Булгари Шайда: другие произведения.

Книжная магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.35*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заморожено. Мир Ойкумены. В этот раз это не история о войне,не приключения, и даже не шпионский триллер.Скорее, псевдодетектив, и кроме того, повесть об отношениях - а точнее, о том, как они развиваются. Не обещаю, что в этой истории будет только любовь - вполне возможно, любви там как раз и не будет. Но будет игра чувств, игра смыслов, игра разумов. Итак, он - некромаг, пробивающийся на самую вершину власти, она - дочь библиотекаря, помешанная на книгах. И в какой-то важной точке своих судеб они встречаются, чтобы навсегда изменить жизни друг друга. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
    Эта история происходит в Ойкумене, примерно в то же время, что описывается во Взрослых людях, но напрямую сюжеты не пересекаются, и герои тут разные.


Книжная магия.

Повесть о пользе чтения некромагических трактатов.

  
  Когда жена имеет много странных свойств
  Поверь тебе нет повода для беспокойств
  Ведь это чудо-жена...
  Любовь и магия...
  
  
  И если ты по жизни всё же не песимист
  Найдёшь легко с такой супругой ты компромисс
  Пусть будет только любовь...
  И к чёрту магию...
  (с) Любовь Орлова.
  
  
   Княжество Ландкрахт, столица Регин.
   Дворец Курфюрста.
  
  
   "Философы древности описывали Вселенную как один большой, живой организм, и все существа были его составной частью: животные и растения плотью и кровью этого мира, люди - душой и разумом, ну а маги были органами чувств, с помощью которых Вселенная познавала сама себя и развивалась. За последние годы мы нашли не одно подтверждение этой теории, и многочисленные магические эксперименты....".
   Гервиг Рихтер раздраженно захлопнул книгу и небрежно запихал на полку, с которой он взял её менее пяти минут назад. Гервиг Рихтер не любил философию, и если бы мог высказать своё мнение автору этой бездарной книжонки, то он бы сказал, что люди - это не более чем паразиты на теле этого мира, впрочем, как и маги. Хотя отличие между смертными и магами всё-таки существовало - маги гораздо более успешно умели дурить мозги, чем смертные люди, сумев убедить себя и других в том, что без волшебства этот мир никуда не годится, а мир и покой в Ойкумене возможен, только пока маги стоят на его страже. О том же, что виновником большинства глобальных катастроф были они сами, волшебники скромно умалчивают. Но спорить с давно почившим автором глупой книжонки было глупо, и от этого настроение Гервига еще больше портилось. А оно и так было не самым лучезарным.
   Гервиг был непростым человеком, и сам это хорошо осознавал. Он был раздражителен, нетерпелив, скор на расправу, и совершенно не умел играть по чужим правилам. Но даже он не мог игнорировать дворцовые традиции, вынуждавшие гостей Курфюрста часами стоять под дверями кабинета сиятельного князя, ожидая его аудиенции. Впрочем, на этот раз ожидание долго не затянулось, что означало, что Курфюрст был в высшей мере заинтересован в своём госте. Часы не успели пробить и трёх, когда тяжелые двери распахнулись, и надменный слуга пригласил Гервига Рихтера следовать за ним.
   - Дорогой айрин Гервиг, как же я рад вас видеть! Вы редко балуете столицу своим посещением, - князь плавно поднялся из-за высокого стола, раздвигая губы в улыбке, больше похожей на оскал.
   - Как же я мог Вам отказать, - вежливо склонил голову Гервиг, хотя в его интонациях вполне ощутимо проскальзывали нотки недовольства.
   - Мне бы не хотелось вытаскивать вас из вашего собственного добровольного заточения в провинции, но видите ли, государственная необходимость, требующая помощи некромага высшей квалификации....
   - Опять кто-то сдох, не успев расколоться на пыточном столе? - спокойно спросил Гервиг, и не спрашивая дозволения, уселся в кресло, закинув ногу на ногу.
   Курфюрст сделал глубокий вдох, стараясь не выдавать своё раздражение, но с лица его стёрлись последние следы мнимого дружелюбия:
   - Благодаря вам, уважаемый айрин, у нас есть собственные обученные некромаги, способные разговорить мертвецов. Мы бы ни в коем случае не стали вас беспокоить по такому пустяковому делу. Нет, моя просьба носит куда более значительный характер. Мне бы хотелось предложить вам место в Совете Магов с правом решающего голоса.
   Небрежно развалившийся в кресле маг застыл, а затем выпрямил спину, пронзая горящим взглядом правителя Ланкрахта. На лице его проступала самодовольная улыбка:
   - Эти старые маразматики наконец-то решили, что некромагия для них достаточно хороша, а я уже не демонский отпрыск?
   - Они никогда так не считали. Все жители нашего славного княжества признают несомненную пользу магии смерти....
   - И поэтому любыми средствами добиваются того, чтобы некромагия превратилась из великого искусства в жалкое ремесло, призванное обслуживать бюргеров, мечтающих узнать, куда именно их предки спрятали своё наследство? Они сделали из магов смерти жалких гадателей по куриным потрохам, - с неожиданной горечью произнес Рихтер.
   Магия смерти действительно переживала не самые лучшие свои времена. После уничтожения восточного княжества Хорхейна с помощью гармской некромагии, большинство государств объявило некромагию запрещенной на своей территории, а магов смерти - преступниками. Ландкрахт, наряду с Гармом и Салдором, имевший значительную долю некромагов среди общего числа чародеев, не мог полностью запретить искусство смерти, но сделал всё, чтобы минимизировать "вред тёмной волшбы". Так, к примеру, некромаги были единственными среди всех чародеев Ландкрахта, кто не имел своих представителей в высшем органе магов - Совете. Кроме того, магические законы были куда более суровы к некромагам, чем к остальным - так, преступивший закон стихийник обычно отделывался крупным денежным штрафом или лишался лицензии на несколько лет, в то время как некромаг, совершивший преступление той же тяжести, вполне мог провести остаток жизни в антимагических оковах. Стоит ли говорить, что стать некромагом в Ландкрахте считалось серьёзной неудачей, а родившийся в смертной семье младенец с некромагическим даром нередко просто удушался в колыбельке?
   - Совет решил пересмотреть свою политику, - коротко ответил Курфюрст. - Неблагоприятные обстоятельства требуют от нас всех наших сил и возможностей. Вы много путешествуете, айрин, наверное, вы в курсе международных новостей. Что вы скажете о происходящем на востоке Ойкумены?
   - Скажу, что нам еще не скоро придётся опасаться гармцев, - спокойно пожал плечами некромаг. - Конечно, то, что они наконец прервали свою политику изоляции может быть весьма чревато в далёком будущем, но вряд ли они в скором времени обратят на нас внимание. Да и если обратят..... сначала им придётся иметь дело с Алисканом, а затем и с тайранскими боевыми магами, а этим ребятам палец в рот не клади.
   - Алискан уже полностью подпал под влияние Гарма, - поморщился князь Ландкрахта, - а спятившие тайранцы собираются рвать глотки алисканцам. Дело пахнет войной. Некромагической войной.
   - И вы считаете, что Ландкрахт втянут в чужую войну? - медленно произнес некромаг.
   - Я сделаю всё, чтобы это война не коснулась нас.... Но мы не должны казаться слабыми, и не должны быть жертвами. У нас нет своих боевых магов, а кроме неё только некромагия может противостоять некромагии. Пришло время возродить могущество древнего искусства....
   - .... Тем более что и Салдор будет охотнее иметь дело с некромагическим государством, чем с любым иным. Или вы думаете, что я не слышал о планируемом Пакте между двумя государствами?
   - Может быть, вы даже знаете, что в него входит? - сухо поинтересовался Курфюрст, размышляя, как именно мог узнать некромаг о тайном договоре, который проводили на самых верхах. Даже не все члены Совета магов знали о нём.
   - О, я думаю, традиционное соглашение - о ненападении и поддержке в случае, если одна из сторон подвергнется нападению любого третьего государства. А одним из требований Салдора к Ландкрахту видимо стало изменение политики в области некромагии.
   - Ну вот видите, - натянуто улыбнулся князь, - вы сами понимаете, почему Совет решил расширить свой состав и пригласить вас.
   - Вот именно, пригласить меня - а не одного из ваших карманных некромагов, ходящих по струночке перед властьимущими.
   Гервиг понимал, что та "честь", которую Совет оказывал ему, нельзя было объяснить одной лишь политической необходимостью. Было что-то еще..... но вот что? Что именно им было нужно от некромага, славившегося своим необычным подходом к искусству волшебства, и достигающему успеха там, где другие проигрывали? Его явно подмазывали, давая ему ту власть, о которой он мог раньше только мечтать. Войти в Совет, получить право решающего голоса..... О, это было слишком щедро для этих престарелых дураков. И как они не подавились своей "милостью"?
   - Совет не ищет лёгких путей, - отрезал князь, как-бы невзначай глядя на часы. - О, я вас слишком задержал. Ближайшее собрание Совета будет в конце месяца, где вас представит к должности председатель Ланге, а до этого вы можете поселиться в резиденции Совета и пользоваться всеми её благами. Вы знаете, что Совет имеет неплохую библиотеку, в которой можно встретить самые редкие некромагические труды?
   Последние слова он уже говорило в спину Рихара, стремительно покидающего кабинет правителя Ландкрахта. Курфюрст протяжно вздохнул, и с некоторым злорадством подумал, что в дальнейшем с несносным некромагом придется иметь дело не ему, а Ланге. Интересно, как скоро председатель Совета магов пожалеет о своей идее подключить к проблеме Гервига Рихтера?
  
  
   Княжество Ландкрахт, столица Регин.
   Резиденция Совета.
  
  
   На дворе отцветала весна, погожих солнечных деньков становилось всё больше, и даже холодная вода реки Риста согрелась достаточно, чтобы уличные мальчишки рискнули в ней купаться, вызывая улыбки прохожих своими радостными визгами. Но Эстер Вольмар менее всего интересовали погодные изменения в княжестве Ландкрахт. Одной весной больше, одной меньше.... Что ей весь мир, когда она, наконец, получила доступ к отделу редких рукописей в самой богатой библиотеке Ландкрахта?
   Эстер, будучи дочерью Гаспара Вольмара, старшего библиотекаря резиденции Совета магов, совсем не была обделена доступом к литературе. У её отца и у самого была неплохая личная библиотека, да и книги со своей работы он нередко приносил домой, но вот только до недавнего времени попасть в саму святая святых, резидентскую библиотеку, она не могла. Не достигла магического совершеннолетия - а без этого соваться в место, где были собраны самые таинственные и опасные гриммуары со всех концов Ойкумены, было ну ни как нельзя, и даже её родственные связи мало чем могли помочь. Но зимой Эстер исполнилось двадцать один год, и она прошла магическое испытание, на котором её Наставник подтвердил, что она вполне может контролировать свою волшбу. Хотя чего уж там контролировать - со слабеньким четвертым уровнем, потенциально могущим когда-нибудь стать твёрдой троечкой, достаточно безобидная магия воздуха едва ли могла нести угрозу кому-либо, включая саму Эстер, и уж тем более не была способна причинить вред библиотеке. Другое дело та угроза, которую могла представлять сама библиотека зазевавшемуся читателю - магические книги требовали к себе отношения осторожного и уважительного. Но будучи дочерью библиотекаря, Эстер была обучена всем премудростям обращения со своенравными книжками. Так что, достигнув требуемого возраста, и получив свой честный четвертый уровень в магии воздуха, Эстер наконец смогла добраться до заветного книгохранилища. Да и не только добраться - менее чем за полгода Эстер Волмар стала своей в небольшом сообществе книголюбов Совета. Будучи откровенно слабым магом, Эстер в тоже время обладала уникальным талантом в области понимания языков, и даже неплохо разбиралась в Истинной Речи - да так, как не каждый Мастер магии мог. Этот талант, к неудовольствию её отца, достаточно быстро пронюхали постоянные посетители библиотеки, и нередко обращались к не в меру начитанной девице за помощью: нужную рукопись найти, помочь в переводе, а то и вовсе, составить библиографию к очередному монументальному научному труду. Гаспар успехи своей дочери упрямо игнорировал, на работу к себе брать не хотел, но и вытурить её из библиотеки не мог - упрямством она пошла явно в него. И в конце концов он смирился и теперь с тоской во взгляде наблюдал, как его дочь целыми днями просиживает в отделе редких рукописей, набивая свою умную головку знаниями, которые, попадись они в недобрые руки, вполне могли стать угрозой для национальной безопасности. Впрочем, боялся он совсем не этого - Эстер, несмотря на свой юный возраст, язык за зубами держать умела.
   - Уведут мою Эстер, как пить дать уведут, - жаловался Гаспар своему старинному другу, мэтру Трогеру, такому же седовласому и подслеповатому, как и он сам. - Эти маги то, из Совета.... целыми днями судьбы мира решают, света белого не видят - жены то их давно перемерли, от старости или от скуки, дети выросли и разбежались, так они теперь в резиденции целыми днями штаны просиживают. А теперь представь, что будет, когда они увидят мою Эстер? Она же в мать пошла - а за моей женой - красавицей и сами Мастера ухлестывали, как только не увели....
   Трогер сочувственно кивал, вспоминая, как сам тайно воздыхал над ныне покойной супругой Гаспара. Синеглазая, хрупкая, она обладала удивительной способностью очаровывать мужчин. И почему юная магесса воздуха, сама похожая на лёгкий весенний ветерок, выбрала в мужья неуклюжего мага земли, никто решительно не понимал.
   - Так у Эстер ведь жених уже есть, - внезапно озарило Трогера. - Этот... огневик белобрысый, я его у вас как-то дома видел. Будет кто твою дочь себе сватать, так ты кивай, что она уже обручена.
   Гаспар скривился.
   - Не жених это, так, недоразумение. Ни роду, ни племени - да и мальчишка он совсем. Как он её защитит?
   - Тебя не поймешь - маги Совета слишком старые и могущественные, огневик - безродный мальчишка. Ты бы определился, - хмыкнул в бороду Трогер, - какой тебе зять нужен.
   Гаспар Вольмар тяжело вздохнул - как раз зять ему был не нужен совсем. Да только кто его будет спрашивать?
   К сожалению, а может быть, напротив, к счастью, ни Трогар, ни Гаспар не знали, что именно в этот момент решалась судьба Эстер Вольмар. А вслед за этим, возможно, и судьба самого Ландкрахта.
  
