Бурель Любовь Леонидовна: другие произведения.

Альтруист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник стихов 2014 года

  
   Альтруист
  Вдоль осенних дней не пыль - пепел
  от сгоревших на костре листьев
  по-хозяйски дождь в комки лепит,
  растворяет и водой чистит.
  
  Запасает дождь любовь лета,
  выполняет сам свои планы.
  По крупицам всю отдаст ветру,
  чтобы зиму отогреть. Странный.
  
   День-деньской
  Забыты прочно навыки письма
  и выучен расклад клавиатуры.
  В экран глядится день-деньской понуро,
  а хочется - мир вольный обнимать.
  
  Растёт. Неделя, месяц...десять лет
  волочатся за днём пудовой гирей.
  Привязан. Сочиняет панегирик,
  но, как-то, получается памфлет.
  
   Дождь, ветер. Осень
  Осень плачет: дождь размазал макияж,
  ветер волосы запутал - и в кусты.
  Очень грустный получается пейзаж,
  но, при этом, не лишённый красоты.
  
  Не фанфары - перебор гитарных струн
  у костра из листьев огненных тонов -
  начинает дождь для осени игру,
  ветер ждёт, он друга подменить готов.
  
  Осень думает: "Не вышла я в тираж".
  Треугольник: ветер, осень, дождь. Пейзаж.
  
   За так
  Из находок - только древний пятак
  да ещё мудрых мыслей пяток.
  Намозолена бегом пята,
  хоть не гонится за мною никто.
  
  Зайцем скачет прямо в пятки душа,
  сайку ей впопыхах отпущу.
  И воды вылью целый ушат,
  без надежды на сказочных щук.
  
  Успокоюсь. На пенёк взгромозжусь,
  не спеша прожую пирожок.
  Да, медвежья болезнь - это жуть,
  из неё ускользаю ужом.
  
  Я здорова! Амулетом - пятак.
  Хорошо, что достался "за так".
  
   Из смеха
  Может, бог, а может, дьявол - шутник.
  Жизнь проходит. Проходная она.
  Не из праха, а из смеха возник
  человек. Сезон был ,точно, весна.
  
  Кто, поток веселья в лёд заковав,
  растопил потом солёным от слёз.
  Неудачная попытка, провал?
  Может, бог, а, может, дьявол. Вопрос.
  
   К морю
  Из исходных данных: вода в трубе
  поднимает ржавчины рыжей муть,
  пешеход отправился - я к тебе.
  Под себя условия буду гнуть.
  
  В бричку в брючках и бочком. Цоб-цобе.
  То ухаб, то рытвина. Длится путь.
  Еду не по гравию - по судьбе,
  повернуть немыслимо и вильнуть.
  
  Вылетает слово-не-воробей
  (промолчать дороже стоит, чуть-чуть):
  "Алый парус, ты от времени бел,
  но ведь я доехала, значит, будь".
  
   Мел любви
  Белое по чёрному - мела стук.
  
  Есть задачка школьная, пятый класс,
  на четыре действия, без корней.
  Пешехода выберем мы из нас.
  Да, меня, конечно же, я - сильней.
  
  От беды до радости - две версты.
  Таковы условия: ровно две.
  Я - дойду, уверена. Верь и ты,
  пробираться легче мне между вер.
  
  Пункт конечный светится за версту.
  
   На стыке
  На стыке холода и жара,
  бескрылая, но, всё же, птица
  змеиное растила жало,
  на всякий случай, пригодится.
  
  Добро и зло, нарушив квоты,
  и, наплевав на все обеты,
  делили мир раз, этак, сотый
  за время от и до обеда.
  
  Побили все горшки и плошки.
  А что же птица? Убежала:
  быть надоело жалкой сошкой
  на стыке холода и жара.
  
   Назвался груздём
  Грусть свою в вине топил,
  но вина сказала: "Хватит!"
  На уколы тратит пыл,
  зашивая раны гладью,
  ведь она моя, вина,
  и сама - причина грусти.
  Впереди грибной канал,
  запишусь, пожалуй, в грузди,
  как в солдаты. Кузовок:
  "Полезай живей, милок!"
  
   Не левша
  Нет мне дела до вечерней зари,
  да и с утреннею я не дружу.
  Ну горит себе заря и горит,
  поднимать совсем нет повода шум.
  Будет день и будет ночь, это факт.
  Всё обычно, как привычка дышать.
  
