Булгакова Валентина Николаевна: другие произведения.

Мир Эни Мор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.ЗАКОНЧЕНО.ВЕРСИЯ НЕ ОТРЕДАКТИРОВАНА.

    Судьба этой девушки была предначертана задолго до её рождения. По воле своей жестокой и безразличной матери Энни Мор отправляется жить в Россию в город, несуществующий на карте. Ей приходится жить в странном доме тети со своим переводчиком, который не хочет отвечать ни на один вопрос. Пока девушка ведет немую войну со своим соседом и посещает школу, люди вокруг гибнут от таинственного убийцы. Рано или поздно городу, в котором она живет, и людям придется рассказать свои секреты. Но по закону Энге Андельсон та, которой нельзя знать тайны других, иначе они поплатятся жизнью.


  
  Мир Энни Мор
  
  Пролог.
  
   В своей жизни я пережила многое. Это словно ты бежишь по кругу и постоянно спотыкаешься. А я спотыкаюсь очень часто. Я думала, что жить как все - это скучно. Оказалось наоборот: когда твоя жизнь каждый день преподносит тебе сюрпризы, то ты даже передохнуть не можешь. Я думала, что сама решу свою судьбу, что как все поступлю после школы в университет, и жизнь моя будет долгой и счастливой, как в сказке... Я думала, что встречу своего принца на белом коне... Но принц умер, а сказка... В ней не было ничего хорошего.
   Странно, но раньше я никогда не ценила жизнь. После смерти самого дорогого мне человека жизнь стала серой, как пепел. Но кто знал, что смерть эта была тем самым переломным моментом в жизни? Я не знала... Теперь уже поздно об этом жалеть.
  
   Глава 1.
   16 лет спустя...
  
   Так начинается практически каждая семейная история. Сначала встреча, потом свадьба, ну а следом и ребёнок. Тут произошло то же самое. Анна, так звали мою мать, родилась в богатой семье. Мой дед, был владельцем нескольких ресторанов в Лондоне. Её мать, моя бабушка - Сьюзи, была официанткой. Всё происходило, как по написанному сценарию: внимание дедушки привлекла молодая официантка, он стал за ней ухаживать, бабушка отвечала на все его ''заигрывания''... Сьюзи сказала, что тогда в дедушке она видела только богатенького сыночка, но потом всё повернулось в другую сторону. Она увидела в нем ''принца на белом коне''. Но предложение выйти замуж она долго не принимала, она ждала 7 лет, пока не забеременела.
   Историю эту я слышала от бабушки несколько раз, и каждый раз добавлялся новыми фактами и событиями. Но одно оставалось точно - дед был самым прекрасным человеком в её жизни.
   Но дедушка умер, причем о его смерти я мало что знаю. Бабушка старается всегда избегать этой темы. Я думаю, что там произошло что-то не очень хорошее. Ведь дед был достаточно богатым человеком. Бабушка сказала, что он умер от серьезной болезни, но я не верю. Ведь ему было всего 43 года. Сейчас люди так рано не умирают.
   Бенжамин (мой дед) был славным, веселым и любил выпить. Бабушка никогда не могла отзываться о нем плохо, но ведь об умерших и не принято плохое вспоминать. За свои года жизни он успел обзавестись большим количеством ресторанов и пабов по всему миру, но этому в основном способствовали связи, причем, по линии мамы, в моей семье были только богатые люди. И дедушка был очень богат. Сьюзи не называет точных цифр его сбережений, но, судя по фото на камине (там он стоит среди знаменитых в то время людей Англии), его богатство исчислялось в миллионах. Ему многие завидовали, им восхищались. Он не был голливудской звездой, но его почитали. Я горжусь своим дедом.
   В своем завещании Бенжамин написал, что всё наследство достанется моей матери. Странно, конечно, что он всё доверил моей маме, а не своей жене. Надеюсь, на то были серьезные причины. Потому что теперь всё: рестораны, все пабы - всё теперь было мамино. Меня этот факт не воодушевлял. Нет, может, я и была бы рада, но я не лажу с мамой. Никак. Я уверенна, что она ни цента не оставит мне, никогда.
   Мы с мамой были совершенно разными людьми. Как огонь и вода, как земля и воздух. Ничего общего. Мы очень редко общались, и то наши разговоры скорее походили на ссору. Я не могла терпеть её, а она меня. В богатой семье это норма. Но я всегда хотела НЕ БЫТЬ богатой. Дорогие вазы, прислуга, бассейн, зависть окружающих меня никогда не впечатляли. Они думали, что я слишком испорчена, чтобы общаться с ними, с менее богатыми людьми. Это было не так, но мало кто это понимал.
   Бабушка говорила, что мать не очень радовалась моему появлению. Она всячески пыталась избавиться от меня. Она даже никогда не держала меня на руках, никогда не кормила меня. Мама отдавала меня папе. Именно он с рождения стал ухаживать за мной. Наверно, именно тогда я и полюбила своего папу.
   Анна через несколько дней после моего рождения буквально сбежала с больницы. Это был первый случай в истории больницы, когда здоровая, богатая мать сбегает от своего ребенка в первые дни его жизни. Я не удивляюсь. Она такая. Я даже рада, что тогда моим воспитанием занялись папа и бабушка, потому что я не представляю, что могло бы вырасти из меня, если меня воспитывала бы мать.
   Теперь же я всегда стараюсь избегать случайной встречи с Анной. Особенно в последнее время. Я считаю её только человеком, который по биологическим законам являлся моим родителем. И всё. Кроме ДНК у нас не было ничего общего. И слава Богу.
   Всё свое детство я провела с бабушкой. Она была ангелом - хранителем, она была моей самой лучшей подругой. Я любила её больше всей жизни. Никто и никогда не понимал меня так же. Я чувствовала её доброту, ласку. Не зря среди тысяч официанток мой дед выбрал тогда именно её. Это был самый правильный поступок за всю жизнь деда. Я ему благодарна за такого человека.
   Бабушка всегда была добра, и ни только ко мне. Да, меня она любила больше всех, даже больше своей дочери. Но мне все равно.
   Я ни разу не видела, чтобы Сьюзи грустила или плакала. Она умела общаться с людьми. Все ценили её, все любили её. Я не знаю, существовал ли ещё такой человек на Земле. Но сейчас мне такого человека явно не хватало.
   Когда мне исполнилось 11, Сьюзи умерла. Это был самый ужасный день в моей жизни. Чувство вины не покидает меня до сих пор. Я уверенна, что всё это произошло из-за меня. Бабушка, прости меня.
   Я раньше никогда не видела смерть... Поэтому для меня это всё было, как в тумане. Я не хотела знать, верить в то, что больше никогда не смогу общаться с бабушкой. Для меня это был шок. Когда тебя покидает самый близкий, самый родной тебе человек, хочется просто пойти и утопиться, потому что ты уже не видишь жизни дальше, для тебя она останавливается в этот момент. Мне тогда даже скорую помощь вызывали, так как я плакала. Я рыдала, я умоляла Бога вернуть мою Сьюзи обратно. Бог не услышал моих молитв...
   В этот день я пришла к ней в комнату, самую светлую в нашем доме. Я чувствовала, что-то будет, мое сердце дрожало. Но тогда я думала, что это просто волнение. Сьюзи подозвала меня к себе и сказала, как всегда весело и звучно:
   - Знай, Энге, ты не обычный ребёнок. Твоя мать не радовалась тебе, так как поняла, что ты будешь намного лучше её. Она говорила, что избавится от тебя, для того чтобы ты не отобрала у неё богатства, которые оставил ей её отец. Но говори спасибо своему отцу. Он переубедил её.... Всё.... У тебя есть то...
   Тогда я впервые услышала фальш в словах бабушки. Но следующее мгновение потрясло меня намного больше.
   Глаза Сьюзи закрылись, а дыхание прекратилось. Я стала трясти её за плечи, но она молчала. И тогда я стала кричать. Мне не нравилось, что бабушка не отвечала мне, что она не дышала. Слезы текли рекой. В душе я уже знала, что произошло. Но я не хотела этого понимать. Бабушка оставила меня слишком рано.
   Я не знаю, что она тогда хотела сказать мне. Перед смертью она врала мне. Я знаю это. Её слова я никогда не забуду. Зачем она это делала? Есть ли в этом какой-то смысл? Я не понимала. Я хотела думать, что это показалось мне просто в порыве страха. Ведь когда теряешь то, что близко твоему сердцу, все чувства - всё становится другим. В голове возникает множество слов, которые ты так и не успел сказать. Мое сердце было просто разбито.
  
   С мамой я, даже после нашего общего горя, не стала теплее общаться. Наоборот, всё стало ещё хуже. Она изменилась, очень изменилась. Раньше она просто старалась не обращать на меня внимание. Теперь она это делает по всякой мелочи. Малейший вздох в её присутствии - это уже преступление.
   Когда я с горькими слезами сбежала вниз, чтобы сказать ей о том, что бабушка умерла, она прижала меня к себе так крепко, что практически, если б не отец, она задушила меня. Папа вырвал меня из её рук и громко крикнул ей что-то. Но я ничего не поняла... Да и лучше бы я тогда умерла, потому что смерть бабушки просто перевернула мою жизнь. Тогда у меня случился нервный срыв. Меня отвезли в больницу, заставляли нюхать тряпку с омерзительным запахом, потому что я ужасно тряслась, от слез, от горя. У меня ужасно болела голова. Но потом я уснула, этот запах был усыпляющим.
   Бабушку похоронили без меня. Мать не хотела видеть меня на её похоронах. Я сидела дома. Я очень хотела проводить Сьюзи в ''последний путь''. Но слова матери - закон, даже папа не смел ей противиться. Да и врачи не хотели отпускать меня. Маленькой девочке нечего было делать на похоронах бабушки. Это еще больше подпортит её психику. Спасибо им за это, с тех пор меня стали считать истеричкой...
   С того дня моя жизнь изменилась. Я была ещё ребенком, но я уже успела пережить самое большое горе в жизни. Я стала замкнутой. У меня не было друзей. Папа всё реже стал появляться дома. Теперь я точно осталась одна.
   Я жила в богатой семье, в огромном доме. 12 комнат, два этажа с сауной. Сзади во дворе был свой бассейн, терраса, маленький сад, качели. Всё, что нужно семье. Признаться, вкус у мамы был отличным. Дом был оформлен превосходно. Его теплые и нежные тона радовали глаз. Мне он нравился, пока не умерла бабушка. Потом всё изменилось.
   Я жила в небольшой комнате. В ней стояла старая кровать и новый стол, который купил мне отец на день рождения. В комнате были старые обои, очень тусклого зеленого цвета и окно, которое выходило на наш двор. Мне эта комната никогда не нравилась. Ковер на полу пахнул сыростью, шторы еле держались на той тонкой веревочке. На столе была лампа и тетрадки с книжками. Также в моей комнате был старый шкаф. Он был большим, очень большим. Он был из резного дерева. Он наверно единственный, кто хоть как-то украшал эту комнату.
   Можно сказать, моя комната была похожа на чулан, она и была как раз самой тёмной, и в ней хранились какие-то коробки, в которые я никогда не заглядывала. Но мама сказала, что эта комната раньше была её ''офисом''. Я не поверила. Она никогда бы не стала работать в тесноте и мраке.
   За два года после смерти Сьюзи мы с папой стали хорошими друзьями, и это раздражало мою мать. Она всячески пыталась нас с ним поругать. Она постоянно посылала его в командировки, для всяких дел, связанных с ресторанным бизнесом, который перешел от моего деда к маме. Я оставалась одна в этом огромном доме.
   13 числа, когда мой отец был в командировке, к нам пришёл курьер, молодой человек, лет 25. Он ни с кем не здоровался, будто знал нас уже тысячу лет. Он был слишком худым, невзрачным и совершенно равнодушным к жизни. Говорил он с акцентом. Я вообще удивилась, как его могли взять на такую работу. Да и вел он себя слишком распущенно. Это не его дом! Я села на верхние ступеньки, чтобы подслушать по возможности их разговор, хотя раньше я себе такого не позволяла.
   Он позвал мою мать, что меня очень сильно удивило. Вот так вот просто, без особых проблем даже я не могла её звать. Он был тут пару раз, и то не заходил внутрь дома! Мама вышла на его позыв, и они вместе прошли в дом. Меня это заинтересовало еще больше.
   Я тщетно пыталась прислушаться - двери кухни были закрыты, а спускаться - это значит выдать себя. Я не хотела сегодня опять ругаться с Анной.
   Прошло около получаса, когда я наконец-то услышала шаги. Я встрепенулась и поднялась выше, чтобы мать не могла ничего заподозрить. Курьер, ни слова не сказав, вышел из дома. Мама после его ухода с воплями кинулась на меня. Я испугалась такой реакции, но не бросилась в комнату. Я просто ждала, пока она не выговорится, как всегда... Но она говорила на счёт моего отца, и я не понимала её:
   - Ты, Энге! Я так и знала, ты убила его! Ты не хотела, чтобы он остался со мной! Он уделял тебе больше внимания! С тех пор, как появилась ты, я уже потеряла двух близких мне людей! Я ненавижу тебя! Конан... - мама плакала, но я не чувствовала ни капли сожаления в её голосе, будто это всё было наиграно.
   В тот момент у меня предательски сжалось сердце. Мамин тон был другим. Раньше она с раздражением кричала на меня, теперь с какой-то досадой. Я не понимала её чувств. Я не понимала, что она там говорила про папу.
   Мама подхватила меня и потащила на ''чердак'', я еле успевала перебирать ногами за ней. Она выхватила из ножен на стене шпагу (эти шпаги нам привез папа; мне они всегда нравились, их рукоятки были позолочены, и с каждой стороны в них был вставлен драгоценный камень; эти шпаги были нашим достоянием).
   Тут я поняла, что сейчас она сделает мне слишком больно, так как шпаги были настоящими, и их края были очень острыми. Я не на шутку перепугалась. Мама замахнулась на меня шпагой, не дотащив меня на лестничную площадку. Одна её нога стояла на ступеньке, а другой она прижала мне руку. Я не могла дышать, страх сдавил мои легкие в маленькие шарики. И я сделала то, о чем буду жалеть потом всю свою жизнь. Я думала, что смерть бабушки всё изменила, но это оказалось неправдой. То, что сейчас сделала я, настолько изменило мои планы на будущее, что обратного пути уже не было...
   Освободив ноги, я толкнула Анну с такой силой, что она покатилась с огромным грохотом вниз. Шпага в ту же секунду упала рядом со мной. Я не стала смотреть вниз - на то, как мама падала. Я застыла, смотря себе под ноги. Я отказывалась думать, дышать, моргать. Внутри меня оборвалась какая-то нить. Я всегда говорила, что с мамой у нас нет ничего общего, но не сейчас. Я не хотела, чтобы она умерла.
   Я почувствовала неприятный холод по всему телу, так как понимала, что я натворила.
   В моей голове кружилась куча мыслей. И позитивными их нельзя было назвать. Если бы бабушка была жива, то я непременно побежала бы к ней и всё рассказала. Но здесь и сейчас была только я, мама и прислуга.
   Я испуганно посмотрела вниз: она лежала в неестественной позе. Её голова лежала на ступеньках. Руки были раскинуты в стороны, из-за головы стало показываться красное пятно.
   Я никогда не забуду эту картину. Я никогда не забуду, что я чувствовала в этот момент. Сердце стучало, будто в тисках: очень медленно и осторожно. На глаза стали наворачиваться слёзы.
   -Что ты с ней сделала, говори, неужели она случайно упала с лестницы! Говори же! Ты что, язык проглотила! Твоя мать говорила, что ты 'ведьма'... - на меня орала наша повар. Она первая, кто подбежал к моей маме. Она услышала шум из кухни. Это была старенькая женщина, полная и немного сумасшедшая. Она любила сплетничать и особенно обо мне. Она подбежала ко мне (довольно быстро для старой дамы) и начала кричать. Она звала всех, кто был в нашем доме. Она стала отдавать приказы. Кто-то с ошарашенным видом убегал из дома, а некоторые просто стояли и смотрели на маму, на меня и на стоящую рядом со мной повара. Но я не говорила ей ничего. Мне было слишком плохо.
   Она сбежала вниз, где уже собралась вся прислуга, которой стало интересно посмотреть на происходящее. Прислуги в нашем доме было предостаточно: каждая комната была под чьим-нибудь присмотром; люди весь день сновали по дому, вытирая пыль и расставляя вещи по разным местам.
   Все они о чем-то говорили, шептались. Они косо глядели на меня, поняв, что я непременно ко всему этому причастна. Одна из женщин уловила мой взгляд и криво улыбнулась:
   - Осторожно, дочь дьявола на вас смотрит!
   Я посмотрела ей в глаза, в них играли чертики. И кто еще из нас дочь дьявола?
   Я не любила всех этих людей. Мне казалось, что все они были в сговоре с моей мамой, потому что относились они ко мне слишком презрительно. Но я старалась не обращать на них внимания. Ведь мне не важно их мнение... Я была занята своими, не самыми хорошими, мыслями.
   Кайли - это наша прачка, её я не сразу увидела среди кучи лиц, искривленных ужасом. Да и все они толпились не возле меня, а возле мамы, будто этим они ей могли помочь. Кайли подбежала ко мне и очень тихо, нагнувшись к самому уху, произнесла:
   - Бегом иди в свою комнату и не выходи оттуда, пока не приедет твой отец. Я постараюсь их отвлечь от тебя.
   Никто тогда ещё не знал, что всё это началось из-за письма. На вид, самое обычное - такие кучами приходят каждому. Но никто не знает, какую новость может принести такое письмо. Это может быть, как и поздравления, потому что ты выиграл приличную сумму в лотерее, так и известие о смерти. И вот самое последнее стало для меня ещё одним шоком.
   Суматоха прекратилась, когда приехала скорая. Она увезла мать. Я же заперлась в своей комнате. Я даже не представляла, что будет со мной теперь. Моё сердце отбивало бешеный ритм, в то время как я старалась не думать о произошедшем. После всего этого в мою комнату, где я находилась, начал кто-то стучаться. Но я не знаю, кто это был. Мне было настолько страшно, что я не могла сказать ни слова. Я просто смотрела на свою дверь. Из открытого окна дул прохладный ветер. Но даже ему не удавалось отрезвить мой разум. Стуки прекратились ближе к вечеру.
   В ту ночь я не могла уснуть, да и осознать, что произошло на самом деле, мне тоже было трудно. Ночное небо было затянуто тучами, часа в три пошел дождь. Небо плакало вместе со мной. Оно стало единственным моим другом сегодня.
   Утром я вышла из комнаты, я не спала, мне было всё равно на моё самочувствие. В доме стояла тишина. Только ночью несколько раз звонил телефон.
  
   Это был 2005 год. На улице стояло лето - июнь, самый прекрасный месяц летом. Мы жили в Штатах, в пригороде Нью-Йорка. Мама вела свой бизнес в Лондоне, поэтому очень часто уезжала туда и оставляла меня дома с отцом, но потом, когда мы с папой подружились, она стала брать и его с собой. Я оставалась с прислугой одна. Но одиночество меня радовало, как ни странно.
   Дружила я не со всеми. Я вообще ни с кем не дружила. Только иногда общалась с Кайли. Она была доброй со мной и не считала меня 'ведьмой', хоть мама и говорила это всем. Своё общение мы скрывали от моих родителей. Лишних ссор мне не нужно было. Кайли или Кай было всего 20. Она мне нравилась за свои разговоры. Она никогда не говорила о бабушке, о маме или вообще, о моей семье. Она знала, что я терпеть не могу дождь. В тот злополучный день, когда я чуть не убила мать, она единственная, кто не говорил мне, что я 'ведьма'. И я ей за это благодарна. Слышать это ото всех, кто жил с тобою на протяжении нескольких лет и упрямо всё время молчал... это было не самым приятным. Я благодарю Кай за эти дни, что я провела за разговорами с ней.
   Анна не умерла. Я даже удивляюсь, как она осталась жива после этого. Я, конечно, надеялась, что она выживет, но падение было слишком серьезным. Я даже не знаю, смогла ли бы я выдержать такое, но мама смогла. Она даже не стала инвалидом и не сломала ничего жизненно важного. Она оказалась крепче, чем я думала. Я рада этому. Мне не очень хотелось сидеть в тюрьме за убийство матери и объяснять всем, что это был несчастный случай.
   В то время, когда она находилась в больнице, никто ни разу не сказал ничего о моём отце. Да и о том письме, ведь из-за него мама так разозлилась. Из-за него она набросилась на меня, как злая собака. Я не знаю, что она хотела сделать со мной этой шпагой. Я не стала думать об этом. Я не хотела делать маму своим врагом.
   Через несколько дней, где-то через 5, ко мне зашла Кай и сказала, что отец погиб в автокатастрофе. Я ожидала что-то такое, то есть очень плохое для меня и мамы, но мне даже в голову не приходило, что это что-то случилось с моим отцом. Я его любила. Действительно. В этом мире не осталось больше ни одного человека, кто был бы так дорог мне. Он был моим вторым лучшим другом после бабушки. Он меня защищал. Молодой, перспективный, занимающийся престижной работой... У него были деньги, были связи, и он был добрым. И он был счастлив. Его прекрасные синие глаза, которые достались мне по наследству, его милая улыбка, его красивые подарки - всё это было тем, что, казалось, никогда не должно было угаснуть, умереть. Для меня он был второй попыткой жить! Смерть Сьюзи нанесла мне большую душевную травму, но отец делал всё возможное, чтобы эта травма поскорее затянулась, зажила. И я его не отблагодарила. Я думала, что он будет жить вечно. Но это всего лишь сказки. Я не знала, как он мог погибнуть в автокатастрофе. Папа был прекрасным водителем. Он всегда соблюдал правила, и если он погиб, то это точно не была его вина. Я знала это, как всякий знает, что нельзя совать руки в розетку.
   Кай села ко мне поближе и сказала:
   - Я знаю, ты не специально толкнула мать. Она, наверно, хотела тебя чем-то ударить, а ты просто оттолкнула её, а она поскользнулась и упала? Ведь всё было примерно так, скажи мне, Энге? Что же ты молчишь?
   Тогда мне не хотелось, не плакать оттого, что умер отец, ни радоваться, что мне не придётся общаться с матерью несколько недель. Мне не хотелось ничего. Я замкнулась в себя. Я стала одинокой, одичавшей. Меня все бросили. Хотелось сказать себе, что на этом жизнь закончилась... Но это было бы неправдой. Для меня жизнь как раз только началась, и я не должна была упускать шанс, чтобы не прожить её нормально...
  
   Глава 2.
   Спустя 2 месяца...
  
   Вот я иду в новую школу, в новом городе, в новой стране. Странно всё как-то. Я не ожидала, что мама отправит меня именно сюда. Я даже не знала, что у нас здесь есть родственники. Но я не стала задавать вопросов, все равно ответов бы я не услышала. Я просто тихо собрала вещи и села на самолет.
   Это был сентябрь. Моя мать после того случая не хотела видеть меня в её доме. Она сказала, что я уеду в Россию. Из курса географии я знала, что это не самая теплая страна в мире, про белых медведей я тоже была наслышана, но я больше чем уверенна, что это сказки. Я глухо застонала, когда узнала, что мне придется жить не в городе. Я думала, что там, в России, всё, что не в городе, уже лишено всякой цивилизации. Я рада, что ошибалась. Но на всякий случай я взяла с собой самые теплые вещи.
   Я облазила весь Интернет в поисках полезной информации. Я очень старательно просматривала сайты, чтобы найти хоть что-то про тот пригород, в котором мне предстояло жить. Но старания успехом не увенчались. В самолете я вообще сидела и делала вид, что никого не замечаю. Я не хотела, чтобы ко мне кто-нибудь стал обращаться на незнакомом мне языке. В такие моменты я чувствую себя очень глупо.
   Русский язык я не знала. Я скачивала с Интернета русские песни, пыталась запомнить хоть одно слово. Но все эти слова, так сложно... Ведь я даже испанский не выучила ни на миллиметр, хотя учитель пытал меня пересказами текстов чуть ли не целый урок. Я учила, но не понимала, язык постоянно путался. Лучше я буду говорить на американском. Я думаю, что в России этот язык должны знать.
  
   Так как мне было только 16, и был сентябрь, мне пришлось пойти школу. Старшие классы - самое сложное образование в американской школе. Для меня точно. Но новый тип образования меня привлекал. Мне надоели все эти однотипные занятия в моей школе, хотелось чего-нибудь нового. Я надеялась, очень сильно, что там, в России, меня не так сильно будут мучить физкультурой. Этот урок я люто ненавидела, хотя пробежкой занималась каждый день. К здоровому образу жизни меня приучала бабушка.
  
   Мы приехали рано утром. И, как на зло, это утро оказалось пасмурным и довольно прохладным. Я не стала оглядываться по сторонам, с интересом смотреть на окружающие меня дома. Я не хотела проявлять никакого интереса к этому месту. Я не хотела здесь находиться. Я хотела узнать, что случилось с моим отцом, какая была причина его смерти. Я всё лето думала об этом. Я погружалась всё больше в себя. Да, и друзей здесь я не хотела заводить. Я решила ''обидеться на весь мир''. Пусть меня и будут считать занудой, неразговорчивой, ботаном, зато я буду одна. Я поставила себе точную цель - ни к кому не привязываться, чтобы терять потом было не так больно. Мое сердце итак перенесло два смертельных удара, третьего я не выдержу. Я еще и от второго не отошла.
   Тетя не проявляла ко мне особого интереса. Она пыталась что-то говорить, но я не слушала. Её ужасный акцент просто выводил меня из себя.
   Мы вышли из такси. Тетя и здесь не промолчала:
   - Энге, тебе должно здесь понравиться! Это прекрасный город для иностранцев! Здесь живут замечательные люди! А вот это мой дом! Правда милый?
   - Ну да, милый... - промямлила я.
   Краем глаза я увидела, как по той стороне улицы идет парень. Я мельком глянула на него. Похоже меня он тоже заметил, так как повернулся в мою сторону. Но кроме безразличного взгляда я ничего не увидела. И это меня порадовало - хоть не привлекаю внимания.
   Я не могла скрыть своего удивления, когда вошла в дом. Это было что-то. Я всегда любила старину, но никогда не думала, что буду в ней жить. Резное дерево окружало меня со всех сторон. Тяжелые, мягкого цвета обои с замысловатым рисунком тянулись вдоль стен. Было много картин и разных ваз. Здесь всё пахло стариной, и мне нравился этот запах.
   На описании и количестве комнат тетя не стала заострять внимания, а сразу повела меня в ту, где мне предстояло спать.
   Это была огромная комната на втором этаже. Небольшой слой пыли покрывал деревянный пол. Здесь до меня явно никто не жил. В этой комнате не было ничего, даже кровати. Пустые стены, деревянный пол, старое окно без занавесок. Эту комнату вообще открывали когда-нибудь?! Может, раньше здесь была комнаты для содержания душевно больных? Я усмехнулась своим глупым предположениям.
   Ко мне подошла тётя и тихо произнесла:
   - Я знала твою бабушку. Очень милая, - моё и без того ''покалеченное'' сердце сжалось в пылинку, дыхание стало медленнее. - Она тебя очень любила. Постоянно что-нибудь о тебе рассказывала. Поэтому Эн, я знаю о тебе практически всё, даже то, чего ты не знаешь. Но не стоит меня бояться, сейчас я не кусаюсь.
   Этими словами я была ошеломлена. Я не знала её никогда, да и не видела тоже. Я думала, что мои тайны Сьюзи никому не будет рассказывать. Я ведь доверяла ей, а сейчас из-за тети я стала в этом сомневаться. Настолько ли я хорошо знала свою бабушку, чтобы без сомнений доверить ей все свои мысли?
   Тётя прошла в эту комнату, подняв столб пыли, и сказала очень уверенным голосом:
   - Здесь мы сделаем всё, как придумаешь ты. Энге, ты ведь уже очень большая, поэтому должна быть самостоятельной. Я дам тебе столько денег, сколько попросишь. Ты пойдешь в нашу школу. Там учатся дети из других стран, которые живут сейчас в России. У тебя не будут там проблемы с языком. Тебя определят в специальный класс. Завтра я тебя туда отведу.
   Тон тети скорее был издевательским, она говорила мне это так, будто я действительно очень маленькая и мало что понимаю. Но её предложение удивило меня больше. Она даст мне денег столько, сколько понадобится. Она отделает эту комнату так, как я захочу. Тетя - полная противоположность моей мамы. Теперь даже тетин дурацкий акцент меня не раздражал. Главное, что мне предоставляют свободу в выборе, в действиях. За это я готова её расцеловать.
   Но у меня все равно оставалась проблема. Проблема с языком, о которой тетя ни слова не проронила, хотя, может, я её просто не услышала. Но я слишком устала от долгого перелета. Мне хотелось есть и спать. Тетя предложила сходить в ресторан...
   Дом был огромен. Мне хотелось осмотреть его весь. Мне предстояло здесь жить, поэтому я хотела изучить все комнаты и все углы, чтобы не бегать по всему дому в случае сильной нужды. Я прошлась по всему второму этажу и подергала все дверные ручки, но, судя по всему, открыта была только моя комната. Я спустилась на первый этаж. В отличие от второго дверей здесь было не много. Всего лишь одна, но и она тоже была закрыта. Странно, тетя доверяет мне деньги, но не доверяет дом? Я прошла на кухню и открыла холодильник, конечно и его можно было закрыть на замок, но это уже крайний случай... Включив телевизор, я так просидела на кухне, пока не стемнело.
   Сейчас вечер и было неуютно в огромном доме без живой души. Тетя сказала, что ей надо зайти к своей подруге. Но она до сих пор не вернулась. Я очень хотела спать, но все комнаты были закрыты. Единственным мягким и большим местом в этом доме был незамысловатый черный диван. Я с наслаждением плюхнулась в его мягкие объятия и мгновенно расслабилась. От неподвижного сидения на стуле ноги затекли. Мне странно было всё это, но мне привычно находится одной. Поэтому я даже не заметила, как уснула.
   Утром меня разбудили крики кошек. Омерзительно просыпаться под их скрипучее мяуканье. Проснувшись, я долго не могла понять, где я нахожусь. От смены поясов и места жительства ты немного теряешься в подсчете времени. Я достала из кармана джинсов старенький Nokia и посмотрела на экран: 2 сентября, пятница, 6 30 утра. Я осмотрелась вокруг, и меня будто током ударило. Я вскочила с дивана и начала озираться. Где тетя? Где люди? Где хоть кто-нибудь?! Я мысленно начала прокручивать варианты возможного заточения меня в этом старом доме, но объективных причин не нашла. Значит, либо все спят, либо еще не пришли домой. Входная дверь тихо скрипнула, в проеме появилась тетя. Она улыбнулась своей некрасивой улыбкой и поспешила ко мне.
   - Эни, милая, прости, я задержалась у подруги допоздна. Она живет напротив, поэтому я не стала о тебе беспокоиться, - прощебетала тетя.
   - Я не могла найти пустую комнату, где можно было лечь спать... Все двери закрыты.
   - Ах, да! - тетя хлопнула себя по лбу и быстро засеменила наверх. Я же удивленно вскинула брови и пошла за этой женщиной.
  - Тебе придётся привыкнуть ко всему этому. Я часто буду уезжать. Ты будешь оставаться здесь одна, - говорила тетя, открывая одну комнату за другой. - Днём будет приходить уборщица, а вечером ...Неважно. Я буду тебе звонить, вот тебе твой новый номер. Кстати, деньги находятся в твоей комнате, она на втором этаже.
   - Вы говорили, но комната ведь пустая, куда там можно положить деньги?! - перебила я её.
   - Эн, комната не пустая. Ты не заметила? - она намекала мне сходить к окулисту? - Денег много, около восьмидесяти тысяч долларов. Всё на карточке. Завтра придёт к тебе переводчик. Его зовут Леон. Он молодой, но очень хороший парень. Знает много языков. Он скрасит твоё одиночество, пока меня не будет.
   - Вы скоро уезжаете? - удивилась я.
   - Буквально на днях. Ты не бойся. Я отведу тебя в школу, оттуда тебя заберёт моя подруга. Побудешь у неё до завтра. Она из Америки, у неё есть дочь твоего возраста, может, подружитесь? Но не мне решать. Будут проблемы, звони. Понятно. Пошли. В школе тебе всё объяснят. Ты меня поняла? - то, что я молчу, не значит, что я ничего не поняла. Почему я должна отвечать на её глупые вопросы... Я не маленькая. - Твоя мать говорила, что ты не разговорчива. Я заметила. За два дня ты не сказала ни слова. Странная ты какая-то... Ну всё... Пошли! - как я могла с ней разговаривать, если практически не видела её!?
   Сумасшедшая дамочка. Она оставила мне так много денег! Мама мне 10 долларов не доверяла, а эта сразу и восемьдесят тысяч! И что происходит с её настроением. Мне казалось, что она настроена дружелюбно ко мне, но последние фразы просто выбили меня из колеи.
   Я не стала следовать за ней, когда она открывала остальные комнаты. Я только лишь мельком посмотрела в свою новоиспеченную комнату, но дверь была полузакрыта, а я не хотела проявлять в присутствии тети какой-либо интерес. Я надула губы и спустилась вниз.
   Меня бесила вся эта неразбериха. Тетя бросает меня, не успев даже толком показать мне весь дом! И что еще за Леон. Мне не нужен человек, который будет ''скрашивать моё одиночество''. Я могу сама, я теперь самостоятельна и вполне могу жить одна! Хотя в этом старинном доме быть одной - не самая лучшая идея.
   Я взяла свою сумку и прошла на кухню. Думаю, что никто не будет против, если я аккуратно сложу содержимое своей сумки на дальний столик, который практически невиден из-за падающей на него тени. Всего пара вещей...
   Сложив всё аккуратной стопочкой, я положила вещи на столик. Сумка опустела наполовину. Я подошла к своему чемодану и вытащила из него несколько чистых тетрадей и ручки. Всё, к походу в школу я готова. Хотя я бы с удовольствием закончила своё обучение на средних классах, но богатому человеку неприлично быть необразованным, поэтому в старой школе я еще ходила на различные курсы, что отнимало у меня много времени и сил. Я тяжело выдохнула и села на диван, ожидая тетю.
  
  Глава 3.
   Школа...
  
   Несколько минут немого ожидания и тетя спустилась вниз.
   Тетя Роза - двоюродная сестра моей мамы. Жила всю жизнь в России. Я её до этого момента никогда не знала и не подозревала о её существовании. В мою жизнь она вошла также внезапно, как из неё ушли бабушка и папа. Странно, но тетя ни капли не была похожа ни на бабушку, ни на маму. Ни глазами, привычками, характером - всё в ней было другое. Она была слегка полная, с белоснежным цветом кожи. На вид - не больше 30. Длинные волнистые волосы были собраны в причудливую прическу. Она красилась слишком ярко: красная губная помада, густые длинные ресницы с яркой черной подводкой. Можно отдать должное пудре и румянам - они делали лицо тети еще более совершенным. Она носила одежду не такую, как у других. Элегантный черный костюм, состоящий из пиджака и юбки-карандаша, подчеркивал все её достоинства и скрывал недостатки. Лакированные сапожки на высоком каблуке придавали ей еще больше стройности.
   Когда я первый раз увидела её в аэропорту, меня охватила паника. Пусть у неё и не идеальная фигура, но по сравнению со мной она просто голливудская звезда. Она сражала мужчин на повал. Все так и оглядывались в нашу сторону. Но тете, похоже, это нравилось. Она с прямой спиной, гордо вышагивала по залу. Я же просто сжалась и тихонько шла сзади нее, стараясь поменьше смотреть на остальных людей.
   Но первое впечатление всегда обманчиво. Как только мы сели в такси, и она заговорила, всякое восхищение пропало. У нее был ужасный акцент. Она растягивала слова и при этом умудрялась еще и проглатывать последние звуки. Меня это стало раздражать с первой минуты. Поэтому я всю дорогу только иногда поддакивала и кивала. Мне больше был интересен пейзаж за окном.
   На деревьях еще были зеленые листья. Удивительно, что как только мы отдалились от аэропорта, я почувствовала облегчение. На нас больше никто не смотрел, мне не надо было краснеть или сжиматься, как котенок. Я расслабилась и наблюдала за проносящимися за окном деревьями и домами.
   Тетя подошла ко мне осторожно, будто боялась спугнуть. Я с готовностью встала и надела сумку на плечо. Я приготовилась к расспросам и нудным рассказам тети. Но она только лишь кивнула головой и села рядом на диван.
   - До школы идти пару минут, а ты вскочила уже. Посиди, поговорим, - я натянула улыбку на лицо и села рядом.
   - Я любила ходить в школу, когда мне было 16 лет. Парни, веселье, интересные уроки... - это всё, что я услышала, потому что потом я погрузилась в свои мысли.
   Я никогда не любила слушать о парнях и школе не только от своих одноклассниц, но и вообще от кого-либо. Меня это не касалось. С парнями я мало общалась, так как они считали меня богатенькой занудой, а хороших подруг, с которыми можно было поделиться впечатлениями о новом парне, у меня никогда не было. Я также не любила читать романы, в которых каждой девушке предлагалось по паре неописуемых красавцев. На уроках литературы я всегда молчала, думая о своем. Один раз, когда учитель спросил меня об отношении к главному герою, как молодому и привлекательному человеку, я просто кивнула, отчего весь класс разразился жутчайшим хохотом. С тех пор учитель побоялся спрашивать меня.
   - Энге, ты меня слушаешь? - вернула в реальность меня тетя. Я повернулась к ней и кивнула в знак согласия.
   - Ты, наверно, думаешь, почему у меня такой ужасный английский? - она что мои мысли прочитала?
   - Совсем нет, вы хорошо говорите, - наврала я. В ответ тетя громко рассмеялась. Я густо покраснела, не понимая такой реакции.
   - Послушай меня, - заговорила тетя без акцента, отчего я чуть не упала с дивана. - Я очень много лет прожила в Америке, я знаю много языков. Иногда я могу говорить на чистом английском так, что любой человек не сможет пройти мимо и обязательно начнет меня слушать. Иногда же, я говорю с ужасным акцентом, и знаешь, меня просто поражает реакция людей на это. Как же легко быть разной! - засмеялась она.
   Потом последовало еще 10 минут разговора о жительстве тети в Америке и реакциях людей. Но как и в тот раз я не слушала её. Пусть хоть она говорит на чистом британском, я не смогу слушать её больше минуты.
   Я сидела, сжимая и разжимая пальцы. Мне не терпелось уже пойти в школу. Я хотела посмотреть на новых людей, пообщаться. Я была одиночкой, но от болтовни тети Розы уши стали болеть, поэтому мне срочно нужен был другой человек или полное его отсутствие. Я хотела расслабиться, но в присутствии тети мне стало как-то не по себе.
   - Пора уже, - посмотрела я на часы в телефоне.
   - Да, пошли! - встала тетя.
   Дорога до школы заняла у нас не больше 15 минут. Мы шли молча. И я была безумно рада, что тетя не стала мучить меня своими дотошными разговорами. На улице почти никого не было. Нет, конечно, проходили пара человек, но они настолько сливались с окружающими их домами, деревьями, что заметить их было сложно. Наверно, я тоже была такой. Я не пыталась выделиться. Никогда. Богатые родители и роскошный дом итак делали меня центром различных сплетен. Я не любила этого, но кто поймет?
   Школа оказалась намного меньше, чем я предполагала. Небольшое здание серого цвета в 2 этажа стояло на самой окраине. Как я поняла, то это был конец главной дороги, так как за поворотом было всего несколько домов и парк. Дальше просто шла небольшая посадка деревьев. Школу огибал по краям старый забор, хотя нет, он скорее был древним. Небольшая каменистая дорожка вела к главному входу в школу. Несколько учеников стояли возле входа, другие около забора, некоторые уходили куда-то за пределы видимости. Я нервно сглотнула и посмотрела на тетю.
   - Ну чего ты стоишь? Пошли! - подтолкнула она меня, отчего некоторые ученики обернулись в нашу сторону.
   Хуже всего быть новенькой, особенно в чужой стране. Ты не знаешь, как надо себя вести, что делать. Не знаешь правил, распорядка. К тебе постоянно подходят и что-то спрашивают, учителя выставляют перед всем классом, чтобы ты рассказал что-нибудь о своей жизни и другой школе. Это было то, чего я ожидала. Но мне нравилось, что здесь никто не знает, богатый ты или нет. Теперь я смогу измениться. Я никому не скажу, что у моей мамы большой бизнес. И еще я никогда не буду употреблять свою фамилию, потому что если здесь есть человек из Англии, то он наверняка её слышал. Я не хочу сплетен.
   Я медленно поднималась по ступенькам, боясь ненароком поскользнуться и упасть. Тетя шла сзади, что-то ворча про себя. Вот я уже на последней ступеньке, я открываю массивную красную дверь, стараясь никого не задеть. На первый взгляд школа мне показалась совершенно обычной. Но когда я вошла.... У меня к горлу подступил огромный комок. Было ощущение, будто кто-то хочет, чтобы я не входила. Мои ноги в мгновение стали ватными. Я думала, что упаду, но я просто замерла. Я не могла сделать ни шагу. Как бы я хотела закричать, но сильный толчок в спину вытолкнул все мои мысли из головы. Я почувствовала, как ноги отрываются от земли. Я попыталась устоять, но не могла. Я упала и при этом немного проскользила по плиточному полу руками. Этого то я и боялась. В коридоре стояли ученики - они прекрасно видели мой пируэт по полу. Кто-то усмехнулся, а кто-то одарил меня унижающим взглядом. Я знала, что толкнула меня тетя. Неужели я настолько ей надоела? Я стала подниматься, чтобы хоть как-то возразить, но увидела только лишь удаляющуюся спину. Она меня бросила, она ни сказала ни слова, не попросила прощения. Я говорила, что она не похожа на мою мать? Нет, в этом плане она очень похожа. Не обращать на меня внимания у нее очень хорошо получается.
   Я начала вставать, как заметила у прохода на лестницу девушку. Она улыбалась. Она единственная, кто не одарил меня насмешливым взглядом. Она стояла, скрестив руки на груди, вся в черном. В этот момент я почувствовала боль в руке, на которую неудачно упала. Пришлось отвлечься от девушки.
   Когда я подняла голову, то она стояла уже возле меня, всё также улыбаясь.
   - Привет. Я вижу ты уже познакомилась с этой умалишенной, - сказала она, протянув мне руку.
   - Ты её знаешь? Это моя тетя... - я пожала ей руку и улыбнулась.
   - Я живу напротив её дома. Она дружит с моей мамой. Ужасная особа, - девушка скорчила грозное лицо.
   - Так ты и есть та девочка! - не знаю чему, но я искренне обрадовалась.
   - Ты у нас будешь ночевать? Круто! Я, кстати, Эрн.
   - Энге. Энге Андельсон.
   - Я слышала где-то эту фамилию... Ты не... - но она не успела закончить, так как я её перебила.
   - Нет. Лучше вообще не произносить мою фамилию, она слишком смущает других людей, - Эрн рассмеялась.
   Эта девушка мне понравилась с первой минуты. Может, мы даже и подружимся. Хотя я не хотела заводить здесь друзей, придется изменить свои планы.
   - Я покажу тебе школу! И еще, ты будешь со мной учиться! Правда, здорово! А так, я на сегодня буду твоим путеводителем, если ты не против, - если моим путеводителем будет Эрн, то я не против. Мне совсем не охота ходить по школе одной, спрашивая у каждого как пройти.
   - Какой первый урок? - перевела тему я.
   - Биология...
   Да уж, день испорчен. Я не любила биологию, хотя и ходила на дополнительные курсы по лечению больных. Все эти непонятные слова, из-за которых приходиться выворачивать язык, чтобы их сказать. Тихий ужас.
   Мы прошли в первый класс на второй этаж.
   Класс биологии не отличался роскошью. Возле доски стояла ужасная модель скелета, причем во весь рост человека. Парт было не много. Стены класса были обшиты панелями белого цвета. В общем класс походил на лабораторию. Пробирки, скелеты... Не воодушевляет.
   Мы с Эрн сели на заднюю парту. В классе было человек 5, как и всегда перед уроками. Я вытащила тетрадь и ручку.
   - Энге, этот урок самый нудный, хочу сказать. Никогда его не любила и не буду. Учитель просто Фрэди Крюгер! Пытает нас этими лабораторными работами уже несколько лет, а толку никакого. Всё бы отдала, лишь бы отказаться от этого урока, но мама не дает. Она говорит, что биология чуть ли не самый важный урок в школе! Я её не понимаю... - прозвенел звонок.
   Класс стал наполняться учениками. Буквально через минуту в класс вошел учитель. Мужчина лет 45, немного полноват, не высокий. На лицо... Эрн не ошиблась - Фрэди Крюгер и то покрасивее выйдет. Его маленькие черные глаза посмотрели в нашу сторону.
   - У нас в классе новенькая... Хорошо. Как тебя зовут? - либо я стала плохо слышать, но мне показалось, что этот учитель не разговаривает, а поет.
   - Меня зовут Энге Андельсон, - его брови взметнулись вверх.
   - Ты дочь... - я его перебила.
   - Нет, просто фамилии одинаковые. Я из США, - наверно сейчас на меня смотрела половина нашего класса.
   Думаю, я совершила ошибку, перебив учителя. Но я не хочу, чтобы кто-то знал, что я дочь Анны Андельсон - наследницы крупнейшей сети ресторанов и пабов в Англии.
   - Раз так, то расскажи мне, пожалуйста, на какой фазе митоза происходит расщепление клетки на две ей подобные? - опять же пропел учитель.
   - Я не знаю, - уже тише ответила я, вперив свой взгляд в шероховатую поверхность стола.
   - Это очень плохо, садитесь и внимательно слушайте меня, чтобы потом не было никаких недомолвок.
   Я готова была поклясться, что теперь этот учитель никогда не поставит мне отличной оценки по биологии, хотя и хорошей тоже. Я не богатая, а значит, нечего мне уделять внимания. Теперь я поняла, каково быть просто однофамильцем богатого человека. Хотя это хорошо, что никто ничего не знает. Так лучше. Для меня лучше.
   Урок длился очень долго. Каждая минута четко запомнилась мне. Тут Фрэди Крюгер задал мне вопрос о строение ДНК, через минуту он вызвал меня к доске, чтобы я подробно рассказала классу о том, как ДНК передается от родителя к ребенку, что при этом происходит. Весь остальной урок был в том же духе. Ученики уже стали хихикать надо мной, когда учитель спросил меня в 12 раз. Дальше - хуже. Зато он поставил мне оценку ''удовлетворительно'' за урок. Эрн сказала, что теперь я буду у него в ''любимчиках''. Я чуть не зарыдала.
   Начало учебного года показалось мне невыносимом. Учеба здесь мало чем отличалась от нашей. Точнее я надеялась, что здесь нас будут учить по ''русскому'' принципу, но здесь такого нет.
   6 уроков я ждала, словно ракета перед взлетом. Мне так хотелось поскорее уйти. Я все еще чувствовала усталость, я буквально валилась с ног. На меня постоянно кидали заинтересованные взгляды, подходили, спрашивали, здоровались. Иногда я делала вид, что никого не замечаю. Эрн сопровождала меня везде. Каждый урок, каждый новый класс и Эрн, не отходящая от меня ни на сантиметр.
   Учителя постоянно спрашивали меня, чтобы узнать, какими знаниями я владею. Хорошо, что летом я читала много книг. Это меня отвлекало от грустных мыслей. А после случая с мамой, книги стали моими самыми лучшими друзьями.
   С каждым часом моё впечатление о новой знакомой менялось. В отличие от моих бывших одноклассников она не пытала меня вопросами про личную жизнь, про деньги, про маму. Она рассказывала о себе, о школе, о городе и в целом о стране. Её было приятно слушать, поэтому впечатление о ней у меня сложилось довольно хорошее.
   Столовая почему-то была закрыта. Когда наступил обед, мы вышли на улицу, чтобы подышать свежим воздухом.
   - Я еще не сказала тебе о своей маме? - я покачала головой.
   Мы стояли возле школы. Я наблюдала за учениками и одновременно слушала Эрн, иногда я теряла нить разговора и просто кивала на её вопросы, надеюсь, она не обижается.
   - Она и твоя тетя... Энге, твоя тетя не самый хороший человек! Энге?! - Эрн толкнула меня в бок, когда я с тошнотою смотрела на пару возле школы. Вычурная блондинка и смазливый брюнет.
   - Я тебя слушаю... - я снова посмотрела на эту пару, и меня действительно чуть не стошнило.
   - Энге!
   - Ну да! Я слушаю! - теперь мое внимание было целиком обращено на Эрн, которая смотрела на меня не совсем по-доброму.
   - Тебе надо отсюда уехать... Ты не должна здесь находиться, - я удивилась её словам, уж лучше я буду здесь, чем там, с мамой.
   - Я не хочу уезжать. Мне здесь нравится, - четко проговорила я.
   - Энге, ты не понимаешь! Этот город, само название говорит само за себя! Просто ты еще не знаешь, куда попала. Эта твоя тетя загипнотизирует тебя! И ты тоже будешь вместе с ними! И это плохо!
   - Эрн, не говори глупостей. Я здесь останусь, так как мне некуда больше ехать! Ты не понимаешь... - на глаза уже наворачивались слезы, внутри начали скрести кошки. Нет, я сильная. Я не хочу расплакаться тут, перед учениками и Эрн!
   - Твое дело... ты меня прости, но я не хочу... я не хочу оставаться одна... - такого поворота событий даже я не ожидала.
   - На тебя смотрит директор, наверно, он хочет, чтобы ты к нему подошла... - добавила Эрн и пошла в сторону главного входа, я пошла следом.
   Директором был молодой человек, наверно, даже слишком молодой. Его звали Александр Иванович. На вид ему было лет 25, худой, слишком худой и серый. Его кожа будто умерла, она не была как у всех, не отливала розовым или светло молочным. Его наружность источала холод. Но я не отвернулась.
   Мы остановились прямо возле него.
   - Привет, Энге. Будем знакомы. Не бойся ничего, здесь все хорошие. Запомни только одно, не попадай в чёрный список...
   Я уставилась на него, явно давая понять, что не очень хорошо его понимаю.
   - Эрн, иди в класс, - обратился он к моей знакомой. Она бросила на меня понимающий взгляд и удалилась в школу.
   - Извините, но, кажется, я вас не так поняла. Я не знаю о каком ''черном списке'' вы говорите.
   - Тебя ждет твоя подруга, иди.
   Я не знала, как мне на это реагировать. Дети уже стали заходить в школу. Директор уже куда-то испарился.
   Открыв массивную дверь, я зашла внутрь. Около стены стояло большое количество людей. Все были чему-то очень сильно удивлены. Тот, кто уже посмотрел, отходил от общей толпы и начинал нервно перешептываться со своим знакомым. Ни одного учителя не было видно. Среди толпы я увидела Эрн, она жестами стала показывать, чтобы я подошла.
   - Что случилось? - спрашивала я скорее себя, так как меня просто пропихнули к стене.
   На главной площадке в школе, на стене висел плакат с фотографиями. Я думала, что это вывесили фото лучших учеников, как это делали у нас в школе, но эти фото были с черными ленточками по краям. Меня передернуло, и только тогда я увидела ужасающие строчки: '' В ночь с 1 на 2 сентября в школьной столовой нашли тело 15 летней Джонни, это 10 жертва 'Черного списка'. Дети будьте осторожны, не попадите в этот список!!!!''
   По спине стали медленно сползать мурашки. Ну почему я так плохо реагирую на чью-то смерть? Я стала медленно пробираться наружу. Мне нужен был свежий воздух. Сердце усиленно колотилось о ребра. Мне срочно нужно было выйти!
   Выбравшись из толпы, я побежала на улицу. Мне стало дурно. Я только приехала в новую страну, я так радовалась новой школе, а тут тело девочки. Как она попала туда? Её убили? Почему ночью? Как? Эрн была права, здесь нет ничего хорошего. Давно этот 'Черный список' тут появился? Почему так много фото с черными ленточками в углу? Голову просто охватил шквал вопросов.
   Я глубоко дышала, пытаясь успокоиться. Я хотела плакать, но слез не было. Почему именно мне досталась такая судьба? Я хочу к бабушке, я хочу к папе. Я хочу вернуться на 5 лет назад и навсегда там остаться.
   Сзади ко мне прикоснулась чья - то рука, это была Эрн, она тихо, еле слышно произнесла:
   - Энге, Джонни была новенькой, как и ты. Уже практически 10 лет кто-то убивает новеньких. Никто не может ничего поделать, я боялась, ты тоже попадёшь в тот список. Тебе надо срочно уходить, бежать отсюда. Эту знают все в округе, поэтому к нам каждый год приходит только один новенький или вообще никто не приходит. Мне повезло, в прошлом году, когда я пришла сюда, со мной было ещё двое новых учеников. Тогда никого из нас не убили, только директор сменился. Но убийство было, убили ученика, который зашёл самым последним в школу 1 сентября. Тогда я и узнала об этом списке, так же, как и ты, по объявлению...
   - Мне об этом никто не говорил... - выдохнула я.
   - Мне тоже. Я узнала так же, как и ты.
   - Эрн, расскажешь мне всё об этом... об этом списке?
   - Ну... - протянула она, - ...я мало о нем знаю, хотя... давай я тебе потом расскажу?
   Я улыбнулась ей.
   Моё сердце все также безудержно колотилось об ребра. Я не хотела умирать. Да, я об этом думала, когда узнала о смерти папа, бабушки. Но тогда я не понимала смысла своих слов. Как я была глупа. Похоже, что этот город изменит меня. Он уже поменял некоторые мои планы, отговорил от некоторых мыслей. Но всё равно он не сможет поменять моё отношение к жизни. Здесь нет дорогих мне людей, конечно, есть мама, но она не держит меня. Богатства, деньги, дом... Я бы все их променяла на возможность вернуть Сьюзи и папу! Именно их обоих, я бы не смогла выбирать, кого из них вернуть. Только двоих, с их милыми улыбками, с жизнерадостными лицами...
   В школе мы оставались еще 3 урока. Я была рассеяна, так как до сих пор не могла отогнать плохие мысли. Этот список, директор... Они напугали меня, хотя я думала, что уже ничего в этой жизни не боюсь. Но я в который раз уже ошиблась.
   Когда закончились уроки, я быстро, схватив Эрн за руку, вышла из школы. Всё-таки свежий воздух помогал мне сосредоточиться. Погода на улице не была ни теплой, ни холодной. В воздухе кружило что-то, заставляя меня вздрагивать при каждом порыве ветра. Эрн стала рассказывать о здешней погоде, и я поняла, что не зря взяла самые теплые вещи. Мы шли к ней домой. Не знаю, но её я уже стала считать своей подругой. Эрн была похожа на мою бабушку - добрая, открытая. В её улыбке я видела столько счастья. Похоже ей ничего больше не нужно. Эрн довольна жизнью, и я безумно за неё рада.
  
  Глава 4.
  Моя новая подруга...
  
   Серые тучи окутали небо, не давая солнцу пробиться сквозь их толщу. Меня это немного огорчало, так как я знала, что сейчас в моем Штате точно стоит жара. Я опять не слушала свою новую подругу. Новый день, новый климат, новые люди - всё это отвлекало меня, заставляло задуматься. Ветер тихо обдувал нас, заставляя волосы трепаться в разные стороны. Что за 'Черный список' и почему он не дает мне покоя? Почему я постоянно думаю о тех учениках, что погибли здесь? Почему мне кажется, что я как-то к этому причастна?
   - Энге! - голос Эрн прозвучал откуда-то издалека.
   - Эй, мы давно уже пришли! Энге, остановись же наконец! - снова закричала подруга.
   Я даже не заметила, как шла от школы к дому Эрн. Все эти мысли... надо поскорее выкинуть их из головы!
   Я повернулась в сторону Эрн - она уже стояла возле двери. Я обернулась назад, сзади действительно был дом тети, как она и сказала. Странно, но на дом напротив я до этого не обращала никакого внимания. Он для меня не существовал, просто потому, что своей роскошью захватывал воображение, что уже ни на что не обращаешь внимания.
   Дом Эрн был намного меньше дома тети. Он был приземистей, не так изыскано смотрелся со стороны. Белый с коричневой крышей, два этажа, причем второй был под крышей. Вокруг был газон, идеально выстриженный, цветы маленькими кустиками и дорожка, которая вела за дом. Всё, как и везде. Хотя я ждала другого, мне казалось, что дом у моей подруги должен быть большим, ярким, немного необычным, как и сама она. Эрн также что-то говорила про свою мать. Они дружат с тетей - это я точно помнила, но больше ничего.
   - Может, ты уже войдешь внутрь? - Эрн смотрела на меня уже несколько минут, думаю, моё поведение её несколько удивило, но что она хочет от приезжего человека?
   Я прошла к Эрн, при этом не забывая оглядываться по сторонам. В данный момент мне было интересно всё, включая то, где находится мусорный бак.
   - Летаешь в облаках? - заметила Эрн, снимая куртку и вешая её на крючок.
   - Ну мне же всё интересно! Я только приехала и за два дня никуда не выходила! О, а у вас прекрасный домик, такой уютный...
   - ...и такой маленький! - усмехнулась девушка.
   - И это хорошо, мне уже порядком надоело жить в хоромах! - теперь Эрн очень сильно удивилась.
   - Подруга, похоже ты что-то не договариваешь о своей прежней жизни. У тебя явно дом был получше моего! Поэтому давай выкладывай, дай хоть позавидовать!
   Мы рассмеялись. С Эрн было на удивление легко. Я не смущалась и не краснела. Я могла говорить всё, что думаю. Ну и она была довольно приятной наружности. Мы прошли на кухню и Эрн приготовила нам кофе. Сейчас мне его точно не хватало. Сон весь день хотел меня сморить, но я не сдавалась. И сейчас не хочу, так как не думаю, что новой подруге будет приятно, если я во время её разговора свалюсь и усну.
   Мы разговаривали очень долго, я даже не успевала следить за временем. Хотя чувствовала я себя, как на допросе. Но рассказывать о доме оказалось приятно. Я не стала включать в свой рассказ повседневные ссоры с мамой. Но об наших слугах я рассказала всё, включая то, что они у нас воровали сервис! Эрн слушала меня очень внимательно, при этом она потихоньку, маленькими глотками отпивала кофе. Я же, увлеченная рассказом отхлебывала по пол кружки. Я умудрилась обжечь язык, отчего мой говор стал немного непонятным. Но это нисколько не смутило мою подругу. Она улыбалась, смотря за моей реакцией. Иногда её брови удивленно поднимались вверх, но где-то через 2 секунды она уже хихикала над моим рассказом. Я буквально изливала ей душу. Я еще никогда так не общалась с человеком. Всё-таки одиночкой быть немного скучно...
   Закончив нашу долгую беседу, Эрн предложила подняться в её комнату.
   Дома у Эрн было уютно, её комната была не такая большая, как у меня, зато в ней было тепло и красиво. В ней стоял черный диван, но по его бокам были золотого цвета бантики. Да и всё в её комнате было желто-золотого оттенка. На полу был огромный ковёр золотистого оттенка, обои тоже были какого-то бежевого оттенка, поэтому в её комнате казалось уютно, но в то же время стояла духота.
   Я тоже всегда хотела иметь такую комнату, в которую всегда приятно возвращаться. Здесь же я готова была остаться навсегда. Вся мебель, обои и даже этот странный диван, всё было подобрано со вкусом. Я мысленно отметила, что надо будет узнать, кто обустраивал эту комнату. Если это сделала её мама, то я просто восхищена, если же сама Эрн, то я не только восхищена, но и поражена такой фантазией. Врядли у меня получится что-то путное из той пыльной комнаты в доме тети.
   Эрн проводила меня к столу, который стоял у окна. Я уселась на мягкий стул и стала оглядывать всё вокруг. Эрн села на кровать и стала следить за моей реакцией. Я будто пятилетний ребенок осматривала всё вокруг, запоминая каждую деталь и отмечая про себя, что такое тоже надо будет сделать в моей комнате. Свой взгляд я остановила на столе, на котором лежал непонятный клочок бумаги. Так как он был скомкан, то я без зазрения совести взяла и развернула его. Он бы весь исписан именами каких-то людей. Дон Браун... Дон Браун... Браун... Это имя я также заметила и на столе. Это что, какая-то знаменитость?
   - Эрн, кто это такой, Дон Браун? И почему рядом с ним какая-то дата? ... Эрн, ты где?
   Удивительно, но я увидела только окаменелое лицо девочки, как будто она увидела огромный метеорит.
   - Что с тобой, Эрн, ты не ответила. Кто такой Дон Браун?
   Ответ и сейчас не прозвучал. Но кое-что всё-таки произошло. Эрн подбежала к окну и закрыла его, завесила шторы, потом кинулась к двери и толкнула её с огромной силой, что шум отразился от стен. В её глазах были видны слёзы и паника. Всё это она делала как сумасшедшая, с безумным блеском в глазах. После всего этого Эрн плюхнулась на кровать и зарыдала. Я ничего не поняла. Почему была такая реакция на имя человека. После долгого рыдания и пяти минут молчания она всё-таки встала и подошла ко мне:
   - Энге, я не хотела тебе ничего говорить, но раз ты спросила, то я всё-таки раскрою тебе мою тайну, но только при одном условии, что ты никогда никому больше не будешь говорить об этом, и в школе никогда не будешь произносить это имя.
   Эрн опять замолчала. Она смотрела на меня молящими глазами, как на котёнка, и боялась, что я сейчас наброшусь на неё:
   - Ну, ладно, Эрн. И надеюсь, ты объяснишь мне то, что произошло сейчас с тобой.
   После моих слов, она подбежала к шкафчику с книгами и взяла оттуда одну. Открыла последнюю страницу и вытащила фотографию и поднесла мне:
   - Видишь этого молодого человека. Его и зовут Дон Браун. Когда я пришла первый раз в школу, он стоял на лестнице у входа со своими друзьями. Это был 2004. Ему тогда исполнилось 18 лет. Я пришла в школу, ничего не подозревая. Я была одна. Эта компания о чем-то говорила. Я немного смутилась, так как один из них посмотрел на меня. Именно он и привлек мое внимание. Парень был высокий, он очень сильно выделялся среди своих друзей. А его глаза... Он поразил меня на месте! Тогда он мне чуть-чуть улыбнулся и снова отвернулся. Я не могла больше никуда посмотреть, я даже перестала ощущать ступеньки у себя под ногами! ... Я почти уже подошла к этой чертовой двери, но зацепилась за ступеньку. Наверно, мы с тобой очень похожи, так как я тоже первый раз не зашла, а залетела в школу, - Эрн уже немного успокоилась и даже улыбнулась, но в следующее мгновение её лицо сразу стало мрачным. - Его друзья прекрасно всё это видели, и реакция не заставила себя ждать. Все стали смеяться. Никто даже не помог мне встать. Сквозь смех кто-то начал говорить: ''Ой, смотрите, новенькая пришла! Ты в этом году не одна. Тебе повезло. Посмотрим, кого занесут в этот раз в 'Черный список'! Ты будь поосторожней, когда будешь убегать, а то вдруг опять зацепишься!'' Я очень сильно покраснела. Я тогда была похожа на рака! Наверно, мое лицо было таким же красным, как и наша школьная дверь... Глупо всё вышло, но этой компании и его я больше не видела в этот день. Но через два дня в школе на главной площадке повесели список с фотографиями, у каждой была черная ленточка в углу. В этом списке я увидела имя Дон Браун, я увидела того самого улыбающегося мне парня! Я не могла поверить своим глазам. Классная руководительница сказала, что он приехал из интерната, и у него нет родителей. Он умер в мужском туалете. И никто из учеников не хотел говорить, что там лежит его тело, и что оказывается, он умер после двух часов дня первого сентября. Но все мальчики, как один утверждали, что никого в их туалете не было, и что тело его они увидели только на второй день.
   Эта новость меня потрясла. Тогда, когда я пришла домой и рассказала моей маме об этом происшествии, она даже не удивилась, говорит, что так и должно быть. Она стала утверждать, что приютские дети вырастают очень плохими, потом они становятся либо ворами, либо преступниками. И его смерть только на пользу обществу. Вот и всё. Я, честно, признаюсь, была не удивлена таким ответом. Моя мама работает в каком-то комитете по делам несовершеннолетних, и каждый раз, когда она приходила домой, то говорила: ''Эти подростки меня совсем достали. Каждый день одно и то же. И все выросли без родителей. Сбежали из сиротского дома и начали воровать''. И так было всегда...
   Однажды она пришла и с порога заявила мне, что нам срочно надо переезжать! Энге, представь, переезжать из Лондона в какой-то непонятный город в России! Её новость просто озадачила меня. Она сказала, что я должна перейти буду в школу, в которой с 1995 года убивают детей. И самое главное, она даже не спросила, хочу ли я переходить в такую школу. Но на все мои ответы она только пожимала плечами. И это было ужасно. Она никогда не говорила, почему нам так срочно нужно переезжать. И теперь на эти вопросы она тоже не хочет давать ответы.
   Энге, я думала, что никогда больше не смогу вернуться в эту школу. Страшно, когда знаешь, что тебя могут убить. Внезапно. Я не могла сидеть на уроках, я не могла ни о чем думать. А маме было все равно. Я должна была ходить в эту школу, так как другого выбора не было. Те мальчики, что были тогда у входа... больше я никогда их не видела. Хотя, сейчас они уже выпустились, но... странно как-то. Нет, я не хочу, чтобы ты тоже боялась, но опасаться всё же стоит. Ведь до сих пор так и не могут узнать, кто совершает такое злостное преступление каждый год, потому что нет ни одной зацепки. Вот они есть, я имею ввиду детей, а через час их уже нет. Нет свидетелей, нет отпечатков. Ни один замок не вскрывали, к ним даже не прикасались. Но они что-то умалчивают. Я это точно знаю. Я видела, как они все что-то обсуждали, когда нашли тело того мальчика. Что-то здесь не то, и я очень хочу выяснить, что именно...
   - И сейчас ты уже не боишься? - мой глосс был тихим и дрожал.
   - Я не боюсь. Я волнуюсь, что завтра я узнаю, что тебя тоже не будет. Я только нашла человека, который мне приятен. У меня не было здесь друзей, Энге. Никогда не было...
   - Я не уйду, - попыталась улыбнуться я, но улыбка вышла не слишком искренняя, потому что мне стало страшно, действительно страшно.
   Эрн и я погрузились в свои размышления. Я думала о том, насколько безопасно будет находиться в этом городе. Эрн ведь так точно и не сказала, зачем она писала имя этого мальчика, зачем там стоит дата. Никаких подробных ответов. Но я решила, что не стоит её сейчас беспокоить.
   Самой мне стало плохо. Я не подозревала, что попаду в такую школу. Почему мне никто не сказал? Эрн мама хоть предупредила. Хотя, что я жду от своей? Она никогда мне ничего не станет рассказывать. Я ей нужна так же, как и пыль в доме. Что я есть, что меня нет. В любой момент от меня просто могут избавиться, стряхнуть и не заметить. В общем так и сделали, мама просто отправила меня подальше от неё. А тут, тут я никому не нужна. Может, я нужна Эрн. Она сказала, что видит во мне хорошего человека, друга... Но я уверенна, что нельзя мне к ней привязываться. Интуиция во всю мне это кричит. Хотя, может её не слушать, ведь раньше я её не слушала...
  
  Глава 5.
   Леон...
  
   Ночь удалась неплохой. Почти весь вечер мы с Эрн сидели на её кровати и беседовали о моей тетушке, о школе и нашей с ней жизни. Оказывается, что папа Эрн русский, который некоторое время жил в Лондоне, где и повстречались её мать с отцом. Сейчас Александр (так просила меня называть её отца Эрн, когда он приедет) в командировке и уже больше двух месяцев она его не видела. Я тоже не видела своего папу, но в отличие от Эрн, я больше никогда не смогу его увидеть. Никогда.
  
   Сегодня уже третье сентября. Суббота. Я люблю субботу за то, что не надо ходить в школу. Можно просто отдохнуть, помечтать, а вечером сделать уроки. Сегодня мне нужно познакомиться со своим переводчиком. Сегодня надо много чего сделать. Мне нужны вещи. Мне во-первых нужна комната, не вечно же ночевать у Эрн. Мне нужны учебники. И мне надо узнать точно, кто такой Дон Браун.
   Утром я проснулась очень рано. Эрн еще спала, тихо сопев в свою подушку. За окном было солнышко, что меня очень обрадовало. Я привыкла к теплу и не хочу терпеть холод, хотя здесь он почти всегда, даже летом. Я любила поваляться на пляже и даже любила играть в волейбол вместе со своими однокашниками. А здесь... придется привыкать к новому режиму и расписанию погоды. Я потянулась, почувствовав, как каждая клеточка организма пробуждается ото сна. Тихо встав, чтобы не разбудить свою подругу, я вышла из комнаты.
   Сразу в нос ударил запах выпечки. Я еще не познакомилась с мамой Эрн, поэтому я спустилась с лестницы и прошла на кухню.
   - Привет, привет! - я не успела еще войти, как со мной поздоровались.
   - Я подруга Эрн... мы, я... я... тетя Роза... - я не могла произнести нормально предложение, так как очень сильно смущалась. Мне еще никогда не приходилось таким образом знакомиться с людьми.
   - Будешь есть? Я приготовила замечательные булочки! И не надо волноваться, Энге, твоя тетя о тебе уже сказала. Я, кстати, Элис, мама Эрн, - она протянула мне руку, я не заставила себя ждать и протянула в ответ свою.
   - Я просто... Спасибо, миссис Элис, но я могу поесть дома... - конечно, попробовать пирожков очень хотелось, но я воспитана была по этикету...
   - Энге, не стесняйся! Никто не кусается, - улыбнулась мне мама Эрн, - чувствуй себя, как дома!
   - Меня, наверно, ждет переводчик... Да и надо еще комнату обустроить... - промямлила я.
   - Жаль, ну я тебе все равно оставлю пирожок? - подмигнула мне миссис Элис.
   - Конечно! - я была рада такому повороту событий. - Передайте, пожалуйста, Эрн, что я ей позвоню.
   - Не забуду!
   Я вышла из кухни и бегом рванула в комнату Эрн. Надо было переодеться и хоть немного обдумать план своей комнаты, иначе я так и буду спать на диване. На собирание вещей у меня ушло не больше пяти минут. Эрн всё также мирно спала.
   Попрощавшись, я вышла на улицу. Свежий воздух мигом ударил в лицо. Солнце светило на горизонте. День начался хорошо, надеюсь он так и закончится.
   Кое-как собрав вещи в охапку я медленно стала переходить дорогу. Дом остался неизменным, такой же большой и красивый. От него веяло величием и родом, мне казалось, что в нем некогда точно жил какой-нибудь богатый род. Так приятно. Теперь я буду жить в доме, который явно не одно столетие простоял тут. Дома, как и вещи, отражают, показывают их хозяев, обитателей. В них вечно хранится история. Но дома и вещи безмолвны, человек никогда не сможет выяснить с помощью них как жили люди, как разговаривали, о чем. Они никогда не расскажут о тайнах и секретах прежних хозяев. Вещам, в отличие от людей, можно доверить самое сокровенное и они, как говорится, ''унесут их с собой в могилу''.
   Я поднялась по ступенькам тетиного дома и замерла в ожидании. Я уже протянула руку к ручке, но еще не стала открывать дверь. Сегодня с утра я еже познакомилась с мамой Эрн, что оказалось не таким простым, теперь мне предстоит познакомиться с молодым человеком, который будет ''скрашивать моё одиночество''. Зачем? Зачем он мне нужен? Если бы я знала, что тут я встречу такого человека, как Эрн, то не переводчик, не кто-либо другой мне уже не нужен был бы. Я повернула ручку и открыла дверь.
   Первое, что попалось мне на глаза, это была огромная стопка книг, стоящих на журнальном столике возле дивана. В гостиной был полумрак. Я положила сумку возле двери и прошла в комнату. Леон сидел на диване, он явно ожидал меня.
   Когда я его увидела, я была в шоке. Это был тот самый мальчик, которого я видела на фотографии у Эрн! Я не могла поверить своим глазам. Нельзя было найти в его лице ни одного отличия от Дона Брауна. И в эту секунду мне просто не терпелось позвонить Эрн, показать ей этого переводчика и спросить её мнение. Но ничего этого я так и не сделала. Я стояла у дивана, не смея пошевелиться.
   Леон был на вид лет девятнадцати, ростом выше меня. Глаза, как и на снимке у Дона - темно-зеленого цвета и с немного потухшим видом. Телосложением он был немного худощавым, но вполне нормальным. В его присутствии я не могла ни слова произнести. Пусть в моей голове и создавались ежесекундно новые вопросы. Но они никак не могли слететь с моих уст.
   Тогда Леон первым заговорил со мной:
   - Привет, Энге. Ведь так тебя зовут? Я твой переводчик. Вот, буду тебе помогать в освоении языка, - у него был приятный голос, уже не детский, но и еще не совсем мужской, - или еще может что понадобиться. Я так думаю, тетя не сказала, что я буду с тобой жить. Надеюсь, мы подружимся. Может, ты уже присядешь?
   Да. В этот самый момент я и очнулась. Всё что я видела в моих мыслях, казалось мне полнейшим бредом. Какой-то мертвый, выходящий из туалета мальчиков, который подходит ко мне и предлагает познакомиться. Но тут меня осенило. Надо было срочно задать ему вопрос, сколько ему лет, может, мне просто казалось, что он похож на Дона?
   - А... мистер Леон, можно ли узнать сколько вам лет? И кто вы? Ну и откуда вы? И откуда вы знаете мою тётю? Вы, случайно не её родственник?
   В этот момент вопросы посыпались, как град. Я даже не давала ему ответить на них. Куда делась моя стеснительность? Хотя я всё также стояла у дивана.
   - Энге, остановись, пожалуйста. Давай сначала я отвечу на твои первые вопросы. Мне девятнадцать лет. Но можешь не волноваться, я хорошо знаю несколько языков. Так... что там было дальше? А, ну да. Я из ...не думаю, что это важно. С твоей тетей я знаком, и причем очень хорошо, и я точно не её родственник. Кстати, можешь просто называть меня Леон. Всё-таки разница в возрасте наша не очень-то и велика. Тебе шестнадцать, если я не ошибаюсь?
   - Ну да, мне шестнадцать. Но я не маленькая. Ну и... я буду жить с вами? с тобой? Ну... - опять я начала мямлить.
   - Если хочешь, я могу уйти.
   - Нет! - я присела на краешек дивана и немного расслабилась. - Я тут совсем недавно, всё так непривычно. Практически никого не знаю. Даже тетю первый раз увидела только в аэропорту. А она мне еще такие деньги оставила, сказала комнату себе сама сделаю, как захочу. Я даже не знаю...
   Странно, но я впервые могла так спокойно разговаривать с человеком, которого раньше никогда не видела. И между прочим я нашла ещё одно точное совпадение. Дону Брауну сейчас тоже было бы девятнадцать лет. Но он умер, а значит всё, что сейчас происходило в моих мыслях - это простой бред. Просто эти два человека похожи друг на друга. Но спросить свой главный вопрос я так и не решалась, и, думаю, никогда не решусь. Я буду ждать чего-то, что даст мне подсказку. Странно, раньше я не особо интересовалась жизненными проблемами. Если я видела, что где-то что-то произошло, то мне было не важно из-за чего всё это случилось. Я была безразлична ко всему. А сейчас этот переводчик возбудил во мне интерес. Мне действительно хочется узнать, почему они так похожи. Что такого связывает Дона Брауна и Эрн, почему в школе такое происходит. В моем городе такую школу давно бы закрыли, а тут... ощущение, что все к этому привыкли, что это как снег зимой или дождь в пасмурную погоду. Это было естественно. Даже Эрн это приняла. Может, и я это приму, но не сейчас. Должно пройти много времени, чтобы я привыкла ко всей этой суматохе, непонятным событиям.
   Мы очень долго разговаривали с Леоном. Но я заметила, что о себе, о своей жизни он толком ничего так и не сказал, но и я не всю правду говорила. Я молчала о маме, о бабушке, о папе. Я не говорила о том случае, по вине которого сейчас я здесь нахожусь. Между нами стала будто небольшая стеклянная стена. Мы видим друг друга, слышим, но если говорить очень тихо, если не показывать своих эмоций... тогда никто ничего не узнает. Мы не можем подойти друг к другу, протянуть руку. Просто сидим, просто рассказываем мимолетные моменты жизни, которые на самом деле никакого значения не имели. С Леоном было не так, как с Эрн. Он не раскрывался. Он был, как закрытая книга с красивой обложкой, но содержание которой закрыто на глухой замок. Иногда Леон кидал грустный взгляд на какую-нибудь картину или вазу. Что он в них нашел? Да, они были замечательны, красивы, но это вещи. Ни эмоций, ни переживаний - вещи не чувствуют и не разговаривают. Леон точно знал, что и где находится. Он не раз был в этом доме. Но ничего кроме как о кухне, библиотеке и ванной он не сказал. Я знала, что в этом доме больше комнат, но он почему-то не стал говорить, что в них находится. Этим он пробуждал во мне еще больший интерес. Этот дом был слишком необычен и слишком загадочен.
   Примерно через час пришла кухарка. Мне показалось, что она здесь лишняя. В своем прежнем доме мне прислуга никогда не нравилась. Это пренебрежение к людям. Ты раскидываешь вещи, соришь, а они все это должны убирать. Один раз я попыталась помочь Кай, но она попросила меня ничего не трогать, что она сама справится. Так нечестно. Почему мне досталась такая судьба, а ей приходится убирать за людьми. Почему я должна жить в роскоши, а она получать жалкие доллары за свою работу. Поэтому наличие в доме прислуги напомнило мне ту жизнь, которую я сейчас пытаюсь всеми способами забыть.
   Мы позавтракали и решили выбраться в город. Что сказать о городе? В Интернете я о нем ничего не нашла. Его не было. Нигде даже слова такого не употребляли. Почему? Я не могу поверить, что о нем нигде ничего нет. Я решила, что когда приеду домой, то узнаю где библиотека и пойду поищу что-нибудь об этом городе.
   Да, прогулка по магазинам затянулась надолго. В какой-то момент мне даже показалось, что я очень сильно наскучила Леону своей болтовней. Да, просто я еще никогда так ни с кем не ходила по магазинам. Нет, конечно, мы с папой выбирались в какой-нибудь центр, с кучей бутиков. Папа покупал мне всё, что только понравится. Но это было так редко. Папа постоянно уезжал. А тут я с Леоном, с которым познакомилась буквально несколько часов назад. Он с интересом рассматривал одежду, но ничего не предлагал. Когда мы зашли в интерьер магазин, то мы оба пришли в ступор. Я не могла ничего говорить, так как считала подобного рода разговоры слишком странными. Я никогда не выбирала интерьер своей комнаты. Она была у меня одна, до шестнадцати лет. Но почему молчал Леон? Он выглядел слишком серьезным. Может, это было оттого, что когда мы зашли, то на нас были устремлены пары десятков глаз? Я не знала. Но пришлось заговорить первой. Мне показывали кучу различных вариантов оформления комнаты, но я не могла выбрать. На Леона я не рассчитывала, он вообще был отрешен от всего этого. Он стоял в углу магазина и разглядывал стенд на стене. Через полчаса я смогла выбрать то, что мне было нужно. Да, денег на комнату уйдет много, но это уже не так важно. У меня будет своя комната, где всё будет оформлено так, как я этого хочу.
   В пять часов вечера мы приехали домой. Это было что-то. Я очень сильно устала. Пакетов была куча. Я скупила наверно все самые теплые вещи в магазинах. Я не знала, чего мне ждать от здешней погоды. Но лучше приберечь что-нибудь потеплее. Леон тоже устал. Но выглядел он почему-то слишком серьезно. Всю дорогу, с тех пор как мы вошли в магазин, где я заказывала интерьер своей комнаты, он был серьезен. Он не глядел на людей, постоянно был как будто в тени. Но я не могла ничего сделать. Леон не отвечал на мои вопросы.
   Мне не терпелось позвонить Эрн и рассказать обо всем. Особенно о Леоне. Я хотела пригласить её домой. Я хотела, чтобы она его увидела. Мнение Эрн мне было интересно. Думает ли она так же, как я? Если же нет, то я не буду ей высказывать свое мнение. Не хочу. Я её ещё недостаточно знаю. Мне надо точно понять, могу ли я ей доверять свои тайны. Не предаст ли она меня.
   Своего спутника я оставила одного в гостиной, сама же поднялась в свою комнату. Точнее первым делом я позвонила Эрн и пригласила её к нам на ужин. Потом уже я поднялась в комнату. В ней практически всё осталось, как и прежде. Но кое-что здесь изменилось. Возле стены стоял маленький диван. Я точно помнила, что когда первый раз заходила сюда, то кроме небольшого слоя пыли на полу, здесь ничего не было. Карточка с деньгами, как оказалось, было тоже не тут, а у Леона. Может, это он перетащил этот диван сюда? Но откуда и, главное, как? Эта комната наводила на меня ужас. Она была большая и пустая, и в ней было два окна. Комната была угловая и находилась в конце коридора второго этажа, одно её окно выходило в парадный двор, но перед ним росло огромное дерево, поэтому вход еле был виден из-за такой густоты листьев. Второе же окно выходило на главную улицу, которая называлась ''Драджикон стрит'', я не знаю, в честь чего её так назвали. Да и вообще я ничего не знаю об этом городе, почему этот район города так далеко находился от его центра. Почему именно здесь живут иностранцы...
   Но сейчас не об этом, пока я стояла в своей почти пустой комнате, внизу слышно было как кто-то позвонил в дверь, она отворилась. Скорее всего это была Эрн. Я сбежала вниз, передо мной была странная картина: на полу лежала Эрн, а возле на коленях стоял Леон. Он бил её по лицу, чтобы она очнулась. Почему Эрн упала в обморок?! Я подбежала к ней и начала трясти. Что там нам рассказывали? Я же ходила на медицинские курсы! Но Эрн не приходила в сознание. Я уже начала волноваться. Леон же вообще делал вид, что меня не существует. Он не паниковал, как это делала я, он без эмоций на своем лице пытался привести в чувство мою подругу. Мы перенесли Эрн на диван в гостиной.
   Когда она очнулась, Леон сходил на кухню и принёс оттуда бокал с чем-то красным внутри. Он дал этот бокал Эрн, а сам удалился вглубь дома, хотя в тот момент меня не интересовало, куда он пошёл. Эрн схватилась за меня обеими руками и начала тихо говорить, но в этой комнате даже шёпот казался ором:
   - Энге, мне кажется, или я чего-то не понимаю, что это за молодой человек, который так похож на Дона Брауна? сколько я была без сознания?...
   - Эрн, постой-постой, не так быстро, нуу... не знаю как тебе сказать, но Леон действительно похож на Брауна...я не могу это объяснить, лучше пойдем в мою комнату, здесь как-то неуютно.
   - Ладно, Энг, но только ты мне расскажешь, откуда взялся этот человек...или не человек?
   - Конечно, Эрн, я и сама не прочь узнать получше о жизни моего переводчика, да и о моей тете и об этом доме, и вообще обо всём том, что происходит здесь.
   - Знаешь что, Энге, я предлагаю тебе пройтись завтра по окрестностям, узнать получше местность, ну и немного рассказать о здешних правилах поведения...ты как, не против?
   - Нет, конечно я не против, только одного не пойму, о каких ещё правилах поведения ты говоришь?
   - Да я так...Просто расскажу тебе о наших соседях, и как лучше будет вести себя с ними.
   - Ну если так, Эрн, то я предлагаю тебе завтра сходить со мной в библиотеку, тем более завтра будут обставлять мою комнату, не думаю, что мы здесь будем нужны им. И вообще, что мы тут сидим? Пошли, посмотришь мою так называемую комнату.
   Вместе с моей подругой мы поднялись на второй этаж. Лестница в доме была с двух сторон в гостиной, она как бы обвивала её. Поднимаясь с какой-либо из сторон, вправо или влево, шел коридор, не очень длинный. Чтобы подняться в мою комнату, нужно было завернуть влево, там было всего две двери по обе стороны коридора, та, что была самой крайней к лестнице, и есть моя комната. Куда вела другая дверь, я не знаю, она была закрыта. Окошко было завешено очень красивыми шторами, да и весь этот дом был сделан в каком-то старинном стиле, который не претендует на размещение большого количества мебели.
   Вместе с Эрн мы поднялись ко мне. Как я заметила, её интересовали портреты на стенах, она всё время на них оборачивалась. Я не обращала внимание на них, там были нарисованы чьи-то портреты. Но в их фамилиях меня ничего не привлекало. В моей комнате стоял полумрак. Меня это не смущала, меня наоборот это даже радовало. Я привыкла к нему за то время, как жила у мамы. Мы прошли и сели на диван. Сначала минут 5 мы сидели молча, но потом Эрн заговорила:
   - Слушай, Эн, ведь можно я тебя так буду называть, уж очень сложное у тебя имя?
   - Можно, я не против, бабушка именно так меня и звала. Можешь звать меня Эни Мор, это мой так сказать псевдоним, прозвище дал мне папа, так как однажды мама назвала меня 'mortal', а папа откинул последние три буквы.
   - Ух ты! Эн, да ты у нас смертельная девушка, такое прозвище! - Эрн похлопала меня по плечу. - Ты никогда не задерживала внимание на те картины, которые весят у вас в коридоре? Ты видела фамилии этих людей: Евангелиса Мотл, Генрих Стивен Найтли, Наташа Фейт? Звучат не очень, да? Я знала, что в этом доме когда-то, лет 300 назад, жила пророчица, плохая женщина, к ней в дом боялись заходить, так как все думали, что она приносит несчастья, она никогда не пророчила никому хорошей жизни...
   - Эрн, я не обращала внимание на них, тем более в этом доме я всего три дня. Да и что такого в фамилиях? Эрн, вот какая у тебя фамилия, скажи, не молчи?!
   - ...Хапли... Дурацкая фамилия! Как будто я арфа какая-то! Но мы не об этом. Разве ты не заметила, что твоё прозвище образовано от такой же фамилии, как у этой Евангелисы? Ох, у меня очень болит голова, - Эрн опустила голову на колени. - Почему мы сидим в темноте? Я пойду включу свет, где выключатель, кстати?
   - Я не знаю, явно, что он в этой комнате, как видишь, я здесь ещё не ночевала и не горю желанием.
   В это время Эрн уже встала и пошла искать выключатель. Она прошла по всей комнате и ощупала все стены. Тут что-то щелкнуло, и включился свет.
   - Наконец-то, Эн, я уж подумала, что мы будем сидеть в полной темноте. Кстати, кто выбирал эти обои? Они ужасные, тем более для комнаты, в которую свет заглядывает не очень часто.
   - Думаю это тетя их выбирала, они мне тоже не очень нравятся. Насчет света ты права, но зато здесь есть два окна, которые открывают передо мной нашу главную улицу и вход в дом. Кстати, я совсем не знаю, откуда здесь взялся этот старый диван, его тут не было...
   Тут мы услышали голоса людей внизу и шаги внизу. Такой гомон не мог создать один человек, явно там был кто-то ещё, хотя это меня скорее обрадовало, потому что быть в пустом доме вдвоём и со странным переводчиком не очень приятно.
   Вместе с Эрн мы тихонько вышли из комнаты. Я шла впереди, а Эрн держала меня за руку. Тут мы услышали поднимающиеся по лестнице шаги, мы прижались к стене. Это был Леон, он шёл по правой лестнице со стопой книг в руках. Правую часть дома я ещё не видела, но тут там включился свет, он осветил маленький столик, на котором стояли книги, и три двери, на стенах также висели картины. Леон отпер ключом одну из комнат и, взяв книги, зашел в нее. В это время внизу шел оживленный разговор.
   - Эта девочка меня совсем с ума сведёт, каждый раз одно и то же. Мы даже нормально из этой страны уехать не можем. А где же Энге? Она уже сделала себе комнату?
   Внизу стояла моя тётя и разговаривала с нашей кухаркой, вокруг неё вертелись ещё трое человек, они носили ей какие-то вещи, выбегали на улицу, потом снова входили с чемоданами в руках. Что она здесь делала? Ведь она уехала, и сказала, что надолго...
   - Здравствуйте, тетя Роза!
   - Привет, моя дорогая! Что же ты там стоишь наверху, спускайся вниз. Ты не одна? - и почему она так удивилась?
   - Нет, тётя, со мной Эрн.
   Как только я произнесла имя моей подруги, тётя поперхнулась и сказала своим слугам:
   - Давайте скорее, нечего терять время, мы и так опоздали! Энге, я вижу, ты не хочешь спуститься ко мне?
   - Я здесь с той самой девочкой Эрн, тетя, мы зашли ко мне на минутку...
   - Ясно всё с вами! Мне уже пора идти. Вы нашли то, что я вам приказала?- обратилась она к слугам, и тут один из них поднёс ей что-то завернутое в бумагу. - Всё, Энге, я пошла, ты тут не скучай без меня, хотя в нашем районе соскучиться невозможно, каждую неделю что-то происходит...
   - А что именно происходит, просто в этой школе...
   Тут тётя перебила меня. Она начала говорить каким-то другим голосом и очень тихо, я еле слышала её:
   - Слушай, Энге, не надо ничего говорить про школу. Учат там хорошо. Но а если ты про убийства... Подростки сами виноваты, не нужно им знать чужие тайны, вам тоже не советую. Живи спокойно, будь тихой девочкой, не делай так, чтобы на тебя часто обращали внимание. А ты, Эрн, не смей мою девочку втягивать во всякие неприятности, знаю я тебя, защитница сирот тут...
   И тетя Роза подошла к одному из слуг, мальчику лет 13, и, взяв за воротник, повела с собой из дома, при этом что-то ему говоря.
   Эрн подошла ко мне ещё ближе:
   - Пошли отсюда, Эн, мне здесь не нравится, твоя тётя, она меня достала уже, надеюсь, она надолго уехала отсюда!
   - Тихо, Эрн, не кричи, мы в доме не одни. Забыла? Здесь ещё Леон и ...здесь есть еще кухарка...
   - Пошли ко мне ночевать, Эн? Мама всё равно поздно вернётся, а папы тем более не будет.
   - Я и сама хотела предложить, спать на этом старом диване не очень-то и хочется. Только одно ''но'', я должна предупредить Леона, а то мало ли что взбредёт ему в голову.
   И я в первый раз пошла в правую часть дома. Эрн осталась стоять на своём месте и стала разглядывать портреты на стене.
   Я подошла как раз к тому самому столику, он был такой же старинный, как и весь этот дом. С него свисала красивая красная скатерть, её кромка была такая же, как и узоры на обоях, видно было, что она подбиралась тщательно. Столик стоял по правой стороне, как раз там, где была дверь, в которую вошёл мой переводчик. Дверь была приоткрыта, из неё шёл слабый свет, явно от свечи или керосиновой лампы. Я тихо подошла и постучалась, не дождавшись ответа, открыла дверь. Как оказалось, комната служила библиотекой, справа и слева от входа стояли стеллажи. Слева их было всего два, дальше среди других стеллажей стоял письменный стол, на нем стояла свечка, почти догоревшая. Откуда-то издалека послышались скорые шаги, а потом и донеслись слова:
   - Энге, это ты? Я уже испугался, что кто-то чужой зашёл. Тетя ведь уже уехала?
   Он подошёл к столу и захлопнул лежавшую на ней книгу. Потом, взяв бумаги с того же стола, положил их в выдвинутый ящик.
   - Тебе что-то нужно Энге? Для занятий время позднее, тем более я занят очень важным делом.
   - Нет, нет. Я просто хотела предупредить, что иду ночевать к своей новой подруге, Эрн, она живёт в доме напротив. Просто вдруг вы будете меня искать. И я думаю, что останусь у неё до завтрашнего вечера, пока не сделают мою комнату...
   - Ладно, ладно.
   Тут он усмехнулся и показал мне на дверь, намекая, что я должна уйти. Прикрыв за собою дверь, я пошла обратно к Эрн, она всё также стояла и рассматривала портреты.
   - Ну, наконец-то!- произнесла она непринужденным тоном.- Я уже подумала, что ты там останешься на всю ночь. Пошли уже, я тебе расскажу кое-что интересное!
   Мы спустились вниз. Около входной двери стоял мой чемодан. Я открыла передний карман моего ''багажа'' и достала оттуда футболку, думаю, что для сна она сгодится, перед поездкой я вроде бы всё постирала. Только сейчас я решила обернуться и окинуть взглядом гостиную, чтобы посмотреть потом, много ли вещей в ней изменится так же, как и в моей комнате. Эрн всё держала меня за руку, не отпускала. Мы вышли на улицу. Уже потемнело. Сумерки. Я пошла через дорогу, но не успела я ступить на нее, как моя подруга меня остановила.
   - Эн, постой! Какая же ты всё-таки нетерпеливая! - я засмущалась, но Эрн никакого внимания на это не обращала. Её голова была повернута в сторону дома, тетиного дома. Что она там увидела, я не знаю, но она стояла, прищурившись, и крепко держала меня за руку. Я тоже посмотрела на дом, но ничего интересного не заметила. Я потянула Эрн, но она дернула меня так, что я чуть не упала. - Ой, прости. Я не рассчитала силы. Да и куда ты рвёшься? В моём доме столько же интересного, сколько в собачьей будке!
   - Да нет, Эрн, не сравнивай! Твой дом и собачья будка?! У них нет ничего общего, по крайней мере, у вас есть входная дверь.
   - Этот твой Леон, он сейчас стоит там за окном и следит за нами, фу, как не пристойно! - я посмотрела на правую сторону дома - там горел свет только в одном окошке, но и оно было задернуто очень плотно. Там просто нереально было что-то разглядеть! - Ну всё! Можешь не присматриваться, он уже ушёл, как только ты обернулась. Ох, ну и пустой же этот дом, мне не нравится. Ладно, пошли ко мне, не вечность же здесь стоять, да и, по-моему, становится холодно, а у тебя нет теплой одежды. Эн, ну не пытайся ты там что-то разглядеть, он ушёл давно уже! - она с возмущением посмотрела на меня. Её лицо освещал уличный фонарь. Только теперь я заметила, что моя подруга очень красивая. Темные до плеч волосы лежали небрежно, но они предавали ей какую-то умильность. Черты лица были аккуратны, брови были изящно изогнуты, глаза горели огнем, очень красиво! Она была одета в школьную форму, странно, но она ей очень идет, да ей всё пойдет, даже маленький рост её не портил, а делал феей. И почему только она не имела друзей, ну или хотя бы парня? Она пристально разглядывала меня своими огненными глазами (а ведь они были при дневном свете карими), потом её рот растянулся в улыбке.
   - Ну что ты так на меня смотришь? Я не красавица, я знаю. Думаешь, как ты только подружилась с такой не красивой девочкой?
   - Нет, конечно. Почему такая низкая самооценка? Ты на меня посмотри! Вот я - самая настоящая уродина, даже 'ведьма', как мама говорит!
   - Эн?! Ты чего? Ты очень даже красивая! Не уродина, а если даже ведьма, то кто сказал, что они не красивые. Мне казалось, что они наоборот должны завораживать своей красотой! Они же всё-таки ведьмы! - Эрн улыбалась во весь рот, её зубы были белыми ровными и красивыми.
   - Ну уж нет, в сказках они уродины. Как там ''горбатые старухи с подкошенным глазом, костлявыми руками с бородавками''!
   Мы вместе засмеялись. Какая же она хорошая. Не думала, что найду друга в первый же день!
   - Ну всё Эн, пошли, здесь похолодало. И мама моя скоро вернется. Не хочу, чтобы она видела, как ты тут стоишь и мерзнешь! В твоём багаже имеются тёплые вещи, а то знаешь у нас тут не Америка, морозы бывают сильными?
  
  Глава 6.
  Неожиданный поворот...
  
   Мы зашли в дом Эрн. Он оставался всё таким же приятным и уютным, хотя был немного тесноват. Эрн провела меня в гостиную и включила телевизор, но я на него даже не посмотрела. Гостиная была очень маленькой. Она была в правой стороне от входа, очень тесной и забита была чем только можно: посередине, вплотную к стене, стоял диван, серый и старый, но на нем была красная накидка, которая придавала ему легкую небрежность, напротив дивана, у другой стены, стоял телевизор. В этом пространстве, между телевизором и диваном, лежал круглый ковер, такой же старенький, как и диван. В углах стояли коробки, книжки, цветы. Неподалеку от телевизора стоял книжный шкаф, а возле дивана стояло такое же серенькое кресло с красной накидкой, как и у дивана. Из комнаты шла другая дверь, точнее сказать дверной проем, который выходил в кухню, маленькую, как и весь этот дом.
   Я прошла в гостиную и приютилась в кресле, поджав под себя ноги, пока мы стояли на улице, я немного замерзла.
   - Великолепно, да? Мама так и не убралась здесь! Знаешь, Эн, она живет в этой гостиной. Вечно читает, пишет что-то или смотрит телевизор. Как она высыпается, не понимаю, - проворчала Эрн, усаживаясь на диван. - Достала меня её работа, из-за нее она никогда со мной не разговаривает. Один раз пришла ко мне в комнату, было около часа ночи, пожелала ''спокойной ночи'' и сказала, что идет на работу. Представь?! В час ночи на работу! Зачем, черт подери, она туда в такое время пошла?! Как-будто дело о сиротах не могло до утра подождать... - моя подруга перещелкивала каналы в телевизоре, не смотря на него.
   - Эрн, я думаю, что твоя мама просто очень любит свою работу, её право выбирать то, в какое время она собирается делать какое-нибудь поручение. Твоя мама, в отличии от моей, хотя бы ''спокойной ночи'' тебе пожелала, а мне моя такого никогда не говорила, она даже по имени меня редко называла.
   - Эни, честно, не представляю, как мать может так относиться к своей дочери. Я знаю тебя второй день, но ты уже стала мне, как родная сестра. Свою маму я считаю лучшей подругой, а ты... У тебя умерли все родные люди, которые хоть когда-то относились к тебе хорошо, Эни, я сейчас заплачу, мне правда так жаль тебя, я не хотела об этом говорить, но. Но... - моя подруга начала плакать. Всё, что она говорила, было правдой, никого у меня не осталось на этом свете, я, после известия о смерти папы, действительно потеряла всё, всю надежду на нормальную жизнь, но мне не хотелось плакать, слёзы не хотели выступать, поэтому мне пришлось успокаивать мою подругу.
   - Успокойся, Эрн, прошу тебя, спасибо за сожаления, но сейчас... Сейчас мне стало уже всё равно, я как бы начала новую жизнь, в которой в центе всего стою я одна, нельзя мне привязываться к людям, потому что как только это происходит, то они погибают или просто умирают...
   - И т-ты ду-умаешь, ч-что и я-я ум-мру, что к-ко мне тож-же нельз-зя пр-ривязываться?
   - Нет, нет, Эрн, я совсем не то имела ввиду. Ну ты сама понимаешь, что всё так странно совпало. Я совсем не имела ввиду, что нам нельзя дружить. Ты хорошая девочка, а эта внезапная смерть... папы, наверно, просто чистое совпадение. Это ж я такая дура, напридумывала тут всего. Я хочу с тобой дружить, Эрн, главное чтобы ты тоже этого хотела.
   - Дурочка, - Эрн толкнула меня в плечо, - конечно, я хочу, у меня никогда кроме мамы не было друзей! А тут ты появилась, меня сразу к тебе потянуло. Эн, мы знакомы с тобой два дня, но мне кажется, будто я тебя знаю всю свою жизнь! Сейчас я хочу дружить с тобой больше всего на свете, тем более об некоторых вещах я маме не могу сказать, а тут ты - такая добрая и понятливая! Ах, Энге... - Эрн приподнялась и задушила меня в объятиях, странное чувство. Меня обнимала так только бабушка, но это было так давно, что я уже забыла, а тут воспоминания, хорошие воспоминания, нахлынули вновь. Эрн, наконец-то меня отпустила, и я почувствовала, как легкие снова стал наполнять воздух.
   - Эрн, давай договоримся, никогда не называй меня так, мне это имя не нравится, ужасно не нравится!
   - Ладно, ладно. Ой, кажется, мама приехала.
   Эрн вскочила с дивана и подлетела к окну. Слышен был звук приближающейся машины. Потом она выскочила на улицу, машина остановилась. Я всё так же сидела в кресле, не шевелясь, в ожидании прихода мамы Эрн. Тут дверь снова отворилась. Эрн вошла в обнимку с мамой. Они весело смеялись. Сначала Элис не замечала меня, потом её взгляд наконец-то прошелся по мне, и она застыла в изумлении.
   - Боже мой, дите моё, ты еще не замерзла? На улице так холодно. Эрн, доченька, принеси скорее плед. Энге, бедненькая, ты вся мурашками покрыта. Неужели Эрн не заметила, что здесь такая же холодина, как и на улице? Эрн, ну где ты там копаешься, твоя подруга скоро совсем окоченеет? - прокричала миссис Элис. Странно, что я до сих пор не знала фамилии моей новой подруги, точнее сказать напрочь забыла, но сейчас это явно не подходящая тема для разговора. - Ну где там тебя носит, Эрн? Уж скорее лёд растает, чем ты плед принесешь!
   - Да иду я, мам. Только не ори, я сейчас... Всё же это ты виновата! Мам, нужно было хотя бы чуть-чуть прибрать свою с папой комнату, ничего не найдешь! - прокричала Эрн откуда-то сверху.
   - Дочь моя, то, что там беспорядок, не значит, что ты так долго должна искать плед!
   - Да ладно вам, мне совсем не холодно, я сейчас надену свою футболку сверху и всё... - вмешалась я в этот разговор, или точнее ор.
   - Энге, да ведь ты просто окоченела, посмотри на себя! Ты в комок свернулась!
   - Ой, называйте меня, пожалуйста, Эн или Эни, но не этим именем, терпеть его не могу, - проскрипела я зубами, - папа меня так называл, ему тоже моё имя не очень нравилось.
   - Слышала, мам? Сегодня будут расследовать то убийство, видите ли, сейчас выходные - самое подходящее время, а то в обычные дни слишком много народу в школе ходит. Не правда ли ту... немного не умные люди составляли эту статью? И, кстати, твоя теория насчет сирот не подтвердилась, смотри, - Эрн кинула маме газету, еще даже не подойдя к двери. Наверно, с лестницы или же просто запуталась в одеяле, но меня это интересовало меньше всего, я невольно подняла взгляд на газету ''Первые известия''. Судя по всему, это была городская газета, так как на её верхней строчке значилось: 3 сентября 2005 года, город Инсенс. Я потихоньку начала осматривать заголовки - не было ничего привлекательного, кроме одного:
   ''С 1 на 2 сентября в школьной столовой нашли тело 15 летней Джонни Эльс. Сегодня местная полиция собирается рассмотреть место происшествия, на которое со дня убийства никого не пускали. Останутся ли там следы убийцы или какие-нибудь доказательства о насилии? Подробнее об этом на 1-2 стр.''
   Мой интерес сразу пробудился. Мне захотелось немедленно прочитать эту статью, но маме Эрн похоже тоже было интересно. Её глаза метались от одной строчки к другой, что казалось, что оторвать миссис Элис будет уже нереально. Я заворожено глядела на неё. Я даже не заметила, как Эрн прошла и села рядом с мамой, и снова начала щёлкать каналы. Её лицо нахмурилось, в ней заиграло что-то дьявольское.
   - Ма-а, ну отвлекись ты хоть на минутку! - прохныкала Эрн. - Элис, блин!
   - Не смей называть меня по имени, мисс Хапли! - оторвалась мать Эрн от газеты. В этот момент она показалась мне очень суровой. Она нахмурилась, рот застыл в кривой ухмылке. - Что с тобой, Эрн! Когда же ты, наконец, перестанешь так делать. Твоему папе хотелось бы, чтобы ты уважала его фамилию!
   - А почему ты тогда не взяла его фамилию, мам? Почему я должна позориться, а ты нет?!
   - Эрн, потому что ты дочь отца! Ты должна носить его фамилию, всё по закону!
   - Ты помешалась на законе, Элис, между прочим, твой закон не предусматривает то, что я должна называть тебя мамой! Как хочу, так и буду, и папа не против, а только за! - прокричала Эрн на весь дом, и мне стало не по себе присутствовать в домашней ссоре, причиной которой, думаю, являлась я. Я хотела встать, но не смогла, у меня затекли ноги, да и Эрн сразу это заметила и подбежала ко мне.
   - Не беспокойся, Эни. Мы сейчас уходим.
   - Эрн!!! - закричала миссис Элис ещё громче.
   - Что тебе ещё от меня надо? - с раздражением сказала Эрн.
   - Расскажи ей, Эрн. Может она поймет тебя лучше меня и ты, наконец, перестанешь так со мной обращаться, - мама Эрн заплакала. Потом взяла газету и прошла на кухню, всё ещё заливаясь слезами. И только тогда я обратила внимание на Эрн. Она стояла, залитая краской. Её кожа пылала алым румянцем. Она была сильно смущена.
   - Не обращай внимания, - сказала она мне. - Это каждый день случается. Ей не нравится, что я называю её по имени, это её оскорбляет. Её самолюбие не может допустить, чтобы я называла её ''Элис''. Каждый день, Боже мой... - простонала Эрн и рухнула опять на диван. По телевизору шла какая-то передача о животных. Вот сидит лев, притаившись перед тем, как прыгнуть на добычу... Часы пробили девять. Неужели так много прошло? Я ведь только что разговаривала с Леоном, с тётей. В этом доме время летит очень быстро. Я наконец-то встала, ноги очень сильно затекли, что я пошатнулась, но рядом стояла Эрн, она не давала мне упасть. Она смотрела на диван, её глаза уперлись в самый угол этого неприглядного диванчика.
   - Эрн, Эрн, что случилось? Куда ты смотришь?
   - Знаешь, я только что кое-что поняла. Мам, мам, дай газету! - обращалась Эрн уже не ко мне, а к миссис Элис. Она побежала на кухню, хотя это было уже лишним - расстояние от дивана до кухни всего два шага, условно. Я просто поплелась следом, странно, но плед до сих пор валялся в прихожей. Хотя, чему мне удивляться, за последние два часа в этом доме произошло не мало странного.
   - Эн, пойди сюда, - подозвала меня Эрн к столу, за которым сидела её мама с газетой в руках. - Слушай, мама не против, я не знаю, согласишься ли ты. Конечно, это какая-то сумасбродная идея, но мне очень хочется посмотреть, а одну меня мама не пустит, ну ты пойдешь... со мной... в школу? Сейчас?
   - Чего? - только и могла вымолвить я. Мне тут же вспомнились слова тёти, которая предупреждала Эрн не ввязывать меня ни в какие неприятности. Но что-то подсказывало мне, что нужно идти. Ведь я никогда ни с кем не совершала такого. Даже те друзья, которых я имела в штатах, никогда никуда не приглашали меня. - Ну, у меня ведь нет теплой одежды с собой. Я всё оставила дома у тети, а идти туда слишком глупо, потому что Леон может проснуться.
   - Да ничего, разве я тебе не одолжу какой-нибудь красивый и теплый свитерок? - захихикала Эрн. Мама её всё так же читала газету, но сейчас её глаза не метались из стороны в сторону. Сейчас она задумалась. Что за семейка? Все они тут странные. Хотя, что я так удивляюсь? Я и сама не лучше. Кто, кроме меня, столкнет свою мать с лестницы. Очевидно, только самый глупый в мире человек, лишенный всякого разума. - Кстати, на, почитай. А то так ты ничего не поймешь, - Эрн протянула мне газету, в то время как её мать не малейшего внимания на это не обратила, она скрестила руки на груди и смотрела всё в ту же точку, только теперь она была на столе. Её взгляд был совершенно пустым, будто из неё выкачали все мысли, и она летала где-то в облаках. Я взяла газету и внимательно её осмотрела. Я открыла первую страницу и там большими буквами, перед заголовком было напечатано объявление:
  
   Всех, кому не безразлична была жизнь пятнадцатилетней Джонни Эльс, учившейся в средней школе города Инсенс, просим прийти 3 сентября на сборы возле школы в 22.00 по местному времени. Мы все хотим узнать, кто каждый год, вот уже десять лет подряд, убивает учеников. Уже в десяти семьях произошла эта трагедия. Никто ничего не может сделать. Мы хотим найти хоть какие-нибудь улики, НАМ ОНИ ПРОСТО НЕОБХОДИМЫ! Мы надеемся на вашу помощь, поэтому и просим прийти. Но только тех, кому уже исполнилось 14 лет, кто может нести ответственность. И если вам меньше 18, то просим предъявить записку от родителей, что они добровольно вас отпустили. Нам не безразлична жизнь наших детей. Мы больше не хотим держать весь город в страхе.
  Администрация города Инсенс.
  
   Это объявление было написано чуть ли ни на всю страницу. Я прочитала его несколько раз, прежде чем до меня дошёл смысл похода в школу. Эрн хочет побывать на месте убийства, очень хочет. И мне придется идти вместе с ней, так как другого выбора у меня не было. Эрн уже держала в руках записку, и поэтому нервно теребила свои локоны. Вот почему она так долго шла за пледом. Она читала газету, она придумывала план, как вытащить меня, как сделать, чтобы я согласилась. Это был план внезапности. И эта ссора с мамой ей только помешала. Вот почему она так с ней разговаривала. Ей хотелось поскорее её закончить. Поэтому она так уставилась на диван, она думала, как помириться со своей матерью, как уговорить её отпустить нас. Поэтому она так посмотрела на часы. Время, оно поджимало её, ей нужно было торопиться. Эта девочка просто гениальна! Каждый шаг, каждое действие она тщательно продумала, и эта ссора только немного помешала намеченному пути. Всё было предельно просто. И только я не могла догадаться. Ведь Эрн, в обнимку с мамой, зашла в дом. Значит, миссис Элис тогда уже разрешила ей идти! И газету она искала, а не плед, поэтому так ругалась за беспорядок. Мысли большим комом крутились у меня в голове, всё так запуталось, но и всё стало таким предельно ясным, что даже младенец бы смог догадаться. Или я просто преувеличивала... Но меня больше беспокоил не ком мыслей, а предстоящий поход к месту, где было совершено преступление. Меня это совсем не радовало. После смерти бабушки видеть даже место, где недавно лежало обездушенное тело, было для меня ужасным, меня просто тошнило от всего этого.
  
