Бурилова Светлана: другие произведения.

Выбор или предназначение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.01*76  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    прода от 17.07

   Хорошо одетая молодая женщина неспешно прогуливалась от дома к небольшому рынку, в её руках была небольшая корзинка, которую женщина собиралась наполнить свежей зеленью. В их поселении, больше похожем на небольшой городок, уже давно никто не спал, кто-то спешил на работу в поле, кто-то, как и женщина, спешил к рынку, но большинство расхаживало в пределах своих домов, подмечая, что ещё необходимо было успеть сделать до наступления первых холодов. Это сейчас солнце ещё палило, обжигая кожу лучами, от чего головы прохожих были покрыты широкополыми шляпами или лёгкими платками, а вот месяца через два от тепла этих лучей почти ничего не останется. Такова уж жизнь на границах с государством двуликих. Впрочем, жителей посёлка всё устраивало, ведь соседи в какой-то мере гарантировали им мирное существование. Никто не желал связываться с двуликими: ни свои, ни залётные разбойнички.
   Сама молодая женщина являлась потомком союза двуликого и человеческой женщины, впрочем, союза, не скреплённого обрядом в храме. Дело там было тёмное, возлюбленные несколько раз встречались на границе, вот результат этих встреч и родился в положенное время. При этом папаша-оборотень об этом так и не узнал, так как сгинул за полгода до этого. Роженицу никто не осудил, так как подобные случаи нет-нет да и случались в приграничье. Детей, подобных маленькой новорожденной, особо ценили, так как в них частенько просыпалась магия, так ценимая у людей. Правда, и здесь не всё было так уж радужно. Девушек-полукровок охотно брали замуж, парней приспосабливали к доходному делу, а вот покинуть свои поселения такие дети практически не могли. Кто ж выпустит из рук такое сокровище, способное столько пользы принести окружающим.
   Бредущая молодуха, впрочем, никогда и не хотела покинуть место своего рождения, создав счастливую семью ещё лет десять назад. Дома уже парочка сорванцов бегала, радуя счастливых родителей мелкими проказами и наличием небольших магических сил.
   Сейчас молодая аана, что означает уважаемая замужняя дама, задумчиво подсчитывала в уме количество отложенных денег на поездку в большой город на побережье, куда прибывал караван с тёплыми шкурами с Севера. Сыновьям давно было необходимо пошить новые шубейки, да и им с мужем кое-что надо бы обновить...
   Детский плачь, раздавшийся где-то на окраине пыльной дороги, вывел аану из задумчивого состояния. Материнское сердце дрогнуло, и ноги сами шагнули к источнику плача. Глазам ааны предстало жалкое зрелище: четырёх-пятилетняя чумазая девочка сидела в траве и отчаянно ревела, то и дело размазывая слёзы по чумазому личику. Аана присела перед ребёнком на корточки и спросила:
   - Ты чья, малышка?
   Девочка испуганно замерла и подняла взгляд на чужую тётеньку. Аана мысленно ахнула, поняв, что перед ней чистокровный ребёнок двуликих, уж, это-то она научилась определять. Только что девочка делает здесь, одна, без сопровождения взрослых?
   - Ты потерялась? - снова спросила женщина.
   Ребёнок отрицательно качнул головой и снова залился слезами.
   - Я могу тебе чем-то помочь? Ты голодная? - продолжала задавать вопросы аана.
   - Меня прогнааалии... - всхлипы мешали девочке говорить, но чуткий слух ааны помог всё расслышать.
   - Кто же мог прогнать такую славную девчушку? Идём-ка, милая, со мной. Не дело сидеть тут одной. А у меня покушаешь, умоешься и всё-всё мне расскажешь.
   Поход за овощами был забыт. Маленькая чумазая ладошка подрагивала в руке ааны, сама женщина неприятно удивлялась тому, насколько измученной и исхудавшей выглядела девочка. В голове заботливой матери никак не укладывалось, как можно было довести ребёнка до такого состояния, тем более двуликим, для которых дети - главная ценность.
   Попадавшиеся по пути знакомые с недоумением разглядывали шагающую парочку, в их глазах читалось сострадание к незнакомому ребёнку, но вопросы никто не задавал. Не принято было в этих краях лезть в чужую жизнь, пока их об этом не попросят.
   Не выпуская детской ладошки, аана, зайдя в дом, бросила корзинку на ближайшую скамью.
   - Мам, а это кто? - спросил, выглянувший из-за соседней двери, младший сын Найриз.
   Девчушка испуганно прижалась к ногам хозяйки дома.
   - Глупый ты, - встрял старший Айрим, - совсем запугал гостью. Привет! Смотри, что у меня есть!
   Мальчик протянул малышке выструганную им самим из дерева фигурку, сильно напоминавшую рыбку, водившуюся в ближайшей речке. В глазах девочки зажегся интерес, но протянуть руку она всё же побоялась, тогда мальчик сам вложил фигурку в грязную ладошку. Девочка вопросительно взглянула в лицо ааны, словно бы спрашивая, можно ли. Женщина вздохнула и кивнула головой, а затем с гордостью взглянула на сына, настоящим мужчиной растёт.
   Мальчишки по просьбе матери притащили небольшую плошку с водой, в которой аана помогла девочке обмыть лицо и руки. А девочка-то симпатичная оказалась. Эх, кто ж такую прелесть один на один с жизнью оставил?! Когда же хозяйка выставила на стол не хитрую, но очень сытную еду, глаза девочки, казалось, стали ещё больше, словно не веря, что всё это богатство предназначено ей. Она снова вопросительно посмотрела на женщину и тихонько прошептала:
   - Можно?
   В ответ аана ласково погладила малышку по голове и подтолкнула к столу. Девочка ела неспешно, трясясь над каждой упавшей крошкой, как над огромной ценностью, глядя на это, женщина с трудом сглатывала, пытаясь сдержать слёзы. Мальчишки тоже шокировано разглядывали маленькую двуликую, их ещё маленькие головки никак не могли понять увиденное.
   Пока девочка ела, аана успела согреть большой чан воды, чтобы как следует отмыть ребёнка. А сделать это было не так просто, так как осоловевшая от съеденного, девочка буквально засыпала на ходу. 'Эх, кожа да косточки!' - вздыхала про себя хозяйка дома, а для себя решила, что больше никому не позволит измываться над несмышлёнышем.
   Отмывая пропыленную нежную кожу, аана ещё больше расстроилась, разглядев старые и новые гематомы. Не надо было быть слишком сообразительным, чтобы понять, что ребёнка неоднократно избивали. 'Изверги!', - полыхало в груди. Промыв густые волнистые волосы, обрезанные косыми прядями, аана горестно вздохнула. Ни блеска, ни жизни в них не было...
   А ведь придётся показать девочку ану Римонду, слабенькому, но всё же целителю, кто знает, какие ещё 'сюрпризы' преподнесёт тщедушное тельце двуликой. А пока, обтерев малышку большим полотенцем, женщина понесла её в свою комнату. Пока муж на охоте, девочка поспит рядом с ней, а завтра можно будет хоть что-то узнать о жизни двуликой крошки из того, что она сможет рассказать.
   Ночью девочка не раз просыпалась, испуганно шаря руками в поисках своей спасительницы, а под утро, открыв полусонные глазки, наивно спросила:
   - Ты - моя мама?
   - А как же, маленькая, - судорожно проглотив комок в горле, ответила аана.
   - Ты меня всё же нашла? И больше не бросишь?
   - Ни за что!
   Лишь дождавшись, когда ребёнок снова уснёт, аана позволила себе несколько слезинок. И как теперь быть? Однозначно ребёнок останется в их доме, но вот как посмотрит на это муж...
   Хозяин дома, вернувшийся как раз к завтраку, с удивлением смотрел на неожиданный придаток к жене, отчаянно цеплявшийся за её юбку.
   - Это кто ж у нас такой славный? - весело спросил мужчина, с вопросом глядя на жену.
   - Пап, - встрял его младший сын, - это наша новая сестричка.
   - Да?
   - А можно она останется? - поддержал брата старший. - Она хорошая.
   - Что ж, - мужчина снова посмотрел на жену, её глаза и весь вид говорили, что она очень хочет оставить девочку, - как я могу быть против, когда за неё так просят.
   Затем был неспешный завтрак и тихая беседа после, когда жена поведала мужу историю появления двуликой в их доме.
   - Ты, правда, не против, что она останется?
   - Я давно хотел дочку, но раз у нас получаются только сыны... И, знаешь, она немного напоминает тебя в детстве. Помнишь, когда мы первый раз встретились, и ты запустила в меня камнем?
   - Ещё бы не помнить! Ты тогда так разозлился, что хотел бросить меня в жгучку, - хихикнула аана.
   - Да, а спустя несколько лет ты зажгла в моём сердце любовь, что до сих пор греет меня. И этой любви вполне хватить на то маленькое чудо, что появилось у нас. Только вот о её родственниках надо разузнать. Не верится мне что-то, что двуликие могли вот так запросто выкинуть дитя. Что-то здесь нечисто.
   - И я так подумала. Она ж чистокровная, а двуликие едва ли не самые лучшие родители. Знаешь, ещё я поняла, что родителей у девочки нет. Может, кто и решился тиранить дитё.
   - Ладно, ты пока займись девочкой, одёжку на первое время присмотри, откорми, а то смотреть горестно. А я братьев подключу, разведаем, не теряли ли двуликие ребёнка. Да по соседним посёлкам проедемся, может, там чего услышим, всё одно ведь собирались кое-что на обмен свезти.
   Всё решив для себя, супруги позвали тихо сидящую рядом с пацанятами девочку. Ан Аллим протянул ей широкую ладонь и, широко улыбаясь, предложил:
   - Возьмёшь меня себе папой?
   Большие глаза малышки раскрылись широко-широко, но она не спешила сделать шаг, хоть и было видно, как ей этого хочется.
   - Обещаю любить тебя и не обижать, - сделал ещё одну попытку мужчина.
   Миг, и маленькая ладошка оказалась в широкой мужской ладони. И вот вся семья, муж, жена и теперь уже трое детей крепко прижимались друг к другу, мысленно обещая никогда не забывать этот момент.
  
   ***
  
   - Сиреми! Ты где? Мама звала на обед!
   Улыбнувшись, посмотрела в сторону кричавшего брата. За прошедшие пять лет он стал совсем большим, всё чаще с младшим Найризом уходил с отцом на охоту, перенимая все охотничьи хитрости и тренируя силу и отвагу. Два дня назад даже принёс свой первый трофей, с гордостью шествуя по посёлку. Соседки добродушно кивали головами и говорили, что ещё один сильный мужчина появился, защитник и добытчик. Мама довольно улыбалась, прижимая меня к своему тёплому боку. Я так и не отучилась ходить за ней хвостиком и выпрашивать ласку, всё казалось, что старый кошмар вернётся, и я снова буду одна в этом большом непонятном мире.
   Безграничная любовь моей новой семьи отогрела маленькое сердце, поселив в нём огромную благодарность, преданность и ответную любовь к каждому её члену. Я уже не понимала, как можно жить иначе, как можно называть семьёй тех, кто копит в себе лишь жадность и зависть, а ведь разницу я хорошо ощутила на себе.
   Сейчас, десятилетней, всё чаще ловила отголоски смутных воспоминаний. Иногда казалось, что всё происходило на самом деле, иногда, что это выдумка, следствие перенесённых страданий. Почти каждую ночь в мои сны приходили странные звуки, картины огромных домов, странные повозки, обрывки разговоров. И что самое удивительное, во сне было понятно всё, а вот утром, как бы я не пыталась рассказать любопытным братьям, что мне снилось, язык путался, как и мысли. Оставалось пытаться изобразить хоть что-то прутиком на пыльной дороге. Мои 'выдумки' здорово веселили братьев, и у нас даже стало традицией каждое утро бежать на улицу, чтобы рассмотреть мой очередной 'ночной шедевр'.
   Но были и другие сны. Страшные. От которых хотелось поскорее проснуться и никогда больше не засыпать. Ими я могла поделиться лишь с мамой или отцом. В такие ночи родители сами будили меня и забирали в свою комнату, обнимали с двух сторон и долго рассказывали, как они меня любят и никому не дадут обидеть.
   В день своего появления в новой семье, я почти ничего не могла рассказать о прежней, даже имя мама Ливель дала мне новое, более звучное и красивое. Сиреми! Нежная! Впрочем, старое я смутно и тогда помнила, так как до одиночества и блуждания по чужому лесу чаще всего слышала: 'бестолочь', 'немочь бесполезная' да 'что б ты сдохла, дармоедка'. Образы настоящих родителей не разу не всколыхнули мою память, а вот злую тётку и её 'добрых' деток, наверное, не забуду никогда. Да и как можно забыть, что тебя не раз пытались сжить со свету, то подстраивая несчастные случаи, то избивая до полусмерти, или же, что бывало чаще всего, моря голодом. Как я, двуликая, оказалась в обычной человеческой семье, оставалось для маленькой девочки загадкой, тем более, что какое-то время 'злая тётя' просила называть её мамой, при этом брезгливо кривя губы.
   - Как?! Ну, как у Иммарила могла родиться совершенная пустышка?! - часто восклицала она.
   Что значит 'пустышка', я тогда не понимала. Это сейчас, когда мой внутренний зверь начал просыпаться, согревая изнутри словно солнышко, те слова, хоть что-то стали значить. Мама Ливель давно объяснила, что я немножко не такая, как вся наша семья, что когда-нибудь я смогу изменяться, становиться зверем, пока не понятно каким. На вопрос, не страшно ли это, мама смеялась, чмокала меня в нос и говорила, что так я стану сильнее и красивее. И я ей верила.
   Отец же по своим каналам так и не выяснил, кто я и откуда. Ни в одном приграничном поселении, да и у двуликих, дети не пропадали. Отец на это долго хмурился и качал головой, говоря, что всё это странно. Лишь спустя пару лет один из мужчин посёлка, путешествующий с караваном торговцев, услышал в одном из придорожных трактирчиков интересную историю, а затем пересказал её отцу.
   Как-то в одном человеческом городке произошла темноватая история. Пара двуликих остановилась в одном доме на постой, женщина была на сносях и вот-вот должна была родить. Красивая пара сразу обратила на себя внимание, тем, что въехала в город в довольно плачевном состоянии, то ли разбойнички напали по дороге, то ли нечисть какая.
   Городок, хоть и небольшой был, да почти напрочь прогнивший в своей жадности да злобе. Вот и попали двуликие к одной такой семье. Хозяйка дома уж больно высокую цену запросила, ну, да делать было нечего, роды начинались, вот мужчина и согласился на всё, лишь бы жену да ребёночка сберечь. На беду роженица, едва крик ребёнка услышала, померла. Уж, как выл с тоски двуликий, и не передать, да ещё, видать, тоже ранен был, вот горя и не вынес, за женой последовал. Успел только какую-то клятву с хозяйки стребовать, да все свои немалые сбережения, с собой имевшиеся, за услугу оплатить. Что уж была за клятва, никто не знал, но вот так в семье людей и появилась девочка-двуликая.
   Ждали соседи вначале, что ребёнка какие родственники искать будут, ан, нет, никто не объявился. Баба-то в начале дармовые денежки прогуливала, даже младенцу кормилицу да няньку наняла. Только ненадолго щедроты хватило. Ровно до той поры, как узнала, что внутренний зверь девочки никогда не проснётся. А на что такая 'пустая' приблуда нужна была?! А надежды то какие были! Продать кому двуликую, али вообще вырастить да замуж за одного из сыновей своих отдать. Везде прибыль! Либо денежки немалые, либо детки одарённые, что тоже неплохо. А тут такое разочарование... Вот и стали малютку, едва на ножки встала шпынять да притеснять. Даже видавшие виды соседи, тоже не особо жалостливые, а и то малютке сочувствовали, правда, в чужую семью не лезли, так иногда подкармливали вечное голодного 'зверька'. Как ребёнок дожил до трёх годков непонятно, разве что кровь оборотней всё же и вправду так сильна. Вот только и она не очень помогла, когда девочка неожиданно заболела. Что уж там произошло, не ведомо, а ребятёнок итак слабенький стал чахнуть на глазах, а и помочь крохе некому было, тётка ни сама лечением не занималась, ни лекарей не пригласила. Видимо, надеясь без проблем избавиться от обузы. Но не тут-то было. Ещё через десяток дней малышка как небывало стала вновь появляться на дворе. Вот только вести себя стала совсем странно. Никого не узнавала, всё кругом с удивлением рассматривала и почти не говорила. Хозяйка дома злилась на ребёнка, шпыняла почём зря.
   А девочка то славная росла, добрая да ласковая. Вот одну соседку и разжалобила. Слухи то были или нет, а баба-хозяйка девчушку придушить по-тихому решилась, вот та соседка как-то про то и прознала, не пожалела дорогущий портальный камень да и отправила им ребёнка к самым границам с двуликими, надеясь, что хоть кто-то бедолажке поможет...
   И эта история, действительно, была обо мне. С той лишь разницей, что помнила я себя лишь с тех самых трёх лет, будто и не существовала я до этого. Зато и побои, и издевательства в память врезались напрочь.
   С того услышанного рассказа родители, казалось, стали любить меня и нежить ещё больше, а поселенские то и дело норовили подарок какой всучить. То старушки соседские куклу самодельную подарят на забаву, то кузнец местный колечко узорное смастерит, то кожевенник тапочки мягонькие пошьёт... Вот и отвечала всем радостной улыбкой да добрым словом, помогала, коли сил моих детских хватало.
   - Ох, и верное имячко девчушке дали! - шептали мне в след одни.
   - Добро то за добром идёт, а зло за злобой, - качали головой другие. - Надеюсь, что той бабе злобной нет в жизни радости.
   Да-да, мою историю быстро все прознали, не раз обсуждая по своим домом. Одно время хотели хоть что-то выяснить о родственниках со стороны двуликих, но после того, как увидели, насколько сильно мы полюбили друг друга в моей новой семье, идею эту оставили. Ведь, разве ж можно разрушать едва обретённое счастье?!
   Вот так и выходит: кто-то выбирает погоню за наживой да жестокосердие, а кто-то теплоту души да чистое сердце.
  
