Буркон Виктор: другие произведения.

Коллекционер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.49*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези в классическом жанре меча и магии. Чуть больше меча и чуть меньше магии.


   Виктор Буркон
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КОЛЛЕКЦИОНЕР
   Глава 1. Послы императора
  
   Кен просыпался тяжело, липкая, серая дрёма никак не желала отпускать его из своих цепких объятий. Всё ещё плохо соображая со сна, он приподнялся над своим ложем, заработав при этом противный приступ головокружения, вызванный не столько шевелением, сколько приторным ароматом местных благовоний. Его замутило. Наверно, так давал о себе знать кальян с тем крепким, забористым зельем, что он курил накануне. Усилием воли подавив накатившую тошноту, Кен разлепил глаза и раздражённо уставился на разбудивших его людей.
   - Тысяча извинений высокочтимый господин! - виновато бубнила напомаженная старуха, в который Кен признал хозяйку одного из местных домов свиданий. - Безмерно скоблю, что прерываю ваш сон, но вас, господин, ожидают во дворце! Сам Гашибей-хан послал за вами! - с придыханием сообщила она, не забыв отвесить подобострастный поклон.
   Похоже, не так-то часто наместник приглашал на аудиенцию её клиентов, вот старуха и расчувствовалась, лебезя больше обычного и беспрестанно кланяясь.
   - Сагиб надо идти! Гашибей-хан не любит ждать, сагиб! - настойчиво добавил темнокожий человек, стоящий у самой двери.
   Кен хорошо знал, что этот старый, проверенный воин, преданный телохранитель и ближайший советник, говорит всегда по существу. Похоже, ситуация, и вправду не терпела отлагательств.
   "Но что это за дело, которое не может подождать до утра? - удивился Кен. - Неужто войска Кулай-хана приближаются к городу? Да нет, это вряд ли. После давешней битвы Кулай-хан едва ли наскребёт больше двух тысяч нукеров, с таким жалким войском он не посмеет высовываться. Значит тут что-то другое".
   Продолжая размышлять о причинах внезапного переполоха, Кен поднялся с постели и принялся медленно натягивать одежду на своё голое, липкое от пота тело. Только сейчас он заметил рядом с собой девушку, стыдливо прикрывшую наготу шёлковой простыней. Кажется, её звали Орхидея или Хризантема, а может быть Лилия. Он постоянно путал "танцовщиц" из местных домов свиданий и эти их "цветочные" имена.
   - Слышь, Тальвар, - отвернувшись от девушки, спросил Кен. - Как думаешь, что там случилось? Чего это Гашибей-хану не спится посреди ночи?
   - Не знаю, сагиб, - покачал головой телохранитель. - Но я на всякий случай поднял наших людей. Пусть будут во всеоружии.
   Кен одобрительно кивнул, подобная предосторожность была совсем не лишней. Здесь, в постоянно грызущихся меж собой южных феодах, срочный вызов к правителю мог означать всё что угодно, от внезапного военного похода до немилости и плахи. И в том и в другом случае помощь дружины Кену может понадобиться.
   Умывшись и пригладив на скорую руку взлохмаченные волосы, Кен шагнул к двери.
   - Господин, а деньги? - не выдержала хозяйка борделя.
   Не останавливаясь, Кен зачерпнул в кошеле горсть монет и небрежно швырнул их старухе.
   - Тысяча благодарностей, высокочтимый господин! - загнусавила та и поползла по ковру, торопливо собирая рассыпавшееся серебро.
   Тем временем, Кен вышел во двор и с удовольствием вдохнул тёплый ночной воздух, свободный от запаха приевшихся благовоний. Оглядевшись, он заметил неподалёку от входа свой паланкин, окружённый дюжиной мускулистых носильщиков. Там же стояли стражники из его личной охраны. При виде начальника они вытянулись по струнке.
   - Доброго вам, капитан! - прогавкал крепыш сержант, выделявшийся среди остальных громадным размером и всклокоченной чёрной бородой.
   Этого великана звали Гиперион Гепрузоро, но Кен для удобства и хохмы ради сократил его имя до клички Гипгеп. Прозвище прилипло к сержанту, и теперь Гипгепом его величали все сто пятьдесят наёмников Кеновой дружины.
   - Здорово Гипгеп, вижу, ты бодрячком, - кивнул крепышу Кен и, не тратя попусту время, уселся в носилки. Место напротив занял Тальвар.
   Носильщики крякнули, поплевали на руки, и взвалили паланкин себе на плечи. Воины окружили их по периметру, и вся процессия медленно потянулась к дворцу наместника.
  

***

  
   Малый придворный совет, составленный из ближайших к Гашибей-хану людей, собрался в третьем дальнем дворе дворца правителя. Тут в прохладном шелесте фонтана, среди апельсиновых деревьев и роскошных цветников, располагалась мраморная беседка, выбранная наместником для подобных целей.
   Согласно местным обычаям, собравшиеся расселись прямо на полу, покрытом в несколько слоёв дорогими коврами. Председательствовал, как водится, сам Гашибей-хан, изнеженный толстяк лет сорока-пятидесяти. Не смотря на простодушное лицо и женственные манеры, этот самовластный чиновник отличался повышенной жестокостью, и Кен всегда рядом с ним держал ухо востро. Сегодня это могло стать особенно актуальным, так как наместник выглядел встревоженным, хотя и не подавал вида. Небрежно развалившись на целой груде шёлковых подушек, толстяк посасывал мундштук кальяна, выпуская время от времени клубы ароматного дыма.
   Остальные участники совета тоже были хорошо знакомы Кену. По левую руку от наместника расположились придворные чародеи Абдал Джамаль и Раби Цуян, место справа заняли заслуженные старики-генералы Мурза-паша, Ага-паша и Ходзин-паша. Наёмников, составлявших едва ли не половину армии наместника, представляли капитаны Рекс Курт и, собственно, Кен Абара.
   Лишь трое присутствующих не являлись постоянными участниками этого сборища. Они сидели отдельно, прямо напротив Гашибей-хана, и в своих бархатных камзолах сильно выделялись на фоне "местной" публики, обряженной в шёлковые халаты и разноцветные шапочки.
   - Мы собрали вас здесь, чтобы заслушать послание нашего суверена, - важно объявил Гашибей-хан, когда с приветственными церемониями было покончено и все наконец-то расселись. - Ибо солнцеподобный правитель империи Акан, луноликий покровитель Южных феодов, император Леопольд-второй изъявил нам свою милость, направив сюда своих уважаемых послов.
   Тут взгляды придворных обратились на троих человек, прибывших из столицы Акан и доставивших письмо императора. Кен тоже рассмотрел их повнимательней. Старшему из послов было слегка за пятьдесят, в его бородке, постриженной модным клинышком, уже проглядывала седина, а на лице появились первые морщины. Двоим другим Кен бы не дал больше тридцати. Оба выглядели опытными воинами и, судя по богатству одежды, так же как их старший товарищ представляли высшую имперскую знать, никак не ниже барона.
   - Сейчас уважаемый Абдал Джамаль зачитает нам послание императора, - продолжил тем временем Гашибей-хан и, повернувшись к советнику, махнул рукой: - Давай уже, начинай.
   Джамаль встал, раболепно поклонился наместнику, бережно взял в руки письмо Леопольда второго, трижды приложил его ко лбу, бормоча молитвы, снова поклонился, но теперь уже письму и, наконец-то покончив с церемониями, сломал сургучную печать. Прочистив горло вежливым покашливанием, он торжественно прочитал:
  
   ашибей-хану наместнику трона в Хараджане.
   Мы император Леопольд II изъявляем вам свое большое благоволение. В эти смутные, нелёгкие для нашей династии годы, когда множество наших старинных вассалов проявляет преступное неблагоразумие и потворствует гнусному мятежу, затеянному изменником Д'Аржи (да будет его имя проклято в веках!), вы остаётесь верным слугой и опорой императорского трона. Сиё благородство, сия алмазная твёрдость и сия преданность заслуживают самой достойной награды!
   Настоящим посланием официально извещаем, что в благодарность за ваши заслуги перед троном вы получаете титул герцога Киджо. Вам и вашим законным наследникам передаются в вечное владение города Соба и Киджо с прилегающими землями на восемьдесят вёрст в округе. Согласно уставам и традициям империи Акан, вам, как властителю вверенных территорий, передаётся право распоряжаться жизнью и душой людей простого сословия, доверяется вершить суд и собирать налоги от имени императорской короны.
   По получению сего послания вам надлежит немедленно принять указанные владения под своё начало. Вам должно в кратчайший срок обеспечить соблюдение законов и порядков империи на вверенных вам территориях.
   И помните: мы всегда благосклонны к нашим верным слугам, но к ослушникам и изменникам мы всегда беспощадны.
   Леопольд II, Император"
  
   Когда отзвучало последнее слово, в беседке повисла гробовая тишина. Наместник и его приближённые молча осмысливали услышанное.
   "Да уж, старина Леопольд подложил наместнику знатную свинью, - усмехнулся про себя Кен. - Чего только стоит это сомнительное назначение. Подумать только: герцог Киджо!"
   Всё дело в том, что города Киджо и Соба уже больше года находились на контролируемой мятежниками территории. Так что невинная с виду фраза "принять указанные владения под своё начало" по сути подразумевала, что новоиспечённому герцогу предлагается взять их силой. А учитывая, что партия Д'Аржи была сейчас не менее, а может быть даже и более могущественна, чем партия короны, с жалкой армией Гашибей-хана нечего было и думать о завоевании этих земель.
   "К тому же этот тон послания? Прям не письмо, а приказ какой-то! - продолжал поражаться Кен. - Конечно город Хараджан, где Гашибей-хан числится наместником, официально считается составной частью империи. Однако, я думал, всем давно известно, что и Хараджан и остальные южные феоды живут самостоятельно. Плевать они хотели на желания и приказы столичной власти!"
   Да, с этой точки зрения письмо императора можно было расценить как прямое оскорбление местного владыки.
   "Но хуже всего звучит последняя фраза: "беспощадны к ослушникам". Что это вообще такое? Император угрожает нам?" - удивился Кен.
   Похоже, остальные участники совета мыслили примерно также, и первым не выдержал Ходзин-паша:
   - Какая-то чушь! - брызгая слюной, прорычал он. - О чём только думает этот пустоголовый император? Как может господин Гашибей-хан уйти из Хараджана в Киджо? На кого он оставит свои земли? Стоит увести войска и этот шакал, Кулай-хан, сразу займёт город!
   - Это неслыханно! - закивали головами оба других генерала. - Господин Гашибей-хан не станет совершать подобную глупость.
   "Поосторожней старичьё! Не забывайте, что этот пустоголовый император всё ещё наш суверен, и у него всё ещё есть половина империи в подчинении", - холодно подумал Кен, но вслух произнести остерёгся.
   А вот послам, вернее одному, старшему из них, хватило-таки храбрости сказать нечто подобное вслух:
   - Таков ваш официальный ответ? - с ледяной улыбкой поинтересовался он. - Тогда я буду вынужден сообщить императору, что Гашибей-хан считает Хараджан своими землями! Не кажется ли вам, что это равносильно измене?
   Своими смелыми словами посол вмиг охладил пыл генералов, попутно заработав уважение Кена.
   "Какой же силой воли надо обладать, чтобы в подобной ситуации вести себя так спокойно? - восхищённо подумал Абара. - Будь я проклят, этот человек недаром ест свой хлеб! Но теперь у наместника осталось лишь три варианта. Первый: втихую устранить послов и попытаться замять всё произошедшее. Второй: открыто воспротивиться императорской власти, тем самым, присоединившись к мятежу. Ну и третий последний: принять новое назначение и постараться потянуть время. Так что же выберет Гашибей-хан?"
   Практически все придворные быстро пришли к тем же выводам и, ожидая ответа на свой вопрос, уставились на толстяка-наместника. Тот же продолжал молчать, помрачнев, словно грозовая туча. Тяжёлая внутренняя борьба отразилась на его лице. Прошло несколько томительных минут, прежде чем он, наконец, заговорил:
   - Нижайше прошу прощения за грубость моих невежественных подчинённых! Я обязуюсь наказать их со всей строгостью! - пообещал наместник и театрально погрозил кулаком своим присмиревшим генералам. - Нет слов, чтобы достойно описать великую благодарность, испытываемую мной к нашему господину за столь высокое назначение. Однако горькая печаль разрывает мне сердце при мысли о том, сколько понадобится времени для исполнения его священной воли. Нужно раздобыть денег, собрать войска, подготовить порох и провиант, - голос Гашибей-хана обретал силу по мере того, как он продолжал говорить. - А вас, уважаемые послы, я попрошу заверить императора в моей вечной преданности. Завтра же я напишу ответ и подготовлю дары...
   "Ага, значит, он выбрал последний вариант, - саркастически усмехнулся Кен. - Трусливо, но может быть и правильно. Кто знает..."
   Больше на совете не произошло ничего значительного. Завершив все положенные по такому случаю церемонии, наместник проводил послов и распустил придворных, задержав при себе лишь нескольких, самых близких людей. Кен, не входивший в этот узкий круг, направился к воротам дворца, где ранее оставил свой паланкин и свою охрану. Теперь он собирался поехать домой и наконец-то выспаться, но судьба распорядилась по-другому. В нижнем зале дворца неподалёку от выхода, он столкнулся с послами императора, которые, похоже, кого-то ждали. Кен кивнул и собирался пройти мимо, однако старший из послов неожиданно остановил его.
   - Позвольте поинтересоваться, не вы ли тот самый Кен Абара, владелец амулета силы знаменитого хольда Асарада? - вежливо спросил он.
   Давненько Кен не слышал этого имени, но амулет силы, являвшийся источником нынешней власти и могущества Кена, и правда раньше принадлежал хольду Асараду. Однако это было давно, пора бы уже прекратить вспоминать это имя!
   - Я хольд Кен Абара, владелец амулета силы знаменитого хольда Кена Абары, - холодно ответил Кен, но, вспомнив хорошее впечатление, произведённое ранее послом, слегка оттаял и добавил: - У вас ко мне какое-то дело?
   - Простите, я вовсе не хотел вас обидеть, - извинился посол. - Нужно было проверить, что вы это вы. Есть некоторые вопросы, которые я хотел бы обсудить лично с вами.
   Абара невольно оглянулся по сторонам, желая убедиться, что их не подсушивают. Будет нехорошо, если о странном интересе посла к его персоне доложат Гашибей-хану.
   - Я понимаю ваше беспокойство, - ответил на его мысли посол. - Здесь неудобно говорить. Давайте где-нибудь встретимся, там, где нет лишних глаз и лишних ушей.
   Кен промолчал, прикидывая в уме, плюсы и минусы подобной встречи.
   его вообще ему от меня нужно? - терялся в догадках он. - Любопытно, конечно, но стоит ли связываться?"
   - Кстати, у меня есть письмо, адресованное вам одним старым другом, - добавил посол, заметив колебания Кена.
   "Письмо от старого друга? Кто бы это мог быть?" - пуще прежнего засомневался Кен.
   - Ладно, - наконец сдался он. - Жду вас через час в "Эльхаябе". Надеюсь, вам хватит ума прийти инкогнито?
   - Ну разумеется, - усмехнулся посол.
  

***

  
   Час спустя три закутанные фигуры вошли в отдельную комнату, заказанную Абарой в "Эльхаябе", одном из популярнейших домов свиданий в Хараджане. Прислуга тут давно привыкла к посетителям, скрывающим своё лицо, и эти трое тоже не привлекли особого внимания. Скинув дорожные плащи, императорские посланцы предстали перед Кеном в своём привычном виде.
   - Для начала представимся, а то формально мы так и не познакомились, - сказал старший из трёх послов, который, как уже понял Кен, был среди них главным. - Я барон Вильтор Дюпюи.
   - Сэр Алан Шарк. Шевалье Мишель Кольбер, - по очереди представились двое других.
   - Моё имя вы уже знаете, - буркнул Кен. - А это Тальвар, верный мне человек, при нём можете говорить открыто, - кивнул он в сторону своего телохранителя.
   - Хорошо, - согласился барон и, не затягивая, перешёл прямо к делу:- Думаю, вначале вам стоит прочитать письмо, всё остальное обсудим после.
   С этими словами он достал из потайного кармана квадратный конверт и протянул его Абаре. Тот взял послание и внимательно осмотрел печать. На сургуче остался оттиск некоего дворянского герба, абсолютно ему не знакомого. Кен, озадаченный больше прежнего, вскрыл конверт и быстро пробежал глазами следующие строки:
  
   "Кену Абаре
   Друг мой! Жалею, что не могу лично поприветствовать тебя, как то подобает делать старинным приятелям, однако надеюсь, что такая возможность мне вскоре представится.
   Давненько мы с тобой не виделись. Уже два года минуло с нашей последней встречи, но я по-прежнему тебя частенько вспоминаю. Возможно потому, что в нынешнем моём положении очень трудно завести таких надёжных друзей. Веришь ли, я достиг того, к чему так долго стремился. Теперь я гвардейский генерал, частенько бываю на приёмах у самого Императора! Но всё это мне принесло не радости, а наоборот, сплошные печали, ибо судьба империи сейчас висит на волоске. Да что там судьба империи, судьба всего мира решается у нас на глазах!
   А ты, кстати говоря, в эти смутные годы поступаешь безответственно, прячась в вашем захолустье. Хотя не мне тебя судить, я-то прекрасно знаю причины твоих поступков.
   Однако не кажется ли тебе, что ты там засиделся? Может быть пришло время вернуться в столицу? Время громко заявить о себе?
   Слыхал ты на своих окраинах стал довольно известным, так какой теперь смысл продолжать прятаться там? Тем более, когда твоя сила так нужна нам здесь? Ежели дело в деньгах, то тут ты сможешь получить столько сколько пожелаешь.
   Однако я перехожу черту, бумаге нельзя доверять слишком много. Прошу тебя, отнесись серьёзно к моему предложению, которое изложит тебе на словах человек, привезший это письмо. Знай, ему можно всецело доверять.
   P.S. При дворе тебя ожидает одна молодая особа, с которой ты когда-то был хорошо знаком. Тебе стоит вернуться, хотя бы ради неё.
   Остаюсь твоим верным другом, Керим эль Балья"
  