   Вот мы уже идем по дороге. На улице почти темно. Время - около десяти. Мы спешим. Эрн очень радостная. Уговорить ей надеть на меня этот ужасный свитер ничего не стоило. Она шла и тихо напевала себе какую-то песенку, совсем мне не знакомую. Мне казалось, что я похожа на пугало, потому что на мне были одеты две майки, да ещё и свитер сверху. Эрн же просто ограничилась кофточкой на пуговицах, да и сумкой через плечо. На улицах никого не было. Мы шли в полном одиночестве. Единственное, что сглаживало эту пустоту - это шум телевизоров за окнами, что означало о наличии людей неподалеку. До школы идти было совсем недалеко. Она стояла вправо от главной дороги и означала конец нашего поселка, точнее города. На табличке перед школой значилось: ''Инсенская средняя школа''. К моему удивлению у школы собралось порядком человек двадцать. Все они шептались и переговаривались между собой. И только один выделялся среди этой толпы. Он стоял у входа в школу и оживленно обсуждал что-то с коротко-стриженой женщиной. Когда мы подошли, наступила тишина, и только легкий шепот Эрн нарушил её на пару мгновений:
   - Ну всё. Десять часов.
   - А... - хотела спросить я, но Эрн шикнула и обернулась к говорящему. Это был молодой человек, но с такого расстояния я не могла рассмотреть его. Я слышала только его голос, который мне показался знакомым, и видела, какого он роста.
   - Спасибо всем, что сегодня пришли в нашу школу, - в этом знакомом голосе я узнала директора, - я стал директором этой школы совсем недавно, но мне всё в ней нравится, кроме одного. Стенд, который висит у нас в главном холле, омрачает всё. Каждый год мы записываем туда новые имена. И это не такая легкая работа. Нам тяжело. Мы очень сложно переживаем эту трагедию. И то, что случилось той ночью, теперь окончательно нас запутало. Преступник поменял свою тактику. Как вы уже читали в газете, теперь он не убивает новеньких. И нам стало гораздо сложнее. Теперь мы не знаем, кого охранять. Следить за всеми у нас нет возможности... Я думаю, что и не всякий ребенок на это согласится. Сегодня мы пришли сюда не для разговоров. Мы хотим помочь нашим друзьям и знакомым - семье Эльс. Это была их единственная дочь. Они находятся в глубочайшем трауре, поэтому нам так необходима ваша помощь, мы надеемся, что вы сможете найти что-нибудь, что приведет нас к разгадке тайны. Давайте разделимся на группы. Итак, - директор провел рукой в сторону толпы, - нас вместе 23 человека. Очень даже не плохо. Мы разделимся на одиннадцать групп, чем меньше будет людей, тем больше шансов самим не стереть улики. Итак, пожалуйста, разделитесь по двое, - все стали копошиться. Мы с Эрн отошли в сторону. - О, мисс Хапли, и вы тоже тут с мисс Андельсон. Очень благородно с вашей стороны. Вы принесли записку от родителей?
   - Да, да! - прокричала моя подруга. Потом схватила меня за руку и поволокла к главному входу в школу. - Вот, держите, - сунула она записку директору. - Мистер директор, - обратилась Эрн к нему, потому что выговорить его имя стоило не мало труда, - можно мы с Эн пойдем на второй этаж, желательно поближе к тому месту?
   - Извини, Эрн, но я не могу тебе разрешить, можешь только классы в начале коридора осмотреть, ближе нельзя.
   - Ну и это хорошо! - скорее прокричала, чем сказала Эрн.
   - Итак, я вижу, все уже разделились, очень хорошо. Теперь я буду запускать вас по двое. Первые мисс Хапли со своей подругой, - Эрн потянула меня за руку. Мы стали подниматься. Но тут меня что-то остановило. Меня кто-то дернул за другую руку. Это был директор.
   - Будь осторожна, прошу тебя, Энге.
   - М-м-м... Спасибо, директор, я думаю ничего страшного не случится.
   - А я думаю, случится, мало ли что вы сможете найти.
   - В каком смысле? - впилась я взглядом в этого человека.
   - Эн, что тут у тебя стряслось? Ой, извините, я не знала...
   - Ничего, идите уже! - прокричал он Эрн. И мы вместе с ней побежали на второй этаж. Как только мы зашли на площадку второго этажа, Эрн меня остановила.
   - Ты думаешь, я и вправду буду осматривать классы? Он прекрасно знает, что там ничего нет.
   - Ты о чем, Эрн? - спросила я с ещё большим недоумением. - Черт возьми, извини, но я не понимаю тогда, зачем мы сюда пришли?
   - Я думаю, пришло время посвятить тебя в мои планы. Я конечно и раньше об этом думала, но делать всё это одной. Меня примут за сумасшедшую. Ты, наверно, сейчас меня за такую и принимаешь. Но пойми, всё совсем не так. Помнишь, я сказала, что у меня есть кое-что интересное, а потом и мама наказала, чтобы я тебе всё рассказала при ссоре, ты помнишь?
   - Да, я помню, но не вижу никакой связи со всем этим, - сказала шёпотом я, - Эрн, ты не думаешь, что я всем расскажу об... обо всём этом? Неужели ты так мне доверяешь? - спрашивала скорее я себя. Потому что я никак не могла понять, как девочка может довериться человеку, с которым знакома чуть меньше двух дней. Хотя я бы и так никому ничего не рассказала, да и кому мне тут было рассказывать? Ненормальному переводчику? Здесь даже прачки нет. Я вообще здесь пока ещё ничего не знаю. Не знаю даже, где туалет в моем новом доме! Ничего не знаю, не знаю, как эти мастера сделают мою комнату, почему тетя оставила такие деньги мне?! Как мне хотелось вернуться в мой старенький чулан, в нем было так уютно. Всё было так обычно, всё было так хорошо, пока не погиб папа. У меня из глаз потекли слёзы. Я не хотела, чтобы моя новоиспеченная подруга это видела. Но скрыть ничего не удалось. Эрн смотрела на меня очень внимательно.
   - Ну ты чего? Не хочешь, не пойдем. Я ж только предлагаю. Ну что с тобой, Эн?
   - Не обращай на меня внимание, Эрн. Это так, я никогда не плакала при людях, а здесь все воспоминания становятся такими четкими, будто всё это происходило вчера. Рассказывай, что ты там хотела. Посвящай меня во все планы, я не против. Мне всё равно кроме тебя здесь не с кем общаться, - прохныкала я.
   - Извини меня, я не знала. Ты никогда об этом мне не говорила.
   - Да ладно, Эрн. Может, у меня уже было в планах тебе всё рассказать! - улыбалась я, чтобы скрыть следы недавних слёз.
   - Окей. Только давай не здесь. Я думаю, что скоро здесь появятся люди. Пошли лучше в какой-нибудь класс.
   И мы с Эрн поплелись в первый, попавшийся нам, класс. Это был класс биологии. Это можно было увидеть по скелету, стоявшему около доски. В темноте он выглядел ещё хуже, чем при свете. Мы аккуратно обошли несколько парт, а потом сели на одну, которая была дальше всех. Эрн теребила свои волосы и нервно поглядывала вокруг. Я же чувствовала себя более защищенной. Этот свитер был как броня, которая не подпустит ко мне никого. Мы молчали, потом Эрн набралась сил и сказала:
   - Правда прекрасно? Только что-то тихо там в коридоре, разве они никого больше не пустили?
   - Не знаю, - только сейчас я заметила эту удушающую тишину. Вокруг была темнота. Видимость была практически нулевая. Как только я ещё не завалила парты, не знаю. Наверно всё это из-за Эрн. Пока мы пробирались среди столов, она держала меня за руку.
   - Похоже, кроме нас, здесь действительно никого нет. Я пойду закрою класс, а то мало ли кому захочется сюда заглянуть. Эн, ничего не бойся. Я же рядом.
   И она пошла к двери. Всё это время я пыталась оглядеть класс, но ничего странного я не заметила. Щелкнул замок.
   - Эрн, постой. Дверь же закрывается снаружи.
   - Да, Эн. Но я нашла ключ. И... именно этот кабинет закрывается изнутри.
   - Зачем? Ты хочешь меня убить? - спросила я с ноткой страха в голосе.
   - Ты что?! С ума сошла?! Зачем мне тебя убивать. Просто вдруг кто-то решит зайти. Ну так, поискать что-нибудь в кабинете полезное, хотя что здесь полезного. Скелет человека что ли? - Эрн повернула руку в сторону этого скелета, который всё также стоял и портил всю атмосферу.
   - Да? Ну, а может, преступнику понадобится скелет? Чтобы ещё больше нас запугать.
   - Ха-ха, Эн, ну ты даешь. Ты что, когда-то так делала, ты что человека убивала? - Эрн вернулась обратно и села на стол.
   - Знаешь, было дело, правда это произошло совершенно случайно, я не хотела, это скорее самозащита была. Ну хорошо, что всё обошлось тогда. Правда после этого случая я здесь и оказалась.
   - Ты чуть не убила кого-то?! - чуть не свалилась со стола Эрн. - Да это не тебе надо бояться, что я убью тебя, а мне, что твоя самозащита может погубить меня! - Засмеялась она.
   - Ну в общем да, я думаю, что со мной не безопасно.
   - Эх Эн, ты и вправду сумасшедшая. Ты ещё мою жизнь не знаешь! Ну мы здесь не для этого. Я привела тебя сюда, чтобы кое-что объяснить. Ты помнишь Дона Брауна? Я тебе рассказывала.
   - Да, я помню. Тот, кого убили в прошлом году. Это же тот, кто очень сильно похож на Леона?
   - Да, именно. В общем, я даже рада, что они решили к этому расследованию подключить жильцов города. А то мне пришлось бы ещё сложнее. Я думаю, ты не имеешь представления о том, зачем мы пришли сюда. Попробую сказать тебе попонятней. Короче, я ищу досье на Дона Брауна... - протараторила Эрн.
   - Зачем ищешь? - перебила я её.
   - Эн, в прошлом году точно так же расследовали убийство. И что из этого вышло? Никто ничего не нашел. В школе нам вообще запретили разговаривать на эту тему, при учителях нам запрещали произносить имя Дона. Никто даже на похоронах его не был. Ходили, конечно, слухи о том, что тело Брауна исчезло спустя несколько часов после его нахождения. Я не верю, Эн. Они что-то скрыли и не стали об этом сообщать никому. Директор об этом знает, я уверена. Ведь он тогда тоже в первый раз пришёл в школу на свой пост. Ты бы видела, как они все ходили и смотрели на меня. На его месте должна была быть я. Поэтому никто не хотел со мной общаться. Никто. Даже учителя. Я прекрасно училась. Я всегда делала уроки, но на меня не обращали внимания. Меня унижали, обзывали, издевались. Я думала, что я найду общий язык с учениками, но последний, с кем мне довелось здесь пообщаться, первый и последний, это был он, Дон Браун. Я тебе потом расскажу о нашей беседе. Сейчас это не важно. Сейчас я хочу, чтобы ты помогла мне найти это досье. Я очень хочу узнать, что тогда произошло, - пока Эрн всё это рассказывала, я не смела даже моргнуть, я прислушивалась к каждому её слову, потому что она говорила очень быстро. За дверью всё так же была тишина. Эрн смотрела на меня, я чувствовала её взгляд. Она ждала, когда я отвечу. Но я молчала, я пыталась осознать услышанное. Эрн хотела, чтобы я помогла ей перерыть всю школу? Но тут повсюду ходят люди. Как она хочет это всё сделать. Интересно, что будет, если меня выгонят из школы? Что скажет она? Что подумают обо мне все? Господи, ощущение неизвестности.
   - Эрн, Эрн, Эрн, постой. Ну а если нас заметят. Нас же выгонят из школы! Тебе-то ладно, но куда я пойду. У меня же здесь никого нет! Зачем тебе узнавать, что произошло тогда? Какое отношение к тебе имеет Дон Бра... - не смогла закончить я.
   - Ш-ш-ш, кто-то идет, слышишь?
   За дверью послышался топот. Шло, по крайней мере, двое человек. Они старались идти тихо, но в почти пустой школе их топот эхом отлетал от стен. Один остановился, прямо у двери кабинета биологии! Другой пошёл дальше. Через несколько секунд его шаги совсем стихли. Мы больше ничего не слышали.
   - Эй, Эн? - спросила я.
   - Ш-ш-ш, тихо, иди сюда, похоже, кто-то хочет зайти, - Эрн поволокла меня к крайнему ряду, подальше от двери и от учительского стола. Мы пригнулись, спрятанные партой и стульями. Слышно было, как замок в двери начал шевелится. Кто-то открывал дверь снаружи ключом. Потом послышался скрип. Дверь закрыли.
   - Эй, кто здесь? - сказал человек. Мы сидели на коленях, пригнувшись, и у меня потихоньку начали затекать ноги. Я не была уверенна, что смогу продержаться в такой позе хоть ещё минуту, я чувствовала, что скоро упаду.
   - Слушай, Джон, я проверил. Там никого нет. Зачем ты сюда вошёл? Это же кабинет биологии? - это был другой человек. Он только зашёл и поэтому до сих пор стоял в дверном проеме. Его нельзя было разглядеть. По голосу можно было понять, что это был парень. Но кто, я не знала. Мои руки, которые держались за парту, начали потихоньку скользить. Я знала, что пройдет несколько секунд, и я всё здесь завалю. Это выдаст нас с Эрн с головой. Эти люди стали ходить по классу и светить фонарями. Что им здесь было нужно? Для чего всё это?
   - Джон, кажется, здесь кто-то есть. Посмотри у того ряда. Черт, если кто-нибудь узнает, что мы сюда заходили, нам будет очень плохо.
   - Да заткнись ты! Долго ты ещё трепаться будешь. Кажется, там действительно кто-то есть. Надо проверить.
  Тихой поступью один из них начал приближаться к нашему ряду. Я чувствовала, что моё сердце стучит где-то в горле. Мне стало дурно. Я почти упала в обморок, как Эрн прикоснулась ко мне рукой и тихо-тихо сказала:
   - Не выдавай себя и меня не ищи. Встретимся через час около моего дома. Отойди подальше.
   - Эй! Кто говорит? - подскочил один из парней к парте, за которой мы прятались. Я отодвинулась дальше, что теперь меня нельзя было разглядеть с того места, на котором стоял этот парень. Я не шевелилась. Я, наверно, была похожа на статую - такая же бледная и неподвижная. Я пыталась не дышать, так как в этой тишине каждый мой вздох мог меня выдать. Я видела, как Эрн встала и как подняла руки, будто её грабят. Потом её глаза округлились. В них можно было увидеть страх и удивление.
   - Вообще-то меня сюда послал директор, - её колени немного дрожали. - Что вы здесь делаете? Я не видела вас на собрании.
   - Деточка, - произнес тот, кто стоял дальше от Эрн, - нам не нужно спрашивать разрешения для входа. Что ты тут делаешь одна? Или там ещё кто-то прячется?
   - Я не такая дура, что пошла искать журнал с кем - то ещё. Мне свидетели не нужны, - как прекрасно Эрн умела врать. Её голос даже не дрожал, хотя всё остальное тело явно было испугано.
   - Журналы находятся не здесь!
   - Эй, Микки, остынь. Может она ищет здесь то же, что и мы? А? Назови-ка своё имя, малыш. Мы тебя не тронем, правда, Мик?
   - За себя не отвечаю, Джон. Если эта нас выдаст, нам не поздоровится. Девочка, ответь, здесь есть ещё люди? Не забудь назвать своё имя, - сказал тот, кого звали Мик. Его явно не радовала сложившаяся ситуация, и он поскорее хотел убраться из этого класса. Тот, что стоял дальше явно был лидером в этой маленькой группе, так как без его приказов Микки ничего не делал.
   - Мик, я не разрешал так обращаться с этой леди, хотя пусть она ответит на твои вопросы. Давай, мы тебя не обидим.
   - Меня зовут Эрн. Эрн Джоксинвел. Я училась в этой школе, но меня выгнали. И сегодня было собрание, я решила, что только так я смогу пробраться в школу без подозрения и украсть журнал у моей классной руководительницы, в котором записано, по какой причине меня отсюда вышвырнули. Хотела отомстить ей. Дубликат ключа ещё давно сделала. Я попросила директора, чтобы мне разрешили подойти поближе к месту преступления, а он разрешил только осмотреть классы. Всё.
   - Красивая история, да, Джон? - спросил с сарказмом Микки. В это время Эрн стояла, всё ещё дрожа с головы до ног. Казалось, что вот-вот она рухнет.
   - Мик, успокойся, ты делаешь ей больно! Черт, Мик, нам труп не нужен! Успокойся! Мы её с собой возьмём, только держи себя в руках. И эта история, я ей верю. Я с такими же проблемами сталкивался. Я делал точно так же.
   - Да когда это было, Джон?!
   - Заткнись, надо уходить, здесь ничего нет. И оставь дверь открытой.
   Я сидела, затаив дыхание. Эрн ни разу не повернула голову в мою сторону, как - будто она забыла о моем существовании. Я не шевелилась, пока эти двое вместе с моей подругой не вышли из класса. Мне не было страшно и не было неприятно. Я была уверена, что моя подруга подойдет в точное время без единой царапинки на лице. Но меня интересовал ещё и другой вопрос. Почему кроме нас больше никто не зашёл в школу? Что случилось? Ведь мы не слышали никакой паники. Нас никто не позвал обратно. Я решила подняться и осмотреться. Когда я вставала, мне показалось, что я упаду, в моей голове замерцали очень быстро картинки, а потом стало мутно, как - будто я смотрю через воду. Меня отшатнуло от парты. Я рухнула на стул. Я никогда не чувствовала такой усталости. Мне хотелось лечь и больше никогда не просыпаться. Но за дверьми послышался какой-то шорох. Я испугалась, что это те двое решили всё же проверить класс. Но за дверью снова стало тихо. Ничего. Ни шагов, ни скрипа открывающейся двери. В этой тишине было не по себе. Вокруг темнота и только из щели, оставленной дверью молодыми людьми, шёл слабый лунный свет, с окон коридора.
   Я тихо встала и пошла к двери, стараясь при этом наделать поменьше шума. Теперь мне мой ''броневой'' свитер казался совсем ненужным. В нем было слишком жарко. Но я не снимала его, потому что всё ещё думала, что кто-то находится в школе. Я тихо открыла дверь. По спине пробежали мурашки. В глаза ударил яркий свет луны с окна. Я хотела поскорее выбраться и даже не взглянула на часы. Я прямо пошла к лестничной площадке. Но тут скрипнул пол. Я с ужасом оглянулась. Никого не было. Стало ещё страшнее. Не знаю, как я смогу пойти в школу в понедельник. И этот скрип точно не мог сам по себе возникнуть. Эрн рассказывала, что школа довольна старая, а значит, этот скрип мог идти только от чьего-нибудь шага. Но я никого не видела. Рядом со мной точно никого не было. Моё любопытство перебороло мой страх, и я двинулась по коридору. Очень тихо, чтобы мои шаги ничего не издавали. Наверно я была похожа на грабителя, каких показывают в смешных кино, они точно так же крадутся, или точнее это я пыталась скопировать их из своей памяти. Мне было уже намного легче, и голова не кружилась. Я стала оглядываться, точно так же, как делали актеры, и это доставляло мне некое удовольствие. Я шла всё дальше по коридору. Маленькое эхо отдавалось от моих шагов. Я остановилась у того места, где был проход в столовую, он был заклеен лентой. Туда никто не должен был заходить. Я ещё раз огляделась. Никого не было. Я дотронулась до ленты, и меня пронзил дикий холод. Мурашки пробежались по всему телу. Я вспомнила, как умерла моя бабушка. Её странные слова. Я отпрыгнула назад. Тут произошло то, чего я больше всего боялась. Я столкнулась с чем-то твердым и вскрикнула:
   - Ай! - вырвалось у меня. Я мигом обернулась. И увидела человека, но его лицо было закрыто тенью.
  ''Очень хорошо, - подумала я про себя, - перед смертью не увидеть лицо убийцы, класс!''
   - Ты что здесь делаешь?! - прокричал молодой человек. Он явно был напуган и поэтому отстранился от меня подальше. - Энге, это ты? - сказал он уже менее сердитым голосом.
   - Откуда вы знаете мое имя? - прошептала я.
  ''Ещё лучше, - сказал мой внутренний голос, - может, это была просто догадка, а ты выдала себя с головой. Дура!''
   - Что ты здесь делаешь?! Тебя никак не должно здесь быть! Всех же домой отправили?!
   - Почему? - снова прошептала я. Этот голос. Он был мне знаком. Но я не могла его вспомнить. Молодой человек стоял в нетерпении. Он начал постукивать каблуком правой ноги. Я смотрела в пол. Мне не было страшно, но нормальная речь ко мне пришла не скоро. Мы стояли так вечность, по крайней мере, мне так показалось. Я очень боялась опоздать к нашему месту встречи с Эрн. Я слышала, как тикали мои часы. Тик-так. Тик-так. Тик-так. Я отсчитала 60 секунд и, наконец, произнесла:
   - Мне надо идти, можно? - я двинулась вправо, но молодой человек пошел в ту же сторону, тем самым перегородив мне путь. - Что? - выдавила я.
   - Я тебя никуда не пущу, пока ты не объяснишь, что ты здесь делаешь! Мне придется позвонить твоей тёте. Мне не нравится то, что ты делаешь. Энге, ты в школе всего день, каким образом ты относишься к смерти Джонни? Ты её не знала!
   - Леон, это что, ты? - предположила я, хотя называть его по имени... Знала я его ещё меньше, чем Эрн.
   - А ты что меня не узнала? - улыбнулся он, когда я посмотрела на него. - Ой, черт, отойди, - мы услышали шаги, которые издавались с конца коридора. Леон отодвинул меня и встал передо мной, как будто хотел от чего-то защитить. Потом он быстро повернулся и сказал шепотом:
   - Иди туда, - показал он на проход в столовую, - спрячься там где-нибудь. Мы не должны здесь находиться, они думают, что и вы ушли. Давай, быстро!
   Зачем нужна вся эта конспирация? Почему мы не должны здесь быть? Что происходит? Ответы на эти вопросы мне очень хотелось узнать, но мой переводчик настаивал, чтобы я пошла туда. Почему именно в столовую? Есть же куча других мест. Да и что они мне сделают, если увидят меня? Я задавала все эти вопросы, пока проходила мимо места, где нашли тело. Мне стало жутко. Это место особо выделялось, его отгородили.
   ''Куда ты идешь? - раздался опять мой внутренний голос. Как давно я стала разговаривать сама с собой? - эй, остановись. Тут же некуда прятаться. Да и чего ты должна слушаться этого человека?!''
   ''Заткнись!'' - ответила я сама себе.
   Я огляделась вокруг. Пустота. Нет даже столов. Может спрятаться за той стойкой, где раздают обеды? Я направилась именно туда, в надежде, что всё обойдется. Шагов уже не было слышно. Может, нам просто показалось? Но ведь не могла же это быть двойная галлюцинация. Но тут послышалось какое - то движение. Я нагнулась так, чтобы меня не было видно. Я замерла и стала прислушиваться. Я услышала разговор, только люди говорили шёпотом, слова долетали до меня обрывками:
   - Леон... ты не правильно поступаешь... что ...делаешь? Я тебя не видел...
   - Я не хочу принимать поспешные... никуда не уеду... найду его... только тогда. Мне надо здесь кое-что... знаешь... я не приду... при учениках. Иди, Алекс. Когда найду, мы решим что...
   - Ты слишком долго ищешь, Ле! - прокричал один из них, судя по всему тот, кто разговаривал с Леоном.
   - У меня есть и другие дела, Алекс!
   - Ну он же твой...
   - Это уже не важно, это никак не связывает нас... уже никак. Давай катись, я и без тебя найду всё, что нужно. Тебе же отдохнуть надо, директор, а то сорвешься на учениках!
   - Я умею сдерживаться, в отличие от некоторых. За собой последи. У тебя теперь на попечении, кхм, сам знаешь. Я за тобой слежу.
   - И молодец, до встречи, Алекс.
   - До свидания, Ле!
   Беседа кончилась не совсем удачно. В конце они уже не шёпотом говорили, а почти орали. Послышались удаляющиеся шаги. Кто такой Алекс? У него был знакомый голос.
   Я сидела в той же неудобной позе, но так и не решалась пошевелиться. Потом послышались другие шаги, более мягкие. Они становились всё громче, они приближались. Я съежилась, мне хотелось превратиться в комочек, чтобы меня никто никогда не нашел. За один день мне хватило приключений. Я хотела спать.
   - Ты там как? - нагнулся ко мне Леон.
   - Хорошо, устала только.
   - Может тебя проводить до... эм... первого этажа хотя бы? - Леон помог мне встать, а потом начал пристально разглядывать меня, при этом улыбаясь.
   - Нет, спасибо. Я сама смогу. Не подскажите, сколько времени?
   - Без пятнадцати одиннадцать. И давай будем на ''ты''? - Леон мне улыбнулся.
   - Э-э, ладно, будем на ''ты'', - прошептала я.
   - Эн... и, можно тебя так называть? Прости, но твоё имя... Оно для меня сложнова-то.
   - Конечно можно, меня все так называют. Мне больше нравится Эн или Эни, пусть это и совсем другое имя, но оно куда уж лучше, - я отошла в сторону, стараясь разглядеть место убийства. Не знаю почему, но меня тянуло к нему, как к магниту.
   - Эн, что с тобой, - Леон обернулся и посмотрел на отгороженное место, - а-а-а, ну всё ясно. Лучше пошли, а то Алекс вернется, не хотелось бы, чтоб он увидел здесь и тебя. И ещё, - улыбнулся переводчик, - выходи через черный ход, главный закрыт.
   - Как закрыт?! - была ошеломлена я.
   - Как, ты ещё не знаешь?
   - Что я не знаю?
   - После того, как вас впустили, к нам подбежал человек...
   - Но ведь тебя там не было! - прокричала я.
   - Я был, точнее я стоял не среди групп, а у дороги. Ну вот, к нам подбежал человек, он был сильно испуган, можно сказать, что у него началась истерика. Он начал что-то бормотать мне. Я ничего не понял и тогда позвал остальных. Общими усилиями мы поняли то, что он хотел нам сообщить.
   - И что же это? - трепетала я, так как сразу вспомнила Эрн и очень боялась, что это что-то произошло именно с ней.
   - Он сказал, что видел двух молодых людей, с которыми шла девушка, лет пятнадцати, эти люди были не из наших краев, и они направлялись к поместью Фейтов. Знаешь, в этом поместье давно никто не живет. Оно является наследством Наташи, но она так же, как и её родители, куда-то исчезла. Конечно, все думают, что она просто сбежала. К их воротам никто никогда не приближается, их дом очень старый и вечно находится в каком - то полумраке. Честно сказать, один раз я там гулял в солнечную погоду, не в доме конечно, а просто на краю поселка. И знаешь, Эн, их дом просто прекрасен при свете солнца, - и Леон закрыл глаза, вспоминая свою картину дома Фейтов.
   Дом Фейтов. Наташа Фейт. Я уже где-то слышала это имя. И я вспомнила, и от этой мысли просто содрогнулась всем телом. Та картина, что висит в коридоре дома тети, именно на ней Эрн прочла эту фамилию, это имя. Но, но что она делала в доме моей тети, что? Мне хотелось вернуться и посмотреть на этот портрет, посмотреть дату.
   - Сколько же лет этому городу? - вырвалось у меня. Я не хотела произносить это вслух. Но зато это отвлекло Леона от его мыслей.
   - Что? Что ты сказала? - переспросил он меня.
   - Так, ничего, случайно вырвалось, извини...те.
   - Мы же договорились, Эн, - улыбнулся он мне. - Этот город был основан в 1284 году. Правда история это умалчивает, и все говорят, что он построен лет 150 назад и раньше был обычной деревней. Я не верю. Перерыл почти весь архив в библиотеке твоей тети и наткнулся, только в одной книжке, на упоминание этого города, именно города. В 1324 здесь произошло то, о чем ни один в мире историк не хочет знать и не будет, потому что такую информацию сложно найти, а если и нашел, то лучше не рассказывать.
   - Ты нашел? - с нетерпением спросила я.
   - К сожалению, только упоминание о ней и об этом городе. Именно то, что я тебе сейчас рассказал.
   - Тогда откуда ты знаешь, когда был основан этот город?
   - На одной из картин в твоем доме...
   - Извини, но я не считаю, что тетин дом, это мой дом, - перебила я Леона.
   - Он твой, и довольно давно. Он перешёл к тебе по наследству...от твоей бабушки, - не слишком разборчиво сказал переводчик. Я поперхнулась. Значит, этот дом принадлежал моей бабушке? Сьюзи?! Но почему в нем жила моя троюродная тетя?
   - Откуда ты так много знаешь о моей семье? - спросила я с удивлением и, практически, ничего не понимая.
   - Поверь, Эн, это ещё не все. Я вижу тебя не посветили в эти дела, точнее ну не рассказали тебе ничего о твоей семье, - поправился Леон, увидев мой возмущенный вид.
   - Да, ты прав, продолжай о картине в моем доме, как ты говоришь.
   - Так вот, на одной из картин изображен был народ, они что-то возводили, строили, там ещё не было никаких домов, они просто таскали бревна. Так вот на этой картине, в углу, было подписано: ''1284 год, строительство деревни под названием Инсенс.'' Я и думаю, что эта дата и является годом основания города.
   - Но в доме же весят только портреты. Я не видела таких картин.
   - Эни, в доме ты была только в трех комнатах: твоя, гостиная и библиотека. В следующий раз, когда решишь остаться ночевать, попроси, чтобы я показал тебе весь дом и все картины.
   - Хорошо, - улыбнулась я, но тут же вспомнила о месте встречи с Эрн, я взглянула на свои часы и ахнула, на них было 23 10.
   - Что случилось? - спросил Леон.
   - Мне, мне надо бежать, потом расскажешь, ладно? Эрн, она наверно заждалась уже, ах, - только и сказала я, потом рванула к выходу из столовой и побежала по коридору к лестнице. Мои шаги очень громко отдавались от стен, но я уже ничего не боялась. Ведь та девочка, которую видели с двумя парнями, явно была Эрн! Вдруг, вдруг с ней что-нибудь случится. В этом буду виновата только я, ведь это она спасла меня от такой же участи, как и её. И Леон, почему он не рассказал, что потом случилось, куда все делись. Это опять я. Я вспомнила про эту чертову картину. ''Дура, дура, дура!'' - кричала я на саму себя.
   Я побежала к главному входу, совсем забыв то, что недавно сказал мне переводчик. Когда я подбежала к двери, она была закрыта задвижками, и на ней висел огромный замок. Я тщетно колотила дверь, тем самым вызывая ненужный шум. Когда я уже выбилась из сил, то рухнула на пол, ожидая чуда, но какого? Что дверь отворится или что я вспомню, наконец - то, про черный выход?
   Сердце колотилось с бешеной скоростью, отсчитывая секунды оставшегося времени до встречи с Эрн. Послышался скрип двери откуда - то из коридора. Я поднялась. Меня охватила дрожь и ярость. Тут я вспомнила о черном выходе, о котором говорил Леон, и решилась, что лучше всего сейчас быстро пробежать в конец коридора и выйти, но сделать это как можно быстро, чтобы тот, кто сейчас выйдет из двери, не смог меня разглядеть. Наконец я увидела тень человека, открывающего дверь, и метнулась в другой конец. Коридор я одолела секунды за три, свернула вправо и выбежала на улицу.
   На меня подул ветерок, на небе светила луна, освещая весь задний двор школы. Я испугалась, что здесь меня могут заметить, поэтому пошла к кустам, которые росли на краю площадки, и решила, что как-нибудь через них проберусь на главную дорогу.
   На этой площадке я была всего два раза: во время завтрака, а потом обеда. И единственное, что я знала, что позади этих высоких кустов идет поле, а за ним Инсенский лес. Школа по краям территории была огорожена кирпичным не очень высоким забором. Так как школа находилась на повороте, то можно сказать стояла на некотором полуострове, сзади был лес, сбоку дорога, впереди дорога, и с другого бока шел поселок. На площадке также ещё был фонтан, старый, и как мне сказала Эрн, то этот фонтан можно назвать достопримечательностью школы.
   Я пошла по направлению к кустам. У них я остановилась в замешательстве. Но нужно было действовать, на часах уже было пятнадцать минут, а значит прошел ровно час с того момента, когда я последний раз видела мою подругу. Я прошла сквозь зелень, зацепилась свитером за какую - то веточку и вышла, можно сказать на поле. Оно было прекрасно! И лес - он тоже был обворожителен, всё было зеленым и таким красивым...
   Я увидела конец забора, он был сделан из красного кирпича, был не высок и походил на заборы XVIII-XIX века Англии. Я подошла ближе и провела рукой по нему, края кирпичей были истерты. Я пошла дальше, надеясь на то, что в заборе будет какой-нибудь выход на соседний участок. Я шла осторожно, боясь наткнуться на чего-нибудь. Было очень темно. Единственной опорой служил мне этот забор.
   Так я прошла около пятнадцати метров, пока что-то невидимое не остановило меня. Мне казалось, что передо мной какая - то яма, и я не решалась шагнуть дальше. Почему? Я не знала. Я села на колени и стала ощупывать землю вокруг, ничего не было, никого намека даже на малейшее углубление в земле. Наверное, я зря волновалась. Тихо поднявшись, я облокотилась на стену, и тут кое-что произошло. Как только я прислонилась к стене, она как будто куда - то провалилась, исчезла, и я упала на землю, точнее сказать провалилась в соседний участок.
   Это меня испугало, но не сильно. Я не кричала, потому что знала, что если я это сделаю, меня в любой момент обнаружат, и пойдут нелепые слухи, чего мне тем более не хотелось. Я поднялась на колени, и то, что я увидела, озадачило меня ещё больше. В заборе, который опоясывал нашу школу по бокам, была дверь, обычная деревянная калитка! В кирпичном заборе! И она не была закрыта, а наоборот, как будто её открыли специально для меня.
   Я встала на ноги и подошла к забору, чтобы убедиться в том, что передо мной не галлюцинация. Странно всё это было. Похоже, ещё ни мало тайн мне придется раскрыть в этом городе или деревне.
   Ощупав ещё раз калитку, я убедилась в своей версии, это всё не было моей вымышленной картинкой. Я посмотрела на часы. Было двадцать минут двенадцатого! Какого черта я так долго блудила в этой школе?! Что сейчас с Эрн, она пришла, с ней ничего не сделали? Или всё-таки сделали, как я всё объясню её матери?
   Задавая все эти вопросы про себя, я мчалась по направлению к дому Хапли. Вот я уже выбежала на тротуарную дорожку, но возле дома никого не было. Ещё секунда и я остановилась напротив лужайки миссис Элис. Никого не было. В доме Эрн горел свет и громко был включен телевизор.
   ''Может она уже вернулась?'' - подумала я про себя.
   ''Нет, жди здесь и не говори ничего её матери'', - ответил мой внутренний голос.
   Так я простояла около десяти минут, перешагивая с ноги на ногу. Моё волнение росло с каждой секундой. И вот вдалеке, на три дома дальше от участка Хапли, появилась тень. Я двинулась в ту сторону, но тень или человек не собирался ускоряться. Во мне всё задрожало, и я побежала, сколько же я километров сегодня набегала! В трех шагах от человека я остановилась, потому что то, что я увидела, не поддавалось описанию. Там шла Эрн, её ноги еле передвигались, каждый шаг давался ей с трудом, её ноги постоянно запутывались. Голова была наклонена вперед, руки кое-как цеплялись за сумку.
   - Эрн, что они с тобой сделали? - прошептала я, подходя всё ближе к подруге.
   - О, это ты, Эни. Слава Богу, а то я думала, что так я и к полуночи не доберусь до дома. Прости, я немного опоздала. Ты мне не поможешь? - Эрн протянула руки, я подошла, и она облокотилась на меня, так как Эрн была ниже меня ростом, мне пришлось согнуться. - Извини меня, просто... просто это какой - то неожиданный поворот, я не думала, что так плохо всё получится. Ты сама как? - говорила Эрн, пока мы шли к дому.
   - Эрн, ты сошла с ума! Как я?! Сама подумай! Если я пробежала от школы до твоего дома, а теперь тащу и тебя домой. По-твоему со мной должно быть что - то не так? - недоумевала я. После моих слов Эрн ничего не сказала. Мы шли по тротуарной дорожке. Когда мы подошли к дому моей подруги, она резко отцепилась от меня.
   - Что? - спросила я.
   - Эн, моя мама ещё не спит. Как считаешь, что она подумает, если увидит меня на тебе? Я сейчас постараюсь идти как можно прямее. Если что скажем, что мы гуляли и... - Эрн задумалась.
   - И ты споткнулась и упала, не очень удачно? - предложила я.
   - Да, точно, но это после того, как мы вышли из школы.
   - И при одном условии, что ты расскажешь мне, что с тобой было потом, - прибавила я.
   - Да, Эн, договорились, - улыбнулась Эрн и выпрямилась. - Если я вдруг начну падать, ты мне помоги, а то мне сложно ноги переставлять.
   - Ты меня пугаешь, - прошептала я.
   - Это только слабость, кстати, у тебя нет такого ощущения, что этот вечер слишком долго длится? - спросила Эрн, и мы двинулись в дом.
  
  Глава 7.
  Первая любовь Эрн...
  
  Подходя к входной двери дома Хапли, Эрн чуть не упала, потому что зацепилась за порог. Это создало немного шума, но даже это услышала её мама. Я не успела позвонить в дверь, как она уже открылась. В проходе стояла миссис Элис, руки были согнуты и уперты в бока, вид она имела достаточно грозный.
   - Где. Вы. Были? - сказала мама Эрн.
   - Мам, извини, мы с Эн немного задержались. На улице ведь такая прекрасная погода...
   - Эрн, не ври, мне сказали, что видели тебя с двумя молодыми людьми не из нашего города! И с тобой не было Эн! Говори правду, где вы были? Или лучше, где ты была? Я же места себе не находила! Ты понимаешь, сколько сейчас времени?! Мы тебя везде искали! Без пятнадцати двенадцать! Где можно бродить?! Скажи, это ты была с теми людьми? - мама Эрн не на шутку рассердилась.
   Что теперь ей сказать. Наша отмазка разлетелась в пух и прах. Что теперь придумать? Или лучше молчать. Эрн дернула меня за рукав, она подошла ближе к матери и сказала:
   - Нет, мам, это была не я. Я не гуляла ни с какими молодыми людьми. И почему ты только меня допрашиваешь? - попыталась улыбнуться Эрн, но это было больше похоже на гримасу боли, смешанную с каким - то ужасом. И, похоже, не только я это заметила. Мама Эрн ещё больше сдвинула брови.
   - Я не спрашиваю Эн, потому что и так знаю, где она была и что делала.
   - Как? - сказали в один голос мы с Эрн.
   - Леон зашел и сказал, что видел тебя в школе, Эн, когда её обходил. Сказал, что ты очень сильно куда - то торопилась. И ещё сказал, что с тобой не было Эрн.
   - Черт, - очень тихо сказала я.
   - Итак, дамы, немедленно заходите в дом. Эрн, ты напросилась, с этого дня ты больше не будешь гулять и вообще выходить из дома, в школу я сама буду тебя провожать! Со школы теперь тебя будет забирать тетя Роуз! - сказала мама Эрн. И от её слов мне стало плохо. Как! Теперь мне придется ночевать в своем доме, с неизвестно кем! И что я буду делать целыми днями. Как мы с Эрн теперь пойдем гулять?! Ведь она хотела показать мне окрестности.
   - Мам, надеюсь, хоть сейчас ты не прогонишь Эни из дома?! - срывалась Эрн от злости. На её глазах засверкали слёзы, если бы только она рассказала всю правду... Наверно там случилось то, о чем ей велели молчать. Я могла только догадываться обо всем этом. У меня появилось столько вопросов, которые нужно было задать. Я с нетерпением ждала окончания выяснений отношений.
   - Нет, конечно, с чего тебе это в голову взбрело?! И что с тобой, Эрн, немедленно рассказывай, что случилось! - Эрн уже не могла держаться на ногах, она покосилась и кое - как схватилась за меня. Её мама была в ужасе. Её глаза уже не сверкали огнем, в них был страх за свою дочь.
   - Я в порядке, я просто очень устала. Мам, можно я потом всё объясню, я хочу лечь в постель.
   - Конечно, милая, теперь я тебя точно из дома не выпущу. Что там с тобой сделали? Господи... - взмолилась миссис Хапли, так как у Эрн случился опять приступ усталости, и она чуть не потеряла сознание.
   - Миссис Элис, давайте я помогу Эрн и доведу её до комнаты, не волнуйтесь, я сама постелю себе постель, - я взяла Эрн под руки и повела к лестнице. Её мама не стала следовать за нами, она прошла в гостиную.
   - Неудачно как-то всё сложилось, да, Эн? - сказала Эрн, пока мы поднимались по лестнице.
   - Это точно, - ответила я.
   Мы дошли до комнаты. Я открыла дверь. Дальше моя подруга пошла уже сама, но как только она приблизилась к кровати, тут же на нее упала.
   - Ничего, ничего. Ты стели постель себе, надо сделать так, чтобы мама думала, что мы спим. Я уверена, что минут через пять она придет.
   Я достала себе постель и застелила диван. Эрн в это время просто лежала, не шевелясь, потом, когда я уже сняла с себя свитер и вторую футболку, я легла. Эрн смотрела на меня умоляющими глазами. Ей точно что-то от меня было нужно.
   - Тебе чем-то помочь? - спросила я.
   - Да, но... я не знаю, как тебе сказать... в общем, поможешь мне, пожалуйста, раздеться, ну или хотя бы туфли снять?
   - Ох, Эрн, конечно, что тут говорить, - я подошла и помогла снять верхнюю одежду моей подруге.
   - Спасибо. Слышишь? - показала Эрн рукой на дверь. - Мама идет, давай быстрей ложись.
   Через несколько секунд открылась дверь. Миссис Элис посмотрела на нас и вышла. Прошло где-то около минуты, и Эрн сказала:
   - Всё, отвязались. Теперь она сюда не зайдет, я уверена. Ну что ж, думаю тебе интересно узнать, что со мной произошло. Да и ты мне расскажи, каким макаром вы встретились с Леоном, я точно помню, что его на собрании не было. Его вообще нигде поблизости не было, как мне показалось.
   - Мне особо нечем хвастаться, - я подумала, стоит ли мне рассказывать Эрн про тот разговор, про город, - ну если только одно.
   - Да? Ну раз так, тогда я начну. Знаешь, вообще мне запретили что либо рассказывать, никому, вообще. Но для тебя я сделаю исключение, потому что надеюсь, что ты мне поможешь, - Эрн легла на бок и посмотрела на меня. - Ты точно хочешь всё знать?
   - Конечно, Эрн, я места себе не находила после твоего ухода. А там ещё и дверь главную закрыли, я шла через черный ход, точнее сказать бежала. Кстати, ты не знаешь, почему после нас никто не зашёл? То, что мне сказал Леон, немного не сходится по времени.
   - К сожалению, знаю, эти двое только об этом сначала и говорили.
   - Стоп, стоп, стоп. Давай с самого начала. Я приготовилась, - сказала я.
   - Честно сказать, как только вошли эти двое, я сразу почувствовала себя плохо. Не знаю, это, наверное, от страха. Ты не испугалась?
   - Нет, я, конечно, испугалась, но ничего, кроме вечной боли при согнутых коленках, я не почувствовала.
   - Ясно. В общем, с тех пор, как я находилась с этими двумя, я чувствовала себя очень плохо. Было такое ощущение, что у меня очень сильно поднялась температура. То, что произошло дальше, ты знаешь. Мы вышли за дверь, и тогда мне стало совсем плохо, примерно так, как сейчас у порога. Я чуть не упала. Тот, что был главнее, сказал:
   ''- Микки, ты можешь успокоиться? Если так будет идти и дальше, то мы и не доведем её до дома.
   - Джон, я просто не понимаю, зачем мы ведем эту особу с собой, такого приказа не было. И я волнуюсь, что нас могут заметить.
   - Нам и надо, чтобы нас заметили, Алекс должен знать, что мы пришли.
   - По-твоему он не узнал, что мы пришли, когда загорелся огонь около дома? Джон, по-моему, это был самый прямой знак. Не каждый же день это происходит. Он ведь сразу перестал пускать людей в школу, и не дал им и на огонь пойти. Значит, он обо всем догадался.
   - Может быть. Но он не вышел искать нас, он не пошёл искать эту девку. А ведь она теперь третий лишний и что-то надо с ней делать, а без приказа мы не вправе сами решать. Хватит разговоров, возьми её под руки и пошли уже отсюда, не забудь, главный вход закрыт, мы идем через черный.
   - Я помню, но почему через черный? Мы ведь так хотим, чтобы нас заметили.
   - Мы хотим, чтобы нас заметил Алекс, а не весь город.
   - Этот твой Алекс идиот!
   - Тише, Микки, это его школа, и он может находиться всё ещё здесь. Да возьми же ты ее, наконец!''
   Этот Микки крепко схватил меня за плечи, и мы двинулись к черному выходу. Я сначала испугалась, что они ведут меня в лес, но они свернули к потайной калитке. Я тебе о ней говорила?
   - Нет, Эрн, но сегодня, точнее уже вчера, мне пришлось с ней столкнуться. Благодаря ней я упала на землю.
   - Да ты прошла прямо по моему следу! Такими темпами ты, наверное, и меня бы нашла без проблем! - взбудоражилась Эрн.
   - Не думаю, у меня ведь всё ещё осталось чувство страха.
   - Эни, ты такая забавная! - прокричала, но не громко, моя подруга. - В общем, я продолжу. Как ты слышала от моей мамы, нас видели. И это произошло буквально через минут десять, после того, как мы первые с тобой зашли в школу. С этими двумя мы передвигались очень быстро, так как один из них меня чуть ли не тащил на себе.
   - А я думала, что ты ушла из класса где-то в минут пятнадцать.
   - Я тоже так думала, пока не посмотрела на часы этого Микки. Знаешь, когда мы вышли на тротуар, я оглянулась назад, все люди ещё стояли у школы и смотрели на этот самый огонь. Поэтому никто больше не зашел в школу, так как огонь должен был разгореться ровно в десять, но его задержали буквально на две минуты, и мы его не увидели. После этого директор сразу закрыл школу. Что там было дальше Джон и Микки также, как и мы, не знают. Оказывается, мы в школе с тобой были около пяти минут! Ну вот, пока люди стояли, смотрели на этот огонь, мы шли по направлению к дому Фейтов, и один нас увидел, кажется, это был мистер Асво, продавец часов. Сама понимаешь, как он отреагировал на то, что молодая девушка идет с двумя незнакомцами. Ты бы видела лицо этого старика, вот что он так поздно бродил по городу? - покачала головой Эрн и продолжила. - Джон и Микки не обратили на него никакого внимания, в то время как я надеялась, что меня не увидит моя мама. Огонь уже перестал идти. Мы почти дошли до тупика. Так называют дом Фейтов, хотя от их участка идут дороги и влево, и вправо. Эти дороги соединяют нас с другими, в общем, они сливаются в одну главную, которая у нас имеется. Ну и они еще и заворачивают на другие улицы нашего района. Короче это неважно.
   Мы подошли вплотную к особняку. С участка валил густой дым, видимо от костра, но какие - то люди засыпали его песком. Меня подвели ближе к забору. Тот Джон подошёл к Микки и сказал что-то ему на ухо, а потом пошёл в дом Фейтов. В общем, тогда я и потеряла счет времени. Но стояли мы долго на улице, пока Джон не вышел и не позвал нас. Я сначала подумала, что это какая-то секта, но после всего того, что я услышала в этом особняке, сектой это уже никак не назовешь. Когда мы подошли к парадному входу, мне завязали глаза. Как я очутилась в доме, я уже плохо помню, потому что, зайдя в него, мне стало ещё хуже: у меня заболела ужасно голова, потом ноги, я ими и так еле двигала, теперь же они просто отказывались идти, мне казалось, что я стану инвалидом. Меня посадили на что-то мягкое, потом я услышала шаги. Подходили не ко мне, это было где-то снаружи комнаты, в которую меня привели. И тогда я услышала разговор, решивший моё дальнейшее существование и давший мне ещё одну полезную информацию:
   ''- Джон, я не разрешал тебе кого-то приводить сюда. Ты ведь понимаешь, что теперь нам придется следить за ней, кому-то придется здесь остаться.
   - Эл...
   - Не смей произносить моё имя в присутствии посторонних! Она может нас услышать.
   - А как мне тогда тебя называть? Король? Государь? Мистер? Дядя?
   - Не время шуток, Джон. Просто старайся не произносит моё имя и всё.
   - Мы предупредили Алекса. Я думаю, что он понял знак, он сделал всё, как нужно.
   - Я надеюсь. Вы больше никого не видели?
   - Нет, он не пришёл, но мы предупредили, что если он хоть что-то расскажет этой...
   - Молчи! Отвечай на вопрос. Вы нашли след Дона Брауна?
   - Нет, он исчез.
   - Значит, мы опять опоздали, сколько можно уже?! И этот его не ищет?
   - Алекс говорил, что он больше не считает Дона своим... Ты знаешь.
   - Эту девочку не спасли?
   - Нет, она умерла от удушья, слишком поздно.
   - Вот гаденыш, ему, похоже, уже наплевать на жизнь людей. Вы прочесали окрестности?
   - Да никого нет. А эту мы привели из-за того, что она находилась в классе, в котором находится его досье. Она сказала, что её выгнали из школы, и теперь она пришла узнать почему.
   - Я пойду, поговорю с ней, а потом приду и скажу, кто остается здесь, навсегда''.
   Вот, что я услышала. Странный разговор у них был. Я почти ничего не поняла. Только одно, они пришли искать Дона Брауна. Мой разговор с их главным ничем особо не отличался. Он спросил, не знаю ли я Дона Брауна, как долго я учусь в школе, зачем я на самом деле приходила в школу. Я ему повторила всю ту историю, которую я придумала в классе биологии, но он не поверил и сказал, что проверит. Потом он попросил рассказать, как я сейчас себя чувствую. И запретил кому-либо рассказывать о том, что произошло сегодня. И ещё запретил приходить мне в этот дом. Потом меня вывели на улицу и повели по тротуару, глаза до сих пор были завязаны. Потом, когда мне их развязали, я увидела того Микки. На вид ему было лет семнадцать. Он сказал мне идти домой, иначе он насильно меня туда отволочет. Ну и я пошла, как ты могла видеть, то мне передвижение давалось с трудом. Я очень плохо себя чувствовала, а этот Микки всё ещё стоял и смотрел на меня, когда я уже очень близко подошла к дому, он исчез. И очень хорошо, что ты там стояла. Не знаю, что подумала бы мама, если увидела меня в таком виде.
   - Она и так увидела, в каком ты виде, когда ты чуть не упала, - сказала я Эрн.
   - Это точно, - засмеялась Эрн, - теперь не знаю, что говорить соседям, как доказать, что это была не я? Так, а теперь ты расскажи, что с тобою было?
   Я пересказала всё Эрн, включая то, что услышала о городе. Про дом Наташи Фейт я промолчала, решив, что для начала надо самой во всём разобраться. Тем более теперь мне придется ночевать в своем, так называемом, доме. Мы лежали в молчании минут пять, потом Эрн поднялась и взяла со стола книгу, на удивление сейчас она ходила намного лучше, её ноги уже не подкашивались. Она открыла последнюю страницу и достала оттуда фотографию Дона Брауна.
   - Они его ищут, Эн. Они его ищут. Значит, он жив, и он сделал что-то непростительное для них. Помнишь, я сказала, что расскажу о нем кое-что? Так вот, я считаю, что сейчас самое время.
   - Если ты не хочешь говорить, я не обижусь, Эрн, ты ведь очень устала, - сказала я.
   - Нет, нет, самое время.
   В 2004 году, первого сентября я увидела Дона. Он мне понравился, он был красивым молодым человеком. Когда прошёл первый урок, я вышла в холл, чтобы немного осмотреться. И там, напротив моего класса, стоял он. Дон смотрел на меня, не отводя глаз. Это конечно меня смутило. Я пошла по коридору, и он тоже пошёл следом за мной. Меня это окончательно выбило из колеи, и я развернулась и пошла обратно в класс. Когда я проходила мимо него, он сказал:
   ''- Привет, давай знакомиться. Моё имя Дон. Дон Браун.''
   Я залилась краской, со мной ещё никогда не знакомился парень. Я ответила:
   ''- Привет, Дон. Я Эрн Хапли. Я новенькая.
   - Я тоже, - улыбнулся Дон. - Ты приехала из другой страны?
   - Да, Великобритания. Я из Лондона.
   - Потрясный город, я там был. Зачем же ты сюда приехала? Родители?
   - Ага. Мама сказала, что здесь работа получше. А ты откуда?
   - Я? Америка, США, штат Нью Мексико. Знаешь такой?
   - Конечно''.
   Вот так мы с ним и разговорились. Он говорил о себе, а я о себе. Правда о себе он говорил в общих чертах, ничего конкретного. Прошло три урока, и на каждой перемене он приходил, и мы разговаривали. В конце четвертого урока, на перемене уже, он подошёл и протянул мне конверт. Сказал открыть его, когда он исчезнет из моей жизни. Я не поняла его слов, но он продолжал говорить, и это, наверное, самое главное, что было в его словах, что я запомнила на всю жизнь:
   - Эрн, ты мне очень нравишься, когда я тебя увидел, ты просто ослепила меня. Ты такая милая и красивая. Я не знаю, как выразить свои чувства словами. Прощай, надеюсь, мы увидимся вновь.
   Это были его последние слова, сказанные мне. Он ушёл. Больше я его никогда не видела. Мне казалось, что я тогда влюбилась в него. И его смерть ударила кинжалом в мое сердце. Я долго не осмеливалась открывать конверт. Я надеялась, что он вернется, тем более после того, как дошли слухи, что тело исчезло. Я хотела верить, что он выжил. И тогда, уже к концу учебного года я поняла, что я не просто влюбилась в него, я полюбила его. Он стал моей первой любовью. Когда кончился учебный год. Наступил июнь, я убедилась, что Дон больше никогда не вернется в мою жизнь. И тот счастливый день я и сейчас вспоминаю. Я помню почти каждое его слово. Его внешность, его красивый голос.
   Я решилась. 13 июня я открыла конверт. Я прочитала письмо. Я спрятала его фотографию. В этот день всё было как во сне. Эн, он написал, чтобы я ждала его, и если он мне нравится, то я должна оставить его фотографию у себя. Мне теперь кажется, я даже уверена, что он не умер тогда, его не убивали. Но я боюсь. Ведь те люди в поместье, они искали его. А вдруг он теперь придет сюда, и они тоже? Вдруг пострадает моя мама? Эни, я рассказала тебе всё самое сокровенное, я рассказала тебе ту единственную тайну, которую имела и о которой говорила моя мама. Я надеюсь, что ты меня понимаешь, понимаешь, зачем мне так нужно было попасть в школу и найти это досье? Эни, у меня есть к тебе огромная просьба, помоги мне во всем разобраться, узнать, что же тогда случилось, - Эрн подошла ко мне и встала на колени, смотря на меня своими огненными глазами, и я просто не могла ей отказать.
   - Конечно, Эрн. Ты мне, кстати, тоже поможешь. Я хочу узнать о прошлом моей семьи. Ведь теперь нет ни бабушки, ни папы. А этот тетин дом, который теперь стал моим, и эти картины...
   - Ты тоже заметила, что с этими картинами что-то не то?
   - Теперь да. Можно вопрос, не знаю, помнишь ли ты, но какая дата была на картине с портретом Наташи Фейт?
   - Наташа Фейт... такая белокурая девица с немного печальным видом... тысяча семьсот... Я не помню. Тысяча семьсот какой-то, а что?
   - Просто Леон тогда, в школе, сказал, что то поместье, в котором ты была, это наследство Наташи Фейт.
   - Я слышала что-то подобное, но не думаю, что это возможно. В этом городе ходят разные слухи, говорят даже, что ему больше 700 лет, но по официальным данным ему всего 150 лет, раньше это было обычной деревней, не имеющей никакого значения.
   - Ясно, спасибо, - чуть слышно проговорила я.
   - Эни, я обещала, что завтра мы прогуляемся по городу, и я сдержу своё обещание.
   - Но как? Тебе же мама запретила выходить из дома! - была удивлена я.
   - Да. Но мама завтра пойдет на работу, а эта её подруга просто ни на что негодна. Розали глупая кукла. Я не знаю, как только мама с ней дружит. Я столько раз от нее сбегала летом, и она даже не заметила. Давай, когда ты сегодня утром будешь уходить, притворись, что тебе надо сходить в магазин, ты его видела. Вот иди в ту сторону, как только машина моей мамы скроется за поворотом, можешь разворачиваться и идти обратно. Розали припрется не раннее, чем через пятнадцать минут.
   - Ладно, но разве мне не надо зайти и предупредить Леона?
   - Ты так говоришь, будто он - твой отец. Может ты в него ...
   - Нет, нет. Даже не думай, Эрн, со мной такого никогда не случится. Ни за что. Никогда. Нет, - отрезала я.
   - Ну смотри, - захихикала Эрн и вернулась в свою кровать. Я наконец - то расслабилась и заснула.
  
  Глава 8.
  Поместье Наташи Фейт...
  
   Я проснулась очень рано. Свет из окна падал мне на лицо. На часах было семь утра. После очередного подтягивания я встала и оделась, стараясь при этом наделать как можно меньше шума. Эрн ещё спала. Очень хотелось пить, в горле буквально всё пересохло, будто я несколько часов провела в пустыне. Я спустилась вниз, надеясь, что меня никто не увидит. Но мама Эрн уже встала.
   - Здравствуй, милая. Как спалось? - сказала миссис Элис, как только увидела меня.
   - Здравствуйте, прекрасно. Спасибо.
   - Ты что-то хотела? Я тут просто на работу собираюсь. Зачем они меня вызвали, не представляю. Совсем ничего без меня сделать не могут, - усмехнулась мама Эрн и поднялась наверх.
   Я прошла в кухню. На столе всё ещё лежала вчерашняя газета, но её кричащие заголовки уже не привлекали внимания. Мне так не хотелось уходить из этого дома. Здесь было так уютно, даже лучше, чем в Америке. Я налила воды и села за стол. Всё, что происходило со мной вчера, было как во сне. Дом Фейтов. Двое молодых людей. Ужасное состояние Эрн, и её непонятное объяснение всего этого. И сегодня. Я не хотела никуда идти. Мне было страшно, ведь те люди сказали, что теперь они будут следить за моей подругой. А что, если сейчас кто-нибудь ходит там, во дворе, выглядывает нас и ждет подходящего момента, но для чего? Они ведь не убьют Эрн! Она единственная, кто смог меня понять так быстро за всю мою жизнь. Она так похожа на мою бабушку, будто душа Сьюзи вселилась в неё.
   В размышлении я просидела несколько минут. Очнувшись, я увидела, что Эрн сидит напротив меня и сонно поглядывает на свою чашку.
   - Не думала, что ты так рано проснешься, - сказала Эрн.
   - Сон плохой снился. Кажется, твоя мама на работу собирается?
   - Да, как я и говорила. Ни дня без работы. Я иногда думаю, что она совсем не спит, - сказала Эрн, зевнув.
   - Мне бы такую маму...
   Мы с Эрн выпили чай и позавтракали. Миссис Элис уже собралась на работу и строго настрого запретила Эрн выходить из дома под каким-либо предлогом. Сказала, что предупредила Рози.
   - Никуда, поняла меня, Эрн, никуда. Не смей. Я буду звонить.
   - Ну да, мам. Ты мне с работы звонишь только раз и то, если успеешь. Не волнуйся. Ничего со мной не случится. Когда там придет твоя подружка?
   - Она уже вышла, - сказал миссис Элис.
   - Ага, значит, у нас точно есть минут пятнадцать в запасе, - шепотом сказала мне Эрн, когда мы выходили во двор.
   Утро было пасмурное. Но среди облаков проглядывали лучики солнца, а значит, день обещал стать ясным. Заправив потуже свой плащ, я направилась к магазину, но мама Эрн меня остановила.
   - Далеко ты идешь, Эни?
   - Мне надо в магазин, а то вдруг проголодаюсь.
   - Но он ещё закрыт.
   - А я как раз иду, чтобы очередь не занимать. Он же с восьми работает?
   - А, ну да. С восьми. Может тебя подбросить?
   - Ой, нет, не надо, спасибо. Я и сама смогу, мне не помешает утренняя прогулка, - улыбнулась я. Миссис Элис села в машину и выехала на дорогу. Я старалась не спешить и только один раз обернулась, чтобы посмотреть, не стоит ли Эрн. Но она уже зашла в дом. Надеюсь, она помнит о нашем разговоре.
   Идя в полном одиночестве, я вспоминала свои детские годы в Штатах. Теперь они мне казались унылыми. В них никогда ничего не происходило. А здесь только за два дня столько произошло! Не знаю, что ещё сегодня принесёт этот день. На улицах по обыкновению тихо, только иногда проезжает какая-нибудь машина. Никто ещё не проснулся. Очнувшись от своих мыслей, я оглянулась: машина миссис Элис уже уехала, значит можно идти обратно.
   У дома Эрн ещё никого не было: ни подруги её матери, ни её самой. Надо было пойти предупредить Леона, поэтому я развернулась и направилась к своему дому. Я подошла к порогу и уже собиралась войти, моя рука лежала на дверной ручке, но тут дверь открылась: на пороге стоял Леон с книгами в руках.
   - Доброе утро, Эни, - был удивлен он.
   - Доброе. Извини, я не хотела беспокоить тебя, но просто пришла сказать... - я не могла подобрать слова.
   - Да, я слушаю. Просто я тут хотел сначала отнести книги, а потом зайти к тебе... - начал оправдываться переводчик.
   - Я хотела сказать, что не смогу присутствовать при ремонте. Надеюсь, они без меня справятся?
   - Да? Они, конечно, справятся, я сам прослежу. А куда ты направилась? Что будешь делать?
   - Эрн решила показать мне город. Сходим, прогуляемся, - сказала я, но в моём голосе явно слышалась ложь.
   - Вы собираетесь в поместье Фейтов?
   Я была ошарашена его догадливостью. Как он узнал? А может, он нас подслушивал? Там, на втором этаже?
   - Нет, нет, конечно. С чего ты взял? Просто я тут мало что знаю, вот Эрн и решила мне показать... - врала я.
   - Эни, её мама сказала по телефону, чтобы я не подпускал к тебе мисс Хапли. Элис её наказала. Она не может выходить из дома, и ты это знаешь, - улыбнулся Леон.
   - Это плохо, - покраснела я.
   - Да ладно тебе, я никому ничего не расскажу. Гуляйте сколько хотите, у меня у самого очень много дел. Не беспокойся. Если что случится, ты позвони. Ладно? - протянул мне руку Леон.
   - Договорились, - улыбнулась я и протянула руку в ответ. И как мне ему только потом отплатить? Он уже второй день подряд меня выручает.
  
   В доме Эрн, кроме неё больше никого не было, поэтому я поднялась в её комнату и стала ждать, когда она меня позовет.
   - Ну всё, Эни, она пришла. Я пошла отмазываться, - сказала Эрн, на секунду заглянув в комнату. Удивительно, но мне не было страшно идти в это поместье. Я вообще ничего не чувствовала, никаких ощущений. Пустота. Как будто мы вовсе собрались просто в магазин за покупками, только вот деньги с собой не взяли. Но через пять минут зашла Эрн с ликующим видом.
   - Мне удалось! Что-то она какая-то несговорчивая стала. Но мне удалось. Я сказала, что нам срочно надо сходить к нашему однокласснику и помочь ему со статьёй для нашей газеты. И она поверила, представь! Большинство одноклассников живет на той стороне улицы. Быстро она сдалась. Надеюсь, Роуз меня не сдаст маме, - сказала Эрн и начала собирать рюкзак. Она взяла и фонарь, и веревку, и нож. Зачем ей всё это?
   - Эрн, извини, но зачем ты всё это берёшь?
   - А ты что не помнишь, что сказал тот? Ну главный этих, которые вчера меня увели? Вспомни хорошенько, он сказал, что теперь будет следить за мной! А вдруг правда кто-то следит за мной?! Мне вчера казалось, что за окном кто-то есть, Эни! У меня никогда не было галлюцинаций.
   - Ясно, я поняла. Так когда мы идем?
   - Сейчас. А ты... ты не хочешь приодеться?
   - Да, надо. Зайдем ко мне? Кстати, я забыла сказать, но твоя мама всё рассказала Леону, - добавила я.
   - Что?! - вырвалось у моей подруги. - Что ты сказала?! Он же нас сдаст! И почему всё всегда против меня? - спросила сама себя Эрн. И почему она говорит, что всё против неё? За последние два дня я полностью убедилась в обратном.
   - Он ничего не расскажет. Я уверена. Может, уже пойдем? - спросила я, не дождавшись ответа, и вышла из комнаты.
   Мы зашли ко мне домой. Мой чемодан до сих пор стоял у входа. Я нашла себе кофту, и мы вышли. В доме никого не было. Ни души. Почему? Я не могла этого понять. Но мы уже направились в сторону поместья, поэтому теперь я размышляла о другом.
   - Странная они были семейка. Я их здесь не видела, но о них часто говорят. Ходили слухи, что их дом раньше был местом, в котором вечно ходили люди, они там над чем-то работали, и никто о своей работе ни слова не сказал, - начала разговор Эрн.
   - Я о них вообще ничего пока не слышала. Если только от Леона, который сказал, что их дом при свете солнца просто замечателен, ну и что Наташа Фейт отсюда сбежала.
   - Ну да. Я к их дому стараюсь одна не подходить. Здесь таких людей либо сочтут сумасшедшими, либо родственниками, причастными к исчезновению последнего поколения семьи Фейт.
   Дальше мы шли молча. На улице всё так же никого не было. Только кое-где из домов был слышен разговор, и больше ничего. Казалось, что чем ближе подходишь к поместью, тем меньше народу становится.
   Через несколько минут мы подошли. Я остановилась, так как картина передо мной меня испугала: огромный дом, окруженный забором. Дом довольно красивый, но заброшенный. Кое-где растут деревья, но на фоне жилища они мрачнеют. Поместье явно было заброшено, дом был весь пыльный, окна кое-где были пробиты, а в некоторых местах и вовсе заколочены. Да, это было жуткое зрелище. Идти туда мне уже расхотелось. Эрн стояла рядом и тоже смотрела на дом. В её глазах можно было прочесть удивление. Её левая бровь была сдернута вверх.
   - Эрн, что с тобой? - спросила я.
   - Да так. Посмотри как чисто. Ни следа от костра и песка. Да и вообще никого следа того, что вчера здесь были люди. Всё так же, как и летом. Ничего не изменилось. Неужели они всё убрали?
   Теперь и я была удивлена. Действительно, никого следа. Просто заброшенный дом. Давно заброшенный дом.
   - Ты ещё не передумала? Мы можем не идти, мне кажется, что и внутри так же чисто, как и снаружи, - предложила Эрн.
   - Нет, нет. Пошли. Мне интересно увидеть этот дом внутри, меня туда тянет, - сказала я, будто зомби, и потащила Эрн к забору. Впервые меня так сильно потянуло к какому-то месту. Мне казалось, что там есть что-то такое, что мне очень пригодится.
   Мы открыли калитку и пошли по дорожке к дому. Уверенности у Эрн поубавилось, и теперь я её тащила за руку, но она не особо мне сопротивлялась, только изредка поглядывала по сторонам. Дверь не была заперта, поэтому мы спокойно вошли в дом. Здесь я невольно остановилась. Эрн стояла за мной.
   - Он огромен, - сказала я Эрн.
   - Ага, нам надо найти ту комнату, в которую меня вчера привели.
   - Я надеюсь, ты запомнила, куда идти. Здесь много комнат. Мы и за весь день их не обойдем. Тем более, здесь темновато.
   - Я помню. Да. Я помню. Меня провели в комнату рядом с лестницей. Это точно. Направо.
   - Но тебе ведь тогда было плохо. Может, ты не правильно думаешь? - спросила я, вспомнив наш ночной разговор.
   - Нет. Правильно. Я вспомнила. Вон та комната, видишь? - Эрн показала мне на комнату, которая была справа по коридору, этот коридор упирался в лестницу. Справа была стена и в ней тоже были двери. В коридоре стоял полумрак. Эрн достала фонарь.
   - Ну что? Пошли? - мы двинулись к лестнице.
   Дверь в эту комнату была открыта. На полу была тонна пыли, но не было ни одного человеческого следа. Может, Эрн это всё выдумала?
   - Я здесь точно была, - сказала Эрн и указала мне на софу, на удивление чистую, в отличие от других предметов, стоявших здесь, - я на ней сидела. Точно, смотри, и она находится рядом с дверью, вот почему я так хорошо слышала разговор. Господи, да здесь столько пыли! Где они её взяли?
   - Здесь больше ничего нет. Всё чисто. Ну, то есть всё грязно, как и должно быть в доме, в котором никто не живет. Пошли, сходим наверх. Может там есть что поинтереснее?
   Мы поднялись. Здесь опять был коридор. Только более большой, чем внизу, и он был широким. Здесь было и более светлее, чем внизу, намного светлее. Всё казалось каким-то ненастоящим, мне становилось не по себе.
   Мы с Эрн стояли в этом ужасном здании. Оно было настолько ветхое и старое, что я даже не могла предположить, как здесь мог кто-то жить, а тем более и работать. Мы пошли дальше по коридору. Он всё сужался. Зачем мы сюда пришли? Какую тайну нам обещало раскрыть это здание? Ответы на эти вопросы мы не знали, но жаждали их получить. Мне не терпелось узнать всё о поместье этой семьи, которая таинственным образом исчезла, оставив после себя лишь следы отчаянья и страха.
  ''Надо было позвать Леона'', - подумала я про себя. Вдруг что случится. Нас никто не услышит, сюда не заходят люди, а если... нет! Этой мысли я не давала разрешения. Мы здесь не умрем, я это точно знаю. Никогда! Тут Эрн потянула меня за руку, она тащила меня вглубь этого дома, я услышала её шёпот:
  - Эн! Ты только посмотри, господи Эн, ну что же ты?! Ты видела? Там кто-то был! Я это точно знаю, зрение меня не обманывает, это человек! Он зашёл вон в ту комнату, что в конце, справа! Эн, пошли быстрее, Эн, что с тобою, Эн, Эн...
  Нет, я никого не видела, только темноту. Она надвигалась на меня, она оттесняла моё сознание, Эрн что-то кричала, но её уже плохо было слышно. Я проваливалась в какую-то яму, всё глубже, глубже... какие-то люди суют и там, и везде... ничего не видно, но мне как-то тепло, совсем тепло, будто укутали в теплый плед, посадили в кресло перед камином, как хорошо... но нет, кто-то крикнул! Это был женский голос, господи, а если что-нибудь случилось с Эрн?
  
  ***
  
   Я открыла глаза, передо мной был всё тот же коридор, но в нём не было Эрн, было светло, везде ходили люди. Та дверь в конце коридора была открыта. Туда шагала твердым шагом женщина... она очень была похожа на мою бабушку... но как? Это вздернуло меня. Я вскочила на ноги и засеменила следом, видимо меня никто не замечал... люди проходили мимо, никто ничего не говорил, и вот один, он бежит на меня! Но... но мы не столкнулись, он прошёл сквозь меня, точно на его пути не было никакой преграды. Я отвлеклась, бабушка уже подошла к дверному проёму, ещё чуть-чуть и я не успела бы, но её окликнули. Я проскользнула в проход.
   Передо мной открылась небольшая комната. В ней было два окна. Обои были под старь, какого-то светло-болотного цвета, в некоторых местах совсем истёртые. Справа, у самой стены стоял диван, такой же приземистый и старый как вся эта комната. Он стоял вплотную к стене, казалось, он давно уже в неё врос, и никто никогда не сможет его оттуда убрать. Над диваном висел маленький портрет: на нём была красивая молодая женщина, с тёмными волосами, такими же тёмными глазами, но она была невероятно красива, она улыбалась, она была счастлива, потому что в руках держала младенца. Это была девочка, потому что ужасно была похожа на мать, только глаза были полузакрыты веками. У девочки были невероятно длинные ресницы для младенца, она будто искрилась, улыбалась во весь рот. Казалось, что эта прекрасная пара сейчас соскользнёт на пол и пойдет дарить свою радость остальным.
   Этот портрет приковал моё внимание, но луч света из окна отвлёк меня. Я посмотрела на окно. На нём были серые, тяжёлые запыленные шторы, да и сказать, что окна кто-то мыл, тоже нельзя было. Я повернулась влево... там стоял письменный стол, самый обычный, который только можно было представить. Раньше такие столы ставили себе губернаторы и богатые личности, но сейчас это уже говорило о безвкусице. С одной стороны у него были ящички. Стол стоял ко мне тыльной стороной, рассмотреть закрывались ли ящички на замок, я не могла. На столе лежала куча бумаг. То стопкой, то вразброс. Не было и пустого места, где можно было бы писать на нём. Но было одно ''но'', что привлекало к себе внимание. Посреди кипы различных бумаг лежала черная тетрадь, точнее не тетрадь, уж слишком толстая. Нет, нет, нет. Это было что-то совсем другое. Меня дернуло в ту сторону. Медленно я стала приближаться к столу с протянутой рукой...
   - Мама, какого чёрта! Я не намерена здесь проторчать целую вечность! Хватит флиртовать с этим... кхм... кхм... человеком. Мама?!
   Я резко обернулась назад. Как я только не могла заметить человека, стоящего всего в метре от меня, наверное, это потеря сознания, и сон, навалившийся на меня, сделали своё дело. Но почему-то какой-то частицею своего тела я понимала, что это отчасти всё правда, всё, что в данный момент происходит.
   Передо мной стояла девушка, она была очень красива и грациозна, на вид ей было не больше шестнадцати, но, думаю, возраст не имеет никакого значения. Он была божественна. Её карие глаза завораживали, но в них была какая-то пустота или даже задумчивость. Лицо было настолько пропорциональным, что нельзя было не заметить. Глаза обрамляли длинные ресницы, губы были немного пухлыми, но оттого она становилась ещё красивее. Её гибкий стан! Господи, эта девушка как ангел! Она облокачивалась на стенку, руки были заведены за спину, во всём чувствовалась грациозность. Длинные, черные до пояса волосы свисали как - то неуклюже, но очень мило, она была в какой - то школьной форме, пиджак, юбка и гольфы с босоножками... А какие у неё ноги! Длинная и стройная, она стояла с нетерпением.
   Вид этой девушки окончательно сбил меня, и я стояла с протянутой рукой и разинутым ртом. Тут вошла та самая женщина, из-за которой я боялась не попасть в эту комнату. Она зашла немного раскрасневшись, явно не подозревая, что перед ней стою я. Она взяла девушку за руку и потащила к дивану, но та даже не шелохнулась.
   - Мама, - тихо произнесла она, - я не хочу тебе перечить, но ты зря это затеяла. Ему я всё равно не собиралась отвечать, зря ты так всполошилась.
   - Анна, ты очень вредная. Не думала, что это я тебя такой вырастила, - с тихим ропотом ответила женщина.
   - Ма-а-а!!!- взмолилась девушка. - Ты рылась в моих вещах. Думаешь, я ничего не заметила. Я тебе этого не прощу. Ещё раз повторюсь, зря ты это затеяла, - прекрасный голос девушки отдавался эхом по комнатке, - я не буду тебе ничего объяснять, и папа тут совсем ни при чём, - её взгляд упал на стол, точнее на то чёрное, что лежало на нём.
   - Анна, он гадкий человек!! Не смей с ним общаться, иначе я переведу тебя в другую школу!
   - Опять ты за своё! Не было у нас с ним ничего! Ничего! Мы даже не... ма-а, хватит преследовать меня, дай мне пожить нормальной жизнью, - голос девушки перешёл на шёпот, я чувствовала, что она сейчас заплачет, - ты достала меня. Хочешь, чтобы я ушла от тебя... вместе... вместе с ним? Он не даст меня в обиду, то, что он старше, никакого значения не имеет. И отдай мне мой дневник.
   - Сначала ты мне объяснишь, почему оставила его на виду у всех, потом... почему там такое написано? Я же запретила обо всём этом говорить...
   - ...Но не писать, я это сделала ни нарочно, ты залезла в мою личную жизнь, ты разбила её...я н-незна-аю как т-тепь-ерь покажусь в школе... - Анна явно уже заплакала, по её щекам текли слёзы, она смотрела не на мать, а себе под ноги, она не хотела показывать свои слёзы. Мне стало её ужасно жалко. Когда такое прекрасное создание грустит, сразу же хочется утешить, не смотря ни на кого. Я подошла ближе. Среди густых чёрных волос я увидела её рот, скривившейся в нахальной улыбке, но тщательно скрывавшийся под волосами. Она стояла с закрытыми глазами. Мать не решалась подойти к ней. А она всё стояла. Потом очень тихо, так что слова еле срывались с её губ, она произнесла:
   - Ма-а, - она протянула одну руку, а та подошла к столу и взяла дневник, потом её мать развернулась и приблизилась тихими шагами к дочери, положила в протянутую руку дневник, - ...какая же ты глупая!!! Я не знала, что всё окажется таким лёгким. - Девушка разлилась настоящим хохотом, но из её губ, он звучал, как мурлыканье котёнка.
   Анна схватила сумку, лежащую на полу, наспех запихнула туда дневник, что ей неудачно получилось, он чуть не упал, и выпорхнула из кабинета, в коридоре всё также звучало её мурлыканье.
   Бедная мамаша прошла за стол и села. Я подошла к ней ближе. Среди листиков, поверх всех, лежал один. На нем было что-то написано от руки. Мать девушки взяла его и лихорадочно стала бегать глазами туда сюда, а потом застыла и стала смотреть куда-то вдаль совершенно пустым взглядом. Я метнулась к ней, встала за спину и стала читать листок, который был вырван откуда-то:
  
   Мама, я знала, что именно этот листик ты и вырвешь. Ты такая предсказуемая! Всё прошло как по маслу. Не заметила? Представь, мне даже не составило особого труда заплакать! И всё-таки ты комична. Я тебя люблю, не смотря ни на что, ты же знаешь! Пока ты отлучалась, я и написала это письмо для тебя, глупо было выдергивать именно первый лист. Ведь именно он был всегда чистым! Я знала, что лишние строчки мне понадобятся. Как хорошо, что ты не дошла до самого главного, хотя нет, наверное, плохо. Прости меня за всё. Надеюсь, ты заберёшь меня со школы завтра. МОЕМУ ПАРНЮ стало почему-то очень плохо, видимо вирус. Мам, я боюсь. Ты же знаешь, сколько людей погибло! Не хочу, чтобы и он умирал, из-за тебя он с каждым днём стал относиться ко мне холоднее. Я не могла сказать это при всех. Кстати, прошу обратить твоё внимание на дырку в нашем портрете и в стене. Думаю, тебе надо лучше поговорить со своими товарищами. Но не буду отходить от темы. Он болен мама! Сделай что-нибудь, умоляю. Прямо сейчас! Прямо сегодня! Иначе я приду к нему (сбегу ночью, мама, ты и не заметишь). Я буду молиться за него, и если он умрёт, то и я уйду вместе с ним! ВОТ И ЕСТЬ ПРАВДИВЫЙ СМЫСЛ ТЕХ СТРОК, не надо было раздувать панику, тем более в школе... Твои ошибки мне придётся долго исправлять. Надеюсь, ты поменяешься.
   Анна Петтисет,
  ученица Брюссельской средней школы,
  города Тарк-Авеню,
  США,
  1911год.
  
   Я оторопела и смотрела на это письмо такими же глазами, как и... у бабушки! Эта девочка - это моя мама! Я не могла поверить своим глазам, она никогда не показывала свои фотографии, да и бабушка свои только в молодости! Но это ещё не всё. На письме стояла подпись, 1911 год! Как такое может быть?! Теперь я точно была уверена, что всё, что я видела - полный бред. Моей маме не может быть 96 лет, она слишком молода, но в то же время всё так удивительно сходится. У меня засосало под ложечкой, меня выкручивало наизнанку. Где-то вдалеке я слышала голос Эрн... Кажется, прихожу в себя... Но вот голос послышался ещё громче, я разлепила глаза.
  
  ***
  
   - Что...Что с тобой было? - Эрн была сильно испугана. - Ты упала в обморок. Ты очень сильно меня испугала. Я уже хотела бежать за помощью. Эни, ты так сильно меня напугала.
   - Сколько я была без сознания?
   - Минут десять. Эн, не делай больше так, тем более в таких местах. Пошли скорее отсюда. Тебе нужна помощь, срочно. С тобой раньше такое было? Может, может у тебя аллергия на пыль? - Эрн махала на меня руками.
   - Нет, всё в порядке. Я отлично себя чувствую. Не надо никому об этом рассказывать. Ладно? Со мной такого никогда не было, это даже не был обморок. Это что-то другое. Ведь когда обморок, ты не помнишь ничего, что тебе снилось? Мне казалось, что вообще ничего не должны видеть люди, когда теряют сознание. Нет, нет. Нам нужно здесь кое-что посмотреть. Да, очень нужно. Помоги мне встать.
   Подруга смотрела на меня всё теми же оторопевшими глазами, ничего не понимая. Чувствовала я себя уже хорошо. Ничего больше не напоминало о потере сознания. Я тихонько стала продвигаться в даль коридора, который очень сильно напоминал мне тот, который был в моем так называемом сне. Вот и та самая дверь. Такая же. Точь-в-точь. Мы остановились. Эрн смотрела в комнату. Я же видела перед собой только дверь и пыталась осознать ту мысль, которая крутилась в моей голове. Я повернулась. И это явно было лишним. Меня чуть не стошнило, я немного согнулась.
   - Тебе опять плохо, Эни? - взмолилась Эрн.
   - Нет, нет. Всё хорошо, правда.
   Эти же обои. Этот же старый диван и потрепанные шторы. И тот же стол. Только теперь на нем не было той кипы бумаг. Ничего не было. В комнате царил полумрак. Везде была пыль.
   Не торопящимся шагом я зашла в комнату. Эрн следом. Всё напоминало мне мой сон. На стене висел портрет этой замечательной пары: моей мамы и бабушки.
   - Не хочу тебе конечно мешать, но Эн, именно в эту комнату кто-то зашёл. И мне здесь вообще не нравится. Пошли отсюда! - Эрн дёргала меня за рукав и тащила по направлению к выходу.
   - Сейчас, секундочку, - заторопилась я, - я только возьму вот тот портрет и всё.
   Я подбежала к дивану и вскочила на него, потом начала усердно отрывать портрет от стены, было ощущение, что он прилип тут. Эрн начинала нервничать.
   - Оставь ты его в покое. Сдался он тебе? Эн, мне как-то не по себе здесь, пошли уже! - последние слова она прокричала. Портрет от стены отодрался вместе с обоями. В стене зияла дырка.
   Мы очень быстро спустились с лестницы и выскочили на улицу.
   - Пошли, пошли, - торопила Эрн. Мы выбежали с участка и остановились только тогда, когда дом Фейтов окончательно скрылся из виду.
   - Не дай Бог мне ещё такое, - сказала Эрн. Я же шла и разглядывала старинный портрет, помещённый в обычную деревянную рамочку. Что он делал в поместье, я так и не поняла. И моё ''бессознание'' меня тоже смущало. Со мной никогда такого не было. Я никогда раньше не видела прошлое. Хотя какое это может быть прошлое? Явно это было всего лишь выдуманной картиной в моей голове. - Что ты там делаешь? - Эрн перевела взгляд на меня. - Зачем тебе это?
   - Ты знаешь, но мне кажется, что на этом портрете моя мама и бабушка. И я даже уверенна в этом, смотри! - Я показала Эрн надпись сзади: ''Семья Петтисет, миссис Сьюзи со своей дочерью Анной''.
   - Мне это ничего не говорит.
   - Эрн, Петтисет - это девичья фамилия моей мамы и фамилия моей бабушки. Анна и Сьюзи - это именно они.
   Эрн уставилась на меня ещё более ошеломленными глазами, чем в поместье, она даже остановилась. Подруга взяла у меня портрет и начала тщательно осматривать.
   - Этого не может быть. Портрет очень старый, ну и дата. Там написано 1895 год. Энге, твоей маме не может никак быть 100 лет. Это явно простое совпадение.
   - Совпадение в фамилии и именах? Может, они просто дату перепутали?
   - Эн, ну конечно, подумаешь, на 70 лет меньше написали, чего уж там?!
   До дома мы шли молча. Этот портрет я спрятала в сумку и поручилась больше никогда не доставать его при Эрн.
   - Пойдем к тебе или ко мне? - спросила меня Эрн. - Я хочу забыть весь этот день. Ужасно. Больше никогда не вернусь в тот дом. Или мне кажется, или это действительно твой переводчик идет?
   - Да, это он. Лучше я пойду в дом. Ты мне позвони. Завтра в школу вместе пойдем.
   Эрн ушла, а Леон наоборот подошёл. В руках у него опять были книги. Он мельком осмотрел мой внешний вид. Потом тихо произнес:
   - Пошли в дом, у меня есть кое-что интересное для тебя. Не смотри так, я люблю читать, в книгах есть то, что человеку всегда будет интересно. И в этих тоже кое-что есть.
   Мы прошли в дом. Я бегом села на диван, спрятав сумку с портретом за спину. Леон поднялся наверх и отнёс свои книги.
   - Я видел, как вы уходили. Ты шла туда без особого энтузиазма. Что-то не так?
   - Нет, нет, всё замечательно, - тут я заметила, что все мои джинсы были в пыли. Это явно наводило подозрение. Я стала отряхиваться, делая вид, что это просто грязь, в которую я когда-то вляпалась.
   - Тебе помочь? Ты вся в пыли. Может, встанешь? - Леон подошёл ко мне и протянул руку.
   - Э, да ладно, само очистится, - но встать всё же пришлось. Я почувствовала, как что-то упало из моей сумки, и как на зло это был портрет. Я быстро повернулась, чтобы убрать его, но не успела; портрет мамы и бабушки оказался в руках переводчика.
   - Где ты это взяла? Он такой старинный! А посмотри на дату! Это твоё? Кто здесь изображён?
   - Ну там написано, это миссис Сьюзи Петтисет и её дочь, - немного неуверенно отозвалась я.
   - Ты их знаешь? Это ведь с дома Фейтов. Так? Я, кажется, видел эту картину в одной из комнат. И ещё тут кусочек обоев. Зря ты это сделала.
   - Что я сделала? В этом доме никто не живет, а значит, я могла взять этот портрет, он ведь никому ненужный.
   - Эни, этот дом считают проклятым, никто никогда туда не заходит, а тем более не крадет оттуда вещи, - Леон до сих пор разглядывал эту картинку в рамке, вертел в руках, что-то ковырял.
   Прошло минут пятнадцать, и Леон сказал:
   - Я их знаю. Я их давно знаю, но я раньше не замечал этого портрета в доме, хотя... Да. В какой комнате ты его взяла?
   Я смотрела ошеломленно. Откуда он их знает? И самое главное - в качестве кого он их знает?
   - Второй этаж. Но, но ты сказал, что никогда не был в этом доме. И откуда ты их знаешь, кто они? - последний вопрос я еле выговорила, всё же дата сзади портрета меня смущала.
   - Я соврал. А это... Это просто одна из семей этого города. Но их давно уже здесь нет. Я о них читал в одной из книг. Да, точно. Кажется, они погибли ещё в 1911 году... Ну это была последняя дата упоминания о них. Они исчезли так же, как и семья Фейт.
   - Много ты всего знаешь. А там, в твоих книгах больше ничего не говорилось об этой семье? - с опаской спросила я.
   - Я не помню, нужно поискать. Тебе ещё нужен этот портрет?
   - Да. И не мог бы ты мне ещё найти те книги, в которых говорилось об этой семье, пожалуйста? Очень интересно.
   - Ну да. Пойдем, я дам тебе эти книги. Они находятся в семейной библиотеке, на верху, пошли. - Леон посмотрел на часы, потом на меня. - Скоро придут работники, надо поторопиться.
   Мы прошли наверх, и Леон загрузил меня книгами: их было не меньше пяти. Я отнесла их вниз и решила, что именно сегодня узнаю, моя ли это семья изображена на портрете.
  
  Глава 9.
  Незнакомец...
  
   Прошло два месяца. Но так ничего и не изменилось. В тех книгах, которые мне дал Леон я ничего не нашла о своей семье. Даже фамилии такой нигде не было, да и города со школой тоже. Было такое ощущение, что эти двое, изображенные на портрете, вовсе придуманные. Каждый день мой проходил в поисках: я пролистала множество книг.
   Мой переводчик давно забыл об этом портрете, а Эрн была всё время угрюмой. После дома семьи Фейт она ни о чем, кроме как об уроках не говорила и не спрашивала. Я впадала в депрессию. Я уже хотела забросить всё это и продолжать жить так, как было раньше - грустно и неинтересно.
   В моей комнате сделали ремонт. Теперь в ней можно жить, и она мне даже нравилась. Я попросила поставить мне в комнату шкафчик для книг, а всё остальное за меня придумали другие. В общем, моя комната стала красивой и уютной: у окна стояла кровать, у одной стены стол и книжный шкаф, а у другой шкаф для вещей. Всё было так, как я и хотела видеть.
   Сегодня был обычный школьный день, ничем не примечательный. Всё было скучным как всегда. В школе я получила ''хорошо'' по контрольной и была этому очень рада. Когда я об этом рассказывала Эрн, то она опять меня не слушала. Она была занята своими мыслями, ходила вся в черном, ни с кем не разговаривала, но при этом всегда делала домашнюю работу и на уроках постоянно получала отличные оценки. Я привыкла видеть её такой - мрачной и замкнутой. Но сегодня я наконец-то решила с ней поговорить, и этот разговор я наметила после школы.
   Мы шли как всегда молча, но как только показался мой дом, я завела разговор:
   - Эрн, ты мне скажешь, что с тобой случилось?
   - Ничего, я такая, какая и была. Почему ты это спрашиваешь, Энге?
   - Эрн, я же просила, почему ты опять меня называешь этим именем? Зачем ты одеваешься вся в черное? Я не понимаю. И, и ты в последнее время очень молчалива, ты никогда меня не слушаешь. Знаешь, после нашего знакомства ты показалась мне веселой девочкой. Ты помнишь то, что было с нами после школы, а тот вечер? Мы об этом не говорили. И о поместье Фейтов. Мне это уже надоело, - Эрн, выслушав мой привередливый рассказ, остановилась и начала оглядываться по сторонам. Я повторила это, но никого в округе не увидела, кроме кота и то, он сидел слишком далеко от нас.
   - Эни, я боюсь, что сейчас нас могут подслушать. Давай пойдем к тебе. Тогда я тебе кое-что расскажу. Я думаю, уже пришло время.
  Мы направились тихим шагом ко мне. Эрн всё время оглядывалась и как будто кого-то искала. Но никого не было. Мы прошли ко мне в комнату.
   - Эрн, не бойся, здесь точно нас никто не подслушивает, я тебя уверяю. Мы одни. Леон как всегда где-то бродит.
   - Ладно, - Эрн подошла к окну и задернула шторы. Я посмотрела на нее вопросительным взглядом, но похоже она не заметила, она просто села на мою кровать и предложила мне присоединиться к ней.
   - Ну так что? - поинтересовалась я.
   - Ты помнишь ту субботу? Ну когда те двое увели меня в поместье? - очень тихо спросила подруга.
   - Конечно, я это никогда не забуду.
   - Ну так вот... Я рассказывала тебе о том, что они того Микки послали за мной следить. Хоть я тогда и плохо разглядела его лицо, но отдельные черты мне запомнились, его манера разговора... В общем, я хотела тебе сказать: Микки действительно следит за мной и уже около полутора месяцев!
   Я была ошеломлена такой заявкой. Я никогда не замечала, чтобы за нами или за ней ходил один и тот же человек. Нет, никогда. Всё, что она сказала, выглядело довольно странным. Даже тогда, когда Эрн всё это рассказывала мне в ту субботу, я не поверила многим словам и этим в первую очередь.
   - Ты уверенна? - спросила я.
   - Всё ясно. Ты мне не поверила ещё тогда. Спасибо за понимание и поддержку. Я наверно пойду, - Эрн уже собиралась встать, но я остановила её.
   - Нет, я верю. Но просто... Может, ты мне его покажешь, ну этого, кто следит за тобой?
   - Он рядом только тогда, когда я нахожусь одна, поэтому ты его и не замечала. Знаешь, мне кажется, что он где-то возле нашего дома ходит, потому что иногда кто-то заглядывал в окно, и я в этом уверена. Я не знаю, как тебе его показать.
   - Да, забавно. И всё же, тебе не приходило в голову подойти к нему и сказать, чтобы он не ходил за тобой?
   - Ты издеваешься, да? Я не шучу.
   - Эрн, ты меня, конечно, прости, но я не могу этому поверить.
   - Как же ты скептически ко всему относишься! - уже прокричала моя собеседница. - Пошли, я придумала, как показать его тебе: сейчас я выйду из дома и направлюсь прямо по дороге, он точно пойдет за мной. Ровно через минуту выходи ты с моим шарфом, будто я его у тебя забыла, тогда вы точно встретитесь!
   Идея Эрн мне, конечно, казалась сумасшедшей, но чего не сделаешь ради подруги. Эрн оставила свой шарф и пошла к выходу. Ровно через минуту я вышла из своей комнаты, и, как на зло, ко мне навстречу шёл Леон, явно желавший о чем-то поговорить.
   - Привет ещё раз, - сказал переводчик.
   - Да, извини, мне надо идти, Эрн забыла свой шарфик у меня.
   - Я хотел поговорить, звонила твоя мама.
   Это меня озадачило. За два месяца она ни разу мне не звонила, даже тетя и та позвонила раза три. Что ей было нужно? Какую новость она приберегла для меня? Или она решила меня отдать наконец-то в детдом? Я остановилась в недоумении.
   -Что? Что ты сказал? Что ей было нужно?
   - Я не думаю, что для тебя это будет хорошей новостью, поэтому я лучше расскажу её, когда ты вернешься.
   - Насколько плохая эта новость? Да и что ещё плохого может произойти? Других родственников у меня больше нет! Умирать больше некому, если только ей, и если это она звонила ''оттуда''!
   - Не горячись, эта новость как раз о родственнике и о самом близком.
   - Ш-ш-ш, - прошипела я со злости. - Мне надо идти, ты не вовремя пришёл с этой новостью! - И я выбежала на улицу. В последнее время я стала более раскованно чувствовать себя с Леоном и уже говорила с ним, как на равных.
   Когда я выбежала на улицу, Эрн уже не было видно, она ушла. Я побежала прямо по дороге, вертя шарф в руке. Наконец-то я увидела Эрн: она шла не медленным шагом и не оборачивалась назад. Я прибавила скорости, и тут что-то случилось: я набежала на человека и сбила его с ног, в результате мы оба повалились на дорожку. Я быстро поднялась. Эрн глядела на меня с открытым ртом, я же начала извиняться перед молодым человеком:
   - Простите, я не хотела, это вышло случайно. Извините.
   - Ничего, ничего. С вами всё в порядке, вы не ушиблись? Знаете, я лучше пойду, а то я немного испачкался. До свиданья.
   - Извините ещё раз, до свиданья, - молодой человек развернулся и направился в противоположную сторону. Я подбежала к Эрн.
   - Что с тобой? Ты чего так на меня смотришь? Знаю, я опоздала - это меня Леон задержал. И вот из-за спешки и произошла эта ситуация. Неловко вышло, правда? Эрн, Эрн? - подруга всё ещё смотрела на молодого человека с разинутым ртом, а потом сказала:
   - Ну вот, Эни, молодец. Ты и познакомилась с Микки - человеком, который следит за мной. Да и познакомилась ты как-то слишком близко. Видишь, теперь он оборачивается! Он ждет, пока ты уйдешь. Черт!
   Теперь в шоке стояла я. И, правда, почему человек, который шёл в одну сторону, при моем появлении, внезапном появлении, пошёл в противоположную? Да и как он мог испачкаться, если мы упали на сухую дорожку, и можно было только лишь отряхнуться?
   - Ну что? Пойдем за ним! Теперь мы за ним последим! - сказала Эрн, и мы побежали в сторону молодого человека. Но его уже не было видно. Он попросту пропал.
   - Куда он делся? - спросила я.
   - Может, он обошёл и теперь следит за нами сзади? - предположила Эрн, и мы сразу начали оглядываться, но никого не было. Мы пошли дальше по улице, проходя мой дом и направляясь к магазину.
   - Ну что? Теперь ты мне веришь?
   - Как бы да. Но это все равно ничего не доказывает! Я вот думаю, давай, если мы ещё раз его увидим, то спросим, не знает ли он тебя? - предложила я.
   - Что-то идея не очень. Тебе не кажется, что он просто ответит, что не знает меня? Зачем ему себя раскрывать?
   Мы практически подошли к магазину, и тут из него вышел молодой человек - Микки.
   - Это он! Иди сюда! - шепнула мне Эрн и мы остановились у одного дома, делая вид, что разглядываем его.
   - Ну что? Подойдешь?
   - Я боюсь. Вдруг он мне опять сделает больно, как тот раз? Этот второй всё время говорил ему не издеваться надо мной. Мне становилось плохо в его присутствии и сейчас я чувствую тошноту. Смотри, он повернулся сюда, он смотрит на нас! - дергала меня за рукав Эрн.
   - Ладно, не хочешь, тогда я подойду. А ты стой здесь и делай дальше вид, что рассматриваешь этот ужасный дом. Пойду-ка я ещё раз извинюсь перед ним! - и я направилась к молодому человеку. Его это нисколько не смутило, и он дальше стоял и смотрел, только уже его взгляд был устремлен на меня, губы скривились в улыбке. Я подошла и без малейших колебаний заговорила:
   - Извините меня ещё раз. Надеюсь, вы не ушиблись.
   - Да нет, со мной всё хорошо. Ни одной царапины, - улыбался он.
   - Я просто хотела кое-что спросить. Моя подруга, подруга... Она сказала, что ваше лицо ей очень знакомо. Вы случайно нигде с ней не встречались? Она бы и сама спросила, но она простужена, сами понимаете.
   - Нет, к сожалению, с вашей подругой я нигде не встречался. Я в первый раз её увидел только сегодня, когда вы на меня налетели. А вот ваше лицо мне кажется очень знакомым, мы с вами больше нигде не виделись?
   Этот вопрос загнал меня в тупик. Может это не Микки? Или, как говорила Эрн, он попросту всё отрицает? Но, но откуда он знает меня?! Разве что он тоже из Америки и живет где-нибудь поблизости?
   - Нет, я думаю, мы нигде не встречались, это точно. Тем более я не отсюда.
   - О, я тоже. Я из США, Нью Йорк. А вы откуда? Позвольте узнать ваше имя, - всё ещё улыбался он, и тут я понадеялась узнать его имя, что, в конце концов, разъяснит всю ситуацию.
   - Я тоже из США. Моё имя - Эни или Эн, как хотите.
   - Рад знакомству, я Микки, - и молодой человек протянул мне руку. Пусть я и с осторожностью, но протянула руку в ответ и немного улыбнулась. Теперь мне всё стало ясно. Это тот самый человек, которого мы впервые услышали в школе. Тот самый, о котором потом рассказывала Эрн. И даже голос, теперь он мне казался знакомым. - Я, наверно, пойду. Ещё увидимся, Эни. Я тут новый житель, приехал совсем недавно - два месяца назад. Я живу на другой улице. Поэтому ещё раз скажу до встречи.
   Молодой человек ушёл, оставив меня наедине с мыслями. Эрн всё ещё стояла возле дома и не подходила ко мне. Странно, но в отличие от моей подруги я не чувствовала себя плохо возле этого Микки, и он наоборот показался мне довольно милым. Наконец-то Эрн двинулась в мою сторону.
   - Ну? Спросила? Почему так долго? Я еле выдержала, просто боялась подходить, вдруг он вернется! - бормотала Эрн.
   - Да спросила. Он сказал, что не знает тебя и что первый раз вообще видит. И ещё, его имя... Его имя Микки, - Эрн стояла, не шевелясь, будто проглотила кол. И я не знаю, что её так сильно шокировало. - Ты чего опять?
   - Это он. Этот... Он врет насчет того, что не знает меня. Я уверенна.
   - Мне казалось, он говорит правду. Эрн, он сказал, что уже видел меня! Боже! - я вспомнила, что Леон должен был сообщить мне новость о каком-то из моих родственников. - Мне надо идти, давай я тебе позвоню, мне срочно нужно домой, потом всё объясню.
   И я побежала домой со скоростью ветра, так как мне очень сильно хотелось услышать хоть что-нибудь о папе, может, всё-таки новость действительно была о нем.
   - Я тут! - крикнула я, как только забежала в дом. Леон сразу откликнулся - он стоял на кухне.
   - Вот ты и пришла, - улыбнулся он, что-то доставая из холодильника. - Вот, возьми, тебе сейчас это понадобится, - Леон протянул мне бутылку с водой.
   - Рассказывай! Что там случилось! - скорее приказала я.
   - Ты только успокойся и не нервничай. Эта новость о... твоём отце, - улыбка переводчика сразу погасла.
   - Что?! Он же погиб в автокатастрофе! Уже прошло несколько месяцев! - закричала я от недоумения. - Что там ещё может быть?! Он умер! - со слезами говорила я. Настроение от шокированного мгновенно пришло в самое что ни есть плохое.
   - А вот эта новость как раз должна тебя немного обнадежить.
   - Единственное, что может меня обнадежить, если ты скажешь, что папа не погиб и что это был простой розыгрыш.
   - В чем-то ты и права, - чуть улыбнулся Леон.
   Эти слова до меня долго доходили, я молчала минуты три, пока не поняла кое-что: в чем-то я была права и это что-то...
   - Мой папа жив! - крикнула я и кинулась к Леону. Я просто хотела задушить его в объятьях за такую хорошую новость, но сразу отпрянула. Леон был смущен. - Подожди, ведь ты не говорил, что эта новость хорошая. Почему?
   - Твой папа не погиб. Исследования обгоревшего в машине тела показали, что это не твой отец, а совершенно посторонний человек. И вследствие чего установили, что твой отец исчез. От него не было никаких новостей, и никто нигде в городе, да и в самой стране не встречал. Сейчас его уже ищут, но безуспешно. Никто не знает, жив он или мертв.
   Я так и знала, что в этой новости заложено что-то плохое. Но я теперь имею надежду на то, что отец вернется. Может, он просто решил сбежать от неё, выдав себя мертвым? Может ему, как и мне, стало сложно жить с таким человеком, как она. Он не вынес, он сбежал, исчез. Как бы я хотела так сделать: просто уйти от всех тех, кого я раньше знала, и начать жить по-другому. Хотя сейчас я и так живу вдалеке от нее. И здесь нет никого из моих родственников, никого, кто мог бы мне напомнить о жизни в Америке. Здесь мне стало интересней жить, намного интересней. У меня появились друзья, которым я могу пожаловаться на неудачу или что-нибудь попросить.
   - Извини, что прерываю это молчание, но может, ты как-нибудь отреагируешь на то, что я тебе сейчас сказал, или ты не слышала?
   - А, да. Новость для меня вполне радушная, теперь у меня появилась надежда. Я думаю, папа жив, и даже знаю, почему он исчез или ушёл.
   - Да? А не хочешь поделиться соображениями?
   - Нет, только не сегодня. Закончились осенние каникулы, и у меня пока нет времени, для того, чтобы поделиться с тобой всеми своими мыслями, - улыбнулась я и удалилась из кухни.
   Теперь все мои мысли смешались: я не знала, о ком мне думать. Отец жив - он просто сбежал от матери. Я была в этом полностью уверенна и надеялась, что он знает, где я нахожусь и, может, приедет и когда-нибудь заберет меня. Микки - довольно милый молодой человек, ничего не указывало в нем на то, что он может издеваться над людьми. И Леон: я никогда не подходила к нему ближе, чем на сорок сантиметров, а после моих объятий... что он подумает теперь, ведь моим действием он был сильно смущен.
   ''Боже, Боже, Боже'', - молила я про себя.
   Я решила пойти к Эрн и рассказать ей всё, что у меня накипело, ну и заодно объяснить причину моего поведения там, возле магазина.
  
   Всё, что только было в моей голове, я изложила Эрн. И она впервые слушала меня с таким вниманием. Казалось, что она пытается запомнить каждое моё слово. Так мы разговаривали до вечера, пока не приехала миссис Элис.
   - Здравствуй, Эни! Не ожидала тебя здесь увидеть, что-то ты в последнее время не часто к нам заходишь.
   - Были на то причины, - прошипела Эрн.
   - Ну я, наверно, пойду. До свидания. Эрн, позвони мне, если что, - и я вышла в коридор.
   На улице уже было темно. Но мой дом стоял напротив дома Хапли, поэтому я не волновалась. Перейдя через дорогу, я уже почти добралась до ступенек, как кто-то резко затормозил меня, выдвинув руку передо мною. Я испугалась, но не сильно, потому что подумала, что это мог быть Леон.
   - Леон, это ты? - прошептала я.
   - Нет, это Микки, помнишь? - я отступила назад, чтобы рассмотреть молодого человека, но его лицо закрывала тень, падающая от дома.
   - Что вам от меня нужно? - тихо спросила я.
   - Ты как? Ничего не болит? Как ты себя чувствуешь? Я просто не сдержался, и всё вырвалось наружу.
   - Я ничего не понимаю. Извините, но вы загораживаете мне дорогу, - я попыталась пройти, но сильная рука не дала мне это сделать.
   - Мне надо поговорить, Энге, - я остолбенела. Этот человек знает, как меня зовут. Но откуда? Меня даже в школе перестали так называть ещё полтора месяца назад. Кто он? Может он от отца? Может поэтому он следил за Эрн? Это было просто прикрытием, и на самом деле он смотрел за мной. На моем лице появилась улыбка, но что-то было не то.
   - Вы от папы? - с радостью спросила я.
   - От кого? - переспросил парень, и все мои надежды рухнули в глубокую пропасть. Но назрел другой вопрос: что ему нужно? А может он вовсе от мамы? От нее можно и такое ожидать. - Нет. Я ни от кого. Просто надо кое о чем поговорить. Вы как? Вы хорошо себя чувствуете? Вас не тошнит, мисс Андельсон?
   - Да что вы привязались?! - меня эти вопросы начали бесить. - Откуда вы знаете мою фамилию? Вам мама сказала, Леон? - предполагала я.
   - Нет, совсем нет, ещё раз извините. Значит, вы себя хорошо чувствуете... странно, - будто про себя размышлял молодой человек. - Не хотел вас пугать, но вы слишком поздно вышли от мисс Хапли. Давайте отойдем от окон - нас могут увидеть.
   - Так значит, ты знаешь Эрн?! - со злостью уже сказала я, но Микки ничего не ответил и просто оттащил меня в тень дерева.
   - Я не должен этого говорить, но ты, наверно, знаешь, что произошло с твоей подругой в поместье Фейтов. Они действительно послали меня следить за ней. Но это очень скучная работа, и тогда я узнал, что здесь живешь ты. Я не думаю, что бабушка успела тебе что-то сказать о нас. И это очень плохо. Ты многого не знаешь, да и что там, ты ничего не знаешь! - Микки склонил голову, как будто был передо мной в чем-то повинен. - Придурок Джон и не знал про тебя! Чуть не выдал нас, но его наказали... Я пришёл сказать - будь осторожна, здесь тебе не обычный город и не пытайся докопаться до истины. Ты её никогда не узнаешь, и никто тебе не расскажет, если этот чертов Леон не вздумает. Хотя ему уже послали предупреждение...
   Тут скрипнула входная дверь.
   - Эн, это ты? Что ты там делаешь? - Леон вышел на входную площадку. Я обернулась, но Микки и след простыл. Мне даже на секунду показалось, что всё это я придумала себе сама. Леон всё стоял и как-то странно смотрел на меня. - Что-то случилось?
   - Нет, всё в порядке. Просто мне показалось, что на дерево кто-то залез.
   - И поэтому ты разговаривала с этим кем-то? - усмехнулся он.
   - Нет, правда, это видимо была кошка. А разговор: тебе послышалось.
   - Ладно, иди в дом. А то становится пасмурно, - я посмотрела на небо. Как там можно было что-то разглядеть, ведь оно было черным, хотя луны не было видно, наверно, и вправду пойдет дождь. Я вошла в дом.
   Казалось, что сегодня произошло всё, чего не было за эти два месяца. Этот незнакомец, оказался тем самым Микки, которого повстречала Эрн. Его непонятные слова. Если бы их услышал кто-то другой, а не я, то явно подумал бы, что этот человек сошёл с ума, но в моей жизни столько происходило, что эти слова... пусть и не давали смыслу, но всё же были правдой. Но я ужасно устала, а на мышление мне приходилось тратить ещё больше сил.
   Я поднялась в ванную. Леон уже ушёл в свою библиотеку, как всегда, не говоря ни слова - как будто он в ней ночевал. Хотя его комнаты я так и не видела, но знала, что она находится в той стороне дома. Это была одна из тех двух, которые находились по левой стене.
   ''Давно я не смотрелась в зеркало'', - подумала я и подошла к нему. Раньше я никогда в этом доме не глядела на него, мне хватало того маленького, которое у меня было. И даже, когда я чистила зубы, не заглядывала в него. Почему? Не знаю. Я подняла голову и увидела то, на что так боялась посмотреть: передо мной стояла девочка или уже девушка, довольно худая, но высокая; волосы были темно-коричневого оттенка, но на свету отливали чем-то золотым, они были завязаны в хвост, но по бокам они неуклюже свисали, а челка вовсе была косой; глаза были ярко-синие, под ними синяки; губы были немного пухлые, но всё же они мне не нравились; та девушка, которая смотрела на меня уставшим взглядом, как-то отдаленно мне напомнила ту, что явилась мне в доме Фейтов. Посмотрев ещё несколько секунд, я отвернулась. Я никогда не нравилась себе в отражении зеркала. Я понимала, что моя подруга была намного красивее меня, у неё был свой стиль, а я - такая простая. Мне стало грустно. Я завидовала Эрн: её внешности, характеру, тому, что она имеет такую прекрасную мать. Невольно у меня потекли слезы. Я стала их вытирать, но тут открылась дверь.
   - Ой, извини, не знал, что ты здесь. Ты плачешь? - подошел ко мне Леон.
   - Нет, это так, попало мыло в глаза. Я не плачу, - но переводчик не поверил и поэтому стал заглядывать мне в лицо.
   - Я вижу, что ты плачешь, не оправдывайся, - Леон хотел подойти ближе, но я увильнула. Он остановился. - Я, наверное, помешал тебе, ты тут может, хотела совершить самоубийство? Извини тогда, можешь вешаться дальше, - Леон вышел из ванной комнаты.
   - Да нет! - крикнула я и тоже вышла из комнаты. Леон стоял, чуть улыбнувшись. - Ты правда думаешь, что я хочу совершить самоубийство? - Со смущением спросила я.
   - Но судя по твоей жизни, можно и так сказать, а ещё... Ты ужасно выглядишь. Когда ты приехала, на тебя было намного приятнее смотреть.
   - Так и знала. Вот сегодня впервые посмотрела на себя в зеркало и, как видишь, ''заплакала от счастья''. Если ты мне дашь идти, то сегодня я высплюсь и уже не так сильно буду пугать тебя своими синяками под глазами. И вообще, всё это из-за школы: мне здесь очень трудно учиться.
   - Почему ты не сказала? Я бы помог с уроками. И насчет внешности - я погорячился. Правда. Можешь оставлять мне свои задания на дом в гостиной, я постараюсь их сделать.
   - Ты такой умный или просто строишь из себя благородного? Спокойной ночи. Я пошла.
   Неудачный выдался разговор. Теперь я точно поняла, кем меня считает мой сожитель - девочкой-самоубийцей с ужасной внешностью, да к тому же ещё и тупой. ''Отлично''. День задался странным. Меня это радовало и в то же время огорчило, я вспомнила про отца и про слова Микки. Мне стало грустно, я легла спать, и сон очень быстро овладел мною.
  
  Глава 10.
  Дневник Джонни Эльс...
  
   Следующее утро выдалось как всегда мрачным. На улице было пасмурно. В доме было прохладно. Я встала и вышла на лестницу, надеясь почуять прекрасный запах еды, которую по утрам готовила наш повар. Но ничего не было. Мне показалось это странным. Она ещё никогда не пропускала наш завтрак. Что случилось с Трэси?
   Я сбежала по лестнице на кухню, там стоял Леон.
   - Извини, я не умею готовить, - он показал мне сковородку с чем-то пригоревшим на ней.
   - Где Трэси? - спросила я, будто не замечая всего этого.
   - Ей вчера вечером стало плохо, она взяла больничный. Теперь нам самим с тобой придется готовить завтрак.
   - Нет, лучше я одна. Я не хочу есть то, что ты приготовил.
   - Да, это верно. Кстати, я сделал твою домашнюю работу! Кажется, ты запустила уроки.
   - Не нужно было, - мрачно ответила я. - Где?
   - В гостиной, на столе...
   - Спасибо, - перебила я Леона и пошла переодеваться.
   Я очень сильно злилась. Леон зашёл в мою комнату без спросу, рылся в моих вещах, ведь он как-то нашёл моё домашнее задание. Ничем не позавтракав, я спустилась в гостиную, взяла всё, что лежало на журнальном столике и вышла из дому, очень сильно хлопнув дверью. В тот момент мне казалось, что я взорвусь. Я стояла у входа и смотрела на дерево: было ли правдой то, что вчера здесь мне сказал Микки?
   Я пошла к Эрн, надеясь провести у нее некоторое время до школы и немного позавтракать.
   - Эй, ты куда идешь? - крикнул мне кто-то из машины.
   - Здравствуйте, миссис Элис, - сказала я, уже подойдя к дому Эрн. Её мама выезжала на работу. - Что-то вы поздно сегодня, - заметила я.
   - Привет, подружка. Скорее это ты сегодня слишком рано для человека, которому в школу идти к 9 часам. Что-то случилось? - спросила мама Эрн, выглядывая из окна машины.
   - Да нет, а сколько времени сейчас?
   - 7 30, - и мама Эрн начала смеяться. Наконец зарычал мотор, и машина двинулась.
   - Не слишком ли рано для гостей? - спрашивала с порога Эрн. Всё это время она стояла и следила за мной. Она улыбалась и была в хорошем настроении.
   - Привет, Эрн. Я к тебе. Извини, что так рано получилось. Я кое с кем поругалась. И у меня есть кое-что интересное.
   Я пересказала Эрн всё, что помнила из того разговора. Но на Эрн это не произвело никакого впечатления. Она мне просто не поверила и вообще решила, что теперь я издеваюсь над ней.
   - Не глупи, Эни. Может, ты просто упала в обморок, и тебе снова приснилось что-то? Наговорить такое...
   - Я не вру. Это действительно было, и даже Леон подумал, что я с кем-то разговариваю, но этот Микки убежал! И вообще: раз ты не хочешь верить мне, значит мы больше никогда ни о нем, ни о чем либо другом непонятном разговаривать не будем! Согласна?
   Эрн посмотрела на меня, как на обезумевшую. Она молчала, и только спустя несколько минут она сказала:
   - Пошли позавтракаем. И ты подготовилась, ты сделала домашние задания, а то я по математике не всё поняла?
   - Ну раз так, то пошли. И я не делала математику, всю домашнюю мне сделал Леон.
   - Эни, но так же нечестно. Вдруг тебя к доске вызовут, а до этого проверят тетрадь?
   - Ну и что - подумают, что я списала. Не первый раз. Ты знаешь, Эрн, учиться в этой школе мне намного сложнее, - с невозмутимым видом сказала я, и первая пошла на кухню.
   Сегодняшний день явно не задался. Трэси вдруг заболела, с Леоном поссорились, а Эрн не хочет со мной говорить, так как я ''поступаю нечестно''. Всё это злило меня ещё больше, поэтому на первом уроке из-за невнимательности мне поставили плохую оценку, да ещё и полкласса смеялись надо мной, точнее над тем, как я умудрилась спиной стереть мел с доски. Всё это неимоверно бесило. Мне просто хотелось провалиться в какую-нибудь глушь. Укрыться от всех, спрятаться от этих людей.
   Перед четвертым уроком ко мне подошла Эрн:
   - Поздравляю, сейчас контрольная по биологии, а ты не готова. Что будешь делать?
   - Уйду с урока, - со скучающим видом ответила я.
   - Опять уйдешь?! Так нельзя! Ты ещё ни на одной контрольной не была! Думаешь, учителя не заметили?! - орала в коридоре на меня Эрн.
   - Если бы заметили, то давно сказали! Хватит орать, меня нет, мне стало плохо, я пойду в медпункт!
   - Эни, но...
   - Я пошла; звонок, Эрн, смотри, а то опоздаешь на контрольную! - кричала я убегающей Эрн.
   Я шла очень злая. На встречу мне попадались многие ученики, но никто из них даже не обернулся - до меня им не было никакого дела. Я пошла в сторону медпункта, но как всегда завернула в женский туалет. Я делала так в течении двух месяцев, когда были контрольные. Никто никогда меня не сдавал. Учителя охотно верили, что мне становилось плохо. Я запиралась в дальнюю кабинку: она не работала, поэтому туда никто не заходил. Так я сидела уроки на полу, закрыв глаза и представляя, что передо мной стоит Сьюзи, и мы с ней мило болтаем обо всем, что только приходило в голову. Как же я хотела вернуться назад, в прошлое, снова приходить в комнату к бабушке, улыбаться, смеяться над её шутками, узнавать интересное о жизни. Сьюзи всегда умела заинтересовать, заинтриговать. Я с ней обедала и ужинала. Иногда мы даже гуляли с ней. Я была счастлива в те моменты. Но когда она умерла, во мне будто умерла часть души. Я никогда не думала, что это произойдет. Бабушка мне казалась деревом, которое будет расти вечно. Она никогда не болела, не чувствовала себя плохо, она всегда улыбалась.
   Перед своей смертью она сказала, что я ''не обычная девочка, что у меня есть то''... Но эту фразу она не договорила. Этот момент был ужасным. Я его запомнила на всю жизнь. Я была уверенна, что моя бабушка не могла просто умереть - она была ещё не так стара, и здоровье из нее так и било ключом.
   Об этом я всегда и думала, когда сидела на холодном полу. Но в этот раз всё было не так: пол казался мне каким-то мокрым, а кабинка не такой закрытой, как раньше. Но я всё равно вошла и теперь села на сумку. Из моих глаз потекли слезы. Я не хотела плакать, но накипевшая во мне злость, грустные воспоминания, недоверие и вообще всё то, что свалилось на мою голову за этот год - всё это стало выливаться наружу. Мне хотелось кричать, что-нибудь делать, но я просто сидела и плакала. Слёзы лились ручьем, и я просто вытирала их рукавом своего свитера.
   Но тут что-то произошло. Мне показалось, что в туалет кто-то вошёл. Это было странным, потому что сюда никто не заходил, никогда. Ученики почему-то бояться сюда заходить, но Эрн никогда не говорила об этом. Я открыла дверь своей кабинки и выглянула. Никого не было. Окно было закрыто, а значит никакого сквозняка не могло быть. Я закрыла дверь и села обратно на свою сумку. Я уже не плакала, но глаза до сих пор были мокрыми от слез.
   Я стала осматривать свою кабинку, потому что мне показалось, что кто-то следит за мной. В углу, около стены лежала тетрадка. Я никогда раньше её не замечала - это была обычная толстая тетрадь с каким-то пейзажем на обложке. Я точно знала, что её здесь никогда до этого не было. Даже сейчас, когда я вошла в эту кабинку, ничего не было.
   ''Что это? Очередная фантазия? Неужели моё воображение на такое способно? Я верно сошла с ума, вот почему меня бабушка назвала необычной. Я просто сошла с ума. Поэтому Эрн смотрит на меня, как на ненормальную. Она не хочет общаться с психом'', - на этом мысли мои закончились, и я потянула руку к тетрадке, чтобы узнать, чья она. Мои руки дрожали, но я всё равно взяла тетрадь и открыла первую страницу. На ней было написано:
  
   ''Смерть - это вращение; смерть - это сияющее облачко над горизонтом; смерть - это мой разговор с тобой; смерть - это ты и твои записи в блокноте; смерть - это ничто. Ничто! Она здесь, хотя ее нет здесь вообще. Карлос Кастанед.
   Этот дневник посвящается моей маме. Мама, я надеюсь ты прочтешь это, потому что я знаю что умру раньше тебя. Моя линия жизни слишком короткая. Я знаю, что никогда не успею тебе сказать то, что чувствую на самом деле, и когда я умру и там, на небесах, я встречусь с папой, то я обязательно скажу ему, что ты его любишь и будешь любить всегда. Я тебя люблю и мне жалко будет бросать тебя одну.
  Твоя любимая и единственная дочь Джонни Эльс, 06.07.05.''
  
   Тетрадь выпала из моих рук. Я начинала понимать то, что прочитала. Это был дневник погибшей девочки. Но что за слова Карлоса? Джонни знала, что умрет?
   Я с жадностью снова схватила дневник и начала листать страницы - они все были исписаны. Я листала до конца, ища глазами дату, наиболее приближенную к дате её смерти. Последняя запись была 1 сентября, как раз тогда. Может, может в этом дневнике кроется тайна убийства? Я начала читать:
  
   ''Ужас! Сегодня первый школьный день. Я вся трясусь от страха. Я столько раз посмотрела на свою ладонь! Мама, когда придет день расставания со мной, посмотри на мою ладонь! Линия жизни. Мне казалось, что она сокращается с каждым днем. Я думаю, что сегодня этот день наступит.
   Пролистала кучу книг о смерти. Там такие слова, мама. Эти люди её не боятся, а я боюсь. Боюсь, что она застанет меня врасплох. Больше всего я хочу узнать, как это произойдет. Пусть это будет тихо и спокойно. Пусть я и буду чувствовать ужасную боль, но на помощь...
   Смотрю в окно и думаю: как же прекрасны эти облака! А солнце... я больше никогда его не увижу, и мне жаль расставаться со всем этим. Я не знаю, мам, как я тебя оставлю одну, но прошу, просто умоляю! Не уходи следом за мной, никогда. Заведи новую семью, детей; мы с папой обижаться не будем. Я уверенна, что ты нас никогда не забудешь.
   Раскрой нашу тайну! Умоляю. Расскажи всем о том, что он не настоящий мой отец, пусть я его и люблю, но не так сильно как тебя. Он хороший. Поэтому не огорчайся, создай новую семью!
   Вон идут Оливия и Лили. Скажи им, что они были самые лучшие подруги в мире. Надеюсь, они меня запомнят. Сегодня в школе я буду ходить счастливой, потому что знаю, что вот он, конец, он пришёл. Я пойду с гордо поднятой головой и встречу всё с улыбкой.
   Будут задавать вопросы: откуда я знала, что конец мой наступил? Мам, а ты просто спроси у Оливии... Она первая, кто сказал мне о линии жизни. Когда она увидела мою, Оливия была в шоке. Никогда она не видела такой короткой. А я не огорчилась. Раз так суждено, то уже ничего не исправить. Жаль, что всё именно так выходит.
   ''Черный список'' пополняется, и в этот раз последнюю строчку займет моё имя. Убийца изменил свою тактику. Теперь мы все боимся. Хотелось бы, чтобы мной всё это закончилось, но это уже не важно, по крайней мере, для меня. Хотя я кое-что заметила. Может, это им пригодится: все жертвы чем-то выделились. Они можно сказать сами себя помечают каким-то жребием, то ли это новичок, то ли это последний вошедший. В этот раз и я выделюсь. Я постараюсь остаться в школе подольше, пока последний ученик не уйдет. Всё, пришли подруги. Я пойду в школу, в последний раз.''
  
   На этом запись обрывается. Меня пробила какая-то дрожь.
   ''Бедная, бедная Джонни! Она знала, что умрет. Господи, какого же это чувствовать?!'' - думала я про себя. Я стала листать дальше, и вот, я нашла маленький кусочек записи - она обрывается, её не успели дописать до конца:
  
   ''Вот я и сижу в этом заброшенном туалете. Сегодня не пришла новенькая девочка?! Почему? Неужели ей рассказали обо всем этом? Ничего, тем лучше. Вот она, моя старая кабинка, люблю сюда забираться. Долго же мне придется здесь сидеть. Это моя последняя запись, пишу последний раз. Вот и ручка уже заканчивается. Мама, всё самое главное, что я хотела сказать, я написала на первой страничке! И эта цитата - она моя любимая. Она показывает меня. Всё, прощаюсь. Всех люблю или уже любила. Если ты это читаешь, значит меня уже нет. Прячу дневник в эту кабинку. Слышу шаги, кто-то идет. Прощай...''
  
   Я была в шоке. У меня кружилась голова. Мне становилось дурно. Что это? Неужели мне так плохо от записей умершей девочки? Меня тянуло во тьму. Я проваливалась и не могла удержаться. Я просто не могла удержать своё сознание. Я слышала, как рухнула на пол. Но я слышала откуда-то издалека. Будто это вовсе была не я.
   Я открыла глаза: все та же кабинка, неужели ничего не произошло? Подо мной не было уже моей сумки. Кабинка была открыта. У окна кто-то стоял - это была девушка с волнистыми светло-каштановыми волосами. Я встала и вышла.
   - Извини, но как ты здесь оказалась? - спросила я и хотела прикоснуться к её плечу, но моя рука проскользнула во внутрь нее. Я отпрянула.
   Эта девушка писала что-то. Я подошла ближе. Она писала в конце той тетрадки, которую я недавно держала в своих руках. Последний лист, приписка в конце. Послышались громкие шаги: они явно приближались к этой комнате. Ручка в двери начала вращаться - кто-то открывал её с той стороны. Девушка обернулась и со страхом в глазах стала наблюдать за дверью. В комнату спиной тихо вошёл молодой человек. Он закрыл дверь и остановился так, будто уткнулся в стену.
   - Кто здесь? - грубым, жестоким голосом спросил он. Но при этом всем в голосе слышались нотки страха и удивления.
   - Кто ты? - спросила в ответ девушка тихо.
   - Здесь никого не должно быть! Убирайся прочь! - крикнул он, но девушка только вздрогнула. - Да, понимаю. Школа большая и хочется удрать от всей этой суеты. Но почему именно этот закрытый туалет?! Здесь же никого никогда не бывает! - всё ещё из-за спины кричал человек.
   - Я вас не понимаю, ой! - девушка рухнула на пол, при этом она кинула свой дневник в кабинку. Я подбежала к ней, но от этого не было толку: она рыдала, хватаясь за сердце.
   - Что вы со мной делаете?! - крикнула она, заливаясь слезами, но ничего не делая.
   - У тебя есть два выхода...Либо умереть от ужасной боли, либо спрыгнуть! Если через несколько секунд ты не решишь, то выбора уже не будет! - и он рассмеялся.
   - Прекратите! Кто вы? Что вы со мной делаете? - вопила несчастная, но кроме меня и него её никто не слышал.
   Я стояла в бездействии и смотрела на этот ужас. Девочка умирала на глазах, а этот человек стоял и смеялся. Мне не хватило сил подойти и посмотреть на него. Я упала - мои ноги подкосились. Что всё это было, я не знала.
   - Ну что ж...Раз ты не выбрала второй вариант - остается первый. Хотя ты и так уже умираешь. За что я и ненавижу людей - они панически боятся смерти, - и он опять рассмеялся.
   - Я не боюсь! - вырвалось из уст девушки. - Я не боюсь, и никогда не боялась...Я была готова... - она прервалась и начала судорожно кашлять. Мне казалось, что сейчас её грудь разорвется на куски: так часто и болезненно она дышала.
   - А хочешь я скажу, что потерял?! За что теперь ты так страдаешь?! Я зол и буду мстить до тех пор, пока они не поймут, что это я делаю, что именно я нарушаю все законы, все правила! И мне тебя ни капли не жаль! Да и тактику пришлось изменить - из-за нее! Ненавижу! - прокричал он, всё ещё стоя спиной к умирающей. - А ты не боишься... Ждала смерти? - он повернулся и начал приближаться к девушке.
   Её глаза озарил страх, ужас. Я не могла повернуть голову, потому что сил не было. Я сидела на полу и смотрела на неё, умирающую от боли.
   - Знаешь, что порождает злость? Я отвечу. Злость порождает ужасные муки: боли во всем теле, в каждом органе. И ты уже не знаешь, как погасить её. Тебя охватывает ужас, сознание становится мутным, и ты уже не понимаешь моих слов... - он склонил голову к лицу девушки. Странно, но он даже сзади мне кого-то напоминал, но кого? - Прощай, принцесса, которая никогда не боялась смерти, - молодой человек закрыл полные ужаса глаза девушки: она умерла.
   Я была в шоке. Эта картина стояла у меня в голове, но я знала, что прихожу в сознание. То, что было там уже не реальность, и я уже не нахожусь в ней.
   Я открыла глаза. Я всё ещё сидела на своей сумке; дневник валялся неподалеку. Мои инстинкты сработали мгновенно. Я встала и открыла дверь кабинки: никого.
   Прозвенел звонок. Я запихала тетрадь в сумку и вышла из туалета. Из классов начали выходить дети. Я пошла на следующий урок. Как только я начинала подходить к кабинету, меня остановила Эрн:
   - Молодец, Эни! Ты благородно прогуляла урок! А на нем, между прочим, присутствовал директор и очень сильно интересовался твоим внезапным порывом болезни! Что это? - Эрн вытащила из моей сумки дневник Джонни и начала листать. Как только она прочитала, чей он, её внезапно что-то остановило.
   - Ты понимаешь, что это?! Где ты его взяла?
   - В кабинке. Да, именно там. И ещё, кажется, у меня был обморок, как тот раз. Эрн, я видела, как убили Джонни.
   - Ты уверенна?
   - Да. Всё было так же реалистично, как тогда. Мне казалось, что я там нахожусь, но меня никто не замечал.
   - Вы упали в обморок, мисс Андельсон? - поинтересовался директор, который, видимо, стоял у нас за спиной.
   - Нет... Это так. Давно было.
   - Ещё что-то про смерть несчастной Джонни Эльс, не так ли? Может, мне показалось?
   - Мы говорили о смерти Джонни, и что, если бы Эн увидела её бездушное тело, то непременно упала бы в обморок, - вмешалась Эрн, и я была этому очень рада, потому что на выдумки у меня не хватало фантазии.
   - Она говорит правду? - директор кивнул в сторону Эрн.
   - Да, чистая. Я не переношу мертвецов.
   - О, это вы зря. Я уверен, что вы ещё не раз с таковыми встретитесь, - улыбнулся Александр Иванович и пошёл дальше.
   - Фу-х, отстал. Я уж думала, что мы попали. О таком в школе точно говорить нельзя.
   - Хотя нет, постойте! - крикнул нам директор и быстрым шагом направился в нашу сторону. - Мисс Андельсон, вы очень мрачно выглядите. Вы порядком не заболели, уж очень больной у вас вид. Вы, наверное, ещё не привыкли к нашему часовому поясу, недосыпаете?
   - Нет, всё в порядке. Я быстро к такому привыкаю, - улыбалась я, пытаясь поскорее отвязаться от надоедливого директора.
   - Да, с ней всё хорошо. Мы даже устраиваем пробежки иногда, и Эни очень часто меня обгоняет, - добавила Эрн.
   - Ну ладно, идите в класс, сейчас звонок будет.
   - Что он привязался? - спросила меня Эрн, и мы направились в класс.
   Я до сих пор не могла прийти в себя от увиденного. Я чувствовала мелкую дрожь в теле. Последующие уроки прошли нормально. Не было ничего сверхъестественного. Но после уроков мы решили с Эрн пойти к маме Джонни, а заодно обсудить всё то, что сегодня со мной было.
   - Эн, мы когда-нибудь поймем, что с тобой происходит? Ты не думала сходить в больницу? - спрашивала меня Эрн, выходя из школы.
   - В больницу, какую, Эрн, психиатрическую? - усмехнулась я.
   - Ты права. Но не можем же мы оставить всё это так? Может это просто какие-то сны? А может, ты правда не досыпаешь?
   - Досыпаю я! И достаточно хорошо! Ты бы посмотрела на моего переводчика: ложится за полночь, а просыпается ''ни свет, ни заря''. Он что, по-твоему, спит 2 часа всего?
   - Тихо, тихо, Эни. Я просто пытаюсь найти объяснение всему этому, - Эрн остановилась. - А что ты скажешь её маме? Как ты объяснишь, что нашла дневник в кабинке туалета?
   - Ну так и скажу, что нашла.
   - А ты думаешь, что после преступления, полиция не проверяла всю школу, что они не заходили в этот туалет? И как её тело оказалось в столовой, если ты видела, что её убили в другом месте? - всё спрашивала моя подруга.
   -Стоп, Эрн! А ведь он даже к ней не прикасался! Ну, прикасался, но это уже когда она умерла! Значит, это не он убил её.
   - Ты думаешь, она сама умерла?
   - Сердечный приступ? Она всё время держалась за сердце...
   - Эни, позволь мне тебя перебить, но ты уверенна, что это всё правда?
   - Нет... - призналась я и на этом закончила свой разговор.
   Мы позвонили в дверь. Это был дом той самой девочки - жертвы ''Черного списка''. Дом был серым и невзрачным. Не большой. Шторы везде были задернуты. Даже спустя два месяца от него веяло трауром. Эрн позвонила ещё раз. За дверью послышались шаги.
   Нам открыла дверь женщина лет 37. Волосы были светлые, кое-где уже проглядывала седина. Под глазами видны мешки. Волосы собраны в пучок сзади, но не аккуратно. Она была одета в домашний халат; на ногах ничего не было. Мне показалось, что она чем-то больна: настолько ужасный у нее был вид. Молчание продолжалось, но тут она жестом руки показала нам войти.
   - Здравствуйте, мы со школы Джонни, - сказала Эрн.
   - Проходите, проходите, я поняла, - ответила миссис Эльс глухим и напуганным голосом.
   - У нас есть кое-что для вас, только мы хотели, чтобы вы об этом никому не говорили, - наконец сказала я, при этом сильно смущаясь.
   - Да, да, конечно. Вы не стесняйтесь, проходите. Муж на работе. Может вам чаю? - спрашивала миссис Эльс, проводя нас в гостиную.
   - С удовольствием! - ответила Эрн, и та вышла из комнаты.
   - Ты что, с ума сошла? Ты видишь, в каком она состоянии и ещё чаю просишь?! - возмутилась я.
   - Это правила этикета! И достань дневник! Только сначала не показывай его, мне надо кое-что у нее спросить.
   - Да что... - хотела вновь возразить я, но тут вошла миссис Эльс с подносом.
   - Ко мне каждую неделю приходят Оливия и Лили, прекрасные девочки. Они поднимают мне настроение, рассказывают о Джонни. Она была моей первой и единственной девочкою. Первый раз ко мне приходят другие ученики. Заладили же все они про этот ''Черный список'': он ещё больше пугает людей своим названием. Бедная, бедная моя девочка. Вы наверно голодны, пойду, печенье принесу, совсем забыла, - и она шаркающим шагом вышла из комнаты. В доме было очень душно и пыльно, да и на полках была пыль. А так как шторы завешаны, то здесь было немного темно.
   - По-моему она того... - Эрн покрутила пальцем у виска.
   - А ты бы не сошла с ума, если бы твоя единственная дочь умерла?!
   - Я понимаю... Достань дневник, пришло время.
   - Я не понимаю, что ты собираешься делать? - спрашивала я подругу, в то время, когда миссис Эльс заходила в комнату.
   - Миссис Эльс, мы с моей подругой очень сожалеем о вашей дочери, но сегодня в школе, в закрытом туалете для девочек мы кое-что нашли... Это принадлежит Джонни, - Эрн протянула дневник миссис Эльс.
   - О Боже! - женщина очень сильно удивилась и чуть не упала. Она дрожащими руками взяла дневник и села в кресло. Она смотрела на тетрадь потерянными глазами, но не смела открывать. Она видимо знала, что это.
   - Как вы себя чувствуете? - спросила Эрн.
   - Я его везде искала. Его ни в сумке, ни в школе не могли найти... Как? Как он там оказался? - мать Джонни смотрела на нас, пытаясь что-то прочесть в наших лицах. Её глаза бегали от меня к Эрн. Что-то ужасающее было в этом. Я не знала, что можно ответить. Эрн же усердно теребила волосы, придумывая ответ на поставленный вопрос.
   - Мы его нашли, случайно. Эни... нужно было... забрать пакет из туалета, так как его там спрятали мальчишки... вот и просматривая кабинки, мы случайно увидели эту тетрадь... ну и прочли первую страницу, чтобы узнать, чья она... вот и там стояла подпись вашей дочери, - проговорила не очень уверенно Эрн. Потом она резко вскочила, и слова так и посыпались из нее:
   - Нам уже пора идти, не будем задерживаться. Спасибо за чай. Но нам действительно некогда. А это... вы прочтите то, что она написала на первой странице, ну и на последней, да и вообще всё прочтите. И, пожалуйста, не говорите полиции о находке и о нас. Просто не хотим привлекаться к делу. Нам пора, пошли Эн! - я была удивлена такому резкому и совсем не этикетному разговору, но пришлось повиноваться Эрн, чтобы мать Джонни ничего не заподозрила.
   - Нет, вы что? Уже уходите? Почему? Почему все убегают от меня? Я так плохо выгляжу? Я знаю, что уже все прошло, но моя дочь... моя бедная Джонни... - и миссис Эльс начала плакать.
   - Хороший этикет, Эрн, - шепотом сказала я подруге.
   Мама Джонни плакала и наши утешения на неё не действовали. Как бы я хотела такую мать! Которая любила бы меня...
   - Всё, всё, я спокойна, извините меня, девочки. Просто, просто для меня всё так сложно стало.
   - Мы понимаем, - шепотом сказала Эрн.
   И тут позвонили в дверь. Миссис Эльс встала и пошла, всё ещё вытирая слезы.
   - Зря мы пришли, - сказала я.
   - Нет, очень даже правильно мы сделали. Теперь, читая этот дневник, мать Джонни будет представлять, что её дочь жива, ведь это записи живого человека.
   - К вам какой-то молодой человек пришёл... - сказала миссис Эльс и села на диван.
   Мы же с Эрн просто разинули рты и стояли как вкопанные. Кто мог за нами прийти? Кто знал, что мы здесь? Разве что Леон... или кто-то другой...
  