   ***
  
   Через год, в одиннадцать лет, я впервые почувствовала и шевеление моей магии. Я знала, что это вскоре должно произойти, ведь у таких, как я, сила просыпается и намного раньше, но всё же вначале испугалась. А вот что бы вы делали, если бы у вас в комнате вещи начинали ни с того, ни с сего двигаться, или за завтраком отвар в кружке вскипал? Думала вначале, что братья так шутят. Одна мама сразу всё поняла, попросила отца их общего знакомого позвать, чтобы посмотреть, как у меня всё развивается.
   - Что ж, - вынес вердикт строгий седой мужчина, - магия и вправду просыпается. Видимо, внутренний зверь этому поспособствовал, наружу просится, а для этого сил много надо. Девочка-то уже большая, боюсь, проблемы будут.
   - Наша малышка пострадает? - перепугалась мать.
   - Нет. Не в этом дело. Если я всё правильно увидел, у Сиреми несколько магических потоков, и каналы раскрываются все сразу, а не по одному, как обычно. Из-за этого проблемы и могут быть. От возгорания вещей, до водных возлияний где и когда угодно, в зависимости от того какими видами магии боги наградили девочку.
   - Что ж делать? - спросила снова аана.
   - Учиться. В первую очередь контролю. А ещё помочь, наконец, Сиреми полноценно обернуться. На вашем месте я бы обратился к соседям оборотням, думаю, они не откажут своему сородичу.
   - А если они потом заберут нашу деточку? - испугалась мама, на что дядька пожал плечами.
   Я, по-тихому подслушивающая этот разговор, проскользнула в комнату, прижалась к родительнице и, сдерживая слёзы, взмолилась:
   - Не отдавай меня никому, мамочка! Я сама... сама обернусь! Вот увидишь, у меня всё получится!
   Мама всплакнула, отец хмуро переглянулся с магом.
   - Пирси, помоги хотя бы с контролем, - попросил он.
   - Я бы с радостью, да боюсь, моих сил и знаний тут недостаточно. Здесь нужен человек знающий, чтобы девочке не навредить, а я академий не кончал. А ну испорчу всё. Сам себе потом не прощу! Но, знаешь, слышал я, у излучины Вольной поселился бывший магистр одной из академий, кто-то даже поговаривал, что он один из двуликих. Только от чего-то к своим не идёт. Мужик хороший, честь для него не пустое слово. Сам Арних за него ручался, а ему я верю.
   - Я тоже, - сказал отец. - Что ж, можно попытаться договориться. До излучины не так далеко, а если на лодке и того короче. Решено! Завтра же к нему отправлюсь. Надеюсь, ты со мной? Лучше всю ситуацию опишешь.
   Через пару дней я впервые познакомилась с аном Физием, крепким ещё двуликим, поразившим меня своей мощью и красотой. Отец тоже был не маленьким, но по сравнению с бывшим магистром казался этаким подростком. Вцепившись в ладонь батюшки, с затаённым страхом и одновременно с любопытством взирала на дядю-гору.
   - Ну, иди, познакомимся, молодое дарование, - мягко обратился ко мне он.
   Встретившись глазами с пронзительным взором двуликого, растерялась, потому как страх мгновенно испарился, оставляя после себя лишь всплеск радости и какого-то узнавания или сродства. Поэтому спокойно высвободила ладошку из отцовой руки и подошла к мужчине, присевшему на широкий пенёк, возле небольшого домика, и протягивавшего мне свою ладонь.
   Вот только странно, чем ближе я подходила, тем более взволнованно и бледнее становился двуликий. Смешно потряс головой, будто отгоняя видение. А едва моя ладошка оказалась в его огромной ладони, как-то беспомощно взглянул в сторону мужчин.
   - Как? Когда? Где? - хрипло выдохнул он. - Не может быть! Значит, вот почему... а я гадал для чего земля всё ещё носит меня...
   А дальше я подпрыгнул от испуга, так как этот большой сильный дяденька стал заваливаться на бок, ещё больше бледнея на глазах. Отец и его друг быстро кинулись к потерявшему сознание двуликому, я осталась стоять, растерянно хлопая глазами. А в душе расцветала непонятная радость.
   Едва мужчина пришёл в себя, начал шарить глазами вокруг.
   - Где? Где она? Где моя девочка?
   - Уважаемый, вы, верно, бредите? - попытался успокоить двуликого отец, с беспокойством поглядывая на меня.
   - Нет-нет, я точно знаю! Едва разглядел... как похожа на внука... и запах, запах наш... родной... Ну, где же она?!
   Отец и его друг снова переглянулись.
   - Обещайте, что не причините ей вреда!
   - Вреда? - потрясённо переспросил двуликий. - Никто из нас не смог бы причинить вреда ребёнку, тем более своему потомку.
   - Сиреми, подойди, - попросил отец.
   Робко шагнула вперёд. Двуликий встал на колени и протянул мне руку.
   - Не бойся, не обижу, - сглотнув, выдавил из себя магистр.
   А я и не боялась, наверное, впервые не боялась довериться незнакомцу. Уверенно вложила ладошку в его руку, чувствуя, как дрожат большие пальцы мужчины. Вторая ладонь двуликого осторожно коснулась моей щеки, дуг бровей, растрепавшихся волос.
   - Я, наверное, не должен об этом просить... но умоляю - позвольте удостовериться, что я не грежу, что это и правда ОНА!
   Отец присел рядом на корточки.
   - Сиреми, нам нужно уколоть твой пальчик.
   - Значит, дяденька мой родственник? - догадалась я.
   - Капелька твоей крови и поможет понять это. Ты не против?
   - Нет, конечно. Мне Его жалко, совсем один... как я когда-то...
   Даже не вздрогнула, глядя в глаза двуликого, когда отец чуть проколол кинжалом палец. Тоже самое со своей рукой сделал и бывший магистр, затем смешал обе капельки и что-то тихо зашептал. Все четверо с любопытством и нетерпением взирали за происходящим чудом. Кровь начала светиться и подниматься в воздух, а затем вытянулась в тонкую нить, коснувшуюся наших с двуликим сердец. Затем снова скрутилась в каплю, которую мужчина втёр в своё запястье и начал шумно принюхиваться.
   - Сомнений нет - вы родственники, - сказал друг отца.
   - Правнученька... - счастливо выдохнул двуликий, а затем печально добавил, - единственная выжившая из всего рода, не считая меня... Пройдёмте в дом, я расскажу вам свою историю.
   Когда все удобно разместились в крохотном домике, мужчина представился и начал рассказ.
   - Моё имя Риннаван из рода Озёрных рогуров. Наш клан всегда был малочисленным, но дружным и сплочённым, все поголовно маги, одарённые сразу несколькими стихиями. Крепкие воины и защитники, коих с превеликим удовольствием приглашали на охрану княжеских семей. Наши самочки были под стать мужчинам - выносливые, смелые и очень привлекательные, желанные для любого клана двуликих, ведь они были способны зачать от любого вида. Род не препятствовал таким союзам, ведь в большинстве своём в смешанной семье всегда рождался хоть один рогур. Сам род процветал, пока не начались беды, унёсшие жизни большинства. Сначала начали погибать дети, горе поселилось в сердцах рогуров, никто не мог понять, что происходит, за что боги наказывают нас. Моя жена случайно обнаружила, что вода наших родников отравлена, да так искусно, что распознать яд было практически невозможно. Вот только знание стоило жизни и моей Риниде, рука врага не дрогнула, забирая её жизнь... Если бы не дочка, которой к тому времени и двадцати не исполнилось, я бы не сдюжил той боли, что пришла с потерей пары. Нужно было выжить и обезопасить родную кровиночку. Весь род собрался воедино, чтобы дать отпор чужому злу. Провели расследование, но следов почти не нашли, поняли только, что работал кто-то из наёмников проклятых. Все двуликие тогда были обеспокоены...
   - Я помню историю об втором Великом походе, - закивал головой папин друг.
   - Да, ты прав. Великий поход, в котором в очередной раз были зачищены земли проклятых, никто не хотел повторения нашей истории... Казалось бы, мир снова пришёл в наши дома, но спустя несколько лет мор пришёл в наши земли. Животные, рыба, растения - всё гибло, словно бы истлевая на глазах. И нам пришлось оставить родные края, разойтись по свету. Дочка как раз собиралась поступить в одну из академий, мечтала стать великим целителем. Разве мог я оставить её одну?! Напросился на вакантное место магистра водной магии в её академии. Ректор был полукровкой, с каплей крови рогуров, поэтому согласился с радостью. В заботе о Нейне и в рабочей рутине не так остро ощущалась потеря Риниды, а уж когда родился внук. Я не знал себя от радости, отстраивая для семьи дочери новый дом. Моя девочка, выучившись, тоже осталась работать в академии вместе с мужем магистром целителей. Вот только беда снова пришла на порог. Как-то на полевой практике, куда целителей отправляли для подстраховки, случилось нападение заражённой нечисти. Когда прибыла подмога, всё было кончено. Нет, учеников всех удалось спасти, но какой ценой... И дочка, и её муж отдали все силы и магические и жизненные, пытаясь излечить ребят. Каково мне было тогда в очередной раз видеть мёртвые тела своей семьи... Хотел уйти вслед за ними, если бы не предсмертная просьба Нейны позаботиться о внуке... Заменил мальчику и отца и мать, воспитал мужчиной, настоящим рогуром... А двенадцать лет назад узнал, что на внука вместе с его беременной женой напали. Кто, за что и почему не понятно. Я ж тогда из академии ушёл, чтобы найти следы моих деток, но напрасно... Последнюю цель в жизни потерял, вот, сюда перебрался, умереть потихоньку... А вы... вы мне снова смысл существования вернули, теперь есть, радии чего жить!
   - Пап, а кто такие рогуры? - тихонечко встряла я, но меня услышали. И ответил... дедушка? Ведь так я теперь могу его называть?
   - Позволь мне рассказать, кто мы такие. То, что ты и я - двуликие, тебе известно. А то, что видов двуликих около десятка?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Ну, ничего, раз уж мы встретились, я всё-всё тебе расскажу и научу всему, что сам знаю. А рогуры... Особенность нашего вида, клана... в том, что мы можем принимать облик любого из вида двуликих. За исключением женщин, они могут выбрать лишь одну ипостась из десятка возможных, и этот выбор на всю жизнь. Скоро и тебе придётся сделать выбор, и сделать его нужно осознанно.
   Дедушка Риннаван, как он просил себя называть, ещё долго беседовал с мужчинами, обговаривая условия моего обучения. Отец не хотел ограничивать моё общение с единственным кровным родственником, и поэтому пригласил его переселиться к нам.
   - Ну, что вы?! Зачем я буду стеснять семью?! Будет лучше, если я останусь в своём домике, а девочке выдам портальный амулет. Закреплю на нём точки выхода, и Сиреми не придётся убивать время на долгую дорогу. Да и безопаснее будет.
   На том и порешили. Этот вечер дедушка провёл с нашей дружной семьёй, знакомясь с мамой и братьями, рассказывая весёлые истории и показывая простейшие магические фокусы. Рогур легко влился в нашу компанию, располагая к себе добрым нравом и чистым сердцем. Мама радовалась за меня, то и дело ласково ероша волосы и целуя то в маковку, то в щёчку. Порадовалась и тому, что дедушка обещал научить кое-чему и мальчишек. Магистру магии можно было полностью довериться в этом вопросе, тем более, что он сказал, что у ребят сразу по два вида магии.
   - Знаю, в академии учиться у вас отдавать детей не принято, потому и не настаиваю... в отношении мальчиков. А вот Сиреми это будет необходимо, она четырёхстихийник. Это редкость у двуликих, впрочем и не только у нас. Я могу научить многому, но не всему, а без обучения Сиреми будет опасна не только для себя. Интересно, видимо кровь матери так взыграла, и ведь все четыре стихии одинаково сильны.
   Мать с отцом переглянулись, но на такое предложение ответили согласием. По часу в день дедушка должен был заниматься с Айримом и Наризом, а потом приниматься за меня.
   Уроки рогура были интересны настолько, что я часто забывала, что необходимо прерываться для приёма пищи, впрочем, дедушка и сам об этом забывал. Хорошо, что мама попросила его сделать напоминалку, и через определённое время напоминалка начинала издавать противные пищащие звуки, которые невозможно было проигнорировать.
   Мама с отцом за эти годы научили меня основам грамматики и счёта, что интересно, проблем с этим у меня никогда не было, в отличие от тех же братьев. Дедушка же хорошо научил разбираться в травах, составлять из них целебные сборы, варить действенные зелья, заставил вызубрить основы магических потоков и работы с ними.
   Воодушевлённая, я стала упрашивать деда Риннавана поскорее обучить меня простейшим магическим штучкам.
   - Сиреми, для начала тебе необходимо окончательно разбудить своего внутреннего зверя. Вместе с первым оборотом начнут раскрываться твои стихии. Сделать это раньше равносильно потере зверя и его неполноценности. Ты разве этого хочешь? Вот. Поэтому с завтрашнего дня я начну знакомить тебя с видами двуликих и их особенностями, а ты запоминай и выбор сделай.
   Этот разговор произошёл через полгода нашего с рогуром знакомства, и заставил крепко задуматься. Последнее время всё больше разных, непонятных мыслей витало в моей голове, большинству из них я не могла дать объяснения, и часто выдавала чудные заковыристые фразочки. Дедушка удивлялся и в то же время радовался, что я у него такая умненькая правнучка растёт, ничего-то ей по нескольку раз объяснять не надо, всё схватывает на лету.
   И вот подошёл день выбора. До этого деда продемонстрировал облики двуликих, удивляя и восхищая своим даром. Братья, хитрюги, напросились на демонстрацию, а потом ещё пару недель в красках обсуждали увиденное. А я... я была очарована... Очарована одной ипостасью двуликих, такой смутно знакомой и родной, будто не раз виденной давно-давно. Дедушка, видя мой неподдельный интерес и восхищение, всё понял сразу.
   - Интересный выбор. Тиррины - сильные звери, опасные, но и красивые, это да. Многого я о них, правда, не знаю, но общим повадкам двуликим научу. Что ж, завтра и проведём обряд инициации. С утра ничего не ешь. А вот пить нужно будет тот отвар, что мы с тобой на прошлой неделе готовили. Родителей предупреди, что на пару дней у меня останешься. И братьев предупреди, чтобы не смели приходить, дабы не отвлекать.
   Домой мчалась как на крыльях, радость распирала грудь. Завтра! Завтра я стану полноценной двуликой! Сильной, гибкой, выносливой! Никто и никогда больше не сможет обидеть меня!
   Ночью никак не могла заснуть, всё перебирая в голове образы животной ипостаси двуликих. Нет, я не сомневалась в своём выборе, просто никак не могла отойти от восхищения. Например, поразил и немного напугал огромный ящер с крыльями и бронированной шкурой. Несколько первый минут даже хотела выбрать именно эту животную форму. Были ещё два вида крылатых: свирепый волкообразный симург и очень похожий на орла, но громадных размеров, ирш. Удивили и немного рассмешили меняющий по мере необходимости окрас конеподобный шейн и его близкий по виду, но двухвостый и крылатый рийн. Похожий на огромную змею полозин больше напугал, чем заинтриговал, хотя тоже был по-своему красив. Рогатые оленеобразные фирис и хорос с клычищами и далеко не добрым нравом немного умилили. Но больше всех по сердцу пришлись игурр и тиррин с их мягкими повадками, но смертоносной скоростью и силой. Когда дедушка показал все виды двуликих, я спросила, а как же рогуры. Дед ухмыльнулся, ответив, что рогур - это особый одиннадцатый вид, так сказать один в десяти шкурках. Мы дружно посмеялись и продолжили беседу.
   Сейчас я была рада, что у меня был выбор, я могла решать, кем стать, чему научиться. Родители были на моей стороне и безоговорочно одобрили этот выбор. Огорчало их лишь одно, лет через пять-шесть мне предстояло отправиться в одну из академий. Мне казалось, что это ещё так далеко, что и переживать не стоило.
   Утром неслась к деду в предвкушении и сильно бьющимся сердцем. Бывший магистр ласково улыбался. Заставил выпить ещё того горького отвара, дождался, когда я более-менее успокоюсь, проговорил ещё раз последовательность наших действий и только тогда повёл меня на полянку за домиком, где всё должно было произойти.
   Рассыпав в определённом порядке какие-то пахучие травы и окропив их каплей своей крови, ан Риннаван перетёк в звериную форму тиррина. Я снова застыла в восхищении, пока тиррин не издал громкий рык. Этот звук то затихал, то нарастал, становясь больше похожим на своеобразную песню. Медлить было нельзя. Повторила действие деда по окроплению трав своей кровушкой и встала напротив громадного хищника, глядя прямо в его глаза. В какой-то момент показалось, что эти глаза затягивают меня в свою манящую глубину, такую родную, надёжную, зовущую. Всем своим существом ринулась на этот зов...
  
