Бурусланова Арина: другие произведения.

Путь вора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! установлен 9.08.15
    Аннотация: Что делать, если у тебя за спиной погоня, в сумке - украденная брошь, а впереди собралась масса людей, желающих поступить в единственную Академию Магии нашей благословенной империи? Естественно слиться с толпой, притворившись точно таким же поступающим. А если у тебя вдруг обнаружился магический дар, и вступительные испытания успешно пройдены? Конечно же, не отказываться от столь прекрасного шанса узнать что-то новое. Ну а если в начале учебы тебя запихнули в некую экспериментальную группу? Что ж, кажется, ты рискуешь закормить свое любопытство до смерти.
    Черновик. Пролог, первая-пятая главы, шестая глава - в процессе.
    Обновление от 19.02.17


Путь вора

  

Никогда не знаешь: где найдешь, где потеряешь.

Изречение вора, только что срезавшего кошелек

Бывших воров, также как и убийц, не бывает.

Назидательное изречение Наставника молодым ворам

Пролог

Иногда жить по-старому уже не представляется возможным. Тебе предлагают оставить все как есть, но в глубине души ты знаешь, как именно должен поступить. И тогда стоит просто довериться зову своего сердца.

Из мемуаров Кадлини Десорци, великого полководца Гамарской Империи

   Лето 729 года от о. г. И.
  
