Булгакова Олеся Владимировна: другие произведения.

Мама для Тёмного Лорда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К кому только из героев Поттерианы не подселяли фанаты чужие души! Но как будет выкручиваться обычная девушка, попав в тело Меропы Гонт - матери Тома Ридла, более известного как Лорд Воландеморт? Итак, время - декабрь 1926 года. Памяти бывшей обитательницы тела нет, знаний магии и практических навыков тоже, и что остается делать бедной девушке?.. Тут будут публиковаться отбеченные главы, сейчас это первые 4 главы


Глава 1. Цель -- выжить

Только змеи сбрасывают кожи,

Чтоб душа старела и росла.

Мы, увы, со змеями не схожи,

Мы меняем души, не тела.

Н. Гумилев

   Меня разбудил терпкий запах кофе и чей-то нежный голос. И то, и другое -- события несомненно приятные, но я живу в однокомнатной квартире с кошкой, и разговаривать со мной вроде бы некому... Стоило распахнуть глаза, как сон мигом выветрился: на меня с восторгом в глазах уставился симпатичный парень лет двадцати пяти на вид с подносом в руках.
   -- Дорогая, любимая, отрада глаз моих, наступило утро, и я уже приготовил наш завтрак!
   Английский сейчас, конечно, знает каждый второй, но с чего моему, видимо, любовнику на нём болтать, да еще и со столь глупым выражением лица? Непонятно.
   -- Эм... Извини, пожалуйста, но... Ты кто?
   -- Я -- твой муж, любовь моя! -- черт, у парня, казалось, улыбка просто приклеена!
   Весело. Я совершенно уверена, что ещё вчера я была не замужем. Тем более за каким-то сумасшедшим англичанином! Только тут краем глаза я зацепилась за интерьер комнаты. Мебель явно не моя. Да и планировка отличается. Мы находились в просторной спальне: зеленые обои, абажур возле кровати в стиле ретро, в углу -- огромный платяной шкаф, сквозь проем двери виднелся просторный коридор... Это мы у англичанина в гостях, что ли?
   Мужик в это время всё так же восторженно взирал на меня, и, казалось, ещё немного -- и он начнет на меня молиться. Тьфу, пакость какая, и где я нашла этого ненормального?
   Откинув одеяло и попытавшись резко подняться, обнаружила еще одно кардинальное изменение, произошедшее со мной за минувшую ночь: я не только умудрилась замуж выскочить, но ещё и, если судить по шарообразности моего живота, залететь месяцев семь назад. Хотя может срок и больше -- до сей поры спиногрызов не имела и пока не планировала... Да что, в конце концов, происходит?!
   -- Спасибо за заботу, милый. Поставь поднос на тумбочку, пожалуйста, -- с психами спорить нельзя, тем более в моём неожиданном положении. -- Что-то мне нехорошо, воспоминания путаются. Скажи, как меня зовут?
   -- Меропа Риддл, замечательная моя.
   Шикарно! Медленно уплывая в спасительную темноту забытья, от шока я не смогла даже выругаться.


* * *

   Очнулась я от резкого запаха. Видимо, нашатырь. Надо мной склонился давешний англичанин, а значит -- или я всё еще брежу, или же предыдущий диалог мне не приснился. Замечательно! Я чёрт знает где, замужем за идиотом и к тому же беременная! Просто великолепно! Причем если я правильно помню поттериану, то жить мне осталось пару месяцев, в зависимости от срока беременности. Не хо-чу!
   Кое-как убедив околдованного парня заняться чем-нибудь полезным и оставить меня, наконец, одну, я вперевалочку добралась до шкафа. Как я и надеялась, на внутренней стенке сего саркофага оказалось мутное зеркало, что позволило оценить всю попу, в которой я оказалась.
   Меропа действительно была, мягко говоря, некрасивой девушкой: нечёсаные сальные волосы, до синевы бледное лицо и косые глаза; обкусанные ногти с чёрной каймой, дряхлые мышцы и кривоватые ноги. Ещё этот живот торчит, как мячик! Я почувствовала, как слезы подступают к горлу, и медленно осела на пыльный пол.
   Меня никогда нельзя было назвать королевой красоты, мне вслед не оглядывались прохожие, и одноклассники-однокурсники не заваливали валентинками на 14 февраля. Я периодически встречалась с парнями, но всегда считала, что в наше время выскакивать замуж в восемнадцать -- несусветная глупость, детей надо рожать ближе к тридцатнику, когда уже наиграешься в самостоятельность и независимость, а сперва надо, в зависимости от возраста, закончить школу, институт, найти работу или сделать карьеру. К моим двадцати пяти у меня была любимая работа -- юристом в небольшой фирме, своя квартира, кошка Маша и увлечение книгами и роликовыми коньками. Мне нравилась моя жизнь, если я и мечтала о приключениях и магии, то только чуть-чуть. Честное слово! А теперь я, мягко говоря, страшненькая ведьма с нулевыми знаниями. Без образования. Без семьи. Без друзей и без денег.
   За стеной что-то рухнуло, и послышались невнятные ругательства. Идти проверять здоровье муженька не было никакого желания, если ругается -- значит жив. А жаль.
   Смешно. Фанаты поттерианы строили такие красивые версии: "Она захотела истинной любви, а не суррогата!", "Меропа думала, что с ребенком Том её уже не бросит!" А на самом деле всё будет до банального просто: я же не отличу сушеную ромашку от розмарина, куда тут амортенцию варить?! Значит, через какое-то время Риддл очнется от колдовского тумана и пошлет меня на Северный полюс пингвинов разводить. Чудненько!
   Сейчас, когда стоял вопрос моего выживания, я бы без тени сомнения хоть искупала муженька в зелье, но по незнанию могу ведь и травануть благоверного. Надеяться же, что английские полицейские не определят способ убийства, слишком рискованно в моем состоянии. Посему -- будем готовить пути отступления.
   И, в последний раз шмыгнув носом, я пошла на разведку боем -- разговаривать с Томом.


* * *

   Риддл тем временем читал газету в гостиной. Наши апартаменты были просторными и явно дорогими. Так что я пока искала мужа, я успела увидеть кабинет, кухню, санузел и полупустую комнату, в будущем, видимо, детскую, а, следовательно, несмотря на побег с дурнушкой-беднячкой, совсем уж без денег наследника не оставили. Значит, можно попробовать провернуть кое-что во имя себя и будущего Темного лорда. Стоп, что за бред мне в голову лезет? Наверное, от нервов.
   Когда я вошла, Том замельтешил вокруг: помог дойти до мягкого кресла, принес подушку под спину и махровый плед, кинулся закрывать окно, так как на улице завывала вьюга, и в комнате было достаточно прохладно.
   -- Милый, сядь рядом. Пожалуйста.
   Парень с таким рвением кинулся выполнять мою просьбу, что зацепился за ножку стола, рухнул у моих ног, вскочил и, наконец, застыл, присев на стуле рядом.
   -- Думаю, ты помнишь, -- неуверенно начала я, -- что до нашей свадьбы мы с семьей жили очень бедно. И, несмотря на наше семейное счастье и взаимную любовь, мне время от времени становиться страшно, что чувства пройдут, ты бросишь меня с нашим малышом, и мы умрем от голода и нищеты.
   Как я и рассчитывала, зачарованный парень принялся с жаром убеждать меня в вечной любви и своей верности. Я продолжила:
   -- Да-да, я тоже очень тебя люблю, но ты же понимаешь, наши детские страхи сильнее голоса разума. Так вот, не мог бы ты, просто для моего спокойствия, открыть в банке счет на моё имя и перевести туда сколько-нибудь денег? Просто на всякий случай! В конце концов, все мы смертны, а мы оба знаем, как ко мне относятся твои родители. Если вдруг с тобой -- не дай Бог! -- что-то случится, нам с малышом останется только на паперти побираться. Пожалуйста, сделай это ради нашей любви!
   Не знаю, то ли я оказалась столь талантлива в убеждении ближнего, то ли под действием зелья парень готов был хоть из окна выброситься, будь на то моё желание, но уже через полчаса мы собирались в банк.


* * *

   Собрались мы относительно быстро. Том, и так сидевший дома в рубашке и черных брюках на подтяжках накинул длинное пальто, намотал на шею шарф, а на голову натянул шляпу-котелок. Вид при этом у него был очень франтовый и представительный, просто красавчик с картинки!
   Я же подобным похвастаться явно не могла. Из всей одежды в гардеробе у Меропы было три хламиды грязно-черного цвета (видимо мантии), платье типа "ночнушка парадная", в которой я и расхаживала по квартире, и серый балахон с бантиком на поясе. Поскольку за окном была, очевидно, минусовая температура, а хоть какого-то эквивалента верхней зимней одежде я так и не нашла, то пришлось идти пугалом и тешить себя мыслью, что зелье авось выветрится не завтра, и я успею сходить по магазинам.
   Приятным сюрпризом стало умение Тома водить машину. Как он по дороге объяснил, машины -- это их с отцом увлечение и даже страсть. Способность управлять железным конем и мановением гаечного ключа превратить груду металлолома в средство передвижения наполняет его чувством могущества и приносит счастье. Это было заметно даже сейчас. Казалось, что чары отступили на время и рядом со мной сидел веселый парень, улыбающийся прохожим девушкам и с упоением сигналящий в случае возникновения малейших заторов.
   Лондон 20-х годов, а, судя по виднеющейся башне Биг Бена, это был именно он, мне не понравился. Одно дело гулять по мощеным мостовым современных улиц, любоваться старинными зданиями и слушать экскурсовода, и совсем другое -- стать истинной частью минувших лет. Попадающиеся ещё кое-где извозчики дарили городу запах навоза и конского пота; шныряющие то тут, то там чумазые мальчишки заставляли мрачных и, казалось, полностью погруженных в свои грустные думы прохожих покрепче перехватывать свои сумки и портфели; заводской смог застилал небо у нас над головами. Ни ярких неоновых афиш, ни разноцветных одежд -- всё серое, серое, серое... В центре города ситуация немного улучшилась, но не намного. Наконец-то банк, мы приехали.
   Том уже начал выходить из машины, когда я немного придержала его за руку:
   -- Любимый, не мог бы ты в случае, если служащие банка заинтересуются моим странным нарядом, объяснить всё тяжелой беременностью?
   -- Как скажешь, радость моя!
   Слюнявый поцелуй, и через пару секунд он уже помогал мне подниматься по ступенькам в банк.


