Бухарова Д. Дмитриевна: другие произведения.

Воины Тени 3. Ожидая рассвет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это конец истории. Не буду спорить с тем, что букв много, даже слишком, но текст не желал сокращаться. Вариант не то, чтобы совсем чистовой. Правды ради, прошлась внешней правкой всего 1 раз. Так что немного сыро, но по крайней мере, это действительно конец. И столько времени на него убито, пожалуй, год?.. Даже больше. Вот такая история.


   0x08 graphic
  

0x08 graphic


1

Тёмный Сэнктим

______

   Стража Вассатаэля получила приказ пустить человека со шрамами на лице, даже если он будет выглядеть нищим оборванцем. Устами Пресветлого, разумеется, говорил Лорд Котли. Вассатаэль не смел перечить Лорду, передал слова своего господина точь-в-точь, но сам недоумевал: что за оборванец может оказаться нужным Котли?
   Что-то подсказывало Вассатаэлю, что в любом случае гость не уменьшит его мучений. Слишком задумчиво лицо было у Лорда Тени, и это волновало Пресветлого. Известно, на ком Котли будет срывать свой гнев, если появится повод...
   Сейчас время подбиралось к назначенному Лордом Котли часу. Скоро неизвестный путешественник придёт в Сэнктим... Второй Лорд Тени, расположившись в кресле Вассатаэля, нетерпеливо постукивал пальцами по подлокотнику. Вассатаэль, как на иголках, сидел за столом, бросая неуверенные взгляды на Лорда - тот то мрачнел сильнее, то насмешливо сверкал глазами, и это непостоянство выводило Пресветлого из шаткого душевного равновесия, которое он обретал, длительное время не подвергаясь наказаниям со стороны Лорда.
   Наконец, послышались торопливые шаги снаружи. Котли поймал умоляющий взгляд Вассатэля, промедлил немного и легко развернулся вместе с креслом спиной к дверям. Короткие ножки кресла оставили в ворсе ковра четыре кривых линии.
   Вошедший слуга сообщил Пресветлому: пришёл человек, о котором велели доложить. Вассатаэль, стараясь, чтобы голос не дрогнул, приказал пропустить его.
   Котли мгновенно вернулся в прежнее положение. Поглядел задумчиво на Пресветлого, и Вассатаэль затаил дыхание. Взгляд Лорда не говорил ничего конкретного, но раздумья Котли могли закончиться для лже-Хранителя чем угодно. Но ничего не случилось.
   Человек, распахнувший дверь, заставил Хранителя содрогнуться. Уродливые, взбухшие тёмные шрамы на лице придавали угрюмому выражению ещё более злой и отпугивающий вид, а высокое, широкоплечее тело выдавало в нём воина. Человек захлопнул за собой дверь, сделал шаг вперёд и впился глазами в спокойного Котли. Второй Лорд выглядел сейчас таким властным и твёрдым, каким Вассатаэль никогда его не видел.
   Пришедший промедлил минуту. Эта минута была наполнена его шумным прерывистым дыханием, сверканием глаз и почти осязаемым страхом Пресветлого. Казалось, сейчас разразится настоящая гроза. Но человек отвёл взгляд и опустился на колено, склоняя голову:
   - Я в вашем распоряжении, Лорд Котли.
   Котли мельком улыбнулся, прищурив глаза. Можно представить, чего стоили эти слова гордецу-Бару. Что ж, убив его, Хозяин не сделал бы ему большего несчастья, чем сделав Воином. Он вынужден служить так, как когда-то давно, потеряв свой титул, свои права, расположение Хозяина...
   Но Бару упустил два двойника Камня Света и не убил Зэрандера, когда была такая возможность, так что такое строгое наказание вполне оправдано.
   Однако кое в чём второй Лорд не сомневался.
   - Встань, - приказал он спокойно. Бару повиновался. - Думаю, расположение Хозяина ты ещё вернёшь... Садись, - он кивнул головой на кресло. - Обсудим кое-что.
   Бару сел, чувствуя клокочущий в груди гнев. Второй Лорд, безусловно, упивается своим торжеством. Несмотря на то, что из его уст прозвучало предложение сесть - что могло бы случиться только если бы Бару оставался Лордом; несмотря на высказанную мысль о том, что Бару недолго быть простым Воином, очевидным было удовольствие, получаемое Котли. Эта благосклонность тоже была унижением. Если бы он повёл себя с Бару так, как с простым Воином в Тёмные Времена, Бару легче снёс бы это. Так - требовалось собрать всю выдержку, которая была, чтобы не сорваться на Лорда Котли... На своего милорда - теперь.
   Вассатаэль беспокойно переводил взгляд с одного на другого, пытаясь понять, что произойдёт дальше. Что это за человек? И как он связан с Хозяином?..
   - О Шавалине ты знаешь, Бару? - Котли внимательно следил за выражением лица бывшего Лорда.
   - Да. Хозяин хочет сделать его частью Эмералдмора и с помощью них уничтожить Такею. Предполагалось, что войско Алвалена будет стоять на пути между Цитаделью и Залесьем...
   - Но теперь, скорее всего, Алвален встанет на сторону Цитадели, - заметил Котли, поддевая Бару. - Мараданцы под предводительством Лорда Нейцера тоже далеко. Колдсоул находится вовсе у гор Стегоса... Кстати, Лорд Четтер, кажется, добыл для Хозяина того паренька, помнишь? Мальчишка...
   - В тело этого мальчика он намерен вселиться, - прервал его речь Бару. - У мальчика несколько Даров, и он до сих пор не дал клятву Силе Ночи. Хозяин именно этого хочет добиться.
   - Действительно? - Котли вскинул брови. Хозяин никогда не говорил ему об этом... - Что ж, тогда Лорд Четтер действительно занялся делом поважнее устройства войны, - второй Лорд прищёлкнул языком. А жаль, что именно Четтеру выпала честь вынудить мальчика дать клятву Силе Ночи... Но у него другое задание, и он должен его выполнить. - Ну что ж, можно пожелать ему удачи. А я хочу собрать войско для того, чтобы остановить Цитадель, если она попытается сунуться в войну между Эмералдмором и Такеей.
   Пресветлый тихо охнул. Ввязать Сэнктим в противостояние между армией Света и армией Хозяина так открыто! Да как можно!
   Котли бросил в его сторону недовольный взгляд, и Бару впервые обратил внимание на третьего присутствующего здесь. В том, что это был Пресветлый Хранитель, глава Сэнктима, сомнений не было. Бару не сдержал ухмылки, чувствуя, что рядом с этим человеком никогда не было никакого Света. Как тот проклятый Хранитель Терика, который не мог знать, что такое Сила Дня... Но это не помешало Терике на весь Алвален заявить о Ночи в короле! Бару скрипнул зубами, изменяясь в лице.
   Почему бы этому человечишке не попытаться пойти против Силы Ночи?
   - Успокойся, - услышал он приказ Котли. - Он нам нужен.
   - Вы доверяете ему?.. Милорд? - добавил он с усилием. Он должен научиться помнить своё место.
   - А куда он денется? - хмыкнул Котли. - Ему не хочется, чтобы я на него рассердился, так что он будет делать всё, что я ему скажу. Он - это не твоё занятие. Тебе предстоит собрать войско и натренировать его, а затем подготовить каждого, чтобы я мог легко покорить его волю. Я знаю, Бару, что ты умеешь это делать. В конце концов, тебе тоже приходилось Силой Ночи подчинять себе людей.
   - Конечно, милорд.
   - Вассатаэль позаботится о наёмной армии. Она тайно будет отправлена подальше от Сэнктима, и ты займёшься её сплочением и подготовкой. Я не могу заняться войском, потому что хочу поразмыслить над тем, как ещё можно использовать Сэнктим. Как только я до конца составлю свои планы, я займусь их подчинением.
   - Я могу сделать это сам, милорд, - заметил Бару.
   - Ну да, - усмехнулся Котли. - Ты подчинишь их себе. А я хочу, чтобы они подчинились мне.
   Бару изобразил на лице оскорблённое согласие. Маленькая попытка вернуть себе значимость не удалась. Он не слишком надеялся обвести вокруг пальца назначенного ему милорда, Котли не так наивен, но определённую возможность допускал.
   - Наёмное войско, учти, отличается от того, чем раньше тебе приходилось заниматься.
   - Не сомневайтесь, милорд, это не проблема, - ответил Бару, косясь на Пресветлого с ярко выраженным недовольством.
   - Да, надеюсь, ты справишься... И учти, Бару, - Котли заметил, что бывший Лорд продолжает разглядывать Вассатаэля. - Он тут ничего не значит. Но через него я управляю всем Сэнктимом. Так что без моего слова не смей его тронуть. Тебе придётся иметь с ним дело, потому что оплата наёмникам и их вербовка ведётся кем-то из его подчинённых.
   - Да, милорд, - выговорил Бару и поднялся. Котли сложил руки на груди и окинул его взглядом:
   - Тебе стоит привести себя в порядок... Ты, - он повернул голову к Вассатаэлю, - выдели пока комнату моему Воину и распорядись насчёт доспеха и одежды. Потом получишь от меня указания по поводу армии.
   Пресветлый кроме того, что только что услышал о планах Лорда Котли собрать войско, был так испуган недобрым взглядом Воина Тени - несомненно, Воина Тени! - что не сразу сумел подтвердить приказ.
   Что же это такое? Орден Хранителей становится новым оплотом Тени?

______

  
   Котли остался один. Что ж, он убедился в том, что Бару вправду стал подчинённым ему Воином. Котли до последнего казалось, что пятый Лорд лучше кинется на меч, чем согласится кому-то служить... Но, вероятно, желание вернуть благосклонность Хозяина оказалось сильнее.
   Придётся, однако, показать ему ещё не раз, кто тут господин. Ему слишком сложно забыть о том, что совсем недавно он тоже был Лордом.
   "Но с чего это он с первого раза так невзлюбил Пресветлого? - подумал Котли. - Ведь он не Хранитель, да и трус, к тому же, большой..."
   Бару никогда нельзя было назвать излишне непроницательным. Поэтому Котли решил обратить на Вассатаэля чуть больше внимания, чем раньше. Если подозрения Бару, возникшие внезапно и спонтанно, не подтвердятся, тем лучше.
   Интересно посмотреть, как Бару поведёт себя дальше. Такое случилось впервые - Лорд потерял свой титул. Или он всё-таки не вынесет унижения, или любой ценой добьётся возвращения прежних привилегий. Сложно сказать, каким именно будет его конец.
   "Ну, хватит", - сказал себе Котли, поднимаясь. Кроме Бару, которому он поручит войско, кроме Вассатаэля, с которым ещё сам немного повозится, есть ещё сбежавший неизвестно куда Зэрандер. Есть мальчик, которому, по словам Бару, суждено стать телом Хозяина, и который сейчас в руках Четтера. Есть ещё зарождающаяся интрига в далёком Шавалине, есть собирающиеся силы Эмералдмора, есть Такея, которая не подозревает о приближающихся битвах. Есть Камень Света, пока не найденный ни Хранителем, ни слугами Ночи. Есть проснувшаяся армия Цитадели, забившая тревогу при слухах о Лорде Тени в Алвалене.
   Мир смущён и сбит с толку.
   Грядёт возвращение Тёмных Времён.

______

  
   Вассатаэль думал, что страха большего, чем при Лорде Котли, испытывать невозможно. Но с тех пор, как Бару оказался в Сэнктиме, Пресветлый постоянно чувствовал себя придавленным. Чуть-чуть шевельнётся - и его раздавят окончательно.
   Лорд Котли не слишком интересовался деятельностью Бару, посчитав, что Воин сам способен разобраться с тренировкой и подготовкой наёмного войска. Зато Бару очень интересовался Вассатаэлем...
   Скрываться он не скрывался. Вассатаэль устроил всё так, что Бару оказался одним из наёмных командиров, которыми Сэнктим пополнялся постоянно. Чтобы не было претензий от какого-нибудь дотошного Хранителя, ему даже определили жалование.
   И Бару не заботился о том, что слишком часто мелькает во дворце Вассатаэля. Он обычно появлялся там с приказами, что Пресветлому стоит сделать и как с наёмниками и солдатами Сэнктима. Но это было ещё и постоянной слежкой. Бару был уврене, что Пресветлый всё-таки пытается изменить своей клятве, несмотря на с первого взгляда кажущуюся трусость.
   Для Вассатаэля это было тем страшнее, что незадолго до того, как прибыл Бару, он действительно принял решение попытаться освободиться от власти Лорда. Сделать такой выбор ему было очень сложно, и решился он не сразу. Он всю жизнь жил на всём готовом и никогда не оказывался в положении, когда от каждого слова и действия могла зависеть его жизнь.
   Пресветлый понимал, что Хозяин не обращает на него никакого внимания. От наблюдения всевидящего призрака он свободен. Но как скрывать мысли и поступки от Лорда Котли? Кого привлечь себе в союзники?
   Но потом он решил, что союзники - это как раз опасно. И почти на декаду отрёкся от мыслей о тайной борьбе.
   Шло время, и чем яснее становилось, что Котли и Бару не в шутку хотят Орден Хранителей использовать в войне с Цитаделью. Такой поворот казался Вассатаэлю обрекающим Сэнктим на скорую гибель. Если Клинок Света поймёт, что Пресветлый потворствует Силе Ночи в стенах Ордена, пощады тут не дождаться... Особенно после тех законов, которые Котли вынудил его принять.
   Тогда он решил сделать первый шаг самостоятельно. Написанное им письмо Клинку Света содержало краткие слова о том, что Сэнктим в кулаке возрождённого Лорда Тени, что он пленник и ничего не может поделать, и что просит прийти на помощь. О своей клятве Хозяину он решил умолчать.
   Написал он о печати Сэнктима, об оказавшемся здесь Воине по имени Бару и о планах второго Лорда. Потом запечатал письмо и стал ждать, когда представится случай отправить его Клинку Света.
   Но случая всё не было. Один раз, когда Лорд Котли исчез из Сэнктима, Вассатаэль позвал к себе слугу и как раз хотел передать ему послание для Клинка Света. Одно чудо спасло тогда его шкуру - когда он уже открыл ящик стола и достал сложенный напополам лист, в его кабинет без стука ворвался Бару. Не обращая на слугу внимания, он выхватил из рук Вассатаэля письмо, и у Пресветлого даже сердце перестало колотиться.
   Но оказалось, что он, доставая письмо из ящика, перепутал его с другой бумагой, и Бару остался ни с чем. Уличить Вассатаэля в предательстве у него не вышло. Зато от него не укрылось, как испугался Пресветлый. Уходя, Бару бросил ему угрозу, что он всё равно не спустит с него глаз, и уличит его...
   О своих наблюдениях Бару доложил Котли. Он желал разобраться во всём сам, но осознавал, что времена его самостоятельности прошли. Второй Лорд выслушал его подозрения и повторил, что Вассатаэль слишком глуп и труслив, чтобы плести заговоры.
   - Уверяю вас, милорд, что если он ещё не отправил послания в Цитадель, то вот-вот это сделает, - стоял на своём Бару.
   - Но пока только через него можно управлять Орденом. Когда я решу, он умрёт. Но пока он будет жить и служить мне, это ясно?
   - Да, милорд, - неохотно ответил Воин.
   Через какое-то время прибыл голубь, на лапке которого было кольцо с символом Цитадели. Вассатаэль распечатывал письмо в присутствии Лорда Котли и Бару. Клинок Света писал, что намерен прибыть в Орден, чтобы обсудить кое-какие проблемы с Пресветлым Хранителем (такова была традиция, что каждое великое дело вместе должны были обсудить и одобрить Клинок и Пресветлый), и просит, в соответствии с новым законом, письменного разрешения Вассатаэля.
   Четтер прочёл послание и с усмешкой бросил его в камин.
   - Пиши ответ, - велел он. - Скажи, что ты готов принять его через двадцать-двадцать пять дней.
   Вассатаэль подумал быстро, что это настоящий шанс. Потом представил себе, каково это будет: поставить такой долгий срок. Потом понял, что за ним пристально наблюдают сейчас сразу два Воина Тени, и струхнул.
   - Иди и пиши, - повторил Котли и бросил ему печать. - Вернёшь сразу же.
   - Да, господин, - поклонился Вассатаэль и попятился к выходу.
   - Я прослежу, что он там напишет, милорд, - Бару не столько спрашивал, сколько утверждал. Котли кивнул лениво:
   - Делай, что хочешь.
   Он не очень-то верил, что Вассатаэлю хватит безрассудности попытаться раскрыть свою тайну Клинку Света. Однако приказ сейчас Пресветлому не пускать Клинка разбудит слишком много подозрений против Сэнктима. А армия пока ещё была не готова.

______

  
   Бару отдался своему новому занятию целиком, чтобы не вспоминать о прошлом и не проклинать себя самого. Зачем оглядываться назад, теперь нужно идти вперёд. Только став слугой Котли можно вернуть себе прежнюю власть.
   Теперь он понял ощущения Аджит. Циэль оказалась примерно в том же положении, став его рабыней. Но у неё изначально не было шансов - она и предала потому. А он не настолько глуп, чтобы предавать.
   А вот Вассатаэль казался ему именно таким глупцом.
   Но пока уличить Пресветлого не удалось, а у Бару было множество других обязанностей. Проследив за тем, как перо Вассатаэля скрипит по бумаге, как письмо сворачивается в трубочку и прикрепляется к лапке голубя, и птица улетает, он вновь покинул Сэнктим, отправившись туда, куда лагерем переместилась большая часть наёмников. Как Вассатаэль покрывал все эти перемещения и манёвры, Бару не интересовало. В конце концов, за этим следил милорд.
   Наёмники, вопреки его представлениям, не все оказались тупогловыми солдатами. Напротив, здесь было много весьма достойных воинов и военачальников. Бару был постоянно в размышлениях о том, как заставить их дать слабину, чтобы Котли легко подчинил их Силе Ночи. С алваленцами было проще - им хотелось бы верить своему королю. Эти были куплены за деньги. О верности речи тут не шло.
   Но нужно было заставить их стать верными.
   Чем-то это напоминало Бару прошлое. Воспитание Воинов Тени, только здесь он не внушал им целей, он просто заставлял их привыкать к мысли, что главным назначен он, и неважно, сколько кому заплачено. Кое-кто решил выйти из армии Сэнктима и поискать себе места поспокойнее и подороже - с такими Бару не церемонился. Скоро всем стало ясно: Сэнктим готовится к войне, иначе зачем все эти подготовки, постоянные тренировки?
   Тактика войны, в которую хотел вступить Котли, была Бару неизвестна. Но второй Лорд с удовлетворением замечал, что Бару справляется со своей ролью. И это ещё раз подчёркивало, что в каждом Лорде Тени живёт простой Воин. Иногда Бару взбрыкивал, но в основном перебарывал себя. Бывало, когда Котли и наказывал его, но постоянный осадок был в мыслях Лорда: несомненно, Бару вернёт себе титул. И, если что, он слишком опасный противник, чтобы портить с ним отношения.
   Вместе с этими мыслями и в связи со скорым прибытием Клинка Света, Котли решил провести ревизию вещей Вассатаэля. Найденное при этом неотправленное письмо Астиану разъярило его так, что он с трудом убедил себя не уничтожить Пресветлого на месте.
   Обыск Котли провёл тайно, руками Бару. Получив доказательство своей правоты, тот был удовлетворён всецело. Вассатаэль ещё не подозревал, что его тайна раскрыта, а Котли уже расхаживал нервно по своим покоям, размышляя, что именно он сделает с Пресветлым.
   Но разум победил над эмоциями. Если он убьёт сейчас Пресветлого, в Сэнктиме начнётся хаос, и не удастся собрать армию, которая не допустит войско Цитадели к стычкам с Такеей. Хотя бы продержать её здесь до того, как будет уничтожена Такея - а там, эмералдморцы непременно растопчут Стражей Света, в мощи армии княжества Котли не сомневался.
   Но чтобы дёргать за ниточки, чтобы заключать договоры с государствами поблизости Сэнктима и теми или иными способами получать от них вооружение, продовольствие и армии, нужен был Вассатаэль. Живой.
   И это решило судьбу Хранителя. Обнаружив, что его обман раскрыт, Пресветлый пришёл в ужас и думал, что его жизнь уже закончилась. До последнего он не ведал, что Котли всё-таки решил оставить его в живых.
   Сначала два дня прошло в томительном ожидании - Вассатаэль уже обнаружил отсутствие письма в столе, но ещё ни разу не был призван Лордом Котли. Тем не менее, он не сомневался ни секунды, что письмо забрал именно Лорд. Потом Котли спокойно и почти даже равнодушно сказал ему, что это было глупой ошибкой - попытаться обмануть его.
   Сам Котли считал, что поступил даже гуманно. На одни сутки Пресветлый просто перекочевал в руки Бару, кровожадно обрадовавшемуся такому пленнику, и хотя он выполнил приказ оставить Вассатаэля в живых и не покалеченным, те сутки напомнили ему то сладостное время, когда он был Лордом Тени.
   Вассатаэль не получил никакого прощения и был предупреждён, что следующая такая попытка будет караться смертью. К тому времени он уже был доведён почти до грани, но Котли, чтобы он не спятил с ума, дал ему передышку. Как раз к тому времени, как Клинок прибыл к стенам Сэнктима, Вассатаэль недавно поднялся на ноги с мыслью никогда больше ни на йоту не отойти от воли Лорда Котли.

______

  
   Лорд Котли начал готовиться к приезду Клинка в Сэнктим примерно недели за две. Теперь он был точно уверен, что Вассатаэлю не придёт в голову пускаться в крайности, а дел было много.
   Сначала он получил письмо из Колдсоула по голубиной почте. Писала женщина, называющая себя Хранительница Библиотеки и передававшая, что Лорд Четтер спрашивает позволения Лорда Котли прибыть в Сэнктим.
   "Только если он сможет сделать это за один день, - написал Котли в ответ. - В Сэнктим собирается прибыть Клинок Света, и мне не нужны проблемы".
   Котли был уверен, что Четтер не сумеет это сделать. Но голубь полетел в Колдсоул, а где-то через два дня Котли вдруг почувствовал присутствие Лорда Четтера в Ордене Хранителей. Судя по всему, Четтер много времени посвятил изучению этого мира, чтобы суметь переместиться в Сэнктим с помощью Дара, хотя никогда раньше там не был.
   Бару при беседе Лордов, само собой, не присутствовал. Но разговор шёл как раз о нём, хотя начался он издалека.
   - Я слышал, что Бару сейчас - ваш Воин, Лорд Котли, - Четтер не ответил на вопрос, как он так быстро достиг Сэнктима, зато его определённо интересовало падение пятого Лорда. - Хозяин сказал, он оступился и наказан.
   - Да, он совершил ошибку, которую ему невозможно простить, - кивнул Котли, но пояснять не стал. Четтер никогда не ходил вокруг да около, он был прямолинеен, а значит, интерес к Бару имеет какое-то отношение к тому, зачем он здесь.
   - И он в вашем распоряжении? - уточнил ещё раз первый Лорд.
   - Да, именно так.
   Следующий вопрос несколько сбил Котли с толку.
   - Он вам нужен?
   - Само собой, он мне не бесполезен, - подумав немного, ответил Котли. - По сути, его помощь необходима мне в создании армии.
   - Однако в ближайшие дни он не может вам понадобиться, - заметил Четтер, продолжая говорить спокойно и медленно, хотя Котли уже так и подмывало поторопить первого Лорда. Что это он задумал? - Ведь на момент прибытия Клинка Света вы хотели его удалить из Сэнктима?
   - Он и так часто вне Сэнктима. Армии перемещены к западу от города. К тому же, - Котли откинулся в кресле, - я подумывал над идеей убить Клинка здесь, в Сэнктиме, но это не даст пока преимущества. Война ещё не началась, и они успеют избрать другого Клинка, не менее Светлого. Это не выбьет Цитадель из колеи. Если бы войско уже шло на помощь Такее, тогда...
   - Это ясно, - перебил его Четтер, но так, что это получилось вполне естественно и без вызова. - Тогда, позвольте, я изложу кое-что из того, что имеет отношение к моему делу. Вам известно о Сатиане Вэсмерте, думаю?
   - Да, он у вас, - коротко ответил Котли.
   - Хозяину нужна его клятва Силе Ночи. Но Сила Дня надёжно защищает его.
   - С чего бы? У него же есть Дары Ночи, разве нет?
   - Клинок Света сделал его Стражем, - Четтер закинул назад голову. - Очень неразумный, с его стороны, ход. Если бы он действительно хотел защитить свой Свет от Хозяина, он бы убил мальчика. А так, он только чуть усложнил нам дело...
   - Чуть усложнил, Лорд Четтер? - переспросил Котли. - Неужели, так просто заставить дать клятву человека, кого Сила Дня защищает?
   - Заставить-то как раз просто. Но он добровольно должен это сделать.
   Они какое-то время молча смотрели друг на друга.
   - Хорошо, - наконец, проговорил Котли. - Поясните, причём здесь Бару.
   - У мальчика есть сестра.
   Четтер ответил одной фразой, но второму Лорду мгновенно всё стало ясно. Он понимающе кивнул головой и добавил только:
   - И вам лично не хочется заниматься этим... Да, понимаю. Бару я отдам в ваше распоряжение, - он про себя улыбнулся мысли, что как только появился простой Воин Тени, между Лордами завязалась какая никакая, а своеобразная борьба за право командовать им, таким же слугой, как и простые люди, но слугой-Воином. - Если вы обязуетесь мне его вернуть.
   - Безусловно. Мне действительно не хочется самому разыскивать сестру мальчика.
   - Он ваш, - легко согласился Котли. Не имело смысла отказывать - всё равно, Бару лучше убраться от Сэнктима подальше. Даже он решил так поступить.
   Переговоры между Лордами закончились почти в тот же миг. Они обменялись ещё парой фраз, потом Котли позвал Бару и, ничего не объясняя, сообщил ему, что временно он переходит под начальствование первого Лорда.
   Четтер исчез с помощью Дара Перемещения, а Бару на следующий же день конным отправился в Колдсоул, и в Сэнктиме Котли остался один. Готовиться к приезду Клинка Света, к осмотру своих войск и к первым воздействиям на их разум.
   Пока Клинок будет в Цитадели, второй Лорд обеспечит себе небольшое, но преданное до последней капли крови войско. Ну а когда Гаранд Астиан уедет и начнётся война, через Вассатаэля легко будет привлечь к ней на стороне Сэнктима ещё несколько армий.

2

Новый Алвален

______

  
   - Но я не понимаю! - жалобно воскликнул Марил. - Как я могу показать, что все решения принимаю сам, но всегда уходить от ответа, пока не поговорю с вами!
   - Хочешь сказать, что ты сам способен принимать решения? - нахмурился Бастиан.
   - Да нет же! - Марил покраснел и потупился. - Но просто... Я не понимаю... Ведь они могут потребовать от меня ответа сразу, верно?
   - Они ничего не могут от тебя потребовать, учти, - покачал пальцем Бастиан. - Ты - король! Принимаешь решения тогда, когда захочешь,... - он поймал несчастный взгляд Марила и тяжело вздохнул. - Просто делай, как я говорю.
   - Но как...
   - Так, как я говорю! - повторил Бастиан громко. - И никак иначе! Ни на шаг в сторону! Это ты способен сделать?! - он даже поднялся на ноги.
   - Да, ваше величество, - робко проговорил Марил.
   - Ты что, не способен найти предлог, чтобы уйти от ответа?
   - Способен...
   - Тогда хватит дурачиться! - он устало вздохнул и махнул рукой. - Потом поговорим, Марил... Я уже наслушался от тебя жалоб!
   - Извините, - так же тихо отозвался Ат Лав и вышел из покоев Бастиана через потайной ход.
   Скрывать нахождение во дворце бывшего короля оказалось не так просто. Большинство благородных считало вполне нормальным совать нос во все углы, и Марил отдал приказ гвардейцам отлавливать всех, кто находится в неположенном месте, безо всяких различий для чина и титула. Марилу тут же намекнули, что молодому королю лучше не портить отношения с высшими кругами...
   Он пробормотал что-то про опасность возвращения Лорда Тени и заметил, что драться с Бару ещё раз у него сил уже нет. Это немного охладило их пыл. Бастиан настаивал на том, чтобы Марил сразу же сажал непослушных под замок, а лучше на кол, но Ат Лаву, с помощью Циэль, умевшей воздействовать на Бастиана незаметно, удалось добиться только штрафа. Теперь те, кто был слишком любопытен, пополняли королевскую казну.
   С самого начала Марилу пришлось туго. Он боялся, стеснялся, избегал встреч с теми, кто их искал, отвечал невпопад и радовался, что это только нравится тем, кто его окружает. Большинство лордов и графов, с которыми ему удалось пообщаться, пришли в восторг от неопытности и скромности мальчишки, которому народ отдал корону с таким удовольствием. Управлять им, по их мнению, было проще простого. Они только подождали, пока уедет из Алвалена Клинок Света, и начали плести свои сети, переманивая юного короля на свою сторону...
   Марилу едва удавалось не показать как своей связи с Бастианом, так и того, что у него есть уже советчик, и в других он не нуждается. Бастиан кое-каким уловкам научил его, и Марил от безысходности часто к ним прибегал, но он понимал, что вечность это продолжаться не может.
   Или он должен научиться самостоятельности, или тайна Бастиана будет раскрыта.
   Предлагать бывшему королю первый вариант Марил не решился. Во-первых, потому что знал, что не справится. Во-вторых, Бастиану бы это не понравилось. Но Наймира упорно шептала ему на ухо, что можно и отойти от рамок Бастиана.
   - Только не дай себя запутать этим скользким тварям, - говорила она ему. Как сестра короля, она в один миг стала благородной леди, но кому-кому, а уж ей это только нравилось, и никакой тяжести она не ощущала. - Я уже приглядела несколько людей, кому вполне можно довериться. А его величество Бастиан... Ну, так ему вовсе не обязательно знать...
   Она быстро перестала робеть перед Бастианом. Новая, блистательная жизнь ей нравилась, забот у неё не было, но рассыпаться себе она не давала. От служанок отказалась наотрез, только охрану из гвардейцев приняла, гуляла по парку и замечала, что на неё нет-нет да и обратятся какие-нибудь заинтересованные мужские глаза...
   Конечно же, за сестру короля мгновенно начались бои.
   Стоило Клинку, дав несчастному молодому королю несколько советов и посоветовав чаще писать на его имя, что бы ни случилось, уехать, Алвален вновь преобразился. Сначала это был город, запутанный и запуганный Тенью, потом - счастливый и освобождённый, но как только улеглись первые страсти, и Стражи вышли за пределы стен, он вновь стал городом интриг.
   Марил сложил обязанность разбирать дела на Бастиана - вернее, Бастиан отобрал все бумаги у Ат Лава. У города было много проблем, но, слава Свету, решал их пока не Марил. Бастиан охотно писал какие-то указы, которые Марил учил наизусть, диктовал писцам и подписывал, и подробно объяснял, что кому стоит сказать, объявляя своё то или иное решение. К удивлению и облегчению для Марила, эти объяснения действительно оказывались исчерпывающими.
   За последние полторы декады Марил объявил о новой мобилизации войск против возможной угрозы войска Силы Ночи, о котором предупредил Клинок, рассказывая о возрождённых Лордах; об открытии города и возобновлении торговли; о снижении налога - резкий рост дохода в казну с возобновлением торговли и платами лордов, которые вносили за выкуп своих шпионов, пойманных в королевском дворце, позволили чуть уменьшить взимаемую платы. И ещё о реорганизации гвардии и возвращении ей традиционной формы, что было встречено гвардией, в большинстве своём знающей о том, что Бастиан жив, радостно. В общем, ничего особенного, но все решения были взвешенные и удивляли многих. Молодой король должен был бы куда чаще обращаться за советами к мудрым и опытным людям из верхушки Алвалена. Это возбуждало кое у кого странные подозрения.
   Но подозрения пропадали, стоило взглянуть на Марила. Как Ат Лав ни старался казаться королём, он им не выглядел. Вот его сестра, оказавшись сестрой короля Алвалена, нисколько не робела и не стеснялась. Она и от себя-то этого не ожидала.
   Наймира видела, что многие уже построили планы с её участием. Даже знала их поимённо - они пытались расположить её к себе, надеясь через неё дотянуться до короля.
   В честь освобождения от власти Лорда Тени был устроен огромный праздник для всего города, и, конечно же, прошёл бал в королевском дворце. Сначала, когда Марил услышал такое предложение, у него от волнения даже руки задрожали. Однако Бастиан, к его ужасу, одобрил это мероприятие.
   - За тебя всё сделают. Тебе надо только при этом присутствовать, - сказал он.
   Действительно. Граф Ильтор, немолодой и, безусловно, опытный интриган, взял на себя все заботы о проведении бала. Марил чувствовал, что это не зря, и что любой сейчас старается как можно лучшие отношения с ним наладить, и не знал порой даже, как избавиться от этих людей, от которых за милю несло ложью. Бастиан учил его не доверять среди них никому, а Наймира спокойно заявляла, ни минуты с ними не переговорив, что вот у него можно спросить совета, а вот от того лучше ни секунды не зависеть.
   Наймира в преддверии бала спешно брала у Аджит уроки танцев. Признаться, что не умеет танцевать, она не имела никаких сил. Циэль сначала фыркала-фыркала, а потом даже увлеклась обучением. До бала было всего каких-то три-четыре дня, а Наймира уже танцевала почти сносно. Марил с самого начала отказался от обучения каким бы то ни было па, хотя Бастиан заметил, что королю неплохо бы хотя бы чуток знать придворные манеры.
   - Но ведь они и так все знают, что я даже не горожанин! - нашёл в себе силы возразить Марил.
   - Ну и что. Ты хочешь так и жить с этим клеймом короля-недоучки? - хмыкнул Бастиан. - Ты, Тень тебя забери, должен в кулаке их всех держать, а не размазнёй казаться!.. А, Ночь с тобой, - махнул он рукой. - Но потом ты никуда не денешься. Учти, король Ат Лав, тебе придётся научиться и танцевать, и принимать послов, и присутствовать на казнях.
   Марила всё это не радовало, но он научился быть счастливым от того, что хотя бы танцевать ему не потребуется.
   Наймира неожиданно сдружилась с Аджит. Сначала она побаивалась Циэль, потом отчего-то невзлюбила её, но между ними оказалось много общего. В результате, после пары дней усиленных занятий и вечерних бесед, Аджит заметила, что начала уважать Ат Лав, успевшую ввязаться в борьбу двух Лордов Тени, сумевшую выручить своего брата... И, к тому же, не боявшуюся так, как большинство людей, попавших в лапы Силе Ночи. У неё был страх за брата, за Тэма, за Сати, о котором ничего толком не знала, и во всём этом было что-то материнское, неожиданное для такой молодой и гордой девушки.
   В тот вечер, когда состоялся их самый первый действительно тёплый разговор, Наймира наконец-то сумела протанцевать вальс, не споткнувшись. На радостях она бросилась хвастаться Марилу, а тот как раз был в покоях Бастиана. Сестру Ат Лава было приказано пропускать, и гвардейцы не задержали её, как задержали бы любого, кто сунулся бы в эту часть дворца.
   Бастиан не оказался рассержен тем, что его поучения перебили, и даже заинтересовался у пришедшей чуть позже Аджит - на Циэль покров тайны не распространялся, в ней, сейчас богатой и именитой гостье из Фаалина, никто не узнавал прежнюю служанку Бару - правда ли, что у Ат Лав такие успехи.
   Та пожала плечами:
   - Если бы я так танцевала, меня отец бы ни на один вечер не пустил.
   Но Наймире до уколов Аджит было меньше всего дела. Она понимала, что светские девушки учатся танцам годами, но сама сейчас мыслями была на балу. Бастиан посмеялся в кулак, потом поднялся и предложил Наймире потанцевать с ним, а не с партнёршей-Аджит, чтобы потренироваться.
   Ат Лав вспыхнула, смутилась и пробормотала что-то вроде:
   - Ваше величество, я не могу с вами танцевать...
   Но Бастиан припомнил ей то её "ваше величество", когда она как ни в чём не бывало нарушила его приказ и убежала искать Тэма, и она не успела больше ничего возразить. Музыки у них не было, Аджит похлопывала ладонью по столу, выбивая такт, а Марил восхищённо наблюдал за тем, какую неожиданную грацию в его сестре пробудила Циэль.
   Он раньше не замечал, какая она красивая. Она совсем не похожа на других придворных леди, ну и пусть. Зато ей идут драгоценности в волосах и платья, пышные, с тугим корсетом, тёмные и будто бы тяжёлые...
   Красная от смущения Наймира сначала спотыкалась на ходу, но Бастиан её уже не отпускал. Одну её руку он силой положил себе на плечо, другую вложил в себе в ладонь, подбодрил её, щёлкнув не больно по подбородку, и, обхватив крепко за талию, легко закружил по свободному пространству. Ат Лав закрыла глаза, чтобы не стесняться близких стальных глаз бывшего короля, и ей быстро удалось вообразить, что вместо хлопков Аджит она слышит музыку. Она заулыбалась, зарумянилась, перестала постоянно думать о том, как надо поставить ноги, и позволила Бастиану самому направлять свои движения.
   Потом он резко остановился и, усмехнувшись, одобрительно заметил, что именно таким не слишком умелым, но искренним танцем она легко вскружит голову половине высших кругов.
   - Будешь принцесса-пастушка, - заявил он и опустился обратно в кресло. - Спасибо за оркестр, Аджит...
   - Да не за что, - Циэль выбила заключительную часть музыки и сложила руки на груди. - Что ты опять побагровела, Ат Лав? Разве неправда?
   - Да ну вас! - сгоряча воскликнула Наймира и выскочила прочь. Бастиан озадаченно пошевелил бровями, зато Марил неодобрительно и хмуро поглядел на Аджит, не решившись упрекнуть Бастиана, и вышел следом.
   - А всё-таки, Бастиан, - когда скрылся король, произнесла Циэль, - он не будет твоей марионеткой.
   - Что? - переспросил Бастиан, оборачиваясь к ней.
   - Я говорю, он не будет твоей марионеткой, - повторила Циэль. - Человек, служивший Лорду Тени, не способен служить простому человеку, пусть даже королю. В один момент он заявит о своей самостоятельности, так и знай.
   - Он? - рассмеялся Бастиан холодно. - О самостоятельности? Ты видела его глаза, когда он держит в руках бумаги?
   - Это время пройдёт, - Аджит наклонилась к нему и прошептала в ухо. - И корону твою он присвоит, как нечего делать.
   - Как ты смеешь?! - вскричал он, отталкивая её. - Я хочу, чтобы корона была у него! Не у меня, а у него!
   - А отчего же не у тебя? - усмехнулась Циэль. Потом пожала плечами. - Мне кажется, что ты-то как раз и хочешь корону обратно. И послушание Ат Лава так тебе дорого только поэтому. Сейчас его корона почти на тебе. А я говорю о том, что однажды он скажет: мне больше не нужен ваш контроль, ваше величество. Я спрошу у вас, когда мне будет надо... Вот тогда-то, твоё величество, тебе и будет тяжело.
   - Бывало и хуже, - огрызнулся он. Потом помолчал и спросил. - А как ты так быстро научила её танцевать?

______

   В тот же вечер Наймира разговаривала с Циэль. Аджит пришла к ней в покои без предупреждения и застала её плачущей. Ат Лав лежала на кровати прямо в платье, глядя в потолок, и хотя и дышала ровно, было заметно, что по щекам стекали слёзы.
   Как ни странно, брата рядом с ней не было.
   - Чего ты разревелась? - Аджит села рядом в кресло. - И помяла платье...
   Наймира покосилась на неё, села и резкими движениями расправила складки на юбке:
   - Сегодня я больше не буду тренироваться.
   - Я и не требую, Ат Лав, - ответила Циэль, снисходительно оглядывая Наймиру. - Бастиан не умеет иначе выражать удивление, кроме как через презрение, - добавила она, желая успокоить немного молодую женщину.
   - Я хочу спать и не хочу разговаривать, - повторила Наймира.
   - Наймира, ему понравилось, как ты танцуешь, - повторила Аджит, пересаживаясь к ней на постель. - Ну, уже глупо в твоём возрасте не понимать таких вещей, - Ат Лав не ответила. - Не будь дурой! - это тоже не подействовало. Наймира смотрела куда-то в сторону. Аджит посмотрела на себя со стороны, раздосадовалась, что ей приходится приводить в чувство какую-то простолюдинку, и со злостью затрясла Ат Лав за плечи. - Да у тебя и без танцев здесь будут сотни женихов!
   - Да не в этом дело! - почти с такой же яростью закричала Ат Лав, оборачиваясь и замахиваясь обеими руками. Она непременно ударила бы, если бы не реакция Аджит. Она перехватила сжатые кулаки и покачала головой.
   Какое-то время они молча буравили друг друга глазами. Потом Циэль силой положила руки Наймиры ей на колени и разжала пальцы. Попыток броситься с кулаками Ат Лав больше не совершала, и Аджит удовлетворённо подумала, что с ней-то точно, если что, не совладать.
   - У меня должен быть ребёнок, - вдруг заявила Наймира, глядя на Циэль огромными глазами с расширенными в темноте зрачками.
   - Когда ж ты успела? Не так много времени ты здесь, - Аджит ухмыльнулась и подавилась ухмылкой. Почему-то Наймира не взбесилась.
   - Это ещё на Побережье, я знаю. Это тот капитан летучего корабля, у которого я жила, - Наймира взобралась на кровать с ногами и уставилась в глаза Циэль. - Я не знаю, что мне теперь делать!.. - прошептала она.
   - Какой капитан летучего корабля? Ты успела переспать с кем-то на Побережье? - подняла брови Аджит.
   - Что тут удивительного!? - возмутилась Ат Лав мгновенно. - Долго ли!
   - Действительно, - пробормотала Аджит. - Ну и что, с чего ты решила, что у тебя будет ребёнок?
   - Я знаю, - упрямо сказала Ат Лав. - Я это точно знаю. И не знаю, что мне делать... Сказать Марилу или нет?
   Аджит вдруг поняла, что Ат Лав спрашивает у неё совета, почти как у матери. Откуда ей-то знать, говорить ей брату или нет?
   - Скажи, - пожала она плечами, - что в этом такого? Если хочешь, я знаю, как можно избавиться от ребёнка...
   - Нет, не хочу! - торопливо прервала её Наймира. - Я просто боюсь... Я просто не знаю... Что мне с братом делать...
   - Так не брату же рожать, а тебе, - Аджит поёрзала, размышляя. Она никак не ожидала от Наймиры такого откровенного разговора. - Предупреди его... А хотя, мне кажется, что этим ты только его самого до смерти напугаешь, и он забудет, что он король. Не говори пока, пожалуй... Да, не стоит.
   - Ты думаешь? - Ат Лав вздохнула, обхватывая руками голову. - Тогда не буду...
   - А ты себя хорошо чувствуешь? - поинтересовалась Циэль.
   - Да вроде, ничего... Да неважно... Спасибо за совет, - Наймира опять отвернулась. Циэль поджала губы, хмыкнула негромко и тоже замолчала. Надо же, какое внезапное доверие она вызвала у Наймиры.
   Разглядывая профиль Наймиры в темноте, она вспомнила вдруг, какая у её ученицы странная и запутанная судьба. Судьба, которая должна была непременно её сломать. Судьба, удачно складывавшаяся у Аджит, подарившая ей и власть, и имя, и мастерство наёмницы Гильдии, и Силу Ночи, сломала леди из Фаалина, а Наймиру - нет. В её дом ворвался Лорд Тени, она наблюдала за рабством своего брата, а потом сама попала в это рабство... Она пересекла полмира не Даром Перемещения, как это делала Аджит, а по пустынным дорогам и опасным лесам. Она стала сестрой короля. Она боролась со страхом и корчила гордячку в самых сложных ситуациях... И испугалась, не решаясь сказать брату, что беременна.
   - И кто его отец? - спросила Аджит негромко. - Говоришь, капитан летучего корабля?
   - Да, - отозвалась Наймира. - Он предложил мне пожить у него, чтобы я не тратила много денег на постоялый двор или гостиницу.
   - Как мило...
   - Я не знаю, влюбилась я в него или нет, - пожала плечами Ат Лав. - И влюбился ли он в меня... Мы просто две ночи провели вместе. А потом прилетели Зэрандер и Тэм, и я уехала следом за ними. А он сказал, что будет меня ждать, - она криво улыбнулась. - Так романтично, даже не верится, что это я... Он был такой смешной, - она посмотрела куда-то в сторону, и Аджит снова снисходительно улыбнулась. - Одноглазый... Не знаю, почему, но у него повязка была на лице. Всё время был такой весёлый, шутил, - она прищёлкнула языком. - Наверное, это всё-таки для него было шуткой.
   - Как его звали? - вдруг спросила Аджит.
   - А что? - встревожилась Наймира. - Почему ты спрашиваешь?
   - Моя судьба и твоя переплелись с судьбами тех, кто следует противоположными путями, - издалека пошла Аджит. - Кого бы ни встретила ты, не может быть, чтобы это было просто так. Помнишь, ты рассказывала о Тии? Хочешь сказать, это было случайно?
   - Нет, но...
   - Я тоже сталкивалась с разными людьми... Редко случайно. Просто я хочу убедиться, что ничего особенного из моей судьбы не связано с твоим капитаном.
   - Ты знала капитана летучего корабля? - уточнила Наймира серьёзно.
   - Я знала человека с Побережья по имени Элинин, - без обиняков ответила Циэль и, заметив, как приоткрыла рот в изумлении Ат Лав, покачала головой. - Наймира, ты понимаешь, что...
   - Он был слуга Ночи?! - почти вскричала Ат Лав, вскакивая на ноги. - Быть этого не может! Я же видела его! Он не может быть слугой Хозяина!
   - Тише, Ат Лав! - Аджит приложила палец к губам. - Сядь и успокойся, - Наймира выполнила приказ не сразу, сначала раскачивалась стоя, потом почти упала на постель. - Он был здесь, в Алвалене. Такой весёлый молодой человек. И он уехал с нашего собрания на Побережье вмести с Лордом Котли.
   - Не может быть...
   - Я говорю тебе, Наймира, что он служит Ночи. Почему это тебя так пугает? Ночи служу я, например. Или Зэрандер. В конце концов, ты сама клятвой крови связана с Бару...
   "Опять я её успокаиваю, - подумала про себя Аджит, - никак я нанялась в няньки?"
   - Но если он был слуга Хозяина, почему он не попытался остановить Лорда Зэрандера или Тэма? - прошептала Наймира. - Неужели, он не понял, что я именно их ищу?
   - Может, и понял... Что ты переживаешь, Свет тебя забери! - рассердилась Циэль. - Он тебе понравился? Ты провела с ним ночь? А потом уехала! Вот и всё, и больше ты с ним никак не связана! Ребёнок... Сама же сказала, что наверное, это не было даже влюблённостью... Да ты слышишь меня, Ат Лав?
   - Я слышу, слышу, - Наймира перевернулась на спину. - Так у меня ребёнок будет от слуги Ночи?
   Аджит закатила глаза и поднялась:
   - Кажется, тебе надо выспаться. Бал послезавтра, завтра мы с тобой ещё потанцуем, а потом займёмся подбором тебе платья...
   Она уже почти подошла к дверям, когда её догнал негромкий и жалобный голос Наймиры:
   - Циэль... А я его люблю... Что мне делать?

______

  
   Потом был бал. У Марила было постоянное ощущение, что его хотят споить. Бастиан предупредил его, чтобы пил мало, а ему так и подливали вина в кубок. Ат Лав робко поинтересовался, не попытаются ли его отравить, на что Бастиан с привычной усмешкой отозвался:
   - Да ты быстро учишься... Нет, вряд ли они попытаются отравить тебя сейчас. Ты им такой крайней нравишься... И даже очень нужен - народ тебя любит. Да и Клинок не так далеко отъехал, чтобы они рискнули посягнуть на жизнь того, кто был одобрен Светом на царствование. Будь спокоен. Если что, Циэль проследит... Не правда ли?
   - Прослежу, - кивнула Аджит, - я умею делать это незаметно. В конце концов, я в этом деле участвую как лучшая подруга сестры короля, почему я не могу повертеться и рядом с самим королём?..
   Наймира танцевала почти всё время, и сменила кавалеров столько, что Марил не запомнил всех, хотя следил за ней с волнением. Аджит чувствовала невольную гордость: из деревенской девушки почти за три дня сделала без пяти минут леди. Хорошая работа.
   Тем вечером беседа зашла далеко за ночь. Впервые за всю свою жизнь Аджит оказалась в роли утешительницы. С Бастианом всё было совсем иначе. Он был силён внешне и внутренне, и он не требовал утешения. А у Наймиры сила была внутри, но вынести её наружу и заставить себя быть спокойной она не могла. Пришлось Циэль успокаивать её всю ночь, и Ат Лав заснула только под утро.
   О ребёнке пока решили никому не говорить. Насчёт Элинина Наймира согласилась всё осмыслить в течение нескольких дней, чтобы не торопиться с решениями. Аджит припоминала живого и беспечного Элинина и задумывалась в такие моменты о том, как этот юноша оказался слугой Ночи. Какие пути привели его на дорожку Тени? Чем Хозяин завлёк его?
   И почему, действительно, он даже не попытался воспользоваться возможностью близости Камня Света? Почему там не было Лорда Котли? Циэль не поднимала эти вопросы, успокаивая Наймиру наивными словами о том, что Элинин вполне мог полюбить её...
   А ведь и мог бы. Ненадолго.
   Что смутило Аджит на балу, это наглая уверенность многих, что управлять Марилом легче лёгкого. Они прямо на празднестве пытались заставить его дать согласие на какие-то действия. И ему так хотелось уже отвязаться от них, что он едва не согласился, и только суровый взгляд Циэль ему помешал.
   Пока Наймира наслаждалась вниманием и танцами, Аджит выделяла среди блестящей толпы баронов и графинь предполагаемых бунтовщиков. Вот этому не нравится новый король, это сразу заметно. Вот той хотелось бы охмурить паренька своими чарами. Этот, в синем камзоле, определённо задумал что-то своё. А вот тот уверен в том, что всё у него уже получилось...
   Потом она сказала Бастиану, улизнув с бала:
   - А бунт всё-таки будет.
   - Ночь с тобой, - махнул рукой Бастиан; он всегда забывал, что Ночь и так, как правило, с ней. - Не будет... Он им очень подходит...
   - Кое-кому. А кое-кто бесится, что власть в руках мальчишки, к которому все подступы уже перекрыты теми, кто успел первым. Я думаю, что если он в ближайшее время не покажет зубы, его попытаются свергнуть. Ты же знаешь своих шакалов, этих лордов... А леди, ты бы их видел! - она пошевелила бровью. - Не знаю, отвяжется ли Ат Лав сегодня от всех них...
   - А вот об этом его сестра позаботится, - уверенно ответил Бастиан.
   - Она и сама очарована вниманием.
   - Наймира-то? - он зевнул лениво. - Нет, не смеши меня... Она делает вид, что в восторге, может быть, ей действительно нравится внимание... Но получить над ней власть не выйдет ни у одного из тех, как ты выражаешься, шакалов, которых я знаю. Поверь мне.
   - Ну, если ты так думаешь... Однако всё-таки будь внимателен...
   - Я и так внимателен, насколько могу. А ты зря ушла с бала, - заметил он, - не оставляй Марила без присмотра. Сестра позаботится о леди, а уж о шакалах ты позаботься, - он рассмеялся. - Как ты хорошо придумала... Шакалы... Кстати, Циэль, ты не заметила? - он щёлкнул пальцами и позвал. - Зверь!
   Послышалось ворчание, и из-под стола высунулась чёрная собачья морда. Пёс покосился на Аджит, показал зубы, но особой агрессии не проявил.
   - Он сегодня появился, - Бастиан ласково потрепал собаку по голове. - Видишь, какой он худой и ободранный? Должно быть, перебивался объедками. Бедняга, - Бастиан поднял глаза на Аджит. - Ничего, теперь мы с ним будем вместе скрываться...
   - Ты любишь свою собаку больше, чем людей, - покачала головой Циэль, криво улыбнувшись.
   - А кого мне было любить? - поинтересовался Бастиан, не переставая гладить пса. - У меня был только Зверь, с которым я мог бы быть спокоен... Он тебя не тронет, не бойся. Погладь его, - предложил он.
   - Какие глупости, чего его бояться, - Аджит подошла и села на корточки рядом с псом, положив ему на холку руку. Тот недовольно посмотрел на неё, но не зарычал, чувствуя, что хозяин не одобрит. Аджит погладила Зверя по скатавшейся шерсти, наверное, когда-то лоснившейся, и предложила. - Его надо бы помыть, как думаешь?
   - Я прикажу, - кивнул Бастиан и, поглаживая голову собаки, поймал руку Аджит. - Он тебя признал, знаешь ли... Он признаёт только очень сильных, тех, кто его не боится.
   - И тех, кто не боится тебя, - добавила Циэль. - Потому что тех, кто тебя боится, он готов разорвать в клочки.
   - Самый преданный телохранитель, - подтвердил Бастиан, сжимая её руку. - Наверное, он один тут по мне тосковал.
   Аджит не ответила. Бастиан отпустил руку и выпрямился в кресле.
   - Вернёшься на бал?
   - Нет, я не хочу.
   - Вернись. За Ат Лавом должен кто-то следить.
   - Как хочешь, - она поднялась и направилась к двери.
   - Потом приходи, - добавил он, глядя ей вслед. - Расскажешь подробно о том, что там происходило, - дверь за ней захлопнулась. - Понравилась она тебе, Зверь? - обратился он к псу, хмуро улыбнувшись. - И мне тоже, Ночь меня забери,... - он закинул ногу на ногу и пробормотал раздражённо. - Ночь...

3

Король Ат Лав

______

  
   В один из дней Бастиан вновь учил Марила уму-разуму. При этом присутствовала только Аджит и мирно спавший у ног Бастиана Зверь. Ат Лав стоял прямо перед Бастианом, как провинившийся ребёнок, как обычно, покрасневший от волнения и попыток понять, о чём ему толкуют.
   Зачастую Бастиан ловил себя на мысли, что к Марилу он несправедлив. Бывало, он ловил просто на лёту, и потом, неплохо справлялся со своей ролью, но что-то мешало Бастиану признать, что Ат Лав хорошо изображает из себя короля. Аджит кое в чём была пронзительно права - присутствие рядом беспомощного Марила помогало ему представлять, что корона на самом деле на его голове. А когда в Мариле просыпалась хоть какая-то частичка самостоятельности, ему сразу мерещилась утекающая сквозь пальцы власть. Он острыми уколами сбивал его с толку, иногда даже срывался на крик, и Марил начинал мгновенно чувствовать себя несчастнейшим человеком в мире.
   И вот, в этот день Бастиан объяснял ему суть того, как должен вести себя король с женщинами... Тема была очень больной для Марила, который после бала вспоминал лица большинства леди с трудом, и которого их речи сбивали с толку. В общем, Бастиан по рассказам Аджит понял, что мало просветить Марила в кое-каких делах государственных, стоит разъяснить ему, какие слова следует говорить, какими обещаниями разбрасываться и как давать понять, что ему уже надоели.
   Именно сия премудрость вызывала у Марила некоторое помешательство.
   - Но они же в глаза смотрят, - бормотал он.
   - И ты смотри им в глаза! Ты тут король, или они? Хочешь, разговариваешь, хочешь, не обращаешь внимания... И вообще, мой тебе совет: заведи для начала себе фаворитку из тех, что попроще. Их тех леди, у которых и род шуточный, и денег в притык чтобы одеться прилично. Большинство ударов сразу переберётся на неё, а от тебя будет требоваться только продолжать поддерживать вид, будто у вас бурный роман, дарить ей камни, два раза в недельку проводить с ней ночь и сразу все леди от тебя отстанут, будут прежде пытаться сжить со свету твою фаворитку... Ну что ты смотришь на меня такими глазами? - рассердился Бастиан.
   - Но как я могу, - пролепетал Марил невнятно. - Откуда я... Как я...
   - Я тебе подберу, - встряла Циэль. - Это, Ат Лав, проще простого. Только не обещай сделать её королевой.
   - Я поначалу также избавлялся от поклонниц, - кивнул Бастиан. - В этом нет ничего странного. Когда ты попривыкнешь ко всему этому, подаришь ей дворец в центре Алвалена, выгнав оттуда кого-нибудь неугодного, Циэль тебе подскажет, или даже я... И продолжишь существовать себе спокойно.
   - Разве это не подло? - поднял брови Марил.
   - Ночь тебя забери! - Бастиан ударил кулаком по подлокотнику, и Зверь мгновенно оторвал голову от пола. - Ты - король, что хочешь, то и делаешь! Тебе не ясно, что ли, что большинству из этих леди просто хочется поблистать рядом с королём, тем более что он такой простак, как ты! А вторая половина с теми же мыслями хочет вырвать кусочек власти. Может быть, даже большой кусочек! Или всю разом!..
   Марил, кажется, не поверил. Бастиан выругался сквозь зубы - вот он всё это всегда воспринимал, как должное! Никогда не было никакой проблемы с тем, чтобы в нужный момент нужного человека к себе приблизить, а потом одарить и убрать с глаз долой! Неужели, такие прописные истины ещё и нужно объяснять?
   - Терпение, Бастиан, - улыбнулась Аджит. - Марил просто плохо себе представляет, как можно не по сильной и чистой любви играть какие-то чувства, верно?
   - Ну, не понимаю! - воскликнул Ат Лав в сердцах. - Я же король, а не актёр бродячего цирка!
   - В данной ситуации, - процедил Бастиан, - ты куда больше похож на актёра!..
   Вдруг за дверями послышался шум. Бастиан прервал свою речь и поглядел на двери с сомнением. Там уже слышался звон стали и какие-то крики.
   - Что это там за возня? - пробормотал он раздражённо.
   Марил смотрел в ту же сторону с не меньшей растерянностью. Аджит напряглась, не отрывая взгляд от створок дверей. Наконец, те распахнулись, и в кабинет ворвалось сразу двое.
   - Мы так и знали, что ты предатель, Ат Лав! - довольно заявил один, ухмыляясь. - А вот тебе и подтверждение, - добавил он, - Бастиан во дворце! Как я и говорил!
   Бастиан, возмущённый, уже открыл рот, чтобы высказать всё, что в миг возникло в голове, но опередил его Зверь, рванувшийся с громким лаем прямо на ворвавшихся. Бастиан даже не попытался остановить его, однако Циэль перехватила ошейник Зверя и не дала собаке добежать до них. Аджит не испугалась ни острых зубов пса, ни взгляда Бастиана, которому хотелось бы, чтобы этих двоих всё-таки потрепали.
   Марил мгновенно узнал обоих - они тоже были на балу, причём, очень вежливо и подобострастно обращались к нему... Лорд Редгар и ещё один, чьего имени Марил то ли не помнил, то ли просто не знал. Редгар был с обнажённым коротким мечом, похожим больше на разбойничий, чем на клинок благородного. На клинке была кровь. Вероятно, чтобы пробиться сюда, они использовали оружие...
   Тут же следом в кабинете возникли гвардейцы, но без приказа схватить двух благородных лордов они не посмели, и вновь повисла тишина, прерываемая только рычанием Зверя.
   Всё это происходило очень быстро. Марил пробежал глазами по лицам лордов. Как допустили, чтобы они проникли сюда? И как ему вести себя? Что ему делать? Он увидел самодовольную и презрительную усмешку Редгара и вспомнил о Наймире. Принцесса-пастушка... А он чем отличается? Король-крестьянин?
   И, вновь опередив Бастиана, не дав ему, набравшему уже в лёгкие воздух, чтобы повлиять со своей стороны на события, со всей выдержкой и холодностью, на которую был способен, произнёс, закидывая гордо голову, как это обычно делал Бастиан:
   - Кто позволил вам сюда войти, уважаемые?
   Яростный рык Зверя и присутствие вооружённой стражи несколько поубавило пыл одного лорда, зато Редгар оставался спокоен и уверен в себе:
   - Думаю, всеобщим решением корона тебе больше принадлежать не будет! Никто не отменял смертного приговора, вынесенного этому мальчишке! - он кивнул головой на Бастиана, и тот мгновенно вскочил на ноги.
   - Да как ты смеешь, мразь! Надо было вздёрнуть тебя ещё тогда, когда ты пытался присвоить себе часть налога, скотина!..
   Марил сжал руки в кулаки, пытаясь справиться с ситуацией.
   - Мне кажется, что вы должны обращаться ко мне "ваше величество", уважаемые, - он заговорил негромко, но, кажется, удивил в равной степени и Редгара, и Бастиана. - Вам обоим, кажется, было известно, что сюда вход воспрещён. Я вполне доступно объявил об этом всем, но вы, судя по всему, не расслышали. Очень жаль. Что вы встали? - повернулся он к ближайшему гвардейцу. - Схватите их!
   Последний приказ вызвал панику у Редгара. Вероятно, он несколько иначе представлял себе разоблачение внезапно приобрётшего корону мальчишки. И догадка о Бастиане хотя и подтвердилась... Что-то во всём этом было не так.
   Они попытались оказать сопротивление, но в момент были разоружены. Бастиан вдруг осознал, что Марил как-то совладал с ситуацией без него, и даже растерялся немного.
   - Ты не посмеешь! О твоём предательстве всем станет известно! - завопил Редгар.
   - Боюсь, - напряжённо произнёс Марил, - что вы не умеете так кричать, уважаемые, чтобы ваши слова услышали над землёй. Уведите их.
   - Что? Да как ты смеешь, сосунок? Клянусь своей жизнью, да ты шага не способен сделать без этого преступника! - вскричал второй лорд, вырываясь, но Марил ничего не ответил. Только посмотрел в глаза тому же гвардейцу и добавил:
   - В подземелье.
   Как-то странно побледнел Редгар. Что смутило его больше всего - приказ исходил не от Бастиана. Бастиан даже не сумел высказать ничего, кроме возмущения. Мгновение спустя после того, как их вывели силой из кабинета, появился Жасин. Поклонился Бастиану - истинному королю - и Марилу, который всё-таки носил на голове корону Алвалена, и проговорил с горечью:
   - Простите, ваше величество. Я не досмотрел.
   - Неужели, мои гвардейцы не способны задержать двух зарвавшихся лордов? - осведомился Бастиан мрачно, потом зажмурился и махнул рукой. - Но я думаю, инцидент уже исчерпан. Оставь нас, командир Карт.
   Жасин вновь поклонился, выпрямился и вышел. Марил растерянно посмотрел на Бастиана, растеряв всю свою выдержку:
   - Я правильно поступил, ваше величество?
   - А, Ночь тебя знает, - помолчав, ответил Бастиан. Он не ждал от Марила никакого решения, тем более, такого быстрого... Эту проблему должен был - обязан! - решить сам Бастиан. Но Марил его опередил, и ни в одном слове не ошибся. - Но то, что они узнали, не должно перейти от них к другим. Лучше казнить их незаметно, и все дела.
   Марил вздрогнул и промямлил:
   - Как это - казнить?..
   - А как ты себе представляешь? Топориком - уть,... - Бастиан рассмеялся. - Их нельзя выпускать на свет теперь. А то, как тот Хранитель, и с виселицы прокричат, что я здесь... Если тебе кажется негуманным, можешь их отравить. С благородными в эти сложные времена всякое случается...
   - Это будет жестоко, - вдруг встрепенулся Марил. - Они...
   - Что ты сказал?! - поднял брови Бастиан. - Я твоего мнения спрашивал? Я сказал - прикажи их убить, немедленно! - Марил поджал губы, шмыгнул носом, но ничего ответил. - Ты слышишь меня? Я проверю, выполнил ли ты мой приказ.
   Ат Лав внезапно посмотрел на него так возмущённо, что Бастиан поперхнулся словами. Какое-то время коронованный наспех юноша выдерживал взгляд Бастиана, потом развернулся и почти бегом покинул кабинет под смех Циэль, продолжавшей удерживать Зверя.
   - Почему ты смеёшься? - спросил Бастиан раздражённо, но Аджит не ответила, лукаво подмигнув бывшему королю.

______

   С тех пор в течение нескольких дней Марил не приходил даже по требованию Бастиана. Аджит только загадочно улыбалась и разводила руками. Бастиан в бешенстве рвал и метал, грозился какими-то немыслимыми карами, но появляться не появлялся. Завлечь Ат Лава на половину Бастиана представлялось нереальным. Жасин Карт, которому Бастиан велел любым способом привести Марила к нему, заметил, что он не имеет права применить силу к тому, кто носит корону, а Наймира, по переданной через Аджит просьбе пришедшая к нему, робко заметила, что Марил "весь в делах"...
   - Весь в делах! Как он может... Как он смеет решать дела без меня! - восклицал Бастиан.
   Но факт оставался фактом... И чем дольше это длилось, тем веселее была Циэль, чувствовавшая, что всё-таки была права. Каким бы Марил ни был простачком и мальчишкой, он не мог слепо идти под руководством Бастиана...
   Вот бы только он не заблудился без этого руководства!

______

   Марил изо всех сил пытался совладать с огромным объёмом дел, свалившихся на него, стоило ему прекратить спрашивать совета Бастиана.
   На самом деле, он не понимал, почему тогда ушёл, почему не выполнил приказа Бастиана, вполне обоснованного, и почему испугался. А ведь он действительно испугался. Он вышел из того кабинета с мыслью, что способ правления Бастиана ему никак не подходит, что король не прав, и что он не может выполнить такой приказ... Но он понимал также, что если не выполнит его, Бастиан будет в бешенстве, и потому не смел соваться к нему. А раз не смел, то и все дела приходилось решать самому... По примеру тех дел, когда он ещё спрашивал совета.
   Оказалось, это очень тяжело. Изменения заметили многие вокруг и, пожалуй, специально забросали его ненавязчивыми и противоречивыми советами. Ночами Марил готов был плакать в подушку от бессилия и неспособности решить, что же теперь делать.
   Первым делом он посоветовался с сестрой. Наймира сначала заявила ему, что он дурак, а потом, помолчав, добавила:
   - Если ты не будешь слушать Бастиана, кого ты будешь слушать? Себя? Но ты ведь в этом ничего не понимаешь...
   - Я попытаюсь, - упрямо прошептал Ат Лав.
   - Свет покинул тебя, что ли, Марил? Как ты можешь сам с этим справиться? Тебя сожрут... Сожрут просто! Опомнись!
   - Я не могу сейчас идти к его величеству! Я ведь знаю, что он зол... На меня, и вообще...
   - Ну и что, что зол! Позлится и перестанет! А ты... Представляешь ли ты, как опасно оставаться без советчика, тебе, сейчас?
   - Наймира! - воскликнул он. - Я знаю и без тебя, что мне тяжело! Я думала, ты подскажешь, что мне делать!
   - Идти к Бастиану и просить прощения... Что, тебе трудно отдать приказ убить этих двоих?
   - Но не могу я убить просто так! - проникновенно сказал Марил. - Ты могла бы?
   Наймира запнулась и замолчала... Одна Ночь знает, могла бы или нет! Может... Хотя... Она увидела слёзы в глазах младшего брата и растрогалась. Обняв Марила, она пообещала ему, что выберет надёжного советчика, если он не хочет больше слушаться Бастиана. Но предупредила его:
   - Корону дал тебе он. Это его, на самом деле, корона. Если ты перестанешь слушаться его, получится, что ты её украл.
   - Мне навязали её силой... Я рад отказаться! Но если я откажусь... Бастиан не может править, потому что так решил сам. Другим я не посмею её отдать! Что же мне тогда делать, если я не согласен с ним и не имею права поступить по-своему!..
   Столкнувшись с такой проблемой, он действительно ощутил себя на лезвии ножа. Все окружающие словно поняли, что он лишился какой-то надёжной опоры, какой-то защиты. Его страх, вероятно, был им заметен... И он пытался избавиться от страха, пытался принимать ответственные решения сходу, не советуясь... Даже с Циэль.
   Аджит действительно взялась помочь ему. Для неё это было больше забавной игрой. Она не сообщала Бастиану, что многие дела Марила были завершены с её помощи, а тот если и догадывался, то не говорил об этом. Она видела в Мариле всё-таки самостоятельного человека, неумелого короля, но хотя бы стремящегося достичь всего без чужой постоянной опеки. Он даже спрашивал её теперь редко, пытаясь править на свой взгляд. Так прошла целая декада...
   Марил и не мыслил, что у короля может быть столько дел! В конце концов, это просто несправедливо... Почему любую мелочь обязательно должен рассмотреть король? Почему на каждой бумаге нужно поставить подпись? Но он научился закусывать губу и тратить столько времени, сколько приходилось, несмотря на недовольство его "министров"... Те почему-то думали, что если король молод, он безоговорочно положится на их мнение... Но их предположения не оправдались. Юный король слушал их внимательно и сосредоточенно, но размышлял над каждым действием, иногда соглашался, а иногда вдруг произносил с досадой, если ему слишком навязчиво предлагали конкретный выбор:
   - Мне кажется, я должен над этим поразмыслить, - и добавлял строго, - в одиночестве.
   К полному изумлению большинства благородных, пытавшихся плести сети для молодого короля, гвардия была целиком и полностью на стороне Марила Ат Лава. Он не был - по крайней мере, пока - ни достойным военачальником для них, ни даже достойным правителем... Он был не больше, чем мальчишкой на троне. Но рвение, с которым гвардейцы служили ему, поражало любого. Такого не было даже в славные времена правления отца Бастиана, почти золотые времена для Алвалена
   Оставшись в одиночестве, Марил мог часами биться над проблемой, абсолютно недоступной его пониманию. Если на помощь ему не приходила Аджит, он даже не ложился спать. А иногда к приходу Циэль у него уже был намечен ответ, и, выслушивая его, Аджит обычно удивлялась втайне: а уж не благородными ли были предки у Ат Лавов? Некоторые стороны характеры, по крайней мере, Наймиры, точно об этом говорили, да и многие решения самого Марила были вполне по-взрослому взвешенными.
   В тот день, когда Марил попросил её помочь ему в очередном вопросе, и она пришла к нему, вдруг постучали в дверь.
   Хорошо изученным:
   - Ну кто там ещё? - Марил подтвердил предположения Аджит, что он уже вполне входит в роль короля.
   Вошедший слуга низко поклонился и провозгласил:
   - Ваше величество, граф Монрето Ильтор и граф Груан Тлерчек просят принять их.
   - Прямо сейчас? - недовольно спросил Марил, вопросительно глядя на Аджит. Она пожала плечами, говоря, что их разговор можно и закончить.
   - Они просят, ваше величество, позволить им поговорить с вами немедленно.
   - Ну, хорошо, пусть придут, - кивнул Ат Лав, взволнованно облизав губы. Циэль проследила за его лицом и усмехнулась про себя.
   Графы витиевато поприветствовали короля - Марил не сдвинулся с места, как сидел за столом, так и остался сидеть - и поцеловали руку леди Аджит, на что она ответила привычной вежливой улыбкой. Потом они враз замолчали, испытующе глядя на Ат Лава.
   - Если вас смущает присутствие леди Аджит, не беспокойтесь и говорите то, что хотели, - произнёс Марил спокойно. - Я действительно не скрываю ничего от некоторых людей. Вещь, непростительная для короля, но простительная для юноши... Не так ли? Но ничего, я постепенно отвыкаю, уважаемые графы.
   Груан мгновенно покраснел, но Ильтор остался спокоен. Не странным было и то, что он заговорил первым.
   - Ваше величество, нас смущают некоторые слухи,... - не дождавшись встречного вопроса, Ильтор продолжил. - Дело в том, что до нас дошли сведения, якобы во дворце... По вашему желанию... Скрывается бывший король Алвалена, Бастиан...
   Марил поджал губы, но больше ничем волнения не показал, и Аджит была этим очень довольна. Ат Лав всё-таки большой молодец, в его-то положении...
   - И что же, уважаемые? - спросил Марил, не отводя глаз.
   - Кхм... Ну, ваше величество... Дело в том, что Бастиан... Является государственным преступником, и...
   - Я сам какое-то время являлся государственным преступником, - заметил Ат Лав непринуждённо. - При короле Бару, например...
   - То время было прискорбным, ваше величество! - заговорил Граун торопливо. - Известно же, что Бару был Лорд Тени, и его решения не могут сейчас считаться законными.
   - Предположим, - кивнул Марил, отодвигая от себя бумаги. - Так что вы говорите о Бастиане?
   Поведение Ат Лава определённо сбило обоих графов с толку. Тлерчек хотел что-то сказать, но так и не сумел, зато находчивый Ильтор продолжил вполне достойно:
   - Мы были возмущены этими слухами, ваше величество... Кто осмелился предположить, что вы потворствуете государственному преступнику... Но слухи идут от таких надёжных источников, и мы не могли не обратиться к вам с просьбой объяснить вашим покорным слугам, в чём же дело...
   - Какие источники вы считаете надёжными, граф Ильтор, граф Тлерчек?
   Графы как-то быстро переглянулись, но не ответили на этот вопрос. Только Аджит видела, как Марил стиснул пальцы под столом, видимо, пытаясь усмирить свои мысли.
   - Почему же вы не отвечаете? - спросил он повторно и неожиданно поднялся, опираясь на стол руками. - А мне казалось, уважаемые графы, что стены подземелья надёжно удерживают любые слухи... Пожалуй, моего опыта тут не хватило, да, уважаемые?
   - Ваше величество,... - начал Ильтор, поняв, что король оказался не любителем ходить вокруг да около.
   - Лорд Редгар, должно быть, и второй, - Марил прищурился, - я не помню его имени, к сожалению... Пожалуй, они не оценили того, что я сохранил им жизнь, - неожиданно холодно произнёс он. С каждой минутой Ат Лав всё больше удивлял Циэль.
   - Простите, ваше величество... Вы хотите сказать, что слухи... правдивы?
   - Да, я хочу это сказать, - Марил поймал несколько растерянный взгляд графа Ильтора и продолжил. - Бастиан действительно живёт в моём дворце. Но вы должны понимать, уважаемые графы, что я, конечно же, не даю ему никакой свободы.
   Аджит закашлялась, прикрывая ладонью лицо. Хотелось рассмеяться - с таким лицом Марил произнёс эти слова... Но на графов они подействовали удивительным образом. Граун-то вовсе был выбит из колеи, а Ильтор вполне сохранил лицо, только в глазах его появилось недоверие. Мол, привирает, молодой король, а на самом деле под каблуком у Бастиана, определённо.
   - Если вы захотите в этом убедиться, уважаемые графы, я предоставлю вам такую возможность... Я непременно объяснил бы это и лорду Редгару, однако он предпочёл ворваться на запретную территорию с оружием в руках и не оставил мне выбора.
   - Вы хотите сказать, что Бастиан - ваш пленник? - уточнил Монрето.
   - Вы не верите, граф Ильтор? - Марил вытащил на лицо улыбку, так копирующую Бастиновскую, что даже Монрето поёжился с мыслью: "А не крепким ли орешком окажется этот мальчуган?"
   - Как я смею, ваше величество, - поклонился Ильтор на всякий случай. - Я только... удивлён.
   - Мне же нужен советчик с опытом правления, уважаемые графы, - Марил отодвинул кресло и прошёлся вдоль стола, очевидно, соображая на ходу, но так убедительно, что даже Циэль захотелось ему поверить. - Особенно в первое время. Такой советчик, который не получает никакой личной пользы от советов мне.
   - Прошу прощения, но ведь он может... насоветовать вам... Что-нибудь не совсем...
   - У меня есть на плечах своя голова и услуги, например, ваши, граф Ильтор, - умело выкрутился Марил, добавив ещё и комплимент Монрето. - Он заинтересован в свободе, которую я ему обещал...
   - Свободе? - хором переспросили Граун и Ильтор.
   Марил изобразил улыбку, чтобы скрыть судорожные размышления, и произнёс размеренно:
   - Но кто же собирается выполнять такие обещания в отношении столь скандальных людей, как бывший король Бастиан...
   - Но разве король, против которого восстал народ, может быть хорошим советчиком, ваше величество? - уточнил осторожно Тлерчек.
   - Граф Тлерчек, а разве нет? По-моему, это самый наглядный пример, как не допустить таких же ошибок, - Марил рассмеялся, определённо, натянуто. - Уважаемые графы, вы зря беспокоитесь. Ну и что, что Бастиан во дворце! Надеюсь, вы понимаете, что я скрывал это, чтобы избежать беспорядков... У вас есть ещё вопросы ко мне? - холоднее спросил он. - Или я могу продолжить?
   - Мы не смеем более отвлекать вас, ваше величество, - поклонился Ильтор, глядя куда-то в сторону. - Простите, что отняли ваше время... И что смели проявить недоверие к вашим решениям...
   - Если у вас возникнет недоверие ещё по каким-то причинам, лучше сразу сообщите о нём мне, а лучше и об источнике слухов. Прощайте, уважаемые, - Марил выждал, пока они высказали свою порцию прощаний и вышли, и без сил рухнул на некогда принадлежавший Бастиану деревянный стул с высокой спинкой. - Камень Света...
   - Ну ты закрутил, - заметила Циэль, качая головой. - Кстати, граф Тлерчек готов тебе поверить. А вот обмануть таким способом Ильтора у тебя вряд ли получится. Он слишком опытен в этом вопросе.
   - Но должен же я был что-то говорить! Или мне надо было попросить у них времени, чтобы посоветоваться с вами, леди Аджит!? - возмутился Ат Лав громко. - Если они теперь потребуют доказательств, мне придётся их им представить! Пусть тогда попробуют мне не поверить! - почти закричал он и вдруг запнулся.
   Аджит усмехнулась, разглядывая его:
   - А не рано ли ты решился на такой ответственный поступок, Ат Лав? А ну как Бастиан окажется против такой игры?
   Марил втянул голову в плечи и отвёл глаза:
   - Я как раз хотел попросить вас с ним поговорить...
   - Подставить под удар слабую леди, как вам не стыдно, ваше величество! - Циэль поймала себя на том, что её очень интересует продолжение этой истории. На сколько хватит Марила, как воспримет это Бастиан, и чем всё закончится. - Крепись тогда, король Ат Лав. Я пойду поговорю с Бастианом, - она поднялась.
   - А,... - робко выдавил он, преображаясь совершенно. - А закон...
   - Ну ты же самостоятелен, и у тебя есть своя голова на плечах, король Ат Лав, - она, довольная своей колкостью, удалилась. Марил проводил её растерянным взглядом, потом закрыл руками лицо, выпрямил спину и со вздохом пододвинул к себе бумаги.

______

  
   - Ты полный идиот, - выслушав его, подвела итог Наймира. - Я уже налюбовалась на этого графа Ильтора. Ты слишком сложно задумал, да и Бастиан с тобой явно будет не согласен...
   - Я думал, хоть ты меня утешишь, - вздохнул Ат Лав. - А ты туда же...
   - Циэль тебе то же самое сказала? - спросила сестра, теребя в руках ожерелье. Она никогда не замечала за собой склонности к платьям и украшениям, пока не стала сестрой короля. Сейчас ей было сложно себе представить, как она в одном и том же сереньком платье полмира пересекла. - И была права, Марил...
   - Ну а как я должен был поступить? Как!?
   Наймира задумчиво покачала головой:
   - Ну... Я тебе честно скажу, что не знаю, что ты должен был сказать. Но... Явно не так радикально. Бастиан - твой пленник! Да этому никто не поверит, ты посмотри на себя! К тому же, Бастиан не будет тебе подыгрывать, я уверена...
   - Тогда корону я потеряю, - заявил вдруг Марил.
   Наймира рассмеялась негромко, словно эта угроза была ей предназначена, а потом заметила очень метко:
   - То-то Бастиан в последнее время часто ощущает корону через твоё присутствие, Марил...
   Ат Лав вспыхнул, как помидор, но не нашёл, что ответить. Потом поднялся торопливо и пробормотал:
   - Я... Я пойду и прямо сейчас с ним поговорю...
   - Марил, постой! - схватила она его за руку. - Да он же вне себя сейчас! Циэль совсем недавно вошла к нему!
   - Ну и что! - разгорячённо произнёс Марил. - Пойду и... И попрошу его меня понять! Или к Ночи эту корону, и всё это - к Ночи! - он вырвал свою руку и бегом выскочил из покоев сестры.

______

  
   Конечно же, когда он вошёл к Бастиану, тот ещё не успел прийти в себя после новости, которую узнал от Аджит. Этот мальчишка посмел назвать его своим пленником! Должно быть, корона совсем вскружила ему голову!
   В первые минуты Бастиан готов был убить любого, кто попался бы ему под руку. Если бы при этом присутствовал Марил, пожалуй, ему пришлось бы не в шутку защищать свою жизнь, а так, Циэль удалось немного успокоить взбесившегося Бастиана, но вставать на сторону Ат Лава не стала. Пускай парнишка сам отчитывается за то, что натворил. Ещё не хватало ей вмешиваться в делёжку короны.
   Бастиан всё ещё метался по кабинету, периодически натыкаясь на кресла, и Зверь беспокойно поглядывал на своего хозяина, видимо, подумывая, не надо ли кого сожрать, чтобы он успокоился немного. Но Бастиан был готов сам сожрать кого угодно...
   Марил робко постучался прежде, чем войти, Бастиан каким-то образом почувствовал, кто это пришёл, осознавая свою вину, каяться, и произнёс очень нехорошим вкрадчивым тоном:
   - Ну, заходи, заходи...
   Марил приоткрыл дверь и втиснулся в узкую щель. Выражение лица у него было такое, что Аджит мгновенно прониклась к нему сочувствием. Мордашка у Ат Лава была тёмного красного цвета брови самым несчастным образом подняты вверх, и на Бастиана он смотрел виновато, как собака, стащившая со стола кусок мяса.
   Зато Бастиана вид Марила привёл в ещё большее бешенство. Не успел Ат Лав и шага вперёд сделать, как рука бывшего короля взлетела вверх и наградила Марила звонкой пощёчиной.
   - Да как у тебя язык повернулся такое сказать!? - закричал Бастиан. - Где была твоя голова, который ты так хвалился графу Ильтору?!
   Марил не сделал никакой попытки отойти, только прижал к щеке ладонь в тонкой белой перчаткой и спросил тихо:
   - Я больше ничего не придумал...
   - А почему ты не убил Редгара и Вадо? Ты не расслышал моего приказа?! Что ты молчишь? - бледный, как полотно, Бастиан весь трясся, едва сдерживая желание ударить Марила вновь. В глазах Ат Лава на мгновение блеснули слёзы, но он не позволил им появиться. Поймал взгляд Бастиана и произнёс негромко:
   - Я не смог.
   - Как ты собираешься быть королём, если приказ об убийстве отдать не можешь?! - тряхнул его за плечи Бастиан. - Ну?!
   - А я вас просил, ваше величество?! - воскликнул Марил сдавленно. - Я сам, что ли, корону на себя одел?
   Бастиан запнулся на полуслове, глядя на него почти удивлённо, а потом побагровел и так стиснул кулаки, что ногти поранили ладонь:
   - Как ты смеешь?!
   - Вы думаете, мне так уж легко?! - Марил, сам от себя не ожидая, шагнул решительно вперёд, и Бастиан отступил в сторону. Щёку саднило, и Ат Лав чувствовал кровь. На руке Бастиана, которой он бил, был перстень и, вероятно, он содрал кожу с лица. - Думаете, я оттого, что ваш подданный, любой ваш приказ исполняю с лёгкостью и радостью? Вы вместе с Клинком Света меня сунули в логово к этим змеям и решили, что я должен быть вам благодарен! - голос дрожал, но был громок. Бастиан хватал ртом воздух, но перебить его не мог. - Да прямо! Я попался вам под руку тогда, вот и всё! Может, я хочу бросить всё это и убежать куда-нибудь?! На край света, в Мараданскую пустыню, куда угодно, только бы у меня этой короны не было! - другой рукой он стянул с головы тонкий венец.
   - Какие речи ты стал говорить! - прошипел Бастиан. - Думаешь, тут от тебя всё зависит, да? Ишь какой нашёлся! Ты должен быть мне благодарен, слышишь?! Я из тебя человека делаю, короля! Слышишь?! Короля!
   - А я вас просил?! Вы из меня куклу матерчатую делаете! - Марил испугался и мгновенно затих. - Заберите корону, ради Камня Света, и оставьте меня в покое, пожалуйста... Неужели, вы не можете заставить их всех слушаться вас и вновь считать вас королём?
   - Ты... Ты,... - задыхался от избытка эмоций Бастиан, - ты... Ничего не понимаешь! Убирайся! - крикнул он, указывая рукой на дверь. - И приведи себя в порядок! Корона на твоей голове, и она там останется! Я, так и быть, поиграю по твоим правилам, Ат Лав! Но учти, если ты быстро не придумаешь, как сменить мою роль, тебе придётся плохо!
   Марил вздохнул облегчённо и попятился. Когда он скрылся, Бастиан схватил кубок со стола и со всей силы швырнул в дверь.
   - Проклятье! - прокричал он совершенно диким голосом. - Я! Пленник этого сопляка! Я!..
   Циэль осторожно подошла сзади и обняла его за плечи:
   - Твоё величество, тебе надо бы успокоиться...
   - Успокоиться? Как я... Как я могу? Ты представляешь себе, какое унижение он заставляет меня испытывать вновь? - он обернулся к ней, впиваясь в её лицо своими колючими стальными глазами.
   - Ты справишься, - она убрала волосы с его лба и успокаивающе улыбнулась. - Ну а Ат Лав непременно придумает, как поступить, чтобы исправить положение. Согласись, он быстро учится...
   - Будь он проклят, - прошипел Бастиан, позволяя Аджит усадить себя в кресло. - Я начинаю жалеть, что не взял тогда всё в свои руки... Никто бы не посмел мне перечить!..
   "Но короне твоей не бывать, - подумала про себя Циэль, поглаживая плечи Бастиана. - Ты однажды от неё отказался, и больше у тебя её не будет... Даже когда будет возможность, ты её не заберёшь... Ты боишься её, а вместе с ней и себя тоже. Можешь проклинать кого угодно и сколько угодно..."

4

Первые вестники войны

______

  
   Наймиры существование Марила в новой роли тюремщика Бастиана касалось очень мало. Она знала, безусловно, в какую ситуацию влип её брат, но никто больше не спрашивал у неё совета, и можно было тихонько радоваться этому, потому что проблем, накопившихся у неё, тоже было немало.
   Пока Марил страдал и выкручивался, пытаясь поладить с Бастианом и запудрить мозги Алваленской знати, Наймира размышляла над своим будущим.
   Если Марил сумеет выкарабкаться из той ловушки, в которую сам себя загнал, то она так и останется сестрой короля. А на сестру короля, как показал её недолгий опыт, многие строят свои планы. Почему-то в том, что её брат справится, она не сомневалась. Да, многие из придворного окружения короля стали шептаться очень подозрительно с тех пор, как прослышали про Бастиана, но кое-какие события удивляли их ещё больше.
   Во-первых, Марил решительным образом отпустил на свободу лорда Редгара и лорда Вадо. Те, пожалуй, именно этим финалом истории были выбиты из колеи и признали даже, что если бы Ат Лав был под влиянием Бастиана, он убил бы их прежде, чем они успели бы понять это. Самостоятельность Марила и так была многим заметна, хотя большинство решительно её осуждали
   Во-вторых, юный король Ат Лав наглядно продемонстрировал, что Бастиан действительно пленник. Наймира не знала, как Марилу удалось уговорить Бастиана не оторвать ему голову, но факт оставался фактом...
   И тем тяжелее было Наймире оставаться в Алвалене. Сначала богатство и знатные люди кружили ей голову. Потом стало тошно, она решила, что больше так продолжаться не может, и стала вынашивать план отъезда их Алвалена на Побережье...
   Было тяжело признать, что без Элинина ей плохо. Она знала его совсем мало, а Циэль открыла ей тайну его служения Хозяину, но неумолимая сила влекла к нему Наймиру. Она пыталась закрыть на это глаза, уговорить себя, что не хочет его видеть, даже что ненавидит его, но ничего не выходило. Только его улыбка и озорной блеск единственного глаза всплывали в её памяти, она мгновенно забывала обо всём.
   Аджит не одобрила её стремления уехать.
   - Ты строишь из себя сильную и гордую, или веришь, что ты такая и есть? - хмыкнув, спросила Циэль. - Ты думаешь, что бежишь, как собачка, к человеку, который, быть может, всего лишь расставил сети? Или ты была его коротким и незначительным романом...
   Наймира покраснела и заявила нервно:
   - По крайней мере, я его не боюсь! А ты боишься сейчас любого, кто служит Хозяину!
   Реакция наёмницы Гильдии была мгновенной. Ат Лав получила две неглубоких, но выразительных царапины на шее. Взвизгнув от испуга, она прижала руки к горлу и уставилась на Циэль круглыми от изумления глазами.
   - Постарайся не оскорблять меня, - улыбаясь, Аджит убрала ножи. - На мою помощь в любом случае можешь не рассчитывать. Я намеревалась дать парочку советов юной сестре короля, вокруг которой крутятся высокородные со всего Алвалена. Но если ты увязнешь в паутине интриг, я о тебе не позабочусь, дорогая моя.
   Она ушла, и Наймира осталась в странном состоянии. Безусловно, Циэль не бросает слова на ветер. До этого они терпеть не могли друг друга. Потом они сблизились, Аджит, опытная во всём, что касалось высшего света, действительно давала много дельных советов, подсказывала реплики, оттачивала манеры, указывала на тех людей, кого нужно сторониться... Ат Лав мгновенно ощутила себя одинокой во всём королевском дворце, но об оскорблении не пожалела.
   "Пусть трясётся, чтобы её Хозяин за ней не пришёл, - подумала Наймира раздражённо, расправляя платье и тут же понимая, что испачкала его в крови. Царапины были совсем незначительные, но ощущение оставляли неприятное. Ат Лав осознала вдруг, что Аджит могла так же легко убить её. Наверняка не прощают просто так оскорбления наёмники Фаалинской Гильдии. - А я поеду к Элинину. Я знаю, что он меня любит. Я-то знаю!"

______

   Марил поймал себя на том, что давно уже не виделся с сестрой, и встревожился. Наймира, с которой он привык советоваться всегда, теперь лишь изредка мелькала где-то рядом. Он преимущественно разговаривал с леди Аджит, Бастианом или кем-то из лордов, а с сестрой - не приходилось...
   Решив так, он с твёрдым намерением прямо сейчас навестить сестру собрался уже позвать охрану, которая ему полагалась. Аджит посоветовала ему не ходить одному: ей всё мерещился зреющий заговор против молодого короля, который вполне мог быть подогрет известиями о Бастиане. В тот миг, когда он сложил в аккуратную стопку то множество бумаг, что были раскиданы на его столе, в дверь раздался осторожный стук.
   - Да, - с неудовольствием отозвался Марил.
   Слуга сообщил ему, что у него просит аудиенции некий лорд Ардат Глэдгер. Марил судорожно попытался вспомнить, кто это такой, но оставалось только посетовать на огромное количество всяческих лордов, запомнить которых не представлялось возможным.
   - Позови лорда Глэдгера, - решил Марил. В конце концов, лучше сначала расквитаться с делами, а потом уже пойти к Наймире. А то потом хлопот не оберёшься с этими аудиенциями.
   Марил ожидал какого-нибудь сухопарого желчного мужчину преклонных лет, но в дверях появился молодой человек, старше Марила лет на пять, не больше. Ат Лав, глядя на него, вдруг понял, какая бездонная пропасть между ним и благородными по крови. С первого взгляда на лорда Глэдгера, даже если бы он был сейчас в лохмотьях и непричёсан, в нём была видна древняя кровь. Более того, он был так статен и славно сложен, что оставалось только завидовать ему - в награду к древнему роду и, наверняка, неплохому состоянию, ему досталась ослепительная внешность, совершенно не женственная, но в то же время с тонкими линиями носа, скул и губ.
   Ардат Глэдгер церемонно поклонился королю и выпрямился, изящно тряхнув головой, чтобы убрать с лица чуть вьющиеся тёмные волосы.
   - Прошу прощения, ваше величество, что отнимаю ваше время...
   - Я уже почти закончил с делами, и готов вас выслушать, лорд Глэдгер, - Марил вздохнул, пытаясь избавиться от ощущения собственной ущербности.
   - Я хотел попросить вас, ваше величество, о том, что очень волнует меня последнее время. Я очень надеюсь, что вы не откажете мне, - он говорил так слаженно и ровно, что его волнения почти не было заметно. Марил едва сдержался, чтобы не заёрзать в кресле.
   - Чем я могу вам помочь, лорд Глэдгер? - что больше всего волновало Марила, так это то, что этот молодой лорд был ему абсолютно незнаком. Никогда Аджит не заговаривала о нём, хотя кратко охарактеризовала будто бы каждого благородного Алвалена, только глянув на них мельком. Марилу показалось это нехорошим знаком.
   - Если позволите, - начал Ардат, и только по нервной паузе Марил понял, что он переживает о предстоящем разговоре. Ат Лав даже подумал предложить ему сесть, но тут же сообразил, что он король, а право сидеть при короле может заслужить далеко не каждый, и это привилегия, которая от отца к сыну передаётся через века... - Если позволите, я хотел поговорить о вашей сестре...
   - Моей сестре? - встревожился Марил. - А что - моя сестра? - он почти что забыл, что ему нужно искать совсем иную роль невозмутимого монарха.
   - Нет, нет, ваше величество, я не об этом! - воскликнул Ардат, изгибая брови. - Я хочу только,... - он вновь запнулся, и Марил не сдержался:
   - Лорд Глэдгер, отчего вы так волнуетесь? Вы беспокоитесь, как я отреагирую на вашу просьбу?
   - В сущности, да, ваше величество, - слегка покраснел Глэдгер. - Она... Может быть, она достаточно нескромна...
   - Тогда не переживайте об этом, - решительно произнёс Ат Лав. - Даже если она будет нескромна, я по мере возможности постараюсь её удовлетворить.
   В такие моменты ему не хватало под боком Циэль Аджит. Леди из Фаалина, служившая когда-то Хозяину, была опытной и хитроумной интриганкой и легко могла по колебаниям голоса распознать, что задумал говорящий человек...
   - Благодарю вас, ваше величество, - Ардат поклонился вновь. - Ещё на балу в честь освобождения Алвалена от Лорда Тени, когда я увидел её, я был поражён... Я так и не решился пригласить её на танец, только смотрел со стороны, - он старался не смотреть на Марила, а Ат Лав никак не мог понять, причём здесь он. - Ваше величество, я понял, что просто не смею... Ваша сестра прекрасна, ваше величество!.. Я чувствую, что каждый день моего существования обращается в ад, если я не бываю при дворе и не вижу её... Но вокруг неё постоянно множество более именитых и богатых людей, и она не замечает меня... Я даже присылал ей подарки, - он покраснел сильнее, - письма... Она не ответила ни разу, даже не посмотрела в мою сторону...
   Чем дальше говорил этот молодой лорд, тем больше вникал Марил в суть его проблемы. И от того, что его пытаются приплести к истории несчастной любви, помимо того, что у него и так по горло проблем, ему становилось не по себе.
   - Вы хотите, лорд Глэдгер, чтобы я поговорил с моей сестрой? - не очень вежливо перебил его Марил, торопясь разъяснить для себя основную цель Ардата. Лорд, видимо, не привыкший к прямоте, весь вспыхнул, и Марил даже испугался, не оскорбил ли он его ненароком. Но это, скорее всего, было смущение.
   - Хотя бы намекните ей о моей любви, ваше величество, и я всю жизнь до капли отдам, если вы прикажете! - воскликнул Глэдгер так неожиданно горячо, что Марил опешил. Только признаний в верности до последней капли крови ему не хватало. Расценив смятение Ат Лава как сомнение, Ардат шумно вдохнул, собираясь, видимо, произнести ещё сотню речей о верности и своём безумном чувстве, но Марил успел остановить его, подняв предупреждающе руку. Плечи у Глэдгера опустились, и на лице появилось выражение покорности и готовности едва ли не выпить яд при первой же возможности. Ат Лав, позабыв о своей королевской роли, взъерошил волосы и сказал Ардату:
   - Мне совсем не сложно поговорить с сестрой о вас. Но я не обещаю, что что-то вдруг изменится. Я не могу ведь приказать ей вас полюбить, не правда ли?
   Лорд Глэдгер поднял на несколько обескураженного Марила горящий восхищением взгляд, и через секунду Ат Лав понял, что этот странный молодой человек уже стоит перед ним на коленях и целует его руку.
   - Свет покинул вашу голову, что ли, лорд Глэдгер?! - вскочил Марил на ноги, окончательно выбитый из колеи таки проявлением чувств. - Встаньте! - он поймал себя на том, что разговаривает с человеком, его старше, и едва заставил себя не краснеть, как мальчишка. Проклятая корона, Ночь её забери! - Я ничего такого вам не пообещал, поймите же!
   - О, ваше величество, я... Я клянусь, я всё для вас сделаю, только скажите! Камень Света, вы... Вы меня спасаете, ваше величество!
   - Идите, идите, лорд Глэдгер! - почти взмолился Марил. Присутствие здесь этого человека его угнетало. - Но помните, что я не обещал вам...
   Но Ардат, поклонившись ему, уже скрылся, окрылённый. Ат Лав опять взлохматил волосы и простонал неслышно что-то о своей несчастной судьбе...

______

   Наймиру он нашёл в парке. Она сидела в беседке, упираясь локтями в позолоченные брусья, и разглядывала деревья. Отвлекли её звонкие шаги гвардейцев по камням дорожки. Она улыбнулась Марилу и помахала ему рукой - вдалеке от свидетелей они могли быть теми же, что и раньше.
   Марил сел рядом с ней, разглядывая её и не узнавая. Только взгляд оставался по-прежнему суровым, как тогда, когда она была в их небольшой семье главной, но издали он не узнал бы её. Волосы, которые она всегда носила распущенными или убранными в косу, если занималась делами, были убраны в какую-то сложную причёску с жемчугом, платье - такое, какое она не одела бы раньше никогда, не потому, что у неё такого не было, а потому, что посчитала бы такой вырез неприличным.
   Наймира тоже изучала Марила, а потом рассмеялась:
   - Ну, короли не должны смотреть такими глазами!
   - Ну тебя, - буркнул Марил. - Просто тебе... тебе так просто быть тем, кем от тебя требуется! А мне все синяки...
   - Тебе, королю, кто-то синяков наставил? - Наймира улыбнулась, потом заметила небольшой шрам на щеке Ат Лава и спросила, вспоминая, когда же он появился. - Кто это так тебя?
   - Бастиан, - негромко ответил Ат Лав и ужаснулся: они не виделись намного дольше, чем он думал!
   - Камень Света, ну надо же как-то за себя стоять, - она провела пальцем по щеке брата, ощупывая шрам. - Ну, такой быстро рассосётся...
   - Наймира! - разозлился Марил, отклоняясь. - Хватит! Я и без тебя знаю!
   Она убрала руку и отвернулась в сторону деревьев. Они замолчали, думая каждый о своём.
   - Почему ты ходишь без охраны? - спросил Марил, наконец.
   - А зачем она мне?
   - Думаешь, мало желающих мне насолить?
   - Я знаю от силы троих, - Наймира приподняла бровь. - А насчёт меня не беспокойся. Путешествие моё кое-чему меня научило.
   - Всё равно, не пренебрегай гвардейцами. Даже я...
   - Тебе положено, - возразила она.
   - Тебе тоже... Не спорь, пожалуйста! Смотри, лучше, что я получил на днях по голубиной почте, - он вытащил из кармана камзола маленький белый свиток. - Хотел предупредить тебя... Что скоро будет война.
   - Война? - переспросила Наймира, забирая бумагу и разворачивая. - Хм... Клинок Света? - удивилась она.
   - Да, он написал мне... Не Бастиану, а мне, понимаешь? Я ещё не разговаривал с Бастианом... Не знаю даже, что он скажет.
   Клинок писал о том, что он отправляется в Сэнктим на согласование с Пресветлым Вассатаэлем вопроса о сборе общей армии многих королевств против предполагаемо собирающегося войска Тени. Астиан, зная, что Бару - не единственный Лорд, вполне допускал, что другие готовят план порабощения стран не только с помощью придворных интриг, переворотов и Силы Ночи. И он намекал, что если его величество "решит, несмотря на недавние события, поднять вновь армию на борьбу со слугами Ночи", он будет ему очень благодарен.
   Марил и так держал армию в полной готовности - так посоветовал ему Бастиан. Поэтому уже написал Клинку ответ... Но потом вспомнил, что не спросил ни Бастиана, ни даже Циэль, и не отправил пока послания.
   - И что ты ответил? - спросила Наймира, поднимая глаза от письма.
   - Что армия готова, и что Алвален непременно встанет на борьбу с войском Тени, если таковое объявится. Но я пока не согласовал с его величеством... И не отправил.
   - Пошли голубя обратно к Клинку, - посоветовала Наймира, - со своим ответом. Тут нечего советоваться. Не откажешь же ты, верно?
   - Да, я так и думал, - Марил убрал письмо Клинка обратно. - Но это будет странно, если я не спрошу...
   - А ты разве не собирался решать всё самостоятельно? Тогда, когда только объявил своим пленником Бастиана?..
   - Собирался, - покраснел Ат Лав. - Но... Я уже решил, что сделать, чтобы наладить отношения с его величеством, - он откинулся на спинку беседки и заговорил с воодушевлением. - Собственно, это уже обсуждалось раньше. Я объявлю королевским указом графа Радака слугой Ночи. Сошлюсь на истинного Хранителя, о котором все знают, но все молчат, чтобы не раздражать Сэнктим. В конце концов, Тэма всё равно не найдут, а моему слову им придётся поверить!
   - Да уж, - хмыкнула Наймира, не разделяя воодушевления брата. - И так не слишком всё гладко, а тут против тебя повернутся сразу многие. Ещё и попытаются устроить какой-нибудь переворот... новый. Против тебя.
   - Против меня? Зачем?.. - Марил поймал себя на глупом вопросе и грустно рассмеялся. - Я дождусь, когда Клинок Света объявит о войне против Силы Ночи. Тогда ему будет совершенно не до переворотов. Уверен, что если я попрошу, Клинок подтвердит, что Радак был слугой Ночи. Ему должно быть это известно. Есть же ещё Мтара...
   - Мтара? - переспросила Наймира. - Это кто такой?
   - Ты его не знаешь, - взгляд Марила затуманился. - Это... Мастер пыток, - Наймира скривилась. - Он был мастером пыток сначала у Радака, потом у Бару...
   - Это он тебя пытал, да? - спросила Наймира резко. - И ты не... Ты запретил его убивать, я помню...
   - Ты не поймёшь, - Ат Лав озабоченно потёр подбородок пальцами. - Он... Он был вынужден служить Бару. Мы с ним... Он... Ты не представляешь, как я ему благодарен! - воскликнул Марил, и Наймира не то удивлённо, не то недоверчиво скосила на него глаза. - Благодаря Мтаре, я хотя бы сохранил рассудок!..
   - Не знаю, не знаю, - процедила Наймира. - Ну ладно, делай как хочешь... Я тоже должна кое-что тебе рассказать. Я уже давно решила, что скоро уеду.
   Марил поднял на неё глаза:
   - Что? Почему? Куда? - он встревожился. - Тебе тут плохо, Наймира?
   - Глупый, - фыркнула она. - Как мне может быть плохо, если такая жизнь - действительно королевская! Но я уезжаю на Побережье, и,... - она махнула рукой. - Марил, попытайся просто понять, что я полюбила одного человека.
   - Ну,... - порозовел Ат Лав. - Его можно привезти сюда...
   - Марил! - воскликнула Наймира. - Ты хочешь привязать меня к себе? Я сказала тебе, что я уезжаю, и я уеду! - она замолчала и даже, кажется, надулась.
   Марил помялся немного:
   - Прости... Я не хотел... Конечно, я тебя ни в коем случае не буду удерживать... Скажи только, когда хочешь уехать, я сам распоряжусь насчёт экипажа, эскорта...
   - Какого эскорта? - переспросила Наймира, поперхнувшись. - Я собираюсь уехать одна!
   - Ты не можешь уехать одна! - твёрдо ответил Марил. - Теперь у тебя тоже есть роль, как и у меня. Ты - сестра короля Алвалена. Тебе положено путешествовать... в экипаже.
   Наймира прищурилась и уставилась на младшего брата:
   - Мстишь мне за то, что я от тебя скрывала, да?
   - Я только делаю так, как надо. Где это видано, чтобы сестра короля ни с того, ни с сего пропадала Свет знает куда, да ещё и одна. Надо придумать, чем это объяснить, и дать тебе приличествующее сопровождение...
   - Какой ты, однако, стал осведомлённый! - не сдержалась Наймира. - Я сказала, что поеду одна, значит, одна!
   Марил сник, но как-то не очень хорошо посмотрел в сторону. Мол, я, конечно, привык тебя слушаться, но всё равно тут меня заставили быть королём, и придётся играть по чужим правилам.
   - Ну, не обижайся, - вздохнув, произнесла Наймира. - Это не страшно... Честное слово.
   - Нет... Я просто вспомнил, зачем я пришёл, собственно...
   - А разве не из-за Клинка Света? - она ткнула пальцем в его карман, и бумажка зашуршала.
   - Нет, - усмехнулся он грустно. - Ты знаешь человека по имени лорд Глэдгер?
   Она покрутила прядку пальцем, тяжело вздыхая. Потом покачала головой:
   - Не помню такого.
   - А он только что приходил ко мне, - Марил покосился на неё. - И угадай, о чём он меня попросил?
   - Тебя ещё и просят? - удивилась Наймира, сдерживая улыбку. - А я думала, тебе только советуют...
   - Я тоже так думал. Но он меня попросил... Проклятье, я хотя ничего ему не обещал, но теперь даже не знаю, что делать, - он развёл руками. - Так грустно...
   - Так в чём дело-то? - оборвала его сетования Наймира.
   - Он... Пришёл ко мне, - Марил поёрзал, подбирая слова. - И начал рассказывать, что не может больше жить, потому что моя сестра не обращает на него никакого внимания, - он поднял на Наймиру глаза. - Мне леди Аджит рассказывала, что вокруг тебя теперь много поклонников.
   - Само собой, - довольно ответила Наймира, мрачнея при имени Циэль.
   - Ну вот. А на него ты якобы даже не смотришь. А он бьётся, из кожи вон лезет... Посылал тебе что-то...
   - Да? - воодушевилась Ат Лав. - Мне приходили подарки и признания от инкогнито! Но знаешь ли, Марил, я во всём вижу подвох. Не может благородный без задней мысли влюбиться в сестру короля... Тем более, я всё равно собираюсь уехать...
   - Знаешь, что меня смутило больше всего? Я, конечно, не мастер разбираться в людях, но он... Он был очень искренен.
   - Граф Ильтор тоже выглядит очень-очень искренним...
   - Наймира! - воскликнул Марил, вскидывая голову. - Я всё знаю об Ильторе! И его этих тайных замыслах! Ничего он не сделает, да и актёр из него хороший, но не лучше, чем я! А вот этот... лорд Глэдгер... Камень Света, я думаю, он и руки на себя наложит, если что... Представляешь, когда я сказал ему, что поговорю с тобой, он бросился на колени и стал мне руки целовать! - Марила передёрнуло. - Как это называется?
   - Притворство, - как приговор, произнесла Наймира.
   - А мне кажется, что всё немножко не так, как ты говоришь... Ильтор ни разу на колени передо мной с таким рвением не становился... Он вообще ни разу не становился на колени...
   Наймира поняла, что Марил так просто не отвяжется. Какой-то благородный лихо сумел сыграть на его простоте... Вот только логика, действовать через короля? Это не так уж надёжно. С какой радости она должна слушать брата?
   Но Марил так посмотрел на неё вновь, что Ат Лав поняла: придётся всё-таки сделать так, как он просит.
   - Что за лорд? - переспросила она. - Так и быть, расскажу ему, как он заблуждается...
   - Будь с ним помягче, пожалуйста? - Марил высказал свою просьбу так робко, что Наймире оставалось только пожать плечами. - Он красивый, - добавил он с лёгкой завистью в голосе. - Не понимаю, как ты не обратила на него внимания.
   - Да я ни на кого не обращаю внимания. Они сами ко мне лезут... Я уже жду не дождусь, когда уеду отсюда.
   "Раньше хотя бы Циэль давала советы, - подумала она со смесью сожаления и негодования. - А, ну её к Ночи! И так чуть не убила меня, - Наймира невольно потрогала шёлковый платок на шее. - А брату это знать нечего".
   - Я с ним поговорю, - пообещала она. - И постараюсь не обидеть, - улыбнулась Марилу. - Но он мне не нужен, сразу говорю.
   - Мне он больно нужен, - проворчал Ат Лав. - Ко всему прочему...

______

   Астиан не любил никогда услуги соглядатаев, но часто ими пользовался. Совесть иногда говорила ему, что он, Клинок Света, не должен вести себя, подобно тем интриганам, которые царствуют повсюду. Но если бы он забыл о голосе разума и слушал только совесть, он не знал бы ничего о том, что творится в Сэнктиме.
   По сути, он и так знал очень мало. В последнее время письма от самых, пожалуй, надёжных ушей в Сэнктиме перестали приходить. А потом Клинку удалось узнать о смерти Хранительницы Салвоы.
   Конечно же, она поставляла информацию Гаранду Астиану небескорыстно. Если с Пресветлым Вассатаэлем что-то случится, она - первая на роль нового Пресветлого. У неё были все шансы возглавить Сэнктим, а связь с Гарандам Астианом и его благодарность ей за множество таких слухов, которых никто не мог, кроме неё, донести до Цитадели, могли помочь ей в будущем. Но жизнь её прервалась неожиданно, освобождая одновременно Клинка от обязанности поддержать её, если что, на избрании нового Пресветлого в Сэнктиме, и заставляя задуматься: что же творится?
   Последние известия, полученные от неё, он взял в руки, только покинув Алвален. Сразу пачку бумаг привезли ему запоздало из Цитадели, куда посланцы из Сэнктима с фамильным гербом Хранительницы Салвоы доставили её сообщения. Как выяснилось, многие из писем были датированы ещё тем временем, когда Клинок был в Цитадели. Но, вполне возможно, он велел отложить чтение этих писем и приказал передать ему их позже, будучи занят судьбой Сати.
   Салвоа писала о странных событиях, творящихся с Вассатаэлем. По её словам, он выглядел неважно, даже болезненно, а в его дворце в Сэнктиме всё чаще замечают странного человека. Правда, толком никто его не видел, и о нём никто ничего не знает.
   Именно этот человек сильнее всего встревожил Гаранда. После Лорда Бару в Алвалене, после вернувшегося из Вечности Призрачного Лорда, после известий тераиков о ещё трёх Воинах Тени... Клинок решил как можно быстрее оказаться в Сэнктиме. Там он смог бы встретиться не только с Вассатаэлем, но и с ещё одним Хранителем, который был заинтересован в сотрудничестве с Цитаделью. Соперник Салвоы за место Пресветлого, Хранитель Моргам надеялся тоже на помощь Цитадели. И хотя писем от них также не приходило, Клинок мог бы там встретиться с ним лично, чтобы понять полнее, что же такое происходит в Ордене Хранителей.
   Но то, что случилось дальше, возмутило его до глубины души и посеяло ещё большие сомнения в нём. Вассатаэль ответил ему, что готов принять его только через две декады!
   "Что за следы можно заметать столько времени?" - поражался Астиан, взволнованно расхаживая по снятой им комнате в одном из постоялых дворов. Он решил не возвращаться в Цитадель, а сразу отправиться к Сэнктиму, послав вперёд почтового голубя, и задержка была для него неожиданной. Дождавшись голубя недалеко от той голубятни, откуда отправлял послание, он остановился чуть ближе к Сэнктиму, в одном из постоялых дворов, хозяин которого был невероятно удивлён тем, что такая сиятельная и благородная персона будет жить у него почти полторы декады.
   Клинку не терпелось отправиться уже в Сэнктим, но он решил дождаться ровно столько, сколько потребовал Вассатаэль. Повсюду ему мерещилась Сила Ночи. Он не мог отвязаться от мысли, что война действительно близко.
   Он отправил письмо королю Ат Лаву в Алвален. Удивительный юноша с поразительной историей, человек, восприимчивый к Силам, судя по всему, по наследству, но не подозревающий этого... К тому же, раб Зэрандера по крови. Оставлять такого человека на троне маленького, но важного государства со стороны казалось настоящим сумасшествием, но Клинок решил, что вера Хранителя в этого человека и желание самого Бастиана, самого властолюбивого монарха в мире, что-нибудь да значат.
   Дождаться ответа от Марила он не успел. Перед тем, как он уехал, наконец-то, в Орден Хранителей, он сказал содержательнице голубятни, чтобы присланный ему ответ был сохранён и передан ему, когда он будет проезжать обратно.
   С первого взгляда, Сэнктим не изменился ни капли. Клинок был принят, как положено, и стал дожидаться аудиенции у Вассатаэля. Процедура это была долгая и бессмысленная, но то, что Орден Хранителей стал сборищем бюрократов, было ясно уже давно, и Гаранд решил терпеливо ждать.
   Заодно встретился с Хранителем Моргамом. Не тайно - многие Хранители навещали его в специально построенном в Сэнктиме для Клинка Света особняке. Это было что-то вроде обязанности, которую следует выполнять. Мол, все мы служим Свету...
   От этих служителей Света у Клинка порой мурашки бегали по коже. И Хранитель Моргам, пожалуй, не был лучшим представителем Сэнктима. Однако с ним, понимавшим свою выгоду, легче всего было договориться. После смерти Хранительницы Салвоы он остался чуть ли не единственным претендентом на место Пресветлого...
   Гаранд даже подозревал поначалу, что смерть Хранительницы - его рук дело. Но он быстро понял, что это не так. Астиан умел различать ложь даже в словах тех, чья постоянная жизнь - паутина вранья, но тут было очевидно, что Моргам хотя и рад смерти своей соперницы, он ей и удручён.
   Моргам рассказал подробно всё, что слышал о "госте" Пресветлого Вассатаэля. Это были очень смутные объяснения, которые ещё больше смутили Астиана. Куда более информативными стали новости о том, что почти все наёмники переведены за пределы Сэнктима для "учебных манёвров". О каких "учебных манёврах" может идти речь относительно людей, которым просто платят множество монет, да тем более после стольки десятилетий полного военного бездействия Сэнктима, не мог понять не только Клинок.
   Один из выводов, которые сделал Астиан: Сэнктим тоже готовится к войне. О войне Клинок-то и хотел поговорить, но то, что Вассатаэль вдруг сам начал что-то делать в этой области, его смутило. Ведь Пресветлый не был - Клинок, по крайней мере, так считал - в курсе царствования Лорда Тени в Алвалене. А может быть, и был... Но, в любом случае, шевеление войска Ордена Хранителя порядком встревожило Гаранда. Захотелось уже встретиться с Вассатаэлем скорее.
   А услышав о новом военачальнике, Астиан невольно вспомнил о Лорде Бару. По крайней мере, кое-что общее между рассказами Хранителя Моргама и тем, что говорили ему Марил и Тэрмис, было.
   Тем же вечером Клинок молился в своей спальне, надеясь, что его подозрения не подтвердятся, и вдруг его обдало резким холодом, словно на него упали тысячи колючих льдинок.
   Он как нельзя более сильно ощутил Силу Ночи. Вскочил на ноги, даже прервав молитву, и прислушался к ощущениям. Вздохнул с сомнительным облегчением: нет, не в Сэнктиме... Где-то вне...
   Но всё-таки рядом! Совсем рядом!
   - Камень Света, - прошептал он, подходя к окну. - Почему у меня так мало опыта, чтобы различать её?
   Клинок Света ещё более явственно ощутил, насколько далёк он от тех истинных Стражей, что существовали в Тёмные Времена, борясь за Силу Дня с самим Хозяином и его войском...

5

Три потрясения

______

  
   Наймира покинула Алвален чуть раньше, чем Марил получил ответ от Клинка Света. Проводы не были такими уж шикарными. Сестра короля покидала город, принадлежавший её брату, ранним утром, в удобной походной карете, с сопровождением из четвёрки конных гвардейцев. Всё, что возмущало её - Марил даже не удосужился обсудить это с ней. Он легко свалил всё на Бастиана: "Его величество сказал, что сестре короля не положено путешествовать иначе"... Но Наймира чувствовала, что Бастиан тут не при чём.
   Как только она оказалась за пределами королевства, она испытала невыразимое облегчение. Служанку с собой брать она отказалась, заявив Марилу, что четверых гвардейцев и кучера ей вполне достаточно. Брат больше не настаивал...
   Можно сказать, что она улизнула из Алвалена вовремя. Скоро там вновь начались смутные времена, а она уже была на воле, без проклятого этикета, смазливых и лживых лиц, без Аджит, к которой она в последнее время относилась с особой осторожностью... Жаль было только брата, которого она там оставила.
   Но порой она вспоминала Марила и понимала, что брат вполне способен справиться без неё. Она просто привыкла считать его младшим, а значит, беспомощным и несамостоятельным. Но с тех пор, как Лорд Зэрандер переступил порог их дома, младшему Ат Лаву пришлось пережить столько, что его нельзя было уже назвать юнцом.
   "Он справится, - думала она, выглядывая из окна кареты, чтобы проводить взглядом исчезавший из поля зрения Алвален. - У него надёжные советчики. Он справится".
   Буквально за день до отъезда она выполнила просьбу своего брата и поговорила с лордом Глэдгером. Суть этого разговора была проста: Наймира намекнула, что скоро исчезнет из Алвалена навсегда, и тем самым лишила молодого лорда надежды на её руку и сердце. Глэдгер так ни в чём ей и не признался, поняв, что там, куда она уедет, уже есть кто-то, кому сердце сестры короля принадлежит навеки.
   Он ушёл, как ни в чём не бывало, поцеловав её руку и проронив какую-то странную фразу... Её намёк был ему понятен, без сомнения. Он надеялся, но надежды его не оправдались. Наймира думала, что Глэдгер, наверное, сильно расстроился из-за такого её поведения, но особых угрызений совести не чувствовала. Она вообще в последнее время ловила себя на том, что её не заботят многие поступки, которые некоторые люди наверняка осудили бы.
   "Наверное, это правильно - не задумываться о прошлом, - думала она порой. - Оно всё равно уже закончилось. Надо думать о том, что я собираюсь сделать..."
   А собиралась она вернуться к человеку, служившему Хозяину, даже не будучи уверенной, что их связь тогда не была просто шуткой.

______

   Вассатаэль и вправду выглядел неважно. С первых слов Клинка, пожелания Света, он изменился в лице, побледнел ещё сильнее... Его было не узнать. От прежнего холёного представителя Ордена осталась, кажется, одна безликая тень. Лицо, осунувшееся, усталое, измождённое, вовсе пугало. Глаза блестели постоянным страхом.
   Едва войдя в его приёмный кабинет, Астиан прислушался к своим ощущениям. Есть ли здесь Сила Ночи?
   По приглашению Пресветлого Хранителя, он сел в стоящее у камина кресло. Положил руку на подлокотник и вздрогнул от внезапного нехорошего ощущения. Потом отдёрнул руку и положил её на колени, борясь с холодным осадком на душе.
   Разговор был настолько поверхностный и зачастую бессмысленный, что Клинок мог понять даже: а следит ли Вассатаэль, этот постоянный оратор, тем обыкновенно и живущий, за тем, что говорит?
   Кроме того, Клинок понимал, что Вассатаэль боится... его! И это сбивало его с толку - потому что от самого Вассатаэля Силы Ночи не чувствовалось.
   На вопросы о войске Вассатаэль отвечал уклончиво, смотря постоянно куда-то в сторону, и только нежелание привлекать Дары Дня удерживало Клинка от заманчивой попытки воздействовать на его сознание. Клинок искренне считал, что не имеет права делать этого без согласия Вассатаэля, а тот, конечно же, такого согласия не даст.
   И правильно сделает, если ему есть, что скрывать.
   Всё, что связного удалось выбить Клинку из Вассатаэля, это то, что Пресветлый не против начала военных действий против войска Тени, если таковое появится. И то, он столько времени колебался, что Астиан едва сдерживался.
   Никаких сомнений в том, что Вассатаэль ввязался в какую-то плохую игру, у Клинка больше не оставалось. Единственное, что его смущало, это Сила Ночи... Не то её присутствие, не то отсутствие... Преимущество в атмосфере Сил в Сэнктиме определённо было на стороне Ночи, но Клинок всё не желал в это верить... Это было обыкновенное маленькое государство, несметно богатое и невероятно гордое, называющее себя Орденом Света, не больше! Если Сила Ночи пробралась сюда, то зачем, зачем она это сделала?
   Вассатаэль видел все эти колебания Клинка и тем сильнее колотилось сердце, тем менее связной была его речь.
   "Сказать? - метались в его голове мысли. - Или не сказать?.. Котли убьёт, убьёт... Или сказать?.. Нет, нет, Лорд Тени мне этого не простит! Как после письма... А как же тогда спастись? Потом война... А если победа Стражей? А если... О, что же делать!?"
   - Вы не будете возражать, если я не задержусь надолго в Сэнктиме, Пресветлый? - спросил Клинок, показывая, что их деловой разговор, ради которого он ждал две декады, завершён. - Меня ждёт Цитадель, а затем войско.
   - Безусловно, это ваше право - покинуть Орден Хранителей тогда, когда пожелаете...
   "Зато попасть сюда - только по вашему желанию, Пресветлый, - Гаранд вновь взглянул в блестящие глаза Вассатаэля. - А если Сила Ночи?"
   - Тогда прощайте, Пресветлый Вассатаэль, - поднялся Астиан с кресла, провожаемый взглядом лже-Хранителя. Гаранд Астианом не считал себя сторонником древних традиций равенства, провозглашаемых Стражами Света. В теперешнем мире называть на "ты" любого решались только ярые консерваторы.
   Он слегка поклонился, только полукивнул головой, и пошёл к дверям более. Задерживаться в этом помещении не хотелось.
   Вассатаэль не знал, стоит ли ему вздыхать с облегчением или рвать на себе волосы. Клинок уже коснулся ручки двери, когда Пресветлый, подавшись всем телом вперёд, хриплым, чужим голосом позвал его:
   - Постойте, Клинок...
   Гаранд обернулся, собираясь сказать что-то ровное и в меру двусмысленное, но его ожёг взгляд Вассатаэля. А вот теперь в нём читалась настоящая мольба.
   - Выслушайте меня, Клинок,... - он теребил скрючившимися пальцами складку белой рясы. - Если об этом разговоре узнают, меня убьют... Пожалуйста, выслушайте...
   Клинок едва сдержал восклицание удовлетворения: он так и знал, что что-то тут не так! Но тут же догадка: Сила Ночи всё-таки заправляет в Сэнктиме. И Вассатаэль либо жертва, либо догадался, что Астиан близок к тому, чтобы его раскрыть, и только выдаёт себя за жертву.
   - Я готов вас выслушать, - холодно произнёс Клинок, едва сдерживая любопытство. Вассатаэль простонал что-то непонятное и выдавил:
   - Лорд Котли... Один из Лордов Тени... Здесь, в Сэнктиме!
   - Что? - вздрогнул Гаранд, невольно обхватывая эфес меча. - Пресветлый!
   - Клянусь вам, я просто не мог ничего поделать! - воскликнул Вассатаэль, сползая с кресла на колени, и Астиан сурово нахмурился. - Я не мог противиться! Дух, всемогущий дух...
   - Здесь был призрак Хозяина? - спросил Клинок, призывая себе в помощь Свет. Камень Света, зачем Сэнктим Хозяину?!
   - Он... Я не мог ничего сделать...
   - Ты дал ему клятву? - возмутился Клинок Света, меняясь в лице. - Хозяину Ночи?! - гнев нахлынул на него, и он едва справился с собой. И этот человек смеет называть себя Хранителем! Пресветлым Хранителем!
   Но лепет Вассатаэля и рассудок вернули ему самообладание.
   "Кто этот человек? - спросил он себя. - Простой обитатель этого мира, занявший свою удобную, уютную нишу... Никакой не Светлый, не связанный клятвой... Что же странного в том, что он сломался под воздействием Хозяина? Только невероятно сильный человек смог бы не покориться ему... А Вассатаэль - не из сильных людей..."
   - Когда это было? - спросил он сухо.
   - Давно... Когда в Алвалене был переворот...
   Клинок закрыл глаза, собираясь с мыслями.
   - Что он с тебя потребовал?
   - Ничего... Он сказал, что я ему не нужен, - всхлипнул Вассатаэль, продолжая стоять на коленях перед Клинком. - Но потом он прислал этого страшного человека, Лорда Котли...
   - Второго Лорда Тени, - процедил Клинок, опускаясь обратно в кресло. Силы куда-то стремительно утекали. Он сжал виски, хмурясь. - Ты предатель Света, Вассатаэль, ты это понимаешь? Ты - слуга Хозяина!
   - Я не хотел, - пробормотал Пресветлый. - Я испугался... Клинок, клянусь, я собирался послать вам письмо! Но Котли и второй, Бару, нашли его, и...
   - Бару?! - поднял голову Клинок, испугав Вассатаэля неожиданно громким восклицанием. - Здесь Бару?
   - Был здесь, - испуганно подтвердил Вассатаэль. - Он уехал... Недавно... Он собирал армию, чтобы противостоять Цитадели...
   "Я так и знал, - подумал Клинок, усмиряя мысли. - Потеряв Алвален, они нашли новое место, где набрать армию. Богатейший Сэнктим. О, да! Но, Камень Света, что теперь делать?"
   - ...потом он уехал, - продолжал Пресветлый, торопясь и проглатывая целые куски слов. - А Лорд Котли отправился к армии, он говорил, что хочет подчинить их... Я пытался вам писать, но письмо... Я потом не решился...
   - Вассатаэль, - прервал его Клинок, поднимая руку. Отчётливо бросился в глаза Хранителю белый шнурок на смуглой руке. - Ты готов действовать по моим указаниям, или ты так же бросишься на колени перед Лордом Котли, прося прощения за то, что открыл всю правду мне?
   Вассатаэль побледнел и ответил не сразу. Сглотнув, он сжался под взглядом Клинка и выдавил:
   - Нет... Если я ему скажу, он меня убьёт...
   - Делай всё то, что он скажет, - вздохнув, сказал Гаранд. - У тебя нет иного выхода. Всё выполняй, и делай вид, что ты верен по-прежнему. Когда между армией Сэнктима и нами будет первая стычка, я пришлю часть на захват Ордена. Ты должен будешь сделать иллюзию сопротивления и сдать город. Ясно?
   - Это... Это будет невозможно... Котли поймёт...
   - Ты должен сделать так, чтобы он не понял. Зачем нужна армия Лорду Тени? Ты знаешь?
   - Он считает, что я не способен никому ничего открыть, - прихвастнул Вассатаэль, вскакивая на ноги, явно окрылённый тем, что Клинок на месте не испепелил его. - Он хочет удержать армию Алвалена, если она потянется защитить Такею...
   - Котли хочет захватить Такею?
   - Нет... Эмералдмор должен это сделать. Я так понял, что Эмералдмор и Шавалин...
   "О, Свет, это же сильнейшие армии мира! И среди них нет Воинов, против которых так сильны тераики... Нельзя, чтобы Такея пала!"
   Но если все силы бросать на защиту Такеи, Сэнктим не получится вернуть. Конечно, он не так важен, но оставлять Орден Хранителей под марионеточным правлением Вассатаэля не менее страшно.
   - Хорошо, - Астиан покачал головой. - Играй свою роль, Вассатаэль. Как только Сэнктим будет нами захвачен, лучше просто исчезни. Тогда, по крайней мере, никто не объявит тебя слугой Ночи.
   Пресветлый внимательно ловил каждое его слово. Потом помолчал недолго и осторожно спросил с дрожью в голосе:
   - Но он найдёт меня!
   Клинок поднял глаза на Вассатаэля. Видимо, Хозяин действительно припугнул его своим могуществом.
   - Я дам тебе приют в Цитадели, - решил он. - Но на почёт не надейся. К тому же, тераики могут прийти и за тобой, ты ведь давал клятву.
   - Я не по своей воле,... - простонал Вассатаэль, хватаясь за сердце, но Клинок прекратил обсуждение этого вопроса.
   - Я ухожу, Вассатаэль. Никаких иных советов я дать тебе не могу. Ты мог бы сразу послать ко мне гонца, а предпочёл терпеть до появления сразу двух Лордов... Теперь обхитри их, и сдай Сэнктим, если хочешь безопасности.
   Пожалуй, это было достаточно жестоко. Но Клинок не знал, как иначе решить вопрос с Сэнктимом.
   - И ещё, - добавил он, - найди способ подробно сообщать мне обо всех тех планах Котли, какие станут тебе известны.
   - Конечно, Клинок, - закивал торопливо головой Вассатаэль.
   Клинок приезжал в Сэнктим с надеждой, что всё не так уж и страшно, а покидал его с ощущением пустоты в себе.
   Сражаться с Лордом Котли он был не готов, он чувствовал это. Вернее, он ринулся бы в схватку с ним, не задумываясь, но, во-первых, Котли благоразумно исчез на это время из Ордена Хранителей, а во-вторых, Клинок не мог не обдумать этого. Второй Лорд Тени - серьёзный противник. Как истинный Светлый, Астиан не может бежать от этой битвы, она должна произойти рано или поздно, но сейчас он точно так же не имеет права ставить свою жизнь под угрозу.
   О новой тайне Ордена Хранителей знает только он один. И никому нельзя позволять о ней узнать.