  
  
   - Эстер, милая, ты ведь не собираешься еще уходить?
   Девушка подняла голову от книги, и рассеянно взглянула на склонившегося над ней старшего библиотекаря, заведующего отделом редких рукописей.
   - Что, зачиталась? - усмехнулся тот понимающе.
   Эстер нахмурилась, но затем её взгляд прояснился.
   - Ох, извините, айрин Логор, я вас не сразу поняла, - смущенно улыбнулась она. - После Древнего Языка очень сложно перейти на койне. А вы знали, что оказывается, тайранские боевые маги, как и маги смерти, прибыли с Северных островов, и когда-то владели способностью полной трансформации, то есть могли превратиться в любого животного и даже человека?
   - Э-э-э, не знал, - признался Логор, косясь на свиток в руках Эстер. Салдорская рукопись на Древнем Языке - да где она вообще её откопала? Он здесь работал уже не один десяток лет, а подобный редчайший документ первый раз видел. - Хотя это очень любопытно. Только тебе это зачем - у нас же в тысячах миль ни одного боевого мага нет?
   - Пригодится, - несколько туманно объяснила Эстер, и аккуратно свернула пергамент. - Я чем-то могу вам помочь, айрин Логор?
   Менталист пристально взглянул на девицу, и решил, что вряд ли её интерес к древней магии Северных островов когда-либо приобретёт практический характер, а значит, никакой опасности рукопись не несла, и вернулся к тому, о чём хотел поговорить:
   - Видишь ли, мне прислали сообщение, что моя внучка как раз сейчас рожает. И я, как глава семьи, просто не могу в этот момент находиться на работе.
   - Вы бы хотели уйти пораньше? - вежливо спросила девушка, проглатывая смешок. И как интересно айрин Логор мог помочь своей внучке в этом безусловно важном деянии? Стоять под дверью и волноваться? Так и без него таких "помощников" должно хватать.
   - Да, но мне не хотелось бы тревожить айрина Вольмара, - осторожно произнёс Логор. - Едва ли он найдет мне в такие кратчайшие сроки замену.
   - Так почему бы вам просто не закрыться? Время уже достаточно позднее.
   - В читальном зале отдела остался еще один посетитель - судя по особо мерзкому норову, важная шишка, - закатил глаза старый библиотекарь, вспоминая пришедшего невовремя читателя. Притом маг был ему незнаком, но долгий жизненный опыт показал, что связываться с ним, указывая ему на выход, совсем не стоит. - Но ты его не бойся - как время работы зала выйдет, так сразу выгоняй. У нас даже мэтр Ланге не смеет нарушать правила библиотеки.
   - Ну хорошо, - неуверенно пробормотала Эстер. Магов Совета она несколько побаивалась - слишком уж непредсказуемы были эти могущественные чародеи - то взглянут как на пустое место, то деточкой назовут, а некоторые и вовсе, всё норовили заглянуть за скромный вырез платья, да и подсесть поближе.....
   - Самое главное - решительность! Ну и вежливость конечно, - напутствовал её Логор, предал ключи и смылся к себе домой.
   Эстер задумчиво почесала испачканную в пыли щёку краем свитка, и отправилась смотреть на таинственного посетителя.
   В большой читальной зале, что примыкала к книгохранилищу отдела редких рукописей, на первый взгляд было пусто. Лишь только у самого окна тускло горела лампа, освещая тёмную размытую фигуру, склонившуюся над столом и что-то сосредоточенно переписывающая. Эстер, мышкой прокравшаяся к столу библиотекаря, с любопытством заглянула в библиотечный формуляр посетителя, оставленный Логором на самом видном месте.
   - Гервиг Рихтер, - прочитала девушка неразборчивый почерк Логора, - ну и имечко.... Так, в библиотеке он в первый раз, а значит, либо новичок в Совете, либо просто не очень любит книги. Ну так в Совете и не такие мудаки встречаются.... И взял этот Гервиг.... Ого! "Ordos kemmarit os terrqia Nihellios"! Беру свои слова обратно - "Слово посвященного о сути Небытия" явно книжка не для дураков. Интересно, зачем ему понадобился некромагический трактат?
   Посетитель как будто бы услышал, что говорят о нём (хотя девушка едва ли не шептала!), и оглянулся. Впрочем, он не успел - Эстер, совсем не думая, как по-детски со стороны выглядит её поведение, спряталась под столом. Подождав для верности несколько минут, и убедивший, что посетитель вновь вернулся к своей работе, она прокралась обратно в подсобку библиотекаря, где и обреталась последние несколько часов. Дверь Эстер оставила приоткрытой - если бы посетителю вздумалось бы уйти, она бы услышала, как он подходит к библиотекарскому столу или же открывает входную дверь, вздумай он покинуть библиотеку с редким изданием. Как в этом случае она будет останавливать мага, безусловно более сильного, чем она, думать ей не хотелось. Но не будет же он действительно похищать древний трактат силой?
   От всех этих переживаний Эстер захотелось есть. Это было уже не в первый раз, когда девушка так допоздна засиживалась в библиотеке, поэтому она предусмотрительно принесла еду с собой из дома - пару бутербродов с колбасой и сыром и любимое печенье с кусочками шоколада. Заглянув в небольшой угловой шкафчик в подсобке, она достала оттуда проржавевший примус. Поблагодарив Вернера за то, что он в своё время потратил не один час на обучение её азам магии огня, она с третьего раза подожгла горелку и поставила джезву на таган. Через несколько минут вода прогрелась до достаточной температуры, и Эстер высыпала в джезву кофе тонкого помола, приплясывая от нетерпения. Обычно для девушки, "ветреной" в самом прямом значении этого слова (а какой еще могла быть маг воздуха?), не хватало терпения даже на эту простую процедуру, но сейчас ей захотелось сделать всё как надо - чтобы кофе было того самого вкуса, как готовит её отец, и чтобы тонкий аромат поднимался в воздух, пробуждая и прогревая изнутри, навевая грёзы о далёких загадочных землях....
   - Кхм, - раздался резкий мужской голос за спиной Эстер, отчего она вздрогнула, едва не расплескав кофе, который как раз наливала в чашку, - а где этот.... библиотекарь?
   - Айрин Рихтер? - справившись с волной паники, на миг поглотившей её целиком, Эстер обернулась, стараясь улыбаться как можно более естественно. Хорошо хоть имя его она запомнила.... И как это он так незаметно успел подойти? Что он вообще делает в рабочем помещении, в котором читателям хода нет? - Айрин Логор уже ушел. Я могу вам чем-то помочь?
   - Вообще-то да, - мужчина прошел внутрь, бесцеремонно осмотрелся, и уселся на стул, выглядящий наиболее крепко. - Мне нужна чашка хорошего кофе, и возможно не одна, и желательно, что-нибудь перекусить. Ты ведь можешь для меня это устроить?
   - Кофе? - несколько напряженно произнесла девушка, неосознанным жестом пряча джезву за спиной.
   - А разве ты его не для меня готовила? - вздернул бровь наглый посетитель.
   Эстер подумалось, что этот маг возможно принял её за служанку. Вот только с чего он вообще решил, что в легендарной библиотеке Совета его будут кормить и поить? Для этих целей существовала столовая в центральном корпусе резиденции.
   - Вообще-то нет, - решила прояснить ситуацию Эстер, настороженно косясь на незнакомца. - Посетителя библиотеки запрещено принимать пищу и распивать напитки в отделе редких рукописей. Наши материалы слишком ценны, и мы не можем подвергать их угрозе оказаться залитыми кофе или заляпанными пищевыми отходами.
   За несколько месяцев, проведенных в стенах библиотеки, Эстер успела насмотреться на разных магов - смешных старичков, важных господ, сумасшедших гениев с горящими глазами, но этот отличался от всех них. Во-первых, он был одет совсем не по столичной моде, но и не так, как одеваются провинциалы - слишком хорошо для этого был сшиты брюки и подогнан по фигуре сюртук. Скорее, так одеваются чужеземцы - ни один ландкрахтец не оденется в одежды столь мрачных тонов, а этот вполне мог слиться с тенью, если бы захотел. Да и загар у него был такой, какой явно нельзя приобрести в Ландкрахте - скорее уж, где-нибудь в пустынях Салдора. Впрочем, несмотря на чужеземный вид, он всё же несомненно был ландкрахтцем - об этом красноречиво говорила крепко сбитая фигура, скорее жилистая, чем коренастая, и пепельно-русые, выгоревшие на концах волосы, сейчас собранные в растрепанный хвост. Обычная такая внешность, у каждого второго ландкрахтца встречается, вот только этот господин вряд ли легко сможет затеряться в толпе - слишком властные манеры, слишком жёсткий, насмешливый взгляд тёмных, почти чёрных глаз, для обычного горожанина. А впрочем, даже для мага. Под эти взглядом Эстер терялась, забыв о том, что она собиралась быть строгой и непреклонной с посетителями.
   - Какая жалость, - протянул Рихтер, с интересом разглядывая молодую девушку, неведомо как очутившуюся в резиденции Совета, где даже самым "юным" магам перевалило за две сотни лет. И ведь не обслуга же, как он решил в начале - в девушке явно прощупывался пусть слабенький, но всё же магический дар - что-то из стихийного. Магия воды, или скорее, воздуха - девица была достаточно изящна, а воздушники всегда казались ему чрезмерно тонкими в кости. Но этой подобная хрупкость даже шла. - Но ведь сейчас же я не в читальном зале, а значит, книгам ничего не угрожает. Так я могу выпить кофе, пока он не остыл?
   Эстер, наконец отпустившая ручку джезвы, неосознанным жестом вытерла ладони о юбку, выдавая перед Гервигом своё волнение.
   - Я готовила его для себя, - упрямо произнесла она, стараясь не встречаться взглядом с магом, который явно наслаждался её замешательством. А потом всё же сделала ошибку - подняла глаза и.... и поняла, что не может противиться ему. - Но мне не сложно будет сделать и для вас. Если вы подождете, айрин.
   - Я подожду, - скрывая в уголках тонких губ усмешку, ответил Рихтер. - А пока почему бы вам не развлечь меня небольшой беседой, айри....?
   - Вольмар. Эстер Вольмар.
   - Ну так вот, айри Вольмар.... или лучше по имени? Да, безусловно ваше имя звучит гораздо более приятно для моего слуха....
   Такой жалкой Эстер не чувствовала себя уже давно.
  

