Бухарова Д. Дмитриевна: другие произведения.

Семейные Традиции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мистика или нет - вот уж не знаю... Вампиры, если теоретически. Я совсем скоро допишу третью книгу Воинов Тени. Работа оказалась много сложнее, чем можно было подумать. Я непременно вывешу её на сайте, когда закончу и проведу хотя бы поверхностную редакцию... Если кому-то интересно. Пока могу предложить только рассказы. =)


Семейные традиции

   +++
   - Пап! Папа!..
   Частый топот на лестнице, ведущей со второго этажа, предвещал появление в кухне двух детей: мальчика и девочки. Они ещё были одеты в пижамки, но глаза сияли так, что не вызывало сомнений: дети уже точно не хотят больше спать.
   - Доброе утро, - мужчина, одетый в серый свитер с высоким воротом, отвернулся от плиты, сел на корточки и обнял сразу обоих.
   - А мама ещё не пришла? - спросила младшенькая.
   - Она придёт днём, - отец погладил её по головке, поцеловал в висок сына и выпрямился. - Идите вымойтесь и переоденьтесь, а я пока приготовлю вам завтрак.
   Дети с присущим им шумом убежали, оставив его в кухне одного. Он улыбнулся и вернулся к своим каждодневным и привычным обязанностям.
   +++
   Тини уже допивала какао, а Марк ещё ковырялся в омлете вилкой, морщась и лениво покачивая ногой под столом. Отец сидел в кресле и делал вид, что читает газету - на самом деле, он не мог оторвать глаз от своих детей.
   Наверное, потому, что они - совсем не такие, как он. Хотя все говорят, что сходство маленькой Тини с ним очевидно... Он криво улыбнулся. Кто все?.. Когда были друзья семьи - те говорили. Но семья Эйчеров переехала сюда год назад, и за это время по понятным ему причинам не удалось обзавестись друзьями здесь. Марк только в этом году пошёл в школу, Тини воспитывает только он... Три человека, живущие в загородном доме, один-единственный друг и иногда приезжающая Мирей, их мать и бывшая жена Дика.
   Дик Эйчер слыл не самым общительным человеком в небольшом провинциальном городке, где они жили, и не пытался опровергнуть это мнение о себе. Даже соседи толком ничего не знали о нём, и только продавцы в магазинах могли сказать, что видели его лицо и беседовали с ним.
   Он не работал, и это возбуждало подозрения. Здесь среди мужчин принято было работать, а Дик был странным исключением из этого правила. Он целиком посвящал себя детям, но на какие средства он живёт, никому не было известно.
   Купленный тогда ещё на общие с Мирей средства, дом и участок с буйной растительностью стал для Дика Эйчера чем-то вроде места добровольного заточения. Он не то, чтобы не мог, но просто не любил покидать его: только иногда прогуливался с детьми по городу, если они просили, ездил вечерами на природу или провожал Марка до школьного автобуса.
   Дик обнаружил, что Тини заметила, как он смотрит на них, опять улыбнулся и попытался заняться чтением. Правда, содержимое газеты было ему совершенно не интересно - он давно уже чувствовал себя слишком не похожим на остальных людей, чтобы пытаться вникать в их проблемы. Он не ненавидел их, не презирал, а просто однажды перестал интересоваться ими.
   Он любил только своих детей.
   - Ешь быстрее, Марк, - негромко произнёс он.
   - Пап, я не люблю омлет! - мальчик отодвинул от себя тарелку. Ему было семь лет, у него были поразительно синие глаза, тёмные кучерявые волосы, и он умел делать невероятно сердитый взгляд. Он был похож на мать... Мирей тоже любит сердиться, и у неё до развода были длинные роскошные волнистые волосы, которые она внезапно подстригла...
   - Завтра на утро будет что-нибудь другое, - Дик никогда не сердился на детей, но почему-то избалованными нытиками они не росли. Раньше ими больше занималась Мирей, а когда семья Эйчер переехала сюда, и Дик стал искать работу, всё изменилось... - Можете пойти пока поиграть, а скоро придёт мама...
   - Мама! - Марк с готовностью соскочил со стула и убежал наверх, как будто чем быстрее он начнёт заниматься своими делами, тем скорее и она придёт. Дик улыбнулся ему вслед.
   - Пап, а Марк говорит, что у него теперь очень много друзей, - Тини поставила на стол свою кружку и круглыми обиженными глазами посмотрела на отца. Он только вздохнул, потому что знал, что когда-нибудь к этому дело придёт.
   - У тебя тоже скоро будет много друзей, - ответил он, уже не улыбаясь. Не потому, что был сердит, а потому что это было действительно серьёзной темой для разговора. Это было тем, чего он всегда боялся.
   - Я хочу познакомиться с кем-нибудь... Нет, пап, мне не скучно играть с тобой, - она соскочила с табуретки и забралась к нему в кресло. - Но я тоже хочу много-много друзей...
   - Хорошо, - он несколько раз провёл холодными пальцами по пушистым волосам дочки и крепко обнял её. Когда-то он даже не хотел отдавать Марка в школу, чтобы не потерять его. Но они всё-таки совсем не такие, как он. Это он чуждается и не хочет общения с людьми, а они...
   - Ты не обижаешься, пап?
   - Нет, моя дорогая. Иди поиграй с Марком... Я обещаю тебе, что у тебя обязательно будет много друзей...
   Она убежала, и Дик, отложив газету, принялся растирать пальцами виски. Когда всё это случилось, ему было тридцать пять, а Мирей - двадцать девять. Но он до сих пор не может смириться с мыслью, что детей придётся оставить и разлюбить так же, как и Мирей.
   Это она от него ушла. Испугалась и убежала из дома ночью, а он искал её... А она боялась... Потом они разговаривали... Ругались... Как ему было трудно сдержаться... Затем развод... Ему пришлось выбивать из судьи разрешение, чтобы дети остались у него. Дик невесело ухмыльнулся - гиблое это дело, оставлять свидетелей, но у него не было выбора. Окружной суд всё-таки оставил детей ему, а судья до сих пор, наверное, не понимает, что угроза была не шуточной. Дик был на всё готов, чтобы дети остались с ним, и ещё он знал, что ни один человек не станет шутить донесением в полицию с таким, как он.
   После этого он уже не мог любить Мирей, но детям мать всё-таки нужна. Поэтому он никогда не запрещал им общаться, она иногда забирала их покататься на машине, или в парк аттракционов - туда, куда ни за что бы не пошёл Дик. Главным уговором было то, что Тини и Марку не положено знать слишком много о своём отце.
   Сплошной обман, в который превратилась его жизнь, стал причиной его душевного волнения только недавно, когда пришлось отдать Марка в руки школьных учителей. Дику хотелось бы, чтобы дети всегда были рядом, или по крайней мере с Мирей... Она любит их, хотя и ненавидит его ... И боится, пусть он и не хочет ей зла.
   Дик занялся уборкой на кухне, чтобы не думать обо всём этом. Этой ночью он опять ездил в соседний большой город, пока дети мирно спали. Для него в таких поступках больше не было ничего из ряда вон выходящего...
   Он протёр по столу влажной тряпкой и полюбовался на отражение потолка на столешнице. Зеркал в доме он не держал, только одно небольшое в комнате Тини. К чему впустую смотреться в зеркало?..
   Звонок в дверь оторвал его от домашнего хозяйства, к которому Дик привык так же, как к ночным путешествиям и перепалкам с Мирей на пороге дома. Его бывшей жене ещё рано было приезжать, и Дик сразу определил, что это может быть только Джентин.
