имею доступ к личной библиотеке Темного, в которой все никак не могу разобраться. Кстати, Сварш оказался убежденным атеистом. Да, он знал обо всех богах, святых и прочих, но сам в них не верил. Героев он восхвалял, но только за их заслуги при жизни, а не за то, что они якобы могут незримо помочь в чей-то беде. Когда же я спросил, чем вызвано такое отношение к своей профессии, он заявил:
  - Это нисколько не мешает мне выполнять свою работу. Я помогаю гномам находить спасение в своей вере, хотя сам думаю, что каждый должен действовать самостоятельно, и никогда не ждать подсказок или помощи свыше.
  Вот после этого я действительно зауважал советника, поэтому расстались мы практически друзьями. Я пообещал ему любую помощь, ну а он в ответ пригласил меня заходить в гости и на прощание крепко пожал мою руку. А когда я вернулся в свою комнату, то понял, что солнце уже зашло, и на Дар опустилась ночь. Не раздеваясь, я рухнул на кровать и снова попал в нежные объятия Темноты. Груз тревог исчез с моей души, я понял, что снова предоставлен сам себе, и наконец-то могу делать, что пожелаю. И это было прекрасно!
  
  Глава 21. Кровь Основателя
  
  Следующие пару дней я никуда не выползал из дворца и занимался его планомерным изучением. Просто я подумал, что хватит уже искать себе неприятности на пятую точку, нужно хотя бы немного передохнуть от приключений и драк. Но так как на месте все равно не сиделось, а проводить время в библиотеке было лень, то я задумал осмотреть весь дворец. В этом мне очень помогали Алона и Керреш, причем последний только в качестве сопровождения, потому что сам еще толком не знал, где что находится. Вообще-то, он оказался довольно общительным парнем, и во время прогулок по длинным извилистым коридорам рассказал о себе многое, окончательно утвердив меня во мнении, что лучшего кандидата для Алоны не найти.
  Его мать была из древнего богатого рода, отец умер, когда Керрешу было всего три года, поэтому мать вскоре вышла замуж повторно. Отчим ненавидел мальчика и всю свою жизнь посвятил разбазариванию денег супруги, поэтому богатый и процветающий род сейчас сильно обнищал. Но парень успел в детстве получить хорошее образование, научился защищать себя, и сейчас подумывает о карьере торговца. Вот только пока все оставшееся состояние рода содержится в руках его отчима, ведь по законам гномов главу рода может сместить только совершеннолетний. Поэтому сейчас Керреш усиленно копается в книгах и ждет, когда ему стукнет двадцать один год, чтобы потребовать созыва совета рода и при свидетелях стать новым его главой, предоставив доказательства несостоятельности своего отчима. Я лишь пожелал парню всяческих успехов в этом.
  В походах по дворцу мы заходили в зал тренировок Алоны, где я научил ее еще нескольким плетениям, посетили библиотеку, где я нашел сборник изречений Основателя и еще раз убедился, что мужик был очень умным, а также периодически забегали на кухню, пугая тамошних поваров. Каюсь, это было моей идеей, но ждать по часу, пока слуга соизволит сообщить, что их высочества голодны, пока повара приготовят еду, пока это все доставят к нам в комнаты... Нет, такого издевательства над желудком я не потерпел и после подобного завтрака стал сам спускаться на кухню, которая находилась на первом подземном уровне, а потом еще и сестренку с Керрешем с собой брал.
  На второй день Алона показала нам секретный ход на другую сторону горы, про который никто, кроме нее и Шаракха, не знал. Ход был узким, извилистым и темным, нам пришлось зажечь светляки, чтобы в полной темноте не навернуться о какой-нибудь выступ. Этот ход изобиловал разными секретами и ловушками, которые сестренка отключала по пути. Все они были только технического плана, поэтому я бы сюда ни за что не стал соваться в одиночку. Он выходил на скалистую площадку где-то у самой вершины, накрытую небольшим козырьком, с которой открывался прекрасный вид на живописные горы и большую зеленую долину, которая была садом, славящимся на все королевство. Алона поведала, что часто ходила сюда, чтобы полюбоваться на закат, а после смерти матери это место стало для нее чем-то вроде храма, где она могла с ней пообщаться и высказать ей все свои печали и тревоги.
  Рассказывая об этом, Алона старалась казаться непринужденной, даже силилась улыбаться, но я чувствовал, как ей тяжело об этом вспоминать, поэтому, когда сестренка присела прямо на камни и стала смотреть на далекие горы, легонько толкнул Керреша и взглядом показал на нее. Парень сообразил быстро, подошел и обнял Алону сзади за плечи, давая столь необходимую поддержку и утешение. Пробыли мы там долго, до самого заката, а потом вернулись обратно. На этот раз Алона включала ловушки, чтобы никто не смог проникнуть во дворец незамеченным.
  После позднего ужина, Керреш ушел домой, а я спросил сестренку, как ей парень. Лучше бы я этого не делал, ведь и так все понятно было. Добрую четверть часа Алона разливалась соловьем, восхваляя Керреша, пока к нам не заглянул на огонек Шаракх. После разговора о пустяках, он поведал мне о делах в королевстве:
  - Алекс, пока ситуация довольно сложная. Как ты и предполагал, церковники распустили о тебе разные слухи, которые старательно опровергает Сварш, но пока никаких волнений нет. Думаю, вскоре можно будет совсем успокоиться, когда служители Единого, наконец-то, покинут горы.
  - Понятно. Ну а про тех заговорщиков, которые пытались меня кокнуть по дороге во дворец, что-нибудь выяснили? Или же все предположения о заговоре были ошибочными, а заказчиками оказались церковники?
  - Нет, - разочаровал меня отец. - Никто из пойманных церковников никогда не слышал о наемных убийцах из Империи, поэтому можно уверенно сказать, что это дело рук кого-то из местных.
  - Ну а как там с задумкой по поводу награды за сведения? - уточнил я.
  - Результатов пока никаких нет. Шаринон получил массу сведений, но все они после проверки оказались сущей ерундой, или же совсем не относящимися к этому делу. Эх, знал бы ты, сколько всего происходит в столице... Но все эти дни гвардейцы работали впустую, хотя городской страже заодно помогли раскрыть два убийства.
  - И что предполагаешь делать?
  - Я бы хотел, чтобы ты на несколько дней уехал из дворца. Взял с собой пару отрядов Шаринона и...
  - Поработал живцом? - перебил его я. - Отличный план! Вот только хрен он сработает, потому что все заговорщики наверняка затаились, глядя на то, как лихо мы расправились с церковниками.
  - Не думал, что ты так это воспримешь, - покачал головой король. - Но другого варианта я не вижу.
  Я почесал затылок, подергал себя за волосы, помял кончик уха, ухватил себя за нос, но был вынужден признать, что ни одна из этих манипуляций не помогла моей голове родить очередную гениальную идею, поэтому вздохнул и ответил:
  - Ладно, альтернативы я придумать не могу, поэтому будем мучить твой план и надеяться, что заговорщики клюнут. Вот тогда надо постараться выяснить все одним махом. Ты уже придумал, как обосновать мой отъезд?
  - Да. Завтра ты отправишься в Изумрудную гору, поработаешь там немного моим помощником. Тамошние шахтеры давно уже возмущаются, что им выделяется слишком мало средств для разработки новых штреков, вот ты заодно и разберись на месте, стоит ли вообще вкладывать средства в тамошние работы. Эта гора уже давно истощилась, и добыча драгоценных камней слабо окупает затраты... Короче, езжай туда, пообщайся с шахтерами, их руководством, посмотри документы, оцени добычу и прочее. На все тебе дается три дня. Думаю, на такую приманку заговорщики точно должны будут клюнуть.
  - Хорошо, - кивнул я.
  - В помощь тебе Шаринон выделит два отряда гвардейцев...
  - А вот этого не надо! - отрезал я. - Во-первых, няньки мне даром не нужны, во-вторых, они могут вспугнуть убийц. Лучше поеду один.
  - Нет, Алекс, сопровождение тебе по статусу положено! Поэтому хотя бы двоих гвардейцев возьми, - не сдавался Шаракх.
  - Одного, - отрезал я.
  Отец тяжело вздохнул, но понял, что я не уступлю.
  - Ладно, бери одного. Только Шаринона я не отпущу.
  - Вот, блин! - не сдержался я. - Ну тогда... пусть будет Шандар. Я немного привык к нему. Вот только скажи, как у гномов обстоят дела с клятвой верности? В Империи отказ расценивается как смертельная обида, после чего тот, кто хотел поклясться, должен сделать себе харакири.
  - Что сделать? - не понял король
  - Самоубийство, - уточнил я.
  - Нет, у нас в королевстве такое не практикуется. Конечно, это нехорошо, отказываться от такого предложения, но к смерти подобный отказ никогда не приводит. Нужно только найти подходящую причину уклониться от клятвы.
  - А подсказать не можешь? - попросил я.
  - А что, тебе уже кто-то предлагал подобное? - усмехнулся Шаракх. - И когда только ты успел?
  - По дороге сюда, - ответил я, пожав плечами.
  - Значит, это Шандар, - утвердительно сказал король и, не дождавшись возражений, продолжил. - С ним все просто. Ты можешь заметить, что он все еще состоит на службе, что ты являешься особой королевской крови и служить тебе - его прямая обязанность, можешь даже сослаться на Кодекс гвардейцев. В нем вообще-то можно много отговорок найти, так что я тебе даже перечислять их не буду.
  - Спасибо, - улыбнулся я.
  - Тогда - решено! Я распоряжусь, чтобы завтра утром твой конь был готов, а Шандар зашел к тебе сразу после завтрака.
  Пожелав спокойной ночи, Шаракх оставил меня с Алоной, которая еще долго восхваляла своего Керреша. Я даже слегка обиделся, что он такой весь из себя идеальный, а я - позор семьи, поэтому брякнул:
  - Так выйди за него замуж, делов-то!
  Алона покраснела и потупила взгляд, из чего я понял, что такой вариант развития событий уже приходил ей на ум. В общем, я понял, что придется мне на эту тему срочно пообщаться с Шаракхом, а то у него на Алону могут быть совсем другие планы. Да и я совсем забыл, что еще недавно сам хотел разобраться в местной географии и поискать кандидатов в других государствах. В общем, когда вернусь с Изумрудной, нужно будет озаботиться своим образованием.
  Разговоры затянулись за полночь. В основном мы обсуждали традиции и суеверия, в которых Алона хорошо разбиралась, а я пытался убедить ее, что это полный бред и досужие выдумки. Так и не придя к общему мнению, я отправил сестренку спать и отключился сам. А наутро меня разбудила служанка, которая принесла ранний завтрак. Когда я доедал последний пирожок с вишней, в дверь легонько постучали.
  - Войдите! - сказал я с набитым ртом.
  Дверь открылась, и на пороге появился Шандар, который вытянулся и отдал честь.
  - Командир шестого отряда прибыл в ваше распоряжение.
  - Отлично, сейчас оденусь, и пойдем, - ответил я.
  Натянув купленные недавно рубашку и штаны, я накинул еще жилетку, куда сунул деньги, разговорники и свое колечко, с которым не расставался никогда. Накинув перевязь с мечами и пояс с Черным кинжалом, я сказал:
  - Готов.
  И мы вместе с Шандаром пошли по дворцовым коридорам. Молчал он недолго. Где-то уровне на третьем гвардеец осведомился:
  - Ваше высочество, вы подумали над моей просьбой?
  - Не только подумал, но проконсультировался со знающими людьми и решил ответить отказом.
  - Но почему? - недоуменно воскликнул Шандар.
  В ответ я четко перечислил все причины, которые мне назвал король, и напоследок посоветовал ему почитать кодекс, чтобы больше не делать таких предложений. Но Шандар все не унимался.
  - Ваше высочество, я должен вам жизнь! Этот долг не позволит мне спокойно жить дальше!
  - Да не бери в голову! Ничего ты мне не должен.
  - Ваше высочество, это не так! - возразил Шандар.
  - Да ты достал уже! Я ведь просил обращаться ко мне по имени. И вообще, у меня таких должников уйма, но ни у кого я клятву принимать не собираюсь!
  - Почему же?
  - Да потому что тогда я буду чувствовать ответственность за тех, кто мне поклялся, буду заботиться о них, защищать, помогать, воспитывать... На хрена мне такие проблемы? Нет, я знаю такое выражение "мы в ответе за тех, кого приручили", но вот быть в ответе за каждого спасенного не желаю! И вообще, мы же с тобой практически подружились за время путешествия, все было нормально, так ведь нет - ты все это послал к демонам и с упорством барана настаиваешь на своей клятве. Зачем? Что тебе мешает просто забыть об этом эпизоде?
  Шандар молчал. Я уже было думал, что он основательно на меня обиделся, но вдруг он удивленно спросил:
  - Вы и правда хотели, чтобы я стал вашим другом? Но я ведь простой гвардеец?
  - А я друзей выбираю не по их профессии или происхождению, и тебе советую поступать так же, - ответил я, чем надолго погрузил гвардейца в ступор.
  Тем временем мы вышли из дворца, зашли в конюшню, где я нашел своего Ветерка, обрадовавшегося мне и двум яблокам, которые я специально оставил от завтрака. Сев в седло и подождав, пока Шандар оседлает своего скакуна, я подумал, что зря я вообще согласился на доводы Шаракха. Нужно было ехать одному, так наверняка было бы гораздо удобнее. Когда Шандар также устроился в седле, мы поскакали на запад. Ветерок мчался быстро, застоявшись в конюшне, так что жеребец гвардейца едва поспевал за нами. Хорошо хоть, что улицы были довольно широкими и по пути мы никого не задели и не сбили.
  Выехав за пределы города, я немного сбавил скорость, потому что конь парня явно был не элитной породы и долго такой темп выдерживать не мог.
  - Ты маршрут знаешь? - поинтересовался я у Шандара.
  - Да, - ответил тот. - Тут недалеко, всего полдня езды.
  - Понял, - ответил я, и мы опять замолчали.
  Спустя где-то час гвардеец все-таки не выдержал и вернулся к прежней теме:
  - Ваше высочество, а вы больше не хотите, чтобы я стал вашим другом?
  - Ты сам понял, что сказал? - усмехнулся я. - Друзьями не становятся по желанию. И даже если я чего-то хочу, это не значит, что, исполняя мои прихоти, ты станешь моим другом. Максимум - верным слугой, а вот слуги мне даром не нужны. И если ты еще не понимаешь, что в дружбе главное искренность, то ничем помочь не могу.
  Остальной путь мы проделали в молчании. Шандар ничего у меня не спрашивал, а мне как-то совсем расхотелось с ним общаться. С бойцами своего отряда мне удалось быстро найти общий язык, а здесь парень намеренно соблюдал дистанцию, поэтому я никак не мог понять его истинные намерения.
  Где-то после обеда, миновав две горы и три поселка, мы достигли конечной цели нашего путешествия. Изумрудная гора оказалась большой, у ее подножья виднелись многочисленные пещеры явно рукотворного происхождения, да и на склонах также можно было увидеть ямы и дырки. Вся эта гора напоминала один большой кусок швейцарского сыра. Перед ней находился шахтерский поселок - деревянные домики, тесно сбившиеся друг к дружке, пара больших строений и конюшня. Туда мы и направились.
  Сдав транспорт и поинтересовавшись, где можно найти главного, мы были посланы в третий северный проход. Руководствуясь подсказками и советами встречавшихся по пути гномов, мы не промахнулись и вошли в громадную пещеру, выдолбленную в толще скалы многие века назад. Там шло какое-то производственное собрание. На невысоком постаменте надрывался гном, который матом крыл всех собравшихся. Я с интересом прислушался.
  - ...работаете в полсилы! Вместо того чтобы долбить камень, сопли жуете. Я вам покажу, ... и ..., как филонить! Да вы знаете, что к нам должен приехать королевский проверяющий?! Он же закроет разработку на ... и ...! А куда вы после этого пойдете? На соседние шахты? Там своих ... и ... хватает! Поэтому кирки в зубы и работать, выкидыши хропа! Почему я вас, халтурщиков, должен тут ..., когда мне еще для этого ... и ... проверяющего бумаги готовить?
  Я не выдержал и рассмеялся, обратив на себя внимание гнома.
  - А это кто еще такой? Почему посторонние на территории? Вывести их на ... отсюда!
  - Не нужно меня выводить, - сказал я, улыбаясь. - Я ведь и есть тот самый ... и ... проверяющий.
  У гнома вытянулось лицо и самопроизвольно отпала челюсть. Поглядев на него, я опять расхохотался. Стоявший рядом Шандар тоже улыбнулся, а потом веселье как-то незаметно переместилось на остальных гномов, и вскоре вся толпа дружно смеялась, порождая громкое эхо своим гоготом, отражавшимся от стен. Некоторые шахтеры вообще хватались за живот и вытирали слезы на глазах. И только главный гном так и стоял с ошеломленным лицом. Но вскоре ему удалось взять себя в руки, после чего он со стуком закрыл рот, а потом заорал:
  - А ну всем работать! Живо разошлись по своим участкам!
  Все еще смеющиеся шахтеры медленно потянулись в зев пещеры, а гном спрыгнул со своего постамента, оказавшимся большим камнем, и подошел к нам. Я протянул ему руку и представился:
  - Алекс, проверяющий.
  - Дежин, начальник разработки, - представился в ответ гном и робко пожал мне руку. - Ваше высочество, вы ведь не обижаетесь на то, что я в горячке брякнул? Поймите, производство стоит, а эти гады отмечать юбилей Сешеха стали, вот я и не сдержался...
  - Не переживайте, сочтем это рабочим моментом, и давайте перейдем к делу. Признаюсь сразу, я в горном деле не очень хорошо разбираюсь (ага, это еще мягко сказано!), поэтому попрошу вас не бежать сразу за отчетами, технической документацией и прочими бумагами, а объяснить мне по-простому, что этой разработке нужно и чего от нее можно ожидать.
  Гном облегченно вздохнул и начал рассказ. Оказывается, данная разработка была заложена давно, еще при самом Основателе, и долгое время считалась богатейшей. Изумруды текли рекой, добывать их было легко. Но вот постепенно богатые жилы истощились, средние тоже сошли на нет, а добыча жалкой мелочи сопровождалась большими трудностями и уже не давала таких потрясающих результатов. В общем, Дежин мне прямо сказал, что разработка просуществует еще максимум десять лет, но чтобы ускорить добычу и хотя бы создать безопасные условия работы, необходимо вложить в нее определенную сумму.
  - Поймите, Алекс, в последнее время все чаще случаются мелкие обвалы, а распорки в тоннелях старые, давления не выдерживают. В прошлом месяце погибло двое шахтеров, потому что балки просто перегнили, а новые материалы стоят дорого... Да я могу сам вам показать все на месте. Пойдемте!
  Мы вместе с Шандаром пошли за начальником вглубь пещеры. Сперва ход был широким, но потом постепенно сужался и становился невысоким, так что в некоторых местах приходилось даже нагибаться. На стенах в некоторых местах горели факелы, а кое-где масляные лампадки, поэтому светляк мне зажигать не пришлось. Дойдя до развилки, мы повернули направо и пошли по наклонному шурфу, а потом через десяток минут остановились в какой-то пещерке, в центре которой находился огромный колодец, а над ним стоял подъемный механизм с валом и деревянной кабинкой.
  - Вы не побоитесь спуститься в штольню? - спросил меня Дежин.
  Я пожал плечами.
  - Нет, а если и испугаюсь, ради дела можно потерпеть.
  - Хорошо, я сейчас все устрою.
  Дежин отыскал трех шахтеров, оторвав тех от работы, и заставил их спустить нас вниз. Зайдя в покачнувшуюся кабинку, я глянул в колодец. Там было темно и определить его глубину, хотя бы приблизительно, не было возможности. Следом в кабину запрыгнул Шандар, а последним зашел Дежин с лампой и скомандовал:
  - Опускай!
  Шахтеры дружно начали крутить деревянный ворот с ручками, и кабинка с нами медленно стала опускаться в темноту. Движение было плавным, но все равно легкая кабина раскачивалась и иногда билась о стенку колодца, издавая при этом неприятный скрежет. Странная штука, но мне совсем не было страшно. Меня не пугало это погружение в неизвестность. Наоборот, когда я задумался над этим и прислушался к своим чувствам, то ощутил лишь умиротворение. Оно было таким сильным, что я даже поневоле улыбнулся. Вот уж не думал, что мне так приятно будет находиться в шахте. Но тут же я ощутил легкий ужас, только явно не свой, поэтому спросил Шандара:
  - Ты чего трясешься?
  - Никогда не любил темноту, - шепотом ответил гвардеец.
  - Так чего же ты со мной поперся? Зачем было себя насиловать?
  - Это мой долг, - ответил Шандар.
  - Должник, твою мать, - пробормотал я.
  Кабина была примитивной - деревянный каркас и перила до пояса, поэтому я смог перегнуться через них и посмотреть вниз. К сожалению, даже сейчас дна я рассмотреть так и не смог, слепил свет лампы начальника. Можно было бросить что-нибудь, чтобы по звуку определить расстояние, но ничего типа камешка с собой я не захватил, поэтому решил просто подождать. Ведь если бросить монетку, то начальник может меня не совсем так понять.
  - А вы уже бывали в шахтах, ваше высочество? - спросил меня Дежин.
  - Нет, первый раз, - ответил я.
  - Странно, - пробормотал начальник.
  - Что именно?
  - В первый раз немногие могут сохранить хладнокровие, опускаясь так глубоко, а вам, как я вижу, происходящее даже нравится, - пояснил гном.
  - Я и сам этому удивляюсь, - сказал я в ответ и снова улыбнулся, прислушавшись к себе.
  Спустя несколько десятков минут с начала спуска кабина достигла дна. Мы вышли из нее и огляделись. Колодец заканчивался пещерой, из которой вели три хода. Дежин поманил нас в средний и по дороге стал рассказывать:
  - Здесь залегает одна из последних относительно богатых жил, но работать тут совершенно невозможно, потому что весь свод может рухнуть в любой момент. Вот смотрите, эти распорки тут всего четыре месяца, но на них уже появилась плесень. А эта балка... Вот, поглядите. Скоро она должна просто треснуть пополам, потому что у нас нет материалов, чтобы распределить вес равномерно...
  - Это здесь погибли шахтеры? - спросил я, ковыряя дерево пальцем.
  Действительно оно уже превращалось в труху.
  - Нет, это случилось в другом штреке, а здесь отказываются работать даже самые смелые, и я их прекрасно понимаю.
  - А вообще стоит ли долбить камень именно здесь? Может лучше вообще бросить этот колодец и завалить его камнями?
  - Нет, это единственный подход к жиле. Если начать работать в другом месте, то на то, чтобы достигнуть нужного уровня, уйдут многие месяцы, если не годы.
  Мы шли все дальше. Я заметил, что туннель становится все более неровным, в конце вообще не было никакого дерева, только голый камень. Похоже, на этой шахте действительно не хватает средств, раз рабочие стремятся экономить на каждой мелочи.
  - Ладно, я понял вашу ситуацию, обещаю над ней подумать, но окончательное решение приму только когда увижу расчеты.
  - Спасибо и на этом, ваше высочество, - ответил Дежин. - Тогда пойдемте назад.
  - Дайте мне еще немного времени, - попросил я неожиданно даже для себя.
  Оглядывая камень со следами работы шахтеров, я пытался разобраться, почему вдруг на такой глубине, в толще каменной породы чувствую себя столь спокойно и умиротворенно. От этих мыслей меня отвлекла слабая вибрация в кармане. Достав разговорный амулет, я слегка удивился. Он не был активным в полной мере, а как будто раздумывал, заработать ему, или нет. Сжав амулет, я спросил:
  - Что случилось?
  Очень далекий, едва слышный голос Мирина произнес:
  - ...лекс, ты ...брался до...
  - Мир, я тебя плохо слышу.
  - ...рю, ты ...ся...
  - Я потом свяжусь с тобой, - ответил я и положил амулет в карман.
