Бурилова Светлана: другие произведения.

Выбор или предназначение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.81*56  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 17.12

  
   Выбор или предназначение.
  
   Хорошо одетая молодая женщина неспешно прогуливалась от дома к небольшому рынку, в её руках была небольшая корзинка, которую женщина собиралась наполнить свежей зеленью. В их поселении, больше похожем на небольшой городок, уже давно никто не спал, кто-то спешил на работу в поле, кто-то, как и женщина, спешил к рынку, но большинство расхаживало в пределах своих домов, подмечая, что ещё необходимо было успеть сделать до наступления первых холодов. Это сейчас солнце ещё палило, обжигая кожу лучами, от чего головы прохожих были покрыты широкополыми шляпами или лёгкими платками, а вот месяца через два от тепла этих лучей почти ничего не останется. Такова уж жизнь на границах с государством двуликих. Впрочем, жителей посёлка всё устраивало, ведь соседи в какой-то мере гарантировали им мирное существование. Никто не желал связываться с двуликими: ни свои, ни залётные разбойнички.
   Сама молодая женщина являлась потомком союза двуликого и человеческой женщины, впрочем, союза, не скреплённого обрядом в храме. Дело там было тёмное, возлюбленные несколько раз встречались на границе, вот результат этих встреч и родился в положенное время. При этом папаша-оборотень об этом так и не узнал, так как сгинул за полгода до этого. Роженицу никто не осудил, так как подобные случаи нет-нет да и случались в приграничье. Детей, подобных маленькой новорожденной, особо ценили, так как в них частенько просыпалась магия, так ценимая у людей. Правда, и здесь не всё было так уж радужно. Девушек-полукровок охотно брали замуж, парней приспосабливали к доходному делу, а вот покинуть свои поселения такие дети практически не могли. Кто ж выпустит из рук такое сокровище, способное столько пользы принести окружающим.
   Бредущая молодуха, впрочем, никогда и не хотела покинуть место своего рождения, создав счастливую семью ещё лет десять назад. Дома уже парочка сорванцов бегала, радуя счастливых родителей мелкими проказами и наличием небольших магических сил.
   Сейчас молодая аана, что означает уважаемая замужняя дама, задумчиво подсчитывала в уме количество отложенных денег на поездку в большой город на побережье, куда прибывал караван с тёплыми шкурами с Севера. Сыновьям давно было необходимо пошить новые шубейки, да и им с мужем кое-что надо бы обновить...
   Детский плачь, раздавшийся где-то на окраине пыльной дороги, вывел аану из задумчивого состояния. Материнское сердце дрогнуло, и ноги сами шагнули к источнику плача. Глазам ааны предстало жалкое зрелище: четырёх-пятилетняя чумазая девочка сидела в траве и отчаянно ревела, то и дело размазывая слёзы по чумазому личику. Аана присела перед ребёнком на корточки и спросила:
   - Ты чья, малышка?
   Девочка испуганно замерла и подняла взгляд на чужую тётеньку. Аана мысленно ахнула, поняв, что перед ней чистокровный ребёнок двуликих, уж, это-то она научилась определять. Только что девочка делает здесь, одна, без сопровождения взрослых?
   - Ты потерялась? - снова спросила женщина.
   Ребёнок отрицательно качнул головой и снова залился слезами.
   - Я могу тебе чем-то помочь? Ты голодная? - продолжала задавать вопросы аана.
   - Меня прогнааалии... - всхлипы мешали девочке говорить, но чуткий слух ааны помог всё расслышать.
   - Кто же мог прогнать такую славную девчушку? Идём-ка, милая, со мной. Не дело сидеть тут одной. А у меня покушаешь, умоешься и всё-всё мне расскажешь.
   Поход за овощами был забыт. Маленькая чумазая ладошка подрагивала в руке ааны, сама женщина неприятно удивлялась тому, насколько измученной и исхудавшей выглядела девочка. В голове заботливой матери никак не укладывалось, как можно было довести ребёнка до такого состояния, тем более двуликим, для которых дети - главная ценность.
   Попадавшиеся по пути знакомые с недоумением разглядывали шагающую парочку, в их глазах читалось сострадание к незнакомому ребёнку, но вопросы никто не задавал. Не принято было в этих краях лезть в чужую жизнь, пока их об этом не попросят.
   Не выпуская детской ладошки, аана, зайдя в дом, бросила корзинку на ближайшую скамью.
   - Мам, а это кто? - спросил, выглянувший из-за соседней двери, младший сын Найриз.
   Девчушка испуганно прижалась к ногам хозяйки дома.
   - Глупый ты, - встрял старший Айрим, - совсем запугал гостью. Привет! Смотри, что у меня есть!
   Мальчик протянул малышке выструганную им самим из дерева фигурку, сильно напоминавшую рыбку, водившуюся в ближайшей речке. В глазах девочки зажегся интерес, но протянуть руку она всё же побоялась, тогда мальчик сам вложил фигурку в грязную ладошку. Девочка вопросительно взглянула в лицо ааны, словно бы спрашивая, можно ли. Женщина вздохнула и кивнула головой, а затем с гордостью взглянула на сына, настоящим мужчиной растёт.
   Мальчишки по просьбе матери притащили небольшую плошку с водой, в которой аана помогла девочке обмыть лицо и руки. А девочка-то симпатичная оказалась. Эх, кто ж такую прелесть один на один с жизнью оставил?! Когда же хозяйка выставила на стол не хитрую, но очень сытную еду, глаза девочки, казалось, стали ещё больше, словно не веря, что всё это богатство предназначено ей. Она снова вопросительно посмотрела на женщину и тихонько прошептала:
   - Можно?
   В ответ аана ласково погладила малышку по голове и подтолкнула к столу. Девочка ела неспешно, трясясь над каждой упавшей крошкой, как над огромной ценностью, глядя на это, женщина с трудом сглатывала, пытаясь сдержать слёзы. Мальчишки тоже шокировано разглядывали маленькую двуликую, их ещё маленькие головки никак не могли понять увиденное.
   Пока девочка ела, аана успела согреть большой чан воды, чтобы как следует отмыть ребёнка. А сделать это было не так просто, так как осоловевшая от съеденного, девочка буквально засыпала на ходу. "Эх, кожа да косточки!" - вздыхала про себя хозяйка дома, а для себя решила, что больше никому не позволит измываться над несмышлёнышем.
   Отмывая пропыленную нежную кожу, аана ещё больше расстроилась, разглядев старые и новые гематомы. Не надо было быть слишком сообразительным, чтобы понять, что ребёнка неоднократно избивали. "Изверги!", - полыхало в груди. Промыв густые волнистые волосы, обрезанные косыми прядями, аана горестно вздохнула. Ни блеска, ни жизни в них не было...
   А ведь придётся показать девочку ану Римонду, слабенькому, но всё же целителю, кто знает, какие ещё "сюрпризы" преподнесёт тщедушное тельце двуликой. А пока, обтерев малышку большим полотенцем, женщина понесла её в свою комнату. Пока муж на охоте, девочка поспит рядом с ней, а завтра можно будет хоть что-то узнать о жизни двуликой крошки из того, что она сможет рассказать.
   Ночью девочка не раз просыпалась, испуганно шаря руками в поисках своей спасительницы, а под утро, открыв полусонные глазки, наивно спросила:
   - Ты - моя мама?
   - А как же, маленькая, - судорожно проглотив комок в горле, ответила аана.
   - Ты меня всё же нашла? И больше не бросишь?
   - Ни за что!
   Лишь дождавшись, когда ребёнок снова уснёт, аана позволила себе несколько слезинок. И как теперь быть? Однозначно ребёнок останется в их доме, но вот как посмотрит на это муж...
   Хозяин дома, вернувшийся как раз к завтраку, с удивлением смотрел на неожиданный придаток к жене, отчаянно цеплявшийся за её юбку.
   - Это кто ж у нас такой славный? - весело спросил мужчина, с вопросом глядя на жену.
   - Пап, - встрял его младший сын, - это наша новая сестричка.
   - Да?
   - А можно она останется? - поддержал брата старший. - Она хорошая.
   - Что ж, - мужчина снова посмотрел на жену, её глаза и весь вид говорили, что она очень хочет оставить девочку, - как я могу быть против, когда за неё так просят.
   Затем был неспешный завтрак и тихая беседа после, когда жена поведала мужу историю появления двуликой в их доме.
   - Ты, правда, не против, что она останется?
   - Я давно хотел дочку, но раз у нас получаются только сыны... И, знаешь, она немного напоминает тебя в детстве. Помнишь, когда мы первый раз встретились, и ты запустила в меня камнем?
   - Ещё бы не помнить! Ты тогда так разозлился, что хотел бросить меня в жгучку, - хихикнула аана.
   - Да, а спустя несколько лет ты зажгла в моём сердце любовь, что до сих пор греет меня. И этой любви вполне хватить на то маленькое чудо, что появилось у нас. Только вот о её родственниках надо разузнать. Не верится мне что-то, что двуликие могли вот так запросто выкинуть дитя. Что-то здесь нечисто.
   - И я так подумала. Она ж чистокровная, а двуликие едва ли не самые лучшие родители. Знаешь, ещё я поняла, что родителей у девочки нет. Может, кто и решился тиранить дитё.
   - Ладно, ты пока займись девочкой, одёжку на первое время присмотри, откорми, а то смотреть горестно. А я братьев подключу, разведаем, не теряли ли двуликие ребёнка. Да по соседним посёлкам проедемся, может, там чего услышим, всё одно ведь собирались кое-что на обмен свезти.
   Всё решив для себя, супруги позвали тихо сидящую рядом с пацанятами девочку. Ан Аллим протянул ей широкую ладонь и, широко улыбаясь, предложил:
   - Возьмёшь меня себе папой?
   Большие глаза малышки раскрылись широко-широко, но она не спешила сделать шаг, хоть и было видно, как ей этого хочется.
   - Обещаю любить тебя и не обижать, - сделал ещё одну попытку мужчина.
   Миг, и маленькая ладошка оказалась в широкой мужской ладони. И вот вся семья, муж, жена и теперь уже трое детей крепко прижимались друг к другу, мысленно обещая никогда не забывать этот момент.
  
   ***
  
   - Сиреми! Ты где? Мама звала на обед!
   Улыбнувшись, посмотрела в сторону кричавшего брата. За прошедшие пять лет он стал совсем большим, всё чаще с младшим Найризом уходил с отцом на охоту, перенимая все охотничьи хитрости и тренируя силу и отвагу. Два дня назад даже принёс свой первый трофей, с гордостью шествуя по посёлку. Соседки добродушно кивали головами и говорили, что ещё один сильный мужчина появился, защитник и добытчик. Мама довольно улыбалась, прижимая меня к своему тёплому боку. Я так и не отучилась ходить за ней хвостиком и выпрашивать ласку, всё казалось, что старый кошмар вернётся, и я снова буду одна в этом большом непонятном мире.
   Безграничная любовь моей новой семьи отогрела маленькое сердце, поселив в нём огромную благодарность, преданность и ответную любовь к каждому её члену. Я уже не понимала, как можно жить иначе, как можно называть семьёй тех, кто копит в себе лишь жадность и зависть, а ведь разницу я хорошо ощутила на себе.
   Сейчас, десятилетней, всё чаще ловила отголоски смутных воспоминаний. Иногда казалось, что всё происходило на самом деле, иногда, что это выдумка, следствие перенесённых страданий. Почти каждую ночь в мои сны приходили странные звуки, картины огромных домов, странные повозки, обрывки разговоров. И что самое удивительное, во сне было понятно всё, а вот утром, как бы я не пыталась рассказать любопытным братьям, что мне снилось, язык путался, как и мысли. Оставалось пытаться изобразить хоть что-то прутиком на пыльной дороге. Мои "выдумки" здорово веселили братьев, и у нас даже стало традицией каждое утро бежать на улицу, чтобы рассмотреть мой очередной "ночной шедевр".
   Но были и другие сны. Страшные. От которых хотелось поскорее проснуться и никогда больше не засыпать. Ими я могла поделиться лишь с мамой или отцом. В такие ночи родители сами будили меня и забирали в свою комнату, обнимали с двух сторон и долго рассказывали, как они меня любят и никому не дадут обидеть.
   В день своего появления в новой семье, я почти ничего не могла рассказать о прежней, даже имя мама Ливель дала мне новое, более звучное и красивое. Сиреми! Нежная! Впрочем, старое я смутно и тогда помнила, так как до одиночества и блуждания по чужому лесу чаще всего слышала: "бестолочь", "немочь бесполезная" да "что б ты сдохла, дармоедка". Образы настоящих родителей не разу не всколыхнули мою память, а вот злую тётку и её "добрых" деток, наверное, не забуду никогда. Да и как можно забыть, что тебя не раз пытались сжить со свету, то подстраивая несчастные случаи, то избивая до полусмерти, или же, что бывало чаще всего, моря голодом. Как я, двуликая, оказалась в обычной человеческой семье, оставалось для маленькой девочки загадкой, тем более, что какое-то время "злая тётя" просила называть её мамой, при этом брезгливо кривя губы.
   - Как?! Ну, как у Иммарила могла родиться совершенная пустышка?! - часто восклицала она.
   Что значит "пустышка", я тогда не понимала. Это сейчас, когда мой внутренний зверь начал просыпаться, согревая изнутри словно солнышко, те слова, хоть что-то стали значить. Мама Ливель давно объяснила, что я немножко не такая, как вся наша семья, что когда-нибудь я смогу изменяться, становиться зверем, пока не понятно каким. На вопрос, не страшно ли это, мама смеялась, чмокала меня в нос и говорила, что так я стану сильнее и красивее. И я ей верила.
   Отец же по своим каналам так и не выяснил, кто я и откуда. Ни в одном приграничном поселении, да и у двуликих, дети не пропадали. Отец на это долго хмурился и качал головой, говоря, что всё это странно. Лишь спустя пару лет один из мужчин посёлка, путешествующий с караваном торговцев, услышал в одном из придорожных трактирчиков интересную историю, а затем пересказал её отцу.
   Как-то в одном человеческом городке произошла темноватая история. Пара двуликих остановилась в одном доме на постой, женщина была на сносях и вот-вот должна была родить. Красивая пара сразу обратила на себя внимание, тем, что въехала в город в довольно плачевном состоянии, то ли разбойнички напали по дороге, то ли нечисть какая.
   Городок, хоть и небольшой был, да почти напрочь прогнивший в своей жадности да злобе. Вот и попали двуликие к одной такой семье. Хозяйка дома уж больно высокую цену запросила, ну, да делать было нечего, роды начинались, вот мужчина и согласился на всё, лишь бы жену да ребёночка сберечь. На беду роженица, едва крик ребёнка услышала, померла. Уж, как выл с тоски двуликий, и не передать, да ещё, видать, тоже ранен был, вот горя и не вынес, за женой последовал. Успел только какую-то клятву с хозяйки стребовать, да все свои немалые сбережения, с собой имевшиеся, за услугу оплатить. Что уж была за клятва, никто не знал, но вот так в семье людей и появилась девочка-двуликая.
   Ждали соседи вначале, что ребёнка какие родственники искать будут, ан, нет, никто не объявился. Баба-то в начале дармовые денежки прогуливала, даже младенцу кормилицу да няньку наняла. Только ненадолго щедроты хватило. Ровно до той поры, как узнала, что внутренний зверь девочки никогда не проснётся. А на что такая "пустая" приблуда нужна была?! А надежды то какие были! Продать кому двуликую, али вообще вырастить да замуж за одного из сыновей своих отдать. Везде прибыль! Либо денежки немалые, либо детки одарённые, что тоже неплохо. А тут такое разочарование... Вот и стали малютку, едва на ножки встала шпынять да притеснять. Даже видавшие виды соседи, тоже не особо жалостливые, а и то малютке сочувствовали, правда, в чужую семью не лезли, так иногда подкармливали вечное голодного "зверька". Как ребёнок дожил до трёх годков непонятно, разве что кровь оборотней всё же и вправду так сильна. Вот только и она не очень помогла, когда девочка неожиданно заболела. Что уж там произошло, не ведомо, а ребятёнок итак слабенький стал чахнуть на глазах, а и помочь крохе некому было, тётка ни сама лечением не занималась, ни лекарей не пригласила. Видимо, надеясь без проблем избавиться от обузы. Но не тут-то было. Ещё через десяток дней малышка как небывало стала вновь появляться на дворе. Вот только вести себя стала совсем странно. Никого не узнавала, всё кругом с удивлением рассматривала и почти не говорила. Хозяйка дома злилась на ребёнка, шпыняла почём зря.
   А девочка то славная росла, добрая да ласковая. Вот одну соседку и разжалобила. Слухи то были или нет, а баба-хозяйка девчушку придушить по-тихому решилась, вот та соседка как-то про то и прознала, не пожалела дорогущий портальный камень да и отправила им ребёнка к самым границам с двуликими, надеясь, что хоть кто-то бедолажке поможет...
   И эта история, действительно, была обо мне. С той лишь разницей, что помнила я себя лишь с тех самых трёх лет, будто и не существовала я до этого. Зато и побои, и издевательства в память врезались напрочь.
   С того услышанного рассказа родители, казалось, стали любить меня и нежить ещё больше, а поселенские то и дело норовили подарок какой всучить. То старушки соседские куклу самодельную подарят на забаву, то кузнец местный колечко узорное смастерит, то кожевенник тапочки мягонькие пошьёт... Вот и отвечала всем радостной улыбкой да добрым словом, помогала, коли сил моих детских хватало.
   - Ох, и верное имячко девчушке дали! - шептали мне в след одни.
   - Добро то за добром идёт, а зло за злобой, - качали головой другие. - Надеюсь, что той бабе злобной нет в жизни радости.
   Да-да, мою историю быстро все прознали, не раз обсуждая по своим домfм. Одно время хотели хоть что-то выяснить о родственниках со стороны двуликих, но после того, как увидели, насколько сильно мы полюбили друг друга в моей новой семье, идею эту оставили. Ведь, разве ж можно разрушать едва обретённое счастье?!
   Вот так и выходит: кто-то выбирает погоню за наживой да жестокосердие, а кто-то теплоту души да чистое сердце.
  
   ***
  
   Через год, в одиннадцать лет, я впервые почувствовала и шевеление моей магии. Я знала, что это вскоре должно произойти, ведь у таких, как я, сила просыпается и намного раньше, но всё же вначале испугалась. А вот что бы вы делали, если бы у вас в комнате вещи начинали ни с того, ни с сего двигаться, или за завтраком отвар в кружке вскипал? Думала вначале, что братья так шутят. Одна мама сразу всё поняла, попросила отца их общего знакомого позвать, чтобы посмотреть, как у меня всё развивается.
   - Что ж, - вынес вердикт строгий седой мужчина, - магия и вправду просыпается. Видимо, внутренний зверь этому поспособствовал, наружу просится, а для этого сил много надо. Девочка-то уже большая, боюсь, проблемы будут.
   - Наша малышка пострадает? - перепугалась мать.
   - Нет. Не в этом дело. Если я всё правильно увидел, у Сиреми несколько магических потоков, и каналы раскрываются все сразу, а не по одному, как обычно. Из-за этого проблемы и могут быть. От возгорания вещей, до водных возлияний где и когда угодно, в зависимости от того какими видами магии боги наградили девочку.
   - Что ж делать? - спросила снова аана.
   - Учиться. В первую очередь контролю. А ещё помочь, наконец, Сиреми полноценно обернуться. На вашем месте я бы обратился к соседям оборотням, думаю, они не откажут своему сородичу.
   - А если они потом заберут нашу деточку? - испугалась мама, на что дядька пожал плечами.
   Я, по-тихому подслушивающая этот разговор, проскользнула в комнату, прижалась к родительнице и, сдерживая слёзы, взмолилась:
   - Не отдавай меня никому, мамочка! Я сама... сама обернусь! Вот увидишь, у меня всё получится!
   Мама всплакнула, отец хмуро переглянулся с магом.
   - Пирси, помоги хотя бы с контролем, - попросил он.
   - Я бы с радостью, да боюсь, моих сил и знаний тут недостаточно. Здесь нужен человек знающий, чтобы девочке не навредить, а я академий не кончал. А ну испорчу всё. Сам себе потом не прощу! Но, знаешь, слышал я, у излучины Вольной поселился бывший магистр одной из академий, кто-то даже поговаривал, что он один из двуликих. Только от чего-то к своим не идёт. Мужик хороший, честь для него не пустое слово. Сам Арних за него ручался, а ему я верю.
   - Я тоже, - сказал отец. - Что ж, можно попытаться договориться. До излучины не так далеко, а если на лодке и того короче. Решено! Завтра же к нему отправлюсь. Надеюсь, ты со мной? Лучше всю ситуацию опишешь.
   Через пару дней я впервые познакомилась с аном Физием, крепким ещё двуликим, поразившим меня своей мощью и красотой. Отец тоже был не маленьким, но по сравнению с бывшим магистром казался этаким подростком. Вцепившись в ладонь батюшки, с затаённым страхом и одновременно с любопытством взирала на дядю-гору.
   - Ну, иди, познакомимся, молодое дарование, - мягко обратился ко мне он.
   Встретившись глазами с пронзительным взором двуликого, растерялась, потому как страх мгновенно испарился, оставляя после себя лишь всплеск радости и какого-то узнавания или сродства. Поэтому спокойно высвободила ладошку из отцовой руки и подошла к мужчине, присевшему на широкий пенёк, возле небольшого домика, и протягивавшего мне свою ладонь.
   Вот только странно, чем ближе я подходила, тем более взволнованно и бледнее становился двуликий. Смешно потряс головой, будто отгоняя видение. А едва моя ладошка оказалась в его огромной ладони, как-то беспомощно взглянул в сторону мужчин.
   - Как? Когда? Где? - хрипло выдохнул он. - Не может быть! Значит, вот почему... а я гадал для чего земля всё ещё носит меня...
   А дальше я подпрыгнула от испуга, так как этот большой сильный дяденька стал заваливаться на бок, ещё больше бледнея на глазах. Отец и его друг быстро кинулись к потерявшему сознание двуликому, я осталась стоять, растерянно хлопая глазами. А в душе расцветала непонятная радость.
   Едва мужчина пришёл в себя, начал шарить глазами вокруг.
   - Где? Где она? Где моя девочка?
   - Уважаемый, вы, верно, бредите? - попытался успокоить двуликого отец, с беспокойством поглядывая на меня.
   - Нет-нет, я точно знаю! Едва разглядел... как похожа на внука... и запах, запах наш... родной... Ну, где же она?!
   Отец и его друг снова переглянулись.
   - Обещайте, что не причините ей вреда!
   - Вреда? - потрясённо переспросил двуликий. - Никто из нас не смог бы причинить вреда ребёнку, тем более своему потомку.
   - Сиреми, подойди, - попросил отец.
   Робко шагнула вперёд. Двуликий встал на колени и протянул мне руку.
   - Не бойся, не обижу, - сглотнув, выдавил из себя магистр.
   А я и не боялась, наверное, впервые не боялась довериться незнакомцу. Уверенно вложила ладошку в его руку, чувствуя, как дрожат большие пальцы мужчины. Вторая ладонь двуликого осторожно коснулась моей щеки, дуг бровей, растрепавшихся волос.
   - Я, наверное, не должен об этом просить... но умоляю - позвольте удостовериться, что я не грежу, что это и, правда, ОНА!
   Отец присел рядом на корточки.
   - Сиреми, нам нужно уколоть твой пальчик.
   - Значит, дяденька мой родственник? - догадалась я.
   - Капелька твоей крови и поможет понять это. Ты не против?
   - Нет, конечно. Мне Его жалко, совсем один... как я когда-то...
   Даже не вздрогнула, глядя в глаза двуликого, когда отец чуть проколол кинжалом палец. Тоже самое со своей рукой сделал и бывший магистр, затем смешал обе капельки и что-то тихо зашептал. Все четверо с любопытством и нетерпением взирали за происходящим чудом. Кровь начала светиться и подниматься в воздух, а затем вытянулась в тонкую нить, коснувшуюся наших с двуликим сердец. Затем снова скрутилась в каплю, которую мужчина втёр в своё запястье и начал шумно принюхиваться.
   - Сомнений нет - вы родственники, - сказал друг отца.
   - Правнученька... - счастливо выдохнул двуликий, а затем печально добавил, - единственная выжившая из всего рода, не считая меня... Пройдёмте в дом, я расскажу вам свою историю.
   Когда все удобно разместились в крохотном домике, мужчина представился и начал рассказ.
   - Моё имя Риннаван из рода Озёрных рогуров. Наш клан всегда был малочисленным, но дружным и сплочённым, все поголовно маги, одарённые сразу несколькими стихиями. Крепкие воины и защитники, коих с превеликим удовольствием приглашали на охрану княжеских семей. Наши самочки были под стать мужчинам - выносливые, смелые и очень привлекательные, желанные для любого клана двуликих, ведь они были способны зачать от любого вида. Род не препятствовал таким союзам, ведь в большинстве своём в смешанной семье всегда рождался хоть один рогур. Сам род процветал, пока не начались беды, унёсшие жизни большинства. Сначала начали погибать дети, горе поселилось в сердцах рогуров, никто не мог понять, что происходит, за что боги наказывают нас. Моя жена случайно обнаружила, что вода наших родников отравлена, да так искусно, что распознать яд было практически невозможно. Вот только знание стоило жизни и моей Риниде, рука врага не дрогнула, забирая её жизнь... Если бы не дочка, которой к тому времени и двадцати не исполнилось, я бы не сдюжил той боли, что пришла с потерей пары. Нужно было выжить и обезопасить родную кровиночку. Весь род собрался воедино, чтобы дать отпор чужому злу. Провели расследование, но следов почти не нашли, поняли только, что работал кто-то из наёмников проклятых. Все двуликие тогда были обеспокоены...
   - Я помню историю об втором Великом походе, - закивал головой папин друг.
   - Да, ты прав. Великий поход, в котором в очередной раз были зачищены земли проклятых, никто не хотел повторения нашей истории... Казалось бы, мир снова пришёл в наши дома, но спустя несколько лет мор пришёл в наши земли. Животные, рыба, растения - всё гибло, словно бы истлевая на глазах. И нам пришлось оставить родные края, разойтись по свету. Дочка как раз собиралась поступить в одну из академий, мечтала стать великим целителем. Разве мог я оставить её одну?! Напросился на вакантное место магистра водной магии в её академии. Ректор был полукровкой, с каплей крови рогуров, поэтому согласился с радостью. В заботе о Нейне и в рабочей рутине не так остро ощущалась потеря Риниды, а уж когда родился внук. Я не знал себя от радости, отстраивая для семьи дочери новый дом. Моя девочка, выучившись, тоже осталась работать в академии вместе с мужем магистром целителей. Вот только беда снова пришла на порог. Как-то на полевой практике, куда целителей отправляли для подстраховки, случилось нападение заражённой нечисти. Когда прибыла подмога, всё было кончено. Нет, учеников всех удалось спасти, но какой ценой... И дочка, и её муж отдали все силы и магические и жизненные, пытаясь излечить ребят. Каково мне было тогда в очередной раз видеть мёртвые тела своей семьи... Хотел уйти вслед за ними, если бы не предсмертная просьба Нейны позаботиться о внуке... Заменил мальчику и отца и мать, воспитал мужчиной, настоящим рогуром... А двенадцать лет назад узнал, что на внука вместе с его беременной женой напали. Кто, за что и почему не понятно. Я ж тогда из академии ушёл, чтобы найти следы моих деток, но напрасно... Последнюю цель в жизни потерял, вот, сюда перебрался, умереть потихоньку... А вы... вы мне снова смысл существования вернули, теперь есть, радии чего жить!
   - Пап, а кто такие рогуры? - тихонечко встряла я, но меня услышали. И ответил... дедушка? Ведь так я теперь могу его называть?
   - Позволь мне рассказать, кто мы такие. То, что ты и я - двуликие, тебе известно. А то, что видов двуликих около десятка?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Ну, ничего, раз уж мы встретились, я всё-всё тебе расскажу и научу всему, что сам знаю. А рогуры... Особенность нашего вида, клана... в том, что мы можем принимать облик любого из вида двуликих. За исключением женщин, они могут выбрать лишь одну ипостась из десятка возможных, и этот выбор на всю жизнь. Скоро и тебе придётся сделать выбор, и сделать его нужно осознанно.
   Дедушка Риннаван, как он просил себя называть, ещё долго беседовал с мужчинами, обговаривая условия моего обучения. Отец не хотел ограничивать моё общение с единственным кровным родственником, и поэтому пригласил его переселиться к нам.
   - Ну, что вы?! Зачем я буду стеснять семью?! Будет лучше, если я останусь в своём домике, а девочке выдам портальный амулет. Закреплю на нём точки выхода, и Сиреми не придётся убивать время на долгую дорогу. Да и безопаснее будет.
   На том и порешили. Этот вечер дедушка провёл с нашей дружной семьёй, знакомясь с мамой и братьями, рассказывая весёлые истории и показывая простейшие магические фокусы. Рогур легко влился в нашу компанию, располагая к себе добрым нравом и чистым сердцем. Мама радовалась за меня, то и дело ласково ероша волосы и целуя то в маковку, то в щёчку. Порадовалась и тому, что дедушка обещал научить кое-чему и мальчишек. Магистру магии можно было полностью довериться в этом вопросе, тем более, что он сказал, что у ребят сразу по два вида магии.
   - Знаю, в академии учиться у вас отдавать детей не принято, потому и не настаиваю... в отношении мальчиков. А вот Сиреми это будет необходимо, она четырёхстихийник. Это редкость у двуликих, впрочем, и не только у нас. Я могу научить многому, но не всему, а без обучения Сиреми будет опасна не только для себя. Интересно, видимо кровь матери так взыграла, и ведь все четыре стихии одинаково сильны.
   Мать с отцом переглянулись, но на такое предложение ответили согласием. По часу в день дедушка должен был заниматься с Айримом и Наризом, а потом приниматься за меня.
   Уроки рогура были интересны настолько, что я часто забывала, что необходимо прерываться для приёма пищи, впрочем, дедушка и сам об этом забывал. Хорошо, что мама попросила его сделать напоминалку, и через определённое время напоминалка начинала издавать противные пищащие звуки, которые невозможно было проигнорировать.
   Мама с отцом за эти годы научили меня основам грамматики и счёта, что интересно, проблем с этим у меня никогда не было, в отличие от тех же братьев. Дедушка же хорошо научил разбираться в травах, составлять из них целебные сборы, варить действенные зелья, заставил вызубрить основы магических потоков и работы с ними.
   Воодушевлённая, я стала упрашивать деда Риннавана поскорее обучить меня простейшим магическим штучкам.
   - Сиреми, для начала тебе необходимо окончательно разбудить своего внутреннего зверя. Вместе с первым оборотом начнут раскрываться твои стихии. Сделать это раньше равносильно потере зверя и его неполноценности. Ты разве этого хочешь? Вот. Поэтому с завтрашнего дня я начну знакомить тебя с видами двуликих и их особенностями, а ты запоминай и выбор сделай.
   Этот разговор произошёл через полгода нашего с рогуром знакомства, и заставил крепко задуматься. Последнее время всё больше разных, непонятных мыслей витало в моей голове, большинству из них я не могла дать объяснения, и часто выдавала чудные заковыристые фразочки. Дедушка удивлялся и в то же время радовался, что я у него такая умненькая правнучка растёт, ничего-то ей по нескольку раз объяснять не надо, всё схватывает на лету.
   И вот подошёл день выбора. До этого деда продемонстрировал облики двуликих, удивляя и восхищая своим даром. Братья, хитрюги, напросились на демонстрацию, а потом ещё пару недель в красках обсуждали увиденное. А я... я была очарована... Очарована одной ипостасью двуликих, такой смутно знакомой и родной, будто не раз виденной давно-давно. Дедушка, видя мой неподдельный интерес и восхищение, всё понял сразу.
   - Интересный выбор. Тиррины - сильные звери, опасные, но и красивые, это да. Многого я о них, правда, не знаю, но общим повадкам двуликих научу. Что ж, завтра и проведём обряд инициации. С утра ничего не ешь. А вот пить нужно будет тот отвар, что мы с тобой на прошлой неделе готовили. Родителей предупреди, что на пару дней у меня останешься. И братьев предупреди, чтобы не смели приходить, дабы не отвлекать.
   Домой мчалась как на крыльях, радость распирала грудь. Завтра! Завтра я стану полноценной двуликой! Сильной, гибкой, выносливой! Никто и никогда больше не сможет обидеть меня!
   Ночью никак не могла заснуть, всё перебирая в голове образы животной ипостаси двуликих. Нет, я не сомневалась в своём выборе, просто никак не могла отойти от восхищения. Например, поразил и немного напугал огромный ящер с крыльями и бронированной шкурой. Несколько первый минут даже хотела выбрать именно эту животную форму. Были ещё два вида крылатых: свирепый волкообразный симург и очень похожий на орла, но громадных размеров, ирш. Удивили и немного рассмешили меняющий по мере необходимости окрас конеподобный шейн и его близкий по виду, но двухвостый и крылатый рийн. Похожий на огромную змею полозин больше напугал, чем заинтриговал, хотя тоже был по-своему красив. Рогатые оленеобразные фирис и хорос с клычищами и далеко не добрым нравом немного умилили. Но больше всех по сердцу пришлись игурр и тиррин с их мягкими повадками, но смертоносной скоростью и силой. Когда дедушка показал все виды двуликих, я спросила, а как же рогуры. Дед ухмыльнулся, ответив, что рогур - это особый одиннадцатый вид, так сказать один в десяти шкурках. Мы дружно посмеялись и продолжили беседу.
   Сейчас я была рада, что у меня был выбор, я могла решать, кем стать, чему научиться. Родители были на моей стороне и безоговорочно одобрили этот выбор. Огорчало их лишь одно, лет через пять-шесть мне предстояло отправиться в одну из академий. Мне казалось, что это ещё так далеко, что и переживать не стоило.
   Утром неслась к деду в предвкушении и сильно бьющимся сердцем. Бывший магистр ласково улыбался. Заставил выпить ещё того горького отвара, дождался, когда я более-менее успокоюсь, проговорил ещё раз последовательность наших действий и только тогда повёл меня на полянку за домиком, где всё должно было произойти.
   Рассыпав в определённом порядке какие-то пахучие травы и окропив их каплей своей крови, ан Риннаван перетёк в звериную форму тиррина. Я снова застыла в восхищении, пока тиррин не издал громкий рык. Этот звук то затихал, то нарастал, становясь больше похожим на своеобразную песню. Медлить было нельзя. Повторила действие деда по окроплению трав своей кровушкой и встала напротив громадного хищника, глядя прямо в его глаза. В какой-то момент показалось, что эти глаза затягивают меня в свою манящую глубину, такую родную, надёжную, зовущую. Всем своим существом ринулась на этот зов...
  
   ***
  
   Ан Риннаван
  
   Растерянный мявк запутавшегося в четырёх лапах котёнка умилил меня. У девочки получилось! С первого раза! Сомнение ни на миг не мелькнуло в её глазах, храбрая девочка, так похожа на свою прабабку и отца. Красавицей вырастет, придётся женихов гонять, пока пару свою не встретит. Сколько же ей, крошке, уже пришлось перенести. Столько и взрослому не вынести. Ну, ничего, пока у меня есть силы, всему обучу свою кровиночку. Эх, видела б её сейчас Ринида...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Что ж, я такая неуклюжая?! Деда вон как мягко и бесшумно ступает большими лапами. А я снова запуталась в конечностях. Да ещё этот озорник-хвост! Так и норовит просунуться меж лап, заставляя в очередной раз ткнуться мордочкой в землю. Раздражённо мявкнула, но тому хоть бы что! Мелькнул перед глазами и опять юркнул между лап. Попыталась схватить кончик зубами, завертелась на месте, "рыкнула" на непоседу, но тут же запуталась в лапах и плюхнулась на пятую точку. Растерянно глянула на огромного самца, который, казалось, умилялся и одновременно потешался надо мной. Тиррин подошёл ближе, лизнул в морду большим шершавым языком, поддал лапой под мягкий зад, заставляя подняться. Да помню я, помню, что надо учиться ходить, а не гоняться за настырным хвостом, кстати сказать, очень красивым, полосатым, с чёрной кисточкой на конце. Вот интересно, самец деда был чёрно-белым, а я больше отдавала в рыжину.
   Это потом за такой окрас дед прозвал меня Огоньком, остальные подхватили ласковое прозвище и чаще всего так меня и кликали.
   А пока приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы освоиться в своей новой шкурке. Через пару дней родные напросились к деду в гости, чтобы посмотреть на мою полосатую красавицу, ведь бывший магистр строго-настрого пока запретил обращаться где-либо, кроме его местожительства.
   Восхищённые охи и ахи, заставили гордо "рыкнуть" и задрать хвост трубой.
   - Котёночек ты мой! - всплакнула мама.
   - Доченька! - счастливо вздохнул отец.
   - Мелкая!! - завопили братцы, тиская меня словно настоящего мелкого котёнка.
   И "рычала" на них возмущённо и мявкала раздражённо, даже куснуть пыталась. А им хоть бы что! Дед хохотал, мама улыбалась, только отец не выдержал и разогнал братцев.
   - Дайте ж ей вздохнуть, остолопы!
   С этого дня ан Риннаван снова разрешил ребятам приходить вместе со мной. На них мы тренировали мои охотничьи повадки, вместе учились пользоваться магией, да-да, она, наконец, начала полностью раскрываться, а ещё дедушка давал нам знания истории мира и... много чего ещё.
   Это были счастливейшие дни моего детства, наполненные смехом, любовью близких, первыми успехами в магии, вытравившими из меня того забитого, недоверчивого ребёнка, что нашла когда-то на окраине поселения моя приёмная мама, ставшая самым близким человеком в мире. Были, конечно, и разочарования, и мелкие обиды, но что они по сравнению с безграничной любовью родных.
   Шесть лет пролетели как один день. Братья давно стали отличными воинами, уважаемыми всеми, за что надо сказать отдельное спасибо дедушке, который давно считал ребят своими внучатами. У Айрима вот-вот должна была состояться свадьба, а за Найризом увивалась толпа местных девушек, только вот братик ни на одну из них не смотрел с особым интересом. Все удивлялись, и только я одна знала, что у брата есть зазноба в соседнем посёлке, чудесная девушка по имени Даррина. Мать с отцом что-то подозревали, особенно после последнего зимнего праздника, когда Найриз у караванщиков скупил десятка два изумительной красоты шарфиков. Хитрец, сделал вид, что нам с мамой подарок приготовил, вот только забыл, что считать мы пока не разучились. Ну, нам с мамой по три, а где остальное? А уж когда братик стал крутиться вокруг Вадира-кузнеца, славившегося своим мастерством в изготовлении женских браслетов, тут и соседки зашушукались.
   Я тоже вытянулась, привлекая взгляды местных парней. Вот только не могла я воспринимать серьёзно тех, с кем столько раз проказничала в детстве. Да и дедушка говорил, что судьба моя не здесь, а потому не стоит забивать глупостями свою хорошенькую головку.
   Последние два весенних месяца мы с дедом готовились к моему поступлению в академию. Наставления, тренировки, готовка нужных зелий. Отец пару дней назад подарил ножны из кожи степного ящера-многонога, славящегося своей драгоценной шкуркой. Таким ножнам износа нет. Дед оценил подарок одобрительным присвистом и тут же вынес кинжалы из вверской стали, подозреваю, старшие мужчины давно готовили этот подарок. Братья к отъезду в академию тоже принесли дары: Найриз - наручи, всё из той же кожи многонога, а Айрим - удобные сапожки с обережной вышивкой. Мама свой подарок вручила ровно за день до отъезда.
   - Вот, все шесть лет готовилась, - тихонько сказала она, протягивая мне сумку-артефакт.
   - Мама! - восхищённо застыла я, даже представить было сложно сколько магических сил было вложено в эту вещь.
   - Меня ещё бабушка учила, говорила, что когда-нибудь пригодиться чудное умение. Артефактором я не стала, хоть и талант к этому имелся. А вот так, для родных...
   - Мам, ну, не плачь! Ты же обещала, что не будешь расстраиваться! Маленькому вредны такие волнения.
   - Скучать буду, - снова вздохнула мама.
   - Некогда будет, - рассмеялась я, глядя как любовно она поглаживает большой круглый живот, а затем наклонилась к самому ушку родительницы и поделилась секретом, услышанным сегодня от деда. - Береги сестричку. Чувствую, егоза будет.
   Мама охнула и счастливо заулыбалась, они с отцом давно мечтали завести ещё одну девочку.
   - Отец ещё не знает, - намекнула я, подталкивая родительницу в сторону столовой, где мужчины обсуждали мою дорогу до академии.
  
   ***
  
   В общем, в итоге провожать меня в академию вызвался лишь дед. Отец, после чудесной новости, не смог разлучиться с матерью. Вот и хорошо, не буду всю дорогу переживать, как там она одна осталась, да и дедушки вполне достаточно. Он мужчина видный, не смотря, что в годах, и отпор в случае чего даст особо неразумным, и большой мир ему не понаслышке знаком.
   Кстати, выбор, в какую именно академию поступить, именно он помог сделать. А выбор то был не прост. Рассматривали вначале академию двуликих, там мне и затеряться было бы легче, ну, и потом всё ж таки одного вида со мной. Но была одна проблема - уж больно самцы там настырные, оглянуться не успею, как "обрюхатят", как выразился недовольный отец. Мы с мамой похихикали, а вот де отца поддержал.
   - Да, ребята там горячие. Одно слово, самцы. А девочка наша мира не видела, воспользуются наивностью свободной самочки...
   - Но, деда, в других академиях то же будет.
   - То же, да не то! У двуликих не больно-то самочек свободных в академии встретишь. Если и учится какая, то за ней и свой род стоит и род жениха. Посторонний сунется, костей не соберёт. А у тебя лишь мы...
   - Вы тоже сила, - улыбаясь, вставила я.
   - Так то оно так, да только где мы, и где академия. Я предлагаю выбрать Академию общей магии на границе людской территории и территории горного народца.
   - Гномов что ли? - вырвалось у меня.
   - Гномов? Странное для них название, но верное. Они ведь и вправду малы ростом, зато гордости да смелости - побольше некоторых будет. Вот и зовут их все просто - горцы. Ну, да отвлеклись мы от темы. В Академии общей магии обучается много рас, знания дают на высоком уровне. И девушек там ничуть не меньше парней. Ауру свою Сиреми хорошо научилась прикрывать, если при посторонних не будет оборачиваться, никто, кроме ректора, правду о ней знать не будет. А потом, если двуликие и учуют её, то среди "чужих" "свою" наоборот оберегать станут. Кстати, там, я думаю, всё ещё мой дружок старинный преподаёт. Он мужчина толковый, хоть и маг человеческий. Вы уж не обижайтесь, но не все из вас людей уважения достойны.
   - Да какие обиды?! - отмахнулся отец. - Разных довелось встречать. А вы, как я понимаю, вернуться на преподавательскую должность не хотите?
   - Не хочу. Стар я стал для такого. Хочется тишины да покоя. А потом слишком много тяжёлых воспоминаний... Не хочу бередить... И Сиреми будет лучше без постоянной опеки, самостоятельности поучится, силы свои испытает, друзей заведёт. Да и порядки там помягче, нежели в других академиях, адептов раз в полгода домой отпускают. А один день в десятину родственникам разрешается навестить отпрыска. Так что...
   - Тогда мы за! Правда, жена?
   Раз все были довольны, я не могла не принять их выбор. Вот теперь и шагали с дедом до соседнего поселения, откуда через пару часов должен был отправиться караван торговцев к землям горцев. В большой компании передвигаться было легче и безопаснее. Это потом, у самой границы, мы покинем караван, и ещё пару дней будем добираться до академии своим ходом. До вступительных испытаний недели три остаётся, как раз и успеем.
  
