Буянов Андрей Игоревич: другие произведения.

Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К сожалению пока могу выложить не весь текст... Откорректировать оставшиеся 70% второй части просто не хватает времени...


  

Часть вторая.

  
   Задумка у Лехи, как казалась ему самому, была проста и гениальна. Чего может быть проще, чем скупить прилегающие земли у крестьян? Правильно только забрать их силой, но для этого нужно войско, на худой конец отряд... оккупационные силы короче. В принципе можно было нанять гномов, чем Колян сейчас и занимался для будущей экспедиции. Но кто в таком случае будет эти земли обрабатывать? Конечно крестьяне, ранее с них выгнанные, откуда спрашивается тут других найти, разве что рабов, но это так сказать не наш метод. Слишком много мороки.
   То ли дело купить. И затем уже сдавать в аренду тем же самым крестьянам с намеком на возможность выкупить все обратно в перспективе. При этом плату брать не деньгами, а натуральным продуктом, что и требовалось для расширения основного дела...
   На Лехин взгляд в такой схеме были только одни плюсы, причем для всех.
   И вот теперь, уже подойдя к границам освоенных полей и наблюдая, как любовно они возделаны, ухожены, в Алексеев "бизнес-план" начал закрадываться червячок сомнения. А с чего он собственно взял, что ему кто-то что-то вообще продаст?
   Леха вздохнул, подивился абсурдности своих мысленных заключений и предположений.
   Пери, своего компаньона, одного отпускать категорически не захотел. Ведь компаньон даже в таком небольшом деле как литейка,- это деньги, инвестиции тобиш, и реальные, и потенциальные. А таких инвесторов сейчас днем с огнем не сыщешь, не жадных да чтобы и при деньгах. А если вдруг помрет... тут скряга Колян на все дело лапу то и наложит, в этом Пери ни сколько не сомневался. Поэтому только услышав о Лехиной затее принялся его отговаривать, а когда не получилось, отрядил ему в попутчики двух своих сыновей с наказом не давать влезать во всякие глупости, ну и для охраны.
   - Ну чё, Леха, в городок то пойдем, али тут заночуем? - старший из близнецов опустил на землю рюкзак.
   - А там таверна есть?
   - Конечно есть, куда же она денется, - гном почесал пузо, - И хорошая таверна, чтоб мне тролль приснился. Ну так че?
   - Да что тут думать, там поедим как следует, - младший тоже почесал пузо, провел пятерней по не длинной еще бороде, - девок хоть пощупаем, за места мягкие.
   Гном в предвкушении закатил глаза.
   - Ладно Большой и... Малыш, пойдем до таверны.
   При этих словах Леха невольно улыбнулся, обоих братьев так и звали Пери и Пери, видать с фантазией у старшего Пери было, мягко говоря туговато, а может, чтобы не путаться, они же одинаковые. А друзья их называли Большой и Малыш, с чем это связано Леха уточнять не стал.
   - Эх покушаем хорошо-о-о...
   Протянул кто-то из близнецов.
   Городок, как обозвали это недоразумении гномы Леху, мягко говоря, не впечатлил. Деревня-деревней, даже до нормального села это поселение не дотягивало. Низкие каменные домики с черепичными, а кое-где и соломенными крышами, пыльные улочки, заваленная каким-то хламом базарная площадь, больше походящая на скотный двор и замок...
   О замке можно было сказать многое, но на языке вертелось только одно, это - не замок, это - загаженная хрень.
   На этом фоне таверна выглядела райским островком благополучия. Чистая ухоженная, обнесенная высоким забором к которому пристроена крытая конюшня. Запахи же говорили об обратном, но это только во дворе.
   Внутренние помещения Лехе тоже понравились. Чистенько все аккуратненько, сразу видно, что постоянно проводятся уборки и остальные санитарно-гигиенические мероприятия. Хотя по многим косвенным признакам, таким как покосившиеся кое-где столы и лавки, а также общая легкая недоделанность, было видно, что мужские руки к управлению этим заведением давненько не прикладывались.
   Гномы не раздумывая плюхнулись на одну из лавок, придвинули к себе широкий стол и затарабанили по нему кулаками. Леха тоже примостился в уголке в тени боком к столу, вольготно закинул ногу за ногу.
   - Ну и где эта ваша хорошая еда, двое из ларца одинаковы с лица?
   Конечно слово "лицо" к этим бородатым слабо подходило.
   - Чего стучите паразиты? Опять мне стол сломать хотите?
   Из кухни выскользнула милого вида девушка. Она отряхнула передник и направилась к столу.
   Гномы повернулись к девице так что на фоне их широченных плеч Леха был ей незаметен.
   - Чего хотите братцы-кровопийцы, опять таверну мне разнести собрались? - она притворно нахмурилась.
   - Прости нас Марта, - Большой ничуть не смутился, - мы же вроде заплатили, правда Малыш?
   Малыш утвердительно кивнул.
   - Десять Серебряков за такой урон? Да я вообще вас разбойников видеть больше не хочу, одно разорение с вами...
   - Ну Марточка, ну прости родная, мы тебе все столы новые сделаем, только не сердись...
   - А Мила тоже сердится? - встрял в разговор Малыш.
   - Мила про тебя и слышать не хочет...
   Лехе надоело выслушивать пустые препирательства, если сразу не выгнали, значит ни кто их выгонять и не собирается, а это все так для вида, он сунул руку в кошель и на стол плюхнулась золотая монета.
   - Надеюсь этого хватит за все прошлые и будущее прегрешения?
   Марта удивленно проследовала взглядом по траектории движения золотого, при этом ловким отточенным движением моментально схватила и сунула ее в вырез платья, открывающий пышную грудь. И наконец обратила внимание на Алексея.
   - За прошлые хватит, - девушка запоздало поправила прическу, - а вот про будущие даже не знаю...
   При этом ее глаза заинтересованно разглядывали гостя.
   - Что благородный господин кушать изволит?
   - Эй, Марта, да ты чего это же... - Большой не успел договорить, когда Леха взглянул на него как на врага народа, точнее гном не знал, что такое "враг народа", но... все понял и так, - Все лучшее и побыстрее...
  

***

   Гномы громко чавкали в перерывах между питьем и болтовней. Пиво лилось рекой, кислое вино впрочем тоже.
   - Ну и что с ними всеми делать окаянными, - разглагольствовал какой-то крестьянин, подсевший под шумок. - Посевы потоптали, девок попортили, весь урожай, что спрятать не сумели уволокли заразы...
   Крестьянин обхватил голову руками.
   - О-хо-хох...
   - А чего вы их побить не можете? - Большой разбавлял пиво самогонкой, видать батяня научил, протянул кружку местному колхознику, - Собрались бы толпой, копьями, вилами да косами на худой конец ... Всех положили бы.
   - Да куда же их положишь, они же рыт-ца-ри все эти. Соседнего барона дружина...
   Горестно вздохнув колхозник приник к кружке.
   - Значит, говоришь ваш барон как помер, так на ваших землях ни кто и не властвует?
   Крестьянин кивнул не отрываясь от кружки, он мог бы добавить что власти хватает за глаза. Тут и разбойники и старейшины и все кому не лень, что посильнее да понаглее, но ничего не сказал, оторваться от такого забористого пива не было сил.
   - И ты, со всеми даже никого для защиты нанять не пытался? - Леха пытался выглядеть грозно, но у него не получалось, он хоть и пил не крепкое яблочное вино, а чуток захмелел.
   - Да помилуй господин, откуда такие деньжищи то взять? Да и что делать коли наемники уйдут, тут-то мы за все обиды и ответим. Нет, господин...
   Колхозник скосил глаза когда рядом прошествовала Мила, сестра Марты, она несла на руках блюдо с запеченным целиком кабанчиком и бедный крестьянин не мог сфокусировать взгляд на чем то одном, потому что один глаз его следил за блюдом, а второй за колыхающимся в такт движениям бюстом.
   Девушка демонстративно пронесла кабанчика чуть ли не вокруг стола и водрузила напротив Алексея, при этом как бы невзначай подвела свою пышную грудь прямо Лехе под нос.
   Он такого конечно не ожидал, поскольку был непривычен и иммунитета соответствующего не имел. Леха повел голову в сторону...
   Тут бюст, а соответственно и Мила резко отдалилась. Это Малыш, ухватив девушку спереди за грудь, а сзади за то, что чуть пониже спины, попытался усадить к себе на колени.
   Ловким, отточенным долгой практикой движением Мила извернулась и влепила гному пощечину.
   - Ты опять за свое Малыш? - голос ее был строг,- Ты нам еще столы не сделал, а все туда же...
   - Да ладно тебе Милочка, сделаю я тебе столы, да такие, - при этом гном попытался повторить попытку, но тщетно, девица покинула зону поражения и уже от другого края стола показала ему язык.
   - Вот когда столы сделаешь, тогда и поговорим, - Мила покачивая кормой удалилась, негромко приговаривая, - Нам еще и крышу подлатать надо, да и хлев подправить...
   Немного придя в себя Леха ощутил настойчивую потребность прогуляться.
   - Где тут нужник ребята?
   Гномы оторвались от еды, переглянулись.
   - Там, - неопределенно махнул рукой Малыш в сторону где по идее должна была находиться конюшня.
   - Только ты туда не ходи, мы его еще с прошлого раза не сделали, - предупредил Большой.
   Леха вышел во двор ничего толком не разобрав, не мудрствуя лукаво выскользнул за калитку и пристроился справлять малую нужду вполне традиционным способом, - у забора.
   Уже стоя на крыльце, достал кисет с табаком.
   - А почему бы и нет? - пробурчал Леха выуживая трубку.
   - Такой благородный господин, и в наших краях. - Из темноты выскользнула фигура закутанная в серо-синий балахон.
   - Пути судьбы неисповедимы....
   -Да еще вы и философ? Позвольте представиться Адилл, местный служитель Единого. - фигура в рясе-балахоне слегка поклонилась.
   - Алексей,...- Леха протянул руку.
   Служитель этот жест проигнорировал и руки не пожал.
   - Позвольте поинтересоваться, что такой богатый и молодой господин забыл в нашей дыре? - и он медленно пошел вдоль дороги, как бы приглашая следовать за ним.
   Леха немного смутился по поводу "богатости", но потом сообразил, что кто-то наверняка уже пустил слух, что некто, в компании гномов транжирит деньги в трактире.
   - Ну не столь богатый и не такой молодой. - принимая правила игры Леха пошел рядом.
   - Тем не менее, я не поверю что вы приехали, просто повеселиться в таверне у всеми любимых Милы и Марты.
   - Конечно нет, - по поводу "всеми любимых" он не сомневался.
   - Кстати на чем вы приехали? Я не видел ни коней, ни чего-либо еще. Или вы пришли с гномами?
   Леха слегка нахмурился.
   - Собственно с ними и пришел. Пешком.
   - Пешком с гномами и вероятно от гномов, - констатировал служитель.
   - Ну типа того...
   - Ах да, - Адилл пересек узкую улочку, - На моей памяти вы первый человек ведущий дела с гномами непосредственно в их пещерах. И эти дела зачем-то привели вас сюда...
   Леха хотел, было запротестовать, но Адилл прервал его еще не начавшуюся тираду.
   - Не надо возражать, молодой человек. Если бы вы приходили к гномам просто "по делам" то привели бы с собой как минимум караван, путь, знаете ли тут не близкий... А если вас привели от гномов дела сюда, то вам не помешало бы кое что знать и об этих местах...
   Собственно весь этот монолог сводился к тому, что когда-то лет десять-двенадцать назад эти земли принадлежали некому барону, который заботился о них, делал всякие положительные вещи и бла,бла, бла...
   И вот этот барон помер, родственников у него было достаточно (законных детей своих этот барон как-то не настругал), но осерчал он на них за что-то и от наследства отстранил. А чтобы те не передрались и не превратили его землю в безлюдную выжженную степь, повелел верным слугам на пиру по поводу его кончины, то есть на тризне, их всех отравить. Добрый, блин барон, называется, укокошил всех родственничков ради народного блага, - мастный адепт французской революции, мать его так, выискался.
   Однако не все так просто, оказалось, что один из племянничков на тот пир не попал, потому как болел. И вот, через некоторое время предъявил свои, как выяснилось, законные права. Но завещания баронского не нашел, а без завещания коллеги феодалы никогда его власть над этими землями законной не признают, с горя со своими войнами кучу народа порубил в капусту и убрался восвояси и до сих пор от него ни слуху ни духу...
   Жрец незаметно для Алексея привел его к небольшому дому с низкой колокольней, наверняка выполняющего здесь роль часовни.
   Адилл отворил двери и посторонился пропуская вперед.
   - Только после вас. - Леха не сдвинулся и с места.
   Служитель улыбнулся уголками губ и зашел внутрь.
   Вот сейчас Леха пожалел, что гномы остались в таверне, проверил секиру, благо не додумался снять с пояса, сделал вдох-выдох и шагнул в проем...
  