   Он открыл дверь и посторонился, пропуская гостя.
   - Доброе утро, Дик, - Джентин прикрыл за собой дверь сам. - Как насчёт работы?
   - Я вчера сделал внеплановую поездку, - нахмурился Дик. - Проходи... Я не хочу пока этим заниматься. Я насытился всем этим...
   - Этим? - Джентин приподнял бровь. - Ну-ну...
   На вид ему было лет сорок-сорок пять, это был подтянутый, но некрасивый мужчина с изрытым лицом и седеющими волосами. В статичной, но не самой обычной жизни Дика он сыграл самую главную роль, и Дик не знал, благодарен ли он, или ненавидит его за это. Тем не менее, Джентин был тем самым человеком, который считался за "друга семьи".
   Он снял шляпу и повесил её на крючок.
   - Забавное дело, - пробормотал он. - Кто в такой сезон носит шляпы?
   - Я и ты, Джентин, - Дик открыл дверь в гостиную, когда сверху выкатились дети, вероятно, ожидавшие, что это пришла мама.
   - Дядя Джентин! - Тини по своей привычке поднялась на цыпочки и обняла единственного гостя дома Эйчеров, всегда приходившего без приглашения. Он похлопал её по спине и пожал ладошку Марку, улыбаясь тонкими губами.
   - Здравствуйте, здравствуйте... Кажется, я не оправдал ваших надежд, правда?
   - Мы ждём маму! - затараторила Тини. - Она скоро придёт!
   - Скоро придёт, - подмигнул ей Джентин. Дети привыкли к нему за эти два года, и ни некрасивое лицо, ни жёсткий взгляд, ни кривоватая улыбка не пугали их.
   - Я вас позову, - Дик кивнул в сторону гостиной. - Пойдём, поговорим, Джентин...
   Дети поднимались по лестнице, медленно, явно желая послушать хотя бы отрывок беседы отца и того, кто по их мнению являлся старым другом семьи, но Дик крепко затворил двери.
   - Почему ты не хочешь сделать их такими, как мы, Дик?
   - Джентин!
   - Они же вырастут такими несовершенными, глупыми, слабыми как их мать, каким ты был раньше, как весь этот сброд, - Джентин насмешливо кивнул в сторону окна, заросшего с внешней стороны плющом. - Ты только сделаешь им лучше...
   - Я люблю их такими! - Дик нахмурился, и обычно мягкие черты лица погрубели. Красноватые глаза сердито блеснули. - Мои дети тебя не касаются, Джентин!
   Он рассмеялся и сел наконец в кресло, расслабленно расправив плечи.
   - Когда-нибудь ты столкнёшься с тем, что они поступят подобно Мирей, узнав правду.
   - Они меня любят. Я не сделал им ничего плохого...
   - Мирей ты тоже не сделал ничего плохого... И ты её любил... Но Марк уже ходит в школу, правда? - он прищурился.
   - Это тебя не касается! - Дик сжал кулаки. - Не трогай моих детей!
   Джентин приподнял руки и покачал головой:
   - Я даже не собираюсь. Но Дик, скоро он познакомится с банальным западным эпосом. Скоро он близко сойдётся с какими-нибудь мальчишками, которые расскажут ему о дурацких детских страшилках про людей, пьющих кровь... Про их острые клыки и красные глаза...
   - Хватит! - Джентин иногда выводил его из себя. Дик сделал несколько решительных шагов вперёд, но вовремя остановился. Его начальник не дрогнул, только улыбнулся ещё шире.
   - Тогда перейдём всё-таки к делу, Дик...
   К делу? Эйчер почти упал в кресло напротив. Джентин ведь во многом был прав... Дети, которых он так любит, и которым готов отдать всё, просто не понимают, что такое вампиры. Он сохранил их от этого знания... Но контакты с миром приучат их к тому, что вампир - всегда воплощение зла, настоящий дьявол во плоти. Вся идиллия, которую он так любит, будет разрушена.
   - Они останутся людьми, - пробормотал он.
   - Ты, кажется, совсем меня не слушаешь?..
   - Они останутся людьми! Думаешь, я хочу моим детям проклятья, которое ты так заботливо передал мне?
   - Обвиняешь меня? А твоё согласие?..
   - Ты меня обманул, - Дик опёрся на руку подбородком. - Ты просто меня обманул...
   Когда он пришёл наниматься на работу к этому человеку, неулыбчивому, в чёрных очках, он услышал о баснословном окладе и ненапряжённой работе. Он ознакомился с делами фирмы... Легальной стороны фирмы. И подписал договор... Который оказался практически договором с дьяволом.
   Дик невольно коснулся воротника свитера, под которым прятались две небольших отметины. Всё было так поразительно-неожиданно... Он потерял сознание от боли, а очнулся с ощущением, что всё изменилось. И боль уже не играет никакой роли...
   Потом была ярость на Джентина. Первая серьёзная драка в жизни Дика - когда этот мужчина размазал его по полу и в действительности показал, что он ни черта не стоит.
   Чёткое курирование Джентина, первая охота, первая жертва. Безудержный страх за себя, за детей, за жену. Но всё оказалось не настолько ужасно... Если бы Мирей не перепугалась до смерти и не убежала, может быть, удалось бы убедить её: в том, что её муж - вампир, нет ничего странного.
   В конце концов, он такой не один...
   Джентин заплатил ему деньги. Достаточно много. А вся новая работа Дика состояла в том, чтобы убивать тех, кого ему приказывали убить. Он получал одновременно и необходимое для жизни питание, и оплату. Совсем неоригинальная работа наёмника в оригинальном исполнении существа, которому нипочём пули, и которое питается человеческой кровью. Дорого оплачиваемая работа.
   Если ему приходилось уезжать, он просил Мирей забрать на время детей. Обычно она грозилась уехать с ними, спрятаться, чтобы он никогда её не нашёл...
   Но Дик не боялся угроз. Дети его любят, а он любит их. К тому же, Мирей очень боится его, его острозубой улыбки и ласкового взгляда неестественно-красных глаз. Она тоже знает о крови на его губах и руках... Эта кровь - только жизненная потребность, как кальций для костей. Поедание витаминов не приравнивается к преступлению.
   - Хватит о твоих детях и моём коварстве, - Джентин всё прекрасно знал. Для него Дик был открытой книгой, читать которую было одно удовольствие. - Поговорим о работе. У меня есть один заказ в Чикаго. Билеты на самолёт куплены. Сегодня придёт Мирей - попросишь её пожить с детьми.
   - Я сегодня уже охотился...
   - Ничего. Можешь просто его убить.
   - Я две недели назад летал в Париж, Джентин...
   - Ты у меня один, Дик, и даже с одним-то тобой столько проблем. А заказов не так много, не надо жаловаться. Разве я соврал, и ты не получил взамен простую для тебя работу, большие деньги и всё для исполнения твоих желаний?..
   Эйчер поскрипел зубами.
   - Хорошо. Чикаго так Чикаго.
   Джентин вытащил из кармана конверт, передал его в руки своего подчинённого, взаимоотношения с которым были крайне необычными, и вытащил свои чёрные очки, без которых не появлялся на людях. В конце концов, законопослушная сторона его бизнеса была очень серьёзной, и не следовало бродить по городку слухам, что этой компанией руководит старый вампир.
   +++
   - Я тебя ненавижу!
   Дик улыбнулся нешироко и закрыл за Мирей дверь.
   - Спасибо, что зашла. Дети по тебе соскучились.