   Сказать, что письмо удивило Кена, значит, ничего не сказать. Он был просто ошарашен.
   "Керим стал генералом? Частенько бывает у императора?" - никак не мог поверить он.
   Конечно, Кен хорошо помнил, каким амбициозным человеком был Керим. Тот всегда бубнил о своей великой судьбе, о своём предназначении, но, честно говоря, Абара никогда не относился к этому бреду всерьёз. И тут вдруг такое!
   Наконец, смирившись, с этой поразительной новостью, Кен ещё раз прочитал постскриптум.
   "Так при дворе меня ждёт молодая особа? - повторил про себя он. - Кто же? Леона?"
   Это полузабытое имя всколыхнуло в душе Абары какие-то, не совсем определённые чувства. Он глубоко вздохнул и, оторвавшись от чтения письма, поднял глаза на Вильтора Дюпюи.
   - Так, значит, вы посланец Керима? - спросил он. - Керим тут пишет, что самое важное вы сообщите мне устно.
   - Да, - подтвердил барон. - Именно так.
   - Ну, валяйте тогда, - разрешил Кен.
   Посол набрал полную грудь воздуха, собрался с мыслями и принялся говорить:
   - Начну с того, что императору очень нужна ваша помощь. Настолько, что он готов платить любые деньги. Слышите, любые! - акцентировал он.
   - Неужто так припёрло? - язвительно поинтересовался Абара.
   Однако Дюпюи пропустил эту колкость мимо ушей и продолжил:
   - Наверно тут, на окраине империи, вы мало интересуетесь мятежом Д'Аржи и ходом сражений с повстанцами?
   - Ну да, у нас тут своих повстанцев хватает, - усмехнулся Кен.
   - А между тем, война с Д'Аржи превратилась в битву за выживание всего человечества! - с пафосом заявил барон.
   - Да что вы говорите, - снова съязвил Кен. - А вот Гашибей-хан меня недавно уверял, что важнее битвы с Кулай-ханом на свете ничего не бывает. А ведь Кулай-хан его родной брат...
   - Тут шутки не уместны, - грубо оборвал его Дюпюи. - Я говорю абсолютно серьёзно!
   Кен замолчал, впечатлённый взрывом эмоций этого доселе спокойного человека, а тот вдохновенно продолжил:
   - Всё дело в том, что армия императора теперь сражается не только с повстанцами Д'Аржи, но и с колдунами глоранами. Это куда более серьёзный противник! Государство глоранов де-факто поддержало мятежников и теперь идёт непримиримая война за господство: люди против глоранов. Если победят они - мы навсегда станем их рабами, если победим мы, то сохраним свободу. Третьего не дано!
   Он говорил убедительно, но Кена его речь не слишком-то впечатлила, ведь он уже слышал нечто подобное раньше. Два года назад. И, кстати, тот человек высказывал ещё одну мысль, не слишком согласующуюся со словами Дюпюи.
   - Одна моя знакомая, между прочим ясновидящая, говорила примерно то же, что и вы, - перебил имперского посла Кен. - Но, кроме того, она объяснила мне кое-что про характер глоранов. Видите ли, они практически бессмертны, а бессмертие порождает чудовищный эгоизм. Для глоранов нет ничего ценнее их собственной жизни, поэтому-то никто из них не станет участвовать в людских разборках ни на стороне мятежников, ни на стороне императора.
   - Истинная правда! - с жаром поддакнул барон. - Их мерзкий, трусливый характер мы хорошо изучили за последнее время. Но всё-таки есть кое-что, что вы не учитываете.
   - И что же это? - поинтересовался Кен.
   - А то, что сейчас глораны вынуждены бороться за свои драгоценные шкуры, ведь об их участии в организации мятежа теперь стало общеизвестно. И когда Д'Аржи падёт, император немедленно объявит глоранам полномасштабную войну, - пояснил Дюпюи.
   Кен обдумал слова барона и, согласившись в целом с его доводами, перешёл к сути дела:
   - Допустим, вы и правы. Допустим, император действительно ведёт борьбу за судьбу всего человечества. Но причём тут я? Зачем я вам так нужен?
   Посол, похоже, ждал этого вопроса, и заготовил ответ заранее. Правда, начал издалека:
   - Не знаю, слышали ли вы или нет, но мятежники с какого-то момента совсем перестали применять огнестрельное оружие, - сообщил он. - Поначалу наши стратеги удачно пользовались этим обстоятельством. Число мушкетёров и пушек в императорских войсках было утроено, и повстанцы стали терпеть одно поражение за другим. Казалось, мы решительно побеждаем. Но тут глораны сделали свой ход. Они предоставили сторонникам Д'Аржи новое оружие - магические самострелы и катапульты. Внешне они самые обыкновенные, однако, силой, приводящей снаряд в движение, в них является магия. Такое оружие по скорострельности, дальнобойности и точности заметно превосходит наше.
   - Это ж совсем как амулеты силы хольдов! Неужели глораны решились делать их массово? - удивился Абара.
   - Нет, - возразил Дюпюи. - В отличие от настоящих амулетов силы, эти самострелы работают за счёт магии волшебника глорана, который должен находиться где-то поблизости. Поэтому-то сейчас в каждом значительном отряде мятежников обязательно присутствует хотя бы один глоран. Он никогда не высовывается, действует всегда из-за спины людей, но от этого не менее опасен. Да что там говорить, с появлением нового оружия императорская армия абсолютно утратила инициативу. Мы попросту проигрываем.
   - И тут появляюсь я! - снова сострил Кен.
   На этот раз посол не только улыбнулся шутке, но даже соизволил на неё ответить:
   - И тут появляется Керим эль Балья, - передразнил Кена он. - Генерал Балья сумел собрать вокруг себя нескольких хольдов и доказал на деле, что их совместные действия являются сильнейшим оружием империи. Теперь мы все верим, что обладатели амулетов силы станут ключом к нашей победе.
   - Ясно, - протянул Кен. - Понятно теперь, для чего я вам нужен.
   - Да, - кивнул барон Дюпюи. - Но не только вы. Нам нужны все хольды и все наёмники, состоящие на службе у таких изменников трона, как Гашибей-хан. В этом-то и состоит истинная миссия нашего посольства. А письмо императора лишь предлог.
   - Ну, с этим всё понятно, - улыбнулся Кен. - Теперь вернёмся к оплате. Давайте-ка, обсудим её поподробнее.
   При этих словах барон заметно поморщился. Как истинному патриоту и потомственному дворянину, ему претил интерес наёмников к финансовой стороне вопроса. Но всё же он выполнил просьбу Абары и повторил:
   - Император согласен платить столько, сколько попросите. В пределах разумного, конечно.
   - Пределы, знаете ли, у всех разные, - расхохотался Кен. - Три тысячи золотых мне. По сотне Тальвару и моему сержанту, ну и по десять монет на рядового латника. Всего около пяти тысяч карадо. Устраивает? - навеселившись вволю, предложил он.
   Названная сумма была неприлично завышенной, но барон Дюпюи и глазом не моргнул:
   - Торговаться считаю ниже своего достоинства, - ответил он.
   - Мне нравятся ваши принципы! - с саркастической ухмылкой одобрил Кен. - Давайте подписывать договор и раз уж мы договорились, половину денег гоните вперёд. Не обязательно золотом, можете дать банковский вексель. Мы, знаете ли, тут не в каменном веке живём.
   Барон, кивнул, достал заранее заготовленные бумаги и потянулся к писчим принадлежностям. Когда же контракт был подписан и вместе с именным векселем перешёл в руки Абары, тот сообщил следующее:
   - Существует как минимум два человека, способных помешать выполнению нашего договора. Первый - мой нынешний хозяин Гашибей-хан. Не думаю, что он обрадуется моему внезапному уходу. Второй - его брат Кулай-хан. Этот злопамятный "господин" имеет на меня зуб, ведь именно мой отряд в последнем сражении задал ему изрядную взбучку. Сейчас у него мало людей, всего пару тысяч бойцов, но на мою дружину хватит с избытком. Если Кулай-хан узнает, что я ухожу из Хараджана, то, как пить дать, устроит мне засаду.
   - На счёт Гашибей-хана можете не беспокоиться, - заявил барон Дюпюи. - Об этом вопросе мы с генералом Балья продумали заранее. Завтра я попрошу наместника разрешить вашему отряду сопровождать посольство до границы империи. Не думаю, что после сегодняшнего Гашибей-хан откажет мне в подобной малости.
   - Но тогда засады Кулай-хана нам не избежать, - возразил Абара. - Дело в том, что у Кулай-хана в городе полным-полно шпионов. Всё что будет известно при дворе, станет известно и ему.
   - Эту проблему вам надо решить самостоятельно, - отрезал Дюпюи. - В конце концов, вы же знаменитый хольд, великий воин и предводитель прославленной дружины!
   Кен согласно кивнул и глубоко задумался, однако в голову не приходило ничего путного. И тогда, видя затруднительное положение своего капитана, на помощь к нему неожиданно пришёл Тальвар. Наклонившись к самому уху Абары, телохранитель в нескольких коротких фразах изложил свой план.
   - Хм, может сработать, - похвалил Кен, затем, повернувшись к послам, пересказал предложенный Тальваром план действий:
   - Попробуем перехитрить Кулай-хана: через шпионов сообщим ему ложный маршрут, а сами тайно пойдём обходной дорогой. Когда Кулай-хан раскроет наш обман, его люди будут караулить нас совсем в другом месте.
   - Но как мы можем быть уверенны, что фальшивая информация достигнет Кулай-хана вовремя? Ведь мы даже примерно не представляем, как быстро городские слухи доходят до его ушей. Вдруг он не успеет перебросить войска на подложный маршрут? - выразил сомнения Дюпюи.
   - В этом-то вся и фишка, - улыбнулся Кен. - Тальвар уверяет меня, что владелец чайханы на базарной площади, один из шпионов Кулай-хана, а, кроме того, он держит связь с хозяином, посредством голубиной почты. Стоит там обмолвиться о нашем походе, как эта информация в буквальном смысле полетит к Кулай-хану.
   - Да, это может сработать, - одобрил барон. - Надо лишь грамотно "проболтаться".
   - Доверьте это нам, - неожиданно попросил один из младших послов. - Мне кажется, если информация будет исходить от нас, людей "неместных" ей больше поверят. Вроде как заезжие дурачки опростоволосились.
   - Пожалуй, - согласился Кен.
   - Тогда давайте обсудим маршрут, - кивнул барон.
   - Ага, - согласился Абара.
  
   Глава 2. Кошки мышки
  
   Утром третьего дня, когда небо на востоке начало розоветь, а петухи на бедняцких подворьях запели свои песни, отряд капитана Абары покинул Хараджан сквозь северные ворота. Согласно приказу наместника он должен был сопроводить посланников императора к границам подвластных Гашибей-хану земель, а после вернуться обратно. Стражники ворот, загодя предупреждённые об этом, не задавали лишних вопросов.
   Роль прикрытия для отряда исполнили двое послов, Алан Шарк и Мишель Кольбер, ехавшие верхом и возглавлявшие колонну наряду с Абарой и его телохранителями. Третий посол, барон Дюпюи остался в Хараджане. Он планировал продолжить выполнение своей тайной миссии и переманить на сторону императора других наёмников из числа присягнувших Гашибей-хану.
   - Хвала богам! Пока что всё идёт как по маслу, - облегчённо пробормотал Алан Шарк, когда городские стены остались далеко позади.
   Услыхав его слова, Абара саркастически усмехнулся.
   - И каким же богам вы возносите хвалу? Местным "Мосгулу" и "Хератоту" или столичным?
   - Вообще-то я чту Инго, - неуверенно ответил сбитый с толку посол. Он явно не понимал, к чему клонит молодой хольд.
   - А я вот, на вашем месте, не слишком бы доверял богам, - важно сообщил Кен. - Свою судьбу надо определять самому!
   Вообще-то, отеческий тон Абары, в данном случае был не совсем уместен, ведь посол выглядел куда старше, носил высокий дворянский титул и в целом имел полное право оскорбиться, услышав подобные нравоучения из уст двадцатилетнего юнца, пусть даже и знаменитого хольда. Но Шарк был не из обидчивых, поэтому он лишь спокойно возразил:
   - А разве не боги сделали вас таким, какой вы есть? Разве не они отдали в ваши руки амулет силы Асарада?
   - Мне его никто не отдавал, - мгновенно набычился Кен. - Я честно победил Асарада и забрал его амулет! Собственными руками!
   Накалившуюся обстановку поспешил разрядить второй посол, шевалье Мишель Кольбер:
   - Ну-ну, господа, не нужно ссориться! Нам ещё вместе ехать и ехать, - вмешался в разговор он. - Что до меня, то я считаю, что каждый из вас по-своему прав. С одной стороны боги управляют нашей судьбой, изредка предоставляя нам шанс. С другой стороны только мы сами можем этот шанс заметить и воспользоваться им. Вот как-то так.
   С этим трудно было поспорить, и зарождавшаяся ссора, затихла сама собой. А чтобы окончательно закрепить успех, шевалье Кольбер поспешил перевести разговор на другую тему:
   - Кстати, если уж мы всё равно об этом вспомнили, так уж ли хорош этот самый амулет? Неужто молва нисколько не преувеличивает? - поинтересовался он у Абары.
   Как всякий хольд, Кен страшно гордился своим амулетом силы, поэтому вопрос посла просто не мог не задеть его за живое.
   - Мой амулет один из самых древних, - важно сообщил Кен. - В те времена глораны делали их на совесть. Это после они стали добавлять в амулеты всякие подлянки и разные ограничения. В моём ничего подобного нет. Это абсолютное оружие!
   Заметив, что его речь не слишком-то убедила собеседников, Кен предложил:
   - Что попусту говорить? Давайте я вам лучше покажу!
   Не дожидаясь возражений, Абара выхватил свой меч, в рукоять которого он когда-то вставил амулет Асарада.
   - Смотрите, - велел он, подняв клинок над головой.
   В то же мгновение возле гарды меча возникла и стала расползаться в разные стороны какая-то густая, прозрачная масса. Буквально за пару секунд она превратилась в огромный пузырь, накрывший собой практически весь отряд наёмников.
   - Что это? Вода? - поинтересовался Алан Шарк.
   - Не угадали, - усмехнулся Кен. - Это воздух. Сила моего амулета: создание вязкого воздуха. По своим свойствам он и правда напоминает воду, но в нём вполне можно дышать.
   - Любопытно, - пробормотал Кольбер.
   - А теперь выстелите в него, - предложил Кен, заметив за спиной Кольбера короткий лук.
   Посол понимающе кивнул, снял с плеча лук и, туго натянув тетиву, пустил стрелу в полупрозрачную стенку пузыря. Стрела воткнулась в неё словно в вату и, потеряв скорость, медленно опустилась на землю.
   - То есть стрелы вашему отряду не страшны, - подытожил Шарк.
   - И пули и ядра тоже, - прибавил Кен и, в порыве внезапной откровенности, пояснил: - На самом деле, мой нынешний отряд сражается практически так же, как когда-то сражалась знаменитая "когорта печали" возглавляемая Асарадом. Это он придумал стратегию применения вязкого пузыря.
   - Стратегию? И в чём же её суть? - уточнил Шарк.
   - Посмотрите туда, - махнул на свою дружину Кен. - Не замечаете ничего необычного?
   Оба посла уставились на сильно растянувшуюся колонну наёмников. Воины Абары медленно шагали пешим строем, поднимая за собой целые тучи пыли. Каждый из полутора сотен бойцов был одет в одинаковый металлический доспех и нёс на плече длинное двухсаженное копьё. В целом, ничего примечательного, разве что громадный сержант, заросший чёрной бородой до самых глаз, да знаменосец, несущий красный штандарт с изображением растопыренной пятерни. Хотя, если хорошенько подумать, отряд Абары выглядел как-то простовато для своего довольно известного предводителя. Дружины других столь же знаменитых капитанов, сплошь состояли из закованных в броню всадников, поддерживаемых конными же стрелками. Мобильность кавалерии особо ценилась наёмниками с точки зрения тактики, а, кроме того, всадникам больше платили. Лишь начинающие командиры, не успевшие заработать ни славы, ни денег, собирали пешие отряды копейщиков, но даже они никогда не использовали такие длинные копья, крайне неудобные в мелких стычках. Заметив эти странности, послы указали на них Абаре.
   - Верно! Мы сражаемся в пешем строю, так как верхом, на полном скаку, поддерживать магический пузырь достаточно сложно, - пояснил Кен.
   - А с копьями что? - спросил Шарк.
   - Ну, это-то как раз наша фишка, - усмехнулся Абара. - Когда мы сходимся с врагом лицом к лицу, я ужимаю пузырь так, что вражеские бойцы оказываются внутри его стенки. В вязком воздухе трудно шевелиться, они копошатся там словно мухи, угодившие в мёд. А мы, с нашими длинными копьями остаёмся снаружи и легко их уничтожаем.
   - В этом и заключается суть стратегии, Асарада? - уточнил Кольбер.
   - Да, - подтвердил Кен. - Но я её улучшил, - гордо добавил он. - Дело в том, что его отряд, знаменитая "когорта печали", имел одну серьёзную слабость - хотя он и был неуязвим для стрелков противника, те, при условии некоторой подвижности, также оставались неуязвимыми для него. Скорость у копейщиков крайне низкая и избежать столкновения с ними не составляет особого труда. Я поначалу не знал, что с этим делать, бывало, битва превращалась в изнурительное противостояние - ни мы их достать не могли не они нас.
   - И что же вы придумали? - всерьёз заинтересовался Кольбер.
   - Взгляните туда, - ткнул пальцем в хвост колонны Кен.
   Там, позади вереницы копейщиков, медленно катились по дороге большие телеги, везущие запас провианта и нехитрый скарб наёмников. На последней из них послы с удивлением заметили среднего размера мортиру. А Кен, довольный произведённым эффектом, пояснил:
   - Мне сразу пришла в голову мысль усилить свой отряд походной артиллерией. Но я не мог этого сделать, пока не научился создавать и удерживать отверстия в стенке защитного пузыря. Зато теперь, с этим умением, мы можем бомбардировать врагов, оставаясь в полнейшей безопасности.
   Кен выглядел таким гордым и самодовольным, что Шарк просто не сумел сдержаться и съязвил:
   - Раз ваша дружина столь могуча, чего же мы прячемся от какого-то там Кулай-хана? - с невинной улыбкой поинтересовался он.
   Почувствовав насмешку, Абара насупился, но, всё же, пояснил:
   - Мы не прячемся, мы лишь обходим засаду. Не хочется этого признавать, но Кулай-хан довольно хитёр. Имея десятикратный перевес по численности войск, он может придумать нам какую-нибудь подлянку. К тому же у него могут оказаться чародеи, а против магических атак моя дружина не выстоит.
   - Ясно, - протянул Шарк, с плохо скрытой ухмылкой.
   - Зря смеётесь, - холодно произнёс Кен. - Из Хараджана в империю идёт несколько дорог, но все они проходят по ущельям. Даже никудышный стратег легко сумеет организовать там засаду. Когда же мы выйдем из ущелий на перевал, Кулай-хан окажется позади. И я гарантирую вам, что он не посмеет нас преследовать. А если всё-таки посмеет, то я продемонстрирую вам, что значит сразиться с Абарой в честной схватке!
   Ладно вам, господа, прекращайте собачиться! - снова выступил в роли миротворца Кольбер. - Не думаю, что слава капитана Абары родилась на пустом месте, - попенял он своему коллеге. - И, кстати, могу я посмотреть ваш амулет поближе? - спросил он у Кена и протянул руку, чтобы взять его меч.
   - Боюсь, что нет, - неожиданно отказал тот.
   - Почему? - удивился посол.
   - Думает ты его поломаешь, - снова съязвил Шарк.
   - Вовсе нет, - возразил Абара. - Просто мой амулет защищает мощная магия. Никто кроме меня не сможет взять его в руки. И если я отдам его вам - вы просто умрёте, причём довольно неприятным образом, - со зловещей ухмылкой пояснил он. Затем, повернувшись к Шарку, уточнил: - Так что, может, хотите попробовать?
   - Нет уж! - непроизвольно отшатнулся тот.
  

***

  
   В течение дня отряд Абары двигался по окружающей Хараджан плодородной равнине. Всё это время дорога петляла между просторных полей, оросительных каналов и аккуратных, заботливо возделываемых виноградников. Был самый разгар сезона сборки урожая и батраки, в больших соломенных шляпах, работали на полях, невзирая на жару и палящие лучи южного солнца. Сельское хозяйство в этих местах было всем - средством прокорма крестьян и источником богатства высшей знати, поэтому Гашибей-хан уделял много внимания его развитию и защите. Так в каждой встреченной ими деревне был свой небольшой гарнизон стражников и обязательная смотровая вышка. Отряду Абары приходилось постоянно останавливаться и предъявлять подписанную наместником подорожную. Однако в этом был и свой плюс - бдительность стражи делала данный отрезок пути вполне безопасным. Для Кулай-хана устроить засаду здесь, на равнине было практически нереально.
   Лишь ближе к вечеру наёмники достигли предгорий Требта. Тут завершалась граница возделываемых земель, а доселе широкая дорога из Хараджана в империю, превращалась в три пути, расходящихся веером по соседним ущельям, и если Кен с послами не просчитались, то на одном из этих путей, в крайнем справа ущелье, их должна была поджидать засада Кулай-хана. Вторая дорога, проложенная по центральному ущелью, хоть и являлась наиболее короткой, для их отряда была не совсем удобна, поскольку вела к землям барона Виго. Этот меркантильный дворянин устроил на одном из своих перевалов укреплённую заставу и собирал дань с проходящих путников. Оставался третий, крайний слева путь и именно им отряд Абары планировал проскочить опасный участок.
   Едва колонну наёмников обступили первые, ещё невысокие горы, Кен явственно ощутил нехорошее предчувствие. Места, где им предстояло пройти, и в самом деле, будто специально были придуманы для засады: узкая, в ширину телеги, дорога, петляла вдоль каменистого берега бурной, громко ревущей речушки. Окаймлявшие её холмы, поначалу низкие и голые, быстро сменились крутыми, поросшими густой растительностью склонами. А временами то слева, то справа от колонны наёмников вырастали отвесные скалы, наводящие на мрачные мысли об опасности камнепада. Бывало на них даже падали камни. В такие моменты воины нервно искали глазами солдат противника, но всякий раз причиной обвала оказывались горные козы, напуганные появлением людей.
   Так продолжалось довольно долго, отряд Абары успел далеко углубиться в ущелье, когда навстречу им из-за поворота дороги, выехал человек, сидящий верхом на тощем ишаке. Телохранители Абары мгновенно среагировали на угрозу и сорвались вперёд, оставив своего капитана наедине с послами.
   - Что там ещё? - занервничал Алан Шарк.
   - Сейчас узнаем, - ответил Кен. - Тальвар быстро разберётся и доложит.
   Кен оказался прав, Тальвар вернулся обратно всего через пару минут, причём в сопровождении захваченного человека, оказавшегося седым стариком.
   - Это всего лишь Зухеш, - лаконично сообщил телохранитель. - Выслушай его, сагиб, он говорит кое-что любопытное.
   - Что ещё за Зухеш? - раздражённо переспросил Кольбер.
   - Так, один мой знакомый, - отмахнулся от посла Кен и, перейдя на местный диалект, заговорил со стариком.
   На самом деле Зухеш для Кена был не просто знакомым, скорее кем-то вроде информатора или даже агента. Старик давно жил в этих горах, промышляя сбором трав для кальянных смесей. Год назад у него возникли трения с поселившейся по соседству разбойничьей шайкой, а Кен, в то время как раз выслеживал её по поручению наместника. Тогда Зухеш и капитан Абара смогли помочь друг другу и до сих пор поддерживали взаимовыгодные отношения.
   - Ну что там? - нетерпеливо спросил Шарк, едва старик закончил говорить.
   - Похоже, впереди засада, - озадаченно пробормотал Кен. - Зухеш собирал травы и случайно увидал в зарослях десятки вооружённых людей. Ему повезло, и он сумел убраться незамеченным, - тут Абара задумался, прикидывая варианты, затем решительно добавил: - Выходит Кулай-хан осведомлён о наших истинных планах!
   - Не стоит верить первому встречному! - возразил Кольбер. - Кто знает, может старикашку подослали, чтоб обмануть нас и не дать нам пройти! Может он провокатор!
   - Зухеш не провокатор! - осадил посла Абара. - В этом я могу поручиться.
   - Пусть так, - согласился Кольбер. - Но откуда Кулай-хану знать наши намеренья? Скорей всего он просто подстраховался и разместил небольшие дозоры солдат на каждой дороге, а старикан как раз на них наткнулся. До выхода из ущелья не так много осталось. Пойдём вперёд и запросто прорвёмся!
   Однако второй посол, Алан Шарк неожиданно поддержал Кена в этом споре:
   - Но если среди нас есть предатель? - предположил он. - Если такой человек действительно существует, он мог легко сообщить наши планы Кулай-хану, хотя бы через того же чайханщика. В этом случае, пойдя вперёд, мы попадём прямо в пасть к голодному тигру!
   - И что же вы предлагаете? - почти что перешёл на крик шевалье Кольбер. - Неужто хотите вернуться? Когда мы так далеко зашли?
   - Да. Всё-таки лучше перестраховаться, - подтвердил Кен. - Пойдём другой дорогой.
   - Какой? - заорал Кольбер. - Той, где вероятность засады практически сто процентов? Или той, где нужно отвалить монет барону Виго?
   Кен не нашёлся, что сразу ответить. Он понимал, что в словах посла есть определённый смысл, впрочем, как и в словах его коллеги, Алана Шарка. Кроме того, Абару продолжало беспокоить нехорошее предчувствие. Наконец, сделав над собой усилие и отрешившись от эмоций, Абара ещё раз хорошенько обдумал сложившуюся ситуацию. После длительной паузы он заявил:
   - Пойдём через земли Виго.
   - Ну да, вы сейчас богаты, - усмехнулся Кольбер. - Действительно, почему бы вам не поделиться с этим жадным старикашкой? Только вот, по слухам, он не признаёт векселя. Есть у вас золото?
   - Я много слышал о Виго, - перебил Кен. - Говорят, барон очень тщеславен, и если императорские посланники лично попросят его пропустить моих людей, он наверняка разрешит. Правда придётся завернуть к нему в замок. Конечно это крюк, но что поделаешь?
   - Я решительно против! - заявил Кольбер. - По-вашему у нас уйма времени? Так вот, сообщаю вам, что нас ждут в столице. И сумма, которую мы вам заплатили, включает в себя премию за скорость. Я не могу позволить вам задерживаться!
   При этих словах Кен поморщился. Какой же сложный этот Кольбер! Как же достали такие наниматели! Впрочем, они почти всегда такие.
   - Ладно, - вздохнул Кен. - Как вам другой вариант: моя дружина пешим ходом направится прямиком к заставе Виго. А мы с вами поедем к барону в замок и испросим разрешение на проход. Поскольку мы будем верхом, то, вероятно, успеем догнать дружину ещё на подходах к заставе.
   Посол замолчал, прикидывая что-то в голове, затем уточнил:
   - Сколько людей вы хотите взять с собой?
   - Тальвара и ещё человек десять телохранителей, - ответил Кен. - Остальных оставлю на Гипгепа.
   - Ну, хорошо, - подумав, согласился посол. - Такой вариант мне кажется вполне приемлемым.
  

