Будницкий Яков Эрнестович: другие произведения.

Омал Чатлин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не самая удачная моя работа, но для коллекции пусть лежит.

  Вместо предисловия.
  История текилы восходит к VIII веку, когда племя тольтеков научилось делать из агавы пульке... Агаву незамедлительно отождествили с 400-грудой богиней Майяуэль, а главным сыном этой богини стали считать Оме Точтли, собственно бога напитка пульке. Долгое время пульке был едва ли не единственным мексиканским алкогольным напитком, до тех пор, пока испанские конкистадоры не привезли в Новый Свет европейские технологии возгонки спирта.
  
  Que bebe - пьющий (исп.)
  
  
  
  Омал Чатлин
  
  Самолет коснулся посадочной полосы, слегка подпрыгнув, сделал круг почета и остановился прямо напротив входа в аэропорт. Пассажиры, загомонив, начали пробираться к выходу, не дожидаясь, пока погаснет надпись "пристегнуть ремни". Лассандр выглянул в иллюминатор. Воздух снаружи казался жарким даже сквозь толстое стекло. Покидать кондиционированный салон не хотелось. Но когда очередь на волю поредела, истина засветилась во всей своей неприглядности: надо подниматься и двигаться к выходу. Впрочем, полученный дома аванс, щедрый даже по не слишком скромным меркам Лассандра, прибавлял энтузиазма.
  Плестись с тяжелой сумкой (сдавать багаж не хотелось, слишком пугала перспектива остаться в чужой стране без вещей) в здание неожиданно не пришлось. Распугивая пассажиров ревом на поле ворвался старый черный лимузин. Лассандру показалось, что они с автомобилем - ровесники. Из рыдвана вылезла маленькая компания и степенно направилась к Лассандру. Возглавляла шествие симпатичная дама средних лет (по мнению Лассандра таковыми дамы становились после тридцати семи и теряли право так называться уже после сорока пяти) с серьезным выражением лица. На полшага от нее отставал мужчина лет тридцати с выражением непоколебимой безмятежности. Когда же Лассандр увидел, кто замыкал процессию, то внутренне застонал.
  - Лассандрик! Дорогой! Я так рада тебя видеть! - ничто не могло пригасить энтузиазм Моти Вега, даже страшная жара. На прошлом деле Моти утомила его своей непосредственностью до легкой подавленной истерики. И приглашение полететь на край света Лассандр воспринял как заслуженный отпуск.
  - Господин Лассандр! Мы рады приветствовать Вас на земле Кьюбера! - Немного пафосно произнесла первая дама. - Меня зовут Елена Стелламаре, я - супруга президента этой небольшой, но теплой страны. Позвольте представить Вашего соотечественника и моего друга консула Виктора Санфрези.
  - Мое глубочайшее почтение! - Лассандр понял, чем вызвана безмятежность на лице консула. Он был пьян, пусть не настолько, чтобы не держаться на ногах ровно, но вполне достаточно, чтобы мир казался перманентно прекрасным.
  - Госпожа Вега, моя старая подруга, я полагаю, Вам знакома. Она очень тепло отзывалась о Вас и Ваших незаурядных способностях.
  - Я сразу сказала, Лассандрик такой душка, Элен, только он тебе поможет! - Моти разве что не подпрыгивала от возбуждения.
  - Предлагаю на этом официальную часть считать законченной, чувствуйте себя как дома, мы здесь все - очень простые люди, страна у нас маленькая, небогатая, вы и сами видите, - Елена махнула рукой в сторону здания аэропорта, даже в давно минувшие лучшие времена не претендовавшего на шедевр архитектуры.
  - По-моему, очень милое строение.
  - Брось, Лассандрик, сарай - он и есть сарай. У нас страна сараев, нам не привыкать! - Улыбка Моти стала больше ее самой. - Ох, Лассандрик, у нас тут такие неприятности!
  - Не сейчас, Моти, дорогая! Прошу Вас в автомобиль. - госпожа Стелламаре с улыбкой повернулась к консулу.
  Слегка встрепенувшийся Санфрези не терпящим возражений жестом отобрал сумку и ловко забросил ее в багажник.
  Внутри лимузин блистал остатками былой роскоши. Просторный салон, потертые кожаные сидения и, о чудо, исправный кондиционер. Никакого шофера, как и следовало ожидать, не было и в помине, за руль сел консул, рядом с ним президентша, не преминувшая обернуться с ободряющей улыбкой, чтобы посмотреть, удобно ли устроились Лассандр с Моти. Убедившись, что все в порядке, госпожа Стелламаре повернулась к консулу, продолжая улыбаться, и машина тронулась.
  На ходовые качества машины комфорта явно не хватило, она скрипела и подпрыгивала по разбитой дороге. Пейзаж был представлен исключительно колоритными кактусами, растущими не слишком тесно. Трава на каменистой почве отсутствовала как класс.
  Вскоре показались строения. Лассандр вдруг понял, что такое "хижина", которую называют "глинобитной". Похоже было, что их слепили из грязно-светло-желтого пластилина развлекающиеся детишки.
  Вскоре хижин стало больше, выглядели они попристойнее и стояли кучнее. Эти домики уже походили на творчество родителей. Причем родители становились талантливее с каждым кварталом.
  - Добро пожаловать в Кьюбер, столицу Кьюбера. - Сказала Стелламаре с долей самоиронии в голосе.
  - Очень, очень милый город, - этот комплимент Лассандр произнес гораздо искреннее, чем в аэропорту.
  Постепенно домики по сторонам дороги начали редеть, пока наконец их окончательно не вытеснили кактусы. Машина свернула и очень скоро въехала в поселок гораздо более цивильного вида, чем столица Кьюбера. Здания в этом месте напоминали средиземноморскую архитектуру - отштукатуренный известняк за невысокими заборами. Лимузин притормозил было у ворот в таком заборе, но невидимый сторож заметил автомобиль и ворота начали разъезжаться по сторонам. После проезда по живописной но короткой кактусовой аллее путешествие наконец закончилось.
  