* * *

   Оформить счет на имя Меропы Септимы Риддл и перевести на него чуть больше половины средств, доступных мистеру Томасу Риддлу, не заняло у нас много времени. Конечно, наш вид вызывал вопросы и шепотки за спиной. У моего спутника сотрудник несколько раз переспрашивал, полностью ли тот осознает свои действия и их последствия. Казалось, стоит Тому хотя бы моргнуть в ответ на эти сомнения, и он тотчас же вызовет полицию. Но печальный рассказ о капризных беременных и тяжкой ноше будущего счастливого папы, вроде бы убедили окружающих в нашей благонадежности и семейном счастье. Краем глаза я лично видела солидного мужчину с тростью, который скорбно кивал в такт словам Тома и смотрел на нас с отчетливой грустью.
   Вообще-то странно: я как-то привыкла, что преимущественную часть банковских служащих составляют девушки, все эти кассиры, менеджеры и операционистки, красивые и не очень, они сияют дежурными улыбками клиентам и споро выбивают кассовые чеки. Но в первой четверти века большинство сотрудников банка были мужчинами, и во всем немаленьком зале кроме меня была только статная дама в годах, да девочка за печатной машинкой в глубине помещения.
   Наконец, спустя час заполнения различных бумажек и разъяснительных бесед, я стала единоличной владелицей трёх тысяч фунтов, на которые, как стало понятно из беседы мужчин, сегодня можно было прожить лет десять, но я решила не скромничать. В конце концов, мне еще ребенка самой растить, скорее всего!
   Назад мы ехали в молчании. У меня ныла поясница, да и мерзкое шевеление внутри не добавляло мне хорошего настроения. Утомляло подвешенное состояние в взаимоотношениях с Томом и вообще мой статус в этом мире, если (когда) я останусь одна, все бытовые моменты придется решать самостоятельно, а как показал сегодняшний опыт в банке до разговорного английского мне еще далеко. Конечно, на то, чтобы купить хлеб в булочной или даже снять комнату, моих познаний хватит, но надо думать и о будущем. Как бы много я сегодня не получила денег, но эта сумма конечна, а перспективы легкого заработка пока не наблюдалось. Понятное дело, что в первый же день на новом месте многого я еще не знаю и не осознаю, но себя-то я знаю и новое тело видела, а значит, могу приблизительно представить, что от него можно ожидать.
   Вообще интересно: я попала не пойми куда, а этот факт вызвал лишь небольшую истерику? Да и то, я скорее плакала из-за новой внешности, а не от тоски по потерянному. Как обычно, можно найти несколько объяснений. Во-первых, я могу пока недостаточно осознавать своё положение, в таком случае стоит уточнить -- есть ли в доме или ближайшей аптеке ромашка. Она, кажется, имеет успокоительный эффект, а пользоваться какими-либо лекарствами можно, если только мне очень захочется на тот свет. Во-вторых, возможно, всему виной моя уверенность в собственной фортуне, ведь судя по нынешнему развитию событий она всё еще со мной, а значит всё будет хорошо. Рано или поздно, так или иначе... Я могу придумать еще несколько десятков теорий, но какой смысл? Меня только немного напрягает собственная память: я -- это всё ещё я, Татьяна Смирнова, попавшая в чужое тело, или же её тень, отражение, по ошибке проявившееся в беспамятной Меропе Гонт? И что случилось с моим телом там? Умерло? Впало в кому? Стоит ли мне надеяться на возвращение или смириться и учиться жить в этом времени?
   Я так сильно ушла в свои мысли, что подпрыгнула от легкого касания мужа -- мы вернулись домой.


* * *

   Не откладывая в долгий ящик, на следующий же день мы купили мне платье с высоким поясом и тёплый плащ. По сути, мне осталось ходить беременным бегемотом недели две, а потом вещи придется или отдавать, или выкинуть, но надо же будет в чем-то ехать в больницу.
   Зелье постепенно начало сходить на нет, и сквозь маску влюбленного идиота передо мной проявлялся истинный Том Риддл: эгоистичный и самоуверенный. Уже не было завтраков в постель и щенячьего выражения глаз, и как бы я ни относилась к яичнице на сале, но мне было немного жаль того времени спокойствия и безопасности.
   В последнее время мы еще могли что-то обсудить за едой (мой английский был всё лучше и лучше), но Том всё с большим недоумением смотрел на меня по утрам, видимо недоумевая, что он когда-то во мне нашел; он стал всё чаще где-то пропадать вечерами, и по возвращении от него пахло приторными женскими духами и алкоголем. Я не закатывала скандалы -- зачем? Рано или поздно действие амортенции совсем закончится, а рядом со мной сейчас даже я сама добровольно жить бы не стала.
   День икс наступил двадцать третьего декабря, почти в канун местного Рождества. Томас вернулся домой с очередной прогулки абсолютно трезвым и злым. Я тихо сидела в гостиной, пытаясь вслух читать сегодняшнюю газету. Дело продвигалось со скрипом, но небольшие успехи помогали не бросать неравную борьбу с печатным словом.
   Муж заговорил, остановившись в дверях:
   -- Я подал на развод. Все наши отношения были огромной ошибкой, и так больше продолжаться не может! Я не хочу сейчас выяснять, чем ты, ведьма, меня околдовала в тот осенний день, но твоя магия ушла, слышишь?! Ушла! И я больше не хочу оставаться с тобой под одной крышей, хватит! Ты -- страшная, грязная ведьма. И мне не нужны ни ты, ни твой выродок. Я ухожу, а ты не смей больше показываться мне на глаза! Так уж и быть, можешь остаться в этой квартирке до конца месяца, мне она не нужна, мой поезд в Литтл-Хэнглтон отправляется в пять вечера, а аренда за декабрь уже уплачена, -- Риддл то переходил на крик, то резко успокаивался.
   -- Ну и катись, куда хочешь! -- я не кричала, но говорила достаточно громко и четко. -- Деньги не отдам. Это и твой сын...
   -- Плевать! Подавись ими! Документы о разводе получишь на следующей неделе. Прощай.
   Я не плакала и не просила его остаться. Зачем? В конце концов, я морально готовилась к такому повороту событий со дня своего попадания сюда. Всё прошло даже лучше, чем я могла надеяться: меня не избили и не выгнали в ночь на улицу. Конечно, обидно, что мой, пока что скудный, словарный запас этот индюк крашенный принял за глупость, но, собственно, какая разница? Главное, у меня есть деньги на первое время, и есть крыша над головой до нового года, а значит, жизнь продолжается!
   Уже на следующий день начались активные поиски жилья. Меня не устраивали эти апартаменты, в идеале хотелось найти небольшой флигель, но, как оказалось, не с моими финансами. Из-за достаточно высоких требований более-менее приличный домик в Лондоне удалось отыскать только к концу декабря. А договор аренды на год с владелицей-старушкой подписали у того же юриста, что передал мне документы о разводе. Смешно.
   31 декабря 1926 года у меня начались схватки...

0x01 graphic

Глава опубликована: 19.05.2015

Редактировать текст главы

Глава 2. Мама - первое слово в каждой судьбе

Во время кормления грудью вырабатывается окситоцин -- гормон, стимулирующий женскую любовь, и пролактин -- гормон, отключающий женские мозги. Это объясняет, как в течении буквально нескольких недель госпожа Президент международной корпорации превращается в Миссис Мы-покакали!

(с) "Всё как у зверей"

   Женский долг Родине я отдавала в обычном маггловском роддоме. За четыре часа моих криков и перечисления всех известных ругательств в родовой палате три раза перегорали лампочки, дважды распахивалось окно, и разбился гранёный стакан, забытый кем-то на подоконнике. Одновременно же с криком новорожденного во всём здании отключилось электричество. Я, наверное, впервые порадовалась своему перемещению во времени: выключение всех этих современных аппаратов искусственного дыхания, инкубаторов и тому подобных штук в моё время, наверное, могло привести к весьма плачевным последствиям, сейчас же просто посидели полминуты без света, а потом включился запасной генератор, и всё пришло в норму.
   Мне дали час на кормление малыша, который, будучи замотанным в пеленку, сильно напоминал сморщенную личинку-переростка. Но серые глазки-бусинки, тёмный пушок, выбившийся из-под пеленки и носик-пуговка -- всё это придавало свёртку какое-то иррациональное очарование, и я с трудом сдерживала себя от бурных восторгов по этому поводу. Было ужасно страшно ненароком сломать крошечное существо, тихонько сопевшее у меня на руках.
   И вот этот карапуз будет наводить ужас на всю магическую Англию? Ну уж нет! Если до этого дня у меня ещё мелькала мысль подкинуть младенца в какой-нибудь приют поприличнее: в конце концов, не я его зачала и большую часть времени вынашивала, то сейчас я с кристальной ясностью поняла, что этомой сын, я его родила, а значит -- мне его и растить. Если подумать, ведь не боги горшки обжигают, и до меня миллионы женщин впервые брали своих детей на руки, и им тоже было страшно, но человечество как-то выжило, следовательно, и у меня есть шанс. К тому же, мне иногда хотелось проверить кое-какие теории воспитания подрастающего поколения и свои способности в этой области, а тут такой экспериментальный материал пропадает. Хуже, чем у мадам Роулинг, точно не получится, а потому будем экспериментировать!
   Первым делом надо придумать младенцу имя. Если я теперь каким-то боком принадлежу магическую миру, но при этом ничего не знаю о законах магии, то отмахиваться от теории влияния имени на судьбу человека мне определенно не стоит. И вообще зачем мне постоянное напоминание о чужих ошибках? Имя Томас у меня ассоциируется в первую очередь с детским мультфильмом и кошками, во вторую -- с бывшим мужем, а значит, сыну оно стопроцентно не подойдет. Почему-то раньше имена основных персонажей Поттерианы казались мне незыблемыми и неизменными, но если уж менять историю, то стоит начать с малого.
   Генри, Гарри, Ричард, Артур... Всё не то. Наверное, стоит пойти от обратного. Какие мне нравятся имена? Олег, Александр, Даниил... Да уж, вот назову ребенка Даниил Гонт, и пусть англичане ломают языки! Хм, а если не Даниил, а Даниэл? Мне нравится, и звучит по-английски. Подрастёт -- будет книги своего тёзки читать.
   Малыш сыто икнул и отцепился от груди. Устроив его поудобнее, я продолжила свои размышления.
   Вторым именем будет Воланд: мессир был великим магом, пусть и в другой моей любимой книге, да и забавная шутка получится, даже если её смысл кроме меня никому и не будет понятен. У англичан, правда, если я ничего не путаю, был Вёланд, но ничего, переживут. Что ж, пусть будет так. Даниэл Воланд Гонт, добро пожаловать в этот мир!
   Заметив, что ребенок наелся и уснул, медсестра унесла его в детское отделение, и я тоже быстро уснула от усталости и переживаний.