   ***
  
   Ан Риннаван
  
   Растерянный мявк запутавшегося в четырёх лапах котёнка умилил меня. У девочки получилось! С первого раза! Сомнение ни на миг не мелькнуло в её глазах, храбрая девочка, так похожа на свою прабабку и отца. Красавицей вырастет, придётся женихов гонять, пока пару свою не встретит. Сколько же ей, крошке, уже пришлось перенести. Столько и взрослому не вынести. Ну, ничего, пока у меня есть силы, всему обучу свою кровиночку. Эх, видела б её сейчас Ринида...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Что ж, я такая неуклюжая?! Деда вон как мягко и бесшумно ступает большими лапами. А я снова запуталась в конечностях. Да ещё этот озорник-хвост! Так и норовит просунуться меж лап, заставляя в очередной раз ткнуться мордочкой в землю. Раздражённо мявкнула, но тому хоть бы что! Мелькнул перед глазами и опять юркнул между лап. Попыталась схватить кончик зубами, завертелась на месте, 'рыкнула' на непоседу, но тут же запуталась в лапах и плюхнулась на пятую точку. Растерянно глянула на огромного самца, который, казалось, умилялся и одновременно потешался надо мной. Тиррин подошёл ближе, лизнул в морду большим шершавым языком, поддал лапой под мягкий зад, заставляя подняться. Да помню я, помню, что надо учиться ходить, а не гоняться за настырным хвостом, кстати сказать, очень красивым, полосатым, с чёрной кисточкой на конце. Вот интересно, самец деда был чёрно-белым, а я больше отдавала в рыжину.
   Это потом за такой окрас дед прозвал меня Огоньком, остальные подхватили ласковое прозвище и чаще всего так меня и кликали.
   А пока приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы освоиться в своей новой шкурке. Через пару дней родные напросились к деду в гости, чтобы посмотреть на мою полосатую красавицу, ведь бывший магистр строго-настрого пока запретил обращаться где-либо, кроме его местожительства.
   Восхищённые охи и ахи, заставили гордо 'рыкнуть' и задрать хвост трубой.
   - Котёночек ты мой! - всплакнула мама.
   - Доченька! - счастливо вздохнул отец.
   - Мелкая!! - завопили братцы, тиская меня словно настоящего мелкого котёнка.
   И 'рычала' на них возмущённо и мявкала раздражённо, даже куснуть пыталась. А им хоть бы что! Дед хохотал, мама улыбалась, только отец не выдержал и разогнал братцев.
   - Дайте ж ей вздохнуть, остолопы!
   С этого дня ан Риннаван снова разрешил ребятам приходить вместе со мной. На них мы тренировали мои охотничьи повадки, вместе учились пользоваться магией, да-да, она, наконец, начала полностью раскрываться, а ещё дедушка давал нам знания истории мира и... много чего ещё.
   Это были счастливейшие дни моего детства, наполненные смехом, любовью близких, первыми успехами в магии, вытравившими из меня того забитого, недоверчивого ребёнка, что нашла когда-то на окраине поселения моя приёмная мама, ставшая самым близким человеком в мире. Были, конечно, и разочарования, и мелкие обиды, но что они по сравнению с безграничной любовью родных.
   Шесть лет пролетели как один день. Братья давно стали отличными воинами, уважаемыми всеми, за что надо сказать отдельное спасибо дедушке, который давно считал ребят своими внучатами. У Айрима вот-вот должна была состояться свадьба, а за Найризом увивалась толпа местных девушек, только вот братик ни на одну из них не смотрел с особым интересом. Все удивлялись, и только я одна знала, что у брата есть зазноба в соседнем посёлке, чудесная девушка по имени Даррина. Мать с отцом что-то подозревали, особенно после последнего зимнего праздника, когда Найриз у караванщиков скупил десятка два изумительной красоты шарфиков. Хитрец, сделал вид, что нам с мамой подарок приготовил, вот только забыл, что считать мы пока не разучились. Ну, нам с мамой по три, а где остальное? А уж когда братик стал крутиться вокруг Вадира-кузнеца, славившегося своим мастерством в изготовлении женских браслетов, тут и соседки зашушукались.
   Я тоже вытянулась, привлекая взгляды местных парней. Вот только не могла я воспринимать серьёзно тех, с кем столько раз проказничала в детстве. Да и дедушка говорил, что судьба моя не здесь, а потому не стоит забивать глупостями свою хорошенькую головку.
   Последние два весенних месяца мы с дедом готовились к моему поступлению в академию. Наставления, тренировки, готовка нужных зелий. Отец пару дней назад подарил ножны из кожи степного ящера-многонога, славящегося своей драгоценной шкуркой. Таким ножнам износа нет. Дед оценил подарок одобрительным присвистом и тут же вынес кинжалы из вверской стали, подозреваю, старшие мужчины давно готовили этот подарок. Братья к отъезду в академию тоже принесли дары: Найриз - наручи, всё из той же кожи многонога, а Айрим - удобные сапожки с обережной вышивкой. Мама свой подарок вручила ровно за день до отъезда.
   - Вот, все шесть лет готовилась, - тихонько сказала она, протягивая мне сумку-артефакт.
   - Мама! - восхищённо застыла я, даже представить было сложно сколько магических сил было вложено в эту вещь.
   - Меня ещё бабушка учила, говорила, что когда-нибудь пригодиться чудное умение. Артефактором я не стала, хоть и талант к этому имелся. А вот так, для родных...
   - Мам, ну, не плачь! Ты же обещала, что не будешь расстраиваться! Маленькому вредны такие волнения.
   - Скучать буду, - снова вздохнула мама.
   - Некогда будет, - рассмеялась я, глядя как любовно она поглаживает большой круглый живот, а затем наклонилась к самому ушку родительницы и поделилась секретом, услышанным сегодня от деда. - Береги сестричку. Чувствую, егоза будет.
   Мама охнула и счастливо заулыбалась, они с отцом давно мечтали завести ещё одну девочку.
   - Отец ещё не знает, - намекнула я, подталкивая родительницу в сторону столовой, где мужчины обсуждали мою дорогу до академии.
  
   ***
  
   В общем, в итоге провожать меня в академию вызвался лишь дед. Отец, после чудесной новости, не смог разлучиться с матерью. Вот и хорошо, не буду всю дорогу переживать, как там она одна осталась, да и дедушки вполне достаточно. Он мужчина видный, не смотря, что в годах, и отпор в случае чего даст особо неразумным, и большой мир ему не понаслышке знаком. Кстати, выбор, в какую именно академию поступить, именно он помог сделать. А выбор то был не прост. Рассматривали вначале академию двуликих, там мне и затеряться было бы легче, ну, и потом всё ж таки одного вида со мной. Но была одна проблема - уж больно самцы там настырные, оглянуться не успею, как 'обрюхатят', как выразился недовольный отец. Мы с мамой похихикали, а вот де отца поддержал.
   - Да, ребята там горячие. Одно слово, самцы. А девочка наша мира не видела, воспользуются наивностью свободной самочки...
   - Но, деда, в других академиях то же будет.
   - То же, да не то! У двуликих не больно-то самочек свободных в академии встретишь. Если и учится какая, то за ней и свой род стоит и род жениха. Посторонний сунется, костей не соберёт. А у тебя лишь мы...
   - Вы тоже сила, - улыбаясь, вставила я.
   - Так то оно так, да только где мы, и где академия. Я предлагаю выбрать Академию общей магии на границе людской территории и территории горного народца.
   - Гномов что ли? - вырвалось у меня.
   - Гномов? Странное для них название, но верное. Они ведь и вправду малы ростом, зато гордости да смелости - побольше некоторых будет. Вот и зовут их все просто - горцы. Ну, да отвлеклись мы от темы. В Академии общей магии обучается много рас, знания дают на высоком уровне. И девушек там ничуть не меньше парней. Ауру свою Сиреми хорошо научилась прикрывать, если при посторонних не будет оборачиваться, никто, кроме ректора, правду о ней знать не будет. А потом, если двуликие и учуют её, то среди 'чужих' 'свою' наоборот оберегать станут. Кстати, там, я думаю, всё ещё мой дружок старинный преподаёт. Он мужчина толковый, хоть и маг человеческий. Вы уж не обижайтесь, но не все из вас людей уважения достойны.
   - Да какие обиды?! - отмахнулся отец. - Разных довелось встречать. А вы, как я понимаю, вернуться на преподавательскую должность не хотите?
   - Не хочу. Стар я стал для такого. Хочется тишины да покоя. А потом слишком много тяжёлых воспоминаний... Не хочу бередить... И Сиреми будет лучше без постоянной опеки, самостоятельности поучится, силы свои испытает, друзей заведёт. Да и порядки там помягче, нежели в других академиях, адептов раз в полгода домой отпускают. А один день в десятину родственникам разрешается навестить отпрыска. Так что...
   - Тогда мы за! Правда, жена?
   Раз все были довольны, я не могла не принять их выбор. Вот теперь и шагали с дедом до соседнего поселения, откуда через пару часов должен был отправиться караван торговцев к землям горцев. В большой компании передвигаться было легче и безопаснее. Это потом, у самой границы, мы покинем караван, и ещё пару дней будем добираться до академии своим ходом. До вступительных испытаний недели три остаётся, как раз и успеем.
  