  Видимо, большое количество камня надо мной мешает полноценной работе разговорников. Я тут же вспомнил, как связывался с Фариамом из схрона в Белой Скале. Ведь тогда никаких проблем со связью не было. Хотя, тут глубина должно быть раз в десять побольше будет, да и самого камня вокруг немеряно, так что все вроде понятно. Уже собираясь уходить, я провел ладонью по камню и вдруг ощутил какую-то странность. Убрав руку, я прислушался к себе, но ничего не почувствовал. Тогда я вновь приложил ладонь к камню и сосредоточился. Вначале я почувствовал какой-то дискомфорт, который тут же трансформировался в напряжение. Я уж было думал, что это подает сигнал моя интуиция, но в этот раз ощущение было иным. Такое впечатление, что скала под моей рукой слегка дрожала.
  - Подойдите сюда, - попросил я остальных. - Прикоснитесь к камню. Ничего не чувствуете?
  Дежин и Шандар послушно положили руки на стену и прислушались.
  - Нет, камень как камень, - ответил гвардеец.
  - А что вы ощущаете? - спросил меня Дежин, встревожено поглядев на меня.
  - Не могу четко объяснить. Как будто скала дрожит.
  Я прижал вторую руку и опять сосредоточился, а потом подошел еще ближе и прижался к камню щекой. Нет, мне не показалось. Я чувствовал напряжение, которое словно еще только-только зарождалось в толще камня. Оно все росло и требовало выхода, причиняя мне прямо физическую боль от осознания, что вот-вот, сейчас... Я резко отшатнулся и прислушался к себе. Напряжение не исчезло, но вот только оно приобрело окрас обычной работы моей интуиции.
  - Валим отсюда! - крикнул я и побежал назад, увлекая за собойгномов.
  Дежин от неожиданности выронил лампу, но я не дал ему ее поднимать и, схватив за руку, решительно потащил к колодцу, сформировав впереди нас яркий светляк.
  - Что происходит? - попытался спросить начальник, но я лишь рявкнул:
  - Шевели ногами!
  Вот Шандар - тот молодец, не стал задавать вопросов, а просто кинулся вперед, следуя за светом моего светляка. Выбежав в колодец, я ощутил, что времени совсем не осталось, поэтому просто подхватил гномов и активировал плетение левитации, не жалея на нее энергии. Шандар вцепился мне в плечо, а Дежин, прошептав "Мама!", обхватил за шею.
  - Что у вас делают, когда существует явная угроза обвала? - обратился я к нему.
  - Объявляется всеобщая тревога.
  - Это нужно сделать прямо сейчас! - приказал я.
  - Но...
  - Некогда объяснять!
  Мы достигли края колодца, ошеломив трех шахтеров, которые собирались нас вытаскивать. Потом я аккуратно подтянул себя магическим захватом и развеял плетение левитации, оказавшись над ровным полом. Шандар тотчас отпустил меня, а вот руки Дежина пришлось разжимать.
  - Действуйте! Не стойте столбом! - закричал я прямо в испуганные глаза начальника.
  - Хош, крути тревогу! - крикнул пришедший в себя Дежин.
  Один из шахтеров тут же кинулся куда-то в угол и принялся крутить ручку какого-то странного аппарата. Вскоре пещеру заполнил заунывный вой, который эхом отправился по ней гулять, отражаясь от стен. Теперь мне стало понятно, почему начальник приказал не объявлять тревогу, а именно крутить. Внезапно послышался топот многих ног и из окрестных ходов начали выбегать гномы с кирками и лопатами наперевес. Мы присоединились к ним и побежали к выходу, а спустя десять минут уже щурились от яркого солнца и смотрели, как из пещеры выбегают остальные гномы. С удивлением я увидел, что из соседних проходов также появляются шахтеры с недоумением на лицах, а заунывный вой уже распространился по всей горе.
  Гномы быстро собирались в кучу и встревоженными голосами требовали от начальника объяснений, почему была объявлена тревога. Тот сначала уклонялся от ответа, но потом сказал:
  - По приказу его высочества!
  Шум немного поутих, и взгляды гномов обратились на меня. Почувствовав себя неуютно, я уже начал сомневаться в своих недавних ощущениях. Все собравшиеся рабочие окружили меня плотным кольцом, но не решались спросить о чем либо, только перешептывались между собой, а я все бросал взгляд на гору, в недрах которой уже стих вой, понимая, что тревога вероятнее всего, была ложной.
  - Ваше высочество, - наконец обратился ко мне один старый гном. - Почему вы решили объявить тревогу?
  - Да не знаю я! - честно ответил я гному. - В шахте мне показалось, что я что-то почувствовал. А своим ощущениям я привык доверять всегда, поэтому и жив до сих пор.
  - А не могли бы вы поточнее рассказать, что вы почувствовали? Может вы просто испугались? - улыбнулся гном.
  В толпе раздалось несколько смешков, но на мою защиту встал сам начальник:
  - Алекс не испугался! Я готов в этом поклясться. Когда мы спускались во второй ствол, я даже удивился, что он не испытывает страха. Наоборот, ему там очень понравилось, так что его высочество даже поначалу не хотел уходить.
  - А что конкретно вы ощутили? - вполне серьезно спросил старик.
  - Какое-то напряжение, дискомфорт... Мне даже показалось, что камень дрожит, поэтому я и приказал поднять тревогу, предположив, что близится обвал.
  Я перевел взгляд на гору и решил сходить проверить. Выйдя из кольца почтительно расступившихся гномов, я подошел к зеву пещеры и прикоснулся к стенке, а потом плюнул на мнение окружающих и опять прижался к ней щекой. Всего несколько секунд понадобилось мне, чтобы почувствовать то самое напряжение, которое стало сильнее на порядок. Оно буквально впивалось в мое тело, заставляя напрягать мышцы и стремиться от него избавиться. Тут я почувствовал в глубине горы слабый удар и понял - началось. Оттолкнувшись от камня, я побежал прочь, слыша треск позади себя, зарождающийся в недрах. Когда я добежал до гномов, никто уже не смотрел на меня удивленно, все обратили свои взгляды на гору.
  Треск сменился глухим ударом, который вызвал сотрясение почвы, а потом последовал еще один, словно взрыв. Гора дрогнула, от ее вершины откололась глыба и с шумом и грохотом покатилась вниз, раскалываясь по дороге на мелкие куски. Один из них полетел прямиком в нас, но я сформировал большой щит и остановил этот снаряд еще на подлете. Гора все тряслась. Из пещеры вылетела туча пыли и каменной крошки, козырек ее обломился и рухнул вниз, едва не задев нас каменной шрапнелью, но я приказал всем собраться плотнее и накрыл гномов защитным куполом. Шахтеров было всего пара сотен, поэтому сил эта защита отняла у меня совсем немного.
  Мы стояли и смотрели за обвалом, чувствуя ногами колебания земли. И даже когда со склонов перестали катиться камни и защитный купол стал больше не нужен, мы все ощущали, что процесс не прекратился и в недрах горы все еще ломаются перекрытия, разрушаются штреки, заваливаются камнями туннели и шурфы. Спустя долгих десять минут наступила тишина. Гномы молчали и только удивленно смотрели на меня, а я инстинктивно чувствовал, что все уже позади. Но все равно нужно было в этом убедиться, поэтому я пошел ко входу в пещеру, густо усеянному булыжниками, искренне жалея, что у моих сапог такая мягкая подошва. Подойдя к стене, я приник к ней и сосредоточился.
  - Что вы чувствуете сейчас? - осторожно спросил меня все тот же гном, последовавший за мной со своими коллегами.
  Я улыбнулся и ответил, все так же прижимаясь к камню щекой:
  - Облегчение. Умиротворение. Покой.
  С сожалением оторвавшись от стены, я нежно провел по ней ладонью и повернулся к гномам. Они все смотрели на меня со странным выражением в глазах. Впереди стоял знакомый старик, на щеках которого я с удивлением заметил две влажные дорожки.
  - Я не думал, что когда-нибудь увижу это своими глазами... - прошептал он.
  - Так! А ну-ка объясните толком, что происходит, и почему вы все на меня уставились?
  - А вы разве не знаете, ваше высочество? - спросил меня начальник.
  - Расскажете, буду знать, - ответил я, глядя на лица гномов, в которых удивление постепенно уступало место восторгу.
  - Дело в том, что... ну... это... - замялся Дежин. - Сешех, давай лучше ты!
  - Хорошо, - кивнул старый гном. - Все просто - в вас пробудилась кровь Основателя, и поэтому вы обрели способность чувствовать камень.
  - Мля-я-я... - протянул я. - Только этого мне еще не хватало для полного счастья!
  И ведь подозревал, что вся эта история с Основателем неспроста появилась в моей жизни! Да и вообще, нужно сегодня же поговорить с Темнотой, по поводу того, был ли Древний Король ее избранником или нет. Теперь-то я вспомнил слова моей подруги о том, что мне еще предстоит узнать некоторые свойства своей крови. Видимо, передача этой способности как раз является одной из них. Надо будет потом поэкспериментировать с Алоной и Мирином, может, и у них обнаружится нечто подобное. Не одному же мне отдуваться теперь!
  - Ваше высочество, простите меня, - сказал Сешех.
  - Это за что? - удивился я, почесав затылок.
  - Когда я узнал, что у нашего короля появился новый сын, да еще и эльф, я возмутился и говорил другим, что вам не место в нашем королевстве. Когда до нас дошли слухи, что новый принц является Темным магом, я сразу же поверил этому. Но теперь я вижу, насколько ошибался... Простите меня.
  - Да не стоит! - махнул я рукой. - У каждого есть право на собственное мнение, и глупо обижаться по этому поводу.
  - Нет, я виноват перед вами. Сейчас я понял, что вы действительно сын своего отца и пред всеми присутствующими отрекаюсь от своих слов, которые говорил, и заявляю - ваше высочество, вы можете стать достойным королем. Но пока этого не произошло, я хотел бы попросить вас об одной мелочи. Я обязан вам жизнью... Да что там! Мы все обязаны вам жизнью, ведь если бы не ваш дар, мы остались бы навеки в этой горе. И теперь я хотел бы принести вам клятву...
  - Стоп! - закричал я. - Ни слова больше! Мать вашу, да за что же мне это?! Все утро одному доказывал, что не принимаю клятвы от спасенных, теперь еще вы начинаете! В общем, ничьи клятвы я выслушивать не собираюсь, можете обижаться, сколько влезет. У меня и так проблем по уши, и брать на себя ответственность за чужие судьбы я не буду. Поэтому просто предлагаю всем сейчас отправиться праздновать второе рождение и юбилей Сешеха, все равно в этой горе работать больше нельзя. Что скажете?
  Гномы одобрительно зашумели.
  - Ну, тогда пошли в поселок, а то я опять пообедать не успел!
  Все шахтеры развернулись и дружною гурьбой вместе с нами отправились к поселку, гомоня на разные голоса. Начальник пристроился рядом со мной и спросил:
  - А что теперь с нами будет? Ведь на этой горе теперь действительно работать невозможно, да и бессмысленно, потому что затраты по добыче будут несоизмеримы с прибылью от продаж изумрудов.
  - Я над этим подумаю, - сказал я в ответ. - Если во мне пробудился этот дар, то вполне возможно, я в скором времени научусь им пользоваться, а вот тогда работы хватит всем.
  - Спасибо, ваше высочество, - сказал Дежин.
  - Просто Алекс, - поправил я его со вздохом.
  Вот так, только начинаешь решать одну проблему, как сразу возникает новая. Хотя, не скажу, чтобы это было уж настолько серьезной проблемой. Наоборот, это стало решением вопроса о сплетнях, распространяемых служителями Единого. Ведь в Мардинане у святош не получилось разыграть эту карту только потому, что народ искренне уважал своего защитника. Именно поэтому они даже и не стали пытаться, но вот в горах использовали это последнее средство, которое теперь на ноль помножится слухами о даре Основателя. Так что мне радоваться нужно, а не сожалеть, что опять прославлюсь на все королевство.
  Но ведь это почти ничего не изменит в моей жизни. Просто теперь мне опять придется много работать и учиться, развивая свою новую способность и не жалея на это сил и времени. Ладно, справлюсь, не впервой! Вот только объяснил бы мне кто, какие еще способности могут у меня обнаружиться? Кровь Ваза уже дала о себе знать, ведь раньше магией растений я не пользовался, и только после того, как попал на Землю, применил ее впервые, а это наводит на некоторые мысли. Интересно, что же перепадет мне от Ренарда и есть ли какие-нибудь скрытые способности у Фариама? Чувствую, мне еще предстоит это узнать.
  
  Глава 22. День кузнеца
  
  Празднование второго рождения прошло замечательно. Решрок из запасов шахтеров общими усилиями уничтожили практически полностью. Я пил мало, больше налегал на закуску, но компанию поддерживал. После того, как горняки слегка захмелели, мастера вокала начали орать песни. В основном тематика была специфическая, пели о драгоценностях, о добыче руды, о том, как нелегко киркой махать, но я вспомнил несколько веселых песен, которые узнал от бойцов в степи и перевел концерт в более праздничное русло. Потом начали травить байки, смешные и забавные, а в самый разгар веселья в моем кармане вновь активировался разговорник.
  - Алекс, ну как ты там? Добрался? - сказал Мирин. - Я недавно пытался с тобой связаться, но совсем ничего не было слышно. Нужно будет сделать новый амулет.
  - Нет, это я просто глубоко был, там действие ослабевает, или камень сигнал глушит, - сказал я в ответ.
  - Значит, ты добрался успешно. Что-нибудь по пути произошло?
  - По пути нет, а вот на месте... Короче, в горе случился обвал, так что добывать здесь больше ничего нельзя. Конкретный ущерб еще не глядели, да я думаю, смысла нет - грохотало знатно. Наверняка все ходы и штреки завалило. Есть еще кое-какие новости, но их я лучше при встрече расскажу.
  Ответа не было, я даже забеспокоился, неужели действительно амулет барахлит.
  - Эй, ты меня слышишь?
  - Слышу, - ответил Мирин. - Знаешь, я предполагал, что с тобой обязательно должно что-нибудь произойти, но не предполагал, что все будет настолько... Ну, ты даешь! Значит, можно передавать отцу, что разработку Изумрудной горы ты закрыл радикально?
  - Это не я! Все само собой получилось! Я в этом совсем не виноват! - попытался оправдаться я.
  - Зная тебя, я в этом сильно сомневаюсь, - ответил Мир. - Когда будешь возвращаться?
  - Завтра с утра и выеду, к ужину надеюсь успеть во дворец. Пусть папа вызовет к этому времени Шелеза, этого главного... блин, вылетело из головы... короче министра горных разработок.
  - Ты имеешь в виду главного горнодобытчика? - уточнил брат.
  - Точно, его.
  - А зачем? - поинтересовался Мир.
  - Потом сюрприз будет, - пообещал я.
  - А сразу сказать не можешь?
  - Будет не так интересно, - ответил я.
  - А чем ты сейчас занимаешься? Я слышу голоса рядом с тобой.
  - А это мы с шахтерами празднуем окончание всех дел на Изумрудной горке, - просветил я брата.
  Мирин помолчал, а потом мрачно пообещал:
  - Готовься, Алекс. Когда я сообщу отцу, что ты вместо того, чтобы тихо и мирно провести бумажную работу, разрушил Изумрудную гору, а потом остался пьянствовать с рабочими, думаю, в ближайшие несколько лет он вообще тебя из дворца выпускать не будет. Слишком ты опасен для мира.
  - Не преувеличивай, Мир. Я белый и пушистый.
  - Ладно, ждем тебя завтра.
  Брат отключился, а я опять вернулся к ужину. Посиделки затянулись, поэтому отправился спать я около полуночи, чувствуя, что горло слегка охрипло. Последний десяток песен был явно лишним. Растянувшись на полу в какой-то хижине под охраной Шандара, улегшегося у порога, я начал задремывать. Но как только ощутил ласковое прикосновение Темноты, встрепенулся и обратился к ней:
  - Привет! У тебя есть минутка? А то мне тут некоторые вопросы прямо спать не дают спокойно.
  - Конечно, Алекс, - донесся шепот подруги.
  - Можешь сказать, Основатель или, как его еще называют, Древний Король гномов был твоим Избранником? Или же просто владел специфическим даром?
  - Да, он был разумным с такими же задатками, как и у тебя.
  - Но почему его тогда никто не называл Темным магом?
  - А он не был магом, - ответила Темнота. - Он отказался развивать свои способности и использовал только врожденное умение чувствовать камень.
  - Отказался? Почему? - спросил я.
  - Потому что не нашел себе учителя в горах, а покидать свое королевство не захотел. Я советовала ему оставить все и пойти в другие страны, но он ставил на первое место дело всей своей жизни - объединение народа гномов. И всегда у него находились причины, чтобы отложить поиски наставника, а потом стало уже слишком поздно.
  - Но ведь он добился, чего хотел? - уточнил я.
  - Да, он создал крепкое королевство, объединил народ, сделал его жизнь более счастливой, прекратил распри родов, завел себе семью... Когда пришло его время, он сказал мне, что сделал все, что было в его силах, и не жалеет ни о чем.
  - Значит, он умер, даже не попытавшись стать магом?
  - Да, - ответила подруга.
  - Ладно, с этим понятно. А ты можешь подсказать мне, как управлять этими моими способностями?
  - Могу, но ты и сам во всем разберешься.
  Мда, не прокатило. Придется пахать самому, а ведь так не хотелось.
  - А тогда можешь хотя бы намекнуть, что за способности достались мне от Ренарда с Фариамом? - невинно поинтересовался я, надеясь узнать хотя бы это.
  Темнота засмеялась, но ответила:
  - У Фариама нет ничего неординарного, а вот в роду Ренарда были провидцы.
  Интересное кино. Получается, если повезет, я смогу видеть будущее? Полезная возможность, надо будет ее поискать на досуге, когда таковой появится. А то ведь интуиция интуицией, но ведь она узконаправленная, а вот возможность предвидения - совсем другое дело. Может, напрягусь, сосредоточусь, поматерюсь немного, да и увижу, как Империи по носу щелкнуть, чтобы она не распускала свои ручонки загребущие. И будет тогда всем счастье! Темнота в этот момент снова тихо засмеялась, а потом обняла меня за плечи и унесла мое сознание к себе.
  А вот утром я проснулся на удивление поздно. Во рту было мерзко, а в голове шумело. Все-таки гномий решрок был совсем не полезен для здоровья. С трудом поднявшись и растолкав Шандара, я вышел из домика, где вырубился и отправился на поиски завтрака. Встречавшиеся по дороге гномы также выглядели помятыми и не выспавшимися, но, тем не менее, сосредоточенно собирали инструменты и отправлялись в первый проход. Как я узнал, там еще осталась часть шахты, которую не засыпало в процессе обвала, поэтому всех рабочих начальник отправил махать кирками. Большой добычи не предвиделось, но нужно же гномам было чем-то заниматься, пока я не найду им новое место работы.
  Позавтракав и пообщавшись немного с Дежином, мы оседлали лошадей и отправились обратно во дворец. Дорога была скучной, Шандар общаться не хотел, да я и не настаивал, размышляя о том, что сказала Темнота. Итак, Основатель был Избранником, который не пошел по пути Темного мага. Отсюда можно сделать вывод, что Алкис был прав, предшественники у него были и немало. Интересно только, зачем это все было нужно? Темнота упорно не желает говорить, а мои догадки настолько фантастичны и противоречивы, что вряд ли хотя бы одна из них может приблизительно походить на правду.
  Идем дальше, раз способности Древнего Короля каким-то образом пробудились во мне, значит, нужно их развивать. Сперва хорошо бы покопаться в библиотеке, вдруг обнаружатся какие-нибудь записи самого Основателя, хотя это маловероятно, а потом отправиться в горы на различные разработки. Есть у меня кое-какие догадки по поводу того, как эти способности могут работать. Именно для этого мне и нужен был Шелез, чтобы показал точно, где и что добывается.
  По пути на нас никто не покушался. Видимо, времени прошло слишком мало, чтобы злоумышленники успели отреагировать, поэтому можно было смело утверждать, что план Шаракха полетел демонам под хвост. Несмотря на подкравшуюся неудачу, был и плюс - оказывается, что не я один в этом мире такой невезучий. В обед мы не делали привал, перекусили прямо в седлах тем, что предусмотрительный я слямзил у шахтеров, а ближе к ужину достигли Дара.
  Сегодня на улицах царило оживление, поэтому нам пришлось притормозить и передвигаться осторожно, чтобы никого не затоптать. Я поинтересовался у Шандара, в чем дело, и узнал, что сегодня национальный праздник - день кузнеца. Вот поэтому сегодня в столице был ажиотаж, ведь на рынках Дара именно в этот день появлялись необычные изделия знаменитых кузнецов, приберегаемые как раз для этого случая. Все мастера таким образом устраивали своеобразное соревнование в своем искусстве, а их изделия сегодня можно было купить намного дешевле, чем в обычный день. Все гномы знали, что если в день кузнеца приобрести оружие, то оно обязательно окажется уникальным. Поговаривали, что легендарный меч Дершира Победителя был куплен им семь столетий назад именно в этот день.
  Но не только из-за оружия в Даре собралась куча народа. Сегодня на всех площадях и улицах давали представления бродячие музыканты, а в театре шел тот самый "Кузнец", афишу которого я разглядывал недавно. Ну а во дворце наверняка должен был состояться большой праздничный прием. Узнав об этом, я поежился и пожалел, что не остался у горняков. Теперь придется быть там и изображать пай-мальчика, а ведь у меня даже сапог приличных нет, так и хожу в дырявых. О, кстати о птичках!
  Не обратив внимания на удивленный возглас Шандара, я свернул с главной улицы и направился к тому сапожнику, у которого делал заказ так давно, что уже успел позабыть об этом. С трудом туда добравшись, потому что на маленьких улицах толпилось еще больше народа, я зашел в мастерскую. К моей радости, заказ уже давно был готов, поэтому я быстро напялил новую обувку. Сапоги были великолепны, сидели, как влитые. Мне даже показалось, что те, которые я купил в Марде, были намного хуже. Все-таки не зря мастер просил пять дней на их изготовление. В общем, расплатившись и поблагодарив гнома за прекрасную работу, я снова забрался на Ветерка и двинулся во дворец.
  На дворцовой площади как раз проходило какое-то музыкальное представление с оркестром и певцами. Причем, хотя в оркестре, как я заметил, половина инструментов были барабанами, звучал он довольно неплохо. Оставив лошадей в конюшне, мы с Шандаром окольными путями прямо оттуда попали во дворец. Оказывается, тут существовала еще масса черных ходов, чтобы не ходить каждый раз через главный, но я про них даже не догадывался. Гвардеец привел меня в кабинет Шаринона, хозяин которого был по уши завален различными бумагами, свитками и прочей макулатурой и отрапортовал:
  - Командир шестого отряда Шандар порученное задание выполнил!
  - Хорошо, можешь быть свободен, - ответил Шаринон.
  Гвардеец лихо развернулся и, чеканя шаг, вышел из кабинета. Я покачал головой, глядя на его строевые выкрутасы, а потом присел на стул и поинтересовался:
  - Ну и как? Дело заговорщиков движется?
  - Да куда там! - разочарованно ответил Шаринон и смял листок, который только что читал. - Почти все сведения - сплошная ерунда. Некоторые решили под шумок избавиться с моей помощью от конкурентов, недругов, да и просто нелюбимых соседей. Пришлось даже меры принимать за лжесвидетельства. В общем, по пятому имперцу так ничего и не известно. Видимо, он прячется у кого-то из знати, а вот их так просто не возьмешь и не потащишь на допрос. У меня уже сил не хватает читать всю эту чушь!
  Я взял один листок из самой большой пачки и вгляделся в текст. "Я, Парика, работница трактира "Веселый гном" заявляю, что его хозяин точно связан с заговорщиками, мечтающими убить нашего короля. Я это поняла потому, что он последний месяц регулярно спит с человечкой, женой Зыка-кузнеца, которая живет на соседней улице, а на меня даже и не смотрит. Хотя до этого называл меня и ласточкой, и рыбонькой, и булочкой, занимался со мной любовью, а на других женщин даже не смотрел...". Хихикнув, я положил донос на место.
