Будницкий Яков Эрнестович: другие произведения.

Неправильные мыши

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ***
  Часы карманные. Серебро, конец девятнадцатого - начало двадцатого. Брегет, идентичный натуральному. Дорогая игрушка, а с гравировкой "Пронзитель" под крышкой - бесценная.
  Пилка для ногтей женская, обыкновенная. Лазерное напыление. Конец двадцатого. Идентична натуральной. Не маркирована, но найдена рядом с брегетом.
  Кладем часы полуночью на север, пилку рядом под углом тридцать градусов - острие на северо-запад, расстояние до брегета - пять сантиметров. Кладем пять зеленых фишек на двадцать одно, красное. Крутится волчок. Крупье в малиновом жилете смотрит искоса, но молчит. Правилами использовать амулеты и талисманы не запрещено, даже поощряется, Все знают - удачу за хвост не поймаешь, к зеленому сукну не пришпилишь, даже пилкой с алмазным напылением, идентичной...
  Шарик вздрагивает и замирает. Толпа за спиной ахает. Малиновый жилет цедит "поздравляю", отсчитывает восемь черных фишек, три красных, толкает лопаткой в мою сторону. Щелчком отправляю ему красную. Он обстукивает ее о деревянную ножку стола, тоже, небось, идентичную натуральной. "Спасибо".
  Баден кладет мне руку на плечо, Баден счастлив. Наверное, единственный человек в мире, любящий меня по-настоящему.
  К нам стали подтягиваться любители погреться возле чужого огонька. Вокруг нас уже крутились вертихвостки - рыжая вывалила мне на плечо декольте третьего размера, блонди прижалась бедром к Бадену. Я всегда напрягаюсь, когда вокруг Бадена трутся женщины. Особенно белобрысые, парень к ним неравнодушен.
  Надо было срочно тащить его подальше от казино "Лесные дали", например, в бар за пару кварталов отсюда.
  Быстро уйти не удалось.
  - Любезнейший господин Брюгге! - Пробасили у меня за плечом.
  - Рад видеть, - буркнул я не слишком любезно.
  И часа не прошло, как мы покинули гостеприимные пенаты Сандерса, весьма довольные друг другом. Он обогатил свою коллекцию "Обломков Эскадры", а мы основательно пополнили кредитку.
  - Какой успех! - Сандерс одобрительно покосился на стопку моих фишек. - признайтесь, не весь товар вы нам, несчастным коллекционерам, продаете. Кое-что себе оставляете, на добрую, старую память?
  Сандерс игриво подмигнул.
  "Нельзя, нельзя грубить лучшему скупщику Ириды!" - внушал я себе, изо всех сил стараясь вежливо улыбаться.
  - А вы знаете, Брюгге, у меня созрел для вас заказ. Буквально только что, скоропостижно, хехе. Могли бы мы обсудить дела в конфиденциальной обстановке?
  - Чуть позже, если не возражаете. Можем, конечно, но через час, или около того. Договорились?
  "Соловей мой, соловей, голосистый со-о-о-ловей". Дамочка напротив лихорадочно зарылась в сумочке. Я хотел сказать Сандерсу, что ее коммуникатор выиграл бы конкурс на самый дурацкий звонок, но не успел. Пухленький скупщик вцепился пальцами в мою руку, ткань громко треснула.
  - Да что с вами?
  Скупщик пытался что-то сказать, но не мог, лицо его побагровело, он дернулся в сторону, сшибая столик, из-за которого прыснули в стороны пригламуренные юнцы.
  Я схватил Сандерса за шкирку и поволок из игрового зала, пока до нас не добрались охранники - только скандала в казино мне и не хватало.
  Я притащил бедолагу в туалет и обтер его лицо холодной водой, не слишком церемонясь.
  - Простите, Брюгге, простите! - к Сандерсу возвращался здоровый цвет лица.
  Я вдруг понял, что потерял из виду Бадена. Опрометью метнулся в зал, но не было там ни его, ни, черт бы ее подрал, белобрысой.
  Казалось, я извел на беготню полчаса, не меньше. Наш номер оказался пуст - ну еще бы, портье удрученно развел руками - не видал-с. После Сандерсовых фокусов возвращаться в казино не хотелось. Но я пересилил себя и заговорил с охранником, который, о чудо, узнал блондинку по описанию. Маленькая полуложь о нездоровье моего спутника, черный кругляш - безумное расточительство, и я выяснил в каком номере остановилась леди.
  Дверь, разумеется, оказалась заперта, я уже думал о том, чтобы выбить ее, пропади все пропадом, но проходившая мимо горничная без малейших сомнений приняла драгоценную фишку, благослови вселенная пятизвездочные отели.
  Я успел. Потратив на поиски столько времени, я успел. Баден стоял на коленях, глаза его уже стекленели, но еще говорил даме что-то приятное - просыпается в нем на грани говорливая обезьяна - а белобрысая млела, и позволяла тискать свою руку, и явно готова была позволить еще многое.
  - Не сегодня, милая, прости за беспокойство.
  Я незаметно (надеюсь) вколол моему развратнику в шею лекарство и подхватил под мышки обмякшего Бадена. Он был нереально тяжел, двухметровая орясина. Я тащил и тащил его к лифту - извиняясь, улыбаемся лифтеру - перебрал друг, с кем не бывает, лифтер понимающе улыбается в ответ, здесь можно прислонить тело к стенке, потом еще пятьдесят метров подвига - до двери в родной номер.
  Сандерс расселся на полу прямо в коридоре, нашкодившей собакой охраняя мою дверь
  - Брюгге, простите меня ради бога!
  - Бросьте, Сандерс, лучше помогите.
  Мы втащили полутруп, закинули тело на кровать, я даже снял с него туфли. Сандерс от такой заботы умилился, кажется, он принял нас за геев. Пойдут слухи...
  - Пойдемте, выпьем чего-нибудь.
  - Да-да, я угощаю! В лобби нам будет вполне удобно. Кресла. Сигары. Не возражаете?