   ***
  
   Караванщики то и дело косились на нас с дедом, на лицах некоторых так и читался вопрос: 'что делает молоденькая человечка в обществе матёрого двуликого'. Но вслух вопрос не прозвучал ни разу, торговцы и не такое видели, знали, что иногда лезть в чужую жизнь чревато неприятностями. Мы тоже не спешили ни опровергать, ни подтверждать чужие домыслы. За дорогу было уплачено, и достаточно. Если меня мужчины воспринимали, как приятное глазу приложение, то на деда посматривали с опаской. Многие из караванщиков обладали хотя бы зачатками магии, а потому чуяли не только физическую силу двуликого, мало кто из них мог открыто выдержать пристальный взгляд 'оборотня', как иногда именовали меж собой двуликих. Сменялись мелкие и большие поселения, мелькали, словно набежавшая от облака тень, города и городки, а мы все двигались и двигались. И, если сначала я с любопытством встречала каждый новый постовой столб, отмечающий близость жилья, то потом попривыкла и реагировала лишь на что-то особо привлекающее взгляд.
   Например, в на третий день пути привёл в восторг первый увиденный мною дорожный портал, позволивший нам скакнуть сразу на большое расстояние вперёд, минуя две широкие реки и болотное залесье, по которому непонятно как вообще можно было передвигаться. Это мне всё дедушка рассказывал, пока я отходила от щекочущего чувства, оставшегося от портала.
   - Это магия, внученька. Высшая магия. Порталы поставлены давно и на века, сил забрали у строителей немеряно, а потому не так их и много в нашем мире. Поддерживать работу арки может и слабенький маг, надо лишь вовремя подпитывать камни в основании, да следить, чтобы кладку кто случайно не порушил. Плёнку перехода видела? Сколько в ней цветов было?
   - Много.
   - Вот. Потому как только четырёхстихийнику под силу портал построить, да и то не каждому. А то, что цветов много увидела - подтверждает, что и ты сама обладаешь всеми четырьмя стихиями. Значит, не зря мы с тобой столько занимались, все удалось пробудить. Но помни, что и нагрузка для тебя в академии тоже увеличится. Скорее всего, зачислят на тот факультет, где твоя магия больше всего себя проявит. Ошибиться здесь будет нельзя, артефакт определения магии покажет всё, даже то, до какого уровня в ближайшее время твои силы вырастут.
   На окраине какого-то города мы застали развернувшуюся во всю силу стихийную ярмарку. Здесь нам пришлось задержаться на один лишний день, всё же караван был торговый, и караванщики не могли упустить случая предложить свой товар, а взамен приобрести другой.
   - Ничего, - успокоил моё волнение дед, - мы потому раньше и отправились, чтобы не опоздать вот из-за таких случаев. И, раз уж всё равно стоим, пойдём-ка, может, что и себе интересное приглядим.
   Вот так я обзавелась двумя чудесными кушаками местных умелиц, кроме красоты кушаки обладали рядом полезных свойств. Тот, что был вышит красной нитью, позволял одежде долго сохранять презентабельный вид, а второй - отгонял мелкого гнуса и других неприятных насекомых. Полезность второго я оценила через пару дней, когда перед вторым порталом мы проезжали по краю болотной низины. Караванщики ворчали и чертыхались, что опять через эту 'гнилушку' приходится ползти, при этом то и дело хлопали себя то по шее, то по лицу, оставляя при этом красные отметины после раздавленных кровососов.
   На следующем привале к нам присоединились ещё попутчики весёлый рыжий парень и его смешливая подружка. Ребята тоже ехали поступать в академию, но не в ту, что спешила я. Через пару дней ребята должны были покинуть караван и двигаться дальше на север, наша же дорога сворачивала на восток к горам.
   - Ну, удачи тебе, Сиреми, - попрощались ребята. - Может когда и свидимся...
   В Армиши, крупном людском городе, мы снова застряли на сутки, и снова по той же причине. Одно радовало, что пока караванщики торгуют, мы сможем отдохнуть в более комфортных условиях.
   Разместив меня в выделенной трактирщиком комнатке, дед пошёл на разведку.
   - Узнаю последние новости. Слухи иногда здорово помогают, - сказал дедушка, прежде чем выйти наружу. - Ты отдыхай пока.
   Вот же странно, так мечтала прилечь, но, едва родственник ушёл, энергия забурлила внутри, требуя действий. Решила спуститься вниз и заказать нам с дедом перекус.
   В полутёмном коридоре зацепилась за что-то подолом. Не хватало ещё порвать дорожное платье. Только наклонилась, чтобы выпутаться, как какой-то идиот налетел на меня, повалив на пол. Треск ткани заставил застонать. Хана платью!
   - Осторожнее! - раздалось над головой. - Под ноги иногда и смотреть надо!
   Голос красивый, бархатный, с рокочущими нотками... Невольно улыбнулась и подняла голову, вот только в ответ мне улыбаться не собирались. Мужчина быстро наклонился, отцепил мой подол и, грозно сдвинув брови, отчеканил:
   - Дальше сами.
   Развернулся и потопал дальше, пробормотав про себя: - Понаедут... Ни воспитания, ни грации... Думают, личико симпатичное, значит...
   Что там это значит, уже не расслышала. Поднялась на ноги, возмущённо глядя вслед незнакомцу. Даже подняться не помог, а ещё о воспитании размышляет. Покачала головой и пошла дальше.
   Пока готовили и несли еду, успела рассмотреть других посетителей трактира, также возжелавших перекусить. В самом углу рядом со стойкой хозяина расположились... ой!... это же гномы? Невысокие и коренастые, но, тем не менее, удивительно пропорционально сложенные. Не было только одного, что я подспудно ожидала - окладистой бороды! Зато были густые длинные усы, свисающие у тех, кто постарше, ниже подбородка. Гномы то и дело оглаживали эту свою гордость, то и дело посматривая на входную дверь. Вскоре стало понятно почему. Дверь распахнулась и в неё, весело хохоча, ввалилась ещё парочка усачей. Те, что сидели, громко стали звать своих соплеменников, а, когда пришедшие гномы дошли до угла, их товарищи вскочили и стали обниматься, похлопывая друг друга по плечам. Когда все уселись за широкий стол, трактирщик быстро ринулся к ним, принять заказ. Да, весёлые мужчины, дружные и... громкие. Но мне понравились. В отличие от тех же высоченных и столь же мощных представителей двуликих, молчаливых и каких-то нелюдимых. Они с некоторым пренебрежением косились в сторону гномов и еле слышно переговаривались. Пока разбираться, к какому виду относятся двуликие, я не очень умела, вот вернётся дедушка, расскажет, а пока продолжила изучение присутствующих.
   У самого входа расположилась тройка людей, вот уж их-то было распознать не сложно. Двое бородатых крепких мужичков и дородная женщина вовсю уминали еду, ни на кого не обращая внимания. По одежде я бы отнесла их к торговому люду, в дороге насмотрелась на таких. Спустя пару минут к ним спустились ещё двое, парень и девушка. Судя по схожести лиц, брат и сестра. Парень быстро приступил к еде, а вот девушка сначала бросила заинтересованный взгляд в сторону стола двуликих, смущённо улыбаясь. Ну, да, посмотреть там было на что, красивые мужчины, я и сама то и дело поглядывала на них, но вот надо мной кашлянули, и я с радостью посмотрела на деда.
   - Вернулся!
   - А то! Вижу, ты уже позаботилась о нас. Молодец!
   Дедушка уселся за стол, устало потёр шею, а затем воодушевлённо стал знакомить с новостями.
   - Ну, что, девочка, нам, можно сказать, повезло. Завтра отправляется ещё один караван, как раз по нужной нам дороге, не придётся делать крюк, как предполагалось. Мне сказали, что глава этого каравана как раз остановился в одном с нами трактире. Я думаю, это вот те горцы. Сейчас поедим, и я побеседую с их главным. Надеюсь, ты не скучала? Никто не обижал?
   - Да нет. Я ж могу и сдачи дать, - расплылась в улыбке.
   - Вот и умница. А ещё я видел парочку интересных лавочек, куда нам обязательно стоит зайти...
   Пока мы вкушали пищу, зал трактирчика всё заполнялся и заполнялся, и вскоре почти не осталось свободного места. Стало совсем шумно и непривычно, я то и дело оглядывалась, широко раскрывая глаза. Деда это смешило и умиляло.
   - А что будет, когда в академию приедем, - 'обрадовал' он.
   Говорить приходилось, низко-низко наклоняясь друг к другу, гомон перекрывал всё. В какой-то момент почувствовала, правое плечо словно кто-то прожигает взглядом. Чуть повернула голову в сторону двуликих, откуда и пришло ощущение. За столом двуликих тоже стало многолюдно, они всё так же общались чуть слышно, лениво оглядывая публику. А сейчас несколько пар глаз наблюдали за нами с дедом, кто-то с толикой любопытства, кто-то неприязненно морщась. Девушка разносчица, как раз проходившая мимо нас, тихонечко шепнула мне на ушко.
   - Господа двуликие решили, что вы со своим спутником любовники.
   Дед услышал реплику, хмыкнул, затем громко рассмеялся, удивив этим даже шумных гномов, а затем, наклонившись ко мне, шепнул:
   - Ну, что, развлечёмся? - и подмигнул.
   Мне было интересно, что у нас получится, поэтому чуть заметно кивнула.
   - Что надо делать?
   - Для начала пристально посмотри на любого из них, улыбнись, ресничками похлопай. Пусть думают, что ты ими заинтересовалась. Потом фыркни разочарованно.
   - А они не рассердятся?
   - На чужую добычу открыто притязать не будут. Тем более, пока они думают, что у нас отношения, ха-ха.
   Дед как раз сел удобнее, спиной к двуликим, ну, а оказалась к ним лицом. Как и говорил дедушка, стала рассматривать гораздо пристальнее неспешно переговаривающихся мужчин. Жаль, сделать это как следует, было затруднительно из-за полумрака, царившего в таверне. Тем не менее, было ясно, все, как один, привлекательны, даже слишком. И по всему хорошо знают себе цену. Переводила взгляд то на одного, то на другого из сидевшей семёрки, но то и дело глаза останавливались на одном из них, жгучем брюнете с невероятно зелёными глазами. Что ж, пожалуй, лучше жертвы не найти. Дождалась, когда он ответит на мой взгляд, широко улыбнулась и зачем-то облизала внезапно высохшие губы. Двуликий хмуро сдвинул брови, огляделся, словно решая, ему ли такое счастье привалило, снова уставился на меня. Ещё шире улыбнулась ему, затем бросила взгляд на деда и снова на двуликого, и негромко так, но достаточно разборчиво сказала.
   - Нет, ты лучше. Этот какой-то слишком слащавенький и неопытный. Фи!
   И всё это глядя в глаза мужчины. Было видно, что он опешил. Ну, да, какая-то человечка признала его бракованным.
   - Эээ, Сиреми, - шепнул дед, - про неопытного говорить не стоило. - Затем встал, подал мне руку и повёл на выход.
   Разозлённый взгляд жёг спину до самой двери. И пусть! Я ведь узнала его, это именно он сбил меня недавно на пол. Вот и получил сдачу. Ничего-ничего, пообтекает немного.
   За дверью мы немного похихикали, и в прекрасном расположении духа потопали до нужных нам лавок. По возвращении дед пошёл договариваться с гномами, а я стала укладываться спать.
   Наш путь ещё не был окончен, а мы уже обзавелись кучей вещей. Нужных, конечно, но обременительных. Хорошо ещё в караване можно было скинуть их в повозку. Кстати говоря, я вначале думала, что караван гномов будет передвигаться столь же неспешно, как и предыдущий, но на удивление скорость передвижения наоборот удвоилась. Гномы спешили не просто сбыть оставшийся товар, они спешили домой.
   Горцы по-прежнему были шумными, но лишь на привалах, в дороге были серьёзными и внимательными.
   - Ай, - заметил ещё вначале пути глава горцев, - подразвелось нынче разбойничков. Шалят на дорогах. Убить никого не убьют, а вот стащить, что плохо лежит всегда успеют. В прошлый раз умело отвлекли нас и под шумок увели одну повозку. Хорошо ещё там не было чего-то особо ценного, но всё одно неприятно. Вот теперь и бдим. Вы девочку свою в середину обоза отправьте, всё спокойнее будет.
   А деду лишь того и надо, чтобы внучка в безопасности была. А чтобы время зря не тратить, заставил повторять составы лекарственных сборов и способы их применения.
   Самое смешное, что за этим скучным занятием я даже не заметила нападения разбойничков. Просто в какой-то момент дед исчез из поля видимости, а затем снова появился, разминая плечи.
   - Где ты был?
   - Да так, размялся. Представляешь, какие хитрованы! Всё одно одну подводу увели! А главарь-то, видать, голова!
   - Разбойники?! Ну, вот, а я пропустила...
   - Было б там на что смотреть. Вот через пару дней прибудем в Виррей, сможешь полюбоваться на диковинки. Давно я там не был, но ещё не забыл свой восторг.
   - А что там?
   - Животные и птицы со всего мира!
   - Зоопарк что ли?
   - Зоо... что? Слово какое странное...
   - Да?
   - Придумаешь же, внучка.
   - Да оно само как-то.
   На третий день дороги глава каравана присел на нашу повозку. Я вдела, что его давно интересовала наша колоритная пара, но вот так сразу расспрашивать путников у горцев было не принято. Стоило сначала присмотреться, дать попривыкнуть, а там и за вопросы приниматься. Это всё мне дедушка поведал, едва завидел приближающегося к нам гнома.
   - Вижу, вы не первый день в пути, - начал издалека глава каравана. - Издалека, видимо?
   - Издалека, - коротко ответил дед, хитро поглядывая на 'гостя'. Выдержал паузу, давая возможность гному самому раскрыть цель своих вопросов.
   Думаю, гном тут же смекнул, что к чему. Усмехнулся.
   - Вот же вы, двуликие! Всё то из вас клещами тащить надо. Ещё нам, горцам, в этом фору дадите! Ладно, что уж там. Спрошу главное. Далеко ли путь держите?
   - Далековато, - снова коротко ответил дедушка. - Отсель не видать.
   Гном пристально разглядывал сначала деда, потом меня. Вдруг хлопнул себя ладонью по лбу.
   - От ведь! Не приметил сразу! А ваши-то маху дали. А тут - родство на лицо! Дед ли? Дядюшка?
   - Прадед, - с улыбкой уточнил двуликий.
   Гном снова призадумался, щуря глаза и хмуря брови.
   - А не магиню ли будущую в академию везёте? Али не правильно догадался?
   - Ваша правда, - кивнул дедушка. - Силушку развивать надо, да учиться сдерживать её.
   - Ваша правда, уважаемый, - в тон ему согласился гном. - У меня вон средний сынок тоже в этом году на обучение отправляется. Вот ведь сподобилось двум стихиям пробудиться.
   - Земля и вода? - приподнял бровь двуликий.
   - Вижу, вы знаете в этом толк, - огладил усы гном.
   - Дедушка раньше в академии преподавал, - зачем-то встряла я.
   - Вот как?! Может, тогда посоветуете, какой факультет основным выбрать? А то ить балбес мой из одной крайности в другую кидается.
   - Это смотря в какую академию поступает. Если в Прилукскую, что на севере, то выбрать надо ту, которая посильнее себя проявляет. Но это если вторую стихию не захочет в полной мере развивать. В ту академию в основном одностихийники идут. Можно ещё к двуликим податься, но, думаю, сын ваш не захочет так далеко от дома уезжать...
   - А вы внучку свою куда сопровождаете? Не в академию ли общей магии, что у нас на границе стоит?
   - В неё. Слышал, там сильных магов воспитывают.
   - Девонька, - обратился ко мне гном, - а коли поступишь, возьмёшь моего сорванца под свою опеку? Он у меня парень хороший, только через чур доверчивый. Жена с тётками совсем забаловали. Я ж всё в дороге, совсем мужского пригляда нет. Так что, согласишься?
   А сам хитро так смотрит на деда, и вот чувствую, не договаривает что-то горец. Но и дед ему не возражает. Пришлось соглашаться.
   - Вот и ладно, - обрадовался гном. - Через денёк у излучины Горянки вас и познакомлю. Там он меня дожидаться должен.
   Ещё какое-то время дед и гном обсуждали свои мужские дела, я не встревала, предпочтя свернуться калачиком и задремать под боком у дедушки.
  
