Буланова Наталья: другие произведения.

Увидеть рассвет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.61*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не жалуйтесь на судьбу! Я уверена, что Ваша история и в подметки не годится моей! У Вас проблемы со здоровьем? А я умираю каждый день! И всё бы ничего, я научилась с этим жить, но тут я встретила ЕГО...
    ЗАВЕРШЕНО! ВЫЛОЖЕНА ЛИШЬ МАЛАЯ ЧАСТЬ КНИГИ!
    Спасибо за помощь в правке моей скромной бете=)))

    КУПИТЬ КНИГУ


  Глава 1.
  Сколько себя помню - я постоянно умирала. Каждый день, из года в год.
  А потом вставала, как ни в чем не бывало...
  Я пробовала всё: запираться в доме, изолировать себя от общества и общество от себя, весь день практически не двигаться - всё бесполезно!
  Я смирилась... Почти.
  Точнее сказать - я научилась с этим жить.
  Это моё проклятие и моя тайна.
  Я искренне верю, что избавлюсь от этого. Когда-нибудь.
  Но мама считает иначе. Её проклятие так и не удалось преодолеть. Она - черная вдова, так называют женщин, постоянно теряющих своих мужей.
  Красавица, она до сих пор не потеряла ни капли женского очарования и мужчины слетались на неё как мухи на мед, но все заканчивалось неизбежно плохо для них.
  Мама пресекала любые попытки познакомиться, но Судьба как будто в насмешку подкидывала ей на пути самых упорных в мире мужчин.
  В итоге семь браков и приличное состояние за плечами - и соседи стали зло коситься на вдову...
  Моё рождение для мамы стало великой радостью и великим горем. Проклятие передалось и мне... Но в другой форме...
  Для того чтобы скрывать от любопытных нашу жизнь, маме пришлось научиться не только тратить деньги, но и умело их вкладывать, тем самым зарабатывая на безбедное существование. И закрывать глаза и рты некоторым личностям.
  Женщина, имеющая на руках маленькую дочь, просто не имеет права быть слабой. Мы поменяли сотни домов, десятки городов и один раз даже жили в деревне, когда над нами зависла беда.
  Но теперь, когда я стала взрослой, нам стало намного проще. Я сама научилась подчищать следы, и маме уже не было необходимости следовать за мной по пятам. За все эти годы она устала до предела и сейчас осуществляла свою мечту - путешествовала.
  Я открыла свое маленькое дело и жила как все, со стороны никто бы и не сказал, что со мной что-то не то. Годы практики отточили навыки маскировки, а то, что моё проклятие было стабильно играло мне на руку.
  Я никогда не видела рассвета, только в кино... В это время я была мертва.
  Я пыталась перехитрить проклятие и запирала себя...
  Тогда моё сердце просто останавливалось.
  Поразмыслив с мамой немного, мы решили, что если выбирать между несчастными случаями с тайным вывозом меня из морга и тихой смертью дома, будет проще оборудовать специальную комнату, в которой я бы закрывалась и выходила утром как новенькая.
  Время учебы, которое было наиболее рискованно для меня, миновало в прошлое, и я вступила во взрослую жизнь с верой в счастливое будущее.
  Будущее без проклятия.
  Оставалась самая малость - узнать как это сделать. А для этого надо было найти его корни и выяснить причины постигшего нашего род рока Судьбы.
  Мама утверждала, что эта беда касается только женщин нашей семьи и проявляет себя по разному: бабка не знала спокойного сна - её всю жизнь преследовали кошмары, прабабка прославилась прозвищем "Смертельный поцелуй" и, как поговаривают, со своим единственным мужем ни разу в жизни так и не целовалась. А моя тетка сейчас живет затворницей в глуши - все, на кого бы она ни посмотрела, непременно падали и получали серьезные травмы. Была у меня в родственницах еще одна двоюродная тетка, но она пропала много лет назад и о ней давно ничего не известно...
  О, как же долго я дулась на Судьбу! Уж лучше бы я дарила "смертельные поцелуи" - казалось мне. Не большая это проблема - их избегать. А вот избежать смерти мне ещё ни разу не удалось.
  Со временем я стала относится к этому даже с юмором. Когда ты со Смертью на "Ты" такое бывает...
  Моя личная жизнь была "роскошна"! Пара ночей подряд с мужчиной - мой личный рекорд. Именно ночей. Я всегда находила повод уйти или же просто по-тихому сбегала из его дома.
  Мой же дом был моей крепостью, в которую не ступала нога ни одного мужчины.
  Ну, это я конечно, преувеличиваю. Строители-то явно были мужчинами... Да и курьеры тоже заходят...
  Когда-то давным-давно мы были свободны от проклятия, и я хочу вернуть былые времена. Хочу вернуть покой женщин своего рода и снять с нас эту паутину бед. Я хочу быть счастливой и никто не сможет мне этого запретить!
  ***
  Обожаю просыпаться! Кровь течет по жилам, мозг начинает разминку и готовится к дневному марафону, а сознание кричит: "Я жива!"
  Вот только кипельно белый потолок надо мной свидетельствовал, что я опять не рассчитала время.
  - Вельмира, по бутербродику? - не знаю как, но он всегда чувствовал, когда я возвращаюсь в сознание и неизменно приветствовал меня ритуальной фразой.
  - Спасибо, Сереж, но ты знаешь ответ! - садясь и откидывая плед с колен, я как всегда отказывалась от столь "соблазнительного" предложения.
  - А зря! С ветчинкой! - покрутил у меня перед носом бутербродом городской патологоанатом. Спокойно положил его рядом с предметом своей непосредственной работы и у меня в к горлу подступил комок. И это я себя считала привыкшей к его нещепетильности в работе?
  Что-то я себя переоценила.
  - Что на этот раз? - мои черные длинные волосы превратились в один сплошной колтун и я искала глазами свою сумочку для того, чтобы разворошить это воронье гнездо расческой.
  - Пересечение Петроградской и Садовой, - начал свою любимую игру в "отгадай дальше" мужчина. Его внушительный живот совершенно не мешал ему ловко маневрировать в достаточно тесном рабочем пространстве.
  - Опять авария? - неужели и эта машина в хлам?
  Сергей отрицательно покачал головой с парой островков волос и достал из кармана белого халата маленькую серебристую фляжку.
  - Открытый люк? - ну а что, и такое было...
  Патологоанатому пришлось прервать серию больших глотков любимого рома и ответить мне:
  - Не, в этот раз было как никогда оригинально! Даже я обалдел! И это после пяти лет с тобой пятка к пятке!
  - Скорее кошелек к карману! - мысли пустились вскачь, подкидывая предположения, и я невольно стала рассматривать своё тело, хотя знала наперед, что не найду на нем ни единой царапинки. Так было всегда.
  Возможно, мне можно было бы даже позавидовать. Возможно...
  Но, думаю, поразмышляв минуту, вы бы отказались от таких перспектив.
  
  Иногда я помнила несколько минут до смерти, но в этот раз в памяти зияла черная дыра.
  - Тебя похитили!
  - Похитили? - я даже присела обратно на каталку, чтобы почувствовать под собой что-то твердое. - Зачем?
  Сергей закрутил пробку у фляжки и убрал её обратно, любовно похлопав сверху по карману. Любил он это дело, что говорить...
   - А этой сейчас Андрей вернется с допроса и расскажет тебе! По-моему, в этот раз ты разоришься!
  Да-а-а, услуги этого молодого следователя обходились мне недешево. Благо, с ним мне приходилось иметь дела очень редко...
  - Еще и допрос? - я в уме уже калькулировала бешеные числа, способные прикрыть рты и тихонько вздыхала. Затратное у меня проклятие!
  Силясь вспомнить хоть что-то, выуживаю из памяти последнее воспоминание - я ранним вечером сгружаю гору пакетов в багажник своей машины, сажусь в салон и кидаю свою сумку на пассажирское кресло. И всё... дальше провал.
  Двойные двери резко открываются и в помещение влетает вечно энергичный Андрей с папкой документов в руках.
  - Очнулась, спящая красавица? Прости, на поцелуй не успел, допрашивал твоего похитителя, - передо мной оказалась стопка документов, но я к ней даже не притронулась.
  - Расскажи так, - отстранила я рукой бумаги. - Зачем устраивал допрос? Ты же знаешь, мне не нужна...
  Вверх взлетела большая ладонь, обрывая меня на полуслове. Взгляд невольно остановился на короткой и толстой линии жизни. У меня свои заморочки...
  - Мне тоже надо куда-то "висяки" девать, вот прикрыл я и твою и свою задницу. А про тебя пацана один допрашивал. Ну и Вован, тут, сама знаешь, без него не куда.
  Да уж, знаю, без этого проныры не обходилось ни одно дело...
  - А мамка у тебя не промах. Наш сладенький её шантажировать вздумал, а она ему знаешь что сказала? - рука следователя стремительно взъерошила короткий ёжик русых волос и затеребила пачку сигарет. Ему явно хотелось курить, но Сергей был сторонником только одного порока - алкоголя.
  - Отстань, я на Канарах? - предположила я.
  - Ха! Почти! Но смысл один! - пальцы закрутили ручку в троекратном повороте, а потом мелкие цифры запестрели на клочке бумаги. - Вот он и расстроился до такой степени, что тебя кокнул!
  - Действительно, как все просто, - мне оставалось лишь покачать головой.
  Череда случайностей уже давно перестала меня удивлять, я лишь поражалась, как иногда Судьба с помощью моего проклятия засаживала за решетку то маньяков, то воров, то еще прочую мишуру. Тем самым лишний раз напоминая, что не зря я себе комнатку приготовила. Ох, не зря. Там надо сидеть, как только вечереет...
  Но как молодая женщина может усидеть дома? Да еще такая, у которой практически нет личной жизни?
  Вот вам и ответ.
  Развернув листочек не удержалась и присвистнула:
  - Тарифы растут как на дрожжях...
  - Да у этого дела тьма свидетелей! - ничуть не растерялся мужчина.
  - Ага, а еще и дети не кормлены... - продолжила я.
  - И билеты на матч не куплены, - добавил патологоанатом, зная страсть Андрея к футболу.
  - Кину на карту, как всегда, - я уже была на ногах и даже отыскала свою расческу в недрах сумки. Ребята всегда её прихватывали с места происшествий. Конечно, если она до этого своими ногами не уходила.
  В этот раз воришке было явно не до неё...
  - Ты бы сделала каре, Вельмир! Тебе бы пошло! - посоветовал мне Андрей, наблюдая, как я деру, читайте - расчесываю, свои черные длинные волосы и завязываю конский хвост. Хвост получался на зависть всем лошадям и на ежедневное раздражение мне. Волосы путались нещадно.
  - Никогда! - вот уж чего не переносила, так эти новомодные стрижки с оголенной шеей и вытянутыми у лица концами.
  - Ну как хочешь! Кстати, а я не имею ничего против наличных, - довольно потер пузико мужчина.
  Кто бы сомневался?! Только не я. Давно поняла, что если не всё, то очень многое в этом мире можно купить. А если еще это сверху сдобрить любимым патологоанатомом коллекционным ромом...
  В общем, сегодня мой кошелек изрядно похудел. Хорошо, с собой особо крупных сумм я никогда и не носила...
  Если подумать, то не так уж и много стоит воскрешение...
  
  Глава 2.
  
  Думаете, дом проклятой должен быть примечательным? Отнюдь.
  Никаких крестов, знаков и надписей на заборе. Кирпичный двухэтажный домик не отличался от соседей ни башенными шпилями, ни готической архитектурой. Всё очень стандартно.
  Возможно, кому-то покажется паранойей куча охранных датчиков, последняя система пожаротушения и несколько скрытых ловушек для воров, но поверьте - в моём случае это вынужденные меры.
  Но обычный обыватель прошел бы мимо моего дома и не заметил ничего. Я старалась не выделяться.
  Загнав машину под навес, я прошла по дорожке из брусчатки и поднялась на крыльцо, окинув территорию взглядом. Солнце стремилось к зениту, и ласкало лучиками зеленый газон. На цветы у меня не хватало ни времени, ни желания. Я отдала предпочтения кустарникам и небольшим деревьям, которые разбавляли изумрудный ковер и радовали тенью в погожий день.
  Для того, чтобы не так чувствовалась пустота дома внутри всегда работало радио. От одиночества оно спасало не сильно, но хотя бы, открывая дверь я не слышала звенящую тишину.
  Скажите - завела бы себе домашнее животное? Заводила. Прелестного шпица.
  Но как только я перестала дышать на диване за просмотром фильма - бедное животное схватил удар.
  Утром я нашла её бездыханной. Бедное сердечко не выдержало смерти хозяйки. С тех пор я больше никого не заводила. Не только люди привязываются к своим питомцам, но и животные привязываются к своим хозяевам. Даже за очень короткое время.
  Из сумочки раздалась зажигательная песня. Звонила моя мамочка.
  - Доча, ну ты как? - сразу начала она, её голос доносился до меня вместе с криками чаек. Видимо, она всё-таки отправилась в круиз на том лайнере, как и хотела.
  - Как всегда прекрасно, мам! Как новенькая, ты же знаешь! - я посмотрела в зеркало и подумала о том, что это жуткая несправедливость - тело восстанавливается, царапинки и синяки сходят, а вот вчерашний макияж теперь расползся по всему лицу. Тени чернели под глазами, а кончики ресниц выглядели бледными - даже эта фирменная дорогущая тушь пасовала перед моим проклятьем и не могла пережить ночь на положенном для неё месте. То бишь на ресницах.
  Зато серые глаза довольно блестели, переливаясь серебром. Без ложной скромности скажу - они у меня красивые. Не то, что эти огромные губы. Но и с ними можно жить. И умирать с ними тоже можно. Проверено.
  - Я после вчерашнего звонка всю ночь уснуть не могла! Ты опять не успела попасть домой? - на фоне маминого голоса иногда возникал приятный мужской баритон. Наверное, очередной мужчина не смог пройти мимо очаровательной блондинки. Впрочем, романы только положительно отражались на женском здоровье. Главное не выходить за них замуж.
  Да-да, черные волосы у меня от папы. Так же спасибо ему за высокий рост и пухлые губы. К сожалению, от него остались только фото. Он утонул во время медового месяца и его тело так и не нашли...
  Для мамы это был второй брак и тогда она начала догадываться - проклятье не миновало и её. В последующем она полностью уверилась в этом и поклялась себе, что четвертый брак - последний.
  Ну, как видите, у мамы не всегда получалось выполнять обещания.
  
