Бурлуцкий Фёдор Викторович: другие произведения.

Капля.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написан: 25 августа 2010 года. Отредактирован:25-26 сентября 2010 года. Окончательный вариант: 22 июня 2014 года.


Капля.

* * *

   У подножья холма росли карликовые сосны. Их было так много, что они образовывали небольшой лес. С этой стороны холм отвесной стеной уходил вверх так, что забраться по нему было практически невозможно. Две другие стороны, по правую и левую руку от обрыва, так же заросшие травой и карликовыми соснами, плавно переходили в пологую землю. Четвертая же сторона сливалась с горной грядой, уходящей куда-то на север. Сосны росли неплотно, и между ними гулял легкий вечерний ветер. Солнце уже почти полностью потеряло свою власть, и скрылось за горизонтом, и небо почти черное, еще не наполненное звездами освещалось только полной луной. У самого холма на земле, лежало много угловатых камней, разной формы и размера. Было, видно, что они здесь совсем недавно, так как еще не успели порасти мхом. После вчерашнего землетрясения они откололись от вершины скалы и упали. На каждом из камней были свежие ровные сколы, которые, отражая сияние луны, ярко светились, покрывая все вокруг белым, и голубым цветами. Самый большой валун возвышался над землей метра на два, и имел посередине огромную трещину. Она пронизывала его сверху вниз по всей длине. Этот расколовшийся осколок, закрывал собой небольшой проход в пещеру, скрывая её от взора.
   Внутри пещеры было прохладно, капающая вода и чье-то ровное дыхание наполняли её звуком.
   У дальней стены, в темноте, сидел парень лет семнадцати. Черные антрацитовые волосы, длиной где-то под подбородок, завивались на концах. Глаза были немного заужены, темно коричневого, почти черного цвета. Его бледное, худощавое лицо было пропитано грустью. Черная рубашка на нем, скрывала сутулые плечи, а черные потертые джинсы, стальные ноги велосипедиста. Опершись спиной о холодную каменную стену, он молча сидел на полу пещеры.
   "Когда приеду домой, попью чаю... - думал про себя парень. - Да... Крепкого. Крепкого чаю... Это всегда повышает мне настроение".
   "Я приехал сюда ещё утром. Кажется, часов в одиннадцать, а сейчас уже ночь, - продолжал он размышляя. - Сколько же интересно сейчас время"?
   Парень поднес правую руку к глазам, чтобы разглядеть часы, стрелки и табло которых были покрыты фосфором, и светились в темноте.
   "Десять... Ну ладно, посижу еще, ведь я только, начал трезво соображать".
   "Так зачем я все же приехал сюда? Приехал так рано? Я так торопился, что даже забыл наполнить свою флягу водой, а ведь я часто езжу на велосипеде, и никогда не забываю, как мучает жажда после долгого пути. Я ехал сломя голову. Часа два, может три. Будто бы бежал от чего-то".
   "От чего?"
   "Последние несколько дней я переживал лишь об одном. О ней".
   "Я все-таки люблю её".
   "Аями. Я знаю её с детства. Лет с трех. Уже и не помню точно, как мы познакомились. Как-то раз, мы пытались с ней вспомнить, но не смогли. В итоге, сошлись на том, что познакомились на детской площадке. Наши родители просто привели нас в одну песочницу. Так все и началось. Мы сразу сдружились, и родители не оставили это без внимания. А когда пришла пора идти в школу, мы попали в один класс".
   "Аями любила ездить на велосипеде, поэтому мы часто катались вместе, - думал он с грустью. - Мы ездили наперегонки, и могли проводить за этим занятием долгие часы, не замечая, как далеко уехали. Помню, мы даже бывали в одной из пещер этого заповедника. После долгой гонки мы остановились передохнуть. Тогда была очень душная погода. И Аями увидела пещеру в одном из здешних холмов".
   "Тогда мы провели в ней весь день до позднего вечера, пока не спал дневной зной. Нам было немного жутко, ведь света внутри совсем не было, поэтому мы сидели у выхода из пещеры".
   - Аями... - произнес он вслух, с какой-то печальной радостью в голосе.
   "Помню, помню, тогда у нас очень быстро кончалась вода, и нам жутко хотелось пить".
   "Как мне сейчас,- улыбнулся он. - А где-то в глубине пещеры звонко раздавались удары капель. Нам было тогда лет по двенадцать. Из-за кромешной темноты мы боялись пойти и поискать воду (мало ли что можно найти в пещере или не найти и заблудится), поэтому просто сидели и разговаривали. Потом, я вдруг вспомнил, что у меня были с собой свечка и спички. Месяца за два до нашей поездки у меня дома были какие-то проблемы со светом. Из-за скачков напряжения довольно часто перегорали лампочки, и приходилось иметь свечи под рукой. Потом эту неисправность устранили, надобность в свечах отпала. Однако я так и не выложил их из своей сумки которая крепилась к моему велосипеду. Я зажег свечу, и мы начали углубляться в пещеру".
   "Чем дальше мы уходили, тем громче слышалось капанье, становилось прохладнее".