  ***
  Вся компания сидела вокруг небольшого круглого столика в гостиной с негорящим (слава Богу!) камином. Президент, в чей дом они, как и следовало ожидать, приехали, не вышел. Любезная хозяйка выставила на стол бутылку какого-то незнакомого Лассандру голубоватого напитка, консул с привычной сноровкой разлил по изящным хрустальным стопкам.
  Лассандр выпил, и почуствовал, как усталость от дороги и местной жары превращается в приятную истому. Никто не торопился начинать разговор о цели его, Лассандра, визита в Кьюбер. Когда Моти искала свою пропавшую в чужом городе дочь, вежливых пауз в разговоре не было, наоборот, Лассандр готов был на стенку лезть от ее истеричного визга, то ниспадающего в сипение, то снова, после глотка вина, которым Моти в минуты стресса злоупотребляла, переходящего в ультразвук.
  - А господин президент занят государственными делами? - ляпнул Лассандр, чтобы развеять сгущающуюся неловкость. И тут же по вытянутым лицам понял, что попал в точку.
  Консул и Стелламаре переглянулись и беспомощно посмотрели на Моти.
  - Ах, Лассандрик, мы бы все очень хотели, чтобы бы Тони занялся важными государственным делами. Но он не может!
  - Почему? - машинально спросил Лассандр.
  - Видите ли, - вступила Елена, - мой муж уже два дня как пропал. Я понимаю, что уже поздно просить, чтобы Вы отнеслись с деликатностью к нашей проблеме, но тем не менее я Вас умоляю...
  - Госпожа Стелламаре, не сомневайтесь, все, что будет сказано в этой комнате или в любом другом месте по поводу интересующей Вас проблемы, я сохраню в тайне.
  - Он сохранит, не сомневайся, Елена! Он очень и очень надежен.
  - Как вы его искали? - спросил Лассандр, из скромности не любивший, когда его хвалили или умоляли. - Обращались в полицию? Почему не позвали местного детектива? Или позвали?
  - Дело действительно очень деликатное. - сказала Елена. - Мы вынуждены хранить его исчезновение в тайне. Видите ли, господин Лассандр...
  - Можно просто Лассандр.
  - Да да, благодарю Вас. И Вы, пожалуйста, зовите меня Еленой.
  - А меня зовите Виктор, - добавил Санфрези. - Мы люди простые, круг нашего общения в этой стране чрезвычайно узок, так что мы здесь все на дружеской ноге.
  - Понимаете, Лассандр, в странах, подобных нашей, исчезновение президента - не редкость. Как правило, главы государств пропадают вместе с казной своей и без того небогатой Родины.
  - Мне очень неудобно об этом спрашивать, Елена, но не может ли быть в вашем случае что-либо похожее? Я не хочу никого обидеть!
  - Не извиняйтесь! Мы, первым делом так и подумали, хоть это и было бы для нас очень неприятно. Нас всех связывают давние теплые отношения, не говоря уже про семейные узы. Но в том-то и дело, что казна на месте. И ценности в сейфе в этом имении, и счета в банке - все оказалось в полном порядке. Но если об исчезновении мужа узнают, то многие подумают, что он сбежал с деньгами. Вспыхнут волнения, у нас это дело обычное, и трех дней не пройдет, как начнется революция.
  - Есть лица, заинтересованные в беспорядках и возможной смене власти, - заговорил консул. - Например, Шнихтвер, кстати, живет дальше по улице. Его корпорация выкачивает соки из наших соседей. И из нас понемногу, хотя особенно и выкачивать-то нечего. Шнихтвер все время подкатывался к Тони, выпрашивая какие-то льготы, но они толком ни до чего не договорились.
  - Так может Этот ваш Шихмюллер и украл президента?
  - Шнихтвер, - поправил Лассандра консул, - не похоже, мы присматривались к нему, но он явно не в курсе.
  - И не должен ничего узнать! - воскликнула Моти. Ты уж постарайся, Лассандрик, найди Тони первым! Это так важно!
  - Да, господин Лассандр, мы очень на Вас рассчитываем, - сказала Стелламаре. - Вы понимаете, что если искать моего мужа обычными методами, расспрашивать людей, то весь Кьюбер будет в курсе максимум через час. И мы надеемся на Ваши необычные способности.
  - Я сделаю все возможное.
  - Сделай больше, пожалуйста!
  - Моти! - укоризненно вокликнула Стелламаре.
  - Я шучу!
  Санфрези в очередной раз разлил синий напиток.
  - За успех нашего предприятия!
  Все выпили.
  - Мне нужно время, чтобы освоиться в этом месте. Я буду готов провести церемонию завтра во второй половине дня. Мне понадобятся личные вещи пропавшего, какие-нибудь фотографии, может быть видеосъемка, чтобы лучше представить себе Вашего мужа.
  - Утром я дам Вам все, что найду. Или это поздно?
  - Нет, нет, госпожа Стелламаре! Утром - замечательно!
  - Я полагаю, Вы устали с дороги, да и время уже позднее. Я прикажу приготовитьВа комнату.
  - А как вы меня представите вашим соседям?
  - Мы скажем, что ты приехал ко мне в гости, мы же так подружились! - вокликнула Моти.
  - Но он не может остановиться у тебя! - возразила Стелламаре. - Ты одинокая женщина, его визит тебя скомпроментирует.
  Моти сделала неопределенный жест рукой, сопроводив его гримаской, обозначавшей, как ей наплевать на мнение окружающих и собственную репутацию.
  - Лассандр может погостить у меня, я буду очень рад, - произнес консул.- Мы все соседи, у Моти следующий дом по улице, а я живу через дорогу.
  На том и порешили.
  