   - Ты - дьявол! Ты настоящий изверг! - продолжала она. - Я не понимаю, почему до сих пор не раструбила о тебе на весь мир!
   - Наверное, потому, что ты тоже заботишься о наших детях. Можно твоё пальто? - он протянул руку, но получил тяжёлой скомканной тканью по лицу. Впрочем, Дик был очень терпелив, поэтому пальто оказалось на вешалке. - Очень хорошо, что ты пришла. Я попрошу тебя взять к себе детей на денёк?
   Мирей считалась красивой женщиной. Но она была слишком агрессивной, по мнению Дика. Вне того, что он повлиял так необычно на её жизнь, вне того, что он истинный пример наличия нежити в нашем научно продвинутом мире, он прежде всего её бывший муж, отец её детей, человек, с которым она не один год прожила бок о бок. Он всегда был к ней ласков, он действительно её любил. И сейчас он тоже не помышлял о зле против неё, но что Мирей думала по этому поводу, Дик даже не решался предположить. Она видела в нём и разрушителя её счастья, которого полагалось ненавидеть, и потустороннюю зловредную силу, которой необходимо бояться.
   - Опять?! Ты опять хочешь кого-то убить?!
   - Тише, - он поднёс палец к губам. - Не пугай детей.
   - И ты ещё заботишься о детях! Тоже мне папаша! - рассердилась она. - Кровожадный маньяк!
   - Мирей, тише, - наклонился к ней Дик, и она замолчала. Он ненавидел делать подобные негласные угрозы, но приходилось.
   - Отойди от меня...
   - Привыкни, Мирей. Я не такой, как ты, и как они. Но я не могу жить без них, и я не желаю тебе зла...
   - Как можно поверить такой твари, как ты?! Пока ты не связался с этим Джентином, ты был хорошим человеком! А теперь?..
   - А теперь я очень хороший не-человек, - улыбнулся он. - Дети! - Дик повернул голову к лестнице. - Мама пришла!
   Мирей разъярённо посмотрела ему в затылок. Дик протянул руку и ледяными пальцами взял её за запястье.
   - Пойдём к ним наверх, они не слышат.
   - Двуличная и подлая тварь, - прошептала Мирей. - Отпусти мою руку!
   Дик отпустил, грустно улыбаясь. О да, он её любил. Но он не жалеет, что сейчас всё так, как есть... Вот только дети... Они взрослеют... Увы, они вместе с взрослением физическим приобретут множество глупых предрассудков, а он не знает, как уберечь от них.
   +++
   В аэропорту он старался как можно быстрее проходить мимо зеркал. Его тщательно осматривали, как и всех остальных пассажиров рейса, на предмет оружия и наркотиков. Ну что ж, зубы пока ещё не считаются оружием, а обращать на них внимание никто не собирается.
   Дик сдержанно улыбался, не размыкая рта, отвечал коротко и вежливо, когда его попросили снять очки - снял и продемонстрировал синие линзы. Потом нахлобучил обратно свою шляпу и проследовал через открытую площадку в автобус до самолёта, разглядывая сквозь тёмные стёкла очков людей вокруг.
   Они не способны причинить ему зла. Единицы из них способны поверить, что вампиры существуют, и ещё меньше представляют, как справиться с ними.
   Если бы было можно запасаться кровью впрок, он бы так и делал. Но как простому жителю захолустного городка этого добиться?.. Приходится следовать природному инстинкту.
   Дик открыл бумажник и поглядел на фотографию детей. Мири обиженно дуется, зато Марк улыбается во весь рот. А в жизни обычно бывает наоборот. Нет, дети обязаны быть настоящими, живыми! Как Джентин может предлагать ему...
   Эйчер захлопнул бумажник и сунул в карман куртки.
   +++
   Погода не радовала обывателей - серое низкое небо с клоками облаков, довольно сильный ветер, слетающие листья. Осень, но ещё не поздняя. На улицах было совсем немного народу, и изредка проезжала какая-нибудь машина, в основном - полицейский патруль.
   Дик Эйчер любил только такую погоду - холодные зимы, хотя они не были на самом деле такими уж холодными, были ему неприятны, солнечные дни по понятным причинами почти болезненными. Сегодняшняя погода радовала его - он мог прогуливаться без шляпы, только подняв воротник пальто, и ловил лицом прохладный ветер. Это был своего рода риск - а что, если ветер разгонит облака? - но риск приятный. Дети любили гулять вместе с ним....
   Слева, крепко держась за его руку, подпрыгивала Тини. Она вытянула его сегодня в магазин игрушек - в центре для детей, единственном на весь городок. Отказать дочери Дик не мог почти никогда.
   Марк брёл рядом, будто бы не слишком охотно, но явно ожидая, что и ему что-то выпадет. Может быть, это не слишком было похоже на семейную идиллию, но Дику всегда хотелось, чтобы это длилось вечно. Вот только дети к сожалению не смогут оставаться навечно детьми, и всё ближе тот момент, когда придётся говорить с ними о правде...
   Двери бесшумно расползлись, пропуская их. Дику показалось, что кто-то из прохожих странно посмотрел на них, когда в стекле не отразился подходящий мужчина, но обернувшись, он не нашёл никого, кто бы интересовался им. Признаки паранойи он связал с Джентином, этот человек был для него воплощением кардинального поворота в жизни, не зла, скорее великого цинизма, которого Дик никогда не сумеет понять. Но ещё тем, на кого можно было положиться, несмотря на злорадные ухмылки, гадости на словах и убийственные советы, заставлявшие порой Дика едва сдерживаться, чтобы не броситься с кулаками на старого и успешного вампира...
   Джентин никогда не говорил о возможности раскрытия себя, но зато угрожал Дику постоянным разоблачением. Причём, никогда со своей стороны, и именно поэтому Эйчеру он казался надёжным плечом. Никакой жестокий взгляд и менторский тон не был способен переубедить его... Но последние пару месяцев Дик замечал за собой, что после каждой очередной охоты начинает бояться взглядов. Если раньше он умел их игнорировать, то теперь ему кажется, что вся эта суета людей вот-вот заползёт к нему в душу и попытается забрать у него что-то самое главное...
   "А у вампиров есть душа?" - спросил он сам себя, но ответить не успел.
   - Чего ты стоишь, па? - Марк потянул его за руку. - Пойдём...
   Он тряхнул головой и позволил детям утащить себя в яркий и шумный, несмотря на то, что народу было совсем немного, магазин. Играла какая-то ненавязчивая, но быстрая музыка, Тини почти сразу же убежала в соседний отдел, а Марк ещё какое-то время топтался.
   Дик присел рядом с ним на корточки:
   - Ты какой-то грустный, Марк. Что-то случилось?
   - Мне кажется, что маме плохо, пап, - Марк потёр нос пальцем, как всегда делал, когда бывал удручён. - Она раньше много разговаривала с нами. И вообще, была другая совсем.
   - Мало ли что бывает, - Дик припомнил последнюю встречу с Мирей. Она всегда была для детей совсем другим человеком, чем для него. Наверное, так и должно быть.
   - Все ребята в школе живут с мамой и отцом вместе, - упрямее пробормотал Марк. - Я тоже так хочу.