   ***
  
   - Сиреми, проснись. Мы у перехода. Сейчас ты увидишь великую реку, берущую начало далеко в землях двуликих. Срываясь тонким ручейком с высочайшей вершины Синих гор, Ливлин (что на древнем языке двуликих означает 'свет любви') питается впадающими в неё речушками, а затем несёт свои воды через большую часть земель нашего мира к Великому морю. Смотри, а вот и она! Ливлин!
   Широко распахнув глаза, впитывала в себя прекрасные виды, открывшиеся перед нами.
   - Ну, здравствуй, Великая! - поклонился до земли глава гномов.
   Дедушка тоже склонил голову.
   - Ливлин в почёте у всех рас, она даёт жизнь, питает, дарит прохладу. Большинство поселений и городов построено на берегах её притоков, одна из людских академий возвышается на крутом холме буквально в двух шагах от Ливлин, - пояснил он.
   - Там учатся те, у кого дар водной стихии? - догадалась я.
   - Верно. А ещё там обосновались целители. Если бы у тебя проснулись не все стихии, я предпочёл бы, чтобы ты обучалась именно там.
   Меж тем караван снова двинулся в путь, следуя параллельно левому берегу великой реки. Вскоре мы сделали ещё поворот и стали удаляться от Ливлин, всё чаще стали попадаться густые колючие кустарники живции с пока ещё полу зелёными плодами.
   - Вот доберёмся до Горянки, - довольно оглаживая усы, заметил подъехавший гном, - попробуете настоящей спелой живции. Тут, у самой реки, кусты ещё молодые, не набравшие силы, а потому и плодоносить начинают позже. Мой то балбес, наверняка, уже от души ягодок налопался!
   Я уже предвкушала встречу с этим 'балбесом', дед улыбался, а гном потирал в нетерпении руки, видно, соскучился по сыну.
   Ну, что сказать, встреча была эпической... вернее была бы эпической... если бы не стала уморительной. Так как встретил сын отца... сидя на горшке, точнее в отхожем месте, так как, переев ягод, у парня скрутило живот. И вот уже вторые сутки над парнем ржёт весь придорожный трактир, наблюдая очередной забег гнома до отхожего места.
   Вот такой забег мы и застали, подъехав в месту отдыха. Глава каравана, завидев сына, широко развёл руки для объятий, увидев, как тот мчится ему навстречу. И каково же было изумление горца, когда его отпрыск прытью пронёсся мимо, держась одной рукой за живот, а второй за портки.
   - Куда?! - возопил старший гном.
   - Скоро по аромату поймёте! - заржали стоявшие у входа мужчины. - Сегодня с утра это уже пятый подход. Интересно, побьётся ли вчерашний рекорд?
   Пока мы выгружались, молодой гном всё же объявился пред светлыми очами батюшки. Его щёки алели стыдливым румянцем, а голову парень заранее вал в плечи, видимо, зная норов батюшки, готовился к взбучке. И она последовала.
   - Это что ж ты меня позоришь перед людом честным?! Мозги совсем растерял?! Али ума столь много, что девать некуда?! Так я сейчас покажу, куда его можно приспособить! А, ну, стой! Куда побёг, когда с тобой отец разговаривает?!
   - Я... это... мне надо...
   И парень снова рванул к полюбившемуся ему месту под дикий ржач всех, кто был во дворе трактира.
   Мы с дедушкой переглянулись, кивнули друг другу, и я полезла в свою специальную сумку за уже готовым настоем. Молча отдала пузырёк главе каравана.
   - Поможет? - спросил он с надеждой, я кивнула.
   Гном рванул следом за сыном, я только успела крикнуть вдогонку:
   - Два глотка!
   Пока мы заказывали еду и рассматривали присутствующих в трактире, гном с сыном вернулись, они оба испытывали облегчение от того, что всё, наконец, закончилось. Горец жал нам с дедом руки и порывался всучить денег в благодарность, мы наотрез отказывались. Младший гном сидел, ссутулившись, зажав кулаки меж колен и явно испытывая смущение.
   - Вот, Вирек, знакомься! Ан Риннаван и его правнучка Сиреми! С девушкой вы будете вместе поступать в одну академию.
   - Правда?! - тут же поднял голову паренёк, восторг и предвкушение блестели в его глазах. А вот смущение было забыто. - А ты на какой факультет? Ты человек? Или нет? Издалека?
   Старший гном поднял очи к потолку и сокрушённо вздохнул:
   - Ну, началось... И в кого ж ты у меня такой?!
   - Так бабушка сказала, что я вылитый отец, - ухмыльнулся парень, за что тут же получил подзатыльник от любящего родителя.
   На самом деле Вирек мне понравился, весёлый, беззаботный и очаровательный, что для гнома было удивительным. Если б не знала, приняла бы Вирека за молоденькую девушку, только очень маленького роста. Да, мышцы присутствовали, но не столь явные, как у его отца, а вот глаза... глаза сразу обращали на себя внимание по-девичьи пушистыми ресницами. Общаться с парнем было приятно, и, если поначалу казалось, что у него ветер в голове, то после получаса беседы становилось понятно, что гном умён, хоть и предпочитает этого не показывать, а вернее стесняется этого. Вот же глупый.
   За время оставшееся до академии мы успели сдружиться. Вирек почти всю дорогу сидел в нашей повозке или брёл рядом с нею.
   - Если б ты была нашей горянкой, я б на тебе точно женился, - как-то изрёк он.
   - С чего это? - рассмеялась я, а дед лишь усмехнулся.
   - Ты хорошая. Не вредная. Симпатичная. Талантливая. Жаль, что двуликая...
   - Это ещё почему?
   - Все двуликие, даже самочки, сильнее нас горцев.
   - Ну, и что ж в этом такого?
   - Как же я стану защищать тебя, если на нас кто нападёт?! Никто ж не поверит, что горец смог стать защитником двуликой!
   - А... так ты в герои рвёшься? Так я никому не скажу, что я двуликая, но и ты уж помалкивай.
   - Ну, ладно.
   - К тому же ситуации бывают разные. Иногда и двуликому нужна помощь, - добавил ан Риннаван. - Особенно такой милой девушке, как моя Сиреми.
   На последнем привале, устроенном сразу после очередного портального перехода, я вновь столкнулась с теми двуликими из трактира, что сделали о нас с дедушкой нелицеприятную догадку. Караван как раз расползался по полянке, устраиваясь для отдыха, когда из портала показалась вереница всадников. Нас с Виреком, беседующих в это время сразу заинтересовали мощные фигуры путников. Вирек присвистнул от восхищения.
   - Вот это воины! А какая у них экипировка!
   Я же в этот момент встретилась с взглядом красавца-брюнета, над коим мы с дедом пошутили. Двуликий явно меня узнал, иначе почему его глаза сощурились, и взгляд стал таким надменным. Пф! Мне то от этого ни тепло, ни холодно. Повыше задрала подбородок и развернулась спинок к всадникам.
   - Было б там на что смотреть?! Пойду лучше помогу ужин разложить.
   Вирек поглазел на двуликих пару мгновений, а потом кинулся следом за мной.
   - А чего ты их так встретила? Встречались раньше? - догадался гном.
   Ну, я и рассказала, что да как.
   - Ну, и правильно вы их развели! Привыкли, что все девчонки на них заглядываются, вот носы и задирают.
   На ужин нас с дедом пригласили к костру главы каравана, к моему неудовольствию там же оказалась и группа двуликих. Проявляя воспитанность, не стала показывать, что присутствие последних доставляет дискомфорт. Вирек, проявляя солидарность и поддержку, присел со мной рядом, то заглядывая в глаза, то подкладывая в тарелку самые вкусные, на его взгляд кусочки. Сразу заподозрила, что парень красуется перед двуликими. Как же, такая симпатичная девушка предпочла его общество обществу красавцев-двуликих. Не стала его разочаровывать, решив подыграть. То поглажу его по руке, то улыбнусь по-особому радостно. Как уж там к этому отнеслись 'гости', совершенно не интересовало.
   Вскоре почувствовала сонливость и попросила Вирека проводить к повозке. Дед было отправился следом, но его остановил один из двуликих. Подслушать разговор хотелось неимоверно, но дедушка бы этого не одобрил, поэтому... послала на разведку Вирека. Вернулся он не скоро, отчаянно почёсывая руки.
   - Цени, на что я пошёл ради тебя! Пришлось в кусты жгучки залезть. Правда, услышал немного. Осторожные, да и слухом хорошим не обделены. В общем, один из тех двуликих знакомым твоего деда оказался. Вроде, вместе работали когда-то. Болтали о каких-то формулах и заклинаниях, я ничего не понял. А, ещё про тебя что-то было... Ан Риннаван просил о тебе позаботиться, вот.
   - Видимо, собеседник деда преподаёт в той академии, где мы с тобой учиться будем. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны без помощи нас не оставят, а с другой...
   - Всё про тебя докладывать будут, - встрял Вирек.
   - Да я итак ничего от своих скрывать не собираюсь. Просто... не хочу, чтобы другие знали, что я тоже двуликая. Дедушка говорил, что так проблем меньше.
   - Он прав. Я слышал, что своих самочек они ещё как опекают... Да, засада. Хотя твой дедушка мог всю правду и не раскрывать, - предположил гном. - Я ж не всё расслышал.
   - Может, и так. Мы с ним договорились, что для большинства будем изображать деда и приёмную внучку.
   - Если честно, я сначала и сам так подумал. С виду ты обычный человек, даже запах обычный.
   - Я что, воняю?!
   - Нет! Ты что?! Пахнешь ты вкусно, как... обычная девушка, но которая следит за собой. Между прочим, и аура у тебя, как у человека. Если б не подсказка отца... а у него дар - видеть суть вещей. Мне, правда, он не передался... Зато никто лучше меня дома не разбирался в чистоте камней. Вот и пусть себе старший брат теперь локти кусает, что я уехал. Всё смеялся надо мной, глупый да глупый. А как отбирать камни для своих работ, так ко мне бежал. Хвастался потом перед родными, что никто лучше него в клане таких красивых украшений не делает, а обо мне и не слова. Я, конечно, на его славу и не претендую, но всё равно как-то обидно.
   - Не расстраивайся. Вот в академии и блеснёшь талантами. Я вот ещё свои совсем не знаю.
   - Ты что?! У тебя ж четыре стихии! Это круто!
   - Было бы круто, если б я ими хорошо владела, - сокрушённо вздохнула я. - Думаешь, зачем я в академию еду? Дедушка, конечно, много знает, но не всё.
   - Он с тобой едет, чтобы снова преподавать?
   - Нет, конечно. Просто посмотрит, как я устроилась, и домой вернётся, - тут же печально опустила плечи. - Буду скучать... Я ведь никогда никуда не выезжала из дома и надолго со своими не расставалась.
   - Я тоже. Но это здорово! - восторженно воскликнул Вирек. - Столько нового можно увидеть и узнать! А вдвоём нам не будет скучно. Ты ведь будешь со мной дружить?
   - Буду.
  
   ***
  
   - Вирек... это... Невероятно! Такая красота! - то шептала, то вскрикивала я, глядя на виднеющиеся с холма стены величественного здания академии.
   - Дааа...
   - Челюсти подберите, молодёжь, - рассмеялся ан Риннаван. - Ещё не то увидите. Сегодня в городе переночуем, а в академию с утра отправимся. Всё равно вечером вступительные испытания не проводят.
   Дедушка еле сумел увести нас с холма, куда мы с Виреком недавно с трудом вскарабкались, чтобы впервые увидеть место, которое совсем скоро станет нам вторым домом.
   - Ну, и громадище! - сбегая вниз, пыхтел гном.
   - Представляю, какая она вблизи!
   - Ага! А представь, сколько в ней народу учиться! Это ж...
   - Москва-сити!
   - А? какое 'ссити'? - резко затормозил Вирек.
   - Ой! - тоже притормозила я, поняв, что снова выдала странно знакомые, но совершенно непонятные слова. - Фу! Не обращай внимания. Это просто... набор звуков. Только что придумала... Бежим лучше скорее за дедушкой. Видишь, и твой отец сердится, что мы задерживаем караван. Он ведь только из-за тебя свернул с первоначальной дороги.
   - Вот ещё, - отмахнулся парень. - Просто решил повыгоднее остатки товара продать.
   - Дурень ты, Вирек! Товар он мог продать и в другом месте. Любит он тебя, вот и пошёл наперекор всем. Решил успокоить отцовское сердце и чадо непутёвое до места доставить.
   - Скажешь тоже, - зарделся Вирек.
   А то я не вижу, как он расцвёл от моих слов. Одно дело самому догадываться, другое, когда и остальные твои выводы подтверждают.
   Трактир, в котором мы остановились, был уже битком набит разным народом. Хозяин заведения шепнул, что нам просто повезло, что нашлись свободные комнаты.
   - В это время приём в нашу академию начинается, - поделился он, пока мы ждали освободившегося столика. - Все трактиры в городе просто трещат от наплыва посетителей. Нам то в радость, сразу такой доход, а вот самим приезжающим - головная боль, как устроиться. Сегодня вот чуть спокойнее, а два дня назад вертелись и днём, и ночью.
   - Значит, приём начался пару дней назад? - вставил вопрос дедушка.
   - Ну, да. Традиционно первыми приезжают люди и горцы, а потом уж и все остальные. Вы вот, гляжу, припозднились. Хотя, разницы ведь никакой, хоть когда прибудь, всё ж всё одно зависит от силы дара. А мы гордимся, что наша академия одна из сильнейших!
   - А я слышал, что трактирщики зачастую недобрым словом поминают студентов, - хмыкнул в усы отец Вирека.
   - Что есть, то есть, уважаемый, - с улыбкой ответил ему трактирщик. - Студенческая братия иногда и натворить бед может. Мы ворчим по привычке, да и то, в праздники, когда молодёжь 'на волю' выпускают.
   - Так в академии всё ж пропускной режим соблюдается? - снова прощупал почву ан Риннаван.
   - А то?! Порядки строгие, у наших магистров не забалуешь!.. А вон, гляньте-ка, столик освободился! Присаживайтесь. Сейчас ваш заказ принесут.
   Мы вчетвером поспешили занять столик, пока этого не сделала новая группа посетителей. Старший гном долго не мог с нами находиться, караван вот-вот должен был отправиться к следующему порталу. Расцеловав отпрыска в обе щеки, горец протянул сыну увесистый мешочек с деньгами.
   - Вот, на разные мелочи хватит. Ты домой-то пиши. Знаешь ведь, мать волноваться будет, - вздохнул гном. Затем посмотрел на нас с дедушкой. - Вы уж присмотрите за ним, как поступит, как устроится...
   Повздыхав, усач направился к выходу. У самой двери обернулся, широко улыбнулся, глядя на сына, и вышел прочь. Вирек старался не показывать виду, что расставание растрогало его. Опустил голову и какое-то время молчал. Мы с дедушкой не стали теребить его в эту минуту, просто продолжили неспешную беседу, чтобы дать парню прийти в себя.
   Говорить, правда, приходилось, наклоняясь друг к другу, так как гвалт стоял ещё тот. Я вертела головой, рассматривая посетителей, ведь большинство присутствующих здесь представителей различных рас, знала лишь по рассказам деда. В этот момент к нам подошла подавальщица.
   - Скажи-ка, милая, а много ли в академию поступает двуликих? - придержал её вопросом ан Риннаван.
   - Прилично. И каждый год так. Нам в радость, ведь и платят исправно, и особых безобразий не творят. Вы извините, но мне пора. Сами видите, народу сегодня...
   Я видела, что дедушке не очень по нраву, что именно сегодня нас угораздило приехать вместе с большинством поступающих двуликих, тем более, что парни и мужчины этой расы сейчас активно принюхивались и с интересом посматривали на присутствующих здесь женщин и девушек. Поэтому дед, едва мы наелись, погнал нас с Виреком устраиваться на покой.
  