  ***
  Никаких слуг или домочадцев Лассандр в тот вечер так и не встретил в доме президента. Похоже, что его приезд действительно держался в тайне. Вещи перенесли в дом напротив, что оказалось нетрудно - все в одной сумке, Санфрези порывался помочь, но Лассандр вежливо отказался, и не только потому, что было неудобно использовать консула как носильщика, но к тому же Виктор показался Лассандру слишком пьяным и способным сумку уронить.
  Однако Лассандр недооценил выносливости консула. Виктор предложил вынести во двор легкий столик, плетеные кресла и посидеть под звездами "если вы, конечно же, не слишком устали". И хотя Лассандру действительно хотелось спать, но не до такой степени, чтобы отказываться. Ночь в Кьюбере походила на летний день. Жара спала до переносимого уровня, но не ощущалось ни малейшего ветерка, ни тени прохлады.
  На столе мгновенно оказалась большущая бутыль того же синего напитка.
  - Могу я поинтересоваться, что мы пьем?
  - О, это национальный напиток Кьюбера! Оглянитесь! Да, оглянитесь вокруг. Что Вы видите?
  - Дома, дорогу, кактусы.
  - Вот именно! Кактусы! Мы называем их "гауно". Формально это даже не совсем кактусы, гауно просто похожи на них. Растет гауно только у нас. Таким образом, в нашей стране два национальных богатства: гауно, из которого гонят этот прекрасный напиток и глина, из которой построены все дома в городе. Ну вы видели. Вы не поверите, глину для построек смешивают с бычьим навозом. У нас даже сложилась национальная поговорка: в Кьюбере все что не сделано из гауно, сделано из гуано, - Виктор захохотал собственной шутке.
  - Как вы умудряетесь что-то делать в такой жаре? Уже ночь, звезды светят, а мне до сих даже думать лень!
  - Честно говоря, мы не слишком здесь напрягаемся. Конечно, за много лет привыкаешь к климату, но появляется привычка к неторопливости, степенность, знаете ли, в движениях и мыслях. В нашей стране принято философское отношение к бытию. Мы, дипломаты, например, говорим так: "отношения наших государств - не чупакабра, в саванну не убежат!" - Виктор снова засмеялся. Похоже, что каждая рюмка прибавляла ему чувство юмора. Пилось гауно поразительно легко для крепкого напитка, Лассандр с трепетом наблюдал, как понижается уровень в бутыли. Но надо отдать должное национальному богатству, оно очень неплохо освежало.
  - А гауно, - Лассандр хихикнул, - тоже, небось, способствует философскому взгляду?
  - Вот теперь я верю, что вы - настоящий экстрасенс! Смотрите в корень без всякой специальной аппаратуры! Да! Гауно - наша главная поддержка в этом раскаленном мире!
  - Я предпочитаю, чтобы меня называли медиум, - Лассандр скромно потупился.
  - Медиум? Звучит, как весточка из прошлого века! Но факт остается фактом! Вы попали в точку! Жизнь в этом месте была бы невыносима без гауно. Его огромнейшие собственные достоинства (слова "собственные достоинства" Виктор произнес с трудом) Вы уже ощутили на себе, не так ли?
  Лассандр кивнул.
  - Но, это еще не все! - Виктор сделал ораторскую паузу. - Тому, кто пьет много гауно, помогает сам Омал Чатлин! - Витор взглянул на Лассандра так значительно, будто ожидал, что тот в экстазе рухнет на колени.
  - А кто это?
  - Т-с! Омал Чатлин - бог этой страны и покровитель гауно! И кактуса, который не кактус, и этого божественного напитка! - Виктор схватился за бутыль, чтобы в очередной раз наполнить рюмки. - И тех, кто его пьет.
  - Раз в... - Виктор стал загибать пальцы, подсчитывая что-то в уме, - ну не знаю, лет в двадцать-тридцать, Омал Чатлин приходит в этот мир из того, - Викор поднял палец в сторону неба, - чтобы навести в стране порядок, наказать грешников, поощрить праведников. В общем, развеяться. Должен же быть у него отпуск?
  - Должен!
  - Вот и я говорю, главное, его хорошо встретить. Как говорят, ему надо совершить жертвоприношение. Кстати, он скоро придет.
  - Скоро?
  - Некоторые говорят - послезавтра. И тот кто его встретит первым, и не просто, а с жертвой, тот может у него попросить что угодно.
  - Совсем?
  - Ну почти. Обычно просят долголетия, - Виктор засмеялся, - прикиньте, Лассандр, раз в двадцать лет здесь появляется долгожитель! Кьюбер - страна долгожителей!
  - Так может, кто-то украл президента, чтобы принести его в жертву и стать долгожителем?
  Смех Виктора перешел в хохот, Лассандр даже испугался, что консулу поплохело.
  - Президента в жертву? Нашего тони, Нет, пощадите меня, дорогой Лассандр, Вы меня уморите. Тони абсолютно не годится на эту роль. Жертвой должна стать маленькая девочка со светлыми волосами. Хи-хи, не крашенная! Натуральная блондинка! Тони не похож на натуральную блондинку
  