   Мы шли минуты две, но не каких признаков воды и конца тоннеля не было, а светлый вход, за нашими спинами, становился все меньше.
   - Может, вернемся, - сказала Аями.
   - Давай еще немного пройдем. Мне кажется, что мы уже близко.
   - Только обещай, что как только вход сзади нас станет совсем не видно, мы пойдем обратно.
   - Конечно, - отмахнулся я.
   Я совсем не слышал её слов. Тоннель пробудил во мне первооткрывателя, и я шел вперед, держа перед собой свечу. Мне представилось, что это факел, а я, как какой-нибудь Индиана Джонс бреду в темноте египетской пирамиды.
   Вдруг перед нами открылась просторная галерея. Все стены в ней были не ровные, бугристые, угловатые, кроме одной, той, которая была напротив входа. Она была, как будто отполирована. Справа от нас кое-где виднелись сталактиты и сталагмиты. Ближе к центру помещения со дна пещеры выпирал странный нарост. Странность заключалась в том, что он был будто бы обрублен наполовину. Над ним с потолка опускался еще один сталактит, с которого капала вода.
   - Ну вот и нашли, - пролепетал я, с улыбкой археолога нашедшего очередной череп динозавра.
   - Ага, - тоже обрадовалась Аями.
   Мы подошли к емкости, в которую капала вода. Жидкость внутри неё казалась коричневой.
   - Ой, а её можно пить? - спросила Ай.
   - Думаю да - ответил я, осторожно понюхав воду.
   - Кто первый?
   - Я конечно, кто же еще?
   Я сунул не горящий конец свечи под капли, опасаясь, что это может быть кислота. Но ничего не произошло. Тогда я зачерпнул ладонями воду и выпил ее. Может быть от жажды, а может так оно и было, но тогда мне показалось, что вкуснее этой воды я в жизни не пробовал.
   - Какая вкусная, - услышал я голос Аями, которая осмелев, пила уже третью или четвертую пригоршню.
   "Напившись вдоволь, мы с Аями сели и стали болтать обо всем. Кажется, мы никогда до этого не говорили вот так просто, ни о чем. Мы разговаривали, пока свечи не осталось минут на семь. Тогда я сходил за нашими флягами и наполнил их, а потом мы вернулись к выходу и поехали домой".
   "Мы никогда с ней не были так близки и откровенны, как в тот день. С тех пор мы стали лучшими друзьями".
   "Пока не пришла старшая школа".
   "Почему-то мы с Аями стали меньше общаться, а в последние месяцы совсем перестали".
   Внезапно парень встал.
   - Эх, и как же все затекло, - проговорил он вслух, переминаясь с ноги на ногу.
   Закончив разминаться, он осмотрелся.
   - Эй, так ведь это вроде та же самая пещера, в которой мы были, - воскликнул он, и прислушался.
   Послышался звук капающей воды.
   "И вода капает..."
   Затем парень вышел из пещеры. Вокруг уже была ночь, однако полнолуние освещало все. Парень подошел к своему велосипеду поднял его, включил фару, и покатил его в пещеру.
   "Теперь я понимаю, почему я сразу не узнал её,- думал он, проходя мимо треснувшего валуна. - Этого камня здесь раньше точно не было. Судя по всему, он упал во время недавнего землетрясения. Надеюсь, галерею не завалило".
   "Заряда аккумулятора должно хватить часа на два. Хорошо, что я установил его недавно".
   Свет от фары озарил тоннель. Парень шел быстрым уверенным шагом, пока не оказался, наконец, в просторном помещении.
   "А здесь ничего не изменилось с тех пор".
   Парень прислонил к стене велосипед, подошел к воде, отпил немного, затем сел.
   "Как в старые добрые времена, - думал он. - Жаль Аями здесь нет. Хотя брось, ты знаешь, почему ты здесь. Да именно из-за этого".
   "Ты же видел их вчера её и Татцумару. Они шли тебе на встречу, когда переходили дорогу на перекрестке. Держались за руки, такие счастливые. Она даже не заметила тебя. Даже когда ты неловко поздоровался с ними, они не обратили никакого внимания, и прошли мимо".
   "Именно это меня и гложет. Я люблю её, и, конечно же, ревную. А Татцумару еще и мой хороший друг. Так что же делать?"
   Тут все мысли прекратились. Парень только выдохнул. И в пещере воцарилось молчание, нарушаемое лишь тихим монотонным пением воды.
   "Кап, кап".
   "Наверное, хорошо быть просто каплей? - снова начал парень. - Просто каплей. Хотя, по-моему все люди и так капли в море. Если вдуматься, то, что есть море? Большое количество капель".
   Парень перевел взгляд на капающую воду.
   "Кап..."
   "Вот она летит. Совсем как человек. Она летит быстро, по прямой, разбивается об воду. Становится частью моря или погибает, но все равно становится частью, только немного другого моря. Капля может разбиться и о другое препятствие, об камень, стену, стекло, металл. Она может лететь быстро или же плавно стекать в море по какой-нибудь поверхности. Превращаясь в часть этого моря. И все же капля одинока. Даже в море, капля - это просто капля. Одна капля. Даже когда две маленькие капельки соединяются и превращаются в одну большую. Связь между ними все равно остается очень хрупкой".