   Дик закрыл глаза. Сердце, переставшее биться почти два года назад, не переставало болеть, когда он думал о детях и своих отношениях с ними. Каждый раз ему начинало казаться, что Джентин был прав, и что они не должны быть вместе, что он должен отдать их Мирей и исчезнуть, чтобы жить тайно и во мраке ночи, а не уподобляться Джентину и разгуливать днём по улицам, рискуя многим ради детей, которые, быть может, и не поймут этого, если узнают правду. Но Джентин был одиночкой. Ему нечего было бояться. Чтобы быть вампиром и жить в своё удовольствие, не обязательно обладать легальным бизнесом...
   - Мама водила нас в церковь, - продолжал Марк, - она много там молилась... Почему ты никогда не водил нас на службу, пап?
   Дик вздрогнул и невольно стиснул кулаки за спиной, чтобы не испугать Марка внезапной реакцией. Мирей?.. Нет, она не может пытаться повернуть их против него! Она просто не думает, что делает... Они ведь были когда-то из разряда тех "правильных" семей, что посещали исправно воскресные службы, конечно, дети к этому привыкли... Но вот Тини никогда не жаловалась, и Марк...
   - Ты всегда можешь пойти туда сам, - медленно выговорил он. - Я уверен, что ты достаточно взрослый, чтобы самому решать, что ты хочешь...
   Марк снова посмотрел на него синими упрямыми глазами, потом втянул голову в плечи и прошептал:
   - Я тебя люблю, пап... Я просто волнуюсь за маму... Она очень грустная и много плачет... Она плакала ночами, когда мы жили с ней, а ты улетел...
   Эйчер рассеянно потрепал его по плечу.
   - Всё будет хорошо, не думай об этом.
   Марк уткнулся в него лицом, доверчиво бормоча что-то, чего Дик уже не мог слышать. Джентин не раз говорил, что его любовь к детям удивительна, и, наверное, именно поэтому окажется разбитой. Он даже советовал ему исчезнуть, оставив Марка и Тини Мирей...
   Но Мирей, кажется, просто спятила!.. Дик хорошо чувствовал клокотавшую внутри ярость. Она очень редко появлялась в нём, чаще всего, когда он ссорился с Джентином, но никак не когда дело касалось детей или женщины, которую он любил, будучи человеком. Для Дика дороже всего было то, что несмотря на свою совсем иную природу, он не чужой человеческому роду. Он во многом близок им... он умеет любить... сдерживать себя... Быть как все остальные...
   +++
   - Простите, с вами всё в порядке?
   Дик не сразу понял, что кассирша в малиновой кепочке обращается именно к нему. Глаза у неё были встревоженные и круглые, как от удивления. Эйчер, недоумевая, нахмурился:
   - Что, извините?..
   - Я говорю, всё ли с вами в порядке? - порозовела кассирша. - У вас... У вас глаза красные...
   Какое-то время Дик ещё не очень хорошо соображал, в чём дело, а потом едва не хлопнул себя по лбу прямо перед кассой. Под кожей пробежало сразу несколько табунов мурашек.
   - У меня... сосуды полопались... так бывает... не волнуйтесь, всё в порядке...
   - Здесь рядом есть аптека, - заботливо предложила кассирша.
   - Спасибо, всё хорошо, - повторил Дик. Если бы он мог бледнеть, он бы несомненно побледнел, но он только проклинал себя за то, что оказался настолько невнимательным! Никогда раньше так не случалось, чтобы он забыл дома свои очки...
   Он торопливо оплатил покупки, взял с прилавка пакет и быстрым шагом вылетел из магазина, чтобы отдышаться на улице. Дик надвинул шляпу как можно ниже на глаза и тихо выругался. Дети выбежали из магазина ещё не сразу, видимо, задержавшись перед полками, и всё это время Дик скрипел зубами, прятал лицо от взглядов людей и пытался найти причину собственной дурости.
   +++
   Дети со своими новыми игрушками убежали наверх. Дик потянулся за газетой, но читать не было никакой охоты. Он положил на стол шляпу, попытался подремать, но и спать ему тоже не хотелось. К его счастью, не стоило особого труда сутками обходиться без сна. Ночами он или гулял, зачастую испытывая свой собственный голод, или выполнял задания Джентина, которые давно перестали казаться ему из ряда вон выходящими, либо щёлкал кнопками пульта, поглядывая наивные фильмы ужасов.
   Сейчас ещё было далеко до вечера, и спать ему совершенно не хотелось. Однако сразу два тревожных события в один день совершенно его не радовали. И Мирей пытается отдалить от него детей, и сам он, как последний идиот, вышел на улицу, сверкая красными глазами... Ни Марку, ни Тини не удивительно, что их отец выглядит именно так. А вот как на это смотрели остальные люди? Что они теперь о нём думают?
   "Какая тебе разница, что о тебе думают?" - сердился внутренний голос.
   Дик тоже сердился, но ничего не мог с собой сделать...
   В дверь позвонили. Мирей никогда не приезжала без предупреждения, так что Дик был уверен, что это Джентин, поэтому и открыл без всякого сомнения. Разве что очки уже скрывали его глаза - придя домой, он почти сразу ощутил потребность их надеть, как будто запоздалые меры могли что-то изменить.
   На пороге стояла женщина, которую Дик точно не знал. На ней было серое осеннее пальто и лёгкий платок на голове, и она держала за руку мальчика, судя по сходству, своего сына. Паренёк прятался за её спиной, выглядывая оттуда с явной опаской.
   - Простите, - начала она, - я Эмилия Шихти, ваша соседка...
   - Очень приятно, - сухо ответил Дик.
   - Вы - отец Марка? Мистер Эйчер?
   - Да, я. Что вам угодно?..
   Дик не любил гостей. Гости этого не знали - ведь когда ты не существуешь, ты не можешь об этом знать. Но он ещё не дошёл - и был этому рад - до состояния, когда бросаешься на любого, кого не хочешь видеть. Джентин рассказывал ему о своём прежнем помощнике, который не умел контролировать себя, нападал на горожан, и его пришлось убить. Дик спросил тогда: неужели, вампира действительно можно убить? Джентин только рассмеялся... Дик был уверен: простому человеку не убить вампира, потому что просто неизвестно, как это сделать. А Джентин способен убить кого угодно, немолодой вампир сильнее, чем любой, кого Дик видел за свою жизнь. Дик даже сомневался, действительно ли ему было столько лет, сколько он говорит, или он намного старше и просто приспособился к современной жизни? В любом случае, Джентин был одной из причин, по которой Дик умел отлично контролировать свои зачастую чудовищные желания. Но первой и главной причиной этому были конечно дети.
   - Понимаете ли, я должна уехать из города сегодня, и не с кем оставить сына... Он учится с Марком в одном классе, я подумала, что, может быть, они поиграют вместе...
   - Мама, я не хочу! - пискнул сзади её сын.
   - Тише, Андри. Я вернусь сегодня вечером...
   - Хорошо, я думаю, Марк будет ему рад, - Дик изобразил вежливую улыбку.
   - Мама, я к ним не пойду! - почти завопил Андри.
   Эмилия Шихти неловко и виновато улыбнулась:
   - Я не знаю, он почему-то боится...
   - Я тебе говорил! Я тебе говорил! Мама, пойдём...
   - Что-то случилось? - Дик скрестил на груди руки.
   - Мой сын почему-то вбил себе в голову,.. - она покраснела. - Да что вы, ничего серьёзного.
   - Не беспокойтесь, я хорошо знаю детей. Я пойму.
   - Он почему-то решил, что вы... Ну, что вы вампир, и...
   Она ещё продолжала говорить, но Дик уже её не слышал. Вероятно, его лицо изменилось так сильно, что даже Эмилия запнулась, а Андри так вовсе взвизгнул.