  
   Домой Эстер возвращалась в самом позднем часу и не в лучшем своём настроении. Гервиг Рихтер оказался на редкость отвратительным типом, лишившим Эстер не только её ужина, но и душевного спокойствия. Ушел из библиотеки он только в девять вечера, хотя отдел редких рукописей по первым дням недели работал строго до шести. И при этом вместо того, чтобы мирно сидеть и читать свой некромагический трактат, он дергал Эстер по пустякам, казалось, получая удовольствие от её раздражения по этому поводу. За несколько часов он успел три раза выпить кофе, два раза просил девушку сбегать вниз, сначала за чистой писчей бумагой, а затем за уточнением информации, которой не было в отделе, а узнав о познаниях Эстер в Истинной Речи, заставил переводить главы трактата, напрямую не связанные с магией смерти. В результате к концу рабочего дня Эстер была измучена настолько, что на снисходительное некромагическое "до завтра" смогла ответить лишь вялым кивком вместо вежливого кникенса, приличествующего ситуации. Впервые в жизни Эстер обрадовалась тому, что не работает в библиотеке, а значит въедливый некромант, придя завтра в отдел рукописей, не имеет никакого шанса встретить её там - девушка готова была даже не приходить в библиотеку несколько дней, лишь бы не видеть эту самодовольную рожу.
   Подойдя к кованой калитке городской усадьбы семейства Вольмар, Эстер глубоко вдохнула ночной воздух, успокаивая себя и приводя мысли в порядок. Кинув взгляд на небольшой двухэтажную усадьбу из красного кирпича, она убедилась, что отец пришел - из плотно закрытых штор в его кабинете пробивался свет. Встречаться с ним сейчас не хотелось, да и вряд ли он выйдет оттуда сам, раз уж засел за работой. Так что к себе можно было подняться без опасения, что заботливый папаша узнает, насколько поздно его дочь возвращается домой. И ладно бы с разгульной вечеринки, так нет же, с работы....
   В холле тускло светила газовая лампа, и пусть не самый роскошный, но весьма элегантный интерьер сейчас скрывался в полумраке. Поэтому Эстер не сразу заметила стоящую в основании лестницы домоправительницу - тощую высокую женщину лет шестидесяти на вид, служившую у Вольмаров еще до рождения Эстер. Вид у неё сейчас был... скажем так, не самый доброжелательный.
   - Добрый вечер, Лина, - Эстер обаятельно улыбнулась. Но Лина слишком хорошо знала цену улыбок воздушницы,
   - И вам доброй ночи, айри Эстер, - сухо ответила служанка. - У вас гость.
   Эстер сразу стала понятна неожиданная суровость обычно сдержанной домоправительницы. В конце концов, у Эстер было не так уж много ухажоров.
   - И давно он здесь?
   - Да уже третий час вас дожидается. Сначала в гостиной ошивался, потом перебрался на кухню, - тут Лина красноречиво фыркнула: - Не уверена, что семейный бюджет выдержит, если нам придётся и дальше кормить столь прожорливого господина.
   -Я скажу ему, чтобы он приносил еду с собой, - лукаво блеснула глазами Эстер, зная, что последует дальше. И её ожидания оправдались.
   - Чтобы остальные думали, что мы не умеем принимать гостей и скупы без меры? Ну уж нет, - Лина возмущенно поджала губы.
   - Он и сейчас на кухне?
   - Айрин поднялся в вашу комнату, хотя я и говорила ему, что неприлично находится мужчине в комнате молодой леди. Если бы ваш отец не был бы столь занят своей важной работой, то я немедленно сообщила ему о столь вопиющем поведении этого молодого человека.
   - Ты же знаешь, что ему всё равно, что происходит в этом доме, если дело не касается его драгоценных книг. А Вернеру я сама разрешила сидеть у меня, чтобы он не стоял внизу и не нервировал слуг. Анита всё еще заикается, после того как увидела "развлечения" Вернера.
   Молодой человек айри Эстер был не только талантливым, но и весьма честолюбивым магом, надеявшимся добиться больших высот в карьере. Несколько лет назад он достиг третьего уровня магического искусства, и намеревался в кратчайшие сроки добраться и до второго, поэтому оттачивал свое мастерство везде и всегда. Так и в тот злополучный день, когда служанка Анита занималась уборкой на первом этаже, Вернер тренировался в новомодном заклинании огня. Пламя, вызванное этим заклинанием, горело, но не обжигало - огонь поддерживался за счёт энергии колдуна, а не за счёт физической материи. Выглядело это достаточно впечатляюще, хотя вреда причинить не могло никакого - но знала ли об этом служанка, которая беспечно вошла в гостиную господина Вольмара и увидела там горящего заживо человека, который при этом спокойно прихлёбывал чай, не обращая внимания на языки пламени? Успокаивать девушку пришлось самому господину Вольмару, весьма позабавленному этой оказией. Правда, едва ли сама Анита находила это забавным или смешным.
   - От вашего жениха одни только неприятности, - хмуро пробурчала Лина, - Да и нечего молодому мужчине столь много времени проводить в доме своей невесты, это просто неприлично.
   - У магов свои представления о приличии. Да и не жених он мне, мы просто встречаемся, - пожала плечами девушка, и забыв о прежней усталости, легко вскочила на нижнюю ступеньку лестницы. - Я к себе! Ты могла бы мне принести что-нибудь поесть и чаю.... и вкусненькое к чаю! Если тебе не сложно, конечно.
   - Мне не сложно. Совсем несложно - в старости только одно удовольствие бегать вверх-вниз по лестнице, - ядовито бросила Лина, кидая возмущенный взгляд на молодую девушку. Но та уже была слишком далеко, чтобы его заметить.
   - Ну вот и хорошо. Спасибо!
   Продолжая бурчать, Лина отправилась на кухню, сетуя на свои старые суставы и бессердечие нынешних магов. К слову сказать, не стоит считать магов эгоистичными или злыми. Они скорее беспечны, чем по настоящему жестоки - слишком плохо они представляют жизнь смертных людей, их чаяния и проблемы. Едва ли в свои прекрасные юные годы, когда вся жизнь впереди, Эстер могла представить, как могут болеть суставы у пожилой смертной женщины, как ноют кости в холода. Да и если бы знала.... наверное, просто бы удивилась, почему та не обращается к целителю, а продолжает терпеть боль. Но целители редко снисходят к простым людям, не наделенным ни деньгами, ни властью - а у Лины не было ни того, ни другого, лишь преданность к своему не слишком приспособленному к жизни господину и его беспутной дочери, которые, Лина была уверена, без неё совсем пропадут. И Лина, за свою жизнь научившаяся хорошо понимать как людей, так и магов, хоть и порой злилась, но всё же прощала Эстер её невнимательность - зная, как поздно приходит мудрость к магам, и сколь дорого она им подчас даётся.
   Между тем Эстер вошла, а точнее, вбежала, в свою комнату. Дом Вольмаров был совсем небольшой - гостиная, кухня, столовая и две спальни. Эстер занимала меньшую из спален, которая может и не была слишком роскошной, но в которой всегда было много солнца, которое так любила девушка. Любящий отец позволил дочери обустроить комнату так, как она хотела - и если вы думаете, что Эстер наполнила её кружевными салфеточками, картинами с котятами и розовыми коврами, как это свойственно нынче многим впечатлительным девушкам, то вы совсем её не знаете. Нет, спальня Эстер совершенно не вязалось с её образом милой, домашней девочки с одними лишь глупостями в голове. Первое, что бросалось в глаза, это огромный письменный стол у окна - тяжелый секретер из тёмного дуба, который мог бы стоять в кабинете у видного учёного или важной бюрократической шишки. Стол был завален книгами, листами бумаги и тетрадями для записей настолько, что поверхности было почти не видно - лишь в левом углу на тщательно расчищенном от завалов пятачке сиротливо стояла шкатулка, кажущаяся здесь неуместной. Подоконник, как и стол, был загроможден не слишком аккуратными стопками книг - подчас настолько толстыми, что едва ли такая хрупкая особа как Эстер долго могла держать их в руках. Что находилось на многочисленных стеллажах по обе стороны от окна, вам, я полагаю, уже не надо объяснять. На фоне этого книжного пиршества как-то совсем терялись туалетный столик с зеркалом, вход в гардеробную, софа и резная кровать на гнутых ножках. На последней и возлежал Вернер.
   Вернер Атрей, по мнению немногочисленных подруг Эстер, был более чем хорош собой. С длинным бледным лицом, густыми светлыми волосами, изящно ниспадающими на воротник и гибкой стройной фигурой, он воплощал собой идеальный образ молодого аристократа из древнего рода. Общее впечатление, пожалуй, портили только подпаленные брови и ресницы, так и не отросшие после последнего эксперимента огневика, и особый подход к выбору одежды, эклектичный даже для столицы Ландкрахта. Так и сейчас, поверх ярко-красной рубашки с модным воротничком-стоечкой, Вернер надел жакет в модных зелёных тонах, отделанный по краям золотым кантом. На фоне этого цветового великолепия чёрные брюки можно было бы назвать почти скромными, если бы не их фасон - узкие штанины липли к ногам не хуже второй кожи, а высокий пояс с зауженной талией, столь модный в этом сезоне, излишне подчеркивал принадлежность их хозяина к мужскому полу. Столь вызывающий внешний вид мог бы служить знаком распущенности и ветрености мага огня, но он, на удивление многих, был крайне последователен в своих увлечениях. Два года назад, двадцатисемилетний маг, только вернувшийся со службы в далеких землях обратно в Рейвиг, познакомился с Эстер Вольмар, и не на шутку увлёкшись молодой девушкой, так и остался в столице. Конечно, неугомонная душа огневика давно звала его в путь, но делать это раньше, чем он сумеет добиться руки легкомысленной воздушницы, он не собирался. А дальше, как он рассуждал, его жене не останется ничего иного, чем следовать за своим мужем туда, куда его забросит судьба. Что думает по этому поводу Эстер, Вернер так и не удосужился узнать, вполне оправданно подозревая, что его планы вряд ли придутся той по душе. Но куда она потом от него денется, тем более когда детки пойдут?
   Вернер вежливо проигнорировал хмурое выражение лица девушки, и ослепительно ей улыбнулся.
   - А я тебя жду, жду.... Проголодался даже. Эта ваша служанка даже не догадалась меня накормить.
   - Ты бы крошки что ли с воротника стряхнул, прежде чем жаловаться на неё - вздохнула девушка и рухнула на кровать рядышком с магом. Тот невозмутимо отряхнулся, уничтожая следы своей вылазки на кухню.
   - Совсем меня никто не любит, - Вернер напустил на себя обиженный вид, хотя лукавый блеск в глазах его выдавал:- Я, может быть, проверял ваши продукты на содержание в них отравляющих веществ.
   - Ага. Куча людей могут захотеть отравить библиотекаря.
   - Не обычного - а самого главного в самом Совете! Не ты ли мне говорила, сколько тайн храниться в вашем пылехранилище? Кстати, чего это ты там задержалась?
   Эстер искоса взглянула на огневика.
   - Да читатель мне попался.... увлекающийся. И, кстати, не поверишь, кем он был...
   - Неужто самим председателем Совета?! - преувеличенно восхищенно воскликнул маг, тянясь ручками к прилёгшей рядом девушке, за что и был бит по эти же самым конечностям. - И что этот мерзкий старикашка хотел от моей девочки?
   - Нет, это был не Ланге - он давно уже в библиотеке не появляется. Весь в делах. Но сегодняшний посетитель интересен совсем другим. Он взял "Ordos kemmarit os terrqia Nihellios"!
   - Э-э-э.... - Вернер был совсем не силён в древних языках. - "Буквы обращенные к земле Неделания"? Сказка что-ли?
   - Ну ты и.... непросвещенный, - фыркнула девушка. - Ordos kemmarit это древний некромагический трактат, посвящённый сущности Небытия. Единственный экземпляр - остальные были утеряны или сожжены во времена гонений магов смерти. Не все даже знают о существовании такой книги. А этот знал.
   - И что, эту древнюю книженцию может прям так любой и взять? Не слишком ли опасно.
   - С учётом того, что большинство магов столь же безграмотны в Древнем языке как и ты, то совершенно нет.
   - Эй, я не безграмотный вовсе! Я просто.... ну, ориентированный на практику. А кем маг то был?
   - Не знаю, - пожала плечами девушка. - Он был гораздо сильнее меня по дару. Явно не целитель, и не воздушник - своего бы я сразу признала. Неприятное ощущение какое-то от его силы. Если я не знала, что некромаги не допущены к Совету, решила бы что он один из них.
   - А как зовут этого твоего любителя древней литературы?
   - Сейчас вспомню..... имя какое-то дурацкое. Гервиг вроде.
   Вернер, вальяжно раскинувшийся на покрывале, резко сел, впившись в Эстер взглядом.
   - Не Гервиг Рихтер случайно?
   - Да, точно!
   - Эх ты! - маг легонечко постучал костяшками пальцев по лбу девушки, вызвав недовольную гримасу на её лице. - Впёрлась в свои книжки, а дальше своего носа не видит. Ты что, совсем про Рихтера не слышала?
   - Не-е-ет, - девушка села, и подтянула к себе колени, с любопытством глядя на своего приятеля. - Не томи, Вер!
   Тот на секунду позволил себе понаслаждаться мгновением торжества, но затем сжалился над девушкой:
   - Гервиг Рихтер считается лучшим некромагом своего поколения, и, возможно, даже самым сильным магом смерти во всём Ландкрахте. И это при том, что он простой лэр, а родившиеся в немагических семьях, ты знаешь, редко достигают больших высот в колдовстве. Правда, его в столице уже лет десять не видели - а тут нате, в самом Совете объявился! Уж не сменил ли Совет свою политику в отношении некромагии?
   - Это ты мне скажи. Ты же у нас в курсе всех событий, - позволила себе подколоть мага девушка.
   Вернер озадаченно почесал макушку, забыв о тщательно уложенных волосах, и попытался вспомнить, что же он слышал о некромагах за последние несколько недель. В голову ничего не происходило - в княжестве последние годы был тишь да гладь, и даже беспокойные соседи ныне были настроены заниматься своими делами. В Совете, конечно, лучшие маги страны штаны не просто так просиживали, дел всегда было много, но и там, под жестким руководством Председателя Ланге, всё сейчас было мирно и спокойно. Не считать же споры о законе, разрешающем магам ниже пятого уровня вести частную магическую практику, поводом для привлечения некромага.
   - И что он, получается, теперь в Совет вошел? - вздохнул наконец маг, не найдя у себя в голове ни одной подходящей к ситуации мысли.
   - А иначе бы его просто не пустили в отдел редких рукописей. Но теперь он не моя забота. Я в библиотеке в ближайшие дни ни ногой.
   - Ну хоть что-то светлое в нашу жизнь может принести этот тёмный хмырь, - рассмеялся Вернер, придвигаясь к девушке поближе, и невзначай поглаживая её по руке. - Может быть, мне удастся наконец вытащить тебя куда-нибудь? Я слышал, что в театре Октава и Октавии будет премьера нового спектакля. Музыка, танцы, драма и слёзы с соплями - всё, как ты любишь.
   Театр Эстер любила, а вот драматические музыкальные произведения - не очень. Вот только объяснит это огневику, привыкшему считать, что он знает Эстер гораздо лучше её самой, было весьма трудно. Ещё и обидится - решит, что она решила его "прокатить". От необходимости объясняться с магом её избавила Лина, вошедшая в комнату по старой своей привычке без стука. Зорким орлиным взглядом оценив обстановку, и сочтя, что молодые люди всё еще находятся в рамках приличия (Вернер, привыкший в непредсказуемости появления служанки, уже давно научился молниеносно отскакивать от девушки), она с грохотом поставила поднос с едой прямо поверх книжных стопок, и гордо удалилась. Внимание мага сразу же переключилось на новый объект, в этот момент даже более желанный, чем девушка.
   - О-о-о, рисовые пирожки. Лина - шикарная женщина, - выдохнул Вернер восхищенно, принюхиваясь к содержимому подноса. Пирожки он любил.
   - Пирожки с рисом тебе, а кремовые эклеры - мне, - быстро сориентировалась девушка, уводя из под носа жадного мага блюдо с пирожными. - Яблочный пирог так и быть, пополам.
   Следующие полчаса маги потратили с большой пользой. Едва ли кто мог поверить, глядя на хрупкую фигуру Эстер и подтянутый силуэт Вернера, что они могли съесть целую гору еды в один присест - молодые маги обладали более чем отменным аппетитом. Вернер так увлёкся набиванием собственного живота, что не сразу заметил, что Эстер давно уже бросила его в столь важном и ответственном деле, как поедание яблочного пирога, и теперь мирно дрыхнет, свернувшись клубочком на краю кровати.
   - Притомилась, милая, - умилился огневик, с любовью глядя на посапывающую девушку. - Ну ничего, теперь я послежу, чтобы никакие тёмные маги не смели тебя больше тревожить. Это ведь только моя прерогатива.
   К сожалению, его планам так и не было суждено сбыться.
  