   Ясное безмятежное небо. Веселое щебетание птиц, легкое колыхание веток ближайших деревьев. В саду родового замка герцога Аварде было спокойно и тихо. Это был маленький уголок рая на земле, которому могли позавидовать даже эльфы. Безмятежное спокойствие сада прервали чьи-то легкие шаги и громкие голоса. По неширокой тропинке вглубь сада бежали две девочки лет восьми. Та, что бежала первой, была в простой рубашке и прочных кожаных штанах. Ее карие глаза возбужденно горели, а непослушные темные волосы развевались на ветру. Она оглянулась на свою подругу и звонкий детский голосок, разнеся между деревьев:
   - Лисса, давай быстрее! Уже почти рядом!
   Девочка, названная Лиссой, нахмурила бровки, а в глазах, цвета лазурного неба, плескалась детская обида.
   - Ара, я не могу быстрее! У меня же платье! - голос был полон справедливого возмущения.
   Конечно, ведь Лисса бежала в длинном бежевом платье, при беге ноги постоянно путались в длинной ткани, замедляя передвижение девочки. К тому же она не привыкла к долгому бегу, слышалось ее тяжелое дыхание. Длинные завивающиеся светлые волосы спутались, на лбу проступил пот. Неожиданно Ара остановилась и сошла с тропинки, приглядываясь к чему-то. Лисса наконец догнала подругу и набросилась на нее.
   - Эй! Зачем надо было так спешить?! И что ты хотела показать?
   Карие глаза окинули будущую герцогиню, подметили порванный подол платья (в одном месте им пришлось продираться сквозь кусты), спутанные золотистые волосы, пот на лбу. И в звонком голоске промелькнуло искреннее удивление:
   - Лисса, а ты что устала?
   Девочка чуть не задохнулась от возмущения.
   - Конечно! В отличие от тебя меня никто не тренирует каждый день. Я ведь будущая герцогиня!
   Лисса гордо вскинула голову. А Ара, глядя на такую смешную позу подруги, звонко рассмеялась. Девочка опять хотела было возмутиться, но подруга ее перебила.
   - Да ладно тебе, Лисс. Лучше посмотри, что я вчера нашла!
   В карих глазах девчушки плескалось истинное восхищение. Поэтому Лисса, заинтересовавшись, все же села рядом с подругой и посмотрела туда, куда указывала Ара. В следующий миг раздался восхищенный вздох уже с ее стороны. И две пары глаз с одинаковым выражением смотрели на цветы дивной красоты. Лисса протянула руку к цветам.
   - Давай сорвем несколько и покажем отцам, когда они вернутся из похода.
   Девочка хотела было сорвать их, но рука подруги остановила ее.
   - Нет, нельзя их срывать! - и пояснила, глядя в недоумевающие глаза подруги. - Если ты сорвешь их, то в вазе они проживут недолго, максимум несколько часов. Это ведь арацеталы! А здесь они будут расти и жить. А потом появятся семена, и вырастут такие же цветы. А наших отцов можно будет пригласить и сюда.
   - Да, точно! Так будет намного лучше, - Лисса посмотрела на не по годам умную подругу. - А откуда ты знаешь, как называются эти цветы?
   Темноволосая девчушка весело фыркнула:
   - В твоих учебниках прочитала!
   Лисса сидела практически с открытым ртом.
   - Но они же такие скучные!
   Ара хотела что-то ответить, но вдруг послышались шаги, на тропинку вышла госпожа Диэрла, приставленная к юной герцогине для обучения.
   - Вот вы где, ваша светлость! Я уже было обыскалась вас, - ее взгляд зацепился за внешний вид девочки, и она всплеснула руками. - Как же так, ваша светлость! Вы выглядите совершенно неподобающе для будущей герцогини!
   Лисса лишь скривилась, она недолюбливала госпожу Диэрлу: постоянные нравоучения и лекции о "подобающем поведении наследницы герцогского дома Аварде и благородной эрхи" ужасно надоели и наскучили девочке за несколько последних месяцев. Возможно, из-за этой неприязни все слова воспитательницы принимались в штыки, в том числе и о необходимости учиться. Взгляд госпожи Диэрлы в это время наткнулся на Ару и окатил сжавшуюся девочку презрением.
   - Ваша светлость, вам не следует общаться с этой...простолюдинкой! - визгливый голос окатил Ару холодом. - Вы ведете себя совершенно неподобающе герцогине!
   Снова эти слова, набившие оскомину как Лиссе, так и Аре. Лисса гневно посмотрела на свою наставницу и уже собиралась ей сказать, все, что о ней думает. Ведь по справедливости отец Араники все же был бароном, пусть и получив титул за воинские заслуги, у них даже был свое небольшое владение и замок. Другое дело, что Грег Ниарден считал все церемонии, этикет и прочее блажью тех, кому нечего делать, а потому оставил свое невеликое владение на управляющего и переселился к своему давнему другу-герцогу, став начальником замкового гарнизона. За это госпожа Диэрла и считала его неотесанным простолюдином, непонятно как выбившимся в аристократы. Тем временем, воспитательница, будто не замечая гнев ученицы, сказала строгим наставительным голосом.