***

  
   Едва решение было принято, Абара развернул дружину и повёл её в обратном направлении. Теперь, когда ненужно было опасаться внезапного нападения, наёмники шагали много быстрее, однако Кен прекрасно понимал, что эта скорость, в конечном счёте, может выйти им боком. Воины уже сутки провели на ногах, без нормального отдыха, и держались лишь на "морально-волевых". Поэтому на рассвете, когда отряд вернулся к перекрестку трёх дорог, Абара скрепя сердцем решил организовать привал:
   - Гипгеп, командуй остановку, - поравнявшись с сержантом, приказал он.
   - Есть, капитан! - отозвался тот и поднёс ко рту сигнальную дудку.
   - Стой! Не надо трубить, сделай это по-тихому, - остановил его Абара, вспомнив, что звуки в горах иногда распространяются непредсказуемо далеко.
   Гипгеп понимающе кивнул и побежал вдоль колонны, доводя до наёмников приказ капитана. Спустя какое-то время дружина нестройно остановилась.
   - Что случилось? Почему стоим? - раздражённо спросил Абару подъехавший Алан Шарк.
   - Бойцам нужен отдых, сделаем привал, - спокойно ответил Кен.
   - Привал? О чём вы говорите? - возмутился посол. - Забыли о Кулай-хане? По-вашему он станет сидеть сложа руки пока вы тут расслабляетесь? Конечно, мы все устали, но мы солдаты, для нас это норма! Отдохнём потом, когда проскочим опасный участок. Немедленно поднимайте людей и...
   - Заткнись! - вскипел Абара. - Ты сутки просидел в седле, натёр мозоль на жопе и думаешь, что заработал право рассуждать о силе солдатского духа? А ты попробуй вот так, как они, прошагать целый день в полном доспехе и с копьём на плече, тогда и поговорим!
   Выплеснув накопившееся раздражение, Абара пришпорил коня и ускакал прочь. Посол же так и застыл в полнейшем ступоре, за всю его предыдущую жизнь никто не смел разговаривать с ним подобным образом.
   - Что он себе позволяет? Кто он, в конце концов? Паршивый щенок! - сочувственно произнёс Кольбер, появившийся откуда-то из тени.
   - Так ты слышал? - заранее зная ответ, спросил Шарк.
   - Да, - подтвердил Кольбер. - Нужно бы проучить наглеца, да только вот момент неподходящий. Ну, ничего, небось, дорога длинная, ещё представится возможность.
   - О чём это ты? - не понял Шарк.
   - Да ни о чём, просто бесит! Какой-то ублюдок безродный смеет орать на потомственного дворянина! - ответил Кольбер. - Но ты знай, я всегда на твоей стороне, всегда постою за дворянскую честь!
   Тем временем Кен, не подозревая об этом разговоре, продолжил обустраивать дружину на привал. На самом деле он не планировал давать бойцам полноценный отдых, всего лишь пару часов на сон и холодную пищу, никаких костров и палаток, но даже так, забот хватало: нужно было расставить дозоры, выбрать позицию для лагеря, поесть, наконец. Поэтому солнце успело высоко подняться над горами, когда он смог прилечь. А уже через два часа Тальвар безжалостно будил его:
   - Вставай, сагиб, вставай! - больно пихая в бок, бубнил он. - Беда случилась, вставай!
   - Какого лешего, что там ещё? - раздражённо спросил Кен сквозь дрёму.
   - Один из возниц пропал, - сообщил телохранитель. - А вместе с ним исчезла лошадь.
   От такой новости Кен моментально вскочил на ноги.
   - Сбежал? - заорал он. - А что дозорные, проспали что ли?
   - Нет. Просто хитрый гад попался, обдурил дозорных. Пошёл прямо перед сменой караула, сказал, что отведёт на водопой прихворавшую конягу. Когда же дозор сменился, про него попросту забыли, - пояснил Тальвар.
   - Придурки пустоголовые! - выругался Абара. - Когда хоть это было?
   - Примерно час назад, - ответил телохранитель.
   Кен глубоко вздохнул, заставил себя успокоиться и хорошенько обдумал сложившуюся ситуацию. Итак, шпион Кулай-хана пошёл ва-банк. Что же из этого следовало? Какие причины могли заставить соглядатая раскрыть себя и покинуть отряд? Абара прикинул и так и эдак, но как он не старался, смог увидать лишь два возможных варианта. Допустим, изначально шпион не знал о том, что Кен пытается обхитрить Кулай-хана. Тогда, получается, подброшенная послами наживка сработала так, как они и рассчитывали, а засада устроена на первой дороге. В этом случае шпион впервые почуял неладное, когда отряд свернул на третью дорогу, вместо первой. С тех пор он искал возможность предупредить хозяина, но смог улучить момент лишь под утро. Такая версия выходила довольно стройной, правда оставались ещё солдаты, встреченные Зухешем на третьей дороге, но то, на самом деле, могли быть дозорные, оставленные там "на всякий случай". С другой стороны, возможно всё обстояло совершенно по-другому: если шпион каким-то образом узнал про задуманную Кеном хитрость и успел оповестить господина, то капкан должен располагаться на третьей дороге. В таком случае, всё шло по плану Кулай-хана до того самого момента, как отряд повстречал старика Зушеха. После наёмники повернули обратно и соглядатай понял, что добыча уходит. Дальше, как и в первой версии, шпион приложил все усилия, чтобы предупредить хозяина. Оба варианта выглядели равновероятными, на их основании трудно было понять, где же в действительности расположил свои войска Кулай-хан.
   "Ладно, что тут гадать, - отбросил сомнения Кен. - Средний путь, похоже, свободен, и если пойдём по нему, то к вечеру доберёмся до земель Виго. А там дорога выйдет из ущелья на перевал и Кулай-хан не посмеет нас преследовать. Там мы точно будем в безопасности".
   Приняв решение, Абара сразу начал действовать. Для начала он подозвал Гипгепа и задал ему хорошую взбучку за проштрафившихся дозорных, затем выделил дружине четверть часа на холодный завтрак и, наконец, велел бойцам строиться в походном порядке. Вскоре колонна наёмников вновь выступила в путь и вошла в среднее ущелье. Местность здесь мало чем отличалась от виденной накануне, всё те же крутые заросшие деревьями склоны, те же гранитные стены, речушка, похожая как две капли воды на вчерашнюю, и узкая, каменистая дорога. Однако сегодня Абара вёл себя куда увереннее и безжалостно гнал бойцов вперёд. Ставка на скорость вполне оправдалась, и солнце ещё высоко висело над горами, когда дружина Кена вышла на перевал.
   - Что ж, вот мы и проскочили, - обратился Абара к посланникам императора. - Теперь дело за вами. Вы готовы ехать к барону?
   - Конечно, мы же договаривались, - ответил за двоих Кольбер. - Когда отправляемся?
   - Давайте, прям сейчас, - предложил Кен. - Быстрей начнём, быстрей закончим.
   Послы не стали возражать, и вскоре маленький отряд из тринадцати всадников отделился от основной колонны и ускакал вперёд. Их целью был замок Кастел-Рок, родовое гнездо семьи Виго.
   В стародавние времена, когда предки нынешнего барона Виго выбирали место для своего замка, им приглянулась одна из гор в непосредственной близости от торгового пути соединявшего империю с южными феодами. Однако со временем, несколько сильных землетрясений изменили рельеф окрестностей, пути караванов сместились, и теперь Кастел-Рок находился на отшибе, в пяти часах езды от основной дороги. Чтоб сохранить контроль над сбором подорожной пошлины Виго отстроили новое укрепление, названное заставой, а древний замок сохранили в качестве жилища. Нынешний барон также не спешил покидать Кастел-Рок, отдавая должное его крепким стенам и неприступному расположению. А вот подъезды к замку, барона, похоже, не слишком-то интересовали. Дорога тяжёлая днём становилась вовсе непроходимой ночью, просто яма на яме. Кен убедился в этом лично, когда его лошадь споткнулась в темноте и травмировала ногу. Отряду пришлось остановиться на ночлег, и из-за этой непредвиденной задержки они добрались до замка только на следующий день, да и то после полудня.
   Никто из них не бывал здесь раньше, все видели Кастел-Рок впервые и все без исключения прониклись его внушительным видом. Замок располагался на высокой, голой как коленка, каменной скале, три стороны которой представляли собой отвесные обрывы. С четвёртой, передней стороны природа меньше постаралась для его защиты, тут склон полого поднимался от подножья до вершины. Недоработку природы устранили люди, создавшие два независимых уровня гранитных бастионов: сверху, на самой маковке горы, грозно нависло над обрывом главное двухэтажное здание замка, соединенное с высокой смотровой башней и обнесённое толстой крепостной стеной. Ниже, поперёк склона, располагался второй ярус стен, видимо пристроенный позднее. С обоих его краёв торчали мощные сторожевые башни, ещё две точно таких же башни защищали ворота посередине. Взаимное расположение укреплений позволяло обстреливать нижний ярус с верхнего, так что защитники замка в любой момент могли отступить на вершину, сохранив стратегическое преимущество над атакующими.
   В давние времена, до изобретения пушек, Кастел-Рок несомненно считался неприступным. Да и сейчас, в век осадной артиллерии, понадобилось бы немало усилий, чтобы силой прорваться в замок. Но Кен со спутниками не были захватчиками и без проблем попали внутрь: барон лично впустил их, едва услыхал, что у его ворот стоят послы императора.
  