***

   - Проходите Алексей. - Адилл одним движением пальца зажег свечи, (ох не прост этот, как его там, служитель единого) убрал со стола какие-то плошки, придвинул к столу плетеное кресло для гостя, - Поймите меня правильно, я отвечаю за всех окрестных людей...
   Он достал вино и нехитрую закуску.
   - Присаживайтесь.
   Леха не стал выделываться и погрузился в кресло.
   - Так что же все-таки вы у нас ищите?
   - Да в общем-то ничего, разве что землю хотел прикупить, по случаю...
   Священник истолковал его слова по своему.
   - В таком случае, я думаю, мы могли быть полезны друг-другу. Вы хотите присоединить этот лен к своим владениям?
   - Простите что? - не совсем понял Леха.
   - Надел...
   Алексей непонимающе глядел прямо в глаза священнику.
   - Феод...
   - Феод?! - тут до него начало доходить о чем с ним говорят, - Интересно, а это возможно? Насколько я понял завещание никто так и не нашел.
   - Ну может быть не там искали...
   Адилл разлил вино в простые глиняные кружки.
   - Например?
   Леха раскурил трубку.
   - Например если бы вы были наследником и были указаны в завещании...
   Священник сверлил Леху взглядом чего-то выжидая.
   - Я так понимаю, что завещание не утрачено?
   - Нет, оно хранится у меня, - Адилл сверкнул глазами, - старый барон передал его мне на хранение, как служителю бога...
   - И кто же там записан?
   - Пока никто...
   Вот теперь Алексей все понял, его тупо разводят на бабки. Предлагают купить поддельное завещание... Правда предоставляют в замен информацию. Ну что же, Леха мысленно поаплодировал, за такой складный рассказ можно и заплатить. Талант рассказчика между прочим у человека. Может потом из затеи с землицей что-то и получится, при помощи местного духовенства.
   - Значит, вакантное место у вас имеется, Адилл?
   Служитель кивнул.
   - И вы предлагаете его мне. - Леха решил расставить все точки над "i".
   Снова кивок.
   - Один вопрос... Адилл, - Леха решил для порядка уточнить, - Почему я? Разве не было других желающих? И где кстати последний наследник?
   - К сожалению у меня уже не осталось ни времени ни выбора. - Служитель откинулся на спинку стула. - О наследнике не беспокойтесь, он вас не потревожит. Я прошу вас только позаботится о людях здесь живущих...
   Леха отцепил от пояса малый кошель и придвинул его священнику.
   - Вы неправильно меня поняли, - кошель остался лежать на столе, - Не думаете же вы...
   - Ясно, будет еще, это только задаток, - Леха ухмыльнулся, - Остальное будет когда мы закончим дела...
   Адилл как-то горько рассмеялся, достал свиток пергамента, развернул его.
   - Приложите руку сюда, - служитель разложил свиток поудобнее.
   Леха уже почти положил руку в то место, где серебряным оттиском виднелся отпечаток ладони, но притормозил, решил прочитать текст:
   "Я..., Барон.... Завещаю все земли свои.... Все привилегии...." и т.д. и т.п. "Подателю сего свитка"
   Повторно пробежавшись глазами по тексту и не найдя чего-либо предосудительного Леша с силой приложил руку к отпечатку.
   Ничего ровным счетом не произошло, но его привлек знак из двух змей свернувшихся в спираль и кусающих себя за хвосты, ранее почему-то не замеченный.
   - А это что за символ, - пробормотал он отдергивая руку.
   - Это ваш герб. Владейте барон. - Адилл протянул ему свиток.
   - И все?
   - И все.
   - Кстати о людях. С чего вы взяли, что я буду заботится о них? - Леха осклабился. Игра становилась интересной.
   - Вы будете, по вам видно, даже не смотря на то, что вы маг.
   - Нет, я вовсе не маг...
   - Не скромничайте барон, я же все вижу, - он снова щелкнул пальцами и свечи на люстре вспыхнули.
   Но Алексей не унимался, коли заплатил, то спектакль надо дослушать до конца.
   - А деньги? Фактически вы продали завещание...
   Адилл вытянул руку, указывая на кошель.
   - Я к ним даже не притронулся. Можете их забрать, они мне ни к чему ...
   В дверь постучались и не дожидаясь разрешения внутрь, мешая друг-другу, протиснулись близнецы.
   - Извини Адилл, что разговору помешали, но можно мы Алексея заберем?
   Жрец радушно улыбнулся.
   - Конечно Малыш, мы уже все закончили, забирайте барона.
   Уже на улице идя между гномов Леха проговорил.
   - Шутник однако этот их местный жрец.
   - Еще какой, - словоохотно поддакнул Малыш, - он лет десять назад, тут всю родню покойного барона перетравил и глазом даже не моргнул...
   Лехе стало как-то не по себе.
  