   ***
  
   Ночь спала плохо, чувствуя неуёмное волнение и беспокойство, а потому встала с тёмными кругами под глазами. Дедушка на это лишь сокрушённо покачал головой. Зато Вирек цвёл аки весенний вельс, глаза горят, щёки алеют, сам чуть не подпрыгивает от нетерпения. Пока я неспешно ковырялась в тарелке, гном то и дело посматривал на дверь, потом не выдержал и с укоризной заметил.
   - Ну, Сиреми! Хватит уже копаться!
   Ответила ему хмурым взглядом.
   - Поспешишь - людей насмешишь! - выдала, сунув в рот очередную ложку каши.
   - В точку, девочка, - усмехнулся дедушка. - Хотя... поспешить всё же надо. До академии ещё час добираться.
   - Час? Так долго?
   - Это если пешком. Но можно и попутным транспортом, тогда и быстрее и комфортнее. Вот только, боюсь, транспорта на всех может и не хватить, - кивнул дедушка в сторону появлявшихся отчаянно зевающих посетителей.
   Это подстегнуло и меня, и Вирека. Быстро закончив с завтраком, сбегав за вещами, мы припустили к дороге, ведущей в сторону академии. И нам повезло. Встретилось с десяток повозок, везущих в академию провиант. Дедушка быстро договорился с кем-то, и вот мы уже 'мчимся' вперёд, уютно устроившись между мешками с крупой.
   Чем больше мы приближались к академии, тем сильнее начинало биться сердце. Высокие шпили семи башен белыми островами, казалось, подпирали небеса. Серая монолитная ограда более чем наполовину закрывала от наших любопытных взоров здания академии, а их было несколько: приземистых и высоких, соединённых арками и переходами. Основное здание, словно центр шести лучевой звезды, удивляло своим небесно-голубым цветом и формой постройки, больше напоминавшей полусферу с высоким шпилем в центре. Но так казалось лишь издалека. На самом деле это была не полусфера, а подогнанные друг к другу, словно лепестки водного лотоса, части здания. Дорога круто поднималась вверх, чтобы добраться до входных ворот приходилось двигаться своеобразным серпантином. Чем выше мы поднимались, тем более чудесным делался вид на округу. Справа виднелись вершины великий гор и древний лес, ведущий к ним, слева блеснули воды озера, полумесяцем огибая академию.
   - Дааа... - выдохнули мы с Виреком одновременно.
   Возница усмехнулся, мы были далеко не первыми, кто открывал рот от восхищения.
   Недалеко от ворот мы слезли, так как повозкам предстояло въехать через другой вход, и направились к чуть приоткрытой ажурной железной дверце. Вирек было протянул руку к ручке, как дедушка ухватил его кисть и указал головой на чуть заметные искры, то и дело вспыхивающие на дверце. Магическая защита, активированная, а значит, вход без позволения не предвидится.
   Правда долго стоять нам не пришлось, дверца через пару ударов сердца распахнулась, и нам навстречу вышел плотного, если не сказать округлого, телосложения гном с седыми усами, свисавшими чуть не до пояса. Оглядев нас, молодых, открывших рот, перевёл взгляд на ана Риннавана, чуть склонил голову, приветствуя двуликого, и пригласил войти.
   Во дворе академии уже толпился народ. С той стороны ворот шум, стоящий сейчас вокруг, был не слышен, поэтому в какой-то момент захотелось зажать уши ладошками, боясь оглохнуть. Привратник усмехнулся и указал рукой на начало очереди из поступающих. Дедушке пришлось отойти в сторонку, где уже стояли родственники и знакомые ребят, мечтавших учиться здесь. Мы с Виреком молча подошли к весело болтающим будущим студентам.
   Очередь двигалась медленно. На вскидку нас в ней было ни как не меньше тысячи, с учётом стоящих впереди и подошедших сзади. Лишь спустя пару часов очередь дошла и до нас с приятелем. Я была рада, наконец, уйти с солнцепёка, а также от заинтересованных взглядов парней, не все из которых просто рассматривали симпатичную девчонку. Чьи-то взгляды казались липкими и противными, особенно разозлила группка молодых ребят, громко обсуждавших внешность каждой стоящей в очереди девушки. Мне, честно, было плевать, что там выдавала их глупая человеческая фантазия, дедушка давно научил меня абстрагироваться от подобных людишек, и всё равно почувствовала облегчение, когда скрылась в арке входной двери.
   В огромном холле с высоченным потолком стояло с десяток массивных столов, за которыми сидели члены распределяющей комиссии. По одному мы подходили к освободившемуся месту и усаживались напротив принимающего. О чём шла беседа, какие задавались вопросы, не было слышно, значит, использовались магические щиты-заглушки.
   - Имя? Раса? Проявившиеся стихии? - не глядя на меня, выпалил импозантный мужчина, за стол которого я подсела.
   - Сиреми Пограничная. Двуликая. Четыре стихии, - отрапортовала быстро.
   Магистр вскинул заинтересованный взгляд. Нахмурил брови, потёр подбородок, кивнул сам себе и записал что-то в разложенную перед собой книгу. Затем протянул мне листок с номером и какими-то закорючками на обратной стороне.
   - Встань на жёлтый круг справа от входа. Покажешь листок в следующей комнате.
   И больше никаких инструкций. Пожала плечами и отправилась, куда послали, успев рассмотреть, что не все двигались следом за мной. Вирек, вон, встал на зелёный круг и тут же исчез в портальном вихре. Меня портал перенёс в большой зал, поделённый магией на цветные сектора. Дорожка, по которой шагала я, оставалась жёлтой. В центре дорожки стоял очередной принимающий. Молча подала ему листок, так же молча мужчина указал мне на круглый каменный подиум. Встала на камень, и тот час же вокруг меня замелькали светные магические всполохи.
   - Хм, и правда, четырёхстихийник... - пробормотал маг. А затем громче добавил, записывая ещё что-то в мой листок: - Дальше переходишь на белую дорожку. В конце зала покажешь по одному заклинанию каждой из стихий. Удачи!
   Слезла с подиума и поискала глазами белую дорожку. Она нашлась не сразу, вернее, появилась справа от жёлтой, словно бы наслаиваясь на неё. Пошагала быстрее, так как понимала, следом за мной идут ещё поступающие. Чем дальше ступала по белой дорожке, тем менее прозрачными становились перегородки между секторами. Задумавшись, не сразу увидела высокого магистра, прислонившегося к плечом к одной из перегородок. Высокий, как дедушка, и столь же мощный. Явно двуликий. Ой, а я ж его видела! Это его беседу с дедушкой подслушивал Вирек.
   - Что ж, я рад, что у вас всё же в наличии все стихии, - улыбнулся двуликий. - А теперь покажи заклинания стихий в той последовательности, в которой они раскрывались.
   Здесь у меня всё было отработано до автоматизма, поэтому на демонстрацию не понадобилось много времени.
   - Вижу, мой старый знакомый времени зря не терял. Кое-что хромает, но это дело поправимое... Для четырёхстихийников у нас особое расписание, а вот факультет тебе предстоит выбрать самой. Мы предлагаем защитную магию, артефакторику, боевой факультет, целительское направление и прикладную магию. Каждый из факультетов направлен на развитие всех стихий, которыми владеет студент. Естественно, что больше времени будет посвящено самой сильной твоей стихии, а вот самую слабую разрабатывать придётся факультативно. В конце коридора встанешь по-прежнему на белый круг. В следующей комнате получишь направление на заселение и сопровождающего из старших студентов, он ознакомит тебя с правилами академии, покажет, где тут у нас что, проводит попрощаться с родными и знакомыми и поможет вселиться в общежитие. Так что, добро пожаловать!
  
   ***
  
   С дедушкой попрощались сумбурно. Скорее всего виной тому было всё ещё не схлынувшее волнение и толпы народа шумевшего, толкавшегося и носящегося туда-сюда. Это я растерялась, а деду царящая суета доставляла удовольствие, я ясно это видела. Видимо, нахлынули приятные воспоминания.
   - Не волнуйся, девочка. Помни, чему я тебя учил. Будет возможность навещу. Ну, и сама не забывай посылать весточки, мы будем ждать.
   Поцеловав деда в щёку и крепко-крепко обняв его, подхватила вещи и пошагала следом за прикреплённым ко мне студентом, стараясь не обернуться. А то ведь опозорюсь, просто-напросто разревевшись...
   Мужское и женское общежития, куда устремилась толпа первокурсников, располагались в двух башнях, стоявших одно напротив другого. На самом деле таких башен было пять, они, словно лепестки цветка, окружили ещё одну башню меньшую в диаметре, но зато более высокую. В ней, как пояснил мой сопровождающий, проживали магистры и ректор академии. А что, удобно, можно легко контролировать непоседливых студентов.
   Внутри башни-общежития серпантином ввысь извивалась лестница, комнаты на этажах расположились веером. Даже внутри, когда я вошла в свою комнату, всё подчинялось форме этого веера. Три кровати, между которых расположились два узких, но высоких до самого потолка, окошка; круглый стол почти посередине комнаты; две глубокие ниши с двух сторон от двери: одна для одежды, вторая для учебников и разных мелочей. Простенько, но уютно. Порадовала организация отопления, дед рассказывал о подобном, но раньше мне не доводилось видеть подобное. Где-то на высоте моего пояса по всему периметру стен были впаяны большие чёрные магические кирпичи-обогреватели, чей нагрев можно было регулировать несколькими простейшими бытовыми заклинаниями. Я как-то спросила у деда, почему такой способ отопления не применяют повсеместно, на что ан Риннаван заметил, что не каждому по карману покупка таких 'кирпичиков'. На самом деле их добывали гномы у себя в горах с большим риском для жизни, ведь приходилось спускаться за магической породой глубоко вниз, а затем ещё долго обрабатывать 'кирпичи', чтобы они не потеряли своих свойств. Именно большая стоимость останавливала население нашего мира от повсеместного использования. А вот академии могли себе позволить такой 'шик'. Во-первых, 'кирпичами' горцы оплачивали обучение своих отпрысков, да-да, обучение в академии всё же было платным, но об этом чуть позже. Во-вторых, между академиями и горцами шёл взаимовыгодный обмен: 'кирпичи' взамен на магическую помощь и защиту от разных монстриков, то и дело появлявшихся в горах гномов.
   Ну, а теперь по поводу оплаты. Только перед самыми стенами академии дедушка рассказал о том, что обучение студентов не бесплатное. Ведь такую ораву нужно накормить, одеть, выделить необходимые принадлежность, а ещё нужны различные ингредиенты, книги и свитки... оплата труда персонала... Из всего перечисленного и набегала довольно таки крупная сумма. Радовало лишь одно, каждый год можно было оплачивать отдельно; ну, если хочешь, заплати сразу за все семь лет и спи спокойно. И всё же выходило дороговато. Я знала, что нашей семье такую сумму не потянуть, но дедушка успокоил тем, что моего приданого хватит не на одну такую академию. В общем, ан Риннаван, пока я проходила вступительные испытания, оплатил все годы моего обучения разом. Мне было немножко обидно за тех ребят, кто не имел средств, но хотел учиться. Но и тут дедушка порадовал пояснениями, оказалось, академия даёт таким ребятам возможность оплатить своё обучение выполнением различных работ по обслуживанию здания.
   Вот одна из таких девушек, не сумевших набрать нужную сумму, и поселилась вместе со мной. Познакомились и подружились мы с ней быстро. Когда я вошла в комнату, Динаи уже сидела на одной из коек и задумчиво смотрела в окно. Две другие кровати пока не были заняты, и я поспешила занять ту, что стояла у второй стены.
   - Привет! - поприветствовала будущую соседку. - Я Сиреми.
   - Привет! А я - Динаи. Мне здесь нравиться, вчера вот заселилась...
   - А мы в дороге задержались. И да мне здесь тоже нравиться.
   - Тогда садись за стол, я недавно отвар черемиши заварила, вот-вот поспеет. У тебя кружка есть? А то у меня одна, придётся, если что, по очереди.
   - Не придётся! У меня всё есть! А ещё в рюкзачке, кажется, ещё оставалось домашнее печенье и купленные вчера леденцы!
   - Леденцы?! Это же здорово! У меня только мамино варенье из живции, но оно очень вкусное, по особому рецепту. Ты пробовала живцию?
   - Да, совсем недавно. Вкусно! Правда, один мой друг переел ягодок и...
   - Знаю, - хихикнула девушка, - сама как-то раз пострадала из-за обжорства.
   За горячим отваром и нехитрыми вкусностями мы разговорились, протягивая между нами первые ниточки зарождавшейся дружбы. С Динаи было легко, она была тихой, но отнюдь не замкнутой простой и понятной, но не глупой. Узнав, что я четырёхстихийница, соседка тихонько присвистнула.
   - У меня только две стихии, но я и тому безмерно рада, - пояснила она. - Мама очень радовалась, что я у неё такая талантливая получилась, а ещё, что не придётся далеко от дома уезжать. Мы живём в небольшом поселении в дне пути от академии, и сможем часто видеться.
   - Ты всё время говоришь о матери. А отец?
   - Мы с мамой живём одни, - грустно ответила Динаи. - Отец бросил маму, когда узнал, что она беременна... Так что я - незаконнорожденная... Ты не будешь теперь дружить со мной?..
   - Ещё чего?! Прости, но твой отец - подлец! А вот мама - молодец! Тебя такую красавицу вырастила, не пропала, себя не потеряла.
   - Да, она у меня такая, - с любовью сказала Динаи. - Когда-нибудь я вас познакомлю.
   Наша третья соседка объявилась лишь на третий день. А жаль... Могла бы и вовсе не являться. Нет, мы не были против неё, но только до того мгновения, пока фифа, возомнившая себя пупом земли, не ворвалась в комнату.
   - Моя кровать та, что справа, - начала командовать будущая магиня. - Верхние полки тоже мои. Чего сидите? Вещи мои кто будет разбирать?!
   - Кроме тебя некому, - спокойно ответила ей, за что удостоилась пренебрежительно-гневного взгляда. - Справа кровать моя, и я не собираюсь её никому уступать.
   - Да ты!.. Ты обязана мне подчиняться! - чуть не затопала ногами фифа.
   - С чего бы?
   - У меня три стихии! Я - редкий самородок! Все обо мне должны заботиться и прислуживать! Тем более какие-то глупые курицы, которые еле-еле справляются со своими двумя!
   Вот это самомнение!
   - Между прочим, у Сиреми четыре стихии, - заметила Динаи, переглянувшись со мной.
   - Что?! Вы врёте! - чуть не завизжала фифа. - Ни минуты не останусь в этом склепе!
   Девчонка вылетела из комнаты. Через какое-то время в дверь заглянула девушка из старшекурсников.
   - Ту ненормальную подселили в комнату на той стороне от лестницы. Так что у вас замена.
   В комнату бочком протиснулась девчушка, сразу напомнившая мне Вирека.
   - Ты горянка? - спросила я, доброжелательно улыбаясь.
   - Да. Вы ведь не против, что я теперь с вами?
   - Лучше ты, чем то, что вваливалось к нам недавно, - ответила Динаи.
   - А ничего, что у меня две слабенькие стихии?
   - У меня тоже две, - рассмеялась Динаи. - Проходи уже и занимай свободное место. Будем знакомиться.
   - Кстати, у меня есть друг из ваших. Виреком звать. Мы с ним вчера проходили вступительные испытания.
   - Вирек? Не тот ли, что пострадал от поедания живции недавно?
   - Он самый. А ты его знаешь?
   - Да. Он мой брат двоюродный. Росли вместе...
   - Мир тесен, - хмыкнула я.
   Вот так и сформировалась наша дружная девичья команда, состоящая из двуликой, человечки и гномы. Я, правда, не спешила рассказывать, что я не человек, всему своё время. А пока мы неспешно знакомились, притирались друг к другу.
   Набор длился ещё два дня. Мы в это время прогуливались по территории академии, запоминая, где что расположено, отыскивали местечки, которые должны были стать нашими любимыми, получали ученические принадлежности и форму, заводили знакомства.
   Наткнулись как-то на ту самую фифу, строившую глазки тем неприятным типам, что облили меня презрением в первый день. Завидев нашу троицу, фифа скривила лицо и что-то шепнула одному из глумливых парней. В мою сторону тут же заинтересованно уставились.
   - Проверим, - донёсся до ушей голос главного заводилы. - Эй, ты!
   А это, я так понимаю, мне. Никак не прореагировала, продолжая шагать с девчонками в сторону столовой.
   - Эй! Оглохла что ли?!
   Топот ног, и на плечо легла чужая ладонь. Развернулась, вопросительно уставившись на блондинчика, гневно раздувавшего ноздри.
   - Ты правда четырёхстихийник?
   - Правда. И что?
   - Будешь встречаться со мной! - категорично так заметил парень.
   - А харя не треснет? - в пику ему задала вопрос.
   - Надеешься ещё кого-то подцепить? - тут же брезгливо скривился блондин.
   - Надеюсь, что от меня отцепишься ты! Идёмте, девочки!
   - Сама ещё приползёшь! - зашипел в спину ненормальный. - Отродье!
   Знакомо так зашипел, вызывая в памяти болезненные воспоминания детства. Споткнулась на ходу, словно заново переживая дни боли и отчаянья, садистские удары хлёстким прутом по открытым участкам тела. И шипящий голос мальчишки: 'Получай, отродье!'
   Динаи и Хильма, увидев, как я побледнела, всполошились. Подхватили с двух сторон и потащили подальше от дурной компании.
   - Рассказывай! - настояла Динаи, усадив меня на скамью в парке возле столовой.
   Не особо вдаваясь в подробности, поведала историю детства. Хильма всплакнула, сопереживая, Динаи сидела, сжав кулаки.
   - Сколько же гадов ходит по свету! - наконец, выдохнула Динаи.
   - У нас в горах таких бы из рода погнали. Позор для семьи - позор для рода. Отверженные, - высказалась Хильма. - Но зато у тебя теперь самая лучшая семья! А тех ещё боги накажут!
   - А я не удивлюсь, если окажется, что тот дрянной мальчишка и этот белобрысый - одно лицо, - кивнула своим мыслям Динаи.
   Встряхнулась. Нельзя позволять плохим воспоминаниям портить жизнь. Девчонки поддержали меня, потянув в столовую.
   Сегодня там было гораздо больше народа. Нашла глазами Вирека, он тоже меня увидел и приглашающе махнул рукой. До того, как начнутся занятия, все могли сидеть, как заблагорассудится, но нас успели предупредить, что вскоре это измениться, и студентов распределят по курсам. Вспомнив об этом сейчас, скривилась, ведь и фифа и её компания окажется рядом с нами.
  