  Глава 11.
  Картинная галерея...
  
   Мы стояли не шевелясь, боясь подойти к двери. Миссис Эль не смотрела на нас, её мысли были уже далеко; тетрадь она до сих пор так и не открыла.
   - Ну что? - тихо спросила Эрн.
   - Может, мы всё-таки попрощаемся и выйдем посмотреть, кто нас там ждет? - ответила я вопросом.
   - Миссис Эльс, мы пойдем, до свидания, спасибо за чай.
   - До свидания, девочки, - сухо ответила нам мать Джонни, и мы вышли на улицу.
   Подул сладкий осенний ветерок. Я бы простояла тогда весь день на этом крыльце. Но нам не дал даже насладиться этим ветром один мальчик, лет 10. Он был в школьной форме, но я его ещё никогда не видела, да и в школе я особо внимание ни на кого не обращала. Единственным человеком, с кем я общалась, была Эрн.
   - Что тебе? - не уважительно спросила моя подруга.
   - За вами послали, а вы домой не пришли. Вот я и узнал, что вы зашли сюда... - отвечал мальчик.
   - Откуда ты узнал? - не унималась Эрн.
   - Мне кое-кто сказал, - засмущался мальчик.
   - Кто? - с напором спросила Эрн.
   - Я не знаю! Он просто подошёл и спросил, что я ищу. Я ему и сказал, что ищу двух подружек, по имени Эрнестина и Энге!
   - Фу! - крикнули разом мы с Эрн, мальчик отшатнулся и смотрел на нас испуганными глазами.
   - Я Эрн! Ни Эрна, ни Эрнестина и не Хапли, слышишь?! - накинулась подруга на бедного мальчишку.
   - Извините, мне так сказали, - чуть ли не плакал он.
   - Ладно, Эрн, успокойся. А ты... называй меня просто Эни, ладно?
   - Ладно, - тихо произнес мальчик; с его щеки скатывалась слеза.
   - Ну, так кто сказал тебе, где мы находимся, и кто тебя прислал? - более ласковым тоном начала Эрн.
   - Это со школы, вы слишком рано ушли, а вас там искали и вот решили послать меня, так как я живу тут не далеко... А я пришёл к... к дому мисс Эрн, а там никого... я пошёл в дом напротив, а там мне открыл добрый человек... Я спросил вас, - он кивнул в мою сторону, - а вас нет, но он похвалил меня и сказал, чтобы я пошёл обратно и по пути спросил у кого-нибудь, не видели ли они мисс Эрнестину и её подругу... Вот я шёл, хотел было в магазин зайти спросить, но ко мне подошёл этот человек и спросил, что я ищу... Я сказал, что вас ищу, а он нахмурился и сказал, что вы пошли навестить миссис Эльс и что вы оттуда пока ещё не выходили. Ну, я и пошёл сюда, к вам, позвонил и тут вот вы... - мальчик говорил это сильно смущаясь, запинаясь на некоторых словах, видно было, что Эрн его сильно напугала. Он старался не плакать и не смотреть на нас. Мне стало его жалко и в то же время обидно за подругу, что она так себя повела.
   Я стояла и молчала, пытаясь осмыслить всё услышанное. Эрн делала то же самое, но видно гораздо быстрее, потому что спустя минуту она опять начала спрашивать мальчика, только теперь весьма веселым и непринужденным тоном:
   - Ясно теперь. Ты прости, что я так сильно накричала на тебя. Не будем тебя слишком задерживать, а только лишь спросим, что ты хотел нам передать от школы или от кого там ещё...
   - Вы ушли, а там... там как раз приехали... Они сказали, что завтра галерея... То есть, что вы завтра, и мы, может, тоже, едем в картинную галерею в другом городе и что вы обязательно должны там быть, потому что у вас что-то... что-то будет по этому, по этой поездке в уроках... этого я не понял. Я могу пойти? - спросил очень тихо мальчик.
   - Да, иди, мы тебя не задерживаем, - сказала я.
   Мальчик бегом побежал от нас, наверно радуясь, что исполнил свою миссию и теперь может быть свободным.
   - Ну это уж слишком?! - дулась Эрн, но я не понимала почему.
   - Что случилось?
   - Он опять следит за нами! - кричала Эрн.
   - Кто? - так и не понимала я.
   - Да Микки этот! Это он сказал мальчику, где мы находимся! Потому что он ждал, пока мы выйдем! Мне это уже не нравится! - возмущению подруги не было предела. Она ходила взад и вперед, иногда восклицая, иногда просто шепча что-то себе под нос. Я смотрела на нее и ничего не могла сказать, потому что её утверждению я не верила, да и доказательств всему этому не было, а мальчик вполне мог придумать всю эту историю. Но одно я всё-таки решилась спросить.
   - Может, вернемся в школу и спросим про эту поездку? - предложила я.
   - Да, ты права. Надо сходить, а то мало ли что! - и мы пошли обратно в школу.
   Пока мы шли, Эрн всё время оборачивалась, искала этого Микки глазами, на каждый шорох или движение позади нее она оборачивалась. Меня это не раздражало и не бесило. Я не стала ей говорить своего мнения насчет всего этого, потому что знала, что это опять приведет к ссоре, и тогда мне вообще не с кем будет общаться. Как только мы начали подходить к школе, то увидели много людей, которые стояли группами, человек по 15. К одной из этой групп мы и подошли.
   - Итак, завтра мы едем в картинную галерею! Все слышали? Это всё от школы! Мы поедем в другой город! Слышали? А раз в другой город, то вас обязательно должен сопровождать кто-то из старших! Мы едем утром, а приезжаем вечером! А если кто-то против поездки, то может оставаться в школе и сидеть за занятиями! Завтра те, кто едет, освобождается автоматически от уроков, а также и от домашней работы на последующий день! Все слышали? И едут только старшие классы, потому что детей младше 14 мы не повезем! И, кто хочет узнать, почему именно ехать нужно с представителем более старшего класса, тот может подойти ко мне! - при этих словах наш классный руководитель пристально посмотрел на меня и улыбнулся.
   Прекрасно. И кого я должна была попросить ехать со мной? Леона? Ну уж нет. Не хочу: сейчас он мне был просто противен. А Эрн? С кем она поедет?
   - Эрн... - тихо сказала я.
   - Я знаю. Тебе придется ехать одной, без меня. Моя мама не согласится отлучиться от работы на целый день, - Эрн смотрела куда-то перед собой, явно что-то обдумывая. Её лицо выглядело хмурым - она хотела поехать вместе со мной.
   - Если ты не поедешь, то и я тоже, - сказала уверенно я.
   - Нет, Эн. Ты поедешь! Не навлекай на себя подозрение! Ты новенькая, а значит, тебе должно быть интересно поехать куда-нибудь за пределы этого города.
   - Я попрошу... Подожди, я сейчас, - с этими словами я побежала уже к уходящему классному руководителю.
   - Вам что-то нужно? - спросила миссис Вильсон.
   - Да. У меня есть вопрос, точнее предложение. А, наверное, даже просьба... - промямлила я.
   - Не томите, высказывайтесь, мисс Андельсон.
   - Я очень хорошо дружу с Эрн и не хотела бы в эту поездку ехать без нее, а мама Эрн очень занята, у нее сложная работа и без выходных... Я хотела бы, чтобы вы разрешили нам ехать вдвоем, но сопровождал нас только один человек... Это мой переводчик. Я знаю, что он непременно согласиться присмотреть за нами. Он уже совершеннолетний.
   - Я тоже об этом подумала и уж боялась, что вы с таким вопросом ко мне не подойдете. Я разрешаю вам и мисс Хапли ехать в сопровождении только одного взрослого, только ваша подруга всё равно должна принести записку с разрешением от своей матери!
   - Конечно! - ликовала я.
   - Ступайте, до завтра.
   - До свидания, - крикнула я и стала выискивать глазами Эрн.
   - Я рада, что ты так поступила! - послышалось из-за спины, и вдруг кто-то очень крепко стиснул меня в объятиях.
   - Только не при людях, Эрн! Мало ли что они подумают, - засмущалась я.
   - А что? Разве лучшим подругам не разрешается этого делать или ты никогда не обнимала своих друзей? - удивилась Эрн.
   - У меня то и друзей не было. Знаешь, теперь остается уговорить Леона, а то мало ли... - я не успела договорить.
   - Согласится ещё как! Он тебя так бережет, что ни на шаг не отпустит от себя! - Эрн ехидно улыбалась, в то время как злость разливалась по моей крови.
   - Ты прекрасно знаешь, что это не так! - сказала, чуть ли не по слогам, я. - Он отпускает меня и только изредка интересуется, куда и зачем я иду. И он всё время сидит за книгами в своей чертовой библиотеке. Он даже готовить не умеет! А сложность заключается в том, что сегодня утром я с ним поссорилась! А ехать в поездку уже завтра! А мириться я с ним не собираюсь! Он меня задолбал упреками и даже сделанная домашняя работа не смягчает мою злость!
   - Тихо, тихо. Тебя могут услышать. Не надо, а то все узнают, почему ты вдруг в один день стала отличницей, - всё ещё улыбалась та.
   - Замолчи, - прошипела я, срываясь от злости. - Если ты не замолчишь, то мы точно никуда не поедем, потому что тебе не жить! - выплеснула я, словно вулкан.
   - Но с Леоном ты всё равно должна будешь помириться, - сказала Эрн напоследок, и мы пошли домой.
   Во время возвращения домой, Эрн не проронила ни слова. Она чувствовала, как я злюсь, и не хотела будоражить меня ещё больше. Я шла, смотря перед собой и обдумывая всё, что сегодня случилось со мной. В какой-то степени мне нравилось, что хоть что-то необычное произошло, потому что два скучных месяца я уже не могла терпеть. Но так много событий: знакомство с Микки, его странные слова, дневник Джонни. Всё это кружилось в моей голове, как отдельные планеты, не желающие выстраиваться в цепочку, центром которой было Солнце. Вот мы и подошли, казалось, что это возвращение домой было намного дольше обычного.
   - Я позвоню, - сказала Эрн и завернула вправо, в то время как я пошла влево, не сказав ни слова.
   Я дернула дверь, но на этот раз она мне не поддалась. Она была заперта. Впервые, когда меня нет дома, Леон заперся. А может, он вообще убежал от меня? Ведь я такая страшная, да ещё и готовить собираюсь. Я нашла звонок и позвонила, при этом совершенно не желая отпускать кнопку, поэтому за дверью слышался ужасный гул.
   Наконец-то, после двух минут ''висения на звонке'' мне открыли дверь.
   - Где ты был? - спросила со злостью я.
   - Устраивал кое-какие дела, - равнодушно ответил переводчик.
   - Поэтому нужно было запереться? - всё ещё допытывалась я.
   - Нельзя было, чтобы кто-то мешал мне, в том числе и ты.
   - Я бы просто прошла в свою комнату и тихо легла на кровать, при этом я бы точно не стала узнавать, где ты и что делаешь, - съязвила я.
   - Ты есть не собираешься? - спросил Леон, будто не слышал того, что я сейчас сказала.
   - Только не твою стряпню или это ты закрылся, чтобы никто не видел, как ты готовишь?
   - Я заказал еду в магазине, а то, чем я занимался, тебя никак не касается.
   Такого выпада в свою сторону я никак не ожидала. Леон либо сменил тактику общения со мной, либо его чем-то ударило по голове.
   - Т-ты обиделся? - не верила я своим ушам.
   - С чего ты взяла? - брови Леона поднялись вверх, но в глазах не было удивления, значит, он и правда обиделся. Моя голова начала быстро прокручивать всё обратно, чтобы точно понять, на что этот молодой человек мог обидеться, ведь раньше такого настроения у него я никогда не замечала.
   - Ты точно обиделся! Ты никогда не закрываешь дверь, когда меня нет и даже когда я ночую у Эрн! Ты никогда так себя не вел! Что случилось? - в этот момент мне искренне стало жаль Леона, не знаю отчего, но мне хотелось подойти и утешить его, как маленького ребенка. На секунду мне даже показалось, что по его щеке скатилась слеза. - Леон, прошу, расскажи, что случилось, не мучай меня!
   - Со мной ничего, но с тобой явно что-то, - Леон отвернулся и пошёл на кухню.
   Я стояла в ступоре, потому что не знала, как реагировать на такое новое настроение своего переводчика. По моим внутренностям скребли кошки. Я решила попросить прощения, даже ещё не совсем понимая за что.
   - Прости меня, - сказала тихо я Леону и бросила свою сумку на пол. Но он даже не повернулся. Он вглядывался в окно, как будто не слушая и не замечая меня. Точно обиделся и, причем серьезно, а мне это совсем не нужно, тем более перед поездкой. - Леон?
   - Да, Энге, - ответил переводчик, стоя спиной ко мне.
   - Ты чего? - всё ещё недоумевала я и поэтому подошла на несколько шагов ближе к Леону. Сейчас я стояла от него на расстоянии вытянутой руки. - Ты мне ответишь или так и будем молчать? - Леон резко повернулся, в результате чего чуть не наткнулся на меня. Но он остановился в нескольких сантиметрах от меня, смотря мне прямо в глаза сверху вниз. Я онемела. Моё сердце дрогнуло от этого, точнее от его глаз. Они были шикарны: глубокие темно-зеленые глаза. В них можно было окунуться! Черные волосы не были уложены, но так было намного лучше, в какой-то степени эти пряди, спадающие на лицо и немного закрывающие глаза, делали лицо идеальным, и светло-розовые губы идеально дополняли этот комплект. Впервые я рассмотрела это прекрасное лицо. Почему я раньше никогда не смотрела на него? Мой рот, казалось, был открыт так, что даже собака позавидовала бы. Я даже отстраниться не могла, хотя чувствовала какой-то страх, что-то необъяснимое.
   Увидев моё лицо, губы Леона скривились в улыбке.
   ''Господи, да я сейчас под землю провалюсь!'' - закричал внутренний голос, но я не поддавалась ему. Я просто смотрела на это лицо, не думая ни о чем.
   - Эн? Что с тобой? - внезапно спросил Леон, после нашего молчания. Я, кажется, немного очнулась, но ответ не сразу пришёл мне в голову.
   - Просто загляделась, - неуверенно ответила я, при этом попыталась отойти, но Леон не дал. Он схватил меня за руку и ещё ближе притянул к себе. Моё сердце замерло.
   - И на что же ты так пристально смотрела? - переводчик крепко держал мою руку, не давая мне шансы убежать.
   ''Будто он не понимает! Кого он из себя строит? Немедленно придумай ответ и вырвись из этих лап!'' - разрывался мой внутренний голос, но я ничего не могла придумать. Тут моему взору предстал немного оторванный кусок кухонных занавесок, который как раз приходился над головой Леона.
   - Шторы порвались, - неуверенно ответила я, стараясь не смотреть в эти изумрудные глаза. Но ему было всё равно - он смотрел на меня, не отрываясь. И я чувствовала этот взгляд, прожигающий насквозь. Мне хотелось убежать, но я понимала, что шансы ничтожно малы. Что же он от меня хочет?
   - Мне надо кое-что тебе сказать, даже может признаться... - начал Леон.
   Сердце окончательно остановилось, мозг отключился. Сейчас я точно упаду, потому что уже нет сил ждать чего-то. Дыхание остановилось. Всё померкло перед глазами.
  
   Я разлепила глаза. Слава Богу, что передо мной никого не было. Где-то рядом послышался голос.
   - Ты меня очень сильно напугала!
   Я приподнялась на диване и увидела сидящего на противоположном конце Леона. Сейчас он опять стал таким, каким был все эти два месяца, то есть совсем не привлекающим к себе внимания молодым человеком.
   - Что со мной было? - испуганно спросила я, пытаясь не глядеть ему в глаза.
   - Тебе рассказать всё с начала? - улыбался Леон.
   Я с осторожностью посмотрела на него, но, не увидев ничего сверхъестественного, ответила:
   - С того места, как я зашла на кухню и бросила сумку на пол, - твердым голосом произнесла я.
   - Ты что после этого момента ничего не помнишь? - удивился Леон.
   - Рассказывай! - приказала я.
   - Ты зашла на кухню и бросила сумку, при этом, попросив прощения, - этого можно было и не говорить, но Леон начал с этого, так уж и быть, - зачем, я не знаю. Потом я стоял и думал о т... твоем поведении сегодня утром. Ну а потом я резко повернулся и увидел тебя возле моего носа. И ты очень долго пялилась на меня, а не на шторы, - улыбка Леона расползлась до ушей.
   - Ты ошибаешься.
   - Потом после краткого объяснения твоего... Я схватил тебя за руку, потому что ты чуть ли не позеленела. Я подумал, что ты сейчас свалишься или ещё что-нибудь... В общем ты упала прямо мне на руки...
   - Ну а потом? - спросила я, при этом я чувствовала, что моё лицо пылает. Как же смешно я сейчас выглядела!
   - Потом я отнес тебя вот сюда, - Леон показал на диван, - и положил. Ровно через две минуты ты очнулась.
   - Значит, в отключке я была не долго. Поэтому ничего не снилось, - это я сказала тихо, будто про себя, но Леон явно что-то услышал.
   - Что ты сказала? - переспросил он.
   - Ничего. Мысли вслух. Я пойду в свою комнату. Там я чувствую себя намного уютнее. А, и ещё кое-что... - я замялась, так как ещё не понимала, простил ли меня переводчик или нет.
   - Да, поеду, - улыбнулся Леон.
   ''Он читает мысли!'' - сказал мой внутренний голос.
   - Откуда ты знаешь?! - я вскочила с дивна и встала перед Леоном.
   - Случайно проходил мимо школы, когда вас ещё не было. Ну и случайно подумал, что тебе, кроме меня, некого брать в надзиратели.
   Я три раза хлопнула в ладоши. Леон от этого ещё больше стал улыбаться. Что с ним случилось? От чего он стал счастлив? За две минуты со мной точно ничего нельзя было сделать или ему понравилось, как я на него ''пялилась''? Но тут мой собеседник встал и тем самым очутился опять в опасном расстоянии от меня, хорошо, что сейчас он не так смотрит, да и эта глупая улыбка...
   - Что? - спросила я, смотря переводчику прямо в глаза. На этот раз они не вызвали у меня шок.
   - Я поеду с тобой только при одном условии, - улыбка Леона растянулась ещё шире. Первый раз вижу его таким воодушевленным, - ты разрешишь мне за тобой поухаживать.
   Всё. Стоп. Остановились. Что он только что сказал? Вот почему улыбка до ушей была?! Ведь он знал, что я не смогу отказать!
   - Нет, не в этом смысле. Как девушка ты меня не привлекаешь, - Леон внезапно стал серьезным.
   - Что? Это опять намек на то, что я уродливая девочка-самоубийца?! - я снова начала злиться, вспомнив вчерашний разговор. Я обогнула столик и стала напротив Леона, только теперь ему, чтобы ухватить меня, нужно было перелезть столик.
   - Нет. Ты опять всё не так поняла. Просто я намного старше тебя! И такие молодые не в моем вкусе. Нет, ну конечно года 2-3 назад ещё может быть, но не сейчас...
   ''Что он гонит?! Слушай, разворачивайся и иди отсюда! Он уже согласился, вот и всё. Хватит терять время!'' - мой внутренний голос сегодня просто не унимался.
   Так я и сделала. Я просто развернулась, не сказав ни слова. Во мне всё кипело. И мне сейчас было не до разговоров. Я зашла в комнату, громко хлопнув дверью, и плюхнулась на кровать. Через несколько минут послышался скрип двери. Я приподнялась и посмотрела в окно, которое выходило на крыльцо, в результате чего я могла видеть как входящих, так и выходящих из нашего дома людей.
   Почему я упала в обморок? Почему? Из-за глаз? Да что в них такого, да и в лице! На свете много красивых парней. И не один из них не привлекал никогда моего внимания. Мне даже противно было от одного только ощущения смотрящих на меня глаз какого-либо молодого человека. Да и внешностью я, кажется, не выдалась.
   Ещё один скрип входной двери. Я снова посмотрела в окно, но теперь я заметила край чей-то обуви. Но мне было не до этого. Я легла на бок, надеясь на более удобное положение, но в результате этого я просто уснула.
  
   К сожалению, проснулась я на следующий день, потому что было видно восходящее солнце. Проспала весь день! А ведь ещё надо собраться к поездке и позвонить подруге.
   На кухню я пошла с неохотой, потому что знала, что Трэси нет, а значит и вкусной еды тоже. Но, спускаясь с лестницы, я почувствовала довольно приятный запах еды, что не могло не насторожить. Я тихо спустилась и окаменела от увиденного мною на кухне: у плиты стоял Леон, что-то готовя, и, при всем этом, это очень вкусно пахло. Желудок заурчал, так как со вчерашнего дня я ничего не ела.
   - Доброе утро, - обернулся Леон, держа сковородку в руке. Сверху одежды на нем был фартук, что выглядело непривычно и довольно смешно, поэтому я не стала сдерживаться и засмеялась.
   - Похож на пингвина, - сквозь смех проговорила я.
   - Между прочим, я готовлю тебе завтрак. А то, что было вчера, это так сказать ''проба пера''. Я почитал литературу и там есть множество изысканных рецептов. На днях попробую их приготовить, - Леон говорил вполне серьезно, и это заставило подавить меня смех и съесть ту вкуснятину, что приготовил мой переводчик.
   - Спасибо, - сказала я, выходя из-за стола. - Тебе не кажется, что пора собираться?
   - Я уже готов, только фартук снять.
   - Тогда я пойду, соберусь, и... ты пойдешь со мной к Эрн, - я почему-то запнулась. Говорить Леону ''ты со мной''... Для меня звучало слишком непривычно.
   Я поднялась в ванну и соизволила умыться и даже расчесать волосы, что было не в моем репертуаре. Я даже воспользовалась блеском, который месяц назад подарила мне подруга в честь ''просто так''. Я посмотрела на себя в зеркало: теперь на меня смотрела милая, хотя нет... простая девушка с ярко-синими глазами и красивыми губами. Губы - только они на фоне всей внешности выглядели хоть чуточку привлекательно. Под глазами уже не было тех ужасных синяков, и волосы в этот раз я решила распустить.
   ''Боже! Посмотри, какие длинные у тебя волосы, а ты всё ходишь с этим ужасным хвостом! Дура'', - этот голос внутри меня вымораживал, что ещё раз показывало мою ненормальность.
   Надев джинсы и водолазку, я стала похожа более менее на человека, имеющего хоть какой-то стиль. Интересно, понравится ли это Эрн?
   Мы с Леоном вышли на улицу, и на этот раз он не стал запирать двери, хотя знает, что нас не будет весь день.
   - А может всё-таки лучше закрыть? - остановилась я, косясь на дверь.
   - Не стоит. Кто в этом городе может залезть в дом без спроса хозяев? - мои брови поднялись вверх. - Вот видишь - никто.
   - Значит, вчера мог кто-то залезть, раз ты запер дверь? - возмутилась я.
   - Не совсем. Не важно. Пошли, твоя подруга уже стоит и ждет нас, - я повернулась в сторону дома Эрн и увидела её. Она стояла в светлых джинсах, водолазке, сверху которой была жилетка, ну а сверху всего этого был надет легкий плащ с шарфом. Мой наряд сразу показался мне совершенно безвкусным и непримечательным. Из-за этого настроение опустилось на планку ниже. Эрн же, завидев нас, стала махать рукой. И только сейчас я увидела её каблуки. У меня был шок, потому что в них было сантиметров 10, и выглядела она теперь не такой маленькой.
   - Привет, Эн! Как тебе мой наряд? - она покрутилась передо мной.
   - На твоем фоне я просто бомж... Потрясающе! Ты никогда так не одевалась, Эрн! - воскликнула я.
   - Я умею шокировать, - Эрн слегка улыбнулась и посмотрела на моего переводчика, а тот даже глазом не моргнул. Он стоял и смотрел в совершенно противоположную сторону от нас.
   - Здравствуйте, Леон, - произнесла тихим голосом Эрн.
   - Доброе утро, - он окинул глазами Эрн. - Вызывающе выглядите. Не думал, что вы так одеваетесь. Пойдемте в школу, иначе опоздаем.
   Так. Стоп. Когда он стал разговаривать с Эрн на ''вы''?! Я стояла в ступоре, так же, как и Эрн. Она поприветствовала его так ради привлечения хоть какого-то внимания, но совсем не ожидала такой реакции.
   Ничего не говоря, мы последовали за быстро-идущим Леоном. Погода была пасмурная. Но, а какой ей ещё быть осенью? Главное, чтобы сейчас не пошел дождь, так как легкая олимпийка меня от воды не спасла бы.
   Минут через пятнадцать мы уже подошли к школе, у которой толпились учителя и подростки. Найдя нашу группу, мы поспешили присоединиться.
   - Здравствуйте, дети! Хотя какие вы уже дети! - кто-то издал смешок. - Сегодня мы посетим картинную галерею, в которой находятся замечательные произведения искусства! Там вы сможете увидеть не только современную живопись, но и достаточно старые и не менее великолепные картины. Прошу всех соблюдать правила приличия и молча слушать гида! Это относится ко всем! Некоторые из вас уже были там, но я не сомневаюсь, что посетить галерею ещё раз они не откажутся. Желаю всем приятного просмотра. Кстати, кому если надоест находиться в здании, тот может пойти погулять по парку, который находится напротив самой галереи. Главное, чтобы к вечеру я могла всех вас найти в автобусе вместе с вашими старшими представителями. Спасибо всем за внимание! - классная руководительница развернулась и направилась к одному из автобусов, стоявших возле школы.
   Спустя пару часов мы прибыли на место. Что сказать о местности за окном? Ничего. Глухая земля. Было такое ощущение, что город Инсенс и всё прилегающее к нему находятся на другой планете, потому что никакого другого города не было поблизости. Дрожь пробежала по коже, когда я увидела это здание с вывеской на английском языке (странно, ведь тётя сказала, что большинство жителей говорят на русском). Через ''не хочу'' нас всех вывели на улицу, кого-то пришлось будить и даже прибегнуть к физической силе. Но все мы вышли на улицу, где вскоре к нам подбежала женщина. Она была миниатюрная, будто маленькая копия человека; нос был острым и длинным, что вызывало некоторое отвращение; на носу громоздились большие очки, которые уменьшали размер её глаз раз в 10; прическа была как в 70-80 годах, то есть короткие волосы и измученные ужасной химией; на вид её было лет 40.
   - Здравствуйте дорогие ученики! - к моему удивлению голос у этой женщины был как у пятилетнего ребенка. - Все мы знаем, что картины - это не только искусство, а ещё и вложение души, частичка художника, которую он оставил на полотне. Сегодня вы сможете увидеть картины не только великих художников, но и молодых дарований! Я знаю, что вы изучали ещё и художников нашего края, нашего города! И нельзя на них не посмотреть. Кто-то из вас уже был здесь, но ничего. Я думаю, что для искусства никакого времени не жалко. Итак, прошу всех следовать за мной, потому что сейчас мы начнем с зала, в котором хранятся картины тех дарований, которые росли и, к сожалению, умерли в нашем прекрасном городе!
   На этом писклявая речь гида закончилась, и она повела нас в здание.
   К сожалению, в первые пятнадцать минут я не могла поговорить с Эрн, потому что за нашей спиной стоял Леон, пусть он и рассматривал усердно картины, да и слушал в оба уха, но в такой тишине наш разговор слышен был, наверное, каждому.
   Спустя десять картин наш гид оставил нас и разрешил самим ходить по залу. Тут-то всё и началось: шепот, да что там, настоящие возгласы и передразнивания этой женщины, смех. Леон отошёл в противоположный угол от самого большого скопления учеников, в то время как другие родители вообще отказались идти смотреть картины и пошли, поэтому, в парк. Теперь можно было поговорить.
   - Я думала, что эта вообще не уйдет. Ну и противный у нее голос! - Эрн передернуло.
   - Внешность не менее противная, - констатировала я.
   - А ты знаешь, но картины здесь действительно превосходны. И даже есть одна, на которой написана очень знакомая тебе фамилия, - Эрн потянула меня за руку в направлении чьего-то портрета.
   Немного растолкав учеников, мы остановились у портрета. Тут моя челюсть просто отвисла: на портрете была моя мама именно в таком виде, какой она явилась мне в доме Фейтов.
   - Эни, смотри, - Эрн тыкала в низ картины, - тут написано, что это Анна Петтисет! Никого не напоминает?
   Я судорожно сглотнула, не отводя глаз от портрета. Мой мозг тщетно пытался объяснить мне, что со мной происходит. Голова закружилась, всё опять начало мутнеть.
   - Эни, Эни! Очнись! Не падай! Только не здесь! Держи своё сознание, иначе проблем не оберешься! Дура, приходи в себя, не падай! Пошли в туалет!
   Пытаясь удержать своё сознание на тонких ниточках, я ухватилась за руку Эрн и благодаря её поддержке мы кое-как добрались до туалета. Странно было, что к нам никто не подбежал и не спрашивал, что со мной случилось, наверно со стороны я выглядела вполне нормально.
   - Кажется, отпустило, - сквозь зубы выговорила я. В глазах мелькали образы, да и они были, как бы поддернуты пеленой. Я опустила голову в раковину, и меня стошнило.
   - Эни, ты ещё тут? - тихо спросила Эрн. Она явно боялась подходить ко мне, потому что её голос я слышала из-за спины.
   - Всё хорошо, - я умылась и повернулась, но в глазах всё ещё стояли образы, отчего всё смешивалось, как в миксере. Я не могла увидеть отдельные картинки.
   - Нас, кажется, видел Леон. Он очень пристально смотрел на нас, когда ты чуть не упала, потом он куда-то ушёл.
   - Ты же умная, Эрн. Конечно, он заметил, ведь сегодня Леон - мой надзиратель, - с усмешкой сказала я и снова покосилась к раковине, так как новая волна тошноты подступала.
   Меня опять стошнило, только теперь я почувствовала легкость. Всё прошло. Картинки перестали перемещаться со скоростью света - они вообще исчезли. Зато теперь я могла увидеть лицо Эрн, на котором явно читался страх.
   Итак, третий раз я чуть не провалилась в небытие, только сейчас это не совсем получилось, да и свидетелей было много. Если бы я упала, то меня точно поместили в психушку.
   - Я не понимаю, что с тобой. Меня это очень сильно пугает! Эни, ты должна ещё рассказать об этом кому-нибудь, потому что идей на этот счет у меня нет, - Эрн сползла по стене и осела на холодный пол. Она уткнула лицо в колени и начала что-то нашептывать.
   - Мне некому рассказывать. Из друзей у меня только ты, больше никого. Меня никто не понимает, я и сама не могу себя понять. Что-то неладное творится со мной: либо я схожу с ума, либо это то, о чем мне говорила моя бабушка.
   - Не думаю. Ты - нормальная, но у тебя болезнь и прогрессирующая. Эни, тебе мерещатся картины, и ты их сопоставляешь с увиденным в реальной жизни. Ты теряешь сознание... У тебя болезнь... Такое нам говорили по биологии, ты не слышала, точнее не слушала... У тебя рак головного мозга, - Эрн смотрела на меня заплаканными глазами. Но я не верила. Этому точно было другое объяснение, потому что Микки... Стали бы они это скрывать от меня так тщательно? Нет.
   - Ты ошибаешься, - ровно ответила я.
   - Такие же симптомы, Эни...
   - Это связано не с этим!
   - Тогда с чем? Объясни! - взмолилась Эрн, но я ещё сама не понимала.
   - Не бойся, я не умираю! Не надо так переживать! И забудь это. Все мои обмороки и всё странное забудь! Это всё бред - это наше воображение, и я больше не хочу это обсуждать. Я не больна! И не говори своей матери! - крикнула я на Эрн, от чего та ещё больше вжалась в стену, в её глазах читался ужас.
   - Забудь, значит?! Это бред? Да?! Тогда, Энге Андельсон, нас больше никакие тайны и разговоры не связывают! И теперь ты забудь всё то, что я говорила тебе о моей жизни! Считай, что эти два месяца мы с тобой не дружили! Тем более меня всё равно вымораживала твоя тетка и твой дом! Прощай, Энге! - Эрн резко встала. Теперь она смотрела на меня глазами, полными ненависти и злобы.
   - Ты чего?! Ты что вспылила? Просто я не собираюсь высказывать свои мысли, которые слишком личные для меня. И уж извини, но ты тоже не сразу мне про Микки рассказала! - кричали мы друг на друга.
   - Ты бы видела своё выражение лица, когда я тебе сказала. Уверенна, что ты и сейчас принимаешь меня за параноика! И я сказала, забудь! Микки, дом Фейтов, письмо Джонни, те люди - забудь обо всем этом! Я не намеренна больше общаться с такой особой, как ты! Ты - ненормальная, двинутая и психованная! И не подходи ко мне ближе, чем на метр!
   - Не диктуй мне правила, Эрнестина Хапли! - я была очень зла.
   - Иди ты к черту! - Эрн выбежала из туалета и громко хлопнула дверью.
   Кажется, я только что потеряла единственного человека, с которым у меня были теплые отношения. Я стояла и осознавала то, что сейчас произошло. Зря я желала себе приключений - слишком много их навалилось за эти дни. Всё. Остался только Леон, хотя и он обо мне не самого лучшего мнения. Я вышла из туалета и направилась к выходу, уже на ступеньках ко мне подошёл переводчик.
  
  Глава 12.
  Подарок...
  
   - Позволь узнать, что только что с тобой было? - спросил Леон.
   - Не твоего ума дело! - огрызнулась я и стала спускаться по ступенькам, не обращая внимания на переводчика.
   - Пойдем в автобус или прогуляемся по парку?
   - Я не собираюсь пребывать в твоем присутствии хоть где, - неужели он ещё не понял, что сейчас ко мне лучше не лезть?!
   - Ладно, не буду навязывать тебе своё общество, - Леон развернулся и ушёл в неизвестном мне направлении.
   Я пошла в парк. К моему удивлению там никого не было. Я пошла прямо по дорожке, надеясь найти где-нибудь укромную лавочку. Прошагав шагов 200 по прямой дистанции, я не увидела даже никакого намека на скамейку или ещё что-нибудь. Злость во мне нарастала с каждым пройденным метром. Через некоторое мгновение я остановилась: дорога разветвлялась на 3 тропинки. Прямо я точно не собиралась идти, вправо тоже меня не тянуло, поэтому я уверенно шагнула влево. И точно, интуиция меня не подвела: в глубине деревьев я увидела пустующую скамейку, что, безусловно, удовлетворяло моим запросам.
   ''Ты неуравновешенная! Зачем ты поссорилась с единственным другом в этом городе, да и вообще в твоей жизни?!'' - мой внутренний голос негодовал, да и мне было обидно.
   Я вспомнила свои слова, когда-то сказанные бывшей подруге:
   ''Успокойся, Эрн, прошу тебя, спасибо за сожаления, но сейчас... Сейчас мне стало уже всё равно, я как бы начала новую жизнь, в которой в центре всего стою я одна, нельзя мне привязываться к людям, потому что как только это происходит, то они погибают или просто умирают...''
   В какой-то степени я была права, хотя может и хорошо, что мы так быстро расстались. Она могла столько раз погибнуть! Столько раз... Я закрыла лицо руками. На меня подул прохладный ветерок, на ладони упало несколько капель. Замечательно! Не хватало мне промокнуть, хотя настроение и так ниже некуда, поэтому терять нечего.
   - Привет!
   Я дернулась и открыла глаза. Передо мной стоял Микки.
   - И всё-таки ты следишь не за ней... - сказала тихо я, в то время как молодой человек примостился возле меня.
   - Я уже ни за кем не слежу. Я теперь сам по себе.
   - Охотно верю, - ответила я с сарказмом.
   - Мне просто всё надоело, и я ушёл. Тем более я научился сдерживаться, а твоё присутствие мне не мешает.
   - А мне твоё мешает. Я хочу быть одна.
   - Ты и так всю жизнь одна! Поэтому давай просто посидим, поболтаем, - на лице Микки я заметила что-то наподобие улыбки.
   - Я не одна! Тебе этого не знать! И вообще, я твоих слов не понимаю! Ты говоришь о ''них'', обо мне и ещё о чем-то, но я точно ничего из этого не понимаю и не хочу понимать! Если говорить, то только о... погоде! - крикнула я, когда на меня упало ещё пару капель.
   - В данный момент она довольно плохая, и я думаю, что скоро пойдет дождь.
   - Трудно было догадаться!
   - Ты уже не такая... Что произошло? Характер сейчас кардинально отличается от того.
   - Ну да! Наверно просто не заметно, что сейчас я очень злая, что присутствие кого-либо меня злит ещё больше и что сейчас я промокну до нитки, и последняя нормальная одежда в моем гардеробе испортится! - выпалила я.
   - У меня есть зонт, - Микки достал неизвестно откуда зонтик и раскрыл, но защищенное пространство зонта меня не касалось. - Может, ты пододвинешься, иначе непременно промокнешь.
   - Личное пространство человека рассчитано хотя бы на 15,75 дюйма, а если я пододвинусь, то оно сократится в 4 раза, как бы не больше! - но тут как на зло дождь пошёл ещё сильнее, вдалеке послышались раскаты грома. Прикусив губу, мне пришлось пододвинуться к Микки. Теперь наши плечи соприкасались, что не могло не сердить.
   - Вот так-то лучше! - и грянул гром, точнее пошёл дождь, как из ведра.
   Слышны были громкие удары капель о зонт. Я сердилась ещё больше. Ещё чуть-чуть и я точно лопну от злости.
   - А вот это мне нравится, это отвлекает, - сказал Микки после минутного молчания.
   - Что это? - сквозь зубы проговорила я. На меня с вздернутыми вверх бровями смотрел молодой человек, лет 17. Микки был блондином. Волосы были не слишком длинно подстрижены и торчали во все стороны. Телосложения он был довольно крепкого. Глаза, как и у всех настоящих блондинов, голубые. Он был одет в джинсы, футболку непонятного серого цвета и в черную кожаную куртку.
   - Это дождь, и он мне нравится. Сама сказала о погоде только можно разговаривать.
   - Я бы предпочла молчание, - ответила я, после чего посмотрела на блондина. Да, зря я это сделала, потому что он упорно стал смотреть в мои глаза. - Что так смотришь?
   - Красивые глаза, редко встретишь человека с таким ярким, синим цветом глаз. Да и губы ничего! - теперь он усердно смотрел мне под нос.
   - Спасибо. Но говорить о моей внешности я сейчас меньше всего хочу, - проговорила я и отвернулась.
   - Тебе 16?
   - Да неужели? - мне пришлось снова повернуться в сторону Микки.
   - Ты довольно красивая, - он слегка улыбнулся. Хоть один человек в этом мире признает меня хоть как-то красивой! Я конечно не согласна с этими словами, да и он не видел просто меня с утра.
   - Ещё раз спасибо! - сказала я, рассматривая молодого человека и ища что-нибудь красивое в этом лице и теле.
   - Долго мы здесь сидеть будем? - внезапно перевел тему Микки.
   - Я тебя не держу. Хочешь, иди. Твоё присутствие мне всё равно мало приятно.
   - Пусть и так, но дать тебе промокнуть... Мое сердце не выдержит, - я заметила, что паренек пододвинулся ко мне ещё ближе.
   - Ещё миллиметр и мне уже будет всё равно, выдержит ли твое сердце или нет! - крикнула я и отодвинулась на добрых 4 дюйма.
   - Промокнешь.
   - Ещё слово и я уйду! - шипела я.
   - Уходи, - эти слова прозвучали без эмоций, ровно. Куда испарилась заинтересованность в моей личности?!
   Дождь лил как из ведра, а на мне тупая олимпийка, которая даже от ветра редко спасает. Но это мне не помешало, я встала из-под зонта и направилась к главной дорожке. Этот мерзавец даже не окликнул меня! Буквально за минуту я вся промокла, даже казалось, что дождь и до костей добрался, а ещё и ветер... Мне стало жутко холодно и неприятно. Я оглянулась назад: лавочка уже пустовала, а Микки и след простыл. Может мне он опять померещился? Нет. Точно нет.
   Я уже вышла на главную дорогу парка. Идти осталось немного, но неприятное хлюпанье в моей обуви не давало мне ускориться. Тут я почувствовала, что дождь на меня больше не капает своими огромными каплями. Я оглянулась.
   - Опять ты?! - возмутилась я.
   - Поначалу это было забавным, но потом ты стала слишком мокрая. Идти под зонтом сзади тебя было до жути неприлично, - как жаль, что он выше меня и уйти из-под зонта под предлогом высокого роста не удастся.
   - Зачем вы следили за Эрн? - неожиданно даже для себя спросила я.
   - Она могла проболтаться кому-нибудь, хотя тебе она и так всё сказала...
   - Это так важно для вас? Да вообще, кто вы такие, что все ваши действия нужно держать в секрете?!
   - Я не могу сказать. Узнаешь ты, узнают они. Будет плохо и тебе, и мне... - парень грустно улыбнулся.
   - Точно секта! - в этот раз свои мысли я сказала вслух.
   - Что ты сказала? Секта? - Микки остановился и начал смеяться. Реакция его мне не понравилась. Значит, вариант секты отпадает.
   - Что смешного? Как ещё назвать ваши сборища и разжигание костра у заброшенного дома?! - смех, как рукой сняло. Похоже, сегодня я узнаю кое-что новенькое.
   - Знаешь больше, чем нужно! - крикнул на меня Микки. - Костер это знак кое-кому из вашего города. Не спрашивай для чего! А этот дом... Ты не знаешь всей правды о нем. И даже не пытайся узнать! Этого тебе никто не скажет.
   - Тогда зачем ты говорил мне все те слова у моего дома? Что они означают?
   - Ничего. Забудь их. Понимаешь, тогда я думал, что они вернутся за мной... Они просто сказали, что я им больше не нужен и что рот на замке я всё равно держать буду. Я решил остаться в этом городе, ну и... ближе познакомиться с тобой.
   В моем сердце что-то екнуло. Первый раз кто-то остается в чужом для него городе, только чтобы быть со мной. Потерял одного друга и тут тебе сразу предлагают кандидатуру другого. Я думала, что на мне проклятье, из-за которого друзей мне иметь категорически нельзя...
   - Зачем? - только и сказала я.
   - Зачем знакомиться? - Микки опять начал смеяться.
   - Совсем не смешно. Но учти, друзей я больше не завожу!
   - Кто сказал, что я в друзья набиваюсь? - он рассмеялся ещё громче.
   - Вы стали меня раздражать. Позвольте, я пойду к классу! - сказала я и вырвалась из плена под пронизывающий дождь.
   - Стой! - он схватил меня за руку. Как больно то! - Не надо. Опять промокнешь. И не надо со мной на ''вы'' - это придаёт возраст. А ведь мне только 17.
   - 17 лет и они уже послали следить тебя за кем-то?! - возмутилась я.
   - Они просто знают мои возможности... Ты ничего не понимаешь! - схватка ослабла. Теперь парень стал намного серьёзнее.
   - Меня никто не просвещал и не хочет.
   - Я не буду повторяться... Возьми, - Микки протянул мне кулон, на вид серебряный, с синим камнем на крышке, на нем также были изображены красивые узоры.
   - Зачем это мне? Он ведь дорогой? Я не хочу его брать! Я просто могу потерять или ещё что-нибудь, - я растерялась, но Микки держал руку с кулоном, явно желавший сбагрить его мне.
   - Это подарок. Он ничего мне не стоит. Можно я завтра к тебе приду? Не хочу оставлять тебя с ним, - он не смотрел на меня, но видно было, что молодой человек над чем-то задумался.
   - Леон ничего плохого мне не сделает! Я уверенна в этом. Я уже два месяца живу бок о бок с ним! - я окончательно запуталась.
   - Не будь уверенна, ты его не знаешь. Так можно прийти? Скажи да, и я провожу тебя до класса и сегодня ты меня больше не увидишь.
   - Да, - он сунул мне в руку кулон и мы направились к галерее.
   Что хотел от меня Микки, я не имела понятия. Можно ли ему доверять? А Леону? Теперь и с Эрн поссорились. Я осталась одна. Единственный человек, которому я всегда верила, которому доверяла, ушёл из этого мира давно. Сьюзи... Бабушка была моим ангелом-хранителем. Единственный человек, которого я всегда любила и буду любить.
   Я вертела кулон в руке. Тут на задней крышке я заметила надпись, очень мелкую. Нет, не буду проявлять интерес при этом человеке.
   Вот мы и подошли к автобусу. Почему туда? Лучше уж туда, чем смотреть на картины своих родственников, а потом падать в обморок. Микки проводил меня до дверей, а сам потом ушёл в неизвестном направлении, ни сказав ни слова. По известному всеми закону ''подлости'' в автобусе почти все места были заняты, даже Эрн сидела с какой-то девчонкой. Оставалось только одно место - рядом с Леоном. Пришлось сесть туда.
   - Ты долго гуляла, - сказал переводчик безразличным тоном.
   - Я встретила одного друга, - точно также ответила я.
   - Это тот, что проводил тебя до автобуса? Странно, вы шли под зонтом, а ты вся мокрая...
   - Я его встретила после того, как пошёл дождь! - эти слова я произнесла с расстановкой. Я до сих пор злилась, потому что Эрн даже и не смотрит теперь в мою сторону, будто не знает, и никогда не встречала. А ведь именно теперь мне нужно с ней поделиться мыслями насчет Микки. Но мои мысли прервал Леон.
   - Что у тебя в руке? - я совсем забыла о кулоне.
   - Это кулон. Мне подарил его Микки.
   - Что на нём написано?
   - С чего ты взял, что на нем что-то написано, Леон? Ты этот кулон и раньше видел? - я пристально посмотрела на переводчика.
   - Всегда пишут... Ты, кажется, поругалась с Эрн?
   - Да, - я посмотрела на сидение впереди меня. При мне Эрн ни с кем никогда не общалась, а тут уже успела завести подругу.
   - Вы помиритесь. Она хорошая девочка, вы с ней хорошо ладили.
   - Она думает, что я псих. В общем, наверное, как и ты. Она мне это сказала сегодня. Я не думаю, что после таких слов, мне захочется продолжать наше общение, - сейчас я готова была заплакать.
   - Между прочим, в галерее были прекрасные картины. Зря ты ушла...
   - Просто молчи, ладно?
  
   Домой мы приехали вечером, так как водитель умудрился где-то проехать и проколоть колесо. На безлюдной и пустой дороге мы стояли около часа. Удивительно, что и запасного колеса тоже не было. Не день, а катастрофа. Потом ещё полчаса ушло на замену колеса и около часа на то, чтобы съездить в автомагазин за ним. В это время все веселились, кричали. Кто-то прыгал на дороге. Им было весело, даже Эрн. В автобусе сидели только я, Леон и какой-то мальчик со своей мамой.
   - Интересная поездка получилась, не так ли? - спросил Леон, когда мы вошли в дом.
   - Никогда не забуду!
   Я поднялась к себе в комнату. Тут я могла в тишине и покое думать о своём. И единственное, что меня сейчас интересовало, так это кулон. Что в нем такого было? Не знаю.
   Я взяла лупу и стала под светом торшера рассматривать надпись:
   ''Человеку, ради которого стоило умереть''.
   Странная надпись привлекла моё внимание ещё больше. Ради меня никто не умирал. Или... Может это от моего папы? Может Микки всё-таки его посланец. Я стала ковырять надпись, тереть изо всех сил, надеясь увидеть ещё строчки с именем моего папы. И тут я что-то зацепила: кулон открылся и маленькая бумажка, свернутая в рулончик, упала на пол. Внутри кулона было фото. Такое же фото, как на портрете, который я забрала из дома Фейтов. С другой стороны было выгравировано: ''Семья Петтисет, миссис Сьюзи со своей дочерью Анной, 1895 год.''
   Я подняла бумажку и стала аккуратно разворачивать. Она была очень маленькая. Но мне не мешало прочитать на ней следующие строчки:
   ''Я всегда любила и буду любить тебя, Эн. Пусть меня уже и нет в живых, но главное знай это! Сердцем и душой я буду с тобой. Целую тебя, мой ангелок, не забывай свою Сьюзи!''
   В моей душе всё перевернулось. Я не понимала, что это, но с каждой секундой мне становилось всё хуже. В глазах опять всё темнело. Опять это чувство, будто я проваливаюсь в глубокую яму. Сколько же можно?! Я видела, как кулон с запиской выпали из моих рук, но я не могла больше удерживаться на грани реальности. Меня охватила темнота...
  
  Глава 13.
  Туман...
  
   На это раз глаза открывать не хотелось. Но теперь я слышала ветер, а сзади кто-то стремительными шагами стал приближаться. Пришлось открыть глаза: я лежала на пешеходной на дорожке, которая стремительно шла вниз. По краям стояли дома. Я очутилась в каком-то неизвестном мне городе. Тем временем шаги стали громче. Кто-то очень спешил, раз стук каблуков так часто отдавался. Погода была солнечная, не единого облачка на небе. Я стала подниматься, но как только я очутилась на ногах, сквозь меня прошла женщина. Толком я её не разглядела, но ощущение было мерзкое. Меня тошнило.
   Развернувшись, я побежала за той дамой, которая прошла сквозь меня. Пустынный город и одноэтажные дома говорили, что люди здесь живут не богатые. Странно, но на улице больше никого не было.
   Женщина завернула на другую дорогу, что я чуть не потеряла её. Она меня не видела, поэтому я подошла ещё ближе и теперь шла от неё шагах в 15. В руках у неё был ребенок - младенец, укутанный в одеяло, и лишь только маленькое личико выделялось. Лицо женщины я так и не видела, потому что та всё время шла ко мне спиной. Она была одета в легкий плащ и башмачки на каблуках. Волосы были черными и средней длины. Она направилась к одному ветхому домишке: одноэтажный и старый. Не подумаешь, что в этом доме мог кто-то жить. Но дама уверенным шагом подошла к двери и постучала, очень громко. Я встала позади неё, чтобы можно было увидеть вход. Дверь немного открылась, и кто-то шёпотом спросил:
   - Анна, это ты? - знакомый голос...
   - Да, за мной никто не следит! Я проверяла! - после этих слов дверь распахнулась шире и в проеме я увидела свою бабушку... Для меня это было потрясением, ведь я видела не только бабушку, а ещё и мать. Неужели моё воображение и на такое способно?
   - Я тебя долго ждала. Я боялась, что они нашли вас. Здесь ты оставаться не можешь, пока я всё не улажу.
   - Мама?! Как долго я ещё буду от них бегать?! Энге это не выносит. Она постоянно плачет, но... Она никому вреда не приносит.
   - Я знаю. Она не такая, как мы. Но кто знает, что будет дальше. Тебе надо уходить!
   - Здесь никого нет! Я проверяла. Мне надо где-то переночевать...
   - Здесь нельзя! Анна, возвращайся домой. Я с ними договорюсь. Будь уверенна. Я обо всем сообщу.
   - Годы тебя очень сильно изменили, мама. Они никогда никому не давали отсрочку, тем более такую... Если не сможешь? - теперь Анна перешла на шёпот.
   - Я смогу! Уходи отсюда! Я не намеренна здесь тебя видеть! И не возвращайся, Анна. Этот дом не для тебя, - бабушка захлопнула дверь. Моя мама осталась стоять. Не знаю, плакала ли она, но через минуту она снова постучалась.
   - Я сказала тебе уходить, Анна. Ты меня опять не хочешь слушать? - бабушка вышла вперед и встала нос к носу с моей мамой.
   - Возьми! - Анна протянула тот самый кулон, который мне подарил Микки.
   - Что это? Где ты его взяла? Что за надпись? - бабушка стала рассматривать кулон и тереть надпись. - Что она значит?!
   - Этот кулон я хотела подарить ему. Но... теперь я отдаю его тебе. Ты мне дороже... - Анна развернулась и пошла в том же направлении, в котором и пришла.
   Через несколько секунд я почувствовала какое-то жжение в груди. Меня как будто втягивали в трубу. Опять темнота. Я открыла глаза.
   Я лежала на кровати. Кулон и записка валялись на полу. Что это было? Я не знаю. Это был третий раз, не считая того в галерее. Теперь мне даже поделиться этим не с кем было.
   Я подняла кулон и сунула обратно записку. Саму вещицу я положила в сумку, подальше от чужых глаз. Теперь все мои мысли занимал разговор между мамой и бабушкой, который мне причудился. Было ли это на самом деле? Верить этим ведениям или нет? Наверное, нет.
   Они все говорят о чем-то непонятном и совсем немыслимом для меня. Это явно моё воображение. Хотя это фото в кулоне, такая же дата. Дата... Ошибиться на столько лет никто не может. И это странно.
   Приехав в этот город, я с первого дня поняла, что что-то здесь не так. Сама тётя об этом сказала. Да и она не менее странная. Всё здесь не так... Может, мне стоило вернуться в Америку?
   Так я размышляла, пока в дверь не постучались.
   - Входи, - громко сказала я, так как знала, что кроме Леона никто не может ко мне прийти. Я не ошиблась.
   - Добрый вечер, - Леон прошёл в комнату и встал около двери.
   - Можешь сесть на кровать, - предложила я.
   - Нет, спасибо. Я хотел предупредить, что завтра весь день меня не будет... Я уезжаю из города на время, но к вечеру я вернусь...
   - Мог бы и не говорить. Я всё равно тебя за день редко вижу. О том, что тебя нет, я бы и не побеспокоилась.
   ''Дура! А если он действительно за тебя волнуется?! А ты так высказываешься! Ты врешь сама себе!'' - сказал мой внутренний голос, от которого пробежали мурашки по коже.
   - Леон, извини. Я не хотела так сказать... - я опустила глаза. Сейчас я искренне чувствовала, что я виновата.
   - Я привык. Ничего. Я пойду... Я просто думал, что может тебе что нужно купить...
   - Нет, не нужно. Спокойной ночи! - крикнула я, когда Леон практически вышел из комнаты.
   - Ну да, - только и услышала я в ответ.
   Ну вот, теперь ещё одной проблемой больше. Я никогда не вела так себя в Америке. Этот город плохо на меня действует, слишком плохо. И мигрени начинаются...
   Через час я уже легла спать.
   Следующий день оказался таким же пасмурным, как и предыдущий. И с каждым днем становилось ещё холоднее. Мои свитера и кофты уже не спасали, а теплых курток у меня не было. Сейчас бы Эрн сюда, но её нет и не будет. Мысли опять стали мрачными. Ещё и Микки придет. Что ему от меня было нужно?
   В доме было холодно. Как будто с уходом Леона, ушло и всё тепло. Я надела свой самый теплый свитер и джинсы и спустилась вниз. Никого не было. Трэси до сих пор чем-то болеет. Да и все остальные, кто был при доме, тоже исчезли. Для меня этот день уже стал самым плохим в году. Быть одной и знать, что вокруг не единой души... Это плохо.
   Немного перекусив, я опять поднялась в свою комнату. На улице никого. Сейчас я бы всё променяла на то, чтобы вернуться в дом мамы, так как там хоть прачка, но всё же человек. И Кай всегда была в доме и никуда не уходила. Правда она не всегда меня понимала, но не была моим врагом, как остальные.
   Я решила, что лучшего момента мне не найти, поэтому я пошла в ту часть дома, где ошивается только Леон. Может, зайти в его комнату? Три двери: библиотека, комната переводчика и что-то ещё. Я никогда не спрашивала, и мне это не было интересно. Но в одиночестве на ум могут прийти разные мысли...
   Немного постояв у двери в библиотеку, я всё-таки решила пойти дальше, к тем дверям. Школа сегодня меня не волновала - я решила её прогулять и никакие угрызения совести меня не волновали. Я подошла к одной двери, рассчитывая, что имена она ведет в комнату Леона. Но дверь не открывалась. Я зря дергала ручку, так как дверь не поддалась. Тогда я перешла к другой двери, но и она была заперта. Окончательно разозлившись, я пошла к той двери, что была напротив моей комнаты. Я знала, что она всегда была закрыта, но попытать счастье стоило. Но как и все остальные двери, она мне не поддалась.
   Злая на себя и на весь мир, я пошла к себе.
   ''Успокойся, нечего винить мир, а тем более себя. Всё придет в норму, Эни!'' - эти слова крутились у меня в голове. Но расслабиться не удалось.
   В дверь кто-то позвонил. Я выглянула в окно - Микки. Почему-то ему я была рада как никогда и все мрачные мысли разом улетучились. Я соскочила с кровати и побежала вниз. На лестнице я споткнулась и, судя по хрусту, вывернула ногу, поэтому дверь я открыла в полусогнутом состоянии.
   - При-и-и-вет, - протянул Микки, смотря на мои ноги.
   - Я споткнулась! - выговорила я и попыталась выпрямиться, но ужасная боль пронзила мою ногу, отчего я чуть не упала. Но Микки успел подхватить меня. Он помог мне сесть на диван.
   - Так и думал, что ты дома сидишь. Я не видел, чтобы ты выходила, - сказал Микки.
   - Просто сегодня я туда не хочу идти.
   - Ясно... - но он не успел договорить, так как я его перебила.
   - Ты следишь за мной?! Опять?! - крикнула я, отчего молодой человек расплылся в улыбке. - Я смешно говорю?
   - Нет, - ответил он, всё ещё улыбаясь.
   - Тогда ответь на мои первые вопросы, - куда делась моя злость?
   - Я проходил мимо. По старой привычке остановился и стал смотреть. Это было рано утром. Видел твою подружку. Сегодня она более мрачная, чем обычно. Не знаешь, с чем это связано?
   - Думаю, что со мной.
   - Из-за того, что ты не пошла в школу? - удивился Микки.
   - Из-за того, что она мне больше не подруга, - сказала я и отвернулась.
   - Вы поссорились? Ничего. Эни, вы скоро помиритесь, - Микки положил свою руку на мою, отчего по коже прошёлся холодок, но было приятно.
   - Тебе ли это знать?
   - Я так думаю.
   - Зачем ты пришёл? - я перевела тему.
   - Увидеть тебя и спросить кое-что, - парень мило улыбнулся.
   - Первое ты сделал. Можешь спрашивать.
   - Ты открывала кулон? - Микки мгновенно стал серьезным, видно это его очень беспокоило.
   Стоит ли говорить ему правду? Как я объясню свою реакцию на всё это? Пришлось ему соврать:
   - Нет, когда-нибудь потом. Он итак красивый, поэтому знать, что внутри не обязательно.
   - Этот медальон дала мне твоя... бабушка, - при этих словах моё сердце вздрогнуло.
   - Ты знал её? Вот откуда ты знаешь моё настоящее имя!
   - Да. Я с ней когда-то общался... - Микки встал.
   - Что ещё ты обо мне знаешь? Что она ещё говорила? Ты мне когда-нибудь расскажешь всю правду?! - я тоже встала. Ситуация накалялась.
   - Я ничего о тебе не знаю, Эни! И правду ты не узнаешь... - Микки направился к выходу.
   - Постой! - я схватила его за руку. - Только не надо меня сейчас оставлять. Почему вы все от меня бежите?! Что я такого всем вам сделала? Я обычный человек, который хочет жить обычной жизнью, который хочет иметь друзей и нормальных родственников! Но почему-то всё не так! Я - не обычная девочка. У меня нет нормальных родственников, и у меня нет друзей! Никого! Все от меня отдаляются, будто чувствуют во мне угрозу! Да я и сама это чувствую! Мне с каждым днем становится всё хуже! Приехав в этот город, я рассчитывала избавиться от неугомонной матери, которая просто ненавидит меня! И что я получила взамен?! Стало ещё хуже! Я это поняла в первый день! Но я не понимаю, почему всё так. Ты говоришь что-то нелепое, потом ''забудь всё это''! Эрн думает, что я вообще раком больна!!! И этот кулон... - Микки смотрел на меня умоляющими глазами. Он будто хотел мне что-то сказать, но не мог. Мы молчали. И эта тишина ещё больше на меня давила. Я села на диван и уткнулась лицом в коленки. Плакать не хотелось - все слезы давно высохли. В моей душе творилось невообразимое. Мне так хотелось выплеснуть все чувства наружу, но что-то их удерживало. Был какой-то барьер, который я пыталась сломать, давно сломать, но не могла. И сейчас не могу.
   - Я всегда буду рядом с тобой, - эти слова я слышала будто издалека, но они были такими теплыми, успокаивающими. После них во мне перестала кипеть та буря эмоций и чувств. Я почувствовала облегчение.
   - Никогда не уходи, - я не знала, почему я так нуждаюсь в этом человеке. Меня к нему тянуло, но и отталкивало одновременно. То, что он от меня скрывает - это меня и отталкивало. Но притяжение было больше.
   - Эни, я теперь точно не уйду. Меня к тебе тянет, очень сильно.
   - Я пойду в свою комнату. Здесь холодно. Пойдешь со мной? - мой внутренний голос хотел что-то сказать, но я не давала. Только не сейчас.
   Мы поднялись в комнату. Я решила показать ему портрет, который я украла из поместья Наташи. Я была уверенна, что Микки знает, почему там стоит именно такая дата. Конечно, ответа я не ожидала услышать, но попробовать стоило.
   - Смотри, - я протянула картину.
   - Где ты её взяла?! - теперь я точно была уверена, что он знает. Он точно видел портрет. И знает, что за люди изображены на нем.
   - Ты знаешь, кто эти люди? - я спросила осторожно, чтобы дать понять, что ответа сразу я не жду.
   - Первый раз их вижу. Я без понятия, кто они. Но портрет довольно старый, как он очутился у тебя?
   - Раз ты их не знаешь, то это уже не важно. Просто там фамилия... Не важно, - я отобрала портрет и положила его обратно на полку.
   В моей комнате мы с Микки провели около двух часов. Мы разговаривали о погоде, о школе. Но он ни разу не стал упоминать о том, где он раньше жил, есть ли у него родители. Можно сказать, что мы не затрагивали тем, касающихся наших семей.
   Потом мы решили прогуляться. Микки рассказывал разные истории из его детства. Но ничего необычного в них не было. Мы гуляли до вечера и даже ненароком подошли к поместью Фейтов. Но и я и Микки быстро оттуда ушли. Но этот дом напомнил мне всё то, что произошло в тот вечер с Эрн. Я решила кое-что спросить.
   - Микки, почему Эрн рядом с тобой становится плохо? - парень остановился и уставился на меня.
   - Ей становится плохо? - Микки поднял брови.
   - Да, всегда.
   - Наверное, я ей просто не нравлюсь. Бывают же люди, от которых тебе тошно становится? Вот.
   - В тот вечер я была вместе с Эрн в классе биологии! И потом она мне рассказала весь ваш разговор! Тот парень, что был с тобой, постоянно просил тебя оставить её в покое! Что ты ей делал?! - Микки смутился, но смотрел прямо мне в глаза. Я тоже смотрела ему в глаза, и в них читался страх.
   - Давай не будем об этом. Я оставил ту жизнь раз и навсегда!
   - Но я ничего не понимаю!
   - Ты расшифровала ту запись? Ну ''Человеку, ради которого стоило умереть''? - Микки опять перевел тему.
   - Я не читала! Меня этот кулон не интересует! - я разозлилась.
   ''Кажется, он хочет что-то тебе сказать, но пока ты не расскажешь ему всё о твоих мыслях насчет кулона...'' - говорил мой внутренний голос. Но я как всегда просто не слушала. Я знала, что это ненормально, когда кто-то внутри тебя разговаривает и имеет свои мысли, но признавать себя психом мне пока не хотелось.
   - Жить и знать, что от тебя скрывают что-то ещё хуже! - крикнула я после минутного молчания. Но Микки опять не ответил. На улице был туман, и с каждым часом он становился всё плотнее. К моему ужасному дню приплюсовалась и ужасная погода. Ещё час и я не смогу найти свой дом.
   - Я провожу тебя до дома. Погода слишком плохая. Странно, но здесь обычно такого не бывает. Этот мерзкий туман всё гуще. Лучше пойдем, - Микки взял меня за руку, будто боялся потерять.
   Мы свернули обратно на главную улицу. На обратном пути я увидела дом Фейтов. Казалось, что возле него туман не такой густой, как везде. Он только небольшими кольцами обволакивал здание, от чего становилось просто жутко. Подул ветер. Я последний раз оглянулась на поместье Наташи: в одном из окон горел свет. Я хотела остановиться, но Микки тянул меня за руку. Он хотел быстрее доставить меня домой.
   Мы практически подошли к моему дому, который был еле виден из-за тумана.
   - Это знак, - тихо сказал Микки.
   - Что ты сказал? Какой ещё знак? - я не понимала.
   - Туман. Они почему-то вернулись. Это не к добру.
   - Ладно огонь, но как ''они'' могли вызвать туман?! - удивилась я.
   - Не знаю. Не выходи на улицу. Жди своего переводчика! И главное, ничего не бойся! - Микки подошёл очень близко ко мне. Я чувствовала его теплое дыхание.
   Я и сама чувствовала, что скоро произойдет плохое. Но сейчас Микки стоял рядом и это придавало уверенности.
   Туман лез под свитер. Я чувствовала его холодное покалывание. Он пробирался сквозь кожу. Его холод разливался по крови. Он подбирался к самому сердцу. Я задрожала.
   - Не бойся, - Микки подошёл ещё ближе. Мы стояли вплотную друг к другу. Меня тянуло к нему и я не могла сдерживаться. Но тут этот туманный холод кольнул прямо в сердце - я вздрогнула. Почувствовав это, Микки обнял меня. Но холод не отступал. Он ещё раз кольнул в сердце, но теперь намного больнее.
   - Я всегда буду рядом с тобой, - проговорил Микки. Теперь наши лица были друг против друга. Я смотрела в его голубые глаза. Но в них я тоже видела этот скользкий туман. Но мои губы тянулись к его. Я почти поцеловала его, как холодный туман кольнул ещё раз в сердце. Из-за спины Микки я увидела Леона... Он стоял в нескольких шагах от нас. Туман будто стал ещё плотнее. Мне не хватало воздуха. Холод пробежался по всему телу и в четвертый раз кольнул в сердце, в последний раз...
  
  Глава 14.
  Он вернулся...
  
   ... Я чувствовала каждый удар своего сердца. И эти удары отдавались громким эхом в моей голове. Я чувствовала, как бежит кровь по венам. Я слышала, как текут эти кровяные тельца в моем организме, как стукаются об стенки сосудов. А ещё я чувствовала, что кровь была холодной. И это было самым ужасным чувством. Я открыла глаза.
   Передо мной всё также стоял Микки, а позади него Леон. Выглядели оба до крайности удивленными. Я отошла от парня. Туман был всё такой же густой. Я не знала, что мне говорить. Слов не было. Что только что произошло, я не знаю. Липкий холод покалывал кожу.
   - Позволь спросить, что сейчас было? - Микки стоял в изумлении. Видно было, как он волновался.
   - Что было? - спросила дрожащим голосом я.
   - Твоё сердце остановилось... Я это почувствовал... А потом ты просто стала... Ты была похожа на статую. Ты даже не дышала.
   - Просто мне стало очень плохо. Мне казалось, что я отключилась! - Леон всё ещё стоял, но намного ближе, чем раньше. - Не смотрите на меня так! Всё хорошо!
   Но голубые и зеленые глаза сверлили меня. Они что-то знали. Они не договаривали. Здесь было ещё что-то. Что-то ещё произошло, но они этого не говорят.
   - Ты только успокойся. Не злись. Я завтра ещё приду. Пока, Эни, - Микки развернулся и скрылся в тумане. Я и Леон так и стояли на дороге.
   - Что это было? Ты же всё видел! - я приблизилась к переводчику, но тот так и смотрел на меня ошеломленным взглядом. Он что, кол проглотил?!
   - Эни... - прошептал Леон.
   - Рассказывай!
   - Ты... ты...
   - Ну?!
   - Ты только что впитала в себя часть... тумана, - он говорил очень тихо, но я всё услышала. Всё.
   - Леон?! Ты что говоришь?! Какой к черту туман я впитала?! Он такой же, как и был пять минут назад! - они надо мной точно издеваются.
   - Пошли в дом! - переводчик схватил меня за руку и насильно повёл домой. Мои отпирания и угрозы на него не действовали. Он привел меня в мою комнату и посадил на кровать. Сам сел напротив у стенки.
   - Ну? Объясни мне?! - потребовала я.
   - Я без понятия, что это было! Я не сталкивался с таким за все свои сто... За все свои девятнадцать лет! Кто ты? - его изумрудно-зеленые глаза блестели. В них нельзя было не смотреть.
   ''Нашёл что спрашивать'', - возмутилось мое нутро.
   - Хотя удивляться в этом городе нечему... - добавил Леон.
   - Постой. В каком смысле? Здесь ещё было что-то странное? - переводчик поднял на меня глаза, в которых читалось недоумение.
   - Одна твоя школа чего стоит! - улыбнулся он, но эта улыбка мне не понравилась. - Ложись спать.
   - Я не хочу! И здесь холодно!
   - Я принесу ещё одно одеяло... - и он быстрым шагом вышел из моей комнаты.
   За окном ничего не было видно. Всё растворилось в этом мерзком тумане. Почему мне от него стало так плохо? Я не могла... не могла впитать туман. Им показалось.
   Холодная кровь лилась по венам. В доме было прохладно и сыро. Не удивительно, если я сейчас снова стану статуей. Я вся дрожала. Но я дрожала от страха, оттого, что со мной что-то происходит, и я не имела понятия, что это было. Я опять осталась одна. Ни друзей, ни родных. Никого не было рядом со мной. Внизу скрипнула дверь.
   Пусть мне и было страшно, но любопытство сильнее. Я спустилась вниз, но никого не было. На кухне, в гостиной, даже на втором этаже.
   ''Только не выходи на улицу'', - прошептал мой внутренний голос, но я не слушала. Там что-то происходило и мне нужно было узнать что! Я вышла на улицу. Мерзкий туман снова ударил в лицо. Снова стал забираться под кожу. Но меня это уже не волновало. Там что-то происходила, в том конце дороги. Слышны были чьи-то голоса. Кто-то вскрикнул. Подул сильный ветер. Моё сердце дрожало.
   - Нет! - кто-то жалобно крикнул. Это привлекло моё внимание. Я пошла на звук. Я слышала движение вокруг себя, но ничего не было видно. Тут не далеко от себя я услышала всхлипывания. Я бросилась к тому месту.
   - Леон?! Это ты?! - я видела перед собой человека, очень похожего на моего переводчика, только волосы были короткими.
   Он повернул голову в мою сторону. Его глаза... Такие же изумрудные... Я смотрела на него и не понимала.
   - Дон? Дон Браун? - я удивилась сама себе. Ведь этот человек действительно похож на того самого Дона, в которого когда-то влюбилась Эрн.
   Он взглянул на меня. В его глазах злость, а на губах зловещая улыбка. Нет, это точно не Леон.
   - Ты знаешь моё имя? - прошептал он и встал. Он начал приближаться ко мне.
   - Н-нет, - я отступила на несколько шагов. Но он всё приближался.
   - И она не знала, - он кинул взгляд в сторону, и я сделала тоже самое. Там, в той стороне лежала женщина, очень похожая на... Нет!
   - Миссис Эльс! - я кинулась к матери Джонни. Но она была холодна. Она была мертва.
   Я обернулась. Дон стоял ко мне спиной и ... Это был тот самый человек, который был в моем видении в туалете. Я была в этом уверенна. Тот же голос, та же одежда. Теперь мне действительно стало страшно. Я отползла назад, дальше от него, дальше от этого тела.
   - Тебе больно? - с ухмылкой спросил он.
   - Мне только страшно, - шепотом ответила я. - Это ты убил Джонни!
   Он удивился. Ему странно было это слышать.
   - С чего ты взяла?! И эту женщину не я убил! Хотя чего таить, ты ведь больше никому и никогда не сможешь этого сказать. Я не оставляю свидетелей, - он приблизился ко мне. Теперь нас разделяли два шага.
   - Зачем ты это делаешь? - он приблизился ко мне ещё ближе. Теперь его лицо было на уровне моего.
   - Тебе больно? - спросил он, взяв одной рукой мой подбородок.
   - Нет, - выдохнула я. При этом ответе он отстранился и смотрел на меня глазами, полными непониманием и ужасом.
   - Тебе не больно, - это он сказал скорее всего себе. Но потом он опять приблизился.
   - Уходи, - всё также шепотом произнесла я.
   - Кто ты? - спросил он, но сзади послышались шаги. Он отстранился. В тумане появился Леон.
   Может, это и удивило бы меня, но не сейчас.
   - Убирайся! - крикнул Леон.
   - Не указывай мне, что делать! - ответил ему Дон.
   - Сюда идут люди и ''они''. Лучше уходи! - его глаза метнулись к телу миссис Эльс, - Ты убил её!
   - Она нашла то, что не должна была видеть. Ещё и эта пришла! Кто она?! - он кинул взгляд на меня.
   - Убирайся!
   Дон нехотя развернулся и скрылся в тумане. Я ничего не понимала, но одна картина точно сложилась в моей голове: Джонни убил тот самый Дон, Дон Браун. И сейчас он хотел убить меня. А ещё он знает Леона, тем более они очень похожи. И все мои видения, всё, что я когда либо видела, было правдой. Или нет? Может, только одно оказалось правдивым...
   - Ты как? - Леон подошёл ко мне и помог подняться.
   - Он убил мать Джонни! - из моих глаз полились слёзы, и я ничего не могла с собой сделать.
   - Пошли отсюда! Мы же не хотим, чтобы нас в этом обвинили! - мы направились к дому. Слышались шаги, кто-то приближался к тому месту, где убили миссис Эльс. Началась суматоха, но мы уже были в доме. Нас никто не видел.
   - Леон?
   - Да.
   - Ты ведь знаешь его? Он ведь так на тебя похож... - тихо произнесла я.
   - Нет. Его я не знаю, и не хотел бы. А то, что похож, я заметил. Странно, не так ли? - Леон взял одеяло и отдал его мне. - Возьми.
   - Но вы с ним так разговаривали... Что теперь будет? - ответа на этот вопрос я и не ждала услышать. Скорее я задавала его себе.
   - Сегодня сумасшедший день. Может, не стоит думать об миссис Эльс? Её больше нет, и ты ничего с этим поделать не можешь. Она умерла.
   - Для меня теперь каждый день сумасшедший! Со мной твориться черт знает что! И да, ты прав! Надо забыть о том человеке, тем более я знаю, как его зовут! - при этих словах Леон резко обернулся и чуть не столкнул вазу со стола.
   - Откуда?
   - Сам сказал! Он мне это сам сказал, - врала я.
   - Он не мог! Но как... как его зовут? - судя по всему, моего переводчика очень заинтересовал этот вопрос.
   - Его зовут Дон, Дон Браун. И он умер в прошлом году в нашей школе.
   Теперь Леон окончательно растерялся. Я не стала вдаваться в подробности: я ушла в свою комнату, оставив переводчика наедине со своими мыслями.
   Мне было уже всё равно на то, что творилось там, за окном. Я знала, что сейчас там много людей, они ищут свидетелей происшествия. Все испуганы и взволнованы. Но мне было не до них. Я не думала ни о чем. Зачем мне всё это? Зачем мне знать правду? Ну и что, что Микки и Леон от меня скрывают что-то! Какая мне разница?!
   Я легла под слой одеял и через несколько минут мне стало тепло. Я не чувствовала ни как кровь бежит по моим сосудам, ни ударов сердца. Во мне всё замерло, и меня это радовало. Я знала, что завтра в школе все только и будут говорить о таинственной смерти матери Джонни, но я обещала себе молчать. Я больше никогда не буду делиться своими мыслями с окружающими - до добра это не доведет.
  
   Уснула я быстро, но и проснулась рано утром. В голове шумело, что не придавало радости. На улице уже было тихо. Я оделась в школьную форму и спустилась вниз. На кухне был Леон. Он что-то готовил.
   - Доброе утро! - крикнула я, но на меня не обратили внимания. Что с ним?
   - Это твой завтрак, - он поставил передо мной тарелку с яичницей. Меня это удивило.
   Я надеялась, что хоть сегодня день будет нормальным. Но что-то мне подсказывало, что надеждам моим не сбыться.
   - Леон? - тихо спросила я, пока тот мыл сковородку. - Что случилось?
   - Просто будь осторожна и не задавай лишних вопросов! - резко ответил он.
   Я не сдержалась и бросила еду на столе. Во мне всё кипело! Я опять злилась. И с каждым днем это становилось всё чаще. Я взяла сумку с учебниками и пошла в школу.
   На улице никого не было, да и я вышла слишком рано. До занятий ещё полчаса. Я даже не знала, о чем мне сейчас думать, как тут кто-то прикоснулся к моему плечу: я вздрогнула. Но это был директор.
   - Здравствуйте мисс Андельсон! Вы, кажется, вчера прогуляли школу? - сказал Александр Иванович.
   - Здравствуйте, директор. Мне вчера было очень плохо, поэтому я не пришла.
   - Вас никто не осудит, если вы прогуляете, - улыбнулся директор.
   - Мне было плохо, - отрезала я.
   - Вы знаете, что вчера здесь произошло?
   - Нет, директор. Случилось что-то серьезное? - я пыталась сделать вид, что ничего не знаю.
   - Убили мать Джонни Эльс. Её нашли у дороги. Её кто-то задушил, правда следов почти нет. Но полиция считает, что это сделал тот же человек, который убил саму Джонни. Он вернулся, мисс Андельсон. Будьте осторожны.
   - Кто вернулся? - спросила я.
   - Убийца вернулся, - эти слова директор произнес так, словно говорил о погоде или о рыбалке.
   ''И ты хотела нормальной жизни?!'' - удивился мой внутренний голос.
   До класса я дошла сама, без сопровождения директора. Никто из учеников не обратил на меня внимания. Даже Эрн не одарила взглядом. Все пять человек, что сидели сейчас за партами о чем-то разговаривали. Но меня это не интересовало, судя по всему, и Эрн тоже. Хотя она и делала вид, что слушает, но сама читала учебник.
   Учебный день прошёл замечательно. И я рада этому была, пока не вышла на улицу. Там стоял Микки. Зачем он пришёл?
   - Привет! Решил проводить до дома. В этом городе теперь опасно. Ты слышала? - настроение Микки явно было приподнятым.
   - И не раз! И с самого утра! Чему ты радуешься? - не понимала я.
   - Ну теперь я смогу быть почти всегда рядом с тобой и у меня есть на то причина! - его улыбка расползлась до ушей.
   - Какая причина? Не надо быть рядом со мной! Я и сама могу ходить! Я тебя знаю всего два дня!
   - Он вернулся... И ты права, я тебя знаю всего два дня, но тебе не кажется, что мы знакомы всю жизнь? - он потянулся к моей руке, но я отошла дальше, так как мы всё ещё были возле школы.
   - Я знаю, что убийца вернулся! И я не чувствую, что знаю тебя всю жизнь, - отрезала я.
   - И всё же тебя ко мне тянет! - улыбался он.
   - Не правда! - нагло врала я, но всё же улыбка меня выдала.
   - Так можно тебя проводить до дома?
   - Конечно, - улыбнулась я, и мы направились домой.
   Вот мы уже подошли к моему дому, но Микки не прощался, он не уходил.
   - Я не знаю, что вчера было, но я никому об этом не скажу, - тихо произнес он.
   - Я сама не знаю, что это было. Почему ты так рад?
   - Мне кажется, что я влюбился! - эти слова загнали меня в краску.
   - И что ты этим хочешь сказать? - спросила я и невольно подошла ближе к молодому человеку.
   - Эни, может... может, повторим то, что не получилось вчера? - Микки схватил меня за талию, но его движения были нежными, а руки крепко держали меня.
   - Может... - я скинула сумку с плеч. Теперь я могла обвести сои руки вокруг его шеи.
   Его голубые глаза смотрели на меня. Мне было приятно. Я уже ничего не видела, кроме его лица. Внутри меня всё трепетало. Это было прекрасное ощущение. Моё лицо приблизилось к его. Я чувствовала его дыхание. Оно было быстрым. Он поцеловал меня...
   Я чувствовала, как снова вспыхнули мои щёки, но мне было приятно. Мне хотелось, чтобы это ощущение длилось вечно. Это тепло, которое разливается по моему телу, эти губы... Но я не я, если опять что-то пойдет не так. Я случайно укусила его губу. Микки отпрянул. У него шла кровь. Сзади, у своего дома стояла Эрн. Эрн?!
   Микки резко обернулся. В это мгновение Эрн стало плохо: она пошатнулась и вскрикнула, потом она упала. Я не могла на это смотреть просто так - я подбежала к Эрн. Из носа у неё текла кровь, и она не успевала её вытирать.
   - Что ты делаешь?! - сказала она.
   - Я тебе помогаю! - крикнула я и достала платочек из кармана. Эрн взяла его и начала вытирать кровь.
   - Я не про это! Ты что с ним делала?! - возмутилась она.
   - У тебя идет кровь, Эрн! Тебе нужна скорая!
   - Нет! Зачем ты с ним целовалась?! Зачем вы вообще с ним общаетесь, Эни?! Он плохой! От него идет зло. В его присутствии мне становится плохо, Эни!
   Я обернулась назад, но Микки уже не было.
   - Да мало ли по какому поводу у тебя пошла кровь из носа! Микки нормальный! Это ты себе навязываешь, Эрн! - кричали мы друг на друга.
   - Расстанься с ним, Эни! Он худшее, что могло быть в твоей жизни!
   - Ты не знаешь о моей жизни ничего, Эрн! Ничего! Ты не знаешь, что было и есть самое худшее в моей жизни! - Эрн начала плакать, да и я тоже. Не думала, что до такого может дойти.
   - Пожалуйста, не встречайся с ним. Я тогда возьму все свои слова обратно. Я знаю, что тогда в галерее я наговорила много плохого. Но Эни, умоляю... - шепотом сказала Эрн.
   - Твой Дон Браун ещё хуже, Эрн! Я видела его, вчера видела! Эрн, он хотел меня убить, и у него бы это получилось! Это он убил Джонни и её мать! Он намного хуже Микки! - кричала я.
   - Ты врешь! - плакала Эрн.
   - Нет... Он вернулся.
  
  Глава 15.
  Похороны...
  
   - Что ты несешь? Как он мог вернуться?! Он умер! Его нет в живых! И как он мог убить?! Ты сама сказала, что тот человек ничего Джонни не делал!
   - Но он сказал, что убирает всех свидетелей... он хотел и меня убрать в том числе...
   - Он ведь умер, - плакала Эрн.
   - Эрн, я не хочу, чтобы мы опять ссорились... Ты первый человек после бабушки, которому я безоговорочно могу доверять. Пока мы с тобой не общались, со мной столько произошло! И я ни с кем не могу поделиться. Только ты... Только ты была со мной с самого начала. Эрн, давай мириться! - представляю, как выглядела эта картина. Я и Эрн лежали на земле и плакали. В тот момент я надеялась, что нас никто не слышит и тем более не видит.
   - Да, Эни. Тогда я про тебя наговорила плохое, но знай, я так никогда не думала. Просто на меня накатила волна. Прости меня, пожалуйста! - она крепко сжала меня в своих объятьях, и я сделала тоже самое в ответ.
   Моя подруга, моя первая настоящая подруга! Я знала, что никогда не смогу оставить её - слишком много событий нас связывало. Но я и знала то, что теперь мне не суждено было общаться с Микки. Эрн становилось в его присутствии плохо. Я это заметила. Я не знала, как я справлюсь с той силой, которая тянула меня к голубоглазому блондину. Но мне нужно было - я просто не могла оставить Эрн, просто не могла.
   Спустя час мы уже сидели у Эрн дома. Я рассказала ей всё, что произошло со мной в её отсутствии. И она выслушала меня. Она не знала, что сказать, но видно было, как она волнуется. И хуже всего ей было слышать о Доне. Она отрицала, она не могла во всё это поверить, но я ей рассказывала всё в мельчайших подробностях. Я описывала внешность, одежду Дона, то, как они были похожи с Леоном. Всё. Эрн меня не понимала: не понимала, как могла моя бабушка оставить мне записку; не понимала, как Микки мог быть с ней знаком. Она постоянно спрашивала о моих друзьях в детстве. Она интересовалась, не видела ли я в 10 лет мальчика, похожего на Микки. Но всё было впустую. Из тех воспоминаний у меня остались только бабушка и папа. Но больше конечно бабушка, а особенно её смерть. Мне было очень сложно это вспоминать - все те эмоции снова вспыхивали. Мне было больно, но я терпела.
   На улице стало темнеть, и я собралась домой. Эрн сказала, что завтра похоронят мать Джонни, и что мы обязательно должны будем прийти. Мне не хотелось присутствовать на похоронах, но отчим Джонни нас просил, просто умолял. Он сказал, что когда мы принесли дневник, когда миссис Эльс наконец-то прочитала его, она просто светилась. Видеть записи живой дочери, адресованные ей, её пожелания. Он сказал, что тогда она впервые была такая счастливая после смерти Джонни. Она сказала, что теперь обязательно заведет второго ребенка...
   Мне было ужасно жалко эту семью - она так быстро развалилась. Особенно мне было жалко мать Джонни. Она не успела насладиться счастьем. Но я уверенна, что сейчас она счастлива! Она ушла к своей дочери и к своему первому мужу. Пусть и не на земле, но они теперь вместе, навсегда.
   В таких размышлениях я направилась домой. Свет горел как всегда, только в библиотеке. Что можно было читать изо дня в день?! Я не знала, делал ли он так до моего приезда, но выглядело это очень странным.
   - Леон? - крикнула я на весь дом. Но ответа не было.
   - Ты тут? - ещё раз спросила я, но, как и в первый раз, ничего не услышала в ответ.
   Он что вздумал со мной шутить? В другой бы день я просто прошла бы в свою комнату, не интересуясь о местонахождении переводчика, но не сейчас, когда по городу ходит тот, кто пытался убить меня. Тем более в тот раз его прогнал Леон, и у меня было предчувствие, что теперь этот убийца будет следить за нами. Мы ему приглянулись.
   Я поднялась на второй этаж. Дверь в библиотеку была открыта. Оттуда струился свет. Леона не было, хотя обычно он сидит за столом. Я прошла в комнату.
   - Леон? - но ответом мне была тишина.
   Я прошла за стеллажи с книгами. Там уже было темнее, свет от лампы туда почти не доходил. Но я никого не видела. Я стала рассматривать книги: энциклопедии, романы... Здесь было всё, что только можно представить. Одни книги были в старых переплетах, другие же были совершенно новые. Я смотрела авторов, некоторые книги я вытаскивала, чтобы прочитать предисловие, но свет был не ярким и, чем дальше я шла, тем меньше его сюда попадало. Он сквозь землю провалился что ли? Леона не было! Меня это сильно напрягало.
   Тут свет погас, так неожиданно, что я не успела вздрогнуть, как по телу пробежался холодок. Такое ощущение, что я попала в ловушку. После того вечера, когда я встретила Брауна, для меня даже день казался страшным, особенно если вокруг никого не было. Напряжение росло, и я стала мелкими шажками отступать назад, чтобы видеть проход между стеллажами. Глаза сильно болели, потому что разглядеть что-то в темноте, без всякого освещения, стоило немало сил.
   Я уже почти дошла до стены, как тут моя спина уперлась во что-то. И это точно была не стена.
   - Эни? - послышался знакомый голос над ухом.
   - Ты меня напугал до смерти! - крикнула я, разглядев своего переводчика.
   - Что ты тут делаешь? Что с тобой? - Леон стоял, оперевшись на книги. Лица не было видно, но я чувствовала, что что-то не так.
   - Что-то мне не по себе... Где свет? Лампочка перегорела?
   - Я тут... Тебя проводить до комнаты?
   - Нет, - отрезал Леон.
   - Что ты делаешь здесь целыми днями? Ты постоянно носишь какие-то книги... зачем? Тебе этих мало? Леон?! - но он меня не слушал. Он взял какую-то книгу с полки и направился к выходу. Я стояла где-то минуту, пытаясь понять, что сейчас произошло. Он не дал мне ни одного ответа. Это похоже на Леона, но не настолько.
   Я пошла в свою комнату. Здесь опять было холодно, как всегда. Этот дом вообще отапливался? Ноги уже замерзли. Я сняла верхнюю одежду и легла под одеяла. Уроки? Мне сейчас было не до них. Раньше мне никогда не было так страшно, как сейчас. И было ли бы мне так, если тогда я не увидела Дона? Если бы не видела его зловещих глаз, которые точь-в-точь как у переводчика? Может... нет. Это просто ужасное совпадение во внешности. И оно было действительно ужасным! Я не хотела, чтобы этого убийцу кто-то видел. Вот так в лицо. Потому что все подумают на Леона, непременно. А мне только этого не хватало.
   Я медлила с засыпанием, потому что именно сейчас мне хотелось обдумать всё то, что произошло со мной за эти дни. Странно, конечно. Но эта игра мне была интересна. Я хотела в ней участвовать. Я хотела быть главным игроком. Я хотела знать все секреты и тайны, чтобы скрывать их от такой же, как я. Но я не главарь, игру ведет кто-то другой.
   Я вспомнила дом Фейтов. Там горел свет, там кто-то был, и Микки нарочно тащил меня за руку. Он нарочно... Я вскочила с постели, потому что до меня дошло, что Микки специально притворялся, будто я ему нравлюсь! Ему просто нужно было отвлечь моё внимание от всего необычного, что происходит! Как же поздно я это поняла. Я схватила сумку и начала искать кулон. Я шарила по всем карманам и наконец нашла его - этот серебряный кулон с камешком. Во мне всё кипело, как я могла позволить так со мной обращаться?! Я открыла окно и выкинула кулон на улицу. Мне уже не важно, что его кто-то откроет и прочитает: всё равно ничего не поймет.
   Я опять села на кровать, кипя от злости. Он втирался ко мне в доверие! Ну конечно, он же так быстро начал ко мне... Я кинула подушку в стену. Если бы не моя железная воля, которую я натренировала у мамы, то я бы немедленно здесь всё разнесла.
   Я спустилась вниз, надеясь умерить свой пыл едой, но в холодильнике ничего не было. Стоял лишь сок. Ладно. Я решила, что мне непременно нужно зашить эту оторвавшуюся занавеску, иначе я начну бить посуду. Найдя иголку с ниткой, я поставила стул, а потом встала на тумбочку коленками.
   Я зашивала штору, изредка попадая иголкой по пальцу. И вот остался последний стежок, как за окном показалась чья-то тень. Я чуть не упала, поэтому схватилась за штору и она с треском оторвалась от петель, ещё я уколола палец. Оттуда, из ранки маленькими каплями начала течь кровь. Взяв полотенец и замотав им палец, я схватила олимпийку и вышла на улицу.
   Было холодно. Но мне нужно было увидеть того человека, который так нагло ходит возле нашего дома, не подозревав о том, что можно и напугать. Я завернула за дом и начала всматриваться в темноту. Никого. Я прошла ещё дальше, но и там никого не было. Тогда я пошла на задний двор. Там стояли качели, но я никогда не качалась на них. Цепи звенели. Значит недавно, буквально только что здесь кто-то был. Ветер был не сильным, а значит, он не мог так сильно раскачать качели. Здесь был человек. Но кто?
   По коже пробежали мурашки. Зачем я вышла на улицу? Ведь знала, что не надо. Мне все говорили быть осторожней, но я как всегда. Я никого не слушаю, не следую их советам. Я пошла к качелям. Ничего, покататься на ночь не мешает. Надо же их когда-нибудь опробовать?
   Когда я уже села на сидение, качели неприятно скрипнули. Я оттолкнулась, и они стали раскачиваться, тихо скрепя цепями. На улице слабо горели фонари. На электричестве здесь точно экономили. Ну да, зачем маленькому району свет? Здесь и так уютно, не считая того, что один человек убивает всех, кого захочется, уже десять лет подряд. А в этом году вообще рекорд: две жертвы! Я ухмыльнулась. Я даже не ожидала от себя такого.
   Тут мне снова показалось, что кто-то выглянул из-за угла. Я встала. Качели ещё громче стали скрипеть. Я поёжилась от звука и пошла в тот угол. Но там, как и везде, никого не было. Может, у меня действительно мигрень началась? Но нет уж! Там опять кто-то прошел! Мы что, играем в кошки - мышки?!
   Я метнулась в ту сторону. Я хотела нагнать того человека, который помешал мне. Я видела, как чья-то тень скользит по дороге. Я бежала за ней, пытаясь не упустить из виду. Но она внезапно исчезла. И только теперь я заметила, как далеко ушла от дома. Там в темноте уже был виден силуэт Наташиного поместья. Меня опять загоняют в ловушку? Но я услышала детский плач. Недалеко от себя. Я повернулась в ту сторону, пытаясь узнать, кто издает эти звуки. И моему взору предстал мальчик. Тот самый мальчик, которого посылали к нам перед поездкой в галерею. Он сидел у бордюра и плакал. Он пытался заглушить свои возгласы, уткнувшись в ноги. Руками он закрыл свои уши. Мальчик раскачивался в такт своему плачу. Что он здесь делает в такой поздний час?
   Я стала приближаться к нему. Он был весь растрепан. Одежда грязная. Что с ним произошло?
   - Эй! Ты чего разревелся? - я села рядом на бордюр.
   Мальчик на секунду перестал плакать и взглянул на меня. В его глазах был ужас. Такой же, когда человек смотрит смерти в лицо. Я ужаснулась, но не могла оторвать глаз. Он тоже смотрел на меня и, по-видимому, чему-то удивлялся. Он уже перестал плакать, а просто смотрел на меня и не понимал.
   - Как тебя зовут? - тихо спросила я.
   - Дэвид! - резко ответил парень.
   - Ты меня помнишь? Я Эн, - так же тихо сказала я. Мальчик ничего не ответил, он всё также продолжал смотреть на меня. Я замолчала.
   - Как ты это делаешь? - внезапно спросил тот.
   - Что я делаю?
   - Ну защищаешься! - крикнул Дэвид.
   Я не поняла о чем он. Я не защищалась. Я сидела рядом с ним и не шевелилась.
   - Что ты применяешь? Говори! Как ты защищаешься?! - мальчик не на шутку разозлился.
   - Я не защищаюсь! Я ничего не делаю! - ответила я, но этот ответ ему не понравился.
   - Тогда почему ты сейчас не умерла?! Почему?! Почему ты сейчас не умираешь? Почему? - я откровенно не могла понять, что он несет. Меня это настолько удивило, что я уже пожалела, что подошла к нему. У мальчика явно что-то с головой.
   - Что ты заладил? Ничего я не делаю! Видишь, сижу вот тут и смотрю, как ты сходишь с ума!
   - Я не схожу с ума. Меня убили, но я остался. Я пришел домой, чтобы обрадовать папу с мамой, но... - его голос задрожал, - ...но убил их! Просто убил! Я даже не знаю, как я это сделал! Я не хочу так! Потом эта кошка... Я тоже убил её. Они все умирают, когда видят меня! А ты нет. Как ты это делаешь?! - плакал Дэвид.
   Теперь я была уверенна, что мальчик сошел с ума. Никогда не слышала, чтобы человека убили, а он остался. Это чушь. Может, мальчик увидел убийцу? Он испугался настолько, что теперь ему в голову приходит это? Убил маму и папу... Такого даже я не придумала бы.
   - Я тебя не понимаю! Может, пойдем ко мне? Приедет белая машинка и увезет тебя. Ты избавишься от этих иллюзий, - я пыталась говорить ласково, но парень смотрел на меня не понимающими глазами, что теперь я чувствовала себя умалишенной.
   - Ты не веришь?! Пойдем ко мне, я покажу их тела! - мальчик вцепился в мою руку и потащил на другую улицу.
   Мы подошли к какому-то дому. Там горел свет, но никакого движения внутри не было. Я заметно волновалась. Мальчик протащил меня внутрь и повел в одну из комнат. Немного погодя мы остановились, точнее мальчик, меня же он пихал внутрь. Я зашла в комнату и у меня просто отвисла челюсть. Мне сразу стало страшно. Хотелось убежать, быстрее, пока меня здесь никто не видел. Но сзади стоял мальчик, он был серьезен. Тогда я прошла дальше в комнату.
   В ней лежали люди. На полу. Они были мертвы. Это было видно по тому, что их тела не поднимались от выдохов. Мужчина и женщина, они лежали рядом друг с другом. У женщины изо рта текла кровь.
   Это была ужасная картина, и я не верила, что такое может сделать этот мальчик. Он просто взял вину на себя за смерть своих родителей. Потому что ему не под силу убить двух взрослых людей. Теперь я точно испугалась. В доме наверняка остались мои следы. Приедет полиция, они найдут меня. Тем более мало ли кто видел, как я хожу вечером по безлюдной улице, да и не хожу, а бегаю. А если меня ещё кто-то видел с мальчиком... Меня точно посадят, а этого сейчас мне хотелось меньше всего.
   Выключился свет. Ничего не было видно. Я быстро отошла к стене, но обо что-то споткнулась и полетела вниз. В глазах мелькнуло что-то голубое. Я почувствовала ужасную боль в затылке. Глаза слиплись в один миг. Мне было ужасно больно. Я обо что-то сильно ударилась. Я слышала, как что-то упало, похоже на то, как падает мешок с картошкой. Я слышала чьи-то шаги, но не могла встать. Пульсирующая боль в голове сделала её чугунной.
   Я почувствовала теплое дыхание на лице, потом чью-то руку. Рука спускалась вниз. Мне казалось, что сейчас меня задушат. Но нет, она пошла дальше и остановилась в области сердца. Кто-то с силой надавил мне на грудь, отчего мое сердце забилось в ужасающем ритме. Я схватилась за эту руку, но человек её быстро отдернул, глаза я так и не могла открыть.
   - У тебя бьется сердце!!! Но как?! - я этот голос уже слышала.
   Я хотела подняться, но не могла. Боль давила на череп. В горле всё пересохло от страха. Меня сейчас убьют...
   - Я не понимаю, как ты это делаешь. Что здесь скрыто? Я не видел такого! Вот почему они тебя охраняют... Ценный экспонат! Нет, не ценный! Хорошо, что убийство ты возьмешь на себя! Хотя нет, нет, нет... Я им помогу. Я тебе помогу! Только один раз, но я найду способы! Ты пожалеешь, что когда-то помешала мне.
   Я почувствовала, что меня берут на руки, но сопротивляться я не хотела. Я боялась. Голова и так была железной, не хватало мне сломать ещё что-нибудь.
   Меня несли не долго. Через пару минут меня кинули на землю, отчего я почувствовала, что что-то слишком холодное и маленькое впилось в ногу. Я лежала на иссохшей траве. Ещё я чувствовала, как что-то теплое и липкое стекало с затылка. Как же мне было плохо!
   Я лежала и считала минуты. Одна, две, три... пятнадцать. Но голова всё ещё была чугунной, а я не могла открыть глаза и подняться.
   - Эни? - я услышала, как кто-то остановился рядом со мной.
   На лицо полилась вода. Она более менее охладила боль. Я попыталась открыть глаза. Получилось. Передо мной был Микки. Он был белее обычного, и в темноте его лицо сильно выделялось.
   - Где я? - прошипела я, еле поворачивая язык.
   - Как ни странно, но ты у поместья Наташи Фейт. Что с тобой случилось?
   - Долгая история. Хотя вы скоро все узнаете. Меня наверно уже ищет полиция.
   - Какая к черту полиция! Ты выглядишь так, будто тебя бревном по голове ударили! Что случилось?! - Микки чем-то придерживал мою голову, не давая крови стекать на землю.
   - Ну не бревном... Наверно я о плинтус сильно ударилась. Или о гвоздь... Я не видела. Что с Дэвидом? - я вскочила, как ошпаренная. Голову сразу стало клонить вниз, но я держалась.
   Микки смотрел на меня изумленным взглядом. Он ничего не понимал, но я и не собиралась ему ничего рассказывать. Он помог мне дойти до дома. Я ему наплела какую-то историю о том, что хотела ещё раз сходить и посмотреть поместье, там поскользнулась и упала. Потом на ощупь как-то вышла из дома, а дальше я не помню. Поверил ли он этой истории или нет, но больше вопросов он не задавал.
   Микки проводил меня до комнаты. Посмотрел мою рану на голове. Слышно было, как он ужаснулся, когда увидел её при свете... Но сказал, что не глубокая, и что в скорую можно не обращаться. Перевязав пол головы бинтом, он отправил меня спать, а сам сказал, что зайдет перед похоронами, на которые созвали чуть ли не весь район.
  
   Следующее утро выдалось мрачным. Я проснулась оттого, что ужасная боль била мне по затылку, и спать на голове было не реальным. С трудом помня, что произошло, я поплелась в ванную.
   То, что я увидела, повергло меня в шок. Лицо грязное, на голове красуется бинт с кровяными подтеками. Нога ужасно распухла, и наступать было больно. Нет, в таком виде меня не должны видеть.
   Спустя пятнадцать минут я привела себя хоть в какой-то порядок. Голова так и болела. Нога тоже. Я ощущала себя сломанной куклой.
   Сегодня были похороны миссис Эльс. Нас позвали на них чуть ли не из первых. Надеюсь, что меня с мальчиком никто не видел, и вообще, я надеюсь, что всё это было сном. А эти травмы я получила как-то по-другому. Но сердце чувствовало неладное: оно бешено отстукивало свой ритм.
   Я взяла платок и повязала его сверху бинта так, чтобы его не было видно. Выглядела я глупо, но платок был почти черным, можно сказать в честь траура. Вещи я тоже выбрала потемнее. Я не хотела выделяться среди толпы, но, думаю, своим платком я привлеку куда больше внимания.
   Я позвонила Эрн, та была не в настроении, что выходной она должна была провести на похоронах. Слава Богу, что мы отказались ехать на кладбище, аргументировав это тем, что я не люблю смотреть на мертвое тело, хотя знали бы они, сколько раз я это видела.
   Похороны были в три, а сейчас было раннее утро. Я надеялась, что Микки зайдет сейчас, чтобы его не видела Эрн. Но его не было. Леон уже давно проснулся. Хорошо, что он не видел, как я возвращалась домой. Но ходил он с грустным лицом. Может, это из-за вчерашнего? Он что-то говорил в библиотеке...
   Голова снова закружилась, и я плюхнулась на диван. Как бы мне хотелось уехать сейчас в Америку! Когда найдут тела мамы и папы Дэвида, а ещё мои следы... Мне не поздоровится. Как же низко я упаду в глазах Леона, Микки, Эрн и её мамы. А моя мать... Она же поверит всему этому. Она ведь ненавидит меня, и я думаю, что она рада будет отправить меня за решетку. Но тот человек сказал, что поможет мне. Кто это был? До жути знакомый голос. Он отнес меня оттуда, и если бы не он, то я пролежала бы до утра. Потом меня хватились... Нашли бы там с телами...
   Что с Дэвидом? Что с ним? Он умер? Я хотела это узнать, но появиться там... Может, он сбежал? Не думаю... Или...? Идеи самоубийства приходят всё чаще. Это плохо.
   Нет, я хочу в Америку. Мне хватило веселой жизни. Этой игры. Я ещё просила сделать меня главным! Лучше ничего не знать, уехать в США и забыть это всё... И Эрн, и Леона, и Микки. Хочу опять жить, как тогда. Даже без бабушки и без папы. Но лучше там, где ничего не происходит, где всё тихо, где у меня не появляются галлюцинации, и где я не вижу молодых маму и бабушку. Всё надоело.
   Я встала с дивана. Нога распухла до неузнаваемости. Там точно что-то было, а в больницу ехать сейчас, когда все узнают о Дэвиде - это то же самое, что сдавать себя с поличным. Подожду, сама перевяжу ногу и так и буду ходить, хромая. Скажу, что упала с лестницы. Но главное сейчас не хромать, а это труднее всего. С такой ногой я только ползти могу. И тут мне пришла мысль инсценировать падение перед людьми или хотя бы перед Леоном. Ладно, эта затея подождет.
   Я позавтракала и легла на диван. Я дремала до тех пор, пока не услышала звонок в дверь. Пришлось встать, что далось с трудом. Леон даже не откликнулся - он привык, что открываю всегда я.
   Я тихо подошла к двери и открыла: там стоял Микки. Лицо у него было серьезное - он осматривал мою голову и, удовлетворившись, сказал:
   - Привет. Как спалось?
   - Микки... спасибо тебе, что помог мне, но...
   - Что? - он внимательно смотрел на меня.
   - Но мы не должны больше видеться! - крикнула я, так как в окне дома напротив я увидела лицо Эрн.
   - Почему? - медленно проговорил он.
   - Я тебе не доверяю и не хочу! Ты от меня что-то скрываешь, заставляешь брать странные вещи, говоришь, что знал мою бабушку! И мне это не нравится. Если бы ты знал Сьюзи, то я бы обязательно знала тебя. Но я до этого никогда тебя не видела. Ты следил за Эрн, а она моя лучшая подруга. Сомневаться в ней, значит сомневаться во мне, не доверять мне. Извини, но я тебе не верю и могу сказать, что всё это ты делаешь для своей выгоды! Спасибо и прощай! - я захлопнула дверь прямо перед его носом.
   В душе как будто порвалась какая-то нить. Мне стало грустно, что я не могу доверять ему. Но меня все равно тянуло к Микки, и я ничего не могла с этим сделать. Да и сейчас он интересовал меня меньше всего, главное прожить этот день, а там я уеду в Америку.
   Похороны должны быть через час примерно. Леона тоже позвали. Его все любили и относились к нему с уважением, только мне он не нравился. Он был мне противен. Но я вышла из дома вместе с ним, а дальше мы пошли в разные стороны. Я решила, что не буду рассказывать Эрн про то, что случилось со мной. Я боялась её реакции. И я не хотела, чтобы она потом стала подозревать, почему я уезжаю в Америку так рано.
   Я ходила очень медленно, стараясь не хромать. Эрн я сказала, что не выспалась, и что у меня всё болит. Мы уже подошли к дому Джонни. Теперь он выглядел ещё мрачнее прежнего, рядом с домом стоял катафалк. Мне уже тогда стало неловко здесь находиться. Мы не стали заходить в дом и смотреть на мертвую.
   Через час прощания в доме, гроб вы несли на улицу и погрузили в катафалк. Вокруг стояло множество людей, тех, кто знал и не знал миссис Эльс. Машина медленно тронулась, и мы пошли за ней. В городе было пасмурно и тихо. Некоторые люди плакали, другие просто шли с угрюмыми лицами. Мы с Эрн шли впереди всех. И я была благодарна водителю, что тот ехал так медленно, так что я передвигалась почти не хромая.
   Мы уже почти дошли до конца пригорода, там где дорога простирается через парк... Но тут церемонию остановили. Все начали шептаться, никто не понимал, что случилось, а я лишь догадывалась. Подъехала полиция, и у меня в горле встал ком. Я замолчала, как и все. Из машины послышался мужской голос, я вздрогнула:
   - Дамы и господа, просим извинения, но нам придется оцепить весь район. Причина тому, что сегодня днем мы нашли тела троих людей, один из которых мальчик, - моё сердце дрогнуло, - это семья Чэндлер! Среди них мальчик Дэвид, их сын! Как все поняли, что это убийство, поэтому прошу подойти всех и рассказать, видели ли они что-то подозрительное вчера вечером и ночью! Спасибо...
   Я была в ужасе... Как же мне хотелось убежать...
  
  Глава 16.
  Попытка сбежать...
  
   Отлично. Надеюсь меня никто не видел. Надеюсь...
   - Я видел вчера, как одна девочка шла за руку с мальчиком. Он был меньше неё. Они шли как раз по направлению к дому Чэндлер! - сказал один из жителей города.
   Всё, теперь каждую девочку в этом городе допросят, включая меня. Они увидят мою ногу, голову. Врядли кто-то подумает, что я упала случайно и ещё не стала вызывать скорую помощь. Но тот человек обещал мне помочь. Хоть бы эта помощь не ограничивалась в том, что он отнес меня из дома.
   Вокруг началась суматоха. Может, мне стоит уйти прямо сейчас, пока никто не начал допрашивать? Может, мне прямо сейчас взять вещи и убежать в Америку? Но нет, полиция никого не отпускает.
   В толпе скользнуло знакомое лицо - Микки. Он уверенно идет по направлению к полицейской машине. Что он делает? Его взгляд на мгновение остановился на мне. Не знаю, как я тогда выглядела, но мне стало страшно. Эрн ничего не понимала, зато я всё понимала. Я понимала, что сейчас начнутся допросы - меня вычислят. Будут спрашивать: откуда? Что? Как? А я буду молчать, так как я не хочу отправляться в психиатрическую клинику.
   - Извините, но у меня есть очень важная информация! - сказал Микки, протиснувшись сквозь толпу к комиссару.
   Мне стало плохо. Неужели он действительно так безнадежен? Зачем я ему поверила тогда? Он меня ненавидит теперь!
   - Да, молодой человек, что вы хотите нам сообщить?
   - Вчера вечером или точнее уже ночью, - начал Микки и к нему в одно мгновение обратились головы всех жителей, которые здесь находились, - я увидел человека, который нёс девушку на руках. Она была без сознания. Меня это очень заинтересовало, так как он оставил её лежать на земле, а сам ушёл в неизвестном мне направлении. Из моего дома хорошо видно поместье Фейтов. Ну и я пошёл узнать, кто там лежит. Когда я подошёл, то увидел девушку, истекающую кровью, - кто-то ахнул в толпе, а у меня сжалось сердце, - я её сразу узнал, так как до этого с ней неоднократно общался. Я вернулся домой и взял полотенец с водой. Я помог этой девушке. Я помог ей дойти до дома, и в это время она придумывала мне какое-то оправдание. Но я заметил, что она упоминала имя мальчика... Дэвида, - голос Микки не дрожал и не заикался, он говорил ровным тоном, не придавая рассказу никаких эмоций. - Знаете, как зовут эту девушку?
   Все замерли. Ни то что замерли, а просто перестали дышать. Подул сильный ветер. Мой платок нервно теребился в воздухе: ещё чуть-чуть и он слетит. Прошло несколько секунд в молчании. Микки заставлял всех ждать, а ситуация накаливалась.
   - Её имя... Энге Андельсон, - таким же безразличным тоном сказал Микки.
   В одно мгновение все взгляды устремились на меня. Мне стало ужасно неуютно. Десятки глаз смотрели на меня, заставляя краснеть. Я готова была провалиться сквозь землю, лишь бы не ощущать всего этого.
   - Это не я, - что за глупость я сказала?!
   - Эни иди! - подтолкнула меня Эрн.
   Всё. Это был конец.
   Я шла медленно, так как нога очень сильно болела. Мне было неприятно видеть Микки. Но на его лице не было эмоций, он был словно статуя. Ладно, я отвела взгляд. Теперь всё моё внимание переключилось на дорогу. Мне не хотелось ни на кого смотреть. Всё было так ужасно! Наверно, именно в тот момент я поняла, как сильно я ошиблась. Не нужно было мне в тот день толкать мать. Она этого не заслужила. Она ведь никогда меня не била, пыталась, но не била. Она только ругала, говорила. Но это были всего лишь слова, а я воспринимала всё так серьезно... Сейчас бы я просто сидела дома, в своем чулане. Со мной бы ничего не происходило. Всё было тихо и мирно. Я надеялась, что меня после допросов отпустят, тогда я быстро соберу вещи и улечу из этого города! Я никогда сюда не вернусь!!!
   - Мне кажется, что вы мисс, скрываете нечто важное от нас, - строгим тоном произнес комиссар.
   - Не то, чтобы... - я не успела договорить.
   - Прошу проехать вместе с нами в участок.
   - Конечно, - сквозь зубы сказала я.
   - И вас я тоже прошу с нами, - сказал комиссар, обращаясь к Микки.
   Нас посадили в машину: его и меня. Мы сидели сзади, за решеткой. Нас провожали десятки взглядов и Эрн... Она ничего не знает! А я ведь собираюсь бежать, бросить её. Она мне этого никогда не простит.
   Я посмотрела на блондина: голубые глаза смотрели вдаль. И опять никаких эмоций на лице.
   - Спасибо тебе большое, - шепотом сказала я. На мой голос Микки медленно развернулся.
   - Я должен был. Не вини меня, - также тихо ответил он и отвернулся.
   Как же я теперь возненавидела этого человека. Он мне нравился, но за внешностью крылась ужасная личность. Я никогда так не ошибалась в людях. Это была моя первая серьезная ошибка.
   Нас везли в участок. Надо же мне было так вляпаться за моё любопытство! Моя нога начинала болеть всё больше. Ещё чуть-чуть и я наверно заныла бы от боли.
   Вот мы и приехали. Старое серое здание смотрело на нас. Оно было двухэтажным и довольно маленьким. Наверху висела табличка. Мы находились чуть дальше от центра города, но даже тут было много народу. Хотя город Инсенс не большой, но индустрия здесь развита хорошо. Но меня это уже мало интересовало. Главное сказать всю правду, упустив некоторые слова Дэвида о том, что это он убил своих родителей.
   Меня и Микки развели по разным комнатам. Та, в которую посадили меня, явно предназначалась для опросов: серые без обоев стены, стол и два стула, стоящие по разные стороны, лампочка, одиноко свисающая с потолка - это всё, что украшало эту комнату. Меня аккуратно посадили за один из стульев и попросили подождать несколько минут, пока комиссар освободится. Нога болела, голова тоже. Я сняла свой платок - пусть смотрят на бинт, скрывать уже нечего.
   Я сидела минут 10, обдумывая свой план побега из России. Для начала надо будет купить билет - деньги есть. Вопросов с перелетом, думаю, не будет. Я приеду в США. Нью Йорк. Я возьму такси, и меня довезут до дома... Представляю, какая реакция будет у мамы. Придется просить на коленях, чтобы она оставила меня дома. Предложу ей запирать меня в комнате, пока она уезжает, в крайнем случае, нанять мне нянечку. Смешно? Но в этом городе я не останусь.
   Мои размышления прервали шаги за дверью. Там шёл Микки. Его уже отпустили. На его лице опять никаких эмоций. Это было странным. За дверью появился комиссар - он с кем-то разговаривал. Теперь он вошёл. На вид ему было лет 45: черные усы, черные волосы, черные глаза. Он был полноват, но эта полнота придавала ему некоторую умильность. Он прошёл и сел напротив меня. Я немного отодвинулась от стола, но комиссар заметил и поэтому широко улыбнулся.
   - Не волнуйся, я не кусаюсь. Если честно, то я ещё никогда не опрашивал таких молодых девушек. Хотя всё должно когда-нибудь случиться впервые! Ты меня не бойся, я добрый. Я уверен, что ты ни в чем не виновата, поэтому я спрошу несколько вопросов и отпущу тебя.
   - Хорошо, - я немного улыбнулась.
   - Итак... Давай расскажи по порядку. Как ты оказалась вместе с мальчиком в такой поздний час? - комиссар взял ручку и начал что-то записывать в блокнот.
   - Я не могла заснуть в тот вечер, поэтому решила посидеть на улице на качелях...
   - На качелях? - удивился комиссар.
   - Это лучше, чем находится в доме! - крикнула я, но думаю, комиссар поверил.
   - Дальше.
   - Я увидела, как кто-то прошел около нашего дома. Меня это удивило, так как время было позднее. Я решала узнать, кто это был, и пошла за человеком...
   - Я записываю, говори.
   - Я побежала за ним... Потом я увидела мальчика на тротуаре. Он плакал, поэтому я подошла и спросила, что случилось.
   - Это был Дэвид? - перебил меня комиссар.
   - Да. Он сказал... сказал... - я не знала, что мне придумать.
   - Да?
   - ... сказал, что с родителями что-то случилось...
   - Он не сказал, что именно? - снова перебил меня комиссар.
   - Нет. Он попросил меня сходить к нему домой. Я не могла отказать, так как видела, как он был напуган. Мы пошли к нему...
   - Дальше?
   - Я зашла в комнату... - я не знала, стоило ли говорить комиссару всё то, что случилось там.
   - Вы зашли. Что вы увидели?
   - Я... увидела двух людей...
   - Это были родители Дэвида? - спрашивал комиссар.
   - Я не знаю, я никогда не видела их раньше.
   - Что за люди там были? Кто? Живы или мертвы? Вы подходили к ним?
   - Я подумала, что это и были родители Дэвида... Они лежали на полу... У женщины изо рта текла кровь...
   - Что потом было? - комиссар наклонился ближе ко мне, будто боялся не услышать мои слова.
   - Свет погас. Я испугалась и отошла к стене, но там я за что-то зацепилась и упала. Я ударилась головой, и в глазах мгновенно всё потемнело. Дальше я очнулась уже у поместья.
   - Почему вы тогда хромаете? - вот этот момент я упустила. Не могла же я сказать, что там ещё кто-то был, и этот кто-то и отнес меня.
   - Когда я очнулась, нога уже была повреждена. Я подумала, что я сломала её в тот момент, когда споткнулась и упала.
   - Вы очнулись от воды?
   - Да.
   - Тогда почему вы наврали Микки? Почему вы не стали вызывать полицию? - комиссар уже чуть ли не склонился передо мной. Я окончательно вжалась в стул.
   - Я ему не доверяю. А не стала вызывать полицию из-за страха. Я испугалась, что это был убийца... Мне и сейчас страшно.
   - Но вы находитесь здесь, в участке. Почему вам страшно?
   - Я хочу уехать из этого города в целях моей безопасности! Пожалуйста, отпустите меня, умоляю! Я не хочу находиться здесь! - я чуть ли не плакала. Мне было страшно. Даже этот комиссар сейчас вселял в меня ужас.
   - Не бойся. Я согласен, что после всех событий, тебе в этом городе не место. Я разрешаю тебе уехать, но прежде наведайся в поликлинику. Хочешь, я могу сам отвезти тебя потом в аэропорт? - меня это насторожило. Конечно, я могла попросить Леона... Но он комиссар - я должна ему доверять.
   - Конечно!
   В этот момент открылась дверь, и в комнату вошёл молодой человек в полицейской форме. Он был молодым и довольно красивым: подтянутый, смуглый, черные волосы и обжигающие карие глаза. Его взгляд мгновенно пронзил меня - молодой человек улыбнулся и подошёл к комиссару.
   - Комиссар Кук, вас вызывают! Пройдите, пожалуйста, в кабинет 13 - там очень важное дело.
   - Ну вот, я не смогу тебя отвезти, Энге. Не против, я попрошу об этом своего сына, - улыбался комиссар.
   - Нет, конечно, если...
   - Вот и хорошо! - и комиссар быстро вышел из комнаты, оставив меня наедине с черноволосым красавцем.
   - Я - Райан, - протянул мне руку парень.
   - Эни... - я протянула руку в ответ.
   - Я здесь работаю, как видишь... Я сын комиссара. Так куда там тебя отвезти надо? - молодой человек улыбался во все свои 32 зуба, и эта улыбка была просто ослепительна.
   - Мне домой, а потом в аэропорт.
   - Интересно, а за что это ты сюда попала? Никогда не встречал здесь таких молодых девушек.
   - У меня кое-что спрашивали... Так это был ваш отец? - не могла скрыть своего удивления я, потому что между комиссаром и Райаном схожести было мало.
   - Удивительно, не правда ли? Я точно не в него пошел, я больше похож на мать. Она у меня удивительная женщина и очень добрая по натуре. Да ты наверно спешишь?
   - Да не сильно. Может, вы меня пока до дома хотя бы отвезете? - смущенно улыбалась я.
   - Конечно! - Райан открыл передо мной дверь.
   Мы вышли на улицу: там он проводил меня к полицейской машине. На вид Райану было не больше 25 лет: высокий, довольно симпатичный... Он не мог не привлекать к себе внимания. Удивительно, что он пошёл работать в полицейский участок. Хотя здесь его отец, а значит, эта работа досталась ему очень легко.
   Я села на переднее сидение, так как сидеть за решеткой не было никакого желания. Райан сел рядом и завел мотор. Машина затрещала и двинулась с места. Мы поехали к моему дому.
   - Эни, мне кажется или ты действительно какая-то удивительная? Что-то есть в тебе не обычное, и это цепляет. Расскажи, пожалуйста, о себе, если тебе нечего скрывать, - молодой человек повернул ко мне голову и широко улыбнулся.
   О своей жизни я не любила рассказывать, но период до 10 лет был довольно оптимистичным. Я рассказала о своей бабушке. О самых веселых и радостных моментах моей жизни. Потом о её смерти и о том, почему я приехала в Россию. Я уложилась в довольно маленькое время, так как все мои красочные воспоминания не были длинными. Мы подъехали к моему дому.
   - Занятная у тебя жизнь, Эни! Очень интересно было бы узнать о тебе больше. Это твой дом? - он покосился в окно.
   - Да, мой. Я там живу с переводчиком. Я пойду, соберу вещи?
   - Живешь с переводчиком? Интересно. Может, мне сходить с тобой? - предложил красавчик. Но я отказалась из приличия, ведь этого человека я знала всего несколько минут, а доверять я теперь мало кому могла.
   Леона в доме не было. Я предположила, что он до сих пор на похоронах. Это шло мне на руку. Никто не узнает, что я уехала. Может, мне стоит оставить записку? Да, иначе он станет меня искать, а этого мне хотелось меньше всего.
   Я взяла чемодан и быстро начала кидать туда вещи, кое-как их сворачивая. Школьные тетради я оставила, так как программа здесь была иная, а значит, в Штатах они мне не понадобятся. Кулон (который странным образом снова оказался у меня на столе) и портрет я запихнула в свою сумку. Через 15 минут я полностью собралась и начиркала записку Леону:
  
   Я не могу больше здесь оставаться. Ты сам понимаешь, что здесь мне не место. Я улетела в США. Скажи Эрн, что я её не забуду. Дом остается в твоем распоряжении до конца жизни. Извини, что не предупредила. Прощай.
  