***

   Утро добрым не бывает. Именно это утверждение в полной мере соответствовало состоянию Алексея, за каким-то лядом проснувшегося на рассвете.
   Первым его ощущением, когда еще он лежал с закрытыми глазами, была пульсирующая в висках, тупая головная боль. Вторым, что лежит он все-таки на кровати, а не в свинарнике. Что не могло не радовать, если бы опять же не головная боль и дикий сушняк.
   С трудом разлепив глаза Леха обшарил комнату в поисках чего-нибудь... и несказанно обрадовался заметив на маленьком столике большой кувшин. Нечеловеческим усилием, превозмогая боль, Алексей перекатился к краю, хватая невероятно ценный, в данную минуту, сосуд. И прилип к горлышку, жадно поглощая кислую жидкость.
   По мере того как жидкости в сосуде становилось все меньше, Леха приходил в себя все больше. А вкус во рту все отчетливее напоминал прокисшее пиво.
   Только теперь он смог по достоинству оценить широту и измятость кровати.
   - Н-да-а...- Только и смог выдавить из себя Алексей, мысленно попросив всех известных и неизвестных святых, чтобы помогали ему мять эту кровать гостеприимные хозяйки, а не кто-либо еще, типа братцев-близнецов-гномов. От такой мысли его передернуло.
   - Ну что же Алексей, можно вас поздравить, первый день на месте, а уже в говно. - разговоры с самим собой с жуткого похмелья, - обычное дело.
   Нужно было срочно брать языка и выяснять, сильно ли стыдиться или не очень. Потому что вечер для него, если судить по воспоминаниям, закончился перекуром на крыльце. Но перед этим нужно было привести себя в относительный порядок. Хотя бы на рожу свою посмотреть.
   Умывальника в номере не предоставлялось, поэтому Леха стал собирать совершенно хаотично разбросанные по всей комнате шмотки. И уже напяливая рубашку обнаружил у себя на правом запястье рисунок в виде двух змей свернувшихся в спираль и зачем то кусающих себя за хвосты.
   - О блядь, это еще откуда. - Алексей попытался оттереть, но ничего не получилось, - это я что, тут тату салон нашел?
   В расстроенных чувствах Леха сел на кровать. Было даже обидно, ладно хрен с ней с татушкой, вроде даже симпатичная, но что он мог сотворить еще, ведь если смотреть правде в глаза, то татуировка штука наверняка болезненная... а если он и этого не помнит, то об остальном наверняка и думать не стоит.
   Долго думать не пришлось. Скрипнула дверь на пороге появилась Марта, загадочно улыбнулась и поставила на столик еще один кувшин, вазу с цветами и кусок мясного пирога. Грациозно прошествовала мимо и аккуратно притворила за собой дверь.
   На сердце слегка полегчало. Не все оказывается так плохо...
   С улицы донесся топот.
   Леха, жуя пирог, подошел к открытому окну. Таверна стояла прямо напротив замка и окнами выходила на базарную площадь. А на площади..., на площади, в центре пиктограммы, похожей на пятиугольную звезду исписанную по краям рунами, стоял смутно знакомый тип. Одет он был в серо-синий балахон, на голове капюшон скрывающий лицо, а тело прикрывала стальная кираса. В руках тип держал черный посох с алеющим камнем в навершии.
   А с дальнего конца площади к нему приближалась кавалькада закованных в броню всадников.
   - Вот оно как значит...- пробормотал, стряхивая крошки с одежды, Леха и наблюдая как всадники останавливаются полукругом на значительном расстоянии от типа. Один из них немного подал вперед и прокричал.
   - Адилл, отдай свиток!
   - Ты его не получишь! - спокойный голос вроде и не громкий разнесся по всей площади.
   - Не забывайся жрец! - конь говорившего перемещался то в право, то в лево, не нарушая невидимою преграду. - Он мой по праву!
   - У тебя нет ни какого права... убийца.
   Всадник раскровил шпорами бока жеребцу и тот, нервно мотая головой двинулся вперед.
   - Это кто еще из нас убийца, Адилл!? Это я что ли перетравил, как паразитов твою семью? Я тебя спрашиваю жрец!? - лицо всадника исказила злобная гримаса.
   - Я исполнял волю покойного! - служитель раздвинул руки, - Все это должно было достаться тебе, глупец!
   - Так чего же ты ждешь, Адилл! - конь медленно, но верно подбирался все ближе.
   - Отдай мне мое наследство и, так и быть, я прощу тебе все.
   - Нет, ты итак убил здесь каждого пятого,... еще тогда.
   - А сейчас, если понадобиться я перережу всех до единого, от мало до велика. Если ты не отдашь мне...
   - Сегодня ты не убьешь никого, Гастон!
   Всадник нехорошо ухмыльнулся.
   - И кто же мне помешает?
   - Я, - с этими словами жрец резко взмахнул посохом. С навершия сорвался огненный шар и роняя огненные капли умчался к цели.
   Всадник склонился на бок, вырывая удила из пасти жеребца. Конь, всхрапнул от боли и завалился.
   Огненный шар пронесся мимо, врезавшись в кого-то сзади. Раздались крики боли.
   - Ух ты, - пробасил кто-то у Лехи за спиной, заставив его обернуться.
   - Ты кто? - Алексей еще не полностью отошел от вчерашнего.
   - Как кто? - удивился гном, - Пери я.
   - Это я вижу, а какой Большой или Мал... - договорить он не успел, все его внимание привлек новый грохот.
   Всадники спешивались, отпуская коней, обходя черные пятна гари, где корчились в агонии три человека
   - Убить! - прокричал Гастон. Хотя это было уже излишне, часть его дружины уже спешилась вскидывая натянутые арбалеты. Защелкали тетивы.
   Пиктограмма вспыхнула оранжевым светом, по ее сторонам прямо из земли взметнулась огненная стена. Тяжелые болты ярко вспыхивали достигая ее.
   Стоило ей опасть как в воинов устремились сразу три огненных шара, врезаясь в замешкавшихся и не успевших увернуться. Еще двое превратились в живые факелы. Пламя чадило, растекаясь по земле от своих жертв, мешая целиться остальным.
   Предводитель что-то прокричал и часть воинов рванулись в разные стороны, огибая жреца с двух сторон.
   - Все, хана Адиллу. - сокрушенно пробубнил гном.
   Леха снова обернулся, за его спиной уже стояли оба брата.
   - Щаз обойдут и на копья подымут, - нервно теребя заплетенную косичкой бороду пояснил один из них.- Магия оно конечно хорошо, но не в ближнем бою.
   - Может поможем? - без особого желания предложил Леха, просто, больше для проформы поинтересовался.
   - А что, дело говоришь.
   И оба гнома, отпихнув Алексея, полезли в окно.
   - Ты это... палку свою громовую прихвати, - последний из братьев спрыгнул вниз.
   - Психи, блин, - больше ничего сказать язык не повернулся.
   Ружье нашлось под кроватью. Леха проверил барабан, нацепил сумку с патронами и, мысленно перекрестившись, выпрыгнул в окно.
   Войны тем временем снова разделились, одни обстреливали жреца из арбалетов рассредоточившись по краям площади, другие осторожно кружили вокруг пиктограммы, выискивая слабое место. Слишком близко впрочем не подходили, боясь огненного жара.
   Один из болтов преодолел стену и впился в плечо служителю. Адилла откинуло назад, он не мешкая вскочил и вонзив посох в землю в самый центр пиктограммы и что-то забормотал.
   Противники победно закричали и устремились вперед. Дистанция сокращалась, жрец стоял и молился, на лицах людей появились кровожадные ухмылки.
   Гномы только добежали до калитки, они явно не успевали.
   Один из воинов вырвался вперед, отбросив щит и поднимая меч двумя руками для последнего удара, после которого жрец рухнет на землю.
   - Лаа-э Эльтара! - хрипло прокричал Адилл последние слова заклинания.
   - Всем назад! Назад!!! - Гастон резко остановился.
   Из основания посоха пошел дым. Пиктограмма вспыхнула последний раз и исчезла. Оттуда, где были кончики ее лучей в сторону служителя помчались языки пламени, собрались у основания посоха и..., огненная волна разошлась по кругу сжигая все на своем пути. Воина, который в замахе почти достиг жреца, просто испепелило на месте. Остальные находившиеся поблизости кричали опаленными легкими пытаясь стащить раскаленную бронь и шлемы. Волна, пробегая последние метры, рассеялась так же быстро как и появилась.
   В эпицентре стоял жрец тяжело опираясь на посох.
   Теперь его можно было брать голыми руками. Гастон огляделся, от его отряда осталась едва ли треть.
   - Ты проиграл. Отдай завещание, Адилл.
   Служитель молча расправил плечи принимая боевую стойку, на его губах появилась кривая усмешка.
   - Убить, - глухо сказал предводитель. И в месте с изрядно опаленными остатками дружины, двинулся вперед.
   Из-за забора выскочили две низкие, широченные в плечах фигуры и помчались прямо к жрецу, рубя секирами стоявших на пути арбалетчиков.
   Не обращая внимания на гномов Гастон, перехватив поудобней меч и прикрывшись щитом двинулся на Адилла. Дружинники, разошлись веером. Пятеро развернулись к гномам. Ни кто не спешил, готовые в любой момент отскочить войны медленно приближались. Кольцо сжималось.
   Гастон рубанул мечем. Жрец проворно увернулся не оборачиваясь вонзив посох в лицо подкравшемуся сзади. В следующий момент он выскользнул из круга и прижался спиной к стене дома.
   Леха выскочил из калитки.
   От воинов прижавших жреца отделился один, подняв меч и закрывшись щитом, так что остались видны только глаза, двинулся к нему.
   Алексей опустился на одно колено, резко провернул барабан, взводя иглу, и выстрелил. Щит разнесло в щепки, как и нижнюю часть черепа не прикрытую шлемом.
   От грохота войны обернулись, заржали где-то кони.
   Леха стрелял, не меняя позиции, воспользовавшись заминкой отсекая дружинников от жреца. Люди падали как подкошенные от ударов свинцовой картечи. Гастон, вдруг взревев, вскинув меч бросился на служителя. Тот вскинул посох, готовясь принять удар.
   В следующий момент Алексей увидел несущегося на него воина. Патронов в барабане не осталось и он перехватив ружье за ствол, из приседа взмахнул им полукругом, целясь в голову.
   Второго не последовало. Подоспевший гном отсек нападавшему руку в локте вторым ударом размозжил ему череп.
   Леха осмотрелся. На площади то тут, то там валялись убитые и раненные, между которыми сновали гномы.
   Жрец висел на мече, пронзившем его и глубоко вошедшем в стену. Его противник метался пытался содрать раскаленную кирасу со вплавившимся в нее навершием посоха.
   Все было кончено.
   Перезарядив барабан Алексей направился к жрецу.
   - Ты живой? - вопрос был скорее риторический. Врядли кто-то может выжить от такой раны.
   К его удивлению Адилл поднял голову.
   - Я в тебе не ошибся,- прохрипел жрец.
   На площади собрались, вылезая как тараканы изо всех щелей мужики.
   - Сейчас я тебе помогу. Занесем в таверну и там посмотрим, что да как...
   - Дай мне руку...
   - Сейчас...
   - Дай руку! - хрипел жрец.
   Алексей протянул правую руку. Тут Адилл неожиданно цепко схватил ее, разорвал рукав и вздернул так высоко, как позволяло его положение открывая всем вид на татуировку.
   - Вот ваш Барон!!!
   Леха недоуменно повел головой, - вокруг собралась приличная толпа. Адреналин пробудил воспоминания.
   - Ваш Барон!!! - хрипел служитель Единого.
   Он закашлялся, изо рта пошла кровь. Хватка ослабла, по телу Адилла прошла предсмертная судорога.
   - Его надо снять и похоронить. - больше ничего не говоря потрясенный Леха (не каждый день приходится убивать все таки) пошел в сторону таверны. Толпа расступалась.
   - Господин, того... это... предводитель их, племянник баронский, кажись жив.
   По прежнему молча Алексей подошел к корчившемуся на земле человеку, у которого из дымящейся кирасы торчал кусок посоха. Пахло паленым мясом. Глаза человека злобно блестели между опаленных ресниц.
   - Значит он тебе его отдал?! - Гастон оскалился. - Барон?!
   - Выходит что да.
   - Господин, что с ним делать?
   Леха передернул барабан, уткнул ствол в лицо Гастону.
   - Убить, - его колотило. Палец ни в какую не хотел нажимать на курок. Леха убрал ружье и отвернулся. Слабак блин...
   - Собрать лошадей и доспехи. Быстро! - распорядился Большой.
   Свист рассекаемого воздуха заставил Алексея инстинктивно пригнуться.
   Голова Гастона отделилась от тела.
   - Правильно, нечего о такое дерьмо руки марать, - бормотал Малыш, теперь Леха его точно узнал, вытирая секиру об одежду убитого.
   Второй день, точнее вторая ночь для Лехи прошла как и первая, только с одним отличием, - он все помнил. Хотя хотел бы забыть.
  