   ***
  
   - Внимание, первый курс! - раздалось, казалось, во всех уголках академии. - Всем пройти на седьмую площадку для построения!
   Седьмая площадка являлась местом построения для всех студентов первого и второго годов обучения, шестая - для третьего и четвёртого курса, на пятую выходили оставшиеся три старших курса. Площадки находились позади академии, располагаясь, как и большинство строений веером. Только сейчас я осознала, сколько же здесь учиться народу. Большинство первокурсников, видимо, испытывали те же чувства. Это было видно по широко открытым ртам и глазам. Старшие курсы с лёгкой насмешкой поглядывали в нашу сторону, они то давно ко всему привыкли.
   Отвлекаться долго не позволили магистры, начав выстраивать между площадками звуконепроницаемые щиты. Несколько минут, и началось распределение по факультетам. Площадка окрасилась пятью цветами: красный означал боевой факультет, синий - артефакторику, зелёный - факультет защитной магии, белый - целительство, голубой - прикладную магию. Затем в сторону каждого из нас скользнули разноцветные ленты, они обвили запястье, и студентам оставалось лишь перейти на свой цветовой участок. Не всем выбор лент понравился, то здесь, то там слышались недовольные вскрики. На мне, как и на руке Динаи оказалась голубая лента, а вот Вирек и Хильма, ожидаемо, перешли в синий сектор. Фифа пошагала к защитникам, хотя с таким отношением к окружающим какой из неё может получиться защитник. Неприятная компания парней почти вся ушла на боёвку, и хорошо, не придётся так часто с ними сталкиваться. Вообще, самое большое количество народа оказалось именно на боёвке, ну, ещё и у защитников, самое малое - на прикладной магии и артефакторике. Почему именно так, виднее магистрам.
   Далее для всех провели вводный инструктаж, а затем стали по факультетам уводить в здания. Пятьдесят голов прикладников споро пошагали за высоким магистром в форме с голубыми нашивками. Кстати сказать, наши ленты на руках растворились, зато форма стала походить на идущего впереди магистра, с той лишь разницей, что на девушках были платья.
   Вот интересно, главный зал и учебный корпус факультета почти не имел голубого опознавательного оттенка, зато все учебные принадлежности быстро приняли нужный цвет. В зале мы расселись полукругом и стали друг с другом знакомиться, это было первым предложением куратора нашего факультета. Куратором оказался тот самый дедушкин знакомец, что не могло не порадовать. Парней и девушке было ровно по двадцать пять, магистр пошутил по этому поводу, сказав, что наконец-то на факультете наступило равноправие.
   Пока мы знакомились, мимо нас в корпус прошествовали старшие курсы. И им и нам хотелось присмотреться друг к другу, но кураторы быстро погнали ребят по своим аудиториям. Вскоре и мы прошли в свой класс, где получили свитки с расписанием и списком необходимых книг на первое время. Учебные столы стояли, вновь повторяя форму веера, все рассаживались, как хотели, и естественно Динаи села рядом со мной на третьем ряду.
   Вводное занятие прошло незаметно, ан Лирриан разъяснил, чем мы будем заниматься на первом курсе, и что значит 'прикладная' магия.
   - Мы не зря по цвету так близки к артефакторникам, ведь во многом мы будем выполнять схлжие задачи. Именно мы генерируем идеи использования магии в разных сферах жизни, подбираем наилучшие способы её применения, пусть редко, но всё же изобретаем новые формулы заклинаний, а уж артефакторы, пользуясь нашими идеями, создают свои шедевры. Красиво и интересно, да? Но есть одно, но веское 'НО'. Мы не имеем права изобрести то, что может навредить, что повлечёт за собой использование запретных знаний. Поэтому прежде всего каждый из вас научится быть ответственным, научится с полу слова понимать приказы магистров, выучит назубок правила техники безопасности. Кстати, первые ваши занятия и будут посвящены этому. Могу порадовать, что все основные предметы будут проходить у вас именно в этом классе, за исключением индивидуальных уроков по направлениям вашей магии. Для этого два последних учебных часа в день вы будете покидать эту аудиторию и отправляться в башню стихий. Расписание занятий там получите позднее.
   Итак, следующие два часа мы проходили ту самую технику безопасности. В общем то, многое мне итак было известно, благодаря наукам дедушки, и вначале я не отрывала головы от свитка с расписанием, но слушать магистра оказалось само по себе приятным. Мягкий, рокочущий бархат голоса завораживал. Вплоть до того момента, как я подняла на магистра взгляд.
   Это был тот двуликий с которым я столкнулась в придорожном трактире, тот, что высказывал дурацкие предположения про нас с дедом! Стоит тут, весь белый и пушистый! Весь из себя правильный! Очаровывает всех направо и налево! Ууу!..
  
   ***
  
   Магистр ан Эрриан
  
   Ну, вот начался очередной учебный год. Ещё один беспокойный год, с проблемными студентами и обожающими студентками. По большей части, я давно научился всё воспринимать спокойно, и чумовые эксперименты слишком 'умных' прикладников, и попытки соблазнения 'красавца-магистра', как за глаза величал меня женский пол, и 'разбор полётов' с ректором и магистрами других факультетов.
   Так ко всему этому привык, что не сразу заметил направленный на меня неприязненный взгляд одной из первокурсниц. На фоне сладко-обожающих глаз остальных девушек эта человечка своим отрицательным отношением здорово выделялась. Симпатичная. Если б не читал сейчас её ауру, принял бы за молоденькую двуликую. Странно, но внутренний зверь с любопытством продолжил следить за девушкой, даже когда я перевёл взгляд в другую сторону. Нет, друг, нам она не подходит. Для других двуликих может быть, но не для нас...
   Вздохнул, вновь ощутив внутреннюю пустоту. Наш поиск идёт слишком долго...
  
   ***
  
   Сиреми
  
   Последнее время совсем перестала понимать себя. Какой-то полнейший раздрай. То я жутко злюсь на малейшую пустяковину, то радуюсь без повода... Соседки по комнате переглядываются, но с вопросами пока не лезут. А и что я им скажу? Что у меня раздвоение личности? А всё этот... двуликий! Смотрит как на 'неведому' зверушку! На всех нормально, а на меня вот так! Или мстить, за то, что мы с дедом его слегка осмеяли? Хм. Всё может быть...
   А ещё бесят разговоры однокурсниц, мечтающих о благосклонности двуликого.
   - Ах, он такой душка!
   Да, уж, такой придушит, опомниться не успеешь!
   - А какие у него глаза!
   Ага, так смотрит, словно собирается дыру прожечь. Или шею по-тихому свернуть.
   - Как бы я хотела остаться с ним наедине в классе! Представляете... он и я...
   О, я представила! Чуть не обхохоталась! ОН бархатным голосом предлагает Тариме повторить второй блок правил вычерчивания круга защиты, а Тарима, заикаясь от волнения и теребя подол платья, одновременно пытается ответить и соблазнить магистра 'чарующей' улыбкой. Нет, Тарима красивая и всё такое, вот только последнее время её голова занята 'мальчиками'. То тому глазки строит, то этому.
   - А я слышала, что магистр Эрриан захаживает на свидания в сторону факультета целителей, - встряла Фримма.
   - Не целителей, а защитников! - перебила её Арна. - Мне сама Лифма рассказывала.
   - Ой, нашла, кому верить! Лифма сама на него губу раскатала! Думает, если трёхстихийница, то все будут виться вокруг её ног! Между прочим, мой брат, а он в этом году заканчивает нашу академию, после занятий по расоведению рассказывал, что не все двуликие заводят отношения с самками не своего вида. Так что...
   - А кто у нас ан Эрриан?
   - Если б я знала! Но, согласитесь, это то и интригует!
   - Жаль, что двуликие стараются не оборачиваться без надобности. А твой брат не видел зверя нашего магистра?
   - Да я как-то не интересовалась...
   - Ну, так поинтересуйся!
   - Теперь только через десять дней, их курс отправили на стажировку в горы.
   - Ты только не забудь!
   Но и не через десять дней, не через месяц они так ничего и не узнали. И дело было вовсе не в том, что брат однокурсницы ничего не знал, и не в том, что других источников интересующих сведений не нашлось, просто у наших любопытных красавиц изменились приоритеты. А всему виной стало возвращение самого старшего курса. Да, сразу столько свободных и не очень свободных парней... Началась охота за самыми талантливыми и симпатичными ребятами. Вот только глупые забыли, что и девушки с остальных курсов не дремлют. К охоте добавилась 'партизанская' война между прекрасным полом. Не коснулась она лишь самых стойких, вернее самых умных девушек.
   Мы с соседками попали в эту последнюю группу 'умниц'. Мммм, нам, конечно же, тоже хотелось с кем-нибудь познакомиться, но вступать в 'девичью войнушку' - увольте. С интересом поглядывали на парней, но так, чтобы 'партизанки' ничего не заподозрили. Динаи вообще предложила ограничиться ребятами из своей группы, тем более что они с интересом поглядывали в нашу сторону. Хильма с ней согласилась, я же просто равнодушно пожала плечами, зная, что пару себе смогу найти лишь среди себе подобных, то есть среди двуликих. Как-то высказала подобную мысль, на что Динаи, смеясь, ответила, что пару я и потом найду, а пока можно просто пофлиртовать.
   - А учиться когда? - задала резонный вопрос, на меня посмотрели, как на недалёкого ума простушку.
   - Одно другому не мешает, - заметила неожиданно для всех обычно молчаливая Хильма.
   - Вот именно, - поддакнула Динаи. - А потом, если уж тебе так принципиально, можешь построить глазки и магистру Эрриану.
   - Этому??? Ни за что!
   - Так и скажи, что просто боишься его, - подначивала Динаи.
   - Просто... он мне не нравится.
   - Тем более, - переглянулась Хильда со второй соседкой, - потренируешься на нём.
   - Вы сошли с ума! Он же двуликий! С ним нельзя вот так играться!
   - Сиреми, остальные ему чуть ли на шею не вешаются, и ничего, - всплеснула руками Динаи.
   - Ага, - поддакнула Хильма, - он либо на тебя внимания не обратит, либо...
   - Либо из-за вас у меня будут большие проблемы. Ладно, - вздохнула, глядя на мгновенно присмиревших подруг, - попробуем. Но если что... скажу, что вы во всём виноваты.
   - Ага! - дружно закивали головами девчонки.
   Что сказать, магистр явно не ожидал, что ему привалит такое счастье в виде меня. Нет, всё начиналась, как обычно. Мы пришли на занятия, заняли свои места, дождались прихода ан Эрриана... Магистр по привычке обвёл всех взглядом, морщась от обожающих взглядов девичьей части аудитории, и тут его глаза скользнули по мне и... показалось, что магистр завис. Отвёл взгляд в сторону, даже оглянулся, видимо, посчитав, что моя широкая улыбка и глупо-мечтательный взгляд предназначается ни ему, затем снова воззрился на меня.
   - Студентка Сиреми, вы заболели? - резко спросил ан Эрриан.
   Пришлось подниматься и отвечать под любопытными взглядами класса.
   - Нет, у меня всё в порядке.
   - Останетесь после занятий. Садитесь.
   Ну, вот, так знала, что добром всё не кончится! Глянула в сторону сжавшейся подружки, вернее это мне так показалось, так как Динаи просто склонилась над своим листом, на котором написала лишь одно слово и показала мне. 'МОЛОДЕЦ'. Молодец?! Она издевается?!
   Никогда так не желала, чтобы занятия не кончались подольше. Но время вышло, как и вышли из аудитории почти все ребята. Девушки подозрительно бросали взгляды мою сторону, они то давно списали меня с дистанции за сердце магистра Эрриана. А тут вдруг любопытная ситуация. Сделала лицо понесчастнее, пусть считают, что для меня магистр - неприятное зло. Впрочем, это недалеко от правды.
   Сам предмет моих размышлений собирал свои бумаги со стола, неспешно перекладывая их с одного места на другое. Могло даже показаться, что магистр нервничает. Вот придёт же в голову такая глупость!
   - Сиреми, позвольте узнать, был ли у вас в роду кто-то из двуликих?
   - А вам это зачем знать? - ответила вопросом на вопрос.
   - Я ваш преподаватель, - недовольно нахмурился магистр. - И если задаю вопрос, значит, мне необходимо знать ответ.
   - Тогда вам лучше обратиться к ректору, ему многое известно, - стояла я на своём.
   - Упрямство - не лучшая черта для девушки.
   - Как и излишнее любопытство для мужчины, - парировала я смело. Хотя на самом деле коленки тряслись от волнения и некоего страха, всё же грублю магистру академии. - Простите, я могу идти?
   - Идите, Сиреми... - задумчиво протянул ан Эрриан.
   Шмыгнула к двери, чувствуя прожигающий спину взгляд.
   - Уф! - выдохнула, оказавшись в холле.
   Тут же обнаружилась и Динаи, чуть не подпрыгивающая от нетерпения.
   - Ну, что ему было надо?
   - Хотел знать, не ли во мне крови двуликих.
   - Ага! Неспроста это. Явно положил на тебя глаз!
   - Ты что?! Где я, и где Он?! Не вздумай где-нибудь ляпнуть подобное. Меня ж загнобят.
   Динаи прикрыла род двумя ладошками, намекая, что никому ни-ни. Махнула на неё рукой.
   - Идём уже к себе. Надо переодеться, а потом ещё в библиотеку зайти. Через два дня зачёт по магии огня, а я в теории плаваю. Ты со мной?
   - Нет. С Хильмой договорились пойти посмотреть на тренировку старшекурсников. Думали тебя уговорить...
   - Да не до них, - отмахнулась, продолжая шагать к общежитию. - Расскажите потом, что было интересного.
  