   "Кап".
   "Если продолжать ассоциацию получается, что водопад или гейзер, можно сравнить с массовой смертью, - подумал он, - например с войной. Жизнь человека как жизнь капли мимолетна и одинока. Но по-настоящему, она заканчивается, когда превращается в пар и душа улетает куда-то высоко. Что бы возродившись там снова упасть на землю. Капли они совсем как люди. Очень разные: холодные, теплые, горячие, соленые, горькие, ледяные. И жизнь у них совершенно разная. Одни живут большими миллиардными скоплениями в морях и океанах, другие (как в этой пещере) небольшими группами в темноте, прямо в горной породе. А некоторые лежат снежными шапками".
   "Черт подери у них даже расы есть если можно так выразиться. Они живут так же как люди, сообществом. Эти частицы воды могут любить и давать жизнь - растениям, насекомым, животным и нам людям. Созидать мир. Капли так же, как и мы могут ненавидеть и убивать. Разрушать постройки, затапливать целые острова и города. И так же как человечество, водное племя, меняет мир под себя. Они прорывают тоннели в скалах, выливаются из берегов после обильных зимних снегов, углубляются в землю все глубже и глубже... Создают причудливые узоры на окнах, возводят многоэтажные здания в пещерах. Капли даже заводят себе домашних животных. Как известно сначала появилась вода, а уж потом в ней зародилась жизнь".
   "А снег? Сколько красоты и индивидуальности в каждой снежинке. В мире нельзя найти две одинаковые снежинки. Двух одинаковых людей так же не бывает, даже близнецы совсем не похожи характерами друг на друга. Сколько силы в снежных лавинах, сколько радости дарят снежинки детям, когда те лепят снеговика".
   Он задумался и смотрел на капающую воду не в силах оторвать взгляд.
   "Кап, кап".
   "Но все-таки капля не может жить вне стаи, - продолжил он. - Если она останется одна, то не проживет и нескольких часов. Она погибнет и не оставит после себя ничего, кроме небольшого грязного развода на стекле. Вдвоем капли тоже не могут прожить долго, как и людям, им необходимо общество. Но все же, две капли, уже имеют вес, и проживут в два раза дольше".
   "Кап..."
   "Я не могу быть один, это слишком для меня".
   "Этот полет в какую-то бездну, это слишком много для меня одного".
   Он внимательно смотрел на кусок скальной породы, так старательно созданный водой. И только сейчас заметил, две тоненькие струйки, сбегавшие по обеим сторонам сталактита. Они соединялись на его конце, и падали вниз большими увесистыми каплями.
   "Мне нужна она, моя частичка воды. Аями. Мне было хорошо, когда я был с ней. И пускай она с Татцумару, а он мой друг. Пусть Аями выбирает. Конечно, я не могу быть уверен, что попаду с ней в течение, и проживу долгую и счастливую жизнь".
   "Но, по крайней мере, буду жить в два раза дольше",- усмехнулся он про себя.
   - Завтра же поговорю с ней об этом, - проговорил он.
   - Зато не придется всю жизнь жалеть, что не сделал этого, - с этими словами он встал и подошел к велосипеду.
   На нем была прикреплена довольно большая сумка, наполненная непонятно чем. Парень вытащил из нее флягу для воды, набор масляных красок, кисти и палитру. Наполнив флягу водой, парень подошел к самой ровной стене этого помещения.
   - Эх, только бы хватило заряда аккумулятора, - с улыбкой проговорил он, принимаясь за работу.
   - Аями, как давно я хотел тебя нарисовать.
   Так подходил к концу самый счастливый и самый трудный день художника Рикимару.
  

* * *

   Солнце освещало лесную поляну, щедро даря траве и соснам свое тепло. Стоял полдень. Ветер освежающе дул, колыхая ветви деревьев. Поляна находилась у самого входа в пещеру. Тоннель был хорошо виден из далека (так как камня, закрывающего его еще не было). Через какое-то время, откуда-то сбоку на велосипедах выехали юноша и девушка. Они быстро приблизились к входу. Девушка ехала чуть впереди парня и весело кричала:
   - Быстрее. Мне не терпеться показать тебе это место.
   Парень лихо нагонял её, но все-таки не мог обогнать.
   - Аями я еду так быстро, как могу, не торопись так,- отвечал он.
   Подъехав они бросили свои двухколесные средства передвижения у входа. Взяли специально приготовленные фонари и исчезли в глубине тоннеля. Дойдя до галереи, они остановились. Девушка все это время шедшая впереди, повернулась, обняла парня и поцеловала.
   - Ну как? - спросила она. - Тебе нравиться здесь?
   - Здесь замечательно, - ответил парень, осматриваясь. - Я никогда раньше не был в пещере. А сейчас я не просто в пещере. Я здесь со своей любимой девушкой. Я счастлив.
   - Я тоже, - девушка снова нежно поцеловала его. - Это мое любимое место.
   - А, как ты нашла его? - спросил парень.