  ***
  Утром Лассандр проснулся с тяжелой головой. Хотя, вспоминая количество выпитого гауно, стоило ожидать головы не просто тяжелой, а раскалывающейся от боли.
  Лассандр вышел из гостеприимного консульского дома и пошел гулять по пустынной улице. Мимо побежали чумазые смуглые дети в чем-то напоминающем набедренные повязки. Лассандр позавидовал их одежде. даже тонкая льняная рубашка с легкими брюками казались в этот свежий утренний час шубой. Лассандр шел вниз по дороге, любуясь живописными гауно, в изобилии растущими вокруг. Навстречу ему пыхтя и отдуваясь шагал в горку пожилой толстячок в светлом костюме. Увидев Лассандра, он остановился, явно радуясь поводу перевести дух.
  - Добрый день! Не ожидал увидеть новое лицо на краю света! Позвольте догадаться! Вы - медиум, знакомый госпожи Вега, господин Лассандр?
  - Вы - первый человек, правильно назвавший мою профессию! Я растроган! С кем имею честь?
  - О, позвольте представиться! Александр Воренбит, психоаналитик. Шнихтвер, слышали про такого? Да, Шнихтвер пригласил меня, чтобы я вылечил его психосоматические мигрени. И вот почти год уже я вынужден прозябать в этой дыре.
  - Сочуствую. Полагаю, что нелегко привыкнуть к местному климату.
  - Очень, очень нелегко!
  - А как же местная панацея - гауно? Не облегчает ли этот напиток Ваши страдания?
  - Только им и спасаюсь. Кстати, о панацее, если Вы не слишком заняты, буквально в двух шагах есть одно милейшее заведение, мы могли бы посидеть в тенечке, а Вы расскажете мне, что творится в цивилизованном мире.
  Лассандр не возражал.
  Минут через пять они уже сидели под тентом небольшого кафе, разумеется, с графинчиком гауно.
  - Верите ли, господин Лассандр, но я - Ваш большой поклонник. С интересом слежу за Вашей карьерой. В мире сверхестественного так много шарлатанов, а вы демонстрируете реальные успехи.
  - Очень польщен, я и не догадывался о собственной известности, - Лассандр умудрился поклониться, не вставая со стула.
  - Надеюсь, Вы порадуете нас спиритическим сеансом?
  - Если найдутся желающие принять участие, то я буду только рад!
  - Конечно же найдутся. Здесь такая скука, что даже скептически настроенные люди с энтузиазмом примут участие в таком шоу.
  - Я переговорю с госпожей Стелламаре, если она не против, то мы сможем попробовать уже сегодня вечером.
  - Замечательно! Вы знаете, меня привлекает все необычное. Например, в Кьюбере существует интересная легенда о вызове Омала Чатлина, бога этих мест и этого замечательного голубого напитка.
  - Да, мне о нем уже рассказывали.
  - Мне удалось выяснить некоторые подробности ритуала. Во-первых, для жертвоприношения нужны белокурая девочка и специальная чаша, вырезанная из ствола гауно. Там есть какие-то тонкости, кажется сейчас уже никто не может такую чашу сделать. Но есть готовая с прошлого прихода, у кого-то из старожилов на полке валяется.
  Сейчас я разговариваю с местным населением, может быть кто-нибудь знает, у кого она. А может хранитель чаши знает и текст молитвы? Это было бы волшебно. Мы могли бы вопроизвести ритуал!
  - А как же само жертвоприношение? Там надо что-то сделать с девочкой?
  - В старых книгах описаны довольно жестокие обычаи, жертве пускали кровь. Но мы можем только сделать вид, что режем ребенка, а кровь взять с собой в пакете, подкупить скажем медсестру в больнице. Шнихтвер очень заинтересовался моими изысканиями. Я так понял, что он готов выделить средства на необходимые расходы.
  - А где должен проходить ритуал?
  - В прошлый раз по слухам Омал Чатлин появился в каньоне, километрах в двадцати к югу отсюда. Стоит попробовать там же, наверное. О, у меня возникла отличная идея, я должен познакомить Вас со Шнихтвером, его это отвлечет от головной боли, а Вас этот человек непременно позабавит! Идемте же!
  Лассандр засомневался было, стоит ли попадаться на глаза потенциальному противнику, но потом решил, что таиться - значит навлечь на себя подозрения.
  
  ***
  Обиталище акулы бизнеса мало отличалось от других домов этого поселка. Только во дворе стоял фонтан с русалкой. Растущие в изобилии вокруг гауно составляли с каменной девушкой дикий ансамбль.
  Сам Шнихтвер сидел в кресле с колесиками и моторчиком посреди гостиной, укутаный (в такую-то жару!) в кучу клетчатых пледов, из-под которой и смотрел на окружающий мир вообще и на Лассандра с Воренбитом в частности очень печально. Вокруг суетились какие-то люди, подносили какие-то разноцветные таблетки, питье, явно не имеющее к вкусному синему гауно ни малейшего отношения.
  - Ну, Кори, как мы сегодня себя чувствем? - спросил Воренбит неестественно слащавым голосом.
  - Плохо, очень плохо! Голова просто раскалывается! Кроме всего прочего я еще и простудился! Черт бы побрал эти кондиционеры! Я их все отключил.
  Шнихтвер наконец заметил Лассандра.
  - Александр, кого Вы привели?
  - Разрешите представить, мой новый знакомый, Лассандр. Тот самый герой, спасший дочку госпожи Вега!
  - О, мы все так переживали за бедную девочку! Конечно, я не верю во всякие суеверия, но в Вашем случае результат, как говорится налицо. так что я далек от мысли, что Вы - такой же шарлатен, как и прочие в Вашей братии.
  - Я тоже чрезвычайно рад познакомиться, - сказал обиженный Лассандр.
  - А я как раз рассказывал господину Лассандру, как Вы помогаете мне с изучением легенды про Омал Чатлина! Мы даже почти нашли ритуальную чашу!
  - Да Вы с ума сошли! Зачем Вы рассказали ему про чашу! Господи, почему все мои помошники - идиоты!
  Шнихтвер отбросил гору пледов с кресла, даже привстал но, схватившись за сердце рухнул обратно. Слуги забегали пуще прежнего.
  - Обморок, - абсолютно спокойным голосом констатировал Воренбит. - Теперь он проваляется "без чувств" почти до утра.
  - Он действительно так сильно болен?
  - И десятой доли не наберется.
  - А почему он не может ходить?
  - Может, дурью мается. Не ожидал, что он так из-за чаши взбеленится. Ну так я зайду вечером на сеанс?
  