  
  
  
  

  
   Гервигу было скучно. Какой-нибудь умник обязательно сказал бы, что некромага снедает столь модная последние несколько лет тоска, которой считал себя обязанным переболеть любой захудалый аристократишка, и добавил бы он, что это тоска лишь признак потери смысла существования. Или поиск нового, запредельного и трансцендентального опыта. Или, мог бы решить случайный знаток человеческих душ, это лишь следствие тонкой, тонкой душевной организации мага, с трудом выносящей обыденность и мещанство столичной жизни.
   Некромаг не был склонен анализировать свои чувства. Ему просто было скучно. Его оторвали от его работы, но не дали ничего взамен. Кроме туманных обещаний, конечно же - уж на это курфюрст был всегда щедр. Прошла уже седьмица, а обещанного разговора с главой Совета так и не произошло, как и не произошло и назначение некромага в ряды этой организации. Впрочем, свободный доступ во все здания Совета ему обеспечили, что было для Гервига равнозначно членству в Совете, но только без дурацких ограничивающих правил. И уж этим то преимуществом Гервиг пользовался вовсю.
   Совет магов считался одной из самых могущественных организаций в Ландкрахте, и мог пожалуй поспорить своим влиянием даже с правительством курфюрста. О славе, силе и мощи Совета совершенно непрозрачно заявлял величественный архитектурный комплекс в самом центре города, отданный под резиденцию Совета и образовывавший собой город в городе. Гордые шпили Башен Стихий возвышались над главным зданием Совета, величественным, белым дворцом с колоннами из мрамора; напротив него почти зеркально расположилась приземистой сферой, похожей на панцирь черепахи, здание Архива. За Архивом возвышались башни Библиотека с притулившими к ней жилыми корпусами, в которых останавливались приезжие маги и жили студиозусы. И в центре всего этого, как сердцевина прекрасного цветка, разместился Сад Фей. Именно с сада Рихтер и начал.
   Он прогуливался по великолепному Саду Фей, в котором изнеженные орхидеи цвели по соседству с пустынным деревом Ора, а хищные, почти разумные цветы Мейдока теснили в пруду нежные кувшинки. И не то, что он особо любил все эти цветочки, просто Гервига на редкость радовали кислые рожи магов жизни, узревших в своём обожаемом саду одного из проклинаемых ими некромагов. Ну и что, что при его присутствии завял какой-то там хламидиодиус? В табличке, запрещающей проход в Сад с собаками и напитками, ни слова не было про некромагов. В музее Истории Магии Гервиг умудрился обратить в прах хранящиеся там останки Халуна Озёрного, которого маги воды почитали за святого. Но он же не виноват, что кости этого Халдея не были защищены от некромагических чар? Он невозбранно тырил из Хранилища мелкие артефакты, нервировал молодых магов, проходящих экзамены на зрелость, и курил среди пыльных полок Архива, вызывая у местного архивариуса приступы паники. В общем, делал всё, чтобы о его возмутительном поведении донесли наверх, и там наконец начали шевелиться.
   Единственное место, которое он великодушно решил пока не трогать, была Библиотека Совета. Библиотекари народ тихий и казалось бы, безобидный, да и издеваться над местными старичками бесполезно - эти жаловаться руководству не будут. Просто подсунут одну из древних магических книг - из тех, которые запретили еще в те времена, когда некромагия была повсеместной, и можно сказать, всё - был человек, и нет человека. Одна лишь горстка пыли, и удивленно разводящий руками библиотекарь. Дескать, с книгами-артефактами по чёрной магии шутки плохи. Но в библиотеку Рихтер всё же заглянул - в ней, говорят, были такие редкие экземпляры книг по некромагии, которых даже в Салдоре уже не сыскать. И не прогадал. Уже в первый день своих поисков он нашел в Отделе редкой литературы весьма примечательный магический опус, а к нему, в виде десерта, одну юную особу, неплохо разбирающуюся в Древнем языке. Больше всего на свете Гервиг любил совмещать полезное и приятное, а симпатичная девица, неведомо как очутившаяся в пыльных залах Библиотеки, безусловно относилась и к тому, и другому.
   На следующий после их встречи день Гервиг Рихтер шел в Библиотеку в приподнятом настроении. Он не был отшельником или аскетом, и никогда сознательно не ограничивал себя в дамском общении - только вот с учётом его работы "дамы", оказывающиеся около него, были либо безвозвратно мертвы, и рассматривались им как рабочий материал, или, в лучшем случае, легки на приключения и жадны до денег. С последними он даже изредка имел дело, пока чувство брезгливости не брало вверх над его плотскими желаниями.
   И увидеть ради разнообразия рядом собой лицо, залитое смущенным румянцем, а не изукрашенное свинцовыми белилами и не попорченное трупной синевой, было более чем славно. Тем более что воздушница Эстер была более чем хороша собой - слишком тонкую, на вкус мага, фигурку и отсутствие зрелых форм полностью искупали собой огромные синие глазищи в пол-лица, нежные черты лица и густой водопад тёмных, смоляных волос. Смущало только то, что девица была явно слишком молода для небольшой интрижки среди книжных стеллажей. Хотя, говорят, современная молодёжь обладает более чем свободными нравами....
   Приятные, но не совсем приличные фантазии мага были полностью разбиты, когда выяснилось, что девица здесь вовсе и не работает, и когда появиться, не совсем понятно.
   - Это же мэтра Вольмара, главного библиотекаря, дочка, - скрывая смешок за покашливанием, объяснил ему ветхий старичок, сидевший за приёмным столом в читальном зале. - Она обычно тут целыми днями пропадает, а сегодня что-то нет и нет. Может, таки за ум взялась? У такой красавицы не книжки должны быть на уме, а танцы и вьюноши. Эх, был бы я на пару сотен лет помладше.... А вам она зачем?
   - Она мне помогала с переводом некромагического трактата, - сухо ответил некромаг, расстроенный больше, чем он ожидал.
   - Ну-ка, дайте посмотреть.... Ну да, Древняя речь. Тут я вам не помощник - у Эстер то к этому талант, а я, даром что пять варварских диалектов знаю, Истинный язык так и не освоил. Но парочка специалистов в городе найтись должна..., - старик повертел в руках трактат, кивая головой в такт мыслям, и невзначай спросил: - а вы, значит, господин некромаг, в Совете заседать будете?
   - В Совете, - некромаг, разочарованный ответом, говорил скупо и неохотно.
   - Так это же хорошо, - неизвестно чему обрадовался библиотекарь. Рихтер удивлённо склонил голову, и старик неторопливо, наслаждаясь вниманием "господина некромага", закончил свою мысль: - ну, хорошо что некромаги снова в Совет входят. А то где это видано - старейшины уже год как один за другим мрут неизвестно от чего, а глава Совета на это глаза закрывает. А толковому то магу смерти тут работы то совсем ничего должно быть - уж вы то сразу поймёте, случайные ли то смерти, или им кто спомог.
   - Старейшины, говоришь, мрут? Что-то не слышал я о таком. Я, конечно, столице давно не жил, но кое-какие новости получал.
   Старейшинами в Ландкрахте называли магов, приближающихся, или уже разменявших пятую сотню лет. Таких магов едва ли набиралось на весь Ландкрахт с два десятка, и большая часть из них была на грани потери магической, а значит и жизненной, силы. Но были среди них и весьма влиятельные и могущественные лица - Мастера, главы Семей, члены Совета с решающим голосом.
   Библиотекарь, заговорщицки склонив голову, заговорил в полголоса:
   - Да это же вначале просто случайностью казалось. Сначала Мастер Отрон умер - просто уснул в своей постели. Но про него давно говорили, что не жилец. И если уж внуки не дождались, так уж пусть хоть праправнуки наследство получат. Так что никто особо не переживал. Потом Лодрон Озит с лестницы свалился - ну так он же безумием мага болел последнюю пару лет, удивительно, что раньше шею не свернул, бедняга. А вот когда погиб Мастер Штайнер, то тут уж в Совете забеспокоились. Трое старейшин за несколько месяцев - это уже сложно на случай списать. Да и сильным магом был айрин Штайнер - самый древний из старейшин, а всё как юный мальчик бегал. Но выносить на совещание глава Совета запретил - дескать, зачем людей пугать? Среди своих разберёмся. Хотя наверняка и сам струхнул - он же сам недавно свой шестисотлетний юбилей отмечал, тоже ведь уже старейшина. Да только толку от всех этих тайн никакого - слышал я, что недавно Патрика Зарю хоронили....
   Про Патрика Зарю Рихтер тоже слышал. Сильный был маг, и самый старый среди огневиков этой части Ойкумены. И умер в пожаре у себя дома - говорили, неудачный эксперимент, а то и вовсе самоубийство. Среди огневиков это было не так уж редко - умереть в огне считалось честью. Вот только с чего бы ему, моложавому, сильному еще мужчине, кончать собой? И если старый библиотекарь не привирает, старейшин действительно изничтожают - начав со слабых, они продолжили теми, кто был еще в силе, но привык жить в уединении, как Заря или Штайнер. Главе Ланге есть чего бояться - вполне возможно очередь скоро дойдёт и до него.
   - Уж о нём-то я буду горевать в последнюю очередь, - фыркнул некромаг, - как и о большинство других старейшин - есть среди них редкостные подонки, знаешь ли. Хотя Зарю жалко - отличный был мужик, не пафосный.... А другие волшебники? Среди учеников, молодых магов всё в порядке?
   - Ну, ученики при догляде всегда - наставники за ними присматривают. А уж за молодёжью усмотреть сложно - они же всё время куда-то спешат, во что-то влипают. Может, и пропал кто, - почесал седую макушку библиотекарь, чье имя Гервиг так и не запомнил, - только о том пока неизвестно. Ну так собрание завтра будет, там может и скажут что-нибудь.
   - Завтра, говоришь? - зловеще прищурился некромаг.
   Старик с опаской взглянул на улыбающегося каким-то своим мыслям некромага, и неуверенно кивнул. Библиотекарь уже думал, как вежливо окончить разговор, чтобы не рассердить мага еще больше, как вбежавший в читальный зал посыльный отвлёк на себя внимание некромага.
   - Айрин Гервиг Рихтер? - торопливо глотая слова, выпалил посыльный, из-за чего имя некромага звучало из его уст как "Аригерихтер". - Лорд Ланге приглашает вас с ним отобедать. В час дня.
   - А сейчас уже почти час, - лениво протянул маг, даже не думая вставать, - я же могу не успеть.
   - Просто мы вас потеряли, - выпалил молодой человек и досадливо хлопнул себя по лбу. Ну зачем же нужно было так открыто говорить, что Глава Совета приказал следить за непредсказуемым некромагом?!
   - Лэр, вы же ментальный маг, - укоризненно произнёс Гервиг. - и не смогли учуять энергию некромагии на небольшой территории Совета?
   Ну да, его ошибка. Ему с приятелем, таким же как и он ментальным магом, дали такое важное задание - следить за некромагом, а они его провалили. Молодой менталист густо покраснел, и еще раз обругал себя за уверенность в том, что некромаг второй раз в библиотеку не сунется. Ну все же знают, что маги смерти опасные, не умеющие держать себя в руках недоучки, идущие на поводу у своей силы. У них же даже мозгов не хватает, чтобы название книги на обложке прочитать. А этот сидит, смотрит на него хитрыми умными глазами, и скалиться, как будто мысли читает. И ведь некромагу Ланге ничего не сделает, если тот опоздает к этой встрече или вовсе не придёт, а с него, бедного Эльвига, три шкуры сдерут.
   - Айрин, - жалобно пискнул он, низко склонившись, - простите, но Вас ждут. Я буду очень благодарен, если....
   - Не кипешись, - некромаг одним слитным движением встал, и небрежно потрепал менталиста по плечу, отчего того пробил прошел холодный, липкий озноб. - Скажи лучше, куда идти?
   - Я Вас провожу, - подавив облегченный вздох, сказал Эльвиг, едва ли не подпрыгивая на месте от желания идти.
   Ясон Альвир задумчивым взглядом проводил магов, и грустно покачал седовласой головой, размышляя о странных поворотах истории. Когда-то, будучи еще Главой Совета, он был одним из тех, кто участвовал в травле против некромагов, и послужил косвенной причиной смерти Ольвира Рихтера, а теперь вот вынужден прибегать к помощи его сына. Что ж, раз так всё сложилось.... Неожиданно легко для своих пожилых лет поднявшись, Ясон негромко позвал своего бывшего ученика.
   - Ты же мне вроде говорил, - негромким, но весьма впечатляющим голосом спросил он, - что вчера сам лично разговаривал с Гервигом Рихтером?
   - Разговаривал. Я ему собственноручно ту книгу подсунул, о которой вы мне сказали, - нервно улыбнулся Логор. - Только он всё не уходил и не уходил, а я до вечера остаться не мог. У меня же дочь рожала.... внука вот мне родила. Здоровенький, Утером назвали.
   - Поздравляю, - сухо кивнул Ясон. - А что там с дочерью Вольмара, о которой меня так тщательно расспрашивал некромаг?
   - А что с ней не так? - удивленно захлопал глазами библиотекарь, но пальцы, отбивающие нервный ритм, выдали его чувства.
   - Ну хотя бы то, что столь юная магесса, которая даже не должна иметь доступа к отделу редких рукописей, оказалась здесь в рабочее время совершенно одна, - с укоризной глядя на библиотекаря, сказал Ясон.
   - Эстер тихая, умненькая девочка, - с ней никогда никаких проблем не было. Да и отец её....
   Ясон раздраженно махнул рукой:
   - Не надо оправданий, Логор. В конце концов, дисциплина в Библиотеке это не моё дело, а нынешнего главы Совета и Вольмара, хотя он здесь не совсем объективен, как оказалось. Но раз уж так получилось, что Рихтер заинтересовался ей, было бы жаль упускать такой шанс.
   - Заинтересовался? - сглотнул библиотекарь. Гаспар его убьет...
   - Гервиг Рихтер никому не доверяет и едва ли подпустит к себе, - размышлял в слух маг иллюзий, - Это отличный шанс наладить с ним контакт.
   - Но Эстер сегодня не пришла....
   - И это упущение надо исправить. Некромагу нужна помощь с переводом, а Эстер, как ты сказал, умненькая девочка. Почему бы ей не подработать немного секретарём у некромага? Это будет отличный шаг для её карьеры.
   - Но он же маг смерти, - позволил себе возмутиться библиотекарь, - было бы небезопасно....
   - Не поддавайся народным суевериям, - презрительно поморщился Ясон. - Некромаги не чудовища, съедающие на завтрак маленьких девочек. Ничего с твоей Эстер не будет.
   Личина безобидного старика, в которой он находился, уже сползла с мага иллюзий, и он принял свой истинный облик - моложавого мужчины где-то между тридцатью и сорока годами, с тёмными раскосыми глазами, смуглой кожей и изломанным в давней драке носом. Так он выглядел последние три сотни лет - всю жизнь и карьеру Логара, и, возможно - таким же и останется последующие триста лет. Сколько Альвиру было на самом деле, знали только другие старейшины. Ясон Альвир уже давно ушел в тень, но при этом не перестал активно влиять на политику Совета. Именно по его настоянию кюрфюст был вынужден обратиться к талантливому, находящемуся в самом расцвете силы Гервигу Рихтеру за помощью, а Ланге с этим смириться. Хотя, Ясон был уверен в этом, эти двое еще попортят другие нервы - Гервиг Рихтер мог казаться неотёсанным грубияном и вести себя сколь угодно хамски, но за неуклюжими шутками скрывался острый, как бритва ум и стальная воля, о которую, если Глава Совета вздумает укрощать некромага привычными методами, Ланге здорово обломает зубы.
   Спорить с Альвиром в его истинном обличии было жутковато, но Логар всё же пытался возражать:
   - Даже если девушка согласиться, едва ли Вольмар поддержит решение дочери. А он всё же не безродный лэр, и его убрать с дороги или подкупить так легко не получится.
   - Это уже не твоя проблема, - оборвал его Ясон. - Я сам поговорю с ним. Гаспар Вольмар мне многим обязан.
   После того, как Альмир ушел, Логор еще долго порывался предупредить старшего библиотекаря о грозящей его семье неприятностях. Его останавливала лишь мысль о возможном недовольстве айрина Альмира. Ясон был хоть и не так уж и плох, для важной шишки, но по-стариковски злопамятен и мстителен. Да и слишком многим обязан Ясону Альмиру Логор, чтобы идти против него. Библиотекарю оставалось только надеется, что из-за всего этого маленькая Эстер не попадёт в неприятности...
  