* * *

   Три дня в больнице стали моим персональным адом: я видела сына максимум часа четыре, вертикально передвигаться у меня пока получалось плохо, а широкоплечая нянечка с кривым шрамом на щеке, казалось, больше подходила для работы на скотобойне, а не в Доме радости. Душные палаты на десять человек, постоянные детские крики, постельный режим -- всё это никак не способствовало моему душевному равновесию. Одним словом, мы сбежали оттуда, как только я смогла нормально дойти до туалета и обратно. Напоследок мне ещё раз наскоро показали, как правильно пеленать новорожденных, настоятельно рекомендовали приучить дитё к соске, взяли обещание явиться на осмотр через пару месяцев и отпустили на все четыре стороны.
   Хорошо, что в процессе поиска жилья мне удалось выделить время на закупку самых необходимых для ребенка вещей, но как оказалось, из-за отсутствия опыта предусмотрела далеко не всё. После освобождения из обители медицинских эскулапов у малыша вся попка была в красных пятнах и язвочках, а потому срочно пришлось искать медицинскую пудру и хоть какую-то одежку, поскольку пеленание доставляло малышу видимые страдания. Тут некстати выяснилось, что в этом времени одежды для новорожденных не продавалось. Возможно, для аристократии что-то и шили, а обычные семьи покупать рубашечки и платьица всего на пару месяцев считали пустой тратой денег. Но не голым же мне его держать! Хоть я и постаралась по мере сил вычистить доставшуюся нам жилплощадь, но в комнатах было довольно прохладно, а сколько малышу надо-то для простуды? А из больницы мы только вышли, и обратно как-то не хочется.
   Выход оказался простым и очевидным. Рядом с нами жила многодетная семья: отец и четырнадцатилетний сын работали где-то на фабрике, а мать семейства зарабатывала шитьем и с тремя младшими дочками брала заказы на дом, в то время как младшенький игрался кубиками и шитым мишкой в манеже. Илана очень удивилась моему желанию, но после нескольких уточнений я получила два тёпленьких боди и одно платьице. Последнее, правда, оказалось всё же немножко велико, но ходить или ползать сыну пока всё равно еще было рано, а потому длинный подол не представлял серьезной проблемы.
   Мой мальчик потихоньку рос. После режимных свиданий с сыном в роддоме у меня появился иррациональный страх, что кто-то отберет у меня моего ребенка. Умом я понимала, что в закрытом доме нет никого, кто мог бы навредить ему, но стоило мне оставить его буквально на пару минут, как меня накрывала паника. Я старалась успокоиться и не допустить, чтобы это прогрессировало, но как бороться с этим страхом я не представляла, и оставалось только надеяться, что со временем всё придет в норму. Сейчас же я таскала его за собой, приспособив под кроватку большую плетеную корзину, приспособив под кроватку большую плетеную корзину, куда при необходимости можно было ненадолго положить малыша, постоянно с ним разговаривала. Справляться и с младенцем, и домашними делами было сложно, но моё подсознание воспринимало любого постороннего человека как угрозу благополучию и здоровью моего ребенка, поэтому после пары неудачных попыток нанять няню или домработницу от этой идеи пришлось отказаться.
   Из-за того, что я была заперта наедине с младенцем мне очень не хватало человеческого общения, кроме того с малышом уже не было времени на изучение газет и иных печатных изданий, а потому в конце февраля я купила маленький радиоприемник, и теперь по утрам мы делали небольшую зарядку. Я не знала, сколько пользы в моих действиях, но старательно сгибала-разгибала крошечные ручки и ножки сынишки, подкидывала и кружила, авось на что-нибудь да повлияет. Сама тоже пыталась качать пресс и отжиматься. Это тело было абсолютно не приспособлено к физическим упражнениям, мне было себя ужасно жалко, но смотреть по утрам в зеркало было по-прежнему неприятно, а значит, надо было продолжать.
   Несмотря на мои психологические проблемы, в конце февраля благодаря соседям у меня всё же неожиданно появилась маленькая помощница -- Лени-разруха. Восьмилетняя малышка с красивым именем Ленора как-то вызвалась сходить со мной за продуктами. Мы мило поболтали, она помогла донести домой продукты и получила от меня в благодарность большую булку с яблочным джемом. В следующий раз она предложила за пару пенсов помочь мне со стиркой, а к весне -- уже проводила у нас больше времени, чем у себя дома. В конце концов мы договорились, что я найму её за пятнадцать шиллингов в месяц, и еду с общего стола. Девчушка была очень горда собой, её семья тоже, так как по непонятным причинам у Лени вечно не ладились дела: рвались, казалось бы, прочные нитки, ломались иголки, а приготовленный суп скисал на следующий же день. Теперь же из божьей кары малышка мгновенно превратилась в полезного члена семейства. У меня в доме девочка пока ничего серьезного не совершила, а побелевшее серое платье и сгоревший пирог долгое время объяснялись невнимательностью ребенка, пока благодаря одному случаю в начале мая причины такой яркой невезучести не стали мне абсолютно очевидны.
   Моему маленькому карапузу исполнилось четыре месяца, он уже научился держать головку, радостно агукал и тянул ручки к погремушкам. Удержать их у него пока не получалось, они были еще слишком тяжелыми для него, но их грохот доставлял малышу истинное удовольствие. Мы старались по возможности проводить побольше времени на свежем воздухе, и этому ясному погожему дню я очень обрадовалась.
   На улице сияло весеннее солнышко, и было решено устроить маленький пикник в ближайшем парке. Мы с Лени испекли небольшой кекс, сделали компот из сушеных яблок, подготовили бутылочку молока для малыша и, взяв тёплый плед, вышли на улицу. Была среда, середина дня, людей на улицах было совсем немного, и мы неспешно катили коляску по тротуару. Карапуз спал, довольная Лени то и дело забегала вперед, прыгала на одной ножке и вообще вела себя как нормальный в моём понимании ребенок, а не уменьшенная копия взрослой женщины. Улица была пустынной, лишь где-то вдалеке удалялся сгорбленный силуэт бабушки с ребенком, и на ветках щебетали неунывающие воробьи. Мы уже почти дошли до ворот парка, когда из тёмного переулка на нас кинулся матёрый пёс. Эта помесь крокодила с бегемотом неслась прямо на нас, а у меня под рукой не было даже хворостины. От испуга ноги налились свинцом, на меня напал ступор, и единственное, на что меня хватило, это шагнуть наперерез озверевшему волкодаву, закрывая детей, и поднять руку, чтобы хоть как-то защитить открытое горло. Но тут передо мной стала Ленора. От её вытянутой руки лился голубой свет, и животное как будто налетело на невидимую стену! Собака помотала головой, еще раз попробовала кинуться, но Лени крикнула: "Прочь!", и пёс, заскулив, быстро скрылся в переулке.
   Всё произошло за считанные секунды. Даниэл даже не успел испугаться, но от лая проснулся, и, выплюнув соску, радостно лопотал что-то на своем младенческом языке. На улице по-прежнему никого не было, но всё же нам стоило побыстрее убраться оттуда. Тут Лени покачнулась, и я едва успела её подхватить -- девочка была в обмороке, и последние пару метров до парка мне пришлось нести её, всю нашу еду и еще и толкать коляску. От легкого похлопывания по щекам малышка пришла в себя, а сладкий напиток помог ей окончательно проснуться и начать осознавать действительность.
   -- Мисс Гонт, я... -- из глаз полились слёзы, ребёнка явно трясло от пережитого. -- Собака. Она бы напала на нас. Я не причиняла никому вреда! Правда-правда! Мисс Гонт, Вы ведь видели, я просто защищалась. Пожалуйста, не говорите маме, я не хотела ничего дурного! -- девчушка сквозь всхлипы пыталась оправдаться и убедить меня в своей безопасности.
   -- Тшшш, милая. Всё уже хорошо, -- я обняла её за худенькие плечи, и та, видимо, поняв, что её никто не собирается ругать и прогонять, доверчиво уткнулась мне куда-то в шею. -- Ты -- умница. Ты нас спасла, защитница ты наша. Всё хорошо, собака убежала. Конечно, я ничего не скажу твоим родным, если ты этого не хочешь. Мы в безопасности, всё уже позади.
   Чуть-чуть успокоившись, но всё еще прижимаясь ко мне, Лени зашептала, периодически пошмыгивая:
   -- Я тут совсем ни при чем, оно само как-то. Мама ругается, говорит, меня черти утащат, если я не перестану, а я не могу! Я очень-очень стараюсь, правда, а оно... То разбившаяся чашка сама починится, и ни одной трещинки; то старое платье Мередит, когда сестра ругалась на меня за плохо вымытый пол, вдруг само собой -- так вжух! -- и постарело. Она его снять пыталась, а оно в руках на нитки расползается. И никак не отменишь, я так пыталась... Я не специально! -- и она опять зарыдала.
   Мне невероятно везет: шанс встретить маглорожденную ведьмочку в соседней квартире среди многомиллионного Лондона минимален, но поди ж ты! Илана показалась мне хорошей матерью, но, видимо, как бы мать ни любила своё дитя, переступить через религиозные догмы этого времени оказалось ей не под силу. Хорошо хоть не пытались выбить из ребенка магию силой: Ленора не выглядит жертвой домашнего насилия; недолюбленной -- возможно, но никак не забитой. Ладно, теперь она со мной, а я уж как-нибудь потерплю стихийную магию, ещё бы с моей как-нибудь разобраться, было бы вообще прекрасно...
   Дело в том, что я до сих пор не могла с уверенностью сказать, маг я или нет. Если исключить сверхъестественные спецэффекты во время родов, которые могли быть проявлением магических талантов сына, то с момента своего появления я ещё ни разу не сотворила чего-нибудь хоть капельку необычного. Если подумать, оказаться в магическом мире без способностей к ним -- очень обидно, но глубоко задумываться над этим у меня просто не было времени, поскольку вечно находились дела поважнее: то сын обкакался, то Лени ведро с водой дотащить не может, то продавец в магазине обсчитал, и надо идти ругаться. Дел было много, и их надо было сделать здесь и сейчас, а магия была где-то там. Поэтому магические способности моей помощницы меня, конечно, несколько выбили из равновесия, но важнее было успокоить всё ещё тихо всхлипывающего ребенка:
   -- Лени, посмотри на меня, -- о шею потёрлись мокрой щекой, и мне пришлось поднимать заплаканную мордашку своей рукой, -- Ты -- хорошая, абсолютно нормальная маленькая девочка. Правда-правда. Просто у тебя есть особенный талант, которого лишены твои родные, а потому они не могли тебя понять, -- я сделала небольшую паузу, Ленора внимательно слушала, перестав лить слёзы. -- Ты -- волшебница, хорошая моя, как и мой Даниэл, такая же, какой была я до беременности...
   -- Волшебница? Я? Как в сказке? А почему сейчас Вы не колдуете? -- наконец-то проснулось детское любопытство. Надеюсь, теперь всё будет нормально.
   -- Волшебство -- это не сказка, солнышко. А сейчас я не колдую, потому что не чувствую магию, но надеюсь, через некоторое время это пройдет.
   -- Надеетесь? Почему? Быть не таким как все -- это плохо! -- девчушка даже головой кивнула, подчеркивая уверенность в своих словах. Ох, как всё сложно-то!
   -- Что же плохого в том, чтобы уметь что-то необычное, особенное? Вот твоя мама, она хорошая швея или как все?
   -- Она -- самая лучшая! -- хм, кто бы сомневался. Я невольно усмехнулась.
   -- Так делает ли это её хуже пьянчуги Джо, что живет в конце улицы и иголку никогда в руках не держал?
   -- Н-н-нет, -- ребенок явственно растерялся. -- Но мама говорит...
   -- Мама просто пока не понимает. Пока ты ещё не умеешь себя контролировать и управлять той силой, что в тебе есть, ты не можешь доказать родителям полезность магии, а видя от неё только убытки, они естественно ей не довольны. Но ведь ты становишься старше, и когда-нибудь всему научишься и сможешь переубедить своих родных.
   -- Точно! -- вот и первая несмелая улыбка. -- А что нужно делать, чтоб научиться побыстрее?
   -- Ох, много чего, Лени. Большинство детей учат магию в Хогвартсе, это такая специальная магическая школа. А чтобы туда попасть, надо уметь читать и писать, а ты умеешь?
   -- Конечно! Я много раз читала Майклу Библию и даже знаю, сколько будет сто двадцать семь плюс двести пятьдесят шесть.
   -- Ого! И сколько же?
   Девочка на пару секунд задумалась, позагибала пальцы и с довольной улыбкой ответила:
   -- Триста восемьдесят три!
   -- Умница, -- я тоже улыбнулась, глядя на довольное личико малышки. -- А теперь предлагаю возвращаться домой.