   Глава 3. Благородные господа
  
   Вечером того же дня в трапезном зале замка Кастел-Рок, занимавшем едва ли не весь первый этаж главного здания, барон Эдуард Виго давал торжественный пир в честь посетивших его высоких гостей. Давненько барон не видал особ столь приближённых к императору, и чтобы не ударить перед ними в грязь лицом он приказал устроить всё по высшему разряду. Просторная трапезная обычно тёмная и мрачная сегодня была тщательно вымыта и блистала чистотой в ярком свете масляных ламп. Прислуга постаралась на славу, отскоблив копоть и въевшуюся пыль с дверей и покрывающих стены деревянных панелей. Старинные ковры и гобелены были подновлены, оружие и доспехи, служившие суровым украшением этого древнего зала, сегодня лишились своей застарелой ржавчины и сверкали, словно полированное серебро. Пока служанки драили и убирали, на кухне шли приготовления иного рода. Шесть поваров едва не сбились с ног, выполняя поручение хозяина, зато теперь в центре трапезного зала на большом господском столе, покрытом дорогой шёлковой скатертью и сервированном чеканным серебром, была приготовлена обильная пища. Представленное тут разнообразие могло порадовать любого, самого привередливого гурмана, одних только мясных блюд насчитывалось свыше двух десятков. Обитатели замка, судя по всему, не имели определённых предпочтений в еде и отдавали должное как местной, так и традиционной имперской кухне. По этой причине ягнёнок, запечённый в огненно остром соусе, неизменный фаворит застолья в южных феодах, соседствовал здесь с копчёной грудинкой и стейками из кабана различной степени прожарки. Имелись также пироги с ливером, колбасы, рыба и всевозможные закуски. А на почётном месте прямо посреди стола расположился павлин, запечённый целиком и украшенный собственными перьями. География напитков была подстать основным блюдам: от крепкого пшеничного вина, местного разлива, до ягодных наливок и забористой медовухи с далёких северных границ Акан.
   Пир начался после захода солнца, когда вечерняя прохлада пришла на смену изнуряющей дневной духоте. Первыми спустились в зал и заняли свои места постоянные обитатели Кастел-Рок, затем появились гости, успевшие отдохнуть с дороги и привести себя в порядок. Сам барон, дородный господин лет пятидесяти, занял место во главе стола на высоком резном кресле из чёрного дерева, напоминавшем скорее трон. Его довольно примечательное лицо с крупным, крючковатым носом, низким, покатым лбом и кустистыми бровями, сегодня выражало радушие и гостеприимство. Простые и приятные манеры барона в сочетании с неизменной улыбкой, довершали образ щедрого и хлебосольного хозяина. Глядя на него сейчас, трудно было поверить ходящим в простонародье слухам, приписывающим ему патологическую жадность и запредельное тщеславие.
   Место по правую руку от владельца Кастел-Рок занял его младший сын, Рафаил Виго, выглядевший так, как, наверное, выглядел сам барон лет двадцать пять назад. Такой же нос, те же кустистые брови, даже причёска похожая, но выражение лица абсолютно другое - ни капли дружелюбия, лишь неприязнь во взгляде и неприкрытая подозрительность. Рядом с этим желчным господином сидела его жена, невестка нынешнего барона, Виолетта Виго. Скорей всего ей было меньше тридцати, но прожитые годы уже оставили отпечаток морщин на её лице, которое и в юности нельзя было назвать особо красивым. На почётные места, напротив супружеской пары были посажены императорские послы Алан Шарк и Мишель Кольбер, сменившие ради такого случая дорожные плащи на роскошные бархатные камзолы.
   Помимо перечисленных персон за главным, господским столом поместились ещё шестеро: сэр Клементин, капитан охраны замка, Гильгаши, жрец Мосгула и по совместительству маг огня, сэр Груман и сэр Лотар, вассальные рыцари, хольд Кен Абара и дряхлый кастелян с крестьянским именем Джон Смит. Этот старик, как собственно и Кен Абара, когда-то начинал служить с самых низов и за многие годы достиг завидного положения в замке, сделав карьеру, практически невероятную для простолюдина. Однако даже после стольких лет его происхождение не было забыто, и старика кастеляна, хотя и посадили за господский стол, задвинули на пару с Кеном на самый дальний край, туда, где места считались наименее почётными. Старик и не думал протестовать, а Кена подобное отношение лишь позабавило, ведь в глубине души он считал хольдов много выше любых дворян и тем более простых рыцарей. Что же касается приставки "сэр" к имени, Кен не только был к ней равнодушен, но и считал её отсутствие даже удобным. Например, сегодня, если б не кравчий, рассаживавший гостей соответственно заранее составленному плану, Кен мог бы запросто сесть рядом с Тальваром, которому досталось место за столом для прислуги и рядовых воинов. Пища там хоть и была простой, зато не менее обильной, а в качестве лучшей приправы к ней имелось несколько вполне себе симпатичных служанок.
   "Да уж, там точно было бы поинтересней, чем с этим благородным семейством, - подумал Абара, глядя на злобную физиономию младшего Виго. - Ну да ладно, в конце концов, мы не развлекаться сюда приехали. Работа, прежде всего!"
   А если честно, Кен вообще был против этого ненужного пира и даже пытался убедить послов, отклонить приглашение барона Виго. Как всякий наёмный капитан, надолго разлучившийся с дружиной, он беспокоился о своих людях и хотел как можно скорее воссоединиться с ними. Однако оба посла и особенно Кольбер не пожелали прислушаться к мнению хольда и в место этого отправились на пир, сославшись на какие-то неписанные правила придворного этикета. Абаре не осталось ничего другого, кроме как молча последовать за ними.
   Когда все гости, наконец, собрались и заняли свои места, барон произнёс обязательный тост за здравие императора, а оба посла провозгласили ответные тосты в честь хозяина Кастел-Рок и членов его семьи. Затем на какое-то время наступила пауза, сопровождаемая дружным чавканьем и звяканьем столовых приборов. Но вот первый голод был утолён и меж присутствующими завязался разговор сам собой обратившийся к политике и ходу кровавой гражданской войны, раздирающей империю на две половины.
   - Как там обстоят дела с мятежниками? - спросил барон у посланников императора. - До нас доходили тревожные слухи. Вроде бы повстанцы окружили Карс и взяли его в осаду? Правда ли это?
   - Простите мою откровенность, но вы тут, на окраинах, совсем отстали от жизни, - мрачно усмехнулся Кольбер. - Карс пал два месяца назад, повстанцы стоят практически в шаге от столицы.
   - Не может быть! - поразился Виго. - А как же император? Как же двор?
   - Когда мы видели его в последний раз, Леопольд второй, также как и его ближайшее окружение, собирался перебираться в Верию, - ответил за коллегу Алан Шарк. - В окрестностях Верии, назначено общее место сбора для всех верных короне сил. Туда сейчас съезжаются все те, кто готов защищать свою страну с оружием в руках. Кстати, мы тоже направляемся туда.
   Почувствовав в словах посла невысказанный укор, барон Виго поспешил оправдаться:
   - Уж не думаете ли вы, что я трус? Или симпатизирую мятежникам? - с обидой в голосе переспросил он. - Ни в коем случае! Я ярый сторонник правящего дома. И если я остаюсь тут, то только по необходимости: я должен охранять свои владенья от жадных соседей из южных феодов. А, кроме того, род Виго уже внёс свой вклад в дело защиты империи. Мой старший сын, Томас, находится сейчас при дворе с двумя сотнями наших лучших воинов.
   - Простите, я этого не знал, - извинился Шарк. - Ни разу не встречал вашего сына в столице. Хотя, в последнее время множество дворян откликнулось на зов императора, всех запомнить просто не возможно.
   - О чём это ты говоришь? - перебил Кольбер. - Я часто слышал о Томасе Виго, говорят, он привёл отличную дружину. Сам генерал Балья неоднократно хвалил его.
   Придумав такую грубую лесть, Кольбер подмигнул озадаченному коллеге, видимо, прося подыграть. Его ужимка не укрылось от глаз Абары, наблюдавшего за этой сценой с другого конца стола, но почему-то осталась абсолютно незамеченной со стороны хозяев замка, сидящих поблизости. Они приняли слова Кольбера за чистую монету, правда среагировали по-разному: барон Виго, гордый и польщённый, расплылся в широкой улыбке, его невестка подозрительно зарделась, а младший сын, Рафаил Виго, злобно сверкнул нехорошим взглядом.
   "Ухты, какие страсти тут творятся! - подумал про себя Кен. - Похоже на любовный треугольник с участием родных братьев, да ещё из-за этой курицы, - взглянув на Вирлетту Виго, поразился он".
   Тем временем барон, желавший побольше узнать о своём старшем сыне, просто завалил Кольбера вопросами. Тот не сдавался и продолжал сочинять прямо на ходу.
   "Чего он добивается? - глядя на посла, удивлялся Кен. - На кой чёрт он подлизывается к этому толстозадому Виго? Да ещё так неуклюже, лучше б сознался уже, да перевёл тему на что-нибудь полезное. А, кстати..."
   Тут Абара внезапно вспомнил, что собирался уточнить кое-что у хозяина замка, но барон сидел далеко и был увлечён своим собеседником, поэтому Кен решил задать свой вопрос ближайшему соседу, кастеляну Джону Смиту.
   - Знаете, уважаемый, когда мы ехали сюда, в Кастел-Рок, я поразился, насколько плоха была дорога. И я тогда подумал, что вы, навряд ли ей пользуетесь, наверное, у вас есть другая дорога, скорей всего ведущая прямиком на заставу. Ну, как, моя догадка верна?
   - Вы абсолютно правы, - подтвердил старик. - Ваш отряд приближался к замку со стороны южных феодов, мы перестали пользоваться той дорогой, как только построили новую. Хотите, я покажу её вам на карте?
   - Конечно, - кивнул головой Абара.
   В этот самый момент на другом конце стола неожиданно вспыхнула ссора:
   - Чему ты радуешься, дура? - орал Рафаил Виго на свою жену. - Подумаешь, Томаса приняли при дворе. И что? Чего тут особенного?
   - Раф, заткнись! - одёрнул сына хозяин замка. - Не позорь меня перед людьми!
   Взбешённый барон выглядел устрашающе, впрочем, как и разозливший его отпрыск. Какое-то время они оба пялились друг на друга, будто собираясь просверлить оппонента глазами. Затем младший Виго всё-таки сдался:
   - Прости, отец! Я не сдержался, - пробормотал извинения он.
   Барон тяжело вздохнул и, отвернувшись от сына, обратился к гостям:
   - Мне жаль, что вам пришлось стать свидетелями столь неприятного инцидента. Приношу свои глубочайшие извинения.
   - Ничего-ничего, Вам не за что извиняться. Муж имеет законное право указать жене, на её ошибки, - вежливо возразил Алан Шарк.
   - В любом случае, причиной данного небольшого происшествия, несомненно, является крепость местного вина, - поддакнул Кольбер.
   - Это верно, - согласился барон. - Все мы выпили достаточно, возможно даже чересчур. Предлагаю выйти во двор и проветриться. Тем более, что там для нас заготовлено небольшое представление и сейчас как раз хороший момент, чтобы его посмотреть.
   Гости, заинтригованные словами хозяина, согласились без возражений. Загромыхали отодвигаемые стулья, все встали и отправились вслед за бароном, который отвёл их во внутренний двор Кастел-Рок, к просторной, ярко освещённой факелами, площадке с хорошо утоптанной землёй. В дальнем конце площадки у крепостной стены стояли соломенные чучела, несомненно, предназначенные для тренировки лучников или мушкетёров. Однако никаких стрелков здесь сейчас не было, вместо них посреди вытоптанного пространства стояли три воина, выглядевших весьма внушительно. Первый из них, высокий мужчина с жёлто-коричневой кожей местного уроженца, был одет в лёгкие кожаные доспехи ассасина клана Кафа, весьма известного в южных феодах. Кену доводилось встречаться с этим кланом раньше, и он прекрасно знал, что красная повязка на голове ассасина означала высокую степень боевого мастерства. В руках ассасин держал короткую пику с бамбуковым древком, другого оружия при нём не было. Второй воин был классическим мечником доппельзольднером. На нём был полный металлический доспех, скрывающий даже лицо, а в его руках был длинный двуручный меч, которым можно было с одного удара разрубить напополам облачённого в доспехи рыцаря. Третий боец, в противоположность двум предыдущим, выглядел почти полуголым. На нём были кожаные штаны и сапоги, а мускулистый, испещрённый шрамами торс оставался полностью обнажённым. Длинные светлые волосы воина, как и его борода, были заплетены в тоненькие косички, оружием этого бойца был огромный топор с обоюдоострым лезвием. Кену доводилось слышать о воинах далёких северных стран. Судя по рассказам менестрелей, они должны были выглядеть примерно так же.
   - Как вы уже наверно догадались, это ристалище используется нами для обучения солдат, а, кроме того, здесь же мы проводим тренировочные бои между нашими лучшими воинами, - поведал хозяин замка. - На самом деле это моя страсть, обожаю наблюдать за тем, как бойцы разных стилей соревнуются меж собой в искусстве владения оружием. И вот, когда я размышлял о том, чем бы я мог удивить гостей из столицы, то вспомнил об этом своём увлечении. Не знаю, любите ли вы поединки так, как люблю их я, но все мы, в конце концов, мужчины и в той или иной степени интересуемся ратным делом. Поэтому я принял решение устроить для вас это необычное состязание. Сейчас мой лучший боец, можно сказать мой чемпион, сэр Лотар Сарат одновременно сразится с тремя другими сильными бойцами. Поскольку бой проводится только для развлечения, а мои люди мне всё-таки небезразличны, они будут сражаться до условного поражения или до потери боеспособности, не важно, по какой причине она произойдёт. В общем, соперники постараются избежать ненужного кровопролития, но, уверяю вас, поединок всё равно останется увлекательным.
   Закончив объяснять, барон внимательно оглядел императорских послов и, увидав в их лицах интерес или как минимум любопытство, махнул рукой своему лучшему бойцу:
   - Сэр Лотар, начинай!
   Чемпион, казалось, с нетерпением ждал этой команды. Как только она прозвучала, он обнажил меч, и смело шагнул к своим противникам. Обитатели замка, стражники, слуги и даже некоторые рыцари, стали подбадривать его выкриками и пожеланиями удачи, а гости из столицы, непривычные к подобным развлечениям, следили за ним во все глаза. Что же касается Кена, его во всей этой ситуации удивило лишь одно - то, что чемпионом замка оказался именно сэр Лотар. Ведь тот в отличие от трёх своих противников не производил внушительного впечатления, не был особо высоким или широким в плечах, его доспех представлял собой стандартный панцирь ландскнехта плюс стальные наручи и самый простой шлем. Оружием чемпиона был типичный для рядовых мечников прямой и не слишком длинный клинок. Короче сэр Лотар ничем не выделялся из многих сотен бойцов, виденных Кеном ранее. Однако всё это оказалось справедливо лишь до того момента, как чемпион вступил в бой. Едва он начал двигаться, всем сразу стало ясно, что это необычайно быстрый и ловкий человек с превосходной реакцией.
   С самого начала схватки противники сэра Лотара попытались действовать против него сообща. Благодаря десяткам предыдущих поединков, они прекрасно знали способности местного чемпиона и не питали ложных иллюзий, которые вполне могли бы возникнуть у людей с ним не знакомых и оценивающих лишь численное соотношение сражающихся сторон. Поэтому, вместо напрашивающейся одновременной атаки, они начали бой с аккуратных манёвров на безопасном расстоянии, пытаясь обойти сэра Лотора по флангам и окружить его с трёх сторон. Но всё это было слишком очевидно, чемпион легко прочитал их тактику и переиначил её в свою пользу: вначале он несколькими обманными рывками вперёд-назад, заставил своих противников разойтись в разные стороны больше, чем они сами рассчитывали, затем рванулся к стоящему по центру ассасину. Двое других его противников поняли свою ошибку и попытались помочь товарищу, синхронно атаковав сэра Лотара с обоих флангов. Однако первой целью чемпиона оказался вовсе не убийца из клана Кафа, а северный варвар. Приблизившись к ассасину на расстояние удара его пики, сэр Лотар резко крутанул своё тело волчком, и сделал полный оборот, двигаясь вперёд и чуть влево. Этим движением он избежал встречного удара ассасина и проскочил между ним и подоспевшим сбоку варваром. Теперь темнокожему убийце требовалось пару лишних мгновений, чтоб развернуть свою длинную пику в сторону противника, на эти мгновенья он оказался выключен из борьбы. Северянин тоже очутился в неудобном положении - он попытался рассечь сэра Лотара своим массивным топором, но промахнулся и, ударив по воздуху, потерял равновесие. Явно издеваясь, чемпион легонько пристукнул варвара мечом по темечку, он бил плашмя, но варвар не носил шлема, и ему хватило. Словно срубленный дуб он с грохотом рухнул на землю. Теперь противников стало двое против одного, и перевес ещё более сместился в сторону последнего. Почувствовав кураж, сэр Лотар отбросил всякую осторожность и перешёл в стремительную атаку на ближайшего к нему врага, темнокожего ассасина. Тот в целом оказался довольно хорош, ловко обращался с копьём и быстро двигался, но до отточенной техники и проворности чемпиона ему было очень далеко. Прекрасно зная об этом, убийца сразу перешёл в глухую оборону, отчаянно пытаясь использовать преимущество длинны своего оружия. Но все его потуги оказались безуспешны, сэр Лотар простейшим обманным движением вправо-влево заставил ассасина отвести наконечник копья чуть в сторону, и, коротко взмахнув мечом, перерубил бамбуковое древко. По условиям поединка убийца, лишившийся оружия, уже считался побеждённым, но чемпиону этого было явно недостаточно. Сделав красивую подсечку, он уронил противника на землю и символически изобразил добивающий удар. С этого момента сэр Лотар остался один на один с закованным в броню доппельзольднером. Последний с самого начала схватки не поспевал за своими более лёгкими союзниками, он находился примерно в трёх шагах от чемпиона, когда тот вырубал варвара, и без толку торчал за спиной ассасина, когда тот орудовал своим копьём. Зато теперь, лишившись товарищей, бронированный великан смог наконец-то проявить себя. Размахивая своим гигантским мечом и выписывая им огромные восьмерки, он начал медленно оттеснять сэра Лотара к границе ристалища. Ни быстрота, ни проворство чемпиона против такой, лобовой атаки, помочь не могли, а отбить её силой щуплый и невысокий сэр Лотар даже и не пытался. Казалось, бой затянется, перейдя в испытание на выносливость, но чемпион опять сумел удивить зрителей. Медленно отступая от рассекающего воздух клинка, он вдруг шагнул вперёд навстречу верной смерти. Однако когда все уже мысленно похоронили его, сэр Лотар резко присел на одну ногу, описав второй, как циркулем, широкий полукруг. Получилась отличная, прямо-таки идеальная подсечка, доппельзольднер шлёпнулся на землю словно подкошенный. Чемпион же легко вскочил на ноги и провёл уже знакомый зрителям добивающий удар без касания соперника. Это была чистая победа, и все, кто наблюдал за схваткой, разразились бурными аплодисментами.