   ***
  
   Караванщики то и дело косились на нас с дедом, на лицах некоторых так и читался вопрос: "что делает молоденькая человечка в обществе матёрого двуликого". Но вслух вопрос не прозвучал ни разу, торговцы и не такое видели, знали, что иногда лезть в чужую жизнь чревато неприятностями. Мы тоже не спешили ни опровергать, ни подтверждать чужие домыслы. За дорогу было уплачено, и достаточно. Если меня мужчины воспринимали, как приятное глазу приложение, то на деда посматривали с опаской. Многие из караванщиков обладали хотя бы зачатками магии, а потому чуяли не только физическую силу двуликого, мало кто из них мог открыто выдержать пристальный взгляд "оборотня", как иногда именовали меж собой двуликих.
   Сменялись мелкие и большие поселения, мелькали, словно набежавшая от облака тень, города и городки, а мы все двигались и двигались. И, если сначала я с любопытством встречала каждый новый постовой столб, отмечающий близость жилья, то потом попривыкла и реагировала лишь на что-то особо привлекающее взгляд.
   Например, в на третий день пути привёл в восторг первый увиденный мною дорожный портал, позволивший нам скакнуть сразу на большое расстояние вперёд, минуя две широкие реки и болотное залесье, по которому непонятно как вообще можно было передвигаться. Это мне всё дедушка рассказывал, пока я отходила от щекочущего чувства, оставшегося от портала.
   - Это магия, внученька. Высшая магия. Порталы поставлены давно и на века, сил забрали у строителей немеряно, а потому не так их и много в нашем мире. Поддерживать работу арки может и слабенький маг, надо лишь вовремя подпитывать камни в основании, да следить, чтобы кладку кто случайно не порушил. Плёнку перехода видела? Сколько в ней цветов было?
   - Много.
   - Вот. Потому как только четырёхстихийнику под силу портал построить, да и то не каждому. А то, что цветов много увидела - подтверждает, что и ты сама обладаешь всеми четырьмя стихиями. Значит, не зря мы с тобой столько занимались, все удалось пробудить. Но помни, что и нагрузка для тебя в академии тоже увеличится. Скорее всего, зачислят на тот факультет, где твоя магия больше всего себя проявит. Ошибиться здесь будет нельзя, артефакт определения магии покажет всё, даже то, до какого уровня в ближайшее время твои силы вырастут.
   На окраине какого-то города мы застали развернувшуюся во всю силу стихийную ярмарку. Здесь нам пришлось задержаться на один лишний день, всё же караван был торговый, и караванщики не могли упустить случая предложить свой товар, а взамен приобрести другой.
   - Ничего, - успокоил моё волнение дед, - мы потому раньше и отправились, чтобы не опоздать вот из-за таких случаев. И, раз уж всё равно стоим, пойдём-ка, может, что и себе интересное приглядим.
   Вот так я обзавелась двумя чудесными кушаками местных умелиц, кроме красоты кушаки обладали рядом полезных свойств. Тот, что был вышит красной нитью, позволял одежде долго сохранять презентабельный вид, а второй - отгонял мелкого гнуса и других неприятных насекомых. Полезность второго я оценила через пару дней, когда перед вторым порталом мы проезжали по краю болотной низины. Караванщики ворчали и чертыхались, что опять через эту "гнилушку" приходится ползти, при этом то и дело хлопали себя то по шее, то по лицу, оставляя при этом красные отметины после раздавленных кровососов.
   На следующем привале к нам присоединились ещё попутчики весёлый рыжий парень и его смешливая подружка. Ребята тоже ехали поступать в академию, но не в ту, что спешила я. Через пару дней ребята должны были покинуть караван и двигаться дальше на север, наша же дорога сворачивала на восток к горам.
   - Ну, удачи тебе, Сиреми, - попрощались ребята. - Может когда и свидимся...
   В Армиши, крупном людском городе, мы снова застряли на сутки, и снова по той же причине. Одно радовало, что пока караванщики торгуют, мы сможем отдохнуть в более комфортных условиях.
   Разместив меня в выделенной трактирщиком комнатке, дед пошёл на разведку.
   - Узнаю последние новости. Слухи иногда здорово помогают, - сказал дедушка, прежде чем выйти наружу. - Ты отдыхай пока.
   Вот же странно, так мечтала прилечь, но, едва родственник ушёл, энергия забурлила внутри, требуя действий. Решила спуститься вниз и заказать нам с дедом перекус. В полутёмном коридоре зацепилась за что-то подолом. Не хватало ещё порвать дорожное платье. Только наклонилась, чтобы выпутаться, как какой-то идиот налетел на меня, повалив на пол. Треск ткани заставил застонать. Хана платью!
   - Осторожнее! - раздалось над головой. - Под ноги иногда и смотреть надо!
   Голос красивый, бархатный, с рокочущими нотками... Невольно улыбнулась и подняла голову, вот только в ответ мне улыбаться не собирались. Мужчина быстро наклонился, отцепил мой подол и, грозно сдвинув брови, отчеканил:
   - Дальше сами.
   Развернулся и потопал дальше, пробормотав про себя: - Понаедут... Ни воспитания, ни грации... Думают, личико симпатичное, значит... Что там это значит, уже не расслышала. Поднялась на ноги, возмущённо глядя вслед незнакомцу. Даже подняться не помог, а ещё о воспитании размышляет. Покачала головой и пошла дальше.
   Пока готовили и несли еду, успела рассмотреть других посетителей трактира, также возжелавших перекусить. В самом углу рядом со стойкой хозяина расположились... ой!... это же гномы? Невысокие и коренастые, но, тем не менее, удивительно пропорционально сложенные. Не было только одного, что я подспудно ожидала - окладистой бороды! Зато были густые длинные усы, свисающие у тех, кто постарше, ниже подбородка. Гномы то и дело оглаживали эту свою гордость, то и дело посматривая на входную дверь. Вскоре стало понятно почему. Дверь распахнулась и в неё, весело хохоча, ввалилась ещё парочка усачей. Те, что сидели, громко стали звать своих соплеменников, а, когда пришедшие гномы дошли до угла, их товарищи вскочили и стали обниматься, похлопывая друг друга по плечам. Когда все уселись за широкий стол, трактирщик быстро ринулся к ним, принять заказ. Да, весёлые мужчины, дружные и... громкие. Но мне понравились. В отличие от тех же высоченных и столь же мощных представителей двуликих, молчаливых и каких-то нелюдимых. Они с некоторым пренебрежением косились в сторону гномов и еле слышно переговаривались. Пока разбираться, к какому виду относятся двуликие, я не очень умела, вот вернётся дедушка, расскажет, а пока продолжила изучение присутствующих.
   У самого входа расположилась тройка людей, вот уж их-то было распознать не сложно. Двое бородатых крепких мужичков и дородная женщина вовсю уминали еду, ни на кого не обращая внимания. По одежде я бы отнесла их к торговому люду, в дороге насмотрелась на таких. Спустя пару минут к ним спустились ещё двое, парень и девушка. Судя по схожести лиц, брат и сестра. Парень быстро приступил к еде, а вот девушка сначала бросила заинтересованный взгляд в сторону стола двуликих, смущённо улыбаясь. Ну, да, посмотреть там было на что, красивые мужчины, я и сама то и дело поглядывала на них, но вот надо мной кашлянули, и я с радостью посмотрела на деда.
   - Вернулся!
   - А то! Вижу, ты уже позаботилась о нас. Молодец!
   Дедушка уселся за стол, устало потёр шею, а затем воодушевлённо стал знакомить с новостями.
   - Ну, что, девочка, нам, можно сказать, повезло. Завтра отправляется ещё один караван, как раз по нужной нам дороге, не придётся делать крюк, как предполагалось. Мне сказали, что глава этого каравана как раз остановился в одном с нами трактире. Я думаю, это вот те горцы. Сейчас поедим, и я побеседую с их главным. Надеюсь, ты не скучала? Никто не обижал?
   - Да нет. Я ж могу и сдачи дать, - расплылась в улыбке.
   - Вот и умница. А ещё я видел парочку интересных лавочек, куда нам обязательно стоит зайти...
   Пока мы вкушали пищу, зал трактирчика всё заполнялся и заполнялся, и вскоре почти не осталось свободного места. Стало совсем шумно и непривычно, я то и дело оглядывалась, широко раскрывая глаза. Деда это смешило и умиляло.
   - А что будет, когда в академию приедем, - "обрадовал" он.
   Говорить приходилось, низко-низко наклоняясь друг к другу, гомон перекрывал всё. В какой-то момент почувствовала, правое плечо словно кто-то прожигает взглядом. Чуть повернула голову в сторону двуликих, откуда и пришло ощущение. За столом двуликих тоже стало многолюдно, они всё так же общались чуть слышно, лениво оглядывая публику. А сейчас несколько пар глаз наблюдали за нами с дедом, кто-то с толикой любопытства, кто-то неприязненно морщась. Девушка разносчица, как раз проходившая мимо нас, тихонечко шепнула мне на ушко.
   - Господа двуликие решили, что вы со своим спутником любовники.
   Дед услышал реплику, хмыкнул, затем громко рассмеялся, удивив этим даже шумных гномов, а затем, наклонившись ко мне, шепнул:
   - Ну, что, развлечёмся? - и подмигнул.
   Мне было интересно, что у нас получится, поэтому чуть заметно кивнула.
   - Что надо делать?
   - Для начала пристально посмотри на любого из них, улыбнись, ресничками похлопай. Пусть думают, что ты ими заинтересовалась. Потом фыркни разочарованно.
   - А они не рассердятся?
   - На чужую добычу открыто притязать не будут. Тем более, пока они думают, что у нас отношения, ха-ха.
   Дед как раз сел удобнее, спиной к двуликим, ну, а оказалась к ним лицом. Как и говорил дедушка, стала рассматривать гораздо пристальнее неспешно переговаривающихся мужчин. Жаль, сделать это как следует, было затруднительно из-за полумрака, царившего в таверне. Тем не менее, было ясно, все, как один, привлекательны, даже слишком. И по всему хорошо знают себе цену. Переводила взгляд то на одного, то на другого из сидевшей семёрки, но то и дело глаза останавливались на одном из них, жгучем брюнете с невероятно зелёными глазами. Что ж, пожалуй, лучше жертвы не найти. Дождалась, когда он ответит на мой взгляд, широко улыбнулась и зачем-то облизала внезапно высохшие губы. Двуликий хмуро сдвинул брови, огляделся, словно решая, ему ли такое счастье привалило, снова уставился на меня. Ещё шире улыбнулась ему, затем бросила взгляд на деда и снова на двуликого, и негромко так, но достаточно разборчиво сказала.
   - Нет, ты лучше. Этот какой-то слишком слащавенький и неопытный. Фи!
   И всё это глядя в глаза мужчины. Было видно, что он опешил. Ну, да, какая-то человечка признала его бракованным.
   - Эээ, Сиреми, - шепнул дед, - про неопытного говорить не стоило. - Затем встал, подал мне руку и повёл на выход.
   Разозлённый взгляд жёг спину до самой двери. И пусть! Я ведь узнала его, это именно он сбил меня недавно на пол. Вот и получил сдачу. Ничего-ничего, пообтекает немного.
   За дверью мы немного похихикали, и в прекрасном расположении духа потопали до нужных нам лавок. По возвращении дед пошёл договариваться с гномами, а я стала укладываться спать. Наш путь ещё не был окончен, а мы уже обзавелись кучей вещей. Нужных, конечно, но обременительных. Хорошо ещё в караване можно было скинуть их в повозку. Кстати говоря, я вначале думала, что караван гномов будет передвигаться столь же неспешно, как и предыдущий, но на удивление скорость передвижения наоборот удвоилась. Гномы спешили не просто сбыть оставшийся товар, они спешили домой. Горцы по-прежнему были шумными, но лишь на привалах, в дороге были серьёзными и внимательными.
   - Ай, - заметил ещё вначале пути глава горцев, - подразвелось нынче разбойничков. Шалят на дорогах. Убить никого не убьют, а вот стащить, что плохо лежит всегда успеют. В прошлый раз умело отвлекли нас и под шумок увели одну повозку. Хорошо ещё там не было чего-то особо ценного, но всё одно неприятно. Вот теперь и бдим. Вы девочку свою в середину обоза отправьте, всё спокойнее будет.
   А деду лишь того и надо, чтобы внучка в безопасности была. А чтобы время зря не тратить, заставил повторять составы лекарственных сборов и способы их применения. Самое смешное, что за этим скучным занятием я даже не заметила нападения разбойничков. Просто в какой-то момент дед исчез из поля видимости, а затем снова появился, разминая плечи.
   - Где ты был?
   - Да так, размялся. Представляешь, какие хитрованы! Всё одно одну подводу увели! А главарь-то, видать, голова!
   - Разбойники?! Ну, вот, а я пропустила...
   - Было б там на что смотреть. Вот через пару дней прибудем в Виррей, сможешь полюбоваться на диковинки. Давно я там не был, но ещё не забыл свой восторг.
   - А что там?
   - Животные и птицы со всего мира!
   - Зоопарк что ли?
   - Зоо... что? Слово какое странное...
   - Да?
   - Придумаешь же, внучка.
   - Да оно само как-то.
   На третий день дороги глава каравана присел на нашу повозку. Я вдела, что его давно интересовала наша колоритная пара, но вот так сразу расспрашивать путников, у горцев было не принято. Стоило сначала присмотреться, дать попривыкнуть, а там и за вопросы приниматься. Это всё мне дедушка поведал, едва завидел приближающегося к нам гнома.
   - Вижу, вы не первый день в пути, - начал издалека глава каравана. - Издалека, видимо?
   - Издалека, - коротко ответил дед, хитро поглядывая на "гостя". Выдержал паузу, давая возможность гному самому раскрыть цель своих вопросов.
   Думаю, гном тут же смекнул, что к чему. Усмехнулся.
   - Вот же вы, двуликие! Всё то из вас клещами тащить надо. Ещё нам, горцам, в этом фору дадите! Ладно, что уж там. Спрошу главное. Далеко ли путь держите?
   - Далековато, - снова коротко ответил дедушка. - Отсель не видать.
   Гном пристально разглядывал сначала деда, потом меня. Вдруг хлопнул себя ладонью по лбу.
   - От ведь! Не приметил сразу! А ваши-то маху дали. А тут - родство на лицо! Дед ли? Дядюшка?
   - Прадед, - с улыбкой уточнил двуликий.
   Гном снова призадумался, щуря глаза и хмуря брови.
   - А не магиню ли будущую в академию везёте? Али не правильно догадался? - Ваша правда, - кивнул дедушка. - Силушку развивать надо, да учиться сдерживать её.
   - Ваша правда, уважаемый, - в тон ему согласился гном. - У меня вон средний сынок тоже в этом году на обучение отправляется. Вот ведь сподобилось двум стихиям пробудиться.
   - Земля и вода? - приподнял бровь двуликий.
   - Вижу, вы знаете в этом толк, - огладил усы гном.
   - Дедушка раньше в академии преподавал, - зачем-то встряла я.
   - Вот как?! Может, тогда посоветуете, какой факультет основным выбрать? А то ить балбес мой из одной крайности в другую кидается.
   - Это смотря в какую академию поступает. Если в Прилукскую, что на севере, то выбрать надо ту, которая посильнее себя проявляет. Но это если вторую стихию не захочет в полной мере развивать. В ту академию в основном одностихийники идут. Можно ещё к двуликим податься, но, думаю, сын ваш не захочет так далеко от дома уезжать...
   - А вы внучку свою куда сопровождаете? Не в академию ли общей магии, что у нас на границе стоит?
   - В неё. Слышал, там сильных магов воспитывают.
   - Девонька, - обратился ко мне гном, - а коли поступишь, возьмёшь моего сорванца под свою опеку? Он у меня парень хороший, только чересчур доверчивый. Жена с тётками совсем забаловали. Я ж всё в дороге, совсем мужского пригляда нет. Так что, согласишься?
   А сам хитро так смотрит на деда, и вот чувствую, не договаривает что-то горец. Но и дед ему не возражает. Пришлось соглашаться.
   - Вот и ладно, - обрадовался гном. - Через денёк у излучины Горянки вас и познакомлю. Там он меня дожидаться должен.
   Ещё какое-то время дед и гном обсуждали свои мужские дела, я не встревала, предпочтя свернуться калачиком и задремать под боком у дедушки.
  
   ***
  
   - Сиреми, проснись. Мы у перехода. Сейчас ты увидишь великую реку, берущую начало далеко в землях двуликих. Срываясь тонким ручейком с высочайшей вершины Синих гор, Ливлин (что на древнем языке двуликих означает "свет любви") питается впадающими в неё речушками, а затем несёт свои воды через большую часть земель нашего мира к Великому морю. Смотри, а вот и она! Ливлин!
   Широко распахнув глаза, впитывала в себя прекрасные виды, открывшиеся перед нами.
   - Ну, здравствуй, Великая! - поклонился до земли глава гномов.
   Дедушка тоже склонил голову.
   - Ливлин в почёте у всех рас, она даёт жизнь, питает, дарит прохладу. Большинство поселений и городов построено на берегах её притоков, одна из людских академий возвышается на крутом холме буквально в двух шагах от Ливлин, - пояснил он.
   - Там учатся те, у кого дар водной стихии? - догадалась я.
   - Верно. А ещё там обосновались целители. Если бы у тебя проснулись не все стихии, я предпочёл бы, чтобы ты обучалась именно там.
   Меж тем караван снова двинулся в путь, следуя параллельно левому берегу великой реки. Вскоре мы сделали ещё поворот и стали удаляться от Ливлин, всё чаще стали попадаться густые колючие кустарники живции с пока ещё полу зелёными плодами.
   - Вот доберёмся до Горянки, - довольно оглаживая усы, заметил подъехавший гном, - попробуете настоящей спелой живции. Тут, у самой реки, кусты ещё молодые, не набравшие силы, а потому и плодоносить начинают позже. Мой то балбес, наверняка, уже от души ягодок налопался!
   Я уже предвкушала встречу с этим "балбесом", дед улыбался, а гном потирал в нетерпении руки, видно, соскучился по сыну.
   Ну, что сказать, встреча была эпической... вернее была бы эпической... если бы не стала уморительной. Так как встретил сын отца... сидя на горшке, точнее в отхожем месте, так как, переев ягод, у парня скрутило живот. И вот уже вторые сутки над парнем ржёт весь придорожный трактир, наблюдая очередной забег гнома до отхожего места. Вот такой забег мы и застали, подъехав в месту отдыха. Глава каравана, завидев сына, широко развёл руки для объятий, увидев, как тот мчится ему навстречу. И каково же было изумление горца, когда его отпрыск прытью пронёсся мимо, держась одной рукой за живот, а второй за портки.
   - Куда?! - возопил старший гном.
   - Скоро по аромату поймёте! - заржали стоявшие у входа мужчины. - Сегодня с утра это уже пятый подход. Интересно, побьётся ли вчерашний рекорд?
   Пока мы выгружались, молодой гном всё же объявился пред светлыми очами батюшки. Его щёки алели стыдливым румянцем, а голову парень заранее втянул в плечи, видимо, зная норов батюшки, готовился к взбучке. И она последовала.
   - Это что ж ты меня позоришь перед людом честным?! Мозги совсем растерял?! Али ума столь много, что девать некуда?! Так я сейчас покажу, куда его можно приспособить! А, ну, стой! Куда побёг, когда с тобой отец разговаривает?!
   - Я... это... мне надо...
   И парень снова рванул к полюбившемуся ему месту под дикий ржач всех, кто был во дворе трактира.
   Мы с дедушкой переглянулись, кивнули друг другу, и я полезла в свою специальную сумку за уже готовым настоем. Молча отдала пузырёк главе каравана.
   - Поможет? - спросил он с надеждой, я кивнула.
   Гном рванул следом за сыном, я только успела крикнуть вдогонку:
   - Два глотка!
   Пока мы заказывали еду и рассматривали присутствующих в трактире, гном с сыном вернулись, они оба испытывали облегчение от того, что всё, наконец, закончилось. Горец жал нам с дедом руки и порывался всучить денег в благодарность, мы наотрез отказывались. Младший гном сидел, ссутулившись, зажав кулаки меж колен и явно испытывая смущение.
   - Вот, Вирек, знакомься! Ан Риннаван и его правнучка Сиреми! С девушкой вы будете вместе поступать в одну академию.
   - Правда?! - тут же поднял голову паренёк, восторг и предвкушение блестели в его глазах. А вот смущение было забыто. - А ты на какой факультет? Ты человек? Или нет? Издалека?
   Старший гном поднял очи к потолку и сокрушённо вздохнул:
   - Ну, началось... И в кого ж ты у меня такой?!
   - Так бабушка сказала, что я вылитый отец, - ухмыльнулся парень, за что тут же получил подзатыльник от любящего родителя.
   На самом деле Вирек мне понравился, весёлый, беззаботный и очаровательный, что для гнома было удивительным. Если б не знала, приняла бы Вирека за молоденькую девушку, только очень маленького роста. Да, мышцы присутствовали, но не столь явные, как у его отца, а вот глаза... глаза сразу обращали на себя внимание по-девичьи пушистыми ресницами. Общаться с парнем было приятно, и, если поначалу казалось, что у него ветер в голове, то после получаса беседы становилось понятно, что гном умён, хоть и предпочитает этого не показывать, а вернее стесняется этого. Вот же глупый.
   За время, оставшееся до академии, мы успели сдружиться. Вирек почти всю дорогу сидел в нашей повозке или брёл рядом с нею.
   - Если б ты была нашей горянкой, я б на тебе точно женился, - как-то изрёк он.
   - С чего это? - рассмеялась я, а дед лишь усмехнулся.
   - Ты хорошая. Не вредная. Симпатичная. Талантливая. Жаль, что двуликая...
   - Это ещё почему?
   - Все двуликие, даже самочки, сильнее нас горцев.
   - Ну, и что ж в этом такого?
   - Как же я стану защищать тебя, если на нас кто нападёт?! Никто ж не поверит, что горец смог стать защитником двуликой!
   - А... так ты в герои рвёшься? Так я никому не скажу, что я двуликая, но и ты уж помалкивай.
   - Ну, ладно.
   - К тому же ситуации бывают разные. Иногда и двуликому нужна помощь, - добавил ан Риннаван. - Особенно такой милой девушке, как моя Сиреми.
   На последнем привале, устроенном сразу после очередного портального перехода, я вновь столкнулась с теми двуликими из трактира, что сделали о нас с дедушкой нелицеприятную догадку. Караван как раз расползался по полянке, устраиваясь для отдыха, когда из портала показалась вереница всадников. Нас с Виреком, беседующих в это время сразу заинтересовали мощные фигуры путников. Вирек присвистнул от восхищения.
   - Вот это воины! А какая у них экипировка!
   Я же в этот момент встретилась с взглядом красавца-брюнета, над коим мы с дедом пошутили. Двуликий явно меня узнал, иначе почему его глаза сощурились, и взгляд стал таким надменным. Пф! Мне то от этого ни тепло, ни холодно. Повыше задрала подбородок и развернулась спинок к всадникам.
   - Было б там на что смотреть?! Пойду лучше помогу ужин разложить.
   Вирек поглазел на двуликих пару мгновений, а потом кинулся следом за мной.
   - А чего ты их так встретила? Встречались раньше? - догадался гном.
   Ну, я и рассказала, что да как.
   - Ну, и правильно вы их развели! Привыкли, что все девчонки на них заглядываются, вот носы и задирают.
   На ужин нас с дедом пригласили к костру главы каравана, к моему неудовольствию там же оказалась и группа двуликих. Проявляя воспитанность, не стала показывать, что присутствие последних доставляет дискомфорт. Вирек, проявляя солидарность и поддержку, присел со мной рядом, то заглядывая в глаза, то подкладывая в тарелку самые вкусные, на его взгляд кусочки. Сразу заподозрила, что парень красуется перед двуликими. Как же, такая симпатичная девушка предпочла его общество обществу красавцев-двуликих. Не стала его разочаровывать, решив подыграть. То поглажу его по руке, то улыбнусь по-особому радостно. Как уж там к этому отнеслись "гости", совершенно не интересовало. Вскоре почувствовала сонливость и попросила Вирека проводить к повозке. Дед было отправился следом, но его остановил один из двуликих. Подслушать разговор хотелось неимоверно, но дедушка бы этого не одобрил, поэтому... послала на разведку Вирека. Вернулся он не скоро, отчаянно почёсывая руки.
   - Цени, на что я пошёл ради тебя! Пришлось в кусты жгучки залезть. Правда, услышал немного. Осторожные, да и слухом хорошим не обделены. В общем, один из тех двуликих знакомым твоего деда оказался. Вроде, вместе работали когда-то. Болтали о каких-то формулах и заклинаниях, я ничего не понял. А, ещё про тебя что-то было... Ан Риннаван просил о тебе позаботиться, вот.
   - Видимо, собеседник деда преподаёт в той академии, где мы с тобой учиться будем. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны без помощи нас не оставят, а с другой...
   - Всё про тебя докладывать будут, - встрял Вирек.
   - Да я итак ничего от своих скрывать не собираюсь. Просто... не хочу, чтобы другие знали, что я тоже двуликая. Дедушка говорил, что так проблем меньше.
   - Он прав. Я слышал, что своих самочек они ещё как опекают... Да, засада. Хотя твой дедушка мог всю правду и не раскрывать, - предположил гном. - Я ж не всё расслышал.
   - Может, и так. Мы с ним договорились, что для большинства будем изображать деда и приёмную внучку.
   - Если честно, я сначала и сам так подумал. С виду ты обычный человек, даже запах обычный.
   - Я что, воняю?!
   - Нет! Ты что?! Пахнешь ты вкусно, как... обычная девушка, но которая следит за собой. Между прочим, и аура у тебя, как у человека. Если б не подсказка отца... а у него дар - видеть суть вещей. Мне, правда, он не передался... Зато никто лучше меня дома не разбирался в чистоте камней. Вот и пусть себе старший брат теперь локти кусает, что я уехал. Всё смеялся надо мной, глупый да глупый. А как отбирать камни для своих работ, так ко мне бежал. Хвастался потом перед родными, что никто лучше него в клане таких красивых украшений не делает, а обо мне и не слова. Я, конечно, на его славу и не претендую, но всё равно как-то обидно.
   - Не расстраивайся. Вот в академии и блеснёшь талантами. Я вот ещё свои совсем не знаю.
   - Ты что?! У тебя ж четыре стихии! Это круто!
   - Было бы круто, если б я ими хорошо владела, - сокрушённо вздохнула я. - Думаешь, зачем я в академию еду? Дедушка, конечно, много знает, но не всё.
   - Он с тобой едет, чтобы снова преподавать?
   - Нет, конечно. Просто посмотрит, как я устроилась, и домой вернётся, - тут же печально опустила плечи. - Буду скучать... Я ведь никогда никуда не выезжала из дома и надолго со своими не расставалась.
   - Я тоже. Но это здорово! - восторженно воскликнул Вирек. - Столько нового можно увидеть и узнать! А вдвоём нам не будет скучно. Ты ведь будешь со мной дружить?
   - Буду.
  
   ***
  
   - Вирек... это... Невероятно! Такая красота! - то шептала, то вскрикивала я, глядя на виднеющиеся с холма стены величественного здания академии.
   -Дааа...
   - Челюсти подберите, молодёжь, - рассмеялся ан Риннаван. - Ещё не то увидите. Сегодня в городе переночуем, а в академию с утра отправимся. Всё равно вечером вступительные испытания не проводят.
   Дедушка еле сумел увести нас с холма, куда мы с Виреком недавно с трудом вскарабкались, чтобы впервые увидеть место, которое совсем скоро станет нам вторым домом.
   - Ну, и громадище! - сбегая вниз, пыхтел гном.
   - Представляю, какая она вблизи!
   - Ага! А представь, сколько в ней народу учиться! Это ж...
   - Москва-сити!
   - А? какое "ссити"? - резко затормозил Вирек.
   - Ой! - тоже притормозила я, поняв, что снова выдала странно знакомые, но совершенно непонятные слова. - Фу! Не обращай внимания. Это просто... набор звуков. Только что придумала... Бежим лучше скорее за дедушкой. Видишь, и твой отец сердится, что мы задерживаем караван. Он ведь только из-за тебя свернул с первоначальной дороги.
   - Вот ещё, - отмахнулся парень. - Просто решил повыгоднее остатки товара продать.
   - Дурень ты, Вирек! Товар он мог продать и в другом месте. Любит он тебя, вот и пошёл наперекор всем. Решил успокоить отцовское сердце и чадо непутёвое до места доставить.
   - Скажешь тоже, - зарделся Вирек.
   А то я не вижу, как он расцвёл от моих слов. Одно дело самому догадываться, другое, когда и остальные твои выводы подтверждают.
   Трактир, в котором мы остановились, был уже битком набит разным народом. Хозяин заведения шепнул, что нам просто повезло, что нашлись свободные комнаты.
   - В это время приём в нашу академию начинается, - поделился он, пока мы ждали освободившегося столика. - Все трактиры в городе просто трещат от наплыва посетителей. Нам то в радость, сразу такой доход, а вот самим приезжающим - головная боль, как устроиться. Сегодня вот чуть спокойнее, а два дня назад вертелись и днём, и ночью.
   - Значит, приём начался пару дней назад? - вставил вопрос дедушка.
   - Ну, да. Традиционно первыми приезжают люди и горцы, а потом уж и все остальные. Вы вот, гляжу, припозднились. Хотя, разницы ведь никакой, хоть когда прибудь, всё ж всё одно зависит от силы дара. А мы гордимся, что наша академия одна из сильнейших!
   - А я слышал, что трактирщики зачастую недобрым словом поминают студентов, - хмыкнул в усы отец Вирека.
   - Что есть, то есть, уважаемый, - с улыбкой ответил ему трактирщик. - Студенческая братия иногда и натворить бед может. Мы ворчим по привычке, да и то, в праздники, когда молодёжь "на волю" выпускают.
   - Так в академии всё ж пропускной режим соблюдается? - снова прощупал почву ан Риннаван.
   - А то?! Порядки строгие, у наших магистров не забалуешь!.. А вон, гляньте-ка, столик освободился! Присаживайтесь. Сейчас ваш заказ принесут.
   Мы вчетвером поспешили занять столик, пока этого не сделала новая группа посетителей. Старший гном долго не мог с нами находиться, караван вот-вот должен был отправиться к следующему порталу. Расцеловав отпрыска в обе щеки, горец протянул сыну увесистый мешочек с деньгами.
   - Вот, на разные мелочи хватит. Ты домой-то пиши. Знаешь ведь, мать волноваться будет, - вздохнул гном. Затем посмотрел на нас с дедушкой. - Вы уж присмотрите за ним, как поступит, как устроится...
   Повздыхав, усач направился к выходу. У самой двери обернулся, широко улыбнулся, глядя на сына, и вышел прочь. Вирек старался не показывать виду, что расставание растрогало его. Опустил голову и какое-то время молчал. Мы с дедушкой не стали теребить его в эту минуту, просто продолжили неспешную беседу, чтобы дать парню прийти в себя. Говорить, правда, приходилось, наклоняясь друг к другу, так как гвалт стоял ещё тот. Я вертела головой, рассматривая посетителей, ведь большинство присутствующих здесь представителей различных рас, знала лишь по рассказам деда. В этот момент к нам подошла подавальщица.
   - Скажи-ка, милая, а много ли в академию поступает двуликих? - придержал её вопросом ан Риннаван.
   - Прилично. И каждый год так. Нам в радость, ведь и платят исправно, и особых безобразий не творят. Вы извините, но мне пора. Сами видите, народу сегодня...
   Я видела, что дедушке не очень по нраву, что именно сегодня нас угораздило приехать вместе с большинством поступающих двуликих, тем более, что парни и мужчины этой расы сейчас активно принюхивались и с интересом посматривали на присутствующих здесь женщин и девушек. Поэтому дед, едва мы наелись, погнал нас с Виреком устраиваться на покой.
  
   ***
  
   Ночь спала плохо, чувствуя неуёмное волнение и беспокойство, а потому встала с тёмными кругами под глазами. Дедушка на это лишь сокрушённо покачал головой. Зато Вирек цвёл аки весенний вельс, глаза горят, щёки алеют, сам чуть не подпрыгивает от нетерпения. Пока я неспешно ковырялась в тарелке, гном то и дело посматривал на дверь, потом не выдержал и с укоризной заметил.
   - Ну, Сиреми! Хватит уже копаться!
   Ответила ему хмурым взглядом.
   - Поспешишь - людей насмешишь! - выдала, сунув в рот очередную ложку каши.
   - В точку, девочка, - усмехнулся дедушка. - Хотя... поспешить всё же надо. До академии ещё час добираться.
   - Час? Так долго?
   - Это если пешком. Но можно и попутным транспортом, тогда и быстрее и комфортнее. Вот только, боюсь, транспорта на всех может и не хватить, - кивнул дедушка в сторону появлявшихся отчаянно зевающих посетителей.
   Это подстегнуло и меня, и Вирека. Быстро закончив с завтраком, сбегав за вещами, мы припустили к дороге, ведущей в сторону академии. И нам повезло. Встретилось с десяток повозок, везущих в академию провиант. Дедушка быстро договорился с кем-то, и вот мы уже "мчимся" вперёд, уютно устроившись между мешками с крупой.
   Чем больше мы приближались к академии, тем сильнее начинало биться сердце. Высокие шпили семи башен белыми островами, казалось, подпирали небеса. Серая монолитная ограда более чем наполовину закрывала от наших любопытных взоров здания академии, а их было несколько: приземистых и высоких, соединённых арками и переходами. Основное здание, словно центр шести лучевой звезды, удивляло своим небесно-голубым цветом и формой постройки, больше напоминавшей полусферу с высоким шпилем в центре. Но так казалось лишь издалека. На самом деле это была не полусфера, а подогнанные друг к другу, словно лепестки водного лотоса, части здания. Дорога круто поднималась вверх, чтобы добраться до входных ворот приходилось двигаться своеобразным серпантином. Чем выше мы поднимались, тем более чудесным делался вид на округу. Справа виднелись вершины великий гор и древний лес, ведущий к ним, слева блеснули воды озера, полумесяцем огибая академию.
   - Дааа... - выдохнули мы с Виреком одновременно.
   Возница усмехнулся, мы были далеко не первыми, кто открывал рот от восхищения. Недалеко от ворот мы слезли, так как повозкам предстояло въехать через другой вход, и направились к чуть приоткрытой ажурной железной дверце. Вирек было протянул руку к ручке, как дедушка ухватил его кисть и указал головой на чуть заметные искры, то и дело вспыхивающие на дверце. Магическая защита, активированная, а значит, вход без позволения не предвидится. Правда долго стоять нам не пришлось, дверца через пару ударов сердца распахнулась, и нам навстречу вышел плотного, если не сказать округлого, телосложения гном с седыми усами, свисавшими чуть не до пояса. Оглядев нас, молодых, открывших рот, перевёл взгляд на ана Риннавана, чуть склонил голову, приветствуя двуликого, и пригласил войти.
   Во дворе академии уже толпился народ. С той стороны ворот шум, стоящий сейчас вокруг, был не слышен, поэтому в какой-то момент захотелось зажать уши ладошками, боясь оглохнуть. Привратник усмехнулся и указал рукой на начало очереди из поступающих. Дедушке пришлось отойти в сторонку, где уже стояли родственники и знакомые ребят, мечтавших учиться здесь. Мы с Виреком молча подошли к весело болтающим будущим студентам. Очередь двигалась медленно. Навскидку, нас в ней было ни как не меньше тысячи, с учётом стоящих впереди и подошедших сзади. Лишь спустя пару часов очередь дошла и до нас с приятелем. Я была рада, наконец, уйти с солнцепёка, а также от заинтересованных взглядов парней, не все из которых просто рассматривали симпатичную девчонку. Чьи-то взгляды казались липкими и противными, особенно разозлила группка молодых ребят, громко обсуждавших внешность каждой стоящей в очереди девушки. Мне, честно, было плевать, что там выдавала их глупая человеческая фантазия, дедушка давно научил меня абстрагироваться от подобных людишек, и всё равно почувствовала облегчение, когда скрылась в арке входной двери. В огромном холле с высоченным потолком стояло с десяток массивных столов, за которыми сидели члены распределяющей комиссии. По одному мы подходили к освободившемуся месту и усаживались напротив принимающего. О чём шла беседа, какие задавались вопросы, не было слышно, значит, использовались магические щиты-заглушки.
   - Имя? Раса? Проявившиеся стихии? - не глядя на меня, выпалил импозантный мужчина, за стол которого я подсела.
   - Сиреми Пограничная. Двуликая. Четыре стихии, - отрапортовала быстро.
   Магистр вскинул заинтересованный взгляд. Нахмурил брови, потёр подбородок, кивнул сам себе и записал что-то в разложенную перед собой книгу. Затем протянул мне листок с номером и какими-то закорючками на обратной стороне.
   - Встань на жёлтый круг справа от входа. Покажешь листок в следующей комнате.
   И больше никаких инструкций. Пожала плечами и отправилась, куда послали, успев рассмотреть, что не все двигались следом за мной. Вирек, вон, встал на зелёный круг и тут же исчез в портальном вихре. Меня портал перенёс в большой зал, поделённый магией на цветные сектора. Дорожка, по которой шагала я, оставалась жёлтой. В центре дорожки стоял очередной принимающий. Молча подала ему листок, так же молча мужчина указал мне на круглый каменный подиум. Встала на камень, и тот час же вокруг меня замелькали светные магические всполохи.
   - Хм, и правда, четырёхстихийник... - пробормотал маг. А затем громче добавил, записывая ещё что-то в мой листок: - Дальше переходишь на белую дорожку. В конце зала покажешь по одному заклинанию каждой из стихий. Удачи!
   Слезла с подиума и поискала глазами белую дорожку. Она нашлась не сразу, вернее, появилась справа от жёлтой, словно бы наслаиваясь на неё. Пошагала быстрее, так как понимала, следом за мной идут ещё поступающие. Чем дальше ступала по белой дорожке, тем менее прозрачными становились перегородки между секторами. Задумавшись, не сразу увидела высокого магистра, прислонившегося к плечом к одной из перегородок. Высокий, как дедушка, и столь же мощный. Явно двуликий. Ой, а я ж его видела! Это его беседу с дедушкой подслушивал Вирек.
   - Что ж, я рад, что у вас всё же в наличии все стихии, - улыбнулся двуликий. - А теперь покажи заклинания стихий в той последовательности, в которой они раскрывались.
   Здесь у меня всё было отработано до автоматизма, поэтому на демонстрацию не понадобилось много времени.
   - Вижу, мой старый знакомый времени зря не терял. Кое-что хромает, но это дело поправимое... Для четырёхстихийников у нас особое расписание, а вот факультет тебе предстоит выбрать самой. Мы предлагаем защитную магию, артефакторику, боевой факультет, целительское направление и прикладную магию. Каждый из факультетов направлен на развитие всех стихий, которыми владеет студент. Естественно, что больше времени будет посвящено самой сильной твоей стихии, а вот самую слабую разрабатывать придётся факультативно. В конце коридора встанешь по-прежнему на белый круг. В следующей комнате получишь направление на заселение и сопровождающего из старших студентов, он ознакомит тебя с правилами академии, покажет, где тут у нас что, проводит попрощаться с родными и знакомыми и поможет вселиться в общежитие. Так что, добро пожаловать!
  
   ***
  
   С дедушкой попрощались сумбурно. Скорее всего виной тому было всё ещё не схлынувшее волнение и толпы народа шумевшего, толкавшегося и носящегося туда-сюда. Это я растерялась, а деду царящая суета доставляла удовольствие, я ясно это видела. Видимо, нахлынули приятные воспоминания.
   - Не волнуйся, девочка. Помни, чему я тебя учил. Будет возможность навещу. Ну, и сама не забывай посылать весточки, мы будем ждать.
   Поцеловав деда в щёку и крепко-крепко обняв его, подхватила вещи и пошагала следом за прикреплённым ко мне студентом, стараясь не обернуться. А то ведь опозорюсь, просто-напросто разревевшись...
   Мужское и женское общежития, куда устремилась толпа первокурсников, располагались в двух башнях, стоявших одно напротив другого. На самом деле таких башен было пять, они, словно лепестки цветка, окружили ещё одну башню меньшую в диаметре, но зато более высокую. В ней, как пояснил мой сопровождающий, проживали магистры и ректор академии. А что, удобно, можно легко контролировать непоседливых студентов.
   Внутри башни-общежития серпантином ввысь извивалась лестница, комнаты на этажах расположились веером. Даже внутри, когда я вошла в свою комнату, всё подчинялось форме этого веера. Три кровати, между которых расположились два узких, но высоких до самого потолка, окошка; круглый стол почти посередине комнаты; две глубокие ниши с двух сторон от двери: одна для одежды, вторая для учебников и разных мелочей. Простенько, но уютно. Порадовала организация отопления, дед рассказывал о подобном, но раньше мне не доводилось видеть подобное. Где-то на высоте моего пояса по всему периметру стен были впаяны большие чёрные магические кирпичи-обогреватели, чей нагрев можно было регулировать несколькими простейшими бытовыми заклинаниями. Я как-то спросила у деда, почему такой способ отопления не применяют повсеместно, на что ан Риннаван заметил, что не каждому по карману покупка таких "кирпичиков". На самом деле их добывали гномы у себя в горах с большим риском для жизни, ведь приходилось спускаться за магической породой глубоко вниз, а затем ещё долго обрабатывать "кирпичи", чтобы они не потеряли своих свойств. Именно большая стоимость останавливала население нашего мира от повсеместного использования. А вот академии могли себе позволить такой "шик". Во-первых, "кирпичами" горцы оплачивали обучение своих отпрысков, да-да, обучение в академии всё же было платным, но об этом чуть позже. Во-вторых, между академиями и горцами шёл взаимовыгодный обмен: "кирпичи" взамен на магическую помощь и защиту от разных монстриков, то и дело появлявшихся в горах гномов.
   Ну, а теперь по поводу оплаты. Только перед самыми стенами академии дедушка рассказал о том, что обучение студентов не бесплатное. Ведь такую ораву нужно накормить, одеть, выделить необходимые принадлежность, а ещё нужны различные ингредиенты, книги и свитки... оплата труда персонала... Из всего перечисленного и набегала довольно таки крупная сумма. Радовало лишь одно, каждый год можно было оплачивать отдельно; ну, если хочешь, заплати сразу за все семь лет и спи спокойно. И всё же выходило дороговато. Я знала, что нашей семье такую сумму не потянуть, но дедушка успокоил тем, что моего приданого хватит не на одну такую академию. В общем, ан Риннаван, пока я проходила вступительные испытания, оплатил все годы моего обучения разом. Мне было немножко обидно за тех ребят, кто не имел средств, но хотел учиться. Но и тут дедушка порадовал пояснениями, оказалось, академия даёт таким ребятам возможность оплатить своё обучение выполнением различных работ по обслуживанию здания.
   Вот одна из таких девушек, не сумевших набрать нужную сумму, и поселилась вместе со мной. Познакомились и подружились мы с ней быстро. Когда я вошла в комнату, Динаи уже сидела на одной из коек и задумчиво смотрела в окно. Две другие кровати пока не были заняты, и я поспешила занять ту, что стояла у второй стены.
   - Привет! - поприветствовала будущую соседку. - Я Сиреми.
   - Привет! А я - Динаи. Мне здесь нравиться, вчера вот заселилась...
   - А мы в дороге задержались. И да мне здесь тоже нравиться.
   - Тогда садись за стол, я недавно отвар черемиши заварила, вот-вот поспеет. У тебя кружка есть? А то у меня одна, придётся, если что, по очереди. - Не придётся! У меня всё есть! А ещё в рюкзачке, кажется, ещё оставалось домашнее печенье и купленные вчера леденцы!
   - Леденцы?! Это же здорово! У меня только мамино варенье из живции, но оно очень вкусное, по особому рецепту. Ты пробовала живцию?
   - Да, совсем недавно. Вкусно! Правда, один мой друг переел ягодок и...
   - Знаю, - хихикнула девушка, - сама как-то раз пострадала из-за обжорства.
   За горячим отваром и нехитрыми вкусностями мы разговорились, протягивая между нами первые ниточки зарождавшейся дружбы. С Динаи было легко, она была тихой, но отнюдь не замкнутой простой и понятной, но не глупой. Узнав, что я четырёхстихийница, соседка тихонько присвистнула.
   - У меня только две стихии, но я и тому безмерно рада, - пояснила она. - Мама очень радовалась, что я у неё такая талантливая получилась, а ещё, что не придётся далеко от дома уезжать. Мы живём в небольшом поселении в дне пути от академии, и сможем часто видеться.
   - Ты всё время говоришь о матери. А отец?
   - Мы с мамой живём одни, - грустно ответила Динаи. - Отец бросил маму, когда узнал, что она беременна... Так что я - незаконнорожденная... Ты не будешь теперь дружить со мной?..
   - Ещё чего?! Прости, но твой отец - подлец! А вот мама - молодец! Тебя такую красавицу вырастила, не пропала, себя не потеряла.
   - Да, она у меня такая, - с любовью сказала Динаи. - Когда-нибудь я вас познакомлю.
   Наша третья соседка объявилась лишь на третий день. А жаль... Могла бы и вовсе не являться. Нет, мы не были против неё, но только до того мгновения, пока фифа, возомнившая себя пупом земли, не ворвалась в комнату.
   - Моя кровать та, что справа, - начала командовать будущая магиня. - Верхние полки тоже мои. Чего сидите? Вещи мои кто будет разбирать?!
   - Кроме тебя некому, - спокойно ответила ей, за что удостоилась пренебрежительно-гневного взгляда. - Справа кровать моя, и я не собираюсь её никому уступать.
   - Да ты!.. Ты обязана мне подчиняться! - чуть не затопала ногами фифа.
   - С чего бы?
   - У меня три стихии! Я - редкий самородок! Все обо мне должны заботиться и прислуживать! Тем более какие-то глупые курицы, которые еле-еле справляются со своими двумя!
   Вот это самомнение!
   - Между прочим, у Сиреми четыре стихии, - заметила Динаи, переглянувшись со мной.
   - Что?! Вы врёте! - чуть не завизжала фифа. - Ни минуты не останусь в этом склепе!
   Девчонка вылетела из комнаты. Через какое-то время в дверь заглянула девушка из старшекурсников.
   - Ту ненормальную подселили в комнату на той стороне от лестницы. Так что у вас замена.
   В комнату бочком протиснулась девчушка, сразу напомнившая мне Вирека.
   - Ты горянка? - спросила я, доброжелательно улыбаясь.
   - Да. Вы ведь не против, что я теперь с вами?
   - Лучше ты, чем то, что вваливалось к нам недавно, - ответила Динаи.
   - А ничего, что у меня две слабенькие стихии?
   - У меня тоже две, - рассмеялась Динаи. - Проходи уже и занимай свободное место. Будем знакомиться.
   - Кстати, у меня есть друг из ваших. Виреком звать. Мы с ним вчера проходили вступительные испытания.
   - Вирек? Не тот ли, что пострадал от поедания живции недавно?
   - Он самый. А ты его знаешь?
   - Да. Он мой брат двоюродный. Росли вместе...
   - Мир тесен, - хмыкнула я.
   Вот так и сформировалась наша дружная девичья команда, состоящая из двуликой, человечки и гномы. Я, правда, не спешила рассказывать, что я не человек, всему своё время. А пока мы неспешно знакомились, притирались друг к другу.
   Набор длился ещё два дня. Мы в это время прогуливались по территории академии, запоминая, где что расположено, отыскивали местечки, которые должны были стать нашими любимыми, получали ученические принадлежности и форму, заводили знакомства. Наткнулись как-то на ту самую фифу, строившую глазки тем неприятным типам, что облили меня презрением в первый день. Завидев нашу троицу, фифа скривила лицо и что-то шепнула одному из глумливых парней. В мою сторону тут же заинтересованно уставились.
   - Проверим, - донёсся до ушей голос главного заводилы. - Эй, ты!
   А это, я так понимаю, мне. Никак не прореагировала, продолжая шагать с девчонками в сторону столовой.
   - Эй! Оглохла что ли?!
   Топот ног, и на плечо легла чужая ладонь. Развернулась, вопросительно уставившись на блондинчика, гневно раздувавшего ноздри.
   - Ты правда четырёхстихийник?
   - Правда. И что?
   - Будешь встречаться со мной! - категорично так заметил парень.
   - А харя не треснет? - в пику ему задала вопрос.
   - Надеешься ещё кого-то подцепить? - тут же брезгливо скривился блондин.
   - Надеюсь, что от меня отцепишься ты! Идёмте, девочки!
   - Сама ещё приползёшь! - зашипел в спину ненормальный. - Отродье!
   Знакомо так зашипел, вызывая в памяти болезненные воспоминания детства. Споткнулась на ходу, словно заново переживая дни боли и отчаянья, садистские удары хлёстким прутом по открытым участкам тела. И шипящий голос мальчишки: "Получай, отродье!"
   Динаи и Хильма, увидев, как я побледнела, всполошились. Подхватили с двух сторон и потащили подальше от дурной компании.
   - Рассказывай! - настояла Динаи, усадив меня на скамью в парке возле столовой.
   Не особо вдаваясь в подробности, поведала историю детства. Хильма всплакнула, сопереживая, Динаи сидела, сжав кулаки.
   - Сколько же гадов ходит по свету! - наконец, выдохнула Динаи.
   - У нас в горах таких бы из рода погнали. Позор для семьи - позор для рода. Отверженные, - высказалась Хильма. - Но зато у тебя теперь самая лучшая семья! А тех ещё боги накажут!
   - А я не удивлюсь, если окажется, что тот дрянной мальчишка и этот белобрысый - одно лицо, - кивнула своим мыслям Динаи.
   Встряхнулась. Нельзя позволять плохим воспоминаниям портить жизнь. Девчонки поддержали меня, потянув в столовую. Сегодня там было гораздо больше народа. Нашла глазами Вирека, он тоже меня увидел и приглашающе махнул рукой. До того, как начнутся занятия, все могли сидеть, как заблагорассудится, но нас успели предупредить, что вскоре это измениться, и студентов распределят по курсам. Вспомнив об этом сейчас, скривилась, ведь и фифа и её компания окажется рядом с нами.
  
   ***
  
   - Внимание, первый курс! - раздалось, казалось, во всех уголках академии. - Всем пройти на седьмую площадку для построения!
   Седьмая площадка являлась местом построения для всех студентов первого и второго годов обучения, шестая - для третьего и четвёртого курса, на пятую выходили оставшиеся три старших курса. Площадки находились позади академии, располагаясь, как и большинство строений веером. Только сейчас я осознала, сколько же здесь учиться народу. Большинство первокурсников, видимо, испытывали те же чувства. Это было видно по широко открытым ртам и глазам. Старшие курсы с лёгкой насмешкой поглядывали в нашу сторону, они то давно ко всему привыкли. Отвлекаться долго не позволили магистры, начав выстраивать между площадками звуконепроницаемые щиты. Несколько минут, и началось распределение по факультетам. Площадка окрасилась пятью цветами: красный означал боевой факультет, синий - артефакторику, зелёный - факультет защитной магии, белый - целительство, голубой - прикладную магию. Затем в сторону каждого из нас скользнули разноцветные ленты, они обвили запястье, и студентам оставалось лишь перейти на свой цветовой участок. Не всем выбор лент понравился, то здесь, то там слышались недовольные вскрики. На мне, как и на руке Динаи оказалась голубая лента, а вот Вирек и Хильма, ожидаемо, перешли в синий сектор. Фифа пошагала к защитникам, хотя с таким отношением к окружающим какой из неё может получиться защитник. Неприятная компания парней почти вся ушла на боёвку, и хорошо, не придётся так часто с ними сталкиваться. Вообще, самое большое количество народа оказалось именно на боёвке, ну, ещё и у защитников, самое малое - на прикладной магии и артефакторике. Почему именно так, виднее магистрам. Далее для всех провели вводный инструктаж, а затем стали по факультетам уводить в здания. Пятьдесят голов прикладников споро пошагали за высоким магистром в форме с голубыми нашивками. Кстати сказать, наши ленты на руках растворились, зато форма стала походить на идущего впереди магистра, с той лишь разницей, что на девушках были платья.
   Вот интересно, главный зал и учебный корпус факультета почти не имел голубого опознавательного оттенка, зато все учебные принадлежности быстро приняли нужный цвет. В зале мы расселись полукругом и стали друг с другом знакомиться, это было первым предложением куратора нашего факультета. Куратором оказался тот самый дедушкин знакомец, что не могло не порадовать. Парней и девушке было ровно по двадцать пять, магистр пошутил по этому поводу, сказав, что наконец-то на факультете наступило равноправие.
   Пока мы знакомились, мимо нас в корпус прошествовали старшие курсы. И им и нам хотелось присмотреться друг к другу, но кураторы быстро погнали ребят по своим аудиториям. Вскоре и мы прошли в свой класс, где получили свитки с расписанием и списком необходимых книг на первое время. Учебные столы стояли, вновь повторяя форму веера, все рассаживались, как хотели, и естественно Динаи села рядом со мной на третьем ряду. Вводное занятие прошло незаметно, ан Лирриан разъяснил, чем мы будем заниматься на первом курсе, и что значит "прикладная" магия.
   - Мы не зря по цвету так близки к артефакторникам, ведь во многом мы будем выполнять схлжие задачи. Именно мы генерируем идеи использования магии в разных сферах жизни, подбираем наилучшие способы её применения, пусть редко, но всё же изобретаем новые формулы заклинаний, а уж артефакторы, пользуясь нашими идеями, создают свои шедевры. Красиво и интересно, да? Но есть одно, но веское "НО". Мы не имеем права изобрести то, что может навредить, что повлечёт за собой использование запретных знаний. Поэтому прежде всего каждый из вас научится быть ответственным, научится с полу слова понимать приказы магистров, выучит назубок правила техники безопасности. Кстати, первые ваши занятия и будут посвящены этому. Могу порадовать, что все основные предметы будут проходить у вас именно в этом классе, за исключением индивидуальных уроков по направлениям вашей магии. Для этого два последних учебных часа в день вы будете покидать эту аудиторию и отправляться в башню стихий. Расписание занятий там получите позднее.
   Итак, следующие два часа мы проходили ту самую технику безопасности. В общем то, многое мне итак было известно, благодаря наукам дедушки, и вначале я не отрывала головы от свитка с расписанием, но слушать магистра оказалось само по себе приятным. Мягкий, рокочущий бархат голоса завораживал. Вплоть до того момента, как я подняла на магистра взгляд. Это был тот двуликий с которым я столкнулась в придорожном трактире, тот, что высказывал дурацкие предположения про нас с дедом! Стоит тут, весь белый и пушистый! Весь из себя правильный! Очаровывает всех направо и налево! Ууу!..
  