______

   Марил стоял на балконе, сжимая в кулаке небольшой белый свиток - ответ Клинка Света. Наймира уехала, и он ощутил, как ему вновь стало одиноко и страшно. Хотя он, когда она была здесь, даже встречался с ней редко, он чувствовал рядом не менее надёжного человека, чем Циэль Аджит... На мнение старшей сестры он всегда полагался безоговорочно...
   Но она уехала, кажется, даже совсем забыв о своей самой главной проблеме. Лорд Бару ещё жив, а значит, её клятва крови действительна. Бару может как и вспомнить о не совсем уж выполненном задании Наймиры, так и попытаться использовать её вновь в каких-нибудь своих планах...
   Тихий шелест платья за спиной сказал ему, что леди Аджит вновь незаметно проникла в его покои. Он обернулся и поприветствовал её, пряча одновременно бумагу.
   - Ваше величество, у вас уже появилось, что от меня скрывать? - с оттенком одобрения и с иронией спросила Циэль.
   - Нет, - покраснел Марил. - Это... Это ответ Клинка Света,... - о первом письме он так и не сообщил Бастиану.
   - У тебя уже налажена переписка с Клинком? - удивилась Аджит.
   - Ну... Он прислал мне вопрос, встанет ли армия Алвалена на помощь армии Цитадели, если начнётся война с войском Тени. Я ответил, что конечно же. И он прислал мне очень странный ответ, - Марил протянул Аджит письмо. - Он просит немедленно поднять армию и разместить её между Сэнктимом и Залесьем. Он пишет, что мы находимся к границе Залесья куда ближе, чем Цитадель... Леди Аджит, это так странно, правда? Причём здесь Сэнктим?
   Циэль перечитала письмо и согласилась, что это действительно странно.
   - А ты не хочешь переговорить с Бастианом, а, король Ат Лав? - спросила она, но без усмешки.
   - Я как раз собирался... Просто я только получил это письмо.
   - А предыдущее?
   - Ещё до отъезда Наймиры, - признался он.
   Циэль прищёлкнула языком, внимательно разглядывая Марила. Мальчишка приноровился к одежде короля, даже наедине с самим собой стоит, выпрямив спину и расправив плечи. Хорошо.
   - Ты переживаешь из-за отъезда сестры? - спросила она. - Ты знаешь, куда она поехала?
   - На Побережье...
   - А к кому?
   - Нет, не знаю, - посетовал он. - Она сказала, что кого-то там полюбила... Но почему-то решила всё это от меня скрыть.
   - Может быть, это и к лучшему, Ат Лав, - задумчиво ответила Аджит и улыбнулась про себя. Наймира улизнула из Алвалена побыстрее, чувствуя, что у неё появился тут яростный недоброжелатель. Безусловно, она понимала, что леди Аджит из Фаалина просто так никому ничего не прощает.
   - Я за неё действительно волнуюсь. Бару...
   - Бару совершил такую ошибку, что даже если он выжил после твоего удара, Ат Лав, неизвестно, простит ли его Хозяин, - заметила Аджит. - Так что не уверена, что ему в ближайшее время будет до твоей сестры. Ты не возражаешь, если я покажу это письмо Бастиану? Он там на нет извёлся за последнее время - ты мало того, что объявил его своим пленником, так до сих пор продолжаешь упорно не советоваться с ним.
   - Пока я справлялся, - покраснел Марил.
   - Но, судя по всему, война на носу, король Ат Лав. Не хочешь же ты сказать, что справишься и с этим самостоятельно?..
   - Леди Аджит... Не мучьте меня! - воскликнул Марил. - Я знаю, что я ни с чем не способен справиться сам! - в душе Ат Лав не был согласен со своими словами, но говорить об этом не стал. - Но я пока не решил, как исправить ту мою ошибку, и пока я не придумаю, я не могу без стыда появляться перед его величеством!
   Циэль покачала головой:
   - Не кричи так громко. У стен в королевских дворцах бывают уши... Предлагаю тебе сходить со мной к Бастиану. Не бойся, он больше не накинется на тебя с кулаками, - она улыбнулась, разглядывая тонкий шрам на щеке Марила.

______

   Гвардейцы их не сопровождали, сейчас по коридорам и залам королевского дворца Марил Ат Лав и леди Аджит из Фаалина шли одни. То есть, конечно, они были не одни, потому что трудно во дворце найти место, где можно уединиться. Гвардейцы встречались часто, отдавали честь, провожали глазами короля, встречались слуги, кланявшиеся низко, завидев Ат Лава и леди, но рядом с ними никто не шёл. Марил, продолжая чувствовать себя неуютно, озирался совсем не по-королевски.
   Он постоянно чувствовал странную, неведомую угрозу, а не только волнение перед приходом к Бастиану...
   Они вышли к очередной винтовой лестнице на другой этаж, поднялись и двинулись по узкому недлинному коридору, ответвлявшемуся от основного, туда, где всем виделся тупик. На самом деле, это был потайной ход, через который весьма быстро можно было попасть в покои, принадлежащие Бастиану...
   Вдруг Аджит оттолкнула Марила в сторону. Он ударился о стену и увидел прямо перед собой клинок меча. Нападавший, видимо, надеялся, что ему удастся пронзить короля незаметно... А ведь они даже шагов не слышали!
   Мужская тёмная фигура развернулась и, решив, вероятно, игнорировать рыжеволосую женщину, вновь замахнулась мечом на Ат Лава. Тот замер у стены, пытаясь разглядеть лицо противника, но оно было замотано какой-то тёмной тканью. Меч снова рассёк воздух...
   Марил бросился на пол, уходя от удара. Проклятье! Такой узкий коридор! Почему на шум никто не появляется?
   Но нападавший зря забыл о леди Аджит. Циэль, вспоминая Гильдию, невольно улыбнулась, думая, что давно ей уже не приходилось разминаться...
   Вылетевшие из рукавов её платья ножи вонзились в плечи мужчине. Он вскрикнул, оборачиваясь, но Аджит действовала куда быстрее. Оставив ножи в его теле, она увернулась от удара, который он нанёс больше под воздействием болевого шока, не думая и не примеряясь, и ударила его локтём в лицо. Он покачнулся.
   Марил, опираясь на стену, поднимался. Взревевший нападавший кинулся на Аджит, Циэль легко избежала удара, вывернула вторую его руку, которой он попытался поймать его, отчего кровь из раны в плече хлынула с новой силой. Она выдернула нож и прежде, чем тот понял что-либо ещё, ударила им мужчину в сердце. Тот покачнулся и упал.
   - Свет, - прошептал Марил, тряся головой.
   - Опасно быть королём, - заявила Аджит, брезгливо стряхивая с рук капельки крови. - И где эти хвалёные гвардейцы?! Разве не они должны тебя оберегать?

______

   - Говорила же я, что недовольные будут, - улыбаясь, Циэль устроилась в кресле. Марил всё ещё стоял где-то у дверей, переминаясь с ноги на ногу. Бастиан сидел, пальцами поглаживая виски, словно у него разыгралась мигрень.
   - Ты его зря убила! - воскликнул он, наконец. - Он мог бы выдать заказчика! Неужели, тебя в Гильдии не учили такому?
   - Меня в Гильдии учили о-очень многому, - многозначительно произнесла Аджит. - Но на тот момент его надо было убить. Скажем, что это сделал сам Марил, и люди будут поосторожнее, - она покосилась на Ат Лава. - Так сядешь, может быть? Что ты маешься?
   - Жутко, - признался Марил. - Я почему-то не думал... Что на меня будут... покушаться.
   Бастиан кивнул:
   - Я тоже не думал. Мальчишка-король - это всех должно было устраивать.
   - Ну, он слишком уж самостоятелен, не так ли? - Циэль улыбнулась. - И потом, твоё присутствие, Бастиан... Кому такое понравится!..
   - Вопрос не в этом, - сухо прервал её Бастиан. - Вопрос в том, что теперь делать. Сядь-ка, Марил, и вправду, нечего маячить перед глазами.
   Ат Лав послушно сел на первый подвернувшийся стул. Командир Карт стоял на страже дверей, чтобы никому не дать в очередной раз ворваться внутрь, когда идёт совещание двух королей - прежнего и нынешнего.
   - А всё потому, что в начале царствования никого не казнили, - заявил Бастиан с обычной своей жёсткостью. - Я тоже думал, что тебя будут лелеять, ибо ты несамостоятелен. А ты... Вон как хорошо устроился! Давай хвалиться сообразительностью!.. - Бастиан заметил, как Ат Лав вновь стал розоветь от стыда, и махнул рукой. - Ночь тебя забери, много ли толку, что ты краснеешь?
   - Простите, - пробормотал Марил.
   - За что тебя прощать, Камень Света! - Бастиан покачал головой. - Охрану усиль, пускай отдельный слуга проверяет всю пищу и вино, которые тебе подают... Карт!
   - Да, ваше величество? - отозвался мгновенно гвардеец.
   - Это не досмотрела гвардия. Устрой, чтобы такого больше не случалось. Все те, кто покушаются на корону, должны быть пойманы живыми и сопровождены в подземелье, независимо от того, высокородны они или нет.
   - Как прикажете, ваше величество, - Жасин поклонился, принимая приказ к сведению. Он прекрасно знал, что в покушении на Ат Лава была и его вина, но он был не из тех, кто носится со своей ошибкой потом всю жизнь. Он признал её, понял и поклялся больше не повторять.
   - Итак... Взбудоражь всю знать, - продолжал наставлять Марила Бастиан. - Скажи, что... Что заказчик уже раскрыт, и что ты уже готовишь приказ об его аресте. Тот, кто это сделал, может себя выдать. Рвануть из Алвалена, например. Самый круглый идиот бросится тебе в ноги с признанием и будет молить о пощаде. Только учти - никаких помилований. Этого ещё не хватало. Циэль, ты проследишь? - бросил он взгляд на Аджит.
   - Безусловно, - откликнулась она. - Я найду человека, который займётся расследованием всего этого безобразия, пускай тебя это не заботит.
   - Спасибо, - вздохнул Бастиан. - А что касается послания Клинка Света, - он помахал письмом в руке. - Зря ты, конечно, не советовался со мной...
   - Но какой ответ можно было дать, ваше величество? - робко спросил Марил. - Отказать Клинку?
   - Нет, конечно, - поморщился Бастиан. - Но тем не менее... Пошли в Цитадель письмо с вопросом, причём тут Сэнктим. Так или иначе, оно дойдёт до Гаранда Астиана. И начинай поднимать войско. Понял?
   - Да, ваше величество, - кивнул Марил. - Всё ясно...
   Глупо было надеяться, что корона никого не привлечёт. Но понять, кто же это решился на убийство короля, Марил не мог. Множество людей хотело бы сесть на трон Алвалена, но ещё больше тех, кто поумнее, рассчитывают воспользоваться неопытностью Марила. Ощущение, что сейчас каждую секунду его жизнь висит на волоске, пугало его. Нужно было как-то привыкать к этому новому ощущению постоянной опасности...

______

   Собрав в малом тронном зале всю хотя бы мало-мальски благородную знать, тех, кого Бастиан не раз в пылу называл шакалами и гиенами, Марил уже знал, что он будет делать. Указ, составленный им вечером после нападения, не был согласован с Бастианом, но прежний король должен был его одобрить.
   Речь об этом своём указе он повёл далеко не сразу. Сначала он затронул тему покушения на свою жизнь и, как и приказал ему Бастиан, сказал, что все интересующие его лица уже известны. Но особой реакции среди лордов на это не было. Вероятно, они прекрасно понимали, что это всего лишь тактический шаг, чтобы вывести их на чистую воду.
   Потом Марил заговорил о войне. Представил он всё несколько в ином свете, чтобы встряхнуть жителей Алвалена. Якобы войско Тени уже существует и двигается по направлению к Залесью, и чтобы встретить его ещё на пути к Алвалену, нужно занять как раз позицию где-то между Сэнктимом и Такеей. Это одновременно снимало все подозрения с Ордена Хранителей, так как он назывался лишь примерным пунктом, как простая отметка на карте. Марилу не хотелось, чтобы кто-то кроме узкого круга людей знал о странном письме Клинка, навевавшем подозрения по поводу Ордена.
   Когда дело коснулось Цитадели, Марил понял, что никаких особых прений не будет. После Лорда Тени в Алвалене, после того, как Гаранд Астиан сам побывал здесь, вряд ли кто решится перечить Цитадели. Ат Лав, конечно, и так не собирался прислушиваться к отрицательным советам касательно этой проблемы, но ему принёс облегчение тот факт, что ни у кого возражений подготовка к войне не вызвала.
   И под конец своей речи Ат Лав взял в руки лежавший у него на коленях свиток и пробежался глазами по лицам знати.
   - У меня ещё одна новость для вас, уважаемые, - он всегда говорил натянуто, неестественно, следя за каждым своим словом. - Я держу в руках бумагу, в которой от моего имени начиная с сегодняшней даты повелеваю считать графа Радака слугой Ночи и пособником Лорда Бару.
   Мгновенно поднялся гул. Отдельных слов в нём услышать было невозможно, но Марил знал, что именно так взволновало высокородных Алвалена. Дожидаясь более-менее сносной тишины, он представлял себе сейчас лицо леди Аджит. Здесь она не присутствовала, чтобы не было ни у кого претензий к тому, что король Ат Лав на решение вопросов, касающихся Алвалена, приглашает представительниц другого государства. И так слишком уж много толков ходило по поводу леди Аджит из Фаалина и короля Ат Лава.
   На самом деле, все эти слухи не были так уж не подкреплены. Циэль отправила в Фаалин письмо лорду Паваку Аджит с извещением, что с ней всё в порядке, но ей пришлось задержаться в Алвалене. Она кратко писала, что во время царствования короля Бару она не могла покинуть город, а после переворота "считает, что должна остаться, потому что король Ат Лав ещё молод и не слишком опытен". Следующая фраза, тщательно обдуманная Циэль, намекала на то, что леди Аджит собирается использовать этого самого молодого короля, чтобы, возможно, стать королевой. Марил Ат Лав не был посвящён в эту историю, Бастиан посчитал, что такой намёк нужен только для того, чтобы лорд Павак, под каким бы то ни было предлогом, не потребовал от своей дочери вернуться. Ни о каком путешествии обратно в Фаалин речи не шло.
   Аджит также пришлось отписать под другим своим именем в Гильдию Наёмников, что она уходит оттуда и считает свою связь с Гильдией забытой. Писала она, что клятвы о тайне не забывает, но понимала, что вряд ли в Гильдии решат позволить кому-то уйти просто так. И хотя вычислить её они, пожалуй, не могут, Аджит осознавала, что ей стоит постоянно ждать "посланцев" из Гильдии, заметающих следы.
   Леди Аджит сейчас пряталась за стеной, в потайной комнатке, следя за происходящим, но не появляясь на виду. Можно представить, что она сейчас думает!
   - За то время, которое я провёл в Алвалене, у меня появилось множество доказательств, что это так, - продолжил он. - Я не хочу, чтобы вы думали, что это всего лишь моя прихоть. Страж Эвиан Шилл несколько дней назад рассказал мне о Силе Ночи в доме графа Паркнау, - Марил заметил несколько мгновенно побледневших лиц в общей массе разгорячённых известием лордов. - Друг, - он повернулся к стоявшему в стороне Стражу в белоснежном плаще, - дабы избежать ненужных сомнений, подтвердите, что вы встретили, зайдя в его дворец?
   С первого взгляда можно было понять, что этот Страж Света - из тех, кто рьяно следует исконным традициям Цитадели. Когда король назвал его имя, он не поклонился, и заговорил степенно, не пытаясь никого убедить:
   - То, что Сила Ночи не исчезла из Алвалена со смертью Лорда Тени, - безусловно, Страж Шилл знал, что Бару совсем даже не мёртв, но Ат Лаву удалось уговорить его пропустить такую маленькую ложь, - заметно любому Светлому. Когда Клинок Света покинул Алвален, я остался здесь один из Стражей, и тут же занялся поисками источника Ночи.
   Марил вздохнул при этих словах. О, да... И во дворец эти поиски его тоже привели. Только тот факт, что сам Клинок Света знал - понаслышке, правда - о Циэль Аджит остановило Шилла от справедливого возмездия пособнице Ночи.
   - В дом графа Паркнау его наследник очень долго не хотел пускать меня, под разными предлогами. Но против имени Света он пойти не посмел, - Стража совершенно не заботило, что этот самый наследник, получивший всё имущество Паркнау и сменивший титул виконта на титул графа, присутствует наверняка здесь же. - Он далеко не сразу согласился пропустить меня на ту половину, где я ощущал Дар Ночи. Когда я оказался там, я нашёл уже полуразложившееся тело графа Паркнау, - то, что вновь поднялся гул, не заставило его замолчать. - Он задохнулся в коконе, сплетённом Силой Ночи.
   - Это мог быть Бару, - высказался кто-то, кого Марил сразу не заметил.
   - Прислуга показала, что в тот день - в день взятия королевского дворца - в гостях у графа Паркнау был граф Радак, - отрезал Страж. - Я так и не сумел расплести кокон, и, пожалуй, никто не сможет этого сделать после смерти Радака. Кроме того, истинный Хранитель, недавно покинувший Алвален, сам побывал в плену такого же кокона графа Радака...
   Стражу пришлось ответить ещё на несколько вопросов, довольно резких, со стороны знати. Марил терпеливо ждал окончания - благодаря стражу Шиллу, он мог быть уверен, что сможет представить такой указ как следствие очевидных улик, найденных представителем Цитадели. Когда же Страж закончил, Марил дал всем понять, что больше никого не держит.
   "Сегодняшний день стал потрясением для большинства жителей Алвалена, - подумал Ат Лав отвлечённо, - а заодно и для леди Аджит, и для короля Бастиана... Может быть, я зря не посоветовался с ними?"
   Марил изначально решил не гнать лошадей, и не объявлять все законы, принятые при Радаке, недействительными. Это был бы совершенно неправильный шаг. С таким указом следовало потерпеть до сбора армии и до выступления в сторону Залесья.
   Об этом будущем Марил думал почти с ужасом. Придётся покинуть Алвален, возможно, без Бастиана, чтобы не привлекать подозрений, и, дай Свет, с ним останется леди Аджит! А что, если нет?
   - Останьтесь, пожалуйста, лорд Глэдгер! - позвал он, вставая с трона. Молодой лорд прекратил свой путь к дверям тронного зала и подошёл ближе к возвышению, с которого спускался Марил, одновременно благодаря Стража Шилла. Страж чинно называл его "друг", не обращая внимания на корону, и обращался на "ты", и только одно это отрезвляло Марила и даже радовало его.
   - Вы хотели что-то, ваше величество? - поклонился Глэдгер, когда Марил приблизился к нему.
   Выглядел он всё так же безукоризненно, но на лице была написана такая тоска, что Марилу стало не по себе: он никак не мог подумать, что кто-то из благородных, которых он, по своему недолгому опыту, уже привык считать охотниками за выгодой, может так страдать из-за неразделённой любви.
   - Хотел извиниться, что не оправдал ваших надежд, лорд Глэдгер, - Ат Лав поймал взгляд Ардата и едва не смутился сам. - Моя сестра уехала...
   - Я хотя бы понял, что мне не на что надеяться, - не очень охотно ответил Глэдгер. - Я всё равно чрезвычайно благодарен вам, ваше величество.
   - Я не хотел бы, чтобы вы, лорд Глэдгер,... - начал Марил, продолжая разговор и тем самым непроизвольно оттягивая момент встречи с леди Аджит, но Ардат перебил его:
   - Вы не должны беспокоиться по пустякам, ваше величество. Можете быть уверены, что моя клятва остаётся в силе, и во всём Алвалене вы не найдёте человека преданнее, - он снова поклонился.
   "Разум у них у всех помутился, что ли?" - подумал Марил, тяжело вздыхая. Какие тут клятвы?
   - Не в этом дело. Просто мне хочется ещё и быть уверенным, что вы не решите закончить свою жизнь вскоре после отказа моей сестры, - решительно сказал Ат Лав.
   Глэдгер действительно выглядел не очень-то жизнерадостным. Услышав слова Марила, он отвёл глаза в сторону и проронил:
   - Я не так глуп, ваше величество.
   - Я очень надеюсь, лорд Глэдгер, что это так. И на вас я тоже очень надеюсь, - добавил он, оставляя последнюю фразу без комментария.
   Вот уж Наймира, уехала, а своего обожателя оставила в таком состоянии! Действительно, не самый лучший пример!

6

Интрига Шавалина

______

  
   Военные действия на границе Шавалина и Мараданской пустыни не прекращались ни на день. Король Баэ'кен'ар Маари во главе армии, идущей по центральному направлению, не давал отдыха своим войскам. Вскоре почти все силы Шавалина были стянуты на границу, а остальные земли оставлены почти беззащитными, притом, что наместник династии Маари в области, граничащей с Эмералдмором, третий старший принц Моэ'ран'ар Маари, сообщал о сосредоточении конницы княжества поблизости от земель Шавалина. На требование убрать войско подальше Великий Князь Таисмар Маттака Олема ответил смехом.
   Не хватало ещё, чтобы Эмералдмор воспользовался внезапным ослаблением границ и напал...
   Баэ'кен'ар Маари в целом был растерян. Неожиданная агрессия со стороны мараданцев, причём, их невероятная кровожадность, тысячи мёртвых растерзанных тел на пепелищах - это было неожиданным. Они, хотя и были недостаточно развитым обществом, всегда ценили выгоду, а значит, рабов.
   Баэ'кен'ар Маари не переставал подозревать Эмералдмор в помощи мараданцам. Но уличить княжество пока было не в чем, и он смирялся. В любом случае, поручив первому старшему принцу Нау'лег'ару Маари столицу, Баэ'кен'ар был уверен хотя бы в одном: первый старший принц, как и третий средний, Тау'ган'ар, был настоящим патриотом Шавалина. Взяв в свои руки ведение войны, Баэ'кен'ар целиком сложил все остальные свои полномочия на плечи первому старшему принцу. Хотя Нау'лег'ар был совсем далёким его родственником, и только по праву старшинства назывался первым, он всегда был сведущ в любой иной политике, кроме военной. Нау'лег'ар был единственным из всех принцев, кто знал, как избавиться от настойчиво тянущихся к землям Шавалина рук эмералдморцев. А Тау'ган'ар вполне способен был, в крайнем случае, укрепить основные города и столицу, если вдруг начнутся военные действия и с княжеством...
   Хотя, про себя Баэ'кен'ар судил не так оптимистично. Шавалин не выдержит такой активной войны сразу на два фронта. Если нападёт Эмералдмор, нужно будет срочно сдвигать войска с границы пустыни. А тогда в тылу останутся взбесившиеся варвары.
   Второй младший принц, а на самом деле, всего лишь сын племянника Баэ'кен'ара, погибшего второго старшего принца, слал тревожные известия с левого края фронта. Даже войско Шавалина, обученное и вооружённое, не могло сдержать напора варваров. Мараданцы заставили Сэе'ман'ара уступить уже две крепости, и сейчас второй младший принц слал гонцов из крепости Мусто. Эти люди чудом выбрались из осады, которую необученные варвары вели примитивными катапультами и огненными стрелами... Но так мараданцы разрушили уже не одну крепость, и Баэ'кен'ар убеждался всё больше: надо посылать внучатому племяннику на помощь хотя бы несколько отрядов...
   Баэ'кен'ар был не так уж и молод, а обилие родственников, старших, младших и средних принцев, подтачивало под ним трон уже немало лет. Долгое время династия За'ар Маари вовсе не признавала смешения крови, и на самом деле людей, произошедших из королевского рода, было куда больше сотни. Но официально претендентами на трон могли быть только старшие, средние и, наконец, младшие принцы, причём, как правило, избирал их сам король Шавалина, зачастую, по психической вменяемости.
   Из-за того, что новой крови не появлялось в их династии вот уже с конца Тёмных Времён, а едва ли не каждый брак был заключён между троюродными братом и сестрой, немудрено, что порой рождённые дети не проживали и десяти лет. Прискорбный случай с первым младшим принцем семь лет назад, когда вдруг выяснилось, что он спутался с Силой Ночи и окончательно обезумел, встряхнул Баэ'кен'ара особенно. За тем первым младшим принцем пришли тераики. К счастью, они появились не среди бела дня, а тайно, и им хватило сообразительности сначала предупредить владыку Шавалина. Спорить с ними и защищать безумного дальнего родственника Баэ'кен'ар не стал, только попросил устроить всё незаметно. Тераики не подвели его, и слухов не распространилось.
   Но Баэ'кен'ар стал куда пристальнее следить за теми, кому после него мог достаться Шавалин. Трезвым умом он понимал, что необходимо прервать традицию внутриродовых браков, и даже мыслил про себя, что брак одного из его сыновей, например, Моэ'ран'ара Маари, третьего старшего принца, увы, единственного из родных сыновей Баэ'кен'ара, кому он был готов оставить свой трон, с любой из дочерей Великих Князей Эмералдмора, решил бы множество проблем.
   Но сегодняшнее положение дел заставило Баэ'кен'ара забыть вовсе о семейных делах и проблеме рода. Сам он умирать пока не собирался, по крайней мере, не до преодоления угрозы мараданцев.
   Кроме писем от Сэе'ман'ара и Моэ'ран'ара, король Шавалина получал тревожные сообщения из армии, следовавшей впереди, под предводительством третьего младшего принца. Они уже ворвались в Мараданскую пустыню. Принц послал уже двух гонцов: один прибыл с известием, что первые попавшиеся на пути мараданцы были смяты и повержены в бегство, а второй принёс более печальные вести. Очередное столкновение закончилось победой армии Шавалина, но потери были велики, а один из военачальников, бывших в самом центре битвы, утверждал, что вместе с кем-то из мараданских шаматэ, следивших за сражением, был человек совсем не мараданского происхождения.
   И самое главное, что выбило Баэ'кен'ара из колеи...

______

   Тау'ган'ар Маари гордился своей ролью. Пока мараданцы крошат потихоньку силы страны в труху, он готовит ей новую эру, эру власти Хозяина, когда во главе Шавалина окажется он.
   Всё было уже близко к исполнению этого плана. Нау'лег'ар Маари обращался к нему, в основном, с советами о военной части переговоров с Эмералдмором. А Тау'ган'ар уверял его, что всё в порядке, и что княжество не осмелится напасть, сейчас, когда всю страну одерживает яростный патриотизм.
   На самом деле, Эмералдмор его волновал не меньше, чем несведущего Нау'лег'ара. Почему Олема всё-таки выстраивает конницу вдоль границы? Разве Хозяин может допустить, чтобы Шавалин был разрушен окончательно?
   Но все воззвания третьего среднего принца Тау'ган'ара к зловещему призраку либо вовсе не имели ответа - Хозяин не появлялся, либо не несли никакой более-менее чёткой информации. Он изредка только смеялся, так, что у шавалинца появлялись нехорошие предчувствия.
   Переговоры вёл Нау'лег'ар Маари, и всё Тау'ган'ар узнавал через третьих лиц. Первый старший принц всё делал безукоризненно, и любая агрессия со стороны Эмералдмора мировым сообществом была бы оценена отрицательно, другое дело, что княжеству всегда было на это наплевать.
   И тогда Тау'ган'ар, наступив на горло своим предубеждениям, отправил от себя письмо Предводителю Конницы. Довольно резко, но так, чтобы не нарваться на конфликт зря, третий средний принц осведомлялся, насколько манёвры конницы на границе Шавалина могут помочь им в их "общем деле". Под "общим делом" Тау'ган'ар подразумевал служение Хозяину, конечно же, но именно эта фраза заставила его побаиваться того, что письмо может кто-то перехватить и прочесть. То же "общее дело" с Великим Князем Эмералдмора может быть посчитано как предательство. Тогда Тау'ган'ара быстро объявят предателем, и всё будет провалено.
   Но письмо достигло адресата, более того, Тау'ган'ар даже получил ответ: Таисмар Маттака весьма в невежливой форме сообщал, что в дела Эмералдмора соваться шавалинцам не стоит, а их "общее дело" тут совершенно не при чём.
   Оставалось только скрежетать зубами, пытаясь догадаться, что же стоит за явной угрозой Эмералдмора - приказ Верховного Князя или какая-то часть плана Хозяина.
   Кроме этой нечёткости будущего, Тау'ган'ара ничто не волновало. В том, что вскоре он сживёт Нау'лег'ара Маари, сомнений не было. Он нашёл уже множество мелочей и зацепок, которые ждал только повод вытащить на поверхность.
   Жена третьего младшего принца, воевавшего в Мараданской пустыни, юная Оке'ар, приходящаяся Баэ'кен'ару толи внучкой, толи ещё более дальней родственницей, оказалось достаточной простушкой, чтобы проговориться в один из вечеров наедине с Тау'ган'аром, что её муж порой ведёт себя странно, и не раз пытался сжечь свой собственный дворец. Она же разболтала ему о втором младшем, Сэе'ман'аре, что у того иногда случаются припадки, и он только скрывает это от Баэ'кен'ара, чтобы не потерять шансы на трон.
   Все попытки заочно уличить в безумии первого младшего принца не завершились успехом. Зато Тау'ган'ар был уверен, что сумеет найти достаточно доказательств сумасшествия второго и третьего. Если повезёт, и с первым младшим что-то случится на войне, нижние претенденты на трон исчезнут. По крайней мере, все те, кто потянется следом за Тау'ган'аром к трону, не будут официальными наследниками, а так, желающими урвать кусок. А вот со средними и старшими принцами надо было что-то решать. Основных соперников, после смерти второго старшего принца, у него было пятеро, причём, никаких попыток пойти против Нау'лег'ара Маари нельзя было пока совершать. А сына Баэ'кен'ара Моэ'ран'ара Маари вовсе трудно было приплести к этой паутине.
   Однако Тау'ган'ар уделял этому большую часть своего времяпровождения.
   Всё изменилось внезапно, так, что Тау'ган'ар не сразу сумел справиться с ситуацией. Вскоре после прибытия очередного посланника Баэ'кен'ара Маари, который сообщал об успехах и поражениях на фронте, Нау'лег'ар внезапно слёг с какой-то странной болезнью. Тау'ган'ар развернул невиданную деятельность, затребовав всех врачей и целителей, а сам с замиранием сердца ждал, какой же диагноз будет поставлен первому старшему принцу.
   Болезнь Нау'лег'ара была настолько неожиданной, что кое-кто в правительственных кругах стал сеять панику, что первый старший принц болен сумасшествием, и что скоро Шавалин останется под управлением Тау'ган'ара. В связи с этим число людей, желавших придвинуться поближе, чтобы подлизаться к третьему среднему принцу возросло, что не могло не способствовать планам Тау'ган'ара.
   Однако это была вовсе не душевная болезнь. Как говорили врачи, кто-то умудрился отравить первого старшего принца. Это взбудоражило всю столицу, а особенно - Тау'ган'ара. В приближающейся смерти Нау'лег'ара Маари была и выгода, и опасность: если кто-то отравил его, значит, этот кто-то тоже стремится завладеть троном Шавалина за спиной короля Баэ'кен'ара.
   Из Аанторо Мельбе приехала в Шавалин сестра Моэ'ран'ара. Женщины династии За'ар Маари не обладали правами на престол, но порой были ближе к власти, чем сами наследные принцы. Сестра Моэ'ран'ара была младшей дочерью Баэ'кен'ара, правда, уже от второй супруги - первая скончалась едва ли не через несколько лет после свадьбы. И хотя Мае'ар была родной по отцу сестрой третьего старшего принца, между ней и Моэ'ран'аром, вполне возможно, было нечто большее, чем должно быть между братом и сестрой, потому что она ездила вместе с ним, куда бы отец ни отправлял его представлять власть За'ар Маари.
   Аанторо Мельбе - центр области, граничащей с Эмералдмором - был городом, в котором находилась резиденция третьего старшего принца. Мае'ар принесла с собой не очень радостные для Тау'ган'ара известия. Он уже свыкся с мыслью, что после смерти Нау'лег'ара, в которой врачи не сомневались, соберёт в свои руки все нити власти, а Мае'ар, ласково улыбаясь своему дальнему родственнику и расспрашивая о здоровье Нау'лег'ара, сказала, что если в отсутствии короля Баэ'кен'ара его наместник, первый старший принц, умрёт в результате страшного заговора, Моэ'ран'ар не оставит этого просто так. По словам принцессы, он собирался приехать сюда ещё до смерти Нау'лег'ара, и сразу взять себе власть в столице, чтобы его отец не тревожился об "обезглавленности государства". Также Мае'ар проговорилась, что третий старший принц, пользуясь своим более важным титулом, попросит Тау'ган'ара занять своё место в Аанторо Мельбе.
   Тау'ган'ар понимал, что такой вариант вполне может реализоваться. И почувствовал, как начинает паниковать.

______

   После приезда Мае'ар и беседы с почти потерявшим способность двигаться и говорить Нау'лег'аром Тау'ган'ар ощутил, как легко ускользает от него власть. Но Хозяин, отозвавшись на его зов о помощи, дал только один совет, вернее, наставление. Суть его была в том, что если Тау'ган'ар не хочет оказаться бесполезным, ему надо найти способ избежать потери власти.
   А единственным таким способом была смерть Моэ'ран'ара. Смерть, устроить которую нет никакой возможности, пока третий старший принц в Аанторо Мельбе, и не будет никакой возможности, когда он прибудет сюда - Тау'ган'ар вынужден будет отправиться на границу с Эмералдмором, чтобы не оставлять без управления земли, находящиеся под опасностью атаки конницы.
   Ещё после двух свиданий с Нау'лег'аром Тау'ган'ар понял, что не тот не продержится долго. Он уже не мог даже отвечать связно, только мычал несвязно, порождая в глубине души Тау'ган'ара страх, что его могло или может ещё ждать то же самое. Смесь отвращения и жалости появлялось при виде некогда статного и манерного первого старшего принца. Но Тау'ган'ар понимал, что жалеть его тут некогда. Если вот-вот Моэ'ран'ар появится в столице, нужно либо продлевать жизнь первого старшего принца, либо готовить другой план.
   Но даже сейчас, в одном шаге от управления столицей, Тау'ган'ар не имел достаточно влиятельных союзников для заговора против третьего старшего принца. Нужно было со всем справляться самостоятельно.
   По его анонимному заказу был изготовлен необыкновеннейший яд, убивающий через несколько минут после принятия так, что потом не остаётся никаких следов отравления. Изготовитель был убит сразу же после исполнения. С маленьким пузырьком в ладони и свитком из гербовой бумаги Тау'ган'ар проник незаметно в покои, где находился в полубессознательном состоянии первый старший принц.
   Тот заметил его и промычал что-то невнятно. Тау'ган'ар поприветствовал его, как полагается, с поклоном и витиеватой речью, хотя и знал, что многое сейчас Нау'лег'ар просто не осознаёт.
   Никого из лекарей не было, хотя обычно они постоянно дежурили у постели больного. Тау'ган'ар подошёл к изголовью кровати и проговорил негромко, но чётко:
   - Я принёс вам чудесное лекарство, первый старший принц.
   Взгляд Нау'лег'ара дёрнулся в сторону лица третьего среднего принца. Кажется, первый старший уловил смысл фразы.
   - На меня свалилось множество дел с тех пор, как с вами случилось это несчастье. Мне нужно было бы, чтобы вы подписали несколько бумаг, чтобы я мог отправить их нашему королю. Боюсь, моя подпись может быть посчитана недействительной...
   Глаза Нау'лег'ара беспокойно заметались. Под воздействием яда проснулся до этого дремавший порок их рода - безумие. Тау'ган'ар молился Силе Ночи, чтобы с ним не случилось ничего подобного. Дар, что был у него, позволял ему приносить жертву взамен на благосклонность Силы Ночи в том или ином деле. Конечно, Сила Ночи любила получать в жертву Светлых, но таковых Тау'ган'ару не попадалось, и он иногда жертвовал души простых людей. Сейчас, когда власть Силы Ночи в мире была не так велика, этого было достаточно, чтобы привлечь её благосклонность. Тау'ган'ар осмелился однажды спросить, а есть ли в нём тоже проклятье всей династии За'ар Маари. Ночь ответила, что есть, и с тех пор он жил в постоянном беспокойстве.
   - Я понимаю, как вам сейчас тяжело, первый старший принц... Но напрягитесь, ради вашего здоровья, ради блага Шавалина, - он силой посадил Нау'ган'ара, что-то прохрипевшего в ответ, и положил ему на колени бумагу. - Подпишите, это всё, что я прошу вас сделать. И я тотчас дам вам чудодейственное лекарство. Вы выздоровеете.
   Нау'ган'ар, кажется, понял только последнюю фразу. Пошевелил рукой, видимо, требуя перо. Мгновенно Тау'ган'ар обмакнул перо в чернильницу и подал, чуть промокнув края, чтобы не появилось чернильных пятен.
   В руках первого старшего принца перо ходило ходуном, а безумный и потерявший всякий блеск разума взгляд останавливался то и дело на миниатюрном флаконе в кулаке вежливого гостя.
   Рука только благодаря привычке совершила привычное движение, оставляя несколько корявую, но подлинную подпись. Тау'ган'ар склонился, вытащил из стола печать Нау'ган'ара, закрепил ей документ и довольно улыбнулся.
   Больной прорычал что-то утробно, дико. Третий средний принц вскрыл склянку и протянул своему дальнему родственнику. Тот нервно и жадно выпил, не пролив ни капли, хотя руки его тряслись, и повалился обратно на подушку, видимо, в ожидании.
   Тау'ган'ар забрал склянку, поклонился с открытой насмешкой лежащему умирающему и вышел, чуть-чуть помахивая письмом, чтобы просохли чернила.
   В его руках приговор Моэ'ран'ару.

______

   Элинин заказал ещё одну кружку пива и задумчиво поглядел в окно таверны. Для капитанов в Небесной Пристани всё стоит намного дешевле, и можно позволить себе посидеть часок-другой в неплохой компании...
   Таверна была неплохой, особого сброда тут не околачивалось, да и вид из окна был необычный для такого рода заведений: на море. А слева высились мачты кораблей, с висящими белыми парусами и мельтешащими маленькими человеческими фигурками...
   Когда Хозяин отпустил его, Элинин подумал, что теперь и без того беспечная жизнь вовсе не будет омрачаться никакими делами. Однако попав в шторм на пути от Сарратара к Небесной Пристани он понял: вместе с Хозяином ушла его невероятная удача, лицо и выгода капитана Элинина из Сарратара.
   Он тщательно скрывал, что оказался в эпицентре бури. Команде выплатил вдвое больше, чтобы не болтали и не портили репутацию "Ветерка", а сам всерьёз призадумался. Всё Побережье наслышано о нём, как о капитане, чей летучий корабль никогда не попадал в переделки. Если сейчас кто-то поймёт, что Элинин наравне с другими капитанами, многое может измениться. Поэтому Элинин сначала опустил корабль вдалеке от Пристани, привёл его в порядок и вернулся, как ни в чём не бывало. А о порванном парусе приврал, что отчего-то разгневался Владетель Ключей... Ему поверили, и дней семь никто не отправлялся к Сарратару.
   Тайно Элинин нанял астролога. Раньше он не нуждался в прогнозе, а теперь, как и другие капитаны летучих кораблей, должен был немного разориться. Пришлось даже съездить в Кастел, приобрести там побольше золотых безделушек, чтобы расплачиваться. Астролог обещал без огласки сообщать ему всё, что станет известно о приближающихся погодных условиях, но люди с такой профессией часто ошибаются.
   Но кусать себе локти Элинин не стал. Нужно было приспособиться к новой жизни, и он так и поступил: заявил между делом, за кружкой пива с товарищами, что собрался жениться, а его избранница слишком за него волнуется, и поэтому теперь он будет летать реже.
   "Попался, - похлопали его по спине товарищи. - Так всегда: жена вечно в твои дела лезет. Брось ты это гиблое дело!"
   Но Элинин стоял на своём, имени несуществующей невесты не раскрывал (вновь проснулись слухи о Кастеле, где у него жила знакомая девушка), а цветастый платок так и не повязал на шею.
   Последние несколько полётов прошли удачно. Опасения Элинина, что он теперь вовсе не сможет занимать этим делом, не оправдались. Его мастерство осталось прежним, его умения и знания не исчезли, только осторожнее надо было следить за небом и птицами.
   Сейчас он только что вернулся с полёта, но сразу домой не отправился, решив немного отдохнуть после напряжённого полёта. Если раньше это было удовольствием и даже забавой, то теперь стало работой. Правда, такая работа ему нравилась.
   - Ну как, как всегда, без проблем? - кто-то поставил на его стул кружку и сел напротив. Элинин поднял голову и рассеянно ответил Угарду, капитану "Крылатой ладьи":
   - Разумеется!
   - А слыхал о принцессе из Алвалена?
   - О ком? - переспросил Элинин. - Какой принцессе?
   - Сегодня ночью приехала в Небесную Пристань! - Угард отхлебнул из кружки и продолжил, помолчав. - О ней давно слухи бродили, мол, проезжала через Чёрное Марево, останавливалась в Схаваде...
   - Из Алвалена? - Элинин почесал пальцем бровь. - И сегодня приехала сюда?
   - Думал, ты уж знаешь, - усмехнулся Угард. - Она, видишь ли, остановилась в твоём доме.
   - В моём доме?! - Элинин поперхнулся, закашлялся, едва не расплескав содержимое кружки. - Шутишь?
   - Куда там! Сам пойди посмотри. Стоит её карета, лошади распряжены, и хозяйничает там уже она... Не она ль твоя невеста?
   - Чего? - угрожающе спросил Элинин, хмурясь.
   - Да ладно тебе! - хмыкнул Угард. - Я, кстати, видел её мельком. Платье дорожное, без выкрутасов, хотя шёлковое, но украшений на ней... Правда, одно - не красавица. Видимо, принцессам не дано! - он посмеялся негромко. - Никто и остановить-то её не успел, - чувствуя недовольство Элинина, продолжил он. - Ворота велела запереть... Мы уж лезть не стали... Всё королевская особа...
   - Какие это королевские особы по своей прихоти лезут ко мне в дом? Постоялых дворов да гостиниц у нас мало? - пробормотал Элинин, шаря рукой в поисках своей шляпы. Учащённо забилось сердце. - Пойду-ка разберусь с этим... И никто мне не сказал! Надо же!
   Он нахлобучил шляпу на затылок и, не допив пиво, попрощался с Угардом.

______

  
   К воротам перед своим домом он шёл, чувствуя спиной непрекращающиеся взгляды и слыша негромкий шёпот соседей. Карета, украшенная гербом Алвалена, стояла вне территории двора, видимо, не поместилась внутрь. Элинин скрипнул зубами и толкнул ворота. Они не поддались, и он толкнул сильнее.
   С той стороны послышались звуки открываемого замка. Элинин набрал в лёгкие воздуха, готовясь сходу высказать всё, что он думает по поводу незваных гостей, но никого с той стороны не оказалось. Он поправил шляпу и вошёл размашистым быстрым шагом, мгновенно оказавшись между двумя вооружёнными людьми в красных плащах. Один показательно держал руку на оружии, другой спокойно оглядывал Элинина.
   - Что вы здесь делаете?! - заявил Элинин возмущённо. - Это мой дом! Кто вам позволил сюда врываться?
   - Я вспомнила твой совет по поводу дорогих гостиниц, - послышалось с крыльца. Элинин обернулся и даже сдвинул шляпу далеко на затылок от удивления.
   Он сразу узнал Наймиру. Что-то подсказывало ему и так, что это она приехала на Пристань, ещё по словам Угарда, но разум также говорил ему, что Наймира Ат Лав никакая не принцесса, и не может прибыть в карете.
   Она была в длинном тёмно-синем платье с закрытым верхом и воротничком-стойкой, волосы были убраны в пучок, оплетённый жемчужными нитями, вопреки тому образу, который остался в памяти Элинина, но улыбалась всё также нешироко и как-то осторожно, как тогда, когда они увиделись в первый раз. Её глаза изучали Элинина так навязчиво, словно анализировали каждую деталь.
   Наймира стояла на пороге, опираясь на невысокий столбик у крыльца. Принцесса? Кто может сказать, что нет!.. А эти люди? Её охрана? И та карета - её? Откуда?
   - Я подумала, что ты будешь не против, - продолжила она, спускаясь.
   - Я?.. - переспросил он, промедлив. - Я... Разумеется, я не против! - встрепенулся он. - Я даже рад, что ты вернулась! Только почему таким образом? - он кивнул головой на стоявшую за забором карету.
   - Как позволил брат, - иронично отозвалась она. - Кое-что изменилось с нашей встречи...
   - Я заметил... И надолго ты? - он поймал себя на том, что даже не знает, что говорить. Это было очень непривычно.
   - Не знаю. Думаю, что не очень,... - она поглядела на него испытующе.
   - Ну... Приглашать тебя внутрь мне поздновато... К тому же, ты ещё и принцесса...
   - Может быть, я была ей всю жизнь? - засмеялась Наймира. Теперь она стояла совсем недалеко от него. Элинин скосил глаз на напряжённого гвардейца, не стал задираться и снял шляпу, галантно кланяясь. Ат Лав засмеялась, но не так, как смеются открытые, доверчивые люди, а негромко, так, себе под нос. - Рада, что ты меня не гонишь...
   - А как я смею? - вздохнул он, выпрямляясь. - Хотя бы угостить тебя ты позволишь? Или и в моём погребе уже побывала твоя свита?
   - У меня есть только четыре гвардейца, - негромко сказала она, - и они не занимаются хождением по чужим погребам...
   - Ну тогда я могу пригласить тебя если не в дом, так к столу! - воодушевился Элинин, никак не понимая, рад ли он приезду Наймиры. Да, он ждал её всё это время, но... Она не знает о нём всей правды. И она так странно себя ведёт... Так настороженно...
   Когда они поднялись по крыльцу - он пропустил её вперёд, замечая одновременно, что ни один из гвардейцев не сводит с него глаз - он негромко сказал ей в спину:
   - Я правда очень рад, майви.
   - Почему хотя бы меня не поцелуешь? - спросила она напрямую, оборачиваясь на верхней ступени. - Боишься моей охраны? Вдруг, они подумают, что ты хочешь меня убить? - Элинин поймал озорной огонёк в её глазах и, крепко обхватив за талию, приподнял над ступенями:
   - А поцелуи мы с вами, ваше высочество, оставим на потом!
   "Он чувствует, - подумала Наймира с сожалением. - Он чувствует, что я что-то знаю... Ах, зачем эта проклятая служанка Хозяина мне сказала!.."

______

   Два дня прошли, как в полусне.
   Будто бы оба они были рады этой встрече. Элинин даже попросил Наймиру приказать запереть ворота вновь, и ни один посторонний не попал во двор его дома за это время, хотя желающих узнать, что творится в доме капитана из Сарратара, было множество.
   Но одновременно они оба чувствовали, что не вполне доверяют друг другу. Особенно Элинин - он острее всего ощущал, что каждый жест сопровождается пристальным взглядом любого из людей в красных плащах. Наймира делала вид, что всё так, как должно быть.
   Наконец, Элинин не выдержал. Очередным утром Наймира проснулась раньше него и устроилась перед зеркалом причёсываться. Элинин услышал шевеление и проснулся, как всегда, с мыслью, что хорошо, что эти гвардейцы не присутствуют в их спальне.
   Зато стоят прямо за дверью.
   Он сел в постели и первым делом коснулся рукой повязки, почти машинально, проверяя, на месте ли она.
   Её не было.
   Он вздрогнул от поразившей его мысли и бросил быстрый взгляд на Наймиру. Она самозабвенно причёсывалась.
   Мгновенно Элинин понял, что она всё знает. Иначе не была бы она так спокойна, узрев на лице своего батара гладкую кожу вместо одного глаза. Это должно было показаться ей жутким... Она должна была испугаться, или разбудить его, или... Но не сесть причёсывать волосы!
   - Доброе утро, - она положила расчёску на столик и повернулась к нему. У неё было очень спокойное выражение лица. - Может быть, я должна была сделать это как-то менее резко, но мне показалось, что тянуть с объяснением не стоит...
   Элинин перевёл взгляд на дверь, а потом обратно на Наймиру. Определённо, она знает, что он служил Хозяину... Может быть, думает, что он служит до сих пор? Что он нарочно встретился тогда с ней? Что он - участник какого-то заговора? Скорее всего, её охрана готова в любой момент ворваться сюда...
   Но если она знала - почему не сказала раньше? Две ночи, проведённые в такой близости, неужели не составляли бы для неё опасность, будь он коварным слугой Хозяина?
   Элинин привычно улыбнулся, показывая, что совершенно не выбит из колеи.
   - Что ты хочешь, чтобы я тебе объяснил, майви? - спросил он без вызова.
   - Леди Аджит сказала, ты служишь Хозяину, - также напрямую объяснила Наймира. - Но ты не сделал мне ничего плохого. Я хочу только узнать, насколько ты принадлежишь ему. Так сложилась, что я, вместе с моим непутёвым братом, оказалась на пути противоборства Хозяину, хотя всю жизнь мечтала жить в тишине и спокойствии. Если окажется, что ты действительно его слуга, я просто исчезну, как будто меня не было.
   Элинин почесал подбородок, в первый раз в жизни не в силах подобрать слова:
   - Я... Я ему служил, майви... Когда только приехал сюда из Сарратара. В незнакомом мире, показавшимся мне таким лёгким и свободным, в отличие от моей родины... Мне показалось интересным, что если я буду служить ему, он поможет мне в моём новом деле - я решил стать капитаном летучего корабля... Ничего он от меня не требовал, я только наслаждался жизнью! - он усмехнулся. - Потом он велел мне приехать в Алвален. Я приехал. Там было много его слуг, таких мрачных людей, они всё норовили драться... И Лорды Тени там были. Четверо, - он заметил, что Наймира изумлённо смотрит на него, и подтвердил. - Четверо. Я обещал быть честным, разве нет? Нет? Ну значит, я забыл... Но я вернулся сюда с Лордом Котли. Ну, и с заданием: как только увижу этого... тех, кого ты искала... Зэрандера и Тэрмиса, кажется... Я должен был отвезти их в Сарратар к Западной стене. Но я уехал в Кастел, и Хозяин отобрал у меня один глаз, потому что ему моя халатность не понравилась, - Элинин внезапно улыбнулся. - А я подумал, что чёрная повязка будет даже создавать некий особенный образ...
   - Значит, ты всё-таки ему служишь, - вздохнула Наймира. - Не понимаю, как ты можешь говорить об этом с такой лёгкостью. Он - зло!
   - Зло? - рассмеялся Элинин. - Ты зла не знаешь, майви! Небесный Город - вот что такое зло! А Хозяин... Он только призрак.
   - Ты ничего не понимаешь! - раздражённо воскликнула она. - Против него столько раз уже сражались! По его вине пролилось столько крови!
   - Пусть, - пожал плечами сарратарец. - Меня никогда не волновало ничто, кроме того, что меня касается. Я тебе серьёзно говорю, майви, мне всё равно, захватит он власть в этом мире или нет. Можешь мне не верить.
   - Я тебе не верю, - она поднялась. - Прости, я должна уехать. Думаю, Марилу моя поддержка нужна куда сильнее.
   Элинин рассеянно облизал губы.
   - Ты не хочешь дослушать?
   - А что мне слушать? - сердито спросила она, хмурясь.
   - О себе... Когда ты приехала, я даже не знал, что ты - знакомая этого Хранителя с Лордом. Мне было... прости, но мне было абсолютно наплевать, кто ты такая. Я потом это понял, и даже испугался - не поверишь! Вдруг, ты понадобишься Хозяину, ведь ему так нужны эти двое...
   - И? - поторопила Наймира.
   - И он сказал, чтобы я помог тебе отыскать обоих. Правда, удивительно? Он, кажется, что-то знал... Был такой таинственный призрак, поразительно! - Элинин так легко говорил об этом, что Наймира не переставала удивляться. - А потом он ещё и заявил мне, что я ему, в сущности, не нужен... Сказал, что я могу валить на все четыре стороны... А я-то думал, он меня убьёт.
   - Так ты...
   - Ну да, я сейчас совершенно ему не служу! Он даже мою невиданную удачу от меня отобрал! - Элинин вскочил с постели. - Майви, столетиями клянусь, я ничего плохого тебе не хотел и не хочу. Мне не хочется, чтобы ты считала меня отъявленным злодеем, раз уж были у меня дела с тем духом...
   - Камень Света, какой же ты дурак! - воскликнула Наймира, опускаясь обратно на стул. - Дать клятву Хозяину Ночи и называть его "тем духом"! Ты не понимаешь, что ли, какие тёмные у него планы?
   - Ну... Почему его планы должны повлиять на мою жизнь? Более-менее спокойную и удачную жизнь? Майви, я даже научился справляться без удачи... Я летаю к Сарратару, правда, реже... Но всё равно. А в Сарратаре сменился Владетель Ключей... Прежний тоже служил Хозяину, а теперь умер, - он сел рядом с ней прямо на пол. - Это, наверное, та парочка, да? Лорд Тени и Хранитель Света?
   Наймира тяжело вздохнула. Она никак не могла понять, ломает ли Элинин перед ней комедию, или он действительно так легко к этому относится.
   - Майви, - Элинин положил ей на колени голову. - Плюнь ты на это... Почему нас должны касаться все эти дела с Силой Дня и Силой Ночи... Я тебя люблю... Ты знаешь, я десяткам девушек это говорил, не задумываясь, а о тебе я долго думал... Я тебя действительно люблю... Не уезжай! Это, конечно, не королевский дворец, но я тебе обещаю всё, что ты захочешь... Мы забудем про этого Хозяина, пусть он пропадёт пропадом, про всех забудем!..
   - Как можно забыть? Мой брат внезапно оказался у власти, свергнув настоящего Лорда Тени, а теперь лезет в войну с новым войском Ночи. Клинок Света сам одобрил это, тоже, вероятно, истинный сумасшедший! Тэм, бедный Тэм, чуть-чуть рассказывал мне, что творилось в этом Светом покинутом Сарратаре... И моя клятва крови Бару... Я сама почти что оказалась служанкой Хозяина! - она проникновенно взмахнула рукой. - А ты говоришь - забыть!
   Элинин поймал её руку и прижал к губам, не интересуясь ни Тэмом, ни клятвой крови:
   - Но теперь нас ничто это не касается... Пускай они там, далеко, продолжают сражаться каждый за своё... А мы будем здесь жить... Нам будет хорошо, майви! Не надо никуда уезжать!
   Наймира почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы, и сердито тряхнула головой:
   - Свет обделил тебя разумом, Элинин!
   - Ну и пусть, - он весело вскочил на ноги, одновременно схватил её на руки и закружил по комнате. - Я тебе обещаю: больше не будет никаких призраков, никаких Сил! Веришь?
   - Камень Света! - она не выдержала и улыбнулась. - Ты ещё больший ребёнок, чем мой брат! Оденься, сделай милость!
   - Сначала скажи, что меня любишь и останешься здесь! - потребовал он.
   - Люблю! - она звонко поцеловала его в щёку. - Но пока не обещаю!
   - Тогда я сражусь с твоими гвардейцами, а тебя привяжу к постели, и никуда ты не денешься! - заявил он, роняя её на кровать. - Будешь пленной принцессой!
   Наймира закрыла глаза и раскинула руки, глубоко вздыхая. Камень Света, она надеялась что-то разъяснить для себя, а так ничего и не поняла!

7

Принцы Шавалина

______

  
   Похороны Нау'лег'ара Маари всколыхнули всю столицу. Шавалин мгновенно загудел от слухов о возможных претендентах на главенство, пока сражаются за свою страну Баэ'кен'ар с большинством принцев. И имя Тау'ган'ара было одним из тех, что звучали часто.
   Тело Нау'лег'ара было забальзамировано и помещено в усыпальницу. По сути, вся Мере'ар Маари была огромным склепом, потому что под её улицами и дворцами располагался гигантский лабиринт. Каждый почивший принц или король занимал место в том его отрезке, которое приличествовало его месту. Даже смотрители усыпальницы признавались, что им жутко находиться там, среди тысяч забальзамированных тел. Постепенно они усыхали, превращаясь в коричневые мумии, и благо ещё, что запах не распространялся, сбитый мастерами бальзамирования, а то шавалинцы все как один унесли бы ноги из столицы, и прекрасная Мере'ар Маари превратилась бы в город мёртвых.
   Как и обещали Тау'ган'ару, яда обнаружено не было. Смерть была списана ещё на прежний яд, тем более что никто этому не удивился. Третий средний принц оказался на один огромный шаг ближе к трону, но умело скрывал радость от смерти своего далёкого родственника.
   Даже речи Мае'ар не смущали Тау'ган'ара. Он знал, что Баэ'кен'ар не проигнорирует письмо умершего принца, а значит, у третьего старшего принца очень, очень мало шансов.
   Забальзамированное тело Нау'лег'ара заняло своё место в усыпальнице под городом, и ещё несколько дней рядом с ним неусыпно будет стоять стража. Затем он будет забыт также быстро, как все его предшественники.
   Тау'ган'ар в ту же ночь встретился с Хозяином. Призрак явился к нему неожиданно - только вышла из его приёмной Мае'ар, отчего-то невзлюбившая третьего среднего принца, а он уже возник прямо из воздуха.
   Только что Мае'ар сказала, что принц Моэ'ран'ар уже получил известия о смерти родственника и выехал в Мере'ар Маари. Тау'ган'ар, улыбаясь, пообещал устроить торжественный приём третьему старшему принцу, показывая всем своим видом, что он нисколько не жалеет о своём предполагаемом переводе в Аанторо Мельбе.
   - Ты близок к воцарению в Шавалине, похвально, - когда выпрямился после поклона шавалинец, произнёс призрак. - Но уверен ли ты, что Баэ'кен'ар согласится с обвинением своего сына?
   - Он наверняка велит арестовать его, пока не вернётся сам, Хозяин, - с готовностью ответил Тау'ган'ар. - В период войны, ему некогда искать правды. А пока Моэ'ран'ар будет под арестом... Почему бы ему благополучно не сойти с ума, как многим из нашей династии? - он вопросительно поднял брови, так, что казался со стороны самой невинностью. Хозяин рассмеялся:
   - Как ты жесток к своим родственникам, Тау'ган'ар!
   Тау'ган'ар улыбнулся себе под нос. Он прекрасно знает, как возбудить признаки болезни, которая и в нём самом где-то есть. Моэ'ран'ар не станет королём Шавалина даже после смерти своего отца...
   - Хочу дать тебе несколько указаний, - отрезвил его голос Хозяина. - Как только с Баэ'кен'аром будет покончено, и королём станешь ты, мараданцы не прекратят войну.
   - Как?! - вырвалось у Тау'ган'ара, он бросил на Хозяина такой взгляд, что едва одёрнул себя. Нельзя быть таким непочтительным с древним призраком. - Но, Хозяин, разве эта война не нужна была, чтобы свергнуть Баэ'кен'ара?
   - Именно. Но мараданцы - легко заводящийся народ, Тау'ган'ар, - в голосе призрака слышалась явная ирония. - Лорд Нейцер подтолкнул их на войну, и пока они не будут уничтожены, они не остановятся...
   - Но ведь наши армии погибнут почти наполовину! - почти закричал шавалинец. - Когда я встану во главе королевства, мне что, придётся этими ошмётками войска бороться с ними?! Хозяин!
   - Не кричи, - осадил его Хозяин холодно. - Я не люблю, когда кричат без дела. Я сказал, что война продолжится. Да, все принцы погибнут с большинством войска, но если война вдруг прекратится, едва ты сядешь на трон, у многих могут появиться подозрения. Поэтому готовься или побеждать с малым войском, или ищи союзников.
   - Но где мне искать союзников? - спросил с дрожью в голосе Тау'ган'ар. - Хозяин, у меня ведь не будет никакого выхода!
   - Чем я могу тебе помочь, - призрак шевельнул плечами. - Думай. У тебя есть время. В конце концов, тебе ещё предстоит разобраться с третьим старшим принцем. Пусть пока тебя займёт это... И будь осторожнее. Не зли меня, - оставив эту угрозу, дух исчез.
   Шавалинец поклонился пустоте, стискивая зубы. Зачем нужен этот подвох?

______

   Величественные ворота Мере'ар Маари сияли золотом под полуденным солнцем. Многочисленные барельефы на них изображали сцены из истории славной династии За'ар Маари, о бесчисленных победах и великих достижениях. Была, правда, на высоте около пяти человеческих ростов горизонтальная чёрная полоса, отмечавшая период, когда над городом и всей страной была власть Хозяина Ночи...
   Ворота открывались медленно, но ни одного скрипа поворачивавшегося ворота не было слышно. По одну сторону от золотых ворот ждала возможности проникнуть в город колонна всадников во главе с третьим старшим принцем.
   Моэ'ран'ар был невероятно похож на отца, правда, не по характеру, а только по внешности. Третий старший принц был невероятный гордец, и причина этого была в том, что он был уверен безоговорочно: трон Шавалина станет его, ведь он - сын Баэ'кен'ара! Тем более что первый старший принц умер, а второй пропал бесследно где-то в Мараданской пустыне.
   Но сходство с отцом имело преимущественно только лицо Моэ'ран'ара. Узкое лицо, тонкие черты, выдающиеся скулы и глаза, вечно прищуренные, словно их обладатель вынашивает какой-то план, с сильно поднятыми вверх уголками. Он подкрашивал чёрным брови, и оттого его лицо казалось ещё более неестественным. Сам же Моэ'ран'ар был неестественно высок и слишком худ, чтобы выглядеть таким же здоровым, как его стареющий отец. Сквозь кожу ясно виднелись голубые ленточки вен, а на руках, основание шеи и висках они проступали ещё ярче.
   За ним стояла вся его многочисленная свита из Аанторо Мельбе, с которой он, как уважающий себя принц, никогда не расставался.
   Наконец, врата распахнулись достаточно, чтобы пропустить их. По сравнению с этим древним сооружением, всадники казались маленькими песчинками. С той стороны ворот их встречал выстроенный и парадный гарнизон Мере'ар Маари, а за ним - веселящийся народ, встречающий третьего старшего принца приветственными криками.
   Навстречу Моэ'ран'ару выехали Тау'ган'ар, называвшийся пока временным правителем столицы, и Мае'ар. Увидев своего брата, она приветственно заулыбалась, меняясь в лице. Она выглядела вполне здоровой, в отличие от него. С розовым румянцем на щеках, чуть подкрашенными глазами, верхом, в женском седле, она сейчас была так прекрасна, что Тау'ган'ар невольно залюбовался ей.
   "И что она находит в своём брате? - подумал он с досадой. - В нём едва жизнь теплится!.. Ничего, скоро он станет мумией в подземельях Мере'ар Марри!" - он тоже улыбнулся, только незаметно, но тут же рассыпался в приветствиях третьему старшему принцу, следя больше за его глазами.
   Моэ'ран'ар всё неотступно следил за сестрой, и было неясно, толи он рад её видеть, толи у него появился повод в чём-то её подозревать.
   - Дорогой мой, наконец-то! - она коснулась его руки, так, чтобы со стороны это казалось простым приветствием.
   - Рад приветствовать вас, принц Моэ'ран'ар... Увы, Нау'лег'ар скончался несколько дней назад...
   - Это действительно прискорбно, - сухо ответил Моэ'ран'ар. - Он был достойным принцем, и даже отец ему доверял.
   Принц ясно давал понять, что ставит Тау'ган'ара на место. Тот не стал возмущаться, отложив месть за эти слова.
   Медленно закрывались ворота Мере'ар Маари. Народ расходился по своим домам.
   Их не ждало никаких потрясений в ближайшее время. Простолюдину всегда всё равно, какое имя будет у того принца, который взойдёт на трон. Главное, чтобы в день коронации раздавали бесплатное вино...

______

   В приятной обстановке, на половине Тау'ган'ара, принцы провели следующие два часа. Разговор был не слишком утомителен для обоих, но это не значит, что они были расслаблены. Моэ'ран'ар был резок, самоуверен, порой даже невежлив. Тау'ган'ар представлял собой само радушие и простоту.
   Беседа касалась и прошедших похорон, и обсуждения затрат, и войны, и, безусловно, Эмералдмора. По словам третьего старшего принца, с самой высокой башни Аанторо Мельбе можно было видеть постоянно двигающиеся полки конницы, и это тревожило его.
   - Как бы княжество не воспользовалось нашей сегодняшней заботой, - говорил он. - Я сказал бы, что они настроены воинственно.
   - А что посольство Эмералдмора в Аанторо Мельбе, третий старший принц? - спрашивал Тау'ган'ар. - Они отрицают такую возможность?
   - Безусловно. Но собирают вещи, насколько я знаю, и собираются уехать. Якобы на смену им должны приехать другие, а их срок вышел... Пока меня там нет, я приказал не выпускать их из Аанторо Мельбе, на всякий случай.
   - Разве Эмералдмор не может посчитать это за провокацию?
   - Посчитает - отпустим. Сошлюсь, что не мог отпустить их, не устроив им приличествующие проводы... Впрочем, советую вам, когда вы окажетесь в Мельбе, третий средний принц, отпустить не всех. Пусть хотя бы один останется, да хоть вашим личным гостем. Конечно, эмералдморцы не из тех, кто печётся о жизни единиц, но мало ли, вдруг на них это подействует.
   Тау'ган'ар внутренне напрягся. Моэ'ран'ар уже направил его в Аанторо Мельбе, хотя пока не получил согласия отца на взятие власти в свои руки... И не прошёл срок от смерти Нау'лег'ара, необходимый, чтобы исполнение его обязанностей тем принцем, кто был на тот момент рядом, было прекращено.
   - Когда вы, кстати, отправляетесь, третий средний принц? - в лоб спросил Моэ'ран'ар. - Хотелось бы, чтобы вы успели несколько ввести меня в курс дела.
   Тау'ган'ару казалось, что старший принц чувствует себя намного более уверенно, когда рядом с ним его сестра. Это показалось ему вполне полезным знанием, и он даже поразмышлял, как можно это использовать.
   - Кхм... В соответствии с законом, когда истечёт семь дней со смерти первого старшего принца, - Тау'ган'ар развёл руками.
   Моэ'ран'ар нахмурился, но спорить не стал, хотя ощутимо был недоволен. Третий средний принц представил его досаду и одновременно подумал, что гонцу от Баэ'кен'ара лучше поторопиться.

______

   Почти в один день пришло Баэ'кен'ару два письма. Первый, с печатью Нау'лег'ара, он не смог прочесть тут же, утром: шли бои, и он был занят размышлениями о продолжении продвижения вглубь пустыни. Вечером прибыл раненый мараданцами гонец, сообщивший на словах, что первый старший принц умер, и Баэ'кен'ару пришлось уделить внимание первому письму.
   Первым делом Нау'лег'ар писал о своей смертельной болезни и предчувствии, что смерть не заставит себя знать. Хотя почерк и был ровен, было ясно, что писал не сам принц, а кто-то, вероятно, под его диктовку. Но основной смысл письма был не в предсмертных отчётах перед королём.
   "Мне прискорбно говорить вам это, но я боюсь за судьбу столицы и скорблю, что вас нет здесь. Благородный третий средний принц Тау'ган'ар уже заверил меня, что в случае моей смерти он не даст случиться ничему ужасному, но кое-что пугает меня особенно. Ваш сын, третий старший принц Моэ'ран'ар Маари предъявляет свои права на управление Шавалином в ваше отсутствие, и я никогда не засомневался бы в нём, если бы не те слухи, что в последнее время часто достигают моих ушей. Быть может, это злые языки наговаривают на принца Моэ'ран'ара, но я лично читал перехваченное письмо от третьего старшего принца к Верховному Князю Эмералдмора. Клянусь вам, ваше величество, что не лгу ни в одном слове, хотя сам не верю в это. Надеюсь, что это лишь жалкий заговор против старшего наследника, но пока у меня нет опровержений. Я боюсь, как бы делами государства не стал заправлять ненадёжный человек... Я надеюсь на ваше мудрое решение, король Баэ'кен'ар, потому что вскоре меня перестанут заботить земные распри. С почтением, первый старший принц Нау'лег'ар."
   Баэ'кен'ар дважды прочитал письмо, прежде чем отвести взгляд от строк. Письмо написано и отправлено прямо перед смертью. Гонцы скакали, не останавливаясь, несколько дней, пробивались с боем к лагерю короля... Письмам почти два дня. Значит, его сын уже выехал в Мере'ар Маари...
   Король был весь в размышлениях. Поверить ли предсмертному письму уже мёртвого принца? Нау'лег'ару действительно было ни к чему врать, Баэ'кен'ар знал его хорошо, и знал, что этот человек никогда не был сторонником мести. Да и за что ему мстить Моэ'ран'ару? Всякие бывают между принцами междоусобицы, но Моэ'ран'ар - меньшего ранга, чем первый старший принц!
   Подпись стояла, и это была подпись Нау'лег'ара, хотя и неровная, поставленная дрожащей рукой. Нау'лег'ар подписался под этими словами, обвинением третьего старшего принца в связях с Эмералдмором! Что же теперь, приказать арестовать родного сына, оставшегося первым наследником?!
   Баэ'кен'ар и так был измотан этой войной. Он наблюдал за любыми крупными сражениями, он постоянно слал гонцов другим армиям, он был занят войной, а тут на него сваливаются известия о каком-то не оформившемся, даже недоказанном заговоре! Верить или не верить? Откладывать нельзя, если его сын действительно связался с Эмералдмором, готовым загрести под свои флаги Шавалин, как только подвернётся возможность...
   Королю трудно было принять решение. Но на то он и король, что советоваться ему не с кем, и со всеми сомнениями он наедине.

______

   Очередной приступ сильного кашля согнул Тэма пополам, он инстинктивно вцепился пальцами в гобелен на стене, и тот рухнул на него сверху. Тэма окружила тонкая дымка взвившейся пыли. Он, продолжая кашлять, попытался вылезти из-под тяжёлой толстой ткани гобелена, но там ему ещё сложнее было дышать - и без того был заложен нос, и сильно кружилась от жара голова.
   Чья-то рука сдёрнула гобелен с Тэма и бросила его в сторону. Хранитель тяжело вздохнул и откинулся обратно на подушку.
   - Спасибо...
   - Не мстишь ли ты мне, Хранитель, за то, что я так внезапно утащил тебя из Алвалена? - мрачно спросил Зэрандер, отворачиваясь обратно к окну.
   - Хотелось бы думать, что так, - не выдержал Тэм. - Хоть раз в жизни кому-нибудь,... - завершить фразу не удалось. Долгие разговоры раздражали горло, он вновь закашлялся и замолчал.
   Капризный Дар Самоизлечения не желал ему помогать. Тэрмис не понимал, отчего лёгкая простуда вдруг превратилась в постоянный жар, безудержный кашель и общую слабость.
   С тех самых пор, как Зэрандер заставил его коснуться двойника Камня, прошло уже много времени. Они были выкинуты посреди равнины, где не было и упоминания о людях. Несколько ночей в этом бесконечном поле - и Тэм почувствовал, что его здоровье несколько пошатнулось, что было удивительно, ведь он привык путешествовать, и никогда раньше не боялся слишком сильного и холодного ветра.
   Тэм сердился на Зэрандера необычайно. Вот ведь захотелось Воину исчезнуть из Алвалена прямо сейчас, не дав ему даже попрощаться с Марилом и Наймирой!..
   На претензии Тэрмиса Зэрандер ответил весьма однозначно. Поймав Хранителя за воротник, он приподнял его над землёй, так, что тот едва касался травы, и спросил мрачно:
   - Думаешь, Хранитель, беседовать с Клинком Света для меня - удовольствие? Или мне куда больше хочется проверить твёрдость его руки, держащей меч?
   - Воин, поставь меня немедленно! - возмутился Тэм, чувствуя неприятный осадок на душе. - Мы сейчас на стороне Клинка!
   - Мы не на стороне Клинка, на его стороне ты. А моя Сила - Сила Ночи. Так что не раздражай меня лишний раз всякой болтовнёй.
   С тех пор Тэм почти два дня не разговаривал с Зэрандером вовсе. До тех пор, пока кашель внезапно не усилился, и он не потерял все силы идти. В один момент он просто упал на траву, уткнувшись лицом в землю, и мгновенно забылся.
   Очнулся он в постели, под крепкой деревянной крышей и укрытый от сильного ветра стенами гостиницы. Оказалось, Зэрандер донёс его до ближайшего города, а там заплатил за несколько дней проживания - причём, Тэм так и не выяснил, откуда у него взялись деньги - и практически заперся в купленной комнатке. Это было небольшое, но тёплое помещение, с одним маленьким окошком, двумя кроватями, одна из которых для Зэрандера определённо была маловата, и определённо предназначалась для более менее богатых гостей, по крайней мере, тканые ковры на стенах и полу бывают уж точно не в каждой комнатке в гостиницах такого рода.
   Несколько дней Тэм провалялся в бреду, а когда пришёл в себя, кашель ещё не прошёл, да и прилива сил он не чувствовал.
   - Где мы? - спросил он у стоящего к нему спиной Зэрандера.
   - В Шавалине, - ответил он безразлично.
   - Значит, последний двойник всё-таки здесь? - вздохнул Тэм, прислушиваясь к сипению своих лёгких.
   - Вряд ли, - коротко отозвался Зэрандер. На этом их первый разговор и закончился. Приходила несколько раз девушка, видимо, одна из работавших здесь. По приказу, судя по всему, Зэрандера она приносила Тэму какие-то травяные настои, которые он покорно пил. Хранитель чувствовал вину за то, что из-за него они потеряли уже столько времени, но понять, насколько сердит на него Лорд Тени, было невозможно.
   По мнению Зэрандера, искать двойник Камня нужно было не в Шавалине. Да и Тэм понимал, почему он так думает: ведь в первый раз их выбросило на Побережье довольно далеко от Сарратара. Камень Света спрятан хорошо, просто так, следуя указаниям двойников, невозможно отыскать его.
   - Прячут уголь, - пробормотал Тэм, отворачиваясь к стенке и вновь начиная кашлять. - Охота на тех, кто прячет уголь... Свет, да что же это такое!

______

   Общее положение дел было не в пользу Шавалина. Как ни тяжело это было признавать и принцам, и самому королю, ходом войны управляли не они. Мараданцы не знали, что такое наука боя, что такое тактика, они начинали и заканчивали битвы спонтанно, стерегли воинов Шавалина повсюду, и не вели никаких переговоров.
   Нейцеру нравилась такая война. Это было настоящее, дикое, первобытное противостояние. В Тёмные Времена, когда он был главнокомандующим одной из армий Тени, все войны уже велись практически по строгому плану. Ни у мараданцев-воинов, ни у их шаматэ, не было никаких планов. Но этим они и побеждали пунктуальных шавалинцев, не понимающих, как это можно не разграничить войско на полки, не разделить на фланги, не распределить ряды пеших мечников, копьеносцев, кавалерии... Да и не приспособлены были шавалинские солдаты сражаться в пустыне, увязая в песке по щиколотку.
   Лорд Нейцер пользовался расположением шаматэ. Ставу Драго сам удивлялся, насколько быстро этот чужестранец оказался в большом доверии у них. Нейцер стал таким частым гостем в их шатрах, что у него даже спрашивали советов по поводу ведения военных действий.
   Нейцер отвечал всегда охотно на все вопросы, а заодно касался Силой Ночи мараданцев, с каждым разом всё больше и больше подчиняя их своей воле. Мараданцы - очень гордый, хотя и дикий народ, и такая расположенность их шаматэ к приезжему им была не по вкусу, и поэтому, когда шаматэ все как один стали его марионетками, Нейцер отдалился от них, и если те и обращались к нему, давал лишь туманные намёки, впрочем, они быстро "понимали", о чём идёт речь... Наивные, они думали, что сами принимают решения! Нейцера веселила их чванливая гордость и примитивность самосознания, однако именно они были реальной силой, которая вот-вот свалит Шавалин.
   Сначала, оказавшись в Мараданской пустыне, Нейцер не поверил, что эти дикари способны сражаться с Шавалином. Но потом понял, что первое впечатление обманчиво, и теперь почти гордился тем, как незаметно и искусно управляет ими. А шавалинцы думают, что мараданцами движет простая кровожадность! Нет, ими движет воля Хозяина, которую передаёт им Лорд Тени...
   "Рыжий Лорд, - вспоминал Нейцер порой своё старое прозвище, любуясь на жёлтые пески Мараданской пустыни, - кто знает, может, именно в этом было моё призвание!"
   Шавалин будет обессилен, мараданцы рванут на территорию королевства, а там конница Эмералдмора быстро усмирит их. Огромная область этого мира мгновенно станет принадлежать Хозяину Ночи!..
   Чуть нагнув голову, он вошёл в шатёр. Шатёр стоял в центре отдыхающего войска мараданцев. Нейцер предполагал затянуть неприспособленных шавалинцев как можно дальше вглубь пустыни, но пока ему не были известны истинные силы Шавалина. Те, что преследовали мараданцев, те, что отвоёвывали крепости на границе с пустыней, те, что стояли в основных городах - все ли это силы, или есть ещё, ждущие, когда мечтающие о добыче варвары кинутся к центру Шавалина, навстречу ждущим их солдатам...
   Внутри шатра, связанный мараданцами, лежал второй старший принц Шавалина. Нейцер настоял на том, чтобы его не убивали. На взгляд Лорда, вполне понятным предупреждением для За'ар Маари должны были стать головы спутников принца, а сам же шавалинец мог бы предоставить Нейцеру вполне подробные сведения о силах Шавалина. Хозяин не торопился облегчать своему Лорду задачу, и Нейцер должен был решать все проблемы добычи сведений самостоятельно.
   У мараданцев было множество весьма грубых способов выведать правду даже из самого упрямого пленника, однако Нейцер никогда не считал себя жестоким, а значит, всегда давал жертве несколько больше, чем один шанс. В конце концов, у него есть Сила Ночи, а значит, даже особых усилий не нужно, чтобы заставить шавалинца говорить.
   Но Нейцеру хотелось проверить себя - неужели, став Лордом, он постепенно теряет прежние таланты? Его красноречие и лояльность - отличия от остальных Лордов, и он обязан хотя бы иногда тренировать их.
   - Прикажите им меня развязать! - возмущённо крикнул пленник, едва заметив силуэт Нейцера. Лорд и раньше показывался ему на глаза, ни разу ещё ничего не говорил, давая пленнику насладиться пленом, тишиной и одиночеством вдоволь. Принц только знал, что этот человек - не мараданец, и у него была надежда, что с помощью него можно что-то для себя выторговать. - Я - второй старший принц Тэу'лан'ар! Клянусь, вы же не из этих варваров! Это противоречит законам - сажать под замок делегата!
   Нейцер изучал принца со стороны, так, что его лица шавалинцу видно не было. Если второй принц и замечал что-то, то только блеск глаз в полутьме.
   Тэу'лен'ар замолчал, поняв, что добиться чего-то даже от этого человека не удастся. Ему было жутко здесь, среди этих проклятых мараданцев, он постоянно ощущал близость смерти, и в сочетании с ужасными условиями это действовало на него подавляюще.
   Лорд Нейцер размышлял, стоит ли тратить время на этого Маари. Одно касание Силы Ночи - и его разум будет подчинён... В нём в зачатке безумие, а такие люди всегда куда более открыты Силам, чем обычные.
   Однако изменять своим традициям Нейцер не стал.
   - Варвары, как известно, не слушают ничьих приказов, - сказал он пленнику, не шевелясь. Голос звучал, как приговор. - Я не могу им приказать.
   - Кто вы? - Тэу'лан'ар даже в таком положении требовал ответа. Нейцер усмехнулся: привычка к всеобщему повиновению не проходит так уж быстро. Можно и не сердиться на этот резкий вопрос. Шавалинец в силу своего происхождения несколько глуповат. - Но ведь вы же не пленник, - теперь уже с просьбой обратился к нему Тэу'лан'ар. - Меня даже не кормили нормально с тех пор...
   - Вы хотите есть? - спросил Нейцер, улыбаясь ещё шире. - Вы знаете, что мараданцы отличаются большой непритязательностью к еде... Боюсь, вам придётся не по вкусу их пища.
   - Послушайте, - почуяв, что контакт налаживается, затараторил шавалинец. - Я чувствую, что вы здесь не случайный человек... Вы же должны понимать, что они посягнули на общепринятые правила... Я прибыл для переговоров...
   - Я не имею никакого отношения к решениям шаматэ, принц Тэу'лан'ар.
   - Но ведь, - шавалинец попытался сесть, правда, у него никак не получалось, потому что мараданцы не удержались от возможности несколько поколотить его. Нейцер наблюдал за этим равнодушно, - я чувствую, что вы можете сказать этим шаматэ... Я слышал, как вы говорите с этими варварами...
   Он оказался в сложном положении - он не понимал, как нужно вести себя с этим человеком, кто он, что может... Тэу'лан'ар был в полном отчаянии.
   - Это мне совершенно невыгодно, - отрезал Нейцер. - Вы ничего не можете предложить мне взамен.
   - Я?! - уцепился за эту ниточку пленник. - Я один из самых близких к трону наследников! Весь Шавалин скоро может мне достаться!.. Я уверен, что смогу почти всё, что вы захотите!
   Нейцер сделал вид, что задумался, хотя в темноте шавалинец вряд ли это видел... Ему нравилось играть. Ему нравилось быть естественным.
   - Знаете ли, от вашего Шавалина скоро не останется и камня на камне. Так что вы уже ничем не владеете, примите мои соболезнования, - Нейцер шуточно поклонился и развернулся, отодвигая полу шатра, чтобы уйти.
   - Никакие варвары не способны победить армию Шавалина! - крикнул ему вслед принц. - Вы даже не представляете себе наших сил, если так думаете!
   - Правда? - Нейцер обернулся. - Вы очень проницательны, как я вижу, и, должно быть, догадались, что союзником Шавалина я никак не являюсь. Даже сопереживающим я себя не могу назвать. Скорее уж, я его противник. Поэтому мы с вами не можем ни о чём договориться, наверное. Я только заглянул убедиться, что вы ещё не умерли.
   Эта фраза резанула слух принца. Тэу'лан'ар как-то слабо вскрикнул и заговорил быстрее:
   - Постойте, не уходите... Вы здесь один разумный человек...
   - Я подумаю о вас, когда будет время, - пообещал Нейцер
   Второй старший принц недалёк от полного отчаяния. Не так уж и сложно склонить его на предательство...
   "Как только жизнь стала безопасной, даже владыки разучились править должным образом, - подумал Лорд Тени. - Ничего, скоро у них всех будет один-единственный владыка..."

______

   Тау'ган'ар, Моэ'ран'ар и Мае'ар обедали в малой трапезной зале в напряжённом молчании. Третий старший принц с нетерпением ждал, когда же средний уберётся, наконец-то, из Мере'ар Маари, и, судя по всему, ещё и подозревал что-то. Тау'ган'ар же ждал с нетерпением ответа от короля. Так они и смотрели волком друг на друга, определённо желая своему родственнику если уж не смерти, то тяжёлой болезни. Но третий средний принц старался скрыть это куда больше, чем первый. Моэ'ран'ару уже не терпелось взять в свои руки власть, и то, что его отец ещё был жив, нисколько его не заботило. Он уже чувствовал себя почти коронованным...
   Вошёл слуга, поклонился принцам и принцессе и передал Тау'ган'ару свиток с печатью Баэ'кен'ара. Моэ'ран'ар напрягся, нервно сжимая пальцы в кулаки и вытягивая шею. Тау'ган'ар неторопливо отложил прибор и переломил печать, предварительно почти минуту вытирая пальцы о салфетку. Напряжение взлетело до предела.
   - Дайте письмо мне! - потребовал Моэ'ран'ар, когда третий средний принц начал разворачивать свиток.
   - Простите? - поднял брови Тау'ган'ар. - Пока я ещё не передал вам власть, старший принц, я должен прежде сам прочесть послание вашего отца.
   Моэ'ран'ар прищурил глаза, но ничего не ответил. Тау'ган'ар проскользнул глазами по аккуратно выведенным писцом буквам и позволил себе улыбнуться только самым краешком губ.
   Однако насколько непредусмотрительным и доверчивым оказался король Баэ'кен'ар!.. Должно быть, война действительно заняла все его мысли.
   Тау'ган'ар свернул письмо и нацепил маску скорби на лицо. Моэ'ран'ар и не подозревал о содержании послания... Тау'ган'ар вынужден его огорчить.
   - Дайте же мне прочесть! - возмутился Моэ'ран'ар. - Это касается и меня! Это вести о войне?
   - Увы, это действительно касается и вас, - Тау'ган'ар сделал вид, что он крайне огорчён. - Мне очень жаль, но я должен вас арестовать.
   Моэ'ран'ар вскочил на ноги, отталкивая от себя кубок вина с такой силой, что его содержимое мгновенно расплескалось.
   Мае'ар обеспокоенно стрельнула взглядом на Тау'ган'ара, потом на своего брата, и затаила дыхание.
   - Что вы сказали?! - воскликнул Моэ'ран'ар.
   - Я не понимаю, поверьте, в чём дело, но ваш отец, кажется, подозревает вас в предательстве. Вот, прочтите сами, - Тау'ган'ар учтиво подал письмо третьему старшему принцу и позвал стражу.
   Моэ'ран'ар оказался окружён с двух сторон стражниками. Он читал письмо короля и с каждой секундой бледнел всё быстрее.
   - Подлая ложь! - вскричал он, наконец, бросая письмо на пол. - Не иначе как ты, гадюка, оклеветал меня перед ним! - он сделал было шаг вперёд, ещё больше взбесившись от выражения глубокого оскорбления на лице Тау'ган'ара, но в тот же миг оказался схвачен под руки стражниками. - Отпустите меня! Я приказываю!
   - Что происходит? - подала голос Мае'ар. - Объясните мне! Моэ'ран'ар, какое предательство? Средний принц! - обернулась она к Тау'ган'ару.
   - Это клевета! - продолжал вырываться Моэ'ран'ар.
   - Я уверен, что это действительно так, третий старший принц... Я обещаю разобраться с этим прискорбным моментом... Прошу вас успокоиться, клянусь, для меня это не меньшее изумление...
   - Больше лги! - Моэ'ран'ар сделал ещё одну попытку освободиться и неожиданно почти повис на руках стражи. - Это твой заговор! Отец знает, что я за свою жизнь никогда не имел никаких дел с проклятым княжеством!
   - Успокойтесь, принц! - Тау'ган'ар вежливо предложил ему воды, но Моэ'ран'ар едва не облил его, тряхнув головой. Третий средний принц приподнял руки, отходя. - Я понимаю, что вы изумлены... Но я изумлён не меньше... Даю вам слово, ваш арест будет почти формальностью... Но вы ведь понимаете, что я не могу ослушаться приказа его величества...
   Мае'ар Маари нагнулась и подняла брошенное письмо, прочитала несколько строк и удивлённо пробормотала:
   - Камень Света, ты переписывался с Верховным Князем, любовь моя?..
   - Не верь ему! - Моэ'ран'ар бросил яростный взгляд на Тау'ган'ара. - Мае'ар, отец не мог так думать обо мне!..
   - Я думаю, - Тау'ган'ар сокрушённо вздохнул, - что вам стоит немного успокоиться, третий старший принц... Для вас это большой удар... Не беспокойтесь, я уверен, что скоро его величество вернётся, и всё встанет на свои места!..
   - Ты ответишь! - зашипел принц. - Клянусь столицей, ты заплатишь за этот заговор, змея!
   Тау'ган'ар кивнул головой на дверь, и стража увела принца в давно отведённую ему комнату...
   - Не верь ему, Мае'ар! - крикнул уже на пороге Моэ'ран'ар. - Передай отцу! Я уверен, он даже не знает ничего об этом!..
   Двери захлопнулись, заглушая его слова. Растерянная принцесса осталась наедине с Тау'ган'аром. Третий средний принц подошёл и ненавязчиво вынул из её рук письмо:
   - Мне очень жаль, принцесса...
   - Кто бы мог подумать, что на него может пасть такое подозрение! - она вздохнула. - Я всё-таки не верю...
   - Я тоже не могу поверить, принцесса. Давайте немного успокоимся, ваш брат вскоре поймёт, что моей вины в этом никакой нет...
   Она покосилась на него с недоверием, но позволила усадить себя на стул.
   - Вы знаете, третий средний принц... Это всё так странно... Я ведь жила с ним в Аанторо Мельбе! Я знаю, что он не состоял ни в какой переписке!.. Вы знаете, я должна уехать, принц. Я знаю, где хранились все письма и бумаги Моэ'ран'ара... Уверена, а не найду там никаких доказательств. Возможно, опровержения...
   - Позвольте, принцесса... Но Моэ'ран'ару нужна сейчас ваша поддержка!
   - Я понимаю, но я должна ему помочь иначе, - Мае'ар быстро поднялась. - Я начну собираться немедленно. В любом случае, Аанторо Мельбе сейчас осталась без своего главы!
   Тау'ган'ар восхитился её стремительности. Поразительно, она быстро сообразила, что раз нет ни одного принца, и что в Аанторо Мельбе она жила очень долго, только она и в силах сейчас хоть как-то управлять там делами. И её нисколько не смущало, что испокон веков принцессы не имели реальной власти в Шавалине.
   - Я распоряжусь, чтобы всё было готово к вашему отъезду, - согласился Тау'ган'ар. - Мне очень жаль, что так случилось...
   - Я не думаю, что в этом есть ваша вина, - проговорила она. - Но кто-то точно виноват в этом! Я должна найти их...
   Мае'ар Маари ушла. Тау'ган'ар наконец-то смог позволить себе широко и довольно улыбнуться. Через несколько минут по его приказу в залу вошёл человек в простой, но добротной одежде, который поклонился принцу и выпрямился в ожидании приказа.
   - Принцесса Мае'ар собирается отправиться в непростое путешествие в Аанторо Мельбе, - с пустой улыбкой произнёс Тау'ган'ар. - В наши дни такие длинные путешествия чреваты разными опасностями...
   Человек понял его без уточнений. Что-то прикинул в голове и спросил грубым низким голосом:
   - Она должна остаться живой?
   - Более того, она не должна ни на секунду не подумать, что её плен может быть заказан мной или кем-либо ещё. Она не должна быть ни привилегированной пленницей, ни игрушкой для вашего племени. Это лишь временная мера.
   - Можете быть уверены, ничего особенного с ней не случится. Но по мелочам я не могу вам ничего обещать, сами понимаете, принц, ребята бесконтрольные...
   - Главное, что ты понял, в чём состоит твоя задача, - Тау'ган'ар отстегнул от пояса расшитый серебряной нитью бархатный мешочек и бросил его человеку. - А теперь, покинь дворец так же незаметно, как и появился.
   - Благодарю вас, принц, - человек вновь поклонился и попятился прочь. Как ненавидят друг друга все родственники, когда речь идёт о власти и богатстве! Каждому хочется урвать кусочек подушки, лежащей на троне, а то и весь трон... И даже те, кто не обладает правом на этот трон, вполне может оказаться под ударом.

8

Судьба Шавалина

______

  
   Наделённый Матаир уже не одну ночь неотступно находился при Страже Увлере.
   Он отыскал его в Колдсоуле, ориентируясь только на свои ощущения. Он не ощущал здесь присутствия Сати, но зато Сила Ночи так явственно чувствовалась, что порой Матаиру казалось, что её слуги по пятам преследует его...
   Впрочем, не простые слуги... Наделённый Страж ещё не въехал в Колдсоул, когда понял, что перед ним почти что новый оплот Тени. Или здесь множество слуг Ночи, или кто-то из возрождённых Лордов, о которых говорили тераики Клинку Света.
   Но Наделённому Матаиру что-то подсказывало, что путь Сати и Увлера оборвался где-то здесь, к тому же, он был не из тех, кто боялся бы встречи с Лордом Тени. Напротив, впервые за много лет он почувствовал что-то вроде азарта. Наделённые Стражи постоянно переживают только чужие чувства, но сейчас все эти чужие голоса затмил его собственный, внутренний. Здесь, в Колдсоуле, скорее всего скрывался настоящий, тёмный враг. И где-то там же был Страж Увлер, потому что следы его терялись здесь...
   Матаир понимал, что для Клинка отыскать Сати, пожалуй, даже важнее, чем найти Стража Увлера. Клинок никогда бы не сказал такого, но на то Матаир и был Наделённым, что знал о своих собеседниках больше, чем они сами о себе. Матаир знал, что подвести Клинка не имеет права, он дал себе слово, что вернётся только с Сати, и только отыскав Стража Увлера, если он ещё жив...
   А пока он был точно жив. Матаир чувствовал чужую далёкую боль, но сердце его билось внутри Матаира вместе с его собственным, вместе с сердцем Сати, с сердцем Кален, с сердцем Клинка... Такая ноша любому покажется непосильной, а Наделённые несут её, не зная никакой иной жизни.
   Матаир не мог уловить следа Сати, однако понимал, что если здесь действительно Лорд Тени - а Наделённый всё сильнее убеждался в этом - то вряд ли мальчик может быть где-то ещё. В том, что жизнь Сати вне опасности, Матаир был уверен, верил он и в белый шнурок на руке Сати - разве что в стойкость веры мальчика он не слишком верил... Хотя, после того, как Дары были изгнаны из него, возможно, он вправду стал не подвержен Силе Ночи.
   Поэтому, оказавшись в Колдсоуле, первым делом Матаир пошёл не по следу Ночи, а по следу Света, в поисках Стража Увлера.
   Он не скрывался - пусть даже слугам Ночи будет известно, что Наделённый Страж здесь, и здесь не случайно.
   Поиски привели его в небольшой переулок со следами крови на мостовой. Сев на корточки, Матаир провёл пальцами по засохшим пятнам. Увлер был ранен, тяжело ранен...
   "Может, он в плену?" - мелькнула мысль в голове Матаира, и тут же он услышал робкие шаги позади. Наделённый знал, что это не враг, и поэтому обернулся неторопливо, без опаски. Там был человек лет сорока, в простой одежде среднего горожанина и с каким-то недоверчивым выражением лица. Наделённый почувствовал сомнения мужчины и позволил себе несколько расслабить мышцы лица, чтобы не казаться напряжённым.
   - Э-э,... - выдавил человек. - Друг?
   - Да будет с тобой Свет, добрый человек, - поприветствовал его Матаир, чувствуя, что этот мужчина оказался здесь не случайно. - Ты хотел что-то сказать мне?
   - Да, друг... Видишь ли, я тут живу недалеко, - человек словно оправдывался. - Я как-то проходил тут улицей и увидел тело... Я думал, что он мёртв, а он оказался вроде как живой...
   - Страж? - быстро переспросил Матаир, делая шаг вперёд.
   - Э-э... ну да... Он ранен и без сознания с тех самых пор, как я его нашёл... Он сейчас у меня дома, с ним дочка...
   - Проводи меня, друг, - попросил Наделённый, чувствуя незначительное облегчение.
   Горожанин оказался владельцем небольшой лавочки на местном рынке. Вкратце история, которую он рассказал Матаиру, была такова.
   Он возвращался к себе домой и вдруг увидел что-то белеющее в вечерней полутьме. Фонарей здесь не было и в помине, и только белая одежда привлекла внимание Хитора. Тогда он подошёл ближе, и вляпался в кровь. Крови было так много, что он даже подумал уйти от беды подальше прочь - всё равно, этот несчастный наверняка мёртв. Однако ему показалось, что раненый человек дышит.
   Хитор не был жестоким человеком, и не смог пройти мимо. Будь это труп, чтобы его не обвинили в убийстве, он, быть может, и ушёл бы потихоньку, но раз человек был жив... Хитор подошёл и вдруг понял, что раненый человек - самый настоящий Страж! Это было для него настоящим потрясением: где это видано, чтобы на Стражей Света нападали в тёмных улицах...
   С трудом удалось Хитору дотащить раненого Стража до своего дома. Время было позднее, и обращаться к кому бы то ни было не имело никакого смысла. Жил Хитор со своей дочерью. Та как раз ложилась спать, когда появился отец с окровавленным телом Стража на руках.
   Поспать в ту ночь им не удалось - Салиша перевязывала Стражу рану, потом полночи сидела у постели, ожидая, что он вдруг очнётся, но Страж не торопился просыпаться. Хотя, пожалуй, во время перевязки ему было ещё больнее, у него было такое светлое и умиротворённое лицо, что Салиша даже пугалась порой - а не умер ли он?
   Но Страж был жив. Хитор наутро отправился искать других Стражей в Колдсоуле, и с изумлением заметил, что Стражей-то нет! Ни одного больше человека!.. К кому же обращаться, Хитор не знал, и поэтому всё ждал, когда же Стражу станет уже лучше... Салиша даже перестала ходить помогать ему в лавке, постоянно находясь дома, и хотя бродили разные слухи о раненом Страже в доме Хитора, проблема не торопилась решаться.
   Тогда Хитор стал ждать, когда за своим другом приедут Стражи... И дождался, наконец-то.
   Ещё с порога дома Матаир почувствовал, как нехорошо там, внутри, Увлеру. Возможно, он прибыл как раз вовремя. Не хотелось думать, что могло бы быть, задержись он на пару дней...
   В дверях его встретила молодая девушка. Выглядела она весьма беспокойно, однако увидев Стража, облегчённо вздохнула и что-то торопливо заговорила про рану, про улыбку... Матаир ощущал её волнение - она не знала, что делать, как себя вести. Чтобы Салиша не волновалась так, он попросил её рассказать, что она сделала с раной Увлера, а заодно отвести его к раненому.
   Увлер лежал на постели, бледный, почти как мертвец. Губы его были приоткрыты, но дыхание было бесшумным, хотя, что удивительно, ровным. Хитор с дочерью раздели его и перевязали раны - по словам Салиши, их было две, обе от удара ножом в живот. Так не мог дышать тяжело раненый человек.
   Матаир встал на колени рядом с Увлером и положил ему руку на лоб. Лоб был тёплым, не слишком горячим и не мертвенно-холодным. Ресницы мерно вздрагивали.
   Мгновение - и Наделённый Страж поднялся, удивлённо глядя на Увлера. Лечебный сон! Кто-то погрузил его в лечебный сон! Но почему он продолжает ощущать боль, напряжение, исходящие от Увлера?
   - Ты говоришь, Стражей нет в Колдсоуле? - спросил он негромко.
   - Нет, друг. Я всё время искал, - ответил Хитор. - А в чём дело, друг?
   - Кто-то погрузил его в лечебный сон... Это Дар Светлых, как правило, целителей... Я не понимаю, кто мог сделать это!
   - А он сам не мог? - вставила Салиша, не сводившая взгляда с Матаира.
   - Это невозможно. Такого никогда не было.
   - Не лезь со своими глупостями, - шикнул отец на Салишу. - Придумаешь тоже...
   - Но ведь посмотрите на него, он в этом вашем лечебном сне, но угасает! - упрямо продолжала Салиша.
   - Салиша, выйди! - рассердился Хитор.
   - Не надо сердиться, друг, - успокаивающе проговорил Матаир. - Возможно, твоя дочь и права... Никогда не встречал такого!.. Но я должен попытаться разбудить его. Надо дать ему отдых.
   - Вам что-нибудь надо, друг? - быстро спросила Салиша.
   - Нет, - улыбнулся он девушке. - Вы с отцом можете отдохнуть. Если вы не против, я задержусь на пару дней, чтобы чуть-чуть улучшить его состояние. Я не буду вам мешать. Конечно, если вы не хотите, я заберу его и уйду...
   - Свет с тобой, друг, - махнул рукой Хитор. - Я сам весь извёлся, пока он тут лежал. Хорошо, что ты можешь его вылечить! Салиша, пойдём, не будем мешать...
   Они вышли, правда, Салиша сделала несколько попыток задержаться, однако отец сумел её увести. Матаир сел на постель рядом с Увлером.
   - Как же ты сумел, - пробормотал он. - Друг, что же ты такое знал, что так рвался жить, что погрузил себя самого в лечебный сон?! Но пора проснуться...
   Матаир призвал Силу Дня, пытаясь разбить мягкие оковы сна. Обычно, это может сделать только тот, кто погружал больного, но ведь Увлер сделал это сам! Значит, придётся вторгаться насильно... Но Увлер поймёт потом, что это было необходимо.
   Сначала борьба с чарами сна была безрезультатной. Матаир даже почувствовал усталость, однако попыток не прекращал. Сохраняя себе жизнь, Увлер сам от себя отнимал последние силы. Кто знает, насколько хватит этих сил!
   Наделённый закрыл глаза и вновь обратился к Силе Дня. Грудь Увлера под его руками поднялась на вдохе выше, чем раньше. Матаир почувствовал, как Увлер зашевелился, и открыл глаза.
   Страж застонал и будто попытался поймать что-то рукой. Матаир заметил, как в щёлку заглянула девушка по имени Салиша...
   - Увлер, друг...
   - Матаир! - голос Увлера был страшным, хриплым, каким-то утробным.
   - Сейчас я усыплю тебя. Ты всё расскажешь мне потом...
   - Нет, - Увлер даже не открыл ещё глаз, но его рука вцепилась в руку Матаира. - Выслушай сначала!
   - Тебе необходимо...
   - Кертис!.. Кертис - предатель!.. Он пытался убить меня... Сати в Библиотеке... Ты должен его отыскать! - он торопился, глотал слоги, дышал прерывисто, жадно. Ему хотелось кричать от заново очнувшейся боли.
   Матаир ощутил, как кольнуло сердце. Кертис - предатель... А он не чувствовал! А он не знал! О, Свет!
   - Увлер, ты должен сейчас расслабиться и дать мне излечить твою рану. Ты потом мне всё объяснишь.
   - Ты не должен позволить... клятву... Сати...
   Матаир призвал Силу Дня, и пальцы Увлера расслабились. Наделённый Страж не выдержал и закрыл руками лицо.
   Нет никаких причин сомневаться в словах друга Увлера. Значит, Кертис действительно предал Свет и перешёл на сторону Хозяина. Что же это значит? Что же теперь будет?
   Почему он, Наделённый, этого не заметил?
   - Вам плохо? - робкий вопрос вынудил его поднять глаза. Салиша стояла в комнатке, притворив за собой дверь.
   - Нет, - качнул головой Матаир. - Я не напрягу тебя, если попрошу принести мне немного воды?
   - Может, вы вина хотите? - спросила она, глядя не на Матаира, а на вновь уснувшего Увлера.
   - Нет, воды...
   - Да, конечно, я сейчас вернусь, - она быстро убежала.
   Матаир опустился на колени и, прижав ладони к лицу, начал молиться.
   Тяжело быть Наделённым. Ты чувствуешь ответственность за весь мир. За каждое, даже маленькое событие...

______

   Карета принцессы Мае'ар Маари мчалась по дороге в окружении шестерых вооружённых всадников. Была глубокая ночь, карета пересекала сейчас небольшой перелесок с редкими тонкими деревьями, и принцесса внутри мирно спала. Мыслями она была вместе со своим любимым в Мере'ар Маари, рассудком - в Аанторо Мельбе...
   Один из всадников, следовавший позади, бесшумно вытащил меч. Свет луны отразился на клинке, а через секунду этот клинок был обагрён кровью скакавшего впереди охранника принцессы. В тот же миг оставшиеся четверо обернулись, без лишних слов хватаясь за оружие.
   На предателя кинулись только трое - четвёртый повернул свою лошадь к карете и одним ударом убил возницу. Звон мечей разбудил Мае'ар, она поняла, что карета стоит, и закричала. Проснулась и её служанка - она мгновенно была убита мечом, в щепки раскрошившим стенку кареты.
   Жестокая расправа была закончена. Те всадники, что убили всех свидетелей, свистнули громко, а сами направили своих коней прочь. Теперь дело за них должны были завершить местные разбойники - то, за что им было заплачено, они совершили. А Мае'ар Маари не должна знать, что к её пленению были причастны люди, приставленные к ней третьим средним принцем Тау'ган'аром...
   К чему какие-то расследования, если сам король приказал арестовать своего сына? Королю всегда виднее!
   Получив отчёт о пленении Мае'ар Маари разбойниками из области Илентао, Тау'ган'ар выразил свои соболезнования Моэ'ран'ару, переведённому в прохладное давно ждущее его подземелье, выслушал свою порцию проклятий и отправился в королевские покои - отдыхать.

______

   Армия Баэ'кен'ара была близка к тому месту, где лагерем стояли основные силы мараданцев. Нейцер уже ждал с нетерпением той битвы - в первый раз можно будет немного размять руку. Давно он уже не сражался. С начала войны он мечтал об этой последней битве - он знал, что раньше не будет выходить на бой с шавалинцами. Он появится в решающем сражении...
   Он уже заявил о своём желании шаматэ. Они оказались не против, чтобы чужестранец сражался на их стороне. Они считали его весьма достойным воином, хотя в действии и не видели.
   Нейцер в последние дни вновь был одет в доспехи - из-за жары, это был облегчённый вариант, и даже огненно-рыжий плащ за плечами оранжевого Лорда Тени не был тяжёлым и тёплым. Лорд Нейцер любил битвы. Не те битвы, когда Воин Тени уничтожает своего более слабого противника, простого человека каким-нибудь смертоносным Даром, а то и отбирает разом сразу десятки жизней. Нет, Нейцер был одним из тех, кто в бою почти не использовал Дары. Даже против Стражей он частенько сражался, используя только меч и своё мастерство.
   Бой, считал Лорд Тени, должен быть по условиям одинаков для всех. Если это бой с человеком, то нужно биться не в полную силу... Нейцер не считал позорным обнажать клинок даже против человека, не наделённого Дарами какой бы то ни было Силы. В конце концов, среди них тоже есть достойные воины.
   Ставу Драго выказал заинтересованность к желанию Нейцера драться. Даже предложил помериться силами - Нейцер не отказался. К чему было отказываться? Мараданец был неплох, хотя никогда не слышал, что такое тактика одиночного боя. В нём было природное чутьё, животное умение чувствовать заранее то, что вот-вот произойдёт. Нейцер получил удовольствие, сражаясь с ним, увязая ногами в том песке, по которому Драго ступал, почти не оставляя следов, хотя по сложению был тяжёл и мускулист. За их соперничеством наблюдали и шаматэ, и другие мараданцы - всем им хотелось, чтобы победил их соплеменник.
   Нейцер мог бы позволить себе подарить им такое удовольствие, однако Драго должен был знать чётко, кто из них сильнее, и кто кому подчиняется. Поэтому он был сломлен, отступил под напором чужестранца и признал своё поражение. Нейцер, зная гордость мараданцев, думал, что Драго будет зол, однако ставу даже улыбался, утирая пот с лица. Для мараданцев обычны были соревнования в силе между собой, и любая победа или поражение в таком соперничестве не воспринималась как тяжёлое оскорбление.
   Итак, мараданцы начали постепенное движение навстречу решающей битве. Если Баэ'кен'ар будет разбит здесь, то легко будет сломить и сопротивление на других участках фронта. А там, уже без Нейцера одухотворённые успехами мараданцы бросятся на оставленные без защиты города Шавалина...
   Нейцер ехал верхом, хотя шаматэ и предлагали ему обычного коня, захваченного у шавалинцев, он продолжал своё передвижение на местных, "еледигу". Они были поприземистее, покрепче, однако в пустыне на них удавалось передвигаться куда быстрее.
   Он ехал не в одиночестве, а вместе со ставу Драго и теми воинами, что были из его "ставина", то есть племени. Ранним утром они снялись, и начали свой путь. Драго был возбуждён предстоящим сражением, а Нейцер размышлял о будущем мараданцев.
   Итак, Баэ'кен'ар умрёт. Хозяин сказал, что власть в Шавалине захватит его слуга. Тем не менее, он сказал не прекращать наступления. Предположим, все прочие принцы с их армиями тоже будут сломлены - Хозяин всё равно велел наступать. Скорее всего, у Шавалина есть ещё какие-то силы, о которых не знает Нейцер. Лорд собирался узнать это у Тэу'лан'ара уже сегодняшней ночью...
   Второй старший принц не был брошен на прежнем месте их стоянки. К удивлению Нейцера, Драго купил его у шаматэ, как раба. По его словам, он подумал, что матену Нейцеру может быть нужен этот человек, а шаматэ собирались-таки избавиться от него, как от ненужного груза.
   Как и все рабы, Тэу'лан'ар плёлся где-то позади войска, обессиленный, привязанный за руки к какой-нибудь телеге или к стремени одного из еледигу, или к другому пленнику... Нейцер видел, когда они отъезжали, глаза шавалинца, направленные в его сторону.
   Что ж, Тэу'лан'ар поделится распределением сил на территории страны, а Лорд Нейцер, может быть, что-нибудь даст потерявшему всё шавалинцу...

______

   Беседа с Тэу'лан'аром была действительно весьма состоятельной. Лорд Нейцер на закате, когда уже виднелись стяги войска Шавалина на горизонте, а до битвы оставалось совсем немного, посетил окраины лагеря, образованного шатрами ставу и шаматэ и повалившимися где попало спать варварами.
   Тэу'лан'ар не спал. Увидев Нейцера, он ничего не сказал - за него и так всё говорил взгляд. Должно быть, принц даже не подозревал, что бывает такая жизнь.
   - Принёс вам вина, - Нейцер вытащил из-за пояса флягу и бросил принцу. - Подумал, вы хотите пить. Хотя, мараданцы не очень-то жестоки к своим рабам...
   Плохо слушающимися связанными руками Тэу'лан'ар сумел открыть пробку и сделать несколько жадных глотков. Потом выдавил:
   - Не слишком жестоки? Я думал, я умру ещё в самом начале!
   - Но ведь вы не умерли... Впрочем, завтра мы наконец-то сразимся с вашим войском, а в честь победы мараданцам может прийти в голову принести ещё парочку жертв своей великой пустыне... Кто знает, - Нейцер равнодушно пожал плечами.
   - Вы,... - принц опустил голову. - Что вы хотите, не тяните же! Я вижу, я знаю, что вы можете дать мне свободу!
   - Где же ваша гордость, второй старший принц! - хмыкнул Нейцер. - Вы правы, я могу это сделать. Мне всего лишь нужно знать: в курсе ли вы планов, которые строил на войну Баэ'кен'ар.
   - Безусловно, да, - Тэу'лан'ар кивнул головой. - Я всё знаю...
   - Расположение сил на границе я знаю и так. Где другие армии, те, что не отправились сюда? Какие силы обеспечивают безопасность в Шавалине, пока часть армии борется с мараданцами? В каких городах гарнизоны наиболее велики по численности?
   Тэу'лан'ар поднял безразличный взгляд на Нейцера и спросил, сделав ещё один глоток вина из фляги:
   - Вы что, хотите вовсе стереть Шавалин с лица мира?
   - Считайте, что да, принц, - весьма дружелюбно улыбнулся Нейцер. - Ну же, я жду.
   - А вы обещаете, что я останусь жив?
   - Хм... Ну, я вас отпущу. Пожалуй, дам вам коня и провизию. А за дальнейшую свою судьбу извольте отвечать сами... Итак, я вас слушаю... Или вы не согласны?
   - Согласен, будьте вы прокляты, - Тэу'лан'ар мрачно выругался. - Запоминайте, неизвестный мучитель!..
   - Но-но, - покачал головой Нейцер. - Никто не мешает вам умереть, как герою, не выдав тайн своей страны...
   - Я не круглый идиот, - огрызнулся пленник. - Чувствую, пока вы играете мараданцами, у моей страны нет шансов! - Нейцер отметил про себя прозорливость принца и удовлетворённо кивнул. - Вот всё, что вы хотите...

______

   На рассвете полки Шавалина уже заняли все ближайшие холмы. Баэ'кен'ар стоял впереди своей армии, оглядывая копошащихся беспорядочно мараданцев, и не мог понять, как этим необразованным, тёмным варварам за счёт одной только грубой силы удалось неоднократно победить обученных солдат Шавалина. У дикарей не было даже конницы, только редкие люди, видимо, вожди или военачальники удостаивались права сидеть верхом. Никакого единства в оружии - каждый мараданец сражался тем, что отобрал у убитого врага или пленника... Как можно так воевать?
   - Ваше величество, спуститесь! - обратился к нему один из его генералов. - У них нет никакого понятия о чести, они могут пустить в вас стрелу, не дождавшись боя!
   Баэ'кен'ар вынужден был согласиться. Мараданцы действительно могли так поступить... Последний раз он оглядел пустыню. Солнце ещё только поднималось, но уже было жарко. Мараданцы привычны к этой жаре, а шавалинцам сложно приноровиться к ней. Нельзя было позволять себе сражаться на их поле! Погоня за врагом слишком глубоко в пустыню завела армию!
   - Начинайте построение, генерал, - скомандовал Баэ'кен'ар. - Нам некого ждать.
   - Как прикажете, ваше величество! - и всадник в генеральском плаще отъехал в сторону, отдавая распоряжения.
   "Сумеем ли мы победить? - молча вопрошал Баэ'кен'ар жёсткий белый песок и безоблачное небо. - Не слишком ли далеко мы зашли?.. Не следовало ли утянуть их следом за собой ближе к границе?.."
   Но решать эти вопросы надо было раньше. Сейчас вот-вот начнётся битва, и Баэ'кен'ар не желал оставаться в стороне. Эти мараданцы посягнули на неприкосновенность границ, на жизни мирных шавалинцев, на власть династии За'ар Маари, и никакой пощады не будет...
   Только этому с трудом верил и сам Баэ'кен'ар, глядя на медленно шевелящуюся толпу далеко впереди.

______

   С самого начала Лорд Нейцер не принимал участия в бою. Он считал себя выше того, чтобы врезаться в толпу солдат и отнимать жизни у тех, у кого больше шансов против мараданцев, чем против него. Прежде, чем он обнажил свой меч, столкнулись две силы - серебристо-алая армия Шавалина и серо-медная масса мараданцев. Звон оружия, предсмертные крики и яростные вопли победителей, сверкающее и отражающееся от мечей безжалостное солнце пустыни, песни рожков, часто прерывающиеся внезапно - музыка боя, которую способен понять далеко не каждый.
   Нейцер не любил этот зловещий, беспорядочный шум. В этих криках и бульканьях, в скольжении оружия о доспех, в ржании коней не было никакого очарования для четвёртого Лорда Тени.
   Он подождал, когда обе армии несколько устанут, когда бесконечные единичные столкновения увязающих в песке людей станут вялыми и мучительными для обоих сторон, когда свежие силы шавалинцев, брошенные на подмогу, заставят мараданцев побеспокоиться об исходе, и только тогда направил своего коня вперёд, туда, где в окружении плотного кольца стражи и генералов был Баэ'кен'ар.
   Нейцер думал, что только там найдёт хоть немного стоящих противников. Не могут же короля охранять какие-нибудь недоучки, впервые схватившиеся за мечи!
   Мараданцев сложно было остановить. Если силы шавалинцев так и увязли на половине пути к шаматэ пустынных племён, то те варвары, которые сумели пройти дальше границы столкновения, недолго думая ринулись прямиком к тому месту, где сплотились силы вокруг короля. Поэтому там кипело не меньшее сражение.
   Нейцер оказался близко к королю Шавалина. Баэ'кен'ар будто бы уже понимал исход битвы - каждому сейчас было бы ясно, что ни выдержка, ни тактика не могут помочь Шавалину. Шаматэ, пожалуй, уже делили всё имущество, что удастся награбить мараданцам после этого сражения, между собой...
   Баэ'кен'ар, тем не менее, выглядел не менее воинственно, чем многие его подданные. Он не прятался за спинами генералов, в его руке был меч, и на нём уже виднелась кровь. Многие из тех, чьей обязанностью была охрана короля, были вынуждены покинуть его, чтобы оттеснить варваров, и в какой-то момент Баэ'кен'ар остался почти один. Нейцер пригляделся издали к лицу короля - насколько много в нём отчаяния?
   Король Шавалина был не молод, не в лучшей форме, но его украшенный доспех был не богатой игрушкой, а реальной защитой, и меч он держал умело, готовый в любой момент пустить его в ход. Кто-то из мараданцев рванулся в сторону всадника, размахивая оружием, Баэ'кен'ар поставил коня на дыбы, заставляя дикаря попятиться, мечом отразил первый удар и тут же проткнул врага, не медля и не ожидая поддержки. С другой стороны в его сторону направлялись ещё двое мараданцев...
   Исход битвы действительно предрешён. Но Нейцеру не хотелось, чтобы король такого величественного государства, как Шавалин, был стащен с коня и раздавлен мараданцами, как его собственная армия. Может быть, он оказался не слишком догадливым военачальником, но, по крайней мере, не трусом, и Лорду Нейцеру показалось, что убить Баэ'кен'ара может и он сам.
   Нейцер направил своего коня прямиком навстречу Баэ'кен'ару, заставляя мараданцев посторониться. Остановившись напротив, Нейцер ещё раз встретил взгляд шавалинца и отсалютовал ему мечом. Пусть видит, что дерётся не с неизвестно кем, а с благородным и, что немаловажно для Баэ'кен'ара, цивилизованным человеком.
   - Кто ты такой? - крикнул ему Баэ'кен'ар, левой рукой заставляя коня сдвинуться в сторону.
   Лорд не увидел ничего предосудительного в том, чтобы представиться. Тем более, что вряд ли мараданцы решат вмешаться в их беседу - даже эти варвары понимали, что лучше иметь как можно меньше дел с чужестранцем, который является советчиком для самих шаматэ.
   - Лорд Нейцер, если это имя что-нибудь вам говорит. Не удивлюсь, если оно вам незнакомо, ваше величество, - Нейцер приподнял руку с оружием. - Имею честь отобрать вашу жизнь, король Баэ'кен'ар.
   Минуту на лице Баэ'кен'ара было написано размышление, а потом он понял, что означает это имя. Лорду было даже приятно видеть изумление на лице короля - а он-то думал, что это будет очередной скучной дракой.
   - Лорд Тени! - воскликнул Баэ'кен'ар, вскидывая голову и воинственно сверкая глазами. Может быть, ему и было недоступно, как Лорд Тени оказался живым, и, может быть, он ничего не знал даже о Хозяине Ночи, но, тем не менее, это имя не пробудило в нём ничего иного, кроме ненависти. - О, зря Клинок Света отказался помочь Шавалину!..
   "Действительно, зря", - согласился мысленно Нейцер, прекращая разговор. Всадники, пригнувшись к гривам своих коней, погнали их навстречу друг другу. Мечи глухо звякнули, потом ещё раз - Баэ'кен'ар не стал разворачивать коня, ударил вслед Нейцеру, но Лорд успел отразить и этот удар.
   Баэ'кен'ар дрался без обычного страха, присущего королям и тем людям, которые привыкли прятаться за чужими спинами. Он бился с отдачей, иногда делая совсем глупые ошибки, но Нейцер не находил нужным так быстро наказывать за них своего противника. Король Шавалина хотя бы оказался не трусливым мешком и не неумёхой.
   В какой-то миг их бой прервала стрела, вонзившаяся в грудь коню Баэ'кен'ара. Стрелы и раньше свистели с обоих сторон - со стороны Шавалина, изящные, с мягким красным оперением, со стороны мараданцев - грубые, с костяными, но очень острыми наконечниками. Баэ'кен'ар вскрикнул раздосадованно, оказываясь лежащим на земле. Бьющийся в смертной агонии конь почти придавил его к земле.
   Нейцер хмыкнул недовольно, спешился и неторопливо приблизился к лежащему Баэ'кен'ару. Тот яростно сверкнул глазами в его сторону, получив впервые за последние несколько минут возможность поразмышлять о воине, представившемся Лордом Тени, и о том, не окажется ли этот человек достаточным подлецом, чтобы отправить его сейчас в иной мир ударом меча в обнажённое беззащитное горло. Рука Баэ'кен'ара при падении разжала рукоять меча, и он лежал в стороне, чуть присыпанный уже песком.
   Лорд Тени столкнул взмыленное тело коня с ног Баэ'кен'ара, улыбаясь отвлечённо: он чувствовал, какие мысли крутятся в голове короля Шавалина. Шавалинец поднялся с трудом, тяжело дыша, и наклонился за мечом.
   Нейцер грустно покачал головой. Не дали закончить такой интересный поединок! Баэ'кен'ар не сможет сейчас достойно защищаться, и придётся его убить быстро. А ведь он оказался несколько лучше, чем Нейцер его себе представлял...
   - Продолжим, ваше величество.
   - Откуда вы взялись? - Баэ'кен'ар поднял меч и подкинул его в руке, видимо, проверяя заодно и свои силы. Уж он-то ещё лучше чувствует, что долго не продержится.
   - Из Вечности, разумеется, - не стал скрывать Нейцер. - Таков рок любого союзника Ночи - Вечность.
   - Так и отправляйтесь обратно! - шавалинец ударил несколько раз подряд, быстро, даже быстрее, чем мог бы на его месте какой-нибудь другой человек, едва не задавленный собственным конём. Нейцер парировал, один раз ему пришлось даже нагнуться, чтобы не попасть под меч Баэ'кен'ара.
   Кто-то из генералов Баэ'кен'ара, кажется, спохватился и бросился на защиту своего короля. Нейцер думал, что мараданцы успеют сбить всадника с коня раньше - они удивительно ловко справлялись с конницей Шавалина - однако, к досаде Лорда, этого не случилось.
   Нейцер не хотел применять Даров, однако ему не понравилось, что в их с Баэ'кен'аром сражение кто-то пытается вмешаться. Слова Дара сорвались с языка Нейцера быстрее, чем он успел даже выбрать ту смерть, которой умрёт шавалинец. Баэ'кен'ару оставалось наблюдать изумлённо, как неизвестно откуда взявшийся ветер швыряет его генерала на песок, а мелкие песчинки и камешки засасывает его в безжалостную медленную воронку. Человек закричал что-то, пытаясь выбраться прочь, но его настиг мощным ударом по голове кто-то из мараданцев. Нейцер не стал обращать внимания на то, что и сам варвар оказался втянутым в ловушку Дара - это не такая уж важная потеря.
   Всё это заняло совсем немного времени. Баэ'кен'ар всё-таки не был привычен к таким битвам, он уже устал, и движения его стали куда медленнее.
   Нейцер не получил того удовольствия, которое хотел получить... Ну что ж, у него ещё будет шанс найти себе достойных противников... Всё, что он слышал о Цитадели Света, заставляет его представлять себе Клинка Света как истинного Светлого. Быть может, их ещё сведёт судьба, в конце концов, и как решающая битва между мараданцами и шавалинцами, финальное сражение между армиями Света и армиями Тени тоже не будет отложена надолго?
   Размышляя об этом, Нейцер почувствовал лёгкий удар в предплечье. Это несколько выбило его из колеи, но он не остановился, пока не выбил меч из руки Баэ'кен'ара. Король оказался обезоружен, его клинок лежал теперь далеко в стороне.
   Лорд Тени обернулся, почти не глядя направляя меч прямо в сердце осмелившегося вмешаться в их бой шавалинца. Но шавалинец - простой солдат, даже не офицер, в испачканной кровью и песком одежде - успел упасть и откатиться в сторону. Нейцер прошипел что-то сквозь зубы, не рассерженное, скорее насмешливое.
   Соплякам, подобным этому мальчишке, не стоит вмешиваться в дела сильнейших, даже если речь идёт о жизнь его короля. Какая непроходимая глупость - броситься на Лорда Тени! Пусть даже он не знал, с кем имеет дело - неужели, ни на секунду не подумал, насколько бессмысленна, глупа такая попытка?
   Солдат вскочил на ноги, и улыбка на лице Нейцера пробудила в нём запоздалый страх. Лорд не хотел отвлекаться, однако мальчишке следовало преподать некий урок.
   Нет, ни к чему Дары. Только меч - быстрый настолько, что невозможно заметить его движение.
   Клинок Нейцера подрубил колени солдата, прочертил несколько глубоких ран на руках и груди. Шавалинец закричал от боли, падая вперёд себя, но его встретил поставленный плашмя меч.
   Конечно, дурачку можно было подарить и быструю смерть... Но он даже жизни не познал вдоволь - пусть прочувствует до конца свою смерть. Ну и что, что она будет мучительной и долгой, разве не стоило думать, когда вмешивался в чужой поединок?
   Нейцер оттолкнул его назад, чтобы он упал на спину, повреждая ещё сильнее изуродованные нижние конечности. А заодно чтобы посмотрел на смерть короля, которого так наивно хотел спасти...
   О награде он, что ли, думал?
   Нейцер обернулся к Баэ'кен'ару. Король Шавалина даже не пытался бежать, у него за спиной сейчас уже не было прежней армии. Возможно, ещё удастся устоять, но надежда мала, очень мала.
   - Будем считать, что я спасаю вас от позорной смерти в мараданском плену, - Нейцер не стал тянуть с моментом убийства. Он даже не завершил ещё своей фразы, а острая сторона его клинка уже пробила доспех, разрывая тонкую ткань поддетой вниз рубашки, и вспорола грудную клетку короля. Баэ'кен'ар умер, не успев даже вскрикнуть - меч Нейцера в ту же секунду, как коснулся сердца, взлетел вверх, разрывая тело шавалинского короля на две части.
   Вынимая меч из тела, Нейцер с сожалением подумал о том, что ему в его совершенстве уже трудно теперь получать удовольствие от битв. Может, есть достойные противники, но равных по силе - почти нет.
   "Грустная будет у тебя судьба, Шавалин", - Нейцер вложил меч в ножны, вскакивая на своего коня.
   Взгляд оранжевого Лорда на секунду остановился на лежащем шавалинском солдате. В глазах мальчишки были ужас и боль. Он не мог встать, потому что ноги его не слушались, он не мог ползти, потому что песок мешал ему, он был вынужден лежать здесь и ждать или своей смерти в лице случайного мараданца, или, что гораздо страшнее, долгого мучительного конца от жажды и жестокого солнца.
   Но Нейцеру считал, что всё вполне справедливо. Не умел жить разумно - и умрёшь не так, как тебе хотелось бы. Это не урок шавалинцу и не урок тому, кто узнал бы об этом примере - это составляющая мировой справедливости, которая гласит, что смерть всегда похожа на жизнь. Глупая жизнь - это не менее глупая смерть. А этот паренёк был невероятно глуп, если решил вмешаться.
   "Жестоко? - мысленно спросил себя Нейцер и усмехнулся. - Отчего же жестоко? Я совсем не жесток. И, пожалуй, я единственный умею этим гордиться".

______

   Основная сила Шавалина была уничтожена в мараданской пустыне. Пленников варвары не брали - шавалинцы были убиты все. Единственное, Нейцер настоял на том, чтобы шаматэ приказали отправить тело короля с несколькими пленниками в Мере'ар Маари - Лорд знал, что Шавалину и так суждено пасть, так что это было бы простой формальностью, впрочем, весьма издевательской, если учесть, что во главе страны встал теперь слуга Хозяина.
   Мараданцы не остановились на достигнутом. Жители пустынь с ещё большим остервенением стремились в Шавалин, и Нейцеру почти не приходилось подогревать воинственность шаматэ.
   Одна за другой, пали крепости Мусто, Тегре, Хлоре, в которых во главе гарнизона стояли принцы, средние и младшие. Все прямые наследники престола были убиты в боях или во время отступлений.
   В малые сроки почти треть Шавалина оказалась выжжена и вытоптана. Города, маленькие селения - от них оставались только пепелища и неприкаянные призраки.
   Благодаря тому, что узнал Нейцер от Тэу'лан'ара, мараданцы вовремя уничтожили все более-менее значительные силы Шавалина. Уже близка была и столица - и мараданцы были настроены весьма решительно.
   Только Лорд Нейцер знал, что взять Мере'ар Маари мараданцам не суждено. Эту честь в несколько иной форме Хозяин предоставил Эмералдмору...