  - И что, все требуют награду?
  - А то как же, - улыбнулся Шаринон. - И еще обижаются, когда гвардейцы заявляют, что предоставленные ими сведения нужно сначала проверить.
  - Мда, сочувствую, - протянул я. - А не знаешь, где сейчас отец?
  - Наверняка в зале совещаний. Перед крупным торжеством он всегда устраивает небольшие советы.
  - Ладно, тогда мне там точно делать нечего. Пойду к себе. Да и вообще, чего ты мучаешься? Посадил бы десяток помощников, пусть тебе отбирают только стоящие донесения.
  Шаринон вздохнул.
  - Нет, вдруг они что-нибудь пропустят. Лучше уж сам буду читать, но зато буду уверен, что не упустил ничего важного.
  - Ладно, удачи! - попрощался я и отправился в свою комнату.
  А там меня поджидал сюрприз - на кровати лежал новенький костюм пестрой расцветки. Видимо, от приема мне отвертеться не удастся, но хрен я одену этот попугайский наряд! Лучше возьму один из своих старых мундиров, сниму знаки отличия, и выйдет совсем прилично. Сполоснувшись в ванной и смыв дорожную пыль, я вернулся в комнату и принарядился. Вовремя я это сделал, потому что ко мне ворвался Мирин.
  - Алекс, чего ты копаешься, тебя уже отец ждет!
  - Так у него вроде бы совещание...
  - Закончилось. Сейчас он вместе с Шелезом сидят в кабинете. Пошли скорей!
  Он буквально за шиворот схватил меня и потащил за собой.
  - К чему такая спешка? - поинтересовался я.
  - Вот-вот должен начаться прием, а опаздывать на него у нас не принято, - ответил Мирин и улыбнулся. - Да и хочется, наконец, узнать твою новость.
  - Ах, вот оно что, - сказал я с улыбкой. - А я почему-то всегда считал, что у тебя больше терпения.
  Забег по коридорам окончился у дверей королевского кабинета, возле которых стояли два серьезных гвардейца. Войдя внутрь, я увидел Шаракха и еще одного гнома, которого мне в первый же день представили как главного горнодобытчика.
  - Всем здрасте! - сказал я и уселся на свободный стул.
  Мирин недовольно покачал головой, но последовал моему примеру.
  - Здравствуй, Алекс, - ответил Шаракх. - Мне Мирин уже рассказал, как ты погулял на Изумрудной горе, и теперь мы с уважаемым Шелезом хотим знать, так ли было нужно разрушение этой разработки?
  Я внимательно посмотрел на отца и заметил, что хотя и говорит он строго, в уголках глаз пляшут смешинки. Значит, оправдываться не придется, королю была безразлична эта гора.
  - Ну, гору-то я разрушать не хотел, это получилось абсолютно случайно, но вот кое о чем хотел бы вам сообщить. Когда я был в шахте, то почувствовал себя очень странно. Один из горняков после обвала любезно просветил меня, что это проснулся дар Основателя. Вот именно поэтому я попросил встречи с уважаемым Шелезом, чтобы спросить у него, как я могу применить этот дар на пользу королевства.
  В кабинете настала тишина. Все присутствующие молча переваривали новость, а я им не мешал.
  - Ваше высочество, а вы уверены, что это именно тот дар? - осторожно спросил Шелез.
  Ну да, не мог же он сразу сказать, а не брешу ли я.
  - Совершенно не уверен, - честно признался я. - Мне не с чем сравнивать, а про способности Основателя я знаю только то, что они позволяли чувствовать камень. Вот именно это я и ощущал. Могу заверить, что мои чувства не подвели и позволили двум сотням рабочих избежать обвала.
  - Невероятно! - сказал Шаракх. - Алекс, ты не перестаешь меня удивлять. Какие еще сюрпризы ты нам преподнесешь?
  - Пока никаких, а там посмотрим, - скромно ответил я, вспомнив слова Темноты.
  - Мастер Шелез, что думаешь ты по этому поводу? - спросил король.
  - Если это правда, то такой дар нужно срочно использовать. Чем я могу помочь? - обратился он ко мне.
  - Ну, сначала мне пару дней нужно провести в библиотеке, поискать там сведения, а вот потом вы должны будете мне предоставить информацию о ближайших разработках, причем самых разных. То есть золота, алмазов, изумрудов и прочего, чтобы я смог на месте разобраться, чем они отличаются друг от друга. Я понимаю, что у вас много забот, поэтому просто предоставьте мне какого-нибудь знатока всех тонкостей горного дела, чтобы тот мог ответить на любой мой вопрос. Ну а потом уже можно будет говорить с уверенностью, получится у меня овладеть этим даром или нет.
  - Я понял, ваше высочество. Есть у меня один помощник, правда, в преклонном возрасте, но лучше него в горном деле не разбирается никто. Я вызову его во дворец скажем... через два дня.
  - Хорошо, спасибо, - ответил я.
  - Ваше высочество, а можно спросить, как получилось, что вы обнаружили у себя дар?
  - Ну, вначале мне просто стало очень приятно находиться в глубине выработки, а потом я прикоснулся к камню, ну и... почувствовал его.
  - Кто бы мог подумать... - прошептал Шелез, но потом оборвал себя и обратился к королю. - Что ж, я так понял, Изумрудную нужно закрывать?
  - Ты у него спрашивай, - кивнул на меня Шаракх.
  - Пока не стоит, - подумав немного, ответил я. - Там еще остался один туннель, пусть рабочие им занимаются. А если у меня что-нибудь получится, можно будет перебросить сразу всю бригаду на новое место.
  - Ясно, так и сделаем, - кивнул Шелез и поднялся. - Я могу идти?
  Шаракх кивнул, а мастер попрощался со всеми и, легонько поклонившись, покинул кабинет. После этого я стал объектом пристального внимания. Поежившись под взглядами родственников, я недовольно буркнул:
  - Ну и чего уставились? Я-то откуда знал?
  Отец почесал бороду и задумчиво произнес:
  - Алекс, я иногда задаюсь вопросом, кто же ты на самом деле? Откуда ты?
  - Не понял, - удивился я и повернулся к Мирину. - Вы что, и об этом ничего ему не рассказывали?
  - Ну... понимаешь... мы думали, что ты хочешь сохранить все в тайне...
  - И даже Алона ни словечком не обмолвилась?
  - Так это она сказала мне, что пока ничего говорить не нужно, - смущенно ответил он.
  Король следил за нами с удивлением, и я его прекрасно понимал, поэтому решил рассказать все о своем появлении в этом мире. Краткий пересказ не занял много времени, но произвел на отца большое впечатление. Погладив бороду, он задумчиво сказал:
  - Не думал, что мой сын родится в другом мире. И уж точно не предполагал, что в нем сольются воедино две души. Наверно именно это и привело к тому, что ты стал Темным магом.
  - Нет, вряд ли. Мои способности Темного достались мне вместе с телом, так что это скорее продукт эволюции, а не результат неудачного магического эксперимента.
  - Мда... жаль... - пробормотал отец, поглаживая бороду.
  - Чего жаль? Что я стал Темным магом? Так что в этом плохого? - удивился я.
  - Алекс, а ты вообще знаешь, что в Великой Войне погибли многие тысячи гномов? - спросил Шаракх.
  - Знаю. Глупость всегда наказуема, - ответил я.
  - Глупость, - удивился король. - Что ты хочешь этим сказать?
  - То, что тогдашний правитель совершил большую глупость, отправив своих воинов на смерть. Ведь они изначально были не правы, вторгаясь на земли Темного. Сидели бы в горах, не обращая внимания на крики имперцев и церковников, остались бы живы!
  - Но ведь Темный маг был воплощением зла! - воскликнул король.
  Ого, как все запущено! Похоже, Сварш не поделился с королем своими предположениями и своими знаниями о трактовке "истинной" истории гномов. Но ведь каков папаша! Признал, что никогда не отречется от меня, что бы ни произошло, а сам в это время считал Темного вселенским злом и подсознательно понимал, что я могу повторить его путь. Вот это да! Мне им гордиться нужно, любить и уважать, поскольку отец явно доказал на деле, что слово "семья" для него - не пустой звук. Что ж, видно, повезло мне с родственниками, вот только сейчас нужно все понятно объяснить, чтобы больше подобных утверждений не возникало. Вздохнув, я начал уговаривать отца:
  - Нет, Темный маг не был никаким злом. Он просто хотел тихой и спокойной жизни. Он так же, как и любой другой король, заботился о своих подданных, защищая их и делая их жизнь лучше. Пока его не трогали, он был белым и пушистым, а как только пошли войной на его владения, естественно, он возмутился. И кто бы остался спокойным, глядя на то, как разрушают все, что с таким трудом создавалось?
  Король задумался, а потом спросил:
  - То есть, ты считаешь, что Темный не был виноват в том, что уничтожил пятую часть населения гор?
  - Он просто защищался, - пожал плечами я. - На его месте так поступил бы каждый.
  - Но ведь он был Избранником Смерти... - попробовал было привести последний аргумент Шаракх, но я добил его.
  - Как и Основатель.
  - Что? - в один голос воскликнули отец с Мирином.
  Я терпеливо повторил:
  - Основатель тоже был Избранником, хотя и не пошел по пути магии. Просто в те времена у вас магов хороших не было, научиться ему было негде, поэтому и умер он обычным чело... гномом. Но вот только зря вы называете его покровительницу Смертью. Это неправда, да и звучит некрасиво.
  - Значит, ты получил способности Древнего Короля только потому, что являешься преемником Темного? - уточнил Мирин, пока Шаракх переваривал сказанное мной.
  - Нет, я уверен, что и у вас они тоже есть. Как только я научусь худо-бедно ими управлять, возьму Мира с Алоной за шкирку и потащу в горы, потому что один я тянуть эту лямку не собираюсь.
  - Ты думаешь, что у нас может выйти? - с сомнением спросил брат. - Но ведь такой дар проявлялся только у первых потомков Древнего.
  - А много ли королей лазали по шахтам? - усмехнулся я. - Это только сам Основатель был предан своему делу, да его отпрыски, чтобы репутацию поддержать, а остальным приятнее было сидеть во дворце и наслаждаться теплом и уютом. А знаете, почему? Они просто не хотели отсюда выходить! Ведь дворец является частью горы, поэтому он и действует на всех вас успокаивающе. Я-то еще с первого дня ощутил, что мне здесь настолько хорошо, что хочется остаться на всю жизнь, а вы просто не понимаете этого. Можете проверить, если захотите. Зайдите в какой-нибудь темный узкий лаз, ведущий в недра этой горы, и прислушайтесь к себе. Наверняка вы будете испытывать не страх и тревогу, что характерно многим, а умиротворение и спокойствие.
  Все задумались. Я знал, что они сейчас вспоминают все свои чувства, которые испытывали во дворце. Мирин внезапно улыбнулся и сказал:
  - Знаешь, Алекс. А ты прав. Мне ведь еще в детстве нравилось забираться в какой-нибудь темный угол и ждать, пока меня найдут. А Алонка вообще к десяти годам излазила все тайные ходы во дворце, собрав на свои платья всю тамошнюю паутину. Вот только после того, как она едва не угодила в одну из ловушек, мама забрала ее к себе в город, но даже тогда сестренка частенько бегала во дворец и днями пропадала в библиотеке.
  - Алекс, а почему ты не хотел раньше признаться в том, что пришел из другого мира? Или в том, что Темный маг? - спросил Шаракх. - Боялся, что я не пойму?
  - Да нет... - пробормотал я, почесав затылок. - Вначале я Алону предупредил просто ради перестраховки, ведь тогда вообще планировал исчезнуть после этой истории, чтобы не светиться на политической арене. Ну а по поводу своей "темности" я узнал только на войне. Там уже как-то не до разговоров было, да и вообще про это нужно было помалкивать в тряпочку, так как Империи только дай повод! Какое-то в этом мире к темным предвзятое отношение. Кто вообще выдумал, что тьма - это зло? Это же глупость несусветная! Да и тогда почему все остальные маги не зовутся светлыми? Гордость не позволяет, или грешки не дают? В общем, я по этому поводу не переживаю, да и вам всем не советую. А тебе, папа, настоятельно рекомендую пообщаться на эту тему с Сваршем. Он прекрасно разбирается в древней истории, поэтому может тебе рассказать, что происходило на самом деле. Вот он того Темного не унижает и не говорит о нем всякие гадости, да и ко мне вполне нормально относится.
  Шаракх надолго задумался, а я и не думал его торопить. Пускай смирится с тем, что некоторые вещи не такие, какими кажутся. Мирин вообще сидел с легкой улыбкой на лице. Он давно принял меня таким, какой я есть, и совсем не переживал по поводу моего цветного титула. Закончив приглаживать свою бороду, отец сказал:
  - Да, Алекс, ты заставил меня задуматься над многими вещами. А скажи, есть еще что-то, чего я о тебе не знаю?
  - Ну, я еще вроде как Повелитель зверей, - хмыкнул я в ответ.
  Лицо Шаракха снова приобрело очень задумчивое выражение, а Мирин, который давно знал об этом от того же Ваза, только хихикнул. Отбросив все мысли в сторону, король поднялся и решительно заявил:
  - Так, на сегодня с этим закончим, а то опоздаем на прием. Алекс, ты почему еще не переоделся?
  - Я уже! - возмутился я.
  - Тебе разве не принесли твой костюм?
  - Я этот наряд клоуна надевать не собираюсь. И вообще, чем тебе не нравится мой парадный мундир?
  - Тем, что он грязный и мятый! Живо переоденься! Наследник Основателя, а ходит в рванье!
  Поняв, что переубедить отца уже не получится, я пошел в свою комнату и переоделся попугаем. Не знаю, что за мода была в королевстве, но чувствовал я себя в этом одеянии неловко, хотя и вынужден был признать - сидело оно на мне превосходно. Хорошие тут портные, как, впрочем, и сапожники. Потом я спустился вниз в большой бальный зал, где вместе с отцом и Мирином удостоился объявления дворецкого. Мои титулы перечислялись даже дольше, чем Шаракха, все-таки иметь столько братьев накладно, но они были не бесконечны, и в результате мы неторопливо вошли в зал. Король устроился на троне, толкнул коротенькую речь, всего лишь минут на двадцать, в которой даже упомянул, что у меня открылись способности Основателя, тем самым обеспечив мне веселый вечер, а потом приказал нам развлекаться. Мирин сразу скользнул в толпу расфуфыренных гномок, а на меня набросились все желающие познакомиться с новым принцем.
  Как я это все вынес, не знаю. Наверняка сказался опыт, полученный во дворце Фариама, да и к тому же я заметил, что среди придворной знати гораздо меньше гномов испытывают ко мне презрение, как это было популярно у дворцовой своры Марда. Было недоверие, сомнение, снисхождение, даже удивление, но злости и ненависти не ощущалось. И даже когда я приметил одного, который презрительно кривился в разговоре со мной, а потом спросил напрямую, чем ему не нравлюсь, то выяснил, что этому гному всего лишь натирали ноги новые сапоги.
  Естественно, были и танцы. Я оказался настолько востребован, что гномки даже сражались друг с другом за право потанцевать со мной. Но они были слегка разочарованы, потому что я не отвлекался во время танцев на флирт, как остальные, а просто старался выполнять нужные движения. Много раз рядом со мной танцевала пара Алона-Керреш, которые, судя по их лицам, были в восторге друг от друга. Мне оставалось только порадоваться за них. Спустя три часа после начала приема я начал чувствовать дикий голод, так как сегодня толком и не обедал, но здесь не принято было выставлять столики с закусками, все ограничивались только напитками, которые разносили слуги. Пить вино на голодный желудок я не стал, поэтому стоически терпел.
  Но вскоре прием закончился, король поблагодарил всех, поздравил с праздником кузнеца, пожелал успехов и прочего, а потом ушел. Все тут же начали расходиться, обсуждая прошедшее действо. Меня пытались соблазнить несколько красивых дам, но я вежливо сделал вид, что намеков не понимаю и решил посоветоваться по этому поводу с братом. Кто его знает, какие тут порядки. Может вообще в Подгорном королевстве существует закон "переспал - женись", а вот сходу влипать в такую неприятность я был не намерен.
  Когда все гости покинули зал, ко мне подошел Мирин и сказал:
  - Ты не убегай, отец сказал, что ждет тебя на семейный ужин.
  Мой желудок на последнем слове издал приглушенный квак.
  - Так чего же ты стоишь! Веди давай! - сказал я ухмыльнувшемуся брату.
  Он провел меня через неприметные двери и стал показывать дорогу к вожделенной пище. По пути я разузнал о постельных нравах двора. Оказалось, что здесь они весьма вольные и если девушка не замужем, то может спать со всеми, с кем захочет. А вот если такое приключится с той, кто наставляет своей половинке рога, неприятности грозят только ее любовнику - обиженный муж может и на дуэль вызвать. Если же после приятных забав появляется ребенок, то все так же просто. Существует два выхода - или жениться, или откупиться, дав деньги на воспитание. И тут уже нужно смотреть на то, из какой семьи девушка. Если из бедной, то деньги - наилучший вариант, а если из богатой - то надо решить, сможешь ли ты пережить ведро помоев, которыми тебя обольют ее родственники на людях, или проще жениться и получить то же самое, но наедине. Естественно, к особам королевской крови это не относилось, поэтому тут главное было - смотреть, чтобы у девушки не было на руке обручального браслета и все будет путем.
  - Вот, блин! - разочарованно произнес я. - Только что были такие соблазнительные варианты, а я, дурак, перестраховался! Вернуться, что ли?.. Нет, ужин важнее!
  Мирин только хмыкнул и свернул за угол. Я последовал за ним и увидел прелестнейшую картину - в темном коридоре стояли Алона с Керрешем и самозабвенно целовались. Увидев нас, они быстро оторвались друг от друга. Парень смущенно потупился, глядя на наши улыбки, а сестренка покраснела.
  - Так вот ты где пропадаешь! - сказал Мирин. - Пошли, папа ждет нас на семейный ужин. Керреш, ты тоже можешь присоединиться.
  - Нет, что вы, ваше высочество! Я там точно буду лишним, поэтому позвольте отклонить ваше предложение, - сказал парень.
  - Действительно, пойдем с нами! - потянула его за руку Алонка, но парень был непоколебим.
  - Это же семейный ужин, поэтому мне там не место. Не буду вас задерживать. Алона, до завтра! Я еще постараюсь найти ту книгу.
  Поцеловав руку Алонке, Керреш попрощался с нами и удалился, а мы направились дальше. По дороге ехидный Мирин рассказал сестренке про мои способности и про то, что, вполне вероятно, я потащу ее в шахты. Вот только Алона совсем не испугалась, а стала выпытывать у меня подробности и искренне радовалась, что и у нее может обнаружиться этот дар. А когда мы пришли в какую-то комнату, то нашли в ней беседующих Шаринона и короля, сидящих за небольшим столом. Быстренько рассевшись по своим местам, мы дождались, пока двое слуг выгрузят из тележки и поставят на стол тарелки с едой и большой кувшин вина, а потом приступили к ужину.
  Во время поглощения пищи меня пытались расспрашивать о моем путешествии в горы, но я только мычал с набитым ртом, чтобы не отвлекали от процесса. А вот когда, наконец, насытился, то откинулся на спинку стула и стал подробно рассказывать о том, как проводил инспекцию разработки. Все слушали с неподдельным интересом, особенно про сам обвал, но потом все же признали, что у меня действительно открылись способности Основателя и стали обсуждать, как их можно применить. Я же расслабился и стал наслаждаться приятным чувством сытости, вот только вскоре почувствовал, что нечто не дает мне покоя. Какое-то легкое чувство надвигающейся опасности. Просканировав округу на предмет опасных магических штучек и просто чужих аур, я не обнаружил ничего подозрительного. Или опасность была слишком далеко, или я ее просто не видел. Посмотрев вокруг магически зрением еще раз, я стал слушать Шаракха.
  - Что ж, этот дар открылся у Алекса как нельзя кстати. Возможно, именно он поможет...
  Внезапно я бросил взгляд на Мирина. У него был какой-то усталый вид, хотя совсем недавно он хохотал над моим рассказом. Наклонившись к нему, я прошептал:
  - Что с тобой?
  - Ничего. А почему ты спрашиваешь?
  - Просто у тебя какой-то странное выражение лица.
  - А, не обращай внимания, устал на приеме, - ответил Мирин.
  - И теперь я предлагаю всем выпить за Алекса, преемника Основателя! - закончил свою речь Шаракх.
  Все разобрали кубки и разлили вино из кувшина. Только Алона отказалась и взяла кружку с соком. Подхватив свой кубок, я прислушался к себе. Напряжение нарастало, да так, что хотелось отпрыгнуть куда-нибудь подальше отсюда. Что же это такое? Бомба в столе? Я лихорадочно думал, откуда надвигается угроза.
  - За тебя, сынок! - поднял кубок Шаракх и тут меня осенило.
  - Стоп! - крикнул я. - Никому не шевелиться!
  Все замерли с кубками в руках, а Алона даже пролила сок себе на платье, вздрогнув от неожиданности. Прислушавшись к себе, я почувствовал, что напряжение почти исчезло, и понял, что моя догадка верна. Я поднес свой кубок поближе и осторожно принюхался. Никаких странных запахов, типа миндаля и ему подобного я не ощутил, но, тем не менее, поставил вино на стол и обратился к Мирину:
  - Что ты ощущал, когда я только что обратился к тебе?
  - А что?
  - Ответь, - настоял я.
  - Ну, какую-то скованность, напряженность...
  - Вот! - поднял я палец вверх. - Это сработала твоя интуиция. Если научишься ей доверять, дольше проживешь.
  - Алекс, что все это значит? - спросил Шаракх, все так же не двигаясь.
  - В вине яд, - ответил я.
  Все синхронно поставили свои кубки на стол и посмотрели на меня.
  - Как ты определил? - спросил Шаринон.
  - Интуиция, - пожал я плечами. - Даром, что ли, я ее картошкой тренировал? - повернувшись к Шаринону, я уточнил: - Есть во дворце специалисты, которые точно могут определить отраву? А то испытывать ее на подопытных вряд ли будет целесообразно. И тех слуг, что приносили нам обед, нужно срочно разыскать и допросить.
  Шаринон молча встал из-за стола и стремительно выскочил за дверь, а я перевел взгляд на еду. Зачем было лить яд в вино, если проще сыпануть отраву в острый соус? Никто бы ничего не заметил.
  - Алона, а ты уже пила свой сок? - спросил я сестренку.
  - Да, - ответила побледневшая девушка.
  - Тогда нам нужно срочно подняться ко мне в комнату, там у меня лимэль остался от лечения пострадавших в храме. Я, конечно, сомневаюсь, что яд был еще и в соке, но перестраховаться никогда не мешает.
  - Алекс, я, кажется, начинаю задыхаться, - прошептала Алона.
  Шаракх вскочил и бросился к ней, а я только сосредоточился на ощущениях сестренки и сказал:
  - Это не яд. Это ты просто сильно перепугалась. Ничего, я сейчас и тебе передам свою интуицию, чтобы подобного больше не повторялось.
  Мы все вместе отправились в мою комнату, где я вручил флягу с целебной жидкостью Алоне, но уже просто для ее спокойствия. Я был уже абсолютно уверен, что яд был только в кувшине с вином. Не откладывая в долгий ящик, я передал свой радужный цветок отцу с сестренкой, сопроводив его еще и умениями Рассветной школы, подумав, что это им точно не повредит, а когда закончил, в кармане Шаракха завибрировал разговорник.
  - Слушаю, - сказал он, сжав золотой медальон.
  В ответ раздался голос Шаринона:
  - Слуги мертвы. Заколоты очень тонким кинжалом. Я приказал гвардейцам никого из дворца не выпускать, но, похоже, что это уже бесполезно. Вероятно, убийца избавился от свидетелей сразу после того, как они доставили нам еду, и давно успел исчезнуть. Я начну проверять всю прислугу, как только появятся результаты, сообщу.