  
   Как никто не знал, сколько лет Ясону Альмиру, так и никто не знал полного имени нынешнего Главы Совета. Для всех он был просто айрин Ланге - или лорд Ланге, что не очень тонко намекало на его аристократическое происхождение или же просто было данью уважения к более чем влиятельной персоне. Ланге, по мнению многих, был весьма противоречивой натурой. Одни видели в нём почтенного мэтра, написавшего огромный теоретический труд по основам магии земли - молодые стихийники могли ходить за ним толпами, восхищенно внимая любому его слову. Для них он был безусловный авторитет. Перед другими - в особенности это касалось политиков при дворе курфюрста - он зарекомендовал себя как тонкий интриган, не гнушающийся никакими грязными приёмами. Для творческих салонов и светских приёмов он одевал маску галантного кавалера, легко поддающегося женским чарам, а для своих влиятельных приятелей он был добродушным весельчаком, лёгким в деле и приятным в беседе. А вот подчинённые Ланге откровенно побаивались своего начальника - уж они-то знали, этот дородный, важный господин с лицом доброго дядюшки обладал нравом огнедышащего дракона и моралью крокодила.
   Рихтеру уже приходилось встречать Ланге, причём в такой ситуации, где натура Главы Совета проявлялась во всей своей красе. Сорок лет назад тогда еще совсем молодой некромаг был одним из подозреваемых в весьма громком деле. Его подозревали в поднятии старого кладбища в южном округе Ландкрахта. Кладбище было в самом центре города, поэтому медленно расползающиеся по улочкам мертвяки весьма нервировали горожан, не привыкших к такому зрелищу. Наспех сколоченный отряд из магов прибыв на кладбище обнаружила с любопытством копающегося в земле местного некромага, Рихтера Гервига, и уж конечно никто не стал разбираться в степени его вины. Некромаг? На буйном кладбище? Виновен однозначно. Бедный Гервиг стал жертвой собственного неуёмного любопытства - уж слишком ему интересно было взглянуть на такую некромагическую аномалию, как самоподнимающееся кладбище. А то, что мертвяки встали не по чьей-то воле и принуждению, а лишь вследствие искажения жизненного поля кладбища, некромаг понял сразу, в отличие от несчастных магов из отряда, где никто настоящую нечисть в жизни в глаза не видел. Опасаясь жертв и дальнейшего изгнания (у него были еще важные дела в Ландкрахте), Рихтер предпочёл сдаться струхнувшим, а от того паникующим и непредсказуемым "защитникам" города. Некромагу пришлось отсидеть в тюрьме двое суток, прежде чем в городок прибыл Ланге - тогда еще лишь заместитель Главы Альмира, отвечающий за разрешение экстренных и деликатных вопросов. А уж по своему опыту Ланге знал, что если в проблеме замешаны некромаги, дело может быть только деликатным. Непросто приходиться магам смерти в государстве, с одной стороны кичившимся своими некромагами, а с другой - сильно их побаивающимся.
   Гервигу бы благодарить Ланге за избавление от самосуда - да вот только та обёртка, в которой эта помощь была упакована, была уж слишком подозрительна. Прибывший Ланге достаточно быстро разобрался, что Рихтер не был ответственен за случившееся, и тут бы ему отпустить мага смерти..... Но захотелось Ланге иметь прикормленного некромага - притом не абы какого, а самого лучшего. А уж Ланге то сумел разглядеть в Гервиге отличный потенциал и великое будущее - и захотел держать талантливого паренька при себе. И он решил сделать вид, что освобождение для плененного некромага может затянуться на годы, если тот конечно не согласиться пойти на некоторые соглашения, заключить контракт, а то и магический Договор.... И именно тогда он впервые столкнулся с упрямством Рихтера. Кто знает, чем обернулось бы противостояние мага земли и молодого некромага, если бы не неожиданная, а для Гервига еще и анонимная, помощь со стороны - у Рихтера внезапно оказались весьма влиятельные защитники. И Ланге пришлось отступить. Потом были другие стычки, может быть не такие острые, но не менее увлекательные для случайных зрителей - мелкими пакостями и крупными подставами не брезговала ни та, ни другая сторона, но именно та, первая встреча оказала большее влияние на отношения магов.
   И вот теперь Гервиг Рихтер вновь оказался в поле интересов Ланге. Вот только он давно перестал быть тем самодовольным юнцом, каким он был когда-то: теперь он мог противопоставить Ланге не только безграничное упрямство, но и кое-что позначительнее. Рихтер решил для себя - если он не может стать тому самым худшим врагом, он станет Ланге таким союзником, что тот пожалеет о том, что вновь вспомнил о некромаге.
  