  - Не спрашивай, ма, - отмахнулась я. Не хотелось заставлять маму нервничать. А это она делала неизменно, когда я оказывалась у Сергея. - Сейчас я дома, всё хорошо.
  - Я точно поседею!
  - Мама, у тебя нет ни единого седого волоска, и ты об этом знаешь лучше меня!
  - Но он обязательно появится, если ты не будешь успевать домой вовремя, Вельмира!
  - О, мне уже двадцать пять, а ты все со мной как с маленькой носишься, ма! Ты же знаешь, что доброе утро или, на крайний случай, добрый день я тебе скажу всегда!
  Мужской голос становился всё громче и настойчивей, и я поняла - мама уже не со мной, а где-то там.
  - Ладно, мам, беги! Целую!
  - Целую тебя, дорогая! Люблю-люблю, - чмок в телефон и гудки...
  Вот такая у меня мама. Люблю её безумно и понимаю, что настоящая жизнь у неё началась совсем недавно, когда я стала жить отдельно. Так что пусть бежит и наслаждается жизнью.
  Она хотя бы может позволить себе заснуть на плече мужчины.
  Представив лицо мужчины, на плечо у которого засну я, вдоволь насмеялась. Смех сквозь слезы это такое дело...
  Сердце кольнуло иглой и я погнала плохие мысли прочь. Несколько лет назад я решила изменить свой взгляд на проклятье и сказала унынию нет. По этому же принципу и живу дальше. Иначе бы депрессия была моей лучшей подругой.
  Сварив себе любимый карамельный кофе в турке, я перелила его в чашку и устроилась на садовых качелях. Ветерок обдувал голые пяточки, но не спасал от дневной жары.
  - Да? - хорошо захватила с собой телефон, а то вы знаете тот самый закон подлости.
  - Привет! Как жизнь молодая? Куда пропала? - жизнерадостный голос моего бывшего сокурсника был заряжен позитивом.
  - Да закрутилась, Тём. Всё хорошо. Как сам? - с этим молодым парнем у меня были хорошие дружеские отношения.
  - Лучше всех! Вельмир... - о вот наступило то самое место, о котором я подозревала. - У меня тут у друга проблема...
  Ага, опять за своё! Ведь просила же забыть об этом!
  - Тё-ё-ёма... - протянула я с шутливой угрозой.
  - Ну пожалуйста, Вельмир! Ради меня!
  - У тебя всегда 'ради тебя'! Который раз?
  - Последний! Клянусь! Без твоей помощи не обойтись, ну пожалуйста! - умолял меня друг по телефону.
  У-у-у, эта моя добрая душа, вечно из меня веревки вьет!
  - Последний, Тём! Больше не проси - не помогу!
  - Отлично! Ты сейчас свободна?
  - Такая спешка? - с сожалением взглянула я на свой остывающий кофе. Теперь буду пить его второпях и половина удовольствия - коту под хвост.
  - Вельмирка, дело очень серьезное! - голос друга стал как никогда серьезен. Я даже задумалась, уж не разыгрывает ли он меня. Но после не раздалось ни смешка - Тёма ждал ответа.
  - Хорошо, давай через час в нашем кафе. И прошу, кроме друга не притаскивай никого!
  - Понял - не дурак! Спасибо, Вельмирка! Я у тебя в долгу!
  - В неоплатном... - вздохнула я и положила трубку.
  Тема неисправим.
  
  ***
  
  Куча маленьких столиков и небольших диванчиков плотно стояли друг к другу, оставляя между собой маленькие проходы. Кафе хоть и было маленьким, но кормили там всегда очень вкусно.
  Именно поэтому тут всегда было много студентов и молодых офисников, которые хотели не только сэкономить на обеде, но и вкусно поесть.
  Еще со времен студенчества мы были завсегдатаями этих диванчиков, и даже сейчас, спустя несколько лет, всегда назначали встречи тут. Ностальгия...
  Я потягивала холодный сок из трубочки, иногда дуя себе на челку. На кондиционеры хозяева кафе так и не расщедрились.
  На стенах пестрели фото с проходящих здесь тематических вечеринок, реклама напитков и новых блюд, а также фотографии хозяев заведении с различными звездами мелкого масштаба.
  Последнее вызывало у меня особенно недоумение, но, видимо, среди кафешников это было в почете.
  Желудок напомнил, что он полностью обновлен и просто жаждет переварить что-нибудь вкусненькое, но заказывать я ничего не стала.
  Знала - как только придет Тема с другом у меня кусок в горло не полезет. Потом поем, ничего, минус несколько грамм еще никого не убило, даже меня. Но мой желудок думал по-другому.
  - Вельмирка! - махал мне рукой от входа Тема. Он опять сменил прическу и теперь радовал окружающих выбритыми висками и челкой наискосок. Впрочем, эта странная стрижка как ничто другое подходило к оранжевой рубашке и синим брюкам.
  Следом за ним к моему столику подошел щупленький паренек, лет 19 на вид и неловко мне кивнул.
  - Вельмира - это мой друг Владимир, Владимир - это моя лучшая подруга Вельмира! - Темка шлепнулся на сиденье, забросив свой огромный ридикюль, гордо именованный мужской сумкой на свободное место рядом со мной.
  Владимир, меня всегда добивало, как щепетильно его дружки относятся к своим именам. Здесь главное не допустить ошибку, и ни в коем случае не назвать его Вовой, Вованом, Вовчиком или просто Вов... Истерики не миновать.
  Зная по предыдущим друзьям Темы, что и этот окажется тем еще ипохондриком, потому как других мой друг и не выбирал, я приготовилась слушать и ждать...
  Когда-нибудь я вырву Теме язык. Точно.
  Ну и наплел же он ему... Он что от меня ждал - карт Таро? Может, хрустального шара? Или заколдованной кочерыжки, оставленной от прабабки?
  Судя по его взгляду - именно этого.
  Да-а-а... Напомните мне заклеить рот этой трепушке, именуемой моим лучшим другом.
  Выслушав его до конца и вдоволь наевшись ожидающих чего-то большего взглядом парня, я стрельнула глазами в Тему и мысленно пообещала ему все казни мира.
  Тот мило улыбнулся и пожал плечами. Мол, что ты удивляешься, так же всегда.
  Я ему это 'всегда' в узел скручу. Дело жизни и смерти нашел. Уйти ли дружку на предлагаемую работу в конкурирующей фирме или нет.
  - На ромашке гадать не пробовал? - прямо посмотрела я в глаза Владимиру и тот и без того маленький, стал совсем скорчившейся фигуркой. - Ладно, забудь, это у меня юмор такой.
  Тема разом выдохнул и завертел головой, разминая шею. Гад, не забывал при этом посылать в мою сторону умоляющие взгляды.
  - Не знаю, что тебе рассказывал Тема, но уверенна - можешь отбрасывать половину в сторону.
  - А... - открыл рот он, но я его перебила. Знаю я вас, сейчас все точки над 'и' не расставишь - потом у моего дома паломничество начнется.
  - Я не гадалка, не ясновидящая, просто иногда я что-то угадываю, и это сбывается... - на этом месте моей речи Темка фыркнул и я пнула его ногой под столом. Привел на мою голову, так что пусть теперь сидит и не мешает.
  Я ему еще потом все выскажу.
  Владимир резко приуныл и я, добившись нужной кондиции, продолжила:
  - Я попробую, но ничего не обещаю. Дай руку, - ненавижу это. Как же я это ненавижу. Но дар дан, и я должна хоть изредка, но им пользоваться - иначе труба...
  Владимир протянул мне свою маленькую ручку и я посмотрела на открытую ладонь парня. Линии жизни, сначала мелкие и незначительные, они начали проявляться и отпечатываться у меня в сознании.
  Мои глаза были открыты, но я видела лишь мелькающие картинки. Детство, юность, свадьба с рыженькой девчушкой, дети, внуки, своя строительная фирма, смерть от руки конкурента. Ему не надо помогать, он должен идти своей дорогой - поняла я.
  Так и знала! Отпустила руку Владимира и глубоко вздохнула. Жалко, что потратила зря столько сил, но мне было необходимо узнать.
  Иногда судьба подкидывала мне вот таких случайных людей, судьбы который висели на волоске на распутье. Тогда мне и выпадала честь направить в нужную сторону или склонить к правильному выбору.
  Но предсказывать судьбу я никогда не бралась, только показывала путь, при необходимости. Сейчас же такой не было. Скорее даже наоборот - судьба говорила мне - не лезь.
  - Ничего, - сказала я и оба парня разочарованно выдохнули. - Прости, но я ничем не могу тебе помочь.
  Тема пытливо смотрел на меня, но я отвечала ему спокойным взглядом. Друг прекрасно знал характер моего дара, но упрямо делал из меня экстрасенса. И еще, жук навозный, использовал в личных интересах.
  - Спасибо, - пролепетал Владимир и осушил чашечку заказанного латте. - Нам, наверное, пора...
  Тема последний раз стрельнул в меня глазами, пытаясь понять по мимике не угрожает ли что его очередному бойфренду, но я была спокойна, как гладь озера.
  Говорить про нормальную ориентацию парня не буду, не мое дело. Вмешательство здесь ни к чему. Пусть Тема сам все поймет.
  
  Глава 3.
  
  Льдинки звенели в бокале с морсом, но он не спасал от жары в душном здании выставочного центра.
  - Фух, настоящий парник! - воскликнула дама в черном и распахнула веер.
  Для нее это мероприятие было, в первую очередь, выставкой себя любимой. Странно, что она сравнила удушающую духоту с парником, а не с Монте-Карло. Явно, дамочка совсем недавно крутится по выставкам и пытается втереться в доверие к окружающим.
  Туфельки у неё блестели стразами, веер - паетками, а волосы - блестками. У меня в глазах запрыгали зайчики и я пошла дальше. Зрение берегу, знаете ли...
  Была бы моя воля - туфельки моей бы здесь не было. Но. Всегда есть это злосчастное 'но'. Мое 'но' равно работа.
  Я подошла к нашей экспозиции и улыбнулась царившему там оживлению. Особенно большим спросом пользовалась последние разработки - стеклокерамический обеденный стол с точечным подогревом и кресло с подставкой для стакана, которая поддерживала нужную температуру. Для состоятельных граждан выделяться на фоне своих друзей было делом чести. На этом желании я и зарабатывала хорошие деньги.
  Нашей фишкой было штучное количество производимой мебели и предметов интерьера, которые выделялись не только дизайном, но и какой-нибудь технической разработкой. Не редко к нам приходили клиенты с индивидуальным заказом, который приносил мне огромную прибыль и хорошую репутацию, а заказчику лишний шанс выделиться в своем кругу.
  Улыбнувшись паре постоянных клиентов, с которыми я имела дело сама, я отозвала Марину и шепнула ей пару слов.
  Наконец-то! Теперь можно и на воздух! Эти коктейльные платья в такую жару - настоящее испытание!
  Вдохнув раскаленного воздуха на улице, передумала набирать полные легкие и поспешила в машину, к кондиционеру.
  Ну и суматошный же денечек выдался! Сначала - привет от патологоанатома, потом Тема со своим дружком, а теперь - эта выставка. А ведь чуть про нее не забыла, хоть и готовились мы к ней целый месяц.
  Дорога вилась серебристыми лентами, уводя в глубины города. Время пробок еще не наступило, поэтому быстро проскочив центр, я взяла курс на родной дом.
  У меня была одна идея как продвинуться в поиске причин проклятия, и сегодня вечером я хотела её проверить.
  
  ***
  
  Соседи сегодня гуляли: вытащили караоке на улицу и горлопанили песни на всю округу. Под шансон я перерывала коробку с фотографиями, под патриотические пеню раскладывала в хронологическом порядке их на полу гостиной и под старый добрый рок материла недобросовестных производителей пластиковых окон.
  Черно-белые снимки переходили в цветные, рассказывая историю рода и я, как бывало в детстве, опять засмотрелась на забавную шляпку с вуалью своей бабки. Она была неизменным аксессуаром на её волосах, и не важно, отправлялась ли она в булочную или в театр. Крохотное перо на снимке было безлико-серое, но я прекрасно помню его серебристый перелив и роскошный кристалл, который украшал основание пера.
  Шляпка была неприкосновенна. Хранилась она в коробке, доставалась исключительно бабушкой и прикреплялась на волосы у винтажного зеркала. Да-да, еще в те времена винтажного, с легкой паутиной трещин по дереву, от пола и ввысь, как мне казалось, малышке, недавно слезшей с горшка и с трепетом трогающей холодную поверхность зеркала.
  Мама говорила, что бабушка свято верила в то, что шляпка отгоняет от неё особенно приставучие кошмары. Стоило ей выйти без неё, как самые жуткие монстры лезли в её сны...
  А вот прабабка, настоящая деревенская женщина, с платком и серьезным выражением лица, которое обязательно возникало на лицах у большинства жителей нашей страны, когда их фотографируют. Сидит на лавке с подругой, сама сдержанность. Но если вы внимательно посмотрите, то увидите, что в левой руке она прячет папироску, легкий дымок от которой еле заметен на фотокарточке. Чуть поодаль стоит мужчина, мой прадед, смотрит на свою жену с довольной ухмылкой. Говорят, она та еще проказница была...
  Снимок тетки был разорван. Я соединила половинки и увидела, как прекрасная молодая женщина устало смотрит в сторону. Она не хотела смотреть на фотографа, тем самым обрекая его на падение и неминуемую травму, но, тем не менее, её сумели сфотографировать в очень выгодном ракурсе. Длинные ресницы оттеняли глаза, из которых так и хотелось прогнать выражение затравленности.
  Бабушка фыркала на неё и говорила, что из нашего рода сдалась только та, имя чье в переводе означает 'победа'. Сама Виктория оборвала все контакты с родней и миром, а на все попытки мамы пробиться к ней неизменно отвечала угрозой смены места затворничества.
  Я помню, как мы с мамой приехали в какую-то хижину среди высоченных сосен, а тетка не выходя из дома обозвала маму 'дурой, притащившей на гибель ребенка' и так и не вышла к нам. Мы прождали несколько часов и сдались. Искусанные комарами мы ехоли домой почесываясь и сохраняя гробовое молчание.
  Вообще, детские воспоминания спутаны, местами ярки, местами в легкой дымке розовых очков, они воспринимаются нами совершенно по-другому, нежели в любом другом возрасте.
  Тогда тетка виделась мне этакой смесью Бабя- Яги и Рапунцель, я представляла ей принца, который освободит её и оденет волшебные очки, чтобы она могла спокойно смотреть на людей и не бояться им навредить.
  Перевернула половинки и посмотрела на мелкие строчки Да! Отлично! Очень надеюсь, что она до сих пор живет в той глуши и мне удастся её найти!
  Поеду завтра же, как только приду в себя. Мама была категорически против этой затеи, поэтому буду пользоваться тем, что она отдыхает и ничего не узнает. А то бы обязательно придумала повод не пускать меня в долгую дорогу. Судя по маршруту, ехать туда предстояло сутки. А, значит, ночевать мне нужно будет в машине. Точнее умирать.
  Эх, лишь бы судьба мне машину не угробила в очередной отправке меня за грань, а то идти пешком по глуши мне совсем не хотелось...
  'Перестрахуюсь и остановлюсь в отеле пораньше!' - решила я для себя и сгребла фото обратно в коробку. Возьму с собой, надо е как-то налаживать контакт с теткой. Мама как-то обронила, что именно после того, как Виктория долго расспрашивала тогда еще живую прабабку о проклятье, она ушла в одиночное плаванье и оборвала все контакты.
  