  - Действуй, - ответил король, и устало опустился на кровать.
  - Мля-я-я... - протянул я и рухнул в кресло. - Так и знал, что не я все-таки являюсь главной мишенью. И та четверка стреляла в меня, и церковники пытались поджарить только потому, что я мог помешать убийцам в дальнейшем, а основной удар оставался направлен на всю нашу семью. Ведь я еще думал недавно, отчего это святоши такие дураки, что повторно наступают на те же грабли, а им просто поставили ультиматум - срочно устранить, пока не началось основное действие. Мда... похоже, что имперцы занялись горами всерьез.
  
  Глава 23. Новые способности
  
  Следующие два дня во дворце творилось нечто. Всю обслугу регулярно таскали на допросы, а тем гостям, кто случайно задержался после праздника, увлекшись разговором с приятелями, давали возможность выговориться в кабинете Шаринона. Некоторые даже признавались. Так был выведен на чистую воду один помощник Ришаха, который воровал даже больше самого советника, парочка слуг, обожающих тырить столовое серебро, и повар, который за последний год обрюхатил уже троих служанок. Но этим успехи и ограничились, никто не захотел сознаваться в том, что помогал убийцам. Все клялись в лояльности трону и, размазывая сопли, утверждали, что ничего дурного против короля не замышляли.
  Я в это время копался в дворцовой библиотеке и донимал ее смотрителей, но так ничего нужного и не обнаружил. Библиотека была огромной, но вот достоверных сведений по поводу Основателя было совсем немного, в основном домыслы, основанные на старинных легендах и слухах, а уж про то, как он пользовался своим даром, вообще нигде не упоминалось. На удивление, самым информативным источником оказался сборник гномьих сказок, предоставленный мне Сваршем. Вот там рассказывалось о том, как Древний король мог с легкостью показать рабочим, где проходят жилы, только прикоснувшись к скале. Так что я с сожалением понял, что мой дар можно будет проверить только на практике.
  Алона эти два дня ходила сама не своя. Уж очень ее напугало покушение, да так что даже Керреш, который целыми днями следовал за ней, как привязанный, не мог никак расшевелить и приободрить девушку. Кстати, в вине действительно оказался яд. Он был слизью какой-то имперской лягушки, которая не имела запаха, но убивала в течение нескольких минут. Когда же я спросил у Шаринона, как же его специалисты смогли это узнать с такой точностью, тот, убедившись, что Алона не слышит, ответил, что для этого им потребовалось всего две собаки. В ответ на это я только кивнул, признавая гениальность весьма простого метода.
  В общем, дворец стоял на ушах. Весть о покушении на короля разлетелась быстрее молнии, поэтому во дворце постоянно толпился народ. Шаракх не терял времени и устраивал разнообразные совещания, где добивался укрепления торговых отношений с Мардинаном и степью, говоря о том, что именно этого так не хотят допустить заговорщики. Пришли радостные вести из вотчины альтаров о том, что первая партия руды уже была выдана на гора. Было решено построить рядом с месторождением плавильный цех и получать сразу готовый продукт, поэтому на запад отправились бригады строителей и литейщиков. Караваны с оружием и другими товарами регулярно покидали королевство, двигаясь к альтарам и на север, велись переговоры с Фантаром о том, чтобы в горы приехало как можно больше квалифицированных эльфийских магов, да и вообще, можно было сказать, что это покушение только сыграло всем на руку.
  Среди знати буйные также поутихли, оставив все разногласия, которые между ними были. Древние рода прекратили многолетние тяжбы из-за пустяков и уже не просили короля в срочном порядке разобраться, кто из них имеет больше прав на какой-то клочок земли, а кто обязан вызвать кого-то на дуэль, потому что его прадед сотню лет назад получил тяжелое оскорбление. В общем, я понимал, что Подгорное королевство получило еще одну хорошую встряску, которая пошла ему только на пользу, и позволила на некоторое время отвлечься от проблем со служителями Единого. Тех, кстати, уже не искали, продолжая допрашивать всех, кого схватили, и плюнув на остальных. Шаракх решил последовать моим советам, поэтому больше никаких столкновений с церковными магами не было.
  На третий день во дворец пришел помощник Шелеза, представившийся Эротом и долго потом не понимавший, почему его имя вызывает у меня улыбку. Он оказался добродушным седым старичком, передвигавшимся с трудом, изредка помогая себе тросточкой, но наполненным веселой энергией, которая била через край. Первым делом он показал мне карту всех разработок королевства и спросил, куда бы я хотел направиться. Ткнув пальцем в ближайшее место, я узнал, что это Алмазная гряда, где добывали понятно что. Вот туда я и решил заглянуть первым делом.
  Поставив в известность отца и Шаринона, я так и не смог отказаться от сопровождения, поэтому опять взял с собой Шандара, выбрав наименьшее из зол. Сборы были недолгими - я только переоделся в дорожное, а потом спустился вместе с Эротом в конюшню. Там нас уже поджидал командир шестого отряда с оседланными лошадьми. Старик, глядя на нас, от лошади отказался и сказал, что у него есть собственное средство передвижения. И действительно - рядом с конюшней стоял возок, напоминающий небольшой мягкий диван на двух колесах, в который была запряжена лошадь.
  - Подарок его величества! - гордо сообщил нам Эрот, указав нам на это чудо.
  Возок действительно был удобным, снабжен вполне качественными рессорами, так что наверняка тряска на нем практически не ощущалась, да и колеса были обмотаны чем-то, напоминающим грубую резину. В общем, я по достоинству оценил это достижение техники и скомандовал выдвигаться.
  Путь до Алмазной гряды прошел почти незаметно. Старичок оказался неисчерпаемым знатоком местных легенд и смешных историй. Похоже, что большинство из них происходили с ним самим, поэтому я только поражался, какая у старого горняка была буйная молодость. Так, например, он рассказал, как его бригада однажды провела несколько ночей подряд в забое, выслеживая призрак Первого Рудокопа, но оказалось, что это всего лишь шуточки их коллег. Узнав об этом, Эрот с друзьями нашли где-то красную краску и напугали шутников, устроив им нашествие Красных Демонов. После этого рабочие два дня не спускались в шахты и искали бригаду Эрота, которая бесследно исчезла прямо посреди рабочего дня. А все оказалось просто - краска смывалась плохо, потому гномы боялись выходить на поверхность, чтобы не потерять работу. Но когда они совсем оголодали и поняли, что деваться некуда, шахтерский поселок обезлюдел. Горняки драпали так, что пятки сверкали, когда из пещеры вдруг вышла толпа демонов в поисках новых жертв. Эрот заливисто хохотал, вспоминая о том, как его тогда вместе с бригадой лишили месячного заработка и еще долго величали Краснолицым.
  Алмазной гряды мы достигли к ужину, плотно перекусили там, пользуясь гостеприимностью местного начальника, а потом отправились в недра гор. К моему удивлению, Эрот оказался весьма известной личностью. Попадавшиеся навстречу шахтеры постарше весело здоровались с ним, а молодняк вообще смотрел на него, как на ожившую легенду. В этот раз мы спустились очень глубоко, потом полчаса ходили по запутанной сети ходов и выработок, пока не достигли шумного тоннеля, где кипела работа. Десятки гномов увлеченно долбали камень кирками, а другие собирали его на волокуши и уносили прочь к подъемникам. По команде начальника работа прекратилась.
  - Вот смотри, Алекс, - обратился ко мне Эрот. Он с радостью согласился обращаться ко мне без всяких расшаркиваний. - Здесь проходит алмазная жила. Она начинается глубоко и выходил вот тут, а затем идет параллельно земле, поэтому рабочие и углубляют этот тоннель. Попробуй, может, что почувствуешь.
  Под внимательными взглядами гномов я подошел к ближайшей стене, а потом прикоснулся к ней и сосредоточился на своих ощущениях. Сперва пришло то самое чувство умиротворения, потом я испытал приятную расслабленность, но дальше этого дело не пошло. Почесав в затылке, я начал думать, как бы мне почувствовать алмазы в толще камня. Может, использовать внутреннее зрение и также как я мысленно погружался в свое тело, окунуться в скалу? Приникнув к камню, я вновь сосредоточился, а потом отделился от тела, устремившись вглубь породы. Ощущения были странными, как будто я нырнул в прохладную речку. Глазами я не увидел ничего, но зато почему-то ощутил запахи и вкусы. Вначале это было нечто, напоминающее попкорн - такое же безвкусное и пустое, но потом, сдвинувшись вперед, я почувствовал запах мяты, но одновременно ощутил соленый привкус во рту.
  Внезапно я забеспокоился, что не смогу отсюда выбраться и постарался вернуться в тело. Это удалось прекрасно и мои опасения моментально развеялись.
  - Ну как? - спросил меня Эрот.
  - Что-то есть, но я еще не разобрался, - ответил я и прошел немного дальше по тоннелю.
  Спустя несколько десятков шагов я опять прикоснулся к скале, сосредоточился и нырнул внутрь камня, но в этот раз постарался задействовать еще и зрение. Второй эксперимент оказался более удачным. Я вдруг узнал, что могу видеть плотность камня, причем в цвете. Некоторые участки были серыми, напоминающими почему-то густой туман, другие были слегка темнее и с красноватым оттенком, а вот среди них попадались некоторые вкрапления, которые были абсолютно черными. При приближении к ним я все также ощущал соленый привкус и запах мяты. В некоторых местах эти черные сгустки располагались очень близко друг от друга. Я понял, что это и есть та самая жила и последовал за ней. Вначале она расширялась, потом вкрапления становились более редкими, а вскоре эта жила резким скачком прыгала вверх, забирая в сторону. Сориентировавшись в пространстве, я решил, что для первого эксперимента вполне достаточно, и вновь вернулся в свое тело.
  - Ну как? - повторил Эрот свой вопрос.
  - Работает! - радостно улыбнулся я. - Я увидел жилу. Кстати, проход можете больше не углублять, вот в этом месте, - я показал рукой, - она уходит вверх, а потом смещается вправо.
  - Не может быть, - сказал начальник. - По всем признакам она должна идти вглубь горы.
  Меня чем-то задело это недоверие. Я, понимаешь ли, тут новые способности тренирую, а он еще и сомневается!
  - А ну-ка разойдитесь, - попросил я шахтеров, а потом десятком мощных лезвий раскрошил породу над нами и вынудил целый пласт рухнуть на пол.
  Когда пыль и каменная крошка улеглась, я кивнул на глыбы.
  - Можете проверить.
  Рабочие с азартом принялись ворошить камни, пару раз даже били кирками, разбивая крупные куски, но потом раздались возгласы:
  - И правда, алмазы.
  - Да еще и какие крупные!
  - Демоны, какого ... мы тогда вперед шли?
  Я и сам увидел кое-где блеск драгоценных камней, а потом повернулся к начальнику и спросил:
  - Убедились?
  - Да, ваше высочество.
  Эрот оказался проще. Он радостно хлопнул меня по спине и заявил:
  - Ну, Алекс, ты действительно потомок Основателя!
  - А кто в этом сомневался? - улыбнулся я, видя, как рабочие поворачивают ко мне удивленные лица. - Ладно, давайте еще походим по этой гряде, может, я что-нибудь в другом месте обнаружу, все равно на ночь глядя возвращаться неохота.
  И мы до самой поздней ночи лазили по ходам внутри горы. Я искал жилы, а Эрот, добыв откуда-то чертежи, помечал на них все озвучиваемые мной находки. Во время этого похода я обнаружил еще два крупных скопления алмазов, отчего-то обойденных вниманием, указал на некоторые недочеты и потратил немного энергии, помогая радостным рабочим разрушать породу. С моей помощью дела у них пошли гораздо интенсивнее, а начальник под конец вообще заявил, что я обеспечил годовую норму добычи алмазов на этом участке.
  Усталые, но довольные, мы вместе с шахтерами отправились в поселок, где хорошенько перекусили после напряженной работы и повалились спать. Начальник все охал и ахал, что недостойно принцу спать на жесткой подстилке, как обычным гномам, но я послал его к демонам и вырубился. А наутро мы отправились на восток, к горам, где добывали рубины. И хотя начальник уговаривал меня посетить еще несколько соседних участков, но я сказал, что сейчас еще не время, пускай пока разбирается с тем, что есть. А то аппетит приходит во время еды, и, уступи я ему, точно пришлось бы всю гряду магией изрезать. Горняки тепло проводили нас. Похоже, моя популярность среди них достигла отметки Эрота, чему я втайне был рад, но старательно отгонял эти честолюбивые мысли.
  Спустя всего полдня скачки мы очутились у Орлиного Пика. Когда я поинтересовался, почему не Рубинового, Эрот пояснил, что это название было присвоено ему задолго до того, как здесь стали добывать драгоценные камни. Второй эксперимент в точности походил на первый, за исключением того, что я уже знал, что нужно делать. И я снова видел серый туман, кое-где синеватого оттенка, с редкими черными сгустками. Но вот в этот раз, когда я к ним приближался, то почему-то ощущал горечь на языке и запах вишни. Я понял, что так же, как это происходило при работе с магией разума и при детальном исследовании структуры моего тела, все, что я ощущал, было результатом работы моего подсознания, которое придавало новым чувствам знакомые черты. Да и правильно, ведь это как и в отношении языка - можно выразить словами любое явление, которое происходит вокруг, но как только сталкиваешься с чем-то необычным, странным, чужеродным, сразу же испытываешь затруднения и подбираешь любые доступные аналоги. Поэтому и мое подсознание реагировало подобным образом, избавляя меня от необходимости чрезмерно напрягаться.
  Во время работы на Орлиной, я обнаружил еще четыре больших жилы, которые тщательно зафиксировал Эрот, и договорился с местным главой, что он возьмет на их разработку еще две сотни рабочих. А после этого я столкнулся с проблемкой - наиболее близким от нас оказалось только месторождение золота, но и оно располагалось аж в двух днях езды отсюда. Поэтому я решил изменить маршрут и ограничиться походом на славноизвестную Изумрудную, чтобы заодно сообщить тамошним горнякам, что для них появилась работа. Дорога туда заняла полтора дня. По пути мы остановились в одной гостинице, и я узнал, что все в королевстве уже давно в курсе, что у меня вдруг открылись способности Основателя. Это меня обрадовало, так как эти слухи вмиг вытеснили предыдущие, настойчиво распространяемые церковниками. Поэтому я быстро смирился с восхищенными взглядами и притерпелся к постоянным шепоткам за спиной.
  А во дворце в это время никаких новостей не было. Несмотря на упорную работу Шаринона, так и осталось загадкой, кем был тот отравитель, как он попал во дворец, и кто является его сообщником. То есть опять мы остались ни с чем, поэтому по пути на Изумрудную я прикидывал, как бы поступить. С одной стороны, нужно развивать свои способности, обеспечивать королевскую казну, но вот с другой - я сильно волновался за свою семью. А что, если в мое отсутствие следующее покушение окажется удачным? А что, если интуиция у родных не сработает вовремя? А что, если силы заговорщиков будут очень большими? Ведь, несмотря на то, что Алона сильный маг, серьезного сопротивления любому церковнику она оказать не сможет, ну а Мирин с Шаракхом вообще не в счет. Короче, я решил после посещения Изумрудной вернуться во дворец и не покидать его, пока ситуация окончательно не прояснится, и не будет устранена угроза нового покушения.
  Когда мы, наконец, добрались на памятную горку, нас встретил радостный Дежин. Оказывается, обвал обнажил одну из жил, которая залегала почти у самой поверхности, поэтому все рабочие были заняты и посменно долбили камень в первом проходе. Остальные шахты оказались полностью завалены, и расчищать их было нецелесообразно, поэтому начальник очень обрадовался тому, что на Орлиной появилась нужда в горняках. Вместе с Эротом мы отправились на место добычи, и я увидел, что жила оказалась совсем небольшая, а заодно понял, что изумруды ощущаю, как кислую сирень. Поработав немного своими лезвиями, я оставил рабочих разгребать завалы, ну а Дежин пообещал, что за десятицу они со всем управятся, и разработку можно будет официально закрывать.
  Пообедав в поселке и пообщавшись с Сешехом, который оказался давним другом Эрота, мы отправились во дворец. По пути я объяснил старику, почему сейчас не могу заниматься всем этим и пообещал, что как только в деле заговорщиков появится какой-то прогресс, а я буду более спокоен за свою семью, то мы с ним еще побродим по королевству. Эрот был расстроен, но прекрасно меня понял, и лишь посетовал, что может и не дожить до того момента, когда ситуация прояснится. И здесь я ничем не мог его утешить, так как сам понимал, что этому веселому гному осталось уже не так много времени любоваться горами, которым он посвятил всю свою жизнь.
  Во дворец мы прибыли поздно вечером, сразу же отправившись на ужин, где присутствовали только самые близкие личности. К моему удивлению в их числе оказался и Керреш, сидевший рядом с Алоной, а также Шелез и пара советников. Эрот тоже не отказался от королевского приглашения и во время трапезы с удовольствием рассказывал всем о нашем путешествии.
  - Эх, жалко, что мы не успели посетить Подкову, - посетовал он в самом конце рассказа. - Было бы интересно, сможет ли Алекс что-нибудь там ощутить.
  - А что добывают на Подкове? - поинтересовался я, уплетая грибной салат.
  - Уже ничего, но вот тысячу лет назад это было богатейшее месторождение сафрусов. Именно тогда к нам приезжали маги со всего мира, чтобы купить себе камешек или два. Тогда Подгорное королевство славилось именно этим, да вот за несколько сотен лет запасы истощились, а теперь вообще в лучшем случае в год удается добыть сотню мелких камней, да и то в других местах. В Подкове уже давно никто не работает, там наверняка половина штреков обвалилась, но все же интересно, осталось ли там еще что-нибудь.
  - Сафрусы - это интересно, - пробормотал я и задумался.
  Если бы не угроза покушения, я бы тотчас же рванул в Подкову и основательно там покопался, но вот тревога за семью не хотела уходить из моих мыслей.
  - Алекс, езжай, - сказал мне Шаракх, отрывая от раздумий.
  - А? Что? - не сразу въехал я.
  - Я говорю, поезжай в Подкову. Она всего лишь в дне пути. Поверь, я понимаю твое беспокойство, но за такой короткий срок ничего с нами не случится.
  - Я в этом совсем не уверен, - мрачно буркнул я в ответ.
  - Но ты же все равно не сможешь все время быть рядом с нами. И вообще, разве ты забыл, что совсем недавно кое-чему нас научил? Не переживай, все будет в порядке. Съезди в Подкову, утоли свое любопытство.
  Король улыбнулся, а я снова задумался. Да, он прав. Я не смогу все время контролировать своих родственников, а после неудачного покушения заговорщики наверняка затаились и активизируются еще не скоро. Значит, у меня есть немного времени. Совсем чуть-чуть, чтобы смотаться туда и обратно.
  - Ладно, так уж и быть, поеду, - кивнул я со вздохом.
  - Когда? - поинтересовался Эрот.
  - Прямо завтра утром, чего тянуть, - сказал я. - Или вам нужно отдохнуть?
  - В могиле отдохну, - прямолинейно ответил старик. - Ты за меня не переживай! Мне же и самому интересно посмотреть, найдешь ли ты там что-нибудь.
  Внезапно подал голос Керреш, который за весь ужин не привлекал к себе внимания и общался только с Алоной, да и то шепотом.
  - А можно мне поехать с вами? - спросил парень, умоляюще взглянув на меня.
  - А тебе-то зачем? - удивился я.
  - Понимаете, я всегда считал Основателя самой легендарной личностью нашего народа. Я прочитал все книги, в которых о нем упоминалось, знаю все его мудрые изречения и искренне им восхищаюсь, - с жаром сказал Керреш, вызвав улыбки на лицах собравшихся. - И вот теперь, когда в вас вдруг пробудился его дар, я очень хочу взглянуть, о чем же говорили все наши предания. Я хочу своими глазами увидеть действие ваших способностей.
  - Ну, вынужден тебя огорчить, смотреть там особо не на что. Все довольно нудно и неинтересно.
  - Пожалуйста, ваше высочество, - вновь умоляюще посмотрел на меня парень.
  - Ладно, если так хочешь, можешь к нам присоединиться, - пожал я плечами.
  - Спасибо! - радостно воскликнул Керреш и улыбнулся во весь рот.
  Я вернулся к салату и подумал, кого же он мне напоминает? Спустя несколько минут я понял - Снежану! Вот именно она также искренне восхищалась Темным магом, как сейчас Керреш Древним Королем. Ну, тут ничего странного нет. У каждого должен быть кумир, или хотя бы его подобие, поэтому я прекрасно могу понять парня. Жаль, что его ждет большое разочарование. Вряд ли он с восхищением будет наблюдать за тем, как я обнимаюсь с камнем. Ну, может, первые несколько раз.
  Обед продолжился разговорами о внешней политике, о том, как имперцы слезно просят принять их нового посла, но Шаракх неизменно отказывается, о том, как в Марде образовался полк эльфийских лучников, состоящий в основном из девушек младше тридцати, которые теперь своей красотой кружат голову регулярной армии, о том, как Мирин проводит в рядах своих бойцов реорганизацию, дав команду на формирование легких мобильных отрядов, умеющих действовать тихо и незаметно... В общем, тем была куча и все они были интересными, поэтому разошлись мы поздно, когда Алона едва не заснула на стуле. Эрота, несмотря на его вялое сопротивление, отправили в гостевые покои, а Керреш перед уходом пообещал утром быть, как штык. Идя по дворцовым коридорам и поддерживая сонную Алону, я поинтересовался у сестренки, что же она нашла особенного в этом парне:
  - Он - самый лучший, - просто ответила та.
  - Но ведь в нем нет ничего неординарного, - возразил я. - Он ничем не отличается от сотен парней, которые пытались добиться твоего внимания.
  - Нет, Алекс, ты не понимаешь. Все те ухажеры хотели лишь затащить меня в постель и ни во что меня не ставили. Я хорошо слышала их чувства и поэтому даже общаться с ними не хотела, потому что знала - пока я рассказываю об интересных исторических фактах, которые обнаружила совершенно случайно, они все меня мысленно раздевают. Понимаешь, я рассказываю о героях Смуты и вдруг чувствую животную страсть, которую испытывает мой собеседник, глядя на мою грудь. Куда это годится?
  - А Керреш?
  - А вот он никогда не чувствовал по отношению ко мне ничего подобного. Ему действительно интересно со мной, он внимательно слушает мои рассказы и даже помогает копаться в библиотеке. Где еще можно найти такого парня, который бы предпочитал пыльные книги оружию?
  - Все понятно с тобой, - подвел итог я. - На свадьбу только не забудь пригласить!
  - Дурак! - обиженно ткнула мне локотком в бок сестренка.
  - А что? - невинно поинтересовался я. - Тебе разве никогда не хотелось его окольцевать... вернее, обраслетить?
  - Алекс, ты невозможен! - сказала Алона и скрылась в своей комнате, хлопнув дверью.
  Ну и что я такого сказал, спрашивается? Сразу видно, что сестренка втрескалась в парня по уши, поэтому можно уже серьезно думать о свадьбе. Вот вернусь из Подковы, нужно будет все-таки задать Шаракху этот вопрос... И подучить, наконец, местную географию! Сколько собираюсь, а все время вылетает из головы. С такими мыслями я брякнулся на кровать и моментально выключился. А утро встретило меня ласковой прохладой. Выйдя в сад, я насладился видом просыпающегося города, потом сделал разминку и подумал, что слегка обнаглел - занимаюсь уже далеко не каждый день. Так и жиром заплыть можно, особенно на дворцовых-то харчах.
  За завтраком я вновь встретился с семьей, приказав им, чтобы сохраняли бдительность и не забывали прислушиваться к себе, а потом вместе с Эротом спустился в конюшню, зайдя по пути на кухню и взяв немного продуктов в дорогу. Внизу нас уже поджидали Шандар и Керреш верхом на кобылке в яблоках, к которой мой Ветерок сразу же стал проявлять неподдельный интерес. Она была нагружена двумя объемными сумками.