  - Идемте уже.
  Арманьяк оказался роскошен, мы уговорили бутылочку на двоих, и меня мало-помалу отпустило.
  Сандерс проявил чудеса деликатности, болтая о глупостях, пока бутылка не ополовинилась. И только тогда заговорил о деле.
  - Станция "Сульфид" - представляете где это?
  - В Бермудском треугольнике?
  - Да, да. Туманность. Станция совершенно заброшена, вы, уверен, представляете почему.
  - Кто ж туда сунется по доброй воле.
  - Я очень надеюсь, что вы.
  - И что же может меня побудить?
  - Шлюпка с "Пронзительного". Может быть та самая. Адмиральская.
  - Откуда там ей взяться?
  - Смотрите.
  Он протянул мне коммуникатор, я поиграл с масштабом картинки.
  - Кто же смог это заснять?
  - Беспилотник. Вы может быть не в курсе, но они летают там в мертвых зонах, разведывают. Не людей же посылать.
  - И это не монтаж?
  - Послушайте, Брюгге! Вы мой лучший поставщик! Зачем мне вас глупо мистифицировать, с риском потерять канал!
  - Но могли обмануть вас.
  - Нет-нет, источник крайне надежный, - Сандерс ткнул пальцем в сторону потолка.
  - Я должен подумать. Вы же не хотите, чтобы я такие решения принимал на бегу?
  - Ваше право, ваше право. Но имейте в виду, конкуренция весьма вероятна. Весьма вероятна! Не только мне могли скинуть фото. Надо торопиться, Брюгге!
  - Утром. Простите Сандерс, встретимся часов в десять. Да хоть здесь же. Или звоните в номер.
  Силы как-то сразу оставили меня. Я доплелся до лифта, отметил про себя, что лифтер отлучился, ткнул пальцем в кнопку "четырнадцать". Двери начали неторопливо сдвигаться.
  - Подождите!
  Я машинально нажал "раздвинуть двери". Молодцеватый лейтенант КВС бодро заскочил в кабину.
  - Спасибо, вы так любезны.
  Лифт тронулся. Лейтенант поправил и без того безупречную прическу, неловко дернул при этом рукой, и на мою шею рухнул крейсер.
  Я видел такие кресла в музее - вроде бы их создали для тренировок, но и для допросов они прекрасно подходили. Обволакивающие зажимы не давали ни пошевелиться, ни искалечиться. Как он умудрился протащить эту мебель в гостиничный номер, не представляю. Видимо также, как заставил лифтера сходить пописать в рабочее время.
  В комнате был темно, только переносные светильники тускло подсвечивали стены.
  - Очнулся?
  Я был бы рад ему ответить, уверен, что хорошие манеры продлевают жизнь. Но лейтенант залил мне рот пеной. Хороший способ, сам им иногда пользуюсь. Поразительно, пена, застывая, совсем не мешает дышать. Только шуметь не дает.
  - Меня зовут Варрен. Лейтенант Варрен, если хочешь.
  Лейтенант порядком набрался. В руке он зажал бутылку пойла, на порядок дешевле того, из бара. По крайней мере, по запаху.
  - У тебя хорошее зрение? Не очень? Я тебе помогу.
  Варрен подтолкнул кресло в сторону стены. Он, оказывается, развернул целую фотогалерею. Я сразу-то и не заметил.
  - Обрати внимание, моя сестра Лидия. Вы вроде бы знакомы? Ну же вспоминай, как тебя там, Брюгге. Вы со своим полоумным приятелем навещали наш очень маленький и очень тихий городок пару лет назад. Всего пару лет, Брюгге. Совсем недавно. Смотри, это Лиза на выпускном в колледже. За пару месяцев до вашей встречи. Не правда ли, она прелесть?
  Провинциальная блондиночка. Конечно, я ее помнил.
  - А это гастроли театра. Маленький город, для нас это было событие. Событие! Вы тоже присутствовали, не так ли? Фотографии, к сожалению, не сохранилось. В театре снимать неприлично. Но я вас видел в зале. Вы сидели в компании секретаря бургомистра. Он же вас пригласил и на банкет. Впрочем, какой банкет? Для нас, провинциалов, это был настоящий бал. Твой дружок танцевал с Лидией весь вечер. Это снимок у меня сохранился. Полюбопытствуй. Чудо-девочка!
  Эх, Баден, танцор ты чертов. Ногу бы тебе сломать тогда.
  - А это снимок сделан два дня после. Вас уже в городе не было. Ну скажи, подонок, моей сестре идет сломанная шея? Ты посмотри, ты же у нас ценитель прекрасного! Ей к лицу кровоподтеки? Они гармонируют с мертвенно-бледной кожей?
  Варрен вытащил из моего кармана карточку.
  Ты мне не одолжишь ключ? Спасибо. Посиди спокойно. Я быстро схожу за твоим дружком. Скажу ему, что тебе нужна помощь, покажу ключ. Он ведь пойдет со мной? Ты не волнуйся. Ты мне по большому счету не нужен, я с тобой быстро закончу. Я знаю, что не ты убил Лидию. Но мы в ответе за друзей, разве не так. Умри за компанию.
  Он хлебнул из бутылки, сделал шаг в сторону двери.
  - Не шали тут. Сиди тихо-тихо!
  Лейтенант ухватился за дверную ручку, потянул на себя, но, кажется, дверь открылась значительно резче, чем он ожидал. Красно-синий ураган снес Варрена с ног.
  Парни в красивой форме морских пехотинцев спеленали моего похитителя какими-то простынями, залив сверху все той же замечательной пеной. Потом они вытащили меня из кресла, одним резким движением содрали нашлепку пены с лица.
  - Вам не стоит задерживаться в отеле, Брюгге.
  И вышли из комнаты. Я все же задержался на минуту, чтобы ободрать снимки со стены. Не знаю, кто освободит моего похитителя, но горничной лучше не видеть таких фотографий. Крепче спать будет.
  Я вколол Бадену антидот, затащил в душ (легче он за это время не стал) и минут десять держал под холодными струями. А когда мы оба пришли в себя, то очень резво улетели в сторону станции Сульфид.
  