  Сегодня я твердо решила умирать дома. Очнуться в морге в очередной раз мне совсем не хотелось, поэтому обложившись конфетами и журналами, я завалилась на свою кровать и приготовилась получать удовольствие.
  Шоколадное блаженство разлилось во рту, переливаясь на языке сливочным послевкусием, а воздушный орешек звонко хрустнул на зубах и рассыпался на мелкие воздушные частички.
  Журнал, в отличие от конфет не мог похвастаться ни оберткой, ни содержанием, поэтому был быстренько отложен в сторону и глаза стали потихоньку закрываться.
  И я даже не заметила, как тихое дыхание оборвалось для того, чтобы возобновиться снова. Но уже утром.
  Я опять пропустила рассвет. В который раз...
  
  ***
  
  Утро не оставило от сожаления и следа, внутри меня зрела уверенность, что я на правильном пути.
  Быстро покидав в дорожную сумку немного одежды и еды, я была готова отправиться в путь. Туда, где, как я надеялась, найду ответы на свои вопросы.
  'Ну не выгонит же она меня?' - разговаривала я сама с собой, двигаясь по магистрали в область. В ответ из динамиков раздалась слезливая композиция о несчастной любви, и я переключила радиостанцию.
  Сейчас мне хотелось драйва, поэтому пробежавшись по радиостанциям в бесполезных попытках найти что-то под настроение, я включила флешку и сделала погромче.
  Улыбка сама собой появилась на лице, я откинулась на спинку водительского кресла и, постукивая пальчиками по рулю, подпевала.
  Навстречу неслись машины, особо смелые водители играли в шахматы на дороге, а некоторые индивиды еле плелись в своих коробчонках. Все как всегда.
  Чем дальше я удалялась, тем свободней становилось движение, агрессия водителей заметно убавлялась, а один паренек даже помогал девушке на обочине со сменой колеса. Заправки в соседней области уже не могли похвастаться персоналом, а еда - свежестью.
  Как хорошо, что я взяла с собой небольшой перекус, как раз хватит протянуть до нормального кафе.
  Открыла окно и подставила лицо теплому воздуху, насыщенно-сосновому, с горьковатыми нотками смол. День клонился к концу и вечер готовился вступить в свои права.
  Дорожная лента была двухполосной, и чем дальше я ехала, тем гуще становился лес вокруг и тем реже попадались встречные машины. Музыка уже давно надоела, а настроение неумолимо падало.
  А все почему? Да потому что я была голодна!
  А рядом ни одной придорожной забегаловки, ни одного магазина! Глушь!
  - Вот простофиля! - ругала я себя вслух. Надо было по карте посмотреть, отзывы почитать о маршруте, а я конфетки ела!
  Эх, мне бы сейчас эти конфетки...
  Сглотнув слюну, я надавила педаль газа и, буквально, в сантиметрах от моей машины пронесся мотоцикл.
  Пш-ш-ши-ииух...
  И спина с ярко-красной надписью 'Vampire' на кожанке стремительно удалялась.
  - Черт! - испугавшись, я дернула руль в сторону и машина завиляла. - Куда ты прешь?!
  Дрожь в руках не хотела уходить, поэтому я сбавила скорость до минимума, а потом вовсе остановилась на обочине.
  - Твою мать! - ругалась я на всю округу. - Кто тебе права давал?!
  Как вы поняли, моему возмущению не было предела. Гарантии, что случись со мной несчастный случай днем, а не ночью, и я опять восстану, как феникс из пепла не было. И проверять я этого не хотела.
  В конце концов, я же не супер-герл! Я всего лишь умираю каждую ночь...
  
  На горизонте появилась старая сгнившая иномарка, которая не спеша подъехала к метающей молнии меня и остановилась. Мужчина в возрасте, с густыми усами, залихватски подмигнул, спросив:
  - Сломалась, красотка?
  Не знаю, то ли он скрип моих зубов услышал, то ли охватившее меня бешенство в глазах отразилось, но он быстренько прикрыл окошко и поехал дальше.
  А вот и правильно, туда тебе и дорога!
  Да и мне тоже...
  Надо было у него хоть о магазинах спросить, может тут стоить свернуть в деревеньку какую, или еще что?
  Мда, неподготовленность на лицо. А еще излишняя эмоциональность.
  Кто-то мог бы сказать - 'Бабе за рулем не место'. Тогда попрошу посмотреть на тех индивидов, как этот мотоциклист, который при свободной дороге устраивает притирание бочками! Да я чуть не поседела!
  Глубокий вдох... птички поют... жизнь прекрасна...
  И все равно, что нет ни магазинов, ни отелей, а солнце уже клонится к горизонту...
  Дзинь. Тьфу, то есть дзэн!
  Просто принять тот факт, что это не трасса, заполненная дальнобойщиками и забегаловками, а мало популярное направление, где даже заправки выглядят как две колонки и окошко с кассиром...
  О, цивилизация, ты меня испортила! Свалю всю вину на тебя и с чистой совестью и голодным желудком поеду дальше.
  
  Да-да, именно так я и думала.
  Мимо зеленой стеной мелькали деревья, а небо все больше темнело. Мои надежды о ночевке в придорожном отеле рассыпались мелкой пылью и осели неприятным осадком внутри.
  По моим подсчетам, ехать оставалось совсем немного, каких-нибудь два часа максимум.
  Но рисковать я не могла, прекрасно зная, как любит со мной пошутить судьба, поэтому я свернула в еле заметный съезд и спрятала машину от любопытных глаз за густой порослью кустарников и редких деревьев.
  Повернула ключ в замке зажигания и фары погасли. В звенящей тишине мне показалась, что тьма обступила меня со всех сторон. Чтобы прогнать страх выбралась из машины и размяла ноги.
  Целое полчище комаров только и ждало своей жертвы, заставляя меня двигаться быстрее.
  Естественные потребности никто не отменял, и уж если голод утолить я не могла, то другую потребность осуществить в вечернем лесу можно было легко.
  Отойти пришлось на приличное расстояние, обходя целую поляну крапивы, и когда я уже направлялась назад, шальная пуля просвистела мимо меня, а вторая ужалила меня в плечо.
  Ну никакого покоя!
  Последней мыслью на сегодня было: 'Закопают, как пить дать, закопают...'
  
  ***
  
  Потрескивание дров вносило приятное разнообразие в мое пробуждение, заполняя душу теплом семейного очага. Сразу вспомнились наши посиделки с мамой у камина и карамельный попкорн.
  Как там мама? А ведь вчера даже не позвонила. На нее не похоже...
  - Леха, лопух! Сколько раз тебе говорил, не стреляй по мишеням вблизи дороги! - звук подзатыльника невольно заставил мои глаза открыться.
  Деревянный потолок, деревянные стены, койка, на которой я лежу. Закрыла глаза и решила слушать дальше.
  - Бать, да кто ж знал-то? Я же всегда в яблочко стреляю, ты же знаешь! А тут руку как повело! - голос паренька обрывался, свидетельствуя то ли о подростковом возрасте, то ли о излишнем волнении хозяина.
  - Я тебе покажу, повело! Девка-то окочурилась! У тебя теперь крест на всю жизнь, балда! А мне что с ней делать, балбес? Тебя посадят!
  - Так никто не видел! Да я ей плечо прострелил, а она взяла и откинулась! - громким шепотом известил сынок. Памятная минута отборного мата и тишина.
  - Какой грех на семью взял! - хлопок, как по лбу и скрежет ножек стула по деревянному полу. - Про стрельбу забудь, будешь матери огород все лето копать! Машину мы её утопили, теперь давай, бери лопаты в сарае и пошли...
  Так! Пора Белоснежке просыпаться!
  Машину они мою утопили, это же надо! Следы заметали!
  Досада и злость кипели во мне, грозясь вылиться кипятком обвинительной речи, но я лишь прожгла их недовольными взглядами, а они как заорут.
  Наверное, я слишком резко села на кровати...
  То же мне, впечатлительные какие!
  
  Так, что тут вокруг? Двустволка на гвоздике, череп то ли кабана, то ли еще какой зверушки на полке, веники сушенных трав и печь. Теплые куртки у двери висят на импровизированной вешалке, а высокие сапоги со шнуровкой и массивной подошвой были обмазаны таким слоем грязи, что казалось, если добавить чуть больше глины, можно было бы смело снять слепок.
  Дрова трещали в печке, а в горшочке в ней что-то выкипало, шипя о нагретую поверхность. Поспела к кашке, что ли?
  Животик жалобно уркнул к надежде.
  Вышла в открытую дверь, а вокруг лес. Ага, ясно, домик егеря или местного охотника...
  В кустах мне почудилось шевеление и я вошла обратно. Надо было подумать.
  Они что, правда утопили мою машину?!
  Там же моя сумочка, все деньги, документы... Ключи-и-и...
  Схватилась за голову и позволила себе тихонечко завыть от досады.
  - Ш-ш-ш, говорю же тебе - нечисть она! Воет слышь как? - тихий шепот от двери оторвал меня от такого скучного занятия, как купание в жалости к самой себе.
  Метнула взгляд на две физиономии, пытающиеся маскироваться за сорванными ветками, и в удивлении покачала головой. До чего же народ странный...
  Веточки задрожали.
  - Она сюда смотрит, ба-а-атька...
  Вот чудики! Они меня что, за мертвечину приняли? Посмотрела на себя и нахмурилась. Ну а кому бы понравилось ободранная одежда и спутанные волосы, комом стоящие на голове? Еще вся спина, руку и ноги сзади были в грязи, как будто меня тащили волоком.
  Хотя, почему как будто? Похоже, что так и было...
  С упреком посмотрела в стону кустиков, и один из них шлепнулся на пол, открывая обморочную мордашку парня.
  Супер!
  - Надеюсь, Вы-то не собираетесь в обморок падать? - спросила я у второго кустового.
  - Изыди! - так как я так и не испарилась, он попробовал другое: - Чур меня! Чур меня! Чур меня!
  Мне даже его жалко стало.
  
  Перекрестил меня. Это тоже моему исчезновению не поспособствовало.
  Мужичок совсем струхнул и откинув ветки в сторону прихватил своего сыночка и дал деру.
  - Эй! - окликнула я его и вышла на крыльцо.
  Тот обернулся на звук и округлив глаза, побежал еще быстрее в лес.
  - Мда, а еще говорят, что вдали от города мужики крепче... -- сказала я сама себе, а потом крикнула в спину мужчине: - Да живая я!
  - Ага, все та-а-ак говорят! - заикаясь, ответил мужик и споткнувшись о ногу пришедшего в себя паренька, упал навзничь.
  Кто эти все я так и не поняла. Но оставаться одна не понятно где не имела никакого желания. Тем более, практически на птичьих правах: ни документов, ни денег, ни ключей...
  Хотя...
  Быстренько нагнала сладкую парочку и схватила паренька за ухо:
  - Сумочку верни!
  В голубых глазах паренька плескался страх, но когда я спросила про сумочку, они в панике начали бегать по сторонам.
  - Т-т-там, - показал дрожащим пальцем он на покосившуюся пристройку к домику, в открытой дверце которой виднелись дрова.
  Уже лучше! Так и знала, что деревенски не упустит возможность обшарить машину. Но сейчас мне это сыграло на руку.
  Судорожно сжав одежду отца, парень замер, а отец боялся сдвинуться.
  Я пошла за своей сумочкой и чуть было не поплатилась за неосмотрительность головой.
  Хруст ветки сзади спал мою голову от лопаты.
  - С ума сошел?! Добить решил что ли? - мне было уже не до церемоний.
  Взмах лопаты замер в воздухе, а мужичок внимательно стал рассматривать меня, как будто заново.
  - Лопату-то опусти... - попросила я.
  - Ты, правда, что ль, живая? - медленно опустив трудовое орудие дачника, он смотрел в мои глаза. Настороженно.
  Ну и как ему доказать? Дать потрогать что ли?
  Что я и сделала, после секундной заминки.
  - Трогай! Сама что ни на есть! - протянула я руку и почувствовала легкий щипок.
  - Ай! - зачем же второй раз было щипать? Да еще так больно!
  - Ой, и, правда, живая...
  Паренек мелкой поступью подошел ближе, но держался за отцовской спиной.
  Мужик строго взглянув на сына, выволок его за шиворот из-за спины и прорычал:
  - А ну, извиняйся!
  Поняв, что вину придется взять полностью на свои худощавые плечи, юнец набрал воздуха и потупившись промычал: 'Извините'.
  - Дама не слышала! - немного потряс того за шиворот мужичок.
  Хмурым лицом мужчина старался компенсировать приступ страха, который совсем недавно объял обоих. Быстро он оправился...
  Хоть дама и все слышала, но паренек извинился еще раз, а потом закрыл рот рукой, жалобно протянув:
  - Ма-а-аши-и-ина...
  Закрыла глаза, стараясь сохранить терпение. Психовать и вызывать органы совершенно ни к чему, они тут же потребуют показать след от пули, а его то тю-тю...
  Пулька так и осталась лежать на кровати. Хорошо хоть на койку меня положили, а не на пол. Наверное, надеялись, что еще жива, а потом тронуть боялись, когда поняли что к чему.
  - Где? - лишь спросила я.
  - В... - сглотнул... - в озере...
  - Фух... - шумно выдохнула я. Маленькая надежда на чудо испарилась...
  Мужик поджал губы, строго глядя на сына, как будто это не он планировал меня закопать, заметая следы и покрывая сыночка. Ну, прямо, сама нравственность.
  Почесав седую голову, он нехотя предложил:
  - Мы отдадим, не сразу, но... - выдохнул. - Когда-нибудь отдадим...
  И понурил голову.
  Я промолчала, понимая, это 'когда-нибудь' не случиться никогда.
  