   Положив записку на кухонный стол, я, не спеша, вышла из дома, волоча тяжелый чемодан. Райан решил мне помочь, так как из-за моей ноги я двигалась ещё медленней. Надо было съездить в больницу, но сейчас мне было не до костылей и не до расшибленной головы. Главное добраться до Америки, а там уже можно обращаться в скорую помощь.
   Доковыляв до машины, мы уселись. Мне было радостно, так как сейчас я знала, что когда я приеду домой, то всё вернется на свои места. Конечно, маме придется рассказать всю эту историю с семьей Чэндлер, но сейчас не это важно. С улыбкой и веселыми мыслями я села в машину, и мы поехали в аэропорт. Но не прошло и минуты, как Райан заговорил.
   - Странный райончик. Я слышал о том, что здесь происходит. Убийца, да? Поэтому ты уезжаешь? Я бы тоже так сделал. Я живу в самом центре города, но там спокойнее. Практически ничего не происходит. Надо сказать, что я в полицию пошёл не по своей воле. Отец сказал, что хочет, чтобы я пошёл по его стопам - стал комиссаром! А меня эта работа не привлекает. Хотел уехать отсюда учиться в университет в Англию, но не захотел бросать мать. Она ранимая душа, мне её стало жалко. Эни, у тебя нога... - Райан посмотрел на мою ногу: она кровоточила. Джинсы внизу уже стали мокрыми. А в аэропорте это может привлечь внимание.
   - Меня не пропустят... - с огорчением сказала я.
   - Я отвезу тебя в больницу, пусть сделают временную перевязку. И этот твой бинт на голове... Наверно, тебе с перелетом стоит отсрочить... - неуверенно проговорил Райан.
   - Нет, я улечу сегодня! Пусть и позже, но обязательно сегодня. Не хочу я здесь оставаться!
   - Тогда сначала в больницу, а потом в аэропорт. И желательно переодеться.
   Райан сменил путь - мы поехали в больницу. Туда мы ехали минут 40, а моя нога всё больше кровоточила. Я не захотела посмотреть, что с ней случилось. Мне хватило крови...
   Благодаря Району, а точнее его форме, нас провели без очереди в травмпункт. Там меня достаточно долго осматривали. С головой врачи долго не возились. Они сказали, что зашивать не надо. Там просто была царапина, большая царапина, но не глубокая. Мне просто промыли рану и помазали каким-то раствором.
   С ногой дела обстояли иначе. Подняв штанину, я, как и врач, ужаснулась. У меня была сильно отекшая нога, а сзади, с икры текла кровь. Нога выглядела так, будто на неё упал бетон. Не такая плоская, но такая же исковерканная. Ногу сразу обработали, после чего кровь перестала идти. Оказалось, что сзади, на глубине 0,79 дюйма у меня застряла железяка. Я удивилась, что тогда я её не заметила. Я ведь купалась... и крови так много не было. Её вообще не было или я просто не обратила внимание. Но врач была в ужасе и долго меня ругала за то, что я не обратилась сразу в больницу. Но потом она всё это свела к шоковому состоянию, и я ей поверила. Мне вытащили этот маленький железный кусочек и сказали, что ещё бы пару часов и у меня бы началось заражение. Тогда я была благодарна Райану, что тот отвез таки меня в больницу. Мне зашили рану и вкололи несколько уколов, потом перебинтовали достаточно туго ногу, после чего наступать на неё было ещё сложнее.
   Через два часа мы вышли из больницы. Моё хорошее настроение сразу пропало - нога болела, и было какое-то головокружение. Район всё это время не отходил от меня ни на шаг, только на несколько минут отворачивался, когда я пыталась впихнуть себя в джинсы в кабинете врача.
   Но вот мы уже едим в аэропорт. Боль постепенно утихает, а Райан веселит меня своими рассказами. За те несколько часов, что мы ехали в аэропорт, мы успели подружиться и перешли на ''ты''.
   Я узнала, что Райану 22 года, у него есть невеста из Индии. Он сказал, что она красивая, но он её не любит. Женится на ней только ради отца. Отец Райана - лучший друг отца невесты. И тот и другой богатые люди, поэтому от этой свадьбы жениху и невесте только выгода. Но как я поняла, то Райану деньги не важны. Но он не огорчается, что его женят не по собственной воли.
   За это время молодой человек стал нравиться мне ещё больше. Теперь я воспринимала его, как старшего брата. Красивый, молодой, веселый, добрый, чем не брат! О таком все мечтают. Он пару раз сказал, что жалеет, что мы раньше не встретились. Я ему казалось интересной, во мне он видел какую-то изюминку. Этот человек меня только радовал. И я тоже жалела, что не встретила его раньше. Жил бы он в Нью Йорке! Как бы я хотела, чтобы сейчас со мной туда полетел именно он!
   Вот мы уже у аэропорта. Самолеты каждую минуту то взлетали, то садились. Везде стоял гул, толпились люди. Были и русские, и нет. Да, Леон этому языку не особо меня научил, только некоторым фразам, которые никак в аэропорте не употребишь. Но персонал здесь разговаривал на нескольких языках, что облегчало общение.
   Райан выгрузил мой чемодан и подошёл ко мне.
   - Мне жаль, что ты улетаешь. Только сейчас понял, с каким прекрасным человеком я познакомился. Надеюсь, что ты приедешь сюда ещё. Рад был с тобой познакомиться! - Райан стиснул меня в объятиях, но тут из-за спины я услышала женский голос.
   - Райан, что ты тут делаешь? - мы развернулись.
   Перед нами стояла девушка, лет 18. Она была индианкой. Она была не в сари, но её лицо, волосы, смуглая кожа, большие карие глаза и акцент, с которым она произнесла эти слова - она точно была из Индии.
   - Шанти, познакомься, это Эни! - произнес Райан, показывая на меня. Девушка мило улыбнулась и поклонилась - привычка индийских людей, в Европе так не делают.
   Шанти была в белом костюме; волосы были распущены и доходили до пояса. Глаза у неё были красиво накрашены. У неё была отличная фигура, и я не понимала, как в такую красавицу можно не влюбиться. Половина мужчин аэропорта сейчас смотрели в нашу сторону, а именно на прекрасные формы Шанти.
   - Ты же сказал, что не поедешь встречать моих родителей! - возмутилась девушка.
   - Шанти, отец попросил меня довезти Эни до аэропорта. Она ранена! Помнишь, я говорил, что там завелся убийца... так вот...
   - Бедная Эни, ты его видела! - Шанти подлетела ко мне и стала утешать. Я смутилась, но приняла её утешения. Пусть думают, что хотят, но через несколько часов я уже буду сидеть в самолете и мне будет не до Шанти и Райана.
   Меня проводили до кассы, где я собиралась купить билеты. Молодая парочка вместе с моими вещами села на лавочку, я же подождала своей очереди и обратилась к девушке.
   - Здравствуйте. Вы не подскажите, какой ближайший рейс до Нью Йорка? - начала по-английски я.
   - Здравствуйте, сейчас посмотрю, - ответила мне девушка. - Ближайший рейс отправляется через 30 минут, но там нет мест.
   - А следующий?
   - Извините, но там тоже все места заняты, - робко отвечала девушка.
   - Ну а следующий? Мне нужно место хоть на одном из них и желательно, чтобы самолет вылетал сегодня! - сердилась я.
   - Да, есть. Рейс отправляется через 3 часа. Там есть места. Будете брать?
   - Конечно! - я быстро вытащила паспорт.
   Девушка взяла его и начала вбивать данные в компьютер. Но что-то пошло не так - я это заметила по осторожному взгляду сначала не меня, а потом на монитор. Девушка взяла трубку телефона и набрала какой-то номер. Она разговаривала по-русски, поэтому её слов я не понимала. Вот она положила трубку и отдала мне паспорт.
   - Извините, мисс, но вам запрещено вылетать из страны, - я чуть не упала.
   Как запрещено?! С чего это?! Ведь комиссар сам предлагал отвезти меня в аэропорт, а теперь что передумал отправлять меня домой?! Что происходит?!
   - Девушка, вы уверены? Проверьте ещё раз, - произнесла я, еле сдерживая свою злобу.
   - Мисс, вам действительно запрещено вылетать из страны. Здесь запрет. Попробуйте обратиться в полицию для разъяснения или в наше бюро. Следующий! - меня быстро выгнали с очереди.
   Я стояла в растерянности. Я не понимала причину запрета. Райан и Шанти смотрели на меня взволнованными взглядами. Я направилась к ним.
   - Что-то случилось, милая Эни? - спросила Шанти.
   - Мне запрещают вылетать из страны, - я обреченно плюхнулась на сидение.
   - Как?! - хором спросили молодые.
   - Не знаю. Просто нельзя. Сказали обратиться в полицию или в бюро...
   - Эни, Эни, Эни, не расстраивайся! - Шанти обняла меня за плечи. - Если тебе нельзя вылетать сегодня, значит можно будет завтра!
   - Я не хочу ночевать в аэропорте.
   - Дорогая, давай сейчас встретим моих родителей, а потом поедем к нам домой! Ты у нас переночуешь. Мы будем рады видеть тебя у нас. Ты, наверное, не хочешь возвращаться обратно... - удивительно, но эта индианка очень хорошо понимала меня.
   - Я тоже не против, если ты переночуешь у нас! Как раз я узнаю об этом запрете, - радостно сказал Райан. Но чего радоваться - побег из страны не удался. Кто-то не хочет, чтобы я покидала этот город, но я не понимала кто...
  
  Глава 17.
  Подарок на Новый год...
  
   Взяв чемодан, я направилась к выходу. Хорошо, что родители Шанти прилетели буквально через минуту. И где-то через пять мы все дружно шли к выходу.
   Сказать, что я чувствовала себя неуютно - это неправильно. Родители Шанти такие же добрые, как и их дочь.
   Райан уехал в участок, поэтому мне пришлось сесть в машину индианки. Увидев эту машину, у меня был шок. Она была достаточно большой для такой девушки. Но зато в ней мы поместимся все, и ещё будет куча свободного места. Передо мной стоял серебристый Opel Zafira.
   - Ничего себе машинка! Шанти, неужели ты такую водишь? - удивилась я.
   - О, эту машину мне подарил отец, и знаешь, мне она очень нравится.
   - Надеюсь, ты хороший водитель, - улыбнулась я и села на переднее сидение, в то время как отец Шанти запихивал чемоданы в багажник.
   - Прокатимся с ветерком! - Шанти села рядом со мной и завела мотор. Её родители сели сзади, и мы тронулись с места.
   - А знаешь, давно я не каталась на ней. Всё времени не было. Эта подготовка к свадьбе просто выбивает из сил. Я думаю, что адреналину тебе сейчас как раз и не хватает. Тем более, Эни, он помогает забыть всё, что недавно с тобой происходило, - индианка умудрялась не только быстро ехать, но и разговаривать со мной. И она действительно была права. Когда ты катишься на такой машине по пустой дороге на огромной скорости... нет времени думать о чем-либо, кроме как о том, чтобы где-нибудь там не показалась машина, а главное, чтобы ты в неё не вписался.
   Шанти оказалась прекрасным водителем и собеседником. Да и её родители были прекрасные люди. Хорошая семья! Я думаю, что со временем Райан полюбит Шанти, и они будут той самой замечательной семьей, которая доживает до 100 лет без забот. О лучшей жизни можно и не мечтать.
   Я завидовала Шанти, но завидовала ''белой'' завистью. В отличие от меня, она знала, что ждет её в будущем, её шаги были расписаны вперед на года! А я даже не знала, что ждет меня завтра. Но это и было хорошо: каждый день тебе кажется интересным, потому что ты не знаешь, что тебя ждет. Правда, для меня эти ''интересные'' дни хорошо не оборачивались.
   Мы приехали в центр города. Я была здесь только один раз, и то ничего не запомнила. Что можно было сказать об этом районе? Да ничего - обычный центр с кинотеатром и забегаловками на каждом углу. Всё, как в обычном городе.
   Мы проехали чуть дальше от скопления развлекательных центров, и выехали на широкую улицу. По её краям стояли дома, причем все они стояли вплотную друг к другу. Трехэтажные, ухоженные... газоны коротко подстрижены, все дорожки чистые... Богатыми людьми здесь не пахло, но чувствовалась какая-то величавость этого места. Мы остановились у одного из домов.
   - Вот мы и приехали! Ну как тебе? - тихо, ну ухо, спросила меня Шанти.
   - Хороший район, совсем близко к центру.
   - Ты ещё внутри дома не была! - сказала Шанти и выпорхнула из машины.
   Для меня всё было как-то необычно. Я находилась среди совершенно незнакомых мне людей, которые как ни странно, обращались со мной так, будто знают меня с пеленок. Но среди них я чувствовала себя защищенной, что никак не скажешь о доме моей тети.
   - Пошли, - Шанти потянула меня за руку в дом.
   Поднявшись по нескольким ступенькам, мы вошли. Сказать сразу о том, что дом был большим - нельзя, так как сразу у входа нас встречала лестница.
   - Прямо - кухня, налево - столовая, направо - гостиная. Там есть проход на кухню. Тут три этажа и чердак. На втором две комнаты и ванная. На третьем три комнаты, точнее две жилых, а другая вход на чердак... и ванная. Надеюсь, ты запомнила, - Шанти повела меня на второй этаж. - Сейчас увидишь свое временное пристанище!
   Индианка провела меня на второй этаж, в одну из комнат.
   - Напротив - это наша с Райаном комната! Правда, в последнее время он спал здесь, в этой комнате. Но ничего, зато теперь будет спать со мной, - Шанти мило улыбнулась, - ты располагайся, отец сейчас занесет тебе чемодан. А, кстати, рядом это ванная. Только ты стучись, а то мало ли кто там... - и Шанти вышла.
   Комната была не большой, но довольно милой. Прямо напротив двери стояла кровать из темного дерева с балдахином. Слева было окно, а справа стоял комод с зеркалом. Около кровати стояли тумбочки с цветами. А у пустой стены тумбочка с телевизором. Интерьер был удобный и в то же время довольно красивый. Вся комната была выполнена в светлых тонах, даже ковер на полу был белым. Эта комната была предназначена для гостей.
   Я подошла к окну - подъехала полицейская машина. Из неё вышли Райан с отцом. Я не стала спускаться вниз - сейчас это было лишним. Эти люди предоставили мне комнату, помогли добраться с аэропорта, Райан отвез меня в больницу! Я не знаю, как потом буду их благодарить, но что-нибудь сделаю обязательно.
   Я плюхнулась на кровать, но тут в дверь постучали. Я не успела встать, как в комнату вошёл Райан.
   - Уже легла спать? - он сел рядом со мной на кровати.
   - Вообще-то нет, я жду чемодан.
   - Так он давно ждет тебя у двери! - Райан рассмеялся, отчего я не могла не улыбнуться.
   - Я принесу, - сказал молодой человек и вышел за дверь. Ровно через секунду он уже тащил мой чемодан в комнату.
   - Спасибо! - отозвалась я.
   - Да не за что, у тебя же нога больная. Кстати, ты не хочешь мне рассказать о том происшествии, из-за которого тебя теперь из страны не выпускают?
   - Но комиссар сказал...
   - Так не расскажешь? - перебил меня Райан.
   - Мне сейчас не до этого, - отрезала я.
   - Эни, не бойся, в этом доме тебе точно ничего не угрожает.
   - Я и не боюсь. Я просто устала, я хочу спать.
   - Ну тогда до завтра. Да, и тебе придется завтра сидеть с Шанти, если ты не пойдешь в школу... - он вышел и захлопнул дверь.
   Сейчас все мои мысли спутались. Я не знала, боюсь ли я? Или это инстинкт самосохранения... Сейчас у меня было ощущение, что я попала в другой мир, где нет тех людей, которые пытаются со мной что-либо сделать. Здесь было хорошо. Этот мир мне нравился, но я понимала, что долго здесь не продержусь - мне станет скучно. Может, мне стоит вернуться к Леону, Эрн, Микки...
   А Микки... Я его знала всего несколько дней, но за эти дни он стал мне таким близким. Меня тянуло к нему. Он нравился мне, а я ему. Но я не понимаю его действий, разговоров, его самого. Он как будто пришелец - прилетел с другой планеты. Но я решила забыть тот мир, а значит надо забыть всех, кто успел за пару месяцев стать мне другом...
   Я не стала дальше думать обо всем этом, потому что за день я довольно помучилась. Мне нужно было спать, так как сон был единственным лекарством от моих плохих мыслей.
   Пробуждение на следующий день оказалось самым трудным - голова так и гудела от наплыва пережитых эмоций. В ванную комнату я зашла, как зомби. И, слава Богу, что там никого не было. В доме тети я привыкла, что Леон никогда не обращает внимания на мою внешность (было только один раз). А здесь даже не знаю, как отнесутся все эти люди к моему утреннему виду.
   Я постаралась умыться как можно быстрее. С волосами я не стала морочиться - как всегда завязала себе хвост. Но как только я вышла из комнаты, то меня сразу настигла Шанти.
   - Доброе утро, Эни!
   - Привет, - улыбнулась я.
   - Как спалось?
   - Отлично, лучше, чем дома!
   - Это хорошо. Ты спускайся вниз - мама уже приготовила завтрак, а я подойду через минутку, - Шанти улыбнулась мне и собралась войти в ванную, но я её остановила.
   - Ты ничего не знаешь насчет того, что мне из страны вылетать нельзя? - с надеждой спросила я.
   - Извини, Эни, но Райан об этом не говорит.
   - А комиссар Кук?
   - Нет, Эни. Они все молчат об этом, - Шанти опустила глаза и вошла в комнату.
   Они точно решили поиграть со мной в ''молчанку''. И почему только я всегда ничего не знаю. Всё вертится, всё крутится рядом со мной, а я не имею ни малейшего понятия ни о чем! Ни о чем!
   Я спустилась вниз и прошла в столовую. Здесь стоял больной длинный стол и несколько стульев вокруг. Ну а больше здесь ничего, кроме пары картин и ваз с цветами, не было. В столовой ещё никого не было, но на кухне слышался чей-то разговор на непонятном мне языке. Я решила заглянуть туда, но меня остановила Шанти, которая только что спустилась с лестницы.
   - Ну что? Ты есть-то хочешь? - спросила Шанти.
   - Да, немного...
   - Ну и хорошо, а вот и мама с папой, - Шанти подошла к родителям и помогла им разместить тарелки с едой на столе.
   Соблюдая приличия, я поздоровалась с родителями Шанти, и, пока они не сели за стол, не смела даже приближаться к еде. На тарелке лежало что-то непонятное, но довольно вкусное, а так как я давно не ела, то это блюдо мне показалось вершиной кулинарного искусства.
   - Очень вкусно, - тихо сказала я родителям индианки.
   - Ешь, ешь, девочка моя. Может, тебе добавки принести? - спросила мама Шанти.
   Такая заботливость меня удивила, но всё же было очень приятно.
   - Спасибо, но я думаю, что и этим наемся, - улыбаясь, сказала я.
   - Вот видишь, жена! Эта девочка хоть какую-то любезность проявляет к нам, а твоя дочь ничего! - начал сердится отец индианки.
   - Папа, не начинайте! - ответила ему Шанти.
   - Доченька, папа не в духе: сложный перелет... Не беспокой его.
   - Мама, о чем вы говорите?! - возмутилась индианка.
   - Ты отцу родному даже слов хороших не говоришь! Девятнадцатый год пошёл, а ни ума, ни разуму то нет у тебя! Ты только за внешностью смотришь, благо хоть она хорошая, иначе я б тебя и замуж то не выдал! - кричал отец Шанти, отчего мне стало очень неуютно.
   - Папа, вы не правы! Тем более здесь люди, можете ли вы этот разговор на потом отложить? - возмущалась Шанти.
   - Только на ''вы'' и можешь! И вздумалось тебе за городского, глянь, сколько красивых парней у нас! Город ей подавай, да мужа побогаче!
   - Папа!
   - Что папа?! - отец Шанти встал из-за стола.
   - Мама, но хоть вы скажите ему! - индианка чуть не плакала.
   - Не могу доченька! Не серди отца! - ответила мать Шанти, в то время как я уже собралась потихоньку уйти из комнаты, где сейчас происходила эта ссора.
   - Вот эта леди и то получше тебя будет! - я только собралась выйти, как пристальные взгляды заставили меня остановиться.
   - Папа, ей всего 16 лет...
   - Но она уже лучше! Ты только посмотри, жена, кого мы вырастили?! Не благодарная у нас дочь! Зачем мы только приехали?! - при этих словах Шанти уже начала плакать.
   - Что ты, что ты говоришь? - наконец-то мать заступилась за свою дочь.
   - Эта леди и то будет достойней мистера Кука!
   - Папа...
   - Молодой человек пропадет с тобой, Шанти! - грозил отец индианки.
   - Иди наверх, успокойся... Это ты после перелета так...
   - Да ну тебя, жена! Я пойду в город, не хочу тебя видеть! - отец Шанти встал из-за стола и быстрым шагом направился к двери, взял пальто и вышел.
   Эта ссора на меня подействовала очень сильно: мне было жалко Шанти, но я чувствовала, что нахожусь не в своей тарелке. Я бегом вышла из комнаты и направилась на второй этаж.
   Вещи я так и не распаковывала, потому что не знала, как долго задержусь в этом доме. Нарыв в чемодане свитер потеплее, ветровку и шарф, я пошла на улицу.
   Моросил дождик, чувствовался холод - приближалась зима. Это будет первый Новый год, который я проведу не дома, не в Штатах. Это было какое-то новое ощущение, но мне, конечно, хотелось в глубине души провести его у себя, на чердаке. Но этому не суждено было сбыться. Мне теперь вообще из страны нельзя выезжать! И причина всему этому мне была не известна. Приехав сюда, в моей жизни появилось ещё больше тайн, загадок... И всё это так резко, что я до сих пор пребываю в каком-то шоке. Мне всё казалось не реальным, будто сейчас живу не я, а какая-то другая девушка, другая Эни...
   Подул ветерок. Последние листья уже падали с деревьев. Но я не любила холод, дождь и тучи. Я привыкла жить в городе, в котором всегда тепло и солнечно.
   В размышлениях я проходила весь день, пару раз даже случайно наткнулась на прохожих, но мне было не важно. Я ушла в себя, заперлась на замок. Теперь я точно поняла, что в свою жизнь я никого не хочу впускать... И не буду. Нравится или не нравится мне человек, но отношения до дружбы никогда не дойдут. Но Эрн... ей я разрешила войти в мою душу и поселиться в ней. Она стала единственным человеком, которому я полностью доверяла, даже не смотря на ту нашу ссору.
   - Эй, ты чего??? - кто-то закричал из машины, когда я переходила дорогу. Я так углубилась в свои мысли, что даже не заметила машину, которая только что чуть не наехала на меня.
   - Где твои глаза? Не видишь, красный свет для пешеходов?! - я не стала обращать внимания на этого человека, а просто прошла дальше и завернула на улицу, ведущую к дому Райана.
   Я понимала, что сейчас я делаю плохо. Уже прошёл день, как я сбежала из дома тети, бросила Микки, Леона, Эрн... Но теперь я не знала, как мне вернуться обратно, да и примут ли меня они?
   - Привет, подружка! - кто-то хлопнул меня по плечу, потом поравнялся со мной. Это был Райан. - Кисло выглядишь сегодня, что случилось?
   - Нет. Просто решила прогуляться, - ответила я.
   - В такую погоду?
   - А что с ней не так?
   - Здесь холодно и мокро! Это разве хорошо?! - удивился Райан.
   - Это не хорошо, но и не плохо.
   - На философию потянуло? - Райан встал передо мной, не давая идти дальше.
   - Почему ты не в участке?
   - Отпросился пораньше...
   - Почему не на машине? - не унималась я.
   - На ней отец, а не я ездит. Что с тобой? Вчера ты была милей.
   - Ты так и не сказал, почему меня не выпускают из страны! - крикнула я так, чтобы это услышали и прохожие.
   - Чего ты разоралась? Тише. Я не могу тебе сказать - мне запретили.
   ''Какого черта тебе ничего не разрешают знать?!'' - впервые за долгое время откликнулся мой внутренний голос.
   - Отлично! Мне и этого нельзя знать! Ладно, Эни, ты и так проживешь! Подумаешь, тебя из страны не выпускают! - возмутилась я.
   - Это государственный секрет, Эни...
   - Значит государственный секрет?! Опять секрет?! Ещё скажи, что он для жизни угрожает! - внутри меня накипала злость.
   - Я служу в полицейском участке, уважать государство, а тем более его секреты, для меня важнее всего.
   - А то, что этот секрет прямым образом относится ко мне?!
   - Твоя мама, тетя и ещё какие-то люди, в согласовании с министерством обороны, подписали приказ о твоем не выезде из страны, - наконец-то сдался парень.
   - Что?! - меня как будто ледяной водой облили.
   - Это всё, что я знаю. Довольна? Видишь, я был предельно честен с тобой и даже рассказал то, что не должен был.
   - Райан... Она ненавидит меня! Она не хочет, чтобы я хоть как-то лезла в её жизнь! А почему тётя тогда так сделала? Я ведь видела её всего два раза... - я не понимала, что происходит.
   - Эни, ты о чем? Может, ты расскажешь о своей жизни подробней? - поинтересовался Райан.
   - Нет, извини, но тебе не зачем это знать. Мы с тобой просто хорошие знакомые, приятели, но не друзья, - отрезала я.
   - Значит, давай станем друзьями, - предложил мне Райан.
   - Я тебя знаю пару часов! И тем более друзей я не завожу! Как видишь у меня их нет и не будет. Извини... - мы уже подошли к дому Куков, поэтому я быстро, как только могла со своей ногой, взбежала по лестнице и поднялась в свою временную комнату.
   Этим вечером меня больше никто не тревожил. Я делала вид, что и не присутствовала при ссоре Шанти с её отцом. Да на меня особо никто не обращал внимания, будто я привидение, но это даже было лучше. Я тихо сидела за ужином, а потом также тихо ушла в комнату. Делать мне было нечего, поэтому я достала одну из книжек Леона, которую захватила с собой. Она называлась ''История основания города Инсенс''. Ну что ж, попытать счастье во второй раз стоило, чтобы точнее просмотреть каждую строчку и найти хоть какое-нибудь упоминание о моей семье.
   Но мне как всегда не повезло. Потратив часа три на рассмотрение и понимание материала, я легла в постель. Больше всего мне хотелось не спать, а разгадать все загадки, узнать все тайны. Но сейчас время было не для этого - сейчас время было для удивительного и неповторимого мира сна.
  
  ***
  
   Прошло чуть больше полутора месяца. На улице был декабрь. Буквально через два дня должен был наступить Новый год. Я не знала, что мне нужно было от него. Я жила одним днем. Я попыталась отложить на второй план все эти загадки. Сейчас мы с Шанти шли по магазину, выбирая украшения для ёлки, дома и себя дорогих.
   Эти дни пролетели очень быстро. Я начала ходить к индивидуальному учителю - это всё по совету моего директора. С Эрн и Леоном я так и не виделась, не разговаривала. Мне было скучно без них, но и с этой семьей мне было достаточно интересно. Отец Шанти после той ссоры стал лучше относиться к своей дочери, видно прогулка на него хорошо подействовала. Я же просто каждый день ходила к какой-то учительнице, которая три часа подряд пыталась мне что-то втолковать. А потом наступили новогодние каникулы. В этой стране было все по-другому, но эта смена обстановки меня радовала.
   - Как тебе такое платье? - Шанти приставила ко мне вешалку с ярко-синим платьем на бретельках. - Оно тебе очень подходит! Примеришь?
   - Конечно, - я с неохотой взяла, наверно, уже пятое платье подряд и поплелась в примерочную.
   Удивительно, но на этот раз платье сидело как влитое! И оно мне очень понравилось. Это синее шелковое платье было потрясающим - оно доходило мне до колен. Шанти оно тоже понравилось больше всех, поэтому мы с облегчением пошли на кассу.
   Не знаю зачем, но в этой семье праздник отмечали всей семьей. При этом Шанти уговорила нас всех одеться очень красиво и парадно. Для неё Новый год был чем-то невероятным. Так она его ещё никогда не встречала.
   - Теперь пора за туфельками, - улыбнулась мне Шанти и потащила в очередной магазин.
   До туфель мне было далеко: я надевала их пару раз, да и каблук был настолько маленьким, что свалиться с них не было возможным.
   - Шанти, не надо калечить меня ещё больше, у меня же нога больная, как я пойду на таких каблуках? - взмолилась я, увидев устрашающую шпильку на туфлях, которые мне принесла индианка.
   - Ну ты же девушка! Ну для меня разочек одень, а там снимешь их потом, - улыбалась Шанти, вертя эти туфли у меня перед глазами.
   - Нет, Шанти. Что-нибудь пониже и потолще.
   Наконец мы выбрали подходящий вариант и для меня и для моего стилиста на Новый год. С облегченной душой и с кипой пакетов в руках мы пошли в машину.
   Этот большой дом мы украшали целый день! Я так никогда не уставала ещё. Хорошо, что в конце работы, нам за тяжелые труды Шанти купила билеты в кино. Это было самым лучшим отдыхом для меня, так как в кинотеатр я ходила всего лишь второй раз. Моей радости не было предела, когда кино закончилось, и я с восторгом вышла из зала.
   Потом родители Райана и Шанти ушли домой, а мы, как приличные молодые люди, пошли гонять на машине по городу. Это было что-то! Столько адреналина я ещё никогда не получала. Пару раз Шанти наровилась завернуть в пригород, но своими громкими воплями и чуть ли не плачем, я её отговорила.
   Весь этот день мы веселились до упаду, так что домой вернулись только под утро. И то машину теперь вёл Райан, а мы с Шанти дремали на заднем сидении.
   Не знаю, как я очутилась в кровати, но проснулась я в ней и где-то за полдень. За окном светило яркое солнце, на улицах лежал снег. Я подошла к окну: яркие лучики солнца делали снег алмазным, так и хотелось прыгнуть в него. День обещал быть хорошим.
   - Не слишком ли долго ты спала? - в мою комнату вошла Шанти, неся в руках огромную коробку, завернутую в зеленую блестящую упаковку с бантом.
   - А сколько сейчас времени? - спросила я, потягиваясь.
   - Уже пять! - я чуть не упала.
   - А во сколько мы вернулись домой?
   - В шесть, - улыбалась Шанти. - Это тебе! - она протянула мне коробку.
   Я с осторожностью взяла в руки коробку. Шанти смотрела на меня умаляющими глазами: пришлось открыть подарок при ней. В коробке лежали: шарф, перчатки и шапка. Всё это было красивого синего цвета с яркими серебристыми полосками, а шерсть была настолько мягкая, что так и хотелось поскорее это всё одеть.
   - Они будут подчеркивать удивительный цвет твоих глаз! Я очень старалась выбрать подходящие именно тебе! Что скажешь?
   - Это самый лучший подарок в моей жизни! - я действительно была в восторге.
   Обняв и поцеловав довольную индианку, я достала свой подарок и отдала Шанти. Ей он понравился ещё больше - это были французские духи. Я отдала за них большое количество денег, но для такой особы мне ничего не было жалко.
   Весь дом был в какой-то суматохе: женщины готовили на кухне, мужчины что-то колотили и прибивали. Только один Райан сегодня работал. В отличие от отца, он не имел авторитета в участке, поэтому ему пришлось работать даже в такой праздничный день.
   Я, как и Шанти помогала накрывать на стол. Огромная ёлка стояла в гостиной. Всё было красивым, чувствовался домашний уют. Всё было таким замечательным, что даже работа в столовой не надоедала.
   Уже в восемь часов всё было почти готово. Все холодные блюда были выставлены на стол, вся мебель крепко держалась. Наконец-то все могли отдохнуть. Я поднялась в свою комнату и не успела лечь на кровать, как в дверь постучались.
   - Войдите! - крикнула я.
   - Опять ты легла, Эни! Надо одеваться!
   - Может не сейчас? - простонала я, но мои стоны были безразличны этой девушке. Она привела меня в свою комнату и начала что-то творить с моими волосами. Потом она принялась за лицо, но с ним она возилась не так долго. Через три с половиной часа мы были в полной готовности, и я спустилась вниз.
   В столовой уже были родители Шанти, причем её мама одела очень красивое сари. Родители Райана были одеты просто, но со вкусом. Райан уже приехал, но его я ещё не видела. Я присела на стул и стала ждать, пока все соберутся у стола.
   Но спустя десять минут так и не появились не Шанти, не Райан. Мы порядком уже стали волноваться. Мать Шанти несколько раз ходила звать молодых людей.
   Прошло ещё десять минут. На часах уже было 23 50. Странно, но ведь именно Шанти заставила нас так вырядиться, именно она сделала этот праздник для нас, но она не появлялась, а ведь она одевалась и красилась при мне. Я не понимала, что могло её так задержать. О Райане я вообще не думала, вполне возможно, что он решил проигнорировать свою невесту и не пойти праздновать Новый год с нами. Но для него это было не менее странным.
   На часах уже 23 55, а молодые так и не спустились. Но тут прозвенел звонок.
   - Я открою! - сказала я и кинулась к двери. Там стоял курьер с небольшой коробкой в руках.
   - Что вам нужно? - спросила я.
   - Это посылка для Энге Андельсон, - прочитал бумажку курьер.
   - И вы в такой день работаете? - удивилась я.
   - Я работаю и не в такие дни! Так это вы Энге...?
   - Да я это! Где расписаться? - сейчас для меня каждая минута была дорога.
   Я быстро расписалась и захлопнула дверь. На часах 23 57. Не долго думая, я открыла эту коробку. В ней была небольшая шкатулка, бронзовая, довольно старая. Из под крышки торчала записка. Я вытащила её и прочитала:
  
   Это мой подарок тебе на Новый год. Будь счастлива. И я надеюсь, что ты простишь меня и вернешься в дом тети. Это шкатулка твоей бабушки, советую уйти в другую комнату и внимательно рассмотреть её. Она должна тебе напомнить одно событие. Эни, пожалуйста, возвращайся. Микки.
  
   Я была в шоке. Микки узнал, где я нахожусь! Что это ещё за шкатулка?! Почему он приносит мне вещи, принадлежавшие моей бабушке?! И в каком смысле ''напомнить одно событие''... как?
   В голове сразу всплыло несколько мыслей о том, какой эффект на меня имел кулон моей бабушки. Я бегом поднялась наверх, в свою комнату. Я кинула шкатулку в сумку, чтобы в этот именно момент она не стала вызывать у меня обморок. Но в глубине комнаты я услышала шорох. Я повернулась к окну - там стоял Райан.
   - Что ты здесь делаешь? - удивленным голосом спросила я.
   - Я здесь тебя жду! - Райан подскочил ко мне в два шага. Он встал у двери, не давая мне выйти.
   - А как же праздник? Как же Шанти? - мне почему-то стало страшно.
   - Шанти плачет, а праздник... черт с ним.
   - Что тебе от меня нужно? - я услышала удары часов. Наступил Новый год. Райан их тоже услышал.
   - Вот и праздник наступил! - голос Райана как-то изменился.
   - Уходи из комнаты! Что тебе нужно? - теперь я не на шутку испугалась.
   - Ты! - Райан приблизился ко мне.
   - Я?
   - Я долго об этом думал. Шанти меня не привлекает, а вот ты другое дело. Ты мне нравишься больше, и я хочу тебя попробовать, - Райан прижал меня к стене, но я не сопротивлялась, во мне всё замерло от страха. Даже голос пропал. Он приближался всё ближе - я замирала. Он крепко держал меня за руки, он тянулся к моему лицу. По мне пробежали мурашки.
   - А ты хорошая девочка, не сопротивляешься, - он потянулся к моей шее. Я чувствовала его прерывистое дыхание. А тем временем страх и злость возрастали в моей душе с каждой секундой. Его рука была уже на моей спине. Я не выдержала.
   Что-то с очень тихим хлопком вырвалось из меня. Я не почувствовала облегчения, но во мне всё накалилось до предела. Мне казалось, что сейчас я взорвусь, как воздушный шарик. Ещё миг и Райан упал на пол с воплями.
   - Что ты делаешь со мной?! Хватит! - я смотрела на него и не понимала, притворяется ли он или ему действительно плохо. Но Райан согнулся пополам и тихо стонал. Я увидела капельки крови, стекающие с его рук, которыми он пытался сдержать крик.
   - Прекрати, - прошипел он и упал без сознания. Изо рта тонкой струйкой стекала кровь. Я инстинктивно, будто я вор, покидала важные мне вещи в сумку, натянула шарф, шапку и перчатки, подаренные мне Шанти, на ноги я надела теплые носки и джинсы. Надев сумку через плечо, я побежала вниз. По дороге мне встретилась индианка, но я не остановилась. Я сбежала вниз, запихала ноги в сапоги и, накинув куртку, выбежала на улицу.
   Из глаз текли слезы. Я не понимала, что я делаю, но я шла, точнее сказать бежала по дороге, подальше от дома Райана. На улице шёл снег. В окнах домов был праздник. А я бежала. Я плакала. Я думала, что убила человека...
  
  Глава 18.
  Прощение...
  
   Каждый шаг давался мне уже с трудом. Я бродила по городу уже около часа. На улице пошёл снег. Что было в моей душе? Ничего... А может боль? Нет, там точно ничего.
   Снежинки, падая на моё лицо, казалось, таяли очень медленно. Каждой клеточкой я чувствовала холод, он проникал в меня и оставался там. Я уже не плакала - за час мои слезы высохли.
   Раз шаг, два шаг... Я остановилась на одной из улиц города Инсенс. Кое-где горели огни, но то было в самом конце улицы, а здесь, где стояла я, ничего... сплошная темнота. Но спустя минуту мои глаза отвыкли от света, и я стала различать силуэты домов, нависавших надо мной.
   Улица была совсем небольшая. По бокам убогие дома, с разваливающимися балконами. Света нигде не было. Старый район - жители экономят на электричестве. Как здесь можно жить? Даже самый бедный человек не согласился бы на такие условия. Что здесь плохого? Старый дома, уже потрескавшиеся в некоторых местах и грозящиеся развалиться день ото дня; деревянные, заплесневелые окна, от которых толку нет; жуткая жара летом, и ужасный холод зимой; да ещё и крыша, которая протекает 3 сезона в год. Но для меня даже такое убогое место сейчас казалось раем.
   Я уже не чувствовала ни ног, ни рук. Холод проникал всё глубже в мое тело. Он грозил мне, он заставлял меня дрожать и выдувать последний теплый воздух из легких. Глаза закрывались от снега и ветра. Сейчас я готова была упасть у этого старого, потрескавшегося дома, и заснуть. Заснуть навсегда...
   Стук каблуков нарушил всю тишину. Хорошо, что дорожки размели от снега. Еле передвигая свои охолодевшие ноги, я отодвинулась в темный угол лестницы, выходившей наружу. В том конце улицы я увидела девушку, быстро идущую в мою сторону. При свете фонаря я разглядела её более тщательно: нежное кремовое пальто обволакивало её стройную фигуру, сапоги были немного темнее, но каблук был высокий... Дальше я переключилась с одежды на лицо: вытянутое, имеющее немного золотистый оттенок, тонкие губы, персикового цвета и большие серые глаза, обрамленные густыми ресницами, а тонкий заостренный носик завершал всю эту идиллию. Густая копна пшеничного цвета волос доходила ей до талии, на ней в свету поблескивали маленькие капли растаявшего снега. На вид девушке было не больше 18 лет.
   Она быстро процокала каблуками мимо меня и остановилась у одной из дверей, ведущей в дом. В этой тишине я слышала её громкое, прерывистое дыхание и видела пар, выходящий из её рта. Она три раза стукнула в дверь, и ровно через пару секунд дверь открыл маленький толстенький старичок, лет 70. На нем был одет старый, весь в грязи, фартук. Лицо и руки тоже были в какой-то копоти, будто этот старичок только что чистил трубы. Он вытер одну руку о свой грязный фартук и протянул её девушке. Та же сняла персикового цвета перчатку и положила свою руку в руку старика. Тот медленно поднес её к губам и беззвучно поцеловал.
   - Здравствуй, Элла! - сказал тяжелым басом старичок.
   - Привет, - у этой девушки был довольно громкий и приятный голос, но он больше походил на голос женщины старшего поколения.
   - Что тебя сюда занесло? - тем же басом спросил старик.
   - Ты знаешь, что и кто меня сюда привёл. Я говорю о нём! Наши попытки не увенчались успехом, мы уезжаем.
   - Не слишком ли быстро вы сдались? - черты лица старого мужчины немного насторожились.
   - Я наверно останусь здесь на некоторое время. Ты знаешь, что среди людей мне неудобно находиться... А она всё ещё не вернулась в школу... И Алекс со своими цветами! - девушка отступила на шаг назад.
   - Элла, ты ведь храбрая и прошла через многое. Тебе не стоит труда держаться прилично среди людей.
   - Но не забывай, я девушка, у меня есть душа...
   - Свою душу, ты продала дьяволу ещё несколько десятков лет назад! - усмехнулся старик.
   - В отличие от тебя, я решила служить добру и на благо человеку! - девушка похоже разозлилась.
   - Желаю не замерзнуть на улице! - сказал старичок и захлопнул дверь перед сероглазой.
   Из разговора я толком ничего не поняла, но он почему-то въелся мне в голову. Девушка в недоумении стояла перед дверью. Её дыхание стало уже нормальным, а изо рта больше не шёл теплый воздух. Она надела перчатку на руку. Было ощущение, что её волосы после недолгого разговора немного распрямились. Немного постучав каблуками, она постояла. Пару раз глубоко вздохнув и поправив волосы, она направилась вон из улицы.
   Немного посмотрев ей вслед, я вышла из укромного места. После света, улица для меня стала ещё темнее прежнего. Фонарь на том конце уже не так ярко горел. Холод пробивал ещё больше, а каменный стены дома тепла не давали.
   Постояв ещё чуть-чуть, я всё же двинулась из улицы. Мерзкий запах обдал меня, и я остановилась напротив окна. Оно находилось чуть выше моего роста, поэтому я могла встать на носочки и ухватиться за карниз. Что-то похожее на протухшие яйца стояло сейчас в комнате. И этот мерзкий запах порывами ветра обдавал меня. Я не удержалась и громко сказала:
   - Черт возьми, вы что там готовите?! Вы мешаете людям на улице дышать воздухом!
   Но ответом на моё возмущение была лишь тишина. Никто даже не удосужился выглянуть и посмотреть на меня.
   Дожидаться ответа я не стала и вышла из улицы. Холодный свежий воздух обдувал моё лицо. Я чувствовала, как порывы ветра ласкают мою занемевшую кожу, заставляя покрываться её мурашками. Я закрыла глаза и представила, что нахожусь на обрыве. Нет, я не собираюсь прыгать, но это ощущение... Его ни с чем сравнить нельзя. На тебя со всех сторон дует ветер, он как бы подталкивает тебя вперед, но ты сопротивляешься. Впереди ты видишь скалы, море... безграничное море. Оно разбивает волны об утесы, оно манит тебя своей синевой, тебе так и хочется прикоснуться к нему рукой... И ты протягиваешь руки, ты наклоняешься вперед, а ветер, как назло, начинает дуть ещё сильней. Он толкает тебя туда, на скалы. А сопротивляться уже нечем, ты сам протянулся к морю, ты сам нагнулся, зная, что можешь упасть. Ветер подул ещё сильнее, и грань между землей и обрывом стерлась... Ты летишь, наслаждаясь свободным падением несколько секунд, ты знаешь, что сейчас ты разобьёшься об эти острые выступы моря, как будто специально сюда поставленые, чтобы в секунду соприкосновения с ними ты понял, насколько ты глуп и немощен. Это всё было ловушкой, обманом. И ты повелся, и ты ради этого отдал свою жизнь. Ради желания!
   Я открыла глаза. Я стояла на пустой проезжей дороге, напротив меня был забор. Людей не было, что не могло не радовать. Никто не видел меня в порыве мечтаний. Я медленно осмотрела забор. Там вдалеке я увидела дырку, и именно туда я направилась.
   Не знаю, что заставило меня пойти туда, но мне хотелось скрыться в этих деревьях. Я будто хищник, который, добившийся своей цели, теперь ищет укрытия. Я пролезла сквозь отверстие и оказалась в месте, где через каждый метр росло дерево, но это был не лес, скорее парк.
   Вокруг ничего не было видно, кроме смутных силуэтов деревьев. Я стала пробираться вглубь. Мне было страшно, я не знала, кого здесь ночью можно ожидать. А извилистые острые тени деревьев пугали ещё больше.
   Я тихо шла, стараясь обходить каждое дерево. Я старалась не шуметь, но не растоптанный снег под ногами предательски трещал. Я почувствовала что-то ледяное в ногах. Ещё шаг и что-то начало хлюпать. Мои ноги... Я промокла, а этого мало радовало. Талая вода, пробравшаяся сквозь шов сапога, стала медленно расползаться по подошве, заставляя вздрагивать меня при каждом шаге. Я нервно сглотнула, пытаясь унять бурю в моей голове. Сейчас я очень быстро думала, и главная мысль была - сейчас замерзну, упаду, а завтра моё холодное тело найдет какой-нибудь человек и ужаснется. Будут расследовать причину моей смерти, и никто никогда не узнает, из-за чего я ушла из дома Куков. От дальнейшей картины мне стало плохо.
   Холод из сапог стал пробираться дальше по телу. А я всё шла? Зачем я это делаю? Что дернуло меня пойти в этот парк? Я с ума сошла, наверно...
   Вокруг меня были сплошные деревья. Ни тропинки, ни скамейки - ничего этого я пока не видела. Хоть бы птичка какая-нибудь пролетела, а то тишина мертвая. И не успела я это подумать, как со всего маху упала. И это было ещё хуже, чем мерзнуть. Множество картинок пролетело в моей голове, пока я не соприкоснулась с землей.
   Я лежала на спине, не смея шевелиться. Я знала, что никаким образом я не пострадала, но мне так не хотелось вставать. Мне было холодно, одиноко и страшно... Всё, что не случилось сегодня со мной, было одним из наихудших. Может, мне просто закрыть глаза и уснуть? Передо мной простиралось небо с облаками, кое-где были видны звезды. Нет, лучше я буду с открытыми глазами.
   Вдалеке послышались приглушенные шаги. Кто-то шёл в мою сторону, а мне даже спрятаться некуда было. Я так и осталась лежать. Мне уже не было так страшно, мне стало всё равно...
   - Эни, черт, это ты?! - от такого заявления мне сразу перехотелось лежать. Я вскочила, и моему затуманенному взору предстал молодой человек... Микки. Его я узнала сразу по его голубым глазам, которые даже в темноте не переставали блестеть. Он был одет в балоневую куртку, цвета голубого топаза, что, кстати, очень подходило под цвет его глаз.
   - Что ты тут делаешь? - спросил он.
   - Задам тебе тот же вопрос. Что ты тут делаешь?
   - Я гуляю, а вот ты только что лежала... - Микки отчего-то смутился.
   - Представь себе, я решила прогуляться и сделать ''снежных ангелов''. Но ты испортил всю картину! - вся моя обида на него вернулась в одну минуту.
   - Извини, я не хотел. Я тогда пойду и не буду тебе мешать.
   - Стой, - я ухватилась за рукав его куртки. Я не хотела это спрашивать в такой обстановке, я вообще не предполагала, что когда-либо ещё встречу Микки, но...
   - Почему ты так со мной поступил? - мой голос дрожал от холода и от злости, слова еле выговаривались.
   - Что я сделал? - этот человек притворяется или у него амнезия?!
   - Ты предал меня! Тогда! Ты рассказал всё этому комиссару! Ты это сделал при людях! Опозорил меня при всех! При Леоне, при Эрн... - я уже начинала плакать от нахлынувших меня воспоминаний.
   - Эни, пойми, мне нужно было самоутвердиться! Я приезжий, я не дожжен ни у кого вызывать подозрение! Сама пойми, они подумали бы, что это я убил семью Чэндлер...
   - И поэтому ты так поступил со мной? - я стояла, как обиженный ребенок, надув свои посиневшие от холода губы. С глаз потекли первые слёзы. Я вспоминала, как чувствовала себя тогда... я хотела убежать, а он пошёл к ним и всё рассказал. Но меня простили, мне поверили. Меня даже отпустили. А потом я встретила Шанти и Райана... Райан - он мне казался таким хорошим... Слезы потекли ещё больше от той боли, от тех чувств, которые я буквально 1,5 часа назад испытывала.
   - Ты. Предатель, - прошипела я и оттолкнула его от себя.
   - Эни, прости меня! Ты когда-нибудь всё узнаешь, я расскажу тебе, и тогда ты всё поймешь! Ты поймешь, как нужна сейчас мне! Ты всё узнаешь! - Микки крепко обнял меня, я не стала вырываться... назад пути уже не было. А его я уже простила... для меня он был лучшим, он знал мою бабушку, он приносит мне эти вещи... Он заставляет меня вспоминать её - моего ангела, мою дорогую Сьюзи...
   - Просто давай забудем тот случай. Я хочу вернуться...
   - Ты меня простила? - он обнял меня ещё крепче, и я ощутила на себе это теплое дыхание, которое так необходимо сейчас мне.
   - Я тебе всё простила...
  
  Приложение.
  Глава 19.
  Разговор Микки и Элоиза.
  
   Голубоглазый блондин ровно шёл по одной из улиц города. В его глазах, да и в самой душе опять ничего не было. Теплый дождь моросил уже несколько часов, что давно уже надоело молодому человеку. Легкая куртка и немного потрепанный шарф развевались на осеннем ветру. Везде была тишина. Да и кто будет ходить по такой погоде в 6 часов утра.
   Он не знал, что ждать ему от этого разговора. Он боялся, но в тоже время ему давно уже надоело жить. Столько лет, и всё было впустую. Он подчинялся каждому слову, каждой мысли этого человека, а взамен ничего не получал. И так продолжалось уже несколько лет.
   Начало осени. Деревья стоят ещё с зелеными листьями, но уже холодно, точнее прохладно. Он идет, слыша каждый свой шаг. Он запоминает их. А ведь когда-то жизнь казалась ему прекрасной. Он не думал о будущем, перед ним было только настоящее. Он радовался жизни.
   Ему было 17, а ей уже 25. Он как всегда отпросился у матери из дома и пошёл гулять. На нем была светлого тона рубашка и непонятные штаны, доставшиеся ему от отца. Его светлые волосы спускались ему на глаза. Он шёл босиком по мостовой. На улице был июнь. Солнце злощастно палило ему в самую макушку, но ему было всё равно. Он знал, что сейчас он подойдет к этому маленькому приземистому домику, обросшему мхом и виноградом. И она выйдет оттуда, она улыбнется ему своей прекрасной улыбкой. А он, как последний дурак, останется стоять у дома и наблюдать за её отдаляющейся походкой. Её тело, лицо, руки, кожа... Он был влюблен в неё. Она казалась ему недоступным ангелом, но таким завораживающим, таким милым и нежным.
   Вот он уже подошёл к этому серому домику. Он был настолько маленьким, что молодой человек не мог понять, как там можно жить. Маленькие деревянные окна были распахнуты на всю. Оттуда веяло приятным запахом свежеиспеченного пирога. Это был дом семьи Лэнг. Для него эта фамилия звучала прекрасней всего на свете! Эмили - так звали эту двадцатипятилетнюю девушку. Именно в неё он был влюблен.
   Тут маленькое личико проскользнуло мимо окошка. Сердце юноши дрогнуло. Сейчас наступит тот момент, ради которого он ходит к этому дому уже несколько месяцев. Но прошло уже больше минуты, а из дома никто не выходил.
   Вдалеке он услышал топот людей, стремительно приближающийся к нему. Он не испугался - такое было часто в этой убогой деревушке. Да и 1966 год давал о себе знать. Чемпионат мира по футболу, бешеные фанаты игры и куча невинных людей, погибших в какой-нибудь драке из-за спора, кто выиграет. На всё это он не стал обращать внимания, потому что он ждал её.
   Прошла ещё минута ожидания. Дверь домика распахнулась, и оттуда, как птичка из клетки, выпорхнула Эмили.
   - Привет, - еле успел сказать он, но красавица успела это услышать.
   Эмили была невысокого роста. Прямые темные волосы до пояса, маленькое тельце, больше напоминающее эльфа и маленькие ручки, как у ребенка. Она казалось такой хрупкой, но у неё было довольно взрослое лицо. Эта девушка повзрослела ещё тогда, в 1943 году, когда её папу забрали на войну. Она была ещё маленькая, но душой она понимала, что отец её уходит навсегда, что эти большие теплые руки больше никогда не станут качать её, что эти маленькие синие глаза больше никогда не посмотрят на неё. Мама её тогда очень плакала, и она тоже плакала. Потом через 7 лет умерла и её мать. Она осталась одна. И только нянечка, которая до сих пор живет в этом старом домишке, не оставила её.
   Всё это очень сильно отпечаталось на душе девочки. Поэтому в 25 лет, она выглядела на все 30. Большие синие глаза уже не горели, как прежде. Милая улыбка уже не была так мила, но этот парень всё равно был в неё влюблен, и она знала это. Она знала, что каждый день этот молодой человек подходит к её дому, чтобы посмотреть, как она идет к колодцу за водой. Она ему всегда улыбалась. Да, он был симпатичным, но для неё он был слишком юн. И кроме улыбки она пока ничего не могла ему подарить.
   - Ты прекрасен, как всегда, - пропела Эмили и засмеялась. Ей нравился его голос, поэтому сегодня она позволила ему поговорить с ней.
   - А можно... - он не смог договорить, так как очень смущался.
   - Конечно можно! А почему нельзя? Ты мог бы давно говорить со мной, - Эмили опять засмеялась. Его красные щёки ещё больше умиляли её.
   - Эмили...
   - Микки, давай сегодня прогуляемся по мостовой? - беззаботно спросила Эмили.
   Он ничего не ответил. Он просто пошёл вслед за ней. Она смеялась, она рассказывала ему о своей жизни. А он любовался ею.
   Маленькая - она как драгоценный камень, который так хотелось иметь молодому человеку.
   Они шли не долго. Колодец был на той стороне дороги. Маленькими шагами она приближалась к этой дыре, проделанной человеком сквозь землю. Как они только не понимали, что делая дыру, они причиняют боль земле. А эта вода, она как кровь человека... Она не могла литься вечно, и когда-нибудь её станет очень мало. Тогда земля не выдержит и умрет, умрет со всеми её обитателями.
   Так думала Эмили каждый раз, когда подходила к колодцу. Мысли о смерти посещали её всё чаще, но на этот раз она была не одна. Она была с человеком, которому она могла высказать все свои мысли, и она не боялась, что их ещё кто-нибудь узнает.
   Деревня, в которой жили эти двое, была самая, что ни есть маленькая. По домам и другой обстановке её вполне можно было назвать брошенной, но это было не так. Здесь везде, на каждом метре, ходили люди. Они разговаривали, шептались, ругались. Всё было как в обычном маленьком городишке, в котором суетились люди, как маленькие крысы. Но именно этот день, этот месяц, этот год и эта деревня стали для Микки самыми плохими воспоминаниями в этой жизни.
   - Эмили, тебе помочь? - молодой человек взял из рук девушки ведро с водой. Но милая улыбка девушки вскружила ему голову, и из его рук упало старое ведерко.
   Всё было бы ничего, но железное ведро не выдержало столкновения с каменной мостовой. Вся вода вылилась из него и побежала ручейком, заставляя прохожих отходить на добрый метр, чтобы не вымочить свои ботинки. Глубокая трещина от дна до края прорезала железо.
   Смущению молодого человека не было предела. Он пытался соединить разломанный кусок железа, но у него ничего не выходило. И Эмили... она смеялась с его глупости, заставляя его краснеть всё больше. Тщетные попытки парня длились несколько минут, и наконец он не выдержал.
   - Эмили, прости меня... Я неуклюжий, - будто вынес себе приговор парень.
   - Ты меня очень повеселил сегодня! Не думала, что с тобой так приятно будет гулять, - ответила девушка.
   - Может, мне принести новое? - смущенно проговорил он.
   - Ну конечно! Я буду ждать тебя здесь, - Эмили улыбнулась.
   И он понесся по мостовой, сбивая прохожих и обжигая пятки о горячий камень. Он чувствовал себя так, будто ему подарили крылья. Ему всё казалось таким радостным, веселым! Даже тот маленький жук, что катил по земле комок грязи, казался ему счастливым. Люди недоумевающее на него смотрели, а он на их лицах видел только улыбки.
   Вот он уже был около своего дома. Это было статное белое здание, искусно выполненное одним из архитекторов, которых отец прислал их Европы. Его дом был самым дорогим во всей деревне, но его владельцы никак не хотели выделяться. Никто, кроме Микки не выходил по пустому на улицу, а уж тем более никто не гулял по мостовой. Да и сам молодой человек пытался скрывать то, из какой он семьи. Он стыдился этого. Но сегодня эти мысли его не смущали. Он напрямую бежал к своему дому, ловя при этом удивленные взгляды прохожих.
   Он забежал во двор, стал лазить под каждым кустом, растущим там. Он точно помнил, что вчера он оставил ведерко под кустом смородины. И, наконец, он нашел его. Конечно, оно не было таким старым, как у Эмили, да и выглядело оно довольно дорогим. Но ей он готов был отдать всё, что угодно.
   Вот он уже несся обратно туда, где стояла девушка. Как же сейчас он был счастлив! Ничего его не могло остановить. Но тут удар с левого бока, потом темнота. Как же быстро прекратилось его счастье. Что-то сковало его грудь, ему было очень, очень больно. Он хотел поднять руки, но они не подчинялись ему. Он хотел открыть глаза, но веки будто заклеили. Эта жгучая боль! Он уже не мог думать об Эмили, сейчас он пытался отгородить себя от этих мук.
   Он думал, что умер, но это было не так. Окрыленный своим счастьем, он даже не заметил, как слева от него ехала машина. Да, это было чем-то новым в их городе. Но именно эта машина его и сбила. Она толкнула его в левый бок, и он отлетел от машины на несколько метров. Его отбросило в сторону, где небольшими острыми краями кверху стояли камни. Один из них проткнул ему грудь, легкое. Воздух небольшими хлопками выходил из него.
   Эту картину видели многие жители, включая саму Эмили. Что она почувствовала в этот момент? Приходится только гадать, так как несколько десятков людей сразу же столпились возле умирающего юноши, не давая маленькой Эмили протиснуться сквозь их толстые тела. И только одна женщина смогла подойти к молодому человеку.
   - Отойдите все, я целительница, мне нужно посмотреть на него! - с этими криками она бросилась к молодому человеку. Конечно, даже тогда ещё оставались верующие люди, а таких целительниц они боялись как самого дьявола, поэтому протиснуться к юноше этой женщине не стоило труда.
   Но он не слышал её криков. Он чувствовал только, как опустошается его тело, как из него выкачивается весь воздух. Дышать ему уже не было толку, он только хотел открыть глаза и в последний раз посмотреть на это милое личико.
   - Несите его сюда! - кричала женщина, указывая на какой-то заброшенный дом.
   Умирающего принесли именно туда, куда показала целительница. Но молодой человек пока ещё был жив, он хватался за ниточки жизни, он боролся со смертью.
   Женщина осталась наедине с парнем. Из его груди вырывался последний воздух, но он всё ещё держался. И вот, через несколько секунд всё погасло. Все чувства отказали, он больше не слышал, как бьется его сердце.
   Ему казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он смог снова открыть глаза. Что-то голубое мелькнуло мимо полузакрытых век. В грудь стал набираться воздух. Это странное ощущение, будто тебя опустошили внутри, но при этом что-то громким потоком льется где-то в глубине твоего тела.
   Он не понимал, что произошло. Перед собой он видел только женщину, улыбающуюся ему своими желтыми зубами.
   - Что со мной? - спросил молодой человек.
   - Тебя сбила машина, ты умер, - ровным тоном ответила ему та.
   - Но я дышу, я вижу! Я не мог умереть!!!
   - А я тебя оживила! И теперь у тебя есть только два выхода: либо умереть снова и больше никогда не увидеть ту девушку, либо...
   Микки выбрал второе. И сейчас он снова прокручивал в голове тот день. Он понимал, что сделал тогда большую ошибку, но теперь уже ничего изменить нельзя. Хотя у него есть один шанс умереть, но для этого ему придется долго стараться, а главное никому не проболтаться.
   Он шёл по главной дороге пригорода. Вокруг стояли большие дома. Всё было тихо, как никогда. Но вот из-за угла выехала машина. Она остановилась у того дома, в котором живет один из них. Странно всё это. Он замедлил шаг, стараясь уловить каждое сказанное слово выходящих из машины людей.
   - Энге, тебе должно здесь понравиться! Это прекрасный город для иностранцев! Здесь живут замечательные люди! А вот это мой дом! Правда милый? - говорила старая женщина.
   Молодой человек усмехнулся этим словам. Как же ей не стыдно было врать! Так думал парень.
   - Ну да, милый... - этот голос показался Микки довольно приятным, и он обернулся, чтобы посмотреть, кому этот голос принадлежит.
   Возле машины стояла красивая девушка, с немного заспанным видом. Её темно-коричневые волосы спускались до пояса. Но больше всего его поразили её глаза - они были синими. Но даже с такого расстояния он мог увидеть в них что-то необъяснимое, что стало тянуть его к ней.
   Нет, а вдруг она нормальная? При этих мыслях молодой человек стал идти намного быстрее. Она его поразила, она впала ему в душу. Ему необходимо было узнать о ней больше, так как она шла в дом, где живет человек, не менее страшный, чем он.
   Микки уже стал подходить к поместью Фейтов. Этот дом ему совсем не нравился, а особенно то, что в нем они собирались по несколько раз в год. И вот теперь опять. Как же ему надоела вся эта возня, а особенно он терпеть не мог своего сотоварища Джона. Сегодня им должны дать очередное задание.
   С хмурым видом, осмотревшись вокруг, Микки открыл калитку и пошёл по дороге к дому. Он уже хотел позвонить в дверь, но вспомнил, что даже у этого была своя конспирация. Четыре раза постучав и три громко кашлянув, ему наконец-то открыли дверь. Это был Джон. Он недовольным видом осмотрел Микки и пропустил его внутрь.
   - Зачем ты так рано? - спросил его Джон.
   - Тебе какое дело? Захотел и пришёл, - буквально выплюнул ему ответ молодой человек.
   - Ты до сих пор не можешь сдерживаться? Да?!
   - Пошёл ты... - он отпихнул Джона от себя и прошёл на второй этаж.
   В этом доме было всё, как всегда. Пустой и пыльный, он стоял здесь уже несколько лет. О том, каким образом этот дом очутился в руках Элоиза, никто не знал. Самое главное для них было то, что люди сюда не заходят. Микки, громко стуча каблуками своих ботинок, поднялся наверх. Сейчас ему не хотелось ни с кем разговаривать, но он пришёл сюда не по своей воле. Молодой человек прошёл вдоль коридора и зашёл в одну из дверей. Эту комнату Элоиз всегда берет себе. Но здесь не было ни кровати, ни нормального лежака, только старый диван, вросший в стену этого дома. Над этим диваном одиноко висел портрет двух людей. Комната была довольна мрачная, свет еле пробивался сквозь шторы.
   - Доброе утро, Мик, - томным голосом сказал мужчина, лет 40, с белой маленькой бородкой.
   - Привет, Элоиз. Зачем ты меня позвал? - ответил ему парень.
   Мужчина встал со стула и вплотную приблизился к Микки. Его грубое, прерывистое дыхание, с ароматом кубинских сигар; очень длинный и совсем неправильной формы нос; узкие щёлочки карих глаз; и белая бородка - всё это смотрело на молодого человека, и он даже поморщился, так как всё это ему до тошноты надоело. Но мужчина был нисколько не смущен, а наоборот он достал сигару и зажег её своей антиквариатной зажигалкой. Вся комната наполнилась легким дымом.
   - Говори, - приказал ему Микки. За эти дни его голос стал намного грубее обычного. Он уже не мог сдерживать ту злость, что накипела в нем за последние два месяца.
   - Ты знаешь, что все мы находимся сейчас в большой опасности... - начал мужчина.
   - Сразу к делу, попрошу! - перебил его Микки.
   - Сюда в город должна приехать одна особа... За ней нужно некоторое время последить, чтобы она ненароком ничего не узнала. Я думаю, что это дело можно доверить только тебе, - мужчина пару раз кашлянул.
   - Ты так уверен во мне? Если она человек, то как я могу следить за ней?! - негодовал Микки.
   - Зато ты научишься сдерживать себя. Тебе придется это сделать. Там будет ещё Леон... Но он сам по себе, да и законы он знает. С завтрашнего дня ты должен начать следить за ней, - мужчина повернулся к пепельнице на столе и стряхнул пепел с сигары.
   Внутри него, так же, как и в Микки, кипела злость, но он умело её скрывал ото всех людей. Среди них он был самым старшим и самым главным. Ему подчинялись многие, а те, кто нарушил какое-либо правило, жестоко карались. Элоизу надоела такая жизнь, но он знал, что если он уйдет, то начнется хаос.
   Он мерно стал отстукивать каблуком, ожидая ответа от молодого человека. Среди них он был самым молодым по виду. Конечно, это противоречило закону, но ему пришлось смириться...
   - Как её имя? - прошипел блондин.
   - Энге, Энге Андельсон.
   При этих словах, его чуть не вывернуло наружу. Это имя он знал. Он его слышал, и не раз. Когда-то он каждый день заучивал его, чтобы никогда не забыть.
   - Я за ней должен следить?
   - Да, Мик, за ней. Кстати, сегодня мы зажигаем костер, - будто невзначай сказал Элоиз.
   - Зачем? - поинтересовался молодой человек, хотя прекрасно знал, для чего они так делают.
   - Да что с тобой?! Мы каждый раз зажигаем костер, когда приходим! Нам надо, чтобы Дон Браун нас заметил! - мужчина хотел подойти и ударить этого парня, но сейчас это было бы глупо. Элоиз старался никогда ни с кем не драться, даже если это было просто необходимо. В порыве гнева в нем просыпались и другие чувства, которые он так старательно прячет от внешнего мира.
   В это время с Микки происходило что-то непонятное. В его голове так и застыли эти синие глаза. Даже злость, и та отодвинулась в сторону, уступив место новому чувству. Он встрепенулся, и даже испугался. Он не понимал, как такое может произойти. Ведь он так долго ничего подобного не испытывал, он уже почти забыл, как это бывает.
   Нежный голос, синие глаза и бархатистые волосы - он хотел увидеть их ещё раз, хоть на минутку, он хотел прикоснуться к ним, он хотел снова услышать эти звуки, он хотел окунуться в эти глаза.
   - Что с тобой? - Элоиз тряхнул его за плечо.
   - Что бывает, когда влюбляешься? - неожиданно даже для себя сказал Микки.
   - Так ты что, влюбился? - мужчина растянул свои потрескавшиеся губы в улыбке.
   Среди его подчиненных никто никогда не влюблялся. Они боялись этого, поэтому никогда и не делали. А тут этот... если он действительно влюбился?... Элоиз нахмурился, так как его посетила не самая радушная мысль.
   - Я просто спросил! - молодой человек стал чувствовать себя ещё хуже прежнего.
   Он ещё сам не понял, что произошло. А ведь он шёл сюда совсем за другим! Теперь всё придется отложить на некоторое время.
   Из комнаты он выходил не в духе. Он не рассчитывал на такой разговор. Но голубоглазому блондину его хмурость очень была к лицу. Так он становился намного мужественнее. В голубых глазах сейчас читалась усталость и боль, но было место там и другому чувству, которое лишь раз было у него. Но с тех пор прошло почти 40 лет, и он почти забыл, как был влюблен в Эмили. Он уже даже забыл, как она выглядела. Но теперь в нем поселился другой образ, который был совсем не такой, как тогда. Тогда была детская любовь, которая проходит с годами. Но теперь в нем было совсем не то - это чувство было намного сильнее, в десятки тысяч раз сильнее.
   Скоро он её увидит! Он был уверен в этом. Эта мысль его немного воодушевляла, но в тоже время огорчала. Ведь он другой, а другим не позволено влюбляться...
  
  Глава 20.
  Маскарад...
  
   Мы шли тихо - не спеша. Холодный ветер обдувал моё итак заледеневшее лицо. Мне казалось, что эта ночь длится вечность. Мы с Микки вышли из парка. Странно, но даже при таком морозе этот человек умудрялся оставаться теплым. Он был без перчаток, но его руки горели просто. По крайней мере одна моя рука уже согрелась, и теперь он перешел на другую сторону и взял мою правую руку, чтобы согреть эту холодную кожу.
   - Как ты здесь оказался? - тихо спросила, стараясь не нарушать свои неровным дыханием равномерный воздух вокруг.
   - Тебя так сильно это интересует? - почти безразличным тоном сказал Микки, и именно в этот момент мне показалось, что он изменился, что в нем что-то теперь не так.
   - Да. Не каждый гуляет по занесенному снегом парку в столь поздний час!
   - Ну я буду исключением, - улыбнулся он, но и эта улыбка мне не понравилась.
   - Куда мы направляемся? - мне предстояло много чего спросить у Микки.
   - Мы для начала пойдем к моей машине и согреемся, а потом я отвезу тебя к себе...
   - Откуда ты знаешь мою бабушку?! И когда это вы общались? - не знаю почему, но именно сегодня я решила спросить всё, что меня интересовало, потому что боялась, что другого такого шанса не будет.
   - Не слишком ли много вопросов на сегодня?
   - День только начался, - огрызнулась я, так как поняла, что сейчас совсем не подходящий момент, для того, чтобы выудить из этого человека всю правду.
   Мы вышли на какую-то улицу, довольно широкую, по краям которой простирались дома и машины. Кое-где были слышны радостные возгласы, песни, гуляния, а кто-то спал мирным сном, не обращая внимания на своих разбушевавшихся соседей.
   У этих людей было всё, как обычно. Но только я в этот праздник не чувствовала себя радостно. Мою голову с самого начала дня, в буквальном смысле слова, охватила депрессия, положительных мыслей в ней не было. Там были бесконечные вопросы, мысли, но связей между всем этим я не могла найти. Да, сейчас было намного лучше находиться рядом с знакомым тебе человеком, но я бы предпочла веселую и жизнерадостную Шанти с её строгими родителями, чем это.
   Микки для меня оставался одной из самых больших загадок. Я точно знала, что у него есть тайна, и не одна, а множество. И некоторые из них прямой линией были связаны со мной. Я не знала, куда делся тот милый паренек из парка, который настаивал на том, чтобы я сидела под его зонтом. У меня сложилось ощущение, что пока меня не было в доме тети, там что-то произошло. В этом маленьком пригороде что-то было, что заставило Микки надеть каменную маску с лицом безразличия. Но для меня было главным то, что я могла некоторое время пожить в спокойствии... Некоторое...
   В голову сразу метнулись мысли о том, что сейчас с Райаном. Его отец был полицейским, он тоже. Он был в моей комнате, а Шанти видела, как я оттуда убегала. Если Райан выживет, расскажет ли он о том, что произошло?
   ''Ну вот, ты уже беспокоишься о собственной безопасности! А ведь ты прекрасно знаешь, что безопаснее было бы, если Райан умрет... Будем надеяться, что это действительно случится'', - сказал мой внутренний голос.
   Я ужаснулась, я только что увидела человека, который прячется за этой скромной оболочкой. Точнее я услышала...
   Мне пришлось встряхнуть головой, чтобы забыть эти ужасные мысли. Нет, я ни хочу ничьей смерти, никогда!
   - Что случилось? - остановился Микки.
   - А что? Может, у меня просто голова разболелась... - ответила я.
   - Головная боль из уха не вылетает. Можешь не пытаться таким способом от неё избавиться.
   - Спасибо, я и без вас знаю! - я выдернула свою руку из его. Да, в нем действительно что-то не так.
   Мы продолжили идти по улицам города. Я думала о своем, а Микки... Я не знаю, думал ли он вообще. Главное, что если вдруг я услышу звук сирены полицейской машины, то непременно рвану с места куда-нибудь подальше, не обращая внимания на свои замерзшие ноги.
   - Не стой перед носом, Микки! - крикнула я парню, когда уткнулась в его куртку лицом.
   Когда я думаю, то смотрю всегда вниз, мне казалось, что так легче. Но ведь нельзя же было таким наглым образом вставать на моем пути.
   Я отошла от него, и моему взору предстал Porsche Carrera GT прекрасного черного цвета. Откуда я знала марку машины? Ответ прост - Шанти. Эта леди интересовалась машинами не меньше, чем любой автогонщик. Она показывала мне кучу журналов с выставками самых дорогих авто 2005 года. И этот я особенно запомнила.
   Моя голова опустела за несколько несчастных секунд. Я не знала, что мне сказать, да и комментарии к этой роковой малышке были лишними. Я видела, с каким любопытством меня разглядывал Микки. Но мне было не до него. Я не понимала, зачем мы остановились. Полюбоваться на машину? По-моему мне хватило впечатлений.
   - И что это? - прохрипела я.
   - Мне кажется, что это моя машина, - ответил мне Микки и достал из кармана куртки ключи.
   Тут меня будто окатили ведром с холодной водой. Я тщательно пыталась вспомнить стоимость машины, но единственное, что я помнила - это то, что машина входила в десятку самых дорогих, дальше рассуждать мой мозг не хотел.
   - Я вижу, она тебе понравилась, - пропел Микки и открыл двери машины, приглашая меня внутрь. Но мои ноги не двигались - они вросли в асфальт.
   - Только не говори, что ты её украл... - сказала я, пытаясь сдвинуться с места.
   - Я её купил, Эни. Эта машина по праву принадлежит мне.
   - Тебе нет 18! - вспомнила я.
   - Ну да, и поэтому ты считаешь, что я не могу водить? - он надо мной издевался.
   Моё сердце упорно колотилось, не давая мне нормально вздохнуть даже тогда, когда мы сели в машину. Всё было, как в тумане. Нет, самое главное было то, что я согревалась. В машине стало тепло. Мы мчались со скоростью 180 км/ч, что не могло меня не пугать. Но мы и с Шанти тоже ездили так быстро, поэтому я могла надеяться только на то, что Микки был хорошим водителем. А ещё я радовалась тому, что нигде не было ночного патруля. Мне хватило тех минут, что я провела в участке.
   - Когда мы приедем? - я пыталась разглядеть хоть что-то за уносившемся за окном пейзажем.
   Я поняла только то, что мы больше не едим по городу. Это была какая-то пустынная дорога. Примерно по такой мы ехали в музей вместе с классом.
   Я решила отлепить своё лицо от стекла и посмотрела на своего водителя. Вроде бы он совсем и не изменился, но черты лица стали грубее. Он уже не походил на семнадцатилетнего. Ну а его руки... Я была поражена, когда он снял куртку. Даже через толстый свитер можно было увидеть его накаченные до неузнаваемости руки. Микки явно возмужал за последние месяцы, которые я его не видела. Это для меня казалось невероятным, но факт есть факт.
   Наверное, мы ехали не больше часа, потому что теперь я могла увидеть вдалеке горящие огни, и открывался вид, на небольшой участок крыш.
   - Мы приехали в пригород я так понимаю? Сейчас мы едем к тебе? - я посмотрела на улицу, на которую мы завернули.
   - Я думаю не лучший вариант, но сойдет. Моё чувство подсказывает мне, что мы не просто так встретились, и ты не просто так сбежала от Куков.
   Ну конечно. Я бы тоже так подумала, если увидела себя, валяющуюся в парке среди деревьев. И мне показалось бы странным, что я уют и тепло предпочла мокрому снегу и холодному ветру.
   - Мне придется у тебя жить?! - эта мысль пришла ко мне не сразу. Удивительно, но я успеваю за такой короткий период времени сменить 4 дома!
   - Ну нет, если ты захочешь, то вполне можешь вернуться домой к тете, - это он сказал как-то слишком грубо, будто швырнул мне половую тряпку прямо в лицо.
   Наконец мы остановились.
   Это была довольно узкая улочка, которая явно не предназначена для двухстороннего движения. Она мало отличалась тем, что было на Драджикон стрит. Но главное то, что моя улица являлась краем, тупиком. За моим домом шло поле, а за домом Микки стоял ещё один дом.
   Что представлял собой дом Микки? Это было обыкновенное здание, не сказать, что слишком большое. При свете уличного фонаря дом казался желто-сиреневым. Перед домом была просторная лужайка. С правой стороны к дому пристроен был гараж, который мог вместить в себя две машины. Крыльцо было довольно большим, что позволяло летом спокойно отдыхать на какой-нибудь кушетке. Больше описывать здесь было нечего.
   Микки автоматически открыл гараж, в котором красовалась ещё одна дорогая машина. Её марки я уже не знала, но выглядела она так же превосходно, как и этот ''Порше''. Ну и ещё та машина была серебристого цвета и более просторная, чем эта. Молодой человек загнал машину в гараж и вышел наружу, его примеру последовала и я, вылезая из теплого гнездышка.
   Соглашусь в том, что дом, в отличие от моего, хорошо отапливался. Даже в гараже можно было не беспокоится о том, что твои ноги замерзнут, если ты не наденешь теплые сапоги.
   Гараж ничем особенным не отличался, кроме его содержимого, которое, я уверенна, стоило около миллиона долларов. Я никогда не думала, что Микки был богатым, да и сейчас я в этом не очень уверенна. Ему всего лишь 17 лет! Может, у него были богатые родители? Почему-то в этом я ещё больше сомневалась.
   - Дорогая и прекрасная, может, ты пойдешь внутрь? Здесь между прочим прохладно, - нет, он точно так никогда не общался. Пусть я и не могла похвастаться долгим общением с этим человеком, но стиль разговора я запомнила, и сейчас он отличался от того, что был пару месяцев назад.
   - Когда ты научился так говорить?
   - У меня было много времени, - улыбнулся он и жестом пригласил меня войти внутрь дома.
   Как только я вошла, то сразу сняла свои мокрые сапоги. В них по дому ходить было бы не совсем культурно. Свою куртку я скинула у входа, что было совсем не приличным.
   Теперь от смены обстановки и температуры я начала дрожать всем телом. Зубы нещадно выдавали чечетку. Я очень замерзла на улице и вполне возможно я уже простудилась.
   Микки сразу заметил моё промедление. В коридоре из комода он достал свитер, сухой и... мужской. Но мне не было до этого никакого дела. Он подошёл ко мне:
   - Я тебе дам сухую одежду и покажу твою новую комнату, только у меня нет ничего более женственного, чем этот свитер. У тебя есть одежда? - я совсем не думала о том, что будет со мной после того, как я уйду из дома Куков, поэтому с собой я никакую одежду не брала, а покидала в сумку вещи, которые для меня были более важными.
   Дом был не большим: на первом этаже была гостиная, кухня и коридор, ну и лестница наверх. Если считать входом дверь, которая вела в гараж, то справа была гостиная, прямо по коридору была кухня.
   - Пройди в гостиную, я принесу перекусить и одеяло, - Микки отдал мне свитер, а сам направился на кухню, я же прошла в гостиную.
   Передо мной предстала не большая, но довольна уютная комната. В ней было два окна на противоположной стене от входа, диван кресла и столик. На полу был шикарный белый ковер, а у одной из стен стоял стеллаж с книгами и аксессуарами. Комната была выполнена в пастельных тонах, а на окнах висели красивые занавески.
   Только сейчас, при свете торшеров и люстры я заметила, что до сих пор нахожусь в синем платье, которое мы с Шанти подобрали для Нового года, а на ногах были мокрые джинсы. Вот почему Микки принес мне свитер.
   К сожалению наступить на такой прекрасный ковер и тем самым испачкать его, ну а ещё и сесть на этот диван, который по моим меркам стоил довольно дорого - я не могла. В результате я встала с краю на пол, не застеленным ковром.
   Микки вернулся быстро с тарелкой в руках и пледом на плече. В этот момент он слишком удивленно посмотрел на меня.
   - Ну и почему ты стоишь? - спросил он.
   - Ну я не хочу испачкать твою дорогую мебель, - ответила я, густо покраснев, так как Микки в данный момент изучал мою одежду, потом он стал смотреть мне в глаза, при этом он одарил меня улыбкой.
   - Мои штаны будут тебе большими, - улыбался он, - а больше я не могу тебе ничего предложить. Хотя ты можешь снять джинсы и ходить по дому в платье.
   - Лучше уж в одних трусах, чем в этом! - я представила, как хожу по дому в синем шелковом платье на бретельках.
   - Тоже вариант, - Микки засмеялся и прошел в комнату, чтобы поставить еду на кофейный столик. Потом он с одеялом подошёл ко мне.
   - Ну? - как я сейчас жалела, что все вещи я оставила у Куков.
   - У меня есть рубашка, чистая, но думаю тебе она будут как платье... ну длинное то есть, - Микки вышел и через несколько секунд вернулся с белой хлопковой рубашкой.
   Мне ничего не оставалось делать, как спросить где находится ванная комната и пойти переодеваться.
   Ванная находилась на втором этаже. Когда я вошла и начала стаскивать с себя джинсы, а потом платье, то поняла одну не самую приятную мне вещь - верхняя часть нижнего белья отсутствовала, так как в платье были очень тонкие бретельки... В этот момент я думала, что уж лучше я останусь в платье, но оно было не удобным для частого ношения. С неохотой пришлось надеть рубашку, которая еле доходила мне до середины бедра. Я конечно не считаю, что мои ноги некрасивые, даже наоборот. Но я здесь буду с парнем жить, надеюсь недолго, так как в такой короткой одежде я ещё никогда не ходила и даже думала, что ни один человек в мире не заставит меня такое надеть, но...
   Смущенная больше, чем когда-либо я спустилась вниз, прикрывая свои ноги платьем. Я вошла в комнату красная, как помидор. Микки при этом пробежался по мне оценивающим взглядом - он явно знал, что рубашка не БУДЕТ длинной.
   - Хорошо выглядишь! - я его готова была убить в тот момент.
   - Дай свитер! - прорычала я.
   Через секунду я натягивала свитер, точнее я пыталась это сделать так, чтобы рубашка не поднялась ещё выше, но у меня ничего не выходило.
   - Позволь помочь, - Микки быстро подскочил ко мне.
   Он натянул на меня этот свитер, при чем стоял он ко мне вплотную. Я никогда ещё так не смущалась. Для меня такое было первый раз. Жить один на один с парнем, который на год старше тебя, хотя по внешности можно было бы сказать, что лет на 8.
   - Почему ты меня боишься? - тихо спросил он, при этом он всё ещё держал меня за талию.
   - Я не могу тебе доверять, ты от меня что-то скрываешь, - я почти утонула в этих голубых глазах.
   - Я просто не хочу подвергать твою жизнь опасности.
   - Но... - я не смогла договорить, так как Микки нежно поцеловал меня в губы. Тут-то я и растаяла, как мороженное на летнем зное.
   Не знаю, сколько мы простояли вот в таком положении. Я даже обняла его... но меня всё ещё знобило, поэтому голые коленки немного дрожали, и Микки это заметил.
   - Может, пора в постель? Ты замерзла, - прошептал Микки, немного отстраняясь от меня и смотря на мои ноги.
   Мне казалось, что сейчас я точно упаду, так как дрожь пробрала меня насквозь, а сознание почему-то так и хотело покинуть меня. Микки подхватил меня на руки и отнес не в мою комнату, а в свою.
   - У меня теплее! - ответил он, прижимая меня к себе.
   Только держаться, только держаться! Я не хотела терять эту ночь, так как после всех событий мне необходима была поддержка здесь и сейчас. Но я не могла - я дрожала, как осиновый лист. Я даже чувствовала, как холод ходит внутри меня, одаривая каждый мой орган порцией невыносимого холода. Я видела обеспокоенные глаза Микки и его заботу обо мне.
   Он отнес меня в свою комнату и уложил под одеяло. Кровать была большая, что вполне могла вместить троих довольно крупных людей, что меня радовало, так как все мои кровати широкими краями не отличались. Эта кровать была очень уютной и... теплой. Она как будто подогревалась снизу.
   - Спасибо. Ты куда? - Микки уже собрался выйти из комнаты.
   - Я пойду принесу ещё одно одеяло. Может, тебе ещё чай заварить?
   - Микки, останься со мной, - из моих уст это прозвучало, как мольба, я явно заболела.
   - Я только принесу ещё одеяло.
   Странно, но я почувствовала, что к моему горлу подбирается тошнота. Я не люблю это чувство, потому что очень редко его испытывала. Я попыталась сосредоточится на чем-то другом, например, на тепле.
   В теплой кровати и под толстым одеялом я чувствовала себя очень комфортно. Тепло не выходило наружу, а оставалось здесь, под покрывалом. Но проблема заключалась в том, что тепло было вокруг меня, и оно никак не могло пробраться через мою кожу. Оно щекотало волоски, заставляла появляться мурашки, но мне было холодно. Всё выглядело примерно как тогда, когда в моё тело проник туман, он оставлял те же самые ощущения, которые сейчас испытывала я.
   - Вот ещё плед, - сказал Микки, но мне казалось, что он мне не поможет.
   - Мне всё равно холодно, - сквозь зубы сказала я, пытаясь сдерживать дрожь.
   - Ты заболела?
   - Я не могла! - эту мысль я не хотела воспринимать.
   - Ну да, ты же всего лишь промокла от снега на морозе... - усмехнулся Микки, за что ему досталась моя не самая лучшая улыбка.
   Он был прав - я промокла, точнее промокли мои ноги. Но я должна была согреться, должна! Я находилась в теплом доме, в кровати, от которой веяло теплом.
   Я закрыла глаза, в надежде побыстрее заснуть. Я слышала, как Микки накрыл меня ещё одним одеялом, как плюхнулся на другом конце кровати, как сказал мне ''спокойной ночи''.
   Меня будто бы и поглотил сон - я видела какие-то картинки, но я точно знала, что сплю, ну или по крайней мере нахожусь в сознании. Но этот кокон, внутри которого нахожусь холодная я, не мог дать мне покоя. Это тепло, которое покалывало мою кожу, но которое не хотело проникать внутрь, будто что-то там его отталкивало. Этой муки я больше не выдержала.
   Я тихонько встала с постели, вылезла из этой баррикады. Микки спал самым крепким сном, что даже, когда я неуклюже наткнулась на комод, и с того с грохотом что-то полетело на пол, даже тогда он не проснулся. Я спустилась на первый этаж, чтобы поискать что-нибудь в холодильнике. Я хотела надеяться, что моя неприступная броня против тепла - это всего лишь голод, который я испытывала уже который час.
   Внизу была мгла, такая же не просветная, как и наверху. Я на ощупь спустилась с лестницы, стараясь не упасть. Выключатель я еле нашла.
   Комнату озарил свет, точнее коридор. В гостиной и кухне было всё также темно. Я не боялась темноты, но после дома тети она вселяла в меня какой-то страх.
   Первое, что попалось мне на глаза - это моя сумка, небрежно лежащая практически у самой входной двери. Она была запихана различными вещами, но только одна из них выглядывала из сумки. Бронзовая шкатулка маленьким краем была высунута за пределы сумки. Я совсем забыла о ней с тех пор, как ушла из дома Куков. Надо было спросить у Микки о записке - она давала мне понять, что он знает о том, что я теряю сознания при виде каких-нибудь вещей, и при чем всё это вызывало у меня странные галлюцинации.
   У меня появился шанс опять проверить своё сознание на прочность. Микки спал, а значит, у меня есть шанс скрыть от него всё это.
   Я тихо подошла к сумке и вытащила шкатулку, а потом бегом направилась в гостиную на диван, чтобы моё падение не вызвало шума. Странно, но эта вещь не произвела на меня эффекта так же, как и в первый раз. Я не теряла сознания. У меня появился шанс разглядеть шкатулку, но в полной темноте это было довольно таки сложно сделать. Я начала водить пальцами по поверхности вещицы - она была вся в каких-то выпуклых узорах, кое-где я даже прощупывала буквы. Я открыла шкатулку и стала прощупывать её внутренние стенки - они были обиты бархатом. Нет, эта вещь меня определенно разочаровала, так как я ничего не ощущала. Я сто раз прокрутила шкатулку в руках, прощупывая и натирая её с разных сторон, как будто это лампа Алладина. Я пыталась найти какой-нибудь тайный кармашек внутри, в котором была бы записка от моей Сьюзи. Но не было ничего. Ровным счетом ничего. Я рассердилась на себя и на эту штуку.
   Я бросила её обратно в сумку, не думая даже о том, что попала ли я в нее. Я уже отключила свет и начала подниматься наверх, как почувствовала странное головокружение. Похоже у меня запоздалая реакция. Лестница и дом начали расплываться у меня в глазах, я больше не могла держать равновесие. Я рухнула на ступени, так как ноги меня уже не держали. Я чувствовала, как моя душа отдаляется от моего тела - я опять провалилась в темноту, в эту бездонную яму. Я как будто со стороны услышала, что моя голова тяжело ударилась о ступеньки, но боли я не чувствовала. Я чувствовала какую-то вибрацию вокруг меня, но я не была материальна, подо мной не было поверхности. Я падала, видя только одну черноту вокруг себя. Похоже с каждым новым разом это чувство меняется. Потом вспышка и я очутилась на улице.
  
  ***
  
   Эта улица ни была похожа ни на одну из тех, что я видела в реальной жизни. Это место не было похоже ни на одну картину, которую я видела. Я лежала на ровной дорожке, выложенной гладко отшлифованными камнями. Передо мной были ворота, и они также не были похожи ни на одни ворота в мире.
   Высокие, изящные, огромные и могущественные. Даже на фоне простирающейся за ними темноты они выглядели великолепно, и ни одним изгибом не сливались с окружающим их миром. Что-то вроде поющего ангела было на них. Он был белым с золотыми крыльями и трубой в руках. Острые же концы ворот также были золотыми, и это золото переливалось блеском на свету. За ними была видна дорога, слабо освещенная уличными фонарями.
   Я пыталась понять, где нахожусь, и поэтому стала следить за удаляющимся за мной забором. То, что я увидела, ошеломило меня ещё больше.
   Я попала в средневековье? В Англию? В Шотландию? Нет. Тогда ещё не было таких изысканно красивых машин, под капотами которых скрывались сотни лошадиных сил. Может, я в раю? Ну тогда почему в этом раю сейчас ночь?
   В эту минуту я почувствовала то неприятное ощущение, будто рассыпалась на миллиарды молекул и вновь соединилась. Меня чуть не стошнило. Сквозь меня прошли люди, как и тогда, в тех видениях. Это была пара: мужчина и женщина были роскошно одеты. На нем был черных костюм, отливающий серебром, а на ней самое красивое в мире платье, которое мне только доводилось видеть. Полы золотого платья этой брюнетки были длинными, но она не боялась их запачкать, да на них будто и не приставала эта пыль!
   Они направлялись в сторону этого здания, которое произвело на меня такой шок. У этого изысканного и очень большого дворца стояли машины различных марок, причем я уверенна была, что цены на них превышали 700 тысяч долларов каждая. Нет, но самым драгоценным здесь был этот дворец, который невозможно описать ничем. Он был огромен, красив, с колоннами и окнами больших размеров. Кое-где торчали башенки, во многих окнах был свет. Также до меня доносились ноты... вальса. Передо мной было превосходное сочетание несочетаемого. Красивые, будто прекрасные леди машины и старый, но невероятно могущественный дворец, вокруг которого разместились дорожки, кустики, цветы и арки. Вокруг сновали люди, а на фонтане передо мной сидели пары.
   Не знаю, откуда мой мозг взял такие картины, и как тем более он воплотил всё это в жизнь, но это было так, и я находилась здесь.
   Но это было ещё не самое странное. Все люди, все до единого были в масках. В больших и маленьких, в роскошных и не очень: все они были в масках, даже слуги, которые разносили напитки.
   Это был маскарад. Люди были в масках и прекрасных одеждах, с дома веяло весельем и плясками. Но сейчас современность, и эти роскошные маскарады никак не вписывались в обычную жизнь.
   Так, где я такое видела? Точно - это был бразильский парад. Дамы там тоже были в масках, но они были в полуобнаженном виде, чего нельзя было увидеть здесь. Да и огромных крыльев за спиной я тоже не замечала.
   Что привело мой мозг к таким картинам - стресс. Много чего произошло за один день, и голова просто не выдержала. Но в тоже время, какой-то частицею души я понимала, что всё это связано с той шкатулкой.
   - Что ты тут делаешь?! У тебя нет приглашения! - за моей спиной я услышала довольно знакомый голос. Я обернулась.
   Сзади меня шли две женщины, одна из них была очень молодой. Это можно было понять по её хрупкому телу. Они обе были в темно-синих платьях и с масками на лицах. Но этот голос я знала, он запечатлелся в моей душе навсегда. Это был голос моей бабушки, это был голос моей Сьюзи.
   - То, что я ещё представляю для людей опасность не значит, что я буду представлять её здесь, среди мне подобных, - это был голос моей мамы, только слишком молодой, слишком юношеский, но в нем всё ещё были те ноты.
   - Я слишком много тебе позволяла в детстве!
   - Не напоминай мне о том, что было столько лет назад! Мне надо с тобой поговорить, а так как в маске меня не узнают, то и опасаться мне нечего, - прошептала мама.
   Они шли не тихо, но и не слишком быстро. Я понимала, что я должна узнать, для чего я здесь оказалась, а значит, я просто должна была пойти за ними.
   Не знаю, сколько прошло людей сквозь меня, но они меня не замечали, а значит, что мне везет и прятаться в этом огромном дворце мне не надо.
   Следующие пятнадцать минут они шли молча, ни говоря друг с другом. Странно, что моя мама была такая молодая, но ведь я её такой уже видела, только в другом видении. Ну и бабушка тоже была молода, по фигуре и по очертаниям лица - ей было не больше 30, что явно противоречило законам физики и биологии. А из этого следует, что всё, что я вижу - это просто игра моего воображения. Ей 30, а маме 15... такого не может быть.
   Мы вошли в огромный зал, в котором было полно людей в масках и нарядах, превосходящих наряды самой королевы Англии. Тут была еда, музыка и веселье. Все либо плясали, либо смеялись, и лишь только некоторые стояли в уголке и тихо пили свой бокал шампанского, смотря на окружающих.
   Но даже здесь всё было как-то не так. В воздухе что-то было. Оно было как туман, но не такой. Оно было как разряд электричества, но никого не било током. Я просто не знала, что это могло быть, но это доставляло мне явный дискомфорт.
   Мы: я, мама и бабушка, направлялись в какую-то комнату, которая, судя по всему, находилась на втором этаже. Могу сказать точно, что такого роскошного дворца нельзя увидеть даже по телевизору. Внутри всё было настолько драгоценным, богатым и невероятно красивым, что нельзя было оторвать глаз. Но всё это я видела бегом, так как мне нельзя было упускать из виду двоих людей.
   Мы шли по коридору, с двух сторон которого находились двери. На полу был шикарный ковер и настолько чистый, что будто здесь или никто не ходил, или его убирали каждые пять минут.
   - Эта комната наша, - бабушка достала из сумочки ключи и вставила в замок.
   Дверь открылась, и я увидела огромную комнату, очень красиво убранную. Это была спальня, так как большое пространство занимала здесь кровать, вокруг также стояли кушетки, цветы, комод и зеркало. Также здесь было огромное окно и балкон.
   - Садись, Анна, - сказала Сьюзи, когда села на край кровати. Анна присела рядом, я же осталась стоять у двери, так как расстояние между ними и зеркалом напротив меня смущало.
   - Я жду ответов, - сказала моя мама.
   - Я довольно долго оберегала тебя, я еле вымолила у них пощады, а ты еле-еле оказалась совсем не тем, кем должна была стать, - это предложение Сьюзи произнесла как приговор, и не только себе.
   - Мама, я не хотела умирать. Я его об этом не просила! Это всё было не по моей вине! - рассердилась Анна.
   - Не надо было влюблять его в себя, Анна! - также сердито ответила Сьюзи.
   Я не понимала смысла этого разговора, так же как и предыдущих, что я видела в своих обмороках.
   На минуту в комнате воцарилась тишина, и я проскочила поближе к маме с бабушкой. Я чуть не налетела на стекло, но вовремя остановилась и уставилась в свое отражение.
   Я была призраком, самым настоящим. Я тихонько отражалась в зеркале, просвечивая голубым цветом. Вокруг меня был маленький туман, но походу это видно было только в зеркале, так как никто меня не замечал.
   - Что это? - в голосе мамы почувствовались нотки страха, она смотрела в зеркало и, судя по всему, видела там моё прозрачное и туманное отражение.
   - Это призрак. Таких много здесь бродит. Он скоро уйдет.
   - Это девушка, мама, - сказала Анна.
   - Я вижу, - Сьюзи прищурилась, будто пыталась получше рассмотреть моё смазанное отражение.
   - Она уйдет, когда? - я не хотела понимать, что сейчас они говорили обо мне, как о призраке. Но это было так, а значит, я должна была быть мертва.
   - Она тебе мешает? Она никогда никому не сможет сообщить наш разговор, да и зачем ей это. Пусть бродит по этому замку и пугает других. Хотя и это мало вероятно.
   - Я пришла поговорить не о призраках, - ответила Анна, при этом видно было, как она вжалась в кровать, поэтому я не стала её больше пугать и отошла от зеркальной поверхности.
   - А почему же ты так боишься? Ты много лет прожила на этом свете и испытала на себе самую большую и невыносимую боль в мире. Ты больше никогда не умрешь, ты уже умирала. Что тебе ещё надо?
   - Мама, я нарушила один из самых главных законов не по своей вине. А чтобы жить нормально, я испытывала каждый день эту боль, но она заменялась мне моим терпением. Я уже почти не влияю на людей, как ты. Но вы мне до сих пор запрещаете жить нормальной жизнью... - я никогда не думала, что моя мама может быть вот такой... доброй и... она действительно испытала самое худшее, но это было лишь моё воображение.
   - Твоя жизнь перестала быть нормальной, когда тебя убил не человек, а зверь! И я всегда говорила, что у него не может быть чувств к тебе!
   - Мама! Он любил меня! Он страдал из-за меня! - Анна начала плакать.
   - И он бросил тебя! Бросил, потому что испугался меня! Выкладывай, что ты там хотела, иначе я сдам тебя им и ни капельки об этом не пожалею! - кричала бабушка.
   - Я беременна... - выдохнула мама и закрыла лицо руками.
   Всё, что было в тот момент на душе бабушки, замерло в один миг. Она перестала дышать, моргать. Она даже не могла закрыть рот. Она смотрела перед собой и ничего. В её душе не было ничего.
   - Я не знаю, что со мной будет. Я боюсь... меня могут найти. Они убьют и меня и её, - плакала Анна, - я нарушило самое важное правило мама! Я просто хотела жить нормальной жизнью, а теперь я скрываюсь, как самая последняя трусиха! Теперь я не могу находиться среди людей. Во мне всё обострено до предела! Помоги мне, мама! - я чувствовала в этом голосе настоящую мольбу. Я сама была готова расплакаться, хотя не понимала почему. Это ведь всего лишь моё подсознание...
   - Как я это сделаю? - дрожащим голосом спросила Сьюзи.
   - Как-нибудь, ведь тебе многое удавалось...
   - А почему она? Ты уверенна, что у тебя дочь? Когда это случилось? Когда ты узнала? Ты не можешь больше...
   - Могу, но я боюсь за нее, за мою Энге! Я не знала сначала, что беременна, пока мой живот не стал расти! И я ни к чему не прибегала! А потом она стала толкаться... и я поняла почему все мои чувства настолько обострены, поэтому Конан всё время испытывает головную боль...
   - Но ведь он человек...
   - Я не знаю, - тихо ответила мама.
   - Возьми и никогда не бросай! - бабушка протянула в руки Анны ту самую шкатулку, которая сейчас валялась там, в доме Микки. - Никто, кроме нашей семьи не сможет открыть эту шкатулку никогда! Она никогда не подчиняется чужим рукам, если не чувствует родство. Она поможет тебе на время, пока у неё есть силы... А дальше я не знаю, что делать. Только бежать, Анна. Я ничем не могу больше помочь.
   - Как думаешь, кто она? - тихо спросила мама.
   - Я не знаю, Анна. Будем надеяться, что человек... хотя я в этом уже не уверенна.
   - Значит, она существо? - Анна смотрела в глаза матери.
   - Я не знаю...
   - Такое когда-нибудь было? - также тихо спросила Анна.
   - На свет рождаются люди, животные, птицы, насекомые и рыбы, и этот мир не предназначен для рождения кого-либо другого. Я не знаю, кто живет внутри тебя, но это не человек, не животное, не птица и даже не рыба и уж точно не насекомое. И Анна, нами не рождаются, нами становятся.
  
  Глава 21.
  Голубое мерцание...
  
   Я не знала, воспринимать ли мне этот разговор всерьез. Вполне возможно, что моё сознание помешалось. Я падаю в обморок от вещей, я вижу молодых бабушку и свою маму, я отражаюсь в зеркале, как призрак. Со мной что-то происходило. Я не понимала этого.
   Я уже не могла слушать этот разговор. Я выбежала из комнаты и побежала по коридору. Мне хотелось, чтобы всё это прекратилось. Я никогда не думала, что всё дойдет до такого. Мама называет меня существом, а бабушка не уверенна, что я человек. Может ли это действительно быть правдой? Я не могла найти ответы на все вопросы. Я ни на один вопрос не могла найти ответ! И меня это злило. От меня что-то скрывали, и скрывают до сих пор. Микки говорит, что это опасно для меня и для него. Но что опасно?! То, что он расскажет? Что он мне объяснит?
   Я спускалась по лестнице и плакала. Я проходила сквозь людей, кто-то замечал моё отражение в зеркале, но меня это не волновало. Сегодня я хотела узнать то, что приснится мне в этот раз после обморока, но я не ожидала услышать этого. Я человек, у меня есть ноги, руки, голова. Мои глаза редкого, но обычного синего цвета. У меня нет никаких особенностей. Я ничем не отличалась от любого подростка в этом мире. Да, происходят странные вещи в этом городе, которого даже нет на карте, но, скорее всего, это я плохо искала тогда... И я не существо, я не родилась от пятнадцатилетней матери - я человек. Сейчас моей маме сорок, и она выглядит на свой возраст. Мой самый родной и близкий мне человек умер пять лет назад, а папа пропал. Это немного необычно, но в других семьях бывает и хуже...
   Я мчалась по огромному залу на выход. Мне необходим был свежий воздух. Мне нужно было выветрить все нахлынувшие на меня воспоминания. У меня дрожали руки, а голову сводила ужасная боль. Я не знала, почему я до сих пор не возвращаюсь в реальность.
   Я бежала к фонтану, который стоял напротив этого дворца. Он был также шикарен и также могущественен. Вода тонкими изящными струйками возвышалась посередине фонтана. Кое-где сидели люди и разговаривали. Мне хотелось знать, буду ли я также отражаться в водной глади? А может, мне вообще здесь утопиться? Хотя я призрак - я уже умерла. Может, я попала в ад, и призрак смерти так надо мной издевается?
   Это случилось неожиданно. Я почти добежала до фонтана. И я не смотрела перед собой, потому что мои мысли запутались, и я хотела найти хоть какую-то зацепку. Но именно в этот момент, совершенно неожиданно для себя, я налетела на человека. Это было, как удар машины о забор, крепкий забор. Причем больше всего пострадала машина, а не забор.
   Моей преградой стал человек. А я думала, что просто пройду сквозь него, как это было в других случаях. Но на этот раз меня просто отбросило от него. Я не упала, но это было так неожиданно, и, похоже, он тоже это заметил. Это был молодой человек, к сожалению, я не могла определить его возраст. Он был высоким, стройным, в черном костюме, закрывающем его с ног до шеи, у него была красивая черная маска, а ещё он был блондином. Но единственное, что меня удивило, так это его глаза - голубые, как небо и... в них была боль. Эти глаза я не раз видела и прекрасно знала, кому они принадлежат. Его взгляд был рассеянным - он не видел меня. В его глазах я не видела своего отражения, но я точно знала, что именно он заставил меня остановиться, именно с ним мы столкнулись.
   Я никогда раньше не видела его в своих так называемых ''снах''. В них были моя мама, бабушка, другие незнакомые мне люди, но не он.
   Но всё закончилось также быстро, как и началось. В один миг всё пропало, всё стало черным, а я опять чувствовала себя как ''неизвестно что''. Я не была материальна, я не чувствовала ни дрожи, ни головной боли. Я проваливалась в темноту, в которой где-то вдалеке был слышен чей-то голос.
  
  ***
  
   - Ты мне расскажешь, что это было? - сверху на меня смотрел Микки.
   Он был сердит, но в то же время в нем читался какой-то страх. Я попыталась поднять голову, но Микки крепко удерживал её в своих руках.
   Теперь я снова её чувствовала - головную боль, которую ощущала в своем ''сне''.
   - Что со мной было? - я когда-нибудь получу точный ответ на свой вопрос?!
   - Я не знаю как, но ты умудрилась упасть на ступеньки! И хорошо, что ты по ним ещё вниз не скатилась, иначе вряд ли бы осталась жива! - его просто разрывало от гнева.
   - Я хотела попить, но ничего не нашла, а потом поднималась наверх... - нагло врала я.
   - Эни, говорил же тебе поесть, а ты спать захотела. Ты упала в обморок!
   Я лежала в гостиной на диване, торшеры были включены, а моя голова лежала на ногах Микки, и он крепко её сжимал.
   - Отпусти мою голову, она не оторвется, не бойся! - я попыталась вырваться из его рук.
   - А разве ты не чувствуешь боли? Ты ещё мало ударилась! Или ты забыла, как валялась на траве и из твоей раны на голове шла кровь?! - этот момент я никак не хотела вспоминать.
   - Я не хотела падать, Микки. Я почувствовала что-то неладное и схватилась за перила!
   - Что дальше? - он смотрел на меня так, будто знал о том, что я видела этот ''сон'', но я не хотела выглядеть сумасшедшей.
   - А дальше я очнулась здесь, на диване, и мою голову разрывает ужасная боль! - ответила я как можно правдивее.
   - Точно?
   - Точнее не бывает! И ты достал меня со своими тупыми вопросами, Микки. Если хочешь упечь меня в психушку, то знай, что я туда не пойду, даже если жизнь там будет гораздо лучше этой! - теперь злилась и я.
   - Ты о чем сейчас?
   - Не притворяйся идиотом, Мик! - я вырвалась из его рук и встала. - Где аспирин? Где у тебя аптечка?
   - В ванной комнате, наверху.
   - Спасибо! - я метнулась на второй этаж.
   Я думала, что год не будет таким плохим, но начало у него было не самое лучшее. Когда я встретила Микки, то подумала, что это хороший знак, а потом он ещё отвез меня к себе домой. Но я не думала, что увижу его в своем обмороке. Я не думала, что именно через этого человека я не смогу пройти, как это было с остальными. Я также не думала, что увижу себя в качестве приведения, и что меня также увидят бабушка и мама. Всё, что сейчас было, я хотела забыть, как страшный сон. Но это не давало мне покоя. В моей голове появились новые мысли. Мне казалось, что я лопну от избытка информации и впечатлений, полученных мною за один лишь день.
   Свет на втором этаже был включен во всех комнатах, поэтому я без проблем добралась до ванной. Это была довольна большая комната, обложенная голубой плиткой с причудливыми узорами. На полу возле ванной и туалета находились коврики, которые были немного светлее, чем плитки. Также в комнате находились тумбочка с раковиной и зеркалом над ней и стиральная машина. Свет был приглушенным, что было довольно приятным. Комната выглядела просто, но красиво.
   Я открыла шкафчик рядом с зеркалом, где стояли разные принадлежности, в том числе и аптечка. Там я нашла аспирин. Моя головная боль росла с каждой минутой и давила на меня изнутри. С глаз текли слезы.
   Когда-нибудь я всё узнаю! И это решит все мои проблемы. Я несла на себе груз неизвестности, от которой с каждым днем становилось всё тяжелее. В своей голове я прокручивала все те моменты, что казались мне странными. Они причиняли мне боль, я не хотела о них думать. Я хотела от всего этого сбежать ещё тогда, когда только вошла на порог тетиного дома. Я почувствовала эту угнетающую неизвестность, и она меня очень сильно пугала.
   Я закрыла дверь и стала набирать воду в ванную. Я хотела окунуться и забыть все свои проблемы. Я старалась не думать. Я пыталась погасить головную боль. Вода шумела, наполняя края ванной. Как только она достаточно наполнилась, я залезла в нее.
   Теплая вода всегда умиротворяет, расслабляет. После настолько загруженного дня нет ничего лучше. Я распустила свои длинные волосы, и они упали на мои плечи, а концы в воду. Раньше я любила играть со своими волосами в воде, потому что там они такие мягкие, они не запутываются и приобретают красивый темный цвет. Но сейчас я от этого отвыкла. Я не принимала ванную с сентября месяца - был только душ. В воде мне было тепло, будто меня укутали одеялом. Я опрокинула голову назад и пыталась думать о хорошем.
   Я думала о Сьюзи, вспоминала время, когда она ещё была жива. Это было прекрасное время. А Рождество! Даже мама не могла его испортить. Говорят, что об умерших надо думать только хорошо, но о своей бабушке я просто не могу думать плохо. Все самые счастливые моменты моей жизни были связаны с ней и с папой. Я помню, как папа учил меня плавать в океане, а бабушка смотрела на меня и улыбалась. Она улыбалось той самой улыбкой, которой она одаривала меня каждый раз, когда я делала что-нибудь полезное и хорошее. Она редко выходила с нами в люди, также как и мама. Но с папой мы тоже были счастливы. Те моменты, когда он не был в очередной командировке, он проводил их со мной. Счастливые дни, драгоценные жизни моменты... Всё это было так далеко от меня. Жизнь изменилась, и я пока не знала в какую сторону.
   Вот, я опять стала думать о плохом. Я окунулась в воду с головою, пытаясь ''смыть'' с себя эти плохие воспоминания. Вода, голубое. Мне всегда нравилось голубое. Мне нравятся голубые глаза Микки - они как океан, как небо, такие же бездонные и бесконечные. Мне нравится его внешность, его странный характер. Но иногда это выводит меня. Он почему-то боится находиться при людях. Я тоже не люблю шумиху и кучу народа. С детства меня окружали только мама, папа и бабушка. Они очень редко разрешали мне гулять с другими детьми. Поэтому в школе я не имела друзей...
   Я опять подумала о плохом, поэтому окунулась ещё глубже и задержала дыхание. Когда ты под водой, то ты не можешь плакать - и это хорошо. Под водой я не ревела, хотя готова была разрыдаться.
   Наконец я вышла из ванной, обернутая полотенцем. В голове мелькала фраза, которая доставляла мне неудобства. Я не хотела понимать её.
   ''На свет рождаются люди, животные, птицы, насекомые и рыбы, и этот мир не предназначен для рождения кого-либо другого. Я не знаю, кто живет внутри тебя, но это не человек, не животное, не птица и даже не рыба и уж точно не насекомое. И Анна, нами не рождаются, нами становятся.''
   Я НЕ ЧЕЛОВЕК. Эта фраза пугает меня больше всего. И они тоже не люди, они стали кем-то другими. Я хотела думать, что это только моя больная фантазия, но откуда я могла такое придумать? Я не смотрела часто телевизор, не посещала кинотеатры, и тем более я не видела ничего фантастического. Один раз я прочитала книгу о каких-то эльфах и тут же её забросила подальше, так как меня стали посещать не самые хорошие сны. Я не могла понять, откуда это всё берется. Я чувствовала в себе что-то, но скорее всего это был страх перед неизведанным.
   Я села на пол и заплакала. Я не всхлипывала - я только плакала. С глаз текли слезы, а душа разрывалась на части. Мокрые волосы падали мне на плечи. Они были ''холодными''. Они не грели меня так, как это бывает, если они сухие.
   - Эни, с тобой всё в порядке? - это Микки постучал в дверь.
   - Всё хорошо, я приняла ванну.
   - Я приготовил тебе поесть. Когда закончишь, спускайся вниз.
   Его голос опять стал равнодушным. Микки слишком часто менялся. И я определенно не могла понять этого.
   Я собрала свои мокрые волосы и завязала их повыше. Также я одела свои уже сухие джинсы и рубашку Микки со свитером. Выглядела я почти нормально, если не считать моих заплаканных глаз.
   Я спустилась вниз, на кухню. Микки приготовил мне какой-то салат и сок.
   Он сидел напротив и смотрел, как я ем. Я немного смущалась под его взглядом, но есть хотелось больше. Сейчас было около 4-х часов утра, но на улице было всё также темно. Я быстро поела и помыла за собой посуду.
   Он наблюдал за мной всё время, не произнося ни слова. Он что, пытался по моим действием что-то разгадать? Нет, я никогда не скажу ему, что вижу ''сны'' при этих обмороках. Я это никому не скажу, кроме Эрн.
   О ней я последнее время совсем не думала. Я бросила её так же, как и Леона. Она, наверно, ужасно на меня дуется. Но я ей всё объясню, я ей всё расскажу. Она должна меня простить и понять. В глубине души я совсем не хотела с ней расставаться, когда писала записку Леону перед моим неудавшемся полетом в США. Но видеть её слезы, умолять не волноваться... Это было выше моих сил.
   - Как включить телевизор? - спросила я Микки, когда села на диван, а он примостился рядом со мной.
   - Сзади тебя пульт лежит, - всё таким же безразличным тоном сказал он.
   Вот именно сейчас, именно такой тон и манера общения меня выводят из себя. Но я сдержалась. Я взяла пульт и включила телевизор.
   К сожалению, по телевизору хоть и показывали около сотни разных программ и новостей, но мне ничего не нравилось. Я тупо переключала каналы с одного на другой, но Микки всё также смотрел только на меня.
   - Ну что? Что ты так на меня смотришь? - не выдержала я.
   - Ничего, - вот так вот просто ответил он.
   - Микки, по-твоему, я дура?! По-твоему, я ничего не замечаю?!
   - Нет, ты вполне умная, - улыбнулся он.
   - Это уже не смешно! Объясни мне, откуда ты узнал, где я нахожусь?! Зачем ты мне прислал эту шкатулку и записку?
   - Я ничего тебе не присылал и не писал, - он опять принялся за старое.
   - Да хватит тебе уже! Сначала ты приходишь к моему дому и плетешь мне какую-то ерунду про ''бабушка тебе, конечно, ничего не сказала о нас''! Потом отговариваешься! О, ну конечно, ты ещё приносишь мне кулон с запиской от моей бабушки! Ты заставлял меня его открыть! Кто они? Зачем ты это всё делаешь? Расскажи мне! - я еле остановилась, чтобы не рассказать ему всё.
   - Я не понимаю о чем ты говоришь. Да, я заставлял тебя открыть кулон, но я не знал, что там записка от твоей бабушки. Он мне пришёл по почте, и я решил отдать его тебе. И ты ведь сказала мне тогда, что не открывала его. Ты потом его открыла? - он говорил всё с тем же невозмутимым тоном.
   - Задаю вопросы я, а не ты! - злилась я.
   - Ну тогда у меня просто нет ответов на твои вопросы.
   - Они есть, я уверенна! Почему ты меня наталкиваешь на это? А потом отпираешься?
   - Что? Эни, пойми, я уже говорил тебе... Тебе нельзя этого знать, я сожалею, что тогда проболтался, но и рад, что не выдал ничего. Тебе нельзя это знать и точка. Это опасно для твоей жизни, - он попытался обнять меня за плечи, но я отвернулась.
   - К черту жизнь! Мне нужны ответы! Я больше не могу жить со всем этим! Зачем меня мать только отправила сюда? Чтобы я с ума сошла? - я опять начала плакать.
   Я уже поняла, что он мне никогда ничего не расскажет. Он будет давать подсказки, но ничего не скажет, не пояснит. Может, мне стоит затолкать все эти вопросы в коробку и запихать её подальше в моей голове? Я попыталась жить нормально, но долго это не продолжилось. Судьба не расположена ко мне, она издевается надо мной. Она заставляет меня бегать по замкнутому кругу, и это ей доставляет удовольствие.
  
   Тот разговор так и окончился. Мик больше не ответил ни на один из моих вопросов. Поэтому через час просмотра скучного канала я уснула.
   Проснулась я от яркого света. Я не привыкла так просыпаться. В мои окна лучи солнца обычно никогда не попадают. Я потянулась и встала. Я спала на диване, накрытая пледом. Телевизор был выключен, а из окон струился свет. Погода была ясная, что меня очень порадовало. Микки куда-то ушел. Я была одна в этом светлом уютном доме.
   Я включила музыкальный канал и начала танцевать под все веселые песни, которые только слышала. Я хотела, чтобы сегодня у меня было прекрасное настроение. Та коробка с вопросами была поставлена на самую высокую и далекую полочку в моей голове, и я нарочно забыла, где она находится.
   Я прыгала и подпевала, как маленький ребенок. Хотя я таким и была. Я никогда не чувствовала себя взрослой. Даже когда бабушка умерла, а папа пропал, я хотела бегать и орать, и плакать, и бить всё подряд, лишь бы мне вернули их. Я слишком рано пережила смерть самого близкого мне человека. Мне пришлось рано взрослеть, чтобы понять, что жизнь это не игрушка. Её нельзя починить или купить новую. Она одна, и она очень сложная. Но в душе я остаюсь той маленькой Эни, которой бабушка каждую неделю покупает вкусное мороженое. Точнее я хочу остаться такой...
   Тут начала играть песня Celine Dion - ''Titanic''. Я ненавидела эту песню, я ненавидела фильм ''Титаник''. Он заставлял меня плакать, а я не люблю плакать. Я бегом кинулась к пульту, чтобы выключить раздражающую меня мелодию.
   Я села на диван. Моё настроение испортилось. Мне уже не хотелось петь и танцевать.
   Из-за громкой музыки я не могла услышать, что было вокруг меня, я не могла услышать, как открывается дверь или подъезжает машина. Но теперь я четко слышала, как в гараже что-то или кто-то пытался сдержать крик. И это была вовсе не машина. Я содрогнулась от звуков, похожих на скул собак. Только это было намного громче. По коже пробежали мурашки, а в голове возникли не самые приятные мысли.
   Я вся напряглась, пытаясь уловить хоть толику понимания всего этого. Я хотела думать, что это опять моё воображение, но глупо всё спихивать на него. Я схватила какую-то тяжелую статуэтку с полки. Я не знала чего, но я боялась. Мне не нравился этот звук, который был слишком неправильным для такого хорошего дня. Я пошла к двери, ведущей в гараж.
   Я дрожала, но пыталась идти уверенно. Мой голос пропал сразу, как только я услышала этот звук. В случае чего я просто не смогу произнести ни слова, но тем лучше. Я подошла вплотную к двери и приложила ухо.
   Я слышала стоны, кто-то или что-то стонал от боли, это пыталось сдержать крик. Оно скребло по чему-то, издавая неприятный звук, судя по всему, это была машина.
   Сложно передать те чувства, что я испытала, когда чуть приоткрыла дверь. Это не было похожим на страх, это также не было похожим на шок. Я так же, как и моя бабушка в моем ''сне'', замерла. Во мне не было никаких эмоций, только вот ящичек с вопросами, который, как мне казалось, я так надежно спрятала. Но он с огромной скоростью вернулся на первый план, открылся и завалил меня новыми вопросами. Я еле выдержала такого натиска.
   Я захлопнула дверь и побежала на второй этаж и заперлась в ванной комнате. Я включила воду и стала напевать какую-то песню. Мне было действительно страшно. Теперь и этот дом перестал мне казаться таким добрым и светлым. Я больше не видела здесь поддержки. Я не знала, к кому мне теперь бежать. Что мне сделать, чтобы меня никто не мог найти? Мне умереть? А если я не смогу? Я не способна на убийство, даже самой себя... Бежать? Опять бежать... Почему я всегда сбегаю от проблем? Может поэтому, я получаю их ещё больше, потому что постоянно бегаю от них...
   Мороз пробежал по коже. Опять этот холод. Я его ужасно боюсь. Я не думала, что здесь этот холод станет чем-то материальным. Я не думала, что здесь со мной будет что-то из ряда вон выходящее...
   Но в моей голове до сих пор была эта картина: через маленькую щелочку было видно Микки. Он стоял на коленях, пытаясь удержаться руками за машину, но они не держали его. Он ногтями сдирал краску машины вместе с металлом, издавая этот ужасный звук. А его тело... Он пытался кричать, но из губ вылетал только подавленный стон, но он был слишком громкий. И ещё было кое-что... Микки светился, точнее он был в каком-то ''полутумане'', а его тело... Оно мерцало чем-то голубым.
  