* * *

   Дома, покормив и уложив спать Даниэла, я более детально проверила знания Леноры. Всё действительно оказалось не так уж плохо: пусть медленно, но она смогла почесть вслух статью из сегодняшней газеты, более-менее знала таблицу умножения и даже вполне узнаваемо писала слова под диктовку. Как-то раньше мне не приходило в голову уточнить, что дети проходят в школах в это время, и теперь я была порядком растеряна, выяснив, что у них есть только три предмета -- так называемые "три R" (Reading, wRiting, aRithmetic): чтение, письмо и арифметика. Конечно, в платных школах преподают и другие дисциплины, но бедняки-то в 13 лет уже вовсю работают... Безрадостная картина, а учитывая разрешение на порку учеников, то вообще становиться страшно.
   Хотя я у Риддла, как оказалось, экспроприировала очень большую сумму по нынешним временам, и, если что, смогу и какой-нибудь платный лицей оплатить сыну, но всё равно образование в среднем по стране какое-то хиленькое выходит. Да и Лени жалко: девочка умненькая, головка светлая, но с таким багажом знаний, даже если она поедет в Хогвартс, конкурировать с вышколенной гувернёрами и учителями аристократией не сможет. Я же почему-то уже считала Ленору своей подопечной и чувствовала ответственность за её судьбу, хотя de jure вообще считалась работодателем девочки, в то время как семья всё реже и реже вспоминала о четвертом ребенке, и казалось, недалек тот час, когда Илана поинтересуется успехами моей дочери. Хм, а что мне мешает взять обучение ребенка под свой контроль? И девочке польза, и у меня накопится кое-какой опыт к тому времени, когда мой Дан подрастет.
   Результатом этих размышлений стал набег на книжный магазин и покупка хоть каких-то учебников и справочников. Теперь по вечерам, когда сын засыпал, мы вдвоём сидели за книгами. Хотя я уже легко понимала речь дикторов и довольно свободно могла поддерживать разговор на бытовые темы, но академический язык, которым были написаны большинство купленных пособий, всё еще вызывал у меня затруднения, про девочку и говорить не стоит. Вот и сидели мы, гадая, что означает то или иное слово, обсуждая прочитанное. Ленора стала моей маленькой компаньонкой, она фактически спасла меня от одиночества, я же старалась, по возможности, стать ей кем-то родным и близким.
   У нас сложился неплохой, на мой взгляд, распорядок дня: в семь мы просыпались, пока я кормила сына, Лени готовила нам завтрак, после которого в её обязанности входило мытьё посуды, и затем она убегала в школу. Мы же с Даниэлем шли на прогулку, иногда покупали кое-что из продуктов. Дану очень нравились животные, казалось, он готов вечно смотреть на плавающих уток, вылизывающегося кота на заборе или вслушиваться в чириканье воробьев. Я готовила еду, кормила малыша и затем, в зависимости от того насколько тяжелой выдалась минувшая ночь, могла или прикорнуть вместе с ребенком, или немного позаниматься своими делами. Когда-то в детстве я увлекалась попытками работы с деревом, и, посмотрев на ассортимент детских игрушек, мне вдруг очень захотелось создать что-нибудь, пусть корявенькое, но своё. Однажды на волне вдохновения я даже сделала карапузу приличные пирамидку и кубики. Попробовала вырезать подвеску для коляски, но та получилась слишком страшненькой для того, чтобы ее можно было кому-то показать, хотя карапузу слюнявить недо-зайца очень понравилось, так что мои труды всё же не пропали даром.
   Около двух из школы возвращалась Лени, обедала, помогала с чем-нибудь по дому, после чего в четыре часа у нас обычно была вечерняя прогулка. По возвращении с улицы мы ужинали, возились с малышом, и в девять-десять я шла укладывать его спать, а Лени садилась за уроки. Потом, как правило, были ставшие традиционными вечерние посиделки, и около полуночи Ленора в приказном порядке отправлялась в постель, а я, в зависимости от животика и зубок ребенка -- баюкать сынишку или тоже спать.


* * *

   В конце мая в вечерних новостях объявили о разрыве дипломатических отношений с Советским Союзом в связи с выявлением шпионской деятельности ряда сотрудников АКРОСа (Всероссийское кооперативное акционерное общество). Теперь чуть ли не ежедневно по радио выступал какой-нибудь политический деятель или видный ученый, рассказывающий об ужасных коммунистах и преступных наклонностях русских или нёс ещё что-нибудь в подобном стиле. Я же впала в отчаянье: в своём времени я работала только с романской правовой системой и про англосаксонскую имела лишь смутное представление. Кроме того, законодательство за сто лет шагнуло очень далеко вперед, многие основополагающие принципы права ещё не появились даже в виде теорий, а потому у меня не было уверенности, что даже в случае, если я каким-то чудом умудрюсь закончить местный юридический, я смогу квалифицированно работать в данной сфере. Несмотря на сына и возню с Лени, чужих детей я всё так же не любила, и идти учителем в школу тоже не хотелось. Шить или вязать я никогда не умела. Вот и получается, что в нынешнем маггловском мире, когда закончатся деньги, я смогу стать только дворником или содержанкой. Единственная моя надежда была на мои знания русского языка, пусть тоже не совсем соответствующего этому времени, но думаю, через год я уже смогу осилить синхронный перевод с русского на английский, а там глядишь, и мой базовый французский можно будет подтянуть... Но в условиях такой явной антисоветской политики надеяться на переводы не стоило, хорошо если с моей-то биографией не примут за русскую шпионку!
   С этими событиями оказался связан и ещё один занятный диалог с Лени. Так, однажды вечером, когда мы ужинали и слушали очередной выпуск новостей, Ленора сказала:
   -- Хорошо, что вы развелись с отцом Даниэла. В школе говорят, что сейчас всех русских вызывают на допрос в Скотленд Ярд. Зачем нам лишние проблемы, правда?
   Я совсем растерялась. Кроме того разговора в парке, мы никогда не говорили о моей жизни до беременности, а тут вдруг... И каким боком Том Риддл, потомственный дворянин не знаю в каком колене, связан с русской торговой компанией? Пришлось попросить ребенка объяснить свою мысль.
   -- Ну, вы же за русским замужем были, а сейчас всех русских отправляют в ихнюю Сибирь. Были бы всё ещё замужем -- и вас бы заодно отправили, а мне с вами хорошо, не хочу, чтоб вы уезжали. Да и Дан там замёрзнет.
   -- Почему ты так решила?! -- теперь я уже абсолютно ничего не понимала. Какая Сибирь? Какой русский?
   -- Вы колыбельные песни Даниэлу поёте не по-нашему. Я, конечно, слов не понимаю, но слово "Россия" там встречается. Но сами Вы на русских совсем не похожи, значит, Вас муж языку научил. Я правильно угадала?
   Меня хватило только на слабое "Мдамн", и довольный ребенок снова вернулся к ужину.

Глава опубликована: 21.05.2015

Редактировать текст главы

Глава 3. Косой переулок: разведка боем

Если долго долго-долго

Если долго по тропинке

Если долго по дорожке

Топать, ехать и бежать

То, пожалуй, то, конечно,

То наверно верно-верно

То возможно можно-можно

Можно в Африку прийти.

к/ф "Красная шапочка"

   Предположение Леноры после недолгого размышления я опровергать не стала. Загадочный супруг из далёкой России был ничем не хуже англичанина, француза или какого-нибудь турка. Главное, я была свободна от чужих обязательств, сын носит мою фамилию, а как там дальше повернется -- потом посмотрим. Конечно Даниилу, когда тот подрастёт, я расскажу правду, а остальным -- без надобности.
   С началом лета и школьных каникул наш распорядок дня претерпел лишь незначительные изменения: еще в конце мая Ленора попросила обучить её русскому языку. Как я подозреваю, это была её попытка вывести меня из апатии, но в любом случае -- слово было сказано. Родной язык стал якорем для моей памяти. Он помогал мне помнить, кто я есть и кем я была раньше, и для меня было очень важно, чтобы в моей семье среди "своих" общались именно на нём. Лени уже стала своей, а значит, коль уж вызвалась, то рано или поздно, но она на нём заговорит! Как я подозреваю, Ленору в свою очередь привлекала таинственность чужеземной речи: попросить купить булочку так, чтоб никто этого не понял; предупредить, что у Дана мокрые пелёнки с жутко таинственным видом -- Лени развлекалась от души. Я хоть и просила соблюдать осторожность (по радио всё ещё продолжалась антирусская истерика), но в то же время не могла нарадоваться такому энтузиазму и старательности.
   Дружно сходили на очередной приём к педиатру. Врач оказалась довольно образованной: хвалила Данькины вес и развитие, Лени советовала есть побольше овощей и фруктов. Мой маленький егоза уже вовсю вертелся, очень стремился ползать, но пока что получалось у него не всегда. Моя паранойя приняла Лени в список доверенных лиц, так что теперь хоть иногда я позволяю себе оставить сына на девочку.
   Если Данька у нас рос маленьким богатырем, то я где-то умудрилась подхватить какую-то неизвестную гадость и мучилась аллергией, что ли?. Кончики пальцев ужасно зудели и чесались, раздражение немного проходило, если держать пальцы в воде, но не будешь же постоянно с тазиком ходить? Так что через неделю курса самоубеждения "авось само пройдет!", пришлось всё же сходить на прием в больницу. Моя марлевая повязка вызвала небывалый аншлаг среди посетителей, но пусть думают, что хотят, а мне болеть категорически запрещено! Врач долго осматривал мои ладони, расспрашивал, где была и что ела, но кажется, так и не понял, что со мной такое. Выписал какую-то вонючую гадость, от которой стало только хуже -- выкинула к чертям собачьим. К счастью, старушка на рынке, у которой мы обычно берем зелень, увидев мои красные пальцы, посоветовала попробовать протирать руки отваром петрушки, после чего мне стало намного легче, хоть до конца с этой напастью справиться так и не удалось.
   В июне Даниел выучил магическую версию слова "дай": теперь у нас дома есть почти живой плюшевый мишка, который подползает к ребенку, стоит тому захотеть. Все бьющиеся предметы спрятали в кладовку, едим из железной посуды, от всевозможных подушек, полотенец и тапочек и я, и Лени уклоняемся уже на автомате. Одним словом, выход к магам для нас превратился в насущную необходимость.


* * *

   В своем времени я очень любила читать: фантастика, фентези, фанфики -- мне было всё равно, что читать, главное -- чтоб было интересно написано. Читала я быстро, запоем и порою по несколько раз. И видимо из-за больших объемов информации или может из-за чего-то ещё, я перестала запоминать имена и названия: сюжет рассказать? -- пожалуйста! Пересказать понравившиеся моменты? -- с удовольствием. Сказать, как звали главного героя? -- эм, а можно что-нибудь попроще?.. Еще в детстве мне запомнилась фраза из Конан Дойла: "человеческий мозг -- это пустой чердак, куда можно набить всё, что угодно. В моём чердаке только необходимые мне инструменты, а лишнего хлама мне не нужно". Не могу сказать, что так уж старалась следовать этому правилу, но имена, даты или адреса сохраняться в моей памяти не хотели принципиально, а потому, найдя красивое оправдание, я перестала об этом переживать. Раньше эта особенность мешала мне только в школе на контрольных по литературе, ведь, казалось бы, зачем в реальной жизни может понадобиться название корабля капитана Гранта или имя внучатой племянницы четвертого наследника престола?! Однако, как оказалось, адрес Дырявого Котла и святого Мунго стоило заучить наизусть. Увы, кто ж знал?
   Мысль найти лондонские магические кварталы мелькала на краю сознания ещё в конце зимы, и, если мы куда-то выходили, я старательно выглядывала необычные или невидимые для остальных здания, но до сего момента не могла похвастаться какими-либо заметными результатами. Теперь мы с Лени играли в детективов: Лондон на купленной карте был расчерчен на квадраты, мы купили кепки как у "настоящего Шерлока Холмса" и каждую прогулку выходили на собственное расследование.
   В июле нам дважды казалось, что разгадка близка. Однажды в переулке я увидела подозрительного субъекта в мантии и высокой шляпе -- мы кинулись к нему с таким азартом, что бедного дедушку-попрошайку пришлось приводить в сознание водой из ближайшей лужи. Хорошо, что хоть с утра прошел дождь. В следующий раз мы были умнее и час скрытно следили за дамой в тёмном плаще, но в результате нам пришлось долго оправдываться перед констеблем, что никаких грабежей мы не планировали и вообще совершать какие-либо другие противозаконные действия не собирались. Я уже начала терять надежду: вдруг маги в начале века вообще не выходили в маггловский Лондон? Что, если Роулинг ошиблась, и никакого бара вообще не существует в принципе, а проход открывается хитрым паролем перед аркой какого-нибудь моста? Сомнения множились с каждым днем. Нам очень надо было к магам, и ждать ещё три года до письма из Хогвартса я была просто не готова.
   Нам повезло только в начале августа. Я почему-то была уверена, что Дырявый Котёл прячется в каком-то из лондонских переулков, но обшарпанная забегаловка с продырявленной круглой посудиной вместо вывески попалась нам на глаза на одной из главных улиц города. Пропустить её было почти невозможно: сколько же лет этому зданию, и в каком веке здесь в последний раз делали ремонт?! Зато мимо такого уж точно не пройдешь мимо. Публика и обстановка легендарного заведения рассеяли последние сомнения: ну где ещё можно встретить летающие подносы с едой, толпы людей в островерхих шляпах и самостоятельно исчезающие со столов пустые тарелки? Да, мы наконец-то нашли магов!
   Счастье переполняло меня, хотелось заорать от восторга, но Даниел уже начал беспокойно ворочаться во сне, так что было решено отложить знакомство с магической реальностью на завтра. В конце концов, один день нам погоды не сделает, а тащить детей, возможно, прямо в пасть ко льву было бы с моей стороны полным безрассудством.