  ***
  Человечество бодро расползалось по космосу, не встречая конкуренции. Спасибо межпространственным туннелям, сжавшим непостижимые световые годы в неделю пути.
  В системе Ирида нашлась пара планеток с полезными ископаемыми, пара - с бесподобным климатом, идеальным для курорта. Мы живо заселили Ириду, тем более, что и туннель отсюда вел почти к дому, на задворки Солнечной Системы.
  Сперва стали пропадать транспорты с рудой, уходившей отсюда. И товарами возвращавшимися сюда. Списывали потери на пиратов - бедствие освоенного космоса. Усилили охрану, пустили патрули по маршрутам - благо, и рудники, и курорты приносили неплохой доход, позволяя платить за безопасность.
  А потом в туманности посреди системы заметили корабли чужих, похожие на головы огромных минотавров, вылепленные из глины. Кто-то остроумный обозвал их големами. Слово прижилось
  Первое и единственное вооруженное столкновение людей и големов привело к потере эскадры прославленного адмирала Вульфа. Она просто пропала в туманности, оборвав связь, не оставив обломков, спасательных капсул или трупов. Выжил только сам Вульф, катер довез его, потерявшего сознание, на автопилоте до ближайшей станции с маяком. Наверное, он рассказал командованию, куда делись двенадцать огромных боевых кораблей, включая флагманский крейсер "Пронзитель", фрегаты-ветераны "Стремительный" и "Непобедимый", а также истребители, ракетоносцы, транспортники и связники без счета. Только нас, простых смертных, с этим отчетом не ознакомили. Вульф принял отставку по состоянию здоровья и поселился в Ириде, где до сих пор считается человеком влиятельным.
  Рогатые корабли также пропали из туманности навсегда. Приятно было бы считать, что между эскадрой и минотаврами разгорелась страшная невидимая битва, принесшая урон обоим сторонам. Многие так и думают.
  Однако, пропажи транспорта и личного состава в Ириде участились, туманность приобрела славу нехорошего места, люди начитанные называли ее Бермудским треугольником. Двадцатый век нынче в моде.
  Эскадра пропала одиннадцать лет назад. За эти годы выяснилось, что не так уж и бесследно. Люди, отважившиеся нырнуть в туманность по очень важному делу, иногда находили там предметы, принадлежавшие членам экипажей эскадры, реже некрупное оборудование и личное оружие. Такие находки было принято называть "Обломками Эскадры", коллекционеры ценили их крайне высоко. Никаких особых свойств у этих артефактов не было выявлено, по крайней мере официально, а что пилка и часы приносили мне удачу, то человеку свойственно заблуждаться и выдавать желаемое за действительное.
  Находили и "обломки" минотавров, в них увлеченно копались ученые. Особенный интерес проявляли спецы корпорации Одиссея, которой в Ириде принадлежало все. Деньги они платили огромные, добытчиков не обижали - кому не понравится выгребать жар чужими руками.
  Станции Сульфид не повезло находиться на краю злополучной туманности, практически в вершине Бермудского треугольника. Была она заброшена решительно и навсегда лет десять назад, если не все одиннадцать. Случилась там какая-то неприятная история. Теперь уже мало кто помнит подробности, но далеко не все обитатели благополучно покинули эти пенаты.
  Впрочем, ради такого бонуса, как шлюпка с "Пронзителя", а также всех "обломков", что могут найтись поблизости, многие рискнут здоровьем, даже осторожные спецы из Одиссеи могут отправить туда экспедицию.
  Я облетел Сульфид трижды, страшновато было туда соваться при ее репутации. Но жадность брала свое, а я человек жадный. Вот Баден - другое дело, он идеалист, максималист, в плане морали мне до него далеко, если забыть про его маленькую проблему с прекрасным полом.
  Сверяясь с фотографиями Сандерса, я нашел правильный шлюз. Автоматика, конечно, не работала, но мы не гордые, мы и ручками Подругу посадим.
  Время пощадило спасательный катер с гордой надписью "Пронзитель" на борту. Посажен по лучу, точно на платформу. Вполне возможно, что именно на нем Вульф и вернулся с бойни. Ты же здесь одиннадцать лет стоишь, почему тебя раньше никто не хватился? И сам адмирал и Одиссея могли бы заинтересоваться. И что за ужасы произошли на Сульфиде? Вроде черепа под ногами не катаются.
  Ладно, я не следователь, мне бы порыться в шлюпке, да и линять отсюда с товаром.
  В катере царил образцовый порядок. Будто бы и не принесло его неведомым ветром с поля битвы с невменяемым Вульфом на борту. Единственное, что нарушало практически уставной уклад - закатанная в пластик фотография, присобаченная над приборной доской. На снимке был запечатлен прибор не слишком привычного дизайна. Скорее он напоминал очертаниями гаджеты големов. Однако у него была вполне человеческая клавиатура с галактическим алфавитом. На небольшом экранчике светилась надпись "ВЫХОД". Надпись была дважды подчеркнута по фотографии фломастером.
  Я нащупал под сиденьем маленький багажный ящик. В нем обнаружилась шкатулка красного дерева (на вид настоящего, не имитация), покрытая резьбой. Я не сразу сообразил, как она открывается, но постаравшись, нашел кнопку-секрет. Крышка поднялась и заиграло разливистое "Со-оловей мой, соооловей, гоолосистыый соловей!"
  