   "Почему-то решил... Что я вампир..."
   Эйчер тяжело дышал. Это случайность?.. Это нелепость?.. Или что это?
   Дик провёл по волосам рукой, потом сел на корточки, чтобы оказался на одном уровне с мальчиком, и, тщательно следя за собственными губами, спросил:
   - Почему ты так решил, Андри?
   - Так все говорят, - из-за спины матери пискнул Андри. - Я слышал!.. Мама, пойдём отсюда...
   - Не говори глупостей, - рассердилась, кажется, Эмилия. - Простите за беспокойство, мистер Эйчер. Я думала, с ним будет проще. Я лучше попрошу кого-нибудь другого...
   - Не стоит, - Дик выпрямился. - Я хорошо лажу с детьми, у меня у самого двое. Я думаю, мы с Андри найдём общий язык, - он отворил дверь шире. - Заходи, - голос прозвучал вполне ласково.
   - Спасибо вам большое, - Эмилия подтолкнула сына в спину. - Я зайду за ним вечером.
   - Не за что, - меланхолично отозвался Дик. - Было приятно познакомиться, миссис Шихти...
   Он держал одну руку на плече Андри, опасаясь, как бы тот не всполошился, другой закрывал дверь. Почему-то ему казалось, что ничем хорошим знакомство с мальчиком, уверенным, что он вампир, не закончится. Дик обернулся на совершенно белого мальчишку, явно ожидающего, что на него нападут и съедят.
   - Ну что за глупости, Андри. Разве ж вампиры существуют?..
   Андри молчал и пытался пятиться. Дик мысленно осудил Эмилию: никакого умения обращаться с собственным ребёнком. Разве ж можно отправлять сына туда, куда он совершенно не хочет идти?
   - Так в школе говорил... Сын Кэстера... И сам мистер Кэстер говорил, я слышал, в ремонтной...
   Дик сжал кулак. Об этом говорили взрослые люди! Это не детские бредни, и не вина Марка, который мог акцентировать внимание в школе на чем-нибудь вроде красных глаз собственного отца! Что бы это могло значить?..
   - Садись, - он подвёл Андри к дивану. Тревога внутри не собиралась утихать. Нельзя давать Андри сейчас встретиться с Марком и Тини. Он может напугать их. Нельзя позволять сеять беспорядок в его доме... - Мистер Кэстер, ты говоришь?..
   Судя по тому, как Андри пытался самозабвенно разглядеть в его рту клыки, у него не было никаких сомнений, что с ним говорит вампир. Дик чувствовал, что начинает беситься.
   - Угу... И что вы с ним сделаете?
   - Сожру, как порядочный вампир, - с максимально шутливой улыбкой, на которую был способен, процедил Дик...
   Спустя две минуты Андри заснул, сидя на мягком диване в гостиной Эйчера. Дику некогда было возиться с ним, у него появилась проблема куда более волнующая, и он решил, что сыну Эмилии Шихти не мешает вздремнуть.
   Почти бегом он бросился к телефону, чтобы связаться с Джентином, но по дороге обнаружил, что его шеф уже снимает шляпу в прихожей. Он умел оказываться вовремя там, где надо...
   - Ты знаешь? - Дик остановился и даже сорвал очки с лица, чтобы видеть не тёмную фигуру Джентина, а самую обычную.
   - Я слышал кое-что не очень хорошее, - со спокойным лицом заметил Джентин. - На тебя объявлена охота.
   Дик поднял брови, не сумев найти слов, чтобы переспросить. Какая охота? Что ещё за глупости?..
   - Ребёнок Шихти, - Джентин заметил спящего Андри. - У тебя такой забавный юный информатор...
   - Джентин! - растерянно крикнул ему в спину Дик, и тут же понизил голос, боясь испугать детей наверху. По поводу Андри он не боялся. Ему спать здесь ещё долго...
   - По какой-то причине широкой общественности стало известно о том, что ты вампир, - Джентин сел в кресло, и насмешка с его лица куда-то подевалась. - Таких легенд тут не ходило с тех пор, как пятнадцать лет назад погиб мой прошлый помощник, и стал заниматься делами сам. Тогда тоже люди собирались охотиться на него.
   - Охотиться?
   Джентин насмешливо посмотрел на него, словно ожидая, когда же ласковый и правильный папаша, промышляющий ночами кровавыми убийствами, сам дойдёт до такой простой мысли. Но Дик, кажется, совершенно отказывался соображать.
   - Люди не любят таких, как мы. И стараются вырезать, даже если мы не слишком мешаем им жить.
   - Но что они могут сделать?.. - Дик сжал пальцами виски.
   - Смотря кому. Мне - вряд ли что-то могут. А тебе... У них есть способы борьбы с нами. Тебе их может и хватить, друг мой, - Джентин поглядел на спящего Андри. - Мы свыкаемся с жизнью рядом с ними, а они не желают жить рядом с нами. Они ненавидят нас, завидуют нам, но это ничего не меняет. Дик, я думаю, они уже нашли тех самых людей, что когда-то убили Вейя.
   - Убили?.. Джентин, ты говорил, что ты убил его!..
   - Я как раз собирался, но они сделали это за меня. Я расскажу тебе кое-что об этих людях, пока у нас ещё есть время...
   - А оно у нас есть, Джентин? - требовательно спросил Дик.
   - Ты давно уже живёшь тут, а узнал о раскрытии своей тайны только сегодня. А как давно она раскрыта? А если бы Эмилия не вздумала уехать из города? Как ты думаешь, есть ли у тебя время?..
   Дик устало кивнул, отодвинул лежащего Андри и сел напротив Джентина.
   - Я тебя слушаю.
   +++
   Шестнадцать лет назад наш маленький городок на побережье потрясло страшное убийство. Растерзанное тело молодой девушки, учившейся в последнем классе колледжа, было найдено в парке, но несмотря на то, что дело было возбуждено, расследование зашло в тупик - жертва была лишена крови, а на её теле было множество следов укусов. По местному телевидению объявили о диком звере, но какой зверь способен выпить из человека всю кровь?
   Легенды о кровопийцах-вампирах начали бродить за милую душу. Переполох в городе закончился нескоро, а стоило ему улечься, как нашли ещё одну жертву - мужчину, вышедшего ночью проверить, почему визжит сигнализация машины. Растерзанное тело на капоте "мицубиси" появилось на первых страницах даже столичных газет. Заговорили о маньяке...
   Вей уже несколько лет работал на меня. Ситуация та была совсем иной, нежели с тобой, Дик. Я нашёл его в лесу рядом с городом, его придавило деревом, и он потерял много крови. Я как раз нуждался в работнике и предложил ему спасение. Я ничего не скрыл, как сделал это с тобой. Но ты всё-таки пришёл ко мне женатым человеком, с детьми, а мне так нужен был помощник, кто-то из новеньких в городе, поэтому я напал на тебя, не беседуя за жизнь. А Вей был тогда готов на всё, вот я и воспользовался этим.
   Я приютил его у себя, зачислил к себе в фирму бухгалтером, и запретил нападать на горожан. Он клялся, что не будет, но однажды вошёл во вкус. Я замечал, что он уезжает всё чаще, иногда на несколько дней, правда, он, как и ты, умел выбирать жертв, которых потом не ищут... Когда он убил Юлианну, я хорошенько наподдал ему, он клятвенно обещал мне, что не сделает больше ничего подобного... Потом жертвой стал Шон. Они поругались в автомастерской, и Вей собирался всего лишь сломать ему машину, а когда на звук сигнализации выбежал хозяин, Вей решил, что одного это будет мало.