  - До Печатников далеко? - название деревни, близ которой жила тетка я запомнила наизусть.
  - Да нет, километров пять по дороге всего, - пожал плечами мужчина, боясь поверить своему счастью - барышня не кидает претензий и денег не требует. - А если через лес, напрямик, то за полчаса доберетесь.
  Поняв, что ловить удачу здесь бесполезно, я закинула сумочку на плечо и пошла в указанном направлении. К дороге. Идти через бурелом мне показалось плохой затеей.
  Отойдя немного, остановилась, чтобы проверить содержимое сумочки. Точно кошелька нету.
  Хорошо, хоть от домика недалеко отошла. Обернулась, а моя сладкая парочка стояла все на том же месте и не сводила с меня глаз.
  - Деньги, - только и сказал я, как парень убежал куда-то в дом и выбежал через секунду с моим кошельком. Вот стервец, уже припрятал!
  - Спасибо! - красный прямоугольник перекочевал в мою руку и я ушла, не прощаясь.
  Назовите меня невоспитанной, но я не буду прощаться с теми, кто, утопив мою машину, хотели меня закопать. Ну и что, что проклятье странное и они о нем ни сном ни духом, я тут тоже пострадавшая сторона.
  Вот такими мыслями я подбадривая себя, старалась преодолеть страх перед предстоящим пешим путешествием.
  Дорога оказалась не так и далеко, в каких-то десяти минутах ходьбы. Верхушки деревьев покачиваются, сосновый запах щекочет ноздри, а вокруг - никого. Только я и серое полотно асфальта. Ну совершенно неромантично...
  Привыкшей к быстрому ритму города, к хаотичному движению транспорта, к бурлящей жизни, сейчас я чувствовала себя потерянной.
  В сумочке карта, ключи, телефон, деньги... Вроде бы не критично, но как же досадно! А еще жалко машину. Гады!
  Шмыгнув носом, попыталась сориентироваться на местности.
  Так, мне направо! - решила не тратить моральные силы зря, и задала себе цель.
  Где же тот усатый дяденька на гнилой иномарке? Как бы он сейчас мне пригодился!
  Сзади раздался звук двигателя и я обернулась, нацепив самую милую улыбочку и подняв руку, голосуя. Уж очень мне не хотелось идти пешком.
  Может это едет добрая душа и подбросит меня?
  Солнечная улыбка угасла на моем лице в тот же миг, когда впереди меня затормозил мотоцикл.
  'Vampire' - красным готическим росчерком значилось на спине.
  Черный шлем с красными языками пламени оказался в руках у мужчины, а у меня перехватило дыхание...
  А ведь хотела уже сказать, что я по его вине чуть в аварию вчера не попала, но все эти слова как мелкие мошки разлетелись в разные стороны и показались незначительными. Отмахнуться от них рукой и смотреть...
  Вечно смотреть в эти синие глаза.
  Где он успел так загореть? Ведь жара стоит всего лишь несколько дней?
  Настоящий пепельный блондин уверенно упирался одной ногой на землю и смотрел на меня в полоборота.
  Мистер Серьезность - сразу констатировала я.
  Несмотря на выбритые виски и экстримальную стрижку с резкими переходами, глаза оставались предельно сосредоточенными. Тигр в кожанке. Такие не останавливаются на дороге, чтобы подбросить симпатичную девушку. Девушки сами кружат вокруг них и бросаются под ноги таким экземплярам.
  Или это неслыханный акт доброты раз в год? И мне повезло?
  Не удивлюсь, в жизни Судьба часто подкидывает мне то ведра счастья, то корыта ненастья... Все верно, пропорции соблюдены. Ведра обычно бывают небольшими, иногда для песочницы, а вот корыта у меня душевные...
  Поэтому быстро причислив этого блондина к личному ведерку счастья, и подумав, что только дурочка откажется от такого индивида, я смело шагнула к нему.
  За те несколько секунд, пока я шла, сапфировые глаза успели просканировать меня так, что даже мои косточки занервничали - а на местах ли они?
  В конце концов, сам же остановился.
  
  Глава 4
  
  'Будет моим. На одну ночь, мне больше не надо' - решила я про себя и улыбнулась, скользнув глазами по его телу.
  Вот создает же Бог таких мужчин, от которых внутри все трепещет!
  Он позволил себе довольную улыбку, а в глазах промелькнул такой жгучий голод, что я тут же уверила себя - мне показалось.
  Молча отдав мне свой шлем, он показал кивком головы назад:
  - Садись!
  Властно, с хрипотцой, я бы сказала даже, что мне приказали, но слова сдобрились такой сногшибательной улыбкой, что я приросла к земле.
  Буду здесь стоять и смотреть...
  Романтический настрой был сбит шлемом, который мне пихнули в руки и мужчина отвернулся. Я смотрела на пепельный затылок, широкую спину и эту провоцирующую надпись на ней и...
  Села позади него. Мысль, что он сейчас стартанет и у меня останется шлем в качестве трофея, подстегнула меня на активные действия.
  Кое-как надев его на голову, забралась на железного коня и обхватила спину блондина.
  'Руки даже не сходятся' - пришла в голову забавная мысль, а мужчина почему-то тихо хохотнул и нажал на газ.
  И мне стало совсем не до причины его смеха.
  Ужас! Хочу ездить только на машинах!
  Закрыв глаза поняла - так еще хуже. Я должна видеть. Но при этом сливаться со спиной водителя никто же не запрещал, да?
  Мне сейчас казалось страшным все, даже этот сосновый лес, смазанной зеленой стеной мелькающий по обоим сторонам дороги. Наверное, я слишком сильно сжала одежду блондина, потому как он одной рукой провел по моей руке.
  И это на такой-то скорости! Хотя, признаться, мне сейчас любая скорость на этом черном монстре кажется сумасшедшей...
  Это, определенно, самый сумасшедший поступок в моей жизни! Села не понятно к кому, даже не представились и тю-тю...
  Теперь дрожу, как суслик, и пытаюсь отвлечь себя мыслями совсем не о тетке, а о нем... О блондинчике...
  И знаете, у меня получилось. Я бы даже сказала, что получилось у меня слишком хорошо. В красках.
  На фантазию я никогда не жаловалась, а тут она разыгралась, да так, что мама не горюй! Наверное, все дело в том, что организм защищал меня от стресса и подкидывал горячие картинки.
  Щеки запылали, дыхание участилось, а нос приятно щекотал запах мужчины. Смесь из кожи, масла и чего-то еще, неуловимого...
  Мозг справлялся на отлично, и резко увеличившуюся скорость я отметила только краем сознания. Когда мы свернули направо и пронеслись прямо по асфальтовой дороге к единственному огороженному большому дому, я очнулась. И то только тогда, когда одновременно с остановкой блондинчик остановил мотоцикл, подставил его на подставку и сгреб меня с сиденья.
  Шепот в губы:
  - Алик.
  И сметающий все на своем пути поцелуй.
  Я поражалась себе, но здесь, среди лесных просторов, я сама себе казалось другой. Рамки, условности, прошлая "я" - все это утонуло вместе с машиной.
  Проклятье давно научило меня жить настоящим, и если у меня сейчас снесет крушу на денек от такого мужчины - ну и пусть. Будет что вспомнить!
  
  Мягкая кожа куртки сминалась под моими руками. Хотелось сдернуть её с него. Выкинуть.
  Сами знаете, у нас с ней любовь с первого взгляда!
  И уже не водителя я винила в управлении - это все куртка.
  - Т-ш-ш, что тебе сделала моя куртка? - смеясь мне в губы, спросил мужчина.
  - Попалась на пути! - получив прекрасный повод, я чуть дернула куртку с плеч, прозрачно намекнув на свое желание.
  Я не узнавала себя. Адреналин. Чувства необузданности, безнаказанности, вседозволенности заполнили меня всю. И как трубочка в коктейле - желание к этому мужчине пронзало их насквозь.
  Губы. Страстные, горячие. Тела, вжатые друг в друга.
  Воздух вокруг нас казался раскаленным. Или этот пожар внутри меня?
  Его сильные руки - и мы в доме.
  Все остальное смылось, унесло волной. Меня? Его?
  Пепельные волосы - чужие, холодные... А уже через мгновение - мягкие, проходящие шелком сквозь пальцы.
  Синие глаза - пронзающие, ледяные. И через секунду - синее обжигающее пламя.
  Прикосновения, сильные, местами жесткие, непривычные. Но такие задевающее за живое...
  Утро сменилось днем. День сменился вечером. И внутри меня начала образовываться ноющая пустота...
  Проклятье, будь оно неладно! Я даже с обалденным мужчиной расслабиться не могу!
  Я все ждала, что он утомится, уснет. Даже дрема сгодилась бы.
  Но сытая улыбка вскоре опять сменялась голодным оскалом и я вновь пропадала в его объятиях.
  Критично! Времени уже совсем не оставалось, а я все не могла выдрать себя из его рук. Казалось, я проросла и теперь не собираюсь никуда.
  Дикое желание закрыть глаза и уснуть на его плече стало нестерпимым.
  Я поняла, что если сейчас останусь, то ночью он найдет хладный трупик.
  Спасибо за чудесные мысли, сознание! Эта точно может соперничать с ведром холодной воды!
  Ускользнув в туалет поняла - я не хочу никуда уходить.
  Но у меня нет выбора.
  Минимум - меня ждет морг, уже местный. А связей в такой глуши у меня нет.
  А максимум... Даже думать не хотелось об этом...
  Нет. Этот мужчина будет жемчужиной моих воспоминаний. И пусть у него тоже останутся только хорошие воспоминания обо мне.
  Ну, почти. Кроме побега. Но это он быстро забудет.
  Внутренний голос тут же подкинул жизнеутверждающую мысль: 'И тебя тоже'.
  Вот ехидна! Всегда себя приободрю!
  
  С силой хлопнула себя ладошкой по ноге и тут же пожалела об этом. Хлопок получился не столько больным, сколько звонким.
  Еще мне не хватало любопытствующего Алика под дверью.
  Спальня хозяина дома находилась на втором этаже, а через пару дверей по коридору место моего нынешнего пребывания.
  Так. В спальне в сторону летело только нижнее белье. Значит есть шанс не остаться в костюме Евы, а найти свою одежду.
  Выиграть время мне было необходимо, поэтому открыла кран в душевой кабинке и тихонько приоткрыла дверь. Коридор встретил меня серыми с желтыми прожилками лунного света пятнами. Ага, а вот и кофточка...
  Собирая как бусинки на веревку предметы одежды, я нашла на лестнице штаны, а в холле на первом этаже туфлю. Повторить историю Золушки было заманчивой перспективой, но это явно ни в моем случае. Мне скорее история со Спящей Красавицей ближе была. Спяще-мертвой Красавицей... Звучит!
  В поисках туфли добралась до кухни. Память отказывалась подсказывать маршрут нашего с блондином восхождения к звездам, поэтому я действовала методом научного тыка. Тык оказался ненаучным и результатов не принес.
  Вот что такое! Вы когда-нибудь замечали, что ваши вещи после бурной ночи не отыскать и с сигнальным маячком, зато мужчина свои вещи забрасывает четко - в один угол, а потом без проблем все находит. Тогда вопрос: 'Почему снятая с нас одежда разбросана в хаотичном беспорядке?'
  Мелькнула мысль, и я тут же пошла её проверять. На цыпочках. Ну а как же иначе? Может, уснул... А, может, ждет посвежевшую после душа меня?
  Ага! А вот и его черная майка. Поднялась по лестнице, отчетливо припоминая пикантные моменты восхождения, и наткнулась на ботинок. А рядом второй. В котором и покоится моя туфелька.
  Ого, это какой же у него размерчик?
  Триумфальное возвращение родной туфельки отпразновала крепким прижиманием к себе и побегом. Сумочка молчаливым напоминанием о моей безмозглости этим днем валялась прямо на крыльце.
  Зато не забыла! - подбодрила я себя и спустилась вниз. Мимо окон прошла чуть ли не на мысочках, а потом ускорила шаг. Рисковать и цокать каблуками по асфальту не стала, зная, что в вечерней мгле каждый шорох подобен раскату грома.
  Так и до поимки будет недалеко.
  А то еще подумает, что воровка, раз сбегаю, вызовет органы и начнется сладкая ночь. А апогеем будет исполнение моего проклятья и...
  Все! Стоп! Ноги в туфельки и вперед!
  У меня что на повестке дня? Правильно, Печатники. Еще надо выбраться отсюда в правильном направлении и практически там. Ну, это если вспоминать карту. Алик увез меня в попутном направлении, а значит, скоро я доберусь до тетки и выкину его из головы. Выкину. Точно, подумаешь, незабываемый денечек...
  