  - Это что? - спросил я, кивнув на них.
  - Запасы в дорогу, - смущенно ответил парень. - Мне их мама собирала.
  Я усмехнулся и вспомнил случай из собственной жизни. Хорошая у него мать, заботится о своем сыне.
  - Не хочешь половину здесь оставить? - поинтересовался я у Керреша, но тот лишь покачал головой.
  - Мама может обидеться.
  - Ну, как знаешь, - сказал я и запрыгнул на Ветерка.
  Мы отправились на юг, следуя подсказкам Эрота. Дорога была хорошей, погода прекрасной, а запас смешных историй старика неистощимым. Мы останавливались только на обед посреди огромного фруктового сада, где Ветерок смог утолить свою яблочную страсть. И я говорю не про кобылку, потому что сочные плоды на деревьях оказались для жеребца немного более привлекательными. После небольшого перекуса мы двинулись дальше, коротая время за разговорами. Керреш был весел, шутил и болтал без умолку. Я даже подумал, что во дворце он казался немного потише, наверняка сказывалось присутствие Алоны, перед которой парень слегка робел. Сделав себе пометку как-нибудь поговорить с ним на эту тему без свидетелей, я стал слушать воспоминания Эрота о том периоде жизни, когда он стал помощником Шелеза.
  К закату мы достигли большой горной гряды, которая полукольцом огибала зеленую долину. Действительно, сверху эта гряда должна была напоминать подкову, поэтому свое название получила вполне заслуженно. Скалы были очень старыми, почти до половины заросшими мхом и лишайниками, что придавало им некое дикое очарование. Рядом с ними не находилось никакого поселения или хотя бы заброшенного шахтерского городка. Было видно, что здесь уже давненько никто не появлялся, так как даже дорога к скалам угадывалась лишь местами, и чаще всего ее можно было отыскать только по просветам в деревьях.
  Мы подъехали к самому центру горного изгиба, где виднелась огромная пещера. Оглядев этот вход и прикинув положение солнца, я понял, что часик-другой до наступления ночи у меня еще есть, поэтому решил не откладывать осмотр на завтра. Оставив лошадей, и даже не став их стреноживать, ведь все равно они никуда не успеют деться, мы вошли в скалу. Я зажег светляк и осмотрелся. В большой пещере входа было пыльно, а под ногами валялся всякий каменный мусор, поэтому я подхватил Эрота под локоток, чтобы тот невзначай не навернулся и внезапно увидел испуг на лице у Керреша.
  - Что случилось? - спросил я его.
  Неужели парень так испугался моих фокусов с магией?
  - Ничего, ваше высочество, - ответил он.
  - Но у тебя странное выражение лица, - сказал я.
  - Просто... просто я никогда не был раньше в пещерах.
  - А-а... - понимающе протянул я и пошел дальше, ведя Эрота за собой.
  Спустя десять минут пещера превратилась в обычный ход, который, слегка изгибаясь, уходил вниз. Пару раз я останавливался и прислушивался к ощущениям, но ничего необычного обнаружить не смог. Вокруг была только порода и никаких признаков сафрусов. Через несколько сотен шагов туннель разделился. В правом ответвлении случился обвал, и оно было полностью засыпано камнями, левое оказалось тупиком, а вот средний туннель вел все дальше, спускаясь вниз. Выбрав его, спустя еще десятка два минут мы попали в огромную пещеру явно не рукотворного происхождения. В ее дальнем углу виднелись несколько ходов, ведущих дальше вниз, а рядом с ними находился огромный колодец с остатками подъемного механизма. Бросив в него камень, я дождался стука и определил, что глубина весьма внушительная. Если в Подкове и сохранились сафрусы, то наверняка внизу, поэтому я весело спросил:
  - Ну что, готовы спуститься к сердцу мира?
  - Но мы ведь не захватили никаких веревок, - удивился Эрот.
  - А магия на что? - пожал плечами я.
  - Ваше высочество, а свод не обвалится? - спросил побледневший Керреш.
  Ему ответил старик.
  - Нет, он уже многие сотни лет держит и до сих пор не рухнул, так что можешь быть спокоен. Но только говори тише, а то слышишь, какое здесь эхо? Весь свод, может, и не обвалится, а вот если крикнуть погромче, но наверняка какая-нибудь каменюка на голову свалится. Понял, малец?
  Керреш лихорадочно закивал в ответ. И чего он так боится, подумал я, глядя на его бледное лицо, но сказал:
  - Итак, спускаемся партиями. Вначале я подхватываю Шандара, а потом возвращаюсь за вами.
  - Ваше высочество, я не хочу туда! - воскликнул Керреш.
  - Что, неужели так страшно? - усмехнулся Эрот.
  - Да, - ответил парень и уставился в пол.
  - Ну, никто тебя заставлять не будет, - ответил я. - Вот только факелов мы с собой не взяли, как же ты будешь выбираться? А, хотя я сейчас сделаю магический светильник...
  - Не нужно, - перебил меня слегка повеселевший Керреш. - У меня свой есть!
  Он достал из кармана магический светильник и активировал его. Он был совсем слабеньким, поэтому я даже и не почувствовал, что у Керреша с собой что-то магическое, кроме его медальона с удачей. Но этот светильник работал исправно, поэтому я только спросил на всякий случай:
  - Не заблудишься?
  - Что вы, выше высочество, ни за что в жизни! - уверенно ответил парень.
  - Ладно, иди, можешь пока там хвороста насобирать, с костром все веселее будет.
  Парень кивнул и поспешил к выходу, едва не срываясь на бег. Зря он вообще напросился с нами, вот теперь еще переживать будет, что струсил в самый интересный момент.
  - Ладно, хватайтесь за меня, - сказал я и отправил светляк вглубь колодца.
  Заглянув через край, я увидел далекое-далекое дно, усыпанное обломками камней, и сформировал плетение левитации, а потом прижал к себе покрепче Эрота и Шандара и прыгнул вниз. Старик охнул от неожиданности, а гвардеец, уже испытавший на себе мою магию, держался молодцом. Я сразу же замедлил наше падение и превратил его в медленный спуск. Глубина колодца оказалась немного больше, чем я рассчитывал. У меня даже слегка заложило уши, а когда мы достигли дна, я еще долго переживал неприятные ощущения.
  Колодец заканчивался пещерой с тремя ходами. Выбрав наугад, я скомандовал: "Пошли!" и устремился в одно из них. Не знаю, это мне так повезло, или была другая причина, но и этот ход все так же вел вниз. Попробовав было подсчитать, я не смог понять, на какой мы сейчас глубине, а ход все продолжался и продолжался.
  - Эрот, а почему добыча велась так глубоко? - спросил я старика, когда мы уже отмахали полкилометра по извилистому ходу.
  - Потому что это сафрусы, - пояснил гном. - Их добывать гораздо тяжелее, чем другие драгоценные камни, поэтому они и стоят так дорого. А находят их только на такой глубине, на поверхности они никогда не встречаются.
  - То есть, они могут быть и под другими горами? - поинтересовался я.
  - Не обязательно, - ответил Эрот. - Никто не рискует это определять, поэтому все разрабатывают только те месторождения, которые были открыты еще в древние времена или самим Основателем.
  - Понятно, - кивнул я. - А вот скажи мне еще вот о чем. Я все не могу понять, как у вас в шахтах обстоит дело с вентиляцией. Сколько идем, а я все не видел никаких отводов или дырок в породе.
  - Чудак ты, Алекс. Кто же здесь дырки будет делать. Нет, каждые пятьсот шагов в таких шахтах делаются развилки. Один из ходов ведет дальше, другой поднимается наверх, а третий соединяется с соседним проходом, если такой имеется поблизости. Движение воздуха есть всегда, потому что гномы делают большие входы, как ты уже заметил. А в Подкове каждый второй ход ведет на ту сторону горы. Сейчас они уже наверняка все завалены, но не переживай, мы не успеем задохнуться. Кстати, ты что-нибудь чувствуешь?
  Я вспомнил, зачем мы сюда залезли, и прислонился к стене. Спустя несколько минут я был вынужден признать - ничего, поэтому сказал остальным:
  - Идем дальше.
  Через пару сотен шагов впереди опять попалась развилка, на этот раз с большим количеством ходов.
  - Вот тут и велась добыча, - сообщил мне Эрот.
  Я прислонился к камню и опять сосредоточился. Порода, порода, сплошная порода... Стоп! А это что? Такое светящееся и яркое? Я пододвинулся ближе и внезапно ощутил запах кофе и сладость на языке. Так вот ты какой, сафрус, подумал я, рассматривая маленькую светящуюся точку, а потом вернулся в тело.
  - Один есть, - сообщил я остальным. - Но мне сейчас лень его выковыривать. Давайте пройдем еще немного, а потом будем возвращаться. Где тут штрек, который ведет вниз.
  - Кажись, этот, - показал мне рукой Эрот.
  - Ладно, пройдемся немного и сразу же назад.
  Мы пошли в указанный ход, который уже был только с небольшим уклоном. Где-то через сотню шагов я остановился и повторил свой эксперимент. На этот раз я увидел четыре камня, о чем и сообщил остальным.
  - Это наверняка самая свежая шахта, - задумчиво произнес Эрот. - Те другие, которые мы видели, возможно, полностью выработаны, а здесь еще кое-что осталось. Странно, что ее забросили. Может быть, просто денег не хватило, а может, подумали, что здесь ничего уже нельзя добыть.
  - Чего теперь гадать? - пожал плечами я. - Ясно одно, нужно тут на денек задержаться, выковырять все камешки, которые я обнаружу, а потом возвращаться во дворец. Разрабатывать Подкову дальше смысла нет, раз практически все ходы завалены. Но все-таки пока мы здесь нужно еще осмотреть остальные шахты, просто ради интереса.
  - Ладно, Алекс, тебе виднее, - сказал Эрот. - Возвращаемся?
  - Ага, - кивнул я.
  Мы развернулись и пошли в обратном направлении. В гору было идти гораздо сложнее, старик часто останавливался на отдых, опираясь на свою тросточку, а я все прислушивался к своим ощущениям. Что-то маячило на грани подсознания. Что-то я упустил из виду, и оно не давало мне покоя, рождая некую скованность внутри...
  - ...! - выругался я. - Линяем отсюда!
  Подхватив Эрота и буквально взвалив его на себя, я бросился к колодцу, чувствуя все нарастающее напряжение. Неужели не успеем? Нет, должны успеть! Когда я в последний раз прикасался к скале, то не ощущал никакой вибрации камня, значит, еще полчаса у нас есть как минимум, а за это время мы вполне можем добраться до выхода. Миновав развилку, я побежал по длинному ходу, слыша сзади топот Шандара.
  - Что случилось? - подал голос старик.
  - Нам грозит обвал, - коротко ответил я, прислушиваясь к себе.
  Напряжение было просто нестерпимым, но самое главное, оно буквально принуждало меня остановиться. Но ведь уже через несколько сотен шагов будет колодец? Почему меня так тянет развернуться и броситься в недра пещеры? Не в силах себе противостоять, я остановился, а потом развернулся и помчался в обратную сторону. Сзади раздался громкий шум, похожий на взрыв, а камень под ногами дрогнул и затрясся. Со всех сторон нас окружил жуткий треск и шорох, по стенам заструились трещины.
  - Беги, что есть сил! - крикнул я Шандару и послал вперед свой светляк.
  Треск уже был прямо над нами, а позади слышался грохот, который неумолимо нас настигал. Чувствуя, что не успеваю, я укрылся мощным защитным коконом, растянув его еще и на Эрота. Деревянные балки над моей головой, окаменевшие за долгие века, затрещали, не выдерживая веса скалы, а я максимально ускорился, догнал гвардейца и, подхватив его за шкирку, потащил за собой. Но все равно я с отчаянием наблюдал, как впереди начинается трескаться свод, и необычайно медленно падают вниз камни. Когда одна из больших глыб рухнула прямо на нас, я почувствовал удар и уже было подумал, что это конец, но все же сумел прыгнуть вперед и спастись от тяжести, давившей на плечи, подав все силы на поддержание кокона. Шандар уже не успевал перебирать ногами и буквально летел за мной, а я лишь надеялся, что его одежда выдержит и продолжал тащить гвардейца.
  Миновав развилку, я устремился в тот самый проход, который вел еще глубже, слыша, что треск позади начал затихать, а впереди уже не падают камни на пол. Пробежав еще двести шагов, я слегка сбросил скорость, помог парню встать на ноги, а потом и вовсе остановился. Скала еще дрожала, позади нас слышался треск и грохот, но такого дикого напряжения, как было еще минуту назад, я не ощущал. Отпустив, наконец, гвардейца, я снял с плеч Эрота и осмотрел его. Мда... не повезло. Аура старика медленно расплывалась. Та самая глыба, которая рухнула на нас, все-таки сумела пробить мой защитный кокон и перебила Эроту позвоночник. Я положил мертвое тело на пол тоннеля, сам сел рядом и констатировал:
  - Приплыли!
  
  Глава 24. Пленники камня
  
  Спустя несколько долгих минут, заполненных угасающим треском и грохотом, наступила звенящая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Шандара. Я посмотрел на тело Эрота и машинально впитал в себя его энергию. А ведь фактически он спас мне жизнь. Если бы не он, та глыба вполне могла раздробить позвоночник мне.
  - Что с ним? - спросил меня гвардеец.
  - Мертв, - равнодушно ответил я.
  Я хорошо выложился на этом забеге и теперь наслаждался отдыхом, пока не задумываясь о том, что нас ждет дальше.
  - Что это было? - кивнул Шанрад в сторону, откуда мы примчались.
  - Обвал, - ответил я. - Разве не видно?
  - Наверняка это Керреш выругался слишком громко, - сказал гвардеец и захохотал.
  Он смеялся и не мог остановиться, хватаясь за живот. Я понимал, что это нервное, но ничего не говорил. По идее надо было встать и двинуть ему по челюсти или ударить в солнечное сплетение, чтобы боль привела его в себя, но мне было лень шевелиться, поэтому я только смотрел, как медленно проходит истерика у гвардейца. Керреш выругался, надо же, как смешно! Но тут мне пришла в голову мысль, а что если он прав? Внезапно у меня в голове что-то щелкнуло, и все разрозненные кусочки мозаики сложились в понятную картину.
  - Мля-я-я... - протянул я. - А все оказалось так просто.
  - Да, ха-ха... проще некуда! - подтвердил гвардеец, все еще смеясь.
  Действительно, ответ на все вопросы был прямо у меня под носом, а я ни о чем и не догадывался. Кто мог знать точное время моего приезда, если об этом никому открыто не сообщалось? Члены моей семьи. А ведь Алона вполне могла по секрету поделиться с Керрешем о том, когда ее братик будет в столице. Да я зуб даю, что так и было! И убийцы прекрасно были осведомлены, откуда, когда и с каким числом сопровождающих я еду. А я еще думал, зачем было стрелять еще и в Шандара? Да все ясно, как день - они наверняка знали, кто является командиром отряда и тем самым обеспечивали себе еще несколько секунд на безопасный отход!
  Идем дальше. Кто незаметно мог пропустить отравителя во дворец? Да так, чтобы никто ничего не заподозрил? Керреш. И ведь прошло совсем немного времени после того, как Алона показала ему секретный ход и научила, как отключать ловушки. Гад, даже не перестраховался, точно знал, что его никто не поймает! И сам ведь отказался присутствовать на ужине, да так, что даже я ничего не понял. Правильно, ведь он знал, что убийца подсыплет или подольет отраву в вино, поэтому просто отводил от себя подозрения и обеспечивал алиби - его же не было во дворце, когда произошло покушение. И ведь, вот урод, рассчитал все заранее и даже уговорил Алону не употреблять алкоголь, трезвенник, мать его! Ясен пень, на нее у него были большие планы, так как после смерти родных Алона побежала бы искать у него утешения, а там и недалеко брак, ведь род Керреша довольно знатный и древний, пусть и обедневший. Вот так и появился бы у гномов новый король, лояльный Империи, которая помогла ему добыть трон.
  Но, вот беда, не получилось! И кто оказался в этом виноват? Конечно, я. Ведь Алонка наверняка рассказала ему все об этом до мельчайших подробностей. И вот тогда начались проблемы - второй раз фокус с секретным ходом не пройдет, охрана во дворце усилена сверх меры. Керреш грызет ногти и переживает, что все его планы рухнули, но я сам случайно подсказываю выход и он, рискуя всем, напрашивается со мной в поездку. Да, это было совершенно спонтанно, необдуманно, но я опять ничего не заподозрил, а у Керреша была целая ночь на подготовку. И вот, разыграв целый спектакль, он добивается того, чтобы мы отправились вглубь шахты без него. Он ведь образованный мальчик, знал, что сафрусы добывают на большой глубине, и у него есть куча времени, пока мы не вернемся. Именно поэтому он прихватил с собой магический светильник, зная заранее, что придется бежать обратно одному.
  Ну а потом все совсем банально - те самые сумки, которые собирала его мама, оказались взрывчаткой или же продуктом местной алхимической лаборатории, ну, или запасами пятого убийцы, временно оказавшегося без работы. И ее нужно было просто доставить в пещеру с колодцем, а потом зажечь фитиль, активировать магический таймер, поставить хитрый часовой механизм (нужное подчеркнуть) и драпать со всех ног. Недаром же перед обвалом я слышал взрыв. И мне не показалось, этот гаденыш действительно что-то подорвал в той пещере. Да и по времени совпадает идеально. Как раз чтобы вернуться, притащить взрывчатку и убежать. Осталось проверить одну совсем маленькую деталь.
  - Слушай, сделай мне одолжение, - обратился я к Шандару. - Разозлись хорошенько.
  - Что? Ваше высочество, вы в своем уме? А на голову случайно никакой камешек не падал? Может мне вам еще сплясать здесь?!
  Пока он все больше распалялся, я подобрал с пола маленький осколок камня, сформировал то самое плетение, что было на амулете удачи Керреша, а потом поместил его внутрь. Готово, можно было переходить ко второй фазе эксперимента, потому что сейчас я четко чувствовал злость и ненависть гвардейца.
  - Лови, - приказал я и бросил камешек Шандару.
  Тот подхватил амулет и внезапно его чувства как отрезало. Я больше не ощущал ничего, хотя побагровевшее лицо парня говорило о многом.
  - Что и требовалось доказать, - констатировал я.
  Гвардеец перевел взгляд на камешек в руке и спросил, едва сдерживая ярость:
  - И что все это значит?
  - Только то, что Керреш - гнида, - ответил я.
  У Шандара вытянулось лицо.
  - То есть, я был прав? Он действительно специально кричал в той пещере?
  - Нет, что ты. Он поступил проще - взорвал там что-то. Неужели ты не слышал громкий "ба-бах!" перед обвалом?
  - Это сделал он? Но почему?
  Гвардеец уже не злился, а недоумевал. Это я видел по его лицу, но не чувствовал ничего, поэтому сказал:
  - Можешь выкинуть камешек, он больше не нужен.
  Шандар посмотрел на камень в руке еще раз и бросил его в сторону. Чужие ощущения вернулись.
  - А для чего вы вообще мне дали?
  - Проверить кое-что, - ответил я. - Подобный амулет был у Керреша и только сейчас я понял, что он делает.
  - И что же? - гвардеец аккуратно присел на пол рядом со мной.
  - Керреш называл его амулетом удачи, но на самом деле он экранировал эмоции и не позволял никому, обладающему способностями к магии, определить, что он чувствовал на самом деле. Поэтому он так легко завоевал доверие Алоны, и поэтому ему удалось обмануть меня. А ведь я мог вполне догадаться... Ведь чувствовал же его волнение, когда он снял амулет, и больше никогда больше не улавливал его эмоции. Но я просто не подумал об этом. Ты когда-нибудь видел законченных кретинов?
  Гвардеец неуверенно покачал головой.
  - Можешь пользоваться моментом, пока я рядом... Нет, это же надо такому случиться! Столько времени он был под самым моим носом, плел свои хитроумные планы, а я так и ничего не понял. Великолепный актер! Ни грамма фальши. Если нам с ним доведется еще когда-нибудь встретиться, я пожму ему руку... прежде чем стану медленно убивать.
  - Значит, он и есть заговорщик, которого все так долго искали? - догадался Шандар.
  - Я не думаю, что он был один, - ответил я. - Но можно сказать и так.
  - Если этого гада не задело, я его своими руками задавлю! - яростно воскликнул гвардеец и осекся, а потом посмотрел на меня: - Ваше высочество, а мы сможем выбраться отсюда?
  - Не знаю, - честно ответил я. - Еще не думал над этим. В первую очередь нужно сообщить о покушении, а уже потом будем осматриваться.
  Я достал разговорник и сжал в кулаке. Но тот остался абсолютно безжизненным и не хотел связываться с Мирином через толщу камня над нашими головами.
  - Облом, - вздохнул я.
  - И что? Теперь никто ничего не узнает? - спросил Шанрад.
  - Спокойно, у меня всегда найдется запасной вариант, - ответил я, а потом лег на пол и расслабился.
  Так, с кем бы связаться? Алона не подходит, попросить Мирина поставить на уши Шаракха? Проще сразу связаться с ним. Я сосредоточился и представил себе своего отца. Я вспоминал его густую бороду, пронзительные глаза с морщинками в углах... и внезапно обнаружил Шаракха сидящим на стуле перед собранием каких-то гномов, внимательно его слушающих. До меня донесся его голос:
  - ...считаю, что интересы имперцев в этой области... - и тут Шаракх уставился на меня и запнулся.
  - Не реагируй, - быстро сказал я. - Распускай совет, чтобы никто не догадался. Есть очень важные новости.
  - ...несколько не соответствуют действительности, - продолжил король легонько кивнув мне. - Но я полагаю, на сегодня обсуждение этого вопроса можно закончить. О дате следующего собрания вам будет сообщено.
  - Теперь нужно где-нибудь поговорить без свидетелей, - сказал я, оглядывая удивленные лица собравшихся.
  Видимо, они не ожидали, что совет закончится так быстро. Король поднялся со стула и, коротко со всеми простившись, вышел за дверь. Я последовал за ним, пройдя сквозь тела двух гномов, мебель и створку двери, хихикнув при этом. Главное, не привыкнуть, мысленно сказал я себе и бросился догонять Шаракха, который миновал караул гвардейцев, а потом свернул налево и открыл дверь своего кабинета, приказав стражам никого не впускать. Я юркнул следом за ним и, дождавшись, пока дверь закроется, перешел к делу:
  - Керреш взорвал шахту, нас с Шандаром завалило, Эрот мертв. Сам гаденыш наверняка успел отбежать, поэтому к утру должен появиться во дворце со слезливой историей о том, как он только чудом уцелел, пытался спасти нас, но не смог, и все в таком духе. Фантазия у него богатая. В общем, его нужно аккуратно взять, раздеть догола и хорошенько допросить. Он причастен к двум покушениям точно, а сколько еще готовит сейчас - хрен его знает.
  - А почему раздеть? - не нашел вопроса лучше король.
  - А потому что имперские убийцы обожают яды. Возможно, что на его одежде что-то смазано отравой, просто на разный непредвиденный случай. Жалко будет, если он откинет копыта еще до допроса.
  - Ты уверен, что это он? - сразу сосредоточился Шаракх.
  - Абсолютно.
  Я коротко рассказал ему о своих подозрениях, догадках и выводах, а потом признался:
  - Вот только не знаю, действовал он один, или с поддержкой рода. В любом случае, после допроса, даже если последнее не подтвердится, всех его родных нужно примерно наказать. Но это уже дело будущего. Главное - взять его и пятого имперца. Наверняка он в данный момент всерьез готовится к покушению на тебя с Мирином.
  - А Алона? - спросил отец.
  - Помнишь прошлогоднюю заварушку? Сейчас предполагался похожий сценарий. Он же специально отучил ее пить вино, значит, был точно уверен в том, что она останется в живых.
  - Я все понял, - кивнул Шаракх. - Сам ты как?