9

Странный приказ

______

   Рана Увлера постепенно затягивалась. Происходило это намного быстрее, чем у обычных людей - он лежал бы с ней полгода, если бы не Матаир. Наделённый Страж отдавал последние силы на излечение друга.
   Он понимал, что бесполезно пока отправляться в Библиотеку. Даже несмотря на клятву вернуть Сати, нельзя терять рассудок. В одиночку не взять Библиотеку. А ведь его присутствие уж точно ощущается слугами Ночи, и они подготовятся, если уже не подготовились к его приходу!
   Матаиру приходилось нелегко - погрузив в лечебный сон Увлера, он сам лишился возможности спать. А терять силы было опасно -вдруг, слуги Ночи решат нагрянуть сюда? Было тяжело думать об этом - о том, что ни в чём невинных людей он подвергает опасности.
   Салише однажды удалось уговорить его немного поспать.
   - Вам ведь тоже нужно отдыхать... Я послежу за вашим другом, не беспокойтесь... Если ему станет плохо, я вас разбужу!
   Увлеру не стало хуже, как боялся Матаир. И он не проснулся - продолжал находиться без сознания. Пришёл в себя он только спустя ещё несколько дней, измождённый, почти ничего не помнящий, ослабленный. Он, конечно же, не узнал Салишу, бывшую в тот момент рядом - Наделённый Матаир ушёл на время - но почувствовал сразу, что никакой опасности нет. И мгновенно вспомнил - о нет, опасность есть, потому что о судьбе Сати ему ничего не известно! Однако попытка встать не удалась - мгновенно, от боли всё внутри сжалось, и Увлер рухнул обратно в постель. Испуганная Салиша, дремавшая в кресле, сразу проснулась и подбежала к нему, не зная, что и делать. Страж Матаир убеждал её, что Увлер просто не может проснуться!
   Увлер заметил беспокойство незнакомой девушки и попытался успокоить её, однако заговорить сразу не получилось - горло пересохло от долгого молчания. Салиша догадалась подать ему воды, он жадно сделал несколько глотков и закрыл глаза, собираясь с мыслями.
   - Прости, ты... Кто ты?
   - Меня зовут Салиша, - потупилась девушка. - Мой отец нашёл вас раненым. А потом приехал ваш друг, его зовут Матаир...
   - Я помню... Только плохо. Где он? У меня важные вести для него! - Увлер зажмурился. - Сколько времени я был без сознания?
   Мысли пока ещё плохо слушались Увлера. Он говорил сбивчиво, не чувствуя уверенности. Казалось, что он вот-вот опять провалится в бессознательное состояние, но несмотря на боль, он ощущал прилив сил, который бывает только после лечебного сна...
   - Долго... Вы были долго без сознания, - Салиша в нерешительности замерла, не зная, сесть ей или вдруг не стоит. - Ваш друг сказал, что погрузил вас в какой-то сон... Лечебный...
   "Но тогда я не должен был просыпаться! - воскликнул про себя Увлер. - Если Матаир..."
   - А где он? - Увлер вновь открыл глаза. Салиша удивилась той решительности, которая была во взгляде этого человека, только что убежавшего, наверное, от самой смерти.
   - Он ушёл искать Стражей. Он сказал, что есть дело, которое не в силах сделать он один.
   Увлер вздохнул. Да уж, сейчас из него Матаиру никакой помощник... Это ужасно - осознавать себя до такой степени беспомощным! Но что-то случилось... Почему исчез его лечебный сон? Матаир не сделал бы этого просто так - он был бы здесь, если решил снять его!
   - А что-нибудь ещё он говорил тебе?
   - Нет... Ваш друг со мной почти не разговаривал... Он всё время просил оставить его одного, и я старалась не мешать, - девушка посмотрела на него жалобно. - А с вами всё в порядке?
   - Да, спасибо... Я думаю, что тебе и твоему отцу я обязан своим спасением.
   - Да что вы, - покраснела Салиша. - Я бы ничего не могла сделать... Это ваш друг, Страж Матаир...
   - Я могу, - Увлер понял, что краснеет. Это было непривычно. Чужие люди, для которых он на такой долгий срок стал обузой... - Я могу вас попросить?
   - Конечно! Вы, наверное, есть хотите, да?
   Увлер кивнул, улыбаясь слабо, болезненно. Нужно всегда оценивать верно свои силы. Он неспособен ни кинуться, сломя голову, искать Сати, ни попытаться найти Матаира и понять, что случилось. Он должен радоваться, что остался жив после предательства Кертиса, и копить силы. Копить, чтобы исправить свою страшную ошибку.
   - Я был бы рад... Спасибо, - он запнулся, поняв, что имени девушки не запомнил.
   - Салиша, - повторила она и изобразила не очень опытное подобие реверанса, потом порозовела. - А вас зовут Страж Увлер. Я знаю...

______

   Матаир шёл медленно - на быстрый шаг не хватало сил. Все его силы утекали в постепенно выкарабкивающегося Увлера, однако медлить тоже было нельзя. Наделённый хотел отыскать в Колдсоуле ещё хотя бы одного Стража. Не может не быть в таком городе ни одного Светлого! По крайней мере, Клинок не призывал на войну абсолютно всех Стражей - кто-то должен был оставаться в других странах, городах... Так почему Колдсоул остался без контроля Стражей Света?
   Но поиски не давали результатов. Судя по взглядам, направленным на его белый плащ и осанку воина, Стражи давно уже стали для Колдсоула редкостью...
   Он был близок к южным воротам, тем, что расположены с противоположной стороны от гор Стегоса, когда его будто хлестнуло что-то. Матаир резко обернулся, невольно рукой обхватывая эфес меча - и не зря.
   Прямо в спину ему смотрели злые, незнакомые глаза всадника. Вооружённый, в походной одежде и в доспехе с гербом Сэнктима! Матаир даже задержал дыхание - так плотно окружала Сила Ночи этого человека! Минуту они мерили друг друга взглядом - издали, потом рука всадника погладила рукоять меча и чуть приподнялась, указывая на Матаира.
   Наделённый Страж не отрывал взгляда от лица всадника. Тот, кажется, был изуродован каким-то исполинским зверем - иначе и сказать было нельзя. Когти прочертили по его лицу страшные шрамы, и за этими полосами сверкали надменные и кровожадные глаза.
   "Воин Тени", - мелькнуло в голове Матаира, но уже после того, как шевельнулись губы всадника.
   Наделённый Страж выхватил меч, одновременно призывая Дар Рассеивания. Смертельный Дар Ночи не успел настигнуть его - но и Воин понял, что противник не так-то прост, и тоже схватился за меч.
   Кто-то закричал, началась паника, но хаотичное движение людей не трогало обоих - Воин выжидал, Матаир справлялся с внезапным головокружением. Нельзя было разобраться - или он отзовёт лечебный сон у Увлера, или сейчас не выдержит против Дара.
   - Наделённый Страж, - ноздри Воина Тени широко раздулись, словно он, принюхавшись, выяснил это. Матаир сбросил плащ с плеч, чтобы было сподручнее драться, и двинулся навстречу. Воин хмыкнул в ответ, не собираясь спешиваться. Напротив, он дёрнул поводья коня, и тот встал на дыбы, не давая приблизиться Матаиру.
   Новый Дар Ночи ударил по сознанию Наделённого Стража, он покачнулся, взмахивая мечом почти вслепую и чудом отбивая удар Воина. Матаир ещё не знал, какой сложный противник попался - бывший Лорд Бару! - однако уже понимал - разорваться надвое не выйдет. Поэтому, скрепя сердце, перестал поддерживать лечебный сон Увлера. Мгновенно, будто по мановению волшебной палочки, прибыло сил, он, не испугавшись вновь взвившегося коня, схватил Воина за край плаща и резко дёрнул.
   Раздалось проклятье, меч Бару едва не отрубил Матаиру голову, но Наделённый тоже не удержался на ногах, отступая от неспокойного коня Воина Тени, и они оба упали на мостовую. К этому времени здесь уже было пустынно, и только смелые любопытные выглядывали из окошек, наблюдая, как Страж Света сражается с каким-то гостем Колдсоула.
   Бару оттолкнулся от камней, примериваясь, чтобы всадить меч прямо в грудь Стража. Матаир едва успел откатиться, так что сталь только высекла искры из камней.
   - Дар Дня, охраняющего нас и дарящего нам Свет,... - начал Матаир с придыханием, поднимаясь на ноги.
   - Ну-ну! - крикнул Бару, размахиваясь мечом и заставляя Матаира замолчать, уходя от удара. Воин был в лучшей форме, чем Наделённый Страж. К Матаиру издалека начала подкрадываться усталость - ему вовсе не пришлось отдохнуть за последнее время. Но показывать это он не собирался, и Воин даже отступил под напором его ударов.
   Сила Дня была рядом, но Наделённому словно не хватало сил дотянуться до неё. Хотелось закричать - так заколотилось в груди сердце. Напряжение было почти непосильным после долгих бессонных дней и ночей.
   Бару почувствовал это и, остановившись чуть в стороне, насмешливо посмотрел на Стража. Долго ли ты выдержишь в таком темпе?
   Матаир всё-таки призвал Дар, и упустивший этот момент Бару оказался брошен на землю. Страж не собирался ждать - меч свистнул, готовясь пробить доспех с гербом Сэнктима...
   Сэнктима! Матаир замер, не успев нанести удар, внезапно осознав, что Воин Тени носит на себе один из тех доспехов, что выдаёт Орден Хранителей своим наёмникам. Сначала Наделённый не обратил на это большое внимание, занимаясь самим воином, но теперь оказался удручён. Замешательство Матаира дало Бару шанс - он ударил ногой в колено Стража, тот покачнулся и едва не оказался пронзён насквозь - только Сила Дня, всё ещё действовавшая на Бару, помешала ему сделать точный удар.
   Наделённому пришлось выбить меч из руки Воина Тени, и на это ушли почти последние силы. С трудом удавалось и свой-то меч удержать, а разъярённый потерей Бару бросился на него даже не с Даром - с голыми руками. От неожиданности Матаир опешил, и кулак Бару в кровь разбил ему лицо. В глазах что-то засверкало и поплыло. Страж, не глядя, блокировал новый удар так, что Воин едва не напоролся рукой на лезвие меча, и сам бросился вперёд - бой уже не походил даже на сражение, куда больше на уличную драку. Бару был сильнее, но рука Матаира ещё сжимала меч, и силы были примерно равны...
   Потом - яркая вспышка, и Матаир понял, что лежит уже далеко в стороне. Какой-то Дар Ночи - не смертельный, даже не опасный, просто откинувший его прочь, к стене стоящего чуть в глубине от дороги дома. Страж не позволил себе и секундной передышки, силой заставив себя встать на ноги.
   Лежащий на мостовой Воин поднимался медленно, отплёвываясь кровью и нашаривая меч. Рядом стоял ещё один человек, от которого исходило не меньше Силы Ночи, только он выглядел старше и спокойнее Бару.
   У Матаира не было сомнений в том, кто перед ним. Сине-золотые доспехи безо всяких других примет ясно выдавали в нём Лорда Четтера...
   - Если в городе Лорда Страж, это привилегия Лорда - убить его, - негромко и недовольно сказал Четтер Бару, не глядя в его сторону. Глаза первого Лорда Тени изучали Наделённого Матаира. Тот собирался с силами, пытаясь для себя понять, способен ли он выдержать ещё схватку с Лордом Тени. Горело от удара Бару лицо, по нему стекала кровь... - Мы чуть позже встретимся, Страж, - мгновенно ни его, ни Бару не стало.
   Наделённый Страж закрыл глаза, покачнулся и едва не упал, успев опереться на свой меч.
   - Камень Света, - прошептал Матаир, тяжело дыша. Он понимал, что Четтер не убежал от сражения. Он просто отложил его, давая Матаиру придти в себя - иначе битва была бы недолгой и неинтересной. - Камень Света, надо торопиться...

______

   Марил, неуверенно оглядываясь на Жасина, наблюдал с высоты стены за своим войском. Оно выстраивалось в стройные ряды, и ему предстояло по просьбе Клинка отправиться сражаться за Свет вместе с Цитаделью. И король Алвалена, безусловно, не мог не присутствовать на прощании с ним. Бастиан посоветовал ему отправиться следом чуть позже, и Ат Лав с радостью последовал этому совету. О ведении войны он не имел даже примерных представлений.
   Он был рад, что не стоит произносить никаких слов перед полками - пока что и слов-то у него не было. Говорить о Силе Ночи? К чему беспокоить солдат и жителей? А как иначе мотивировать выступление?.. Поручив эти дела военачальникам, Марил с лёгкой душой убежал от ответа графу Ильтору - сослался на то, что это его личные отношения с Клинком Света, и в дела Цитадели графу лучше не совать нос... Возможно, это получилось не слишком вежливо, но Бастиан постоянно говорил Марилу, что вежливость не всегда важна, а важна твёрдая рука.
   И рука Ат Лава постепенно твердела.
   Аджит согласилась ехать с ним в войско, когда придёт время, вернее, когда время назовёт Бастиан. Жасин Карт, который был хранителем настоящей тайны Марила и Бастиана, хотя и был, безусловно, верным гвардейцем, в некоторых вещах помочь просто не мог, а даже на войне нельзя забывать о политике, с которой оказался связан теперь Марил.
   Марил не переставал думать о Тэме и Зэрандере, исчезнувших из дворца так внезапно. Удастся ли им найти то, что они ищут - Камень Света? И сумеют ли они победить Хозяина Ночи, одно воспоминание о призраке которого заставляло вздрагивать.
   А пока, полки направлялись в сторону Сэнктима... И Марилу было неспокойно думать об этом.
   Кажется, грядущая война будет совсем не обычной делёжкой территории...

______

   - Ты хотел умереть?
   - Я убил бы его! - почти что прорычал Бару, не обращая внимания на то, что обстановка вокруг изменилось. Они больше не были на одной из улиц Колдсоула.
   - Ты устроил на улицах города драку со Стражем, не позаботившись о том, что теперь по всему Колдсоулу пойдут слухи о Воинах Тени, а я так долго добивался, чтобы этого так и не случилось, - сухо оборвал его Четтер.
   - Я!?.. - Бару не сумел выговорить, потому что дышать ровно не получалось, и мгновенно вздрогнул от ударившего его Дара.
   - Ты забыл, что ты - Воин, а не Лорд, - Четтер говорил будто бы равнодушно, но в голосе можно было различить гнев. Бару с трудом справился с собой.
   - Я виноват, милорд...
   - Виноват, - кивнул Четтер. - Речь не об этом. Ты нужен мне, не чтобы убить Стражей в Колдсоуле. С ними я справлюсь и без тебя. Мне нужна Тия Вэсмерт, - первый Лорд сел на стул с высокой деревянной спинкой, отворачиваясь от Бару к приоткрытому окну.
   - Она сестра мальчика? - спросил Бару почти удивлённо.
   - Да, сестра. Думаю, после ритуала Изгнания только так можно заставить его дать клятву.
   - Изгнания, милорд? - переспросил Бару, борясь с собой. Всё, что теперь с ним делается, это не оскорбление... Это наказание. Но почему-то он до сих пор воспринимает это, как оскорбление!
   - Изгнания, Бару, - в голосе прозвучала ирония. - Мальчик считает, что избавление от Даров Ночи спасло его от Хозяина... Думаю, его сестра заставит его изменить решение. Отправляйся в родную деревню Сати и забери Тию. Только учти, Бару, я не любитель шума и суеты. Ещё одна лишняя драка, и ты пожалеешь, что ослушался.
   - Как прикажете, милорд, - поклонился Бару, скрипя зубами.
   - Девочку трогать не смей, - добавил Четтер, прекрасно зная Бару. - Будь незаметен. У гор Стегоса только одна деревенька, так что ты не ошибёшься. Сейчас поднимись наверх, там тебя встретит человек, Овер. Отведёт к леди Каитлин, Хранительнице Библиотеки. Она объяснит все мелочи, у меня нет на это времени.
   - Да, милорд, - Бару развернулся к дверям, чувствуя, как бешено стучит в висках кровь. Неясно, кто сильнее унижал его, Котли или Четтер!
   Ничего, он ещё вернёт себе титул Лорда, и тогда...

______

   - Матаир! Камень Света! - едва на пороге появился Наделённый, Увлер попытался сесть, и на этот раз у него получилось. Скривившись от боли, он опустил ноги с кровати на пол и не смог продолжить, оглядывая Матаира с ног до головы и словно не узнавая... Салиша беспокойно вскочила, в очередной раз за последнее время чувствуя растерянность: что ей делать? Кажется, и этот Страж ранен!
   - Всё в порядке, - отстранил её Матаир, отмечая, что Увлер уже очнулся и хотя и выглядит измождённо, то уже ясно, что кризис миновал. - Салиша, пожалуйста, оставь нас наедине. Мы должны поговорить...
   - Конечно, - Салиша попятилась к двери. - А с вами точно всё в порядке?
   Матаир не нашёл сил, чтобы ответить, и кивнул.
   Увлер действительно не узнавал его - Матаир был сам не свой. В памяти Увлера он оставался неизменно спокойным, даже чуть равнодушным на вид, с суровой печатью чужих судеб на лице, с матовым блеском глаз. Совсем не похож на Наделённого Стемарка, которого Увлер хорошо помнил с того путешествия в горы Стегоса.
   Не шрам с запёкшейся кровью на лице, не испачканный в пыли и грязи плащ, не смятый от какого-то удара доспех изменили так невероятно Наделённого Матаира. Совсем иной взгляд, более нервный, безоговорочно-решительный. Казалось, что он жалеет о чём-то бесконечно...
   - Что случилось, друг? Ты дрался?
   - Дрался, друг, - кивнул Матаир, опускаясь на табурет. - С Воином Тени.
   Увлер вздрогнул, потом сжал обе руки в кулаки и простонал что-то, опустив голову.
   - В нашу драку вмешался Лорд Четтер, - продолжал Матаир твёрдо. - Даром Перемещения он забрал Воина, а мне сказал, что наша битва с ним откладывается. Боюсь, друг, он ненадолго её отложил... А я ведь должен уйти.
   - Куда ты уходишь, Матаир?! - переспросил Увлер. - Сати в Библиотеке! Кертис мне не лгал - он был уверен, что я умру! Друг, мы должны отыскать Сати! - Увлер покачал головой, собираясь с мыслями. - Я чувствовал, что Лорд... Но первый Лорд Тени! Ты представляешь себе, что будет, если Сати даст клятву Силе Ночи?!
   - Тише, друг, - остановил его Матаир, устало откидываясь к стене. - Лорд Четтер, Воин Тени, и кто знает, сколько ещё слуг Ночи в Колдсоулской Библиотеке. Не сомневайся, я готов пойти и сразиться за Сати, но ведь ты понимаешь, что я умру, - он говорил спокойно, но, несомненно, его волновало это.
   - Если бы я мог помочь тебе,... - прошептал Увлер. - Но я совершенно беспомощен. Прости, Матаир...
   - За что ты просишь прощения? - вздохнул Матаир. - Нет, оставим это, Увлер... Я обещал Клинку, что вернусь с Сати, значит, я должен это сделать, но в одиночку мои силы ничтожны - я вдруг понял это... Это оказалось страшно, друг, - Страж горько усмехнулся. - Я думал, что если я Наделён, значит, я много сильнее любого врага. А тут едва не сложил свою голову... Я должен отыскать Стражей поблизости, тех, кто не ушёл в армию Клинка. Здесь, в Колдсоуле, Стражей нет, кроме нас с тобой.
   - Сколько времени ты будешь искать?
   - Я не знаю... Может быть, я управлюсь быстро, может быть - нет, потому что мне придётся путешествовать конным, я во многих городах не бывал, и Дар Перемещения тут бесполезен... Помоги мне Свет! - Матаир встряхнул головой. - А ты, друг, оставайся здесь.
   - Тебе не кажется, что с тех пор, как Лорд Четтер знает о нас обоих больше, чем нам хотелось бы, Салиша и Хитор в большой опасности?
   - Об этом я позабочусь, друг. Я всё объясню Хитору и Салише. Главное - ты не сделай никаких глупостей, - Матаир улыбнулся. - Не обижайся на мои слова, я только...
   - Я тебя прекрасно понимаю. К тому же, я не чувствую в себе сил ни для каких подвигов, даже для необходимых, - Увлер осторожно коснулся рукой перебинтованной раны.
   - Тогда я пойду и поговорю с хозяевами, - Матаир поднялся и положил Увлеру на плечо руку. - Приходи в себя и не оставляй их.
   - Всё-таки, это был мой провал, друг, - Увлер медленно опустился обратно на подушку. - Прости, Матаир...
   Наделённый и без слов знал, каково сейчас Увлеру. Ободряюще кивнув раненому Стражу, он решительно отправился к двери. Словно Свет отвернулся от него - так ему было сейчас неловко и беспокойно.

______

   Кертис в последнее время не чувствовал никакого волнения. Жизнь в Колдсоулской Библиотеке была каждый день одинакова, он присутствовал здесь, как Страж и гость самой королевской фамилии Колдсоула, хотя это был всего лишь статус любого, гостившего у леди Каитлин.
   Сати был под надёжным надзором, и не было никаких сомнений в том, что убежать ему не удастся, леди Каитлин относилась лояльно ко всем пожеланиям Стража, Лорд Четтер в своей привычной неясной, но краткой манере заявил, что он знает, как заставить Сати дать клятву, и с тех пор Кертису больше не приходилось иметь с ним дел...
   Торопиться предателю-Стражу было некуда, а Хозяин не имел для него никаких приказов. Оставалось наслаждаться жизнью и ожидать, когда до Колдсоула дойдут слухи о войне Цитадели...
   В дверь постучали.
   - Заходи, Овер, - отозвался Кертис.
   Это действительно был вечный спутник леди Каитлин, тот самый, который так удачно скрывался в Алвалене, что любопытному графу Радаку так и не удалось отыскать его. Овер был человеком молчаливым и безразличным ко всему, Кертис понимал, почему Каитлин ему доверяет. По какой-то причине Оверу было абсолютно наплевать на всё, что происходило в мире, кроме приказов леди Каитлин и её безопасности. А ни Кертис, ни Лорд Тени не мешали её благополучию.
   - Лорд Четтер хочет о чём-то поговорить с вами, Страж Кертис.
   Кертис выказал удивление чуть приподнятыми бровями, однако Овер остался к этому равнодушным, ожидая, когда Кертис поднимется, чтобы идти с ним.
   Гадая, что это ни с того ни с сего он понадобился Лорду Тени, Кертис пристроился следом за Овером. Телохранитель Каитлин шёл быстро, прямо держа голову, глядя только вперёд и не обращая внимания ни на кого вокруг. Но Кертис знал, что если он попытается развернуться сейчас и уйти, Овер перехватит его руку, мгновенно останавливая. Поразительный человек - по мнению Кертиса, немного тронутый умом. Так рьяно к выполнению данного ему приказа может относиться только сумасшедший...
   И, кажется, приказал ему не Четтер, а Каитлин. Во всех иных случаях Овер куда менее настырен.
   Лорд Четтер отпустил Овера кивком головы и выжидающе посмотрел на Кертиса. Однако приветствие Стража было всего лишь в меру вежливым. Кертис считал, что, безусловно, Лорд Четтер служит Хозяину дольше него и помогущественнее даже многих Лордов, однако в то же время Страж видел себя отдельно от Четтера, и то, что в Колдсоуле они очутились в одно время, не мешало Кертису убеждённо не считать себя подчиняющимся Четтеру.
   Первый Лорд равнодушно кивнул головой на кресло, и Кертис не стал отказываться от такого гостеприимства.
   - Вам известно, что Страж, пришедший за мальчиком в Колдсоул, жив?
   Такой переход сразу к делу заставил Кертиса растеряться. Он молчал минуту, не отводя глаз, потом усмехнулся натянуто и заметил:
   - После таких ран не живут, Лорд Четтер.
   - Тем не менее, он жив. И прячется в одном из домишек Колдсоула. Кроме того, за ним прибыл Наделённый Страж, поднявший шум мгновенно, как увидел Воина Тени, - Кертис поднял бровь, удивляясь. Воина Тени? Он чувствовал недавно особенно сильный всплеск Силы Ночи, но и подумать не мог, что в Колдсоуле появился кто-то ещё... Надо будет поговорить об этом с леди Каитлин. - Теперь весь Колдсоул только и говорит, что о Силе Ночи.
   - И что, Лорд? - с вызовом спросил Кертис, расслабленно откидываясь в кресле.
   Четтер на провокацию не ответил, но вряд ли не обратил на неё внимания. Скользнув глазами по белому плащу Кертиса, он произнёс жёстко:
   - Стража нужно убить, и Наделённого тоже.
   - Так убейте, Лорд. Я разве нанимался к вам наёмным убийцей?
   Кертис вдруг понял, что зашёл уже далеко, и прикусил язык, наблюдая, как на лице Четтера молнией мелькнуло возмущение, сменившееся насмешливым равнодушием:
   - Он же ваш враг, Страж.
   - И что, Увлер не представляет мне никакой опасности.
   - Он представляет опасность для дела Хозяина.
   - Какую? Он наверняка даже не может самостоятельно ходить... и ещё долго не сможет.
   - Наверняка Страж Увлер сказал Наделённому о мальчике в Библиотеке. О вас, в конце концов... Как вы думаете, Наделённый оставит это без внимания?
   - Цитадель занята войной, - парировал Кертис.
   - Я не считаю, что Клинок настолько глуп, чтобы не понимать важность мальчика, - Четтер наклонился чуть вперёд. - Наделённый уже скрылся из Колдсоула, я думаю, что за подкреплением. Забота о нём, я полагаю, всё равно ляжет на мои плечи. А вам лучше бы разобраться со Стражем.
   - С чего это вы взяли, что я буду это делать? - хмыкнул Кертис, щуря глаза.
   - Потому что по вашей вине в моём городе начались волнения, - Четтер так произнёс это, что Кертис понял: разговор окончен. И хотя Кертис не собирался становиться одним из Воинов Лорда Тени, он понял, что лучше не перечить сейчас Четтеру. Выдержка первого Лорда Тени была велика, но испытать, что бывает, когда она заканчивается, Кертису не хотелось.
   - Возможно, - поднялся с кресла предатель-Страж. Неприятное ощущение не исчезло, даже когда он оказался отделён от Лорда Тени множеством стен и залов Библиотеки.

______

   С невысоких наполовину деревянных башен городка стражники заметили приближающуюся опасность. Никаких сомнений в том, что выдержать напора мараданцев не удастся, не было. Мгновенно началась паника, люди хватали всё, что могли унести, и бежали из города прочь. Город пустел на глазах, но не бесшумным вымиранием - от гвалта проснулся спавший на втором этаже гостиницы Тэм, мгновенно вскочивший с постели и бросившийся к окну. Он ещё не успел ничего понять, только заметить, что все кричат: "варвары, варвары!" - как позади громко хлопнула дверь.
   - Одевайся, - велел Зэрандер, набрасывая на плечи плащ. - Мы уезжаем.
   - Что происходит, Воин? - Тэм принялся торопливо натягивать рубашку, чувствуя, как заколотилось сердце.
   - Шавалин ведёт войну с мараданцами, только он недооценил их, - пояснил Зэрандер, оглядывая взволнованного и бледного со сна Тэма. - Настал момент, когда дикари добрались и досюда.
   - А кони у нас есть? - спросил Тэрмис, зашнуровывая сапоги. - Воин! Меня пугает твоё спокойствие! Ты сказал, что сейчас на город нападут мараданцы?
   - Да, я так сказал, - Зэрандер развернулся к дверям. - Спускайся вниз. Если кто-то посмел взять моих коней, то он пожалеет.
   "Свет, откуда у нас кони?" - Тэм заторопился следом, едва не полетев с лестницы, споткнувшись о порог.
   В гостинице уже не было ни души. На улицах тоже - город обезлюдел так быстро, что сейчас было жутко смотреть на грязные пустые улицы. Из конюшни появился Зэрандер, ведя под уздцы коня. Животное сопротивлялось рьяно, чувствуя Силу Ночи, но под конец смирилось с силой ведущего его Лорда.
   - Один? - спросил Тэм, улыбаясь. Конечно же, когда началась паника, люди уже не задумывались о том, что кому принадлежит.
   Лорд, не ответив, вскочил на коня сам и, схватив Тэрмиса под локти, легко поднял его и посадил перед собой. Тэм закусил губу, думая, далеко ли они так убегут.
   Позади раздался громкий женский крик и топот. Тэм встревоженно обернулся и заметил бегущую по улицу женщину. Заметив людей, она моляще протянула к ним руки, но в тот же миг Зэрандер решил, что они и так порядочно задержались.
   - Подожди, Воин! - воскликнул Тэм, пытаясь остановить Зэрандера но в тот же миг в мимо него пролетел брошенный кем-то дротик. Взвился почуявший опасность конь, смиряемый одной только бесстрастной рукой Лорда, не дрогнувшей, когда мараданцы высыпали на том конце уровне, проникая в город через пробитые стены.
   Кто-то из них догнал женщину, ударил сильно по голове, она вскрикнула и упала, как подкошенная.
   - Воин,... - прошептал Тэм с ужасом, не замечая, что прижимается к холодным доспехам Зэрандера, словно чувствуя, что только они его спасут. Мараданцы заметили их и кое-кто из варваров начал преследование. Дикари бежали быстро, легко, без отдышки, и им словно не требовалось никаких лошадей, чтобы догнать Тэма и Зэрандера. Несмотря на то, что конь мчался со всей силы прочь из города, к другим воротам, захватчики не отставали. - Камень Света, почему они нападают? Отчего эта война с мараданцами?..
   - Это нас не касается, - процедил Зэрандер. - Если ты упадёшь, я не успею тебя спасти, - помолчав, добавил он. - Так что сосредоточься и не болтай.
   Тэрмис закрыл глаза, призывая Силу Дня. Зэрандер пригнулся ближе к гриве коня, и его хищное напряжённое лицо было сейчас совсем близко к Тэму, он шипел что-то сквозь зубы - может, проклятья, но скорее всего - призывал какой-то Дар, чтобы избавиться от погони...
   Два Дара ударили по преследователям одновременно - Дар Ветра, призванный Тэмом, и Дар Ослепления Зэрандера, от которого сразу несколько мараданцев, с воем схватившись за лицо, упали на землю прямо под ноги своим сородичам.
   От соприкосновения с Силой Дня Тэму вновь стало тепло и спокойно - на короткий промежуток времени, правда. Едва он открылся Свету, собираясь с силами, как наткнулся мыслью на тёмный могущественный холодный комок Силы Ночи рядом. Но это был не Зэрандер, а кто-то другой. Не менее сильный...
   - Воин, - открыл глаза Тэм, чувствуя головокружение. - Здесь кто-то из Лордов!
   - Ты только заметил? - язвительно спросил Зэрандер. - Обернись, - Тэм обернулся и среди мараданцев заметил всадника, выделявшегося из бегущей толпы. Хранитель не мог разглядеть его, но видел ясно треплемый ветром рыжеватый плащ и чувствовал Ночь. - Лорд Нейцер, - пояснил Призрачный Воин спокойно.
   Тэрмис крепче вцепился в гриву коня. Дикари, Лорд Тени... Свет, только бы вырваться!
   - Раньше ты никогда не сбегал, Зэрандер, - голос раздался совсем рядом, он был немного ленивый, негромкий, вероятно, донесённый до них Даром Ночи.
   Зэрандер стиснул зубы и забормотал что-то, продолжая призывать Дары. Тэм обернулся и с замиранием сердца осознал, что Нейцер догоняет их. Всадник в оранжевом плаще, кажется, ухмылялся. Только один раз Нейцер остановил коня - когда перед ним взлетели в воздух столбы земли и камней, поднятые Даром Зэрандера, но это, конечно же, ненадолго остановило Лорда.
   Тэрмис прислушался к нервно свистящему в ушах ветру. Нет, не убегут... Он чувствует, что не убегут...
   - Воин,... - выдавил он, собираясь поделиться мрачной мыслью, и в тот же миг Зэрандер резко дёрнул на себя поводья коня, разворачивая его. Тэм ощутил, как сердце заколотилось бешено в груди - он не понимал, зачем Зэрандер так сделал... Что он хочет? Принять бой?
   Нейцер тоже остановился - мараданцы замедлили шаг, понимая, что их чужестранец-предводитель решил сначала поговорить с противниками. Подчинить их было не так сложно, Нейцер решил сделать это, когда понял, что Хранитель и Зэрандер в этом маленьком городке Шавалина, чтобы избежать прискорбных инцидентов.
   - А слухи не врут, - покачал головой Нейцер. - Хранитель и Лорд Тени... Я сначала не поверил, Зэрандер, - он говорил, расслабленно приотпустив поводья. Зэрандер, держа одну руку на мече, а другой перехватив Тэма за пояс, слушал его настороженно. - Неужели, Хозяин не нашёл бы тебе достойного дела?..
   - Оставь свою болтовню для кого-нибудь другого, - огрызнулся Зэрандер. - Хранителя ты не получишь!
   - Ну да, безусловно, - Тэм получил возможность хорошо разглядеть оранжевого Лорда. Четвёртый Лорд Тени, несмотря ни на что, не внушал чувства опасения. Он не казался со стороны таким уж воплощением Ночи. Но стоило закрыть глаза и обратиться к Свету... Нейцер чуть тронул коня пятками, приближаясь медленно, словно даже не думая об оружии. - Хранителя и те два Камня Света, что у тебя, Зэрандер... А ведь ты мог бы хорошо послужить Хозяину. Хозяин простил бы тебя, я уверен.
   - А я не собираюсь его прощать! - Зэрандер выхватил меч, и Тэм вздрогнул. Как он собирается драться? Конь под ними и так еле дышит, да ещё и весят они вместе немало...
   Нейцер укоряюще покачал головой:
   - Хотел удостовериться, что ты действительно предатель, Зэрандер... Что ж, жаль, что достойные Воины Тени переводятся. Ну, что поделать, ты сам выбрал путь предательства. Посмотрим, к чему он приведёт тебя, - Нейцер даже не сделал попытки достать меч. Глаза четвёртого Лорда остановились на Тэме. Некоторое время Лорд изучал лицо молодого Хранителя, потом он спросил. - Ты боишься? Ты же Хранитель? Разве ты не должен не бояться?
   - Я привык бояться за других, а не за себя, - парировал Тэрмис, с особенной силой чувствуя Ночь рядом. Она у Нейцера была совсем не такой, как у Зэрандера или Бару. Она походила на опытного шулера в карточной игре, причём, на кону на этой игре была жизнь не Тэма, а всего этого мира. Ну а противником этого шулера был честный и не слишком опытный в таких делах игрок - Сила Дня.
   - Ну что ж, у тебя есть ещё время побояться за других, - Нейцер будто бы потерял к Хранителю всякий интерес. - Я тебя не держу, Зэрандер. Хозяин сам убьёт тебя, когда захочет - я не смею мешать ему...
   - Хозяин приказал любому убить меня при встрече! - Зэрандер разрубил мечом воздух. - Я же с радостью отправлю тебя обратно в Вечность.
   - Не отправишь. Пока ты займёшься мной, армия мараданцев растерзает Хранителя на куски. Или ты сомневаешься?
   Вот Тэрмис не сомневался. В словах Нейцера вообще сложно было сомневаться... Но почему он их отпускает? Или это трюк, и он хочет только взбесить Зэрандера?..
   - Хозяину нужен Хранитель и Камни Света, - Зэрандер повернул коня боком к Нейцеру, чтобы в случае чего быстрее отразить нападение. - Ты рискуешь впасть в немилость.
   - Открою тебе тайну, Зэрандер, - Нейцер говорил так, будто они были старыми друзьями, и сидели мирно у камина, а не были готовы перерезать друг другу глотки. - Хозяин хочет, чтобы ты нашёл ему Камень Света. К чему нам биться и рыскать в его поисках? Тебе помогает Хранитель, ты знаешь пророчества ЛаВинира - ты отыщешь Камень для Хозяина, а мы займёмся пока более важными делами, - Нейцер скрестил руки на груди. - Иди, ищи Камень, в любом случае ты сослужишь Хозяину хорошую службу.
   Зэрандер утробно зарычал, бросая меч в ножны так, что Тэм вздрогнул.
   - Этим Камнем я выжгу из этой реальности дух Хозяина, и вы все падёте вместе с ним! Мне будет не в первый раз убивать вас, - Призрачный Лорд бросил взгляд на мараданцев, но те не проявляли агрессии.
   - Не думал, что ты такой уж мечтатель, Зэрандер, - рассмеялся Нейцер. - Может, мы ещё успеем сразиться до твоей смерти. До встречи, - шутливо отсалютовав, Лорд Тени развернул коня, оборачиваясь к ним колеблющимся от ветра плащом, неестественно-яркого в этих тёмных событиях цвета.
   Зэрандер не сдвинулся с места.
   - Поедем, Воин, - позвал Тэм. - Поедем...
   "Хозяин не мог отдать Нейцеру приказ упустить из рук меня, Хранителя и двойники, - думал Зэрандер, глядя вслед четвёртому Лорду. - Что-то не так... Или он лжёт, или просто отправит в погоню за нами всех своих мараданцев..."
   - Поедем, - вновь обратился к нему Хранитель. Зэрандер недовольно тряхнул головой, на всякий случай призывая Силу Ночи, и пришпорил коня.
   Погони не было.
   Ни Зэрандер, ни Тэм в ту ночь не смогли заснуть на привале. Тэм мучился бессонницей, Призрачный Лорд мрачно смотрел в темноту затянутого дымкой неба и думал о чём-то, известном ему одному.

10

Выбор Сати

______

   Увлер почувствовал присутствие поблизости Кертиса, когда тот уже почти подошёл к дому Хитора. Он встал с трудом и, не надевая рубашки, в одних брюках вышел из комнаты, держась за стену. Салиша, заметившая в окно белый плащ и думая, что это вернулся Наделённый Матаир, уже спешила к дверям.
   - Не открывай! - он успел схватить её за руку. - Я сам... Сам открою...
   Хитора не было дома, а Салише он велел оставаться. Ему нельзя было бросать свою лавочку, но ведь и опасность была велика - Матаир предупредил, что лучше бы не покидать дома. Уходя, он коснулся рукой порога и призвал свой Дар: ни один, чувствующий Силу, не сможет перейти его, пока Матаир не вернётся и не освободит проход. Увлер одновременно оказался заперт в доме Хитора, однако даже Лорд Четтер не смог бы войти сюда теперь.
   - Вы встали? - удручённо спросила Салиша. - Вам нельзя вставать!
   - Салиша, отойди, - Увлер никогда не имел такого Дара, которым воспользовался Матаир, и знал только, что нельзя пересечь этот барьер. А можно ли отправить сквозь него Дар, он не знал. - Лучше, уйди в комнату...
   - Разве там не Наделённый Матаир? - удивилась она, отступая назад, хотя и не уходя.
   - Салиша! - Увлер обернулся и нахмурился, давая Салише понять, что иногда стоит послушаться. Она попятилась ещё немного, с любопытством выглядывая через плечо Увлера.
   Шаги по ту сторону двери остановились - Кертис почувствовал опасность Дара.
   Увлер, прижав к разболевшейся от напряжения ране руку, распахнул дверь, встречаясь взглядом с Кертисом, стоявшим на крыльце. Страж-предатель вздрогнул и напрягся, вероятно, готовясь призвать Дар.
   - Здравствуй, Кертис, - процедил Увлер, крепче цепляясь рукой за дверь.
   - А ты жив, - криво ухмыльнулся Кертис, не сдвинувшись с места, понимая, что это бесполезно. Увлер за надёжной защитой Дара... - Ничего, это ненадолго.
   Увлер, полный негодования, ещё сильнее сжал ручку открытой двери. Гнев был настолько велик, что, казалось, он вот-вот просто кинется с кулаками на Кертиса...
   - Предатель! - воскликнул Увлер. - Клянусь, я ещё доберусь до тебя!
   - Не доберёшься, - хмыкнул Кертис. - Лорд Четтер не собирается терпеть слишком много знающих Стражей.
   - Так это он прислал тебя? Значит, теперь ты служишь Хозяину, да? - Увлер на мгновение изменился в лице, оно стало тоскливым и отрешённым. - Как ты мог, Кертис!..
   - Надо было добить тебя, чтобы ты теперь не страдал от подобных мыслей, - Кертис скрипнул зубами, пытаясь пробить своим Даром Дар Наделённого. Но то ли Наделённый был сильнее его, то ли Дар этот было невозможно побороть... У него ничего не выходило, а Увлер ощущал его старания и ещё сильнее поражался происходящему.
   Ненависть исчезла, осталось недоумение и сожаление. Как он мог? Ведь они вместе столько пережили... Они называли друг друга друзьями... Они служили Свету...
   - Что ты сделал с Сати? - сурово спросил Увлер.
   - Я отдал его Четтеру, - улыбнулся Кертис самодовольно. - Скоро Сати даст клятву Хозяину Ночи, и ты окажешься в числе проигравших, Увлер... Может быть, прячась за спиной Наделённого, ты ещё и доживёшь до этого момента!
   Увлер задышал ещё сильнее, от напряжения мышц сильнее стала боль в животе. За спиной слабо вскрикнула Салиша, услышавшая имя Хозяина Ночи.
   - Убирайся прочь, Кертис, - он приготовился закрыть дверь. - Я буду молиться, чтобы ты осознал свою ошибку...
   - Молись, сколько влезет! - раздражённо крикнул Кертис. - Сила Дня всё равно скоро будет побеждена!
   - Я верю, что этого не произойдёт. Ты тоже знаешь Сати, Кертис, но я-то пробыл с ним гораздо дольше...
   - Что такое смелость мальчишки против могущества Хозяина? Молись лучше о своём спасении, Увлер, друг! - он развернулся на каблуках, прошипел проклятье и пошёл прочь. Увлер захлопнул дверь так, что задребезжали стёкла в окнах, и устало прислонился к ней.
   - С вами всё в порядке? - робким шёпотом спросила Салиша, недоумённо хлопая глазами.
   Страж Увлер не ответил, глядя в тканый половик у себя под ногами. Бинты постепенно розовели - раны вновь начали кровоточить.
   - Не бойся, Салиша, - когда она подбежала, поняв, что он сейчас упадёт, прошептал Увлер. Глаза Стража были влажные от стоявших в них слёз.

______

   Тии не спалось сегодня. Она лежала, глядя в потолок и прислушиваясь к сопению братьев, и думала о Сати. Не самый любимый и не всегда добрый к ней брат в один момент в одночасье стал самым дорогим в мире существом. А потом... Столько испытаний, столько волнений, безумных переживаний, страшных событий... Сердце начинало биться ещё сильнее, когда она вспоминала тераиков в горах Стегоса, плен разбойников, рабство мараданцев, потом ожидание Сати во время ритуала Изгнания. Хотелось плакать навзрыд, но что-то мешало. Комок в горле не проходил, но и слёз на глазах не появлялось, поэтому Тия просто лежала в кровати, заново переживая всё произошедшее с ней.
   Она надеялась, что с Сати сейчас всё в порядке. Что в Цитадели он в безопасности, что всё хорошо и с ним, и с мастером Лимасом...
   Мастер Лимас особенно волновал её. Тия знала, что он отправлялся к себе в Такею практически на верную смерть. Как мал шанс, что он останется жить! Да и то, странным сумасшедшим, Приносящим Жертву... А ведь он так заботился о ней, защищал её, как мог, и так и не смог простить себе мараданский плен, как она ни успокаивала его! Неужели, теперь они больше никогда не увидятся?
   Со странным ощущением она осознавала, что ей тоскливо здесь, в родной деревне, рядом с отцом, матерью, братьями... Она не могла привыкнуть к тому, что не нужно быть настороже, не нужно ждать неприятностей, что можно просто жить, как раньше... Беззаботно и радостно...
   Хотя, радости было мало. Мать была постоянно печальна - разлука с сыном, возможно, навсегда, потому что до Цитадели она вряд ли сможет добраться, не позволяла ей даже улыбнуться порой иначе, чем горько. Отец хмурился и был особенно резок со всеми в последние дни, а братья с опаской вспоминали о Сати. Тия не понимала, почему они не волнуются за него? Они только и разговаривали между собой, что о Силе Ночи и странном поведении Стражей Света...
   Тия села в кровати, накинула на себя платье и вышла из её общей с братьями спальни. Мать и отец спали в соседней комнате, и во всём доме бодрствовала только она одна. Зажегши свечу, девочка налила себе простой воды в чашку и села на табуретку, наблюдая за пламенем. Оно чуть колебалось из-за сквозняка, тянувшего из-под двери.
   Она понимала, что что-то в ней изменилось. Совсем. Она не сможет жить, как раньше, потому что сама стала другой... Может, кто-то этого и не замечает, но она стала взрослее, намного взрослее, чем была. И у неё слишком много тяжёлых воспоминаний.
   Пламя свечи вдруг заплясало быстрее, и Тия поёжилась от ставшего сильнее сквозняка. Надо вернуться в спальню и попытаться уснуть ещё раз...
   Снаружи скрипнуло крыльцо. Сквозь щёлку стала заметна какая-то тень. Тия напряжённо смотрела на дверь, затаив дыхание. Внезапно стало очень страшно...
   "Кто-то из соседей", - сказала она себе, тянясь рукой к свече.
   Дверь распахнулась быстро и бесшумно, и свеча осветила огромный силуэт на пороге. Тия вскочила, давясь криком и захлопывая себе рот ладошкой. В темноте ночи нельзя было разглядеть внешность неожиданного гостя, но это был нехороший гость, и Тия чувствовало это.
   Гость шагнул вперёд, и в тот же миг Тия швырнула в него свечу и бросилась в сторону второй двери, выходившей в небольшой двор около их дома. Послышался звон падающего подсвечника, потом воздух под ногами Тии словно затвердел, и она, споткнувшись, едва не упала. Она собралась закричать, чтобы разбудить отца, но тотчас чья-то рука закрыла её лицо.
   - Обойдёмся без шума, - сказал грубый голос. Тия замычала, пытаясь вырваться, но попытки не увенчались успехом. - Зачем беспокоить твою семью?
   "Кто это? - Тия вцепилась пальцами в руку, понимая, что её тащат в сторону двери. - Свет, кто это?"
   - Можешь не бояться, - насмешливо прошипел голос. - Может быть, Лорд Четтер не прикажет тебя убивать... Это будет зависеть только от твоего брата.
   "Сати! - Тия попыталась закричать ещё раз, но воздуха не хватало. - Сати... Лорд... Что же это такое?.. Мама! Отец! Вы слышите?!.. Вы же слышите!.."
   Бару обернулся на дом Вэсмертов, призвал Дар, усыпляя Тию, потом перекинул её через седло, вскочил на коня сам и отправился обратно в Колдсоул...

______

   Тэм сидел, прислонившись к стволу дерева, и без всяких мыслей смотрел в пока ещё чёрное небо. Уже близился рассвет. После встречи с Лордом Нейцером его настигло опустошение, ему ничего не хотелось, и даже боль в горле не трогала его.
   Они остановились на ночлег в небольшом оазисе посреди поля, рядом с глубоким рвом, на дне которого был ручей. Зэрандер привязал коня к самому низкому суку дерева и сейчас стоял неподвижно на самом краю кривого рва. С первого взгляда на него нельзя было даже сказать, а жив ли он, или это одетая в бело-алый плащ статуя, невесть откуда взявшаяся в поле.
   Они были уже далеко от того городка, который оказался в считанные минуты заполнен мараданцами. Их действительно не преследовали, но Тэму даже не хватало сил думать о странном приказе, данном Хозяином Лорду Нейцеру. Зато Зэрандер думал именно об этом.
   Это не имело никакой логики... Это вообще имело смысл только в том случае, если Хозяин абсолютно уверен в том, что он вернётся в этот мир, и что убить его тогда с помощью одного Камня Света будет невозможно. А если он уверен в этом, значит, он уверен в том, что мальчишка даст ему клятву верности...
   И, скорее всего, так и случится. Сати не сможет долго противостоять Силе Ночи. Любой на его месте сломался бы ещё раньше, но его спасала сначала вера в Тэма, потом вера в Цитадель... А теперь, если уж Нейцер так уверен в победе Хозяина, мальчишка наверняка в их руках. Это означает, что в любой момент Хозяин может обрести себе нового слугу в этом мире.
   Зэрандер скинул плащ на траву - в этом поле она была невероятно высокой - и зашагал вниз, к воде. Захотелось пить, а причин, чтобы отказывать себе в этом, не было...
   Тэм наклонился и потянул плащ на себя - было прохладно, скорее всего, скоро выпадет роса. Надо было заставить себя уснуть хотя бы ненадолго, иначе весь день он будет только обузой для выносливого Лорда Тени.
   Закутавшись в плащ Зэрандера и подложив под голову руку, Тэм закрыл глаза. Плащ был хотя и тонким, но спасал от предутреннего холода.
   Спустя несколько минут послышался шорох шагов сквозь траву.
   "Воин", - подумал Тэм, крепче зажмуривая глаза. Зэрандер ничего не говорил, но Тэрмис знал, что он недоволен тем, что Хранитель не спит.
   Внезапно он почувствовал, что шаги принадлежат не одному, а нескольким людям. Быстро сел, собираясь крикнуть Зэрандера, и в тот же миг получил сильный удар по голове.
   Хранитель не успел закричать - только заплясали перед глазами яркие жёлтые пятна.
   Безо всякого шума его, потерявшего сознание, унесли с поляны несколько сгорбившихся тёмных фигур. Взлетевший вверх по склону оврага Зэрандер не увидел даже шевеления травы, только собственный испачканный в крови плащ.

______

   Тэм проснулся от сильного удара. Мгновенно боль отдалась в голове, он слабо вскрикнул и уткнулся лицом в холодное и твёрдое шершавое дерево.
   Дверь за ним захлопнулась, и свет, мелькнув перед глазами, исчез. Хранитель оказался в тесном холодном подвале, в полной тишине и наедине с первоначальным испугом. Сбитое от удара дыхание выходило сиплым, даже жутковатым. Тэм медленно-медленно перекатился на бок, рукой касаясь затылка и ощущая слипшиеся волосы. Рана была несильной, но, видимо, какое-то время кровоточила. Слабо застонав, Тэм зажмурился, словно спасаясь от реальности где-то в своих мыслях.
   Кто-то сумел украсть его из-под самого носа Зэрандера!.. Слуги Ночи? Приказ Нейцера? Но зачем, ведь у Лорда был шанс лично схватить его! Неужели, Зэрандер был ему такой страшной помехой?
   Тэм призвал Силу Дня, чтобы хоть немножко излечить рану на затылке, и заодно прислушался к своим ощущением. Нет, поблизости он не ощущал Силу Ночи. Только где-то не очень далеко, но и не близко отсюда было знакомое уже сосредоточение Тени, и от него исходили такой гнев и такая жажда крови, что Тэма покоробило, и он мгновенно прервал своё наблюдение.
   О, как же не повезло тем, кто решил украсть его! Зэрандер в ярости, в такой ярости, что его не остановит сейчас ничто!..
   В этот миг Тэрмис услышал рядом ещё одно дыхание, кроме своего. Кто-то осторожно, тихо дышал, не шевелясь. Сначала сердце Тэма замерло, этот подвал, эта темнота, этот холод напоминал о страшных днях, проведённых в Сарратаре. Было бы страшно увидеть здесь такого же измождённого долгим заточением человека, какой была Каи-Марли или каким был Ксирин... Тэм с волнением открыл глаза, всматриваясь в темноту. Человеческие очертания были едва различимы, он собрался с силами и спросил робко:
   - Кто здесь?
   - А ты кто? - спросил требовательный, с нотками избалованности, женский голос. Тэм сначала растерялся и не ответил, принимая сидячее положение. К невольному облегчению он понял, что потолок здесь куда выше, чем в подземелье Башни Владетеля Ключей в Небесном Городе. Это так обрадовало его, что он невольно улыбнулся.
   - Меня зовут Тэрмис, - представился он. - Я,... - он запнулся и замолчал.
   - Что - ты? - заинтересованно переспросил голос. - Ты кто?
   - Я... Я Хранитель Света...
   - Хм, - отозвался голос. - Я принцесса Мае'ар Маари. Надеюсь, вам, Хранитель, известно моё имя, - гордо заявила она.
   Тэм виновато улыбнулся, хотя она не могла этого увидеть.
   - Я... Я вроде как... Простите, ваше высочество...
   - Не думала, что эти разбойники нападают и на Хранителей Света! - возмущённо прозвенел голос Маари. - Что же, ваш телохранитель вас не защитил?
   - Мой... телохранитель? - Тэм ещё раз осторожно коснулся пальцами затылка. На этот раз Дар Самоизлечения оказался куда менее капризен, и рана затянулась почти мгновенно. - Я был с другом... Просто в один миг я остался один... И очнулся уже здесь.
   - Правда? - спросила принцесса. - А вы молоды для Хранителя Света, по голосу, - она, кажется, пододвинулась ближе. - А что вы делали в Шавалине в такие неспокойные времена? Мне казалось, что Сэнктим избегает мест, где идёт война!..
   - Простите, ваше высочество, вы не поняли, - смутился Тэм. - Я... Я не из Сэнктима... Я истинный Хранитель, ваше высочество, - Тэм вздохнул. Он ненавидел это словосочетание, и ненавидел момент, когда произносил его. Казалось, что он оправдывается неизвестно перед кем за собственный Свет и за то, что в Сэнктиме его не осталось.
   - О! - удивилась она, в темноте её рука протянулась к нему и напоролась сначала на его плечо, потом Мае'ар отдёрнула её и с сомнением произнесла. - Правда?
   - Я вам не лгу, - Тэм поёжился от холода. - Ваше высочество, вы говорите, это разбойники, да? Простые разбойники?
   - Простые разбойники? - возмутилась она. - Они посмели схватить принцессу рода Маари! Клянусь, как только буду освобождена, прикажу казнить их самой страшной казнью, которая только есть в нашем королевстве!..
   Тэм уже не слушал её, облегчённо вздыхая. Как хорошо, что это никакие не слуги Ночи, и не посланцы Лорда Тени. Просто разбойники!..
   А как эта леди Мае'ар похожа на Бастиана по голосу, когда злится!
   - Вы давно здесь, ваше высочество? - спросил он, мгновенно веселея.
   - Я... Я уже несколько дней в этом гнусном подвале! - воскликнула она. - У меня отобрали все драгоценности, убили мою служанку!.. Выдали мне какое-то убогое платье! - она тяжело вздохнула. - Заставляют меня убираться... Бьют, - всхлипнула она. Тэм в нерешительности нашарил рукой ладонь шавалинки и осторожно сжал.
   - Не волнуйтесь, принцесса. Мой друг за мной обязательно вернётся, и я вас здесь не оставлю.
   - Их тут много, очень много! - она заплакала, уткнувшись лицом Тэму в плечо. Хранитель успокаивающе погладил её по волосам.
   - Не бойтесь, принцесса... Для моего друга это не имеет значения...
   "Свет, эти люди просто не знают, какую опасность навлекли на себя! Зэрандер же просто вырежет их всех!.. - Тэрмис обернулся на дверь, на узкую щёлку света в этом тёмном подвале. - Надо поговорить с ними... Они просто не понимают..."

______

   Марил уже второй день ходил, как в воду опущенный. Бастиан выбился из сил вбивать ему в голову, что в жизни короля всегда есть место подобным потрясениям...
   Причиной духовного смятения Марила был Ардат Глэдгер.
   Всё случилось так: Марил готовился к тому, чтобы покинуть Алвален и отправиться к своей армии. Это было необходимо, и бежать было некуда. Бастиан уверял, что присутствие короля значительно повышает боевой дух, и Марил покорился судьбе.
   Марил выслушивал все поучения Бастиана по много раз каждое, повторял их, чтобы не забыть, не спал ночами, думая, как тяжело ему будет без надёжного советчика - бывшего короля - там, в армии. Он сейчас с горькой усмешкой вспоминал о том, как совсем недавно собирался править "своей головой"...
   И вот, погружённый в размышления о своём несчастном будущем, своей роли, он не обращал внимания ни на что вокруг. Если бы не Аджит, он забывал бы по утрам надевать корону!.. И если бы не Аджит, он в одно из покушений непременно лишился бы головы...
   Профессиональная наёмница уже не один раз спасла жизнь незадачливому королю. Правда, в большинстве своём убийцы после этого оказывались мертвы - Аджит привыкла убивать, а не брать в плен, хотя настоящий наёмник должен быть мастером и того, и другого... А один из них был фаалинцем. Его Киэль прикончила с особенным удовольствием.
   Однако во время последнего нападения она решила оставить покушавшегося на жизнь короля человека в живых - ей показалось, что история покушений слишком затягивается, и пора разобраться с этим. Пленник был препровождён в подземелья дворца, в руки мастеров пыток, а спустя буквально день к Марилу пришёл посланник от Мтары со словами: пленник готов назвать имя того, кто ему заплатил. Лорду Редгару всё-таки пришлось вернуться обратно в подземелья - на этот раз даже Марил понимал, что необходимо узнать имена всех заговорщиков, иначе он рискует недолго протянуть на троне даже с помощью Циэль и Бастиана. К тому же, скоро покидать Алвален, и неясно, кого брать с собой...
   Лорд Редгар утверждал, что его подставили, но Бастиан убеждал Марила не верить: мол, так сначала говорят все, кого засовывают в пыточную камеру... Марил объявил, что благородный дворянский титул у Редгара отнимается, и таким образом понизил его разом до простого горожанина. Лорд Редгар же, несмотря даже на пытки, не называл никаких имён: помощники Мтары передавали только, что он твердит, что всё это - афёра графа Ильтора.
   - Схватить его - и дело с концом, - бормотал Бастиан, слушая пересказы Марила.
   - Ильтор умнее многих, - возражала Аджит. - Он наверняка - самая первая ступень в этом заговоре. Если мы схватим его - это спугнёт всех. К тому же, он легко выкрутится.
   - С виселицы выкрутиться невозможно, - отвечал Бастиан. Однако так и не приказал Марилу схватить Ильтора. - Снимать по слою с этого слоёного пирога, - бурчал он, - а самую начинку оставлять нетронутой?
   - Пусть он думает, что мы его не подозреваем, а потом мы сами толкнём его в его паутину.
   - А Редгар? - спрашивал Марил, робко прерывая спор Аджит и Бастиана.
   - На виселицу, - отвечал Бастиан. - Всех - на виселицу! Ты не должен быть добреньким королём!
   - Не надо на виселицу, - спокойно опровергала его слова Аджит. Бастиан взбешённо сверкал глазами, однако бесполезно. - Не надо на виселицу, но справедливо будет просто оставить его в подземельях. Пытки можно прекратить - ясно, что он подставлен. Только и возвращать ему титул и имущество - уже поздно.
   От таких разных, взаимоисключающих советов у Марила голова пухла. Тем не менее, слова Циэль ему всегда импонировали больше, чем приказы Бастиана.
   Спустя пару дней гвардейцы схватили пробиравшегося во дворец известного алваленского охотника за головами - известно, что частенько эти люди, официально бывшие только средством развлечения для знати, выполняли реальные задания. Оказалось - какой-то умник заказал ему голову самого короля! Охотник раскололся быстро - он сразу попросил гвардейцев дать ему поговорить с королём. Связанный пленник сразу назвал королю имя лорда Глэдгера, и попросил не казнить его самого, ведь он сумел быть полезным...
   Марил, поражённый названным именем, даже не сразу сумел отдать приказ. Ему хватило ума отправить охотника в карцер, и заперся в своём кабинете, не пуская туда даже Аджит, которая прознала по своим таинственным каналам о словах неудавшегося убийцы короля.
   Нужно было решать этот вопрос срочно - Марил уже через три дня должен был отправиться вслед своему войску, встать между Сэнктимом и Такеей. Оставлять много заговорщиков в городе было нельзя. Аджит ехала с ним - а Бастиан оставался, как пленник, причём, были все опасения полагать, что будут попытки его убить. Гвардейцы несомненно будут защищать его, но ведь и Марила они тоже защищают - а сколько попыток убийства!
   Ат Лав не мог поверить, что Ардат Глэдгер мог заплатить охотнику за головами за его смерть. Те два разговора между ними, и внутреннее ощущение Марила подсказывали, что охотник не зря так легко сдался. Ат Лав предположил даже, что охотнику заплатили, чтобы он выдал именно имя лорда Глэдгера. В то же время не обратить внимания на это было нельзя, а вдруг, охотник просто решил таким образом спасти свою шкуру?
   Марил знал, что советоваться с Бастианом бесполезно - тот отправит Ардата на виселицу, без сомнений. Да и Аджит не из тех, кто вдавался бы в подробности непродолжительных личных отношений между Глэдгером и Ат Лавом.
   Сначала Марил скрепя сердце всё-таки приказал подробнее допросить попросившего о милости охотника за головами, и отправил гвардейцев во дворец лорда Глэдгера с приказом арестовать, но только "по подозрению", а не "по обвинению" и доставить немедленно в королевский кабинет.
   Циэль Ат Лав просто прогнал, когда она всё-таки вошла, он посмотрел на неё исподлобья и сказал кратко:
   - Леди Аджит, давайте потом поговорим.
   Она усмехнулась и спросила:
   - Ты разочарован? Ты думал, нашёл себе друга и помощника среди благородных? Такого не будет - король всегда один...
   - Потом поговорим! - воскликнул Марил, в сердцах ударяя кулаком по столу. Звякнула чернильница, опрокидываясь. Аджит сначала удивлённо вскинула брови, потом улыбнулась холоднее и шире и заметила:
   - Ты считаешь, что справишься без совета? Тогда не буду тебе мешать.
   Когда она ушла, Марил несколько минут потратил на тщетные попытки стряхнуть капли чернил с одежды, потом раздражённо стянул богатый сюртук и бросил его в угол.
   Советы? Ему нужны не советы, а поддержка! А поддержки он не видит ни от Бастиана, ни от Циэль!

______

   Сати развлекался тем, что дышал на оконное стекло и водил по нему пальцем. Это немного успокаивало его, хотя не спасало от тяжёлых мыслей. Когда стекло больше не желало запотевать, он возвращался и ложился на кровать. Вот и весь круг его занятий в этих двух комнатах - в другое время он или ел, делая из этого долгий процесс, либо спал. Он старался спать как можно дольше, во сне он ничего не видел и ни о чём не думал, однако всё чаще его мучила бессонница.
   Бодрствуя, он не мог не думать о том, что за будущее приготовлено ему слугами Ночи, в плену которых он так внезапно оказался. Он начал сомневаться в вере в белый шнурок - таким уверенным выглядел Лорд Четтер, всего пару раз за всё это время появившийся в уютной темнице мальчика, но зато внёсший сюда атмосферу ещё большей тревоги.
   Иногда от бессилия хотелось выть - с тем большим остервенением он расхаживал по комнатам, водил пальцем по взвизгивавшему от такого обращения стеклу или барабанил пальцами по кровати, любуясь лепкой потолка.
   Бесконечный страх сводил Сати с ума. Он не знал, сколько сумеет выдержать. Это не было одиночеством в полном смысле этого слова - сюда заглядывали слуги, даже часто. Однако никого близкого, хотя бы просто Светлого рядом на весь Колдсоул!..
   Сати хорошо чувствовал Силы. Силу Ночи рядом - постоянно. Иногда она уменьшалась, иногда усиливалась... Силу Дня - приглушённую, почти задавленную... Потом был резкий всплеск этой Силы, и Сати понадеялся даже, что Клинок догадался, где он так задержался, но Свет этот вскоре исчез... Исчез внезапно, не отдаляясь постепенно, а вдруг, словно его и не было здесь. И как только это произошло, Сати стало ещё более тоскливо.
   Этим вечером он ощущал резко возросшую Силу Ночи в городе. Он научился со временем подробно анализировать свои ощущения - кроме самосовершенствования, иных дел ему нельзя было найти для себя, иначе осталось бы одно только поедающее изнутри беспокойство. Он мог разделить Силу Ночи на количество её слуг и понять, в ком Тени больше, чем Света. Так самым Тёмным был здесь Лорд Четтер, затем - Леди Каитлин, имевшая, скорее всего, Дары, и Страж - шнурок на руке Кертиса не жёг кожу, а значит, клятва его Хозяину была не совсем ритуальной. На время в Колдсоуле появился ещё кто-то, в ком Ночь была невероятно сильна, и вот теперь, после того, как этот Воин - скорее всего, Воин Тени, так казалось Сати - уехал, Сила Ночи вновь увеличилась.
   Сати чувствовал и Светлого в Колдсоуле, с недавних пор, только одного... И чувствовал, что он бессилен ему помочь... Сати надеялся, что это Увлер. Кертис сказал однажды насмешливо, навещая Сати, который едва удержался, чтобы не броситься на него с кулаками, что он убил Увлера. Но этот едва теплящийся Свет, за недавнее время ставший чуть ярче, сильнее, не мог оказаться Сати помощником... Сати был в Колдсоуле практически один, против слуг Ночи и наедине с навязываемой ему судьбой.
   Было странно, что призрак Хозяина не появился перед ним больше ни разу. Со стороны духа больше не было попыток заставить молодого Вэсмерта дать клятву Силе Ночи... Хозяин чего-то ждал? Возможно... Но чего? От этого незнания Сати было не по себе.
   С каждым днём он всё меньше верил в то, что Клинок пришлёт кого-то за ним. Мало ли какие дела есть у самого Светлого человека в этом мире!
   Услышав шаги, Сати бросил своё занятие и вернулся к кровати. Сев на край, исподлобья глядя на дверь, он стал слушать шаги. К нему, или нет? Или никто не будет трогать его и сегодня?
   Вошёл Четтер. Сати напрягся внутренне, один вид этого Лорда всегда заставлял его погружаться в ещё большие сомнения относительно себя и своего будущего.
   - Ты всё также самовлюблённо не желаешь изменить своё мнение? - осведомился Лорд, по-хозяйски устраиваясь в кресле. Сати перестал смотреть на него, прислушиваясь больше к своим ощущениям. Сила Ночи повсюду вокруг него... А шнурок на его руке не вызывает в нём никакого Света. Он вновь ощущает себя самым простым мальчишкой, а все эти слуги Ночи коварны и могущественны! И вот, Четтер вновь пришёл пытаться сломать его... Знал бы он, что некоторые люди не ломаются, а только гнутся, и некоторые люди настолько упруги, что могут и разогнуться обратно!
   Сати причислял себя именно к таким людям... Он хотел быть, а поэтому уже считал себя таким... Возможно, с его стороны это было весьма наивно.
   - А вы думаете, что-то изменилось? - огрызнулся Сати. Он чувствовал за собой право безнаказанно злить Четтера - всё равно, Лорд Тени не посмеет причинить ему вреда... Смертельного, по крайней мере.
   - Просто хочу ещё раз убедиться, что судьба этого мира по-прежнему тебя волнует, - спокойно ответил Четтер. - Или ты всё-таки подумаешь о конкретных людях, которые тебе наверняка дороги...
   Сати вскинул глаза на Четтера; сердце в нём бешено заколотилось о рёбра.
   - Камень Света! - вырвалось у него. - Вы!.. Вы! - Сати стиснул зубы и процедил, заставляя себя успокоиться и не доставлять удовольствия Лорду. - Вы думаете, моим близким будет житься лучше, когда Хозяин Ночи захватит власть в этом мире, да?!
   - И такое возможно, - пожал плечами Четтер. - Ты не знаешь, но Хозяин может быть благодарным. Ты станешь его телом, мальчишка, а сам окажешься в Вечности, а кто знает, что будет с твоими родными и в чьих руках будет их жизнь?
   - Это жалко выглядит со стороны, Лорд! - воскликнул Сати. - Вам что, не заставить меня дать клятву, что вы обращаетесь к шантажу!? Или у вас вовсе уже не хватает сил сделать так, чтобы я захотел служить Хозяину?!
   Четтер даже не воспринял это, как оскорбление. Оскорбление от какого-то мальчишки - это пустой звук, на который не стоит обращать внимания.
   - Нет, я не любитель следовать таким методом, - Четтер скрестил пальцы в замок. - Но, видишь ли, Хозяин о тебе заботится. Иначе ты давно бы уже захотел принести клятву... Ты сам определяешь отношение к тебе, в том числе и моё, - Четтер кивнул головой на дверь. - Ты не понимаешь, что выбора у тебя нет. Приходится доказывать тебе это таким путём, чтобы ты это понял.
   Сати настороженно перевёл глаза на дверь. Сердце стукнуло несколько раз и замерло, когда та распахнулась. В тот же миг он переменился в лице, сначала подался вперёд, навстречу знакомому и родному лицу, первому за столько времени, потом отшатнулся, осознавая жестокую правду.
   Девчушка платье с испуганными круглыми глазами в измятом зелёном была Тией... Сати не обратил внимания на человека за ней, сердцем почувствовал, что он и есть тот Воин Тени, но дела до этого Воина ему сейчас не было...
   Тия с невнятным возгласом бросилась к брату, но Бару поймал её за воротник и потянул назад. Сати вскочил на ноги, совершенно выбитый из колеи появлением сестры, и остановился, замечая удовлетворённый взгляд Четтера.
   - Повтори, что ты сказал про близких, мальчик.
   - Вы!.. Вы - самое бездушное существо в мире! - выкрикнул Сати, сжимая кулаки.
   - Не разбрасывайся словами, - посоветовал Четтер.
   - Сати! Что они с тобой делали? Где Увлер? - затараторила Тия, пытаясь выкрутиться из рук Бару.
   - Страж Увлер мёртв, - Четтер соврал, однако потому, что счёл это нужным. Можно было сказать и правду, но какая это была правда? Увлер вот-вот действительно умрёт. - У тебя, Сати, есть только один выбор. Твоё согласие дать клятву Силе Ночи решает не только твою судьбу, но и судьбу твоей сестры.
   Сати закрыл глаза, тяжело вздыхая.
   - Сати, да не слушай их! - воскликнула Тия. - Всё со мной в поря...
   Рука Бару залепила ей рот.
   - А ну не трогай её! - шагнул вперёд Сати, и тут же напоролся на стену из воздуха.
   - Успокойся и сядь, мальчик, - равнодушно произнёс Четтер. - Я не люблю нянчиться с теми, кто не понимает слов.
   Сати сел и совсем близко ощутил шевеление Дара. Четтер снял кокон, потому что Хозяин велел использовать против мальчика Дары только в особых случаях. Хотя Четтер считал, что Сатиану была бы полезна хорошенькая встряска, он не осмеливался пойти поперёк слов призрака, по крайней мере, пока Сати не дал клятву.
   Тия попыталась укусить руку Бару, но тот только сильнее прижал ладонь к её лицу, не давая ей говорить.
   - Итак, твой выбор? - спросил Четтер. Сати нервно сжимал и разжимал пальцы, и по лбу его стекала струйка пота, глаза бегали из стороны в сторону. Слабый стон Тии из-под руки Бару ещё сильнее спутывал его мысли.
   - Что вы хотите от меня? - голос был глухим, чужим, неузнаваемым. Сати боялся своих слов, но чувствовал одновременно, как сердце вздрагивает нервно при каждом звуке.
   - Ты знаешь.
   - Вы обещаете, что с ней будет всё в порядке? - он спросил это так безразлично, бесчувственно, что Тия даже перестала вырываться.
   - Тебе, думаю, будет достаточно моего слова, - ответил Четтер.
   В памяти Сати всплыли одновременно чёрный призрак Хозяина Ночи и окружённый мягким свечением Клинок. Грустно улыбнулся Тэм среди прочих лиц, вспомнились оскал Призрачного Воина, блаженная улыбка Приносящего Жертву и мудрые глаза Изгоняющего...
   - Я согласен, - он не поднял глаза на Тию, но она, всматривавшаяся в его лицо, не заметила на нём ни сомнений, ни борьбы, ни сожаления... А слёз она и не ждала. От брата бесполезно было ждать слёз.
   Бару невольно ухмыльнулся, чувствуя, как мгновенно рванулась к Сати Ночь. Рубеж белого шнурка она пока не смогла преодолеть, но Сати уже был не защищён от Тени так, как раньше. Он сейчас напомнил бывшему пятому Лорду Стража Кертиса. Носивший шнурок и использовавший Дары Дня, Кертис всё равно был слугой Ночи...
   - Сати, ты с ума сошёл?! - воскликнула Тия, едва Бару разжал ладонь. - Сати! Клинок тебя точно ищет, ищет! Как ты не понимаешь, Сати, ведь всё, ради чего мы... Ты... Сати!
   - Тия, молчи! - прикрикнул на неё Сати, вскидывая голову и всматриваясь в её лицо чужими, неприветливыми глазами. Несколько секунд была полная тишина - одновременно Сатиан прислушивался к своим чувствам. Да, как всё изменилось от одного его слова "согласен"...
   "Это только временно, - думал он. - Я всё исправлю... Тэм, Клинок, я обещаю, что всё исправлю..."
   "Не исправишь, - шипел внутренний голос. - Никто не пустит тебя назад... Ты погиб, и весь мир погибнет следом за тобой!"
   - Но если вы соврали мне, никакая клятва не помешает мне себя убить, - с отчаянной угрозой обратился Сати к Четтеру.
   - К клятве ещё надо подготовиться, - Лорд не чувствовал особенного удовлетворения. Добиться клятвы от мальчишки не удалось без шантажа - и это нехорошо. - Пока ты окончательно не принесёшь её, твоя сестра будет жить здесь.
   - Но вы!.. - возмутился Сати, вскакивая и резко разворачиваясь к Лорду всем телом. - Вы сказали!..
   - То, что я говорю, я всегда выполняю, - Четтер поднялся. - Отведи Тию к Каитлин, она разберётся, - приказал он Бару.
   Девочка не слышала происходящего, не сводя глаз с брата. Камень Света, как он мог! Согласиться на служение Хозяину! Ведь Клинок не оставил, наверняка не оставил без внимания его пропажу! Он отправил кого-нибудь на поиски Сати, обязательно!..
   "Ради тебя, - пробормотала внутри какая-то другая, диковатая Тия. - Ты во всём виновата! Не смогла убежать от Воина Тени!"
   - Вы мне соврали! - отчаянно простонал Сати, не задумываясь более ни о чём, бросаясь на Четтера, как на своего сверстника, а не на Лорда Тени. Дар Ночи ударил ему навстречу, едва не выбил из него дух. Закашлявшись и схватившись за грудь, Сати упал на пол, Тия громко завизжала, бессильно протестуя против стальной хватки Бару...
   - Подумай трижды, перед тем, как сказать что-то мне, мальчик, - холодно бросил Четтер. - Теперь ты не защищён Светом. Ты служишь Ночи.
   Они ушли. Сати лежал, сипло дыша и устремив свой взгляд в потолок, кружащийся вокруг него в дымке тумана. Сердце отказывалось биться, а слёзы - появляться на глазах, хотя Сати хотелось впервые за долгое время забиться в яростной, неконтролируемой истерике.
   "Никто не пустит тебя назад, - слышал он с каждым новым биением пульса в виске. - Ты погиб..."

11

В дорогу

______

   Тэрмис ждал, сидя на полу, положив руки на колени и глядя на дверь. Зэрандер искал его, он ясно чувствовал бушующую Силу Ночи совсем рядом, и никак не мог успокоиться. Принцесса Мае'ар выплеснула на него всё, что наболело в её душе, за время жизни здесь в плену. Сначала она была несколько недоверчива, потом в открытую плакала на плече у Тэма, а сейчас спала, прислонившись к его плечу щекой.
   Тэм уже много времени не менял положения, чтобы не разбудить принцессу, и всё тело затекло. Он почти не чувствовал ног.
   Но беспокоился Хранитель не только из-за судьбы людей, ненароком схвативших его в плен. Ночь торжествовала сегодня - это ощущалось, стоило чуть-чуть коснуться Силы Дня. И это пугало.
   "Что-то произошло, - думал Тэм, прислушиваясь к происходящему снаружи. - Свет, а я даже не понимаю, что!"
   Вспоминался Сати, вспоминался Клинок, Марил, оставленный в Алвалене, множество Лордов Тени... Что-то случилось - но что? И насколько страшно это событие для оказавшегося в опасности мира?..
   Послышались тяжёлые шаги. Загремел засов, и дверь распахнулась. В глаза Тэма ударил яркий свет, он зажмурился, отклоняясь. Принцесса мгновенно проснулась, то ли от шума, то ли от его движения, и слабо застонала, прячась за узкую спину Тэма.
   - Ужин подан, - миска звякнула о камень. Свет бил вошедшему в спину, но Тэрмис знал, что это кто-то из разбойников. Поднявшись на едва держащие его ноги, которые мгновенно закололо. Разбойник настороженно покосился на него, сжимая кулак, но даже ему было понятно, что юноша не то, что не собирается, а даже не в силах попытаться бежать.
   - Мне нужно поговорить с вашим предводителем, - робко попросил Тэм.
   - Сиди тихо, - хмыкнул разбойник. - Посмотрим, на что ты пригодишься...
   - Это очень важно! - воскликнул Тэрмис, делая неуверенный шаг вперёд. Мае'ар отодвинулась вглубь подвала, подальше от разбойника. На Тэма она смотрела с неподдельным любопытством: с чего это он вдруг?
   - Сиди, я сказал! - разбойник толкнул Тэма в грудь, и он не удержался бы на ногах, если бы не схватился за его руку. Раздражённый настойчивостью пленника, тот схватил его за горло, несильно, больше для того, чтобы припугнуть, и вдруг растерялся: нащупал пальцами тонкую верёвочку на шее пленника. Тэм понял, что разбойник мгновенно вспомнил о Хранителях, но ничего говорить не стал, только внимательно посмотрел ему в глаза.
   Он не встретил там особенной злости или жестокости. Скорее даже растерянность. Разбойник отпустил его, кривя лицо:
   - Слушай, не шуми. Наш главарь не любит никаких разговоров...
   - За мной придёт мой друг, понимаете? - Тэм вздохнул. - Я боюсь, что он... Он наверняка зол оттого, что я пропал... Он...
   - Я о тебе скажу, - разбойник отступил на ступеньку выше. - Ты, - крикнул он Маари. - Иди сюда, тебе нашлась работа.
   - Как ты смеешь!? Да кто ты такой?! - Мае'ар вскинула голову, но в глазах было куда больше страха, чем гордости.
   - Я сказал, иди сюда! - разбойник наклонился к ней, схватил за руку и потянул за собой. Тэм смотрел на это, жалобно подняв брови. Что он может сделать? Призвать Дар? Поднять шум?.. Лучше дождаться Зэрандера, чтобы ни она, ни он сам не пострадали...
   Дверь подвала за ними захлопнулась. Тэм сполз вдоль холодной покатой стенки, чувствуя подступивший к горлу спазм. Через секунду он кашлял, согнувшись вдвое и нервно царапая пальцами по посыпанному землёй полу.
   Зэрандер был рядом...
   "Свет, он ведь ослеплён жаждой крови! - Тэм поднял глаза к теряющемуся в темноте потолку, потом перевёл их на узкую полоску света под дверью и снова закашлялся. - Только бы всё обошлось! Пожалуйста!"

______

   Мае'ар прислушивалась к разговору двух разбойников, радуясь тому, что о ней пока забыли. Тот самый, что вытащил её из подвала, выслушивал ругань своего главаря, пытаясь вставить хоть слово, и пока на Маари не обращали внимания. Она озиралась по сторонам, надеясь на какое-нибудь чудесное спасение.
   Там её любимый ждёт, когда она отыщет доказательство его невиновности, а она вынуждена торчать в плену!
   - Клашер! - не выдержал, наконец, разбойник. - Он - Хранитель!!!
   Остановившийся на полуслове главарь покосился на него, опуская занесённую для удара - просто так, без повода - руку. Остальные, кто были на этой же вытоптанной поляне, окружённой сколоченными на скорую руку хижинками, мгновенно повернулись к нему.
   - Чего? - хмыкнул главарь. - Хранитель? Где же его слуги?
   - У него шнурок на шее зато есть! - огрызнулся тот в ответ. - Можешь проверить, Клашер! Клянусь, чем хочешь, он - истинный!
   - Истинных давно уже нет, - отрезал главарь. - Этот нахал просто обвёл тебя вокруг пальца, а ты веришь во всякую ерунду. Я поучу его уму...
   - Он - Хранитель Света! - воскликнул разбойник, перебивая своего предводителя. - Можешь пойти посмотреть! Мы не может его тут держать!
   - Почему это? - прищурил глаза Клашер. - Хочешь лишить нас добычи, Мер?..
   - Он сказал, его ищет его друг. Судя по всему, он сам боится его, но тем не менее... Клашер, это всё плохо может кончиться. Давай выставим его из лагеря, а то ещё притащит сюда Ночь на наши головы...
   - Клашер, - подал голос ещё кто-то. - Хранитель Света, всё-таки... Что с ним делать?
   - Молчать! - разъярился Клашер, с размаху ударяя кулаком в лицо встрявшего. Раздался хруст кости, ругань, но ответа не последовало. - Не обсуждать! Никаких Хранителей, Ночь вас забери!
   В тот же миг раздалось громкое ржание лошади. Клашер обернулся назад, и его мысли перестали успевать следить за происходящим. Конная фигура в бело-алом плаще с обнажённым мечом ворвалась на поляну, сбив с ног и затоптав одного из разбойников. Жалобный крик и хруст костей заставили разбойников встрепенуться, но никто ничего не успел сделать. Один из попавшихся под руку всаднику мужчин упал с отрубленной головой, другого отшвырнуло в сторону с нечеловеческой силой...
   Перед Клашером всадник резко дёрнул поводья, и конь вздыбился. Главарь разбойников открыл уже рот, чтобы высыпать на него ругань и оскорбления, одновременно тянясь за мечом, но тут случилось такое, чего Мер не мог представить себе даже в самом страшном сне.
   Не касаясь Клашера, мужчина с утробным рычанием взметнул руку в воздух, и главарь разбойников взлетел невысоко над землёй. Ещё одно резкое движение - и из вскрывшейся на груди раны брызнула во все стороны кровь. Мае'ар завизжала, бросаясь в сторону, но Мер продолжал инстинктивно сжимать её руку. На их глазах Клашер прямо в воздухе превратился в кровавое месиво...
   Мер, конечно, недолюбливал своего главаря, но не настолько, чтобы желать ему такой смерти... Глаза убийцы тем временем переместились на него, и сердце забилось сильнее, когда Мер понял, что даже капли безумия в этом взгляде нет. Жажда крови ни у одного человека из богатой смертями биографии Мера не сочеталась так с холодностью и презрением.
   "Надо было бежать", - запоздало подумал он. Меч нежданного гостя коснулся остриём горла чуть ниже кадыка.
   - Хранитель, - коротко приказал Зэрандер, надавливая на меч.
   - Я приведу, - пискнула Мае'ар, выдёргивая руку из разжавшейся хватки Мера и выцарапывая тонкими пальцами ключ с его пояса. Лишь бы убраться подальше от этого страшного человека! Ну и друзья у этого Хранителя Света!..
   Следующей мыслью принцессы Маари была необычная догадка:
   "А ведь как он убил этого мерзавца... Даром ведь? Ведь Даром?.."
   И не Даром же Дня!

______

   Тэм знал, что происходит снаружи. Не нужно было и чувствовать Силы, чтобы это понять. Ржание коня, свист, крики разбойников, шум - Тэм бросился к двери подвала, пытаясь открыть её, но та не поддавалась.
   - Зэрандер! - крикнул он, сам понимая, что биться не имеет смысла.
   Холод призываемой Силы Ночи покоробил Хранителя, Тэрмис отступил, бессильно опуская руки, вглубь подвала.
   Нет, сейчас Лорда не остановить... Он не успел предупредить об опасности этих людей, и Зэрандер наверняка убьёт теперь большинство разбойников.
   Обратившись с молитвой к Силе Дня, Тэм остановился на нижней ступеньке, и почти в то же время раздался скрежет замка. Кто-то очень долго пытался открыть засов, то ли слишком волновался, то ли не мог справиться с заржавевшим металлом. Наконец, в глаза Тэрмису ударил свет, и навстречу ему бросилась девушка. Только сейчас он мельком сумел увидеть лицо принцессы Мае'ар, испуганное и взволнованное. Она схватила его за руку и зашептала быстро-быстро:
   - Твой друг! Убил всех, кто попался ему под руку! Какой страшный человек! Кто он?..
   - Принцесса, - Тэм не стал отнимать руку, однако принялся подниматься наверх, торопясь поскорее выбраться из подвала. - Потом, принцесса...
   Увидев Хранителя, Зэрандер бросил меч в ножны, и Мер облегчённо выдохнул - он уже думал, что смерти не миновать... Впрочем, никакой меч не понадобился этому человеку, чтобы убить Клашера!
   - Что ты сделал?! - воскликнул Тэм, замечая, как прячется за его спиной принцесса Маари. - Воин, ты...
   Вокруг лежали тела. Кому-то ещё повезло, и их убил всего лишь меч. А на кого-то Зэрандер не пожалел даже Дара Ночи!..
   - Коня, - Зэрандер не обратил никакого внимания на болезненную маску сострадания на лице Тэма. Мер понял, что приказ относится к нему, и ни на мгновение не промедлил - с каждой секундой он всё дольше находился на лезвии ножа.
   - Двух, - выдавил Тэм, вспоминая о Мае'ар. Зэрандер сначала поднял одну бровь, причём, выражение его лица было неясным, то ли удивление, то ли недовольство, то ли отображение его отношения к любому вмешательству Тэрмиса в его приказы. Синие холодные глаза остановились на Маари, он ухмыльнулся, обнажая клыки, и проговорил насмешливо, вопреки мрачным мыслям Тэма, что он просто скажет "нет", и переубедить его будет невозможно:
   - Мы едем в Эмералдмор. Принцессу Маари там будут наверняка рады видеть.
   Тэм чувствовал, как дрожала Мае'ар за его спиной. Ей было страшно оказаться перед этим убийцей, который ещё и знал откуда-то, кто она такая, ей был не по себе оттого, что он смотрел на неё так насмешливо и холодно, и оттого, что ей волей-неволей придётся ехать с ними... Хотя, так сказал Хранитель. Но, кажется, решает такие дела не он... Увы, не он, а этот ужасный человек!
   Мер привёл уже обузданных лошадей и замер в нерешительности. Тэрмис забрал из его рук поводья, чувствуя, как дрожит напряжённо Сила Ночи вокруг них, на этой поляне. Зэрандер зол. Хотя внешне это уже перестало быть заметно, и он вновь стал безразлично-жесток, он раздражён тем, что Хранитель собирается увезти из лагеря разбойников какую-то неважную пленницу. И почему бы ему ни выместить свою злость на ещё одном разбойнике, просто попавшемся под руку? Ведь Зэрандеру неведомо, что такое ценность человеческой жизни.
   - Ты идёшь слишком низко, Воин, - сказал Тэм грустно.
   - А ты идёшь со мной, - ответил Зэрандер, вновь удивляя Тэрмиса. Обычно на такие фразы он отмалчивался. - И тащишь с нами каких-то людей, которые даже не заслуживают внимания.
   "Это я-то не заслуживаю?!" - готова была возмутиться Мае'ар, но вовремя одёрнула себя. Не стоит злить этого человека... Воина, как называет его Хранитель.
   Зэрандер развернул коня и направил его прочь с поляны, медленно, даже немного лениво, наклонив голову набок, и плащ мёртвым куском ткани свисал с его плеч...
   - Поедемте, принцесса, - предложил Тэм, с трудом справляясь с голосом. - Не беспокойтесь, он... Он всегда... Такой, - он обернулся на Мера, переводившего дух. - Клянусь Камнем Света, смерти твоих товарищей я не желал...
   - Я знаю, - Мер со страхом посмотрел вслед Зэрандеру. - Но Клашер не слушал меня, а твой... спутник не желал слышать.
   - Да будет с тобой Свет, - вздохнул Тэм, опуская глаза. Он чувствовал одновременно стыд и необъятную вину из-за этих смертей.

______

   Вплоть до привала ни один из путников не проговорил ни слова. Зэрандеру не было нужды говорить, более того, присутствие Мае'ар раздражало его. Тэрмис страдал, вспоминая страшные события, оставленные за спиной так безразлично, словно он не был Хранителем Света. Маари разглядывала Зэрандера с любопытством и страхом, пытаясь понять, что же он за человек. В то же время он тяготил её, и принцесса мечтала о том, чтобы они скорее оказались рядом с каким-нибудь городом. Там бы она непременно покинула бы эту компанию.
   Однако Зэрандер словно нарочно вёл их за собой по пустынным местностям. Маари устала от постоянной верховой езды, ей хотелось пить, но просить она боялась - фляга с водой была не у Хранителя, а у того, с кем \не хотелось бы иметь дел. Солнце нещадно пекло голову, у неё не было даже нормальной одежды!
   Тэм чувствовал переживания принцессы, но и сам не решался обратиться к Зэрандеру с просьбой остановиться. Лорду Тени усталость вовсе была чужда, к тому же, Тэм знал, что он против Маари. Хорошо ещё, что он не решил убить её - Тэрмис чувствовал, что и такой исход возможен. Если вдруг Мае'ар по привычке закапризничает, Воина будет не остановить.
   К большому облегчению Тэма, Мае'ар даже не пыталась возмутиться ужасным для неё условиям. Что-то случилось с принцессой Маари с тех пор, как она увидела смерть главаря разбойников, и всё это переживала внутри себя.
   Тэрмису не терпелось расспросить Зэрандера, почему им надо ехать именно в Эмералдмор. Но и покидать Мае'ар и догонять едущего впереди Воина он тоже не хотел, чувствуя, что Маари спокойнее, когда он едет с ней бок о бок.
   Правда, в неведении Тэм выдержал недолго, и, виновато улыбнувшись Маари, поравнялся с Зэрандером. Не в силах бороться с любопытством, Мае'ар чуть-чуть подтянулась к ним, но не так, чтобы вдруг этот таинственный Воин мог подумать, что она подслушивает...
   - Воин, - Тэм не стал смотреть в лицо Зэрандеру, он знал, что оно как всегда безразлично и жестоко, - ты сказал, мы едем в великое княжество?
   - Да, - ответил Лорд Тени коротко.
   - Но почему туда? Почему ты думаешь, что там...
   - Потому что в этом есть логика. Сложнее всего из Шавалина добраться в Эмералдмор, значит, Камень там.
   - А как же охота?.. - спросил Тэрмис многозначительно. - Ты не забыл о пророчестве?
   Зэрандер ухмыльнулся, переводя взгляд с горизонта на лицо Тэма. Тэрмис замечал уже не раз, что со времён их первой встречи взгляд Зэрандера изменился. Лорд стал терпеливее, чем был. И с большей терпимостью он стал относиться к Свету, выдерживая его рядом с собой каждый день вот уже столько времени.
   - Ты ещё не разгадал эту загадку, Хранитель?
   - А ты разгадал? - удивился Тэм.
   - Да. А теперь, я хочу узнать, сколько времени ты собираешься тащить за нами её, - он откинул голову назад. - Я уступил тебе, но мне стали надоедать лишние люди.
   Мае'ар, услышавшая эти слова, испуганно дёрнула на себя поводья, мгновенно сильно отставая. Сердце её заколотилось бешено, и она едва справилась с собой, чтобы не броситься прочь по бездорожью.
   Хранитель встревоженно обернулся, догадавшись, что она услышала, и пробормотал, обращаясь к Зэрандеру:
   - Воин, я обещаю, что она не будет... Что это ненадолго... Я просто не мог её там бросить!
   - Избавься от неё сам, и побыстрее, - повелительно сказал Зэрандер. - Иначе этим займусь я. И следующий человек, которого ты решишь взять себе в провожатые без моего ведома, умрёт. По твоей вине, - добавил он.
   - По моей вине и так уже умерло много людей! - горько воскликнул Тэм. Это было суровой правдой, Зэрандер убивал, а Хранитель не мог вмешаться - значит, не спасал жизни этих несчастных. - Ты не понимаешь, что я не могу иначе!
   - Значит, ты должен научиться. Твоё добродушие задерживает нас, а тем временем Лорды Тени закладывают фундамент нового мира - мира Хозяина, - Зэрандер яростно сверкнул глазами. - Если ты не сможешь следовать за мной по моим правилам, я буду тащить тебя силой.
   Тэрмис отвёл глаза.
   - Зэрандер...
   - Ты взял на себя миссию нести Свет, а последовав со мной, ты приобщился к моей мести, - Зэрандер остановил коня на развилке дороги, прищурился, глядя в одну сторону, потом в другую, и повернул влево. - Ты уверен, что и в другом случае я не проверил бы твою веру в Свет ценой твоей жизни. И не задумываешься, что мог бы быть мёртв давно, если бы не дух Хозяина.
   - Хочешь сказать, что убьёшь меня, как только Хозяин будет изгнан? - промедлив, спросил Тэм, осторожно дыша, словно воздух вокруг стал ядовит.
   - Хочешь сказать, что я не могу этого сделать?
   Тэрмис не нашёл, что ответить. Он не мог понять, пытается ли Зэрандер справиться с собой, доказать себе собственную Тьму и жестокость, или это естественный для него поступок - спустя столько времени и испытаний убить того, ради кого сам бросался в битву против палачей в Сарратаре, или...

______

   Лорд Глэдгер выслушал Марила, не меняя лица, но в его глазах было такое осуждение, что Марил ощущал себя последней сволочью.
   - Если доказательства против вас не подтвердятся, - пообещал Марил, - вы будете освобождены. Но я не могу закрыть глаза на то, что уже есть.
   - Я поклялся вам, ваше величество, - сухо проговорил Ардат. - Значит, вы не верите моей клятве?
   - Значит, у вас есть недоброжелатели, лорд Глэдгер, - Марил кивнул гвардейцам, чувствуя, что больше не выдержит разговора...
   Ардат не сопротивлялся, когда его уводили. Марил закрыл руками лицо, отворачиваясь к окну. Всё это неправильно, не следовало верить охотнику за головами...
   В тот же день Марилу доложили, что охотник за головами внезапно умер. Сомнений у Ат Лава, не совсем искушённого в интригах, но уже более-менее натренированного Бастианом, не было - кто-то специально подставил Глэдгера. Он готов был уже отпустить Ардата, и готовил слова извинения, однако тут аудиенции с ним попросил граф Ильтор.
   Марил уже успел возненавидеть этого человека, но отказать всё-таки не решился. Пожалуй, Ильтор прекрасно чувствовал, что находится под подозрением, как знал и то, что никаких доказательств его участия в заговоре нет. Он улыбался вежливо, кланялся низко, но Марил чувствовал, что он только насмехается над ним.
   - У вас было какое-то дело ко мне, граф Ильтор?
   - Да, ваше величество... Простите, если я отрываю вас от дел, но в связи со скорым вашим отъездом я не мог отложить такой важный доклад.
   - Что же? - стиснув зубы, спросил Марил. В последнее время корона всё сильнее досаждала ему.
   - Мне в руки совершенно случайно попало письмо от барона Мерсеша. Я думаю, вам было бы интересно его прочитать, - Ильтор с поклоном протянул сложенный вдвое лист королю.
   Ат Лав нервно развернул бумагу, едва не порвав, и удивлённо пробежал глазами по строкам. Барон Мерсеш писал, несомненно, о покушении на короля. Он рекомендовал лучшего охотника за головами - имя недавно пойманного пленника Ат Лав узнал сразу - и желал удачи, потому что "неопытному королю на троне не место". Самой страшной в этом письме для Марила была подпись - лорду А.Г.
   - Откуда у вас это письмо? - спросил Марил, поднимая глаза на приобрётшее скорбное выражение лицо графа.
   - Понимаете, ваше величество...
   - Пока не понимаю, - перебил его Ат Лав. - Откуда у вас может быть письмо, давно уже отправленное Глэдгеру? На его месте я бы уничтожил такое сразу после прочтения, - он помахал в воздухе бумагой.
   - Кто знает, ваше величество, - вздохнул Ильтор. - Я подумал, что вам полезно знать имя ещё одного заговорщика...
   - Вы не ответили, откуда у вас это письмо! - напомнил Марил.
   Граф Ильтор посмотрел на него и с мягкой улыбкой произнёс:
   - Ваше величество, вы ведь должны понимать, что между нами, вашими преданными слугами, нет согласия. Выжить в высших кругах крайне тяжело, и поэтому мы постоянно следим друг за другом...
   Марил слушал его мрачно, стараясь не видеть хитрых глаз графа. Фальшивая искренность!
   - Ваши шпионы во дворце лорда Глэдгера доставили вам это письмо? - уточнил Ат Лав, бросая бумагу на стол. - Великолепно. Примите мою благодарность, граф. У вас есть ещё что-то ко мне? - он всем видом показывал, что разговор закончен.
   - Нет, ваше величество. Позволите идти? - он поклонился, шагнув назад к дверям.
   - Идите. Я отправлю своих людей обыскать дворец Глэдгера и арестовать барона Мерсеша.
   Ильтор, с довольной улыбкой, исчез. Марил тяжело вздохнул, стаскивая с головы венец короны. В сердцах он едва не бросил его об пол, и с трудом сдержался.
   "А ты думал, у тебя не будет разочарований? - спросил он себя. - Если что-то ещё будет найдено во дворце Глэдгера, придётся признать, что я был глуп..."

______

   Они остановились на ночлег, когда была уже глубокая ночь. Небо сверкало маленькими яркими точками звёзд, воздух был прохладен и свеж. Напоив коней водой из мелкого ручейка, напившись вдоволь сам, Тэм лёг на траву, положив голову на жёсткий камень, и закрыл глаза.
   Принцесса Маари почти замертво свалилась, едва спешившись. Тэму пришлось самому укладывать её на более мягкую траву - она уже спала, утомлённая дорогой. Он снял рубашку, сложил и положил ей под голову, а сам лежал сейчас голой спиной на влажных тонких травинках, на которые уже выпала вечерняя роса.
   Зэрандер посмотрел на него, фыркнул и швырнул плащ:
   - Укройся. Не хватало ещё, чтобы ты умер, простудившись.
   Кашель Тэма действительно не прекращался, разве что сам Тэрмис меньше обращал на него внимания - у него появилось много других поводов страдать... Но болезнь не собиралась скоро оставлять его в покое.
   - Ты сказал, что разгадал пророчество ЛаВинира, - напомнил ему Тэм. - Что ты понял, Воин? Я тоже должен знать!
   - Двойник Камня сам найдёт нас, - ответил Зэрандер, набирая в ладони воду из ручья и делая несколько глотков. - Главное, чтобы при этом нас искали другие.
   Тэм, не понимая, поднял брови, пытаясь разглядеть в глазах Зэрандера насмешку. Но Лорд Тени над ним не смеялся...
   - Я не понимаю, - вздохнул Тэм.
   - Охота на тех, кто прячет уголь, - повторил Зэрандер, пристально глядя на него. Кажется, он ждал, пока Тэрмис, наконец, поймёт что-то настолько ясное, что Зэрандеру даже не хочется объяснять. - Хранитель, - заметив, что Тэм продолжает недоумевать, рассмеялся он так громко, что Тэм даже испугался, не проснётся ли от этого принцесса, - уголь прячем я и ты! И на нас охотятся другие слуги Ночи! Камень сам отыщет нас, главное, чтобы охота не прекращалась!
   Тэрмис невольно улыбнулся, слушая разгадку. И вправду, как всё просто! Как же он не догадался сам?..
   - Но почему Эмералдмор? - спросил он, когда Зэрандер закончил.
   - Когда было восстание в Алвалене, которым управлял Радак, я столкнулся в схватке с эмералдморцем по имени Таисмар Маттака. Он был слугой Ночи. И явно не последним человеком в княжестве. Эмералдморец оказался зол, что Бару вмешался в наш с ним бой и велел ему отступить, - Зэрандер хмыкнул. - И наверняка не забыл, что наше с ним противостояние не завершилось. Стоит ему узнать, что мы в Эмералдморе, охота непременно будет.
   - Это опасно, Воин, - вздохнул Тэм.
   - Ты боишься?
   - Нет, - честно признался Тэм. - Ты же знаешь, Хранители не боятся...
   - Хватит болтать. Завтра будешь засыпать в седле - у тебя будет больше поводов вывести меня из себя, - отрезал Зэрандер и тоже откинулся на траву. Нет, никто больше не сунется на место их ночлега. В этом можно не сомневаться.

______

   Ближе к вечеру перед Марилом лежала аккуратно перевязанная стопка писем. Переписка барона Мерсеша и лорда Глэдгера... Аджит перебирала выбранные из стопки письма.
   Обыск во дворце Глэдгера дал результаты... Марил отказывался верить в то, что видел, но правда была очевидно.
   Против барона Мерсеша, схваченного тотчас после приказа Ат Лава, было не меньше улик. Кроме того, в секретном ящике стола барона лежали короткие отписки от "лорда А.Г.". Всего несколько суровых и циничных фраз в ответ на пространные витиеватые письма Мерсеша - Марил так и не прочёл их все.
   - Ну что, ты всё ещё не веришь?
   - Мне принёс их Ильтор, - пробормотал Марил. - А Ильтору я не верю.
   - Ну так пригласи сюда их обоих, - пожала плечами Циэль, аккуратно складывая письма на стол. - Ардата и Мерсеша. Пусть посмотрят друг на друга... Кстати, тут ещё несколько имён... Если хочешь, передам от твоего имени, чтобы их немедленно схватили.
   - Да, спасибо, леди Аджит, - кивнул Марил. - Просто немыслимо... Немыслимо...
   - Что - немыслимо, Ат Лав? Что всё оказалось примерно так, как рассказывал Бастиан, а не как думал ты?
   Ат Лав не ответил, оттолкнул письма вглубь стола и, закинув ногу на ногу, откинулся головой на спинку кресла.
   На остальные имена ему было глубоко наплевать. Пускай хоть пол Алвалена запихнут в подземелья!.. Но Глэдгер? Как он мог сначала клясться в верности, потом вспоминать эту клятву и так прямо, в глаза лгать?
   Марил сам, сопровождаемый охраной, но без Циэль, спустился в подземелья. Там, перед длинным, уходящим вниз коридором камер и пыточных, была полутёмная комната с полукруглым окном под потолком и креслом, стоящим так, что свет из этого окна падал прямо на него. В этой комнате король разговаривал с пленниками своего дворца...
   Здесь было неуютно, прохладно, да и внутри Марила не было согласия. Он ждал, пока приведут Глэдгера и Мерсеша, слушая своё собственное дыхание и глядя мрачно на длинные тени своих гвардейцев, протянувшиеся по этому пятну. На коленях Марила лежало несколько писем из тех, что были найдены гвардейцами во дворцах двух заговорщиков.
   Их ввели по одному, сначала Ардата, потом барона. Мерсеш улыбался... Марил плохо помнил его, ему не приходилось иметь дел с этим бароном. Но можно было точно сказать, что на себя Мерсеш был не похож. Он хотел что-то сказать, нагло ухмыляясь в лицо королю, но приведший его помощник мастера пыток толкнул барона на колени, ударив в затылок, и Мерсеш подавился своими словами. Глэдгер встал на колени сам, но Марил избегал смотреть на него.
   - Хочу получить объяснения по поводу этого, - Ат Лав помахал в воздухе бумагами.
   - А что именно вы хотите знать, ваше величество? - ухмыльнулся Мерсеш.
   - Ваша переписка, - Марил глубоко вздохнул. Он должен быть королём! Королём! Не бояться говорить с теми, кто хотел лишить его жизни!..
   - Я не состоял в переписке с бароном Мерсешом, ваше величество, - коротко ответил лорд Глэдгер. Марил впервые осмелился посмотреть Ардату в глаза.
   - Это ваш почерк? - Марил передал письмо гвардейцу, тот развернул и показал Глэдгеру. Молодой лорд несколько раз пробежал глазами по строчкам.
   - Нет, не мой. Он похож на мой, но не мой. Я не писал ничего подобного, - Ардат ожёг взглядом Марила, и Ат Лав с трудом выдержал, чтобы не казаться совсем уж размазнёй. Бастиан на его месте даже не стал бы разбираться, отправил бы на виселицу сразу всех, но он должен понять, не будет ли невинных жертв.
   - Ваш друг лорд Кесау опознал ваш почерк, лорд, - возразил Марил.
   - Но это писал не я.
   "Он может врать, - подумал Марил с горечью. - Я просто хочу, чтобы он не врал... Но он может врать!"
   - А что вы скажете, барон? - повернул Ат Лав лицо к Мерсешу. - Вы обсуждали с лордом Глэдгером мою судьбу?
   - А вы мне поверите, если я скажу, что да? - ещё наглее отозвался Мерсеш.
   - Ты лжёшь! - не выдержал Ардат, резко выпрямляя спину. Помощник Мтары, приведший его, едва удержал Глэдгера. Марил постарался сделать вид, что не обратил на это внимания.
   - А может быть, и лгу!.. Всё равно, вы не усидите на троне, ваше величество! Он под вами качается, как лодка в шторм!
   - Я спрашиваю не об этом! - Марил вспомнил Бастиана и вдруг понял, что сейчас в чём-то даже похож на него... Невероятно! Чтобы выжить, надо действительно окунуться в эту грязь, подлость, предательства с головой!.. - Вы переписывались с лордом Глэдгером, или нет?
   - Может быть, и да, - сверкнул зубами Мерсеш.
   - От кого вы получали эти письма? - повторил Марил нервно. - Кому вы писали? Кто это был!?
   - Мне нравится, когда вы этого не знаете!
   Марил втянул в себя воздух, нервно сминая письмо в руке. Бумага зашуршала. Ухмылка Мерсеша стала последней каплей.
   - Уведите их обоих! - крикнул он, бросая смятый бумажный комок в лицо барону.
   "Вот, а теперь я - такой же как Бастиан!" - подумал Ат Лав, стиснув зубы. Голова закружилась, он зажмурился, ударяя кулаками по коленям. Теперь он начал понимать, почему когда-то Бастиан научился быть каменным и холодным! Если воспринимать всё так, как сейчас воспринимает он, можно быстро сойти с ума!
   - Всё в порядке, ваше величество? - спросил один из гвардейцев.
   Марил посмотрел на него искоса: уж не издевается ли? - и кивнул.
   Да, всё в порядке. Всё замечательно!
   - Скажи Мтаре, - обратился он ко второму гвардейцу, - Мерсеша пытать, пока имя не станет известно. Если в течение двух дней, пока я здесь, он не расколется, я прикажу казнить всех, кто был арестован сегодня, без разбирательств.

______

   - Скоро Аанторо Мельбе, - подала голос Мае'ар. - Я не буду больше вам мешать...
   Тэм вздрогнул и обернулся к ней, а Зэрандер не обратил на её слова никакого внимания. Мае'ар поправила спутавшиеся волосы, ловя себя на мысли, что никогда не выглядела так ужасно в присутствии других людей...
   - Вас наверняка ждут, принцесса, - подбодрил её Тэм. - Вы ведь туда и направлялись, в Аанторо Мельбе?
   - Да... Правда, я задержалась. Наверняка, меня давно ищут, - она бросила ещё один беспокойный взгляд на Лорда Тени.
   - Простите, принцесса, за это неудобство, - покраснел Тэрмис. - Я не мог сделать лучше...
   - Я тебе очень благодарна, - она расправила плечи, силой заставляя себя быть по-прежнему принцессой династии За'ар Маари. - Если тебе в Аанторо Мельбе нужно будет убежище, - она сделала явный упор на слове "тебе", - то я там - хозяйка, так что обратись в любое моё представительство.
   - Я боюсь, что не смогу воспользоваться вашим гостеприимством, принцесса, - извиняющимся тоном проговорил Тэм. - Вряд ли мы скоро покинем Эмералдмор...
   - Ну, в любом случае,... - пробормотала она, несколько растерянная. Она привыкла получать ответы с благодарностями...
   - До Аанторо Мельбе всего несколько часов пути, - заметил Зэрандер, не поворачивая головы. - Ты доберёшься и без нас.
   - Но ведь нам всё равно пересекать эту область, - попытался возразить Тэм, однако Зэрандер не счёл нужным обращать на него внимание.
   - Я действительно лучше отправлюсь туда напрямую, - Мае'ар повернула лошадь в сторону поля, потом вздохнула и, загнав гордость поглубже в себя, спросила у Тэма. - Хранитель... Вы не дадите мне в дорогу воды?
   Тэм просветлел лицом и закивал головой, отстёгивая от пояса флягу, предусмотрительно забранную у Зэрандера ещё с утра.
   - Удачной вам дороги, принцесса. Простите ещё раз, и да будет с вами Свет, - Тэм улыбнулся виновато, обернулся на Воина, который не останавливался ни на секунду, пока они прощались, и заторопился следом. Отставать не хотелось, хотя в какой-то момент Тэрмис стал чувствовать опасность даже от Зэрандера.
   Принцесса Мае'ар Маари осталась в поле одна. Аанторо Мельбе был где-то впереди...
   "Может, стоило ещё немного проехать с ними?" - спросила она себя, но тут же вспомнила этого страшного Воина, против которого Хранитель был практически бессилен, и мгновенно одумалась.
   Пусть эта странная парочка по своим таинственным делам отправляется хоть в конец мира.
   А её возлюбленный нуждается в поддержке прямо сейчас. Медлить нельзя!

______

   - Ты назначил казнь на послезавтра? - уточнила Циэль, входя без предупреждения. Марил лежал, лицом уткнувшись в сложенные на столе руки. Не подняв головы, он буркнул:
   - Да, на послезавтра.
   - Я приказала от твоего имени ещё раз подробно допросить Ардата, а также твоим писцам - подготовить указ о снятии с Глэдгера дворянского титула. Знаешь ли, весьма несправедливо лишить его всех, кроме него.
   Марил оторвался от стола и посмотрел на неё странным взглядом:
   - Вы что, сказали, что я приказал его пытать?
   Аджит коварно улыбнулась:
   - Ну что ты... Разве это называется пытать...
   - Я сам способен разобраться с этим! - воскликнул Марил так неожиданно зло, что Аджит мгновенно потеряла улыбку. - Я не просил вас помогать мне в этом деле!
   - Ты всё ещё думаешь, что Глэдгер не заговорщик? - подняла она брови.
   - Я думаю, что вы должны хотя бы предупреждать меня, когда от моего имени что-то приказываете! - Ат Лав поднялся на ноги, будто бы с трудом - так сильно опёрся рукой о столешницу. - Я собираюсь уехать, не дожидаясь казни, так что готовьтесь, леди Аджит. Я уже отдал приказ, что послезавтра с утра мы отправляемся в путь, - он, не говоря больше ни слова, прошёл мимо неё к дверям.
   - Ты должен быть на казни, Ат Лав, - бросила она ему вслед. - И Бастиан сказал тебе...
   - Мы уезжаем ранним утром, - повторил Марил. - Прошу вас, не опаздывайте.
   Аджит скривила лицо, но ничего не сказала. Марил решил показать всем свой характер - что ж, поздновато... Или же, напротив, слишком рано.
   В конце концов, он хотя бы достойный брат своей непримиримой сестры, если пытается бороться за свою позицию даже тогда, когда ничего не смыслит в этом деле.
   Казнь действительно происходила уже после отъезда короля. Его величество Марил Ат Лав уехал неожиданно, раньше предварительно запланированного, почти за сутки до казни, не дождавшись вести от Мтары, что барон Мерсеш так и не раскололся.
   Правда, казнь прошла несколько не так, как предполагали все... В том числе и граф Ильтор, рассчитывавший избавиться от всех шатких ступеней в своём заговоре, стать ближе к королю и привлечь его доверие.
   Но на казни не было человека, от которого граф Ильтор очень хотел избавиться. Среди людей, которые должны были лишиться головы, не присутствовал граф Ардат Глэдгер.
   Никто не знал, куда он исчез из Алвалена, и как ему удалось убежать. Многие радовались, что короля уже нет в городе, и что он не знает о побеге...

12

Брат и сестра

______

   Жизнь Наймиры была неизменно спокойной. Она боялась, что после того откровения Элинина не сможет смириться, но прошлое капитана летучего корабля словно не имело власти над её чувствами. А Элинин же никогда не волновался о том, что когда-то служил Хозяину...
   Каждое утро начиналось с того, что он будил её бесконечным количеством поцелуев и просил приготовить что-нибудь поесть, а то он за ночь так утомился, что готов сожрать кого-нибудь из её гвардейцев живьём... Она с невыразимым удовольствием взялась за то самое давно забытое хозяйство, которому посвящала себя со времён смерти родителей, ещё там, в домике под Алваленом.
   Ей было наплевать на то, как её свита смотрит на бегающую по дому в переднике принцессу Алвалена, порой Наймира даже заставляла свою "охрану" спускаться в погреб и принести что-нибудь...
   Элинин сначала долго хлопотал по поводу свадьбы, потом бросил - Наймира испугала его, что он будет поднят до уровня принца, и при первом же приезде в Алвален она затаскает его по балам... Он спросил, много ли там симпатичных графинь и баронесс, но, получив оплеуху, унялся и заявил, что в таком случае никакой свадьбы не будет.
   Да Наймире, как она вдруг поняла, и не нужна была никакая свадьба... Кого ей приглашать на неё? Собственных гвардейцев? А ему - многочисленных по-прежнему влюблённых в него девушек со всех концов Побережья?
   Наймира поняла, что она оказалась всё-таки не принцессой... Это была чужая ей роль. Она, как её мать, мать её матери, создана не для той жизни, в которую утягивал её брат, следующий за Бастианом и Аджит. Она принадлежит именно такому, полному мелких житейских забот существованию ради кого-то...
   Она знала о свободолюбивой натуре Элинина, какое-то время боялась ещё, что он всё-таки убежит на сторону, и даже была готова простить его, если что, но Элинину это будто бы не приходило в голову. Даже гвардейцы перестали напрягать его - он почувствовал себя спокойнее после объяснения с Наймирой, никогда не винил её за подозрительность тогда, по приезду.
   Такая жизнь была Наймире по нраву. Каждый день, Элинин, накормленный до отвала и попрощавшийся с Наймирой - пока что остававшейся затворницей, потому что слухи о них ходили такие замечательные, что Элинину нравилось их слушать, ничего не объясняя - отправлялся на свой летучий корабль. "Ветерок" с некоторых пор потерял прежний блеск корабля, никогда не сталкивавшегося с проблемами в полёте, но Элинин заботился о нём только ещё сильнее, чем раньше. Представлять подходящим ему с вопросами товарищам-капитанам Наймиру он пока не торопился. На фразу: "Как тебе живётся с принцессой? Она хоть на обычную женщину-то похожа?" - он всегда таинственно улыбался и сильнее надвигал на лицо шляпу: "А ты всё равно мне не поверишь, а проверить я не позволю!"
   Живот Наймиры уже немного округлился, но до родов было ещё далеко. Элинин пока будто бы ничего не замечал, а она ему не говорила - просто не знала пока, как это сказать...
   Вечерами, ещё до того, как вернётся Элинин, так и не набравший на полёт желающих, она думала о брате, о его существовании в Алвалене, об испытаниях, от которых она убежала... О Тэме, Зэрандере, Бару, Аджит, Бастиане - о тех людях, которых любила, ненавидела, просто знала, с которыми причудливая судьба её столкнула, а потом развела. Разве когда она была простой крестьянкой из деревеньки рядом с Алваленом, она могла себе представить, как повернётся её жизнь?..
   А теперь, надо заставить себя вернуться к тому, от чего отвыкла. Нет, она больше не бросится с головой в путешествие, она больше не должна никого искать и даже бояться так сильно, как раньше - а значит, и напрягаться, делать вид, будто сил у неё - хоть отбавляй...
   Однажды Элинин разбудил её раньше обычного.
   - Пойдём, я сегодня сам приготовил нам завтрак...
   - А я смогу это есть? - щурясь от солнечного света, спросила Наймира.
   - Ты сомневаешься? Я без тебя жил столько времени один! - Элинин обиженно скривился. - Сегодня надо справиться побыстрее. Отбытие назначено на полдень.
   - Куда - отбытие? - Наймира села в постели, соображая.
   - Узнаешь, - улыбнулся Элинин таинственно. - Ну, пойдём...
   - Ты смотри,... - покачала она пальцем, набрасывая халат, шёлковый, привезённый из Алвалена. - Что-то мне кажется, что ты что-то задумал!..
   - Правильно, задумал, - кивнул он, - ну, не залёживайся!..
   Он заставил её есть, едва ли не заглатывая целые куски... А потом привёл на пристань, к своему великолепному "Восточному ветерку". Наймире не удалось отвязаться только от одного гвардейца - тот наотрез отказался оставлять принцессу без надзора. Элинин был не против - только честно предупредил, что на корабль пройти стоит денег, а гвардеец - не его невеста, так что проходит он как пассажир.
   Гвардейца, видимо, этим было не выбить из колеи. Он, не споря, вытащил монеты и вручил их Элинину с таким видом, будто всё это было подразумевающимся изначально. Пришлось Элинину смириться с ещё одним алваленцем... Тем более, что Наймиру очень это веселило.
   Прогулка на летучем корабле не то, чтобы пугала Наймиру - она верила Элинину, и в то, что он знает, что делает. Она держала его под руку, пока они шли, он улыбался, как всегда широко и бесшабашно, всем встречным прохожим. Наймира была одета просто, правда, с тех пор, как она стала принцессой, она не могла больше привыкнуть к простой косе, и поэтому даже за несколько минут, которые Элинин дал ей на сборы, сделала себе причёску, с которой приходилось проживать дни в Алвалене, даже если не было назначено никаких свиданий и других встреч.
   На неё все смотрели, шептались, даже показывали пальцем... Правда, исподтишка. Вооружённый гвардеец - Лер, самый упрямый из всей четвёрки, - не отстававший от них, охолонял желающих подойти познакомиться с принцессой, приехавшей так неожиданно и вдруг задержавшейся.
   Только уже на пристани, перед "Ветерком", когда Элинин впервые осторожно высвободил свою руку и попросил майви "немножко подождать", пока он отыщет "этих оболтусов в ближайшей таверне", Наймира оказалась под "угрозой" общения с любопытными.
   Она попросила своего телохранителя не отпугивать людей - ведь они не желают ей никакого зла. Лер ответил: "Как пожелает ваше высочество..." А ведь для него она действительно высочество! Свет, как же бывает в жизни!..
   Вернулся Элинин, за ним плелась целая ватага людей в самой обычной одежде, совсем непохожая на команду. Один был настолько старше Элинина, что удивительным казалось, что он слушается его приказов. А двое - совсем мальчишки, одному вряд ли можно было дать больше четырнадцати.
   - Ну, вот, - Элинин приветственно помахал Наймире и обернулся к своей команде. - Эта благородная леди - принцесса Алвалена. Уж хотя бы в этот раз не устраивайте балаган на корабле! А теперь - марш! По местам! И смотреть тут нечего! - он махнул рукой на корабль, но этот недолгий инструктаж был абсолютно беззлобен.
   Подошёл какой-то мужчина, кивнул Элинину, как старому другу, потом замешкался, но всё-таки поклонился Наймире.
   - Это мой друг, капитан Угард, у него тоже летучий корабль, но летаю я лучше его! - выпалил Элинин на одном дыхании. Угард не обратил на последнюю часть никакого внимания, не слишком нагло, но с интересом разглядывая Наймиру.
   - Очень приятно, капитан, - вздохнула Наймира, протягивая руку, как привыкла делать это в Алвалене. Угард бережно взял её и поцеловал. Элинин, фыркнув, постучал его по плечу:
   - Эй, она моя любимая, а не твоя. Ты забыл.
   - Я исключительно из-за безмерного уважения, - парировал Угард. - Вы столько шуму произвели в Небесной Пристани, ваше высочество!
   - Хотя совсем не собиралась, - ответила Наймира. - Стоило приехать - как уже поползли толки.
   - Ну, хватит уже любезностей, - решил Элинин. - Мои пассажиры ждут, когда мы отправимся. Угард, потом поболтаем.
   - Не беспокойтесь, ваше высочество, этот мерзавец - лучший капитан на всём Побережье, - добавил Угард, отходя в сторону. - Ваша жизнь в полной безопасности.
   - Вот видишь, даже мои соперники с этим смирились, - улыбнулся Элинин. - Угард мой хороший друг, что ты так смотришь на меня? Обиделась? - он поднял бровь.
   - Тебя пассажиры ждут, - улыбнулась она.
   Ей было всё-таки не по себе подниматься на этот корабль... Он был красивый, будто совсем новый, но такой огромный, тяжёлый... Как он может лететь?..
   Полёт Наймире невероятно понравился, хотя и был долгим. Бьющий в лицо ветер, бескрайнее море, поднимающиеся и опускающиеся крылья... Элинин почти не был рядом. Он был занят делами, беспокойно носился по палубе, и только изредка улыбался ей, а поздним вечером приходил в свою капитанскую каюту, целовал на ночь и вновь возвращался к неусыпному наблюдению за работой своей команды. Частенько он собирал вокруг себя людей, летящих в Сарратар, рассказывал им много историй - Наймира любила их слушать, Элинин был прирождённым рассказчиком!
   На остров Элинин её с собой не взял. После приземления - корабль только слегка качнуло - он сказал ей, что лучше не рисковать. С тех пор, как Владетель Ключей сменился в Сарратаре, он многих пропускает туда, а Элинину не хочется, чтобы вдруг Наймиру пригласили в Небесный Город...
   - Посмотри со стороны, с мачты. Клауш поможет тебе подняться... Клауш! - крикнул он в сторону. Юноша в широких чёрных брюках и головной повязке обернулся, отпуская рычаг крыла. - Принцессе Ат Лав нужно будет подняться повыше! Устроишь, бездельник!
   - Как скажете, капитан! - улыбнулся Клауш и вернулся к своей работе. Наймире не удалось даже поспорить. Может быть, она сумела бы справиться с Элинином, но только один на один. А тут вмешался Лер:
   - Ваше высочество, в этом отношении капитан Элинин лучше знает, что безопаснее, а я должен печься о вашей безопасности. Останьтесь лучше на борту корабля.
   - Сговорились! - обиженно воскликнула Наймира, но смирилась с тем, что видела стены Небесного Города и маленькие фигурки людей, с которыми провела путь до Сарратара, благодаря проворному Клаушу, соорудившему для неё удобный подъёмник практически из ничего. Правда, Лер долго не соглашался довериться этому сооружению...
   Они возвращались практически одни - в Сарратар действительно попали почти все путники. Путь был спокойнее, Элинин меньше нервничал, больше времени проводил с Наймирой. На капитанском мостике они стояли вместе, и Наймире было тепло и спокойно рядом с ним. В такие минуты она поражалась себе: как она могла подозревать его когда-то!..
   Было удивительно думать, что ещё совсем недавно она считала себя самостоятельной, счастливой в своей независимости... Ей нравилось казаться теперь чуть слабее, чем на самом деле - Элинин шутил беззлобно и любил искренне, так, как умел... Как любил, может быть, и раньше, только с меньшей силой и совсем без привязанности.
   - У меня будет ребёнок, - сказала она негромко, любуясь опускающимся в море солнцем.
   - Правда? - спросил Элинин и рассмеялся глупости своего вопроса. - А почему ты раньше не говорила?
   - Не знаю, - она обернулась, чтобы посмотреть на него, и заметила краем глаза стоящего невдалеке гвардейца.
   "Да уж, теперь даже наедине не побыть... Неужто неясно, что Элинин уж точно не представляет для меня опасности!"
   - Подрастёт и будет помогать мне на корабле, - улыбнулся Элинин, крепче обнимая её. - Ты всё время волнуешься...
   - Совсем нет, - ответила она. - Я просто чувствую, что только мне удалось отыскать своё счастье... А мой брат, например, страдает до сих пор...
   - Всё в его руках, - Элинин пожал плечами. - Был бы я королём...
   - Ох, представляю! - рассмеялась Наймира.
   Было так хорошо. Так радостно...
   Но так недолго...