   ***
  
   Магистр ан Эрриан
  
   Ну, вот начался очередной учебный год. Ещё один беспокойный год, с проблемными студентами и обожающими студентками. По большей части, я давно научился всё воспринимать спокойно, и чумовые эксперименты слишком "умных" прикладников, и попытки соблазнения "красавца-магистра", как за глаза величал меня женский пол, и "разбор полётов" с ректором и магистрами других факультетов. Так ко всему этому привык, что не сразу заметил направленный на меня неприязненный взгляд одной из первокурсниц. На фоне сладко-обожающих глаз остальных девушек эта человечка своим отрицательным отношением здорово выделялась. Симпатичная. Если б не читал сейчас её ауру, принял бы за молоденькую двуликую. Странно, но внутренний зверь с любопытством продолжил следить за девушкой, даже когда я перевёл взгляд в другую сторону. Нет, друг, нам она не подходит. Для других двуликих может быть, но не для нас... Вздохнул, вновь ощутив внутреннюю пустоту. Наш поиск идёт слишком долго...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Последнее время совсем перестала понимать себя. Какой-то полнейший раздрай. То я жутко злюсь на малейшую пустяковину, то радуюсь без повода... Соседки по комнате переглядываются, но с вопросами пока не лезут. А и что я им скажу? Что у меня раздвоение личности? А всё этот... двуликий! Смотрит как на "неведому" зверушку! На всех нормально, а на меня вот так! Или мстить, за то, что мы с дедом его слегка осмеяли? Хм. Всё может быть... А ещё бесят разговоры однокурсниц, мечтающих о благосклонности двуликого.
   - Ах, он такой душка!
   Да, уж, такой придушит, опомниться не успеешь!
   - А какие у него глаза!
   Ага, так смотрит, словно собирается дыру прожечь. Или шею по-тихому свернуть.
   - Как бы я хотела остаться с ним наедине в классе! Представляете... он и я...
   О, я представила! Чуть не обхохоталась! ОН бархатным голосом предлагает Тариме повторить второй блок правил вычерчивания круга защиты, а Тарима, заикаясь от волнения и теребя подол платья, одновременно пытается ответить и соблазнить магистра "чарующей" улыбкой. Нет, Тарима красивая и всё такое, вот только последнее время её голова занята "мальчиками". То тому глазки строит, то этому.
   - А я слышала, что магистр Эрриан захаживает на свидания в сторону факультета целителей, - встряла Фримма.
   - Не целителей, а защитников! - перебила её Арна. - Мне сама Лифма рассказывала.
   - Ой, нашла, кому верить! Лифма сама на него губу раскатала! Думает, если трёхстихийница, то все будут виться вокруг её ног! Между прочим, мой брат, а он в этом году заканчивает нашу академию, после занятий по расоведению рассказывал, что не все двуликие заводят отношения с самками не своего вида. Так что...
   - А кто у нас ан Эрриан?
   - Если б я знала! Но, согласитесь, это то и интригует!
   - Жаль, что двуликие стараются не оборачиваться без надобности. А твой брат не видел зверя нашего магистра?
   - Да я как-то не интересовалась...
   - Ну, так поинтересуйся!
   - Теперь только через десять дней, их курс отправили на стажировку в горы.
   - Ты только не забудь!
   Но и не через десять дней, не через месяц они так ничего и не узнали. И дело было вовсе не в том, что брат однокурсницы ничего не знал, и не в том, что других источников интересующих сведений не нашлось, просто у наших любопытных красавиц изменились приоритеты. А всему виной стало возвращение самого старшего курса. Да, сразу столько свободных и не очень свободных парней... Началась охота за самыми талантливыми и симпатичными ребятами. Вот только глупые забыли, что и девушки с остальных курсов не дремлют. К охоте добавилась "партизанская" война между прекрасным полом. Не коснулась она лишь самых стойких, вернее самых умных девушек.
   Мы с соседками попали в эту последнюю группу "умниц". Мммм, нам, конечно же, тоже хотелось с кем-нибудь познакомиться, но вступать в "девичью войнушку" - увольте. С интересом поглядывали на парней, но так, чтобы "партизанки" ничего не заподозрили. Динаи вообще предложила ограничиться ребятами из своей группы, тем более что они с интересом поглядывали в нашу сторону. Хильма с ней согласилась, я же просто равнодушно пожала плечами, зная, что пару себе смогу найти лишь среди себе подобных, то есть среди двуликих. Как-то высказала подобную мысль, на что Динаи, смеясь, ответила, что пару я и потом найду, а пока можно просто пофлиртовать.
   - А учиться когда? - задала резонный вопрос, на меня посмотрели, как на недалёкого ума простушку.
   - Одно другому не мешает, - заметила неожиданно для всех обычно молчаливая Хильма.
   - Вот именно, - поддакнула Динаи. - А потом, если уж тебе так принципиально, можешь построить глазки и магистру Эрриану.
   - Этому??? Ни за что!
   - Так и скажи, что просто боишься его, - подначивала Динаи.
   - Просто... он мне не нравится.
   - Тем более, - переглянулась Хильда со второй соседкой, - потренируешься на нём.
   - Вы сошли с ума! Он же двуликий! С ним нельзя вот так играться!
   - Сиреми, остальные ему чуть ли на шею не вешаются, и ничего, - всплеснула руками Динаи.
   - Ага, - поддакнула Хильма, - он либо на тебя внимания не обратит, либо...
   - Либо из-за вас у меня будут большие проблемы. Ладно, - вздохнула, глядя на мгновенно присмиревших подруг, - попробуем. Но если что... скажу, что вы во всём виноваты.
   - Ага! - дружно закивали головами девчонки.
   Что сказать, магистр явно не ожидал, что ему привалит такое счастье в виде меня. Нет, всё начиналась, как обычно. Мы пришли на занятия, заняли свои места, дождались прихода ан Эрриана... Магистр по привычке обвёл всех взглядом, морщась от обожающих взглядов девичьей части аудитории, и тут его глаза скользнули по мне и... показалось, что магистр завис. Отвёл взгляд в сторону, даже оглянулся, видимо, посчитав, что моя широкая улыбка и глупо-мечтательный взгляд предназначается ни ему, затем снова воззрился на меня.
   - Студентка Сиреми, вы заболели? - резко спросил ан Эрриан.
   Пришлось подниматься и отвечать под любопытными взглядами класса.
   - Нет, у меня всё в порядке.
   - Останетесь после занятий. Садитесь.
   Ну, вот, так знала, что добром всё не кончится! Глянула в сторону сжавшейся подружки, вернее это мне так показалось, так как Динаи просто склонилась над своим листом, на котором написала лишь одно слово и показала мне. "МОЛОДЕЦ". Молодец?! Она издевается?! Никогда так не желала, чтобы занятия не кончались подольше. Но время вышло, как и вышли из аудитории почти все ребята. Девушки подозрительно бросали взгляды мою сторону, они то давно списали меня с дистанции за сердце магистра Эрриана. А тут вдруг любопытная ситуация. Сделала лицо понесчастнее, пусть считают, что для меня магистр - неприятное зло. Впрочем, это недалеко от правды. Сам предмет моих размышлений собирал свои бумаги со стола, неспешно перекладывая их с одного места на другое. Могло даже показаться, что магистр нервничает. Вот придёт же в голову такая глупость!
   - Сиреми, позвольте узнать, был ли у вас в роду кто-то из двуликих?
   - А вам это зачем знать? - ответила вопросом на вопрос.
   - Я ваш преподаватель, - недовольно нахмурился магистр. - И если задаю вопрос, значит, мне необходимо знать ответ.
   - Тогда вам лучше обратиться к ректору, ему многое известно, - стояла я на своём.
   - Упрямство - не лучшая черта для девушки.
   - Как и излишнее любопытство для мужчины, - парировала я смело. Хотя на самом деле коленки тряслись от волнения и некоего страха, всё же грублю магистру академии. - Простите, я могу идти?
   - Идите, Сиреми... - задумчиво протянул ан Эрриан.
   Шмыгнула к двери, чувствуя прожигающий спину взгляд.
   - Уф! - выдохнула, оказавшись в холле.
   Тут же обнаружилась и Динаи, чуть не подпрыгивающая от нетерпения.
   - Ну, что ему было надо?
   - Хотел знать, не ли во мне крови двуликих.
   - Ага! Неспроста это. Явно положил на тебя глаз!
   - Ты что?! Где я, и где Он?! Не вздумай где-нибудь ляпнуть подобное. Меня ж загнобят.
   Динаи прикрыла род двумя ладошками, намекая, что никому ни-ни. Махнула на неё рукой.
   - Идём уже к себе. Надо переодеться, а потом ещё в библиотеку зайти. Через два дня зачёт по магии огня, а я в теории плаваю. Ты со мной?
   - Нет. С Хильмой договорились пойти посмотреть на тренировку старшекурсников. Думали тебя уговорить...
   - Да не до них, - отмахнулась, продолжая шагать к общежитию. - Расскажите потом, что было интересного.
  
   ***
  
   В библиотеке было непривычно малолюдно. На мой недоумевающий взгляд ани Дивия, одна из библиотекарей, весело заметила, что все сегодня на полигоне. Стало понятно, что за тренировкой наблюдают массово. Может и мне стоило пойти? В другой раз. Нашла нужную литературу и засела штудировать так тяжело дающуюся теорию. Приходилось зубрить целыми кусками. Эх, как легко было заниматься с дедушкой! Вздохнув, уткнулась в свитки и книги. И вот, когда, казалось бы, кое-что стало понятно, в библиотеку, шумно болтая меж собой, вошло несколько студентов. Бросила мимолётный взгляд в их сторону. А вот и старшекурсники. Уже не мальчики, мужчины, знающие себе цену. И всё же им далеко до магистра Эрриана... Ну, вот зачем вспомнила его?! Всё настроение себе испортила.
   - Глянь-ка, Аррин! Оказывается, не все с ума сходят от полуголых придурков.
   - Может она на голову пришибленная?
   - Не, скорей всего слишком умная. А эта не та четырёхстихийница, о которой рассказывал твой брат?
   - Брюнеточка с рыжинкой, симпатичная, высокая, как для человека... маленькая родинка на щеке... Пожалуй, она.
   Это они меня обсуждают?! Недовольно глянула в сторону болтунов. Широкие довольные улыбки. Явно горят желанием пообщаться. Демонстративно уткнулась в книгу и зажала уши ладошками. Тем не менее, всё ожидала, что эти действия не очень-то помогут. Но... тишина... Подняла глаза... И вместо болтунов увидела сидящего напротив магистра Эрриана.
   - И зачем скрывать, что вы двуликая?
   Вот чего привязался?!
   - Чтобы "подобные" вам не лезли с вопросами! - вот ведь, опять грублю.
   - Что значит "подобные" мне?! - сощурил глаза мужчина.
   - Значит - слишком любопытные, - буркнула недовольно.
   - Это ведь не единственная причина? Вы от кого-то скрываетесь? Сбежали от родных?
   Боги, дайте терпения!
   - Ну, вот что вы ко мне прицепились?!
   - Имею право - я ваш преподаватель. Так всё же?..
   - Сюда меня привёз родственник. Скрываться мне не от кого. Я на все вопросы ответила? Может, теперь вы позволите продолжить чтение?
   - Можете. Но ещё парочка вопросов у меня осталась, так что не прощаюсь.
   Уф! Ушёл! Ну, до чего въедливый тип! На самом-то деле, чего привязался?! Хорошо хоть влюблённых в него глупышек рядом не наблюдалось, а то бы тёмная мне была бы обеспечена. Огляделась. Никого. Лишь библиотекарь поглядывает на меня с улыбкой. Попыталась вновь начать чтение, но куда там, сосредоточиться не получалось. Вот испортил гад весь настрой!
   - Ну, как не пожалели, что сходили? - встретила в комнате раскрасневшихся девчонок.
   - Нет!.. - простонали они восторженно.
   - Завтра опять пойдём, - огорошила плюхнувшаяся на постель Хильма.
   - И ты с нами!
   И ведь придётся идти, чтобы не выделяться из толпы. А то ведь чую, те парни из библиотеки в покое не оставят. О, как я была права! Тройка старшекурсников поджидала прямо у столовой. Как я поняла, что ждут именно меня? А как не понять, если все трое не отрывали взгляда, следя за каждым движением. Резко притормозила. Подружки недоумённо переглянулись, но тоже остановились.
   - Ты чего? - спросила Хильма.
   Динаи проследила за моим взглядом.
   - Ничего себе! Вы что, знакомы?
   - Больно надо! Давайте их как-нибудь обойдём.
   Подхватила девчонок под руки и потянула ко второму входу. Парни переглянулись, но за нами не пошли. Я обрадовалась, но ненадолго. Вирек издалека махал нам рукой. Своим звериным зрением разглядеть его среди галдящей толпы было легко, поэтому ринулась к горцу, таща на буксире подруг.
   - Думал, мимо пройдёте, - встретил нас Вирек. - Садитесь, скорее!
   - Эмм, нам бы к своему факультету... - начала было Динаи.
   - Сегодня и здесь можно, тем более, что скоро мест совсем не останется.
   - С чего бы? - спросила Хильма, выхватывая с тарелки брата аппетитную булочку.
   - С того, что сейчас будут делать объявление. Интересно да? Я уже кое-что успел разнюхать.
   - О, да, это ты умеешь, - с набитым ртом перебила парня Хиильма.
   - Не встревай! Жуй, молча! Так вот... Ещё с утра я невольно подслушал, что...
   - Невольно?! Ха-ха!
   - Хильма! - недовольно вскрикнул Вирек. - Ты специально? Не хотите слушать - не надо!
   Гном сложил руки на груди и надулся, как мышь на крупу. Мы с Динаей зашикали на подружку, а затем умоляюще уставились на Вирека.
   - Ладно, - быстро растаял парень, видимо, и сам жаждал выложить перед нами новости. Огляделся по сторонам, наклонился, буквально ложась грудью на стол. - Через неделю к нам по обмену опытом прибывают где-то около тридцати двуликих со старших курсов вместе с преподавателями. Вот! Здорово да?
   - Дааа... - восторженно простонали подружки.
   - Неееет... - чуть не взвыла я.
   Когда столовая забилась народом под завязку, ректор, действительно, сделал то самое объявление, добавив лишь, что прибывающая группа состоит в основном из боевиков-прикладников. Оказалось, что в академии двуликих нет разделения этого факультета на два разных. Таким образом, заниматься и расселяться двуликие будут в крыле прикладной магии. Женский пол нашего факультета дружно заверещал от радости, а вот парни, наоборот, нахмурились, явно опасаясь конкуренции за девичье внимание. Девушки с других факультетов недовольно пыхтели и зло поглядывали на столы прикладников. Пока все приходили в себя от известий, к нашему столу придвинулась скамья вместе с тремя старшекурсниками-двуликими.
   - Детка, - обратился ко мне один из них, - о других и не мечтай. Мы тебя застолбили.
   - Чего?!
   - Такую сильную магиню кроме нас, двуликих, другим будет сложно удержать в руках, - пояснил второй нахал, с улыбкой наблюдая за мной.
   - Чуток подрастёшь и может станешь одному из нас парой, - добавил третий.
   - А не облезешь?! - зашипела я. Моя звериная сущность так и просилась наружу, разукрасить коготками морды этих придурков.
   - У нас шкурка твёрдая, - поиграл бровями блондин. - Облезает лишь раз в десять лет. Так что...
   Ясно, эти самоуверенные дураки - полозины, змееподобные двуликие. Сильные, симпатичные, но, брррр, склизкие ползуны. Именно эту ипостась при выборе я отвергла первой. Вот и как их отпугнуть? Раскрыться, что я из кошачьей породы, и им не по зубам? Так ведь разболтают, что двуликая и... мне "капец", покоя совсем не будет. Да ещё накануне приезда "гостей". Нет, надо придумать что-то другое.
   - У меня жених есть! - выпалила неожиданно и для самой себя.
   Челюсти друзей чуть не брякнулись о стол. Троица полозинов погрустнела, но ненадолго.
   - Если он - человек, то дело поправимое, - опять встрял блондин.
   Да что ж ты непробиваемый такой?!
   - Вот ещё! Он - двуликий! - буркнула в ответ, зная, что ещё пожалею о своих словах.
   - Это, конечно, проблематично. Но, пока на тебе нет его метки...
   - И он далеко... - продолжил за блондина второй полозин.
   - Мы испытаем свои силы, - закончил третий.
   Ааааа! Я их сейчас покусаю!
   - Мой жених здесь, в академии! - сжав кулаки, выпалила я, стараясь не смотреть в сторону друзей.
   - Кто?
   - А вот то не ваше дело! - ну, честно, достали!
   Парни переглянулись, встали и перед тем, как уйти:
   - Мы будем наблюдать за тобой...
   Едва они ушли, ребята накинулись с вопросами.
   - Это что сейчас было? - от Вирека.
   - Все двуликие такие бесцеремонные? - возмущённо от Хильмы.
   - А про жениха - правда? - кто б сомневался, что это будет Динаи.
   - Поговорим не здесь, - кивнула в сторону греющих уши с соседних столов.
   Более-менее спокойно закончили ужин и отправились на выход. Решили расположиться для беседы на смотровой площадке, которую облюбовали ещё в первые дни в академии. Осмотрелись по сторонам, лишние свидетели нам были не нужны.
   - Ребят, я всё придумала, чтобы те придурки от меня отстали, - покаялась перед друзьями.
   - И не сомневался, - почесал маковку Вирек. - А ведь отец рассказывал мне об одержимости двуликих в нахождении своей пары. А если б полозины узнали, что и ты двуликая, то... Ой! Прости!!!
   - Ну, ты и трепло! - возмутилась я, а затем бросила виноватый взгляд в сторону девчонок.
   Они сидели, раскрыв рты в шоке.
   - Но как? - наконец, отмерла Динаи. - Ведь ты - человек!
   А вот Хильма о чём-то крепко задумалась. Через пару минут отмерла.
   - Амулет, меняющий ауру? Мой прадед рассказывал о таком, так как его отец добывал камни, из которых сделали позднее парочку таких вещиц. Покажешь?
   И Вирек, и Хильма жадно уставились на меня, ещё бы легендарная вещь вот так рядом с ними. Не стала заставлять их ждать, вынула из-за ворота цепочку с амулетом. Совершенно неприметный камешек, больше похожий на застывшую прозрачную слезу.
   - Идеальная огранка! - выдохнула восхищённо Хильма.
   - Вот это да! - вторил ей Вирек.
   - Красиво, конечно, - встряла Динаи, - но мне интересно, а к какому виду двуликих ты относишься?
   - Тиррин... Но это только между нами! Надеюсь, вы не будете, как Вирек, трепаться обо мне направо и налево.
   - Ух, ты! А покажешь своего зверя? - Динаи состроила просительную мордочку.
   - Здесь?! - огляделась по сторонам и зачем-то подняла взгляд на уступ над нашими головами. - О, боги...
   Прямо на меня с, казалось бы, неприступного скального уступа взирал магистр Эрриан. Многозначительно так, пристально и... немного зло. Ох, чую, проблем прибавится основательно.
  
   ***
  
   - Эрриан, друг! Наконец-то! - Мощный, как все двуликие, и грациозный, как его животная ипостась, магистр Каввель крепко обнял давнего приятеля и практически брата. Эрриан, радостно улыбаясь, стиснул друга в ответ. - Ну, рассказывай, как ты здесь.
   - Тебе мало вестников?
   - Пф! Вестник - это такая малость. Ты мне подробности давай! А то что я твоей матери по возвращении буду докладывать?
   - Она всё никак не успокоится?
   - Ты ведь знаешь свою мать. Пока не обрадуешь её внуками, о покое можешь забыть. Думаешь, почему именно я припёрся с нашими остолопами?! Ани Миллин задействовала все связи, чтобы ректор внёс меня в списки.
   - Да, мама может, - сокрушённо покачал головой Эрриан.
   - Поэтому давай выкладывай, на кого уже глаз положил.
   - А то бы ты не почуял?! - саркастично заметил Эрриан.
   - В том то и дело, что почуял. То, что ты стойку на кого-то сделал, я ещё пару недель назад осознал. Кто она? Хорошенькая? У вас уже что-то было?
   - Успокойся уже балабол! Ни на кого я стойку не делал.
   - Но твой зверь моему тревогу и предвкушение по нашей связи послал. Кстати, а почему тревогу?
   - У тебя вопросов больше, чем у меня ответов. Вот поработаешь здесь немного, приглядишься, может и сам дойдёшь до того, что меня так заинтересовало.
   - Вот любишь ты интриговать! На каком хоть факультете эта "загадка"?
   - На моём. Даю тебе неделю сроку. Пользуешься только наблюдением, вопросы ректору и другим магистрам не задаёшь.
   - Давненько мы подобным не забавлялись, - довольно прокомментировал Каввель. - Хорошо. Но последний вопрос. А много ли на твоём факультете девушек? Или это магисса?
   - Это уже два вопроса. Но так и быть... Это точно студентка, - усмехнулся Эрриан.
   - Ммм, думаю, она с младших курсов, раз ты только сейчас встрепенулся.
   - Что ж, твоя догадка правильная. Но дальше всё сам. Завтра вечером жду первые выводы.
   - Идёт. А теперь покажи, куда меня поселили.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   С приездом группы двуликих моя жизнь превратилась в нечто безумное. Мало мне было наших полозинов, продолжавших преследовать то тут, то там, так ещё новенькие "обменники" то и дело странно посматривали в мою сторону. Сначала переполошилась, что что-то случилось с амулетом, но девчонки уверили, что всё в порядке, для всех я по-прежнему человечка. Тем не менее, долгие взгляды, призывные, а иногда и двусмысленные улыбки напрягали. Но если б только это...
   Странно вели себя два магистра. Ан Эрриан и ан Каввель, тот, что из тех же "обменников". Что значит странно? А то и значит, что оба не просто следили за каждым моим движением, а словно соревновались, кто из них быстрее доведёт до нервного тика. У магистра Эрриана "странности" начались практически сразу после подслушанного разговора между мной и друзьями. На его занятиях я теперь сидела в стороне от парней, по словам магистра, "чтобы шуры-муры не отвлекали талантливую девушку от учёбы". Где он там талант увидел? Ведь ничем в данный момент от остальных ребят я не отличалась, иногда, наоборот, числилась в отстающих, правда, лишь по данному предмету. Нет, само преподавание было на высоком уровне, здесь надо отдать должное ан Эрриану, просто... просто я сама то и дело зависала, тайком следя взглядом за магистром, с каждым разом находя конкретно этого двуликого крайне привлекательным. Его бархатный голос, мимолётная улыбка... Вот ведь превращаюсь в наших придурошных охотниц.
   - Сиреми, вы меня слышите? - прервал невесёлые мысли объект моих терзаний. - Проснитесь, наконец, и поведайте, что знаете о видах двуликих.
   - Эээ, а зачем нам это на ваших занятиях?
   - А затем, что каждый из вас должен знать видовые особенности двуликих, чтобы не наделать ошибок при общении с ними, тем более что с завтрашнего дня часть из них вольётся в ваш дружный коллектив.
   Пришлось вставать и рассказывать то, что узнала от деда, особое место уделяя описанию животной половины каждого клана.
   - Хм, довольно обширные сведения. Молодец! Кого мы должны благодарить за ваши познания? - не отрывая от меня взгляда, спросил ан Эрриан.
   - Дедушку. Он когда-то преподавал в одной из академий, - ответила, старательно глядя в сторону.
   Магистр не поленился подойти ближе, остановившись у меня за спиной. Ощущение чужого дыхания на шее оказалось слишком острым и заставило животную часть заворочаться и слегка выпустить коготки, прочертить ими с неприятным скрежетом по крышке стола, за который я судорожно ухватилась.
   - Ай-яй-яй... - едва слышно прошептал на ушко магистр. - Не нужно портить мебель из-за такого пустяка. К тому же, вам нужно поработать над контролем, чтобы дело не закончилось оборотом.
   И нечто подобное стало происходить на каждом его уроке.
   А вот второй магистр не сразу прицепился ко мне. Произошло это на четвёртый день его пребывания у нас. Мы с Динаи как обычно пришли на занятие к магистру Ривверу, магу преклонного возраста, но всё ещё достаточно сильного и представительного. Лекция вот-вот должна была начаться, а ан Риввера до сих пор не было. Все недоумённо переглядывались. Но вот дверь распахнулась и старый маг вошёл, но не закрыл дверь, выжидающе глядя на неё. Мы тоже уставились на вход. Первыми переступили порог пятеро парней двуликих, пристально оглядывая класс. Наши парни приосанились, а девчонки восхищённо ахнули, правда, тут же потупив глазки. Но тут в класс стремительно-грациозной походкой вошёл ещё один двуликий. Мы уже видели его издалека в столовой, теперь же представилась возможность разглядеть его поближе. И то, что мы увидели, нам понравилось. Я не была исключением. Высокий мощный мужчина, тёмные волосы которого были стянуты в хвост, пронзительным взглядом ярко-зелёных глаз быстро обежал всю нашу дружную компанию, особое внимание уделяя женскому полу. Когда его взгляд остановился на мне, я почувствовала зуд по всему телу, словно моя тирриная сущность собралась в любопытстве вылезти наружу и попробовать на зубок толщину шкурки конкретно этого двуликого. Нечто подобное я испытывала в присутствии ана Эрриана.
   - Думаю, вы уже сгораете от любопытства, стараясь догадаться, зачем столь достойные господа посетили наш урок, - с доброй усмешкой сказал ан Риввер. - Дело в том, что я некоторое время буду отсутствовать, и мои занятия будет проводить у вас ан Каввель. А вот эти молодые люди пополнят вашу дружную команду на время их нахождения в нашей академии. Что ж, удачи всем!
   Дождавшись, когда все рассядутся, а ан Риввер покинет аудиторию, магистр Каввель прошёл вперёд, остановился у преподавательского стола, опёрся о него бедром и, сложив на груди руки, предложил:
   - Начнём знакомиться? Сделаем так: сначала встают двухстихийники и представляются, затем так же по нарастающей.
   Когда и с этим было покончено, нам раздали задания для проверки наших знаний по данному предмету, затем магистр стал по одному ему известному принципу делить нас на рабочие тройки для следующего задания. На зависть остальным девушкам я и Динаи попали в команду с новенькими, правда, в разные тройки. Динаи с довольно порозовевшими щёчками послала в мою сторону улыбку, я ответно кивнула, хотя в данный момент довольством не переполнилась.
   - Не хочешь прогуляться сегодня с нами в парке? - предложил новенький.
   Хмуро глянула в его сторону.
   - И без меня с кем прогуляться найдёте, - всё же ответила.
   - А твоя подружка согласится? - спросил второй парень, с интересом поглядывая на Динаи.
   - Вот у неё и спросите. Но обижать её не советую, - тут же предупредила я.
   - И в мыслях не было, - открестился парень. - Мы же по-дружески.
   - Ну, да?!
   - Трейм, ты на занятие пришёл или так, языком потрепаться? - перебил наши перешёптывания магистр.
   - Простите, ан Каввель. Налаживаю дружеские связи, - отозвался парень.
   - Налаживай, но не на уроке, - магистр оказался рядом с нами. Наклонился к самому уху Трейма и шепнул: - И не с этой девушкой. Право выбора старшего. Надеюсь, ты помнишь наши законы?!
   Если бы я не была двуликой и не сидела рядом, ни за что бы не расслышала последней фразы. Опустила низко голову, прикусив губу, чтобы никто не понял этого. Надо будет потом поинтересоваться, что это за "право выбора" такое. Но, честно, достали! Уже жалела, что у меня четыре стихии, и все кому не лень изводят своим не нужным вниманием. Выполняя задание, парни всё косились в сторону магистра, общаясь со мной по-дружески и не более. Это потом узнала, что магистр почти в каждой группе нашего факультета наложил "право выбора" на нескольких девушек. Вот же ж жадный! Думаю, и бабник ещё тот.
   Как-то раз шли с подружками в столовую, и дорогу вновь перекрыл полозины.
   - Сиреми, где же твой жених? Мы всё смотрим, смотрим, а его рядом с тобой всё нет.
   - Значит, так надо. Идёмте, девочки.
   Но пропускать нас никто не собирался.
   - Змеехвосты, они под нашей защитой, - помощь пришла, откуда не ждали.
   - Кошаки! - недовольно прошипел один из полозинов. - Между прочим, мы первыми застолбили эту территорию.
   Ничего себе! Без меня - меня женили!
   - На девочках ни меток, ни привязки, так что... - усмехнулся двуликий, что сидел с недавнего времени постоянно за одним столом со мной.
   - Но ничего вашего мы тоже не наблюдаем, - парировал полозин.
   - Зато на Сиреми "право выбора". На ауру глянь, - иронично поднял бровь второй "кошак".
   - Кто?! - возмутились полозины одновременно. - Эээ... а почему два следа?
   - Где? - опешили в свою очередь парни из второй компании. Но вскоре успокоились. - Это тоже наше.
   А я обалдевала. Когда это магистр Кавелль и ещё один ненормальный успели навесить на меня какую-то гадость? Вот вернусь в комнату и постараюсь пакость снять, чему-то похожему дедушка меня учил. Пока парни выясняли, кто круче и кому я достанусь, мы с девчонками бочком-бочком смылись в столовую. Динаи, едва мы уселись за стол, восторженно заохала.
   - Вот это да! Вот это страсти кипят вокруг тебя!
   - А оно мне надо?! Слышала, с соседних факультетов нам "везунчикам" собираются сделать "тёмную". Им же не докажешь, что эти двуликие совсем ненормальные.
   - Сиреми, ты тоже... Ну, ты поняла.
   - Поняла. Но я ж не вожу хороводы вокруг парней и не ставлю на всех без разбору каких-то там меток.
   - Девочки, а получается, те парни - тиррины, - сделала правильные выводы Хильма.
   - Это плохо, - сникла я.
   - Почему? - удивилась Динаи. - Они ж как ты!
   - Плохо, потому, что я почти ничего не знаю о тирринах. Даже дедушка, проживший так долго и проработавший много лет в академии, мало что мог о них рассказать.
   - Да, я тоже слышала, что это достаточно закрытый клан двуликих, - поддержала меня Хильма.
   - Эх, хоть переводись в другое место, - загрустила я.
   - Вот ещё! - вместе возмутились подруги. - Мы им ещё покажем!
   В какой-то мере эта ситуация работала на меня. Полозины отстали, хоть и частенько недовольно поглядывали в сторону моей "защиты", всё время ошивающейся рядом, и с надеждой на меня. Но всё это было "цветочками" по сравнению с "ягодками" последовавшими вскоре.
  
   ***
  
   Учёба давалась всё легче. Магистры от простейших заклинаний и магических формул, наконец, перешли к более сложному, но и более интересному материалу. Теперь и Динаи с Хильмой всё чаще вместе со мной пропадали в библитеке. Ан Эрриан и ан Каввель задали для самостоятельного изучения и последующей защиты интереснейшие темы, хотелось, как можно лучше приготовиться к этому. Вот и перерывала книги и свитки, по крупицам собирая материал.
   - Да что ж такое?! - в сердцах воскликнула Динаи, швыряя на стол очередную кипу книг. - Неужели, нельзя было соединить все данные про это треклятое заклинание знания в один свиток?! Сколько мне ещё пыхтеть тут?!
   - Вот ты всё и соединишь, - флегматично ответила Хильма, старательно записывая что-то в свой лист. - Я вот теперь зато знаю, как соединить в одном амулете два разнополярных свойства. Будет чем утереть нос Виреку. А то вчера хвост передо мной распустил, что обойдёт меня в домашних соревнованиях на лучший артефакт. Теперь-то мы поборемся!
   - Сиреми, а ты что притихла? Нашла что-то? - спросила Динаи, кинув в мою сторону быстрый взгляд.
   - Нашла, но совсем не по теме. Гляньте-ка! - подруги наклонились над книгой, глядя в то место текста, куда ткнулся мой палец. Я чуть слышно зачитала, заинтересовавшие меня строчки. - "...одним из непреложных правил для всех двуликих является "право выбора". Право старшего и сильнейшего самца первым определить совместимость с самочкой, девушкой, женщиной... в зависимости к какому виду она относится. Так как двуликие довольно сильные существа, пару стараются вначале найти среди себе подобных, а затем уже их пристальному вниманию подвергаются сильнейшие магини других рас. Если совместимости не происходит, право выбора переходит к младшей ветви. Нужно отметить, что всё же выбор пары у разных видов двуликих может разительно отличаться...". Вот интересно, а где текст про то, как отбрыкаться от такого "счастья"?
   - Погоди, - перебила меня Динаи, - тут ещё кое-что. "...Полозины определяют свою самочку по аромату её тела и составу крови, для чего во время "жениховства" кусают "претендентку"...". Бррр, девочки! Не дай боги!
   - "Ящероподобные...", - продолжила чтение Хильма, - "кроме запаха используют поцелуй, точнее слюну "претендентки", коей обмениваются в процессе поцелуя..."
   - Фуу!!! - брезгливо высказались мы все вместе.
   - "Волкоподобные..."... ммм... вот тоже через укус, - прочитав дальше, скривилась Динаи. - Представьте, приглашает тебя этакий красавчик на свидание. Ты вся в предвкушении романтического вечера, а тебя как цапнут за что ни попадя или слюнями накормят.
   - А про тирринов есть что-то? - задала самый правильный вопрос Хильма. - Так... угу... вот! "...у кошаче-подобных тоже всё индивидуально..."... ммм... Ага! "...у тирринов выбор происходит всеми заинтересованными сторонами"...
   - И это всё? - переглянулись мы с Динаи.
   - Всё! Больше ни строчки!
   - Интересно, что значит "всеми заинтересованными сторонами"? - недоумённо нахмурилась я.
   - Гляньте! - ткнула меня в бок Хильма. - Тут ещё приписка. Вот! Самочки тирринов редко рождаются в кланах двуликих, а потому являются наивысшей ценностью. Поэтому оберегаются с рождения. Редкостью является встретить тиррину вне клана. Так как бывали случаи рождения тиррин в клане рогуров, для тирринов рогуры самые желанные гости...". Выходит, ты ещё то "сокровище".
   Дружно хихикнули.
   - Ясно тогда, чего магистр Эрриан вокруг тебя кружит, - высказалась Динаи.
   - Ну, он понятно, разговор подслушал, - кивнула я согласно. - А как быть с Каввелем?
   - А этот, мне думается, тебя про запас держит, - выдвинула идею Хильма. - Кто знает, скольких он на прицел взял.
   - Эх, если б полозины не были такими... ммм... неприятно настойчивыми... Хотя, нет. Магистры, по крайней мере, более приятны... на вид.
   - Сиреми! Ты что?! Сама на них клюнула?! - всплеснула руками Динаи.
   - Тихо ты! - шикнула на неё. - Ну, да, нравятся. Я всё же живая и, как все, обращаю внимание на привлекательных мужчин. Только не кричу об этом на весь свет. Давайте лучше думать, как отвратить от меня внимание двух этих конкретных двуликих.
   - Сиреми, а может пусть оно всё идёт своим чередом? Ничего ж противоестественного они не делают, - стала считать, загибая пальцы, Динаи. - На занятиях не заваливают, защиту тебе от слишком приставучих обеспечили... К тому же ты нос нашим задавакам утёрла таким-то вниманием...
   - Может мне откровенно поговорить с обоими магистрами. Узнать, что конкретно они от меня хотят?
   - Не знаю, - пожала плечами Хильма. - Но я бы подождала и посмотрела, что будет дальше. Поговорить всегда успеется. К тому же, если они будут наседать, можно пожаловаться ректору, уж он эту ситуацию разрешит.
   - Или дедушке напиши, он у тебя умный, что-то да придумает.
   - Нет, деда в это втягивать не буду. Ни к чему ему лишние волнения. Сначала своими силами буду всё это разгребать.
  
   ***
  
   Тот же день в комнате магистра Эрриана.
  
   Два друга, уютно устроившись в креслах, неспешно потягивали ароматный отвар грушицы. Эрриан с лёгкой насмешкой поглядывал на приятеля.
   - Как успехи в поисках той, на кого я, по твоим словам, сделал стойку?
   - Ещё семерых отсеял сегодня, - с сокрушённым вздохом протянул Каввель. - Осталось ещё пятеро. Четыре девушки второго года. Ну, те близняшки-хохотушки, блондиночка Халлими и рыженькая Рильва. Из первогодок одна - Сиреми, нежная такая девочка, только уж больно серьёзная... Думаю кто-то из них. Я прав?
   - Прав.
   - А знаешь, - задумчиво пробормотал Каввель, - чем-то цепляет эта первогодка... Ага! Вот ты и попался! Вздрогнул ведь! Ха-ха!
   - Ладно, поймал. Это именно Сиреми.
   - Девочка - четырёхстихийница, симпатичная, приятная в общении, и моя животная половина её на удивление благосклонно воспринимает. Одни плюсы.
   - Ты не знаешь самого главного, - вздохнул Эрриан, отхлебнул глоток отвара. И огорошил друга следующей фразой. - Вель, она - двуликая!
   - Что?! Как?! Но...
   - Ауру и запах скрывает довольно интересный амулет. Я сам это случайно узнал. Но и это ещё не всё.
   - Ты меня пугаешь, - усмехнулся Каввель. - Неужели есть ещё что-то, что может меня удивить?
   - Только прошу, спокойно отнесись к этой новости...
   - Не томи!
   - Она - тиррин!
   Каввель вскочил, чуть не разлив бокал с отваром.
   - Это шутка?!
   - Если бы!
   - Кто-то ещё знает? - мужчина в волнении чуть не бегал по комнате.
   - Только её друзья.
   - Риан, как такое может быть?! Ведь у нас каждая самочка на счету!
   - Не знаю. Правда, предположение есть. Скорее всего, она потомок кого-то из рогуров. После той охоты и бойни, что устроили "выродки", рогуров разбросало по всему миру. Мы хоть и постарались всех найти и снова объединить в клан, но, сам понимаешь, кто-то мог до сих пор быть не обнаруженным.
   - Девочка сильна магически, поэтому, скорее всего, из древнего рода. Ты что-то выяснил о её родителях?
   - Да. Пришлось идти на поклон к ректору. Сам знаешь, как главы академии не любят делиться информацией о студентах, но в данном случае мы в своём праве, и ему пришлось уступить.
   - И?
   - Сиреми прибыла из приграничья с нашими землями. Помнишь те приятные селения рядом с кланами симургов и иршей? Вот она в одном из таких и жила. Родители - люди с небольшой толикой крови двуликих.
   - Полукровки?
   - Да.
   - Тогда как же у них родилась полноценная двуликая?
   - А они и не кровные родственники. Девочку удочерили в младенчестве. Позднее нашёлся её кровный не то дед, не то прадед. Именно он привёз Сиреми в академию. Кстати, тоже одно время преподавал.
   - Почему сюда, а не в нашу академию?
   - А ты представь, что бы было окажись она у нас. Вместо обучения пришлось бы отбиваться от ухажёров, ей и здесь хватает "внимания".
   - Да, ребята мне рассказали, что полозины всё время увиваются вокруг неё. Пришлось воспользоваться "правом выбора".
   - Так вот чей след я на ней всё время ощущал. Быстро ты!
   - А то! И всё же, что будем делать?
   - Сначала дать ей привыкнуть к нам, начать доверять, затем уговорить, снять амулет. Хочу посмотреть на её зверя, узнать, почувствую ли тягу... Правда, я уже почти не сомневаюсь...
   - Поздравляю, - немного напряжённо сказал Каввель, и Эрриан это заметил.
   - Собираешься вступить в борьбу?
   - Свой шанс на счастье упускать не собираюсь.
   - Нисколько не сомневался в этом, - усмехнулся Эрриан. - И даже рад, что вторым, возможно, будешь ты.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Дни летели за днями, и вот пришло время сдавать свои индивидуальные задания. По их результатам должны были решить, какие дополнительные занятия внести в расписание каждого первокурсника. Конечно, учитывались интересы и желания самих студентов, но не всегда. Так получилось и со мной.
   Защиту работ вынесли на первую неделю первого зимнего месяца. На улице чуть морозило, временами шёл снег, кто-то ему радовался, кто-то, как мы первокурсники, его просто не замечал, отдавая всех себя последней возможности зазубрить материал. Зачёт по зубодробильной артефакторике прошёл как во сне. Динаи радовалась удовлетворительному результату, так как совершенно не ощущала у себя тягу к этому предмету, а вот я хотела набрать результат получше. Мне это удалось, но с большим трудом. Магистр успокоила тем, что для четырёхстихийника артефакторика всегда один из сложнейших предметов.
   На второй день предстояло сдавать работу магистру Каввелю. По какой-то непонятной логике моё имя стояло последним в очереди сдающих. Сидя на подоконнике напротив аудитории с волнением всматривалась в лица буквально вываливающихся из двери однокурсников. Кто-то из них выходил с широкой счастливой улыбкой на лице, а кто-то чуть не лил слёзы. Парочка наших барышень решила, что несколько фривольный вид перед привлекательным магистром поможет получить высокий балл. Но вот именно они и рыдали, выбегая из класса. Динаи вышла радостная, предложила посидеть со мной, но, понимая, что так буду только больше волноваться и отвлекаться, прогнала её на прогулку с также освободившейся Хильмой.
   - Лучше сбегайте в город за сладкими булочками, сегодня ж ани Филаи собиралась чем-то новым торговать.
   - Ладно. Пока ты тут, мы сбегаем. К твоему приходу сделаем горячего отвара грушицы. Вирек утром Хильме из своих запасов подкинул.
   - Здорово. Ну, бегите!
   Наконец, настала и моя очередь. Почему-то перед самой дверью сердце забилось пойманной птицей. Постучала, дождалась приглашения войти. Магистр Каввель, устало подперев кулаком подбородок, проследил взглядом за моим подходом от двери к своему столу. Достала тетрадь с записями и протянула магистру. Он осторожно забрал материал, стал тихонько листать страницы, то внимательно вглядываясь в текст, то бросая а меня задумчивые взгляды.
   - Что ж, вижу, вы отнеслись к работе серьёзно. Меня вот заинтересовал ваш вывод о влиянии ароматов на здоровье разных рас. Всё, конечно, правильно, но почему вы не учли, в случае с двуликими, восприятие запахом между самкой и самцом?
   - Эмм, я мало что знаю об этом, а в библиотеке тоже мало что нашла. Делать выводы на непроверенных фактах не стала, - не поднимая глаз, ответила на вопрос.
   - Похвально. И всё же нам необходим хоть какой-то результат. Я предлагаю вам небольшое практическое занятие. Сейчас вы попробуете определить, каково влияние аромата самца... ммм... скажем, на вас.
   - На меня?! Но... - вскинула глаза на магистра, думая, что он шутит, но мужчина был серьёзен. - Хорошо. А кого мне нужно... нюхать?
   - Вы, кроме меня, ещё кого-то видите? Чтобы вам было удобнее, я встану.
   Магистр вышел из-за стола и встал напротив меня. Пришлось тоже подниматься.
   - Не стесняйтесь. Вам я разрешаю обнюхать себя.
   Смутилась жутко. Какая-то неловкая ситуация выходит. Неужели магистр всем давал себя нюхать?! Вряд ли. Иначе бы наши фифы не рыдали бы так от разочарования. Но делать нечего, чуть склонилась вперёд и осторожно втянула в себя воздух у груди магистра, дальше не дотянулась. В нос ударил остро-приятный аромат, заставивший блаженно улыбнуться.
   - И как?
   Вопрос заставил отшатнуться. Что ж я делаю?! Не хватало ещё растечься лужицей перед заинтересованным взглядом двуликого.
   - И каковы выводы? - продолжил настаивать магистр.
   - Эээ... я не совсем уверена...
   - Колеблетесь? Упрощу вам задачу.
   Под моим шокированным взглядом ан Каввель стал стягивать рубашку, медленно так, со вкусом.
   - А вы... зачем это? - чуть слышно спросила я, не отводя глаз от почему-то притягательного действа.
   - В какой-то мере, одежда - естественный барьер для запаха, - "объяснил" магистр, чуть заметно кривя губы в улыбке. - Ну, вот. Повторим эксперимент. Прошу!
   - Может, не надо? - сглотнула, продолжая пялиться на оголённый торс мужчины.
   - Вам ведь необходимо сдать зачёт?
   - Может, я сдам его ану Ривверу? - спросила с надеждой.
   - Не получится. Магистр Риввер вернётся только через месяц, а зачёт нужно сдать сегодня. Ну, что вы застыли? Я уже замерзаю.
   Ну, да?! А то я не чувствую волны жара исходящие от большого тела двуликого?! Собралась с силами и снова шагнула вперёд. Снова втянула воздух. Аромат мужчины усилился настолько, что проник, казалось, в каждую клеточку моего тела, напрочь выбивая все мысли. Сама не замечая того, шагнула ещё ближе, буквально уткнувшись в грудь магистр, при этом тихонько мурлыкнув.
   - Нравится? - тихонько шепнул ан Каввель, нежно притронувшись к алевшей щёчке.
   Подняла на него полуразумный взгляд.
   - Что? - ответный взгляд магистра затягивал в свои грубины.
   Испуганно сделала шаг назад. Что со мной происходит?
   - Ну, же, Сиреми, порадуйте меня своими выводами, - снова предложил магистр, натягивая рубашку.
   Отчего-то это действие породило волну недовольства, но и здорово отрезвило.
   - Ваш аромат, как и запах любого двуликого, приятен для любой представительницы женского пола. Именно поэтому маги-артефакторы пытаются уже не одно десятилетие создать духи, имитирующие подобные запахи. С переменным успехом.
   - Похвально. Вижу, библиотеку посещали часто. Но меня интересует, что почувствовали вы.
   - Тоже, что и другие.
   - А конкретнее?
   - Ещё не разобралась...
   - Повторим? - насмешливо приподняв бровь, предложил магистр, при этом снова потянувшись к пуговицам.
   - Ну, хорошо! - вскрикнула я, а затем чуть спокойнее добавила: - Ваш аромат для меня притягателен и вызывает... эйфорию. Довольны?
   - Более чем, - улыбнулся ан Каввель. - Что ж, можете считать, что ваш зачёт сдан. На высший балл.
   Из аудитории вылетела, словно за мной гнались все монстры мира. В таком настроении не стоило возвращаться в общежитие, поэтому стрелой понеслась в парк. Попавшиеся по дороге полозины проводили меня недоумёнными взглядами, даже не пытаясь остановить. Услышала только фразу, брошенную вслед:
   - Видимо с зачёта. Магистры по-прежнему зверствуют...
   Побродив с час в парке, так и не решив, что это было на зачёте, пошла к себе. Подружки встретили недоумевающими взглядами.
   - Где это тебя носило? Мы отвар уже два раза грели... - вывалила всё сразу Динаи.
   - Погоди, - остановила её Хильма, - видишь же, что-то случилось. Не сдала?
   - Высший бал, - вздохнула в ответ.
   - Тогда... рассказывай!
   Подумав с минуту, вывалила на девчонок историю зачёта.
   - Вот это да! - сжав у груди ладошки, мечтательно выдохнула Динаи.
   - Девочки, у вас какой-то неправильный магистр, - со всей серьёзностью заявила Хильма. - А потом нет у него такого права - раздеваться перед студентками и смущать их своим голым телом.
   - Полуголым, - уточнила Динаи. - Хотя, я бы и на всё остальное полюбоваться не отказалась.
   - Молчи уже, любвеобильная наша, - хмыкнула я. - Кстати, ты заметила, что на тебя кое-кто из двуликих облизывается?
   - Ты о Эране? - тут же подобралась Динаи. - Наглый тип! И хам! То талия ему моя не нравится, то глаза слишком яркие! А вчера, вообще, заявил, что моя пятая точка с каждым днём всё больше округляется!
   - Это он так пытается к себе внимание твоё привлечь, - рассмеялась Хильма.
   - Да неужели?! По его "комплиментам" выходит, что я жирная толстопопая корова с глазами блюдцами! Кстати, а из какого он клана? Может, там у них так принято, за девушками ухаживать?
   - Так ты бы и спросила, - укусив вожделенную булочку, предложила я.
   - А вот завтра и спрошу! - воинственно заявила Динаи.
   Долго посиделки устраивать не стали, на завтра стоял ещё один зачёт. И что-то я стала сомневаться в его результатах.
  