  ***
  Лассандр решил, что достаточно нагулялся, и пора бы заняться делами. Он решительно направился к президентскому особняку. На закрытых воротах нашелся домофон. Лассандр нажал красную кнопку.
  - Что Вам угодно, - спросил хриплый голос с сильным акцентом.
  Лассандр представился, и сказал, что хотел бы видеть госпожу Стелламаре.
  - А, да, нас предупреждали!
  Ворота открылись и Лассандр зашагал к дому по гауновой аллее. У входа его встретила молодая смуглая девушка в летнем подобии униформы. Традиционное шерстяное платье горничной с белым воротничком было исполнено из прозрачной кисеи (что такое кисея Лассандр точно не знал, но этот материал очень на нее походил). Девушка усиленно пыталась надеть на лицо чопорное выражение. Но когда Лассандр подошел ближе, этикет вежливо ушел в сторону, ожидая лучших времен.
  - Вы - Лассандр! - взвизгнула девушка! - Как интересно! Вы - настоящий экстрасенс, ой, медиум? Я Ваша огро-омная поклонница!
  - Очень надеюсь, что не фальшивый, - доброжелательно улыбнулся Лассандр, готовый простить юным восторженным девам все, что угодно.
  Поклонница провела Лассандра к хозяйке.
  Госпожа Стелламаре выдала Лассандру парадный пиджак, в котором президента видели в последний раз, несколько фотографий и кассету с домашнее видео, от которого Лассандр с сожалением отказался, посмотрев в испуганные глаза Елены.
  Лассандр одел пиджак, проникаясь тонкими материями, пропитавшими ткань, помнившую ее владельца, и почувствовал, как его собственная рубашка мгновенно пропитывается потом. Пиджак пришлось снять, но след ауры президента Лассандр успел заметить.
  Выйдя на улицу, Лассандр посмотрел на фотографии, запоминая лицо, закрыл глаза и начал было сосредотачиваться на образе, как его кто-то ухватил за руку. Вздрогнув от неожиданности, Лассандр открыл глаза, и чуть не вскрикнул, но Моти ладонью закрыла ему рот. Прижимая палец к губам, госпожа Вега потащила Лассандра за собой. Заинтригованный необычной молчаливостью своей знакомой, Лассандр и не думал сопротивляться.
  
  ***
  Лассандрик оглядел жилище Моти, потом, почувствовав что-то пока еще неопределенное, схватился за фотографию.
  - Моти, президент совсем недавно был здесь.
  - Был, был. В общем, Лассандрик, на самом деле он никуда не пропадал.
  - Как так?
  - Понимаешь, мы с Тони выдумали его похищение.
  - Но зачем?
  - Причины две. Во-первых, нам нужен был повод, чтобы вызвать тебя.
  - Зачем?
  - Шнихтвер собрался вызывать Омал Чатлина. Мы не знали, о чем он хочет его попросить, но этот человек абсолютно ненормален. И мы хотели, чтобы ты подстраховал нас. Ты же медиум, общаешься с духами, ты мог бы найти с ним общий язык. И кроме того, Шнихтвер, этот старый извращенец, начал присматриваться к Мелоди. А она - единственный кандидат в жертвы на всю страну. Сам понимаешь, с блондинками у нас дефицит. И Тони хотел ее защитить в случае чего, ну и ты бы помог, ты ведь ее уже спасал, ты бы ее не бросил в беде, да, Лассандрик?
  - Ну конечно я бы ее не бросил. И не брошу.
  - В общем, Тони перебрался тайком ко мне, а я, когда поднялся шум, посоветовала Елене вызвать тебя. Так все и вышло, как по нотам.
  - Так господин Стелламаре здесь?
  - Нет, он пропал. И Мелоди пропала. Все утро не могу их найти. Мне страшно, Лассандрик.
  - Значит, господин Стелламаре ночевал здесь?
  - Да, и что из того?
  - А что же вы мне голову морочили о приличиях?
  - Я не морочила. И, видишь ли Лассандрик, мне нет необходимости беречь свою честь от Тони. Если ты меня понимаешь. Ну что, что? Я свободная женщина. А тебе, Лассандрик, не идет морализаторство. Дело-то обычное.
  - Ладно, вечером мы устраиваем спиритический шанс. Буду спрашивать у духов, где твой любимый. И Мелоди тоже. Видимо господин Стелламаре решил, что здесь небезопасно, и увез девочку в другое место. Ты какое-нибудь знаешь поблизости?
  - Есть один домик, где мы иногда встречались с Тони. Ну вроде как пикник устраивали. Про него, кажется, никто не знает. По крайней мере Елена не знает. Наверное.
  - У тебя есть машина, поехали туда быстрее!
  