  
  
  
  

  
   Домой Эстер возвращалась в самом позднем часу и не в лучшем своём настроении. Гервиг Рихтер оказался на редкость отвратительным типом, лишившим Эстер не только её ужина, но и душевного спокойствия. Ушел из библиотеки он только в девять вечера, хотя отдел редких рукописей по первым дням недели работал строго до шести. И при этом вместо того, чтобы мирно сидеть и читать свой некромагический трактат, он дергал Эстер по пустякам, казалось, получая удовольствие от её раздражения по этому поводу. За несколько часов он успел три раза выпить кофе, два раза просил девушку сбегать вниз, сначала за чистой писчей бумагой, а затем за уточнением информации, которой не было в отделе, а узнав о познаниях Эстер в Истинной Речи, заставил переводить главы трактата, напрямую не связанные с магией смерти. В результате к концу рабочего дня Эстер была измучена настолько, что на снисходительное некромагическое "до завтра" смогла ответить лишь вялым кивком вместо вежливого кникенса, приличествующего ситуации. Впервые в жизни Эстер обрадовалась тому, что не работает в библиотеке, а значит въедливый некромант, придя завтра в отдел рукописей, не имеет никакого шанса встретить её там - девушка готова была даже не приходить в библиотеку несколько дней, лишь бы не видеть эту самодовольную рожу.
   Подойдя к кованой калитке городской усадьбы семейства Вольмар, Эстер глубоко вдохнула ночной воздух, успокаивая себя и приводя мысли в порядок. Кинув взгляд на небольшой двухэтажную усадьбу из красного кирпича, она убедилась, что отец пришел - из плотно закрытых штор в его кабинете пробивался свет. Встречаться с ним сейчас не хотелось, да и вряд ли он выйдет оттуда сам, раз уж засел за работой. Так что к себе можно было подняться без опасения, что заботливый папаша узнает, насколько поздно его дочь возвращается домой. И ладно бы с разгульной вечеринки, так нет же, с работы....
   В холле тускло светила газовая лампа, и пусть не самый роскошный, но весьма элегантный интерьер сейчас скрывался в полумраке. Поэтому Эстер не сразу заметила стоящую в основании лестницы домоправительницу - тощую высокую женщину лет шестидесяти на вид, служившую у Вольмаров еще до рождения Эстер. Вид у неё сейчас был... скажем так, не самый доброжелательный.
   - Добрый вечер, Лина, - Эстер обаятельно улыбнулась. Но Лина слишком хорошо знала цену улыбок воздушницы,
   - И вам доброй ночи, айри Эстер, - сухо ответила служанка. - У вас гость.
   Эстер сразу стала понятна неожиданная суровость обычно сдержанной домоправительницы. В конце концов, у Эстер было не так уж много ухажоров.
   - И давно он здесь?
   - Да уже третий час вас дожидается. Сначала в гостиной ошивался, потом перебрался на кухню, - тут Лина красноречиво фыркнула: - Не уверена, что семейный бюджет выдержит, если нам придётся и дальше кормить столь прожорливого господина.
   -Я скажу ему, чтобы он приносил еду с собой, - лукаво блеснула глазами Эстер, зная, что последует дальше. И её ожидания оправдались.
   - Чтобы остальные думали, что мы не умеем принимать гостей и скупы без меры? Ну уж нет, - Лина возмущенно поджала губы.
   - Он и сейчас на кухне?
   - Айрин поднялся в вашу комнату, хотя я и говорила ему, что неприлично находится мужчине в комнате молодой леди. Если бы ваш отец не был бы столь занят своей важной работой, то я немедленно сообщила ему о столь вопиющем поведении этого молодого человека.
   - Ты же знаешь, что ему всё равно, что происходит в этом доме, если дело не касается его драгоценных книг. А Вернеру я сама разрешила сидеть у меня, чтобы он не стоял внизу и не нервировал слуг. Анита всё еще заикается, после того как увидела "развлечения" Вернера.
   Молодой человек айри Эстер был не только талантливым, но и весьма честолюбивым магом, надеявшимся добиться больших высот в карьере. Несколько лет назад он достиг третьего уровня магического искусства, и намеревался в кратчайшие сроки добраться и до второго, поэтому оттачивал свое мастерство везде и всегда. Так и в тот злополучный день, когда служанка Анита занималась уборкой на первом этаже, Вернер тренировался в новомодном заклинании огня. Пламя, вызванное этим заклинанием, горело, но не обжигало - огонь поддерживался за счёт энергии колдуна, а не за счёт физической материи. Выглядело это достаточно впечатляюще, хотя вреда причинить не могло никакого - но знала ли об этом служанка, которая беспечно вошла в гостиную господина Вольмара и увидела там горящего заживо человека, который при этом спокойно прихлёбывал чай, не обращая внимания на языки пламени? Успокаивать девушку пришлось самому господину Вольмару, весьма позабавленному этой оказией. Правда, едва ли сама Анита находила это забавным или смешным.
   - От вашего жениха одни только неприятности, - хмуро пробурчала Лина, - Да и нечего молодому мужчине столь много времени проводить в доме своей невесты, это просто неприлично.
   - У магов свои представления о приличии. Да и не жених он мне, мы просто встречаемся, - пожала плечами девушка, и забыв о прежней усталости, легко вскочила на нижнюю ступеньку лестницы. - Я к себе! Ты могла бы мне принести что-нибудь поесть и чаю.... и вкусненькое к чаю! Если тебе не сложно, конечно.
   - Мне не сложно. Совсем несложно - в старости только одно удовольствие бегать вверх-вниз по лестнице, - ядовито бросила Лина, кидая возмущенный взгляд на молодую девушку. Но та уже была слишком далеко, чтобы его заметить.
   - Ну вот и хорошо. Спасибо!
   Продолжая бурчать, Лина отправилась на кухню, сетуя на свои старые суставы и бессердечие нынешних магов. К слову сказать, не стоит считать магов эгоистичными или злыми. Они скорее беспечны, чем по настоящему жестоки - слишком плохо они представляют жизнь смертных людей, их чаяния и проблемы. Едва ли в свои прекрасные юные годы, когда вся жизнь впереди, Эстер могла представить, как могут болеть суставы у пожилой смертной женщины, как ноют кости в холода. Да и если бы знала.... наверное, просто бы удивилась, почему та не обращается к целителю, а продолжает терпеть боль. Но целители редко снисходят к простым людям, не наделенным ни деньгами, ни властью - а у Лины не было ни того, ни другого, лишь преданность к своему не слишком приспособленному к жизни господину и его беспутной дочери, которые, Лина была уверена, без неё совсем пропадут. И Лина, за свою жизнь научившаяся хорошо понимать как людей, так и магов, хоть и порой злилась, но всё же прощала Эстер её невнимательность - зная, как поздно приходит мудрость к магам, и сколь дорого она им подчас даётся.
   Между тем Эстер вошла, а точнее, вбежала, в свою комнату. Дом Вольмаров был совсем небольшой - гостиная, кухня, столовая и две спальни. Эстер занимала меньшую из спален, которая может и не была слишком роскошной, но в которой всегда было много солнца, которое так любила девушка. Любящий отец позволил дочери обустроить комнату так, как она хотела - и если вы думаете, что Эстер наполнила её кружевными салфеточками, картинами с котятами и розовыми коврами, как это свойственно нынче многим впечатлительным девушкам, то вы совсем её не знаете. Нет, спальня Эстер совершенно не вязалось с её образом милой, домашней девочки с одними лишь глупостями в голове. Первое, что бросалось в глаза, это огромный письменный стол у окна - тяжелый секретер из тёмного дуба, который мог бы стоять в кабинете у видного учёного или важной бюрократической шишки. Стол был завален книгами, листами бумаги и тетрадями для записей настолько, что поверхности было почти не видно - лишь в левом углу на тщательно расчищенном от завалов пятачке сиротливо стояла шкатулка, кажущаяся здесь неуместной. Подоконник, как и стол, был загроможден не слишком аккуратными стопками книг - подчас настолько толстыми, что едва ли такая хрупкая особа как Эстер долго могла держать их в руках. Что находилось на многочисленных стеллажах по обе стороны от окна, вам, я полагаю, уже не надо объяснять. На фоне этого книжного пиршества как-то совсем терялись туалетный столик с зеркалом, вход в гардеробную, софа и резная кровать на гнутых ножках. На последней и возлежал Вернер.
   Вернер Атрей, по мнению немногочисленных подруг Эстер, был более чем хорош собой. С длинным бледным лицом, густыми светлыми волосами, изящно ниспадающими на воротник и гибкой стройной фигурой, он воплощал собой идеальный образ молодого аристократа из древнего рода. Общее впечатление, пожалуй, портили только подпаленные брови и ресницы, так и не отросшие после последнего эксперимента огневика, и особый подход к выбору одежды, эклектичный даже для столицы Ландкрахта. Так и сейчас, поверх ярко-красной рубашки с модным воротничком-стоечкой, Вернер надел жакет в модных зелёных тонах, отделанный по краям золотым кантом. На фоне этого цветового великолепия чёрные брюки можно было бы назвать почти скромными, если бы не их фасон - узкие штанины липли к ногам не хуже второй кожи, а высокий пояс с зауженной талией, столь модный в этом сезоне, излишне подчеркивал принадлежность их хозяина к мужскому полу. Столь вызывающий внешний вид мог бы служить знаком распущенности и ветрености мага огня, но он, на удивление многих, был крайне последователен в своих увлечениях. Два года назад, двадцатисемилетний маг, только вернувшийся со службы в далеких землях обратно в Рейвиг, познакомился с Эстер Вольмар, и не на шутку увлёкшись молодой девушкой, так и остался в столице. Конечно, неугомонная душа огневика давно звала его в путь, но делать это раньше, чем он сумеет добиться руки легкомысленной воздушницы, он не собирался. А дальше, как он рассуждал, его жене не останется ничего иного, чем следовать за своим мужем туда, куда его забросит судьба. Что думает по этому поводу Эстер, Вернер так и не удосужился узнать, вполне оправданно подозревая, что его планы вряд ли придутся той по душе. Но куда она потом от него денется, тем более когда детки пойдут?
   Вернер вежливо проигнорировал хмурое выражение лица девушки, и ослепительно ей улыбнулся.
   - А я тебя жду, жду.... Проголодался даже. Эта ваша служанка даже не догадалась меня накормить.
   - Ты бы крошки что ли с воротника стряхнул, прежде чем жаловаться на неё - вздохнула девушка и рухнула на кровать рядышком с магом. Тот невозмутимо отряхнулся, уничтожая следы своей вылазки на кухню.
   - Совсем меня никто не любит, - Вернер напустил на себя обиженный вид, хотя лукавый блеск в глазах его выдавал:- Я, может быть, проверял ваши продукты на содержание в них отравляющих веществ.
   - Ага. Куча людей могут захотеть отравить библиотекаря.
   - Не обычного - а самого главного в самом Совете! Не ты ли мне говорила, сколько тайн храниться в вашем пылехранилище? Кстати, чего это ты там задержалась?
   Эстер искоса взглянула на огневика.
   - Да читатель мне попался.... увлекающийся. И, кстати, не поверишь, кем он был....
   - Неужто самим председателем Совета?! - преувеличенно восхищенно воскликнул маг, тянясь ручками к прилёгшей рядом девушке, за что и был бит по эти же самым конечностям. - И что этот мерзкий старикашка хотел от моей девочки?
   - Нет, это был не Ланге - он давно уже в библиотеке не появляется. Весь в делах. Но сегодняшний посетитель интересен совсем другим. Он взял "Ordos kemmarit os terrqia Nihellios"!
   - Э-э-э.... - Вернер был совсем не силён в древних языках. - "Буквы обращенные к земле Неделания"? Сказка что-ли?
   - Ну ты и.... непросвещенный, - фыркнула девушка. - Ordos kemmarit это древний некромагический трактат, посвящённый сущности Небытия. Единственный экземпляр - остальные были утеряны или сожжены во времена гонений магов смерти. Не все даже знают о существовании такой книги. А этот знал.
   - И что, эту древнюю книженцию может прям так любой и взять? Не слишком ли опасно.
   - С учётом того, что большинство магов столь же безграмотны в Древнем языке как и ты, то совершенно нет.
   - Эй, я не безграмотный вовсе! Я просто.... ну, ориентированный на практику. А кем маг то был?
   - Не знаю, - пожала плечами девушка. - Он был гораздо сильнее меня по дару. Явно не целитель, и не воздушник - своего бы я сразу признала. Неприятное ощущение какое-то от его силы. Если я не знала, что некромаги не допущены к Совету, решила бы что он один из них.
   - А как зовут этого твоего любителя древней литературы?
   - Сейчас вспомню..... имя какое-то дурацкое. Гервиг вроде.
   Вернер, вальяжно раскинувшийся на покрывале, резко сел, впившись в Эстер взглядом.
   - Не Гервиг Рихтер случайно?
   - Да, точно!
   - Эх ты! - маг легонечко постучал костяшками пальцев по лбу девушки, вызвав недовольную гримасу на её лице. - Впёрлась в свои книжки, а дальше своего носа не видит. Ты что, совсем про Рихтера не слышала?
   - Не-е-ет, - девушка села, и подтянула к себе колени, с любопытством глядя на своего приятеля. - Не томи, Вер!
   Тот на секунду позволил себе понаслаждаться мгновением торжества, но затем сжалился над девушкой:
   - Гервиг Рихтер считается лучшим некромагом своего поколения, и, возможно, даже самым сильным магом смерти во всём Ландкрахте. И это при том, что он простой лэр, а родившиеся в немагических семьях, ты знаешь, редко достигают больших высот в колдовстве. Правда, его в столице уже лет десять не видели - а тут нате, в самом Совете объявился! Уж не сменил ли Совет свою политику в отношении некромагии?
   - Это ты мне скажи. Ты же у нас в курсе всех событий, - позволила себе подколоть мага девушка.
   Вернер озадаченно почесал макушку, забыв о тщательно уложенных волосах, и попытался вспомнить, что же он слышал о некромагах за последние несколько недель. В голову ничего не происходило - в княжестве последние годы был тишь да гладь, и даже беспокойные соседи ныне были настроены заниматься своими делами. В Совете, конечно, лучшие маги страны штаны не просто так просиживали, дел всегда было много, но и там, под жестким руководством Председателя Ланге, всё сейчас было мирно и спокойно. Не считать же споры о законе, разрешающем магам ниже пятого уровня вести частную магическую практику, поводом для привлечения некромага.
   - И что он, получается, теперь в Совет вошел? - вздохнул наконец маг, не найдя у себя в голове ни одной подходящей к ситуации мысли.
   - А иначе бы его просто не пустили в отдел редких рукописей. Но теперь он не моя забота. Я в библиотеке в ближайшие дни ни ногой.
   - Ну хоть что-то светлое в нашу жизнь может принести этот тёмный хмырь, - рассмеялся Вернер, придвигаясь к девушке поближе, и невзначай поглаживая её по руке. - Может быть, мне удастся наконец вытащить тебя куда-нибудь? Я слышал, что в театре Октава и Октавии будет премьера нового спектакля. Музыка, танцы, драма и слёзы с соплями - всё, как ты любишь.
   Театр Эстер любила, а вот драматические музыкальные произведения - не очень. Вот только объяснит это огневику, привыкшему считать, что он знает Эстер гораздо лучше её самой, было весьма трудно. Ещё и обидится - решит, что она решила его "прокатить". От необходимости объясняться с магом её избавила Лина, вошедшая в комнату по старой своей привычке без стука. Зорким орлиным взглядом оценив обстановку, и сочтя, что молодые люди всё еще находятся в рамках приличия (Вернер, привыкший в непредсказуемости появления служанки, уже давно научился молниеносно отскакивать от девушки), она с грохотом поставила поднос с едой прямо поверх книжных стопок, и гордо удалилась. Внимание мага сразу же переключилось на новый объект, в этот момент даже более желанный, чем девушка.
   - О-о-о, рисовые пирожки. Лина - шикарная женщина, - выдохнул Вернер восхищенно, принюхиваясь к содержимому подноса. Пирожки он любил.
   - Пирожки с рисом тебе, а кремовые эклеры - мне, - быстро сориентировалась девушка, уводя из под носа жадного мага блюдо с пирожными. - Яблочный пирог так и быть, пополам.
   Следующие полчаса маги потратили с большой пользой. Едва ли кто мог поверить, глядя на хрупкую фигуру Эстер и подтянутый силуэт Вернера, что они могли съесть целую гору еды в один присест - молодые маги обладали более чем отменным аппетитом. Вернер так увлёкся набиванием собственного живота, что не сразу заметил, что Эстер давно уже бросила его в столь важном и ответственном деле, как поедание яблочного пирога, и теперь мирно дрыхнет, свернувшись клубочком на краю кровати.
   - Притомилась, милая, - умилился огневик, с любовью глядя на посапывающую девушку. - Ну ничего, теперь я послежу, чтобы никакие тёмные маги не смели тебя больше тревожить. Это ведь только моя прерогатива.
   К сожалению, его планам так и не было суждено сбыться.
  