   ***
  
   В библиотеке было непривычно малолюдно. На мой недоумевающий взгляд ани Дивия, одна из библиотекарей, весело заметила, что все сегодня на полигоне. Стало понятно, что за тренировкой наблюдают массово. Может и мне стоило пойти? В другой раз.
   Нашла нужную литературу и засела штудировать так тяжело дающуюся теорию. Приходилось зубрить целыми кусками. Эх, как легко было заниматься с дедушкой! Вздохнув, уткнулась в свитки и книги. И вот, когда, казалось бы, кое-что стало понятно, в библиотеку, шумно болтая меж собой, вошло несколько студентов. Бросила мимолётный взгляд в их сторону. А вот и старшекурсники. Уже не мальчики, мужчины, знающие себе цену. И всё же им далеко до магистра Эрриана... Ну, вот зачем вспомнила его?! Всё настроение себе испортила.
   - Глянь-ка, Аррин! Оказывается, не все с ума сходят от полуголых придурков.
   - Может она на голову пришибленная?
   - Не, скорей всего слишком умная. А эта не та четырёхстихийница, о которой рассказывал твой брат?
   - Брюнеточка с рыжинкой, симпатичная, высокая, как для человека... маленькая родинка на щеке... Пожалуй, она.
   Это они меня обсуждают?! Недовольно глянула в сторону болтунов. Широкие довольные улыбки. Явно горят желанием пообщаться. Демонстративно уткнулась в книгу и зажала уши ладошками. Тем не менее всё ожидала, что эти действия не очень-то помогут. Но... тишина...
   Подняла глаза... И вместо болтунов увидела сидящего напротив магистра Эрриана.
   - И зачем скрывать, что вы двуликая?
   Вот чего привязался?!
   - Чтобы 'подобные' вам не лезли с вопросами! - вот ведь, опять грублю.
   - Что значит 'подобные' мне?! - сощурил глаза мужчина.
   - Значит - слишком любопытные, - буркнула недовольно.
   - Это ведь не единственная причина? Вы от кого-то скрываетесь? Сбежали от родных?
   Боги, дайте терпения!
   - Ну, вот что вы ко мне прицепились?!
   - Имею право - я ваш преподаватель. Так всё же?..
   - Сюда меня привёз родственник. Скрываться мне не от кого. Я на все вопросы ответила? Может, теперь вы позволите продолжить чтение?
   - Можете. Но ещё парочка вопросов у меня осталась, так что не прощаюсь.
   Уф! Ушёл! Ну, до чего въедливый тип! На самом-то деле, чего привязался?! Хорошо хоть влюблённых в него глупышек рядом не наблюдалось, а то бы тёмная мне была бы обеспечена.
   Огляделась. Никого. Лишь библиотекарь поглядывает на меня с улыбкой. Попыталась вновь начать чтение, но куда там, сосредоточиться не получалось. Вот испортил гад весь настрой!
   - Ну, как не пожалели, что сходили? - встретила в комнате раскрасневшихся девчонок.
   - Нет!.. - простонали они восторженно.
   - Завтра опять пойдём, - огорошила плюхнувшаяся на постель Хильма.
   - И ты с нами!
   И ведь придётся идти, чтобы не выделяться из толпы. А то ведь чую, те парни из библиотеки в покое не оставят.
   О, как я была права! Тройка старшекурсников поджидала прямо у столовой. Как я поняла, что ждут именно меня? А как не понять, если все трое не отрывали взгляда, следя за каждым движением. Резко притормозила. Подружки недоумённо переглянулись, но тоже остановились.
   - Ты чего? - спросила Хильма.
   Динаи проследила за моим взглядом.
   - Ничего себе! Вы что, знакомы?
   - Больно надо! Давайте их как-нибудь обойдём.
   Подхватила девчонок под руки и потянула ко второму входу. Парни переглянулись, но за нами не пошли. Я обрадовалась, но ненадолго.
   Вирек издалека махал нам рукой. Своим звериным зрением разглядеть его среди галдящей толпы было легко, поэтому ринулась к горцу, таща на буксире подруг.
   - Думал, мимо пройдёте, - встретил нас Вирек. - Садитесь, скорее!
   - Эмм, нам бы к своему факультету... - начала было Динаи.
   - Сегодня и здесь можно, тем более, что скоро мест совсем не останется.
   - С чего бы? - спросила Хильма, выхватывая с тарелки брата аппетитную булочку.
   - С того, что сейчас будут делать объявление. Интересно да? Я уже кое-что успел разнюхать.
   - О, да, это ты умеешь, - с набитым ртом перебила парня Хиильма.
   - Не встревай! Жуй, молча! Так вот... Ещё с утра я невольно подслушал, что...
   - Невольно?! Ха-ха!
   - Хильма! - недовольно вскрикнул Вирек. - Ты специально? Не хотите слушать - не надо!
   Гном сложил руки на груди и надулся, как мышь на крупу. Мы с Динаей зашикали на подружку, а затем умоляюще уставились на Вирека.
   - Ладно, - быстро растаял парень, видимо, и сам жаждал выложить перед нами новости. Огляделся по сторонам, наклонился, буквально ложась грудью на стол. - Через неделю к нам по обмену опытом прибывают где-то около тридцати двуликих со старших курсов вместе с преподавателями. Вот! Здорово да?
   - Дааа... - восторженно простонали подружки.
   - Неееет... - чуть не взвыла я.
   Когда столовая забилась народом под завязку, ректор, действительно, сделал то самое объявление, добавив лишь, что прибывающая группа состоит в основном из боевиков-прикладников. Оказалось, что в академии двуликих нет разделения этого факультета на два разных. Таким образом, заниматься и расселяться двуликие будут в крыле прикладной магии. Женский пол нашего факультета дружно заверещал от радости, а вот парни, наоборот, нахмурились, явно опасаясь конкуренции за девичье внимание. Девушки с других факультетов недовольно пыхтели и зло поглядывали на столы прикладников.
   Пока все приходили в себя от известий, к нашему столу придвинулась скамья вместе с тремя старшекурсниками-двуликими.
   - Детка, - обратился ко мне один из них, - о других и не мечтай. Мы тебя застолбили.
   - Чего?!
   - Такую сильную магиню кроме нас, двуликих, другим будет сложно удержать в руках, - пояснил второй нахал, с улыбкой наблюдая за мной.
   - Чуток подрастёшь и может станешь одному из нас парой, - добавил третий.
   - А не облезешь?! - зашипела я. Моя звериная сущность так и просилась наружу, разукрасить коготками морды этих придурков.
   - У нас шкурка твёрдая, - поиграл бровями блондин. - Облезает лишь раз в десять лет. Так что...
   Ясно, эти самоуверенные дураки - полозины, змееподобные двуликие. Сильные, симпатичные, но, брррр, склизкие ползуны. Именно эту ипостась при выборе я отвергла первой. Вот и как их отпугнуть? Раскрыться, что я из кошачьей породы, и им не по зубам? Так ведь разболтают, что двуликая и... мне 'капец', покоя совсем не будет. Да ещё в преддверии приезда 'гостей'. Нет, надо придумать что-то другое.
   - У меня жених есть! - выпалила неожиданно и для самой себя.
   Челюсти друзей чуть не брякнулись о стол. Троица полозинов погрустнела, но ненадолго.
   - Если он - человек, то дело поправимое, - опять встрял блондин.
   Да что ж ты непробиваемый такой?!
   - Вот ещё! Он - двуликий! - буркнула в ответ, зная, что ещё пожалею о своих словах.
   - Это, конечно, проблематично. Но, пока на тебе нет его метки...
   - И он далеко... - продолжил за блондина второй полозин.
   - Мы испытаем свои силы, - закончил третий.
   Ааааа! Я их сейчас покусаю!
   - Мой жених здесь, в академии! - сжав кулаки, выпалила я, стараясь не смотреть в сторону друзей.
   - Кто?
   - А вот то не ваше дело! - ну, честно, достали!
   Парни переглянулись, встали и перед тем, как уйти:
   - Мы будем наблюдать за тобой...
   Едва они ушли, ребята накинулись с вопросами.
   - Это что сейчас было? - от Вирека.
   - Все двуликие такие бесцеремонные? - возмущённо от Хильмы.
   - А про жениха - правда? - кто б сомневался, что это будет Динаи.
   - Поговорим не здесь, - кивнула в сторону греющих уши с соседних столов.
   Более-менее спокойно закончили ужин и отправились на выход. Решили расположиться для беседы на смотровой площадке, которую облюбовали ещё в первые дни в академии. Осмотрелись по сторонам, лишние свидетели нам были не нужны.
   - Ребят, я всё придумала, чтобы те придурки от меня отстали, - покаялась перед друзьями.
   - И не сомневался, - почесал маковку Вирек. - А ведь отец рассказывал мне об одержимости двуликих в нахождении своей пары. А если б полозины узнали, что и ты двуликая, то... Ой! Прости!!!
   - Ну, ты и трепло! - возмутилась я, а затем бросила виноватый взгляд в сторону девчонок.
   Они сидели, раскрыв рты в шоке.
   - Но как? - наконец, отмерла Динаи. - Ведь ты - человек!
   А вот Хильма о чём-то крепко задумалась. Через пару минут отмерла.
   - Амулет, меняющий ауру? Мой прадед рассказывал о таком, так как его отец добывал камни, из которых сделали позднее парочку таких вещиц. Покажешь?
   И Вирек, и Хильма жадно уставились на меня, ещё бы легендарная вещь вот так рядом с ними. Не стала заставлять их ждать, вынула из-за ворота цепочку с амулетом. Совершенно неприметный камешек, больше похожий на застывшую прозрачную слезу.
   - Идеальная огранка! - выдохнула восхищённо Хильма.
   - Вот это да! - вторил ей Вирек.
   - Красиво, конечно, - встряла Динаи, - но мне интересно, а к какому виду двуликих ты относишься?
   - Тиррин... Но это только между нами! Надеюсь, вы не будете, как Вирек, трепаться обо мне направо и налево.
   - Ух, ты! А покажешь своего зверя? - Динаи состроила просительную мордочку.
   - Здесь?! - огляделась по сторонам и зачем-то подняла взгляд на уступ над нашими головами. - О, боги...
   Прямо на меня с, казалось бы, неприступного скального уступа взирал магистр Эрриан. Многозначительно так, пристально и... немного зло. Ох, чую, проблем прибавится основательно.
  
   ***
  
   - Эрриан, друг! Наконец-то! - Мощный, как все двуликие, и грациозный, как его животная ипостась, магистр Каввель крепко обнял давнего приятеля и практически брата. Эрриан, радостно улыбаясь, стиснул друга в ответ. - Ну, рассказывай, как ты здесь.
   - Тебе мало вестников?
   - Пф! Вестник - это такая малость. Ты мне подробности давай! А то что я твоей матери по возвращении буду докладывать?
   - Она всё никак не успокоится?
   - Ты ведь знаешь свою мать. Пока не обрадуешь её внуками, о покое можешь забыть. Думаешь, почему именно я припёрся с нашими остолопами?! Ани Миллин задействовала все связи, чтобы ректор внёс меня в списки.
   - Да, мама может, - сокрушённо покачал головой Эрриан.
   - Поэтому давай выкладывай, на кого уже глаз положил.
   - А то бы ты не почуял?! - саркастично заметил Эрриан.
   - В том то и дело, что почуял. То, что ты стойку на кого-то сделал, я ещё пару недель назад осознал. Кто она? Хорошенькая? У вас уже что-то было?
   - Успокойся уже балабол! Ни на кого я стойку не делал.
   - Но твой зверь моему тревогу и предвкушение по нашей связи послал. Кстати, а почему тревогу?
   - У тебя вопросов больше, чем у меня ответов. Вот поработаешь здесь немного, приглядишься, может и сам дойдёшь до того, что меня так заинтересовало.
   - Вот любишь ты интриговать! На каком хоть факультете эта 'загадка'?
   - На моём. Даю тебе неделю сроку. Пользуешься только наблюдением, вопросы ректору и другим магистрам не задаёшь.
   - Давненько мы подобным не забавлялись, - довольно прокомментировал Каввель. - Хорошо. Но последний вопрос. А много ли на твоём факультете девушек? Или это магисса?
   - Это уже два вопроса. Но так и быть... Это точно студентка, - усмехнулся Эрриан.
   - Ммм, думаю, она с младших курсов, раз ты только сейчас встрепенулся.
   - Что ж, твоя догадка правильная. Но дальше всё сам. Завтра вечером жду первые выводы.
   - Идёт. А теперь покажи, куда меня поселили.
  
   ***
  
   Сиреми
  
   С приездом группы двуликих моя жизнь превратилась в нечто безумное. Мало мне было наших полозинов, продолжавших преследовать то тут, то там, так ещё новенькие 'обменники' то и дело странно посматривали в мою сторону. Сначала переполошилась, что что-то случилось с амулетом, но девчонки уверили, что всё в порядке, для всех я по-прежнему человечка. Тем не менее, долгие взгляды, призывные, а иногда и двусмысленные улыбки напрягали. Но если б только это...
   Странно вели себя два магистра. Ан Эрриан и ан Каввель, тот, что из тех же 'обменников'. Что значит странно? А то и значит, что оба не просто следили за каждым моим движением, а словно соревновались, кто из них быстрее доведёт до нервного тика.
   У магистра Эрриана 'странности' начались практически сразу после подслушанного разговора между мной и друзьями. На его занятиях я теперь сидела в стороне от парней, по словам магистра, 'чтобы шуры-муры не отвлекали талантливую девушку от учёбы'. Где он там талант увидел? Ведь ничем в данный момент от остальных ребят я не отличалась, иногда, наоборот, числилась в отстающих, правда, лишь по данному предмету. Нет, само преподавание было на высоком уровне, здесь надо отдать должное ан Эрриану, просто... просто я сама то и дело зависала, тайком следя взглядом за магистром, с каждым разом находя конкретно этого двуликого крайне привлекательным. Его бархатный голос, мимолётная улыбка... Вот ведь превращаюсь в наших придурошных охотниц.
   - Сиреми, вы меня слышите? - прервал невесёлые мысли объект моих терзаний. - Проснитесь, наконец, и поведайте, что знаете о видах двуликих.
   - Эээ, а зачем нам это на ваших занятиях?
   - А затем, что каждый из вас должен знать видовые особенности двуликих, чтобы не наделать ошибок при общении с ними, тем более что с завтрашнего дня часть из них вольётся в ваш дружный коллектив.
   Пришлось вставать и рассказывать то, что узнала от деда, особое место уделяя описанию животной половины каждого клана.
   - Хм, довольно обширные сведения. Молодец! Кого мы должны благодарить за ваши познания? - не отрывая от меня взгляда, спросил ан Эрриан.
   - Дедушку. Он когда-то преподавал в одной из академий, - ответила, старательно глядя в сторону.
   Магистр не поленился подойти ближе, остановившись у меня за спиной. Ощущение чужого дыхания на шее оказалось слишком острым и заставило животную часть заворочаться и слегка выпустить коготки, прочертить ими с неприятным скрежетом по крышке стола, за который я судорожно ухватилась.
   - Ай-яй-яй... - едва слышно прошептал на ушко магистр. - Не нужно портить мебель из-за такого пустяка. К тому же, вам нужно поработать над контролем, чтобы дело не закончилось оборотом.
   И нечто подобное стало происходить на каждом его уроке.
   А вот второй магистр не сразу прицепился ко мне. Произошло это на четвёртый день его пребывания у нас. Мы с Динаи как обычно пришли на занятие к магистру Ривверу, магу преклонного возраста, но всё ещё достаточно сильного и представительного. Лекция вот-вот должна была начаться, а ан Риввера до сих пор не было. Все недоумённо переглядывались. Но вот дверь распахнулась и старый маг вошёл, но не закрыл дверь, выжидающе глядя на неё. Мы тоже уставились на вход. Первыми переступили порог пятеро парней двуликих, пристально оглядывая класс. Наши парни приосанились, а девчонки восхищённо ахнули, правда, тут же потупив глазки. Но тут в класс стремительно-грациозной походкой вошёл ещё один двуликий. Мы уже видели его издалека в столовой, теперь же представилась возможность разглядеть его поближе. И то, что мы увидели, нам понравилось. Я не была исключением. Высокий мощный мужчина, тёмные волосы которого были стянуты в хвост, пронзительным взглядом ярко-зелёных глаз быстро обежал всю нашу дружную компанию, особое внимание уделяя женскому полу. Когда его взгляд остановился на мне, я почувствовала зуд по всему телу, словно моя тирриная сущность собралась в любопытстве вылезти наружу и попробовать на зубок толщину шкурки конкретно этого двуликого. Нечто подобное я испытывала в присутствии ана Эрриана.
   - Думаю, вы уже сгораете от любопытства, стараясь догадаться, зачем столь достойные господа посетили наш урок, - с доброй усмешкой сказал ан Риввер. - Дело в том, что я некоторое время буду отсутствовать, и мои занятия будет проводить у вас ан Каввель. А вот эти молодые люди пополнят вашу дружную команду на время их нахождения в нашей академии. Что ж, удачи всем!
   Дождавшись, когда все рассядутся, а ан Риввер покинет аудиторию, магистр Каввель прошёл вперёд, остановился у преподавательского стола, опёрся о него бедром и, сложив на груди руки, предложил:
   - Начнём знакомиться? Сделаем так: сначала встают двухстихийники и представляются, затем так же по нарастающей.
   Когда и с этим было покончено, нам раздали задания для проверки наших знаний по данному предмету, затем магистр стал по одному ему известному принципу делить нас на рабочие тройки для следующего задания. На зависть остальным девушкам я и Динаи попали в команду с новенькими, правда, в разные тройки. Динаи с довольно порозовевшими щёчками послала в мою сторону улыбку, я ответно кивнула, хотя в данный момент довольством не переполнилась.
   - Не хочешь прогуляться сегодня с нами в парке? - предложил новенький.
   Хмуро глянула в его сторону.
   - И без меня с кем прогуляться найдёте, - всё же ответила.
   - А твоя подружка согласится? - спросил второй парень, с интересом поглядывая на Динаи.
   - Вот у неё и спросите. Но обижать её не советую, - тут же предупредила я.
   - И в мыслях не было, - открестился парень. - Мы же по-дружески.
   - Ну, да?!
   - Трейм, ты на занятие пришёл или так, языком потрепаться? - перебил наши перешёптывания магистр.
   - Простите, ан Каввель. Налаживаю дружеские связи, - отозвался парень.
   - Налаживай, но не на уроке, - магистр оказался рядом с нами. Наклонился к самому уху Трейма и шепнул: - Но не с этой девушкой. Право выбора старшего. Надеюсь, ты помнишь наши законы?!
   Если бы я не была двуликой и не сидела рядом, ни за что бы не расслышала последней фразы. Опустила низко голову, прикусив губу, чтобы никто не понял этого. Надо будет потом поинтересоваться, что это за 'право выбора' такое. Но, честно, достали! Уже жалела, что у меня четыре стихии, и все кому не лень изводят меня своим не нужным вниманием.
Оценка: 9.01*76  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Бушар "Неправильная" (Женский роман) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "На изломе алого" (Современный любовный роман) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "У босса на крючке" (Женский роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"