   Потом он стал прятаться от меня. Убивал того, кто попадался под руку. Люди здесь жили в страхе целый год, и однажды мне это надоело. Я мог бы уехать, бросив его здесь, и пусть с психом разбираются остальные... Но ты же знаешь меня, Дик, у меня есть то, что люди называют совестью... Я решил его просто убить.
   От меня никогда не укрывались новенькие в городе, а сюда как раз приехали на небольшом грузовичке трое мужчин и одна женщина. Это было не похоже на семейное или дружеское путешествие. Они беседовали с отдельными горожанами, что-то записывали... Мне было крайне интересно. Однажды я поговорил с ними - идиоты, они даже не заметили во мне вампира, делясь тем, что приехали "уничтожить местную нечисть".
   "Это что-то вроде дела нашей жизни, - говорил их командир, Кевин. - Всякая дрянь появляется в разных городах, и мы этим занимаемся".
   "Откуда вы знаете, как их убивать?" - спросил я.
   "Мы не просто их убиваем. Мы вырезаем их род, как предрасположенный к вампиризму..." Представляешь, Дик? Эти придурки были уверены, что вампиризм передаётся по наследству!.. Я не стал смеяться при них, и не стал убивать их. Мне никогда не было свойственно жалеть тех, кто попадается таким идиотам. Я был уверен, что мой бывший подопечный умнее и ловчее, и не попадётся им, но я ошибся.
   Эти ребята оказались не такими уж "новичками". Они разобрались с Вейем так, что я даже не успел принять в этом участие. Родных у него тут не было, так что больше они никого не тронули, а его голову забрали с собой. Удивительное дело - это больше походило на охоту за трофеями, чем за вампирами.
   Я не хотел тебя пугать, Дик... Да, люди могут убить вампира. Им даже довольно просто это сделать, хотя не так просто, как вампиру - человека. Ты сильнее их, но ты - всё-таки не я. Мне бы они не сумели сделать ничего, а вот ты в опасности. Я понял это, когда увидел своими глазами сметь Вейя. Бедный мальчик... Хотел познать блаженство всевластия, а получил деревянный кол в сердце и выжженный крест во лбу...
   +++
   - И они снова здесь? - Дик напрягся.
   - Я видел их фургон. Но состав сменился. Кевин Венгер, видимо, умер, или убит кем-нибудь из нас за тысячи миль отсюда. Их компанию возглавляет его сын, коллеги называют его Ричи. С ним ещё три человека, одного я помню ещё с прошлого раза. Его и стоит опасаться больше других. Девчушка, кажется, просто подружка Ричи, её можно не бояться. Ну и ещё какой-то юноша, который много хвастается и, скорее всего, мало делает...
   Дик заставил себя закрыть глаза и немного успокоиться.
   - И что мне надо делать?..
   - Я думаю, тебе стоит или убить их и исчезнуть навсегда, оставив о себе жуткую память в городе, или уйти тихо...
   - И оставить детей?
   - Помни: эти люди заблуждаются, и хотят убить не только тебя, но и...
   - Я не дам им своих детей! - воскликнул Дик, вскакивая. - Джентин, я их тут не оставлю! Я уйду с ними!
   Джентин посмотрел на него, прищурившись, и в его глазах заплясали красные огоньки:
   - Я помогу твоим детям. Или ты мне не доверишь их?..
   Дик замолчал. Доверяет ли он Джентину? О да, всецело!.. А своих детей, Тини и Марка?.. Джентин так давно хотел сделать их вампирами... Но ведь только затем, чтобы сделать лучше ему, Дику. Не для того, чтобы возиться с ними самому, когда Дик будет в бегах...
   - А ты отпустишь меня?
   - Разумеется. Ты на Вейя не похож, ты серьёзнее, умнее, сдержаннее. Может быть, из тебя когда-нибудь выйдет толк. Я спрячу детей, эта горе-компания побузит тут и уедет... А ты сможешь дальше существовать. Не здесь.
   - А я смогу видеться с ними? - тихо спросил Дик.
   - Да, если найдёшь способ, а я думаю, ты найдёшь... Но разлуку с ними тебе всё равно придётся пережить, - он говорил как всегда равнодушно. - Или же убей этих "охотничков", и разлуке не быть...
   Дик покачал головой в растерянности:
   - Как я их убью?.. Я ведь только... Ты сам сказал, что я не смогу...
   - Возможно. А возможно сможешь.
   - Нет, Джентин, - Дик поднялся с дивана. - Я не так люблю убивать, как ты.
   Фраза повисла в воздухе. Джентин негромко рассмеялся.
   - Но ведь ты пьёшь кровь людей...
   - Не всяких людей! - возмутился Эйчер.
   - Ну да! - ещё шире улыбнулся Джентин, показывая клыки. - Ты только и умеешь убивать всякую шваль! Благородный вампир!.. Робин Гуд с большими клыками! Ты так и не понял, в чём заключается наша жизнь, Дик, поэтому я и советую тебе бежать! Если ты думаешь, что я буду сражаться вместо тебя...
   Дик отвернулся, жмурясь. Иногда Джентин просто невыносим. Иногда его невозможно понять. Он готов прятать Тини и Марка, но сделать то, что ему так просто - устранить опасность - он не желает.
   - Хорошо... Хорошо, я только позвоню Мирей... Пусть будет с детьми, а то они могут испугаться, если я вдруг исчезну...
   - Мирей? - Джентин приподнял бровь. - Мирей... Звони. Пусть приезжает, - Дик вышел в коридор. - Пусть приезжает сюда, - улыбнулся старый вампир.
   +++
   Она как всегда была агрессивно-красива. Дик когда-то полюбил её за это... Тогда, когда был намного более скромным, хотя и старше, и опытнее её. Мирей была тем ураганом, который нельзя было сдержать, чьи решения предугадать тоже было нельзя.
   Факт, что её муж стал вампиром, испугал её, но не настолько, чтобы она изменилась. И в этот раз она ворвалась в этот дом, который когда-то был и её тоже, как обычно. Дик только и успел, что отворить и притворить дверь. Пальто Мирей оказалось брошено на стул в прихожей, а сама она почти накинулась на своего бывшего мужа.
   - Что такое?! Почему ты звонишь мне и срываешь меня с места?
   Ещё не так давно, всего каких-то два года назад, он смущался этих её вызывающих реплик. Потом перестал... Но сейчас вновь сбился с мысли.
   - Мирей... Мне нужна твоя помощь...
   - Ты опять улетаешь в Новую Гвинею убивать какого-нибудь шамана, не угодившего властям США?! - гневно осведомилась она. Дик сморщил брови, пытаясь заставить себя быть сдержанным. Его чуть-чуть трясло от внезапного чувства, что опасность реальная и где-то рядом... А она ничего не знает... И не понимает...
   Из гостиной бесшумно вышел Джентин и остановился в дверном проёме. Мирей его не заметила...
   - Дети в опасности, Мирей...
   Она встряхнула головой, и её глаза отразили недоумение.
   - В... в опасности?..
   - Да. Ваши дети действительно в опасности, - голос Джентина бывал разным, и скрипучим, и надменным, и таким медовым, как сейчас.
   Мирей резко обернулась.
   - И... И что же это за опасность, если ни один из вас, о могущественная нечисть, не способны их защитить?.. - спросила она, но не так решительно, как собиралась.
   - Мирей, на нас идёт охота...