***

   Колян сидел на телеге и нехотя переругивался с Тошиком. Вкратце суть всей пикировки сводилась к тому, что Колян ехать на коне долго не смог, а Тошик чувствовал себя в седле вполне комфортно и продолжал сидеть на спине мохнатой лошадки. Из этого все и протекало, он обвинялся в слабости "на задок", а сам обвинял соответственно в тренированности этого "задка".
   Все это в свою очередь не мешало Коляну мысленно благодарить Свини за предусмотрительность. За то, что тот договорился со своим наземным "партнером" и тот пригнал на встречу оседланных коней и телеги. Потому что в пещерах, все добро пришлось тащить гномам на своем горбе, а добра было взято такое количество, что и Тошику с Коляном перепало. В будущем ему это зачтется.
   Также Колян мечтал, что когда-нибудь в будущем, люди оценят его по достоинству, и он весь такой из себя встанет на телеге, а лучше на зубчатой крепостной стене (чтобы все видели), как Ленин на броневике и понесет свет истины заблудшим средневековым душам.
   Он уже прикидывал, как сладко несет в серые массы истинное могущество цивилизации. Как становятся под его знамена недавние пахари и начинают работать, работать и еще раз работать, на него и на светлое будущее. И все это за скромную плату, а то и бесплатно. А потом возносят его на пьедестал, просят принять над собой власть, сулят покорность и преданность. На что он отвечает гордым отказом со словами: "На что мне власть над вами жалкие смертные...". И кивает на верных людей: "Вот им ее и вручайте, ибо они есть лучшие из вас. А я лишь смиренно прошу признать меня просто...".
   И вот уже его провозглашают богом сошедшим с небес, и взявшим под свою длань заблудшее стадо.
   Дымят костры на алтарях, жрецы на коленях славят его имя. И толпы добровольных жертв неся дары, стекаются к ним, моля забрать свои тела и души.
   Но Колян снова гордо отказывается и с грустью в голосе произносит: "На что мне ваши тела и души никчемные создания". И вот все работают, без сна и отдыха и восхваляют великого.
   И так далее, и тому подобное. Приблизительно в таком русле мечтал Колян, обзывая Тошика и время от времени потирая натруженное седалище.
   Но вот показалось селение.
   Телеги продолжая скрипеть колесами выезжали на пыльную улочку.
   - Давай сначала в таверну, с дороги перекусим. - предложил Свини перекладывая вожжи.
   - Давай. - Колян очнулся от приятной неги.
   - А где таверна-то,- поинтересовался Тошик, свесившись с седла.
   Гном почесал затылок.
   - Да вон там, возле замка.
   - Замка? - Колян спрыгнул на землю, разминая затекшие ноги. - А откуда здесь замок?
   - Да был тут один, - гном продолжал чесать макушку, что-то оттуда выковыривая. - Барон. Да помер он давно. Бесхозные нынче земли.
   При этих словах Свини вытащил наконец застрявшую в волосах пчелу.
   - Зараза! - пчела ужалила руку.
   - Поехали быстрее, жрать уже хотца, - Тоха привставал на стременах, - да и Леха наверняка там. Уже пропил небось все, да девок всех перепробовал.
   Колян только вздохнул, горбатого - могила исправит.
   Завидев караван ворота таверны приветливо распахивались, точнее не распахивались, а разносились в стороны двумя гномами, поскольку петли на них давно сгнили.
   - О, смотри! Я же говорил, что Леха здесь! - Тоха радостно подпрыгнул в седле.
   Колян тоже кивнул, он сразу узнал двух одинаковых братцев ушедших с Алексеем. Вернее не так, братцев он знал давно, а то что они ушли с Лехой, - это уже сказал Пери.
   Все было под его контролем и на виду его зоркого ока, он сразу понял его хитрое намерение, по дешевке скупить здесь все. И даже немного поволновался, но здраво предположил, что из этого ничего не выйдет успокоился.
   "А вдруг получилось?", мелькнула шальная мысль.
   "Но если получилось, то какого хрена он сидит здесь в таверне, а не шастает по округе осматривая приобретенное? Напился поди опять", на такой ноте Колян и успокоился окончательно, сам даже не зная почему.
   Гномы чинно разздоровались, вспоминая всевозможную родню и желая им всем всяческого благополучия.
   Уже на крыльце Свини обернулся на замок.
   - Что-то они из замка всю скотину выгнали, да двор зачем-то моют. Совсем сдурели. - он поцоков языком зашел внутрь.
   Таверна Коляну понравилась в особенности тем, что посреди зала был накрыт большой стол, полностью заставленный разнообразными яствами. Во главе восседал Леха довольно лыбясь.
   - Ну здрасте гости дорогие, присаживайтесь, отдохните с пути-дороженьки.
   - Эк ты даешь. Ну спасибо, коль не шутишь. - Тошик уже приценивался к печеному гусю.
   Колян чинно расселся на лавку, оглядел стол, задумчиво почесал подбородок.
   - Ну и как все прошло?
   Леха перестал лыбиться и с серьезной миной произнес.
   - Как тебе сказать? Несколько внепланово.
   Колян кивнул. Все подтверждалось, - ничего у него не получилось.
   Тем временем, часть гномов из каравана собрался в таверне, разумеется самая важная часть. А это, без малого двадцать штук, не считая Свини, Коляна и Тошика. Остальным пришлось жрать на свежем воздухе.
   Разговор затих сам собой превратившись в чавканье, когда все навалились на еду.
   Стол опустел почти моментально, все пожрали и выпили, оправдывая поговорку: "Сколько гнома не корми, - все равно пойдет напьется".
   И вот уже довольно привалившийся к стене Свини, ковыряясь ножиком в зубах, вытаскивая и сплевывая застрявшие кусочки спросил.
   - Че это они замок чистят? У них че тут барон новый завелся? - при этом он довольно заржал и ткнул локтем в бок своего, так сказать "партнера", оказавшимся старостой какой-то из деревень, разумеется пропустивший все общественные события последних трех дней.
   - Ну, вроде как завелся. - Леха несколько смущенно улыбнулся.
   Челюсть у гнома отвисла, как и у старосты, как и у Коляна.
   - И когда? - Колян с трудом выдавил из себя.
   - Когда? Да пару дней назад. Так вроде? - Леха посмотрел на одного из близнецов, тот в ответ кивнул.
   Колян не мог собраться с мыслями, все его планы идут псу под хвост, с появлением этого недоделанного барона.
   - И что думаешь? Будет он нам мешать, а Леха?
   - Да чего мне нам мешать-то?
   За столом повисла ненормальная тишина, прерываемая только чавканьем близняшек Пери, да тихими шагами хозяек таверны, разносящих новые блюда.
   - А при чем тут ты...? То есть ты, - барон типа? - Тоха отошел быстрее всех.
   - Ну да, - и в ответ на ошарашенные взгляды всех собравшихся, а в особенности Колянов, проговорил, - Я как бы и сам не ожидал. Непреодолимое стечение обстоятельств, блин.
   А дальше пили долго и упорно. Колян заливал горе по старым планам и одновременно радовался новым перспективам, Тоха радовался тому, что теперь он не просто небедный человек из-под земли, но еще и друг местного барона, что еще лучше, во всех смыслах. Свини был просто счастлив, что барон Леха, а не кто-либо иной, что не придется переплачивать, выторговывая себе место под солнцем. Хозяйки таверны умилялись аппетитами гномов прикидывая в уме прибыток. Близнецы были горды, что за последнее время стали чуть ли не телохранителями Лехи. А сам Леха был рад тому, что друзья рядом, что теперь ему не придется в одиночку править этой "деревней" и окрестным "колхозом". Трое - не один. Три головы всяко лучше чем одна, сбитая с толку последними событиями.
   Грустил только староста, "партнер" Свини. Что значит барон? Это значит его, старосты власть сильно пошатнется. Да что там власть, это значит снова надо собирать подати, но не забирать себе, как староста привык, а отдавать этому вот барону. А если он спросит недоимки за все десять лет? Тут по миру пойдешь. А он спросит.
   Староста посмотрел на обсуждающих что-то в углу Коляна с Лехой.
   Точно спросит. И сделать-то ничего нельзя, вон с ним дружина из целой полусотни гномов, мало кто себе такое позволить сможет даже в империи, про других баронов и говорить то нечего.
   Он подцепил крючковатыми пальцами кружку с пивом и сделал глубокий глоток. Кусок в горло не лез, а пиво вот шло, причем хорошо.
   - Эх тяжелые времена пришли.- прошептал себе под нос староста и решительно отломил куриную ножку, - Ну да ладно, нет худа без добра.
  

***

   - Пять тысяч, и ни копейкой меньше! - Алексей распрямился и скрестил руки на груди. Колян ободряюще подмигивал из-за спины теребящего последние волосы на залысине гнома.
   - О всемогущие предки. Совсем старый я стал... - гном покачал головой, - Пят тысяч монет? Или я ослышался... и при чем здесь копья?
   - Какие нафиг копья? Ничего ты не ослышался. Либо пять тысяч монет за акр, - Леха сам немного растерялся, потому что просто не знал, сколько метров в акре...
   Тяжелы будни феодала. Леха являлся бароном вот уже три месяца. И все эти месяцы пытался плодотворно трудиться. Нельзя сказать, что ничего не получалось, но желаемое и действительность, - это разные вещи. И соответственно наоборот.
   Жил он теперь в замке, относительно приведенном в порядок. Занимая целых три комнаты, еле как приведенных в божеский вид. Колян с Тошиком занимали по две, так что еще оставался здоровенный, по сельским меркам зал, кухня и парочка уголков для прислуги находящихся на первом этаже. Причем везде было промозгло и холодно.
   Кроме того, имелся обширный подвал с колодцем, видимо на случай длительной осады и куча более мелких помещений неизвестного назначения.
   Кстати о прислуге. Ею были парочка стариков со старушками, оставшиеся еще от прежнего хозяина. А вот роль кухарки исполняла Мила, потому как прежнюю разыскать не удалось. Да и Милу-то еле уломали.
   Братцы гномы облюбовали себе местечко рядом с кухней и пропадали там все свободное от службы время, нанося ощутимый урон продуктовым запасам, пока не прибыл их батька и не выпнул их на строительство новой литейки. Оно ведь как, кто много ест, но не работает... Короче литейка на поверхности ему за чем-то понадобилась.
   Еще с десяток гномов разместились в бараках, что были сделаны прямо в стене замка и ранее использовались под скотник.
   А вот все остальное подгорное воинство пришлось распределить по "гарнизонам" в прилегающих деревнях.
   Колян умудрился организовать основное "производство" параллельно ссужая деньги местным пахарям, а заодно, от лица Лехи скупал еще не собранный урожай. И это все помимо оброка, который уже потихоньку, под недремлющим оком Коляеа, потек к замку. Зачем это Коляну надо? Очень просто, цены под землей намного выше, чем на поверхности. И если раньше продукты гномы покупали у постоянных заезжих спекулянтов, то теперь Колян со Свини решили эту лавочку монополизировать, заодно немного снизив цену, чтобы совет не возмутился. Разумеется, во имя государственного блага. Как без этого-то?
   С производством самогонки тоже вышел казус. То есть по началу все было хорошо, даже прекрасно. Целую неделю. Но вот как только местные узнали что вот эту вонючую и обжигающую горло жидкость можно пить, вот тогда все и встало, буквально в тот же день. Пришлось Коляну тащить, за бешенные деньги, работников из под земли (ну дружинников привлекать, не из пещер же выписывать), те хоть тоже не без греха, да только гномы, в отличие от людей, пьяными тоже работают, а не валяются вповалку с залитыми глазами.
   А гномов то развелось... Леха вначале не поверил, но потом как увидел несколько ошалел. Повылезали из своих подземелий блин.
   Тут ведь принцип какой? У соседа и репа лучше и жена красивее. Как Свини на поверхность зачастил, тут и его друзья-товарищи-конкуренты тоже поперли. А вдруг? А тут еще Колян со своими ссудами. У первых гномов весь товар поскупали, хоть и дорогой, а в хозяйстве прослужит намного дольше, и что главное, намного лучше чем человеческие аналоги. Хотя какие там аналоги. Слишком глубока пропасть в обработке металла между людьми и гномами, в пользу последних естесствено. Это приблизительно также как если сравнить "Ладу" и "Мерседес" одного года выпуска, вроде с виду похожи, и для одного и того же деланы но... если найдется человек выбравший "Ладу" "Мерсу" при разнице в цене всего раза в два, такого надо обязательно сфоткать, на память, для потомков. И потом долгими зимними вечерами рассказывать о сем детям и внукам, тыкая в его лицо на фотке пальцем с грязным ногтем (или чистым это кому как нравится), гордо приговаривать: "Патриот однако!"
  