   ***
  
   - Синеми, ваша задача вытащить два листа с разными словами и попытаться определить, что получится при соединении того, что там написано.
   Поколебавшись немного, осторожно вытянула с разных сторон стола два листика. Ещё не заглядывая в них, подумала, что магистр Эрриан приятно отличается от магистра Каввеля. Ни каких тебе странных провокаций, ни дурацких заданий, подготовленное сообщение выслушал внимательно, задав всего пару наводящих вопросов. Жаль, что опять досталось сдавать зачёт последней. Сейчас вот отвечу на завершающий вопрос и спокойно пойду к себе. Перевернула оба листа лицевой стороной и обомлела. Он что, издевается?! Как я смогу это произнести, тем более в соединении?! Вскинула взгляд на магистра. Он внимательно рассматривал меня.
   - Что-то не так? - правая бровь вопросительно приподнялась.
   - Я... просто... Наверное, эти листы попали сюда по ошибке...
   - Можно, я проверю?
   Вложила бумажки в протянутую ладонь. Ан Эрриан взглянул на них, чему-то усмехнулся. А затем махнул рукой в сторону оставшихся на столе листков. С опаской вытянула следующую пару. Да что ж такое?! Опять?! Бухнула со злостью эту гадость на стол магистра.
   - Ну, что опять? - улыбнулся он. - Что вас так смутило? Простенькие же слова.
   - Но они никакого отношения не имеют к теме моего зачёта! Кто вообще придумал эту галиматью?!
   - Студентка, это не вам решать, - мягко пожурил двуликий. - Мне, например, ясно, что кто-то просто... пошутил, подменив надписи. Но задание я отменять не буду. Так что подумайте, какой предмет всё же может получиться из этих слов.
   - Ну, хорошо! - возмущённо вспыхнула я и выпалила: - Полупрозрачное женское бельё и бант на... на мужское естество!
   - Б...бант... Бант? А-ха-ха! Бант?! Ну, у вас, Сиреми, и фантазия! - заржал магистр, а затем продолжая хихикать, спросил: - А какое магическое сопровождение будет у этих... ммм... предметов?
   - Бельё с утягивающим эффектом, ну, чтобы сделать даму стройнее, - с пылающими щеками ответствовала я. - А бббант... ммм... ну... для красоты?
   Ну, не могла я придумать в "этом" случае ничего иного.
   - Для... красоты? - снова расхохотался магистр. - Возможно... Я бы предложил ещё один вариант, но не буду смущать вас такими подробностями. Что ж, зачёт засчитываю. А вот шутнику, подменившему надписи, снижу баллы до минимума, чтобы неповадно было.
   Я уже была готова шмыгнуть из класса, дабы перевести дух, как ан Эрриан огорошил меня вопросом.
   - Сиреми, как давно вы оборачивались в последний раз?
   - А вам это зачем?
   - Видишь ли, я тоже тиррин. Как и магистр Каввель.
   - Правда?! - настороженность была забыта, уступив места любопытству.
   - Надеюсь, эта информация не пойдёт дальше твоих ушей?
   - Я постараюсь. А вы покажете своего зверя? Образ, который показывал дедушка, конечно, интересный, но хотелось бы посмотреть на настоящего тиррина.
   - Так ваш дедушка...
   - Он - рогур.
   - А почему вы выбрали именно этот вид? Я, знаю, что девочки у рогуров вольны в выборе ипостаси.
   - Ну, не знаю. Просто понравился больше всех. А вы видели других рогуров? Дедушка говорил, что нас мало осталось.
   В ожидании информации вернулась к столу магистра, села на стул.
   - К сожалению, действительно мало. Все кланы двуликих пытаются помочь рогурам возродиться, ведь именно у рогуров чаще всего рождались так желанные всем самочки. В наших землях, например, проживает девять семей, если вы со своими родными согласитесь к нам переехать, то будет десять. Мы создадим все условия для достойного существования.
   - Мама и папа вряд ли согласятся, их всё и так устраивает. А вот дедушка... не знаю.
   - Сиреми, а вы сами?
   - Я? Но я почти ничего не знаю о тирринах. Как-то не хочется попасть впросак...
   - Для этого у тебя теперь есть мы, - огорошил магистр.
   - Что значит мы?!
   - Кхм, - прокашлялся мужчина, лукаво глядя на меня. - Ан Каввель и я. Мы станем твоими наставниками, обо всем расскажем, всё объясним. Было бы лучше, если ты перевелась в академию двуликих... Хорошо-хорошо, вижу, здесь я согласия не получу. А по поводу наставничества... Ты согласна?
   - Мммм, а можно мне подумать?
   - Только не долго. Магистру Каввелю через месяц нужно будет возвращаться к себе. Если надумаешь, я поговорю с ректором, и мы по-новому составим расписание, чтобы ты имела возможность изучить наши законы, чтобы как следует изучить свою сущность.
   Выйдя из аудитории, не могла избавиться от впечатления, что в предложении магистра был какой-то подвох. Решила обсудить всё с подругами, и на всякий случай послать весточку деду. Он мудрый, много повидавший, не даст меня облапошить.
  
   ***
  
   Девчонки, понятное дело, приняли идею ан Эрриана на ура, рассудительная Хильма не нашла каких-либо противоречий, но и мысль посоветоваться с дедом поддержала. Я, не откладывая дело в долгий ящик, села писать послание. Дадут боги, через неделю получу ответ, а пока буду держать магистра в подвешенном состоянии. Конечно, мой расплывчатый ответ его не устроил. Пришлось идти на компромисс: ан Эрриан и ан Каввель дают мне советы по обороту и управлению зверем, конечно же, показывают своё второе обличие, а я показываю свою красавицу. Если честно, мне давно хотелось похвастаться вторым обличием, хотелось поразмять лапы, пробежаться на них по лесу, вот только в академии это было и проблематично и чревато последствиями. Теперь же, когда была обеспечена защита в виде двух сильных магистров, это можно было осуществить. Друзья тоже напрашивались на "просмотр", но магистры в категоричной форме потребовали ребятам отказать. Пришлось встать в позу и заявить, что друзьям я доверяю больше, чем двум посторонним мужчинам. Поскрипев зубами (магистр Каввель) и похмурив красиво изломленные брови (ан Эрриан), мужчины согласились. Ребята издали радостный клич и, схватив меня за руки, потащили к выходу из академии.
   - А куда это вы? - понеслось нам вслед.
   Мы обернулись, переглянулись и махнули рукой на ворота.
   - Так в лес, - похлопав ресничками, улыбнулась Динаи.
   - Сделаем иначе, - предложил ан Эрриан. - Выйдем с чёрного хода, там есть тропа к небольшому залесью. Чтобы размяться, места как раз хватит, и посторонние туда не ходят.
   - К тому же там гораздо безопаснее, - встрял ан Каввель.
   Вот интересно, мы почти половину года отучились, а воротца чёрного хода до сих пор не обнаружили. Наверняка, виновата магия. А местечко то славное, много зелени и укромных уголков для уединения. Магистры, пожалуй, для себя оставили залесье, чтобы отдыхать от назойливых студентов. Мы с ребятами восторженно оглядывались, пока двуликие уводили нас всё глубже в зелёные дебри.
   - Мы что, к границам государства топаем? - хмыкнул Вирек.
   Ух, как на него посмотрели.
   - Вот эта полянка подойдёт, - кивнул своим мыслям ан Эрриан. - Так, ребятки, пристраивайтесь вон на той коряге и старайтесь не шевелиться. Всё же тиррины - не домашние кошки.
   - Вначале посмотришь на наш оборот, - продолжил мысль магистра ан Каввель, - а потом покажешь свою кису.
   На последнюю фразу Вирек захихикал, за что схлопотал два тумака от подруг.
   - Я то что?!
   - Вот напишу дяде, что у тебя мысли в одну сторону работать стали. Пусть невесту подыскивает, - выдала Хильма.
   - Только попробуй! Я тогда твоей матери расскажу, как ты за парнями подглядывать бегаешь. Ещё посмотрим, кого первей к алтарю потащат!
   - Тихо вы, спорщики! Смотрите!
   Мы во все глаза смотрели на двух великолепных зверей возникших на месте магистров. Восторг! Вот то слово, что описывало мои чувства. Зверь, показанный дедом, был красив, но вот эти два хищника, на мощных лапах прохаживающиеся по поляне были бесподобны. А когда оба одновременно раскатисто рыкнули, заставив друзей замереть в испуге, не удержалась, шагнула вперёд, желая запустить руки в мягкую рыжевато-чёрную шерсть, потрогать влажные носы, с шумом втягивающие воздух, куснуть за чутко прядающие уши. Незаметно для себя перетекла во вторую ипостась. Осознала это, лишь когда земля оказалась чуть ближе, чем обычно, а в нос ударили сотни новых запахов.
   Села на полосатую попу, фыркнула, недовольно потёрла лапой нос, чтобы отогнать прожужжавшую рядом жирную муху. Тихонький призывный рык отвлёк от рассматривания травинок. Подняла мордочку. Впереди было кое-что поинтереснее. Два больших зверя, с которыми очень захотелось познакомиться. Поднялась на все четыре лапы, шагнула вперёд. Самцы приветливо заурчали. В траве рядом с ними что-то мелькнуло. Сейчас мы это поймаем! Прижала уши, припала на передние лапы, высоко задрав то место, откуда рос хвост... и рванула туда, где было шевеление. Самцы от неожиданности подпрыгнули, и я увидела то, к чему так азартно стремилась - длинный мягкий хвост самца справа. Ух, ты! Сейчас поиграем! Стремительный прыжок - и вожделенная добыча прихлопнута лапами. От восторга заурчала, не видя, как две большие полосатые морды застыли ошеломлёнными статуями. Куснула тихонько вёрткую конечность, самец дёрнулся и попытался высвободить хвост, но кто ж ему даст. Прижала хвост сильнее и для надёжности посильнее прикусила зубами. Тиррин замученно плюхнулся на пузо, второй самец попытался меня отвлечь, помаячив перед носом своим хвостом. Но я то хитрая, добычу не выпущу ни за что! Хмыкающие звуки откуда-то слева привлекли внимание, чуть повернула морду. Я помню, те двуногие мои друзья, и, похоже, им очень весело.
   - Сиреми, - ржал двуногий низкорослый самец, - выплюнь бяку изо рта...
   Очередные булькающе-гыгыкающие звуки из его рта мне не понравились, стоило проучить недомерка. Выпустила добычу из лап и пасти, и, мгновенно извернувшись, сделала прыжок в сторону двуногого и оскалилась, зашипев. Противник замер, выпучив глаза, а затем юркнул за спины двух самочек. Для порядка рыкнула в их сторону и снова обернулась к большим самцам. Оба длинных хвоста были поджаты под пузо, спрятав от меня пушистые прелести. Разочарованно фыркнула и снова плюхнулась на попу. Самцы встрепенулись, поняв, что пока моё игривое настроение улетучилось. Мягко выступая, подкрались ко мне и стали обнюхивать, шумно вдыхая воздух. Ну, это я ещё вытерпела, но, когда два больших шершавых языка стали активно вылизывать меня, где придётся, недовольно зафырчала.
   - Эээ, - снова послышался голос двуногого, - а это что они делают? Они ж не собираются её того... этого...?
   Оба самца замерли и прекратили своё мокро-языкатое дело, будто очнувшись. Отскочили от меня, и через пару ударов сердца вместо двух красивых полосатых тирринов перед взглядом предстали мощные двуногие.
   - Сиреми, возвращайтесь, - прокашлявшись, сказал один из них..
   Ух, а я ведь опять забыла, что могу вот так же стать двуногой. Тряхнула мордой и стала вспоминать себя другую. Вскоре тело изменилось, как и восприятие окружающего. И вот тут накрыло осознание того, как я себя только что вела. Эх, а дедушка ведь говорил, что моей второй сущности ещё расти и расти.
   - Простите, - виновато взглянула на магистра Эрриана, чей хвост так вдохновенно муслюкала.
   - Кхм, - снова откашлялся мужчина. - Бывает. Сиреми, а насколько давно вы обернулись в первый раз?
   - Эээ... к двенадцати годам. Я, знаю, дедушка говорил, что это позже, чем обычно...
   - Да, поздновато. Но не критично, - кивнул своим мыслям ан Каввел, - ... для тебя.
   Оба магистра понимающе переглянулись.
   - Сиреми, - снова взял слово ан Эрриан, - вам необходимо как можно чаще оборачиваться. Так ваша животная форма быстрее повзрослеет и войдёт в силу. Мы предупредим ректора, что вам разрешается приходить в этот уголок. Может брать с собой друзей. Но, помните, это не афишируется.
  
   ***
  
   - Риан! Как?! Ну, вот как это могло произойти с нами?! - простонал двуликий.
   - Судьба любит посмеяться, - в тон ему ответил второй мужчина. - Этот год будет трудным...
   - Год? Ты сказал год?! Она же мелкая совсем! Годом тут не обойдётся! - забегал по комнате магистр Каввель.
   - Успокойся, - предложил Эрриан, хотя у самого внутри всё дрожало.
   - Ты считаешь, это возможно? - Вель запустил пятерню в густые вихры. - Может, стоит увезти девочку логово и запереть там до полного взросления?
   - И тем самым настроить против себя? Сядь! Будем думать...
  
   ***
  
   Не подозревая о планах и настроениях, царящих в общей комнате двух магистров, я с удовольствием уплетала очередной кулинарный шедевр, притащенный подругами из города.
   - Вот поеду домой на выходные, - проглатывая очередной кусочек пирога, мечтательно высказалась Динаи, попрошу маму испечь её шедевральный торт. Знаете, какая вкуснотща! Сли за это время добуду специальный амулетик, привезу вам на пробу.
   - Это хладо-морозильный с эффектом стазиса? - спросила её Хильма. А затем на согласный кивок Динаи усмехнулась: - Так не вижу проблемы! Мы на днях нечто подобное пытались сделать.
   - Так только пытались, - протянула печально Динаи.
   - Большинство - да. А я сделала на зависть Виреку! - похвасталась гнома.
   - Вы всё ещё с ним в контрах? - хмыкнула я.
   - Ага! - ухмыльнулась Хильма. - А нечего давать волю своему болтливому языку! Представляете, после того, как мы вернулись с поляны, он стал меня подкалывать интересом к Зимуру.
   - Это тот симпатичный черноглазый горец с третьего курса? - догадалась Динаи.
   - Ну. Вирек как-то подслушал, как мы с тобой Зимура обсуждали, вот теперь и насмешничает.
   - Так ты б ему Яришку припомнила, - посоветовала я подруге.
   - Какую Яришку? - коршуном встрепенулась Хильма.
   - Так с факультета защитников. Ты что не знала? Вирек к ней с первого дня неровно дышит.
   - Так-так, - довольно потирая ручки, хмыкнула Хильма, - попрыгает он теперь у меня!
   - Только, если что, я тебе ничего не говорила, - рассмеялась я.
   - Ну, это всё мелочи, - перевела разговор на другую тему Динаи. - Лучше объясните мне, что это там такое на поляне происходило.
   - Эээ... я...
   - Да что непонятного?! - махнула рукой Хильма. - Зверь Сиреми ещё котёнок, вот магистры и ошалели.
   - Нет, что котёнок, я поняла. А вот от чего магистры ошалели - нет, - надулась на подругу Динаи.
   - Всё-то тебе разжевать надо, - подразнилась Хильма. - Вот представь, пришёл к вам с мамкой парень бравый да пригожий. Говорит, девка, мол, у вас подрастает, хочу к невесте присмотреться. А тут ты - мелкая да сопливая, которой расти да расти ещё!
   - Да?! - заинтересованно похлопала глазами Динаи.
   - Стоп! - дошло, наконец, и до меня. - Это магистры дали на самочку подходящую поглазеть?
   - Ну, да! Ты ж слышала, что у них с женским полом того, нехватка. А тут ты чудо-чудное, не занятое, в связях не состоящее, - рассмеялась Динаи. - Вот загребут тебя в свои цепкие ручонки, и увезут своё логово. Или как оно у них там называется.
   - Смеёшься что ли?
   - Всё может быть, - поддержала подружку Хильма. - Вспомни, как они себя последнее время вели. К тому ж охрану к тебе уже приставили.
   - Эх, предупреждал меня дедушка, быть осторожнее, так нет... Что ж делать?
   - Жди, что он напишет.
  
   ***
  
   Только вестника я не дождалась. Дедушка приехал сам. Его друг помог уговорить коменданта, чтобы дедушку пропустили к нам в комнату. Я ещё раз поведала о том, что за последнее время произошло, подруги дополняли мой рассказ.
   - То, что обернулась перед магистрами, и хорошо, и плохо, - задумчиво вынес вердикт дед.
   - Почему? - спросили мы с девчонками одновременно.
   - Ты ещё котёнок, а значит, учуять в тебе пару проблематично. Всё же по крови ты - рогур, а нас всё немножко иначе, чем у чистокровных тирринов. Поэтому тащить тебя к алтарю и метить ох как рано. Так что можно спокойно учиться.
   - Я так понимаю, это было "хорошо"?
   - Да, Сиреми.
   - А в чём подвох? Ну, то самое - плохо? - поинтересовалась Динаи.
   - А подвох, девочки, в том, что самочки тирринов не разгуливают свободно по миру, а живут лишь на территории земель этого клана. Ну, или я о подобном не слышал, а я живу уже много лет.
   - Получается, запрут они Сиреми, где-нибудь у себя и всё? - охнула Динаи.
   - Дедушка, а они, правда, так сделать могут? У меня ж семья есть. Ведь без вашего согласия они ничего сделать не смогут?
   - Видишь ли, внученька, - вздохнул двуликий, - именно у этого клана порядки по поводу самочек особые. Тебя попросту и выкрасть могут, без всяких там согласий. Думаешь, почему я сюда тебя учиться отправил, подальше от земель двуликих, и амулет надеть заставил? Но, видно, против судьбы не пойдёшь...
   - Ещё как пойдёшь! - огорошила вдруг Хильма. - Можно так скрыться, что ни один двуликий не найдёт! И выучиться спокойно.
   Даже дедушка с его большим жизненным опытом опешил.
   - Что-то я такого места не помню.
   Хильма победно осмотрела нас, затем посерьёзнела.
   - Я должна зять с вас клятву, что информация никуда не уйдёт дальше этой комнаты.
   Никому и в голову не пришло отказаться. Когда с клятвой было покончено, Хильма театрально вздохнула.
   - Что ж!
   - Ну, не томи! - не выдержала Динаи.
   - Дело в том, что у нас в горах тоже есть академия...
   - Так это ни для кого не секрет, - отмахнулась Динаи.
   - Ну, конечно, - хмыкнула гнома. - Только вот никто до сих пор не в курсе, что у нас есть ещё одна, тайная академия, где учатся те, кому по какой-то причине нужна защита. Только то, что мы, горцы, лучшие артефакторы, и позволило нашим предкам создать тайное место, которое и самому сильному магу найти практически невозможно. Когда началась травля рогуров... мы не могли остаться в стороне. Двуликие тоже встали на их защиту, но, сами понимаете, не всем захотелось тотального надзора, пусть и ради общего блага. Долго заметая следы, несколько семей рогуров были перевезены в горы в существовавшую уже тогда академию. Между прочим, они до сих пор и живут и преподают там.
   - Невероятно! - выдохнул дед. - Я долго думал, что нас единицы остались, а тут... Уф! Это же... Это всё меняет!
   Мой родной рогур вскочил и в волнении забегал по комнате. В какой-то момент остановился и поразил всех по-мальчишески счастливой улыбкой.
   - Внученька! Мы немедленно едем туда!
   Мы с Динаи ошеломлённо застыли, в отличие от сидящей с победным видом Хильмы.
   - Что ж ты молчала так долго... о таком, - наконец, отмерла я.
   - Вот-вот, - поддакнула Динаи.
   - Ну, - замялась гнома, - это ж был секрет. О нём даже не все горцы знают.
   - А Вирек? - поинтересовалась я.
   - Ты думаешь, этому болтуну можно было такое доверить?! Вот его отец в курсе. Наша семья и была теми перевозчиками-спасителями.
   - Так почему ты не осталась учиться у себя? - задала вполне понятный вопрос Динаи.
   - Вот из-за Вирека и не осталась. Этому олуху присмотр был нужен, вот меня к нему и приставили. Правда, я и сама хотела мир повидать. Ведь всё и вышло к лучшему. С вами вот познакомилась.
   Дальше в разговор встрял дед и стал выяснять все детали перемещения в тайную академию. А вопросов было много. Мне, конечно, было жаль покидать место, к которому я уже прикипела душой, но и мнению деда доверяла. К тому же, не могла я его не поддержать, видя, как воодушевился родной человек, особенно после того, как Хильма подкинула ему идею, снова преподавать, но теперь уже для своих сородичей.
   - А как нам, не вызывая подозрений, покинуть академию, забрав необходимые бумаги? - задала резонный вопрос я.
   - Попрошу друга своего, не безызвестного тебе магистра. Он мне услугу должен, вот пусть и подумает.
   - Дедушка, а может не стоит никуда ехать? Ничего же пока не произошло, ну, такого...
   - Так. Давайте сделаем так: твои подруги попытаются что-то разнюхать...
   - Дед, они не двуликие, - хихикнула, глянув на девчонок. - Нюхом не обладают.
   - Зато можем быть незаметными и полезными, - надулась Динаи.
   - Ну, не обижайся, - дёрнула её за рукав.
   - Твой дедушка прав, - кивнула Хильма. - Все привыкли, что мы крутимся где-то поближе к двуликим, как и большинство девчонок академии. Что-то да услышим.
   - Молодец, девочка! Ну, а мы с тобой под предлогом посещения семьи, будем сбирать вещи. Если всё будет тихо спокойно, продолжишь учиться здесь, но при малейшей опасности - тихонько исчезнем. Я так понимаю, маршрут исчезновения существует и давно опробован? - спросил деду у Хильмы, она кивнула. - Вот отлично. Я сейчас пойду решать вопрос с твоими документами, ну, а вы...
   - А мы на разведку.
  
   ***
  
   - Риан! Как ты не понимаешь?! Девочке здесь не место! - продолжал уже битый час настаивать ан Каввель. - Думаешь, полозины успокоятся? Долго ли Сиреми сможет сдерживать животную сущность. Да, появись хоть намёк на то, что она двуликая, её попросту умыкнут.
   - А не ты ли собираешься сделать тоже самое?
   - Да. Да, собираюсь. Потому как она всё же тиррин - драгоценная самочка, которая может оказаться парой, как мне, так и тебе.
   - Вель, успокойся, я всё понимаю. Но давить на девочку не хочу. Можно попытаться уговорить её...
   - Не смеши меня! Ты видел, какая она? Упрямая и...
   - Упрямая? - перебил друга Эрриан. - Мне она наоборот показалась мягкой... жаль, что ещё практически ребёнок.
   - Ребёнок?! Ха-ха! Что ж ты на этого ребёнка смотришь, как на излюбленное лакомство? И я не о гастрономических пристрастиях.
   - А как иначе я должен смотреть на привлекательную женщину? - усмехнувшись, развёл руками Эрриан.
   - Так ты сперва реши, женщина она или ребёнок, - парировал Каввель. - Лично я за то, чтобы её увезти к нам.
   - Ладно, посмотрим.
  
   ***
  
   Следующая неделя прошла относительно спокойно. Дедушка всё же раздобыл мои бумаги с переводом, правда, не знаю, как у него это получилось. Динаи и Хильма докладывали, что ничего этакого не происходит. Динаи радовалась, как ребёнок, ведь ей не придётся со мной разлучаться.
   - Где ещё я найду такую замечательную подругу?
   Дед, видя нашу общую привязанность, уже было согласился оставить меня доучиваться здесь, но... Произошло то самое "но". Во всём виновата моя неосторожность. Вот, вроде, взрослая уже, а всё ещё совершаю столько глупых поступков.
   В этот день мы с Динаи привычно дожидались окончания занятий у Хильмы. Присели на скамью рядом со зданием артефакторов, именно в этот момент закончились занятия и у защитников, они шумной толпой вывалились на свободу, обсуждая что-то явно интересное. Из подслушанных в пол уха слов стало ясно, что магистр Каввель заинтриговал ребят какой-то своей фразой или действием. Восторгались красавчиком магистром как девушки, так и парни. Даже уже знакомые нам полозины отметились, задорно блестя глазами. Когда большинство защитников удалилось, четверо девиц заметили нас, скривились, о чём-то зашушукались, а затем решительно шагнули к нашей скамье.
   - Это ты, та самая четырёхстихийница, что бегает за магистром Каввелем? - воззрились они на меня, а я чуть воздухом не поперхнулась от таких выводов.
   - Я ни за кем не бегаю и вам не советую.
   - Не ври! Кое-кто из наших неоднократно видел, как ты оказывалась непозволительно близко к магистру, - воинственно заявила низенькая блондинка.
   - Ну, во-первых, не я около него, а он около меня. А, во-вторых, это вполне естественно, ведь большую часть занятий он ведёт всё же у нас, прикладников. Ну, и, в-третьих, у ваших информаторов фантазия через край. Не мешало бы информацию и проверять сперва.
   - Вот мы и проверяем, - запыхтела подружка блондинки, сверля взглядом то меня, то Динаи.
   - Проверили? Тогда не задерживаем, - отмахнулась от кучки защитниц Динаи.
   - Слушай, ты, болезная, - ощетинилась третья девица, - тебя встревать не просили! Не лезь, и целее будешь!
   - А то что? - ухмыльнулась Динаи.
   - И это будущие защитники? - переглянулась я с подругой. - Хотя, смотря кого они собрались защищать.
   - Мы вас предупредили! На магистра Каввеля губу не раскатывайте! - снова пошла "в бой" блондинка.
   - Куда уж нам! - ехидно бросила Динаи. - Ваши губищи впереди вас на пол академии раскатаны.
   - Ах, ты! - взвизгнула блондинистая мелочь и ринулась на Динаи с намерением вцепиться в её волосы.
   Такого я позволить не могла и просто выставила вперёд ногу, о которую нападавшая и запнулась, пролетев мимо скамьи прямо носом в ближайший куст. Её подружки зашипели хуже драных кошек и собрались уже всей кучей кинуться на нас с Динаи. И вот именно этот момент выбрала моя вторая сущность, чтобы показать свои "коготки", желая прозрачно намекнуть глупым двуногим, не лезть на рожон. Я сама не видела, но Динаи потом рассказала и детально описала, как поплыл мой человеческий облик, как проступили не хилые такие клычки, клацнувшие в сторону девиц, а из горла послышался угрожающий рык. Глаза тоже изменились, изменив разрез. Что уж говорить о когтях! Девицы, взвизгнув, куча-мала, ринулись кто-куда, с двуликой им явно не хотелось связываться. Я же пришла в себя от восторженного присвиста объявившихся явно не к месту полозинов.
   - Вот чувствовал я, что девочка не так проста, - широко улыбнулся один из них. - Все ж таки двуликая!
   Динаи, схватив меня за руку, быстро потащила в сторону общежития не став дожидаться Хильмы. Гнома явилась лишь через пол часа, излишне взволнованной.
   - Полозины всё же решили тебя умыкнуть! - огорошила новостью подруга. - Я совершенно случайно подслушала их разговор... Интересно, с чего они так взбудоражились?
   Ну, мы с Динаи и вывалили на её плечи недавнюю стычку. К нашей "тихой" беседе вскоре поспел и дед.
   - Значит, откладывать больше нет смысла, - подвёл итог всему он. - Полозины долго раскачиваться не будут. Уйдём сегодня же. Динаи, девочка, тебе придётся прикрывать нас пару дней, как договаривались ранее.
   - Сиреми, ты уж пиши мне, не забудь, - грустно вздохнула подруга.
   - Ну, а я присоединюсь к вам позднее, чтобы никто ничего не заподозрил, - напомнила Хильма.
   Вот так всё и решилось. Наши вещи должны были отправиться вместе с Хильмой, мы же с дедом отправлялись налегке. Академию покинули под иллюзией, правда, тоже не без приключений. У самых ворот чуть было не столкнулись с магистром Эррианом, возвращавшимся из города. Сердце кольнула беспричинная печаль, едва я завидела его. В этот самый момент мужчина встретился со мной взглядом и словно бы чем-то озадачился, даже притормозил немного, но затем тряхнул головой и направился дальше. Мы с дедом вздохнули с облегчением и поспешили прочь. Жаль, что нельзя было повидаться с родными, там нас в первую очередь могли отследить. Так что первостепенной задачей стояло добраться до города и там затеряться. Дождаться проводника, а там уже, прыгая из портала в портал, добраться до места назначения.
  
   ***
  
   - Динаи, а где ваша подруга?
   Девушка, подспудно ожидавшая подобного вопроса, небрежно пожала плечами, ей надо было сохранять невозмутимость во что бы то ни стало, ведь прошло ещё слишком мало времени с отъезда Сиреми.
   - Магистр Эрриан, ей немного нездоровилось с утра. Ничего серьёзного, завтра она обязательно появится.
   Двуликий пожал плечами, но не перестал хмуриться. Динаи как можно беззаботнее улыбнулась и уткнулась в запись темы занятия. Вечером ещё предстояло хоть что-то у всех на виду захватить из столовой, для "недомогающей" подруги. Спокойно выдохнуть девушка смогла, лишь когда оказалась за дверью своей комнаты в общежитии, где уже с недовольным видом сидели Вирек и Хильма. Динаи мысленно выругалась, приятелю тоже придётся пока приврать. Надеяться приходилось лишь на Хильму, наверняка она уже придумала, что "скормить" братцу. Чтобы не дать себе и разу раскрыть рот, отвечая на вопросы горца, девушка с преувеличенно голодным видом накинулась на принесённую еду.
   - Ты что, неделю голодала? - захихикал Вирек. - Смотри, с таким аппетитом растолстеешь, и наши парни умыкнут тебя под гору, как вполне себе симпатичную "почти" горянку.
   - Не дождёшься, - прожевав очередной кусок пирога, буркнула Динаи. - Моей талии завидует половина девчонок академии, и "растолстеть" такому богатству не грозит.
   - Эх, жаль, что Сиреми ушла гулять с дедом, - вздохнул парень. - Я хотел с ней обсудить кое-что по сегодняшней теме. Этот магистр Каввель, классный мужик! Столько всего знает! А когда Сиреми всё же вернётся?
   - Ну, что ты прицепился?! - чуть не подавившись, ответила Динаи. - Когда надо, тогда и вернётся.
   - И, правда, - пришла на помощь Хильма, - шёл бы ты уже к себе. Нам, между прочим, переодеться надо...
   - Так, я, вроде, и не мещаю, - расплылся в улыбке парень.
   - Вирек? А в лоб?!
   Еле выгнали прохвоста.
   - Один день отстояли, - выдохнула Динаи.
   - Дааа... - поддержала её гнома. - Этому прохиндею завтра скажем, что и остальным, что Сиреми уехала с дедом проведать родных. Надеюсь, они уже предупредили своих, что нужно говорить в случае чего. Полозины с вопросами не объявлялись?
   - Нет. Думаю, завтра вместе со всеми привяжутся с расспросами. Ты мне амулетик против ментального воздействия принесла?
   - Да. Прицепишь его к одежде изнутри. Заряжать нужно раз в месяц. Пока я здесь, помогу, дальше сама.
   - Всё-таки решила навсегда остаться у себя?
   - Не могу же я Сиреми оставить одну в незнакомом месте. Кстати, через дня три-четыре нам с Виреком придёт сообщение, что один из старейшин рода занедужил. По нашим законом все родичи должны собраться у постели больного, дабы силой рода попытаться исцелить больного. Об этом законе знают все, поэтому наш отъезд ни у кого не вызовет вопросов. Через ещё пару дней Вирек вернётся, а я под предлогом ухода за любимым родственником останусь. А там Вирек, сам того не ведая, поможет нам выболтав кому надо и не надо, что меня просватали и я вот-вот выйду замуж.
   - Ну, а замужних горянок из семьи редко куда выпускают, - закончила мысль подруги Динаи. - Здорово придумали. Даже я бы повелась.
   - Останется сокрушаться, что обе подруги покинули тебя. Постарайся это сыграть как следует.
   - Мне и играть не придётся, - грустно вздохнула Динаи. - Жаль, что я не могу уехать с вами...
   - Не переживай, мы обязательно увидимся. Попрошу как-нибудь Вирека привезти тебя в гости. А пока придётся довольствоваться вестниками.
   Утром, на занятия магистра Эрриана Динаи шла, еле сдерживая волнение. Радовало лишь то, что это была не первая пара. Войдя в аудиторию, девушка села на привычное место, ловя на себе вопросительные взгляды присутствующих двуликих. Магистр объявился с первым ударом колокола, сразу нашёл глазами место, где обычно сидела Сиреми, и, не увидев её, нахмурился.
   - Вашей подруге всё ещё нездоровится?
   - Что вы? - притворно рассмеялась девушка. - Уже к вечеру всё прошло, а утром с дедушкой поехала родных навестить.
   - Ректор в курсе?
   - А как же.
  
   ***
  
   Этим же вечером в комнате магистров.
  
   - Что-то не так во всей этой истории, - задумчиво протянул Эрриан.
   - Тебе тоже так показалось?
   - Не зря же полозины встревожились. Сам знаешь, какая у них интуиция.
   - Это да. Может, отправим кого-нибудь из наших проследить за девочкой?
   - Уже отправил. Правда, сначала пришлось попотеть, добывая сведения о том, где живут её родители.
   - Надеюсь, следов не оставил?
   - Сомневаешься во мне? - иронично поднял бровь Эрриан.
   - Нет. Просто волнуюсь... Не хотелось бы, чтобы такую перспективную самочку увели у нас из-под носа.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Дорога далась нам нелегко, хоть и расстояние и время, потраченное на неё, не было столь огромным, как наша первая дорога в академию людей. Изнуряющей была сама гонка от одного портала к другому, с учётом того, что нельзя было оставить ни одного следа. Даже письмо родителям отправили, лишь отойдя подальше от стен академии. Наши проводники менялись так быстро, что не успевала запомнить их лиц. Голова болела и гудела от воздействия переходов.
   - Ничего, деточка, - по-доброму успокоил сегодняшний седовласый горец-проводник, - глянь-ка, вон и нужный нам проход. Нырнём в недра горы, а там рукой подать до моего дома. Там передохнёте, а завтра с новыми силами отправитесь дальше.
   - А до нужной академии ещё далеко?
   - Ну, ещё пару деньков. У нас здесь порталов маловато, так что придётся идти ножками.
   - Ууу! - чуть не взвыла.
   - Эх, молодость! - рассмеялся проводник. Заговорщически подмигнул, наклонился ко мне поближе и обрадовал: - Зато прокатишься в нашей подземной повозке.
   Конструкция этой самой повозки, что-то очень сильно напоминала. Где-то я уже видела подобное, вот только мысль воспоминания никак не удавалось поймать. А когда повозка тронулась, на язык попросились странные строчки, которые неприминула озвучить.
   - Вагончик тронется, перрон останется...
   Ну, что сказать, поездка была... странной. Не удобной, но и не сказать, чтобы очень неприятной. Проводник залихватски присвистывал на особо резких поворотах, я же еле сдерживалась, чтобы не взвизгивать. Зато дед был спокоен, видимо, уже катался на подобном транспорте. Наконец, мы выехали из длинного туннеля на свет. Остановка. Встала на чуть дрожащие ноги, огляделась. Перед глазами расстилалась небольшая, но крайне живописная долина. Проводник указал куда-то влево и вверх. Глянула и ахнула от восторга. В отвесных скалах угадывались очертания миникопии академии, из которой я так удачно сбежала.
   - Но ведь и другие могут ЕЁ увидеть! Вы же сказали, что здание трудно обнаружить несведущим, - поинтересовалась у гнома.
   - Просто нас ждали, - "пояснил" он.
   И, правда, вскоре мы увидели приближение нескольких "человек". Впереди всех шагал крупный мужчина с очень серьёзным лицом, но с совершенно добрым взглядом. Подумала, что этот двуликий явно из крупных ящеров. В последствии так и оказалось. За ним парой шли мужчина и женщина, двигаясь настолько плавно и грациозно, что становилось ясно, что по своей сущности они чем-то близки мне, по крайней мере, женщина.
   - Приветствую! - этаким низким рокочущим басом поприветствовал нас первый встречающий.
   - Ариан???!!! - вдруг задушено просипел дед.
   - Что?! Не ждал, старый прохвост?! - широко улыбнулся гигант и, в два шага преодолев расстояние, сжал деда в стальных объятьях.
   - Друг! Я ж думал, что тебя давно нет на свете! После той бойни уцелели единицы... Я пытался хоть кого-то разыскать, хоть что-то узнать, после того, как целители отпустили меня!
   - Я тоже думал, что ты погиб. Но тогда не было времени на боль и жалость, надо было спасать выживших и тех, что могли уйти вслед за погибшими. Горцы уже тогда скрывали многих из нас...
   - Вашего друга почти мёртвого привезли в горы, - встрял наш проводник, глядя на гиганта. - Знали бы, какого труда нам удавалось сдерживать его от желания продолжить поиски пропавших друзей.
   - Зато, видишь, какую прелесть нам удалось за это время построить, - махнул рукой дедов знакомец в сторону академии. Затем его взгляд упал на меня. - Внучка? Уж больно ваш род напоминает.
   - Правнучка, - ответствовал дед. - Мы последние из рода...
   - Прости. Но совсем не бередить ран у нас не получится. Все, кто поселился здесь, потеряли слишком много. Но зато у нас есть шанс возродить клан рогуров! Кстати, знакомьтесь! Вот эта замечательная пара отвечает за наше хозяйство в целом. Ани Филлан и ан Лайанн! Они помогут вам разместиться, познакомят с академией... А, знаешь, друг, - с хитрым таким прищуром в сторону деда заметил гигант, - мне так не хватает преподавателя по боевым плетениям... Может, посоветуешь кого?
   - Ладно-ладно, - рассмеялся дед, - понял я, куда ты гнёшь! Согласен. Но на многое не рассчитывай. Стар я стал...
   - Ой, ли! - погрозил ему пальцем друг. - Ну, а тебя как зовут, красавица?
   - Сиреми, - отчего-то засмущавшись, ответила я.
   - Ипостась выбрала?
   - Тиррин.
   - Хм, интересно. Впрочем, ваш род всегда предпочитал мягкие лапы и пушистые хвосты.
   Двуликий хохотнул, хлопнул деда по плечу.
   В общем, в новом теперь месте жительства мы оказались ещё спустя час. Это с виду до "Гнезда", как здесь прозвали академию, было рукой подать, на самом деле нам сначала пришлось пройтись вперёд на достаточно большое расстояние, а затем по неприметной тропе меж скал взобраться до небольшой площадки, которая вела в ещё один тоннель. И уже там нам пришлось пройти ещё изрядное расстояние, прежде чем мы добрались до так называемого подъёмника. Я с сомнением взобралась на, казалось, ненадёжную конструкцию, даже плечами передёрнула от неуютного ощущения.
   - Что? Страшновато? - хохотнул двуликий, с довольством глядя на мою мордаху.
   Пожала плечами и ближе придвинулась к деду.
   - Экий ты неловкий тип, - чуть осадил родной рогур своего друга. - Она ж девушка, к тому же едва перешагнувшая первое совершеннолетие. Пора бы уже научиться ухаживать за дамами.
   - Да это я так, - добродушно рассмеялся ан Ариан. - Не смог удержаться, у твоей внучки такое выражение лица было... Ты уж извини, мелкая.
   Неопределённо махнула рукой.
   Вот так поднимаясь с одной до другой площадки, иногда передвигаясь тоннелями, мы добрались до огромной деревянной двери. Я как-то сразу поняла, что это конечная точка. Сама бы я, кстати, эту "дверцу" и с места не сдвинула, зато двуликий-гигант, ухватив массивное кольцо, без особых усилий распахнул её перед нами. Войдя внутрь, сразу почувствовала знакомые очертания и атмосферу. Всё ж проучилась в академии почти год, успела облазить все её укромные уголки, так что в её мини-версии с ориентацией проблем не будет. Нас провели в уютный кабинет, где ан Арриан, ректор здешнего учебного заведения, вручил мне и деду ключи от комнат, затем пригласил на совместную трапезу, во время которой та самая пара сопровождающих поведала нам об основных правилах академии, вручили мне мешок с вещами на первое время. А когда с перекусом было окончено, мужчина повёл обживаться деда, а женщина, соответственно, меня.
   - Мне передали просьбу в твоей комнате оставить местечко для ещё одной девушки, твоей подруги. Так что, пока она добирается сюда, поживёшь одно. Надеюсь, это тебя не расстроит?
   - Нет, что вы?! За это время я обустрою наше с Хильмой гнёздышко.
   - Погоди-ка, Хильма... Не старика ли Фурхилла дочка?
   - Она.
   - Повезло тебе. Девочка хорошая, я помню её ещё мелкой шалуньей, тягавшей с нашей столовой сладкие плюшки.
   Мы вместе посмеялись над "страстью" гномы к различного вида выпечке.
   Наконец, вышли на каменное плато, являвшееся так же центральным двором академии. Прошли к башенке-общежитию, поднялись на второй этаж, где и располагалась моя комнатка. Была она чуть менее привычного, но на двоих с Хильмой нам вполне и этого хватит.
   - Мыться придётся на нижних этажах. Сама понимаешь, полностью скопировать людскую академию из-за здешних условий было не реально. Зато вместо помывочной всем предоставлена парная с целебными источниками. Ты ещё оценишь их прелесть. Ну, что ж располагайся, отдыхай. На ужин спустишься в столовую. Надеюсь, найдёшь туда дорогу?
   - Найду, спасибо.
   Едва женщина вышла, я плюхнулась на ближайшую постель, но долго рассиживаться не стала. Разложила вещи из мешка, расставила личные мелочи, захваченные в дорогу, заправила постель и прилегла на минутку...
   ".....- Ланка, выходи! Айда на горку! Санки не забудь!..
   .....- Дочка, вставай! В школу пора!..
   .....- Поздравляем наших выпускников с получением дипломов! Они позволят вам полностью войти во взрослую жизнь. Надеемся, что приобретённая профессия поднимет вас на новые высоты....."
   Странные сны, обрывки из которых всё ещё стоят перед глазами, знакомые, почти родные голоса... Протёрла глаза, сбрасывая с себя остатки дрёмы. Видимо, новое место так на меня подействовало. Эх, а ведь время ужина вот-вот настанет! Причесалась, с интересом разглядывая себя в зеркале. А ведь я меняюсь... Волосы уже заметно имеют трёхцветность, почти такую, как у моей животной формы. Красиво, конечно, но и непривычно. С этой дорогой совсем перестала что-либо замечать.
   В столовой было малолюдно. Либо все уже поужинали, либо у кого-то просто нет аппетита. Дед тоже отсутствует, скорей всего всё ещё общается с другом. Набрала еды, уселась за ближайший длинный стол, за которым, с другого края, вкушали пищу трое парней одна девушка. Заметив меня, они зашептались. Ясно, обсуждают новенькую, то есть меня. Не успела поднести ложку ко рту, компания, подхватив свою посуду, переместились ко мне.
   - Ты не против? - спросила девушка.
   - Нет, конечно, садитесь.
   Продолжился ужин в тишине. Я не спешила завязать разговор первой, как того, видимо, ожидали подселенцы. Наконец, не выдержал блондин с какой-то непосредственно-озорной улыбкой.
   - Ты ведь из новеньких? А давай знакомиться! Я - Стаис! Мои друзья: тот, что помельче и понаглей - Кленн, справа от него Вольсс и наша подруга Таррима.
   - Кленн, я так понимаю, горец, а вы?..
   - Мы - рогуры, как и ты.
   - С чего вы взяли? - иронично переспросила.
   - Таррима видит ауры, даже через все амулеты и заклинания, - пояснил парень.
   С уважением глянула на смутившуюся девушку.
   - Понятно. Что ж, а я Сиреми! Приятно познакомиться! А вы на каком курсе?
   - Мы думали, что по нам итак видно, - хохотнул Кленн.
   - Все заканчиваем первый курс. Факультет прикладной магии.
   - Правда?! - радостно встрепенулась я. - Я тоже!
   - Здорово! - переглянулся с друзьями Вольсс. - Значит, будешь в нашей группе.
   - Нас прикладников не так много в академии, - пояснила Таррима. - И мы стараемся держаться друг друга.
   - У нас в академии также было, - улыбнулась ей. - Жаль, что Хильма не на нашем факультете. Это моя подруга, она тоже скоро приедет, я вас познакомлю.
   - Всё ребята, - прервал нашу беседу Стаис, - пора по комнатам. Завтра рано общий сбор назначили. Говорят, прибыл новый магистр, будут знакомить. Сиреми, ты в какой комнате поселилась? Таррима зайдёт за тобой.
   - Второй этаж, вторая слева комната.
   - Ух, ты! Мы - соседки! Я живу в первой слева. Пойдём вместе, ребята пока унесут посуду.
   Так как я уже успела недавно отдохнуть, спать не очень-то хотелось, о чём и сказала Тарриме.
   - Меня, если честно, тоже не особо в сон клонит. Зайдём ко мне, если Найна ещё не спит, познакомлю со своей соседкой. Она неплохая, только больно болтливая. Ты не обращай внимания, если что.
   Вышеназванная болтушка сладко посапывала. Чтобы не разбудить её, пригласила Тарриму к себе. Девушка лишь захватила коробку со сладостями, чтобы было чем скрасить вечерок. Мы долго болтали о том, о сём. Из её рассказа я узнала, что количество учеников в академии не так уж и мало, только первый курс насчитывал около шестисот единиц. На мой вопрос, а как мы все тут помещаемся, ведь общежитие не резиновое, Таррима рассмеялась, сказав, что многие предпочитают жить вместе с родителями.
   - А где их дома? Кругом же горы.
   - Большинство из родителей или родственников живут недалеко от академии, кто-то в долине, кто-то в горных домах. Это с виду долина маленькая да уютная. На самом деле кругом работают мощные артефакты, скрывающие настоящий вид вокруг нас. Ну, а в общежитии остаются либо новички, либо те, кто не успевает во время добираться до академии. Я, например, живу на другом конце долины.
   Затем мы обсудили разницу пройденных тем по нашему курсу, оказалось, что в чём-то мои знания опережают знания местных прикладников, в чём-то их мои. В отстающих никогда не была, поэтому придётся постараться, чтобы нагнать ребят, тем более, что Таррима обещала помочь в ответ на подобную же услугу. Ещё поинтересовалась общей обстановкой настроений среди студентов.
   - Так-то у нас нормально. Но всякое бывает. Есть и задиралы, и задаваки, и наши местные звёзды. Этих ты ещё будешь иметь честь "лицезреть", сама поймёшь, что к чему. Ещё надоедят.
   - В смысле? - удивилась формулировке.
   - Так ты ж новенькая! Симпатичная, а значит, конкурентка.
   - Что, чьё-то внимание делят?
   - А то! Парни то у нас ого-го! Особенно некоторые... Ну, да суть не в том. Ты ж, к тому же, тиррин, редкая, уникальная. На всю нашу академию таких, как ты только пятеро, шестой будешь. И все нарасхват. Кое-кто завидует такому вниманию.
   - Ясно, легко не будет, - поникла я.
   - Ну, особо приставать никто не будет. Правила никому нарушать не хочется, но к знакам внимания будь готова.
   - Может, стоит молчать о том, что я тиррин?
   - А, - отмахнулась девушка, - всё равно узнают. Думаешь, я одна с даром видеть ауры?!
   Утром, еле разлепив глаза, пошла открывать дверь. Таррима, как и я, отчаянно зевая, кивнула головой на выход.
   - Зайди, я ещё не готова, - крикнула ей и понеслась заправлять постель и натягивать одежду. Умыла лицо водой из кувшина, глянула в зеркало, усмехнулась:
   - Красотка!
   Показалось, что на завтрак заходили последними. Нашла глазами деда, улыбнулась ему и пошла следом за новой знакомой к столу, где уже сидели вчерашние ребята.
   - Садитесь, мы вам место заняли, - улыбнулся один.
   - Ну, и горазды же вы спать! - пожурил гном.
   Мы с Тарримой переглянулись, одинаково ухмыльнулись и "упали" на скамью. Видя наши зевающие мордашки, парни покачали головами, но всё же сходили за подносами с едой.
   - Первый и последний раз! - предупредили они.
   - Ага! - одинаково ответили мы.
   Поглощая завтрак, всё время ловила на себе любопытные взгляды и слышала тихий шелест разговора. Ясно, обсуждают появление нового лица в академии. Глянула в сторону деда, он вёл неспешную беседу с ректором и ещё двумя магистрами. С удивлением заметила заинтересованно-влюблённые взгляды, бросаемые на него частью женского пола, присутствующего в столовой. Взглянула на деда ещё раз. Ну, да, он у меня ещё хоть куда! И, кажется, внешне немного помолодел, плечи уверенно расправились, во взгляде азарт поселился. Он замечательный и достоин счастья! Перескакивая взглядом с одного лица на другое, всё чаще хмурилась. Вот ведь, не успела приехать, а уже заслужила и чьё-то недовольство, и презрительные взгляды, что самое интересное, не только со стороны девушек. Особо запомнился жгуче-презрительный взгляд ярко-синих глаз одного парня. Интересно, вот лица его не разглядела, а глаза, пожалуйста. Пожала плечами и отвернулась к своим ребятам.
   - Вы закончили? Тогда побежали на урок. Первым сегодня стоит "Союз стихий", магистр, который его ведёт хороший, но строгий, опоздавших не очень любит. Мы в начале года на пару опоздали, так он на нас неделю показывал влияние особо каверзных заклинаний. И как-то повторения подобного не хочется.
   Ребята дружно поёжились под нашими весёлыми взглядами. На занятие мы, конечно же, успели. И вот, что первым меня удивило, это количество студентов. Нас было всего пятнадцать. Всего пятнадцать прикладников первого курса!
   - Челюсть то подбери, - хмыкнул сидящий справа гном. - Нас мало, зато мы - лучшие!
   Магистр, зашедший вскоре в класс, оглядел студентов, нашёл взглядом новенькую, улыбнулся, попросил представиться, рассказать, какими стихиями владею. Порадовался, что уже умею соединять заклинания с разу с несколькими стихиями. И вот так, как-то незаметно втянул в общую работу, позволив почувствовать себя частью пусть небольшого, но дружного коллектива. Остальные занятия прошли в том же ключе. Лишь на последнем случилось кое-что, подпортившее настроение. Мы как раз шли на физическую подготовку, как нас нагнал первый курс артефакторов. У них так же намечалась физподготовка, но с другим магистром.
   - Эй, прикладники! У вас новенькая?
   - Какая-то она мелкая!
   - Силёнок не накопила? - заржал какой-то парень.
   Глянула в его сторону и, широко улыбнувшись, ответила: - Тебя без зубов оставить, сил хватит.
   - Ух, ты! Горячая девочка! - ничуть не растерялся зубоскал.
   - Мы слышали, что её сюда привёз новый магистр. А ещё, что он её любовник!
   Теперь уже дружно заржали мы, так как ребятам я уже поведала, кем является для меня тот самый магистр.
   - Думаю, ему будет интересно услышать эту версию, - шепнула я Тарриме.
   Пока добирались до площадки, расположившейся внутри горы, чего только о себе не узнала. И зверь у меня непонятной породы, и магии во мне кот наплакал, но больше всего разозлило почти "утверждение", что я - доступная девочка. Узнать бы, кто такие гадости распространяет, прибила бы!
   - А я предупреждала, - кивнула головой Таррима. - Наш гадюшник начал против тебя войну.
  