  - Замечательно! - преувеличенно бодро ответил я. - Мы хрен знает на какой глубине, все тихо и спокойно, воздух пока есть, от жажды не помираем. В общем, пока будем исследовать окружающее пространство. Эрот говорил, что здесь должны быть ходы на другую сторону горы, если их не найдем, будем пробиваться наверх, хотя я пока это себе слабо представляю.
  - Алекс, я немедленно пошлю рабочих...
  - Оставь, - махнул я рукой. - Тут такой завал, что год ковыряться можно. И спасибо, что напомнил. Для всех лучше будет, если я умру. Так и объяви после задержания Керреша, чтобы все остальные твари раньше времени не всполошились, ну а потом можешь их брать тепленькими.
  Шаракх покачал головой и сказал:
  - Алекс, я не хочу тебя потерять!
  - Папа, не переживай, я еще попробую отыскать какой-нибудь ход на поверхность, ну а если нет... Думаю, дней пять у меня еще есть, если воздух раньше не закончится. Да и вообще, наконец-то появилась прекрасная возможность научиться телепортации!
  - Сынок, как ты можешь так спокойно рассуждать о своей смерти?! - возмутился Шаракх.
  - А чего переживать то? - удивился я. - Ты главное не волнуйся, я постараюсь выбраться. И Алону успокой, Мирин ведь прекрасно знает, что я живучий.
  - Алекс...
  Мне показалось, или глаза короля как-то странно заблестели? Значит, пора мне возвращаться.
  - Ладно, я в любом случае еще свяжусь с тобой, даже если не найду выход, а ты пока занимайся заговорщиками. Все, до скорого!
  Повинуясь внезапному порыву, я обнял отца на прощание, а потом вернулся в свое тело и обнаружил, что Шандар машет рукой перед моим лицом.
  - Мух отгоняешь? - поинтересовался я.
  - Да чтоб тебя! - дернулся гвардеец. - Я уж думал, окочурился!
  - Не переживай, пока я помирать не собираюсь. Пошли, осмотримся что ли.
  Я поднялся, потянулся и зевнул. Что-то спать охота... И не мудрено - целый день мы провели в седле, а потом еще долго топали вниз, да и беготня эта. Вернувшись назад, мы увидели, что ход основательно завален, так что к пещере с развилкой нам не пройти. Развернувшись, мы пошли вперед и обнаружили, что проход разветвляется, разделяясь на четыре более мелких. Исследовав каждый из них, мы поняли, что все они заканчиваются небольшими пещерками без каких-либо следов выхода.
  - Песец, - констатировал я. - Причем полный.
  - Но ведь Эрот говорил, что в этих шахтах каждые пятьсот шагов делали развилки... - начал было Шандар.
  - Мы ее миновали, когда бежали сюда, помнишь? - сказал я.
  - Так что, здесь нет никакого выхода? - похоже, гвардеец опять был готов сорваться в истерику.
  - Спокойно, - ответил я. - Никакой паники. Паника только уменьшает количество воздуха, что у нас осталось.
  Шандар опустил плечи и безнадежно спросил:
  - И когда мы начнем задыхаться?
  - Так, - задумался я. - Прикинем объем, отнимем время, что мы уже здесь пробыли... Получается, через часов восемь нам сильно захочется спать, потом должны появиться галлюцинации, я читал, что так бывает, ну и настанет тихая преждевременная кончина.
  - Но ты же маг, сделай что-нибудь! - воскликнул парень.
  - Я маг, а не бог.
  Расчистив сапогами от булыжников место у стены, я присел и снова задумался.
  - Но ведь ты же резал камень своей силой? - не унимался Шандар. - Так пробей дырку наружу!
  - Не все так просто, - ответил я. - Над нами куча породы, навскидку тысячи четыре шагов, если не больше. Даже если я начну пробивать колодец шириной в два шага, а меньше никак нельзя - застрянем, то камни, которые будут из него сыпаться, просто не смогут уместиться в объеме этих пещер, потому что они будут неровными и займут гораздо больше места. И даже если мы их станем растаскивать и утрамбовывать, то нам все равно не хватит воздуха, чтобы закончить эту работу.
  - И что, ты собираешься просто сидеть тут и подыхать? - возмутился Шандар.
  - Да уймись ты! - не выдержал я. - Думать мешаешь. Я ведь пытаюсь вспомнить, куда вели соседние ходы в пещере с колодцем. Если хотя бы один из них находится по соседству, то я могу пробить ход туда и получить еще немного воздуха. Вот только я не помню, восточный шел под уклон или прямо...
  - Немного воздуха... - передразнил меня Шандар. - Может тебе лучше меня убить, чтобы самому подольше продержаться?
  Я взглянул на него и равнодушно ответил:
  - Я думал об этом.
  - И что?
  - Если бы я был точно уверен, что через шестнадцать часов смогу найти выход из положения, то ты был бы уже трупом. А так - смысла нет.
  - Спасибо, ваше высочество, - ехидно сказал гвардеец.
  - Пожалуйста! - не менее ехидно ответил я.
  Нет, все равно не знаю, какой ход находится ближе. По идее, над нами должен быть один тоннель, но его наверняка завалило. Немного южнее, вполне возможно, должен быть соседний штрек... Нет, я точно законченный кретин! Что мне мешает воспользоваться своими новыми способностями? Только теперь нужно не ограничиваться пространством в несколько десятков шагов, а копнуть дальше и глубже. Итак, какой нужно взять радиус? Думаю, полторы сотни метров будет вполне достаточно. Больше я просто не сумею пробить, потому что, как я и говорил, породу нужно будет куда-то девать.
  - Ну-с, приступим, - пробормотал я, повернувшись к стене и снова тесно прижавшись к ней щекой.
  Нырнув в камень, я начал поиски и тщательно осмотрел пространство сверху, но никаких тоннелей не обнаружил. Кстати, исследовать большое пространство оказалось ничуть не сложнее. Главным было не потеряться с направлением и постоянно возвращаться в тело для обновления ориентира. Осматриваясь по бокам, я обнаружил справа клочки тумана, чередующиеся с пустотой, и понял, что соседний с нами ход также завален. Для очистки совести я заглянул вниз, и вот тут меня ожидал сюрприз. Буквально в тридцати метрах прямо под собой я обнаружил пустоту. Судя по всему, это была какая-то шахта, длинная и узкая. Проверив ее на протяженность, я не смог достигнуть ни одного из ее концов и вернулся в себя.
  Поднявшись с пола, я отряхнулся от каменной пыли и стал прикидывать, как мне проделать колодец в этой шахте. Лезвиями будет долго, придется использовать горный разрушитель, хотя и очень не хочется. Ох, представляю, что будет, когда я его запущу...
  - Ну что? - с надеждой спросил Шандар.
  - Под нами есть какой-то тоннель, - сообщил я ему. - Не знаю, куда он ведет, но все равно лишний воздух нам не помешает. Сейчас я буду пробиваться к нему, а тебе лучше отойти подальше и хорошенько замотать голову рубашкой.
  Гвардеец недоверчиво посмотрел на меня, а потом сказал:
  - Ну уж нет! Я лучше посмотрю.
  Чудак-человек. Он думает, что я собираюсь его тут бросить? Ну, блин, и кадр! А ведь когда-то я даже хотел завести с ним дружеские отношения. Правду говорят, на пороге смерти многие меняются, так и Шандар. Ведь на поверхности был вполне адекватным парнем, хотя и предпочел видеть во мне титул, а не личность, но это понять можно. А вот в горах стал устраивать истерики, проявлять недоверие, показывать все потаенные уголки своей натуры.
  - Там поймешь, кто такой, - тихо пропел я строчку из песни Высоцкого и приступил к работе.
  Я слегка подкорректировал плетение горного разрушителя, чтобы он смещался не параллельно поверхности, а шел вниз, а потом увеличил его, добавив несколько дополнительных блоков. Сформированное плетение было похоже на большой пляжный мяч, ощетинившийся острыми колючками. Добавив в него энергии, я моментально закрылся защитным коконом. Плетение активировалось, завертелось и с визгом циркулярной пилы стало вгрызаться в камень. Во все стороны полетели осколки, каменная крошка и пыль. Вот последняя, к сожалению, моим коконом совсем не задерживалась, поэтому я сразу же закашлялся, а потом зажмурился, спрятал нос под рубашку и магическим зрением стал следить за действием плетения. Рядом со мной раздался удаляющийся топот, едва слышимый в шуме, издаваемом разрушителем. Шандар все-таки не выдержал и решил спасаться бегством. А ведь я его предупреждал еще в самом начале.
  Работа продвигалась медленно, разрушитель двигался вниз неторопливо и основательно, а мне оставалось только подпитывать его необходимой энергией. Спустя полчаса я решил, что этого будет достаточно. Мое плетение спустилось почти на полсотни метров, оставив обнаруженный тоннель немного в стороне. Я слегка перестраховался, так как абсолютно не был уверен в точности оценки расстояния. Подождав немного, я рискнул открыть глаза. Вокруг был только серый туман, подсвеченный моим светляком, который я забыл потушить. Такое впечатление, что я вновь использовал свои способности Основателя и мысленно находился внутри породы. Вот только этот туман не был неподвижным, он клубился перед глазами, заползал в нос, рождая гадостный привкус на языке. Я решил немного подождать и опять зажмурился, чувствуя, что мне стало очень тяжело дышать.
  Спустя десять минут я повторил попытку осмотреться и увидел, что туман стал уже более прозрачным, частично осев пылью на пол. Попробовав двинуться с места, я обнаружил, что меня примерно по пояс засыпало каменной крошкой. Все-таки разрушитель оказался весьма действенной штукой, разметав породу во все стороны и немного облегчив мне задачу. Ведь теперь еще как-то нужно извлечь эту пыль из колодца. Я выбрался из плена мелкой щебенки и подполз к самому краю, а потом вообще стал на него, растопырив ноги, и заглянул вниз. Стенки колодца были почти идеально ровными, а вот глубину определить не удалось. И даже когда я опустил туда светляк, все равно еще не осевшая каменная пыль мешала рассмотреть что-либо.
  Но я больше ждать не стал и перешел к дальнейшей работе. Определив примерный уровень каменной пыли, которая была в колодце, я отошел подальше, сформировал плетение щита и опустил его вниз, а потом, словно экскаватор ковшом, зачерпнул плетением породу и потащил ее наверх. Когда щит достиг края колодца, мне осталось только отвести его к дальней стенке пещеры и развеять. Ну а потом, впитав в себя высвобожденную энергию, я сформировал следующее плетение. И следующее...
  Где-то на двадцатом я услышал надсадный кашель и понял, что Шандар таки не усидел в своем закутке и пришел посмотреть на то, чем я тут занимаюсь. Не став обращать на него внимания, я продолжил работу, а еще спустя несколько десятков подъемов, когда почти вся пещера оказалась заполненной каменной крошкой, решил, что этого вполне достаточно, и вновь подошел к краю, утопая по колено в каменной крошке. Сформировав светляк, я опустил его на дно, а потом построил плетение левитации и медленно стал спускаться вниз.
  - Эй! А я! - воскликнул гвардеец и бросился ко мне, поднимая тучи пыли.
  - Да мне вообще-то еще вбок пробиваться, - ответил я. - Но если так боишься остаться один...
  Я приостановил спуск и дождался, пока Шандар подбежит и обхватит меня сзади за шею.
  - Только не задуши! - приказал ему я и вновь стал спускаться.
  Когда мы достигли нужной глубины, я прикоснулся к камню и сосредоточился. Было нелегко одновременно поддерживать плетение левитации и пользоваться способностями Основателя, но я справился и понял, что нужно спуститься еще на пять метров. Вторая попытка принесла больше пользы - ход, который я обнаружил, располагался в четырех шагах от нас, поэтому я использовал старые добрые лезвия и начал кромсать камень. Куски падали вниз, поднимая пыль, упрямо забивавшуюся в нос, Шандар опять начал кашлять, а я сменил тактику и просто прорезал большой неровный овал, вытолкнув его внутрь хода.
  - Залазь! - сказал я гвардейцу.
  - Куда? - не сообразил тот.
  - В эту дырку... Да ты глаза-то разуй! И вообще, сколько ты еще собрался на моем горбу кататься?
  Я повернулся к проделанному отверстию спиной, а потом помог парню разжать руки. Шандар аккуратно переместился в проделанный мною вход и скользнул внутрь, а следом и я зацепился за край, развеяв плетение левитации вместе со светляком. Сделав четыре шага, я оказался в том самом тоннеле, который давал нам шанс на спасение, зажег новый светляк и огляделся. Этот ход был явно не рукотворный. Стены не содержали острых углов, выступов, а сверху свисали небольшие сталактиты.
  - Где это мы? - спросил Шандар, откашлявшись и оглядываясь по моему примеру.
  - А я знаю? Судя по всему, здесь много лет назад протекала подземная речка, а потом что-то случилось, и она поменяла свое русло.
  - И что будем делать?
  - Глупый вопрос, - усмехнулся я. - Топать, что же еще? Думаю, что направо, так как пол в той стороне немного повышается, а мне что-то совсем не хочется спускаться в здешнюю преисподнюю. Пошли!
  Я подал пример и первым зашагал по руслу древней речки, одновременно пытаясь извлечь каменную пыль из своего носа. Получалось плохо, да и на зубах все еще неприятно скрипело, так что вскоре я бросил эту затею. Шандар молча топал сзади, рождая небольшое эхо своими шагами. Эх, не умеет он тихо ходить, да и сапоги носит тяжелые. В разведку я бы с ним точно не пошел!
  Осматриваясь по сторонам, я подмечал, что здешняя подземная речка уменьшалась поэтапно. На стенах были четко заметны уровни воды разных времен. От нечего делать я срезал одну из сосулек и внимательно ее рассмотрел. Ничего интересного - просто окаменевшая соль или нечто ей подобное. Ни материальной, ни духовной ценности она не представляла, поэтому я выкинул сосульку и пошел дальше, весело насвистывая и слыша, как эхо меня охотно поддерживает. Гвардеец тоже слегка приободрился и уже не сопел угрюмо за моей спиной. А вот спустя час нас поджидало жестокое разочарование - путь преграждал превосходнейший завал.
  - Облом! - сказал я.
  - Обвал, - печально поправил меня Шандар.
  - Кому как, - пожал я плечами и прикоснулся к камню.
  Я увидел, что этот завал тянется на многие сотни метров. Подходящих шахт в радиусе пятисот метров тоже не нашлось, а те ходы, которые были, тоже оказались полностью завалены. Поэтому спустя десять минут потраченных на разведку я признал:
  - Здесь тупик.
  Из Шандара как будто резко выдернули какой-то стержень. Он опустился на пол и закрыл лицо руками.
  - Мы умрем здесь, - безжизненно сказал он. - И никто не сможет найти наши тела!
  - Слушай, ты мужик или кто? - возмутился я. - Чуть что, сразу истерику устраиваешь! Мы еще не дошли до второго конца, а ты уже ныть начинаешь. Возьми себя в руки, смотреть ведь противно!
  Я развернулся и пошел в обратном направлении. Ну и размазня, а еще гвардеец! Спустя несколько минут сзади послышался топот. Шандару надоело сидеть одному в темноте, и он все-таки решил еще поработать ножками, прежде чем поднимать лапки к верху. Назад идти было легче, и через минут сорок впереди показалась каменная глыба, которую я вытолкнул в проход. Обогнув ее, мы пошли дальше и через час обнаружили, что ход стал ровнее, исчезла всякая наклонность, а еще через некоторое время мы дошли до первой развилки. Ну, это конечно было приблизительное обозначение. Просто в пещере были небольшие ответвления, которые заканчивались тупиками. Это я видел своим магическим зрением, даже не заходя в них.
  Дальше таких ответвлений было много, но я не обращал на них никакого внимания, понимая, что для нас важнее главное русло, а все эти ходы - результат воздействия воды на менее плотную породу. Спустя еще несколько долгих и однообразных часов ходьбы, когда порядком уставший Шандар принялся частенько спотыкаться на абсолютно ровных местах, уровень русла начал постепенно подниматься, оно стало более извилистым и неровным, появилось большое количество различных проходов. Некоторые из них были довольно большими, поэтому приходилось тратить время на их обследование. Но ни один из них и близко не был полноценным ходом, ведущим наверх, а некоторые спустя какое-то время опять сливались с главным руслом.
  - Все, я больше не могу идти! - заявил Шандар, споткнувшись в очередной раз, и без сил опустился на пол.
  - Тогда привал, - объявил я и уселся у другой стены.
  Прислушавшись к себе, я понял, что нужно немного поспать, ведь на поверхности уже должно было наступить утро, да и ноги слегка устали от ходьбы. Улегшись на камень, я расслабился, но прежде чем заснуть, представил себе образ Шаракха и мысленно потянулся к нему. Король сидел в своем кабинете за столом, устало обхватив лицо руками. Из окна напротив сквозь прикрытые ставни пробивался солнечный свет, освещая фигуру отца. Мне показалось, или седых волос в его шевелюре действительно стало больше?
  - Доброе утро, папа, - сказал я.
  Шаракх встрепенулся и убрал руки от лица.
  - Алекс?
  - Да это я, - улыбнулся я в ответ. - Есть несколько хороших новостей. Я пробился в обмелевшее русло какой-то подземной речки, так что смерть от удушья мне уже не грозит. Вот только выход на поверхность пока найти не могу, хотя целую ночь блуждаю по этим пещерам. Пока я планирую немного поспать, а утром продолжить поиски. Как тут у вас дела?
  - Ничего нового, - ответил король, печально смотря на меня. - Ждем возвращения Керреша. - Ты уверен, что его не завалило вместе с вами?
  - Уверен, - кивнул я. - Этот гад очень умный, должен был все заранее просчитать. Ставлю сотню золотых, что уже через несколько часов он примчится во дворец. Кстати, если он вдруг забудет захватить моего коня, пошли кого-нибудь к Подкове, ладно? Просто я Ветерка бросать не хотел бы.
  - Хорошо, Алекс, сделаю все, что захочешь, - ответил Шаракх.
  Мда, похоже, он меня уже похоронил, подумал я, глядя на лицо отца. Да я и сам понимал - шанс, что русло выходит на поверхность, достаточно мизерный, и не обнадеживался понапрасну. Но и отчаиваться еще не спешил, ведь у меня еще был запасной вариант - пробиваться на поверхность, используя горный разрушитель. Конечно, при этом можно было спокойно задохнуться, наглотавшись пыли, поэтому я оставил его на крайний случай.
  - Ладно, передавай привет Алоне и не оплакивай меня раньше времени. Когда что-нибудь прояснится, я обязательно сообщу, идет?
  Я улыбнулся, махнул отцу рукой, а потом вернулся в свое тело, перевернулся на бок для большего удобства и потушил светляк, пожелав Шандару спокойной ночи. Спустя несколько секунд я почувствовал, что Темнота ласково погладила меня по щеке.
  - О, привет! - обрадовался я ей. - А я тут по подземельям брожу.
  - Я вижу, - усмехнулась подруга.
  - А вот скажи мне, знаешь ли ты плетение телепорта? Нет, глупый вопрос, конечно, знаешь, ведь предыдущий Темный маг частенько его использовал. Я хотел сказать, можешь меня ему научить?
  - Нет, Алекс.
  - Но почему? Ведь тебе достаточно будет просто показать его и объяснить, как правильно им пользоваться, - удивился я.
  - Все равно, я не стану этого делать.
  Я взглянул на свою подругу. Это было странно. Неужели ей нужна была моя смерть? Но ведь можно было сделать это раньше, к чему все сложности?
  - Значит, ты не хочешь мне помочь, - констатировал я со вздохом.
  - Алекс, мне не нужно тебе помогать. Ты вполне сможешь со всем справиться сам. И не думай, твоя смерть мне вовсе не нужна, просто я хочу, чтобы ты прошел свой путь до конца.
  Я улыбнулся:
  - До конца, говоришь? Значит, это русло все-таки выходит на поверхность?
  Темнота улыбнулась и обняла меня, прошептав в самое ухо:
  - Ты скоро сам все увидишь. А сейчас спи.
  И я отпустил свое сознание, наслаждаясь дивными мгновениями полета в черноту, которая спешила подарить мне покой и негу. Проснулся я через несколько часов, прекрасно выспавшись и отдохнув. Встав и слегка размявшись, я сформировал слабый светляк и посмотрел на безмятежно дрыхнувшего Шандара, который свернулся калачиком у стены. Решив пока его не будить, я отошел подальше и начал избавляться от лишней жидкости в организме, когда вдруг услышал сзади:
  - Алекс, ты... Ой, прости!
  Не прерывая процесс, я обернулся и смерил недовольным взглядом сестренку.
  - Алона, ты наверняка специально ловила момент?
  - И вовсе нет, это получилось случайно!
  Алонка отвернулась, потупившись, и дала мне спокойно закончить все свои дела. Подтянув штаны, я поинтересовался:
  - Ну и чего ты хотела?
  - Алекс, я просто... В общем, недавно во дворец вернулся Керреш. Он рассказал, какое с тобой случилось несчастье. Я так перепугалась, ведь тогда совсем ничего не почувствовала и стала расспрашивать подробности. Но сразу появился Шаринон и сказал, что ему нужно поговорить с Керрешем наедине, поэтому я кинулась к папе. Он... - Алона замолчала и вздохнула. - В общем, он все мне рассказал, поэтому я сразу постаралась почувствовать тебя и вот, что получилось.
  - Ясно. Значит, Керреш только что прибыл. Чувствую, скоро вам всем там станет очень весело.
  Алона внезапно всхлипнула.
  - Что с тобой? - обеспокоенно спросил я.
  - Почему? Почему единственный парень, который мне нравился, оказался заговорщиком?! - отчаянно воскликнула сестренка и разрыдалась.
  Я подошел к ней и крепко обнял. Алона обхватила меня за шею, уткнулась лицом в грудь и разрыдалась еще сильнее. Я гладил ее по голове, теребил хвостик ее волос и нашептывал всякие глупости, говоря, что она ни в чем не виновата, подлецы в жизни встречаются разные, просто ей не повезло. Под конец я пообещал найти прекрасного принца на белом коне в соседних странах и за шкирку вместе с конем притащить к ней. Только тогда сестренка немного успокоилась и, все еще всхлипывая, попросила:
  - Алекс, не бросай меня.
  - Не брошу, - пообещал я, вновь подергав ее хвостик. - Не волнуйся.
  - Я не хочу, чтобы ты умирал, слышишь!
  - Да я и сам не хочу, - усмехнулся я.
  - Ты невозможен, - вздохнула сестренка. - Как ты можешь шутить в такой момент?
  Я легонько ухватил ее за нос и оказал:
  - Не переживай, я выберусь.
  - Обещаешь? - прищурилась Алона.
  - Зуб даю, - ответил я.
  - А почему именно зуб?
  - Не обращай внимания, поговорка такая. Алона, сейчас возвращайся в свое тело и покопайся, пожалуйста, в исторических хрониках. Мне нужно знать, что происходило в древние времена в окрестностях Подковы, и находились ли поблизости какие-нибудь источники, выходящие из-под земли, которые почему-то пересохли. Сделаешь?
  - Конечно, - радостно ответила сестренка. - А как мне теперь вернуться в свое тело?
  - Просто представь себе комнату, где ты сейчас находишься, и сосредоточься на своих ощущениях, - посоветовал я.
  Алона задумалась, а потом ее фигура побледнела и вскоре совсем пропала, поэтому я смог вздохнуть с облегчением. Теперь у нее есть отличное занятие, чтобы не оставалось времени думать о всяких пустяках. Именно для этого я и поручил ей порыться в библиотеке, так как мне все эти сведения о старых источниках были до лампочки. Слишком мала вероятность, что о них сохранились какие-то упоминания, а даже если и так, я ведь совершенно не представляю, где сейчас нахожусь, поэтому никакие ориентиры на поверхности мне ровным счетом ничего не скажут.
  Развернувшись, я вернулся туда, где оставил Шандара. Он уже проснулся и сидел, растирая затекшую руку.