______

   Марила клонило в сон. Армия была всего-то в двух-трёх путях отсюда - она передвигалась медленнее, чем небольшая догоняющая её группа всадников. Возглавлял эту группу Жасин Карт, Марил ехал следом, причём, с трудом борясь с желанием ткнуться головой в гриву коня и так и заснуть...
   - Вы устали, ваше величество?
   Марил вздрогнул и обернулся, встречаясь с хитрым взглядом Аджит. Ему вдруг показалось, что она всё знает... Поэтому он нарочито бодро ответил:
   - Давно не ездил верхом.
   - Правда? - улыбнулась Циэль, щурясь против солнца. - Мы можем остановиться, если вам тяжело ехать дальше...
   - Что вы, леди Аджит, это совершенно лишнее, - процедил Марил сквозь зубы. Нет, она не знает... Но она догадывается - только слепой не заметил бы, что королю Ат Лаву больше всего на свете сейчас хочется спать.
   В эту ночь, незамеченный никем, Марил выскользнул из своей спальни через потайной ход и спустился вниз, и, преодолев несколько пролётов, оказался в узкой полутёмной комнате. Эта часть подземелий теоретически была местом, где жили мастера пыток и их помощники, однако помещения эти использовались не только по своему назначению.
   Мтара уже ждал его. Мастер пыток поклонился королю и выразительно кивнул в сторону двери в коридор, делая рукой отрицательный жест.
   - Гвардейцев нет? - переспросил Марил. - Спасибо, я не хотел, чтобы меня видели... Отведи меня к Глэдгеру, Мтара.
   Мастер пыток нахмурился, махнув рукой назад себя. Марил сморщился, пытаясь понять, что хочет сказать ему Мтара, но вскоре сообразил, что речь идёт о его помощниках.
   - Нет, не пытать, - покачал головой Марил. - Я должен поговорить с ним.
   На лице великана появилось что-то вроде ухмылки, только кислой.
   - Да, я знаю, что леди Аджит передала, что я приказал, чтобы его... допросили, - Марил решительно направился к двери. - Мтара, я думаю, ты должен понимать, что для неё корона на моей голове - это не авторитет.
   Мтара кивнул. Марилу вдруг захотелось узнать, о чём же думает сейчас мастер пыток. Прямо на его глазах Марил из пленника короля Бару, Слуги Ночи, сам стал королём Алвалена... И при этом не затаил зла на человека, который заставлял его страдать столько времени.
   - Глэдгер хотя бы в состоянии разговаривать? - уточнил Марил.
   Мастер пыток опять утвердительно покачал головой. Ат Лав вздохнул, потом зевнул, прикрывая рот ладонью, и потряс головой:
   - Я тебя потом попрошу кое-что сделать, Мтара. Об этом никто не должен будет знать, и это покажется странным.
   Он был больше Марила вдвое, а то и втрое, а Марил, когда встречался с ним - а в последнее время это было часто - сразу вспоминал долгую пытку, которую назначил ему Бару. Но ни то, ни другое не мешали Марилу доверять немому мастеру, поэтому молодой король не только не притащил с собой гвардейцев, но и решил доверить Мтаре куда более серьёзное дело.
   - Отведи меня к Глэдгеру, - повторил Марил. - А потом впусти меня к нему, а сам проследи, чтобы никто их твоих помощников случайно не бродил поблизости.
   Мтара шевельнул бровями на красноватом лице.
   - Да, почти что заговор, - с трудом улыбнулся Марил. - Ты же знаешь, я способен обрести проблемы с властью, даже когда сам король!
   Потом минуты три они шли по разветвлявшемуся коридору-лабиринту подземелий. Все камеры здесь были закрытыми, не такими, как та, в которой сидел когда-то сам Ат Лав и Хранитель Терика... Только узкая решётка, и то чаще закрытая дощечкой, да небольшая щёлка между дверью и косяком позволяли заключённому увидеть идущего по этому коридору. Здесь был омерзительный запах и тяжёлая атмосфера, Марилу вообще было жутковато спускаться в подземелье, где он сам провёл много времени, а тут - ещё сильнее схватило сердце.
   У одной из дверей Мтара остановился, отодвинул дощечку и заглянул внутрь. Потом вытащил связку ключей и мгновенно выбрал нужный. Со скрежетом замок открылся.
   - Подожди здесь, Мтара, - Марил отступил назад, давая мастеру пыток открыть дверь, и заглянул внутрь. Это было тесное помещение, усланное несвежей соломой, с единственным зарешечённым окошком под самым низким потолком, душное, затхлое, тёмное. - Закрой за мной дверь.
   Мтара поднял брови, не понимая сути приказа.
   - Оставь меня там внутри и жди, пока я не прикажу открыть. Лучше отойди в сторону, мне надо поговорить с ним...
   Видимо, Мтара хотел сказать, что это может быть слишком опасно, однако Марил, нахмурившись, повторил:
   - Мтара, мне не нужна никакая защита. Сделай, как я прошу...
   Мастер пыток, пожав плечами, сдвинулся с дороги Ат Лава.
   Глэдгер лежал у стены, на боку, головой касаясь шершавых грязных камней. Одна рука была откинута в сторону, и Ат Лав заметил на ней несколько кровоподтёков. Глэдгер не услышал звук затворяющейся двери. Марил остался почти в полной темноте, некоторое время мялся на одном месте, потом подошёл и сел на корточки рядом со спящим Ардатом. Осторожно коснулся его плеча - рубашка была стащена и подложена под голову, причём, на ней были следы засохшей крови.
   - Лорд Глэдгер, - позвал Марил с замиранием сердца. Сейчас сложно будет разговаривать...
   Спящий вздрогнул и откинулся на спину. Марил с трудом узнал в этом человеке того, что ещё совсем недавно пришёл к нему с просьбой... Ардат будто бы тоже не сразу понял, кто перед ним. А когда узнал, по лицу пробежала усталая улыбка человека, которому уже всё равно, только - заметил Марил краем глаза - пальцы нервно сжались, загребая в кулак солому.
   Марил был уверен, что Глэдгер не попытается броситься на него. Но вот захочет ли слушать?..
   Какое-то время разглядывая растерянное лицо Ат Лава, Ардат не шевелился. Потом с незаметным вздохом приподнялся на локте.
   - Вам донесли, что я сказал во время допроса, ваше величество? - спросил он. Марил с внутренним содроганием заметил несколько рубцов на груди и плечах Глэдгера, вспухшую разбитую губу, но по-прежнему гордый взгляд.
   - Нет, - ответил Марил. - Я отказался принимать отчёт. Я не приказывал вас пытать.
   Ардат не отреагировал. Глаза смотрели с укоризной. Марил помолчал и повторил:
   - Я не приказывал вас пытать. От моего имени приказала леди Аджит.
   - Вы позволяете решать такие вопросы своей фаворитке? - скривил губы Глэдгер.
   Ат Лав от неожиданности даже закашлялся. Фаворитке? Так вот почему в последнее время все эти леди от него отвязались! Оказывается, Циэль считают его фавориткой!..
   - Лорд Глэдгер, я провёл в этих подземельях, распятый над огнём, без права расслабиться хотя бы на мгновение, очень много времени. Если бы я мог никого не пытать, я бы так сделал. Но вы тоже многого не знаете, лорд Глэдгер... Об истинной власти в Алвалене.
   Если бы у Ардата были ещё силы удивляться, он бы удивился...
   - Значит, всё-таки король - Бастиан? - спросил он.
   - Считается, что я, - буркнул Марил. - На самом деле Алваленом правят Бастиан и Циэль. Поверьте, лорд Глэдгер, им просто удобно прятаться за меня. Я ничего не мог поделать, когда узнал, что она приказала вас пытать. Я бы такого не сделал...
   - Но ведь вы не поверили в мою верность? - Глэдгер расслабленно опустил плечи. Он сидел теперь, голой спиной прислонившись к стене. - Вы думаете, настоящий дворянин может так нарушить своё слово?
   - Я всегда думал, что нет, - Марил сел на солому напротив, не заботясь о том, что его богатый костюм испачкается. - Вы, может быть, не знаете даже, кто я...
   - Вы убили Лорда Тени.
   - О, да, - хмыкнул Марил грустно. - После того, как с ним сразились... Бастиан, Жасин Карт... И то - случайность... Я всю жизнь прожил в деревне, с мыслями, что целью моего существование станет жениться, завести детей, хозяйство и помереть в собственной постели. А так случилось, что мне пришлось не только нацепить на себя корону, но и влезть с головой в те дела, которые кажутся мне запредельными, неясными, в конце концов, простите, лорд, но грязными! - Марил тяжело вздохнул. - Я и так делаю много того, что Бастиан не одобряет.
   - Тот шрам на вашей щеке - от него? - проницательно заметил Глэдгер.
   - Вы вот язвите, лорд, - пробормотал Марил. - А я чем дальше, тем меньше представляю, как я буду жить...
   - У вас хорошо получается играть.
   - Только когда я не один на один с человеком, врать которому не хочется, - Марил провёл ладонью по лицу. - Я чувствую, что у меня есть только два варианта: либо я исчезаю внезапно прочь, убегу вслед за сестрой, например, либо я ставлю крест на Бастиане, - он заметил заинтересованно блеснувший взгляд Ардата и запнулся.
   - Если так,... - Глэдгер погладил шрам на плече, размышляя, - если так, вы хотите стать... настоящим королём?
   - Самонадеянно, правда? - Марил покачал головой. - Да, пожалуй. Но я чувствую, что не могу быть марионеткой. Или я - король, или я далеко отсюда.
   - Я не хотел бы возвращения Бастиана, - ответил Глэдгер. - Я хорошо помню то время. Ваше величество...
   - Вы издеваетесь, лорд! - воскликнул Марил горячо.
   - Нет, - возразил Глэдгер. - Я вас выслушал, а теперь вы выслушайте. Я догадывался, что вы не просто так попали на трон Алвалена. Но я думал, что за этим стоит кто-нибудь вроде графа Ильтора. Когда поползли слухи о Бастиане, мне даже не пришло в голову, что вы - та стена, за которой прячется бывший король. Я понимал вашу неопытность, вашу растерянность, но что-то говорило мне, что вы - тот человек, который даже будучи таким сумеет поставить на место тех, кто стремится управлять Алваленом... Я вижу, что это так и есть.
   - Послушайте!.. - попытался перебить его Марил, но ничего не вышло.
   - Помните, когда я пришёл к вам... Я безумно влюблён в вашу сестру, до сих пор влюблён. Только тогда я был ещё не прозревшим. Тем не менее, я поклялся вам не потому, что ни о ком не мог думать, кроме как о вашей сестре... И я не собираюсь изменять этой клятве. Ильтор записал меня в заговорщики? Прекрасно! - Ардат ударил кулаком по колену. - Прекрасно! Но даже вы чувствуете, что это не так! Мерсеш не осмелился меня заложить!..
   - Тем не менее, Бастиан уже приказал казнить всех без разбору, - оборвал его Ат Лав. - Мне тяжело вас слушать, лорд. Послушайте всё-таки вы меня - любой разговор о моей короне и моей роли в этом заставляет меня вспоминать, сколько я уже успел натворить подлостей.
   - А так ли много?
   - А так ли мало? - не сдержался Марил. - Лорд Глэдгер, я здесь, чтобы сообщить вам, что сегодня вы покинете Алвален.
   - Как?
   - Мтара выведет вас из замка, даст вам одежду, денег и коня.
   - Убегать от несправедливого обвинения? - сквозь зубы спросил Глэдгер. - Вы вовсе хотите лишить меня чести?
   - Вы лишены титула! Ваше имущество уже отошло в королевскую казну! - Марил повысил голос. - Леди Аджит обо всём удачно распорядилась! Либо ваша голова полетит с плеч завтра после полудня, либо сегодня вы окажетесь вне Алвалена!
   Глэдгер пальцами провёл по волосам и покачал головой.
   - Вам придётся это сделать, лорд Глэдгер. Простите, но, как я помню, вы поклялись мне в верности, верно?
   - Не играйте этим, ваше величество...
   - Мне нужен человек, который доставит послание от меня Клинку Света, и сделает это тайно. Вот это письмо, - Марил вытащил из внутреннего кармана бумагу. - В таких делах я не могу доверять даже голубиной почте. К тому же, кто знает, где сейчас Гаранд Астиан. На вас же я могу положиться... Могу ведь, лорд Глэдгер?
   - Можете, ваше величество, - Ардат взял из его рук письмо и улыбнулся криво, искажая красивые черты своего лица.
   - Ответ я должен получить в свои руки. И так вся моя почта проходит через руки Бастиана и Аджит... Но это им знать пока совсем не обязательно...
   - Вы всё-таки думаете захватить власть? - спросил Глэдгер.
   Марил поглядел ему в глаза, думая, что он опять смеётся над ним, но Ардат был серьёзен.
   - Это глупо звучит, правда? Страшно подумать, что будет, если я окажусь без таких советчиков, как Аджит и Бастиан... Они хотя бы не хотят съесть меня заживо!.. Но вы правы, я хочу это сделать... Хотя меня вряд ли поддержит гвардия, если Бастиан решит, что я слишком далеко зашёл и попытается отобрать у меня корону...
   - Главное, чтобы вы удержали её, когда всё это закончится, - Ардат поднялся на ноги следом за Ат Лавом. Он стоял ровно, хотя дышал тяжело.
   - Главное, чтобы я не сошёл с ума... Или чтобы мне при этом кто-нибудь не всадил нож в спину, - Марил тоже встал с соломы, отряхиваясь.
   - Знаете, с вашей хваткой, я бы не подумал, что вы всю жизнь рассчитывали заниматься хозяйством...
   - Тем не менее, я король только по милости Бастиана, - Марил тряхнул головой. - Простите, лорд Глэдгер, я должен идти. Мтара придёт за вами... Я с утра отъезжаю следом за войском. Начнётся война, и не простая. Я не покину армию, пока она не кончится... Поэтому вы всегда найдёте меня там, - Марил замолчал и добавил, - в королевском шатре.
   - А что же в Алвалене?
   - Вообще-то леди Аджит едет со мной. Но я думаю, что отправлю её обратно, сюда...
   - Думаете доверить правление в ваше отсутствие человеку, от которого потом хотите его отобрать?
   - А как мне поступить иначе? - спросил Марил. - Я ведь не знаю, кого оставить вместо себя!..
   - Позволите вам посоветовать? Возможно, вам не пришлось ещё беседовать с лордом Кесау, моим другом...
   - Он опознал ваш почерк на одном из писем, - предупредил Ардата Марил.
   - А что он мог сказать, соврать? Этот почерк почти мой... Но вы вполне можете доверить ему некоторые дела... хотя бы для того, чтобы власть не досталась Ильтору... Почему вы не прикажете его схватить?
   - Не знаю, - вздохнул Марил. - Наверное, потому что я боюсь расшевелить это змеиное гнездо... Я завтра перед отъездом поговорю с лордом Кесау... А пока - мне надо идти. Завтра всё-таки в путь, - он обернулся к двери и крикнул Мтару. Уже выходя, он спросил у Глэдгера. - Так вы не держите на меня зла, лорд?
   - Нет, теперь не держу. И я сделаю так, как вы скажете, ваше величество. Можете на меня рассчитывать - я найду Клинка Света и передам ваше письмо.
   - Спасибо, лорд, - вздохнул Марил, и мастер пыток закрыл дверь. - Мтара, - обратился к нему Ат Лав, - а теперь выслушай меня и сделай, как я скажу...

______

  
   Конечно же, пришлось ещё долго объясняться с Мтарой, потом Марил всю ночь не спал, волнуясь о том, как произойдёт побег...
   Должно быть, он действительно взял на себя такое дело, которое довести до конца будет сложно. Но Марил верил, что у него в любом случае будет шанс убежать... И как минимум один человек есть на его стороне - лорд Глэдгер... Хотя последняя их беседа, в подземелье, этой ночью, оставила у Марила противоречивые чувства.
   Он ведь уже пытался стать самостоятельным, и она завершилась неудачно... Но теперь у него больше шансов. Он отделён от Бастиана большим расстоянием, он может всё-таки отправить назад Аджит, может попытаться получить поддержку войска - на всякий случай... Хотя, Марилу было жутко представлять, в какой ярости будет Бастиан, поняв, что Ат Лав всё-таки гнёт свою линию...
   "Везёт же Наймире! - думал он. - Она, небось, счастлива там, на своём далёком Побережье!"

______

   Наймира возвращалась с "Восточного ветерка" окрылённая, улыбающаяся, полная уверенности в том, что жизнь её с этого самого полёта станет ещё лучше, чем была. До дома Элинина её сопровождал Лер - батар должен был пообщаться напоследок с пассажирами, чтобы не быть невежливым, осмотреть корабль, заплатить команде...
   В общем, у Элинина было ещё много дел, и он решил "доверить свою майви гвардейцу, хотя бы потому, что гвардейцы сумели в сохранности доставить её на Побережье"... Наймира даже подумала, что, должно быть, надо сказать Элинину, что нужно быть более осмотрительным, говоря о гвардейцах в таком духе, но не успела - Элинин уже убежал.
   У ворот стоял один из её охраны, причём, судя по всему, стоял уже давно. Он поклонился принцессе, причём, он выглядел недовольным тем, что она идёт пешком, а не на карете от Пристани, и сказал:
   - К вам посланник от его величества короля Чёрного Марева Тамериана Чёрного.
   - Посланник? - переспросила Наймира изумлённо. - Короля?
   - Да, ваше высочество. Он прибыл вчера вечером с посланием вам от его величества Тамериана Чёрного и попросил дождаться вас. Я взял на себя смелость ему не отказать. Он остановился в гостинице, и просил послать за ним, как только вы вернётесь.
   Наймира перевела взгляд на Лера, потом зажмурилась. Какие-то посланники, короли... Она приехала сюда жить спокойно! Спокойно!..
   - Никаких посланников, никаких королей! - воскликнула она в сердцах. - Я и так устала от этого!
   Гвардеец посторонился, Наймира ворвалась в дом, как будто убегала от этого самого посланника, и первым делом направилась в спальню. Там, упав на кровать, она сначала недолго ругалась, уткнувшись лицом в подушку, а потом почувствовала на глазах слёзы и с трудом успокоилась.
   Пришёл Элинин и, увидев, что что-то не так, первым делом стал её расспрашивать: что такое случилось, что она так разозлилась? Может, это он сделал что-то не так?
   - Всё в порядке, батар, - она провела по лицу ладонями. - Вернее, это ты ничего не сделал... Но у меня... Словно весь мир рухнул опять из-за этого Тамериана Чёрного! - воскликнула она.
   - А причём здесь король Марева? - удивился Элинин. - Если он - претендент на твою руку, я тебя не отдам! - он попытался её обнять, но она его задержала.
   - Прислал какого-то посла. Мол, с письмом мне, как принцессе Алвалена! Представляешь, мне - как принцессе!?
   - Ну, ты ведь принцесса, - он пожал плечами. - Разве нет?
   - Считается, что да! Но на самом деле - нет! Я помню, каково это - при дворе!.. А тут ещё какой-то король Чёрного Днём покинутого Марева! - она опустила руки и отвернулась.
   - Свет, ну и забудь про него! - улыбнулся Элинин. - Ну, я так не люблю, когда ты расстраиваешься!
   - Забудешь тут, - вздохнула Наймира. - Пойдём, поужинаем...
   - Это я всегда с удовольствием! - обрадовался Элинин, но где-то внутри вспыхнула мысль:
   "Король Тамериан Чёрный... Что ему может быть надо от майви? Не может быть, чтобы он так просто отстал..."
   Наймира несколько раз сделала вид, что в упор не видит Лера, но бесконечно это продолжаться не могло. Наконец, гвардеец решительно спросил:
   - Ваше высочество, а как же посланник из Чёрного Марева? Он ждёт вас.
   - Мне не нужен никакой посланник. Пускай уезжает, - сердито буркнула Наймира. - Хотите на посмешище меня выставить? Принцесса, а живёт, как простая женщина! А? - она демонстративно вскинула голову. Впрочем, на Лера это не произвело впечатления.
   - Ваше высочество, но ваш отказ ознакомиться с письмом может вызвать недовольство Тамериана Чёрного.
   - Ну и что? - вмешался Элинин. - Слушай, как тебя... Лер... Вы и так четверо живёте в моём доме, хотя мы с майви вполне могли бы жить и без свидетелей! Что вам ещё надо?!
   Лер снисходительно посмотрел на него:
   - Должно быть, ты не знаком с гвардейской клятвой. Мы жизнью отвечаем за неё, а значит, не имеем права изменить своей клятве.
   - Какая здесь клятва, столетия? - возмутился Элинин. - По-моему, уже давно ясно, что майви это не нравится!
   - Элинин, не вмешивайся! - встрепенулась Наймира. - Лер, что мне его недовольство?
   - Он может предъявить претензии к Алвалену, - ответил гвардеец. - Ваше высочество, лучше не прогонять его.
   Глубоко вздохнув, Наймира отвернулась к камину. Лер ждал за спиной. Элинин готов был вспыхнуть вновь, с него хватило бы ввязаться в драку с гвардейцем... Он терпеть их не мог в своём доме и никак не понимал, почему Наймира не отправит их обратно в Алвален.
   - Хорошо... Я согласна с ним поговорить... Но как я его встречу?
   - Как принцесса Алвалена, ваше высочество, - Лер поклонился и вышел. Наймира закатила глаза и пробормотала что-то довольно обидное в адрес разом и Чёрного Марева, и всех гвардейцев.

______

   Вопреки советам Лера, хотя ненавязчивым, но частым, Наймира отказалась принимать посла Тамериана Чёрного в доме Элинина. Она решила заявиться к этому посланнику прямо в гостиницу, пусть ему хотя бы неловко станет!
   С особой яростью влезла она в тесный корсет платья. Да уж, а она и не думала, что придётся вновь его одевать! Но не показываться же на глаза в переднике... После долгих страданий перед зеркалом, Наймира смирилась с тем, что не в силах зашнуровать его сзади самостоятельно, и Элинину пришлось изображать из себя горничную... Впрочем, со шнуровкой он справился на редкость быстро.
   Ещё полчаса Наймира убила на причёску, причём, выражения, проскальзывавшие, пока она расчёсывала волосы, были совсем не королевские... Тем не менее, такой она казалась Элинину не менее обворожительной. Впрочем, на его комплимент она не отреагировала, только зыркнула глазами так, словно он её оскорбил.
   Брать с собой Элинина Ат Лав отказалась, в сопровождении четырёх гвардейцев она пересекла в карете парочку улиц и приказала доложить посланнику из Чёрного Марева, что принцесса Наймира его ждёт.
   Вся суть письма, из-за которого и была вся эта кутерьма, была настолько удивительна для Наймиры, что даже сердиться она перестала. Тамериан Чёрный приглашал её в Чёрное Марево, причём, писал много о каком-то уважении к её брату (откуда он может уважать её брата, Свет?!), о долгих дружеских связях между Алваленом и Чёрным Маревом (Наймире что-то подсказывало, что это ненужный пафос)... Опустив письмо, она приготовилась уже с прискорбным выражением лица сообщить посланнику, что вынуждена отказать, как за спиной вновь возник вездесущий Лер... Этот гвардеец с завидным постоянством давал ей советы, причём, как правило, деловые советы, делал это с уважением и одновременно с отцовским оттенком голоса, и последнее Наймиру всё чаще раздражало.
   - Ваше высочество, простите, но отказать слишком опасно, - прошептал он. - Король Чёрного Марева, я слышал, вспыльчивый человек... Ради блага Алвалена, лучше согласиться.
   - Лер, ты забываешь, что я не считаю себя принцессой, - шёпотом ответила Наймира. - Я не хочу шататься по балам!
   - Ваше высочество, всё в ваших руках, безусловно, - повторил Лер. - Да и армия Чёрного Марева невелика... Но вы ведь понимаете, что его величество ваш брат сейчас занят другой войной...
   Кажется, слово "война" долетело до ушей посланника из Чёрного Марева. Он прислушивался к перешёптыванью принцессы со своим гвардейцем, однако не переходил известных границ...
   - Замечательно, - пробормотала Наймира. - Теперь ещё какой-то Ночью проклятый король... Лер, клянусь, скоро я возненавижу всю гвардию за то, что она не только защищает меня, но и говорит мне, что делать!
   - Простите, ваше высочество, - Лер равнодушно поклонился и отступил назад. Ат Лав хотелось крикнуть что-нибудь в сердцах, но она сдержалась.
   - Я с радостью приму приглашение его величества Тамериана Чёрного, - Наймира заставила себя улыбнуться. - Но передайте ему, что я прибуду не одна, а со своим женихом.
   - Как пожелаете, ваше высочество, - склонил голову посланник. - Можете быть уверены, его величество приготовит вам должную встречу... Он очень хотел видеть вас в Чёрном Мареве.
   Наймира кисло улыбнулась и поднялась, давая понять, что разговор на этом закончен.
   - Ваш жених,... - начал было Лер, когда они уже вышли из гостиницы, подавая руку Наймире, помогая ей забраться в карету.
   - Лер, я прекрасно разберусь с этим без помощи гвардии, - отрезала Наймира.
   Кажется, так просто от своего "королевского" титула ей будет не отвертеться. Пока её брат король, она - принцесса...
   "Скорей бы уже Бастиан отобрал корону обратно! - подумала она, откидываясь на мягкую подушку. - Как это нудно и тяжело - быть королевской особой!"

______

   Элинин не оказался в восторге от заявления, что они едут в Чёрное Марево.
   - Говорят, их король балуется Силой Ночи, - вставил Лер, когда Наймира закончила высказывать Элинину все свои мысли о предстоящей поездке.
   - Я такого не знаю, - отрезал Элинин и запнулся. Кажется, гвардейцы не в курсе о его общении с Хозяином Ночи... Может быть, им лучше и не знать?
   - Я вообще не понимаю, почему я ему понадобилась? - Наймира была так распалена, что не расслышала короткий диалог Лера с батаром. Она всё ещё металась между желанием придушить Лера на месте или послать его убить гостя из Марева, принесшего приглашение. - Больше никто не выказал желания срочно меня увидеть!
   - Мы по дороге сюда пересекли Чёрное Марево, ваше высочество. Поэтому он и узнал о вас, только задержать вас и пригласить к себе сразу же он не успел... Должно быть, интерес Тамериана к вам объясняется этим...
   Наймира надулась и, вцепившись яростно в корсет, заявила:
   - Лично я собираюсь спать. В Чёрное Марево поедем послезавтра. И батар едет со мной! - добавила она, обращаясь к гвардейцам. - А вам давно пора поселиться где-нибудь в другом месте.
   - Прошу прощения, ваше высочество, но мы обещали его величеству Марилу не оставлять вас...
   - Я приеду в Алвален - надеру этому величеству уши! - счастливо заявила Наймира. - И тогда он будет знать, как навязывать мне лишних сопровождающих!
   Но она не могла не признать, что когда эти четверо где-то поблизости, ей куда спокойнее живётся...

13

Шавалин, Эмералдмор и Чёрное Марево

______

   Тау'ган'ар Маари возвращался к себе в покои, обуреваемый тяжёлыми мыслями. Мараданцы двигаются к столице, и разведчики докладывают, что останавливаться не собираются. Сил у шавалинцев было уже совсем не так много, и времени тоже. Нужно было искать какой-то выход - а Хозяин не откликался на мольбы Тау'ган'ара помочь ему. Даже пребывание в темнице старшего принца не радовало его, он начинал понимать, на что толкает его Хозяин.
   Шавалин должен подписать мир с Эмералдмором, возможно, позорный и невыгодный мир, чтобы конница, собравшаяся в Мельбе, защитила хотя бы столицу от разгрома. И с каждым днём Тау'ган'ар убеждался, что это неотвратимо - просить помощи у княжества.
   Он уже обдумывал строки этого унизительного письма, и не раз, но постоянно его бросало в дрожь при мысли, как будут радоваться скользящей между строк мольбе о помощи Великие Князья...
   - Ваше величество, - подошедший слуга, низко склонившись, протянул позолоченный футляр, в какой обычно складывают письма принцы Шавалина, общаясь друг с другом, - послание из Аанторо Мельбе...
   - Иди, - отпустил его Тау'ган'ар, снимая крышку с футляра и вытаскивая свиток. Печать Моэ'ран'ара сразу насторожила его: наместник, которого он оставил в Шавалине, не имел прав даже притронуться к печати принца... Ведь никому не было известно, что Моэ'ран'ар на самом деле - всего лишь пленник по ложному обвинению. А Баэ'кен'ар был уже давно мёртв, так что оправдать третьего старшего принца никто не мог.
   Едва развернув письмо, он сразу взглянул на подпись. Витиеватым почерком написанное имя заставило его встрепенуться. Мае'ар Маари... Разве она не в плену?
   Раздражённый, он прошёл мимо стражников в свою спальню и, бросив письмо на стол, какое-то время расхаживал по комнате. Как так могло случиться - она в Аанторо Мельбе? Кто упустил её? Как посмели не выполнить его приказ?
   Немного успокоившись, он вновь взял в руки письмо, знакомясь с его содержанием. Принцесса в довольно гневной форме писала о том, что её охрана оказалась недостаточной, чтобы защитить её от разбойников, и только случайная встреча помогла ей избежать страшной участи остаться пленницей.
   Встреча с кем? Тау'ган'ар подумал, что ещё найдёт способ наказать прошляпивших побег Мае'ар разбойников, но тут же вспомнил, что перед ним гораздо более страшная проблема - нашествие варваров. Мае'ар же далеко и не представляет реальной опасности для планов Тау'ган'ара.
   Принцесса возмущалась, что Тау'ган'ар не отправил освобождать её людей, хотя, несомненно, знал о её беде - иначе почему в Аанторо Мельбе так скоро оказался новый губернатор? Она писала, что уже занялась исследованием бумаг своего брата... Новый король Шавалина не особенно испугался этого - он найдёт способ избавиться от принцессы чьими угодно руками, хоть заплатив Фаалинской Гильдии, хоть пообещав сотню золотых любому из стражников в замке в Аанторо Мельбе. Настораживали его только её замечания по поводу Эмералдмора. Она спрашивала позволения отправить своего представителя к коннице с советом убраться подальше от границ...
   "Как бы она не помешала моим планам, - подумал он. - Она нетерпелива, может не дождаться моего приказа..."
   Тау'ган'ар велел позвать своего писца и стал диктовать ему ответ в Аанторо Мельбе. Вкратце - он велел не начинать переговоров с Эмералдмором, укреплять оборону на случай нападения мараданцев и избегать любых конфликтов.
   Мае'ар, не сомневаясь, сместила наместника короля в Мельбе и взяла управление в свои руки... Неслыханное событие, но Тау'ган'ар позволил себе не обращать на это внимания. Пусть пока побалуется - это ненадолго...
   Сомнений нет - растерзанный Шавалин вскоре наполовину окажется в руках Эмералдмора... Неясно только, этого ли хотел Хозяин? И если этого - почему он никогда раньше не говорил этого Тау'ган'ару? Королевская корона не принесла среднему принцу счастья, которое он желал получить...

______

   Тэм не услышал свиста стрелы - зато Зэрандер даже успел заметить её стремительный полёт и Даром оттолкнуть Хранителя в сторону. Тэрмис едва не выпал из седла, и мгновенно вскрикнул от боли - стрела, летевшая ему в грудь, впилась в плечо. Застонав, он уткнулся лбом в гриву лошади. Зэрандер обернулся на него и тут же почуял новую стрелу... Отбив её мечом, он схватил Тэрмиса поперёк туловища и одним махом перетащил его на своего коня. Хранитель почти без сил прислонился к нему. Зэрандер с трудом отбил ещё одну стрелу - лучники не собирались успокаиваться на недобитой цели.
   По мыслям Зэрандера, они были сейчас недалеко от Эмералдмора, и, обдумав нападение, он понял, что это не шавалинцы. Те, судя по всему, все брошены на борьбу с мараданцами. А великое княжество всегда держало лазутчиков на границе с соседним королевством...
   Стрела, обломанная Зэрандером на конце, так и торчала из плеча Тэма. Рубашка взмокла от крови. Лорд заставил коня скакать быстрее - прочь от опасного места. В другое время этим людям не поздоровилось бы оттого, что они решились напасть на Лорда Тени, но сейчас Зэрандер чувствовал, что Хранитель, не привыкший к таким ранениям, не способен ни защищаться, ни самостоятельно держаться верхом.
   Зэрандеру не хотелось с ним нянчиться, но правда была сурова - Тэму не хватило бы сейчас сознания даже на то, чтобы призвать Дар Самоизлечения - он просто не сообразил бы, насколько простой это выход. Он был испуган болью и неожиданностью нападения. Его мелко трясло, как от лихорадки...
   Лорд остановил коня за первым же холмом и спрыгнул, держа Тэма, находящегося в полусознательном состоянии, на руках. Положив его на землю, резко, но не причинив боли, он выпрямился и насторожился - казалось, будто Воин Тени принюхивается к чему-то.
   - Они будут продолжать погоню не сейчас, отправят людей на дальнюю заставу, и там нас будут ждать, - произнёс он.
   - Кто это был? - спросил Тэм тихо, поворачивая голову, чтобы разглядеть рану.
   - Эмералдморцы, - Зэрандер бросил на лежащего Хранителя взгляд. - Лучше тебе потерять сознание.
   - Почему? - удивился он.
   - Потому что я не знаю, как ты переносишь сильную боль, - Зэрандер наклонился и, прижав пальцами кожу рядом с раной, коснулся древка.
   - Постой! - всхлипнул Тэрмис почти испуганно.
   - Лежи смирно! - велел Зэрандер. Ранение было не таким уж страшным, только Тэм и к таким-то не привык... Пальцы Лорда что-то прощупывали, становясь красными ...
   - Тебя же жжёт, - Тэм вывернул шею, заглядывая Лорду в лицо. - Моя кровь...
   - Думаешь, это меня пугает? Стисни зубы, Хранитель, - посоветовал он, и Тэм заметил, как на какой-то момент выражение лица Зэрандера стало ещё более озлобленным, с ноткой кровожадного нетерпения. Ладонь его обхватила обломок стрелы будто бы ласково, но рывок был столь резким, что рассудок Тэрмиса мгновенно отказал. Он потерял сознание от боли, но ненадолго - когда пришёл в себя, Зэрандер ещё даже не успел бросить окровавленную стрелу. Одной рукой Лорд продолжал сжимать плечо Хранителя.
   Тэм впился зубами в губу и ощутил, как ползёт по подбородку струйка крови. Дышать было страшно - мгновенно вырывались стоны, откуда-то из глубины, чужие, жуткие. На глазах выступили слёзы.
   - У тебя есть Дар Самоизлечения, Хранитель, - Зэрандер швырнул стрелу в сторону и тыльной стороной ладони отёр жгучую кровь с лица. - Не советую тебе о нём забывать.
   Тэм ничего не ответил - и не только потому, что не было сил. Просто он знал, он знал, что Зэрандер не из тех, кто посочувствует его боли или изъявит желание помочь. Рана не смертельная... Просто очень больно... Только больно...
   - Пока она немного не заживёт, мы никуда отсюда не поедем, - Зэрандер скинул плащ на землю и взял коня под уздцы. - Привяжу его к тем кустам и вернусь, - он встряхнул головой и направился прочь.
   Тэм, ладонью бережно и осторожно прикрывая рану, другой рукой попытался нащупать плащ, чтобы перекатиться на него с влажной земли, но тут же сообразил, что он измажет его в крови.
   - Я не брезглив, - бросил через плечо Зэрандер, заметив его шевеление.
   Тэрмис не стал отказываться от шанса, с трудом перебрался на нежную сарратарскую ткань и, уткнувшись в неё лбом, дал волю слезам, которым не удалось вылиться сразу. Сейчас казалось, что вот здесь, посреди степи, и закончится их с Зэрандером путь...
   Ему вдруг начало казаться, что он совсем ещё маленький... Он перестал ощущать ответственность и волнение - только детскую неловкость и опаску, что отец вдруг будет ругать его, хотя никогда в жизни не повышал на него голос... Набегавшись с друзьями, он больно упал, и пришёл домой грязный, со ссадиной, с виноватым лицом... Отец увидел его вид, улыбнулся, провёл рукой по волосам и отправил мыться - без слов, без разбирательств... Потом приложил руку к промытой ране - и её не стало...
   Он так и забылся, одной рукой сжимая рану, лёжа лицом в землю. Зэрандер, продолжая прислушиваться к своим ощущениям, стоял лицом к ветру и не обращал внимания на укоряющий взгляд призрака сестры, сидевшей рядом с Тэмом и беспрерывно гладившей его по голове.

______

   Письмо, написанное его величеством королём Шавалина Тау'ган'аром, было отправлено Верховному Князю Эмералдмора. Тау'ган'ар долго думал, стоит ли сначала обращаться к Таисмару Маттаке, но решил всё-таки не делать этого. Он сказал себе, что позора не избежать всё равно, но просьбу о помощи он сделает с гордо поднятой головой, и если получит отказ - то даже Хозяин ничего не сможет изменить. Просить армию надо не у Таисмара Маттаки, слуги Хозяина, а у правителя Эмералдмора - а Олема пока таковым не является. Поэтому Тау'ган'ар решил принять любой результат - в конце концов, очевидно, что Хозяин желает видеть Шавалин просящим у Эмералдмора. Безусловно, воля Хозяина - закон, но это не значит, что нужно вопреки традициям просить помощи страны не у её правителя, а у одного из военачальников... Хотя бы и Предводителя конницы...
   Просьба о помощи была отправлена запоздало - мараданцы были не так далеко от Мере'ар Маари. Но Хозяин не переставал следить за происходящим - Нейцер сумел заставить шаматэ отойти от столицы в другую сторону, занимаясь грабежом мелких городов и селений. Воспользовавшись пустынными дикарями как силой, Хозяин получил возможность объединить Шавалин и Эмералдмор, и больше мараданцы были ему не нужны. Нейцер сделал так, что варвары рассеялись по территории Шавалина, чтобы их легче было победить... И, убедив шаматэ в том, что именно такой тактики следует придерживаться, четвёртый Лорд навсегда покинул пост главаря армии дикарей. Ему было жалко, что приходится предавать и ставу Драго, и тех людей, которых заверял в своей помощи в покорении Шавалина, но такова жизнь - приходится бросать и уходить, и пускай они погибнут - главное, чтобы это не повлияло на планы Хозяина Ночи.
   Получив письмо из Шавалина, Верховный Князь Шерлек Рсаи Комелек созвал Великих Князей со всех уголков Эмералдмора в свой град - чтобы обсудить решение. На зов Шерлека Рсаи отправился и Олема, оставив свои войска недалеко от Мельбе...

______

   Мае'ар была в бешенстве, когда до Аанторо Мельбе дошли слухи о том, что Тау'ган'ар обратился с просьбой к ненавистному княжеству. Она написала несколько гневных писем в столицу, но безрезультатно. К тому же, мараданцы бродили уже и по Мельбе, маленькими отрядами, и приходилось тратить время и силы на них. Мае'ар не боялась осуждения за то, что взяла в свои женские руки власть в области - но зато она чувствовала, что в таком поведении Тау'ган'ара есть какой-то подвох...

______

   Тэм проснулся от холода - дул сильный ветер, руку всё ещё саднило, голова со сна гудела и кружилась. Он попытался сесть, но у него так ничего и не получилось. Опираясь на здоровый локоть, Тэрмис отыскал взглядом Зэрандера.
   - Сколько... Сколько я спал? - спросил он.
   - Больше суток, - ответил Зэрандер.
   - Я опять задерживаю нас, - вздохнул Тэм, осторожно заглядывая на плечо. Кровь спеклась сплошной коркой, шевелить рукой было страшновато, и Тэм ограничился тем, что коснулся её пальцем. - Вода у нас есть, Воин?
   Зэрандер молча бросил ему флягу. Судя по жалобному всплеску, там было совсем немного воды. Тэрмис вздохнул, сделал несколько глотков и плотно заткнул горлышко фляги.
   - Поедем, Воин, - попросил он.
   - Ни к чему. Скоро нас отыщут эмералдморцы.
   Хранитель вскинул брови, не понимая Зэрандера. Лорд, впрочем, не собирался объяснять свои слова. Тэрмис лёг обратно на его плащ, глазами изучая небо. С огромной скоростью по нему неслись серые облака, похожие на комки тумана. Даже кусочка неба не проглядывало. Ветер пробирался под кожу, и вскоре Тэма мелко затрясло.
   - Мы должны привлечь внимание, чтобы охота началась, - пояснил Зэрандер. - Нам нужно в стольный град Эмералдмора, к Верховному Князю. Как его имя?
   - Кажется, Шерлек Рсаи... Комелек, - припомнил Тэрмис. - Но у них всех такие имена...
   - Хм... А династия всё продолжается, - задумчиво пробормотал Зэрандер.
   - Зачем нам в Лаенкор, Воин? Ты ведь говорил о каком-то другом Князе...
   - Сейчас война, думаю, нужных князей мы отыщем в Лаенкоре. Чтобы попасть туда, ты назовёшься посланником от Клинка Света, Истинным Хранителем и так далее...
   - Я не буду лгать Верховному Князю! - возмутился Тэм, поворачивая к Зэрандеру голову и выдерживая презрительный взгляд Воина.
   - Почему-то Бастиан в этом отношении тебя нисколько не смущал, когда нам надо было в Алвален, Хранитель.
   - Тогда было по-другому! - возразил Тэм. - Что я могу ему сказать? Свет знает, где вообще сейчас Клинок!
   - Ты сделаешь, как я скажу, Хранитель, - ухмыльнулся Зэрандер. - Потому что иначе ты отдашь себя на растерзание беспокойству. Сейчас ты хочешь согреться, но зажечь огонь могу только я. Сейчас ты не в безопасности, потому что оружие есть только у меня, и только я могу тебя защитить.
   - Ты забываешь, я не твой пленник! - воскликнул Тэм, справляясь с резкой болью в руке и выпрямляясь, опираясь на землю. - Я пошёл поперёк памяти отца, чтобы победить Хозяина, а не чтобы помогать тебе в мести!
   Зэрандер равнодушно хмыкнул и продолжил, как ни в чём не бывало:
   - Ты сделаешь, как я скажу. Ты назовёшься посланником Клинка Света и скажешь, что должен передать нечто важное Верховному Князю. Что именно - я тебе скажу позже. У тебя нет выбора, Хранитель.
   - Будь ты проклят, Воин, - пробормотал Тэм, бессильно падая назад.
   "Я давно проклят, Хранитель", - подумал Зэрандер, прислушиваясь к свисту ветра. Он знал, в чём причина нервозности Светлого - Тэрмис тоже чувствовал резкое изменение, будто бы Сила Ночи рванулась в этот мир и замерла в каком-то одном шажке... Только Хранитель этого пока ещё не понял, а Зэрандер прекрасно умел различать такие вещи. Кто-то очень сильный дал Хозяину клятву верности...

______

   Король Чёрного Марева отправил навстречу её карете целый эскорт, хотя Наймире не хотелось никакой пышной встречи. В карете с ней сидел Элинин и держал майви за руку - он знал, что ей не нравится происходящее, был не согласен с позицией гвардейцев, убедивших майви отправиться в Марево, но это было всё, чем он мог ей сейчас помочь.
   Выслушав порцию лестных и подобострастных фраз от встречающего её какого-то маревского дворянина, Наймира занавесила окошко кареты.
   - Не хочешь даже посмотреть в окно на Чёрное Марево? - спросил Элинин ненавязчиво.
   - Батар, мне осточертели светские приёмы ещё в Алвалене! - воскликнула она негромко. - А что мне ещё предстоит?
   - А вот и неправда, - возразил он. - Уверен, тебе нравилось внимание мужчин, танцы, уважение и комплименты, - Элинин широко улыбнулся. - Я хорошо тебя знаю, верно?
   - Пожалуй, - мстительно сказала она. - У меня было там предложений руки и сердца больше, чем ты думаешь, а я бросилась сюда к человеку, с которым переспала два раза! - Наймира отвернулась к бархатной занавеске с вышитым гербом Алвалена и мгновенно поймала себя на том, что ей стало стыдно.
   Правда, Элинин не обиделся. Он будто бы не умел обижаться...
   - Не волнуйся, майви... Скоро вернёмся обратно... И я лично буду спускать с порога всех гонцов, - он попытался её поцеловать, но Наймира задержала его на расстоянии. У неё были плохие предчувствия, и даже присутствие рядом Элинина не спасало ...
   Наймира не могла сказать, что король Чёрного Марева жил много богаче короля Алвалена, но его дворец был не похож ни на дворец Алваленской династии, ни вообще на представления Наймиры о королевских дворцах. Ат Лав всегда думала, что королевские жилища выглядят одинаково...
   Это было здание новое, не старинное, хотя выполненное в готическом стиле. Наймира была не настолько необразованна, чтобы не знать, что сегодняшним королям нравится блеск золотой отделки, беломраморные колоннады и огромные окна... Дворец короля Тамериана Чёрного был, как и его имя, как и имя его страны, чёрен. Чёрно-серый мрамор делал дворец ещё более тяжёлым и массивным, хотя в его декоре было множество мелких деталей, статуй, башенок, розеток... Окна - узкие бойницы с витражами, изображавшими какие-то сцены - не выпускали наружу горящий внутри свет, как и, пожалуй, чудесным образом не позволяли проникнуть внутрь солнечным лучам. Устремлённые ввысь башни венчались длинными шпилями и флагами с чёрно-серебристыми гербами.
   Очарованная зрелищем, Наймира надолго задержалась на пороге кареты. Тревоги её ещё больше возросли при виде этого великолепного, но мрачного жилища...
   - Ну, что ты, майви? - спросил Элинин тихо.
   - Как-то... не по себе, - призналась она.
   Лер, занимая своё место за спиной Ат Лав, негромко, но чётко произнёс:
   - Ваше высочество, причуды короля Тамериана известны многим. Говорят, он служит Силе Ночи...
   - Что? - воскликнула Наймира, разворачиваясь резко на каблуках и встречая спокойный взгляд гвардейца. Вокруг были пока только слуги и её охрана. - И ты мне раньше не говорил?!
   - Это всем известно, - пояснил Лер. - Я упоминал, ваше высочество, - гвардеец, задуши его Тень, был невозмутим. - Даже Клинок Света знает, что у Тамериана Чёрного с Силой Ночи союз. Но это вовсе не значит, что Тамериан - враг этого мира. Сам Клинок позволяет ему иметь договор с Ночью, и Стражи нередко приезжают в Чёрное Марево тренировать свою силу духа и Дары...
   - Камень Света, - пробормотала Наймира, опуская глаза. - Но я не знала...
   - Не переживайте, ваше высочество. Мы не дадим вас в обиду...
   "Да уж, - подумала Наймира сердито. - Притащили меня под нос к самой Ночи, проклятые гвардейцы! - она зло стиснула кулаки. - Свет, как можно быстрее надо бы убраться отсюда..."
   - Ваше высочество, принцесса Ат Лав, я невероятно счастлив видеть вас здесь! - раздался голос откуда-то сверху. Наймира закрыла глаза, собираясь с мыслями, вернула на лицо вежливую, хотя и кривоватую улыбку и обернулась.
   Высокие створы дверей были открыты примерно на треть, и оттуда, в сопровождении двоих рослых молодцов в чёрных длинных плащах с капюшонами, под полами которых угадывались контуры ножен, спускался по широкой лестнице человек...
   Наймира не могла не признать, что не чувствует ничего ужасного, разглядывая этого человека. Король Чёрного Марева вблизи оказался мужчиной лет сорока, с непримечательными, но не отталкивающими чертами лица, аккуратной бородкой и зачёсанными назад тёмными волосами, так неестественно лежащими, что казались единым целым. Глаза были светлыми, взгляд - ровным, без блеска и ярких эмоций. Он спускался, неестественно прямо держа спину и чуть-чуть улыбаясь уголками бескровных губ. Оказавшись внизу, он поклонился Наймире, и она постаралась изобразить реверанс так, как учила её Аджит... Элинин стянул шляпу, поклонился и водрузил её обратно на голову - Наймира краем глаза отметила, что её батар пребывает в неком замешательстве...
   - Я боялся, что вы откажетесь от моего приглашения, - Тамериан Чёрный перевёл взгляд на Элинина. - Я вижу, вы приехали не одни...
   - Это мой жених, - сохраняя улыбку, ответила Наймира.
   - Капитан Элинин из Небесного Города, ваше величество, - представился Элинин, не торопясь выполнять правила этикета и вновь снимать шляпу, называя себя.
   - Да, я слышал о вас, - отметил Тамериан. - О вас слышало всё Побережье, лучший капитан летучих кораблей всего мира, - Элинин невольно зарделся при этих словах. Ему нравилось, когда его хвалили. - Но я украду у вас вашу невесту ненадолго, надеюсь, вы будете не против, - Тамериан подал руку Наймире, сторонясь, чтобы вести её по лестнице в зияющий проход в свой дворец.
   Элинин позволил забрать майви, и пошёл следом за гвардейцами, не отстававшими от Наймиры. Его терзали неясные сомнения... Будто бы где-то раньше он видел этого короля...
   Наймире начинало казаться, что она зря волновалась. Внутри оказалось светло, уютно, играла музыка, горели свечи.
   - Приём в вашу честь назначен на завтра, я подумал, что вам захочется отдохнуть после поездки...
   - Вы очень предусмотрительны, ваше величество, - Наймира подняла голову, пытаясь разглядеть потолок, но так и не сумев это сделать.
   - Я очень хотел бы побеседовать с вами, принцесса, - продолжал Тамериан, сгибая руку в локте и как бы приглашая Наймиру. Взяв его под руку, Наймира обернулась к Элинину и улыбнулась ему. - Вам и вашему жениху я распоряжусь отвести лучшие покои, его проводят, можете не беспокоиться...
   - А моя охрана? - спросила она.
   - Вы совсем не доверяете мне? - когда он улыбался, у глаз мгновенно появлялась сеточка морщин, которые быстро пропадали. Король Тамериан был одет в бесформенную одежду, будто мантию, но в ней он держал себя так, что дал бы фору всяким графам Ильторам из Алвалена...
   Наймира решила не обращать на необычный вид короля внимания, хотя её смущало, что корона отлита из чернёного серебра, а кисти рук обтянуты тонкими перчатками из чёрной кожи. В конце концов, может быть, она действительно зря так подозрительна? Ат Лав заметила, что Лер не остановился внизу новой винтовой лестницы - из всех гвардейцев, которым, кажется, намекнули, что подниматься им не обязательно. Тамериан Чёрный будто бы оказался недоволен, но ничего не сказал и дал знак своим странным сопровождающим, чтобы не пытались остановить гвардейца. Алваленец шёл на расстоянии от них, не сводя глаз со спины своей принцессы.
   "Это же надо так ревностно относиться к исполнению своего долга, - подумала Наймира польщённо. - От кого меня защищать? От короля Марева?"
   Рабочий кабинет короля Чёрного Марева оказался почти под самой крышей, уютный и небольшой, он был почти пустым. Сквозь витражи действительно странным образом не проникал свет, правда, здесь и без того было светло от множества свечей. Тамериан предложил ей сесть, приказал своей охране остаться снаружи, и там же остановился Лер.
   Наймира сразу вспомнила кабинет своего брата - с огромным столом, на котором навалено множество бумаг... Здесь всё было совсем иначе. Несмотря на внешнюю мрачность замка и тяжёлое ощущение, которое он внушал при первом взгляде, внутри стены были облицованы белым, обшиты серебристо-чёрным бархатом, здесь стояло всего два кресла, мягких, невысоких и невероятно удобных, и маленький столик с резной ножкой и мозаичным изображением...
   - Вам нравится у меня, принцесса? - спросил Тамериан, располагаясь в кресле и расправляя полы своей мантии.
   - Да, - улыбнулась она на этот раз уже искренне.
   - Завтра я дам бал в вашу честь, принцесса... Я очень рад, что вы приехали...
   - Честно говоря, я не понимаю, почему вам так хотелось увидеть меня у себя в гостях, ваше величество, - Наймире удавалось с некоторым трудом сдерживать стремление говорить открыто и в своей обычной манере.
   - О, это будет вам сложно понять, - Тамериан развёл руками и соединил пальцы домиком вновь. - Но я постараюсь объяснить вам... Может быть, вы хотите вина, принцесса?
   - Я не откажусь... До вас пришлось долго ехать.
   - Вот и отлично, - он щёлкнул пальцами в воздухе, откуда-то появились слуги. В руках Наймиры оказался тяжёлый кубок с багровой жидкостью. Запах вина ударил в ноздри, она расслабилась и улыбнулась ещё раскованней. - А теперь, я позволю себе несколько прояснить ситуацию... Причина в вашем брате.
   - Но при чём здесь может быть мой брат? - удивилась Наймира. - Он совсем недавно стал править, и...
   - Недавно, но он уже известен вполне, - заметил Тамериан. - Ваше высочество, принцесса Ат Лав, ведь не каждый год с трона государства смещается Лорд Тени, а власть берёт в свои руки человек, о котором никто и никогда не слышал...
   - Это была плохая затея, - согласилась Наймира. - Но я всё-таки не понимаю...
   - Я поясню, - монарх пригубил вино и продолжил. - О вашем уважаемом брате не говорили бы так много, если бы не та война, в которой он вдруг решил принять участие...
   - Но война против армии Тени - дело всех, разве нет? - прищурилась Ат Лав, вспоминая об опасном увлечении Тамериана Чёрного. - Теперь, когда больше половины мира знает об угрозе этой армии, Клинок Света собирает все силы, чтобы противостоять ей. Безусловно, мой брат не отказывается принять в этой войне участие - ведь, в конце концов, он причастен к изгнанию Лорда Бару!
   - О да, - кивнул Тамериан. - Я многое знаю... Даже то, что неизвестно другим королям, - он приподнял уголки губ. - Ведь вам, наверняка, известна моя принадлежность к слугам Ночи?
   - Мне приходилось знать слуг Ночи и раньше, - пожала плечами Наймира. - Я не была совсем уж удивлена...
   - Однако это не меняет сути: я знаю, что считается, что ваш брат убил Лорда Бару, а что на самом деле пятый Лорд Тени всё ещё жив...
   Наймира невольно вздрогнула, вспоминая о шрамах на своих руках... Да, жив... Она это знает, чувствует - и молится, чтобы он случайно не вспомнил о ней...
   - Понимаете ли, Алвален хотя и небольшое государство, но обладает очень сильной и опытной армией. А во главе этой армии стоит ваш брат... Войско Алвалена как раз движется в сторону Такеи, чтобы занять там место, указанное Клинком Света... Именно поэтому я хотел вас видеть, - Наймире показалось, что в этой улыбке мелькнуло коварство. Она насторожилась и поставила кубок на столик:
   - Я не понимаю...
   - Хозяину Ночи не нравится, что армия Алвалена выступает против его верных слуг, - улыбка сохранилась на лице Тамериана Чёрного, стала ещё более едкой и насмешливой. - И он решил, что лучшим способом повлиять на его участие в этой войне - воспользоваться его братской любовью к вам, принцесса Ат Лав...
   Наймира взглянула ему в глаза и отпрянула, вжимаясь в спинку кресла:
   - Что вы имеете в виду?!
   - Вам придётся задержаться в Чёрном Мареве, ваше высочество, - Тамериан тряхнул головой. - Безусловно, только до тех пор, пока ваш брат не вернёт своих солдат обратно в Алвален.
   "Он всё-таки служит Хозяину!" - пронеслось в её голове. Ногти вонзились в ладони, она вскочила на ноги, опрокидывая кубок и едва не сворачивая стол.
   Она хотела позвать Лера, но потом подумала, что это бесполезно. Растерянная, разгневанная и испуганная одновременно, она так и стояла, взволнованно дыша.
   - Успокойтесь, принцесса, - Тамериан рукой указал на кресло. - Вам не грозит никакой опасности, по крайней мере, пока. Я не собираюсь сажать вас в тёмное подземелье - мне нужно только постоянно видеть вас или знать, где вы находитесь.
   Наймира закрыла глаза, опускаясь медленно в кресло. Надо собраться с мыслями... Надо успокоиться...
   - Я думаю, ваш жених уже узнал меня... Без сомнения, он попытается вам об этом сказать. Я не мешаю вам обсуждать моё служение Хозяину столько, сколько вам будет угодно. Но я попрошу вас завтра быть на балу, улыбаться и танцевать, а потом вы просто поживёте в моём дворце, пока ваш брат не выполнит должные условия...
   Бесполезно было спорить. В горле Наймиры стеснилось множество слов, но самая главная мысль была - любой ценой бежать из Чёрного Марева...
   - Этого у вас не получится, - прочёл её мысли Тамериан. - Поверьте, за вами будут следить... Я, конечно, не хочу казаться грубым и негостеприимным, но если вы вынудите меня...
   - Мой брат всё равно вас не послушает. Он слишком хорошо знает, что такое Ночь, - огрызнулась Наймира.
   - Но ведь он не бросит вас слугам Хозяина? - вновь блеснул зубами Тамериан Чёрный. - И ещё - вашей охране лучше не знать лишнего... Я не обязан заботиться ещё и об их жизнях...
   - Что ж, рада такому гостеприимству, - ядовито пробормотала Наймира. - Ваше величество, - добавила она, поднимая сощуренные глаза.
   "Болтай что угодно, слуга Ночи! - думала она в гневе. - Всё равно, меня тебе не посадить под замок!"

______

   Тамериан ещё какое-то время беседовал с ней, вероятно, наслаждаясь её негодованием и бессилием. Затем ещё раз напомнил, что на балу она должна быть настоящей королевой, и позвал слуг, чтобы те проводили её высочество к жениху...
   Элинин, едва заметив Наймиру, а за её спиной - неизменно сопровождавшего Лера, облегчённо вздохнул. Наймира заметила, как сарратарец напряжён, и насколько легче ему стало, когда он увидел её невредимой.
   - Я буду стоять у дверей, ваше высочество, - Лер поклонился и вышел, притворив за собой дверь, и Наймира получила, наконец, возможность показать на лице все чувства, обуревавшие её. Толкнув яростно кресло, она простонала сквозь зубы:
   - Элинин!
   - Майви, - он успокаивающе погладил её по плечам. - Что случилось?
   - Ты знал, да? - спросила она, осуждающе глядя ему в глаза.
   Элинин оторвал руки, задумчиво глядя в сторону. Потом, выдержав паузу, виновато пробормотал:
   - Я не узнал сразу... Я только потом вспомнил, что видел его в Алвалене у Хозяина... Клянусь столетиями, майви!
   Наймира вздохнула, понимая, что обижаться или сердиться на батара бесполезно. Элинин заметил, что она смотрит уже не так гневно, широко улыбнулся, словно ничего не произошло и, подхватив её на руки, закружил по комнате:
   - Ну, опять ты куксишься, майви!
   - Элинин! - возмутилась она, понимая, что сейчас не до смеха, но не в силах сдержать улыбку. - Элинин! Как ты можешь! Послушай меня! - он поставил её обратно, Наймира покачнулась, ухватилась за руку мужчины и вновь попыталась сделать сердитое лицо. - Батар, пойми, всё очень плохо!
   - Он - слуга Хозяина, и что с того? Он что, пытался к тебе приставать? - Элинин усадил её и сел рядом на корточки. - Так я не посмотрю, что он...
   Ат Лав мученически сморщилась и отвернулась. Сарратарец запнулся на полуслове, вздохнул и прошептал:
   - Я тебя слушаю, майви... Извини... Не люблю, когда ты такая смурная...
   Наймира сглотнула, но ничего не ответила. В голове теснились самые разные мысли... Как можно быть таким беззаботным? Как можно не понимать, какую опасность представляют слуги Ночи? О, неужели, все сарратарцы такие, или только те, которые несколько лет прожили вне своего Небесного Города?
   Элинин прислонился к ней, дыша медленно и тихо, и заставил себя замолчать. Она всегда так переживает... Так, что даже ему хочется переживать вместе с ней...
   - Он не просто так меня сюда пригласил, батар, - начала она. Элинин удивлённо заглянул ей в лицо. Она плакала... Поразительно. Элинин никогда не видел, чтобы она плакала. Он не мог представить себе Наймиру плачущей... Ат Лав казалась ему невероятно сильной, и даже чуть-чуть не женственной, непохожей этим на других девушек...
   По щеке Наймиры сползала слеза, и когда достигла подбородка, Ат Лав нервно смахнула её и продолжила дрогнувшим голосом, сердито глядя в стену, будто эта стена и была во всём виновата:
   - Это всё связано с моим братом... Этот Тамериан... Он сказал, что Хозяин... В общем, он хочет шантажировать Марила, оставив меня в плену у себя столько, сколько потребуется, - выпалила она. - И он сказал, что не даст нам убежать!.. Он хочет, чтобы Марил увёл войска обратно в Алвален и не участвовал в битве с войском Тени!
   - Ну и что? - кашлянув, спросил Элинин. - Пусть не участвует... Заодно точно останется жив, майви...
   - Свет, какой же ты глупый! - воскликнула она. - Я, я не хочу, чтобы Хозяин правил этим миром! И он не хочет! Поэтому он и идёт на эту войну - у Алвалена большое войско, сильное! А он любит меня, Элинин! - она вновь вытерла ладонью щёки. - Он может ради меня уйти - поверит этому слуге Ночи! Но ведь Тамериан солжёт и не покраснеет! Батар, я не могу... Завтра бал... Тамериан сказал, что я должна буду быть там, как ни в чём ни бывало! Я чувствую, что он не договорил главной угрозы - он безумно вежлив, но он, если я не буду его слушаться,... - она замолчала. Элинин прищёлкнул языком, задумываясь.
   - Послушай, я всё улажу... Мы тут не задержимся, не беспокойся...
   - Ты смеёшься, что ли? - сердито спросила она, нервно сдирая жемчужные нитки с причёски и расправляя волосы.
   - Нет... Пока слушайся Тамериана, майви... Доверься мне - твои мысли он прочтёт быстрее, чем мои...
   - Почему это? - фыркнула Наймира.
   - Потому что я сарратарец, - Элинин вновь улыбнулся, но на этот раз не так широко. - Не бойся, всё будет хорошо...
   Ат Лав бросила жемчуг на столик и вдруг вспомнила мараданский плен. Казалось - что может быть страшнее?
  

14

Первая битва

______

   Тэрмису действительно ничего не оставалось, кроме как послушаться Зэрандера. Правда, нельзя было сказать, доволен ли Лорд этим или нет. Но Тэму пришлось смириться - когда их отыскали эмералдморцы, его рана ещё не зажила, а Зэрандер даже не пошевелился. Вооруженные люди подошли на небольшое расстояние, и если бы Зэрандер хотел, он бы любым своим смертоносным Даром превратил их в пыль, однако не лучники, целившиеся в них, останавливали его - он выжидал, что ответит на вопрос о том, кто они, Тэм.
   Хранитель с грустью понял, что Воин не собирается приходить ему на помощь. Эмералдморские солдаты не выглядели особенно воинственно - они куда больше остерегались Зэрандера, чем Тэма, а Хранитель, как всегда, улыбался виновато и грустно.
   - Мы с другом прибыли в ваше княжество по просьбе Клинка Света, - он поднял брови. - Но, к сожалению, я был ранен на границе с Шавалином...
   - С чего это Клинку Света иметь дела с такими подозрительными личностями? - хмыкнул один из эмералдморцев. - И почему это вы тайно пробираетесь на нашу территорию? - он кивнул головой одному из своих спутников, и тот быстрым шагом направился к Тэму и велел ему встать. Прижимая руку к ране, он попытался встать, надеясь втайне, что солдат всё-таки ему поможет. Однако помощи он не дождался.
   Зэрандер стоял, скрестив на груди руки, как всегда, равнодушный, будто это не на него направлены стрелы и мечи эмералдморцев.
   - Обыщи-ка его, - велел первый, вероятнее всего, он был командиром их небольшого отряда. Потом с осторожностью покосился на Зэрандера и не решился повторять приказ и в его сторону. - Оружие брось, - буркнул он.
   Зэрандер приподнял верхнюю губу, оскаливаясь:
   - Хранитель сказал тебе, что мы отправлены сюда Клинком Света, эмералдморец. Он будет недоволен, узнав, что нас пытались здесь убить.
   - Хранитель? - недоверчиво переспросил эмералдморец.
   - Я - Светлый Хранитель, - робко вставил Тэрмис, краснея.
   Стоящий рядом солдат вопросительно поглядел на своего командира и постучал Тэма по другому, здоровому плечу, показывая, чтобы он оттянул воротник.
   - Докажи, что ли, - кажется, командир отряда тоже растерялся. Он, пожалуй, не ждал такого поворота.
   Тэрмису пришлось опять делать ненавистное движение, вытаскивая белый шнурок из-под воротника.
   - Я не вру, - он виновато покрутил в руках кончики шнурка и заправил обратно.
   Повисла тишина. Кажется, командир всё ещё надеялся, что эти двое окажутся не посланниками Клинка Света а простыми шавалинскими шпионами... Оказавшись в неловком положении, он не знал, куда деться и что сказать.
   - Не беспокойтесь, - Тэм попытался смягчить обстановку. - Бывает... Я знаю, я не похож... Вы и не должны были верить на слово...
   - Простите, Хранитель, - вздохнул эмералдморец, выжимая из себя извинения. - Я прикажу узнать, кто осмелился стрелять в вас на границе...
   - Да что вы! - воскликнул Тэм. - Не стоит! Это ничего... Только мы давно уже здесь... Нам надо в Лаенкор, но эта задержка...
   - Вы согласитесь отправиться с нами в форт? - эмералдморец избегал обращаться к Зэрандеру, разговаривал с Тэмом, но в глаза не глядел... - Вам окажут медицинскую помощь...
   - Не переживайте так из-за этого, друг, - Тэм с беспокойством посмотрел на Зэрандера, но тот только наблюдал за разговором. - Но если вы поможете нам добраться до Лаенкора, мы будем вам очень благодарны...
   - Я должен буду представить вас своему командованию, я сам не имею права решать такие вопросы...
   - Хранитель ранен, если вы не заметили, - подал голос Зэрандер. - Вы тянете время, или мы всё-таки отправимся?
   Командир метнул недовольный взгляд на Воина.
   - Ваше имя, спутник Хранителя, является секретом? - язвительно спросил он, кажется, сообразив, что каким бы ни был агрессивным внешне этот мужчина, рядом с ним Светлый Хранитель, причём, истинный, которых единицы, а значит, ничего не произойдёт.
   - Я - Лорд, и этого тебе знать достаточно, эмералдморец...
   Так Тэрмис и Зэрандер оказались в форте Раук. Комендант форта выслушал наспех придуманную Хранителем легенду о Клинке Света и важном послании для Верховного Князя, и, что удивительно, поверил... Зэрандер играл роль молчаливого сопровождающего - отказался отвечать, каково именно его имя, и лордом чего он является... Тэма это удивляло - раньше Зэрандер никогда так упорно не скрывал своего имени. Впрочем, вполне возможно, что в Эмералдморе-то помнят, какие Лорды служили Тени...
   Тэрмис попросил только новых коней и запас провизии - от охраны он отказался, сославшись на то, что у него надёжный защитник... На самом деле, Зэрандер предупредил его, чтобы он не соглашался ни на что, что чревато постоянной слежкой.
   В форте Раук они задержались не больше, чем на день, но зато Тэм мгновенно узнал множество новостей, которые и встревожили, и удивили его. Оказывается, династия За'ар Маари обратилась за помощью к Эмералдмору, потому что Шавалину не справиться с мараданцами. А Верховный Князь собирает остальных Князей, чтобы обсудить это... К прибытию путников в Лаенкор, туда как раз должны собраться все именитые эмералдморцы...
   Во-вторых, Тэм узнал, что Клинок собрал в единое войско чуть ли не половину мира, включая Алвален. О переворотах в Алвалене в Рауке - а значит, и во всём Эмералдморе - говорили много, и о короле Ат Лаве тоже. Ходили слухи о странном поведении Сэнктима - об этом проговорился комендант Раука, когда речь зашла об Ордене. Тэма приняли тепло и радостно - ещё бы, истинный Светлый Хранитель - и, к счастью, никого из Сэнктима в Рауке не было, поэтому комендант искренне говорил с ним обо всём, о чём думал...
   Тэму не удалось отговорить коменданта от затеи послать вперёд гонца в Лаенкор, чтобы Верховный Князь был предупреждён о посланниках от Клинка Света.
   - И что мы будем делать, Воин? - спрашивал Тэрмис у Зэрандера, когда они выходили от коменданта. - Что, и Верховному Князю лгать?
   - Я скажу тебе, что следует говорить, - снизошёл Зэрандер. - Повторишь, ничего не выдумывая.
   - Неужели ты думаешь, мне это так просто! - воскликнул Тэм негромко.
   - Ничего не выдумывать? - ухмыльнулся Лорд, и Тэрмис больше ничего не говорил. Было очевидно, что и здесь придётся врать и выкручиваться, чтобы вспыльчивые эмералдморцы, случайно узнав о лжи, не убили на месте, без разбирательств...

______

   Наймире удалось выдержать бал, ни разу не сорвавшись, хотя нервы были напряжены до предела. Особенно приводило её в бешенство то, что Тамериан Чёрный почти ни на минуту не отрывал от неё удовлетворённо-хитрого взгляда. Он даже заставил её танцевать с ним, хотя Ат Лав бросало в дрожь, когда взгляд вновь ловил его тёмную фигуру в водовороте ярких и блестящих гостей.
   Он был и заметен, и не заметен, он управлял этим балом, но оставался в стороне... Его боялись и оттого старались делать вид, что его нет, но он был королём - и ему приходилось воздавать нужные почести. Наймира узнавала свой первый, алваленский бал, но если там Марил был больше посмешищем и неловким мальчишкой, то здесь Тамериан являлся полноправным хозяином.
   Тамериан позволял себе что угодно. В основном, он скользил по рядам между своими гостями чёрной элегантной тенью, в сопровождении своей охраны, позволял себе говорить о чём угодно, иногда отбивать леди у их кавалеров, чтобы, перекинувшись парой слов, бросить и исчезнуть... Но при этом Наймира хорошо чувствовала, что он следит за ней. Поэтому она настойчиво улыбалась широко и будто бы беспечно, но это не значит, что у неё пропадало желание броситься вон из светлого зала с громкой приятной музыкой и тысячами свечей...
   Улучив момент, она вышла в галерею, примыкавшую к залу, и остановилась, спрятавшись за колонну, и долго смотрела в темноту, собираясь с мыслями и не обращая внимания на шныряющих слуг.
   Тамериан ясно дал понять, что на балу Элинина быть не должно. Он знал, что её батар служил Хозяину Ночи тоже, но наверняка знал и то, что Хозяин отказался от его услуг. Скорее всего, к Элинину он даже приставил слежку - нетрудно понять, что оказавшись будто бы представленным самому себе, сарратарец попытается решить проблему своей майви... Ат Лав очень надеялась, что он будет осторожен...
   - Вы уже устали, принцесса Ат Лав?
   Бледнея от негодования, Наймира обернулась. С первого взгляда Тамериан даже показался ей вполне привлекательным - сейчас колотило от одного его присутствия рядом.
   - Мне непривычен свет, к вашему сведению, я росла в другой среде, - процедила она.
   - Привычка - это дело времени...
   - Я не собираюсь к этому привыкать!
   - Придётся привыкнуть, - он взял её под руку и увлёк в сторону света, выбивавшегося из распахнутых дверей в зал. - Я не затворник, а вы моя гостья, - две чёрных тени скользнули вслед за ними.
   - Оставьте меня! - сердито воскликнула Наймира, вырывая руку. Тамериан усмехнулся гневно вспыхнувшим глазам Ат Лав и отпустил её.
   - Будьте спокойнее, принцесса... В таком случае, мне простят мои гости, если я брошу их ненадолго и уделю вам должное внимание, - он махнул рукой в сторону, и двери в зал резко захлопнулись. Музыка стихла, и стало темнее.
   - Неужели вы думаете, - ледяным голосом начала Наймира, - что я могу куда-то деться?
   - Будьте уверены, вы никуда не можете деться... Потому что вы не можете перехитрить Дары Ночи... Да и меня не так-то легко, - он указал рукой вперёд, предлагая ей идти рядом. - Мне не хочется, чтобы вы лишний раз беспокоились по этому поводу...
   - Где мой жених и мои гвардейцы? - сухо спросила Наймира.
   Шаги гулко отдавались в галерее, а тени то скользили впереди них, то уменьшались и перебегали назад... Наймира особенно чувствовала отрывистое биение собственного сердца - рядом с этим человеком ей было больше, чем не по себе...
   - Ваша охрана по-прежнему стоит у другого входа в зал... Поверьте мне, вам ничего не грозит в моём дворце, если вы будете выполнять все условия. Они вам не нужны... А что касается вашего жениха, я решил, что он проведёт без проблем этот день в одиночестве... Да, насчёт капитана Элинина... Мне ценна здесь ваша жизнь, а не его, - Тамериан многозначительно улыбнулся. - В следующий раз объясните капитану Элинину, что только сегодня его финт сошёл ему с рук.
   "Что он сделал, Свет? - с тревогой подумала Наймира. - С него станется!"
   - Сегодня вечером, надеюсь, он будет уже несколько спокойнее... Я привык к тому, что люди не понимают с первого раза... К вам же, раз уж вы не желаете развлекаться, у меня есть дело... Я думаю, оно важно не только для меня, но и для вас... Если вы не возражаете, проследуйте за мной наверх...
   Наймире не нужно было много думать, чтобы понять, что это не вопрос, а требование. Тамериан Чёрный продолжал улыбаться, глядя на неё искоса. Она перехитрила Бару... Но с ней не хочется быть осторожным - она проще, чем кажется. К ней можно найти пути - потому что в ней ненависть может быстро сменить привязанность, и наоборот... Она знает хорошо свою силу и свою слабость - но в свою силу она почти не верит, она только пытается показаться намного более мудрой и сильной. А осознание слабости выбивает её из колеи.

______

   В официальном послании "его величеству королю Ат Лаву" было написано всего лишь встать между Такеей и Сэнктимом большим лагерем. Его же читала и Циэль Аджит - пока Марил не отправил её обратно в Алвален.
   Она была в бешенстве... Он заявил это не один на один с ней - Марил понимал, что при личном разговоре он проиграет по всем параметрам, у него не будет шансов победить в споре. Поэтому Марил выбрал время, когда у него в шатре - они встали лагерем, как просил Клинок Света, и у Ат Лава был огромный, шикарный шатёр, в котором ему всё равно было жутковато и неуютно - собрались некоторые из дворян, кое-кто из военачальников... Надо было обсудить объединение с подходившими сюда отрядами Стражей, которых зачем-то направил сюда Клинок. К удивлению Ат Лава, многие были недовольны тем, что ходом только-только начинающейся войны управляет Цитадель... И Марилу пришлось долго втолковывать им, что битва с Ночью - несколько более важное предприятие, чем обычные столкновения армий...
   Аджит, услышав предложение Марила отправиться в Алвален, чтобы он мог быть "точно уверен в порядке и ровном течении жизни" в своём королевстве, ей осталось только поблагодарить его за доверие... Пришлось даже скрыть недовольство - да что там, яростное негодование! - чтобы не разрушить иллюзию многих присутствовавших...
   Потом, когда они все ушли, Марил понял, что даже боится... Циэль повела себя странно, непривычно и несдержанно. Схватила его за воротник и, близко наклонившись к его лицу, произнесла:
   - Ты пожалеешь, когда окажешься трупом с ножом в спине...
   - Леди Аджит, - выдавил Марил, опасаясь, что кто-нибудь сейчас зайдёт...
   "Не зайдёт никто, - тут же сказал он себе. - Они ведь думают, что леди Аджит - моя любовница", - при этой мысли он невольно покраснел.
   Но она уехала... С яркой мстительной мыслью, что ничто не спасёт семью Ат Лавов - раз уж они думают, что настолько самостоятельны... Всё-таки у них много общего, хотя они такие разные на первый взгляд. Наймира была уверена, что имеет право ставить себя на одну ступень с ней, а Марил Ат Лав убеждён, что стать королём можно за какой-то месяц.
   А Ат Лав остался один с армией в неведении, что же теперь будет дальше. Аджит наверняка сообщит Бастиану об излишней самостоятельности Марила. Неясно, как воспримет такое поведение Ат Лава вспыльчивый Бастиан... Почему бы не устроить в столице очередной переворот? Алвален лишён какого бы то ни было войска, осталась только несколько отрядов солдат, и вдруг захватить власть вполне возможно...
   Оставленный в Алвалене управляющим лорд Кесау, которого так рекомендовал Глэдгер, действительно внушал Марилу доверие, но точно так же Ат Лав понимал: его выбором недовольны все, включая, пожалуй, и самого Бастиана... Уезжая, Марил посоветовал ему быть осторожным... Более осторожным, чем когда-либо. Лорд Кесау понял его с полуслова - объяснять ничего не понадобилось. И спросил ещё насчёт лорда Глэдгера: каково решение короля?
   Марилу пришлось сказать, что его решение не изменилось...
   На следующий день после отъезда Циэль Марил проснулся с ощущением, что теперь единственным человеком рядом, которому действительно можно довериться, является Жасин Карт. Почти в ту же минуту он вошёл в шатёр - Ат Лав настоял на том, чтобы он делал это в любое время, ни о чём не задумываясь.
   - Что случилось? - спросил Марил, наспех одеваясь.
   - К вам какой-то солдат... Он говорит, что вы будете рады его видеть...
   - Жасин, ради Света, только не "вы"... Мы же оба знаем, что я на самом деле такое! - простонал Марил.
   Карт промолчал, и Ат Лав в который раз понял, что даже этот союзник у него немного тронутый умом - ну ведь ясно же, что корона на голове Ат Лава ничего не значит! Тем не менее, всё равно "величество"... А кто чуть не убил тогда в переулке?
   - Что за солдат?
   - С каким-то важным посланием...
   "Важным... Глэдгер!" - Марил воскликнул что-то невнятное и запутался пальцами в шнуровке рубашки.
   - Я... Я должен с ним поговорить... Пригласи его сюда, и... И никого не пускай!..
   Марил крикнул слугу, тот закрыл меховым покрывалом ложе короля, а сам Ат Лав старательно мучился с пуговицами... Когда он обернулся ко входу, там уже стоял человек в солдатской запылённой форме. Попав под внимание короля, он поклонился, но Марил уже успел узнать в нём Ардата Глэдгера.
   - Клинок передал вам письмо, которое наказал не читать... Оно запечатано Даром, - Глэдгер протянул свиток, извлечённый из-за пазухи. - Какая-то страшная тайна...
   - Вы, должно быть, устали, лорд... Я распоряжусь, - начал было Марил, но Ардат Глэдгер покачал головой:
   - Если я не ошибаюсь, вы не зря приказали дать мне солдатскую форму... Только так никто не узнает во мне обречённого на смерть предателя, разве нет? А какой же солдат удостаивается беспокойства короля?
   Марил вздохнул: он опять слишком много не понимает.
   - Садитесь, лорд, - сказал он, распечатывая письмо. Ничего не случилось... А как же Дар?
   - Только вы могли безнаказанно взломать печать, - Глэдгер проигнорировал предложение сесть. Он выглядел устало, но совсем не походил на солдата... Волосы были подстрижены коротко и свалялись, но осанка, выражение лица, манеры - всё выдавало в нём истинного благородного.
   - Послушайте... Я чувствую себя бесчувственным чурбаном... Садитесь немедленно, лорд! Вы наверняка ещё и мчались сюда, сломя голову...
   - Мне Клинок велел торопиться. Когда я передал ему ваше письмо, он был удивлён... Он написал ответ, потом подумал, и что-то дописал - наспех, кажется, даже поставил чернильное пятно... И приказал доставить его как можно быстрее вам. Я думаю, он не заметил, что я не солдат.
   Ардат говорил с придыханием, будто от усталости. Марил, прежде чем прочесть письмо, налил из графина вина в стоявший на земле бокал и протянул Глэдгеру:
   - Пейте.
   Он взял из его рук бокал и сделал несколько глотков - жадных, но всё равно изящных. Марил заметил, что кожа на его руках серая от дорожной пыли. Пожалуй, он не привык к такой жизни. Ат Лаву даже стало неудобно оттого, что он поставил лорда в такие условия - но тут же он вспомнил, что этим самым спас ему жизнь.
   Марил присел на край ложа, разворачивая свиток... Ардат Глэдгер наблюдал за лицом молодого и неопытного короля с интересом: оно менялось буквально на глазах. Ат Лав был больше, чем изумлён, он качал головой, хмурился, а когда дочитал - положил бумагу себе на колени и о чём-то задумался, глядя в стенку шатра.
   Он был сосредоточен и даже мрачен. Кажется, он пытался найти выход из какой-то безвыходной ситуации... И, наверное, не знал, как ему поступить.
   - Не знаю, что вам предложить, лорд Глэдгер, - негромко сказал Марил, нарушая тишину, - чтобы не раскрыть вас... Согласитесь ли вы отправиться к солдатам? Пожалуй, нет... Это невероятно глупо, - Марил виновато улыбнулся. - Я не подумал об этом, простите...
   - Клинок написал вам не совсем радостную весть, ваше величество? - спросил Ардат.
   - Боюсь, я ещё не готов до конца осмыслить его слова, - отозвался Ат Лав. - Но определённо точно ясно одно: задача ещё сложнее, чем была раньше... Теперь я понимаю, зачем было тащить войско сюда, зачем нам понадобятся Стражи Света!.. Простите, лорд Глэдгер, я не знаю, как... как теперь быть.
   - Распорядитесь отвести меня в одну из солдатских частей и не думайте об этом, ваше величество. Иного выбора всё равно нет.
   - Но я не могу так поступить! - пробормотал Марил. - Лорд Глэдгер... Прикажу командиру Карту выдать вам гвардейскую форму... Пусть хотя бы не солдатская, - Ат Лав сморщил лоб. - Я попрошу вас только, лорд...
   Ардат наклонил голову набок:
   - Я вас слушаю, ваше величество...
   - Я отправил леди Аджит в Алвален. Она была в бешенстве... Теперь у меня не осталось советчиков... Никаких, - он виновато развёл руками. - Я не... Не обижу вас, если попрошу, пока не прекратится этот кавардак с властью, быть... недалеко от меня? - он приподнял брови, и сейчас выражение было таким несчастным, что Глэдгер поразился, что раньше не замечал, насколько же этот юноша действительно молод... Почти мальчишка!
   - Кавардак - это ваше утверждение на троне? - Ардат чуть поклонился. - Я не изменяю своему слову - если вам нужна моя помощь, я готов помочь. Если для этого нужно стать вашим гвардейцем - я стану, всё равно, у меня в Алвалене уже ничего не осталось.
   - Спасибо, лорд Глэдгер, - Марил вновь взял в руки письмо. - Но в Алвален мы пока ещё долго не вернёмся... Противник куда ближе к нам, чем кажется... - он помахал бумагой. Марилу казалось неестественным плакаться Глэдгеру в жилетку, но он ничего не мог с собой поделать.
   - Кто же противник? - спросил Ардат ненавязчиво, чувствуя, что Ат Лав не способен держать в себе тайны... А хотя, он сумел противостоять и Бастиану с леди Аджит, и графу Ильтору... Видимо, ему хочется доверять хотя бы кому-то, и он мечется всего лишь в поисках честного и верного помощника... Самое поразительное, что в этом поиске ещё никому не удалось обвести его вокруг пальца, хотя, кажется, это сделать проще простого.
   - Сэнктим, - вздохнул Марил, откидываясь назад, уже не заботясь, что это не тянет на правила хорошего тона. - Сэнктим, лорд Глэдгер... Вот что самое страшное...

______

   - Садитесь, ваше высочество, - Тамериан сам подвинул кресло, предлагая Наймире оказаться за письменным столом.
   С подозрением, она опустилась в кресло и посмотрела на лежащий перед собой белый лист бумаги. Рядом стояла чернильница в форме куба с барельефом, изображающим огонь.
   Тамериан Чёрный одной рукой опирался на спинку кресла, другой пальцами поглаживал белый лист. Он говорил негромко, прямо в ухо Наймире, отчего ей было горячо:
   - От вас требуется написать письмо вашему брату... Я советую вам вложить в него как можно больше искренности и не изменить смысла того, что я вам скажу...
   - Я не хочу писать! - сердито воскликнула Наймира. - Пишите ему сами!..
   Король Марева знал, что она произнесёт эти слова - было бы странно, если бы она не сопротивлялась. Но это вовсе не значит, что он будет ей потакать.
   - Вы же понимаете, дорогая принцесса, что вам всё равно придётся написать это письмо. Не будем с вами ссориться, верно? Кто знает, сколько вам ещё жить в моём дворце...
   Наймира, стиснув зубы, взяла в руки перо и обмакнула в чернила.
   - Вот и замечательно, - удовлетворённо кивнул Тамериан. Ладонь в чёрной перчатке он осторожно положил ей на плечо у основания шеи. - Пишите, принцесса... Пишите, что он должен отозвать свои войска прочь в Алвален, иначе вы лишитесь не только покоя...
   - Уберите руки, - рыкнула Наймира гневно.
   - Вы пишите, пишите, - улыбнулся Тамериан ещё шире. - Я не устану стоять...
   Наймира раздражённо заскребла пером по бумаге. Она не понимала смысла слов - зато Тамериан удовлетворённо кивал. Ат Лав писала всё именно так сухо и коротко, как он и ожидал... Она не звала на помощь, что и было ожидаемо. Но и не бросала патетических фраз о важности борьбы за Свет и о том, что о ней можно забыть...

______

   Вскоре лазутчики донесли о продвижении в их сторону нескольких полков с гербами Сэнктима на флагах. Марил приказал доносить о любых изменениях в округе лично, и эта весть показалась ему особенно тревожной... Лорд Глэдгер, уже в форме гвардейца, но ещё не посвящённый до конца в тайну, отчего же Сэнктим вдруг является врагом Алвалена и Клинка Света, заметил, заметил, как Марил нервно сцепил пальцы, вздыхая.
   Несколько часов назад целых три отряда Стражей Света прибыли в лагерь. Пятнадцать воинов Дня, невероятная сила - мгновенно между солдатами поползли слухи, что первая же битва будет невероятно тяжёлой и против чуть ли не самых настоящих Воинов Тени. Постепенно возрождались самые древние и давно забытые слухи - с тех пор, как Хозяин Ночи был изгнан, над самой тёмной Силой этого мира только смеялись и пугали ей детей - теперь же вдруг вспомнили, что её следует бояться.
   Марил разговаривал с ними наедине и довольно долго, и всем было ясно, что обстановка напряжена до предела. Когда же Марил приказал объявить боевую готовность в связи с опасностью со стороны вроде бы союзников, едва ли не началась паника. Король Ат Лав не торопился обсуждать своё решение с другими военачальниками, желавшими узнать, почему вдруг нужно ждать агрессии от войска Ордена Хранителей - он сказал, что одобрения на то Стражей достаточно.
   Выстроенное войско ждало приказов. Уже были заметны стяги сэнктимовских воинов, Марил, в стороне своего войска, верхом, несколько нелепый в богатых королевских доспехах, напряжённо вглядывался в ряды пеших и конных солдат. Сердце его учащённо билось.
   Стражи были в рядах его войска, хотя всем было ясно, что они не подчиняются его приказам. Клинок сказал им, что король Алвалена слишком молод, чтобы управлять ходом войска, но задача Стражей - если что, сразить тех слуг Ночи, что будут в армии Сэнктима... Стражам, как понял Марил, тем не менее, не было известно, почему вдруг среди наёмников Ордена могут оказаться слуги Ночи, и поэтому он честно сказал Стражам, что знает, но Клинок наказал никому не говорить - и он извиняется, но не может не оправдать надежды Гаранда Астиана.
   Стражи, к его облегчению, поняли тяжесть положения юного короля, и не стали настаивать. Со всей возможной вежливостью дали несколько советов и пообещали, что в сражении будут сражаться в зависимости от того, насколько одурманены Ночью солдаты Сэнктима.
   Марил понимал их тоже. Стражи не могли и не должны были быть такой силой, которая была бы направлена против простых людей. Поэтому их крайне волновал вопрос, насколько часто нахождение Силы Ночи в рядах сэнктимовского войска. И только перед самой битвой к Ат Лаву подъехал один из Стражей и негромко сказал:
   - Ты и Клинок были правы. Сила Ночи с ними...
   - Скажи, друг, а... Лорда Тени там нет?
   Страж почти неуловимо изменился в лице и спросил:
   - А он должен быть?
   - Он может там быть,... - опустил глаза Марил.
   - Нет, я не чувствую... И никто не чувствует...
   - Слава Свету, - вздохнул Ат Лав. Клинок писал, что всем в Сэнктиме заправляет второй Лорд Тени, и Марилу было жутковато представлять себе, на что способна армия, которую он ведёт.
   Кажется, для сэнктимовского военачальника было неожиданным то, что войско Алвалена стоит в боевой готовности. Он остановил своих солдат - Марил наблюдал за ним с холма, нервно теребя в руках поводья коня и пытаясь заставить себя казаться спокойным - и спустя несколько минут к рядам алваленских солдат направился всадник в белом развевавшемся шарфе.
   Марил слушал представителя Сэнктима, практически телом ощущая волнение, исходящее как от наёмника, так и от расположившегося рядом с Марилом Жасина Карта. Подвох чувствовали все.
   Сэнктимец говорил о том, что его военачальника, генерала Рэгуса, крайне волнует боевое построение армии Алвалена, и он хочет удостовериться, что это по крайней мере не агрессия в сторону Сэнктима, так как они прибыли для того, чтобы присоединиться к силам Алвалена, чтобы бороться с войском Тени...
   - Я знаю, зачем прибыла ваша армия, - согласился Марил. - Я советую вам вернуться обратно в Орден Хранителей. Таков приказ Клинка Света. Вам должно быть известно, что он управляет всеми битвами этой войны.
   После этих слов переменившийся в лице сэнктимец метнул в Ат Лава нож - и только невероятная реакция Жасина Карта, прервавшего его полёт, спасла Марила. Сэкнтимец спустя несколько секунд оказался повален на землю и связан. Подъехавший Страж с первого взгляда определил, что ум этого человека напрочь смущён Силой Ночи, причём, чтобы спасти его, необходимо потратить много времени... Времени у Марила не было. Видимо, генерал Рэгус, подвластный вместе со своим войском воле Лорда Котли, наблюдал в подзорную трубу за происходящим на холме, и его наёмники бросились в атаку...
   Началась первая битва с Тенью, стремящейся к власти в этом мире. И Марил был вынужден наблюдать за ней, потому что Жасин Карт посоветовал ему быть на том же холме, чтобы любой солдат видел, что королю не безынтересна победа. Лучшим вариантом с точки зрения гвардейца было участие короля в битве, но в то же время каждый понимал, что Марилу Ат Лаву там не место. И поэтому эта мысль Жасина осталась невысказанной.
   Сами гвардейцы сначала не принимали участия в битве. Элита войск Алвалена была сплочена вокруг короля, и только когда опытные и дорого оплачиваемые наёмники Сэнктима стали подбираться близко к холму, на котором стоял Ат Лав, они вступили в бой...
   На холме остались трое - Марил, командир Карт и Ардат Глэдгер. Изгнанный и спасённый от смерти лорд никогда так ярко не ощущал опасности. Не простой, физической... Опасности, масштабы которую нельзя измерить... Сейчас столкнулись две сравнительно небольших армии, а завтра - две огромных Силы, и от того, кто окажется победителем, будет зависеть не его судьба, не судьба их королевства, а судьба всего мира!
   К счастью, среди сэнктимовцев не было тех, кто обладал бы Дарами Ночи, но разум наёмников был спутан Силой, и она придавала им неудержимость и невероятную силу, они продолжали биться насмерть, даже смертельно раненые. Поэтому победить было нелегко - даже Марилу было ясно, что они сумели победить исключительно из-за того, что их было больше...
   Раненый и с трудом удерживаемый гвардейцами генерал Рэгус крикнул Марилу в лицо, что всем им суждено умереть, потому что "те, кто этого хочет" уже готовы сразиться с войском Алвалена и уничтожить его...
   Его увели - по дороге он попытался убежать, и пришлось ещё сильнее ранить его. Сейчас Рэгус был едва жив. Марил поручил узнать у него всё, что касается обороны Сэнктима.
   - Мы что, будем осаждать Орден Хранителей? - изумился кто-то из военачальников Ат Лава.
   - А вы думали, мы будем ждать новой атаки? - задал встречный вопрос Марил.
   Он знал, что каким-то чудом потери были не так уж велики. Благодаря Стражам многих раненых удалось вылечить... А тем же вечером в королевском шатре он всё-таки рассказал всем пятнадцати Светлым о Лорде Котли и о том, что Клинок приказал занять Сэнктим, чтобы потом использовать его для защиты Такеи. Он рассказал, что Астиану стало известно о планах Лорда Котли, управляющего готовящейся атакой на Такею. Так как Сэнктим - единственный ближайший к границе Такеи важный город, то его необходимо использовать как опорный пункт. Марилу пришлось соврать и сказать, что Пресветлый - пленник Лорда Котли, хотя на самом деле Гаранд открыл ему в письме правду о событиях в Ордене. Но в Сэнктиме, как сказал Ат Лав, есть "союзники", которые готовы сдать город, едва будет убит Лорд Котли.
   Лорда Бару, по словам Клинка, не должно было быть в Сэнктиме. Он уехал куда-то, и Марил надеялся, что он не вернётся. Два Лорда Тени - это будет уже слишком... Стражи внимательно выслушали его, особого энтузиазма они не испытали, но и обречённости на их лицах Марил не увидел.
   - А ты сам готов к встрече с Ночью, король Ат Лав? - спросил один из них.
   - Я встречался с Ночью, - помолчав, ответил Марил. Он вспомнил призрак Хозяина Ночи, и тут же - Бару. - Я был пленником Лорда Бару... Не думайте, что я не понимаю, что такое Сила Ночи.
   - Мы должны взять Сэнктим любой ценой, - отозвался другой Страж. - Если Такее грозит опасность, а такейцы не знают об этом, мы должны отправить туда кого-нибудь с предупреждением...
   - Нужно отыскать Лорда Котли первым делом, - сказал ещё один. - Если не убить его сразу, он может своими Дарами уничтожить большую часть осаждающей армии.
   - Проникнуть в Сэнктим? - задумался третий, молодой, с чуть свёрнутым набок носом, как будто он с кем-то подрался давным-давно. - А почему бы нет! В любой город можно проникнуть.
   - Только не в Орден Хранителей. Они заботились о своей безопасности всегда больше, чем кто-либо!
   - Не может быть, чтобы это было невозможно, - глаза молодого Стража азартно засветились. - Мне кажется, что для этого можно будет и воспользоваться Дарами...
   - Рик! - воскликнул ещё кто-то.
   - Но разве это не для борьбы с Силой Ночи? - Рик развёл руками. - Мне кажется, что мы всё равно почувствуем этого Лорда Котли. Не спрячется он от нас!
   - Только если свет упадёт на него, - вздохнул первый, намного более серьёзный Страж. - Он не глуп...
   - Он вряд ли считает нас за реальных противников, - возразил ещё один Страж. - А мы должны ими стать... И это будет непросто, вы согласитесь со мной.
   - Но дать ему напасть на Такею мы не можем, - сурово произнёс старший из Стражей. - Король Ат Лав, в состоянии ли твоя армия взять Сэнктим?
   - Я уверен, что мы сможем осадить город, но Орден может стоять долго, если люди там, которые не служат Ночи, не сумеют помочь\, - Марил всякий раз волновался, когда разговаривал со Светлыми. Он будто бы чувствовал себя виноватым за то, что когда-то был слугой Зэрандера.
   - Уповать только на них тоже нельзя! - воскликнул Рик.
   - Как только раненые будут в состоянии, снимаемся и движемся в сторону Сэнктима. Медлить смерти подобно, - решил ещё один Страж. - Король Ат Лав, но солдаты не должны знать, что их могут ждать Дары Ночи.
   - Безусловно, - вздохнул Марил. - Я понимаю...
   В этот момент край шатра приподнялся, и свет факелов упал на лицо Ардата Глэдгера.
   - Простите, ваше величество... Вам какое-то срочное послание...
   - Откуда? - спросил Марил, вскакивая на ноги.
   Первая мысль была - какие-то вести от Клинка Света. Но что он мог написать? Он был занят, он беседовал сейчас с правителями Свободного Драттерена. Драттерен, государство, в котором испокон веков не было никакого порядка и никакой армии, даже границы которого не были установлены, тем не менее, всегда было силой. Настоящей силой, способной многое изменить. Единственное что, драттеренцев было мало собрать вместе, надо было уговорить их объединить усилия и сражаться. Тогда они становились почти равны по силам коннице Эмералдмора - однажды княжество пыталось захватить территории Драттерена и обломало когти. Клинок понимал, что вряд ли драттеренцы окажутся в армии Тени, но рассчитывал привлечь их на свою сторону. В конце концов, у Драттенера есть опыт войны с Эмералдмором!
   - Из Чёрного Марева, - с оттенком удивления в голосе произнёс Глэдгер.
   Марил не знал, что такое Чёрное Марево, но признаваться в этом было стыдно. Поэтому он просто покраснел и быстро взял письмо из рук Ардата, чтобы скрыть смущение.
   Ат Лав развернул письмо и вдруг вздрогнул так, словно его укусила ядовитая змея. Он переменился в лице и побледнел сильнее, чем когда читал послание Гаранда Астиана.
   - Камень Света,... - прошептал он.
   - Что-то важное? - спросил Страж по имени Рик.
   - Э,... - Марил сморщил брови. - Нет... Всё в порядке... Это личное... Это... Всё хорошо, - он видел, что ему не верят. К тому же, эти Стражи что-то такое знали о Чёрном Мареве, чего никто не знал. И ему от этого было ещё больше не по себе.
   - Тогда мы не будем мешать тебе, король Ат Лав. Нас ждут очень сложные дни.
   - Спасибо вам, - выдавил Марил, детским движением пряча письмо за спину. Стражи вышли.
   О, Свет! Наймира в плену у кого-то из слуг Хозяина!.. Но от него требуют невозможного. Как он может повернуть армию? Ему не только не разрешат это сделать... Он сам не может себе такого позволить!..
   - Кто принёс это письмо? - спросил Марил надорванным голосом. - Где он?
   - Он умер сразу после того, как отдал его.
   - Он был ранен?
   - Нет. Просто вдруг упал и умер, ваше величество, - лорд Глэдгер обернулся по сторонам и тихо сказал. - Я уверен, это Дар Ночи. Король Чёрного Марева балуется Силой Ночи, это всем известно.
   - Балуется? - простонал Марил. - Вот наш с Тэмом маскарад был баловством! А это! - он сел, уронив голову на руки. - Простите, лорд...
   - Вы всегда извиняетесь, но ничего при этом не делаете, за что можно извиниться, - заметил Ардат. - Вам пришли плохие вести?
   Марил молча кивнул. Да. Плохие вести. Очень плохие.
   - Моя сестра, - прошептал он, не замечая, как побелел Глэдгер при воспоминании о Наймире Ат Лав. - С ней... не всё хорошо. Поэтому я так разволновался.
   - Что с принцессой? - вопрос получился едва ли не резким, но Ардат не одёрнул себя.
   - Я не уверен, что могу всё рассказать вам, лорд Глэдгер, - Марил не смотрел в его сторону. - Это слишком запутано и сложно... Не думайте, что я не доверяю вам... Но пока... Пока я не знаю, имею ли я право говорить. Моя сестра действительно в опасности. Но что сделать с этим, я пока не представляю.
   - Как это связано с Чёрным Маревом? - Глэдгер заметил, что почти кричит на короля, и с трудом справился с собой. Но Ат Лав не обратил на это внимания. - Ваше величество, если ваша сестра в опасности...
   - То мы ничего не можем пока сделать! - сорвался Марил. - От меня требуют, чтобы я отозвал войска! Я не могу это сделать! - он швырнул письмо в сторону. - Уйдите, ради Света, лорд Глэдгер, - рука Ат Лава взметнулась в сторону двери. - Ради Света!
   Ардат тут же ушёл, не ожидая ни пока Марил попытается извиниться, ни пока он решит повторить просьбу. Кто прислал это письмо? Что сейчас с принцессой Ат Лав? Зачем Чёрному Мареву требовать возвращения армии Алвалена обратно?
   На все эти вопросы благодаря шутнице-судьбе знал ответы только один-единственный человек, паренёк моложе лорда Глэдгера, но зато носящий корону. Но раз этому пареньку он поклялся в верности, то Ат Лав с его стороны будет чувствовать только поддержку, а не недоверие.

15

Встреча Великих Князей

______

   - Ваш брат непослушен, принцесса...
   - Следовало ожидать, - Наймира заставила себя улыбнуться. - Вы ждали, что он бросится назад, поверив вам?
   Они сидели в том же кабинете, в котором он принял её первый раз, и, судя по тому, что письмо было написано совсем недавно, Тамериан Чёрный узнал последние новости, прибегнув к своей Тёмной покровительнице. Наймира чувствовала какое-то озлобленное удовлетворение, и только где-то на задворках сознания таился страх за себя и Элинина.
   - Я ожидал, что корона на голове способствует умению трезво оценивать факты, - Тамериан сложил руки на груди. - Что ж, придётся дать ему ещё одно предупреждение. Увы, вам придётся написать ещё одно письмо.
   - Клинок Света управляет этой войной! - воскликнула Наймира. - Не мой брат, а Гаранд Астиан! И армией Алвалена тоже!
   - Тогда ваша судьба будет на совести Клинка, - равнодушно заметил Тамериан. - Вы очаровательны, когда злитесь, принцесса Ат Лав, - добавил он, помолчав. - Видит Ночь, мне не хочется быть жестоким по отношению к вам или вашему жениху... Однако выполнить приказ Хозяина Ночи мне важнее, ваше высочество... Поэтому если второго предупреждения король Ат Лав не поймёт, мне придётся угрозу превратить в действие...
   - Можете угрожать, сколько вам угодно, - Наймира сдержала вздох. Ну уж нет, она сбежит отсюда раньше!..
   - Ваша судьба зависит только от решения вашего брата, а никак не от вас, поэтому я действительно могу сколько угодно угрожать, - остался спокоен Тамериан Чёрный. - Но если король Ат Лав не остановит наступление на Сэкнтим...
   Ат Лав с трудом сдержала изумление. Наступление на Сэнктим? С какой стати вдруг атаковать Орден Хранителей? Не происки ли это Ночи?..
   Но Тамериан, кажется, не шутил. То есть, его глаза как всегда, смеялись, но без издёвки. Король Марева пододвинул к ней чернильницу:
   - Не будем тянуть.
   - Это бессмысленно, предупреждаю вас! - Наймира демонстративно сложила руки на коленях.
   - Но вы же не хотите, чтобы всё то, что вы писали, вдруг стало подкреплено реальностью? - скривил он губы. Практически впервые за последнее время Наймира видела его настолько недовольным. Кажется, его терпение было на грани. - Или вы думаете, что я могу терпеть это бесконечно?
   - Вы пожалеете об этом, - Ат Лав дёрнула на себя бумагу. - Свет, я это так в покое не оставлю!
   - Будем серьёзны, принцесса, - Тамериан взмахнул рукой, и свечи вдруг погасли. В темноте над столом висел шар, светящийся холодным белым светом. - Здесь вы - пленница, и не просто пленница, а пленница Силы Ночи... Пишите, что я говорю, если не хотите оказаться в моём плену совсем одной...
   "Дешёвые фокусы, - подумала Ат Лав, скрывая дрожь рук. Во тьме белое сияние подчёркивало черты лица Тамериана и делала их ещё более жуткими и неестественными. - Наймира, ты что, с ума сошла? Ты что, боишься его?"
   Остаться в плену совсем одной... Что мешает ему убить Элинина? Или её гвардейцев?
   О, зачем она приняла приглашение? Ведь не хотела! Чувствовала, что не надо сюда ехать... Что здесь ждёт какой-то подвох... Почему она не отказала Леру? Не заставила посланника Тамериана Чёрного вернуться обратно в своё Марево ни с чем?

______

   - Твоя сестра отправляется домой, - произнёс Лорд Четтер, возникая из ниоткуда в центре комнаты. - Можешь удостовериться в этом, если хочешь. Леди Каитлин соберёт её в дорогу, а мой Воин доставит обратно.
   Сати не отреагировал на эти слова. Вчера он дал клятву Силе Ночи - так, как полагается по традиции. И до сих пор он ещё не свыкся с жутким ощущением темноты и пустоты внутри себя и вокруг. Он понимал, что совершает страшную ошибку, но всё, что он мог - это мысленно просить прощения перед всеми теми, кто так верил в его стойкость.
   Хозяин смеялся... Этот смех до сих пор звучал в ушах Сати. Пути назад нет, куда бы он сейчас ни попытался бежать - он потерян для Света, навсегда... Ради этого ли он проходил ритуал Изгнания? Пытался выжить? Столько страдал?
   Мысли, смущённые, сбитые, невнятные... Если бы кто-то сейчас увидел его, он не узнал бы в нём прежнего Сати. С посиневшей кожей, впавшими глазами, безвольный, безразличный...
   - Я могу дать вам встретиться на прощание, - с снисходительным оттенком голоса предложил Четтер.
   - Она меня возненавидит, - сипло выдавил Сати. - Я не хочу видеть её... Я только хочу, чтобы с ней всё было хорошо.
   - Что ж, я передам, что ты беспокоишься за неё, - Четтер вспомнил маленькую, но такую решительную девочку и подумал, что бывают люди, характер которых в детстве формируется таким, каким не может сформироваться в старшем возрасте. Она будто бы ничего не боится - но это не детская вера в сказку. Маленький воин, которому не дают свободы бороться.
   Сати вновь остался один. Его никогда раньше так не тянуло молиться - но сейчас при любом воспоминании о Свете сердце сжимала невидимая рука в стальной перчатке. Кровь застывала в венах.
   - Простите меня, - выдавил он в пустоту в который раз за последние дни, словно от количества его извинений зависит судьба мира. - Простите меня...
   Да, ему было страшно... Уже не за будущее мира - за своё будущее...

______

   Они прибыли в Лаенкор поздней ночью, Тэрмис уже почти засыпал, едва держась в седле. Воин подтолкнул его в плечо, напоминая, что не плохо было бы как-то объяснить страже столицы Эмералдмора, кто они такие и зачем здесь. Хранитель долго путался в словах, но его выручило то, что посланный вперёд гонец из Раука уже предупредил о скором приезде в Лаенкор Светлого.
   Тэм надеялся, что из-за позднего времени их сразу отведут в гостиницу или в любое другое место, где можно будет наконец-то поспать, но его надежды не оправдались. Оказалось, Верховный Князь ждал их с особым нетерпением, и приказал привести сразу, как только они прибудут.
   Зэрандер нашептал Тэрмису всё, что тот должен был говорить, но Хранитель боялся, что не справится. Уж сколько наверняка Шерлек Рсаи Комелек повидал лгунов! Тем более, Тэрмис никогда не умел красиво врать так, чтобы ему верили. Даже обман алваленских стражников долго терзал его совесть...
   Бьющая в глаза роскошь ещё сильнее выбила Тэма из колеи. Он слышал о необычном образе жизни Великих Князей Эмералдмора, но никогда не думал, что всё может быть настолько контрастно. Внешне дворец Комелека не казался особенно богатым - строгие прямые без украшений стены, стяги Эмералдмора на канонических невысоких башнях с полукруглыми окошками... Внутри всё сияло от драгоценных металлов и камней, ноги Тэма, в сбитых после множества приключений сапогах, мгновенно утонули в ворсистом ковре, которым был устлан пол от самых дверей. Оказалось, это было практически одно огромное помещение, с несколькими колоннами в хаотическом порядке. Судя по всему, Верховного Князя не заботила проблема покоев и комнат - да уж, ясно, почему многие короли считают эмералдморцев варварами...
   Лорд взял на себя роль молчаливого охранника, и будто бы потерял всякий интерес, оставив Тэрмиса наедине со своими опасениями.
   Здесь не было светло, зато свежо. Верховный Князь сидел во главе стола справа от входа - видимо, эта часть помещения была то ли трапезной, то ли приёмной - и разглядывал вошедших. Тэму приходилось раньше видеть эмералдморцев - и он не мог сказать, что Шерлек Рсаи сильно отличался от других мужчин своего народа. Даже в его одежде не было ничего особенного, выделявшего бы в нём князя. Он сидел, откинувшись на спинку кресла, опираясь рукой на колено. Тэм поклонился Комелеку, с некоторым удивлением отмечая, что никакой охраны и слуг он здесь не видит... Должно быть, правдивы слухи, что Великие Князья Эмералдмора не любят постоянно обилие людей вокруг себя...
   - Проходи и садись, Хранитель, - он радушным, но не слишком широким жестом указал на скамью. На Воина он не обратил внимания - хотя Зэрандер не остался в стороне, а прошёл следом за Тэрмисом вглубь. Это заставило Шерлека Рсаи внимательно приглядеться к Лорду Тени. - В моём дворце твоему подопечному ничего не грозит, - предупредил он недовольно. Голос у Комелека был грубый, манера разговора - резкая. Тем не менее, не может быть, чтобы ему не рассказали, что этот самый человек назвался Лордом.
   - Думаю, что это не так, - ответил Зэрандер, щуря глаза. - Верховный Князь, Хранитель расскажет тебе всё.
   Комелек остался недоволен наглостью Воина, но не стал спорить - правда, забывать эти слова Шерлек Рсаи не собирался. Он был не менее вспыльчив и злопамятен, чем любой из эмералдморцев.
   - Хочешь вина, Хранитель Света? - Верховный Князь хлопнул в ладони, и мгновенно вокруг поднялась суета. Тэрмис не успел ни отказаться, ни попросить о спокойствии хотя бы на эту ночь - нет, Комелеку не терпелось сегодня же узнать, зачем Клинок Света отправил к нему такого странного гостя. Перед Тэмом оказался тяжёлый кубок, который ему теперь придётся выпить до конца - а не то вдруг Верховный Князь сочтёт отказ за недоверие или оскорбление? - Итак, что-то важное хотел передать мне Гаранд Астиан?
   - Да, очень важное, - Тэрмису невероятно хотелось обернуться на Зэрандера, но последние события говорили, что поддержки от него не дождаться. - Клинок слышал о событиях в Шавалине и в связи с этим хочет обратиться к вам...
   - Он немного опоздал, - хмыкнул Шерлек Рсаи. - Шавалин уже попросил у нас помощи. Для этого сюда уже завтра соберутся все Великие Князья...
   - Да, я знаю, что Шавалин обратился к вам за помощью, - кивнул Тэм. Веки словно налились свинцом - ему хотелось только наконец-то коснуться головой подушки. - Но Клинок не об этом хотел сказать вам. О войне против Тени.
   - Хм! Я сказал ему, что моя армия готова встать на борьбу за Свет. Это даже не обсуждалось среди Великих Князей!
   Тэрмис не мог сказать, что Шерлек Рсаи совсем неприятен. В основном - только его разговор смущал Тэма, а так, он выглядел вполне располагающе к себе, и даже несколько шрамов на лице, собравших кожу в тонкие паутинки, и сошедшиеся на переносице брови не отталкивали собеседника. Было заметно, что он привык к свободной, роскошной, но однообразной жизни. И к тому, что врагами являются все, кто смотрят не так, как ему нравится и говорят не то, что он хочет...
   - Дело в том, что армией мараданцев как раз управляет один из возрождённых Лордов Тени, - со всей серьёзностью, на какую был способен, произнёс Тэрмис. - Клинок писал вам о том, что Хозяин оживил своих прежних слуг?
   - Нет, речь шла только о слугах Ночи, - нахмурился ещё сильнее Комелек.
   - Клинок не доверяет эту информацию кому попало. Поэтому мне и пришлось отправиться сюда, чтобы лично передать вам её... Вести тревожные, а Клинок Света хотел бы, чтобы вы всё-таки забыли о прежних распрях и помогли Шавалину - хотя бы потому, что мараданцев ведёт Лорд Тени.
   - Мне придётся объявить об этом на встрече, - задумчиво произнёс Шерлек Рсаи. - Иначе эта проблема будет решаться дольше.
   - Гаранд Астиан просил передать, что вы можете распорядиться этой информацией так, как вам угодно...
   Комелек о чём-то задумался, поглаживая усы и разглядывая Зэрандера.
   - Ты будешь присутствовать на завтрашней встрече, Хранитель Света, и сам всё им расскажешь.
   - Я очень устал, Верховный Князь, - слабым голосом проговорил Тэм. - Можно мне и моему спутнику отдохнуть? Я обещаю, что завтра на встрече непременно передам всем Князьям слова Клинка Света...
   - Да, конечно, - с оттенком презрения к легко устающему юноше ответил Шерлек Рсаи. Он признавал только сильных людей - не только сильных духом, но и выносливых. А выносливости у юного Хранителя Света будто бы и не было. Тем не менее, он был, может быть, единственным Светлым не Стражем в этом мире. - Проводите моих гостей в их палаты! - велел он куда-то в сторону. Тэм вздохнул облегчённо - продолжение разговора откладывается... - Завтра будь готов, Хранитель. Твои вести тревожны, если Лорды Тени бродят рядом с Эмералдмором - нельзя тянуть с решением этого вопроса.
   "А если они стоят перед тобой? - Зэрандер не сдержал весьма неоднозначной ухмылки. - Посмотрим на твою решимость..."

______

   Хранитель не скрывал, что волнуется. Он заснул сразу, как голова коснулась подушки, но проснулся рано и долго лежал, слушая тишину. Он чувствовал Силу Ночи совсем близко, совсем рядом... Опять - не Зэрандер!
   "Кто-то из Князей, - думал он. - Воин говорил... Кто-то их них... Свет со мной! - Тэм сел в постели, стряхивая с себя остатки сна. - Мы должны разбудить эту охоту!.."
   - Эмералдморцы не зауважают тебя, если ты будешь трястись от страха, Хранитель, - хмыкнул за спиной Зэрандер. Тэрмис обернулся и невольно удивился. Зэрандер всю эту ночь действительно спал... Не лежал, чутко слушая тишину, готовый призвать Дар в любой момент, охраняющий покой свой и Хранителя... Сейчас Лорд застёгивал рубашку, точно так же сидя в постели, как и Тэм. Его лицо хранило следы глубокого сна.
   - Я не хочу от них уважения...
   - А кто тебе сказал, что они будут слушать человека, которого не уважают?
   - Я - Хранитель Света!
   - Ты, видимо, мало имел дел с эмералдморцами. Что ж, посмотрим, как ты будешь разговаривать с ними...
   - Один из них - слуга Хозяина, верно? - озадаченно спросил Тэм.
   Лорд поднялся, набрасывая на плечи плащ. Вероятно, он рассчитывал представать перед Великими Князьями исключительно в безукоризненном виде. Тэрмис чувствовал, что Зэрандер не упустит шанса померяться силами с кем-нибудь из эмералдморцев.
   - Ты увидишь, Хранитель, - он собрался выходить.
   - Подожди меня, Воин! - встревожился Тэрмис, торопливо одеваясь. Зэрандер определённо не собирался этого делать - он был уже у дверей.
   - Со мной хотел поговорить Верховный Князь. Ну а тебе лучше ходить в Эмералдморе без охраны, Хранитель. Здесь это не принято.
   - Зэрандер! - бессильно крикнул ему вслед Тэм. Белый плащ Лорда Тени мелькнул в дверях, и Хранитель остался один. - Охота, - вздохнул он себе под нос. - Свет, охота на меня!
   "И Воин всё делает, чтобы я казался охотникам беззащитной жертвой", - Тэрмис поёжился.

______

   Под тяжёлыми и скептическими взглядами Великих Князей Тэм чувствовал себя сжавшимся маленьким комочком. Его изучали пристально и придирчиво... Ему не хватало Зэрандера рядом - за весь день Тэрмис видел его всего два раза. Один раз - с утра, второй - выходящим из дворца Верховного Князя. Тогда, во второй раз, Зэрандер даже не обратил на Тэма внимания.
   На встрече Князей Воина тоже не было. Тэм не знал, о чём это Комелек разговаривал с Лордом Тени, да и не было возможности это узнать. На территории Лаенкора Тэму не удалось даже перекинуться парой слов хоть с кем-нибудь... В Эмералдморе даже у молодых людей были тяжёлые нравы... Тэм пробродил по улицам часа два, потом вернулся ко дворцу Верховного Князя и оказался в компании нескольких молодых девушек, сидевших в парке. Спустя несколько минут болтовни с ними, он понял, что они - жёны Верховного Князя... А ещё, что с ними вообще-то не приличествует так вот просто разговаривать...
   Правда, смущаться Тэрмису долго не пришлось. Появился мужчина в доспехах эмералдморской армии и заявил, что встреча Великих Князей уже началась, и что Шерлек Рсаи Комелек приглашает Хранителя прояснить подробности нашествия мараданцев на Шавалин... Женщины неохотно отпустили Тэма из своей компании - видимо, хотели заболтать его до смерти. По крайней мере, у Тэрмиса было точно такое ощущение - а может, им просто было очень скучно быть жёнами Верховного Князя, и хотелось самого обыкновенного общения...
   И вот, Тэрмис оказался введён в тот же самый зал, что и вчера ночью, но на этот раз - полный людей... Насколько Тэм мог понять, все они были Великими Князьями, потому что кого попало на встречи не допускали. И каждый из них внимательно разглядывал Хранителя, не производившего совершенно никакого впечатления...
   Тэм чувствовал здесь Силу Ночи. Но он был сам слишком растерян, чтобы понять, от кого именно она исходит... А разглядывать в ответ самих Князей он смущался, боясь, что его сочтут излишне наглым.
   - Расскажи мне то, что сказал вчера, Хранитель, - без прелюдий велел Верховный Князь. - Хочу, чтобы все сейчас услышали причину того, что я настаиваю на помощи Шавалину.
   Тэрмис втянул в лёгкие воздух, но запнулся и не сумел ничего сказать... В глазах ближайшего из Великих Князей мелькнула снисходительная усмешка.
   "А кто тебе сказал, что они будут слушать человека, которого не уважают?" - вспомнил Тэм слова Зэрандера. Свет, а ведь он был прав! Они могут только посмеяться над ним - он для них слишком слаб и мягок...
   - Мараданцами управляет Лорд Нейцер, - Тэм с усилием выдавил первые слова. - Лорд Тени.
   - Тень?! - возмутился кто-то. - С дикарями?
   - Ну и что, - громогласно заявил другой Князь. - Пускай этот Лорд разнесёт Шавалин по камешкам...
   Поднялся шум. Каждый Великий Князь считал своим долгом высказаться громче всех - только некоторые продолжали спокойно сидеть, кто на скамьях, кто прямо на ковре... Особенных правил приличия и этикета у эмералдморцев не было, так что с первого взгляда нельзя было сказать, что здесь происходит встреча, на которой решаются важные вопросы...
   - Тише! - рявкнул Верховный Князь так, что Тэм едва не подпрыгнул на одном месте. Комелек ударил кулаком по столу. - Ночь - наш общий враг! Кроме того, Клинок Света просит нас победить не просто армию варваров, а такую армию, которую ведёт Лорд Тени! Я не думаю, что такую битву можно назвать позорной!
   - Даже если это - защита Шавалина? - один из Великих Князей выразительно ударил кулаком по ладони. - По-моему, можно подождать, пока его порядочно потреплют...
   - Простите, но разве его уже не порядочно потрепали? - осмелился встрять Тэм. - Разве Шавалин обратился к вам за помощью, потому что ему лень сражаться? Или потому, что они почти уничтожены?
   - Ты, мальчик, не встревай, - разнёсся под сводами зала новый голос. Тэрмис глазами отыскал среди Великих Князей сказавшего это - не отличавшегося от других мужчину, в шубе из рыжего меха, жестоким взглядом напомнившего Хранителю о Зэрандере... Он как-то странно усмехнулся, и что-то блеснуло - золотое кольцо, вставленное в правую ноздрю. Великий Князь сложил руки на груди и обратился к Шерлеку Рсаи, не сводя глаз с Тэрмиса. - Шавалин не заслужил того, чтобы мы спасали его от мараданцев. Но долг любой страны бороться против армии Ночи сейчас, - он поджал губы. - Верховный Князь, можно поставить перед Шавалином определённые условия...
   - Как вы можете ставить условия? - возмутился Тэм. - Мараданцы - часть армии Тени!
   - Ты не можешь ни о чём судить, мальчик, - осадил его эмералдморец.
   - Я - не мальчик! - воскликнул Тэм. - Я - Хранитель Света! И я здесь отнюдь не затем, чтобы помирить вас с Шавалином! Я, как и все, хочу, чтобы армия Тени не прошла хотя бы дальше Залесья!
   - Тише, Хранитель, - Комелек поднялся, тяжело опираясь на стол обеими руками. Тэм почему-то вдруг подумал, что он, должно быть, совсем даже не так молод, каким кажется... - Не оскорбляй больше моего гостя, Предводитель конницы. Свет выбирает таких, как он.
   - Я не думал оскорблять тебя, Хранитель, - ухмыльнулся Предводитель конницы, и сердце Тэма тревожно вздрогнуло. - Конница стоит рядом с Аанторо Мельбе. Я готов повести её на мараданцев. Но мы не можем помогать Шавалину просто так, Верховный Князь...
   Тэрмис перевёл взгляд на Шерлека Рсаи. Ну же, не соглашайтесь с ним! Неужели, не ясно, что любая переписка с королём Шавалина - возможность Лорду Тени вести свою армию всё дальше и дальше...
   - Да, безусловно, - Верховный Князь задумчиво покачал головой. - Но условия надо обсудить...
   - Неужели, вы не понимаете, что обсуждать нет времени!? - отчаялся Тэм. Взгляд Тэрмиса метался с одного чужого и беспристрастного лица к другому.
   Комелек, сердито нахмурившись, посмотрел в его сторону и произнёс твёрдо:
   - Ты разбираешься в делах Света, но не в жизни, Хранитель. Здесь мы решим, что делать с Шавалином и армией Тени.
   Хранитель вздохнул, отводя взгляд... Не станут слушать... Конечно же... Он никому и ничего не доказал... Он мальчик, который не умеет держать в руках оружие...
   - Да будет с вами Свет, когда вы будете принимать это решение, - Тэм заставил себя выйти с поднятой головой, хоть и был бледен, как полотно. Великие Князья наплевали на Свет и на нужды мира... И даже Верховный Князь не понимает, насколько важно сейчас забыть о прежних распрях...
   "А чего ты ждал? - спросил Тэм у самого себя. - Что Князья решат помочь Шавалину? Такого никогда не случится..."
   Он, кажется, пытается отыскать Свет и понимание в душах людей, не признающих никого, кроме себя и себе подобных... Кроме воинов... Вот Зэрандера они послушали бы. А Хранитель Света? Кто он для них?
   А ещё, кто-то из них - слуга Ночи...

______

   Таисмар Маттака узнал Хранителя, ещё случайно заметив его на улице Лаенкора. Хранитель был занят своими мыслями, и внимания к себе не заметил... Олема слышал уже, что к Верховному Князю прибыли посланцы от Гаранда Астиана, и только поэтому заставил себя повременить с его пленением. Хранитель выглядел ещё моложе и слабее, чем тогда, в огне. Кроме того, он часто кашлял содрогаясь всем телом, а смотрел робко, виновато... Олема оказался разочарован. Да уж, Свет нашёл, кого выбирать к себе в союзники... В этот момент Таисмар думал о себе и собственном превосходстве над всеми Светлыми. Ну и пусть, что у него нет Даров, как у Стражей. Пусть хоть один из них посмеет напасть на него... Он сильно пожалеет, что не бросился прочь или не сдался сразу!
   Таисмара не удивила весть, что Лорд Нейцер ведёт мараданцев. К тому же, Верховный Князь настаивал на помощи Шавалину... Всё шло замечательно, и Предводителю конницы не было трудно управлять решениями Князей. В конце концов, было решено, что если Шавалин отдаст часть земель и откажется от претензий к Эмералдмору, войско княжества сотрёт с лица земли пустынных варваров. Ну а Лорд Нейцер... Олема ждал, что он может и прибыть сюда, в Эмералдмор. По крайней мере, Хозяин вряд ли оставит своего Лорда во главе армии, которая уже обречена. Главное - Шавалин разбит и готов к тому, чтобы быть подмятым под себя великим княжеством.
   Предводитель конницы вышел из дворца Верховного Князя одним из последних. Он получил наказ немедленно отправляться на границу и двигаться конницей в сторону мараданских отрядов. Верховный Князь решил, что начать действовать можно, не дожидаясь ответа Шавалина - ясно, что скажет Тау'ган'ар Маари. Он будет рад любой, любой помощи...
   Олема размышлял, что же делать с Хранителем. Он сам пришёл к нему в руки, этот Светлый, но сейчас без подозрений схватить его нельзя - он гость Комелека. Таисмару Маттаке не хотелось споров с Верховным Князем... А ведь Светлый может и уехать.
   К тому же, где-то рядом Лорд Зэрандер, с которым Маттака так и не закончил борьбу в Алвалене... Ладони Таисмара Маттаки зудели при мысли о предстоящей битве. Этому Зэрандеру никуда не уйти от него - лучшего воина Эмералдмора! Никакие Дары Ночи не помогут - в Олеме не утихала жажда крови. Отыскать и убить!
   Как Хозяин тогда будет доволен им... Смерть Зэрандера - это то, чего он ждёт... Но чего пока никому не удалось сделать.
   Что омрачало мысли Таисмара Маттаки - Верховный Князь изъявил желание отправиться вместе с конницей в земли Шавалина, а значит, если пригласить с собой Светлого и Лорда Тени, не получится просто так вызвать на бой последнего и схватить второго. Шерлека Рсаи легко обвести вокруг пальца в словесной игре, но такие откровенные обманы он раскроет, несомненно. Олема видел, как мгновенно усложняется его задача, учитывая присутствие Комелека, правда, это Предводителя конницы не огорчало. Напротив, всему этому предприятию придавался вкус настоящей любопытной игры. В худшем случае - ему придётся драться с Комелеком. А если он победит - скорее всего, момент получения титула Верховного Князя будет приближен с невероятной скоростью.
   Зэрандер и Тэрмис, вернее, Лорд и Хранитель Света - как они представились - получили приглашение отправиться в лагерь конницы Эмералдмора. Обращался Верховый Князь - Таисмар, безусловно, намекнул на это Шерлеку Рсаи, а не отправил письмо от своего имени - именно к Хранителю, причём, со словами, что в войне против Ночи Свет будет необходим, а Стражей в Эмералдморе совсем не так много. Что же касается Зэрандера, то он не собирался сражаться - он сказал это и Верховному Князю, и Тэрмису. Да, в нём разглядели опытного воителя и вполне близкого по характеру к эмералдморцам человека, однако он ответил Комелеку, что его роль заключается в охране жизни Светлого Хранителя, а значит, он вступит в битву, только если опасность будет грозить Тэрмису...
   Тэму не хотелось никуда ехать и участвовать в каких-либо битвах, но пожелай он остаться сейчас в Лаенкоре, эмералдморцы, упаси Свет, посчитали бы его трусом, и он упал бы в их глазах ещё ниже. В конце концов, предложение сражаться на стороне княжества получал не каждый - жители Эмералдмора всё-таки были великие гордецы. К тому же, Воин сказал ему, чтобы он принял приглашение. Объяснять что-либо Зэрандер не торопился - Тэм вспомнил об охоте. Ну, конечно же. Крутиться среди Князей, на виду...
   Пришлось возвращаться к границе с Аанторо Мельбе.

______

   Не нужно было быть великим пророком, чтобы понять - Зэрандер не устраивал Предводителя конницы, а Предводитель конницы раздражал Лорда Тени. Тэму было не по себе даже смотреть на то, как они переглядывались весь путь до форта Раук. Там они в первый раз остановились за несколько дней пути.
   Ни одного разговора между ними не произошло, но напряжение чувствовалось и так. Тэрмис уже в самом начале путешествия понял, что Таисмар Маттака - тот, о ком говорил Зэрандер, и с большим трудом сдерживал желание попросить Зэрандера всё-таки убраться из Эмералдмора. Им нужен был двойник Камня Света. Им нужна была охота. Надо было пожертвовать своим спокойствием.
   Хранитель не мог не заметить, что согласие отправиться в Шавалин всё-таки подняло его в глазах Верховного Князя. По крайней мере, в разговоре внимание к нему было достаточно высоким.
   Шерлек Рсаи Комелек решительно не обращал внимания на отношения между Лордом и Великим Князем - зато Тэрмису никак не удавалось избежать его внимания. Будто бы Комелек чуял подвох в этом "посланнике Клинка Света", и тщательно пытался его раскрыть.
   Тэрмис не боялся, что Зэрандер начнёт схватку с Таисмаром Маттакой первым, зато всерьёз опасался, что это сделает Предводитель конницы. Этот Князь знал прекрасно, что Зэрандер - Лорд Тени, более того, ему действительно не терпелось схватиться за оружие. Тэм не знал, терпит ли он из-за Комелека или просто ждёт удобного момента... На ночлег выносливые эмералдморцы не останавливались, и хотя это изматывало Тэма, он был рад, что привалов, тихих и тёмных, нет. Иначе сердце давно бы уже разорвалось от волнения.
   После форта Раук всего несколько часов они добирались до конницы Эмералдмора... Это было воистину поразительное зрелище - бескрайнее море огней, палаток, людей... Армия, которую, пожалуй, невозможно сокрушить...
   "А командует этой армией слуга Ночи, - с невольной дрожью подумал Тэм. - Надо при первой возможности отправить письмо Клинку... Где же он? Придётся в Цитадель... Пока оттуда сообщат... Свет, но он должен знать!"
   Маттака словно чувствовал его мысли. Он следил пристально за каждым движением, каждым вздохом Светлого, наслаждаясь ощущением того, что Хранитель всё чувствует, но ничего не может поделать... Да, Олема понимал, что Тэрмису не составило труда раскрыть, что он служит Ночи, и даже удивлялся, что Хранитель упорно следует с ними.
   "Может быть, он считает, что я могу раскаяться? - с усмешкой подумал Маттака. - Хранитель и должен быть наивен... Что ж, Хранитель, ты сам идёшь туда, откуда должен бежать..."

______

   - Сюда двигается конница Эмералдмора, принцесса Мае'ар! - дверь в кабинет её брата распахнулась, и военачальник Аанторо Мельбе поклонился, не сходя с порога. - Они не останавливаются, и уже скоро будет рядом с городом!
   - Как? Что? - Мае'ар вскочила с кресла, бросаясь к окну, но взгляд её видел только крыши домов и зубцы крепостных стен. - Зачем?
   - Они не отправили к нам ни одного гонца. Боюсь, это может быть атака на Мельбе! - военачальник выжидающе посмотрел на принцессу. Она совсем недавно объявила себя правительницей этой области, вопреки традиции мужской руки у власти, и пока сами жители Мельбе не решили, насколько это приемлемо или неприемлемо. Всем без исключения хотелось понять, справится или нет она с этой ношей. Правда, сейчас было не до эксперимента - если армия под предводительством Таисмара Маттаки всё-таки идёт на Аанторо Мельбе, возможно, от города камня на камне не останется.
   - Каковы наши силы? - спросила она, опуская плечи.
   - Принцесса, наши силы ничтожны, - честно ответил военачальник. - Но есть надежда, что они пройдут мимо. Известно, что король просил о поддержке... Быть может...
   - О поддержке? - воскликнула Мае'ар. - О помощи! И не просил, а молил! Я чувствую, как были довольны эти Князья! - она сжала руки в кулаки. - Король не к тем обратился за помощью! - принцесса отошла от окна. - Объявляйте сбор, конницу нельзя пропускать на земли Шавалина!
   - Мы не сможем их удержать...
   - Король Тау'ган'ар совершил ошибку, приглашая их в нашу страну, - возразила принцесса. - Вы хотите позволить эмералдморцам топтать нашу землю и требовать поклонов взамен за помощь?
   - Но король...
   - Король ошибся! - заявила Мае'ар, вскидывая голову. - Если вас смущает, что именно я заявляю о своём протесте...
   - Нет, не смущает, принцесса... Простите - я немедленно исполню ваш приказ. Но вы должны понимать - есть шанс, что они пройдут мимо Мельбе. Если хоть одна стрела полетит в их сторону - мы все умрём.
   - Может быть, это хотя бы даст повод другим областям задуматься, насколько был глуп и подл приказ короля потакать Эмералдмору! - горячо воскликнула она. Военачальнику оставалось только подумать о бунте, участником которого он невольно становится. - Если вы не согласитесь, я не буду вас осуждать... Но дать отпор я заставлю, - твёрдо сказала Мае'ар.
   "Можете не беспокоиться, принцесса, даже если король узнает о том, что мы пошли наперекор, то это будет уже тогда, когда все мы будем мертвы", - подумал военачальник, уходя. Он тоже был недоволен, когда узнал, что Тау'ган'ар попросил помощи у княжества...