   - Мы нашли его вместе с Рикимару, когда нам было лет по одиннадцать, может двенадцать, - ответила Аями.
   - Вы с ним были друзьями?
   - Да. В детстве мы все время проводили вместе, а сейчас совсем не общаемся.
   - Странно, он мне про это не рассказывал.
   - Наверное, ему тяжело об этом говорить, да и мне тоже,- сказала девушка. - Мы так долго были друзьями, а сейчас все поменялось. Не знаю из-за чего.
   - Только друзьями? - недоверчиво спросил Татцумару.
   - Конечно, - улыбнулась Аями. - Ты ревнуешь меня к своему лучшему другу? Не надо. Я уверена он был бы рад за нас, если бы узнал про наши отношения.
   - Наверное, - задумчиво ответил парень, на какое-то время они замолчали. Парень прижал к себе девушку и поцеловал её. Положив свои фонари, они сели на пол.
   Девушка села прямо перед скалистой бочкой наполненной водой. Парень позади нее, так что бы ее голова оказалась у него на плече, и обнял за талию. Свет фонарей освещал влюбленную пару так, что их можно было хорошо разглядеть.
   Девушка была не высокого роста. Глаза темно-голубые, почти синие. Над глазами были изящные, узкие, ровные брови. Слегка курносый носик, и нежные чувственные губы. Симпатичные маленькие ушки скрывались за длинными черными волосам. Кожа была бледной. Хрупкое тело и слабые руки, хорошо сочетались с сильными, сексуальными ногами. Девушка, так же, как и парень, была одета в школьную форму.
   Он был немного выше неё. У него была средняя по длине волос стрижка, в стиле молодого Леонардо ДиКаприо. Лоб, с правой стороны был украшен тонким, еле заметным шрамом. Глаза были, ярко карего цвета. Грубый нос, и выдающиеся скулы придавали лицу мужественность. Губы, лишенные нежности, были тонкими. Острый подбородок был покрыт небольшой щетиной. По комплекции он был худой, но руки и ноги были очень жилистыми и, глядя на них можно было не сомневаться, что парень сумеет ими воспользоваться, если придется.
   - Хочешь пить? - внезапно спросила девушка.
   - Здесь есть вода, - она указала на каменную чашу. - Уверена ты такой не пробовал.
   - Конечно, хочу, - ответил парень.
   Он подошел к обрубленной скале и склонился над ней.
   - А, ты не хочешь, - спросил Татцумару, сделав несколько глотков.
   - Позже, наверное, захочу - ответила Аями.
   - Ты права, вода и вправду необычайно вкусная, - сказал он, возвращаясь на свое место подле Ай.
   Какое-то время в пещере сохранялась нерушимая тишина. Татцумару нежно прижимал Аями к своему плечу, и смотрел на неё.
   Так они сидели некоторое время, наслаждаясь, близостью друг к другу.
   - Как думаешь, когда мы сможем перестать прятаться? И просто быть вместе? - разрушила сложившуюся идиллию девушка.
   - Не знаю. Ты ведь знаешь, что твои родители, будут против наших отношений.
   - Но в чем причина вражды наших отцов?
   - Если бы я знал, все было бы куда проще, - ответил он. - Знаю только, что мой отец чем-то сильно насолил твоему, и твой отец до сих пор его за это ненавидит.
   - И что же нам делать? - с надеждой спросила Ай.
   - А что мы можем?
   - Но нельзя, же просто оставить все как есть. Я уже не могу больше лгать друзьям и родителям. Скрываться от них, когда мы с тобой вместе. А может нам просто рассказать обо всем, но ничего не говорить о твоей семье? - девушка, улыбнулась, обрадовавшись своей идее.
   - Тогда придется придумать мне фальшивое имя. Твой отец детектив. Ему ничего не будет стоить узнать кто мои родители. И тогда будет только хуже. А лгать нам тогда придется еще больше. Представляешь, если, например, мы будем гулять с ребятами из школы и вдруг встретим твоих родителей. Тут сразу откроется, кто есть, кто. Не будут же мои друзья называть меня другим именем. Даже если нам и удастся все оставить в тайне. Представь себе итог. Нам ведь все равно придется все рассказать когда-нибудь.
   - Ты прав, - согласилась Аями. - И что ты предлагаешь?
   - Пока нам нужно оставить все как есть. Я понимаю это тяжело, но так мы хоть как-то можем видеться. Быть вместе. Если отец запретит нам с тобой встречаться, будет гораздо хуже. Так что сейчас мы ничего не можем сделать. Постараемся не сделать хуже. Потерпи еще немного. Хотя бы до совершеннолетия. Тогда мы сможем быть вместе. Нашим родителям придется смириться с этим.
   - Наверное, так будет лучше, - недовольно согласилась девушка.
   Вновь наступило молчание. Бьющие по водной глади капли создавали убаюкивающую атмосферу, будто бы пели колыбельную. Девушка расслабилась в объятьях, засыпая. Татцумару обнял её и прижал покрепче, согревая своим теплом. Парень тоже начал медленно проваливаться в сон.
   "Все же поездка сильно измотала нас", - думал он.