  Сырость окутала меня со всех сторон, заставляя зябко ежиться. И куда мне идти? Времени уже не было, и, зная чувство юмора судьбы, пора было сворачивать в строну от дороги. Во избежании гонщиков на пустой трассе. Они для моего проклятия пришлись бы как нельзя кстати. Но это у меня уже было. На прошлой неделе.
  Сергей тогда еще долго смеялся над моим помятым видом. Знаете, чувство юмора у работников этой сферы то еще...
  Всячески отвлекая себя размышлениями, я шла вдоль дороги по лесу, а потом бросила это занятие и просто присела на поваленное дерево.
  Каблуки, хоть и были устойчивыми, с удобной колодкой, но даже они не были предназначены для пересечения лесной местности.
  Мой тяжелый вздох разделил маленький ежик. Его фырканье и скрасило конец этого удивительного дня. Два удара сердца, глаза закрылись, и я провалилась в темноту.
  Вернуться обратно было всегда одновременно легко и сложно. Легко, потому что тело ощущало себя свежим и отдохнувшим, обновленным. А тяжело - потому что память тоже хотела стать такой же незапятнанной, как и тело и первые минуты отказывалась подсказывать ответ, где же я нахожусь и зачем.
  Но в этот раз, когда воспоминания вернулись, я пожалела об этом. О, лучше бы я не вспоминала этого мужчину!
  И как же хорошо, что я его не забыла! Это было бы преступление.
  Его глаза, губы, руки, - все сейчас встало перед моими глазами. Ух, если бы я видела сны - уверена, он бы мне снился до конца моих дней.
  Мужик, обычный мужик! - уговаривала я себя. - Голова, руки, ноги, ну это самое... Ух...Опять не туда понесло!
  Утром угрозы исполнения проклятья не было, но идти приходилось все равно по лесу. Встречи с блондином надо было избежать. Но когда по дороге раздался звук мотора, а мимо пронесся черный монстр, мое сердечко подпрыгнуло до горла. Алик!
  Стой, глупое! Назад!
  Хотелось пнуть что-нибудь, но в туфельках это было сравнимо удару по голове. Бушующие гормоны требовали продолжения банкета с блондином.
  Пробираться дальше стало еще сложнее. Табличка с надписью 'д. Печатники' отозвалась в душе бушующей радостью. Доковыляла!
  Если тетка не примет меня с радостью я не знаю что сделаю... Завою от безнадеги, наверное!
  Так, если верить пометке на фото, то мне надо пройти всю деревню и уйти в лес. Опять лес. И я им любовалась, да?
  Вранье! Сосновая свежесть стояла в горле.
  А все он этот блондинчик! Я, может, и машины бы не лишилась, если бы он тогда меня не подрезал. Да, вообще, все могло сложиться по-другому...
  И не было бы этого 'потрясного вчера' с ним...
  Как не было бы?! А что бы я тогда вспоминала в старости?
  Тьфу, явно не его, нашла бы уж что вспомнить... Разве что иногда...
  Выкинуть. Выкинуть его из головы. Легче сказать, чем сделать.
  Только войдя в деревню оценила себя со стороны. Ну да, потрепанная, изрядно помятая, в общем, красота. Но босоногая ребятня оценила меня по достоинству открытыми ртами.
  Согласна. Городская сумасшедшая. Пешком на каблуках, покрытая дорожной пылью - то, что надо для образа.
  Косые взгляды жителей деревни сопровождали меня везде.
  - Аль чего надо? - спросил меня один общительный дедок, сидящий у дома на скамейке в окружении сирени.
  Отрицательно мотнув головой, я пошла дальше.
  Домики с резными окошками, голубых, зеленых и коричневых тонов плотно стояли друг к другу. Грядки, грядки, грядки... море грядок. Один раз мне дорогу переходило стадо коз и я замерла от неожиданности. Один особо рогатый козел стал ко мне приближаться, но бабушка, которая гнала их от дома, поняла по моему виду, что еще немного и будет паника.
  Спасибо ей, понимающей, иначе бы я не знала что делать. Козочек, я конечно, видела, но не так близко.
  В городе привыкаешь двигаться в плотной толпе людей, но вот к стаду животных я оказалась не готова.
  Деревня оказалась большой, с одним магазином на главной улице. Чему мой желудок несказанно обрадовался. Вчера маковой росинки во рту не было, и сегодня организм просто взывал о помощи.
  Наплевав на все правила приличия я жадно ела булку прямо по пути и запивала водой. Кстати, уже второй бутылкой. Первую осушила прямо возле магазина.
  Домики стали редеть, некоторые поставленные в стороне домики так и кричали о самозахвате территорий, но никому до этого не было никакого дела.
  Все это я отмечала краем сознания, пока искала нужный мне ориентир. Домик 'Барби'. Так пометила мама его.
  Когда маленький поросячьего цвета дом замелькал вдали, я не поверила своим глазам. Неужели кто-то в здравом уме выбрал себе такой цвет для жилья?
  Более подходящего домика под кукольную жилплощадь подобрать было сложно, поэтому я смело обогнула его и ...
  Помойка.
  По маминым пометкам здесь должна быть тропинка, которая и приведет меня к домику тети, но...
  Эх, бурелом, я по тебе скучала!
  Обогнув по лесу помойку, я совершенно случайно увидела чуть примятую дорожку. Тропинкой такую не назовешь, слишком редко по ней ходят, трава чуть примята.
  Шагнула на нее и положилась на судьбу. Она меня и привела к тетушкиному домику.
  
  Глава 5.
  Мимо высоких елей и величавых сосен, мимо бурелома и огромных муравейников, мимо полян с ландышами и огромных мухоморов я пробиралась к бревенчатому домику.
  Одноэтажный, маленький, с трубой и кошкой на удивительно новом деревянном заборе.
  Красная дверь с вызовом смотрела мир, а белые однотонные занавески плотно занавешивали окна.
  Яблони, сливы, смородина, малина - и никаких грядок. На первый взгляд.
  - Ну хоть она не поддалась этой огородной напасти... - проворчала я про себя.
  Тройной стук в дверь и ожидание. Так, еще раз постучим. И еще.
  За дверью скрипнула половица и раздалось громкое: 'Уходите'
  - Нет, - просто ответила я.
  - Уходите! - приказ из-за двери.
  - Нет, Вика, не уйду!
  После того, как я назвала тетку по имени, больше не раздалось ни звука.
  Щелкнула щеколда, распахнулась дверь и в дверном проеме показалась моя тетка в сарафане.
  За прошедшие годы, что я её не видела, она практически не изменилась. Чувствуется, что сжимать губы стало делом привычки, а волосы, собранные в тугой пучок давно не знали свободы.
  Виктория чуть подалась вперед, внимательно присматриваясь ко мне, и с сомнением спросила:
  - Вельмира?
  - Ну, наконец-то, признала, - с облегчением вздохнула я и шагнула вперед.
  И тут же прочертила носом пол.
  Проклятье! Если не свое, так чужое!
  Со стороны тетки раздался громкий вздох и звук захлопывающейся двери.
  - Уходи, Вельмира! Я тебя покалечу! - в голосе Вики было столько отчаяния, что я искренне пожалела тетку. Вот уж правда, кто захочет постоянно получать травмы? Понимаю, почему она закрылась от общества...
  Себя же могу похвалить за то, что легко отделалась, нос потерла и пошла дальше, даже ничего не сломала.
  - Ну уж нет! - встала я на ноги - Мне прострелили плечо, утопили мою машину, я к тебе лесом-полем-через блондина-лесом-полем, а ты мне 'уходи'?!
  - Что там про блондинов? - высунула тут же любопытный нос Вика.
  - Значит, про плечо и машину не интересно? - смотрела я в бесстыжие глаза тетки.
  Дверь открылась и тетка показала рукой, чтобы я заходила, стараясь на меня не смотреть.
  - Тогда не жалуйся... - заявила она, немного приподняв нос, а потом стрельнула глазами в меня, отчего я споткнулась об порог и вздохнула. - Я соскучилась по своим...
  И стиснула меня в объятиях.
  
  ***
  
  Дерево, дерево, дерево, самовар! Но какой самовар! Расписной, с пестрыми цветами, он был изюминкой интерьера. Правда, осовремененной изюминкой, с проводом и розеткой.
  Все остальное было на мой взгляд скучно - деревянный стол, деревянные стулья, деревянные стены. На окнах висели воздушные занавески, на подоконнике стояли фиалки, а в одном из углов спал серый кот.
  - Бах! - познакомила меня с ним тетка.
  - А почему Бах? - я протянула руку к мягкой шкурке животного и провела рукой по спинке. Грудное мурчание наполнило дом.
  - А потому что постоянно падает! - засмеялась Вика, старательно избегая смотреть на меня. - И в этом я не виновата! Мое проклятье действует только на людей. Деревенским собакам оно нипочем, я проверяла!
  - Может, оно действует только на кошек? - засмеялась я.
  - Давай я сяду, тогда точно не упаду, - я громко села на стул, не забыв перетащить с собой и кота. Бах был не против. Судя по большому животу он недавно поел и никакая незваная гостья его не смущала. - А то невозможно так разговаривать.
  Вика села напротив и приоткрыла один глаз, с опаской смотря на меня. Я сидела смирно и не двигалась. На всякий случай. А вот Бах свалился с моих коленок на пол.
  - Это не я! - показала пальцем на своего питомца девушка. Назвать её женщиной у меня даже в мыслях язык не поворачивался. Мало того, что она еще для этого статуса молода, так в свои тридцать пять она выглядела ничуть не старше меня.
  - Верю-верю, сам болтун! - пошутила я, а потом всем моим внимание завладел этот симбиоз старины и техники. Самовар. - И как он работает?
  
  Я крутанула железный узор, и чуть было не залила свой энтузиазм кипятком.
  За всем этим увлекательным занятием Вика и не заметила, что уже вовсю смотрит на меня обоими глазами, а я сижу себе приспокойненько. Не падаю, не ломаю себе ничего. Целехонькая!
  - Иммунитет выработался! - пожала плечами я, потягивая чай из самовара. Ну как из самовара... Оттуда был только кипяток, а заварка с чабрецом была из обычного керамического чайника.
  Про себя гордо именовала сий напиток - деревенский чай и с удовольствием потягивала по глоточку.
  Про свой любимый карамельный кофе вспомнила, но решила не расстраиваться. Чай тоже сойдет.
  - Вельмир, ну рассказывай уже скорее, как ты, как мама? - не выдержала Вика.
  - У нас все хорошо, мама сейчас отдыхает... Не звонила, правда, уже два дня, я уже даже переживать начинаю.
  - Я уверена, что все в порядке, расслабляется, отдыхает... - Вика погладила меня по руке. - Она все так же действует на мужчин?
  - Не то слово! Когда звонила последний раз, на фоне очередной кандидат в женихи разговаривал. Надеюсь, нового папочку она мне не привезет.
  - Хих, ну это кто знает... - Вика взяла большую баранку и протянула мне. - А у тебя как на личном? Ты что-то там про блондина говорила?
  И как-то странно напряглась. Так-так-так! Что-то мне это не нравится!
  
  А еще говорит - чуть ли не взаперти сидит! Тут явно что-то есть, блондинистая макушка торчит где-то рядом...
  Ух, лишь бы не моя! Ну, то есть Алика...
  И тут во дворе раздался звук топора.
  - Это что? - еле усидела на месте я. Лесник? Дровосек рядом? Или из деревни кто?
  Вика зарделась красными пятнами, облизнув ставшими вмиг сухие губы:
  - Не обращай внимания, так!, - и махнула рукой в сторону окна.
  И кто бы устоял? Не выглянул в окно? Только не я!
  - Вельмир, - оттаскивала Вика меня за руку от занавески. - Не надо! Он заметит, а я с ним не разговариваю.
  - Кто? Мужчина? - понятно, конечно, что если 'заметит', то это товарищ мужского пола, но может там дед старый!
  - Да! Т-ш-ш! Ты чего так кричишь!
  - Я только одним глазком посмотрю! - умоляла я, сама протягивая руку к занавесочке. - Даже реснички прикрою!
  - Вельмир! - а потом покачала головой и попросила: - Только аккуратно, смотри, вот тут занавесочку отгибаешь, и тогда ничего не заметно.
  - Да ты как заяц на волка из укрытия смотришь! - цокнула языком я и посмотрела именно так, как учила меня тетка. По схеме: занавесочка, за цветочек вниз и...
  - Так ты из-за этого блондина так напряглась? - догадалась я.
  Во дворе стоял настоящий богатырь. Огромный, с ручищами как дерево, с пшеничными волосами и топором. Я порадовалась, что спряталась за цветок.
  Дренаж нормальный, керамзит сверху, вот умница, Вика, все как надо! А сама глазками-то туда.
  А этот богатырь с такой силищей всаживал топор в дерево, что я невольно вздрагивала. Жуть.
  - А что это он у тебя во дворе делает? - протянула я.
  - Не спрашивай про этого барана, - из-за меня Вика пыталась подглядеть за рубкой дров, но если судить по недовольному фырканью - я ей очень мешала. - Появился месяц назад. Знакомится пришел...
  - И?
  - Что и! И ушел! Я-то не открыла. Потом в деревне встретились, хорошо, что я успела на другую дорогу свернуть!
  - Зачем? Познакомилась бы! Какой экземпляр же!
  - Ты что?! А потом он всем экземпляром рухнет, как подкошенный да шею свернет!
  - Но ты же за ним здесь подсматриваешь?
  Вика засмущалась и все таки кивнула:
  - Я из-за фиалки. Она действие проклятия снимает.
  - Да ну! - не поверила я. - Тогда что я через нее смотрю? Мне взглядом свернуть ему шею не грозит, а я тут корячусь!
  И попыталась выпрямиться, но не тут то было. Вика с шипением вернула мою голову обратно.
  - Заметит же!
  - А во дворе что он делает-то?
  - Повадился ходить! - возмутилась подруга и чуть отодвинув меня, посмотрела на объект нашего обсуждения. - Забор видела?
  - Новый который? Неужели, он?
  - И не только! Еще крыльцо мне починил, у меня тут ступенька провалилась. Дрова колит.
  Я уперла руки в боки и с угрозой посмотрела на нее. Ну, насколько можно строго посмотреть в этой позе, учитывая, что я сидела почти на корточках.
  - И ты еще здесь?!
  - А где мне еще быть, - тоскливо посмотрела на печку Вика. - Погублю его...
  - Не забивай себе голову глупостями! Если экземпляр сам напрашивается на неприятности, надо их обязательно устроить!
  - Это я - неприятности? - взлохматила меня Вика. - Ух! Я тебе покажу, неприятности!
  И завалила в щекотке на пол.
  Огородный богатырь резко повернул голову к дому и я зажала себе рот рукой. Визг от щекотки не считается преступлением! Он - неконтролируемый! Что я и сказала Вике.
  Иногда так хорошо повеселиться, как в детстве, наговорить глупостей, а потом смеяться до икоты. И пусть один блондин колит дрова во дворе и уже с опаской поглядывает на ходящий ходуном дом, а второй ну никак не выходит из головы, я была счастлива.
  Мы пообедали, богатырь сложив дрова ровной стопкой к стене сарая ушел, а я рассказывала тетке о своих приключениях, о бизнесе, о жизни.
  - А я было уже подумала, что ты на моего блондина наткнулась... - зевнув в руку, сказала Вика.
  - Ага! Сама уже про него 'мой' говоришь! Скоро сосватаю тебя... - потерла я руки. За что чуть не получила ложкой по лбу.
  - А ты про Алика случайно не знаешь? - понимала, что лучше ничего не спрашивать, забыть его, как будто не было, но не могла удержаться от вопроса.
  - Да я дальше деревни-то не бываю! А уж про такой дом, как ты описала, и не слышала ничего. Он там один стоит? В лесу?
  - Да, один. И дорога асфальтированная к нему ведет.
  - Деревенские наверняка знают, но я и не общаюсь ни с кем. Только с продавщицей парой слов перекинусь в магазине и все...
   - Вик, а живешь-то ты на что?
  Тетка встала, поманив пальцем и прошептала:
  - Готовься.
  Ну я подготовилась. Собралась, вытянулась и решительно зашагала вслед за девушкой.
  - Вот! - торжественно показывала она мне на повидавший года компьютер.
  - Эм... - косилась я на Вику.
  Она звонко рассмеялась, хватаясь за живот.
  - А ты что думала? Я тут кружком 'Умелые ручки зарабатываю?'
  - А как? - протянула вопросительно я.
  - Бухгалтерию веду по удаленке, вот как! Телефонные кабеля и у нас в деревне есть! От них и интернет!
  - О, да вы современная глушь! - нарисовала я на запуленном экране монитора цветочек.
  - Только вчера убиралась, а опять пыль налетела!
  - Ага-ага! - я и сама замечала, что когда стала одна жить, многие дела стали иметь меньший вес. Например, такие, как уборка и готовка.
  Для мамы я старалась, готовила, хотелось порадовать. А на себя... Перебиться бы чем, и очень редко я себя баловала домашней кухней. Неохота, одним словом.
  Ну а что? Мужчины в доме нет, и уют делать не для кого. После работы лишь бы лапки притащить да поджать на кроватке.
  - А ты у меня, оказывается, молоток! - похвалила я тетку.
  - Да какой я молоток! Если только тот, которым нервные рефлексы врач проверяет!
  До вечера мы весело болтали обо всем на свете, и лишь когда начало темнеть я решила перейти к цели своего визита:
  - Вика... Ты же пыталась узнать о нашем проклятье... - и девушка вмиг помрачнела.
  