* * *

   Следующим утром, я детально проинструктировала Лени, что делать в том или ином случае, когда стоит, бросив всё, бежать из дома или к её родителям, а когда -- звать на помощь соседей и прохожих, три раза перепроверила сухие пелёнки Даниела, моральный дух Леноры и кошель с деньгами у себя в сумочке. Наконец, я вышла из дома.
   Водитель уже ждал у ворот. Сейчас деньги имели второстепенное значение по сравнению со скоростью, и заблаговременно нанятый экипаж доставил меня на Чаринг-Кросс-Роуд за каких-то двадцать минут. Ещё несколько десятков шагов -- и я внутри бара. Что сказать? Прихожая магического мира не впечатляла своей чистотой и уютом, хотя, быть может, я ещё не совсем прониклась Англией и колдовством, чтоб испытывать умиление перед тёмными от времени досками столов, тусклыми люстрами, нависающими над посетителями, и запахом сала и лука, казалось, въевшегося в здешних обитателей.
   Отойдя недалеко от входа, я быстро вытащила из сумки мантию. Ещё месяц назад, когда наши поиски только начинались, я заказала у Иланы две хламиды наподобие тех, что были в гардеробе ещё настоящей Меропы. Швея даже обрадовалась: наконец-то соседка взялась за ум, пусть балахон не до конца соответствует господствующему стилю "мешок с четырьмя дырками", так не всё ж сразу! Тёмный плащ всё же был по её мнению намного лучше, чем платья с явной талией, рукавами-воланами и (о ужас!) упрощенной версией корсета! Как я теперь буду её убеждать сшить мне нормальную одежду, пока не хочу и думать, главное -- результат на мне, а я могу хоть немного слиться с местными магами.
   Стараясь не сильно вертеть головой, я поспешила к тучному мужчине за барной стойкой. Без островерхой шляпы я всё равно немного выделялась среди местных завсегдатаев, но это были уже несущественные мелочи. В кошельке у меня звенело около пятидесяти фунтов, много это или мало по магическим меркам я не знала, но надеялась, что для знакомства с магическим миром должно хватить.
   Если владелец бара и удивился просьбе провести в Косой переулок взрослую девицу, то никак этого не показал: степенно дотёр стакан, шикнул на мальчишку-подавальщика и неспешно повёл меня в конец тёмного помещения. На заднем дворе мой проводник поправил крышку одного из мусорных баков и, наконец, легко постучал по кирпичной стене. Ага, "три вверх, два в сторону", почти ход коня в шахматах, авось до вечера не забуду, а дома можно будет и записать, чтоб уж наверняка.
   Магический квартал Лондона мне напомнил старый город в Таллине: извилистые улицы и двух-трехэтажные домики с черепичной крышей, даже с виду запутанная система прилегающих узких переулков, брусчатая мостовая и старинные деревянные вывески маленьких необычных магазинчиков -- всё было сказочно красиво! А ещё тут сновали толпы школьников, наводнившие всё видимое пространство улицы. Эх, ну почему мы не нашли бар в июле или сентябре?! Тяжко вздохнув и запомнив ориентиры на обратную дорогу, я двинулась к высокому зданию из белого мрамора, которое было хорошо видно в конце переулка.


* * *

   Гринготтс перепутать с чем-либо было невозможно: мраморные стены, колоны в античном стиле, и много-много мелких зеленых человечков, степенно занимавшихся своими невероятно важными делами. К кому-то выстроилась длинная очередь, других же не было видно за какими-то гроссбухами, третьи демонстративно считали и взвешивали драгоценные камни. Все входы и выходы в зале охраняли крупные представители этого племени с внушительными даже на вид алебардами. Возле некоторых окошек стояла табличка с направлением специализации того или иного гоблина. Я не спеша продвигалась вдоль высоких столов, стараясь не обращать внимание на пренебрежительные взгляды местных модниц, всё же мой балахон явно уступал их богатым нарядам. Наконец, в самом дальнем углу помещения сидел маленький гоблин с табличкой "обмен валюты".
   -- Добрый день! -- мама всегда учила меня быть вежливой.
   -- Маленькая мисс хочет поменять маггловские бумажки на настоящие деньги?
   Теперь я знаю, кто в девяностые озвучивал все иностранные фильмы! Чего он так гундосит-то?
   -- Эм, да. Пятьдесят фунтов, пожалуйста.
   -- В переводе на магическую валюту эта сумма составляет 10 галеонов. Каким номиналом мисс предпочтет получить гоблинские монеты?
   -- 5 галеонов монетами, а остальные -- в сниклях, или как они нам называются? И можно у вас приобрести бездонный кошелек?
   -- Маленькая мисс изволит шутить. Мне казалось, что гоблинский народ не похож на торговцев... Мы -- банкиры, мисс. Люди приносят в банк своё золото, мы же гарантируем его сохранность и приумножение. Среди нас так же встречаются ювелиры и оружейники, но не всякий маг может позволить себе вещи гоблинской работы. Остальным же стоит поискать что-то подешевле...
   -- Простите, не хотела вас обидеть.
   -- Невозможно обидеть или оскорбить того, кто не желает обижаться. Мисс может думать, что ей хочется, на действительность это никак не повлияет. Так вы будете менять деньги?
   -- Да, вот.
   Гоблин вдумчиво перепроверил каждую банкноту, поскрёб пальцем изображения, и всё же отсчитал мне положенную сумму, после чего уткнулся в свои бумажки.
   -- Простите, пожалуйста, а где можно открыть счет в банке?
   -- Маленькая мисс считает, что я похож на справочную? Аренда ячеек осуществляется там, -- и, неопределенно махнув рукой в зал, гоблин совсем перестал обращаться на меня внимание.
   Информационное окошко нашлось только через пять минут кружения по залу, таблички о депозитарных счетов не было вообще. Местная система организации пространства и отстраненное безразличие сотрудников начало медленно выводить меня из себя.
   -- Добрый день, -- вежливость, вежливость и, чтоб её, вежливость! -- я бы хотела открыть счет в банке и оформить чековую книжку, что для этого необходимо?
   -- Я этим не занимаюсь. Пройдите к гоблину в третьем окне с левой стороны.
   Хорошо. Молча иду, куда послали.
   -- Здравствуйте, я бы хотела открыть счет.
   Какой прогресс: на меня подняли глаза от своих замечательных бумажек!
   -- Плата за владение ячейкой составляет 35 галеонов в год.
   -- Нет, не ячейку. Я хочу открыть депозитарный счет, -- я сама вежливость и спокойствие! Боги, кто из нас тут в банке работает?!
   -- Маленькая мисс думает, что на банке гоблинов можно заработать?
   -- Нет, мисс просто не хочет терять свои деньги! -- эти лягушки зелёные меня уже достали. -- Ваш банк способен предоставить такую услугу или нет?
   -- Гринготтс -- лучший банк мира! Тут предоставляют всевозможные услуги по обращению, конвертации, хранению и распоряжению денежными средствами!
   -- Я за него счастлива. Тогда каковы условия открытия в вашем замечательнейшем банке депозитного счета? Можно ли узнать индекс инфляции галеона за последние годы? Как влияет корреляция курса фунтов стерлингов на магическую валюту?
   -- Магический мир не зависит от магглов!
   -- И всё же, я бы хотела получить более конкретные ответы на свои вопросы. Или мне стоит поискать альтернативы вашему банку? Как говориться, сикль галеон бережет, Гринготтс готов потерять возможную прибыль?
   -- Маленькая мисс задаёт странные вопросы, но коль её это так интересует, то могу ответить следующее: в целом маггловские проблемы магов не касаются, однако глобальные события маггловского мира, такие, к примеру, как минувшая война, в незначительной степени оказывают влияние на курс галеона.
   Ага, значит, Великая Депрессия и тут почувствуется, но, будем надеяться, не так сильно.
   -- И на сколько существенное влияние оказали прошедшие события на магическую валюту в численном изменении?
   Гоблин фыркнул, насупился, но всё же зашелестел своими бумажками. Наконец, через пару минут он произнёс:
   -- За последние два десятилетия индекс инфляции галеона составил три процента. Гоблинский народ строго выполняет свои обязательства по договорам и прикладывает все усилия, дабы нормализовать ситуацию.
   -- Прекрасно, такая ответственность гоблинского народа достойна всяческого восхищения и уважения. -- Что ни говори, а новости были хорошие, так что у меня даже немного улучшилось настроение, -- Так вы откроете мне депозит?
   -- Вы уверены, что хотите открыть именно счет? Открыв ячейку, вы сможете хранить там ценные вещи.
   -- Уверена! -- Да сколько же можно-то? Издевается он надо мной что ли?
   -- В таком случае, вам необходимо обратиться к нашему сотруднику в пятом окне с правой стороны.
   Рррррр! По мнению местных магов оборотни -- тёмные опасные существа? Это они ещё кормящую мать-домохозяйку в гневе не видели! Ух, как я зла!
   Спустя ещё полчаса и споры с двумя зеленокожими товарищами, не сильно обременёнными сообразительностью и вежливостью к клиентам, я, наконец, стала счастливой владелицей депозитного счета сроком на один год под пять процентов годовых, зато с возможностью снимать и класть деньги, когда мне это потребуется. Чудесно, полтора часа спущено на банальнейшие банковские операции! О чековой книжке я уже даже не заикалась: время не резиновое, а лишних денег пока всё равно нет.