   - Ваш отец только что приехал, как вы можете появиться перед ним в таком виде! Это неподобающе...
   Опять та же песня, но девочки уже не обращали на давно надоевшую им женщину внимание и понеслись к выходу из дивного сада встречать своих отцов, прибывших после очередного рейда за нежитью. Ара опять бежала впереди, но сейчас Лисса практически не отставала, ей не терпелось увидеть отца после его недельного отсутствия. Вслед им донеслись возмущенные вопли госпожи Диэрлы, но они даже не услышали ее. Добежали до выхода из сада девочки буквально за пять минут. Всадники уже спешились, они все очень устали, но расходиться пока почему-то не собирались. Лисса, найдя глазами отца, сразу же бросилась к нему, а Ара остановилась: сколько она не искала, своего отца найти не могла. Зато заметила скорбь на лицах герцога и его воинов, а также заприметила несколько больших свертков, которые в поход точно не брали. Девочка отлично знала: в такую ткань заворачивали погибших. Араника спешно начала искать Ривона, этот молодой воин был ей как брат, а ее отцу как сын. Через несколько секунд ее взгляд наткнулся на могучую фигуру северянина; будто почувствовав ее взгляд, Ривон поднял глаза и тут же опустил, понурив светловолосую голову. Но Ара успела заметить влажный блеск в его глазах. Плохое предчувствие ледяной рукой сжало сердце, дыхание сбилось. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, девочка решительно направилась к герцогу, вот только каждый шаг давался как-то слишком тяжело.
   - Дядя Кларк, скажите, где... - на этом моменте голос отказался ей подчиняться, но Араника заставила себя спросить, вопрос прозвучал почти шепотом: - Где папа?
   Герцог тяжело вздохнул, за одно мгновенье он, казалось, постарел на десятки лет. Ледяная рука не отпускала испуганно трепыхающееся сердце маленькой девочки. В ее темноволосую головку лезли различные страшные мысли, смысл которых сводился к одному. Ара старательно отгоняла от себя эти мысли, надеясь на то, что сейчас дядя Кларк скажет, что ее отцу пришлось задержаться, но он скоро появится.
   - Араника, - уже одно это говорило о многом, герцог относился к дочери своего лучшего друга как к племяннице и полным именем ее называл редко. - В дозоре, уже возвращаясь, мы наткнулись на проклятого перевертыша. Ума не приложу, откуда он взялся. Нападение было неожиданным, погибло четыре человека, среди них Грег...
   Спазм сжал горло, вдохнуть не получалось. Перед глазами все потемнело, девочка покачнулась, герцог поспешил поддержать ее, не позволив упасть. Но Араника отстранилась и, резко обернувшись, направилась к телам погибшим. Походка ее была нетвердой, но и падать девочка больше не собиралась. Подойдя к одному из тел, она глубоко вздохнула и схватилась за темную ткань. Когда они только вышли встречать прибывших воинов, увидев скорбные лица, Ара в глубине души уже знала, кого они потеряли в этом походе, просто не желала в это поверить. Так и сейчас, она точно знала, кто лежит перед ней, накрытый тканью. Темная материя скользнула вниз, подчиняясь резкому движению руки, Ара не ошиблась: это был ее отец. Грег Ниарден, начальник замкового гарнизона герцога Кларка Аварде и его лучший друг. Он был превосходным воином, честным и умным человеком. Он растил из дочери воина, передавал ей свои взгляды на жизнь.
   Вот и сейчас Араника лишь судорожно вдохнула, глядя на мертвенно бледное лицо отца со следами крови и изо всех сил сдерживая слезы. Она буквально кожей чувствовала направленные на нее взгляды, полные жалости и сочувствия. И от этого становилось еще хуже. Не имея сил больше удерживать слезы, девочка бросилась прочь: ей не хотелось того, чтобы кто-нибудь видел ее слезы, ей не хотелось чувствовать чужую жалость.
   Уже в солдатских казармах, в их с отцом общей комнате (Грег Ниарден иногда бывал чересчур аскетичен) Ара упала на кровать и позволила вырваться судорожным рыданиям. Она не помнила, сколько так пролежала, но в какой-то миг слезы закончились, и девочка забылась тяжелым сном. Благо никто не приходил и не лез к ней в душу, воины прекрасно понимали, что некоторое время ей стоит побыть одной.
  