______

   Бару не ожидал нападения - всё случилось внезапно. Он был сбит с лошади Даром Дня, и едва избежал удара мечом в горло. Раздался крик Тии, сначала испуганный, потом радостный.
   Несколько ударов он отбил вслепую, поднимаясь с камней. Стражей было несколько... Уже несколько, и один старый знакомый! Бару качнулся, призывая Дар Ночи, и начиная свою атаку...
   На улицах Колдсоула вновь начался бой. Бару не смущало, что противник у него не один. Стражи оказались проворны, но они всё равно сильно уступали тем, с которыми Бару приходилось иметь дело в Тёмные Времена. Тия схватилась за руку Наделённого, прячась за его спиной и что-то пытаясь ему сказать...
   - Где твой брат? - спросил Матаир строго, следя за Бару. Воин не должен остаться жив...
   - Мой брат? - Тия обернулась назад. - В... Во дворце... В большом дворце... Только он... Только с ним...
   - Сатиан поклялся Силе Ночи в верности, - довольно ухмыляясь, ответил Бару, призывая Дар и заставляя одного из Стражей выронить меч. Светлый взмахнул руками, хватаясь за лицо, опалённое Даром, и в тот же миг клинок Бару едва не достал до его груди - Воин оказался оттеснён его друзьями вовремя.
   Тия со страхом заметила, как изменился в лице Наделённый Матаир. В какой-то момент кожа на его лице стала по цвету соизмерима с плащом. Он метнул короткий взгляд на Тию и понял, что Воин Тени не врёт. Сердце заколотилось о рёбра и вдруг стихло.
   - Свет, - прошептал Наделённый, опуская руку с мечом.
   Сати дал клятву... Он опоздал... Он не успел спасти мальчика от Силы Ночи, а весь этот мир - от возрождения Хозяина...
   - Он не хотел, - всхлипнула Тия. - Это из-за меня...
   - Он принадлежит Хозяину, и вам уже не отобрать его, - продолжал Бару, вращая мечом. - Ваше дело не будет выполнено. Лучше убирайтесь поскорее и готовьтесь к возвращению Тёмных Времён!
   - Ты не получишь такого удовольствия, Воин! - воскликнул один из Стражей, взмахивая мечом. Матаир не мог заставить себя сейчас сражаться. Он был связан по рукам и ногам этой страшной вестью. Если бы Бару сейчас размахнулся, чтобы убить его, Наделённый не шевельнулся бы, чтобы спасти свою жизнь.
   - Мы заберём его обратно в Цитадель, друг Матаир, - сказал кто-то из Стражей. Они знали, что мальчик это не простой, что он носит белый шнурок, что он не должен попасть Хозяину в руки... Но они не знали, насколько важно, чтобы Сати не дал клятвы!
   - Он исполняет теперь приказы Хозяина Ночи, - Бару пригнулся, ударил ближайшего Стража в грудь рукоятью меча, а остриём процарапал лицо другого. Мгновенно Дар Дня едва не обездвижил его. Отвлекаться было чревато...

______

   Яркой вспышкой было появление в городе сразу нескольких Светлых. Четтер в этот как раз только что отправил Бару отвести девчонку обратно в деревню, а сам размышлял о скором будущем, когда Колдсоулу придётся вступить в войну. Его размышления были прерваны ясным ощущением, что Бару уже вступил со Стражами в схватку...
   Четтер поднялся и призвал Дар, оказываясь в кабинете леди Каитлин. Она вздрогнула, близоруко щурясь, словно не узнавая Лорда Тени. Обычно он не появлялся так неожиданно, без предупреждения...
   - Сейчас в Библиотеку попытаются проникнуть Стражи Света, - бросил Четтер, взглядом пробегая по разложенным на столе бумагам. - Усильте охрану. Пусть им будет непросто.
   - Стражи Света? - с испугом в голосе переспросила она. - Я прикажу...
   - Прикажите, - кивнул Четтер, и тут же исчез вновь. Вот и появились в городе настоящие противники... И ведёт их наверняка тот же Наделённый, которого он не дал прикончить Бару.
   Четтер вытащил меч, провёл ладонью по клинку, пальцем коснулся острия и, усмехнувшись в усы, вложил оружие обратно в ножны. Пусть попробуют взять штурмом Колдсоулскую Библиотеку, кто же им мешает...

______

   - Надо торопиться, - Наделённый не мог не нервничать. Тия держалась за его руку и испуганно дрожала. - Здесь есть дом... Вон на той улице... С высоким крыльцом... Там сейчас Страж Увлер, - знакомое имя обрадовало Тию, будто бы могло принести ей спасение. - Иди туда и жди...
   Матаир уже снял свой Дар с дома Салиши.
   - Вы спасёте Сати? - спросила она, заглядывая ему в глаза. Матаир отвёл взгляд.
   - Иди, Тия.
   Он думал, что её придётся ещё уговаривать. Но она отпустила его руку, с опаской посмотрела на Бару и сделала несколько шагов назад. Потом ещё немного отошла и повторила:
   - Пожалуйста... Сати не хотел... Спасите его от них...
   Бару рассмеялся, и его меч пробил доспех одного из Стражей чуть ниже сердца. Страж отступил назад, бледнея.
   - Диват, Свилей... Останьтесь... Я должен быть в Библиотеке, - Матаир отправил Дар в сторону Бару, не давая ему добить Стража. - Убейте его, - добавил он с неожиданной жёсткостью в голосе. Наделённый испытывает чувства тех, кого видит... Сейчас перед ним был Воин Тени. Он должен был умереть. - Ты в порядке, Эйш?
   - Я в порядке, - выдавил Страж. - Клинок нуждается в этом мальчике... Не задерживайся, друг Матаир...
   Светлый отошёл в сторону, прижимая руку к пробоине в доспехах, откуда сквозь пальцы сочилась кровь.
   Пятеро Стражей, оставив Бару наедине с тремя своими друзьями, исчезли вместе с Матаиром. Тия, оглянувшись с порога незнакомого дома, увидела сверкающие клинки и испуганно заколотила в дверь...
   "Они вытащат Сати, - лихорадочно носились в голове мысли. - Они обязательно спасут его..."

______

   Сати тоже чувствовал Стражей, прибывших в Колдсоул. Именно это заставило его проникнуться мыслью: это, скорее всего, за ним. Но - зачем именно? Не мог ли Клинок узнать, что он поклялся Силе Ночи, и вдруг решить, что без мальчика действительно будет проще?
   Сати попытался выйти из комнаты - но дверь была заперта. Злясь, он пнул её ногой и отвернулся, опираясь спиной и тяжело дыша. Даже если Стражи здесь, чтобы спасти его, не может быть, чтобы они не поняли, какое изменение произошло с Сати... Стражу Увлеру ещё можно что-то объяснить... Но сколько Светлых не станут слушать мальчика, служащего Хозяину?
   Внутренний голос говорил - большинство.
   Так Сати простоял очень долго, прислушиваясь к ощущениям. Свет... То близко, то далеко... То сияет так, что сердце холодеет от страха, то отдалялся и смешивался с хорошо ощутимой Силой Ночи. Стражи пытались проникнуть в Кодсоулскую Библиотеку...
   В его комнату постучалась и, не дожидаясь ответа, вошла леди Каитлин, а следом её молчаливый телохранитель.
   - Мы уезжаем, мальчик, - она улыбнулась взволнованно и неестественно. Сати подумал мельком, как она отвратительно щурит глаза.
   - Мы? - спросил он. Значит, Стражи всё-таки проникли и в Библиотеку? Он прислушался к своим чувствам. Да, Свет близко. Свет рядом...
   Мог ли он когда-нибудь подумать, что будет бояться этого Света? Что будет вновь бежать от Стражей Света, как тогда, вместе с Тэмом и Лордом Зэрандером?
   Каитлин действительно была очень взволнована. Во-первых, она была поражена тем, что каким-то пятерым Стражам удалось победить охрану Колдсоулской Библиотеки, которая была не только богатым дворцом, но и неприступной крепостью. Каитлин никогда не думала, что Дары Дня могут быть настолько убийственны и разрушительны... А самое главное - никакая королевская фамилия не сможет обвинить Стражей в том, что они ворвались без позволения или предупреждения. Клинок Света скажет: "Сила Ночи", - и против этого будет не поспорить. А воевать со Стражами бессмысленно - и потом, Колдсоул уже давно совсем не такой воинственный город, каким он был давно.
   - А ты хочешь остаться, мальчик? - тяжёлые шаги Лорда Четтера пробудили в Сати яростное нежелание никуда "уезжать". Пусть лучше Стражи найдут его... И пусть лучше убьют. Сати нахмурился нервно, бросив взгляд на вошедшего Лорда.
   Четтер угадал его мысли. В тот же миг Сати показалось, будто весь мир перевернулся с ног на голову, воздух задрожал и стал горячим. Сати попятился назад, одной рукой хватаясь за глаза, другой пытаясь нашарить позади стол, чтобы не напороться на него внезапно... Кто-то схватил его за воротник рубашки и дёрнул на себя.
   Дар Дня был рассчитан всего лишь ослепить всех слуг Ночи в комнатке, но не убить. Так Сати расслышал вскрик леди Каитлин - но уже ничего не увидел. Зато Лорду Четтеру, кажется, не стоило труда защитить себя от этого Дара.
   Сати только на слух воспринимал происходящее. Четтер держал его за воротник левой рукой - Овер был сейчас рядом со Каитлин и не собирался заниматься мальчиком - а другой обнажил меч.
   - Сатиан! - услышал Сати и замер, перестав вырываться. Голос он узнал, хотя слышал его совсем редко. Наделённый Матаир.
   - Ты пришёл поздно, Светлый, - ответил Четтер. - Если ты, конечно, пришёл его спасти.
   - Ты, кажется, обещал мне бой, Лорд Тени, - Сати напряг слух, пытаясь понять, сколько их здесь, и что сейчас произойдёт.
   - Ты дождёшься боя, Наделённый, - Четтер удовлетворённо кивнул. - Но пока Хозяину нужен мальчик, а не твоя смерть.
   Спустя мгновение, Сати понял, что не может даже вдохнуть. Воздух вокруг стал тягучим, как кисель, рванулся в лёгкие, но застрял где-то в горле. Рука Лорда Тени исчезла - и Сати словно завис, без твёрдой земли под ногами, без воздуха и совершенно без сил.
   Когда всё закончилось, и он упал, кашляя от ворвавшегося обратно в лёгкие воздуха, на что-то мягкое и тёплое, они были уже далеко от Колдсоула.
   - Теперь ты знаешь, как переживают Перемещение слуги Ночи, - проронил Лорд Четтер, убирая меч в ножны.
   Стражи там, в Колдсоуле, остались ни с чем. Зато теперь они быстро сообщат Гаранду Астиану, что надежда на Сати не оправдалась. Хозяин уже почти вернулся - и теперь ничто не остановит зловещий дух, потому что Зэрандер не намерен отступаться от поисков Камня Света, а он, Лорд Четтер, не намерен подвергать жизнь мальчика опасности...

16

В эмералдморском войске

______

   Бару было не так легко справиться со Стражами. Даже раненый, борющийся с забытьем Эйш, иногда находил в себе силы послать в спину Бару Дар Дня. Жар враждебной Силы постоянно пылал вокруг Бару, он чувствовал, что сражаться становится всё тяжелее.
   Слишком давно Воин Тени не имел дел со Стражами Света. Раньше он мог легко сладить и с десятком, не то, чтобы с тремя, один из которых близок к смерти от тяжёлого ранения.
   Страж, к которому Матаир обратился по имени Диват, казался ему опытнее его младшего друга, однако во владении меча второй не уступал первому за счёт того пыла, с которым вступил в бой. Диват был осмотрителен, не бил наугад, позволял себе отступать, анализировал действия Бару. Свилей бросался, едва увидев брешь в защите Воина Тени, даже когда Бару создавал её специально. Немудрено, что при таком раскладе Свилей уже несколько раз имел возможность распрощаться с жизнью.
   Бару не терпелось закончить схватку. Он не сомневался, что Наделённому с его спутниками не удастся отобрать у Лорда Четтера мальчика, но ещё он прекрасно знал, что сейчас вот-вот правительству Колдсоула будет доложено и нежелательных схватках, а участие в них Стражей Света несомненно вынудит короля отправить своих подданных им на помощь.
   Краем глаза он заметил, что кто-то атаковал сзади молодого Стража. Оставшись один на один с Диватом, Бару увидел белый плащ своего неожиданного союзника.
   "Кертис, - узнал он, - должно быть, тоже переполошился, - Бару ухмыльнулся про себя, - ещё бы, столько его товарищей одновременно узнали о предательстве. Должно быть, уже и Клинок Света прослышал о неверном Страже..."
   Его враг на Кертиса даже не отвлёкся. Ему определённо было уже известно, что этот Страж перешёл на сторону Хозяина, и он не был удивлён этому вмешательству. Поэтому Бару не пришлось долго размышлять о Кертисе - Диват удар за ударом, не прибегая ни к каким Дарам, заставлял Бару уставать. Уставать бывший Лорд не собирался, но старательность Эйша за спиной, который удерживал Бару в постоянной готовности к столкновению с Даром, его раздражала.
   Зато Свилей будто бы не поверил Наделённому Матаиру на слово, настолько изумлённым он выглядел.
   - Кертис! - воскликнул он. - А я не мог поверить!
   - Зря, - Страж-предатель поймал взгляд Бару. - Теперь у тебя есть шанс испытать на себе. Уж извини, друг, - с иронией в голосе произнёс он.
   Бару ненавидел Кертиса не меньше, чем тех Стражей, что служили Свету, однако сейчас они действительно были союзниками. Кертис легко справлялся с Свилеем, у Бару сложилось ощущение, что где-то там, в своей Цитадели, эти двое не раз встречались на тренировочных боях.
   Кажется, Эйш либо устал, либо вовсе потерял сознание. Почуяв, что Сила Дня пока не собирается нападать на него, управляемая своими последователями, Бару обрушил на Дивата один из Даров. Страж оказался готов, но ему пришлось отступить на шаг, и он не слишком удачно выставил вперёд меч. Удар Бару пришёлся по кисти, защищённой кольчужной перчаткой, но меч не скользнул по ней, хотя и не пробил. Рука Дивата не удержала меч, а мгновение спустя он получил сильный толчок в грудь.
   - Хотел предупредить, - улыбнулся Кертис нахально, отвлекаясь от схватки с Свилеем, - здесь скоро будет половина королевского гарнизона. Лучше бы исчезнуть.
   - Бежать из нас способен только ты, - отозвался Бару. Диват упал от его удара, но перекатился в сторону, избегая встречи с мечом противника, и уже оказался на ногах. - Я предпочту сразиться и с ними тоже.
   - Это будет глупо, - Кертис замолк, сосредоточившись на своём противнике, потом с издёвкой добавил. - Лорда Четтера и мальчика всё равно уже нет в Колдсоуле. Нам здесь не за что сражаться.
   Бару стиснул зубы. Ну да, разумеется, он тоже почувствовал, что Четтер исчез. Однако та пятёрка Стражей всё ещё здесь, и Наделённый в их числе. Он бросил взгляд на Эйша, тот лежал без сознания, и крови вокруг было достаточно, чтобы понять: без лечебного сна этот Страж скоро распрощается с жизнью.
   Бывший Лорд хотел сказать Стражу, что тот может убираться, но потом мгновенно расценил свои шансы против такого количества союзников Света и ещё пары десятков неплохо обученных, хотя и простых людей, но всё-таки королевских солдат, и с недовольством признал, что Кертис прав.
   Стоило бы пока уйти. Иначе распрощаться с жизнью в такой схватке будет действительно позорно.
   Меч Воина Тени описал дугу и вошёл в левый бок противника. Страж побледнел и покачнулся. Бару потянул руку на себя, вспарывая тело Стража Дивата. Свилей крикнул что-то неразборчивое и послал в сторону Бару Дар Дня. От неожиданной боли Бару едва устоял на ногах. Он уже и позабыл, что здесь есть ещё один Страж, способный направить на него Силу Дня.
   Диват был ранен смертельно, сомнений у Бару не было, поэтому он даже не стал добивать противника. Тот был не в силах призвать Дар и вполне хорошо ощущал эту свою слабость.
   - Ненадолго, - ухмыльнулся Бару. - Скоро умрёшь.
   Свилей оказался разоружён Кертисом почти в тот же миг, как отвлёкся на Дар. Бару приходил в себя от Дара - если бы не защита Силы Ночи, он был бы уже мёртв. Кертис удерживал меч у горла молодого Стража и ждал, глядя на Бару.
   - Убей его и пойдём, - прорычал Воин, бросая меч в ножны. - Если то, что ты сказал - правда, действительно лучше уйти.
   - Ты не можешь, Кертис! - сдавленно воскликнул Свилей. - Ты клялся Свету!
   - И Хозяину Ночи - тоже, - заметил Кертис и быстрым ударом лишил Стража головы. Какое-то время обезглавленное тело ещё стояло на ногах, потом с глухим звуком рухнуло на мостовую.
   - Тут этот твой Увлер, - напомнил Бару.
   - Бесполезно. Он не скрывает ничего, что не было бы известно Матаиру.
   Кертис был прав. Послышались крики и топот множества бегущих ног. Не только человеческих...
   - Но парочка коней нам точно не помешает, - Кертис обернулся на шум. - Чтобы покинуть Колдосул быстро, нам следует и быть быстрыми.
   "Он много решает, - фыркнул Бару, даже не прикасаясь к мечу. Любого всадника ему ничего не стоит сбить Даром Ночи. - Непозволительно много для положения предателя своего дела и своей Силы".

______

  
   Закончилась первая битва конницы Эмералдмора... Она была даже не с мараданцами, а с шавалинцами. Тэрмис понял это далеко не сразу. Он и Зэрандер следовали в стороне от ровных рядов колесниц. Предводитель Таисмар Маттака, как и Великий Князь были где-то во главе, а почётные гости и посланцы Клинка Света были преимущественно предоставлены самим себе.
   Тэрмис был уверен, что кроме мараданцев на пути у конницы никаких преград не будет. Но путь армии Эмералдмора лежал мимо огромного шавалинского города. Тэму понадобилось время, чтобы вспомнить, что это за место. Аанторо Мельбе. Сюда направилась отделившаяся от них где-то на равнинах Шавалина принцесса Мае'ар Маари.
   Сейчас всё уже было закончено, город был превращён в руины и дымился, повсюду лежали тела... Но Тэм отчётливо помнил, как был изумлён, когда с крепостных стен полетели стрелы. Ему даже подумалось сначала, что, должно быть, это какая-то прискорбная ошибка...
   Только сразу после этого из ворот города вырвались вооружённые всадники, бросившиеся на колесницы эмералдморцев. Тэрмис видел, как Предводитель конницы что-то жестом сказал Верховному Князю, а спустя несколько минут конница перестроилась по направлению к Аанторо Мельбе.
   Хранитель был изумлён. Зачем шавалинцам, для которых Эмералдмор сейчас был единственным спасением от мараданцев, нападать на конницу?.. Ведь те действительно собирались пройти мимо, не тронув город! Тэрмис хотел уже направить своего коня между колесниц на поиски Комелека, чтобы убедить его прекратить бессмысленную схватку, но он был удержан бескомпромиссным Лордом.
   - Не хочу найти твоё тело раздавленным колесницей, - отрезал Зэрандер и так и не дал Тэму ни попытаться остановить битву, ни хотя бы просто поговорить с Верховным Князем.
   Сил у Аанторо Мельбе было очень мало. Тэм был поражён самим фактом, что эти смельчаки кинулись на конницу, которой не было конца и края. Тэрмис и Зэрандер ехали где-то в середине, но, оглянувшись назад, Хранитель видел только бескрайние колесницы, тележки, множество всадников и пеших, но никак не конца войска. Естественно, против такой силы у Аанторо Мельбе не было возможности устоять.
   Когда эмералдморцы уже ворвались на территорию города, и над полуразрушенными - и откуда у запасливого Предводителя конницы, ехавшего на войну всего лишь с кочующими дикарями, были с собой машины для осады? - стенами города повалил в небо чёрный дым, Тэрмис сумел ускользнуть из-под настойчивой опеки Зэрандера, чтобы отыскать среди эмералдморцев Верховного Князя. Шерлек Рсаи Комелек как раз отдавал своему оруженосцу испачканную в крови булаву.
   Спрашивать, зачем они поддержали битву а не попытались разобраться в её причинах, было бессмысленно. Кроме того, Тэм понимал, что не смотря даже на то, что он Хранитель Света, если он будет пытаться осуждать кровопролитие, они вовсе потеряют к нему всякое уважение. Поэтому Тэрмис только поинтересовался, не в курсе ли Верховный Князь причин нападения шавалинцев.
   - Сейчас приведут их губернатора, и узнаем, - ответил Комелек. - А то король Шавалина рискует лишиться нашей помощи, - покачал он головой.
   - Если это он подстроил это жалкое нападение, - подъехала колесница Предводителя конницы, и Маттака окинул Тэрмиса презрительным взглядом. Для эмералдморца мужчина, не носящий оружия, был достоин разве что места нижайшего раба, но никак не права разговаривать лицом к лицу с Великими Князьями, - это хорошая причина, чтобы захватить столицу.
   - Она и так ваша! - воскликнул Тэрмис. - Тау'ган'ар Маари согласился отдать Шавалин вам в подчинение взамен за защиту, Верховный Князь! - он обернулся, ища поддержки у Шерлека Рсаи.
   - Просто если он в этом виновен, мы сравняем с землёй Мере'ар Маари, и все дела, - довольно отозвался Комелек, не замечая возмущения Хранителя Света. - Нам нужны земли Шавалина, а не его золотые ворота и мумии в подземных тоннелях.
   Хранитель тяжело вздохнул. Да уж, и как прикажете договариваться с этими завоевателями?..
   Он ещё пытался спорить с ними, но оба Князя не собирались принимать во внимание слова юноши. Вскоре за его спиной появился Зэрандер, выразил своё недовольство по поводу удравшего от него Тэрмиса, и Хранитель понял, что к тем двоим прибавился ещё один, притворяющийся глухим, как только он заговорит.
   Спустя какое-то время из ворот Аанторо Мельбе выехала колесница, в которой помимо двух эмералдморских воинов была ещё связанная женщина, в традиционном богатом платье шавалинских принцесс и со следами ударов.
   - Говорит, что она - губернатор Мельбе, - отрапортовал эмералдморец. - Пыталась сопротивляться, заколола одного из наших солдат. Пришлось её связать.
   - Вашим воинам не хватает вежливости! - мгновенно подала голос женщина, и он звенел от бессильного гнева.
   Кажется, её агрессия и ярая самозащита вызвали у обоих Князей уважение к ней. Тэм вздохнул. Вот так, всегда эмералдморцы прислушиваются только к словам того, кто умеет махать оружием и пытается бросить в лицо оскорбление. Хранитель уже не знал, что ему нужно делать - даже Верховный Князь, кажется, терпел его рядом с собой исключительно как дань вежливости Клинку Света.
   - Женщины не правят в Шавалине, - заметил Таисмар Маттака.
   - Ну да, сейчас в Шавалине правят жалкие предатели, которые приглашают варварских соседей для помощи в войне с не меньшими варварами!
   - Молчи! - рявкнул Верховный Князь. Колесница с пленницей была на некотором расстоянии, но оскорбительные восклицания женщины были великолепно слышны.
   Тэрмис наклонился вперёд и тут же отпрянул, поворачиваясь к Зэрандеру.
   - Это Мае'ар! Я её узнал!
   Лорд Тени бросил на него недовольный взгляд:
   - И что?
   Тэм покраснел и отвернулся. Мае'ар тем временем стащили с колесницы - она не вырывалась, но и то, пожалуй, только потому, что осознавала тщетность любой попытки убежать - и подвели ближе к колесницам Князей. Она, кажется, узнала Тэма. Сначала на её лице было изумление, потом взгляд превратился в возмущённый и даже разъярённый.
   "Кажется, она не так поняла", - вздохнул Тэм про себя.
   - Губернатор Аанторо Мельбе, насколько я помню, принц Моэ'ран'ар, - Комелек сложил руки на груди.
   - Вообще-то мой брат давно уже в плену в собственной столице, - гордо вскинула голову принцесса. - Я - принцесса Мае'ар Маари, и это - мои земли. А вы вторгаетесь в них безо всякого предупреждения.
   Тэрмис взволнованно обернулся на Зэрандера. Пожалуй, тому было плевать на судьбу принцессы, да и Тэрмис большего от него не ждал. Всё, что интересовало сейчас Зэрандера, это то, чтобы охота на Тэма не останавливалась.
   Из города доносился запах гари, а вокруг витал дух смерти, который Хранитель прекрасно ощущал. Ему было горько за всех людей, которые погибали здесь из-за давней вражды двух держав. Слуга Ночи рядом с Верховным Князем часто оборачивался на Хранителя Света, судя по всему, ожидая с его стороны каких-то действий. Тэм пока не знал, что он может сделать, а поэтому старался делать то, что повысило бы его репутацию среди эмералдморцев, чем нежели если бы он пытался вмешаться. Он спокойно сидел на своей лошади, руками удерживая поводья, и, не отрываясь, смотрел на Мае'ар Маари с почти равнодушной миной на лице. Только глаза блестели, выдавая волнение. Он очень старался казаться хладнокровным.
   - В эти земли, - рослый Верховный Князь, да ещё и стоящий на колеснице, казался по сравнению с ней всемогущим великаном, - пригласил нас твой король, потому что Шавалин показал, что не способен даже выиграть войну против жалких дикарей.
   - Король показал таким образом неверность собственному народу, пренебрёг теми обязательствами, что накладывает корона, - возразила Мае'ар, продолжая буравить Верховного Князя гневным взглядом. - Я бы не пустила вас с вашей конницей ни на пядь нашей земли!
   - Ну да, ты попыталась это сделать, - кивнул Предводитель конницы. Мае'ар вспыхнула от очередного невежливого обращения. - Эти жалкие ошмётки - все силы, которые ты могла нам противопоставить?
   Тэрмис не выдержал и взволнованно облизал губы. Вообще-то в обычаях эмералдморцев давать пленникам сразиться с одним из своего войска, чтобы в случае победы подарить ему свободу. А что же будет ждать принцессу?
   - Все, - коротко ответила Мае'ар, и в голосе послышалась тоска. Даже Князья переглянулись, словно решая что-то в безмолвной беседе между собой.
   - В любом случае, из жаждущих сопротивляться жителей Аанторо Мельбе выжили только вы.
   - Жаль, что вас не задело стрелой, - с вызовом посмотрела на Шерлека Рсаи принцесса. - Тогда это было бы достойное падение Мельбе и Шавалина, да! - она с сожалением вздохнула. Уголки губ принцессы были опущены вниз, она нервно теребила связанными за спиной руками верёвки, но не столько с целью распутать узел, сколько вообще без цели.
   - А ты знаешь толк в достойных падениях? - то ли спросил, то ли утвердительно произнёс Комелек. - Тебе не приходилось воевать, - он презрительно фыркнул.
   - А вам не придётся покорить Шавалин, если таких, как я, хотя бы несколько сотен, - вновь воодушевилась Мае'ар. - Уверена, народ даст вам такой отпор, которого не видали даже мараданцы!
   - Тау'ган'ар сам просит нашей помощи, - бросил Верховный Князь. - Ты зря тратишь слова на подобные обещания. Шавалину нужна наша военная поддержка, ты только рискуешь лишить его этой помощи.
   - Помощь, взамен на которую требуют подчинения?! - взвилась Мае'ар, дёрнув плечами. - Мой отец, был бы он жив, не потерпел бы подобных унижений! Тау'ган'ару неплохо бы поучится уважению предков! - она мгновенно покраснела. - Я долго буду стоять в таком состоянии, Верховный Князь? - возмущённо спросила она.
   - Может и всю жизнь, - сердито прорычал Предводитель конницы. Он, безусловно, полагал, что жизнь Мае'ар будет ещё короче, чем она предполагает.
   - Не вам решать, Предводитель Маттака, - оборвал его Комелек. Олема скрипнул зубами и перевёл взгляд в сторону.
   - Я настаиваю, чтобы принцессу Маари сделали почётной пленницей, пока вы это не решите окончательно, - подал голос Хранитель. Тэрмис очень старался, чтобы слова были произнесены чётко и твёрдо. - Битва хотя и была бессмысленная, но ведь вас, Верховный Князь, она порадовала больше, чем ежели бы вы просто прошли мимо.
   Шерлек Рсаи усмехнулся, провёл пальцами по усам и с неожиданной хитрецой посмотрел на Тэрмиса. Мае'ар заметила, что он вступился за неё, но лишь высокомерно подняла подбородка. Она прекрасно знала, что в случаях, когда ситуация выходит за рамки традиций, эмералдморцы предпочитают не мучиться раздумьями, а устранять предмет размышлений. Решение Верховного Князя вполне могло быть совсем не в её пользу.
   - Мы собирались вести войну с дикарями, а не с Шавалином, - произнёс Шерлек Рсаи. - И не брать их в плен, а вырезать всех до одного. Поэтому палаток для пленных у нас с собой нет.
   "Осадочные орудия есть, а палаток для пленных нет?" - едва не возмутился Тэрмис, но удержался, заставляя сначала дослушать до конца Комелека.
   - Если согласишься уступить ей место в своём шатре, Хранитель, я буду не против. Главное, чтобы эта проблема мне больше не досаждала.
   - У вас не будет этой проблемы, Верховный Князь, - решительно ответил Хранитель, чувствуя, что Зэрандер не погладит его по головке. - Наше призвание - бороться с Силой Ночи, а не с союзниками Дня.
   К огромному облегчению для Тэма, это дело было решено в пользу принцессы Мае'ар. Пока ей, не освобождённой на всякий случай от пут, выдали лошадь, крепко привязанную к одной из телег, и так они следовали вплоть до ночи, когда непобедимая конница Эмералдмора остановилась для привала.

______

  
   На привале Мае'ар, всё ещё связанную, привели в установленный шатёр Тэрмиса и Зэрандера. Шатёр был достаточно велик, чтобы в нём жили и трое, единственное, Тэм очень боялся за реакцию Зэрандера. Но, к его счастью, когда привели принцессу, Лорда Тени там не было. Он вообще присутствовал рядом с Тэмом редко, разрушая своим отсутствием и без того призрачное спокойствие Хранителя.
   Мае'ар ничего не говорила, пока Тэрмис развязывал её руки. Она даже не смотрела в его сторону, а Хранитель чувствовал себя растерянным в высшей мере.
   - Я вам уступлю свою постель, ваше высочество...
   Она не ответила, разминая затёкшие запястья. Лицо её было настоящей непроницаемой маской.
   - Мне жаль, - повторил Тэрмис. - Я не хотел... Я только не понимаю, зачем вы приказали напасть...
   - Не понимаете?! - нервно переспросила Мае'ар, уставившись пылающими глазами на Тэма. - Это моя страна! Это мои земли! Это мои люди!.. Я не могла позволить этим... этим,... - она задохнулась от возмущения и замолчала. Тэрмис зажмурился, качая головой.
   - Принцесса, послушайте...
   - Мне даже в мысли не могло прийти, что я увижу и вас в этом войске, Хранитель! - Тэм с грустью подумал, что их отношения не так давно были достаточно доверительны, что она говорила ему "ты". Впрочем, это было вообще-то противно её манерам. А сейчас она ещё и оказалась в положении пленницы.
   Тэм набрался смелости, перебил разбушевавшуюся принцессу на полуслове и заговорил, торопясь успеть высказать всё раньше, чем она снова продолжит.
   - Ваше высочество, я, как Хранитель Света, никогда и ни за что не помогаю никому ничто покорять. Я ехал в Эмералдмор, не зная, что Шавалин просит у него защиты. Я ехал с целью призвать большое и сильное войско княжества на войну против армии Тени, - он заметил её округлившиеся глаза и повторил. - Армии Тени.
   - Силы Ночи? - сдавленно переспросила она.
   - Да. Именно Сила Ночи ведёт мараданцев по вашим землям, иначе им не удалось бы разбить вашу сильную армию. Мне неведомо, какая и зачем кому выгода от союза с Шавалином, это всё, что я мог сделать для Света.
   - Для Света, - эхом повторила Мае'ар. - Мне и в голову не могло прийти, что... Что мараданцы и Сила Ночи как-то могут быть связаны! - она сжала кулачки, капризно кривясь. - Но Тау'ган'ар не должен был заключать договор с Эмералдмором!
   - Тогда вам грозило бы полное исчезновение Шавалина с лица мира, - твёрдо отвечал Тэм. - Ваше высочество, Силе Ночи нужен плацдарм для действий, армии для покорения и победы для вселения ужаса в тех, кто пойдёт против неё. Победа над Шавалином была бы знаком, что армия Тени непобедима, даже если состоит из необученных дикарей! Мне было очень важно убедить Верховного Князя Комелека, чтобы он отправился на эту войну!.. Да, я понимаю, что я при этом не позаботился о гордости Шавалина, но, поверьте, когда речь идёт о Силе Ночи, гордость следует, - он понизил виновато голос, - следует отложить в сторону.
   Мае'ар слушала его, втянув голову в плечи. Она мгновенно растеряла всю ту непримиримость и браваду, с которой разговаривала с Верховным Князем.
   - Если бы я знала, я бы не велела нападать, - прошептала она.
   - Я понимаю, что вы не знали, - Тэм позволил себе успокаивающе коснуться её руки. - Принцесса, каждый из нас может оказаться заложником незнания. Я очень рад, что мне удалось убедить Верховного Князя не менять своего решения и продолжать поход. Мараданцы должны быть разбиты, увы, при этом Шавалин перестанет быть независимым, - твёрдо сказал он. - Но это необходимо.
   - Этот Свет слишком много требует взамен, - сердито пробормотала Маари.
   - Вините не Силу Дня, а Ночь, - возразил Тэм. - Или тогда уж и вините меня за то, что я хочу уничтожить армию Тени. И Верховного Князя за то, что он согласился стать орудием Света в этой войне с мараданцами...
   - Хватит, Хранитель! - воскликнула она, отталкивая его руку. - Я уже поняла, что совершила ошибку!
   Он сложил руки на коленях. Принцессу Маари оказалось не так-то легко убедить...
   - Прости, Хранитель, - раздался её голос через несколько минут. Тэм с волнением заметил, что принцесса плачет. Это не было заметно по голосу, но по щекам уже прочертили дорожки слёзы. - Я не думала, что... И я не хотела тебя обидеть. Спасибо, что вступился за меня. Я видела, что Верховный Князь хочет приказать, чтобы меня убили, - она говорила тихо и почти спокойно.
   Тэрмис невольно улыбнулся:
   - Ваше высочество, Шавалин гордое и сильное королевство, я уверен, что оно ещё вернёт свою свободу. Я только хочу не допустить возвращение Хозяина Ночи...
   - Хозяина Ночи? - спросила она, широко раскрывая глаза. В этот момент полог шатра приподнялся, и лучи заката осветили силуэт Зэрандера.
   - Закрой свой рот, Хранитель, - коротко приказал он. - А ты, если хочешь, чтобы его труды по спасению твоей жизни не были напрасны, умерь своё любопытство. В этом шатре до зари будет полная тишина.
   - Воин, - со вздохом поднялся с постели Тэм. - Ложитесь, принцесса...
   Зэрандер откинулся на своё ложе, даже не снимая доспехов, и наблюдал за Тэмом, маявшимся вдоль стены шатра. Вскоре дыхание принцессы успокоилось, она заснула.
   - Я предупреждал тебя по поводу спутников, Хранитель.
   Тэм вздрогнул, разглядывая едва выступающий из темноты силуэт Лорда Тени. Кажется, Зэрандер снимал доспех. По крайней мере, слышался лязг.
   - А ты всё упорствуешь, - добавил он.
   - В этом шатре до зари будет тишина, - едко возразил Тэрмис, довольствуясь молчанием Зэрандера в ответ. В темноте блеснули глаза Воина Тени.
   Буквально через несколько минут бодрствовал только Тэм. И то потому, что лечь ему было уже некуда. Устроившись на полу, он осторожно положил голову на низкий край постели, чтобы не потревожить Мае'ар, но уснуть сразу всё равно не смог.

______

  
   - И куда мы направляемся? - поинтересовался Кертис, обращаясь к Бару так свободно, словно тот был одним из его товарищей-Стражей. - Мы не знаем, куда переместился Лорд Четтер.
   - Мне и не надо это знать, - сухо откликнулся Бару.
   Начиная с того момента, как этот выскочка-Страж посягнул на его власть во дворце графа Радака в Алвалене, Бару не переставал ненавидеть его. Это было только нарастающее чувство - даже когда Бару был Лордом, Страж позволял себе слишком много в его отношении. Ему доставляло удовольствие дразнить Лорда Тени, а Хозяин всегда был на стороне этого предателя. Бару был уверен, что Стражу не мешает познакомиться с куда как более жестокой Силой Ночи, чем какой она иногда кажется.
   - А куда собираешься ты? - спросил Страж, наклоняясь к гриве коня и наблюдая за горизонтом впереди.
   Они покинули Колдсоул несколько часов назад. Кертис прекрасно знал, что, скорее всего, их описания были даны всем заставам. Ещё он знал, что пройти их незаметно у них нет шансов, потому что Бару сейчас был в ярости и хотел бы выместить свою злость на десятке-другом не особенно сильных противников. Лишь бы просто выжать из кого-нибудь всю кровь до капли. Именно опасаясь, что такая кровожадность Бару может пойти им не на пользу, Кертис увёл его как можно дальше от жилых поселений и пограничных застав. Возможно, за ними есть и погоня, но это уже было второй по значимости проблемой. А первую они уже преодолели - покинули пределы королевства.
   Бару вспыхнул и не ответил. Он смеет обращаться к нему на ты, этот наполовину Светлый, не сумевший даже качественно прикончить своего прежнего дружка?!..
   Кертис, кажется, понял в чём дело. Он усмехнулся, но чтобы Бару не заметил. Пожалуй, бывшему Лорду сейчас было всё равно, на кого бросаться с мечом и смертоносными Дарами. Как бы он ни решил испытать на прочность доспехи своего спутника. Хотя, права на это у него нет...
   Ответа всё не следовало.
   - Куда вы собираетесь ехать, Воин? - сквозь зубы спросил Кертис, щурясь. Бару обернулся в его сторону, и в его взгляде было столько ярости, что было странно, что плащ Кертиса не вспыхнул огнём. Этот Страж ещё и посмел оскорбить его вновь!..
   Кертису было действительно приятно ткнуть Бару ещё раз в факт потери титула Лорда. Наслаждаясь яростью и замешательством Воина Тени, Кертис на всякий случай напомнил себе, что пока они вроде бы союзники.
   - В Сэнктим, - рыкнул Бару. - К Лорду Котли.
   Страж кивнул, не показывая удивления, и задумался.
   - Хозяин не давал мне никаких дел, - произнёс он. - Буду досаждать вам в пути до Сэнктима.
   - Не досаждай слишком, Страж, - скривился Бару. - А то до Сэнктима доедет только твой конь, и то вряд ли.
   Кертис не стал придумывать новых колкостей, направляя коня вверх на холм. Однако ему было приятно, что он обладает возможностью дерзить Бару, не опасаясь за исход. Даже если они сойдутся в драке, Хозяин не позволит одному своему слуге убить другого.
   Бару так не думал. Скорее, он наоборот считал, что Кертис выполнил самую главную свою задачу, и больше не нужен.

______

   Зэрандер оценил последнюю вспышку Тэма. Хранитель хотя бы показал норов, а не сжался, как то обычно бывало. Это было приятное изменение в его мягком характере - знак того, что он тренировался стать человеком, которого приняли бы даже эмералдморцы. Он старался делать это даже тогда, когда рядом не было ни одного из представителей княжества, часто подсознательно. Но по крайней мере, Зэрандеру нравилось уже то, что Тэрмис приноравливается к сложной для него ситуации, а не ждёт поддержки от Воина Тени...
   Он безусловно видел, как велика степень доверия ему у Хранителя. Это в значительной степени забавляло его - такое доверие отражает в равной степени и глупость, и силу воли.
   Для себя он ещё не решил, что произойдёт, когда Хозяин будет повержен. Зэрандер никогда не думал "если", он всегда думал "когда". И Тэрмису он говорил тоже "когда"... И Хранитель научился у него говорить "когда"... Хранитель рос рядом с ним, очень быстро рос... Лорд Тени помнил, каким мальчишкой встретил его. Одно только бессмысленное бормотание про Свет, невнятные жалобы на судьбу... С первого взгляда было ясно, что этот мальчишка вырван из тёплого отеческого дома, где его все любили и где у него не было никаких серьёзных проблем, тем более, угроз для его жизни. Теперь в том же хрупком юношеском теле стойкий дух Хранителя Света значительно возмужал со времён их первой встречи...
   В последние дни пребывания в армии эмералдморцев, Зэрандер с каким-то особенным удовлетворением наблюдал за поведением Тэрмиса. С тех пор, как принцесса Мае'ар была взята Тэмом к ним в шатёр почётной пленницей, Тэм значительно осмелел, чувствуя, что Верховный Князь постепенно начинает обращать на него несколько большее внимание, чем раньше.
   Всё чаще происходили стычки с мараданцами, но те, какой бы безумной жаждой крови ни обладали, не могли сладить против огромной силы Эмералдмора. Конница княжества просто затаптывала врага, вминая в землю. Мараданцы были из-за этого растеряны, они больше не бросались на чужую армию, сторонились и прятались, но делали это неумело.
   Кроме того, Зэрандер чуял, что благосклонности Силы Ночи у дикарей больше нет. Хозяин использовал их для своих целей и бросил в центре чужой страны под угрозой полного поражения. Мараданцы не были ему больше нужны...
   Но какой же тогда была цель этого нападения на Шавалин? Привлечь на территорию династии За'ар Маари ещё одного своего слугу, Таисмара Маттаку? Зэрандер не думал, что для этого стоило посылать Лорда Нейцера в пустыню.
   Вероятно, у Хозяина был план, слишком сложный, чтобы Зэрандер мог быстро его угадать. Как только он задумывался об этом, на его лице появлялся тот оскал, что можно было бы назвать улыбкой. Сравнительно беззлобной.
   Пока Верховный Князь здесь, передвигается по землям Шавалина вместе с конницей, войско Маттаки не может перенять у мараданцев право называться армией Тени... Или может?
   Если у Хранителя и были какие-то мысли об этом, он ими не делился. Последний разговор между ними произошёл, когда Тэм едва вышел живым из очередной схватки. Нелёгкая понесла его в гущу ещё не закончившегося, хотя уже угасавшего боя...

______

   В то утро их атаковало значительное по своим размерам войско мараданцев. Ни у кого не поворачивался язык назвать эту беспорядочную толпу "полком" или "армией", но в её силе никто не сомневался, даже Верховный Князь. Так как дикари атаковали первыми, пришлось оборонять лагерь. Тэм, спросонья выскочивший наружу из своего шатра, успел только обнаружить, что неподалёку уже кипит битва. Колесницу Верховного Князя снаряжали совсем неподалёку. Тэрмис вскочил на выданную ему лошадь и вскоре был уже наравне с Комелеком.
   Зэрандер, впрочем, не отстал от него.
   - Куда ты собрался, Хранитель? - спросил он недовольно.
   - Я попрошу тебя остаться, - улыбка Тэрмиса была одновременно и осторожной, и наглой. - Ты же решил не сражаться на стороне Эмералдмора. А мне, я твёрдо знаю, ничего не грозит. Со мной Сила Дня, а если и нет - уверен, Предводитель Таисмар Маттака не позволит, чтобы со мной что-то случилось, - двусмысленно добавил он.
   Зэрандер только оскалился в ответ. Разговор происходил при Шерлеке Рсаи, и Лорд понимал отчасти, зачем тот понадобился Тэму. Тэрмис продемонстрировал свою независимость от телохранителя и свою смелость - войти в битву без оружия, полагаясь на одну призрачную Силу Дня. Комелек был чрезвычайно доволен тем Хранителем Света, которого он тогда увидел.
   Но Зэрандер ещё кое-что заметил во взгляде Тэма. Тот что-то собирался искать в этой битве, и Лорд Тени уже собрался возразить, как понял, что поставлен не в очень хорошее положение. Если он сейчас подавит инициативу Хранителя, сразу станет ясно, что он - не просто охранник, приставленный Клинком Света к посланнику, а кто-то более значительный. К тому же, он сам воспрепятствует тому утверждению Тэрмиса в обществе эмералдморцев, которого лично от него требовал. Обнаружив, что Хранитель загнал его в тупик, Зэрандеру пришлось скрыть свою ярость и отступить.
   Вечером перед событиями того утра в шатёр к Тэму пришла девушка, одетая, как простая эмералдморская незамужняя женщина, но в сапожках из дорогого меха и с множеством золотых колец в ушах. Она представилась Ирисьей Олемой, что подтвердило не только её принадлежность к семье Таисмара Маттаки, но и юность - у неё ещё не было второго имени, только первое и фамилия семьи. Ирисья оказалась дочерью Предводителя конницы - как и многие военачальники великого княжества, Маттака возил с собой чуть ли не половину своего семейства.
   В руках у неё был меч, нетяжёлый и узкий, как раз подошедший бы под телосложение Тэма.
   - Отец просил передать его вам, - поклонившись, протянула она меч двумя руками. Растерявшийся Тэрмис замер с раскрытым ртом. Зэрандер наблюдал со стороны, на него и Ирисья не обратила внимания. - Он сказал, что не дело, что такой важный для Света человек, как вы, может вдруг оказаться в бою без оружия.
   Тэрмису какое-то время хватало сил только на то, чтобы разглядывать девушку в длинном сарафане, с заплетёнными в косы волосами, которая нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, держа на вытянутых руках меч. Тэму казалось, что ей не больше лет, чем ему, а ещё что ей жутко любопытно смотреть на него.
   Потом он спохватился и выдавил из себя:
   - Я не могу его взять...
   - Но это дар моего отца! - удивилась Ирисья. Тэм был прекрасно знаком с обычаями эмералдморцев, не принять в дар меч было практически оскорблением.
   - Я кое-что объясню вам, - перевёл дух Тэм. - Я - Хранитель Света, я не имею права держать в руках оружие. Это оскверняет всё моё дело. Если мне грозит опасность - у меня есть только Сила Дня, чтобы защититься от неё, но никак не меч, даже такое благородное оружие, что дарит мне ваш достопочтенный отец, - выпалил он почти на одном дыхании.
   - Угу, Сила Дня и ещё вооружённый воин рядом, - внезапно развеселилась Ирисья, бросив взгляд в сторону Зэрандера. Лорд Тени поднял голову и неприветливо посмотрел на неё. Она покраснела под пронзительным взглядом синих холодных глаз, но быстро переключила своё внимание обратно на Тэма.
   - Это издержки войны, - твёрдо ответил Тэрмис.
   - Так вы не возьмёте? - спросила она ещё раз, опуская руки. Теперь она держала меч в одной руке, причём, без особых усилий.
   - Я не имею права его взять. Я крайне благодарен той степени доверия, возможно, незаслуженного, которое показал этим жестом Предводитель конницы, но я не в силах сделать больше, чем мне предопределено судьбой.
   Она как-то грустно поджала губы, потом снова улыбнулась:
   - Значит, я возьму его себе. Я давно мечтала иметь меч!..
   Тэм сглотнул, чувствуя, что изумляется всё больше.
   - Я передам отцу, - продолжала девушка, - всё то, что вы наговорили. Правда, он может быть смертельно оскорблён, но я его уболтаю, - пообещала она. - Спасибо, - она тряхнула головой и мгновенно убежала.
   Тэрмис опустился на постель, качая головой. Мае'ар, наблюдавшая за происходящим так же молча, вопросительно посмотрела на него.
   - Я правильно сделал, Зэрандер? - спросил Тэм негромко.
   - Ну, если Таисмар Маттака не вызовет тебя на смертный бой, то правильно. Хотя, оружие считается у эмералдморцев подарком почти священным. Не обещаю тебе ничего, - в голосе Зэрандера слышалось такое неподдельное удовольствие, что Тэму казалось, будто он издевается.
   - Силу Ночи на головы всем эмералдморцам, - устало пробормотал Тэм в подушку. Мае'ар стоило больших душевных мучений позволить ему лечь на край постели, в которой спала она сама. Однако наблюдать, как он, отдавший ей свою постель, спит на полу, не смогла даже холодная ко всему, кроме собственного блага, принцесса.
   Вполне возможно, Ирисье действительно удалось "уболтать" своего отца, потому что ничего не произошло и потом. Но Верховный Князь определённо знал, что ответил Тэрмис на дар, который хотел преподнести ему Предводитель конницы. Тэм не был уверен, что Комелек одобрил тот вариант, что предложил Тэм, однако когда Олема позже во время одного общего их разговора упомянул мельком этот случай, Шерлек Рсаи только усмехнулся в усы, вызвав у Тэма облегчение.
   Оказавшись в самом пекле, Тэрмис едва не пожалел, что отказался от меча. Хотя он и не умел с ним управляться, он чувствовал бы себя куда как более спокойно с оружием... Или хотя бы с Зэрандером за спиной! Но Лорда Тени он сам оставил позади, возможно, в невероятной ярости.
   А причиной того, что он отправился туда, была Сила Ночи. Но это был не Лорд Нейцер, однажды познакомившись с окружавшей его Ночью, нельзя было перепутать его с кем-нибудь другим.
   И не Таисмар Маттака, служивший Хозяину, но притворявшийся сейчас сторонником Света, а не Тени.
   Тэму хотелось удостовериться, что даже если рядом с мараданцами нет Лорда Нейцера, Ночь всё равно с ними, и он убедился. Это было для него поразительно - зачем? Он ещё понял бы, если бы видел, что все мараданцы одурманены зловещей Силой. Но нет же! Наблюдая за мараданцами, с болью в сердце Тэм видел, что Ночь совсем не царит в их головах... Она не ведёт их, скорее уж, она находится в сердце их предводителя... Живого предводителя из плоти и крови. Не Лорда Нейцера, как тогда.
   Хранитель искал ниточки, которые позволили бы ему представить себе, что будет после поражения мараданцев. Когда дикари будут повержены, а Шавалин захвачен Эмералдмором... Как Хозяин собирался продолжать бороться? Какие ещё народы были подчинены им?.. Да, есть Таисмар Маттака, слуга Ночи, но его конница - такая же армия и Шерлека Рсаи, которого ни разу не коснулась Тень. Тэрмис надеялся определиться с этим, узнав, что разум мараданцев смущён Силой Ночи. Но жители пустыни были свободны от невидимых пут. Это пугало Тэма. Тактика Ночи была бы куда как более понятна, если бы она приобретала себе новых слуг таким, насильным путём.
   Но она заманила мараданцев иначе. Значит, она сильна не в прямых путях, а в изящных интригах, а Тэм, никогда не считавший себя опытным на таком поприще, мог теперь только гадать, кто же кроме Таисмара Маттаки достаточно влиятельный покорён Хозяином. Ведь чтобы заставить непримиримую конницу Эмералдмора воевать на стороне Ночи, нужно нечто большее, чем то, что подвигло дикарей под предводительством неведомого Тэму слуги Ночи броситься на Шавалин.
   Чем больше Хранитель размышлял об этом, тем меньше наблюдал за происходящим вокруг. Всё, что он понимал, так это то, что роль Лорда Нейцера в нападении на Шавалин не была ролью полководца. Скорее всего, он принял участие только в убеждении какой-нибудь мараданской знати, но не больше. А потом исчез, и Тэрмис не чувствовал его нигде, сколько бы они ни сталкивались с жителями пустыни.
   В один миг он осознал, что чувствует Дар Ночи. Обернулся навстречу опасности, но слишком поздно. Тэм успел только разглядеть рослого дикаря в одежде из пятнистого меха. Его настигло изумление от мысли, что Дар призвал коренной мараданец, но больше он уже не успел подумать - он не удержался на лошади и упал на землю... Точнее, упал бы на землю, если бы возница одной из колесниц не подхватил бы его и не усадил позади себя. Удар Дара Ночи был слишком силён для Тэма, к нему приложилась вся дикарская ярость мараданца, не подкрепленная никакими причинами и следствиями, просто факт безумной ненависти. Тэрмис терял сознание, он увидел только как сменяется выражение лица мараданца на удивление, будто он кого-то узнал.
   Потом Хранитель позволил себе закрыть глаза и наконец-то забыться. Сила Дня окутала его, защищая сознание и тело от настигнувшего Дара Ночи, чтобы тот не мог причинять Тэму боль.

______

   Драго не узнал в молодом человеке того, на которого указывал Хозяин с строгим запретом подвергать его жизнь опасности. Более того, он вообще не понял, что этот человек - Светлый. Драго, опьянённый битвой, которую - он знал - выиграть будет нельзя, жаждал принести врагам как можно больше разрушения. В юном всаднике, невооружённом и невнимательном, он даже не различил враждебный ему Свет - просто решил выместить всю накопившуюся после предательского исчезновения Лорда Нейцера ярость на нём.
   Но под действием подвластной Драго силы юноша не вспыхнул, словно огромный факел, хотя пошатнулся и упал с лошади. Это так удивило мараданца, чей ставин уже почти погиб в этой битве, что Драго даже отвлёкся от опасности, которая была повсюду. Сейчас эта опасность приближалась к нему, воплощённая в утыканную смертельно-острыми шипами тяжёлую булаву.
   Последним, что чувствовал вождь мараданцев, было неподдельное изумление. В своём убийце он узнал одного из слуг того самого могущественного призрака, что обещал Драго когда-то целый мир для порабощения народу мараданцев, если он сможет убедить шаматэ слушаться слов чужестранца по имени Лорд Нейцер...

17

Шаги армии Ночи

______

   В течение какого-то десятка дней весь мир встал с ног на голову. Никто точно не знал, где враги, где друзья. Весть о приходе в мир Силы Ночи ползла по миру, кого-то обращая в панику, кого-то заставляя хвататься за оружие, сея только смуту.
   Большая часть мира превратилась в арену для скорых сражений - так растянулась между Такеей и Сэнктимом армия Марила Ат Лава, поднялись на защиту своих земель и Света драттеренцы, встрепенулся Колдсоул, вошли на территорию Шавалина эмералдморцы... Но Силы - слишком неясная для многих простых людей вещь, и многие королевства решили: почему бы их соседям не оказаться слугами Ночи?.. Клинок, услышав о количестве мелких конфликтов, с особой остротой ощутил, что его иллюзия, что можно будет создать единую армию против Ночи, оказалась ещё более наивной.
   Тревожные вести достигали его со всех концов мира. Самая главная - первая битва с отрядами, подчинёнными Тени, уже случилась, и Алвален вышел из неё победителем. Сейчас Марил Ат Лав вёл своих солдат на Сэнктим...
   Позднее пришли вести из Колдсоула. Это был не Страж Матаир, которого Клинок ждал с такой тревогой, а всего лишь почтовый голубь, но на письме стояла печать правящей фамилии королевства. Так Клинок узнал, что Сати находится в руках Лорда Четтера, что слуги Ночи изгнаны прочь из Колдсоула, но спасти мальчика не удалось... А также, что Страж Матаир собирается вернуть Сати или погибнуть в бою с Лордом Четтером, что Тия в сопровождении Стражей отправляется совершенно не домой, а в сторону Залесья, туда, где стояла сейчас армия Клинка. Приказывать им повернуть было уже бесполезно - кто знает, как далеко они уже от Колдсоула...
   Потеря Сати заставила Клинка всерьёз взволноваться за судьбу мира. Письмо писали не сами Стражи, и он даже не знал точно, что значили слова "мальчик в плену у Ночи". Завладел ли им Хозяин? Или первый Лорд Тени только держит его в своём плену? Одно он чувствовал точно: Сила Ночи в этом мире ощущает себя безнаказанной... Уже безнаказанной...
   А вот-вот король Ат Лав начнёт осаждать Сэнктим. Клинок ловил себя на мысли, что не верит, что Котли удастся убить, и жалел, что сейчас сам не может участвовать в осаде Ордена Хранителей...
   Он смотрел на карту мира и не мог понять, где же Хозяин прячет ту самую армию, которую поведут столько Лордов Тени... К сожалению, ему не было известно, что эта самая армия вот-вот захватит власть в Шавалине и двинется на Такею...

______

   Что-то холодное и мокрое коснулось его лба. Остро пахло травами. Тэм пошевелился и приоткрыл глаза, но ничего не разглядел. Смоченная в чём-то прохладном тряпица не просто лежала на лбу, но и мешала видеть.
   - Что... что случилось? - спросил Тэрмис, опуская веки. Чьи-то руки поправили призванную смягчить жар повязку на его голове.
   - Вы упали на колесницу моего отца, - ответил звонкий девичий голос.
   - Если ты будешь терять сознание так часто, Хранитель, наше дело может оказаться невыполненным только из-за твоей слабости, - произнёс Зэрандер, и Тэм испытал что-то, похожее на облегчение.
   - Это не входило в мои планы, - тихо ответил Тэм, щурясь. В шатре было темно, но всё лицо было влажным, и на ресницах ещё дрожали капельки воды, и он видел всё как через мутную дымку.
   - Я бы удивилась, если бы входило, - воскликнула девушка. - Ну вот, Лорд, вы убедились, что Хранитель в порядке, можете возвращаться в свой шатёр, а то мой отец будет очень недоволен, - затараторила она. Тэрмис с трудом разглядел Зэрандера и уже знакомую ему девушку Ирисью, дочь Таисмара Маттаки
   Тэм уже испугался, предвидя ответ Зэрандера, но Лорд Тени в тот же миг развернулся и ушёл. Не узнавая своего спутника, Тэрмис даже не сразу сообразил, что ничего не помнит, кроме рослого мараданца и Дара Ночи.
   - Как вы себя чувствуете? - спросила Ирисья, нагибаясь к нему так, что косы свесились и защекотали его шею. - Отец очень беспокоился о вашем самочувствии.
   - Ваш... отец? - спросил Хранитель, мотая головой, пытаясь сбросить влажную тряпицу. Она мешала ему сосредоточиться.
   - Вас едва не убил вождь марданцев! - возбуждённо отозвалась Ирисья, выпрямляясь и зажигая свечи, плавающие в широких плошках. Очень быстро в шатре стало светло. - Вы упали и непременно были бы затоптаны насмерть, если бы рядом не оказался мой отец! - она так улыбалась, будто была бы одинаково рада любому исходу.
   - Я очень благодарен вашему отцу, - закашлялся Тэм. Он попытался восстановить в памяти прошедшие события, но у него не очень хорошо получилось. Почти всё было в тумане.
   - Вы ему это сами скажете, - махнула рукой Ирисья. - Вы сейчас в его шатре. Он велел мне позаботиться о вашем здоровье.
   - У... У вас отменно получается, - прошептал Тэм, закрывая глаза. Он в шатре Таисмара Маттаки?.. Внутри что-то тревожно заскребло. Захотелось стонать, но он побоялся беспокоить Ирисью таким проявлением эмоций.
   - Мой отец убил того мараданца!..
   "Тот мараданец был слугой Ночи, - подумал Тэрмис, не слушая щебетание девушки. - И вождём. Тогда ясно..."
   Даже то удивление на лице дикаря стало ему понятно. Вероятно, они с Таисмаром Маттакой, оба слуги Ночи, были знакомы и раньше. Мараданец был изумлён тем, что его собирается убить вроде бы союзник...
   - Ваш мрачный охранник очень беспокоился, - потормошила его дочь Олемы, и Тэрмис мгновенно открыл глаза. Ирисья сияла так, будто забытье Тэма было лучшим событием в её жизни. - Отец запретил кого бы то ни было сюда пускать, но я не смогла ему возражать. Вы не говорите отцу...
   - Не скажу, - успокоил её Хранитель. Ещё бы, возражать Зэрандеру вообще очень сложно.
   - Вы можете не беспокоиться, что его рядом нет, шатёр моего отца - едва ли не самое безопасное место во всём лагере, честное слово!
   Тэм вздохнул. Да, конечно же... Только не для Светлого Хранителя, пожалуй... Хотя, Маттака не осмелится ничего предпринять, пока здесь Шерлек Рсаи.
   - Как... Как дела снаружи? - спросил он.
   - О, мы победили мараданцев, они сейчас больше никакая не армия, фи! - Ирисья поймала одну из своих кос и взволнованно затеребила её. - А сейчас мы движемся к столице Шавалина. Мой отец говорит, что победа над какими-то дикарями станет самой славной в истории Эмералдмора, потому что присоединит к нам целое вражеское королевство!..
   - Разве Шавалин - вражеское королевство? - улыбнулся Тэрмис. - Ведь ваше войско спасало его от мараданцев... Разве так поступают по отношению к врагам?
   Ирисья о чём-то задумалась, глядя мимо Тэма. Хранитель тем временем осторожно стащил с головы мокрую тряпицу и попытался сесть.
   - Может, вы и правы, - пробормотала девушка, - но я лучше об этом у отца спрошу, вы всё-таки не эмералдморец... И куда это вы собрались? - встрепенулась она. Ирисья торопливо отобрала у него повязку и попыталась уложить обратно.
   - Я не могу быть прикованным к постели, я - Хранитель, и отлёживаться мне некогда, - попытался спорить Тэрмис. Но девушка оказалась на редкость сильной, и справиться с ней не получилось. Он вновь оказался лежащим, а Ирисья села на край простыни, укрывавшей его, и решительно заметила, что ему лучше делать так, как она говорит, потому что она очень хорошо разбирается в лечении, и...
   - У меня есть Дар Самоизлечения, - прервал её Тэм. - Мне не нужно лежать, чтобы прийти в себя. Мой Дар сам излечит меня от любой раны и любой болезни.
   - Но у вас нет раны, - подняла брови Ирисья. Тэм заметил, что глаза у эмералдморки почти такие же синие, как у Зэрандера, только тёплые и горящие жизнью. - Я вообще не поняла, что с вами случилось!
   - Отец объяснял вам, почему Эмералдмор согласился защитить Шавалин? - спросил Тэрмис и получил отрицательный ответ. - Ну тогда я, к сожалению, тоже не имею на это права. Позвольте мне пойти к себе в шатёр, я должен ещё переговорить также с Верховным Князем...
   - Но вы хотя бы дождитесь отца! - воскликнула она. - Он хотел с вами поговорить, вы не можете поступить так невежливо и уйти, - Тэм понял, что не согласиться с этим не может.
   Встреча один на один с Великим Князем пугала его.

______

   Таисмар Маттака Олема при ходьбе создавал много шума. Поэтому Ирисья сразу узнала его по шагам и притихла. До этого она без умолку болтала с Тэмом, удивляясь многим вещам, которые он говорил, и часто произносила: "надо будет поговорить об этом с отцом", "надо будет спросить у отца"... Тэм чувствовал, что она очень привязана к своему воинственному отцу, и ему горестно было осознавать, что девушке не известно о принадлежности Маттаки к слугам Ночи.
   Тэм рассказывал ей все легенды, которые знал. О Свете, о Тёмных Временах, о более поздних событиях, и даже о более ранних. О создании Мира, о Силе Дня и её вечной войне с Силой Ночи, в общем, то огромное количество историй, которые, пожалуй, очень часто рассказывают матери своим детям, когда те едва выходят из колыбели. Эти истории как никогда похожи на сказки, иногда страшные, иногда добрые... До последнего времени, пожалуй, даже многие взрослые не верили, что эти сказки появились из самой настоящей были.
   К его удивлению, даже самые простых историй, которые знал и Сати в своей далёкой от большого мира деревушке, Ирисья никогда не слышала. Она с таким любопытством и переживанием вслушивалась в слова Тэма, что тот только удивлялся - как такое могло случиться? Но Ирисья вскоре поделилась с ним, что матери у неё не было, она росла с отцом и пятью старшими братьями. Те всё время хотели стать воинами, много тренировались даже в детстве, и отец уделял им много времени. Ирисью сначала воспитывала нянька, но потом девушка всё чаще удирала вместе с братьями, дралась наравне с ними и росла самой что ни на есть маленькой мальчишкой.
   Отцу это только нравилось, и только недавно, когда Ирисье исполнилось шестнадцать, он запретил ей вести себя неподобающе и позорить семью. Пришлось девушке влезть в длинный сарафан и томиться от скуки в окружении таких неприветливых и чинных девиц, которые смотрели на неё косо и презирали. Она в свою очередь тоже не особенно дружила с ними...-
   - Хочу, чтобы отец разрешил мне бросить это безобразие, - говорила она. - Ненавижу эти посиделки, и рукоделие ненавижу... Это слишком скучно, а скоро отец выдаст меня замуж, и мне вообще не придётся нагуляться вволю, - Ирисья рассеянно теребила косы. - Скажут мне расплестись и носить платок. Жить среди других жён, более старших и сердитых. Делать, что прикажет муж... Жуть, я умру от тоски...
   Тэрмис совершенно не знал, что ему лучше сказать девушке, судьба которой действительно уже предопределена на будущее, и поэтому только понимающе кивал. Ирисья вздыхала, сердито хлюпала носом, а иногда делилась, что отец хотя и разрешил ей оставить меч, то разрешил доставать только в её девичьем шатре, а там с ним делать совершенно нечего, только любоваться на него...
   Кое-что в её рассказах Тэм просто не мог понять. Он знал, что у эмералдморцев крайне строгие законы, но некоторые были для него просто непостижимы.
   Когда вошёл Таисмар Маттака, Ирисья уже вскочила с места и засуетилась где-то за спиной Тэма. Хранитель, с волнением наблюдая за Предводителем конницы, произнёс что-то очень вежливое и соответствующее эмералдморским представлениям о чести и благодарности. В общем, Олема, кажется, был удовлетворён ответом Тэма и его выражением благодарности.
   Тэрмис яростно не желал, чтобы Маттака приказал дочери уйти. Пока Ирисья была здесь, у Тэма была уверенность, что беседа не выйдет за границы простого обмена репликами...
   Таисмар Маттака знал прекрасно, чего боится Хранитель. Он улыбался себе в усы, засунув большие пальцы рук за пояс, и изучал Тэрмиса придирчивым взглядом. Вот уж действительно, этот паренёк не заслуживает той роли, которая на него возложена. Не может быть, чтобы за ним вот уже столько времени охотились и не могли поймать. Конечно, Зэрандер - это достойная помеха, однако Маттака и в нём не видел опасности. В конце концов, этот Лорд Тени даже не всегда находится рядом с Хранителем, не следит, когда того несёт в самое пекло битвы... А сам Хранитель излишне доверчив.
   Ему казалось, что Тэрмис от волнения сейчас сойдёт с ума. По крайней мере, он ощутимо переживал. Большие серые глаза блестели взволнованно, но даже не настороженно. Хранителю было известно, что перед ним - слуга Хозяина, поэтому он видел только два варианта - либо сейчас путь для него закончится, и он окажется пленником, либо Маттака продолжит играть свою роль, не выдавая себя...
   Выдавая? Таисмар усмехнулся. Хранителю и Зэрандеру тем более всё ясно. Неясно только, почему Лорд так беспечно относится к своим обязанностям, и почему Светлый до сих пор не сказал ничего Верховному Князю. Олема не знал, чего они ждут, но не особенно беспокоился по этому поводу. Пускай думают, что угодно, но Таисмар Маттака прекрасно знает, когда и как воспользоваться преимуществом.
   - Я вполне чувствую в своих силах вернуться в отведённый мне и моему спутнику шатёр, - в ответ на очередную фразу Олемы произнёс Тэм. Ирисья внимательно слушала их разговор, и Тэму не хотелось беспокоить её, выказывая подозрения или делая намёки.
   - Никто не будет вас держать, Хранитель. Если вы уверены, что угрозы для вашей жизни нет...
   - Я уверен, что мне ничего не угрожает, - категорично ответил Тэрмис. - Но если законы Эмералдмора требуют от меня какого-либо действия, чтобы выразить благодарность...
   - Пока ничего, Хранитель, - на лице Предводителя конницы Тэм прочёл особенную иронию. Пока ничего... - Мы ведь боремся за Свет, неправда ли?..
   Тэрмис едва не бросил сформировавшуюся в его голове весьма обидную фразу, но удержался. Даже если бы не было здесь Ирисьи, не стоило так направлять против себя Олему. Пусть Таисмар Маттака думает, что может смеяться безнаказанно над бездействием врагов Хозяина, знающих, что он - один из последователей Ночи. В конце концов... Тэм должен быть жертвой. Даже лёгкой жертвой... А Зэрандер в данном случае играл роль смотрителя жертвы, готовившего её к великой охоте...

______

   Оказалось, что, окружённый заботой Ирисьи, он пролежал не один день, а целых три. Тэм старался не думать о том, что большинство этого времени провёл в шатре врага Света. Как и о том, сколько толков пробудило среди эмералдморцев его неожиданное забытье. Некоторые с презрением говорили, что Хранитель настолько хил и нежен, что упал в обморок, едва оказавшись в опасности, другие видели, что на нём нет ни одной раны, но он в ужасном состоянии, и считали, что Светлый подвергся атаке Силы Ночи. Последние были не так далеки от истины, и Тэрмису было радостно только то, что эмералдморцы нисколько не боятся ни Силы Ночи, ни её могущества. И немудрено, ведь в прежние времена они не раз давали отпор даже Воинам Тени.
   Он вернулся в свой шатёр - они стояли лагерем близ реки, давая отдых и людям, и коням - только побеседовав с Верховным Князем. Мараданцы были уничтожены практически все, опасности для Шавалина больше не было, и теперь Комелек предвкушал тот час, когда он встретится с Тау'ган'аром Маари.
   Было поздно, тёмный небесный свод казался невероятно далёким, а мелкие звёзды сияли так близко друг к другу, что казались бесконечными россыпями драгоценных камней. Тэрмис долго стоял, глядя в небо, не обременённый никакими мыслями, кроме радости от того, что они ещё могут бороться за этот мир.
   - Ты был крайне неосторожен, Хранитель, - вырвал его из блаженной расслабленности ставший знакомым, будто голос близкого родственника, голос Зэрандера. Лорд Тени вышел из шатра, вероятно, чтобы поговорить с ним без свидетелей. Свидетельницей могла бы стать Мае'ар Маари. - Я не советую тебе больше так поступать.
   - Мне нужно было разобраться, Зэрандер, - откликнулся Тэм, оборачиваясь. Лорд был выше его на целую голову, но даже если бы они были одного роста, Воин всё равно смотрел бы на него сверху вниз. Иначе он просто не умел.
   - Ты разобрался настолько, что перестал наблюдать за опасностью вокруг. То, что среди мараданцев не было Нейцера, не значит, что там не было слуг Ночи.
   - Я понял, - грустно кивнул Тэм. - Не понимаю только, зачем это нужно было Хозяину Ночи! - воскликнул он негромко.
   - Не думаю, что могу дать тебе ответ на этот вопрос, - хмыкнул Зэрандер. - Но тебе об этом думать не стоит. Что бы за этим ни стояло, тебя должно интересовать только поведение Маттаки.
   - Он ничем не выдал себя, хотя он знает, что мне всё известно... Правда, его дочь присутствовала при нашем разговоре. Но я думаю, что он чего-то ждёт.
   - Скорее всего, - не особенно обрадовал Тэма ответом Зэрандер.
   - И ты знаешь, чего именно, - настойчиво произнёс Тэм, не спрашивая, а утверждая. - Ты знаешь, Воин!
   - Знаю, - показал клыки Зэрандер. - Но тебе не стоит знать. Жертве не положено знать, где именно расставлены силки.
   - Но я мог бы...
   - Я тебе не скажу, - продолжал ухмыляться Призрачный Лорд. Тэм едва не возмутился, но сдержал себя, понимая, что это будет бессмысленно.
   Тэрмис отвернулся и уставился в небо. Зэрандер не торопился уходить, наблюдая за Хранителем со стороны.
   - Куда делся Нейцер? - наконец, нарушил тишину Тэм. Впрочем, сравнительную тишину - вокруг сновали люди, невдалеке ржали кони, слышался треск поленьев в кострах. - У тебя есть предположения?
   - Хозяину больше не нужны были мараданцы, они выполнили возложенную на них задачу - ослабили Шавалин, - Лорд, кажется, тоже о чём-то задумался. - Я думал почувствовать его среди эмералдморцев, но здесь его нет. Возможно, он отправился по такому приказу Хозяина, который я предугадать не могу.
   - Меня беспокоит эта война, Воин, - плечи Тэма поникли, он наклонил голову, уставившись взглядом в землю. - Я боюсь, что Клинку будет сложно справиться с угрозой, когда неясно даже, откуда она исходит...
   - Это уж точно не твоя забота, - резко оборвал его Зэрандер.
   - Безусловно, но я не могу равнодушно отнестись к этому! Это война за Свет, и хотя она безразлична тебе, мне - совсем даже нет!
   - Беспокойся так, чтобы это не мешало делу. И помни, что ты не относишься к войне. Всё, что касается тебя, это Камень Света. С военными делами разберётся Клинок, думаю, в отличие от тебя, он в этом смыслит.
   - Ну да, - проворчал Тэм. - Я не понимаю в этом ничего, но... Зато ты понимаешь, Воин. И я чувствую, что мне не понравится то, что ты знаешь...
   - Я не собираюсь делиться с тобой предположениями, - скривил губы Зэрандер. - С помощью тебя мы обнаружим двойник Камня Света.
   Тэрмис вновь недовольно покосился на своего странного союзника. Зэрандер выглядел вполне-таки воинственно, хотя сейчас на нём даже не было сарратарского доспеха. Тонкая алая рубашка из плотной не блестящей материи, заправленная в тёмно-коричневые брюки, прихваченные широким поясом. Зэрандер был зловещ сам по себе, безо всякого оружия... Меч он тоже оставил в шатре. В любом случае, незнающий человек со стороны признал бы в нём несомненно очень сильного, но не самого качественного телохранителя. Настоящий страж чужой жизни никогда бы не расстался с оружием...
   "Вот только не нужно ему оружие, - подумал Тэм с содроганием. - И ещё он пытается использовать меня просто как... как наживку. Ему нравится такое моё положение, а на моё мнение наплевать..."
   - Мараданцы были одновременно силой, разрушившей огромную и сильную армию, которая, будь войне, непременно выступила бы на стороне Света, и отвлекающим манёвром... Не из таких дикарей должно состоять настоящее войско Ночи... Я прав, Зэрандер?
   - Не просто для отвода глаз, - покачал головой Зэрандер. - Хозяину было важно не только разоружить Шавалин, но и объединить его с Эмералдмором, - он прищёлкнул языком. - И у него это вышло. Тут хорошо поработал и Нейцер, и он сам...
   - Объединить с Эмералдмором, - повторил Тэм удивлённо. - Но ведь так решили мы! - он обернулся к Зэрандеру. Лорд Тени разглядел на его лице неподдельное изумление. - Откуда Хозяин мог узнать, что мы вмешаемся во встречу Великих Князей?..
   Зэрандер снисходительно покосился на него:
   - Ты глуповат для Хранителя Света. Если бы мы не вмешались, король Шавалина всё равно просил помощи у Эмералдмора. Уверен, княжество не избежало бы возможности расширить свои территории за счёт простой победы над невежественными варварами. Одна только разница - они не ведали бы, что мараданцы ведомы Силой Ночи. Этот факт сказал Верховному Князю ты. В остальном ситуация разворачивалась бы так же.
   Он говорил равнодушно, но Тэм бледнел с каждым словом всё сильнее.
   - Так мы только сопутствовали исполнению планов Хозяина? Делали так, как он и хотел? - Хранитель выглядел так, словно только что раскрыл невероятно обидный обман. - И ты с самого начала знал, Воин? - спросил он почти сердито. - Мы могли бы попытаться помешать его планам!..
   Зэрандер совсем не выглядел недовольным. Он свободным жестом расправил ворот рубашки, затем наклонился к самому лицу Тэма и негромко, но навязчиво повторил:
   - Твоя голова должна быть занята двойником Камня, а не войной. С армией Тени воевать будет Клинок...
   - Ну да, - едко ответил Тэм, отстраняясь. - А в случае смерти Хозяина не ты ли собираешься возглавить эту самую армию Тени?
   В глазах Зэрандера полыхнул ледяной огонь. Тэрмис едва не подумал, что зашёл слишком далеко...
   - Иди в шатёр, - коротко приказал Зэрандер. Тэм понял, что ему лучше послушаться, и уже повернулся спиной, когда услышал брошенное Лордом в спину: - Может быть, и я, Хранитель.
   От этих слов ему захотелось быстрее оказаться в шатре, словно тонкая ткань могла защитить его от всегда хищного злого взгляда.

______

  
   Придорожный трактир не претендовал на роль какого-то особенно уютного заведения. Он был огорожен невысоким заборчиком, вместе с пристроенной к ней конюшней. Специфический запах не перебивался даже запахом еды. Кертис не надеялся, что пища здесь будет такой, какую он пробовал в Библиотеке, однако передышка действительно была нужна. В конце концов, хотя бы узнать получше, что произошло здесь за прошедшее время.
   Дорога, на краю которой стоял трактир, вела прямиком в Сэнктим. Бару явно не терпелось оказаться в Ордене Хранителей как можно скорее, и промедления, на которые вынуждал его Кертис, пробуждали в нём невероятный гнев. Но Стражу, кажется, было всё равно, какие чувства обуревают его мрачного спутника.
   - Будет лучше для тебя, если ты не решил здесь заночевать, - с угрозой произнёс Бару.
   - Ведите себя тихо и не пытайтесь швыряться Дарами в посетителей, и наше инкогнито никто не раскроет, - спокойно ответил Кертис. - Я убедительно вас прошу не привлекать внимания. Здесь не так давно прошла армия. Пока мы не узнаем её судьбу...
   - Моя армия, - проворчал Бару.
   - Армия короля Алвалена, - с лёгкой усмешкой возразил Кертис. - Не ваша. Алвален утёк у вас сквозь пальцы...
   На плечо Стражу, отдававшему подбежавшему мальчишке коней, легла тяжёлая рука. Со стороны это даже выглядело как дружественный жест. Мужчина с медным оттенком волос и изуродованным лицом на самом деле стиснул плечо у основания шеи так, что у Кертиса едва не перехватило дыхание.
   - Не зли меня.
   Короткая фраза возымела действие. Усмешка задержалась на лице Кертиса не более чем на секунду.
   - Как угодно, - процедил он, сбрасывая руку с плеча. Но Кертис не был уверен, что рука исчезнет.
   Рука исчезла.
   Кертис, сдерживая немыслимый поток злости, развернулся и решительным шагом направился в трактир. Бару не отставал от него, и Страж впервые понял, что его спутник действительно куда как более опасен, чем он представляет. Бару был подвержен приступам ярости больше, чем кто-либо из знакомых Стража. Вероятно, он действительно способен убить его, даже находясь в немилости у Хозяина Ночи. Никакой властелин и никакая немилость не способны его остановить...
   В трактире на их появление отреагировали взволнованным шёпотом. Хозяин трактира, поприветствовавший Стража Света, с предосторожностью скосил глаза на его спутника.
   - Да будет с тобой Свет, друг, - Кертис разговаривал негромко, не то, чтобы не привлекая внимания окружающих, но желая, чтобы их внимание испарилось. - Надеюсь, у тебя найдётся для меня и моего товарища по кружке добротного вина.
   - Разумеется, друг, - расплылся в улыбке хозяин трактира. От гостей вроде Стражей Света редко дождёшься прибыли, они в основном только расспрашивают о том, что им требуется, и уходят. А он, как и все предприимчивые люди, любил прибыль.
   - Просто подождите, пока я его расспрошу, - Кертис настойчиво оставлял себя на месте хозяина положения.
   - Можно сделать это быстрее, - заметил Бару.
   - Но лучше - как предлагаю я, - возразил Кертис. Воин Тени хмыкнул и потерял интерес к взгляду Кертиса, поймав несколько других, любопытных и опасливых взглядов. Если местным завсегдатаям и просто путешественникам ещё приходилось видеть Стражей, то вряд ли - воинов вроде Бару. Доспех наёмника был достаточно открыт, чтобы его мощные мускулы красочно говорили о силе их обладателя, а следы ран безусловно возбуждали интерес. Впрочем, познакомившись с горящими глазами Бару, местные посетители мгновенно поспешили вернуться к своим кружкам и тарелкам.
   - Садитесь, - широким жестом предложил им хозяин трактира. - Ваше вино, - он поставил на стол две кружки. - Больше ничего не желаете?
   - Только парочку волнующих нас фактов, не более, - Страж откинул плащ и сел первым, Бару, демонстрируя неприветливое каменное выражение лица, устроился, как хозяин, откинувшись на спинку стула и одну руку положив будто бы ненароком на рукоять меча. От трактирщика этот жест не укрылся, но Кертис его проигнорировал.
   - Я к вашим услугам, - тот вытер руки о фартук и сел напротив. - Что вам угодно, друг?..
   - Армия Алвалена,... - протянул Кертис. - Я и мой друг должны были оказаться в ней, но отстали, - Страж решил не обращать внимания на выражения лица Бару после его слова "друг". - Я думаю, что от тебя не укрылось её перемещение, правда? - он располагающе улыбнулся.
   - О, вы прилично отстали! - воскликнул трактирщик. - Армия Алвалена не просто уже прошла... Она успела принять бой и победить!..
   - Бой? - спросил Кертис, поднимая брови.
   - Ну да, битву с войском Сэнктима...
   Бару ухмыльнулся. Клинок раскусил все тайны Лорда Котли... Следовало ожидать. Не иначе, как тут постарался этот червяк, Пресветлый.
   - И выиграли её? - уточнил Кертис.
   - Безусловно! В мой трактир приходили некоторые очевидцы... Говорят, это была недолгая, но весьма кровавая битва. Впрочем, жертв среди алваленцев было мало. Несколько отрядов твоих друзей были с королём Ат Лавом.
   - Король Ат Лав лично вёл войско? - впервые подал голос Бару. Ненависть, клокотавшая в нём, вполне отразилась на реплике. Трактирщик с опаской покосился на Воина Тени. Ему доставляло куда больше удовольствия беседовать со Стражем Света.
   - О да, я даже мельком видел его. Весьма обаятельный молодой человек, но, мне кажется, слишком молодой для короля. Наверняка, не он управляет этим войском...
   - Конечно, у короля Ат Лава есть опытные военачальники,... - многозначительно произнёс Кертис, словно невзначай касаясь рукой мешочка на поясе.
   - Мне кажется, я даже знаю, что он только один, - прямо-таки расплылся в улыбке трактирщик. - Мы, трактирщики, незаметные в сущности люди, однако каких только речей не произносят наши гости...
   - Только один военачальник и несколько отрядов Стражей?
   - Три отряда, друг, - поправил его хозяин трактира.
   Кертис сосредоточенно пожевал губу. Это большая сила. Очень большая.
   - Значит, Алвален разбил армию Сэнктима...
   - Вас это не удивляет, друг? - поинтересовался трактирщик. - Или Цитадель наконец-то решила вырезать напрочь эту чванливую заразу, Хранителей?..
   Кертис предупреждающе поднял руку:
   - Боюсь, я не знаю о причинах. Я - словно солдат, только на службе не у короля, а у Клинка Света и самой Силы Дня, и не могу судить о том, отчего армия Алвалена должна была вместе с моими друзьями атаковать Орден Хранителей...
   - Атаки на Сэнктим ещё не было, - с удовольствием вновь поправил его трактирщик. - Они столкнулись на расстоянии от Ордена. Сейчас алваленцы осаждают Сэнктим, но он ещё не взят.
   - Если учесть, что армия наёмников разбита, шансов почти нет, - недовольно проговорил Бару. Весть, что подготовленное им войско себя не оправдало, была для него досадной.
   - Поговаривают, что Сэнктим уже обречён, - трактирщик очень внимательно посмотрел на знаки на доспехах Бару. Воин Тени был в форме как раз сэнктимских наёмников. Кажется, трактирщику было странно видеть вместе Стража Света и человека, одетого подобным образом.
   - Возможно, - кивнул Кертис. - А численность армии?..
   - Не могу сказать точно. Это десятки тысяч солдат. Было сложно считать...
   Страж допил вино почти залпом. Оно действительно оказалось весьма неплохим.
   - Прекрасно. Ты нам очень помог, друг. Теперь нам надо ехать дальше, - Кертис поднялся и положил на стол золотую монету. Она была отчеканена в Колдсоуле, но на это человек внимания не обратил, для него главное было - блеск золота.
   - Если желаете, я распоряжусь дать вам новых коней, совсем свежих, они будут мчать вас так быстро, как вы пожелаете...
   - Это было бы великолепно, друг, - бросил Страж, направляясь к выходу. Бару задержался, но ненадолго. Возможно, чтобы выпить вино. Или задать трактирщику какой-то вопрос, который его интересовал...
   В одном Кертис был уверен - не чтобы перебить в трактире всех посетителей. И эта мысль внушала ему некое подобие спокойствия. Он уехал вперёд, а бывший Лорд Тени догнал его позже.
   - Лорд Котли не сдаст Сэнктим, - спустя полчаса после того, как они покинули трактир, произнёс Бару.
   - Вполне возможно, что и этим городом придётся пожертвовать...
   Кертис был уверен, что сколь бы ни был молод и неопытен король Ат Лав, Клинок не доверил бы ему столь важной миссии, будь Алвален к тому не готов.
   - Не сдаст, - перебил его Бару. - Никакие Стражи его не остановят.
   - Вы переоцениваете крепость Ордена Хранителей.
   - Ты недооцениваешь Силу Ночи.
   - Он всего лишь один, - поднял бровь Кертис.
   - Он Лорд Тени, - хмыкнул Бару. - К тому же, я тоже собираюсь там оказаться. Очень скоро, - он убрал с лица отросшие за последнее время волосы и добавил. - И я не буду среди обороняющихся. Мы нанесём удар изнутри войска.
   Кертис сделал вид, что не расслышал. "Мы", "изнутри" - всё это не столько беспокоило его, сколько казалось бессмысленным.

______

  
   Следующей ночью привал был сделан уже поздно. До Мере'ар оставалось идти не больше двух дней пути. Почти вся жизнь Тэма теперь состояла из бесконечных привалов и подъёмов. Днём он старался находиться где-нибудь поблизости от Верховного Князя и желательно от Таисмара Маттаки, а разговоров с Зэрандером избегал. Лорд Тени и не собирался, кажется, о чём бы то ни было с ним разговаривать. Тэм же старался вовсе его не замечать.
   В последнее время часто он покидал общество Великих Князей, чтобы увидеться с Ирисьей. В основном, по её просьбам. Ей нравились его рассказы, а он хотя и не позволял себе много откровенничать, зная, что дочь непременно расскажет о своих беседах с ним отцу, но иногда привлекал даже рассказы из собственного опыта. Так, например, он довольно много рассказывал ей о далёком Небесном Городе.
   - Он что, правда непобедимый? - спрашивала с любопытством Ирисья. Она ехала не в повозках с остальными женщинами, а верхом, и их беседы мало кто слушал. Проходившим и проезжавшим мимо эмералдморцам было совершенно не до них.
   - Ну... Его ещё никому за много тысячелетий не удалось сломить.
   - Правда?.. Непобедимый город - это ведь так интересно! - уверенно произносила она. - Но я не думаю, чтобы Эмералдмор не мог его завоевать, - добавила она.
   Тэм улыбался в ответ:
   - Поверьте, стены Небесного Города так высоки, что ни одна осадочная машина не добросит до зубцов камня, Во всём мире ещё не кончился день, а в Сарратаре солнце уже скрылось за этой стеной.
   - Стены можно разрушить, - махнула рукой Ирисья.
   - Они очень широки, - возражал Хранитель. - И в них нет слабых мест.
   - А ворота?
   - Ворот тоже нет. В Небесный Город может проникнуть только тот, кому позволит Владетель Ключей. Только некая Сила способна создать проём в широкой каменной стене.
   - Какая Сила? Дня или Ночи? - с любопытством спросила девушка.
   - Ни та, ни другая... Эта сила ещё более древняя.
   Ирисья только удивлялась в ответ и качала головой.
   - Удивительный город... Но я не верю, что его нельзя завоевать... Я обязательно спрошу, что думает отец, - этими словами обычно заканчивался любой их разговор...
   Зэрандер не пришёл в шатёр вовремя. Тэм этому уже не удивлялся - Лорд часто задерживался там, где хотел, и насколько хотел. Хранитель даже не интересовался, чем он занимается там - в последнее время ему хотелось как можно меньше видеться с ним.
   Тэм пришёл в шатёр, когда там уже была принцесса Маари. Её привели и оставили здесь, ни Тэрмиса, ни Зэрандера здесь ещё не было. Она лежала на постели Тэма, и когда он вошёл, испуганно вздрогнула и села.
   - Не волнуйтесь так, принцесса, это всего лишь я, - улыбнулся Тэм как можно более спокойно. Он не хотел вселять в неё тревогу.
   - Хотела сказать тебе ещё вчера... Но ты пришёл, когда я уже спала. Мне было так страшно! - прошептала она. В полутьме её глаза блестели, будто бы от слёз.
   - Я понимаю, - кивнул он, садясь на край постели. - Я сам не знаю, что будет дальше, Верховный Князь не даёт никаких чётких ответов...
   - Нет, дело не в этом, - перебила она его. - Мне было так страшно одной с вашим... вашим спутником...
   Тэм бросил взгляд на пустующую постель Лорда.
   - Понимаю, - повторил он. - Его... его сложно не бояться. Простите, я не хотел оставлять вас наедине, всё случилось совсем не по моей вине...
   Она подтянула колени к подбородку, как маленькая девочка, и забормотала:
   - Я первую ночь даже заснуть не смогла... Иногда мне казалось, что он смотрит на меня так, будто желает мне смерти... Что я такого сделала, Хранитель?
   - Он и на меня так смотрит, - успокаивающе ответил Тэрмис. - И на всех вообще. Он... такой. Не думайте об этом, ваше высочество...
   - Зачем он тебе такой? - вздохнула Маари, опуская голову на подушку. - Такой агрессивный, мрачный... Правда, он не похож на того, кто был бы сопровождающим истинного Хранителя!
   - Да уж, мы с ним действительно непохожи...
   - Мне иногда кажется, что ты тоже его боишься, - призналась Мае'ар. Тэрмис напрягся, предчувствуя неприятный для него поворот разговора. - Но ведь Хранители никого не боятся, правда?..
   - Я не боюсь его, - Тэм не был уверен, что он не солгал. - Я боюсь того, что он может сделать... Вы знаете, принцесса, на что он способен.
   Тэрмис осторожно лёг на край постели. Да уж, условия далеко не царские...
   - Но зачем он вам такой? - простонала Маари.
   - У нас с ним общее дело. Чтобы совершить его, мы должны держаться вместе, - вздохнув, пояснил Тэм. - У нас нет иного выхода.
   Мае'ар какое-то время молчала, потом спросила:
   - Что же за дело?..
   - Не могу вам объяснить, - шёпотом откликнулся Тэм, поворачивая голову. - Я действительно не могу, принцесса...
   - Ясно, - кажется, она была недовольна, что он не ответил, но это тоже длилось недолго. Спустя ещё минуту она нашарила его руку и крепко сжала. - Но ты ведь больше не оставишь меня с ним одну, правда?..
   Тэрмис перевернулся на другой бок и заметил, что Мае'ар не сводит с него глаз. Он кивнул, соглашаясь:
   - Конечно, не оставлю, принцесса... Не бойтесь.
   Она улыбнулась и, не отпуская руки Тэма, напротив, ещё крепче прижимая её к себе, зарылась лицом в подушки. Тэрмис подумал, что она, должно быть, плачет, просто очень хочет это скрыть. В конце концов, это было совсем не по-королевски, жаловаться и сетовать на свои страхи простому Хранителю Света, находясь с ним при этом ещё и в одной постели.
   - Уверен, что всё будет хорошо, - повторил он, закрывая глаза. Руке было не слишком удобно, но он боялся потревожить Мае'ар. Чуть-чуть поёрзав, он почти заставил себя уснуть.
   Наутро по землям Шавалина к столице подавленного государства вновь двинулась новая армия Ночи...

18

Новая война

______

   Величественные золотые ворота столицы Шавалина были сегодня распахнуты для по сути вражеского войска. Такое происходило лишь раз - когда армии Хозяина покорили королевство.
   Верховный Князь выглядел крайне удовлетворённым. Длинным, бесконечным караваном его войска втекали в пределы сначала первой крепостной стены, окружавшей ближайшие к Шавалину земли, а затем в сам город. Безусловно, Комелек был во главе этого войска, на своей боевой колеснице, в дорогих мехах и тяжёлых золотых украшениях, которые в Шавалине посчитали бы крайней безвкусицей. Таисмар Маттака, представитель всех прочих Князей, которые сейчас оставались в Эмералдморе и с нетерпением ждали, какой кусок от соседских земель достанется им, ехал чуть сзади, и Тэму совсем не нравился его взгляд. Не довольство, а скорее злорадство выражал его взгляд. Словно он готовился сказать кому-то: "Ну вот видишь!"
   Тэм и Зэрандер, как-никак почётные гости Шерлека Рсаи, хотя и путешествовавшие с ним по сражениям, а не по пиршественным залам, тоже не плелись где-то позади. Принцесса Мае'ар была с ними - Тэму всё чаще приходилось утешающе брать её за руку, потому что было не ясно, готова ли она сквозь спины свиты Комелека броситься на Верховного Князя, то ли сотворить ещё какую-нибудь глупость...
   Её глаза гневно заблестели, когда далеко впереди навстречу эмералдморцам на светлом коне выехал мужчина в тёмном, расшитом золотом костюме, и с венцом короны на голове. Тэм его практически не мог разглядеть, но сразу понял, что это - тот самый новый король Шавалина. На всякий случай Тэрмис обернулся к Зэрандеру, но Лорда, судя по всему, занимали барельефы на золотых воротах.
   Тэм не слышал символического обмена любезностями между Шерлеком Рсаи и Тау'ган'аром Маари. Если они вообще обменялись любезностями, а не проклятиями. Тэм видел только беспокойно метающийся взгляд шавалинского короля, и мысленно представлял себе натянуто-вежливый голос, говорящий не менее надменному эмералдморцу-варвару слова благодарности... Благодарности за спасение страны, которая теперь частично попадает в рабство.
   - Он просто продал нас, а сам останется на троне, - выплюнула Мае'ар, отворачиваясь. - Мой... Принц... Моэ'ран'ар Маари находится у него в плену, - добавила она со вздохом. - Он всё подстроил, чтобы захватить власть... А теперь ещё и отдал наши земли проклятым эмералдморцем! - громко воскликнула она, порываясь погнать свою лошадь вперёд. Тэрмис едва успел перехватить поводья.
   - Ваше высочество... принцесса! - громким шёпотом позвал он. - Одумайтесь!
   Воины-эмералдморцы косились на них не самыми добрыми взглядами. Тэм тоскливо вздохнул, закрыл глаза ненадолго, собираясь с мыслями, и продолжил:
   - Если бы не Эмералдмор, вы бы погибли от обыкновенных дикарей!..
   - Уверена, это всё козни Тау'ган'ара, чтобы остаться на троне, - Мае'ар выпрямила спину и демонстративно вздёрнула подбородок.
   - Ваше высочество...
   - Вот увидишь, Хранитель. Он - подлая змея...
   Тэм был уже не в силах спорить о личности бывшего принца Шавалина, а нынешнего короля.
   Тау'ган'ар выглядел в точности как многие другие короли, и Тэм искренне считал, что Мае'ар просто слишком предвзято о нём судит. Хотя, когда блуждающий взгляд короля Шавалина нашарил среди жутковатого каравана колесниц и всадников воина в белом плаще, юношу и молодую женщину с фамильными чертами лица Маари, он показался Тэму излишне внимательным и слишком удивлённым.
   Потом владыки двух теперь уже не равноправных и не равных по силе государств перестали разговаривать на площади перед воротами, и Комелек, которому предложили шавалинского коня, вместе с Тау'ган'аром, удалились в направлении королевского дворца. Ни на секунду не задумавшись, Зэрандер отправился следом за ними.
   - Поедем, принцесса, - немного удручённо позвал Тэрмис, не решаясь ни оставлять Зэрандера, ни бросать её высочество.
   - Нас не звали, - гордо бросила она.
   - А мы поедем.
   Мае'ар взглянула на него так, словно не верила, что их пропустят дальше ближайшего поста стражи. Но их никто не остановил.
   Эмералдморские воины распространялись по столице, своим внешним видом внушая ужас и недоверие простым горожанам. Никто из жителей Мере'ар Маари не думал, что самые древние враги Шавалина когда-нибудь будут ступать по столичным мостовым. Но в жизни королевства начиналась новая, совсем не славная эпоха.

______

   Тау'ган'ар видел ликование в глазах Таисмара Маттаки. Они ещё совсем недавно были много выше всех смертных этого мира, но всё-таки равны. Теперь Хозяин словно покинул его... Бросил на съедение Комелеку, ярому врагу Ночи, ко всему прочему... Таисмар здесь, конечно, почти ничего не решает, хотя может повлиять на мнение Шерлека Рсаи. Но Верховный Князь был слишком рад тому, что Шавалин наконец-то склонил голову перед его княжеством, чтобы советоваться с кем-то, и Маттака молчал, лишь повсюду сопровождая его. Но присутствие Таисмара мешало Тау'ган'ару сосредоточиться...
   А ему надо было что-то придумать. Что-то решить... Волнуется знать. Волнуется войско, вернее, его жалкие остатки. Волнуется народ, в конце концов. Эмералдморские вояки творят, что им заблагорассудится, на улицах Мере'ар Маари, а он должен любезничать с их варваром-князем!..
   Теперь Тау'ган'ар действительно всё понял. Хозяину важно было объединить Шавалин и Эмералдмор в единое целое - и он этого добился, воспользовавшись амбициями принца. Королём принц стал, но королём чего? Коленопреклонённого государства?..
   Шерлек Рсаи настаивал на мгновенном разрешении всех "мелочей"... Мелочи... Земли Шавалина, испокон веков принадлежавшие Маари, или завоёванные ими в честных боях... Король улыбался и кивал, изображая взглядом весь яд, на который был способен.
   Нет, Хозяин не мог бросить его... Не мог отдать на растерзание проклятым эмералдморцам!.. Это какая-то задумка, которую ему пока не положено знать, и он должен следовать желанию тёмного призрака... Угадать его желание, понять, что тот хочет, показать, что может пригодиться! Тогда наверняка всё изменится... В конце концов, здесь тот самый Хранитель. И он не пленник Таисмара Маттаки. Здесь Зэрандер - живой и свободный. Тау'ган'ар ещё может что-то сделать для Хозяина Ночи!
   Комелек вёл себя по-хозяйски. В кабинете для приёма иностранных послов разместился в кресле Тау'ган'ара, и шавалинец едва убедил себя не пререкаться. Олема стоял за спиной Князя, но не как охранник, а скорее как советник. Когда Комелек потерял возможность следить за выражением его лица, ликование стало ещё более самовлюблённым. Королю Шавалина всё больше казалось, что у Предводителя конницы есть какой-то план... Который он никому не раскрывает...
   Может быть, план Хозяина. Может быть, Хозяин испытывает его на смирение?..
   - Вы приготовили бумаги о передаче ваших областей великому княжеству, король Маари?
   - Всё здесь, - рука Тау'ган'ара, унизанная перстнями, легла на стоящий на столе ларец, предназначенный для хранения бумаг. Он не торопил события. - Нет причин для волнений. Наша династия обязана вам, Верховный Князь Комелек.
   - Знаете ли вы, что ваши войска попытались напасть на нас из Аанторо Мельбе? - сузив глаза, поинтересовался Шерлек Рсаи. - Я хотел бы услышать более ясные объяснения, а также получить что-то взамен за наши потери в той не предполагаемой нами битве.
   - Я не отдавал этих приказов, - с некоторым волнением произнёс Тау'ган'ар.
   - Но ответственность за действия ваших слуг и солдат несёте вы.
   - Командир гарнизона в Мельбе...
   - Давно мёртв и ответить уже ни на что не может. Король Маари, вы перекладываете ответственность на мёртвых, и я склонен думать, что вы причастны к этому нападению, - удовлётворённо заявил он.
   - Я пригласил вас с миром и для воцарения мира на подвластных мне землях, - возразил король. - Я не стал бы чинить вам препятствий. Но я думаю, - тут же добавил он, - что неиссякаемые богатства Мере'ар частично могут исправить это досадное недоразумение.
   Земель он больше не отдаст.
   - У меня самого есть достаточно золота, наложниц и прочих богатств. Я имею другое предложение.
   У Комелека был тяжёлый, недобрый взгляд. Таисмар Маттака усмехался в усы. Тау'ган'ар чувствовал себя дураком.
   Дверь в кабинет бесшумно отворилась. Тау'ган'ар обернулся нервно, и едва нашёл в себе силы, чтобы вместо минутного испуга всё-таки выразить недовольство. Зэрандер на пороге выбил его из колеи. Лорд Тени в светлых доспехах и бело-алом плаще, с равнодушной маской на лице и ненапряжённо лежащей на эфесе меча рукой заставил его напрячься. Король запоздало вспомнил о своей страже, но одновременно припомнил, что с Зэрандером Хранитель, которых в Маари всегда слушались. И если он хотел куда-то пройти - его пропускали... так было издавна... И Тау'ган'ар ничего поменять не может.
   Проклятые традиции!
   Сам Хранитель - щуплый и бледный юноша в потрёпанной одежде и со шнурком на шее, заставившем Маари стиснуть зубы - вошёл следом, не слишком уверенно. Однако в то время как Тау'ган'ар ожидал стеснения, как то часто водилось за Хранителями в далёкие, прежние времена, он оказался вполне решительным.
   Королю Маари он не поклонился, но выразил что-то вроде уважительного кивка головой, чуть-чуть розовея. Тау'ган'ар выдержал паузу.
   - Простите за вторжение, король Маари, - да уж, а голос выдавал в нём большого ребёнка, на которого возложили избыток ответственности. Ничего, скоро Тау'ган'ар постарается лишить юношу тяжкого бремени тайных знаний и целей...
   - Хранитель Тэрмис и его телохранитель - посланники Клинка Света, - как бы между прочим представил их Комелек. Клинка Света? Тау'ган'ар едва не хмыкнул. Ну уж конечно, у Гаранда Астиана перевелись Стражи, и он по своим поручениям стал посылать Лордов Тени. - Хранитель Тэрмис выступил инициатором нашей помощи вашему королевству. Пусть он присутствует при нашей беседе.
   - Разумеется, - едва шевельнулись губы Тау'ган'ара. Хранителя он рассматривал крайне неприветливо, давая Тэму почувствовать себя совсем уж не в своей тарелке. - Садитесь, Хранитель, - он изящным движением указал на второе кресло. На Зэрандера он не смотрел - раз уж телохранитель, так пусть и стоит, где встал... Вернее, старался не смотреть. Потому что один раз он всё-таки поймал всезнающий взгляд синих холодных глаз - и ему стало не по себе.
   - И ваша сестра, - Комелека явно не слишком интересовали подробности родственных отношений в династии Маари. - Мы взяли её в плен при битве у Аанторо Мельбе. Хранитель Тэрмис за неё поручился.
   - Я не имею родства с предателем моего народа! - звонко и упрямо донеслось из дверей. Тэрмис держал принцессу за руку - надо же, как трогательно! Хранитель бросил на Мае'ар умоляющий взгляд...
   Тау'ган'ар - безразличный. Гневные тирады сестры Моэ'ран'ара в меньшей степени его волновали.
   - Ваше высочество, сядьте, - попросил её негромко Тэм. Она, к незначительному удивлению Тау'ган'ара, действительно его послушалась.
   Переговоры были отвратительными с точки зрения Тэма, скучными с точки зрения знавшего исход Маттаки, азартными по мнению Комелека, раздражающими на взгляд Тау'ган'ара, не желавшего выполнять навязываемых условий... И только Мае'ар уже думала о своём любимом, а не о ненавистном родственнике... А что думал Зэрандер, никто точно сказать не мог.

______

   Тэрмис надеялся поговорить с королём Тау'ган'аром один на один. Ему было странно поведение короля, и особенно то, что Мае'ар абсолютно не взволновала его. Конечно, он не обязан её любить, а она тем более его ненавидит, но они принадлежат к одному роду, той самой династии Славы, которую он неоднократно поминал... Однако король не обращал на неё внимания.
   Зэрандер тоже не был Тэму помощником. Его роль уже давно стала ролью наблюдателя за охотой, которая заставляла Тэрмиса нервничать. Таисмар Маттака вёл себя с ним всё так же вежливо и насмешливо, но Тэм уже отказался ждать от него подвоха - этак можно сойти с ума от страха за собственную шкуру, когда это не надлежит Хранителю.
   Желание Комелека удивляло Хранителя. Тэрмис никогда не думал, что этот поход может зайти так далеко, и запоздало сокрушался, что не попытался проникнуть на беседы Верховного князя и Предводителя его конницы. Влияние Таисмара Маттаки Олемы, сейчас молча стоявшего за креслом Шерлека Рсаи, в словах Комелека было как никогда заметно.
   Он требовал, чтобы Шавалин предоставил временно все свои земли для того, чтобы Эмералдмор мог начать отсюда военную кампанию. Тау'ган'ар пытался протестовать, но с очевидной безысходностью.
   А Тэму не удавалось вмешаться. Только он набирал воздуха в лёгкие, как спор эмералдморца и шавалинца набирал новый оборот, и его никто не собирался слушать. А наглости для того, чтобы перебить их, Тэрмис ещё не накопил. Приходилось жмуриться и ждать снова... Равнодушие Зэрандера невероятно раздражало Тэма. Хранитель и так всё чаще ловил себя на мысли, что разменивается на мелочи и почти не думает о Свете - слишком много жизненных проблем прямо у него перед носом...
   Наконец, Тау'ган'ар сдался. Удовлетворённый Комелек проследил за тем, как королевская печать оставляет след на бумаге, и потребовал, чтобы ему и его свите дали покои для отдыха, а пришедшую с ним армию щедро напоили и накормили. Тау'ган'ар только проскрипел зубами в ответ, нацепил на лицо змеиную улыбку и, колючим взглядом впиваясь в Шерлека Рсаи, заметил, что династия Маари знает, что такое благодарность...
   Вместо беседы с Тау'ган'аром пришлось откланиваться, догонять Верховного князя и пытаться выяснить у него, что он имел в виду под военной кампанией. Отчего точил Тэма изнутри гаденький червячок, что во всём этом какой-то заговор Силы Ночи, он сам не знал. Но кампания явно не могла быть против армии Ночи - Комелек тогда должен был сначала поговорить с ним, с представителем Клинка Света!
   Мае'ар таким образом осталась с Зэрандером, но Тэрмису было просто не под силу объединить сразу несколько дел. Когда он выходил, попрощавшись с королём, Маари не обратил на него никакого внимания, занятый тихой беседой с Таисмаром Маттакой. Тэму некогда было удивляться этому... Да и не беседа это была - они перекинулись несколькими фразами.
   - Верховный Князь, - Тэм едва не запыхался. Взгляд Комелека был почти снисходительным. Кроме того, Шерлек Рсаи был крайне доволен, и явно не желал никаких разговоров.
   - Хранитель, мы можем побеседовать позже?
   - Нет, - Тэрмис едва устроился под шаг Верховного Князя. Шедшие впереди слуги поглядывали на Хранителя с любопытством. - О какой кампании вы вели речь с королём Маари?
   - Хранитель, это внутреннее дело Эмералдмора, - посуровел он.
   - Внутреннее дело Эмералдмора на землях Шавалина, когда Ночь готова вот-вот вступить в свои права? - как можно возмущённее воскликнул Тэм.
   - Хранитель, мы выполнили слова Клинка Света. Мы избавили мир от мараданского войска.
   - Но не от всей Силы Ночи. Пока я здесь, я должен знать, что происходит.
   - Юноша, если я сочту нужным сказать тебе, я скажу, - брови Комелека сошлись на переносице. - Это не дела Дня и Ночи. Не пытайся понять то, что противоречит твоей природе, Хранитель Света. Не пытайся понять войну.
   Тэрмис остановился, и Верховный князь прошёл мимо. Край тяжёлой и наверняка жаркой шубы волочился по плитам пола, которые привыкли к изящным туфлям, а не боевым сапогам.
   В словах Комелека ему чудилось влияние Таисмара Маттаки Олемы.

______

   Слуги указали ему на ту часть поразительно красивого дворца Маари, которую отвели ему, его "телохранителю" и принцессе. Как выразился Маттака, которого случайно встретил Тэрмис по пути, "пока ты несёшь ответственность за женщину, Хранитель Света, она будет при тебе и в Мере'ар Маари".
   Она сидела у окна, положив голову на руки, и изредка тяжело вздыхала. В неширокой зале пол был устлан ковром, на стенах висели гобелены, но всё равно было неуютно. Тэрмис притворил за собой дверь, отослав слуг, взглянул на безмолвную принцессу, оказавшуюся пленницей эмералдморцев во дворце своей династии, и огляделся. Две двери - наверное, в личные комнаты. Где-нибудь там Зэрандер, с которым ему срочно надо поговорить...
   Тэм прошёл мимо неё и заглянул в дверь справа. Лорд Тени сидел в кресле, положив руки на подлокотники и откинув голову назад. Глаза он закрыл, словно очень устал - хотя Тэрмис сомневался, знал ли он когда-нибудь, что такое усталость. Когда Тэм появился в комнате, Зэрандер что-то негромко договаривал, и Хранитель невольно поискал глазами призрака, которого всё равно не мог видеть.
   - Воин...
   Зэрандер открыл глаза и повернул голову в сторону Хранителя. Тэм поёжился - столько времени прошло, а он всё никак не может привыкнуть к его взгляду.
   - Воин... Мне нужен твой совет...
   - Ты вообще не способен делать что-либо без меня.
   - Я серьёзно!
   Мимолётная улыбка у Лорда Тени была внушительная... Верхняя губа ненадолго приподнималась, обнажая не по-человечески выдающиеся клыки, и любому от такой ухмылки стало бы не по себе.
   - Воин... ты знаешь, что хочет Комелек? - Тэм сел на край мягкой убранной постели.
   - Безусловно.
   - Скажи мне!
   - Тебя это не должно волновать.
   - Как это не должно?! Воин, я обязан волноваться об этом!
   - Тебя должно занимать только то, как мы найдём Камень Света, - Зэрандер чуть наклонился вперёд. Эта фраза прозвучала уже не так навязчиво, как раньше.
   - Ты уже не раз говорил это... Но я безумно устал ничего не понимать...
   - Свет наделил тебя никому не нужной добротой, зато обделил умом.
   - Пожалуйста, Зэрандер, не надо! - вымученно выдохнул Тэм. - Я очень устал... Если Комелек хочет воевать... Маттака - слуга Хозяина... Тау'ган'ар - тоже тот ещё фрукт... Я не могу не разбираться в происходящем!
   Зэрандер безразлично отвернулся. Тэм затаил дыхание - ещё немного, и он будет просить Лорда Тени объяснять ему ещё какие-нибудь прописные истины, лежащие на поверхности...
   - Олема хочет воевать с Такеей. Вернее, Хозяин Ночи хочет этого. А Маттаке ничего не стоило убедить Комелека ради славы Эмералдмора начать войну с самым непобедимым народом в мире после жителей Сарратара. Шерлек Рсаи - не слуга Ночи, но он находится под влиянием Таисмара Маттаки, сам того не подозревая.
   - Война против Такеи? - переспросил Тэм дрогнувшим голосом.
   Зэрандер заметил смятение в глазах Хранителя и кивнул.
   - Но это надо остановить!
   - Нет. Это не твоя забота. Это забота Клинка Света. Не думай, что я позволю тебе вмешаться.
   - Надо сказать ему, - Тэм обхватил голову руками. - Нельзя ввязывать простых солдат в войну с такейцами!..
   - Напротив. Это Воинов Тени нельзя в неё ввязывать. Слуги Ночи в лесах Такеи погибнут.
   Повисло напряжённое молчание.
   - Я напишу Клинку, - наконец, сказал Тэм.
   - Нет, Хранитель.
   - Воин!..
   - Нет, Хранитель, - повторил Зэрандер. - Ты - молодой и глупый мальчишка со шнурком на шее, помни свою роль. Ты - жертва для охотников.
   - А Такея... Я должен переубедить Комелека!
   - Если я узнаю, что ты попытался говорить с ним, кто-то умрёт раньше своего срока, - без угрозы в голосе произнёс Лорд, но Тэм мгновенно вспомнил о Мае'ар в соседней комнате. Вот уж кто давно надоел Воину Тени...
   - А Тау'ган'ар?.. - спросил Тэм, но Зэрандер не ответил. - Тау'ган'ар... Если поговорить с ним? Отговорить давать земли Эмералдмору?
   - Я тебя предупредил. Дальше делай что пожелаешь...
   Тэрмис закусил губу и упал назад себя. Мягкая постель спружинила под ним. Потрясение моральное перешло в физическую усталость.
   - И когда ты начнёшь меня понимать? - пробормотал он, с трудом поднимаясь и подходя к двери. Вопрос был риторическим - ответ на него Тэм знал.

______

   - Ты хотел вздремнуть, Хранитель? - спросила она, заглядывая.
   Тэм лежал, лицом в подушку, и отгонял навязчивые мысли.
   - Я... Я немного устал...
   - Прости... Потом поговорим, - Мае'ар собралась уходить. Рассеянность в её голосе сильно встревожила Тэма. Всё-таки принцесса была очень гордая, и редко когда прибегала к такому тону...
   - Постойте... Простите, ваше высочество, - он опёрся на локти, потряс головой, а потом всё-таки выпрямился. - Я... Я к вашим услугам...
   - Брось, Хранитель! Какое я теперь высочество, - она вздохнула. - Проклятый Тау'ган'ар!
   - Принцесса... он уже сам не рад... Ему не нужна ваша ненависть...
   - А мне она нужна! - воскликнула она раздражённо. - Чем мне ещё теперь жить?!
   - Нельзя жить ненавистью, - опираясь на подпорки балдахина, Тэрмис сумел сесть. Его безумно клонило в сон. Мае'ар села рядом с ним на край постели:
   - Зато это успокаивает.
   - Вам только кажется, - он несколько раз глубоко вздохнул. - О чём вы хотели поговорить, принцесса?
   Мае'ар не сразу ответила. Тэрмис неоднократно замечал, как сложно ей бороться с собственной гордостью. Она с отчаянием замечала порой, что больше никакая не принцесса, но иногда бросала на него полные возмущения взгляды, когда он пытался особенно настойчиво сказать, что не стоит делать, или загоралась гневным румянцем от грубости Зэрандера. Сейчас, кажется, в ней вновь происходила борьба.
   - Тау'ган'ар незаконно пришёл к власти, - мстительно проговорила она. - Я знаю, что он всё подстроил!..
   Тэм мысленно закатил глаза. Ох уж эти разборки, чья где власть... Какие они мелочные, грязные, и как их много почему-то вторгается в его жизнь, такую далёкую от мирской власти!
   - Он оклеветал Моэ'ран'ара, настоящего наследника Маари, - голос принцессы стал печальным и тихим. - И арестовал его на моих глазах... Он прикрывался письмом короля... Но я уверена, что всё это было подстроено, - Мае'ар опустила голову. - Я думаю, он где-то здесь... Я боюсь за него, Хранитель. Так как он - истинный наследник, Тау'ган'ар мог и убить его... Но я надеюсь, что он где-то в темницах под дворцом, - она с надеждой посмотрела на Тэма. - Я и хотела тебя... попросить, - слово будто бы далось с трудом, - помочь мне. Я только пленница эмералдморцев, а ты... Ты ведь - Хранитель Света! Тебя везде пустят!
   - Ваше высочество! - Тэму не хотелось даже вспоминать о разнообразных подземельях. Что же это за злой рок... - Я тут такой же гость...
   - В Шавалине всегда были открыты все двери для Хранителей Света! Я... Я люблю его... Я хочу узнать, что он жив, и добиться его освобождения, Тэм! - когда она называла его по имени, как он часто просил, это значило, что принцесса Маари в высшей степени взволнована. Заметив, что он начал колебаться, её высочество подсела ближе и, заглядывая ему прямо в глаза, добавила. - Я хочу увидеться с ним... Я ради него поехала в Аанторо Мельбе, доказать, что Тау'ган'ар - узурпатор власти...
   Тэм почувствовал, что отказать не может. Это ощущение было для него частым и не самым любимым, но с ним ничего нельзя было поделать. Он, как Хранитель Света, обязан делать для людей как можно больше хорошего... Того, о чём они просят.
   - Позже, - тяжело вздохнул он. - Когда он... Он уснёт...
   Мае'ар поглядела на дверь, в той стороне был таинственный Воин, совсем не похожий на слугу Света.
   - Спасибо, Хранитель, - вновь надменные нотки прозвучали в голосе.
   Когда она ушла, Тэрмис вновь расслабленно опустил голову на подушку. Перед глазами плясали разноцветные мушки - верный признак усталости.
   - Сила Дня, - прошептал он, - Сила Дня...
   Он заснул, хотя сон пришёл некрепкий и тревожный, и после пробуждения Тэму долго казалось, что всю ночь неведомый голос уверял его, что полагаться больше не на кого, и даже Зэрандер не столько защита для него теперь, сколько опасность.
  

19

Судьба Мае'ар

______

   Эти уходящие вниз винтовые каменные лестницы возбуждали воспоминания об Алвалене, оказавшемся совсем не таким гостеприимным, и Башне Владетеля, воспоминания о бесконечных днях в которой до сих пор заставляло Тэма вздрагивать. Да, когда они покинули Сарратар, память о событиях, происходивших там, действительно притупилось, но... Разве можно забыть о них совсем, когда касаясь губами воды, ты больше не чувствуешь её вкуса?
   Мае'ар рвалась вперёд, спотыкаясь на ступенях, но всё равно неся гордо расправив плечи и поглядывая на охранников, стороживших пролёты и коридоры. Выглядело так, словно не она идёт с Хранителем, а Хранитель тащится следом за ней...
   Так в сущности и было. Только когда стоявший перед железными дверьми стражник заградил ей дорогу, Тэрмис вынырнул из-за её спины, двигаясь медленно и устало.
   Теперь ему приходилось пользоваться тем, что он Светлый... Тэрмис мысленно упрекнул себя в своей мягкости. Не стоило лезть в проблемы престолонаследования и чужие подземелья, когда это может поставить в опасное положение то намного более важное дело, которое пытаются выполнить они с Воином.
   Но в то же время, что же ещё ему делать? Судьба Мае'ар не просто ему небезразлична - он, как Хранитель Света, не может бросить её в смятении. Пытаясь разобраться в собственных ощущениях, вмещавших пафосные формулировки и жалобные стоны, он одновременно поднял глаза на стражника и постарался ровным голосом произнести:
   - Во имя Света, я должен пройти. Пусти меня, друг.
   Стражник поглядел на белый шнурок и переступил с ноги на ногу, хотя с места не сдвинулся. Было заметно, что он сомневается.
   - Я здесь только ради справедливости, и ничего не изменится после нашего ухода.
   Мае'ар сердито сопела за спиной. Но нет, это не её замок, и она здесь никаких прав не имеет. Она не может приказать... И не может понять, почему Тэм просит, а не приказывает.
   - Его величество приказывал не пускать никого сюда без его ведома, - пробасил тот, поглядывая на принцессу. Тэрмис вытряс из слуг новую одежду и для пленницы, поручителем которой он стал, а не только для себя. Её походное платье сильно истрепалось.
   - Не волнуйся, друг, - Тэм помолчал и добавил, пожевав губы. - Всё, что я делаю, я делаю во имя Света...
   Нет, это не ложь. Но сейчас звучит как ложь. И даже не утешительная, а подстёгивающая.
   "Кем я становлюсь?" - с тоской подумал Тэм.
   Но его старания возымели действие. Стражник посторонился, замки зазвякали под его руками.
   - Мы должны увидеть пленника, который принадлежит королевскому роду, - Тэм вопросительно посмотрел на него.
   - Здесь нет таких пленников! - с изумлением посмотрел на него стражник. Хранитель поднял брови и переглянулся с Мае'ар. Она не удивилась, только потянула его за собой.
   - Тогда... Тогда я пойду. Дай мне ключи от камер, друг, - протянул он руку. - Я верну тебе их на обратном пути.
   - Возьми, Хранитель, - он всё ещё был не уверен, что поступает правильно, пропуская его. Когда-то в Шавалине Хранителям Света везде открывались двери... Что ж, когда-то они везде перед ними и закрывались. А когда-то и дверей вовсе не было...
   - Да будет с тобой Свет, друг...
   Никто не мог обещать, что Тау'ган'ар не будет в ярости, узнав, что Хранитель Тэрмис получил возможность приобщиться к не самой чистой тайне.
   Принцесса Мае'ар уже ушла далеко вперёд. Запах темниц был Тэму знаком, а ей - вряд ли, поэтому она шла, прижав к себе руки, словно боясь задеть решётку или стену, и заглядывала во все окошечки с опаской.
   А ведь это была очень чистая, убранная тюрьма, хотя затхлость царила здесь. Мае'ар искала своего любимого, а он прислушивался к пульсирующей рядом Силе Дня. Она предупреждала его, что даже здесь его ждёт что-то безрадостное.
   Они углублялись всё дальше, становилось холоднее и более сыро. Мае'ар сворачивала то в один из узких ответвлений коридора, то в другой, и если видела кого-то сквозь узкие просветы решёток, вздрагивала... Совсем не дело для принцессы - разгуливать по темницам.
   - Мы можем так не найти его вовсе и заблудиться здесь, - Тэму не нравились взгляды и крики пленников в их сторону. Тех пленников, кто ещё мог кричать. Тэм ничего не мог сделать ни для них, ни для Мае'ар, растерянно бродившей и пугавшейся тянущихся к ней рук.
   - Я должна его найти. Он меня наверняка ждёт... Я знаю, что он меня ждёт,... - принцесса Маари остановилась перед высокой, сплошной железной дверью. - Он там...
   - Почему вы думаете? - Тэм с тревогой посмотрел на ключи в своей руке. Никакой дверцы или окошечка, чтобы посмотреть внутрь, он не заметил. - Мало ли, кто может быть там...
   - Дай мне ключи, Хранитель! - она обернулась, хмурясь, чувствуя, что он хочет отговорить её. - Я уверена, что он там!.. Тау'ган'ар боится разглашать, что он держит его в темнице, значит, хорошо скрывает!
   - Я отвечаю за вас, принцесса, - Тэм поглядел на тяжёлую связку ключей. Среди множества простых он выбрал с завитым кольцом и посмотрел на замок, размышляя. - Я войду первым...
   Мае'ар не была против. Ключ в замке скрипнул и повернулся - Тэм действительно угадал. Хранитель призвал Свет и потянул на себя тяжёлую дверь, из проёма пахнуло холодом и чем-то неосязаемым, но тревожным.
   Внутри, на полу, прикованный за шею к кольцу в стене, сидел на корточках мужчина, внешний вид которого заставил Тэма замереть в проёме. Пленник прятал лицо в коленях, а руки, обхватывавшие их и соединённые тяжёлой и короткой цепью, были болезненно худыми и бледными, с сильно выступающими венами. Спутанные тёмные волосы, разодранные в кровь пальцы, нервно впившиеся в одежду, и сама одежда, которая некогда несомненно была дорогой, но сейчас превратилась в тряпьё, вызвали у Тэма новый приступ воспоминаний - о пленниках Владетеля Ключей в далёком Сарратаре.
   Как бы ни назывался город, люди в нём такие же, как в далёком-далёком другом городе...
   Когда дверь открылась, пленник приподнял голову, исподлобья глядя на появившегося в проёме юношу. Тэм заметил только, как блеснули глаза, но не сумел их разглядеть. В камере было душно и темно, и, кажется, мужчина сощурился от света факелов за спиной Тэрмиса.
   Пахло нечистотами, гнилью и безумием...
   Мае'ар почти оттолкнула его, заглядывая внутрь. Скорбный крик вырвался у неё, и она бросилась к мрачно косящемуся на них мужчине, Тэрмис не успел даже попытаться остановить её. Она обхватила его руками, а он совсем не отреагировал, только вновь шевельнул головой.
   - Моэ, - прошептала она, пытаясь его поцеловать. - Моэ!..
   Тэрмис порозовел и затоптался на месте. Судя по всему, этот человек - принц Моэ'ран'ар...
   И он совершенно не пытался ответить на её ласку. Мае'ар сначала обернулась на Тэма, потом попыталась заглянуть в лицо третьему старшему принцу...
   - Что он с тобой сделал, Моэ? - растерянно и отчаянно спросила она. - Моэ!..
   - Он... он безумен, - тихо произнёс Тэрмис. - Он сошёл с ума, ваше высочество...
   - Нет, нет! - замотала она головой. В глазах заплескалось горе. - Моэ, ты меня слышишь?..
   - Он не узнаёт вас...
   - Это глупости! - она попыталась потрясти его за плечи. Кандалы жалобно звякнули, и этот звук вызвал у пленника неожиданную реакцию - он поднял узкое, бледное лицо с впавшими глазами на Мае'ар и промычал что-то невнятное. Мае'ар побледнела, но не отстранилась. - Ты узнаешь меня, Моэ?..
   Ещё один почти звериный рык, принцесса вздрогнула, всё-таки отпрянула и закрыла лицо руками.
   Тэм вдохнул ещё порцию воздуха и наконец-то понял, что в этом холодном, сладковатом, отталкивающем запахе есть кроме тлена и сырости. Сила Ночи.
   По спине пробежали мурашки.
   - Уйдёмте, принцесса!
   - Хранитель! Ты можешь что-то сделать? - она с надеждой посмотрела на него. Она плакала, хотя так ненавидела плакать...
   - Я не могу... Я не умею делать чудес...
   Моэ'ран'ар взвыл так, что Мае'ар вскочила на ноги и прижалась к стене, и подался вперёд, в сторону Тэма, словно зверь, который к прыжку. Напряглась и задрожала цепь. Хранитель шагнул назад, выронив ключи из рук.
   Он доведён до безумия, но не одиночеством, не теснотой, не внезапным падением, даже не столько издевательствами своего брата, если они имели место быть... Силой Ночи...
   - Я не могу ему помочь, - повторил Тэм дрогнувшим голосом. - И вы...
   Пленник шумно дышал, одной рукой с обросшими ногтями впившись в ошейник, а другой царапая камни.
   Мае'ар, продолжая плакать, попыталась подойти к Моэ'ран'ару вновь. Тэм сел на корточки, чтобы поднять упавшие ключи. Сила Ночи не давала ему покоя. Кто? Откуда?..
   Если это было задумкой Хозяина - свести Эмералдмор и Шавалин, не значит ли всё это, что Тау'ган'ар...
   - Свет...
   Безумец опустил голову на пол и застонал.
   - Тэм... Я не могу его бросить... Тэм... Что он с ним сделал... Зверь...
   Хранителя занимала сейчас только Сила Ночи и её холодный след здесь. Мае'ар прикоснулась рукой к плечу своего любимого, но он не отреагировал. Он почти не обращал на неё внимания вовсе - зато Тэм вызвал у него такую бурю эмоций...
   - Я тебя люблю... Я тебя вытащу, - пообещала она без особенной надежды. - Не бойся...
   Мае'ар попятилась к двери и, наткнувшись на Тэма, испугалась. Напряжение для неё было слишком сильно. Тэрмис захлопнул дверь, когда то, что осталось от Моэ'ран'ара, его телесная оболочка, наполненная безумием, метнулось в сторону двери, душа самого себя железным обручем.
   Принцесса рыдала ему в плечо, уже совсем не стесняясь слёз. Одной рукой Хранитель нервно пытался повернуть ключ в замке, что удалось ему совсем не сразу, другой растерянно гладил её по голове, как девочку намного младше себя.
   Она не знает ещё самого страшного... И, дай Свет, не узнает...
   - Я очень удивлён вашим поведением, Хранитель, - заставил его встрепенуться голос слева, голос, который он узнал.
   - Ваше величество, - начал Тэм, подбирая слова и оборачиваясь, но Мае'ар опять успела вперёд него.
   - Изверг! - метнулась к Тау'ган'ару принцесса, с изяществом самой настоящей кошки вскинув руки и явно норовя расцарапать лицо. Он уклонился, перехватил её запястья, она дёрнулась, и возмущённо воскликнула. - Я - принцесса Маари! Как вы смеете!..
   - А я король, - равнодушно ответил он, даже скучающим тоном. - А вы подняли на меня руку.
   - Ваше величество, - Тэм, выдернув ключ из замка, мимолётом пожалел, что где-то за спиной нет надёжного Зэрандера... - Отпустите принцессу. Я по меньшей мере настаиваю, чтобы вы выкупили её у Эмералдмора, а сейчас она под моей опекой, - с тех пор, как ему пришлось учиться говорить твёрдо, он сделал кое-какие успехи. Тау'ган'ар посмотрел на него с ехидцей, но было заметно, что он ждал от Хранителя другого поведения.
   - Разумеется, Хранитель. Но я не выкупаю предателей из чужого плена, - он отпустил руки Маари. Принцесса едва не попыталась вновь ударить его, Тэму пришлось взять её за руку. Он сам сейчас волновался так, как уже давно не волновался.
   - Это ты - предатель! Предатель и убийца! - повторила она.
   - Печальная судьба вашего брата не связана со мной, - скучающим тоном заметил король, и Тэм только сейчас обратил внимания, что с ним нет никакой охраны. К тому же: брат? Не жених?.. - Безумие - бич всей нашей семьи.
   - А ты - самый жестокий безумец!
   - Ваше высочество! - Тэрмису пришлось повысить голос. О, Свет! Тау'ган'ар - слуга Ночи, у него есть Дары! От взгляда короля Шавалина Тэрмису стало совсем тоскливо. Ещё один враг Света на его пути, ещё один охотник, жертвой для которого нужно стать... - Ваше величество, король Маари, - ну и место для бесед с венценосными представителями династии Славы... - Я увидел очень странное зрелище. Я прошу у вас пояснений.
   Недобро и насмешливо сверкнул взгляд Тау'ган'ара. Тэм вспомнил Бастиана и свою первую беседу с ним. Первый король в его жизни. Потом - Господин Четырёх Стен, мифического города... В первый раз Тэм смущался, терялся, во второй раз - пытался держаться достойно истинного Хранителя. Потом эмералдморские князья - они быстро научили его говорить твёрдо. Тэрмис чувствовал себя готовым к сложным беседам с королём Шавалина...
   Но не со слугой Ночи... Не когда рядом принцесса Маари... Как много посторонних факторов, сбивающих его с мысли.
   - Он был потрясён приказом Баэ'кен'ара, сошёл с ума и стал представлять опасность для всех нас. Его пришлось перевести в темницы.
   - Ты приложил к этому свою грязную руку!
   - Молчите, Мае'ар! - прикрикнул Тау'ган'ар, и даже Тэм от неожиданности не попытался понизить тона. Маари, к которой обратились по имени и так неуважительно, не нашла слов, чтобы ответить.
   - Это - не условия для содержания благородного принца, даже безумного, - Тэрмис крепче сжал её руку, призывая успокоиться. - Ваше величество, я должен попросить вас дать ему право на человеческую жизнь.
   Тау'ган'ар не выглядел счастливым, что какой-то мальчишка пытается указывать ему что делать, но сдержанно кивнул.
   - Однако вы отчего-то не попытались спросить у меня позволения пройти сюда... Хранитель?
   - Я не думал, что в Шавалине есть тайны от Света, - Тэм выдавил из себя улыбку, хотя ненавидел лицемерие. Кем только ни приходится быть... Тем не менее, он не мог заставить себя назвать короля Тау'ган'ара другом, и, скорее всего, шавалинец понимал - его служба Хозяину Ночи больше не тайна.
   - Я просто не думал, что у вас есть, что прятать от меня.
   - Дела Света привели меня в Шавалин. А судьба человека, нуждающегося в моей помощи - в это подземелье.
   - Принцесса Маари поступила очень глупо, не исполнив моего приказа и не пропустив армию наших союзников...
   - Союзников?!
   Тэрмис едва не зажмурился. Давно ему не приходилось тонуть в чужих речах...
   - Давайте не будем беседовать с вами здесь, Хранитель Света? Я готов выслушать вас в своём кабинете... и без... отступниц. Пойдёмте, - он повернулся спиной и в окружении сразу нескольких собственных теней, колеблющихся вместе со светом факелов, направился к выходу, уверенно ориентируясь в сплетении тюремных коридоров.
   - Прошу вас, ваше высочество, не усложняйте мне дело... Я пытаюсь спасти вашу жизнь...
   - Он убил Моэ'ран'ара, - глухо ответила она. - Он - воплощение зла!..
   "Как вы правы, принцесса", - Тэм грустно улыбнулся. Всё сначала... Враги и друзья перемешаны, День и Ночь оба рядом, и кажется, что сил на это всё равно не хватит...
   - Я должен уговорить короля Тау'ган'ара выкупить вас, - сказал он и не стал слушать капризные, возмущённые и просто печальные проклятья Мае'ар на голову шавалинского короля. Тау'ган'ар проклятий не боялся... У него есть Сила Ночи.
   И он тоже - охотник. И сколько бы Тэм ни сочувствовал принцессе Маари, король Маари всё равно не давал ему покоя.