  ***
  Уже отстыковавшись, я послал сообщение Сандерсу, в котором описал шкатулку. Ответ пришел почти мгновенно: "Вы молодец, Брюгге! Это была любимая игрушка адмирала, рассказывали, он мог слушать ее сутками, не отрываясь. Жду вас на станции Хром".
  Я развернул Подругу, лег на курс до Хрома - тоже странный выбор для встречи - слишком близко к туманности, слишком. Хотя с Хрома никто не бежал. Работает станция, и ладно.
  Далеко не улетели. Почти сразу на пульте вспыхнул красный огонек May Day. Янажал кнопку, женский голос завопил на всю кабину: "Помогите!" Баден, наш Дон Кихот, заволновался.
  - Чего ты ждешь! Летим, Брюгге. Я подхватил координаты - это же рукой подать!
  - Нет уж, никаких женщин. Нас ждут на Хроме.
  - Брюгге, ты не сможешь бросить девушку в беде.
  И я понял, что, действительно не смогу.
  Мы долетели быстро, но все равно не успели. Небольшой катерок, крупнее шлюпки с Пронзителя, взорвался на наших глазах, а от него шустро удирал истребитель. Но Подруга по прямой делает любой истребитель. Мы спокойненько подрулили ему в хвост и Баден предупреждающе отправил ему ма-аленькую торпеду. Скорее, чтобы попугать. Занервничал пират, закричал из динамиков:
  - Стойте, горячие головы, не стреляйте, прошу вас!
  - Умри сволочь, - не любит Баден, когда обижают женщин.
  - Девчонка сама нарвалась! Сбежала и прихватила больше, чем смогла унести.
  - Нам не о чем разговаривать, - поддержал я Бадена, - конец тебе, мародер.
  - У меня есть, чем выкупить свою жизнь.
  - Все, кончаю гада, - Баден активировал вторую торпеду.
  - Погоди, давай послушаем, - я ведь уже говорил, жадный я. И не слишком люблю женщин.
  - Я знаю, где сейчас вариатор, - заторопился мародер.
  - Какой еще вариатор?
  - Вот как? - Мародер на секунду смешался. - Неважно. Что вы скажете о здоровом рогатом корабле из долбанной керамики?
  - Что их след простыл.
  - Простыл, да не выстыл. Шахтеры копались на своем астероиде и отрыли рогатую дуру. Вся Одиссея на ушах стоит - три корабля спецов туда наслали - Торквемаду, Магеллан и Колумб.
  - Так. И что?
  - Торквемада лежит в дрейфе в получасе лета. Она летела на базу с первой партией барахла. Нам поступил заказ - перехватить эту дрянь. Мы устроили засаду, взяли кораблик. Но чертовы спецы, надо было за борт без скафандров спустить - но все жадничаем, все нам выкуп нужен - так вот, они даже взаперти как-то смогли устроить большой БУМ. Корабль стал вмертвую, почти все полегли, аппаратура спеклась. Но не вся - големовские цацки так просто не испортишь. Там еще много добра, а наших полтора инвалида. Все разбежались, боятся, что одиссея спецназ пришлет. Девка, сука, угнала катер, украла приборчик. А он нам нужен был, заказчик его отдельно описал. Ну ничего. Там еще вариатор, а он стоит больше всей Торквемады с грузом.
  - Да что еще за вариатор?
  - Да не важно, просто поверьте. что вам за него такие бабки отвалят, будете бока греть под солнышком до конца дней и внукам останется.
  - Давай координаты.
  - Нет уж. Мне от вас все равно не оторваться, просто летите за мной, я вас на Торквемаду выведу.
  - Или в засаду - буркнул Баден.
  - Вы всегда сможете меня добить. Куда мне деться? Весь выхлоп мне разворотили. Полетели быстрее. А то и впрямь Одиссея нагрянет.
  - Хорошо, веди, только смирно.
  Я думал, что Торквемада - огромный исследовательский центр, я видел такие на базу Одиссеи. Но оказался транспорт средних размеров, немного переделанный для нужд науки, да и только. Лишенный энергии, с погасшими огнями он тонул темным пятнышком в тумане. Нам навстречу ринулись два истребителя
  - Робби, ты кого привел, сука?
  - Простите, ребята, очень жить хотелось. Уверен, вы на моем месте поступили бы также.
  - В аду разберемся, кто из нас прав.
  Не повезло мародеру, его добили собственные дружбаны. Подруга же была им не по плечу. Баден мигом с ними расправился.
  - И это все? И правда все разбежались. Пойдем, посмотрим, что там за груз.
  Я сразу узнал прибор, изображенный на фотографии. Возникла шальная мысль набрать на клавиатуре "ВЫХОД". Но я не успел толком поразмышлять об этом. Как и предупреждал бедолага Робби, к нам нагрянули гости.
  - Внимание, с вами говорит служба безопасности корпорации "Одиссея". Оставайтесь на местах, не пытайтесь сопротивляться.
  - Плакал груз, - буркнул Баден. - а что, Брюгге, может, разделаемся с ними? Не так уж их и много.
  - Испортим отношения с Одиссей напрочь. Нам здесь жить, дружище!
  К счастью, я был знаком с капитаном.
  - Спокойно, ребята, мы услышали сигнал SOS и прибыли на помощь.
  - Да-да, мы тоже слышали сигнал. У нас есть данные с локатора - там видно, что вы прибыли только что и сражались с пиратами. Вам полагается награда от корпорации. Предлагаю отправиться с нами на базу, подлатаете свое корыто. Ну и ответите на пару вопросов - чисто для протокола - нам же тоже надо отчет писать. Полетели, база совсем рядом. И груз поможете перетаскать.
  От такой перспективы Баден скривился, будто у него зуб мудрости прорезался.
  