   - Мы с тобой похожи на те, две маленькие струйки, - оборвала сон девушка, указывая на кусок горы, нависший с потолка прямо перед ними. - Они соединяются и летят вместе. В одной большой капле.
   Отогнав сон, парень проследил за её рукой, и приглядевшись, понял, о чем она говорит.
   - Да, - ответил он - Мы с тобой как две капли воды похожи друг на друга, и на них.
   - Но ведь говорят, что разноименные заряды притягиваются? Мы ведь с тобой разные.
   - Разные. Но все-таки у нас с тобой много общего. Неужели ты веришь в эту чепуху про заряды? Людей притягивает друг к другу общность интересов. И чем больше у них общего, тем проще им найти общий язык. У нас с тобой похожий характер. Нам нравятся одинаковые вещи. И вместе нам очень хорошо.
   - Ты опять прав, - улыбнулась Аями. - И мы также одиноко летим как эти соединившиеся капли. И ничего не можем сделать. Радует только одно, что когда-нибудь мы все-таки соединимся со всей той водой, которая находится в колодце.
   - Не переживай, любимая. Время пройдет быстро. Так же как падение капли. Очень скоро мы сможем все рассказать.
   - Да. Время летит быстро. Особенно когда я рядом с тобой. И все-таки мне так хочется рассказать подругам и родителям. Поделиться радостью.
   - У меня есть идея, - вдруг сказал парень. - Конечно, не рассказать все всем, но хоть как-то облегчить нашу жизнь.
   - Какая?
   - Давай расскажем все Рикимару, - предложил Тац. - Он умеет хранить секреты. К тому же, как оказалось ты его тоже знаешь. А ему я доверяю как себе. Будет с кем поговорить и посоветоваться.
   - Хорошая мысль, - сказала она. - Он точно не разболтает. Рикимару вообще не очень общительный. Может быть, мы даже сможем чаще встречаться. Если с нами иногда будет он. Я смогу сказать родителям, что ты его друг, если они спросят "Кто это был с вами? Когда мы с отцом видели тебя и Рикимару".
   - Значит, решено, - сказал парень.
   В пещере опять стало тихо. Потом парень сказал:
   - Хорошо, что ты привела меня сюда. Здесь действительно чудесно.
   - Я же говорила, что тебе понравиться здесь. А ты предлагал сходить в кино.
   - Никакого кино. В этой пещере намного лучше. Я, наверное, уже устал от суеты города. И от толп людей каждый день.
   - Я тоже. А здесь совсем нет людей.
   - Жалко только, что на после завтра передают землетрясение,- пробормотала она сонным голосом, сильнее прижимаясь к своему возлюбленному.
   - Почему? - удивился парень.
   - Пещеру ведь может завалить. И вряд ли мы сможем попасть сюда.
   - Будет грустно. Мне и вправду здесь очень понравилось, - с сожалением в голосе, сказал парень.
   Наступила долгая пауза. Теперь уже окончательная.
   Девушка уснула в теплых объятьях Татцумару, съежившись, и уткнувшись затылком в подмышку. Тац (как его иногда звали, на западный манер, школьные приятели) тоже расслабился и провалился в сладкий полудрем. А вода все также отбивала ритм по водной глади, создавая магическое убаюкивающее настроение.
  

***

   Холм, освещенный закатом, был красно желтого цвета. Он будто бы волшебным образом переместился с Марса на Землю. Тени от камней и деревьев были длинными, величественными. Ветер слабым, восточным. Он нес откуда-то с моря огромную тучу, медленно затягивающую все небо, и сулившую неприятности.
   Из-за деревьев показались двое странников. Которые, по-видимому, забыли посмотреть прогноз погоды или просто пренебрегли им. Это были Аями и Тац. Лица их выглядели старше, а в глазах теперь редко, когда можно было разглядеть юношеский блеск. Повзрослевшие на несколько лет, они все так же весело мчались наперегонки. Впереди ехал Татцумару.
   Перед входом в пещеру возвышался двух метровый камень-охранник. Увидев его, парень начал сбавлять ход:
   - Похоже, вход завалило, - крикнул он.
   - Давай подъедим поближе и посмотрим, - сказала Аями.
   Какое- то время они приближались к входу пещеры. Наконец они, положив велосипеды недалеко от раненого каменного титана, пошли пешком. Увидев, что тоннель все еще цел парень вошел в него, достав фонарь из кармана, а следом за ним забежала девушка. Свет, разрезал мрак.
   - Будем надеяться, что галерея не пострадала, - сказал Тац.
   - Уверенна, что с ней все хорошо.
   Некоторое время они пробирались сквозь темноту. Внезапно, свет погас:
   - Черт, неужели батарейки сели, - с негодованием проговорил парень, ударяя фонарик о левую руку. - Я только сегодня их поменял.
   - Ничего страшного, - сказала Аями и тьма вдруг озарилась светом от свечи. - Я специально взяла с собой пару свечек. На всякий случай.
   Они продолжили путь. Их глаза, еще плохо привыкшие к темноте, мало что видели в тусклом свете. Поэтому оказавшись в галерее, они едва не споткнулись о сталагмит, выросший из скалы.