   - Невероятно, просто невероятно! - воскликнул Алан Шарк. - Потрясающее искусство у вашего рыцаря!
   - И в самом деле, настоящий ловкач этот сэр Лотар! - поддакнул Кольбер.
   Такой неподдельный восторг гостей, явно польстил хозяину замка, он выглядел так, словно хвалили его самого. Наконец, вполне насладившись произведённым эффектом, барон сообщил:
   - На самом деле у меня есть к вам одно предложение. Там, среди сопровождающих вас бойцов я заприметил одну очень интересную личность. Темнокожий воин, полностью лысый с татуированным лицом, вооружённый двумя кривыми клинками...
   Из всех приехавших вместе с послами людей под это описание подходил лишь Тальвар, поэтому Кен внимательно прислушался к дальнейшим словам барона Виго. А тот продолжил излагать:
   - Давеча вы просили у меня грамоту на беспошлинный проезд моих земель. Как я и обещал, я вам её предоставлю, но взамен тоже попрошу у вас встречного одолжения. Пусть этот лысый сразится с моим чемпионом. Насколько я понимаю, татуировки на лице означают принадлежность к клану Орта, по слухам в нём состоят только непревзойдённые воины, очень хочется проверить, насколько эти слухи правдивы.
   - Исключено! - вмешался в разговор Кен, чем страшно удивил барона Виго. Тот так посмотрел на хольда, будто заметил его впервые.
   - Это ещё кто такой? - спросил он у послов.
   - А вы разве не знаете? Я думал, тут все знают хольда Кена Абару, - удивлённо ответил Шарк.
   - Кен Абара? Тот самый Кен Абара? Который сейчас в Хараджане? - продолжил в замешательстве Виго.
   - Приятно познакомиться. Я, тот самый Кен Абара. Который сейчас здесь, прямо перед вами, - съязвил Кен, жутко раздражённый тупостью и хамством барона.
   После этой реплики Виго смущённо замолчал, видимо осознав, насколько грубо повёл себя со столь знаменитым гостем.
   - А собственно, почему вы против поединка? - неожиданно спросил Абару шевалье Кольбер. - Барон уважил нашу просьбу, не понимаю, почему мы не можем ответить ему тем же?
   - Не желаю подвергать бессмысленной опасности своего телохранителя, - резко ответил Кен.
   - Это не повод, - продолжил настаивать Кольбер. - Состязание проводится по очень гуманным правилам, в предыдущий раз, в бое трое против одного, не было пролито ни капли крови. Всего лишь парочка синяков вот и вся опасность.
   "Какого чёрта? Чего он добивается? Да и вообще, на чьей он стороне?" - раздражённо подумал Кен.
   - А может, спросим мнения вашего человека? - вдруг предложил Кольбер. - Или может, вы сами сразитесь вместо него? Кстати, господа, а это идея, как вам такой вариант? Хотите увидеть знаменитого хольда в действии? - спросил он у окружающих.
   Раздался нестройный хор голосов поддержки, а барон Виго, переменившись в лице, забормотал:
   - О, это было бы просто чудесно! Гораздо лучше, гораздо!
   - Ну как, вы согласны? - осведомился Кольбер.
   - Нет! - решительно отрезал Абара. - Полнейшая глупость, просить хольда сразиться с обыкновенным человеком, ведь результат такого поединка заранее известен!
   - Уверены? Нам вот так не кажется, - с усмешкой заявил посол. - И разве можно назвать сэра Лотара обычным человеком? Скорее избранником богов, паладином, и уж точно достойным соперником! Соглашайтесь, покажите нам, как вы владеете своим амулетом силы!
   - Прошу вас! Окажите любезность! - поддакнул барон Виго.
   - А может, вы просто боитесь? - вмешался в разговор Алан Шарк. - Может быть, сила вашего амулета не годится для схватки один на один? Да, точно, наверняка дело обстоит именно так. А если я всё-таки неправ, кончайте ломаться и покажите нам, за что император платит вам такую кучу золота!
   "Нет уж, довольно с меня оскорблений! - с холодной яростью подумал Кен. - Раз вы хотите войны, вы её получите, но не просите потом пощады!"
   - Хорошо, - вслух произнёс он. - Пожалуй, я соглашусь, но у меня тоже есть маленькое условие. Если я выиграю менее чем за пять минут, вы, Алан Шарк публично назовёте себя идиотом. Ну как, сгодится?
   Естественно такое условие показалось послу неприемлемым, Шарк открыл было рот чтоб возмутиться, но к нему подошёл Кольбер и что-то нашептал на ухо. Видимо шевалье обладал даром убеждения, по крайней мере, Шарк после услышанного резко переменил своё мнение:
   - Так уж и быть, сгодится, - махнул рукой он. - Но с маленьким уточнением: не пять, а три минуты.
   - Торгуетесь, словно продажная баба, - грубо рассмеялся Абара. - Ну да ладно, как только я выиграю, все итак поймут, что вы идиот.
   Не дав послу ответить на оскорбление, Кен отвернулся и направился прямиком к ристалищу, где терпеливо ожидал следующего соперника местный чемпион.
   "Что ж, бедняга, придётся тебе отдуваться за этих спесивых болванов, - мрачно усмехнулся хольд. - А, кстати, я кое-что забыл!"
   Кен вновь вернулся к толпе зрителей и вял у двоих ближайших солдат их мечи.
   "Не стоит портить своё оружие, хватит и этого, - прикинул он, осмотрев клинки. - Кажется, Виго хотел увидеть стиль боя двуручного мечника из клана Орта. Вот сейчас и посмотрит".
   Плотоядно усмехнувшись, Кен покрутил кистями рук, заставив клинки бешено вращаться в воздухе. Получилась довольно эффектная "мельница", заслужившая несколько одобрительных выкриков из толпы зрителей. Однако Кен старался вовсе не ради пустой похвалы, таким движением он подстраивал себя под балансировку незнакомого оружия.
   - Два меча? Интересненько, - ухмыльнулся сэр Лотар. - Пожалуй, позволю тебе начать первым...
   - Ладно, как скажешь,- согласился Абара и без дальнейших разговоров ринулся в бой. Помня об условиях поединка, Кен твёрдо решил наносить удары только плашмя клинком, но в остальном не стал сдерживаться. Он начал схватку с размашистой атаки в шею противника, затем нанёс длинную серию из пяти или шести ударов, орудуя двумя мечами, как барабанщик палочками. Чемпион ожидаемо уклонился от первого удара и смог, так или иначе, нейтрализовать все остальные. Он оказался даже проворней чем Кен рассчитывал, и в самый последний момент, на завершающем ударе серии, даже сумел контратаковать.
   - А ты довольно резвый, - похвалил Абара, легко отведя в сторону приближающееся острие клинка.
   - Ты тоже неплох, - пробормотал сэр Лотар, немного удивлённый скоростью и навыками противника.
   Не дожидаясь конца фразы, Кен снова совершил внезапное нападение. Теперь он применил технику клана Орта, отточенную в бесчисленных учебных поединках, проведённых с Тальваром. Суть её заключалась в силовом давлении на соперника, когда оба меча используются в основном для рубящих ударов, при этом второй клинок бьёт под тем же углом и с того же направления, что и первый, но с небольшим отставанием. Только очень сильный человек способен долго сдерживать подобные дуплеты, не прибегая к помощи щита, которого у местного чемпиона как раз таки и не было. В итоге поединок пошёл по запланированному Кеном сценарию. Каждая атака хольда, попавшая в подставленный для защиты меч, отдавалась свинцовой тяжестью в плече сэра Лотара. Вполне естественно, что этот опытный воин вскоре решил перейти от блоков к уклонам. Однако Кен заранее предугадал подобный ход событий и резко взвинтил темп, вынуждая чемпиона снова и снова принимать дуплеты на клинок. Всего через минуту подобного давления сэр Лотар начал задыхаться, чего с ним не случалось уже много лет. Кен доминировал над ним настолько явно, что, вероятно, смог бы победить, уложившись в три минуты, если б в схватку не вмешался слепой случай. Один из двух мечей Абары не выдержал множества ударов, наносимых плашмя, и разлетелся на части. Атака хольда на мгновенье спуталась, и чемпион сумел этим воспользоваться. Он моментально перешёл из обороны в нападение, нанеся целую серию отчаянных ударов. Все они были крайне опасны, но накопившаяся усталость не позволила сэру Лотару использовать свою технику на все сто. Если б не она, возможно, хольд остался б без головы.
   "Вот ублюдок! На поражение бьёт! А как же гуманность и всё такое? - подумал Кен, отбивая удар, нацеленный точно в горло".
   Увидев близкую угрозу поражения, чемпион, сам того не замечая, стал драться по-настоящему, нанося атаки несовместимые с жизнью. К тому же неудача, постигшая соперника, заметно прибавила ему сил, и теперь он с яростью достойной берсеркера лез в лобовое нападение.
   "Пора заканчивать с этим фарсом!" - всерьёз разозлился Абара, тоже испытавший прилив адреналина. Но легче было подумать, чем сделать и следующие секунд тридцать прошли в равноценном обмене ударами, из которых, ни один не достиг цели. Однако вечно это продолжаться не могло, и вскоре силы, приданные яростью, стали постепенно покидать соперников. Из них двоих сэр Лотар первым ощутил приход усталости, и чтобы побыстрей закончить бой, прибег к излюбленному финту - к подсечке. Чемпион идеально подгадал момент и хорошо начал движение, но с Кеном этот трюк не прошёл, ведь хольд с начала схватки ждал от соперника такого приёма. Он встретил подсечку ударом колена, угодившего сэру Лотару прямо в лицо. Так бой и закончился.
   - Четыре с половиной минуты, - радостно крикнул Шарк из толпы зрителей.
   - Хороший бой! Но мы чуток разочарованы, - добавил Кольбер. - Ведь мы так и не увидали ваш амулет силы в действии.
   - Да пошли вы! - тихо пробормотал Абара.
  
   Глава 4. Ультиматум
  
   Утром следующего дня, как только солнце поднялось над окружающими Кастел-Рок горами, на пороге выделенной Кену комнаты появился Тальвар. На нём поверх простой, холщовой куртки была одета лёгкая кожаная защита, обычно используемая мечниками для учебных поединков, другой такой же комплект он держал подмышкой.
   - Сагиб вставай! Самое время для тренировки, - вежливо, но вместе с тем настойчиво потребовал он.
   - Отвянь! Какая ещё тренировка? Я ж только накануне дрался, неужто тебе мало? - недовольно пробурчал Кен и перевернулся на другой бок.
   - Видал я этот ваш бой. Потому-то и говорю: самое время для тренировки! - лаконично ответил телохранитель.
   - Что, так плохо? - обречённо спросил Абара и открыл глаза.
   Вставать жутко не хотелось, но если расслабишься и дашь себе поблажку, то никогда не станешь лучшим. С такими мыслями Кен нехотя поднялся с кровати и начал приводить себя в порядок.
   - В этом замке серьёзно относятся к обучению воинов, - с одобрением отметил Тальвар. - Я без труда нашёл здесь всё, что нам потребуется. И кстати тут есть отличная купальня, где каждый может освежиться после ратных упражнений.
   Последнее было очень кстати. Жара в этих местах стояла нешуточная, и перспектива прохладной ванны весьма порадовала хольда. Едва узнав о ней, Кен начал шевелиться быстрее и вскоре оба воина уже стояли на тренировочной площадке.
   Как и всегда они практиковались в искусстве боя двумя мечами, в роли которых сейчас выступали бамбуковые палки, скрепленные по всей длине железными кольцами.
   - Сегодня поработаем над ударами с разворота, - сообщил Тальвар, становясь в стойку. - Атакуй меня изо всех сил.
   - Хорошо, - ответил Кен и принялся кружить вокруг телохранителя, пытаясь подгадать момент для внезапного нападения. Наконец, после серии обманных движений, хольд быстро обернулся спиной к Тальвару и нанёс коварный удар с разворота, однако как он ни старался телохранитель без видимых усилий отразил атаку.
   - Резче сагиб! Ты сегодня движешься, как сонная муха! - рассердился он и с быстротой молнии ударил в ответ.
   Какое-то время над тренировочной площадкой слышался только стук палок, ругань и тяжёлое дыхание соперников. Когда же они закончили бой, с них обоих градом стекал пот.
   - Что ж, самое время для купальни, - блаженно протянул хольд, стягивая с себя защитную экипировку. - Пойдем, остудимся!
   Спустя примерно полчаса Кен расслабленный и освежённый спустился вместе с Тальваром в трапезную залу Кастел-Рок, где для гостей и хозяев замка был приготовлен обильный завтрак. За прошедшую ночь слуги убрали оставшийся после пирушки беспорядок, и трапезная вновь засияла первозданной свежестью, чего никак нельзя было сказать о лицах, собравшихся в ней людей. Вошедшего хольда встретили несколько хмурых, помятых физиономий с явными следами похмелья. Из всех присутствующих лишь хозяин Кастел-Рок выглядел бодрячком, и продолжал излучать радушие и гостеприимство.
   Сегодня барон встретил Кена любезней вчерашнего и даже усадил его подле себя, на место отсутствующего Кольбера. Вот только хольд не обрадовался подобной перемене, ведь прямо напротив него теперь оказалась желчное лицо Виго младшего, выглядевшего крайне раздражённым. Возможно, причиной его дурного настроения была очередная ссора с женой, кресло которой сегодня пустовало. Впрочем, отсутствовала не только Виолетта Виго, место сэра Лотара также оставалось незанятым.
   - Да уж, хорошенько вы вчера моего чемпиона отделали, - беззлобно проворчал барон. - До сих пор на ноги встать не может. Лекарь говорит, что у него мозги встряхнулись, не меньше недели в кровати проваляется.
   - Бывает, - сочувственно ответил Кен и тут же перевёл тему разговора: - А где же шевалье Кольбер? Надеюсь, он помнит, что мы собирались уезжать сразу после завтрака?
   - Не получится, - усмехнулся Алан Шарк. - Шевалье тоже не встаёт с постели, правда, совершенно по другой причине, - добавил он и с намёком указал на кубок недопитого вина.
   Услышав это, Кен едва сдержал ругательства, готовые сорваться с языка. Он был настолько взбешён разгильдяйством посла, что не сумел скрыть гнев от хозяина замка.
   - А куда вам, собственно, торопиться? Днём ехать слишком жарко, оставайтесь тут до вечера, я буду только рад, - попробовал успокоить хольда барон Виго, он собирался продолжить свои назойливые увещевания, но в этот самый момент за окнами трапезной раздался пронзительный звук горна.
   - Чего там стряслось? Поди, узнай! - приказал барон прислуживающему за столом кравчему, однако не успел слуга удалиться, как двери зала со стуком распахнулись и впустили внутрь запыхавшегося рыцаря. Судя по раскрасневшемуся лицу и отдышке, тот бежал сюда от самых ворот.
   - Тревога! Замок в опасности! - выпалил он прямо с порога.
   На миг над трапезным столом повисла пауза, в течение которой присутствующие осмысливали сказанное, а запыхавшийся рыцарь просто пытался перевести дух.
   - Сэр Груман говори яснее! Что произошло? - очнулся, наконец, барон.
   - Сейчас, - кивнул рыцарь и, чуточку отдышавшись, принялся объяснять: - Примерно с полчаса назад к воротам Кастел-Рок подъехал небольшой отряд всадников, человек тридцать. Они выглядели точь-в-точь как караван местных торговцев и попросили разрешения остановиться в замке на один день. Охрана ворот, как и положено в таких случаях, послала за капитаном Клементином, а я в тот момент случайно оказался рядом, ну и решил прогуляться с ним за компанию. Вдвоём мы поднялись на крепостную стену и заговорили с этими мнимыми торговцами. Сэр Клементин стал выяснять, кто они и как здесь очутились, те что-то ему отвечали, но разговор шёл на местном диалекте и я, честно говоря, мало что понял. В итоге сэр Клементин запретил открывать ворота, а купцам посоветовал отправляться сразу к заставе. Это ужасно взбесило их старшего, он начал сквернословить и угрожать, а перед тем как уехать, пустил в нашу сторону стрелу с привязанным письмом. Вот оно, прочтите! В нём настоящий ультиматум!
   Закончив свой рассказ, рыцарь протянул барону смятый кусок пергамента, тот взял его в руки, расправил и молча принялся читать. Все остальные в нетерпении уставились ему в лицо.
   - Что там, отец? Читай вслух, - не выдержал Рафаил Виго.
   - Ах да, сейчас, - пробормотал барон и уже открыл было рот, когда в трапезную с шумом ворвался шевалье Кольбер. Посол был взъерошен и наспех одет, но в целом выглядел довольно бодро для человека, который ещё недавно не мог подняться с постели из-за перепоя.
   - Что происходит? - возбужденно и как-то чересчур напористо спросил он. - Я слышал звук горна, а, поглядев в окно, увидал войска, окружающие замок. Мы в осаде? Но кто посмел?
   - Какие ещё войска? - в гневе проревел барон.
   - Не знаю, но их много, даже пушки есть, - всплеснув руками, ответил посол.
   При этих словах хозяин Кастел-Рок вскочил на ноги и ринулся к двери. Вне всяких сомнений он собирался немедля подняться на башню и увидать всё собственными глазами.
   - Отец, это подождёт! Ключ к происходящему наверняка в письме, - удержал барона Рафаил Виго. Читай быстрее!
   Барон остановился, кивнул и медленно опустился обратно в своё кресло.
   - Что ещё за письмо? - спросил Кольбер, единственный из присутствующих, кто не слышал истории сэра Грумана.
   - Долго объяснять, - ответил Алан Шарк. - Слушайте и сами всё поймете.
   Внимание всех присутствующих вновь обратилось к хозяину замка, а тот набрал в легкие воздуха и принялся читать вслух:
  