   ***
  
   В стенах человеческой академии
  
   - Мы упустили её! - нервно мерял шагами кабинет ан Каввель. - Наверняка, полозины постарались!
   - Не думаю, - ответил ему второй двуликий. На душе было неспокойно, и даже больше: с исчезновением девушки он всё больше ощущал пустоту. Как и Каввелю, хотелось рвать и метать, но он понимал, что этим Сиреми не вернёшь. - Я второй день наблюдаю, как полозины взволнованы и злы, а значит, и им не известно, куда пропала девушка.
   - Что говорят разведчики? - наконец, сел магистр Каввель.
   - Вестника ещё не было. Жду с минуту на минуту.
   - Нам с выводком пора возвращаться домой, так что здесь ты остаёшься один.
   - Ты забываешь о моих воспитанниках, среди них есть много толковых двуликих. Мы тихонько продолжим расследование, тем более, что подозрений не вызовет их отбытие, парням пора на практику, я же встану во главе их. Прошение ректору уже отдал.
   - Хорошо. А я огляжусь у себя, может, девочка решила перевестись поближе к одноклановцам. Ты ж ей рассказывал, что мы взяли рогуров под крыло?
   - Может, это и так, а, может, нет.
   В этот момент в окно влетел вестник. Эрриан поймал летуна, развернул кусочек бумаги, прочёл и бросил на стол.
   - И? - поторопил его друг.
   - Дома ни Сиреми, ни её дед не появлялись. Прислали лишь вестника, что у них всё хорошо, и девочка продолжает обучение. Знать бы ещё где...
   - Пошлём запросы?
   - Нет. Нам нельзя светиться, ты ж понимаешь... Думаю, пора продолжить традицию обмена учениками и с другими академиями. Ты хорошо помнишь запах девочки?
   - Ты предлагаешь мне... гоняться за ней по всему свету? - нахмурился Каввель.
   - Ты ж хотел выяснить, пара ли она тебе, - иронично заметил Эрриан.
   - Эээ... - неуверенно протянул двуликий.
   - Всё с тобой ясно. Придётся этим заняться мне.
  
   ***
  
   Академия горной долины
  
   Прошло десять дней с моего пребывания на новом месте. Не смотря на недовольство некоторых в академии мне нравилось, особенно то, что дедушка с каждым днём всё больше оживал. А ещё я заметила, как странно он посматривает в сторону помощницы ректора по хозяйственной работе. Тихая миловидная брюнетка, обладая хваткой, если дело касалось её непосредственно работы, терялась в присутствии моего деда, опускала глаза и, то и дело, то краснела, то бледнела. Я чувствовала, что ана Мильва достойная женщина, что подтвердили и высказывания моих новых друзей.
   - Её семья давно живёт в долине. По слухам они первые пострадали в "той" бойне. Спаслись старая Калва, прабабка аны Мильвы, так как обладала малым даром предвидения, и успела спасти самых младших членов семьи. Сама ана Милва старше нас этак раза в два, но всё ещё одинока. Многие пытались заинтересовать её, кто-то советовал выехать за пределы земель горцев для поиска пары...
   - Но... - продолжила рассказ Таррима, - она до сих пор не забыла, как погибала её семья. Видимо, бабка запугала. А ещё я как-то подслушала разговор матери с тёткой, что бабка-видящая предсказала ани Мильве, что свою судьбу она найдёт, не выезжая за пределы гор.
   Мне же подумалось, может, дед и есть её судьба? Ещё через неделю в академию, наконец, приехала Хильма.
   - Ребята, знакомьтесь, это Хильма!
   Знакомство произошло привычно в столовой, куда пока ещё не успел набиться народ после занятий. Четвёрка, ставших уже привычными и своими, ребят приветливо глазела на гному. Хотя, кое-кто не просто глазел, а буквально завис, пожирая взглядом засмущавшуюся девушку.
   - Кленн, язык проглотил? - толкнул парня Вольс, но тот не реагировал.
   Тут уже все заметили неадекватное состояние горца. Отмер он, когда Хильма протянула ему руку для знакомства. Приняв ладошку девушки, как желаннейшее сокровище, осторожно пожал и с нежеланием отпустил.
   - Вот так и теряем лучших из нас, - притворно вздохнул Вольс, на что все дружно рассмеялись.
   Ужинали теперь вшестером. Хильма то и дела бросала заинтересованные взгляды в сторону Кленна, который всё ещё был "под впечатлением".
   - Ещё одну клушу принесло, - послышался за спинами недовольный голос.
   Мы и оборачиваться не стали, ясно же, местные завистницы снова пытаются уколоть.
   - И много тут "таких"? - спросила Хильма.
   - Хватает, - ответила ей. - На прямое столкновение не идут, а вот так яд спускают регулярно.
   - Понятно. Весело будет.
   - Расскажи, как там Динаи. Скучает?
   - Привезла от неё весточку, прочтёшь потом. Из академии выбралась с трудом, не представляешь, что там до сих пор творится из-за тебя. Магистр Каввель со своими парнями вернулся в академию двуликих и. кажется, занимается твоими поисками. Полозины нас с Динаи пасли. Достали, если честно.
   - А ан Эрриан? - спросила, невольно смутившись.
   - Тут всё непонятно. В академии ходили слухи, что он стал инициатором дальнейшего обмена студентами, став ответственным за это. Как раз перед тем, как мне уехать, отправился на месяц в академию Шийата.
   - А про меня спрашивал?
   - И не только. В комнате чуть все углы не обнюхал, с нами не раз беседовал. Думаю, по умнее и проницательнее того же магистра Каввеля будет. Кстати, к нему приезжал его младший брат. Представь наше удивление! Ведь одно лицо! Наш цветник чуть не пищал от восторга. Мы с Динаи знатно повеселились.
   Ребята с интересом слушали наш разговор, не перебивая. Встрял один раз только Кленн:
   - А у тебя был друг там?
   - Был, - хитро ответила Хильма, наблюдая за реакцией парня. А тот тут же сник, но ненадолго. - Вредный, болтливый и слишком любопытный. Между прочим, мой двоюродный брат.
   Кленн заметно выдохнул. Я тихонько толкнула локтем подругу, провокационно подёргав бровями.
   - Посмотрим, - ответила на намёк Хильма.
   И снова в комнате мы засиделись допоздна. Хильма болтала с Тарримой, пока я читала письмо от Динаи, затем делились воспоминаниями, строили планы на будущее... Проспали бы, если бы на следующий день не было выходного, который было решено посвятить нам любимым. Первым делом утром отправились вниз, в долину. Мне давно надо было выгулять своего зверя, тем более, что ребята просили, наконец, с ним познакомиться, в ответ показав своих. А к вечеру Таррима обещала отвести нас к целебным купальням. Вот только планы пришлось немного скорректировать. Таррима неожиданно получила вестника, что родители хотят её видеть вечером в гостевом доме, поэтому предложила нам сначала сходить в купальню, а потом с парнями прогуляться в долину, пока она встретится с родными. Чтобы мы не обижались на её отсутствие, новая подруга решила порадовать нас различными интересными штучками для купания. Никогда такого не видела: масла, кремы, всевозможные соли на любой вкус...
   - Но откуда?! - восхищённо выдохнули мы с Хильмой, разглядывая это богатство.
   - Моя мама занимается производством всего того, на основе того, что дают нам эти горы, а отец выплавляет посуду для маминых изобретений. Ну, всё, бежим! Пора всем этим насладиться!
  
   ***
  
   Беседа где-то в мужском общежитии
  
   - Ну, согласись, это новенькая девочка ничего так.
   Ответом был раздражённый синий взгляд.
   - Да ладно! Я ж вижу, как ты всё время отслеживаешь её перемещения. Жаль, конечно, что она на крючке нового магистра...
   Синеглазый двуликий резко поднялся со стула, подошёл к окну, сцепив руки за спиной.
   - Сильмани говорила, что девчонка то и дело бегает в комнату магистра и подолгу там пропадает. Думаешь, Сильмани наговаривает?
   - Вряд ли, - глухо ответил синеглазый. - Сильмани, конечно, ещё та... змея, но врать бы не стала. Не в этот раз. Она сама нацелилась на этого магистра...
   - Да, не зря она выбрала себе ипостась полозина. Змея и есть змея! Хитрая, злобная и... холодная. Бр! Вовремя ты её раскусил и меня предупредил.
   - Сильмани хоть и хороша в постели, но долго её выносить невозможно.
   - Думаешь, она смирилась с тем, что ты её отшил?
   - Вряд ли.
   - Ты сегодня какой-то скучный, - поморщился сосед и давний друг синеглазого. - У меня есть предложение. А почему бы нам не спуститься к женским купальням? Подгляды пока ещё действуют...
   - Я думал, ты перерос подобные затеи.
   - Между прочим, я слышал, так, краем уха, что туда новенькая с подружками собирается.
   Парень знал, чем заинтересовать друга. Иллай весь словно подобрался.
   - Ладно, посмотрим, на что там позарился магистр.
   Через некоторое время оба старшекурсника тайными проходами спустились к женской части купален, в глухой стене, отделявшей тайный закуток и купальни, ещё давно кто-то проделал магией подгляды, позволявшие лицезреть купание девушек. Парни давно нашли это место, но его секретом владели немногие, ведь за подобное от ректора можно было огрести большие неприятности. Поначалу смотреть на обнажёнку было волнительно, но потом приходило понимание, что подобное не очень правильно, и походы к подглядам становились всё реже. Вот только сегодня все внутренние запреты рухнули, Иллай не мог справиться со своим желание увидеть новенькую во всей красе. Этого хотел и он сам, и, почему-то, внутренний зверь. Прильнув к подгляду, Иллай убедился, что девушка уже на месте. В данный момент она сбиралась скинуть простыню, в которую была завёрнута, и войти в бурлящие воды. Руки девушки на минуту застыли у груди, а затем коснулись кончика косы. Видимо, Сиреми решила вначале переплести косу, раз потянула вниз шнурок, которым держалось плетение. Когда тяжёлые волнистые пряди укрыли плечи девушки, Иллай задушено сглотнул. Волосы новенькой его восхищали, пальцы просто зудели от желания зарыться в этом трёхцветном великолепии. На минуту прикрыв глаза, парень пропустил момент, когда коса была переплетена, и простынь скользнула вниз, на каменный пол.
   - Хороша девочка!
   Восторженный шёпот друга заставил распахнуть пошире глаза и впитать в себя пленительный образ. Всё в её теле казалось Иллаю идеальным и необыкновенно желанным.
   - Теперь понятно на что запал магистр!
   Усмешка друга заставила Иллая прийти в себя. Оттолкнув себя от стены, он со злости уничтожил подгляд, да так, что его больше невозможно было восстановить, то же сделал и со вторым подглядом.
   - Эй! - возмутился друг. - Ты что натворил?!
   - Давно надо было это сделать! - процедил Иллай и ринулся прочь. Ему стало неожиданно душно в пещерах. Захотелось простора, свежего воздуха. Плавно перетёк в любимую форму и рванул к нужному проходу. Церий не последовал за ним, чувствуя, что другу требуется побыть в одиночестве.
   Пару часов Иллай носился по долине, стараясь унять свою злость, ненависть к этой новенькой за то, что она вызывала в его душе непонятные чувства, принадлежав при этом другому мужчине. В голове то и дело вспыхивали все сплетни и разговоры о Сиреми. То, что он разглядел в купальнях, казалось, подтверждали эти слухи. Сколько же на самом деле у неё было... и есть... мужчин? Как скоро она начнёт порхать из одной постели в другую? Взревев, большой зверь ринулся вперёд. Пробежка и охота должны были охладить бурлящие внутри чувства, испытываемые одновременно и самим Иллаем и его зверем.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Купальни - это просто чудо какое-то! Правильно, что мы сначала пошли в них, тело расслабилось, мой внутренний зверь тоже был в восторге, энергия словно забурлила в венах, требуя действия. Отпустив Тарриму, пошли на поиски ребят. Обнаружились они недалеко от нашего общежития, нервно прохаживаясь туда-сюда.
   - Ну, где вас носит? Все ноги стёрли! - запыхтел Кленн.
   - Кому-то не терпелось кое-кого увидеть, - сдал его Стаис.
   Хильма хихикнула и уцепилась за мою ладонь. Недовольно посмотрев на усмехающихся друзей, Кленн пошёл рядом с подругой, с надеждой поглядывая на её руку. Хильма заметила его взгляды, а потому от греха сунула ладошку в карман кофты. Парень разочарованно вздохнул, но всё же остался шагать рядом. С шутками спуск к подножью горы показался совсем коротким. Найдя место поудобнее, расстелили для горцев покрывало, им предстояло нарезать хлеб, мясо, прихваченное ребятами с кухни, пока двуликие будут хвастаться друг перед другом своими ипостасями. Парни, хоть и рогуры, могли оборачиваться в любую форму, но у каждого был любимый образ. Я вначале предложила покрасоваться парням. Стаис оказался красавцем симургом серо-стального окраса, а Вольс обратился в ирша, прошёл перед нами, гордо подняв орлиную голову, клекотнул пару раз, расправил широченные крылья и с разбегу сиганул вверх, за ним серой стрелой рванул симург.
   - Хороши, заразы! - восхитилась Хильма.
   -Ага! - поддакнула, глядя на двух крылатых красавцев.
   - Тебе больше нравятся рогуры? - с грустью спросил Кленн.
   - Они, конечно, чудо как хороши, но лично мне больше нравятся горцы, - смущённо ответила Хильма, Кленн тут же воспрянул духом.
   Нарезвившись, ребята спустились и, приняв человеческую форму, плюхнулись на покрывало к друзьям.
   - Твоя очередь! - выкрикнул Вольс.
   Моя девочка давно в нетерпении скреблась изнутри, ей так хотелось размять лапы, обнюхать всё вокруг, что я не стала ей препятствовать.
  
   ***
  
   Ребята с удивление приподнялись на своих местах, увидев вместо большого зверя совсем молодого котёнка тиррина. Лишь Хильма понимающе ухмылялась, видя балдевшие мордахи парней.
   - Она ж ещё котёнок!
   - Красивый, просто чудесный, но всё же котёнок! - поддержал высказывание друга Стаис. - Как же так?
   - Просто очень поздно сделала первый оборот, - пояснила Хильма. - Но она очень быстро растёт.
   - Это быстро?! - возмутился Вольс. - Ей пора пару обретать, а она ещё - совсем мелкая!
   - Ты что ль в пару к нашей подруге набиваешься?
   - Ты что?! Она - тиррин. Примет только кошаков...
   Сам подросток-тиррин сейчас носилась кругом ребят, обнюхивая территорию, ей всё было интересно, столько запахов, интересных букашек, пищащих зверьков... Двуногие, разглядывающие её... Ту самочку двуногих она помнит и любит, остальные тоже не вызывали негативных чувств. От них пахло зверем, незнакомым. Подкралась поближе, порычала на них, чтобы не хватали за шкурку руками, обнюхла каждого, задрала хвост и сиганула вправо, услышав в траве какое-то шевеление.
   - Эй, куда?! - крикнул вдогонку Вольс. - Потеряешься!
   - Чтоб тиррин и потерялся?! Ты что?! - толкнул его в плечо Стаис.
   - Набегается - вернётся, - успокоила всех Хильма.
   Самочка-подросток меж тем, петляя в траве, неслась за мелким пищащим хищником. Есть она его, конечно, не собиралась, а вот поиграться вполне. Но вот ветер донёс ещё один незнакомый запах. Приятный! Остановившись, стала вертеться вокруг себя, пытаясь понять, откуда пришёл чудный аромат. Показалось, что вот от того высокого раскидистого дерева, одиноко стоящего посреди цветного разнотравья. Не долго думая, рванула в его сторону, и, лишь когда до зелёной кроны оставалось не больше пяти прыжков, притормозила, легла на пузо и стала осторожно красться, стараясь, чтобы ветер дул в морду. Уж, этим-то правилам охоты дед её обучил. Объект охоты обнаружился наверху одной из широких ветвей дерева. Большой чёрный зверь лениво дремал, свесив лапы и хвост вниз. Да так удобно, как раз чтобы тиррин смогла ухватить его в прыжке зубами. Что, недолго думая, самочка и сделала! Обиженный ор подпрыгнувшего от неожиданности самца разнёсся по округе! Самочка юркнула в траву, притихла, ведь игра только началась. Большой зверь, порыкивая, топтался по веткам, видимо, выискивая, кто его так "приложил". Два зелёных глаза следили за ним, самочка знала, что с её расцветкой, в траве найти самец её вряд ли сможет. Вот чёрный игурр успокоился, ну, или самочке так показалось, снова улёгся на ветку, свесил хвост и зажмурил глаза. Самочка выждала какое-то время. Понимала, что не стоит снова нападать на большого зверя, но его хвост так и манил. Поэтому снова, не раздумывая и мгновения, рванула вперёд, собираясь цапнуть пушистую прелесть. Вот только самец чего-то подобного явно ожидал, поэтому лапы самочки схватили лишь пустоту. Она обиженно мявкнула, села на пушистый зад и задрав морду уставилась на ощетинившегося самца.
   Игурр долго смотрел на полосатое чудо, осмелившееся потревожить его отдых. Но тут ветес сменил направление и его носа коснулся самый невероятный, самый желанный на свете аромат самочки. По телу прошла волна предвкушающей дрожи. Самец осторожно спустился, стараясь не спугнуть двуликую, но та и не думала убегать, лишь поводила носом, смешно пофыркивая. Он лёг на пузо, всем своим видом показывая, что не опасен, что хочет познакомиться. Самочка его не разочаровала, поднялась на все четыре лапы и стала осторожно подкрадываться. Чем ближе она оказывалась, тем удивлённым становился игурр. Её аромат точно говорил ему, что эта тиррин его пара, но... Она была ещё совсем котёнком! Красивым, непосредственным, большим по размеру, но ещё КОТЁНКОМ! Игурр помотал мордой, пытаясь прийти в себя, но кто б ему дал. Самочка уже была рядом. Она обошла его кругом, шумно обнюхивая, что не добавляло самцу спокойствия. Ткнулась мордой в бок, напрыгнула, играя, сверху, тихонько прихватывая ухо зубами, поиграла лапами с хвостом, видимо, это её любимая забава, а затем оказалась напротив морды. Самочке очень нравился этот большой чёрный зверь, она его не боялась, откуда-то зная, что игурр её ни за что не обидит. А ещё пришло осознание, что от кончика хвоста, до шикарных усов самец принадлежит ей, и она никому не позволит отнять у себя эту большую пушистую ПРЕЛЕСТЬ!
   Лизнула чёрную морду в нос, муркнула, мол, глянь, какая я молодец... Но тут послышался зов своих двуногих. Попрядала ушами. Хотелось ещё поиграться с самцом, но и возвращаться тоже было надо. Ещё раз муркнула, а затем тихонько рыкнула, предупредила, чтобы самец и не думал ещё кого-то себе искать, а затем стрелой пустилась прочь. Игурр поднялся на отчего-то дрожащие лапы, встряхнулся и тихой тенью помчался за той, что теперь дороже всего на свете.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   - Наигралась, мелкая? - рассмеялся Вольс. - Пора возвращаться. Если не забыла завтрашних лекций у магистра Хитрукка никто не отменял, а мы в его предмете до сих пор плаваем.
   - И, правда, Сиреми, обращайся, и айда домой, - поддержала парня Хильма.
   Оборот не занял много времени.
   - Эй, вы всё слопали! - не могла не возмутиться произволом.
   - Мы, между прочим, взрослые самцы! - воскликнул Стаис, пытаясь увернуться от моего подзатыльника. - И нам постоянно хочется...
   - Жрать! - хохотнул Кленн. - Жрать им хочется, оглоедам. Замаялся из дома еду таскать. Мать давно на меня подозрительно посматривает. "Куда, - говорит, - в тебя, такого мелкого столько лезет?". А я, не успею из дома вернуться, как два больших носа в моих сумках ищут съестное.
   Мы дружно захохотали и стали собираться. Есть, действительно, хотелось, набегалась-то знатно. И продуктивно... Ведь получается... Я СЕГОДНЯ ВСТРЕТИЛА СВОЮ ПАРУ! От осознания этого внутри всё трепетало. Кто же он, тот большой игурр?!
   Шла, то и дело оглядываясь. Я вернусь, я обязательно вернусь к тому большому дереву, чтобы вновь увидеться с НИМ. И ОН будет ждать, в этом тоже была уверена. Забежав в столовую, чтобы утолить голод, тут же отправилась к деду, уж, с ним то первым надо было поделиться такой новостью. По дороге от невнимательности налетела на вечно недовольного красавчика Иллая. Если честно, то без поддержки его сильных рук точно бы пропахала носом каменный пол.
   - Осторожней, маленькая, - как-то уж очень мягко пожурил он.
   Поскорее постаралась выпутаться из чересчур смутивших объятий двуликого, при этом пытаясь сообразить, с чего такие перемены в поведении парня.
   - Спасибо, - буркнула тихонько и поспешила дальше.
   - Всегда, пожалуйста, - с тихим и каким-то обволакивающим смехом понеслось вслед.
   Дед был на месте, но куда-то явно собирался. С порога вывалила на него последствия прогулки.
   - Вот ведь! Нигде от этих хвостатых не скрыться! - с досадой высказался он. - Хотя... Отсюда не сопрут! И в свой гарем не утянут!
   - Деда, какой гарем? - рассмеялась я.
   - Эээ... это тебе пока знать рано, - опомнился, что ляпнул лишнее. - Ты лучше скажи, кто этот твой игурр?
   - А я не знаю, - хихикнула в ответ.
   - Как так?!
   - Я ж его только в животной форме видела. А потом сбежала... А он найдёт меня? - забеспокоилась, с испугом глядя на деда.
   - Куда ж он денется! Сам приползёт. Кстати, как ему сюрприз в виде полудетёныша тиррина?
   - Шокирующе, - рассмеялась, вспомнив обалдевшую чёрную морду. - Деда, а я ему понравлюсь, вот такая?
   - Кому ж ты можешь не понравиться?! Ты ж у меня красавица! - вздохнул дед, крепко прижав к себе. - Только пусть этот твой, как объявится, со мной познакомится, объясню ему, что не следует делать с маленькими котятами...
   - Ну, деда! - возмущённо выдохнула ему в подмышку. И тут вспомнила, что родич очень уж тщательно прихорашивался, перед уходом. - А куда это ты такой красивый собрался?
   - Эээ... ну, я... - наверное, в первый раз увидела, как дед краснеет. - Понимаешь... ана Мильва нашла интересный свиток с древними заклинаниями, а вот разобрать написанное оказалось довольно сложно. Я предложил свою помощь...
   - Ага-ага! Я так и поняла. Ну, что ж, изучайте, это дело нужное, - чуть заметно улыбнулась. Потом подошла близко-близко к деду, подёргала за рукав, заставив растерянного мужчину чуть наклониться. - Вы, как закончите... разбираться со свитком, хм, приходите знакомиться.
   - Зззачем? Вы же знакомы.
   - Ну, да, как ученица и магистр. А я говорю о другом. Должен же ты представить меня, как правнучку, женщине, к которой не безразличен.
   - Ясно... Догадалась?! - выдохнул дед, виновато пряча взгляд.
   - У вас ведь не просто так?
   - Знаешь, Сиреми, потеряв свою пару, я практически умер вместе с ней. Сердце билось только потому, что надо было заботиться о дочке, потом о внуке... Когда ушли и они... Встреча с тобой снова отсрочила то, что должно было случиться... - дедушка запустил пятерню в свои волосы, затем потёр ладонью лоб. - Я ведь ни на что не надеялся, считал, что подобное невозможно, что старые легенды просто приукрашены. Но, когда встретился взглядом с Мильвой, почуял её запах... Она - возродившаяся душа моей Риниды! Моя пара...
   - Деда... - счастливо выдохнула, сжав родного двуликого в объятьях. - Я так рада! Она знает?
   - То, что мы пара? Догадывается. Я стараюсь не напугать её своим напором.
   - Пока ты мнёшься, кто-нибудь более прыткий постарается твою даму сердца очаровать. Так что смелей! Женщины любят решительных мужчин.
   - Маловата ты ещё о таком рассуждать.
   - Ну, да?! Мои сверстницы давно в отношениях, а кто и за мужем. Тем более, я тоже нашла свою пару.
   - Ладно-ладно, взрослая моя! Пойду. Не хорошо заставлять ждать ани Мильву.
   Проводила деда до выхода из преподавательского крыла, а затем побежала к себе.
  
   ***
  
   - Глянь-ка, опять эта новенькая к любовничку бегала! - съязвила Сильмани, пытаясь прижаться к Иллаю.
   Брови парня сошлись к переносице, сам он шагнул от девушки в сторону, брезгливо дёрнувшись. Сильмани решила, что эта реакция на новенькую, а потому довольно заулыбалась.
   - И что в ней такого, что парни смотрят ей в след?!
   - То, что в тебе нет, и никогда не будет! - глухо бросил Иллай, зашагав прочь.
   - Что?! - растерялась Сильмани, но парень и его друг быстро удалялись, оставив вопрос без ответа.
   Иллай проследил за тем, как Сиреми скрылась за дверью женского общежития, и направился к себе.
   - Случилось то, чего я не знаю? - спросил его шагавший рядом Церий. - Мне кажется или ты изменил своё мнение на счёт новенькой?
   - Изменил, - тихо ответил Иллай.
   - Ты же сам видишь, как она крутится вокруг магистра и...
   - Они не любовники. У Сиреми вообще ещё не было ни с кем отношений.
   - С чего ты взял? Девочка-то созрела. Я бы тоже был не прочь с ней...
   - Замолчи! - резко развернувшись и схватив друга за грудки, зашипел Иллай. - Никогда не смей ТАК говорить о НЕЙ!
   - Хорошо-хорошо! Только успокойся! - испуганно напрягся Церий, почувствовав, что друг едва сдерживается от трансформации. Вон когти вытянулись и заострились, чуть не царапая Церию грудь. Дождавшись, когда руки Иллая разожмутся, парень осторожно спросил: - Ты запал на неё?
   И тут же отшагнул назад под вновь вспыхнувшим взглядом Иллая.
   - Она моя ПАРА!
   - Да иди ты?! - удивлённо выпучил глаза Церий. - Уверен? Ошибки быть не может?
   - Ни единой.
   - Тогда... Поздравляю!
   - Рано поздравлять. Не уверен, что она в курсе, что я её пара, - грустно и как-то обречённо сказал Иллай.
   - В смысле?
   - Её зверь почти котёнок, и почуять во мне пару наверняка ещё не может... Я видел её тиррина. Красавица!
   - Мелкая?! Да ещё и тиррин?! Сочувствую. Всё же слухи - просто слухи, распускаемые завистницами. Наверняка и Сильмани в этом поучаствовала. Чужая слава покоя не даёт. Что собираешься делать?
   - Не знаю. Буду ждать, пока зверь Сиреми подрастёт... Попытаюсь, как-то сблизиться с ней, если получится...
   - Я тебе удивляюсь! Ты ж самый завидный самец в академии! Все девчонки и без притяжения пар на тебя облизываются! Сколько ты сердец покорил? И не только сердец, ха-ха... А тут стушевался перед мелкой?!
   - Она особенная...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Эта ночь была удивительно спокойной, а сон сладким-сладким. Такое ощущение, что мой покой охранялся кем-то очень сильным и родным. Ощущение переросло в уверенность, когда в нос прокрался приятный знакомый запах, а Хильма обнаружилась всё ещё спящей под колпаком магического купола. Прежде чем развеять его, осмотрелась, нашла на полу пару волосинок чёрной шерсти. Был! Вот ведь! И как пробрался?! А потом, когда успел скрыться?! Счастливая улыбка растянула губы. Остаётся только узнать, кто же этот потрясающий игурр... Разбудив подругу, рассказала про ночного гостя.
   - Во даёт! - восхитилась она.
   - Спрошу сегодня у ребят, кто же он.
   - И про то, что он - твоя пара, тоже расскажешь?
   - Пока нет. Всё так шатко... Не хочу спугнуть удачу.
   - Раз ты почуяла пару, значит, твой зверь начал усиленно расти.
   - Получается так. И, знаешь, я рада, а то на фоне остальных всё время чувствовала себя недоразвитой. Правда дед не очень обрадовался. Всё боится меня потерять, отдать в чужие руки, а сам вон чуть от счастья не прыгает, найдя ани Мильву. Так что, Хильма, у меня скоро будет ещё одна родственница!
   - Да ты что?! Вот остальные будут локти кусать, что такого двуликого кто-то успел захомутать. Таррима же говорила, что пол академии на твоего деда слюни пускали.
   Отсмеявшись, побежали на занятия. На стихиях чуть не получила выговор, всё время отвлекаясь на ребят и пытаясь вытрясти из них информацию о том, не видели ли они где двуликого с ипостасью чёрного игурра.
   Моя болтовня настолько разозлила магистра, ведущего занятие, что он остановил лекцию, подошёл к столу, за которым я сидела, и на весь класс изрёк:
   - Уважаемая, хочу напомнить, что основу находящихся в академии двуликих составляют рогурры, те, кто обладает всеми ипостасями. Так что этим путём вы свою пропажу вряд ли найдёте. Ну, если не вывесите в центральном холле объявление о розыске. Впрочем, могу дать совет: стоит присмотреться к старшим курсам, где большая часть студентов уже выбрала предпочтительный образ. А сейчас, я надеюсь, вы отдадите все силы и внимание на изучение моего предмета.
   Стыдно то как! Класс подхихикивал. Ещё раструбят на всю академию! Ну, да, сама виновата. Но, как ни странно, происшествие на уроке не просочилось дальше классных стен. Всё-таки прикладники дружная команда.
   Весь день казалось, что за мной кто-то пристально наблюдает. Дискомфорта это не приносило, поэтому просто пыталась понять, кого это я так заинтересовала. Тоже продолжилось и на следующий день, правда, внимания, стало гораздо-гораздо больше. А всё магистр Стришш! Зачем-то ляпнул на всю столовую при разговоре со своим коллегой, что я, как и ещё парочка девушек, являюсь четырёхстихийницей. Парни, с аппетитом обедающие, задержали ложки и с интересом стали выискивать глазами вышеназванных "счастливиц". Я чуть под стол не залезла от повышенного внимания.
   - Вот кто его за язык тянул! - огрызнулась, глядя на магистра Стришша. - Жила себе спокойно...
   - Дааа... О покое можешь забыть, - "обрадовал" Кленн. - От парней теперь отбоя не будет!
   - Да парни меньшее из зол, - отмахнулась Таррима. - Глянь на наших красавиц. Ещё чуть-чуть и услышим, как их зубы скрипят от злости. А Стришш - любитель разные ситуации провоцировать, а потом смотреть, что из этого получится.
   В этот момент у преподавательского стола что-то произошло. Мы не сразу поняли, что именно. Сначала обратили внимание, что стало оглушительно тихо, а затем все разом загомонили. Мы повскакали с мест, как и большинство студентов.
   - Эй! Что произошло? - пытались выспросить у впередистоящих.
   - Кто-то двинул магистру Стришшу в глаз! - восторженно поделился один из парней. - Эх, жаль не успел увидеть!
   - Что?
   - Кто?
   - Почему?
   Вопросы сыпались со всех сторон. А события у преподавательского стола продолжали меж тем стремительно развиваться. Звон посуды и треск стола, рычание вперемешку с шипением... Да там бойня! Девчонки взвизгивали, парни восторженно свистели, тем, кому было не видно, повскакали на лавки.
   - И часто у вас такое? - стараясь перекричать царивший гвалт, спросила у друзей.
   - Не часто, но бывает! - весело ответил Стаис.
   - А ну, тихо! - взревел голос ректора, следом магическая волна раскидала всех, кто куда.
   - Ух, ты! - выдохнули мы вместе с Хильмой.
   - Здорово, да? - заржали парни, даже не пытаясь подняться.
   Через несколько минут наступила блаженная тишина, давящее чувство чужой магии исчезло, и все сели обратно за столы, поглядывая туда, где недавно было так интересно. Но всё было чинно, ни что не напоминало о потасовке. Зато по рядам зашелестели тихие разговоры. Наконец, информация дошла и до нас.
   - Говорят, это Иллай сцепился с магистром. Видимо, допёк его Стришш своими рассужденьями.
   - Не, это он из-за какой-то девчонки четырёхстихийницы напал на магистра. Поговаривают, что парень последнее время стал вести себя странно, запал, наверное, на девку.
   - Но врезал магистру знатно! Такое и магией не сразу залечишь!
   - Молодец, Иллай! Давно надо было! Зря только зверем напал, теперь наказания не избежать. Ректор злой, как бог грозы! Схватил обоих за шкирку и раскидал, как котят! Ладно, Иллай, молодой ещё, а вот чего магистр поддался на оборот?!
   - Наверное, тоже на четырёхстихийницу губу раскатал!
   Мы переглянулись. По мне так Иллай - дурак дураком! Чего с магистром связался?! Можно было и по-другому проучить. Огляделась по сторонам и словила на себе пару-тройку завистливо-злобных взглядов.
   - Глянь, как вам завидуют, - толкнул меня локтем в бок Вольс.
   - Да на что там смотреть?! И чему завидовать?!
   - Ты что?! - притворно вздохнул Вольс. - Сам Иллай глаз положил на четырёхстихийницу! О, моё сердце разбито! Как жить, потеряв всякую надежду на благосклонность кумира?!
   Со всех сторон на парня посыпались тумаки.
   - Хватит дурачиться!
   - Балбес!
   - Вот узнает Иллай, и тебе глаз подобьёт!
   - Придурок!
   К вечеру узнали, что Иллай таки получил своё наказание. Парню вменили в обязанность самую грязную работу на месяц не только в столовой, но и в ученической "добытной" шахте, где будущие артефакторы своими усилиями отковыривали из горного пласта материал для будущих изделий. Ну, то что с последним Иллай справится и не посчитает для себя зазорным, никто не сомневался, а вот работа в столовой... Парни солидарно сочувствовали, "королевишны" притворно закатывали глаза, по "секрету" делясь с окружающими тем, что будут помогать "герою". А мне прилетело "щедрот" от длинного языка магистра Стришша, чтоб ему икалось. Подзадержалась на последней паре. Друзья унеслись куда-то, я же решила зайти за Хильмой. Не успела завернуть за угол, как две девицы заступили мне дорогу.
   - Слушай ты, на Иллая губу не раскатывай!
   Эх, какие фразы знакомые! И где я их раньше слышала?! Мысленно хмыкнула.
   - Думаешь, все четыре стихии заимела, так можно чужих парней загребать?!
   - Так думать, хватает ума только вам, - ответила с улыбкой. - У вас всё?
   - Между прочим, одна из нас скорей всего ему пара! - пискнула та, что пониже ростом.
   - Да?! - саркастично приподняла левую бровь. - И которая же? Как я вижу, ещё не определились. Вот когда решите, кто, тогда и поговорим, а сейчас не до ваших глупостей.
   Обошла недалёких и пошагала дальше, мысленно похихикивая. Но за следующим поворотом ситуация повторилась почти один в один. Когда шагая уже с Хильмой в комнату, вновь подверглась "предупреждению", терпению пришёл конец.
   На утро в главном холле академии, где обычно вывешивают различную информацию для студентов, висело объявление. "Сиреми Озёрная не имеет никаких видов на студента Иллая. Делите вышеназванного, как хотите. Кому не ясно - идите лесом!". И моя подпись, что б уж точно не сомневались, кому принадлежит объявление. Первым сии перлы прочёл дед, посмеялся, но "шутку" одобрил. К обеду вся академия тоже ознакомилась с надписью. Кто-то поржал, "кто-то" счастливо заулыбался, но главное, с претензиями ко мне больше никто не лез. Я спокойно выдохнула, но лишь до следующего утра, когда рядом с моим объявлением появилось ещё одно, и то, кому оно принадлежало было ясно невооружённым взглядом, так как подпись была написана ОЧЕНЬ разборчиво и ОЧЕНЬ крупно.
   "Иллай Грозовой имеет виды на студентку Сиреми. Узнаю, что хоть кто-то решит за ней приударить, оторву хвост, даже если такового не имеется!"
   - Ну, это... это... вообще!
   - Ну, что ты возмущаешься? - хмыкнул дед.
   - Да как он... да это же... Вся академия ржёт надо мной!
   - А кто первый начал?!
   - Так я ж просто, чтоб от меня отстали! А он... И, вообще, что это за собственнические замашки?!
   - А вдруг он ТОТ САМЫЙ игурр?
   - Да? Ну, не знаю... Нет, всё равно он не должен был такое писать! Ух, я ему!
   И всё же слова деда заставили задуматься. Иллай и вправду может оказаться моей парой... Вздохнула. Он ведь с первого дня бередил моё девичье сердце, как и ещё один двуликий... И, получается, с магистром тоже сцепился из-за меня. Приятно!!!
   - Успокоилась? Ну, беги тогда.
   - И всё равно немного проучу этого чурбана.
   - Озорница! - рассмеялся вслед дедушка.
   Между прочим, мы с ним договорились на следующие выходные встретиться с его сердечной зазнобой, пора вводить её в семью.
   Хильма при моём возвращении уже дрыхла, мне ничего не оставалось, как последовать её примеру. Повертевшись с боку набок, встала, походила по комнате, села за стол. В голову пришла "отличная" идея позлить Иллая, чтобы жизнь мёдом не казалась. Ибо, нефиг!
   Полюбовалась на своё творчество, свернула лист трубочкой и убрала в сумку, завтра вывешу. Вот теперь можно и поспать...
   Всю ночь казалось, что кровать стала слишком тесной, и какая-то зараза дышала в затылок. Но проснуться почему-то не могла. Будила меня на этот раз Хильма, вместе с Тарримой.
   - Ну, ты и горазда дрыхнуть! - возмущалась то одна, то другая.
   Я же внимательно оглядывала и обнюхивала свою постель, не обращая на подруг внимания. Покрутив пальцем у виска, девчонки унеслись на завтрак. Мне же было не до этого. Потому как стало понятно, что игурр не только проник снова в комнату, но и делил постель вместе со мной. Запыхтев, как чайник, ринулась к заготовленному листку и сделала приписку.
   - Вот так вот! - сердито сдвинув брови, процедила я и понеслась на выход.
   "Отрывателю хвостов. На чужой пирожок не распахивай роток!.. Если сегодня это был ты?! Покусаю!!!"
   - Гляньте! Новое послание! - Ну, вот, не успела прикрепить листок, а любопытствующие уже тут как тут!
   - Ты зачем парня дразнишь? - спросил Вольс. - Вдруг он злопамятный?
   - Вот и узнаем.
   - Вон он, кстати. Смотрит в нашу сторону.
   Невольно взглянула туда и встретилась с насмешливо-задумчивым взглядом Иллая. Его соседи по столу, что-то весело обсуждали, то и дела хлопая парня по плечу. В какой-то момент старшекурсник усмехнулся и демонстративно так облизнул губы. Я мгновенно вспыхнула и отвернулась. В этот момент к нам подлетел Кленн, широко улыбнулся Хильме, наклонился низко-низко к нам и сообщил:
   - Там это... Сиреми, тебе послание.
   Мы дружно понеслись в главный холл.
   "Ароматному пирожку. Разрешаю покусать себя за любое место..."
   Дальше началась ежедневная переписка. На вопрос, кто больше всего её ожидал, можно с уверенностью сказать - вся академия. Подозреваю, что не только меня, но и Иллая друзья подначивали на создание новых перлов.
   В общем, вот, что из этого вышло.
   Я: "Ха, стану я тянуть в рот всякую бяку!"
   Он: "А вдруг бы понравилось?"
   Я: "И проверять не буду!"
   Он: "А я бы тебя попробовал... куснуть!"
   Я: "Ну, если зубы лишние, рискни!"
   Он: "Какая ты у меня кровожадная?!"
   Я: "Да, я у себя такая! Так что иди лесом!"
   Он: "Хм! Повторяешься. Встретимся, когда закончится моё наказание?"
   Я: "Ещё чего!"
   Я в этот же день: "Я подумаю..."
   Мы бы и дальше продолжали переписку, продолжая при этом при редких встречах в столовой и коридорах академии молча переглядываться, если бы не вмешался ректор по наущению кого-то из магистров. Нас обоих вызвали в его кабинет почти к окончанию срока наказания Иллая. Я в сопровождении друзей пришла первой. Нервно покусывая губы, меряла шагами комнату секретаря, пока не наткнулась взглядом на второго виновника нынешних событий. От взгляда парня бросило в жар. Поспешила скрыться за широкими спинами друзей. Приоткрылась дверь в кабинет ректора, из-за которой высунулась голова секретаря.
   - Явились? Заходите. Только вы двое!
   Войдя, присела на краешек предложенного стула. Иллай предпочёл стоять за моей спиной, тем самым нервируя ещё больше.
   - Ну-с, дорогие мои, рассказывайте, зачем устроили эти ваши игрища?
   - Я... мы... - слов катастрофически не находилось.
   - Уставом это не запрещено, - нашёлся Иллай.
   - Ишь, умный какой! - ухмыльнулся ректор. - Но, если уж положил на девку глаз, действуй как-то не так открыто, что ли. Зачем всю академию на уши ставить?!
   - Чтобы никто не питал иллюзий. Теперь каждый предупреждён, куда не стоит лезть.
   - С тобой всё ясно. Когда почуял?
   - Когда в обороте увидел...
   Вскинула на парня глаза. Значит, это точно ОН?! Ласковый синий взгляд завораживал, затягивая в свои глубины.
   - Так! - заставил вздрогнуть и опустить глаза ректор. - Эти ваши писульки больше не вывешивать! Дурной пример не подавать!
  