   Так и получилось, что гномы аккурат возле замка почти отстроили себе целый квартал из добротных двухэтажных домов, крытых красной черепицей, да и площадь несколько облагородили, расставив свои лавки, при этом расхватали лучшие места. До налога с продаж дело еще не дошло, вот торговля и буйствовала. А скоро еще и праздник какой-то, вроде, урожая приближался. На его основе Колянчик и лелеял мечту организовать зерновую биржу, правда, еще не знал как.
   А Тошик за последнее время отметился во всех деревнях, пытаясь переписывать население и заодно ознакамливаясь с местными традициями, самым что ни на есть народным методом. Не всегда это проходило гладко, да и печень "начала возмущаться" чай не титановая, но списки он к осени все же составил.
   И вот по этой переписи получалось, что в Лехином баронстве проживает около восьмиста человек, разумеется без учета стариков и детей, и около сотни гномов, ну это уже пожже дополнили.
   ... получалось, что гномы землю заняли самым натуральным самозахватом. А поскольку государственных органов здесь еще не намечалось...
   Аккурат под конец строительства приперся к ним Колян, разумеется вместе с Лехой и десятком гномов-охранников-наемников (тоже, кстати, помаяться пришлось, вытаскивая коротконогих вояк из таверны под горами, сколько на это золота и самогонки ушло, Лехе даже плакать иногда хотелось) и заявил, мол, либо сносите свои постройки, на фиг, либо землю выкупайте...
   - Да за что же здесь пять тысяч монет-то платить? Все дома тут вместе столько не стоят.
   - Стоят, не стоят. А штраф за самовольную постройку кто платить будет?- Леха сделал вид будто разобижен до глубины души.
   - Позволь достопочтимый барон мне лично уладить этот прискорбный инцидент. - Колян выступил из-за спины гнома и коротко поклонился, при этом немного оттянув в сторону белоснежное жабо.
   Алексей несколько высокомерно кивнул.
   Колянчик подхватил гнома за локоть и потащил к ближайшему углу.
   Собственно ради этого момента весь спектакль и разыгрывался. Кому нужна эта земля, пусть даже и возле замка? Да никому вон земли завались вокруг, стройся, - не хочу. А то, что возле замка и бла-бла-бла, - это так предлог. А вот дома это дело совсем другое. Кто их разбирать теперь будет. Их строили с прицелом на века, ну или минимум на несколько лет, с любовью и всем старанием, а тут такое недоразумение. Гномы, все как один, к своей работе относятся с трепетом.
   Правда ни Лехе ни Коляну этот квартал тоже не был нужен. Нужны были рабочие руки и желательно подешевле.
   А все почему? А потому, что в силу убогости сельскохозяйственного производства в данной местности в частности и повсеместно, то получалось...
   "...ревизия выяснила, что данный район никак не может полностью обеспечить потребность в зерне прилегающего гномьего поселения ". Подпись - Колян.
   Из всего этого следовал вывод, что дополнительное зерно было привозным... А из этого соответственно следовало, что его следует заранее перекупить, и по возможности увеличить собственное производство, причем уже в этой весной. В противном случае, на монополию торговли зерном с гномами, можно положить большой ... причем с маслом, ну или кому как нравится. Ну и какая же после этого спекуляция? Ну хоть не в этот год, но в следующий.
   А большая то часть урожая уже куплена, причем не по заниженной цене, а по самой что ни на есть типа рыночной (с дуру сразу то не разобрались, а потом поздно уже было)! Вот и пытались сейчас доблестный барон с советниками спровоцировать естественный обвал цен будущего года. Причем по возможности не в убыток себе, а так для отвадки конкурентов. Конечно, предпочтительнее было бы традиционно побомбить какую-нибудь нефтеносную республику, но, к сожалению, ни нефтеносной республики, ни больших ни маленьких самолетов с бомбами в радиусе одной планеты минимум не наблюдалось. Решили потрясти гномов по поводу устройства мелиорации, авось хоть как-то урожаю поспособствует.
   Те впрочем не отказались, и выставили вполне скромную сумму, в четыре тысячи золотых. Но проблема заключалась в том, что этой смешной (подумать только деревней сто можно год кормить, - на убой) суммы в казне не оказалось.
   Вот и вспомнил Колян о гномьих домах, а Леха страшные магические формулы: "кадастровая стоимость", "земли населенных пунктов" и "федеральная собственность". Сочинили бумажку и вперед. А что еще делать? Выкручиваться надо? Надо. А за свой счет как-то не очень хочется, однако.
   Поразмахивав руками и поворчав для вида, Колян дал отмашку, мол, все нормально, - договорились.
   Вот и славненько, Леха с трудом поборол в себе желание потереть руки.
   - Ваша милость, ваша милость!
   К Алексею подбежал мальчишка лет десяти.
   - Мамка спросить велела, вам обед в замке подавать али с собой завернуть?
   Стоящие вокруг гномы, в том числе и недавний визави, заулыбались.
   Леха поймал сорванца за ухо и зашипел.
   - Ты что же это стервец мне переговоры важные поганишь? А? Я тебя спрашиваю?
   Стервец вытянул шею, чтобы уху не было так больно.
   - Ай, пустите ваша милость. Ну пустите же...
   - Ну ладно, беги давай. А мамке передай, что в замке наверное...
   Гном с Коляном ударили по рукам, и тот довольной походкой направился к Лехе.
   - Все, никто ни кому ничего не должен. - и при этом подмигнул.
   - Вот и славненько.
   Алексей развернулся и зашагал в сторону замка. Теперь проблему с урожаем будущего года можно считать процентов на двадцать решенной. Осталось только найти тех купцов, кто тоже с гномами зерном торгует и доходчиво объяснить всякие для здоровья полезные вещи. Например, показать, где и главное чей "огород". Проследить за крестьянами, чтобы заранее купленный урожай не профукали. Проследить чтобы гномы эту самую мелиорацию все-таки сделали. Распахать новые площади, благо земли просто завались, тем более, если будет доступ к канавам с водой. И, наконец, найти для всего этого людей, притом пока ничего лучше рабовладения на ум не приходило. Сущие пустяки.
   Колян пристроился рядом.
   - Ты пацану сильно ухо-то не трепи. Не за что ведь.
   Леха усмехнулся про себя. Все же знали, что Колян нагло подвинув Малыша бегает по ночам к Миле. Но почему-то сам Колян думал что общественность не в курсе.
   За ними также спешно пристроилась вся дружина. Ни кто не хотел опаздывать на обед.
   Обедали как обычно, - шумно и долго. А как иначе? Именно за обедом можно обсудить все насущные проблемы, а заодно и перспективы, это конечно в том случае, если есть с кем обсуждать.
   Леха наелся до отвала и встал из-за стола, намереваясь прогуляться по зале и заодно утрясти все, что в себя запихал.
   - Ну так что, товарищ дорогой, где народ брать будем?
   Колян насытился еще раньше, так как пищи потреблял несколько меньше Лехи, совершенно распоясавшегося в этом плане за последнее время. Он и раньше то любил пожрать, ну а сейчас так совсем меру потерял. Однако встать прогуляться и не подумал, ибо лениво и спать хочется.
   - Рабов, я думаю прикупить придется...
   - Для пороховой мельницы?
   - Блин, ну зачем тебе оно сдалось, а? За каким лядом тебе вообще столько пороха? - он погладил себя по животу и попытался развалиться на стуле. Как и во все предыдущие попытки ему это не удалось.
   - Давай сюда ложа поставим, а? Будем как римляне...
   - А ты можно подумать сейчас в Макдоналдсе сидел...
   - Сейчас бы картошечки, да с маслицем... - Коляну лень было думать и он переводил тему.
   - С пушечным салом. - Леха стоял у окна, наслаждаясь свежим воздухом.
   - С чем, с чем? - Колян услышал знакомые слова в незнакомом сочетании и поэтому даже обернулся.
   - Пушки лить будем.
   - А ты об этом... Ну и нафиг они тебе? У тебя армия то пятьдесят гномов по деревням да тридцать всадников, из которых на конях ездить умеют двое...
   По поводу всадников, это Колян верно подметил. Самих Гастоновых дружинников по дурости всех поубивали, ну которые не сбежали. А лошади их к боям приученные остались, вот и придумал Леха светлую, как ему тогда казалось, мысль обзавестись конной дружиной. А что, лошади подходящие есть, брони есть, только людей подходящих нет. А на лошади ездить еще оказывается научиться надо, это Леха теперь знал очень хорошо.
   - А будут пушки, за ними тоже присмотр понадобится и еще какой. А стоимость? - в пылу ораторства Колян забыл о том, что хотел после обеда вздремнуть. - Сколько пушка весит? А металл тут не пять рублей за килограмм. С твоим милитаризмом, ни каких денег не хватит. Зачем они тебе? Ты что, уже воевать собрался?
   Леха обреченно вздохнул.
   - Да нет, не знаю. Мне пока кажется, что с тем что у нас получится, в поход не сходишь. Но лить мы их все равно будем. Так что организовывать надо пороховую мельницу. Технологию ты знаешь. Кроме того, кто тут орал, что он управленец от бога? Вот и управляй. Все равно зима скоро, чем заниматься то иначе будем.
   - Как будто зимой мне заняться нечем будет.
   - Вот и я о том же.
   В принципе Колян не и возражал ни против пушек, ни против пороха, он вообще был за прогресс в этой конкретной области. Просто ему не нравилось что Леха это дело взваливает на него. Он же высококлассный экономист! Единственный здесь в своем роде!!! А тут какая-то инженерия... совсем не то. Не того полета, он птица... Ну да ладненько, Леха вон тоже занят по самое нехочу, даже по девкам не бегает, только когда напьется.
   Собственно основная занятость Лехи проистекала из занятий верховой ездой. От дружинников Гастона, этого недобарона , осталось около сорока лошадей и куча брони. И было бы просто крайне не рационально этим не воспользоваться и не организовать конный отряд аж в почти три десятка человек, так как подходящих добровольцев (молодые, здоровые, сильные, а главное холостые и те кому семью кормить не нужно) больше не нашлось. Вот тут и выяснилось, что нормально (то есть не через "задницу") на лошадях ездить ни кто не умеет. С трудом нашли двух Дедков, которые когда-то, где-то, были связаны с кавалерией, толи сами служили, толи только видели. Как выяснилось, все-таки служили, конюхами. Вот они и пытались обучать сейчас всю тридцатку во главе с новоявленным бароном.
   А Коляна Леха заставлял организовывать пороховое производство не просто так, а с вполне конкретной целью,- ради эксперимента. Дело было в том, что не так давно он уже изготавливал порох самостоятельно, ну то есть не своими руками, но под своим надзором, использовались те же материалы что и в первый раз, в тех же пропорциях, но... Результат оказался достаточно плачевный, слабый оказался порох, раза в три, а то и в пять, слабее предыдущего. Да еще и чуть не сгорели все блин. Само по себе это не было критично но, по чему же это у раздолбая Коляна получилось лучше? Прецедент был. Что Колян мог внести в такого в технологию производства, чтобы получить результат такого высокого, как выяснилось, качества, при условии, что он в предыдущий раз сделал все из под палки и откровенно через "жопу".
   Вот и подумалось Лехе, если он тут такие фокусы типа сферы руками творить иногда может, то вдруг Колян тоже какие перлы учудить может. Чем черт не шутит?
   А порох делать все равно надо. Как пушки будут, много его уйдет пока из них стрелять научатся.
   - Кстати, а чем Тоха занимается? - погрязнув в трудах феодальных, Леха про него и забыл.
   - А бес его знает, вчера, пока ты катался, забегал, взял денег, и умчался. Сказал, что очень занят.
   При слове "катался", Леха снова вспомнил о своих муках... Ну кто спрашивается придумал такую конструкцию как блин седло.
  