  ***
  Кнопки на вариаторе нажимались мягко, казалось, будто бы они утопают в желе. На экранчике с приятным позвякиванием появлялись символы. Офицеры хотели странного, все до одного. Они сверялись с какой-то табличкой и диктовали мне коды, которые мне требовалось набрать. Смысл этих кодов был понятен только этим людям, никаких ВХОД-ВЫХОД, все больше ШВВЙВ, а то и ШВЫЗШЫЗЩЗВ.
  Обращавшиеся ко мне офицеры все как один то ли боялись, то ли брезговали прикасаться к вариатору. Зато они легко и непринужденно клали мне руку на плечо - и мужчины, и женщины - в тот момент, когда я долбил пальцами по кнопкам.
  Всего за эту ночь ко мне обратилось человек двадцать. Они не вели себя нахально или враждебно. И хотя они явно не приняли бы отказа, но столь же явно были мне благодарны.
  Иногда они приносили мне кофе или сэндвичи, это походило на презент-шоколадку для машинистки.
  Бадена я не видел с момента прилета и немного волновался за него. Но вариатор у нас был всего один, и я сомневался, что для Бадена нашлось столь интересное поручение. Спит, небось, ленивец.
  Без пяти три, когда я почувствовал, что сейчас отрублюсь и засну прямо на вариаторе, и слоновьи дозы кофеина мне не помогут, в комнату вошел адъютант, поставил стакан с какой-то оранжевой жидкостью, и чуть заметно подмигнул. У напитка был приятный вкус, не напоминавший никакой известный мне фрукт. Или напоминавший все сразу. Я ощутил прилив бодрости и с удовольствием набрал на клавиатуре очередное ИПР3АВ7НО9.
  Следующий гость попросил набрать ДЫР89СУ, особо по дружески сжал мне плечо, вздохнул, достал пистолет. Я напрягся, но он грустно улыбнулся, шагнул в дверь, на ходу приставляя пистолет себе к виску. Стук закрывшейся двери совпал с щелчком выстрела. Шли драгоценные секунды, а я никак не мог себя заставить двинуться с места. Прошло, наверное, полминуты, когда я все-таки выглянул в коридор. Тела не было, хотя я и не слышал какой-либо возни. Ко мне подошел адъютант.
  - Пожалуйста, не беспокойтесь. И поверьте, мы все вам очень, очень благодарны. Я думаю, вам стоит немного отдохнуть.
  Он проводил меня в комнату, скорее напоминавшую каюту, нежели камеру. Матрас был мягок, выключателями от ламп на стене и потолке я мог пользоваться по своему усмотрению, и ремень оставался в моем распоряжении.
  Баден, сволочь, храпел на своей койке, даже не заметив моего прибытия. Не похоже, чтобы он волновался. Утром мне дали выспаться, и проводили нас с Баденом в столовую. Меню было простым, сытным и даже в какой-то степени разнообразным. С нас не потребовали ни денег ни каких-нибудь талонов, а когда вечно голодный Баден попросил добавки - дали без малейшей заминки.
  Кроме нас в столовой сидело еще трое человек, ели они не торопясь,
  После завтрака адъютант отвел нас в док, где приводили в чувство Подругу. Техник завел лекцию обо всем хорошем, что с нашей машинкой делают. Должен заметить, что Одиссея не поскупилась. Я только не мог понять - это награда за то, что я отбил у пиратов Торквемаду? Это было несложно, патруль бы справился и сам. Скорее щедрость корпорации связана с моими ночными трудами. Но что же я сделал?
  Адъютант отвел меня "к станку". Поток желающих побарабанить моими пальцами по клавиатуре не иссякал. За день еще три страдальца покончили с собой. Никто не переживал по этому поводу.
  После позднего обеда - или раннего ужина, нас опять отвели на допрос, который они деликатно называли снятием показаний. Бадена увели в соседний кабинет, а ко мне адъютант привел особого гостя - невысокий крепкий мужчина, с гладко выбритой головой. Его сопровождали два телохранителя в красно-синей форме - я легко их узнал, это они вызволили меня от Варрена.
  - Рад познакомиться, господин Брюгге.
  - Для меня большая честь, адмирал.
  - Вижу, вы меня узнали. Мне льстит подобная известность.
  - Вы хотите забрать свою шкатулку?
  - Это ваша добыча, господин Брюгге. Можете ею распоряжаться как вам будет угодно. Я бы хотел поручить вам одно задание - вполне в сфере вашей компетенции. Что вы знаете о приборе, с которым вам довелось работать последние сутки?
  - Вариатор? Как я понял, он с корабля големов?
  - Так и есть. Но что вы скажете об его предназначении?
  - Теряюсь в догадках. Все, что мне приходилось с ним делать, показалось мне крайне иррациональным.
  - Ну не беда. Обещаю вам, скоро вы разберетесь, что к чему, даже сможете использовать его для себя. Пока же вариатор хочет получить обратно доктор Герен.
  - Кто это?
  - Он руководит изучением глиняного минотавра. К сожалению, в силу известных вам событий прибор на время вышел из-под его контроля. Сам виноват, не надо мешать работу с личной жизнью. Вы готовы предпринять небольшое путешествие?
  - Я могу отказаться?
  - В любом случае, оставаться на этой базе для вас крайне нежелательно.
  За стеной раздался шум.
  - Не соблаговолите пройти со мной, господин Брюгге?
  - Наверное, не стоило поручать допрос господина Бадена офицеру Нейман. Боюсь, что ее внешность невольно спровоцировала новый приступ болезни вашего товарища. Виновные понесут наказание. Флурри, вам выговор с занесением в личное дело. Извольте доложить в отдел кадров.
  Адъютант кивнул, не слишком расстроившись.
  Тело упаковали в черный мешок и вынесли из кабинета.
  - Сами понимаете, ваше дальнейшее присутствие на базе, мягко скажем, не уместно.
  - Вы так запросто принесли ее в жертву, только чтобы повлиять на меня?
  - Вы должны были уже убедиться, что в этих стенах человеческая жизнь не имеет привычной ценности. Я хочу быть уверен, что вы продолжите свой путь. И он лежит в гости к доктору Герену на Магеллан.
  