   ***
  
   Покинув кабинет, разволновалась ещё больше. Друзей, как ветром сдуло, секретаря тоже не было, и я осталась наедине с Иллаем. Чуть склонив голову, ринулась было на выход, но была поймана за руку.
   - Сиреми...
   Остановилась, не поворачиваясь, зажмурила глаза. Волнение прошило каждую клеточку...
   - Сходим завтра к подземным источникам? - голос раздался почти у самого ушка.
   Тёплое дыхание парня, шевельнувшее волоски у затылка, заставило кожу покрыться приятными мурашками. В горле пересохло, поэтому смогла только судорожно кивнуть. В комнату прибежала с пылающими щеками. Хильма и Таррима чуть не подпрыгивали от любопытства, сидя на пару на моей постели.
   - Ну?!
   Выспросили всё в подробностях. Пришлось посвящать Тарриму в отношения с Иллаем, она пришла в полнейший восторг.
   - Все губу на него раскатали, а тут раз - и ты! - хихикала подружка. - И даже не вздумай завтра не пойти!
   - Вот именно, - поддакнула Хильма. - Опасаться нечего. Пока твоя животная половина не подрастёт, ничего этакого Иллай делать не будет.
   - Да?
   - Нет, ну, ты посмотри на неё?! - всплеснула руками Таррима. - Я думала, она успокоится, а она ещё и недовольна.
   Девчонки переглянулись и рассмеялись. Пришлось запустить в них ближайшей подушкой. Вот им смешно, а у меня все мысли заняты вопросом, можно ли целоваться на первом свидании. Поразительно, как быстро меня стало тянуть в Иллаю. Да, в первый раз увидев парня, почувствовала небольшое притяжение, но его неприязненные взгляды разочаровали, заставив это притяжение словно бы заморозить. Теперь же всем существом тянулась к Иллаю, всё время думала о нём, а животная половина просилась о пробежке рядом с его зверем. На само свидание шла на подгибающихся ногах. Иллай обнаружился у самого входа в общежитие в окружении зазывно улыбающихся девиц. Тут же нахмурилась и даже хотела повернуть назад, но, приглядевшись, заметила, что и сам парень был недоволен тем, что творилось вокруг него, пытался выйти из "окружения", но особо рьяные поклонницы тут же заступали ему дорогу.
   - Иллай? - весело крикнула парню. Все обернулись ко мне и двуликий смог выскользнуть из засады. В два шага оказался рядом, широко и радостно улыбнувшись, соединил наши ладони и повёл прочь под злыми взглядами девиц. - У меня сейчас спина вспыхнет. Такое ощущение, что каждая из них нож мне меж лопаток воткнула.
   - Это не надолго. Узнают, что ты моя пара, успокоятся, - ответствовал Иллай.
   - Ты так в этом уверен? Ну, что мы - пара? - смущённо спросила его.
   - Уверен, - твёрдо произнёс Иллай.
  
   ***
  
   В одной из академий мира
  
   - Что ты мечешься, как самец в брачный период?
   Эрриан раздражённо глянул в сторону брата, вальяжно развалившегося в кресле.
   - Вот когда встретишь свою пару, тоже будешь метаться!
   - Так ты уверен, что это именно та девчонка?
   - С каждым днём всё больше! Ты же знаешь нашу природу. Эта тяга просто убивает меня, а ещё то, что я так и не напал на след Сиреми. Прямо чувствую, что время стремительно утекает... Всё чаще мчусь в людскую академию, в комнату, где она жила, чтобы вдохнуть всё ещё витающий там запах своей самочки...
   - Так почему же не отметил её ещё тогда? Мог бы увезти в логово.
   - Её зверь был мал, и я был не уверен... К тому же не хотел неволить Сиреми, она бы не простила. Думал подожду её взросления, дам овладеть магией.
   - Она - тиррин, и её место среди наших лесов! - категорично выдал Лирриан.
   - Да знаю я! Вот только любовь насилия не приемлет.
   - Да какое насилие?! Мог бы просто соблазнить глупышку, да так, чтобы она кроме тебя ни о чём другом думать не могла. Сама бы следом побежала!
   - Молод ты ещё, многого не понимаешь. Нельзя так со своей парой.
   - Ну, вот и ищи её теперь по всему миру. Пока кто-то другой не пометил её. Будешь в итоге вторым мужем!
   - Вторым, первым... какая разница. Пойми, для счастья недостаточно притяжения пар. Вспомни наших родителей.
   - Мать всегда слушается отцов, - возразил Лирриан.
   - Много ты знаешь?! - усмехнулся Эрриан. - Да без её одобрения они и шага не ступят. Помнишь, как Элли в гости к сумеречным собралась?
   - Ну? Это ж папа Ривиин настоял на этой поездке, в целях укрепления связей между кланами.
   - Это общественная версия. На самом деле Эля влюбилась во второго сына тамошнего вождя, вот и пошла к матери за советом, что делать. Та "уговорила" отцов. Вот и имеем мы сестру в невестах, а клан в дружеских отношениях с сумеречными.
   - А ты откуда это узнал? Ах, да, ты ж любимец матери.
   - Можно подумать, тебя она любит меньше?! Это ж из-за её просьбы тебя отпустили на вольные хлеба. Мама всё ещё надеется, что ты скоро остепенишься. Да куда там?! Кстати, - переменил тему Эрриан, - ты едешь со мной к эльвам?
   - Пожалуй. Там я ещё не был. Говорят, женщины у них мммм...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Прогулка с Иллаем вышла неоднозначной. Складывалось ощущение, что парень был просто одержим идеей, то и дело прикасаться ко мне, это смущало и, если быть честной, пугало. Как-то быстро всё. Нет, я не жалуюсь, признаться, внутри даже разгоралось странное, до селе неизведанное, но от чего-то и странно знакомое чувство. Словно забытое, или когда-то увиденное... во сне. Как бы описать его? Волнение? Предвкушение? Пожалуй, всё это вместе, и скреплённое страстью и желанием... Да, вот оно! Желание! Желание быть как можно ближе к Иллаю, обвиться вкруг него и никогда не отпускать, даря всю себя без остатка. Бросая на парня взгляды, представляла, каким будет наш первый поцелуй. Он наверное хорош в этом, вон сколько у него поклонниц, и вряд ли он до встречи со мной этим не пользовался. Рррр! Мой! Всех покусаю!
   - Что с тобой? - остановился перед спуском на подъёмник Иллай. Глянул на хмурое выражение моего лица, и словно догадался. - Забудь о них. Самое ценное и дорогое, что есть теперь у меня в жизни - это ты. Я выбрал тебя, мой зверь выбрал тебя. А для любого двуликого, а в особенности для рогура, пара - смысл существования... Теперь будешь гнать - не уйду!
   - А тебе не кажется, что всё происходит слишком быстро?
   - Разве? Ну, может быть.
   Пошли дальше. Но теперь рука Иллая всё чаще стремилась обвиться вокруг моей талии, то для того, чтобы поддержать на крутом спуске, то, не давая умчаться вперёд, забыв об осторожности.
   - Окажемся внизу, побегаем на четырёх лапах, - предложил парень.
   - А почему ты выбрал основной формой игурра? - полюбопытствовала я.
   - Не знаю. Наверное, потому, что в этой форме мне комфортнее.
   - Дедушка говорил, что игурры чаще всего серо-стальные, а ты вот такой чёрный.
   - Ну, здесь всё просто. В моём роду всё имеют чёрный окрас, только мама белая, словно снежные шапки наших гор, оно и понятно, она из клана подлунных полозинов. Не кривись, не все полозины вредные и бесцеремонные. Вернее не так. Только часть полозинов неадекватна, а в основном - обычные двуликие, со своими радостями и горестями. И любить умеют столь же сильно и бескорыстно. Самочек из гнезда редко выпускают, дочерей балуют, не всегда на пользу. Отцу вот повезло, мать на ярмарке встретил, едва отбил у её одноклановцев, сбежали на пару в одну из академий. Как раз после очередной бойни это случилось. У отца ни дома, ни перспектив на будущее. Родичи из полозинов пытались указать на это, просили подождать пару годков... Но к тому времени мать была уже в положении. Чтобы уберечь пару отец увёз беременную жену в горы, в нашу долину. Тут и старший брат родился, и я.
   - А почему ты так высокомерно вёл себя при нашей встрече? - вспомнилось неприятное.
   - Мама из рода повелителей полозинов, воспитывала нас в строгости, в умении держать лицо, с пренебрежением относиться к недостойным внимания.
   Резко остановилась.
   - Так ты считал, что и я недостойна твоего внимания?
   - Прости, - не стал отпираться Иллай. - Как глупый котёнок впитал в себя досужие сплетни и пошёл у них на поводу.
   Могла ответить на это только молчанием.
   - Знаю, моё поведение нельзя назвать достойным, - чувствуя осуждение, Иллай взял мои руки в свои большие ладони. - И ты вправе отказаться от общения со мной... Но я всё равно всегда буду рядом.
   - Никогда так больше не думай обо мне, - тихо попросила, глядя в его, выражающую вину, глаза.
   Больше мы не стали затрагивать эту тему.
   Добравшись до уже знакомого нам огромного дерева, где я не так давно ловила хвост игурра. Иллай обернулся первым, потёрся усатой мордой о мои ноги и призывно муркнул. На этот раз при обороте появилось какое-то новое чувство, что-то во мне кардинально изменилось. Игурр больше не воспринимался только лишь предметом для игры, хотелось обнюхать его от носа до хвоста, прижаться к тёплому чёрному боку, подставить морду под шершавые, но такие приятные облизывания. Зверю всё нравилось, но человеческая часть сознания была донельзя смущена. Нам обеим было и страшно, и интересно узнать, что будет дальше. Вот только игурр вдруг отстранился и отпрыгнул подальше, словно приглашая поиграться или побегать на воле. Чем мы тут же и занялись. Эти прогулки стали нашим еженедельным ритуалом. Оба ждали выходных с нетерпением, иногда удавалось сбежать вниз и посреди недели. Всё чаще друзья сопровождали эти вылазки, хоть Иллай и ворчал, что опять наше уединение будет нарушено. В первую же совместную прогулку друзья и пояснили мне, что же изменилось в моей тиррин. Оказалось, я просто стала быстрыми темпами расти. Если несколько недель назад ребятам предстал котёнок-подросток, то теперь мало что осталось детского. Подруги понимающе хмыкали, глядя на увивающегося рядом игурра. Да понимала я всё. От того и волновалась всё больше. Иллай всё чаще останавливал взгляд на моих губах, всё глубже вдыхал воздух, находясь рядом, при этом, не делая особых поползновений до девичьего тела. Но... как же мне хотелось того, что читалось в его взгляде. Сама с нежностью и восторгом любовалась его фигурой, непередаваемой грацией, восхищалась умом и выдержкой. Теперь становилось понятно, почему так за ним охотились другие девушки.
  
   ***
  
   Иллай
  
   Сегодня я должен был отправиться домой к родителям, а значит, наша с Сиреми очередная прогулка не состоится. Это огорчило нас обоих, хоть моя девочка и старалась бодриться. Но в том, что я навещу своих, есть и положительные стороны. Мама, наконец, узнает, что я нашёл свою пару, и кто ей является. Думаю, этот сюрприз порадует её, а то в последнее время мать что-то хандрит. Подозреваю, это от того, что моя родная полозина снова ждёт ребёнка, от того и перепады в настроении. Отец трясётся над женой, всё чаще обращается в змеиную формуи сворачивается кольцами вокруг драгоценной половины. И я его понимал. Когда у нас с Сиреми будет малыш, я вообще никого к ней не подпущу... Моя! Только моя!
   Родителей нашёл в саду, разведённым матерью на одном из уступов, рядом с домом.
   - Сыночек пришёл! - радостно вскинулась мать, вывернулась из объятий отца и понеслась навстречу мне.
   - Куда ты?! - испуганно вскрикнул отец. Опять над матерью трясётся, забыл, как она к такой чрезмерной заботе относится. Ан, нет, исправился. - Ты, уж, что ли, потише...
   Мама даже не среагировала на замечание, повисла у меня на шее и счастливо вздохнула.
   - Мог бы и почаще дома появляться, - пожурила она.
   - Мам. Пап. Я пару свою встретил, - признался, счастливо улыбаясь.
   - Правда?! Наконец-то!
   - Счастлив за тебя, сын.
   - Иллай, родной, давай присядем, и ты мне всё-всё расскажешь. Кто она? Из какого рода? Как вы познакомились?
   - Что ж ты его вопросами закидываешь, не давая и рта раскрыть? - рассмеялся отец, обнимая жену и потихоньку направляя назад к садовой скамье.
   Пришлось рассказывать всё о нас с Сиреми. Отец встрепенулся, когда я поведал, что моя пара из рода озёрных рогуров.
   - Значит, род не прервался. Может, кто ещё выжил. Это хорошо. Род то славный, и, пожалуй, подревнее остальных.
   Мать тоже была рада, что моя девочка не из простых, всё же воспитание королевских полозинов сказывалось. А вот то, что Сиреми выбрала ипостась тиррина, её огорчило.
   - Как же так?! Это же тебе всю жизнь придётся делить жену с другим?!
   - Мам, ну, что за глупости ты говоришь?
   - Ничего не глупости. У самочки тиррина всегда по два мужа, это не афишируется среди двуликих. Многие об этом и вообще представления не имеют, в курсе лишь единицы.
   - А ты, милая, откуда узнала? - ехидно полюбопытствовал отец, зная некоторый интерес жены к досужим сплетням.
   - Эмм, ну, подслушала как-то беседу правителя с отцом... Но разве ж это сейчас важно?! Придётся ж теперь делить нашу девочку с кем-то ещё!
   Меня порадовало, что мама всем сердцем сразу приняла мой выбор, но смысл её огорчения только сейчас дошёл в полной мере, вызвав непроизвольное рычание внутреннего зверя. Не готов я ни с кем делиться своим сокровищем. Мать тут же заприметила, что я сник.
   - Ну, что ты?! Всё хорошо будет! А твоя пара не говорила, есть ли у неё уже второй кандидат на сердце?
   - Мам, ну, я ж сказал, что её зверь ещё маловат. Мне как минимум год придётся ждать, прежде чем смогу предъявить на Сиреми права и поставлю метку.
   - Тогда ты за это время сможешь её полностью расположить к себе, глядишь, никто другой ей больше не пригодится, - немного повеселела и мать.
   - Не уверен, - встрял отец, за что тут же заслужил хмурый взгляд любимых глаз. - Не зря тиррины в семье объединяются в тройки. Надо бы архивы поднять, кое что в старых свитках семью, думаю, найдётся.
   - Фу! Я в эти пыльные подвалы не полезу!
   - Милая, я и сам тебя туда не пущу, - чуть улыбнулся отец. - Сын и сам справится. Заодно и повод лишний будет домой почаще наведываться.
   Если бы не скучал по Сиреми, этот день можно было бы назвать идеальным. Рядом все, кого я люблю, семейные шутки, задорный смех сестрёнки... Мама буквально светится, беременность ей к лицу. Как же красива будет моя девочка, когда будет ждать нашего малыша...
   Позже спустились с отцом в семейный архив. Оглядев фронт работ, мысленно застонал. Давно надо было навести тут порядок. Наверняка, как сгрузили здесь всё после побега, так и оставили в нетронутом виде. Или же отец таким образом решил напомнить о моей юношеской безалаберности, когда вместо работы в архиве я сбегал с друзьями в долину. Судя по довольной улыбке отца, это имеет место быть. Прокопавшись пару часов, понял, что придётся провести здесь не один выходной. Правда, есть и положительные стороны, отыскался свиток с одним занятным заклинанием, пригодится при сдаче ближайшего зачёта. На ночь оставаться не имело смысла, да и Сиреми безумно хотелось увидеть. Тем более, что я решил, что пора переходить к активному завоеванию моей малышки.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   В последнее время у Иллая появились какие-то тайны. Сам игурр ничего не говорил, но я просто чувствовала, что его что-то гложет и в то же время безумно интересует. Пыталась задавать наводящие вопросы, но парень отшучивался или же сбегал под каким-нибудь дурацким предлогом. Вот уже которые подряд выходные вместо наших прогулок отправлялся к себе домой, оправдываясь тем, что его беременная мать требует внимания. Я, может быть, и обиделась на происходящее, но вспомнила о своих родных у границы с двуликими и весь негатив улетучивался, правда, на смену ему приходила грусть. Вот уже целый год я оторвана от родителей и братьев, наверняка, и сестричка уже появилась. Деда давно просила отправить вестника, узнать, как там мои родные, но для этого необходимо было вначале покинуть пределы здешних гор. Нам нельзя было светиться. Тем более, что и дед и его друг ректор считали, что меня всё ещё ищут. Я же считала, что обо мне все давно забыли, ну, разве что, кроме Динаи и Вирека. Хотя, всё чаще думалось, что из памяти ещё одного двуликого я бы не хотел исчезать.
   Мне и в прошлой академии нравился ан Эрриан, а сейчас, когда моя тиррин стала подрастать, мысли невольно возвращались к этому двуликому. Тем более, что он имеет ту же ипостась, и довольно привлекательную. Жаль, что я почти не помню его запаха.
   Честно говоря, подобные размышления продолжали смущать, ведь я уже встретила свою пару. Как тогда я могу желать чего-то ещё с другим мужчиной?! В дверь постучали. Оказалось, соседок попросили передать, что Иллай ждёт меня у общежития. Обрадованно стала собираться. Хильма тоже куда-то засобиралась, и, подозреваю, на свидание к одному известному горцу, вон, как глаза блестят от предвкушения.
   - Идём вместе? - предложила ей.
   - Ага. Мы к источнику хотим заглянуть. Вы с нами?
   - Не знаю, - пожала плечами. - Если Иллай согласится. Но, может, лучше на нашу поляну?
   - Эммм... лучше к источнику.
   Оба наших кавалера нашлись у дверей общежития. Они вели какой-то оживлённый спор, поэтому не сразу нас заметили.
   - Тогда лучше всё сразу расскажи, - успели лишь услышать ответ кавалера Хильмы.
   Мы хмыкнули, чем привлекли к себе внимание парней, при этом Иллай от чего-то смутился.
   - Куда идём? - нарочито бодро спросила я. - Кто-то, кажется, собирался показать источник.
   - А что, хорошая идея, - поддержал Иллай. - Познакомитесь, наконец, с Сердцем Горы.
   Я что угодно представляла себе в качестве места назначения, но уж никак не кристального грота, наполненного голубоватыми отблесками воды горного озера. Или правильнее сказать, озерца. Ребята с добродушными усмешками поглядывали на наши восторженные лица, а ещё словно бы что-то предвкушали.
   - Ну, чего ждёте? Заходите в воду.
   - Эээ... - переглянулись вместе с Хильмой, мало представляя, как будем раздеваться при парнях.
   - Ладно-ладно, мы отвернёмся.
   Надеясь на их порядочность, скинули всё и осторожно вошли в воду. Первым впечатлением стали недоумение и шок. Вода ощущалась как-то странно, одновременно и горячей и холодной, даже какой-то жалящей, тем не менее, это ощущение было очень приятным. Опустившись по плечи, блаженно вздохнули.
   - А это точно вода? - не сдержав любопытство, спросила Иллая.
   - И да, и нет, - озадачил он.
   - На самом деле, - пояснил, наконец, Кленн, - это источник магии. По легенде двое влюблённых сбежали в эти горы, спасаясь от очередной войны и преследования врагов. Оба были смертельно ранены и вот-вот должны были погибнуть, но тут вмешались боги, видя безграничную любовь девушки и юноши. Прямо посреди горы создали боги это озеро, наполнив воды своей божественной силой. Омывшись в чудесном источнике, влюблённые исцелились и на радостях, ну, ммм... В общем, стали близки прямо здесь, и...
   - Так в мире появились первые рогурры - дети тех двух влюблённых, - закончил за горца Иллай.
   - Я не знала этой легенды, - вздохнула, тронутая красивым незатейливым рассказом.
   - А её вообще мало кто помнит. Я случайно нашёл эту историю в семейных свитках. Прадед был ярым собирателем легенд и хроник рогуров и других двуликих, - пояснил Иллай. - Кстати, там же написано, что пока озеро не исчезнет, до тех пор будет существовать и клан рогуров.
   - Почему же тогда мы все разбрелись по всему миру? - поинтересовалась я.
   - Наверное, чтобы никто из врагов рогуров не узнал об этом чудесном месте, - предположила Хильма.
   - Спрячь сокровище в месте, на которое никто не подумает, - покивал головой Кленн. - Гениально. В наши горы никто без надобности не полезет. Жить здесь непросто, иногда даже тяжело. К тому же большинство считают, что мы, горцы, не очень любим чужаков на своей земле. Вот и не лезет сюда никто, чтобы не нарваться на неприятности. Кстати, как ощущения?
   - Невероятные! - высказались с Хильмой одновременно.
   Ребята рассмеялись.
   - Нас к себе возьмёте? - лукаво спросил Кленн.
   - Ещё чего?! Чтобы ты пялился, куда не надо?!
   Сделала вид, что согласна со словами подруги, а сама подумала, что хотела бы оказаться в источнике вместе с Иллаем. Наедине. Бросила взгляд через плечо, парни снова что-то оживлённо обсуждали. Отплыла чуть в сторону от Хильмы, сердце от чего-то билось в груди пойманной птицей. Вода за спиной всколыхнулась.
   - Решила плыть со мной? - весело спросила, снова бросив взгляд назад, и чуть не ушла под воду с головой.
   Позади не было никого, кроме подплывающего Иллая. Растерялась.
   - А... а где ребята? - встав на ноги и уцепившись за торчавший из воды островок кристалла, спросила я.
   Иллай догнал быстро, встал ровно за моей спиной так, что я ощущала его дыхание в основании шеи.
   - Это магия источника. Он решил, что и нам и Хильме с Кленном нужно уединение, вот и разделил нас магической завесой. Как только выберемся на берег снова увидим и услышим друг друга, - хрипло ответил игурр. - Ты ведь не против?
   - Я? - дыхание спёрло от волнения. - Не против...
   - Я рад...
   Губы Иллая нежно коснулись там, где до этого ощущалось лишь его дыхание, это было так приятно и правильно, что я машинально откинулась на грудь игурра, ощутив, как гулко бьётся его сердце.
   - Ты такая красивая, - шепнул Иллай, чуть прикусывая кожу в основании шеи, - и вкусная...
   Две большие ладони накрыли полушария груди, заставив шумно выдохнуть.
   - Не надо... - пробормотала, накрыв руки Иллая своими ладошками, при этом желая, чтобы он не послушался.
   - Шшшш... - шепнул игурр, - не бойся... Чувствуешь, как эти приятно?..
   Это было не просто приятно, это было восхитительно. Ладони парня то чуть сжимались, то ласково перемещались чуть вверх и вниз; непроизвольно вжалась спиной ещё больше в Иллая, тут же почувствовав его возбуждение. Снова ухватилась за кристалл, чтобы удержаться на ногах, Иллай тут же воспользовался этим, опустив ладонь вниз на живот. Бёдра игурра провокационно вильнули.
   - Чувствуешь, как ты желанна мне?
   - Мы... мы же не можем... - пролепетала, гулко сглотнув.
   - Да, не можем. Но чуть больше узнать друг друга это не помешает... - ладонь Иллая снова поползла вниз, накрыв женское естество.
   Я дёрнулась, но кто б меня отпустил из нежного плена. Пальцы Иллая возмутительно нескромно задвигались по чувствительному местечку, вырвав из моего горла блаженно-испуганный стон.
   - Ммм... я чувствую, как тебе хорошо... Сиреми моя!.. Нежная!.. Страстная!.. Любимая!..
   Слова Иллая чуть слышным шлейфом проникали в уши, пока всё моё существо затапливали волны невозможно-сладкого наслаждения; стоны сменились хрипом, а затем и вовсе сладострастным вскриком.
   - Моя! Моя красавица! - счастливо рассмеялся Иллай, при этом чуть содрогаясь телом, словно вот только что вместе со мной разделил наслаждение.
   - Сумасшедший, - хрипло "прокаркала" я, светло улыбаясь.
  
   ***
  
   В комнате магистра Эрриана
  
   Хрипло-чувственный стон разорвал тишину комнаты. Сидящий в кресле тиррин, подумав, что происходит, что-то плохое, бросился к постели брата.
   - Эрриан! Эрриан, проснись! - тиррин вглядывался в осунувшееся от усталости лицо магистра.
   Наконец, тот открыл сонные глаза, полыхнув их яркой зеленью. Счастливо улыбнулся, удивив тем самым второго тиррина.
   - Ну, и чего ты лыбишься?! - возмутился мужчина. - Напугал этими своими охами-вздохами. Совсем с ума сошёл из-за той девчонки!
   - Она мне приснилась, - продолжая улыбаться, сказал Эрриан. Хмурая складка меж бровей, последнее время не сходившая с лица, разгладилась. - И, кажется, нашёлся второй из нашей тройки.
   - Вот и чему радуешься?! Что будешь вторым?!
   - Радуюсь тому, что наша семья почти сформировалась. И для Сиреми мы оба будем первыми, я это чувствую.
   - Ты найди её для начала, - осадил магистра брат. - Вёрткая же девчонка! Спрятаться так, что мы все лапы сбили!
   - Обязательно найду, - вздохнул Эрриан.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   То, что произошло у источника, выбило меня из колеи. Да, мне всё понравилось, но и испугало, не думала, что могу испытывать настолько сильные ни на что не похожие эмоции. А уж воспоминания о них заставляли то судорожно вздыхать, то смущённо прятать лицо в ладонях, ну, и ещё почему-то избегать Иллая. Сначала игурр хмурился, пытался поговорить, но я находила тысячу причин, чтобы сбежать от него. Друзья сначала пытались выяснить, что меж нами произошло, но разве о ТАКОМ расскажешь. Одна Хильма понятливо улыбалась, или догадывалась, или Кленн тоже испытал на ней кое-что. Наконец, Иллай не выдержал и, поймав меня после занятий у входа в башню общежития, потащил к прогулочному гроту. Сколько бы я не упиралась, игурр был сильнее. Едва скрылись от посторонних глаз, как Иллай зажал меня в каменной нише, нависнув недовольной скалой.
   - Что происходит, Сиреми? Я обидел тебя?
   - Нет, просто... - промямлила, боясь поднять на парня глаза.
   - Погоди... Испугалась того, что случилось на источнике? - догадался игурр. После моего кивка рассмеялся, нежно погладил по щеке. - Какая ты у меня ещё маленькая. Хорошо, я больше не буду. Пока не буду. Трогать так, как тогда. Но...
   - Что? - подняла на него глаза и утонула в щемящей нежности синего взгляда Иллая.
   - Против поцелуев ты не будешь против?
   - Эммм... не буду.
   Иллай не стал ждать продолжения и, взяв моё лицо в ладони, ласково коснулся приоткрывшихся губ.
   - Прав был отец, - пробормотал игурр между короткими поцелуями, - это будет не просто...
   Но непросто было и мне. Во-первых, Иллай просто вбил в голову, что мне срочно надо познакомиться с его родителями. Только я пока не была к тому готова. Во-вторых, поклонницы игурра просто взбесились от того, что Иллай стал моей тенью, даже и взгляда не бросая в их сторону. Вот ведь странные, каждая, так или иначе, встретит свою пару и Иллай окажется не более чем воспоминанием, так нет же то мелкие пакости устраивают, то пытаются задеть словами. Ну, да это я уже проходила в другой академии.
   Как-то в этой суматохе и прошёл учебный год. Каникул, как таковых, в горной академии не было, просто чуть больше выходных за раз, и - здравствуй второй курс. Предметов прибавилось, профильные из них заметно усложнились, поэтому на долгие прогулки с Иллаем времени находилось всё меньше. Нас обоих это не устраивало, но что мы могли поделать. Всё чаще игурр стал пробираться по ночам в нашу с Хильмой комнату. Подруга повозмущалась, но глядя то, как мы прилипали друг к другу, едва оказывались вместе, махнула рукой и изрекла, что не против присутствия парня у нас, только "разврат" при ней не учинять. Я на это лишь хихикнула.
   - А чего ржёшь?! - возмутилась подруга. - Словно я парней не знаю. Только и думают об одном! Я вот Кленну сказала, сначала свадьба - потом всё остальное. Хотя, кому я говорю?! У вас у двуликих всё шиворот навыворот.
   Пришлось Иллаю пообещать, что он будет ночевать у нас изредка, и только в животной форме. Но и это продлилось недолго, хоть меня всё и устраивало. Нашлась "добрая" душа, и сдала нас сначала коменданту женского общежития, а затем и вовсе ректору. Так что вскоре нас дружной компанией вызвали на ковёр. Ректор отчаянно старался хмуриться, но я видела, что он силится сдерживать улыбку. Комендант долго распекала нас нерадивых, затем потребовала усилить магическую защиту на башне, чтобы "пылкие юноши" не смели проникать на вожделенную территорию. Ректор, конечно же, пообещал, клятвенно заверив, что вот прямо сегодня поставит сильнейшую защиту.
   После ухода комендантши, бросил прищуренный взгляд на широко улыбающегося Иллая.
   - Чего скалишься?! Думаешь, если такой талантливый, сумеешь моё плетение обойти?!
   - Сумею, - самодовольно заявил игурр.
   - Ну-ну! Я, конечно, не против ваших отношений, но вы уж, как-то притормозите. А то вся академия с ног на головуу встанет. Встречайтесь где-нибудь по-тихому. И вообще, когда ты отвезёшь девочку к родителям? Твоя мать замучила меня вестниками!
   - Так я бы прямо сейчас, но Сиреми...
   - Трусишь? - обратил своё внимание на меня ан Арриан. - В общем, так! Чтобы до конца этого месяца к родителям съездили! И без разговоров! А то сам за ручку сведу! Деда своего в это не впутывай, ему бы со своими "тараканами" разобраться.
   Ну, да, дед тоже дал маху. Обхаживал-обхаживал свою ненаглядную, а потом раз, и отказался знакомиться с её родными. Видимо, это у нас семейное. Хотя, ну, вот чего ждёт?! Когда у его пары живот на лоб полезет?! Так уж почти вся академия в курсе, что мой дед не оплошал! Мне то радость, скоро ещё один родственник появится, а вот любимая деда обижается, говорит, что рогурр её мало любит. Эх, придётся подавать пример неразумному родственнику, хоть и боязно до жути. Неизвестно, как примут меня родители Иллая.
  
   ***
  
   Дом Иллая поразил своей воздушностью, здесь никогда не почувствуешь себя в тесноте, каждая вещь на своём месте и не цепляет взгляд вычурностью. Уютно. Даже ветер, гуляющий свободно по открытым переходам, больше ласкался, чем кусал горным холодком. Сразу чувствуется рука королевского отпрыска.
   - Это всё... твоя мама? - обводя рукой пространство, спросила я.
   - Не только она. Просто, мы очень любим простор. Может, от того, что в нашей семье основной стихией является воздух.
   - Мама тоже воздушница?
   - Ага. У полозинов это редкость.
   - А... - хотела задать очередной вопрос, но была прервана появившейся на пути парой двуликих. Мужчина был взрослой копией Иллая, разве что, кроме глаз, синева взгляда досталась Иллаю от матери, сейчас взирающей на меня пристально и как-то въедливо. Внутри итак всё сжималось от страха, теперь же и руки стало трусить.
   Иллай чутко уловив моё состояние, прижал к себе, чмокнул в висок и весело заявил:
   - А вот и мои родители. Мама, отец, знакомьтесь, это моя Сиреми.
   И подтолкнул вперёд. Обернулась на него, гневно сверкнув глазами.
   - Иллай не солгал, сказав, что его пара - красавица, - приветливо улыбнулся хозяин дома. - Правда, дорогая?
   Родительница игурра несколько секунд безмолвствовала, продолжая разглядывать меня, словно пыталась что-то во мне найти. В какой-то момент я поймала её взгляд и ясно уловила момент, когда холод из синих глаз полозины ушёл, сменившись каким-то радостным осознанием.
   - Ты совсем не такая, какой я себе тебя представляла, - начала женщина, мужчины настороженно застыли. - Ты гораздо лучше!
   - Уф! - выдохнула вместе с мужчинами.
   Хозяйка дома рассмеялась, укоризненно взглянула на мужа.
   - Сколько раз говорила, больше веры. К тому же, девочка и в самом деле замечательная, чувствуется кровь Высших. И, вообще, не пора ли нам пройти в столовую и познакомить Сиреми с остальными членами семьи?
   Я воочию убедилась, что у Иллая, действительно, дружная семья, где каждый друг за друга горой. Повеселила нянюшка Иллая, старая полукровка-двуликая. Она то утирала слёзы, с умилением глядя на нас, то рассказывала смешные истории про детские шалости игурра. Потом мы уединились с ани Эллирой и она выпытала у меня всё, что могла, и о родителях, и о детстве, и об учёбе в прошлой академии.
   - Не обижайся на мою первоначальную холодность. Меня смутил рассказ сына о том, что ты выбрала форму тиррина, а к ним у меня несколько неоднозначное отношение. Почему-то считала, что они жуткие собственники и зазнайки, ну, да это присуще всем двуликим. А вот то, что у самочек тирринов сразу два супруга - настораживало. Иллай весь в отца, и ему сложно будет делить свою женщину ещё с кем-то.
   - Погодите! В каком смысле, делить с кем-то?! Какие два супруга?! Это какая-то шутка?!
   - Иллай тебе ничего так и не рассказал? Глупый мальчишка! Что за привычка, отодвигать решение сложных вопросов на потом!
   Сидела, чувствуя себя не в своей тарелке, а в груди рождался гнев и обида.
   - Интересно, когда он собирался мне это поведать?! - процедила сквозь зубы, стараясь не смотреть на полозину.
   - Не сердись на него, - женщина накрыла мои сжатые кулаки своей тёплой ладонью. - Постарайся понять, что и для Иллая такие новости были шоком. Его сущности больно от того, что свою женщину ему придётся с кем-то делить.
   - Да не нужен мне никто другой!
   - Ты уверена? - с улыбкой спросила полозина. - Ты ведь не сможешь по иному. Да даже и не в этом дело. Когда-нибудь ты захочешь подарить Иллаю ребёнка и...
   - Эммм... - промямлила, покраснев. - При чём здесь это?
   - А при том, что только при наличии второго супруга ты сможешь зачать и выносить здорового малыша.
   Вот тут-то меня и накрыло осознание. И зачем я выбрала своей сущностью тиррина?! Сама себя толкнула в пучину тревог и волнений.
   - Вам ведь тоже это не нравится? - испытующе взглянула на мать Иллая.
   - Поначалу так и было. Каждая мать желает сыну счастья, а тут не пойми кто собирается причинить ему душевную боль, выжигая мальчика ревностью к другому мужчине. Представляла себе пару Иллая этакой самолюбивой вертихвосткой. Но познакомившись с тобой, поняла, что ты иная. Добрая, нежная... Чувствую, что с тобой сын будет счастлив, несмотря на тройственный союз.
   - Простите, что так...
   - Не виновата ты, я ж вижу. Да может, всё и к лучшему. Только я хочу попросить у тебя одного - по возможности основать своё логово здесь, в нашей долине. Не разлучай меня с сыном.
   - Я постараюсь.
   Но я тоже попросила полозину, не рассказывать Иллаю, что мне всё известно. Хотела посмотреть, как скоро Иллай решится поставить меня в известность об особой связи тирринов. Весь этот день испытующе посматривала в сторону парня, но он принял мои взгляды за желание поскорее остаться наедине, но кто ж ему даст. Рядом с нами всё время кто-то находился, отвлекая то вопросами, то рассказами о житье-бытье в долине, то я вместе с ани Эллирой и другими женщинами семьи убегала по своим сугубо женским делам и вопросам.
   Вот таки пролетел выходной. Вечером вся семья тепло простилась с нами, мужчины вызвались проводить до полдороги. Поэтому вдвоём мы оказались почти у самой академии. Чем и решил воспользоваться Иллай, прижав меня к своему телу, едва мы зашли на площадку подъёмника. Вот только у меня на это совсем не было настроения. Увернулась от настойчивых губ, отчего поцелуй игурра пришёлся на щёку, и постаралась отпихнуть парня от себя. Иллай мгновенно застыл.
   - Почему? - тихо спросил он.
   - Попробуй догадаться.
   - Тебе не понравились мои родители?
   - Мимо, - сухо отозвалась я, отодвигаясь от парня на другой край подъёмника.
   - Обидел кто-то из семьи? Нет! Ты им всем понравилась... - Иллай шагнул следом. - Я в чём-то провинился?
   - Уже ближе.
   - Но, когда я успел расстроить мою девочку? - горячие ладони легли на талию. - Мы ж и пары минут не оставались наедине?!
   Подъёмник остановился, и мы пошли дальше, причём одна ладонь Иллая так и продолжала лежать на моей талии.
   - Это случилось намного раньше, - дала подсказку.
   - Тогда вообще ничего не понимаю. У нас же всё было хорошо. Ничто не могло встать меж нами.
   - Да?! А если подумать?
   - Ты... я... Она тебе рассказала, да? - остановился Иллай, вынуждая и меня сделать тоже. - Ты из-за этого обиделась?
   - А сколь долго ты собирался держать меня в неведении?! Как можно ТАКОЕ делать тайной?!
   - Тайной?! Да это я должен обижаться и пылать возмущением! Это мне придётся делить тебя неизвестно с кем! - разъярился игурр.
   - Так ты считаешь, мне вся эта ситуация нравится? О, да! Я в восторге! Каково мне было услышать обо всём из уст твоей материи?! И, кстати, она всё восприняла спокойнее, я ни в одном слове не услышала упрёка.
   - Получается, я упрекаю тебя?! - сжав челюсти, процедил Иллай.
   - А разве нет? - тихо ответила ему. - Зачем же ты выбрал меня такую?
   - Я не знал, что...
   - Знаешь теперь. Подумай и реши, нужна ли я тебе такая проблемная, или лучше поискать ещё кого...
   Не глядя на тяжело дышащего игурра, резко развернулась и побежала к общежитию. Иллай окликнул меня, но именно сейчас я больше не хотела ни о чём говорить.
  
   ***
  
   - Ну и что ты куксишься? - весело спросил дедушка, когда я вбежала к нему. Прижалась к единственному родному человеку в академии, горестно вздохнула. - Не понравилась родителям кавалера?
   - Деда, это, правда, что Иллай у меня будет не один?
   - Вон оно что. Узнала таки. И кто 'порадовал'?
   - Мама Иллая.
   - А ты, выходит, на этого юношу обиделась?
   - Он ведь давно знал... молчал...
   - Я тоже знал. И на меня обидишься?
   - Что?! Но... почему не рассказал?
   - Потому как считал, что ещё не время. Ждал, когда войдёшь в полную силу, когда твой зверь подрастёт. Между прочим, Иллай приходил недавно за советом именно по этому вопросу.
   - Что мне делать, дедушка? Как я смогу? Как можно любить сразу двоих? И смогут ли они сами выносить друг друга?
   - Родная моя, всё будет хорошо. Я подозреваю, что один из твоих мужей будет чистокровным тиррином. А Иллай... скорей всего поменяет ипостась, чтобы стать тебе ближе.
   - Ой! Он мне и таким нравится, - расстроилась. - Значит, Иллай хотел всё рассказать... Я... тогда пойду мириться?
   - Беги уже, - рассмеялся дед.
   Иллая в его комнате не оказалось. Стала спрашивать его друзей, куда мог отправится мой игурр, но все лишь пожимали плечами.
   - Думаю, милашка Иллай не скучает в одиночестве, - влезла в разговор одна из его поклонниц, оказавшаяся неподалёку. - Наверняка, к Сильмани за утешением побежал.
   - Зачем врёшь? - накинулся на неё приятель игурра. - Я только что видел, как он пошёл к купальням. Один. Беги, Сиреми, ты его ещё догонишь.
   Благодарно улыбнулась Церию и побежала к купальням. Иллай, действительно, шёл именно туда, Церий был прав, но и та болтушка тоже не соврала, ведь Сильмани тоже бежала следом за игурром. Я притормозила.
   - Иллай, милый! Подожди!
   - Чего тебе? - буркнул он, останавливаясь.
   - Может, вспомним старые времена? Побудем, хоть немного, вместе, - вкрадчиво предложила Сильмани, положив на грудь Иллая ладонь.
   Сердце замерло в ожидании ответа.
   - Нам с тобой нечего вспоминать, - отстраняясь от полозины, спокойно сказал Иллай. - Прекрати унижать себя и найди, наконец, достойного мужчину.
   - Ну, что в ней такого, что ты променял меня на какую-то замухрышку?! - зло выкрикнула Сильмани.
   - Эта злоба делает тебя отвратительной. Никто не захочет быть рядом с такой клоакой. А Сиреми... Я люблю её.
   Расслабленно выдохнула, глядя вслед зашагавшему дальше игурру. Дождалась, когда Сильмани скроется из глаз на тропе, ведущёй к общежитию, и побежала догонять своего мужчину.
   - Иллай! Подожди!
   - Сиреми?! - игурр с надеждой вглядывался в моё лицо.
   - Иллай, прости, за то, что вспылила, - обняла игурра, прижавшись щекой к широкой груди.
   - Я понимаю... И ты меня прости, - вздохнул он. И тут же предложил: - Давай больше не будем ссориться! Мне не понравилось...
   - И мне.
   Мир снова был востановлен, но почему-то в гости к родителям Иллая идти не хотелось. Сам игурр вечерами был занят тем, что старался распутать мудрёную защиту ректора, снова установленную недавно на башне женского общежития. Кто-то из парней узнал, благодаря кому эта самая защита появилась, и одаривали нас с Иллаем недовольными взглядами. Да, видимо, не только мой двуликий наведывался на женскую половину.
   На прогулках Иллай рассказывал, что кто-то пытался помочь ему, давал 'дельные' советы, но все понимали, что снять защиту под силу только игурру. Чем дольше у Иллая ничего не получалось, тем веселее становился ректор. Он, то и дело, подтрунивал над парнем, на что Иллай отвечал неизменным 'всё равно сниму'.
   И Иллай это сделал, но как-то мудрёно. И, вроде, защита стояла, но он сам беспрепятственно под неё проникал, казалось бы, не нарушая сигнальных линий. Первой об этом узнала, естественно, я, так как Иллай пробрался в комнату как раз в момент моего засыпания. Накинул на Хильму свой излюбленный полог, а сам, скинув штаны и рубаху, шмыгнул ко мне под одеяло. Очевидно, думал, что я уже давно сплю. Если бы не ожидала чего-то подобное каждую ночь в последнее время, визг бы стоял на всё общежитие.
   Резко повернулась к игурру.
   - С ума сошёл! - зашипела в довольное лицо парня. - Разве можно так пугать?!
   - Не так ты и напугана.
   - Хватить лыбиться! И чего это ты голый?!
   - И ничего не голый. Кое-что на мне всё ещё есть, - ухмыльнулся игурр.
   Чтоб он так не лучился довольством, с трудом, но спихнула парня с постели. А ему хоть бы что! В пару мгновений снова прижался ко мне.
   - Ты не будешь тут спать!
   - Буду! И именно здесь! Сиреми, мне одному не спится, - начал канючить прохвост.
   - Ага! И подушка жёсткая, и одеяльце коротковато, - сыронизировала в ответ.
   - Ну, да! А с тобой и тепло, и уютно.
   - Зато мне тесно.
   - Так это решаемо! Тебе надо постель побольше...
   - Я сейчас кого-то укушу!
   - Согласен. Особенно, если ты это местечко потом приласкаешь поцелуем.
   - Какой же ты наглый! - рассмеялась я.
   - Нет, я не наглый. Я - настойчивый. И безумно влюблённый в свою пару!
   Понятно, что после этих слов мы полночи обменивались поцелуями и нежными прикосновениями, в которых было совсем мало страсти. И не потому, что нам не хотелось чего-то большего, просто Иллай пообещал подождать, пока моя тиррин окончательно не подрастёт.
   Стало казаться, что более ничто не изменит течение этих счастливых дней. Но всегда возникает то самое 'но'. И оно случилось аккурат через месяц после того самого посещения родителей Иллая. Ко мне прилетел запоздалый вестник.
   'Дочка, здравствуй! Знаю, что у тебя всё время посвящено учёбе, и отвлекаться нет возможности... Мне не удобно просить тебя, но... мама тоскует. Ребята давно в своих гнёздах, малышнёй занимаются. Вроде и рядом, и заходят часто, помогают. Но мать всё чаще вспоминает, как обнимала свою девочку неугомонную. А и то сказать, как давно мы тебя не видели! Сестрёнка твоя уже давно бегает по дому, лепечет, на меня больше походит, а характером в тебя, озорница. Ты уж уваж сердце материнское, навести. Нет сил смотреть, как жена себя тоской изводит. Да, те, что о тебе спрашивали, в наши края давно не наведывались, потому приехать без опаски. С надеждой на скорую встречу, твой папа!'
   Не раздумывая бросилась к деду, ведь без его разрешения никто из академии меня не отпустит. Дед думал долго, шагая туда-сюда по комнате.
   - Ну, не знаю, - наконец, выдал он. - Мильву одну в положении оставить не могу, и тебя одну в дорогу отпускать не хочется. Мало ли что в пути случится.
   - Деда, но я чувствую, что мой визит домой просто необходим. И им, и мне. Может, что-то придумаем?
   - Одну не пущу. Надо искать сопровождающего.
   - А если Иллай? Заодно с родителями познакомится. Как думаешь, ректор отпустит?
   - Насчёт тебя уверен, а как будет с Иллаем, не знаю. Так, посиди пока тут, я схожу выясню.
   Пока деда не было, пообкусывала в волнении все ногти. Посмотрела на это безобразие, призвала магию, чтобы всё исправить, тут как раз и дедушка подоспел.
   - Ну?
   - С тобой, как и говорил, а вот игурра отпросить не удалось. Семья давно академии условие поставила, что только по её окончании, Иллай сможет покидать границы долины. Так что не обессудь, - развёл руками рогур. Увидев, как погрустнело моё лицо, дед вытащил из-за спины какой-то свиток, помахал им перед моим носом. - Зато вот разрешение на отъезд вместе с тобой Хильмы! Твоя умная подружка и сама не пропадёт, и тебя в беде не оставит. Её к подобному в семье с детства готовили.
   - К чему подобному? - повеселев, спросила я. - Быть проводником и охранником?
   - И не только. Многогранная девчушка, не смотря на то, что горянка.
   - Только надо и у самой Хильмы поинтересоваться, согласна ли она поехать со мной. У неё ведь тоже жених имеется. Захочет ли на такое долгое время расстаться.
   - Да какое долго?! Это сюда мы окольными путями добирались.
   - Деда, так ведь не из дома, а с академии.
   - И что? Ну, пару недель-то потерпит? Вот чувства свои и проверят.
   В общем, зря я опасалась, что Хильма не захочет ехать. Наоборот, приняла предложение на ура, да ещё добавила, что кое-кому и поостыть не мешает, ведь ей ещё учиться и учиться, а Кленн уже намекает на свадьбу и деток.
   - А я и мир то совсем не видала. Что буду тем самым деткам рассказывать на старости лет?! А тут приключение. Ты своему-то уже сказала?
   - Не, сначала к деду ходила, потом вот к тебе. Расстроится, поди.
  
   ***
  
   Сказать, что Иллай расстроился, значит, ничего не сказать. Да это и не расстройство вовсе было, а целый взрыв эмоций: обида, злость, гнев и много чего ещё. Нет, гнев не на меня, а на своих близких с их условиями.
   - Тебе точно необходимо ехать? - перестав, психованно мерять комнату туда-сюда, спросил Иллай.
   - Ты должен понять меня, я так долго не видела своих, - вздохнув, ответила я. Потом подошла к любимому, взяла его большую ладонь двумя своими. - Две недели это ж не так много.
   - Не только в этом дело, хоть и буду безумно скучать. Я боюсь, потерять тебя... - синие глаза игурра с тоской и обречённостью взирали на меня. - Ты ведь можешь встретить того, другого...
   Обхватила Иллая за пояс, прижавшись крепко-крепко.
   - Думаешь, я от этого стану меньше любить тебя?
   Пальцы игурра зарылись в мои волосы, а его нос уткнулся в макушку.
   - Ты первый раз сказала это...
   - Что именно?
   - Что любишь.
   - Люблю, - отстранилась, желая снова взглянуть в любимые глаза. - Очень... Прошу, не сомневайся во мне.
   - Никогда!
   Казалось, последующие поцелуи примирили Иллая с моим отъездом. Он даже помог мне собраться, пробравшись, как обычно вечером в нашу с Хильмой комнату. Сама подружка скрывалась там пол дня от негодующего Кленна, и, на присутствие Иллая этой ночью у нас, отреагировала довольно спокойно.
   - Вы только это, сильно не шумите. И не смущайте моё юное сознание любовными игрищами.
   - Фу! Хильма! - хохоча, 'возмутилась' я.
   - А что?! Про твоего дружка, знаешь, какие сплетни по академии ходят?!
   - Эмм... - встрял, чуть покраснев, игурр. - Не всему стоить верить.
   - Ну, да - ну, да! - хмыкнула она.
   - Зато я точно знаю, насколько у меня пылкий муж будет, - рассмеялась на это. - А потом, ты всё равно бы ничего не увидела и не услышала.
   - Это вы про свой полог? Думаете, я не сообразила, что к чему? - с намёком подвигала бровками подруга.
   - Эээ... Ничего не было! - тут же покраснела я.
   - О, как я верю! - хихикнула Хильма, а затем погнала нас спать. - Вставать рано. И, это... Иллай, ты Кленну не проболтайся, во сколько мы отбудем. Потащится же ещё следом, и нудить будет, что я такая бессердечная его одного-одинёшенько оставляю.
   Иллай на это лишь усмехнулся и потянул меня к 'нашей' койке.
   Этот 'нехороший' рогурр не давал мне заснуть до самого рассвета, то жаля сумасшедшими поцелуями, то шепча жаркие нежности. От этого всё чаще в моей голове возникал вопрос: 'Как же я выдержу столько времени вдали от него?' Но, видимо, этого и добивался Иллай.
   Может, поэтому утром, едва продрав глаза, накинула на любимого сонное заклинание, не желая рвать себе сердце тяжёлым прощанием. Хильма поддержала мой порыв, сказав, что так будет лучше.
   Так что в дорогу проводить нас смог только дедушка. Всучив нам кучу разных амулетов и заготовленные подарки для семьи, долго обнимал меня и давал наставления, как и что делать, в случае чего.
   - Вы точно уверены, что письмо не подделка? - задала насущный вопрос Хильма.
   - В этом был уверен с первой минуты. И, девочки, прямой дорогой не идите. Лучше сделайте крюк через Ишневый лог, там спокойнее, и истинно двуликих там встретить наименьший шанс.
  