  ***
  Парк машин в Кьюбере явно оставлял желать лучшего. Моти села за руль маленького открытого джипа, еще более раздрызганного, чем лимузин президента. Пока они выезжали из поселка по асфальтированной дороге, ощущения оставались в рамках приемлемого. Но очень скоро Моти свернула на какой-то проселок, и там Лассандр проклял тот момент, когда взошел по трапу в самолет до Кьюбера.
  Путь до тайной хижины казался бесконечным, но все же кончился, и Лассандр, покачиваясь, вышел на твердую землю, глотая воздух.
  Они зашли в хижину и обнаружили перевернутую мебель и разбросанные повсюду вещи.
  - Это плохой признак, или у вас так всегда? - неуклюже пошутил Лассандр, пытаясь чуть разрядить обстановку.
  - Я боюсь, Лассандрик, - необычно тихо отозвалась Моти.
  Они поставили на ноги стол, стулья и диван в углу. Моти уселась на диван, а Лассандр начал ходить по комнате, "принюхиваясь" - так он сам называл процесс считывания ауры.
  - Крови не было, это я точно говорю, боли практически тоже. Насилие в небольших количествах. Видимо, их просто скрутили после легкого сопротивления, но не били, а просто куда-то увезли.
  - Что же делать-то, Лассандрик?
  - Вечером у нас запланирован сеанс.
  - Я уже знаю, Александр забегал, пока ты с Еленой любезничал.
  - Быстро у вас вести распространяются. В общем, попробую осторожно расспросить духов.
  - Что ты хочешь, провинция. Лассандрик, мне так страшно.
  Моти встала с дрожащей улыбкой и обняла Лассандра.
  - А как же твой Тони? - Лассандр попробовал отстраниться
  - Лассандрик, пожалуйста, не занудствуй! Мне слишком плохо.
  "Какого черта" - подумал Лассандр и расслабился.
  
  ***
  Вечером компания собралась у Елены Стелламаре, включая напросившегося Воренбита.
  Прислуга как и накануне вечером была отпущена восвояси. Под руководством Лассандра на небольшой круглый стол была накрыта белая скатерть, расставлены свечи. Воренбит спросил было про планшетку, но Моти ответила за медиума, что "Лассандрик такими глупостями не пользуется, ты бы, Александр, еще про хрустальный шар спросил! Духи будут разговаривать прямо с Лассандриком, а он все переведет остальным."
  С удивлением Лассандр обнаружил на столе традиционную бутыль гауно. На его робкие возражения, что он обычно рекомендует воздержаться от алкоголя на время сеанса, ему почти хором ответили, чтобы он не занудствовал и что надо уважать национальные традиции. Впрочем, сам Лассандр в глубине души не хотел сопротивляться обычаям.
  Подкрепив свои силы и храбрость несколькими рюмками гауно, все расселись вокруг стола.
  Лассандр спросил, не умер ли у кого-нибудь из присутвующих кто-либо из друзей или родственников. Выяснилось, что если кто и умер в последнее время в этом городе, так это безработные гробовщики от голода.
  - Ладно, - сказал Лассандр, - попробуем так. Прошу всех расслабться, закройте глаза, возьмите соседей за руки. Хорошо. Минуту помолчим. (примерно через минуту) Обитатели царства теней, слышите ли вы меня?! Кто-нибудь, слышит ли меня? Кто-нибудь меня слышит?
  - Я тебя прекрасно слышу. - раздался в тишине низкий мужской шепот, достаточно впрочем громкий. Лассандр открыл глаза. Тени от свечей на стене приобрели четкую форму рогатой головы.
  - Кто здесь, кто пришел на мой зов? - Лассандр постарался, чтобы его голос не дрожал.
  - О, позвольте представиться, - произнес рогатый призрак обыденным тоном. - Меня зовут Омал Чатлин, полагаю, что вы уже обо мне что-нибудь слышали.
  - О, конечно, Вы здесь очень популярны, все только о Вас и говорят.
  - Вы, господин Лассандр, тоже известны в мире теней. Полагаю, что у Вас ко мне какие-то вопросы, причем настолько срочные, что Вы не можете с ними потерпеть пару дней до моего появления.
  Лассандр не привык вести с призраками светские беседы, обычно процесс общения происходил, если можно так выразиться, менее внятно. Поэтому Лассандр позволил себе на несколько секунд замешкаться, и в возникшую паузу встрял Воренбит:
  - Уважаемый господин Чатлин...
  - Просто Омал Чатлин, полностью и без всяких "господин" и прочих титулов, если Вас не затруднит.
  - О да, простите, пожалуйста!
  - Ничего, ближе к делу, если можно, я некоторым образом стеснен во времени.
  - Где сейчас ритуальная чаша, необходимая для Вашего вызова?
  - У Вашего хозяина, он ее и без Вас нашел. Текст у него же. Кстати, Лассандр, рекомендую эту чашу взять себе. И быстро.
  - А как проводить жертвоприношение?
  - Разберетесь, ничего сложного.
  - Человек, которого мы ищем, где он? - перехватил инициативу Лассандр.
  - Они, - встряла Моти.
  - Найдете их в каньоне, на торжественной встрече меня. Раньше все равно не получится, не теряйте зря времени, займитесь чашей, мой Вам совет. Ну, до скорого свидания.
  Легкий сквознячок задул свечи, Елена наощупь нашла выключатель и при электрическом свете никаких рогатых теней на стенах не оказалось.
  