  
  
  
  

  
   Гервигу было скучно. Какой-нибудь умник обязательно сказал бы, что некромага снедает столь модная последние несколько лет тоска, которой считал себя обязанным переболеть любой захудалый аристократишка, и добавил бы он, что это тоска лишь признак потери смысла существования. Или поиск нового, запредельного и трансцендентального опыта. Или, мог бы решить случайный знаток человеческих душ, это лишь следствие тонкой, тонкой душевной организации мага, с трудом выносящей обыденность и мещанство столичной жизни.
   Гервиг не был склонен анализировать свои чувства. Ему просто было скучно. Его оторвали от его работы, но не дали ничего взамен. Кроме туманных обещаний, конечно же - уж на это курфюрст был всегда щедр. Прошла уже седьмица, а обещанного разговора с главой Совета так и не произошло, как и не произошло и назначение некромага в ряды этой организации. Впрочем, свободный доступ во все здания Совета ему обеспечили, что было для Гервига равнозначно членству в Совете, но только без дурацких ограничивающих правил. И уж этим то преимуществом Гервиг пользовался вовсю.
   Совет магов считался одной из самых могущественных организаций в Ландкрахте, и мог пожалуй поспорить своим влиянием даже с правительством курфюрста. О славе, силе и мощи Совета совершенно непрозрачно заявлял величественный архитектурный комплекс в самом центре города, отданный под резиденцию Совета и образовывавший собой город в городе. Гордые шпили Башен Стихий возвышались над главным зданием Совета, величественным, белым дворцом с колоннами из мрамора; напротив него почти зеркально расположилась приземистой сферой, похожей на панцирь черепахи, здание Архива. За Архивом возвышались башни Библиотека с притулившими к ней жилыми корпусами, в которых останавливались приезжие маги и жили студиозусы. И в центре всего этого, как сердцевина прекрасного цветка, разместился Сад Фей. Именно с сада Рихтер и начал.
   Гервиг прогуливался по великолепному Саду Фей, в котором изнеженные орхидеи цвели по соседству с пустынным деревом Ора, а хищные, почти разумные цветы Мейдока теснили в пруду нежные кувшинки. И не то, что он особо любил все эти цветочки, просто Гервига на редкость радовали кислые рожи магов жизни, узревших в своём обожаемом саду одного из проклинаемых ими некромагов. Ну и что, что при его присутствии завял какой-то там хламидиодиус? В табличке, запрещающей проход в Сад с собаками и напитками, ни слова не было про некромагов. В музее Истории Магии Гервиг умудрился обратить в прах хранящиеся там останки Халуна Озёрного, которого маги воды почитали за святого. Но он же не виноват, что кости этого Халдея не были защищены от некромагических чар? Он невозбранно тырил из Хранилища мелкие артефакты, нервировал молодых магов, проходящих экзамены на зрелость, и курил среди пыльных полок Архива, вызывая у местного архивариуса приступы паники. В общем, делал всё, чтобы о его возмутительном поведении донесли наверх, и там наконец начали шевелиться.
   Единственное место, которое он великодушно решил пока не трогать, была Библиотека Совета. Библиотекари народ тихий и казалось бы, безобидный, да и издеваться над местными старичками бесполезно - эти жаловаться руководству не будут. Просто подсунут одну из древних магических книг - из тех, которые запретили еще в те времена, когда некромагия была повсеместной, и можно сказать, всё - был человек, и нет человека. Одна лишь горстка пыли, и удивленно разводящий руками библиотекарь. Дескать, с книгами-артефактами по чёрной магии шутки плохи. Но в библиотеку Рихтер всё же заглянул - в ней, говорят, были такие редкие экземпляры книг по некромагии, которых даже в Салдоре уже не сыскать. И не прогадал. Уже в первый день своих поисков он нашел в Отделе редкой литературы весьма примечательный магический опус, а к нему, в виде десерта, одну юную особу, неплохо разбирающуюся в Древнем языке. Больше всего на свете Гервиг любил совмещать полезное и приятное, а симпатичная девица, неведомо как очутившаяся в пыльных залах Библиотеки, безусловно относилась и к тому, и другому.
   На следующий после их встречи день Гервиг шел в Библиотеку в приподнятом настроении. Он не был отшельником или аскетом, и никогда сознательно не ограничивал себя в дамском общении - только вот с учётом его работы "дамы", оказывающиеся около него, были либо безвозвратно мертвы, и рассматривались им как рабочий материал, или, в лучшем случае, легки на приключения и жадны до денег. С последними он даже изредка имел дело, пока чувство брезгливости не брало вверх над его плотскими желаниями.
   И увидеть ради разнообразия рядом собой лицо, залитое смущенным румянцем, а не изукрашенное свинцовыми белилами и не попорченное трупной синевой, было более чем славно. Тем более что воздушница Эстер была более чем хороша собой - слишком тонкую, на вкус мага, фигурку и отсутствие зрелых форм полностью искупали собой огромные синие глазищи в пол-лица, нежные черты лица и густой водопад тёмных, смоляных волос. Смущало только то, что девица была явно слишком молода для небольшой интрижки среди книжных стеллажей. Хотя, говорят, современная молодёжь обладает более чем свободными нравами....
   Приятные, но не совсем приличные фантазии мага были полностью разбиты, когда выяснилось, что девица здесь вовсе и не работает, и когда появиться, не совсем понятно.
   - Это же мэтра Вольмара, главного библиотекаря, дочка, - скрывая смешок за покашливанием, объяснил ему ветхий старичок, сидевший за приёмным столом в читальном зале. - Она обычно тут целыми днями пропадает, а сегодня что-то нет и нет. Может, таки за ум взялась? У такой красавицы не книжки должны быть на уме, а танцы и вьюноши. Эх, был бы я на пару сотен лет помладше.... А вам она зачем?
   - Она мне помогала с переводом некромагического трактата, - сухо ответил некромаг, расстроенный больше, чем он ожидал.
   - Ну-ка, дайте посмотреть.... Ну да, Древняя речь. Тут я вам не помощник - у Эстер то к этому талант, а я, даром что пять варварских диалектов знаю, Истинный язык так и не освоил. Но парочка специалистов в городе найтись должна..., - старик повертел в руках трактат, кивая головой в такт мыслям, и невзначай спросил: - а вы, значит, господин некромаг, в Совете заседать будете?
   - В Совете, - некромаг, разочарованный ответом, говорил скупо и неохотно.
   - Так это же хорошо, - неизвестно чему обрадовался библиотекарь. Рихтер удивлённо склонил голову, и старик неторопливо, наслаждаясь вниманием "господина некромага", закончил свою мысль: - ну, хорошо что некромаги снова в Совет входят. А то где это видано - старейшины уже год как один за другим мрут неизвестно от чего, а глава Совета на это глаза закрывает. А толковому то магу смерти тут работы то совсем ничего должно быть - уж вы то сразу поймёте, случайные ли то смерти, или им кто спомог.
   - Старейшины, говоришь, мрут? Что-то не слышал я о таком. Я, конечно, столице давно не жил, но кое-какие новости получал.
   Старейшинами в Ландкрахте называли магов, приближающихся, или уже разменявших пятую сотню лет. Таких магов едва ли набиралось на весь Ландкрахт с два десятка, и большая часть из них была на грани потери магической, а значит и жизненной, силы. Но были среди них и весьма влиятельные и могущественные лица - Мастера, главы Семей, члены Совета с решающим голосом.
   Библиотекарь, заговорщицки склонив голову, заговорил в полголоса:
   - Да это же вначале просто случайностью казалось. Сначала Мастер Отрон умер - просто уснул в своей постели. Но про него давно говорили, что не жилец. И если уж внуки не дождались, так уж пусть хоть праправнуки наследство получат. Так что никто особо не переживал. Потом Лодрон Озит с лестницы свалился - ну так он же безумием мага болел последнюю пару лет, удивительно, что раньше шею не свернул, бедняга. А вот когда погиб Мастер Штайнер, то тут уж в Совете забеспокоились. Трое старейшин за несколько месяцев - это уже сложно на случай списать. Да и сильным магом был айрин Штайнер - самый древний из старейшин, а всё как юный мальчик бегал. Но выносить на совещание глава Совета запретил - дескать, зачем людей пугать? Среди своих разберёмся. Хотя наверняка и сам струхнул - он же сам недавно свой шестисотлетний юбилей отмечал, тоже ведь уже старейшина. Да только толку от всех этих тайн никакого - слышал я, что недавно Патрика Зарю хоронили....
   Про Патрика Зарю Рихтер тоже слышал. Сильный был маг, и самый старый среди огневиков этой части Ойкумены. И умер в пожаре у себя дома - говорили, неудачный эксперимент, а то и вовсе самоубийство. Среди огневиков это было не так уж редко - умереть в огне считалось честью. Вот только с чего бы ему, моложавому, сильному еще мужчине, кончать собой? И если старый библиотекарь не привирает, старейшин действительно изничтожают - начав со слабых, они продолжили теми, кто был еще в силе, но привык жить в уединении, как Заря или Штайнер. Главе Ланге есть чего бояться - вполне возможно очередь скоро дойдёт и до него.
   - Уж о нём-то я буду горевать в последнюю очередь, - фыркнул некромаг, - как и о большинство других старейшин - есть среди них редкостные подонки, знаешь ли. Хотя Зарю жалко - отличный был мужик, не пафосный.... А другие волшебники? Среди учеников, молодых магов всё в порядке?
   - Ну, ученики при догляде всегда - наставники за ними присматривают. А уж за молодёжью усмотреть сложно - они же всё время куда-то спешат, во что-то влипают. Может, и пропал кто, - почесал седую макушку библиотекарь, чье имя Гервиг так и не запомнил, - только о том пока неизвестно. Ну так собрание завтра будет, там может и скажут что-нибудь.
   - Завтра, говоришь? - зловеще прищурился некромаг.
   Старик с опаской взглянул на улыбающегося каким-то своим мыслям некромага, и неуверенно кивнул. Библиотекарь уже думал, как вежливо окончить разговор, чтобы не рассердить мага еще больше, как вбежавший в читальный зал посыльный отвлёк на себя внимание некромага.
   - Айрин Гервиг Рихтер? - торопливо глотая слова, выпалил посыльный, из-за чего имя некромага звучало из его уст как "Аригерихтер". - Лорд Ланге приглашает вас с ним отобедать. В час дня.
   - А сейчас уже почти час, - лениво протянул маг, даже не думая вставать, - я же могу не успеть.
   - Просто мы вас потеряли, - выпалил молодой человек и досадливо хлопнул себя по лбу. Ну зачем же нужно было так открыто говорить, что Глава Совета приказал следить за непредсказуемым некромагом?!
   - Лэр, вы же ментальный маг, - укоризненно произнёс Гервиг. - и не смогли учуять энергию некромагии на небольшой территории Совета?
   Ну да, его ошибка. Ему с приятелем, таким же как и он ментальным магом, дали такое важное задание - следить за некромагом, а они его провалили. Молодой менталист густо покраснел, и еще раз обругал себя за уверенность в том, что некромаг второй раз в библиотеку не сунется. Ну все же знают, что маги смерти опасные, не умеющие держать себя в руках недоучки, идущие на поводу у своей силы. У них же даже мозгов не хватает, чтобы название книги на обложке прочитать. А этот сидит, смотрит на него хитрыми умными глазами, и скалиться, как будто мысли читает. И ведь некромагу Ланге ничего не сделает, если тот опоздает к этой встрече или вовсе не придёт, а с него, бедного Эльвига, три шкуры сдерут.
   - Айрин, - жалобно пискнул он, низко склонившись, - простите, но Вас ждут. Я буду очень благодарен, если....
   - Не кипешись, - некромаг одним слитным движением встал, и небрежно потрепал менталиста по плечу, отчего того пробил прошел холодный, липкий озноб. - Скажи лучше, куда идти?
   - Я Вас провожу, - подавив облегченный вздох, сказал Эльвиг, едва ли не подпрыгивая на месте от желания идти.
   Ясон Альвир задумчивым взглядом проводил магов, и грустно покачал седовласой головой, размышляя о странных поворотах истории. Когда-то, будучи еще Главой Совета, он был одним из тех, кто участвовал в травле против некромагов, и послужил косвенной причиной смерти Ольвира Рихтера, а теперь вот вынужден прибегать к помощи его сына. Что ж, раз так всё сложилось.... Неожиданно легко для своих пожилых лет поднявшись, Ясон негромко позвал своего бывшего ученика.
   - Ты же мне вроде говорил, - негромким, но весьма впечатляющим голосом спросил он, - что вчера сам лично разговаривал с Гервигом Рихтером?
   - Разговаривал. Я ему собственноручно ту книгу подсунул, о которой вы мне сказали, - нервно улыбнулся Логор. - Только он всё не уходил и не уходил, а я до вечера остаться не мог. У меня же дочь рожала.... внука вот мне родила. Здоровенький, Утером назвали.
   - Поздравляю, - сухо кивнул Ясон. - А что там с дочерью Вольмара, о которой меня так тщательно расспрашивал некромаг?
   - А что с ней не так? - удивленно захлопал глазами библиотекарь, но пальцы, отбивающие нервный ритм, выдали его чувства.
   - Ну хотя бы то, что столь юная магесса, которая даже не должна иметь доступа к отделу редких рукописей, оказалась здесь в рабочее время совершенно одна, - с укоризной глядя на библиотекаря, сказал Ясон.
   - Эстер тихая, умненькая девочка, - с ней никогда никаких проблем не было. Да и отец её....
   Ясон раздраженно махнул рукой:
   - Не надо оправданий, Логор. В конце концов, дисциплина в Библиотеке это не моё дело, а нынешнего главы Совета и Вольмара, хотя он здесь не совсем объективен, как оказалось. Но раз уж так получилось, что Рихтер заинтересовался ей, было бы жаль упускать такой шанс.
   - Заинтересовался? - сглотнул библиотекарь. Гаспар его убьет...
   - Гервиг Рихтер никому не доверяет и едва ли подпустит к себе, - размышлял в слух маг иллюзий, - Это отличный шанс наладить с ним контакт.
   - Но Эстер сегодня не пришла....
   - И это упущение надо исправить. Некромагу нужна помощь с переводом, а Эстер, как ты сказал, умненькая девочка. Почему бы ей не подработать немного секретарём у некромага? Это будет отличный шаг для её карьеры.
   - Но он же маг смерти, - позволил себе возмутиться библиотекарь, - было бы небезопасно....
   - Не поддавайся народным суевериям, - презрительно поморщился Ясон. - Некромаги не чудовища, съедающие на завтрак маленьких девочек. Ничего с твоей Эстер не будет.
   Личина безобидного старика, в которой он находился, уже сползла с мага иллюзий, и он принял свой истинный облик - моложавого мужчины где-то между тридцатью и сорока годами, с тёмными раскосыми глазами, смуглой кожей и изломанным в давней драке носом. Так он выглядел последние три сотни лет - всю жизнь и карьеру Логара, и, возможно - таким же и останется последующие триста лет. Сколько Альвиру было на самом деле, знали только другие старейшины. Ясон Альвир уже давно ушел в тень, но при этом не перестал активно влиять на политику Совета. Именно по его настоянию кюрфюст был вынужден обратиться к талантливому, находящемуся в самом расцвете силы Гервигу Рихтеру за помощью, а Ланге с этим смириться. Хотя, Ясон был уверен в этом, эти двое еще попортят другие нервы - Гервиг Рихтер мог казаться неотёсанным грубияном и вести себя сколь угодно хамски, но за неуклюжими шутками скрывался острый, как бритва ум и стальная воля, о которую, если Глава Совета вздумает укрощать некромага привычными методами, Ланге здорово обломает зубы.
   Спорить с Альвиром в его истинном обличии было жутковато, но Логар всё же пытался возражать:
   - Даже если девушка согласиться, едва ли Вольмар поддержит решение дочери. А он всё же не безродный лэр, и его убрать с дороги или подкупить так легко не получится.
   - Это уже не твоя проблема, - оборвал его Ясон. - Я сам поговорю с ним. Гаспар Вольмар мне многим обязан.
   После того, как Альмир ушел, Логор еще долго порывался предупредить старшего библиотекаря о грозящей его семье неприятностях. Его останавливала лишь мысль о возможном недовольстве айрина Альмира. Ясон был хоть и не так уж и плох, для важной шишки, но по-стариковски злопамятен и мстителен. Да и слишком многим обязан Ясону Альмиру Логор, чтобы идти против него. Библиотекарю оставалось только надеется, что из-за всего этого маленькая Эстер не попадёт в неприятности...
  