   А Тошик тем временем самозабвенно орал на дюжину мужиков облепивших со всех сторон свежий сруб.
   - Вы мля, что тут, мля мне натворили мля! Мать вашу раз так и эдак!
   - Дык это, господин, - кряжистый мужик растерянно почесал затылок обухом топора, - Как ты и просил, башню строим...
   - А за чем, спрашивается, мне эта башня без окон и дверей сдалась. А? - Тошик хитро прищурился.
   - Дык, потом прорубим, как под крышу подведем. - мужик совершенно не понимал, что от него хотят.
   - Ну смотри у меня, - с зловеще проворчал Тоха. - Я ведь проверю.
   - Как скажешь, господин.
   Мужики готовы были стерпеть от этого долговязого все что угодно, хоть жинку уступить на ночь, да что там на ночь, пусть на год забирает, да всех сразу, чтобы на денежки ручонки свои загребущие не наложили. Потому что платил этот дружек нового барона вперед, да еще и торговаться не стал. Хороший мужик, однако. Кто же ему такому хорошему скажет, что он раз в пять переплачивает, нет, лучше пусть орет что хочет.
   Строил эту конструкцию Тошик совсем не из меценатских соображений, а из вполне экономически обоснованных. Задумал он поставить лесопилку.
   А что? Доски они нужны всегда, а здесь их каждый делает сам, в зависимости от потребности, муторно это и не технологично. А тут раз пришел на рынок, малость под офигел, и купил сколько душе угодно.
   Механизм гномы уже собрали, да вот эти олухи строители его стенами закрыли и прохода не оставили. Не поняли сирые, что доски и им бы тоже подошли.
   Этим планы Тошика ни как не ограничивались, собирался он поднакопить капитала побольше, да заняться торговлей, благо с местной географией уже ознакомиться успел и знал, что на востоке на берегу единственной полноводной реки расположен не такой уж и маленький торговый городок.
   Вначале добраться до него, а там глядишь и в другие страны на корабликах из своих же досок отправиться можно. Себя показать, да мир посмотреть.
   Но сначала надо было сделать лесопилку, а то Колян совсем оборзел. Тошик уже давно заметил, что к нему стали относиться, как к бесплатному придатку, а тут вот вам комерсы, накося-выкуси. Мы мол и сами с усами.
   Именно поэтому итоговая конструкция должна была представлять из себя что-то на подобие промышленной усадьбы, с обширным складом и полноценным жильем с глубокими подвалами, обнесенным частоколом в два человеческих роста. Где главная башня должна была сочетать в себе как промышленное, так и военное назначение. Для чего и оборудовалась смотровой площадкой сверху.
  

***

   Зима, крестьянин торжествует... а если быть точны, то ничего не делает кроме пьянства и строгания детей. Колка дров не в счет.
   Когда речь шла о зиме, Леха по наивности представлял себе сугробы, вьюги и все остальные атрибуты самого чистого времени года.
   А вот фиг вам! Ошиблись парни с оценкой места-расположения.
   Ни какого намека на нормальный снег не было вовсе. Всюду стояла неописуемая грязь, дороги раскисли превратились в непроезжие топи. На коне еще можно было проехать если не боишься, что на спине вырастут горы грязи из-под копыт, но вот на телеге, - ни-ни, ни то что пешком. Вместо снега выпадала какая-то крупа, которая сразу таяла, даже, несмотря на то, что лужи сковала корка льда. Неба за тучами видно не было совершенно, не говоря уже о солнце.
   В общем какая-то сверх затянувшаяся осень, совершенно не золотая, а скорее болотно-коричневая.
   Полил дождь. Леха спихнул шлем и убрал латной перчаткой со лба мокрые от пота волосы.
   Разгоряченный жеребец, выдыхая ноздрями пар, переступал с ноги на ногу после недавней скачки.
   - Они там, за холмом. - измазанный в грязи пацаненок утер рукавом длинную соплю.
   Леха кивнул и огляделся по сторонам в поисках своего отряда. Все уже собрались в ожидании приказов.
   Все тридцать. Вроде ни кто не упал...
   - Дмалин, как думаешь, Гнади уже подошел?
   - Должен был. Мы то крюк вон какой сделали. А они, считай по прямой, от Терновки... - Гному на лошади совершенно не нравилось. Ну не та у него эргономика. Не приспособлены коротышки для этого.
   - Ну, будем надеяться. - Леха, хоть в деле убийства был уже не новичок, но как-то ему было не по себе, людей ему вручную еще убивать не приходилось (предыдущие Гастоновы отморозки не в счет, там он действовал с бодуна, ружьем и вообще в состоянии аффекта). Эльфов, гоблинов, - это да, имелся положительный опыт, а вот людей, - нет. Да еще в такой компании. Хотя если все пойдет по плану, то может и обойдется.
   А что противники люди, это не вызывало ни каких сомнений. Ибо прискакал сегодня по утру на двор к нему запыхавшийся малец и всхлипывая передал, что его деревню, Терновку то есть грабят и батька его отправил... впрочем дальше он не договорил, а просто разрыдался.
   Ну да и так все было понятно. На межведомственном совещании, в состав которого вошли Леха, как владелец, гарант безопасности и главнокомандующий в одном лице, Гнади как воевода гномов и Дмалин, как просто умный мужик, пардон,- гном, быстренько наваяли план. И помчали наводить "конституционный порядок"...
   Один из дозорных, подъехав, кивнул Алексею.
   - На дальнем холме видели красный флажок.
   - Отлично, значит все готово.
   Теперь бандиты были зажаты между Лехиным отрядом, небольшой, но глубокой речкой и двумя десятками гномов.
   - Ну что, так и двинем? - поинтересовался гном.
   - А что делать то еще. - Алексей развернулся, привстал в стременных и заорал.- К бою!!! За мной!!!
   Всадники, еще недавно ездившие только крестьянских хромоногих клячах, да и то без седла, захлопнув забрала, в разнобой сдвинулись с места, периодически предпринимая безуспешные попытки выстроиться стремя к стремени.
   Строй, а конкретнее конная толпа, неуклюже разворачивался в ложбине между холмами, выбирая более или менее прямой участок для разгона.
   Копыта вспенивали грязь, ноги проваливались, но это не мешало лошадям перейти на уверенную рысь. Отряд набирал скорость и приближался к краю холма.
   Алексей ехал в центре, захлебывался своим дыханием, неосознанно отсчитывая стуки сердца. Осматривал время от времени свое воинство и чуть не плакал. Какая тут нафиг мощь десятков бронированных людей, - колхозники на коровах, обрядившиеся в водопроводные трубы и взявшие в свои руки по явному недоразумению копья, с которыми ни кто не знает что делать. Вот самая безобидная ассоциация приходившая ему на ум.
   Из-за холма показался враг.
   Первая шеренга прикрылась щитами, вторая выставила копья, уперев их в ступни, замерли в ожидании нормальной конной атаки.
   До столкновения остались не больше сотни метров, - считанные секунды для разогретого скачкой коня.
   Ну где же ты Гнади? Леха привстал в стременах высматривая его. Понятно, что нападать его "кавалерией" на такой строй, это даже не самоубийство, а скорее буйство маразма дебильной старухи, то есть изощренное самоубийство, но гномов видно не было.
   - Где же, мать его, Гнади? - пробормотал Леха, отворачивая коня и увлекая, по возможности за собой остальных, ну не нападать же действительно. И на всякий случай одним движением рванул секиру из крепления на седле.- Ко мне придурки!!! Куда прете!
   Колхозники отреагировали с похвальной выправкой, сразу видно, что в бой из них ни кто не рвался.
   Со стороны противника раздался издевательский смех.
   Леха зашарил по поясу, ища рог. Потому как если гномы опоздали, то им надо отсюда валить, пока целы.
   Противник качнулся вперед, идеально выдерживая строй, метая стрелы из-за круглых щитов.
   Прямо перед Аоексем один из "колхозников" рухнул в грязь, силясь выдернуть непослушными руками стрелу пробившую забрало и засевшую в скуле.
   Оно конечно для нормальной кавалерии удрать от пешего,- раз плюнуть. Но для Лехиной это была непосильная сверхзадача, мало того, что когда они отворачивали то сбились в кучу, так еще часть из его всадников свалилась и теперь убегала, оставив коней топтаться по брюхо в какой-то грязевой яме, напрочь перегородившим прямой путь назад. А объезжать их времени уже не оставалось. Монолит вражеского шеренги стремительно сокращал дистанцию.
   Леха восхитился, настоящие профессионалы, не то, что его "гамадрилы". В бою с такими и помереть не грех. Делать нечего, Алексей спешился, все равно конник из него никакой. Развернулся к противникам прикрывая тело щитом, оставляя лишь узкую щель для глаз. К удивлению его неудачливые всадники тоже спешивались и вставали к нему, плечом к плечу прикрываясь щитами. И то хорошо.
   Спереди, совсем рядом, за спинами нападавших затрубил рог. Зверски рыча, покрытые грязью с головы до ног, два десятка гномов врубились в противников сзади. Не заботясь о построении, не прикрываясь щитами, рубя наотмашь на право и на лево, чтобы не потерять драгоценные секунды внезапности.
   Вот что значит пусти козла в огород. Леха видел, как только что несокрушимая стена щитов, которую навряд ли бы преодолела и обученная конница, таяла на глазах. Как удивлены глаза воинов, не ожидавших от таких лапотников коварной атаки в тыл.
   Спустя насколько минут все было кончено. Гномы привычно добивали раненных сновали взад-вперед по полю боя.
   Гнади подошел к Алексею погнавшему людей ловить разбежавшихся коней, в этот раз своих.
   - А ты молодец. Хорошо держался.
   И на недоуменный взгляд Алексея пояснил.
   - Мы тут заплутали немного, так пока Дмалин нашел нас, пока дошли.
   До Лехи дошло, что за всю схватку, ну точнее маневры он Дмалина то и не видел совсем. А гном тем временем продолжил.
   - Думали сбежишь. Ан нет, смотрим, стоите. - Гном одобрительно кивнул, - совсем как настоящие войны.
   Вот тебе и на. Вроде никак не первый раз уже в схватку вступаем, а тут выясняется, что только сейчас на "настоящего" война походить стал.
   - Странные какие-то разбойники. Я то думал, что они разбегутся все только от нашего вида. - Леха пытался снять напальчники латной рукавицы, но не как не мог, - руки дрожали от нервного напряжения.
   - А с чего это молодой барон взял, что это просто разбойники? - Дмалин уже осмотрел трупы, и выражение его лица очень Лехе не понравилось.
   - А что не просто?
   - Это, - гном подошел к одному из трупов и скинул кончиком топора плащ на одном из них с размажженной ударом вместе со шлемом головой. Под ним оказалась добротная чешуйчатая броня. - Это судя по всему Асканцы...
   - Кто?
   - Асканцы, - видя совершенно непонимающее Лехино лицо, гном решил пояснить.
   - Аскания, - это союз вольных городов на востоке, далеко на востоке. Понятно?
   Алексей кивнул. Что тут может быть не понятного? Вот лежит перед ним труп человека, который должен сейчас быть далеко на востоке, а ни как не перед его глазами.
   - И что этим Асканским бандитам могло понадобиться так далеко на западе, как думаешь?
   Гнади, тоже изучающий теперь трупы опередил Дмалина с ответом.
   - Боюсь, скоро нам придется возвращаться в свои пещеры и долбить штольни на другую сторону гор.
   - Это с чего же? - На этот раз удивился Дмалин.
   Гнади поднял рукой кусок разрубленной кирасы, повернул так, чтобы все могли видеть выгравированную крылатую зверюгу.
   - Они не бандиты. Это корпус грифонов. - И, видя непонимающие взгляды друзей, добавил. - Передовой корпус Асканского войска.
  