* * *

   Из банка я вылетела в растрепанных чувствах и злая до чёртиков в глазах. И вроде бы взрослая женщина, прекрасно понимаю, что я не золото, чтоб всем нравится, но от столь отвратительного обслуживания хотелось разнести весь банк на крошечные кирпичики!
   Стремясь побыстрее уйти как можно дальше от зелёнокожих карликов, я прямо на ходу пыталась запихнуть документы в сумку. Естественно, спешка не могла остаться без последствий: столкновение с каким-то прохожим было абсолютно неожиданным, хотя и, откровенно говоря, предсказуемым. Я приземлилась на пятую точку, жертва моей невнимательности устоял и теперь свысока наблюдал за моими попытками встать на ноги. Было обидно: да, моё простенькое платье и старомодная мантия явно стоили меньше, чем его перчатки, но неужели нельзя хотя бы помочь подняться?!
   -- Милочка, ты глаза открыть при ходьбе не пробовала? Говорят, помогает...
   -- Простите, пожалуйста. Я не специально, -- падение оказалось последней каплей для моих расшатанных нервов, и я была готова совсем уж разреветься, а потому предпочла закрыть глаза на невежливый комментарий. Поднявшись с тёплых камней мостовой, я попыталась быстро привести одежду в порядок. Подол платья немного запачкался, но в целом вроде бы ничего катастрофичного не случилось.
   -- // О, боги! Как же достали эти грязнокровки! // -- русская речь была столь неожиданной и обидной, что лить слёзы я резко передумала. Вместо этого во мне проснулось утихшее было раздражение. Заломив руки, я заголосила на всю улицу:
   -- // Ваш'благородие, простите непутёвую! Молю Вас о снисхождении! Я такая неуклюжая. Прошу прощения за столь страшное неуважение к Вашей светлости! Ох, горе мне, горе! //
   Оставалось только надеяться, что великий и могучий тут больше никто не знает, а то совсем нехорошо получится... Дальше последовала небольшая пауза, чтоб у парня пошире распахнулись глаза, -- и резкая смена тона:
   -- // Сударь, вы позабыли манеры в ближайшем кабаке? Извольте извиниться! // -- замолчать или нет? А, к черту! -- // Интересно узнать, кто может себе позволить называть потомков самого Салазара Слизерина грязнокровками? //
   Хех, а с парня-то спесь немножко слетела:
   -- // Долохов Михаил Алексеевич, наследник рода Долоховых, к Вашим услугам, сударыня,// -- какая прелесть, он даже ножкой шаркнул!
   -- // Меропа Септима Гонт, // -- пришлось тоже кивнуть. Реверанс делать не стала, к чему позориться ещё больше? -- // Не буду врать, что было приятно познакомиться. Всего доброго, сударь! //
   А теперь скорее сматываемся отседова! И ведь прекрасно понимаю, что безрассудно дразнить диких гусей, и когда этот "Михаил Алексеевич" отойдет от неожиданности, будет мне на орехи, но промолчать было просто выше моих сил. Все проблемы -- от нервов, вернусь домой -- зальюсь ромашкой по самую маковку!


* * *

   Коря себя на чем свет стоит, я быстрым шагом направлялась за палочкой. По-хорошему, после случившегося стоило бы сбежать домой, да побыстрее. Но уйти сейчас означало расписаться в собственной трусости, боевой же цыплёнок Таня внутри меня старательно петушился и требовал крови. Хорошо хоть еще в кого-нибудь не врезалась на волне душевных переживаний, это было бы уже совсем не смешно.
   Лавка Олливандера выглядела не очень презентабельно, но не ехать же из-за пыли за палочкой в Германию! Над головой звякнул колокольчик, и я зашла в полупустое помещение магазина.
   -- Добрый день, мистер Олливандер!
   О, вежливость проснулась -- видимо, успокаиваюсь. И где же мастер?
   -- И Вам здравствовать, -- из-за неприметной двери в глубине магазина выглянул мужчина лет тридцати на вид, -- сейчас закончу, подождете минутку?
   Я кивнула и принялась осматриваться. Лавка напоминала склад: небольшая стойка у входа, полки под самый потолок и завораживающий танец пылинок в лучах заглянувшего в окно солнца. Крепкая деревянная дверь заглушила уличный шум, и я, прислонившись к стене, невольно проникалась здешним покоем и умиротворением.
   Через пару минут негромко скрипнула дверь, и я повернулась к мастеру.
   -- Здравствуйте ещё раз. Спасибо, что подождали. -- Когда тебе так искренне улыбаются, мир сам собой становится лучше. -- Представьте, знакомый на днях вернулся из Румынского заповедника и привез в подарок чешую китайского метиса. Знает, чем порадовать, шельма! Вы бы видели результаты реакции: склонность к трансфигурации, хороший проводник чар, усилитель защитных плетений. Потрясающе! Просто прекрасно... Впрочем, Вам, скорее всего, это не интересно... Вы за новой палочкой? Могу ли я поинтересоваться, что случилось с предыдущей?
   Жаль, что рассказ прервался, я бы с удовольствием ещё послушала про чешую.
   -- Понимаете, у меня ещё не было палочки -- отец был против моего обучения. Я вообще не уверена, что смогу колдовать: где-то год совсем не чувствовала магию, а теперь вот пальцы чешутся и недавно начали немного светиться в темноте. Можно меня как-нибудь проверить?
   -- Любопытно. Вытяните руку вперед, -- по мановению волшебной палочки вокруг меня заплясали линейки и какие-то тесёмки, -- даже я бы сказал, очень любопытственно. Как Вас зовут, мисс?
   -- Меропа Септима Гонт...
   -- Ага, род -- тёмный, силён алхимией, в частности ядами. Пожалуйста, расскажите ещё что-нибудь о себе.
   -- По мнению отца способностей к магическим дисциплинам не имела и в школе не обучалась, немного умею варить зелья...
   -- Невинна?
   -- Сыну полгода.
   -- Ага, значит, единорог категорически не подходит. Что с пальцами?
   -- Чешутся и светятся. Немного помогает отвар петрушки или если в воде руки подержать.
   -- Недавно своими руками что-то создавали?
   -- Эм, да. Мы с приёмной дочерью делали заколку в подарок соседке, и ещё я сделала заготовку под детский кулон с жар-птицей.
   Да уж, с подарком Илане на день ангела я ужасно намучилась. Накануне праздника Лени решила, что тратить деньги маме на подарок будет неправильно, а потому упросила меня ей помочь что-нибудь придумать. Получилось у меня далеко не сразу, но где-то пятая сова уже была вполне узнаваемой, Лени же красиво раскрасила нашу совместную поделку. Естественно, я от себя отдельно подарила отрез алой ткани, а заколка для волос была подарком от ребенка. Илана, кажется, осталась довольна. По крайней мере, сову мы теперь довольно часто видим при встрече в её прическе, а кумушки долго обсуждали шикарное платье многодетной матери семейства.
   Пока я придавалась приятным воспоминаниям, Олливандер внимательно осмотрел мои лапки, что-то измерил, потом записал на жёлтые листы толстой тетради и, вдруг, молча исчез у себя в мастерской, откуда вернулся с чёрным футляром в руках.
   -- Попробуйте вот эту палочку, -- я взмахнула. Видимо, отец оказался профессиональнее сына, поскольку веточка ощущалась как продолжение руки и дарила приятное тепло. -- Чудесно. С Вас два галеона и три сикля. Замечательно! А теперь, миссис Гонт, слушайте внимательно: Вам досталась яблоня с шерстью нунды, 10 дюймов. Интересное сочетание, на мой взгляд -- очень занимательное! Скажу прямо, лавров боевого мага вам не видать никогда, демонологию и тёмные искусства тоже можете дальше введения не открывать, зато в чарах и трансфигурации вы, возможно, достигните впечатляющих результатов.
   -- Спасибо, но во-первых, я почти сквиб, а во-вторых, пожалуйста обращайтесь ко мне "мисс".
   -- Как скажете, но на счет магической силы, то Вы не правы. Вы -- маг, мисс Гонт. Человек или может оперировать магической энергией, и тогда он считается магом, или нет, и тогда в чистокровных семьях появляются сквибы, а по ту сторону Дырявого Котла живут магглы. Сила же волшебника зависит от его знаний, опыта и лишь в некоторой степени от таланта. Учитесь, мисс Гонт, изучайте магию, развивайтесь, и тогда, кто знает, возможно, через сотни лет дети будут изучать великие дела могущественной волшебницы Меропы Гонт!
   -- Спасибо, Мастер! -- слова Олливандера меня буквально окрылили. Я готова зубрить, разбираться и тренироваться до посинения, но мысль, что все мои усилия будут бесполезны меня просто убивала, мастер же подарил мне надежду, и я была ему искренне благодарна. Я уже собралось было уходить, когда Олливандер меня окликнул:
   -- Мисс Гонт, напоследок пообещайте мне одну вещь.
   -- Слушаю.
   -- Когда сдадите ЖАБА по чарам, трансфигурации и нумерологии, пообещайте заглянуть ко мне похвастаться своими успехами?
   -- Если?
   -- Нет, когда.
   -- Как скажете, Мастер. Всего доброго!

Глава опубликована: 18.06.2015

Редактировать текст главы

Глава 4. Приключения продолжаются

Глава 4. Приключения продолжаются

-- А что это за звуки, вон там? -- спросила Алиса,

кивнув на укромные заросли симпатичной растительности.

-- А это чудеса, -- равнодушно пояснил Чеширский Кот.

-- И... И что же они там делают? -- поинтересовалась девочка.

-- Как и положено, -- Кот зевнул. -- Случаются.

Л. Кэрролл "Алиса в Стране Чудес"