   Парень расстелил свою куртку на полу и сел на нее. Аями села ему на колени.
   - Ну, вот мы снова здесь, - сказал Татцумару, с радостью в голосе. - Как славно, что пещеру не завалило.
   - Точно. Наверное, она чудом уцелела.
   - А сколько мы здесь не были? Кажется, с того самого дня?
   - Да. Мы были здесь семь лет назад, за четыре дня до смерти Рикимару, - проговорила девушка со скорбью в голосе.
   - Ты помнишь, как это было?
   - Я не хочу вспоминать, - отмахнулась Аями.
   - Прошло семь лет, а ты все еще не можешь говорить об этом. Может лучше рассказать? Тебе может стать легче. Ты стала такой грустной с тех пор. Попробуй, - настойчиво говорил Татцумару.
   - Зачем? Ты ведь сам там был, и все видел, - сопротивлялась девушка.
   - Я ничего не помню, все как в тумане. Помню, как бросился к тебе, а потом толпу. Скорую. Больницу, и похороны.
   - Не заставляй меня это делать, - взмолилась Аями, сжавшись на груди парня, едва сдерживая слезы.
   - Хорошо. Но рано или поздно придется все вспомнить, - сурово проговорил Тац.
   - Спасибо, - она повернулась и поцеловала его в губы. - Спасибо, что не заставляешь меня. Я знаю, мы никогда с тобой не говорили о том дне. Что я сильно изменилась с тех пор. И мы приехали сюда именно из-за этого. Но если б ты видел его глаза в тот момент. Не хочу вспоминать все это...
   - Как твой отец? - он оборвал её на полуслове.
   - А? - не ожидав такой быстрой смены темы, застопорилась Аями. - Отец? Он все еще против наших отношений, но уже смирился с этим. Я знаю, что он узнал о нас с тобой тогда. Он понимает, что ты для меня значишь, но ничего не говорит.
   - Мы ведь тогда решили все скрыть, но у нас не получилось. Может быть, это и к лучшему.
   Он поцеловал её в щеку, девушка окончательно успокоилась.
   - Знаешь, я все-таки расскажу тебе о том дне, - вдруг сказала Аями.
   - Да ладно. Если ты не хочешь, то не надо.
   - Нет, - твердо сказала Аями. - Ты прав. Если не сейчас. То я никогда не смогу рассказать об этом.
   - Хорошо. Если ты действительно этого хочешь.
   - Да, хочу, - решительно проговорила девушка, будто бы убеждая саму себя.
   Какое-то время она, собиралась с мыслями, а потом начала повествование:
   - Это был вторник. Мы с тобой тогда договорились после школы встретиться, возле парикмахерской, которая была почти в центре города. Мне осталось перейти перекресток. Всего каких-то два светофора. Я видела тебя там, у здания, и обрадовалась. Если бы я могла пройти по диагонали, я бы так и сделала. Ты тоже заметил меня, потому что начал подходить к тому светофору, у которого бы я непременно оказалась. Я подошла к переходу и стала ждать. Люди переходили через дорогу, но я не спешила, потому что светофор уже мигал, когда я подошла. С другой стороны, я заметила Рикимару. Не знаю, что он там делал в этот день, но, как и я он ждал следующего зеленого света. Рикимару тоже заметил меня. И когда загорелся зеленый, он быстро пошел мне на встречу, явно собираясь мне что-то сказать. Это было странно, мы ведь тогда уже давно не разговаривали. Я побежала, собираясь быстро поздороваться с ним, чтобы успеть к тебе. Мы были впереди всех людей он со своей стороны, а я со своей, и быстро сближались.
   Тут она осеклась.
   - Все хорошо? - спросил Тац.
   - Да, все нормально, - проговорила Аями, и продолжила. - Внезапно откуда-то слева я услышала шум. Сначала я не понимала, что происходит. Но шум становился все громче. Это был клаксон. Я повернулась на звук и увидела несущийся на меня грузовик. Он гудел и ехал прямо на меня. От ужаса я стояла как вкопанная. Какой-то частью моего мозга сомневаясь, что все это взаправду. Как вдруг...
   Она оборвала фразу, едва сдерживаясь, чтоб не заплакать.
   Где-то на улице раздался гром, он эхом отдался внутри пещеры. Началась гроза.
   - Я почувствовала толчок. От страха закрыв глаза, я подумала, что это был удар машины. Когда я снова открыла глаза, то уже лежала на асфальте. Все еще ничего не понимая, я посмотрела туда, где только что стояла, - Аями уже плакала, снаружи сверкнула молния, осветив вход и совсем чуть, чуть галерею. - Там стоял Рикимару. Через секунду раздался удар. Рикимару от него взлетел в воздух. Лобовое стекло треснуло. Кровь брызнула во все стороны. Было видно, как его тело, изогнувшись, приняло неправильную позу. И он упал.