  Эх, за что же нам такая лафа,
  явно был тот, кто творил, не левша.
  
   Не стреляйте
  Год готовится стать прошлым
  без истерик, без надрыва.
  Чистит улицы порошей:
  хочется уйти красиво.
  
  С декабрём спокойно, чинно
  пьют глинтвейн. Покою рады,
  смотрят на огонь камина.
  Не стреляйте в них из "града".
  
   Осёл и две охапки чепухи
  Изменчивость не терпит постоянства,
  и в этом неизменно постоянна.
  Умом необъяснимый парадокс.
  В молчания пустыне слов оазис
  находит наугад бредущий странник,
  проходит мимо опытный ходок.
  
  Ахилл седлает нагло черепаху,
  Зенон теряет под ногами почву,
  а кто её находит - тот герой,
  одетый, как положено, в папаху,
  а это ведь почётно, между прочим.
  А по нечётным - ставлю на "зеро".
  
   Отскочу
  Доведут условности до беды,
  если их без совести соблюдать.
  Фимиам курится и горек дым,
  в нём таится недруг, который тать.
  
  Ореол безгрешности на челе
  человека с самым гнилым нутром.
  Псевдоним себе выбирает "Лель",
  прячется под яблоней он хитро.
  Жало ловко сглажено, боль сладка.
  Яблока печёного мягок сок.
  Обещал любовь свою на века,
  полезай, мол, милая в туесок.
  
  Но груздём не названа я пока,
  отскочу подальше от туеска.
  
   Патриотизма нет
  Патриотизма нет.
  В сердце тоскливый шип,
  сверху - слипшийся снег
  свеженамёрзшей лжи.
  
  Экономный режим -
  тусклый больничный свет.
  Выжить - не значит жить.
  Патриотизма - нет.
  
   Песенка у разбитого корыта
  Разжиженный мозг, чувств суррогаты -
  то ли аванс, то ли расплата.
  
  Кто не со мной - по стенке размазан.
  Вместо еды раздаю приказы.
  Ниже травы баобабы стали,
  режут под корень крысы из стали.
  Голой земле нечем прикрыться.
  Серый асфальт, серые лица.
  Мир оставляя блеклый и сирый,
  звёзды ушли в чёрные дыры
  
  На расписной деревянной кляче
  апокалипсис убогий скачет.
  
   Под крышей
  Я - животное мыслящее. Горе - в этом.
  Придумаю сложностей - выше крыши,
  которую сносит. Потом - проекты,
  чтоб починить и поднять повыше.
  
  Мне порою хочется стать просто бездумной,
  расти в лесу одуванчиком нежным:
  стоит ветерку посильнее дунуть -
  и пролечу мирозданий между.
  
  Но я пока существую и, значит, мыслю,
  такое животное, что поделать.
  Хотя всеядное и в чем-то - крыса,
  но крыше, всё-таки, нет предела.
  
   После потопа
  Перевернуто блюдце судьбы:
  мы сметану не стали лизать,
  заявляя, что, мол, не рабы,
  не за спинами, прямо в глаза.
  
  Не отчаянно - просто смелы.
  Не заносчиво - скромно горды.
  Совершаем последний заплыв.
  Выход нам лишь один - из воды.
  
  Первый шаг по камням. Арарат.
  Гордый, смелый, свободный. Не рад?
  
   Почти
  Я дотянулась почти до неба,
  так бывает раз в год, не чаще.
  Туча скрывает загадку-ребус,
  нагло взломаю "черный ящик".
  
  И потечёт серебро на землю,
  шлепаясь звонко, по-детски, в лужи.
  Мир, я тебя лишь таким приемлю,
  скучный и серый ты мне не нужен.
  
  Наша Земля - во Вселенной остров,
  где мы немного все - робинзоны.
  "Быть иль не быть?" - задаём вопрос тот,
  что от ответа бежит позорно.
  
  Мы догоняем и множим смыслы,
  многозначительно зависая.
  Глядь, а вопрос безответный - смылся,
  видимо, клетка была косая.
  
  Вырвалась туча, исчезла в выси,
  всё серебро - корням на потребу.
  Мокрая, я согреваюсь мыслью,
  что дотянулась почти до неба.
  