   ***
   Поздно вечером в комнату зашел герцог.
   - Ара, - его голос был ласков и мягок. - Я обещал твоему отцу позаботиться о тебе, поэтому с завтрашнего дня ты переезжаешь в мой замок, думаю, Лисса обрадуется.
   Араника посмотрела в добрые сочувствовавшие глаза герцога, и слова отказа застряли у нее в горле. Герцог понимал ее, Грег был для него таким же родным человеком, как и для Ары. Ей было очень жаль разочаровывать его, но решение она уже приняла, и менять его не собиралась.
   На следующее утро состоялись похороны. Они прошли для девочки как в тумане. По завершении церемонии Ара побрела обратно в комнату, не желая ни с кем общаться, даже с Лиссой. Ее желание было понятным, и никто не собирался мешать ее уединению, по крайней мере, еще какое-то время. Вскоре все попытаются вернуть ее к обычной жизни, они будут утешать ее, будут стараться развеселить, отвлечь от горя, но жалость и сочувствие никуда не денутся, что только сильнее будет напоминать об утрате. Все изменилось: не будет больше побудок засветло, рассветных тренировок, пробежек по лесу, упражнений с оружием и самое главное: не будет больше открытой улыбки отца, когда мелкие морщинки, будто лучиками Каосса, собираются вокруг глаз. А будет, наконец, ее правильное обучение как будущей баронессы и те же нудные уроки, что так не любит Лисса. А еще госпожа Диэрла...
   При воспоминаниях о наставнице юной герцогини Ара вздрогнула. Эта женщина почему-то всегда пугала девочку, было в ней что-то гадкое, хоть Араника и пыталась скрывать этот страх. Отогнав не вовремя всплывшие мысли, девочка торопливо сложила в походный мешок заранее приготовленные вещи и быстро черкнула пару строк на бумаге, оставив записку на видном месте.
   Выбраться из казарм незамеченной и также незаметно выскользнуть с территории замка через небольшую калитку, которой пользовались слуги, для Ары, знавшей всю ближайшую территорию как свои пять пальцев, не составило особого труда. В последний раз оглянувшись на место, которое было для нее настоящим домом, девочка поудобнее перехватила мешок и направилась к рощице, постепенно перерастающей в лес.
   Встречный ветер осушал слезы, а вкрадчивый мягкий голос шептал в голове:
   - Так будет лучше и для них, и для тебя...
  