  Глава 22.
  Попытка ''номер два''...
  
  
   Если я когда-нибудь умру, то это будет вполне человеческая смерть. Я могу умереть от старости, от несчастного случая или меня убьют, но это будет человеческая смерть. Я не хочу ничего, что было бы похоже на сверхъестественное. Да, может, я и помешалась. Но я не хочу, чтобы меня окружали вещи, которым нет объяснения. Хочу всё точно по-научному, чтобы всё уже было доказано человечеством.
  
   Я сидела на керамическом полу в ванной комнате. Из крана мощной струёй текла вода, а я напевала песню группы Nirvana. В этот момент мне казалось, что нормальная жизнь для меня закончилась раз и навсегда. Мой мозг перестал воспринимать реальность, поэтому выдавал мне фантастические картинки и видео. Я хотела плакать, но не могла. Всё внутри меня кипело от негодования.
   Может, у меня действительно был рак? Как там говорила мне Эрн? Я не хочу быть сумасшедшей. Вернуться в дом Куков? Они отправят меня лечиться в психиатрическую клинику, ну или в тюрьму... Хороший вариант... Тогда меня все оставят в покое. Мне нужно успокоительное.
   Я полезла в шкафчик, где была аптечка. Я не знала ни одного успокаивающего лекарства, но попытаться найти мне его стоило. Я мельком глянула на себя в зеркало: на моем лице читался страх, а глаза уже не были такими синими, как прежде. В них что-то угасло - они стали темнее. Теперь вполне можно сказать, что у меня черные глаза, которые еле-еле отличались своим цветом от зрачка. Я не стала обращать внимание на эту метаморфозу. Я уже вынесла себе приговор - сумасшедший подросток. Всё ненормальное, что я сейчас видела, я объясняла себе помутнением рассудка.
   Ничего успокаивающего я не смогла найти в аптечке. От этого мне стало ещё хуже. Я ещё раз посмотрела на себя в зеркале и точно решила, что пора навестить психолога. Мои глаза - это то, что вызывало моё недоумение. Они раньше никогда не меняли цвет. Никогда. У них был красивый синий цвет, достаточно редкий. Каждый человек, которому доводилось меня встречать, всегда говорил, что у меня очень привлекательный цвет глаз. Наверно, это было единственным моим преимуществом перед моими одноклассниками и знакомыми. Но сейчас эти неистово черные глаза меня пугали.
   Я придвинулась ближе к зеркалу: черные глаза, с маленькими синими крапинками, которые с далека нельзя было увидеть. Они почти сливались с этим черным туннелем, который мы называем зрачком. Я не могла оторваться от своего отражения. Оно будто манило меня к себе. Но что-то внутри меня заставляло не смотреть в зеркало. Мне хотелось закрыть глаза и представить, что это всё сон. Самый ужасный сон в моей жизни...
   Я потрясла головой, будто это помогло бы мне избавиться от этого устрашающего цвета глаз. На сегодня мне хватило фантастики.
   В дверь постучали.
   - Эни, ты скоро выйдешь, мне ведь тоже надо справлять свои нужды! - или это из-за воды, или из-за чего-нибудь другого, но голос Микки очень изменился.
   Раньше его голос всего лишь чуть-чуть отличался от подросткового. Но теперь я с уверенностью могла сказать, что этот голос принадлежит мужчине, лет 30 точно.
   - Что с твоим голосом? - я закрыла воду, но ещё не стала открывать дверь.
   - Я простудился, - ответил мне Микки, если это конечно он.
   - Сейчас, подожди... - я посмотрела на себя в зеркало - глаза были черными. Мне пришлось закрыть челкой пол лица. Лишь только в просветах между неровно спадающими прядями волос я могла разглядеть всё, что было вокруг меня.
   Меня это жутко раздражало, но я не хотела, чтобы это увидел Мик.
   Я открыла дверь, и если бы у человека могла отваливаться челюсть или выпадать глаза, то со мной обязательно случилось бы и то и другое.
   Он наверно думал, что я ничего не замечу. Или с изменением цвета глаз изменилось и моё восприятие действительности... Я никогда ещё не видела ничего подобного. Я не знаю, было ли тому причиной это голубое мерцание...
   - Это ты так простудился? - только и смогла выговорить я.
   Передо мной стоял мужчина. Да, самый настоящий мужчина. Не юноша, не молодой паренек, а то, что уже давно достигло половой зрелости. Он был прекрасен, ужасно прекрасен. Та часть моей души, которая постоянно тянулась к нему, теперь просто взорвалась от увиденного. Я бы жизнь отдала, лишь бы прикоснуться к его телу. Я не думала, что мужчины могут быть настолько притягательны... Стоп.
   Я точно помню, как Микки сказал, что ему 17 лет. Я точно помню, какой он был пару месяцев назад. Но ведь даже тогда он был силен... Сейчас передо мной стоял человек, больше похожий на короля красоты. Он был высокий, мускулистый. Его глаза были прекрасным голубым омутом, черты лица стали ещё грубее. Одежда еле сходилась по швам на его мускулистом теле. А волосы, волосы спадали ему до плеч своими белыми локонами. И Микки небрежно пытался их убрать назад.
   - Где Микки? Кто ты? - я спрашивала его, хотя я просто не могла поверить своим глазам.
   Микки стоял передо мной, зло улыбаясь, будто он наслаждался моей реакцией. Я точно знала, что это был он, только лет на 13 старше.
   - Это я, Эни, - он приблизился к проходу в ванную, где стояла я.
   Я им восхищалась, но в то же время он меня пугал. С ним происходит что-то, и заодно с ним меняюсь и я. Он повзрослел, а мои глаза поменяли цвет. Я не знаю, насколько смогу шокировать его, но я убрала челку с глаз.
   Его реакция была незамедлительной, и она была не хуже моей. Я смотрела ему прямо в глаза. Я видела в них недоумение и... страх.
   - Что с тобой?! - он схватил меня за плечи и начал трясти.
   - Что с тобой?! - то же самое сказала и я.
   - Какого чёрта твои глаза поменяли цвет?! Ты не... - он остановился.
   - Объясни мне, какого чёрта ты стал старше на 13 лет!
   Мы сверлили друг друга глазами. Я чуяла его бешеную энергетику. Никто из нас не говорил ни слова. Я уже точно решила, что жить я тут не останусь. Я уйду в дом тёти сегодня же. Единственными нормальными людьми оставались и остаются Леон и Эрн. Вот к кому-нибудь из них я и уйду.
   И опять этот холод. С каждой секундой он нарастал всё больше у меня внутри. Он замораживал кровь. Он заставлял сердце биться быстрее, чтобы не дать мне погибнуть. Я не могла этого выносить. С тех пор, как в меня впиталась часть тумана, я уже не была собой. Внутри меня жил холодный зверь, который при любой возможности пытался вырваться наружу.
   Я сделала вдох. Самый мучительный вдох в моей жизни. Я подавила в себе желание закричать. Микки уже отпустил мои плечи. Сейчас мы с осторожностью смотрели друг на друга, будто только сегодня мы познакомились.
   Мне нужен был план. План побега ''номер 2''. Так страшно было признаваться себе, что теперь я опять убегаю. Это происходит каждый раз, как только я сталкиваюсь с серьезными проблемами.
   Первое, что мне нужно, так это определить: уйти незаметно или сразу заявить об этом Микки.
   Второе: что мне сделать, чтобы Мик не следил потом за мной, ведь мы живем на соседних улицах.
   Третье: что сказать Леону, что сказать Эрн, когда я вернусь.
   И четвертое: надо решить проблему со школой и комиссаром.
   Я стояла и думала о своем так называемом плане, в то время как мистер Мик пожирал меня глазами. Я не понимала, почему мы вот так стоим. Нам ещё пять минут назад стоило разойтись в разные стороны.
   - Я, наверное, сейчас помешаю твоим мыслям, Эни, но мне нужно пройти в эту комнату!
   - Быстро ты поменял тему разговора, Мик, - ехидно заметила я.
   Но он от этого не стал мягче. Он сжал руки в кулаки, отчего по моей коже пробежали мурашки. Да что с ним такое происходит?!
   Я протиснулась в коридор. Ну а Микки зашел в ванную комнату и громко захлопнул за собой дверь.
   Слишком часто меняется его настроение в последнее время. Ну и ещё я определенно не могла объяснить то, что произошло в гараже. Меня начинало трясти только от одной этой картины.
   Я быстро спустилась вниз. И решила, что лучше мне уйти незаметно. Я была в джинсах, рубашке и свитере. Я быстро натянула на себя шапку и обмоталась шарфом, а ноги сунула в сапоги. Я схватила свою сумку - сверху нее лежала шкатулка, но я её запихала вглубь сумки.
   У меня было мало времени, потому что я не знала, сколько Мик будет находиться в ванной. В моей голове будто установили часы, которые очень громко отсчитывали секунды.
   Я тихо открыла дверь, которая вела в гараж. В нем горел свет. Я прошла между машинами. На черном элегантном ''Порше'' красовались пять полосок с левого боку. Краска и кусочки металла были выцарапаны. Я не представляла, какую надо иметь силу, чтобы так повредить машину. Но один этот факт уже не предоставлял мне мысли о том, что нужно дальше оставаться в этом доме.
   Дверь скрипнула, и я мигом спряталась за серебристой машиной. Сердце опять забилось в бешеном ритме, который раз уже... Я видела, как Мик зашел в гараж. Одна его рука была сжата в кулак.
   - Ты забыла кулон, Эни, - его голос внезапно раздался за моей спиной - я чуть не подпрыгнула.
   Мик, как ни в чем не бывало, стоял впереди меня. Он протянул руку с кулоном. Я смотрела на этот кулон и не могла понять, каким образом он оказался у него. Я вообще ничего не могла понять.
   - Ты думаешь, что Эрн хорошо отреагирует на то, что твои глаза поменяли цвет? - странно, что он не упомянул Леона.
   - Я не знаю, почему мои глаза стали такого цвета! Раньше такого не было! - я почти перешла на крик.
   - Ну вот. Тебе лучше остаться здесь, - как же холодно он говорил!
   - Что с тобой произошло, Мик?
   - Я не знаю, о чем ты, - как будто он не видел разницы между тем Микки в парке и тем, что сейчас стоял передо мной.
   Мы опять замолчали. Это было плохо. Я не смела подойти к нему ближе, но мне не хотелось оставлять кулон моей бабушки у него. Он знал, что я уйду. Он знал, что я уйду именно сейчас. Он много чего знал, но мало что говорил.
   - Ты выглядишь как мужчина! - констатировала я.
   - Я и раньше так выглядел. Я никогда не был женщиной, - усмехнулся он.
   - Ты был мальчиком! А сейчас ты выглядишь намного старше.
   Он молчал. Он ничего мне не отвечал.
   Я подошла к нему, чтобы взять из его руки кулон, но отойти я уже не могла. Он притянул меня за талию к себе и прошептал:
   - Никогда не говорите никому о том, что вы сегодня видели. Никогда. И это действительно угроза, Эни. Они ничего не должны знать. Никто кроме вас ничего не должен знать.
   Я попыталась высвободиться из его схватки, но не могла, а он так и не отпускал.
   - Я никогда об этом никому не скажу, Мик. Но будет плохо, если ты мне не дашь ответы, - я решила уступить.
   - Мисс Андельсон, неужели вы не понимаете, что вам нельзя это знать. Сколько раз я говорил тебе о том, что это опасно для твоей же жизни! - его хватка стала сильней, и я чуть не задохнулась в его ''объятиях''.
   Я думала над этим с секунду. Вспомнив пункт второй в плане моего побега, я сказала:
   - Мик, никто и никогда ни о чем не узнает. И я не буду требовать от тебя ответы, только если ты не будешь потом следить за мной.
   Он внимательно посмотрел мне в глаза. Жаль, что я не имела против них оружия. Я даже немного расслабилась, но потом быстро собралась. Я снова сделала попытку вырваться из его объятий.
   - Я приду на твой день рождения, - сказал он, и я судорожно сглотнула, ведь моё день рождения 9 февраля.
   - Зачем? - я не могла понять.
   - За тем, Эни. Пока я не сделаю кое-что, я не смогу уйти от тебя слишком далеко.
   Я чуть не заплакала. Мик имел на меня планы. Это факт. Он что-то хочет от меня. Он приносит мне все эти вещи, от которых я падаю в обморок. И они все связаны с моей мамой и бабушкой. Слишком всё было запутанно. Я даже не знала, правдой ли были все эти ''сны''.
   - Что ты вообще такое?! Какое право ты имеешь, чтобы следить за мной?! Я многое тебе прощала. Я пыталась забыть все твои непонятные слова! Я целовалась с тобой! И я всегда ждала ответов! Как ты действуешь на Эрн? Что за Дон Браун ходит по городу?! И почему он тоже имеет на меня планы?! Ты никогда не задумывался, почему я тогда сбежала? Мне было страшно! А вы все ходите тут как зомби и говорите, что имеете на меня какие-то там планы! Мне это всё до чертиков достало! Что тут, что в Штатах... Всё одно и тоже, если не считать, что там меня доставала одна лишь мама, а тут ты и этот Дон! - я выпалила ему почти всё, что тогда кипело внутри меня, упустив некоторые моменты, о которых никто не должен знать.
   Микки ошарашено смотрел на меня. Его хватка стала слабее, но вырваться из неё я всё ещё не могла.
   - Ты встречалась с Доном Брауном?! Почему ты мне не говорила о нём?! - Мик был в ярости.
   - О, и ты тоже его знаешь... - я вспомнила реакцию Леона, когда он услышал о том, что я знаю имя этого человека.
   - Кто ещё его знает?! - он крепко схватил моё запястье.
   - Да никто. Я его знаю! Он умер в прошлом году в нашей школе...
   - Черт! - он ударил кулаком по машине - на ней осталась вмятина. Мик уже испортил две машины...
   - Он хочет тебя убить! - ох, теперь в его глазах было столько эмоций.
   - Я итак это заметила. Он сказал, что не оставляет свидетелей. Ну а я по случайным обстоятельствам им стала, - разговор принял правильный поворот, возможно, сейчас я смогу что-нибудь узнать.
   - Он тебя не убьёт. Он не может. Возможно человеческим способом... - последнее предложение он произнес как догадку. Я уставилась на него.
   - Как понять ''человеческим способом''?! Ещё и другие есть?! Да черт возьми, куда вы меня впутали! - я отошла от Микки на приличное расстояние.
   Я хотела человеческую смерть? Возможно, теперь у меня такая и будет, раз ничем другим меня убить нельзя. Я не понимала всего этого, но это явно что-то за гранью реального. Эти люди всё были умалишенными, даже Микки, даже Леон! И теперь они хотят и меня такой сделать?
   - Извини, что я так себя вёл. Ну тогда... Я просто уже забыл, каково это. Каково это быть влюбленным... И не беспокойся, Дон не сможет тебя убить. И, Эни, пока ты не ушла, мне надо кое-что проверить.
   Это было настолько внезапным, что я даже не успела ничего почувствовать. Точнее я почувствовала, но потом.
   Микки быстро подошёл ко мне, очень быстро. Я, наверно, даже моргнуть не успела. Он схватил мою правую руку и ... сломал её. Я даже крикнуть не успела! Я только услышала хруст, хруст кости. Что за садистские способы проверки?! Это специально, чтобы я не смогла уйти от него?
   Через несколько секунд мне стало ужасно больно. Руку будто жгли. Она ''горела'' внутри. Микки же просто отошел и стал смотреть на меня. А я плакала. Мне было очень больно. Рука в миг покраснела и распухла. Он сломал мне предплечье! У него невероятная сила!
   - Ты совсем что ли?! Какого черта ты сделал это! Хотел проверить железная ли я?! Ну вот мой ответ: нет!!! Можно было это давно понять, идиот! - я плакала и кричала на Микки. Этого я никогда не смогу ему простить.
   - Подожди немного! Я хочу узнать, как долго это будет... есть ли у тебя шанс.
   - Какой шанс?! Ты вообще о чем?! Ты мне только что руку сломал! Что тебе от меня нужно, садист?! - ревела я.
   - Извини меня, но нужно проверить, - теперь он подошёл ко мне ближе, но всё ещё с опаской.
   - Ненавижу тебя! - я ударила его своей не сломанной рукой, но он даже не шевельнулся, только чуть улыбнулся.
   - Как бы я хотел тебе всё и сейчас объяснить... Но даже говоря эти слова, я боюсь за твою жизнь. Я нарушаю... А за это мне здорово влетит.
   Не знаю, как это, но боль в руке стала меньше. Я смотрела на неё, но никаких физических изменений, кроме как покраснения, я не увидела. В какой-то момент мне даже показалось, что сломанная кость начала срастаться.
   Тот холод, который постоянно был внутри меня, сейчас сконцентрировался на правой руке. Он замораживал боль... Я чувствовала это. Это было потрясающе, но и необычно. Я даже слышала, как что-то щелкало в моем предплечье.
   - Я не сумасшедшая... - сказала я вслух и осела на пол.
   - Конечно, ты не сумасшедшая! - Микки тоже присел рядом со мной.
   - И что это? Мик, кто я? Почему эта чертова кость перестает болеть?! - я посмотрела на него.
   - Не знаю... Но могу с уверенностью сказать, что этот Дон Браун тебе не навредит. Эни, будь осторожна, - он положил мне в ладонь кулон, а сам встал и направился к двери в дом.
   Я ничего не ответила. Мик ушел. Теперь я поняла предназначение этого холода внутри меня. Он мне не нравился, он не давал мне согреться, но он помогает заживать моим ранам. Странно, что это произошло только сейчас... Этого не было, когда в мою ногу впился осколок, а на голове была рана.
   Я вытащила зеркальце и посмотрела на свои глаза. Они были черными. И теперь это было очень заметно. От синих глаз к насыщенному черному с синими крапинками. Значит, это случилось именно сегодня, когда мои глаза поменяли цвет. Этот холод внутри меня как бы активировался. И мне это нравилось. Теперь я знала, что мне не страшен перелом. Остальное я еще не стала испытывать. Сегодня я нашла хоть один ответ на свой вопрос. Для чего я впитала в себя туман тогда? Ответ: чтобы стать сильнее. Но теперь появился новый вопрос: как я это сделала?
  
  ***
  
   Я совсем сбилась со счету. Сегодня должно было быть вроде как уже 1 января, вроде... Я половину дня с сумкой на плече гуляла по пригороду. Я ничего не искала, просто я боялась возвращаться. Я не знала, как там поживает Леон и Эрн. Тогда, когда я сбежала, я вычеркнула их из своей жизни. Теперь я их снова туда записала. Теперь они стояли на первом плане. Мне надо извиниться, но а толк? Я уже извинялась. Простит ли меня Эрн? А Леон?
   Леон. С ним у меня связаны какие-то странные чувства. Я даже не знаю, кем он для меня является. Я его постоянно отталкиваю. Я думаю, что он тоже во всем этом замешан. И он пытается меня защитить. Это точно.
   Был уже поздний вечер, когда я шла в сторону дома тети. Я делала маленькие шаги и очень короткие. Везде в домах горел свет. Я не хотела, чтобы меня кто-нибудь увидел. Я вообще утонула в проблемах - я не хочу, чтобы мне кто-то стал о них напоминать. Небо было чистое и на нем крохотными пятнышками были рассыпаны звезды. Было холодно, но я не обращала на это внимание. Моя рука уже не болела, холод снова расползся по телу, заставляя меня иногда вздрагивать.
   Сегодня я точно поняла, что НОРМАЛЬНАЯ жизнь закончилась. Я вообще являюсь посредником, игрушкой. Я нужна людям только для их личных целей. И это мерзко. Я никогда не понимала людей, которые служили у нас в доме, в Штатах. Они выполняли любой приказ моей матери, даже самый нелепый. Ясно, что им платили за это, но... Я так не могу. Я не могу никому подчиняться. Ни за какие деньги. Я хочу быть обычным человеком. Хочу забыть всё, хочу вернуться на 7 лет назад и остаться в том мире навсегда. Тогда было все прекрасно. Я была счастлива. Но не долго. Человек быстро привыкает к хорошему. Я тоже быстро к этому привыкла.
   Я отматывала свою жизнь на несколько месяцев назад, когда я только приехала. Интересно, что было бы, если тогда я не пошла в школу, не встретила Эрн? Мне не пришлось бы потом сидеть втихаря, пока моя подруга пытается отвлечь внимание двух парней. Я бы никогда не узнала, кто такой Дон Браун. Я бы не упала в обморок и не увидела молодых маму и бабушку. Я бы продолжила жить, как раньше. У меня была бы своя комната. Я ходила бы в школу, делала уроки, общалась. Потом я приходила бы домой и читала, рисовала. Всё было бы так обычно, совсем серо и обычно. Но всё не так. Сейчас я иду по улице, с которой всё началось. Я хотела сбежать, но в результате запуталась еще больше. Я не общалась с мамой уже несколько месяцев, хотя и раньше мы с ней не особо общались, но хотя бы ссорились. А теперь что? Что всё это значит? В какой мир я попала?
   Сердце ёкнуло, как только я приблизилась к своему дому. Он остался неизменным. Кажется, что даже если мир вокруг координально изменится, то этот дом будет стоять таким же неизменным. Его не затронет ни одно преобразование. Он навсегда останется таким. И я буду рада. Он таит в себе загадку, он манит своей таинственностью. Здесь прожило не одно поколение, и каждое что-то внесло в его внешний облик. Кто-то поклеил обои, другой снял. Кто-то покрасил двери, а третий вообще их убрал. Каждый прикоснулся к этим деревяшкам, каждый оставил отпечаток. Жаль, что я не могу узнать, кто это был. Мне так хотелось... Но, а если подумать, то что я оставлю этому дому? Ничего, только мои мысли будут летать здесь, напоминая мне о проведенных здесь днях. Так не честно. Но и глупо. Мне всего 16 лет. Я еще маленький ребенок. Я даже не определилась, кем я буду в жизни, что мне нужно. Определенно, я не хочу работать уборщицей. Но а что я еще могу?
   Я стояла и смотрела на дом тети, на свой дом, на дом бабушки. Этот дом хранит воспоминания о моей бабушке, но дом не говорит. Вещи не общаются. Я не смогу ничего узнать. Опять эта неизвестность.
   Я пошла по направлению к двери. Надо уже действовать. Надо объяснить всё Леону. Надо рассказать всё. Я уже не могу это в себе держать. Я боюсь, что когда-то все эти переживания, все эмоции вырвутся из меня, как из вулкана. И мало ли кто попадется под лаву моих эмоций. Ведь я не простая. Я не знаю, кто я, но я себя боюсь. Особенно этот холод. Он живет внутри меня, и это не приятно.
   Я повернула ручку и зашла в дом.
   Всё как всегда. Тишина, полумрак, таинственность, загадка. Я права - дом никогда не изменится. Я бросила сумку у входа и прошла в гостиную. Этот запах... Прекрасен. Пахнет изяществом, роскошью, стариной. Я прошла на кухню, но там никого не было. Трэси так и не вернулась? Скорее нет, так как полки на кухне покрылись маленьким слоем пыли. Может, и Леон тоже ушел?
   Наверху раздался смех, громкий, переливистый. Смеялась женщина, но очень громко. Непривычно для этого дома. Что это вообще такое?! Это мой дом, здесь не должен находиться никто посторонний! Я разозлилась. Я почувствовала вибрацию по всему телу. Так не должно быть...
   Я стрелой поднялась по лестнице и остановилась только у двери, ведущей в библиотеку. Она была закрыта, но оттуда явно был слышен голос. Там кто-то есть. Я приложила ухо к двери, чтобы лучше расслышать, кто и о чем говорят там.
   - Ты не думаешь, что оставлю её в покое? - снова смех, безразличный, со скрытой злобой.
   - Она ушла. Успокойся, - ровно, тихо, без тени сомнения произнес... Леон.
   - Ну что ты говоришь?! Я её чувствовала, когда была там! Она не уехала из города. Она тут, и она явно что-то знает уже...
   - Я ей ничего не рассказывал, - с расстановкой произнес мой переводчик. Они говорили обо мне.
   - Я не хочу, чтобы ты умирал из-за неё, Леон... Я не хочу тебя убивать... А мне приходится. Я играю роль чистильщика, Леон. Мне это не нравится. Я хочу нормальную жизнь. Я хочу быть тут, с тобой... - женщина стала говорить уже тише, в её голосе не было прежней усмешки.
   - Я ничего не нарушал и не собираюсь. И советую тебе быть сдержанней. Здесь есть и люди. Мне не нужны лишние хлопоты.
   - Почему ты такой холодный? Ведь мы можем! Я такая же, как и ты! Нам разрешено! А ей нет. Она никто в этой жизни. Я не понимаю, почему ей уделяют столько внимания! Кто она такая?! Леон, ответь! - голос женщины сорвался на крик, но теперь я не была уверенна, что они говорили обо мне, уж слишком непонятно.
   - Хочешь, чтобы я произнес это вслух?! Я никогда не давал тебе надежды, Элла. Ты это прекрасно знаешь. У тебя еще вся жизнь впереди, оставь меня в покое и не терзай себя. Я буду тут ни смотря ни на что. Я подписался на такую судьбу и ничего не в праве изменить. А ты подвергаешь всех нас опасности. Ты готова нас выдать, да? Ты готова разрушить то, что строилось сотнями лет? И ты готова вот так просто умереть? Если да, то иди. Я не держу тебя. Но учти, я не буду тебя защищать никогда. Ты мне безразлична. Для меня главное исполнить свой долг. Дальше посмотрим, скорее всего, я совсем уйду в люди, - Леон говорил уверенно, в его голосе не было никаких эмоций. Долг... что это?
   - Значит, ничего? - неуверенно спросила женщина.
   - Значит, ничего, - так же уверенно проговорил Леон.
   - Я должна уйти?
   - Я всё равно не обращаю на тебя внимание, ты же знаешь. Тебя послали проверить? Ты проверила. Всё отлично, поэтому можешь уходить и не выводить меня.
   - Ты сейчас не прав, Леон! Неужели нельзя порвать эту чертову бумажку и всё. Ты отвяжешься от нее раз и навсегда! Зачем тебе переживать за нее? Я ведь лучше. Со мной лучше...
   - Даже твое признание в любви не расторгает меня. Элла, я ясно дал понять, что ты можешь уходить и не задерживаться.
   - Да пошёл ты!
   Я отпрянула от двери. Что это было? Что Леону нужно? Какой ещё долг? Я занесла руку над дверью, чтобы постучаться, но тут она открылась. Та самая девушка, которую я видела в переулке, она стояла там! Эти пшеничные волосы и огромные серые глаза... Это точно была она. Что она тут делала?
   Она со злостью посмотрела на меня, видимо не ожидала тут увидеть. Леон тоже удивился. В непонятном молчании мы простояли где-то с минуту. Но я решила, что как-то не очень удобно тут стоять под пристальным взглядом блондинки и переводчика.
   - Я пойду в свою комнату... - я уже развернулась, но блондинка проскочила, задев мое плечо.
   - Не обольщайся, тебе не долго осталось! - прошептала она, когда проносилась мимо меня.
   Я не долго осталась стоять и поспешила в свою комнату. Мне надо переварить всё это. О ком они говорили? Леон выбрал такую судьбу... Какую такую судьбу он выбрал? Что вообще в этом мире происходит?
   Я захлопнула дверь и заперла на замок. Надо всё обдумать. Надо понять. Я плюхнулась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Почему-то у меня складывается ощущение, что весь мир крутится вокруг меня. Я причина всех бед, я причина всего, что только происходит в этом сумасшедшем городе. Каждый имеет в отношении меня какие-то планы... Я - вещь. Никто, ничто и никогда не сможет меня понять. Эта боль внутри, этот холод... Я не могу от них избавиться, но я и не кому не могу о них рассказать. Надо попытаться начать жить заново. Теперь точно. Надо вырвать все страницы новой жизни. Надо выкинуть ту старую книгу, в которой я не раз пыталась изменить конец, начало, середину. Надо забыть ту жизнь, надо смериться со всем. Эта излишняя любопытность - она погубит меня. Надо попробовать написать новую книгу своей жизни. С новой обложкой, с новой историей. Я всё изменю. Я сама изменюсь. Для меня не будет прошлого. Я забуду его. Я представлю, что я только что родилась.
   Я начала плакать. Ну почему так горько? Я не хочу всё забывать! Но надо... А я не хочу. Призраки прошлого будут преследовать меня всегда. В этом городе они везде просто! Надо избавиться от шкатулки, от кулона. От всех старых и ненужных вещей, от тех, что мне подарила бабушка. Надо забыть старое имя. Энге Андельсон больше не существует. Где-то там, в старой школе и в памяти бывших однокашников я буду существовать, но для себя меня нет. Я буду учиться, как все. Меня не будут заботить тайны этого города. Я создам для себя новый мир. Мир Эни Мор. Там будет всё серо и обыденно, но это лучше. Намного лучше. Раньше, когда день ото дня я только училась, делала уроки и спала, мне казалось это слишком обыденным. Но я попала в этот мир, где каждый шаг - это уже необыкновенное чудо. Я узнала, каково это, находиться в мире, где есть что-то необычное, сверхъестественное. Сплошная суета, размышления, разрывающие твою голову, постоянные вопросы без ответов. Нет, эта жизнь не для меня. В моем мире не будет всего этого.
   Я лежала ничком, не шевелясь. Леон так и не подошел. А что я хотела. Кому какое дело до моих переживаний? Правильно, всем все равно. Я встала и села, скрестив ноги на кровати. Я смотрела в окно. Снег опять заметал улицы. Непривычно, но я и к этому привыкну все равно. В доме было тепло, и у меня на душе тоже. Я, кажется, освободилась от всех этих мыслей. Меня ничего не тревожило. Холод тоже куда-то исчез. Вот так просто. Надо было только перестать думать обо всем этом, надо было просто начать заново жить.
   Снег кружил за окном, иногда эти хлопья попадали в окно, но тут же таяли. Новая жизнь... Нормальная жизнь. Я буду как эти снежинки. Я буду вечно жить, ни о чем не думая. Спокойствие. Нормальная жизнь не закончилась. Она только началась. Я стану человеком, буду радоваться жизни. Ведь снег, ему же все равно, кто умер, где... Он падает, не подозревая даже, что через мгновение он растает или его притопчут люди. Я буду также. У меня будут взлеты, падения, а между ними нормальная размеренная жизнь. Я открыла окно и высунула руку. Через секунду на открытую ладонь упала снежинка, большая и очень красивая. Она не таяла, а мирно покоилась в раскрытой ладони. Но не прошло и трех секунд, как эта снежинка начала потихоньку таять. Всё.
   Я шумно выдохнула, понимая, что для себя я открыла новую жизнь. Новое начало. Я закрыла окно и снова упала на кровать. Мысли действительно больше не тревожили меня. Неужели мне так легко удалось покончить со всеми этими тайнами? Но это даже лучше. Я встала и вышла из комнаты. Надо потихоньку избавляться от прошлого. От всего, что мне может это напоминать. Нет, конечно, свою бабушку и папу я никогда не забуду, но они тоже оставались в прошлом. Даже то, что может папа мой и не погиб. Я начала жить новой жизнью!
   Я прошла в ванную. Всё как всегда. Ничего не изменилось. Я осторожно посмотрела в зеркало. Восторгу не было предела! Мои глаза. Они снова стали такими, какими всегда были. Синие. Стоило лишь выкинуть из головы все мысли о сверхъестественном, как мои глаза стали обычными. Я готова была плясать. Так не привычно... Но и тот холод, что постоянно сопровождал меня уже месяц, его нет. Я не чувствовала его. Нет. Всё лучше, чем я могла предположить. Теперь надо вернуться в прежнее русло. Я должна учиться, а это сложнее всего. Если кто-нибудь узнает, что я сделала с молодым Куком, но кто узнает? Ведь я ничего не делала. Волна спокойствия прошлась по всему телу. Ведь это прекрасно, прекрасно знать, что у тебя нет никаких забот, никаких тайн от других. Нет, тайны есть, но это тоже в прошлом. Я попытаюсь выкинуть их из головы или хотя бы запихнуть куда подальше. Всё будет хорошо.
   Я спустилась вниз. Нужно было перекусить. Хорошо, что Трэси нет. Я могу сама приготовить ужин, могу сама убрать за собой. Могу делать всё сама. Никто больше не будет ходить и вытирать за тобой каждую соринку. Я еще раз облегченно вздохнула. Легкие наполнил прекрасный аромат. Аромат спокойствия, чего-то нового. Я - обычная. Хорошо.
   Вода в кране слишком шумела, но меня это радовало. Всё, как у людей. Я уже минут пятнадцать пыталась разобраться с навороченной плитой. Я и раньше такой пользовалась, но крайне редко, и то уже забыла, где и что. Наконец-то духовка зажглась, повеяло теплом. Я открыла холодильник и взяла картошку. Я обернула её в целлофановую фольгу и запихнула в духовку. Непривычно готовить себе самой. Но я же так этого хотела. Минут через пятнадцать повеяло вкусным запахом. Отлично. Я достала себе кусочек копченого мяса и положила его на тарелку. Рядом я положила картофель в мундире. Вот, первая еда, приготовленная собственными руками в собственном доме. Леон так и не спустился, ну и ладно. Его общества мне сейчас хотелось меньше всего. С удовольствием уплетая свою стряпню, я невольно вспомнила об Эрн. Я ей так и не позвонила. Я так и не сказала, что я вернулась, что избавилась от прежних волнений. Я не попросила прощения. Тогда я думала, что безвозвратно вычеркнула Эрн из своей жизни. Но это не так. На самом деле теперь новая жизнь начнется именно с того, что я помирюсь с Эрн. Я скажу, что всё было не так, что меня поглотило что-то неизвестное, что я находилась в легком бреду. Короче, я скажу хоть что-нибудь, чтобы оправдать свое прежнее поведение. Я скажу, что я изменилась, что начала новую жизнь. Я думаю, что Эрн поддержит меня. Я не сомневаюсь в ней. Она добрая. Она самый добрый человек на земле. Она единственная, кто всегда меня понимал, кто переживал за меня, кто не использовал для своих личных целей. Стоп. Я опять вспоминаю плохое. Надо избавиться от всего этого бесповоротно. Я не хочу возвращаться обратно! Я перестала есть и окунулась в новые мысли, совсем новые для меня. Я думала, как бы начать учиться хорошо, что мне нужно наверстать. Чем бы занять своё свободное время. Точно, я попрошу Эрн водить меня по магазинам. Я буду чаще выбираться в город. Да! Так и сделаю. Эрн обрадуется...
   Доев порцию картошки и помыв за собой посуду, я стала думать, как мне забрать свои вещи из дома комиссара. Можно позвонить Шанти и объяснить всю ситуацию. Буквально через минуту я уже стояла и набирала номер индианки.
   - Алло, - раздался мелодичный и с акцентом голос Шанти.
   - Привет, Шанти! Я так рада тебя слышать! - мне действительно было радостно слышать знакомую.
   - Эни, ты что ли?! Господи, я так за тебя волновалась! Как ты там? Ты вообще где? Ты так внезапно исчезла. Я испугалась. Но потом... Эн, тебе нужны вещи? - вот, еще одна знакомая, которая без лишних слов понимает, что тебе нужно. Она не задает лишних вопросов, не упоминает о своем муже. Шанти хороший человек.
   - Да... Я дома, Шанти. Я вернулась. Не буду же я вечно у вас жить... Шанти, ты сможешь привезти мои вещи? - резко сменила темя я.
   - Конечно, хоть сейчас! Я их уже собрала! Эни, я так рада тебя слышать, ты не представляешь! - голос Шанти был немного взволнованным, но она старалась не подавать виду, она была рада, искренне рада, что я ей позвонила.
   - Ну тогда можешь сейчас! Я буду благодарна! Я с собой ничего важного из вещей не взяла, а хочется пройтись, вспомнить былое... - что я несу! Но сейчас мне главное, чтобы знакомая ничего не заподозрила. Я счастлива, а это сейчас самое главное.
   - Уже бегу! - и Шанти положила трубку, раздались тихие повторяющиеся гудки.
   Путь от города до нашего района не самый близкий, но со скоростью знакомой... Она доберется где-то через час.
   Все мои старые раны зажили. Рука не болела, глаза не горели черным, а в душе не таился склизкий холод. Я пыталась выкинуть из головы разговор Эллы и Леона, что у меня прекрасно получилось. Через полчаса я совсем о них не думала. Я ходила по дому, в ожидании Шанти. Все комнаты, точнее большинство из них сейчас были закрыты, но меня сейчас это точно не волновало. Если закрыты, значит надо, и я не должна лезть, ковырять в замке и пытаться что-то увидеть сквозь замочную скважину. Надо сходить в библиотеку и взять пару книжек, чтобы начать читать. Раньше я любила это делать, но я читала не мыльные романы, не истории любви, а серьезные книги о жизни, об войнах. Мне было интересно больше это, чем то, как какая-нибудь Элизабет не может простить своему парню очередную измену. Фу. Это очень банально и совсем неинтересно. Оттуда нельзя ничего взять. Никаких хороших мыслей, сплошная суета и притом на пустом месте.
   Прошел уже час. Значит, Шанти должна вот-вот подъехать. Хорошо, я снова увижу эту прекрасную девушку. Своей восточной внешностью она напоминала мне принцессу из сказок. Такая же красивая и добрая. Она ищет своего принца, а ей попалась какая-то выцветшая роза. Да, Райан был таким. Ни капли совести. Да и внешность - она очень обманчива. Я не знала. Что с ним стало, после того случая в комнате. Я и не хотела знать. Я же новая, значит, прежние проблемы остались там, в старом мире.
   Я отстукивала ритм пальцами по столу в кухне. Скорее бы приехала Шанти. Я знаю, что скорее всего сейчас я увижу её в последний раз. Я не хочу, чтобы она была мне кем-то больше, чем просто знакомая. Она хорошая, но она никогда бы не смогла мне заменить бабушку или Эрн. Она слишком идеальная, у неё свой мир, своя сказка. А я не живу в сказке. Я тут, в реальности. У меня все просто, как у той снежинки. Я буду жить и радоваться. Тихо, как все. От этой мысли у меня просто восторг был. Я такая, как все. Это же прекрасно!
   Прошло еще несколько томительных минут и в дверь позвонили. Если бы я была увлечена своими мыслями, как это было раньше, то, скорее всего, я не заметила бы, как позвонили в дверь. Но я точно знала. Что это Шанти. Иначе быть не может. Она привезла мои вещи и мне теперь надо её быстро проводить, не давая ей задавать мне лишние вопросы. Она, как и любой другой человек, начнет интересоваться моей жизнью. Но что мне ей рассказывать, если я только начала жить.
   - Привет, - я открыла дверь, и, как ожидалось, там стояла Шанти. Она была в белом пальто, которое доходило ей до колен. Красивые, длинные волосы спускались ниже лопаток. Как всегда, она была красива. Определенно, у этой леди есть вкус.
   - Я рада видеть тебя!!! - она крепко меня обняла, я почувствовала аромат её дорогих духов, приятно.
   - Спасибо, Шанти, что привезла мои вещи! - я искренне улыбнулась, но этой восточной красавице явно нужно было что-то еще. - Что-то надо, Шанти?
   - Скажи мне только одно, что это было. Скажи, что случилось с Райаном? - я так и знала, что она задаст именно этот вопрос. Я его ждала и поэтому уже приготовила ответ.
   - Я не знаю, я его видела последний раз в своей комнате у вас. Он что-то искал. Я просто взяла вещи и ушла, - получилось вполне правдоподобно.
   - Ясно. У него чуть сердце не разорвалось. Мы очень волновались, но всё обошлось. Лежит сейчас в больнице и молчит. И я даже рада, что смогу пожить без своего женишка хоть две недели. Ну я пойду, вот твои вещи, - Шанти отдала мне мой чемодан, я же не стала вдаваться в подробности самочувствия Райана, так как видела, что и сама Шанти рада его внезапной болезни.
   Мы попрощались сухо. Без всхлипываний и рыданий. Я не обещала Шанти, что когда-нибудь приеду. Я в основном молчала. Она мне что-то говорила, но я её не слушала. Мне уже не важна её жизнь.
   Наконец-то она уехала, и я смогла спокойно вздохнуть. Я окончательно избавилась от надоедливого прошлого. Как наркоман, который наконец-то ощутил свободу. Его больше не тянет к наркотикам, меня больше не тянет к тайнам. Всё размеренно и спокойно.
   Я прошла в гостиную и легла на диван. Мой диван. Он, как и всё остальное не изменился. Я посмотрела на люстру. Никогда раньше не обращала на неё внимания. Она оказалась довольно красивой. Она была выполнена в виде подсвечника со множеством свечей-ламп. Красиво. Я мысленно улыбнулась. Теперь осталась только Эрн и школа, и всё. Все проблемы будут позади. Пролог в своей книге я уже напечатала, теперь осталось дело за малым. Новый мир, мир Эни Мор. Теперь я строю свою жизнь, и никто не посмеет мною управлять. Я больше не игрушка в руках людей. Я не позволю их планам осуществиться. Я не хочу причинить им вреда, но это отходит уже на второй план. Я стала самостоятельна, спокойна. В душе не творится теперь хаос, мысли не бегают в хаотичном порядке, не возникает вопросов, на которые нет ответов. Пускай мир теперь принимает меня такую. Попытка сбежать увенчалась успехом. Я рада этому, хоть что-то идет по намеченному плану. Я надеюсь, что Микки больше не вернется. Даже, если это и произойдет, то я просто представлю, что не знаю его. Я итак это делаю. Мик стал для меня чужим, он остался в прошлом, и я не вижу его в своем будущем. Теперь я точно могу сказать, что жизнь станет для меня не полосой препятствий. Всё будет хорошо.
   Этой мыслью я себя успокаивала. Но я устала. То ли от волнений, то ли от этой сложной работы. Ведь начать новую жизнь, это сложная работа? Я думаю, что да. Спасибо всем зрителям, что присутствовали в зале и смотрели на этот спектакль, в котором я мастерски играла четыре месяца. А сейчас я ухожу. Я ухожу на покой. Точнее я просто ухожу спать. Завтра новый день. Мне еще многое предстоит сделать.
  
  Глава 23.
  Приглашение...
  
   Утро настало для меня совсем неожиданно. Солнце, которое раньше очень редко попадало в мое окно, теперь светило во всю, причем прямо мне на лицо. Я потянулась и села на кровати. Почему-то для меня всё как-то необычно стало. Раньше я просыпалась с надеждой, что сегодня что-нибудь интересное произойдет. Сейчас внутри была какая-то пустота. Такое ощущение, что из меня выкачали все силы. Я как марионетка, без души...
   Я встряхнула головой, чтобы избавиться от этого наваждения. Нужно собраться. Сегодня мне предстоит снова помириться с Эрн. Не знаю, насколько сложно это будет, но надо подготовиться. Я встала с кровати и направилась в ванную. Я так и не поговорила с Леоном. Как он тут? Что-нибудь происходило? Ну и заодно можно поинтересоваться, кто такая Элла и почему она мне сказала такие слова...
   В доме стояла тишина. Как всегда. Я не хотела спускаться вниз, готовить себе что-то, искать Леона, хотя я итак знаю, где он находится. Но Трэси нет. Так, надо еще узнать, что с Трэси случилось. Её нет уже больше месяца.
   Я зашла в ванную. Не знаю, но первым делом я посмотрела в зеркало. Я боялась, что мои глаза снова станут черными с синими крапинками. Но они были обычные, обычные синие глаза. Вода в ванной шумела, придавая этому дому хоть какую-нибудь живую атмосферу. Сегодня новый день моей новой жизни. Но что-то не то. Так не должно быть. Такое ощущение, что я случайно зацепилась за ТОТ мир краешком кофты и теперь не могу оторваться. Вода наполнила ванну почти до краев. Выключив кран, я опустилась в прозрачную жидкость.
   Но было что-то не так. Что заставляло меня вздрагивать. Такое ощущение, что по мне проходил маленький электрический разряд. А что бывает, если в воду опустить наэллектриризованное тело? Такое произошло и со мной. Небольшая вспышка, по телу прошелся маленький огонек. Я выскочила из ванны и закуталась в полотенце.
   - Черт возьми, что происходит?! - я не могла не закричать от происходящего.
   Ну нет. Раз ванная не хочет меня принимать, то я спокойно уйду! Я не буду задавать лишних вопросов! Я нормальная! А это лишь так... Громко хлопнув дверью, я прошла в свою комнату. Ну и что это такое? Хороший настрой ушел также быстро, как и пришел. Что мне делать? И вообще, что это было? Что за электрический разряд?! Это уже что-то новенькое. Раньше был холод, а теперь я ходячая электростанция?! Нет, уж лучше мерзнуть.
   Чемодан уже стоял в моей комнате. Я стала разбирать вещи. Ничего подходящего для перемирия с Эрн. Она ведь хочет, чтобы я одевалась красиво. А у меня то и надеть нечего. Я вспомнила, что в сумку я тоже запихнула пару кофточек. Я стала рыться в ней и наткнулась на шкатулку.
   Действительно ли она принадлежала моей бабушке? А кулон? Эти сны... Я их боялась, так как это ненормально. Я никогда раньше не падала в обморок, а теперь падаю от вида каких-то вещичек. И я не могу об этом никому рассказать. Я не могу ни у кого спросить совета. Мне нужен взрослый надежный человек, который знает, что со мной происходит. Может, это Микки? Но я не доверяю ему, я никому не доверяю, кроме Эрн. Почему-то из глаз хлынули слезы. Мне ведь страшно, как бы я не пыталась всё это забыть. Я хочу вернуться, а меня не выпускают. Я словно в клетке нахожусь. Я хочу найти папу. Я снова хочу увидеть бабушку, и не в своих фантазиях, а в жизни, в реальности, как это было тогда...
   Надо избавиться от прошлого. Поэтому я взяла кулон и шкатулку и спустилась вниз. Надо было от них избавиться. Надо выкинуть их. Они никому не нужны, а значит, нет толку держать их при себе. Я прошла на кухню, все такую же тихую, умиротворенную и уютную, и кинула шкатулку и кулон в мусорное ведро, сверху я добавила еще пару газет, чтобы Леон вдруг не заметил что-нибудь блестящее. Руки дрожали от злости и от горечи. Я уже не плакала, но мне хотелось. Но я должна была встретиться с Эрн, а с опухшими глазами это не очень красиво будет.
   Сейчас мне хотелось только тишины и покоя. Я хотела забыться хоть на пять минут, но стук в дверь меня выдернул из размышлений. Кто это? И тем более кто стучится? Для этого есть же звонок, да и дверь я не закрывала, тем более в доме Леон. Кто мог прийти?
   Я встала и тихо, словно кошка подкралась к двери. Я не стала спрашивать, кто это, а просто резко открыла дверь и просто остолбенела.
   - Еще бы пять минут и вместо меня ты увидела бы здесь окоченевшее тело, - с натянутой улыбкой произнес он. Я же одарила его полным безразличия взглядом и оперлась о дверной косяк, при этом скрестила руки на груди.
   - Ты же должен быть дома, - медленно и с расстановкой сказала я ему.
   - Пока ты гуляла в городе с семьей комиссара, я стал чаще выбираться в свет. Кстати, как ты? - я удивилась такому холодному приему. По-видимому, Леон меня тут не ждал.
   - Я хорошо. Но что ты там делаешь? Утром?
   - Пора бы уже привыкнуть, Эни. Тем более можно было хоть раз в жизни сходить и проверить, в доме ли я.
   - И куда бы я пошла?! В библиотеку? Или стоило попытаться найти твою комнату среди кучи закрытых от меня дверей? Я устала, Леон. Вы вечно от меня что-то скрываете. Мне это надоело, поэтому проходи. Я не хочу задавать тебе ''глупые'' вопросы, ответы на которые я все равно никогда не услышу. Что ты, что Мик... Вы словно кол проглотили. Хотя от первого я смогла хоть что-то узнать...
   - Что узнать? - перебил меня Леон. Он смотрел на меня глазами, в которых явно читалось удивление.
   - Ничего. Это же не важно?
   - Для меня важно, - Леон бросил все книги, которые были у него в руках, и вплотную подошел ко мне. Он схватил меня за плечи, - Эни, что произошло? Что ты узнала? Скажи, умоляю.
   Что это? Леону от меня что-то нужно. Я не могла понять. Рассказывать ли ему про то сияние? Про сломанную руку? И это ли ему нужно знать или он хочет услышать что-то другое?
   - Ничего такого я не узнала, Леон.
   - Эни, прошу, не надо от меня скрывать. Я помогу... - его глаза стали темнеть. Из изумрудных они потихоньку превращались в черные.
   - Леон? - я испугалась.
   - Эни? Ты приехала? - знакомый голос из-за спины Леона.
   Я не мгла понять, что происходит. Переводчик буквально в одну секунду впорхнул в дом и захлопнул за собой дверь, тем самым вытолкнув меня на мороз в футболке и шортах.
   - Эрн? - я стояла, стуча зубами от холода. Эрн стояла на дороге, в теплой куртке, в шапке, шарфике, в теплых сапогах. Боже, как я ей сейчас завидовала!
   - Эни... - Эрн стояла и смотрела на меня, видно было, как на её глаза наворачиваются слезы. Только не плачь, подружка!
   - Эрн, можно я к тебе сейчас приду?
   - Конечно... - я быстро развернулась и зашла в дом.
   Почему Леон так отреагировал на Эрн? Он её избегает? И что с его глазами?
   Я прошла в гостиную, где меня уже ждал плед.
   - Прости, - Леон протянул мне одеяло.
   - Мне желательно узнать, что это было, - новая жизнь? К черту! Я не выдержу без ответов при таком скоплении странных происшествий.
   - Мне надо идти. Мне много еще надо сегодня успеть. Прости, что так выпихнул тебя на улицу. Но ты ведь хотела увидеть свою подругу? - он слегка улыбнулся.
   - Леон. Я могла бы с ней поговорить и потом. Мне интересно знать, почему твои глаза стали темнеть! - выкрикнула я.
   - Они такие, какие и были, Эни. Тебе показалось, - да, действительно, сейчас его глаза стали прежними.
   - Значит, я сошла с ума. Ну что ж, мне осталось не долго, - я содрогнулась, потому что сейчас я повторила слова Эллы.
   - Будь на чеку! - он собрал свои книги и пошел наверх. Он опять промолчал! Он опять ушел от ответов!
   Я сердилась. Ну сколько уже можно от меня бегать?! Что я такого сделала в жизни, что от меня все скрывают? За что меня так наказывают?
   Я села на диван и опустила голову на колени. Мне было сложно, сложно осознать реальность, когда вокруг одни чудеса. Я не такая, как все. Может быть, кого-то бы такая фраза и обрадовала, но меня нет. С самого детства всё было не как у обычных людей. И почему я только сейчас это поняла? Я потерла виски. Всё очень, очень сложно. И этот город, и эта жизнь.
   Встав с дивана, я прошла в свою комнату. Вот она единственная, кто, наверно, никогда не поменяется. Окна, занавески, кровать, шкаф... Они будут стоять здесь вечно, пока новый владелец не захочет их убрать. И этот дом. Мой дом. У меня был свой дом! Раньше у меня и нормальной то комнаты не было, а теперь у меня есть огромной старинный дом! Комнату заливал свет, струящийся из окон. Здесь было светло, не смотря на то, что половину окна загораживало дерево.
   ''Глупая девочка!'' - произнес мой внутренний голос, и отчасти я была с ним согласна.
   Зачем мне всё это нужно, когда рядом есть Эрн, нормальная Эрн, которая интересуется школой, одеждой и мальчиками. Хотя последнее отходит на второй план. А чем интересуюсь я? Раньше я ходила в кружки, клубы... Хоть что-то. А теперь ничего. Я целых два месяца жила в доме комиссара. И чем я там занималась? Ничем. Ходила к репетитору три часа в день, ходила в магазин, помогала убирать в доме. Шанти иногда просила сходить с ней в кино или в театр. Но это было всего два раза. Сейчас начнется школа и я, скорее всего, смогу отвлечься, но надолго ли меня хватит? Смогу ли я день и ночь сидеть над уроками, как это было раньше? Смогу ли я смотреть в окно и не бояться, что там кто-то или что-то есть? Смогу ли я спокойно ходить в магазин или просто гулять по городу, не боясь встретить что-то НЕОБЫЧНОЕ? Похоже, что я схожу с ума. Я помешалась и этим все сказано, но я не поеду в психиатрическую клинику. Там будет еще хуже, чем здесь. Находиться в четырех стенах день и ночь, причем комната будет практически пустая? И с кем мне там общаться? С Наполеоном Бонапартом или с Гитлером? А может там еще и Дюймовочки будут? Или Белоснежка с воображаемыми гномами?
   Я нервно хихикнула от своих мыслей. Надо же до такого додуматься! Я уже мысленно себя в психушку положила! Но надо собираться, я же обещала зайти к Эрн.
   Я мельком осмотрела бардак, что я устроила, пока искала одежду. Первый раз я так серьезно отношусь к выбору своей одежды. Хотя, по сути, Эрн не так важно, как я буду выглядеть. Но мне это было важно. Я хотела, чтобы моя подруга заметила, что я меняюсь, что я становлюсь другой, что меня интересуют те же вещи, что и любую другую девочку. В глаза попалось синее платье на бретельках, в котором я была на Новый год. Никогда его больше не одену, уж простит меня Шанти. Спустя пятнадцать минут я уже неровно красила свои губы блеском, некогда подаренным мне Эрн. Я была одета в синие прямые джинсы и красную водолазку с длинными рукавами. Ничего лучше я не могла найти. Странно, стою тут, в своей комнате, в одной руке держу зеркальце, в другой блеск. Раньше я думала, что никогда не буду краситься, даже помадой. Но пословицу не зря придумали: ''Никогда не говори никогда''. Больше не скажу...
   Пусть мне и было идти всего несколько метров до дома Эрн, но я надела куртку, шапку и шарф. Небрежно, но для 20 метров сойдет. Сердце почему-то билось в ускоренном ритме, заставляя меня дышать чаще обычного. Такое ощущение, что я без остановки пробежала километровый кросс! Руки дрожали от предстоящего разговора с подругой. Я очень сильно волновалась.
   Вот я уже подошла к дому, сейчас я позвоню в звонок, и на пороге покажется Эрн. Дрожа, я потянулась к звонку. Странно, но сейчас он казался мне выше, чем обычно. Пришлось даже встать на носочки. Гулкий, немного противный звонок раздался где-то за дверью, оповещая домочадцев, что кто-то пришел. Я снова встала напротив двери. На улице было солнечно и безветренно, казалось даже, что потеплело на несколько градусов! Везде был снег, абсолютно. Дорога, площадки перед домами - всё было завалено белыми сугробами. Скоро здесь появятся дети, которые будет забрасывать друг друга и прохожих снежками. Дверь открылась. Напротив меня стояла Эрн. Она выжидающе на меня смотрела, но я ждала, пока подруга мне что-нибудь скажет. Я чувствовала себя провинившейся, но заговорить первой не хватало сил. Так мы и стояли. Уже прошло около минуты, как бы не больше.
   - Привет, - заговорила Эрн.
   - Я очень скучала! - я попыталась придать своему голосу как можно больше искренности, хотя мысли мои сейчас летали в другом месте.
   - Пройдешь? - она отошла от входа, давая мне пройти в дом.
   - У вас как всегда... - когда я вошла, то мне сразу стало хорошо. Атмосфера этого дома, как бальзам на душу - успокаивает, внушает доверие, здесь очень тепло, даже жарко.
   - А как всегда? - Эрн улыбнулась.
   - Очень, очень хорошо! - улыбнулась я в ответ. Ну что ж, разговор пока принимает правильные обороты.
   - Давай вещи, - подруга протянула руку, и я ей подала свою куртку.
   Я прошла в гостиную. Ничего не изменилось! Диван, ковер, телевизор, углы, заваленные какими-то коробками... даже воздух остался таким же, каким и был.
   - Я не помешала? - неуверенно спросила я.
   - Да нет. Я сейчас одна. Мама уехала в город за покупками.
   - Ты не поехала с ней? - удивилась я, зная, что моя подруга не прочь ходить по магазинам целый день.
   - Сейчас я не хочу, да и к школе готовиться надо...
   - Но ведь каникулы только начались!
   - Эни, мы старшие классы, нам к школе готовиться надо везде и всегда! - я взглянула на нее так, словно она сморозила какую-то глупость. Конечно, я замечала, что моя подруга иногда любит углубиться в школьный процесс, но не настолько.
   - Не хочешь ничего рассказать? - спросила меня Эрн, присаживаясь на диван. Я тоже села рядом, как первоклассник, положив руки на колени и выпрямив спину.
   - Я долго отсутствовала... - начала я.
   - Ну да, а то я не заметила! - так так, надо быть осторожней.
   - Прости, я не хотела так быстро уезжать! Я просто очень испугалась...
   - А мне сказать? А предупредить? Что тогда произошло? Эни, тебя не было два месяца! - я судорожно сглотнула, ведь подруга говорит правду.
   - Я не знаю, что тогда со мной было. Меня отвезли в участок, и я им все рассказала. Они предложили мне поехать пока домой... - я нарочно не стала говорить про самого комиссара.
   - Желательно узнать, по какой причине тебя забрали с похорон миссис Эльс, - проговорила Эрн.
   В общем, я выложила ей все, что у меня было на душе. Я рассказала о мальчике, который привел меня к своим, уже мертвым, родителям. Я сказала, что упала, что потеряла сознание и потом очутилась у дома Фейтов. Сказала, что тогда ударилась головой, и в мою ногу впился осколок железа, что домой мне помог добраться Мик. Потом я рассказала о похоронах, что меня вместе с Микки забрали в полицейский участок, что меня допрашивал или лучше даже просто спрашивал мистер Кук, потом мне предложили уехать из страны. Я умолчала о том, что изначально это была моя идея. Далее пошла речь о том, как я незаметно уехала из города, что оставила записку Леону. Потом я рассказала об аэропорте, о том, что мне запретили выезжать из страны по неизвестной мне причине. Про Шанти я нарочно сказала, что с ней было очень скучно, да и вообще эти два месяца были самыми скучными. Я сказала, что ко мне в комнату перед Новым годом зашел Райан, и ему почему-то стало плохо. Именно в тот момент я не выдержала и ушла из их дома. Я пошла в парк и встретила там Микки, который пригласил меня к нему домой. Далее говорить стало очень сложно. В горле будто сидел огромный кусок шерсти, который не давал мне откровенно говорить с подругой. Она не должна впутываться в тот мир. Она будет жить обычной жизнью. Пришлось соврать, что мы с Микки очень сильно поругались и поэтому я и ушла. Теперь я тут, с Эрн, и ничего мне не мешает жить нормально, пока...
   - И ты мне об этом молчала, Эни? Бедная, - она сжала меня в объятиях и заплакала. Ну такой реакции я и ожидала. Это же Эрн, моя Эрн, которая никогда не изменится!
   - Я боюсь этого города, но не могу отсюда уехать... - проговорила я, прерывая всхлипывания моей подруги.
   - Эн, мы тебя защитим! Никто не посмеет к тебе и пальцем прикоснуться!
   - Я надеюсь, ты меня простила? - неуверенно спросила я, все же опасения еще были.
   - Ты еще сомневаешься, глупышка! - она крепче стиснула меня.
   - Ну что? Что мы будем делать? - после минутного молчания спросила Эрн. Я и не знала. Почему-то дальше примирения мои мысли не заходили.
   - Можно съездить в город. У меня совсем не осталось нормальной одежды, а ты прекрасно разбираешься в моде! Давно хотела обновить свой гардероб... - замялась я, искоса смотря на подругу, вдруг её мировоззрение поменялось, пока я отсутствовала.
   - М-м-м... - протянула подруга, смотря куда-то в стену.
   - Ну что скажешь?
   - Я думаю, что это хорошая идея! Правда, придется маме объяснить, почему я не поехала с ней... Она может обидеться...
   - Эрн, ты лучшая! - воскликнула я. Хорошо, что этот день мы проведем вдалеке от дома и от этого пригорода.
   Эрн пошла собираться, а я включила телевизор. Никогда его не любила и мало смотрела. Не потому что там все программы были скучными, а просто я не хотела видеть постоянные рекламы шампуней и еще всякой ерунды. Я также не очень любила сериалы, а музыку я слушала только из телефона. Я не была привязана к Интернету или компьютерным играм. Мое свободное время итак было занято бассейном, танцами и другими кружками. Мама старалась сделать всё, только лишь бы я проводила поменьше времени дома. Я очень часто пропускала эти дополнительные занятия. Мне больше нравилось гулять в парке или же просто вдоль улиц. Я пыталась не выделяться среди остальных людей, что мне вполне хорошо удавалось. Никто не мог заподозрить, что я из богатой семьи.
   Не прошло и пяти минут, как Эрн спустилась. Она была в полной боеготовности к походам по магазинам. Осталось взять карточку из дома и направиться на остановку. Хотя я даже не знала, как идут здесь автобусы, идут ли они отсюда вообще. Никогда не задавалась этим вопросом, так как не было необходимости. Эрн была одета в серый красивый пуловер, черные джинсы, которые были ей в обтяжку и длинные черные перчатки.
   - На твоем фоне я опять выгляжу как идиот, - надулась я, так как мой наряд и в ряды не годился с нарядами Эрн.
   - Эни, успокойся! Ты хорошо выглядишь... ну почти, - захихикала подруга и стала натягивать сапоги и куртку. Свои волосы она распустила, на голову надела белый берет и обвязалась шарфом. Да уж, и ей не стыдно будет идти со мной? Странно, жила 16 лет среди роскоши, а одеваться я так и не научилась. Глупо получилось.
   Эрн взяла сумку, и мы вышли из дома. Она заперла дверь.
   - Надо маме позвонить! Можно, я от тебя? - спросила меня Эрн.
   - Могла бы и не спрашивать. Ответ ты знаешь.
   К моему дому мы подошли, и минуты не прошло. На улице стоял полдень, и солнце светило во всю. Ясная погода - то, что нужно для покупок и хорошего настроения.
   Дверь была открыта, потому что я её не закрывала. Не думаю, что сюда залезут воры. Да и не очень мне было жалко все эти вещи. Они мне не принадлежали, ну и дома был Леон. Я бегом поднялась на второй этаж и зашла в свою комнату. Мне пришлось выгрести немало вещей из сумки, чтобы удостовериться, что карточка на месте. Придется потом отвести время, чтобы разобрать весь этот беспорядок, что творился у меня в комнате. По привычке я пошла в библиотеку, чтобы предупредить Леона, что уезжаю.
   - Тук, тук. Можно? - я отворила дверь, но в комнате никого не было.
   - Леон, ты тут? - позвала я.
   - Что тебе? - голос послышался из-за спины, что я чуть не подпрыгнула. Он так внезапно появился!
   - Я поеду в город, чтобы пройтись по магазинам. Без меня не скучай, я скоро вернусь, - с сарказмом сказала я, зная, что Леону не очень то и важно, где я и с кем нахожусь.
   - Могла бы и не говорить, - этот ответ я и ожидала услышать.
   С Леоном в доме мы находились как бы на нейтральной стороне. Его не беспокоила моя судьба, а его судьба не беспокоила меня. Хотя мы и привыкли друг к другу, но все-таки я ощущала его преимущества. Он был старше и опытней. Он был очень умен, что немало раздражало. Вообще, в доме мы друг друга не замечали. Когда Трэси еще была у нас поваром, то на завтрак он не приходил. Ужин я тоже справляла только в компании Трэси. Не знаю, ел ли он вообще? Хотя, может, иногда он и пережевывал страницы своих книг... Не знаю, как ему такая жизнь еще не наскучила. Он в полном одиночестве. Одиночество...
   - Кто была та девушка? - она явно знала Леона, да и она вообще ему чуть ли в любви тогда не признавалась! Значит, что Леон с ней общается или общался...
   - Ты о ком? - он опять стал, как лед.
   - Я о той, у которой пшеничные волосы и которая разговаривала недавно с тобой. Неужели ты так быстро её забыл?
   - Это тебя не должно касаться! - отрезал он и прошел мимо меня в библиотеку.
   - Тогда передай своей Элле, чтобы она больше не заявлялась в мой дом! - я вышла и захлопнула дверь. Ну вот, я опять злюсь из-за своего переводчика. Почему все так? Мы так скоро и врагами стать сможем...
   Я спустилась вниз. Эрн сидела на диване и рассматривала стены, на которых каждые 50 см висела либо картина, либо чей-нибудь портрет. Я подошла и показала ей свою карточку, давая понять, что мы можем уже идти. Но Эрн медлила и не вставала.
   - И все же, это очень странный дом, Эни. Тебе не кажется? - сказала моя подруга.
   - Давно заметила, - я надела сумку через плечо и уже повернула ручку двери, чтобы выйти на холодную улицу.
   - Тебе надо здесь получше осмотреться, - сказала Эрн. Выходя следом за мной.
   - Я жила в этом доме два с лишним месяца и так и не знаю, что находится в запертых комнатах. Леон по их поводу молчит, а больше мне спрашивать не у кого. Дом пуст, я так думаю. Здесь раньше жила тетя, но похоже она забрала отсюда всё, что только можно, кроме этих картин и ваз.
   - И сколько закрытых комнат в этом доме? - она наверно специально не называла тетин дом моим.
   - Четыре, - грустно ответила я, пытаясь заглушить в себе любопытство, которое распирало меня со дня приезда сюда. Нельзя мне интересоваться чужими вещами, никакими вообще нельзя.
   - Ну ладно. Пойдем на остановку? - моя подруга прибавила шаг и пошла в сторону школы.
   - А где здесь остановка и как часто ходят автобусы? - спросила я.
   - На другой улице. Тут идти минут 10. Автобусы ходят не часто, но думаю, что мы успеем вовремя.
   Эрн завернула за маленький магазин, который занимал первый этаж одного из здешних домов. За магазином оказалась маленькая тропа, ведущая между двумя участками. Раньше я её никогда не замечала. Она вела на другую улицу. Я знала, что как таковых улиц здесь немного, и все они стоят параллельно друг другу. Пригород находился в нескольких километрах от самого города. Странно, что этот район находился так далеко от основного города, Инсенса. Слишком далеко. Мы с Эрн прошли еще одну улицу и вышли на главное шоссе. На той стороне дороги шло поле, которое по краям огибал массивный и густой лес. Да он просто бесконечен! Около дороги было небольшое закругление для того, чтобы смогли подъезжать машины. Наверно, это и была та самая остановка. Машин не было, так как был выходной, и все старались провести его дома, в кругу семьи. Эрн была права, не прошло и пяти минут, как вдалеке показался красный небольшой автобус. Он остановился прямо перед нами и распахнул двери.
   - Здравствуйте, девчата! Куда так рано едите? - спросил нас водитель, когда мы заходили.
   - В город, по магазинам! - крикнула ему Эрн из конца автобуса. Она уже успела занять место, когда я только поднималась по ступенькам.
   - Либо я улитка, либо ты очень быстрая, - пробубнила я, садясь рядом с Эрн на самое последнее сидение.
   - Скорее первое, чем второе, - засмеялась подруга.
   - Долго будем ехать? - поинтересовалась я. Кроме нас в автобусе сидело еще пара человек, но они были практически незаметны.
   - Где-то час. Мы же не в центр города! Я думаю, что в том бутике тоже есть хорошая одежда, - сказала Эрн и повернулась к окну.
   Целый час мы ехали молча. Хорошо, что я взяла с собой наушники. Я слушала пусть уже и старые, но еще не успевшие мне надоесть, треки. Давно я не слушала музыку. Когда в уши полилась мелодия, я даже немного испугалась. Я привыкла к тишине. Я постоянно думала, а теперь моим мыслям не давала собраться звучавшая в голове песня. В автобусе было жарко. Мне даже пришлось снять шапку и шарф и расстегнуть куртку. Неудобно сидеть возле прохода, поэтому я просто закрыла глаза.
   Так получилось, что я уснула с наушниками в ушах, что не сразу заметила, как меня будит Эрн. Сначала она просто меня звала. Потом стала трясти за плечи, чтобы я проснулась. Наконец я открыла глаза.
   - Соня! - проворчала Эрн, пытаясь столкнуть меня с сиденья. Напялив шапку и шарф, я пошла к выходу.
   Морозный воздух привел мое сознание в норму. Застегнув куртку, я стала осматриваться. Мы в городе. Это было понятно по тому, что с обеих сторон от дороги стояли дома, и улица была довольна оживленная.
   - Нам туда, - Эрн показала на желтоватое здание, по другую сторону дороги. Оно выглядело довольно ''молодо'' по сравнение с другими. Огромные окна, с потолка до пола, блестящие белые полы и двери, которые открываются сами, как только ты к ним подходишь. От того, что внутри горело множество лампочек оно и казалось каким-то желтым или даже подсвеченным изнутри.
   - У тебя много денег на карточке? - спросила Эрн, когда мы переходили дорогу.
   - Довольно. На ремонт я немного тратила, а одежду я покупала за свои сбережения.
   - Это очень хорошо. Но и тут мы не будем слишком тратиться, ладно? - подруга взглянула на меня и остановилась у входа в магазин.
   - Мне пару вещей и всё, - я и не хотела накупать огромную корзину одежды. Мне нужно было то, в чем я могла ходить на улице и в школе, а значит, просто какая-нибудь кофта и джинсы.
   - Хорошо... - Эрн пошла в магазин.
   Он оказался довольно большим. Это был своего рода мини-центр, в котором было множество различных магазинов с техникой, бытовыми приборами и одеждой с обувью. Не удивительно, что здесь было так много народу. Я сразу вспомнила, как последний раз ходила в магазин с Шанти. Она заставляла меня примерять около десятка различных платьев. Надеюсь, что Эрн будет не такой, иначе я и полчаса здесь не продержусь.
   - Вот в этом магазине довольно дешево и качественно. Думаю, что именно сюда мы и пойдем, - ощущение, что Эрн разговаривала вовсе не со мной.
   Она завела меня в магазин, в котором на каждом метре были манекены и вешалки. Одежды было столько, что глаза разбегались. И как тут можно что-либо выбрать? Почему нельзя вывесить пару вещей, чтобы выбор не был таким огромным? К нам сразу подбежала продавщица и стала спрашивать, чтобы мы хотели приобрести. Честно, я и не знала. Я рассчитывала целиком и полностью на Эрн. В выборе одежды я не была прихотлива. Наверное, поэтому у меня и был немного мальчишеский стиль в одежде. Да что уж там, юбки я никогда не носила, также, как и каблуки. Я всегда была одета в то, в чем мне было удобно. А остальное мне было не так важно. Но моя подруга разбиралась в стиле получше меня. Её одежда была более женственна, чем моя. Она всегда сочеталась по цвету и фасону, что не скажешь обо мне.
   - Вот эти джинсы очень хорошие, как ты думаешь, Эни? - она показала мне светлые, дудочкой джинсы. На бедрах они были еще светлее. Хотя, выглядят они довольно красиво, но я не ношу настолько светлые и такой формы джинсы. Это будет что-то новенькое.
   - Ты уверенна, что они мне подойдут? - с опаской спросила я.
   - Не сомневайся! - пришлось повиноваться и пройти в примерочную.
   Следующими по счету были очень темные джинсы, почти черные. Они облегали мои ноги до самых щиколоток, я еле их натянула.
   - Они слишком тесные, - простонала я, показывая моей подруге свои ноги.
   - В самый раз! Берем! - итак, двое джинс у меня уже есть.
   - Они же узкие!
   - Растянутся! - весело сказала подруга.
   Слава Богу, что двумя штанами мы ограничились, и что не пришлось по десять раз примерять. Потом Эрн подобрала мне две кофточки синего цвета и одну белую, довольно красивые и удобные. Потом она дала мне свитер, который также мне подошел и мы отправили его на кассу. А я то думала, что куплю пару вещичек... Хорошо, что всё закончилось довольно быстро. Не прошло и часа, как мы с пакетами вышли на улицу.
   - Хороший улов! Надо бы обувь купить! - Эрн уже пошла по направлению к следующему магазину.
   - Ну нет уж! Сейчас зима, какая обувь?! - возмутилась я.
   - Ты ходишь в кедах! - возмутилась моя подруга.
   - Ну давай потом? Давай ближе к весне купим? У меня уже руки надрываются...
   - Ты тащишь не картошку, чтобы надрываться, Эн!
   - У меня спина болит, - нашлась я, хотя спина на самом деле не болела.
   - Ты неисправима, - покачала головой Эрн. - Я позвоню маме, а то от тебя забыла. Скорее всего, она еще не вернулась, вполне возможно, что она где-то рядом.
   Эрн усадила меня на лавочку и отдала пакеты, сама пошла к телефонной будке. Ну что ж гардероб обновлен. Все идет, как по маслу. Я помирилась с подругой. Осталась школа. Это уже будет сложнее. Эрн вернулась через пять минут с ликующим видом.
   - Мама сейчас подъедет! Она тут недалеко.
   - Ну и славно, - улыбнулась я и расслабилась. Магазины меня всегда очень сильно утомляют.
  
   - Почему ты мне не позвонила раньше? Почему не сказала, что Эни приехала? - миссис Элис в своем репертуаре. Они уже минут 10 стоят и выясняют, кто в чем виноват, пока я сижу на лавочке.
   - Мама, я не успела! Эни попросила побыстрее съездить с ней в магазин. Вот я и забыла, - оправдывалась Эрн.
   - У тебя что, сотового телефона нет?!
   - Есть, мама, но он уже месяц, как сломался. Ты сказала, что новый подаришь только на семнадцатилетие.
   - Так пошла бы и починила. У тебя же есть деньги! - допытывалась мама Эрн.
   - На ремонт не хватит! Мама, Эни уже замерзла тут сидеть! Может, уже прекратишь пытать меня и отвезешь нас домой?
   - Конечно. Милая, ты еще не замерзла? - обратилась миссис Элис ко мне.
   - Нет.
   - Ладно, пойдемте уже. Эрн, ты наказана, что без спросу ушла из дома! - сказала мама Эрн.
   - Ну как всегда, мам! Я не маленькая, чтобы спрашивать у тебя разрешения! Мне уже почти 17 лет! - подруга чуть не плакала, хотя понимала, что отчасти мама так говорит из-за того, что очень волнуется за свою дочь.
   - Эрн!
   Мы уже подошли к машине. Эрн уже успокоилась, поэтому мы шли молча. На улице везде были люди, словно в муравейнике. Неужели все из-за того, что сегодня выходной? Сейчас же зима, а они вышли и гуляют! Тут же и замерзнуть можно! На улице не лето. Но похоже, что кроме меня об этом никто не задумывался. Мы сели в машину. Пусть мотор и не был заведен, но здесь было гораздо теплее. Мама Эрн ездит намного быстрее автобуса, поэтому мы добрались где-то за полчаса. Мне помогли занести пакеты домой. Их я оставила возле входа. Леон их не тронет. Да он даже не поинтересуется, что в них!
   Я готова была провести весь день в доме Эрн, тем более в такой компании. Эти люди придавали окружающей атмосфере уют, доброту, заботу. В общем, я готова смотреть даже на то, как они ругаются, лишь бы не возвращаться в дом тети.
   Миссис Элис и Эрн сидели на кухне и разбирали пакеты, когда я пришла.
   - У меня есть кое-что! - неожиданно для нас обоих сказала мама Эрн. Я заметила, как глаза моей подруги загорелись, и она выгнулась, как кошка.
   - Это то, о чем я думаю? - с изумлением спросила Эрн.
   Миссис Элис кивнула и достала конверт. Эрн чуть не подпрыгнула на стуле, когда его увидела. Что с ней происходит?
   - Мама, я тебя обожаю! - Эрн кинулась на шею мамы и поцеловала её в щеку. Она взяла конверт и открыла его. Подруга достала оттуда три небольшие прямоуголные бумажки. Её глаза быстро заметались, читая что-то. Я выжидающе смотрела на этот спектакль, не понимая в чем дело.
   - Эни! Мы едим в Венецию! - я чуть со стула не упала. Эрн меня вот так бросает? Сколько они там пробудут? Я же не выдержу сидеть дома с переводчиком!
   - Поздравляю, - кисло сказала я и опустила глаза.
   - Эни, мы - это значит я, ты и мама! - теперь я чуть не подавилась собственным языком.
   - Но как? - шепотом произнесла я.
   - На самолете! - я хотела услышать не это.
   - Я не могу, - все так же тихо сказала я.
   - Что-то случилось? Эни, милая, скажи. Мы поможем, - миссис Элис приобняла меня за плечи.
   - Я же не могу... Меня же из страны не выпускают... Мама подписала бумагу о моем невыезде из страны... - заикаясь, проговорила я. Меня сейчас начет бить озноб! Надо успокоиться.
   - Это невозможно! Ты же не преступник, чтобы держать тебя здесь, как в клетке! Они не имеют права! Мама, скажи! - Эрн трясло от злости.
   - И на долго этот твой ''невыезд''? - с недоверием спросила Элис.
   - Я не знаю! - буркнула я и уставилась в стол.
   - Тогда я узнаю. Эни, ты поедешь с нами. Я разберусь с запретом, - мама Эрн взяла трубку и прошла в другую комнату.
   - Нас пригласили во дворец. Мы будем участвовать в маскараде, - очень тихо произнесла Эрн.
   - А платье нужно? - надо попытаться хоть чуточку поднять настроение и себе, и подруге.
   - Шутишь?! И маска тоже! - крикуна Эрн, видя, что я пытаюсь улыбаться.
  
  Глава 24.
  Брат с сестрой.
  
   Я очень сильно волновалась. Мне хотелось поехать в Венецию с Эрн и её мамой. Но у меня были две проблемы. Первая - это тот самый невыезд из страны. Не знаю, зачем мама, тетя и еще какие-то там люди подписали этот приказ. Правда, что я такого сделала? Да ничего. Я никого не убила. Вторая проблема - это деньги. Если даже и получится выехать из страны, то сколько мне понадобится денег? На моей карточке около 70 тысяч долларов. Много, но этого хватит? Я даже не представляла, как я буду в платье, а маска! Где я возьму маску? Хотя это было очень заманчивым. Окунуться в мир, где ты не видишь истинные лица людей, где музыка и веселье весь день? Мне хотелось этого! Ведь ничего же необычного тут нет? Но я не спросила у Эрн, когда этот маскарад. Раньше, я слышала о нем, но не вдавалась в подробности. Да и Венеция! Это же прекрасно. Это очень красивый город. Наверно, мне придется отдаться в рабство, чтобы хоть как-нибудь отблагодарить маму Эрн.
   Я вспомнила мое видение. Мой обморок. Там тоже был маскарад, очень красивый. Там было много людей. Там была моя мама и бабушка. И там был Микки...
   Пришлось выпить стакан воды, чтобы успокоиться. Я ведь тогда была призраком! Я была призраком в своем видении! Меня видела мама, меня видела бабушка! И я не смогла пройти сквозь Микки! Я не могла! Но он меня не видел... Я так хотела узнать, правда ли то, что я вижу. Мне это было очень важно. Я бы хотела думать, что это просто видение, но ничего уже не удивительно. Я видела, как кожа Мика мерцает, как он изменился и как с огромной силой сдирал металл с машины. И это мне точно не показалось.
   Мама Эрн разговаривала с кем-то по телефону наверху. Эрн сидела в гостиной на диване и смотрела телевизор. На вид, все так обычно. Ведь в каждой семье может быть такое. Но этот маскарад, этот невыезд... Любопытство мое разогревалось буквально с каждым новым вопросом. Что будет, если я узнаю на них ответы? Я удивлюсь или буду уже готова к этому? Да и произойдет ли это вообще? От меня ведь так тщательно все скрывают...
   - Эрн, с кем разговаривает твоя мама? - спросила я подругу. Она сразу подняла на меня глаза.
   - Не знаю... - протянула она, смотря на меня.
   - Эрн... а где твой папа? - я не ожидала, что сейчас спрошу это. Просто было интересно. Мистер Хапли отсутствовал уже 4 месяца. Эрн говорила, что он скоро должен будет приехать, но это было в сентябре!
   - Я... - Эрн замолчала. Она видимо не знала, что мне ответить.
   - С ним что-то случилось? - только не с папой Эрн! Пусть я его и не знала, но я не желала семье Эрн такого горя.
   - Мама сказала, что он очень занят и не может сейчас приехать.
   - Давно ты его не видела? - или мне кажется, или что-то не так.
   - С лета. Я проснулась, а его уже не было. Мама сказала, что ночью звонили и срочно сказали вылетать.
   - А он... - мне не хотелось спрашивать, но я должна была убедиться, что все хорошо, - ...тебе звонил?
   - Я не слышала его с того самого дня, как он уехал, - ну нет! Так не должно быть! Это же папа, он должен был позвонить! Мой папа звонил мне каждую неделю, когда надолго отлучался.
   - А ты не думаешь... - начала я, но Эрн меня перебила.
   - Я ничего не думаю. Я доверяю своей маме. С папой все хорошо, просто он очень сильно занят.
   - И он не мог тебе ни разу позвонить?! - удивилась я. - Эрн, у него за полгода должно было появиться хоть одно свободное время, чтобы позвонить своей дочери!
   - Я знаю... - голос подруги стал ниже, - но ничего не могу поделать. Мой телефон сломался. А когда я ему звонила, то он не брал трубку и не перезванивал. Я хотела попросить телефон у мамы, но она сказала, что всё хорошо и волноваться не стоит.
   - Но так не должно быть... - я готова поклясться, что с её отцом что-то случилось!
   - Не должно, - подтвердила Эрн.
   - И ты не волнуешься? - очень тихо спросила я, так как понимала, что такое потерять близкого человека.
   - У меня уже нет сил. Я стараюсь об этом не вспоминать. Папа жив, - отрезала подруга.
   - О своем я тоже так думала... - горькие слезы уже подступили к горлу. В таких случаях ничего нельзя сделать. Но у Эрн есть мама, и она очень сильно её любит. Я не знаю, какие у нее были отношения с отцом. Но... не сильно похоже, что Эрн волнуется. Вполне возможно, что она верит словам матери. Но а почему бы и не верить? Человек быстрее верит хорошему, нежели плохому. Даже я до сих пор надеюсь, что мой папа просто сбежал от нас, просто не выдержал. Я верю, что он жив, хотя от него тоже никаких новостей. Но я встречусь с папой. Я начну его искать сразу, как только смогу выбраться отсюда, как только закончу школу. Я не успокоюсь, пока не найду его. Хоть каким. Он единственный человек, кто очень мне дорог, кто близок мне. Конечно, Эрн тоже мне дорога, и я бы сто раз отдала свою душу за её жизнь. Но папа роднее. А Микки... я даже не знаю, что испытываю к нему. Симпатия есть, притяжение тоже, я даже когда-то думала, что влюбилась в него. Но разве можно влюбиться в человека, которого боишься? Такое возможно? Нет, наверно. А Микки я очень боюсь. Этот голубоглазый блондин сводит меня с ума! Он то похож на подростка, то становится совсем, как мужчина. Ему что-то от меня нужно... А это очень плохо. Встречаться со мной только из-за того, что от меня есть какая-то польза? Это хуже, чем ненавидеть.
   Эта мысль пришла ко мне слишком неожиданно. В своем доме Микки сломал мне руку, и спустя час все зажило. Разве и это возможно? Ведь в мире не существует магии. Да ведь и я ко всему этому очень скептически отношусь. Но эта мысль... Я хочу что-нибудь сделать с собой. Не суицид, но проверить ту теорию Мика. Может, еще раз сломать руку? Но как это будет выглядеть со стороны, да и как я это сделаю? Идею пришлось отложить на неопределенное время. Лучше думать о предстоящем маскараде.
   - Эни, что случилось? - я даже не заметила, как подруга села напротив меня за стол.
   - Ничего. С чего ты взяла?
   - Ну ты так внезапно остановилась. Я понимаю, что эту тему затрагивать нельзя, но ты что-то сказала про своего папу...
   - Да так. Просто вспомнила кое-что. Ты сама как?
   - Я же сказала, что все нормально. Папа жив, и я в это верю, - она положила руки на стол и стала рассматривать свои пальцы.
   - Я тоже верю, - сказала я себе под нос.
   Надо ждать. Надо ждать, пока вернется мама Эрн и больше не думать о глупостях, особенно о той сумасбродной идее.
   Мы опять молчали. Но это молчание было хорошим признаком. Мы закончили разговор, и каждый углубился в свои мысли. С Эрн было легко просто сидеть и ни о чем не говорить. Это очень хорошее качество в людях.
   Я услышала, как мама Эрн спускается вниз, но она до сих пор разговаривала по телефону:
   - Да, да... Значит, уже можно, так?
   Молчание.
   - И это на сколько месяцев? На сколько?! - удивилась миссис Элис, когда уже подошла с трубкой к кухне.
   - Что же она такого сделала? Я не верю, что только это стало причиной... - мама Эрн очень сильно прижимала трубку к уху.
   - Значит, что ровно две недели. Это очень хорошо. Нам больше и не надо. Большое спасибо. Я еще позвоню, - послышались гудки, и мама Эрн повернулась к нам.
   Как я поняла, то мне разрешили выезжать за пределы страны. Но не дольше, чем на две недели. Но даже так! Это же хорошо. Я поеду в Венецию! Я буду на маскараде!
   - Эни, у меня для тебя хорошая новость! - улыбалась миссис Элис.
   - Разрешили?! - хором сказали мы с Эрн.
   - Да! - пусть и выглядело это смешно, но мы закричали и начали прыгать и обниматься. Наверно, так и выглядят люди, которые в данный момент счастливы? У меня было ощущение, что я заново обрела семью. И не такую, как раньше! Здесь по-другому. Они любят меня! Эрн и её мама любят меня! И я их тоже. Это просто прекрасно знать, что ты нужен кому-то.
   - Я не знаю, как смогу вас отблагодарить, - задыхаясь, сказала я, когда мы уже почти успокоились.
   - Просто скажи ''спасибо''! Эни, ты нам стала родным человеком! Я никогда не видела, чтобы у моей дочери так горели глаза, когда она тебя видит. А как она плакала, когда ты уехала!
   - Мама! - надулась Эрн.
   - Спасибо, - я чуть не плакала. Кажется, сегодня день плакс? Что-то мне с утра хочется плакать. Хотя сейчас скорее от счастья, чем от разочарования.
   - Как ты смогла? Куда ты звонила? - спрашивала маму Эрн.
   - Своей подруге. Она работает в Министерстве, поэтому очень быстро все выяснила и разрешила нам по-тихому вылететь из страны.
   - По-тихому? - недоверчиво спросила Эрн.
   - К сожалению, да. Бумаги не оспоришь, можно лишь только обмануть. Вот и сейчас также. В подробности лучше не углубляться... - сказала миссис Элис и вышла из комнаты, чтобы поставить трубку на базу.
   - Это не реально!
   - Эрн! Если я смогла, значит, реально! - отрезала миссис Элис. - Я пошла, у меня еще куча работы. Эни, будь как дома и ни о чем не беспокойся.
   - Еще раз спасибо, - улыбнулась я.
   Мама Эрн ушла, и мы снова остались вдвоем. Глаза Эрн просто горели, видно было, как она волнуется. Да уж, Венеция - это что-то! А маскарад - так это вообще что-то внеземное! Но надо узнать кое-что.
   - А когда хоть полетим? - спросила я.
   - Я тебе не сказала? Вот дура... - я засмеялась. - Ну хватит! Ну забыл человек, подумаешь... Маскарад 15 февраля. Полетим, я думаю, 13 числа. А вот платья... Надо будет выбирать уже сейчас. Да и маски заказывать тоже.
   - А... денег хватит? Мне кажется, что это будет очень дорого стоить. Особенно на заказ, - я волновалась скорее не за себя, а за Эрн. Не думаю, что они слишком богатые.
   - Мама сказала, что все устроит, и нам нечего волноваться! Платья тоже привезут под заказ. Ни о чем не беспокойся, - сказала Эрн.
   - Эрн! Я имею ввиду, что хватит ли вам денег? - не выдержав, сказала я. Неужели все решат без меня? Я ведь тоже еду.
   - Конечно. Мы это планировали еще летом. У нас есть знакомый там, в Венеции. Он поможет нам устроиться, даст комнаты. Именно он нас пригласил. Эни, он очень хороший друг мамы и папы, поэтому волноваться нам надо только о том, какое платье наденешь ты.
   - Я? - от перспективы предстоящего выбора платья мне стало плохо. - Эрн, давай ты выберешь. Я надену всё, что ты скажешь.
   - Всё всё? - подруга прищурила глаза, явно замышляя что-то, что мне может не понравиться. Зря я согласилась надеть всё, что мне предложат...
   - Эрн! Не издевайся! Ты знаешь, что я не люблю выбирать одежду. Я никогда не знаю, подойдет ли мне та или иная вещь... Но главное, чтобы было удобно, - это было моим самым первым и самым важным критерием.
   - Подружка! - пропела Эрн и подошла ко мне. - Ты у меня будешь принцессой!
   - Не надо...
   Прошел ровно час, а мы с Эрн так и не решили, как я буду выглядеть. Согласились, что можно что-нибудь в синем цвете. Маску она тоже решила, что лучше будет белую с синими узорами, ну и белые длинные перчатки. Свой наряд Эрн знала уже наизусть. Его она продумала давным-давно и даже нарисовала эскиз. Оно было красным и очень красивым. Я даже завидовала. У меня не будет такого красивого... Да и если меня заставят надеть каблуки, то больше часа я на них не продержусь.
   Мне было приятно, что я могу поддержать разговор в такой теме. Я могу разговаривать об одежде, хотя это и банально, но сейчас это то, что нужно. Мне надо было отвлечься. А этот маскарад непроизвольно напоминал мне тот, что я увидела в обмороке. Даже платья... перед глазами всплывало платье, которое тогда было на моей маме. Может, Эрн предложить такое? Хотя воспоминание уже смазалось. Не думаю, что смогу в точности пересказать все детали.
   - Эни, может вот это? - она показала мне очередную картинку, на которой была изображена изящная девушка в маске и в красивом пышном платье.
   - Это? - я не могла поверить своим глазам. Это было то самое платье, что и на маме. Не слишком пышное, но очень красивое, темно-синего цвета с белыми ленточками.
   Я очень хотела его. Скорее всего, именно это я и закажу. Ведь я хочу узнать, насколько в этом платье я буду похожа на свою мать. Анна довольна красивая для своих лет. За мои 16 она не поменялась. Лицо оставалось таким же, ни морщин, ничего. Казалось, что время её не берет. Хотя это может просто дорогие салоны красоты? Не знаю. Я не помню, чтобы мама туда ходила. У Анны слишком много дел, чтобы посещать такие заведения. Она постоянно говорила о своей работе всем и каждому. Как её еще терпели...
   Мы с Эрн, включая её маму, остановили свой выбор на том самом платье. Надеюсь, что мне подойдет. Хотя мне страшно появиться в нем перед людьми. Единственный плюс в том, что я буду в маске, меня никто не увидит. Эрн сказала, что мы переночуем у друга, который и пригласил нас в Венецию. Вообще пригласительные были на Эрн, миссис Элис и её мужа, но так как последнего нет, и не будет, то они пригласили меня.
   - Я, наверно, пойду домой? - неуверенно спросила. Было уже достаточно поздно, не хотелось смущать своим присутствием Эрн.
   - Эни! Только не думай, что ты нам мешаешь! Мы всегда рады тебя видеть. Уверяю тебя, моя мама не против. Да и она все равно сейчас занята.
   - Я буду готовиться к школе... - действительно нужно уже начать, так как я сильно отстала по программе.
   - Неужели? - удивилась подруга.
   - Я тебе позвоню! Мне еще нужно примерить все, что мы купили, - улыбнулась я, хотя на самом деле не собиралась примерять одежду.
   - Эни, от кого я это слышу? Ты меня удивляешь с каждым часом. По-моему, ты очень сильно изменилась за эти два месяца...
   - Я решила начать новую жизнь. Ну с нового листа, без всяких там приключений...
   - По-моему, ты ошибаешься. Не надо отворачиваться от прошлого, иначе воспоминания тебя затерзают.
   - Не думаю. Я постаралась все забыть, - хотя сейчас Эрн права. Я почему-то снова начинаю все вспоминать.
   - У тебя не получится, - подруга пожала плечами, даже не смотря на меня. - Человек не сито, чтобы все просеивать через себя и не оставлять никаких следов. Ты всегда будешь помнить то, что хочешь забыть. Как бы ты ни старалась. Эн, поверь, от прошлого не убежишь. Поэтому оставь мысли о новой жизни. Живи так, как и жила.
   - Эрн, я не могу, - очень тихо произнесла я. - Если я не изменю образ своей жизни, то все то, что было... ты понимаешь, о чем я. Все то снова навалится на меня. Я снова буду думать, что на каждом шагу меня ждет что-то... не совсем обычное. А я хочу быть обычной девочкой. Хочу жить, как все.
   - Глупости все это. Ты должна радоваться, что не такая, как все. Тебя это выделяет среди всех жителей планеты! - Эрн повернулась ко мне и посмотрела в глаза. Она действительно так думала. Она действительно думала, что я выделяюсь.
   - А я не хочу этого. Эрн, если бы ты побыла на моем месте... ты бы поняла, как все это тяжело.
   - Это интересно!
   - Ты думаешь, что я на свете такая одна? Ты говоришь, что меня эти все происшествия выделяют? Нет, Эрн. Это не так. На моем месте мог оказаться любой житель планеты, - я начала сердиться на подругу за то, что та пытается убедить меня жить как раньше и принимать все эти события нормально! Это невозможно! Невозможно быть человеком, от которого идет ток и который падает в обморок, если увидит какую-нибудь необычную вещь!
   - Не знаю, одна ли ты такая... Но уверенна, что в этом городе одна! Только ты видишь прошлое. Только ты видела человека, который умер больше года назад! Не думаю, что кто-то может также.
   - Эрн! Я не вижу прошлое! Это просто...
   - Ну ну? Давно хотела твое мнение услышать, - перебила меня Эрн.
   - Просто моя больная фантазия! Я пошла, - не хочу окончательно поругаться с Эрн.
   - Давай. Пока. Позвони! - крикнула мне подруга, когда я уже натянула шапку и вышла на улицу.
   Сейчас очень рано темнеет, но это даже хорошо. Ночь - очень красивая. А особенно сейчас, когда небо чистое и его заливает куча маленьких звездочек. Вот одна полетела... Надо бы загадать желание, но у меня его нет. Хотя оно и есть, но не думаю, что оно осуществится. Я даже думаю, что осуществить его просто нереально. А ведь так хочется поверить, что какая-то там падающая звездочка сможет исполнить твои мечты. Но это просто суеверия. На самом деле ничего не будет. Желания... кому они нужны? Они осуществятся, только если я буду прилагать к этому большие усилия. Но мое желание настолько нереально... Я все еще хочу вернуть Сьюзи, хотя понимаю, что это невозможно. Единственное, чем я могу наслаждаться, так это мои ведения. В них есть бабушка, везде. У меня даже была мысль, что это она, с того мира посылает их мне. Но глупая же мысль? Действительно, откуда я знаю, существует ли вообще тот мир, куда отправляется умерший человек.
   Я шла тихо. Мне не хотелось возвращаться домой. Леон... скорее всего это из-за него. Он огромная, самая огромная тайна на Земле. Человек, который не подпускает к себе никого. Я практически ничего не знаю об его жизни. Да и что от него добьешься? Любой вопрос, который хоть как-то относится к нему, он обойдет за километр или же просто промолчит. Ну или он переведет тему, что очень часто бывает.
   Я посмотрела на дом тети, на дом бабушки, на свой дом. Ну и куда мне такая страсть? Самый большой дом в окрестностях, не считая поместья Наташи Фейт... Один из самых старых. Хотя Эрн права. Я отличаюсь, даже в том, что живу не в обычном маленьком домике, а в старинном доме. У меня даже мурашки бегут по коже от ощущения, что 100 лет назад здесь кто-то жил. Надеюсь, что здесь никто не умер. Не хочу увидеть призрак. Хотя, а они существуют? Про них много сказок, рассказов. Я даже себя видела в качестве призрака... Но ведь я сейчас в реальности. Вот дом, вот в окне на втором этаже горит свет, на первом этаже тоже, в правой части дома...Где? Я не могла поверить своим глазам. Это же закрытая комната. Я уверенна! Леон туда никогда не заходил. Я знаю четыре комнаты, и только в одну заходит Леон - это та, что является его личной комнатой. Но как? Значит, у него есть ключи? Значит, он может туда заходить? Да что же это такое!
   Я бегом пошла к дому. Я хочу знать, что находится за той закрытой дверью!
   Я настежь распахнула дверь дома, буквально влетев в гостиную. Действительно, дверь приоткрыта и оттуда идет свет... Мне хватило и секунды, чтобы подойти к ней, но прямо перед моим носом встал Леон...
   - Ты куда? - что за глупый вопрос он мне задал?
   - Хочу узнать, что там! - ну почему он выше меня ростом? Леон загораживал весь обзор и не давал мне даже мельком хоть что-то увидеть.
   - Там ничего интересного... - он выключил свет и вышел, захлопнув дверь. Нечестно! Я дернула ручку, но было бесполезно. Дверь закрылась.
   - Идиот! - я отошла от двери и плюхнулась на диван. Леон стоял у стены, облокотившись на нее.
   - Скорее ты, чем я, - хмуро сказал он. Боже, я готова порвать его на тысячу мелких кусочков!
   - Ненавижу тебя! - я отвернулась. Веду себя, как ребенок. Ну и пусть.
   - Лучше ничего не знать, чем знать и мучиться, - сейчас заряжу в него подушку.
   - Иногда я думаю, что меня держит здесь. Эрн предлагала мне переехать к ней. Но ты! Леон, ты идиот! - кричала я на него.
   - Так что тебя здесь держит? - так безразлично даже актеры не могут говорить.
   - То, что это мой дом! Ты сам мне это сказал! А я не хочу уходить из своего дома!
   - Значит, ты выгоняешь меня? - не нотки сожаления в его голосе.
   - Нет... - огорченно сказала я. И все-таки, Леон умеет выпутываться из таких ситуаций. А ведь изначально мы говорили о двери, о той комнате!
   - Давай отложим этот разговор. У меня много дел, - он уже стал подниматься по лестнице, даже не дождавшись моего ответа.
   Вечно у него дела. Ну что можно делать каждый день с утра до ночи? Читать? Я даже не видела, чтобы он когда-нибудь ел. Господи, Леон не ест?!
   - Подожди! - но он уже скрылся в той части дома. Надо спросить, иначе я не смогу уснуть!
   Я побежала наверх. Он наверно пошел в библиотеку. Но дверь закрыта. Странно. Ну что ж, похоже, он ушел в свою комнату. А теперь надо решить, какая из этих двух дверей есть его комната. Скорее всего это та, что напротив библиотеки? Как раз близко идти...
   Я постучалась именно в нее. Ни шагов, ничего. Он уже уснул? Или просто не хочет открывать двери? Зачем он меня сторонится?
   - Слушаю, - дверь открылась так неожиданно. Я даже шагов не услышала. Я не услышала и как ручка поворачивается.
   Из его комнаты струился слабый приглушенный свет. Оттуда пахло чем-то очень приятным. Но я не могла ничего разглядеть.
   - Ты меня пустишь? Или ты там опыты поводишь? - с сарказмом сказала я.
   - Конечно, проходи, - он отошел от входа. Но я не двигалась. Я была в шоке. Леон впервые пустил меня в свою комнату. Я наконец-то её увижу!
   - Здесь очень хорошо пахнет, - но мне ничего не ответили. Я уже думала, что Леон ушел, но нет. Он стоит сзади и смотрит на мою реакцию. На лице полуулыбка. Я смогла в нем разбудить хоть какие-то чувства? Кажется, в последний раз это было 4 месяца назад, может и меньше.
   Комната меня поразила. Огромная кровать с балдахином, но он был закинут наверх. Кровать стояла возле окна. Оттуда лился светлый лучик и открывался замечательный вид. Лес, он был прекрасен! И как Леон мог меня сюда не впускать? Это же преступление! Обои были темного бордового цвета и цветами, кажется розами. У стены слева стоял шкаф с полками, на которых громоздились книги. Их было очень много. Возле кровати тумбочка, а на ней светильник. Именно он отдавал таким приглушенным светом. Напротив кровати комод. Стена справа была пуста. В общем, комната была большая, не смотря на то, что здесь были темные обои. Но на обоях были еще и золотые узоры, которые отражали в себе лучи от лампы и света за окном. Кстати, на окне не было штор. Ему так нравится смотреть на лес?
   - Садись, - он показал рукой на кровать.
   Я села, немного примяв под собой одеяло. Леон присел рядом, но на довольно большом расстоянии. Боится меня?
   Так красиво. Эта комната не была похожа на этот дом. В доме был дух какой-то пустоты, а тут так приятно пахло, что уходить совсем не хотелось. Но я пришла за ответами.
   - У тебя здесь хорошо, - наконец сказала я.
   - Спасибо, я знаю, - я посмотрела на Леона. В тени его лицо было плохо видно, но я заметила, что он закрыл глаза. Зачем?
   - Я хочу спросить, - неуверенно начала я.
   - Спрашивай, - он все еще не открывал глаза, а я смотрела на него, пытаясь уловить хоть что-то на не слишком освещенном лице.
   - Расскажи о себе? Нет. То есть, я не прошу рассказать о своей жизни. Просто я ни разу не видела, чтобы ты спускался и ел. Никогда, даже когда Трэси готовила. Ну и я не помню, чтобы та когда-нибудь спал... - надеюсь, он понял, что я хочу сказать.
   - С чего ты взяла? Тебя так часто не бывает дома. Может, я ем, когда тебя нет. Ты об этом не подумала? - ну открой же глаза!
   - Это не вариант. Когда я приехала, то дома была почти всегда, кроме школы. Уроки я делала внизу. Тогда еще была Трэси. Она всегда говорила, что обед готов, но ты ни разу не спустился.
   - Я не слышал.
   - Не говори глупостей! И когда же тогда ты ел? Ночью, когда я спала? Боишься меня?
   - Я никого не боюсь, - он открыл глаза и посмотрел на меня.
   У меня чуть дыхание не перехватило. Его глаза... Они должны быть изумрудными, зелеными. Но такими они были только ближе к зрачку. По краям радужки они были черными, очень черными. Это очень заметно, тем более сейчас, когда он повернул голову к свету. Я смотрела на него в полном изумлении. Что это такое? Неужели...
   - Что с тобой? - очень тихо спросила я. Сейчас мне было почему-то страшно.
   - Я заболел, - он снова закрыл глаза и повернулся к стене. Мое сердце билось где-то возле шеи. Я не хотела понимать того, что сейчас увидела.
   - И как такая болезнь называется? Что-то сверхъестественное и невообразимое? У тебя же зеленые глаза! - я вскочила с кровати, но Леон даже не пошевелился. Он совсем как Микки! С ним что-то происходит, но не тот не другой не осознают этого! Или они просто делают вид?
   - Тебе, кажется, пора спать? - как же я злилась! Леон снова меня вывел!
   - Я не маленькая, - я сделала большой вдох. - Если ты не расскажешь, что с тобой такое творится, то я точно выгоню тебя из дома.
   - Когда мне начать собирать вещи?
   - Р-р-р-р-р-р, - я просто начала рычать от нахлынувшей на меня злости и выбежала из комнаты.
   Невозможно.
   Здесь.
   Находиться.
   Леон меня выводит.
   Выводит.
   Завтра же перебираюсь к Эрн. Даже если придется спать на диване или на полу. Не хочу видеть Леона с его причудами. Но я не хочу его выгонять. Куда он пойдет? У него есть семья? Мне почему-то было страшно за него. Что угодно, но только бы он не уходил. Пусть уйду я, но не он. И это не из любви. Ею здесь даже и не пахнет. Просто так. Я это знаю.
   Я пошла в ванную. Первым делом хотелось убедиться, что мои глаза нормальные. Это так. Но я не собиралась рисковать и лезть в ванную еще раз. Не хватало еще пожара из-за меня.
   Итак. Можно ли назвать первый день моей новой жизни нормальным? Похоже, что нет. Но есть и плюсы. Я еду в Венецию, на карнавал, точнее на маскарад. Думаю, что будет весело. Я еще нигде никогда не отдыхала. Еще я узнала, как выглядит комната Леона. Хоть что-то. У него из окна прекрасный вид. Да и вся комната, особенно аромат. Откуда? Вроде от Леона так не пахнет, тогда что это? Плюс один новый вопрос к тому бесчисленному множеству в моей голове. Хоть книгу пиши. ''Вопросы Эни Мор, не имеющие ответы и очень похожие на бредни сумасшедшего'' - название этой самой книги. Стоп, я еще забыла о папе Эрн. Действительно ли он так занят, что за полгода у него не хватило времени позвонить дочери? Не думаю. Но Эрн уверена, что все хорошо. Значит, пока можно не волноваться. Хотя я бы давно уже впала в панику. Я и полгода не живу в этом городе, а уже готова просто взорваться от вопросов и непонятных происшествий. Но ничего, через месяц я смогу расслабиться, когда уеду в Венецию.
   Почистив зубы, я переоделась в шорты и футболку и легла в кровать. Я так и не разобрала новые вещи. Но сейчас не до этого. Сейчас я устала, очень устала. Для сна еще было слишком рано, но мне это не мешает. Я хочу забыться. Надеюсь, что сны не будут такими же непонятными, как и моя жизнь. Накрывшись одеялом с головой, я наконец-то смогла расслабиться и буквально через несколько минут уснула.
  
   Неделя прошла очень быстро. Но ничего необычного не происходило. С Эрн мы помирились, точнее просто забыли тот разговор вечером, когда она утверждала, что я не простая. Всю неделю я пыталась наверстать упущенное в школе. Эрн загружала меня по полной. Я сидела за уроками по 8 часов в день и это только новые темы. Я делала все домашние задания, которые только пропустила. Я не могла ни о чем думать, кроме как бы решить ту или иную задачу и всё в этом роде. Один раз, когда уже не хватало сил ни у меня, ни у подруги, мы просто сели и стали разговаривать о предстоящей поездке. Мама Эрн сказала, что уже написала заявление в школу, что мы пропустим несколько дней. Весь вечер мы говорили о том, что мне надо научиться танцевать не просто, качаясь из стороны в сторону, а именно танец. Вальс, может быть. Не представляю себя в танце. Я ходила в кружок балета, но это совсем не то. Да и ходила я всего несколько месяцев, а потом стала прогуливать, и меня попросили забрать документы. А сейчас предстояло научиться кружиться и попадать в такт. Эрн и сама не очень умела танцевать. Поэтому нам в кратчайшие сроки нужно было найти человека, который научил бы нас паре движений. Но это сложно. В школе я почти ни с кем не общаюсь. Я знаю, как зовут моих одноклассников. Но общение наше состояло только в том, как бы нас не вызвали к доске на следующем уроке. А контрольные я вообще прогуливала. Странно, но в старой школе я этого никогда не делала. Тут я просто получила свободу и начала хуже учиться. Но мне это наоборот нравится. У меня теперь есть много свободного времени.
   Сегодня был понедельник. 9 января. Через месяц у меня день рождения. Мне будет 17. Надеюсь, что Эрн про него не вспомнит. Я не хочу подарков. Последний раз подарок мне дарил папа... Я не хочу его вспоминать на свой так называемый праздник. Я не хочу плакать перед подругой. Микки сказал, что придет на мой день рождения. Но я так и не поняла, что ему нужно. Опять хочет что-то дать? Чтобы я упала в обморок и увидела еще одну больную фантазию? Не хочу вообще его видеть, после случая в гараже. Он ведь изменился! Представляю реакцию Эрн, если она его увидит. Она итак его боялась, а теперь как бы сердечный приступ её не хватил. Поэтому лучше всего будет не видеть его ни мне, ни Эрн, ни кому-либо другому.
   С Леоном мы старались не пересекаться вообще. Даже когда я заходила домой, чтобы взять или оставить вещи, то делала это по-тихому. Я даже не сказала Леону, что на время переехала к Эрн. Кстати, миссис Элис очень обрадовалась, что я решила пожить у них. Она кормили меня пирожками и другими вкусностями. Она даже перестала ругаться с Эрн по любому поводу. Хотя ругаться действительно не было повода. Мы с утра до вечера сидели на кухне, заваленные учебниками и тетрадями. Ну а Леону судя по всему было все равно, где я нахожусь. Может, миссис Элис и позвонила ему... Пусть лучше он сидит дома среди своих книжек.
   На улице стало еще холоднее, чем раньше. Не хотелось выходить на улицу даже просто в магазин или чтобы забежать домой.
   Но сегодня я осталась дома. Нужно было собраться в школу. Мы с Эрн договорились встретиться на улице. Я нарочно просила её не заходить домой. Вдруг дверь откроет Леон! Мало ли какие у него сейчас глаза. Я обещала, что Эрн не коснется все это, так я сдержу свое обещание. Я буду держать её подальше от всего необычного.
   Я надела новые темные джинсы и синий свитер. Хотя джинсы я еле натянула поверх колготок. Надеюсь, что они не треснут, когда я буду садиться на стул. Уверенна, что сегодня в школе я встречу немало удивленных взглядов. Думаю, что вести с похорон разнеслись по всем домам. Не люблю, когда на меня смотрят. Но я сама виновата. Пошла же за этим мальчиком... Сколько раз я уже прокручивала ситуации, если бы я не пошла за мальчиком. Все было бы по-другому. Совершенно. Но сейчас не время вспоминать прошлое. Я распустила волосы. Кажется, что они стали еще длиннее. Еще чуть-чуть и они будут уже прикрывать мою пятую точку. Но я не хочу их отстригать.
   Собрав сумку, я вышла из комнаты. Я сегодня даже не позавтракала, чтобы лишний раз не увидеть Леона. И прежде, чем выйти я приоткрыла дверь и посмотрела в коридор. И только, когда я удостоверилась, что там нет никого, я вышла. Быстро спустившись, я бегом надела верхнюю одежду и засунула ноги в сапоги. Не прошло и полминуты, как я уже зашагала к дому Эрн. Я даже не оглянулась, чтобы проверить, закрыла ли вообще дверь.
   Эрн уже стояла возле двери и ждала меня. Она слишком странно на меня посмотрела, но ничего не сказала. А что тут можно сказать? Ну боюсь я его. Я боюсь своего переводчика. Думаю, Эрн должна меня понять.
   В школу мы шли не быстро, так как до начала уроков оставалось еще полчаса. Мы говорили о начале учебного года, о том, как отреагируют на мое появление учителя. Особенно меня волновал учитель биологии. Этот Фреди Крюгер итак записал меня в свои ''любимчики'', поэтому по биологии я готовилась тщательней всего. Он меня точно первой спросит, причем по всем темам за это полугодие.
   У школы уже толпилось куча учеников. Маленькие играли в снежки, оставив свои портфели промокать в снегу. Более взрослые ученики стояли и разговаривали. Мы с Эрн не стали останавливаться, а сразу прошли в класс. Оставив верхнюю одежду на вешалке, мы сели за свою парту. Нас не сразу заметили, но лучше бы нас вообще не замечали. Все, кто был в классе, спустя некоторое время тупо смотрели на меня, причем некоторые даже рот открыли от изумления. Ну и что тут такого? Ну пришла я в школу спустя два месяца. Что тут удивительного? Хотя, что я себя обманываю. Наверно, все думали, что меня в тюрьму посадили, раз забрали на полицейской машине? Да ничего подобного! Просто поспрашивали... Хотя моя репутация изменилась. Это было видно по взглядам. Раньше на меня особого внимания не обращали. Училась я, как все. Как все прогуливала важные контрольные работы. Теперь кто-то смотрел на меня с изумлением, другие настороженно, некоторые ухмылялись. Жаль, что я не могу прочитать их мысли. В такой момент всегда хочется узнать, что о тебе думают остальные.
   - Ты чего? - Эрн толкнула меня в бок. Я даже не заметила, как прозвенел звонок на урок и все встали.
   - Добрый день, садитесь, - учитель биологии особой добротой не отличался. Ну что ж, сейчас он увидит меня и точно будет плохо. Все давно привыкли, что меня очень часто спрашивают на уроке, поэтому почти никто на меня не смотрел, но сейчас точно будет по-другому.
   - О, мисс Андельсон! - Фреди Крюгер меня заметил. - Я рад, что вы соизволили прийти в школу, спустя два месяца. Я думал, что вас действительно в тюрьму посадили! - класс захихикал.
   - Нет, - главное не обращать внимание на класс, остальное уже не важно.
   Не знаю, но урок мне казался ужасно длинным. Учитель, как и ожидалось. Первым вызвал меня к доске, предварительно спросив, учила ли я предыдущие темы. Я сказала, что ''да''. Зря... Меня уже минут 15 пытают у доски, причем на меня смотрит весь класс. Эрн одобряюще мне улыбается, но это только она! Другие смотрят на меня слишком странно. Конечно, я тут в зубрилу набиваюсь. Я уже на 20 вопрос по счету правильно отвечаю.
   - Ну что ж, я вижу, вы все выучили, мисс Андельсон. Садитесь, я ставлю вам ''отлично''! - я вздохнула с облегчением.
   Я села за свою парту и легла на учебник. Надеюсь, учитель не заметит, но слушать его сейчас, у меня нет сил. Я итак с Эрн забежала на три темы вперед, значит еще три урока этого Фреди Крюгера можно слушать в пол-уха.
   - Ну ты даешь! Даже я так быстро бы не смогла на вопросы отвечать! - Эрн похлопала меня по спине, но так, чтобы никто не слышал.
   - Еще бы пять минут, и я бы сдалась. Его невозможно слушать! - жаловалась я подруге.
   Звонок на перемену оказался как нельзя кстати. Учитель только хотел меня спросить, но ученики уже встали, даже не слушая домашнего задания. Мы с Эрн вышли из класса чуть ли не самые первые! Хотелось пить, но Эрн нужно было взять какую-то книжку в шкафчике. Мы спустились вниз, на первый этаж, где у нас стояли шкафчики.
   - Боже, следующая математика! - ворчала Эрн.
   - И что? Мы же подготовились! - я не понимала волнения подруги.
   - Здравствуйте, мисс Андельсон, - директор появился откуда-то из-за угла и слишком неожиданно.
   - Здравствуйте, директор! - надо бы улыбнуться, но при виде него у меня по коже пробегает холодок. Он выглядит, как мертвец!
   - Я вижу, что вы решили вернуться в нашу школу, - интересно. Почему он не замечает Эрн?
   - И не только. Я решила закончить вашу школу и получить среднее образование, - наконец-то получилось выдавить из себя улыбку.
   - Мы рады вас видеть снова в наших рядах. Мисс Хапли, по-моему, не прилично смотреть так на новых учеников, - я резко развернулась.
   У главного входа в школу стояли двое человек - парень и девушка. Новенькие? Эрн говорила, что в эту школу не часто приходят новые ученики, тем более посреди года. Девушка была не сильно высокая, смуглая, не европейка. Волосы были черными, она завязала их в хвостик. Глаза были темно-карие, практически черные. Она явно была откуда-то с востока... Парень же стоял возле нее и озирался по сторонам. У него были светлые, желтоватого цвета волосы, спадающие на лицо, белая кожа и такие же, как и у девушки, темно-карие глаза. Он носил очки, обычные очки. Девушка была одета в черную блузку с воротничком и в темные брюки, сверху был накинут плащ и шарф. Неужели она так на улице была? Парень, в отличие от нее, был одет в светлую куртку и джинсы, серые. Вокруг он обмотался шарфом и смотрел на всех слишком испуганным взглядом. Девушка смотрела на всех обычно, без какого-либо удивления и интереса. Но вот её взгляд задержался на мне. Я заметила, как дрогнула её бровь. Она удивилась?
   В коридоре было слишком тихо, так как все внимание сейчас было обращено к новым ученикам.
   - Здравствуйте, Люси! Я так понимаю это ваш брат? - директор пошел к девушке. Но она все также смотрела на меня. Я как-то не так одета?
   - Да, мой брат Джеки. Он будет учиться со мной в классе, - у нее был очень приятный тихий голос, но не детский. Казалось, что с директором говорит не... подросток, а женщина. Точно...
   - Прекрасно! Я провожу вас в класс! - директор показал следовать за ними.
   Когда эта странная парочка проходила возле меня, я заметила, как парень трясется мелкой дрожью. Почему-то коридор в мгновение опустел. Кроме меня и Эрн здесь уже никого не было.
   Я заметила, что подруга немного побледнела. Что с ней?
   - Эрн? - я похлопала подругу по плечу.
   - Я скоро вернусь! - она побежала в сторону туалета.
   Да что такое?!
   Я пошла за Эрн. Но не стала заходить в туалет. Отсюда было слышно, что подруге стало плохо - она рвалась. Прозвенел звонок на урок, но она так и не выходила. Я заволновалась.
   - Эрн? - я приоткрыла дверь.
   - Скажи, что мне стало плохо. Я не пойду на урок. Я буду в медпункте.
   Я оставила подругу. Мне не плохо, поэтому надо идти на математику.
   Когда я вошла, то учитель уже сидел за столом. На меня практически никто не обратил внимания. Все смотрели на новеньких учеников. Они будут учиться с нами? Надеюсь, что не все уроки... Я села за свою парту, предупредив, что Эрн стало плохо, и она не придет на урок. Но учительница не отреагировала. Она быстро стала объяснять новую тему, стараясь не смотреть на класс. Новенькие сидели на первой парте. Парень чувствовал себя уже явно получше. А девушка... она смотрела на меня. Она не разворачивалась, но только чуть-чуть повернула голову в мою сторону. Я её чем-то удивила? Что не так?
   Я старалась смотреть на доску, но пристальный взгляд этой девушки меня просто отвлекал. Я не могла не смотреть на нее в ответ. Я пыталась уловить в ней что-то, но ничего. Обычная девушка. Только вот её брат. Они не похожи, только если цветом глаз. Но на меня он никакого внимания не обращал.
   Эрн отпустили домой, поэтому я по школе ходила одна. Новенькие не особо решили тут осматриваться. Они постоянно сидели в классе. К сожалению, из 6 уроков с этой парочкой общих у нас было 5. Поэтому я несколько часов сидела под пристальным взглядом этой девушки. Почему-то в школе стала как-то тихо. Все шептались. Что происходит? Черт, я даже спросить ни у кого не могу!
   - Привет, - произнес тихий голос прямо над моим ухом, когда я сидела на заднем дворе школы. Это была новенькая.
   - Привет, - я постаралась не смотреть на нее. Рядом с ней стоял брат, но он смотрел куда-то вдаль.
   - Можно присоединиться? - она показала на место рядом со мной. Ну что ж, отказывать не прилично.
   - Конечно, - я еще больше уткнулась в книгу, которую читала.
   - Я Люси. А это мой брат - Джеки. Он немного волнуется, так как первый раз перевелся из школы.
   - Я Эни.
   - Ты тут всегда жила? - с чего она задала мне такой вопрос?
   - Нет, а вы? - я глянула на парня, но он сидел и о чем-то думал. Он явно нас не слушает.
   - А мы только приехали. Мы тут с родителями один дом присмотрели... - я стала думать о том, кто бы мог здесь продать свой дом. Вроде, я не слышала, чтобы кто-то переезжал из города. - Поместье Наташи Фейт! Дом очень большой! - я готова была провалить сквозь землю... Такого быть не может!
   - Поместье Наташи Фейт? - переспросила я.
   - Да! - Люси очень внимательно смотрела на меня.
   - Ясно, - я даже не знала что сказать. Да что тут вообще думать?!
   - Люси, по-моему, я скоро не смогу... Я уже... - парень стал трястись, а я не могла понять, что происходит...
  
  Глава 25.
  Новые жители города Инсенс.
  
   Джеки, брата Люси, стала пробирать мелкая дрожь. Он даже встать не мог. Люси обеспокоено на него смотрела. Я же просто не знала, как мне реагировать. Похоже, что парню станет скоро очень плохо, раз он так трясется.
   - Я вызову скорую! - сказала я Люси.
   - Не надо! Все хорошо. С ним такое бывает. Эни, мы пойдем. Приятно было познакомиться. Приходи к нам в гости, будем рады видеть тебя.
   - Хорошо... - я произнесла это слишком поздно, так как Люси и Джеки уже успели встать и уйти за школу.
   Новые жители в нашем городе - это очень странно. Да, пусть и наш город и отличается от других... Но новые жители здесь появляются очень редко. В том году это были семья Эрн, а в этом я. Хотя Микки ведь тоже тут живет. Но давно ли? Я опять думаю о нем! Нет, мне надо забыть его. Мне надо раз и навсегда выкинуть Микки из головы.
   Я глубоко вздохнула и встала с лавочки. Коленки дрожали, но я вроде не боялась. Хотя нет - я очень сильно боялась. Я бы хотела, чтобы поместье Наташи Фейт оставалось всегда пустым, чтобы никто и никогда туда не приезжал. Этот старый дом с заколоченными окнами... Прям как из фильма ужасов. Да и Эрн! Если она узнает, что кто-то поселился в дом, где когда-то была она, где когда-то говорили о Доне Брауне, где сказали, что надо все забыть.
   Я пошла в школу. Осталось еще два урока, но без Эрн мне было скучно. А теперь еще и эта странная парочка из поместья ушла. Я вообще усну на уроке!
   - Привет! - со мной поздоровалась какая-то девочка, по-моему, семиклассница. Но я не знаю её.
   - Ага, - ответила я ей, но она не обиделась, а наоборот, улыбнулась и помахала мне рукой. Да что же такое со всеми творится?!
   В школе до сих пор висел 'Черный список'. Почему его не уберут? Он заставляет нас вспоминать об убийце каждый раз, когда мы заходим в школу. А ведь для некоторых это может быть очень сложно. Взять даже подруг Джонни Эльс! Представляю, что им приходится испытывать, когда они проходят мимо этого стенда с фотографиями. Даже меня мурашки пробирают.
   Последний урок был история, не самый скучный, но и не самый интересный. Учительница постоянно что-то бубнила себе под нос, когда мы вместо того, чтобы слушать её, смотрели картинки в учебнике. Но учительница была не строгая, а даже наоборот, слишком добрая. Она позволяла нам шептаться! Она почти никогда не спрашивала домашнее задание. По-моему, её кроме истории в этой жизни и в этой школе ничего не интересовало.
   Я сидела, положив голову на учебник. Мне не важно было, смотрят ли на меня другие ученики. Я смотрела в окно, за которым простирался лес. Он был очень огромный, и мне повезло, что я сижу именно за этой партой. Сложно представить, что творилось у меня в душе. Я разрывалась на части - ничего не могла понять. Как будто я решаю очень сложную задачу! А ведь правда, жизнь - это задача, которую не каждому дано правильно решить. Мне, судя по всему, не дано её решить. Мне даже условия не все дали - от этого становится еще сложнее.
   Приехав в этот город, я многое получила, но и многое потеряла. Здесь, среди необычных людей, я полностью потеряла надежду. Надежду на нормальную жизнь. Зачем она мне так нужна? Я просто хочу. Я хочу быть как все в этом мире. Можно сказать, что все эти происшествия интересны, что этот город, эти загадки и тайны будут мне безумно интересны? Да, во мне разгорается любопытство, но проходит час, и я все забываю. Как будто ничего и не происходило. А еще я трусиха, поэтому и хочу, чтобы все это скорее прекратилось. Любопытство одно, а вот страх - это совсем другое. Я до 10 лет жила, не зная, что в моей семье может что-то плохое случиться. Я 10 лет жила и думала, что ничего не боюсь. Но потом... Пусть мне уже и 16 лет, а скоро станет 17, но я трусиха. Я не знаю, как буду жить, когда мне исполнится 18, когда я стану совершеннолетней. Я не знаю, как поеду искать папу, если я боюсь всего, что только можно.
   В таких раздумьях я лежала целый урок, пока не прозвенел звонок. Я не спешила вставать и одеваться. Только когда практически все вышли, я встала и подошла к вешалке.
   - Что-то не так, Эни? - когда я одевалась, ко мне подошла учительница по истории.
   - Все хорошо, просто я очень устала, - соврала я.
   - Удивительно, что за столько лет в поместье кто-то переехал. Раньше ни у кого даже мысли такой не возникало, что там может кто-то жить. Конечно, я не жила в период расцветания и становления города, когда все только начиналось. Когда сюда приезжали новые семьи. Я не знаю точной истории Наташи Фейт, так как ни один источник не говорит о них более, чем две строки... Грустно смотреть, как наш город вымирает. Молодые становятся старыми, старые умирают... А наши дети, как только им становится 18, уезжают куда подальше. Здесь страшно жить, но ведь так было не всегда. Когда я была молодая, то тут было очень красиво. Школу еще тогда не построили... или построили, но это уже не важно. В саду у нас росли кустики смородины...
   - Извините, но мне надо идти. Эрн стало плохо, и я хочу поскорее к ней зайти. До свидания, - не дождавшись ответа от учительницы, я вышла из класса. Конечно, не культурно вот так перебивать старших, а тем более так уходить, но мне действительно хотелось поскорее увидеть Эрн и узнать, что с ней случилось. А рассказ о жизни учителя мне не особо хотелось слушать, тем более, я уверенна, что он бы затянулся ни на один час.
   Я быстрым шагом направилась на улицу. В школе не хотелось задерживаться ни на минуту. Хорошо, что уроки на завтра не делать... Поэтому я сразу пошла к Эрн.
  