   ***
  
   Первая часть пути, та, что шла по горам, вернее внутри гор, прошла относительно спокойно, хоть мы с Хильмой то и дело оборачивались, опасаясь, что за нами кое-кто увяжется.
   - Не, я сонное заклинание посильней использовала, - пыталась упокоить подругу. - Мой до вечера проспит, дед его перед магистрами прикроет.
   - Кленн тоже не скоро очухается, ребят попросила отвлекать его, сколько смогут.
   Вот только едва мы покинули территорию горцев-гномов, мне то и дело стало казаться, что за нами следят. Хильма на это только рукой махнула.
   - Скорей всего наши разведчики проверяют, как мы добрались, скоро отстанут.
   - Уверена?
   - А то! Ты вот не заметила, а я сигнал вон с той вершины уловила. Отец давно такое научил определять.
   - Ну, ладно.
   Дальше два дня двигались по людному тракту. Я не боялась быть узнанной. Ребята, те, кто знал меня по прежней академии, сейчас сами учатся, магистры, вряд ли, путешествуют в такое 'горячее' время, ну, и потом, дедов амулет всё ещё на мне, и то, что я - двуликая, он отлично скрывает. Плюс ещё неприметные плащи на мне и Хильме, любопытные ботиночки, делавшие подругу чуть выше, при желании не поймёшь, что она горянка. В общем, две девицы непонятного возраста и непонятной клановой принадлежности, на которых и взгляд не задерживается, двинулись к месту назначения.
   Вестника домой пока отправлять не стала, мало ли чего. Зато нам на второй день повезло, и мы наткнулись на гномий обоз, идущий, аккурат, до нужного нам людского города, в котором мы должны были пройти первые портальные ворота. А главой обоза был наш общий знакомый, отец Вирека и дядя Хильмы.
   - Племяшка! Сиреми, девочка! Как я рад! Вот, ведь, где свидеться пришлось! Ну, забирайтесь в мою повозку, чего ноги-то позря ломать. К тому ж, дождь, вона, собирается. А тут и сухо, и тепло. Заодно и расскажете, как оно там, где вы теперь.
   Проболтали до самых сумерек. Остановку обоз и ночью на этот раз делать не стал, освещая дорогу артефактными огнями, кстати, совсем недавним изобретением кого-то из людской академии.
   - Здорово, да?! - горделиво крякнул гном. - Во сколько раз нам это дорогу сокращает, да и зверьё разное отпугивает. Так что в Ризнерре будем уже к полудню.
   Честно говоря, этот отрезок пути мы попросту проспали, тем более, что Хильма предупредила, дальше отдых будет лишь урывками. В Ризнерре задерживаться не стали, сразу шагнули в арку портала и оказались рядом с Арийскими озёрами. По совету деда, свернули, не как обычно вправо, к перешейку между озёрами, а потопали прямо в сторону Вечного леса. Вернее его краешка, так как сам лес, дугой огибая озёра, вёл прямиком в земли двуликих, а точнее к кланам фирисов и хорасов. Ну, и нам, естественно, встречи с ними были не нужны.
   Так что двигались практически параллельно лесной полосе, постоянно с тревогой вглядываясь в зелёный монолит. Вечный лес - это вообще, нечто. Мощные, необхватные стволы на оглушительную высоту устремлялись своими вершинами, крупная листва приветливо шелестела, скрывая в своей густоте всевозможных птиц и животных, и не все из них были безобидными. Я, конечно, во второй ипостаси хищник, но не уверена, что смогла бы в открытую с ними сразиться. Можно было уповать лишь на нашу с Хильмой магию, поэтому неслись мы во весь дух. Я даже предложила обернуться и прокатить подругу на своей спине.
   - Ну, да, - возмутилась Хильма, - да твой двуликий аромат сразу привлечёт внимание кого не надо. Думаешь, ОТТУДА за нами никто не наблюдает? Я вот не уверена.
   Пришлось топать, невзирая на противные кочки, так и выскакивающие под ноги, и большие лужи, видимо, оставшиеся от недавнего ливня.
   О! Стоило подумать о дожде, как издалека послышался нарастающий гул, приближающейся грозовой тучи. Пришлось свернуть ближе к людскому тракту. Повезло натолкнуться на заброшенную землянку, видно, кто-то из охотников когда-то, как и мы, пережидали здесь непогоду.
   Взглянув на небо, произвела в уме расчёты.
   - Зарядит дня на два. В такой ливень передвигаться дальше - риск заболеть или наткнуться на какую-нибудь гадость.
   - Согласна, - ответила Хильма. - Отсидимся тут. Только как быть с продуктами? Дальше их нам может не хватить. Придётся найти ближайшую таверну и запастись провизией.
   - Но придётся идти мне. Нюх приведёт, куда надо, и назад быстрее тебя доберусь.
   - Хорошо, но помни безопасности.
   Не дожидаясь, когда туча начнёт выплёскивать, то, что накопила, принюхалась и рванула вперёд. А таверенка-то оказалась не так и далеко, ну, для меня недалеко, Хильме пришлось бы топать туда и обратно весь день.
   Строение было добротным, в два этажа, со свежеокрашенными ставенками на окнах и недавно починенном крыльцом. Видимо, дела у хозяев идут хорошо. Вон, у крытого дранкой сарая несколько повозок путешественников стоит и парочка крепких мужчин, спорящих о чём-то.
   Принюхалась. Ветерок донёс запах мужчин. Люди. Уф! Можно спокойно идти дальше, хоть и не верится, что и дальше будет так везти.
   Внутри таверна выглядела тоже довольно чистенько, не смотря на то, что была забита народом почти под завязку. На моё появление отреагировали любопытными взорами, кто-то даже улюлюкнул. Как же, девка, да одна. Не стала обращать на то внимание, зашагав прямо к стойке. Хозяин встретил приветливо, коротко поинтересовавшись, каким ветром занесло меня в их края.
   - Ветром попутным, - с улыбкой ответила ему, как учил дед когда-то.
   Хозяин понял, что секретов своих перед ним раскрывать не собираюсь, но не обиделся.
   - Что ж тогда желает такая милая девушка?
   Сделала нужный заказ, попросив выполнить его, как можно скорее. Мужчина кликнул жену, объяснил ей всё. Женщина покивала, махнула мне рукой, дабы следовала за ней. В четыре руки мы быстро заполнили мой мешок, при этом женщина то и дело бросала на меня любопытствующий взгляд.
   - Прости, милая, - наконец, не выдержала она, - никак не пойму какой ты расы. По ауре, вроде как человек... но чую, не так всё просто...
   Вскинула на неё глаза, присмотрелась, принюхалась. Знакомое что-то.
   - Вижу, догадалась, - усмехнулась та. - Я на половину двуликая. Приехала лет пятнадцать назад сюда за мужем, дело вот поднимать. Дар слабенький читать людей имею, но и это людей понимать хорошо помогает в нашей работе. Тебя вот рассмотрела. И, кажется, где-то уже мы встречались.
   - А вы не тётка Февра? - всколыхнув воспоминания, выпалила я.
   - Я. Знать, вправду, знакомы. - А то! Я хоть и маленькая была, а ваши весёлые шутки про приграничных парней помню.
   - Так ты - нашенская? Прилуцкая? Погоди! А не ты ли та, найдёнка, что лучший воин посёлка к себе в дом взял?
   - Я!
   - Девонька! - кинулась обниматься хозяйка. - А, ну, пойдём-ка, угощу тебя чем вкусненьким, а ты мне про наших пилученцев расскажешь. Скучаю ведь за ними...
   - Эммм... не могу я надолго задерживаться. Спешу.
   - Так на долго и не задержу. Перекусишь пока, а Сёмка, сынок мой младшенький, кой-чего ещё тебе в дорогу соберёт.
   Кликнув паренька и дав ему задание, тётка Фёвра потянула меня на кухню, и как-то незаметно выспросила всё, что я помнила об односельчанах.
   - Ты, как в наших краях снова будешь, привет всем передавай. Моих увидишь, поклон. Скажи, скучаю, в гости зову. А может, останешься переночевать, а завтра с новыми силами в путь? - с надеждой спросила женщина, видно было, что ей ещё хочется поболтать.
   - Не могу. Ждут меня.
   Повздыхав, тётка Февра пошла поторопить сына, а я вышла в общий зал. И почти тут же столкнулась с каким-то мужчиной.
   - Под ноги смотри что ли!
   Подняла глаза и обомлела. Магистр Эрриан?! Хотя, нет... не он, пахнет не так и цвет глаз чуть отличается...
   Отпрянула от мужчины, чувствуя, как сильно заколотилось сердце. Только б не учуял!
   - Эй! Куда?! - окрик в спину чуть не заставил подпрыгнуть.
   Побегу, поймёт, что что-то не так. Спокойно обернулась назад, хоть и поджилки тряслись от страха. Снова взглянула на мужчину.
   - Или такую красавицу никто не научил извиняться? - насмешливо спросил двуликий.
   - Извините, - буркнула в ответ. - Это всё?
   Глазами поискала хозяйку. Она как раз вышла из кладовой, потрясла мешком, показывая, что всё готово. Обошла мужчину и направилась к тётке Февре. Двуликий хмыкнул и пошёл к лестнице, ведущей наверх.
  
   ***
  
   Таверна
  
   - Где тебя носит? - устало спросил Эрриан, вернувшегося в комнату брата.
   - Проверял наших ребят. Разведчики донесли, что где-то недалеко рыщет чужой, - молодой мужчина прошёл к окну, усмехнулся. - С девчонкой столкнулся. Симпатичная, но вредная. Пока туда-сюда...
   Эрриан беспокойно принюхался. Неуловимо-знакомый аромат, появившийся с приходом брата, не давал покоя.
   - Кстати, попросил хозяина, обед принести сюда. Не хочется сидеть внизу и слушать пустую болтовню людей и...
   - Стой! - Эрриан в два шага оказался рядом с братом, втянул глубоко-глубоко воздух и, казалось, резко побледнел. - Где?.. Где она?
   - Кто? - недоумевая, переспросил второй двуликий, пытаясь отстраниться от Эрриана, поведение брата пугало его.
   - ОНА! Где та, что только что касалась тебя?! Это ОНА, моя Сиреми!
   - Эээ... была внизу, - сглотнул мужчина. - Уходить... собиралась... Стой! Куда?!
   Но за Эррианом уже захлопнулась дверь, а сам он, едва не путаясь в ногах, нёсся вниз, выискивая глазами ту, что так долго искал.
   - Сиреми!!! - звоном разнеслось по таверне.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Едва я взялась за ручку входной, как позади послышался топот ног. Кто-то спускался вниз и при этом очень спешил, расталкивая на ходу поднимавшихся наверх жильцов. Усмехнулась про себя, эк, кого-то прижало.
   - Сиреми!!!
   Пальцы, касавшиеся двери, дрогнули, а затем вздрогнула и я, пронзённая радостью и болью, прозвучавшими в таком знакомом голосе. Нужно было бежать, но ноги стали ватными. А ещё мгновением спустя бежать было поздно, мощное тело магистра Эрриана застыло за спиной, опаляя ту призывным жаром. Большая ладонь накрыла мои пальцы, продолжавшие сжимать дверную ручку.
   - Не уходи... - хрипло просили губы где-то у самой щеки.
   Невольно качнулась назад, оказавшись тесно прижатой к груди двуликого. Сам он едва слышно простонал. Сглотнула, почувствовав ТАКОЕ... Всё внутри задрожало от сладкой неги. Испугалась. Отпрянула, даже не пытаясь обернуться.
   - Мне... мне надо идти...
   - Нет! - воскликнул Эрриан, чем всполошил наблюдавших за нами посетителей таверны, и тут же тихо продолжил: - Больше я тебя не оставлю...
   Прикрыла глаза, вздохнула, собираясь с силами, развернулась. Взглянула на магистра и... Поняла, что зря это сделала. Мужчина был бледен и измучен, но его глаза полыхали такой надеждой и счастьем, что вся решимость, наговорить кучу всего и сбежать, улетучилась в тот же миг.
   Дрожащие пальцы двуликого в медленной ласке коснулись щеки, опустились к приоткрытым губам. Сглотнула, утонув в ощущении безмерной нежности, вновь прикрыла глаза и распахнула лишь в тот момент, когда почувствовала прикосновение мужских губ к своим губам.
   Поцелуй... О, что это был за поцелуй! Заставивший потеряться в ощущениях...
   - Эээ, вы бы не смущали людей своими обжиманьями, - недовольно пробурчавший голос, заставил очнуться от сладостного дурмана.
   Что же я делаю?! У меня же есть Иллай. И я люблю его! Почему же сейчас такой взрыв чувств? Неужели магистр Эрриан ТОТ САМЫЙ?! Второй суженый?! Закусив губу, бросила быстрый взгляд на магистра. Щёки окрасились румянцем от его горящего взгляда.
   - И как тебе могло понравиться такое мелкое недоразумение? - насмешливо спросил, как я поняла, брат моего двуликого.
   Эрриан закрыл меня в своих объятьях и чуть не зашипел на родственника.
   - Моя!..
   - Да я не претендую, - поднял ладони двуликий. - Просто пытаюсь сообразить, как ты будешь с этой врединой...
   - Лирриан, проваливай!
   - Пф! Да, делайте, что хотите, только не на виду у всех. Итак, слухи ходят о любвиобильности двуликих, теперь придумают, что мы любим развратничать, где придётся. Оно вам надо?
   - Да мы не развратничаем! Нечего выдумывать! - возмутилась, выглядывая из-под руки Эрриана.
   - Молчала бы мелкая.
   - Лирриан! - рыкнул мой магистр.
   - Ой! Меня же Хильма ждёт! - вдруг вспомнила я, оглянулась в поисках мешка с продуктами. А, вон он, недалеко лежит.
   - Пойдём за ней вместе, - решил Эрриан, подхватывая мешок.
   - Ну, и куда вы в такой дождь пойдёте?! - опять влез этот... Лирриан.
   А и, правда, по крыше уже стучали крупные дождевые капли. Припозднилась я, подруга волноваться будет.
   - Одну её в лесу не оставлю.
   - В лесу?! Меня, видно, кто-то проклял, - простонал Лирриан. - Опять мокнуть почём зря!
   - Сиди тут, - откликнулся на его реплику Эрриан. - Без тебя разберёмся. С нами кто-то из группы отправится.
   - Вот ещё! Мало ли во что вы по пути вляпаетесь!
   Вскоре мы группой из семи двуликих двигались к лесной землянке, где, я уверена, совсем испереживалась подруга.
   Капли дождя становились всё крупнее, неприятно попадая за шиворот, капюшон плаща натягивать не хотелось, чтобы было лучше видно, куда идти, при этом то и дело оглядываясь на своё сопровождение. Но это только вначале шла впереди, вскоре оба брата обогнали, и получилось, что меня как бы взяли в кольцо. Справа и слева две тихие тени двуликих, позади ещё несколько мужчин. Мне только и оставалось пялиться на пятую точку Эррана, очень, кстати, аппетитную точку, и иногда корректировать направление.
   На половине пути пришлось остановиться, природа требовала срочно уединиться. Покраснев, сообщила свою проблему Эрриану, он кивнул и показал на густой кустарник, видневшийся невдалеке. Мерзкий братец ехидно так усмехнулся. Была б во второй ипостаси, обязательно бы цапнула его за мягкое место.
   Едва успела сделать свои дела, как услышала, что у сопровождающих что-то случилось. Сначала рычание одного зверя, потом второго, третьего... И отчётливые звуки сцепившихся в драке зверей. Поскорее подтянув штаны, понеслась назад. На полпути меня перехватили парни из сопровождения.
   - Нельзя! Чужак! - ухватив поперёк талии, гаркнул один из них.
  
   ***
  
   Но из его хватки вывернулась уже не девушка, а полосатая самочка, учуявшая, что вот прямо сейчас обижают её Чёрного красавца, неведомым путём оказавшегося в этом лесу. Рука двуликого попыталась ухватить хотя бы хвост, но мгновенно обернувшаяся двуликая грозно клацнула клыками рядом с пальцами, заставив мужчину отдёрнуть руку. Самочка же рванула в сторону сцепившихся самцов, отчаянно мявкая на ходу.
   Вот куча-мала расцепилась. Один полосатый и один чёрный зверь стояли друг напротив друга и громогласно рычали друг на друга. Но тут глаза среагировали на стремительный рывок ещё одного полосатого, целившегося клыками, аккурат, в бок чёрного. Самочка бросилась наперерез, но не успела всего лишь на одно мгновение, и клыки зверя вцепились в атласную шкуру игурра. Пелена ужаса и злости застлала глаза самки, из глотки вырвалось рычание не хуже чем у самца, а сама тиррин в один прыжок оказалась на полосатом самце сверху, вцепившись зубами в его холку, а когтями царапая бока.
   Это заставило полосатого зверя разжать челюсти и завертеться на месте. Странным образом изогнувшись, зверь со всей силы куснул, куда достал, и когда зверь помельче отчаянно взвизгнул, одним движением большой лапы отправил мелкого тиррина в полёт, прямо на стоящее рядом дерево. Послышался глухой звук удара, и тело тиррин обмякло у могучего ствола.
   В это же мгновение мимо тяжело дышащего самца, пролетели две тени, обратившись прямо во время бега в двух мужчин. Оба упали на колени перед телом большой кошки, сканируя повреждения и стараясь понять, как можно помочь своей единственной.
   Виновный в травме самец тоже обернулся и бросился следом. На него тут же с кулаками бросился синеглазый двуликий.
   - Ты чуть не убил ЕЁ! Пошёл прочь!
   - Я могу помочь! Простите... увлёкся боем и... не ожидал...
   - Уходи!!! - не хуже своей звериной сути зарычал Иллай.
   - Брат, действительно, может помочь, - не оборачиваясь, сказал Эрриан. - Он - один из лучших целителей в клане. Разборки будем устраивать потом! Сейчас надо позаботиться о девочке... Лирриан, два ребра сломаны, в четырёх трещина. Много чего по мелочи...
   Лирриан под ненавидящим взглядом Иллая бухнулся на колени рядом с самочкой, распростёр над ней ладони. Его беспокоило то, как рвано дышит двуликая. Вероятно, сломанное ребро проткнуло лёгкое. Судорожно вздохнув, мужчина собрался с силами, понимая, что придётся выжимать себя в сухую. Заигрался, потерял бдительность, чуть не угробил самое ценное, что может быть у тирринов... Поделом будет, если ни брат, ни девочка больше не захотят с ним общаться...
   Вскоре у могучего ствола лежало два полуживых тела. И, если самочка уже не вызывала опасений, то Лирриана можно было принять за полутруп. Мужчины из сопровождения хмурились и качали головами, Эрриан бросал обеспокоенные взгляды то на свою единственную, то на глупца-брата, поэтому не сразу отреагировал на движение игурра, двинувшегося к Лирриану.
   - Он уже достаточно наказан, - всё же успев перехватить Иллая за руку, сказал Эрриан.
   - В него надо влить хоть немного магии, а то загнётся, - ответил ему игурр.
   - Надо, но никому из нас это не удастся, его каналы наполовину усохли. Теперь, либо ждать, пока всё само восстановится, либо искать проводника.
   - Я - проводник. Один из лучших. И это не хвастовство.
   - А каналы сумеешь восстановить?
   - Да.
   - Хорошо. Я надеюсь на твою порядочность.
   - Как бы сильно мне не хотелось прибить его... Предпочитаю выяснять отношения в честном бою.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Боль потихоньку сходила на нет. И я стала выплывать из того кошмара, который сопровождал меня в забытьи. Над головой вёлся тихий разговор.
   - Как скоро она придёт в себя?
   Мой Иллай! Мой грациозный чёрный зверь!
   - Думаю, что скоро. Лирриан всё заживил... Видишь, улыбается.
   Эрриан. Мой нежный тиррин! И с ним всё хорошо...
   Счастливо вздохнула и распахнула глаза. Оба двуликих с тревогой вглядывались в моё лицо, ловя малейшую эмоцию.
   - Так почему вы сцепились? - задала самый, на мой взгляд, важный вопрос.
   - Это я виноват, - вздохнул покаянно Иллай. - Когда увидел, что ты возвращаешься не одна... Да ещё словно под конвоем... Решил, что надо отбить тебя у чужаков. Дождался, когда тебе ничто не будет угрожать, и бросился...
   - Глупый поступок, - попеняла ему, пытаясь привстать, оба мужчины бросились помогать.
   - Глупый, - согласился Иллай.
   - И, кстати, как тебе уалось сбежать? Зачем пошёл за нами? Значит, вот чьё преследование я чуяла всю дорогу! Тебе ж попадёт!
   - И пусть. Я не мог остаться в стороне, когда тебе могла угрожать хоть какая-то опасность. Мы с Кленном догнали вас почти сразу у начала человеческих земель.
   - Что?! И Кленн?! Балбесы... Он то хоть где сейчас?
   - Следит за землянкой и Хильмой. Мы всегда были где-то недалеко... - ладонь Иллая ласково коснулась щеки, заставив блаженно жмуриться.
   - Нам пора двигаться дальше, - прервал разговор магистр Эрриан, ткнувшись носом мне в макушку. - Дождь усиливается. Если тяжело, можешь поехать на моей спине...
   - Да, - поддержал его Иллай, - так будет лучше. А я покажу дорогу.
   Поднялась, глянула на остальное сопровождение. Лирриан мялся поблизости, но не решался подойти. Лишь, когда я удобнее устраивалась на спине полосатого тиррина, он подошёл и с вымученным вздохом попросил:
   - Прости.
   Кивнула. Затем подумала и добавила:
   - Только больше не нападай на тех, кто мне дорог. Иначе я снова...
   - Я понял. Жаль, что так вышло...
   Когда мы промокшей толпой ввалились в землянку, нам предстало чудное зрелище. Моя драгоценная подружка сопела на травяной подстилке в обнимку со своим дружком.
   - Я тут волнуюсь, что ты одна, холодная, голодная... - притворно возмутилась, тормоша за плечо Хильму.
   - Ой! - подскочила она, со сна полуосмысленно обозревая нашу честную компанию, от которой свободного места в землянке совсем не осталось. Нашла глазами знакомое лицо. - Здравствуйте, магистр. А вы здесь как?
   - Так, мимо проходили, - влез язва Лирриан, мы на него дружно окрысились. - А, ну, вас! Надо думать, как нам здесь разместиться, тут же даже дышать тесно. - Кому не нравится, порог рядом, - буркнула Хильма.
   - Вся в подружку, - еле слышно прошипел Лирриан и отошёл к сопровождению, решать вопрос с ночёвкой.
   Нас с Хильмой разместили на топчане, после того, как все высушили одежду магией. Времени на это ушло много, ливень-то разразился не маленький. У наших ног легли наши с подругой мужчины, остальные стройными штабельками кое-как притиснулись друг к другу. Даже ели в таком же положении. С 'делами до ветру' было разобраться сложнее всего, но и тут всё более-менее разрешилось.
   Дождь кончился лишь к утру, чему все несказанно обрадовались, вылезая из тесной землянки и щурясь на яркое солнышко. Мужчины тут же разбежались кто куда, Хильма обжималась с Кленном, не обращая ни на кого внимания. Впрочем, меня тоже одну никто и не думал оставлять. Иллай и Эрриан двумя надсмотрщиками кружили рядом, пока Лирриан проводил по их 'приказу' диагностику моего здоровья.
   - Ну, сколько раз повторять, что всё с девочкой в порядке, - недовольно бубнел Лирриан. - Да я ей даже старый детский шрам на правом плече вывел!
   - Ничего, с тебя не убудет, - осадил его брат.
   - Вот вечно все, сядут на меня, бедного, и едут... - не унимался двуликий, вызывая во мне просто дикое желание захихикать. В какой-то момент пару смешков не держала. Лирриан тут же возмутился: - Весело тебе?!
   Мы бы и дальше продолжали пикироваться, но тут вернулись разведчики, подавшие знак, что пора отправляться. Дорогу до моих родителей они, очевидно, хорошо знали, так как не только выбрали верное направление, но и темп движения задали далеко не медленный. На этот раз я ехала на игурре, могла бы и на своих лапах пробежаться, но вот только кто бы мне позволил. Не знаю, что у мужчин за заморочки, но ни Иллай, ни Эрриан идею моего оборота при других самцах не одобрили. Спорить с ними не стала. Нравится таскать меня на своём хребте - вперёд! Хильму тоже усадили на одного из тирринов, как и Кленна. Подружка отнеслась к этому спокойно, в отличие от гнома всю дорогу ворчавшего, что ему уже обрыдло болтаться, вцепившись в вонючую шерсть. Так мы и поняли, как так быстро он и Иллай нас догнали.
   Быстро двигаясь, мы нагнали упущенное из-за дождя время, остановившись лишь один раз перед очередным порталом. Тут Эрриан насел на меня с вопросами, куда я делась, сбежав из академии, и как познакомилась с Иллаем. Не зная, могу ли раскрывать не мою тайну, позвала для консультации Хильму.
   - Я так поняла, что магистр от тебя больше не отлипнет? Хорошо. Мы всё ему расскажем, но только под клятву и при отсутствии остальных, - решила она.
   В тайну пришлось посвящать и братца Эрриана. Как пояснил сам магистр, связь между братьями слишком велика, чтобы Лирриан не почувствовал направление нахождения родича. Так что пришлось и этого вредину проводить через клятву.
   Только после этого двинулись дальше. К родителям добрались к обеду следующего дня. Сельчане с любопытством и некоей долей опаски поглядывали в сторону большого отряда, шествующего к дому уважаемого человека.
   Первой нас почуяла мама, на то и присутствующая в ней кровь двуликих. Стояла, мялась на крыльце, нервно кусая губы, а когда разглядела в толпе меня, всплеснула руками и крикнула куда-то в дом:
   - Милый! Она приехала! Девочка наша приехала!
   Отец тут же оказался рядом, держа на руках малышку двухлетку. Двуликие расступились, давая возможность кинуться в родные объятья матери. Мы и плакали, и смеялись, радуясь долгожданной встрече. Отец в два шага оказался рядом.
   - Глянь-ка, Севушка, вот и сестричка твоя долгожданная, - проворковал он девочке, а затем любяще глянул на меня. - Мы столько раз рассказывали ей о старшей сестре, что эта мелочь даже имя твоё стала пытаться выговорить. Ну, Севушка, кто это?
   - Сисемя! - прокартавила малышка.
   Потом мы с Хильмой затискаем это маленькое чудо, а пока предстояло познакомить семью с отрядом... и, уф, моими мужчинами.
   - А я помню вас, - сказал отец, глядя на магистра и его брата. - Не так много времени прошло с нашей последней встречи. И дочь нашу вы всё же нашли. Тогда, помниться, вы искали её, как свою ученицу...
   - Не совсем так, - взял слово Эрриан. - Сиреми - моя пара. И, раз уж мы здесь, хочу попросить вашего родительского благословения.
   - Вон оно как, - хмыкнул отец.
   - И я прошу о том же, - вышел вперёд Иллай.
   - Как так?! - опешил родитель, глянул на мои пылающие щёки, затем на мать.
   - Видите ли, - пришлось пояснить, - то, что я - тиррин... Эмм... Ну...
   - Наши семьи состоят из самочки и двух её мужей, - помог Эрриан. - Вот такая особенность клана. Чтобы воспроизвести потомство, необходимо участие двух самцов.
   Отец продолжал хмуриться, видимо сопоставляя что-то в голове, зато мама продолжала улыбаться.
   - Что-то такое я слышала лет двадцать назад от своей тётки, - ткнув мужа локтем в бок, улыбнулась она. - Мы рады, что у нашей девочки теперь два таких защитника. Да, дорогой?
   - Ну, если с этой точки зрения... Тогда рады! Да, что мы в дверях стоим?! В дом проходите. Места всем найдём.
   Пока мужчины обсуждали чисто своё мужское, я, мама и Хильма делились своим женским. Я всё же смущалась наличием сразу двух будущих мужей.
   - Чего ты мнёшься? Ведь сразу видно, что оба от тебя без ума. А какие красавцы! Горячие парни!
   - Во-во! И я ей о том же твержу всю дорогу.
   - Так и нашла бы Кленну 'друга', - парировала я.
   - Так мы, горцы, к такому не привыкшие... - промямлила Хильма.
   - Вот и помалкивай, советчица. А вообще, я даже не могу представить себе, как мы вот так будем жить вместе... Ну, вы поняли.
   - Прекрасно будете жить! - улыбнулась мама.
   - И очень счастливо! - поддакнула Хильма.
   Я хотела, чтобы подруга поселилась на эти пару дней в моей комнате, но мама отвела её в комнату старшего сына, которая с его свадьбой давно пустовала. Мужчин рассовали кого куда. После сытного ужина все разбрелись укладываться спать.
   По привычке, с которой рассталась в академии по понятным причинам, улеглась в постель нагишом. От подушки пахло свежестью и любимым сбором трав, что мать всегда подкладывала под изголовье, поэтому немудрено, что сонное состояние навалилось сразу. И так я хорошо задремала, что не сразу почувствовала, как к спине прижалось ещё одно тело. И внимания бы не обратила, привыкнув к присутствию Иллая в моей постели, но мысль зацепилась за некое несоответствие. Замерла, соображая, не показалось ли. В это время знакомый нос ткнулся в основание шеи, а то самое 'несоответствие' своей твёрдостью 'пощекотало' бедро и одну аппетитную часть моего тела.
   Взвилась на ноги в один миг, гневно уставившись в наглые глазюки игурра. Тот и не шелохнулся, развалившись на постели и с жадностью оглядывая то, что ничем не было прикрыто. Спохватившись, дернула одеяло, прикрыв спереди всё, на что пялился Иллай.
   - Ты что тут делаешь?! И тем более в таком виде?!
   - Разве моё тело тебе не нравится? - провокационно поинтересовался парень, проводя ладонями от голой груди к не менее голым бёдрам.
   - Ты! Ты... - подавилась возмущением.
   - Некоторые переходят все границы, - с весельем в голосе заявил ещё один двуликий, каким-то образом тихо пробравшийся в комнату. Поцокал языком, прошёл вперёд, уселся на край постели у изголовья и небрежно заметил, глядя мне в глаза: - Симпатичная попка.
   Это было последней каплей. Кое-как замотавшись в тяжёлое одеяло, скакнула вперёд, схватила подушку... И стала охаживать ей по очереди обоих самоуверенных наглецов. Больше попало, конечно, Иллаю. Еле выставила мужчин за дверь, несмотря на то, что игурр упирался и давил на жалость тем, что ему стыдно будет сверкать голым задом перед моими родителями.
   - И поделом! - не поддалась я, захлопывая зверь.
   Только вновь уместившись на постели, неожиданно для самой себя начала сначала хихикать, а затем рассмеялась в полный голос. Думаете, эти двое на этом своё паломничество в девичью комнату окончили? Как бы не так! Заявились оба, когда я вовсю сопела, только на этот раз в животной форме. Легли по обе стороны от постели и полночи переглядывались. Это я случайно подглядела, проснувшись, водички попить. Фыркнула, но снова выгонять захватчиков не стала. Так как-то спокойнее, а то вдруг опять сцепятся.
   Утром нахалов и след простыл. Болтались где-то полдня, пока я наслаждалась общением с родителями и другими родственниками, явились лишь к обеду. Но это потом, а пока у меня назрел для мамы вопрос.
   - А почему ты сама мне не написала? Папа же так не любит работать с вестниками... А тут сподобился, написал.
   - Я?! - изумился отец.
   - Да.
   - Мы писали твоему деду, но ещё пару месяцев назад. Он ещё просил нас не волноваться и в случае чего не ждать быстрых новостей. А тут такая радость - ты сама приехала, - пояснила мама.
   - Так вы не писали? - недоумённо переспросила, переглянувшись с Хильмой.
   - Я порывался пару раз, - сказал отец, - но всё откладывал. А когда все, кому не лень, стали спрашивать о тебе, от этого совсем отказался.
   - Но как же?.. - нахмурилась. Встала, сбегала в комнату за послением отца, которое почему-то захватила с собой. Протянула лист отцу. - Вот. Это же ты писал?
   - Я, - не стал отпираться отец. - Но это... так, заготовка. Которую отправить я точно не мог, так как собирался его сжечь, после визита парочки наглых полозинов.
   - Что?! И эти тут отметились?!
   - Пф! - всплеснула руками мать. - Да кого тут только не было! Но эти были самыми назойливыми.
   - Постой! Получается, это они спёрли как-то это послание. Чтобы тебя выманить. Что им надо от моей дочери?! - вскочил отец.
   Этот момент и выбрали Иллай с Эррианом, чтобы заявиться домой. И не просто заявиться, а заставить большую часть нашей компании зависнуть от удивления.
   Потому как в сторону дома двигалось два тиррина, причём я была уверена, что это именно мои мужчины. Тиррины мягко передвигались, тесно соприкасаясь боками. Ни дать, ни взять парочка близнецов-родственников. Зверя Эрриана я знала, а тиррин Иллая выглядел не совсем привычно, так как вместо чёрно-рыжих полос его шкура была расцвечена чёрным и белым. Видимо, решил не изменять своему вкусу.
   - Интересно, а котята в этой семейке какие будут? - прокомментировал Лирриан. Воззрилась на болтуна, зло сверкая глазами. - А что?! Я ведь тоже имею какое-то отношение к вашей семье.
   - Никак в няньки набиваешься? - съязвила в ответ.
   - Да, упаси, боги!
   Тиррины как раз добрались до нас, приняли человеческую форму. Мы тут же налетели на них с вопросами.
   - Иллай, - подёргала любимого за рукав, - почему? Мне и твой игурр нравился...
   - Оно само как-то вышло... - промямлил он.
   - Спонтанный оборот в самую удобную форму, - включил 'магистра' Эрриан. - А как ещё этих больших червяков убедить, что Сиреми не просто наша, а ячейка нового клана. Иллай чуть одному в хвост не вцепился, 'уговаривая' забыть нашу девочку.
   - А что делать, если они никак не поймут, что у них не было, и нет ни одного шанса на то, что принадлежит нам?!
   - Смотрю, заговорил, как истинный тиррин? - ляпнул Лирриан.
   - И как истинный могу потрепать шкурку, - предупредил Иллай.
   - А трепалка то выросла? - ухмыльнулся кое-кто не шибко умный.
   - Хватит! - рыкнул на обоих Эрриан. - Нашли место мерятся... хвостами! А у нас ещё столько важных нерешённых вопросов. На границе, между прочим, неспокойно. Бродят какие-то подозрительные личности, заводят недобрые речи, намёками разными пытаются народ смутить.
   - Это да, - взял слово отец. - Вот уже как пару месяцев смущают чужие умы. Намекают на то, что неплохо бы двуликих 'подвинуть' с насиженных мест. Мол, засиделись, жируют, на остальных плюют с высокой башни... В ближайших поселениях таких умников взашей гонят. Но везде найдутся гнилые душонки. В лесах у Излучины пара десятков таких в шайку сбилась, пытаются мародёрствовать. Мы, куда надо, сообщили. Да пока ответа дождёшься...
   - Заразу надо искоренять сразу, - посерьёзнел Лирриан, больше не напоминая болтуна и разгильдяя. Сейчас он был истинным воином двуликих. - Нечто подобное начинало твориться перед истреблением рогуров.
   Все воззрились на нас с Иллаем.
   Дальше события закрутились с такой быстротой, что я не успевала удивляться.
   Вначале собрались все мужчины нашего поселения, пусть и не чистокровные, но всё же потомки двуликих, они знали, чувствовали, чем может грозить разрастающаяся беда. В этот же день гонцы отправились во все ближайшие приграничные поселения и в кланы двуликих.
   Мои мужчины решали, как лучше поступить. Отправить меня назад к деду или же держать на виду, даже на минуту опасаясь потерять.
   - Мы можем спрятать Сиреми в тайном поселении тирринов, - предложил Лирриан.
   - То место неприступно для любого, будь то человек или двуликий, - согласно кивнул Эрриан. -Да и доберёмся туда быстрее, чем до... вашей академии.
   Мы с Иллаем снова переглянулись.
   - Тебе решать, - тихо сказал он.
   - Я понимаю, что все вы желаете мне только лучшего, но... буду спокойно и безопасно чувствовать себя лишь рядом с дедом.
   - Тогда решено, через пару дней возвращаемся назад. Хильма, - обратился Эрриан к моей подруге, - ты, помнится, говорила, что знаешь самые безопасные дороги к вам?
   - Это так. Хоть я и не передвигалась по ним сама, но всю сеть тайных троп выучила наизусть. Дайте мне карту мира - укажу самые наилучшие варианты. Это будет чуть длиннее, чем при использовании порталов, но и безопаснее.
   - А я могу помочь с добыванием пропитания, - взял слово Кленн. И когда Хильма удивлённо воззрилась на него, насмешливо развёл руками. - Ну, а что?! Не одна ты проходила специальную подготовку. Моя семья как раз специализировалась на вопросах добычи продуктов. Как думаешь, почему академия не знала проблем с едой даже в самые сложные годы?
   - Хорошо, - кивнул Эрриан. Затем обратился к Иллаю. - Ты с ребятами выдвигаешься завтра же. Тебе я могу доверить нашу пару.
   - А вы... ты? - заволновалась я.
   - Я должен делать свою работу. Подозреваю, что у других кланов тоже есть места, подобные вашей академии, где живут спасённые рогуры. Из недавно добытых манускриптов стало понятно, что именно рогуры - родоначальники всех видов и кланов двуликих. Не станет их, исчезнем и мы. Кому это на руку - неизвестно.
   - Но мы обязательно выясним, - подхватил Лирриан. - Кое-какие ниточки мы нащупали, пока тебя разыскивали. Кто мог знать, что всё так быстро закрутится. По-моему, и полозины могли желать найти Сиреми не только для того, чтобы записать её в невесты. Соперничество соперничеством, а рисковать её жизнью они бы не стали.
   - Выходит, зря мы их потрепали? - чуть нахмурился Иллай.
   - В данном случае - не зря, - похлопал его по плечу Эрриан. - Сиреми больше не свободная самочка, и о ней есть кому позаботиться.
  
   ***
  
   Мама оставшиеся до нашего отъезда часы буквально не отходила от меня, сестрёнка тоже не слезала либо с моих рук, либо с коленей Хильмы. Братья, прибывшие по кличу отца, долго обнимать и болтать со мной не смогли, так как присоединились к разговору остальных мужчин, зато привели с собой жён и ребятню, так что скучно не было. Зато было тревожно.
   Пока могла, обошла весь дом, подновляя магическую защиту, кое-что от себя добавила и Хильма. Малышне сделали обереги, остальным женщинам защитные браслеты. Мужчины мужчинами, а так мне будет спокойнее. Зато устала так, что спать повалилась без задних ног, не услышала, как пара двуликих осторожно прокрались в комнату.
   - Сегодня заночую с ребятами, - зашептал один. - Неизвестно, когда вы теперь увидетесь... Побудь с ней сегодня наедине...
   - Спасибо, - ответил магистр. - Рад, что именно ты - часть нашей семьи.
   Дверь снова скрипнула, и хвостатая тень шмыгнула прочь. Второй двуликий с благодарностью посмотрел вслед Иллаю и тихонько прошептал:
   - Сбереги её...
   Сквозь дрёму почувствовала ласковые прикосновения мужских пальцев к спине, сонно мурлыкнула, переворачиваясь. Мягкие губы нежно запорхали по лицу, пока не нашли мои, приоткрывшиеся в чуть ленивой улыбке. Поцелуй, вначале показавшийся продолжением сна, быстро стал необходим, как воздух, судорожно вздохнув, ответила на него со всей страстью и любовью.
   - Нежная моя кошечка, - шепнул Эрриан, оторвавшись от меня, дав глотнуть воздуха. Мои глаза давно распахнулись, вглядываясь в сумрачном свете ночи в, ставшее таким родным, лицо мужчины. - Будь осторожна и обязательно дождись меня.
   Сделала робкую попытку привлечь Эрриана ближе к себе, но мужчина тоскливо вздохнул.
   - Сиреми, сейчас для этого не время и не место. Не обижайся. Больше всего на свете я мечтаю о нашей близости, но... наш первый раз... должен быть совместным. - Видя, что я недоумённо хмурюсь, продолжил, попеременно целуя то одну, то другую ладошку. - Ты, я и Иллай. Это условие твоего первого раза, способ образовать супружескую связь. Пока ты к этому не готова, это понимаем и я, и Иллай... Пока мы будем в разлуке, обдумай это, прими. Иллай поможет тебе приготовиться. Мы о многом поговорили с ним, я рассказал о наших традициях, он отнёсся с пониманием. Хороший парень. Настоящий. Если что... держись его и...
   Ладошкой запечатала рот Эрриана, не желая даже в мыслях представлять худший исход событий.
   - Я дождусь, - шепнула, чуть приподнимаясь. - Пообещай, не смотря ни на что вернуться ко мне.
   - Обещаю, - ответил Эрриан и снова припал к моим губам в нежно-страстном поцелуе.
  