   Рассказ прервался. Девушка плакала, всхлипывая в объятьях своего возлюбленного. Он хотел было её остановить, но тут она снова заговорила:
   - Он лежал как кукла, которую в детстве сломал мой маленький брат, - вспышка снова разрезала воздух, уже сильнее. - Его руки и ног и были вывернуты в разные стороны. Грузовик остановился где-то вдали, и начали набегать люди. Наверное, от этого, я опомнилась и побежала к нему. Он лежал на спине. На его лбу была большая шишка, но он был в сознании. Я села на колени над ним. По губам сползала длинная полоска крови бурого цвета. Глаза были туманными. Он еле дышал. Когда я склонилась над ним, он улыбнулся, видимо узнав меня. Не знаю почему. Потом Рикимару закашлял, сделал сильный вдох. И дыхание оборвалось. Он все еще смотрел на меня, улыбаясь. Потом его лицо исказилось гримасой боли.
   Очень яркая молния и гром заставили девушку вздрогнуть, парень прижал её к себе сильнее.
   - И он ушел. Его глаза стали пустыми и бездонными,- завершила Аями.
   Теперь девушка вжалась лицом в плечо Татцумару и рыдала. Юноша сжал её и стал успокаивать, нежно гладя рукой ее по спине. Он ничего не мог сказать. Его шокировало услышанное, настолько красочного и подробного кошмара он не ожидал. Наверное, и Аями не ожидала от себя такого.
   Через какое-то время девушка полностью успокоилась и заговорила вновь:
   - Потом я помню, как меня кто-то увел, и я оказалась у тебя в объятьях. Плача как сейчас, - сказала она.
   - Он спас тебя. Если бы не он, ты бы погибла.
   - Нет, - Аями вновь готова была разрыдаться. - Он погиб из-за меня. Если бы я так не торопилась, все бы обошлось. И этот идиот с неработающими тормозами никого бы не сбил.
   - Не говори так, - сказал Тац. - Ты ни в чем не виновата. Если и стоит тогда кого-нибудь винить. Это должен быть я.
   - Почему? - удивилась Ай.
   - Я назначил Рикимару встречу в тот день. В квартале от того места, где должны были встретиться мы с тобой. Мы так неожиданно с тобой тогда договорились о встречи, что я совсем забыл о нем. Если бы он не оказался там и не спас тебя. Тогда погибла бы ты. Я бы этого не вынес.
   - Да... Возможно, так бы и случилось.
   - Тебе стало легче?
   - Не знаю. Какое-то облегчение я чувствую, но вряд ли я смогу все забыть.
   - А этого и не надо.
   Молния вновь нарушала беседу, не дав Татцумару закончить фразу. Он задумался. Будто бы отключился. Потом достал что-то из карманов джинсов, слегка потревожив Ай.
   - Что ты делаешь? - спросила она. - У тебя затекли ноги?
   - Сейчас увидишь... - лукаво проговорил Тац. - Дай руку.
   - Что? - не поняла Аями, но потом, сообразив, взяла его ладонь, она была теплой.
   Парень обнял девушку и, нащупав обеими руками безымянный палец её кисти, надел на него кольцо.
   - Выходи за меня.
   - Ой..., - все, что смогла сказать Аями, от неожиданности.
   - Выходи за меня замуж Ай, будь моей женой, - повторил он.
   Девушка повернулась к парню и поцеловала его в губы. Поцелуй был долгим. Тац хотел отпрянуть, чтобы услышать ответ, но поддался порыву. Он обнял Ай прижав к себе. Девушка обняла парня. Целуясь с нежной страстью они легли прямо на холодный пол пещеры. И тени от свечи отбрасываемые ими на стену пещеры, повторяли их изящный танец любви. Они были счастливы.
   Стихия бушевала вокруг их маленького спокойного мира. Снаружи небо было непроглядно черным, ветер колыхал карликовые сосны, как соломинки, так и норовив вырвать. Вода с неба падала крупными каплями, и сбегала по двухметровому расколотому камню, предавая зеркальность его поверхности. Сверкающие молнии отражались от неё, как свет в прожекторных зеркалах.
   - Я так понимаю, это значит да? - сказал Тац, обнимая Аями. Они лежали на одежде. Танец был завершен.
   - Да, я согласна. Я хочу быть с тобой.
   - Милая я тоже хочу быть с тобой, - он сжал её сильнее.
   Они поцеловались. Слушая шум дождя и молний, они смотрели на стену, не видя её и не думая ни о чем. Вдруг очередная вспышка осветила её, раскрывая еле заметную картину, написанную маслом на стене.
   - Что это, - вдруг сказала Ай.
   - Где? - удивленно спросил парень.
   - На стене. Как будто что то нарисовано.
   Аями встала, взяла свечу и направилась к картине. Тац пошел следом.
   Приблизившись, они смогли разглядеть портрет, написанный на камне. Это была Аями, только на семь лет младше. Её длинные черные волосы, будто бы трепал ветер. Синие жизнерадостные глаза светились счастьем. Она улыбалась. Портрет был выполнен с невероятной точностью. Чуть ниже него, слева, имелась подпись автора, написанная на японском. "Рикимару" удостоверяла она. Ай снова заплакала и Тац прижал её к себе.
   - Знаешь, - снова заговорил Тац, глядя на портрет. - А давай, если у нас когда-нибудь будет сын, назовем его Рикимару?