   - Ты не представляешь, как мне стало плохо! Я так и думала, что чем-то отравилась! А ведь так хотелось остаться и посмотреть на этих новеньких... - тараторила Эрн, ходя из угла в угол. Ей стало уже намного лучше.
   - Люси и Джеки только приехали... Они какие-то странные, - тихо произнесла я.
   - Да ладно тебе! Переехали в дом Наташи Фейт и сразу стали странными? Нет и еще раз нет! Самые обычные. Хотя внешность у девушки не европейская, но разве сейчас это удивительно?
   - Они переехали в заброшенный дом, в котором уже много лет никто не жил! - мы уже битый час спорили с Эрн о том, что Джеки и Люси не совсем обычные, с чем моя подруга была категорически не согласна.
   - Ну и что тут такого? Когда ты переехала в ТОТ дом, все тоже думали что ты того... - я удивленно посмотрела на подругу. Она никогда мне об этом не рассказывала.
   - Все думали?! Почему ты мне не сказала?
   - Не успела, - сказала Эрн.
   - Как так?! Эрн, ты тогда неделю ходила и молчала, хотя могла все мне рассказать!
   - Давай не будем ссориться, Эни. Ну не знала я, что тебя так интересует мнение окружающих.
   - Ну конечно. Все думают, что я сумасшедшая. Что тут такого? Подумаешь, что в любой момент они могут вызвать скорую и меня заберут в больницу!
   - Эни, они так не думают. И никто скорую вызывать не собирался... - отвечала мне Эрн, но в её голосе я слышала неуверенность.
   - Считаешь, что их мнение изменилось после того случая на похоронах? А эти взгляды в школе? Конечно, все просто так повернулись и смотрели на меня.
   - Эни, ну давай не будем об этом. Я не хотела... Извини! Не будем ссориться, - подруга уже умоляла меня, и я сдалась. Ей невозможно перечить.
   - Что будем делать? - равнодушно спросила я. Хотя в данный момент мне хотелось только одного - чтобы обо мне все забыли. Чтобы все жители города забыли, что среди них живу я.
   - Будем учиться танцевать? - неуверенно предложила Эрн.
   - Впереди целый месяц... - ответила я.
   - Но потом у тебя день рождения! - нет, Эрн, замолчи, я не хочу о нем сейчас думать.
   - Я не буду его отмечать. И не надо мне подарков, пожалуйста! - взмолилась я.
   - Странная ты какая-то, Эни. Все своего семнадцатилетия ждут не дождутся, а ты отмечать не хочешь.
   - Тебе меня не понять... Так что там насчет танца?
   Следующие полчаса Эрн рассказывала мне о том, какой танец лучше выбрать. Она уже успела просмотреть несколько видео с записями танцоров. Когда она только успевает? Времени ведь было не так много.
   Мы выбрали вальс, так как только его знает мама Эрн, и так как только по нему есть обучающее видео. Я, конечно, была не против всего этого. Но я точно знаю, что танцую, как пингвин и что научить меня будет очень сложно. Но я же не хочу простоять весь вечер у стеночки на маскараде? Конечно не хочу. Тем более там меня никто не знает и не узнает, а значит не важно, что я могу плохо танцевать, главное вообще двигаться.
   Поставив кассету в магнитофон, мы сели на диван и начали смотреть обучающий фильм.
   Танцоры двигаются просто прекрасно. Их движения отлажены, а танец очень красивый. Грация, красота, музыка, движения - я не смогу все это усвоить за один месяц. Тем более кто мне тут будет партнером? Эрн или её мама? Я не против, но ведь это совсем по-другому. Я была просто в безвыходном положении.
   Я уже отчаялась чему-либо научиться, когда смотрела уже 10 по счету танец. Так красиво и плавно мне ни за что не научиться двигаться. Даже если я буду очень стараться, то буду все равно двигаться нескладно и не попадать в такт, и не дай Бог еще наступать на ноги партнеру.
   - Попробуем? - Эрн перемотала кассету и встала, ожидая начала.
   - Давай сначала ты, а потом я, - мне было жутко неудобно показывать, что я совершенно не умею танцевать.
   - Эни, мне нужен партнер! Давай выучим хоть одно движение! Ну или хотя бы научимся ноги правильно ставить! - улыбнулась Эрн и протянула мне руку. Пришлось повиноваться и встать.
   - Если я отдавлю тебе пальцы, то не ругайся. Я предупреждала, что не умею танцевать? Никак не умею? - Эрн кивнула и взяла меня за талию.
   - Так как я, в отличие от тебя, знаю, как двигаться и куда двигаться, то буду за мальчика. Главное, повторяй все за мной, - тоном учителя произнесла подруга.
   Через минуту заиграла мелодия. Где-то за кадром были слышны наставления тренера, но я плохо слушала телевизор, так как все время смотрела себе под ноги.
   В маленькой комнате в доме Эрн не развернуться, поэтому мы топтались по середине гостиной. Мои движения было сложно назвать танцем. Я постоянно сбивалась и не могла попасть в такт. Эрн не могла удержать меня за талию, так как я постоянно отходила от нее, боясь наступить на ноги. В общем, наш первый урок провалился. Причиной было мало места и моя неуклюжесть.
   В течении двух недель я пыталась научиться ставить правильно ноги. Мы с Эрн оставались в школе после уроков и просили ключи от свободного кабинета. Там, расставив парты возле стены, тем самым освободив середину класса, мы включали магнитофон и пытались танцевать. Каждый день проходили наши занятия. Вечером я уже готова была падать от усталости, но Эрн была не такая. Ей нравилось танцевать, и она не понимала, как я, проходив несколько занятий на балет, не могла хорошо двигаться. Я ей пыталась объяснить, что я не особо то и занималась тогда, что очень часто не слушала и просто сидела на стуле. Но Эрн не переубедить. Раз я ходила на танцы, не важно какие, то у меня обязательно должны быть задатки. Но где? Две недели, а я только научилась не наступать на ноги партнеру и не отодвигаться от него на полметра!
   Хорошо, что нас никто не видел. Я бы сгорела со стыда, если бы кто-то зашел в класс. Я даже не могла танцевать при миссис Элис, а уж как я буду танцевать на маскараде, если конечно меня кто-нибудь пригласит на танец... Но все равно! Там будет куча людей!
   Когда, спотыкаясь, я приходила домой, то включала музыку и опять танцевала в своей комнате. Музыку я включала очень тихо, чтобы она была слышна только моим ушам. Пусть я и не долго прожила у Эрн, но так и не хотела видеть Леона. Мы с ним пересекались пару раз, но я даже не смотрела на него. Мы друг друга игнорировали. Странно, но я чувствовала себя виноватой. Хотя это он не отвечает на мои вопросы! Это он должен чувствовать себя виновником, а не я.
   Прошла еще одна неделя. Теперь я могла нормально разворачиваться и кружиться, хотя по сравнению с Эрн, я до сих пор танцую, как пингвин.
   Сегодня уже было 30 января, а, значит, что мое день рождение приближается. Я не боялась того, что стану на год старше, просто я помнила, что говорил мне Микки. Кстати, его я не видела уже месяц. С тех пор, как я ушла из его дома, он не появлялся. Он держит свое обещание? Если так, то надо подготовиться к его приходу. Хотя я боюсь, что он остался таким, каким я его последний раз увидела. Я хочу, чтобы тот семнадцатилетний Микки вернулся! Я не знаю, что с ним тогда произошло, но буду надеяться, что это только моя фантазия. Хотя мне итак кажется, что все это был сон, страшный сон. Те воспоминания такие расплывчатые, но я помню то сияние, то, как он сломал мне руку, как она болела. Но я не помню тот холод. Для меня он тоже как сон - ощущение, что его вовсе никогда и не было. Но это даже лучше. Скоро я совсем забуду все то, что со мной тут происходило. Я наполню себя новыми чувствами, новыми воспоминаниями. Но каждый раз, когда я думаю о Микки, то сердце болезненно сжимается, но больше ничего не происходит. Мысли разбегаются в разные стороны, и я не могу сосредоточиться. Сейчас мне важно не это...
   Сейчас я иду к Эрн, чтобы опять пойти с ней в школу заниматься. Я очень устала, но чтобы не быть пингвином, я готова танцевать с утра до ночи. Мы уже опробовали около 10 композиций, пробовали танцевать, но когда Эрн переключала мелодию, то я сразу сбивалась с ритма. Сегодня я должна наконец-то научиться ''слушать музыку'', как говорит Эрн. Но это очень сложно мне дается. До поездки в Венецию осталось две недели, а я так ничему хорошему и не научилась. Я порой даже завидовала Эрн, её движениям, пониманию танца. Мне казалось, что она только мне говорит, что не умеет танцевать, но я вижу лучше. Она прекрасно танцует! Ничуть не хуже тех танцоров, что мы видели в обучающем видео. А вот я...
   - Привет, атлет! - Эрн помахала мне рукой.
   - Я такими темпами не доживу до маскарада! Сколько не старайся, но я так и не научусь танцевать. Я поняла это, когда еще на балет ходила, - сказала я в очередной раз.
   - Ну не все так плохо. Ты на ноги уже не наступаешь, не убегаешь от меня. Осталось только, чтобы ты хоть как-то попадала в такт, а там дело уже за твоим партнером! - бодро ответила Эрн.
   - После того, как все увидят, как я танцую, то никто меня не пригласит на танец.
   - Опять ты за свое! Не бойся, я же с тобой! Да и тем более в том платье ты будешь такая красивая, что партнеру будет важно в последнюю очередь, как ты танцуешь!
   - Эрн! Я еще даже платье не видела и не примеряла его. Откуда ты знаешь, какая я буду. Да и ты же девочка!
   - Стоп, стоп, стоп. Что я от тебя слышу, Эни? Неужели ты заботишься о том, понравишься ли парню? - Эрн остановилась и посмотрела на меня. Кажется, я что-то не то ляпнула. Ну на самом деле, мне же не важно? Понравлюсь ли я или нет... Какая мне разница?
   - Ты не так меня поняла. Просто... не важно.
   - Уходим от ответа, значит? - Эрн прищурила глаза. Ну что она допытывается?
   - Эрн, ну прекрати! Не хочу я об этом говорить! Парни - это не моё...
   - Ну да... Еще скажи, что ты никогда не встречалась с Микки.
   - Мы были хорошими друзьями, - неуверенно сказала я.
   - И цело...
   - Просто пробовали! Ничего нет и не было! Мы просто были друзьями, но он меня предал, - я не хотела говорить о Микки. Для меня это была больная тема.
   - Ты не говорила, что он предал тебя, - сказала Эрн.
   - Всё. Эта тема закрыта. Ок?
   - Ну раз так, то держи! - Эрн кинула в меня снежок. Он попал мне прямо за шиворот, от чего я стала бегать, стряхивая его, так как снег холодом обжигал мою кожу.
   - Ну все, Эрн. Твоя песенка спета!
   Не дойдя до школы, мы стали играть в снежки. Наверно, выглядело смешно, как две большие девочки кидают друг в друга снег, а потом еще и друг друга в снег. Но главное, что нам было весело. От усталости не осталось и следа. От смеха у меня уже живот болеть начал, а ноги и руки замерзли.
   - Кажется, сегодня не удастся позаниматься - я вся мокрая! - говорила Эрн, отряхиваясь от снега.
   - Не ты одна! - я залепила в подругу снежок, который попал ей прямо в живот.
   - Ну нет, подруга, так не честно! Я же отряхивалась, а ты тут со спины нападаешь! - смеялась Эрн.
   - Просто показываю тебе, что я выиграла! - я показала Эрн язык.
   - Ладно, пошли по домам, иначе я замерзну.
   Да, сегодня было не до танцев. Впав в детство, мы насквозь промокли и замерзли. Зубы уже дрожали от холода, поэтому домой мы уже бежали. Ни сказав друг другу ни слова, мы разбежались в разные стороны.
   В доме было тепло, даже очень. Особенно, по сравнению с улицей. Я быстро скинула мокрые сапоги и верхнюю одежду. Надо было срочно переодеться, чтобы не простудиться. Нужно бы еще и горячую ванну принять...
   После всех оздоровительных процедур я в шортах и футболке, с мокрой головой, легла на кровать. Настроение было приподнятым, хотелось смеяться. Вместо усталости, я наоборот чувствовала прилив сил. Спать не хотелось, поэтому я включила музыку и встала с кровати. Может, лучше я сегодня сама позанимаюсь? Пусть и одна, пусть и без партнера.
   Я встала посередине комнаты и изогнула руки, будто держась за человека. Голову наклонила немного, чтобы внимательно смотреть за своими движениями. Эрн говорила, чтобы все хорошо получалось - надо расслабиться и целиком слиться с музыкой, а тело уже само будет танцевать. Так я и сделала: расслабилась и начала кружить по комнате. Пусть я и не попадала в такт, но я чувствовала легкость, будто я не танцую, а парю...
   - Интересно, как это можно назвать? - послышалось около дверного проема. Конечно, это был Леон. Но что ему от меня надо? Ведь мы уже месяц так старательно избегаем друг друга.
   - Танцую, не видишь? - постараюсь не поворачиваться, хотя так я еще больше сбиваюсь с ритма.
   - С кем танцуешь? По-моему, твой невидимый друг сейчас наступил тебе на ногу, - с усмешкой сказал Леон, когда я споткнулась о ковер и чуть не упала.
   - Тебе какое дело? Странный ты какой-то. Месяц со мной не разговаривал, а тут пришел и даже не постучался, - танцуя, говорила я.
   - Я проходил мимо, - ровным тоном ответил Леон, что я непроизвольно остановилась.
   - И куда ты проходил? Ты в окно хотел выйти? - я посмотрела на него.
   - Да нет. Решил предложить свою помощь, - Леон улыбнулся и немного прошел в комнату.
   - Мне твоя помощь не нужна. Ты мне мешаешь! - ну почему я всегда начинаю злиться, когда вижу его?
   - Ты же хочешь потанцевать с настоящим партнером, а не с воздухом? - ровно секунда и Леон оказался возле меня, нежно взяв меня за талию. У меня даже дыхание сперло! Мне нужен воздух!
   - Можно попробовать... - странно, но когда Леон оказался рядом, то вся злость испарилась...
   - Надеюсь, ты знаешь, куда надо ложить руки? - что с Леоном? Куда делся тот угрюмый переводчик?
   - Конечно! - я положила свою руку в его, а вторую положила на плечо.
   - Только сегодня, - снова улыбнулся он и притянул меня к себе. Заиграла мелодия, и мы начали двигаться. Сначала неуверенно, но потом... Теперь я точно парила. Я даже умудрялась не сбиваться с ритма, но это, наверно потому, что под эту мелодию мы с Эрн не раз танцевали. Но было здесь и другое. Теперь Леон не казался мне таким холодным, как прежде. Ощущение, что он готов мне открыться, но что-то сдерживает его. Он не может...
   - Ты хорошо танцуешь, - выдохнула я.
   - Ты тоже, - он посмотрел мне в глаза, что я чуть не потеряла сознание. Все происходит как тогда... Его изумрудные глаза стали такими теплыми, я не могла оторваться. Но ведь тогда я упала в обморок... Сейчас я просто не знаю, как дышать. Что со мной происходит?!
   - Мне кажется, что мелодия давно закончилась... - я остановилась, Леон тоже.
   - Ну и как? С партнером же лучше, чем с воздухом? - он нагнулся и посмотрел мне в глаза...
   - Лучше, но Эрн тоже хорошо танцует, - мне не хватало воздуха. Не хочу упасть в обморок!
   - Почему ты не сказала, что едешь в Венецию? - Леон в мгновение стал серьезным. - Для тебя... это очень опасно.
   - Ехать в Венецию?
   - Ехать с Эрн и её мамой, - он прижал меня еще крепче к себе, я сейчас точно упаду.
   - Они ничего мне не сделают... - пролепетала я.
   - Я думаю, что опасно им находиться рядом с тобой... - он наклонился к моему уху, его теплое дыхание...
   - Ты всё знаешь, - мои губы еле шевелились.
   - Ты права, Энни. Спокойной ночи, - он отстранился от меня и очень быстро вышел из комнаты, я даже не успела увидеть его...
   Я не могла держаться на ногах. В легких почти не осталось воздуха, поэтому я жадно стала вдыхать. Что же со мной творится?!
  
   Оправиться удалось не сразу. Мне казалось, что только что из меня выкачали не только весь воздух, но и все жизненно важные силы. И самое главное - я не понимала, что со мной произошло. Конечно, странного со мной происходит предостаточно, но не до такой же степени. Мне стало плохо, оттого что рядом был Леон? Он источает плохую энергию? Хотя танцевать с настоящим партнером оказалось гораздо лучше...
   Мне понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Я, как параноик, натянула на себя джинсы, свитер и теплые носки и вышла из комнаты. В голове кружилась последняя моя фраза. Зачем я её задала? И вообще, к чему она была? Я имела ввиду Венецию, но что имел ввиду Леон, когда сказал, что я права? В чем я права? Все запуталось в огромный ком. Ну почему так сложно!
   В доме уже не горел свет, поэтому было очень темно, точнее сказать, что просто ничего не было видно. Даже от окна не шел свет. Я на ощупь пробралась к выключателю и зажгла свет. Несколько лампочек осветили коридор на втором этаже. Я даже старалась не смотреть вниз, на гостиную, зная, что мне точно станет страшно. Почему-то я боюсь этого дома. Никогда не смогу жить здесь одна. В конце концов, я уеду отсюда, и дом придется либо оставить пустовать, либо кому-нибудь продать. Вторая идея мне нравится больше.
   Я решила, что сейчас срочно надо поговорить с Леоном. Мы месяц друг с другом не разговаривали! Надо же хоть что-то выяснить. Что он делал все это время?
   Я прошла в правую часть дома. Надеюсь, что в этот раз Леон впустит меня в комнату. Хорошо, что дверь оказалась приоткрыта...
   - Можно войти? - тихо произнесла я, но ответа не последовало.
   - Леон, ты тут? - я приоткрыла дверь... никого нет.
   Он исчез?! Куда делся этот вредный переводчик?! Если он не в своей комнате, то он в библиотеке, но я точно видела, что она закрыта, оттуда даже свет не идет! Мне почему-то становилось страшно. Я не хочу находиться в этом доме одна. И часто ли Леон вот так покидает меня? Куда он ходит?
   Я прошла в комнату. Аромат тот же, что и был, когда я зашла сюда в первый раз. В комнате было чисто и уютно. От окна шел свет, значит, на улице не пасмурно. Я подошла к светильнику и включила его. Чтобы окончательно не сойти с ума от страха, я закрыла дверь. Ну что ж, теперь я скорее всего отсюда не выйду, пока не придет Леон. Куда он делся?!
   Я еще раз осмотрела комнату, даже под кровать заглянула. Никого нет. Я стала просматривать книги, авторы которых мне были мало известны, либо я их вообще впервые видела. Названия книг были обычными: там были и любовные романы, и исторические книги. Всего было понемногу. Я подошла к окну. Теперь я смогу насладиться тем видом, что открывался здесь. Это было необычно - видеть лес, как на ладони. Он был далеко, но в то же время достаточно близко. Он был огромен, я не могла увидеть его краев. Туда не вела ни одна тропинка, точнее я ни одну еще не видела. Думаю, что лес внутри не менее прекрасен, чем снаружи.
   Я глубоко вдохнула. Мне стало страшно. Мне стало очень страшно. По коже пробежали мурашки, а зубы стали немного стучать. Как будто я просто замерзла, но я знала, что страх потихоньку разливается по всему телу. Но чего я так испугалась? Леса, который находится достаточно далеко отсюда? Нет, как его можно бояться, ведь он так прекрасен...
   Через окно чувствовался мороз на улице. Но как? Как такое может быть? Я не могла поверить своим глазам - где-то с краю леса горел огонь. Кто-то поджег лес?! Огонь становился все больше. Мне даже казалось, что я уже вижу языки этого горячего пламени. Надо остановить поджигателей! Я не хочу, чтобы лес горел! В голову пришла мысль пойти туда и все узнать, но здравый смысл останавливал меня. Последняя моя такая вылазка, чтобы узнать, что происходит на улице, обернулась совсем неудачно. Хотя, я бы попросила Леона сходить со мной, но этот черт куда-то подевался. В это время огонь становился все больше. Мне казалось, что уже горит несколько деревьев. Еще чуть-чуть и весь лес полыхнет красным пламенем! Надо это срочно остановить!
   Я уже не могла стоять на месте. Я прилипла к стеклу и смотрела, как огонь становится все больше. Так не должно быть! По моим подсчетам, добираться до леса мне придется минут пятнадцать, плюс еще сугробы. Я промокну насквозь! Да и выходить из комнаты в пустующий дом не хотелось. Что делать?!
   Прошло еще пять минут...
   Еще десять...
   Боже, да там уже столько деревьев горит! Я не могу тут стоять!
   Не выдержав, я оторвалась от стекла и пулей вылетела из комнаты. Чтобы не слишком пугаться, я включила везде свет. Точнее везде, где могла. Так намного лучше. На улице еще не ночь, значит, никто удивляться не будет. Неужели никто не видит, что лес горит?!
   Схватив сумку, уже одевшись, я вылетела на улицу. Как и ожидалось, здесь никого не было. Ну конечно, в городе Инсенс горожане предпочитают всегда сидеть дома, даже когда выходные. Не удивительно, что на улице не души. Скорее всего, большинство жителей уже спят. Но куда мне идти? За дом? Смогу ли я так добраться до леса? Да и что я сделаю... Пожар я не смогу остановить...
   Паника нарастала ежесекундно. Может, стоит пробежаться по соседям? Пусть вызовут пожарную службу, хотя я и сама могла это сделать. Какая я глупая! Ну раз вышла, то значит, надо действовать. Поэтому я побежала за дом. Снег никто из нас, то есть ни я, ни Леон, за домом не разгребали, поэтому на задний двор пришлось добираться через сугробы. Ноги уже промокли, но я не могу остановиться. Мне надо узнать, кто это сделал? Кому понадобилось сжигать лес!
   Отсюда уже было видно, как горит небольшой участок леса. Ну где все? Почему никто не замечает?! Я не могла просто стоять и смотреть. Кое-как пробираясь через сугробы, я направилась в сторону горящего леса. В крови бушевал адреналин, а в висках уже стучало. Ног я не чувствовала, но все равно шла дальше. Горящие деревья становились все ближе, но было еще далеко. Я не знала, может, к лесу и ведет какая-нибудь дорожка, но я не интересовалась. Почему простыми вещами я не интересуюсь?! А ведь надо, Энни, надо!
   Мне казалось, что моя голова горит вместе с лесом, а изнутри бьют молотком. Пальцы рук и ног онемели. Зря я пошла... Может, еще не поздно вернуться? Хотя путь до леса намного ближе, чем до дома, теперь.
   Сердце чуть не остановилось, когда я практически подошла к лесу. Огромные языки пламени охватили несколько деревьев, но дальше не распространялись. Казалось, что гореть будут только эти деревья, и на другие огонь не кинется. Но почему мне показалось, что огонь разрастается? Ведь вот я стою здесь и смотрю, как полыхают всего 4 дерева, как факелы. Ствол уже обгорел и превратился в черный уголь. Это шутка природы? Почему не горят остальные деревья? Да и вообще, слишком много вопросов на сегодня!
   Я упала на снег. Может, я схожу с ума? С каждым разом эта мысль мне кажется более реальной. 17 лет, а я уже лишусь рассудка! Мама будет рада... Пора вернуться к Наполеонам и Белоснежкам...
   ''Посмотри внимательней, там кто-то есть!'' - внутренней голос раздался так неожиданно, что я вскочила, как ошпаренная. А ведь правда... Пока я тут ''рассиживалась'' на снегу, там кто-то ходил или еще ходит.
   За пламенем постоянно мелькала чья-то тень. Человек? Или тут и животные ходят?
   - Кто здесь? - мой голос дрожал от паники.
   Но никто мне не ответил. Да, а что я ожидала? Ничего... Я же с ума сошла. Но тут еще раз что-то промелькнуло среди деревьев, что теперь мне это не могло показаться. От горящих деревьев било жаром, но в тоже время на улице было холодно. Странно чувствовать себя между жаром и холодом...
   - Остановись! - это был человек, я была уверенна в этом, поэтому и стала кричать. Он уходил в лес, точнее убегал. Но мне надо знать, кто это!
   - Постой же! - я побежала в глубь леса, обходя горящие деревья.
   Судя по всему, человек не собирается останавливаться, да и бегает он слишком быстро, поэтому с каждой минутой я отставала все больше. Бока болели от быстрого передвижения, а легким не хватало воздуха. Пришлось остановиться, тем более я все равно упустила из виду этого поджигателя. Я далеко забежала в лес, что уже не было видно просвета через деревья. Я даже не могла увидеть свой дом!
   Но я оказалась права. Пусть и в темноте, но я вижу, как прекрасен этот лес, как верхушки деревьев слабо покачиваются от ветра. Жители лесной обители давно спят... Но кому понадобилось поджигать такую красоту? Это же природа, жизнь... Это только для человека лес - древесина, пригодная для изготовления различных материалов, но для животных, птиц лес - это дом!
   Надо вернуться домой, надо вернуться... Я покрутилась вокруг, и у меня ком подступил к горлу. Я не знала, где нахожусь. Я не знала, в какую сторону мне сейчас идти, так как не видно было ничего, даже горящих деревьев. Может, стоить позвать на помощь? Интересно, кто-нибудь откликнется? Скорее всего, что нет. Но надо попытаться.
   - Помогите! - я попыталась закричать как можно громче, но из горла вырвалось какое-то хриплое мычание. Я откашлялась и попробовала еще раз, но результат был тем же.
   Ноги стали замерзать, причем быстро. Рукам тоже не было тепло. Надо было срочно возвращаться домой, но как? Я ведь даже не потрудилась телефон с собой взять...
   - Кого-то ждешь? - голос взялся из ниоткуда...
   - Кто тут? - прохрипела я.
   - Я тут!
   - Я тебя не вижу!
   - Эни, что ты вообще в лесу делаешь? - этот тихий, мелодичный голос показался мне знакомым. Он точно женский...
   - Люси! - теперь вскрикнула я. - Что ты тут забыла?! Это ты подожгла лес?!
   - Успокойся, это не я, - она вышла из-за деревьев. Теперь, в слабом свете луны я могла различить её силуэт. Она встала возле какого-то дерева.
   - Тебе надо возвращаться домой! - крикнула девушка.
   - А тебе нет? - я удивилась такой ''заботе''.
   - Здесь опасно! Уходи! - она зашагала ко мне.
   - О чем ты вообще говоришь? Как я домой вернусь, если не знаю, в какую сторону идти? Почему опасно?! Тут звери?
   - Тише... - она толкнула меня ближе к деревьям.
   - Люси, что происходит? Вы что, все сговорились? - я не понимала этого каламбура.
   - Эн, а что, лес ночью перестал быть опасным? - шепотом спросила Люси.
   - А что, он вообще опасен был?
   - Тебе в ту сторону. Иди и не останавливайся! Только старайся произвести поменьше шума. Давай быстрей! - Люси толкала меня в противоположную сторону от себя.
   - Объясни мне всё! - эта девушка явно испытывала мое терпение. Она захотела записаться в список людей, от которых я держусь подальше, так как у них слишком много тайн и загадок?
   - Иди давай! - крикнула она.
   Я стояла где-то с минуту, ожидая, что хоть что-нибудь произойдет. Но все было тихо: лес спал. Я обернулась, чтобы посмотреть на Люси, но её уже и след простыл. Её тут как будто и не было.
   Не став дальше ждать чуда, я пошла в ту сторону, в которую мне указала девушка.
   Мне надоели вопросы, тем более теперь, когда их накопилось очень много. Я вижу, что есть какая-то зацепка, что все эти явления можно как-то связать между собой. Но чего-то не хватает. Ячейки, главного звена. Этого нет, поэтому я не могу собрать всю это мозаику в одну ясную картину. Все смазано и непонятно. И это раздражает больше всего. У каждого человека есть такая черта характера, как любопытство. Во мне эта черта характера очень сильно развита. Никогда бы не подумала, что мне будет интересно знать чьи-то тайны, секреты, тем более когда мне говорят, что они опасны для жизни. Чем опаснее, тем интереснее. Это я уже давно поняла. А сейчас моему терпению приходит конец. Жить в неведении... Лучше тогда не жить.
   Я очень быстро выбралась из леса. Деревья уже не горели, вместо них стояли обугленные стволы. Странно? Очень, но я обязательно узнаю, что это значит. Люси знает, точно знает. Вот завтра к ней и пойду.
   Выбравшись на тропу, которую я протоптала, я облегченно вздохнула. Еще немного и буду дома.
  
   - Ты где была? - я не успела даже разуться, как передо мной появился Леон.
   - А ты? - вопросом ответила я. Всё, хватит уже играть в незнайку.
   - Я был дома, в отличие от тебя, - переводчик выглядел как всегда, что меня очень сильно обрадовало. Ничего необычного, все та же угрюмость и холодный, даже ледяной взгляд.
   - А я была на улице, - спокойно ответила я и прошла на кухню, Леон последовал за мной.
   - Где ты была? - в голосе Леона послышались нотки злости. Он никогда на меня не злился... Вот так...
   - На улице! Я гуляла!
   - Ты должна была спать! Нечего шататься на улице, - процедил сквозь зубы Леон.
   - Ты мне не указываешь! Что ты о себе возомнил?! Леон, ты мне никто! Понимаешь? Н-и-к-т-о! А это значит, что мне все равно на то, что ты там говоришь, а тем более указываешь! - я повысила тон, но еще не злилась.
   - Раз никто, то больше я твою шкуру спасать не буду. Ты самая истеричная и ненормальная девушка, которую я когда-либо встречал. Эн, у тебя самый отвратительный характер, - он произнес это так холодно, что мне сразу захотелось плакать, ведь я не такая...
   - А ты ангел? Да?! У тебя нимб над головой? Только вот я его не вижу что-то! И мою шкуру ты никогда не спасал. Твоя помощь мне не нужна. Даже если бы я умирала, то никогда бы не просила тебя о помощи! Да и характер... На себя смотрел?! Ты не лучше, поверь. Ты холодный, черствый, грубый, замкнутый, ненормальный! Ненавижу тебя! - я высказалась, но это не было искренне. Я просто хотела отомстить ему за такие слова, пусть тоже почувствует себя так... плохо, как я сейчас.
   - Ты меня не знаешь, совсем... - он схватил меня за руку, больно. - Прощай, Эн. У меня больше нет к тебе дел. Я отказываюсь смотреть за домом и за тобой. Сегодня же позвоню твоей тете. Надеюсь, что мы больше никогда не увидимся, - Леон освободил мою руку и вышел из кухни.
   Я больше не могла сдерживаться и заплакала. Так не должно было быть... Я не хочу оставаться одна. Леон...
   Я рыдала все больше и больше. В душе творился ураган. Все мои чувства просто вспыхнули. У меня была паника, страх, неуверенность, разочарование... Хотелось орать во все горло, но я только всхлипывала. Я так даже с мамой не ругалась. Да и с ней ругаться было не так неприятно, как с Леоном. Переводчик уйдет... Он держит свое обещание. Но для меня он просто умрет, как Микки.
   - Нет, нет, нет, - я забила кулаками по столу. Сейчас все разнесу к чертям.
   Слезы не прекращались. Обида, как гвоздь, забилась в мое сердце. Так больно... Мне даже не у кого совета попросить. Эрн? Я не смогу ей все объяснить...
   С рюкзаком за плечами и сумкой в руках Леон спустился вниз. Он даже на меня не посмотрел, а просто выложил ключи и ушел. Тихо, незаметно, ничего не сказав, не взглянув... От этого стало еще хуже. Ну нельзя же так со мной поступать! Да и я что? Привязалась к нему, как к домашнему животному... А теперь не могу отпустить, не могу забыть. И это называется новая жизнь? Что-то слишком плохо она началась. Или это мне просто так не везет?
   Я плакала всю ночь. К утру у меня болело лицо и грудь. Меня трясло. Я не пошла в школу, поэтому позвонила Эрн и сказала, что заболела. Душевные болезни считаются? Нет, наверно...
   Сегодня я схожу к Люси и все спрошу, а если она не даст ответы... То соберу рюкзак и уйду жить в лес. Все равно меня никто искать не будет, если только учитель биологии...
   Голова ужасно болела. Но мне было все равно. Надо было умыться, чтобы никто не узнал, что я плакала всю ночь, хотя по опухшему лицу только так и можно судить.
   Зайдя в ванную, я первым делом подошла к зеркалу. Ничего...не произошло. Черт!
   - Меняйте цвет, немедленно меняйте цвет! - я терла глаза. Они опять поменяли цвет. Опять такой же, какой и был в прошлый раз - черный.
   Я несколько раз умылась, потому что хотела свести черный цвет глаз на невыспавшийся вид, но они действительно были черными. Ничего нельзя изменить. И из-за чего это? Из-за Леона? Из-за той обиды, которую он поселил у меня в душе? НЕ ХОЧУ ОБ ЭТОМ ДУМАТЬ.
   Придется надеть солнцезащитные очки. Глупо, но мне надо скрыть этот дефект. Из синих глаз в черные. Будет ли это заметно? Микки заметил, но тогда он просто очень близко стоял. Заметят ли это окружающие?
   Не выдержав напора мыслей, я закричала. Голова ужасно болела, лицо было опухшим, а глаза черными. Ну чем не злая ведьма? Как раз очень похожа. Я ударила кулаком в зеркало. Мне надо было вылить негативную энергию... Зеркало разлетелось на десятки маленьких осколков. Некоторые из них впились мне в руку. Кровь маленьким ручейком потекла вдоль запястья. Но я не плакала, мне не было больно. Тем временем несколько капель крови упали в раковину. Теперь надо будет еще и руку перевязать. Интересно, откуда у меня столько силы, чтобы зеркало разбить? Да и что зеркало? Оно мне не нужно. Мне ничего не надо. Просто надо успокоиться и настроиться на предстоящий разговор.
   Я обмотала руку бинтом, даже не вытащив оттуда мелкие осколки стекла. Это надо делать в больнице, а ехать туда сегодня, у меня нет сил. Поэтому я быстро умылась и напустила челку на лицо. Одевшись, я вышла на улицу. Я даже дверь не закрыла, зная, что дома теперь никого нет.
   Было еще рано. На улице стоял мороз с вечера. Небо было ясное и солнышко уже показало свои лучи, которые ярким блеском отливали от окон. Я шла быстро и постоянно оглядывалась. Никто не должен меня видеть, потому что могут что-нибудь заподозрить, тем более, когда я иду к поместью Наташи Фейт.
   Это поместье... Когда я увидела его на горизонте, то подумала, что не туда попала. Дом преобразовался. Нет заколоченных окон, пыли, ржавых ворот. Тропинки вычищены, даже снег убран. Дом теперь не казался мрачным и пугающим. Он наоборот оживился. Вот что значит, когда есть хозяева. Дом не может существовать один, кто-то обязательно должен в нем жить.
   Ворота были закрыты, поэтому я вошла через калитку. Я ступала все так же осторожно, тихо. Почти на всех окнах в доме висели шторы, и я не могла определить, проснулись ли жители или нет. Но, думаю, Люси не будет против такого раннего визита, ведь я имею на него право.
   - Кто там? - послышался незнакомый мне голос, когда я позвонила в звонок.
   - Я пришла к Люси, мне надо срочно с ней поговорить, - дверь открыли. Передо мной стоял брат Люси - Джеки.
   - Ну нельзя было выбрать время попозже? - досадовал он.
   - Разговор срочный, - повторила я.
   Парень сразу встрепенулся и посмотрел на меня во все глаза.
   - Как... так? - удивленно сказал он.
   - Что так? - я же в очках! Мои глаза не видны!
   - Сейчас позову Люси! - Джеки стрелой выбежал, оставив меня стоять возле входа.
   Я прошла, чтобы не мерзнуть на улице. Да, дом очень изменился. Нет той вековой пыли на полу и стенах. Все чисто, комнаты заставлены мебелью.
   - Проходи, - она показала на комнату справа. Это была Люси. Она выглядела довольно бодрой, в отличие от своего брата.
   Комната, в которую мы вошли, была не слишком большая. В ней стоял камин, два больших дивана, столик, торшер и шкаф с посудой. Окна были плотно задернуты шторами, поэтому в комнате стоял полумрак, что очень шло мне на руку, и я могла снять очки.
   - Рано ты, - зевнув, сказала Люси. Она была одета в белый халат, волосы распущены.
   - Я хочу знать, что было вчера, - сразу к делу перешла я.
   - Ну у меня ничего такого. А у тебя? - она что, тоже издевается?!
   - Люси, я хочу серьезно поговорить. Я не маленькая. Мне можно доверить тайны.
   - У тебя глаза темнее стали, - заметила девушка.
   - Они иногда меняют цвет. Но давай перейдем к делу. Что было вчера? Как ты оказалась в лесу? Почему мне было там опасно находиться, а тебе нет? - как адвокат говорила я.
   - Ну там дикие звери, лисы и тому подобное... Ну я не раз была в лесу, да и на охоте тоже, поэтому я не боюсь их... - протянула Люси.
   - А лес горел почему? - неужели она не знает этого.
   - Лес горел?! - удивилась Люси.
   - Так ты не знаешь?
   - Ты только это хотела узнать? Я не знаю. Я вчера высматривала дичь, а ты её спугнула.
   - Ты была одна? - удивилась я.
   - Нет, с папой. Знаешь, я могла тебя пристрелить, если бы вовремя не заметила, что ты человек, - усмехнулась Люси.
   - Повезло... - эта девушка не знает того, что мне было нужно. Я ошиблась, зря пришла.
   Мы сидели молча на диване, как тут Люси подскочила и пошла к двери. Я удивленно на нее посмотрела, но потом, когда она вошла... У меня чуть челюсть не отвалилась.
   - О, извините. Забыла представить. Это Энни, - она показала на меня, - а это мой парень-Леон.
   Я встала, но на большее у меня не хватило смелости. Леон стоял в обнимку с Люси. Но он сейчас смотрел на меня так же, как и я на него, то есть очень удивленно. Я даже не могла слово произнести. Слова застряли где-то в горле.
   - Приятно познакомиться, - Леон протянул мне руку, но я безразлично на нее посмотрела и просто кивнула.
   - Леон только вчера переехал к нам. Он сказал, что его сожительница просто выжила из ума. Но почему-то отказывается мне говорить, кто это, - она усмехнулась и нежно заглянула в глаза Леону. Теперь я её увидела с другой стороны... Люси не такая простая, как казалась...Да и Леон тоже хорош. Хоть имя мое не назвал. С ума сошла... Еще бы! С ним не только с ума сойдешь!
   - Люси, сходи, приготовь нам чай, а я пока лучше узнаю нашу новую знакомую, - ни следа того холода в голосе, хотя что-то было не то... мне казалось, что он говорит не искренне, особенно когда к Люси обращается...
   - Хороший дом у ВАС, - тихо произнесла я.
   - Я очень рад, что буду теперь в нем жить, а то моя сожительница просто не давала покоя. Вечно какие-то вопросы задавала, причем не совсем понятные и нормальные, - очень громко произнес Леон, делая ударение особо на слове ''сожительница''.
   - Не думаю, что ваша сожительница просто так задает такие странные вопросы. Может, у нее что-то такое происходит, но она не может об этом сказать, поэтому и задает такие наводящие вопросы? - докатилась, говорю о себе в третьем лице.
   - Вы так думаете? - Леон искренне удивился. Неужели он думал, что у меня все так просто и хорошо, что жизнь замечательна?
   - Я в этом уверенна, - кивнула я.
   - Леон, милый, я пойду к Джеки. Ему плохо опять стало, - к нам зашла Люси и поставила на подносе чай.
   - Конечно, Люси, иди.
   Когда Люси ушла, Леон включил свет. Зачем? Мне сразу пришлось спустить челку на лицо. Я присела на краешек дивана, повернувшись в другую сторону от Леона, будто рассматривая картину.
   - Что с твоей рукой? - он схватил мое запястье и развернул к свету. Я даже не заметила, как бинты промокли от крови, видно сильно порезалась, хотя надо просто вытащить осколки стекла.
   - Порезалась! - я хотела выдернуть руку, но Леон крепко её держал. Он же теперь '' не заботится о моей шкуре'', что привязался тогда? Куда подевалось его злобное настроение?!
   - Ты не даешь мне жить спокойно... - сказал Леон, развязывая мои бинты.
   - Ты сказал, что отказываешься за мной смотреть. Поэтому не надо рассматривать мою руку! Я без тебя справлюсь! - возражала я.
   - Я не смогу жить, думая, что ты в опасности, - выдохнул он. - Тетя просила меня за тобой следить всегда, даже когда ты захочешь выгнать меня из дома или же я сам уйду.
   - Откажись.
   - Я ей обязан.
   - Ну хорошо.
   - Эн, ты должна быть осторожней! - он рассматривал мои порезы.
   - Куда делась твоя злость, черт возьми?! Вчера ты меня убить готов был! - я все еще пыталась вырвать свою руку.
   - Я хороший актер, не правда ли? - улыбнулся он.
   - Леон, ты издеваешься?! Ты ужасный актер! - я опять хотела плакать.
   - Но ты мне поверила? - его лицо в секунду стало серьезным.
   - Нет. Но я поверила, что ты законченный идиот.
   - Опять твои глаза... Чего тебе спокойно не спится, Эн?
   - Отпусти руку, пожалуйста, - тихо сказала я.
   - Ты обиделась? - безразлично спросил Леон.
   - А вот и я! - в комнату зашла Люси, Леон сразу к ней направился и обнял её за талию, при этом поцеловав в губы.
   - Пока, Люси! До свидания, Леон! - я выбежала из комнаты на улицу.
   Слезы текли ручьем. Актер хренов! Ненавижу Леона! Ненавижу! Ненавижу еще больше, чем когда-либо. Он надо мной издевается! Он играет со мной! Я - игрушка?!
   Порезы стали кровоточить, причем сильно.
   - Только попробуй подойти хоть на шаг к моему дому, Леон! Слышал?! Ни на сантиметр! - крикнула я, обернувшись к поместью Наташи, но тут меня остановили...
  
  Глава 26.
  Подарок на День Рождения...
  
   Прямо передо мной стоял Джеки. Он очень часто дышал, видимо только что бежал. Я не могла понять, почему он перегородил мне путь, да и откуда он взялся? Мне сейчас было не до него. Злость толстым шнуром стянула мое сердце, не давая здраво мыслить.
   - Чего тебе надо, Джеки?! - взревела я и оттолкнула его.
   - Надо поговорить! - парень опять вскочил передо мной, не давая пройти. В принципе, я легко могу его оттолкнуть и пойти дальше, так как хорошими физическими данными он не отличался.
   - Выкладывай все тут и сейчас! - как он не понимает, что мне не до него. Я очень злая, поэтому могу неадекватно себя вести, да я ему челюсть могу разбить!
   - Эн, надо поговорить наедине и сейчас. Я только на несколько минут смог выбраться из дома! - парень нервно дергался и постоянно смотрел в сторону своего дома.
   - Ну пошли, - я быстрым шагом направилась к своему дому. Надеюсь, что этот парень скажет что-нибудь полезное и интересное.
   Мы прошли в гостиную. Я включила свет и села на диван. Видно было, как парень волновался и спешил. Надо узнать, его что взаперти держат?
   - Это очень важно, - прошептал Джеки.
   - Можешь говорить громче, в доме никого нет, кроме нас.
   - В доме слышат даже стены, поэтому не факт, что наш разговор не будет услышанным, - также прошептал парень, отчего даже мне стало неловко. Никогда не думала, что в этом доме кроме меня и Леона еще кто-нибудь может быть. Хотя и правда, ведь в доме четыре закрытых комнаты, которые я ни разу не видела и не увижу.
   - Выкладывай давай уже! - мне стало очень интересно, что такого скажет этот парень.
   - Не думаю, что ты знаешь о нас, Эн. Как думаешь, сколько мне на вид лет? - Джеки говорил настолько тихо, что мне пришлось придвинуться к нему очень близко, чтобы разобрать, что он говорит.
   - Не больше пятнадцати, - предложила я. Этот парень и действительно, на большее не тянет. Да даже 15 лет - для него слишком много.
   - Ответ неверный! - сказал он.
   - Тогда 16? Ты что, пришел сюда, чтобы сказать, сколько тебе лет? Мне это неинтересно, мальчик.
   - Мне больше 16 лет, - с расстановкой сказал Джеки.
   - Ну тогда 17 или 18? А может, тебе вообще 12?! - усмехнулась я.
   - Не правильно! - снова ответил он.
   - Хватит шутить! Зачем тебе это?! - он меня выводит.
   - Ты поверишь, если я скажу, что мне больше 25 лет? - тихо сказал парень, а последнее слово он вообще прошептал одними губами, что я не сразу поняла.
   - Тебе не больше 18! Не надо меня запутывать! Что тебе нужно? Давай по делу! - я уже не шептала, я уже перешла на крик.
   - Эн, тихо. Пожалуйста, скажи, сколько мне лет, как ты думаешь? Мне больше 25, и я не хочу тебе этого доказывать.
   - И ты туда же?! Да что твориться! Джеки, если хочешь, чтобы я тебе поверила, то докажи. Да и лучше скажи, кто тебя послал? Ты связан с Леоном? С мамой? Тебе тоже от меня что-то нужно?! - в этом городе есть хоть один человек, которому от меня ничего не нужно? Мне надоело гадать и придумывать. Это сложно. Они не понимают, что этим самым они губят мою жизнь? Зачем я сюда вернулась? Господи, зачем...
   - Нет, никто не присылал. Просто я хочу помочь. Эн, ты даже не подозреваешь, что происходит. Ты даже не подозреваешь, что твориться вокруг тебя. И я точно знаю, что сейчас нас слышат, а завтра меня уже не будет. Они избавляются от предателей! Но я не могу... Разве сейчас жизнь так важна? Они скрывают от тебя тайну, которую тебе бы следовало знать с самого рождения. Это очень глупо с их стороны...
   - Кто они? Тебя... убьют? - я не могла выговорить последнее слово. Да кто нас тут может слышать?! Я дома одна! Переводчик и тот сбежал.
   - Прости, что я подверг твою жизнь опасности... - он говорит совсем так, как Микки, как Леон...
   - Ты ничего не сделал. Ты знаешь, зачем вчера подожгли лес? - я хочу все узнать, и этот парень, судя по всему, готов выложить мне всю правду, но его убьют... потом убьют.
   - Потому что это предупреждение. Предупреждение, когда приходим мы.
   - А Леон, он тоже относится к вам? И Микки? - осторожно спросила я, хотя не понимала, о ком идет речь.
   - Ты хочешь умереть? - усмехнулся парень и встал с дивана.
   - Нет, но я хочу знать правду. Джеки, прошу, расскажи мне все! Кто такая Люси? Она правда твоя сестра? И как... как Леон стал её парнем? - судорожно спросила я, голос был на грани срыва. Сегодня же сломаю все двери и узнаю, что там или кто там!
   - Посредник между Богом и Землей. Не верь никому, кроме своих чувств, и береги своих друзей. Они единственные, кто всегда будет понимать тебя, - Джеки вышел за дверь, оставив меня в безвыходном положении.
   Я даже не знала, что мне подумать. ''Это очень важно'', - сказал Джеки. Что именно? Он не ответил на мой последний вопрос, да и на предыдущие тоже. Ему больше 25 лет? Как такое возможно?! Что за посредник? Кто Бог, а кто Земля...
   Я упала на пол в недоумении. Ноги не слушались, голова стала тяжелой. Мне было плохо, физически плохо. Этот беспорядочный ком в моей голове дополнился несколькими вопросами и предложениями, никак не связанными между собой. А ведь у меня скоро День Рождения... Такой день! И маскарад, Венеция... А я чувствую себя, как рыба без воды. Высушенная, плоская... Я умираю с каждым днем от неизвестности, которая кругом вьется вокруг меня. Со мной что-то происходит, но я даже не могу к врачу обратиться. Люди вокруг меня стали настолько чужими, что аж противно. Даже Эрн отстранилась. Я не могу ей все высказать, потому что боюсь реакции. Обычно, если я пытаюсь раскрыться, то меня бегом затыкают, не дают даже шепнуть словечко. Как я могу нормально жить? Как я могу вообще жить? Да и Джеки... Кому понадобилось его убивать? Зачем? Да и где здесь уши?! В моем доме ничего и никого нет! Я одна владею им, а чужое проникновение - это уже нарушение закона. Хотя о каких, к черту, законах я говорю? По-моему, им давно уже никто не следует. Нет, люди, конечно, пытаются сделать вид, что все по закону, все честно. Но мы уже научились врать в глаза и не стесняться. Я тоже так научилась... А ведь как глупо получается! Я хочу, чтобы все следовали законом, хотя сама же их нарушаю. Я безответственная, ненормальная и нервная девочка! Леон не врал, все, что он говорил тогда про меня - все правда, абсолютно.
   Вымотанная и истрепанная, как старая тряпка, я поплелась наверх. Нужно промыть руку, нужно подобрать разбитое стекло. Нужно многое сделать, но я ничего не хочу. Может, впасть в кому? Интересно, а это самому реально сделать? Надо будет попробовать...
   В крупных осколках стекла отражались два черных уголька, в которых была и злость, и обида и горечь. В них смешалось множество чувств, которые не передать словами. Мне даже плакать не удавалось. Я просто смотрела в осколки стекла и пыталась понять, что вижу там себя, а ни кого-нибудь другого. Но в отражении был совершенно незнакомый мне человек, как тогда в доме Микки. В этой девушки я не видела себя, я не видела ту Энге Андельсон, которая приехала сюда в самом начале сентября. Вокруг меня была пустота. Пустое пространство, в которое даже мухи боялись залетать. Приехав сюда, я стала причиной многих бед. Я, как магнит, притягиваю к себе всю нечисть этого мира. Это так необычно, так странно, что мурашки идут по коже каждый раз, когда я вспоминаю либо мои странные видения, либо Дона Брауна, а особенно Микки.
   Мика я не видела целый месяц и ужасно соскучилась. Пусть я и боюсь его, но чем больше я его боюсь, тем больше он меня манит. Это как невидимая ниточка, связывающая нас. Пусть с Леоном мы тоже почти месяц не говорили и избегали друг друга, то с Микки все по-другому. Я даже не знаю, что с ним. Как он? Это угнетающее чувство. Хочу, чтобы мы опять стали нормально общаться, но я ведь знаю, что этого не будет. Никогда не будет. После того, что было в его гараже, я не смогу остаться с ним наедине. Чувство самосохранения берет верх над влечением. Никогда не смогу простить его во второй раз, хотя ничего плохого он мне не сделал. Даже то, что он сломал мне руку, помогло мне лучше узнать себя. Но скоро я его увижу. Он обещал прийти на мой день Рождения, но это почему-то меня тревожит. Ведь он не просто так придет. Мик что-то сделает? Или что? Я даже не знаю, что предположить в такой ситуации.
   А еще мне страшно за Джеки. Всего за несколько минут его судьба мне стала настолько важна, что даже мое собственное сохранение жизни отошло на второй план. Из-за меня никто не умрет и не должен. Я не достойна, чтобы за меня отдавали жизнь, тем более по неизвестным мне причинам, тем более обычного человека. Стоп... Джеки обычный? Почему я в этом сомневаюсь?! Подумаешь, парень выглядит очень молодо! Моя бабушка тоже выглядела лет на 10 младше, чем она была. Но у меня столько причин сомневаться в его обычности! Он говорил о НИХ. Мик тоже говорил о них. Но кто это? Секта, но что они делают? Почему Микки ушел от них? Скорее всего, им не понравилось его преобразование. Интересно, часто с ним такое? Это голубое свечение?
   Я отвернулась от осколков стекла. Не хочу на себя смотреть, особенно сейчас, когда я вместо своего обычного синего цвета глаз вижу черный, который сливается со зрачком. Это выглядит очень странно. На свете нет людей, у которых бы цвет глаз был настолько черным.
   Собрав осколки в мусорное ведро, я вышла из ванны. Я посмотрела на перила перед собой, и в голову пришла сумасшедшая идея. В прошлый раз, когда мои глаза поменяли цвет, Микки сломал мне руку, но через несколько часов от перелома ни осталось и следа. Кость заросла и больше не болела. Пройдет ли это сейчас? Я наклонилась через перила и посмотрела вниз, на гостиную. Может, стоить попробовать? Но если не удастся, то я запросто могу убиться, и мне даже помочь не успеют. Выбор был очень сложным, но соблазн был большим. Я хотела спрыгнуть с лестницы на втором этаже. Эта идея просто ужасна, но я хотела знать, на что еще способен мой организм. Если упасть вниз, то я очень сильно ударюсь об шкаф, который стоял у стены. Если брать планку подальше, то я прыгну прямо на журнальный столик! А он мое приземление смягчит, как никак. Я могу попробовать споткнуться и упасть с лестницы, прокатившись по ступенькам. Я точно сломаю себе позвоночник, хотя мама вообще ничего не сломала себе. Но я не хочу умереть такой глупой смертью! Если даже Джеки готов умереть за меня, то значит, моя жизнь чего-то стоит? Да и Леон тоже сказал, что ''защищал мою шкуру''. Значит, моя жизнь действительно важна. А я ей так не дорожу. Я раньше об этом даже не думала. Но сейчас... все изменилось! Абсолютно!
   Собрав остатки своей силы, я покрепче ухватилась за перила и оттолкнулась от пола...
   Падение было секундным, а вот удар... Похоже, я точно приземлилась на шкаф, потому что сначала все тело поразила боль, а потом я потеряла сознание. Я провалилась в темноту, при этом ничего не чувствовав. Неужели, я умерла? Если да, то смерть... слишком скучная. Я была уверена, что когда умру, то увижу ''свет в конце тоннеля''. Но я не умерла, раз могу думать.
   Мне казалось, что я пробыла в этой темноте несколько часов, прежде чем стала что-то слышать. Я пыталась шевелить руками и ногами, и именно шорох я и слышала. И только я могу потерять сознание, но при этом оставаться в сознании?! Так не честно!
   В один миг я открыла глаза и вскочила. Шкаф был развален, включая все то, что в нем было. Книги, разбитая посуда и еще всякая ерунда теперь валялись на полу, где недавно лежала я. Отойдя от места происшествия на большое расстояние, я убедилась, что кроме шкафа ничего не было сломано, даже я. Ничего не болит, все выгнуто в правильную сторону, даже крови нет! Но ведь я упала со второго этажа! Я должна была что-то сломать! Должна! Я ведь нормальный человек!
   Я еще раз осмотрела себя и точно убедилась, что со мной все в порядке. Ни царапины. Но кое-что появилось. Этого я боялась больше всего, но почему-то даже и не думала, что после падения это вернется снова. Мне казалось, что ЭТО давно ушло из меня... Но я сильно, очень сильно ошибалась...
   На глаза навернулись слезы. Я бегом поднялась по лестнице и вошла в свою комнату. Сейчас мне стало еще страшнее, чем было до падения. Я одна, рядом никого, никто ничего мне не говорит... Мне казалось, что сейчас я превратилась в ребенка... Ничего не понимаю, не знаю и всего боюсь. И этот холод. Он вернулся. Сейчас я чувствовала его по всему телу. Он покалывал мою кожу изнутри, поэтому мне было холодно. Даже закутавшись в одеяло, я не могла согреться. А на улице пошел дождь... Я плакала, а капли дождя мерно отстукивали ритм по окну. Неужели природа меня понимает? Небо плачет, и я тоже... Закутавшись в одеяло еще плотней, я встала и вышла из комнаты.
   Ну раз дома нет никого, кроме меня, то можно попробовать открыть эти двери. Вот одна напротив моей комнаты. Деревянная дверь была плотно закрыта на замок, даже сквозь замочную скважину нельзя было ничего увидеть. Я не знала, что нужно было делать. Искать ключи - единственный выход, но где? Может, у Леона в комнате?
   Я прошла в ту часть дома, где находилась библиотека и комната переводчика и еще одна комната, но я не знала, что в ней.
   Я подошла к комнате Леона и дернула за ручку, как и ожидалось, дверь закрыта. Врядли я смогу её как-нибудь открыть. Почему я только не потребовала у Леона ключи от комнат? Ведь он ушел, а дом мой, я имею право получить все ключи. В правой части дома всегда было темно, так как единственным светом была лампочка, стоящая на столе. На стенах вдоль коридора висели портреты. Ими весь дом завешан, но кто на них изображен... Я не знаю. Есть знакомые фамилии, такие как Фейт, но они толком мне ничего не говорят. Пройдя подальше комнаты переводчика, я остановилась напротив двери. Эта дверь была в самом конце коридора, что не сразу и заметишь. Да и подходила я к ней всего пару раз. Эта дверь ничем не отличалась от других, только в тени она казалась еще темнее, поэтому ручку на ней я нащупала не сразу. Надо было взять с собой фонарик...
   Нащупав наконец-то ручку, я резко дернула и испугалась. Дверь отворилась. Не ожидала, что она будет открытой. Леон её открыл? Он хотел, чтобы я узнала что там внутри? Ну что ж, я не против.
   Осторожно переступив порог, я стала осматриваться. Пыль, везде пыль, будто в этой комнате не жили как минимум лет 5. Тут было одно окно. Я заметила, что в этом доме было не очень много окон. Удивительно для такого большого дома. Это окно было завешено пыльными шторами, через них кое-как проскакивал утренний свет. Мое сердце екнуло, когда я увидела детскую кроватку. Она одиноко стояла возле стены. Да, именно, вокруг ничего практически не было. Кое-где валялись игрушки, такие же запыленные и... старые. Эти игрушки были очень старые: тут были и фарфоровые куклы, с выцветшими глазами, и игрушки, сшитые из лоскутков ткани. Мишки, зайчики... Все валялось вразноброс. В самом темном углу, не освещенным слабым светом из окна, можно было разглядеть какую-то одежду, возле кроватки даже валялась туфелька. И все было в пыли. Все имело какой-то странный запах и невзрачный цвет. Я ошиблась, здесь, в этой комнате не были лет 10, как бы не больше. Возле детской кроватки стояла тумбочка, на которой была фотография в рамке. Я скинула с себя одеяло и прошла в глубь комнаты, стараясь ничего не задеть. Я взяла эту рамку и стерла с нее пыль. На фотографии было трое человек: женщина, мужчина и маленький ребенок. Все они улыбались, но улыбка была какая-то натянутая, не искренняя, а может, это мне показалось из-за того, что фотография была слишком испорчена временем, хоть и стояла под стеклом. Поставив фотографию на место, я обернулась и окинула еще раз комнату взглядом. Она вызывала у меня чувство одиночества, страдания. Мне казалось, что здесь что-то произошло, раз комнату бросили в таком виде. Даже одеяло в кроватке не застелено. И туфелька... туфелька маленького ребенка. Я подошла к окну... Вид, как и у Леона, только окна были грязными, что через них все видно было слишком мутно. Поэтому здесь и было так мрачно. Стены пустые, кроме обоев ничего не было. Да и обои кое-где оторвались и пожелтели. Странно... Ведь здесь жила тетя, почему так пыльно и грязно. Неужели она не заходила в эту комнату? Обойдя кроватку, я заметила, что в тумбочке ящичек был немного выдвинут. Я открыла его... В нем лежало много разных бумаг, недовязанный носочек, тетрадка, перо...
   Тетрадка меня заинтересовала. В ней было много записей, клякс. Почерк был неразборчивым, а листы уже пожелтели. Да сколько же здесь не были?! Я начала листать, пытаясь найти какую-нибудь заметку, подсказку к тому, что здесь произошло. Но единственное, что я разобрала, это ''...они пришли, надо забрать ку...''. Дальше ничего не было понятно. И кто пришел? Что забрать-то? Жаль, что записи написаны так неаккуратно, но думаю, что на то были причины.
   В один момент мне стало плохо. Я испугалась, так как сразу подумала, что это может быть опять мой обморок. Ну зачем? Я ведь увидела одну лишь запись, и то не до конца... Хотя мне хочется, мне хочется увидеть хоть что-нибудь, надоело ждать чуда...
   В глазах потихоньку стало темнеть. Почему-то в этот раз все происходило слишком медленно. Вот я закрываю глаза, но я еще в сознании, так как чувствую, что стою. Я пытаюсь отодвинуть надвигающуюся тошноту, но она подступает. Темнота тоже потихоньку заволакивает мои мысли. Я уже не могу чувствовать ноги и руки. Похоже, я упала, так как в нос попала пыль. Запах был приторно-жженым, неприятным. Горло обжигало чем-то, будто я пила кислоту. Что же так плохо и почему я еще никого не вижу? Но вот тошнота отошла, горло не горело, но воздух остался таким же неприятным, как и был. Я открыла глаза...
   Та же комната, только без пыли, и вещи разложены по-другому. В комнате никого не было, но шторы были развешаны, и из окна струился свет. Окна уже не были такими грязными. Все изменилось, но состав остался прежним. Так всегда бывает... За закрытой дверью слышалась возня, шуршание, кто-то разговаривал, но тихо. Ручка двери стала поворачиваться.
   - Скорее, скорее, скорее! - в комнату вошел молодой человек, лет 25. На нем была расстегнутая рубашка и старые брюки, в чем-то измазанные, это что-то было бурого цвета... Я отшатнулась.
   - Где же ты? - молодой человек стал что-то искать в тумбочке, в ящичке, переворачивая бумаги.
   Человек был брюнетом, волосы не короткие, но и не слишком длинные, вились. Глаза я так еще толком и не успела разглядеть. Руки и лицо были в многочисленных порезах, в которых была застывшая кровь. Губа растесана. Видимо, он недавно подрался.
   - Ну скорее! - причитал он сам себя.
   Он что-то усердно искал. Он уже разворотил детскую кровать, игрушки, даже за шторами посмотрел. Потом он еще раз стал разглядывать содержимое ящика, но видимо, что без толку. То, что ему было нужно, явно находилось не в этой комнате.
   - Нет, Господи! Ну где же ты?! - уже громче сказал он и стал вытаскивать из ящичка все бумаги. Он швырял листы по всей комнате, некоторые пролетали сквозь меня, как всегда...
   Мне было жалко этого человека. Он выглядел слишком напуганным, измотанным. То, что он искал, видимо имело большую ценность.
   - Нет! - он упал на колени и заплакал.
   Я хотела подойти к нему, хотя знала, что ничем не смогу помочь. В коридоре слышались шаги - шел не один человек. Через минуту в комнате появились люди, где-то 5 человек, точнее только двое из них стояли в проеме, остальные были за проходом. Среди них был и Леон... А вот и Микки... Нет...
   - Я вижу, ты не успел? - усмехнулся Леон. Нет, таким безжалостным я его еще не видела. Этот огонь в глазах! А глаза... просто черные по краям и ярко зеленые к зрачку. Как тогда...
   - Пожалуйста... - промолвил молодой человек, который так усердно что-то искал.
   - Так нельзя, ты же знаешь. Мы должны будем это сделать... Извини, что так все получилось... - ответил ему Леон.
   - Не трогайте их! - крикнул молодой человек и поперхнулся. Он начал очень сильно кашлять. Да что же с ним?!
   - Их тут и так уже нет! Убежали? Думаешь, это надолго? - засмеялся человек, который стоял рядом с Леоном, его я видела в первый раз.
   - Я просто... За что вы так?! - взревел молодой человек, задыхаясь от кашля.
   - Кончай с ним, Ле! - подал свой голос Микки, что я вздрогнула.
   - Вы убиваете... - прохрипел молодой человек и застыл, будто стал статуей.
   - Нас тоже убили, - сказал кто-то.
   - Но вы тут, вы живы, - одними лишь губами сказал молодой человек.
   - Это не жизнь... Ты никогда не сможешь нас понять. Твоя дочь тоже... - ровным тоном сказал Леон и посмотрел на окно. Одного лишь взгляда хватило мне, чтобы понять, что передо мной стоит совершенно другой человек. То есть это Леон, но совсем другой. Характер, поведение...
   - Твой брат... Леон, твой брат! - крикнул кто-то из проема, и всё закружилось в комнате.
   Все стали разбегаться по комнате, некоторые прошли сквозь меня, даже не заметив ничего... Они подбежали к окну и растворили его. Первым выпрыгнул Леон, потом какой-то парень, потом Микки, и еще двое. Они промчались, как пули, что я их почти не заметила, но неприятное ощущение, когда кто-то проходит сквозь тебя, осталось.
   Молодой человек лежал неподвижно возле детской кроватки. Он не дышал, не моргал. Его безжизненный взгляд смотрел куда-то вдаль, ни на чем не концентрируясь. В руке он держал маленькую куклу, у которой глаза были такими же безжизненными, как и у того, в чьей руке она была.
   Я даже не знала, куда мне смотреть. То ли на окно, то ли на этого молодого человека. Он умер? Нет, только не это... Его не могли убить! Как?! Ведь никто даже не подходил к нему. А Леон... Что это было? Брат... у Леона есть брат?!
   Я подбежала к окну и стала выискивать хоть кого-нибудь, но ничего, кроме зеленого леса не было видно. На улице не души. И все же, почему я не возвращаюсь обратно? Что-то еще будет? Я уже хочу вернуться в реальность. Не хочу быть в этой комнате здесь и сейчас. Осторожно пройдя к дверному проему, я еще раз оглядела комнату. Теперь понятно, почему здесь такая угнетающая атмосфера. Но тут меня словно затянуло в воронку. Все померкло в один миг. Обратно, в реальность, я вернулась быстро...
   Голова кружилась, но я уже могла видеть, что снова нахожусь в запыленной комнате, в которой кроме разбросанных игрушек и пыли ничего не было. Сердце отбивало бешеный ритм, давая понять, что то, что сейчас я увидела было очень реальным. Внутри появилась уверенность, что это событие, Леон, Микки, всё это действительно было и происходило в этой комнате, но когда? Да и вообще, что это было?
   Я поднялась с колен и вышла из комнаты, плотно закрыв дверь. Эта комната была здесь лишняя, она была лишняя в этом доме. Этой пыльной и грязной детской здесь не место. Но я больше не смогу туда зайти. Ни то, чтобы я сильно боялась, но эта атмосфера... Теперь каждый раз, когда я буду туда заходить, то передо мной будет вставать безжизненное лицо молодого человека. Но я не хочу об этом думать. Мне хватило смертей в жизни. Не хочу больше ничего видеть...
   Когда я уже вышла на лестничную площадку, то увидела, что мой ''полет'' со второго этажа точно не остался бесследным. Разбитые стекла, посуда и какие-то книги так и валялись на полу. Поэтому я стала все потихоньку убирать.
  
  2 февраля.
  
  3 февраля.
  
  4 февраля
  
  ...
  
  9 февраля.
  
   Неделя прошла для меня незаметно, будто её вовсе и не было. Я все также ходила заниматься танцами с Эрн в школу. Партнеров на время мы себе так и не нашли, но они нам и не были нужны. Вальсу я уже хорошо научилась. Но все же недостаточно, чтобы конкурировать со своей подругой. Ну а Эрн... Я ей ничего не стала рассказывать про свой обморок тогда. Я даже не сказала ей, что одна из закрытых раннее комнат теперь открыта и что там оказывается была детская. Я не рассказала ей ничего из того, что со мной успело произойти. Я была как будто в трансе. Для меня ничего и никого не существовало. Для глаз пришлось заказать линзы, хотя Эрн все равно заметила, что мои глаза стали другими... В школе я пропустила несколько дней, но никто даже не заметил. Люси ходила в школу без брата, но я не стала спрашивать, что стало с Джеки. Этого мне хотелось знать меньше всего. Да и сама Люси больше не подходила ко мне, не смотрела на меня изучающим взглядом. Я опять перестала существовать для всех, кроме Эрн. Да и она не особо на меня обращала внимания. Она видела, что я что-то скрываю, но после нескольких неудачных попыток что-нибудь из меня выудить, Эрн просто поставила меня '' в игнор''. Конечно, в школу и из нее мы ходили вместе, но не разговаривали, почти. Если речь и шла о чем-нибудь, так это были либо танцы, либо сам маскарад и Венеция, в которую мы полетим уже через 4 дня.
   Леона и Микки я не видела. Переводчик иногда проходил возле дома, но когда я выходила, точнее выбегала на улицу, то его уже не было. Мне уже казалось, что Леон стал мне просто видеться, но не могла же зрение меня так обманывать?
   В доме я была одна. А это было хуже всего. Я не могла ни с кем поговорить, даже поругаться не с кем! Несколько раз я звонила Трэси, но она не брала трубку. Я посчитала, что она больше не вернется на работу. Странно, она так внезапно ушла... В общем, я была одна. Всегда и везде, даже если вокруг меня были люди. Я звонила тете, но она тоже не брала трубку. У меня даже рука дрогнула, чтобы набрать маме, но что бы я ей сказала? Мы никогда с ней не разговаривали по душам. Тут, в России, она практически не интересовалась моей жизнью, а новости передавала через Леона. А теперь и Леон исчез, испарился из моей жизни. Мне хотелось спросить у него про мое видение, было ли это на самом деле? Но не думаю, чтобы он ответил. Переводчик любил уходить от таких вопросов...
   Когда я прибралась в гостиной после моего падения, я решила проверить остальные закрытые комнаты. Я искала от них ключи, пыталась понять, что, может, я каким-то непонятным действием смогла тогда открыть замок... Но бесполезно. Чудеса закончились и жизнь вернулась в свое нормальное русло.
   А сегодня у меня День Рождения... Я даже не сразу об это вспомнила, когда проснулась, потому что каждый день начинался одинаково, даже погода за окном стояла одна и та же. Вот и сегодня... Солнце светило во всю, прогревая холодную землю и готовя её к наступающей весне. Но на улицах все еще лежали сугробы снега, правда не такие большие, как раньше, а снег на дорожках уже растаял и превратил все в грязь.
   В руки я взяла телефон и посмотрела на часы. Было 7 утра. Школу я не собиралась прогуливать, так ЭТОТ день для меня ничего ровным счетом не значил. Меня врядли даже кто-нибудь поздравит... Но гудок телефона словно ударил меня током. Я и не ожидала, что кто-то пришлет мне сообщение. Скорее всего, это для пополнения счета. Я нажала ''открыть'':
   ''Энге, поздравляю тебя с твоим 17-летием. Мама''.
   Никогда не получала сообщений от мамы! За все время, что у меня был телефон, она ни разу не позвонила, не прислала сообщения. Ничего! Её номера даже не было у меня в телефонной книге. Я всегда думала, что Анна даже и не помнит о моем Дне Рождения, что она даже не знает, когда я родилась, а тем более, сколько мне лет! Мне в один момент стало и приятно и грустно. Мама всегда знала, когда я родилась, но никогда не поздравляла меня. Обычно, в этот день её вообще не было дома. Меня поздравляли только папа и Сьюзи. Ну а большего мне и не надо было. Когда Сьюзи умерла, то этот праздник перестал иметь для меня значение. Папа пытался меня чем-то развеселить, дарил подарок, но нужен ли он был мне? Я была благодарна ему, я улыбалась и смеялась, когда он делал что-нибудь неуклюжее... И это все он делал только для меня. Хорошо, что в тот момент не было Анны, хорошо, что она не стала отнимать у меня эти счастливые часы, которые я провела с папой. Но это сообщение от Анны...
   Я выключила телефон, боясь, что кто-то еще вздумает меня таким образом поздравить. Никто не знает о моем Дне Рождения, а значит, что этот день нужно прожить так же спокойно, как и все остальные. Да и пора бы уже забрать свое платье для маскарада от Эрн. Её мама привезла и мое, и её платья в один день. Эрн, естественно, сразу полезла его примерять, а я на свое даже посмотреть побоялась. Пусть оно лучше лежит в коробке, чем будет пылиться в моем доме.
   Умывшись, одевшись, я спустилась на кухню. Такая большая и такая пустая. Когда в доме была Трэси, то кухня выглядела ''живее'', чем она есть сейчас. Да и в холодильнике почти не осталось еды. Но я не хотела идти в магазин... Ем я не много, а значит, что доживу до Венеции. А там уже покормят, я не сомневаюсь.
   Я открыла холодильник и достала вчерашние мюсли с молоком. Пережевывала я все с особой тщательностью, чтобы потянуть время. Выходить на улицу совершенно не хотелось, а тем более не хотелось видеть Эрн. Она итак со мной почти не разговаривала, а её молчание - это хуже, чем просто быть одной в огромном доме.
   Когда я уже доедала остатки мюсли, в дверь постучались. Странно, Эрн раньше за мной не заходила, да и если бы зашла, то позвонила в звонок. Нехотя, я встала из-за стола и поплелась в гостиную. И почему только в двери нет глазка? Как узнать, кто пришел? Ведь даже окон нет... Хотя я могла бы посмотреть из кухни. Я открыла дверь...
   - Ну привет, - как долго я не слышала его голос.
   - Ты тут... - я не могла выговорить слова.
   - Я же обещал прийти.
   - Не помню... - я стояла, открыв рот. Я была очень сильно удивлена. Да я настолько погрузилась в эту пустоту, что даже забыла обещание Микки!
   - Выглядишь измученной. Что-то случилось? - сказал Мик, нежно посмотрев мне в глаза.
   Теперь это был тот самый парень, который предлагал мне свой зонтик тогда в парке. Мик не выглядел ни 30-тилетним. Это был обычный парень с растрепавшимися волосами и задорным взглядом. Его голубые глаза напомнили мне океан, чистый, зеркальный, спокойный... Он был одет в обычную темно-синюю куртку, джинсы, ботинки. Мик даже шарфом не обвязался, а куртка была наполовину расстегнута.
   - Не замерзнешь? - спросила его я.
   - Не думаю, я только вышел из машины.
   Я посмотрела ему за спину. Действительно, на площадке дома была припаркована машина серебристого цвета, кажется, это БМВ. Я удивленно подняла на Мика взгляд. Неужели у него есть столько денег, чтобы покупать себе такие дорогие машины?
   - Я взял на прокат, не бойся, - улыбнулся парень.
   - Я не боюсь машины, - я уже хотела закрыть дверь, но Мик меня остановил.
   - И ты не впустишь меня в дом? Там кто-то есть?
   - Нет. Я одна. И я хочу быть одна дальше, - ровно ответила я, не смотря на него.
   - Ты очень сильно изменилась, Эн. Не думал, что за месяц ты станешь такой! - Мик стал слишком хмурым.
   - Какой такой?
   - Измотанной, потрепанной, не выспавшейся, испуганной и совершенно беззащитной! - ну что ж, Мик хорошо описал мое состояние на данный момент.
   Я оставила дверь открытой, а сама прошла в гостиную. Хотя я не готова сейчас что-либо обсуждать с Миком. Все давно забыто и выкинуто из моей головы. Но я рада, что Мик вернулся в свой обычный вид. Теперь главное постараться не затрагивать никакие темы, которые хоть как-то относятся к необычному и сверхъестественному. А вообще лучше не смотреть на него, чтобы ничего не вспоминать.
   - Сменила интерьер? - поинтересовался Микки, посмотрев на пустующую сену, возле которой раньше стоял шкаф с посудой и книгами.
   - Ну да. А ты разве запомнил, что тут было?
   - Тут и запоминать нечего, - Мик сел на диван, я села рядом. Мы оба вперили взгляд в противоположную стену от нас.
   - Как ты? - спросила я.
   - Нормально, а ты?
   - Ужасно.
   - Почему так? - Мик повернул на меня голову, но я так и смотрела на стену.
   - Просто. Кстати, Леон уехал... - я попыталась это произнести так, чтобы это выглядело небрежно, будто меня это совсем не интересовало.
   - Неужели? Ему ведь так много платили...
   - Вы знакомы? Как давно? - теперь я посмотрела на Микки. Он был удивлен.
   - Мы... Тебе это зачем?
   - Не заметил, что в нашем диалоге одни вопросы? Мы раньше так не разговаривали... - грустно сказала я, посмотрев на это бледное лицо.
   - Я вижу, что вопросы тебе не нравятся...
   - Просто мне надоело, что мне никто не хочет давать на них ответы. Мик, ты и Леон молчите, как рыбы. От вас ничего не добьешься. Вы постоянно убегаете от вопросов, ответы на которые меня больше всего интересуют. Вы говорите, что моей жизни угрожает опасность? Конечно! И знаешь, кто самый опасный в моей жизни? Да, Мик! Это ты и Леон! Поэтому я не хочу, чтобы вы приближались к моему дому ближе, чем на пять метров. Представьте, что вокруг стоит огромный железный забор. Представил?
   - Ты не должна меня бояться, Эн. Прости меня, я не хотел тебя тогда напугать. Просто... Не могу я это объяснить! Как бы не старался, но я не имею право. Просто забудь все.
   - Ты это уже говорил. Придумал бы хоть слова другие, Микки, - мне на глаза наворачивались слезы. Опять я плачу!
   - Энни... прости, - выдохнул Мик и отвернулся.
   Конечно, что ему еще сказать? Я не могу больше его прощать. Я теперь никогда не смогу простить ему все то, что он со мной сделал. Это из-за них я чувствовала себя игрушкой, но теперь все изменилось. Я не буду играть ни по каким правилам. Хотя правило у меня одно - играть без правил. Ему я буду следовать всегда. В какой бы ситуации я не оказалась.
   - Я пришел сюда не просто так, Эн... - он снова повернулся ко мне лицом. - Я знаю, что ты никогда не сможешь меня простить, а я никогда не смогу тебе рассказать всю правду. Этого никто не может, да и не хочет. У тебя сегодня День Рождения... Ты же не примешь от меня подарка? Поэтому я ничего не принес... Эн, пойми, я не могу жить без тебя... Но с тобой мне тоже нельзя.... Возьми только это, - Мик протянул мне в руки конверт. - Не открывай его, пожалуйста. Не открывай его, пока я не уйду из твоей жизни... Навсегда. Не смей, ладно? Только не открывай! Я люблю тебя, Эн...
   По моим щекам текли слезы. Что это? Я сожалею, что не могу простить его? Почему от его слов мне стало еще хуже, чем было. Да куда уж хуже?! Мик любит меня... А я...
   - Пожалуйста, не уходи... - сказала я сквозь слезы.
   Микки обнял меня. Почему мне кажется, что это последний раз, когда я вижу его? Нет, нет, нет! Пусть я сейчас плачу, пусть и говорю, что не смогу простить его, но мы ведь помиримся? Это же произойдет? Я никогда не открою этот конверт, так как Мик никогда не уйдет из моей жизни. Да и что это за слова?! Это глупые слова влюбленной девочки... Ведь Мик говорит серьезно, он бы не стал тогда в любви признаваться...
   - Только не открывай. И не потеряй, прошу. Давай будем считать, что это подарок на День Рождения? Этот конверт... не открывай, прошу...
   - Я не смогу без тебя... - что я говорю?! Как будто прощаюсь с ним уже!
   - Мне надо идти. Я должен кое-что сделать, пока не стало поздно. Эн, надеюсь, что кулон и шкатулка помогли тебе хоть что-то узнать. Только не задавай вопросов. Не мучай себя. Все, прощай... - Мик обнял меня и поцеловал в лоб. Его губы горели, а я дрожала.
   - Мик... - только и успела сказать я.
   Микки уже вышел из комнаты на улицу. Я слышала, как загудел мотор. Этот разговор...
   Я не могла понять, что произошло. Я сжимала в руке конверт, надеясь, что мне никогда не придется его открыть. Слезы до сих пор текли, горячие, обжигающие лицо. Надо было бы просто сказать ''прощаю'', может, тогда бы Микки остался со мной. Ведь я одна. И что я теперь скажу Эрн? Как мне объяснить свое состояние? Эрн... Боже, как же ты далеко от моего мира!
   В голове смешалась куча мыслей, как плохих, так и хороших. Внутри что-то происходило. Я осознавала то, что мне сказал Мик сейчас, и каждое слово словно наталкивало меня на некую правду, которую так тщательно от меня скрывали. Микки специально приносил мне все эти вещи, потому что он знал, что со мной происходит, когда я притрагиваюсь к ним, когда я вижу их! Такая простая тайна, но я так долго не могла догадаться! Конечно, мне не раз приходили мысли, что Мик знает обо мне гораздо больше, чем я... Но как такое возможно? Он знает, кто я! Но почему он так боится мне это сказать? Ведь я не смогу догадаться... Я никогда не могла мыслить логично, особенно теперь, когда все перевернулось кверху дном. Надо остановить его, надо узнать все! Но тут меня словно облили холодной водой.
   ''...я никогда не смогу тебе рассказать всю правду. Этого никто не может, да и не хочет...''
   Ведь смысл этих слов так понятен... Никто не может сказать, а значит, я не смогу ничего узнать. Вот почему Джеки так беспокоился...
   Я вытерла последние слезы и стала собираться в школу. Утро было окончательно испорчено, как бы я не старалась поднять себе настроение. Мик пришел, точнее он приходил, а теперь ушел, и возможно навсегда. Это было неправильным... Он вернется...
   Эрн уже ждала меня на улице, когда я вышла. Она смотрела на меня не так грустно, как обычно.
   ''Хочет поздравить'', - сказал мой внутренний голос, и я с ним согласилась.
   - Поздравляю, - тихо произнесла подруга, когда я к ней подошла.
   - Спасибо, - также тихо ответила я и уже повернулась, чтобы пойти в школу...
   - Эн, ты теперь такая взрослая! - подруга накинулась на меня и очень крепко обняла. - Хочу, чтобы ты избавилась от всех проблем... Энни, пожалуйста, ничего не скрывай от меня. Это же просто невыносимо!
   - Эрн, подожди, - я отодвинулась от подруги. Та смотрела на меня очень внимательно. - Мне от тебя нечего скрывать, точнее все, что позволено, я тебе рассказываю. Но я не хочу, чтобы мои проблемы стали твоими, тем более они не совсем обычные. Надеюсь, ты понимаешь о чем я. И если уж ты считаешь меня взрослой, то должна понять, что я не могу тебе ничего сказать, кроме как ''у меня все хорошо, ни о чем не беспокойся''. Я совсем недавно обрела такую подругу, как ты. Эрн, настоящую подругу. Но мы столько раз ссорились, а ведь все это из-за меня...
   - Энни, я сама виновата, что мы постоянно ссоримся. Прости, но мне действительно сложно понять тебя, когда ты все держишь в себе. Расскажи мне хоть что-нибудь... Я попробую тебе помочь.
   - Тебе станет только хуже, - сказала я.
   - Я видела, что к тебе кто-то заходил... - Эрн перевела тему.
   - Это был Микки, - я постаралась ответить спокойно.
   - Кто?! - удивилась подруга.
   - Пойдем в школу, а то опоздаем. Я тебе расскажу, что ему было нужно.
   Когда мы шли в школу, я рассказала Эрн, что Мик заходил попрощаться, что он уезжает из города и возможно, что навсегда. Несомненно, подруга была рада, но, увидев мое выражение лица, сразу изменилась. Я не стала ей говорить о конверте, да и еще о многих вещах, включая то, что я узнала.
   Придя в школу, я попыталась опять стать такой же мрачной и незаметной, как и была, но во мне бушевали эмоции. Я даже на звонок не могла нормально реагировать! Меня передергивало каждый раз, когда кто-то очень громко кричал или говорил. Люси и Джеки не было в школе. Они опять не появились. Директор тоже куда-то исчез. Говорили, что он уехал в город... Но все же это было необычно. Я могла заметить, что Люси, Джеки, директор, Микки связаны друг с другом. Они в один день куда-то исчезли. Осталось проверить, в городе ли Леон и все встанет на свои места. Конечно, единственное, в чем я теперь буду уверена, так это то, что все перечисленные люди входили в эту странную секту. Мик никогда не называл их. Но не название важно. Они все имеют ко мне отношение, они все чего-то хотят от меня, они то избегают меня, то пытаются стать самыми близкими людьми. Но я не могла объяснить их странное поведение. Да и что я знаю? Да и эта моя логическая цепочка может оказаться неверной...
   - Энни! - Эрн толкнула меня.
   - Что? - я вопросительно посмотрела на подругу, в это время она усердно закивала куда-то в бок. Переведя взгляд, я заметила, что учитель биологии на меня выжидательно смотрит.
   - Андельсон, я не слышу от вас ответа! Или вы что, слух потеряли? - Фреди Крюгер усмехнулся, чему последовали и другие ученики.
   Сейчас был урок биологии, но мне было не до этого. В жизни творятся вещи куда более важные, чем метаморфозы животных. Да и у меня сегодня праздник, меня не имеют право спрашивать!
   - Андельсон! Вы хотите, чтобы я поставил вам плохую оценку?! - взревел учитель. Мое молчание выводило его из себя. Но я даже не слышала вопроса, поэтому ничего не могла сказать.
   - Садитесь. Я вижу, что вам сейчас не до урока биологии. Летать в облаках гораздо интереснее, чем слушать мой голос?
   - Да, конечно... - я не слышала какой именно вопрос мне задал учитель, поэтому ответила невпопад, отчего учитель просто пришел в ярость. Видно, я ляпнула не то... Совсем не то...
   - Энге Андельсон, как ты смеешь так разговаривать с учителем?! Тебя совсем не учили хорошим манерам?! Сегодня же приводи своих родителей ко мне в кабинет!
   - Мама сегодня не успеет прилететь из Америки, да и не думаю, что захочет... - я даже не смотрела не учителя, хотя слышала, как тяжело он дышал. Ну и что он так злиться, ведь я правду говорю.
   - Что-о-о-о?! Вон из класса! Немедленно! Хамка! Не смей приходить ко мне на урок! Вы меня поняли?! Вон из класса я сказал! Чтобы и на глаза мне не попадалась! Что за мерзость?! Ученики совсем обнаглели, учителей даже в расчет не ставят... - дальше были еще какие-то слова, но я уже вышла из класса. Биология была предпоследним уроком, потом шла физкультура, но я решила, что раз меня выгнали с биологии, то и на физкультуре делать нечего. Поэтому я направилась к выходу из школы.
   Школа была пуста. В коридоре никого не было, ну и хорошо. Никто не будет на меня косо смотреть, хотя мне давно стало все равно, кто и как на меня смотрит. План сходить к поместью Наташи Фейт, к бывшему поместью, созрел еще на третьем уроке. О моем Дне Рождении никто не знал, кроме Эрн, поэтому я была свободна весь день. Хотя подруга долго пыталась уговорить меня, чтобы мы хоть часок посидели за столом с чаем и тортом, но я отказалась. Ведь 17 лет ничего не значат. Для меня ничего не значат, не знаю, как у других. Жаль, что папы нет рядом. Он впервые пропустит мой праздник. Хотя без него это не праздник, а просто обычный день...
   Выйдя из школы, я написала Эрн сообщение, что ушла, и чтобы она меня не ждала. Надеюсь, она не обидится, что я её так бросила? Но ведь Фреди Крюгер сам меня выгнал... Совесть была спокойна. Поэтому я быстрым шагом направилась к дому Люси.
   Я хотела проверить, уехал ли Леон из города. Он может быть где угодно, но я не думаю, что сейчас ему есть куда ходить. В библиотеке он был столько раз, что, наверно, прочел уже все книги. Надеюсь, что он дома с Люси. Я не хочу, чтобы моя догадка подтвердилась сейчас. Не хочу знать, что Леон тоже замешан в этой секте. Но я видела его в своем видении вместе с Микки и еще какими-то людьми... Хотя я не могу точно доверять тому, что вижу, ведь нет доказательств, что все это правда. Да и как такое объяснить? Ненормальность...
   Я уже почти дошла до поместья, как мне на глаза попался какой-то человек, заколачивающий двери. Что он делает?! Ведь в этом доме живут люди!
   - Эй! - закричала я этому человеку, стоящему возле входа в поместье, но он повернулся и быстро убежал куда-то за дом.
   - Постой же! - я бросилась за ним. Здесь опять что-то происходит!
   Но я не смогла его догнать. Точнее я просто его не увидела. Я забежала за дом, но человека уже не было. Не мог же он мне привидеться? Посмотрев на окна задней части дома, я заметила, что они тоже заколочены. Как так?! Они ведь только переехали сюда! Не может же семья Люси и Джеки уехать отсюда?!
   Я обошла дом и снова оказалась возле входа. Дверь заколочена, окна тоже. Дом снова опустел... А моя догадка... Неужели я права? Неужели все оказалось так просто? Я так быстро смогла объяснить себе, что и где. Я смогла понять, что все эти люди связаны друг с другом чем-то, хотя уже не важно чем... Они исчезли, ушли, пропали... Они не оставили о себе и следа. С их уходом мне казалось, что моя история закончена. Пусть она и не была досказана, но ей пришел логический конец... Нет! Я хочу продолжения!
   Я стала осматриваться вокруг. Дорожки были чистыми, но это ненадолго. Когда в этом доме никто не живет, то он быстро становится грязным, старым и снова ужасным, каким он был вначале. Я отошла от входа. Вокруг никого, даже птицы не летают. Хотя какие птицы, зима же на дворе. У забора, прям у калитки, я заметила что-то синенькое. На каменной дорожке оно сильно выделялось. Странно, что я не заметила это раньше. Я побежала в ту сторону, где это лежало, боясь, что кто-то успеет схватить это быстрее меня. К сожалению, мысли материализуются...
   Не успела я подхватить это, как передо мной возникла блондинка. Та самая, что была у меня в доме, когда я пришла после Куков. Её длинные пшеничного цвета волосы и огромные серые глаза ни с чем не спутаешь. Я её узнала сразу, пусть и видела всего два раза. Она стояла, улыбавшись и держа это синенькое в руках. Я успела прочитать надпись... Это был чей-то паспорт. Наверно, её...
   - Это твоё? - поинтересовалась я.
   - Какие люди тут, - протянула блондинка и сверкнула своими серыми глазами. Всего за один раз она успела меня возненавидеть.
   - Скорее, что ты тут делаешь? Ты не живешь здесь! - огрызнулась я.
   - Ты в этом уверенна, малявка?! - прошипела сероглазая.
   - Не называй меня так!
   - А как тогда? Энге? Ну или ведьма... Хотя я слышала, что ты себе новое имя придумала. Что? Не нравится свое собственное имя? Энни, ведь мама тебя не так назвала! Неужели ты не хочешь носить имя, данное тебе при рождении? - ехидно спрашивала девушка. Я не стала интересоваться, откуда она так много обо мне знает. Это уже перестало быть для меня странным. Главное сейчас не ударить её! А ведь хочется! Злость кипела во мне и я боялась, что скоро просто взорвусь, ведь меня давно не называли ''ведьмой''. Анна знала, что мне неприятно это слышать, но откуда это знала эта девушка?! Она знакома с моей мамой?!
   - Только попробуй так еще сказать, Элла! - проревела я, вспомнив её имя.
   - О, да ты даже знаешь, как меня зовут! Глупышка, даже не представляешь, какая судьба тебе уготовлена! - засмеялась блондинка.
   - Я сама решу, какая судьба у меня будет!
   - Да ну? Не знала, что ты решать научилась! - еще громче засмеялась девушка.
   - Заткнись! - прокричала я. Холод внутри меня стал нарастать с каждой секундой.
   - Не указывай мне. Ты никогда не получишь его, - блондинка подошла ко мне вплотную. Она перестала смеяться.
   - Не указывай мне, - передразнила я её, отчего девушка резко отпрянула от меня и облила меня волной злости.
   - Энге... Не заметила, что тебя все бросают? Все уезжают, потому что знают, что тебе уже 17. Понимаешь? Уже семнадцать... Даже Браун, и тот уехал, - уже спокойно сказала блондинка. Но меня передернуло. Я знаю только одно человека с такой фамилией. Дон Браун, который умер еще в позапрошлом году. Хотя я его видела... Но не могла же я жить 2 месяца, не зная, что где-то поблизости ходит убийца!
   - Что еще за Браун? - спросила я.
   - Да он даже не сказал тебе свою фамилию! - засмеялась девушка. - Леон не сказал тебе своей фамилии? Верно, боялся, что маленькая Энге догадается, что Дон Браун его брат! - девушка засмеялась еще громче.
   Я же стояла в полном ступоре. Я даже не знала, что ответить, как съязвить этой блондинке. Конечно, у меня была эта мысль о родстве, ведь Леон и Дон очень похожи, но, как и все другие мои мысли, я считала её ложной, невозможной... Но я ошибалась... Сколько же еще всего окажется правдой? Боже, ну и подарок на День Рождения...
  
  Глава 27.
  Теперь я знаю, кто вы...
  
   Я боялась смотреть в эти серые глаза. Элла только что ответила на один из мучивших меня долгое время вопросов. Но ответ? Он мне не понравился, как и то, что Леон от меня все это скрывал. Как он мог?! Ведь тогда Браун чуть не убил меня, а он... Теперь я поняла, почему эти двое так разговаривали друг с другом! Два брата. Один убивает, другой защищает.
   - Ну что молчишь? Видимо не ожидала такого ответа? Так и знала, что Ле ничего тебе не рассказал. Видишь, тебе никто ничего не рассказывает! Правда неприятно? - усмехалась девушка.
   - Не то слово, - процедила сквозь зубы я.
   - А ведь это еще малая доля того, что он от тебя скрывает! - будто выплюнула мне в лицо сероглазая.
   - Ты тоже к ним относишься? - спросила я.
   - Что ты сказала? - девушка удивленно посмотрела на меня, но я не видела ничего удивительного в моих словах.
   - Он тебе рассказал?! - перешла на крик блондинка. Но я не успела ничего ответить, так как та схватила меня за руку и потащила на другую улицу. Я не могла вырваться - хватка была железная. Эта девушка в силе не уступит парню! Мне пришлось буквально бежать за ней, чтобы успеть. От сбитого дыхания я не могла выговорить ни слова. Слова застревали в горле сразу, как только я пыталась их произнести. Она тащила меня на ту улицу, где раньше жил Микки. Она же меня ведет прямо к его дому!
   - Куда ты меня ведешь?! - кое-как произнесла я, но блондинка только зашипела на меня и продолжила свой путь.
   Мы подошли к дому Мика. Она неизвестным мне образом открыла гараж и втащила меня туда. Двери автоматически закрылись. Мы несколько секунд стояли в темноте, пока Элла не включила свет.
   - Что он тебе сказал? - дрожащим голосом спросила сероглазая.
   - Он мне ничего не сказал.
   - Что он тебе сказал о нас?! - она сделала ударение на последнее слово.
   - Да ничего! Я даже не знаю, кто ОНИ такие! Так ты тоже в их секте? - еще раз спросила я.
   - Ответ очевиден, Эн.
   - У тебя ключи от дома Мика? - раз уж мы решили пооткровенничать, то пусть выкладывает все.
   - Это конец. Если они узнают, то убьют его... Я не смогу его спасти! Элоиза может, я смогу упросить, но вот других... Они не согласятся. А все из-за какой-то малявки. Она портит всю жизнь! Черт, черт, черт! - бубнила про себя Элла, расхаживая взад и вперед возле меня.
   В гараже было пусто. Машин уже не было. Здесь было холодно, видимо дом больше не отапливался. Микки здесь нет... У меня было плохое предчувствие. Да еще и эта блондинка что-то про смерть говорит. Господи, ну пусть она оставит меня в покое и перестанет там про кого-то говорить!
   - Я вижу, что ты о нас осведомлена больше, чем мы думали, - она обратилась ко мне.
   - Не знаю я ничего про вас, слышишь? Не знаю, потому что никто не рассказывал, да и желания ни у кого нет. Но я знаю, что вы ищете Дона Брауна! Зачем он вам? Он же преступник! Он убил человека! И не одного!
   - Дон Браун? - переспросила сероглазая. - С чего же ты взяла, что он преступник? У тебя есть доказательства? Да и с чего ты взяла, что мы его ищем?
   - Я знаю...
   - Дон и Леон - близнецы. Они очень рано потеряли родителей. У них с детства были разногласия. Они разные, понимаешь?
   - К чему ты ведешь? - не понимающе спросила я.
   - Включи мозги, Эн! Дон и Леон ненавидят друг друга с пеленок! Дону нужна ты, а Леон не может допустить этого. Ты помнишь тот разговор, когда приехала только от той семейки? Ты же стояла под дверью! Ты должна была слышать!
   - Я... слышала только, как он тебя отшивал, - тихо сказала я. Все же находиться вместе с этой разъяренной девушкой было не безопасно.
   - Ха! - усмехнулась сероглазая, но тут же снова стала серьезной. - Это не то. Я не знаю, зачем ты нужна Дону Брауну... Но нужна. Он бы не остался тут, если бы тебя не было. А Леон тебя защищал. Понимаешь, он бы не напал на брата! Я имею ввиду, что Дону было сложно тебя найти, пока Леон был рядом. Они же родственники и не станут друг друга убивать.
   - Я не понимаю... Я ничего не понимаю, - сказала правду я. В голове была каша, которую мне еще долго придется расхлебывать. Надо бы записать все вопросы, которые меня интересуют... И записать ответы, которые я уже смогла получить.
   - Тебе что, рассказать все с самого начала?! Ты такая глупая, что не догадалась обо всем сама! Ответы лежат у тебя в руках, но ты даже не хочешь раскрыть ладони! А Леон еще тебя защищает! Это не слыхано! Если бы я... не любила его, то давно бы сдала тебя. Твоя судьба была бы решена в два счета. А Мик? Ну глупее не бывает! Чего он вообще хотел с самого начала? А Джеки? Ну неужели ему хотелось умереть так скоро? - от её слов в горле все пересохло.
   - Джеки умер? - на глаза начали наворачиваться слезы.
   - Проговорился, мальчик. У стен есть уши, слышала такое? Так у твоих стен в доме есть не только уши, но и глаза, и рот, и руки!
   - Элла, в моем доме никто, кроме меня не живет! И что значит проговорился?!
   - Я думаю, что лучше ничего не знать. Тебе повезло, что ты встретила сегодня меня. Если бы ты задала такие вопросы кому-нибудь другому, то не сомневайся... ОНИ бы уже пришли.
   Я непонимающе посмотрела на нее. Что это? На меня ведут охоту? ЭТИ люди на меня охотятся что ли? Что же такого я должна была сделать в прошлой жизни, чтобы сейчас так мучиться. Невыносимо. В такие моменты мне хочется стать комаром, ну или еще каким-нибудь насекомым. Но только чтобы меня сейчас ничего не волновало. А волнует меня сейчас все. Мик, Леон, они, Эрн, Элла и еще куча непонятных мне вещей и событий. И никто не хочет меня понять, да никто и не пытается. Конечно, кому я нужна...
   - Что замолчала? - блондинка удивленно посмотрела на меня.
   - А что мне тебе говорить?
   - Ну ты бы отреагировала как-то. Думаешь, я тебе просто так все это рассказала? Из жалости?
   - Элла! Осторожней! - крикнула я девушке, так как в гараж на огромной скорости заехала машина, разнеся в щепки гаражную дверь.
   Элла еле успела отбежать. Ещё бы секунда, и она лежала под машиной. Никто из нас не мог понять, что происходит. Я отошла к стене и попыталась рассмотреть, кто сидит в машине, но окна были темными.
   - Эн, убирайся! - крикнула мне блондинка.
   Но я не могла пошевелиться. Я не могу сбежать, не узнав, что происходит. Сердце билось с ужасной силой о ребра, а дыхание было настолько частым, что я не могла нормально вдохнуть.
   - Спрячься! - Элла появилась из неоткуда возле меня. Она тоже часто дышала и постоянно смотрела на машину. В её огромных серых глазах читался ужас. Блондинка боялась...
   Она загородила меня собой. Зачем? Я могу за себя постоять.
   Я слышала, как скрипнула входная дверь, как кто-то стал спускаться с лестницы, которая вела из дома в гараж. Я слышала, как открылась дверь машины, и кто-то осторожно ступил на бетонный пол. Но никто еще ничего не сказал. В воздухе повисло напряжение. Можно было уловить маленький электрический разряд. Стало сложно дышать. Казалось, что весь воздух куда-то засасывается, как будто его затягивает в воронку. Элла сильнее прижала меня к стене. Благодаря её пышным волосам, меня наверно невозможно было увидеть. Но зачем, от кого мне прятаться.
   - Долго мы тебя ждали, Элла, - процедил мягкий голос мужчины.
   - Ты что-то выяснила? - спросил уже другой голос. Он был более грубым и хриплым, словно этот человек беспрерывно курил лет 10.
   - Н-нет... - дрожащим голосом ответила блондинка.
   - Жаль, что ты не выполнила своего долга. Мы рассчитывали на тебя. Ну раз так... Пойди же сюда, получи свою награду! - сказал мягкий голос, но Элла не сдвинулась с места. Она прикрывала меня.
   - Боишься... Это хорошо... Предатели должны бояться. Элла, жаль, что нам придется расстаться. Передай привет тем, которые сейчас горят в аду. Я думаю, ты попадешь именно туда.
   - Я ничего такого не сделала... Они слишком хранят свою тайну, чтобы хоть что-то выдать. В нее посвящаются только самые сильные.
   - Значит, ты не самая сильная...
   - Джерард... Зачем тебе это всё? - обратилась блондинка к одному из мужчин.
   Тем временем воздух превратился в какую-то непонятную консистенцию. Дышать было настолько сложно, что я даже не знала, как еще не теряю сознание. Но из разговора я могла понять, что Элла кому-то служит. Точнее она предатель. Она кого-то предала. Она что-то сделала непростительное для этих людей.
   - Правда все было проще, когда ты была просто человеком? Да? Элла, тогда же было проще? - спросил мягкий голос.
   - Я не хотела умирать и не хотела становиться такой... как вы. Это не мой выбор.
   - Тебе дали шанс прожить жизнь еще раз. Тебе дали вечность на осознание своего существования. Но ты упустила шанс. Ты не захотела сделать полезное для людей.
   - Джерард... Я никогда не буду такой, как вы хотели. Я никогда не предам Леона! Я не предам Элоиза! - кричала девушка.
   - О, мой старый друг Элоиз. Он еще жив? Как он только с ума не сошел... Но не повезло ему. Бедный Элоиз не знает, что теперь у меня есть самый главный козырь. Я думаю, ему не долго осталось, - мягкий голос засмеялся, а его подхватил и тот грубый.
   Элла дрожала. Никогда бы не подумала, что эта девушка может чего-то бояться. А этот разговор... Элоиз... Я слышала уже где-то это имя, но не помню.
   - Энни, прошу, уходи и быстро. Я отвлеку их. Уходи и не возвращайся в этот дом! Энни, скорей! - девушка толкнула меня к выходу, а сама с ошеломляющей скоростью полетела на этих мужчин. Я так и не смогла разглядеть, кто это был.
   Я выбежала на улицу и понеслась к своему дому. Холодный, свежий воздух заполнил мои легкие и придал мне больше сил. Мне казалось, что я уже вплотную подошла к раскрытию тайны. Самой главной тайны в моей жизни. Я уверенна, что скоро узнаю, кто все эти люди и что им от меня требуется... А пока главное бежать и не останавливаться. Пусть и сбивается дыхание, но я чувствую, что надо уйти подальше от того места, подальше от дома Мика...
   Несколько минут и я уже подбежала к своему дому. Дыхание сбилось, поэтому я остановилась, чтобы набрать в легкие побольше воздуху. В голове как отрывок из фильма прокручивалась та сцена, что сейчас произошла в доме Микки. На ум ничего хорошего не приходило. Её убьют, Эллу точно убьют. Это была моя единственная и главная мысль. Но что я могла сделать? Судя по тому, как эти двое въехали в гараж, я ничем не смогу помочь.
   Мне было жалко эту девушку, хотя я не понимала, кого она предала. Надеюсь, что не я буду тем человеком, из-за которого она умрет...или уже умерла...
   Я встряхнула головой. Думать о смерти сейчас не хотелось. У меня есть и другие проблемы. И за утро их накопилось очень много. Первая и самая пока что главная проблема - это Мик. От воспоминания о нем у меня на глаза навернулись слезы. Зачем он так со мной поступил? Что его заставляет так делать? Или может кто? У меня к нему накопилось так много вопросов, но теперь. Что теперь? Я не могу их задать. Он исчез, ушел, убежал, оставив о себе только воспоминания и этот чертов конверт. Да и как я узнаю, что он точно ушел из моей жизни? Как?
   В голову пришла еще одна мысль, от которой мне стало дурно. От этой мысли холод внутри меня стал покалывать и жечь, словно уголь. Ноги не держали, и я рухнула на тротуар перед домом. Единственное, что может разлучить меня и Микки навсегда... смерть. И явно не моя. Его смерть...
   И я опять заплакала, как маленький ребенок. Горячие слезы обжигали холодные щеки. А в глазах все стало мутно. Я плакала. Мне хотелось провалиться сквозь землю здесь и сейчас, только бы все изменилось. Я хотела вернуть свой первый день, когда я приехала сюда. Сколько раз я этого уже хотела? Но это же невозможно, я осознаю это, но не понимаю. Не понимаю, почему все эти события происходят только со мной, почему судьба решила все свалить на меня. Я же не железная... Я могу сломаться. И думаю, что скоро это произойдет. Я не выдержу. И я не хочу, чтобы кто-то отдавал свою жизнь за меня.
   Кто-то подошел ко мне и обнял меня за плечи. Это Эрн, я уверенна.
   - Что такого должно произойти, чтобы ты плакала тут, при людях на мокром снеге? - спросила меня подруга, сев рядом со мной на корточки.
   - Эрн... Я больше не могу, - сквозь слезы попыталась проговорить я.
   - Расскажи мне, что произошло. Ты куда-то ходила? - она заглянула мне в лицо.
   - Д-да...
   - И что там произошло? Эн, расскажи.
   - Они её убьют. Она предатель, - всхлипывала я, не до конца понимая, что говорю.
   - Кто она? Кто убьет?
   - Элла... - я не могла больше говорить. Слезы с новой силой нахлынули на глаза, обжигая мое лицо тонкими струйками. Я уже не понимала, где нахожусь. Мир перестал существовать для меня на данный момент.
   - Я не знаю, кто такая Элла. Эн, может, стоит позвонить в полицию? - осторожно спросила подруга.
   - Не надо... Они не помогут уже.
   - Тогда собирай вещи и пошли к нам. Тебе нельзя оставаться в доме одной, - Эрн помогла мне встать.
   Мы зашли ко мне в дом. Жаль, что здесь ничего не меняется. Как бы я хотела, чтобы исчезли все эти странные портреты и закрытые комнаты. Но я ничего не могу сделать. Дом всегда будет таким.
   Мы поднялись с Эрн в мою комнату. Она достала чемодан и стала собирать вещи. Все равно нам скоро лететь в Рим... А помощь Эрн мне нужна сейчас, как никогда. Я бы не смогла собрать чемодан, да и не взяла бы все, что нужно.
   - Пойди, умойся. Я как раз закончу собирать вещи. Эн, иди уже! - Эрн толкнула меня к выходу.
   Медленно переставляя ноги, я добралась до ванной комнаты. Я не знала, сколько прошло времени уже, но на улице было еще светло. Я уже не плакала, но до сих пор была будто в трансе. Мысли больше не беспокоили меня, и думала я слишком медленно, чтобы осознавать сейчас что-нибудь. Я слишком устала. Устала от жизни, от вечных вопросов и загадок. Если бы мне дали шанс умереть, то я бы незамедлительно им воспользовалась, не жалея ни о чем. Конечно, это бы нанесло удар Эрн, но она бы пережила. Она сильная. Я знаю это.
   Вода из крана хлынула горячим потоком. Капли разлетались от ванной в разные стороны, попадая на мою одежду и на стену. Я подставили руки, чтобы набрать в них воду. Ровно секунда и из моих ладоней уже стеной стекала вода, но я не спешила убирать руки. Мне было приятно. Горячая вода отвлекала меня. Я с удивлением смотрела на крошечные пузырьки воздуха в этой прозрачной жидкости. Тут, быстро поднеся к лицу воду, чтобы она не успела растечься сквозь пальцы, я умылась. Но небольшие капли все-таки забрызгали мою одежду, оставив на ней темные пятна.
   Я хотела повернуться к зеркалу, чтобы посмотреть на свое лицо, но вспомнила, что разбила его, поэтому просто взяла полотенце и вытерлась. Сознание немного освежилось, а лицо больше не горело.
   - Ну я закончила уже, ты там скоро? - спросила меня Эрн, подойдя к двери.
   - Уже выхожу, - сказала сквозь полотенце я.
   Я уже развернулась к выходу, но Эрн перегородила мне дорогу. Она выглядела слишком серьезной, я стала волноваться.
   - Жизнь не игрушка, чтобы отрывать ей руки и ноги - пришить назад ты их уже не сможешь. Эн, прошу тебя, не делай не осмысленных поступков. И не ввязывайся во всякие передряги. Твоя жизнь слишком дорога для меня, я не хочу терять такую подругу.
   Я не ожидала услышать такие философские мысли от Эрн. Хотя я и раньше знала, что моя подруга намного умнее, чем кажется на первый взгляд. Но её слова сейчас заставили меня задуматься. Задуматься над тем, кому еще так дорога была моя жизнь, что за нее они отдали свою. Джеки, Элла... Я их практически не знала. Да я даже сейчас не знаю, что заставило их так поступить. Ведь я просто Энге Андельсон, девочка из США, из богатой, но не самой дружной семьи. Я просто есть...
   - Спасибо, что так обо мне заботишься, Эрн. Но поверь, что я не специально во все это ввязываюсь. Мне почему-то кажется, что меня во все эти тайны записали с самого рождения. Я их непосредственная часть. И я должна узнать, что в себе такого скрывают эти тайны. Настолько ли они важны, чтобы... Чтобы кто-то умирал ради этого.
   - Энни, прошу... - Эрн смотрела на меня умоляюще, но я могла лишь только отвернуться.
   - Эрн, лучше ты не суйся во все это! Понимаешь, эти люди не совсем обычные, чтобы вести с ними дело! Ты сама видела, что с тобой происходит, когда он рядом. А что, если в следующий раз тебе станет еще хуже? И это будет не просто головная боль, тошнота... Не рискуй жизнью из-за меня! - я сорвалась на крик. Неужели она не понимает, что это все опасно.
   - Значит, ты признаешь, что не обычная? - ухмыльнулась Эрн.
   - Значит, так, - ответила я и вышла из комнаты.
   Я взяла уже собранный чемодан и спустилась с ним вниз. Эрн шла за мной. Она опять молчала. Видно, добилась своего и теперь довольна. Ну что же, пусть так считает. Мне хватает того, что я знаю.
   - Я отнесу твой чемодан. Иди собери остальные вещи, - сказала мне Эрн, когда мы вышли на порог дома.
   Я вернулась в дом.
   Пустой, он тогда кажется слишком жутким, чтобы жить в нем одному. Интересно, как здесь жила тетя? Как она вообще жила и что с ней сейчас? Почему-то она слишком быстро вычеркнула себя из моей жизни, оставив мне только этот древний дом с закрытыми комнатами.
   Я пробежалась взглядом по прихожей. Ничего удивительного: старая вешалка для верхней одежды, коврик для ног и ваза с высушенными цветами в углу. Гостиная тоже была не слишком роскошной, но довольно большой. Я думаю, что это самая большая комната из всех, которые я тут смогла увидеть. Странно, мой дом, а я его почти не знаю. Леон и тот лучше тут ориентировался. В этот момент мне казалось, что зря этот дом оставила мне тетя. Хотя стоп... На самом деле это же дом моей бабушки! Моей Сьюзи...
   Я снова погрузилась в ту паутину грусти. Никогда не смогу забыть свою бабушку. Она для меня всё. Она была для меня всем, пока не ушла из моей жизни. Раньше я жила, не зная забот, но потом...
   Мой взгляд упал на кухню. Почему-то сразу вспоминается Трэси. Пусть она здесь и не была уже долгое время, но её присутствие здесь до сих пор чувствуется. Как будто она оставила здесь частицу себя. Я уезжаю из этого дома всего на несколько дней, а прощаюсь с ним будто навсегда. Но ведь ты никогда не знаешь, что случится потом. Может, судьба повернется так, что я больше не смогу сюда вернуться. Как же я на это надеялась!
   Поднявшись наверх, я стала собирать свою сумку. Нужно было закинуть в нее вещи первой необходимости, так как она всегда будет со мной. Почему-то именно в этот момент я вспомнила, что выкинула кулон бабушки и шкатулку в мусорное ведро. Какой же безответственный поступок!
   Я вскочила с пола и побежала вниз. Все же не надо было их выкидывать, ведь кулон принадлежал моей бабушки, да и шкатулка, если верить моим ведениям тоже! Я думала, что выкинув их, смогу начать жить заново. Но Эрн была права - воспоминания всегда будут меня терзать, и чем больше я буду стараться все забыть, тем чаще все это буду вспоминать. Замкнутый круг просто!
   Копаться в мусорном ведре было не очень приятно, но все же я благодарна себе за то, что не выкидывала мусор. Ведь тогда бы я уже не смогла вернуть эти вещи.
   Шкатулка и кулон остались неизменными, ну а что я хотела? Это ведь вещи - они не меняются, в отличие от людей. Вытерев шкатулку и кулон полотенцем, я завернула их в лоскуток и положила в сумку. Не знаю, насколько хорошая идея взять их с собой в поездку, но тут им не место. Мало ли кто придет в этот дом...
   Через пятнадцать минут я была готова. Я взяла карточку и еще несколько вещей. Я не стала слишком тепло одеваться, зная, что теперь на улице буду не так часто, а когда полетим в Рим, то совсем теплая одежда нужна не будет.
   Почему-то сердце стало биться чаще от предстоящей поездки. Маскарад - для меня он являлся самым главным событием на ближайшую неделю. Не Рим, не сама Венеция с гондольерами, а именно маскарад. И платье, которое точь-в-точь такое же, как было в моем видении на маме. Я его еще не разу не надевала, но тем лучше. Мне уже скорее хотелось очутиться там, на маскараде, танцевать с партнером, чтобы отвлечься от всей здешней суматохи, от непонятных событий и нераскрытых тайн. Надеюсь, что смогу почувствовать свободу. Там, за пределами этого города, я буду свободна. Меня не будет волновать чья-то жизнь, чьи-то поступки, чья-то смерть... Пусть и на три дня, но я отвлекусь от всего, что сейчас тревожит меня. Хотя я уверенна, что когда приеду обратно, то будет все еще хуже, даже не смотря на то, что Леон, Мик и другие уехали из этого города. Но об этом сейчас совершенно не хотелось думать.
   Накинув куртку и шарф, взяв с собой сумку, я спустилась со второго этажа.
   Нет, мне не жалко было покидать этот дом. Я уверенно открыла дверь и вышла на улицу. Прохладный ветерок обдал мою кожу. Я захлопнула дверь, тем самым на время перечеркнув все, что меня с ним связывало. Пусть и не до конца, но я свободна.
   Закрыв дверь на замок, я спустилась со ступенек и, не оглядываясь, пошла к дому Эрн. На гаражной аллее стоял старенький автомобиль - мама Эрн была дома, что не могла не радовать. Миссис Элис, не смотря на то, что часто ругалась со своей дочерью, была очень доброй по натуре. Она любила свою семью и работала, не покладая рук, чтобы её дочь ни в чем не нуждалась, пока отец отсутствовал. А что на счет отца Эрн... Я не знала, что мне о нем думать. Конечно, я верю, что он жив, здоров и сейчас где-то в офисе сидит и зарабатывает бешеные деньги для своей семьи. Но ведь это только мои мысли. Никто не знает, что с ним на самом деле. О своем отце я тоже ничего не знаю. Но я знаю, что найду его сразу, как только смогу окончить школу и выбраться из этого города. И не на время, а навсегда отсюда уехать.
   - Я уже думала, что ты решила остаться, - сказала мне Эрн, когда я зашла в дом.
   На её лице была счастливая улыбка. Её хмурое настроение испарилось. Когда я вижу её веселое лицо, то плохие мысли сразу уходят на второй план. Эрн умеет приподнять настроение, даже не стараясь.
   - Просто я собиралась долго. Нужно было найти кое-какие вещи, - улыбнулась я, отдавая свою куртку подруге.
   - Говорила же тебе, что в твоей комнате давно надо навести порядок, а то там ничего не найдешь! - усмехнулась Эрн.
   - Да ладно тебе! Да и искала я не в своей комнате, а в доме. А ты же знаешь, что в нашем доме найти что-то - это большая удача.
   Мы обе засмеялись. Настроение заметно поднялось. Об Элле я уже не думала. Ну правда, зачем я буду о ней думать, ведь она мне была мала знакома... Её жизнь - это её жизнь, она сама решает, как с ней поступить.
   - Мама испекла торт. Надеюсь, что ты не откажешься, иначе она обидится! - сказала мне Эрн.
   - Ну нет, Эрн! Только не говори, что это к моему дню рождения! - возмутилась я.
   - Энни, ты такая... Ух! Почему ты не хочешь встречать свой день рождения?
   - Просто для меня это не праздник. Эрн, этот день мне напоминает не самое лучшее в моей жизни, - хмуро ответила я, сразу вспомнив Микки, папу и Эллу.
   - Что-то случилось? - Эрн подняла брови, её наверно уже достало то, что у меня вечно что-то происходит, и я ничего ей об этом не говорю.
   - Нет, все хорошо. Это было давно. Не беспокойся, - я села за стол на кухне, уставившись в окно.
   Идеальный газон занимал всю заднюю площадку дома Эрн. Там также еще росло несколько деревьев, но зимой они были практически не заметны. Напротив был виден дом соседей, такой же маленький и непримечательный, как и дом семьи Хапли. Казалось, что мой дом и дом Наташи Фейт были самыми большими во всем пригороде.
   За окном стояла зима, а в доме было так душно, будто давно уже наступил июнь. Но эта духота придавала некую изюминку. Сюда хотелось возвращаться, ведь тут было так уютно, так тепло.
   - Знаешь, сегодня хочу еще раз примерить платье. Боюсь, что я поправилась. Эн, ты меня слышишь? - спросила меня подруга, но мне было не до нее.
   За окном только что пронеслось двое мужчин, причем я не смогла понять. В чем точно они были одеты. По коже прошел холодок. Мне почему-то казалось, что это именно те самые мужчины, что были в доме Микки.
   - Слушай, а кто-нибудь может ходить по вашему заднему двору? - осторожно спросила я Эрн.
   - Нет, вроде. Энни, ты кого-то увидела? - подруга подбежала к окну и стала высматривать людей, но через минуту разочарованно вернулась на место.
   - Мне наверно показалось... - пробубнила я, все еще смотря в замерзшее окно.
   - Эн, все в порядке? В последнее время ты себя как-то слишком странно ведешь.
   - Просто я... запуталась, - призналась я подруге.
   Молчать уже нет сил. Хотелось высказать всё и сейчас. Но я не могла. Я понимала, что должна держать язык за зубами и не распространяться. Это было очень сложно.
   - Всё разрешится когда-нибудь. Верно? - на меня сейчас смотрели карие глаза, в которых читалось беспокойство.
   Эрн волновалась за меня. Но что я могла сделать? Не хотела я во все это влезать, но почему-то всегда попадаюсь в ненужное время в ненужном месте. Это как закон.
   Моя жизнь теперь - это сплошное приключение с такими крутыми поворотами... Не проходит и дня, чтобы что-нибудь не произошло. Отчасти я рада этому, но порой хочется жить как все нормальные люди.
   - Верно... - тихо ответила я.
   - Энни, мама скоро спустится. Сделай доброе лицо, а то она подумает, что мы поссорились.
   - Ты ей сказала, что у меня сегодня день рождения? - я попыталась улыбнуться, но это у меня плохо вышло.
   - Она без меня это знает!
   - Откуда?
   - Ты сама дала ей свой паспорт. Забыла? Мы вроде вместе едем на маскарад! - Эрн уже доставала стаканы...
   - Точно. Я уже и забыла.
   - Привет, девочки! - послышался голос Элис из гостиной.
   - Конечно девочки, не мальчики же! - крикнула в ответ Эрн, и мы вместе засмеялись.
   - Опять ты со свои сарказмом, милая, - миссис Хапли подошла к своей дочери и поцеловала её в макушку, потом приветственно мне подмигнула. - Вижу, вы уже готовитесь к торжеству?
   - Мама, Энни не хочет отмечать свой день рождения, - сказала Эрн, разливая по стаканам сок.
   - Ты чего? Я ведь такой вкусный торт испекла! - миссис Элис опять мне подмигнула и повернулась к духовке.
   - Правда вкусный? - улыбнулась я.
   Раз мне уже не отвертеться, то пусть уж съедим торт, тем более его готовила мама Эрн.
   Настроение поднялось на планку выше. Мы уже целый час уплетали торт, запивая все это соком. Мама Эрн рассказывала смешные истории, и мы смеялись, как дети. Живот уже болел, но мы так и не могли остановиться. Пусть этот день и начался не очень хорошо, то закончился он очень даже весело.
   К вечеру мы уже настолько наелись и насмеялись, что встать со стула было очень сложно. Но кое-как мы все же смогли дойти до гостиной и плюхнулись на диван, включив телевизор. Ещё несколько часов мы провели за беззаботной болтовней о платьях, о предстоящей поездке. Эрн пришла к выводу, что сейчас платье лучше не мерить, так как оно врядли сойдется по швам. Я же была рада, что она так решила, потому что и мне тогда не придется надевать платье. К ночи нас уже стало клонить в сон, причем мы бы так и заснули втроем на диване, если бы не звонок по телефону.
   - Иду я, иду! - чертыхаясь, говорила миссис Элис.
   - Мама, ну кто тебе опять звонит? Ты же выходной взяла! - пробурчала Эрн.
   - Работу еще никто не отменял, - ответила миссис Хапли и взяла трубку, - алло!
   Пожелав нам спокойной ночи, она поднялась к себе в комнату. Эрн же, надувшись, сидела, поджав под себя ноги.
   - Лучше пойдем спать, подруга. И хватит дуться на свою маму, она же для тебя работает! - толкнула в бок я Эрн.
   - Вот именно, что работает. День и ночь работает. Выходной или нет, но она все равно работает, даже ночью, когда все нормальные люди спят! Она же не железная. Я понимаю, что пока папы нет, ей приходится очень сложно. Но так же нельзя. Она же человек! Она устает. Ты бы видела её, когда она приходит с работы. Даже кактус и тот веселее выглядит. Надеюсь, что в Венеции она отвлечется наконец. Ладно, пошли спать, - Эрн встала с дивана и протянула мне руку.
   Её глаза закрывались на ходу. Эрн даже не стала убирать диван, который мы успели разворотить. Подруге нужно было поспать, как и мне. Столько, сколько я пережила за сегодняшний день, наверно, я не переживала еще никогда. Я узнала, что Дон Браун - это брат-близнец Леона. Этот факт объяснил поведение Леона тогда на улице, когда я нашла тело мамы Джонни. Не знаю, что со мной было бы, если тогда Леон не вышел за мной на улицу... Также я узнала, что Элла на самом деле предала кого-то. Но кого? Верно, что тех парней, которые въехали в гараж Микки. Но что она сделала? Хотела бы я это узнать, чтобы все стало на свои места. Но самое главное во всем этом дне - это ''подарок'' Микки. Его конверт я взяла с собой, но положила я его куда подальше, чтобы не давать надежду судьбе надо мной поиздеваться. Этот голубоглазый блондин не может просто так уйти из моей жизни. Ведь он дорог мне! Не хочу его терять, как потеряла бабушку, как потеряла папу. Мик знает обо мне всё, но ничего не рассказывает. Значит, на это есть серьезные причины. Он говорит, что если я хоть что-то узнаю, то никому от этого не поздоровится. Почему? За мной следят? А еще Мик сказал, что Леону платили, платили за то, чтобы он был рядом со мной. Могу ли я доверять этим словам? Могу, но не хочу. В моей жизни все так запутано, что к горлу аж тошнота подступает.
   - Можно, сегодня я буду спать на диване? - спросила я подругу, проводя её в комнату.
   - Ты оставляешь меня одну? - Эрн упала на кровать.
   - Просто я хочу побыть одна...
   - Тебе надоело мое общество... Конечно, ведь я так треплюсь... Можешь взять постельные принадлежности в шкафу, на верхней полочке, - надулась на меня подруга.
   - Не-е-е-е-т. Просто я привыкла спать одна, тем более я очень рано просыпаюсь. Ну думаю, что ты захочешь встать в семь утра.
   - Итак вставать в семь утра, завтра же в школу.
   - Ты встаешь так рано? - удивилась я, ведь до школы идти всего ничего.
   - Надо же накраситься, одеться, покушать и еще сделать много важных вещей, - серьезно сказала подруга.
   - Ты неисправима, Эрн! - засмеялась я.
   Взяв вещи, я спустилась вниз, в гостиную. Быстренько заправив диван, я переоделась и нырнула под теплое и мягкое одеяло. Пусть внутри меня и жил холод, но одеяло согревало.
   Наконец-то этот день остался позади. Самый сложный день в моей жизни. Столько эмоций, событий... Теперь в голове запутанный ком мыслей стал еще больше. Но сейчас я не могла ни о чем думать. Меня клонило в сон.
   Но я не смогла заснуть, так как перед моими глазами только что, в моем доме зажегся свет. Окно в доме Эрн выходило из гостиной прямо на мой дом, и оно не было завешано. А свет зажегся на первом этаже, в правой части дома. Та была закрытая комната. Да даже это ничего не объясняло! Я же ушла, в доме никого не должно быть. Может, это Леон решил вернуться?
   От нахлынувшей на меня злости сперло дыхание. Но что я могла сделать? Одеться и выскочить на улицу? Но мало ли кто в доме находится! Это могут быть и простые воришки, но что им требуется у меня? Да двери то закрыты, я точно помню.
   Я смотрела на этот желтый огонек в моем доме, в доме тети и не могла ничего сделать. Рисковать выходить на улицу не хотелось. Да и с домом я как бы уже попрощалась, а возвращаться - плохая примета. В безысходном положении я сидела несколько минут, глупо таращась в окно. Невыносимо, просто невыносимо...
   Иногда я себе действительно казалась сумасшедшей девочкой, ничего не понимающей в этой скверной жизни. Но в то же мгновения я понимала, что не я заставила себя кружиться в этом круговороте, а кто-то другой специально столкнул меня в эту пропасть, из которой я не могу найти выхода. Вот и сейчас я сижу и смотрю на свой дом так, будто впервые его увидела. Сердце билось где-то в области шеи. Ну что, что я такого сделала, чтобы так мучиться?
   Не выдержав этой пытки, я вскочила и подошла к окну, пытаясь рассмотреть какие-нибудь силуэты в доме, но ничего не было видно. Только желтенький немигающий огонек. Хорошо проморгавшись и убедившись, что то, что я сейчас вижу - чистая правда, я задернула шторы на окне. Хоть раз в жизни я попыталась сопротивляться своему внутреннему позыву и не сделала очередную глупость. Вот завтра проснусь и пойду посмотрю, кто там в доме лазил, а сейчас надо спать. Спать!
   Я покрепче закуталась в одеяло и уткнулась носом в подушку. На размышление не хватало не сил, не времени. Завтра в школу идти, а быть сонной мухой не хотелось, тем более я ведь так тщательно на каникулах готовилась к учебному году. Зажмурив глаза, я представила себя бабочкой, летающей между красочными цветами. От представленного я растянулась в улыбке и спустя несколько минут заснула.
  