  ***
  - Александр, Вы должны мне помочь!
  - Но, господин Лассандр, это как-то неэтично, я в некотором роде работаю на Шнихтвера!
  - Но послушайте, он - психически больной человек! Он уже украл девочку. Вы же не хотите, чтобы он ее торжественно зарезал в каньоне!
  - А от меня Вы что хотите?
  - Вы знаете дом, поможете мне найти чашу, и он не причинит зла Мелоди. А если мы найдем текст молитвы, то сами проведем ритуал без жертв.
  - Ну хорошо, только ради ребенка.
  Получив у Елены фонарик и категорически отвергнув попытки Моти к ним присоединиться, Лассандр с Воренбитом отправились искать приключений в доме больного миллионера.
  Должно быть, Омал Чатлин незримо помогал ворам-дилетантам, поскольку они не напоролись ни на одного из домочадцев, не разбудили никого опрокинутым стулом (впрочем, плетеная мебель создавала мало шума). Начать поиски решили с гостиной, просто потому, что там никого не должно быть в эту пору.
  Они стояли посреди комнаты, обшаривая лучем света мебель у стен.
  - Ну же, Александр, думайте, куда Шнихтвер мог спрятать ценности. Может в сейф?
  - Нет, деньги и ценности он держит в банке. Так что если он не отнес чашу и текст в банк...
  - Вряд ли.
  - Я тоже сомневаюсь. Наверное он держит их в спальне.
  - Ведите, я весь - доверие!
  Интуиция Александра делала ему честь. Прошагав на цыпочках в спальню и пошарив там светом фонарика ("Только бы на лицо ему лучем не попасть!" - взмолился про себя Лассандр) они увидели на маленьком столике грубую деревянную чашку. "Должно быть, Шнихтвер хочет ее увидеть первой по пробуждении", - подумал Лассандр. Остановив неуклюжего Воренбита (стул сшиб именно он), Лассандр осторожно прокрался к столику, схватил чашку, инстинктивно ожидая орущей сирены сигнализации, и они так же тихо вышли на волю.
  - Воистину, Омал Чатлин с нами! - восторженно прошептал Воренбит.
  
  ***
  Александр отправился домой отсыпаться, клятвенно пообещав на следующий вечер прибыть в каньон.
  Лассандр зашел к госпоже Вега, чтобы показать ей чашу. После пятнадцати минут приглушенных криков радости, объятий и лобзаний Моти так распалилась, что опять затащила Лассандра в постель. Впрочем, он чувствовал такой подъем, что не особенно сопротивлялся.
  Под утро Моти всучила Лассандру большую флягу с гауно, чтобы он не скучал, и отвезла его в тайную хижину "от греха подальше". Сама Моти вернулась в поселок, чтобы захватить Елену и Виктора и приготовиться к вечернему ритуалу.
  Лассандр сидел в тени, прикладывался к фляге и вяло размышлял о том, как провести ритуал без жертвы и молитвы, но не обидеть Омал Чатлина. В конце концов он задремал, что совсем неудивительно на такой жаре и после бессонной ночи. Разбудила его звенящая боль в скуле, отозвавшаяся яркими искрами внутри черепа. Раскрыв глаза, Лассандр осознал, что лежит на полу рядом с опрокинутым креслом, а сверху стоит смуглый верзила со сломанным носом и, мило улыбаясь прореженным ртом, потирает кулак. Рядом стоял здоровяк, весьма похожий на первого. За их спинами в кресле сидел Шнихтвер под неизменной горой одеял, но глаза его на этот раз горели.
  - С пробуждением Вас, милейший господин Лассандр. Хорошо ли спалось? Впрочем, что я спрашиваю, воры и пьяницы всегда спят замечательно, это честные люди вроде меня мучаются бессоницей, ужасными головными болями, чувством долга, наконец. Кстати, где мои манеры! Позвольте познакомить Вас с моими друзьями братьями Клахо. Восходящие звезды Кьюберского бокса, и я, заметьте, из чистого человеколюбия, дал им шанс пробиться на мировую арену, то есть мировой ринг, хи хи! С Дэнни Вы уже познакомились. Дэнни, будь хорошим мальчиком, поздоровайся с господином Лассандром.
  - Здравствуйте, господин Лассандр, без обид, ладно? - просипел мальчик.
  - А второй мой подопечный - Джонни. Джонни, ты видишь чашу?
  - Да, господин Шнихтвер, она на столе.
  - Тогда попрощайся с Господином Лассандром.
  - До свиданья, господин Лассандр!
  И новый поток искр в мозгу оказался слишком ярок.
  