______

   В кабинете Тау'ган'ара их ждал Верховный князь, а не только король Шавалина. Мае'ар не удалось уговорить уйти в комнату, и Тэм приготовился к беседе с ним в присутствии принцессы, но встретить обоих эмералдморцев здесь он точно не ждал. Комелек недовольно посмотрел на Хранителя, словно недовольный, что он тут появился, но возражать не стал. Таисмар Маттака ухмыльнулся из-за кресла Шерлека Рсаи.
   - Проходите, Хранитель Света, - почти прошипел как всегда недовольный Тау'ган'ар. Ещё бы, те, кому он обязан жизнью своей страны, ведут тут себя, как хозяева. Тэм уже слышал шёпотки по поводу беспредела, творимого "варварами" в "золотой столице" Шавалина...
   - Садитесь, принцесса, - Тэрмис заставил себя распоряжаться мебелью в кабинете, в котором короли Шавалина принимали обычно иностранных гостей. Тау'ган'ар проследил за ним ненавидящим взглядом, и Хранитель теперь уже откровенно чувствовал витающую Силу Ночи. Сразу два слуги Ночи, и оба ведут себя "на публику". - Я надеюсь, что не помешаю вам, - он сложил руки на коленях, с надеждой посмотрев на Комелека. Шерлек Рсаи на данный момент был единственным, кто здесь мог ещё хоть что-то изменить в пользу Света... Если только он не целиком под влиянием коварного Маттаки Олемы!
   - Мы беседовали о предстоящем походе великого княжества, - старательно выговаривая каждое слово, пояснил Тау'ган'ар.
   - Походе на Такею? - Тэм выразительно посмотрел на Комелека. Верховный князь значительно удивился, и переглянулся с Таисмаром Маттакой. Что касается Предводителя конницы, он-то как раз удивлён не был ни капли. Он насмешливо прищурился и погладил усы.
   - Хранитель Света воистину мудр и всезнающ, - негромко произнёс он. - Должно быть, Сила Дня указывает ему истину.
   Тэрмис с трудом заставил себя не реагировать на насмешку. Вспыльчивостью особенной он отличался ещё с юности, тогда впервые закрались в его душу сомнения о том, может ли он быть истинным Хранителем...
   Теперь ему приходилось воспитывать сдержанность, в таких неожиданных условиях.
   - Я вынужден выступить против, - Тэм подался вперёд. - Никакого нападения на Такею быть не должно!..
   - Хранитель, это не твоё дело.
   - Дела Света - мои дела, - расправил плечи Хранитель.
   - Тут нет дел Света. Это поход Эмералдмора.
   - На земли защитников мира?.. Когда Сила Ночи вот-вот соберёт под свои стяги новое войско Тени? - Тэм постарался забыть, что тут рядом сразу два предполагаемых предводителя этого самого войска. Ему постепенно всё становилось ясным.
   - Не вмешивайся, Хранитель, - нахмурился Шерлек Рсаи, опуская голову и исподлобья глядя на Тэма. - Занимайся спасением душ, а войнами займутся те, кто в них смыслит.
   - Клинок Света должен быть поставлен в известность!
   - Это и его тоже не касается, - огрызнулся Комелек. - Знай своё место, юноша!
   Мае'ар пискнула встревоженно, закрывая рот руками.
   - Моё место - стоять на пути любых действий, направленных против Света! - Тэм поднялся с кресла, сжимая пальцами зашитый в рубашку белый уголёк. - Король Маари, я от имени Света запрещаю вам позволять Эмералдмору вести военные действия с вашей территории. Если вы не прислушаетесь к моим словам, Клинок Света будет извещён о предательстве обоих ваших государств, - Тэрмис плохо понимал, что он делает, но уже представлял себе издевательский смех Зэрандера, когда он узнает об этой угрозе.
   Тау'ган'ар приподнял один уголок рта:
   - Моё королевство никогда не шло против Света.
   Глаза его опасно мерцали.
   - Король Маари должен оплатить нам наши усилия в войне с мараданцами, - скрестил на груди мощные руки Комелек. - Это уже наши земли. Если король Маари не выполнит наши условия, наши войска уничтожат Мере'ар Маари.
   - Вы не посмеете! - зазвенел голос Мае'ар. - Вы сумасшедший!
   - Тебе не давали слова, женщина! - огрызнулся Маттака.
   - Я решил идти на Такею, и я своего решения не изменю, юноша. А если вы отправите письмо Клинку Света - меня это не волнует.
   Дверь приоткрылась, и на пороге появился отстранивший попытавшуюся помешать стражу Зэрандер. Воин затворил за собой двери и в несколько шагов пересёк кабинет, чтобы оказаться за креслом Светлого, как Таисмар стоял за креслом Комелека. Он не был встречен с энтузиазмом, король Шавалина стиснул лежащую на колене руку в кулак, а Маттака Олема стиснул зубы.
   Хранитель тяжело дышал, нервно моргая и чувствуя расползающуюся по телу усталость. Ему было не до Зэрандера и его появления здесь.
   - Вы не желаете слушать Силу Дня, Верховный князь? Вы предаёте Свет ради своих амбиций?
   - Тебе не понять никогда битвы, юноша. Воспевать мир - твоя забота. А моя - возвышать славу великого княжества Эмералдмор!
   - Моё призвание - останавливать Ночь, - серые глаза Тэма вновь встретились с острыми угольками зрачков Тау'ган'ара. - Я отправлю весть Клинку немедленно. Такея - та страна, что несомненно поможет войску Света в борьбе с Силой Ночи.
   - Клинок Света имеет достаточную армию, чтобы справиться и без неё, - махнул на него рукой Комелек. - Ты умеешь только болтать, Хранитель.
   - Я умею слушать Силу Дня, и умею останавливать тех, кто является её врагом, - Тэм закрыл глаза и опустился обратно в кресло. - Итак, у вас ещё есть время одуматься, Верховный Князь.
   Шерлек Рсаи стиснул зубы и нехорошо посмотрел на Хранителя сквозь опущенные веки. Его украшенное шрамами лицо исказилось в гримасе презрения.
   - Чтобы мне ставил условия сопляк?! - возмутился он, не обращая внимания на не менее презрительно изучающий его взгляд Лорда Тени.
   - Да будет Свет с вами, когда вы примете окончательное решение, - Тэм несколько раз глубоко вздохнул. - Король Маари, Сила Дня не оставит вашу столицу, если вы воспрепятствуете войне с Такеей...
   "На что ты надеешься, дурень? - спросил внутренний голос. - Он - тоже слуга Ночи и тоже хочет войны! Всё это фарс!"
   - Сила Дня может быть и будет, но уже с руинами. В моей столице войска почти врага, - сквозь зубы прорычал Тау'ган'ар.
   - Вы сами позвали их! - Мае'ар вновь дала о себе знать.
   - Женщина права. Вы пригласили нас, а платить за нашу помощь не хотите. Так что судьбу вашей столицы решаю я, не так ли?
   Таисмар Маттака поймал взгляд Хранителя, усталый и потерянный. Как только Тэм заметил интерес слуги Ночи, он сразу подобрался, но было и так очевидно, что у него уже почти нет на это сил.
   - Я не протестую против ваших действий, - через силу выдавил Тау'ган'ар. И хотя Хранитель посчитал это очередной актёрской игрой, ему действительно тяжело дались эти слова. Признать свою зависимость от неблагородных дикарей!..
   Тэм прошептал молитву, чтобы тепло Силы Дня хоть немного успокоило его. Но в контрасте с холодом Ночи вокруг это тепло показалось обжигающим.
   - Король Маари, - Хранитель смотрел за окно, на шпили богатых домов Мере'ар Маари, и развевавшиеся приспущенные стяги. - В любом случае, я настаиваю на выкупе принцессы Мае'ар Маари из плена великого княжества.
   - Да. Нам не нужны лишние пленники, - Шерлек Рсаи опёрся рукой на стол. Звякнули об отполированное дерево перстни.
   Принцесса впилась зубами в нижнюю губу. Она волновалась, и это было видно по лихорадочному блеску её глаз. Наверное, она вспомнила старшего принца, своего возлюбленного, своего брата в подземной тюрьме шавалинского дворца. Но Тэм не мог себе представить, чтобы её ждало то же самое, когда она окажется на свободе. По крайней мере, пока он здесь... и пока Тау'ган'ар не открывает себя... Он, Хранитель Света, ещё имеет какой-то вес.
   - Я не собираюсь выкупать жизнь принцессы Маари.
   - Король Маари? - Тэм непонимающе посмотрел на него. Мае'ар поджала губы и вдохнула в себя воздух, но ничего не сказала.
   - Мне неважно, будет ли она жить, или нет.
   - Вы неправы! - возмутился Тэрмис. - Вы должны...
   - Юноша, я не должен заботиться о судьбах предателей. И Свет, заметьте, тут не при чём.
   - А чего ещё от вас было ждать?! - бросила Мае'ар. - Отец бы вас проклял...
   - Баэ'кен'ар мёртв. Он уже никого не проклянёт.
   - Убийца! - прошипела она, порываясь вскочить с кресла, но так и не сделав это. Кажется, она подсознательно чувствовала, что Тау'ган'ар не просто интриган, захвативший власть.
   Эмералдморцам явно не терпелось уйти, оставив Хранителя самого разбираться с королём Шавалина, однако вопрос о Мае'ар касался и их. Шерлек Рсаи о чём-то тихо советовался с Предводителем конницы... Тэму тоже захотелось обернуться к Зэрандеру, но он скорее встретил бы там равнодушный взгляд.
   - Если пленника не выкупают, ему один путь... Таков наш обычай, - Верховный Князь поднял руку, останавливая готового возмутиться Тэма. - Других вариантов быть не может.
   - Вы можете приказать убить пленную женщину!? - почти шёпотом спросил Тэм, вновь чувствуя наплыв давно забытого осознания: когда никто тебя не собирается слушать... Сколько бы ты ни пытался...
   - Отчего же убить, - ухмыльнулся в усы. - Её ждёт Великая Охота.
   Не понявший, о чём идёт речь, Тэм только переглянулся с побледневшей Мае'ар. Кажется, принцесса Маари была куда лучше осведомлена об обычаях Эмералдмора, чем юный Хранитель.
   - Великая Охота?
   - Мы относимся к пленникам с уважением, - продолжал Комелек, и Тэрмис уже не пытался возражать. - Им всегда даётся шанс. Один.
   - И очень маленький, - ядовито высказалась Мае'ар. Принцесса смотрела на вражеского для неё князя решительно, хотя на ней лица не было.
   - Её высочеству будет дан шанс избежать смерти. Если хочешь, можешь узнать о ритуале больше, Хранитель...
   - Я хочу знать о нём всё и сейчас, - решительно прервал его Тэм. Сейчас в просторном кабинете его величества короля Шавалина улыбались только два человека: Таисмар Маттака Олема и Лорд Зэрандер.

______

   - Если вы думаете, что я брошу принцессу в этом безумии... Что я допущу это, вы ошибаетесь! - возмутился Тэрмис, когда Комелек закончил. Верховный Князь говорил насмешливо, словно измеряя степень терпения Хранителя.
   - К сожалению, ты тут ничего не можешь изменить.
   - Судьбы людей мне не безразличны! - возразил Тэм. - Верховный Князь, это просто убийство!
   - Кто-то сделал ошибку в самом начале, и ему приходится за неё отвечать, - равнодушно проговорил Тау'ган'ар.
   - Отчего же, Верховный Князь, Хранитель может кое-что изменить, - Таисмар Маттака, скрестив на груди руки, вышел из-за кресла Комелека. - Если кто-то желает помочь пленнику, он может отправиться на Великую Охоту вместе с ним. В качестве второй жертвы, - тише добавил он. - Разумеется, в таком случае, они или оба навсегда покинут границы нашего княжества, либо оба умрут.
   В кабинете наступила полная тишина.
   - Что я должен делать? - коротко спросил Тэм, щурясь.
   - Ты хорошо подумал, Хранитель? - с ощутимым удивлением спросил Комелек. - Ты уверен?..
   - Тэм, ты что?! - испуганно вторила ему Мае'ар. Но Тэрмис, кажется, сейчас беседовал только с Олемой.
   Подумал ли он?.. Нет, ни капли. Тэм даже не попытался представить себе последствия своих слов - сейчас куда важнее была судьба одного-единственного человека, принцессы Шавалина, оставшейся вовсе без поддержки. Он, как Хранитель Света, прежде всего должен помогать людям... Нуждающимся в нём людям...
   Уверен ли он? Да, безусловно. Что он ещё может сделать для неё, кроме как не бросить одну с эмералдморскими воинами...
   - Ничего. Только если ты сейчас решишься идти с ней, Хранитель, ты перестанешь быть для нас гостем и Хранителем Света. Ты будешь пленником, как и она. И погибнешь наравне с ней... А ты непременно погибнешь в таком случае.
   - Я не оставлю Мае'ар, - сердце внутри бешено заколотилось. - Вы не желаете одумываться... И я тоже не желаю.
   Шерлек Рсаи недоумённо посмотрел на телохранителя Тэрмиса. Уж он-то должен вмешаться!.. Но, к его изумлению, неизменный спутник Хранителя ухмылялся, закинув назад голову. Взгляд его был недобрым и неодобрительным, но он явно не торопился отговаривать своего подопечного.
   - Тэм, не надо!..
   - Я теперь ваш пленник, да, Верховный Князь? - сдержанно спросил Тэм.
   - Если ты уверен, Хранитель...
   - Без сомнения, - Тэрмис коснулся пальцами белого шнурка, потом расправил воротник рубашки...
   - Скорее всего, мы будем проводить Великую Охоту не в лесах Эмералдмора, не так ли? - Маттака обернулся к своему князю. - Нет смысла возвращаться?
   - Я думаю сделать это уже в Такее. Скоро мы выступим, и граница с Такеей будет лучшим местом.
   Тау'ган'ар с неожиданной яростью посмотрел на Хранителя. Отдать себя в руки смерти! Да он, кажется, ещё больший глупец, чем того можно ждать от Светлого!.. И Лорд Тени... даже не пытается что-то поменять...
   Зэрандер с минуту после того, как Тэм окончательно принял решение, стоял недвижим, а потом быстро вышел. Раздражённые шаги Лорда разносились по коридорам шавалинского дворца. Он шёл быстро, отталкивая попадающихся на пути слуг или охранников, и его никто не пытался остановить.
   А ещё иногда он криво улыбался, а потом вновь мрачнел.

20

У каждого своя клятва

______

   В доме Хитора было сегодня неожиданно много гостей. Салиша суетилась, тревожась за ещё чувствующего себя плохо Увлера и нового тяжело раненого Стража Эйша, который был погружён кем-то из своих друзей в лечебный сон, и хотя Увлер не раз просил её не беспокоиться, а Хитор даже прикрикнул несколько раз, чтобы она перестала крутиться вокруг и мешать Стражам, она не могла успокоиться. Отчасти это можно было объяснить любопытством - в доме её отца шла необыкновенная беседа.
   В королевском дворце мастера похоронных дел готовили тела погибших Стражей к отправке в Крепость. Владыка Колдсоула выразил множество соболезнований, принёс сотни извинений и десятки раз сослался на собственное недоумение, но свершённого было уже не изменить. В битве с Бару погибли молодой Свилей и опытный Диват, а Эйш находился на грани.
   Погрузивший его в лечебный сон Шедлей сидёл рядом на постели, его белый плащ закрывал рану находящегося без сознания друга. Тию, испуганно хлопавшую глазами и с трудом сдерживающую слёзы, Увлер посадил к себе на колени. Четверо других Стражей расположились на лавке и у окна, и их лица были безрадостны.
   - Значит, Матаир оставил нас, - вздохнул, подводя тяжёлый итог, Увлер.
   - Он сказал, что не может нарушить слово, данное Клинку Света. Он будет искать мальчика, пока не найдёт и не сумеет вернуть в Цитадель, - в голосе Тафиса не было ни неодобрения, ни одобрения.
   Тафис был одним из тех Стражей, которых Матаир сумел отыскать и перенести в Колдсоул, как и все здесь присутствующие. Раньше Увлер никогда не встречался с ним, но Тафис словно выделялся среди остальных. Некоторые назвали бы его безразличным или слишком спокойным, но Увлер выбрал бы слово "мудрый". Страж не видел причин переживать о том, что уже произошло. Он смотрел вперёд - а пока ничего точно нельзя было сказать о будущем.
   - Друг Увлер, если мальчик уже дал клятву Хозяину Ночи, притом, что это может привести к губительным последствиям... Что нам теперь делать... с ним? - со вздохом спросил другой Страж.
   - Для начала - отыскать, - невесело и тихо произнёс Шедлей.
   - Матаир один против Лорда Тени. Мы оставили его... Мы должны были идти с ним! - раздражённо воскликнул раненый стрелой Страж, сидевший в стороне и прижимавший руку к ране, надеясь на скорый приход Дара Самоизлечения.
   - Он был нашим командиром на тот момент, он - Наделённый. Он сказал нам уберечь девочку и... и тебя, друг Увлер. Ты должен вернуться в Цитадель.
   - Я знаю, - мрачно откликнулся Увлер. - Но мне не даёт покоя мысль, что Сати во власти Хозяина Ночи.
   - Я пыталась его отговорить, - пискнула Тия. - Но там был Бару, там был этот Лорд...
   - От тебя ничего не зависело, - успокаивающе погладил он её по волосам. - Мне жаль, Тия... Мальчика нужно спасти от Силы Ночи, - громко сказал Увлер. - Он уже проходил однажды ритуал Изгнания, он не выдержит его второй раз. Он должен быть защищён стенами Цитадели!
   - Слуга Ночи?! - возмутился Страж Норест.
   - Если я правильно понял, его поставили в тяжёлое положение, и не каждый из нас сумел бы справиться с ним достойно, - с осуждением произнёс Тафис. - Друг Норест, ты хочешь требовать самопожертвования и рассудительности от юноши?
   Увлер вздохнул. Они не знают о Сати многого, очень многого. Страж закрыл глаза рукой, словно ему стало очень тяжело смотреть на окружавших его людей. Даже если они хотят добра, хотят решить эту проблему, они до конца не понимают...
   - Эйш должен выжить, - подал голос Шедлей. - Как только это произойдёт, мы сразу отправимся в Цитадель. Оттуда отправим Клинку Света подробное письмо о произошедших событиях. Лорд Тени бежал, его слуга - исчез тоже. Мы не можем допустить, чтобы Сила Ночи рассеивалась с таким постоянством.
   - В Цитадель, - кивнул Увлер.
   - А как же Наделённый Матаир? - уточнил Норест.
   С тяжёлым вздохом Увлер опустил голову. Это он, он во всём виноват. Он не смог защитить Сати от встречи с предателем. Не смог спасти его от Силы Ночи...
   - Наделённый Матаир выбрал свой путь. Мы уже ничего не можем сделать. Главное - мы очистили Колдсоул от Силы Ночи.
   Слова прозвучали, как приговор. Тия переводила взгляд с одного Стража на другого и никак не могла поверить в их слова.
   - Что же вы, хороните его заживо? - нерешительно и негромко спросила она.
   Стражи переглянулись.
   - Тия, он один отправился сражаться с Лордом Тени за Сати. Мы будем молиться за него, но мы не знаем, где его искать. С Даром Перемещения он может быть сейчас на другом конце мира! - Увлер бросил взгляд на спящего Эйша и добавил. - Зато в Колдсоуле оплота Ночи больше никогда не будет...
   - Леди Каитлин, Хранительница Библиотеки, служила Хозяину, - недовольно пробормотал Норест. - А мы об этом не знали. Так и король какого-нибудь города может оказаться слугой Ночи! - мрачно пророчествовал он. Причиной его неприветливости и жажды пойти поперёк любого сказанного слова было присутствие девочки, которого Норест объяснить для себя не мог. Она не должна знать всю остроту ситуации, и уж тем более не ей пытаться разобраться в происходящем!
   - Почему вы не хотите попытаться найти Наделённого Матаира? - едва ли не всхлипнула Тия. Они и её брата хотят бросить неизвестно где наедине со слугами Ночи!
   Сразу несколько пар глаз посмотрели на неё с немым укором. Надувшись, Тия отвернулась в стену, едва сдерживая слёзы. Но Увлер на этот раз её не утешал, кажется, на этот раз он был не на её стороне.
   - Решено. Возвращаемся в Цитадель. Мы должны отвезти туда тела Дивата и Свилея, а Эйшу ещё какое-то время нужен будет уход лекаря. Девочку надо отвезти домой, - Тафис скрестил на груди руки.
   - Я,... - начал Увлер.
   - Исключено. Ты ранен, друг, тебе не меньше Эйша нужно в Цитадель.
   Тия встрепенулась, услышав решение. Девочка вытерла глаза ладонью и пробормотала:
   - Но я не хочу домой!
   Очередное немое неодобрение её уже не смутило. Тия соскочила с колен Увлера на пол и сердито воскликнула:
   - Я не поеду домой без Сати!
   - Тия, девочка, это не обсуждается, - постарался как можно строже произнести Увлер. - Ты должна вернуться домой.
   - Я-то делала всё, чтобы его спасти, а вот вы с вашей Цитаделью его не уберегли! - бросила она с вызовом. - Почему моя жизнь у мараданцев и то, что меня выкрал этот ваш Бару, должны были быть зря? Чтобы Сати дал в результате клятву Силе Ночи, а Стражи оставили его, да?!
   - Тия!
   - Если вы бросите меня дома, а я не буду уверена, что с Сати всё в порядке, я убегу одна искать его, слышите?
   Шедлей чуть-чуть улыбнулся, но промолчал. Он чувствовал значительный упадок сил сейчас, но слова Тии, кажется, только его повеселили. Страж с первого взгляда заметил, что она говорит серьёзно. Это не капризная попытка маленькой девочки выторговать для себя что-то, что ей хочется... Шедлей вспомнил на секунду, что уже она успела пережить за такую маленькую жизнь... и ощутил тревогу. А вдруг, она решит претворить свою такую смешную с первого взгляда угрозу в жизнь?
   - Тия, ты должна понимать, что время тяжёлое для всех, - он положил ладонь ей на плечо. - Будет лучше, если ты останешься дома.
   - Он мой брат, - с надеждой посмотрела на него Тия.
   - Никто не бросает Сати, Тия, - кивнул Увлер.
   - Но вы не можете меня оставить матери! Каково будет, когда я вдруг вернусь, а она спросит меня, где я была... Без Сати я не могу, нет! Я не могу ей сказать, что Сати дал клятву Хозяину Ночи! - Тия упёрлась кулачками в бока. - Вы что, хотите, чтобы я ей врала?
   - Тия...
   - Заберите меня с собой в Цитадель! - она с самым несчастным выражением лица обернулась на Увлера. - Пожалуйста!
   - Послушай, девочка, - с расстановкой проворчал Страж, сидевший в стороне. Его имени Тия не успела запомнить. - Если ты не хочешь быть помехой...
   - Я никогда не была помехой! - взвилась Тия. Тонкий голосок девочки привлёк внимания Салиши из-за стены, и она заглянула в комнату, но быстро скрылась, когда отец что-то крикнул ей. - Вам ведь надо разделиться, чтобы отвести меня... А как же время? Его не жалко?
   - Тия, иди и дай нам поговорить, - не выдержал Увлер. Разболелась от волнения рана. Тревога за Матаира, ощущение вины в клятве Сати, смерть двух Стражей от руки Бару...
   Она посмотрела на него так удивлённо, что он мгновенно стал ощущать себя предателем. Девочка надулась и выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Увлер закрыл руками лицо, опуская голову.
   - Не переживай, друг. Она поймёт. Она просто боится, - сказал ему Остор, до этого молчавший.
   - Тии не повезло с детством, - вздохнул Страж в ответ. - Я не чувствую в себе сил бросить её одну с теми мыслями, которые сейчас у неё на уме.
   - Друг Увлер, только не говори, что она сумела убедить тебя в том, что мы должны взять её с собой? - Тафис укоряюще посмотрел на раненого Стража.
   - А ты представь себя на месте тринадцатилетней девочки, побывавшей в рабстве, в плену у Лорда Тени, девочки, которая вместе с братом нашла Призрачного Лорда, которая видела воочию то, что уже столетие считается сказками,... - Увлер повысил голос. Тафис отвёл взгляд, поджимая губы. - Ей нужна наша защита. От неё самой!
   Норест не выдержал и засмеялся:
   - Ты веришь, что она бросится разыскивать брата?!
   - Однажды она уже решилась на далёкое путешествие, чтобы спасти его жизнь. Только случай спас её от смерти в лесу, от вечного рабства в пустыне.
   - Друг, ты её переоцениваешь. Она просто устала и капризничает, - ответил Остор.
   - Она хочет утешения, а мы её бросаем.
   - Друг...
   Увлер поднял руку, останавливая пытавшегося вмешаться Шедлея.
   - Просто лучше будет не оставлять её. Неужели, вы не понимаете, что ей не легче, чем нам?.. К тому же, она ребёнок, который втянут в эти события... Отчаяние в её возрасте нельзя позволить,... - Увлер оглядел Стражей и нахмурился. - И вы думаете бросить её?
   - Друг,... - Тафис прищурился, но не серьёзно, а скорее насмешливо, хотя обстановка не располагала. Увлер ощутил себя, пожалуй, как Тия несколько минут назад. Теперь не понимали и не хотели слушать его.
   - А что нам ещё делать? - вздохнул Остор. - Пока не станет спокойнее, думаю, правильно, если девочка будет в окружении Светлых.
   Норест пожал плечами.
   - Пусть. Но Клинок не одобрил бы это.
   - Это ты так думаешь, друг, - просветлел Увлер.
   - Что ж, сумасшедшее время - пора для сумасшедших решений, - кивнул Шедлей. - Мне кажется, что никто больше не против,... - он закрыл глаза. - Никто не против, - повторил он.
   - Тебя сменить? - спросил Тафис с готовностью.
   - Боюсь, его нельзя приводить в чувство даже на минуту, друг. Не стоит, - Шедлей сжал кулак и потряс головой. - Нет, я не засну.
   Увлер подумал о Тии. Она добилась того, чего хотела... Но разве правильно так говорить? Разве она не была просящей о поддержке, а они, Стражи Света, обязанными ответить на эту просьбу? Страж с сожалением отметил, что в последнее время все те устои, в которые он верил, подвергаются необъяснимым колебаниям. Неужели, в этом виноват приход Ночи?.. Или просто за то время, пока опасности от неё не было, изменились и последователи Света? И таких, как Клинок, как Матаир осталось совсем мало?

______

   Зэрандера он нашёл в конюшне. Лорд Тени уже выводил под уздцы коня, судя по всему, которого только что и выбрал. Для Зэрандера не было проблем собственности - даже если это чужая вещь. Конь фыркал и пытался сопротивляться сильной руке Воина, чувствуя исходящую от него мрачную и опасную силу.
   - Куда ты? - проследил за ним глазами Тэрмис.
   - Я уезжаю. Не думаю, что ты выживешь, поэтому не желаю медлить.
   - Ты... Ты меня бросишь, Воин? - не веря своим ушам, переспросил поражённый Тэм.
   Холодный синий взгляд ожёг его:
   - Следуя за своим призванием, ты обрёк себя на смерть. Это целиком твоё дело.
   - Но... я надеялся... Я думал, что ты,... - Зэрандер, не останавливаясь, прошёл мимо него. - Постой, - бросился за ним Тэм, пытаясь схватить его за руку. - Постой!
   - Ты надеялся, что я помогу тебе спасти жизнь этой Маари? - разозлённо спросил Зэрандер. - Нет, Хранитель, ради твоей глупой страсти спасать всяких ничтожеств я не ступлю в леса Такеи! Твоя мягкость - не повод для моей смерти.
   Тэм ощутил, как холодеет внутри.
   - Но без меня ты не сможешь побороть Хозяина,... - попытался спорить он. - Воин, ты не можешь!..
   - Отдай мне свой Камень, - равнодушно бросил Зэрандер. - Ему нечего у тебя делать. В лучшем случае, эмералдморцы отправят твоё тело Клинку, и то, из уважения к Свету, не больше.
   Дрожащими пальцами Тэм нащупал зашитый в рубашку двойник Камня Света и крепко сжал его.
   - Ты всё равно не сумеешь пробудить Камень Света!
   - Это будет уже не твоей проблемой. Возможно, я смогу победить Хозяина, когда он воплотится в тело мальчишки. Или я найду другой способ.
   - Зэрандер, я ещё не мёртв! - возмутился Тэм. - Мне нужна твоя помощь!
   - Ты ошибаешься. Ты мёртв, - Тэм не расслышал даже капли сожаления в голосе.
   - Почему ты тогда не вмешался?.. Я думал, ты поможешь мне...
   - Я не нанимался к тебе в учителя. Надо было думать лучше, Хранитель. Отдай Камень. Не хочу терять время зря.
   Мысли в голове Тэрмиса путались. Зэрандер ждал, а Тэму всё казалось, что сейчас он передумает.
   Ткань с треском порвалась, и сохранённый в ней белый уголёк лёг на ладонь Лорда. У Тэма было такое чувство, словно он отрывает и отдаёт Воину часть своего сердца. Зэрандер спрятал Камень и, не медля, вскочил на коня.
   - А что мне сказать Верховному Князю на твой отъезд? - тихо спросил Тэм, поднимая голову.
   - Что ты отправил меня передать Клинку о своей смерти, - усмехнулся Зэрандер. - Тебе в последнее время приходилось лгать - солги ещё раз что-нибудь, это уже не будет иметь значения.
   "Он всегда говорил, что я не должен умереть, - продолжал не понимать Тэм. - Он делал всё для этого - а сейчас собирается бросить меня?"
   - Тебе не кажется, что ты бежишь, Воин? - с отчаянием спросил он.
   - Неужели ты думал, что я в здравом рассудке ступлю на земли Такеи? Должно быть, ты мало знаешь о Приносящих Жертву?
   - Но ведь наша цель - изгнать Хозяина! Тераики должны это понимать! - опасаясь, как бы никто не услышал их беседу, снизил тон Тэрмис.
   - Призраки безумны, а тераики - глупы не меньше тебя. Ты, Хранитель, сделал свой выбор в пользу смерти.
   Зэрандер раздражённо отвернулся, ничего больше не сказав, и его конь с места рванулся прочь. Тэм закрыл глаза, чтобы не видеть удаляющегося всадника. В нём проснулось чувство досады - как же он был глуп... Привык, что Воин всегда рядом, что есть на кого положиться, и забыл одно из самых главных наставлений отца: Хранитель чаще всего один, он должен полагаться на себя и свой Свет...
   Но ещё Хранитель должен помогать другим, даже ценой своей жизни. Тэм вытер лицо ладонью, провёл пальцами по влажным от подступивших слёз глазам. А стоит ли жизнь Мае'ар жизни этого мира?
   - Удачи тебе, Зэрандер, - непослушным языком проговорил Тэм. - Я буду молиться, чтобы твоя месть свершилась, - он закусил губу, прерывисто вздыхая.

______

   Белый плащ Стража служил плохим спасением от сильного ветра. Матаир стоял на холме, кутаясь в мягкую уже не такую чистую ткань, и разглядывал алый закат перед собой. Ночь вступала в свои права, и не только как темнота неба, но и как Тьма мира. Наделённый медленно опустился на колени, коснувшись ладонью мокрой от вечерней росы травы.
   Как всё спуталось. Как всё стало сложно. Весь мир крутится только вокруг мальчика, и Матаир как никто другой ощущал это. Сати стал самой главной фигурой, козырём Силы Ночи, проклятьем для Силы Дня, и страшной опасностью, но он остаётся всё-таки несчастным ребёнком.
   Матаир позволил Четтеру забрать его - он упустил шанс для Света изгнать Ночь, и поэтому не имеет права теперь отступить. Теперь надо ждать утра - чтобы услышать крик солнечных лучей, коснувшихся Лорда Тени, и идти на этот крик.
   - Я тебя найду, Сатиан Вэсмерт, - Наделённый Страж закрыл глаза. - Я буду везде тебя искать. Ты не станешь орудием Силы Ночи... Я клянусь.
   Ветер не стихал. Матаир не знал, где ему искать Лорда Тени, и как ему сразиться с ним, чтобы спасти Сати. Но он знал, что он должен это сделать. Не попытаться сделать, а сделать. Пока ещё время есть.

______

   Марил прогнал из шатра очередного назойливого слугу и устало повалился на постель. Его армия этой ночью окружила Сэнктим, перед этим он не спал почти два дня и валился с лошади, так что его буквально заставили покинуть место военных действий и едва ли не силой затащили в шатёр...
   О том, что сестра короля Алвалена находится в плену в Чёрном Мареве, никому кроме Марила и Ардата известно не было. Ат Лав упорно вёл свои войска на Сэнктим, проигнорировав уже ещё одно предупреждение с далёкого Побережья, Глэдгер рвался прочь, в Чёрное Марево, чтобы спасти свою возлюбленную...
   Юный король перевернулся на другой бок и растерянно почесал сапогом о сапог. Слугу он прогнал, потому что не мог себе представить, чтобы с него ещё и обувь снимали, а у самого сил на это уже не хватало.
   Он должен был что-то сделать для сестры... И не мог повернуть назад. Марил бился над выбором: сестра или, вероятнее всего, весь мир, и ему не хватало сил смеяться над тем, в какую неожиданную ситуацию попал он, всю жизнь живший в деревне и обречённый заниматься в лучшем случае ремеслом...
   Часовые этой ночью на стенах Сэнктима были убиты самими же сэнктимцами - теми, кто получил указания от Клинка Света и обладал знаниями о перемещении Ат Лава. Там, внутри, были Хранители, которые не были под влиянием Лорда Котли, и на них была вся надежда... Крепость Хранителей проснётся окружённой...
   Надо было нападать сегодня, но Стражи ждали рассвета. Они сказали Марилу, что нельзя нападать на город, который во власти Тени, ночью, что это плохой знак...
   "Проклятые знаки... Они ничего не понимают... Нельзя медлить... Я должен как-то успеть взять Сэнктим во имя Света и спасти Наймиру, чтобы не каяться всю жизнь..."
   Марил забылся быстро, сказались усталость и нервы, и проснулся, только когда над ним склонился Жасин Карт.
   - Мы наступаем, ваше величество. Вы будете присутствовать?
   - Сколько времени? - слабым голосом спросил Марил.
   - Скоро рассветёт.
   - Я сейчас выйду, командир Карт, - Марил опёрся на локоть и закрыл ладонью лицо. На кого он похож...
   Жасин поклонился и ушёл, Ат Лав нашарил графин с водой и сделал прямо из горлышка несколько глотков. Пошатываясь, он сделал несколько шагов и криво усмехнулся. Ну просто гроза всех слуг Ночи... Да его собственные же солдаты засмеют...
   - Ваше величество...
   - Да, лорд Глэдгер? - он узнал очертания фигуры по ту сторону шатра ещё до того, как услышал голос.
   - Письмо из Алвалена, - опальный лорд откинул полог. Марил искренне позавидовал ему: несмотря ни на что, Ардат выглядел выспавшимся.
   - Прочтите, - попросил он.
   - Но...
   - Прочтите, пожалуйста, - Ат Лав часто моргал, расправляясь с упрямым сном, и нашаривал рукой свой меч. Как король, ведущий войско на битву, он должен был быть вооружён... Поднять бы ещё эту штуковину.
   Глэдгер сломал печать, ещё раз вопросительно посмотрел на Марила и со вздохом начал:
   - Ты зашёл слишком далеко... Кхм, - он оторвался и потряс головой. - Прочтите сами...
   - Читайте, лорд, - настойчиво повторил Марил. - Я хочу, чтобы вы всё понимали.
   - Ты зашёл слишком далеко, юный Ат Лав. Бастиан в бешенстве и собирается устроить очередной переворот. Благодари меня за то, что я уговорила лорда Кесау упрятать его в подземелье, и там он под надзором Мтары ничего не может сделать. Но он в ярости, и я думаю, тебе несладко придётся, когда ты вернёшься. Ты ведь никогда не прикажешь убить его, глу,... - Ардат даже покраснел. - Глупый мальчишка...
   Ат Лав улыбнулся во весь рот. Как приятно. Глупый мальчишка, а не "ваше величество"...
   - ...Когда ты вернёшься, он будет здесь пленником. Я отдаю сегодня приказ об убийстве графа Ильтора. От твоего имени. Немедленно вышли мне письмо с этим приказом. Местная шваль слишком далеко заходит, пока тут нет тебя. В этом змеином гнезде у тебя нет другой опоры, кроме меня. Не знаю, во имя чего я всё ещё на твоей стороне. Я тебя не простила, Ат Лав, но пока ты противостоишь Хозяину, я могу прятаться только за твоей спиной. Будь ты проклят, марионеточный король, потому что когда Зэрандер и Тэрмис уничтожат Хозяина, мне будет больше нечего бояться.
   Глэдгер замолчал, удручённо глядя на аккуратный почерк леди Аджит из Фаалина.
   - Спасибо, лорд Глэдгер, - Марил вытащил гребень и несколько раз провёл по волосам. - Теперь вы видите истинное положение дел. Леди Аджит борется с знатью Алвалена, чтобы не умереть от руки Хозяина, потому что пока он жив, и жив я, один истинный Хранитель даже на расстоянии не перестанет заботиться о её безопасности... В скором времени, при победе Света, меня скорее всего будет ждать там уже враг, а не союзник. Поэтому мне нужна ваша поддержка, поддержка армии, любая помощь, - Марил растерянно потеребил пуговицу. - Простите, я вас совсем запутал.
   - Причём здесь Хозяин Ночи? Кто этот истинный Хранитель, ваше величество?..
   - Пустяки, лорд Глэдгер... Забудьте. Просто не питайте иллюзий, я пока не король. И даже если мы возьмём Сэнктим, я не буду королём. И даже если защитим Такею, и сам Клинок Света вновь благословит меня, как он уже однажды это сделал... Мной играют, и я не хочу так больше. Наверное, я слишком упрям. Мне судьбой уготовано было копаться в земле всю свою жизнь и спать на соломенном тюфяке, а вышло так, что на мне оказалась корона, в моих руках - жизни людей, а в моей голове - сущее смятение.
   - Я буду с вами, ваше величество...
   - Ночь забери, я на это надеюсь, - Ат Лав пристегнул ножны к поясу. - Я не выгляжу ходячим мертвецом, лорд?..
   Ардат нашёл в себе силы только покачать головой.
   - И слава Свету. Время для атаки, - юноша коснулся пальцами глаз, словно желая вытереть слёзы.
   - И всё-таки... ваше величество... О ком вы говорили? Это те ваши гости? - Глэдгер шёл за ним, пока к Марилу не подвели коня. - И почему леди Аджит должна бояться Хозяина?
   - Она - слуга Ночи, - ответил Ат Лав. - Когда-нибудь я не выдержу и всё вам расскажу, - кто-то помог ему вскочить на коня, потому что руки плохо держали его. - Спасибо вам, лорд Глэдгер, - тихо произнёс он.
   Ардат Глэдгер огляделся в поисках собственной лошади. Молодой король Ат Лав не переставал изумлять его, но лорд не собирался жалеть, что дал ему клятву верности. Слуги Ночи, управляющие в Алвалене, истинные Хранители, таинственные Лорды Тени, враги Света в Ордене Хранителей, и ничему этому нет никаких причин. Понятный, простой, позабытый обеими Силами мир вдруг стал разрываем на части войной, когда неясно, кто с кем воюет, и где настоящий враг.
   Марил подъехал к Жасину Карту. Солнце уже чуть-чуть выглядывало из-за горизонта, окрашивая облака в красный цвет. Внизу шевелились солдаты, устанавливая катапульты и стенобитные орудия, на стенах Сэнктима уже бегали новые часовые, разнося весть о нападении на город по всему Ордену.
   - Да будет с тобой Свет, король Ат Лав, - сказал ему один из Стражей Света. - Мы ждём сигнала изнутри...
   - Да будет с вами Свет, друг, - откликнулся Марил.
   - Прикажете начинать, ваше величество? - обернулся на него гвардеец.
   "Каким я чувствую себя идиотом, - с тоской подумал Ат Лав, - слава Силе Дня, леди Аджит написала это уничижительное письмо, оно вернуло меня в чувство... Надеюсь, хотя бы половина из тех эмоций, что в него вложены - призваны только меня запугать..."
   - Во имя Света, - Марил заметил запоздало взвившийся за его спиной стяг с Алваленским гербом. - Начинайте!..

______

   - Ты хотел меня видеть, бросивший?
   Лимас открыл глаза, услышав, что к нему обратились, и поднял голову с холодного камня. Немолодой мужчина в расшитой птицами рубашке стоял над ним.
   - Да, Чувствующий, - Лимас кивнул. - Я хотел сказать тебе...
   - Я тебя слушаю, - ответил безо всяких эмоций тераик. Лимас сел на колени перед ним, пряча лицо. Таких, как он, презирают и не считают достойными называться такейцами. Он вернулся сюда не как на свою родину, а в добровольное заточение. Каким-то чудом его ещё не казнили или не сделали Приносящим Жертву - его участь должна была решить давным-давно, но Лимас до сих пор не знал, когда же приговор свершится, ведь он уже давно должен быть вынесен.
   - Я давно хотел тебе сказать...
   Лимас не помнил этого такейца, и никогда не знал. Тераиков много, а Лимас давно ушёл отсюда. Он хотел поговорить не лично с этим человеком, и не лично с кем-то другим, ему просто нужно было видеть Чувствующего. Он просил об этом с того самого времени, как пришёл сюда.
   - Когда я ехал из Цитадели сюда, я нашёл тело моего брата и его товарища. Они были убиты, - Лимас не подбирал слова, он знал, что Чувствующий всё равно поймёт так, как должно. - Я похоронил их и решил найти следы их убийцы. Всё, что я нашёл, это кусок белой ткани, такой, из которых шьют плащи Стражам Света. Убийцей был кто-то из Светлых.
   - Разящий с Мыслью поднял руку на тераика? - переспросил Чувствующий, безо всякого удивления, хотя должен был удивиться.
   - Да, Чувствующий. Я не стал возвращаться к Клинку, я продолжил свой путь сюда. Но слуги Ночи есть и в войске Дня.
   - Я знаю это, бросивший, - ответил ему такеец.
   - Почему же до сих пор,... - возмущённо начал Лимас, но холодный взгляд серых глаз Чувствующего одёрнул его.
   - Тебя не должно это волновать, бросивший.
   - Я должен был сказать, - нахмурился Лимас. - Я давно уже здесь, и я жду справедливого наказания. Я знаю свой проступок, но это не значит, что я желаю победы Хозяину Зла!..
   - Тебя не должно это заботить, - повторил равнодушно Чувствующий. - Бросивший, я скажу тебе, почему ты жив. Ты связан с мальчиком, обручённым со Светом. Этого мальчика не спасло Изгнание, - тераик отвернулся. - Мы ждём прихода Зла, и ты - одна из тому причин.
   - Я? Почему я? - Лимас потянулся вперёд, следом за уходящим тераиком, и коснулся лицом железной решётки. - Почему я, Чувствующий?! - крикнул он.
   - Он жив из-за тебя, - бросил через плечо немолодой такеец. - Но тебя не должно это волновать, бросивший.
   - Что значит, его не спасло Изгнание?! Я должен знать! Чувствующий!..
   Дверь со скрипом закрылась, и в его тюрьме снова стало темно. Лимас вновь растянулся на земляном полу своей клетки. Что ж, теперь он имел неосторожность, будучи бросившим, поднять голос на одного из Чувствующих... А ведь для них он сам - почти слуга Ночи...
   "Я всё делаю, как надо, - уверил себя Лимас, - я пришёл сюда, потому что так было надо. Я должен был так сделать"...
   Тераик стиснул кулаки и застонал. Он больше не стеснялся слабости - какая теперь разница?.. Вот только...
   Как же так...
   Если Сати не спасло Изгнание...
   То он же безвозвратно стал слугой Хозяина?

______

   "Какое же холодное утро..."
   Сати зарылся лицом в рукав, но теплее не стало. Утренняя роса выпала не только на траве, но и на его одежде...
   - Выпей.
   Он раздражённо выдохнул и крепче закрыл глаза.
   - Пей, мальчик.
   Он сел на колени, проклиная ещё не греющее солнце, и обхватил руками плечи. Последние дни превратились в форменный ужас, впрочем, не только для него, и это хотя бы немного радовало его. Леди Каитлин впала в крайне растерянное состояние, узнав, что до нужного места они будут добираться пешком...
   Лорд Четтер, кажется, прекрасно знал, куда они следуют, и, вероятно, даже был способен перенести с помощью Дара всех их туда, куда следует, но отчего-то не торопился призывать Силу Ночи.
   Сати не думал, что это из-за желания посмеяться над непривычной к таким условиям жизни Каитлин, Лорд Четтер казался серьёзным, даже слишком серьёзным, чтобы забавлять себя подобными играми. Сатиан даже предполагал, что Лорду Тени серьёзно попало за поражение в Колдсоуле, и в этом причина его мрачного молчания... Впрочем, разве Лорду было, чему радоваться?..
   - Ещё не хватало тащить тебя, если ты подхватишь лихорадку, - пробормотала Каитлин, всовывая ему в руки флягу с вином, которую предусмотрительно имел при себе Овер.
   - Ведь не вам придётся меня тащить, правда? - Сати взял флягу в трясущиеся руки. Ему было нисколечко не жаль эту Хранительницу Библиотеки, какой бы несчастной и замёрзшей она ни выглядела.
   - Ты много возникаешь, слуга, - голос Четтера за спиной едва не заставил Сати подавиться. - Помни своё место.
   - Разве я твой слуга? - сердито буркнул Сати. По сути, ему уже было всё равно, насколько разъярён будет первый Лорд
   Каитлин затаила дыхание.
   - Ты служишь Ночи, - длинная тень Четтера протянулась по земле рядом с ним. - Не выводи меня из себя.
   Сати ухмыльнулся, булькнув вином. По телу разливалось приятное тепло.
   - Ты ничего мне не сделаешь, - он медленно поднимался под испуганный вздох леди Каитлин. Сати швырнул флягу в сторону и вскинул подбородок. Внутри зашевелилось чувство самосохранения, реакция на мрачный взгляд Четтера.
   - А ты мелешь чепуху, мальчик, - синий Лорд приподнял руку и сжал ладонь в кулак. - Кажется, ты жаждешь убедиться в неправоте своих слов, - сквозь зубы добавил он.
   - Что ты можешь сделать, чего не делал со мной твой Хозяин?..
   Налетевший порыв ветра едва не сбил его с ног. Сати зашатался, расставив ноги и зажмурившись. Лорд Четтер с выражением равнодушия на лице подошёл ближе, и Каитлин на мгновение показалось, что его обычно спокойные тёмные глаза блеснули красным.
   Он легко поднял Сати над землёй и швырнул в сторону, намного дальше, чем мог бы даже самый именитый силач.
   - У тебя есть шанс проверить, на что я способен, - Каитлин ощутила, как Четтер призывает Дар, и мгновенно - всплеск Силы Ночи рядом намного сильнее. Она уже узнала это изменение - так всегда появлялся призрак Хозяина - и опустилась на колени прежде, чем смогла разглядеть его полупрозрачную тёмную фигуру.
   Сати зубами впился в рукав рубашки, чтобы не заорать. Он слишком хорошо чувствовал Хозяина, и так же хорошо - что не смеет сделать ничего против него. Но быть слугой Четтера он яростно не желал...
   - Только тогда с тобой была Сила Дня, а теперь её нет, не забывай, Сати, - призрак предавшего Свет Хранителя покровительственно кивнул Четтеру. - Ты волен его наказывать, друг мой... Просто не забывай оглядываться назад, - Хозяин призрачной рукой провёл по воздуху. - Ты тоже начал делать ошибки, мой первый Лорд. Как Бару...
   Четтер наклонил голову, что-то тихо отвечая Хозяину. Сати поднимался с земли, незаметно утирая выступившие слёзы.
   Странное ощущение - он чувствовал не боль, а страшную обиду, которую только сейчас осознал в полной мере. Он столько всего терпел, как выяснилось, ради того, чтобы оказаться мальчиком для битья у Тёмного Лорда и игрушкой в руках Хозяина Ночи.
   - Кроме тебя, Сати, в этом мире есть множество людей, которые тебе так или иначе дороги, правда?.. - голос Хозяина отдавался в голове, и от него нельзя было никуда деться. Даже если бы Сати заткнул уши, вряд ли это помогло бы. Призрак висел в воздухе рядом с Четтером, но юноша слышал каждое слово. - И твоя собственная жизнь, остаток которой ты вряд ли хочешь провести в одной только боли.
   - Да, Хозяин, - глухо отозвался Сати, как подкошенный, падая на колени. Внутри стало пусто, и нахлынуло странное безразличие.
   - Ты принёс мне клятву, помнишь?..
   Перед глазами мелькнуло лицо Тии, Сати вздрогнул: ему показалось, она действительно здесь. В ушах гулко отдавалось: "Сати, не надо!.. Не слушай их, Сати!.."
   - Ты будешь служить мне и тем, кому я скажу... Ты - слуга Ночи и мой слуга.
   - Да, Хозяин, - шевельнулись губы Сати, холодный ветер забирался под рубашку, бешено билось сердце.
   Он не хотел больше ничего слышать о Ночи, но постоянно чувствовал её рядом, вокруг себя, и ни на минуту не мог забыть о ней. Сатиан втянул голову в плечи...
   - Жалкое зрелище, Хозяин, - Четтер скривился и отвернулся.
   - Скоро в этом молодом теле будет совсем иной дух, - усмехнулся призрак. - А пока он просто сосуд, ждущий, когда его наполнят. Он кажется тебе ничтожным, да, мой верный Лорд?.. Но ты же знаешь, как он мне сопротивлялся, - Хозяин прищурился, словно припоминая прошлое. - Так не каждый Светлый способен мне противоречить!
   - В нём ваша кровь, Хозяин, но он всё равно слаб.
   В устах Четтера определение "слабый" всегда звучало, как приговор. Первый Лорд признавал только сильных, а у него для измерения силы человека были свои критерии. Призрак Ночи только шире заулыбался:
   - Он гордец и глуп к тому же. Но он на сегодняшний день - не только твой новый слуга, но и твоя главная забота.
   - Я помню, Хозяин, - Четтер поклонился. - Я не подведу вас.
   - Я в тебя верю больше, чем в других, - прозрачная рука призрака покровительственно коснулась плеча Четтера. - Идите дальше, до Исловы, и в замке Призрачного Лорда ждите...
   - В замке Зэрандера, Хозяин? - Четтер потерял к лежащему в траве Сати всякое внимание, а о Каитлин он всё это время будто бы и не вспоминал вовсе.
   Призрак усмехнулся ещё раз и растаял в воздухе, как будто его разметал ветер. Хранительница Библиотеки приподняла голову и с надеждой посмотрела на Лорда Тени: он должен был понять, что всё это значит...
   Строгий рубленый профиль Чёттера не выражал ничего, что могло бы принести ей облегчение. Он сам точно чего-то не понимал.

______

   Сквозь полуопущенные веки Сати видел проклятый призрак где-то впереди, рядом с мрачной фигурой Лорда, но голос никуда не делся. Тот самый голос, что ещё недавно просто не давал ему заснуть дома, в собственной постели, сейчас окружал его, был повсюду: и снаружи, и в голове...
   Сати попытался зажмуриться, но лицо Хозяина мгновенно возникло перед ним так близко, что он отпрянул и поскользнулся на мокрой траве.
   - Ты ведь сам поклялся мне... Это твоя новая судьба...
   - Я тебя ненавижу, - выдавил Сати шёпотом.
   - Смирись. Ты сам выбрал такой путь... Смирись...
   Смирись... Смирись... Смирись!
   Юноша ощутил, как по подбородку сползает струйка крови - так сильно он прикусил губу.
   - Ты наконец-то мне служишь, мальчик, - сердце заколотилось в исступлении. - Твоя душа в моей власти, и скоро тело тоже станет моим!..
   Сати знал, что это так, и это причиняло ещё большую боль. Чёрные глаза Хозяина не давали ему перевести взгляд, даже когда он опускал веки, он видел их.
   - Это великая честь для тебя...
   - Да, Хозяин, - вопреки мыслям, шевелятся губы.
   - Ты козырь нашей долгой игры...
   - Да, Хозяин...
   Смириться? Он ведь уже смирился. Слуга Ночи, покинутый Светом, предавший весь мир, потому что испугался за жизнь одного человека... И за свою... Хозяин пропал, Сати выпрямился, удивлённый внезапным исчезновением призрака. Невдалеке в полном молчании созерцал небо Лорд Тени, и поднималась с травы Каитлин.
   "Если бы я так не боялся смерти, я бы давно позволил бы убить себя ради Света, - со злостью подумал Сати. - Смириться? Я уже давно смирился!"
   - Этого больше не повторится, милорд... Я виноват... Простите меня...
   "Прости меня, Тия... Только ты, пожалуйста, прости меня..."

21

Странный исход

______

   Посол гийский в Чёрном Мареве мирно спал себе в постели и не видел появившейся на стене тени. Кто-то подтянулся снаружи, бесшумно скользнул в окно и выпрямился посреди спальни, оглядываясь. От движения воздуха заплясали язычки пламени свеч, и нежданный гость замер. Впрочем, ненадолго. Бесшумными крадущимися движениями он подошёл к кровати и нагнулся над спящим.
   Мерго Клеот не мыслил проснуться оттого, что чья-то ладонь затыкает ему рот. Когда он открыл глаза, он увидел только склонившуюся над ним фигуру с блестящими глазами на фоне распахнутого окна, и попытался крикнуть стражу. Ладонь вора - Мерго был уверен, что этот подлец непременно вор и убийца - не давала ему произнести ни одного звука.
   - Прошу прощения, сэр Клеот, - негромко произнёс гость. - Что таким образом проникаю сюда. Элинин Сарратарец, - он отнял руку от лица Мерго и слегка поклонился, - я боялся, что за мной следят.
   Ещё где-то полминуты Клеот раздумывал, надо ли ему всё-таки закричать, но в отошедшем в сторону и смиренно застывшем мужчине, нарушившим его сон, он действительно узнал одного из гостей столицы Марева.
   - Что вы делаете в моей спальне? - сердито поинтересовался Мерго.
   - Я ещё раз прошу прощения, - Элинин сложил руки на животе, скрестив пальцы в замок. - Я никогда бы не потревожил вас подобным образом, если бы за каждым моим шагом не следил король Тамериан. Поэтому я очень прошу вас не звать стражу...
   Клеот не относился к людям, подозревающим убийц во всяком, кто поступает не по условленным в обществе законам, поэтому он действительно не стал звать охрану, чтобы потом уже разобраться о причинах нежданного появления одноглазого капитана летучего корабля, о котором безусловно слышали даже в Гие. Более того, он не был нервным человеком, к тому же, достаточно молодого возраста, и от потрясения отошёл быстро.
   - С чего это его величество Тамериан Чёрный вдруг следит за вами?
   - Это долгая история, суть которой и есть моя просьба к вам, посол Клеот, - лицо сарратарца выглядело крайне мягко и просительно, но в темноте озорно блестели глаза. Мерго припомнил несколько приёмов у короля, на которых был этот странный гость, и не вспомнил ни одного, на котором Элинин Сарратарец не улыбался бы и не шутил. Должно быть, это его обычное состояние...
   - Может быть, вы позволите мне одеться, и потом мы с вами поговорим?.. - Клеот нахмурился сурово и потрогал воротник спальной рубашки. - Я на данный момент не предрасположен к беседам на деловые темы.
   - Я очень боюсь, что это вызовет подозрение у соглядатаев Тамериана. Я сделал всё, чтобы они не поняли, где я...
   - Мне кажется, или вы пытаетесь втянуть меня в нечто неприятное, капитан Элинин?..
   - Если пожелаете - откажитесь, но сначала выслушайте меня, пожалуйста, - он кивнул. - Возможно, речь действительно идёт не о приятных вещах.
   - Тогда позвольте, я встану и хотя бы оденусь, - недоумевая, произнёс Мерго.
   - Я здесь совсем ненадолго, сэр Клеот. Я боюсь, как бы лишнее шевеление в вашей спальне не привлекло внимания...
   Посол Гийского королевства недовольно сморщился:
   - Что случилось, капитан Элинин? Ваше поведение внушает мне серьёзные подозрения...
   - Я прокрался сюда через крышу, когда внизу сменялся караул. А как выбираться - ещё не придумал, - Элинин убрал со лба волосы. - Король Тамериан Чёрный только и ждёт случая, чтобы убить меня, а я не могу позволить моей невесте остаться без поддержки.
   - Принцесса Ат Лав? - Клеот сел в постели. - Отлично, вы меня убедили. Я выслушаю вас в такой странной обстановке...
   - Благодарю вас, посол Клеот...
   - Только, ради Света, сядьте, - Мерго вспомнил, что он хозяин этой комнаты, и указал рукой на стул. - А теперь объясните мне, с какой целью вы посреди ночи оказались в моих покоях...
   - Я пришёл просить вас спасти жизнь моей невесты, - Элинин действительно сел, но его поза выдавала огромное напряжение. - Она не гостья Чёрного Марева - она пленница. И, к сожалению, я ничем не могу защитить её от участи узницы.
   - Я не замечал,... - начал Клеот.
   - Король Тамериан предоставил ей игрушечную свободу в насмешку. Если она попытается бежать - он убьёт меня... или спрячет её в темницу... Я не берусь думать о том, на что способен слуга Ночи...
   - Капитан Элинин, - помотал головой Мерго. - Я не понимаю, на каком основании... С чего вы...
   - Тамериан - слуга Ночи. Не просто адепт этой Силы, а один из тех... Вы ведь наверняка много слышали об армиях Тени? О войсках Клинка Света?
   - Безусловно.
   - Брат моей возлюбленной, король Ат Лав - военачальник одной из армий Клинка Света. Тамериан удерживает Наймиру в своей власти, требуя от его величества Ат Лава остановить продвижение. Ведь выводы очевидны, посол Клеот?..
   Мерго задумчиво опёрся подбородком на локоть.
   - Вы уверены в том, что говорите?
   - Разумеется.
   - Но... замечательно, причём здесь я? Почему вы решили мне об этом поведать?..
   - Я надеюсь на вашу помощь. Я хочу спасти её высочество, но у меня нет никакой возможности - я ни на что не способен, а Тамериан имеет на меня зуб.
   - Иначе говоря, вы хотите втянуть меня в войну между служителями Тени и Света, не так ли?
   Элинин откликнулся с готовностью:
   - У меня готов план.
   - Умоляю, капитан Элинин!
   - Выслушайте меня... У принцессы Ат Лав тоже нет иного шанса. Она ничего не знает о том, что я пытаюсь сделать. Я рискую и своей головой, и её свободой, и, возможно, ещё далёкими отсюда армиями короля Ат Лава, - при желании, Элинин мог изъясняться очень возвышенно.
   Мерго поднял руки:
   - Я готов вас выслушать...
   "Я всё равно ничего не понимаю..."
   - Я хотел попросить вас поухаживать за моей невестой, - сарратарец улыбнулся белоснежным оскалом. Клеот закашлялся, видимо, думая, что ослышался. - Оказывать ей внимание на вечерах и обедах... Приглашать на прогулки... А однажды увести из Марева так, чтобы Тамериан не успел спохватиться. Уверен, что королевская семья Ат Лав возместит вам расходы...
   - Постойте, какие расходы?.. - спохватился Мерго. - Я не понимаю... Вы шутите?
   - Вовсе нет... Мне совсем не до шуток, посол Клеот.
   - Как вы представляете... Я буду... делать то, что вы сказали?..
   - У меня нет вариантов, с Тамерианом нужна изобретательность.
   - По-вашему, это... Это не сумасшествие?..
   - Вероятно, - ещё шире улыбнулся Элинин. - Позвольте, я чуть подробнее объясню вам...
   - Говорите, капитан, - махнул рукой Мерго, позволяя Элинину с воодушевлением продолжать. Рассудок уверял его, что нужно немедленно выставить этого безумца вон, хотя бы через то самое окно, через которое он тут оказался.
   Но Клеот сам не заметил, как согласился.

______

  
   С утра Элинина не оказалось поблизости в постели, что Наймиру как ничто иное встревожило.
   "Только бы этому непоседе не пришло в голову что-нибудь устроить, - она подняла голову с подушки и огляделась. Следов пребывания Элинина в спальне не обнаружилось. Да ночевал он вообще здесь, или нет? Наймира точно помнила, что заснула без него... - Неужели, он вовсе не приходил?"
   Она скатилась с постели, нашарила накидку, чтобы немедленно вызвать слуг и расспросить их, когда дверь в спальню приоткрылась. Наймира облегчённо вздохнула, но не дала себе расслабиться и тут же сердито фыркнула:
   - Совсем недолго живём во дворце Тамериана, а ты уже не ночуешь в наших покоях!
   - Никаких поводов для ревности, майви, чего бы ты ни подумала, - он притворил за собой дверь. - Слуги принесут сюда завтрак, а сегодня вечером очередной пышный приём. Тамериан приказал мне передать тебе, что он хочет вновь видеть тебя там.
   Наймира с подозрением покосилась на своего возлюбленного. Элинин был сама наивность, чуть-чуть улыбался и слегка раскачивался, как будто ему было приходилось ловить каждое произнесённое слово из воздуха.
   - Мне надоело шататься по этим светским приёмам, - сердито ответила она.
   - Ты должна идти, майви, - Элинин взял её под руку и потянул в сторону комнаты, где они обычно завтракали, если Тамериан не изъявлял желание увидеть принцессу Ат Лав ранним утром.

______

   Настойчивость жениха, уговаривавшего её всё-таки отправиться на очередной праздничный приём, наталкивала Наймиру на странные мысли, но спорить с ним всегда было бесполезно. По тому, как блестел его единственный глаз, можно было представить себе всё что угодно, включая самые невероятные мысли.
   - Главное, - шёпотом добавил он, беря её под руку, когда часы пробили пять часов, - ничему не удивляйся...
   - Батар?! - встревоженно подняла на него глаза Наймира. - Что ты?!..
   - Просто верь мне, - он задорно улыбнулся. - И не думай... ни о чём.
   Два гвардейца шли за ними по пятам, встречавшиеся по дороге слуги Тамериана кланялись... Наймира слышала впереди музыку, довольно приятную, но её уже ничто не могло сделать спокойной и расслабленной. Всё, что она сумела сделать, это заставить себя улыбаться прежде, чем перед ней возникнет ненавистный король Марева.
   - Добрый вечер, ваше величество! - издали поприветствовал его Элинин, снимая шляпу. - Я приглашения не получал, но совсем уже сгнил без развлечений...
   Тамериан Чёрный был как всегда в окружении своей стражи, да ещё и с какими-то маревскими дворянами, а не один. Судя по его тонкогубой улыбке, он размышлял, не стоит ли всё-таки отправить назойливого капитана подальше, а ещё лучше припугнуть, но не стал вводить в заблуждение и находящуюся рядом свиту.
   - Разумеется, капитан Элинин. Вы будете в центре внимания, я уверен...
   "Если не вы об этом позаботитесь, чтобы я был как можно дальше от майви, то не я совершил столько блестящих полётов к Небесному Городу", - подумал Элинин.
   - ...рад, что вы нас посетили, принцесса Ат Лав, - Тамериан учтиво предложил ей свою руку. Элинин приветливо оскалился и испарился, делать нечего, придётся поразвлекаться в компании местных благородных дам: похвалиться своими подвигами, попугать страшными историями из жизни небесных капитанов или Сарратара... Но если Мерго Клеот его подведёт... Он всё равно должен всё видеть сам. Только сам.
   - Я бы вас придушила, если бы могла, - негромко, но всё так же улыбаясь, отозвалась Наймира, знаком приказывая гвардейцам остаться у дверей.
   - О, я не сомневаюсь, - рассмеялся Тамериан. Он ступал неслышно и мягко, но ей ясно мерещились шаги хищника. Словно она идёт рядом с диким тигром, который давненько не охотился и был голоден. - Я смотрю, ваш жених уже освоился с богатой и знатной жизнью, - король Марева кивнул в сторону Элинина. Тот стоял в окружении сразу трёх молодых барышень и выглядел крайне счастливым. Наймире оставалось сделать надменное лицо и продолжить идти спокойно. Он тоже играет, тоже понимает их довольно незавидное положение. - Садитесь, принцесса, садитесь, - кажется, вечер уже был в разгаре. Наймира предпочла бы провести его спокойно и где-нибудь подальше от этого слуги Ночи, но её смущала эта просьба Элинина... - Вы ещё не так давно знаете королевскую жизнь, - Тамериан откинулся в своём кресле и кто-то из слуг подал ему кубок, - вы должны веселиться.
   Ат Лав неожиданно захотелось проверить на его щеке остроту лежащей перед ней вилки, однако она сдержалась, остановившись на том, что эта вилка пробила лежавший недалеко от неё на столе запечённый окорок.
   - Вы хорошо справляетесь с метательным оружием, - рассмеялся Тамериан. Он определённо наслаждался, наблюдая за ней.
   - Как бы когда-нибудь мне не выпало шанса проверить его на вас, - огрызнулась она.
   - О, я был бы счастлив понаблюдать, - чуть наклонился к ней монарх. - Женщина с оружием - это всегда восхитительно.
   Она встряхнула головой и взмолилась к Силе Дня с просьбой о терпении. Ничего хорошего не выйдет, если она бросится с попыткой расцарапать ему лицо ногтями.
   - Что ж, я думаю, вы правы, - заметила она, когда музыканты начали играть. - Нужно развлекаться, потому что от вашей компании я быстро устаю, ваше величество, - она поднялась и поправила платье. - Извините, с вами я сегодня не танцую, - она прищурила глаза и развернулась, спускаясь с небольшого возвышения. Тамериан Чёрный посмеивался в кубок с вином. В норове этой леди уж точно не откажешь...

______

   Наймира скрылась от бесконечной суеты на широком балконе, за тяжёлыми гардинами. Ей казалось ненормальным то количество праздников и балов, которые постоянно устраивал Тамериан. Они все развлекались не переставая, и ей приходилось вспоминать с удручённостью о буднях королевской жизни в Алвалене. Кажется, всё должно быть одинаково, но...
   Прохладный ветер отрезвлял, Наймира постепенно переставала ненавидеть всё движущееся и вновь думала о том, что музыканты играют очень неплохо, и если даже Элинин соглашается получать удовольствие от плена, то почему она должна загонять себя в угол? Она ничего не может поделать, а Марил... А Марил обязательно всё сделает правильно. Он хотя и совсем ребёнок, но у него есть пока ещё мудрые советчики...
   - Простите, ваше высочество, - неуверенный голос за спиной отвлёк её от размышлений. - Мне показалось, что вам грустно, и я позволил взять на себя смелость постараться поднять вам настроение, - гость в её недолгом убежище вежливо поклонился. - Лорд Мерго Клеот, посол Гийского королевства в Чёрном Мареве, - представился он.
   Наймира довольно рассеянно протянула ему руку для поцелуя, разглядывая с ленивым любопытством. С ней в последнее время пыталось завести знакомство безумное количество молодых и даже совсем не молодых представителей маревской знати, но его она только мельком видела на приёмах... Мерго Клеоту было примерно лет сорок, он выглядел очень подтянуто и всем своим видом внушал спокойствие. Правда, её немного сбил с толку немного изучающий взгляд гийского посла.
   - Очень мило с вашей стороны беспокоиться о моём настроении, посол Клеот, - она вздохнула, понимая, что придётся вернуться в зал. - Благодарю вас...
   Она сама не заметила, как беседа с ним очень её увлекла. Мерго Клеот не торопился приглашать её танцевать, не предлагал выпить ещё вина, они какое-то время прогуливались по галерее, только прислушиваясь к смеху и музыке за стеной, и Наймира то пыталась понять, к чему это, то просто беспокоилась за оставленного Элинина... Одно её радовало, занимавший её время на этом вечере лорд Клеот выглядел куда достойнее многих маревцев, и был вежлив, не слишком многословен, и в конце концов, его компания действительно была приятной.
   - Как долго вы ещё будете в Мареве, ваше высочество? - спросил он её вдруг.
   Наймира вздрогнула и, отводя глаза, проговорила:
   - Я думаю, ещё долго. Мне здесь... нравится...
   - Я очень рад, что мне удалось поговорить с вами, - он с достоинством поклонился и добавил. - Надеюсь, вы подарите мне ещё один такой же шанс.
   - Я всегда бываю на вечерах, - с улыбкой отозвалась она. - Я буду рада, посол Клеот.
   Он поцеловал ей руку, поклонился ещё раз и растворился в толпе суетящихся людей. Наймира только заметила, что он начал разговор с каким-то полным дворянином, не отходившим от ломившегося от яств даже к концу вечера стола.
   "Надо же, обыкновенная светская болтовня, а как успокаивает нервы", - Ат Лав даже вполне спокойно встретила как всегда чрезмерно сладкую улыбку короля Марева.

______

   Марил улизнул с холма в свой шатёр под предлогом разболевшейся от бессонницы головы. Осада Сэнктима была в самом разгаре. Огромные камни били в стены, сверху сыпал ливень стрел, ворота дрожали под ударами остро заточенного тарана.
   Но пока там, внутри солдаты под властью Силы Ночи, вряд ли удастся сломить защиту крепости. Марил неожиданно обнаружил, что вливает в себя уже третий бокал вина, совершенно не замечая вкуса. На всякий случай он поставил кубок подальше от себя и обхватил руками голову. Хотя Стражи готовы сражаться с Ночью, это всё равно может оказаться бессмысленным... Где же те самые люди, что должны отворить другие ворота? Те, вокруг которых не толпятся войска Алвалена, где ждут своего часа Светлые?
   "А они смогут убить Лорда? - Ат Лав горько вздохнул, вспоминая Бару. - С ним никто не мог справиться! А с этим?.."
   Если Котли обнаружит, что кто-то внутри Ордена действует во благо осаждающих, он наверняка придёт в ярость. Эти смельчаки внутри могут и изрядно испугаться его мести... При условии, что они знают, что враг изнутри - не просто жаждущий власти бандит, а настоящий Лорд Тени.
   "Много обмана, - с горечью подумал Марил, соскребая себя с постели. Хватит сидеть на месте. Что за боевой дух у войска, король которого сходит с ума от размышлений в собственном шатре. - Постоянно кого-то обманываю, - он допил остаток, плескавшийся печально на дне кубка, и потряс головой. - Мне ещё надо позаботиться о сестре!"
   - Ваше величество, - подскочил к нему какой-то юноша в солдатской форме. - Командир Карт просил отыскать вас! Гвардия сражается - из Сэнктима высыпали войска. Они быстро захлопнули ворота. Осаждающие отряды у стен разбиты, - он тараторил, глазея на короля так, словно тот не выглядел как невыспавшийся мальчишка. - Прикажете бросить в бой оставшиеся силы?
   Марил почувствовал дыхание коня в свою шею, нашарил рукой поводья и долго собирался с силами, прежде чем прыгнуть в седло. Рядом с шатром было только несколько гвардейцев, ни Астиана, ни Жасина Карта он не увидел.
   - Нет, - ответил Ат Лав. - Ждать.
   - Да, ваше величество! - солдат исчез из поля зрения, и Марил, проклиная про себя всех жителей Сэнктима, вгляделся в битву. Пока в крепость не ворвутся Стражи, надо держать резерв.
   Когда же уже... Когда же... Оставленный с ними солдат должен вернуться и доложить Марилу, что Светлые внутри...
   "Почему бы ему не оказаться подбитым стрелой? - Марил наклонился к гриве коня. - Как сложно торчать тут и ждать! Как сложно!"
   Он бросил ещё один взгляд на стены Сэнктима и ударил коня пятками под рёбра. Тот взвился и рванулся с места вдоль стоявших палаток, кто-то из гвардейцев что-то закричал вслед - они явно такого не ждали от своего короля. По их совершенно справедливому мнению, это было безрассудством. Один из них торопливо вскочил на лошадь, другие бросились к привязанным в стороне коням.
   Марил ещё ниже наклонился, почти уткнувшись лицом в гриву. Запоздало вспомнил, что он всё-таки король и не должен был поступать так опрометчиво, а послать кого-нибудь, кого в худшем случае не жалко, и отчего-то нервно засмеялся.
   "Наймира всегда была права, когда говорила, что на меня ни в чём нельзя положиться, - подумал он. - Ха!"

______

   Небольшие ворота были плотно заперты изнутри и вокруг - ни души. Ат Лав растерянно взлохматил волосы на затылке. Охрану поблизости наверняка убили - или может быть не убили, а просто отправили надолго отдыхать - Стражи... А самих их здесь нет - так они внутри?
   Марил отпустил поводья и спешился. Это хорошо, что Стражи внутри. Можно молиться за то, чтобы они отыскали Лорда Котли и убили его, а не за то, чтобы они хотя бы попали внутрь...
   "Надо мне вернуться, - вздохнул Ат Лав, оглядываясь. - Тут никого нет. Я повёл себя, как последний идиот, - он поднял голову, пытаясь разглядеть, есть ли кто на зубцах крепости. К его удивлению, там никого не было. В этой маленькой части мира, с западной стены Сэнктима, он, кажется, был совсем один. - Они там хорошо постарались, внутри... Вот только почему не прискакал гонец отсюда?"
   Марил Ат Лав услышал тихий шорох шагов за спиной и невольно улыбнулся. Ну вот и верная гвардия его догнала... Интересно, они поверят, что у их короля всё хорошо с головой, если он способен вот так бросаться, возможно, прямо навстречу врагу.
   - Я в по...
   Он обернулся и заткнулся на полуслове, отшатнувшись от протянувшейся к нему тени. Конь испуганно заржал и несколько раз переступил с ноги на ногу. Марилу показалось, что земля собирается уплыть из-под ног, и схватился за седло, испуганное резким движением и Силой Ночи животное взвилось с громким ржанием и унеслось куда-то в сторону деревьев, а король Ат Лав с размаху ударился спиной о землю.
   Тень начиналась у ног того, кого Марил не желал увидеть даже в кошмарном сне и даже на мгновение. Бару изменился - но не слишком. Он выглядел не настолько холёным и довольным, как раньше, но зато взгляд выражал все оттенки ничего хорошего не обещавшей Марилу радости голодного хищника при виде жертвы. Бару держал за воротник безвольно висящего мужчину в форме солдата Алвалена. Он поднял его и швырнул тело в сторону пытающегося отползти как можно дальше от него Марила. Тело ударилось о землю и замерло, на Ат Лава смотрели выпученные мёртвые глаза.
   - Я рад тебя видеть, Ат Лав, - оскалился Бару, медленно приближаясь. - Королю не пристало разгуливать одному рядом с вражеским городом.
   - Камень Света, - пролепетал Марил. Дорогой королевский мундир, напяленный на него, тёрся о землю. Руки, на которые он опирался, задрожали, отказываясь его держать.
   - Я слышал, что ты, оказывается, меня убил, - Бару сжал руки в кулаки, чувствуя, как нарастает гнев. Из-за этого жалкого червя он лишился благосклонности Хозяина Ночи! Сапог Бару наступил на голову мёртвого солдата - теперь он стоял совсем рядом. Марил смотрел на него снизу вверх, осознавая, что видит приближающуюся смерть. - Ты мне ответишь, Ат Лав! - взревел он, хватая его за горло. Марил едва успел вскрикнуть, как пальцы Бару, крепко сжав горло, подняли его над землёй, а потом швырнули оземь. Он упал лицом в россыпь камешков, и те расцарапали кожу, но он почти не почувствовал боли. С Лордом Бару у него ассоциировалось только одно - бесконечные дни и ночи в глубоком подземелье Алвалена. Выступили слёзы на глазах, Марил попытался подняться хотя бы на колени, но Дар Ночи подшвырнул его в воздух, и он опять упал - теперь на спину.
   Ат Лав увидел позади Бару темноволосого мужчину в плаще Стража. Он приближался неторопливо и на непонимающий и просящий взгляд Марила ответил только ироничной улыбкой.
   - Убейте его, - произнёс Страж, наклоняя голову набок. - Скоро тут будет добрая половина его гвардии.
   - Он не умрёт так быстро, - Бару скрестил на груди руки. - Ты пожалеешь, Ат Лав, что вообще родился на свет!
   Страж только пожал плечами, отходя в сторону. Он двигался медленно и расслабленно, а Марил провожал его взглядом. Кертис заметил недоумение на его лице и только с лёгкой жалостью подумал, что мальчик, должно быть, хорошо представляет себе, что такое гнев Воина Тени. По крайней мере, он должен даже его знать на собственной шкуре.
   Марил спохватился и с большим трудом встал на ноги. Кажется, ещё сильнее Бару разозлить уже невозможно... Ат Лав понял, что пальцы судорожно вцепились в украшенный эфес меча в ножнах, бивших по бедру. А он и сам не заметил...
   Бару поднял брови, наблюдая за ним, потом расхохотался, разминая руки.
   - Это бессмысленно, - бросил Страж со стороны. - Тебе не стоит быть слишком непокорным, король Алвалена.
   - Алвален - мой! - зло прикрикнул в его сторону Бару. - Я получил его!
   - Ты его упустил! - Марил до белизны кожи на костяшках стиснул меч.
   Воин Тени уже вдохнул в лёгкие воздух, чтобы призвать Дар, но потом одумался, расслабленно опуская плечи.
   - Нападай, человек, - он закинул назад голову. - Прежде чем я займусь тобой всерьёз, мы немного поразвлекаемся...
   - Нас наверняка ждёт Лорд Котли, - напомнил ему Кертис. - Мы должны попасть внутрь, а не драться с алваленцами, когда они сюда высыпят.
   - Заткнись, мне плевать, - процедил Бару.
   Ат Лав втянул голову в плечи, она кружилась, а перед глазами всё плыло. Меч дрогнул в руках, смех Бару окружал его со всех сторон.
   Он бросился на Бару, понимая, что если будет стоять дальше, то ещё точнее упадёт. Воин и не подумал обращаться к своему оружию, Дар защитил его кожу на руке, и он задержал удар Ат Лава, просто подставив предплечье под меч. Марил изумлённо вскрикнул, а тяжёлый кулак Бару ударил его в челюсть.
   - Ты просто жалкий раб, - он пнул носком сапога лежащего Марила в живот. - Ты хотел драться, что ты валяешься? Не беспокойся, я не дам тебе слишком быстро устать, иначе твоя смерть будет лёгкой...
   Марил, тяжело дыша и опираясь на меч как на палку, поднимался с земли. Он и так знал, что у него нет шансов. Снисходительно-безразличный взгляд Стража, пришедшего с Бару, только подтверждал это предчувствие.
   - Я тебя убью, - прошептал Марил, сутулясь.
   - Плохо слышно, - Бару не заканчивал ухмыляться. - Кажется, ты кое в чём ошибся!
   - Я тебя убью! - воскликнул он, снова размахиваясь и пытаясь попасть в шею. Хотя бы задеть... Бывший Лорд отклонился и ударил локтём в грудь. Марилу показалось, что из него вышибло дух, он воткнул меч в землю, чтобы опять не повалиться, и тут же почувствовал новый удар. Внутри что-то хрустнуло, он закричал, а левую руку сжала стальная хватка Бару.
   - Тебе будет очень больно, - пообещал свистящим шёпотом Бару ему в ухо, выворачивая руку. Марил застонал, жмурясь. - Ты пожалеешь, что оскорбил Лорда Тени!..
   "Воина, - поправил наблюдавший за ними Кертис. - Возятся, как дети", - сморщился он, отворачиваясь.
   Ат Лав стоял на коленях, сжимая сломанную руку, и тяжело дышал. Меч лежал рядом, присыпанный землёй, и тускло поблёскивал. Кровь от мелких порезов заливала глаза.
   Бару за спиной не шевелился. Холодный хлыст Дара заставил Марила согнуться надвое.
   - Давай, поднимайся. Мы только начали.
   - Свет,... - прошептал Марил, царапая пальцами здоровой руки землю, пытаясь нашарить меч.
   "Как же это бессмысленно... бессмысленно..."
   - Ваше величество! - закричал кто-то с опушки. Там, где прятались Стражи, и откуда Марил выехал к воротам. Кертис поджал губы и выхватил меч, а Бару даже не обратил на это внимания. Раздался протяжный зов рога - один из гвардейцев звал подмогу.
   Марил собрался с силами и вновь попытался ударить Бару. Челюсть клацнула от удара по лицу, юноша прикусил язык, и замер, зажав рот ладонью, пытаясь удержать текущую кровь.
   - Ничтожество, посмевшее надеть мою корону, - Бару сверкнул тёмными зелёными глазами и, схватив его за волосы, закинул голову назад. Воину нравилось сочетание ужаса и ненависти во взгляде Ат Лава. Бессильной ненависти.
   Двое из троих гвардейцев бросились на Воина Тени со спины, третий оказался напротив Кертиса и, хмурясь оттого, что увидел в Страже очевидного врага, атаковал его. Бару отшвырнул одного из них силой далеко в сторону, а другой, связанный внезапно нагнавшим его Даром Обездвиживания, замер, не в силах даже глубоко вдохнуть. Марил оказался брошен на землю - он с негодованием ощущал себя на грани сознания. Бару не торопясь вытащил клинок и всадил гвардейцу в правое плечо, медленно, но с усилием ведя его вниз. Гвардеец побледнел, изо рта хлынула кровь, он содрогнулся и упал вперёд, на кромсающий его меч. Воин Тени выдернул клинок из его тела только чтобы отразить удар второго защитника короля Ат Лава, и, увидев в его глазах ужас перед кончиной товарища, только распалился. Меч Бару, со свистом разрезая воздух, подкрадывался с каждым разом всё ближе и ближе к лицу гвардейца, и тот только отступал назад.
   Кертис дрался куда более спокойнее и без излишней кровожадности. С равнодушием он признал, что у алваленской гвардии очень хороший уровень фехтования, но также не посчитал нужным тратить время на драку. Честный бой стоит позволять себе только изредка, чтобы узколобостью не испытывать судьбу - Дары нужны для того, чтобы их применять.
   Марил сквозь розовую пелену, застилавшую глаза, видел спину Бару в доспехах Сэнктима. Непослушная и дрожащая рука нашарила меч, но у него не было никаких сил сражаться...
   Лезвие клинка скользнуло по доспехам Воина, оставляя только царапину. Ат Лав покачнулся и с трудом устоял на ногах - дикая боль в груди и руке мешали сосредоточиться, всё плыло и троилось в глазах. Прочертив на горле гвардейца неглубокую, но смертельную линию остриём, Бару обернулся к почти обессиленному Марилу с безжалостной ухмылкой.
   - Ты ещё пытаешься шевелиться, глупец?
   - Тени... не взять... Такею, - выдавил Марил. Кажется, от укуса язык начал распухать, потому что шевелить им было очень сложно.
   - Твои войска сегодня погибнут, а ты если и переживёшь их, то ненадолго, - Бару пальцем провёл по красному от крови мечу и ухмыльнулся. - Я чую Светлых за стенами Ордена, но они - только крохотные островки в море Ночи, которой обладает Лорд Котли.
   Марилу был хорошо слышен топот копыт по сухой земле. Сюда скакали люди. Много людей. Кертис поднял голову и победоносно сверкнул глазами в сторону Бару.
   - Они все умрут, а ты на это посмотришь, - он толкнул его на землю и ударил по повреждённой руке. Марил тихонько взвыл.

______

   Лорд Тени застегнул плащ на плече и повернулся к дверям, щуря глаза на низко склонившегося Вассатаэля.
   - Они... Они проникли в город, милорд...
   Котли безразлично посмотрел на него, и сердце Пресветлого сжалось: вдруг, он почувствует? Вдруг, он поймёт?..
   - Стражи, - Лорд к изумлению Вассатаэля довольно улыбнулся. - Стражи Света. Я давно хотел встретиться с ними. Оставайся здесь и не суй свой нос в дела войска, - Котли прошёл мимо, и Пресветлый попятился в сторону.
   - А если,... - заикнулся он.
   - Я тебе приказал, - повторил Котли, мрачнея. - Ты уже злил меня, ничтожество!
   - Я не смею, - пролепетал Вассатаэль. - Всё, как вы скажете...
   "Ну разумеется, - Котли погладил резьбу на собственных доспехах, изображавшую знаки Ночи и Смерти. Что ж, скрываться больше нет смысла - если Стражи здесь, то они уж точно разболтают всем, кому встретят, о Тени. - Кажется, Бару здесь, - кто-то из слуг, увидев его, в ужасе уронил поднос, который он нёс, и с криком бросился прочь. - Но и в Сэнктиме кто-то действует по наказу Клинка, если они провели в город Стражей".

______

   Одна из стрел чиркнула Бару по виску. Он в гневе развернулся в сторону опасности - алваленцы боялись стрелять в их сторону, чтобы не ранить случайно лежащего навзничь короля, уже бросившего тщетные попытки дотянуться до меча, но кто-то, кажется, решил прицелиться получше и рискнуть...
   "Я стал настолько невнимателен, что позволяю себе подобные ошибки? - Бару направил в сторону лучника Дар, убивающий мгновенно, и тот, вскинув руки, упал лицом вниз, в землю. - Это плохо".
   Сила Дня вспыхнула неподалёку, Бару знал - это не Кертис. Дары Стража-предателя не вызывали такой вспышки Света, должно быть, Светлые вступили в борьбу там, за стенами Сэнктима. Кертис тоже это ощутил, теперь он выглядел взволнованным. Гвардейцы были отличными воинами, и хотя Бару испытывал скорее удовольствие, чем опасение, он не мог не признать - если бы это войско принадлежало ему, Клинку было бы, чего бояться...
   Ат Лав страдал от ран, но пытался бороться... Кто-то из гвардейцев пытался унести своего короля, Бару пронзил его насквозь, и Марил оказался к тому же в чужой крови. Бару к собственному небольшому удивлению чувствовал в юном короле желание не покинуть поскорее поле битвы, а участвовать в ней... Впрочем, Воин Тени помнил Ат Лава не только почти сошедшим с ума от пытки, но и таким, как сейчас. Бару думал, что сумеет получить удовольствие от его смерти чуть позже.
   Вдруг его словно поразила молния. Он машинально уклонился от выпада гвардейца, но мысли совсем смешались - Сила Ночи, мощная аура Тени в Сэнктиме, стремительно угасала. Бару обернулся к стенам, пытаясь понять, что происходит внутри. Неужели, несколько Стражей сумели оказать Лорду серьёзное сопротивление? Этого просто не может быть!
   - Он почти мёртв, - Кертис, недалеко сражавшийся спиной к нему, говорил изумлённо.
   - Невозможно, - хрипло ответил Бару, пробивая череп бросившемуся на него гвардейцу. Алваленец, падая, только чуть поцарапал мечом руку Воина Тени.
   Со стороны донёсся торжествующий перелив рогов. Марил поднял голову, не веря своим ушам. Это сигнал, что войска Алвалена вошли в Сэнктим!
   - Кажется, мы проигрываем эту битву, - Страж-предатель отправил в Силу Дня ещё одного, но уже чувствовал себя уставшим. Ему давно не приходилось биться непрерывно столько времени!
   - Глупость! - разъярённо воскликнул Бару. Сила Ночи почти исчезла.
   - Лорд Котли отступает, и мы должны идти с ним, - Кертис призвал Дар, защищая себя от колющего удара алваленца, грозившего пробить его доспех. - Или ты не его Воин?
   - Сэнктим нельзя терять, как Алвален! - прорычал в ответ бывший чёрный Лорд. - Это опора войск Хозяина!
   - Там Стражи и войско Ат Лава, - Кертис откатился в сторону от прыгнувшего на него всадника, стащил того с седла и занял его место. - Мы вдвоём не отобьём город.
   Бару яростно не желал признавать правоту предателя-Стража. Кажется, у них действительно нет выбора... Немыслимо, Лорд Котли бежал из Сэнктима, уступив какому-то жалкому отряду Стражей!..
   "А ты сам не сумел справиться всего-то с мальчишкой", - напомнил голос, поразительно похожий на голос Хозяина.
   Ему пришлось поступить также, как Кертису. Кажется, алваленцы поняли, что два сильных врага решают спастись бегством, и Бару сам не заметил, как он оказался оттеснён от лежащего Ат Лава, на которого всё ещё надеялся опустить копыта коня, чтобы брызнула в разные стороны ненавистная кровь человека, по чьей вине он перестал быть Лордом.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, - Бару поднял руку и указал ей на провожающего его мутным взглядом Марила, - добей его своей стрелой!
   Марил зажмурился, чувствуя кожей стремительный холод, которого было бы достаточно, чтобы заставить его забыться, быть может, навсегда... Но он вдруг исчез, не добравшись до него, и Ат Лав недоверчиво приподнял голову. Тело гвардейца, загородившего его собой, опускалось на землю - он упал сначала на колени, потом назад себя. Бару яростно выругался, но ему пришлось пришпорить коня и умчаться следом за белым плащом Кертиса.
   "Он опять ускользнул от мести, - билась в голове одна только мысль. Бару несколько раз обернулся, сожалея, что не сумел завершить начатое. - Я его найду и убью! Клянусь, он в очередной раз пожалеет!.."

______

   - Ваше величество, - над ним склонилось незнакомое встревоженное лицо. - Ваше величество, вы...
   - Я почти в порядке, - выдавил Марил, чувствуя, как его поднимают чьи-то сильные руки. Краем глаза он увидел защитившего его от Дара Ночи гвардейца и с тревогой узнал в нём Глэдгера. - Он... Он жив? - слабым голосом спросил он. Кто-то наклонился к Ардату и ответил положительно. - Позаботьтесь... о нём, - Марил глубоко вздохнул, понимая, что потеряет сознание от боли, ворочавшейся в груди. - Я... должен написать письмо в Алвален... Позовите ко мне... писца, - тихо попросил он, проваливаясь в темноту.

22

Побег из Марева

______

   - И о чём ты только можешь беседовать с этим гийским послом, - покачал головой Элинин. - Ума не приложу...
   - Я сама не понимаю, - удручённо вздохнула Наймира, поправляя жемчужную нить, запутавшуюся в волосах. - Но он куда как лучше компании Тамериана, согласись со мной.
   Капитан летучего корабля, улыбаясь, что-то ворчал, лёжа в одежде на пышной постели.
   - Ты хотя бы на ночь возвращайся, майви, - подмигнул ей он. - А то я вызову его на дуэль и убью!
   Она вспыхнула мгновенно и гневно воскликнула:
   - Это не то, что ты...
   Он замахал на неё руками:
   - Иди, иди, майви! Я совершенно не против, что ты вечерами торчишь у какого-то старика из Гия! Ещё чего мне возмущаться!.. А он хоть знатный?..
   - Батар! - Наймира подхватила стоявшую на столике ни в чём не виноватую пудреницу и запустила ей в Элинина. Тот едва успел увернуться и упал с кровати с приличным грохотом. В комнату заглянул гвардеец, но тут же скрылся - у него был точно такой же шанс оказаться в пудре или помаде.
   - Пощади, майви, - простонал Элинин, прикрывая лицо руками. - Я шутил... Майви!

______

   Мерго Клеот как обычно отправил своих слуг встретить её. Его покои во дворце Тамериана находились как раз под комнатами, которые король Чёрного Марева отвёл Наймире. Сам дворец был таким высоким, что Наймира была уверена: гостям тут всегда есть, где жить... И пленникам...
   Наймире нравилось бывать здесь, и ей нравилась компания Клеота. Она не соврала Элинину - чем чаще она бывала в компании гийского лорда, тем меньше была вероятность провести это время наедине с самодовольным Тамерианом. Чем сходить с ума от бессильной ярости, лучше развлечь себя какой-нибудь мало-мальски приятной беседой.
   Наймира с содроганием вспоминала свои знакомства с алваленскими дворянами. От них за версту несло безудержным стремлением шагать по головам, подлостью и актёрством, часто неудачным. Таких же, только куда более опасающихся недовольства своего короля, лордов она увидела в Мареве. В отличие от них, Клеот внушал что-то вроде спокойствия, его внимание не было назойливым, и Ат Лав нисколько не задумывалась над тем, что частые встречи с ним со стороны должны казаться подозрительными. Элинин же только посмеивался, и Наймира даже раздражалась, что он не ревнует на самом деле, а только делает вид.
   В гостиной, украшенной гербами Гийского королевства, её уже ждал лорд Клеот. Как всегда сдержанно одетый, подтянутый, и вежливо улыбающийся. Наймире казалось, что он не очень любит улыбаться, но тем не менее улыбка не была вынужденной.
   - Я очень рад, что вы приняли моё приглашение, ваше высочество. Это большая честь...
   Наймира невольно покачала головой. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь она станет принцессой Алвалена! Годы жизни в небольшой деревеньке, непутёвый брат, на которого будто и положиться нельзя... А теперь только в её резковатых манерах и частых просторечиях прослеживается прежняя жизнь.
   Сегодня Мерго был взволнован, что у Наймиры с ним совершенно не вязалось. Он остался стоять у окна, не сев напротив неё в кресло, как это обычно происходило, когда они беседовали, и на какое-то время замолчал, одной рукой придерживая штору. Наймира сидела, согревая ладони чашкой с горячим ароматным чаем, и не чувствовала никакого неудобства.
   "Да и глупо было бы ревновать Элинину, - подумала она, - зачем, если всё равно он знает, что я люблю его, и мне не нужен никто другой?"
   - Я думаю, мы с вами видимся в последний раз, по крайней мере, в этом замке, ваше высочество, - лорд отпустил штору, и она с шорохом упала, закрыв окно, и теперь только чуть покачивалась. - Король Тамериан выразил своё пожелание, чтобы я лично отправился в Гийское королевство с посланием от него его величеству...
   Наймира вскинула брови.
   - Вы уезжаете? - перебила она, ставя чашку на стол. - Когда?
   Посол Клеот выразительно посмотрел на неё:
   - Завтра вечером, ваше высочество.
   Наймира наклонила голову, хмурясь.
   "Он хочет лишить меня вообще всякого удовольствия, - с ненавистью подумала она о Тамериане. - Уверена, он исключительно поэтому отсылает лорда Клеота!.."
   - Знакомство с вами было очень приятным, - вспомнила она, что должна вести себя не как какая-то там девушка, а вежливо и сдержанно.
   Мерго снова поклонился, а затем приказал своим слугам уйти. Ат Лав поняла, что насторожилась, и Клеот это заметил. Он бросил ещё один взгляд на окно, скрывавшее за шторами вечерние сумерки, и продолжил:
   - Я должен признаться, я восхищён вами, ваше высочество. Не знаю, удобно ли это, но я хотел попросить вас... Король Тамериан намекнул мне, что вряд ли он ждёт меня здесь, хотя я не могу знать причин этого, а я не уверен, что вы побываете в Гие в ближайшее время...
   - Да, у меня другие планы после отъезда из Чёрного Марева, - согласилась Наймира, всё ещё не очень хорошо понимая, к чему он клонит.
   - Я собираюсь совершить небольшую прогулку по Чёрному Мареву. Мне всегда нравились эти места, хотя ими правит такой своеобразный человек, как Тамериан Чёрный. Я хотел просить вас, ваше высочество, чтобы вы составили мне компанию в этой прогулке.
   Ат Лав заставила себя сделать смущённое лицо. По крайней мере, она должна выглядеть смущённой, без сомнения.
   Лорд Клеот молчал, ожидая ответа. Его чай остывал на столе, а Наймира никак не могла решить, что же ей лучше ответить. Она злилась про себя на Тамериана, и мысли были заняты совсем не тем...
   - Я благодарна вам за приглашение, посол Клеот...
   Он понимающе кивнул, чуть опуская плечи:
   - Я понимаю, вы отказываетесь... Это было не очень вежливо, ваше высочество, прошу простить меня...
   - Я не отказываюсь, - улыбнулась Ат Лав. - Мне не удалось полюбоваться Чёрным Маревом, когда я ехала сюда по приглашению его величества короля Тамериана.
   "Правда, я не уверена, что он выпустит меня за пределы дворца..."
   - Вы окажете мне великую честь, - воодушевлённо поднял голову Мерго. - Ваше высочество, я взял на себя смелость побеседовать с королём Тамерианом. Он очень печётся о вашей безопасности, поэтому он только сказал, что пошлёт два человека из своей охраны для вашей защиты, но я уверен, что они не будут мешать...
   - В конце концов, просто люди, - согласилась Наймира. - Я уверена, мой жених не будет против.
   "Я ему дам быть против, - хмыкнула она про себя. - Очень странно, что Тамериан меня отпустил... Даже не верится".

______

   - Эй, Лер! - Элинин высунул голову из комнаты и дёрнул гвардейца за край плаща. Тот бросил в его сторону недовольный высокомерный взгляд, от которого капитан летучего корабля едва не поперхнулся воздухом. - Ты можешь зайти сюда? - спросил он тише.
   Лер отворил дверь шире и вошёл, встав у дверей, словно инстинкт охранять их не мог оставить, даже находясь внутри. Элинин вздохнул, глядя на напряжённое и почти ничего не выражающее лицо алваленского гвардейца, и плюхнулся на подлокотник кресла.
   - Лер. Ты что-нибудь замечаешь?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну, подозрительное. Опасное для майви, - Элинин сосредоточенно смотрел ему в глаза. Эти гвардейцы всё время ему не нравились, но...
   - Да. Я знаю, что она почему-то остаётся в Мареве, хотя я вижу, что общество короля ей неприятно. Я думал, мы быстро покинем Чёрное Марево.
   Элинин негромко хохотнул себе под нос. Какие они всё-таки смешные, эти люди службы... Мало чего замечают, что происходит вокруг.
   - Если ты не понял, Лер, майви - его пленница. Мы все - его пленники. Мы просто не можем уехать, - каждый раз, когда Элинин заговаривал о серьёзных вещах, ему хотелось что-нибудь пожевать, но даже травинок в их покоях не росло. - Король Тамериан - такой же слуга Ночи, - он закинул ногу на ногу.
   Лер не шелохнулся. Элинин нетерпеливо скривился:
   - Я не то имею в виду. Он такой же, как Бару или граф Радак. Он держит нас в плену только чтобы остановить короля Ат Лава.
   Гвардеец смотрел на него по-прежнему спокойно, и сарратарец постепенно начал ощущать себя идиотом, разговаривающим с мебелью. Элинин устало опустил голову на руки:
   - Ты меня слушаешь?
   - Я тебя понял, Элинин-сарратарец, - кивнул Лер. - Значит, мы должны сбежать из Марева.
   - Это не так-то просто, - исподлобья посмотрел на него Элинин. - Я уже успел кое-что понять. Во-первых, Тамериан легко наблюдает за мыслями Наймиры. Майви не может скрыть от него, о чём она думает. Во-вторых, здесь полным полно его слуг, обдуренных Ночью. Отсюда можно убежать разве что в Силу Дня, - капитан выразительно поднял глаз в потолок, хотя известные ему слухи говорили, что ему, как слуге Ночи, придётся отдыхать после смерти в какой-то там Вечности.
   Лер поджал губы, но ничего не возразил.
   - Ты пригласил меня сюда, потому что тебе есть, что мне предложить. Я тебя слушаю.
   Элинин криво улыбнулся:
   - Помнишь, ты говорил, что вы, гвардейцы, готовы отдать свою жизнь за принцессу Ат Лав? Кажется, время как раз настало, - сарратарец нашарил шляпу и легко набросил её себе на голову. - Потому что иного выхода у нас нет.

______

   Столица Чёрного Марева на самом деле была красивым городом. Наймира даже пожалела, что по прибытии сюда не любовалась всей этой красотой, а дулась на весь мир в своей карете.
   До того, как Серебряное Марево стало Чёрным, оно отличалось стабильностью и миролюбием, и если не богатством, то хорошим достатком всех своих жителей. Наймира видела серебристые шпили, которым было уже много лет, но которые по-прежнему блестели под лучами вечернего солнца, красивые аллеи и изящные фонтаны, и ей не верилось, что этой страной правит слуга Ночи с таким чёрным сердцем, как у Тамериана.
   Всадники в чёрном неотступно скакали следом за ними, отпугивая зевак от кареты с гербами Гийского королевства.
   - Я сожалею, ваше высочество, король Тамериан не позволил мне показать вам окраины столицы, - Клеот смотрел куда-то в сторону. - Но я хотел всё-таки отвезти вас в одно место, если вы позволите...
   - Конечно, - кивнула Ат Лав с любопытством. Если уж эти мрачные тени не желают отставать, то стоит хотя бы какое-то время получать удовольствие.
   - Кучер, - он выглянул в окошко, - на улицу Опавших Лепестков, - Наймира не видела, как Мерго взволнованно облизал губы. Лорд волновался сильнее, чем показывал.
   - Красивое и грустное название, - заметила она.
   - Вы правы, ваше высочество, - он перебирал пальцами золотистые кисти занавесок на окнах кареты. Наймире казалось, что он о чём-то сосредоточенно думает. - Это королевство такое же красивое и грустное, не правда ли?..
   Карета остановилась у одного из таких же, как другие, двухэтажных домов с покачивающей от ветра вывеской на уровне чуть выше человеческой головы. Наймира не успела прочитать, что на ней написано, и хотела выглянуть, но лорд Клеот отворил дверцу кареты, выходя и подавая ей руку:
   - Эта небольшая лавочка, ваша высочество, славится на всё Чёрное Марево...
   Наймира сощурила глаза. Как странно для благородного лорда вести принцессу чужого королевства в какую-то лавочку, но Клеот увлекал её за собой довольно решительно. Она держалась за его локоть и озиралась на остановившихся рядом с каретой слугах Тамериана.
   Внутри, к удивлению Наймиры, почему-то никого не было. Сухопарый старик быстро встал с табурета, когда они вошли, поклонился и молча открыл невзрачную дверь в другую комнатку, бряцая ключами.
   - Лорд Клеот? - вопросительно посмотрела на него Наймира, освобождая свою руку. Мерго прижал палец к губам и, отдав вытаскивая небольшой мешочек с звякнувшими там монетами, произнёс:
   - Я умоляю вас не тянуть время, ваше высочество. Там женщина, обменяйтесь с ней одеждой. Я буду вас ждать, - он обернулся к старику. Тот, одетый в простой бежевый камзол и протёртые на коленях брюки, утверждающе кивнул.
   Наймира ничего не понимала, но Клеот осторожно взял её под руку и подвёл к самой двери:
   - Ничего не бойтесь, ваше высочество.
   - Ещё чего! - невольно фыркнула она, входя и захлопывая за собой дверь. Девушка внутри, сидевшая на постели с ногами, нагловато уставилась на неё.
   - Так вы та леди? - она скривилась. - Ну ради таких денег, - она с завистью посмотрела на пышное платье Наймиры. - Я только так волосы делать не умею, как вы.
   - В каком смысле? - нахмурилась Ат Лав.
   - Ну, - девушка, темноволосая, с острыми чертами лица и нечестными глазами, рассмеялась, развязывая тесёмки платья, - мне же надо изображать вас, не так ли?.. У меня не получится так убрать волосы!
   - Изображать? - Наймира обернулась назад, на закрытую дверь.
   "Кажется, я начинаю понимать, - подумала Ат Лав, дёргая за завязки корсета. - Неужели, нельзя было предупредить..."
   - Небось, ты всегда мечтала, чтобы благородная леди заплетала тебе волосы, а? - усмехнулась Ат Лав, с наслаждением расставаясь с неудобным корсетом, от которого всегда было только сложно дышать.

______

   Она вышла через несколько минут, неожиданно уютно чувствуя себя в простом ситцевом платье, подвязанном плетёным кушаком, в мягких дешёвых сапожках, а не тесных туфельках, и с распущенными волосами, подвязанными платком.
   - Лорд Клеот, этот забавный маскарад,... - начала она, обращаясь к стоявшему к ней спиной Мерго, но в этот момент кто-то знакомым жестом осторожно взял её под локоть. - И вы тоже? - удивилась она, разглядывая гийца. Его было просто не узнать в простой одежде.
   - Отсюда есть выход на другую улицу. Нас ждёт карета...
   - А деньги?! - прозвенел голос девушки, которая, пошатываясь на каблуках, выглянула из комнатки. - Мне обещали деньги.
   - Возьми, - Клеот протянул ей несколько золотых монет. - Тебе заплатят ещё, чуть позже.
   - Одно удовольствие иметь с вами дело, - она изобразила шуточный реверанс. Наймира отвлечённо подумала, что если со стороны она смотрится также и чуточку лучше, то не странно, что её внимания постоянно пытаются добиваться мужчины.
   - Лорд Клеот, - она шла рядом с ним по узкому довольно тёмному коридору, получая наслаждение от того, как в простой одежде отдыхает всё тело, - я понимаю, что происходит, но я на самом деле не уверена, что могу... Элинин и...
   Он распахнул дверь на улицу, и Наймира очутилась перед довольно неприглядной на вид каретой, чуть покосившейся, с отколотыми украшениями, совершенно не украшенной, зато запряжённой и полностью готовой к отбытию. Правда, Ат Лав преисполнилась подозрений, что далеко эта колымага не уедет.
   Кучер обернулся в их сторону, когда дверь отворилась, и ручкой кнута приподнял надвинутую на глаза потрёпанную грязноватую шляпу.
   - Элинин! - изумлённо воскликнула она. Он косился на неё смеющимся глазом. - Эли...
   - Нет времени, ваше высочество, - Клеот подтолкнул её к открытой дверце кареты. - Я прошу прощения, что она не очень опрятно выглядит... Но нам надо спешить, если мы хотим, чтобы люди Тамериана не раскрыли обман, пока мы ещё здесь.
   Наймира не сопротивлялась, пока Мерго усаживал её в карету. Пока она могла, она ловила взгляд своего жениха, и как ни силилась, не могла найти в нём реальной тревоги. Он волновался, но для него всё это было как приключение... Как обыкновенное приключение!
   - Батар! - прошептала она, подбирая полы платья. - Лорд Клеот...
   Бывший гийский посол захлопнул дверцу и только приготовился крикнуть, чтобы отправлялись, но Элинин уже ударил хлыстом по спинам коней:
   - Как ветер! - рассмеялся он, поднимая голову. - Как ветер!
   Наймира выглянула сквозь рваную занавеску наружу. Мелькали кривые силуэты деревьев на фоне постепенно темнеющего неба. Она вдруг поняла, что не знает, радоваться ей или продолжать переживать.
   - Вы будете в безопасности, ваше высочество, - пообещал Мерго. А она совсем забыла о нём!
   - Вы так рискуете, лорд Клеот, - нахмурилась она, складывая руки на коленях. - Я ещё ничего не понимаю, но... Вы договорились с капитаном Элинином, да?
   - Капитан Элинин-сарратарец заботится о вас, - ушёл от ответа Мерго.
   Судя по тому, как быстро сменялся пейзаж за окном, Элинин собирался придать старенькой карете скорость летучего корабля. Ат Лав зажмурилась, пряча лицо. Ей почему-то не верилось, что они сумели перехитрить Тамериана Чёрного...

______

   ...Руки в чёрных бархатных перчатках гладили её по шее.
   - Куда вы хотите убежать от меня, принцесса Ат Лав? - шептал на ухо насмешливый голос. Наймира с ужасом поняла, что она связана и не может пошевелиться. Ненавистный ей человек дышал ей в щёку, определённо улыбаясь... - Нельзя убежать от Силы Ночи... От моей Силы нельзя убежать...
   Тамериан повернул её голову, придерживая пальцами подбородок. Глаза азартно сверкали и почему-то казались желтоватыми и необычайно большими, в них отражался её испуг и... Окровавленное тело Элинина, висящее за её спиной.
   Она закричала и заметалась, пытаясь вырваться, но верёвки плотно стягивали кисти рук...
   - Ваше высочество! - голос Мерго Клеота вырвал её из вязкого кошмара, казавшегося таким реальным. Он осторожно сдерживал её руки - наверное, когда она была во власти кошмарного сна, то пыталась ударить невидимую опасность. Наймира наклонилась вперёд, тяжело дыша. - Вы вдруг заснули, - он разжал пальцы и очень вежливо взял её за плечи. - Вы в порядке?
   - Да, - сглотнула Наймира. Видение на какой-то момент снова предстало перед глазами, она приложила ладони к груди и почувствовала, как быстро колотится сердце. Она видела то, что может быть вполне реальным, если...
   Карета подскочила на ухабе, лорд Клеот ударился головой о деревянную стенку, которая была обита такой тонкой прохудившейся кое-где тканью, что это вряд ли могло уберечь от боли, Наймира, вскрикнув от неожиданности, упала вперёд, уткнувшись лицом в его грудь.
   - Про... простите, - прошептала она.
   - Почему мы так быстро едем? - гиец помог ей сесть обратно и выглянул из окошка кареты. - Капитан Эли...
   - Простите, ваша светлость, - крикнул сарратарец, пытаясь сделать свой голос громче ветра. - За нами погоня! Посмотрите сами!
   Клеот обернулся и разглядел клубы пыли на дороге. Он нашарил рукой меч и нахмурил брови.
   - Лорд Клеот, - позвала Ат Лав настороженно. - Что происходит, лорд Клеот?..
   Он откинулся обратно и развёл руками:
   - Тамериан уже раскрыл наш с вашим женихом заговор... Его люди пытаются нас догнать, и они скачут быстро, очень быстро.
   - Если мы попадём обратно к нему в руки, нас ждут его Дары Ночи, - Наймира вновь вспомнила свой кошмар и содрогнулась, но ей не хотелось показывать свою слабость. Она достаточно пережила, чтобы быть стойкой. - Мы не должны.
   Гийский лорд только кивнул в ответ. В конце концов, он понимал, на что идёт. Сейчас защищать принцессу Алвалена может только он - Элинин занят, а она сама не может за себя постоять... По крайней мере, не в таком состоянии.
   - А... где моя гвардия? - вдруг спросила она. - Мои гвардейцы?
   - Они остались в столице Марева, чтобы имитировать присутствие там вашего жениха. Это было нужно, чтобы Тамериан не заподозрил быстро, что он уехал. Один из ваших верных гвардейцев занял моё место в карете...
   Ат Лав приложила руку к губам:
   - Но их же убьют!
   - В этом удел верных слуг - отдавать свою жизнь за госпожу, когда зовёт долг.
   Наймира покачала головой, кровь стучала в висках. Не надо никому отдавать свою жизнь - ей казалось, что и так слишком много кто умирает вокруг неё...
   В этот момент крыша кареты в одном месте треснула от удара, посыпались мелкие щепки. Наймира вжалась в противоположный угол, пытаясь прикрыть руками лицо, меч сверху ударил ещё раз, целясь в голову Мерго Клеота. Лорд парировал удар, но в карете было слишком тесно. Ат Лав торопливо сползла вниз, в этот миг сильный удар выбил дверь, и ветер занял своё законное место в мчавшейся карете. Наймира увидела тянущуюся к себе руку и со всей силы вцепилась в неё зубами, потому что не знала, что она ещё может сделать. Рука отдёрнулась, и в проёме она наконец-то разглядела мчавшегося рядом всадника. Пустой взгляд молодого мужчины в чёрной одежде почему-то натолкнул её на мысли о Силе Ночи. Клеот выхватил левой рукой кинжал, собираясь метнуть его во второго врага, снаружи донёсся яростный крик Элинина и несколько щелчков кнута - видимо, капитан как мог разбирался с догонявшими их слугами Тамериана.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, - шевелились губы всадника, который не спускал глаз с Наймиры, - что когда-либо погружалось во Тьму...
   Наймира судорожно сглотнула, перед глазами сначала всплыло татуированное лицо Бару, а потом смеющийся Тамериан.
   - Мерго! - закричала она в отчаянии, перестав задумываться от титулах и этикете. Всё, что он успела увидеть, это как гийский лорд, едва избежав карающей руки, бьющей сверху, бросил нож во всадника, наделённого Даром.

______

   Сквозь клочья облаков прогладывали округлые, светло-жёлтые бока медленно выползавшей на небо луны.
   В маленьком убогом кабаке у дороги, в котором хотя бы среднего достатка посетителей не видели с самого открытия, хозяин заведения сегодня лицезрел настолько странную компанию, что ему хотелось прикрыть заведение и убежать в свою комнату через заднюю дверь, плотно закрыв ставни, чтобы эти события лучше оказались непонятным сном. Тем более, что он даже не успел закрыть своё детище прежде, чем они оказались здесь. Сначала, распахнув дверь так, что она едва не разлетелась в щепки, в полутёмное пропахшее пригоревшей пищей и дешёвым пивом помещение вошёл широкоплечий мужчина, один взгляд на которого заставлял содрогаться - на его лице, хищно распахнув острозубые пасти, были изображены змеи. Он ничего не заказал, а на шевельнувшегося хозяина посмотрел так, что тому показалось, что стоит или не заикаться ни о чём, или сразу упасть лицом в пол и больше не подниматься.
   Спустя какое-то время в кабак вошли ещё двое - мужчина в изрезанном и окровавленном белом плаще, чуть прихрамывавший, в котором он не опознал Стража, и хмурый воин с плохой ухмылкой.
   - Милорд, - негромко произнёс Бару, подходя к сидящему, опираясь щекой на кулак, Котли.
   - Хозяин решил, что ему не нужен Сэнктим.
   - Милорд?! - подался вперёд Бару.
   - Он сказал нам ехать к Ислове, - Лорд Тени откинулся на спинку изрядно скрипящего стула.
   - Так всё зря? - растерянно пробормотал Кертис.
   - Ты смеешь осуждать его решение? - прошипел Котли. Он хмурился, и Бару не стоило труда догадаться, что и сам Лорд не доволен тем, что все его усилия пропали впустую.
   - Нет, Лорд, - Страж чуть наклонил голову и быстро отошёл в сторону. Хозяин кабака с леденеющим сердцем понял, что один из зловещих гостей направляется в его сторону. Кертис, не спрашивая, схватил за горлышко стоявшую на полке бутылку и, выдернув пробку, сделал несколько глотков. - Что-то я устал, - в пустоту сказал он. Хозяин кабака попятился в сторону, даже не подумав поинтересоваться о плате. Сегодня был неудачный день.
   Котли не обращал на Кертиса никакого внимания, он смотрел на заглядывающую в скособоченное окошко луну.
   - Ты должен был убить мальчишку Ат Лава, Бару.
   - Я виноват, милорд, - глухо отозвался Воин.
   "Я хочу его крови, - подумалось ему. - Крови Ат Лава!"
   - Ты будешь наказан.

23

Танцы с ножами

______

   Наймира почти не чувствовала собственных конечностей - не было боли, но кружилась голова, как от сильной слабости. Она проснулась оттого, что карета остановилась, и снаружи доносились какие-то голоса. С трудом расплетя слипшиеся ресницы, Наймира обнаружила, что в карете рядом с ней никого нет. Последнее, что она помнила, это протянутую к ней руку маревца, и какой-то смутный набор кошмаров, преследовавших её и до сих пор маячивших на заднем плане сознания. Когда она попыталась пошевелиться, по телу пробежали мурашки - оказалось, она почти не может пошевелиться без колючего ощущения в суставах.
   Она почти не разбирала слов, которые через приоткрытую дверцу кареты доносились до её ушей. В районе сердца неприятно ныло, будто бы на ней вновь был плотно стянутый корсет. В горле першило, и попытка позвать по имени Элинина, который, кажется, возмущался громко снаружи, не увенчалась успехом. Она отодвинула край занавески, показавшейся ей невыносимо тяжёлой, на окошке кареты, и увидела невысокие каменные стены, людей в одинаковой одежде, переглядывающихся, похожих на солдат, любопытные лица женщин и мужчин за их спинами.
   Ат Лав закрыла глаза, и под закрытыми веками заплясали яркие пятна. Что же это такое - ей сложно даже собраться с мыслями, не то, чтобы подняться и выбраться из кареты!

______

   - Ваше величество, - Мерго поклонился всаднику в синем плаще, подъехавшему к карете в окружении достаточного количества охраны, чтобы Элинин и без этого намёка понял, что перед ним Гийский король. Не то, чтобы сарратарец испытал какое-то благоговение перед одним из сильных мира сего, но припомнил, что в данный момент от этого человека может зависеть и их с майви судьба, поэтому соскочил с козел и изобразил поклон, изящно махнув, к сожалению, не своей шляпой. На него король Гия не обратил не малейшего внимания - кажется, его занимал не самый утончённый внешний вид своего посла в Чёрном Мареве.
   - Я не знаю, что на вас нашло, лорд Клеот, - Арфейн Гий ский бросил короткий взгляд на Элинина, но не заинтересовался фигурой кучера, излишне непочтительного, но зато колоритного. - Но Чёрное Марево объявило нам войну. Должен сказать, я крайне недоволен вашей работой, - он сложил руки на груди.
   Арфейн Гийский, на взгляд Элинина, выглядел как довольно скучный средней руки монарх, поэтому сарратарец и не испытывал особенного пиетета. После того, что он помнит о своей родине - ни один король этих земель не способен его ничем удивить или испугать. Когда-то даже Хозяин был для него развлечением.
   - Я приношу свои глубочайшие извинения, что не смог должным образом оповестить вас, ваше величество, о том, что король Тамериан Чёрный...
   Элинин тем временем размышлял о том, как неудобно держать в руке шляпу. Хорошо бы нахлобучить её обратно на голову, да мало ли... Пока ещё он не представлен королю как жених принцессы Алвалена, а Арфейн выглядит крайне недовольно, с задушевной беседой и развязным поведением можно и чуть-чуть повременить. Элинин сам удивлялся собственной неожиданной осторожности, никогда ему не свойственной.
   - ...один из слуг Хозяина Ночи, о которых нас предупреждал Клинок Света.
   - Армия Ночи? - нахмурился Арфейн. По рядам стоявших вблизи солдат, вполне вероятно, по мнению Элинина, готовых их арестовать, пробежал шумок.
   - Прошу прощения, ваше величество, - встрял Элинин, которому надоело топтаться на месте. - Моё имя Элинин-сарратарец, я жених её высочества принцессы Алваленской. Для меня большая честь говорить с вами. Позвольте мне пояснить...
   Элинин проигнорировал заострённое внимание к себе вооружённых людей. Арфейн с недоверчивым видом окинул запылённую одежду и не слишком благородное для жениха принцессы лицо человека, насчёт которого даже не задумывался, и покровительственно кивнул.
   - Попробуйте.
   - Её высочество принцесса Ат Лав была в плену у короля Тамериана, - быстро заговорил Элинин. Арфейн всё меньше ему нравился. - Он использовал её, чтобы шантажировать короля Марила Ат Лава. Я был вынужден просить лорда Клеота о помощи...
   - По вашей вине Гийское королевство оказалось втянуто в войну, - оборвал его Арфейн, хмурясь. - Тем более, в войну с армией Ночи, - он отвернулся от Элинина, только собравшегося что-нибудь витиевато и пафосно высказать, и, собираясь, вероятно, ехать прочь, обратился к отнюдь не сияющему счастьем лорду Клеоту. - Вы не имели таких полномочий - развязывать войну без моего ведома. Пока вы будете арестованы.
   - Вы не понимаете! - возмутился Элинин, пытаясь задержать короля. Но он мгновенно оказался схвачен.
   В этот момент дверца кареты отворилась довольно стремительно. Наймира не удержала равновесия и едва не выпала из неё, если бы державшийся в отличие от Элинина спокойно и сдержанно Мерго не подал ей руку. Она была невероятно бледна и тяжело дышала, глаза беспокойно искали и, наконец, нашли остановившегося и обернувшегося Гийского короля.
   Опираясь на руку Клеота - вернее, разве что не повиснув на нём всем телом - Наймира выбралась из кареты.
   Арфейн Гийский справедливо предположил, что эта женщина может быть в равной степени и простолюдинкой, как и одноглазый довольно нахальный молодой человек, так и действительно принцессой Алвалена. Но в любом случае, она всё-таки была женщиной и, судя по бледности, то ли очень больной, то ли раненой.
   Но взгляд у неё, несмотря на болезненный блеск глаз, был настолько цепкий и уверенный, даже немного недовольный, что Арфейн невольно склонился к мысли, что скорее всего перед ним действительно Наймира Ат Лав.
   Голос Наймиры был совсем слабым, почти неслышным:
   - Рада встрече с вами, король Арфейн. Не самое... ожидаемое знакомство... в такой ситуации, - у неё сильно кружилась голова, и она никак не могла сообразить, что же нужно говорить. - Кажется, я - виновница войны с Чёрным Ма,... - она пошатнулась, и Мерго вновь удержал её от падения. С встревоженным восклицанием "Майви!" одноглазый кучер попытался вырваться из рук солдат, но у него ничего не получилось.
   - Позовите лекаря и доставьте её в мой дворец, - распорядился Арфейн. - Мне нужен почтовый голубь до Сэнктима, - негромко добавил он. - Кажется, король Ат Лав сейчас находится именно там.
   Мерго со странным чувством передал Наймиру в руки подошедших лекарей. Элинин, сцепив зубы, наблюдал, как лорд Клеот отдаёт своё оружие солдатам.
   - Какая поразительная глупость, - прошипел он.
   - Что с ней? - спросил голос сверху. Элинин встретился взглядом с задумчивым Арфейном.
   - Один из слуг Ночи сразил её Даром, - сарратарец не стал прибавлять никакого уважительно "ваше величество". Арфейн и не стал слушать дальше - ему теперь было, о чём поразмыслить и какие вопросы срочно решить. Собирающиеся против его королевства войска Тамериана, сбор новостей об армиях короля Ат Лава, а лучше бы - попытаться послать кого-нибудь к Клинку Света - если бы он ещё не был в Драттерене, как говорит молва...

______

   - Вас хочет видеть его величество король Арфейн, - с поклоном сообщил вошедший слуга, нагруженный какими-то подозрительно белыми вещами. Пока он кланялся, со стопки, представляющей собой, кажется, одежду, едва не скатилась симпатичная треугольная шляпа вполне в побереженском духе. Вообще вид появившегося в дверях слуги, даже будь он без одежды, и если бы за ним не маячил ещё один тощий тип с подносом, на котором покоился важный и, что главное, полный графин, очень Элинина обрадовал. Значит, в этой небольшой комнате, которая хотя и кажется вполне уютной, но всё-таки запертой комнате его жизнь не закончится. И даже, вероятнее всего, раз уж принесли вина, казнить не собираются.
   - О, я несказанно рад! - просветлел Элинин. Пока он тут сидел, ему не удалось ни перемолвиться с Клеотом, по поводу которого он не то, чтобы слишком сильно переживал, но по крайней мере хотел бы знать, что случилось с человеком, который помог ему и майви обмануть слугу Хозяина, и который получил за это недовольство короля и практически обвинение в измене. Кроме того, о Наймире сарратарец тоже совсем ничего не знал.
   - Я провожу вас, капитан Элинин, когда вы будете готовы, - слуга закрыл двери, оставшись с той стороны, и сарратарец окончательно стянул с себя остатки бывшей на нём не самой подходящей для аудиенции с королём одежды.
   Элинин сделал несколько глотков из графина и принялся мучиться над застёжками рубашки, борясь с желанием отодрать их совсем и заявиться с завязанными на груди узлом полами. Наконец, с ними было покончено, но Элинин, сняв шляпу со стола, чтобы в конце концов закончить с этим ритуалом, какое-то время ещё пялился на стол.
   "Это что ещё такое? - ему совсем не хотелось задерживаться, там, после этого Арфейна, его ждала майви, но... - Зачем мне это?"
   Элинин с удивлением покрутил в руке простой короткий нож с деревянной рукояткой. Сталь была, на его взгляд, очень даже добротной, но в целом это оружие (или же не оружие?) почему-то удручало.
   - Эй ты, - он высунул голову в просторный коридор и нашарил взглядом слугу. - Это что за штука? - он помахал в воздухе кинжалом. - Зачем ты мне это подсунул?
   - Я, капитан Элинин? - изумился тот, глядя на сарратарца, как на умалишённого. - Это не я, клянусь вам!
   Капитан летучего корабля недоверчиво покосился на него, пожал плечами, но добиваться немедленной правды не стал. Странно, разумеется, но...
   - Случайно так случайно, - фыркнул он. - Веди меня к королю, - Элинин засунул кинжал за пояс, надеясь, что эту штучку не отберут, чтобы он ни приведи Свет не попытался убить Гийского короля. Хотя и даром досталась, и не нужна, а всё равно жалко.