  - С кем ты говорил? - спросил он меня.
  - С Алоной, - не стал я делать секрета.
  Гвардеец странно на меня посмотрел, но мне было абсолютно все равно, считает он меня сумасшедшим или нет, поэтому я лишь скомандовал:
  - Подъем, идем дальше!
  И мы пошли. Не знаю, сколько мы так топали, я потерял счет времени. Мы следовали по руслу, не теряя времени на различные ответвления и поперечные коридоры. Даже тогда, когда русло разделялось на два или больше, я выбирал нужное, полагаясь только на свою интуицию. Временами нам попадались большие пещеры, украшенные сосульками, а иногда в стенах встречались драгоценные камешки, блестевшие в свете моего светляка. Поначалу я собирал их, выковыривая Черным кинжалом, но потом стал обращать внимание только на сафрусы. Их мне попалось всего пять штук, но довольно крупных, размерами с горошину.
  Шандар никак не реагировал на драгоценности, полностью погрузившись в себя, да и я чувствовал, что эта прогулка постепенно начинает меня утомлять. Сначала пришел голод, но с ним худо-бедно я справлялся, а вот потом навалилась жажда, которая была неумолима. Она высушивала меня изнутри, драла горло и заставляла облизывать губы. Вспомнив какой-то фильм, я оторвал от рубашки пуговицу и засунул ее в рот, став сосать ее, будто конфету. Немного помогло, поэтому я посоветовал Шандару сделать то же самое. Подчинившись, он с мясом вырвал пуговицу со своего мундира и с полнейшим безразличием отправил в рот. Похоже, гвардеец начал сдавать, поэтому я старался следить за ним краем глаза, чтобы не допустить неожиданностей. Нет, если он будет пытаться разбить себе голову о стены, я ничего делать не стану, но ведь он вполне может сначала попробовать это устроить мне, а кто знает, как сработает моя интуиция в условиях обезвоживания?
  После еще одного привала, сопровождавшегося непродолжительным отдыхом, у Шандара появилась острая необходимость пообщаться. Его словесный понос не умолкал не на минуту. Попытавшись было его заткнуть и сказать, что при разговоре тело теряет больше жидкости, я ничего не добился и был вынужден слушать его рассказы о себе. О том, как он рос, мечтал стать гвардейцем, поступил в армию, прошел подготовку и стал лучшим в отряде... Спустя часа три подобной болтовни я сказал ему на полном серьезе, что если он не прекратит, я убью его. Это помогло. Видимо, Шандар еще сохранил рассудок, так как прочел нечто в моих глазах, сразу заставившее его заткнуться. А я в этот момент просто подумал, что если буду его убивать, предварительно парализую, а потом аккуратно надрежу какую-нибудь вену и утолю свою дикую жажду.
  По моим подсчетам, где-то на третий день блужданий по подземельям я услышал далекое журчание и ускорил шаг. Шандар, все еще молчавший как рыба, последовал за мной. Спустя десять минут мы обнаружили небольшой ручеек, который вытекал из большого отверстия в стене и маленьким водопадом падал в лужу на полу нашего хода. Увидев воду, гвардеец бросился к ней, рухнул на колени перед лужей и зачерпнул полные ладони. Видя, как он пьет, жадно, захлебываясь, я понял, что это действительно не мираж, не глюк и уж точно не "белочка", и выплюнул пуговицу. Несмотря на то, что мне очень хотелось пить, я все-таки сохранял культуру поведения и аккуратно приник к источнику, ловя губами чистые струйки.
  Когда я понял, что скоро лопну, то оторвался от ручейка и принялся оглядываться. В этом месте русло образовывало небольшую пещеру с разломом посередине, куда и стекала вода из большой лужи. Оглядев отверстие, из которого вытекал ручеек, я слегка удивился - оно явно было рукотворным. Заглянув в него, я понял, что его наверняка проделали магией, так как ход, по которому текла вода, был почти идеально круглым и прямым, как стрела. Он был расположен под небольшим углом и вел наверх. Прикинув ширину, я понял, что пролезть по нему мне не составит труда, и стал думать, имеет ли смысл и дальше идти по руслу? Оно ведь может и не выходить на поверхность, а этот шурф - доказательство того, что рядом когда-то была цивилизация. Может, он ведет к одному из древних подземных городов, которые сейчас используются для выращивания грибов, и тогда все становится совсем просто.
  - Ты как? - спросил я Шандара, блаженствовавшего на полу с радостной улыбкой.
  Поразительно, как мало нужно человеку для счастья! Гвардеец перевел взгляд на меня, его улыбка потухла, и он мрачно ответил:
  - Пока живой.
  - Сумеешь подняться по этому ходу? - кивнул я на ручеек. - Или мне тебя опять на своем горбу переть?
  - Постараюсь, - неуверенно сказал парень.
  - Тогда полезли! - скомандовал я и первым подал пример, залезая в узкий шурф, проделанный неизвестным магом в древние времена.
  Зря я опасался. Подниматься по нему оказалось совсем несложно, ведь угол наклона был невелик. Нужно было только внимательно следить за тем, чтобы не поскользнуться на мокром камне. Спустя две сотни метров ход внезапно закончился. Оглядевшись, я понял, что он был проделан в полу какой-то пещеры, куда вели десяток каналов различной ширины. По одному из них бежала вода, а остальные были абсолютно сухими.
  - Канализация! - усмехнулся я, вспомнив подходящее сравнение, и пошел к выходу из этой пещеры.
  А выход меня снова удивил - он вел в другую пещеру поистине гигантских размеров. Как я ни старался, так и не смог разглядеть свод, терявшийся во тьме. Поэтому я сделал светляк совсем ярким, послал его вверх и обомлел.
  - Что там? - спросил выбирающийся из шурфа Шандар.
  - Иди и сам посмотри, - ответил я, любуясь открывшимся зрелищем.
  Пещера была огромной, километра три в диаметре. Ее свод был укреплен гигантскими балками из неизвестного мне материала, начинавшимися у стен и сходившимися в центре этого поражающего своими размерами купола. А под сводом... Под ним был город. Светляк позволял увидеть небольшие, но аккуратные каменные домики, совсем не тронутые временем, поля с каким-то белесым мхом и грибами, несколько каменных бассейнов и дворец. Громадный и величественный, он стоял посреди города и своей необычностью внушал трепет. Я никогда не видел таких колонн, среди которых преобладали треугольные, никогда не встречал таких вытянутых куполов, да и сама форма неправильной звезды, в виде которой был выстроен дворец, навевала мысль о том, что его создатели были отнюдь не поклонниками рациональности.
  Шандар подошел ко мне, издал восхищенный возглас и принялся рассматривать город перед нами. Когда к нему частично вернулся дар речи, он попытался произнести:
  - Это... Это же...
  Я помог ему.
  - Деррикар.
  
  Глава 25. Город магов
  
  Мы недолго любовались городом. Вскоре заявили о себе насущные проблемы, поэтому я просил у Шандара:
  - Взгляни на поля с грибами. Как думаешь, их можно есть?
  - Конечно! - сказал гвардеец и первым пошел туда.
  Поля были неухоженными, грибы расползлись по всей земле, явно доставленной с поверхности, и очень походили на наши шампиньоны. Вот только от них так явно фонило магией, что я очень засомневался, стоило их вообще употреблять в пищу. Ведь, насколько я знал из курса биологии, никакой растительный субстракт не будет существовать тысячи лет в замкнутом пространстве практически без подпитки. Так что наверняка основой этих странных грибов была магия, которая позволяла им расти здесь многие века. Пока я раздумывал, Шандар сразу сорвал несколько грибов и отправил их в рот. Увидав это, мое чувство голода все-таки пересилило осторожность, поэтому я также сорвал пяток, но предварительно испек их на магическом огне и только потом рискнул отведать. Вроде бы ничего, есть можно. Не хватает соли и специй, а так вполне пригодно.
  Подкрепившись грибами и с трудом смыв в ручейке намертво въевшуюся в кожу каменную пыль, мы отправились исследовать Деррикар. Все-таки лавры первооткрывателей привлекают всех, поэтому вместо того, чтобы сразу искать путь наверх, мы стали бродить по окрестностям. Домов оказалось не так уж много, всего шесть десятков, а внутри мы обнаружили только труху, пыль и остатки плесени. Но было также и много других интересных находок. Например, в третьем по счету доме мы увидели несколько скелетов, а в четвертом, огибая кучу трухи, я обо что-то споткнулся. Подняв железяку, оказавшуюся подсвечником, я поразился тому, как он смог сохраняться на протяжении стольких тысяч лет. А ответ оказался прост - подсвечник был сделан из черного металла. В других домах мы также обнаружили различные изделия из этого материала, применявшегося повсеместно. Из него были сделаны даже каминные решетки, и это приводило меня к выводу, что древние маги не привыкли экономить.
  Оставив осмотр домов до лучших времен, мы пошли во дворец. Вблизи он казался еще более странным. Большое количество острых углов, дикая нерациональность сооружения отталкивала всякие мысли о красоте. Необычность этого строения состояла еще и в том, что дверь была овальной, напоминающей стальную заслонку банковского сейфа или вход в сверхсекретный бункер. Дверь была сделана также из толстого листа черного металла, но оказалась распахнутой, чем мы и воспользовались. Источаемый моим светляком свет проникал во дворец через потолок, оказавшийся стеклянным. Да и черные вытянутые купола, которые я рассмотрел издали, также были отлиты из темного стекла, что производило потрясающее впечатление.
  Внутри оказалась все та же труха, запустение и несколько скелетов, но вот стены дворца были покрыты всевозможными росписями. Заинтересовавшись, я начал рассматривать эти искусно выгравированные картины. Везде одно и то же - гномы сражаются с чудовищами. Противными, страшными, иррациональными, потому что кому в голову придет создавать крылатого паука? А змею-дикобраза? А львов с кожистыми крыльями? Не знаю, когда вымерли все эти существа, но могу только сказать с облегчением - и слава Единому! Такое впечатление, что их создавал какой-то сумасшедший, потому что на картинах можно было видеть скрещивание всего со всем, дававшее в итоге поразительный результат.
  Первым гномам пришлось хорошо постараться, чтобы очистить горы от этих тварей, и я им за это был весьма благодарен. Причем, как я понял, маги и неодаренные сражались в этой войне на равных. Причем маги всегда изображались в балахонах с посохами в руках, которые изрыгали лед, пламя и другие смертоносные штучки. То ли древним художникам так было удобнее показывать действия плетений, то ли действительно все маги того времени носили палки, сейчас уже было не понять. Оторвавшись от картин, я продолжил осмотр и вместе с Шандаром обнаружил библиотеку. Вернее, это когда-то была библиотека, а сейчас это просто оказалось помещение, заваленное трухой по пояс. Покопавшись в ней, я извлек золотой переплет с драгоценными камнями без всякого следа страниц и разочаровался. Наследие древних гномов оказалось гораздо слабее времени.
  Прохаживаясь по дворцу, заходя в разные комнаты и с трудом открывая овальные двери, мы находили все ту же труху и остатки былой роскоши. Странно, что сам камень, из которого был сделан дворец, остался целым и совсем не носил следов разрушения. То ли это был особенный камень, то ли его при строительстве укрепили специальным плетением. Наверняка все-таки второе, поскольку маги тут были неслабыми. В одной из комнат мы обнаружили груды ржавчины и вполне сохранившиеся доспехи с оружием из черного металла. К сожалению, себе я в этой коллекции металлолома не нашел ничего подходящего. Все мечи были намного тяжелее и больше моих клинков. А вот Шандар умудрился откопать кинжал, который тут же повесил себе на пояс вместо своего.
  Обойдя почти весь дворец, мы наткнулись на ход, ведущий вниз. Пройдя по ступеням в подвал, мы обнаружили большое помещение с массивной дверью на одной из стен. Вот она была очень странной и сильно отличалась от всех, виденных нами ранее. Во-первых, на ней не было никаких рисунков, как на остальных. Во-вторых, сама она была составлена из различных зубчатых блоков, прилегающих друг к дружке. Ну и, в-третьих, на ней не было петель, а сама она была глубоко утоплена в стену.
  - Наверняка это королевская сокровищница, - сказал Шандар, разглядывая преграду.
  - Интересно, что же можно было прятать в таком бункере? - пробормотал я.
  - Могущество! - выдохнул гвардеец.
  Я увидел, как загорелись его глаза, и подумал, а на хрена я вообще таскаю его с собой? Проще было оставить парня в завале, столько нервов бы сэкономил. Да я бы не глядя променял его на Эрота, да еще и приплатил вдобавок, жаль, сделать уже ничего нельзя.
  - Ведь это именно здесь по легендам Основатель получил свой дар! - взволнованно сказал Шандар, не отрывая взгляда от двери в сокровищницу. - Нужно ее открыть!
  - Как? - спросил я. - Сказать: "Сим-сим, откройся! Сим-сим, отдайся?"
  - Нужно найти ключ. Он обязательно должен здесь быть! Где-то в верхних помещениях...
  - Эй, ну-ка успокойся! - осадил я зарвавшегося гвардейца. - Если тут и побывал Основатель, то ключ наверняка забрал с собой.
  Я подошел к двери и ради утоления любопытства постучал в нее. Мой кулак встретился с металлом, который даже не дрогнул, а судя по звуку, имел толщину не меньше десяти сантиметров.
  - Такую дверь не взломать, - констатировал я. - Даже магией. Наверняка и часть стены также сделана из черного металла.
  - Жаль, - вздохнул Шандар. - Тот, кто откроет эту дверь, вполне может стать хозяином всего мира.
  Я провел пальцами по металлу, поскреб сочленения, а потом внезапно увидел прямо у самых глаз маленькую круглую выемку, располагавшуюся точно по центру двери.
  - Да ладно? - удивился я. - Так ты что, из-за этого меня сюда тащила? А сразу сказать было влом?
  - Ты с кем говоришь? - поинтересовался Шандар.
  - Да так, с одной своей подругой, - отмахнулся я. - Как ты там говорил? Может стать хозяином мира? Что ж, попробуем!
  Я достал из потайного кармана мешочек и вынул черное колечко, а затем вставил его в выемку. Как и в прошлый раз с Белой Скалой, кольцо вошло просто идеально. Я увидел насыщенный поток энергии, который устремился прямо в стены, но быстро иссяк, а потом что-то тихо щелкнуло и мое колечко выпрыгнуло прямо мне в руки. Это было странно, ведь, по аналогии с предыдущим схроном, вначале должна была открыться дверь. Или тут другой механизм? Нет, я действительно идиот! Конечно, тут должна быть другая система, ведь Темный сделал дверь в подземелье из обычного камня, а тут черный металл, который абсолютно инертен к магии и разрушает любые плетения.
  Щелчок повторился, на сей раз громче, а потом раздался скрежет, и центральная пластина разделилась на четыре части, которые скрылись внутри круга, что затем повращался, а потом распался на зубчатые пластины, которые утопились в большой овал, что в свою очередь разделился на две половины и скрылся в стенах, открывая нам проход. Скрежет затих, ничего больше не шевелилась, а я все думал, есть ли здесь фотоэлемент, или нет? С одной стороны зайти внутрь хочется, но где-то в глубине души существует боязнь остаться в этом сейфе навсегда.
  - Алекс, кто ты? - испуганно спросил меня Шандар.
  - Похоже, что наследник хозяина Деррикара, - ответил я и решительно шагнул в сокровищницу, активируя еще один светляк.
  Внутри было сухо, не оказалось никаких следов гниения или тому подобного. Все, находившееся внутри, прекрасно сохранилось, но вот только этим всем были сотни ящиков из черного металла. Открыв один, который находился ближе всех, я обнаружил там сафрусы. Большие, средние и совсем крохотные. Все они были радужными, то есть не заполненными энергией, но ведь не в этом была их главная ценность. Второй ящик порадовал меня грудой разных предметов, которые когда-то были артефактами. Сейчас в них не осталось и следа плетений, поэтому я перешел к следующему. Там было золото и драгоценные камни. Все ящики я, разумеется, осматривать не стал, поэтому просто прикинул их количество на глаз и решил пойти подкрепиться.
  Пройдя мимо ошеломленного Шандара, так и не решившегося войти в сокровищницу, я снова оглядел дверь. Должен же быть здесь возвратный механизм? Как я понял, все здесь основано на технологии. Какой-то мотор забрал немного энергии у кольца, а потом с помощью хитрого механизма открыл вход. Уж не знаю, что это было, электромагнит или еще что-нибудь, да и разбираться в деталях сейчас было лень. Ясно одно - древние маги были не только знатоками магического оперирования, но и хорошими технарями. Жалко, что их книги не сохранились, там должна была быть масса интересного.
  О, а вот этого штырька тут не торчало! Сделав шаг, я пальцем аккуратно утопил железяку, которая выглядывала из стены. И тотчас неизвестный механизм пришел в движение, и мы могли наблюдать, как монолитная дверь закрывается. Сначала съехались две половинки, потом выдвинулись шестеренки и, наконец, сомкнулся круг, в центре которого была выемка для ключа - моего колечка.
  - Что ж, теперь все понятно, - сказал я и обратился к Шандару. - Подкрепиться не желаешь?
  Тот быстро кивнул, настороженно глядя на меня. Мы отправились на грибную полянку, где основательно перекусили печеными шампиньонами. Белесый мох, также сильно фонивший магией, решили не трогать, потому что Шандар затруднился сказать, съедобен он или нет. После трапезы само собой нам захотелось спать, поэтому мы отправились во дворец, выбрали каждый себе удобное место и развалились на голом полу, потому что больше ничего в помещениях не было. Не доспехи же под голову класть, а лежать на груде трухи как-то совсем неприятно. Я потушил светляк, все еще висевший под сводом и закрыл глаза, но как только почувствовал рядом с собой присутствие подруги, улыбнулся и сказал:
  - Слушай, ты меня своими сюрпризами когда-нибудь до инфаркта доведешь!
  Темнота тихо засмеялась, а потом ответила:
  - А разве тебе не понравилось?
  Сказать мне в ответ было нечего, да и весь запал прошел, поэтому я раздумал обижаться на подругу.
  - Значит, кто-то из первых гномьих магов был твоим избранником?
  - Да, - ответила Темнота.
  - А расскажи мне, почему тогда этот город пришел в запустение? И вообще, если несложно, ответь, откуда здесь взялись чудовища, как сюда попали гномы, почему магов у них совсем не осталось?
  - Долго рассказывать придется.
  - А я никуда не спешу, да и мне всегда приятно с тобой поболтать, - улыбнулся я.
  Темнота снова засмеялась, но ответила:
  - Хорошо, слушай...
  Рассказ был захватывающим, так что я совсем позабыл о времени. Темнота все говорила, а я представлял себе те древнейшие времена, о которых не сохранилось никаких достоверных сведений. Даже легенды гномов оказались большей частью выдумками, и лишь моя подруга, единственная во всем этом мире, знала о тех диких днях и, вполне вероятно, являлась свидетельницей всего произошедшего.
  Давным-давно, во время сотворения мира, в южном полушарии этой планеты появился материк, который представлял собой идеальное место для развития цивилизации. Он был населен странной расой коротышек, которые из всех материалов больше предпочитали камень. Время шло, коротышки ссорились и мирились между собой, развиваясь в борьбе и совершенствуя знания о мире. Они жили в гармонии с природой и считали себя ее частью, но вот в один прекрасный день некоторые из них осознали, что являются гораздо совершеннее своих соплеменников, так как владели магией. Время шло, одаренных становилось все больше, они накапливали свою силу, совершенствуя свой дар и передавая знания ученикам.
  В какой-то момент все вдруг поняли, что народ коротышек разделился надвое. Одни стали правящим классом и назвали себя магами, а вторым достался удел разнорабочих. Нельзя сказать, что все это разделение проходило бескровно, но вскоре все более-менее затихло, и начался период становления нации, культуры, цивилизации. Так продолжалось несколько тысяч лет, за время которых народ коротышек достиг небывалых высот, как в магии, так и в технологии. И все это произошло благодаря разделению народа на две части - одаренных и простых. И те и другие стремились доказать, что именно они имеют право руководить, поэтому, не жалея сил и времени, совершенствовали свои знания.
  Шесть тысяч лет назад этот народ создал свое государство, объединившее весь материк, вот тогда и начался период расцвета. Технологии коротышек достигли небывалого уровня. Они открыли электричество, создавали примитивные паровые машины и еще много чего. В какой-то момент смельчаки даже отправились на исследование окружающего мира и открыли земли за океаном. Но вскоре произошла катастрофа. Маги, решившие, будто силы природы им подвластны в полной мере, попробовали создать новый вид разумной жизни и, как это часто бывает, не преуспели. Получившиеся творения вышли агрессивными, злыми и никак не желали подчиняться своим творцам. Они начали убивать магов одного за другим.
  Много лет шла кровавая бойня на материке. Именно тогда обычные люди поняли, что они могут уничтожать создания простой сталью. Стали появляться воины, охотники, истребители, которые сумели кое-как обуздать нашествие тварей. Но вот тогда технари самонадеянно предположили, что раз маги не могут справиться с тем, что они породили, то это смогут сделать их изобретения. С этого момента началась война с применением передовых технологий.
  Да, коротышки смогли победить, сумели уничтожить всех созданий, превратив в руины большую часть материка. Но лекарство оказалось опаснее болезни. Из-за взрывов, уничтожавших саму жизнь, на материке начались землетрясения, извержения вулканов. Целые куски плодородной земли за один день уходили под воду, а другие вмиг оказывались залитыми раскаленной лавой. Погибли миллионы, а остатки великого народа сумели построить множество кораблей, на которых отправились через океан в поисках нового места для жизни.
  Спустя несколько лет после того, как уцелевшие покинули свой дом, раздался грандиозный взрыв на их материке, почти полностью его уничтоживший и погрузивший в морскую пучину. Спустя некоторое время гигантская волна обрушилась на прибрежное поселение коротышек, разбила в дребезги большинство плавсредств, сильно покалечила остальные и унесла еще многие тысячи жизней. Вот тогда вожди народа, который стал именоваться гномами, решили оставить побережье и отправиться вглубь неизведанных территорий, найдя свое место подальше от океана. Спустя месяцы пути и сотни сражений с местными зверолюдьми они достигли этих гор, а здесь-то и начинается вторая часть истории.
  Пять тысяч лет назад на этом месте жил Создатель Жизни. Так он сам себя называл, потакая своей завышенной самооценке. Это был Повелитель зверей с огромным магическим потенциалом, который позволял ему воздействовать на клетки животных. Из-под его безумной руки вышли тысячи экспериментов, расплодившиеся в здешних горах во множестве. Этот Создатель был гением и абсолютно неадекватной личностью. Для него было исключительным удовольствием создать какой-нибудь новый кошмарик и наблюдать за тем, как он выживает в окрестном мире, наполненном неисчислимым множеством подобных злобных созданий. Именно этот безумный творец населил эти горы агрессивной жизнью, целью которой было жрать все, что движется. Именно он создал сотни различных видов животных, которые вытеснили все, существовавшие здесь ранее.
  Но вот как-то раз замахнулся он на нечто нереальное - создать вечную жизнь, только перенапрягся маленько в процессе, да и почил с миром, а вот зверушки-то все остались. И именно в этот момент в горах появились гномы. Новое место им очень понравилось, а вот местная живность - не очень. Так началось противостояние. Что интересно, создания этого буйного мага обитали только в одном месте и совсем не стремились разбежаться по всему материку. Он хоть и был сумасшедшим, но не хотел, чтобы его работа осталась без присмотра, а может, просто ему было лень далеко бегать за своими созданиями. Поэтому экспериментатор четко заложил всем созданным животным приказ на уровне инстинктов - покидать горы нельзя.
  Ну, о тогдашней войне можно рассказывать долго, но если ограничиться несколькими словами, то после десятка лет непрерывных сражений, когда третья часть народа оказалась уничтоженной, маги решили вопрос и забрались под землю. Сотни лет шла борьба на выживание, постепенно утрачивались достижения технологии, знания магии. Этот дворец был построен магами первых поколений, одним из которых был Избранник Темноты. Кстати, хранилище было создано по его чертежам. Гномы сложили туда все драгоценности, которые привезли из старого мира, а также некоторые образцы артефактов. Благодаря удивительному сочетанию магии и технологии оно простояло до сих пор, хотя ни разу за пять тысяч лет еще не открывалось.