   - Давай, - отозвалась Аями. Гроза снаружи стала стихать удаляясь.
   - Как думаешь когда прекратится... - он не закончил свой вопрос, так как внезапно раздался гром. Только этот гром не стихал, а наоборот нарастал.
   - Что это? - испугалась девушка.
   - Быстро одевайся! - вдруг крикнул Тац.
   Они начали одеваться впопыхах.
   - Это... - он снова не смог закончить, потому что упал, но было уже и не нужно, стало очевидно, что землетрясение, застигло их врасплох. Все затряслось, и стало трудно стоять.
   - Это землетрясение,- все-таки закончила Ай. - Нам нужно скорее бежать отсюда.
   Парень ничего не ответил.
   Какое-то время они в спешке натягивали на себя свои вещи. Тряска усиливалась, сверху начали сыпаться мелкие камни, а с пола и стен подниматься пыль. Где-то снаружи пещеры был слышен грохот обвала.
   - Нам некогда одеваться полностью, - воскликнул Тац, стоя одетый лишь по пояс. Недалеко от него рухнул валун размером с мяч для регби. Схватив оставшиеся вещи и Ай за руку он бросился к выходу.
   Идти было трудно, земля уходила то вправо, то влево. Они покинули галерею, оставив позади свечу и падающие камни. Сталактит, висевший над водой, откололся и разбил емкость.
   - Умм... - девушка, остановившись. Боль, пронзила правое плечё, в которое словно кулак боксера, врезался камень.
   - Что с тобой? - спросил юноша.
   - Ничего, - свет за их спинами внезапно исчез.
   Парень достал из кармана разряженный фонарь и нажал на кнопку. Им везло. На этот раз слегка поморгав свет отогнал насевшую черноту.
   - Пошли, - из-за гула его голос было едва слышно. Они попытались слегка ускориться и это им удалось.
   Вокруг все рушилось. Тоннель явно собирался обвалиться. Гора складывалась вовнутрь, сворачивая свой маленький мир.
   Когда до выхода уже оставалось шагов тридцать, рука девушки вдруг опустела, а фонарь оказался на полу.
   - Татцумару! - испуганно воскликнула Ай. - Тац.
   Ответа не последовало.
   - Тац! - повторила она. Ничего не услышав, она кинулась за фонарем и споткнулась об нечто более мягкое, чем камень. Ай рухнула на колени рядом с единственным источником света. Взяв его обеими руками, она направила луч света туда, где споткнулась. Там лежал Тац.
   - Тац, - прошептала она, подползая к нему. Он дышал, но был без сознания. Когда она приблизилась к парню и увидела рассеченную до крови голову, Аями вскочила на ноги и, схватив руки парня, стала волоком тащить его к выходу. От напряжения казалось, что стало трясти еще сильнее. Слева от Ай рухнул огромный валун размером с девушку. Он покатился вперед, едва не размозжив парню ноги. Из-за овальной формы он перекатывался с одного бока на другой. Аями продолжала тащить, спотыкаясь. Тацумару казался невероятно тяжелым. Силы покидали, каждый метр давался с трудом.
   Грохот. Несколько камней поменьше опять упали едва не задев Ай и её парня.
   До выхода оставалось десять шагов, когда два "шара для кегельбана" рухнули сверху в ногах Татцумару. Один из них попал по голени, прогнув её вовнутрь, однако парень не очнулся.
   Ай тащила из последних сил.
   - Ещё немножко, - прорычала она от изнеможения.
   Секунд через десять она оказалась снаружи.
   Протащив еще несколько метров, она рухнула на землю без сил.
   Гроза кончалась, и на небе появился полумесяц. Землетрясение продолжалось еще несколько минут, окончательно разрушая тоннель и заваливая вход в пещеру.
   Когда все стихло, девушка продолжала еще какое-то время лежать, приходя в себя. Потом она села на колени рядом с Татцумару, оглядывая его с ног до головы. На теме у него была большая рассеченная рана, едва не до кости. Кровь, вытекавшая из нее, кое-где уже запеклась. Нога была сломана в том месте, куда упал камень.
   - Тац, - вновь сказала Ай пытаясь привести парня в чувства.
   - Тац! - крикнула она, тряся его.
   Никакой реакции не последовало. Аями заплакала, и снова попробовала потрясти Татцумару.
   - Тац, - прошептала она с отчаяньем в голосе, склонившись над ним, нежно поглаживая раненую голову.
   Слезы нахлынули на Ай, и она зарыдала. Она попробовала еще раз растормошить его, но ничего не произошло. Окончательно отчаявшись, она стала просто на него смотреть.
   Несколько капель её слез попали Татцумару на лицо, она вытерла их ладонью, и тут вдруг он открыл глаза.
   - Тац, - обрадовалась Аями, обнимая его.
   С парнем все было хорошо, сотрясение мозга и сломанная нога, были его единственными повреждениями.
   Тучи уплывали куда-то на запад. Царила мертвая тишина.

25 августа 2010 почти полночь.

Отредактирован 25 - 26 сентября семь часов вечера.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"