______

  
   Приёмный зал дворца в столице Гия поражал богатством золотой отделки. Впрочем, столько лет назад строился этот дворец, что можно предположить - главным поставщиком драгоценных металлов был Кастел, где золото такой же расходный материал, как обыкновенный холст. Элинин шагал сюда по коридорам с такой скоростью, что сейчас его сердце колотилось, как у девушки на первом свидании, однако изобразить приличествующий поклон у него получилось, потому что бросаться на короля с расспросами явно было неразумно.
   - Очень жаль, что пришлось заставить вас долго ждать, - Арфейн кивнул, приглашая его подойти.
   Элинин с большим трудом заставил себя умерить пыл.
   - Ваша... м-м... невеста, - с некоторым сомнением произнёс Арфейн, - под присмотром лучших врачей в Гие.
   - Я волнуюсь за лорда Клеота. И я, и Алвален перед ним в неоплатном долгу, - Элинин запоздало задумался над эгоцентризмом своей фразы, но менять что-либо было поздно.
   - Я освободил его из-под стражи, - нахмурился Арфейн. - Я рад, что вы осознаёте, насколько безрассудным и опасным для Гия был ваш поступок. Мне доложили, что её высочество принцесса Ат Лав пришла в себя. Возможно, вы хотите видеть её?
   - Разумеется, ваше величество!
   - Я собираюсь расспросить её о том, что так невнятно пытался пояснить мне лорд Клеот, - Арфейн поднялся с трона. - О слугах Ночи и армиях Алвалена.
   - Я боюсь, она может плохо себя чувствовать, - сарратарец прекрасно помнил, каким чудом, привлекая весь свой талант убеждения, он сумел уговорить Мерго помочь им, пустившись на такую опасную авантюру, немудрено, что он не смог это толком объяснить даже своему королю. - Я готов...
   Арфейн прошествовал мимо, и один из слуг поманил Элинина следом. Капитан начал подумывать, что все представители королевской власти, кроме его майви, совершенно невыносимы, но ему пришлось умерить шаг и проследовать за тёмным с проседью затылком короля Арфейна и тёмно-синими ливреями его слуг...

______

   Наймира не выглядела лучше. Элинин вспоминал слова Дара, которые уловил, разбираясь с напавшими с другой стороны преследователями, и всё чаще думал с опасением: не слишком ли поздно Мерго убил слугу Тамериана?
   Он сдерживался только ради того, чтобы не так сильно раздражать Арфейна. Тот и так, кажется, не слишком их жаловал. Наймира полулежала на подушках, закрыв глаза, накрытая тёплым одеялом, хотя было, по мнению Элинина, и так очень жарко. Ему показалось, что она спит, но в этот момент Ат Лав приоткрыла глаза. Определённо, король Арфейн не был тем, кого она хотела сейчас увидеть. Можно было подумать, что она даже его не узнала, потому что с каким-то раздражённым вздохом отвернулась, потом лежащие поверх одеяла руки стиснули ткань, и Наймира вновь повернула лицо к дверям.
   - Как вы себя чувствуете, ваше высочество?
   - Благодарю... Хорошо...
   Элинин покачал головой. Не выглядит она, как хорошо чувствующий себя человек. Майви ему улыбнулась, и Элинин ещё сильнее в этом убедился.
   - Я надеюсь, вы в состоянии говорить, принцесса? - прищурился Арфейн. - Я хотел попросить вас о некоторых пояснениях...
   - Разумеется, я отвечу на ваши вопросы, ваше величество.
   Взгляд хотя и отливал болезненным блеском, как обычно отражал кипучую деятельность, творящуюся внутри - Наймира о чём-то судорожно размышляла.
   - Но вы позволите прежде поговорить с моим женихом?
   - Для того я его и пригласил, - Арфейн сделал шаг назад, явно не собираясь выходить из комнаты, и Элинину пришлось прятать недовольный вид, отворачивая лицо. Уж не попали ли они из одного плена в другой, раз уж на то пошло?
   Сарратарец опустился перед кроватью на колени, забирая в ладони руку Наймиры. Он почувствовал слабый пульс и мысленно проклял всех этих лучших врачей Гия. Пальцы Элинина нащупали шрам, оставшийся от клятвы крови, Наймира сердито дёрнула рукой:
   - Батар! - негромко воскликнула она. - Что... что король Арфейн? - шёпотом спросила она.
   - Да бесится, - пожал плечами Элинин, отвечая так же тихо. - Майви, ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?
   - Элинин, у меня обыкновенное недомогание,... - она замолчала. - Но может быть... Мне кажется, что врачи тут ничего не могут сделать. Я чувствую Дар Ночи внутри, они его выгнать не могут...
   - Эта зараза тебя губит, - пробормотал сарратарец, поднося её руку к губам. - Майви, что я должен сделать? Дар может снять только Тамериан?
   Наймира пожала плечами:
   - Возможно... Страж. Найди Стража в столице... Кто-то должен быть здесь, несмотря на войну...
   - Я найду, - кивнул Элинин. - Ты только не волнуйся. Всё равно я тебя Тамериану не отдам! - повысил он голос. Арфейн не выказывал к их разговору никакого интереса, но ждал, когда они закончат.
   - Ступай, - она закрыла глаза. - Я тут не умираю, даже не думай,... - Наймира закрыла глаза. Она ненавидела быть беспомощной.
   Элинин вскочил на ноги и вылетел из покоев, вряд ли хотя бы попытавшись как-либо попрощаться с королём Арфейном. Тот проводил прыткого капитана летучего корабля взглядом и приказал слуге закрыть за ним распахнутую дверь.
   - Простите его, мой жених не очень хорошо воспитан, - Наймира не стала пытаться сесть в постели, голова и без того слегка кружилась, и хотелось пить. Король Арфейн встал у постели, взгляд у него был не то, чтобы очень недовольный, но слегка скептический, словно он подозревал в недомогании принцессы, принесшей в его страну войну, коварный умысел.
   - Я накануне приказал отправить письмо вашему венценосному брату, что вы находитесь в Гие не совсем в добром здравии...
   - Благодарю. О последнем можно было и умолчать. Мой брат только зря будет волноваться, и это будет ещё одной преградой к успешному взятию Сэнктима, - проворчала Наймира. Всё-то все эти короли мира не способны ни капли разумно мыслить...
   - Вам, должно быть, неизвестно, но Сэнктим взят несколько дней назад. Я принял посланца с места битвы уже как пять дней. Как я могу судить, когда вы только выезжали из Чёрного Марева, войска Ат Лава вошли в стены Ордена Хранителей.
   Наймира не могла сдержать торжества. По крайней мере, очередные планы Ночи нарушены, и Тамериан может кусать себе локти... Как вовремя они убрались прочь из опасного плена...
   - Слава Свету, - вздохнула она и негромко пробормотала, - этому оболтусу хватило ума не бросать осаду из-за меня...
   - Простите? - уловил её последние слова Арфейн.
   - Я просто слегка нехорошо себя чувствую, - покачала головой Наймира. Вот въедливый монарх попался, так и пилит её взглядом... А когда лежишь в постели, да ещё и со слабостью во всём теле, даже яда, чтобы отвечать, остаётся совсем мало...
   - Возможно, король Ат Лав пришлёт к вам кого-то из своих людей. Я уже приказал ждать посланцев Алвалена. Отсюда до Ордена Хранителей не более трёх дней бешеной скачки, - Арфейн, судя по всему, улыбнулся. Наймире яростно захотелось швырнуть в него чем-нибудь, так надоели ей улыбающиеся короли за последние дни.
   - Тем не менее, король Тамериан уже собирает армию для войны с моим королевством, и, без сомнения, вы - тому причиной.
   - Из Чёрного Марева я уезжала без сознания, - отрезала Наймира, не желая держать на своих плечах ответственность за заговор Мерго и Элинина.
   - Тамериан Чёрный - слуга Хозяина? - перебил её Арфейн.
   - А его слуги вооружены Дарами Ночи, - резко ответила Наймира, но быстро осеклась. - Его армия... будет сильнее, чем обыкновенное войско... Мне жаль, что я стала причиной для вашего беспокойства...
   Арфейн приподнял руку:
   - Гий не воевал ни с кем со времён падения Великого Побережья. Наша армия не выстоит против слуг Ночи. Как бы вы не стали причиной нашего поражения, принцесса Ат Лав.
   Она стиснула зубы. Сейчас у неё нет даже сил думать... Наймира оценила своё положение и подумала, что лучше бы ей сейчас потерять сознание... Или хотя бы сделать вид, что ей плохо.
   Как бы ни пришлось ещё и отсюда бежать. Что же за судьба такая?!

______

  
   Уже близилась ночь. Солнце, по крайней мере, сочло своим долгом спрятаться, а сумерки - наступить. Элинин уже устал болтаться по улицам столицы и приставать ко всем встречным, видели ли они Стража, забрёл в первую попавшуюся таверну, вспомнил, что не имеет даже медной монеты, проклял весь белый свет и сделал вид, что кого-то ждёт: постоянно поглядывал на темнеющее небо, недовольно хмурился и отпугивал грозным взглядом пытающегося подрулить к нему с просьбой о заказе трактирщика.
   В полночь ему пришлось убраться ни с чем, и до утра сарратарец пугал одиноких прохожих на улицах, и к тому времени, как забрезжил рассвет, Элинин уже едва держался на ногах.
   Шаги за его спиной заставили его насторожиться. Кто это в такую рань прогуливается по улицам столь твёрдым шагом? Элинин обернулся, но к собственному изумлению даже тени ничьей не заметил.
   "Кажется, мне надо выспаться", - подумал Элинин.
   Сбоку на него бросилось что-то тяжёлое, сарратарец покачнулся, каким-то чудом увернувшись от явно устремлявшегося ему в сердце кинжала.
   - Мужик, ты где забыл свою голову?! - возмутился капитан, отталкивая убийцу, но на то, чтобы разглядеть его, у него было не больше секунды. Выглядел мужчина не как побереженец: светловолосый и смуглый, в застёгнутой рубашке с вышивкой из листьев. Он не задержался и вновь атаковал, Элинин отскочил, едва удержавшись на ногах. - Ты что, спятил?!
   - Ты - слуга Зла. Ты должен умереть, - произнёс убийца.
   Элинина как громом поразило. Он едва не закончил свою жизнь от очередного удара, но вспомнил о маленьком кинжале с деревянной ручкой, которую подсунули ему слуги Арфейна, и с радостью ухватился за эту способность сопротивляться.
   Разговаривать с напавшим у него отшибло всё желание. Откуда-то этот тип знает, что он - слуга Ночи...
   Топот копыт поблизости воодушевил Элинина.
   - Я - жених её высочества принцессы Ат Лав! - возмутился он громко. - Ты хоть понимаешь, на кого нападаешь?! Я - гость короля!
   - Ты - слуга Зла. Нет разницы между королём и рабом.
   Элинин ощущал только желание спать, и этот тип сейчас был совсем некстати... Сарратарец ударил его остриём в правую руку, надеясь обезоружить, но тот легко перекинул кинжал в левую.
   "Да чтоб тебя..."
   Из переулка выехал всадник, на быстрый взгляд Элинина, весьма уставший и неважно держащийся верхом, так что сарратарец успел только испытать сожаление, но никак не разглядеть его толком.
   Сосредоточив своё внимание на весьма успешно нападавшем противнике, капитан ещё несколько раз сумел отразить удары врага, но в конце концов запнулся и упал на спину, мгновенно испачкав окончательно свой костюм. Убийца уже заносил руку для удара, который Элинин в силу собственного состояния вряд ли смог отбить сейчас, но так и не завершил его. Всадник вытащил из головы оседающего на землю мужчины меч и выпрямился в седле - впрочем, он всё равно выглядел несколько сгорбленным, словно был болен, но сдерживал симптомы.
   Элинин столкнул со своих ног тело такого неожиданного противника, поднялся на ноги, впрочем, не с первого раза, и поклонился своему спасителю.
   - Не знаю как благодарить вас, сэр. Я обязан вам жизнью. Этот сумасшедший ни с того ни с сего напал на меня...
   Всадник неприветливо разглядывал его, что не мешало Элинину во весь рот улыбаться. Это был молодой человек с убранными позади в хвост тёмными вьющимися волосами, в пыльной одежде, которая смутно напоминала...
   Да он в форме алваленской гвардии!
   - Это тераик. Они нападают только на слуг Ночи.
   - Вероятно, это какая-то ошибка, - не моргнул глазом Элинин.
   - В любом случае, я вмешался лишь потому, что вы упомянули о её высочестве принцессе Ат Лав. Я отправлен сюда приказом её брата.
   "С какой же скоростью этот тип сюда примчался?" - поразился Элинин.
   - Уверен, что она будет рада вас видеть, - нашёлся он. - Но видите ли, сейчас она вряд ли в состоянии кого бы то ни было принять, - Элинин не перестал улыбаться ни на секунду. - Видите ли, простите, я не знаю вашего имени...
   - Глэдгер, - коротко представился гвардеец.
   - Видите ли, Глэдгер, её высочество крайне больна, и я должен найти Стража раньше, чем Дар Ночи её погубит. Могу ли я надеяться на вашу помощь? - Элинин перешагнул через лежащее тело.
   - Встретимся у дворца в полдень, - кивнул гвардеец. Элинин с уверенностью мог сказать, что, услышав о болезни принцессы, алваленец совсем побледнел, хотя и так выглядел не очень здорово. Да что уж там, если этот человек умудрился добраться досюда...
   "Однако, раз уж он здесь, это значит, что Арфейн сообщил Ат Лаву о майви".
   - Эй! - крикнул ему вслед Элинин. - Что с Сэнктимом?
   - Он взят, - коротко ответил гвардеец, останавливая коня. - Король Ат Лав ранен.
   "Да и вы тоже не слишком здоровы, - про себя ухмыльнулся Элинин. - Кажется, победить Ночь не так-то просто..."

______

   Взглянуть на этих двоих - так неизвестно, кто больше переживал за здоровье принцессы Ат Лав. Глэдгер, как каменная статуя, неестественно расправив плечи и выпрямив спину, взглядом истязая одну-единственную точку чуть ниже парадного портрета покойной жены короля Арфейна, сидел на предложенном уставшему, проделавшему большой путь гонцу стуле. Никаких известий пока не было, и в небольшом зале их было только двое. На низком столике стояла откупоренная бутылка вина, но Ардат к вину не притронулся - зато Элинин допивал второй бокал, нервно расхаживая вдоль стены и поглядывая на дверь. Переодеться он даже не подумал, присутствие молчаливого гвардейца его раздражало - мало было тех, что жили у него в доме и стояли у дверей их с майви комнаты, словно у опочивальни какого-нибудь сказочного императора. Король Арфейн не появлялся, а Стража слуги увели уже час назад.
   Спустя столько времени, Элинин всё-таки не выдержал давящего молчания:
   - М-м... Как король Ат Лав себя чувствует после боя? Тяжело ли ранение?
   - Не тяжелее, чем он был ранен в Алвалене, - ответил Глэдгер. Элинин удручал его самим своим существованием. Человек, ради которого принцесса бросила блистательный королевский двор Алвалена и уехала жить на Побережье... и из-за которого она отказала ему в любви... Обыкновенный капитан летучего корабля? И то, пока Глэдгер определил это лишь по особенностям речи и манерам. Этот тип больше походил на бандита, чем на достойного спутника для принцессы.
   - Надеюсь, что они оба успешно выздоровеют, - Элинин покосился на Ардата, - для ребёнка её высочества Дар Ночи - страшная неприятность...
   "Ребёнка? - мелькнуло в голове Глэдгера, и он в очередной раз с неприязнью окинул взглядом избранника царицы его сердца. - Они ещё не в законном браке... Она убежала к нему на условия, подходящие разве что для простолюдинки... И у них уже должен родиться ребёнок! - внутри постепенно разгорался огонь, который Ардат едва мог подавлять. - Но этот человек отъявленный проходимец!"
   - Надеюсь, - мрачно бросил Глэдгер.
   Чтобы добраться сюда, ему пришлось несладко. Дар Ночи, которым Бару собирался убить Марила, не привёл к его смерти, но сразил крайне болезненно. Король Ат Лав до сих пор оставался в Сэнктиме, прикованный к постели ранами - врачи не давали ему вставать, хотя он яростно сопротивлялся. Глэдгер не знал, что происходило ещё - он лежал среди раненых, пока Ат Лав не пришёл в чувство и не распорядился поместить его отдельно и не попросил Стражей избавиться от последствий Дара. Сейчас Ардат не чувствовал себя совсем здоровым, но когда он узнал, что принцесса Ат Лав находится не в плену в Чёрном Мареве, а, больная, в Гийском королевстве, он бросился к королю Ат Лаву с просьбой отпустить его в Гий. Марил убеждал, что он ещё не настолько оправился, но было очевидно, что Глэдгер даже в полумёртвом состоянии попытался бы отправиться туда - и Ат Лав уступил, распорядившись выдать ему самого быстрого коня. Поэтому бывший алваленский лорд даже не знал судьбу Пресветлого Хранителя - он ничего не мог сказать её высочеству о событиях в Ордене, кроме как что Ночь изгнана оттуда и больше не вернётся.
   Двери распахнулись, Глэдгер вскочил на ноги, а Элинин поставил на стол терзаемый им бокал. Следом за вошедшим Арфейном слуги внесли ещё одно кресло, а мебель, которая была здесь, пока терзались ожиданием Ардат и Элинин, куда-то подевалась. Наймира опиралась на руку Стража и не выглядела здоровой. Платье - судя по всему, из гардероба покойной королевы Гия - подчёркивало выступающий живот, а его зеленоватый цвет подчёркивал бледность, но Элинину показалось, что выглядит она куда живее, чем раньше.
   Глэдгер поклонился ей, сдерживая румянец изо всех сил. Она его узнала, удивилась и, переглянувшись с Элинином, поняла, что те ещё не разговаривали на предмет их пока ещё неустановленного соперничества. Король Арфейн дал понять, что говорить собирается он, и заметил:
   - Её высочество, несмотря на то, что только недавно Дар Ночи был успешно изгнан прочь, готова выслушать гонца из Сэнктима, но ввиду её самочувствия встреча не может продлиться долго. Более того, я собираюсь выслушать всё, что будет здесь сказано, так как отныне любые дела здесь касаются и Гийского королевства.
   Элинин, скорбно посмотрев в глаза Наймире, только незаметно развёл руками, стараясь объяснить разом и свою радость за успех Силы Дня, и своё недовольство этим везде лезущим Арфейном.
   Ардат выпрямился и, слегка замешкавшись, извлёк из трубки на поясе свёрнутое послание.
   - Его величество король Ат Лав приказал передать вам письмо, - Глэдгер с поклоном подал ей свиток, с замиранием сердца наблюдая, как её пальцы слегка сжимают бумагу рядом с его. - Если вам угодно расспросить меня о чём-то, я принадлежу вам...
   - Я непременно прочту письмо, чуть позже, - Наймира закусила губу. Странно для благородного дворянина являться сюда с поля боя в костюме простого гвардейца - кажется, она что-то не знает о нём. - Скажи,... - она немного поразмышляла, как обращаться к нему, но решила выдержать неожиданную маскировку, принятую Глэдгером. - Как прошёл захват Сэнктима?
   - С нами был отряд Стражей. Его величество имел уговор с Хранителями в Ордене. Те впустили их, пока одна из стен осаждалась нашими армиями. Им удалось очистить город от Силы Ночи...
   - Кхм, - кашлянул Арфейн. - Но с какой стати Клинок Света приказал армиям Алвалена атаковать Орден Хранителей? - король выразительно посмотрел на сидящую слева принцессу. Наймира пожала плечами:
   - Дела Клинка - дела Света.
   - Во главе наёмной армии Сэнктима стоял один из Лордов Тени, ваше величество, - пояснил он. Лицо правителя Гия стало бледным, а Элинин мгновенно вспомнил недолго бывшего рядом лорда Котли, которому Хозяин его вверил, казалось, бы не так давно.
   - Он уничтожен?
   - Он бежал, вместе со своим Воином. Король Ат Лав храбро сражался с этим Воином Тени и был тяжело ранен, но сейчас, ваше высочество, - быстро обернулся он к Наймире, - ему уже не грозит опасность.
   Наймира отняла руку от груди. Ох уж этот Марил, если уж вляпаться, так в самую неприятную схватку... Но кто этот Воин? Неужели, Бару? Заныли шрамы на руках - слишком неприятные воспоминания связывали Наймиру с этим ненавистным именем.
   - Что же теперь? - сумела она выговорить.
   - Клинок уже оповещён об успехе нашей армии. Он приказал не задерживаться в Сэнктиме, как только его величество будет чувствовать себя лучше, мы должны будем сняться с места.
   - И какую же следующую цель для армии Силы Дня поставил Клинок? - с живостью поинтересовался Арфейн.
   - Не могу знать, ваше величество, - сдержанно ответил Глэдгер. - Мы до последнего не знали, что нам придётся осаждать Орден Хранителей, поэтому, я думаю, и новую цель суждено узнать непосредственно перед нападением.
   - Досадно, что один из возрождённых Лордов Тени выжил, - нахмурился Арфейн. - Ввиду армии слуг Ночи из Чёрного Марева и войны в центре континента, наше положение не самое лучшее.
   - Если бы я могла попросить брата дать свои полки для победы над Тамерианом, я бы попросила, - недовольно проворчала Наймира.
   "Но этот оболтус должен слушаться Клинка. К тому же, у него своих забот полно. Там эта змея Аджит, бесящийся Бастиан и прорва нечестных на мысли лордов. О, Марил, я так за тебя волнуюсь!"
   - Почему вам не провести переговоры с дружественными вам странами Побережья? В конце концов, это война против Ночи, а не обыкновенный конфликт...
   Гийский король скосил на неё глаза, скривил губы, выражая своё недовольство, потом поднялся и быстрым шагом покинул приёмный зал, так, что Наймира едва успела приподняться с кресла, чтобы попрощаться с ним. Кажется, король Арфейн был совсем не рад, что и не удивительно. Возможно, с ним ещё придётся поговорить...
   "Да кто я, Ночь забери, такая, чтобы заниматься всем этим? - с усталым раздражением подумала Наймира. - У меня и так голова раскалывается! Я должна думать о ребёнке, а не о войнах!"
   - Я оставлю вас, - Страж слегка поклонился Наймире.
   - Большое спасибо вам, - благодарно кивнула она.
   - Да будет с вами Свет, - он тоже вышел. Скорее всего, он, как носитель Света, непременно будет разговаривать с Арфейном о предстоящей войне с Тамерианом. Да что там - о начавшейся войне!
   Глэдгер последние несколько минут стоял, не шевелясь, опустив голову. Он много чего не понимал из происходящего, но какие-то важные вещи его даже не занимали. Он не мог сосредоточиться ни на чём, потому что стоило ему приподнять взгляд и увидеть её...
   - Эй, парень! Ты, наверное, выпить хочешь, после дороги-то? - фамильярно ударил его по плечу Элинин. - Пойдём, этот Арфейн негостеприимный малый, но я распоряжусь... В конце концов, я и её высочество здесь пока ещё гости, а не снова пленники...
   - Батар, - прервала его Наймира. - Ты можешь нас оставить?
   - Что? - удивился Элинин, опуская руку. - Зачем?
   - Просто дай нам поговорить, - сердито буркнула она.
   - Ну как угодно, - задумчиво протянул он. - Только давай этот тип не станет претендентом на пост у дверей нашей комнаты - ещё один тип в алом плаще в моём доме, и я выйду из себя!
   Он закрыл за собой дверь, ещё бормоча угрозы, но совершенно беззлобные, и почти сразу же забыл об этом. Наймира не стала напоминать ему, что мечты о спокойной жизни в доме и так отложены на невесть какой срок...
   - Лорд Глэдгер, - вопросительным тоном начала она.
   - Прошу вас, ваше высочество, - остановил её он. - Так меня называет только ваш брат. Моё имя очернено клеветой, имущество забрано государством, сам я приговорён к повешению - этот титул для меня не просто болезненное воспоминание...
   Наймира замерла с открытым ртом. Ну надо же! Этого юношу уже успели оклеветать! Должно быть, Ильтор сотоварищи не медлит с попытками сбросить с трона Марила...
   - Как скажете. Я не ожидала увидеть вас здесь...
   - Ваш брат поверил мне, за что я буду благодарен ему до конца жизни. Я служу в рядах его гвардии. Ему нужны люди, на которых можно положиться.
   Наймира почувствовала себя неловко. Ардат смотрел на неё, как при последней их встрече, и ей очень хотелось куда-нибудь провалиться или просто стать невидимой.
   - Просил ли брат что-то передать мне, кроме письма?
   - Только что он волнуется за вас... Я тоже волновался, ваше высочество! Я хотел отправиться в Марево, когда ваш брат сказал, что вас держат в плену, но...
   - Мой брат, что странно, поступил мудро и не стал пытаться меня спасти, - она покачала головой. - Вот уж не думала, что ему на это хватит мозгов - однажды это дитя попыталось раненым броситься в захваченный Бару Алвален, чтобы немедленно разобраться с толпами врагов... Как видите, я оказалась вполне готовой к тому, чтобы постоять за себя...
   - Этот человек - Глэдгер обернулся на дверь. - Вы доверяете ему?..
   Наймира рассмеялась.
   - Разумеется! Ло... То есть, Глэдгер... Вы не представляете себе, я полагаю, и половины того, что может связывать меня и этого человека. Прошу вас, доверяйте ему тоже.
   - Я всё буду делать, как вы скажете, - поклонился он. Сердце ныло, страдая от недоверия и неразделённой любви. - Вы позволите мне остаться?
   - Разве мой брат в вас не нуждается?
   "О, Свет! Нет, мне только не хватало этого воздыхателя под боком! - Наймира прониклась на минуту к себе крайним сочувствием. - Пусть катится к Марилу и помогает ему разбираться с многочисленными врагами, я слажу и без него!"
   - Прошу вас, позвольте остаться хотя бы пока Чёрное Марево не перестанет вам угрожать! - почти взмолился он. - Ваше высочество, если ваша жизнь окажется под угрозой, я этого не прощу себе!
   Ат Лав про себя прокляла всех влюблённых юношей разом, поднялась с кресла и, напустив на себя как можно более равнодушный вид, бросила:
   - Хорошо. Но потом немедленно вы отправитесь к королю Ат Лаву. Он нуждается в вас куда больше меня.
   - Благодарю вас, ваше высочество, - Глэдгер сдержанно поклонился. Он не чувствовал себя в силах уехать отсюда, не проверив, что за тип этот человек, ради которого принцесса Ат Лав совершила столь странный поступок, и не убедившись, что ей больше не угрожает Сила Ночи.
   Наймира со вздохом протянула ему руку, и он, бережно коснувшись её пальцами, поцеловал. Она выдернула её едва ли не с силой, чувствуя раздражение, и подумала, что Элинин был всё-таки прав: этот гвардеец уж непременно станет неотступно сторожить её благополучие - и ладно ещё, если он займёт пост у дверей их покоев, а не у их постели...

24

Дорога в Такею

______

   - Я не узнаю этот город,... - Страж Норест спешился и помог Эйшу. Едва не убитый в бою с Бару и Кертисом Страж выглядел по-прежнему нездорово, и, в чём никто не сомневался, всё ещё нуждался в уходе. Но времени, чтобы дать ему отлежаться и прийти в себя, у них не было.
   Увлер взял Тию на руки и поставил на землю. Он замечал, что она перестала вести себя так, как вела раньше, например, когда они поднимались к Алтарю Света. С сожалением Страж замечал, что она перестаёт доверять - не потому, что подозревает в чём-то сознательно, а скорее уж бессознательно ждёт предательства. Даже от Стража Света.
   И немудрено. Вчерашней ночью она спросила у него шёпотом, едва сдерживая слёзы чтобы другие не слышали, что она плачет, и не могли вновь осудить её за ребячество:
   - Как Кертис мог обмануть нас? Он сделал столько добра... Мне сделал...
   Увлер не знал, что нужно ей отвечать. Он до сих пор не отошёл от их последнего разговора... От того момента, когда в его тело вошёл нож. С Кертисом Увлера связывали годы, совместные переживания, радости, Кертис не раз был у него дома, играл с его сыном... Всё это оказалось перечёркнуто слишком внезапно, чтобы Увлер мог трезво оценивать всё это. Удар в спину не прошёл бесследно, оставив рубец на самом сердце.
   - Он много разговаривал со мной в горах, когда вы собирались схватить Сати. Он спас меня от мараданцев, - продолжала Тия. - Если бы не он, я бы всё не так пережила... Мне было бы хуже... Разве может быть, чтобы он оказался злым... Страж Увлер?
   - Тия,... - Увлер только развёл руками. - Мне жаль, что всё это коснулось тебя...
   - Вы тоже ему верили, - она поёжилась, глядя в мрачное ночное небо. Им пришлось ночевать в поле, уже на территориях Шавалина, совершенно безлюдных в эти дни. Стражи слышали о серьёзных проблемах с мараданскими воинами, и даже видели много эмералдморцев на границе с Шавалином, но до сих пор не заезжали ни в один крупный город, чтобы узнать о происходящем. - Вы тоже, правда?
   - Правда, - грустно признался Увлер, устраиваясь рядом. Девочка осталась сидеть прямо, хотя он протянул руку, чтобы обнять её.
   - Я не знаю, чего теперь ждать...
   - Я тебя не предам, Тия, - Страж постарался сказать это как можно убедительней, но у него вдруг сел голос.
   - Страж Кертис сказал бы то же самое, - всхлипнула Тия. - Он ведь был хорошим... Как я могу теперь кому-то верить?..
   Увлер сам не заснул в ту ночь. Девочку из деревушки близ гор всё-таки сморил сон, она лежала у него на руках, съёжившись из-за свежести ночного воздуха, а он никак не мог решить для себя - а он сам может теперь во что-то или кому-то верить?
   Сейчас Тия держалась скованно, очень мало говорила, и порой остальные даже забывали, что она едет с ними, сидя впереди Увлера на его лошади. Шедлей уже подозвал конюха и велел напоить коней.
   - Мы может задержаться здесь хотя бы на ночь, - предложил Норест. - Здесь вдоль лесов Такеи всего несколько дней до Сэнктима...
   - Вы едете в Сэнктим, друзья? - неожиданно радостно воскликнул конюх, принимая поводья его коня. - Должно быть, вы не знаете последних новостей?
   - Нет, друг, - Увлер держал Тию за плечи, чтобы она не чувствовала себя одиноко. Кажется, ей не нравилась обстановка в этом городке - малолюдность, неприветливые лица, солдаты... Она не умела различать их, но зато Стражи уже обратили внимание на большое количество эмералдморцев в городе.
   - Я слышал, что армия Алвалена захватила Орден Хранителей! Уж один Свет знает, что стали делить Алвален и Сэнктим, но я всё-таки рад, что этим тварям попало!..
   - Сейчас Клинок в Сэнктиме? - быстро спросил Остор.
   - Уж чего не могу знать, друг, - пожал плечами шавалинец. - У нас тут и без того войны хватает.
   - Войны? - нахмурился Шедлей. - С мараданцами?..
   - Если бы, - буркнул конюх, огляделся по сторонам и быстро скрылся, уводя с собой лошадей. Подскочившие мальчишки в не слишком чистых одеждах забрали остальных животных.
   В таверне было немноголюдно. Несколько мужчин среднего возраста у дверей, у камина - шумная толпа солдат.
   - Надо поговорить с ними, - предложил Норест. - Эйш, друг, ты садись... Сейчас быстро справимся насчёт еды и комнат на сегодня... Эй, хозяин! - громко возвестил он. - Друг, будь так добр, принеси нам чего-нибудь горячего, посытнее!
   Тафис приподнял брови и покачал головой, словно не одобряя громкой болтовни Норест, который, стоило ему поймать в своё внимание трактирщика, принялся торговаться за комнаты и пищу. Увлер усадил Тию рядом с Эйшем:
   - Не переживай. Сейчас мы хотя бы нормально перекусим, - подмигнул он ей. Запасы, которые колдсоулский двор дал им в дорогу, как раз заканчивались. - Да будет с вами Свет, - кивнул он солдатам Шавалина, притихшим за соседним столом. Вряд ли они когда-нибудь видели такое большое количество Стражей Света вместе.
   Запах горячего жаркого совершенно сбил Увлера с бравой мысли поговорить с солдатами о происходящем, поэтому пришлось только слушать с занятым ртом, как Норест развязывает язык трактирщику. Тот отвлёкся от своих обязанностей и с готовностью отвечал на все вопросы, которые Страж между делом ему задавал.
   Тия с наслаждением пила молоко из пивной кружки, спиной прислонившись к устало орудующему ножом в тарелке Эйшу. Кажется, она чувствовала себя неплохо.
   - Да давно уже перебиты все мараданцы, - хмурясь, вытирал руки о засаленный передник трактирщик. - Давно уже...
   - Я рад, что вам удалось победить их...
   - Смеётесь?! - недовольно покосился на Стража трактирщик. - Друг, если бы мы победили в этой войне, по нашим улицам не ходило бы столько варваров!
   - Эмералдморцы, - хмуро подтвердил Шедлей. - Мы много видели их по дороге, но мы слишком торопились, чтобы о чём-то расспрашивать.
   - Друзья, вы не будете против, если я немного введу вас в курс дела, - оттеснил трактирщика долговязый солдат, поднявшийся из-за соседнего стола. Он был немного пьян, но на ногах стоял крепко. Норест подпихнул к нему поближе табурет:
   - Охотно, друг, и тебя выслушаем...
   - Ты иди мне пива принеси, - буркнул солдат трактирщику.
   - Да вы только и пьёте, - отозвался тот сердито. - Умели бы воевать, Эмералдмор бы не...
   - Ах ты крыса жирная! - возмутился шавалинец, вскакивая. - Да что ты... Да я тебе!..
   - Эй, друг! - приподнял руку Шедлей. - Ты хотел что-то нам рассказать.
   Шавалинец растерянно опустился обратно на табуретку, наконец, оказавшись в окружении предельного внимания шестерых Стражей, и, извиняясь, развёл руками:
   - Э-э...Простите, это довольно оскорбительно было!
   - Но не слишком непохоже на правду, не так ли? - Эйш устало опёрся головой на кулак.
   - Я... В общем, - солдат поймал резко опускающуюся перед ним кружку пива, прежде, чем та ударилась о стол, и пена плеснула бы на его одежду в том числе. - После смерти короля Баэ'кен'ара...
   - Баэ'кен'ар мёртв?! - изумился Увлер.
   - Убит проклятыми дикарями, - процедил шавалинец. - После его смерти они совсем обнаглели. Мы едва сдерживали их напор. Я сражался на границе и чудом выжил - это просто бессердечные твари, а не люди! Дикие, безжалостные, и совершенно беспорядочные!.. Они не воюют - это как драка каких-то разбойников!
   Тия уткнулась носом в кружку. Запах свежего молока никак не мог победить воспоминания о рынке рабов в Мараданской пустыне. Ей не хотелось это помнить, но...
   - Король Тау'ган'ар был вынужден просить о помощи Эмералдмор, - с ненавистью проговорил шавалинец. - Они согласились, и нам пришлось просто покориться и дать их армии пройти по нашим землям. Они конечно стёрли с лица земли это ненавистное пустынное племя, но, Ночь забери, они вели себя, как захватчики, а не союзники! Гарнизоны оставляли повсюду, а Аанторо Мельбе просто уничтожили!
   Стражи слушали, не перебивая, и только поражались, насколько непохожими на разумные были действия шавалинского короля. Позвать на помощь, когда Цитадель отказала, княжество, которое испокон веков было вражеским, похоже на попытку утопающего схватиться за травинку.
   - Теперь их князь правит из столицы нашими землями и людьми, - продолжал возмущаться шавалинец. - А мы вынуждены подчиняться их начальникам и воевать за них! - он ударил по столу кулаком. - Мы их все ненавидим, а король велит подчиняться!
   - Тише, Халм! - оборвал его кто-то из товарищей. - Не надо, чтобы слышали...
   - Я их ненавижу, - упрямо повторил шавалинец. - Король почти что у них в плену. Если бы нам велели собраться, кто-то бы нас повёл - мы бы этих варваров прогнали бы обратно, чем они лучше мараданцев?
   - Халм, ты когда-нибудь нарвёшься! - предупредил ещё кто-то. - Сюда может зайти командир, или...
   - Да я чихал! - возбуждённо крикнул Халм.
   - Друг! - Страж Шедлей приподнял руку. - Ты сказал, Эмералдмор заставляет вас воевать... Но если мараданцы побеждены?..
   - А, вам ещё неизвестно, - солдат нехорошо улыбнулся. - Верховному Князю взбрело в голову захватить Такею. Мол, никто ещё не брал эту страну...
   - Такею?! - в один голос переспросили Увлер, Эйш и Остор. Тафис, хмурясь, откинулся к стене, о чём-то размышляя, сдержанный Шедлей только покачал головой. Уму непостижимо - напасть на Такею.
   - Разве тераики - не союзники Силы Дня? - громким робким шёпотом спросила Тия, обращая на себя внимание сразу и Стражей, и возмущающегося шавалинца. Тот принялся с любопытством её разглядывать, явно задаваясь вопросом, что столь юная девочка делает в компании нескольких Стражей.
   - И Шавалин, и Эмералдмор, и Такея - союзники Цитадели, - не очень уверенно произнёс Остор.
   - Смею надеяться, пока так, - кивнул Увлер. - Друг, но почему Шерлек Рсаи Комелек решил напасть на Такею?
   - Комелек?! - рассмеялся Шавалинец. - Вы хоть и Стражи Света, а столько всего не знаете! Даже до нас, окраины, дошли уже слухи!..
   - Какие слухи? - насторожился Тафис.
   - Комелек убит в схватке один на один. У эмералдморцев вроде так можно - добывать себе титул кровью. Варвары, одно слово... Теперь эмералдморцев ведёт их Предводитель Конницы, Олема.

______

   Несколько дней верхом, ночей в палатках со слугами, в основном бессонных... Тэрмис не знал, сколько ещё это продлится.
   Кажется, Комелек всё же решил выступить на Такею, но, насколько хватило познаний Тэма, они отправились туда не сразу. Тэрмис и Мае'ар держали вместе с войском, они передвигались следом за величайшей конницей в мире из одной крепости в другую - Комелек что-то готовил...
   Тэрмис перестал быть для этих людей Хранителем Света. Шерлек Рсаи не лгал - когда Тэм решил встать на сторону обречённой на смерть принцессы Маари, он стал таким же пленником, приговорённым к казни. Нет, с ними не стали жестоко обращаться, о них даже скорее всего временно забыли... Но Хранителем Света для эмералдморцев Тэм быть перестал. Он оказался далеко и от слуг Ночи, и от всего происходящего в столице Шавалина, перевозимый вместе с печальной Мае'ар с места на место, и, судя по всему, медленно, но верно приближающийся к Такее...
   Тэм до сих пор не верил, что всё это происходит. Когда он вдруг оказался один, когда Зэрандер скрылся и не вернулся, сколько Тэрмис ни надеялся, когда он, шагнув обратно во дворец Тау'ган'ара, был мгновенно взят под стражу, и только король Шавалина, слуга Хозяина, не очень довольно, но нехорошо ухмыльнулся, распоряжаясь от имени Комелека держать пленника вместе с принцессой Маари... Когда он увидел красные от слёз глаза Мае'ар, до этого державшейся изо всех сил, у него появилось чувство, что это не исправить. Всё это время он только надеялся на Зэрандера. Он сам не может ни защитить себя, ни кого-нибудь, разве что молиться Силе Дня, уповать на Дары... Но надеяться уже не на кого, ведь он добровольно пошёл на это. Действительно, это было глупо, но Тэм поздно спохватился.
   Мае'ар, кажется, тоже это чувствовала. Может быть, даже осуждала его, хотя не понимала и большей части той опасности, в которой сейчас они были. Там, в лесах Такеи, им устроят Великую Охоту, в которой они должны будут выживать ради себя... А Тэм должен будет ещё и выживать ради Силы Дня - но только разве он способен противостоять эмералдморским воинам?
   Он избегал разговоров с принцессой, старался делать всё, чтобы ей было удобнее, лучше, но, кажется, она этого не ценила. Иногда она только говорила, что он глупо поступил, лишаясь из-за неё жизни.
   - Ты ведь один Хранитель Света, - говорила она, - а я - не единственная женщина королевской крови, которая осуждена несправедливо. Попроси Комелека забыть о своей глупой просьбе!
   Тэрмис принимал это молча. Зэрандер никогда не упускал шанса ткнуть его носом в глупость и наивность поступков и речей, и она делала то же самое, только иными словами. С Комелеком уже бесполезно было говорить, он следовал своим традициям, и по этим традициям Тэрмис был уже мертвецом.
   Они передвигались очень медленно, широким фронтом, а Тэрмис и Мае'ар вовсе плелись в самом конце, следом за конницей, и Тэм не знал, сколько им ещё ехать в Такею, но ему очень хотелось сделать это поскорее.
   Отговорить от войны Шерлека Рсаи всё равно не удалось - ещё бы, им управляют сразу два слуги Ночи, хотя и враждующие между собой! Тэм наделся, что Зэрандер даст как-то знать Клинку о происходящем...
   Или не даст...
   - Эй! - знакомый звонкий голос снаружи отвлёк Тэма от печальных размышлений. Он лежал в тесной палатке в углу, освободив место для Мае'ар, ноги у него были связаны, хотя он и не собирался убегать, потому что пошёл на это добровольно. К тому же, их очень хорошо сторожили - при всём желании, даже с развязанными путами, убежать бы не удалось. - Эй, Хранитель Тэрмис!
   - Ирисья! - Тэм резко сел, верёвка, привязывающая его руки к вбитому в землю столбику, натянулась. Они стояли на ночлеге, и с утра путь должен был возобновиться.
   - Вот вы где! - дочь Таисмара Маттаки юркнула к ним в палатку.
   - Что ты здесь делаешь? - подала голос Мае'ар. В отличие от Тэма, она не рада была видеть Ирисью - ещё бы, эта девушка всё-таки дочь одного из главных врагов Шавалина...
   И врагов Силы Дня, к тому же.
   - Меня пропустили, в конце концов, я теперь не просто дочь Предводителя Конницы! - Ирисья с сожалением коснулась толстых колючих верёвок. - Мне так жаль, Хранитель Тэрмис...
   - Ирисья, тебе не стоит здесь находиться, - Тэм поднял на неё глаза. - Твой отец может быть недоволен...
   - У него теперь куда больше забот, чем следить за мной! - Ирисья села, поджав под себя ноги, перед Тэмом. - Вы здесь ничего не знаете... А ведь Комелек мёртв.
   - Верховный Князь мёртв?! - переспросил Тэм встревоженно.
   - Какая хорошая новость, - пробормотала Мае'ар Маари мстительно. - Жаль, что так поздно умер!
   - Это такая странная история, Хранитель Тэрмис, - не обращала внимания на Маари Ирисья. - Я хочу вам рассказать... Я убежала из Мере'ар Маари вместе с полками, которые влились в тот, с которым вы следуете в Такею. Не думаю, что отец сейчас обо мне тревожится. Верховный Князь Комелек решил прежде сообщить Клинку о своих намерениях. Не спросить совета, а просто сообщить. У меня брат в его охране был, поэтому я знаю... А мой отец сказал, что это похоже на трусость. В общем, Комелек схватился за палицу.
   - Ночь, - пробормотала Мае'ар. - Так Верховный Князь и Предводитель передрались! Как это замечательно!
   Тэм совсем не разделял её злорадности. Теперь Сила Ночи правит и Эмералдмором, и Шавалином напрямую...
   - Таисмар Маттака - новый Верховный Князь? - почти шёпотом спросил он.
   - Ну да, мой отец, - она выглядела не очень счастливой. - Этого давно не было... Чтобы за титул Верховного Князя убивали. Не знаю, что нашло на отца. Но уж по крайней мере, Эмералдмор действительно не будет ни у кого спрашивать, с кем воевать! - сердито воскликнула она.
   - Я рад за твоего отца, Ирисья, - выдавил Тэм. Что ещё можно было сказать? Сердце сначала усиленно колотилось, потом притихло, словно испугалось, и Тэму ещё отчётливей захотелось, чтобы Зэрандер всё-таки вернулся.
   "Да не вернётся он, - шепнул внутренний голос. - Он не пойдёт за тобой в Такею... Если бы он хотел, чтобы ты выжил, то давно бы уже напал и отбил тебя..."
   - Хранитель Тэрмис, я не хочу, чтобы вы умирали, - Ирисья вскочила на ноги. - Я могу попросить отца, чтобы он вас отпустил. Ведь это Комелек принял ваше пожелание...
   - Не надо, Ирисья! Всё правильно. То есть, я должен... Мне надо... Так должно быть!
   Она растерянно перебирала пальцами кончик своей косы, потом упрямо поджала губы:
   - Вы хороший, Хранитель Тэрмис. Я не хочу, и я не позволю! - она выскочила из палатки прежде, чем Тэм успел сказать ей ещё хоть что-нибудь. Мае'ар обхватила руками колени:
   - Ты не задумывайся об этом, Тэм. Чтобы этот Маттака нас отпустил...
   - Он не отпустит меня, - прошептал Тэм, откидываясь на спину. - Но Ирисье... Ей лучше не вмешиваться...
   И не знать никакой правды о своём отце.
   Наутро их разбудили стражники. Тэм пытался спросить у них, знают ли они, куда поехала дочь Верховного Князя, Ирисья, но не получил никакого ответа, кроме тычка в спину. Медленно огромное количество воинов двинулось к лесам Такеи, останавливаясь лишь на то время, когда солнце уходило за горизонт.

______

   - Ты стал любителем игр, Таисмар Маттака? - полупрозрачный дух возник в арке коридора внезапно, когда Олема как раз направлялся к Тау'ган'ару. Король Шавалина стал обыкновенной пешкой, его страна больше не подчинялась ему напрямую, земли стали землями Великого Княжества, да и жив он был лишь потому, что они воевали против Силы Дня на одной стороне... К великому сожалению Маттаки сейчас.
   - Хозяин, - он поклонился, невольно чувствуя радость, что поблизости никого нет. Было бы очень некстати.
   - Ты собираешься выпустить Хранителя в Такее?
   - Во время Великой Охоты ещё никто не выживал, Хозяин. А я не позволю никому из моих воинов там убить его.
   - А как же ваши легенды о несправедливо осуждённых, выживших во время Великой Охоты? - рассмеялся Хозяин.
   Таисмар нахмурился:
   - Это всего лишь легендарные герои, Хозяин.
   - Разве юный Хранитель, последний в этом мире, не похож на легендарного героя? - призрак опустился чуть ниже, оказываясь на одном уровне с эмералдморцем. - Ты всё делаешь правильно, Верховный Князь. Такея окажется под внезапным ударом твоей армии, Клинок замечется, одураченный, между многими огнями... Но ты видишь опасность только среди подобных тебе. Хранитель представляется тебе немощным ребёнком, ни на что не способным, и ты хочешь сломить его Охотой, смертью женщины, которую он решил защитить, и угрозами.
   - Он слаб, - как приговор, произнёс Маттака.
   - Он не побоялся умереть на Бастионе Скорби далёкого, утончённого и жестокого Сарратара, - Хозяин выразительно покачал головой. - Мне важно, чтобы ты не упустил его, а ты даже не пытаешься следить за ним.
   - Сейчас он испуган и растерян, и ждёт смерти, несомненно, - Олема сложил на груди руки. - Вряд ли он даже знает, что я стал Верховным Князем. Уверяю вас, Хозяин, он станет мягким и расколется в результате.
   - Если только в Такее ты его не потеряешь, - предупредил его тёмный призрак. - А если потеряешь - лучше тебе будет убить себя самому раньше, чем мой гнев настигнет тебя. А теперь, я хочу, чтобы ты как можно быстрее приказал своим войскам атаковать тераиков. Они должны быть уничтожены, они досаждали мне не одно столетие! - Хозяин поднял сжатую в кулак полупрозрачную руку.
   - Как скажете, Хозяин, - поклонился Таисмар Маттака тающему призраку. Как странно, что Хозяин сомневается в нём...
   Хранитель разве проблема, равная существованию Зэрандера? Лорд-предатель ещё жив, и Маттака жаждал отыскать его и сразиться с ним. А юноша со шнурком на шее так или иначе окажется сломлен.

______

   - Боюсь, наши надежды задержаться здесь, не оправдаются, - пробормотал Шедлей, дослушав шавалинца. - Немыслимо то, что ты рассказал, друг.
   - Мы не то, чтобы хотим воевать с такейцами за Эмералдмор, - отозвался Халм. - Это не наша война, всё из-за того, что мараданцы оказались сильнее, и король попросил о защите Князей... Остановите её, а нам совсем немного терпения осталось до восстания, - шёпотом проговорил шавалинец.
   - Ссоры между государствами - это не наши дела, - вздохнул Тафис. - В это мы не вмешиваемся. Но допустить такую войну в столь сложные дни - просто немыслимо!
   - Нам нужно будет разделиться, - вздохнул Увлер. - Если позволите, я отправлюсь в Такею, предупредить тамошних старейшин, - негромко предложил он.
   - Я должен буду поехать в Мере'ар. Не верится, что Верховный Князь на такое решился, даже пусть это небезызвестный Предводитель Конницы! - произнёс Остор возмущённо. - Друг, Норест, ты поедешь со мной?
   - Возможно, его можно отговорить, - кивнул Страж в ответ. - Мы с Остором немедленно отправимся в Мере'ар.
   Халм переводил взгляд с одного Стража на другого, молча прихлёбывая пиво из кружки.
   - Я отвезу Эйша к Клинку и сообщу ему о возмутительных планах Эмералдмора, - Шедлей потянулся за плащом, который снял для удобства. - Тафис, ты мог бы отвезти Тию домой?
   - Нет! - воспротивилась девочка, хватаясь за руку Увлера. - Я поеду со Стражем Увлером! Мне нужно в Такею!
   Шедлей поднял брови, несколько раздражённо повторяя:
   - Ты должна быть дома, Тия.
   - В Такее мастер Лимас, - растерянно пробормотала Тия. - Я должна увидеть его... Нет, я не поеду домой! - сердито воскликнула она.
   - Хорошо, - быстро согласился Увлер. - Ты поедешь со мной в Такею. Я уверен, что нам не будет ничего там угрожать, - он посмотрел на остальных, будто извиняясь.
   - Тогда я тоже попытаюсь разыскать Клинка. Пусть Шедлей едет в Сэнктим, а я отправлюсь в Цитадель, возможно, он уже вернулся, - Тафис вздохнул, и за их столом стало тихо. Тия до сих пор не верила, что ей удалось убедить Стражей взять её в Такею, и уже мысленно представляла себе встречу с Лимасом. Если только его не... не сделали Приносящим Жертву.
   - Я покажу вам короткий путь до Такеи, если позволите, друг, - Халм поставил кружку на стол. - Не желаю сражаться на стороне Эмералдмора, чтоб его Ночь забрала!..
   - Ночь и так вскоре может забрать всё, что угодно, - пробормотал Эйш в сторону. Он чувствовал невыразимую досаду из-за того, что являлся для своих товарищей больше обузой, чем подмогой.
   - Если ты покинешь свой пост, тебя посчитают дезертиром, - Увлер поддел ножом последнюю картофелину, уже почти совсем холодную, сунул её в рот и, на ходу жуя, принялся подниматься с места.
   - Конница уже движется к такейским лесам, а я неплохо знаю эти края, - вскочил на ноги шавалинец. - К тому же, мой командир - варвар. Вот охота служить под его начальством ради этого Олемы!
   - Это твой выбор, - Увлер ненадолго закрыл глаза, собираясь с мыслями. - Прости, Тия, нам не придётся остановиться и хорошо отдохнуть...
   - Вот уж к чему я не привыкла, так это к спокойным ночам, - неожиданно улыбнулась девочка. - Не волнуйтесь, Страж Увлер.
   "Она не называет меня другом... Она никого так не называет, - вздохнул Увлер печально. - И не назовёт... Один друг её уже предал".
   - Пойдёмте, пока здесь не появились варвары, - Халм никак иначе не мог называть захватчиков Шавалина, к тому же, кажется, начал немного сомневаться в собственном выборе, и поэтому очень хотел, чтобы они выехали побыстрее.
   - Да, разумеется.
   - Да будет с вами Свет, - пожелал Шедлей. - Мы тоже сейчас отправимся...
   Им следовало отправиться чуть позже, чтобы не вызвать подозрений в городе. Хотя, кажется, солдаты, отдыхавшие сегодня в таверне, и так слышали большую часть их разговора.
   - Удачи, друг, - Норест похлопал Увлера по плечу. - Ветра в спину!
   Тия, держась за руку Увлера, выюркнула из таверны следом за шавалинцем. Она ничего не знала толком ни об Эмералдморе, ни о Шавалине. Зато она слышала о такейцах...
   - Долго нам ехать? - спросила она у Халма, довольно нерешительно - он не вызывал у неё доверия.
   - Не очень, девчушка, - рассмеялся Халм. - Отсюда бы вырваться, - выразительно кивнул он в сторону ворот. - А там...
   Увлер молча дал лошади шпоры. Скорее, скорее, скорее...
   Пока он ещё хоть что-то понимает в происходящем.
   - Да будет с вами Свет, - обернулся он в сторону огоньков окон таверны, одной рукой придерживая Тию, другой держа поводья.

______

  
   Узкая винтовая лестница вниз освещалась только сжимаемым Мтарой факелом. Здесь было довольно сыро и холодно, но там, внизу, гораздо более уютные камеры, чем в других помещениях подземелья королевского дворца. Роскошное платье шуршало по грязным шершавым ступеням, Циэль, приподняв его чуть-чуть, чтобы не споткнуться, стремительно спускалась, чувствуя себя рядом с Мтарой слегка неуютно. Молчаливый гигант, к которому так трепетно относился Марил, ей внушал только невнятное отвращение.
   Он обогнал фаалинку на несколько шагов и забряцал ключами, отворяя низкую деревянную дверь с тяжёлым замком. Здесь не было никакой охраны, только наверху - стража, состоящая из алваленских гвардейцев. Циэль и так стоило большого труда убедить гвардию, что заключение Бастиана - не прихоть и не очередной переворот, а мера необходимости. Ей на руку, конечно, сыграла устроенная наскоро казнь графа Ильтора, но зато сильнее стали волнения среди горожан - и, что самое неприятное, среди знати.
   За дверью было теплее, чем снаружи, и Циэль даже развязала пояс, придерживающий короткую тёплую накидку. Мтара остановился, закрывая дверь. Он был на редкость дотошным, хотя было точно ясно, что сюда никто не может попытаться войти - об этом месте просто почти никто не знает...
   Бастиан, увидев её сквозь прутья решётки, вскочил, но ничего не сказал. Слегка небритый, в одной рубашке - камзол брошен куда-то в угол, скорее всего, в сердцах, и так и не поднимался с тех пор, с прежним, стальным, колючим взглядом, скорее всего Бастиан примерно так и выглядел во время своего заключения в царствование Радака. Только был, наверняка, побит, и рубашка небось не была такой белой. Сменная одежда здесь у него была, а на столе ещё стоял поднос с нетронутой бутылкой вина и, наверное, ещё пока завтраком - время обеда не подошло.
   - Ты всё ещё на меня злишься? - Циэль подошла к решётке, опираясь на неё.
   - Ты просто не знаешь, что это для меня такое! - огрызнулся Бастиан. - Ты должна немедленно меня выпустить, ясно тебе?
   Он затрясся, и Циэль даже подумала, что он попытается её ударить - но Бастиан всё-таки мог быть сдержанным, вернее, научился. Раньше ему явно не хватало этой полезной черты.
   - К сожалению, я ничего подобного тебе не должна. Ты же видишь сам, что здесь натворишь меньше дел...
   - Я не творю дел! - воскликнул Бастиан. - Ты посадила меня в тюрьму! - он всё-таки шагнул к решётке. - А я должен принимать всё, как есть?!
   Аджит заулыбалась:
   - Ты помнишь, как сказал мне, что не будешь пытаться мешать Марилу? Что тебе больше не нужна корона, и что на троне должен быть он?..
   - Власть в Алвалене всё равно моя! - заворчал Бастиан, морщась. - Ат Лав - только марионетка! Он смеет творить Ночь знает что, а ты, когда я противлюсь этому, только суёшь меня в подземелья! - если бы у Бастиана было достаточно силы, сейчас он непременно сломал бы железные прутья, так он вцепился в них.
   - Ильтор мёртв, шумиха притихла, - не очень честно ответила Аджит. - Назначенный Марилом Ат Лавом лорд Кесау неплохо справляется со своей ролью. Как ни странно, мальчик сделал хороший выбор - я уверена, что ему кто-то посоветовал, но вот кто, пока не знаю...
   - Я, конечно, рад, - процедил нынешний заключённый. - Но я не могу больше сидеть здесь! - он повысил голос, глаза гневно засверкали. - Ненавижу! Выпусти меня!..
   - Ты снова станешь чинить препятствия и пытаться устроить бунт, - лениво вздохнула Аджит. - Твоё величество, ты пытаешься отказаться от собственных слов. Сейчас не то время, когда стоит хвататься за голову и вспоминать, как по глупости дал власть упрямому малышу.
   - А ты помогаешь ему только потому, что боишься Хозяина, - парировал Бастиан, зная, что ей будет неприятно это услышать.
   Циэль равнодушно отозвалась, ощутив неожиданный холодок и потому запахивая накидку:
   - Мне дорога моя шкура. А Марил и сам мне кажется излишне самоуверенным. Тем не менее, он успешно воюет, недавно был ранен во время битвы.
   - Ранен? - быстро переспросил Бастиан, Циэль даже не успела понять, со злорадством или всё-таки с тревогой.
   - Он написал мне письмо, - Циэль помахала извлечённым из внутреннего кармана свитком. - Вернее, два. Одно официальное, написанное явно писцом, а другое - его собственным корявым почерком, судя по тому, как тут часто теряется мысль, в полубреду. Кажется, он опять дрался с Бару во время штурма Сэнктима и едва выжил, а Лорд Котли избежал смерти, хотя его разыскивал целый отряд Стражей.
   - Котли? - переспросил Бастиан. - Постой... Штурм Сэнктима? Мы воевали с Орденом Хранителей?..
   Аджит внутренне восторжествовала. Стоит Бастиану понять, что он чего-то не знает, как у него взгляд становится слегка растерянным.
   - Я совсем запутался в этой войне, - он выпрямился и потряс головой, вызывая своим видом слабое сочувствие. - Кто наш враг, а кто - нет?.. А ты ещё засунула меня сюда, здесь я не просто один - я ещё и ничего не знаю.
   - Я делаю всё, что могу, чтобы сохранить какой никакой покой в твоём королевстве, - Циэль убрала письмо обратно. - Твоё величество не задумывается о том, что я не стала бы этим заниматься, если бы не Хозяин, не Хранитель Тэрмис?.. Что мне должно быть наплевать на тебя, твой город и твои амбиции?
   Бастиан не отвечал. То ли пытался понять, почему его войска во главе с Ат Лавом атаковали Сэнктим, то ли не знал, что ответить Аджит.
   - Как там Зверь? - лениво протянул он, опускаясь обратно на кресло. Эта особая камера была обставлена, как уютная комнатка, если бы не решётка и не отсутствие окон, она бы ей и казалась.
   - Скучает по тебе, и берёт еду только от меня.
   - Я один здесь сам сдохну. Когда мы сидели с Тэмом в самой обычной камере, на куче гнилой соломы, а Радак и Бару правили Алваленом, мне было куда лучше, чем сейчас. Если ты выпустишь меня отсюда, я не буду ничего творить, - он поднял на неё глаза.
   Аджит отрицательно покачала головой. Бастиан не то, чтобы не держит своего слова... Порой он готов его забыть в порыве ярости. А за свою власть он как раньше перегрызёт кому угодно глотку, так и сейчас, уже лишившись её навсегда, может попытаться это сделать.
   - Я даже день своей коронации встречаю в подземельях собственного дворца! - простонал Бастиан, обмякая в кресле. - Во что превращается мой род, и я, как его представитель.
   "Твой род просто закончился", - подумала Аджит, пытаясь представить себя на его месте. Но она не стала этого ему говорить, наверное, он и так это понимал, просто согласиться с этим было сложно. Бастиан был не готов признать, что больше он не король.
   - Я, пожалуй, прикажу повару приготовить ужин, и приду к тебе сегодня вечером, хочешь?
   - Свидание в стенах подземелья? - попытался иронизировать Бастиан.
   - Отпразднуем день твоей коронации. Может быть, не так пышно, как твоё величество привыкло, но ты хотя бы будешь не один...
   Он опустил голову и пожал плечами:
   - Наверное, я был бы рад.
   - Тогда я пойду и отдам нужные распоряжения. Не отчаивайся так, Бастиан, - Циэль вздохнула. Король Алвалена сейчас был просто ребёнком, у которого отобрали самую главную и любимую игрушку, и мудрой матери ему точно не хватало. И хотя уж чего не было у Циэль Аджит, так это материнского инстинкта, ей не хотелось видеть его таким тусклым.
   Бастиан больше ничего говорить не хотел, и она, не попрощавшись, ушла. Мтара ещё возился с дверью, а она поднималась в темноту наверх по узкой лестнице, спотыкаясь о подол собственного платья.

______

  
   Огни впереди предупредили Увлера о признаках жизни на безлюдных холмах Шавалина. Халм оказался идеальным проводником - вёл их в обход крупных городов и гарнизонов, полных эмералдморцев, но зато указывал на все небольшие поселения, где можно было поменять коней. Увлер с каждым часом всё больше проникался расположением к шавалинскому солдату, а вот Тия опасливо избегала отвечать на его добродушные замечания, грубоватую заботу и даже просто вопросы. В редкие минуты отдыха, пока они разжигали костёр, а Тия сидела в стороне, Халм что-нибудь рассказывал - то о себе, то о своей службе, то о последних событиях в Шавалине... Увлер даже радовался, что не поехал в Такею вдвоём с Тией, без проводника. Нет, дорогу бы он и так безусловно нашёл, а белый плащ Стража - несомненная привилегия для прохода в любое место, но Халм скрашивал этот путь, даже если в нём не было необходимости.
   - Застава, - вздохнул шавалинец, останавливая коня. - Не знаю, заметили ли они нас. Можно попытаться обойти, друг.
   Прошло почти четверо суток, как они расстались с Стражами. Увлер не переставал думать об их дальнейшем пути - слишком много опасностей вокруг стало даже для тех людей, с которыми Сила Дня.
   - А какова вероятность, что они нас уже увидели? - задумчиво спросил Увлер. Тия беспокойно оглядывалась. Она устала к этому очередному беспокойному вечеру, и мечтала уже поскорее оказаться в такой страшной стране, как Такея. Сейчас Такея была для неё символом долгого отдыха хотя бы от постоянной скачки, если не от волнения.
   - Их лазутчики могут уже следить за нами, - Халм пожал плечами. - Друг, тебе они всё равно ничего не сделают.
   - А тебе?
   Халм махнул рукой.
   - Не будем медлить... Вы же торопитесь! - он первым направил коня в сторону огней. Увлер, полный нехороших предчувствий, последовал за ним, наблюдая, как постепенно выступают из вечерних сумерек силуэты укреплений и людей.
   Страж удивлялся, почему он не может заставить себя забыть о предосторожностях. Он хотел убедить себя в том, что эмералдморцы ему не враги, по крайней мере, пока, но у него не получалось - он воспринимал их как врагов без особой на то причины. И это навевало на него тоску - как Страж Света может мыслить подобным образом?
   - Да будет с вами Свет, - поприветствовал он приподнявшего руку при их приближении эмералдморца. Командир, высокий, со знаками отличия и одетый куда лучше остальных солдат - в меховую накидку и качественную светлую кольчугу, а не зияющие дырами в плетении обноски, которые часто таскали на себе простые солдаты - придирчиво разглядывал путников.
   - Благодарю, друг, - кивнул он, поглаживая усы. - Позднее время вы выбрали для путешествия.
   - Дела Света не могут ждать, - коротко отозвался Увлер, краем глаза замечая, как с волнением Халм оценивает силы Эмералдмора здесь. Великое Княжество для него - несомненный враг, но Увлеру не хотелось никаких боёв. Это просто немыслимо, чтобы здесь его попытались задержать!
   Тия прижалась к нему крепче - определённо, ей не нравились эти неприветливые, диковатые люди. Эмералдморцы никогда не обладали особой харизмой.
   - Кто с тобой, друг? - придирчиво осведомился командир. - Шавалинцам запрещено покидать страну.
   - Он - мой сопровождающий, - к радости Увлера, Тия не вызвала никаких вопросов. Хотя и не должна была - в конце концов, всего лишь маленькая девочка. Халм сначала опустил голову, обмякнув, но потом встрепенулся, выпрямился в седле и со всей своей наглостью уставился в глаза равнинному жителю.
   - У меня приказ, который я должен исполнять, Страж, - голос, и без того грубый, стал ещё суровей. - Мы не можем задержать тебя. Проезжай, во имя Силы Дня, но один.
   Судя по всему, он вообще не считал Тию за человека. Впрочем, насколько Увлер знал жителей Эмералдмора, для них дети действительно вряд ли люди, которых стоит брать в расчёт.
   Увлер обернулся к Халму. Тот вновь выглядел спокойно, даже задорно ухмылялся. Он знал, что его дезертирство легко раскроют, да и Ночь знает, что ещё может случиться с ним, если он сейчас же не даст дёру - так будет хоть одна альтернатива аресту. А арест непременно наступит.
   - Езжай по своим делам, друг, - Халм ненадолго нахмурился. - Твои дела важнее.
   "Важнее чем его благополучие, он хотел сказать? - Увлер старался не показывать своих душевных метаний, но это не значило, что он не спорил с собой. - Разве это может быть справедливо?.."
   - Да будет с тобой Свет, - шевельнулись непослушные губы. Ругаться с командиром эмералдморцев?.. Нет, надо ехать. Просто ехать дальше. Сейчас они уже на крайней границе, и до Такеи рукой подать.
   Эмералдморец посторонился, хотя дорога и так была достаточно широкой. Страж Света обернулся, преодолев границу, провёл рукой по воздуху, слегка неуверенным жестом благословляя всех присутствующих, хотя мыслями Увлер был совсем далеко от этого места, и как можно быстрее помчался дальше.
   Халм вцепился пальцами в поводья, напрягаясь с каждой секундой всё сильнее. Светлый с девочкой растаяли впереди, а тишина всё ещё висела на заставе. Шавалинец вытащил на лицо кривую ухмылку.
   - Арестуйте его, - бросил командир в сторону. Халм не двинулся - он и так чувствовал, что окружён.
   - Слезай, - велел шавалинцу ближайший солдат, наготове держа меч. Халм повиновался, с неохотой, но больше ничего не оставалось. С его пояса сорвали оружие и быстро связали за спиной кисти, заломив руки.
   - Узнайте у него, куда и зачем едет Страж, - командир заставы проверил качество отобранного меча и одобрительно хмыкнул. Шавалин всегда хорошо вооружал свою армию - но толку от этого оказалось немного, стоило напасть неконтролируемой силе дикарей...
   Приказ от Верховного Князя был недвусмысленным - всех, кто пытается покинуть Шавалин, хватать без сомнений и выяснять цели любой ценой. Эмералдморец никогда бы не взял на себя ответственность останавливать Стража Света, но его долговязый спутник в одежде шавалинского солдата вполне может быть о многом осведомлён. А развязать ему язык будет совсем не так трудно.

25

Дебри

______

   Пересекающиеся бесконечные цепочки одинаковых, небольших залов, превращающиеся в потрясающий воображение лабиринт. Спёртый, но без тухлого оттенка запаха воздух, с примесями ароматов многочисленных курящихся благовоний, обволакивает всё тело, даже когда стоишь на месте. Ни единого дуновения ветра, покой и пугающая тишина, бесшумно горящие свечи, обновляющиеся каждый день во всём подземелье Мере'ар Маари, освещающие ровные ряды символов на стенах и потолке.
   Подземелье на самом деле полно слуг. Они убираются здесь, следят за температурой, влажностью воздуха, порядком, освещением, и давно привыкли к многочисленным, в прошлом великим мёртвым соседям, чьи впавшие глаза из-под опущенных век не видят всего того пугающего великолепия, что их окружает. Они видели его при жизни и знали, что будут отдыхать здесь, под улицами прекраснейшего города Шавалина, пока их королевство процветает.
   Теперь они лежат тут, по-прежнему гордые, молчаливые, в смерти одинаковые, недавно погибшие и умершие столетия назад, и каждый из них, каким бы корыстным при жизни ни был и умер безумцем или в ясном уме, сейчас был для Тау'ган'ара бесспорным укором.
   Король Шавалина бродил из комнаты в комнату без цели, пробегая взглядом по много раз уже прочитанным именам над арками и прозрачными саркофагами. Глаза не цеплялись за выбитые на стенах надписи - повествования о жизни членов царской династии. Особая система письма позволяла уместить подробное жизнеописание короля или принца на небольших по периметру и высоте стенах отведённых им залов, но все эти рассказы были так похожи... Чем древнее правитель, тем легендарнее сведения о нём...
   Всё это не занимало Тау'ган'ара. Он медленно брёл по коридорам, многочисленные тени растягивались вокруг него, и будто бы следили за ним, создавая ещё более напряжённую обстановку. От гроба к гробу, Тау'ган'ар испытывал всё большее смятение - во что вылилась его честолюбивая идея? Почему чётко обдуманный план так стремительно провалился?..
   Хозяин обманул его, обвёл вокруг пальца, как последнего простака. Помахал перед лицом конфетой великой власти, а потом, использовав, позволил эмералдморцам вытирать об него сапоги...
   - Но что я сделал не так? - простонал Тау'ган'ар, останавливаясь перед одним из пустых саркофагов. Помещение было едва освещено, и стены девственно чисты - нетронутое место, которое некому больше занять - вряд ли кого-то теперь здесь похоронят, как велит традиция. Верховным Князем стал Таисмар Маттака, который не собирается даже задумываться о том, чтобы беречь столицу ненавистной ему земли. Он может только растоптать её, выпив последнюю кровь в войне с Такеей. Несомненно, в войне необходимой для Хозяина, но последней для измученного Шавалина.
   Тау'ган'ар опустился на холодный пол, обхватывая себя за плечи. Он сам подписал приговор родине, и теперь всё несомненно погибнет.
   "Но я хотел сделать Шавалин великим в новой эре... Я был бы великим правителем во главе великого государства, под началом Хозяина Ночи. Шавалин стал бы центром нового мира! - он крепко зажмурил глаза. - Почему всё так получилось?"
   - Почему? - тихо спросил он у гладкой стены перед собой.
   - Потому что так было нужно мне, - внезапно ответила стена. Тау'ган'ар передёрнул плечами, вскидывая голову. Сейчас он почти даже не боялся, что Хозяин знает его мысли, опасные и неуважительные.
   - Вы... Вы меня предали! - истерично воскликнул Маари выступающей из стены чёрной тени, постепенно приобретавшей человеческие черты.
   Призрак снисходительно улыбнулся полупрозрачными губами:
   - Неверно. Я придерживаюсь мнения, что господин не может предать слугу. Предавать - свойство рабов. Даже животные порой куда вернее подвластных людей.
   Тау'ган'ар был в отчаянии. Голова и так кружилась от духоты, обычной для этих подземелий, и многочисленных навязчивых ароматов благовоний, а теперь вдобавок внутри сорвалось что-то крайне важное, заставлявшее его молчать и покорно сносить всё раньше. Это было очень похоже на приближение безумия, многоголового пса, рвущегося с цепи уже давно.
   - Я вам поверил!
   - Тоже вполне людское и бесполезное свойство.
   - Я делал всё, как вы велели! - взвыл Тау'ган'ар, пытаясь подняться. Он никогда не считал дерзость качеством, приличествующим монарху, но сейчас это не имело значения. Он даже не задумывался, могут ли слышать его крики слуги где-нибудь неподалёку.
   - Да, ты был очень полезным слугой, - Хозяин Ночи погладил бесплотной рукой крышку гроба. - Пока ты был нужен, я очень тебя ценил.
   - Но почему вы так поступили со мной? - тихо и растерянно пробормотал Маари, стоя на полусогнутых ногах, наклонив голову так, что волосы свесились на лицо, лезли в глаза и рот. - Что я сделал против вашего желания?
   - Всё очень просто, мой несчастный друг, - снисходительно пояснил призрак. - Мне нужны были ресурсы. Земли твоего королевства, солдаты твоей страны - кто останется. Королевская печать на приказе объединения сил Эмералдмора и Шавалина. А чья - твоя или Верховного Князя, и кто кого покорит, было совершенно неважно. Я не отдавал предпочтения ни тебе, ни Олеме. Так получилось, что мараданцев куда как проще было натравить на твоё королевство, а не на Великое Княжество. Поэтому мне больше не нужно королевство Шавалин. Мне нужна армия Ночи, и сейчас её будет вести Олема, а не ты, король, чья корона ничего не значит, так как править больше некем.
   Тау'ган'ар недоумённо качал головой. Он смотрел в надменное, хищное лицо призрака и пытался понять неизбежно безжалостную логику Хозяина Ночи, но не мог. Пустые обещания - не то, чем можно удивить искушённого в дворцовых интригах шавалинца, но подобный план - бездушный и даже... бессмысленный. Зачем нужно губить страну просто так?..
   Взгляд Хозяина ожёг его.
   - Опусти голову, Тау'ган'ар. Не осмеливайся осуждать меня!
   - Ты - зло! - прошептал Маари. - Ты просто зло. Абсолютно безжалостное и одержимое...
   Хозяин ухмыльнулся, но в прозрачных глазах сверкнуло недовольство. Неуважение - не то качество, которое Сатиан считал ценным.
   - Жалей себя, сколько угодно. Ты выполнил свою задачу, ты отныне бесполезен.
   - Тебя надо уничтожить! - громче воскликнул Тау'ган'ар. - Уничтожить! - глаза бешено блестели. Хозяин гневно взмахнул рукой:
   - Жалкая тварь!
   Шавалинец содрогнулся. Взгляд затравленного волка из-под светлых выщипанных бровей выдавал в нём стремительно растущее безумие.
   - Не думаю, что народ сильно огорчится, когда узнает о твоей смерти! Такие потрясения для монарха - плохое здоровье не выдержало, - процедил призрак. - Мне было воистину без разницы, кому давать в руки знамя моей армии - тебе или Олеме. Но Маттака не позволил бы себе ничего подобного!
   - Он такой же идиот, как я! Предан тебе, когда ты ценишь его не больше скота! - Тау'ган'ар стиснул кулаки. Призрак Хозяина поджал губы:
   - Чем ближе к смерти, тем мудрее человек. Не перестаю удивляться отсутствию логики в вашей ничтожной жизни. Сначала молиться на меня, потом проклинать - жалко и смешно, - Хозяин наклонился вперёд, свечи внезапно погасли, и свет проникал лишь из соседних комнат. Тау'ган'ар попятился, но поскользнулся и упал на спину.
   Золотой ошейник призрака сверкал даже в полной темноте, и перстни тоже - призрачные драгоценности, напоминавшие Хозяину о своём более славном положении, нежели сейчас. Даже обречённые слуги теперь осмеливаются повышать голос, требуя у пустоты возмездия за собственную доверчивость. Человеческий род всё ничтожнее и ничтожнее.
   Шаркающие шаги выдавали приближающихся людей. Служители подземелья, несколько человек, показались в арочном проёме, их тени смешались с тьмой в этой комнате. Тау'ган'ар поднялся на локтях - он успел даже подумать, что выглядит совсем неподобающе королю, прежде чем испугаться серых, невыразительных лиц.
   - Пошли вон! - выдавил он. Призрак Хозяина расплывался над ним в часть темноты.
   - Я обещаю тебе, Тау'ган'ар, ты будешь последним, кого здесь похоронят.
   - Вон! - вскричал шавалинец, паникуя, когда к нему потянулись руки. Слуги молча поднимали его, сильные пальцы болезненно сдавливали руки, взгляды ничего не выражали, да и лиц было почти не различить. - Отпустите немедленно! Как вы смеете!
   Повинующиеся чужой воле, двое удерживали вырывавшегося Тау'ган'ара, безразлично глядя прямо перед собой, остальные сдвигали тяжёлую прозрачную крышку саркофага.
   - Что вы делаете? - голос сорвался, и король растоптанного в пыль Шавалина заговорил быстрым шёпотом. - Прекратите! Вы собираетесь... Прекратите! Я вам приказываю!..
   Он отчаянно извивался, когда его подняли в воздух и весьма неаккуратно бросили на мягкие светлые подушки на дно искусно выделанного гроба, который с тех самых пор, как его вырезали из самого дорогого дерева, ждал своего гостя в этом месте. Тау'ган'ар ударился локтём о внутреннюю стенку саркофага и на время замер, всё ещё не веря, что с лёгким скрипом крышка возвращается на своё место. Поражённый, он даже не попытался удержать её, широко раскрыв глаза, наблюдая за миром по ту сторону толстого стекла, слегка размытым и по-прежнему тёмным.
   - Выпустите немедленно! - взорвалась тишина в тесной коробке посмертной постели всех королей Шавалина. Тау'ган'ар не узнал собственного голоса, гулкого, истеричного. - Вернитесь! - закричал он в спины медленно уходящих слуг. Король несколько раз ударил кулаками в стекло, упираясь спиной в подушки, сердце заколотилось ещё быстрее. - Вы не можете уйти! Вы не можете!..
   Призрак Хозяина смеялся снаружи, но Тау'ган'ар едва слышал это. Он кричал, чтобы слуги сейчас же вернулись и освободили его, потом у него закружилась голова, он в кровь разбил руки, пытаясь столкнуть крышку. Спустя буквально пару минут, он стонал, моля о прощении, потом тихо выл, царапая ногтями горло и грудь, горевшую от недостатка воздуха. Зловещий дух растаял в воздухе, когда Тау'ган'ар ещё слабо шевелился под тяжёлым и надёжным стеклом, обещавшим всем королям Маари вечную славу и память потомков.

______

   Рассвет в лесу начался позже, чем на равнине. Солнечные лучи нашли себе путь в причудливых сплетениях веток и рассыпали множество светлых пятен на траве. Лошадь брела медленно, едва не спотыкаясь о выступающие корни. Увлер, проклиная себя за некстати проснувшуюся под утро сонливость, отчаянно зевал, утыкаясь щекой в собственное плечо, холодное от оплечий доспехов. Тия благополучно дремала, волнения определённо не шли ей на пользу, она выглядела, как после мараданского плена, только тогда Тия была загоревшей, а сейчас - болезненно-бледной.
   "Слишком много переживаний для ребёнка, - про себя повторял и повторял Увлер. - Надо было вернуть её домой... Но считает ли она теперь дом безопасным?.."
   Лес не был слишком густым, но утренний туман мешал видеть далеко. Тропинка, по которой они плелись, выглядела так, словно по ней не проезжали лет двадцать. Иногда на ней даже встречались невысокие, но раскидистые кустики.
   Утренняя свежесть потихоньку исчезала, отползал и серый туман, из него таинственно выплывали ветки и причудливые пни от поваленных деревьев.
   - Будь добрым гостем, Разящий с Мыслью, - прошелестело сбоку. Изумлённый Увлер, занимавшийся изучением тёмно-зелёной листвы одной особенно хлёсткой ветки над собственной головой, поймал себя на непростительном ротозействе. - Не волнуйся, мы не враги, - продолжал человек, стоявший у ствола одного из деревьев. Он не улыбался, хотя поймал врасплох Стража не в самой лучшей ситуации. Увлер опознал в нём Убийцу - наверное, давно следил за ним... Присматривался...
   - Да будет с тобой Свет, - поприветствовал Увлер, успокаиваясь и стараясь держаться достойно и не показывать досаду.
   - Ты пришёл к Чувствующим, Разящий с Мыслью? - спросил тераик, обходя дерево с другой стороны. Он сделал несколько шагов вдоль тропинки, призывая продолжить путь по взятому Увлером направлению.
   - У меня важные вести для Такеи. Я торопился, и поэтому пришлось очутиться здесь так неожиданно.
   - О тебе знали ещё до того, как ты въехал в наш лес, Разящий с Мыслью, - Увлер заметил пробежавшую по лицу такейца усмешку. - Чувствующие отправили меня встретить тебя.
   - Спасибо, - не нашёл, что ответить, Светлый. Тия, продолжавшая спать у него на груди, приоткрыла один глаз и потрясла головой.
   - О...
   - Мы скоро прибудем, Тия, - Увлер предупредительно помог ей удобнее устроиться в седле. Она тёрла кулачками глаза, что-то невнятно бормоча. Она увидела Убийцу, но ничего не сказала и быстро отвернулась. Такеец тоже проигнорировал её - он шёл, даже не смотря под ноги, хотя там встречались и коряги, и камни. Кажется, Убийца знал наизусть все неприятности этой дороги.
   - Там будет не проехать, Разящий с Мыслью, - тераик задел плечом ветку, и утренняя роса стремительно скатилась ему за шиворот расшитой рубашки. Он дёрнулся и улыбнулся - Увлер поймал себя на мысли, что готов удивиться. Конечно, все знают о тераиках одно и самое главное - они безжалостные каратели Силы, которую называют Злом, и свои жизни без сомнения отдают во имя войны за Свет. И они кажутся равнодушными, непоколебимыми и иногда безобразно твердолобыми... Но холодная вода, обрушивающаяся тебе на спину, делает тебя человеком, даже если ты воспитан в строгой обстановке поселений тераиков.
   - Тия, готовься проснуться окончательно.
   - В деревне мы обязательно найдём девочке дом, чтобы она могла спокойно провести там время. Вы ведь ехали сюда почти без остановок?
   - К сожалению, достойно позаботиться о Тие я действительно не смог, - признал Увлер. - Я буду очень благодарен...
   - Ты очень хорошо обо мне заботишься, Страж Увлер! - неожиданно резко прервала его Тия. - Я не устала и больше не хочу спать, - она хмуро покосилась на Убийцу, словно тот собирался протестовать.
   Страж в который раз почувствовал, как взбунтовалось совестливое сердце. Он куда больше был должен сделать для Тии - хотя бы не позволить Ночи забрать её брата...
   - Здесь мы должны уйти вглубь леса, - тераик остановился и указал рукой в заросли. - Наша деревня не очень далеко от границы.
   - А лошадь? - спросил Увлер, помогая Тие слезть на землю. Она отряхнула платье, расправляя безнадёжно помятую ткань, и натянуто улыбнулась в небо. Увлер отвернулся, делая вид, что занят ослаблением подпруги.
   - Оставь, с ней ничего не случится. Её заберут, а сейчас поторопимся. Чувствующие ждут тебя, Разящий с Мыслью.
   Тия крепче стиснула его руку. Маленькие пальцы дрожали.
   "Не переживай, малышка, - повторял про себя Увлер. - Всё будет хорошо".

______

   В окружении тераиков Увлер чувствовал себя неуютно. Никакие знания о том, что такейцы борются с Силой Ночи, потому что наделены к тому особенной чувствительностью, не мешали ему отчасти ощущать их дикарями. Лесное племя, которое сражается с Ночью успешнее Ордена Хранителей и Цитадели.
   Страж поднялся на крыльцо и обернулся, пытаясь припомнить, в какой именно из множества рассыпанных здесь одинаковых хижин он оставил Тию с какой-то девушкой, не носившей никаких опознавательных знаков.
   - Разящий, - окликнул его проводник с улыбкой, - с ней всё будет хорошо. Не переживай о ней.
   - Я знаю, что у вас здесь есть её друг,... - начал Увлер, но его оборвали на полуслове.
   - Спроси у Чувствующих.
   Страж замолк, открыл скрипнувшую дверь и вошёл в светлые сени. Пахло чем-то горячим и безумно вкусным, Увлер сглотнул слюну и постарался выглядеть как можно более сдержанно.
   - Ты можешь проходить, Разящий с Мыслью, - сначала он услышал женский голос, потом приподнялась вышитая занавеска, отделявшая дом от прохладных сеней. Увлер пригнулся, чтобы не удариться затылком, и вошёл. Женщина, лет сорока, в рубашке Чувствующей с плотно застёгнутым и даже поднятым воротником, хотя в помещении не было холодно, приветливо указала на невысокий стул, на котором Увлер едва сумел уместиться, чтобы со стороны не казаться нелепым. Конечно, сначала он поклонился всем сидящим в просторной комнате Чувствующим.
   - Моя дочь позаботится о твоей юной спутнице, должно быть, ты действительно веришь в её выносливость, если берёшь с собой в такие путешествия, - продолжала улыбаться Чувствующая, отворачиваясь к стене. На столе у камина стояла большая посудина и рядом - несколько глиняных мисок.
   - Эта девочка...
   - Мы знаем, - оборвал его другой тераик. Всего их здесь было четверо, включая женщину, разливавшую ароматно пахнущий плов. - Пообедай с нами, Разящий, и расскажи, зачем ты пришёл. Твой путь тесно пересекается с путями, чёрными от Зла, нам будет важно знать всё, что ты скажешь.
   Довольно зловеще это прозвучало. Пути, чёрные от Зла... И всезнающие такейцы вокруг. Чувствующая поставила перед ним тарелку и положила на стол деревянную ложку. Увлер и так не собирался отказываться, чтобы его не посчитали невежливым, но, почувствовав умиротворяюще-вкусный аромат, ещё сильнее ощутил свой голод.
   - Я надеюсь, тебе понравится, особенно после долгой дороги, Разящий с Мыслью, - она села рядом на такой же низкий табурет и слегка подула в свою миску.
   - Я думаю, ты хотел предупредить нас о Верховном Князе Эмералдмора?
   - Верховном Князе? - Увлер замер, держа в воздухе ложку. - Вы знаете, что Эмералдмор уже вовсю развернул кампанию против вас?
   - Мы знаем, что Таисмар Маттака Олема служит Хозяину Зла, - вздохнула Чувствующая. - А ты, кажется, не знал этого, Разящий?
   Увлер опустил поднятую руку и помрачнел:
   - Я... Мы не решили точно, кого винить в этой атаке и разделились. Одни мои друзья поехали в Мере'ар Маари, другие - искать Клинка Света. Я отправился лишь предупредить вас, что эмералдморцы, захватив внутрь себя добрую часть шавалинского населения, собираются воевать против вас.
   - Мы предполагаем это.
   - Это совершенно точно так. Их заставы совсем недалеко от ваших границ! - Увлер переводил взгляд с одного лица на другой. - Вы... Вы что-то предпринимаете? - с некоторым недоверием спросил он.
   - Пока мы ждём. Но мы готовы к войне. Зря твои друзья поехали к Верховному Князю. Скорее всего, он убьёт их, - Чувствующий помоложе вздохнул, шумно втянул в себя обжигающий бульон из ложки и добавил. - Ты хотел принести нам новость, а сам узнал больше.
   - Я... Я уже ничего не могу сделать, - вздохнул Страж. Бросаться вслед друзьям бессмысленно - они наверняка уже близки к Мере'ар, а может, и там.
   - Не беспокойся. Если они убьют его, это будет хорошо. Если нет - слуга Зла всё равно ответит за свой выбор.
   Увлер растерянно молчал.
   - Ешь, Разящий с Мыслью, - улыбнулась женщина. - Твои друзья сделают всё, что сделал бы ты. А у тебя есть к нам вопросы, а у нас - к тебе. Ты был тем самым Стражем, что защитил от Карателя мальчика, обручённого со Светом.
   - Сати! - негромко воскликнул Страж. Чувствующий, сидевший напротив, одарил его тяжёлым взглядом.
   - Клинок Света поступил не мудро, но мы не будем его осуждать. Но ты расскажешь нам, что произошло, Разящий? Ты ведь уже знаешь, что мы были правы, и Зло вернулось за ним, несмотря ни на что.
   Хотя Чувствующий и сказал, что они не собираются осуждать Гаранда Астиана за его выбор, он покривил душой. Тераики обладают положительной выдержкой и терпением, они предпочтут молчать, когда что-то их не устраивает, но при этом сделать тихо то, что считают нужным. Увлер не мог оценить такие действия, но такейцы тоже сражались за Свет, и они отступились от желания убить Сати, когда Клинок спас его... будто бы спас. Но теперь...
   - Я знаю, - кивнул Увлер. - Я вам расскажу...

______

   - Я должна увидеться с ним! Отпустите меня немедленно! - Тия, если ей вдруг хотелось, умела говорить очень громко и высоко, срываясь на визг. Это никогда не нравилось ни матери, ни отцу, ни братьям, но зато было очень действенным средством.
   - Я не сказала тебе даже, что он в этой деревне, - девушка почему-то не торопилась ни отпускать её руку, ни повышать голос, просто удерживала на пороге, не выпуская наружу.
   - Я знаю, что он здесь! Если вы меня не отпустите, я всё равно убегу!
   Девушка вздохнула, но хватку не ослабила.
   - Ты хочешь увидеть бросившего, осуждённого на смерть. Пока ты не попросишь Чувствующих, ты не сможешь это сделать, - спокойно объяснила она. - Я не провожу тебя к нему сама, это запрещено. С бросившими нельзя говорить, только Чувствующие...
   - Мне всё равно! Он мой друг! - воскликнула Тия. - Что вы можете понимать?!
   - Я думаю, Чувствующие позволят тебе. Я знаю того, кого ты называешь мастер Лимас. То есть, я его знала, когда была примерно в твоём возрасте, - девушка почувствовала, что Тия сопротивляется меньше, и осторожно отпустила её руку. Тия действительно не бросилась вон, хотя вполне об этом раздумывала. - Он больше любит свободу, чем порядок, и ценит личное больше общественного.
   - Это неправда! - проворчала Тия.
   - Расскажи мне о нём то, что знаешь ты, - попросила такейка. - Потом вернётся твой друг. Он помнит о тебе и о Лимасе и попросит за тебя, я ручаюсь.
   - Ты так думаешь? - девочка надулась, но не очень охотно. Такейка кивнула в ответ, и она немного успокоилась - ну пусть тогда уж так... чем бегать по этой диковатой деревне в лесу и искать Лимаса самой.

______

   Муравей деловито полз вверх по штанине, не сворачивая с намеченного пути. Тэм осторожно подставил руку и перенёс его обратно в траву. Он сидел на невысоком пеньке, изучая горстку свежесорванных ягод в своей ладони, и слушал лес.
   Мае'ар не могла спокойно сидеть и посвящать время завтраку, пусть и такому заманчивому, как сочные ягоды, и даже не потому, что привыкла к трапезе, напоминающей театральное представление и состоящей из пары десятков блюд.
   - Почему мы сидим, Хранитель? - спросила она в очередной раз, оглядываясь по сторонам.
   Лес не внушал тревогу. Тэм никогда не был в Такее, хотя много слышал о тераиках и их заколдованных землях. Долгое время он вовсе был уверен, что тераиков не осталось, но миф стал реальностью ещё на пороге дома Ат Лавов... Вроде бы не так давно это было, а Тэм не мог забыть собственной бестолковости тогда. Он считал себя настоящим Светлым, готовым противостоять Ночи и способным выдержать что угодно. На деле он был ребёнком, которому приходилось изображать взрослого, приходилось внушать всем доверие, верить в собственные силы и заставлять верить других. Он был уверен тогда, что Силы Дня с ним достаточно, чтобы даже Лорд Тени его признал...
   Сейчас Тэм уже не был уверен, что он имеет право быть истинным Хранителем. Нельзя измерить то, чему он научился за этот срок - но он не научился быть... победителем. Может быть, Хранителю это и не надо - но не в таких условиях, в которых должен был жить он, и в которых он находится сейчас.
   "Я - жертва, и Великая Охота уже началась, - подумал Тэм. - Но у меня уже нет двойников Камня Света... И я сам уже почти мертвец..."
   - Ты отчаялся, да? - Мае'ар опустилась на мягкий мох, всхлипывая. - Я видела, ты надеялся на него... Он тебя оставил... Почему? - принцесса Маари попыталась схватить его за руку, Тэм протянул ей ягоды.
   - Он всегда прав, а я всегда ошибаюсь, - с тёплой улыбкой сказал он. - Я... Я не отчаялся, - может быть, это была ложь, а может и нет. Отчаиваются глупцы, он просто... всё знает.
   Им дали шанс уйти. Привезли и выбросили в лесу, не дав сориентироваться. Без оружия и питьевой воды, в лесу, который, по слухам, населён множеством призраков, и который скоро будет нанесён на ту карту, где отмечает все события войны Верховный Князь Эмералдмора... Их будут искать эмералдморцы и, отыскав, убьют. Лес - хорошее место, не то, что равнины княжества, здесь можно прятаться...
   Мае'ар почему-то испугалась протянутой руки с красными кисловатыми ягодами.
   - Не бойтесь, принцесса. Они так же не знают этого леса, как мы. Мы достаточно долго блуждали, от того, будем ли мы бродить или немного посидим, не сможет зависеть успех.
   - От чего он тогда зависит, Хранитель Тэрмис?
   Тэм поднял глаза к небу. Лес не такой густой, даже странно, как в нём можно заблудиться... Если бы они изначально знали, где Шавалин, а где центр Такеи, можно было бы попытаться найти тераиков... Хранитель не мог заставить себя не улыбаться. Пока кроме леса он ничего не слышал, но если рядом нет эмералдморцев, что ищут их, должны быть такейцы! Они ведь охраняют свои границы! Или ушли вглубь, готовясь к войне?..
   - Не бойтесь, - повторил он.
   - Ты не должен был из-за меня идти сюда. Я знаю, что твоё дело было куда важнее...
   Ей давалось это с трудом. Как она похожа на Бастиана!.. Бастиан... они давно расстались, и даже не попрощались, как следует. Тэм надеялся, что бывший король Алвалена переменился в лучшую сторону и не творит сейчас ничего губительного, а то с него может статься что угодно
   - Я всё делаю правильно. Я всегда был жертвой, - добавил он тихо. - Это немного обидно...
   - Хранитель?
   - Не слушайте меня, ваше высочество! - Тэм поднялся на ноги. Он отыскал хороший сук, как будто специально созданный природой для того, чтобы временно заменить ему посох, от которого Хранитель уже успел немного отвыкнуть. - Нам надо идти туда, куда движется солнце.
   "Я думаю", - добавил он.
   Его смущала Великая Охота. Традиция эмералдморцев, теряющаяся корнями в глубокой древности, должна быть связана с пророчеством ЛаВинира, но... Если всё уже кончено, всё ясно! Что же не так, ошибся ли он, или Зэрандер, или они оба...
   Мае'ар взяла его под руку. К счастью, у неё хотя бы были крепкие сапожки, Тэм не мог себе представить, что было бы, если б принцесса оказалась в какой-то неподходящей для прогулок по лесу одежде. Пришлось бы наверное выслушивать много жалоб... Тэрмис бы выслушал их, не воспротивившись ни на секунду. Но зато Мае'ар почти удобно. И ещё она едва сдерживается, чтобы не заплакать.
   - Мы не обречены, принцесса, - ободрил её он. - С нами Свет.
   "И нас ищет оружие княжества... Я наверное уже не так нужен Хозяину, если Олема велел убить и меня..."
   Мох здесь был повсюду. Удивительно мягкий и светлый, в него хотелось упасть...
   "Коварный мох, - улыбнулся Тэм. - Он останавливает, в нём завязаешь взглядом почти как в настоящем болоте!"
   Внезапно ему привиделись на этом зелёном ковре несколько тёмных красных пятен. Тэм замер, как вкопанный, задержав дыхание. Просто видение, следствие усталости, изношенных нервов и грядущих сложностей... Но страшное видение.
   - С нами Свет, - повторил он, закрывая глаза.
   - Хранитель? - Маари подняла на него глаза. Она надеется на него, хотя у Хранителя нет даже оружия иного, кроме молитвы.
   - Я буду вас защищать, принцесса, - пообещал Тэм. - Вот увидите...
   Он успел почувствовать удар сзади. Кто-то подкрался к ним совершенно бесшумно, и тяжёлая булава непременно раскрошила бы в пыль кости, если бы Тэрмису не подсказала об этом Сила Дня. Обхватив за плечи Мае'ар, он успел броситься в сторону, падая в тот самый желанный и притягательный мох, оставив в нём глубокую впадину, потемневшую из-за поднявшейся снизу влаги.
   Эмералдморец недовольно фыркнул и несколько раз взмахнул в воздухе своим смертоносным тяжёлым оружием. Такой крепкий, большой мужчина, в длинной кольчуге - но был неслышим и невидим, пока не атаковал.
   Оставалось признать: эмералдморцы - потрясающие воины. Лучшие во всём мире, наверное.
   Мае'ар вскрикнула, отползая назад. Тэм задержал дыхание: всё-таки нашли... но ведь они почти и не скрывались. Тэрмис не пытался скрыть следы, хотя в принципе умел - ему показалось это бессмысленным. Вряд ли солдаты Эмералдмора не умеют раскрывать простейшую маскировку.
   - Конец охоты, - фраза была явно ритуальной, хотя короткой и по сути бессмысленной. Обычно ритуал куда более высокопарен - но тут не было ничего, достойного торжественности. Оружие должно было опуститься на безоружного юношу и испуганную женщину.
   Опешивший Тэрмис успел только, схватив за плечи принцессу, броситься в сторону, лицом в холодный, влажный мох. В нём остались тёмные пятна, наполнившиеся водой мгновенно, как Тэм вновь поднял голову. Промахнувшийся эмералдморец выразил своё недовольство коротким урчанием, Мае'ар запоздало вскрикнула - Тэму пришлось как можно более ласково закрыть ей ладонью рот - одного эмераллморца тут вполне хватает, зазывать других не стоит...
   Дар Ветра сбил противника с ног, но ненадолго. Видимо, самому воину кольчуга не казалась настолько тяжёлой, чтобы не дать двигаться свободно и быстро. Тэм тоже пытался подняться на ноги, но они расползались, к тому же, яростно заколотилось сердце, явно норовясь раздробить грудную клетку. Мае'ар отползала назад, всхлипывая - она изо всех сил изображала равнодушие к смерти, пока та не оказалась слишком близко.
   "Кто знает, что за испытания будут впереди, - вспомнились ему слова Клинка, - я только хочу, чтобы ты был подготовлен к ним, чтобы с тобой не случилось ничего непоправимого. Лорд Зэрандер защищает тебя, но защитницы надёжнее Силы Дня у тебя нет".
   Зэрандер уехал, оставив его жертвой охоты, которая может завершиться только успехом охотников. Рядом женщина, которой он даже не может помочь, потому что против вооружённого силача у него действительно нет оружия. Иного оружия, чем единственно подходящий Дар.
   Эмералдморец приближался, не слишком медленно - он никак не упивался моментом, но и не быстро, Тэм успел почувствовать холодок на спине. Кто придумал, что Хранители не умеют бояться? Если это не страх, то что же?..
   С тоской Тэм поднял глаза к небу. Хранитель не должен сражаться, если приходит смерть - он принимает её. Есть ли исключение для тех, кто последние Хранители в мире?..
   - Дар Дня, охраняющего нас и дарящего нам Свет, - губы отказывались шевелиться и подрагивали, Тэм впервые боялся запнуться, произнося эти слова, - пусть смерть и посмертие не принесут ему страданий...
   Мае'ар с изумлением поглядела на своего спутника. Он стоял на коленях, утопая во мхе, и был невероятно бледен, вокруг протянутой вперёд руки сгущалось нечто, похожее на туман, тёмный, но прозрачный. Когда Тэм закончил говорить, опустил голову, туман, как тёмная стрела, метнулся к груди эмералдморца и рассеялся от удара о кольчугу. Выражение недоумения скользнуло по лицу врага, и он, пошатнувшись, упал, выпуская из рук палицу. Тэрмис обхватил руками плечи и, как показалось принцессе, всхлипнул.
   - Хра... Хранитель?
   Клинок дал ему сложный Дар, доступный в целом только Стражам. Ни одному Хранителю не пришло бы в голову спасать свою жизнь, прячась за смертоносным Даром... Глупо говорить о вынужденности самому себе. Самому себе стоит признаваться в грехах...
   - Давайте уйдём отсюда поскорее, ваше высочество! - Тэм поднимался медленно, и выглядел разбитым. Раньше умирали из-за него, а теперь он сам оказался убийцей, потому что испугался... Он с волнением прислушивался к ощущениям: после всего этого, отвернётся ли от него Свет?..
   Мае'ар ещё раз посмотрела на лежащего ничком силача. Непроизвольно вспомнился Лорд, принёсший страшную смерть в разбойничий лагерь с помощью своей сверхъестественной Силы. Такой странный спутник для Хранителя... и такой необычный Хранитель... Но ей не с чем было сравнивать: истинный Хранитель - это не житель Сэнктима, требующий внимания и уважения.
   И Тэм оказался не так уж бессилен, как себя преподносил. Хранитель, покидая место, едва не ставшее ему смертным ложем, споткнулся о выступающий корень и чуть не упал. Мае'ар поторопилась за ним следом. Внезапно забрезжила надежда, что они всё-таки не умрут.

_____

   - Бросивший! - окликнули его. Лимас не спал, но отозвался не сразу - за время своего пребывания здесь он привык к тоскливой и беспокойной тишине. Кроме того раза, его не беспокоили, только единожды в день приносили еду, и у него была пропасть времени, чтобы строить предположения о возможном будущем - своём и всего мира заодно.
   С неохотой он обернулся. Неужели, его заключение уже закончилось, и пора умирать? Они долго тянули...
   - К тебе пришёл ребёнок, бросивший, - Чувствующий отодвинул засов, и разомкнувшееся пространство вдруг подарило Лимасу невероятное чувство свободы, хотя он не успел даже сдвинуться с места.
   - Ребёнок?..
   - Выходи, - Чувствующий посторонился, - детям нельзя видеть тюрьмы, - не очень гуманная ирония мелькнула в голосе тераика. Лимас просветлел: жестокого намёка было достаточно, чтобы понять, что этот ребёнок уже знал и так, что такое заключение.
   - Тия?..
   Лимас не успел за долгое время пребывания в клетке забыть, что такое стоять на ногах и идти навстречу свету, льющемуся в дверь. Чувствующий остался за спиной. Лимас был уверен, что ни у одного тераика, кто знает о нём как выпущенном бросившем, нет предположения, что он попытается убежать. Бросившие редко возвращаются сами, но их больше уважают, чем тех, кто остаётся прятаться в вне родных лесов. Их желаниям можно верить.
   - Мастер Лимас! - она бросилась к нему на шею. - Мастер Лимас!
   Лимас зажмурился, осторожно поднимая её в воздух. Руки тоже не ослабли... он был в порядке после безделья, бесполезности и беспомощности, но на душе скребли кошки. Тия расплакалась, не разжимая рук. Лимас гладил её по волосам, пребывая в состоянии растерянности. Чувствующая из этой деревни, стоявшая неподалёку, что-то тихо говорила Стражу, игнорируя изучающий взгляд Лимаса. Тераик узнал Увлера и поприветствовал только кивком головы. Страж с лёгким поклоном пожелал ему Света.
   - Мастер Лимас, я так боялась за вас, когда вы ушли! - забормотала Тия, всхлипывая.
   - Почему ты здесь? - негромко спросил он.
   - Меня забрали слуги Ночи, - Тия, хотя и была самой младшей, втянутой в эту историю, знала не меньше других. Лимас не стеснялся не скрывать своего уважения к этому ребёнку, чьи силы он знал уже почти как свои, и не переставал им удивляться. - Они заставили Сати поклясться Хозяину, - Лимас опустил её на землю и сел перед ней на колени. Какая разница, где говорить и где смотреть на неё - а ведь он думал, что больше не увидится с Тией Вэсмерт. - Я не знаю, где он и что с ним.
   - Почему ты не вернулась домой? - ещё тише задал он вопрос. Расспрашивать о Сати Лимас не стал - догадки оказались верными, теперь Хозяин действительно властвует над юным телом и сдавшимся разумом. Тераики были правы, когда хотели его убить - а он, Лимас, стоял на их пути вместе с Клинком Света, веря в силу мальчика... Нет, у Сати не оказалось достаточно силы.
   Это так печально...
   - Я не успела. Мы узнали, что великое княжество должно воевать с Такеей, - Тия сказала это неуверенно, будто боялась что-то перепутать.
   - Эмералдмор? - Лимас поднял глаза на Стража Увлера. Белый плащ напомнил ему об убийце брата. Странное и пугающее чувство овладело им - среди Стражей есть враги Света... среди слуг Ночи - невинные дети... Как жить в мире, где всё перевернулось?
   - Таисмар Маттака Олема стал Верховным Князем и Эмералдморская конница совсем недалеко от границы с Такеей, - подтвердил Увлер. - Он служит Хозяину. Скоро здесь будет война.
   - Хозяин Зла всегда приносит с собой смерть, - Чувствующая подняла руку и сжала её в кулак. - Такея не падёт от руки Слуги Зла. Эмералдморская конница погибнет в этих лесах совсем скоро.
   - Вы позволите мне сражаться? - Лимас вскочил на ноги. Тия тайком вытирала слёзы с лица, несомненно, стесняясь их. - Я всё равно должен умереть, я хочу биться с ними и погибнуть там!
   Чувствующая разжала пальцы:
   - Только эта победа не принесёт Света в мир, куда возвращается первородная Тьма. Она будет значить не так много... Но мы дадим тебе сражаться вместе с остальными.
   - Спасибо, Чувствующая, - Лимас чувствовал, как потихоньку возвращается спокойствие.
   Тия взяла его за руку. Она боялась его смерти, как своей - слишком много пришлось пережить вместе на грани между просто страхом и безумием безнадёжности. Но такеец не выглядел печальным при мысли о необходимости своей смерти.
   Спустя несколько дней, накануне первого сражения, довольно далеко от этой деревни, на определённом удалении от леса, где скрывались бесчисленные резервы такейских воинов, эта же Чувствующая подошла к нему с единственной фразой.
   - Умри в бою, бросивший, - сказала она. Это было приказом.
   Но это случилось позже.

26

Помощь Такее

______

   Почему он надеялся, что вновь всё обойдётся? Болван? Без сомнения!
   Мае'ар отползала, платье давно уже стало совершенно непригодным, потому что леса Такеи не отличались проходимостью и засушливостью, но сейчас ей меньше всего было дела до внешности. Тэрмис, как оглушённый, не шевелясь и даже не следя взглядом за приближающимся воином, стоял на одном колене между эмералдморцем и шавалинской принцессой.
   О, Свет! Ну почему он надеялся? Кретин! Нужно было, не мешкая, нырять в такейские дебри, потому что там были друзья... По крайней мере, должны быть... Тэм на это надеялся.
   А теперь...
   Этот эмералдморец прекрасно знал, как погиб его сородич... Так Тэму казалось. На самом деле, вряд ли охотники обо всём были оповещены, да ещё и в чужих лесах, да и кто умеет определять, Дар ли причастен к смерти? Но в карих глазах под железным ободом лёгкого шлема Хранитель видел только осуждение. Хранитель защищает и проповедует, а не... убивает... На его руках кровь... Это знают... Это ставят ему в укор...
   - Тэм! - закричала Мае'ар отчаянно, вырывая его из ступора. Шипы палицы не разворотили его лицо, он в последний миг бросился в сторону. Защищать! Принцесса Мае'ар... Он здесь только ради неё.
   - Да бегите же! - выдохнул он. Может, у неё получится. Эмералдморские воины плохо знают эти места, подробные карты Такие вообще вряд ли существуют, местные жители и так знакомы с каждой травинкой... Почему до сих пор они не встретили ни одного такейца? Где патрули, охраняющие границы? Хоть кто-нибудь!
   С громким криком метнулась между ним и владельцем смертоносного оружия тень. Воин покачнулся и упал назад, прямо на огромный муравейник. Местные жители, крупные, рыжие, засуетились, почти мгновенно покрыв верхнюю часть его тела. Кольчуге-то хоть бы хны, но укусы насекомых пришлись на шею и лицо, эмералдморец раздражённо вскричал, и непременно, вскочив, обрушил на нового врага смертельный удар, если бы его жизнь не пресёк пронзивший сердце меч.
   Победный крик, несомненно, был женским. Победительница отёрла с лица чужую кровь, закинула косу обратно за спину...
   - О, Свет! - выдохнул Тэрмис, оседая на траву. - Ирисья!
   Девушка обернулась, и Хранитель едва её узнал. Сарафан исчез, прежними остались только мягкие сапожки с меховой опушкой, да ленты в косе. Кольчуга лёгкого, почти воздушного плетения - но у Тэма почему-то не было и капли сомнений в её прочности - доставала до колен, из-под неё виднелись мужские полотняные брюки, поверх же была накинута жилетка, меховая, с вшитыми железными пластинами. Ирисья убрала меч за спину и бросилась к Тэму на шею, тот и ахнуть не успел. Принцесса Мае'ар ещё не пришла в себя ни после неожиданного нападения, ни после не менее чудесного спасения, а Ирисья, как ни в чём не бывало, теребила Хранителя за руку.
   - Что ты... здесь делаешь? - Тэм большим пальцем стёр с щеки юной эмералдморки размазанную кровь. Она засмущалась и отодвинулась.
   - Я страшно за вас беспокоилась, Хранитель Тэрмис...
   - Так беспокоилась, что совсем сошла с ума? - он едва перевёл дух. - Я... благодарен тебе, но... Почему ты здесь?
   - Ну говорю же! Я за вас беспокоилась! Отец только и думает, что про войну да про войну! - она махнула рукой. - Он даже не заметил, что я пропала!..
   Кажется, она выглядела обескураженной. Ирисья определённо ожидала более бурной радости... но это нисколько не убавило решимости в её взгляде.
   - Я должна вам помочь, Хранитель, - повторила она. - Мне... Мне не страшно.
   - Ты не должна была вмешиваться в ритуал, - пробормотал Тэм.
   - Терпеть не могу эти ритуалы, - задорно мотнула головой Ирисья, коса с вплетёнными бубенчиками звякнула о металл. И как она умудрилась подкрасться бесшумно? - Я не хочу, чтобы вы умерли! А я хорошо дерусь! Я не хочу быть девкой, хочу быть воином! - упрямо воскликнула она.
   Тэм не выдержал и улыбнулся. Окровавленное тело, скрытое под живой массой муравьёв, почти перестало его волновать, только вот под рыжим шевелящимся покрывалом он почему-то продолжал различать укоряющий кареглазый взгляд.
   "Он не мог знать, как умер другой,... - Тэм скривился. - Свет... Он не мог знать!"
   - Что случилось, Хранитель? - девушка взяла его за плечи, заглядывая в глаза. На её лице тёмные капельки чужой крови казались веснушками.
   - Ты... Это земли врагов твоей страны, Ирисья! Твой отец будет в ярости, когда узнает...
   - Ему плевать! - сердито буркнула девушка. - Хранитель, я буду вас защищать, и мне всё равно, какие глупые традиции заставляют вас страдать, ясно?!
   Принцесса, отучившаяся ещё спустя сутки ходьбы по лесу отряхивать платье каждый раз, как поднималась с травы, не встревала в разговор. Для неё безусловным облегчением было появление здесь этого пусть ребёнка, но зато с оружием... К тому же, силача этот ребёнок запросто повалил.
   - Ирисья,... - мягко прошептал Тэрмис.
   - Вы не рады, что я вас спасла? - нахмурилась она. - Что я помогла вам?..
   - Я рад, - опустил он голову. - Но как ты теперь вернёшься?
   - Я останусь с вами! - радостно ответила Ирисья. - Ваш телохранитель вас бросил, и я буду с вами! Вы же видите, я на самом деле не просто нюнька, как остальные девки! - она похлопала по рукояти меча ладонью.
   Хранитель закрыл глаза, не зная, что больше приличествует ситуации, плакать или смеяться. Но делать это всяко нужно на ходу.
   Ирисья действительно двигалась на удивление бесшумно, хотя её отец, например, отличался грохотом и звяканьем при каждом шаге. Она держалась за меч, слушала лес и постоянно смотрела на Тэма. Хрупкий, бледный Хранитель Света, изукрашенный ссадинами и царапинами, увёл её из родного племени за собой в чужую, враждебную страну... Она этого не боялась.
   Сам Хранитель был не рад, но сетовать тоже не смел. Храбрость и безрассудство девочки спасло ему жизнь и дало надежду. Тэрмис никогда не думал, что о смерти будет думать с настолько сильным нежеланием. Хранитель не должен бояться смерти - да Тэм и не боится, просто он должен жить. Обязан жить, пока не изгнан чёрный призрак, весь мир поставивший на дыбы. Ирисья и не подозревает, какой страшный человек её отец, и может быть, даже лучше, если она будет с ним... Когда Эмералдмор будет побеждён.
   А он должен быть побеждён, иначе, безо всяких сомнений, Хозяин станет обладателем огромного количества земель.
   Тэрмис подобрал подходящий сук в качестве нового посоха, и почувствовал себя уверенней. Ему захотелось что-нибудь запеть, сначала мешали сомнения, что это равносильно оповещению всех эмералдморцев в округе, что они прогуливаются именно тут, потом сомнения исчезли, и он забормотал себе под нос что-то, что уже давным-давно не пел.
   Он вообще уже, кажется, сто лет не пел.
   Мае'ар держала его под руку, слегка спотыкалась, слушала и молчала.
   Сгущались вечерние сумерки.

______

  
   Наймира, несмотря на своё не самое лучшее самочувствие, упорно не соглашалась лечь в постель и предоставить королю Арфейну самому защищать Гийское королевство, и даже не потому, что чувствовала свою вину в проблемах Гия.
   Элинин просил её и даже грозился, что не выпустит однажды из покоев, но Наймире не хотелось "отдыхать". Она знает о Мариле совсем немного, но он хотя бы жив. То же самое можно сказать и о слугах Ночи...
   "Марбли, - считала она, - Ессиг... Кастел..."
   Союзники Гия в защите его земель, если удастся уговорить их, конечно. В конце концов, вместе с Небесной Пристанью и Чёрным Маревом, это были союзные государства, связанные определёнными договорами и обязательствами. Хотя Гий и не признавал себя частью Побережья, он был вплетён в многовековую историю отношений, как и другие небольшие государства. Наймира знала, что давить придётся тем, с чем не поспоришь - слуга Ночи Тамериан Чёрный не просто связан со Злом, а помогает ему обрести власть над миром. Для этого есть Страж и свидетель среди гийцев - лорд Клеот.
   Приезд короля Теролия Ессигского в большей степени радовал Наймиру, чем тревожил. Элинин поделился с ней слухами, что Ессиг мобилизует свои хотя и не самые сильные в мире, но по крайней мере боеспособные войска. Судя по всему, хотя маленькое королевство и зависело сильно от Чёрного Марева, решило воспользоваться случаем и не просто вступить под знамёна армии Света, но ещё и отвоевать независимость.
   Принцесса Наймира уже встретилась с Теролием, пришлось потратить ещё полтора часа своей жизни на бесконечный подбор нужных и многозначных фраз, чтобы уверить короля в грядущей опасности.
   Стычки с отрядами маревцев на границе Гия случались всё чаще и чаще, Арфейн выглядел раздражённым и почти больным - побледнел за последние несколько дней, а глаза стали злыми, особенно когда он встречал её высочество алваленскую принцессу. Судя по всему, не будь вопрос войны вопросом выбора стороны Сил, он подарил бы Наймиру вместе с её одноглазым нахальным супругом и лордом Клеотом в придачу Тамериану Чёрному.
   Наймира была довольна результатами беседы с королём Ессига. Теролий был готов отправить своих солдат на войну с Силой Ночи без колебаний - может быть, дружеские отношения с Арфейном сыграли окончательную роль, а может, старания Наймиры. Понимая необходимость игры, она следила, чтобы бледность не сходила с лица, чтобы взгляд был усталым и больным, перетягивала платье выше живота, чтобы всегда дышать тяжело. Иногда на это покупался даже Элинин, а уж Ардат Глэдгер - тем более. Зато сомнений в том, что несчастную женщину зверски мучили Дарами Ночи, ни у кого не возникало.
   Ат Лав не была в курсе подробностей переписки с Кастелом и Марбли. За короткое время она успела разобраться в расстановке сил на Побережье, и наибольшее волнение испытывала по поводу именно Кастела. Богатый небольшой город-государство с крупной армией и возможностью нанимать воинов, помимо собственных солдат, был, судя по всему, многим обязан Мареву, к тому же, отношения с Гием, из всех трёх возможных союзных королевств, были самыми сложными. Каждый раз, встречаясь с королём Арфейном Гийским, Наймира непременно интересовалась положением дел. Арфейн каждый раз отвечал сухо и недовольно, но сам готовился к военному походу, потому что давать маревцам подходить к стенам Гия он точно не собирался.
   Когда пришло дело на меру, Наймира настояла на том, что она должна ехать с его величеством, потому что её связь с этой войной слишком велика. Разумеется, Элинин так не думал, он рассчитывал, что любимая предпочтёт пользоваться гостеприимством в стенах замка. Однако Ат Лав не особенно интересовалась его мнением.
   Как стало вскоре ясно, Марбли, наиболее удалённый от моря, готовился ударить по основным силам маревцев с востока. Наймира не знала, молчит ли Кастел в ответ на письма Гийского и Ессигского королей, или просто не отвечает ничего определённого.
   Походная жизнь, к которой, как Наймире казалось, она уже успела привыкнуть, внезапно оказалась слишком тяжёлой. Несмотря на то, что им отвели отдельный шатёр, а также удобную карету и охрану, Ат Лав даже пару раз ловила себя на мысли, что остаться в Гие было действительно неплохой идеей.
   Спустя несколько дней начала боев на границе, шпионы Ессига принесли удивительные новости: армия Чёрного Марева, дойдя до границы Гийского королевства, уменьшилась чуть ли не втрое, при этом "потери" были явно спланированы, потому что беспорядка в рядах и лагерях нет. Нужно было ждать либо нападения с фланга - и надеяться на то, что солдаты Марбли доберутся достаточно быстро, либо чего-то более необычного.
   Король Арфейн был склонен радоваться внезапному уменьшению количества врагов, король Теролий - беспокоиться.
   Затем пришло письмо из Кастела. Военачальник Кастела сообщал, что Чёрное Марево сменило планы. Тамериан Чёрный попросил поддержки у Кастела раньше, чем Гий, и Фрерий, владыка Кастела, не счёл полезным ему отказывать, однако вскоре выяснилось, что не в покорении Гия нужна была помощь одного из сильнейших войск на разрушенном ещё Лордом Зэрандером Побережье, а в атаке на Такею. Туда и отправилась большая и сильная часть воинов, охмурённых Силой Ночи. Фрерий понял, что идти дальше плечом к плечу с таинственным Тамерианом - значит оказаться под карающим мечом Клинка Света, и поменял сторону.
   Наймира потребовала у короля Арфейна, чтобы он поддержал Кастел и, победив почти безопасные отряды на своей границе, поспешил догнать короля Тамериана, не дав слугам Ночи добраться до Такеи. Арфейн весьма невежливо тогда попросил её уйти и больше не досаждать ему советами в делах, в которых женщины ничего не смыслят.
   Тем временем, до Побережья дошли слухи о падении Шавалина и активных военных действиях Эмералдмора против такейцев. Наймира продолжала добиваться от Арфейна срочных мер, рискуя оказался насильно отправленной из лагеря. Король Марбли боялся ввязываться в войну, Теролий - настаивал на необходимости этого.
   Элинин просил Наймиру вернуться в далёкую от всех войн Небесную Пристань. Лорд Глэдгер звал в Алвален. Он смирился даже с присутствием "жениха Наймиры", на его взгляд, отъявленного разбойника.
   Время утекало.

______

   Необыкновенно спокойным было сегодня небо, безмятежно голубым и высоким. Зато редкие облака висели невысоко, приплюснутые снизу и пышные сверху, как сдобные булки. Клинок с тоской проводил взглядом один такой замысловатый крендель и оторвался от созерцания неба.
   От Матаира по-прежнему не было вестей, беспокойство Клинка становилось всё сильнее и сильнее. Ночь сгущалась, а яркое солнце над головой этого будто и не подозревало... Какие же на севере ясные дни, даже с башен Цитадели видно не столь светлое небо. Светлое, чистое, спокойное...
   - Клинок! - подскочивший молодой Страж отсалютовал немного неловко. Несомненно, думал, что оторвал предводителя от важных размышлений. Ага, о небесах... и покое.
   - Я слушаю.
   - Прибыл Страж из Колдсоула. То есть... Из Шавалина, - Страж смутился, увидев вспыхнувший интерес Клинка.
   - Я немедленно должен поговорить с ним! - Глэдгер спешился и отдал оказавшемуся рядом солдату поводья.
   Из Колдсоула... Это больше недели пути до Драттерена. Ардат извёлся с тех пор, как получил пугающее известие, и уже успел испугаться, что вовсе не узнает подробностей.
   Переговоры с драттеренцами оказались не столь тяжёлыми, как он изначально предполагал. Свободный Драттерен не признавал никаких государственных связей, кроме товарно-денежных отношений, и ещё никогда ни с кем не вступал в союз, но к словам Клинка Света прислушались все до единого из тех, кого здесь уважали и кому подчинялись. Выборная власть хоть и не имела тысячелетней упорядоченной истории, прекрасно понимала опасность Силы Ночи, пусть Свободный Драттерен и образовался уже позже гибели Хозяина Ночи, то есть очень недавно. До этого жившие на этих землях племена занимались междоусобицей и разбоем... И их нисколько не занимали никакие Силы.
   - Да будет с тобой Свет, друг! - Глэдгер узнал Тафиса ещё издали. Они были ровесниками, знакомыми являлись с детства. И хотя никогда не имели тесных отношений - все среди Стражей друзья, не правда ли?..
   - Да будет он со всеми нами... в этой отвратительной войне особенно, - ответил Тафис.
   - Ты прав, - от взгляда Ардата не укрылись ни обросшая борода, ни неровное дыхание Стража, ни тяжёлая грусть, от которой стало не по себе. - Война эта действительно... отвратительна. Ты как всегда умеешь подобрать слова.
   - Воюют, увы, не словами.
   Глэдгер об этом никогда не сожалел, но возражать не стал.
   - Тебе, я вижу, уже предложили воды, но отдых нужен посерьёзнее. Я рад видеть тебя...
   - Ты должен прежде знать, Клинок. Среди нас был предатель, и он жив - Кертис, - имя буквально оглушило. Ардат выдохнул, закрывая глаза и собираясь с мыслями. - То, что произошло в Колдсоуле, случилось по недосмотру нас всех. Кертис служил и служит Ночи, он убил двоих из нас. Я отвёз их тела в Цитадель и тотчас отправился сюда.
   Тафис не нервничал, и ни толики обвинения не было в его голосе, но Клинку не было легче. Знакомство со Стражем Кертисом - ещё с тех пор, как в горах Стегоса проснулась Ночь - было для него приятным. И он был всё время рядом, так рядом!
   - Я... Я поражён, - наконец, вымолвил он. Наскоро сооружённый на холме стол - огромное, но медленно движущееся войско драттеренцев стояло на привале - встретил их графином с вином и двумя бокалами, а ещё каким-то ароматным мясом, но никакого настроения для трапезы не было. Клинку и одному бы кусок в горло не полез, а Тафис будет продолжать говорить, и слова будут осуждать без всяких интонаций.
   - Мальчика мы спасти не успели. Наделённый Матаир будет искать его.
   - Написали, Лорд Четтер,... - начал Клинок.
   - ...из слуг Ночи там были ещё Бару, Кертис и леди Каитлин, Библиотекарь.
   Была бы возможность сейчас отчаяться, Клинок бы непременно за неё ухватился, но последние полгода напрочь лишили его такого шанса.
   - Я верю в друга Матаира. Я так понимаю, вам много есть, о чём сказать...
   Тафисом можно было восхищаться и бесконечно приводить его в пример всем, кто желает стать бесстрастным.
   - Да, Клинок. Шавалин попросил помощи у Эмералдмора в войне с мараданцами, взамен отдал великому княжеству столицу.
   - Друг? - переспросил Клинок, недоумевая. Некоторая растерянность, впрочем, не помешала ему тотчас же велеть принести карты. Блюдо с зайчатиной отправилось на траву, впрочем, не полетело кувырком, потому что кто-то успел раньше Ардата позаботиться о преображении обеденного стола в рабочий.
   - Как я успел узнать у самой границы, последний из принцев Шавалина, коронованный совсем недавно, скончался. Сейчас весь Шавалин подчиняется Эмералдмору, и я боюсь, что о Шавалине вовсе нельзя больше говорить.
   - Мараданцы, - Глэдгер скользнул взглядом по карте. - Это же... только дикари?
   - Я склонен полагать, что ими двигала Ночь, - коротко ответствовал Тафис. - Но это мои догадки. Их никто не мог подтвердить, я слишком торопился, чтобы разузнавать подробнее. Преобразования в политической карте не должны так тебя беспокоить, Клинок, - Страж положил на карту руку и провёл ей с юга до середины. - Эмералдмор объявил войну Такее.
   Повисла тишина. Клинок не мог найти слов, Тафис ждал, все присутствующие, кто что-то слышал, не скрывали своего изумления.
   Ардат Глэдгер, в конце концов, это знал. Пресветлый сказал ему, что Шавалин и Эмералдмор будут атаковать Такею, поэтому он и заторопился в Драттерен, но как это могло случиться так быстро? Верховного князя Клинок неплохо знал, и того вряд ли заставила бы напасть на Такею Сила Ночи...
   - Как это случилось?
   - Я думаю, это связано со сменой власти. Верховным Князем стал Таисмар Маттака Олема, Предводитель Конницы...
   Правительственный переворот - вот в чём причина. В стране с законами великого княжества трон может занять любой, кто убьёт правящего князя... Клинок стиснул зубы: он опаздывает. Чем он может помочь Такее?
   - Таисмар Маттака - слуга Ночи, - произнёс он вслух приговор, в котором ничуть не сомневался.
   Беспокойство омрачило лицо Тафиса:
   - В Мере'ар отправились друг Остор и друг Норест. Я... не знаю, что с ними случилось, но шавалинцы подавлены, а эмералдморцы рвутся к новым завоеваниям. Мне жаль, но я уверен, что сейчас конница Эмералдмора уже хозяйничает в Залесье. А шавалинские солдаты, загнанные в полки силой, вынуждены биться с такейскими воинами... Это и есть армия Ночи?
   Ардат не мог оторвать взгляда от карты. Та перед глазами плыла, Эмералдмор превращался в огромное кровавое пятно, захватывая все близлежащие земли... Клинок тряхнул головой, отгоняя наваждение.
   - Мы скоро выйдем к Залесью - палец в перчатке скользнул по синей полоске, показывая путь. - Но нам понадобится время, которого у нас совсем мало.... Тафис, друг, я должен попросить тебя вернуться в Цитадель и передать мои распоряжения. Пусть готовятся к скорому походу. Я напишу всё в письме... Сожалею, друг, сейчас не времена отдыха.
   - Отдыхать будем, когда растворим Ночь до последней капли, - согласился Страж.
   - Скажи мне, - Клинок уже взялся за бумагу и нацелился пером в оказавшуюся тут же чернильницу, - Тия Вэсмерт... Как она?
   - Она в Такее, - ответ был краток.
   - Этого я и боялся, - прошептал Клинок. Кажется, он обещал матери Сати и Тии вернуть ей детей живыми и здоровыми, но всё труднее становится держать это обещание. - И с ней Страж Увлер?
   - Ты знаешь нас по именам и лицам, Клинок, - улыбнулся в бороду Тафис.
   - И надеюсь знать ваших детей. Выросших на мирной земле, благословлённой Силой Дня.
   На языке вертелось проклятие в адрес Увлера, но Ардат Глэдгер знал цену своим словам, так что предпочёл молиться. Скорее стоило проклинать себя: всё это время знать, что где-то в Эмералдморе и Шавалине должен скрываться враг, и, не до конца доверяя словам Пресветлого Хранителя, прозябать в Драттерене, ожидая, пока несформированные войска северных воинов соберутся в одном месте.
   Он совершил страшную ошибку, а исправить её должен Марил Ат Лав... Догадаться исправить. Клинок не хотел, чтобы кто-то делал за него его работу, но предаваться самобичеванию было поздно, да и некогда.