   "Барону Эдуарду Виго, хозяину крепости Кастел-Рок.
   Пишу тебе я, Кулай-хан, законный владыка Хараджана, господин бесчисленных нукеров, защитник порядка и справедливости, карающий меч Мосгула.
   Сообщаю тебе, что мои войска окружили крепость Кастел-Рок тройным кольцом. Числом их тьма, а стойкостью они напоминают горы! Никто не смеет противиться им на поле брани и всюду их ждёт великая победа!
   Но я не желаю войны! Мосгулом клянусь, я не желаю тебе зла! Мне лишь нужна голова моего заклятого врага: ничтожного хольда, известного в Хараджане под презренным именем Кен Абара. Волею моего бога, могучего и мудрого Мосгула, мне стало известно, что вышеуказанный Кен Абара находится сейчас в твоём доме с малой свитой. Отдай их мне, и я уйду, не причинив тебе ни капли зла.
   Внемли моей просьбе и соглашайся. Но ежели надумаешь ослушаться, знай, пощады тебе не будет. Последуешь в могилу за Кеном Абарой, и дети твои, и слуги твои, и все остальные уйдут в небытие.
   Время на раздумья тебе: один час. После мои нукеры вернутся за ответом. Надеюсь, ты будешь достаточно благоразумен.
   Кулай-хан"
  
   Барон читал послание Кулай-хана, а Кен почти физически ощущал, как вокруг него сгущаются чёрные тучи. С каждым новым словом, с каждой фразой опасность, угрожающая его жизни, становилась всё очевидней и очевидней.
   "Откуда Кулай-хан знает, где я? Как он меня нашёл? Да ещё в такой неудачный момент, когда рядом нет моей дружины? - лихорадочно соображал Кен. - Вот чёрт! А если Виго и вправду меня выдаст? Что делать?"
   Кен внимательно оглядел присутствующих, пытаясь определить по их виду, какое впечатление произвели на них угрозы Кулай-хана. Большинство, в том числе барон и Алан Шарк, выглядели разгневанными или сбитыми с толку, Мишель Кольбер был подозрительно возбуждён и лихорадочно сверкал глазами, но хуже всех смотрелся Виго младший, излучавший мрачную, ничем неприкрытую враждебность. И именно он нарушил паузу, возникшую после прочтения письма:
   - И что будем делать, отец? - чеканя слова, спросил он.
   Этот вопрос интересовал всех присутствующих, ну а для Кена он стал вопросом жизни и смерти, поэтому хольд с особым вниманием ждал ответа хозяина Кастел-Рок.
   - Как бы то ни было, мы не станем нарушать законы гостеприимства, - пробормотал барон, однако хотя его решение и склонилось на сторону Абары, тот не почувствовал себя спокойнее, поскольку тон, которым были произнесены эти слова, говорил о неуверенности.
   "А мог ли Виго сказать что-то другое? - внезапно осознал Кен. - Даже если он решит предать меня, он точно не станет делать этого в открытую, ведь он же видел меня в бою и хорошо понимает, что я задорого продам свою жизнь!"
   Да уж, теперь Абара мог доверять лишь Тальвару и тем немногим бойцам, которых сам привёл в Кастел-Рок. Даже императорские послы тут оказались как бы ни причём и запросто могли предать его, чего уж там говорить о хозяевах замка, случайно втянутых в чужие разборки. Им-то вообще не было смысла рисковать собственными шкурами.
   - Отец, как глава семьи Виго, ты должен, прежде всего, думать о её интересах! - напомнил Виго младший, подтвердив опасения Абары. - Ради чего нам сражаться с Кулай-ханом? Ведь это не наше дело?
   От этих слов Кену стало не по себе, он ясно понял, что дальше молчать крайне опасно, нужно бороться за мнение хозяина Кастел-Рок и любыми средствами склонить его на свою сторону.
   - Удивляюсь с тебя! - грубо рассмеялся Кен, оборвав на полуслове сына хозяина. - Не ваше дело, говоришь? А разве служение императору Акан больше не ваше дело? Разве вы уже примкнули к мятежникам?
   - Причём тут это? - удивился отпрыск барона.
   - Как это причём? - ехидно продолжил Кен. - Я в настоящее время нахожусь на службе у императора Леопольда второго, и вы, как его верные вассалы, должны оказывать мне всяческую поддержку. Несоблюдение этого основополагающего закона империи приравнивается к измене! Как вы можете называть себя дворянами, если не знаете такой простой истины?
   Насмешливый и в то же время уверенный тон хольда, несколько смутил Рафаила Виго. Почувствовав сомнения, он, как и рассчитывал Абара, перешёл от нападения к защите:
   - Откуда нам знать, что вы говорите правду? Я, например, слыхал, что хольд Кен Абара служит наместнику Хараджана в качестве обыкновенного наёмника, и я склонен верить данной информации.
   Это были те самые слова, которых Кен и добивался. Едва сынок барона окончил говорить, хольд тут же вынул свой контракт и выложил его на стол прямо перед глазами обоих представителей семейства Виго.
   - А в этой вот бумаге сказано, что я сейчас официально служу империи, - пояснил Кен для непонятливых.
   - Сущая правда, - подтвердил Алан Шарк, чем заслужил немую благодарность хольда.
   Поддержка императорского посла пришлась очень кстати. Теперь хозяин Кастел-Рок получил первый весомый аргумент в защиту Абары. Но намерения хольда этим не ограничивались, он показал свой контракт ещё и потому, что там была озвучена сумма вознаграждения и, если слухи о жадности барона Виго были хоть на капельку правдивы, то тот, несомненно, обратил внимание на неприлично высокий гонорар наёмника. Отыскивая путь к спасению, Кен решил просто-напросто купить лояльность барона и сейчас демонстрировал ему свою платёжеспособность.
   - Как сами можете убедиться, император меня высоко ценит и точно не обрадуется, если я не появлюсь в столице вовремя. Да что там говорить, он будет просто в ярости! - указав пальцем на контракт, заявил хольд и, видя, что уловка сработала, продолжил: - Однако, как человек человека, я вас прекрасно понимаю, конечно рисковать своим домом и своей семьёй не получая ничего взамен просто несправедливо. Поэтому, если вы до конца выполните свой долг и предоставите мне защиту, я гарантирую вам мою благодарность. Скажем полторы тысячи золотых. По-моему достойная награда, как думаете?
   От этих слов глаза барона алчно заблестели, ещё бы, ведь озвученная Кеном сумма равнялась годовой ренте со всех поместий, принадлежащих семье Виго. Неплохая добавка к доходу, но есть ли возможность получить ещё больше? Вот о чём стал думать меркантильный хозяин замка Кастел-Рок.
   - Давайте уже закончим делёж шкуры неубитого медведя, и всё-таки взглянём на численность и силу окруживших нас войск? - вмешался в разговор шевалье Кольбер.
   Толи случайно, толи специально, но одной этой репликой он разрушил планы Абары, заглушив призывный звон золота и заставив Эдуарда Виго вспомнить о грозящей им опасности.
   "Ну кто тебя просил вмешиваться? Ещё немного и у меня бы получилось! - раздражённо подумал Кен. - Ты вообще, на чьей стороне? Молчишь когда нужно, и разеваешь пасть, когда не требуется! Не пойму только, дурак ты, или нарочно"...
   Как бы то ни было, слова Кольбера сделали своё дело и вывели барона из под влияния магии драгоценного металла:
   - Правильно, - кивнул он. - Давайте вместе пойдём на смотровую башню и посмотрим всё своими глазами. Оттуда мы сумеем лучше оценить ситуацию.
   С ним никто не стал спорить, один за другим все поднялись из-за стола и гурьбой направились к дверям трапезного зала. Кен же, воспользовавшись моментом, незаметно подозвал к себе Тальвара и тихо прошептал ему свои распоряжения:
   - Собери наших людей и быстро возвращайся. Будь осторожен, теперь в этом замке никому нельзя доверять. Всё понял?
   Телохранитель молча кивнул и поспешил выполнять поручение Абары, а хольд присоединился к остальным и вместе с ними поднялся на крохотную смотровую площадку, на самой верхушке главной башни. Оттуда, с высоты птичьего полёта, как на ладони были видны все бастионы Кастел-Рок, а также его ближайшие окрестности. Взглянув на замок с этой точки, Кен ещё раз отметил, насколько грамотно была организована его защита. Так с северной, восточной и западной сторон, стены замка примыкали вплотную к отвесным склонам горы и являлись как бы их продолжением. Суммарная высота укреплений достигала тут пятидесяти саженей, что практически сводило на нет эффективность штурма. Единственным приемлемым направлением для атаки Кастел-Рок оставался юг, где склон горы спускался достаточно полого, но, как и следовало ожидать, строители замка постарались укрепить его защиту именно с этой стороны. Здесь помимо толстой внутренней стены, окружающей двор и главное здание замка, чуть ниже, уступом тянулась внешняя линия стен, пересекающая склон горы с востока на запад и ограниченная по краям круглыми сторожевыми башнями. Ещё две таких же башни защищали единственные ворота, расположенные примерно посередине наружных укреплений.
   Сейчас, когда охрана Кастел-Рок была поднята по тревоге, на верхних зубчатых площадках башен и кое-где на стенах стояли стражники, в стальных, сверкающих на солнце доспехах. А далеко внизу, у подножья горы виднелись клубы оранжевой пыли, обозначавшие собой движение вражеских войск. Отсюда было хорошо видно, что Кулай-хан в своём послании написал неправду, и замок вовсе не был окружён. Войска противника только собирались взять Кастел-Рок в кольцо и в данный момент обходили его слева и справа по склонам соседних гор. Впрочем, этот манёвр оказывал скорее психологический эффект на защитников замка, нежели служил реальной угрозой. Ведь в Кастел-Рок вела единственная дорога, и для осады замка вполне достаточно было её перекрыть, что Кулай-хан и сделал, поместив свой основной лагерь на южной стороне горы.
   - Сколько у врага солдат? Мне кажется, не меньше трёх тысяч. А вы как думаете? - не обращаясь ни к кому конкретно, спросил шевалье Кольбер.
   - Максимум две, - возразил Кен.
   - Даже две тысячи это слишком много! - с нажимом сказал Виго младший. - У нас, в Кастел-Рок, всего пару сотен латников. При таком раскладе, десять к одному, даже император не станет требовать от нас сражаться!
   - Да уж, это верно, - поддакнул Кольбер, чем дико разозлил Абару.
   "Что ж ты делаешь гад? Ты ж меня к эшафоту толкаешь!" - раздражённо подумал хольд и наградил посла гневным взглядом. Однако тот не понял намёка и, как ни в чём не бывало, продолжил раздувать панику:
   - Смотрите, - стал тыкать пальцем он. - Они тащат за собой пушки. Похоже, Кулай-хан решил расставить батареи сразу со всех сторон, а после начать перекрёстный обстрел! Скоро тут станет жарко!
   Отряды противника, обходящие замок по склонам соседних гор, и в самом деле имели в своём составе несколько лёгких полевых пушек. Кен сразу это заметил, но в отличие от Кольбера интерпретировал это в свою пользу:
   - Очень глупо разбивать артиллерию на части! Лишь с юга, со стороны ворот, обстрел имеет хоть какой-то смысл. С других направлений стены располагаются слишком высоко от подножья горы, и даже если Кулай-хану удастся пробить в них бреши, его войска не смогут этим воспользоваться!
   - Вот тут, хольд, вы неправы, - заговорил барон Виго, впервые с тех пор как они поднялись на башню. - Такая расстановка пушек вовсе не так уж бессмысленна. Всё дело в том, что у Кулай-хана не хватает солдат для плотного окружения замка, поэтому, если б кто-нибудь достаточно отчаянный спустился бы с его стен на верёвках, то чисто теоретически он смог бы ускользнуть. Однако теперь, когда у Кулай-хана будет по батарее с каждой из сторон Кастел-Рок, он сможет наградить спускающегося храбреца картечью и ядрами. Очень сомневаюсь, что в этих условиях хоть кто-нибудь доберётся живым до подножия горы, - тут барон посмотрел хольду в глаза и добавил: - Похоже, этот Кулай-хан вас сильно ненавидит и сделает всё, чтоб вы не сбежали из его ловушки.
   От слов барона Кену вновь стало не по себе. Он впервые понял, насколько серьёзно влип. Теперь его судьба оказалась в руках хозяина замка и если тот решит его выдать, то шансы выбраться живым будут минимальны. Подумав об этом, Кен с удвоенной энергией принялся убеждать Виго принять бой:
   - Всё это чепуха! - уверенным тоном заявил он. - Не забывайте, я очень сильный хольд и моя специализация: сражение в отряде. У вас тут в замке двести отличных бойцов, намного больше, чем в моей дружине. И если я со своим амулетом силы возглавлю ваших людей, то даже в чистом поле смогу легко разогнать жалкую свору дворняг, которых Кулай-хан зовёт своими нукерами! А мы, между прочим, не в чистом поле, мы за стенами одного из лучших замков империи. Неужто мы сдадимся без боя? Неужто мы струсим перед лицом врага?
   - Отлично сказано! Вот только это ваше "мы" не совсем уместно! Когда это "мы" успели объединиться? - язвительно прошипел Виго младший и, упиваясь своим сарказмом, хотел продолжить, однако был остановлен резким окриком отца:
   - Довольно Раф! - рявкнул барон и, обращаясь к Кену, произнёс: - Вы, хольд, несомненно, великий воин, в этом мы давеча убедились, и говорите вы решительно. Но громких слов тут не достаточно, если мы примем бой, чем вы сможете помочь моим людям? Достаточно ли силён ваш амулет?
   Вот это уже был разговор по существу, вселявший в хольда определённую надежду. Кен удовлетворённо кивнул и открыл было рот, собираясь ответить на поставленный вопрос, но его неожиданно опередил Алан Шарк:
   - У него потрясающий амулет! - с восторгом сообщил посол. - Он защищает от любых физических атак, будь то пули, ядра или стрелы. Все они не причинят ни малейшего вреда! Я собственными глазами видел это. Правда его амулет совсем не помогает против магии,- вдруг вспомнил Шарк и, смутившись, запнулся.
   - Ну, магии мы здесь можем не опасаться, - отмахнулся барон Виго. - Кастел-Рок защищён намоленными оберегами. Против них любое волшебство бессильно.
   Использование намоленных оберегов было одним из эффективных, но сложных и малораспространённых способов защиты крепостей и замков империи, однако, как и любая другая оборонительная магия, эта тоже имела свои изъяны.
   - А вы уверены, что эти обереги до сих пор действуют? - уточнил шевалье Кольбер. - Замок выглядит очень старым, а артефакты подобного рода имеют свойство терять со временем свою силу...
   - Всё в порядке, они не такие уж и старые, - успокоил посла хозяин замка. - Вы же наверняка обратили внимание, что внешняя стена Кастел-Рок пристроена намного позднее? Так вот, когда мой дед заказывал её строительство, он повелел разместить в каждой из четырёх башен намоленный оберег. С тех пор прошло меньше ста лет, так что беспокоиться не стоит.
   - Ясно, - коротко кивнул Кольбер.
   - Раз так, то Кулай-хану ничего не светит при штурме замка! Мы запросто отбросим его нукеров, а все возможные потери, материальные и человеческие, я обязуюсь возместить, - продолжил гнуть свою линию Абара. - Так что, вы на моей стороне? Готовы исполнить свой долг перед империей?
   - Не соглашайся, отец! - воскликнул Рафаил Виго. - Он просто нас использует!
   От этой фразы Кен недовольно поморщился, но возражать не стал. Он итак уже сказал достаточно, выложил все свои козыри, пообещал всё, что только мог пообещать, и теперь просто ждал решения хозяина Кастел-Рок. А тот продолжал трусливо колебаться. Он смотрел то на Абару, то на сына, тёр пальцем лоб и хмурил брови. Но вот, наконец, после затянувшейся паузы, барон неуверенно заговорил:
   - Честно говоря, меня взбесило то, как этот Кулай-хан пытался захватить мой замок посредством переодетых шпионов. И после этого он смеет заявлять, что не желает войны? Такое оскорбление спускать нельзя, так что сынок, извини, я тебя не послушаю, - тут барон повернулся к хольду и продолжил: - Я принимаю ваше предложение, но к сумме компенсации потерь прибавьте и те полторы тысячи, что вы пообещали мне прежде.
   - По рукам, - сразу согласился хольд. - И, кстати, наше время истекло. Я вижу гонцов Кулай-хана, направляющихся к воротам. Пойдёмте, огласим им ваше решение.
   Виго кивнул и шагнул к лестнице, а его свита один за другим потянулась следом. Вскоре все они уже стояли на каменных плитах внутреннего двора у подножья смотровой башни. Там к Абаре присоединился Тальвар, он выполнил поручение хозяина и сейчас рядом с ним стояли все десять телохранителей Абары, вооружённые и готовые к бою.
   - Быстро подсуетились, - в ответ на их появление съязвил Виго младший, но Кен не повёлся на очевидную провокацию и даже не стал оборачиваться. Вместо этого он поспешил за хозяином замка и, спустя какое-то время поднялся вслед за ним на крытую галерею, устроенную меж двух центральных башен, прямо над воротами Кател-Рок. Там свита барона остановилась и стала поджидать парламентёров Кулай-хана, медленно поднимавшихся от подножья горы. Возникла томительная пауза, в течение которой Кен пристально следил за настроением барона, поскольку чувствовал, что тот в душе продолжает колебаться. Опасения Кена в итоге подтвердились, это стало вполне очевидно, как только начались переговоры:
   - Ну как, барон, подумал над предложением нашего господина? - крикнул первый из посланников Кулай-хана, видимо старший.
   Всего их было человек пятнадцать, в полном вооружении и на прекрасных боевых скакунах. Они бесстрашно подъехали вплотную к воротам и без прелюдий обратились напрямую к хозяину Кастел-Рок, как будто знали, что тот их уже давно ожидает. Такая самоуверенность должна была продемонстрировать барону кто здесь главный, и это, в конечном счёте, сработало, усилив колебания и без того неуверенного барона.
   - Мы никогда не ссорились с вашим господином, и я не понимаю, на каком основании он осадил мой замок? - вопросом на вопрос ответил Виго.
   - Ты что ж не получал письмо? Или ты разучился читать? - грубо рассмеялся посланник. - Кончай шутить и говори, отдашь нам Абару или нет?
   - Я слуга императора и в соответствии со своим вассальным договором должен оказывать поддержку служителям трона, - вновь начал юлить барон.
   Его слова так и сквозили нерешительностью, это почувствовали все вокруг, в том числе и посланцы Кулай-хана. Не желая слушать этот детский лепет, они прервали Виго прямо на полуслове:
   - Довольно! Обращаюсь ко всем, кто сейчас стоит на той галерее, выдайте нам Кена Абару, и вы будете жить. Встанете на его сторону - умрёте! Решайте быстро!
   Очень вероятно, что Виго младший и несколько других рыцарей с удовольствием бы последовали этому требованию, но все они видели, каков хольд в драке, к тому же десяток телохранителей Абары, стоявших поблизости, смещал локальный расклад сил на сторону последнего. Из-за всего этого свита барона замерла в прострации, а Кен, напротив, стал действовать крайне решительно. Он молча выхватил лук у одного из стражников замка и быстро натянув тетиву, пустил стрелу в нахального парламентёра. С такого мизерного расстояния трудно было промахнуться, и стрела Абары вошла посланцу прямо в горло. Тот захрипел, обливаясь кровью, и, выпучив глаза, повалился на землю.
   - Вот наш ответ! Передайте его Кулай-хану! - крикнул Абара остальным парламентёрам , и, пустив вторую стрелу поверх их голов, заставил их ускакать прочь.
   - Что вы наделали? - очнулся барон. - Зачем вы нарушили правила ведения переговоров? Теперь Кулай-хан не остановится, пока не перебьёт нас до последнего...
   Абара в ответ на этот слабый лепет лишь грубо рассмеялся.
   - Мы тоже будем сражаться до последнего! Теперь уж в любом случае поздно отступать! - прекратив веселиться, пояснил он. - Или вы рассчитывали на что-то другое?
   В результате своевольной выходки хольда отношения между гостями и хозяевами Кастел-Рок заметно обострились. Барон, нахмурил, словно сыч свои кустистые брови и сердито сопел, сверкая глазами исподлобья, а его сын открыто сверлил Абару ненавидящим взглядом. Рыцари и другие приспешники Виго тоже угрюмо молчали, в целом поддерживая настрой своих господ. Все они прекрасно понимали, что нанесённое Кулай-хану оскорбление, может быть смыто только кровью. Теперь уже не важно, сдадут они Абару или нет. Со смертью парламентёра исчезла последняя возможность избежать штурма.
   Единственным, кто обрадовался такому положению дел, был сам Абара. С его точки зрения, всё повернулось как нельзя лучше, ведь после случившегося сторонники Виго оказались в одной с ним лодке. Неважно хотят они того или нет, теперь им придётся до последнего защищать Кастел-Рок, поскольку, если замок всё-таки падёт, то никому из присутствующих не будет пощады.
   - Не стоит расстраиваться! Мы надерём зад Кулай-хану! - заметив всеобщее уныние, пообещал Кен. - Держитесь меня и не пропадёте!
   - Надеюсь! А то вы натворили столько дел, что только чудо может всё исправить, - процедил сквозь зубы Виго младший.
   - Чудо нам не потребуется, - с усмешкой возразил Кен. - Всего лишь сотня латников и мой амулет силы. Большего и не надо!
   - Вот и отлично, - включился в разговор барон Виго. - Раз вы так говорите, мы предоставим вам шанс проявить себя. Оставайтесь тут вместе с капитаном Клементином и защищайте ворота. С вами будет половина наших людей, та самая сотня, которую вы просили. Мы же, вместе с сыном, займёмся обороной внутренних укреплений. Ну как, согласны на такое разделение?
   Кен на секунду задумался, почувствовав в словах барона некую недосказанность. Возможно, тот рассчитывал, что ярость Кулай-хана поутихнет со смертью хольда, и специально отправлял его на передовую. А может, так проявлялась мелочная мстительность хозяина замка, как бы то ни было, после своих пафосных слов Кен не мог отказаться, да и не хотел.
   - Отлично, по рукам! - с обезоруживающей улыбкой согласился он.
   - Мы тоже останемся, - неожиданно сообщил шевалье Кольбер. - Мы отвечаем за Абару перед императором и должны помочь ему в сражении. Верно сэр Шарк?
   - Ага, - неохотно подтвердил тот.
   - Тогда я возьму на себя руководство крайней западной башней, а ты сэр Шарк пойдёшь в восточную, - решительно продолжил Кольбер. - Нет возражений? - обращаясь к хозяину Кастел-Рок, уточнил посол.
   - Как пожелаете, - пожал плечами Виго.
   В этот самый момент где-то вдалеке, у подножья горы раздались хлопки пушечных залпов. Похоже, посланники Кулай-хана вернулись к хозяину и сообщили ему неутешительные результаты переговоров. Естественной реакцией на них стал обстрел Кастел-Рок, а после видимо должен был начаться штурм.
   Услышав свист приближающихся ядер, барон поторопился покинуть галерею, оказавшуюся теперь прямо на линии огня. Вместе с ним удалился и его сын, сверкнув напоследок злобным взглядом. За этими двумя потянулись к выходу приближённые барона. Когда последний из них скрылся из виду, Кен отозвал в сторону Тальвара и тихо прошептал ему:
   - Бери остальных и дуй за ними, не спускай с глаз со старикана и его отпрыска. Помни, твоя задача любой ценой предотвратить измену со стороны этой гнусной семейки. Делай что хочешь, руби их к чёртовой матери или бери в заложники, мне без разницы, лишь бы они не устроили нам неприятных сюрпризов. Всё ясно?
   Тальвар коротко кивнул и, взяв с собой телохранителей Абары, поспешил вслед удаляющемуся хозяину Кастел-Рок.
   "Ну что ж, с этим разобрались, теперь надо переговорить с капитаном и дать понять ему, кто здесь главный", - подумал Кен и шагнул в сторону застывшего неподалёку сэра Клементина. Там же, рядом с капитаном, крутились оба императорских посла, оставшихся, как и обещали вместе с Абарой.
   Беседа с капитаном прошла легче, чем хольд рассчитывал. Сэр Клементин, старый служака, похоже, не отличался особыми амбициями и с радостью и даже с облегчением передал бразды правления в руки Абары. В процессе разговора с ним Кен выяснил, что в ведении капитана, а значит теперь в подчинении у него самого, находятся сто восемнадцать стражников, из которых восемьдесят человек вооружены луками и арбалетами, а остальные современными мушкетами. Все эти люди были равномерно распределены по четырём сторожевым башням и прилегающим к ним участкам крепостной стены. Кроме того, в двух центральных башнях, пристроенных по бокам от ворот замка, имелась пара небольших мортир с пятью канонирами у каждой. Две крохотные переносные пушечки с коротким, расширяющимся к жерлу стволом, предназначенным исключительно для картечи, завершали всю доступную Кену артиллерию. В итоге с пушками получалось не густо, зато зарядов к ним имелось предостаточно, часть из них была сложена непосредственно в башнях, а часть в подземном пороховом складе неподалёку от ворот замка.
   На вопрос об управлении гарнизоном, капитан сообщил, что основные приказы отдаются сигналом боевого горна, более сложные и менее употребляемые команды разносят ординарцы, специально выделенные для этой цели. Кен не собирался ломать эту устоявшуюся систему, однако шевалье Кольбер придерживался другого мнения. С упорством достойным лучшего применения, посол требовал назначить его командиром гарнизона одной из крайних башен. Кен вначале возражал, но быстро утомился спорить и сдался. С его неохотного согласия императорские послы отправились руководить западной и восточной башнями, на этом вся предварительная подготовка к штурму закончилась. Теперь оставалось только ждать.
  