  ***
  - Послушайте, господин Брюгге, - Герен мягко взял меня за локоток и отвел в сторону. Вы были на Торквемаде, я хочу спросить о судьбе своей знакомой - ее зовут Лютиция. Она летела на том корабле.
  - Не хочу вас расстраивать, доктор, но никто на Торквемаде не выжил.
  Герен стиснул мою руку до боли.
  - Окажите мне маленькую услугу. Уверен, вы делали это для многих на Одиссее.
  - Напечатать что-то на вариаторе?
  - Если вас не затруднит.
  Локоть начал затекать в тисках его клешни. Баден, как всегда заботящийся о моем здоровье, заволновался, но я, как мог, успокоил его жестом.
  Герен подвел меня к прибору.
  - Наберите, пожалуйста, ИДВ7Г34.
  - Что же делает этот прибор?
  - Все просто, господин Брюгге. Он позволяет выбрать, в какой узловой точке вы окажетесь на следующей итерации. Не понимаете? Ничего, поймете и довольно скоро. В следующий раз вы испытаете легкое дежа вю. На третьем же проходе к вам вернется память и тогда вам станут понятны мои слова. Попытайтесь меня найти, я помогу вам составить коды для ваших реалий. А теперь прошу извинить - меня ждет неотложное дело. Впрочем, если хотите, можете отправиться со мной. Посмотрите на еще один прибор големов.
  Мы прошли в лабораторию. Сотрудники в белых халатах быстро, почти бегом, вышли вон.
  Это агрегат чем-то напоминал вариатор, но вместо клавиш у него были небольшие продолговатые углубления. Герен погладил их пальцами, отчего прибор заурчал как довольный кот.
  - Можете закрыть глаза, если желаете.
  Свет резанул сквозь веки, на миг стало нестерпимо жарко, а потом заиграла шкатулка: "Со-оловей мой, со-оловей, го-олосистый соловей!"
  
  ***
  - Никаких женщин. Нас ждут на Хроме.
  - Брюгге, ты не сможешь бросить девушку в беде.
  - Еще как могу. Мы летим на Хром, я сказал.
  Я приглушил динамики, а потом и вовсе выключил.
  Всю дорогу до Хрома я развлекался с Обломками Эскадры. Севера в открытом космосе нет, но в туманность создавала небольшое магнитное поле, сильнее концентрированное в районе скопления астероидов. Волевым решением я назначил точку скопления севером. Разложил часы правильным образом, присоединил пилку. Тесты я проводил с помощью игральных костей. Трижды выпадали шестерки - это значило, что с севером я не ошибся.
  Итак, часы и пилка на месте, теперь надо расположить шкатулку. Я водил ею взад и вперед сверху, прикасался то к часам, то к пилке, пробовал открыть шкатулку и закрыть ее. В итоге мне показалось, что если поместить шкатулку строго "на север" перед часами, на расстоянии трех сантиметров от цепочки, то пилка слегка подрагивает. На костях выпадали те же шестерки, Тогда я открыл шкатулку, и мне удалось выбросить заранее задуманную комбинацию "две тройки, две четверки".
  Я бы продолжил эксперименты, но меня начала раздражать песня - идиотский голосистый соловей.
  Особого желания сохранить шкатулку во что бы то ни стало, у меня не возникло. Я без сожалений вручил ее Сандерсу.
  - Открывайте ее осторожно, если у вас аллергия на эту мелодию.
  - Вовсе не стану ее открывать. Отдам лично адмиралу, пусть наслаждается. Кстати, интересуетесь артефактами пришельцев?
  - Еще как! А что, нашли очередную заначку големов?
  - Гораздо лучше! Целый корабль на астероиде. То-то шахтеры удивились. Не каждый день случается подобное. Там сейчас профессура из Одиссеи копается - сами знаете, датчики, пробирки. Хотите, устрою экскурсию? Там будет адмирал, передадите ему шкатулку прямо в руки.
  - Почему бы и нет! Летим на астероиды.
  
  ***
  Крохотный истребитель захватил нас лучом и держал, держал, вовсе не замечая потуги нашего продвинутого и очень мощного двигателя. Нет, правда, Подруга - очень непростой корабль, довольно долго я практически все деньги, вырученные за обломки, тратил на двигатель, электронику, оружие - апгрейдил корабль по полной. А тут замерла Подруга и ни с места. Пришлось вступить в переговоры.
  - Меня зовут Лютиция. Извините за допущенное неудобство, но мое корыто вот-вот протечет. Далековато мы залетели на истребителе. Всего-то я прошу подкинуть меня на Магеллан. Надеюсь, нам по пути.
  - Добро пожаловать на борт.
  Я узнал это голос, совсем недавно кричащий "помогите" из динамиков. "Никаких женщин. Нас ждут на Хроме.". Эх, совесть ты моя резиновая.
  - Как же вы спаслись?
  - Удалось договориться с Робби. Немного подкупа, немного женского обаяния... Я даже благодарна вам, что вы не пришли мне на помощь. Парень не паниковал, не пытался быстро избавиться от свидетелей, зато долго и нудно угрожал, давил, торговался...
  - И где он сейчас?
  - В тесном пространстве нож полезнее бластера. Особенно, если тупой жирный ублюдок не ждет подвоха.
  
  ***
  Я, конечно, расслабился. И Лютиция была брюнеткой. Ну и все-таки мне иногда нужно спать.
  - Это всего лишь смерть, - сказал Сандерс, помогая мне упаковать тело в мешок. - Стоит ли из-за нее переживать?
  
  ***
  - Лютиция опять погибла? - спросил Герен?
  - Поймите, мой друг болен. Нельзя его винить...
  - Мне нужна от вас услуга, Брюгге. Через пару часов сюда привезут прибор, очень ценный прибор. У вас, дорогой друг, сродство к вариатору. Он вас попросту любит.
  - Что такое вариатор?
  - Не забудьте, я вас жду на следующем проходе. Будем учиться управлять вариатором. Вы мне нужны, Брюгге. Так нужны, что я готов терпеть вашего дружка-маньяка, раз уж вы без него никуда.
  