______

  
   Спина уже не болела, когда он ездил верхом. Конечно, пока поездки ограничивались внутренним двором Сэнктима, и за ним пристально следили лекари...
   Марил остановил коня, отпустил поводья и поднял руки наверх, вдыхая. После того, как он чудом выжил благодаря Глэдгеру, он так и не сумел убедить окружающих, что чувствует себя почти замечательно. Горечь от новостей о тяжёлом положении Наймиры преследовала его, но после того, как едва вставший на ноги Ардат бросился на Побережье, Ат Лав заставил себя заняться не менее насущной проблемой. Нужно было поддерживать в порядке войско, обрадованное победой над слугами Ночи, и на скорую руку навести порядок в Сэнктиме.
   Для всех Хранителей - тех, кто знал о Силе Ночи в Ордене, кто не знал, кто помогал Марилу Ат Лаву внутри и кто считал алваленцев захватчиками - имело значение то, что пропал Пресветлый, а мальчишка с короной на голове, окружённый Стражами, заявил, что временно правление Сэнктимом переходит к нему. Марил боялся, что есть ещё слуги Ночи... Клинок написал ему, что Вассатаэль должен быть переправлен в Цитадель под надзором одного из Светлых, и Ат Лав, как только смог членораздельно говорить, отдал такое распоряжение.
   Хранители волновались. Марил приходил в себя. Стражи говорили, что чувствуют Силу Ночи всё отчётливей, и времени разлеживаться не было. Ат Лав понимал, что раз Лорду Котли удалось сбежать, Сэнктим - не последняя отметка на карте в этой войне.
   Ночь в Эмералдморе. Так говорили Стражи. От Гаранда Астиана вестей не было, и Марилу пришлось принимать решение самому - он отдал приказ на выступление в сторону Такеи. Именно её надо было защитить от наёмников Сэнктима, и, скорее всего, Ночь всего лишь сменила убежище.
   Недавний приезд Стража Шедлея из Шавалина, раскрывшего многочисленные перемены на политической карте, ещё сильнее убедил его в необходимости решительных действий. Алвален должен оказать поддержку Такее, даже если Эмералдмором, расширившим свои территории за счёт павшего Шавалина, не управляет Сила Ночи. А если управляет - победить её...
   У него было всего шесть Стражей Света в армии, из которых один серьёзно ранен, а биться они собирались против неизвестности.
   Марил тронул коня пятками, тот пошёл вперёд, потом плавно перешёл на рысцу. Наймира...
   "Позаботься о ней, Глэдгер... Я даже о себе позаботиться не могу..."
   - Ваше величество! Пришёл ответ из Алвалена!
   Леди Аджит писала, что "сквозь зубы радуется возвращающемуся здоровью своего временного покровителя". Унизительные намёки несказанно радовали Марила Ат Лава, которому в последнее время приходилось беседовать с безукоризненными Хранителями, просившими у него право занять место пропавшего Вассатаэля. Марил думал, что если бы не Аджит, он давно забыл бы, кем на самом деле является. Отрезвляющие строки, полные хороших новостей и тревожных намёков. Бастиан в темнице, Ильтор мёртв, город спокоен... "Когда закончишь играть в солдатики, найди Хранителя... Я хочу понять, вечно ли мне прятаться рядом с теми, кто втайне ненавидит меня".
   "Леди Аджит опять преувеличивает", - улыбнулся он, а вслух приказал:
   - Позовите ко мне Хранителя Моргама.
   Придётся сказать Моргаму, что Клинок рекомендовал его на место Пресветлого за выдающиеся личные качества, а завтра после полудня объявить его главой Ордена официально. И это будет первый случай в истории Сэнктима, когда пришлый королишка сам определит, кому носить высокий титул...

______

  
   В саду было прохладно, лёгкий ветер шевелил ветви фигурно подстриженных деревьев и алваленские стяги на башнях дворца. Густые заросли парка, цветочные кусты и тонкие высокие деревья радовали Аджит в последнее время больше каменных залов. Власть почти целиком сосредоточилась в её руках - а она почему-то не рада этому. Циэль не узнавала сама себя.
   Фрейлины за спиной шушукались, негромко смеялись. Аджит недовольно хмурилась. Роскошное платье, драгоценные камни - она выглядит почти королевой, ну или наследницей престола... в то время как настоящий король пытается воевать с Лордами Тени, принцесса - умотала к дружку гнить на влажном и бедном Побережье, а бывшая гроза двора сдирает кожу с кулаков, буйствуя в личной, уютной темнице.
   "Да уж, невиданная честь - быть фавориткой короля-деревенщины", - Циэль вздохнула, косясь на своих фрейлин. Две молоденьких девушки, вполне родовитые, и какая-то полная почти пожилая графиня... Каждая не понимает наверняка, что в фаалинке нашёл "храбрый молодой король", и не прочь занять её место, разумеется.
   - Оставьте меня одну, - махнула она рукой. - Хочу немного погулять в тишине. Здесь растут невероятно красивые цветы.
   "Цветы. Вот уж они в первую очередь меня волнуют!"
   Женщины откланялись. Циэль перешагнула через россыпь камней и оказалась по щиколотку в траве, зелёной и яркой, хотя осень была уже близка.
   Её отец тоже рад новому положению своей дочери. Ещё бы, возможно, он даже рассчитывает на брак. Но Циэль хотя и не против выйти за короля, но только не за того...
   Вокруг каблука запутались травинки, Аджит присела, чтобы вытащить мешающие зелёные листики, и тут же обратила внимание на странный звук. Неподалёку стоял красивый мраморный фонтан, и там определённо кто-то был, причём, не прятался - мужской голос что-то напевал и, вероятно, хлопал по воде рукой.
   Аджит на всякий случай извлекла из рукава кинжал и отправилась на голос.
   - Бастиан! - кинжал выпал из рук. Что он здесь делает?
   Бывший король Алвалена сидел на краю мраморной чаши, ловя ладонью стремительно мчащуюся вниз струю. Выглядел он вполне безмятежно.
   - Я рад, что ты сюда заглянула. Мне нравится вода...
   - Больше расплавленного свинца? - заворчала Циэль, нагибаясь за кинжалом. - Как ты здесь оказался?..
   - Не думай, что на Мтару нельзя положиться, но... во дворце есть не только Мтара.
   - Бастиан, - она скрестила на груди руки. - Ты должен исчезнуть отсюда.
   - Вернуться в темницу? - усмехнулся он. - Ты больше меня туда не засадишь!
   - Ты делаешь только хуже, - Аджит подошла к фонтану и тоже зачерпнула воды рукой. В воде плавали маленькие опавшие листочки. - Ты не должен быть на свободе. Я успела хорошо тебя узнать. Ты вновь попытаешься...
   Стальные глаза сегодня были грустными.
   - Я заметил кое-что... Меня это не очень устраивает, но ведь того я и добивался, по сути...
   - Марил им нравится? - угадала Аджит. - Твоё величество долго закрывало на это глаза...
   - Я всё-таки удивлён. Я не верил, что мой план, придуманный тогда на скорую руку из безысходности, удался. Марил им нравится, - он взмахнул рукой, брызги полетели в разные стороны, Циэль зажмурилась. - И даже гвардии. Сегодня один гвардеец отказался пропускать меня, потому что он присягал королю Ат Лаву. Представляешь, Циэль?! - он повысил голос. - Присягал марионеточному королю!
   - Гвардия тебя предала в первый раз. Ночь тоже приложила к этому свою руку, но нет дыма без огня. Да, гвардия тебе помогла отвоевать Алвален, и она даже приняла тебя как тайного правителя, но не всех ты устраиваешь. Ты - король по праву крови, но Ат Лав уже подкупил их сердца... Что ты сделал с этим беднягой? - подмигнула Аджит.
   - Я... приказал его убить, - буркнул Бастиан. - Меня послушали.
   - Его величество Бастиан Алваленский продолжает в своём духе. Пользуешься той частью гвардейцев, что верят, будто Марил - временная мера, и продолжаешь крушить...
   - Алвален был мой, - прошептал он. - Я сам его упустил.
   - Вот именно. Уже поздно что-либо менять. Зря ты сегодня... смутил лишний раз основу алваленских войск. Ей положено знать, что король - один.
   - И он - Ат Лав, бывший раб Воина Тени!
   - Уймись! - Циэль опустилась на траву, платье легло красивыми складками. - Бастиан...
   - Я не вернусь в темницу, даже если мне придётся с тобой сцепиться, - фыркнул в ответ потомственный король. Он протянул влажную руку к её лицу. - Я уже всё понял.
   - Для человека с амбициями короля, ты - тугодум...

27

Испытание болью

______

  
   Для Ирисьи такеец был несомненным врагом, поэтому она, не задумываясь, выхватила меч и пригнулась, собираясь нападать. Девушка была не из тех, кто любит потом выбираться из собственной защиты.
   Тераик не разделял её желания, увернулся от удара меча, скользнув за ближайшее дерево, и, как ловкая кошка, мгновенно вскарабкался наверх. Ирисья изумлённо посмотрела в листву, хлопая глазами.
   Такеец сел на корточки, опустив одну руку вниз, второй взяв кинжал. Тэм успокаивающе коснулся руки Мае'ар. Та, судя по испуганному взгляду, была уверена, что и этот человек желает им смерти, но лёгкая улыбка Хранителя её успокоила. Она наклонила голову, цепляясь пальцами за плечо Тэрмиса, и выдохнула с облегчением.
   - Ирисья... Убери меч.
   - Хранитель? - возмутилась она.
   - Пожалуйста, убери меч, - повторил Тэм.
   - Он - такеец! Мы воюем с Такеей! - аргумент был вполне весомый. Ирисья продолжала смотреть на замершего мужчину в алой рубашке. Её больше удивило не то, как быстро он оказался наверху, а то, что он убежал от боя. Струсил? Неужели? Хочет метнуть в неё нож сверху?
   - Он тераик. Тераики сражаются с Силой Ночи. Я тебе рассказывал...
   Ирисья надула губки, воткнула в землю меч и оперлась на него. Она очень старалась выглядеть как настоящий взрослый воин... Тэм оборвал себя, потому что она и была настоящим воином.
   - Да будет с тобой Свет! - Тэм приветственно поднял руку. Он был невероятно рад, что встретил наконец хоть кого-то из жителей этой страны.
   - Почему они должны нам помочь? - шёпотом спросила Мае'ар.
   - Я надеюсь, - так же тихо отозвался Тэм. - Я только надеюсь, что они помогут...
   Он вспомнил, как однажды дрался с Убийцей. Не давал тераику войти в дом, где был Лорд Тени, мешал выполнить предназначение.
   - С тобой враг, молодой Хранитель, - такеец не торопился спрыгивать на землю. Ирисья гордо подняла голову, убеждаясь, что он её всего-навсего боится.
   - Она... мой друг.
   - У тебя много странных друзей, молодой Хранитель, - Убийца, кем был тераик, если судить по вышивке на рубашке, имел в виду, без сомнения, Лорда Зэрандера.
   - Мне обязательно надо поговорить с Чувствующими...
   - Чувствующие всё знают, - ответил такеец. Он был не так щедр на слова, как хотелось бы.
   Мае'ар не понимала, что происходит. Тэм уверял её, что тераики помогут им, но этот не выглядит дружелюбно. Принцесса бросила недовольный взгляд на Ирисью. По её мнению, именно эта девчонка всё портит. Высокомерная, да ещё и невоспитанная...
   - Они послали тебя сказать, чтобы мы уходили? - Тэрмис не верил, что такое возможно. Если такейцы откажут им в приюте, а за спинами их продолжают искать эмералдморские воины... Он уже приготовился попросить Убийцу взять в поселение хотя бы Мае'ар, совсем беспомощную против врагов и не приходящуюся роднёй Верховному Князю, но ответ тераика успокоил его.
   - Нет.
   Убийца соскользнул на землю, приземлился на обе ноги и рукой поманил их в чащу леса. Ирисья не успела даже выдернуть меч, как он оказался внизу и прошёл мимо. Девушка замерла, переводя дыхание и смиряясь с мыслью, что вряд ли этот мужчина на самом деле боялся её.
   - Они все такие ловкие? - тихо спросила Ирисья у Тэма.скользнув за ближайшее дерево, и, как ловкая кошка, мгновенно вскарабкал - Тогда нам будет сложно победить.
   "Нам?" - хотел переспросить Тэрмис, но тут же понял, что юная воительница имела в виду свой народ, а не их троицу. Он плохо представлял себе, как придётся объяснять происходящее Ирисье. Разве можно убедить человека, что его отец - порожденье зла?
   "Чтобы спасти мне жизнь, она убежала от своего войска... Но Такея для неё враг. Она всегда хвасталась, что эмералдморская конница непобедима. Она не понимает, что я хочу поражения её соплеменников... Что мне с ней делать?" - Тэм зажмурился.
   - Что с вами?
   - Всё хорошо, Ирисья, - мгновенно улыбнулся он. Она тихо засмеялась.
   - Почему вы всегда лжёте, Хранитель? Вы выглядели так, будто заживо лягушку проглотили!
   - Я... я не лгу, - выдохнул Тэм. Ирисья смеялась, но чтобы скрыть свою тревогу. Он лжёт, чтобы спрятать факт, что он ничего не знает даже о ближайшем будущем. Он ничего не может обещать ни ей, ни Мае'ар...
   Её высочество, не отцепляясь от Тэрмиса, прилипла взглядом к алой рубашке такейца. Что она думала, Тэм понятия не имел, но скорее всего пыталась понять, спасена ли уже от преследования эмералдморцев...

______

  
   Испуганные невероятной силой воина в доспехах с синими вставками, местные жители работали изо всех сил, латая прохудившиеся стены, восстанавливая обрушившуюся башню, выкапывая рвы и устанавливая укрепления.
   Лорд Четтер недвусмысленно дал им понять, что отсутствие огня над крышами их домов и жизнь их детей обеспечивают они сами своей работой и поставками провизии. Теперь ему подчинялось около пяти крупных поселений, которые раньше почитали себя свободными - потому что никому не нужны были их земли и хиленькие дома. Раньше.
   Леди Каитлин была изумлена. Путь, который они проделали к этому заброшенному, поросшему травой и обжитому бездомными бродягами замку, был велик и непрост, хотя Овер облегчал ей его, как мог. Он охотился, добывая мясо для неё и мальчика, когда внезапно пропадал Лорд Четтер, охранял их...
   Лорд Четтер ничего не объяснял. Он указал, куда идти, но иногда исчезал, на сутки, двое, больше. Каитлин опасалась, что мальчик будет пытаться сбежать, но Сати не делал попыток. Ей не стоило труда заметить разницу между им прежним и сегодняшним. У Сати не было никакого желания делать хотя бы маленькое лишнее движение. Он шёл быстро, но не сходил без нужды с дороги. Неохотно как останавливался на отдых, так и поднимался вновь. Если Овер не совал ему в руки запеченное мясо, он бы и не ел.
   Хранительница Библиотеки и подумать не могла, что когда-нибудь окажется в такой компании. Сати её отпугивал. Она многое о нём знала, в том числе и его предназначение, но юноша с севера казался ей ожившим мертвецом. Спустя неделю дороги, Каитлин уже не сомневалась: Сати не будет пытаться удрать не потому, что не может, а потому что потерял всякое желание быть свободным. Вероятно, призрак Хозяина наконец-то сломил его. Должно быть, большого труда стоило сопротивляться ему...
   Замок, раньше принадлежавший Лорду Зэрандеру, они нашли в печальном состоянии, но Лорд Четтер без труда обязал всех мужчин окрестных деревень работать на него. Каитлин была счастлива, поняв, что вновь будет спать пусть не на роскошной, но на перине, питаться не только пойманной Овером дичью, но и мягким только выпеченным хлебом... Она взяла молодую девушку себе в служанки, сменила платье на более скромное, но прежнее в результате внезапного путешествия слишком сильно пострадало... Пока Лорд Четтер готовился к исполнению приказа Хозяина, она просто жила здесь.
   Первый Лорд тоже, кажется, был вполне доволен. Чего он ждёт, он охотно объяснил леди Каитлин. По словам Хозяина Ночи, война охватила почти весь мир, и вот-вот в неё вступит непобедимое войско Стражей. На этот раз Светлые думают, что им придётся сражаться против обычных людей, и воинам Дня придётся сложно смириться с этим. Но пока Свет защищают не те, кто призван, а те, у кого не осталось выбора. И слуги Хозяина уже успели потерпеть поражение однажды. Леди Каитлин прекрасно представляла себе масштабы происходящего. Она была уверена, что Эмералдмор успешно разгромит Залесье, даже если Такее поможет подоспеющий их Сэнктима новый король Марил.
   Она знала, что король Ат Лав стал виной несчастья жутковатого, на её взгляд, Воина Бару, бывшего Лордом Тени. Но что он и его измотанное войско сможет, вместе с Истребляющими Зло, сделать против непобедимой конницы Эмералдмора? Великое княжество их просто раздавит...
   Лишив армии Света отважных и зачастую безрассудных в своих попытках убить слуг Зла тераиков, конница двинется на Север, встретится с другими своими союзниками и разгромит Клинка Света и Стражей. Лорд Четтер вскользь упомянул о короле Тамериане Чёрном, и Каитлин тотчас предположила, что его солдаты - не просто люди, с которыми легко справиться Стражам. Четтер выглядел вполне довольным её догадливостью.
   Клинка Света ждут куда большие трудности, чем он полагает...
   Сати здесь никто не стеснял. Он днями не видел Лорда Четтера и леди Каитлин, шатаясь по замку, но не выходя за его пределы. Раньше он бежал от призрака, а теперь, где бы он ни пытался спрятаться, дух его найдёт.
   И хотя мысли были черны от безысходности ситуации, в которой он оказался, Сати всё-таки сложно было отказать врождённому любопытству. Он изучал замок от башен до подземелий - огромных, протянувшихся далеко за пределы стен. Юноша знал, что эта крепость принадлежала тому самому Лорду, чью жизнь он спас... Если верить легендам, сила Камня Света уничтожила Хозяина и всех его слуг, значит, сто пятьдесят лет замок стоял брошенным, каким был в тот момент, когда освободилась Сила Дня. Иногда он натыкался на скелеты - в помещениях наверху все останки и мусор уже убрали, те, кто останавливался в этом жутком месте переночевать за эти годы, и те, кто сейчас работал на синего Лорда. Однако здесь никто пока не собирался наводить порядок...
   У одного из найденных тел в дальней части подземелья Сати обнаружил на шейных позвонках совершенно целый белый шнурок. Хотя пыль и грязь покрывали скелет, шнурок был по-прежнему чист. Кажется, здешние слуги не особенно заботились о том, чтобы хоронить тела умерших в железных клетках, от пыток или от голода. Запах гнили, царивший здесь, Сати не смущал, а мёртвых тел он не боялся. А вот встречать манерную леди, её бессловесного слугу или, того хуже, сталкиваться глазами с надменным взглядом Лорда Сати совершенно не желал.
   Когда он нашёл скелет Хранителя, будто бы заново вспомнил о собственном шнурке. Сати осторожно коснулся пальцами белой плетёной нитки. Вздохнул.
   Нет, он не осмелится снять. Даже назло Хозяину Ночи.

______

  
   - Тэм!
   Он едва узнал выбежавшую навстречу Тию. Она обхватила его за пояс, уткнувшись лицом в грудь.
   - Тэм! Ты тоже здесь!
   Ошарашенный, он неловко обнял её, мгновенно позабыв об уставшей Мае'ар и настороженной Ирисье.
   - Что... Как ты оказалась... в Такее?
   - Это так долго рассказывать! - выпалила Тия, поднимая лицо. - Знаешь, я так рада, что ты здесь! Теперь всё точно будет хорошо!
   Хранитель отказался от попытки представить себе, что Тия делает в Залесье. Он до сих пор не верил, что сам добрался досюда живым...
   - Да будет с тобой Свет! - раздалось приветствие, и Тэм, продолжая придерживать Тию, чтобы не думать, будто она - привидение, галлюцинация, перевёл взгляд в сторону. Страж Света поклонился ему, заложив за спину руки. - Я рад видеть истинного Хранителя собственными глазами!
   Тэрмис сглотнул. К его изумлению, Страж действительно выглядел счастливым. Не выдержав, Тэм прижал пальцы к губам.
   - Ты... Страж Увлер?
   - Ты узнал меня? - молодой мужчина удивлённо поднял брови. - Мы лишь однажды встречались... Я рад.
   - Клинок говорил о тебе... Что Сати, - он замолчал. Как здесь оказалась Тия? - Тэм вдруг обнаружил ещё одно знакомое лицо. - Мастер Лимас! - изумлённо воскликнул он. О том, что кузнец той деревни, где он недолго жил, оказался тераиком, он, конечно же, уже знал, но встретить сразу столько людей, тесно связанных с ним и Сати, вот так, вдруг, убегая от Эмералдмора в поисках хоть какой-нибудь защиты...
   - Принцесса Мае'ар, Ирисья, - сглотнул Тэм. - Это...
   - Твои друзья, Хранитель, - Ирисья покрутила в руках косу. - Ты очень мудрый. Когда спасал эту принцесску, знал, куда идти!
   При всей неприязни к Мае'ар, в голосе также звучало восхищение.
   - Я ничего не знал! - пробормотал Тэм.
   - Тэм, ты уже знаешь о Сати? - дёрнула его за руку Тия. Она мгновенно погрустнела, и Тэм с нарастающей тревогой поднял глаза на Стража. Ему поручили охранять Сати по дороге домой, так сказал Гаранд Астиан. Увлер отвёл взгляд.
   - Сати?.. - Тэм закрыл глаза.
   - Хранитель, я должен,... - начал не очень ободряюще Страж, но оказался прерван.
   - Молодой Хранитель, - Чувствующая выразительно посмотрела на Увлера. - Пойдём, поговорим, заодно я накормлю тебя после долгой дороги.
   Откуда она появилась, Тэм не успел заметить. Такейцы, жители этой деревни, собрались на него посмотреть, но он не видел раньше среди них Чувствующую. Приятная невысокая женщина в белой рубашке с завязками. Искусно вышитые птицы были готовы вот-вот скользнуть в небо с её груди.
   - Но...
   Чувствующая взяла его за руку, как ребёнка.
   - О девушках позаботится моя дочь, - такейка доброжелательно улыбнулась Ирисье. - Девочка-воин, твой меч не должен покидать ножен.
   Ирисья исподлобья посмотрела на женщину, явно не считая, что она - та, к которой следует прислушиваться.
   - Пожалуйста, - добавил Тэрмис. - Принцесса Мае'ар, мы среди друзей... Здесь больше нет Охоты.
   Маари кивнула. Ирисья продолжала хмуриться. Тия с большим интересом коснулась её кольчуги:
   - Какая тяжёлая!
   - Воин должен быть выносливым! - мгновенно отвлеклась Ирисья, обнаружив, что в этом стане врагов есть кто-то, у кого она вызвала восхищение. Ей хотелось быть внушительной воительницей, а Тия смотрела на неё всё-таки с удивлением... Каких только солдат она не перевидала, но столь юных девушек среди них не было.
   - Принцесса Маари, позвольте вас проводить, - Страж учтиво подал ей руку.
   Тэм понял, что о девушках действительно позаботятся, и позволил Чувствующей увести себя.

_______

  
   Наделённый Матаир вновь упал на колени, искалеченная нога взорвалась болью. Он упирался ладонями в землю, и опавшая хвоя колола ладони.
   Страж стиснул зубы, подволакивая ногу к животу. Пришлось сесть на здоровую ногу, придерживая вновь открывшуюся рану. Сломанная кость не желала сращиваться, мешала идти...
   Четтер посмеялся над ним, оставив в живых. Наделённый и представить не мог, что кто-то на такое способен - Лорд лишил его всех Даров! Пригвоздил мечом к земле, произнёс магические слова своего жуткого Дара, и Матаир почувствовал, как внутри что-то разрывается на мелкие кусочки. А потом он ослеп и оглох, хотя глаза видели, а уши слышали.
   Грязный белый плащ, частично порванный на бинты, шрамы на теле, не дававшие лежать и сидеть без боли, повреждённая нога...
   Матаир стиснул зубы. Наделённый, он продолжал чувствовать всё так же остро, острее других людей. И насмешку Лорда тоже...
   Когда Страж отыскал его, не раздумывая, бросился в бой. Если убить Лорда Четтера, Ночь получит сильный удар. Возможно, отбить Сати он даже сможет сам... Так Матаир думал, пока Четтер не побил его, как неразумного ребёнка, сжимающего в руках не оружие, а деревянную палку. Матаир даже не успел защититься от Дара, а от последовавшей за ним боли отчаянно кричал и корчился на земле, потому что хотелось плакать, бесконечно долго... И когда Четтер ушёл, оставив своё послание Клинку, Матаир всё ещё сдерживал слёзы. Недостойно Стража вести себя так жалко, но...
   Он платит за свою глупость и неосмотрительность. Нельзя было нападать на Лорда Тени одному, а он до последнего верил в свою силу. Верил, что Наделённый Страж больше, чем просто воин Света... Но теперь...
   Матаир шёл, опираясь на меч. Когда не мог, полз. Или падал без сил. Отчаяние прошло, появилась бессильная злость... Проигравший, он вынужден сквозь невероятную боль двигаться вперёд по поручению заклятого врага Света...
   Но выбора нет...
   Если Клинок не получит послание, Ночь наверняка победит.
   Должно быть, Четтер до сих пор доволен, что выбрал такое наказание для излишне самоуверенного Стража.
   Наделённый перевязывал ногу, жмурясь от боли. Пальцы, залитые собственной кровью, не слушались. Он и представить себе не мог, что когда-то будет так уверен в собственной жалкости.

______

   - Вы ведь всё знаете обо мне? - вздохнул Тэм, с благодарностью принимая миску с горячим ароматным содержимым. Чувствующая села напротив, предварительно сунув ему в руки ложку. Они остались вдвоём, хотя Тэрмис видел уже и других Чувствующих в деревне. Он привёл Мае'ар и Ирисью в действительно крупное поселение, сам того не зная.
   - Мы действительно всё знаем, - она помолчала, - о слугах Зла.
   Тэм подавился супом и поднял на неё испуганные глаза. Мгновенно в голове промелькнуло всё то, что он сделал, по мнению Истребляющих Зло, против Силы Дня. Оказался внушительный список.
   - Но ты - молодой Хранитель. Мы знаем многое о твоём спутнике, но не о тебе.
   Он выдохнул, уронив ложку. Горячий бульон брызнул на одежду, ошпарил лицо.
   - Не пугайся, - Чувствующая явно не ощущала угрызений совести, но протянула Тэму большой кусок материи. - Утрись, пожалуйста.
   Тэрмис всё сильнее ощущал себя маленьким ребёнком.
   - Скажи, молодой Хранитель, почему ты оставил Лорда Зла?
   - Он... меня бросил, - Тэм отёр с лица жирную жидкость и положил на стол салфетку. - Когда я решил защитить от Великой Охоты принцессу Мае'ар, он сказал, что не самоубийца, и не поедет в Такею.
   - Лорд Зла не глуп, - улыбнулась Чувствующая. - Он не хочет принимать смерть раньше...
   - Раньше... чем что?
   - Возможно, чем предначертано, - женщина махнула рукой. - Ешь, не беспокойся. Я буду задавать вопросы, а потом расскажу тебе, молодой Хранитель, то, что спросишь ты...
   - Ладно, - с набитым ртом ответил Тэм. Хлеб был мягким и сладковатым.
   - Вы искали Камень Света по двойникам... Где они?
   - У Воина. Таисмар Маттака - слуга Ночи, я не мог позволить...
   - Разумеется, - согласилась такейка. - Ты знаешь, что он хочет убить Хозяина. А ты знаешь, что он хочет делать потом?..
   - Нет, - честно ответил Тэм. - Я даже боюсь об этом думать.
   - То есть, ты не доверяешь ему, молодой Хранитель?
   - Я... Я не знаю, - Тэм уныло поковырялся в супе ложкой, разделяя картошку и мелко раскрошенную зелень. - Я правда не знаю. Он много раз спасал мне жизнь. Но это потому, что он хочет отомстить Хозяину...
   - Хозяин Зла пришёл, и мир оказался во Тьме, - Чувствующая перестала улыбаться, и Тэрмис понял, как его успокаивала её доброжелательная улыбка. - Много слуг Зла... Много войск у Хозяина... Мальчик, о котором ты беспокоишься, дал клятву Силе Зла.
   - Сати! - воскликнул Тэрмис. - Сати не мог!
   - Его сломал призрак Хозяина Зла, - продолжала Чувствующая. - Теперь ничто не может помешать Хозяину вернуться из Вечности, если только Камень Света не уничтожит его раньше. Но ты и Лорд Зла не закончили свой путь, и...
   - Сати не мог дать клятву! - перебил её Тэм, возбуждённо взмахнув ложкой. Сердце забилось в груди так сильно, что впору было беспокоиться о цельности рёбер. - Я знаю его! Хорошо знаю!
   - На нём печать Зла, и пророчества ЛаВинира о нём. И о тебе. И о Лорде Зла.
   Тэм замотал головой. Горечь в горле перебила волшебный вкус супа, предложенного Чувствующей.
   - Он не мог!
   - Маленькая девочка была свидетелем, - Чувствующая протянула руку через стол и похлопала Тэрмиса по плечу. - Ты знал мальчика Сатиана, который заботился о других. Один из Лордов Зла пригрозил убить Тию Вэсмерт, и он поклялся в верности Хозяину.
   Тэм отшатнулся от её руки. Такейка говорила вещи, не умещавшиеся в голове. Сати пережил много тяжёлых испытаний, в конце концов, даже Изгнание!
   - Мы знаем всё о слугах Зла, - Чувствующая была непреклонна. - Мы знаем, что мальчик сдался.
   Хранитель проглотил комок в горле, несколько раз глубоко вздохнул и прошептал:
   - Извините... Вам правда... виднее.
   Значит, нужно было действительно дать убить Сати? Клинок сделал страшную ошибку, защитив юношу, которому Зэрандер дал Дар, облегчив Хозяину путь к своему потомку?
   - Теперь будет война. Здесь. С слугами Зла в великом княжестве. И много войн ещё.
   - И кто победит?
   - Никто не знает.
   Тэм закрыл глаза. Конечно же, никто... Но если Хозяин получит власть в этом мире, что спасёт их всех от его ненависти к Свету? Если конница Эмералдмора перемелет кости тераиков... если Зэрандер никогда не вернётся...
   - Я должен буду найти Воина.
   - Только не сейчас, - возразила Чувствующая. - Сейчас здесь война. Если мы победим, ты сможешь уйти.
   - Мне надо торопиться! - жалобно воскликнул Тэм. - Если Камень Света не вернуть...
   - На тебя идёт охота в этих лесах, да, молодой Хранитель? Пока ты прячешься здесь, тебя не найдут слуги Зла, что там. Но когда ты пойдёшь туда, они отыщут тебя по Свету и будут ломать так же, как сломали мальчика, обручённого со Светом.
   - Обручённого со Светом, но поклявшегося Ночи? - со всхлипом вздохнул Хранитель. Сердце внезапно умерило свой пыл и стало биться медленно, почти лениво.
   - Придётся ждать, молодой Хранитель, - такейка пододвинула к нему миску. - Пожалуйста, доешь. Я готовила это сама. Разящий с Мыслью сказал, что я вкусно готовлю, - она снова улыбнулась.
   "Как она может улыбаться? Так спокойно?" - Тэрмис сам не заметил, как взял ложку и покорно вернулся к трапезе.
   - Вы приютите здесь принцессу Мае'ар и... княжну Ирисью?
   - Разумеется. Мы постараемся защитить их. И тебя, молодой Хранитель.
   - Но Эмералдмор... очень сильное государство. И у него половина шавалинских солдат в подчинении...
   - Война будет тяжёлой, - согласилась Чувствующая. - Ты рассказал правду княжне, молодой Хранитель?
   - Нет... конечно же нет, - выдохнул Тэм. - Он же её отец!
   - Тебе придётся всё ей объяснить. Как можно быстрее, молодой Хранитель. Вдруг, она захочет вернуться. Мы не будем ей мешать. Княжна, пусть и молодой воин, дочь Олемы, нам не враг.
   Хранитель не мог не согласиться. Да, он поговорит с ней сегодня же вечером. Это будет очень сложный разговор, но через это тоже надо пройти. У Ирисьи должен быть настоящий выбор, почему он раньше не подумал об этом? Иногда, заботясь о людях, делаешь им же хуже...
   Как в случае с Клинком и Сати...
   Тэму было больно думать, что Хозяин в одном маленьком шаге от возвращения в этот мир. В эти минуты он может входить в тело Сати, отправляя душу юноши в бесстрастную и жестокую к рабам Ночи Вечность...

______

   Кабинет маршала Уитмона был погружён в полутьму. На Торапис, пограничный город королевства, самую западную крепость, уже опустились сумерки, но маршал часто засиживался допоздна - за военными картами, или составляя письма в столицу.
   Сложное положение, в котором оказался Уитмон, не могло оставить маршала Маэря равнодушным. Клинок Света разослал во все города Стражей, или просто людей с письмами, что непременно каждый государь должен поддержать своими солдатами армию Света. Совет Лордов Уитмона получил письмо от приехавшего в столицу торгового каравана. Хозяин утверждал, что они обнаружили тело Стража около одной из крупных дорог между Сэнктимом и побережьем Исловы, что вела в Драттерен. Он сказал, что тело Светлого они похоронили с почестями, а письмо, на котором получателями были обозначены высокие лорды Уитмона, решил довезти сам. Ему не поверили до конца и поместили под стражу на неопределённый срок, а Уитмон, запоздало получивший это тревожное известие, встал перед выбором: закрыть свои границы для Стражей и попытаться избежать участия в войне - а врагом был потенциально обозначен очень могущественный Эмералдмор - или же подчиниться приказу Клинка.
   Маршал Маэрь недавно вернулся из столицы, где выступил с пламенной речью в поддержку похода.
   - Совет Лордов поддержал вас, - один из генералов Уитмона, чьему животу определённо мешал доспех, заложил за спину руки, отчего стал выглядеть ещё круглее. - Но я не могу согласиться! Кто знает, с чем нам придётся столкнуться! Если слухи о воскресших Лордах Тени верны, нет сомнений в том, что даже целый полк не причинит им вреда!
   - А если старые легенды преувеличивают? - маршал Маэрь сидел в своём кресле, положив ногу на ногу. - Если они далеко не так могущественны?
   - Эмералдмор - большая сила, - прогудел другой, - но мы выступаем против неё не одни. На нашей стороне Цитадель и многие другие армии. Я слышал о потрясающих успехах Алвалена...
   - Потрясающие? - возразил первый. - Мы даже не знаем, почему Алвален атаковал Сэнктим! Король Ат Лав прикрывается именем Клинка, но о самом Гаранде Астиане давно ничего не слышно...
   - Выбор иной, - прервал их обоих Маэрь. - Не на нашей стороне Стражи, а мы на их. Или мы - на иной, на стороне Силы Ночи. Я вижу здесь лишь два пути. Но Совет Лордов выбор уже сделал, и нам нужно лишь смириться с ним и выполнить его волю. Генерал Чиори, - обратился он к толстому мужчине, лицо которого перекосилось, - я уважаю любое мнение, но сам согласен с Советом, и отстраню вас от должности, если вы решите отстаивать своё убеждение.
   Чиори струхнул и мгновенно сменил тактику.
   - Что бы я ни думал, - понизил он голос, - я лишь забочусь о наших солдатах. Им придётся непросто в этой войне... Но дело Света неприкосновенно, и я...
   - Великолепно. Генерал Чиори, я поручаю вам западную армию, генерал Тойсер, вы двинетесь с юга.
   Пара приказаний - и они ушли. Степень их удовлетворённости была разной, но маршал Маэрь сейчас думал не о настроениях своих подчинённых. Лейтенант Этон, когда за двумя генералами закрылась дверь, доложил, что распорядится накрыть ужин.
   - Не торопитесь, - Маэрь стягивал с рук перчатки. - Я хотел бы, чтобы вы отправились с генералом Тойсером.
   Лейтенант, заложив за спину руки, внимательно слушал, не сводя глаз с лица маршала.
   - Генералу не стоит доверять в том сложном вопросе, который нам приходится решать. Он принадлежат к тем консервативным людям, которые не решаются менять точки зрения...
   - Стороны, вы хотите сказать, мой маршал? - негромко произнес лейтенант. Вытянувшись, он стоял перед столом маршала, как не так давно Тойсер и Чиори.
   - Вы что-то сказали, лейтенант? - приподнял одну бровь Маэрь.
   - Никак нет. Я верю, что вы смотрите дальше Совета Лордов, мой маршал.
   Маэрь изучал лицо своего подчиненного, похлопывая перчатками по левой ладони.
   - Отлично, - наконец, когда Этон уже начал беспокоиться, завершил Маэрь. - Я более чем уверен, что генерал Тойсер попытается воспротивиться моему приказу, когда мой гонец догонит его на юге страны. Я надеюсь на вас, лейтенант Этон.
   - Мое звание не так высоко, чтобы я мог претендовать на место генерал Тойсера, даже если с моим участием он будет обличен и казнен как предатель, мой маршал, - Этон отвел глаза в сторону окна.
   - Разумеется, вы получите повышение, лейтенант, - с улыбкой отозвался Маэрь. - Просто подготовьте все, как надо, и не подведите меня. Насчет же генерала Чиори я не беспокоюсь, - маршал Уитмона представил себе полного усатого генерала в роли бунтаря, - он не осмелится пойти поперёк, что бы ни думал.

______

   Чтобы его возня не разбудила остальных, пришлось рыдать в подушку. Тэм конвульсивно сжимал и разжимал пальцы, ворочался, переворошив всю постель, смяв простынь. Одеяло уже давно упало на пол, но он даже не пытался за ним потянуться, хотя ночь была прохладной. Снятая рубашка лежала тоже рядом, но Тэму не было дело до того, что обнажённая спина уже покрылась мурашками. Его и так колотило.
   Тэм не мог справиться с собой.
   Ему было страшно.
   Истинные Хранители не знают, что такое страх... Но ещё истинные Хранители не убивают. Тэм вспомнил, как у Алтаря Света Зэрандер едва не задушил его. "Хранитель никогда не борется с врагом, его оружие - слова..."
   Слова...
   Тэрмис коснулся пальцами собственного горла. У него не было никаких слов для эмералдморца. Мужчина погиб просто так, ни за что, из-за неприкосновенного приказа, отданного командиром, на ритуале, проводимом испокон веков в его родной стране, только потому, что у Хранителя не оказалось должных слов!
   Карие глаза мёртвого были близко. Они смотрели отовсюду, Тэм зажмуривался, пряча лицо в подушке, но они были даже там. Он тихо застонал, сворачиваясь в клубок. Доски под ним снова скрипнули.
   Он совсем забыл собственное предназначение! Воин Тени всё-таки сбил его с истинного пути, перевернул весь мир вверх ногами... а потом бросил, и теперь... Теперь Тэм боится!
   Хранитель должен нести людям Свет! А за ним остаётся кровавый след. Люди, к которым он приходит, выпивают полную чашу несчастий!..
   Пальцы нашарили влажный от слёз шнурок. Узел затянут так сильно, что при всём желании не развязать - не раз Тэма пытались задушить знаком его собственного Света... Но есть ли в нём Свет? Заслуживает ли он той веры, с которой на него все смотрят? Сила Дня! И он осмелился благословлять Клинка Света!.. Гаранд Астиан по своему незнанию дал этот опасный Дар человеку, который недостоин именоваться истинным Хранителем! Последним Хранителем!
   Тэм потянул в сторону шнурок, он больно вонзился в горло. Хранитель закусил губу, продолжая всхлипывать. Какое у него право на Свет? На белый шнурок? Он оказался бессилен против губительного влияния Лорда Тени рядом... он оказался слаб... Теперь он сам приносит боль, смерть...
   Шнурок не рвался. Стало совсем больно, и Тэм расслабил руку, она бессильно упала и коснулась пальцами пола. Кажется, по шее сочилась кровь.
   - Свет, - прошептал он на выдохе.
   Нужно было успокоиться. Он перебудит спящих девушек...
   Тэм сел в постели, прерывисто дыша. Из темноты смотрели укоряющие карие глаза. Хранитель пополз от тьмы назад и спиной наткнулся на холодную деревянную стену.
   - Я не хотел, - простонал он, обхватывая себя руками за плечи и впиваясь ногтями в кожу. Не было даже времени подстричь ногти, они оставляли глубокий след, но Тэм не боялся причинить себе боль. - Я правда не хотел...
   Глаза не моргали. Сейчас их было много, и среди них - синие, пронзительные... злые... холодные...
   Зэрандер предал и бросил его. А он предал собственный Свет.
   - Я должен был! - воскликнул он, но на самом деле только просипел что-то невнятное. - Я должен прогнать Хозяина Ночи!
   Глаза не моргали. Тэм повалился на бок, закрывая руками лицо.
   - Я не хотел!
   Его колотило. Зубы стучали, нижняя челюсть вовсе не слушалась. Он хотел объяснить глазам, что всё очень сложно... Что последний истинный Хранитель должен выжить, что необходимо отыскать Камень Света раньше Хозяина... Но глаза отказывались слушать. Они говорили: ты не имеешь права быть Светлым. Ты убийца. Слабовольный предатель.
   У темноты появились руки. Тэрмис похолодел от ужаса, когда длинные тонкие пальцы потянулись к нему. Он попытался закричать, но ничего не получилось. Рука замерла перед его лбом, Тэм зажмурился...
   - Молодой Хранитель...
   Тёплая ладонь ласково коснулась его щеки. Он ещё раз всхлипнул и затих, не решаясь открыть глаза.
   - Молодой Хранитель...
   Рука стёрла с щёк слёзы. Тэм приподнял веки, боясь увидеть что-то, что выше его понимания. Но неяркий свет луны, заглядывавшей в окно, обрисовывал фигуру сидящей на краю его кровати молодой женщины. С трудом, проморгавшись, Тэрмис узнал в ней такейку, в чьём доме они жили. Дочь Чувствующей...
   - Ты так громко плакал, - улыбнулась она, проводя большим пальцем по его переносице, стирая замершие там капельки слёз.
   - Про... Прости...
   Тэрмис смутился - она продолжала вытирать его слёзы. Он попытался осторожно отнять её руку, но в тот момент пальцы такейки коснулись следа от шнурка на шее. Она посмотрела на свою ладонь, разглядывая красные разводы.
   - Зачем ты причиняешь себе боль?
   - Я... Мне... просто нехорошо...
   Они разговаривали шёпотом, неровное дыхание Ирисьи, Мае'ар и Тии рядом вернули Тэма в сознание.
   - Я растревожил тебя, прости.
   - Зачем ты причиняешь себе боль? - повторила такейка.
   - Я... Мне не давала покоя... моя ошибка.
   - Разве ты Воин Тени, чтобы наказывать себя болью за ошибки? - шёпотом спросила она. Тэму вдруг показалось, будто женщина улыбается, но это было не так. - Что с тобой случилось, молодой Хранитель?
   Тэрмис хотел сказать, что всё хорошо, он просто слишком давно не был в такой безопасности, но лживые слова застряли в горле.
   Истинный Хранитель никогда не лжёт.
   Не убивает.
   Не боится.
   Он зажмурился, подтягивая колени к груди. Снова брызнули из глаз слёзы.
   Такейка внезапно обняла его. Тэм задохнулся воздухом от неожиданности, внутри всё перевернулось. Девушка погладила его по волосам.
   - Я убил, - выдавил Тэм, обмякая. - Я... Я убил... Я не должен был, потому что... Я должен оставаться Хранителем, всегда... Но, - он набрал воздуха в лёгкие. Когда он говорил, губы задевали её ухо, - я поставил свою жизнь выше другой... Это недостойно Света!
   Такейка молчала.
   - Я убил эмералдморца, но ведь он не был враг! Даже не слуга Ночи! Я испугался...
   Такейка не ответила.
   - Воин Тени всегда был рядом. Я слишком много ему доверял. Я верил, что он всегда будет рядом. Стал дорожить собой, своей жизнью. Я приносил, как и он, другим несчастья и боль. Смерть. И уходил, не успокоив, не утешив, не подарив тепла. Я не делал то, что обязывает белый шнурок!
   Такейка молчала. Её спокойное дыхание щекотало плечо.
   - Я пренебрёг многим, и многое разрушил. Я никому не могу помочь. Я разучился верить в Силу Дня, и теперь чувствую страх. Хранители не знают, что такое страх... Я в это верил. Я верил, что оправдаю надежды отца. Свет, который во мне с рождения. Я стал вестником беды, из-за меня много зла случилось с людьми... Я ничего для них не сделал...
   Светлые волосы, рассыпавшиеся по плечам, ловили бледные отсветы луны. В молочной лунной дорожке изредка пролетали чёрные точки мошек.
   - Я отдал Воину два двойника Камня Света. Он бросил меня умирать... Я не знаю, что будет, когда он победит Хозяина, если у него это получится. Он всегда несёт зло... И я тоже... Теперь...
   Он вдруг ощутил, что слёз больше нет. Всё. Тэм больше не мог плакать.
   - Я поверил его обещаниям с самого начала. Я хотел сделать Сати как лучше, но оставил его, а до него добрались слуги Ночи. Я хотел помочь ему, поговорить с ним, но мы так и не поговорили по душам... Он наверняка зол на меня. Я даже не знаю, что с ним. Я не доверял Клинку Света, зато пошёл с Воином Тени туда, куда тот позвал. Я сражался с твоими братьями под Алваленом, ничем не мог помочь пленникам Сарратара, загибаясь там от бессилия, ожидая только Воина... Когда он придёт и спасёт меня... Это так глупо! Я не сумел защитить от войны брата и сестру Ат Лав... Они должны ненавидеть меня. И принцесса Мае'ар - я не почувствовал сразу зло в Тау'ган'аре... Я ждал, дав Комелеку поднять своих воинов против твоей страны, потому что так сказал мне Зэрандер... Они... они все... теперь имеют полное право ненавидеть меня!.. Я не могу быть Светлым... Не имею права!
   Когда его голос совсем перестал дрожать, такейка отпустила его плечи. Она выпрямила спину и отвернулась, и Тэм почувствовал, как внутри что-то оборвалось. Он рассказал всё, теперь она тоже понимает, насколько он был глуп, безрассуден... сколько несчастья он принёс...
   - Видишь, молодой Хранитель, - спокойный голос ударил по натянутым нервам. - Тут лежит женщина. Я знаю о ней очень немного. Она прошла с тобой через лес, сбив ноги, порвав платье. Она должна была быть убита на месте, но ты пошёл с ней. Ты спас её от неминуемой гибели. Когда ты убил её врага, она почувствовала облегчение. Ты подарил ей надежду. Она пошла с тобой дальше - и пришла к месту, где её обогрели, помыли, одели, накормили. Сейчас она спит. Она счастлива, что рядом всё это время был ты.
   - О чём ты? - шёпотом спросил Тэм.
   - Рядом лежит девушка. Она из страны нашего врага, её отец - слуга Зла, мечтающий разорить наши дома и подарить наши растерзанные тела своему Хозяину. Она покинула семью, друзей, отказалась от возможности вернуться в свой дом, чтобы идти с тобой и помочь тебе. Она залила себя кровью твоих врагов, чтобы тебе было хорошо. Она спасла жизнь тому, кого ненавидит, чтобы тебе было хорошо. Она пошла за тобой в стан врага, потому что ты внушил ей уверенность. Сегодня ты сказал ей, что её отец - слуга Зла, и что ты хочешь, чтобы он умер, и она поверила, что так будет лучше, и решила остаться с тобой. Сейчас она спит и счастлива, что рядом с ней есть ты.
   Тэрмис затравленно посмотрел на профиль такейки. Потом на спящую Ирисью.
   - Рядом с ней лежит девочка. Она смелая девочка, она оказалась в руках настоящего Зла. Её брат попал в большую беду. На самом деле, она совсем тебя не знает, но знает, как хорошо к тебе относится её брат. Она побывала в страшном плену не единожды, и ей хватило смелости ехать в неизвестность. Сегодня она встретила здесь тебя, ты принёс ей спокойствие. Она спит, и счастлива, что в ближайшие дни с ней будешь ты.
   Хранитель облизал высохшие губы. Тия, обняв руками подушку, мирно сопела. Пушистые ресницы изредка вздрагивали.
   - Они - здесь. Твой Воин - там, далеко. Но ты думаешь о том, сколько зла принёс он, когда ты был рядом с ним, а не о том, сколько добра даришь ты, когда ты один.
   - Я...
   - Никогда не плачь больше, молодой Хранитель. Ты - тот, кто ты есть. Совершенство - не особенность Светлых Хранителей. Лучшие из них не чувствовали страха и были безгрешны перед Силой Дня, но чтобы прийти к этому, они преодолели немало препятствий. Ты такой молодой, а уже потерял веру. Говорят, слёзы отрезвляют, но я в это не верю. Никогда больше не плачь, молодой Хранитель.
   - Свет, - одними губами проговорил Тэм. - Я... я понимаю... Прости меня...
   - Тебе стоит мысленно извиниться перед другими. Перед мальчиком Сати, перед теми, кого ты назвал Ат Лавами. Перед всеми, кому ты позволил в своих мыслях ненавидеть тебя.
   - Я...
   - Ложись спать, - когда она повернулась, он увидел, что на губах такейки играет улыбка. - Нас ждут непростые дни, - она легонько поцеловала его в лоб.
   - Ты мне помогла,... - Тэм откинулся на подушку, чувствуя себя иссушенным. - Я благодарен тебе... бесконечно благодарен.
   Она подняла одеяло с пола и набросила на него.
   - Это моё призвание - давать другим понять, кто они. Я скоро стану Изгоняющей.
   Тэм широко раскрыл глаза. Такейка уже выходила из комнаты, погружённая в свои мысли. Она никогда не слышала, чтобы существовали Хранители с таким сильным зовом битвы. Должно быть, это постоянно его ломает изнутри, и он чувствует за собой большую вину, чем на нём на самом деле.

28

Верить врагу

______

  
   На главнокомандующего сил Кастела Наймира не могла нарадоваться. Этот учтивый генерал, не лишённый обаяния, с трёхтысячным сопровождением появился в тылу лагеря Арфейна, заставив короля поволноваться, передал ему поклон от короля "золотого города" и несколько часов, вместе с Теролием Ессигским, уединившись в шатре с гербами Гийского королевства, убеждал в необходимости преследовать Тамериана Чёрного.
   Разумеется, принцессе Ат Лав не было разрешено при этом присутствовать, однако за привычной совместной вечерней трапезой, на которой отсутствовал король Арфейн, Теролий представил ей генерала Гэса Бархиса и сообщил прекрасную новость: объединённая армия Побережья выступает под знамёнами Света против слуг Ночи. Ат Лав только пожалела, что не видела, как гийский король оказался сломан чужими аргументами.
   Но она признала бы его дураком без всякой пощады, если бы он струсил и отступил. Она повторяла не раз: Тамериан не просто слуга Ночи, и напал на Гий не потому, что именно лорд Клеот помог алваленской принцессе, а потому, что Хозяин всё равно стремится подчинить себе весь мир, и Наймира Ат Лав была ключом к управлению Алваленом.
   Страж из Гия и ещё один, покинувший Марбли, одобряли, без сомнения, выбор правителя Гия. Солдаты Тамериана, оставленные на Побережье, были уже почти разгромлены. Отряды Марбли незадолго до этого растоптали остатки врагов, и Побережье было, по мнению всех, очищено от союзников Ночи. Наверное, Арфейн досадовал, что последовал совету принцессы и стал собирать союзников - Гий справился бы своими силами, и наверняка не попал бы в сети этой опасной войны, которая грозила иссушить страну до последнего.
   - Ваше высочество, - Ардат Глэдгер, не покидавший её ни на минуту, даже наедине с Элинином оставлявший их неохотно, говорил каждый раз одно и то же, - прошу вас, не оправляйтесь в этот поход. Позаботьтесь хотя бы о вашем ребёнке...
   Элинин в этом вопросе ему беспрестанно подпевал.
   - Возможно, я смогу повидаться с братом, - отмахивалась Наймира.
   - Но война - это не сад для свиданий, - ворчал жених. - Наймира, я тебя умоляю, Тамериан зверь, а ты собираешься преследовать его. Представляешь, как он на тебя зол?
   - Я буду защищать вас здесь, на Побережье, - подхватывал Глэдгер. Они так и не поговорили по душам. Наймира боялась возвращаться к больному вопросу его страсти к ней, потому что видела, что от своей любви лорд - бывший лорд - не отказался, но верность не давала даже намекнуть о ней. Ардат Глэдгер, будь у него связаны руки, перегрыз бы горло тому, кто ей угрожает... Элинин говорил: "Он надёжен так же, как те ребята, что остались в Мареве". Наймира только не хотела, чтобы он закончил как они...
   Сражаться с ними обоими было тяжело, но Наймира не отступала. Она не могла точно сказать, просто ли это упрямство, или что-то упорно тянет её ехать на восток, к Залесью, вместе с этими тысячами солдат...
   Они выступили довольно скоро, оставив позади часть войск для защиты тыла. Большая половина армии Кастела уже вышла вперёд, а силам Ессига и Гия следовало обойти чуть южнее.
   - Я не понимаю, как мы догоним маревцев, - ворчал Глэдгер, которому Наймира пересказывала беседы с военачальниками. За обедом или ужинам она успевала вытянуть из всех них как можно больше полезных новостей, от количества человек в том или ином отряде до последних новостей с континента. Многочисленная армия передвигалась медленней солдат Тамериана.
   Одним вечером Глэдгер доложил, что встречи с ней просит генерал Бархис. Наймира не стала отказывать, выгнала Элинина вон, чтобы не болтал много глупостей (впрочем, он решил, что это повод для ревности), и, предложив генералу кресло и чашечку чая, вполне искренне сказала, что очень рада принимать его у себя.
   Впрочем, это был не её шатёр, а очень даже собственность короля Арфейна, но Ат Лав старалась не думать о себе как о приживалке.
   - Вы знаете, ваше высочество, мой король, когда я отправлялся сюда, просил передать вам кое что, но я боюсь показаться невежливым, потому что могу исказить его учтивые слова...
   - Вы меня не смутите, не беспокойтесь, - полюбопытствовала Наймира.
   - Его величество Амадус бесконечно много интересовался вами...
   "Прямо таки бесконечно? - Наймира про себя хмыкнула. - Я угадаю с двух раз, почему... Проклятье, что они все привязались?"
   - Я польщена, - Ат Лав растянула губы в улыбке. Да здравствует несколько недель в высших кругах Алвалена. А может, она просто способная ученица?
   - Он наслышан о вашей храбрости, благородстве, и, простите, если это покажется вам недостойным комплиментом, мужественности...
   "Ну ладно храбрость и мужество, а кто успел пустить слух о моём благородстве?" - не так давно "облагороженная" принцесса заставила себя порозоветь от смущения. Она очень надеялась, что у неё получилось. Потому что так надо.
   - Король Арфейн и король Теролий ведут эти войска на помощь Такее во имя Света, и путь будет довольно долгим. Король Амадус будет очень рад, если вы согласитесь покинуть их и уделить ему внимание... Он приказал мне передать вам приглашение, и если вы согласитесь потратить своё драгоценное время, я сопровожу вас со своими людьми в полной безопасности до нашей армии. Для моего короля это будет большим удовольствием, и он без сомнения обеспечит вам взамен на эту милость защиту даже от слуг Ночи.
   Наймира мысленно послала короля Амадуса к Ночи. От одного венценосного типа она уже приняла предложение... Ничем хорошим это не закончилось.
   - Конечно же, вам, в вашем непростом положении, - он явно намекал на будущего ребёнка, - непросто путешествовать. Вы необычайно смелы, и я преклоняюсь перед вами, что вы следуете этим путём во имя Света...
   - Во имя Света можно пожертвовать и большим, чем обыкновенное удобство, - вякнула Наймира. Надо было срочно соображать, что ответить этому безукоризненно вежливому генералу. Не хотелось как-либо обижать его или, чего хуже, этого короля Амадуса. Они нынче союзники.
   - Это слова достойнейшей из всех принцесс, каких я знал, - генерал Гэс Бархис может быть и знал много принцесс, но Наймира - только себя. Хотя не отрицала возможности того, что он прав. - Я восхищён вами, - он наклонился к её руке и поцеловал. Я пошлю гонца к его величеству Амадусу, что вы согласны. Он будет счастлив, в нашем войске вы будете чувствовать себя в полной безопасности... К тому же, - шёпотом добавил он, - я смею подозревать короля Арфейна в... определённой нерешительности... по поводу этой войны.
   Наймира едва справилась с желанием выпучить на Бархиса глаза. Когда это она дала согласие?.. Проклятье, они тут все вокруг научены читать одну фразу двумя, а то и тремя способами! Она вовсе не имела в виду...
   Ат Лав прикусила язык. Сейчас уже ничего не изменишь. Не объяснять же теперь генералу, что она не собирается покидать одну армию, чтобы оказаться в другой.
   - Да... Разумеется... Это честь для меня, принять предложение его величества Амадуса...
   "Ночь забери этого Гэса, - фыркнула Наймира, когда он вновь наклонился к её руке. - Пусть он провалится раньше, чем соберёт отряд для моей охраны!"
   - Я разделяю ваши соображения о короле Арфейне, - на всякий случай сказала она бесцветным голосом. - Но я уверена, что благородные цели этого похода стоят для него выше личных интересов, потому что от этой победы так же зависит благополучие Побережья.
   - Вы очень мудрая женщина, ваше высочество, - генерал поклонился. - Простите, что я отнял ваше время... И примите мою низкую благодарность за ту честь, которую вы оказываете нашему королевству, доверяя нам.
   "Доверяя! - Ат Лав, стоило ему выйти, с яростью запустила чашкой в пол. Та не разбилась, но зато остатки чая разлились по ткани. - Элинин мне голову оторвёт, не сомневаюсь!"
   И хотя особенного выбора теперь не было, один существенный вопрос продолжал мучить Наймиру. С чего они все взяли, что обыкновенная принцесска из Алвалена такая особенная?..
   "Неужели, снова придётся разгребать заговор этой Вечностью проклятой Силы Ночи? - Наймира стиснула кулаки. - Пожалуй, на крайний случай, нужно приготовиться вонзить этому Амадусу в горло кинжал. Ещё одного Тамериана я просто не переживу..."
   - Майви... Ты выглядишь недовольно, - Элинин возник у её колен, печальным взглядом осмотрел результаты её маленького приступа бешенства и добавил. - Генерал тебя оскорбил? Давай я убью его, хочешь?
   - Очень! Но пока повремени. Мы едем в лагерь короля Амадуса.
   Он молча приподнял бровь, понимая, что упрёка любимая не вынесет - взорвётся чем-то пострашнее ругательств и кидания чашек. Элинин обнял её колени.
   - Конечно, майви. Можно взять с собой полк копий этого паренька Ардата Глэдгера?
   - Лучше попроси Стража Роава поехать с нами. Без поддержки Света я теперь даже в свой дом не сунусь...
   - Правда? - испугался Элинин.
   Ат Лав заставила себя улыбнуться.
   - Очень близко к тому.
   - Пожалуй, я не переживу, если нашим домом станет Цитадель Света, - признался сарратарец, касаясь губами её колена. - Но ради тебя...
   - Ты думаешь, я дура, да? - вздохнула Ат Лав. Элинин обязан так думать - она не уследила за языком и дала неподходящее обещание. Он не знает подробностей, но наверняка догадывается, в чём дело.
   - Нет, я думаю, что теперь не дам тебе ни с кем говорить наедине. Даже если придётся прятаться под ковёр...
   - Ковёр пригодится для других целей, - улыбнулась Наймира. - Правда...
   Когда Элинин был рядом, она чувствовала себя спокойной. Он часто подхватывал её на руки, и, лишённая опоры, Наймира радовалась этому так, как ничему не радовалась. Элинин часто говорил ей, что всё будет хорошо. Однажды он своей находчивостью вытащил её из ада, и если будет рядом дальше, Ат Лав сумеет пережить любое испытание...

______

  
   Было больно, когда его выдернули из чёрно-красной дымки сна. Утренний мороз мгновенно дал о себе знать, покрыв мурашками руки и закравшись под лёгкий доспех.
   Его ударили в больную лодыжку, Матаир застонал, отворачивая лицо от солнечных лучей, закрадывавшихся под веки. Он почувствовал новую боль - его подняли в воздух и с силой приложили о ствол дерева. Глаза невольно распахнулись.
   Чувства Стража, не покинувшие Матаира, явно давали понять, кто перед ним. Он попытался закрыть глаза вновь, потому что не было сил тянуться к оружию - а хотелось, но Лорд Тени ударил его ещё раз.
   - В моё время Наделённый не прятал глаз от слуг Ночи, - резанул слух насмешливый голос.
   Матаиру пришлось повиноваться ходу событий и взглянуть Лорду в лицо. Тот легко держал его в воздухе, но потом отпустил руку, и Страж упал. Невольно брызнули слёзы.
   - Ты путешествуешь с Хранителем, - хрипло выдавил Матаир, ладонью закрывая потревоженную рану. - Где он? Или ты убил его?
   - Светлый на охоте, - Зэрандер скрестил на груди руки. Страж несомненно хотел бы его убить, но... - Ты выглядишь жалко, Наделённый.
   - Что ты здесь делаешь? - выдохнул Матаир. Если бы были силы, он бы сразился! Если были бы Дары, или хотя б просто здоровое тело... Призрачный Лорд вот он, перед ним, без Хранителя, насмешливый, довольный... чем?
   - Какое это для тебя имеет значение? Я почуял запах знакомого Дара, и решил, что отыщу здесь кого-то из старых друзей... Где Четтер? - Зэрандер нахмурился. - Отвечай!
   Матаир тяжело и глубоко дышал, не справляясь с собственными ощущениями. Наделённый чувствует больше обычных людей - и находясь рядом с этим Воином Тени, он не знал, хочется ли ему ужасаться, или восхищаться, или содрогаться от отвращения. Казалось, он не может быть врагом Силы Ночи, столько в нём того самого зла, которое истребляют тераики...
   - Страж! - повторил девятый Лорд, повышая голос. - Я приказываю тебе отвечать!
   - Ты не можешь мне приказывать!
   - С тобой Свет, да? - Зэрандер оскалился. Матаир впервые видел его, но понять не мог, как Хранитель Света, если он истинный, согласился идти с ним бок о бок. - А ты уверен?
   Он бил по больному месту. Свет... Матаир чувствовал его тепло, но оно было далеко... Дар первого Лорда холодил сердце.
   - Четтер появился неожиданно. У него Дар Перемещения, - он не собирался говорить всего, но Зэрандера сейчас необходимо удовлетворить ответом. Нельзя умереть здесь, не донеся до Клинка столь важных вестей!
   - И оставил тебя в живых из любви к игре? - Зэрандер качнул головой. Запылённые белые волосы, свалявшиеся, упали на лицо, и ему пришлось их убрать. Матаир заметил на плече свежие шрамы.
   За Лордом-предателем Таисмар Маттака послал отборных воинов. Им пришлось погибнуть, хотя для Зэрандера это не оказалось такой простой разминкой. Эмералдморцы рождаются с оружием и бесстрашием...
   - Он сказал тебе что-то важное, и поэтому ты ползаешь тут в грязи, стараясь выжить.
   Синие глаза продирались в самую глубь сознания. В них не было сейчас злости или насмешки, но Матаир вдруг отчётливо ощутил, что сейчас он простой человек с белым шнурком, бессильный, как, должно быть, был бессилен Сатиан против Хозяина Ночи. Остались только его обострённые чувства, но не Дары... И поддержка Света, такая далёкая...
   - Да.
   - Ты должен сказать это мне.
   - Я и не подумаю! - зазвенел голос Наделённого. - Убирайся в Ночь, Зэрандер!
   Лорд закинул назад голову, поджимая губы. Его взгляд следил за чем-то в стороне, но Матаир ничего там не видел.
   - До ближайшей деревни почти сутки быстрого ходу. Ты доберёшься туда к концу недели, не раньше. И упадёшь без сил. В этом посёлке нет Стражей, твоих союзников. Возможно, даже скорее всего, местные жители тебя выходят. Из жалости или из страха перед Цитаделью, неважно. Но свою весть ты донесёшь до ушей Клинка может через месяц. Может позже. К этому времени, есть вероятность, мы все будем уже мертвы.
   Наделённый стиснул кулаки. Со всем прискорбием он должен был признать, что Зэрандер прав, но... Доверять Лорду Тени... При том, что он чувствует, находясь рядом?
   - Четтер занял твой замок, - Матаир сдался. - Он заставляет местных жителей под страхом смерти восстанавливать его. Готовится к тому, чтобы сделать его новой ставкой сил вашего Хозяина. Туда будут стягиваться войска Ночи после победы над Такеей.
   - Если ты ещё не понял, Страж, - с нарастающим гневом возразил Зэрандер. - У меня нет хозяев!
   - Ты служишь Ночи, я чувствую, - прошептал Матаир. - Ты можешь пытаться убить Хозяина, но ты остаёшься тем, с чем я боролся всю жизнь!
   - Возможно, тебе стоит меньше жаловаться себе и больше молиться, - хмыкнул Лорд, отворачиваясь и беря за уздечку своего коня. - Тогда к тебе вернётся сила. Может быть!
   Наделённый устало откинулся на траву, закрывая глаза. Призрачный Лорд просто посмеялся над ним и ушёл. Как Четтер. Одной породы, оба - предатели Света...
   Как он использует то, что Матаир ему сказал? Беспокойство хлестало через край. Чей союзник этот тип, в чьих глазах - безусловная смерть?.. Матаиру сложно было себе признаться, но он хотел, чтобы это был их союзник. Не потому, что тогда не ошибётся Клинок, не ошибётся Светлый Хранитель... Потому что иначе враг намного сильнее, чем они могут себе представить.

______

  
   Следом за конем короля, след в след, скакал гнедой Жасина Карта. Гвардеец не оставлял Ат Лава ни на минуту, если не был занят, а когда ему приходилось отвлекаться, поблизости находилось сразу человек пять гвардейцев, которым было нечем заняться, кроме как находиться рядом с королём. И это в дополнение к обычной охране, да ещё и на дружественных землях...
   Марилу это невероятно досаждало. Однажды он отправился в одиночку, а в результате снова попал в когти Бару, и не такой уж он дурак, чтобы снова испытывать судьбу. Доверять кому-то свою ношу Ат Лав не собирался. Все хлопоты он должен успеть разрешить до того, как отправится в мир иной... По крайней мере, он надеялся, что Свет будет прислушиваться к его молитвам, хотя наверняка его поддержки просят и более достойные люди.
   Ат Лав ничего не слышал от Клинка. Он принимал решения, основываясь на старых письмах и новых вестях. Он взял на себя право назначить Пресветлого Хранителя, чем ошарашил весь Сэнктим, собрал всех Стражей, кто был с ним, и кого они встретили в находящихся на их пути городах, и теперь направлялся сражаться с самой сильной на данной момент армией.
   При себе Марил Стражей не держал. Они неоднократно убеждали короля, что его жизнь слишком ценна. Ат Лав к великому своему сожалению тоже так думал. Человек должен ценить свою жизнь, но если постоянно чувствовать, что без тебя мир падёт во тьму...
   Возможно, он и преувеличивал свою роль в войне, но пока никаких успокаивающих вестей не было. Эмералдмор наверняка уже осаждает Такею, и хотя вряд ли этим воинам привычно сражаться в лесах...
   Да Марил и сам никогда не был в настоящем лесу!.. Алвален - весьма северный город, там порой встречаются боры, как правило, сквозь деревья можно разглядеть дорогу, опоясывающую лесок с другой стороны, хотя идти до неё почти час... А уж как проводить в таких условиях военные действия, Ат Лав и представить не мог.
   Но, к счастью, он был не военачальником, а королём. Он знал, что надо делать, а как - это уже было не на нём. Просто с ужасом в сердце Марил видел, что его боготворят солдаты, даже те, что намного старше. Видавшие виды гвардейцы. Ночью забытая свора малолетних, первый раз взявших в руки оружие и чудом не погибших в сражении с наёмниками и при осаде Сэнктима... Они были счастливы, когда он мимо проходил. А он отворачивался, краснел, зеленел, но ничего не мог поделать.
   А Аджит смеялась над ним в письмах. В последнем письме.
   Последняя ниточка, прикрепляющая его к настоящему. К реальности.
   - Ваше величество, нас догнали посланцы от генерала Тойсера, Уитмон, - солдат, нагнавший их, ехавших впереди, не слишком далеко от тех, кто разведывал путь, протянул свиток своему королю.
   - Уитмон? - растерялся Марил и потянул на себя поводья.
   - Один из них имеет свиток, но он сказал, что послание принёс на словах. Стражи говорят, что на них не воздействовали Силой Ночи...
   Ат Лав хорошо знал карту. С недавних пор. Уитмон находился восточнее Сэнктима, и был одним из тех государств, на силы которого в целом рассчитывал Клинок.
   - Я хочу поговорить с ними.
   Марил осознал, что не запыхался от быстрой езды, в отличие от коня. Тому требовался хотя бы недолгий отдых.
   Король отказался принимать какие бы то ни было удобства, сел на траву на очередном из холмов и стал ждать, когда подойдут те, кого он желает видеть. Он бы и сам вернулся, да ему негоже.
   А на траве сидеть никто не запрещал.
   До самих Такейских дебрей ещё было полдня пути. Но им нужно было обойти их и атаковать Эмералдморцев не в лоб, вместе с такейцами, а с фланга. И ещё нужно как-то встретиться со старейшинами такейских поселений, с тераиками, может быть. Сказать, что они не враги, а друзья...
   К тому месту, где он расселся, привели двоих. Первый мялся позади, нервно одёргивая высовывавшуюся из-под кирасы рубаху, второй же посланник, одетый в одну белую рубашку, слегка посеревшую во время дороги, и чёрные брюки, даже не выглядел солдатом. Ни формы, ни обозначения уитмонской армии у него было. Зато была бумага, которая утверждала, что именно он передаст прямые слова генерала Тойсера...
   Марил подумал, что можно, конечно, подняться. Или хотя бы причесаться нужно было прежде, чем подпускать к себе людей с важными донесениями. Но потом подумал, что нечёсаным его уже привыкли видеть собственные солдаты, привыкнут и чужие.
   Во взгляде посланника ясно читался вопрос: неужели этот паренёк в расслабленной позе и с обиженным выражением на лице - тот самый король Ат Лав? Марилу пришлось собираться и таким требовательным голосом, какой мог выжать, вопрошать, что желал сообщить представитель Уитмона.
   За спиной того, на приличном расстоянии, стоял лучник, один из самых метких, элитных стрелков в армии. Если посланник сделает что-то не так, то его мгновенно догонит стрела...
   - Генерал Тойсер руководит силами южной армии Уитмона. Он выражает вам глубочайшее уважение и предлагает объединить усилия в помощь Такее.
   - Это прекрасно, - кивнул Марил. - И что именно он предлагает?
   - Он почтёт за честь сражаться бок о бок с вашей армией, король Ат Лав. Южная армия Уитмона будет действовать в центре Такеи, помогая местным войскам, а вы продолжите свой путь и наброситесь на них с юго-востока. Враг будет смят.
   Марил с трудом размышлял над этим вопросом. В таком случае, им придётся идти несколько дольше, чем предполагалось. Если алваленские гонцы уже добрались до Такеи, то там их ждут к сегодняшней ночи. Солнце ведь ещё высоко.
   - В войне во имя Света должны сражаться все, - выдохнул он нечто многозначительное, но бессодержательное. Зато ничего не возразишь. - Я выражаю признательность генералу Тойсеру. Совет Лордов Уитмона мудро поступил, встав под знамёна Силы Дня, - мысли словно вымерли. В голове можно было аукать вечно, но ничего не сыскать. - Я сообщу вам, когда вынесу своё решение. Или предложение, - подумав, добавил он. - А пока вы и ваш друг можете следовать вместе с нами. Я полагаю, армия Уитмона несколько отстаёт.
   - Мы передвигаемся легко и быстро, возможно, скоро даже догоним вас.
   Основа армии Уитмона - лёгкая конница и пешие войска. Она действительно была очень подвижна.
   - Это приятно слышать.
   Марил поднял глаза на реющие в небе стяги собственных полков.
   - Вы можете быть свободны, - закончил он. Посланник поклонился, второй, солдат, который сопровождал его, тоже. Правда, он растерялся и сделал это не сразу. - Да будет с вами Свет, - вслед негромко бросил Марил, но его уже не слышали. И слава Свету, пожалуй. Не по-королевски это. - Что ты думаешь, Жасин?
   - Генералу Тойсеру можно верить, ваше величество. Я знаю его.
   - По слухам?
   - Мы вместе воевали двадцать лет назад.
   - Ты не всегда служил в Алвалене?
   - Отец короля Бастиана отправлял отряды Алвалена в помощь союзным государствам. Мне пришлось подавлять восстание на западе Уитмона под руководством генерала Тойсера. Он был, правда, тогда ниже рангом. Но поверьте, это человек, верный Свету. Он знает, что делает. Стоит принять его план.
   - Прикажи узнать, если ли в армии Уитмона Стражи, - Марил подумал и сполз по стволу спиной ещё ниже. - Для меня это принципиально важно.
   - Вы - мудрый король, ваше величество.
   - Жасин! - взмолился Марил, жмурясь.
   - Я расспрошу обо всем посланника генерала Тойсера и его сопровождающую...
   - Она женщина? - Ат Лав попытался отыскать светлый затылок в толпе людей, но на расстоянии не сумел понять, кто там - второй уитмонец.
   - В армии Уитмона много женщин. В то время, когда я служил там, одним из военачальников была леди Кленетт, гениальный полководец, больше половины ее солдат являлись женщинами...
   - Ты так много знаешь, - вздохнул Ат Лав. Он точно не помнил, когда перешёл с "вы" на "ты". - А я думал, почему этот солдат выглядит, как ребёнок...
   - Не говорите этого при уитмонских женщинах, - предупредил Карт с лёгкой улыбкой, которая редко у него бывала. гениальный полководец, больше поло

______

  
   В отличие от суровых тераиков, после нападения Эмералдмора среди такейцев воцарилась паника. Они оставляли свои поселения и бежали вглубь страны, а эмералдморцы жгли леса, широким и плотным полукругом охватив всю юго-западную границу Такеи. Тераики были не единственной военной силой Такеи, но сложно вести войну, постоянно отступая. Лес - родная стихия для такейцев - постоянно горел, запах, дым и скрип трещащих в огне веток не оставляли даже во сне. Эмералдморцев огонь не пугал, они шли, как заколдованные... И если гибли одни, их место занимали другие. Бесконечная армия теряла каждый день по несколько десятков отрядов в упорных сопротивлениях жителей Залесья, но Тэм замечал, что они отступают все восточнее... Туда, где лес сменялся равниной. Эти места когда-то были вырублены и выкорчеваны армиями Воинов Тени... Тэрмис подозревал, что конница Эмералдмора ждёт где-то там. Это понимали все, но гонимые эмералдморскими начальниками шавалинские солдаты, вынужденные подчиняться воле Таисмара Маттаки Олемы, проникли даже в тыл. Всегда хранившие Такею от Ночи духи погибших на этот раз были бессильны, а захваченные врасплох такейцы - испуганы и почти все перебиты. Такую же жестокую резню пережил совсем недавно Шавалин, а теперь он сам нёс смерть и слёзы в соседнюю страну, с которой всегда хранил мир...
   Вместе с Тэрмисом был и Страж Увлер, и Тия, и принцесса Маари... Ирисья тоже. Тэм всё ждал, когда же она уйдёт, но девочка не уходила. В последний раз она бросилась сражаться с встретившимся отрядом шавалинцев едва ли не быстрее, чем охранявшие небольшую группу следовавших к новой укреплённой лесной крепости людей, в основном, это были не тераики, а не державшие в руках оружия женщины и старики. Страж иногда уезжал на несколько дней, но всегда возвращался. Он говорил, что не может оставить Тию, но его помощь нужна такейским защитникам. Вероятно, безопасность Тии он не мог доверить Тэму, да и совершенно правильно.
   Тэм старался не терять из виду Чувствующих. В Приюте Листьев он встретился наконец с Чувствующими и Увлером и узнал с радостью, что к ним движется помощь союзников. Уитмон и... Алвален! Это значит, что, возможно, он сможет увидеть Марила...
   Сейчас он искал Тию. Лесная крепость настолько потрясла её воображение, что отыскать девочку порой составляло много труда. Она словно волшебным образом исчезала, а потом появлялась в том домике, что им отвели, и восторженно рассказывала, что дозорные позволили ей подняться на верхний уровень, откуда видно далеко-далеко даже в лесу, что там удобные лестницы, а перетянутые между деревьями мосты хотя и качает ветер, по ним совсем не страшно бегать...
   Она казалась безмятежной, но Хранитель чувствовал, что это недавно нахлынуло на неё. Возможно, юная Чувствующая была права в том, что Тия верила в хороший исход только потому, что Тэрмис находится рядом... Он прекрасно представлял себе, как всё то, что Тия видела и слышала в последнее время, прокручивается в её юной головке, и боялся, как бы она ни не сумела избавиться от этого, чтобы продолжать жить, когда всё это закончится...
   Это всё должно закончиться...
   Лимаса он тоже не видел давно. Бросивший тераик ушёл сражаться с остальными ещё в первую битву, прикрывая внезапное и срочное отступление, но вернулся без ранений. На памяти Тэма он несколько раз бросался с оружием на эмералдморцев, настигавших их в пути, и хотя порой противник казался сильнее, всё равно выживал, словно заговорённый. Тэрмис также видел, что он не рад этому... Чувствующие поступили по отношению к нему со снисхождением, позволив вступить в битву за Такею человеку, предавшему тераиков, и он хотел умереть, без сомнения...
   Тия ждала его в Приюте Листьев, но тераики не входили внутрь, оставаясь снаружи крепости. Гарнизон внутри состоял не из Убийц или Карателей, поэтому вряд ли был такой шанс, что они встретятся здесь...
   В Приюте Листьев собирались такейцы, бежавшие от эмералдморцев, здесь они находились под защитой стен и тераиков, но, к сожалению, если пожары достигнут середины леса, то Приют Листьев будет плохим убежищем. Тэм вновь и вновь жалел, что у него нет Дара Источника... Он мог отдавать свои силы тушению пожаров, а не блужданию между ютящимися под деревьями и на деревьях домами, ощущая собственную бесполезность.
   - Хранитель! - в женщине в белом платье он без труда узнал принцессу Мае'ар. Тия оказалось рядом с ней, и Тэрмис подумал, что сегодня ему не придётся вновь беспокоить дозорных по всему периметру.
   - Что случилось?
   - Я услышала, что такейцам сдался в плен отряд шавалинских солдат. Я должна встретиться с ними! - она выглядела очень возбуждённо. - Мне очень нужно встретиться с ними!
   - Я увидела издали, что их ведут. Там был Халм!
   Тэрмис, осторожно освобождая свою руку из пальцев принцессы, припомнил рассказы Тии о том, как они с Увлером добирались до Залесья. Шавалинца, который провожал их, звали Халмом, но Страж сказал, что его арестовали на границе...
   - Я должна с ними поговорить! - повторила Мае'ар. - Хранитель, пожалуйста!
   - Свет! - вздохнул Тэм, приглашая за собой обеих. - Пойдёмте... Я попробую уговорить Чувствующую...
   Мудрая Чувствующая, с которой Тэрмис познакомился уже давно, но имени которой так и не узнал, не расспрашивала ни о чём, словно сразу всё прочитала по лицу принцессы. К Маари относились здесь с уважением, но не как к женщине из королевского рода, и Мае'ар уже не возмущалась тому, что здесь никому не оказывают особенного почтения, хотя иногда она с тоской жаловалась Тэму, как хочет вернуть прошлое. Тэрмис почти был уверен, что им не дадут поговорить с пленниками, хотя никаких причин этому не было, и был удивлён, когда Мае'ар спокойно согласился отвести к ним один из такейцев. Тия держала её под руку, как дочь держится за мать, когда не признаёт, что слишком маленькая, чтобы браться за ладонь. Хранитель поплёлся следом.
   Их было девять человек, обезоруженные, но спокойные, как не в плену врага, а во временном заключении из-за невыясненных обстоятельств, которые непременно выяснятся. Вот-вот.
   - Халм! - Тия подскочила к решётке и обняла её прутья руками.
   - О, девчушка! - он мотнул головой, закрывая короткими вьющимися волосами лицо. В движении была испуганная поспешность. - Я рад, что ты жива!
   - Я тоже! - она словно застеснялась своей живой радости и спрятала руки за спиной. - С тобой всё в порядке?.. Они тебя отпустили?
   - Да, - эхом отозвался шавалинец. - Конечно.
   Тэрмис остался в проходе, думая, что пока ему нечего говорить, кроме как желать пленникам Света, в который они вряд ли поверят после всего, что произошло с их родиной и с ними самими.
   Растерявшаяся Мае'ар стояла посреди помещения. Её не узнавали, разумеется. Эти солдаты никогда не видели никого главнее себя, кроме местных дворян у себя в городках, или командиров. Она не знала, с чего ей начать.
   - Вы... сдались? - её неуверенный голос не сразу был услышан. Пришлось повторить громче, Мае'ар скрестила на груди руки, подняла голову. Конечно, она сейчас не похожа на принцессу, даже от прежних украшений остались только серьги, да и те она сняла и хранила в маленькой шкатулке, которую ей подарила молодая Чувствующая, но ничего это не значит!
   - А ты кто? - солдат, которого знала Тия, недоверчиво прищурился и оценочно оглядел её. - Ты не похожа на такейку. Какое твоё дело?
   - Халм, она,... - торопливо начала Тия.
   - Я - принцесса Мае'ар Маари! - возмущённо воскликнула Мае'ар, хмурясь.
   - Принцесса? - фыркнул Халм. - Да всех Маари вырезали эмералдморские псы!
   - Она не лжёт, - встрял Тэм в разговор. - Принцесса Маари выжила, она всё это время была со мной.
   - А ты-то кто такой?
   Халм говорил один. Остальные молча изучали вошедшую троицу, явно подчиняясь долговязому солдату и его мнению.
   Пришлось говорить нелюбимую фразу, к которой Тэм почти привык:
   - Я Тэрмис, Хранитель. Истинный.
   На него уставились девять пар внимательных и недоверчивых глаз. Тэм покраснел, но прятаться за спину Мае'ар было неприемлемо. Пришлось пережить так.
   - Это... Действительно так? - Халм смотрел не ему в глаза, а в район шеи, на белый шнурок. Сложно говорить с таким человеком, но Тэм всё-таки ответил утвердительно и продолжил:
   - Таисмар Маттака хотел добиться её смерти и отправил на Великую Охоту, и я был с ней...
   - Олема слуга Ночи, - проворчал Халм уверенно, - напал на Такею, тельно и продолжил:у солдату и его мнению.дарила молодая Чувси отправил на Великую Охоту вместе с жертвой Светлого Хранителя. Простите, ваше величество, - он выпрямился, хотя не поднял голову, и расправил плечи, будто перед своим командиром. Остальные выстроились сзади. За решёткой было тесно, но это им не мешало.
   - Я никого не виню, - Мае'ар засветилась, по крайней мере, её взгляд улыбался. Это была внутренняя радость, что кто-то ещё называет её "величеством" именно как свою госпожу. - Расскажи мне, что случилось, Халм?
   - Я сбежал из-под ареста на границе и отправился сюда. Здесь с трудом избежал попадания обратно в руки к этим тварям, простите, ваше высочество...
   - Я тоже думаю, что они - просто дикие звери, - Мае'ар побледнела и скривилась.
   - Я отыскал здесь этих ребят. Они сбежали от своих начальников и собрались вместе. Мы искали такейцев, потому что не желаем делать то, что нам приказывает этот самозванец, Олема, чтобы он провалился в Вечность! - Халм сжал одну руку в кулак. - Шавалином управляет этот ублюдок, а мы по его приказу должны гибнуть на войне с союзниками!
   Несколько голов согласно кивнуло.
   - Мы сдались, чтобы оказать помощь такейцам. Если нам поверят, мы сможем переманить на свою сторону других шавалинцев. Мы подняли бы восстание и раньше, но большинство из наших товарищей растеряны... Все принцы убиты, король Тау'ган'ар отдал нашу страну на съедение этому зверью, и они используют нас, как рабов! Все, кто не покоряется, бывает убит!
   Тэм видел профиль Мае'ар. Она стояла, закусив губу и слегка раскачиваясь.
   - Вы пойдёте за мной против Олемы? - спросила она требовательно. - Я знаю, что в Шавалине всегда правили мужчины, но я последняя из королевского рода. Если вы согласны воевать за Шавалин и меня, если другие согласны...
   - Они будут согласны, ваше высочество. Мы рады, что вы живы. Тогда, мы действительно сможем объединиться. Я без сомнения пойду за вами! - Халм прижал руку к груди.
   - Я поговорю с Чувствующей. Вас непременно отпустят, - Мае'ар победно улыбнулась. - Если Эмералдмор окажется подорван изнутри, власть Олемы уменьшится, и войска тоже, - повернулась она к Тэму. Ему осталось только кивнуть.

______

  
   - Не люблю, когда ночью небо затянуто тучами.
   - Не ворчи, друг, - ответил другой Страж, тоже поднимая голову. - Пускай лучше днём небо будет чистым, а ночью - чёрным, чем иначе.
   - Я чуял днём Ночь, - поделился первый Страж. Они вдвоём ехали из Цитадели к Клинку с посланием, что в крепость Светлых прибыл Вассатаэль, выглядящий, как плохо излечившийся от болезни помешанный. О бывшем Пресветлом знали в Цитадели далеко не все, но им двоим эту тайну всё же доверили. В Ордене Хранителей давно уже был новый Пресветлый, не слишком отличающийся от прежнего, но большинству было известно, что Вассатаэль погиб от руки Лорда Тени во время осады. Такая вполне героическая смерть осветляла его не самую приятную в истории фигуру, вернее, самую обычную и серую личность обыкновенного правителя с слишком большой властью.
   Но в Цитадель приехал человек, в котором Пресветлого было не узнать. Сопровождавший его Страж остался временно в крепости, чтобы немного отдохнуть после битвы и долгого пути из Сэнктима, а Дэкар и Главис отправились навстречу Клинку и драттеренцам.
   Цитадель тем временем уже была целиком подчинена законам военного положения. Пятёрки Стражей, рассеивались в разные дружественные армии, несколько отрядов торопилось из Цитадели в Такею, опасаясь не успеть вовремя, но большая часть армии всё ещё ждала своего командира.
   - Ночь, - мрачно повторил Главис. - Я давно её чувствую.
   Дэкар был моложе его на несколько лет, немного романтичный, трогательный молодой человек. Он бесконечно долго мог смотреть на небо - то, чем Главис занимался только в совсем юном возрасте, и то больше от лени, чем чтобы восхититься облаками или звёздами. Поэтому Дэкар казался более приземлённому другу излишне наивным.
   Конь стал вести себя странно. Главис нахмурился, ощущая дрожь крутых боков под собой и слыша всхрапыванье. Кажется, лошадь Дэкара вела себя не более спокойно.
   - Они чувствуют опасность, - негромко пробормотал молодой Страж, нашаривая ножны рукой и обхватывая ладонью эфес.
   - Возможно,... - начал Главис, взглядом окидывая окружающий их сосновый бор, где никто не подавал признаков жизни, - здесь водятся хищники?
   - Разумеется, - низкий, насмешливый голос сзади окончательно перепугал лошадь Дэкара. Она встала на задние ноги, громко заржала и дёрнулась в сторону. Страж попытался удержать и усмирить её, но вылетел из седла и запутался в стременах, оказавшись в не самом достойном положении. С досадой он ударил мечом по натянувшемуся ремню, стараясь не повредить животное, и лошадь унеслась куда-то вперёд. Страж наконец-то получил возможность понять, что такое случилось с его всегда спокойной спутницей...
   В темноте белел плащ ночного путника, и ещё можно было различить могучие очертания и светлые длинные волосы. Ночь была на редкость тёмной, и даже луна не посчитала нужным сегодня выглянуть из-за туч.
   Дэкар, наконец, понял, что тяготит его всё последнее время, и отчего кони повели себя так странно. Под Глависом Мастер постоянно переступал с ноги на ногу и фыркал, но рука Стража крепко держала его и одновременно успокаивала. Тенни оказалась более впечатлительной...
   Сила Ночи была с человеком, который их догнал. Дэкар поднялся с земли, раздражённый неприятностью, которая случилась с ним в отдельности и с ними обоими сейчас, и перехватил меч поудобнее.
   - Я помню тебя, Призрачный Воин, - Главис не выхватил оружие, но в голосе и не пахло дружелюбием. Страж отлично помнил, что Клинок доверяет этому слуге Ночи, и сколько бы ни осуждал Гаранда Астиана, не смел сомневаться в мудрости Светлого и его доводах. В Алвалене Астиан встретился с Зэрандером, и он не изменил своего мнения после разговора. Хранитель оказался не предателем Света, Призрачный Лорд - тёмной фигурой в этой войне... Возможно, всё объяснится скорее, чем Главис мог себе представить.
   - Да, действительно, - Зэрандер щёлкнул языком. - Ты хотел убить меня под горами Стегоса. Думаю, у тебя ещё будет какая-нибудь другая возможность. Сейчас у меня есть кое-что важное для Клинка.
   - Ты стал передавать послания, слуга Ночи? - Главис немного повернул голову, чтобы если что предостеречь Дэкара от необдуманного нападения. Но тот оценил ситуацию, заметил, что Страж, в котором он никогда не сомневался, не бросается на этот почти призрак, появившийся из ночи, с оружием, и ждал.
   Если бы Зэрандеру хотелось, чтобы Страж отплатил за своё оскорбление, он был бы уже мёртв. В общем-то, никакое важное дело не спасло бы его от смерти ещё пару месяцев назад, однако сейчас положение Света против Хозяина Ночи было довольно шатким. Зэрандер не хотел, чтобы Хозяин творил, что хотел, тасуя колоду армий так, как ему хочется, а для этого Клинок должен быть в курсе определённых дел.
   Когда-нибудь потом, когда проклятый призрак навсегда сгинет, у Зэрандера будет время воспользоваться покровительством Силы Ночи в своих целях. Ночь знает о его верности и видит, что он действует лишь ради мести. Поэтому она когда-нибудь даст ему шанс отомстить за нанесённые оскорбления. Пока такой роскоши позволить себе нельзя.
   - Передай Клинку, что Четтер находится в моём замке. Вместе с мальчиком.
   - Мальчиком, - повторил эхом Глэдгер. Он на самом деле не так много знал об истории. Он стал Стражем, благодаря Дарам, но никогда не обладал сильной тягой к знаниям. Ещё недавно он просто был уверен, что Тёмные времена прошли, а Лорды никогда не вернутся.
   - Туда ещё придут другие. Пусть торопится со своими решениями.
   - Он об этом узнает, - кивнул Глэдгер. - Где же твой Хранитель, Зэрандер?
   Девятый Лорд откинул голову назад, смерив Стража взглядом.
   - Он на охоте, - повторил Зэрандер свой ответ Матаиру. - Один из ваших друзей неподалёку сказал мне это. Если он ещё жив, вам посчастливится его спасти.
   - Что ты с ним сделал? - подал голос доселе молчавший Дэкар. Зэрандер не снизошёл до ответа, его конь снялся с места и почти мгновенно унёс своего всадника в тьму, окутывавшую лес. - Друг Главис? - недоумевая, поднял он глаза на старшего Стража.
   - Отыщем тебе коня и разделимся.
   - Ты ему веришь, друг? - удивился Дэкар.
   - Приходится, - мрачно буркнул Главис. Он ни капли счастья не испытывал от новой встречи с Призрачным Воином. Презрение в синем, колючем взгляде было настолько устойчивым, что Главису, несмотря на Свет, утешавший его, стало особенно противно.

______

  
   Здесь были суровые условия, но совсем иначе, чем на севере. Марил сам не знал, почему вдруг это чувствует, но сомнений не оставалось, да и не ему одному здесь тяжело. Или у них слишком долгий поход? Стражи чувствуют Ночь в Эмералдморе...
   Но не чувствует там, где действуют уитмонцы. Это Марила в какой-то мере окрыляло.
   Местные такейцы оказались рады подоспевшим алваленцам-союзникам, в противном случае их ждало бы неминуемое поражение. Здесь скопление сил было не таким большим, большинство жителей уже ушло вглубь, куда сложнее добраться врагам, но тераики и такейцы держали рубежи, сколько хватало сил.
   В качестве проводника и вообще - представителя такейцев в командном лагере алваленских войск, Марилу представили одного из тераиков, почему-то Карателя. При взгляде на него пробуждались тревога и воспоминания. Один из Карателей однажды окончил свою жизнь на полу их с Наймирой домика... В который они уже точно не вернутся.
   Глаза Карателя, едва заметные через прорезь в чёрной маске, всегда светились иронией и странным всезнанием. Как будто тераик видел абсолютно всё о Мариле Ат Лаве. Конечно же, это было иллюзией, даже Марил понимал - теперь - что Каратель и Чувствующий обладают совершенно разными призваниями и способностями, но это не мешало королю стараться не смотреть тераику в лицо. Каратель же, напротив, постоянно находился рядом и, кажется, неудобство, испытываемое Марилом, было ему приятно...
   Тераики сняли запрет на убийство невинных в этой войне. Они не сомневались, что армия Эмералдмора - всё равно, что Воины Тени, только на них бессмысленно натравлять чёрных призраков Приносящих Жертву. Это делало борьбу лишь сложнее.
   Неожиданная для эмералдморцев подмога Такеи слегка расстроила их ряды. Марил готовился морально к завтрашнему решающему сражению. В этой части Такеи действовали в основном пешие войска противника, по вестям разведчиков, наездники на боевых колесницах не смогли бы развернуться в лесу, хотя часть знаменитой и непобедимой конницы Эмералдмора не давала такейцам выбраться за пределы лесистой местности. Марил, уважая традиции войны, пусть Великое Княжество и напало без предупреждения на союзников Света, отправил солдата с предупреждением к вражескому войску. Он не был уверен, что алваленец вернётся живым... Иногда он думал, что сделал неправильно, но зато почти не сомневался в правдивости сведений. Эмералдмор здесь держит позиции, достаточные, чтобы держать в некотором страхе такейские силы, но сильная армия Алвалена и Стражи в ней должны обеспечить перевес стороны короля Ат Лава.
   Король же тем временем бродил по устроенному в редком пролеске лагерю. Совершенно без цели, впрочем. Солдаты готовились к бою, а когда видели его, вскакивали со своих мест и приветственно салютовали. Тенью за Марилом скользил гвардеец из личной охраны, остальных он заставил убраться на время вон. Выспаться хотя бы перед сражением. Хорошо обученные гвардейцы понадобятся в бою...
   Ат Лав увидел и уитмонскую солдатку. Девушка - теперь он действительно видел, что она женщина, только коротко стриженная и в мужской кирасе - сидела, скрестив ноги, и чистила меч. Уверенные движения позволяли судить, что это для неё - дело не непривычное.
   С неопределённым ощущением Марил подумал, что она кого-то ему напоминает. Красивое продолговатое лицо, чистый лоб, острый нос с родинкой... Внешность совершенно незнакомая, хотя в общем-то и не слишком запоминающаяся, но что-то крутилось на уме у молодого короля...
   - Ваше величество? - оказалось, она отвлеклась от своего занятия и уже с минуту наблюдала за пустым взглядом короля Алвалена, направленным ей в лицо. - Я вам так нравлюсь, что вы засмотрелись?
   Она рассмеялась. Марил слегка покраснел и принялся вспоминать её имя. Дэлик... Дэлик Лэон?
   - Я, - нужно было отыскать объяснение своему не слишком приличному поведению. Она конечно просто солдат, но для него, всё равно, к этому ещё и женщина, - хотел поговорить с вами.
   - С чего столько чести, ваше величество? - она отложила меч и поднялась. Марил потряс головой.
   - Ты сказала, - наскоро соображал Ат Лав, - что в южной армии Уитмона не видела Стражей. Твой товарищ же сказал, что они там есть. Я хочу узнать, не вспомнила ли ты чего другого...
   - У вас сомнения в верности Уитмона Свету, ваше величество?! - с вызовом воскликнула Дэлик. Она выглядела оскорблённой, Марил растерянно качнул головой, мол, он совсем не то имел в виду.
   - Сейчас не самая обычная война, - он приподнял одну руку, отгоняя гвардейца подальше. Марил всё никак не мог привыкнуть, что когда он позорится и выюливает, свидетелями этого становится много человек. Тот сделал несколько шагов назад, но с глаз конечно же не скрылся. А больше поблизости никого не было, уитмонка предпочитала заниматься своими делами в стороне от мужчин-солдат, вероятно, непривычные к женщине в доспехах алваленцы подтрунивали над ней. Ат Лав слышал слухи, что однажды дело чуть не дошло до драки, но в конце концов, она была здесь представителем Уитмона, пускай и не офицером, и ей нельзя было устраивать драки. - Я слышал много хороших рекомендаций о твоём генерале, но военачальник не значит армия. По крайней мере, сейчас...
   - Армии без Стражей, значит, вы не поверите, ваше величество? Я клянусь вам, что Уитмон не стал бы никогда на сторону Ночи, потому что в наших сердцах живёт верность миру!
   Можно ли поверить девушке с таким воинственно-резким взглядом, что в её сердце живёт мир? Марил подумал, что оправдывается перед солдатом, да ещё и чужеземным, и взял себя в руки.
   - Я не могу врать ради вашего успокоения, король Ат Лав, - продолжала, распаляясь, девушка. Да уж, пожалуй, Жасин Карт был совершенно прав, когда говорил, что честь уитмонок лучше не задевать, особенно если это - леди, которая спит в обнимку с мечом. - Но сейчас мои братья и сёстры бьются с врагом, который осаждает сердце Такеи, разве это - не доказательство?..
   "О, Свет, как можно выплеснуть столько эмоций в ответ на простой вопрос! Непостижимо!" - Марил мысленно вытер лоб от вполне реальной испарины.
   - Я всё понял, - признал он, стараясь улыбнуться непринуждённо, а не измученно. Кого же она ему так напоминает? - Я прошу у тебя прощения за честь твоей страны, - выкрутился он. Ох, а ещё недавно ему бы такая формулировка и в голову б не пришла!
   - Вы будете завтра драться, ваше величество? - вдруг спросила Лэон. Она в разговоре с королём нисколько не тушевалась, и Марилу это было в какой-то степени приятно, в какой-то - уже непривычно. Он-то должен продолжать играть свою роль, и привык к определённой реакции зрителей.
   - Я...
   - Я слышала, вы сражались даже с Воинами Тени! - добавила она с восхищением.
   - Я... Действительно, - тут же спохватился он. - Конечно же.
   - Должно быть, вы очень умелый воин! - тут же сделала вывод Дэлик, а заодно и подошла на шаг ближе. - Я очень надеюсь увидеть, как вы сражаетесь!
   Марил был слегка ошарашен. Какой резкий переход от недовольства к нетерпеливому блеску в глазах. Завтра он в бой не пойдёт. Его просто не отпустит командир Карт. Да и Ат Лав почему-то не горел желанием...
   - К сожалению, не увижу, - добавила она тише. Марил непонимающе взглянул на неё, удивляясь, как это Лэон прочитала его мысли. В этот момент он понял, что нож, неизвестно откуда взявшийся в её руке, смотрит ему в горло. Между ними ещё было некоторое расстояние, примерно два локтя, и гвардеец сзади ничего не видел, потому что Дэлик держала свою руку перед собой... Марил слегка вздрогнул и услышал: - Не кричите, ваше величество. Не шевелитесь. Я на редкость метка, а вы умрёте всё равно. Этот ваш красавчик в красном даже икнуть не успеет.
   - Тебя кто-то подослал? - прошептал Ат Лав.
   - Разумеется. Нас нанял маршал Маэрь.
   - Уитмон! - сдавленно воскликнул Марил. Гвардеец ничего не понимал. Он должен подозревать! Они ведь стали говорить тихо!.. Но Ат Лав не рискнул оборачиваться.
   - Вы проницательны, король Ат Лав. Вы чувствовали подвох. Сейчас в южной армии переворот. Генерал Тойсер смещён, теперь у Уитмона новый военачальник. Остальные из нас уже убили Стражей и прочих взбунтовавшихся. То же самое произойдёт здесь, сейчас.
   - О чём ты говоришь?
   Марил тяжело задышал. Какая бесконечно глупая ситуация! Он попал в силки из-за собственного доверия!..
   - Мы - Фаалинская гильдия, если тебе это что-то говорит.
   - Вы служите Ночи? - всё становилось ясно. Вот кого она ему напоминала - Циэль Аджит! Внешне они похожи так же, как пустыня и этот вот лес, но... Одна школа. Одна гильдия, в конце концов.
   - Нет. Нас нанял маршал Маэрь, - повторила она, улыбнувшись. - Зачем это ему надо, не наше дело. Он платит много золота, чтобы мы перебили изнутри вас, - Марил услышал внезапный шум, панический крик, звон клинков. Он всё-таки обернулся, увидел, как гвардеец бросается в его сторону, но ему в спину влетает стрела. Прямо в затылок. Пробив череп, спереди высунулся тёмный наконечник. Самого Марила резким движением дёрнули назад, он едва не упал, ему в горло ткнулось остриё ножа. - Нас много внедрилось в твоё войско. Ты сам не заметил. Мы долго готовились. Ели, спали с твоими солдатами, сражались за тебя. Теперь тут будет резня, и в южной армии то же самое...
   - Ваше величество! - донёсся крик откуда-то. - Где вы?
   Взвился по дереву вверх огонь, перекинулся на палатки. Марил видел, как люди с его отметками на доспехах сражаются с точно такими же людьми.
   - О Свет...
   Надо было сопротивляться. Он ударил локтём, так сильно, как мог. Лезвие поцарапало горло, но лишь слегка, однако доспех защитил живот Дэлик Лэон, если она конечно назвалась настоящим именем. Женщина оказалась необычайно сильной, Ат Лав и понять не успел, как, хотя он и пытался устоять на ногах, оказался придавлен к траве коленом. Фаалинка заносила нож.
   Лицо Марила залило кровью. Он зажмурился, она залилась даже в рот, горячая и густая. Ат Лав закашлялся, закрывая ладонью лицо и протирая глаза. На него упало что-то тяжёлое, он с трудом понял, что это - тело наёмницы, и столкнул его.
   - Я не знаю, что чудеснее, король Алвалена, твоё везение или твоё невезение, - насмешливый голос сверху подхлестнул его открыть глаза, а не откашливаться целое столетие.
   Каратель держал в левой руке меч, с него капала кровь. Марил скосил глаза и увидел обезглавленную фаалинку.
   - Свет, - выдохнул он в который раз.
   - Поднимайся, - Каратель сделал движение рукой, будто что-то поднимает на ладони. - Её дух ещё может увидеть, как ты сражаешься. Она действительно этого хотела.
   - Эм... Спасибо...
   Ат Лав отвёл глаза от чёрной маски, за которой блестели всегда жестоко-ироничные глаза тераика. Каратели смотрят на мир через завесу крови.
   Тераик отвернулся, раскручивая меч в кисти, и с места бросился в сторону огня и криков. Почти в то же время появился Жасин с двумя гвардейцами.
   - Ваше величество! Вы не ранены?..
   Марил ещё раз провёл по лицу ладонью, пытаясь как-то уничтожить вкус чужой крови с губ, хотя он уже въелся в горло.
   - Это моя вина, она непросительна, ваше величество, - завёл свою шарманку командир Карт. Марил перебил его:
   - Что происходит в лагере?
   Гвардеец подал ему руку, и Ат Лав с усилием поднялся. Он был весь залит этой красной жутковатой жидкостью, она сползала по шее, обильно смоченная ей рубашка липла к телу. Взгляд Марила остановился на голове фаалинки, на лице застыло самодовольное выражение. Она думала, что её жертва уже готова.
   - Внезапный бунт. Мы потеряли за раз примерно сотню людей.
   - Сколько бунтовщиков?
   - Несколько десятков, ваше величество.
   Ат Лав пальцем провёл по языку и скривился.
   - Это наёмники Фаалинской гильдии. Их нанял маршал Маэрь.
   Командир Карт не дрогнул.
   - Я ошибался, ваше величество, - он склонил голову. - Уитмон - враги. Вы были правы.
   - Нет, правы были вы. В южной армии сейчас творится то же, что и в нашей. Прекратите происходящее как можно скорее! - повысил он голос, отдавая приказание. - Фаалинцев не отличишь от нас, но по возможности, убейте всех. Даже тех, кто просто вызвал подозрения. Перемешайте отряды на маленькие группы. К каждому приставить офицера. Доверенного офицера, которого, желательно, вы знаете или знали лично до того, как был объявлен поход на Сэнктим.
   - Ваше величество?
   - Выполняйте, командир Карт, - устало приказал Марил. Как он ещё не поседел от такой жизни? - Не стойте столбом!
   - Да, ваше величество! - встрепенулся Жасин. - Простите...
   - Извиняться будем перед Вечностью! - Марил наклонился и поднял меч убитого стрелой гвардейца. Мимо просвистела ещё одна стрела. - Как только всё закончится, я даю два часа на то, чтобы провести перестроение и мы немедленно отправляемся в центр Такеи.
   - Но завтрашняя атака?..
   - Южная армия подчиняется Силе Ночи! Она находится внутри Такеи! Мы привели следом за собой врага прямо в сердце страны! Наше отправление не обсуждается!
   Жасин Карт поклонился и отступил. Не было сомнений, что сейчас он выполнит всё, что сказал молодой король. Карт чувствовал, что ответственность всецело лежит на нём. Недостаток внимания не может быть допущен, когда идёт война с таким противником, как Хозяин Ночи. Если он сумеет сделать всё быстро, возможно, будет меньше жертв. Король Ат Лав ждёт от него этого, а не извинений.
   Марилу Ат Лаву хотелось только сменить рубашку. Все остальные эмоции отключились.

29

Круг

______

   Трактир "Синяя Голова" в маленьком городке Росс был полон народа, шумен, а ещё довольно грязен и тёмен. Гогот пьяных, шныряющие официантки в заляпанных маслом и залитых пивом передниках, прогуливающийся по залу громила, вышибающий вон из заведения особенно далеко зашедших посетителей, чадящие масляные лампы.
   Мужчина, так прямо держащий спину, что его можно было принять за военного, не стал садиться в самый дальний и тёмный, но зато свободный угол, а предложил подвинуться верзиле с краю одного низкого, но зато крепкого стола, о который, пожалуй, можно ударить сразу парой таких крупных людей, и он не треснет. Верзила выразил яростное негодование, толкнул гостя в грудь и расхохотался, высказав какую-то грубую и ему одному весёлую шутку.
   Тогда мужчина выдернул из коротких ножен клинок, металлический отблеск, подаренный хило светящей лампой, скользнул по глазам пьяного верзилы. У того оружия не было, а бросаться с кулаками на вооружённого - до этого гость прятал меч под широким дорожным плащом - человека у него уже не было ни малейшего желания. Тем не менее, все его не менее пьяные приятели тоже наблюдали, а значит, сдаваться и уступать место верзила не хотел. Люди под воздействием вина порой смелее, чем велит рассудок.
   Вся это возня привлекла внимание вышибалы. Тот, сталкивая со своего пути всех, кто случайно падал ему под ноги от избытка спиртного или просто сидел там на своём криво сколоченном табурете, направился к месту безобразия. Верзила задирался и махал кулаками, друзья-приятели его подначивали, гость "Синей головы" спокойно стоял, хотя на лице играли желваки. Он был в достаточной степени ярости, чтобы заколоть обидчика, а тот, опьянённый собственной дуростью, принимал терпение за трусость.
   - Эй, ты! - подоспевший вышибала скрестил на груди руки с внушительными мускулами. - Здесь нельзя пользоваться оружием!
   - Достаточно, чтобы эта грязная свинья просто убралась отсюда, - гость слегка взмахнул мечом, опуская остриё вниз. - Если он этого не сделает, я отрублю ему уши.
   - Ты, козявка,... - начал верзила, занося кулак, но громила, быстро смекнувший, что от прилично выглядящего гостя скорее всего будет больше прибыли трактиру, чем от этой уже догнавшейся и скорее всего теперь безденежной компании, и, подхватив сопротивлявшегося пьянчугу за шкирку выбросил вон. Зароптавшие, но негромко, приятели, спешно допивали пиво, чтобы убраться отсюда поскорее.
   Мужчина ответил сдержанной благодарностью, медной монетой и довольно большим заказом, а ещё сказал, что к нему вот-вот придёт сюда друг, и он не хотел бы, чтобы кто-то мешал их разговору.
   В принципе, это был обыкновенный путник. Правда, редко встречаются путешественники в таких белых перчатках, но ведь у людей бывают разные странности.
   Маршал Маэрь не питал особенной любви к так называемой "простой жизни". Перспектива ужинать в таких неприличествующих условиях ему претила, даже походные трапезы не проходили в такой компании для главнокомандующего Уитмона. Тем не менее, именно это место достаточно знал его "друг", и поэтому здесь они условились встретиться.
   Это будет их первая встреча, до этого они вели переписку. Эти бумаги старательно уничтожены Маэрем перед отправлением к западной армии...
   - Приятного вечера вам, господин маршал...
   Маэрь вздрогнул и обнаружил напротив себя незнакомого человека. Первой мыслью было недовольство тем, что вышибала не захотел отрабатывать свою монету и следить за тем, чтобы Маэря никто не отвлекал, но он быстро вернулся к реальности: о том, что он - маршал Уитмона, может знать лишь один человек здесь, а значит, этот мужчина с ленивой и ровной улыбкой и есть таинственный король Тамериан Чёрный, которому, по слухам, множество лет...
   Выглядел он, впрочем, не выделяющимся, не молодым и не старым, не красивым и не отталкивающим, при этом, без сомнения, благородным. Маэрь отметил, что не обратил внимания, когда именно Тамериан вошёл в трактир. Будто бы сразу возник перед маршалом. Наверное, для человека, обладающего Дарами Ночи, это не так сложно...
   Маэрь приподнялся, приветствуя Тамериана не столько как короля небольшого, но важного государства, сколько как бесконечно полезного и нужного для себя человека. Тамериан это вполне заметил, но не выразил ни капли недовольства.
   Самое дорогое в "Синей Голове" вино уже стояло на столе, вместе с самим ужином. Тамериан осмотрел стол, потом обстановку, царящую в трактире, и безмятежно сообщил, что знает, что господину маршалу не очень нравится этот убогий приют, и он сделает всё, чтобы не затягивать решение важных вопросов.
   - Я благодарен, что вы уделяете мне время, ваше величество, - Маэрь сцепил в замок пальцы и положил их на стол.
   - Мы с вами союзники, чему я необычайно рад, господин маршал, поэтому должны знать друг друга в лицо, - светлые глаза тоже не носили никакого оттенка старости. Маэрь подумал, что о его возрасте, должно быть, всё-таки лгут. - Вы можете не бояться говорить громко, нас никто не слышит из этого сброда.
   Маэрь почувствовал лёгкое беспокойство внутри. Всё-таки, сейчас он беседует с слугой Ночи. Конечно, он сам этого хотел, но Маэря не оставляли опасения, неясные, которые даже сложно было сформулировать.
   - Южная армия уже действует во имя его целей, - не решаясь упомянуть Хозяина, выделил слово Маэрь. - Мне дорого обошлась возможность нанять фаалинцев, чтобы разгромить этого алваленского мальчишку и его солдат...
   - Я обещал вам, что эти расходы будут возмещены. Неиссякаемый Кастел сражается на нашей стороне, и недостатка в золоте никогда не будет, - Тамериан говорил так же ровно, размеренно, как смотрел, как двигался. Ничего лишнего и резкого. И бесконечное спокойствие. - Вы не можете представить, как я буду рад, когда получу подтверждения, что всё войско короля Ат Лава разорвано на клочки, - тёмные тонкие брови сдвинулись к переносице, нарушая гармонию. - Скоро Кастел объединится с вашей южной армией.
   - Мой заместитель там знает, что делать, - убедил Тамериана Маэрь. - Я полагаю, Такея в ближайшие дни будет уничтожена до основания.
   - Я убеждён, что Хозяин оценит ваши старания.
   - Я полагал, - осторожно начал Маэрь, - что понадобится клятва...
   - Пока нет, - приподнял руку Тамериан Чёрный. - Достаточно вашего слова мне. Тем более, так никто не узнает, кому вы желаете служить. Я понимаю ваше честолюбие, господин маршал, уйдя от власти Совета Лордов, вы жаждете получить самостоятельность, но чтобы уберечься от внимания Светлых, вы не должны клясться Хозяину. Я передаю вам его слова и, поверьте, я знаю, что Хозяин вами доволен. Вы получите всё, что захотите, когда мы победим.
   - Мы не можем не победить, ваше величество, - без сомнений ответил маршал. Он понимал ситуацию, обрисованную Тамерианом. Стражи не должны знать, что и западная армия Уитмона на стороне Ночи. События в южной армии ещё можно будет списать на внезапный приход к командованию Этона... Там примерно так всё и должно происходить... Бунт, просто бунт, который уничтожит ненавистную Хозяину Такею. А так как это сделается по проницательному замыслу маршала Маэря, он получит ещё большую благосклонность...
   Маршал принял такое решение сам, не очень давно. Долгие наблюдения за происходящем во всём мире, неопределённость и неинформированность Стражей, вести о Лордах Тени, события в Эмералдморе - это в его голове складывалось в определённую и чёткую картину, настолько очевидную, что одного взгляда на которую хватило бы, чтобы понять: у Силы Ночи есть очень много шансов. А теперь, с ним, их ещё больше...
   - Я позволю себе напомнить вам о Наймире Ат Лав, - его плавно текущие к триумфу мысли оказались прерваны Тамерианом. - Когда армии Кастела и ваша, южная, перейдут под управление наших союзников, скорее всего, вы немедленно встретитесь в Залесье. Не забудьте, что я хочу получить её живой. Она доставила мне хлопот, - Тамериан пожал плечами.
   - Разумеется, все необходимые приказания я уже отдал...
   - Я решил встретиться с вами именно в этой дыре потому, что здесь, к превеликому удивлению, можно найти неплохое вино. Хорошего ужина и успешной обратной дороги, господин маршал. Я был очень рад общению, с вами невыносимо приятно иметь дело...
   Маэрь моргнул. Тамериан куда-то исчез, хотя только-только затих звук его голоса. Маршал растерянно потянулся к бокалу с вином, строя предположения, насколько сильно можно доверять Чёрному, и как успешно была - или будет в ближайшее время - уничтожена одна из опор Света, армия Алвалена.

_______

  
   Вкус крови не исчезал. Марил выпил почти две фляги воды, но вода равнодушна к чужому отчаянию. Ат Лав последние несколько часов только и чувствовал, что отвращение.
   Поняв, что безвкусная вода не спасает от этой напасти, Марил потянулся к запасам вина, и Жасин с тревогой отмечал, что король не отпускает тёмную бутылку, даже когда отдаёт приказания. Впрочем, Ат Лав не столько пил, сколько прополаскивал горло и всё сильнее огорчался, в том числе и собственной впечатлительности.
   С большим трудом потушенной благодаря речке неподалёку лагерь, трупы в алваленских доспехах, сваленные друг на друга. Хоронить их некогда. Марил настаивал на скором выступлении.
   В войске царила паника, едва сдерживаемая офицерами. Большинство фаалинцев успешно маскировалось именно под солдат, но зато офицерский состав оказался почти полностью перебит. Гвардейцы отправлялись на командования отрядами, происходили массовые повышения, но Жасин Карт не мог отвечать за полный порядок. А уж тем более, за моральный дух.
   Ат Лав вовсе не ждал ни того, ни другого. Он торопился к южной армии Уитмона... внутренний голос повторял, что он не успеет. Нужно попытаться разбить небольшие силы Эмералдмора здесь, оставив Уитмон такейцам. Тераики - воины очень сильные, а особенно сейчас, когда они отказались от своих традиций не убивать тех, кто не служит Ночи.
   Но это он виноват, что поверил тогда послам от генерала Тойсера... Марил не видел никакого выхода, тоскливо глотал вино, смотрел мимо людей. Если не он виноват, то тогда кто?..
   - Вы уверены, ваше величество? - командир Карт попытался обратить его внимание на себя. Марил машинально вытер подбородок. Он не думал, что после всего, что с ним случилось, может быть таким впечатлительным. Если, конечно, это впечатлительность.
   Пустой взгляд пошарил по шлему Карта, опустился до усов и вернулся обратно.
   - Эмералдмор ударит по нам сзади...
   - Тогда приготовьтесь к этому, - сухо ответил Марил. - Сколько человек мы потеряли?
   - Три тысячи убиты. Раненых много. Кто-то пострадал от огня...
   - Как вы думаете, сколько фаалинцев сумели остаться незамеченными?
   - Это невозможно сказать. Как вы приказали, мы убивали всех, кто вызывал подозрения, - Жасин обернулся назад. Испуганные неожиданной резнёй люди, которых заставили сниматься с места, едва они перевели дух и перевязали раны, медленно шевелились. Костры, разожжённые на углях прежних, спешно тушили.
   - Тогда не будем об этом думать, - отрезал Марил. - Выступаем.
   Пальцы нащупали ямочку между ключицами. Горело всё горло, но зато голова не кружилась, даже несмотря на дым.
   - Да, ваше величество.

______

  
   Кто бы мог предположить, что от такого огромного количества королей и их приближенных можно устать, и год не прожив сестрой одного из личностей подобного круга. Наймира и представить боялась, что сейчас ощущает брат, таская на голове корону. Бастиан хорошо выкрутился, отправив воевать Марила, но если тому приходится общаться с "себе подобными", то это больше похоже на пытку.
   Милейший его величество Амадус в походных условиях сумел устроить принцессе Ат Лав такой пир, что невольно напомнил Тамериана с его постоянными приёмами, на которых Наймира обязана была присутствовать, поэтому ему пришлось изрядно удивиться, когда она ускользнула примерно с половины торжества. Смутные опасения, что Амадус не отпустит её, к великому счастью не оправдались. Наймира даже пожурила себя за глупость: история не может повториться дважды. Она боялась просто теней, воспоминаний...
   Глэдгер ни на шаг не отходил от нее, стоял за спиной ее кресла. Наймира поймала себя на мысли, что уже не представляет себе такой минуты жизни, когда бы за спиной не было слышно дыхание Ардата.
   Король Амадус никоим образом не напоминал зловещего во всех смыслах этого определения Тамериана. Даже когда Наймира не знала о служении короля Чёрного Марева Хозяину Ночи, он внушал ей целую палитру ощущений, в которых она не разбиралась чётко, но которые были подозрительны. В сравнении с ним, король Амадус показался настолько заурядным!
   Он сделал всё, чтобы её путь с кастельской армией был таким комфортным, будто она находится на обычной прогулке. Надо сказать, Наймира последний раз бесцельно прогуливалась только по парку в Алвалене, поэтому внезапная мысль, что ей не нужно ни о чём специально заботиться, ни за что болеть, её восхищала. Амадус вполне внушал доверие, Страж Роав тоже предлагал принцессе пока не беспокоиться...
   Они уже почти приблизились к Такее. Все говорили, что это последняя ночь под открытым небом. Вернее, ночь была ещё нескоро, но генерал Бархис решил дать прошедшим огромное расстояние солдатам немного передохнуть перед тем, как вступить на территорию, в худшем случае уже частично принадлежащую врагу. Наймира знала, что с представителями Такеи ещё не было налажено общения, но зато в кастельское войско прибыл посланец из союзной южной армии Уитмона...
   Наймира и король Амадус перемещались по лагерю, вернее, по узкой его части между двумя большими шатрами и ещё одним, поменьше, под руку. Элинин грыз локти, но молчал. Ат Лав сама не знала, откуда в ней это умение светски улыбаться... Большую часть своей жизни она думала о капусте.
   - Я беспокоюсь о вас, ваше высочество, - говорил он. Глэдгер на расстоянии руки от них мысленно ему вторил. Элинин шлялся где угодно, но только не поблизости с этой, по его выражению, "сладкой парочкой". - Каждый раз, когда я смотрю на вас, я думаю, что вам не место в этих отвратительных условиях... Вы должны блистать в залах дворцов... Нельзя будет выразить моей благодарности, если вы посетите, когда закончится эта ужасная война, мой город... Его золото будет лучшей оправой для такого драгоценного камня, как вы.
   Наймира глупо краснела, старательно растягивала губы в какой-то страшной ухмылке, Амадус рассыпался в комплиментах. Ну да, конечно же, она приедет в Кастел, когда война закончится триумфом Силы Дня. Она всю жизнь мечтала там побывать.
   Никогда Ат Лав не думала, что она такая красавица, что её можно столько времени обхаживать. Элинин конечно любил говорить комплименты, но его было хотя бы приятно слушать. Тут оставалось только делать вид, что ты тащишься от этих бесконечных сравнений. Он бы ещё сказал, что Кастел будет прекрасной вазой для такой розы, как она. Тогда можно было бы попросить Ардата её заколоть.
   На самом деле, Наймире хотелось наконец-то вернуться обратно в Небесную Пристань. И вести там совсем некоролевскую жизнь, а как было раньше, до... до Зэрандера.
   - Ваше величество, прошу простить меня,... - подошедший дворянчик, из тех, что в бой идут во втором потоке и конными, был видимо повыше многих других, и желал получить внимание короля по какому-то важному вопросу. Может быть, он был каким-нибудь необходимым на войне министром? У Наймиры вяли от политики не только уши, но и сердце.
   Амадус рассыпался в извинениях и оставил принцессу одну. Как он обещал, на короткий срок. Ат Лав перевела дух, сердито почесала щёку, которая чесалась в течение последних минут двадцати, но раздирать ногтями кожу при короле Кастела было совершенно неприлично... и вдруг обнаружила, что забыла накидку в шатре. А ведь вечер наверняка будет холодным. А эту белую меховую жилетку, отделанную отборным розовым жемчугом, ей подарил его величество Амадус. Очень некстати забывать её где попало только потому, что всю жизнь считала, что носить на себе белый непрактично.
   Слегка сердитая, она велела Глэдгеру ждать здесь - впрочем, он всё равно пошёл следом, словно привязанный к ней невидимой цепью - и отправилась обратно. Погружённая в свои мысли, Ат Лав приподняла полог, юркнула внутрь и внезапно её слух уловил отчётливое:
   - Нам скорее всего даже не придётся добивать Ат Лава. Эмералдмор и Уитмон стараются за нас...
   Наймира замерла, задержала дыхание. Согнутые пальцы впились в белый мех и замерли. Она постаралась пройти незаметно внутрь вовсе не затем, чтобы подслушивать генерала Бархиса, по сути, она даже не знала имени того, с кем он сейчас говорил... Но куда важнее было, что...
   Надо было крикнуть Глэдгера. Немедленно.
   - Ардат! - принцесса схватилась свободной рукой за полог, сама не замечая, что прижимает к себе ту самую белую жилетку, которую она имела неосторожность оставить. Гэс, испугавшись её крика, - это было видно по выражению лица кастельца - отшатнулся от своего собеседника. Наймира подумала, что нужно убираться подальше отсюда.
   - Принцесса, - начал Бархис, постепенно возвращая на лицо улыбку, - вы узнали о нашем маленьком сюрпризе слишком рано...
   - Ардат! - Наймира дёрнула ткань, та затрещала. Она почти упала в руки своего гвардейца, тот был вооружён и выглядел весьма угрожающе. - Они слуги Ночи! - шепнула она, позволяя Глэдгеру слегка отодвинуть её в сторону.
   Бархис свистнул, непонятно откуда взявшиеся руки схватили Наймиру за локти. Она снова закричала, дёрнула рукой, чтобы освободиться, но едва не вывихнула сустав. На глаза навернулись слёзы.
   Глэдгер остался внутри шатра против двух противников, Наймиру силой выволокли наружу. Она перестала пихаться только тогда, когда обнаружила, что бросившийся к ним кастельский солдат из охраны был убит метко брошенным ножом.
   - Майви, что же ты даже не обернёшься, - пыхтящий голос сзади был без сомнения знаком.
   - Батар!
   - Я услышал сигнал, и подумал, что это не к добру. А ты чуть меня не забила до смерти, - Элинин рукой обвёл лежащие рядом с шатром трупы. Никто ничего пока не заметил... Хотя нет. Вот к ним торопятся вооружённые люди...
   - Им надо сказать...
   - Надо бы нам найти Амадуса, - Элинин крепко взял её за кисть и потащил за собой.
   - Что с тобой?! - возмутилась Наймира, едва поспевая за ним. Часть солдат закатилась в шатёр, часть осталась снаружи - озираться по сторонам. Охранять.
   - Король тут вряд ли причём. Надо предупредить сначала его, а у нас с тобой двоих шансов нет, - пояснял Элинин на ходу. До королевского шатра было три шага, но он поволок её в обход, за конями, провожаемый взглядами ничего не подозревающих конюхов.
   Элинин однажды уже дал Наймире ответ на вопрос, почему и король Гия, и король Кастела оказали ей в общем-то очень хороший, даже радушный приём, причём первый - ввиду того, что Ат Лав легко втянула его в военный конфликт. Очень простой ответ, до которого Наймира, к сожалению, не додумалась сама, а батар сообразил по слухам.
   Королю Ат Лаву Клинок дал очень большие полномочия. Одно то, что он в Сэнктиме назначил Хранителя своим словом, уже значит много. Разумеется, все те страны, что выступают на стороне Света, невольно должны согласовывать с ним свои действия, потому что Гаранд Астиан оставил его "за главного", не объявляя это официально, но дав на то все намёки. Немудрено, что союзники Света старались не сильно обижать сестру такого важного человека, даже зная, что она неблагородного происхождения...
   - Ты ведь сказал, что чуешь слуг Ночи, Элинин? - сердито спросила она, останавливаясь, чтобы перевести дух. В этой части лагеря, хотя она была совсем недалеко, всё было значительно тише и спокойнее. Тем не менее, скорее всего, их уже искали. Наймира подумала о Глэдгере. Что с ним случилось?
   - Ничего я не почувствовал, когда мы сюда приехали, - не очень весело ответил он. - Прости, майви. Должно быть, что-то не так.
   - Что может быть не так?!
   - Я не знаю. Поторопимся, - Элинин запоздало вспомнил, что его оружие, кинжал с деревянной ручкой, остался в груди последнего из убитых кастельцев. Если Амадус правда не в сговоре с ночью, придётся просить его простить эти смерти... Амадус милейший человек, но ко всему прочему глуповатый... для короля, одним из врагов которого является зловещий призрак из прошлого. Сарратарец, прижимая к себе ещё не переставшую тяжело дышать невесту, вошёл внутрь, с удивлением не обнаружив никакой охраны...
   Внутри было всего два человека. Король Амадус и тот самый молодой дворянчик, который увёл его от Наймиры совсем недавно. Буквально несколько минут назад, а сколько потрясений разом!
   - Ваше величество, - Ат Лав не заметила, насколько изумлённый и испуганный взгляд у этого человечка с королевской цепью на груди, - вы должны принять меры! Гэс Бархис...
   - Вы простите, - вяло запротестовал Амадус, нервно оборачиваясь на улыбающегося господина, сложившего за спиной руки. - Ваше вы...
   - Его величество Амадус хочет сказать, что вы арестованы.
   Если бы не Элинин, Наймира так бы и встала с открытым ртом, отказываясь признавать, что в очередной раз напоролась на старый гвоздь. Батар попытался вытолкнуть её, но пришлось только прижать к себе. Выход был закрыт. Бархис, спокойный, с неестественной ухмылкой, бесчувственным взглядом окинул Наймиру с ног до головы, остановился на округлом животе и прижимаемой к груди жилетке. Наконец, нарушил молчание:
   - Не торопитесь, ваше высочество. Солдаты подчиняются королю, а его величество послушает мудрый совет своего генерала. Не так ли, король Амадус?
   Элинин чувствовал, как под его руками Наймира дрожит. От гнева. Она стиснула ладони в кулаки, вся напряглась, словно вот-вот бросится и придушит Гэса. Сарратарец обернулся на Амадуса, как и предполагалось, тот только сделал виноватую мину на лице и что-то произнёс настолько невнятное и тихое, что, должно быть, даже широко улыбающийся приятель за спиной не услышал.
   - Майви, не принимай поспешных решений... не ерошься, - прошептал он. - Я что-нибудь придумаю...
   Гэс сделал рукой приглашающее движение, и в шатёр вошли четверо солдат. Двое схватили Элинина, ещё двое - взяли под руки мгновенно обмякшую Наймиру. Соглашаться с Элинином вслух было совер