   Глава 5. Штурм
  
   Тем временем обстрел замка продолжался. Первые несколько залпов канониры Кулай-хана безбожно мазали, отправляя ядра то выше, то ниже цели. Но вот орудия прогрелись, наводчики пристрелялись, определив нужные поправки и ядра стали ложиться точнее. Ударяясь о стены и башни Кастел-Рок, они откалывали небольшие куски камня, разлетавшиеся в разные стороны кустистыми облаками мелких осколков. Однако, несмотря на зрелищность таких попаданий, все они были не слишком опасны, ведь калибра полевых пушек Кулай-хана не хватало, чтобы всерьёз угрожать прочности толстых крепостных стен. Зная об этом, вражеские канониры сконцентрировали огонь на воротах замка, но из-за большой дальности они никак не могли поразить такую относительно небольшую мишень. Наконец, после десятков бесплодных попыток, Кулай-хан велел придвинуть свои пушки ближе к цели. Он хотел поступить так с самого начала, но проявлял разумную осторожность, опасаясь ответного огня артиллерии Кастел-Рок, состав и дальнобойность которой были ему совершенно неизвестны. И вот, после тридцати минут безответного обстрела, Кулай-хан наконец-то набрался мужества, чтобы рискнуть и оценить дальнобойность пушек замка на собственном опыте. По его команде одно из четырёх орудий южной батареи, было снято с позиции и вручную передвинуто на двести саженей вверх по каменистому склону. Это дало практически мгновенный результат и вскоре в ворота замка впервые с начала боя ударило ядро.
   - Плохо! Так они разобьют ворота, - засуетился капитан Клементин и, указав на придвинутое орудие, добавил: - Та пушка уже в пределах досягаемости наших мортир. Давайте-ка её проучим!
   - Рано, - отмахнулся хольд.
   В ту же секунду второе ядро ударило в самый центр окованных металлом ворот. Раздался оглушительный звон, от которого у всех на галерее на миг заложило уши.
   - Тянуть нельзя! Иначе створки не выдержат, - продолжил настаивать на своём капитан.
   - Насколько я помню ворота в замке двойные?- внезапно уточнил Абара.
   - Да, всё верно, снаружи распашные створки, из дуба и стали, а с внутренней стороны опускается металлическая решётка, - подтвердил капитан.
   - Тогда поднимите решётку, а перед штурмом опустим её обратно, - не вдаваясь в детали, приказал Кен.
   Такой вариант позволял защитить внутренние ворота от преждевременных повреждений, однако он не устраивал сэра Клементина:
   - Они же всё равно продолжат стрелять, не понимаю, почему бы просто не отогнать эту пушку огнём наших мортир? - недоумённо проворчал он. - Или вы думаете, что внешние ворота нам не особо нужны? Уверяю вас, это не так, без них нам не выдержать штурма, особенно если враги используют таран...
   Сэр Клементин продолжал недовольно нудить, но Кен его игнорировал. В конце концов, капитану не осталось ничего другого, кроме как отправить нескольких стражников к подъёмному механизму решётки. Минут через пять она была поднята впрочем, это никак не помешало вражеским канонирам, продолжавшим расстреливать створки внешних ворот. Более того, видя полнейшую безнаказанность своей первой пушки, Кулай-хан велел передвинуть и остальные три. Одно за другим, орудия снимались со своих старых позиций и вручную перемещались вверх по склону. Вскоре вся батарея смогла вести прицельный огонь по воротам замка. С этого момента окованные сталью створки оказались под градом чугунных ядер, они гудели и трещали, рискуя развалиться в каждую секунду. Так бы наверно и произошло, если бы не Абара: едва последнее орудие Кулай-хана заняло новую позицию, хольд начал действовать и впервые с начала обстрела применил магическую силу своего амулета. Вынув из ножен свой колдовской меч, Кен произвёл на свет толстый пузырь из вязкого воздуха, накрывший собой ворота замка вместе с расположенной над ними галереей. Теперь вражеские пушки оказались не опаснее праздничных фейерверков, много шума и дыма и ничего более.
   - Что это? - поражённо пробормотал капитан Клементин, впервые увидав действие амулета Абары.
   Зрелище, в самом деле, производило впечатление - стремительно несущиеся ядра вдруг натыкались на едва видимую стену из сгустившегося воздуха и, потеряв скорость, бессильно падали на землю.
   - Некогда любоваться! Начинайте ответный огонь! - одёрнул капитана Абара.
   Этот момент и правда был хорош для контратаки, ведь благодаря хольду на вражеской батарее воцарилась полнейшая неразбериха. Канониры противника никак не могли определиться со своими дальнейшими действиями, толи продолжить ставший неэффективным обстрел ворот, толи искать новую мишень. Никто из них даже не помышлял о возможности ответного огня, а между тем, все четыре вражеские пушки сейчас находились в радиусе действия мортир Кастел-Рок, как и хотел того Абара. Он специально заманил их в эту зону, используя ворота замка в качестве наживки. Капкан захлопнулся, когда мортиры сэра Клементина выплюнули пару бомб на головы ничего не подозревающих нукеров Кулай-хана.
   - Отлично, накрыли первым же залпом! - воскликнул капитан, заметив, как одна из бомб разорвалась на вражеской батарее и раскидала в стороны обслугу пушек.
   - Велите нашим канонирам стрелять как можно быстрее. Сейчас главное темп. Завалите их снарядами! - приказал Абара.
   Но эти слова оказались излишними, капитан и сам понимал, что более удобной возможности разделаться с батареей Кулай-хана точно не представится. Он подозвал ординарцев и, объяснив им ситуацию, послал на башни к артиллеристам. В итоге обе мортиры Кастел-Рок стали стрелять как сумасшедшие, хотя и не очень точно. Бомбы полетели одна за другой, устроив настоящий ад вокруг позиций противника. В этих условиях солдаты Кулай-хана проявили неожиданную стойкость, они не только не сбежали, но даже попытались спасти батарею, откатывая пушки обратно вниз по склону. Однако под таким огнём все их потуги были заранее обречены на провал, одно за другим три первых орудия были уничтожены упавшими рядом бомбами, а довершил разгром взорвавшийся снарядный ящик, разнёсший в клочья последнюю пушку. Защитники Кастел-Рок встретили эту первую небольшую победу громким криком радости.
   - Ура! - заорал вместе со всеми капитан Клементин, и Кен на этот раз не стал его останавливать. Пусть порадуется и заодно поднимет боевой дух своих солдат. Вскоре это может очень понадобиться.
   А в лагере Кулай-хана наоборот воцарилось уныние. Потеря южной батареи была неожиданной и от того особенно неприятной. Однако в целом это мало что меняло, штурм начался, как и планировалось, сразу по завершению подготовки осадных приспособлений.
   В час пополудни три сотни вооружённых мушкетами стрелков и свыше тысячи пеших нукеров одновременно покинули лагерь у подножья горы и двинулись к стенам Кастел-Рок. Впереди шагали наименее ценные воины, одетые в сильно поношенные, разномастные тряпки и вооружённые чем попало. В общем-то, это были обнищавшие крестьяне и городское отребье, обиженное наместником Хараджана и потому примкнувшее к его противнику Кулай-хану. Лишь немногие из этих босяков могли позволить себе хоть какой-то доспех, да и у тех он был неполным и потрёпанным. Эти пёстро одетые люди, язык не поворачивался называть их солдатами, тащили на себе длинные осадные лестницы, что, несомненно, должно было привлечь внимание артиллеристов Кастел-Рок. По сути, несчастные бедняки стали смертниками, основной задачей которых было отвлечение огня от остальных, более ценных войск, идущих следом. В число последних входили наёмные стрелки, вооружённые громоздкими и не слишком точными мушкетами самой примитивной конструкции, а также пешие мечники и копьеносцы, составляющие ядро армии мятежного генерала. Каждый из этих пехотинцев имел металлический нагрудник, наручи, поножи и стальной шлем с откидной полумаской. Среди них, в той же толпе, шли боевые музыканты с барабанами, литаврами и кривыми медными дудками. Их хаотическая музыка сливалась с топотом солдат и лязгом металла, образуя безумную какофонию, будоражащую кровь и заставлявшую сердце сжиматься в предвкушении жестокой битвы. Последним, позади своих войск ехал сам Кулай-хан, на белом скакуне и в вызывающе роскошных, золочёных доспехах. Сопровождали мятежного генерала целый сонм всевозможных советников и несколько сотен конных телохранителей. Эти отборные воины сидели на откормленных боевых скакунах и практически не отличались по виду от отрядов рыцарской кавалерии, широко распространённых в центральных провинциях империи. Те же стальные панцири, такие же палаши и длинные копья.
   Со стен Кастел-Рок эта медленно приближающаяся армада смотрелась настолько внушительно, что разом остудила пыл защитников замка. Стоящие на галерее стражники тревожно зашептались, мгновенно позабыв о прошлом мимолётном успехе.
   - А ну не трусить! Не забывайте, что я, знаменитый хольд Абара, сейчас с вами! Я побывал во многих схватках, и обещаю добыть вам победу! - громко прокричал Кен, а затем добавил: - Предупреждаю: больше всего на свете я ненавижу трусов и паникёров, таких я буду безжалостно уничтожать прямо на месте!
   После такого окрика все лишние разговоры быстро стихли. Толи стражники действительно поверили в хольда Абару, толи прониклись его предупреждением, как бы то ни было, они замолчали и полностью сконцентрировались на противнике.
   - Здорово это у вас получается! - похвалил хольда капитан Клементин. - Душевно и доходчиво!
   - Ладно. Комплименты оставим на потом, - пренебрежительно отмахнулся Абара. - Займитесь-ка лучше артиллерией, нужно сконцентрировать огонь на тех лестницах, и пусть наводчики теперь целятся как следует.
   Капитан с готовностью кивнул, похоже, после разгрома вражеской батареи он начал больше доверять своему новому командиру.
   Когда же армия Кулай-хана вошла в зону поражения, мортиры замка опять открыли огонь. На этот раз наводчики не торопились, стараясь накрывать каждым выстрелом цепочки людей, несущих осадные лестницы. Однако остановить смертников Кулай-хана оказалось не так-то просто, даже если бомба падала рядом и выкашивала их осколками, места погибших тут же занимали другие, и штурмовые лестницы упрямо продолжали ползти к стенам Кастел-Рок. Лишь самые удачные выстрелы, попавшие точно в цель и разломавшие лестницы на части, могли остановить это неумолимое продвижение.
   - Чёрт, а они настырные! - уважительно и с примесью страха, отметил сэр Клементин.
   Хольд не стал отвечать, хотя в душе был полностью согласен с капитаном. Босоногие нукеры Кулай-хана действительно показали себя настоящими воинами, гораздо смелее многих профессионалов. И если атака будет продолжаться в том же духе, то стражникам Кастел-Рок придётся-таки постоять за стены своего замка в рукопашной.
   "Вот только сдюжат ли они?" - задался вопросом Кен.
   Тем временем солдаты противника постепенно приближалась. Когда они оказались на расстоянии мушкетного выстрела, сэр Клементин попросил у хольда разрешения открыть огонь. Кен кивнул и через пару минут стены замка огласил нестройный залп, по сути ознаменовавший собой настоящее начало сражения. Очень скоро к мушкетёрам присоединились арбалетчики, а после и лучники. Вражеские стрелки также не отставали, выйдя на дистанцию выстрела, они рассредоточились и стали поливать свинцом стены и башни Кастел-Рок. На каждый десяток пуль выпущенных защитниками, они отвечали сотней своих. Теперь любой зазевавшийся стражник, на секунду показавшийся из-за каменных парапетов, немедленно становился мишенью. Повсюду на стенах стало опасно и крытая галерея, выбранная Кеном в качестве командного пункта, также не являлась исключением. Свинцовые градины с завидной частотой начали влетать в её бойницы.
   - Вот ведь, какие назойливые! Мешают командовать боем, - по-стариковски проворчал сэр Клементин. - Может, вы ещё разок примените этот ваш амулет?
   - Пожалуй, - подумав, согласился Абара. - Но вначале оповестите наших стрелков, чтоб они не тратили попусту заряды и не стреляли в моменты, когда я буду поддерживать защиту.
   Капитан понимающе кивнул и засуетился, выполняя распоряжение хольда. Когда же каждый из стоящих на галерее стражников получил соответствующие инструкции, Кен вновь использовал силу вязкого воздуха. Поток вражеских пуль мгновенно прекратился, и стало возможным вернуться к бойницам, чтоб без помех оценить течение битвы.
   Как оказалось, за прошедшие минуты армада противника приблизилась к стенам почти вплотную. Однако старания артиллеристов Кастел-Рок не пропали даром, и на почти полторы тысячи вражеских солдат приходилось всего пять штурмовых лестниц. Заметив этот факт, Кен удовлетворённо улыбнулся.
   - Теперь слушайте очень внимательно, - велел он к капитану Клементину. - Нам с вами пока везёт, мы сумели сохранить ворота, да и стены замка тоже в порядке, так что единственным шансом для нукеров Кулай-хана являются эти штурмовые лестницы. Но даже их, как видите, осталось совсем немного. В этом состоит наш шанс...
   - Да, я тоже так думаю! - перебил его капитан. - Если удастся сломать последние пять штук, то вражеским солдатам никак не подняться на стены...
   - Нет! - отрезал Кен. - Не нужно ничего ломать! Наоборот, когда враги установят лестницы и начнут по ним подниматься, мы сделаем вид что отступаем.
   Тут капитан удивлённо захлопал глазами:
   - Зачем? - удивился он. - Людей у противника много больше и если они закрепятся на стенах, чёрта с два мы их оттуда выбьем!
   - Сэр Клементин, вы совсем не умеете слушать! - рассердился Кен. - Так вот, плевать, даже если нукеры Кулай-хана целиком захватят стены, всё равно пока в наших руках остаются башни, им дальше не пройти! А выбить их оттуда будет проще пареной репы, нужно лишь правильно использовать наши картечницы. Установим их в центральных башнях и направим так, чтоб можно было стрелять вдоль поверхности стен. Продольным огнём мы уничтожим всех, кто там окажется.
   - А как же мои стражники? Вы подставите их под картечь? - мрачно уточнил капитан.
   - Нет, чем вы вообще слушаете? Я же сказал, что мы изобразим отступление. Ваши драгоценные стражники должны будут с боем отходить к дверям башен, а когда стены полностью окажутся в руках врага, вот тогда придёт черёд картечниц, - терпеливо разъяснил Абара.
   Сэр Клементин на секунду задумался, затем кивнул головой, одобрив изложенный хольдом план действий:
   - Толково придумано, - похвалил он. - Отличное применение для наших картечниц! С близкой дистанции и прямо в гущу противника. К тому же вражеским солдатам нельзя будет даже разойтись в стороны, - тут капитан на миг замолчал, а после задумчиво добавил: - А мне такое в голову почему-то не приходило...
   - Погодите, это ещё не всё, - продолжил излагать Абара. - Сейчас, как вы видите, войска противника сильно рассредоточены, что резко уменьшает возможности применения наших мортир. Когда же враги установят лестницы, им, хочешь не хочешь, придётся кучковаться вокруг них, так всегда происходит при штурме стен. И это будет прекрасный шанс для наших канониров, пусть они готовятся завалить врага снарядами. Тут, как и в случае с батареей, не понадобится особая точность, главное будет поддерживать темп. Всё ясно? Тогда выполняйте!
   Пожилой капитан кивнул и с уважением посмотрел на своего молодого, но более опытного и, несомненно, более талантливого командира. От его взгляда Кену даже стало чуточку не по себе. Давненько он не сражался плечом к плечу с посторонними, а его собственная дружина привыкла к решительной манере боя и больше не проявляла такого щенячьего восторга.
   "Этот Клементин-то ничего, нормальный мужик, хоть и простоват для начальника гарнизона", - рассеяно подумал Кен и скользнул взглядом по войскам противника. Там прямо напротив ворот он увидал нечто такое, что сразу заставило его встрепенуться. Несколько подозрительных фигур, замотанных с головы до ног в тёмные балахоны, застыли в одинаковых ритуальных позах, с вытянутыми в сторону замка руками.
   "А вот и колдуны пожаловали! - мгновенно напрягся хольд. - Надеюсь, магическая защита Кастел-Рок вправду так хороша, как о ней отзывался барон Виго. Иначе всё сильно усложнится".
   В этот самый момент ужасный толчок сотряс землю. Он был столь мощным, что все стоящие на галерее, разом попадали с ног. Затем земля словно взбесилось, Кена швыряло то вверх, то вниз больно ударяя о каменную кладку. Не меньше минуты стены замка ходили ходуном, не давая защитникам подняться даже на четвереньки, а после всё успокоилось так же внезапно, как и началось.
   "Вот это силища! Вот это настоящее колдовство! - до глубины души поразился Кен. - Понятно теперь, какой козырь приберёг для нас Кулай-хан. А я-то, дурак, обрадовался, считал, что всё пройдёт по моему плану!"
   С этими неприятными мыслями Кен поднялся на ноги и с замиранием сердца огляделся по сторонам. Он ожидал увидеть чудовищные разрушения, но, как ни странно, Кастел-Рок совсем не пострадал, нигде в каменных стенах не было ни проломов, ни трещин, сторожевые башни тоже оказались в полном порядке. Замок был абсолютно цел, зато ландшафт вокруг него заметно изменился. Вся поверхность горы, начиная от крепостных стен и заканчивая сотней шагов вниз по склону, была изуродована прошедшим землетрясением. Доселе ровный участок скалы теперь представлял собой мешанину из всевозможных валунов, вздыбленных пластов породы и глубоких расселин.
   - Это чего, магия земли? - тяжело поднявшись на ноги, крякнул сэр Клементин. - Такое супротив нас не сработает, - тут капитан задорно рассмеялся и, кивнув в сторону, врага пояснил: - Представляю, как сейчас разочарован их командир!
   - Да уж, - согласился Кен.
   Войска противника и в самом деле выглядели несколько обескураженными. А как же иначе? Ведь, согласно их первоначальному замыслу, крепостная стена должна была разрушиться в результате прошедшей магической атаки. Если б такое действительно произошло, в стане защитников возникла бы паника, которую нукеры Кулай-хана планировали использовать для решающего нападения. Однако всё пошло не по плану, бастионы Кастел-Рок устояли, и вражеские командиры оказались не готовы к подобному развитию событий. Зная, что за отступление им придётся лично отвечать перед Кулай-ханом, они упрямо продолжили атаковать, поставив всё на штурмовые лестницы. Это, несомненно, был жест отчаяния, ведь трудно было всерьёз рассчитывать на то, что им удастся безнаказанно перетащить такие громоздкие конструкции через полосу обезображенной магией земли. Их расстреляли бы как мишени в тире, если бы хольд не приказал сохранить штурмовые лестницы для исполнения собственных замыслов.
   В итоге передовые отряды Кулай-хана при минимальном сопротивлении со стороны защитников Кастел-Рок доставили все пять оставшихся лестниц к стенам замка. Три из них они установили по левую сторону от ворот, а остальные две по правую. Крытая галерея, выбранная Кеном в качестве командного пункта, благодаря узким бойницам и острой крыше не привлекла внимания атакующих и Кену вместе с капитаном Клементином осталось только наблюдать. Со своего места они прекрасно видели, как солдаты противника установили лестницы, и как по ним поползли вверх вереницы людей, издали напоминавшие колонны рабочих муравьёв.
   Теперь, когда штурм, в самом деле, начался, и на стенах завязалась рукопашная, все пехотинцы врага, за исключением мушкетёров, разом пошли в атаку. Однако, как и предсказывал Абара, для такой массы людей пяти осадных лестниц было маловато, и возле них стали быстро собираться толпы бойцов ожидавших очереди на подъём.
   - Ну что, откроем огонь? - спросил у хольда капитан Клементин.
   - Рано, - ответил тот. - Дождёмся момента, когда они совсем потеряют осторожность и встанут ещё гуще. Тут самое важное нанести максимальный урон с первых же выстрелов, только тогда они запаникуют и побегут.
   Сэр Клементин не стал спорить с хольдом и следующие минут десять оба они молча наблюдали за происходящим. В течение всего этого времени стражники Кастел-Рок постепенно отступали под напором наседающих нукеров Кулай-хана. В конце концов, оба участка крепостной стены и слева и справа от ворот оказались полностью в руках противника, около трёхсот вражеских солдат поднялись на стены, остальные столпились внизу, вокруг лестниц.
   - Пора! - скомандовал Абара, стоящему рядом горнисту и не успел тот протрубить сигнал, как воздух огласили три пушечных выстрела.
   Пара мортир и одна из картечниц послали свои заряды в гущу противника. С такой предельно малой дистанции наводчики мортир не промахнулись и уложили бомбы прямо к подножью ближайших осадных лестниц. Не менее пятидесяти вражеских солдат разом превратились в кровавые ошмётки, еще больше пострадало, когда эти высокие, неустойчивые конструкции рухнули вниз вместе со всеми находящимися на них бойцами. Урон всего от двух разорвавшихся бомб значительно превысил сотню.
   Картечница проявила себя не хуже - благодаря удачному расположению, она первым же своим выстрелом очистила от противника большой участок стены к востоку от ворот. Из всех вражеских солдат, забравшихся на стену в этом месте, лишь половина избежала заряда картечи, но даже эти счастливчики оказались полностью деморализованы. Увидев ужасную участь своих искалеченных и разорванных в клочья товарищей, нукеры Кулай-хана запаниковали и, побросав оружие, устремились обратно к лестницам плотно занятым поднимающимися войсками. Возникла давка, развитию которой поспособствовал мушкетный залп со стороны башен Кастел-Рок. Под непрерывным огнём защитников градус паники быстро взлетел до предела и вражеские солдаты просто не выдержали. В поисках спасения они один за другим стали прыгать вниз с крепостных стен. Об этой невероятной победе Кен узнал от прибежавшего с докладом стражника, а вот другой стражник, пришедший с западного отрезка стены, наоборот принёс дурные вести.
   - Господин капитан, у нас там всё худо обернулось! Супостатов там, аки мух поганых, силой забрали стену и теперича в башню рвутся. Зело много их набежало, мы не сдюжим! - скороговоркой выпалил он.
   - Так чего вы ждёте? Почему ваша картечница до сих пор молчит? - набросился на него Абара.
   - Не могу знать! - ответил перепуганный стражник. - Господин императорский посол настояли, чтобы картечница была в ихней башне. Прохода теперича туда нет, и почему они не палят, я не ведаю.
   От этих слов Абара вслух заскрежетал зубами. Проклятый шевалье Кольбер с завидным постоянством доставлял неприятности.
   "Да кто ему вообще позволял вмешиваться в мой план? - возмущённо подумал хольд. - А если уж встрял и заграбастал картечницу себе, то почему тогда не стреляет? Какого чёрта он ждёт?"
   Как бы то ни было, теперь нужно было что-то делать с атакующим башню противником, ведь если враги сумеют захватить башню, то план Абары пойдёт псу под хвост.
   - Ладно, чёрт с ним! - взял себя в руки Кен. - Сэр Клементин, оставляю вас тут за главного. Ваша основная задача координировать огонь мортир. И помните: каждый последующий выстрел должен быть не хуже предыдущего!
   С этими словами Кен отвернулся от капитана и громко прокричал:
   - Все кто меня слышит, за мной! Готовьте мечи, ребята! Покажем супостату кто в этом замке хозяин!
   На галерее было около двадцати стражников и все без исключения откликнулись на призыв молодого, но заслуживающего уважения хольда. Сопровождаемый этим маленьким отрядом, Кен поспешил к атакуемой башне, пристроенной к западу от главных ворот. Первым, что он там увидел, стала окованная железом дверь, сотрясаемая тяжёлыми ударами с противоположной стороны. Напротив неё выстроился в линию десяток перепуганных стрелков, держащих дверь на прицеле своих мушкетов.
   - Что тут у вас? Это все ваши люди? - спросил Кен у стоящего здесь же сержанта.
   - Ещё двенадцать лучников на верхних этажах, и канониры у мортиры, - с готовностью отозвался тот.
   - А что с крайней башней? Есть с ней какая-нибудь связь? - продолжил выяснять Абара.
   - Откуда? На стене между нами полторы сотни вражеских солдат, как тут свяжешься? - безнадёжно махнув рукой, произнёс сержант, но после добавил: - Одно знаю точно: она ещё не захвачена, по крайней мере, так было пять минут назад, когда я в последний раз смотрел на неё с верхнего этажа. На тот момент обе наши башни находились примерно в одинаковом положении.
   - Тогда что случилось с картечницей? Почему она не стреляет? - уточнил Кен.
   - Да шут его знает. Картечница вроде на месте, торчит из окна второго этажа, а отчего не стреляет, не понятно, - пожал плечами сержант.
   Выслушав его, Абара крепко задумался, пытаясь на ходу скорректировать план боя с учётом новых факторов. Итак, на картечницу полагаться нельзя, а людей в его распоряжении чуть больше сорока, то есть явно недостаточно, чтобы освободить стену в рукопашной. Время тоже поджимает, дубовая дверь, хоть и окована толстым железом, долго не выдержит. Когда она рухнет, сотни вражеских солдат ворвутся в башню. Что делать?
   "Нужно что-то мощное, способное заменить собой картечный выстрел, - лихорадочно соображал хольд. - Может магия? Но где ж её взять?"
   И тут он вдруг понял. Идея, пришедшая ему в голову, была проста и в то же время гениальна. Однако надо было торопиться.
   - Есть у тебя кто-нибудь толковый в подчинений? Оставь его тут за главного, а сам дуй за мной! - обращаясь к сержанту, приказал Кен. - Хочу лично всё осмотреть.
   С этими словами хольд поспешил к винтовой лестнице и быстро побежал вверх по ступенькам. Он успел миновать два этажа, когда его, наконец, нагнал сержант. Вдвоём они вышли на крышу башни, где располагалась просторная смотровая площадка, служившая так же местом установки одной из мортир Кастел-Рок. Тут в густом дыму и непрерывном грохоте суетилась пятёрка слегка оглохших и почерневших от пороха артиллеристов. Согласно приказу сэра Клементина, они трудились в сумасшедшем темпе, посылая бомбу за бомбой в скопления солдат противника. Впрочем, после первых неожиданных выстрелов, выкосивших несколько сот врагов и поваливших все осадные лестницы, нукеры Кулай-хана отошли от стен и рассредоточились, мешая ведению прицельного огня. Теперь дальнейший ход сражения определялся теми двумя сотнями солдат, что успели забраться на запанную стену до начала обстрела. Если они захватят башни, то остановят мортиры и распахнут ворота для остальных войск Кулай-хана.
   "Но этому не бывать!", - подумал Кен и начал действовать.
   Для начала он высунул голову меж каменных зубцов, ограничивающих площадку по периметру, и внимательно оценил силы противника. Там внизу, на участке стены, зажатом меж двух сторожевых башен, скопились около двухсот врагов, вооружённых в основном мечами, топорами и луками. Как Кен и рассчитывал, они разделились на две примерно одинаковые группы, каждая из которых атаковала одну из башен. Другими словами, сейчас прямо под ногами Кена, возле дверей его башни столпилось не менее половины вражеских бойцов. Увидев это, Абара удовлетворённо хмыкнул и, обернувшись к артиллеристам, жестом подозвал к себе одного из них.
   - Насколько мощные бомбы у этой мортиры? Что будет, если одна из них взорвётся возле подножья нашей башни?- спросил у него хольд.
   Канонир задумчиво почесал голову, затем неуверенно ответил:
   - А чёрт его знает. Стены у башни толстые, но могут и не выдержать. Это как повезёт.
   - Плохо, так не годится, - прокомментировал Кен. - А можешь ты убрать часть пороха из бомбы, так чтоб башня точно устояла после взрыва?
   - Пожалуй, - кивнул пушкарь. - Думаю, половины заряда хватит. Только извлекать его надо очень осторожно, может бабахнуть.
   - Превосходно! - обрадовался Кен. - Ну что стоишь? Действуй! А товарищи твои пусть помогут.
   Канонир озадаченно кивнул и, не посмев спорить авторитетом хольда, взялся за эту рискованную работу. Посовещавшись вместе с другими пушкарями, он выбрал, по каким-то только ему ведомым признакам одну единственную бомбу, и, вынув из неё фитиль, принялись осторожно выковыривать порох. Процедура была кропотливой и крайне опасной, так как малейшая ошибка грозила взрывом. Потянулись томительные минуты ожидания, каждая из которых казалась втрое длиннее обыкновенной.
   - Шустрей давай! - поторапливал артиллериста хольд. - От твоей проворности сейчас засвистит жить нам или умереть!
   А в подтверждение его словам внизу, у дверей башни громко стучали топоры многочисленных врагов. Но вот, наконец, всё было сделано, бомба опустела ровно на половину, оставалось вернуть на место кожаный фитиль, определяющий время отсрочки взрыва.
   - Обрежь фитиль на три секунды, больше нам не потребуется, - приказал Абара и, повернувшись к сержанту, сказал: - Ты вроде парень толковый, поэтому доверяю тебе самое важное! Я сейчас пойду вниз и соберу стражников для контратаки. Ты же останешься тут и подождёшь ровно две минуты. После этого сбрось эту бомбу на голову нападающих. Всё ясно?
   - Ага, - кивнул сержант.
   - Тогда я пошёл, - сказал хольд и поспешил вниз по винтовой лестнице.
   По пути он заглянул на каждый этаж и забрал с собой всех встреченных защитников замка. Примерно через две минуты он привёл их к дверям башни, где ранее оставил свои основные силы. Объединив стражников вместе и собрав их кольцом вокруг себя, хольд применил амулет силы, накрыв отряд толстым защитным куполом. Он едва успел закончить, когда могучий взрыв сорвал с петель тяжелую дверь и с чудовищной энергией бросил её на ошалевших воинов Виго. Если б не магия амулета, то добрая половина из них была бы мгновенно размазана в лепёшку.
   - В атаку! За мной! - заорал Кен, ринувшись в развороченный дверной проём, а остальные, словно зомбированные его голосом, бездумно побежали следом.
   Все сорок стражников гурьбой выскочили на крепостную стену, которая, как оказалось, практически не пострадала в результате взрыва. Сложенная из массивных гранитных глыб, она оставалась такой же, как и прежде, разве что куда-то исчезли несколько кирпичных зубцов, окаймлявших её по верхнему краю. Зато солдатам противника не поздоровилось, практически все, кто толпился у дверей башни, разом погибли. Человек тридцать, попавших в эпицентр взрыва, просто разорвало на части, остальных либо изрешетило осколками, либо разбросало ударной волной. На протяжении пятидесяти шагов поверхность стены устилали человеческие останки, но Кену с товарищами было не до того. Воспользовавшись сумятицей в рядах противника, хольд постарался нанести как можно больше урона, не дожидаясь момента, когда враг оправится от первого шока. Орудуя двумя мечами, Кен налетел на ошарашенных нукеров Кулай-хана словно ветер. Он рубил, колол, отбивал и уклонялся, бесконечно выполняя заученные до автоматизма движения. Его пример вдохновил остальных защитников, они тоже старались, как могли. В итоге за первые три минуты отчаянной схватки, отряду Кена удалось перебить тридцать бойцов противника, потеряв взамен не более десятка. Соотношение сил окончательно стало равным, когда защитники западной башни открыли двери и атаковали врагов с тыла. Заметив это, Кен воспрял духом, теперь он чувствовал, что победа уже близка. Однако именно сейчас, когда переломная точка боя была пройдена, неожиданно сказалась накопившаяся усталость. Движения хольда неуловимо замедлились, и этого хватило, чтоб пропустить встречный удар. Он получился не слишком опасным, лезвие меча прошло по касательной лишь слегка порезов кожу, но эта царапина стала сигналом для Кена: мышцы перегружены им требуется отдых.
   "Дам-ка себе передышку", - подумал Кен и окружил себя вязким воздухом, затруднившим движения попавших в него врагов. Их атаки сразу стали неуклюжими и потеряли былую остроту. Кен множество раз использовал такой приём для сохранения сил, но этот случай оказался особенным и спас ему жизнь. Всё дело в том, что молчавшая до сего момента картечница неожиданно выстрелила, осыпав поле битвы свинцовым градом. Беспощадный поток шрапнели, вырвавшийся из её жерла, не разбирал ни своих, ни чужих. Он пробивал броню и отрывал конечности, проламывал черепа и дробил кости. От почти сотни сражавшихся бойцов осталось в живых не более половины, да и те в основном были покалечены. Лишь благодаря магии своего амулета, Кен, оказавшийся прямо на линии огня, не только не погиб, но и стал одним из немногих счастливчиков избежавших увечий. Однако это было просто везение и если б не оно...
   "Что за чёрт! - разозлился Кен, - О чём они думали, когда стреляли в своих?"
   Проигнорировав выживших врагов, хольд побежал к западной башне. В мгновение ока он поднялся на второй этаж и отыскал помещение, ставшее временной позицией для картечницы. Там у ещё дымящегося орудия он увидал Кольбера и какого-то перепуганного канонира.
   - Какого чёрта вы творите? - с порога заорал Кен и, подбежав вплотную, схватил Кольбера за грудки.
   - Прости, я ошибся! Не думал, что у этой пушки такой разлёт, - примиряюще пробормотал посол. - Клянусь, я не хотел попасть в тебя! Но всё, же обошлось? Мы же победили? Разве нет?
   - Обошлось, говоришь? Ты перебил почти всех наших людей! И это притом, что нам неоткуда взять подкрепления! Ты что совсем дебил? - не на шутку разошёлся хольд.
   - Ну, я же извинился, - с невинным видом напомнил посол.
   - Придурок! Если ни черта не понимаешь в пушке, какого лешего взялся из неё стрелять? - уже спокойней произнёс хольд. - Да что с тобой вообще разговаривать? -презрительно плюнул он и махнув рукой, направился к выходу из башни.
   Тем временем стражники Кастел-Рок окончательно подавили сопротивление оставшихся в живых нукеров Кулай-хана. Стена была освобождена, этот раунд остался полностью за защитниками замка, однако Кену этого было недостаточно. Он хотел развить этот временный успех до абсолютной победы, поэтому, навестив капитана Клементина и перепоручив ему защиту Кастел-Рок, хольд направился прямиком к барону Виго. Тот принял его в трапезном зале, прямо за накрытым к ужину столом вокруг которого, как ни в чём не бывало, собралась вся его свита, включая Виго младшего.
   - Как я и обещал, мы отбили нападение Кулай-хана! Уничтожили четыре пушки и полтысячи вражеских солдат, - сообщил Кен прямо с порога. - Сейчас враг деморализован и бежал в свой лагерь, зализывать раны. Но если дать ему оправиться, он снова станет опасен. Поэтому предлагаю, немедля совершить вылазку. Дайте мне дополнительных сто человек, и я клянусь, что разобью Кулай-хана ещё до заката!
   - С утра вы просили сотню, теперь ещё сотню, что же будет дальше? Так вы всех наших людей изведёте, - саркастически прошипел Виго младший.
   Однако хольд не был настроен общаться с хозяйским отпрыском и просто проигнорировал его.
   - Что скажете, барон? - потребовал ответа он.
   - Вы говорите, что нападавшие потеряли пятьсот человек, но ведь и мы скольких-то потеряли? - наконец, после долгой паузы, произнёс Эдуард Виго. - Значит, моих стражников в любом случае осталось менее двух сотен. А у врага бойцов больше тысячи. Извините, хольд, но я не думаю, что вы сумеете победить при таком раскладе. Считаю, что нам лучше оставаться тут, под защитой стен Кастел-Рок.
   Свита барона с одобрением встретила это решение, и хотя Кен старался переубедить их, приводя новые и новые аргументы, всё было бесполезно. Хозяева замка слишком полагались на его стены. Пришлось Абаре смириться и вместе с остальными ждать повторного штурма.
  