   ***
  
   Расставаться было тяжело. Теперь, когда я нашла обе свои пары, почувствовала, что значит, быть с ними рядом... Терять, хоть одного из них, было смерти подобно. И, если Иллай продолжит путешествие со мной, собираясь донести вести до академии горцев, и встанет на защиту границ родных год, то Эрриан... Не буду думать ни о чём плохом! Он сильный, опытный... И, потом, он будет ни один.
   Последний раз взглянув в, ставшие до боли родными, глаза магистра, коснулась ладонью его щеки. Эрриан на мгновение блаженно зажмурился, потёрся о ладонь, мимолётно поцеловал в самую серединку ладони и снова повторил:
   - Дождись...
   В обратный путь было решено двигаться в животной форме. Хильма и Кленн уселись нам с Иллаем на спины и наши мягкие, но сильные лапы понесли нас вперёд. Два мощных тиррина способны были отпугнуть кого угодно, поэтому, хоть и осторожно, мы мчались, не особо осматриваясь по сторонам. К тому же, звериное чутьё должно было предупредить о возможной опасности.
   Первую остановку решили сделать в небезызвестной землянке. Место было знакомо и 'обжито', перекусив, сразу завалились спать. Говорить или обсуждать что-то не было желания. Тогда я первый раз тихо расплакалась. Иллай нежно сцеловывал солёные капли, шепча, как он и Эрриан любят меня, фантазировал, как мы весело и дружно будем жить все вместе, построим свой дом... Под эти чудесные речи меня сморил хоть и беспокойный, но крепкий сон.
   Утро наступило слишком быстро. Пока мы собирались, Хильма успела отправить домой вестника, нас должны были встретить у последнего перехода и проводить до самой академии.
   Почему-то сейчас мы не ждали, что вся наша дорога пройдёт спокойно, словно предчувствовали что-то. А вот с опасностью встретились буквально на третий день. Мы как раз оказались на левом берегу широкой полноводной реки, сделали остановку, решая, как лучше перебраться на берег правый, когда Иллай вдруг резко замолчал, подал какой-то знак другу и встал ток, чтобы мы с Хильмой оказались за их с Кленном спинами.
   Из-за ближайших невысоких кустов появилось семеро существ. Именно существ, ни к одной известной расе язык не поворачивался их отнести. Казалось, словно в них было намешено всего понемногу, но так, что первый же взгляд на них вызывал омерзение.
   - Гляньте на их ауры! - сглотнув, прошептала Хильма. - В них нет души...
   - Бездушники... - выдохнул Кленн, переглянулся с Иллаем. - Что-то такое мы проходили на спецпредметах...
   - Безжалостные, не испытывающие чувств, кроме жажды крови, - глухо продолжил Иллай. - Способ уничтожения: разрубить и сжечь. Беда в том, что слишком сильны и проворны.- Не оборачиваясь к нам, быстро дал указания. - Девочки, на вас магическая поддержка. Приготовьтесь, сейчас нападут!
   Мы даже выдохнуть не успели, как монстры ринулись к нам всем скопом. Такого натиска мы можем не выдержать. Но ведь и мы не слабаки! И мне пора вспомнить, что я четырёхстихийник! Призвала магию земли, Хильма усилила её одним из своих хитрых артефактов, и вот волна земляного вала бросилась под ноги-лапы бездушников, заставив троих из них завалиться, а значит замедлиться. Тут же земляные же плети спеленали эту троицу, пусть на время, мы с Хильмой понимали это, но ведь сражаться с четырьмя, не одно и то же, что и с семёркой.
   Оставшиеся четверо монстров перескочили вал и в несколько прыжков оказались рядом с парнями, которые бешено закрутили своё оружие, стараясь не подпускать к себе близко врага, так как даже небольшая царапина тварей несла заражение их ядом. Чтобы хоть как-то отвлечь бездушников, мы с подругой жалили их теми заклинаниями, что хорошо знали. Вот один из монстров упал, разрубленный пополам оружием Иллая.
   - Сиреми! Жги его! - выкрикнула Хильма. - Боевой пульсар! Я усилю!
   Не раздумывая ни мгновения, осуществила задумку подруги. Горел гад знатно, любо дорого посмотреть, вот только смотреть было некогда, так как ребята на пару достали ещё одного бездушника. Его мы тоже быстро поджарили. Вот только когти оставшихся всё же достали наших ребят. Иллай и Кленн только чуть поморщились, но махать оружием не перестали, а потому вскоре прикончили третьего монстра. На беду из земляного плена вырвались ещё трое бездушников. Мы с Хильмой видели, что ребята начали уставать, особенно Кленн, не обладающий энергией и силой двуликого. Подруга закусила губу, я нахмурилась. Была ещё одна штука, о которой знали лишь мы с Хильмой, и, похоже, пора была её использовать. Над этим артефактом Хильма работала последний год, почти довела его до ума, вот только испробовать в полевых условиях всё никак руки не доходили. Взяли его в дорогу на всякий случай.
   - Хильма! Эгирай! - крикнула ей.
   Подруга вздрогнула, широко распахнув глаза.
   - Ты уверена? - Да, - твёрдо ответила ей.
   Хильма пошарила себя по карманам, полезла за пазуху, вытащила наружу белесый камень неправильной формы на кожаном шнуре, протянула его мне.
   - Нет! Одевай сама! - наклонила голову. - Не могу отвлекаться! - Шнурок скользнул на шею. - Активируй!
   Подруга сглотнула, но своё дело сделала, и через мгновение белесый камень перестал быть таковым, наливаясь яркой краснотой огня. Кивнул Хильме, бросилась к Кленну.
   - Дай свой меч! - крикнула ему. - Защищай Хильму!
   - Я - воин! - запротестовал горец.
   - Знаю! Но, прошу, не спорь! Так надо! Верь мне!
   Почти выдернув из рук Кленна меч, затолкнула его за спину. Оружие в руках тут же стало наполняться магией артефакта, буквально пылая в руках. Иллай лишь на долю секунды скосил на меня глаза, но ничего говорить не стал. Я же отчаянно пыталась вспомнить всё то, чему учил меня дед и магистр боевиков.
   Сражение продолжалось. Мой огненный меч сделал своё дело, срезав с одного из бездушников лапу, при этом тело монстра отчего-то тут же вспыхнуло, словно свечка, через несколько мгновений осыпавшись вместе с телом монстра кучкой пепла. Я чуть не взвизгнула от радости. Но оставалось ещё трое монстров.
   Неожиданно на помощь нам пришли те, от кого мы этой помощи совершенно не ожидали. Три смазанные извивающиеся тени поднялись позади бездушников, блеснула сталь, и вскоре с последними монстрами было покончено.
   Едва догорели последние останки бездушников, трое полозинов в боевой форме подползли к нам. Надо признаться, грация и красота этой формы мне больше импонировала, чем противный характер самих полозинов.
   Меж тем, главный из троицы, кивнул Иллаю, как старому знакомцу.
   - Вам надо быстро уходить, - сказал он, вытирая лезвие изогнутого меча. - На подходе ещё пятёрка бездушников. Вот за теми кустами есть небольшой плот, переправитесь на нём, правда, двоим придётся опуститься в воду и толкать его. С водниками договориться не удалось, все словно вымерли. Наверняка напуганы появлением бездушников. Через реку монстры не сунутся, текучая вода одна из непреодолимых преград для них. Спешите!
   - А вы? - не удержала вопроса, меня тут же одарили насмешливым, но в тоже время благородным взглядом.
   - Мы успеем уйти к своему отряду. Удачи!
   Ждать было нельзя, и каждый ринулся в ту сторону, которая ему была необходима. Найдя плот, парни попытались затолкать на него нас с Хильмой.
   - Кленн сильно ранен, - возразила я. - А я плаваю хорошо, к тому же мне надо выплеснуть магию, что бурлит из-за артефакта Хильмы.
   Кленн повозмущался, но недолго. Иллай сам пихнул его на плот в объятья гномы. В пару гребков мы оттолкнулись от берега, и плот пока неспешно, но заскользил вперёд. Заслышав знакомое рычание позади, поняли, что обещанные бездушники приближаются. Толкнула вперёд себя магию, с другой стороны плота Иллай заработал руками и ногами активнее, плот ускорился. Поэтому до противоположного берега добрались довольно быстро, оставив позади злобно рычавших монстров, не способных на данный момент причинить нам хоть какие-то неудобства.
   На берегу задерживаться не стали. Кто знает, что ещё нас поджидает. Обернулись, усадили на себя гномов и рванули вперёд.
   После двух часов беспрерывного бега стала замечать, что Кленн чуть ли не заваливается на бок, да и Иллай всё чаще путается в лапах, рискуя покатиться дальше кубарем. Эх, а ведь пыталась напомнить упрямцам, что надо бы сначала вывести яд, попавший в раны. Наконец, рядом с очередным ручейком, коих всё чаще попадалось в изобилии, Иллай резко остановился, да так, что Кленн кувыркнулся через него, распластавшись на траве, а чёрно-белый тиррин растянулся рядом, тяжело дыша.
   Хильма соскочила с моего загривка и кинулась к любимому, на ходу роясь в своей специальной сумке, где вперемешку с артефактами лежали различные антидоты. Я обернулась и поспешила к Иллаю. Оглядела сочащиеся гноем раны. Вот же зараза! Как быстро травит организм!
   - У тебя что-то есть, чтобы помочь ребятам? - стараясь сдерживать своё волнение, спросила у подруги.
   - Не знаю. К тому же я не рассчитывала на встречу с бездушниками... Сейчас, гляну в свой справочник.
   - Ты и его с собой потащила?! - удивилась, на мгновение оторвав взгляд от распростёртого тела тиррина и взглянув на гному.
   - Как знала, - хмыкнула Хильма. - Знаешь, дед всегда говорил, что 'запас карман не тянет'. Только теперь стала понимать эту его фразу. Так... что тут есть про бездушников? Ммм... Вот! Ага... Ага!
   - Ну, что?! - нетерпеливо переспросила её.
   - У меня есть всё, кроме двух ингредиентов. Нужен сок стрелочника и растёртая в порошок ракушка прилипалы.
   - Ну, со вторым проблем не будет, - успокоила Хильму, при этом пытаясь сообразить, как заставить Иллая вернуться в человеческую форму. - Тут кругом водоёмы, а прилипалы чаще всего живут именно в таких ручейках и речушках. А вот стрелочник придётся поискать. Давай так, я сначала достану ракушек, а пока ты их будешь растирать, поищу стрелочник.
   Вздохнув, погладила морду своего тиррина.
   - Возвращайся, - тихонько шепнула ему и помчалась к ручью.
   Раздевшись, зашла в воду, шаря руками по дну в надежде быстро добыть требуемое. Как нарочно именно ракушек прилипал не было, от слова совсем. Плюнув, поднялась на сотню шагов вверх по течению, и именно там под нависавшим над водой кустом заметила целое скопление прилипал. Нахватав ракушек побольше, понеслась назад. Вывалила добычу рядом с Хильмой, успевшей развести огонь, она и котелок с водой уже пристроила на найденном толстом суку.
   - Всё. Я за стрелочником!
   Вот только как найти то, что изначально в этих местах растёт довольно редко? Пришлось носиться по округе в животной форме и принюхиваться ко всему подряд, хорошо ещё, что на занятиях эту травку уже проходили, и как она пахнет и выглядит, знаю прекрасно. Чего только не попадало в поле моего зрения, даже парочка редких экземпляров рёв-травы попалась. Обернувшись, сорвала и её на всякий случай. А ведь припоминаю, что стрелочник частенько рядом с рёв-травой замечали! Опустилась на колени и стала хаотично ползать, выискивая глазами неприметные стебли стрелочника. А ведь назвали его именно за его своеобразную форму: пушистый у земли стебель по мере роста вытягивался, острой треугольной формой цветка устремляясь в небо. Само соцветие алело бархатистыми вкраплениями будущих семян.
   Под колени попался противны камешек, заставивший ойкнуть и завалиться на бок. Пока вставала, поминая недобрыми словами каменюку, чуть ли не носом ткнулась в стрелочник.
   - Ах, ты ж, мой хороший! - чуть не пропела от радости.
   Вынув из кармана небольшой кинжальчик, выковырнула стрелочник с корнем и понеслась к реке отмывать травку от земли. К Хильме неслась с победной улыбкой.
   Поняла, что у нас 'гости' почти перед самим лагерем. И опять полозин! И что их как магнитом к нам притягивает?!
   - Вот нашла, - протянула траву Хильме, настороженно поглядывая в сторону тройки 'гостей'.
   Подруга, проследив за моим взглядом, поспешила успокоить.
   - Оии с помощью. Среди них неплохой целитель и зельевар.
   - С чего бы им нам помогать? - недоверчиво переспросила.
   - Иллай - племянник одного из них, - ответила Хильма.
   - Который? - пригляделась. А и, правда, вот тот черноволосый полозин чем-то напоминает моего любимого. Хм, родственник, значит.
   Мужчина поймал мой скептичный взгляд, кивнул, как старой знакомой.
   - Я - Иррей. Мать Иллая - моя сестра, - сказал он. - Наверное, я единственный из семьи, с кем сестра поддерживает отношения. Наш отряд уже несколько дней патрулирует эту территорию, после сообщения о появлении бездушников. Несколько особей этой мерзости мы уничтожили, а тут патруль сообщил, что было ещё одо нападение. Рассказали о вас. Тут я родной запах и учуял, сразу за вами помчались, вот только скорость тирринов неизмеримо больше нашей. Только вот сейчас и нагнали. А тут... Испугался, когда увидел ребят такими... Но теперь, когда сварится зелье, всё будет в порядке.
   - К тому же для Иллая мы усилим зелье своим ядом, оно самое то против яда безушников. В Иллае течёт наша кровь, и для него наш яд безопасен и даже полезен. А вот горцу придётся выздоравливать чуть дольше. Ему наш яд противопоказан, - подхватил разговор полозин-целитель.
   Чтоб не отвлекать целителя и Хильму своими нервными метаньями, рванула следом за теми полозинами, что отправились в дозор. Подруга лишь понимающе кивнула, а вот предводитель отряда попытался меня притормозить. Он, как и все считал, что самочке не место в боевых рядах, да кто ж его будет слушать, только хвостом перед носом полозина махнула и была такова. Обернувшись, родич Иллая рванул за мной, но где змеюке, пусть и большой, угнаться за стремительной тиррин.
   Лишь набегавшись и выплеснув пусть немного адреналин, а заодно проверив территорию, вернулась к лагерю. Мои надежды на то, что лекарство уже готово, полностью оправдались. Вернув человеческий лик, рухнула на колени перед любимым, ласково коснулась горячей от жара щеки, показалось, что ресницы Иллая дрогнули.
   - Хороший мой, скоро всё пройдёт. Борись... Люблю тебя... - шепнула, не удержавшись. Губы моего мужчины попытались сложиться в улыбку. Я тут же возликовала, вскинув голову и оглядев всех. - Видели?! Он меня слышит! Ему лучше!
   - Нам повезло, что ребята поделились своим ядом, - сказала Хильма. - Без него мы бы ждали выздоровления около пары дней.
   Подруга вздохнула, с тоской глядя на Кленна. Погладила её по руке, понимая, что парень в сознание придёт как раз через эту пару дней, если не позже, ведь регенерация горцев гораздо ниже, чем у двуликих.
   - Было бы лучше, если мы отправились в наш клан, - прервал наши переглядывания командир отряда. - Там и условия для восстановления хорошие, и целители на класс выше.
   Хильма с надеждой во взгляде уставилась на меня. Мы обе понимали, что идти в нашем положении к полозинам не стоит, но... Сейчас жизнь и здоровье наших любимых было важнее. И, если с Иллаем, я уверена, всё обойдётся, то Кленну, действительно, нужна квалифицированная помощь. Мы ведь по настоящему столкнулись с бездушниками впервые, и всех опасностей и последствий от этого вряд ли осознаём. А змеюки с ними, видимо, сталкивались не раз.
   - Конечно, мы принимаем ваше предложение, - больше не сомневаясь, ответила я. - Но вы должны пообещать, что мы будем свободны в своих действиях и сможем покинуть вас при первой потребности.
   Полозины переглянулись.
   - Клянёмся! - стройным хором рявкнули они. - Пусть боги рассудят!
   На тыльной стороне ладоней у каждого полозина появился божий знак принятия клятвы. А я только подумала о том, как бы не пожалеть потом о своём согласии.
  
   ***
  
   Как оказалось, с дороги мы ушли вовремя. Все обострившиеся чувства говорили, что опасность наступает на пятки. Один из разведчиков-полозинов, вернувшийся буквально после моего решения следовать в их клан, сообщил, то в часе ходьбы от нас заметил ещё два десятка бездушников. Мы бы попытались с ними справиться, но рисковать ранеными никто из нас был не намерен. Поэтому Хильме вновь пришлось садиться мне на спину, Клена, после оборота, взгромоздил себе на плечо мощный серебристый полозин, а для Иллая соорудили из подручных средств носилки. Несмотря на живой груз, отряд двигался довольно быстро. И до ближайшего перехода добрались за пару-тройку часов.
   Вышли на берегу ещё одной реки, но более широкой и глубокой. Здесь у полозинов была организована переправа. Покрытые магбронёй, воины курсировали туда-сюда, невольно привлекая внимание.
   Перед самой переправой вернула себе человеческий облик, усталость навалилась неимоверная. К тому же стали смущать пристальные взгляды окружающих мужчин, и, если а Хильму смотрели, как на просто привлекательную девушку, то ко мне постоянно пытались принюхиваться, а затем и вовсе принялись красоваться, выписывая огромными хвостами различные узоры.
   - Вот же позёры! - шепнула на ухо подруге, та лишь хмыкнула.
   - А красивые, заразы! - наконец, выдала она. - Если бы не мой Кленн...
   - Красивые и опасные! - парировала я.
   - Это - да. Но, думаешь, магистр Эрриан или Иллай менее опасны?! Это ты ещё свою сущность плохо изучила. Да тиринов боятся, почитай, поболее других.
   Вот так, двигаясь в кольце мощных красавцев полозинов, мы оказались недалеко от очередного, но на этот раз малого перехода, ведущего прямо в клан родственников Иллая.
   Нас встречали любопытствующими, если не сказать жадными, взглядами. Особого внимания удостоились мы с Хильмой. Ясно, и у этих напряжёнка с женщинами. Всё большее и большее количество мужчин присоединялись к нашей компании, норовя принюхаться, наше сопровождение недовольно зыркало на этих смельчаков, а на особо ретивых шипели. Наконец, когда мы дошли до середины далеко не маленького поселения полозинов, к нам на встречу вышел высокий мощный двуликий, позади которого стояла красивая черноволосая женщина.
   Главный из сопровождения вышел вперёд, поклонился встречающей паре.
   - Мой Владыка! Здоровья и благополучия!
   - Вижу, вы с гостями? - кивнув, ответил ему Владыка.
   - Они пережили нападение бездушников. Есть раненые, - отрапортовал 'наш' полозин. - Один из них ваш родич.
   - Родич? - недоумённо переспросил Владыка, оглянулся в сторону, видимо, жены. Та тут же вышла из-за спины, быстро прошла вперёд к расступившемуся сопровождению. И едва её глаза нашли лежащего на носилках Иллая, всплеснула руками, просилась в перёд.
   - Мальчик мой! Разий! Это он, сынок нашей девочки! - глянула полозина на мужа.
   Владыка тут же оказался рядом с женой, вгляделся во всё ещё бледное лицо Иллая, принюхался.
   - Внук, - тихо и в то же время радостно выдохнул он.
   - Несите, несите его скорее в дом! - распорядилась жена Владыки и тут же побежала следом за воинами, двинувшимися с носилками вперёд.
   Сам же владыка стал оглядывать остальных. Вначале распорядился отнести горца в лекарскую, затем его взгляд остановился на нас с Хильмой.
   - Девушки? Свободные? - спросил, обращаясь к сопровождению.
   - Горянка - женщина того раненого парня. Вторая - кажется, пара вашего внука.
   - Вот как? - ярко синие глаза с любопытством оглядели меня с ног до головы. - Двуликая?
   - Да, - снова ответил сопровождающий. - Тиррин, как и ваш внук.
   - Хм! Значит, сильная. Из какого клана? - а это уже мне.
   - Сиреми Озёрная, - представилась я.
   - Озёрная? Значит, по крови - рогур?
   - А что? - с подозрением спросила мужчину.
   - Значит, потомство будет хорошее. Ты бы кого хотела, девочку или мальчика?
   - Мне ещё рано о таком думать.
   - А по моему так в самый раз, - Владыка обошёл меня по кругу, довольно прицокивая языком. Кто-то из мужчин, стоящих неподалёку, одобрительно присвистнул, Владыка тут же зыркнул на него и грозно предупредил: - И не мечтай! Девочка - пара моему внуку, а мы своё не отдаём!
   Свистун тенью растворился в толпе. Видно, тяжела рука Владыки. Сам же вышеупомянутый подхватил нас с Хильмой под руки и практически поволок к ближайшему дому, лишь оглянувшись на прощание и с намёком бросил: - А что, у остальных руки-ноги лишние?
   Пространство опустело в мгновение ока.
   Пока мы пользовались предоставленной возможностью привести себя в порядок и утолить голод, пришёл в себя Иллай. Мы узнали об этом, когда за нами на всех порах прибежал парнишка-полозин и, чуть ли не умоляя, позвал нас в большую комнату, где собрались родственники Иллая. Сам Иллай обнаружился в крепких руках деда и ещё одного полозина, с трудом удерживающих его.
   - Где она ?! - болезненно хрипел Иллай, продолжая вырываться.
   - Здесь, - с улыбкой произнесла я.
   Кто ж лучше меня знает характер моего мужчины! Если б не ранение, раскидал бы всех как котят. Вон как глаза горят от гнева и недовольства!
   Тут наши взгляды встретились, нежность сменила гнев, все облегчённо выдохнули.
   - Тебя не обижали? - поинтересовался Иллай.
   - Что ты?! - всплеснула руками Владычица. - Разве мы могли так поступить с твоей избранницей и её друзьями?!
   Иллай со скепсисом посмотрел на бабушку.
   - Кто знает, что от вашей семейки ждать... - буркнул он, Владычица охнула, Владыка нахмурился, и только паренёк, что привёл меня, нервно хихикнул.
   - С чего такие выводы? - глухо спросил Владыка.
   - От матери наслышан.
   - Вон оно как. Всё ещё пестует детские обиды?
   - Нет. Вспоминает, как сбежала от вас, - выдал Иллай и чуть не осел от слабости.
   Владыка с остальными мужчинами поддержали его, довели до ближайшего диванчика. Я, не желая больше нервировать любимого, оказалась рядом, присела, взяла горячую ладонь в свои руки, заглянула в вопрошающие глаза, улыбнулась. Иллай тут же расслабился.
   - Ну, вот и ладно, - выдохнула Владычица, думая, что спор окончен, но не думаю, что Иллай считал так же.
   - Оставим прошлое в прошлом, - подытожил Владыка. - Лучше поговорим о будущем. Пока ты со своей парой у нас, необходимо провести свадебный обряд. Охочих до не связанной пары кругом слишком много. И у нас полно горячих голов, да и в других кланах. Жаль, конечно, что мы сейчас не в нашем родовом городе... Ну, да разве это помеха?!
   - Мы сами решим, что нам и когда делать, - снова помрачнел Иллай, приобнял меня за талию, чмокнул в висок, заставив счастливо выдохнуть. - К тому же для подобного обряда Сиреми недостаточно готова.
   - А по мне так в самый раз, - весело вставил кто-то из родственничков.
   - Да тебе бы только за девками увиваться! - осадил его родственник постарше. - Годков поднабрал, а ума что-то не видно!
   - Кто бы говорил! А то я не знаю, зачем ты в людскую деревеньку то и дело наведываешься?1
   - А, ну, цыц! - зашипел на них Владыка. - Собачиться будете, когда всю мерзость, что расплодилась изничтожите! А с тобой,- глянул на ходока по деревням, - ещё проведу разъяснительную беседу. Так, а теперь - все вон! Или заняться нечем? Скоро разведчики должны подойти с новостями.
   Выглядывая из-под руки Иллая, понимала, что к разговору об обряде мы ещё вернёмся.
   Хильма за время чудесного 'разговора' успела не только проведать Кленна, но и примчаться с новостями.
   - Я такое узнала! - обрадованно выпалила она и только потом сообразила, что лишних ушей кругом всё ещё слишком много, тем более, что слухом двуликие далеко не обделены. Поэтому быстро перешла на шёпот. - Так вот наши прибывают с одним из отрядов полозинов!
   - Наши? - так же тихо переспросила подругу.
   - Магистр Эрриан с другими тирринами.
   - Вот и хорошо, - довольно выдохнул Иллай. - А то выдумывают тут некоторые...
  
   ***
  
   Эрриан появился ближе к вечеру, когда я уже извелась от нетерпения. Иллай перебрался в мою комнату, якобы, чтобы неизвестно кто ко мне не шастал. Понятно, что он имел в виду здешних мужчин. Смешной, право слово. Лично слышала, как Владыка предупреждал окружающих, чтобы не смели лезть к чужой невесте, грозя не только хвосты поотрывать, но и кое-что ещё. Вот только Переубедить Иллая не смог бы никто. Ну, и ладно, самой спокойнее будет. Хильма тоже перебралась поближе к Клену, еле убедив местного целителя, что её присутствие поможет больше разных лечебных отваров. За это время Кленн лишь один раз приходил в себя, успев улыбнуться сидящей рядом Хильме и немного глотнуть родниковой воды. Целитель сказал, что это хороший знак, значит организм начал отторгать яд.
   Эрриан оказался на пороге выделенной мне комнаты, когда я пыталась удобнее устроиться на постели, где уже пару часов как посапывал Иллай. Кивнув сопровождавшему, Эрриан вошёл внутрь, оглядел представшую его взору картину, улыбнулся, вздохнул и раскрыл объятья. Не долго думая влетела в них, сразу почувствовав умиротворение.
   - Ни на минуту нельзя оставить вас одних, - шепнул мне в маковку тиррин. - Так и норовите куда-нибудь встрять... Обняв мужчину за пояс, потёрлась носом о его грудь.
   - А почему это вы обнимаетесь с нашей Сиреми?! - недовольно спросил мальчишеский голос.
   Эрриан прямо со мной развернулся. На пороге, гневно сверкая глазами, стоял мой мальчишка-сопровождающий. Магистр вопросительно глянул на меня.
   - Когда это мою девочку успели прибрать к рукам?
   - Иллай - внук Владыки, - пришлось пояснить мне.
   - Даже так. Родственников полозинов у меня ещё не было, - усмехнулся Эрриан, переведя взгляд на паренька.
   - С чего это мне считать вас родственником? - нахохлился тот.
   - А с того, малец, что Сиреми и моя будущая жена.
   Мальчишка вопросительно глянул на меня, я лишь загадочно улыбнулась, и выбежал вон.
   - А что это Иллай ночует у тебя? Неужели, в доме так мало места, что свободный мужчина проникает в девичью комнату?!
   - Это он ревнует, - с нежностью посмотрела на спящего.
   - Хм, ясно. Тогда ты не будешь против, если и я размещусь тут? Устал. Спать очень хочется...
   - А я?! - возмутилась абсолютно искренно. - Мне на коврик у двери что ли ложиться?
   - Зачем же на коврик? Уверен, мы все очень удобно устроимся, - и улыбается так коварно.
   С сомнением глянула на постель. Эрриан рассмеялся. Смешно ему. К присутствию Иллая в своей постели как-то попривыкла, а тут целый магистр, пусть и любимый уже... И, между прочим, пока ещё не муж!
   В этот момент в дверь постучали, и, не дождавшись ответа, вошёл хмурый Владыка.
   - Это правда? - с порога обратился к Эрриану.
   Тот, видимо, понял, о чём речь, потому как, не раздумывая, ответил:
   - Правда. Я, думаю, вам одному из немногих известно, как образуются семьи у тирринов?
   - Мальчик знает? - взглянул полозин на внука.
   - Знает. Думаю, мы выяснили с ним основные вопросы.
   - Хорошо. Надеюсь, позволите нашим правнукам навещать Гнездо? Знаете его расположение?
   - Будет необходимо, найду. А по поводу правнуков... - глянул на меня. - Решим все вместе, когда-нибудь.
   - Может быть, хотя бы с обрядом поторопитесь? - переключился на свою любимую тему Владыка, игнорируя меня, ведь мой ответ он уже получил. Думает, что, раз Эрриан старший из нас, значит, он всё и решает.
   Эрриан, словно прочитав мои мысли, хмыкнул и ответил пространно:
   - Это тоже решать нам троим совместно.
   Хоть полозина и не устроил такой ответ, виду он не показал, бросил ещё один взгляд на внука.
   - Я так понимаю, вы оба решили обосноваться именно в этой комнате? Что ж, распоряжусь, чтобы организовали здесь ещё одно спальное место. - И пошёл на выход, что-то бурча про себя.
   Едва дверь за ним закрылась, Эрриан снова усмехнулся.
   - И ведь надеется, что эта ночь ускорит приближение обряда.
   - С его это? - прищурилась я. Эрриан так многозначительно оглядел меня, затем постель... Щки опалило жаром. - Это он на... ЭТО... надеется? Что мы прямо сейчас?.. Вот... гад!
   Эрриан снова сграбастал в свои объятья.
   - Ты так этого боишься?
   - Нет... я... Ну, не здесь же?! - опустила взгляд, жутко смутившись. - Может, как-нибудь... потом?
   - Успокойся, глупенькая. Только когда ты будешь готова...
   - Может, вы уже спать ляжете? - недовольно донеслось от кровати.
   Ох, ты ж, неудобно как! На Иллая смотреть было стыдно, что уж говорить о пунцовых щеках.
   В дверь снова постучали. Открывал на этот раз сам Эрриан. Двое рослых полозина внесли вторую кровать, тесно придвинули её к первой, заняв большую часть комнаты, при этом мужчины бросали на нас короткие любопытные взгляды. Скрылась от них в комнатке, заменяющей умывальню, и уже оттуда слушала тихие распоряжения Эрриана. Едва мужские голоса стихли, собралась вернуться, но к нам вновь пожаловали 'гости'. На этот раз щебетал женский голос. Выглянула в щёлочку. Надо же, сама Владычица в роли прислужницы. И тоже что-то выспрашивает у магистра. Не дом, а проходной двор!
   Не знаю сколько ещё просидела в комнатушке, не желая встречаться ещё с кем-нибудь из семейства полозинов, успела даже задремать, приткнувшись к стопке с бельём. Сквозь сон почувствовала, как меня подняли на руки и бережно донесли до постели. Едва голова коснулась подушки, окончательно заснула и не видела с какой нежностью любовался Эрриан на моё лицо, а затем прижался сзади, приобняв за талию.
   У полозинов 'гостили' ещё пару дней, пока Кленн и Иллай не почувствовали себя гораздо лучше. Хильма, пока дежурила у постели Клена, придумала какой-то хитрый амулет, скрывающий на большой промежуток времени не только наши ауры, но и наш запах. На восторженные охи и ахи подруга лишь скромно потупила глаза и тихонько сказала:
   - Нужно же было чем-то занять руки и голову, чтобы не думать о плохом...
   Владыка и так и эдак крутил пробный амулет, видимо, понял всю значимость изобретения и жаждал заполучить себе. Иллай уже было хотел отнять амулет из загребущих ручек, но Хильма ухватила его за рукав, тихо прошептав:
   - Пусть берёт. Я на нас на всех сделала.
   - Но ведь секрет изобретения принадлежит тебе, - ответил ей Иллай. - А эти и присвоить его могут.
   - Без одной хитрой вещички, амулет работать не будет, даже разбери его на составляющие, - хитро подмигнула Хильма.
   - А делают их лишь в наших горах... - продолжил её мысль Кленн. - Семейный секрет.
   - И источник дохода, - поиграв бровками, улыбнулась подруга.
   Видно о чём-то таком догадался и Владыка. Что-что, а отсутствием ума полозин не страдал, быстро смекнул что к чему. Правда, вернул амулет с таким сожалеющим вздохом, что я еле сдержала смешок.
   - Может заключим сделку? - тут же перестроился владыка. - На выгодных условиях.
   - Вы же знаете, что без Старшего из рода я не могу заключить не одну сделку. Но я могу по возвращении домой прислать вам вестника вместе с условиями договора.
   - Тогда как первый клиент, я надеюсь на скидку.
   Вот же, оказывается, Владыка ещё и торгаш в душе! Интересно тогда, о чем таком он целых два часа разговаривал утром с Иллаем и Эррианом? Что успел с них стрясти, пока Владычица с другими женщинами отвлекала нас с Хиьмой болтовнёй? Одно слово 'змеюки хитромудрые'!
   В общем, собрались мы в дорогу в сопровождении не только отряда тирринов, но и пятёрки лучших воинов-полозинов. Чудо-амулеты решили надеть, когда придёт время прощаться с сопровождением. Больше всего беспокоил Кленн, ведь, если по Иллаю было видно, что здоровье полностью восстановилось, то гном по-прежнему был малость бледен, хоть и пытался держаться молодцом. Эрриан никому из нашей четвёрки е позволил передвигаться самостоятельно, всех усадили на чужие полосатые меховые спины, меня, понятно вёз сам. Я же млела от нашей такой близости, с удовольствием запуская пальцы в мягкую пушистую шерсть, зверь же довольно порыкивал, то и дело норовя повернуть морду и лизнуть, куда достанет.
   С воинами-полозинами простились у излучины реки, едва вышли из портала, им предстояло отправиться вперёд, проверить территорию, пока мы решали, каким путём будем двигаться дальше и кого ещё возьмём с собой. Тут выяснилось, что Эрриан оставит свой отряд и пойдёт с нами до конца, на вопрос, кто же возглавит воинов, ответил, что всем на данный момент заправляет его брат, а в нём Эрриан полностью уверен. К тому же тирринам был нужен связной в наших горах, а с учётом того, что я пара Эрриану, проникновение его в святая святых не вызовет вопросов. Думаю, дед и наш ректор быстро найдут ему занятие. Так что расстались с отрядом на утро следующего дня.
   - Наденьте амулеты, пора, - распорядился Эрриан, взяв на себя роль вожака, никто, даже Иллай не стал это оспаривать, ведь опыта у магистра было неизмеримо больше.
   Беспокоило одно - у Эрриана не было амулета Хильмы. Поняв моё беспокойство, магистр с улыбкой заметил, что его магия поможет ему держаться незаметным для врагов. Хм, не знала о такой его способности.
   Теперь мы все трое бежали в звериной форме, неся на себе Хильму и Кленна, вернее, несли лишь Эрриан и Иллай, оберегая мою 'хрупкую' спинку. Фыркала на этих умников, топорща от возмущения свои кошачьи усы, на что Хильма, поганка такая, то и дело похихикивала.
   На счастье ни бездушников, ни какой другой гадости в оставшуюся до гор часть дороги мы не встретили. Едва вдали показались белоснежные пики, Хильма и Кленн словно обрели второе дыхание, чаще стали улыбаться.
   - Никогда не бывал здесь раньше, - заметил Эрриан.
   - Да вас бы дальше предгорий и не пустили, - повернулся к нему Кленн.
   - Вам у нас понравится, - уверенно закивала Хильма.
   - Мы с Сиреми мечтали построить где-нибудь в нашей долине дом, - испытующе добавил Иллай.
   - Мой дом - там, где сердце, - просто ответил ему Эрриан, бросив взгляд на меня.
   Ну, вот, опять смущает...
   Иллай же повеселел, всё же привык считать гномьи горы своим единственным домом.
   - М-да, - ухмыльнулся Эрриан, - в истории тирринов ещё не было случая, чтобы семья жила вне земель клана.
   - Или вы об этом просто не знали, - по привычке 'выкнула' я.
   - Может, и так. Надеюсь, в долине мы будем счастливы.
   - Обязательно будем, - уверенно встрял Иллай, но тут же предупредил, - только не обращай внимание на поведение моей матери. Она не плохая, просто слишком любит своих детей и желает лишь лучшего...
   - Ты ещё не видел самочек-тирринов, - по-доброму рассмеялся Эрриан. - Они за своих котят любому самцу горло перегрызут, думаете, зря по миру гуляет присказка о бешеных кошках?! Сам как-то раз был свидетелем, как грозный драк улепётывал по полю от разъярённой тиррин, забыв про то, что мог воспользоваться крыльями и улететь. А всего то по глупости своей заинтересованно рыкнул в сторону симпатичной девчушки-самочки. Мы тогда еле спасли его от гневной мамаши, спеленав ту десятком обездвиживающих заклинаний.
   - И что потом было с этим драком? - заинтересованно блеснув глазами, спросила Хильма.
   - Как что?! - хмыкнул Эрриан. - Лет через десять женился на подросшей девчушке и сейчас живёт в нашем клане. Но до сих пор побаивается матери своей жены.
   - А я думал, что только наши матери ТАКИЕ, - улыбнулся Кленн.
   - Не бойся, - погладила его по щеке Хильма, - моя мама тебя примет сразу. Она давно пеняет, что мне муж нужен, даже как-то клич кинула, что смотр женихов пора созывать. Думаешь, почему я в людскую академию сбежала. Не только из-за поиска рогуров...
   Вот так весело переговариваясь, достигли границ земель горцев. Встретил нас суровый отряд, долго не желавший пропускать дальше.
   - Да вы что?! - возмущался под наши смешки Кленн. - Да меня тут каждый камень знает! Каждое деревце!
   - Сирим, а это не племянник Авара, что прошлым летом пошёл купаться, а его портки течением унесло, и пришлось ему с голым задом до самого дома добираться?
   - Так на вроде, похож, - с сомнением протянул воин, разглядывая вмиг покрасневшего Кленна.
   - И ничего не течением, - буркнул парень. - Это Прашка, дурак, надо мной так подшутил, за то, что я его недомерком обозвал.
   - С тобой всё ясно. А это что за компания рядом мнётся? Что-то уж больно подозрительные.
   - Дядька Измир, неужто племянницу своей двоюродной тётушки не признали? - вышла вперёд Хильма.
   - Хилька! Ты что ль?! А наши баяли, что ты в академку нашу поступила. Нежли сбежала?
   - Ну, вы что?! Мы просто на задании были. Вот, сопровождаем двух рогуров и их спутника. Между прочим, Иллай нашенский, из Долины.
   - Погодь-ка, Измир, - из-за спин воинов вышел горец с курчавой окладистой бородой, - паренька этого видел пару раз. Это у него мать из полозинов, красивая такая, с чёрной косищей до пят, моя жёнка до сих пор белой завистью заходится на такую красоту.
   - Так не его ли лет пять назад наши девки в перьях руха вываляли, за то, что за ними купающимися со своим приятелем подглядывал? - насмешливо спросил первый воин.
   Теперь уже настала пора краснеть Иллаю, бросая на меня осторожные взгляды. А уж не такой 'паинька' мне в суженые достался!
   В общем, мытарили нас на разные лады, пока не пришёл главный, за коим, видимо, горцы послали в первую минуту нашей встречи. Гном оглядел проникновенно всю нашу честную компанию, побубнел что-то себе в густые усы, махнул приглашающе рукой, и на пропустили вперёд. По неприметной тропе прошли до скальной насыпи, резко уходящей вверх, здесь, среди нагромождения камней, мы вошли в узкий проход, позволивший нам преодолеть первый рубеж заставы. Но и здесь нас снова притормозили, правда дав возможность передохнуть, устроив под сводами небольшой пещеры. И снова куча вопросов и уточнений.
   - Та вы не обижайтесь, - миролюбиво успокаивал один из горцев. - Неспокойно стало в последнее время. Шваль разная то тут, то там крутится. Вот и проверяем всех, чтобы кого подозрительного не пропустить.
   Эрриан и Иллай утопали за главой охраны, дав нам понять, что всё в порядке. Мы потому и расслабились, с удовольствием попивая свежий взвар черешмы и слушая байки бывалых воинов.
   - Вы, девоньки, не серчайте, что не ласково приняли вначале, сами понимаете, время неспокойное. А нам сберечь много чего надобно, - по доброму вздохнул седой воин. - Ни разу на наши земли не ступала нога врага чёрного, и мы все жизни положим, чтобы так и оставалось.
   - Думаете, дойдёт до этого... до бойни? - вздрогнув, спросила я. Хильма ощутимо поёжилась, прижавшись к боку Кленна.
   - На этот раз нет. Все народы, как один, к плечу плечо встанут, да они это итак уже делают. Всем хватило прошлого раза... Да, что говорить, поумнели маленько.
   - Маленько? - хмыкнул Кленн.
   - Так ведь не всякий готов ради другого в огонь и воду. Кто-то всё норовить кусок поболе отхватить, надеясь, что беда его и крылом не коснётся. Ан, нет! Боги-то видят, что к чему, всем по заслугам воздают. Да что мы всё о грустном?! Вон, ваши ворочаются, поди, договорились на дальнейший путь.
   Так и вышло. Эрриан и Иллай принесли вести, что нас в трёх часах пути к долине уже встречают. По тому, как приуныл Иллай, стало понятно, что встретят его более чем 'тепло', наверняка, родичи поджидают блудного сынка, ведь ринулся за мной, никому ни слова не сказавши. А родители волнуются, особенно мать. Меня ж виноватой во всём сделают, и в чём-то правы будут, хоть мне это и неприятно.
   Горцы предложили нам заночевать у них, но мы единогласно решили не задерживаться, дабы не усугублять, к тому же, пока воины решали, друзья мы или враги, весь наш отряд успел передохнуть. Так что по быстрому перекусив, двинулись дальше.
  
   ***
  
   Первым попался на глаза огромный полозин, лишь на два корпуса опережавший чуть меньшего размера самочку, за ними следовала разношёрстная команда из двуликих. Кого там только не было, пожалуй, все виды отметились.
   - Мои совсем с ума сошли, - буркнул Иллай. - Всё за сосунка держат. Вон, даже отец ради спокойствия матери снова в форму полозина вернулся.
   - А я деда вижу, - хихикнула я. - Ох, и попадёт нам всем... Хотя, мы с Хильмой вас за собой не тянули.
   Эрриан с насмешкой взглянул а Иллая.
   - Сбежали? Тогда понятно...
   - Не мог я её одну отпустить, - выдохнул возмущённо Иллай. - Или сам не так бы поступил? А эти... ещё снотворного подсыпали...
   Мы с Хильмой хихикнули. Эрриан иронично выгнул бровь.
   - Коварная у нас пара, - хмыкнул магистр.
   Мы бы могли об этом поспорить, да толпа родственников буквально смела нашу компанию. Полозины окружили Иллая, он даже не пытался трепыхаться, видимо, отлично зная, чего от них ждать. Пятёрка горцев кинулась к Кленну, который уцепился за Хильму и вымученно улыбался всем и каждому. Меня же сгрёб в крепкие объятья дед. Успела лишь разглядеть среди встречающих ехидно скалящегося ректора. Надо же, и его привлекли к всеобщему дурдому.
   В отличие от остальных, ректор выглядел бодрым и чересчур весёлым. Пока мы все обжимались с родными, шагнул прямиком к Эрриану, знакомиться.
   - Как поездка? - спросил дед. - Дома всё в порядке? Стоило ли рисковать, отправляясь туда?
   - Стоило, - шепнула, краснея и бросая взгляд на Эрриана.
   - Значит, таки, нашёл, - ухмыльнулся дед. - Чего-то подобного я и ожидал. Ни один тиррин своего не упустит.
   - А Иллай теперь тоже тиррин, - сообщила я. - Красивым получился...
   - С этим понятно. Жить пока в академии будете?
   - Пока решили начать строительство дома, - влез в разговор Эрриан, подходя и обвивая мою талию рукой. - Не могу же я привести жену в комнатку при академии...
   - Как жену?! - возмущённо выдал женский голос из-за спины. - Сиреми - наша!
   - Сочувствую, внученька, сейчас начнётся делёж.
   - Эээ... - растерянно огляделась я.
   Мать Иллая сердитой фурией взирала на Эрриана.
   - Мама, успокойся! - уцепился за её рукав Иллай. - Магистр Эрриан - будущий второй муж Сиреми. Привыкай, что мы - одна семья. Если желаешь продолжить конфликтовать, то ноги моей не будет дома и...
   Полозина растерянно замолкла, закрыла ладонями лицо и судорожно всхлипнула. Иллай тут же обнял её, его отец спустя мгновение отобрал жену из объятий сына, укоризненно бросив на сына взгляд.
   - Ну, полно, родная. Иллай шутит. Ты ещё будешь детскую в их доме обставлять и внуков нянчить. А хочешь, мы подумаем ещё об одном братике для Иллая? Помнишь, провидица говорила, что деток у нас будет столько, сколько захотим...
   В общем, когда полозину успокоили, магистр Эрриан сам подошёл к ней знакомиться. Его вежливый тон и спокойный взгляд на сложившуюся ситуацию, в какой-то мере примирил женщину с происходящим, хотя она давно знала, что кроме Иллая у меня будет кто-то ещё.
   Все расселись на траву, кто где, рассказывали о путешествии, делились новостями, знакомились.
   Полозины бесцеремонно рассматривали Эрриана, он на это лишь иронично ухмылялся. Я сидела между Иллаем и им, держа обоих за руку, так было как-то спокойнее.
   - Так вы говорите, магистр в академии? - прищурившись, выспрашивала мать Иллая. - А где дом строить собираетесь?
   - Предоставлю выбор места вашему сыну, он лучше знает эти места.
   Сжатые губы полозины расслабились.
   - А кем в вашем клане являются родители? - продолжила допытываться женщина.
   - Мама! - вспыхнул Иллай, бросив извиняющий взгляд в сторону магистра.
   - Что 'мама'?! Должна же я знать, в какую семью тебя отпускаю.
   - Всё-таки в тебе ещё столько от ТЕХ родственничков... - бросил неприязненно Иллай.
   - Не груби матери, - осадил его отец. Затем обратился к жене: - Родная, в чём-то сын прав и...
   - Не вините жену, - перебил мужчину Эрриан. - Она мать, и я могу понять её чувства. Мои родители такие же.
   Я бросила обеспокоенный взгляд на Эрриана, с его то родными я так и не познакомилась, ну, за исключением братца. Магистр, почувствовав мой испуг, ласково улыбнулся.
   - Не волнуйся, тебе они будут более чем рады. Мама давно о невестке мечтала. А как узнает, что ты не просто тиррин, а ещё по крови рогур... - взгляд Эрриана с меня переместился на семейство полозинов. - Кстати, в роду она занимает почётное место главы совета матерей, думаю, вы понимаете, что это значит.
   Глаза полозины довольно блеснули.
   - А отец, я так понимаю, один из приближённых к вашему Владыке? - задал вопрос отец Иллая.
   - Он его правая рука и близкий друг, - ухмыльнулся магистр, а затем вновь посмотрел на меня, погладив ладонь большим пальцем, чем вызвал приятные мурашки по всему телу. - Но, даже если бы Сиреми не была той, кем является, мать и отец приняли бы её не менее радушно. Каждая тиррина - самое ценное, что может быть в нашем клане.
   - Любая самочка - дар богов для двуликих, -покивал головой отец Иллая.
   Мои мужчины теснее придвинулись ко мне под одобрительные взгляды всех, находящихся поблизости, двуликих.
   - Что ж, - вздохнула полозина, - позиция ваша ясна. Но, может, позволите помочь выбрать место для застройки дома?
   - Мы с радостью примем любую вашу помощь, - доброжелательно отозвался Эрриан, Иллай с благодарностью посмотрел в его сторону.
   Договорились до того, что и само строительство будет проходить при участии родственников Иллая. Дед и ректор не могли остаться в стороне, предложили направить к нам выпускные курсы из бытовиков.
   - Им всё одно практика нужна, а тут и дело и польза.
   - Эмм... - нахмурился Иллай. - Зачем нам столько постороннего народа?!
   - Ой, только не надо проявлять свою ревность не по делу, - фыркнул ректор. - Самых лучших же пришлю!
   - Знаю я этих лучших... Бабник на бабнике...
   - Так они ж не за невестой твоей бегать будут, а силёнки свои напрягать.
   - Пф! - только и выдал на это Иллай. - Мы и без них обойдёмся.
   - Да, и правда, - поддержал его дед, - парочки смышлёных голов вполне хватит, остальных направишь, куда и раньше планировал. А потом, обряд нашей троице проходить пока рано, Сиреми доучиться надо...
   - Это ж сколько моему мальчику ждать?! - возмутилась полозина. - И потом, я внуков хочу!
   - Мам, и ты туда же?! Дед с бабкой, пока мы у них 'гостили', тоже к обряду настойчиво толкали. Только, давайте, мы с этим вопросом сами разберёмся.
   На том и порешили, хоть и было видно, что кое-кто с этим до конца не согласен.
   До академии добрались быстро, мы с Хильмой умчались в свою комнату, отдыхать, Кленн и Иллай по распоряжению ректора на обследование к целителям, сам же ректор вместе с моим дедом пошли знакомить Эрриана с новым местом работы. Думаю, им надо было обсудить не только это, зная, что сейчас твориться в мире. Подозреваю, что тот разговор о практике для ребят, был напрямую связан с нападениями на двуликих. В самую гущу выпускников, конечно, не отправят, а вот охранять и укреплять границы вполне.
   Со своими мужчинами увиделась лишь на следующий день, так как, едва мы с подругой добрались до постелей, нас обеих вырубило начисто. Ни осторожный стук в дверь, ни зов деда и друзей не смогли потревожить наше сладкое посапывание.
   Эрриана пока разместили в крыле преподавателей. Кое-кто из свободных девушек и женщин сразу заинтересованно воззрились в сторону моего тиррина. Мы как раз находились в общей столовой, обсуждая с ребятами мою поездку домой, когда ректор представил всем нового магистра, то бишь Эрриана, кругом зашептались, кое-кто глупо захихикал, ещё парочка восторженно защебетала. Именно в сторону последних просила раздражённый взгляд. Эрриан мой!!! Друзья недоумённо глянули на меня, потом заулыбались.
   - Твой что ли?
   Парочка девиц тут же навострила ушки.
   - Мой, - не стала отпираться.
   - Ну, где справедливость?! - возмутилась брюнетка-полозина. - И Иллая увела, и нового магистра успела к рукам прибрать!
   - Завидуй молча, - бросила ей Хильма.
   - Молчала бы, коротышка.
   - Что?!!
   - Вирта, оставь её, - дернула брюнетку за рукав её подружка. - И хватит уже злиться, что Кленн предпочёл её тебе. И потом, может у нового магистра есть парочка братьев...
   - Обломитесь, он - тиррин! - теперь уже бросила через плечо я.
   Разочарованно простонало чуть не пол зала. Мы же с Хильмой весело прыснули в кулаки.
   - Не зачем им знать, что редко, но и тиррины западают на другие виды, - шепнула я парням. - Кстати, не слышали, Иллая с Кленом ещё не выпустили из лекарской?
   - Выпустили, - раздалось над головой. Радостно ринулась обнимать Иллая, на глазах у любопытной толпы. - Я абсолютно здоров, даже последствий не осталось, а Кленн...
   - Пару дней понаблюдаюсь, и всё, - перебил его сам гном, присаживаясь рядом с любимой. Наклонился к ней и проникновенно шепнул: - Ты помнишь, что через два дня мы должны быть в моей семье? Старейшины ждут.
   - Вы решили всё же пройти обряд? - удивилась я.
   - Нет, что ты! - смутилась Хильма. - Пока только знакомство семей, предсказания звёзд и выбор помолвочных браслетов.
   - Это красивая традиция, - принялся объяснять Кленн. - Нам вынесут родовые книги с узорами для будущих украшений, и надо будет выбрать наилучшие сочетания элементов...
   - Затем спуститься в родовую сокровищницу сначала в семье жениха, а затем и невесты, для выбора камней и металла, что станут основой браслетов, - продолжила мысль Хиьма. - И всё это под песни старейшин... Знаешь, как это красиво!.. Жаль, что никого постороннего нельзя на этот момент пригласить. Но зато на саму помолвку будет можно! Вы ведь придёте?
   - Даже не сомневайся, - пожала ладошку подруги.
   Задумалась, а как всё будет проходить у нас, ведь о брачных традициях двуликих, а тем более тирринов, я мало что знаю. Вот ведь деда! О многом рассказывал, а об этом почти ничего. Можно было бы сейчас его поспрашивать, да не хочется отвлекать от беременной жены. Иллай или Эрриан? Не вариант. Распишут так, что хоть сейчас впереди всех беги к алтарному камню. Эмм... я, как бы не против, но... моему зверю надо подрасти...
   Глянула в сторону своих мужчин. Улыбаются так понятливо, ясно, думают о том же, что и я. Значит, обсудить всё, всё же придётся.
   Думала, поговорим в моей комнате, пока Хильма будет находиться дома, но Иллай предложил более уютную обстановку, коей оказались подземные источники. Ясно, что хотел похвастаться здешней достопримечательностью, вот только какой может быть разговор, когда я купаюсь в одном месте, а мужчины в другом. Оказалось, и тут Иллай всё обдумал.
   Мы миновали и девичьи купальни, и купальни ребят, да и водоёмы магистров мы тоже прошли, всё углубляясь вглубь горы. И вот перед нами едва заметный лаз, приведший нас к уединённому источнику. Место красивейшее!
   - Случайно нашёл, когда прятался от гнева магистра Севваля ещё на втором курсе, - сообщил Иллай, глядя на меня. - Хотел Сиреми привести сюда по случаю... Привёл вот...
   И стал раздеваться, как ни в чём не бывало. Эрриан последовал его примеру.
   - Вы что?! Купаться собрались? А я?
   - Раздевайся и ныряй.
   Ага, прям вот возьму и нырну!
   - Или стесняешься? - весело переспросил Иллай, подмигнув Эрриану.
   - А не должна?
   - Нам нужно привыкать друг к другу... - Иллай снова глянул на магистра. - Ведь так?
Оценка: 8.81*56  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | С.Даниил "Темный остров" (Научная фантастика) | | С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Л.Кайфуций "Чужой клан" (ЛитРПГ) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я хочу тебя трогать. Виолетта РоманТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаШерлин. Гринь АннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"