   Проблемы поэтического перевода
  Читаю вольный перевод
  с космического на земной,
  записанный на глади вод,
  когда - не знаю, но давно.
  
  Возможно, не совсем донёс
  смысл неумелый переводчик,
  он был поэтом - это точно.
  Вот если бы найти подстрочник...
  Но только где и как? Вопрос.
  
   Рефренное
  Когда один на один с собой,
  осыпается мишура
  внешних табу и вето.
  Хочешь - молчи, хочешь - песни пой,
  если хочешь - кричи "ура".
  Только не жди ответа.
  
  Когда повержен противник твой
  прямо в траву среди двора.
  Радостью разогретый,
  хочешь - молчи, хочешь - песни пой,
  если хочешь - кричи "ура".
  Только не жди ответа.
  
   Середина сказки
  Цепи. Давит потолок
  полутёмного подвала.
  Паутины серый клок,
  крыса нагло пробежала.
  
  Явь, похожая на сон. Середина сказки. Принцы
  не спешат спасать. Резон
  ищут иль пошли на принцип.
  
  Поскорее пролистну
  эту грустную страницу
  и уйду встречать весну,
  наплевав на подлых принцев.
  
   Слепоглухонемой
  1
  Ты меня назвала слепым,
  потому, что не вижу зла.
  Говорю: "Это - просто пыль
  или, может быть, зола".
  Ты кричишь мне: " Разуй глаза,
  линзы розовые смени!"
  Не хочу, и не вижу зла.
  Извини.
  
  2
  Хочешь мне рассказать о зле?
  Вата в раковинах ушных.
  Ты ушла. Перестанет тлеть
  нашей выжатой страсти жмых.
  И подумаю я не зло:
  "Повезло".
  
  3
  Что осталось мне? Немота?
  Третий и последний мой щит.
  Защищён от зла. Это - да.
  И мимических нет морщин.
  
   Тайник на видном месте
  Словарь - на видном месте слов тайник.
  Там можно слово отыскать такое,
  что за него лишь строчку потяни -
  и на зубах появится оскома,
  как будто ненароком переел
  зеленобоких недозрелых ягод.
  Читаю с расстановкой вслух: ри-ел-
  Тор. Отправляюсь с этим слогом в сагу.
  
   Эмоциональное
  Перемешаны эмоции ложкой,
  то ли суп, а то ли, компот.
  Правда смешана с наглой ложью
  или, может, наоборот.
  
  Закодированы от удачи,
  и забыт, почему-то, код.
  Утонул в речке глупый мячик,
  а дерьмо спокойно плывёт.
  
   Эпикриз
  От фантомной боли крича, проснусь,
  а ведь думала боль эта - сказки, вздор.
  На фантомную рану насыплю грусть,
  забинтую прелюдией си-минор.
  
  А потом примусь читать эпикриз.
  Неразборчивы почерк и цвет чернил.
  Заменю прелюдию на каприс,
  звуки скрипки, как корпия на гнойник.
  
  Разобрала : "Неизлечима"... Тут
  испугаться мне надо бы, но "любовь".
  Боль притихла. Подло: "Опять приду,
  не спасёт тебя скрипка, оркестр готовь".
  
  Принц скучает Флоризель. Рондель
  Принц скучает Флоризель:
  Клетчатый сидит в тюрьме.
  Жалко принца стало мне,
  напишу ему рондель.
  
  Дверь срывается с петель,
  но спокоен супермен-
  принц. Скучает Флоризель,
  Клетчатый сидит в тюрьме.
  
  Зеленеет в кадке ель.
  В суете и кутерьме
  Новый Год по-козьи "ме".
  Мишура и канитель -
  принц скучает Флоризель.
  
  Явилась гостья. Рондель
  Явилась радость гостьей в дом,
  когда её совсем не ждали.
  Оставив радужные дали,
  пришла по холодку пешком.
  
  Пропитанный слезами ком
  платочка унесли печали.
  Явилась радость гостьей в дом,
  когда её совсем не ждали.
  
  Её лицо, хоть был знаком,
  забыл. И вспомнил бы едва ли.
  Но улыбнулась - и узнали
  друг друга. Горестям - облом:
  явилась радость гостьей в дом.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"