  
   Как никто не знал, сколько лет Ясону Альмиру, так и никто не знал полного имени нынешнего Главы Совета. Для всех он был просто айрин Ланге - или лорд Ланге, что не очень тонко намекало на его аристократическое происхождение или же просто было данью уважения к более чем влиятельной персоне. Ланге, по мнению многих, был весьма противоречивой натурой. Одни видели в нём почтенного мэтра, написавшего огромный теоретический труд по основам магии земли - молодые стихийники могли ходить за ним толпами, восхищенно внимая любому его слову. Для них он был безусловный авторитет. Перед другими - в особенности это касалось политиков при дворе курфюрста - он зарекомендовал себя как тонкий интриган, не гнушающийся никакими грязными приёмами. Для творческих салонов и светских приёмов он одевал маску галантного кавалера, легко поддающегося женским чарам, а для своих влиятельных приятелей он был добродушным весельчаком, лёгким в деле и приятным в беседе. А вот подчинённые Ланге откровенно побаивались своего начальника - уж они-то знали, этот дородный, важный господин с лицом доброго дядюшки обладал нравом огнедышащего дракона и моралью крокодила.
   Рихтеру уже приходилось встречать Ланге, причём в такой ситуации, где натура Главы Совета проявлялась во всей своей красе. Сорок лет назад тогда еще совсем молодой некромаг был одним из подозреваемых в весьма громком деле. Его подозревали в поднятии старого кладбища в южном округе Ландкрахта. Кладбище было в самом центре города, поэтому медленно расползающиеся по улочкам мертвяки весьма нервировали горожан, не привыкших к такому зрелищу. Наспех сколоченный отряд из магов прибыв на кладбище обнаружила с любопытством копающегося в земле местного некромага, Рихтера Гервига, и уж конечно никто не стал разбираться в степени его вины. Некромаг? На буйном кладбище? Виновен однозначно. Бедный Гервиг стал жертвой собственного неуёмного любопытства - уж слишком ему интересно было взглянуть на такую некромагическую аномалию, как самоподнимающееся кладбище. А то, что мертвяки встали не по чьей-то воле и принуждению, а лишь вследствие искажения жизненного поля кладбища, некромаг понял сразу, в отличие от несчастных магов из отряда, где никто настоящую нечисть в жизни в глаза не видел. Опасаясь жертв и дальнейшего изгнания (у него были еще важные дела в Ландкрахте), Рихтер предпочёл сдаться струхнувшим, а от того паникующим и непредсказуемым "защитникам" города. Некромагу пришлось отсидеть в тюрьме двое суток, прежде чем в городок прибыл Ланге - тогда еще лишь заместитель Главы Альмира, отвечающий за разрешение экстренных и деликатных вопросов. А уж по своему опыту Ланге знал, что если в проблеме замешаны некромаги, дело может быть только деликатным. Непросто приходиться магам смерти в государстве, с одной стороны кичившимся своими некромагами, а с другой - сильно их побаивающимся.
   Гервигу бы благодарить Ланге за избавление от самосуда - да вот только та обёртка, в которой эта помощь была упакована, была уж слишком подозрительна. Прибывший Ланге достаточно быстро разобрался, что Рихтер не был ответственен за случившееся, и тут бы ему отпустить мага смерти..... Но захотелось Ланге иметь прикормленного некромага - притом не абы какого, а самого лучшего. А уж Ланге то сумел разглядеть в Гервиге отличный потенциал и великое будущее - и захотел держать талантливого паренька при себе. И он решил сделать вид, что освобождение для плененного некромага может затянуться на годы, если тот конечно не согласиться пойти на некоторые соглашения, заключить контракт, а то и магический Договор.... И именно тогда он впервые столкнулся с упрямством Рихтера. Кто знает, чем обернулось бы противостояние мага земли и молодого некромага, если бы не неожиданная, а для Гервига еще и анонимная, помощь со стороны - у Рихтера внезапно оказались весьма влиятельные защитники. И Ланге пришлось отступить. Потом были другие стычки, может быть не такие острые, но не менее увлекательные для случайных зрителей - мелкими пакостями и крупными подставами не брезговала ни та, ни другая сторона, но именно та, первая встреча оказала большее влияние на отношения магов.
   И вот теперь Гервиг Рихтер вновь оказался в поле интересов Ланге. Вот только он давно перестал быть тем самодовольным юнцом, каким он был когда-то: теперь он мог противопоставить Ланге не только безграничное упрямство, но и кое-что позначительнее. Рихтер решил для себя - если он не может стать тому самым худшим врагом, он станет Ланге таким союзником, что тот пожалеет о том, что вновь вспомнил о некромаге.
  
  
  
  
  

Оценка: 3.35*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"