  Именно Избранник помог гномам выстоять в первые сотни лет, именно он научил их выживать и быть сильными, но сам в то же время погиб по глупости, нарвавшись в одном из рейдов на тварь с магическим иммунитетом. И тогда начался повальный упадок магии в рядах гномов. Все меньше одаренных могли построить портал в Деррикар, чтобы овладеть знаниями его библиотеки. Все больше гибло магов в схватках с тварями. Но одновременно крепчал сам народ. С детства гномы учились владеть оружием, развивали свое тело и закаляли дух. Именно обычные гномы переломили ход войны, разбив главное логово творений Создателя Жизни. Правда, после этого их самих осталось всего тысяч тридцать, но это с лихвой восполнилось в следующем поколении.
  Следующие несколько сотен лет велась борьба с остатками тварей, но уже гораздо успешнее, ведь большая половина видов вымерла, а оставшиеся были не такими смертельными. Четыре тысячи лет назад война окончилась полной победой коротышек. Вот только эта победа сопровождалась окончательным упадком магии и технологии. Гномы перебрались на поверхность, но, как только сумели встать на ноги, сразу же подверглись атакам соседей, которые захотели экспроприировать очищенные от тварей плодородные земли с богатыми залежами металлов. Но гномы и тогда показали себя молодцами, сумев отбить все нападения врагов, да еще и пройтись по их землям, собрав богатую добычу, в которую входило огромное количество рабов. Наверное, именно это позволило народу преодолеть вырождение.
  Ну а дальше было не слишком интересно. Тысячу лет проходило становление государства и освоение всех гор, затем был период феодальной раздробленности, склоки между родами, смута и прочее. Ну, а две тысячи лет назад появился Основатель, вновь объединивший гномов. Кстати, он колечка не получил и в Деррикар не спускался, поэтому все легенды о том, что он нашел дар в затерянном городе - просто вымысел. Дальше начался период возрождения и процветания. Последний, как считается у гномов, продолжается и по сей день.
  Когда Темнота закончила рассказ, я поинтересовался:
  - А откуда появился черный металл?
  - Его научились создавать маги гномов при некоторой помощи одной из древних рас, обитавшей одно время на их материке. Они поначалу использовали этот материал только для себя, потому что он был совершенно инертен к плетениям, накопителям энергии и артефактам. Во время войны со своими порождениями магам, разумеется, пришлось поделиться секретом его производства с простыми оружейниками. Именно клинками из черного металла и удалось на некоторое время сдержать тварей на родине гномов.
  - Но почему тогда секрет его изготовления оказался утраченным потомками переселенцев?
  - Нет, Алекс, сам секрет сохранялся, просто в этих горах нельзя было найти все компоненты для его приготовления.
  - И тогда гномы начали пользоваться обычной сталью?
  - Нет, большое количество черного металла им удалось привезти с материка. Именно с его помощью удалось одолеть созданий Повелителя Жизни.
  - Но тогда где же теперь все это оружие? Ведь здесь не наберется и пары сотен клинков, так куда же все подевалось?
  - Оружие после очищения этих земель от различных тварей было спрятано, а потом стало активно продаваться гномами соседям. Особенно в период смуты, когда были проданы многие тысячи клинков.
  - Что, все подчистую? - удивился я.
  - Ну, пара булав и несколько десятков боевых топоров еще находятся в королевской сокровищнице Дара, - сказала Темнота.
  - Мда... - вздохнул я.
  Как известно, что имеем - не храним, а потерявши - плачем. Так и гномы - разбазарили сокровища предков, а сами в итоге остались почти ни с чем. Ну, ничего, здешнего черного металла хватит, чтобы вооружить пограничные войска, так что нападения церковников можно уже и не опасаться. Теперь у нас найдется, чем их встретить!
  - Ну что, ты узнал, что хотел?
  - Почти, - улыбнулся я. - Не подскажешь, как найти отсюда выход?
  Темнота обняла меня за плечи и сказала:
  - Спи. Ты найдешь его завтра.
  Когда я проснулся и вновь зажег светляк, то обнаружил, что Шандар уже давно поднялся и ждет меня, не решаясь разбудить. Подивившись такой перемене в его отношении ко мне, я поприветствовал его, а потом предложил пойти подкрепиться. В этот раз грибы казались слишком пресными, поэтому ел я безо всякого удовольствия, раздумывая, где же искать выход. Но вскоре меня осенило - выход там, где вода! Ведь она каким-то образом поступает в город, питая древние грибные поля, значит, где-то наверху должна протекать речка, которая, вполне возможно, выходит на поверхность. Осталось только проследить за источником и найти ее.
  Наевшись до отвала, я насушил грибов, поскольку возвращаться уже не хотел, снял рубашку с Шандара и соорудил из нее мешок, куда положил запас магических шампиньонов на два дня. Авось не помрем с голоду, пока будем искать выход. Назначив гвардейца главным по продовольствию, я скомандовал "Вперед!" и двинулся вдоль желоба, в котором текла вода. Он уходил в дальний проход, скрывающийся в недрах горы и постепенно поднимающийся вверх. В стенах этого прохода имелись небольшие комнатки, где раньше что-то хранилось, но сейчас по куче мусора на полу уже нельзя было угадать, что именно. Проход был длинным и чем дальше, тем все больше поднимался вверх. После четырех часов ходьбы он превратился в большую пещеру, посередине которой текла широкая и глубокая речка.
  - Есть! - обрадовался я.
  Посмотрев на воду, я понял, что течение здесь довольно слабое, поэтому можно было попытаться дальше поплыть. Я сформировал плетение щита, постаравшись закруглить и вытянуть магическую структуру, чтобы получилось некое подобие лодки, а потом положил его на воду.
  - Залезай! - приказал я Шандару.
  Тот недоуменно посмотрел сперва на воду, потом на меня и спросил:
  - Куда?
  - Смотри, - вздохнул я и показал пальцем. - Вот здесь находится невидимая лодка. От тебя требуется аккуратно перелезть через борт и сесть посередине. Понял?
  Гвардеец подошел к воде и помахал руками впереди себя. Наткнувшись на край плетения, он сдавленно охнул, но затем осторожно перелез через него и стал удивленно смотреть, как воздух медленно выдавливает в воде контур лодки. Дождавшись, когда он, вертя головой, усядется в центр, я одним махом запрыгнул на щит, а потом укрепил привязку плетения к себе. Моя импровизированная плоскодонка покачивалась на воде, но переворачиваться вроде бы не собиралась, поэтому я стал ее подталкивать прямо по течению, стараясь при этом не развивать слишком большую скорость.
  Так началось наше плавание. Река оказалась широкой, с высоким сводом над головой. Видимо, ее уровень был гораздо выше в те времена, когда реку направили сюда древние маги. В то, что она стала течь здесь сама, я нисколько не верил. Ну не бывает таких ровных русел у речек, а тем более в толще горных пород. Пару раз приходилось нагибаться, пропуская гроздья сталактитов, но в основном все было тихо и спокойно. Спустя несколько часов мы подкрепились сушеными грибами и вновь стали скучать. Шандар одно время пытался расспрашивать обо мне, но я не был склонен к откровениям, а тем более с ним, поэтому только отмалчивался или многозначительно хмыкал. Когда по моим подсчетам прошло еще часов восемь, а везунчик гвардеец даже успел выспаться на дне лодки, вода неожиданно посветлела. Сперва я не понял, в чем дело, и подумал, что это всего лишь отражение моего светляка, но потом потушил его и заметил, что действительно, вода была немного светлее, чем окружающий камень. Это вселило в меня надежду и придало уверенности.
  Но спустя полчаса впереди показалась неожиданная преграда. Свод спускался до самой воды и уходил глубоко вниз. Подплыв к нему, я положил руки на камень, и почувствовал, что этот выступ тянется всего на сотню метров, а дальше скала заканчивается. Причем заканчивается совсем! Переведя взгляд на Шандара, я спросил:
  - Ты плавать хорошо умеешь?
  - Нормально, - пожал плечами он. - Как все.
  - А дыхание надолго можешь задерживать?
  - Не знаю, - ответил гвардеец. - А что?
  - Дело в том, что нам нужно проплыть две сотни шагов под водой. Запас воздуха я с собой захватить не смогу, потому что он плетениями не держится, Моисеем никогда не работал, поэтому воду раздвинуть не способен. Могу, конечно, создать сферу вокруг нас, вот только хрен мы в ней куда поплывем. Во-первых, нас просто вытолкнет из воды, а во-вторых, мне не за что будет зацепиться, чтобы тащить нас вперед. Ну а устраивать узкий тоннель под сводом я не стану, потому что не знаю для этого необходимого плетения, которое выдержало бы кучу одинаковых блоков, растянувшись так далеко, а придумывать мне его лень. Да и потом, еще неизвестно, как из него можно вычерпать воду, поэтому спрашиваю прямо, ты сможешь проплыть это расстояние или нет? Просто если тебе это не по силам, мне опять придется пробивать камень разрушителем.
  Вспомнив о пыли, поднимаемой плетением, Шаринон скривился и серьезно ответил:
  - Ладно, я попробую.
  - Нет, так не годиться. Пробовать будешь дома с девушкой! Тогда поступим так - я поплыву первым, у меня раньше хорошо получалось дыхание задерживать. Ты хватаешься за мои ноги и крепко держишься, стараясь даже не шевелиться. Через сотню стуков сердца мы уже должны быть на той стороне. Ясно?
  Шандар кивнул, а я попробовал сформировать маленькое плетение щита и окружить им свои пальцы, превратив, их в подобие плавника. Поводив рукой в воде, я понял, что эти импровизированные ласты должно значительно добавить мне скорости передвижения, поэтому создал и второе плетение, на другую руку, а потом спросил у гвардейца:
  - Готов?
  Тот в ответ опять кивнул, и я развеял нашу лодку. Защитный кокон вокруг своего тела я создавать не стал, так как он стал бы помогать воде выталкивать меня, а насколько ровным был свод этой пещеры, я не представлял. Так что предпочел намокнуть, но не разбивать себе голову о какой-нибудь острый выступ.
  Плюхнувшись в воду, Шандар сразу задергался и закашлялся, хлебнув воды.
  - Рубашку-то с грибами брось, - усмехнулся я.
  Парень отпустил узел, за который держался, как за спасательный круг.
  - Дышим, - сказал я и начал вентиляцию легких.
  Сделав пару глубоких вдохов, я скомандовал "Поехали!" и набрал как можно больше воздуха в грудь, заметив, что Шандар сделал то же самое. Нырнув с головой в воду, я дождался, пока гвардеец схватит меня за сапоги и потом начал грести, устремляясь вниз под нависающую скалу. То ли я неправильно рассчитал скорость, то ли моя одежда с висевшим на ногах гвардейцем сильно ее уменьшили, но через полторы минуты я начал ощущать недостаток кислорода, а скала все не кончалась.
  "Всего сотня метров! - мысленно передразнил я себя, делая широкие гребки руками. - Пустяки!"
  И тут Шандар отпустил мои ноги. Оглянувшись назад, я увидел, что гвардеец рванулся вверх и, что вполне естественно, со всей дури стукнулся головой о камень, а потом, раскинув руки, начал медленно погружаться в глубину, пуская пузыри. Мысленно наградив идиота красочными матерными эпитетами, я двумя взмахами сократил разделявшее нас расстояние и схватил его одной рукой за волосы, а второй начал судорожно грести.
  Каменный свод над головой стал быстро повышаться, и вскоре я увидел яркий солнечный свет, а также цветные пятна от недостатка кислорода. Мое сердце лихорадочно билось, сознание требовало бросить этот балласт и рвануться наверх, но я упрямо цеплялся за шевелюру гвардейца. И вот, наконец, скала над головой кончилась и я на последних усилиях, чувствуя, что вот-вот и мои легкие заполнятся водой, в пару гребков достиг поверхности и глотнул такого живительного воздуха. Глаза слепило яркое солнце, откуда-то долетел истошный женский визг, а я все дышал и не мог надышаться.
  Когда я немного вернул себе способность здраво размышлять, то повертел готовой и увидел рядом берег, к которому и поплыл, таща за собой бесчувственное тело. Визг не стихал и я с удивлением обнаружил, что на берегу, куда я так стремлюсь, лихорадочно носятся мокрые голые девушки, лихорадочно собирая разложенную одежду и пытаясь ею как-то прикрыться. Через несколько секунд я достиг дна и зашагал по нему, подтащив к себе Шандара. Выбравшись на берег, я быстро вспомнил все, что знал по оказании первой помощи утопающим, а потом стал применять знания на практике. Причем не только массаж груди, но и дыхание рот в рот, что было особенно противно.
  Тем временем визг прекратился.
  - Девоньки, да это же наш принц, - раздался женский голос сбоку от меня. - Тот самый, которого завалило.
  - Да, ты смотри-ка, выжил, бедненький! - подхватил другой.
  Я не обращал на них внимания и продолжал измываться над гвардейцем. Вскоре тот закашлялся и стал выплевывать воду. Жить будет, понял я, повернул его на бок, а сам без сил растянулся на берегу, смотря прямо на солнце. Это сколько же мы пробыли под землей? Четыре дня или гораздо больше? А, не важно! Главное, что я выбрался на поверхность, а это прекрасно! Посмотрев на то место, откуда выплыл, я обнаружил небольшой горный кряж, к которому вплотную прилегало живописное озерцо с прозрачной водой. Значит, речка шла по этой горе, а как только началась долина, вырвалась наружу. Повезло нам. Хотя, если разобраться, надумай бы я проделать колодец в своде над нами километра три назад, мог бы выбраться прямо перед грядой.
  Когда Шандар наконец откашлялся, он огляделся и слабым голосом спросил:
  - Мы уже умерли?
  - Ага, - ехидно ответил я. - И попали в лучший мир. Смотри, как здесь хорошо - солнышко светит, птички поют, полуголые девушки рядом. Все, что нужно для счастья!
  Хотя нет, не все, подумал я, и перевел взгляд на гномок. Те уже не так стеснялись, а некоторые даже наоборот будто бы случайно приоткрывали мне свои прелести. Вот только у меня было на уме совсем другое, поэтому я улыбнулся им и спросил:
  - Красавицы, а у вас случайно пожрать ничего нет?
  Еды у красавиц не оказалось, но недалеко была деревенька, откуда они и пришли на берег, поэтому, быстренько одевшись и вовсю кокетничая со мной, гномки отвели нас к местному старосте, который живо организовал нам сытный обед. За время трапезы я рассказывал присутствующим рядом жителям деревни о своих приключениях, откровенно хвастаясь и между делом поднимая авторитет королевской семьи, а те слушали, раскрыв рты от удивления.
  Шандар сразу же после того как наелся, завалился спать, наплевав на обязанности моего телохранителя, а я улучил минутку и связался с Мирином.
  - Привет, как там дела во дворце?
  - Алекс? Ты живой? - удивленно спросил брат.
  - Не слышу радости в голосе! - ехидно ответил я. - Ты что, надеялся на обратное?
  - Ты как? Все еще в Подкове? - спросил брат. - Алонка через несколько часов обещала предоставить подробную карту подземных источников, которые существовали еще со времен смуты, так что сможешь...
  - Уже не надо, - перебил его я. - Я выбрался на поверхность, но вот только где, не имею ни малейшего понятия. Меня тут накормили в одной деревеньке, которая называется Большие Плющи. Знаешь такую?
  Мирин задумался, а потом неуверенно ответил:
  - Вроде бы она находится в трех днях пути от столицы. Как ты туда попал?
  - Под землей, - ответил я. - Но ты мне зубы не заговаривай, расскажи, как там Керреш? Что удалось узнать?
  В ответ Мирин рассказал прекрасные новости. Оказывается, Керреш быстро сломался и выложил все. Идейной вдохновительницей заговора была его мать, которая, используя старые связи своего двоюродного брата, обратилась к имперцам с просьбой помочь в деликатном деле. Те выдали ей в полное пользование пятерку лучших наемных убийц, предупредив, чтобы в случае успеха она ответила взаимностью. Нет, не в смысле, прислала своих убийц для повышения квалификации, а заставила нового короля плясать под дудку Императора. В общем, я правильно догадался о целях и задачах данного тандема. Вначале планировалось убрать меня, а потом всех остальных, и посадить Керреша на трон. Вот только я умудрился обгадить весь этот великолепный план.
  Кстати, парень нагло врал. Никакой его отчим не растратчик, это все постаралась матушка, снабжая деньгами своего двоюродного братца-мечтателя. Еще не догадались, как его звали? Ладно, не буду мучить - Каштарх. После его казни год назад мать Керреша умудрилась остаться чистенькой, но обиду затаила и вот, спустя некоторое время, сама попыталась совершить переворот. Мирин рассказал, что когда брали эту старую каргу, она так ругалась и поносила короля, что разгневанные гвардейцы ей врезали немножко, так что сейчас заговорщица сидит в камере и сохранила ли рассудок - неизвестно.
  Пятого убийцу тоже обнаружили, но только совершенно случайно. Он по намеченному заранее плану на следующий день после покушения на меня должен был ликвидировать Мирина с Шаракхом, поэтому загодя забрался через тайный ход во дворец и спрятался в комнате моего брата, решив начать с него. Мира выручила моя интуиция, но, к сожалению, навыки Рассветной школы сработали вперед мозгов, поэтому из пятого убийцы вышел отличный трупик, и уже невозможно было узнать, ни кто их послал, ни кто спонсировал. Хотя, все это было ясно и так. После допросов Керреша и некоторых его родственников стали ясны другие имена искренне сочувствующих заговорщикам. Их арестовали, а все имущество по-быстрому умыкнули в казну, поэтому, как заверил Мирин, в ближайшее время никто против короля даже пикнуть не посмеет.
  О служителях Единого в горах уже не было слышно, но некие странные люди и даже совсем простые гномы без товаров и пожитков недавно начали десятками переходить границу, стремясь поскорее попасть в Империю. Им не препятствовали, потому никаких трагических эксцессов не случалось. Имущество храмов оперативно прихватизировали в пользу казны еще в начале разборок, а сами храмы сейчас решено было перестроить. Один планировали отдать последователям Матери-Природы, два других Сваршу, а оставшиеся превратить в какие-нибудь культурные заведения. Пока по этому поводу предложений не поступало, но Шаракх все еще надеялся выгодно продать хорошие помещения какому-нибудь особо предприимчивому гному.
  За время моего пребывания в недрах гор в остальном мире тоже очень многое случилось. Например, у Ваза родился мальчик, назвали Альтаэлем, Фариам наконец-то связался с Императором и передал ему свои условия, после выполнения которых Викерн вернется домой живой и невредимый. Император согласился на три года оставить Новый Союз в покое, не препятствовать торговле и попросить церковников приутихнуть с пропагандой. Я поначалу возмутился, почему так мало, а потом понял, что это довольно большой срок. И если грамотно провести работу, можно настолько укрепить границу Союза, что император в будущем вообще вряд ли захочет с нами связываться. Ренард вовсю работает над очисткой Степи, в чем ему помогает Альвана с отрядом эльфийских лучников. Поговаривают, что между этими двумя личностями наладились дружеские отношения, грозящие перерасти в нечто большее. Кэльвиный заповедник, наконец, оформился и получил должную организацию, десяток котят уже переданы пограничникам для воспитания. А сводные отряды Нового Союза уже с успехом осваивают приграничные территории.
  - Ну, у меня тоже есть хорошая новость, - сказал я после того, как выслушал монолог Мирина.
  - И что же ты умудрился разрушить на этот раз? - усмехнулся брат.
  - Не угадал. Я нашел Деррикар.
  Мирин потрясенно замолчал, а потом хрипло попросил:
  - Повтори.
  - Я нашел Деррикар. Достаточно, или нужно еще разок на бис?
  - Но ведь это легенда...
  - Ну, она оказалась весьма материальной, поэтому сообщи папе, чтобы быстренько брал за шкирку Шелеза и нашел кого-то, кто отвечает в королевстве за культуру. Там такой потрясающий дворец - вершина абстракционизма! В нем столько фресок... замучаешься разглядывать, а есть еще сокровищница. На то, что там хранится, можно спокойно Империю купить. Ну, если не всю, то половину - точно! Так что ты там обрадуй отца, пусть задумается над тем, как получше это все использовать, пока у нас наступило затишье на фронтах.
  - Алекс, я... я... Я не знаю, что сказать! Это же просто немыслимо! Найти легенду, которую искали на протяжении тысячелетий! Ты представляешь, что теперь будет в королевстве?
  - Не представляю, - улыбнулся я. - Но очень хочу на это посмотреть.
  Распрощавшись с ошеломленным Мирином, я связался с Алоной и обрадовал ее сообщением, что со мной все в порядке, больше рыться в библиотеке не нужно. Она, бедная, сидела там целыми днями, перелопатив груды макулатуры, поэтому я даже испытал легкий стыд за то, что так ее обманул. Сестренка была счастлива и пошла отсыпаться, попросив напоследок, чтобы я не слишком задерживался в деревне. Я вспомнил миленьких гномок, которых повстречал и клятвенно заверил, что задержусь здесь всего дня на два... ну, может, на три максимум. Потом настала очередь Ваза, которого я поздравил с прибавлением в семействе, Рена, который порадовал меня вестью о том, что озеленение степи идет полным ходом, Фара, занимавшегося сочинением новых торговых договоров с Империей...
  А после всех этих разговоров я просто сидел в тишине сада и думал о том, как все удачно сложилось, хотя и без моего непосредственного участия. Как раз последнее заставило меня усомниться, а так ли я важен для этой земли? Ведь только недавно я опять был на острие всех событий, проливал свои пот и кровь, но вот стоило мне только пропасть на несколько дней - и все благополучно разрешилось само собой. Спрашивается, не страдаю ли я манией величия? Ведь мир не вращается вокруг меня одного, есть еще и другие, помогающие этому вращению. И сегодня я понял это весьма отчетливо. Так зачем же мне рвать жилы, напрягаться изо всех сил и затыкать все щели, если все и без меня прекрасно справляются? Этот вопрос маленьким смерчем вертелся у меня в голове, но я знал на него ответ. Потому что я не могу иначе. Потому что мне нравится такая жизнь. Потому что я пришел в этот мир именно для этого!
  И как раз в этот миг, вдыхая ароматы зелени и коровьего навоза, я понял, что еще один этап моей жизни подошел к концу. Да, за это время я не одерживал великих побед и не производил грандиозных свершений, я просто пытался жить обычной жизнью и кое-что понял. Я понял, что для меня означает семья и как приятно иметь родных, которые никогда не бросят тебя в беде. Я выяснил, что являюсь чем-то большим, чем обычный маг, и нажил могущественного врага в лице служителей Единого. Я приобрел популярность и обнаружил, что она тоже может приносить немалую пользу. Но главное - я обрел себя и нашел в этом мире свое место, которое могу с уверенностью назвать домом. И теперь мне остается только жить в нем. Жить тихо и спокойно, не опасаясь смертоносных плетений или отравленных стрел из-за угла. Жить в мире и согласии с окружающими, без каждодневной необходимости вновь становиться героем и проливать кровь, защищая близких. Жить в свое удовольствие.
  Во всяком случае, я очень на это надеюсь.
  
  КОНЕЦ ЧЕТВЕРТОЙ КНИГИ
Оценка: 6.21*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Цветкова "Кто-то выжил"(Киберпанк) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Ж.Борисова "Геном Варвары-Красы: Аляска"(Научная фантастика) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаМежду нами. Анета Перчин (NetaPe)И немного волшебства. Валерия ЯблонцеваНе та избранная. Каплуненко НаталияПризрачный остров. Калинина НатальяОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарПерерождение. Чередий ГалинаТак бывает... михайловна надеждаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна БеликАлмаз Тёмных. Наталья Ракшина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"