  ***
  - Наберите, пожалуйста, ИДВ7Г34.
  Я набрал.
  - А теперь слушайте меня внимательно. На третьем проходе вы будете все помнить...
  Чуть позже Герен провел пальцем по ложбинке на другом приборе, и заиграла музыка:
  "Со-оловей мой, со-оловей, го-олосистый соловей!"
  
  ***
  - Внимание, с вами говорит служба безопасности корпорации "Одиссея". Оставайтесь на местах, не пытайтесь сопротивляться.
  - Баден, прикрывай меня!
  - Что ты творишь, Брюгге?
  Черт, знакомое лицо. Ну да, капитан. Как я мог забыть? Прости капитан, умереть здесь невозможно, ты и сам знаешь.
  Я набираю на вариаторе "ВЫХОД". Баден все-таки не справляется с патрулем, что-то жалит меня в шею, и начинает играть шкатулка:
  "Со-оловей мой, со-оловей, го-олосистый соловей!"
  
  ***
  
  - Потратили время на такую ерунду! "ВЫХОД" сработал бы в первый раз. Может быть. Это только гипотеза, причем не наша. А теперь, голубчик, вы прошли маршрут целиком. И обречены проходить его раз за разом.
  - Каков же мой маршрут, Герен?
  - Такие вещи мы вычисляем достаточно точно, - Герен жестом фокусника вытащил чтуь ли не из воздуха распечатку. - Ваш маршрут - угробить Лютицию, сообщить мне об этом, чтобы я взорвал бомбу. Узловые точки основного маршрута - Сульфид, Торквемада, Одиссея, Магеллан. Именно так вы прошли маршрут в первый раз, в один из этих пунктов вас будет выбрасывать в экстренных случаях. Для вас время кончается со взрывом бомбы.
  - Зачем вы каждый раз взрываете Магеллан? Переживаете из-за гибели подруги?
  - Не в сотый раз, Брюгге. К тому же в лабиринте никто не умирает, все только возвращаются на ближайшую узловую точку.
  - Тогда зачем?
  - Вы пытались саботировать маршрут? Просто сидеть на месте и ничего не делать? И не пытайтесь. Включается автоматический режим - вы как робот повторите свой первый проход. Все будете понимать, но не сможете издать ни звука, пальцем пошевелить не сможете сами. Поверьте на слово - это ужасно. Ну ладно Брюгге, поговорим еще. А сейчас пора взлетать на воздух.
  Палец гладит ложбинку и "Со-оловей мой..."
  
  ***
  Адмирал Вульф тяпнул коньяку, помял губами мандариновую дольку, аккуратно промокнул рот влажной салфеткой и пустил себе пулю в лоб.
  Флурри отсчитал, щелкая пальцами:
  - Пять, четыре, три, два один!
  Тело, откинувшееся в кресле, исчезло.
  - Видели, Брюгге, брызги-то запоздали! Они всегда запаздывают.
  Адъютант, я иногда по привычке называл его так, на что Флурри немного обижался, разлил коньяк по бокалам.
  - Вы, Брюгге, мышь белая. Не обижайтесь, я тоже, и адмирал, светлая ему память на пятнадцать минут. Нас запустили в лабиринт. На входе двести двадцать вольт, чтобы никто не перепутал с выходом. А в центр должны были положить кусочек сыра, да забыли. Беги мышь, беги, все дороги ведут в центр, тот самый, без сыра. Эх, надо было сырку нарезать, хорошо с коньячком.
  - Выпьем за мышей! Не чокаясь.
  - Мне что, зарубки на бутылке делать?
  Китель на адмирале был идеально вычищен и отутюжен. Будто бы тот не разбрызгивал на них кровь и мозги минимум каждые сутки. Сам же Вульф выглядел не лучшим образом. Хотя для мертвеца он был на удивление здоров.
  - Виноват! - Флурри вытянулся по стойке смирно, я же и не пытался под таким градусом.
  -Вольно, Флурри, я шучу. В нашем положении жалеть коньяк бессмысленно. Брюгге, вам я разрешаю выпить еще. У нас по плану один интересный эксперимент. Слово "интересный" должно испугать вас до судорог. Так что пейте.
  Я выпил.
  - Флурри прав. Вы, Брюгге, мышь, как и все мы здесь, но мышь неправильная. Именно это для нас и ценно. При случае спросите у Сандерса, почему он вас за шкирку притащил в лабиринт. Итак, эксперимент. Идемте.
  Мы пришли в уже знакомую комнату для допросов. Баден тряпкой обвис в руках вульфовских телохранителей. Лицо его было разбито. Офицер Нейман сидела на краешке стула, эффектно подогнув ноги, и ненатурально всхлипывала. Казалось, она с трудом сдерживает смех.
  - Нехорошо, наверное, делать это в вашем присутствии. Но вы сами виноваты - завели себе таких друзей, теперь расплачивайтесь. Итак, за попытку изнасилования и зверского убийства вольнонаемный служащий Баден приговаривается трибуналом в моем лице к расстрелу. Приговор окончательный, приводится в исполнение немедленно. Флурри, командуйте.
  - Готовьсь, целься, пли!
  Затылок Бадена взорвался...
  "Соловей мой, со-оловей..."
  