  Глава 6.
  
  - Нет, я в это не верю, - качала я головой.
  - Я тоже не верила... До поры, до времени... - Вика подошла к комоду и стал рыться в верхней полке. - Где же она? То постоянно под руку попадается, то как будто пропало!
  Дождем бумажек было присыпано все вокруг. Маленькие цветные стикеры, криво оторванные листочки, огромные альбомные листы с рисунками...
  - Ты рисуешь? - удивилась я.
  - А? Нет, балуюсь. У меня тут немного развлечений, - и продолжила свои поисковые работы.
  - Я как понимаю, в деньгах ты не нуждаешься, - заметила я. Мебель в доме была качественная, хоть и с уклоном в 'экологию', как сейчас модно говорить. Обстановка дома контрастом шла с моей деятельностью - новомодной мебелью для зажиточных горожан. И от этого я не могла оторвать взгляд от нее.
  - Нет, с этим у меня все в порядке.
  - А ты не думала купить машину. Могла бы ездить спокойно, не боясь найти 'везучего' по дороге. Выбиралась бы за пределы деревни, хоть какое-то развлечение...
  - Думала, как не думать! Только как бы я права получила?
  - Так, давай подумаем. Инструктор же сидит, верно?
  - И как только выйдет, так стразу под колеса попадет!
  - Так ты не газуй! - развеселилась я.
  - Нет, - замотала головой тетка. - Не мое это. Вдруг, я посмотрю на встречного водителя, а он и улетит в кювет. Я не пробовала и пробовать не хочу!
  - А еще говоришь - не ходячая неприятность, - я умела шутить над проклятьем, но Вика от моего заявления немного скривилась, хотя понимала, что я это все по доброте душевной. В целях поднятия настроения.
  - Я еще посмотрю, как ты у меня вечерком тут 'проклянешься'! - ответила мне тетка. Ага! Умеет все таки! Наша семейка! И зря бабуля говорила, что она сдалась. Просто огородилась. А мне теперь надо из неё вытащить все-все подробности...
  
  - Вот она! - из недр верхней полки полки комода была изъята небольшая папочка. И что её долго искать, не спичечный коробок же?
  Но я не знала проходимость Викиных полок, поэтому просто промолчала, стараясь увидеть насквозь таинственное содержимое.
  Бантик из бечевки развязался быстро. Вика открыла папку, доставала предметы и рассказывала:
  - Я тогда поехала на родину к бабушке. Помнишь, она из небольшого села в соседней области.
  - Слабо припоминаю, если честно, - мала была.
  - Думала - хоть что-то узнаю, у деревенских старушек языки длинные, всегда можно сплетницу найти.
  Я кивала головой, слушая. А на ковре стали появляться все новые и новые вещи.
  - И нашла. Её как будто сама судьба мне на встречу отправила. У первого дома мне встретилась и давай расспрашивать: кто, чья, как звать. Наверное, по общению изголодалась. Или по новым лицам...
  - Как и ты в этой глуши.... - буркнула я, но Вика меня услышала.
  - Не язви, слушай дальше... - щелкнула в воздухе перед моим носом пальцами Вика. Угрожает уже. Оттаяла, ледышка!
  Я довольно улыбнулась, слушая.
  - Ты себе представить не можешь, как старушку перекосило, когда она узнала, кто моя прабабка. Твоя пра-пра, - закатила глаза девушка. - Озлобилась, плюнула мне под ноги, да как давай хаять! Что из-за нашего роду тут пол деревни сгорело, что прабабка чуть ли не десяток семей сожгла по глупости и так далее. Стояла я, как ведром помоем облитая... Нас, наверное, вся деревня и прокляла, весь род, за такое зло...
  - Вот это фото той деревни? - протянула руку я.
  - Да, - вздохнула Вика.
  Я внимательно посмотрела покосившиеся дома, стоящие на добром слове и с с уверенностью сказала:
  - Теперь точно не верю. Тут домам за сотню лет, посмотри! Так только раньше строили - весь фронт избы украшен оберегающей избой. И тут все поголовно такие. А если бы все дотла спалили - построили бы новые, тоже деревянные, но уже без фронтовых оберегов.
  Вика дотошна стала рассматривать снимки деревни, которые сделала несколько лет назад и хмурилась.
  - Но зачем ей меня было обманывать?
  - Кто знает... Может, придумала на старости лет и сама поверила, а может, еще что. Надо самим туда ехать, расспросив жителей, может, тогда и прольется свет на всю эту историю.
  - То-то она мне не понравилась...
  - Еще бы! Я бы удивилась, если бы была после этого в восторге, - я сложила фотографии в стопку и сунула в паку. - А ты не знаешь, моя пра-пра, твоя пра, у неё что за проклятье было?
  - Не знаю, на твоей прабабке все обрывается и все. Никто не помнит, или не знает. Мне кажется, бабуля что-то знала, но говорить не хотела, а теперь уже поздно. Да и мне тогда это не настолько интересно было, ребенок, один словом.
  Мы обе немного приуныли. Я то её и не помнила, а вот Вика застала её живой.
  - А это что? - я взяла засушенный цветок, название которому затруднилась дать. - Гербарий?
  - Аккуратно! Это наша ниточка!
  - Ниточка? Да вроде, цветочек.
  - Да нет, его мне втихую бабушка передала, чтобы мама не видела, ты же знаешь ее...
  Конечно, знаю, моя бабуля была своеобразной дамой. Цветок бы точно не одобрила.
  - И что, дала подсказку?
  - Сказала, что этот цветок поможет найти правду.
  - А то, что может снять проклятье не говорила? - понимаю, наивно, но а вдруг?
  - Нет, - качнула головой Вика. - К сожалению, нет...
  
  ***
  
  - Только прошу, не вызывай ни скорую, ни полицию! - наставляла я, ложась на диван.
  - Да поняла я, поняла, не дура, - растерянно чесала локоток Вика.
  -А лучше, иди сама спи.
  - Легко тебе говорить, - начала переставлять с места на место фигурки лошадей Вика. Она страсть как их любила. - А что мне делать, если ты так и не проснешься?
  Нотки паники скользили в её голосе и я похлопала по дивану рядом с собой, приглашая присесть. Ободряюще обняла тетку, заверив, что все будет в порядке.
  - Ты в любой момент можешь позвать своего богатыря, чтобы не было страшно... - подразнила я её, разряжая обстановку.
  - Вот еще! Он мне еще дыры в сарае не залатал...
  - Ах ты коварная женщина!
  - С тобой правда будет все в порядке? - перевела она быстро тему. Хитрюга.
  - А ты когда в зеркало смотришься правда не падаешь? - отомстила я ей, по-доброму, по-племяшечьи.
  - Да! - разъяренно воскликнула она.
  - Вот и я - да! В смысле - все со мной нормально будет!
  Глотнула воды... И подавилась. Ну ведь хотела тихо-мирно на диванчике 'опроклятиться', так нет! Судьбе подавай показательно выступления для теткиных глаз!
  
  ***
  
  Меня кто-то щупал. Определенно.
  Если бы это был маньяк, он бы не трогал мой лоб и не нащупывал пульс, верно? Или это экстравагантный маньяк?
  Открыла глаза и встретилась с встревоженными Викиными глазами.
  - О, только не говори, что всю ночь просидела у моей кровати! - прохрипела я. - Кхэм... надо разговориться...
  - Нет, зачем?! Это же такое привычное дело для меня - племяшка подавилась на моём собственном диване!
  Я села и потянулась всем телом. М-м-м, что ни говори, но после 'перезагрузки' чувствуешь себя как новенькой!
  - Она еще и улыбается! - ругалась на меня от беспокойства тетка.
  - Вик, ну я же тебе рассказывала случаи, вчерашний - просто цветочек. Что ты распереживалась?
  Психанув, Вика встала на ноги и пошла на кухню, а я потащилась следом.
  - Я возьму расческу?
  - Ну что ты спрашиваешь, конечно бери, - немного подобрела Вика. Громыхание кастрюлек, звук откупоренной пачки молока...
  - М-м-м... Кашка? - с надеждой протянула я.
  - Кашка, кашка, давай умывайся и садись.
  - Ты что, правда не спала? - на меня выразительно так посмотрели и отвернулись. Ну я-то не виновата!
  Я сказала это вслух?
  - Прости, понимаю, что ты не специально, прост нервы.
  Это мама у меня уже была привычная, а для тетки, конечно, это было сродни настоящему испытанию...
  Бах! Я споткнулась о кота и расстелилась по полу.
  - Я на тебя даже не смотрела! - оправдания догнали меня со спины.
  - Понимаю, ты не специально... - передразнила я её.
  - У-у-у, сразу видно, что у тебя старшей сестры не было! Сейчас отыгрываешься!
  Вроде мелочь, но зато настроение у обоих взлетело вверх. Наконец-то из глаз у Вики пропало затравленно выражение, и она смело смотрела мне в глаза.
  До того момента, как раздался стук в дверь...
  
  - Открывай! - я мягко, но настойчиво подталкивала остолбеневшую Вику к двери. -Н-н-е... Давай - ты!
  - Ну, хорошо, - опустила я руки и медленно направилась к двери. - Только если блондинчик западет на меня...
  - Сама открою!
  Меня тут же сместил вихрь под названием 'Виктория' с дороги и девушка резко открыла дверь. Наверное, такого с ней до этого не бывало.
  - Утра, соседушка! - донесся до меня раскатистый голос. Конечно, у него, наверное, такая диафрагма...
  Вика запоздало уставилась в пол и буркнула что-то типа: 'Здравствуйте'. И снова подняла глаза. Думается мне, её глаза не хватает, чтобы такую махину перевернуть. Стоит себе спокойненько, переминается с ноги на ногу.
  - Раз уж у Вас гости, то может, Вы все же можете оставить своего кота на девушку и уделить мне одну минуты? - ага, значит, попытка-то не первая! А Вика хороша! Котом загородилась, доблестная душа!
  Тетка панически обернулась ко мне, а я мило пропела:
  - С удовольствием пригляжу за Бахом! - я смотрела во все больше округляющиеся глаза Вики. А потом перевела вгляд на раннего гостя и улыбнулась. Тетка сразу сменила взгляд на возмущенный.
  - За Бахом? - спросил мужчина.
  - Да, - подхватила Вика, шагнув за дверь. - Кот постоянно падает...
  Дальше я уже не слышала. Бах сел у моих ног и мяукнул.
  - Куда? Судьбы устраивать, надеюсь.
  Разговариваю с котом, докатилась...
  Взяла телефон и набрала маме. В который раз её номер был недоступен, но это не удивительно. Так она спасалась от одного навязчивого поклонника. Она сама звонила мне с купленной уже там сим-карты, номер которого у меня не сохранился. А жаль. Если бы её этот мобильный маньяк не довел - была бы на связи моя мамочка...
  
  Вернулась Вика в каком-то скомканном настроении, постоянно теребя подол своего сарафана.
  - О дырках в сарае удалось договориться? - пока хозяйки не было, я развлекала себя пролистыванием её небольшой коллекции книг.
  - А? - отстраненный взгляд, глупая улыбка, эти симптомы мне что-то напоминают... - Нет-нет, ничего такого.
  - Ты сейчас о чем? - я захлопнула 'Энциклопедию сна'. Оказывается, книга имела тысячу и одну версию толкования малейшей мелочи из сновидений, таких как, например: 'Если во сне вас кто-то душит - вас ждут проблемы с родными; если все таки удушил - впереди вас ждет долгая дорога; если удушил, а вы вновь задышали - удача вскоре повернется к вам лицом', или 'Во сне вы завели десяток собак - денежные затраты; кошек - не будете знать одиночества, мышей - к проблемам в доме'.
  Впервые подумала о том, что мне повезло, что я не вижу сны. Ни тебе угроз ссор с родственниками, ни денежных затрат, ни проблем.
  А между тем Вика гипнотизировала пол и превращала сарафан в тряпку своим комканием.
  - Он меня на свидание пригласил... - шепнула она.
  - Событие века в этой глуши? - не пойму, что тетка так потерялась. - Или надеть нечего?
  Вот это уже было ближе к моему пониманию.
  - Да я уже лет десять на свидании не была! Я же даже не знаю, о чем там говорить!
  - А сейчас о чем говорили?
  - Ну... О коте, о заборе, о лесе... - подумав, перечисляла Вика. - Еще ему спасибо за дрова сказала, ну и за крыльцо.
  - Вот, видишь, еще столько тем осталось: про деревню, можно каждый дом в отдельности обсудить, про сарай с дырами, в конце-концов, можешь мне косточки перемыть...
  - Ты то здесь причем? - нахмурилась девушка.
  - Поняла, о других девушках лучше на свидании не говорить, - засмеялась я. - Тогда, пусть про себя расскажет, ну что, совсем что ли позабыла?
  - Ага... - грустный вздох вырвался у тетки. - А если он покалечится?
  - Сейчас не покалечился? Не споткнулся богатырь? - и получив отрицательный ответ продолжила. - Вот. Считай что он твой якорь - когда ты с ним, то ни его, ни тебя волнами проклятия не задевает.
  Девушка скривила губы, но задумалась.
  - А идти в чем? - ох, этот вечный вопрос.
  - Так, здесь я не участвую! - сразу отстранилась я от неблагородного дела. - Я так понимаю, со мной ты не пойдешь?
  - Куда? - заморгала глазами Вика.
  - Как куда, в ту самую деревеньку, где ты работала папарацци. Буду искать информацию, не на месте же сидеть, - вот уж чего не любила, так это простоев. Вокруг меня все должно бурлить или, как минимум - закипать!
  Тетка растерянно посмотрела на меня, потом оглянулась вокруг. Чувствовалось, что насиженное местечко её не больно хочется покидать. Да и за пределами деревни уже страшно...
  Эх, вот закончу - вытяну тетку отсюда. Если её до этого этот богатырь окончательно не втянет. Не заякорит, так сказать.
  - Я так вот не могу сразу, надо же собраться, да и вообще...
  Вообще. Хорошее, ёмкое слово. Все сразу понятно.
  - Я тебя поняла, - остановила я Вику. - Не хотелось тянуть из неё оправдание, да и самой от этого только неудобно. У неё тут свидание на носу, а я тут 'Проклятье! Проклятье!'.
  Я бы, может, тоже не особо спешила, если бы перед своим 'богатырем' не отбрасывала ножки...
  Перед глазами сразу встали синие глаза. Алик.
  Тело сразу начало млеть от воспоминаний... Непослушное тело!
  Душа взбунтовалась, послала горячие воспоминания куда подальше и принялась мечтать о жизни без проклятья. Из 'куда подальше' воспоминания тут же превратились в ярчайшие картинки возможного будущего и я чуть не завыла.
  В деревню, так в деревню. Как там её? Терёмино? Какой-то у меня деревенский тур получается!
  