   На улице всё так же бурлил человеческий поток. Шум толпы отражался от стен переулка, множился и переплетался в какую-то причудливую какофонию сумасшедшего оркестра. Я уже порядком устала, перенервничала и соскучилась по детям, но уйти отсюда с палочкой, но без учебной литературы было бы совсем уж глупо, так что пришлось поспешить к книжному магазину. Кажется, я уже проходила что-то подобное по пути к Олливандеру, а значит, есть шанс закончить на сегодня дела в течение часа.
   Я очень люблю книжные магазины, магазинчики и крохотные лавки. Ведь на их полках спрятаны тайны иных цивилизаций, здесь живут невиданные существа, и становится возможным любое чудо, надо лишь найти подходящую дверь. Тут я всегда ощущаю себя искателем сокровищ, ловцом удачи или отчаянным исследователем. Найди нужную книгу -- и ты чудесным образом перенесешься на тысячелетия в прошлое или наоборот, сможешь прикоснуться к эфемерному дыханию будущих открытий. Даже в маггловском мире у книг есть своя собственная необыкновенная магия, и теперь мне очень хотелось ощутить в руках таинственную тяжесть настоящих магических фолиантов.
   К сожалению, время и вездесущие толпы школьников и тут спутали мне все планы: магазин был просто переполнен. Усилием воли я выделила себе всего двадцать минут на шапочное знакомство с местным великолепием, за которые успела наткнуться на прекрасно иллюстрированную историю магической Британии для детей. Естественно, расстаться ней я уже не смогла и, устремив взгляд четко перед собой, пошла по направлению к кассам. Как можно было догадаться, наборы книг для первых лет обучения были подготовлены продавцом заранее, ведь всё равно у всех учеников первого и второго курса они одинаковые, а беготня по всему магазину в такой толчее не сулила ничего приятного. А потому оставшуюся стопку литературы я приобрела довольно быстро.
   Уже направляясь к Дырявому Котлу, несмотря на собственные обещания, я не смогла пройти мимо загадочного магазинчика без какой-либо вывески. Видимо, именно здесь через полстолетия Молли Уизли будет покупать сыну парадную мантию: передо мной, без сомнений, была лавка старьевщика.
   Груды мантий всевозможных расцветок и фасонов внушительно возвышались в правом углу магазинчика. Вдоль стен расположились длинные шкафы, хранившие, на первый взгляд, бесполезный хлам: поломанные часы без стрелок, безрукая кукла когда-то красивой ведьмочки в зеленой мантии, склеенный стеклянный шар для гаданий на деревянной подставке и много-много других "ценностей". На одной из полок ходили, шаркали и бегали маленькие, видимо коллекционные, фигурки магов и настоящих колдуний с котлами наперевес, скакали белоснежные единороги размером с мой кулак, сонно почёсывались серебристые гепарды. Под потолком висели различные клетки, бусы и чучела птиц. Одним словом, как по мне, лавка хранила в своих недрах массу таинственных сокровищ, и нужно было иметь железную силу воли, чтоб не потратить тут всю наличность.
   В старинном кресле-качалке у мутного окна неспешно вязала древняя старушка. Её седые волосы были заплетены в тугую косу, на шее переливались стеклянные бусы, и даже коричневая выцветшая мантия смотрелась по-домашнему уютно.
   -- Здравствуй, красавица. За чем пожаловала к старой Верити?
   -- Добрый день, -- радушие хозяйки немного меня смутило, -- я просто посмотреть зашла. Уж очень у вас лавка интересная.
   -- А, пришлая, поди. Ну заходи, коль заглянула, чего оробела-то? Я уже не в том возрасте, чтоб невинных дев кушать. Помню, в молодости заглянула ко мне девчушка... Ой, да не бледней ты, шучу я так. Шучу. Что за доверчивая молодежь пошла! -- и старушка весело рассмеялась. Смех её был приятным и звонким, так легко и беззаботно могут смеяться только дети или старики, прожившие хорошую жизнь и со светлой улыбкой встречающие каждый новый рассвет, подаренный им судьбой. -- Чего б тебе показать хорошего-то?
   Бабушка отложила вязание, по-стариковски закряхтела, выбираясь из своего кресла, окинула меня придирчивым взглядом и поманила меня за собой. Покопавшись в одной из больших корзин, Верити вытащила какой-то пыльный клатч, поднесла к моему платью, прищурилась и с возмущением выкинула его обратно в кучу. Я переступила с ноги на ногу, стопка учебников сильно оттягивала руки, а свободной поверхности, чтобы поставить свою ношу я не заметила. Наконец, бабка достала довольно симпатичную небольшую кожаную сумку.
   -- Ну-ка, примерь. Да книжки свои туда пихай, вот дурёха, прости Мерлин! Давай, давай, там чары пространства ещё батюшка этого зазнайки Поттера накладывал, а это показатель, уж поверь старой ведьме, -- и бабулька, не выдержав, сама начала складировать книги в сумку. Одна, две, пять, восемь... Неужто действительно все влезут?! -- Во-о-от. С тебя три галеона, милая.
   -- Сколько? -- я ушам своим не поверила. Да у меня за палочку Олливандер меньше взял!
   -- А что ты хотела за работу старого мастера-то? -- бабушка явно рассердилась, -- Или ты хочешь, чтоб у тебя через пару месяцев всё назад повылезло? Нет? Ну так бери и не морочь мне голову! Прослужит ещё лет пятьдесят, ещё твои внуки носить будут.
   Я ещё раз осмотрела потенциальную покупку: сумочка была в моём вкусе, и в тоже время хорошо смотрелась с платьем, но три галеона было всё же жалко. Такая сумка, думала я, мне бы очень пригодилась на прогулках, да и вообще полезная вещь в доме, а потому, взвесив в руке кошелек с монетами, я решила не жадничать и протянула бабушке деньги.
   -- А игрушки у вас тоже по таким ценам идут? Мне вот этот котёнок понравился, -- мохнатая статуэтка покосилась на мою руку, зевнула, продемонстрировав нам свои белоснежные зубки, и опять свернулась в маленький чёрный клубок.
   -- А-а-а, гасилку ребеночку присматриваешь? Нужная в доме вещь. Тебе отдам за шесть сиклей: понравилась ты мне, девочка.
   -- Гасилку? В каком смысле?
   -- Ох, до чего же молодежь необразованная пошла! Объясняю на пальцах: если ребенок -- маг, то у него случаются выбросы сырой стихийной магии, так? -- я кивнула. -- Чары мало того, что довольно сильно влияют на объект зачарования, так ещё и в пространство излишки выплескиваются. Последние со временем накапливаются в доме, и могут служить причиной различных магических аномалий, вызывать псевдо-одушевленность дома и даже начать подпитываться от жильцов. Вот чтоб ничего такого не происходило, и используют поглотитель избыточной энергии пи-контрастного типа, в народе -- гасилку. Понятно?
   -- Если эти игрушки поглощают детскую магию, не опасны ли они для детского развития? -- во мне подняла голову здоровая осторожность перед неизвестным.
   -- Милая моя, такого рода игрушками по легенде ещё Хельга с Салазаром в детстве играли, как думаешь, им это сильно повредило? Зато поместья тогда устояли, хотя силушки малолетним Основателям было не занимать, это да...
   -- Прямо-таки Основатели игрались? -- я невольно усмехнулась, -- Коль так, тогда я, пожалуй, ещё вот эту погремушку возьму.
   Отчитав серебряные монетки, я бережно взяла игрушки с полки. Котёнок легко поместился у меня на ладони, и засовывать его в недра магической сумки было жалко. Малыш был почти как настоящий: тепло маленького тела приятно грело руку, а от почёсывания за ушком до меня донеслось тихое урчание, -- ну просто милашка! Боюсь, подарить его Лени будет моим самым невероятным подвигом в этом году.
   Уходить из уютного магазинчика не хотелось, но дома ждали малые дети, а в кошельке осталось не так уж много денег, так что, сердечно распрощавшись с милой хозяйкой, я всё же отправилась домой.


* * *

   Ночью меня разбудил детский плач. В общем-то ничего удивительного: мокрые пелёнки ещё никому радости не приносили. Нашарив под кроватью тапочки, я поспешила к сыну. Весь процесс был настолько привычен, что включать свет было уже без надобности. Сейчас быстренько перепеленаемся, и я пойду дальше баиньки. Но, мельком взглянув в окно, я чуть сама не заорала за компанию с Данькой: жёлтые круглые глаза и странная продолговатая голова великана могли довести до инфаркта и более храбрую личность, чем я. Стараясь не поворачиваться к чудовищу спиной, я одной рукой медленно потянулась за лампой. Трясущимися руками кое-как зажгла-таки свет, чтобы буквально обессилить от облегчения: на подоконнике, нахохлившись, восседала крупная неясыть с пергаментом на лапке. Вот и познакомилась с местной почтовой службой... Птица недовольно косилась на кричащего ребенка, но беспокойства не проявляла. Поэтому, решив, что таинственное послание какое-то время может потерпеть, я сначала сменила мокрую пелёнку, и спустя три песенки малыш опять довольно засопел. Теперь можно было уделить внимание и ночной гостье.
   Аккуратно отвязав послание, я с некоторой опаской погладила мягкие перья птицы. Сова приняла ласку благосклонно и даже подставила для почесывания свою шейку. Уделив немного внимания пернатой, я развернула письмо. Дореволюционная русская грамматика была мне не очень знакома, но кое-как я всё же прочла:
   Здравствуйте, мисс Гонт!
   После нашей вчерашней встречи я не мог избавиться от вины за невольно нанесённую Вам обиду, а потому решил ещё раз принести свои извинения. Надеюсь, Вы простите мне эту вольность.
   К моему глубокому сожалению, день нашего столкновения был не очень удачен для моих дел, а посему я оказался не готов к каким-либо сторонним неожиданностям. Конечно, это не отменяет моей несдержанности, однако мне бы не хотелось, чтоб Вы сочли меня совсем уж невоспитанным хамом. Будет очень печально, если столь неудачное знакомство станет непреодолимым препятствием для нашего возможного общения в дальнейшем или, кто знает, будущего плодотворного сотрудничества.
   Мы с семьей уже больше десяти лет живем в Англии и, казалось, знакомы со всеми истинными магами островов, однако с Вами судьба свела меня только вчера. Хотелось бы высказать своё восхищение Вашему знанию русского языка: у Вас невероятно чистое произношение для англичанки и богатый словарный запас. Быть может, Вы провели какое-то время у меня на Родине? Хотя я ума не приложу, какими ветрами могло туда занести английскую леди. Я был очень впечатлён Вашей находчивостью и был бы рад иметь удовольствие увидеть Вас снова.
   С уважением,
   М.А. Долохов
   P.S. Я не знаю, как далеко от Лондона Вы проживаете, а потому отправил письмо в ночь. Надеюсь, Гамаюн, как вежливая птица, Вас не разбудила.
   Неожиданно. Я-то ждала как минимум повестки в суд за оскорбление особы дворянских кровей, а тут такой поворот событий. Было приятно, что я так ошиблась насчет истинной природы жертвы моей неосторожности. Если бы я знала, что можно отправить письмо, зная только имя адресата, сама бы поторопилась извиниться, а потому теперь была приятно удивлена поступком постороннего человека. Послание обнадёживало: если Долохов сам прислал письмо, то, отправив ответные извинения, смело можно считать инцидент исчерпанным и не ждать от Долохова серьезных неприятностей в будущем. Конечно, существует небольшой шанс, что всё это лишь начало какой-то коварной задумки оскорбленного мага, но будем объективно смотреть на вещи: зачем аристократу строить сложные интриги против никому не известной девицы? Ему достаточно было обратиться к местным властям с какой-нибудь пустяковой жалобой и меня проводили бы к нему под белы рученьки, угостив пинком для ускорения движения. Но вместо этого передо мной лежит письмо с велеречивыми расшаркиваниями, а значит, пока не будем страдать паранойей. Лучше покормим уставшую птицу и пойдем сочинять ответ, коль уж я всё равно встала.
   Налив Гамаюн в блюдце чистой воды и отрезав немного вчерашней печенки, я села составлять ответное послание. По сравнению с русским аристократом мой почерк был явно далёк от совершенства, о правилах расставления всех этих ятей я вообще не имела понятия, а потому оставалось надеяться, что это будет списано на моё иностранное происхождение. В письме я приняла извинения, многословно извинилась сама, пространно расписала, как счастлива познакомиться с кем-то, кто тоже знает и любит русский язык, одним словом, выплеснула на незадачливого русского море вежливости и пустого многословия, а также добавила капельку лести в качестве своеобразной вишенки на торте. Знание же языка объяснила просто: одно время дружила с семьей русских эмигрантов, у них и подучила русский; их настоящей фамилии назвать не могу, но тут они проживали под именем Смитов, а сейчас уехали куда-то за Ла-Манш, и связь с ними потерялась. Спустя час и три испорченных пергамента я отправилась досыпать оставшиеся пару часиков, а сытая неясыть выпорхнула в предрассветные сумерки.


* * *

   Следующим утром, покормив Дана, я вышла на кухню как раз к закипевшему чайнику. Лени порхала по кухне с невероятно таинственным видом, из её косы торчало длинное перо, за которым с любопытством наблюдал примостившийся на столе крошечный котёнок.
   -- Доброе утро, мисс Гонт! Угадайте, кто был у нас ночью? -- девочка светилась от радости, так что я решила немного ей подыграть.
   -- Неужто воры?
   -- Нет!
   -- Домовики?
   -- Нет!
   -- Пиковая дама? Матерные гномики?
   -- Кто?! -- ой, кажется, увлеклась немного...
   -- Не важно. Сдаюсь, кто же к нам заглянул?
   -- Большая птица! -- Лени ткнула пальцем в своё новое украшение, -- Прихожу я утром на кухню, а на подоконнике лежит перо и пара крошек от вчерашней печёнки. Крошки я вытерла, а перо было чистым. Красиво получилось, да?
   -- Очень. Ты просто настоящая индейская принцесса! А простым людям завтрак полагается или у нас сегодня пропуск к столу только с перьями?
   -- Нет, вам не надо, вы и так красивая, -- эта шмакодявка ещё и смеется, -- У меня уже всё готово, мойте руки и можно садиться!
   Сегодня мы планировали отправиться к магам уже все вместе, благо я вчера уточнила, где находится больница св. Мунго и как туда добраться, а потому Ленора балаболила без умолку и фонтанировала счастьем в ожидании предстоящего приключения, я же пыталась позавтракать, пока любимый сынишка методично размазывал овсянку из моей тарелки по столу. Наверное, это было не очень правильно, но мешать такому важному для юного джентльмена занятию я не стала: пока он занят, я могу спокойно поесть, да и мне как-то спокойнее, когда он рядом.
   Наконец, тарелки опустели, дети были умыты, расчесаны и одеты, я тоже кое-как привела себя в порядок. Можно было ехать.