  ***
  - Лассандрик, миленький, что с тобой?
  Моти трясла его за плечи.
  - Осторожнее, у меня сейчас голова отвалится!
  - Да уж, Вашим глазом можно полстраны осветить, - Виктор вежливо отодвинул Моти в сторону, поднял Лассандра на ноги и протянул ему флягу. - Хлебните, это подкрепит Ваши силы.
  - Что здесь произошло, господин Лассандр? - вступила в разговор Елена Стелламаре.
  - Меня навестил Ваш сосед в колясочке, а с ним пара обезьянок. Боюсь, что они забрали чашу с собой.
  - Мелоди, о Боже! - Моти побледнела и рухнула в кресло.
  - Куда они поехали, Вы случайно не видели?
  Лассандр молча покачал головой.
  - Это не вопрос, Елена, - вмешался Виктор, - конечно они поехали к каньону. А мы опоздали.
  - В любом случае надо ехать за ними, может быть мы успеем спасти девочку, - сказал Лассандр и потряс головой, пытаясь приободриться. Это было ошибкой.
  - Поехали, нам нельзя терять времени.
  Они сели в лимузин. На полу позвякивал ящик гауно. Всю дорогу до каньона Лассандр прикладывался к фляжке, так что к концу поездки она опустела, но головная боль отошла на задний план. Заметив, как Лассандр с сожалением смотрит на флягу, Моти взяла ее, достала бутылку из ящика, легко отвинтила пробку, наполнила опустевший сосуд и, подмигнув, отдала обратно.
  Машина остановилась. Все вышли. Лассандр осмотрелся вокруг, невольно любуясь древним прекрасным пейзажем. Стены каньона состояли из множества разноцветных слоев.
  - Породам в самом низу более двух тысяч лет, - с гордостью сказала Елена. - Можно сказать, что мы попали в машину времени.
  Они направились к группе людей неподалеку. Чуть в стороне от других сидели на камне президент Кьюбера и Дэнни Клахо (а может и Джонни, Лассандр еще не научился их различать). У черной скалы, выступающей из стены каньона, стояли Александр Воренбит, державший за плечи Мелоди Вега, второй брат Клахо с чашей в руках и Кори Шнихтвер, сидящий в коляске в дорогом шерстяном костюме, впервые не укрытый кучей теплых тряпок. На коленях у Шнихтвера лежал серповидный нож потасканного вида. В руках миллионер держал пергамент, по которому читал что-то на неизвестном Лассандру языке, сильно запинаясь, и постоянно вглядываясь, чтобы разобрать незнакомые слова.
  Александр посмотрел на Лассандра и, извиняясь, пожал плечами.
  Тем временем, на скале начал появляться рисунок крупной рогатой фигуры, напоминающий наскальную живопись. С каждым словом Шнихтвера рисунок становился все отчетливей, начинал приобретать объем.
  Лассандр подался вперед, но Виктор остановил его, схватив рукой за плечо, и отрицательно покачал головой.
  Прошла пара минут и бог гауно стоял во плоти перед изумленными зрителями - высокая фигура мускулистого мужчина с темнокрасной кожей и голова быка над плечами.
  - О великий Омал Чатлин! - Патетически завыл Шнихтвер. - Приветствую тебя на земле Кьюбера! Позволь выразить всеобщую радость твоим благополучным воплощением и принести тебе в приветственную и благодарственную жертву этого неразумного ребенка.
  Шнихтвер нажал рычажок на ручке кресла и покатился к Мелоди, выставив перед собой нож. Секунду бог смотрел на него сонно-недоуменным взглядом, но хоровой визг Мелоди и Моти заставил его вздрогнуть.
  - Что Вы собираетесь делать, безумец? - спросил Омал Чатлин.
  - Но как же, - вмешался Александр, - во всех источниках написано, что Вам требуется кровавая жертва, чтобы Вы могли подкрепить силы после трудного воплощения.
  - Не надо все понимать так буквально, - поморщился бог, - может быть когда-то давно, но теперь я отнюдь не такой кровожадный.
  - Но зачем-то Вам нужна маленькая белокурая девочка? - спросил Шнихтвер с надеждой.
  Омал Чатлин слегка замялся, с интересом глядя на Мелоди, но перевел взгляд на сердитое лицо Моти и решительно заявил:
  - Слухи о том, что я спаиваю маленьких детей сильно преувеличены. Так, пару глотков гауно они могут выпить за мое здоровье и за маму, но не более того.
  Омал Чатлин с тоской посмотрел на пустую чашу.
  - Наверное, Вы хотите промочить горло с дороги? - Лассандр подошел поближе и налил гауно из фляги.
  Омал Чатлин выпил чашу до дна, Лассандр снова наполнил ее, бог опять выпил, но на третий раз, чуть отхлебнув, протянул чашу Шнихтверу.
  - Выпьете со мной, уважаемый?
  - Извините, о Великий Омал Чатлин! Но здоровье мне не позволяет спиртного, буквально ни капли. Сердце, понимаете ли, и печень.
  - Эх, дело Ваше. Дамы и господа, не желаете?
  - С огромным удовольствием!
  Лассандр сделал большой глоток и, оглянувшись на поощрительно кивнувшего бога, передал чашу Виктору, который в свою очередь отпив пустил чашу по кругу. Чаша обошла всех присутствующих, кроме, разумеется Шнихтвера. Последним отпил Александр и передал чашу Мелоди.
  - Выпей немного, девочка, только осторожней, - сказала Моти.
  Мелоди сделала глоток, чуть кашлянула и, улыбнувшись, передала чашу Омал Чатлину. Лассандр быстро подлил туда из фляги, стараясь выглядеть ненавязчивым.
  - Не желаете осмотреть город? - спросил президент радушно.
  - Да, с удовольствием. Подвезете?
  - Одну минуточку, Великий! Может я могу попросить, на правах первого, вызвавшего Вас? Все-таки я нашел чашу, прочитал молитву! Мне говорили, что я имею право на желание. Если это не оскорбит Великого! - возопил Шнихтвер.
  - Чего же Вы хотите? - спросил Омал Чатлин, брезгливо посматривая на миллионера.
  - Вечной жизни, если это возможно и не слишком затруднит великого.
  - Вечной? Ну лет сто я Вам дам, милейший. Живите.
  - А что-то надо сделать? - робко осведомился Шнихтвер, прислушиваясь к собственным ощущениям.
  - Я все уже сделал, живите.
  - Но я не чувствую себя лучше! Или моложе! - А я не обещал Вас лечить, мой друг. Хотели жить - живите. Не пьет он, понимаете ли, проворчал Омал Чатлин. - Ну мы как, едем?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"