  Приняв на дорожку уличный душ, я прониклась всеми прелестями жизни в деревне. Нет, вы не думайте, я никакая не неженка, но ванна для меня - святыня. Я могу залегать там часами.
  Погрустив о голубом кафеле собственной ванной, я обменялась номерами телефонов с Викой и свято обещала звонить.
  - Глупый вопрос, конечно, а тут рядом есть где взять машины в аренду? - кинула удочку в лужу я. И поймала щуку!
  - Рядом есть поселок городского типа, Куваново, что ли... Может, там что и есть... - попыталась помочь мне тетка. Ага, не щуку я поймала, а носок.
  Топать в это Куваново просто так не хотелось. И тут меня осенило.
  - Посмотри в интернете! А еще лучше, если сюда машину доставят! Я оплачу расходы, главное, чтобы у них по безналу можно было!
  - Точно, что же это я сразу не сообразила! - Вика сразу прониклась идеей и пошла к компьютеру.
  Просидеть в поисках нам пришлось битый час. Все просили оплатить наличными, но запрашиваемой суммы у меня с собой просто не было. А они хотели нажиться на мне по полной программе, но мне тут было не до кручения носом.
  В итоге, я заказала такси, на которое наскребла всю наличку и отправилась в какой-то парк автомобилей за двадцать километров от печатников. Там мне клятвенно обещали принять карту...
  Молодой таксист всю дорогу развлекал меня рассказом о своей большой семье: четверо братьев, трое сестер, пять племянников и одна племянница. Вроде, ничего не перепутала, да?
  Когда мы доехали до места молодой щекастый парень как раз добрался до бабушки. Я стрелой выскочила из машины, надеясь не получить вдогонку рассказ еще и о дедушке.
  Мои уши горели. Интересно, это таксист меня ругает за недостаточную эмоциональную отдачу или еще кто вспомнил? С трудом сдержала желание потереть их и распустила тугой хвост, чтобы скрыть алые, как я полагала, уши.
  Точно! Мои девочки вспоминают! Я же обещала отзвониться через пару деньков, да и узнать, как дела идут надо.
  Легкое щебетание Маши не уняло этот противный зуд. Так тут что-то еще. Ну кто же это? Мама?
  Нет, её номер молчит, сама не звонит. Хм-м-м...
  И тут я посмотрела на здание впереди, где, по словам таксиста и был офис фирмы по прокату авто. Стеклянная часть стены отгораживала меня от блондина. От очень злого блондина...
  Так вот почему у меня горели уши!
  Алик! - вскрикнуло мое сердечко. Хорошо, что оно не имело право голоса. Это я так думала...
  Ноги на ширине плеч, весь в черном, стоит и буравит меня глазами. Практически исподлобья.
  
  Взбодрись, Минаева! Ты уже не маленькая девочка, а это просто мужик, понимаешь? Му-жик. Нет-нет, не мужчина мечты, ни в коем случае!
  Хорош, зараза! А когда зол - вдвойне хорош. Я его энергетику даже через стекло чувствую...
  И как же я тогда зайду? Там же флюиды, химия, туда-сюда...
  Так! Без туда-сюда!
  Ну подумаешь, ночь провели, с кем не бывает!
  Я смело пошла по направлению к двери, а у самой ноги так и хотели свернуть в другую сторону и заблудиться. Но где я еще машину найду? А она мне позарез как нужна! В соседнюю область пешком не дойдешь.
  Они специально такие двери тяжелые поставили, а? Чтобы я перед блондинчиком покомичней смотрелась?
  Да-да, правильно, надо переключиться, поругать двери, потолок, да хоть того менеджера в белой рубашке, который сейчас бросился наперерез шедшему на таран блондинчику.
  Алик резко бросил пару слов, парень обернулся на меня в замешательстве и пожал плечами.
  - Дорогая! - звучало как угроза...
  А, нет, так мы не договаривались! Зачем меня словесно на лопатки-то?
  - Дорогой! - наигранно весело улыбнулась я.
  Ну не так же надо было ответить! Ну зачем?
  - Позабыла мое имя? - он сделал шаг ближе, и у меня перехватило дыхание.
  С моим ростом я обычно на всех смотрела как минимум вровень, а тут дышала куда-то в шею...
  Черт, мне даже его шея нравится!
  Проклятье, Вельмира! Вспомни о проклятье, наконец!
  - Нет, Алик! - отстраненная улыбка далась мне с трудом. Рвано вздохнув, добавила: - Ты тут работаешь?
  Молодой человек в белой рубашечке хоть и делал вид, что пишет что-то на планшете, тут же подорвался с места.
  Алик грозно на него посмотрел и у того даже плечи поникли.
  - Покататься, значит, хочешь? - он чуть отстранился, осмотрел меня с головы до ног, явно отметив на мне ту же одежду, пусть я и привела её в порядок и остановился на декольте. - И что же тебе по вкусу? Мерседес, Ягуар? Может, Бентли? БМВ? Японцев не предлагаю, моя Хонда тебе пришлась не по вкусу...
  И как же двусмысленно это звучало в его устах!
  
  Да, конечно, возьми на свою голову Ягуар! Нет уж, мне надо лишний раз не нервировать окружающих.
  - Любое авто среднего класса на твой вкус, - хоть какую-то миссию переложить на широкие мужские плечи.
  Алик чуть приоткрыл губы, явно собираясь что-то сказать, но в последний момент передумал. Любезно подставил мне локоть и пригласил следовать за собой.
  А если я его прямо сейчас утащу в темный уголок, мне за это ничего не будет? - думала я, пытаясь не показать, как дрожит у меня рука, которую я положила на сгиб руки.
  - Ниссан, Хёндай, Митсубиши?
  - Хёндай подойдет, - показала я пальцем на паркетный внедорожник. Ненавящивый серебристый цвет, светлый салон. Я села на водительское место и попробовала машину под себя. Чутье не обмануло - чувствовала я себя в ней прекрасно.
  На соседнее сиденье шлепнулся блондинчик.
  Эй! Мы так не договаривались!
  - По условиям аренды, тест-драйв с сотрудником обязателен, - с довольным оскалом выдал мне он.
  А так мы не договаривались тем более!
  Я с возмущением посмотрела в наглые глаза, в ответ получив провоцирующую улыбку. А когда мне бросают вызов, я просто не могу не ответить!
  Ну хорошо, блондинчик, я тебя прокачу! Видел девушку, которая так и не закончила курсы экстремального вождения? Нет? Покажу!
  Оценив мой решительный вид, Алик довольно усмехнулся, чем разозлил меня еще больше.
  - Где тут выезд? - сжала я руль.
  - Вот туда поворачиваешь и прямо. Там откроют, - расслабив плечи, Алик откинулся на сиденье и как-то не по хорошему посмотрел вперед.
  Может назад? Пока не поздно?
  
  Минаева, когда ты назад поворачивала?
  Плавно нажала на педаль газа и обманчиво медленно поехала вперед. Блондин вытянул ноги вперед и повернулся ко мне.
  Смотри-смотри, я не карамельная, не растаю!
  Черт, все же нервирует... Как будто щекотка по всему телу!
  Поехали, милый! Теперь я тебя прокачу!
  Шикарная дорога: четыре полосы, мало машин и несколько крутых поворотов. Костяшки пальцев блондина белели. Губы сжались и теперь он уже не смотрел на меня.
  - Сумасшедшая! - не выдержал он на одном из моих виражей. - Шины будешь покупать сама! А ну, остановись!
  Так я его и послушала, ну да...
  - Как тебя зовут? - если бы его взгляд мог бы пригвоздить к месту, я бы давно напоминала бабочку на булавке.
  - Зачем тебе? Хочешь просклонять мое имя в нецензурной лексике?
  - Я бы и без твоего имени с этим справился! Как. Тебя. Зовут?
  Во мне кипел адреналин. Скорость, дорога, и Он рядом. Я посмотрела на его фигуру и чуть не облизнулась.
  - На дорогу смотри! - рыкнул он. - И к обочине, я сказал!
  Я сказал! Вы слышали?! Его величество Мужчина Мечты сказал!
  Я с шальной улыбкой надавила на педальку еще больше.
  - Сама напросилась! - его рука потянулась ко мне и я не сразу сообразила, что он хочет делать. От коленки вверх по бедру... Ах!
  Теперь дух захватило у меня!
  Чуть не выехав на встречку, Я с визгом затормозила у обочины и... И... И...
  Это было самым долгим мысленным 'и-и-и' в моей жизни...
  Я не думала, что салон автомобиля может быть звездным? Или это искры из глаз?
  Ну уж нет, я не дам тебе взять вверх надо мной, блондинчик!
  Зеркально повторила его движение и услышала шипение сквозь стиснутые зубы.
  - Шалунья! - он схватил меня за шею и притянул к себе. Легко прикусил подбородок, шею, мочку уха.
  - Ты... - попыталась сказать я.
  - Я... - выдохнул мне в шею Алик.
  - Ты... - собрала я те толики сознания, что еще не улетели в выхлопную трубу.
  - Я... - теплое дыхание коснулось моей груди, и я пропала.
  Не знаю, чтобы нас сейчас остановило... Прямой таран КАМАЗа? Возгорание машины? Гром среди ясного неба?
  Сомневаюсь. В стороны градом летели вещи. Я чувствовала себя одержимой. Одержимой им.
  Я дорвалась до своей навязчивой мечты, царапала его ногтями, чуть не выбила пяткой окно. Плевать на все.
  И когда уже на запотевших окнах машины можно было смело рисовать картины, хозяин невыносимо-синих глаз замер.
  - Как тебя зовут, бунтарка? - мне захотелось завыть. Ну о чем он думает?
  Понятно, что у него еще не подходит, но неужели это гуманно?
  - Вельмира! - да хоть Мать Тереза, лишь бы продолжал.
  Один уголок губ скользнул вверх, победный взгляд и взрыв. Мой взрыв. А этот изверг продолжал. Продолжал эту сладостную пытку.
  - Ко мне? - одной рукой он привлек мою голову себе на плечо. И это было как нельзя кстати. Паника чистой воды царствовала сейчас там.
  
  Поеду к нему и что потом? Дорогой, я сейчас немного умру, но ты не переживай, да?
  Так он же сбежит! Или психушку вызовет.
   - Нет, - спокойствие, с которым я это сказала, мне дорогого стоило. - Тест-драйв пройден, я хочу взять машину в аренду.
  - Аликкар к Вашим услугам, мадам. Вот только оплата натурой... - нет, ну вы видели такую наглость?
  Шестеренки в моей голове сошли с ума! Да я бы полжизни отдала за это! Но не могу, никак не могу...
  Выйти? Ну уж нет! Пешком я больше не ходок.
  Может он хочет выйти в кустики? Посмотрела на него и поняла - даже не собирается.
  - Я сейчас, на минутку, - тогда выйду я. Обошла машину и наклонилась у багажника. - Алик!
  Мой крик он услышал не сразу, пришлось даже постучать по багажнику.
  - Что такое? - дверь открылась, и блондин оказался рядом со мной.
  - Посмотри! Вон туда, вниз! - показывала я пальцем под машину. - Подожди, сейчас фонарик достану.
  Я заскочила в машину и дала по газам. Прости, мой идеальный мужчина и прощай!
  Разворот и его разъяренное лицо в окно так близко от моего. Местный, путь домой найдет!
  Я не доехала - долетела до автопарка и залетела внутрь. Было такое ощущение, что у меня на хвосте висит разъяренный тигр.
  - Беру на неделю, проведите быстрее платеж! - под моим напором менеджер растерялся и взял карточку из рук и безоговорочно провел пластиковым прямоугольником по терминалу.
  - А... А где Алик Владимирович? - заикаясь, спросил он.
  - Гуляет, - с милой улыбкой ответила я. - Передавайте ему от меня пламенный привет.
  И я молнией влетела в машину. Абсурд, он же идет пешком, но у меня тряслись поджилки.
  Проклятье! Когда я избавлюсь от тебя, то организую вечеринку века! Или встречу рассвет, я еще не определилась...
  
  Глава 7.
  