  ***
  - Что такое лабиринт, Герен?
  - Глупая вы мышь, Брюгге. Должны были сами уже догадаться.
  - Нет, интуитивно я понимаю. Но на самом деле, чисто физически это что?
  Герен расхохотался.
  - Морель, вы слышали, "что такое лабиринт чисто физически"!
  Техник, сосредоточенно водивший тестером в мешанине проводов, ухмыльнулся. В углу захихикала девица в белом халате с подпалинами, к ней присоединилась подружка, и через несколько секунд вся лаборатория искренне радовалась моему вопросу. У Герена аж слезы на глазах выступили.
  - Герен, я не понимаю...
  - Шутник вы, Брюгге. Что такое лабиринт! Чем мы все тут, по-вашему, занимаемся без малого одиннадцать лет, как ни пытаемся это выяснить!
  - Хорошо. Лабиринт создали големы, чтобы изучать нас?
  - Подумайте сами, Брюгге, ну чем вы интересны големам? Они изучают лабиринт.
  - Они вам сами сказали?
  - Да, и я им верю.
  - Вы говорите с големами? Я думал, у нас была война... Они не исчезли?
  - Только адмиралу не говорите, расстроится.
  Герен с Морелем смеются. Радостно хихикают лаборантки.
  - И что же нам делать?
  - Мы многому научились, Брюгге. Мы умеем создавать новые узловые точки. С вашей помощью, кстати. Вы - отличный оператор. Попробуем изменить маршрут. Вы слишком поздно появляетесь в лабиринте, Лютиция уже успела угнать Торквемаду.
  - Угнать?
  - Ну да, подговорила пару сопляков, украла вариатор, а потом вляпалась в чертову засаду. Вы должны предотвратить кражу. Наша задача - создать узловую точку на астероиде, чтобы и Торквемада, и Магеллан, и Колумб были там, и вы тоже с вариатором. Можно даже пригласить адмирала. Мы теряем уйму времени на все эти вояжи. Сейчас мы совершим чудо. Изменим ваш маршрут. Попробуем перенести ваш вход назад во времени. Верну вас на курорт, в точку вербовки. Сразу прилетайте на астероид, отберите у Лютиции вариатор и везите его сюда, на Магеллан. Если поторопитесь, успеете опередить время.
  Время чудес. Вы волнуетесь, Брюгге? Я волнуюсь.
  
  ***
  "Соловей мой, соловей, голосистый со-о-о-ловей"
  Я поливал Сандерса холодной водой. Только что и вечность назад он устроил сцену в казино.
  - Простите, Брюгге, простите!
  Это мы уже проходили.
  - Скажите Сандерс, почему я? Как вы узнали, что я - исключительно и гениально справляюсь с вариатором?
  - Я не понимаю...
  - Сандерс, вы будет первым во вселенной человеком, утонувшим в кране с водой. Не тратьте время. Я уже в курсе.
  - Но вы еще не вошли... Ключ...
  Я сунул его голову под струю.
  - Мы торопимся, Сандерс. Как вы узнали, что я - оператор? Големы указали?
  - Артефакты липнут к вам, как вилки к магниту. И этот ваш чертов маньяк. Вы урод, Брюгге. Да прекратите же меня макать!
  Сандерс с неожиданной силой вырвался, оставив в качестве сувенира клочок смокинга.
  - Вы урод, Брюгге, вы не мышь, а сиамский близнец. Вы - единственная пара в Ириде с одним маршрутом на двоих. Да вас, по хорошему, и быть-то в лабиринте не должно, пришлось чуть ли не силой вам втюхивать шкатулку!
  - Да, Сандерс, я неправильная мышь.
  
  ***
  Я постучал в дверь.
  - Вы? - Варрен оторопел.
  - Готовите фотовыставку? Не трудитсь.Вашу сестру убил мой друг Баден. Он сейчас спит в номере четырнадцать тридцать девять. На четырнадцатом, соответственно, этаже. Пойдите и убейте его. Вот ключ от номера.
  - Так просто?
  - Проще некуда. Ну же, Варрен, вы пилот и офицер. Разве вам знакомо слово "страх"?
  - И я должен убить его спящего?
  - Ну так разбудите. Дело ваше. Или вы отступаетесь?
  - Никогда! Давайте свой ключ. И знайте, Брюгге, мы еще встретимся.
  - Это вряд ли, очень уж у нас маршруты разные.
  Я невежливо захлопнул дверь перед его носом.
  - Сандерс, ведите меня к адмиралу.
  
  ***
  - Вы ведь меня не помните?
  - Я знаю кто вы. Сейчас вы должны лететь на Сульфид, не так ли? - адмирал сердито взглянул на Сандерса.
  - Уже слетал и вернулся. Я - шустрый малый. Я пришел задать один вопрос.
  Адмирал недовольно глядел на меня.
  - Как вы умудрились прожить эти одиннадцать лет? Почему вы не возвращаетесь?
  - Мой маршрут еще не пройден. Никак не могу добраться до центра.
  - А Герен с его распечатками?..
  - Молчат его железки.
  - Я придумал для вас интересный эксперимент.
  Адмирал и не думал исчезать, валялся на полу, растекаясь лужей крови за полированным затылком. Кажется, мы с Гереном все-таки сотворили чудо.
  .
  ***
  У всех мышей есть желания. Сыр, который забыли положить в мышеловку. Адмирал мечтал воссоединиться со своей эскадрой, но она вела бесконечную битву в прошлом, и ему там не было места.
  Герен мечтал управлять лабиринтом, но его любимая упрямо крала и крала прибор, чтобы умирать и раз за разом разбивать его сердце.
  Наверное и големы увязли в этой паутине, по каким маршрутам лабиринт гоняет их?
  А я хотел только стать неправильной мышью. Чтобы лабиринт поморщился и выплюнул меня, дрянь невкусную.
  Баден мирно спал в нашем четырнадцать тридцать девять. На полу валялись разбросанные фотографии. Варрен не прошел свой маршрут, счастливчик, у него был выбор. Мне прищлось делать его работу. Я достал пистолет из сейфа, приставил к виску Бадена, зажмурился было, но устыдился и нажал на крючок с открытыми глазами.
  - Со-оловей мой!
  Я ринулся к лифту.
  - Со-оловей!
  Завел Подругу.
  - Го-олосистый!
  Пролетел через шлюз, сдела вираж и вошел в туннель на метрополию.
  - Со-оловей!
  Я понял, откуда доносится чертова песня. Шкатулка у меня в бардачке, я вытащил е стал топтать, сотрясая кабину. Красное дерево превратилось в щепу, во все стороны летели пружины и шестеренки.
  - Со-оловей! - Заткнись, проклятая шарманка!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"