***

   Уйти в пещеры они не успели.
   Прямо на месте столкновения Алексей снарядил гонцов во все селения с приказом собирать все и уходить к гномам в пещеры. А сами, поснимав все ценное с покойников, скорым маршем двинулись к замку.
   Разумеется гонца ни кто не послушал. Ни где. Спрашивается с чего это Асканцам нападать на эти земли? Они же там, далеко на восходе. Что им в этих краях понадобиться могло?
   Поэтому, едва примчавшись в свою, так сказать, вотчину, Алексей, вместо того чтобы организовывать эвакуацию, принялся загонять все и вся в замок. Потому что на востоке уже поднимались столбы пыли от приближающихся корпусов.
   И уже к вечеру, на месте сожженного посада топтался передовой отряд кавалерии.
   Леха стоял между зубцов башни и наблюдал за тем, как привычно, не обращая ни на что внимания Асканцы обустраивают лагерь.
   А утром замок был взят в плотное кольцо осады. По периметру, вне зоны поражения стрел высились широкие досчатые щиты обтянутые свежесодранными коровьими шкурами. На которых четко просматривалось Лехино клеймо. Правильно, войску ведь надо чем-то питаться.
   К воротам выдвинулась процессия состоявшая из трех всадников. Один из них высоко поднимал над головой копье с насаженным на него щитом с цветастым гербом, - местный знак приглашения к переговорам. А герб не щите показывал, что переговоры будет вести не кто-либо, а самый что ни на есть благородный господин.
   Не доезжая до ворот, процессия остановилась. Подбежавшие слуги споро поставили малый шатер. Двое всадников спешились и вошли в него, щитоносец так и остался стоять сжимая древко руками.
   - Общения желают, суки. - Колян еле сдерживал себя. Все его труды, все вложения, все попытки наладить тут нормальную, с его точки зрения жизнь. Все развеялось прахом сгоревшего посада и окружающих деревень. О том что случилось с людьми жившими там он старался не думать, - в лучшем случае рабство. В лучшем! А что в худшем... Колян старался не думать.
   На Леху он вообще старался не смотреть, кто же знал, что так получится. Хотя он сам появился в самом конце, но и Коляна на месте тоже не было, ездил он доски смотреть Тохины.
   А вот Тошику походу опять не повезло, он как раз собирался доски к вечеру с обозом подвести... Доски то, вот они, щиты из них сделаны, а вот Антона не видать...
   Леха поправил латы, старые, проверенные. Хорошо, что Колян скряга все с собой приволок, и новые и старые и амуницию всю. Но вот старое оно как-то ближе к телу, тем боле, что старые они только по названию.
   - Ну что же, Колян, бери ружье, пойдем общаться. - Леха смотрел на шатер перед воротами ледяным взглядом, не сулящим ни чего хорошего, никому.
   Ружье специально брать не было ни какой надобности, оно и так висело на плече. А Леха еще и примотал деревянную коробку на бедро, так что получилась импровизированная кобура для его обреза, который он почему-то упорно называл пистолетом.
   Ворота были наглухо забаррикадированы, так что открыть их не имелось ни какой возможности. Да и если бы и была, то не открыли бы. Нечего судьбу искушать. Поэтому гномы спустили их на веревках, продев ногу в связанную на конце петлю.
   Коснувшись земли, Леха бодрым шагом направился в шатер, а оказавшись внутри нагло уселся на поставленную напротив попивавших вино рыцарей лавку. Что от него и ожидалось. Колян остался стоять у него за спиной, это тоже воспринялось как норма.
   - Утро доброе, барон. - Один из рыцарей, довольно молодой с красивым ухоженным лицом и длинными заплетенными в конский хвост волосами, поставил перед Алексеем кубок с вином.
   - Возможно... - Леха не договорил, давая возможность переговорщику представиться.
   - О, позвольте представиться, корпусный тысячный, Марк Телер Третий. - при этих словах тысячный обозначил поклон.
   - А это, - Телер указал на сидевшего рядом с ним мужчину, - Наш корпусный маг, Валент Сит.
   Маг обозначил кивок, подтверждая слова Марка Телера.
   На Лехин, сугубо дилетантский взгляд, тот на мага не походил совершенно, на рыцаря, да похож, причем очень и меч при нем и латы тяжелые и шлем, а на мага, - нет. Вот покойный Адилл, тот да, - вылитый маг.
   - Алексей, местный Барон, - Леха тоже представился. И указав пальцем за спину в сторону Коляна, - Николай, купец, тоже местный.
   Тысячный кивнул, в знак приветствия и вероятно подтверждения своих предположений, кто есть кто. Сит ни как не прореагировал.
   - Мы здесь собрались только по одной причине. - Марк Телер картинно покатал серебряный кубок между пальцев. - Дело в том, что города Асканской унии не ведут войну с местным баронством.
   Леха хмыкнул не удержавшись.
   - А то, что мы вокруг наблюдаем это просто дружеский пикник.
   - Разумеется, нет. Хоть я и не понимаю, что значит слово "пикник", но это точно не то что здесь происходит. - жестко заметил асканец. Всю его галантность как рукой сняло.
   - Нам от вас, в общем, ничего и не надо, а то, что понадобилось, мы уже взяли.
   Ну, оно и понятно, Леха видел ободранные шкуры. И иллюзий по поводу остального не испытывал. Все что можно - сожрали, всех кого поймали отимели, а теперь уже и в рабство готовятся продать. Все нормально, все как обычно блин.
   - И мы готовы, взамен на вашу торжественную клятву, - пока тысячный говорил, маг извлек из холщевого мешочка шар, очень похожий на шар для боулинга по форме. После нескольких пасов внутри него разгорелось пламя, а на поверхности больше всего напоминающей хрусталь, отчетливо проступил отпечаток ладони. - уйти из ваших владений. Поверьте, наша цель куда северней.
   Телер сделал знак, подбежал служка, подлил ему в кубок вина, и выжидающе уставился на Алексея.
   А что тут можно сделать? Если честно, то это было очень заманчивое предложение. Особой его заманчивости способствовало немалое войско окружившее замок. Ну и попутно, как без этого, разорявшее его, Лехины, пусть и недавние владения. И самое печальное, что сделать с этим что-либо, не представлялось ни какой возможности.
   Алексей протягивая руку, уже собирался спросить слова клятвы, чувствуя затылком молчаливую поддержка Коляна.
   - Не спешите барон. - одернул его Телер, - Все было бы так просто, если бы ни одна маленькая проблемка. Дело в том, что именно на ваших землях, единственных из многих, прошу заметить, была заманена в ловушку и зверски убита, целая полусотня грифонов. Прошу за мной...
   Тысячный встал, послушный слуга тут же откинул полу шатра. А там...
   Там метрах в пятидесяти от них уже закончили устанавливать походную виселицу. А вот возле нее стояло не менее десяти человек с мешками на головах.
   - Согласитесь, мы просто не можем ставить это безнаказанным. - Марк Телер указал на виселицу, - поэтому мы приняли вот такое, так сказать, человечное, решение.
   Вокруг виселицы стояло в парадном строе несколько сотен воинов, блестя начищенными доспехами, поставив щиты на землю.
   - Тем более, что когда их поймали один из них...
   У Лехи внутри все похолодело, когда он по подробней разглядел приговоренных. Он уже догадался кого здесь собрались вешать. Как и Колян. Как и гномы на стенах. Сутулую фигуру Тошика не так уж и легко перепутать с другими.
   - Послушайте тысячник, - Леха прервал асканца, - Давайте я их выкуплю. Уверяю вас, у меня достаточно золота.
   Телер замолчал и задумчиво посмотрел на Алексея. А затем злобно сверкнул глазами.
   - Нет. - и дал отмашку к началу казни, - Никому не позволено безнаказанно...
   Леху начало колотить, слишком много адреналина...
   Маг, следовавший за тысячным и внимательно следивший то за Алексеем, то за Коляном, побледнел, в его глазах промелькнули искорки понимания, вскинул руки в защитном жесте.
   - Что за... - вскричал асканец.
   - Назад милорд! - из рук мага выскочила огненный ком, разошедшийся в стороны метров на пять, надежно заслонив их огненной стеной.
   Леха разрядил обрез, - тщетно, пуля расплавилась в бурлящем пламени, обдав мага лишь мелкими каплями расплавленного свинца. Адреналин бурлил в крови, Леха переставал контролировать себя...
   Привычная легкость поселилась во всем теле. Алексей отбросил обрез, выхватил секиру. По лезвию заструились веселые молнии. И Леха безумно захохотал.
   Одна сотня грифонов мгновенно перестроилась и бросилась прикрыть своего командира, другая перекрыла подход к виселице и, подняв щиты, начала метать в Алексея стрелы.
   Он раскинул руки, нащупывая ладонями промозглые струи ветра. Что там эти стрелы, ни одна из них даже не пролетела рядом с ним сдуваемая образующимся вихрем.
   Черная фигура мелькнула справа. Пробив огненную стену и обернувшись к нему с белозубой улыбкой на черном, грубо вытесанном из базальта, лице. Лице его друга. Колян стряхнул покрывши латы нагар.
   Маг вздрогнул, выкрикнул заклинание. Огненное облако окутало Коляна с ног до головы, превратив в факел, но что камню огонь, он, как и до этого, двигался к своей цели. Затем резко метнулся вперед, и из ревущего огненного вихря вырвалась рука, покрытая пятнами окалины в трещинах, между которыми алел расплавленный металл, схватив мага за горло с противным шипением от паленой плоти, швырнула в приближающихся грифонов.
   Марк Телер выставил перед собой меч, прикрывая хрипящего от боли Валента Сита, а перед ним стоял каменный голем в расплавленных от магического жара латах, с безумными белками глаз и ослепительно белым оскалом улыбки. Даже готовая прикрыть его своими щитами сотня верных бойцов не давала надежды.
   Леха бросился на войнов перекрывшим проход к виселице, перемахнув через первые ряды, развернулся в воздухе и приземлился в середине вражеского строя. Взвыл ветер, тугая стена смерча разворотила отряд, перемалывая его вместе с доспехами, землею и камнями. При этом молния струилась в стене смерча жаля пытавшихся сбежать.
   Алексей двинулся а Тохе, смерч послушно расступился пропуская его внутрь. Тот стоял с мертвенно серым лицом, перекошенным от страха.
   - Это ты? - вопрос был совсем неуверенным.
  