  - Привет, милая! - легкое щебетание в трубку свалило камень с груди. - Я тут немного загуляла, но ты же не обижаешься?
  - Мама, я уже о чем только не думала! - не сильно, но я побурчала свое.
  - Да что со мной будет! Ты же знаешь, с меня как с гуся вода. А вот с моего будущего мужа...
  - Мама! Какого мужа? Пожалей мужика!
  - Я ему так и говорю, но ты знаешь... Да, кстати, я тут еще на недельку останусь. Погода чудесная, это будет просто преступлением уезжать!
  - Что-то мне кажется - дело не в погоде...
  - Ой, да ладно тебе! Ну а ты как? Развлекаешься?
  Ох, мамочка, знала бы ты как я развлекаюсь...
  - У меня скукота, ма, - соврала я. Если бы я сказала правду - в этот же вечер лицезрела бы родительницу собственной персоной. - Работа, поездки, дом - сама знаешь.
  - Послушай глупую женщину, посветившую себя не тому, чему надо - иди гуляй, отдыхай и получай от жизни все!
  - Ма, ты это, правда, про себя? Это ты так скучно жила? С семью браками-то?
  - Ой, да ладно тебе! - засмеялась она. - Ты лучше скажи, может у тебя есть кто на примете.
  Я не собиралась так тоскливо вздыхать! Правда! Само вырвалось...
  - Ага! - как ищейка, напавшая на след, мама не пропустила ничего. - И кто он!
  - Никто, - отпиралась я.
  - Не держи мать за дуру, вот приеду, тогда не отвертишься! - её нетерпения я ощущала даже с этого конца 'провода'. - Возможно, я вернусь и пораньше...
  Пауза.
  - Ну нет, я теперь не смогу спокойно отдыхать! Ну скажи, он хоть красивый?
  Я поняла, что перед тайфуном 'Мама' не устою.
  - Красивый.
  - Ты меня с ним познакомишь?
  - Нет.
  - Это еще почему?
  - А я только что от него уехала, - призналась я. - Оставила на обочине в Тьмутараканье.
  - Скука, работа, да дочь?
  - Да, мам.
  - Вся в меня, мерзавка. Он тебя не забудет!
  - В этом я не сомневаюсь... - пробормотала я.
  - Хорошо, - довольно произнесла мама, в трубку было слышно, как она цедит из трубочки напиток. - На этом фоне моя новость, что я приеду не одна, не будет иметь значения, да, Вельмир?
  - Кхэм, - я не нашлась что сказать. Нет, её жизнь, это её жизнь, но у мамы была невероятная способность приобретать мужей. А мне мужиков жа-а-алко!
  - Пожалей несчастного... - не особо надеясь на эффект, попросила я.
  - У нас с ним уговор - ничего серьезного, - твердо сказала мама.
  - Знаю я твои несерьезные официальные отношения...
  - О, мне не нравится эта тема. А твоя причина вздоха брюнетистая? - перевела тему родительница. Все семь мужей мамы были брюнетами. Я никогда не спрашивала, но видимо её особо тянуло к темноволосым.
  - Нет, блондинистая причина. Но забудь о нем и прошу - больше не спрашивай.
  Говорить о Алике стало совсем невозможно. Еще пару слов - и я поверну назад. Помчусь что есть мочи и украду его, увезу к себе и пусть весь мир катится под откос. Оу, какие маньячные наклонности...
  - Вельмира! Ты здесь? - громкий голос мамы в трубке вырвал меня из мыслей.
  - Да-да! - голос прозвучал на удивление отстранено.
  - О, тяжелый случай! Но ничего, мама приедет и все разрулит. Целую и не скучай! - а потом звонкий смех. - Хотя нет, скучай-скучай, именно как до этого!
  Вот как мамы умеют вытягивать все из тебя, когда ты решила железно ничего не говорить? Удивительно.
  
  Дорога запомнилась мне смазанным пятном. Километры, сдобренные надоевшим юмором радио-ведущих и единственное разнообразие - поход в местный 'торговый центр'. Я наивно полагала, что найду там банкомат и сниму наличные. Раскатала губу, Минаева!
  Максимум моей везучести - оплата покупкой карты в магазине и целый пакет перекусов. Поблагодарила создателей гипермаркетов за отдел одежды. Не всем, но парой футболок, шортами и штанами я смогла там обзавестись. И на том спасибо, могла без всего остаться.
  Известняковые горы, холмистая местность и я начинаю плавиться. Кондиционер не работает, окошко не помогает, а я липну к сидению. Последние километры по мобильному навигатору и я выскакиваю как горелый уголек из мангала. Ну, то есть с шипением.
  Мелькнула мысль прямо вот тут, на въезде в деревню переодеться, до того не хотелось опять лезть в душный салон. Ни тебе тонированных стекол, ни автомобильной шторки - ничего. Смотри на красу, а я попой верчу.
  Тьфу, влезла кое-как.
  А вот и долгожданное Теремино. Вроде, свернула правильно, вот и дом точь-в-точь как на фото! Отлично, вперед, выжимать информацию! Без неё я отсюда не уйду.
  
  Когда Вика показывала мне фотографии, то обратила внимание на то место, где ей встретилась та старушка. И не поверите. Как раз у того же дома, только уже изрядно покосившегося, на завалинке сидела сморщенная старушка.
  - Ты кто ль? - сразу взяла она меня в оборот. Ага местный госнадзор. Арендованную машину даю - та самая! Нет-нет, зуб не дам, у самой не хватает одного, тридцать второго...
  - Добрый день, бабушка! - почтительно поздоровалась я с ней. А как же, по-другому нельзя.
  Старушка вытянув, шею, чуть ослабила узелок платка, и прищурилась. Это у современной молодежи зрение ни к черту, а у этого ходячего пункта наблюдения ни одна мелочь не ускользнет от глаз.
  Я потопталась на каблуках, чувствуя себя неудобно. Ну да, может и по-дурацки выгляжу: шорты, белая футболка и туфли. Но я же в деревни! Тут и не такое носят.
  Судя по взгляду старушки, местные модели одеваются куда лучше.
  - Ты с Махрово, что ль?
  А пусть и с Махрово, все равно перед ней не собиралась настоящим именем представляться. Нет у меня доверия к органам надзора, ну никакого.
  - Ага, - как можно медленней сказала я. Так, если уж прикидываюсь местной, то и речь надо замедлить, а то обычно трещу как сорока. Ускорение городского жителя - впихнуть как можно больше информации в меньший период времени, что поделать?
  - Так иди скорей, что стоишь, окаянная?! - старушка хотела было привстать, но крякнув, опустилась обратно. Так, и куда это я подписалась?
  - А не подскажете куда?
  - Ишь, не объяснили даже? Во дают, голова - два уха, - потерла коленки старушка и показала направо. - Вон туда идешь, как пройдешь Агатку, у неё там куры всегда бегают, не перепутаешь, так считай третий дом по эту сторону. Стучись, а то Матвей того, - повертела она пальцем у виска. - Он если белочку поймает - и долбануть может.
  Старушка замахнулась палкой, о которую опирала руку и продемонстрировала как по её мнению бьет некий Матвей. Получилось плавно и не страшно.
  - Запомни, стукнешь и жди. Сам откроет. У него шаг тяжелый, мне отсюда слышно, - назидательно подняла она скрюченный палец вверх. - Так вот, откроет сам, ручку не дергай. Ты и приступай с порога к делу, пока не передумал! А то всю деревню уже извел!
  Я смотрела на разговорчивую старушку и пыталась понять, что же это такое Матвею надо с порога начать делать?
  - А... - открыла я рот.
  - Вот болтушка! А ну иди, кому говорят! Тебя и так тут три дня ждут.
  То, что ждут именно меня я очень сильно сомневалась, но возражать грозной старушке не стала. Курицы, действительно, чувствовали себя на дороге вполне комфортно, цыплята бегали друг за другой, как желтые ручейки и прятались в траве.
  Третий дом. Стучу?
  Обернулась и увидела несколько любопытных глаз. У госнадзора уже стояли две женщины и что-то оживленно обсуждали, смотря в мою сторону.
  А, была не была, стучу! Раз уж так сложилось, может и узнаю что интересное...
  
  - Тук-тук-тук...
  Тишина.
  - Тук-тук-тук...
  - Твою мать! - что-то тяжелое свалилось за дверью. М-м-м, какой радушный прием меня ждет. Посмотрела за плечо, а там стена молчаливой поддержки из деревенских кумушек на той стороне дороги. Сразу стали делать вид, что осматривают резную калитку. Действительно, эка невидаль!
  Тьфу, вот тебе по деревням находилась, словечек понабралась, теперь буду заказчиков шокировать!
  А шажок у него и правда тяжелый, отметила я пошатывающееся крыльцо. Щеколда щелкнула и пару раз наподдав двери, Матвей высунул свою седую голову.
  - Почта? Я не жду почту! - и хлопнул со всего размаху.
  - Вот дурень! - крикнула тут же одна из женщин. Сразу чувствуется - достойная замена старушке растет: и слух прекрасный, и голосок противный. Все как надо!
  И бодренько зашагала к забору мужчины.
  - Эй, Матвей, не дури! К тебе из Махрово пришли!
  А потом тише и только для своих деревенских девочек:
  - Пьянь, опять себя председателем мнит! Почта ему! - уперла руки в бока она.
  Слышал ли Матвей её или нет для меня осталось загадкой. Зато было кристально ясно - назад мне через эти живые баррикады так просто не пробиться...
  Решительно постучала еще раз и сразу еще.
  - Да кого еще принесло? - и дверь открылась.
  - Из Махрово девица! - не успела я и рта открыть, как за меня все сделала последняя модель оповещения.
  На мне мужчине удалось сфокусировать взгляд не сразу. Раза с третьего... Или с четвертого. Создавалось ощущение, что он проснулся после бурной пьянки и еще не протрезвел. Взгляд такой ясный, глаза голубые-голубые, как бывает у русских мужчин только после большого гуляния. Я всегда думала, чтобы перед женой легче оправдываться было...
  Как только фокус был взят, радости мужчины не было предела:
  - Ёж-выпендреж!- ухнул он. - Неделю ждал, а она явилась! Ты меня извела, болезная!
  - Это еще почему я болезная? - вырвалось у меня. Я вошла в дом, так как кумушки буквально напирали в спину. Матвей мне показался безобидней.
  - Как почему? Ты же эта, сестричка! Уколы-муколы и вся эта хрень! Да, кстати, тебя пока дождешься - в ящике окажешься! - седая голова, растрепанные, спутанные волосы, круглый как арбуз живот - Матвей любил не только выпить, но и закусить... Что он и сделал.
  - Нервно мне. Сейчас! - и ухнул стопочку.
  Я пока пробежалась взглядом по свалке и поняла - женской руки дом не знал давно. Да и мужик тоже. В возрасте, на пороге того, чтобы начать называть его дедом.
  После его слов стало ясно - меня приняли за медсестру. Теперь опасно - брать на себя грех я не хочу, если что серьезное - посажу в машину да повезу в больницу.
  - Готов! - сказал он и стал снимать штаны.
  - А это Вы что затеяли? - спросила я спокойно. Нет, с его стороны я не ожидала никаких поползновений в свою сторону, но белочку же никто не отменял. Тем более, после стопочки.
  - Покажу тебя эту заразу, - и я стала молиться, чтобы зараза оказалась чем-то приличным. Нет, я, конечно, понимаю, что у них тут медсестра - это одно и тоже, что и врач. Причем врач сразу по всем направлениям. Так сказать - универсал.
  - Я, кстати, Иваныч, - оказавшись в семейных труселях мужчина решил представиться. Разумно.
  Семейники были по коленку, в крупную клетку и были приличней многих мужских шорт, поэтому я сразу простила ему такую малость, как снятие штанов. Но только для медицины.
  - Матвей Иваныч?
  - Нет, Иваныч! Эта карга всю деревню приучила, теперь все кличут Матвеем... - он с обидой уставился на меня. - А я - Иваныч, понимаешь! Солидный, взрослый мужчина, а они меня - Матвеем! Даже мелюзга!
   Теперь уже Иваныч сел на стул и пустил скупую слезу. Слеза была безусловным поводом для еще одной стопочки. Безусловно, просто.
  - Дерябнешь?
  - Я не пью.
  - А, знаю... - хитро прищурил он глаза, чуть качнувшись - Медицинский лопаешь!
  И так завистливо на меня посмотрел.
  - Кхэм, так что там у Вас, Иваныч? - услышав себя именно так, как он хотел, мужчина сразу вскочил, но не сразу восстановил равновесие.
  - Зараза у меня засела! О! - и показал бедро с огромной занозой. Гной вытекал из ранки, а сама деревянная щетка сидела глубоко. Я внимательно осмотрела проблему и вынесла вердикт:
  - Вытащим!
  - Правда? - не поверил мне Иваныч. - А эти лярвы говорили - сдохну!
  - Почему?
  - А я им свою фирменную не дал, вот они и бесятся! - отшатнулся назад Иваныч, пытаясь выглядеть гордо. - И ни одна не вытащила! Специально кончик занозы сломала Любка, а у меня потом ногу раздуло.
  И опять задрал, демонстрируя свою беду.
  Ох, уж эти мужчины! Как огромные деревья заваливать - так запросто, как пить на скорость - так легко. А как дело до здоровья доходят, то все - умирать собираются!
  Вспомнила Алика. Он бы вряд ли умирал. Но на то он и мужчина мечты. И пусть действительность не омрачит мои представления!
  Так, что это я? Вернемся к нашему Иванычу!
  - Водка есть?
  Иваныч подозрительно глянул на меня, а потом кивнул:
  - Понимаю, и я тяпну, - и, шатаясь, побрел до стола.
  - Да мне для дезинфекции! - урезонила его я и взяла бутылку. Под четким контролем достала из сумочки маникюрные ножницы и полила на них.
  - Дык это! А мне? Изнутри тоже надо того самого... продезарв...продезев..ну ты поняла! - и жахнул прямо из горла.
  Я осмотрелась по сторонам и как следует порылась в сумочке. Ага. Стерильные салфетки из сети быстрого питания придутся как нельзя кстати. Люблю маленькие кармашки сумки, там иногда оказываются очень нужные вещи.
  Пока я вычищала рану от гноя и подбиралась у занозе у Иваныча почти опустела бутылка.
  - Погодь...
  - Сидите...
  - Я это...
  - Еще раз дернетесь, так и брошу на полпути! - пригрозила я и мужчина затих. А спустя минуту надо мной раздался раскатистый храп.
  Ха, общий наркоз как раз вовремя. Гнилая щепка распалась на десятки частичек и поковыряться надо прилично. Лишь бы не брыкался и опять таки, до белочки не дошло.
  Дело пошло и одну за одной я избавляла мужчину от мелких древок. Занозы я и у себя выковыривала совершенно спокойно. А тут у чужого... Да ничего, нормально.
  Запашок тут правда атас, но открытая форточка, надеюсь, спасет положение.
  Закончив, я положила ножнички обратно и посмотрела в окно. Начинало темнеть. Да-а-а, долго я тут прокопалась, даже кумушкам наскучило.
  Иваныч спал на стуле и его лицо выражало блаженство. Я даже позавидовала ему от всей души. Проспит так до утра, это точно!
  А я куда? Мне же от него еще хотелось что-то выяснить...
  Еще раз посмотрела на мужчину и решила, что раз уж скоро и я буду не в лучшем состоянии, ну, то есть далеко от реальности, то могу переночевать и здесь...
  Присела на обшарканное кресло, откинулась на спинку и получила упавшей рамой картины по голове. Вот так всегда! Нельзя по нормальному, да?
  
  
  
  
Оценка: 5.61*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"