   - На нас? - переспросила она, и что-то не понравилось Дику в её глазах. На её месте, он бы переспросил об охоте... - Какое я к тебе имею отношение?!..
   - На меня и детей, - шёпотом повторил Дик, и Мирей побледнела. - Я хотел попросить тебя побыть с ними... Джентин вас спрячет, а я убегу из города, - он наклонился вперёд и взял её за руку. Пальцы у Мирей были тёплыми и дрожали. - Ты будешь нужна Марку и Тини...
   Дик не был красавцем до своей смерти, но после перерождения действительно стал обаятелен. Это было каким-то побочным эффектом вампиризма - Джентин при всей своей отталкивающей внешности тоже вовсе не казался уродом. Красную радужку глаз Дика почти целиком вытеснил расширившийся от волнения зрачок.
   - Охота на детей? - спросила она дрогнувшим голосом.
   Дик молча кивнул.
   - Можешь теперь попытаться оправдаться, Мирей, - продолжил всё тем же голосом Джентин. Дик нахмурился, бросая на него взгляд, а Мирей жалобно вскричала и вырвала свою руку из пальцев Дика. - Я не стал говорить ему ничего, думал, что ты раскаешься...
   - Раскаешься? О чём он?..
   Мирей всю колотило. Она стояла в центре прихожей, втянув в плечи голову и ногтями впившись в одежду.
   - Нет! Этого не может быть!..
   - Расскажи ему, - улыбался Джентин, приподняв голову, и клыки явственно выделялись на фоне остальных зубов. - Расскажи, как ты заплатила людям, чтобы они принесли тебе его голову...
   - Нет! - закричала она. - Дик, нет!..
   Дик прищурил глаза, наклоняя голову. Шумный вдох, затем медленный выдох... Он мгновенно переменился в лице.
   - Мирей? - протяжно и требовательно спросил он сквозь зубы.
   Он сделал два шага в её сторону, женщина не выдержала и бросилась бежать, но он одним прыжком догнал её, развернул к себе и прижал к стене, задев мирно стоявший в прихожей торшер. Он со звоном упал, но Дик на какое-то время перестал думать о детях и том, что они могут услышать шум. Его переполняла та самая ярость, которую он умел сдерживать... только не сейчас.
   - Пусти меня, тварь! - забилась она, но вампир был намного сильнее.
   - Как ты могла? - он чувствовал, как она дрожит, и внутри всё клокотало. - Как ты могла?! Что я сделал тебе плохого?!
   Она жмурилась, пытаясь вжаться в стену, как можно дальше от острых клыков своего бывшего мужа.
   - Я никогда не делал тебе зла!
   - Ты отобрал у меня детей, поганая сволочь! - Мирей ещё раз попыталась оттолкнуть его, но пальцы только упёрлись в грудь бывшего мужа, холодную даже сквозь шерстяной свитер. - Я тебя ненавижу! Ненавижу!
   Джентин за спиной Дика подошёл к окну, приоткрыл занавеску и покачал головой.
   - Солнце скоро выйдет. Нехорошо. Придётся переждать у тебя, Дик.
   Ему было совершенно не до шефа.
   - И ты решила и их убить вместе со мной? - он скривился, но скорее уж от слёз, подкравшихся к глазам. - Убить своих детей?!
   - Я не знала, - выдавила она. - Они не сказали, что... Что детям что-то грозит...
   - Сама ты - сволочь! - взревел он, запрокинув голову. Мирей попыталась его ударить, он легко перехватил её руку, поднял жену над полом и бросил в сторону.
   - Семейная драма, - пробормотал Джентин. - Как не вовремя...
   Дик казался Мирей увеличившимся в размерах. Глаза блестели кровожадно и безумно, он приближался, а она только пятилась назад, пока не упёрлась в противоположную стену.
   - Как ты могла, Мирей? - он вздрогнул и опустил голову ещё ниже.
   - Я тебя ненавижу! - сквозь слёзы крикнула она. - Я тебя ненавижу! Надеюсь, они тебя убьют! Убьют!
   - Они здесь, Дик, - позвал Джентин, хмурясь.
   Дети играли наверху самозабвенно, ничего не слыша... А Дик не слышал даже того, что происходило совсем рядом.
   - МИРЕЙ!
   Спустя мгновение она уже неистово колотилась в его крепких руках. Красные глаза были совсем близко.
   - Отпусти меня!.. Отпусти!..
   - Я тоже тебя ненавижу, - прошипел он ей в ухо. За окном из фургона выбралось четверо, и стали двигаться, окружая дом.
   - Дик, они здесь. Я советую тебе не устраивать семейных сцен...
   Он резко обернулся, не отпуская Мирей. Она обмякла в его хватке, и было заметно, что она плачет.
   - Ты слабак, Дик. Выйти и сразиться с ними у тебя не получится, - Джентин коснулся пальцами оконной рамы. - К тому же, скоро солнце выйдет из-за облаков. Я тебе помогу.
   - Я буду у тебя в долгу, - неслышно произнёс Дик. Джентин пожал плечами. Пальцы вампира оставили на оконной раме оплавившиеся точки. Он подошёл к двери и коснулся её. Дик следил за ним, пока мог поворачивать голову. Его шеф был действительно сильным вампиром. Не то, что он...
   Наверху что-то громко звякнуло.
   - Крыша! - Джентин, Дик и Мирей почти одновременно посмотрели наверх.
   - Джентин... Забери детей... Пожалуйста, защити их. Я здесь справлюсь, - Дик решительно кивнул. - Пусть они не пострадают.
   Вампир обернулся на дверь, и почти тут же исчез с такой скоростью, что Эйчер даже не заметил его движения.
   - Как ты можешь доверять Тини и Марка,... - сдавленно возмутилась Мирей. Дик медленно повернул к ней голову, и она подавилась окончанием фразы.
   - Я тебя тоже ненавижу, - повторил он, скалясь. - Да, я тот, кем ты меня назвала. Мертвец, тварь, убийца, маньяк, дьявол... Но я не прощу тебе опасность для наших детей. Для моих детей!
   - Дик, не сходи с ума!.. - она упёрлась кулаками в его живот, пытаясь оттолкнуть от себя. Ей было безумно страшно. Клыки Дика коснулись её кожи. - Дик, нет!..
   - Даже если я умру... сегодня... Я хочу твоей крови, Мирей! Сейчас!
   - Ди-ик! - жалобно закричала она сквозь слёзы. - Я не хотела!! Дик!!
   Потом ей стало больно. В шее запульсировала кровь и хлынула наружу, шероховатый язык Дика скользнул по шее. Вампир припал к ране, жадно делая глоток за глотком. Сознание мутнело у обоих, пока они сползали по стене вниз.
   - Я ненавижу тебя... И поэтому ты станешь такой, как я... Это возможно... Я так хочу...
   Кто-то ломился в дверь.
   - Я так хочу...
   Он поднял голову и закричал. Снаружи Ричи Венгер, продолжатель семейной традиции охоты за необычными трофеями, ухмыльнулся, поправляя кепку и подкидывая в руке пистолет.
   - Тварь здесь и чует своих охотников. Пойдёмте поразвлекаемся...
   +++
   Тини вцепилась Джентину в плечо - он держал её на руках, пока спускался. Марк бежал рядом. Друг семьи совершенно внезапно оказался в их комнате и сказал, что они должны уйти с ним, не медля.
   - Папа! Что это с тобой? - дочь испуганно посмотрела на отца. - У тебя кровь!
   Он растерянно коснулся ладонью подбородка.
   - Не бойся, Тини... Ничего страшного...