  ***
   - Энни, ну где же оно??? - кричала подруга со второго этажа.
   Сегодня было уже 13 февраля - день отъезда и как всегда сплошная неразбериха в вещах. Проснулись мы не свет ни заря, чтобы успеть собрать все вещи, но сработал закон подлости и мы как всегда не могли найти ту или иную вещь. Сейчас Эрн искала свое платье. Удивительно, как она могла забыть, куда его положила. Ведь только вчера вечером она в какой раз его примеряла. Свое же платье я не трогала и даже еще в глаза не видела. Для меня это было чем-то святым. Оно ведь так похоже на платье мамы в моем видении, что увидев его на себе, я могу разочароваться. Почему разочароваться? Потому что мне хотелось быть похожей на свою маму. Анна была очень красивой женщиной, и если судить по моим ведениям, то в молодости она была еще лучше. Вот почему обряд надевания на себя платья был для меня святым. Это ведь еще одна загадка, которую я надеюсь раскрыть по прибытию в Венецию.
   За несколько дней ничего так и не произошло. Никаких вестей ни от Леона, ни от Микки, ни от Эллы. Все куда-то пропали и, вероятно, навсегда. Эта мысль меня немного огорчала, потому что пропал тот азарт, с которым я жила последнюю неделю. Но меня радовало то, что, наконец, меня все оставили в покое. Неважно, какой ценой это произошло, неважно, сколько сил это у меня отняло, главное, что они уехали.
   Тех двоих мужчин, что были в гараже Мика, я так и не встретила, хотя каждый раз, когда я на улице встречала незнакомое мужское лицо, то сразу представляла, что кому-то из них мог принадлежать тот голос в гараже. Но незнакомых лиц практически не было. Встретился один старичок, но врядли хоть один из тех голосов мог принадлежать ему.
   Но была еще одна проблема - это тот свет, зажегшийся по непонятной мне причине тогда в моем доме, да еще и на первом этаже. На следующий же день я вскочила с дивана и накинув на себя куртку, выбежала на улицу и направилась к дому. Заходить я в него не собиралась. Но если там кто-то был, то после снежного вечера должны были остаться следы на снегу. Конечно, это могли быть и наши с Эрн следы, но я была уверена, что тогда вечером их замело снегом. Но около дома я не нашла ни отпечатка. Никто не подходил. Они, конечно, могли идти и с заднего двора, но черного хода у нас не было... или был? Предположений много, но ответ витает где-то в воздухе и мне его не достать.
   В отличие от Эрн я уже давно собралась и ждала только её. Миссис Элис сказала, что заедет за нами через полчаса и чтобы все вещи были в полной готовности. Но для Эрн это было сущим кошмаром - она ложила одно в чемодан и в ту же секунду теряла что-то другое. Она уже не мало слез пролила над тем, что никак не могла найти свои туфли. Но меня эта ситуация только забавляла.
   Сейчас я обреченно сидела на ступеньках, слушая отчаянные крики своей подруги сверху. И зачем она так беспокоится? Едем то всего на несколько дней. Хорошо, что миссис Элис отпросила нас от школы на неделю, так по приезду я смогу еще отдохнуть от скучной школьной жизни, что меня очень радовало. Видеть перекошенное от злости лицо учителя по биологии не очень хотелось. Да и лица однокашников не отличались добротой и взаимопониманием. А вот предстоящий маскарад волновал меня больше всего. Надеюсь, дежа вю я не испытаю. Конечно, видение в моем обмороке было очень красивым, но я не хотела оказаться в том же замке.
   - Энни, ну помоги! - взмолилась подруга откуда-то сверху. Эрн стояла возле своей комнаты в совершенно растрепанном виде, будто только что она побывала на русских горках.
   Я оглядела свою подругу, потом посмотрела вниз на прихожую и с облегчением увидела стоящую возле входа розовую большую коробку.
   - Эрн, твое платье дожидается тебя внизу, у входа, - прохихикала я, в то время как подруга с шипением сбегала вниз по лестнице.
   - Как оно тут оказалось?! - негодовала подруга, рассматривая свое искрящееся красное платье.
   - Наверно, ты просто забыла, что оставила его внизу. Надеюсь, ты собралась уже? Эрн, твоя мама и самолет ждать не будут.
   - Не бойся, осталось только привести себя в порядок и всё! - Эрн опять взбежала наверх по лестнице и заперлась в ванной комнате.
   - Нет, Эрн, нет! Ты же будешь приводить себя в порядок целый час. Мы точно опоздаем! Эрн, прошу тебя, одевайся скорей уже. В такую рань в самолете на тебя никто смотреть не будет! - попыталась уговорить подругу я, из-за чего за закрытой дверью послышался сдавленный смешок.
   - Энни, я только подкрашу реснички! - защебетала Эрн, и я искренне удивилась, когда через пять минут подруга вышла при полном ''параде''.
   Через мгновение послышался пронзительный гудок машины, оповещающий нас, что мама Эрн уже приехала. Не долго думав, мы оделись и стали выносить к машине чемоданы. Миссис Элис ждала нас с такси возле дороги. На её лице была улыбка от ушей. Эта поездка явно нравится маме Эрн.
   Наконец вытащив все чемоданы, которых оказалось достаточно. Хотя странно, ведь мы ехали всего на три дня. Но тут ехали одни женщины, поэтому таксист даже не удивился, когда понял, что весь этот арсенал не влезет в багажник.
   - Кому-то придется тесниться на заднем сидении вместе с коробками, - подмигнул нам мужчина таксист, давая понять, что это будем мы с Эрн. Ну что же, в тесноте, да не в обиде.
   - Я думаю, что коробки не такие большие, и мы с Энни поместимся с ними на заднем сидении, - мило прощебетала подруга и пошла обратно в дом.
   Я тоже последовала её примеру. Мне нужно было забрать сумку и одеться потеплее, хотя я знала, что в Венеции будет тепло, но в России зима даже в феврале беспощадна.
   Наконец все было готово к отъезду. Двери дома закрыты, окна завешаны, деньги спрятаны. Хотя миссис Элис долго убеждала меня, что воров в этом городе нет, но то, что в моем собственном доме без моего ведома горел свет - уже настораживает.
   Мы с Эрн залезли на задние сидения, в то время, как миссис Элис удобно примостилась на переднем. Последний раз оглянув дом, мы тронулись с места. Про себя я молилась, чтобы по дороге ничего не произошло, зная, что я люблю попадать во всякие неприятности.
   Ехали мы молча, только ритмичная мелодия лилась из радио такси. Так как было еще достаточно рано, то на улице в городе нам не встречалось много прохожих, хотя был и понедельник. Но я была этому рада, так как до аэропорта мы добрались на полчаса быстрее. Странно, но я совершенно не помнила, как первый раз ехала обратно по этой дороге. Помню, что были деревья, и что тетя постоянно мне что-то рассказывала. А дальше все заслоняют события, которые буквально со второго дня заставили меня очень сильно поволноваться. Но я ничего не хотела вспоминать, поэтому просто уткнулась носом в стекло, которое от моего дыхания сразу же запотело.
   Вдалеке уже послышался шум приближающегося самолета, а за окном и его силуэт. Значит, аэропорт совсем близко. И правда, не прошло и пяти минут, как мы свернули на дорогу, ведущую к зданию аэропорта.
   Вытащив все чемоданы и расплатившись с таксисом, мы пошли в здание аэропорта. Людей, к моему великому сожаление оказалось много. Я даже не предполагала, что в такую рань кто-то захочет куда-то полететь. Наш самолет отправлялся через полчаса, поэтому у нас еще оставалось время. Отдав свои билеты миссис Элис, мы с грудой чемоданов сели на ближайшую лавочку. Мама Эрн пошла узнавать, когда будет посадка на самолет.
   - Что не день, то полная неразбериха! - устало сказала Эрн. Сейчас она была отгорожена от всего мира темными солнцезащитными очками и накинутым на голову капюшоном толстовки. Выглядела она довольно необычно, учитывая то, что подруга предпочитает красивые и женственные вещи.
   - Эрн, у меня вся жизнь - сплошная неразбериха. А вот и твоя мама идет, - весело ответила я. Настроение почему-то было прекрасное. Наверно из-за того, что я за такое долгое время наконец-то смогу расслабиться.
   - Надо уже сдать багаж, девочки, - невесело произнесла миссис Элис, осмотрев все наши чемоданы.
   - Уже идем, - Эрн подхватила свои чемоданы и направилась к ленте с багажом.
   Мое место оказалось сразу же за перегородкой. Мой взгляд упирался в стену, рядом со мной сидели Эрн и её мама. Я еще не успела устроиться, как ко мне подошла стюардесса, и легким нажатием рычага показала, как кресло превращается в спальное ложе. А потом она аккуратно помогла уложить мне вещи, на полках для мелкого багажа.
   - Ваше место, - сказала она, - последнее в самолете, ближе всех к хвосту. Здесь немного больше трясет, но в кабинах ''люкс'' пассажирам обеспечен полный комфорт. В туристском классе нет такого простора вокруг и мягких кресел, и занавесок, которые обеспечивают изолированность от других соседей, - от таких описаний мне стало не по себе. Но стюардесса все продолжала расхваливать на этот раз прелести дамских комнат.
   - Как только закончится набор высоты, пассажиры могут пользоваться ими. Они многочисленны и расположены в разных отсеках самолета. Если вам нужно что-нибудь выпить, к вашим услугам бар. Если же вам хочется отдохнуть, то можно никого и не видеть за исключением трех пассажиров, которые разделяют с вами кабину. Может, вы хотите что-нибудь почитать, у нас богатый ассортимент? - эта стюардесса начала мне уже надоедать.
   - Нет, спасибо мне ничего не нужно, - я мило улыбнулась, чтобы эта женщина наконец-то отошла от меня.
   В самолете я летала всего лишь второй раз, но мне хватило инструктажа и в первый раз, когда рядом со мной сидел какой-то старикан и постоянно просил выпивки. Хорошо, что на этот раз я лечу с нормальными соседями. Эрн откинулась на сидение, а её мама достала книгу и начала её читать. Лететь нам предстояло несколько часов, и я совершенно не знала, чем можно себя занять. В прошлый раз я быстро отключилась, так как сидела у окна, а теперь я у прохода, что немного настораживало. Пассажиры любят ''разгуливать'' по салону, что меня не радовало. Но через несколько минут меня отключило. Когда летишь в самолете, то тебя всегда немного клонит в сон, так как давление слишком большое. Но сейчас мой сон был не долгим. В сумке наверху запищал мобильный телефон, оповещая меня о приходе сообщения.
   ''Зря ты так поступила... Или ты действительно подумала, что они меня убьют? Если не догадалась, то эта та сероглазая блондинка, что спасла твою шкуру в гараже''.
   Я молча смотрела на телефон, в то время как ко мне уже успела подойти стюардесса.
   - Когда мы будем снижать высоту, выключите, пожалуйста, телефон, мисс, - проговорила девушка, но я только кивнула головой. Сейчас меня волновало не то, будет ли мой телефон выключенным, а то, что она прислала мне смс. Девушка, которой по моим расчетам уже не должно быть в живых, прислала мне сообщение, смысл которого до меня не мог дойти.
   Что я такого сделала? Ну убежала я тогда, но ведь это она сама мне сказала! Да и эти мужчины... Они ведь хотели её убить? Или мне это только показалось? Элла же предала их! Внутри у меня все органы сжались в тугой узел. Мне казалось, что сейчас я уже замешана в дела каких-то мафиози, а не секты, как я думала раньше. От этого волосы на затылке просто дыбом вставали. Ничего же не сделала, а замешана в криминальные дела!
   - Кто прислал? - настороженно посмотрела подруга.
   - Это так... оповещение о счете, - я попыталась улыбнуться.
   - А, ну ясно, - Эрн обратно откинулась на сидение, закрыв глаза.
   От этого сообщения по коже пробежали мурашки. Я стала оглядывать салон, чтобы проверить, не сидит ли эта блондинка где-то сзади меня, но кроме хмурых лиц пассажиров я никого не заметила.
   ''Она имеет ввиду Венецию'', - подсказал мне внутренний голос. Но разве поездка в этот город теперь является преступлением? Или она подумала, что таким жестом я просто показала, что сбегаю? Сбегаю от нее? Она думает, что я её боюсь?
   Я негодовала. Если это действительно и так, то по приезду придется найти эту блондинистую и доказать, что уж её я точно не боюсь! Но в какой раз на глаза опять навернулись слезы. А ведь день так хорошо начинался! Надо выкинуть Эллу из головы, хотя живая, она для меня доставляет больше проблем. Не то, чтобы я желала для нее быстрой кончины. Я вообще ничьей смерти не желаю... Но она явно хочет мне насолить, хотя её поведение в гараже мало чем объясняется. Если она спасала меня ради Леона, то зря. Ему моя жизнь сейчас также важна, как чизбургер в Макдоналдсе. От этого на глаза слезы наступили еще больше. Ну что со мной такое происходит? Какое мне дело до Леона?! Он же теперь для меня просто знакомый, переводчик, в конце концов. Он выполнял свой долг - ему за это платили.
   - Дамы и господа, через 10 минут самолет пойдет на снижение. Просим пристегнуть ремни и отключить все электронные приборы.
   Я послушно отключила свой сотовый и пристегнула ремень. Скоро мы приземлимся в аэропорт Марко Поло, а там уже другие будут заботы. Для начала придется собрать весь наш багаж...
   В здании аэропорта было прохладно, что не скажешь об улице. Какой-то неприятный запах одарил нас сразу же, как только мы вышли. Но миссис Элис сказала не волноваться - скоро подъедет её знакомый и отвезет нас вместе с вещами, естественно, в свой дорогущий особняк, в котором и будет проходить торжество.
   От предстоящей поездки, да и от самого знакомого, нам с Эрн хотелось прыгать. Хотя ей больше, чем мне. Ведь это я жила в огромном доме с прислугой всю свою жизнь, а не Эрн. Поэтому меня больше волновал не сам дом, не сам его хозяин, как то, что будет происходить внутри. Мне уже не терпелось увидеть всех этих людей в масках и умопомрачительных нарядах, а я уверенна, что их наряды действительно будут самыми лучшими!
   - А вот и он... - с ликующим видом произнесла мама Эрн, смотря на подъезжающую к нам машину. Черная и блестящая, она притягивала взгляды не только тем, что в ней можно было увидеть свое отражение, а тем, что, судя по всему, стоила не малых денег её хозяину. Я не поверила, что эта машина приехала за нами, поэтому стала за ней выглядывать другую, но дорога была пуста.
   - Энни, эта машинка приехала за нами! - Эрн дергала меня за рукав, видимо сама не ожидав, что мамин знакомый окажется настолько богатым. Хотя одно только приглашение во дворец уже говорило, что этот человек владеет не одним миллионом зеленых купюр.
   - Элис, дорогая! Как я рад тебя видеть! - из салона вышел высокий статный мужчина. На ним явно поработало не мало стилистов. Черный развевающийся плащ, блестящие ботинки и какие-то драгоценнее кольца на руках. Его лицо - лицо человека, не старше 25 лет. Ну разве такое возможно? Я, конечно, понимала, что деньги красят человека, но не настолько же! Хотя этот мужчина был довольно красив. Он был подтянут. Лицо было идеальным, кожа гладкая, я думаю... А его глаза... Сейчас мне точно хотелось провалиться под землю. Такие же синие, как и у меня! Хотя мои сейчас черного цвета, и я ношу линзы, чтобы Эрн ничего не заметила, но... Это был третий человек в моей жизни, у которого глаза были такого цвета. И я не хотела этому верить. Это же не просто так.
   Он с интересом посмотрел на Эрн, а потом на меня. Причем на мне он задержался гораздо дольше. И что всех этих людей во мне так удивляет?
   - Добрый день! - отозвалась Эрн.
   - Привет, красавицы! - улыбнулся он.
   - Познакомьтесь, девочки, это Эл... - но молодой человек перебил Элис.
   - Давайте уже сядем в машину! А то я держу вас тут, как под прицелом.
   Нас посадили в машину. Про себя я отметила, что этот Инкогнито очень вежлив, но не хочет сообщать нам свое имя. Господи, почему меня окружают такие странные люди?
   - Не удивляйтесь, когда мы подъедим, дамы. Хотя я не хочу хвастаться, но мой дом или дворец, кому как годно, очень большой. Поэтому лучше не падать в обморок при виде него, - он посмотрел в зеркало заднего вида на нас с Эрн и улыбнулся. Неужели он думает, что мы такие? Такие чувствительные?
   - Я думаю, мы справимся! - с вызовом сказала я.
   - Не сомневаюсь, - этот молодой человек более пристально посмотрел на меня, улыбнувшись уголками рта.
   Далее мы ехали молча. Я рассматривала пейзаж за окном, как и Эрн, но миссис Элис, в отличие от нас, откинулась на спинку сидения и закрыла глаза. Неужели она так сильно устала? Да и мама Эрн могла поспать в самолете...
   Я включила телефон и еще раз перечитала сообщение. Я пыталась вдуматься в слова, пытаясь уловить какой-нибудь скрытый подтекст. Но мозг был в какой-то спячке и отказывался всячески соображать. Эрн стала дергать меня за рукав, но я не хотела отвлекаться от ''размышлений''. Но краем глаза я заметила, что мы едим в местности, загороженной либо деревьями, либо еще чем-то. Я подняла глаза...
   ''Высокие, изящные, огромные и могущественные'', - вспомнила я то, что так недавно казалось мне просто больной фантазией. И это что-то сейчас было передо мной.
   Те самые ворота, те самые гладко отшлифованные камни, фонтан и роскошный дворец, который буквально два месяца назад был в моем ведении. У меня просто отвисла челюсть. Возможно ли такое, чтобы мысли материализовывались? Да и в таком масштабе!
   - А говорила, что справишься, - подметил молодой человек, заезжая в ворота и припарковывая машину у главного входа.
   Не знаю, что тогда было с Эрн, с её мамой - меня это интересовало в последнюю очередь. Ощущение дежа-вю меня поглотило всю. Вот уже представляю, как иду в синем платье, совсем как мама, а рядом идет бабушка. Вокруг лица в масках...
   Мы вышли из роскошной машины. Я еле держалась на ногах, чтобы не упасть. В легких было мало воздуха, да и вообще местность вокруг была настолько прекрасной, что нельзя было отвести глаз, но не мне... Хотелось зажмуриться, а потом открыть глаза и чтобы все это исчезло.
   - Это мой особняк. Выкупил его еще мой отец у какого-то графа. Местность здесь по истине прекрасна, а ночь здесь просто волшебна. В доме 120 комнат. Мы используем их для гостей. Для вас у нас тоже нашлась тройка комнат, - улыбнулся молодой человек, показывая нам свой дворец.
   - Похоже, девушки, вы такого еще никогда не видели? - обратился он к нам.
   - Видели, - ответила я. В США я жила в богатом районе, и там были дома, похожие этому, правда в несколько раз меньше, да и местность была не так красива.
   - Могу я поинтересоваться, где?
   - В США, - спокойно ответила я.
   - Неужели?
   Он провел нас внутрь дома или точнее дворца. Парадный зал был огромен и ничуть не изменился. В моем видении он был точно таким же. Потолок - я не знаю на уровне какого этажа он заканчивался. Сверху свисала огромная люстра, сплошь и рядом обвешанная камнями, похожими на алмазы. Сейчас она не горела, так как был день. Огромные окна были завешаны красивыми шторами венецианского стиля, темно-бардового цвета. В этом зале было очень много места - маскарад явно будет проходить тут. Несколько красивых диванов с креслами, сделанными из кожи, стояли по углам, причем они стояли группами. Наверно, это было сделано специально, чтобы гости могли так же группами усаживаться и разговаривать. Здесь так же было несколько каминов, возле которых и находились эти самые диваны. Возле диванов стояли маленькие столики. На стенах были высокие картины с портретами людей, также были картины с пейзажами какой-то местности. Пол был настолько чист, что по нему жалко было ходить. Сколько же здесь работы! Да здесь прислуги надо сколько...
   Аккуратно ступая на тщательно отполированный пол, мы подошли к лестнице. Лестница была также роскошна, как и этот зал. Она была полукругом и спускалась с двух сторон. На ступеньках лежали ковры. Что ж, теперь я смогла рассмотреть этот дворец более тщательно.
   - Вам нравится? - спросил молодой человек, провожая нас в комнаты.
   - Твой отец превзошел сам себя! - ответила ему миссис Элис, на что молодой человек только коротко кивнул.
   Мы поднялись на второй этаж и завернули налево. В доме явно было еще много коридоров и дверей, но обойти их не было возможности, да и я боялась, что здесь можно заблудиться.
   - Эти три комнаты ваши, Элис. Ключи внутри. К вам никто кроме прислуги заходить не будут. Но и они только по вашему разрешению. Надеюсь, эти три дня вы проведете здесь замечательно. Вы же пойдете на торжество? Уверяю, что такое пропустить нельзя.
   - Спасибо. Надеюсь, нас проводят до кухни? - подмигнула миссис Элис молодому человеку.
   - Я зайду через пятнадцать минут. Вы пока пристраивайтесь, располагайтесь. Вам занесут ваши чемоданы.
   - Будем ждать, - сказала миссис Элис, и молодой человек направился обратно по коридору. Хорошо, что наши комнаты находились не так далеко от лестницы, поэтому заблудиться нельзя было.
   - Ну что, девочки? Посмотрим, что приберег для нас мой знакомый? - миссис Элис положила руку на ручку двери.
   - Встретимся через пятнадцать минут, мама, - хищно произнесла Эрн и вошла в комнату. Я не стала ждать и тоже повернула ручку.
   Моя комната оказалась довольно большой. И хорошо, что она оказалась не той, в которой я видела бабушку с мамой, так как я заметила, что мне ''везет'' с местами.
   Впрочем, комната ничем особым не удивила, только своим размером. Справа по коридору была дверь в ванную комнату. Пройдя дальше, я увидела огромную кровать, которая спокойно вместила бы не только двоих человек, но и троих, а может даже и четверых. Кровать была застелена шелковой простыней светло-бежевого цвета. Да и вся комната была светлой. Обои были светло-коричневого цвета с золотыми цветами и красными полосками. Кровать стояла справа у стены, недалеко от нее в стену был встроен шкаф. Прямо против кровати, на противоположной стене, висел огромный телевизор. У окна стоял дамский столик, сделанный из того же дерева и фасона, что и кровать.
   Я подошла к окну и отдернула шторы, цвета слоновой кости. Передо мной раскинулся огромный двор с фонтаном и воротами. Хорошо, что вечером будет, чем полюбоваться. Отойдя от окна, я упала на кровать, краем глаза заметив, что на тумбочке лежала какая-то бумажка. Не успев расслабиться, я снова поднялась и поднесла листок к себе. Это был пригласительный. Зачем он нам нужен? Ведь мы итак его получили. Я не стала вдаваться в подробности и снова откинулась на кровать. Но мне опять помешали.
   В дверь постучались.
   - Войдите! - крикнула я и не стала вставать.
   Это принесли чемоданы. Интересно, откуда этот молодой человек узнал, что я Энге? Ведь мы так и не представились друг другу. Наверно, ему сказала мама Эрн.
   Сейчас мне хотелось расслабиться и уснуть на этой огромной кровати, но я знала, что нельзя. Сначала придется пообедать...
   Не прошло и пяти минут, как в мою дверь снова постучались. На этот раз я сама встала и открыла. Там стояла Эрн.
   - Обедать, Эн! - весело сказала она. Удивительно, но подруга уже успела переодеться. Быстро же она.
   - Иду я, иду, - улыбнулась я, взяла ключи и вышла из комнаты.
   Кухня оказалась поистине огромной. Даже в моем старом доме она не была такая большая, хотя я думала, что больше уже некуда. Я удивилась, но здесь не было столовой. Только кухня, на которую мог заходить любой желающий и взять все, что ему требовалось. Повара работали здесь с утра до вечера. Представляю, сколько им придется работать на маскараде...
   Пообедали мы быстро. Эрн и её мама пошли осматривать дом и улицу, а я вернулась обратно в комнату. Конечно, мне тоже хотелось изучить этот дворец, но не так сильно, как им. Я нагляделась роскоши в своей жизни, поэтому мне хватило и того, что я увидела. Полежав несколько минут, я переоделась, умылась и пошла спать. Мне нужно было забыть все хотя бы на три дня. Я даже отключила свой телефон, чтобы ни Элла, никто другой не могли мне прислать сообщение.
   Проснулась я уже ночью. Не знаю, сколько времени я проспала, но за окном было очень темно, только фонари немного освещали площадку перед этим особняком. Я стала распаковывать свои вещи. Свое платье я нарочно не стала трогать и поставила его в шкаф на самую нижнюю полку. Увижу его только перед маскарадом, а до этого глядеть не буду.
   Разложив все свои вещи, которых оказалось не так уж и много, что они не заняли и половину шкафа, я прошла в ванную и приняла душ. Делать все равно было нечего, поэтому я решила прогуляться по дворцу, хотя ночью - это не самая хорошая идея. Надев джинсы и водолазку, я вышла из комнаты.
   В коридорах слабо горели лампочки, придавая всему какую-то большую роскошь, чем днем. Я решила сперва сходить на кухню. Схватив пару бутербродов из холодильника, я вышла в зал. Здесь свет совсем не горел, только слабые лучики от фонарей через окно попадали сюда. Но мне не было страшно, а наоборот интересно. Ночью все вещи кажутся совсем другими, чем днем. Они как будто оживают, приобретают какое-то волшебство и кажется, что за тобой постоянно кто-то смотрит, следит, хотя ты точно знаешь, что сзади никого нет. С такими ощущениями я прошла к парадной двери и вышла наружу.
   Меня сразу обдало прохладным ветерком. На улице было холоднее, чем в доме. Но не так холодно, чтобы идти в комнату еще за одной водолазкой. Я прошла прямо к фонтану, из которого тонким ручейком билась вода. Сев на самый край, я стала осматриваться. Ангел на воротах был не менее прекрасным, чем в моем видении. А ведь я еще думала, что такого места на Земле не существует. И вот оно, передо мной. А завтра я буду тут ходить в синем платье с маской, совсем как у мамы тогда...
   - Молодой девушке, даже в таком прекрасном доме не следует ходить одной, - тихо сказал голос сзади, отчего я даже вздрогнула. Любят же все так неожиданно подкрасться.
   - Я решила проветриться, - я повернулась к незнакомцу, которым оказался тот самый молодой человек - знакомый миссис Элис.
   - Меня зовут Элеанор, - он подсел ко мне.
   - Я Энни, - пожала плечами я и стала опять смотреть на ворота, а затем на то, что было за ними.
   - Я думал, твое имя Энге, - в тишину произнес Элеанор.
   - Просто это мое имя по паспорту, а так меня называют Эн или Энни.
   - Я заметил, что твои глаза стали другого цвета, - я про себя выругалась, так как после сна забыла надеть линзы, потому что не думала, что встречу тут кого-нибудь.
   - Они иногда меняют цвет, - постаралась ровно ответить я, чтобы в моем голосе не было ничего необычного, хотя я готова была вскочить и побежать обратно в комнату, ведь этот человек явно подумает, что со мной что-то не так.
   - Ночью здесь лучше, - только и сказал он и опять замолчал.
   Так мы и сидели, погрузившись в тишину и рассматривая окружающий нас мир.
   - Давно вы проводите здесь такие торжества? - неожиданно для себя спросила я.
   - Всю жизнь... - тихо ответил Элеанор, даже не повернув голову. Разговор я не стала продолжать. Молодой человек мне не сильно мешал, поэтому я дальше стала рассматривать природу, ворота и небо. Сейчас оно было черным с россыпью звезд. Красиво, ничего не скажешь...
   Спустя где-то полчаса Элеанор попрощался и ушел в дом, оставив меня наедине со своими мыслями. А их на эту ночь было достаточно. Я пыталась не думать об Элле и её сообщении, но невольно постоянно спрашивала себя, что она имела ввиду. Кончено, я могла позвонить и спросить её, но правильно бы я поступила? Хотя лучше просто не думать о ней.
  
   Прошел еще один день. Он был спокоен, как никогда. Элеанор больше не появлялся, хотя у него явно итак много хлопот с этим торжеством. Эрн и миссис Элис просто светились от счастья и постоянно звали меня посмотреть, подходит ли им платье, не разошелся ли где шов. Свое я не одевала, хотя до торжества оставалось ничего, а я даже не знала, подойдет ли оно мне. Просто не хотелось себя расстраивать раньше времени.
   Машины уже стали подъезжать к дворцу, а комнаты постоянно заселялись новыми людьми. Гостей прибывало все больше, и я даже испугалась, что все мы не сможем вместиться в этот зал, но он был огромен. В него явно поместится сотня человек, а может и больше. Повара работали без остановки, а официанты и уборщицы постоянно носились по дому. Все суетились, что-то делали... А я сидела в своей комнате и смотрела за всем этим безумием. Машин около дворца было уже более десяти, и все были не простые. Дорогие, как и тогда в моем видении, но более современные. В моем видении они были как минимум пятнадцатилетней давности. А сейчас... сейчас на эту роскошь нельзя было не любоваться. Все было как в сказке.
   Я отошла от окна и посмотрела на шкаф. Пора бы достать это платье, так как до торжества осталось четыре часа. Но мне не хотелось. Если бы не Эрн, то я бы все одела за пять минут до начала маскарада, но она хотела меня еще накрасить и уложить мои волосы. Я обреченно подошла к шкафу и открыла его. Внизу стояла большая белая коробка, в которой должно было быть платье и маска. Я потянулась к ней, но сразу же отдернула руку. Для начала приму душ, надену линзы, а потом можно уже и платье. Хотя нет. Эрн должна сначала прийти и накрасить меня.
   Я пошла в ванную. Прохладный душ ободрил меня и дал больше сил. Надев махровый халат, я подошла к зеркалу. Подняв глаза, я удивилась. Он стали синими, как и всегда. Будто это произошло специально для маскарада. Я внимательней посмотрела на себя и убедилась, что глаза синие. И как это понимать? Почему они иногда становятся черными? Хотя сейчас я до сих пор чувствовала холод внутри, но глаза же перестали быть черными...
   Уже осталось два часа. Я даже задернула шторы, чтобы не видеть, кто приходит и на каких машинах. Я волновалась, очень сильно волновалась. Я не знала, кого увижу, хотя все лица итак будет за масками, но это не меняет дело. Мне было страшно показаться на людях в платье, в маске. Я не смогу так непринужденно идти, как моя мама в видении.
   В дверь постучались. Это была Эрн. Она уже успела накраситься и сделать себе прическу. Свои не очень длинные волосы она завязала в красивый пучок, завив концы, вокруг она приколола заколки с красными цветами. Эрн очень красиво накрасилась. А её глаза... Ну что же, на её фоне я буду просто слишком приземленной.
   - Энни, ты еще не собиралась? - с порога спросила подруга.
   - Еще два часа... - промямлила я и пропустила Эрн в комнату.
   - Два часа - это очень мало. Тебе еще надо сделать прическу! - с ужасом сказала подруга, посмотрев на мой небрежно завязанный хвост.
   - Ты справишься! - подбодрила я подругу и села на кушетку возле дамского столика.
   В зеркало не хотелось смотреть, поэтому я опустила глаза. На стол с грохотом приземлилась косметичка.
   - Только не дергайся! И ты примеряла платье? - спросила подруга, развернув меня к себе лицом, чтобы накрасить. Я лишь удрученно на нее посмотрела, давая понять, что еще даже коробку не открывала. Подруга в ответ только тихо застонала.
   Спустя минуту она начала ворожить над моим лицом, потом над волосами. С ними она провозилась гораздо дольше. Сначала она хотела попробовать поднять их наверх, но они были слишком тяжелые, поэтому она просто их подкрутила и кое-где подколола невидимками. Мою длинную челку она тоже не пожалела и заколола её набок. Спустя полтора часа мы разобрались с моим лицом и волосами.
   - Знаешь, я тебе даже завидую. Такие глаза ни у кого не встретишь, - сказала подруга. - Ну а теперь, где платье?
   - Может, я сама его надену?
   - Ты его ни разу не примеряла! Вдруг там что-то не так, то ты его просто порвать можешь! - возмутилась подруга и направилась к шкафу. Я отвернулась к окну, завешанному шторами. В зеркало я пока не рисковала смотреть, да и на платье тоже.
   Когда Эрн аккуратно положила коробку на кровать, а потом раскрыла её, то просто ахнула. Я же лишь мельком прошлась по нему и отвернулась обратно.
   - Эн, оно прекрасно! - прощебетала подруга и взяла его в руки.
   - Твое намного лучше, - ответила я ей.
   Эрн подошла ко мне и намекнула, что пора бы уже снять халат и надеть платье. Я послушно расстегнула его, оставшись в одном нижнем белье. Эрн я не смущалась, но чувствовала себя все равно дискомфортно.
   Платье было очень красивым. Я это точно знала. Пусть оно и не было таким пышным, как у Эрн, но было красивым. Оно было с открытым верхом, что немного меня смущало. Но мы не хотели выделять среди всех богатых девиц. У нас не было столько денег, чтобы купить себе самые шикарные платья, но и этих было достаточно.
   Я стала одевать свое платье, Эрн отвернулась. Я удивилась, когда поняла, что оно не только красивое, но и сидит на мне прекрасно. Оно нигде не жало, нигде не было растянуто. Все было сделано так, будто его шили прямо на мне. Наконец-то застегнув замок, я надела длинные перчатки в тон платью и повернулась к зеркалу.
   - Вау... - только и сказала Эрн, когда, наконец, увидела меня ''в образе''.
   Сейчас на меня из зеркала смотрела девушка, которую я первый раз вижу. На ней было темно-синие платье из атласа. Вверху на корсете была пришита тонкая белая ленточка. Такая же была на поясе. Корсет был сверху обтянут красивой гипюровой таканью с заманчивыми узорами. Сама юбка была не слишком пышной, но выглядело это все значительно. Я даже не думала, что на мне это так будет смотреться. Длинные темно-коричневого цвета волосы, почти черные, спускались до пояса красивыми волнами. Глаза были подведены черной подводкой, а выше были очень красиво накрашены темно-синими тенями с блестками, как раз как в юбке. Осталось только надеть туфли и маску, и меня даже мама Эрн не узнает.
   - По-моему, ты слишком красивая! - присвистнула подруга, осматривая меня. - Ну я пойду, мне еще платье надеть надо. Эн, все парни сегодня будут твоими.
   Подруга вышла, а я осталась смотреть в отражение в зеркале. Сегодня я смогу быть другой, совершенно другой. Даже имя хочется придумать себе другое. Хотя ''Энни'' итак придуманное.
   Я посмотрела на маску, лежащую на моей кровати. Интересно, как её надеть, чтобы не повредить прическу?
   Минут через пять я окончательно была готова. Спасибо Эрн, что выбрала мне туфли не на шпильке, а на красивом устойчивом каблуке. Иначе бы с торжества я ушла бы спустя полчаса. Маска была очень легкой и красивой. Она была под цвет к платью с какими-то синими перышками и блестками. Маска закрывала только глаза, чему я несказанно была рада. Покружившись вокруг своей оси, я уверенно вышла из комнаты.
   Эрн уже была почти готова, а торжество уже началось. С зала была слышна музыка и разговоры. Подруга сказала, что мама её ушла вместе с Элеанором, поэтому теперь наша компания состояла из двух человек. Пусть я и чувствовала себя уверенно, но коленки немного дрожали. Надеюсь, что меня на танец никто не пригласит, и этот вечер я проведу стоя в уголке...
   Утешив себя мыслями об одиночестве на вечер, мы с Эрн вышли из комнаты. В коридоре туда сюда ходили служанки, видно они помогали дамам наряжаться. Парней было не так много, видно все давно в зале, ведь там спиртное...
   Мы уже почти подошли к лестнице, как я остановилась. Я не знала, почему я так боюсь спускаться туда, в зал. Эрн же непонимающе посмотрела на меня через маску. Я же лишь беспомощно моргала. Не сбегать же? Эрн сказала, что ждет меня внизу и пошла к лестнице. А мое сердце упорно отбивало ритм. Ну кому я нужна на этом торжестве? На меня никто не будет смотреть, поэтому нужно успокоиться и спуститься с лестницы. Самое главное - не споткнуться по пути, портить маскарад не хотелось.
   Вдохнув полной грудью, я завернула за угол...
   Спускаться пришлось по середине лестницы, на которой народу практически не было. Только несколько человек стояли в самом низу. Внизу, в зале было не меньше ста человек, и каждый делал что хотел. Но главное то, что все были в масках, и все смотрели на меня.
   Что не так? Я забыла что-то одеть? Я порвала платье? Или Эрн всем сказала, что я не умею ходить на каблуках, а сейчас я на тонюсенькой шпильке? И они теперь ждут, когда я упаду? Хотя нет... здесь было что-то другое. А именно - не играла музыка. Я не слышала, когда она отключилась. Но теперь все смотрели на меня. Они думают, что музыка специально для меня отключилась? Нет! Это просто совпадение... Да и то, что я попала именно сюда - тоже совпадение.
   Слава Богу, что когда я дошла до середины, музыка загремела снова, и все отвлеклись. Теперь на меня было повернуто всего несколько лиц в масках. Такого со мной еще никогда не было...
   - Эн, да ты везучая! Глянь, как хорошо привлекла к себе внимание! - смеялась Эрн, когда я спустилась вниз.
   - Это совпадение! - обиделась на подругу я. У меня тут шок, а она смеется надо мной.
   - Зато какое! Теперь точно жди, что тебя пригласят либо выпить, либо потанцевать! - все еще смеялась Эрн, но мне не было смешно.
   - Хорошо, что меня никто не знает, кроме тебя, - прошептала я и двинулась в один из углов зала.
   Вечеринка с каждой минутой становилась все шумнее. Музыка гремело во всю. А народ... Тут наверно собрались люди всех типов. Кто был одет более изыскано, а кто вообще так просто, что даже я на их фоне выглядела бы королевой. Мы с Эрн стояли в уголке, наблюдая за всем этим сумасшествием и попивая из бокалов шампанское. К нам уже подходило несколько молодых человек, которые предлагали провести с ними вечер, но мы культурно всем отказывали. Хотя у Эрн просто горели глаза. Наверно, после Дона Брауна она ни с кем даже не флиртовала, а тут такая возможность... И если бы не я, то весь вечер Эрн давно был забит парнями. Я же не хотела ни с кем знакомиться. Мне это не нужно было. Я даже не знаю, зачем сюда пришла. Просто окунуться в торжество, в котором все были одеты не в джинсах и футболках, а в красивых платьях и масках, что никто не мог друг друга узнать, даже по голосу.
   В одиночестве мы простояли около получаса. Эрн уже не терпелось выйти потанцевать, особенно сейчас, когда сказали, что будет медленный танец, и не один...
   - Энни, извини, но если ко мне еще раз подойдут, то я уже не откажу! - сказала подруга, и буквально через секунду к ней подошел молодой человек и пригласил на танец.
   Теперь я точно осталась одна. Конечно, стоять в углу с третьим бокалом шампанского было немного одиноко, но танцевать...
   - Не хотите подарить мне пару танцев? - от этого голоса у меня все сжалось внутри.
   Пусть и была громкая музыка, которая через мгновение стала более мелодичной и плавной, но этот голос... Знаком? Может быть...
   Я уставилась на молодого человека напротив меня. Ничего примечательного: черный смокинг, белая с черным маска, закрывающая только глаза, как и у меня, белые перчатки и одна маленькая деталь... Глаза в маске были изумрудными и похожими на...
   Я уже хотела что-то сказать, но меня крепко взяли за руку и потянули в центр зала. Я только успела поставить бокал с шампанским на поднос официанту. Через секунду меня подтянули к себе, положив одну мою руку на плечо, другую он взял в свою руку. Мы начали медленно двигаться.
   - Привет, - произнес он тихо, так, чтобы слышала только я.
   - Леон, какого черта ты здесь делаешь?! - я попыталась вырваться, но меня еще крепче прижали к себе.
   - На маскарад пришел. А ты? - невозмутимо спросил он, отчего я разозлилась еще больше. Не понимаю, как он сюда попал?!
   - Меня пригласили! И ты это знаешь! - хоть и шепотом, но было заметно, как я злюсь.
   - Красиво выглядишь, - Леон улыбнулся. Я еле успевала переставлять ноги, хорошо, что двигались мы очень медленно. Хотя я бы давно остановилась, если бы меня так крепко не держали.
   - Как ты сюда попал? - более спокойно спросила я.
   - Через дверь, как и все, - он хочет меня вывести из себя?!
   - Леон! - возмутилась я, но он прижал меня еще сильнее, что я буквально носом уткнулась ему в плечо.
   - Рад тебя видеть. Как твоя рука? - сказал он мне в ухо, отчего по коже прошли мурашки.
   - С рукой все хорошо, не беспокойся! - прошипела я.
   - Эн, только не злись. Это привлекает внимание, - он ослабил хватку, и я, наконец, смогла нормально дышать.
   - Я тебя ненавижу, - сказала я, пытаясь придать голосу побольше злости, но это плохо вышло.
   - О себе так не могу сказать. Эн, я хочу поговорить, - сказал Леон очень тихо.
   - Как ты вообще мог так поступить?! Ты просто собрал вещи и ушел, ничего не сказав! А я осталась одна! Я осталась одна в этом доме! Я ведь боюсь! - я почти плакала, хотя и говорила все шепотом. Раз он тут, то выскажу ему все, что накипело.
   - Так надо было. Если бы я не ушел, то все стало бы хуже. Извини, - я хотела его побить.
   - Итак все стало хуже. Почему ты не сказал, что твоя фамилия Браун?! Почему не сказал, что Дон твой брат?!
   - Я думал, ты итак догадаешься, - прошептал он.
   - Леон, я эту мысль отталкивала подальше от себя. Я не думала, что твой брат такой плохой! Он убивает людей! - теперь я уже не сдержалась и заплакала. Надеюсь, что туш водостойкая.
   - Я знаю. Только не плачь, Энни, - прошептал он мне на ухо, отчего мои слезы полились еще сильнее.
   - Я не хочу тебя знать, - проговорила я сквозь слезы.
   - Я хочу рассказать тебе легенду, Энни. Пожалуйста, послушай меня. Может, она поможет тебе кое в чем...
   - Не хочу ничего слышать, - очень тихо сказала я. В зале заиграла уже другая музыка, но такая же медленная, как и предыдущая.
   - Тут нас никто не услышит. Никто кроме тебя и меня ничего знать не будет. Эн, пожалуйста, выслушай.
   - У нее хороший конец? - как ребенок спросила я.
   - Конец еще не написан, - улыбнулся он.
   - И кто же его напишет? - удивилась я.
   - Ты, - тихо произнес он. - Слушай!
   Я не знала, что это сейчас было. Леон хочет мне рассказать какую-то легенду? И почему это конец я должна написать?
   - Это было очень давно. Это был 1324 год. Люди еще тогда не были приучены к технологиям... И верили во все, что им говорили. Они верили в Бога, верили в ангелов, демонов. Они думали, что скоро на Землю спустится пророк и покажет им, как правильно жить, как очиститься от своих грехов... И люди ждали. Они верили и ждали.
   В одной деревне, где жили не рыцари, не феодалы, а простые крестьяне, жила пара. Муж и жена, у которых был только старый дом. Знаешь, для них и не важно было то, что они не богаты, что у них чего-то нет... А у них не было детей. Тогда не иметь ребенка - это означало, что человек настолько согрешил на Земле, что Бог не дал ему помощника, не дал опоры. А муж еще и заболел чумой, от которой умирали в то время сотни тысяч людей. Это было настолько ужасным для этой бедной семьи, что жена уже перестала надеяться на что-либо. Она просто плакала каждый день и молила Бога, чтобы он отпустил грехи бедняги. Но смерть не приходила. Он мучился, а жена уже не могла на это смотреть.
   И вот в один из печальных вечеров она в который раз молила Бога, чтобы её муж перестал мучиться и поскорее отправился в мир иной... И вот, на поляне она видит свет. Странно, не правда ли? Она выбежала из дома и направилась к этому свету. В белых лучах она увидела ангела. Он очень был похож на человека, но это нельзя было назвать человеком. Но он мог говорить. Он сказал, что не может помочь этой бедной женщине, чтобы её муж быстрее обрел покой, но он предложил другое...
   Он сказал, что её муж выживет, только если отдаст свое сердце. Не прямо отдаст, а духовно. Но его грудь уже не будет сотрясаться ударами. Сердца не будет, но человек будет жить. И жена согласилась, не успев дослушать уговора. Ведь ангел не просто так предложил это. Она бросилась в дом, где лежал её муж. Он так и мучился, а сердце его все еще билось... Но ангел появился перед нею, затмив своим сиянием все. Жена не видела, как забирают сердце мужа, но она видела легкое голубое сияние.
   Муж избавился от болезни, а ангел просто исчез, ничего не сказав. Жена была рада, да и муж тоже. Пусть у него и не было сердца, но он жил, как все обычнее люди.
   Но спустя несколько дней, когда муж окончательно оправился от всего, его жене стало плохо. Когда он подошел к ней опечаленный, то его жене стало еще хуже. Муж не понимал, что происходит. Когда его жена уже билась в лихорадке, а из горла шла кровь, муж зарыдал и умолял ангела вернуться. И ангел пришел...
   - Твоя жена не захотела дослушать до конца наш уговор, поэтому теперь и мучается, - спокойно сказал ангел.
   - Что именно она не успела дослушать? Какой на самом деле был договор? - спросил муж.
   - Ты отдаешь сердце, а взамен я даю тебе вечность жизни. Ты отдаешь сердце, а я награждаю тебя силой, которая сравнима только с силой Бога.
   - И что же это за сила? - испугался муж.
   - Раз твоя сила подобна силе Бога, то и мучиться ты должен также. Ты должен переживать за каждого человека на земле, который только к тебе подойдет. Ведь теперь ты можешь их убить, только разозлившись или сильно огорчившись. Ты причинишь им вред, если полюбишь или возненавидишь. Ты будешь убивать их всегда, когда только в твоей душе возникнет какое-нибудь чувство. Даже твоё переживание сейчас медленно убивают твою жену.
   - Я не хотел этого... - муж заплакал.
   - Жизнь просто так никогда не дается. Взамен надо забрать что-то очень важное. Я забираю у тебя твою жену и даю тебе возможность жить вечно. И только ты будешь решать, общаться ли тебе с простыми земными людьми, при этом причинив им боль, или ты просто станешь отшельником.
   - Я не хочу такой жизни... - сказал муж, но было поздно. Ангел уже забирал душу жены с собой.
   - История человечества теперь зависит только от тебя. Теперь ты - Бог. И если ты уйдешь, то жизнь превратится в ад... Элоиз, я тебе даю возможность править всем или ничем...
   Ангел ушел, оставив Элоиза одного на этом свете. Но Элоиз был не один... он нашел способ общения с людьми. Он просто делал их такими, как и он сам. Он забирал у них сердце и заставлял подчиняться себе. Он действительно стал подобен Богу, но он не хотел править миром. А вот те, у кого он забрал сердце, кому дал возможность жить вечно, те хотели править миром. Теперь подобных Элоизу называют крудус, то есть бесчувственный. Ведь правда, те, у кого отняли сердце, теперь не могут чувствовать, не заставив страдать простого человека...
  
   Леон остановился. Он взял мою руку и поднес к своей груди. Он приложил мою ладонь к себе.
   Музыка играла до сих пор, но мы стояли с Леоном посреди зала. Я не знаю, что он хотел сказать мне этой историей... но я почувствовала, точнее совсем не почувствовала, как бьется сердце Леона. Я прижала свою руку еще сильнее, но ударов не было. Из моих глаз уже начали литься слезы. Этого не может быть...
   - Оно не бьется, - тихо произнесла я.
   - Его просто нет, - Леон печально улыбнулся.
   Я плакала, так как теперь многое поняла. Эта история... Это все действительно было. Эти люди действительно существуют.
   Теперь я знаю, кто вы... И Леон один из вас...
  
  Глава 28.
  Ночные разборки...
  
   - Я тебе не верю, Леон! Ангелы не существуют! - шепотом кричала я на Леона, так как просто не хотела всему этому верить, не хотела, чтобы это все оказалось правдой...
   - Эн, я тебе привел доказательство. И что ты плачешь? - Леон взял меня за запястье и потянул к толпе.
   - Потому что не хочу верить, - жаловалась я, как маленький ребенок, но Леон меня уже не слушал. Он тащил меня за руку через толпу к выходу.
   Некоторые из гостей возмущенно бормотали, когда мы проталкивались через них, но основная масса людей просто не обращала на нас внимания. Мы уже почти подошли к выходу, как меня за другую руку кто-то дернул.
   - Ты далеко? - возмущенно спросила девушка, которая показалась мне подозрительно знакомой, тем более на ней не было маски.
   Конечно, как я только не догадалась сразу. Если есть Леон, то рядом должна быть и Люси, ведь она его девушка! А Люси в своем наряде была очень красива. Свои волосы она зачесала назад, но они небрежно прядями спадали ей на плечи. В волосах было что-то непонятное, но как я поняла, то там были перья и еще какие-то заколки. Она была в черном платье с открытыми плечами, довольно красивом. Меня же она совершенно не удостоила взглядом, смотря только на Леона. В её глазах читался... испуг? Она боится того, что Леон куда-то идет с девушкой? Леон же напротив смотрел на нее с презрением. Еще раз я убедилась в том, что он действительно превосходный актер.
   - Это не твое дело, Люси, - огрызнулся Леон и потянул меня дальше к выходу, но девушка не собиралась так просто отпускать его.
   - Не думай, что тебе все сходит с рук, - прошипела Люси и отцепилась от меня, скрывшись тот час в толпе. Я могла лишь только удивленно наблюдать за всем этим. Слезы все еще лились, но теперь это было уже так...
   Леон крепче взял меня за запястье и потащил к выходу. Что он хочет от меня?! Сам же только что говорил, что в зале нас никто не услышит...
   Мы вышли на улицу, но Леон вел меня за собой дальше. Мы просто шли к воротам. На улице почти никого не было, да и откуда? Ведь в зале сейчас самое торжество, поэтому на улице мимо нас прошел только быстрым шагом дворецкий.
   - Куда ты ведешь меня?! - я попыталась вырвать свою руку, но Леон уцепился слишком крепко. Он даже не поворачивал головы в мою сторону. Хочу я или нет, но он вел меня за пределы этого замка.
   Мы уже вышли за ворота и сейчас шли по граненому камню. Интересно, как наша ''прогулка'' выглядела со стороны? Парень тащит девушку куда-то в темноту... Не самые приятные мысли.
   - Мы сядем в мою машину, - сказал Леон как бы между прочим, продолжая вести меня в неизвестном направлении. Но я ему ничего не ответила, да и что тут сказать можно? Его намерений я сейчас не понимала, да и отказывалась просто понимать.
   Слезы на глазах уже высохли, только свежий ветерок бил по лицу. Я сняла свою маску, так как она здесь была ни к чему. Леона меня итак знал, а скрываться мне было не от кого. Хотя единственным неудобством оставалось платье и туфли. Стуча по дороге каблуками, мы с Леоном вывернули на какую-то темную сторону с узкими улицами. Не думала, что мы так много уже прошли...
   Я даже не могла понять, где мы находились. Ехали мы с Эрн в этот дворец совсем другим путем. И тогда был день, а сейчас только фонари чуть-чуть освещали улицы и переходы. Мне не было страшно, пока мы не завернули в одну из узких улиц и не остановились. Конечно, я доверяла Леону, хотя мало ли какие у него мысли. Он ведь постоянно сворачивал с темы на тему, когда мы с ним говорили или же он просто молчал, как напыщенный индюк.
   Леон ровно дышал, в отличие от меня. Мы быстрым шагом прошли не меньше мили! Дворца Элеанора уже давно и след простыл. Сейчас мы находились, судя по всему, на окраине города.
   - Просто надо их запутать, - ровно произнес он и потянул меня в эту темноту.
   - Зачем? - шепотом спросила я, подозревая, что за нами может кто-то следить.
   - Они следят за нами, - его голос как лезвие, холодное, опасное и причиняет боль...
   - Кто они?
   - Не притворяйся дурочкой, Эн, - с сарказмом произнес Леон.
   - А ты не притворяйся крудусом! - крикнула я на него. Переводчик остановился, похоже, я его задела.
   - Я уже 119 лет крудус! - усмехнулся Леон, но так и остался стоять. Чего он ждет? - Хочешь узнать мою историю? - спросил он.
   - Не сегодня. Для меня хватит сказок на день, - серьезно ответила я. - Отпусти мою руку, мне больно.
   - Наша сказка не очень хорошая, правда, Эн?
   - Твоя сказка, не моя, - я не понимала, к чему он клонит.
   - Нет, Эн, мы с тобой живем в одной сказке. Причем я записался в нее случайно, а ты с самого своего рождения являлась её главной принцессой, - последние слова были произнесены так, что у меня мурашки по коже пошли, а холод внутри меня зашевелился и стал колоть кожу.
   Я смотрела в глаза Леону и пыталась уловить в них фальшь, намек на то, что сейчас он опять играет, опять издевается надо мной. Но его глаза говорили правду. Леон не врал.
   - Обратно ты вернешься сама и без этого платья, - резко перевел тему переводчик, что я еле успела переключить свои мысли.
   - Как?! В чем я, по-твоему, вернусь обратно?! - я опять начала злиться. Сначала он вытащил меня с торжества среди ночи непонятно для чего, а теперь и обратно заставляет возвращаться самой, да и без одежды.
   - Я тебе дам одежду, не волнуйся. А обратно возьмешь такси. Пошли, - он пошел вглубь узкой улочки, но я осталась стоять. Я доверяла Леону, но теперь это доверие лопнуло, как воздушный шарик.
   - Очень заманчиво идти туда, не зная, куда и для каких целей. Не думай, что я буду слепо тебе верить. Я никому не верю. Уже.
   - Эн, я просто хочу доказать тебе, что сказка существует, что та легенда не вымысел, хотя я рассчитывал, что ты все поймешь еще там, на маскараде.
   - Зачем ты мне это все сказал? Зачем вы от меня все это так тщательно скрывали? Чтобы потом вот так ошарашить, как это делаешь ты сейчас? Мик сказал, что тот, кто расскажет мне правду, сильно поплатится. И ты не боишься? - шепотом спрашивала я, хотя понимала, что ответов тут я не добьюсь.
   - Нам нужно быстрее сесть в машину, - и он опять взял меня за руку, только на этот раз не так сильно.
   Мы молча поплелись вдоль темной улицы. Сейчас я очень туго пыталась понять, что же действительно творится в этом мире. Он сошел с ума? Вряд ли... Хотя Леон сказал, что в их мире я самого рождения. Почему? Неужели кто-то из моих родственников является крудусом? Папа? Не думаю, он слишком эмоционален на людях, а если он был крудусом, то не выходил из дома. Мама... Вот она как раз редко выходит из дома, а если и выходит, то на долго. Но в нашем доме есть прислуга, а они обычные люди. Но я ни разу не видела, чтобы кухарка или еще кто-нибудь чувствовали себя плохо в её присутствии. Бабушка? Этот вариант отпадает так же, как и дедушка. Они умерли, а значит они простые смертные. Да ведь и я тоже простая смертная, хотя в этом я сейчас очень сильно сомневаюсь. Разве с обычным человеком могут происходит такие аномалии? Разве у обычного человека через минуту после перелома кость обратно срастается? Да и если Леон этот, то я бы давно умерла от его эмоций, так как злился он не раз и все эмоции выплескивал на меня. Но вопрос: кто я тогда? Я же не могу быть крудусом! От моих чувств еще никому плохо не становилось!
   Но именно когда я это подумала, то где-то в глуби моего мозга зашевелился червячок, который напомнил мне события перед новым годом. Тогда когда ко мне приставал Райан. Он надвигался на меня, а я чувствовала страх и злость, которые еще никогда не испытывала. Даже мама и Леон меня так сильно не выводили из себя, и именно тогда я почувствовала, как что-то хлопком вырвалось из меня, и это что-то я направила именно на Райана. И ему стало плохо... ему стало очень плохо. Но тогда я все это посчитала за галлюцинацию, что ему стало плохо не по моей вине, хотя такая мысль не раз пробегала у меня в голове. А вот сейчас... Сейчас я знала о существовании тех, кто мог просто разозлиться и этим убить пару человек. По моей коже пробежали мурашки, снова.
   - Я же не крудус? - тихо спросила я у Леона, когда мы уже почти прошли эту темную улицу, и в конце виднелся огонек света.
   - С чего ты взяла? - вопросом ответил мне Леон.
   - Ну эти же ваши штучки не действуют на меня, не так ли?
   - Здесь не место для таких разговоров, Эн.
   - Почему?! - возмутилось мое нутро.
   - Потому что они поблизости, - тихо сказал переводчик.
   - И что? Что из этого? Ведь мне они все равно ничего не сделают.
   - Сделают, - спокойно ответил Леон, но мне от его тона стало еще хуже.
   Хотя конечно, они же могут просто меня убить. Но только человеческими способами... Уж лучше умереть от чей-нибудь злости.
   Я лихорадочно соображала, пытаясь все же понять, что твориться на этом белом свете. Можно предположить, что я по каким-нибудь непонятным мне причинам имею ''иммунитет'' ко всем этим штукам крудусов. Но как Джеки, Мик? Они же все поголовно говорили, что я не должна ничего знать, что мне никто ничего не должен рассказывать. Господи, я когда-нибудь смогу понять, что происходит?!
   Мы с Леоном уже вышли из этой узкой и темной улицы на широкую и более освещенную. Он наконец-то отпустил мою руку, которая сейчас просто ныла от боли. Я пыталась рассмотреть, где мы находимся, но Леон вдруг повернул вправо и направился к темно-синему, почти черному, BMW. И это его машина?! Она же стоит бешеных денег! Откуда они их только берут?!
   - Я так догадываюсь, что это твоя? - крикнула я Леону, побежав следом за ним.
   - Садись на заднее сидение! - крикнул мне переводчик, уже садясь за водительское сидение. Я лишь только хмыкнула и открыла пассажирскую дверь.
   Салон машины был роскошным. Сиденья были обиты черной кожей, а сам салон был более светлый, но обит такой же черной кожей. В этот момент я точно усомнилась в ''хороших'' намерениях переводчика. Темный салон машины наводил просто ужас, но в тоже время все пахло роскошью. Богатые дяденьки называется... И зачем ему только работать было со мной, когда, судя по машине, денег у него итак предостаточно?
   - Вещи лежат рядом, можешь переодеться, - холодно сказал Леон, заведя мотор. Не думала, что он вообще умеет водить машины...
   - Что ты сказал? Ты хочешь, чтобы я тут переодевалась?! - возмутилась я.
   - Можешь, конечно, и на улице, но я думаю, что это не слишком удачная идея. Не волнуйся, я смотреть не буду, или ты слишком стесняешься? - Леон уже тронулся, и мы покатили в неизвестном мне направлении.
   Я скептически стала осматривать то, что приготовил мне Леон. Откуда он знал, что я буду здесь? Что я буду на маскараде? Такое ощущение, что это все было специально подстроено, а я такая дурочка, что на все это повелась. Надеюсь, что сейчас я ошибаюсь.
   - Откуда ты знал, что я буду здесь? Что я пойду с тобой к твоей машине, что ты заранее приготовил мне вещи? - спросила я, рассматривая черную довольно широкую футболку и сомневаясь в том, что она вообще женская.
   - Ты думаешь, что я действую по какому-то плану? - он отвернул зеркало заднего вида от меня, чтобы я могла свободно переодеться, но мне и этого было мало, поэтому я натянула сначала футболку сверху платья и только потом стала расстегивать само платье.
   - Да. Именно так я и думаю, - сказала я, пытаясь теперь расстегнуть замок платья, что оказалось довольно проблематичным, так как застегивала мне его Эрн, а не я сама.
   - Тебе помочь? - спросил Леон.
   - Ты же не смотришь! - возмутилась я, но замок наконец-то поддался мне, и я смогла расстегнуть платье, но не спешила его снимать.
   - Боковым зрением, - только и ответил он, но я стала уже натягивать джинсы, которые к моему облегчению оказались не узкими, а свободными и прямо мне по размеру.
   - Мы в машине одни, можешь, наконец, сообщить мне о том, куда мы направляемся? - я стянула наконец платье.
   - Ты же его помнешь! - наигранно воскликнул Леон, когда я попыталась сложить своё платье, чтобы оно занимало не так много пространства.
   - Ты думаешь, что я его теперь еще одену? Леон, не думай, что я забыла свой предыдущий вопрос. Отвечай, - злобно сказала я, скомкав, наконец, своё нерадивое платье и запихнув его за спинку. Среди одежды, которую мне предоставил переводчик, была еще олимпийка и кроссовки.
   - Мы едим на окраину города для того, чтобы я мог тебе кое-что показать, - он повернул зеркало заднего вида так, чтобы я могла видеть его глаза.
   - И откуда ты знаешь, какой размер обуви у меня? - не смогла сдержаться от вопроса я, когда надела кроссовки, и они пришлись мне впору.
   - Чисто интуитивно, - усмехнулся Леон.
   Сейчас мы ехали среди каких-то деревьев, кустов. В общем, необитаемая местность. Леон очень хорошо вел машину, а может, это мне казалось из-за того, что машин на улице практически не было. Сколько же сейчас времени?
   - А ты не будешь переодеваться? - удивленно спросила я, заметив, что его маска лежит в бардачке, а сам он так и был в элегантном костюме.
   - Хочешь повести за меня машину, Эн?
   - Спасибо, не хочу. Хотя даже если мы попадем в аварию, то со мной все будет в порядке.
   - Как так? - удивленно спросил Леон, хотя эта ''удивленность'' была явно наиграна, так как, судя по его глазам, он вообще хочет сейчас просто расхохотаться.
   Кажется, я сейчас немного проболталась. О моей способности к моментальному заживлению костей знает только Мик, и я не хотела, чтобы это узнал еще кто-нибудь. Поэтому сейчас я сделала непроницаемое лицо и промолчала. Пусть помучается. Но Леон, казалось, не так уж и был этим заинтересован. Сейчас он внимательно смотрел на дорогу, полностью игнорировав моё присутствие, что меня злило еще больше. Но я не собиралась сдаваться. Если молчит он, то и мне нечего трепаться. Но тут неожиданно зазвонил сотовый телефон у Леона, и он резко затормозил, что я даже ударилась о переднее сидение.
   - Молчи, - быстро сказал мне Леон и поднял трубку, из которой сразу послышался шум, чьи-то голоса и музыка.
   Было заметно, как сильно сжал в руке телефонную трубку переводчик. Другая рука, которая сейчас вроде бы мирно покоилась на руле, но я заметила, что еще чуть-чуть и Леон просто сломает руль - так он был напряжен.
   Я молчала и внимательно наблюдала за действиями молодого человека. В трубку он почти ничего не отвечал. Из его горла выходило только какое-то тихое рычание. Судя по всему, сейчас он очень сильно разозлился. Но из-за чего? Кто вообще ему позвонил? Сама я тоже заметно начала нервничать. Машина стояла посреди дороги, но и других машин не было видно. Мы все еще были в той ''необитаемой'' местности. Тут Леон бросил трубку, ничего не ответив. Он очень резко нажал на газ и машина, как пуля, полетела по шоссе. Я лишь удивленно наблюдала со всем этим. Что-то явно случилось, и что-то точно нехорошее. Это я чувствовала, потому что это напряжение просто повисло в машине, как туман над рекой утром.
   - Что случилось? - тихо спросила я, но от этого Леон только еще крепче сжал руль и больше надавил на газ.
   Если он не сбавит обороты, то вполне возможно, что я еще раз проверю на прочность свои кости.
   Некоторое время мы ехали молча, но это было не больше пяти минут. Скорость на спидометре уже была 90 миль/час, от чего пейзаж за окном был сплошным темным пятном. Во мне с каждой секундой нарастало чувство страха. Боюсь разбиться? Нет, не это. Здесь что-то другое.
   - У меня появились проблемы, - спокойно сказал Леон, но я видела, как ''легко'' дается ему это спокойствие.
   - И с чем они связаны? - у меня дрожал голос, Леон не ответил.
   Мои худшие опасения оправдались. Не знаю, чего я ждала от этой поездки. Узнать всю правду о себе, о других, о маме, о бабушке? Может быть, но мне никогда не везет на такое. Когда правда уже находится от меня в нескольких сантиметрах, то кто-то очень осторожно вырывает её у меня прямо перед лицом. А я ведь так ждала. Я хочу узнать все с того самого момента, как вылетела из США и приземлилась в Россию. Но, видимо, никто не спешит поделиться со мной секретами. Хотя Леон проявил сегодня ко мне какое-то добродушие, если это можно так назвать. Но все сорвалось. В последний момент.
   ''Пора бы уже привыкнуть, Эн'', - пропел сладкий голос в моей голове, от которого меня чуть не вывернуло.
   Не хочу себе признаваться в том, что в этом мире на меня наложили табу. Все молчат, как рыбы...
   - Я отвезу тебя в город. Сядешь в такси и поедешь обратно на торжество, - сказал Леон, сбавляя газ.
   - Отлично, ушла в платье, а вернусь в джинсах и футболке. Интересно, как на это отреагирует Эрн? Или, может, ей тоже рассказать твою сказку?
   Я заметила, как Леон напрягся еще больше. Значит, все, что сейчас было, должно остаться в строжайшем секрете. Как всегда. Снова. Но сейчас я ждала ответа, и если его не будет, то я не выйду из машины, и пусть он меня везет, куда захочет.
   - Ты не расскажешь. И вернешься ты тайком, чтобы никто тебя не видел.
   - Тогда скажи, зачем я вообще полезла с тобой в эту машину?! И что это еще за проблемы? Это касается меня? - я была уверенна, что это точно касается меня.
   - Эн, успокойся. С тобой все будет в порядке. С твоей подругой тоже.
   Зачем он сейчас упомянул про Эрн?
   Сейчас мы завернули на улицу с домами. Но эти дома я не могла нормально разглядеть, так как Леон все еще гнал машину на огромной скорости.
   - Я не выйду из машины, пока ты мне все не объяснишь. Черт возьми, Леон, я имею право знать правду, особенно когда это касается лично меня! - кричала я не переводчика.
   Сейчас я злилась, как всегда злюсь в присутствии Леона. Его молчание, двусмысленные слова, непонятные поступки и то, что он знает больше меня - выводит меня больше всего на свете. Когда я первый раз увидела переводчика, то казалось, что мы сможем подружиться, сможем общаться, хотя я по жизни была одиночкой. Но сейчас я просто уверена в обратном. Человек, сидящий сейчас за рулем, никогда не сможет мне стать больше, чем просто переводчиком и полной занудой.
   - Я дам денег на такси и скажу адрес домика Элеанора, - сказал Леон, чуть усмехнувшись.
   Похоже, моя злость его забавляет.
   - Ты невыносим! Леон, какого черта я вообще повстречала тебя в своей жизни?! Даже Анна не могла так сильно... - я запнулась, - ...трепать мне нервы.
   - Советую тебе ближайшим рейсом вылетать из страны, - Леон затормозил машину у какого-то здания, недалеко я увидела желтую машину - такси.
   - Я не хочу туда возвращаться, - твердо проговорила я, все еще не вылезая из роскошного BMW.
   - Энни, ты просто не знаешь, что тебя ждет здесь. Лучше уговори своих друзей, чтобы они не засиживались в этом месте, а поскорее собирали вещи.
   - Тогда просто скажи, зачем ты меня куда-то хотел отвезти, и я выйду из машины, - ровным тоном сказала я, пытаясь не сорваться.
   - Венеция, Эн, самый безопасный в мире город. Почти каждая улочка здесь окружена водой, а вода - она не пропускает звуки. Я думал, что только здесь смогу хоть что-то тебе сказать, без свидетелей. Но они повсюду, даже здесь. Похоже, ты теперь у них на особом счету.
   По моей коже в который раз прошлись ровным строем мурашки. Что там сказал Леон? На чьем я счету?! Эти крудусы еще и на группы подразделяются что ли?! Почему я вообще во все это замешана? Я же не крудус...
   - А сейчас что? Разве в машине нельзя было мне хоть что-то рассказать? Или и тут кто-то есть? - с сарказмом спросила я, если и задавать вопросы, то прямо в лоб.
   - Тебе не понять, Эн. Они существуют уже более 700 лет... Они умеют и знают то, о чем человек никогда в жизни не подумал бы. Единственный человек, который смог бы тебе все объяснить и рассказать - это твоя бабушка. Но Сьюзи умерла давно уже... Она всё знала.
   Эти слова, как ножом резанули по сердцу. Когда ты что-то важное узнаешь о дорогом тебе человеке, который уже умер, то становится не по себе. У меня появилось уже множество вопросов, которые я бы хотела задать Сьюзи, но я не могу... Я никогда не смогу.
   Почему-то именно сейчас я вспомнила момент моей жизни из детства, того счастливого детства, когда у меня была настоящая семья, пусть мама меня уже тогда и игнорировала, но у меня была бабушка.
   Мне было всего 7 лет - я только поступила в школу. Сьюзи сказала, что теперь я уже взрослая. И тогда я весь день ходила с гордо задранной головой. Только бабушка могла пробудить во мне чувство собственного достоинства, только её словам, а потом и папиным, я могла верить безукоризненно.
   Сьюзи сказала, что отвезет меня на побережье, что было для меня великой радостью. Из своего дома я редко выбиралась, а если и выходила, то дальше десяти метров от дома не отходила. Я просто боялась, только до сих не понимаю, чего. Это было внутреннее чувство. Мне казалось, что поблизости есть опасность, но ведь тогда я была маленькая, чтобы понять, что же действительно происходит. А сейчас уже поздно...
   Меня и бабушку отвезли к побережью... Это было вечером. Тогда я впервые увидела закат, красоту океана и то, что бабушка немного изменилась. Если бы я так много времени не проводила с ней, то этого изменения и не заметила. Но Сьюзи изменилась. В её глазах было волнение, такое же, когда я иногда выбегала на дорогу, не посмотрев, едет ли машина. Но тогда это волнение было намного больше.
   Вместе со Сьюзи мы прошли к самой воде, где лежало бревно. Она осторожно села на него и позвала меня. Я точно помню, что тогда просто не могла отвести взгляд от сияющего горизонта, от красного солнца и искрящегося океана, поэтому была слишком не сосредоточенной. Бабушка посадила меня на колени и начала покачивать. Они никогда раньше не сажала меня на колени и не качала. Это я тогда заметила. Она очень часто дышала и, не моргая, смотрела на океан, куда был направлен и мой взгляд. Я тихо ожидала, пока Сьюзи заговорит.
   - Как же мне жаль, Эн, что я подвергла тебя на такую судьбу, - проговорила она, все еще покачивая меня на коленях. - Ты когда-нибудь все поймешь, надеюсь, это будет не слишком поздно.
   Я только покачала головой, давая понять бабушке, что сейчас мне не до нее. Я любовалась закатом, который просто заворожил меня. Почему я только сейчас вспомнила её слова? Почему только сейчас вспомнила этот разговор и поняла, насколько он был важен... Сьюзи уже тогда все знала... Она знала, что мне придется не сладко...
   - Эн, надеюсь, ты сможешь сохранить свою жизнь. Боже, милая моя, как мне жаль... - тогда я впервые увидела, как по щеке бабушки скатилась слеза, маленькая, еле заметная, которая оставила за собой тоненькую полоску влаги на щеке. Эта слеза упала мне на руку, но я не обратила на неё внимание. Если бабушке было плохо, то и мое настроение портилось. Но я не хотела тогда печалиться - я была на лазурном берегу, я смотрела на закат и не думала, что через несколько лет жизнь для меня станет рулеткой - не известно, что выпадет, неизвестно, что будет дальше.
   Почему же бабушка мне это говорила тогда, когда я была слишком маленькой, чтобы понять слова, которые, возможно, подсказали мне что-нибудь?
   Я почувствовала, как по моей щеке скатилась слеза, и это вернуло меня в реальность. Леон пристально смотрел на меня, ожидая моих действий. В салоне было темно, поэтому он вряд ли заметил, что я начала плакать. Не выдержав, я выскочила из салона. Машина тут же отъехала от меня и умчалась в темноту. Мне оставалось только смотреть, как быстро удалялось от меня роскошное BMW.
   В кармане олимпийки я нащупала деньги - Леон продумал все, до мелочей. Сжав в руке бумажки, я быстро направилась к такси.
   В желтой машине, облокотившись на сидение, полулежал водитель. Похоже, он дремал. Интересно, довезет ли он меня или придется ждать утра? Я осторожно постучала по стеклу, от чего этот мужичок в возрасте сразу встрепенулся. Он удивленно поднял на меня глаза, но рассмотрев получше, наконец, отпустил стекло. Из машины вырвался душный накуренный воздух. Мне пришлось немного наклониться вперед.
   - Мне, пожалуйста, до... - только сейчас я вспомнила, что не знаю адреса. Мужчина задумчиво на меня посмотрел, видимо решает, насколько я пьяна, что не помню, куда мне надо.
   Ответ в голове нашелся не сразу, поэтому в немом состоянии я простояла около минуты.
   - Вы, случайно, не знаете, где находится домик Элеанора? - почему я назвала этот шикарный дворец домиком, я не понимала.
   - А тебе туда зачем? - так и знала, что он мне задаст этот вопрос. Конечно, зачем среди ночи мне потребовалось ехать в этот дворец, да тем более в таком виде?
   - Элеанор - это друг миссис Хапли, а Эрн - её дочь, а я подруга Эрн. Мы вместе приехали на маскарад, который проводится там. Вот я с одним знакомым... заезжала в город, но вот сейчас забыла спросить точный адрес дома Элеанора. Пожалуйста, мне срочно нужно к Эрн, - я протянула мужичку все деньги, что у меня были и, судя по его очень удивленному взгляду, денег было много.
   - Садись, довезу! - без вопросов сказал мужичок и разблокировал двери.
   Я села на заднее сидение для большей безопасности. Через несколько секунд загудел мотор и мы тихо тронулись с места. Как бы я хотела, чтобы на этом мои приключения на сегодня закончились...
   Машина ехала не слишком быстро, поэтому я более четко могла рассмотреть, что же находилось за окном. Там все так же мелькали деревья, но кое-где я видела, как блестит вода от бликов фонарей. Я сразу вспомнила слова Леона о том, что вода - она не пропускает звуки. И что он этим хотел сказать? Я даже не могла предположить. Его слова всегда заставляют меня подолгу думать, и я никогда не могу прийти к определенному выводу. Леон всегда уходит от ответов, причем так незаметно, что будь на моем месте другой человек - он явно этого не заметил бы. В отличие от Мика, Леон мне действительно кажется, будто пришедшим из другого мира. Неужели он и правда 119 лет не является человеком? Но ведь он им был когда-то... сколько же ему лет на самом деле? Да и вообще, я так и не могла понять, как крудусы могут жить среди людей? Они ведь живут, Леон ведь жил. А Мик? Он, наверняка, тоже один из них. Это понятно! Но Микки... Он мне нравится, но сейчас во мне вместе с симпатией смешалось какое-то и другое чувство, и я не хочу об этом думать.
   Мы ехали по небольшой улочке, сбоку был забор, а за ним вода. Я не знала, где мы сейчас могли находиться. В Венеции я никогда не была, а значит, не знаю здесь ничего. Но сейчас меня привлекло кое-что за окном. Впереди нас стояла темно-синяя BMW, хотя я не была уверенна, что это та самая машина Леона. Рядом с BMW стояла ослепительно-белая машина с откидным верхом, возле машин стояли люди, но так как мы еще были достаточно далеко от них, то я не могла разглядеть, кто это был. Я попросила водителя такси ехать помедленней, но в пределах нормы, чтобы ничего нельзя было заподозрить. Там, среди темно-синей и белой машины стояли люди, и именно они меня сейчас и интересовали. Леон сказал, что у него проблемы. Какие? Вполне возможно, что сейчас он там, среди этих черных фигур.
   Убавив газу, мы заметно медленнее стали ехать. Наша машина уже вплотную приблизилась к этой группе людей, и у меня екнуло сердце, когда среди них я заметила молодого человека, блондина. Конечно, это мог быть кто угодно! Но почему мне стало так страшно? Мы быстро проехали это маленькое собрание людей. Из-за того, что мы быстро стали отдаляться - я не смогла разглядеть лица, но некоторые люди махали руками, видимо, чем-то недовольны. Я наблюдала за ними из заднего стекла, пока мы не завернули на другую улицу.
   Мое сердце сейчас билось с удвоенной силой. Что там? Я хотела пойти, посмотреть, узнать, что за люди там присутствовали. Есть ли там Леон? Есть ли там... Микки?
   Почему-то я стала волноваться, очень сильно, словно сейчас за еще одним поворотом что-то случится. Но ничего не происходит - мы поворачиваем на одну улицу, на другую. Все тихо. Мой инстинкт не всегда работает хорошо, но сейчас весь мой дух чувствовал что-то неладное. Я посмотрела в окно машины, но ничего подозрительного не было. Но и эта тишина мне не нравилась.
   - Ночью всегда так тихо? - спросила я у водителя.
   - Обычно наоборот. Тем более, сейчас праздник, весну встречаем. Днем на площади был маскарад и большинство людей все еще должны быть на улице.
   Последнее время все происходит не так, как мне того хотелось. Прилетев в Венецию, я рассчитывала провести три дня, разлеживаясь посреди комнаты и ни о чем не думая. Но теперь после того, что мне рассказал переводчик, я вообще вряд ли уснуть смогу! Вопросы в голове крутятся постоянно. Я пытаюсь связать их, понять, найти зацепку. На некоторые я имею ответ. Например, Люси, Леон, Мик, Дон и Элла - крудусы. В этом я могу быть уверенна. Их поведение, то, что они были в моих странных видениях, делали непонятные вещи, явно говорит о том, что это не просто люди. Это вообще не люди... Дон Браун - брат-близнец Леона. Но что между ними такое произошло? Почему один отрицает другого? Почему Дон убивает... Почему все это происходит со мной? Хотела бы я свалить все это на чьи-нибудь плечи, потому что чувствую, что скоро сломаюсь, как соломинка. Таких поворотов событий, такой жизни я не могу просто выдержать.
   Водитель резко затормозил. Сколько же можно тормозить сегодня?! Хотя бы предупреждали! Я резко откинулась на заднюю спинку сидения и уставилась в окно. Если водитель затормозил, значит, на улице что-то есть. Но только через несколько секунд я осознала, что мы уже подъехали к замку, дворцу или как там еще называть этот огромный дом. Меня удивило то, что остановились мы не около ворот, а немного дальше. Что же, тем лучше будет для меня. Я уже собралась дернуть ручку двери, но водитель остановил меня.
   - Подожди, - тихо сказал он, и я попыталась что-то рассмотреть сквозь густые заросли возле забора, но потом мой взгляд упал на ворота. Закрыты. Музыка уже не слышна, но отчетливо слышно, что люди копошатся, что-то выкрикивают, бегают по улице, так же у самого дома я увидела машину скорой помощи. А ей что тут делать?
   Я сразу испугалась за Эрн и миссис Хапли. Я не прощу себе, если с ними что-то произойдет. В голову сразу пришла не самая приятная мысль, хотя когда в последний раз мои мысли были приятными?
   В зале же были крудусы. А что они могут делать? Они могут убивать... От такой мысли мне перехватило дыхание. Я с остервенением дернула ручку двери и выбралась на свежий воздух. На меня подул прохладный ветерок, в котором я чувствовала что-то неприятное, словно электрический ток. Но теперь у меня есть проблема - надо пробраться в дом незаметно, но как, когда везде снуют люди, а ворота каким-то чудесным образом оказались закрыты?!
   Адреналин в крови бил фонтаном, хотя я не от кого не спасалась, не бежала и ничего сверх-необычного не видела. Мне было страшно? Нет, теперь я уже меньше боюсь, когда знаю, с кем имею дело, примерно знаю и не до конца еще верю.
   Мои руки лежали на холодных прутьях забора. Он был выше меня футов на 6. Подняться я, может, и смогла бы, а спуститься? Смогу ли не приземлиться на свою пятую точку? В этом я не могла быть уверенна. Прыгать мне никогда не приходилось. В своей старой школе я не отличалась на физкультуре активностью, хотя посещала все уроки и делала все задания. В этой школе я этот урок прогуливала, так как не опасалась, что директор позвонить домой. Кому звонить? Переводчику?
   Я потянулась на руках за прутья и с помощью ног залезла почти наверх. Сейчас меня от роскошного замка отделяли острые наконечники прутьев, которые вроде бы прикреплены для красоты, но на самом деле - это способ защиты от вот таких, как я. Единственный выход сейчас - это залезть еще выше и перепрыгнуть через все это, а главное - не сломать свои ноги, хотя я не боялась этого. Пусть мои глаза и обычного цвета, но холод внутри, под самой кожей, я до сих пор чувствую. Он не оставляет меня никогда, хотя я пытаюсь не думать о нем, но иногда это доставляет неприятные ощущения: на улице вроде тепло, а тебе кажется, что холодно. А сейчас, когда в крови куча адреналина, то этот холод стал чувствоваться раз в 10 больше. Интересно, я узнаю когда-нибудь, для чего он предназначен? И неужели я впитала его из тумана? Кто мне даст ответы на эти вопросы?
   Потянувшись на руках еще чуть-чуть, я оказалась чуть ли не на дереве, которое так удачно для меня спускало свои ветки прямо на забор. Если ухватится за них, а потом спрыгнуть, то, возможно, приземление будет хорошим и безопасным.
   Так я и сделала: схватившись за ветку дерева, которая была ко мне ближе всех, я переставила ногу через забор и, чтобы не задеть острые наконечники прутьев, прыгнула вниз.
   Приземление было почти незаметным, но я сильно ударилась пятками о землю, что теперь наступить было почти невозможно. Но главное то, что я не сломала себе ничего, зато сейчас все руки были оцарапаны ветками. Сама я была по колени в пыли.
   Отряхнувшись, я пошла вдоль забора на задний двор замка, стараясь не делать шума и передвигаться незаметно. Но я так и не решила, как мне пробраться внутрь. Возможно, меня и не заметят в этой шумихе, но если попадется Эрн или миссис Элис, то они явно заподозрят что-то не ладное. Я ведь просто взяла и ушла с маскарада, никого не предупредив. Теперь, чтобы сохранить жизнь своей подруге и её маме, мне придется врать еще больше. Как бы мне хотелось рассказать им все до последней капли, хотя я сомневаюсь, что они поверили бы мне. Но ведь я не могу всю свою жизнь держать в себе все это. Мне надо было высказаться, но кандидатур на выслушивание моего нытья не было и никогда не будет.
   От этого вывода на душе стало еще тяжелее. Что там Леон говорил? Сказка? Это самая страшная сказка в моей жизни... Но еще страшнее от того, какой же у нее будет конец. Неужели мне придется всю оставшуюся жизнь скрывать от всех все это? Я не хочу быть как крудусы... не хочу.
   Я уже успела обойти пол замка, но в такой темноте разглядеть где-то запасной выход - это непосильная задача.
   Но вот откуда-то из стены (возможно там и есть дверь) вышел человек, затем другой, потом еще один. Они были в масках, в костюмах, и они бежали. Эти люди бежали куда-то совсем в противоположную сторону от скорой помощи, да и вообще от всего скопления людей.
   Мне стало страшно. Они ведь не просто так убегают в другую сторону?
   Я просто вжалась в забор, чтобы меня нельзя было заметить. Почему-то мне не нравится все это. С тех пор, как я узнала, что на планете есть крудусы - все перевернулось с ног на голову, словно Земля изменила свои полюса. Всё не должно быть так! Я не должна была слушать эту чертову сказку Леона, я не должна была!
   На всех парах к этим убегающим людям бежал один из дворецких. А ему-то что нужно от них? То же натворил что-нибудь?! Мое сердце итак уже билось со скорость звука, а сейчас оно, казалось, совсем остановилось, когда один из убегающих заметил дворецкого. Эти двое остановились как вкопанные. Не знаю, что чувствовал прислуга, но у меня мурашки пробежали по коже. Казалось, что волосы на затылке встали дыбом, когда я увидела, что дворецкий очень медленно начал отходить назад, хотя он не отходил - он падал. И вот все, прислуга лежит ничком на холодной земле, а эта девушка лишь секунду смотрела на него, а потом очень быстро побежала за теми другими. Через несколько минут они скрылись в темноте, а мое сердце, казалось, совсем остановилось. Я стояла и пыталась понять, что сейчас видела. У меня не хватало смелости, чтобы подойти и проверить, что с этим беднягой. У меня даже не хватало сил на то, чтобы просто закричать и позвать на помощь, потому что в горле все пересохло.
   Что я сейчас видела? Это то, о чем я думаю? Боже... Надо же позвать на помощь, но вместо этого я рванула к той самой двери, откуда выходили эти неизвестные.
   ''Но они повсюду, даже здесь. Похоже, ты теперь у них на особом счету'', - крутились в голове слова Леона, и до меня наконец-то дошел этот масштабный смысл этих строк. Если на маскараде был Леон, Люси, то, возможно, были и другие. А значит, что делать мне в этом дворе больше нечего, и еще... при любом увиденном лице надо закатывать глаза и делать вид, что мне становится очень плохо. Ведь я не знаю, кого могу встретить в коридорах замка Элеанора.
   Я забежала в маленький коридорчик, видимо, это и есть запасной выход. Из него наверх вела лестница, а там стена и дверь. Теперь мне осталось только дойти до комнаты, найти Эрн и её маму и смыться как можно быстрее отсюда. Жаль, что мне не удалось посмотреть во всей красе Венецию, но сейчас жизнь мне дороже, а жизнь моей подруги мне дороже и моей жизни, что уже там говорить о миссис Элис!
   Повернув ручку двери, я вошла еще в один коридор, который оказался куда больше предыдущего и неизвестно, куда он еще вел. Я стала пробираться тихо по стеночке. Мне казалось, что сейчас из этой темноты кто-то выйдет и все... на этом мое мирное существование закончится.
   Я прошла, наверно, около 20 метров, но ни двери, ни света, абсолютно ничего еще мне не попалось. Странно, что здесь ни горела ни одна лампочка. Элеанор должен был позаботиться о безопасности гостей, которые у него находятся или хотя бы указать нам, где у него тут запасные выходы.
   Тут я наступила на что-то хрупкое, и оно треснуло под моими ногами. Судя по звуку - это стекло. Видимо, те, кто убегал отсюда, позаботились о том, чтобы разбить все лампочки в этом коридоре. Но наступила я пока только на одну. Другие лампочки видимо находятся по другую стенку, либо их тут просто было очень мало.
   Наконец, в конце этого темного коридора показался просвет. Ощущение, будто я шла не по коридору, а по туннелю. ''Свет в конце туннеля'' - надеюсь, это ничего не значит.
   Этот свет оказался просто еще одним коридором, который заворачивал вправо и там, слава Богу, был свет. Теперь я могла не идти, а бежать. Мне уже хотелось вырваться из плена этого дома и попасть в свою комнату. Хотя я понимала, что если я вернусь обратно в Россию, то до 18 лет мне уже не удастся никуда выехать. Но ведь ждать осталось не долго. Год всего.
   Я выбежала в широкий и светлый коридор, по бокам которого находились еще коридору и двери. Не знаю, что там было, но в эту часть дома нас точно не водили. А вот и лестница, большая. Не долго думая, я побежала по ней на свой этаж.
   Оказавшись в знакомом мне коридоре, я, не торопясь, пытаясь восстановить свое дыхание, пошла к своей комнате. Главное, сделать вид, что ничего со мной не было. Но из меня никудышная актриса, я уже много раз в этом убеждалась.
   Переведя дыхание, я остановилась у своей двери. Теперь надо войти в комнату, собрать все вещи и бегом к Эрн.
   В комнату стояла темнота, хотя от окна падал свет, отчего покрывала на кровати, казалось, светились. Ну что ж, вещей у меня совсем мало, да и я их и не вытаскивала из чемодана. Зайдя в ванную комнату, я быстро сняла все заколки и расчесалась, потом завязала волосы в хвостик высоко на голове, а челку заколола на бок. Теперь нужно было переодеться. Пусть мне и нравилась эта одежда, но Эрн явно заметит, что она не моя, так как вещи мы собирали вместе. Моя подруга из тех, кто замечает во внешности человека каждое изменение, из-за чего мне приходится временами надевать линзы, когда мои глаза становятся слишком черными.
   Я переоделась в свои старые джинсы, свою старую водолазку и любимые конверсы. Мельком взглянув в зеркало еще раз, я убедилась, что все в порядке. Хотя в глазах сейчас явно можно было увидеть страх и волнение. Надеюсь, Эрн хотя бы этого не заметит.
   Я вышла из комнаты, при этом поставив у самой двери свою сумку и чемодан. Постучавшись в соседнюю дверь, я стала ждать, пока её откроют. Но за дверью только тишина. В голове за пару секунд уже успела пробежать мысль о том, что там в скорой помощи сейчас может находиться и моя подруга, но нет. Этого не будет. Эрн умная и не сунется в самое пекло событий, хотя... Благодаря мне, она теперь не только полезет в самое пекло, но так еще и будет принимать во всем это участие. Я слишком плохо на нее влияю.
   Собрав остатки своей смелости в кулак, я постучалась еще громче, чуть ли не пробив дверь от волнения. Если мне сейчас не откроет Эрн, то я сойду с ума от переживания! Но за дверью послышался скрип, и я облегченно выдохнула.
   На пороге стояла уставшая подруга. Она даже подняла брови от удивления, когда меня увидела. Эрн уже переоделась и видимо, собиралась спать.
   - Я тут с ума схожу от того, куда ты могла пропасть! Говори спасибо, что я маме еще не сказал, иначе бы мы искали тебя с полицией! Где ты была?! - Эрн чуть ли не тряслась от злости. Конечно, я её понимаю. Если бы Эрн пропала, то я точно уже подняла на ноги и полицию и весь дом вообще.
   - Я гуляла по городу... - сдавлено сказала я, понимая, что это самое глупое оправдание.
   - И с кем ты гуляла? - покосилась на меня подруга.
   - Ну тот парень, с которым я танцевала. Помнишь? Джордж! - выпалила я.
   - Ты же его совсем не знаешь! И пошла гулять неизвестно с кем?!
   - Он хороший... - тихо сказала я, как же горят мои уши! - Эрн, надо отсюда уезжать! И сегодня же!
   - Ты с ума сошла?! Пока они там разберутся... мы тут еще точно два дня пробудем!
   - Нет! - крикнула я. Ни дня здесь больше не пробудем.
   - Энни, ты хоть знаешь, что тут было? - возмутилась подруга.
   - Расскажи, - тихо сказала я и прошла в комнату.
   - Энни, среди людей была какая-то банда местная... не знаю, как они пробрались незамечено, но они отравили еду и бокалы с вином и шампанским! - не очень убедительная история, но вполне правдоподобная. Я видела, как та девушка без контакта смогла повалить дворецкого на землю, а ведь я даже не проверила, что с ним.
   - А почему тогда мы не отравились? - спросила я.
   - Нам повезло просто. Они еще могут находиться в доме. Тут очень много комнат - есть, где спрятаться. Эн, как ты вообще могла с ним уйти?! Я же места себе не находила. Сначала я видела, как вы танцевали, но потом вы исчезли, словно вас и не было. Я пошла проверить, не ушла ли ты в комнату, но там никого не было. Эн, могла бы предупредить хотя бы?! - волновалась Эрн.
   - Прости. Значит, говоришь банда местная? Эрн, поверь, здесь хуже. Нам надо уезжать отсюда сейчас же!
   - Да почему?! Энни, я не понимаю. Что-то случилось там? Ну, когда вы гуляли? - тихо спросила подруга, будто говорила о чем-то не совсем приличном.
   - Нет, Эрн. Я тебе объясню всё, когда мы вернемся в Россию! Эрн, прошу, давай уговорим твою маму, чтобы сегодня же улететь обратно, - молила подругу я.
   Сейчас я готова была разрыдаться, если Эрн со мной не согласится. Я же не могу ей рассказать, но, а как тогда объяснить, почему мне так срочно надо отсюда улететь? Как ей вообще все рассказать? Я просто теряюсь оттого, что мне приходится врать, придумывать несуществующие истории. Мне стыдно, но я ничего не могу поделать.
   - Ладно. Я её уговорю. Но ты обещай, что расскажешь мне всё всё, когда мы приедем домой!
   - Обещаю, - прости меня бабушка, что мне приходится давать невыполнимые обещания.
   Эрн вышла из комнаты и через 10 минут вернулась обратно. Она сказала, что её мама согласилась улететь сегодня, даже прямо сейчас, когда мы соберем все вещи. Это меня обрадовало.
   - Я уже собрала вещи. Теперь я могу помочь тебе. Эрн, главное давай быстрее. Я хочу улететь уже в ближайшие 2 часа! - Эрн на меня посмотрела, как на умалишенную. Конечно, сначала так рвалась уехать из России, а теперь рвется обратно еще сильнее.
   Через полчаса мы уже с чемоданами выходили на улицу, где все так же стояла скорая, копошились люди. Кто-то плакал, что казалось этот плач, разрывает ночную тишину пополам. Не хотелось думать, по какой причине так плачут, хотя я догадывалась. Но мне главное было сейчас просто вызвать такси и уехать. Стоп. Ворота же так и не открыли. Как мы уедем?!
   К нам, стоящим около самых ворот с чемоданами, большими шагами подходил Элеанор. Он был растрепан и явно чем-то сильно обеспокоен. Ну что ж, это его проблемы, не наши. Нам главное уехать и побыстрее.
   - Вы решили покинуть нас так рано, милые леди? - разочарованно спросил он, явно обращаясь к нам с Эрн.
   - Просто у меня дома проблемы. Надо срочно вернуться, - нагло соврала я, и Элеанор посмотрел мне прямо в глаза. Холод под кожей стал колоть с невыносимой силой, что я непроизвольно съёжилась. Элеанор лишь только ухмыльнулся и произнес:
   - Я позову своего водителя, чтобы он вас довез до аэропорта, Элис. Желаю вам удачного пути, - он развернулся, и я заметила краем глаза, что Эрн сейчас чуть ли не вырвет.
   - Эрн! - крикнула я, когда подруга согнулась пополам, и весь её скудный ужин вышел наружу.
   Миссис Хапли подошла к дочери и похлопала её по спине, потом дала салфетку, чтобы та вытерла рот. И лишь только сейчас я заметила, что мама Эрн ведет себя не так, как подобает любящей матери, тем более сейчас она просто безразлично осматривала площадку у фонтана, совершенно не задерживая ни на чем внимания. Нет, она не может быть в этом замешана! Но сейчас её словно подменили.
   К нам подъехала машина, которая забирала нас тогда в аэропорте. Водитель помог нам поставить чемоданы в багажник. Миссис Элис села на переднее сидение, а мы с Эрн сзади. Молча, мы выехали за ворота, которые открыли перед нами прислуги, и направились к аэропорту.
  
   Сегодняшний вечер казался мне бесконечным, а ночь тем более! Всего один день без происшествий, и тут на тебя наваливается целая куча событий, от которых можно с ума сойти. Теперь я знаю, кто Леон. Теперь я знаю, что я сделала что-то не то этим крудусам. Теперь я знаю, что никогда не смогу избавиться от всего этого. Каждый в мире несет своё бремя. Я тоже, причем мне досталось самое тяжелое. Еще я вспомнила из детства то, что не мола тогда осознать. Теперь я знаю, что бабушка уже тогда пыталась предупредить меня о чем-то. О чем? Она не могла мне прямо сказать? И эти её подсказки... что они мне дают, кроме обмороков, в которых я ничего не понимаю? Но я точно уверенна в том, что бабушка могла дать мне ответы на все вопросы, но не дала. Она умерла.
   Мы приехали в аэропорт, в котором сейчас было не так много людей, как днем. Надеюсь, до России найдется хоть один ночной рейс. Я просто молилась на это.
   Нам повезло. Рейс был, как раз через час. Билетов было предостаточно, хотя самолет был итак маленький, но думаю, что как бы он наполнился хотя бы наполовину. Мы купили билеты и сдали свой багаж. Пройдя в зал ожидания, я, наконец, могла спокойно вздохнуть. Осталось несколько часов, и я буду в своем доме, который меня пугает не меньше всех этих сказок Леона. Мне кажется, что тетин дом, то есть моей бабушка, тоже как-то со всем этим связан, а если и верить моим ведениям... Особенно тому, которое было самым последним в недавно закрытой комнате.
   Сейчас объявили посадку на самолет, на наш самолет. Поднявшись, мы направились к пункту регистрации. Я чувствовала себя облегченно, пока в микрофон не произнесли моё имя, и моя кровь просто застыла в венах.
   - Прошу прощения. Если среди пассажиров находится Энге Андельсон, то вас просит сейчас полиция пройти срочно в контрольный пункт, - осторожно произнесла дикторша, и сейчас я готова была взорвать к чертям весь аэропорт. Самолет не будет меня ждать, но там, в той комнате, меня сейчас точно кто-то ждет...
  
  Глава 29.
  Когда гаснут фонари, мир меняется...
  
   Эрн смотрела на меня так, будто я только что избила ни в чем неповинного человека. Конечно, я ждала чего угодно, но не этого. Если я сейчас пойду к полиции, то не факт, что смогу вернуться обратно. Да и кому я понадобилась?
   Я лихорадочно стала вспоминать, что я видела за весь этот день, но в голову ничего существенного не приходило. Я же нигде не участвовала, ни в каких ситуациях! Даже когда тот дворецкий упал - я не подошла!
   Меня била дрожь. Но я стояла на месте. Сейчас идет посадка на самолет, и я просто не могу её пропустить. Леон сказал возвращаться домой, в Россию. И немедленно!
   Я направилась к регистрационному пункту, полностью проигнорировав сообщение диктора. Пусть говорят что хотят, у меня самолет.
   - Эн, ты далеко? - меня догнала Эрн и её мама. Странно, миссис Элис слишком подозрительно молчит.
   - Я на самолет, куда еще? - я сделала вид, что не понимаю Эрн.
   - Эн, ну тебе же сказали пройти в контрольный пункт!
   - И что, Эрн? У меня самолет. Он меня ждать не будет, и тебя тоже. Если не поторопишься, то мы будем сидеть здесь до утра! - прошипела я и гордо прошла дальше.
   - Эн, ну может это что-то важное! - не унималась подруга, будто преследуя меня и мои мысли.
   - Что интересно? Эрн, я тут отдыхала, ни в какие передряги не попадала, ничего такого не видела! У меня нет повода идти к полиции. И Эрн, пожалуйста, поторопи свою маму, иначе мы опоздаем.
   А ведь правда может быть что-то важное. Но что? Да и откуда местной полиции меня знать. Я здесь всего два дня. И я, правда, пока ни в какие передряги не попадала, точнее меня никто не видел.
   Эрн уставилась на меня и ничего не говорила. Видимо, она что-то подозревает.
   ''Ей же хуже'', - сказал мой внутренний голос. Пусть уж лучше он молчит.
   Хотя сейчас у меня прокрались подозрения насчет того, а легально ли я вообще нахожусь в этой стране? Если меня не выпускают из России, то может, меня и не впускают в другие страны? Нет, мама не такая жестокая! Да и что я должна сделать такого? Неужели, моя мама может так сильно влиять на людей?
   Уже подойдя к регистрационному пункту, я остановилась. Почему мне кажется, что меня хотят снять с рейса не просто так? Вдруг, пока меня не было в России, что-то случилось, что-то такое произошло?
   Я металась и не могла решить, идти ли мне на самолет или в контрольный пункт. У меня были считанные секунды. Самолет вот-вот взлетит! Не долго думав, я покрепче ухватилась за свою сумку и, убедившись, что Эрн и её мама идут за мной, твердым шагом пошла к регистрационному пункту.
  
   В самолете было слишком душно, слишком невыносимо. Мои мысли просто толкались в голове, что мне казалось, что сейчас она взорвется, как атомная бомба. Эрн и её мама сидели возле меня - я у самого окна. Мне не хотелось сейчас смотреть, как самолет будет подниматься, хотя мне не было страшно. Просто в небе ты чувствуешь себя по-другому. Ты свободен, хотя ты и можешь ходить только по длинному коридору самолета. Просто сейчас ты никому недоступен. Никто тебе не позвонит и не напишет. И меня не будет грызть совесть за то, что я пропущу какой-нибудь важный звонок на телефон, потому что я не хочу, чтобы самолет упал из-за меня. Все просто. Как бы мне хотелось жить не на земле, а на небе, среди облаков... Но человек не умеет летать и никогда не сумеет.
   Пристегнув ремень, я стала ожидать, когда самолет, наконец, поднимется в небо, но этого не происходило. В душу прокрадывались сомнения, поэтому сейчас я просто молилась, чтобы эти долбанные шасси наконец покатили эту машину! И вот, я чувствую движение. Поднимаемся. Теперь я могу вздохнуть свободно - в небе полиция нас остановить не сможет. Странно, убегаю, будто я преступник. Но это же не так. Энге Андельсон - не убивала и ничего не крала.
   На этом мои мысли закончились. Мне просто не хотелось думать, а в самолете ''не думать'' получается лучше всего. Теперь мне и вправду хочется жить в небе - возможно, тогда я совсем перестану о чем-либо думать.
   Засунув наушники от плеера в уши, я включила свою любимую музыку. Нужно отдохнуть, пока мы не приземлились в России.
   - Эн, а ведь маскарад был хорошим... - услышала я голос Эрн в полудреме.
   - Конечно... - через наступавший на меня сон, сказала я и уже собиралась окончательно отключиться от мира, как подруга толкнула меня в плечо.
   - Энни! - крикнула подруга, что я подскочила на месте. Да что такое ей нужно от меня?!
   - Эрн, что случилось?! - прошипела я, готовая уже зарядить в подругу что-нибудь.
   - Мне показалось, что там, на маскараде... я видела очень знакомое лицо. То есть ты тоже знаешь эту девушку, да и тем более она была без маски, - очень тихо сказала подруга, чтобы кроме меня её никто не могу услышать, даже её мать. Я все напряглась, потому что знала, кого она могла видеть.
   - Эрн, я уверенна, тебе показалось, - соврала я.
   - Да нет же! Эн, это была Люси. Я уверенна, что это была она. По-твоему, у нее есть сестра-близнец, живущая в Венеции? - от этих слов мое сердце просто сжалась, так как я сразу подумала о Доне Брауне.
   - Ну, насчет сестры я не уверенна, но брат вроде был, - я попыталась это сказать шутя, но Эрн видимо было не до шуток.
   - Мы не знаем, есть ли у нее еще кто-то. Эн, но я все равно уверенна, что это была именно Люси.
   - Нет, - ответила я.
   - Ты тоже её видела?! - удивилась Эрн, неужели мое лицо показывает все мои эмоции, чувствую себя раскрытой книгой.
   - Да не видела я никого! Просто вряд ли это была именно Люси. Тебе эта девушка просто показалась очень знакомой. Да и разве ты могла запомнить, как выглядит Люси? Она же не так часто в школе была, - я пыталась убедить Эрн, что она обозналась.
   - Энни, я запомнила, как она выглядела. Такая внешность не у каждого бывает. Надо было тебе тогда остаться. Я бы показала тебе Люси! Странно, что она там делала? - Эрн уперлась, как баран. Ну а что делать? Если ты точно уверен, что видел именно этого человека, и если это действительно была правда, то очень сложно будет потом себя переубедить. Человек верит глазам, а не словам.
   - Без понятия, тем более это была не она. Эрн, тебе просто показалось.
   - И почему же ты меня так сильно пытаешься в этом переубедить, Эн? Я уверенна, ты тоже её видела. Ты обещала, что все расскажешь!
   Теперь мне пришлось закусить язык. Похоже, на горизонте видна очередная ссора с Эрн, причем одна из самых серьезных. Простит ли она меня? В какой раз...
   Пришлось надеть наушники, чтобы дать понять подруге, что разговор окончен. Она, похоже, обиделась. Я не виновата, что приходится врать. Хотя нет, как раз я и виновата. Просто не надо было слушать Леона, хотя соблазн узнать что-нибудь был великим. Я просто не удержалась. А теперь плачу за все это собственными принципами...
   Несколько часов полета, и вот уже объявляют пристегнуть ремни, что садимся на посадку. Вот, я можно сказать дома... Я знаю, что придется вернуться в дом тети, что я не могу вечно жить в гостиной Эрн. Но этот дом - я его боюсь. Почему-то я боюсь чуть ли не всего, что связано с этим городом с совсем не русским названием, как мне кажется. Это какой-то инстинктивный страх. Я чувствую во всем опасность. Причем опасно там находиться не только мне.
   Самолет начал немного трястись, отчего я схватилась за сидение мертвой хваткой. Конечно, я не боюсь, но это все тот же инстинкт самосохранения. Самолет плавно выпустил шасси, и я почувствовала толчок от соприкосновения с землей. Ну вот и всё. Теперь я не смогу отсюда улететь до следующей зимы, когда мне стукнет 18. Да и не знаю я, куда мне потом уезжать. Я хочу найти папу, но совершенно не знаю, где он может сейчас находиться. Земля большая - отец может быть где угодно.
   Когда пассажиры стали подниматься, я все еще сидела. Мне не хотелось выходить, не хотелось садиться в такси и ехать в этот чертов город. Мне не хотелось идти в дом, в эту тишину и холод, которая уже стала символом моего дома. Я не хочу там жить одна. Надо было Леона попросить вернуться, хотя сейчас я даже боюсь подумать, что с ним. Он сказал, что у него проблемы. Серьезные ли? И еще я очень волнуюсь за Мика. Он так внезапно исчез из моей жизни. Хотя когда он жил на соседней улице - я чувствовала себя намного лучше, но теперь он ушел и неизвестно куда. Все просто разбегаются от меня, как крысы с тонущего корабля. Всегда знала, что нельзя мне привязывать к людям, но всегда нарушаю данное самой себе обещание. Мне просто нельзя доверять.
   Наконец, из салона почти все вышли, осталась только я и еще пара человек. Пусть и они уйдут! Пусть я останусь тут одна! Готова летать на этом самолете хоть всю жизнь, главное - не выходит отсюда, так как там, за пределами этой огромной машины, меня ждет жизнь, полная неизвестности, тайн и загадок. А я не хочу окунаться в тот мир. Он слишком неправильный.
   Набрав побольше воздуха в легкие, я поднялась с места, взяла сумку и пошла за мужчиной в сером костюме. Господи, я же совсем забыла, что на улице-то зима!
   Уже в здании аэропорта я, Эрн и миссис Хапли натягивали на себя теплые вещи. Хотя на улице мы практически не будем, все-таки от такси до дома несколько метров, но даже за это расстояние можно продуть себе все, что только можно.
   Я сразу подумала о том, как мы вернемся в школу. В Россию итак вернулись на два дня раньше, чем хотели. Но никто не знал, что все именно так произойдет. А теперь придется идти в школу, хотя нас и отпросили с Эрн до конца недели. Но прогуливать не хорошо, по крайней мере, лучше я посижу в школе, чем дома. Распланировав всю оставшуюся неделю, я со спокойной душой села в такси и приготовилась увидеть самый мистический город в мире - Инсенс.
   На улице было очень холодно. Странно, вроде как к весне приближаемся, но тут стоит такой мороз, будто зима только начинается. Хорошо, что я надела очень теплый свитер, так как водитель такси не сильно грел печку, поэтому в машине было прохладно. Мы с Эрн так и не произнесли друг другу не слова, только миссис Элис сказала пару предложений, когда мы были в аэропорте. Со стороны, наверно, кажется, что мы здорово друг с другом переругались. Хотя отчасти это и было так, только я поругалась с Эрн, а не с её мамой.
   За окном опять сплошная посадка, голые деревья и снег, который покрывал практически всю местность, только серая дорога выделялась на этом белом фоне. Летом или даже ранней осенью, ехать здесь гораздо приятнее. Сейчас здесь просто глазу не за что зацепиться. Все пусто. Да и в салоне тишина, я хотела попросить включить музыку, но увидя угрюмые мысли своих соседей в машине, передумала.
   С каждой минутой становилось все скучнее. Я уже успела несколько раз подумать о том, что не так уж и плохо, что со мной все это происходит. Но сразу же эту мысль отгоняла куда подальше. Если подумать о том, какие последствия несет эта нескучная жизнь, то сразу хочется стать самым обычным в мире человеком, чтобы каждый день был похож на другой, чтобы та знал что будет завтра, послезавтра и вообще каждый день. Хотя это и слишком скучно, но главное - безопасно для всех.
   - Эрн, я наверно заберу вещи и перееду обратно домой. А то не хочется, чтобы там все запылилось, - я попыталась завести разговор, чтобы эта тишина не была так заметна в этом салоне.
   - Конечно, - только и ответила моя подруга. Ну вот - это и есть те самые последствия нескучной жизни. Ты так часто врешь, что ссоришься с друзьями каждую неделю и еще при этом, чтобы помириться, должна пройти еще неделя молчания и игнорирования друг друга.
   Я только лишь немного кивнула и посмотрела на эту бесконечную дорогу, которая вела к нашему пригороду. Разговора не будет.
   Через пару часов молчания и бесконечно длинной и грязной дороги мы завернули на нашу улицу. Как я и ожидала, за два дня здесь ничего не изменилось. Школа та же, дома те же, люди тоже те, которые здесь и были всегда. Лишняя здесь только я, только я приехала сюда и до сих пор не уехала. Больше новых жителей здесь не было, то есть они были, но их уже нет, что меня не мало радует. Я могу дышать свободно, когда в доме Фейтов никто не живет.
   Вот автомобиль остановился возле дома Эрн. Сначала я старалась не смотреть в сторону своего дома, но взгляд так и хотел упасть в другую сторону. Я не сдержалась. Как только мы вышли из машины, но первым делом я уставилась на дом и стала присматриваться, не изменилось ли что? Вроде бы на первый взгляд изменений.
   - Эн, разве у тебя на первом этаже шторы были раздернуты? - только сейчас я заметила, что Эрн тоже смотрит на мой дом и в отличие от меня, она кое-что заметила.
   Из-за того, что в доме темно, то я не сразу увидела, что шторы, которые всегда загораживали от меня то, что скрыто в комнатах, сейчас были развешаны. Я стала вспоминать, были ли они раскрыты, когда я уезжала или когда в доме на первом этаже свет загорелся? Вроде нет, я бы это точно заметила!
   Несколько минут мы стояли и смотрели в раскрытое окно моего дома, пока я не заметила, что уже стала замерзать. Эрн тоже стало холодно. Ни сказав больше ни слова друг другу, мы взяли свои чемоданы и понесли в дом Эрн.
   Было удивительно ощущать, что дом Хапли не такой теплый, как всегда, что здесь стало как-то слишком пусто. Я знаю, что это ненадолго, но это ощущение... Если бы я не ссорилась с Эрн, то сейчас тоже разбирала свои вещи тут, а не собирала оставшиеся в чемоданы. Какой раз я уже переезжаю с одной стороны улицы на другую? Сколько еще раз это будет?
   Мое настроение опустилось очень низко, когда я собрала последние вещи и уже спускалась с лестницы. Теперь мне предстоит идти в дом, который наверно, никогда не станет таким же теплым и уютным, как дом Эрн. И это не из-за того, что в нем живет один человек, даже когда мы там жили вместе с Леоном, дом был такой же мрачный и холодный. Просто в доме Хапли есть атмосфера любви, заботы. А какая атмосфера в моем доме?
   Я усмехнулась собственным мыслям. Нет там никакой атмосферы ни любви, ни заботы. А теперь там и вовсе сплошное ощущение одиночества.
   Подходя к дому, я немного притормозила у лестницы. Ключи у меня в кармане, я стою тут одна с двумя чемоданами, Эрн сейчас нет никакого дела до меня, миссис Элис тоже, с соседями мы в принципе никогда не общаемся. Если я сейчас провалюсь под Землю, то заметят это только дня через два, а может и вообще через неделю, когда я уже должна буду выйти в школу.
   Еще одна глупая мысль. Мне надо срочно выспаться и успокоиться, и только уже потом думать о своем предназначении в этом мире и о том, что произошло в Венеции.
   Достав ключи из кармана, я поднесла их к замку. Непроизвольно я стала прислушиваться к тому, нет ли кого в доме, но там, за дверью, сплошная тишина. Не удивительно. Но в доме точно кто-то был, пока меня не было. Чувствую это.
   Вот замок щелкнул, и дверь открылась, выпустив тем самым пыльный воздух. На меня словно дунула та самая атмосфера одиночества. Жить здесь одной - то же самое, что не жить вовсе.
   Я зашла в дом и захлопнула дверь. В комнатах сейчас было холодно, потому что отопление было отключено. Что же, придется мне пару часиков проходить в шерстяных носках и пуховой куртке...
   Пройдя в гостиную, я стала осматривать комнату. Если здесь кто-то был, то хоть что-то, хоть маленькая деталь, но должна была измениться! Но картина за картиной, ваза за вазой, каждый дюйм стены - изменений нет, никаких. Мне даже стало немного обидно. Неужели мне показалось, что в доме горел свет, а шторы всегда были развешаны? Неужели я была так невнимательна? Да, в доме я была не так часто. Но когда ничего не происходило, особенно осенью, то я целыми днями бродила по дому, рассматривая картины и вазы, ища что-нибудь интересное. Тогда я и изучила досконально свой дом, кроме тех закрытых комнат. Закрытые комнаты...
   Я бросила чемоданы внизу и помчалась на второй этаж со скоростью пули. Если что и есть, если что и надо кому-то в этом доме, то это точно есть в тех закрытых комнатах, в которых я никогда не была. Они всегда закрыты, хотя после того, как ушел Леон, я обнаружила, что одна из комнат открыта. Это верно сделал переводчик, но зачем? Зачем?
   Только сейчас, когда я уже положила свою руку на ручку двери в комнату (бывшую) Леона, до меня медленно, но очень четко доходил смысл всего, что происходит. Все, что произошло за последний месяц, стало медленно выстраиваться в цепочку. Я даже оторопела от этой мысли, точнее от ответа на некоторые мучавшие меня вопросы.
   Не слишком ли странно выглядело то, что Леон ушел из этого дома, когда в город приехали крудусы? Странно. Он ушел и что сделал? Он открыл одну из комнат, но свою закрыл. Хотя этого я не очень понимаю, но знаю, зачем он открыл комнату. Это было сделано, чтобы отвлечь мое внимание. Внимание от того, что в городе творится что-то неладное. Всё, что было потом, выстраивается в точную логическую цепочку, как будто только сейчас я смогла собрать так долго мучавшую меня картинку из пазлов. Переводчик знал, что я еду в Венецию. И он знал, что если уйдет из моего дома, то одна я не останусь, особенно тогда, когда ко мне приходил Джеки и сказал, что даже в моем доме есть уши. Он ушел, чтобы отвлечь мое внимание от него. И все для чего? Для того, чтобы когда меня тут не будет, кто-то смог зайти в дом, взять то, что нужно и чтобы это выглядело так, будто в дом воры забрались. Какие к черту воры в Инсенсе?! Он помог кому-то пробраться в мой дом! Он надеялся, что я ничего не замечу и поэтому же в первую ночь, когда я ушла, он вернулся в дом. Именно тогда я видела, как в доме на первом этаже горел свет и именно тогда не понимала, как такое возможно, если Леона нет в городе?! Он всегда был тут, всегда!
   Осознание того, что Леон действовал против меня, что я просто пешка в чьих-то руках, вывело меня из себя. Но что тогда было в Венеции? Еще одна часть плана, чтобы отвлечь меня?! Отвлечь... Он увел меня из дома, как раз тогда, когда там что-то произошло! Он увел меня, чтобы я ничего не видела, что опять осталась в неведении! И сказал, чтобы я немедленно отправлялась домой...
   Я повелась на его удочку, так как думала, что могу ему доверять, особенно когда он рассказал мне про крудусов. Кто знает, может, это тоже был пункт его гениального плана? Но я не могу понять, чего он хочет добиться? Что ему нужно, какой результат всего этого?
   Отчаянье, подступившее к горлу, сейчас просто душило меня. Неужели все думают, что я настолько глупа, что поведусь на все, что они скажут? Голова теперь просто раскалывается на части. Все слишком запутанно в жизни? Нет, это просто я такая глупая, что ничего не могу понять. Маленькая глупенькая Энге Андельсон, которая верит в сказки, верит в добро и что все будет хорошо, несмотря на события. Леон, говоришь, я сама напишу конец? Нет, его напишите вы, только моей рукой.
   Теперь мне даже плакать не хотелось. Толку терять слезы, изматывать себе нервы? Сейчас я бы с удовольствием хотела разрушить все их планы, все их грандиозные планы насчет меня. Я хотела бы видеть, как они будут драть на себе волосы, а я буду смеяться, что у них ничего не вышло. Только проблема в том, что я даже не знаю, кто такие они. Глупая Эн ничего не знает.
   Моя рука все также лежала на ручке двери. На что я рассчитываю? Даже не поворачивая ручку, я прекрасно знаю, что дверь закрыта. Если он вернется сюда, то я покромсаю его на ленточки!
   Волна ненависти, разочарования в себе, в других людях возрастала во мне с каждой секундой. Во мне поднималось цунами, но на кого его выплеснуть? На дверь, которая сейчас стоит передо мной?
   Я пыталась успокоить себя, но это плохо выходило. Когда осознаешь такую правду, то на все уже наплевать, даже на себя. Что мне теперь вообще ждать? Просто жить спокойно в доме? Без общения я сойду с ума.
   Отдернув руку от двери, я направилась к своей комнате. В ней все валялось просто комом, когда мы с Эрн уходили, то бросали вещи везде, где попадется. Или нет? Не важно. Пробравшись сквозь одежду, я упала на кровать и зажмурила глаза, будто так смогу избавиться от преследовавших меня мыслей.
   Решив не валяться зря в кровати, я спустилась вниз и подняла чемоданы. Осталось прибрать все, разобрать вещи и подготовиться к школе. А еще не мешало бы поесть...
   Мысли о еде заставили мой желудок заурчать. А еще сразу вспомнилась Трэси. Сколько её нет, столько я почти не ела вкусной еды, если не считать то, что готовит миссис Хапли. Даже в Венеции я не ела ни одного блюда, которое было хоть чуть-чуть похоже на стряпню Трэси.
   Теперь, приехав домой, меня потянуло на ностальгию. Тут воспоминания возвращаются к тебе каждый раз, как только ты о них подумаешь. Словно читаешь книгу, забываешь какой-то момент и потом возвращаешься и перечитываешь его заново, и, кажется, что будто ты читал это впервые - испытываешь новые ощущения, которых раньше не было.
   Спустившись вниз во второй раз, я прошла на кухню и села за стол. Кухня в этом доме - единственное место, где я готова поселиться и жить все время, пока совсем не замерзну от холода. Точно, холод...
   Вспомнив, что отопление отключено, я не торопясь встала и пошла в прихожую. Повернув маленький рычажок, который включает или отключает отопление, я услышала, как по дому, по проходящих в стенах трубах, стала литься горячая вода. В доме, в котором была гробовая тишина, такое преобразование казалось чем-то невероятным. Мне даже показалось на мгновение, что дом сейчас затопит, но это лишь такое ощущение. День длится слишком скучно... Надо бы чем-то занять себя.
  