   Глава 6. Разоблачение
  
   Душная, безлунная ночь, окутавшая осаждённый замок, не принесла хольду желанного успокоения. Несмотря на физическую усталость, он никак не мог заснуть и беспокойно ворочался, размышляя над своим нынешним положением представлявшимся ему довольно шатким. Будучи от природы реалистом, Кен не питал иллюзий на счёт своих теперешних союзников, и чётко понимал, что вероятность предательства с их стороны будет возрастать с каждым часом осады. Через день или два, когда ситуация вконец обострится, семейство Виго всерьёз задумается о капитуляции замка. Подобное развитие событий сулило Абаре сплошные неприятности, и чтоб их избежать, необходимо было как можно скорее покинуть Кастел-Рок.
   Сейчас, под покровом ночи, побег казался хольду вполне реальным, достаточно было спуститься с одной из тыльных стен замка и проскользнуть мимо вражеских кордонов, однако для осуществления этого плана ему требовалась верёвка, причём очень длинная верёвка. Наверняка такая имелась у Виго, вот только барон её не отдаст. Не станет же он, в самом деле, лишаться своего единственного козыря в возможном торге с Кулай-ханом...
   Так, тщетно ломая голову и ворочаясь с боку на бок, Кен провалялся в кровати до утра, а прямо перед рассветом под окнами его комнаты неожиданно загрохотали мортиры.
   "Что это? Опять штурм? А Кулай-хан решительней, чем кажется", - подумал Кен, вставая с постели.
   Вчера он лёг одетым, поэтому почти не потратил времени на сборы и уже через пять минут поднялся на крепостную стену, окружавшую главное здание Кастел-Рок. Отсюда все нижние укрепления замка просматривались как на ладони, правда, сейчас в предрассветном сумраке трудно было разобрать, что там происходит, виднелись лишь тёмные контуры башен да всполохи пламени, периодически вылетающие из жерла грохочущих мортир.
   - Что будем делать, сагиб? Опять пойдём к воротам? - спросил Тальвар, вернувшийся к обязанностям телохранителя и не отходивший с тех пор от хольда ни на шаг.
   - Ну, разумеется, - кивнул Абара.
   Он собирался добавить что-то ещё, но не успел, поскольку вновь, как и вчера, началось магическое землетрясение. Здесь, наверху, оно ощущалось значительно слабее, но даже так, чтоб сохранить равновесие, присутствующим пришлось опереться на опоясывающий стену парапет. Что же касается внешней линии укреплений, истинной цели вражеских магов, земля там просто бесновалась, ворота и башни ходили ходуном.
   "Они, что, дураки? Жизнь их ничему не учит? Пробовали ведь уже, и убедились, что не сработает", - подумал Кен, но тут же осёкся: на его глазах крайняя западная башня медленно покосилась и с ужасающим грохотом осыпалась вниз, подняв вокруг себя целую тучу пыли. В ту же секунду тряска прекратилась, а в наступившей тишине раздался торжествующий крик атакующей армады Кулай-хана. Он прозвучал как панихида замку Кастел-Рок.
   - Что за чёрт! - удивился обычно немногословный Тальвар. - Вчера эта башня прекрасно себя показала, так почему же сегодня она обрушилась?
   Озвученный вопрос, был, несомненно, интересным, в другое время Кен обязательно уделил бы ему повышенное внимание, но не сейчас, когда над замком Кастел-Рок нависла угроза полного уничтожения. Отложив все мысли на потом, Кен принялся действовать. Для начала, он собрал человек двадцать стражников, находящихся здесь же, на внутренней стене и парочкой ёмких фраз поднял их пошатнувшийся боевой дух. Затем, убедившись, что они готовы сражаться, Кен приказал им взять на прицел мортиры Кастел-Рок и уничтожать всякого врага посмевшего к ним приблизиться. Желательно было бы вообще взорвать мортиры вместе с башнями, но Кен прекрасно понимал, что сэр Клементин, командующий нижней линией укреплений, вряд ли додумается это сделать. Отсрочив на какое-то время угрозу со стороны мортир, Абара взял с собой телохранителей и направился к внутренним воротам замка, которые, как он и думал, оказались закрыты. Перепуганные стражники самовольно захлопнули створки, бросив на произвол судьбы товарищей оставшихся в нижних укреплениях. Едва Кен разобрался с этим, как вдруг, откуда ни возьмись, у ворот появилась семейка Виго, сопровождаемая послами, вассалами и ещё примерно двадцатью лучшими воинами, среди которых Кен заприметил троицу давешних противников сэра Лотара.
   - Почему ворота до сих пор открыты? - набросился на стражу Виго младший. - Вы что погибели нашей желаете?
   - Это я им приказал, - заступился за стражников Абара.
   - Вот значит как? Теперь вы тут командуете? - язвительно прошипел сынок барона. - А я тебе говорил, отец, нельзя ему доверять!
   В последнее время Кен приучил себя игнорировать ядовитые реплики Виго младшего, но от этих слов он непроизвольно напрягся. Похоже, наступил тот самый момент, которого он так опасался.
   - Хольд, прошу вас, сдайте оружие по-хорошему, - потребовал барон, подтвердив худшие догадки Кена. - Я обещаю вам, что мы не станем действовать сгоряча и прежде во всём разберёмся!
   - А если нет? - спросил Абара и положил руку на эфес своего клинка.
   - Нас здесь больше тридцати человек, вы не справитесь сразу со всеми, - нервно ответил Эдуард Виго и подал условленный сигнал своей свите.
   Повинуясь команде хозяина, воины немедленно обнажили оружие, а стрелки навели мушкеты на отряд телохранителей Абары. Похоже вся эта ситуация была отрепетирована заранее, иначе подобной синхронности добиться бы не удалось.
   "Ну что за лицемеры! - мрачно усмехнулся хольд. - И эти люди предлагают довериться им? Они что, шутят?"
   Не вынимая меча из ножен, Кен активировал свой амулет силы, защитив себя и своих телохранителей от угрозы со стороны мушкетных пуль, затем выхватил клинки и с быстротой молнии кинулся к хозяевам замка. Тальвар, понимавший его без лишних слов, не отставал ни на секунду. Этот двойной наскок спровоцировал ответную атаку: стрелки пальнули, истратив впустую заряды, маг Гильгаши выпустил несколько огненных шаров мощных, но недостаточно точных, а несколько человек из свиты барона шагнули вперёд, чтоб преградить нападающим путь. Однако где ж им было справиться с мечниками из клана Орта? Вихрь из четырёх клинков не знал пощады, Абара и Тальвар рубили, не разбирая ни лиц, ни титулов. Сэр Груман, маг Гильгаши и варвар северянин вмиг оказались на земле в лужах собственной крови, а остальные предпочли ретироваться. В итоге всего через тридцать секунд после начала стычки оба представителя клана Виго оказались у Кена в заложниках.
   - Теперь слушайте меня! Всем, кто мне не подчинится, гарантирую смерть! - грозно проревел Абара. - А ты и твой сынок сдохните первыми! - добавил он специально для барона Виго. - Прикажи солдатам сейчас же сложить оружие, а иначе...- Кен сопроводил угрозу лёгким движением меча по горлу побледневшего хозяина Кастел-Рок. Из тонкого пореза каплями выступила кровь.
   Такой поворот событий застал барона врасплох и он не нашёл в себе мужества для дальнейшего сопротивления.
   - Опустите клинки, - потребовал он от своих людей, а те с удовольствием подчинились. Никому неохота было повторять судьбу несчастного сэра Грумана, лишившегося в этой стычке головы. Не унимался один лишь Виго младший. Извиваясь в сильных руках Тальвара, он продолжал осыпать Кена оскорблениями и проклятиями:
   - Предатель! Поганый предатель! Вот значит, как ты отблагодарил нас за гостеприимство? Разрушил наш замок, всю нашу жизнь! Да будь ты вовеки проклят!
   - Заткнись, скотина неблагодарная! - не выдержал Кен. - О чём ты вообще талдычишь? Да я единственный, кто пытался спасти этот чёртовый замок!
   - Хватит брехать! - прорычал Виго младший. - Кто как не ты разрушил намоленный оберег в западной башне? Ты же вчера там сражался? Разве не так?
   - Полная чушь! - возмутился хольд такому бессовестному обвинению. - Да я...
   Оборвав фразу на полуслове, Кен так и застыл с открытым ртом. Причиной тому стала ошеломляющая догадка, внезапно пришедшая ему на ум:
   "Погодите-ка, но ведь намоленный оберег и в самом деле был разрушен, по крайней мере, сегодня он почему-то не функционировал, - вдруг осознал Абара. - И кто же мог это сделать? Люди барона Виго? Вряд ли, если б среди них был шпион, то Кулай-хан знал бы защиту замка как свои пять пальцев и не допустил бы таких глупых ошибок, как вчера. Но кто же тогда? Императорские послы?"
   Сейчас, когда он об этом подумал, вчерашнее поведение Кольбера и Шарка показалось ему весьма подозрительным.
   "Зачем они так рвались командовать башнями? А ведь они знали историю строительства Кастел-Рок от самого Виго, так, может, разрушение намоленных оберегов и было их настоящей целью? - сообразил Кен. - К тому же тот выстрел из картечницы, он оказался нацелен прямо в меня! Неужто они вправду замыслили предательство? Но зачем? В чём их выгода?"
   Тут он внимательно изучил взглядом лица обоих послов, но, как Кен ни старался, не смог заметить в них ничего необычного. Однако чем больше хольд над этим думал, тем больше склонялся к мысли, что его догадка верна. Лишь мотивы представителей императора оставались ему непонятными, всё остальное сходилось один к одному.
   Лихорадочные размышления Абары были внезапно прерваны кучкой потрёпанных стражников, появившихся в воротах со стороны нижних укреплений.
   - Закрывайте быстрее! Нас преследуют! - прокричал один из них.
   И словно в подтверждение его словам раздался выстрел картечницы, защищающей подходы к внутренним воротам Кастел-Рок. Враги действительно были близко.
   - Затворяйте, - разрешил Кен. - А где капитан Клементин?- спросил он у вновь прибывших.
   - Погиб, все кроме нас погибли! - ответил тот же стражник. - Врагов было слишком много, они прорвались через проломы в стене и моментально окружили наших. Мы, мушкетёры и уцелели только потому, что с самого начала не вступали врукопашную...
   Узнав о гибели капитана Клементина, хольд ощутил искреннее сожаление. Однако времени на скорбь сейчас не было, поэтому Кен отбросил чувства и обратил свои мысли к насущным вопросам.
   "Итак, нижние укрепления потеряны. Теперь, я в этом замке словно в западне. И что же мне делать?" - озадачился он.
   - Уходите из Кастел-Рок! - вдруг заговорил барон Виго. - Я помогу вам спуститься со стен на верёвках.
   - Сам же говорил, что под обстрелом батареи Кулай-хана живым до земли не доберёшься, - язвительно возразил Абара.
   - Но это ваш единственный шанс! - продолжил убеждать барон. - Конечно, спускаться будет опасно, но если вам повезёт, то вы и ваши люди сумеете спастись. В противном случае, если вы останетесь в замке, то обязательно умрёте!
   - Так вы оказывается альтруист! Сам погибай, а товарища выручай? - саркастически усмехнулся Кен.
   - Да нет же, - отмахнулся барон. - Мне тоже будет выгода: как только вы уйдёте, я смогу начать переговоры о капитуляции.
   Хольд не ответил, продолжая саркастически улыбаться.
   "Какой же предсказуемый этот Виго, - удивлялся он. - Поможет мне спуститься! Как же! Скорее подрежет верёвку, а потом, когда я расшибусь о камни, начнёт переговоры с Кулай-ханом, преподнеся мою голову в качестве подарка".
   И тут вдруг на ум Абаре пришла одна интересная идея:
   "А что, если при помощи этого бредового плана вывести на чистую воду императорских послов? Если я не могу спастись, то, по крайней мере, накажу предателей, заманивших меня в эту ловушку!"
   - Ладно! - сделал вид, что согласился он. - Велите своим людям, принести верёвки.
   Затем, оставив большинство солдат барона у ворот, хольд повёл заложников на тыльную стену Кастел-Рок, к предполагаемому месту спуска. Отряд телохранителей, а также оба императорских посла двинулись за ними следом. Они шли медленно, поддерживая круговую оборону, поэтому к их появлению верёвка уже была закреплена и спущена вниз.
   Длинный пеньковый канат, свисающий с крепостной стены, не мог не привлечь внимания канониров Кулай-хана, едва заметив его, они открыли по замку ураганный огонь. Благодаря их стараньям, поверхность стены превратилась в настоящий ад. Ядра, шрапнель, осколки камня, вся эта мешанина делала спуск практически невозможным.
   - Ну что ж, не самая простая дорога, но в любом случае, придётся рискнуть! - взглянув вниз, заявил Абара, затем, посмотрев в глаза императорским послам, добавил: - Честь пойти первыми достаётся вам. Так что готовьтесь...
   Этой фразой ему удалось застать послов врасплох. Невозможно описать словами, насколько изменился в лице Алан Шарк, а шевалье Кольбер, напротив, внешне остался абсолютно спокоен и вроде бы даже ухмыльнулся.
   - Почему мы впереди? - нервно поинтересовался Шарк. - Разве вы не должны идти первым и прикрывать нас? У вас же амулет силы, защищающий от обстрела?
   - Нет, - рассмеялся Кен. - Если мы поступим так, как вы предлагаете, то всем нам придётся спускаться одновременно. А кто в этом случае помешает тем двоим перерезать верёвку? - кивнул он в сторону Виго.
   - Не понимаю вас! Без амулета силы у нас нет шансов выжить, - продолжил спорить Шарк. - Я считаю...
   - Хватит упорствовать! Вы спускаетесь первыми, и это не обсуждается! - грубо оборвал его Абара. - Шелтон, Бранер, подсобите-ка им, - велел он своим телохранителям.
   Повинуясь приказу хозяина, двое дюжих мордоворотов отделились от остального отряда и двинулись к представителям императора. Они были в шаге от своей цели, когда произошло то, чего Абара и добивался: предатель наконец-то показал себя. Шевалье Кольбер, остававшийся спокойным в течение всего этого времени, неожиданно выхватил клинок и в одно движение расправился с ближайшим телохранителем Абары. Тот и пикнуть не успел, как отправился на небеса.
   - Не ожидал, что такой щенок меня раскроет! Молодец, сумел-таки меня удивить, - ухмыльнулся шевалье.
   Одновременно с этой фразой он атаковал второго телохранителя. Тот вроде парировал удар, но как-то неудачно и меч посла попал ему точно в шею, начисто срубив голову. Обезглавленный труп ещё не успел свалиться на пол, а Кольбер уже набросился на своего коллегу, Алана Шарка. Это нападение казалось вовсе непредсказуемым, но Шарк, каким-то чудом, сумел увернуться, отделавшись порезом на левой щеке.
   - Ты чего! Это же я? - отскочив назад, испуганно пролепетал он.
   - Извини, меня раскрыли, и я не могу оставлять свидетелей, - любезно пояснил шевалье. - Из-за догадливости того ублюдка, я вынужден уничтожить вас всех!
   Его дальнейшие слова заглушили выстрелы, сразу трое телохранителей Абары пальнули из своих мушкетов в разошедшегося посланника. Одна из пуль угодила Кольберу в грудь, отбросив его на пару шагов назад. Будь шевалье обычным человеком, на этом бы всё и закончилось, прямое попадание с такой дистанции должно было оставить в его теле здоровенную дырку. Однако к удивлению окружающих этого не случилось, посол поднялся на ноги, как ни в чём не бывало.
   - Не смейте встревать, ничтожества! - бешено заорал он и набросился на телохранителей Абары.
   Теперь он бился один против десятерых, но никто из противников не смог оказать ему достойного сопротивления. Даже Тальвар, мастер двух клинков, неожиданно оказался бессилен. И дело было не в какой-то запредельной ловкости Кольбера или особом искусстве владения мечом, нет, в этом смысле шевалье не слишком отличался от бойцов Абары. Зато его экипировка и оружие были просто невероятны! Так лёгкая нательная куртка посла останавливала любые даже самые опасные удары. Кен собственными глазами видел, как меч Тальвара, направленный точно в сердце, бессильно уткнулся в её кожаную поверхность оказавшуюся почему-то твёрже камня. Эта зачарованная куртка своими свойствами меняла весь рисунок схватки и могла по праву считаться ключевым фактором, формирующим собственный стиль боя шевалье Кольбера. Вторым, не менее важным, элементом его стиля являлся волшебный меч, клинок которого оставался твёрдым, когда посол парировал удар, и обретал призрачную форму в момент собственной атаки. Благодаря такой способности он запросто проходил сквозь любую преграду, будь то стальной панцирь, щит или подставленный клинок.
   Конечно, даже при такой экипировке победить десятерых отлично подготовленных бойцов было не так уж просто, однако стиль боя шевалье настолько отличался от шаблона, что создавал эффект неожиданности, которым посол умело пользовался. Так, если ему не удавалось быстро справиться с противником, он применял наработанную хитрость, оставляя незащищенными грудь или живот. Соперник рефлекторно атаковал якобы открытую зону и невольно раскрывался, попадая под заранее спланированную контратаку. Именно так послу проиграл Тальвар, уколовший Кольбера в сердце и схлопотавший в ответ рубящий удар поперёк туловища. Лишь благодаря феноменальным рефлексам Тальвара нанесённая ему рана не стала смертельной.
   Остальным, не столь проворным бойцам вообще не на что было рассчитывать, и всего через пару минут после начала схватки число телохранителей Абары резко сократилось. Затем Кен вообще остался с послом один на один. Честно говоря, ему крупно повезло стать последним, ведь в отличие от своих людей, он получил представление о свойствах оружия Кольбера до начала поединка. Кто знает, как бы всё обернулось, не выведай он этого заранее.
   - А вот, наконец, и знаменитый хольд Абара нарисовался! - с издёвкой произнёс шевалье. - Что ж так долго? Неужто струсил?
   Одновременно с последней фразой посол ударил Кена своим волшебным мечом, а тот, зная, что парировать его бесполезно, просто разорвал дистанцию, чуть отступив назад. Шевалье не остановился и продолжил интенсивно атаковать, оттеснив Абару ещё на несколько шагов.
   - Так и будешь бегать? - с язвительной ухмылкой спросил шевалье. - А как же твой замечательный амулет? Что, абсолютно бесполезен против моего призрачного меча?
   Абара не ответил, сконцентрировавшись исключительно на движениях врага, пытаясь понять его приёмы и подстроиться под его темп.
   - Я, кстати говоря, коллекционер и собираю амулеты силы, - доверительно сообщил посол. - И свой чудесный меч я забрал совсем недавно, у одного ублюдка наподобие тебя. Эх, видел бы ты какую забавную морду он скорчил, когда я выпустил ему кишки! Всё никак не мог поверить, что подыхает. Но знаешь, я почему-то уверен, что твоя рожа мне понравится ещё больше!
   Вся эта длинная тирада была направлена на то, чтобы взбесить Абару и спровоцировать его на необдуманную атаку. Однако Кен оставался равнодушен к оскорблениям, и Кольбер был вынужден снова нападать первым. Он вновь и вновь бросался вперёд, а Кен каждый раз уклонялся или отходил.
   - Знаешь, а ты настоящий везунчик, - продолжил откровенничать шевалье. - Если б не твоя удача, я давным-давно забрал бы себе амулет силы Асарада! Серьёзно, мне всё время что-то мешало: когда я сообщил Кулай-хану маршрут твоего отряда, то думал, что дело сделано, но нет, появляется какой-то старикашка, будь он неладен, и спутывает мне все карты.
   Услышав признание посла, Кен на мгновенье застыл и чуть не поплатился за это жизнью. Кольбер проворно скакнул вперёд и, вытянувшись в струнку, едва не проколол хольда своим клинком.
   - Ну вот, видишь, опять тебе свезло, - недовольно скривился шевалье, когда Кен в последнюю секунду увернулся.
   - А что с намоленным оберегом? Ведь именно ты его разрушил? - спросил Абара скорей не для себя, а для обоих Виго, изумлённо наблюдавших за происходящим.
   - Ага, это я постарался. Я преследовал тебя, словно злой дух! - злорадно рассмеялся Кольбер. - Когда ты отправился в земли Виго, я подкупил одного из возниц и послал его с сообщением к Кулай-хану. Я обещал ему, что Виго не будет за тебя сражаться, но тебе снова повезло, и этот глупый барон вопреки всякой логике встал на твою сторону. Тогда я попытался прикончить тебя во время штурма, но и тут меня постигла неудача. Однако я не стал унывать, ведь пока ты бился за Кастел-Рок, я преспокойно разломал намоленный оберег в западной башне. А после боя, когда вы все задрыхли, я бросил весточку Кулай-хану и вот результат...
   - Зачем тебе всё это? Ты же государственный муж, полномочный представитель императора? - с укором воскликнул Алан Шарк, про которого Кен уже успел забыть.
   - Придурок! Да мне начхать на императора и на его империю! На кой чёрт такому хольду как я вся эта мышиная возня? - весело расхохотался шевалье. - Я присоединился к вашему дурацкому посольству исключительно для того, чтобы поближе подобраться к нынешнему владельцу амулета Асарада.
   "Пожалуй, он сказал вполне достаточно. Ничего нового мы уже не услышим", - подумал Кен и начал действовать.
   К этому моменту он уже понял, как можно победить своего нестандартного соперника. Анализируя темп и характер движений Кольбера, хольд убедился, что тот довольно хорошо фехтует и, хотя до настоящего мастерства ему было ещё далеко, призрачный меч посла и его зачарованная броня делали любую лобовую атаку на него крайне рискованной. В конце концов, вариант честного поединка пришлось отбросить как несостоятельный и отыскать способ победы, основанный на уловках. Посла необходимо было заманить в ловушку, чем Кен и занимался всё это время.
   Вялое, безынициативное начало схватки, когда Абара просто убегал, даже не пытаясь контратаковать, поневоле усыпило бдительность шевалье Кольбера. Он не почувствовал подвоха, когда Абара вдруг споткнулся и нелепо взмахнув руками шлёпнулся на спину. Наоборот, посол подумал, что это шанс закончить поединок побыстрее. С злорадным криком он ринулся на поверженного соперника и занёс клинок для решающего удара. Однако всё это было частью плана Абары: лёжа на спине, хольд активировал свой амулет, накрыв себя пузырём вязкого воздуха. Форма этого пузыря представляла собой купол настолько низкий что, лишь лежащий человек мог поместиться внутри него. Посол же, стоящий в полный рост, попал от коленей и выше внутрь толстой и вязкой стенки купола. Движения его резко замедлились, и шевалье мгновенно превратился из охотника в добычу. Не пытаясь вставать, Кен извернулся и со всех сил рубанул мечом по ногам своего противника. Как он успел заметить, Кольбер в процессе боя частенько оставлял незащищенными грудь или живот, однако всегда парировал удары в ноги. Это означало, что штаны у шевалье совершенно обычные, не обладающие магическими свойствами. Догадка Кена подтвердилась, когда лезвие его клинка с лёгкостью перерубило голень Кольбера. Лишившись ноги, тот потерял равновесие и рухнул рядом с Кеном. Но даже изувеченный он был слишком опасен, чтобы проявлять к нему сострадание, поэтому Кен, не тратя время на сомнения, быстро отрубил ему голову.
   Отдышавшись, Абара тяжело поднялся на ноги. Он только сейчас заметил множество стражников Виго, наблюдавших за схваткой с безопасного расстояния. Все они были привлечены мушкетными выстрелами и прибежали на помощь хозяевам, которые, кстати говоря, тоже стояли неподалёку. Барон и его сын оказались единственными из присутствующих, до кого не успел добраться разбушевавшийся посол.
   - Что ж, поздравляю! Боги решили отдать победу именно вам, - обращаясь к Абаре, сказал барон. - Но не рассчитывайте на моё прощение! Вы нанесли оскорбление чести семейства Виго, унизив нас перед нашими людьми. Поэтому убирайтесь с моих глаз! И если вы не сделаете этого прямо сейчас, мы схватим вас и отдадим Кулай-хану!
   - Спасибо за вашу доброту, - съязвил Кен. - Пожалуй, я и, правда, загостился.
   С этими словами он окинул взглядом груду окровавленных тел и отыскал среди них тяжело дышащего Тальвара. Подойдя к нему, хольд быстро осмотрел его рану. К счастью она оказалась не слишком опасной, хотя и мешала телохранителю нормально двигаться.
   - Сагиб, возьми его амулеты силы, - напомнил Тальвар, кивнув в сторону поверженного посла. - Они нам ещё пригодятся.
   - Да я и сам знаю, - ответил хольд, заматывая его рану куском плаща.
   Закончив с этим, Кен поискал выживших среди остальных телохранителей и, убедившись, что таковых не осталось, вернулся к трупу своего противника. Он без проблем подобрал призрачный меч, а когда попытался снять с Кольбера зачарованную куртку, неожиданно раздался голос Виго младшего:
   - Отец, не позволяй ему забирать эти вещи! Они стоят кучу монет и должны достаться нам!
   - Нет уж! Я заберу их по праву победителя. А если вам что-то не нравится, можете со мной сразиться! - заявил Абара. - И, кстати, на счёт монет: я говорил серьёзно, когда обещал вам возместить убытки. Добравшись до столицы, я сразу же обналичу свой вексель и передам вашу часть золота Томасу Виго.
   В ответ на это младший сын барона только рассмеялся:
   - Думаешь, мы тут совсем дураки? Поверим твоим сказочкам? - вволю навеселившись, спросил он. - Я-то прекрасно понимаю, какая цель у твоих побасёнок: они нужны лишь для того, чтоб мы не перерезали верёвку, пока ты будешь по ней спускаться. Ну что, угадал? - спросил он и снова расхохотался.
   Кен промолчал, проклиная в душе мерзкого сынка барона. Своей догадкой тот попал в самую точку и в очередной раз спутал ему все карты.
   "Ладно, будь что будет!" - махнул рукой Абара и направился обратно к Тальвару. Тот уже был на ногах и опирался на плечо подошедшего Алана Шарка.
   - Я пойду с вами. Ведь я обещал сопроводить вас в столицу, в этом моя миссия и она ещё не закончена, - на вопросительный взгляд хольда пояснил посол.
   Кен не стал возражать и молча подхватил Тальвара с противоположной стороны. Так, втроём, они доковыляли до края крепостной стены и посмотрели вниз. Их взгляду предстала удручающая картина: вся внешняя поверхность стены от верха до самого низа была изуродована язвами многочисленных попаданий, а вместо длинной верёвки, спускающейся до самой земли, болтался жалкий огрызок. Похоже, канат был перебит случайным ядром. Даже эта, сомнительная дорога к бегству оказалась уничтожена.
   - Не повезло, - разочарованно пробормотал Абара.
   - Спросим у Виго другую верёвку? - предложил Шарк. - Может, даст?
   - Не даст. Он бы и эту наверняка обрезал, - возразил Тальвар.
   - И что? Есть какие-то мысли? - вяло поинтересовался Абара.
   - А если прыгнуть? - продолжил фонтанировать идеями Алан Шарк.
   - Ты что дурак? Или летать умеешь? - усмехнулся хольд.
   - Нет, я серьёзно! - заявил посол. - Я тут подумал, будь там вода, мы могли бы спрыгнуть и остаться живыми.
   - Разуй глаза! Там нет воды, лишь голые скалы! - перебил его Абара.
   - Но у тебя же есть твой амулет силы! Он создаёт вязкий воздух, похожий по свойствам на воду. Смекаешь о чём я? - спросил Шарк.
   Абара на мгновенье задумался, прикидывая в уме, что тут можно сделать, затем кивнул головой, одобрив предложение посла:
   - Давайте попробуем, альтернативы у нас всё равно нет.
   Не дожидаясь ответа, он вынул из ножен свой клинок и поднял его над головой. Затем, создав вокруг себя огромный шар вязкого воздуха, хольд приказал:
   - Прыгаем вместе, на счёт три. Раз, два, три...
   Повинуясь его сигналу, все троё одновременно шагнули в бездну.
  
  
  
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  
  
  
  
   ОТ АВТОРА:
  
   ЕСЛИ ВАМ ХВАТИЛО СИЛ ДОЧИТАТЬ ДО ЭТОГО МОМЕНТА, СДЕЛАЙТЕ НАД СОБОЙ ЕЩЁ ОДНО УСИЛИЕ И ПОСТАВЬТЕ ОЦЕНКУ НА САЙТЕ САМИЗДАТ. КОМЕНТАРИИ И ОТЗЫВЫ ТАКЖЕ ПРИВЕТСТВУЮТСЯ.
   ТАКАЯ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ С ЧИТАТЕЛЕМ СИЛЬНО ВДОХНОВЛЯЕТ МЕНЯ НА ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОТУГИ))))))
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   34
  
  
  
  
  

Оценка: 6.49*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Равновесия 3. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Е.Васина "Анестезия сердца" (Романтическая проза) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Женский роман) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | М.Всепэкашникович "Крестопереносец." (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"