   Марк вцепился во вторую руку Джентина так, словно хотел её оторвать, Тини, напротив, соскользнула вниз, бросаясь к отцу.
   - Тебе больно, пап?!
   - Мне больно, - шёпотом ответил он. - Иди с дядей Джентином, Тини...
   Его собственные дети казались только цветными фигурками. После каждой охоты ему всегда нужен был период, чтобы прийти в себя и не походить на разъярённого зверя, а сейчас этого перерыва не было. Он боялся, что и Марк, и Тини это почувствуют... Почувствуют, что их отец какой-то не такой...
   - Что-то случилось, папа, - Марк попытался выглянуть в прихожую, но Дик захлопнул дверь.
   - Всё хорошо.
   - Папа!
   - Всё хорошо!..
   Он никогда не кричал на детей. Марк поёжился и отступил назад. Чуткое ухо Дика слышало шаги вокруг дома. Они были рядом. Они приближались. Один наверху, на крыше...
   - А Андри? - удивился Марк. - Почему здесь спит...
   Дик замотал головой. Голова раскалывалось, всё внутри горело.
   - Иди, - он подтолкнул Тини к старшему вампиру. - Идите. Я вас люблю.
   - Я мог бы остаться, - Джентин взял на руки обоих, Тини прижалась к нему, Марк будто бы даже попытался вырваться, но не слишком охотно. Детям обоим было страшно, и они ничего не понимали.
   - Я хочу, чтобы дети были в безопасности. Пока мы разбираемся с одним, другие могут найти их. Ты силён, Джентин, но лучше защити их, чем меня. Я хочу быть уверен.
   - Как хочешь...
   - Папа, мне страшно! - Тини заплакала. - Куда мы пойдём?..
   - Мы пойдём ко мне, - Джентин улыбнулся младшей Эйчер, и она как всегда не испугалась его клыков. - А папа с мамой придут позже. Потом. Обязательно.
   - С мамой?.. - повторил Марк.
   Кто-то начал ломиться в дверь.
   - Идите! - крикнул Дик. - Джентин, иди!..
   Фигура Джентина мутнела на глазах, он превращался в тёмную размытую тень. Дик никогда не видел такого, и был уверен, что сам не способен ни на что подобное. Тини всё-таки закричала, что ей страшно, и Дик даже бросился навстречу тающим вместе с Джентином детям, но их уже не было. Он упал на лестницу и в который раз почувствовал подступивший к горлу комок слёз.
   Звон стекла дал ему понять, что охотники проникли в дом. Дик лежал, впившись пальцами в ковёр, но вошедшего встретил светящийся яростью упругий комок мышц, похожий не столько на человека, сколько на чудовище. Они покатились по полу, и Дику Эйчеру уже не было никакого дела до того, насколько человечным он старался быть раньше. Острые клыки несколько раз скользнули по тёплой коже человека, и, наконец, ему в лицо брызнула чужая кровь.
   Выстрел причинил боль, но не такую уж сильную. Как часто бывало, пуля свершила свой обычный путь через его грудь и вышла с другой стороны, и хотя рана не торопилась затягиваться, Дик не обратил на это внимания. Он уже не раз бывал прострелен...
   Поднятое в воздух тело оказалось немолодым мужчиной. Он был ещё жив, но кровь хлестала из разорванной артерии и заливала пол.
   "Его и стоит опасаться больше всего..."
   Ещё несколько выстрелов.
   - Морис!..
   Испуганное лицо девушки с пистолетом в руке. Взгляд направлен на безвольное окровавленное тело в руках Дика. Вампир зарычал и бросил его вперёд, сбивая её с ног. Кто-то прыгнул на него сзади...
   "Хорошо всё-таки, что детей тут нет..."
   +++
   - Да, вампиры бессмертны, но не неуязвимы... Мы не стареем телом... Мы такие, какими умерли. А души не имеем вовсе...
   - Но папа любил нас... У него была душа...
   - Ваш папа вас безумно любил. Удивительный феномен.
   - А мама?..
   - Я уничтожил её после смерти Дика. Он пробудил её, не подумав. А мне не нужна была такая помощница.
   Семнадцатилетний Марк Эйчер угрюмо ковырял пальцем столешницу.
   - Получается, ты убийца и нашей матери, и нашего отца.
   - Мирей Эйчер убил Дик. Они оба были уничтожены ненавистью. Дик - ненавистью таких, как вы, к таким, как мы. Мирей - его ненавистью к ней, - Джентин несколько раз щёлкнул зажигалкой, и, наконец, закурил сигару. - Ваш отец мне всегда нравился...
   - Он всегда нас любил... И мама нас любила,... - Тини всхлипнула, пряча лицо в ладонях. - А мы явились причиной того, что они оба умерли...
   - Вот уж ерунду ты говоришь, девочка. Единственное, причиной чего вы действительно явились, так это причиной моего идиотского поведения. Пришлось не просто вас воспитывать, но и воспитать людьми. К счастью, мне это удалось, и я считаю свои обязательства перед Диком выполненными. Марк, ты окончишь школу в этом году, и я дам тебе начальный капитал. Уезжайте с Тини из города, и живите, как хотите...
   Кабинет Джентина сегодня казался намного холоднее и темнее. "Вечер правды", как назвал его хозяин кабинета, был в самом разгаре.
   - Ведь Ричи Венгер ещё жив, верно? - мрачно спросил Марк.
   - Жив. От твоей матери он сбежал чудом. Она оказалась на редкость неудержимой вампиршей, но воистину безумной, так как пробуждена была без должного ритуала, по одному лишь безумному желанию вашего отца.
   - Я хочу его найти, - пробормотал он.
   - Марк, это нехорошо! - Тини осторожно взяла его за руку.
   - Дядя Джентин... Это хорошо, что вы рассказали нам правду... Мы столько времени не знали толком, как умерли наши родители... Я хочу его убить.
   - Подумай, что ты говоришь, Марк! - воскликнула Тини. - Наши родители стали жертвами друг друга, охотники тут совершенно вторые лица!
   Марк отстранился от сестры и повторил:
   - Дядя Джентин...
   - Чем же я тебе могу помочь, мальчик мой? - Джентин выпустил изо рта клуб дыма.
   - Я хочу стать таким же сильным, как вы. Вам ведь всё равно нужен помощник, верно?..
   Джентин рассмеялся, щурясь.
   Тини опустила глаза:
   - Марк, мы не должны повторять ошибки наших родителей...
   - Я обещал твоему отцу, что вы вырастете людьми, Марк Эйчер, - Джентин выразительно посмотрел на него. - Ты и твоя сестра. Оба.
   - Я имею права на своё решение, дядя Джентин?
   - Разумеется... Но ты плохо подумал.
   - Я не боюсь смерти.
   - Ты ведь станешь чудовищем, каким стал твой отец в результате. И твоя мать. Ты не видел ту бойню, что была в вашем доме...
   - Я буду с ним рядом, - сквозь слёзы прошептала Тини. - Мы выросли не такие, как папа и мама. Мы не можем друг без друга с того самого дня... Если он станет вампиром, а я останусь человеком, мы будем уже другими... Мы будем рядом...
   Джентин продолжал улыбаться, но только сейчас Тини пришло в голову, что выступающие клыки придают его улыбке зловещий оттенок. Раньше она просто не замечала этого - отец тоже иногда так улыбался...
   Не совсем так.
   - Святая простота, - фыркнул он. - Вы пошли в родителей. Такие же безумцы. Да простит меня Дик... Иди сюда, Марк.
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"