  ***
  
   Три месяца ничего не делания, лежания в кровати по несколько часов в день, полное игнорирование уроков - это была и есть моя нынешняя жизнь. Словно кто-то взял и отключил от меня счетчик чудесных происшествий, и все стало на свои места. Три месяца ничего не было. Абсолютно. Я чувствовала себя полностью опустошенной и лишенной каких-либо эмоций. Этот год прошел для меня как-то слишком непонятно. Этого год, словно лампочка, то включали, то выключали. И так постоянно. Я даже могу разделить его на периоды. Их всего два - это когда у Эн ничего не происходило, и когда события были настолько шокирующими, непонятными и невероятными, что дух захватывало. Мои мысли стали невероятно скучными, что даже думать не хотелось. Я не чувствовала себя амебой, но состояние было близко к этому. Хотя я даже удивляюсь сама себе, как смогла пережить все это. Раньше даже неделя бездействия меня угнетала, а теперь все идет так плавно, так правильно, что меня уже тошнит.
   Школа меня приняла так, как всегда. Сначала почему-то все удивились моему приходу, но потом вообще забыли, что я существую. Ну а что обращать на меня внимания? Меня то не было три дня, и ничего со мной не произошло. Я думаю, что мои одноклассники удивились, только если бы я упала в самолете и осталась жива. Но я не упала, на зло им. А вообще, все эти люди были слишком навязчивы, слишком убеждены в том, что я необычная и со мной со дня на день должно что-то произойти. Но как же я их разочаровала, когда пошел второй месяц, а со мной было все в порядке. А как я их огорчила, когда пошел третий месяц! Но в тайне я просто смеялась над ними, хотя в такие моменты я точно начала подозревать, что понемногу схожу с ума.
   Здесь, в пригороде Инсенса, себя просто нечем было занять. Несколько раз я ходила в лес, когда стало достаточно тепло, но в лесу ничего такого не было. Звери, ясное дело, стали просыпаться, но они будто боялись меня, и поэтому я никого не видела, даже белочек.
   Становилось скучно день ото дня. Когда прошел месяц - я с этим просто смерилась. Я поняла, что жизнь стала почти такой, какой была в Штатах. Только там я могла выйти из дома и часами гулять по парку, а тут нет парка, а в город ехать одной не хотелось.
   Через неделю нашей ссоры с Эрн, мы снова помирились и снова сделали вид, что ничего не было. Первой ко мне подошла она и попросила ручку (Эрн тогда сидела не со мной, а с моим одноклассником). Я решила, что лучшего момента не найти, и начала разговор, причем настолько неинтересный, но на мое удивление, Эрн это заинтересовало, и потом она уже несколько часов забивала мне голову всякими новыми фильмами и новоиспеченными актерами.
   Я рада, что помирилась с подругой так быстро, иначе я просто не смогла нормально жить. Разговор, пусть и не очень интересный, пусть совершенно мне непонятный, но все-таки придавал мне ощущения, что я не одна.
   В школе ко мне стала приставать какая-то девчонка из седьмого класса. Её зовут Кэти Бич. Сначала я хотела от нее отвязаться, но потом она показалась мне интересной, тем более она хорошо скрашивала мою скучную жизнь. Ей было всего 13 лет, но она была похожа на пятилетнего ребенка. У неё были очень мягкие черты лица, да и сама она была довольно милая, только вот любила разговаривать, и еще любила спрашивать меня о моей жизни. Иногда мне казалось, что она какой-нибудь подставной агент, который хочет разузнать о моей жизни. Но потом я решила, что это просто детская фантазия решила меня сделать героем её мечтаний. Ну что же, я не против.
   Кэт, как я любила её называть, чтобы придать ей возраст, была не избалованным ребенком. Он напоминала меня. Её родители тоже были достаточно богаты, но почему-то решили, что лучше пусть девочка поживет с бабушкой и с дедушкой в таком замечательном городе, как Инсенс. Жаль, что мама с папой не знали про ''Черный список'', тогда точно бы не стали Кэт отправлять к родителям.
   Большие яркие глаза, нежно голубые; маленькие розовые губки, светлые брови, такой же маленький носик, немного приплюснутый к лицу - это и есть вся Кэт. Маленькая, нежная и приставучая. Её светлые кудряшки спускались до плеч, и еще она любила носить синий цвет, то есть почти все её вещи были синего цвета. Она даже шутила, что так она еще больше похожа на меня. Хотя её синие вещи сочетались только с моими глазами, которые иногда становились очень темными, но до черного цвет не доходил.
   Кэт Бич также любила поболтать с Эрн. Иногда, когда мы шли вместе домой, эти две девочки болтали без умолку у меня под ухом. Но почему-то Кэти все равно любила больше общаться со мной. Об Эрн она узнала все и сразу же, когда с ней разговаривала. Со мной же ей приходится немного тяжелее. Я не любила разговаривать о своем прошлом, это было для меня табу. Из-за этого Кэт приходилось из меня буквально тянуть какой-то момент моей жизни. Но я ей врала, потому что не хотела, чтобы она мне сочувствовала. Я не хотела, чтобы эта маленькая девочка знала, какие в жизни могут быть неприятности. Всему еще придет время.
   Кэт таскалась с нами повсюду. Одноклассники уже издеваться стали над нею. Но я поражаюсь тому, как она себя вела. Кэт пусть и выглядела как маленькое беззащитное существо, но на самом деле внутри нее было что-то сильное, словно внутри сидела тигрица. Этот ангелок еще задаст жару всем.
   Но даже с Эрн и с Кэт я скучала, пусть и не так сильно. Но то, что три месяца уже никаких вестей ни от кого, словно все исчезли, просто выводило меня. Я уже даже хотела пойти к поместью Фейтов, но сразу же отбросила эту идею, так как ни одна моя походка туда не сопровождалась ничем хорошим. Хотя это мне сейчас и нужно, но если я пойду туда, то со мной пойдет и Кэт, и Эрн, а не хочу подвергать их опасности.
   Мама Эрн - миссис Элис, стала слишком молчаливая. Я не могла понять, что её так изменило там, в Венеции. Она будто охладела ко мне, совершенно, кроме приветствия я от нее ничего больше не слышала. Миссис Элис уходила из дома очень рано, оставляя Эрн одну почти на весь день, почти как живу сейчас я. Мне даже стало не по себе, что такое поведение мамы моей подруги - из-за меня. Но ведь что я должна была сделать, чтобы ко мне так охладели? Я пыталась вспомнить все, что произошло до момента, как мы уехали из дома Элеанора, я пыталась понять, какой из моих поступков настроил дорогого мне человека против меня. Да и вообще о Венеции за эти три месяца я думала не часто.
   Но вот сейчас, когда я, Эрн и Кэт идем домой, причем двое из нас говорят о всякой чуши, я могу спокойно думать о своем. Странно вспоминать все, что было со мной уже так давно. И мне это даже нравится - нравится вспоминать о том, что моя жизнь когда-то была не скучной.
   На улице было тепло, даже жарко. Для середины мая - погода была просто замечательной. Теперь я могла ходить в так мною любимых футболках и джинсах, я могла спокойно надеть кеды и так пойти гулять. Эта одежда меня устраивала, хотя Эрн она не нравилась, но вот Кэт была просто в восторге. Иногда мне кажется, что эта девочка меня слишком превозносит. Никогда не имела поклонников и не хочу. Я не пример для подражания. Но я не решалась поговорить с Кэт, так как не знала, как к ней подойти, чтоб она не смогла меня подловить на волнении, нерешительности - у нее это хорошо получается. С тех пор, как я осознала, что Леон меня использовал в своих грандиозных планах, то для себя я постаралась стать сильной, независимой ни от кого. В результате, я просто расклеилась. Да и для кого здесь быть сильной? Для себя неохота, а другим это не нужно.
   Что я там хотела сделать? Вспомнить о Венеции? Да, это точно была незабываемая поездка, в результате которой я узнала много познавательного и интересного. Хотя я даже не посмотрела сам город - я просто поспешила оттуда убраться, волнуясь за свою жизнь и жизнь Эрн и её мамы.
   - Представь, мы даже не успели подойти, как он упал в обморок! - сказала Кэт, и это заставило меня прислушаться, хоть что-то интересное рассказывают.
   - Как упал? Вот так просто шёл мимо лавочки и упал? - поинтересовалась Эрн.
   - Вы это о ком говорите? - вмешалась в разговор я, нечасто кто-то ходит мимо лавочек и падает в обморок.
   - Мой одноклассник! Мы на выходных ездили в город с классом в парк погулять, на роликах покататься. Представь, там Сью чуть не поцеловал Джордан! - взволнованно сказала моя маленькая подружка, но меня это мало волновало.
   - Кэт, давай сразу к делу! - слишком грубо сказала я, но Кэти меня поняла и сразу, нахмурившись, перешла к дельному разговору.
   - Жак, это мой одноклассник... В общем, мы гуляли по парку, а он сказал, что пойдет сорвет ветку с дерева, которое было как раз над скамейкой. На скамейке сидел мужчина. Джордан сказала, что где-то его уже видела, но он был в очках, поэтому никто не мог точно разглядеть его лицо. Он сидел на лавочке и читал какую-то газету, совершенно нас не замечая. Жак сказал, то есть он почти прокричал, что сейчас подойдет к этому парню и напугает его...
   - Так мужчина или парень? - переспросила я.
   - Парень, так как он выглядел очень молодо, но он старше тебя, Энни. Я думаю, что ему лет 18 или больше.
   - И как он выглядел? - даже не знаю, зачем я этим интересуюсь.
   - Кэт, потом расскажешь. Что там Жак сделал? - перебила уже меня Эрн.
   - Ну Жак сказал нам, что как только подойдет к лавочке, мы тоже должны будем подойти. Он типа пойдет проверит, действительно ли этот парень сейчас ничего не замечает. Ну Жак такой радостный встал на цыпочки и направился в сторону скамейки. Мы просто не могли сдержать смех от того, как он шел. Но тут, когда он уже подошел к парню, он просто свалился лицом вниз. Мы сначала думали, что это его просто шутка, но прошла минута, а он так и не шевелится. Парень тот на лавочке сидит и словно ничего не замечает. Ну мы испугались и бегом к Жаку. А потом...
   - Ну? - потребовали в один голос мы с Эрн.
   - А потом Жак очнулся, а парень... никто не видел, куда он ушел. С Жаком все хорошо. Он сказал, что когда стал подходить, то ему стало плохо, а дальше он уже потерял сознание.
   - Кэт, как он выглядел? - спросила я, мне эта история показалась не совсем обычной.
   - Ну Жак он такой невысокий ростом...
   - Кэт, я не про Жака. Как выглядел тот парень на скамейке? Вы же видели его, пусть и с очками.
   - А, ну он же газетой был закрыт... - протянула Кэти.
   - Прошу, вспомни. Кэт, напряги свою память и расскажи мне, как он выглядел! - воскликнула я. Мы уже остановились, еще не дойдя до домов. Эрн удивленно на меня смотрела, а Кэти... На её лице было какое-то восхищение. Видимо, сейчас она еще какие-то планы насчет меня построила. Наверно, думает, что мне действительно интересно говорить о мальчиках.
   - Ну Энни... Мы на него особо не смотрели. В общем, я думаю, что он был довольно высоким. И еще, мне показалось странным, что он в такую жаркую погоду был одет в темные джинсы, кажется, на нем была черная рубашка, но расстегнута сильно вверху, и в туфлях, таких лаковых. Помню, что он был темным, то есть волосы темные такие. Ну а лицо? Энни, я не видела его лицо. Может, спросить у кого-то из одноклассников? Просто одна половина тогда побежала к Жаку, а другая стояла просто. Думаю, кто-то из них видел, как ушел этот парень.
   - О, не надо Кэт! Твои же одноклассники такие глупые, что опять разведут о тебе слухи! - пожалела я девочку.
   - Нет, Энни. Они не будут надо мной издеваться, - твердо сказала Кэти.
   - Кэт Бич, ты скоро станешь настоящей девушкой! - воскликнула Эрн, и мы все вместе засмеялись.
   Довольно странная история. Надо будет почаще слушать разговоры Кэт и Эрн. Моя маленькая подруга знает, что я не люблю говорить о мальчиках, поэтому ясно почему эту историю я еще не слышала. Но ведь не мог Жак от страха упасть в обморок? Хотя если бы я не знала, что на свете существуют крудусы, то так и подумала. Почему-то после этой истории та старая Эн, которая еще была в сознании три месяца назад, сейчас встрепенулась. И почему моя непривередливая интуиция подсказывает мне, что там на лавочке был очень знакомый мне человек, которого я когда-то давно хотела порезать на ленточки?
   Сейчас я лихорадочно стала вспоминать, как одевался Леон, как ходил и вообще вспоминать, как он выглядит. Последний раз я видела его как раз в Венеции, как раз тогда, когда он поведал мне ту самую сказку, к которой я якобы имею прямое отношение. Три месяца я о нем абсолютно ничего не слышала и не знала, да и вообще ни о ком из них. Мик, как и обещал, исчез из моей жизни, но я уверена, что он еще вернется. Люси тоже не появлялась, хотя я тоже видела её на маскараде. Кто остался? Элла? Её я то точно не видела и не горю желанием. Эта странная блондинка наводит на меня ужас такой, какой не наводил на меня Мик с его удивительными преобразованиями в тридцатилетнего. Сероглазая вела какую-то двойную игру, и я так и не поняла на чьей она стороне, да я вообще не знаю ни одну из сторон, может их вообще тысячи! Дона Брауна я тоже не встречала, хотя я хочу видеть еще меньше Эллы. Да, он похож на моего бывшего переводчика, но я почему-то вижу в них четкие различия, будто это два совершенно разных человека, два совершенно не похожих друг на друга. Они все ушли из города, но неужели кто-то решил вернуться? И зачем?
   - Энни, мы уже пришли. Ты пойдешь сегодня гулять? - спросила Кэти у меня. Она всегда называла меня полным именем, которое я сама себе придумала. Из-за этого все её одноклассники думала, что Кэт немного помутилась рассудком.
   - Да, Эн, пошли, погуляем сегодня. Погода прекрасная! Пройдем на ту улицу. Говорят, там открыли новый магазин. А еще можно съездить в город. Автобусы теперь ходят чаще.
   От упоминания, что существует еще та, другая улица - сердце просто сжалось. Там находится дом Мика, там находится дом, в котором я видела, как Элла с кем-то разговаривает.
   - Кэт, Эрн, на улице слишком жарко. Боюсь, что мне станет плохо, когда мы будем гулять.
   - Нет, Эн! Ты всегда находишь себе оправдание! Ты еще ни разу за эти две недели с нами не гуляла! - возмутилась подруга.
   - Нет, Эрн. Только не делай такие глаза! - подруга сейчас сделала глаза, как у котеночка. Только недавно я поняла, что меня можно развести на такое. Раньше Эрн даже не пробовала меня так уговаривать, но сейчас к ней присоединилась и Кэти.
   - Энни, пожалуйста. Мы с тобой так давно не разговаривали! - Кэт сейчас смотрела на меня своими голубыми глазами, что мне даже плакать захотелось.
   - Кэт, немедленно прекрати эти штуки! Эрн и ты тоже! - я попятилась назад от них, но они все так же смотрели на меня, что я уже непроизвольно стала сдаваться.
   - Энни, мы тебе даже купим мороженное! - воскликнула Кэти.
   - Эн, соглашайся! Ты же так хотела что-то сладенькое и прохладное! - подбадривала меня Эрн.
   - Я согласна... - выдохнула я. Никогда не любила эти их пытки.
   Подруги дружно завизжали от радости, будто только что я им предложила чан с золотом. А ведь деньги тратить им придется, хотя мне и своих не жалко было, но сейчас я копила свои остатки от тех, что дала мне когда-то тетя. Я все еще хотела уехать после 18 лет из страны и пойти на поиски папы. Я уже даже придумала, куда поеду. Скорее всего, в Англию. Во-первых, там меня всегда поймут на моем языке, во-вторых, у папы там есть сбережения. Я могу пробить его счета и узнать, когда он последний раз ими пользовался. А еще попробую найти его бывших друзей. Я знаю, что это очень сложно сделать, но я просто обязана его найти. Я должна знать, почему он так внезапно ушел, почему мама несколько месяцев убеждала меня в том, что отца у меня больше нет. Я не знаю этому всему причин, но собираюсь их выяснить.
   Мы разошлись по домам и договорились встретиться через час возле моего дома. Они специально так делают, чтобы у меня не было причин для отступления. Кэт и Эрн всеми способами вытащат меня на улицу. Но я даже рада, что в этой жизни хоть кому-то еще нужна, что хоть кто-то не сбегает от меня, не прячется и не использует в своих дуратских целях.
   Жизнь, кажется, совершенно нормализовалась, если еще выкинуть ту ситуацию с одноклассником Кэт и моей уверенностью, что там на лавочке был один из крудусов, то жизнь моя... полный отстой.
   Даже когда я была с Шанти, с той удивительной индианкой, то жизнь мне казалась более менее интересной. Наверно потому, что Шанти постоянно возила меня на машине, даже если я из нее не выходила и ждала индианку, пока она закупится. Я еще и в кинотеатре была! Да и семейка у них была необычная. По крайней мере, индийская дочь и сын комиссара казались мне достаточно необычным союзом для нашего времени. Это и цепляло меня у них, пока не наступил Новый год, о котором я никогда не хочу вспоминать.
   Не успела я натянуть свою ''праздничную'' блузку, как ко мне уже во всю стали ломиться Эрн и Кэти. Странно, либо я слишком долго одевалась, либо слишком много думала, что не заметила как убежало время.
   - Привет, Энни! - поздоровалась со мной моя маленькая подруга.
   - Уже здоровались, Кэт. Что за привычка такая? - девочка уставилась на меня с круглыми глазами, но я ей подмигнула, и она мгновенно расслабилась.
   - Не неси чушь, Эн! Вообще, пора уже давно выйти из своего домика! Скоро стемнеет! - сказала Эрн и вытащила меня за руку на улицу.
   Подруга явно преувеличивала с потемнением. Темно станет как минимум через пять часов! Но они явно решили гулять еще дольше. Сейчас в школе нам почти ничего не задавали, учителя прекрасно знали, что уроки никто делать не будет, так как всем хочется выехать в город и погулять, сходить в кино или еще куда-нибудь. Поэтому Эрн и Кэти не волновались за уроки, а я о них не волнуюсь уже три месяца. Моя успеваемость понизилась вдвое, плоть до того, что учитель по биологии обещал мне поставить самую плохую оценку из всех, но его угрозы не действовали. Он жаловался на меня директору, но тот лишь улыбнулся мне и сказал, чтобы я не волновалась. Я и не волнуюсь. Теперь я свободна, причем настолько, что сейчас просто могу убежать в лес и остаться там жить навсегда. Хотя мне будет немного жалко Кэт и Эрн. Ладно, Кэт мне будет жалко не так сильно, наверно потому, что её я еще не так много знаю, и она не проходила вместе со мной все тяжбы жизни. А вот Эрн я действительно уже не представляю, как брошу. Она понимает меня, как никто другой. Она знает, что я иногда вру, и теперь она понимает, что я не могу это сказать никому.
   Через полчаса нашей прогулки, мы уже были на шоссе, которое вело к городу. Мне, как и обещали, купили мороженное, поэтому сейчас, не волнуясь ни о чем, я спокойно шла по протоптанной тропинке возле дороги. Эрн и Кэт о чем-то оживленно разговаривали. Краем уха я иногда прислушивалась к их разговору, но ничего интересного не услышала. По дороге постоянно ехали машины, некоторые проезжали мимо нашего пригорода, другие заворачивали на главную улицу. Я не смотрела на их марки, сейчас холодное мороженное стекало у меня по руке, и я пыталась поймать струйку, прежде чем мороженное начнет капать вниз.
   Мы шли очень долго, около 1,5 часа, пока все наши силы не иссякли. Я не знаю, зачем мы решили пойти пешком в сторону города. Неужели хотели за эти пять часов дойти до центра? Сейчас мы как раз находились у заправки. Возле нее было несколько магазинчиков с едой и другими штуками для машин. Везде суетились люди, было полно машин. Вот что значит приближаемся к лету. Люди будто просыпаются от долгого сна, все высыпают на улицы, куда-то едут, верно, в город за покупками. Кто-то собирается ехать на море летом, поэтому все чаще видишь машины с новыми байдарками, надувными лодками, кругами. Зачем-то сейчас их надувать? Наверно, лучше пусть надуют их в магазине, зато потом им не придется до покраснения вдувать воздух или давить на клапан насоса. Что же, достаточно умно.
   Мы зашли в один из здешних ресторанчиков и сели за свободный столик. К нам тут же подошла молодая официантка и приветственно улыбнулась, подавая меню. Я предоставила выбор своим подругам, и через пять минут на нашем столе уже красовался десерт, коктейль и сок. Их так тянет на сладкое что ли?
   Странно, но сначала нашей прогулки я так ничего и не произнесла. Я была занята своими мыслями, а Эрн и Кэт своими. Но тут, за столиком, их разговор прекратился, и они уставились на меня. Я сидела возле стены, а мои подруги напротив, загораживая тем самым мне неприятного мужчину с огромным животом за соседним столиком.
   - Я что-то очень интересное пропустила? - поинтересовалась я.
   - Да нет, Эн. Просто хотели наконец-то услышать твой голос. Мы уже подумали, что ты забыла, как надо разговаривать! - после таких слов Эрн, мне стало не по себе, верно я слишком неправильно себя веду.
   - Кэт, Эрн, извините, просто я даже не знаю, что можно добавить в ваш разговор. Вы так много интересных вещей говорите, что перебивать не хочется! - я поддельным восторгом сказала я. Эрн сразу заметила мою фальшь, Кэти же наоборот встрепенулась.
   - Ладно, у нас тут такие вкусные десерты прохлаждаются! Надо бы все съесть! - воскликнула Эрн и принялась за свой десерт. Кэт последовала её примеру, я тоже.
   Не знаю, как они хотят добираться обратно, но тут автобусы точно не останавливаются, а до ближайшей остановки где-то полчаса. Поэтому я решила, что запихну все в себя, тем самым запасаясь энергией на обратный пусть.
   Мы ели молча и не спеша, наслаждаясь вкусной едой. День уже клонился к вечеру, и небо за окнами ресторанчика заметно потемнело и прибрело лиловый оттенок. Я смотрела на посетителей, которые уже стали расходиться. Надеюсь, вечером будет не так холодно, потому что я не взяла с собой олимпийку.
   Мой взгляд был устремлен в почти опустевший стакан с коктейлем. Удивительно, как все это вместилось в Эрн и еще в меньшую Кэт, потому что они заказали себе еще по десерту и сейчас оживленно о чем-то разговаривали. Я разглядывала стакан, как в стеклянные двери вошел молодой человек. Я бы совершенно не обратила на него внимание, если бы не темные джинсы и темные лаковые туфли. Какой идиот в такую жару так одевается? Я подняла свой взгляд и чуть не подавилась трубочкой у меня во рту.
   Я, конечно, предполагала, что такое возможно, но не тут! Это ведь просто совпадение? Совпадение? У меня три месяца ничего такого не происходило, а значит, у меня есть веские причины думать, что это просто совпадение, что такое может случиться с каждым встречным.
   Сейчас в этот маленький придорожный ресторанчик зашел тот самый человек, которого я уже не раз обещала порезать на ленточки. Где мои ножницы?!
   Я попыталась сделать непринужденный вид, чтобы Эрн и Кэт ничего не заподозрили. Они так были увлечены разговором, что не должны были заметить нарастающее вокруг меня волнение. Я готова была взорваться на месте. Что это черт тут делает?!
   Леон сел за столик, который как раз был наискось от меня. Он был одет в яркую алую блузку, черные джинсы, черные лаковые туфли. Леон развалился на стуле так, будто он тут король! Черт возьми, что он творит? Официантка подошла к нему с улыбкой, натянутой до ушей, ресницами она хлопала так, что я боялась, что сейчас ветер подует. Нет, сейчас я не понимала только одного. Что он тут делает?!
   Я просто не могла отвести взгляд от этой картины. Леон делал вид, что не замечает меня. Я готова сейчас замахать руками и заорать во все горло, чтобы он смог меня заметить. А вот потом я готова его убить.
   Не прошло и минуты, как он увидел меня. Сначала на его лице было удивление, потом какая-то тревога, а теперь насмешка. Он что смеется надо мной?! Я уже почти сползла с этого маленького диванчика, пока пыталась испепелить взглядом своего переводчика. Никогда не прощу ему за то, что он так нагло использовал меня.
   - Эн, ты чего? - Эрн уже хотела повернуться назад, чтобы посмотреть ради кого я сейчас чуть не упала со своего сидения, но мне пришлось быстро занять её. Я не знаю даже, о чем начала болтать, чтобы забить окончательно голову своей подруги. Кэт же тоже внимательно слушала меня, я же краем глаза наблюдала, как Леон что-то пьет. Как же я хотела, чтобы он сейчас или исчез или сказал, что тут делает. Первого мне хотелось больше, так как я не собиралась сидеть тут до вечера и наблюдать, как бывший переводчик пьет что-то.
   Но вот он встал, расплатился с официанткой. Я внимательно наблюдала за его действиями, при этом я умудрялась еще о чем-то говорить. Но вот Леон сделал мне какой-то жест рукой, что-то вроде ''пока'' и вышел из ресторанчика. Только когда он целиком скрылся из моего поля зрения, я смогла спокойно вдохнуть и посмотреть на озадаченных подруг.
   - Не думала, что ты так много знаешь о моде, Эн. Я просто в шоке.
   - Энни, это просто прекрасно! - пропела Кэт.
   Я даже не думала, что говорила. Зато теперь знаю, что плела что-то о моде. Интересно, они заметили мой отсутствующий взгляд? Я же даже не слышала, о чем говорила!
   Наконец мы расплатились и тоже вышли из ресторана. На улице стало еще темнее, но на горизонте еще виднелось розовое небо. Как и предполагалось, Кэт и Эрн решили меня помучить, потому что назад мы шли пешком. После перенесенного мною шока в ресторане, я не могла точно выговорить ни слова. Я даже шла не слишком ровно, потому что не могла поверить своим глазам. Невозможно!
   Не знаю, сколько прошло времени, прежде, чем я заметила одну странную вещь. Вдалеке уже виднелся пригород, но он был погружен во тьму. Ни один из фонарей не горел, ни одно окно не горело. Втроем мы остановились возле дороги и стали смотреть на что-то непонятное перед нашими глазами. Возможно, это отключили электричество, что за все время моего здесь пребывания ни разу не было. Кэт схватила меня за рук и прижалась ко мне всем телом. Она боится темноты? Поздравляю, в этом городе её боится каждый второй. В нашем случае не боится её только Эрн. Я выжидательно посмотрела на подругу, пока та что-то скажет.
   - Ну что, пошли? Кэт, мы тебя проводим до дома. Я думаю, там просто отключили электричество.
   Мы с Кэти только кивнули и последовали за Эрн. Не знаю, волновалась ли моя старшая подруга, но эмоции она сейчас свои точно не выдавала. Я же попробовала сделать также, хотя инициатива того, что мне придется идти в огромный дом в полной темноте, не воодушевляла.
   То, что я увидела Леона и что в городе загадочным образом отключили электричество, давало мне понять, что все не просто так. Не просто так... Сейчас я бы с удовольствием напросилась ночевать к Эрн, но я так и не могла привыкнуть к ''новой'' маме подруги. Что же, придется рискнуть.
   Мы уже подошли к главное дороге. С далека можно было подумать, что в городе просто отключили электричество, теперь это выглядело по-другому. Сплошная тишина, будто город вымер. Ни единого звука не из одного дома. Почему? Все уже спать легли? Такого быть не может. Так рано никто теперь не ложится. Когда на улице не горит не один фонарь, я понимаю, насколько здесь все не так, как кажется это днем. Ночью здания приобретают здесь другую оболочку, пугающую и леденящую сердце. Я даже боюсь представить, как выглядит сейчас поместье Фейтов. Не повезло тем, кто живет рядом с ним.
   Немного потоптавшись на месте, мы двинулись по улице. Кэт еще больше сжала мне руку. Я бы тоже сейчас на ком-нибудь повисла, но кроме Эрн никого не было. Хоть бы один с фонарем вышел! Люди же ходят в кромешной темноте!
   Вот мы дошли до дома Кэт. Эрн прошла к двери и постучалась, но нам никто не ответил. Она постучалась еще сильнее, но ответа никакого. Не знаю, как другие, но я испугалась.
   - Они наверно ушли к Маккаленам, - пробормотала невнятно Кэт.
   - Ну тогда пошли ко мне, Кэти! - сказала Эрн.
   Не замедляя шагу, мы пошли дальше вдоль дороги.
   Вот уже среди темно-синего неба можно увидеть дом Хапли, напротив и массивную крышу моего. Господи, ночью он выглядит еще ужасней! Я уже собиралась попросить остаться у Эрн, но тут почувствовала, как Кэт отпустила мою руку. Нет, я не могу показать перед ней свой страх. Я же сильная, я же сама себя убеждала в этом целый месяц, теперь я покажу это и Кэт, и Эрн, хотя та наверняка заметила мое волнение.
   - Ну что? Я пойду? Спасибо за прекрасную прогулку. Надо будет еще куда-нибудь выбраться, только не пешком! - почти крикнула я и услышала рядом с собой приглушенный смех.
   - Нам тоже очень понравилось, Энни. С тобой очень интересно! - ну уж это Кэт явно преувеличила. Я же почти ни слова не проронила!
   - Если что, Эн, звони! Телефон работает, - если бы не темнота, то я точно увидела сейчас разочарованный взгляд Эрн. Она тоже заметила, что её мама изменилась. Она даже с ней стала холодней общаться.
   - Всем спокойной ночи! - я уже пошла в сторону своего дома.
   Сердце колотилось в области горла, готовое выпрыгнуть прямо изо рта. Я достала ключи и вставила в замок, но ключ не поворачивался. Краем уха я услышала, как захлопнулась дверь в доме Хапли. Теперь мое сердце точно уже было в горле. Только сейчас я поняла, что дверь на самом деле была открыта. Не помню, закрывала я её или нет, но после Венеции я всегда брала ключ с собой.
   Дверь открылась со скрипом, будто её не смазывали несколько лет. Ощущение, что я в каком-то кошмарном сне. Дверь же не скрипела раньше! Я буквально забежала в прихожую, захлопнув дверь за собой и заперев на замок. Облокотившись на деревяшки, я облегченно вздохнула.
   Пройдя в гостиную, я плюхнулась на диван. В комнате было темно, но свет из кухни, лившийся с улицы, потому что на улице было светлее, падал на противоположную стену, где как раз была дверь, которая вела в закрытую от меня комнату. И теперь я просто ахнула, заметив, что дверь раскрыты на всю. У меня было только одно желание - провалиться сквозь пол, как я однажды хотела, но теперь это от страха. Не знаю, что меня сповадило, но я ломанулась в эту комнату, будто боялась, что она сейчас закроется.
   ''Ты верно боялась, Эн'', - прозвучал голос в голове, когда дверь и правда закрылась за мной, оставив меня стоять в полной темноте.
   - Когда гаснут фонари, мир меняется, не так ли, Эн? - произнес знакомый голос.
  
  Глава 30.
  Прости меня, Кэт...
  
   Я просто смотрела в темноту, пытаясь понять, что происходит со мной. Зачем она пришла в мой дом? Зачем я ей нужна, до сих пор?
   - Эн, ты слишком долго молчишь. Почему не хочешь на вопрос ответить, а? Или к тебе нужно обращаться официально? Энге Андель...
   - Прекрати! - закричала я, не выдержав её издевательств. Сейчас я просто пыталась понять, что ей нужно. Почему она пришла сейчас? Почему не тогда, когда я вернулась из Венеции?
   - Я тебя так сильно напугала? - искренне удивилась девушка.
   - Нет.
   - Тогда почему ты вся дрожишь? - спросила она. Только сейчас я заметила, как дрожат мои руки, как стучат зубы.
   - Потому что я злюсь, - уже более спокойно произнесла я, хотя еще до конца не могла понять, от чего дрожу. Холод, страх? Злость?
   - Энге, на меня тебе не стоит злиться. Я тебе спасла жизнь тогда, а ты сбежала от меня. Ты поступила нечестно, вот я и решила узнать, почему.
   - Включи свет! - сказала я.
   - Я его не выключала! - огрызнулась сероглазая.
   Она говорит правду, я чувствую. Неужели это я себе столько за эту минуту напридумывала? Может, в городе просто отключилось электричество, а Элла была в моем доме еще когда свет был... Эти три месяца точно прошли не бесследно. Я уже три месяца ждала, что что-то должно будет произойти. Неужели все мои ожидания напрасны? Неужели та старая жизнь ''без ничего'' вернулась окончательно? А Элла - это просто старое напоминание. Это напоминание мне о том, что крудусы есть. Я уже чуть не забыла это странное слово...
   - Зачем ты в моем доме? - спросила я. Избавиться от общества этой девушки сейчас было моей самой главной задачей.
   - Хочу знать... - задумчиво сказала девушка, и я не выдержала. Голос сорвался на крик.
   - Да какого черта вам всем от меня что-то нужно?! Прежде, чем задавать свои вопросы, ответьте на мои! Я в этом мире тоже существую, я не вещь! А еще лучше, если вы просто уйдете из моей жизни. Прекратите лезть в нее!
   Элла отошла от меня еще дальше. Сейчас я только видела, как блестели её серые глаза. На улице все также было темно, и в доме света тоже не было. Пробыв несколько времени в темноте, я смогла разглядеть очертания комнаты. Кажется, я увидела пианино. Вроде в углу стояло кресло, но я точно не могла быть в этом уверена. Сейчас я просто не выпускала из виду блондинку, которая буквально прожигала меня взглядом. Она явно не ожидала, что я сорвусь. И теперь я точно поняла, что благодарить её за то, что она тогда спала мне жизнь, не буду.
   - Этого не может быть... - тихо произнесла она.
   - Чего не может быть?! - ну пусть хоть она ясно изъясняет свои мысли, а если уж не хочет говорить, то пусть держит язык за зубами.
   - Тебе кто-то там все рассказал... Тебе рассказали! - выпальнула девушка.
   По моей коже прошлись мурашки. Неужели, я сейчас себя выдала? Она догадывалась об этом? Она ведь не могла видеть, как Леон рассказывал мне историю о появлении крудусов. Её там не было. Даже если бы она была в маске, в платье - я узнала бы её. Эллы не было в Венеции!
   Этими мыслями я скорее утешала только себя. Девушка же смотрела в окно и что-то решала - это было видно по тому, как она топталась на месте. Как бы хотелось узнать её мысли!
   - Элла, ты вообще о чем говоришь? - осторожно спросила я, приближаясь к девушке.
   - Энге... Тебе нельзя было слушать! - девушка с круглыми глазами отстранилась от меня, заметив, что я уже достаточно сблизила наше расстояние друг от друга.
   - Элла...
   - Ты всех погубила! - крикнула мне девушка как раз в тот момент, когда фонари на улице снова загорелись.
   - Я ничего не сделала! - теперь, когда я видела её в свете фонаря с улицы, можно было подумать, что девушка не была дома больше месяца. Её длинные и блестящие волосы сейчас были очень запутаны и очень грязные. На лице явно читалась усталость. Она была одета в черную футболку и джинсы, сверху она еще надела серый пиджак. Вся эта одежда так странно на ней смотрелась, словно она будто и не её совсем. Она сильно отличалась от той Эллы, той изящной Эллы на высоких каблуках в бежевом пальто, когда я её увидела в первый раз.
   - Элла... - я хотела дотронуться до её плеча, но девушка толкнула меня и выбежала из комнаты. Я даже слова не могла вымолвить. На что была такая реакция?
   В голове уже пронеслось много вопросов и предположений, когда я поняла, где нахожусь. Это же закрытая комната, в которой я еще не была. Благодаря уличному фонарю я разглядела у противоположной стены от окна маленький столик с какими-то листиками, конвертами. Пройдясь взглядом по стенам, я нашла выключатель. Еще минута и комнату освещала маленькая лампочка, свисающая с потолка. В доме Эрн сейчас тоже везде горел свет.
   Странно, что эта комната так отличалась от всех остальных. Здесь совершенно не было того роскошества, которое присутствовало везде. Комната была большой, но пустой. Старые обои, которые около потолка начали отваливаться, выглядели так просто, что я не могла поверить, что нахожусь в доме тети, а не где-нибудь еще. Только на одной стене возле окна висела маленькая картинка, на которой был изображен закат, хотя это может и восход. Я была права - в комнате стояло пианино. Оно было у противоположной стены от двери. Это на вид невзрачное пианино было довольно красивым, но старым. Не таким старым, как весь этот дом, но лет 20 ему есть. Пианино было покрыто слоем пыли. Почему в этом доме все такое пыльное? Почему в этих комнатах никто не жил?
   В комнате кроме кресла, пианино и столика, был еще письменный стол справа от двери. Самый обычный стол, какой только можно представить. Интересно, что тут делала Элла? И что тут делал Леон? В этой комнате все кажется нетронутым. Старый обтрепанный ковер на полу, сгнившие плинтуса и скрипучие доски пола - в этой комнате определенно нечего делать. Зачем её тогда надо было от меня так тщательно скрывать? Почему?
   Я еще раз оглядела эту непримечательную комнату. Нет, я не понимаю. Элла, Леон - они играют в какую-то игру, правил которой я не знаю. А узнаю ли вообще когда-нибудь? Скрытность - это кажется основная черта крудусов.
   Задернув плотнее старые болотного цвета шторы, я выключила свет и вышла из комнаты. Голова просто кружилась, когда я начинала вспоминать о том, что со мной было здесь, в этом городе. Это была совершенно другая жизнь, о которой сейчас вспоминается с трудом. Можно перечислить все, что со мной произошло, но я неуверенна, что от этого мне станет лучше. Лучше сейчас выкинуть даже этот разговор с Эллой. Хотя я знаю, что все испортила. Если бы не моя злость на всех них, то сейчас я вполне возможно услышала от блондинки много того, что помогло бы мне ответить на некоторое вопросы. Но теперь мне что-то подсказывает, что сероглазая больше не придет, никогда не придет.
   В доме стояла тишина, о которой мечтает любой человек с ужасными головными болями. Но меня эта безмолвность просто раздражала, как тогда, как три месяца назад.
   Тишина давила на меня, и, не выдержав не секунды, я выбежала из дома. На улице на меня подул прохладный ветерок, сдувая все переживания. Сердце все еще билось в ускоренном ритме. Волосы уже растрепались и отдельные пряди падали на лицо. Я готова была закричать, но не знаю почему. Я радовалась, что Элла пришла? Я радовалась, что видела Леона? Леон...
   Теперь мне кажется, что в ресторане был вовсе не он, будто это было просто видение. Могло ли сознание сыграть со мной такую злую шутку? Могло, потому что на самом деле переводчик так никогда не одевался. Он выглядел довольно просто, когда еще жил в моем доме. А, может, я просто не обращала на него внимания? Ну а зачем обращать?
   Мысли стали грустными. Уже не хотелось размышлять о том, как все было раньше. Теперь и это навевало тоску. Я даже не заметила, как прошла уже чуть ли не до конца дороги. Свет от фонарей освещал не всю дорогу, и я шла в тени, чтобы никто не мог меня заметить. Я все еще помнила, как обернулась моя ночная прогулка. Сейчас передо мной было поместье Наташи Фейт. Сколько раз за эти месяцы я уговаривала себя пойти в библиотеку и поискать что-нибудь об истории города, но всегда было лень. Дом стал моей берлогой, из которой не хотелось вылезать. Единственное, что я себе позволяла - это редкие походы в магазин, чтобы не умереть с голоду, такие же редкие прогулки с Эрн и Кэт, ну а школа стала просто местом, где я могла на какое-то время отвлечься. Хотя на некоторых уроках было настолько скучно, что я почти засыпала, и только гулкий звонок не давал мне окончательно раскиснуть.
   Все старшеклассники готовились к экзаменам. Кто-то уже к выпускным, мы же с Эрн должны были учиться еще целый год! Еще целый год я должна буду провести здесь, чтобы потом все бросить и уехать на поиски родного отца. Это пока моя первая цель в жизни, и я точно знаю, что поиски будут очень сложными, даже потому, что я не представляю, с чего их начать. С поездки в Англию? Искать его бывших друзей? Я боюсь, что мама мне просто не позволит этого. У нее есть знакомые в этой стране, которые естественно постараются мне помешать. Одна я не смогу им противостоять. Одна - я никто. Но у меня никого больше нет. Эрн я не могу с собой позвать, так как не хочу портить её будущее. Она должна поступить в колледж или университет, учиться. Я же теперь на это не рассчитываю. Хотя, чтобы работать, мне нужно образование...
   После школы мы с Эрн разойдемся на разные дороги. У меня опять не будет друзей, у меня не будет того человека, который хорошо понимает меня. И от этого я просто разрываюсь. Я мечтала, что мы с Эрн поступим в один университет, будем вместе учиться. Но эти мысли были так давно, что сейчас мне просто казались нереальными. Сейчас все кажется таким нереальным... И дом Наташи Фейт кажется мне нереальным. Хотя он не изменился. Забитые окна, двери и пустая местность вокруг. Ни один житель города сюда не заходит, а если уж и забредет так далеко, как я, то старается побыстрее убраться. И только один сумасшедший найдется, чтобы открыть калитку и среди ночи подойти к самому дому. Это, конечно, я.
   Не понимаю, чего здесь боятся люди. Дом или поместье, как его все называют, выглядит заброшено, но не страшно. Может, это все потому, что я уже не раз в нем была, не раз подходила сюда и смотрела на эти деревяшки. Интересно, почему же Наташа Фейт сбежала отсюда? Такое поместье... Только имея его, она была бы просто знаменитостью в этом городке. Ей было мало этого? Я думаю, что никогда не смогу понять её намерений.
   Стоя и разглядывая заброшенный дом, я снова ощущала себя частью той сказки, которую мне рассказал Леон. До сих я не могла понять, что она действительно существует. Я не могла представить себе Элоиза, который является начальником рода крудусов. Я не могла представить себе его жену, которая пожертвовала ради него жизнью. Смогла бы я так сделать? Если бы любила... Но я даже не представляю, что это за чувство. Да, я любила бабушку, папу, но это не такое чувство, которое описывают в книгах. Чувствую себя бездушной куклой. Но я не могу себя изменить. Сейчас безразличие - мое главнее преимущество. Я не схожу с ума только потому, что мне стало безразлично многое.
   Я всматривалась в забитые окна, будто ожидая, что сейчас там загорится свет, что там снова будет жизнь. Я могла бы тут простоять всю ночь, но мало ли кто будет здесь ходит. Если меня увидят тут, то хорошим это не обернется. Поэтому я еще раз заглядываю в щель между досками и ступаю обратно на дорожку.
   Теперь я шла по другой улице. Похоже, домой я не вернусь сегодня. Мне не хотелось идти туда только из-за того, что около часа назад там была Элла. Её измученное лицо, потрепавшаяся одежда говорили мне о том, что с ней что-то произошло. Вопрос в том, что такого плохого должно произойти с крудусом, чтобы он так мучился? Не имею ни малейшего понятия.
   Я медленно шла вдоль дороги, ничего не видя перед собой. Разум как бы закрылся от внешнего мира. Сейчас существовали только я и никто другой. Я думала о крудусах. Что-то мне подсказывало, что если вернулась Элла, если вернулся Леон, хотя в этом я не очень уверенна, то значит скоро придут и другие. И что тогда будет? Зачем они сюда приходят? Это все из-за Дона Брауна? Но его тут нет, да и не появится он.
   Леон, Мик, Элла, Люси, возможно и Джеки тоже - крудусы. Как я не могла догадаться об этом раньше? Почему я только подозревала, что они могли быть чем-то связаны? Теперь же зная их тайну, я просто чувствую себя обманутой. Потому что если они бессмертны, если они могут жить вечно, то Джеки мне тогда соврал. Он сказал, что возможно его убьют. Его просто не могут убить.
   Я уже просто запуталась в своих мыслях. Даже формировать вопросы по группам стало сложно. Видимо, все это из-за того, что я дала себе такой большой отдых. Нет, я просто была слишком безрассудна. Хотя я просто боялась всех этих событий, происходящих со мной. Ну а какому человеку не станет страшно?
   Ночной ветер нежно обдувал кожу и постепенно возвращал меня в реальность. Но в реальность меня возвращало не только это. Эта улица, на которую я так долго не заходила, казалась мне теперь незнакомой. Нет, она была все той же, но одна деталь здесь изменилась. Эта самая деталь стояла сейчас передо мной, обгоревшая целиком. Как такое возможно?! Почему я этого не знала?!
   Передо мной стоял бывший дом Мика, обгоревший так, что крыша провалилась на второй этаж, а первый был настолько разрушен, что будто дунь на него и дом развалится. Я стояла и хлопала глазами. Передо мной только черные обугленные доски, которые только если присмотреться были похожи на часть дома. Дом сгорел, а я даже не знала? Я настолько была в апатии, что ничего не замечала? Ведь я даже Эрн и Кэт не слушала, а они возможно когда-нибудь и говорили об этом доме.
   Печально осмотрев сгоревшую конструкцию, я пошла дальше. Какой толк терять времени, если ответов все равно не будет. Обгоревшее здание ничего мне не расскажет.
   На улице уже давно была ночь, а я все ходила. Я даже немного посидела на детской площадке, но скрипучие качели только ужасали. Да и пугать соседей не хотелось. Все давно спят, а я тут хожу и бужу всех.
   Когда мысли в голове окончательно выветрились, и не было уже сил ходить вокруг одного и того же дома, я пошла к себе домой. Который раз я удивилась за день, что жители города Инсенс так легко отреагировали на то, что в их домах не было света. Возможно, никто из них даже на улицу не выходил, чтобы проверить, что же все-таки случилось. Мне пора бы уже привыкнуть, что жители тут все воспринимают, как должное. Я тоже стала почти такой, но в последний момент меня хорошенько встрясли. Теперь же я ждала чего-то. Но чего?
   Мой дом был пустой. Я уже привыкла, но привыкла ли я к тому, что любой без особых затруднений может сюда проникнуть? В какой-то момент мне казалось, что дот тети - это неприступная крепость. Но теперь эта уверенность просто развеялась, как дым.
   Даже не включив ни одну лампочку, я прошла в свою комнату и, переодевшись, сразу легла в кровать. За такой короткий день я успела хорошо понервничать и устать. Голова казалась чугунной, а мысли были не настолько быстрыми. Я просто закрыла глаза и стала ждать, когда усну...
  
   Я проснулась от ужасного крика. И, как оказалось, кричала именно я. Быстро встав с кровати, чуть не повалилась обратно, так как в глазах все потемнело от резкого движения. Я помнила, что мне снилось, как я стою на берегу вместе с бабушкой. Она рассказывает мне всякие истории, от которых идут просто мурашки по коже. И вот последняя история была о том, как появились крудусы. Я помню, что в своем сне непонимающе посмотрела на Сьюзи, но она продолжала рассказывать. Потом она взяла мою руку и приложила к груди. Она сказала ''слушай'', и я пыталась понять, что она от меня требовала. Смысл её просьбы дошел только тогда, когда я ничего не услышала, не уловила стука сердца, словно его и не было. Я отшатнулась. В этот момент к нам на берег, где мы стояли, стала подходить группа людей. Все они были в темных, но очень легких плащах, которые развивались за их спинами, словно крылья. Я бросилась бежать. Почему-то эти люди наводили на меня ужас. Я бежала в сторону бухты, чтобы оказаться поближе к людям, и именно в этот момент я обернулась, мне стало страшно за бабушку. Человек в черном плаще очень быстро приближался ко мне, но сейчас мое внимание приковало то, что происходило на берегу. Несколько человек стояли вокруг Сьюзи. Они ничего не делали, но я заметила, как они стали медленно расступаться. Кровь в моих жилах просто застыла, когда я увидела, что бабушка лежала на песке мертвенно бледная. Что они с ней сделали?! Хотелось уже побежать обратно к Сьюзи, помочь ей, когда я заметила, что человек в черном плаще стал ко мне еще ближе. Чувство самосохранения было выше волнения за бабушку, поэтому я рванула с места, но мне казалось, что было слишком поздно... Меня схватили за плечо и дернули назад. Я потеряла равновесие и упала на спину. Сильно ударившись, я почти потеряла сознание, но невыносимая боль в спине не давала мне провалиться в забытие. Я стала ждать. Вот меня уже стали поднимать, небрежно, словно я мешок с грязью. Меня поставили на ноги, и теперь я могла рассмотреть этого человека в черном плаще. Когда я увидела его лицо, то во мне содрогнулось всё нутро, и тут я закричала так сильно, что проснулась.
   Моя кожа была вся в липком поту, а сама я дрожала от страха. Этим человеком в плаще оказался Леон. Не знаю, чего я так сильно испугалась, но все это настораживало. Этот животный страх все еще чувствовался. Поэтому я и дрожала. Я боялась, что этот сон может стать явью. Но Сьюзи уже давно нет в живых, да и историю о крудусах мне рассказала не она, а переводчик, который во сне гнался за мной.
   От страха, который я испытала во сне, было сложно соображать, что я сейчас должна делать. Я вообще не могла понять, какой сегодня день. Всё встало на свои места только тогда, когда я спустилась вниз. Сумка лежала на полу, рядом лежали в разноброс учебники. Я так и не сделала уроки, хотя до них мне точно не было дела. Школа для меня была сейчас не самым важным аспектом в жизни.
   Собрав в сумку те учебники, которые мне сегодня требовались, я положила сумку у входа и пошла на кухню. Судя по тому, как кричал мой желудок, он явно хотел есть. Но я не стала слишком ублажать себя и просто съела маленький бутерброд с соком.
   Меня до сих пор пробирала дрожь. Я еле удерживала стакан в руке, чтобы не выплеснуть сок на пол. Холод, который раньше мне казалось, как будто заснул, сейчас снова очнулся от спячки. Он покалывал мою кожу изнутри, и я даже в такой жаркий день чувствовала, что сейчас просто заледенею. Убрав посуду, я быстро поднялась наверх и одела самые теплые летние вещи. Не знаю, как к такому моему наряду отнесется Эрн, но мне даже в этой одежде было холодно. Еще меня била дрожь. Со стороны наверно кажется, будто у меня лихорадка. Но причина здесь не в этом. Я боялась, что всё возвращается. Я боялась, что жизнь станет снова такой, какой она была три месяца назад. Сейчас даже мысли о том, что я когда-то жалела, что ничего не происходит, пробивали насквозь. Пусть я и часто противоречу сама себе, но в этом и есть я.
   Зачесав волосы в высокий хвост, я бегом спустилась вниз, взяла сумку с учебниками и вышла на улицу. Оставаться в доме не хотелось. Я решила, что все это время до школы смогу провести у Эрн дома, поэтому к ней сейчас и направилась.
   На улице, словно под мое настроение, капал мелкий дождик, но температура была высокая. Хотя для меня сейчас 17 градусов тепла недостаточно, чтобы чувствовать себя комфортно. Я постоянно вздрагивала от холода, пробирающего меня насквозь. Можно было бы остаться дома, но эта идея нравилась мне меньше всего. Лучше я под всеобщие взгляды неодобрения буду сидеть в классе, в котором тепло.
   Я тихо постучала в дверь дома Хапли, но никто не ответил. Пришлось позвонить в звонок, рассчитывая, что жители этого дома все-таки проснулись. Через несколько мучительно холодных секунд дверь открылась. На мое удивление там стояла мама Эрн.
   - Здравствуйте, миссис Хапли, - тихо и неуверенно сказала я. Теперь общаться с мамой Эрн после поездки в Венецию стало намного сложнее.
   - Привет, Энге, - теперь она называла меня этим именем. - Ты так рано?
   - Мы с Эрн договорились сегодня прогуляться до школы, - нагло врала я, потому что у меня не было оправдания к тому, почему я тут стою так рано.
   - Эрн очень сильно заболела. У нее грипп, она не может встать с кровати. Эрн не пойдет сегодня в школу, - сухо сказала миссис Элис, что я даже оторопела от её заявления. Эрн пропустит школу?! Она не пойдет на занятия?! Да и как она могла заболеть?
   - Бедная. Пусть скорее выздоравливает. Я, может, зайду к ней вечером? - поинтересовалась я.
   - Не думаю, что Эрн захочет кого-то видеть. Передай Кэти Бич, что Эрн не может пойти с ней гулять сегодня.
   - Конечно... До свидания, - дверь передо мной захлопнулась. Этот на вид быстрый диалог привел меня в полный ступор. Эрн не могла заболеть. За своим здоровьем она следит еще лучше, чем за модой. Как вообще такое возможно?! Неужели миссис Элис просто хотела дать мне понять, что с Эрн лучше не общаться. Она хочет, чтобы я её забыла?!
   Я не знала, почему пришла к таким выводам, но факты говорили за себя. Миссис Элис стала называть меня моим настоящим именем, что никогда раньше не было, только когда мы познакомились, но даже тогда миссис Элис называла меня Эн или Энни. Я не могла понять, почему такое произошло. Что должно было случится, чтобы миссис Хапли стала ко мне так относится?
   Мне ничего не оставалось, как пойти в пустую школу. До занятий оставалось еще около часа, а значит, что школа будет пустая, если она еще вообще будет открыта.
   На улице, как добавление к дождю, подул еще сильный ветер. Я не пожалела, что оделась тепло. Мой серый балдахин не давал мне замерзнуть, но мелкий дождь и ветер делали свое дело. Через десять минут пути до школы я окончательно замерзла. Холод внутри меня теперь сливался с холодом снаружи. На лице сияли холодные капли, но я не стала их вытирать - вытаскивать руки из еще теплых карманов не хотелось.
   Школа к моему счастью была открыта. Быстрым шагом я зашла внутрь и прошла в холл. Около кабинета директора стояла скамейка, на которую я сейчас и села. Обычно на ней сидят только дети, родители которых находились в кабинете директора. Я же сидела здесь для того, чтобы не дрожать стоя. В школе было еще холодно, так как людей практически не было, поэтому я не слишком согрелась. Я постоянно смотрела на часы, ожидая заветных минут, когда в школу, наконец, начнут прибывать ученики. Но время будто специально шло так медленно, что я готова была разбить эти часы, висящие прямо над главным входом. Не выдержав этих тикающих монстров, я встала и вышла на улицу. Погода заметно испортилась со вчерашнего дня. Над городом нависали свинцовые тучи, давая понять, что погода будет не самой лучшей. Значит, сегодня домой я, возможно, вернусь только к вечеру, так как зонтика я с собой не брала, а идти под проливным дождем не хотелось.
   Сейчас я смотрела на пустую улицу, по которой еще никто из учеников не шел. До занятий еще слишком далеко и, возможно, кто-то до сих пор еще спит. Я знала, что вглядываться в пустую улицу толку не было, но мне просто нечем было себя занять. Я даже не взяла телефон!
   На улице становилось все темнее. Из-за непросветных туч казалось, что на улице сейчас уже вечер. Дождь шел все сильнее, превращаясь в ливень. Ветер тоже не на шутку разыгрался. Не удивительно, что после такой жары на улице будет ураган.
   Я смотрела на серую полосу дороги, как в мое поле зрения попался человек. Он шел медленно, не спеша, словно наслаждаясь такой сырой и промозглой погодой. Отсюда я не могла увидеть его лицо, да и усилившийся дождь смазывал все вокруг. Человек шел так медленно, что мне хотелось подбежать и подтолкнуть его. Кто это? В нашем отдаленном районе города найдется не так много сумасшедших, которые в такую погоду захотят гулять.
   Небо озарила светящаяся молния, а потом последовал раскат грома. Казалось, что по небу только что прошел поезд, и этот звук был усилен в несколько тысяч раз. Дождь теперь лили как из ведра, а этот человек шел, будто и не замечая, как разбушевалась погода.
   Не выдержав такого зрелища, я решила спуститься вниз, подойти к этому сумасшедшему и заглянуть в лицо. Кто бы то ни был, у него явно не все в порядке с головой.
   Выбежав из под своего укрытия на улицу, я в ту же секунду промокла. Волосы прилипли к лицу, а ветер так сильно дул, что по коже пошли мурашки от мокрой одежды, обдуваемой порывами ветра. Я уже почти нагнала человека, уже хотела поравняться с ним, как сердце пропустило бешеный удар и замерло. Человек, видимо почувствовав, что кто-то рядом находится, обернулся. Теперь мое сердце понеслось галопом.
   - Ты что идиот?! - только и смогла выкрикнуть я, как над головой раздался оглушительный удар.
   - В данной ситуации ты на него больше похожа, - усмехнулся он, будто знал, что я подойду.
   - Леон, что ты тут делаешь?! - зло зашипела я. Сейчас мне уже стало все равно даже на то, что я промокла до нитки, и что сейчас я должна буду сидеть в школе. Представляю, как на меня будут все смотреть.
   - Ты очень часто задаешь этот вопрос. Я свободный человек и могу находится там, где хочу. Н так ли?
   - Так... - зло ответила я, понимая, что не имею права задавать ему такие вопросы.
   Леон настолько изменился, что я даже не сразу узнала его. Там в ресторане, мне показалось, что он только решил сменить стиль одежды, теперь же я понимаю, что он изменился не только снаружи. От него просто веяло беспокойством и страхом. Эти два чувства настолько усиливали друг друга, что их просто нельзя было не заметить. Леон казался до ужаса уставшим, будто не спал несколько недель. Его глаза были все такие же изумрудно зеленые, но они больше не блестели. Казалось, что его глаза наоборот будто покрылись темной пленкой. Его темные волосы сейчас мокрыми прядями спадали на лицо.
   - Что с тобой случилось? - с недоверием спросила я.
   - Просто решил прогуляться. Это так странно? - жаль, что его лицо осталось все таким же непроницаемым. Маска безразличия ко всему в этом мире до сих пор присутствовала. Мне хотелось задать ему так много вопросов, но сейчас точно было этому не время.
   - Тебя здесь не было несколько месяцев. Решил вернуться? - я попыталась быть так же безразлична, как и он.
   - Я уезжал? Эн, а ты не думаешь, что я мог быть в городе все это время? Ты считаешь, что раз мы тут, то должны обязательно быть рядом с тобой?
   - Нет, я вовсе так не считаю, - хотя в какой-то мере Леон был прав. Я думала, что если крудусы будут в городе, то только из-за меня. К чему такая самоуверенность в собственном достоинстве? Возможно, эти крудусы даже не подозревают, что я существую. Хотя тут Леон противоречит сам себе. Он же сказал, что теперь я у них на особом счету. Но ведь кто знает, сколько группировок этих человеческих существ?
   - Ну тогда я пойду дальше, разрешишь? - деловито спросил он.
   - И где ты живешь?
   - Что? - видимо этого вопроса он не ожидал.
   - Где ты живешь? - переспросила я.
   - Зачем ты это спрашиваешь? Ты ведь все равно никогда не придешь.
   - Ты меня так хорошо знаешь? - раздался еще один грохот у нас над головой. Дождь теперь казалось, льет как из ведра.
   Я смотрела на переводчика, ожидая от него ответов. Он не может сейчас просто развернуться и уйти. Он обязан объяснить мне, что произошло три месяца назад.
   - Лучше тебя, Эн, - Леон повернулся ко мне спиной и зашагал вдоль тротуара. Я не поняла его действий, поэтому пошла следом. Надо теперь будет зайти домой и переодеться, так как в такой мокрой одежде я не смогу сидеть в классе.
   - Не иди за мной! - Леон так неожиданно развернулся, что я чуть не врезалась в него. Он, кажется, сейчас очень сильно злился на меня. Только вопрос: за что?
   - Я, может, иду домой! - огрызнулась я, хотя готова была заплакать от его жестокости. Почему и он не хочет ответить на мои вопросы, ведь рассказал, кто такие они.
   - Ко мне вчера приходила Элла... - я решила, что если сейчас расскажу ему все то, что произошло вчера, он сможет объяснить мне хоть что-нибудь.
   - Элла Ондаатье? - переспросил переводчик.
   - Та блондинка... И... - слова не хотели слетать с моих губ, - она догадалась.
   Или мне показалось, или Леон сейчас побледнел тона на три точно.
   - О чем? - попытался спокойно спросить переводчик, что у него не очень хорошо вышло.
   - О том! Она догадалась, что мне кто-то все рассказал! Она сказала, что я вас всех погубила! Что происходит, Леон?!
   - Не слушала бы ты её. Эн, Элла не в своем уме. Она может многое тебе наговорить.
   - Я тебе не верю, - тихо произнесла я. - Можешь зайти ко мне домой.
   - Зачем? - удивился Леон.
   - Потому что... - меня сейчас просто дрожь от холода била, - ты мне нужен.
   Я быстро развернулась и, хлюпая по лужам, пошла домой. Я поняла, что Леон добровольно мне ничего не расскажет, а значит, что нужно действовать. И я буду действовать. План в моей голове созрел так быстро, что я даже сама удивилась. Возможно, я просто уже давно об этом думала, но не обращала внимания.
   Когда я поднималась в свою комнату, то знала, что Леон точно придет сюда. Сегодня он тут точно будет. Теперь я собираюсь с ним поиграть. Теперь я буду вести игру, и тут будут мои правила.
   Быстро переодевшись в сухую одежду, я вытерла волосы полотенцем и бегом спустилась вниз. Я вытряхнула из сумки половину учебников, что сегодня брала с собой. На улице все так же шел дождь, но теперь я припаслась накидкой, потому что зонта у меня просто не было.
   Ветер дул порывали, поэтому мне пришлось надеть водонепроницаемую накидку сверху одежды. Леона на улице уже не было, но я уверенна, что он ходит где-то рядом, просто не показывается людям. Сейчас мне было важно, чтобы мой спонтанный план шел правильно, пусть он и не до конца был продуман. Но у меня теперь впереди весь школьный день.
   Я собиралась привести Кэт с собой и представить её Леону. Я буду злить его, пока не увижу, как он применяет свои способности. Знаю, что Кэт может пострадать, но уверенна, что выживет. Леон не как его брат - он не позволит умереть человеку. Но мне кажется, что когда волна его эмоций обрушится на мою маленькую подругу, то он сдастся. И именно в этот момент я смогу из него вытащить все, что только могу.
   Знаю, что мой план далеко не идеален. Хотя можно сказать, что этот план провалится с треском и Леон, возможно, окажется намного сильнее, чем мне кажется. Я знаю, что тогда, когда он ездил со мной и Эрн в картинную галерею, то он просто превосходно держался. Но теперь-то я знаю, кто он есть на самом деле... А сейчас переводчик не в лучшей форме. Значит, у меня есть уверенность, что план сработает.
  
   В школе было как всегда. Мой план выполнялся пока безупречно. Кэт ходила за мной по всюду, и это шло мне на руку. Эрн болела, значит, никто ничего не будет подозревать. Да и я надеюсь, что она ничего не узнает. Грипп приковал её к кровати недели на две точно.
   Всё складывалось как нельзя лучше, что очень меня беспокоило. Такой ''везучести'' у меня никогда не наблюдалось. Кэт делала всё, что бы я ей не приказала. Милая девочка. И отчасти мне было её жалко, точнее сказать я очень боялась участи, которую ей приготовила.
   Боже мой, Кэт! Она ведь совсем ничего не понимает! Как бы мне хотелось, чтобы все мои планы сорвались, чтобы стало всё по-прежнему или хотя бы судьба повернулась ко мне счастливой стороной, распростёрла свои объятия и рассказала мне всё о Леоне. Кто он такой, я понимала, но это единственное, что можно сказать я знала. Всё остальное от меня было закрыто плотными шторами.
   Минуты шли вечно. Меня это настораживало: мне вдруг показалось, что судьба расхотела мне подыгрывать. Но нет, я своего добьюсь: узнаю всё, и, надеюсь, моя маленькая подружка сильно не пострадает.
   Как же всё это было сложно! В школе на меня отчаянно пытались не обращать внимания из-за Кэт, ходящей за мной повсюду, проводящей меня во все уголки школы. Иногда она заговаривала со мной, но после того, как я на неё оборачивалась, Кэт сразу же замолкала.
   Один раз она снова со мной заговорила: я постаралась не оборачиваться, а просто идти, смотря только себе под ноги. Я чуть не упала, когда наткнулась на одноклассника, но тот только прошипел что-то очень невнятное, очень похожее на ругательство. Но моя юная леди тут же вмешалась, прервав свой разговор, который я даже и не слушала, мои мысли сейчас занимало только одно. Этот план даже уроки ставил на второе место, благодаря чему в журнале появились две тройки. Подумаешь! Мне предстоит более важная миссия. Хотя я понимала, что веду себя как капризный ребенок.
   Итак, моя подруга за меня заступилась, что было очень рискованно, так как она решила спорить со старшеклассником.
   - А ну-ка повтори ещё раз то, что ты сказал! - с гневом приказала ему Кэт. Вот и проявилась её настоящая натура. Кэти сейчас уже не была похожа на того маленького ангелочка, которого я привыкла в ней постоянно видеть.
   - Я не собираюсь слушать какую-то малявку! Эй, ты! - он показал пальцем на меня, не желая произносить моё имя.
   Этого одноклассника звали Кадри Макковер. Он был сыном очень влиятельной семьи. Как я поняла из слов Эрн, с ним лучше было не связываться. Похоже, он обратился ко мне, хотя было сомнительно. Это больше было похоже на обращение к картошке, гнилой картошке. Мне стало немного обидно, хотя я привыкла, что меня здесь ни во что не ставят. Но мою защитницу, кажется, это разозлило ещё больше. Пусть она была и очень худенькая и чуть доставала ему до плеча, Кадри всё равно встрепенулся.
   - У неё есть имя, Кадри Макковер! Зовут её Энге Андельсон! Называй её по имени, придурок! - тут все, кто шел рядом, оглянулись. Звонкий голосок Кэт привлёк внимание окружающих. Десятки глаз уставились на нас. - Слышал, Кадри, ты придурок! Твои родители хорошие люди, а вот ты придурок! Немедленно извинись перед Энге за то, что толкнул её!
   - Да иди ты к чёрту! - заорал Кадри на весь холл, отчего привлек ещё большее внимание. Странно, но учителей не было, хотя мы стояли напротив класса английского языка.
   Судя по всему, Кадри Кэт разозлила очень и очень сильно. Его ноздри от гнева так и раздувались. Дыхание стало очень частым. Он был похож на быка: такого же крупного телосложения, глаза у него буквально пылали гневом. Мне вдруг показалось, что я стою на огромном стадионе, я большая красная тряпочка, а вон там за забором уже бьётся огромный бык, очень похожий на Кадри. В руках меня держит Кэт. Господи, сейчас же откроют ворота, и мне будет конец - я безжалостно буду развиваться на рогах этого зверя.
   Я встряхнула головой, чтобы освободится от дурных мыслей. Боже, да мой одноклассник действительно сейчас сорвётся! Он же не оставит от Кэт и мокрого места.
   Мой мозг лихорадочно соображал, но, кажется, что от этого моё итак неуравновешенное сознание сейчас точно отделится от тела.
   Вокруг нас собрались зрители. Они встали, как стадион, не давая мне бежать. Кто-то уже делал ставки. Кэт была взволнованна: её маленькие ручки сжались в кулачки и судорожно тряслись. Не зная, что ответить, я отступила на шаг назад, но толпа проворно оттолкнула меня обратно.
   - Ставлю двадцатку на то, что Энге сейчас бросит свою ''подружку'' и понесется ко всем чертям домой! - сказал один из зрителей, и это очень сильно ударило по моему самолюбию. Я не боюсь! Я сильная!
   Я отстранилась от толпы и подошла к Кэт:
   - Кадри, не надо передо мной извиняться, хватит бушевать. Это я случайно в тебя врезалась, я тебя просто не увидела... - Кэти захотела что-то возразить, но я продолжала, - а Кэт совсем не то подумала. Извини её, она совсем не хотела тебя обзывать...
   Тут произошло сразу несколько вещей: первое, я увидела, как Кэт налетела на Кадри, а потом и сам Кадри полетел на меня, отталкивая семиклассницу, как прилипшую грязь. Всё случилось так неожиданно. Помню, что Кадри на меня замахнулся, а потом во рту что-то хрустнуло. Полыхнула сильная боль и во рту сразу появился странный железный вкус, а потом появилось то, чего я больше всего боялась - кровь. Она постепенно наполняла мой рот. Мне казалось, что сейчас меня просто стошнит. Я почувствовала, как что-то небольшое приникло к моей голове. Меня кто-то взял на руки, и я отключилась.
  
   Как долго я была в лазарете школьном? Я не знала. Судя по тому, что во время инцидента шёл только третий урок, я ещё надеялась попасть в кабинет английского языка целой и невредимой, хотя очень сомневалась. Во время, когда я была без сознания, мелькали какие-то образы. Появилась та картина в поместье Наташи Фейт, в смысле то, что я видела во время очередной потери сознания. Тут стоит бабушка, а рядом с дверью миленькое личико моей мамы, оно наклонено вниз в ухмылке, бабушка подаёт ей дневник... бабушка... бабушка... Я открыла глаза. Надо мной склонилась медсестра.
   - Деточка, как же ты так? Ничего не болит? Ты была в ужасном виде... - мямлила себе под нос медсестра.
   - Нет, всё нормально. Что со мной произошло? Где Кэт?
   - Ты имеешь в виду ту маленькую девочку? Сейчас идет урок, здесь ей не разрешили остаться. Что с тобой произошло? Может, я лучше дам тебе зеркальце? Знаешь, этот молодой человек совсем не имеет совести! Ударить девушку?! Это просто ужасно. Его повели к директору, надеюсь, достанется ему там сильно! - она взяла зеркало с тумбочки и протянула мне. Брать мне его ужасно не хотелось, но всё-таки нужно было посмотреть на моё искалеченное лицо.
   - Ах... - я была в шоке. То, что я увидела, не лезло ни в какие ворота. Что теперь подумает переводчик, когда увидит меня? Зато теперь кто-то стал на несколько долларов богаче.
   - Ой, да что ты так переживаешь, до свадьбы всё заживет! Эта повязка ненадолго. Поносишь две недельки и снимешь. Просто когда тебя принесли, ты была в ужасном состоянии! Он тебе нос сломал, очень сильно, кровь так и шла. Знаешь, такое я вижу впервые, но где-то через полчаса всё начало заживать! Даже кровь сама свернулась, будто по волшебству. Тебе очень повезло! Просто чудесно. Я думаю, повязку ты снимешь ещё раньше! - ну да, повязка на пол-лица очень красиво смотрелась. Нос совсем не болел. Кажется, что его вообще и не ломали. Вид у меня был не из лучших. Я засмеялась.
   - Смешно? - подняла брови медсестра. - Ну, наверно я очень неуклюже повязала? Или... почему ты смеёшься? - смотрела она на меня с неодобрением.
   - Да я так! Представила, как буду ходить по улице. Внимание мне теперь точно обеспечено. Какой сейчас урок? И сколько времени? Хочу пойти на уроки.
   - Ты пролежала здесь всего полчаса, а сейчас как раз будет звонок с урока. Я, конечно, лучше бы тебя домой отправила, но судя по твоей реакции, лучше иди на следующий урок, - она взяла часы и стала внимательно их разглядывать, а потом стала пристальным взглядом рассматривать мою переносицу. Я поднялась с кушетки, взяла свою сумку, почему-то теперь она казалась мне гораздо тяжелее, чем раньше.
   - До свиданья. Спасибо... за повязку, - я улыбнулась и вышла.
   И все-таки, почему этими белыми бинтами закрыли мой нос? Как я помню, Кадри ударил мне в челюсть, а не в нос. Да и то, наверное, он не рассчитывал, что удар будет таким сильным.
   Больше всего сейчас я боялась увидеть Кэт и всех остальных, кто во время инцидента наблюдал за мной. Осталось несколько минут до звонка, поэтому я пошла на второй этаж - сейчас должна была быть история. Идя по холлу, я невольно обратила внимание на доску объявлений: там до сих пор красовался ''Черный список''. Почему же его не убрали, ведь никаких происшествий за последние два месяца не было? Ещё и эта черная ленточка на углу, которая просто приковывает к себе внимание. Кажется, нашему молодому директору доставляло это удовольствие - никто не смел заклеивать список. Пробежав по нему глазами, я остановилась на знакомой фамилии: Дон Браун, бедная Эрн...
   - Привет, Энге, - прошептал знакомый тихий голос. Это был директор. Он с любопытством осматривал мое лицо и, увидев эти неуклюже повязанные бинты, невольно улыбнулся. Он до сих пор был мертвенно бледным. Под глазами тёмные круги. Директор по большей части не говорил, а шептал. Медсестра сказала что-то про Кадри, может спросить?
   - Здравствуйте ... - пролепетала я, стараясь смотреть себе под ноги. Но почему всё это происходит сегодня? Мой ''великий'' план держится на волоске! Сейчас всё пойдет не так, как надо, и кто его знает, когда я смогу снова его осуществить, тем более ещё и Эрн вернется! А ей как всё объяснять? Решит, что я окончательно спятила, хотя думаю она уже делала такие выводы. Хотя зачем я так думаю, ведь только сегодня утром я мечтала о том, чтобы всё сорвалось, и почему только судьба воспринимает всё всерьёз?
   - Как ты себя чувствуешь? Мне сказали, Кадри сильно тебя ударил... Как же так? И эта девочка... - похоже, он говорил уже не со мной, а с собой.
   - Я тут собираюсь идти на урок. Можно? - с огромным смущением сказала я, но мои слова явно пролетели мимо ушей директора.
   - Кэти Бич такая милая, не думал, что она может повздорить со старшеклассником. Вы с ней хорошо общаетесь? - директор явно не хотел отпускать меня на урок.
   - Мы дружим, - ответила я, заметив, как насторожился директор при моих словах. Его не устраивает моя дружба?
   - Энге, не думаю, что это хорошая идея. Кэти слишком вас возносит. Это не стоит того, чтобы вы ломали себе нос.
   - Я буду с ней дружить, даже если придется сломать себе ногу или руку! - он что, решил меня учить, с кем мне общаться, а с кем нет?!
   - Не слишком возносите себя. Энге, судьба еще может заплатить вам за такие ошибки. До свидания. Впредь, будьте осторожны в выборе подруг.
   Директор развернулся и пошел в свой кабинет. Я же стояла и готова была испепелить его. За какие такие ошибки судьба мне заплатит? Что он имел ввиду? Он считает, что ошибка то, что кроме Эрн я стала общаться еще и с Кэт?
   Звонок прозвенел прямо над ухом, что привело меня в замешательство. Ученики посыпали из классов. Меня сначала никто не замечал, но потом те, кто видел инцидент, стали показывать на меня пальцем. Все же, не очень культурные люди. Мне хотелось скрыться сейчас с их глаз, поэтому я пошла в туалетную комнату.
   Придирчиво осмотрев свое лицо, я все-таки решила, что носу эта повязка только мешает. Я не удивилась тому, что после ослепительного удара в челюсть, она осталась в нормальном состоянии. Скорее всего, она стала такой. И теперь я точно знаю почему: глаза потемнели. Как долго со мной не случалось ничего такого! А теперь все просто разом навалилось на меня, не давая даже передохнуть. Мысли путались, но одна сияла звездой среди всех - тот план, который пришел ко мне так спонтанно, но я уверенна, что он не провалится.
   Когда я вышла из туалета, Кэт уже стояла возле двери. Откуда она узнала, что я нахожусь тут? Хотя многие видели, как я сюда направляюсь. Сегодня Кэт была в синем платье на бретельках. Сверху она надела светло-голубую кофту. Жаль, что её наряд сейчас совершенно не сочетается с моими ужасно темными глазами, в которых почти не осталось и капли прежнего синего цвета. Я могла лишь только улыбнуться моей маленькой подруге, но эта улыбка отдалась болью в нижней челюсти.
   - Ужасно выглядишь, Энни, - со скорбью произнесла девочка.
   - Ты тоже хорошо, Кэт.
   Больше за день мы не разговаривали. Кадри за весь день мне так и не встретился. Да и из учителей никто еще не узнал о случившемся, так как повязку я сняла. Все, казалось, шло спокойно. Единственное, что не хотело меняться - это погода. Черные тучи обволакивали все небо, а гром гремел, по меньшей мере, два раза за час. Без Эрн на уроках было еще скучнее обычного, словно тот лучик света, который освещал мои серые будни, погас. Зато теперь уроки пролетали со скоростью света. Не успевала я подумать о том, как я буду возвращать домой, прозвенел звонок с последнего урока.
   Кэт уже ждала меня возле моего класса. В толпе она постоянно выискивала меня взглядом, словно я могла куда-то деться. Конечно, бывало, что я уходила без нее... Но теперь Кэт мне точно нужна.
   - Пойдешь сегодня ко мне? Я хочу тебя познакомить кое с кем, - только завидев подругу, произнесла я.
   - К тебе домой? - искренне удивилась Кэти.
   - Да, Кэт, ко мне. В этом есть что-то удивительно? Ты же там уже была!
   - Но ты никогда не приглашала меня сама, - ответила подруга. Тут она бесспорно была права. Она приходила ко мне только с Эрн.
   - Ну никогда не поздно начать, ведь так? - я попыталась искренне улыбнуться.
   - Энни, ты прелестна! - залепетала Кэт. Её лицо словно светилось от счастья, и мне от этого становилось только хуже. Она не знает, что я ей приготовила. И она никогда не узнает об этом.
   Домой мы шли молча и не спеша, хотя Кэт постоянно убегала вперед меня. Я шла не быстро, так как пыталась рассмотреть Леона сквозь пелену дождя. Если он сейчас не появится, то будет сложнее его разозлить.
   Не успела я об этом подумать, как возле моего дома увидела силуэт. Он стоял, облокотившись о дерево возле дома. Он был без зонта. Похоже, простуды его совсем не пугают. Я остановила Кэт и стала думать о том, что мне сейчас нужно сказать, чтобы окончательно вывести из себя Леона? Конечно, раньше я это делала очень часто, но это было неосознанно. Теперь же я должна тщательно подбирать слова, чтобы моя маленькая подруга ничего не заподозрила.
   Не знаю, чего ждет сейчас Леон, но первым подходить он не собирается, поэтому первой говорить начинаю я, крича через всю дорогу. Тем же лучше! Когда нас будут слышать еще и соседи, то переводчика это точно разозлит. Я ступила на бордюр.
   - Ты хотел, чтобы сказка стала явью? - начала я с насмешкой в голосе. Кэт смотрела на меня непонимающе, и поэтому вышла немного на дорогу, чтобы узнать, кому же я все-таки говорю. Леон же перестал облокачиваться на дерево.
   - Так покажи мне её тут! Зачем скрывать такую красивую сказку от других? Мне очень понравилась та история. Расскажи её еще раз! Думаю, Кэти она тоже понравится. Кэт, ты же любишь сказки? - слова с вызовом срывались с моих губ. Я понимала, что сейчас, возможно, делаю самую большую ошибку в своей жизни, но отступать некуда.
   - Энни, о чем ты говоришь? - спросила меня Кэти, встав передо мной. Было видно, даже сквозь толщу воды, которая лилась с неба, как переводчик начинал злиться.
   - Я говорю о крудусах, милая Кэт! Ты знаешь, кто это такие? Когда я была в Венеции, этот парень рассказал мне, кто они такие, - сама себе я сейчас казалась сумасшедшей. Я не думала, что так прямо расскажу всё Кэт. И я не думала, что это принесет мне облегчение.
   - Эн, зря ты это делаешь! - крикнул мне через дорогу Леон. Сейчас он уже готов был бежать, чтобы заткнуть мне рот, но ему мешала Кэти. Эта маленькая девочка не знала, что сейчас стоит между водой и огнем.
   - А что? Кэт не имеет право знать о вас? Простой человек не имеет право знать, что в мире есть еще и плохие существа? Вы же плохие, да, Леон? - издевалась я над переводчиком. Удивляюсь, как он еще держится. Он оказался сильнее...
   - Энни, мне плохо! - я видела, как Кэти пошатнулась, но все еще уверенно стояла на ногах. Значит, я уже смогла пробудить в Леоне сильные эмоции.
   - Представляешь, что будет, если она умрет из-за тебя? Леон Браун станет совершенно, как его брат! Не так ли? - Господи, что я несу! Сейчас я уже пожалела о том, что мне так мало врезали в челюсть. Прости меня, Кэт...
   Все, что произошло дальше, было для меня как в тумане. Кэти не может удержаться на ногах. Шатаясь, она выходит чуть ли не на середину дороги. Я смотрела на это так, словно это какая-то сцена в театре. В глазах уже все плывет от подступивших слез. Я не сразу заметила, как на огромной скорости несется машина. Я побежала к Кэт. Но не успеваю столкнуть её с дороги. Я услышала тихий крик, и почувствовала, что ко мне в бок пришелся очень сильный удар. Я не сразу поняла, что тоже находилась на пути этой чертовой машины. Она меня задела, но не так сильно, как Кэти. Я упала, как тряпичная кукла. Слезы текли ручьем из глаз, но я не чувствовала это. Я видела, что машина не остановилась, а на такой же скорости проехала дальше. Горло сдавливал крик, но я не могла произнести ни слова. Я не видела на дороге Кэт. И я ничего не слышала, будто меня отключили от внешнего мира, как радиоприемник. Я хочу увидеть Кэт! Но перед глазами затуманенный образ какого-то дома...
   - Кэт, прости меня... - прошептала я и отключилась.
  
  Глава 31.
  Неизбежность...
  
  Forgive me now cause I
  Have been unfaithful
  Don't ask me why cause I don't know
  
  So many times I've tried
  But was unable
  But this heart belongs to you alone
  
  Now I'm in our secret place
  Alone in your embrace
  Where all my wrongs have been erased
  You have forgiven...
  
   Открыть глаза оказалось не самым простым делом. Веки словно налили свинцом! Во всем теле была невыносимая тяжесть, будто я целый день работала на каких-нибудь шахтах. Холод под кожей вибрировал, готовый вырваться наружу. Я попыталась встать.
   - Думаешь, что так легко отделалась, Эн? - я узнала этот голос. Я хотела ответить, но звуки не вырывались изо рта - нужно попить.
   - Да черт возьми, Эн, объясни мне, что на тебя вообще нашло?! - уже со злостью говорил знакомый голос.
   - Леон, отвали... - прохрипела я и уставилась на стену. Я поняла, что сейчас находилась в своей комнате. Интересно, это он меня сюда дотащил? И вообще, что было?
   Но воспоминания со скоростью света навалились на меня. Я вспомнила все, что произошло до того, как я потеряла сознание. Теперь мне хотелось плакать. Как я могла себе такое позволить? Как я могла позволить издеваться над чьей-то жизнью? Я сошла с ума?
   В комнате стоял полумрак, шторы завешаны. На улице явно уже вечер, так как даже сквозь завешанные шторы можно различить свет фонарей. Леон стоял около двери и смотрел на меня, как на врага народа. Я ему разрешаю. Знаю, сама виновата во всем. Главное теперь узнать, что произошло, ну и попытаться все исправить, если это еще возможно.
   - Как Кэт? - тихо спросила я, зная, что хорошего ответа можно не ждать.
   - О, Эн! Я думал, что ты и не собираешься задавать мне этот вопрос! - мне казалось, что Леон готов сейчас порвать меня на мелкие кусочки. - Её, как и тебя, задела машина...
   - Сильно? - я уставилась на переводчика.
   - Так же, как и тебя! Но ей повезло гораздо меньше. Ты хоть понимаешь, что натворила? - Леон дернулся вперед, но сразу же вернулся в прежнее положение. Хотел меня побить?
   - Главное, что с Кэт все хорошо, - подвела итог я и встала наконец-то с кровати. Ноги ужасно ныли от боли.
   - Кэт сломала себе ногу и у нее сотрясение мозга. По-твоему, это хорошо? Эн, какого черта тогда все произошло?! Кто тебя по голове ударил?! Я же ясно дал понять, что простой человек не должен знать ничего о крудусах! Ничего! - я видела, как Леон сжал руки в кулаки. Но мне не хватало сил, чтобы спорить с ним, да и он, в общем, прав. Я не знаю, что нашло тогда на меня. Меня накрыла волна ненависти ко всем ним, кто причастен ко всем этим странным происшествиям, которые сопровождали меня тут. Я не хотела ничего рассказывать Кэт. Но теперь что делать? Поняла ли она хоть слово из всего того, что я успела наговорить? Или ей было не до этого? Надеюсь, что не до этого...
   В голове все еще мелькали образы людей. В этой тишине, в которой слышны только мои тихие вздохи и частое дыхание Лена, казалось, все приобрело другое значение. Я выплеснула всю ненависть, и теперь мне стало все равно. Той прежней Эн нет. Была ли она вообще? Энге Андельсон, девочка из богатой семьи с очень страшной, но довольно занимательной историей вообще жила? После смерти бабушки мне казалось, что жизнь закончена. Теперь я поняла, что все только началось.
   - Тебе надо поесть, - уже более спокойно произнес переводчик.
   - Я не хочу.
   - Эн, если больше не хочешь делать глупостей, то слушай меня.
   - А ты кто вообще? Леон, с чего я должна тебе подчиняться? Ты меня итак использовал с первой минуты нашего знакомства. Теперь хочешь делать это официально? - я посмотрела на переводчика. Теперь все будет по-другому. Я буду говорить все в лицо. Всё, как есть.
   - Эн, ты будешь мне подчиняться, - только и добавил он и вышел из комнаты.
   Этот диалог длился, казалось, не больше минуты, но дал мне понять, что я не могу ничего сделать. Если Леон говорит, что так будет лучше, то я буду так делать. Не знаю, что обязывает меня подчиняться ему, но я хочу так делать. Я просто верю, что он знает, как будет лучше.
   Выходя из комнаты, я заметила, что одета в совершенно другую одежду, нежели которая была на мне... когда? Я даже не знаю, сколько времени прошло. Меня немного смутило то, что кое-кто без спросу переодел меня, но уверенна, что так было бы лучше.
   В доме пахло чем-то очень приятным, похожим на аромат клубники смешанный с чем-то еще. Наконец-то я в доме не одна! Даже присутствие здесь второго человека уже координально меняет вид дома. Один хорошо, а двое еще лучше...
   - Ты решил стать кухаркой? Учти, я не нанимаю домработниц, - сказала я, садясь за стол и наблюдая за тем, как молодой человек разогревает что-то в духовке.
   - Я не сам готовил. И к тебе наниматься не собираюсь.
   Я понимала, что Леон все еще зол на меня. На его бы месте, я давно убила бы меня. То, что произошло на дороге... Ведь кто-то из жителей Инсенса мог это видеть... И мог это слышать. В душу прокладывались сомнения насчет того, что теперь стоит ли мне выходить на улицу? И эта машина... Она взялась неоткуда, будто те, кто сидел там, давно наблюдали за тем, что я рассказываю, что я делаю. Они только ждали момента. Момента, когда они смогут избавиться от свидетелей. Это были крудусы? Это могли быть крудусы? Я не могу поверить в то, что они вернулись. Я не могу поверить в то, что Джеки был прав, что Леон был прав. Я у них на особом счету.
   - Кто там был, в машине? Ты же знаешь? - спросила я, стараясь скрыть тревогу в своем голосе.
   - Откуда мне знать? - ответил Леон, не поворачиваясь ко мне.
   - Ты же все знаешь, - пробубнила я.
   - Ты в этом уверенна?
   Я ничего не ответила. Он всегда заставляет меня сомневаться в том, что ему можно доверять. Делает ли он это специально, или это тоже часть плана? Его действий и поступков я никогда не понимаю. Даже тогда, когда я думала, что разгадала его планы с этими закрытыми комнатами - теперь я сомневаюсь, что правильно думала.
   Только сейчас я заметила, что мы сидим в полной темноте. Свет на нас падает только из незанавешенных окон кухни. Что это значит?
   Я не успела ничего спросить, как в дверь позвонили. Этот звон поразил меня больше всего. Что-то не так, я чувствовала.
   - Эн, открой дверь, - тихо сказал мне переводчик, но я не сдвинулась с места.
   - Кто это? - я пыталась скрыть свой ужас. Мне было страшно.
   - Неважно. Открой и делай вид, что ничего не произошло.
   Я повиновалась. Встав со стула, я пошла к двери. Сердце билось очень быстро, но я пыталась себя успокоить, делая глубокие вдохи. Если это милиция? Если это Эрн? Если это крудусы... Вздохнув последний раз, я открыла дверь.
   Передо мной стоял незнакомый человек, приземистый. Этому мужчине можно было дать вполне за 40 лет. Его узкий лоб, сальные волосы, не очень приятно пахнущая одежда... Вроде бы, ничего такого, что вызывало серьезные подозрения. Но я не знаю этого человека. Он здесь не живет. Он не живет в нашем пригороде и если он из города, то почему так неопрятно выглядит?
   - Здравствуйте. Вам что-то нужно? - я попыталась быть вежливой.
   - Энге Андельсон здесь проживает? - серьезно спросил этот человек, и моё сердце понеслось галопом. Кто он?
   - Извините, но я не знаю таких. Наверно, вы ошиблись домом.
   - Это точно тот дом. Может, вы знаете, где она проживает сейчас? - с ударением на последнем слове произнес он. Если этот мужчина и ищет меня, то точно не знает, как я выгляжу.
   - Нет...
   - Простите, но вы точно не знаете эту мисс? - мужчина немного приблизился ко мне, но я тоже отошла назад. В любой момент я смогу захлопнуть дверь, а дальше... Дальше мне поможет Леон.
   - Нет. Я никогда раньше не слышала этого имени.
   - Очень жаль, что так поздно побеспокоили вас.
   - Ничего. До свидания, - надеюсь, больше никогда не встречусь с этим мужчиной.
   - До встречи.
   Я закрыла дверь. Кто это был? Он ищет меня! Зачем?
   - Я не знаю, кто это, Эн, - не успела задать вопрос я Леону, но он уже ответил на него. Предусмотрительный...
   Было бы неправильным не догадаться теперь, почему в доме выключен свет. На улице уже давно ночь. Все нормальные люди спят. Хотя все эти три месяца я тоже спала ночью, но меня часто посещали кошмары. В них всегда была моя бабушка, в них всегда были крудусы. И я всегда от них убегала... Просто я боялась того, что они могут со мной сделать. Во сне, конечно, они ничего не сделают. Но в жизни? Без понятия...
   Голова просто гудела от наплыва эмоций. Этот незваный гость среди ночи просто выбил меня из колеи. Мне казалось, что теперь я в безопасности. На самом деле, о безопасности речи не может быть.
   Леон быстро ушел из моего поля зрения. Я уже не хотела есть - голода как не бывало. Да и аппетит мне испортили. Всё, что произошло до этого, практически перестало иметь для меня значения. Этот мужчина теперь стоял у меня перед глазами со своей насмехающейся физиономией. Почему насмехающейся? Потому что только теперь я вижу, что на самом деле ошибки быть не может. Он не мог ошибиться домом, и в этом доме никого кроме меня не может быть. Почему-то от этой мысли мне становится еще хуже. В этом мире все обо мне все знают, будто читают меня, как раскрытую книгу. Неужели по моему виду можно узнать всю мою жизнь?
   Я поднялась наверх в свою комнату, которая все еще находилась во мраке. Я хотела включить свет, но поняла, что лучше сейчас этого не делать. Мои ноги до сих пор болели, а тело ныло, но я старалась не обращать на это внимание. Но боль с каждой секундой становилась резче, острее, что терпеть почти уже не было сил. Почему так происходит? Если меня и сбила машина, если я и сломала себе какие-нибудь кости, разве они не заживут? Ведь прежде всегда заживали! Я стала вспоминать, что машина очень сильно задела меня за бок -возможно, сломалось ребро. Может, все так болит из-за того, что кость срослась неправильно? Разве такое может быть? Странно, что теперь я не могу понять свой организм. Единственное, что пока еще принадлежит мне - так это мой разум, хотя и в голове тоже что-то поменялось, словно приехав сюда, я обрела какую-то силу... Но я не могу в это поверить. Почему тогда и Эрн не обрела что-нибудь? Тут она только теряла... Я знала, как она сильно переживает до сих пор потерю Дона Брауна, хотя я считаю это глупостью. Эрн не верит мне, что тогда на улице я встретила именно его. Эрн уверенна в том, что он умер. Я, конечно, могла бы ей рассказать, кто такой Дон Браун на самом деле. Но теперь я знаю, что это хорошим не обернется. Да и Эрн всегда находится в опасности рядом со мной. Я притягиваю неприятности, как магнит. Точнее будет сказать, что я сама создаю эти неприятности.
   Самобичевание - это хорошо? Или мне стоит пожалеть себя за то, что я такая родилась и что мне досталась такая нелегкая судьба? Нет, себя я не умела никогда жалеть. Наверно потому, что даже не представляю, как это делать. Моё детство не было наполнено сожалениями. Иногда мне казалось, что Анна специально ругает меня, чтобы я была сильнее. Сильнее, чем все эти куклы, которые разукрашивали себя до неузнаваемости в моей старой школе. Если у какой-нибудь из них сломалась машина или любимый парень отказал проводить до дома, то это был конец света. Они пускались в слезы, и не повезло тем, кто тогда оказывался на их пути. Но я была не такая. Наверно поэтому постоянно ходила по школе одна. Конечно, у меня были друзья, но временные. Всем им нужно была просто репутация за счет моего имени. В школе Андельсон считалась самой богатой... Хотя по моему внешнему виду так нельзя было сказать. Но главное ведь фамилия, а кто её носит - это уже не важно.
   Поэтому я и рада, что сейчас я учусь в этой школе, в которой есть Эрн, в которой есть Кэт... От воспоминая о Кэти мне стало плохо. Я никогда не смогу больше с ней общаться, не смогу смотреть в глаза. Кэт Бич теперь вряд ли станет бегать за Энге Андельсон. Скорее всего, она теперь просто сделает вид, что никогда не знала меня. После случая на похоронной процессии многие так и сделали... Меня словно не существует для них.
   Я села на край кровати и развесила шторы. Меня здесь никто все равно не увидит, значит, я могу разглядывать улицу хоть всю ночь. Но это дело мне быстро надоедает. Напротив только дом Эрн, за ним видна крыша еще одного дома, а дальше темнота, потому что дальше нет улицы. Я всегда думала, что этот пригород более чем необычен. Так далеко от центра города даже в США нет улиц. Словно взяли и отрезали этот несчастный поселок от всего мира. Но живет здесь людей очень много. В каждом доме как минимум двое. Да и улицы здесь очень длинные и широкие, что создается ощущение, будто ты и правда живешь в городе. Сюда также приходят газеты, здесь ходят автобусы. Жизнь кипит, но лишь в некоторых домах она никогда не возобновится вновь. Поместье Наташи Фейт - самое большое и самое пустынное. Последние хозяева продержались в нем всего несколько дней.
   На улице одиноко горели фонари - все спали, потому что ночью положено спать. Нет никакого движения, будто улица остановилась и не дышит, словно замерла от чего-то. Дорога была мокрой - значит, я не долго была без сознания. Это меня успокоило, так как я не хотела пропускать школу, не хотела, чтобы на меня опять косо смотрели. Эти взгляды учеников мне уже надоели. Смотрят на меня, как на икебану...
   Задернув шторы, я легла под одеяло. Холод под кожей все еще был, не давая мне нормально насладиться теплом. Но я уже достаточно привыкла, чтобы стараться не обращать внимание на это. Хотя сейчас все мои чувства будто обострились в несколько раз. С каждым днем во мне что-то менялось, как будто тикали какие-то часы. Эти три месяца бездействия - это была просто подготовка. К чему только? Почему мне кажется, что если что-то произойдет сейчас. Даже если и не сейчас, то в ближайшие дни. Почему воздух вокруг меня словно наэлектриризованный? Уверенна, что если сейчас поднести спичку ко мне, то все взорвется.
   Глаза начали слипаться, поэтому в сознании я не долго продержалась. Я провалилась в сон...
  
   - Эн, проснись! - Леон дернул меня за одеяло, что я чуть не повалилась на пол. Зачем так жестоко, в постели же так тепло, так уютно... Но мне пришлось встать.
   Я очень мало спала, так как легла поздно ночью. Леона уже не было в комнате. Больше никогда не доверю ему меня будить - мало ли что, убьет еще. Глаза просто не хотели открываться, особенно когда на тебя бьет яркий свет с окна. Он раздернул шторы! Мало того, что Леон чуть не свалили меня с кровати, так он еще раздернул шторы! Я же ослепну просто. Хотя это даже лучше: если бы я проспала школу, то были бы неприятности. Я знаю, неприятности у меня итак будут, но куда меньшие, если бы я не пошла в школу.
   Спустившись вниз, я заглянула на кухню - пусто. В доме опять мертвая тишина. Леон должен быть где-то тут, но я не собиралась его искать. Пусть он лазает тут, где ему угодно. В данный момент я не против.
   Пришлось заново подняться наверх. Я заглянула в свою комнату, чтобы взять необходимые вещи. Когда я собирала нужные тетрадки, услышала звонок телефона - сообщение. Единственное, кто это мог быть - это Эрн. Может, еще кто-то и знал мой номер, но принципиально никогда не звонил и не писал. Что нужно Эрн? Она ведь могла и позвонить... Я прочитала сообщение:
   ''Энни, у меня проблемы. Пожалуйста, зайди ко мне после школы, только быстрее!''
   И что это значит? Что значит это сообщение моей подруги? Я не виделась с ней уже два дня. Могла ли она видеть то, что произошло вчера? Видела ли она ту аварию? Если да, то у нее точно проблемы... Черт!
   Посмотрев на часы, я заметила, что первый урок уже начался. Я проспала! Кое-как надев на себя джинсы и футболку, при этом сверху еще и олимпийку, я стремительно полетела на первый этаж. Чуть не подвернув ногу на лестнице, я наконец-то спустилась.
   На улице после вчерашнего дождя было прохладно. Я успела только лишь мельком осмотреть дом Эрн, но ничего странного не заметила. На дорогу я не смотрела, потому что вдеть её - это еще одно испытание моих нервов.
   В школу я опоздала всего на несколько минут, но и этого хватило, чтобы все на меня удивленно посмотрели. Сделав невозмутимый вид, я села за свою парту. Хорошо, что был урок истории. Учительница не строгая и на мое опоздание не обратила внимания. А вот другие ученики... Вот они все еще смотрели на меня удивленно. Видно, все уже знают о том, что вчера произошло. Только проблема в том, что я не знаю, как себя вести. Я даже не спросила у Леона, что потом произошло. Теперь я просто не знаю, как себя вести. Убиваться горем или делать вид, что ничего не знаю? Я выбрала второе...
   Урок прошел в немом молчании, только лишь гундосый голос учительницы разряжал эту тишину. Я пыталась сидеть так, как и всегда, то есть со скучающим видом и чуть не засыпая. Но взгляды учеников не давали мне нормально сыграть свою роль. Они все приковывали меня к стулу, не давай даже пошевелиться. Что же, пришлось слушать учительницу. Она рассказывала о каком-то завоевании Польши, но мне это было совершенно не интересно. Да и сама учительница видела, что никто почти не слушает её, всем явно было не до этого.
   Наконец прозвенел звонок. Я самая первая вышла из класса. Не хватало, чтобы ко мне стали приставать с расспросами. Странно чувствовать себя в центре внимания вот так... Меня не замечали три месяца, а сейчас смотрят так, будто звезда во лбу горит. Да, они точно все знают уже, что произошло с Кэт, только я не знаю...
   - Мисс Андельсон, надо смотреть, куда идете, - сказал осторожно директор, когда я, убегая подальше от странных взглядов, наступила ему на ногу. Он всегда появляется как из-под земли.
   - Извините, директор... - я поспешила исправить свою ошибку и пойти дальше, но у директора были явно другие планы.
   - Торопитесь? - спросил он.
   - Просто не хочу опаздывать на урок... - с серьезным видом ответила я.
   - Энге, ты знаешь, что произошло с Кэти Бич? - ну вот, я дождалась этого вопроса...
   - Нет, а что? Просто сегодня она мне не звонила, да и я проспала школу... Вот мы вместе и не шли. Что-то случилось? - надеюсь, мое оправдание пройдет. Ну а если и кто-то знает, что и я там была... Мне придется просто во всем признаться, упуская самое главное.
   - Может, пройдем в мой кабинет? Там нет посторонних ушей, - улыбнулся мне молодой человек и пошел по коридору. Я пошла за ним.
   В кабинете директора чувствовалась духота и свежесть одновременно. Я заметила, что у него стоит слишком много цветов, причем только зеленых, отчего кабинет казался каким-то лесом. Среди всего этого изобилия зеленого стоял старый кожаный диван и такой же стол. Окно без штор было очень большим и открывало вид не лес, простирающийся через огромную поляну. На стенах кое-где висели портреты со старыми директорами, еще какие-то грамоты. Здесь был еще небольшой шкаф и сейф, в котором, видимо, хранилось что-то очень ценное.
   Директор прошел за свой стол, я же присела на диван, упершись взглядом в окно. Неважно, что он скажет, главное, это правильно отреагировать, чтобы ничего не было заметно. Но волнение нарастало, потому что директор молчал, задумчиво разбирая бумажки на столе. Может, он забыл, что здесь присутствует человек?
   - Я сожалею, что такое произошло... - начал директор. Я постаралась сделать очень удивленный вид, будто не понимая, о чем он говорит.
   - Директор, что-то произошло? - тихо спросила я.
   - О да, я же забыл, вы не знаете... Энге, Кэти Бич попала в аварию вчера после школы. Она не вовремя выбежала на дорогу, как раз тогда, когда ехала машина. Ей повезло, что машина ей не сбила, а только лишь очень сильно ударила в бок. Но, знаешь, и этого хватило, чтобы она сломала себе ногу от сильного удара. И еще... сегодня мы узнали, что у Кэти кома. Вы знаете, что это такое?
   - Конечно... Но ведь этого не может быть... Кэти... Кэт не могла попасть в аварию! - уже крикнула я. Слезы сами стали стекать по щекам. И сейчас я не играю, я действительно удивлена, расстроена... Кэт не достойна, чтобы страдать так по моей вине. Ей нельзя было со мной общаться.
   - Никто не видел, как это произошло. И что самое странное - никто не знает, кто сбил Кэти. Похоже, они просто скрылись с места аварии. Но машина ехала на большой скорости - у Бич стесан весь бок до самого мяса. Знаю, что вам неприятно это слышать. Но я знаю, что вы общались, так?
   - Так... - тихо ответила я, глотая слезы.
   - Вы вчера вместе уходили из школы? - спросил директор.
   - Да, но потом я ушла в другую сторону... Мне нужно было зайти в магазин, чтобы купить что-нибудь Эрн. Кэт пошла домой.
   Мое оправдание было не слишком хорошим. Думаю, директор знает, где живу я, и где живет Кэт. Если я и пошла в магазин, то нам было как раз по пути. Этого момента я не учла.
   - Кэти сейчас в очень плохом состоянии. Вам стоит навестить её, - директор отвлекся от меня и стал снова рыться в своих бумажках.
   - У Кэт же кома... Не думаю, что я буду ей полезна сейчас. Где она лежит? Почему мне не сказали об этом вчера? - с удивлением произнесла я.
   - Думаю, что вчера до вас никому не было дела. Всех больше интересовало помочь Кэти, нежели звонить вам и рассказывать в подробностях, что произошло, - грубо сказал директор. - Да, и где ваша вторая подруга? Эрнестина Хапли, так кажется?
   - Она болеет... - еще тише ответила я. Меня удивил такой грубый ответ директора. - Можно я пойду на урок? Звонок давно прозвенел.
   - Идите. Передавайте привет своей подруге.
   Не знаю, кого он имел ввиду, но передатчиком я работать не буду. Да и меня порядком удивило то, как общался со мной директор. Он думает, что я виновата в том, что Кэт попала в аварию? На самом деле это действительно я, но разве кто-то видел? Я была уверенна, что меня никто тогда не мог слышать... Хотя я очень громко говорила, пытаясь перекричать себя и гром. Возможно, кого-то из соседей привлекло то, что кто-то сильно кричит на улице. Ну и еще я слишком плохой аргумент привела директору. Если он человек умный, то мог все заметить. Хотя он всегда мог угадать и словно услышать мои мысли. Пусть он и был слишком молод, но в душе ему было как бы не все 70 лет.
   Я поспешила выйти из кабинета, даже не попрощавшись. Звонок на урок прозвенел минут пять назад, поэтому я еще не слишком опаздывала, но моим одноклассникам это явно не понравится. Хотя теперь мое заплаканное лицо может показать им, что теперь я знаю, что произошло с Кэт. Думаю, они должны меня понять и перестать смотреть.
   Но ситуация не изменилась. После урока истории шел урок биологии. Опаздывать на этот урок никто не мог, так как понимал, что учитель не будет этому рад. В последнее время наш Фреди Крюгер смягчился, но не настолько, чтобы прощать опаздывания на его уроки. Когда я вошла в класс, учитель замолчал, а потом грозно посмотрел на меня.
   - Мисс Андельсон, соизвольте рассказать причину вашего опоздания на урок, - тихим и раздраженным голосом произнес учитель биологии. Главное сейчас показать ему, что я плакала. Но его это все равно не растрогает.
   - Я была у директора... Он мне рассказал, что вчера произошло, - ответила я, стараясь ен поднимать глаза.
   - В следующий раз это уже не будет объяснением. Если вас и будет забирать директор, то попросите его предупредить меня. Садитесь и не мешайте нам, - с раздражением бросил мне слова Крюгер. Я была благодарна ему, что он не стал меня мучить допросами, не стал на весь класс рассказывать свою версию случившегося. Для учителя урок биологии был самым главным. Думаю, даже землетрясение не остановит его.
   Я села за свою парту и уткнулась в учебник. Сейчас мои мысли занимало то, как выкрутиться из ситуации, как потом попросить прощения у Кэт, как объяснить всем, что я натворила? Почему я не могу найти выход из этой ситуации? Просто я опять боюсь последствий. Я боюсь, что кто-то может меня подставить так же, как тогда Мик. Пусть я это и простила ему, но больше никого прощать не буду. Что я действительно сейчас не потерплю - это обмана. Хотя знаю, что правду мне сейчас не говорит никто, кроме Эрн. Она никогда ничего от меня не скрывала, а сейчас её сообщение подсказывает мне, что и теперь она не собирается от меня ничего скрывать. Если и что-то произошло, то только я смогу её выслушать, может даже и помочь.
   Когда время подходило к полудню, то уроки стали пролетать незаметно. Скорее всего, это оттого, что я ждала когда, наконец, смогу пойти к Эрн. Если и сейчас меня не пустит в дом её мама, то я пролезу в окно. У подруги что-то случилось! Не зря же я чувствовала неприятности со вчерашнего дня. Плохое предчувствие не покидало меня и не покинет, пока я не узнаю, что произошло.
   Звонок с последнего урока прозвенел. Я быстро собрала свои вещи и поспешно вышла из класса, даже не записав домашнего задания. Многие ученики все еще стояли в коридорах, не желая расставаться друг с другом на целые выходные. Они общались и кидали пустые взгляды на тех, у кого не было друзей, кто после школы сразу идет домой, один. На меня же все смотрели не так отстраненно. Все знают, что произошло с Кэт: такие новости в нашем пригороде разносятся за считанные часы. Теперь все сожалеют мне, бабушке и дедушке Кэт, Эрн. Думаю, даже Кадри, с которым я буквально день назад подралась, тоже сожалеет, что Кэти попала в аварию.
   Я вышла из школы, провожаемая десятками глаз. На улице было еще слишком пусто, но не так, как было вчера. Когда нет дождя, то выйти на улицу может каждый. Я шла очень быстро по направлению к дому Эрн. Если бы не сумка, которая постоянно соскакивала с плеча, то я бы давно уже добежала.
   Я уже видела дом Эрн. В нем ничего не изменилось спустя несколько часов. Когда я видела его в последний раз. Но вдалеке нельзя точно ничего разглядеть. Через несколько минут я уже находилась напротив входной двери в дом Хапли. Я не спешила звонить в звонок. В душу прокладывались сомнения насчет того, что я делаю правильно. Следовало посоветоваться с Леоном, но я не виновата, что когда он нужен - его нет.
   Я несколько раз обернулась назад, чтобы проверить, не идет ли кто, не видит ли кто мою нерешительность. Но улица была пуста, соседей тоже не было видно. Хотя, что я тут все проверяю? Я ведь не грабить пришла, а просто узнать, что случилось с моей подругой. Я же имею на это право, по крайней мере, имела раньше...
   Звонок прозвенел слишком тихо, да и в доме была подозрительная тишина. Я не слышала, чтобы кто-то начал двигаться. Но я все стояла, зная, что Эрн может спускаться очень долго, если ей плохо. Но прошло уже больше пяти минут: мне никто не открыл. Я позвонила еще раз, но такая же тишина. Может быть такое, что Эрн куда-то ушла? Хотя если она написала мне такое сообщение, то должна была меня ждать. Достав свой мобильный из кармана, набрала номер Эрн. Странно было слышать пустые гудки, которые отдавались гулким ударом моего сердца. Я позвонила на дом, но теперь за дверью слышен был звон телефона, на который никто не отвечал. Что такое происходит?!
   Я стала колотить в дверь со всей силы. Меня сюда впустят! Эрн не может меня вот так бросить! Я хочу увидеть свою подругу, в каком бы состоянии она не была. Но даже после десяти минут беспрерывного биения в дверь мне никто не ответил. Я не понимала, как такое может быть. Если кто и не держал своих обещаний, так это я, но никак не Эрн. Это же сообщение точно от нее пришло...
   У меня не было больше сил бить в дверь. Руки теперь были красные от тяжелых ударов. Облокотившись о дверь, я съехала вниз. Теперь меня точно можно назвать разбитой. Кто мне ответит на вопрос? Какие проблемы у Эрн? Куда она вообще подевалась?
   - Девочка, они уехали, - ответил низкий голос с дороги. Я подняла глаза на этого человека. Это был мистер Тот, добрый старичок, который любит походить по улице в любое время, не смотря на свой преклонный возраст.
   - Куда они могли уехать? - бездушно спросила я.
   - Элис увезла свою дочь из этого города. Сказала только, что нужно необходимое лечение, да и они давно собирались уехать с этого города... Да я бы и сам давно уехал, нечего тут делать...
   - Что? - не могла поверить я.
   - Да уехали они! Всё, не приедут больше. Дом теперь будет пустовать! - раздраженно ответил мистер Тот и пошел дальше.
   Я не могла поверить своим ушам. Вот какую проблему имела ввиду Эрн: они уезжают. Нет, они уже уехали. Миссис Элис даже не дала мне возможность попрощаться с Эрн. Кто знает, смогу ли я еще её увидеть? Как же сложно терять одного друга за другим...
   На глаза навернулись слезы. Я потеряла единственного лучшего друга, Кэти из-за меня теперь находится в коме... Это не оправдало мои ожидания. Я ждала эти три месяца только для того, чтобы потерять все, что имела за один раз? Чтобы еще раз разочароваться в себе? Энни, ты ведь такого не ожидала, правда?
   Слезы текли ручьем из глаз, не давая мне нормально рассмотреть все, что было передо мной. Единственное, чего хотелось мне сейчас больше всего - это продлить тот день, когда я, Эрн и Кэти ходили в ресторанчик у дороги. Я хотела, чтобы все вернулось назад...
   Дальше мои действия скорее были инстинктивными. Я не сразу поняла, что зашла в свой дом, что начала разуваться. Слезы текли, но уже не так часто. Мне казалось, что из меня вырвали целый кусок сердца... Зря я тогда повстречала Эрн, зря я стала с ней дружить... Я же знала, что рано или поздно это произойдет, что никто из тех, кого я люблю, не может находиться со мной всю жизнь.
   Я уже прошла в гостиную и уже хотела сесть на диван, как кто-то сзади схватил меня за руку.
   - Эн, собирай вещи, - тихо произнес Леон, но я не поняла значения его слов. Он выглядел немного растрепанным. От него пылало жаром и он слишком часто дышал.
   - Что, прости? - переспросила я.
   - Энни... вещи собирай, ты уезжаешь.
   - Ты что несешь? Куда я уезжаю?
   - Они пришли, Эн, - Леон сжал мою руку еще сильнее, но я так и не понимала, что ему от меня нужно.
   - Да кто пришел? Скажи!
   - Те, кто теперь никогда не сможет простить тебя.
   - Я ничего не сделала! - я попыталась вырваться, но Леон смотрел мне прямо в глаза. Я приготовилась к самому худшему.
   - Послушай меня внимательно сейчас. Ты помнишь, я говорил, что теперь ты у них на особом счету, Эн? Ты это помнишь? - нетерпеливо спросил он, я покачала в ответ головой. - Так вот, я был прав. Они начали на тебя охоту. Ты знаешь, что многие тебя ненавидят за то, что ты осталась жить, в то время как другие должны были убивать своих детей.
   - Я тебя не понимаю, что это значит?
   - Значит, что если ты не уйдешь сейчас, то они убьют тебя. Эн, прошу тебя, послушай меня сейчас очень внимательно! У нас не осталось времени! Если ты сейчас не уйдешь, то будет плохо, очень плохо. Где Эрн? Она должна уехать отсюда!
   - Она уже уехала! - теперь мой голос сорвался на крик. Что, черт подери, происходит?!
   - Тем лучше. Теперь иди. Бери самое необходимое. Карточку оставь дома. Постарайся брать очень мало вещей. Иди уже! - Леон толкнул меня к лестнице, но я не шелохнулась. Пока не пойму, что происходит, не сдвинусь с места.
   - Что произошло? Это из-за той аварии с Кэт? Это они были в машине?! - ужаснулась я.
   - Поднимайся, - Леон толкал меня к лестнице, и у него это получалось. Я неохотно поднялась наверх, но остановилась у своей комнаты.
   - Что происходит? - последний раз спросила я.
   - Собирайся, - Леон толкнул меня в комнату.
   Я даже не знала, как мне реагировать. В прочем, терять здесь нечего. Эрн уехала... а одна я бы здесь не смогла жить. Я пыталась переварить слова переводчика в голове, но не понимала их смысл. За что меня ненавидеть? Зачем охоту? Они что, мафия какая-нибудь?!
   - И еще Эн... Они убили Мика, - произнес Леон и скрылся за дверью, оставив меня стоять посреди комнаты.
   Я словно громом была поражена. Пространство вокруг меня стало слишком душным, слишком неправильным, чтобы в нем можно было находиться. Леон наврал!
   - Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-т! - я закричала на всю комнату, что было мочи, а потом начала рыдать.
   Мик... Милый блондин с голубыми глазами, словно небо... Я не могу представить, что его нет теперь. Раньше я жила, зная, что он где-то есть, что он пусть и не рядом, но точно жив.
   Наша последняя встреча встала перед глазами... Из-за слез ничего не было видно, поэтому я только крепче зажмурила веки. Сида на полу на корточках, я раскачивалась взад и вперед, при этом издавая какие-то непонятные звуки. Мне казалось, что я опять стала десятилетней Энге Андельсон, у которой перед глазами умер любимый человек. Тогда я думала, что ничего хуже не может быть, чем видеть смерть человека, который тебе дороже жизни. Теперь я понимаю, что хуже только когда ты знаешь, что человека убили из-за тебя, из-за ненависти к тебе, к твоей жизни... Теперь я стала понимать слова Леона... Протерев глаза, я резким рывком встала и начала беспорядочно разбрасывать вещи, ища самое необходимое. Я вытряхнула все из своей сумки и запихала туда тройку вещей, которые мне были больше всего необходимы. Сверху этих вещей легли документы, еще несколько вещей первой необходимости. Я умудрилась засунуть туда шкатулку и бабушкин медальон. Сумка уже даже не закрывалась, но раз Леон сказал, что брать надо поменьше, то я взяла все, что мне дорого и что нужно.
   Когда я переодевалась, то все еще плакала. Слезы уже несколько минут лились не переставая. Казалось, что за сегодня я потеряла всех, кого только можно было. Я была опустошена, как графин с водой, которую выпил очень жадный человек.
   Ну вот. Я готова ехать туда, куда мне скажут. Теперь мне неважно ничего: останусь ли я жива или нет? Для чего мне жить? Нет, суицида не будет... Но если эти крудусы захотят убить меня, то я не буду сопротивляться...
   - Эн, я дам тебе новый телефон. Не теряй его, я буду звонить или писать. Билет и остальные документы в пакете. Ты сейчас спокойно садишься в такси и едешь в аэропорт. Там тоже старайся вести себя прилично и не вызывать подозрений, - быстро произнес Леон, когда я спустилась вниз. Представляю, как сейчас выгляжу: вся красная, с глаз льются слезы. И как он хочет, чтобы я не вызывала подозрений?
   - Я не хочу оставаться одна, - только и произнесла я. Леон развернул меня к двери.
   - Я не оставлю тебя, - произнес переводчик и попытался мне улыбнуться, но это ни капли не приподняло мне настроения.
   - Ты сейчас отправляешь меня неизвестно куда одну. Как ты будешь со мной? Только не говори, что мысленно или каким-либо еще способом! Мик тоже так говорил, но он ушел! Он теперь не со мной! - я стала плакать еще больше.
   - Я приеду. Мы вытащим тебя из всего этого, - Леон взял меня за руку и притянул к себе. Не хочу, чтобы он уходил. Не хочу, чтобы Леон бросал меня. И я не хочу, чтобы он тоже умер из-за меня. Я не смогу это вынести.
   - Только обещай, - не знаю почему, но я крепко обняла Леона, потому что боялась, что вижу его в последний раз.
   - Я обещаю вернуться.
   Я поверила. Он не может оставить меня одну, потому что тогда это будет предательство.
   Мы вышли на улицу, где уже стояло такси, только не у нашего дома, а у дома Эрн. Я понимаю почему... Мы с Леоном шли очень быстро, поэтому через несколько секунд я уже сидела в машине. Леон сказал отвести меня в аэропорт и побыстрее и заплатил деньги таксисту.
   - Ты останешься тут? - спросила я у переводчика, еще не закрывая дверь.
   - Не долго, - улыбнулся он и захлопнул дверь с моей стороны. Таксист сразу же тронулся с места. Я видела только, как Леон пошел вдоль улицы, не в дом. Мне стало страшно, но я уверенна, что он выберется в любом случае.
   Я постаралась больше не плакать, так как водитель итак бросал на меня заинтересованные взгляды. Усевшись у окна, за водительское сидение, я стала разбирать документы, которые дал мне Леон. Среди них были и деньги, но всего 300 долларов. Был паспорт с моей фотографией, но с другим именем: Эбигэйл Макларен. Что ж, чтобы уехать отсюда незамеченной, я просто была обязана ''поменять'' имя. Здесь также была справка из школы. Когда он все это успел сделать? Но среди прочего была одна вещь, которая была мне очень знакома. На конверте была написана только одна строчка: ''С Днем Рождения...''. Этот конверт дал мне Микки, когда уходил. Теперь пришло время открыть его...
   Распечатав бумагу, я вытащила только один единственный лист со множеством пунктов и росписями в конце. Я даже не читала названия и стала сразу пробегать глазами пункты под цифрами. И только на одном задержалось мое внимание. Этот пункт стал для меня роковым...
  Конец первой части.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"