* * *

   Чем мне нравится Лондон этого времени, так это почти полным отсутствием пробок. Мелкие заторы в связи с каким-нибудь ДТП не в счет. Весь путь до центра занял у нас чуть больше получаса, и вот мы уже можем полюбоваться на местную обитель последователей Гиппократа. Интересно, а здешние целители клятву дают или как? Строение, кстати, было так себе: недостроенное четырехэтажное здание возвышалось над окружающими домиками, периодически посыпая окрестности крошками кирпичей и штукатуркой. Стоило поздороваться с одиноким лысым манекеном в витрине первого этажа, как обшарпанная дверь у нас на глазах обновилась, окрасилась в изумрудный цвет и обзавелась металлической ручкой.
   В холле больницы царило оживление: из камина или в большом оранжевом круге, нарисованном на полу слева от входа, то и дело появлялись посетители разной степени болезненности, в толпе мелькали сотрудники в лимонных одеждах, кто-то плакал, кто-то ругался, кто-то подвывал на одной ноте... Данька всё это оживление воспринял спокойно и с любопытством вертел головой у меня на руках, Лени же сперва испугалась, покрепче ухватилась за мою руку, но по мере нашего продвижения к девушке-администратору малышка стремительно осваивалась, и вскоре уже мне приходилось удерживать это любопытное создание возле себя.
   -- Доброе утро. Моё имя -- Мэган, чем я могу вам помочь? -- девушка тепло улыбнулась Дану и с интересом взглянула на меня.
   -- Здравствуйте, мы бы хотели пройти медицинское обследование. К кому стоит обратиться?
   -- Вы у нас впервые? Тогда сперва вам надо заполнить медицинские карточки, формуляры можно приобрести в аптеке слева от входа. Как заполните -- возвращайтесь ко мне.
   Поблагодарив девушку, мы вдоль стеночки пробрались к аптечному киоску и купили всё, что нужно. Устроив детей на лавочке, я принялась заполнять купленные бумажки. В это время мимо нас целители пролевитировали носилки с фиолетовым мужчиной, на бороде у которого вместо волос извивались какие-то малоприятные щупальца; затем, высоко подняв голову, прошествовала дама с ветвистыми рогами на голове, и быстро промелькнул парень с перевязанной рукой... Вписав всю требуемую информацию, я подняла голову на детей: Даниел увлеченно обсасывал свою погремушку и выглядел вполне довольным жизнью, а вот Леноры нигде не было видно. Что?! Какого черта?! Я же сто раз повторяла правила поведения в магическом месте! Найду, получит у меня на орехи... Главное -- найти паршивку до того, как она успеет заразиться какой-нибудь особо опасной формой ветрянки или банально свернуть шею. Не переставая оглядываться по сторонам, спешно запихнув документы в сумочку и подхватив сына на руки, я побежала к администратору.
   Когда девушка хлопает своими прекрасными ресницами, это, безусловно, зрелище для парней привлекательное, но для меня -- абсолютно бесполезное. Казалось, я первая в истории женщина, умудрившаяся потерять свою подопечную под крышей сего заведения. Кое-как удалось убедить дежурную, чтобы о пропаже объявили по громкоговорителю, но видимых результатов это не принесло. Быстрый кросс по периметру холла обнаружить Ленору тоже не помог. Стараясь не паниковать, я уточнила у сидящей рядом с лестницей старушки, что светленькая девочка, лет восьми на вид, наверх не поднималась. Точно. Да, она помнит всех посетителей за последний час, и девочек не видела. Я начала систематически прочесывать палаты с больными.
   Лени нашлась в пятой комнате. Она мирно беседовала с маленькой пациенткой. Не буду пересказывать мой монолог при встрече, в конце концов, педагогика и спокойствие -- это хорошо, но не когда накрутишь себя до выбора эпитафии на детское надгробие. Ленора пристыженно молчала, её подружка тоже мудро помалкивала. Спустя пару минут после того, как я проверила ребенка на предмет повреждений и высказала всё, что думаю о её безответственности, безрассудстве и глупости, мы начали выяснять, а что же она тут, собственно, забыла.
   Как оказалось, когда я закопалась в макулатуру, Лени заскучала, и, поскольку Дан занял себя сам и её внимания не требовал, девочка решила отойти от нас буквально на пару шажочков посмотреть, что да как тут устроено, но в процессе исследования местности немного увлеклась и в результате нашла Миринду, у которой болела сломанная рука, а моя горе-помощница всегда носит с собой листики подорожника, ведь мало ли где можно поцарапаться. Здесь мне продемонстрировали болезненную конечность с двумя заботливо прислюнявленными зелеными листиками. Теперь перелом почти совсем не болит, правда-правда. По завершении сего невероятного рассказа на меня уставились две пары детских глазёнок. И что прикажете с ними делать?! Оставила им Дана и пошла искать лечащего врача Миринды, пусть пропишет девочке какое-нибудь обезболивающее на случай, если чудодейственные свойства подорожника резко перестанут работать. Милый парень в лимонном халате посмеялся, но обещал проследить. На прощание девочки договорились переписываться, так что стоит позаботиться о совином насесте. Чувствую, не быть нам добропорядочными гражданами, бедные соседи...
   Местный педиатр принимал в 53 кабинете, и, выйдя из палаты Миринды, мы поспешили к лестницам. Возле двери уже сидели люди, но очередь двигалась довольно быстро, и уже минут через двадцать мы вошли в кабинет. Загадка такой оперативность объяснялась довольно просто: три взмаха палочкой, быстрая абракадабра и вокруг Дана вспыхивает сеть разноцветных нитей, малыш попытался было потрогать заинтересовавшие его яркие огоньки, но врач, видимо, уже увидел, что хотел, и заклинание погасло.
   -- Мальчик полностью здоров, у вас есть какие-то конкретные жалобы?
   -- Нет, нам хотелось провериться для профилактики, а то потом чего-нибудь мерзопакостное вылезет -- лечи ещё. Уж лучше заранее... Вы не могли бы и девочку заодно проверить? -- я подтолкнула Лени к магу.
   -- Охотно. Вы абсолютно правы, что решили обследоваться, -- разговор, казалось, не мешал целителю, но тут он замолчал, немного нахмурился и более внимательно всмотрелся в узор, -- У девочки упадок сил, она недавно колдовала?
   Пожав плечами, я молча перевела взгляд на Ленору.
   -- Эм, я не уверенна. Я дала Миринде подорожник, чтоб у неё ручка перестала болеть, а мне вдруг стало так тяжело стоять и спать немножко захотелось, это считается? -- шикарно, я этого даже не заметила! А если бы это было что-то серьезнее? Надо срочно выучиться этому заклинанию диагностики!
   -- Не переживайте, -- от целителя, видимо, не укрылись мои эмоции, -- ничего серьезного. Я вам пропишу курс общеукрепляющего зелья, но это скорее просто для профилактики, а так у детей всё хорошо. Сегодня пораньше уложите их спать, и всё пройдет. Если ничего экстраординарного не произойдет, советую зайти к нам перед их отъездом в Хогвартс. А пока, если у Вас нет ко мне вопросов, желаю хорошего дня.
   Вопросов у нас не было, так что мы покинули гостеприимный кабинет. Теперь у нас по плану было обследование моей тушки. Уточнив нужный нам кабинет, я оставила детей любоваться видами из окна, а сама быстро проскользнула внутрь.
   -- Здравствуйте, вы уверены, что вам ко мне? -- полный мужчина с небольшой сединой в тёмных волосах и неизменной лимонном халате с любопытством воззрился на меня.
   -- Добрый день, нет, не уверена: я к терапевту, а вы кто? -- какой вопрос, такой ответ, ничего личного.
   -- Хм, -- мужчина усмехнулся, -- я действительно диагност, но скажите, чего вы так боитесь?
   Я немного растерялась. Кажется, разговор у нас не получается. Я-то думала, что взрослых проверяют так же, как и детей: три взмаха палочкой и свободен, а тут зачем-то в психологию полезли, непонятно. Но, коль уж я тут, значит, надо играть по местным правилам. Итак, чего я боюсь?
   -- Я боюсь Второй мировой войны, нищеты и того, что пока я тут сижу, дети куда-то пропадут уже вдвоем, а вот вторых поисков на сегодня моя нервная система может и не вынести!
   -- А-а-а! Так у вас тут дети! -- спрашивается, чему тут так радоваться? -- А я-то уж грешным делом подумал, что у вас паранойя: вы с такими оглядками вошли в кабинет... Простите, пожалуйста! Так зачем вы, говорите, ко мне пожаловали?
   -- Понимаете, целитель... -- я запнулась.
   -- Квентин Морроуз, к вашим услугам, мадам. Но вы продолжайте, продолжайте.
   -- Да, спасибо. Понимаете, целитель Морроуз, я долгое время не колдовала, да и со здоровьем до беременности были проблемы, вот и хотелось бы обследоваться и, по возможности, подлечиться.
   -- Хм, давайте посмотрим. Станьте на коврик, пожалуйста, да, вот сюда, а теперь замрите. Молодец.
   Целитель начал размахивать волшебной палочкой, и вокруг меня замелькали разные лучи, сферы и разноцветные паутинки. Очень хотелось потрогать магию руками, но мне же не пять лет... А жаль. Через полминуты всё закончилось, а мужчина о чем-то глубоко задумался, затем опять что-то поколдовал. Наконец, он произнес:
   -- Да, случай и правда довольно запущенный, но почти ничего непоправимого я не вижу. Пара месяцев лёгкого лечения, более осмотрительный выбор пищи -- и к новому году вы сами себя не узнаете!
   -- Прекрасные новости, но почему вы сказали "почти"? Что нельзя вылечить? -- новости были ободряющими, но эта недосказанность очень испугала.
   Врач вздохнул:
   -- К сожалению, косоглазие мы пока лечить не умеем. Но вы не переживайте, оно у вас совсем небольшое, так что купите очки с затемненными стёклами, никто и не заметит!
   Что ж, могло быть и хуже.
   -- Хорошо, что за лечение?
   Целитель оживился, поняв, что истерика отменяется.
   -- Смотрите, вам нужно будет приобрести вот эти зелья, они вам подлатают желудок и печень. Затем вот это общеукрепляющее, вот эту мазь для кожи, а вот рекомендации по вашей диете. Как видите, ничего сложного. Ещё бы я посоветовал вам, поскольку вы долго не колдовали, несложную зарядку для магических каналов.
   -- Буду благодарна.
   Упражнения оказались действительно довольно простыми, хотя после них и ощущалась некоторая напряжённость где-то внутри солнечного сплетения. Меня заверили, что так и должно быть, и аккуратно выставили из кабинета с наказом явиться в январе на осмотр.
   Все мы проголодались и устали, так что, закупив необходимое в местной аптеке, поспешили домой. Чувствую, впечатлений и информации лично мне хватит надолго, а ведь дома ещё ждут учебники... И когда тут детей растить?

И это еще не конец...


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"