***

   Леха неожиданно пришел в себя. Осмотревшись и увидев рядом с собой Тошика, живого и невредимого, немного успокоился. Все произошедшее осталось в памяти как в тумане, и только разбросанные вокруг трупы, не давали посчитать это все глюком.
   - Это ты? - Тоха тряс его за плечо.
   - Да я, я. - Леха одернул его, - Давай к замку быстрее...
   - Куда к замку... - Тоха указал в ту сторону рукой, на пол пути намертво, встав плечо к плечу, выстроились одна за другой две сотни войнов.
   - А где... - бормотал Леха, когда увидел, как к ним медленно бредет, неуклюже переставляя ноги в сплавившемся доспехе Колян. За ним виделись кучи изломанных тел, разбросанных по площади в неестественных позах. А за ними видны были ровные шеренги асканских тысяч.
   - Ты жив...- Леха секунду подумал, - или мертв?
   - Хрен дождешься пижон.
   Стоило ему это сказать, как шеренги грифонов двинулись вперед.
   - Как жаль, что со стен до сюда не достать.
   Они встали спина к спине, закрылись поднятыми с земли большими круглыми щитами.
   - Тоха, твоя очередь.
   - Что моя очередь?
   Шеренги ускорились, выдерживая фланг, но не слишком быстро, опасаясь новых сюрпризов.
   - Что-что, давай выделывай, что там ты умеешь! - проворчал Колян, - Теперь твоя очередь нас спасать.
   - Да ничего я не умею! Нет во мне этой вашей хрени! -возбужденно прокричал Тоха.
   - Да я, знаешь ли тоже думал, что не умею. - при этом Колян пихал Тошика локтем.
   - А я не думаю, я точно знаю.
   - А жаль...
   Асканцы подошли на расстояние уверенного выстрела и остановились. По рядам прошли команды. Первый ряд опустился на колени, почти полностью скрывшись за своими щитами. Второй прикрыл их сверху. Лучники натянули тетивы. Все ожидали скорой команды...
  
   ...Над полем разжался скрип и завывание не смазанных стальных петель. Ворота замка распахнулись.
   Печатая шаг подкованными подошвами о камень мостовой, сквозь арку выходила колонна. Отбивая тяжелыми секирами ритм по закрывшим их тяжелым квадратным щитам, гномы выводили заунывную песню.
  
   Der Dwarf, der tremer,
   Der Dwarf, der gerter,
   S'kiolndy...
  
   Сотник отдавал команды, войны, перегородившие путь к воротам выучено меняли построение, чтобы лицом встретить новую угрозу. Так что теперь одни смотрели на гномов другие на людей. И все это охватывали, стоящие полукругом ровные порядки асканских тысяч.
   Гномы тем временем приблизились к противникам почти вплотную, расстояние между ними теперь не превышало метров тридцати. Передние ряды разбежались в стороны, образуя два фланга, а в центе...
   В центе стояла принесенная на двужильных руках коротышек, недавно отлитая в, теперь уже сгоревшей литейке, медная пушка. Возле которой, с раскаленным шипом в руке, стоял Дмалин.
   - Давай! - проревел, перекрикивая непрекращающуюся песнь Гнади. Гном вонзил шип в запальное отверстие...
  
   - Бежим! - только и успел прокричать Тоха. Все трое сдернули с места. Полетели стрелы, без команды. Били не прицельно, марш гномов отвлек многих...
  
   И тут громыхнуло. Пушку отнесло назад, расшвыряв, как кегли задний ряд. У асканцев в центре боевого построения образовалась широкая просека. В ушах звенело. Все вокруг заволокло густым белым дымом. Стонали раненные.
   Толком не разобравшись что произошло, Леха ринулся вслед за Тошиком прямо в белую пелену. Спотыкаясь и оскальзываясь, самозабвенно матерясь и совершенно не обращая внимание на ошарашено трущих слезящиеся от едкого дыма глаза асканцев.
   Наверное мат и спас ему жизнь, да и Тохе с Коляном тоже. Потому что, то с лева, то с права в дыму показывались коренастые фигуры и, вскинув секиры молча бросались на дезориентированных людей. Леха закашлялся.
   Спереди показались плотно составленные щиты. Два из них откинулись в стороны, когда сильные руки схватили его и вслед за Тошиком втащили внутрь. Последним был Колян.
   Дым начал рассеиваться, гномья стальная "черепаха" равномерно отступала к воротам, перегораживавшие проход сотни перестали существовать.
  
  
   По рядам понеслись команды, щиты поднялись и, выставив вперед копья корпус пошел в атаку.
   Леха уже вбегал в арку ворот, когда со стен послышались арбалетные щелчки. Баррикада была аккуратно разобрана и уложена с двух сторон от ворот, причем таким образом, чтобы выбив нехитрые подпорки ее можно было снова обрушить завалив створки.
   Гномы установили балку запора и поспешно отбегали в стороны, собирались устроить завал.
   - Уйди, - подскочил Малыш, раз, за разом всаживая молот в одну из массивных подпорок.
   В ворота сильно ударило, так что из крепко сбитых бревен посыпалась пыль, а коробка натужено заскрипела.
   Леха взбежал по лестнице в надвратную галерею и выглянул в свободную бойницу, укрываясь трофейным щитом. Послышалась короткая команда и с разу за ней слитный щелчок арбалетного залпа.
   Асканцы, несмотря на серьезные потери от арбалетной стрельбы от ворот отходить не собирались, выставив вверх давешние щиты из Тохиных досок, прикрывая два десятка дюжих войнов, перекинувших через плечи толстые кожаные ремни раскачивающих брошенную пушку маятником, ударли в ворота вместо тарана.
   Остальной корпус стоял поодаль в ожидании. Лучники, пользуясь временной безнаказанностью, метали стрелы, сотни выстраивались в колонны для скорого штурма.
   Послышался резкий треск, Леха неуклюже отпрыгнул в сторону, прямо под ногами за змеилась трещина.
   Подымая кучу пыли, небольшая надвратная башенка вместе с левой частью надвратной же арки ухнули вниз, намертво запечатав ворота.
   Из этого облака выскочил покрытый толстым слоем известки Малыш и, остановившись возле Лехи выдохнул.
   - Ф-у-у-х. Чуть не завалило! Мать твою! - гном начал отряхиваться искусно матерясь.
   Понабрались тут прогрессивной ругани черти запыленные.
   Леха ничего не ответил. Потому что асканцы, что было заметно даже сквозь облако пыли, бросив бесполезную теперь пушку, оттягивались назад.
   Трубили общий сбор.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Гудвин "Осужденный на игру или Марио Брос два" (ЛитРПГ) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Г.Ярцев "Хроники Каторги: Цой жив еще" (Постапокалипсис) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСнежный тайфун. Александр МихайловскийПерерождение. Чередий ГалинаВ объятиях змея. Адика ОлефирЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"