Глава 1

   Иногда, чтобы что-то спрятать, нужно положить это на самое видное место.

Дастуган (казнен за обман), придворный фокусник султана Гамариша V

   25 августа 739 года от о. г. И.
  
   Дерк хал! Когда они, наконец, отцепятся?! Я уже шесть кварталов пробежала, а стража все не отступает, видимо, в доме, в который я так неосторожно залезла, жил кто-то очень важный, обычно стража отстает уже через три квартала. Эх. Я ведь всего лишь брошку успела схватить, заметили быстро. Это же надо так оплошать! Вот, что значит расслабиться! Дерк! Дерк! Дерк! Что же делать?! А это еще что?
   Я немного притормозила и осмотрелась. Надо же, я не заметила, что добежала уже до центра столицы. Все-таки когда бежишь по крышам от стражи, смотреть, что там твориться внизу, нет времени. Но здесь меня привлекли шум и гам, доносившийся с площади, а также все редеющие дома. Теперь ясно, что это стража сзади так скалиться. Думают, что им удалось меня загнать, выкидыши Бездны. Ну, уж нет! Я так легко не дамся. Аккуратный прыжок и мягкий перекат, благо это был всего лишь второй этаж. И, не давая стражникам времени опомниться, быстро шмыгнула на площадь, затерявшись в огромном количестве людей. За девять лет воровской жизни, мудрость, что лучше всего скрываться в толпе, намертво вбита мне в голову. Благо, краска еще держится, и мой рыжевато-каштановый цвет волос не так сильно бросается в глаза в этой пестрой толпе, мало ли в столице рыжих. Оглядевшись получше, я заметила, что люди здесь все-таки немного упорядочены: часть из них слоняется вокруг, а другая часть дисциплинировано выстроилась в очередь и чего-то ждет. Вокруг стояла оживленная суета, люди взволнованно переговаривались друг с другом.
   Только спустя пару мгновений до меня дошло, что я вообще-то нахожусь на площади Аргусава, или в простонародье Магической площади, и такое название она получала не просто так, а благодаря расположению перед знаменитой Академией Магических Искусств Империи Инвел, сокращенно АМИИИ. А главное, сегодня идет четвертый день отбора адептов магической академии, и об этом уже неделю судачит вся столица. Это как же меня загоняла стража, что мои мысли настолько заторможены. Я нахмурилась, ясность и быстрота мысли наряду с ловкостью и удачей является одной из основ успешного вора. Умение быстро, а главное правильно, оценивать ситуацию никогда не помешает человеку, желающему прожить долгую жизнь. Ну, а вор без подобного умения недолго пробудет в фаворе, разве что он будет демонски удачлив. Так что я постаралась успокоиться и на краткое мгновение очистила сознание, после чего вновь осмотрелась и приняла решение. Существует вероятность, что стража так легко от меня не отстанет, так почему бы не потянуть немного времени. Так что, недолго думая, я присоединилась к хвосту очереди, тянущейся к воротам Магической Академии, благо сразу за мной заняли место близнецы, брат и сестра: оба невысокие, со светлыми пшеничного цвета волосами и серыми глазами. В качестве поддержки с ними прибыла, судя по всему, вся семья: мать, отец и двое галдящих мальчишек; их семейство я заприметила еще, когда они с целеустремленностью продвигались сквозь толпу, потому и поспешила занять место перед ними, чтобы не стоять в самом конце. Конечно, я не уверена, что стража будет искать меня в подобной толпе, но рисковать не хотелось.
   О том, что я смогу пройти испытание, и меня возьмут в Академию, я не беспокоилась. В свое время я много интересовалась магией и кое-какие крохи информации мне удалось узнать. Так как маги редко снисходят до простых обывателей, среди этих самых обывателей ходит множество слухов и домыслов, большая часть которых - полная чушь, хотя и среди слухов есть достаточно правдивой информации, но отделять зерна от плевел не моя работа, так что я просто поинтересовалась у знающих людей, когда выпала подобная возможность. Способности к магии чаще всего проявляются в детстве в виде какой-нибудь зажженной шторы, вихря летающих предметов или еще чем-то подобным. Обнаружить способности при проверке, если до этого не было никаких проявлений, можно, но чаще всего подобный дар слишком слаб, чтобы его обладатель мог быть принять в Академию, хотя исключения, конечно, встречаются, и не сказать чтобы так уж и редко, но обычно это дар средненькой силы. Мои же некоторые специфические навыки прерогативой магов не являются, а потому об испытании я не волновалась.
   Кроме того наличие дара определенной силы не являлось необходимым и достаточным критерием для принятия в АМИИИ. Надо же, как выразилась "необходимым и достаточным критерием"! М-да, девять лет бродячей жизни выветрили не так уж много из тех знаний, что остались от моей прошлой жизни. Но я не об этом, определение уровня дара является лишь первым вступительным испытанием, второе же меняется из года в год, а потому сказать что-то конкретное об этом было нельзя. Но многих манит мечта стать могущественным магом, а потому раз в год, когда открывается прием в Академию, в столицу стекается огромное количество народа со всей империи чтобы попытать удачу, вот только не всем путешествие в Инвегрию по карману. Причем поступить может человек любого сословия, есть только возрастное ограничение: с семнадцати до двадцати четырех лет. Так что для многих: возможность стать магом - все равно, что вытянуть счастливый билет. Сам же прием длится пять дней: первые два дня - для благородных, оставшиеся три - для всех остальных.
   Пока я вспоминала все, что знала о поступлении в Академию Магических Искусств, очередь значительно продвинулась. Открывшиеся ворота выпустили десять разочарованных человек, всю группу, что зашла перед этим. Что ж, и такое бывает, одаренных людей по сравнению со всеми жителями Империи не так уж много. Тем временем через арку прошла следующая группа испытуемых, среди которых была и я. Массивные ворота из странного черного материала закрылись за спиной последнего человека, и мы оказались во внутреннем дворе Академии. Широкая площадка перед входом в основное здание Академии была вымощена дахиром - особым камнем, который аккумулировал магическую энергию, несомненно, этот материал был очень дорогим (во многом из-за трудностей при его обработке), но АМИИИ могла себе позволить построить целое здание из такого материала. Этот камень был очень удобен, при избыточном накоплении магической энергии, он ее поглощал, поэтому в Академии никогда не происходили взрывы магической энергии. В центре из драгоценных камней был вымощен знак АМИИИ: белый альбатрос, раскинувший свои крылья, с ярко-красным пятном напротив сердца. Этот символ будто говорил, что магия свободна, и все маги неограниченны в своих исследованиях, а красное пятно напротив сердца символизировало о том, что магия зарождается в сердце. По крайней мере, именно такая трактовка была наиболее распространена.
   Шагах в десяти от нас стояли десять магов-испытателей. Один из них вышел вперед и известил о том, что сейчас каждый из нас должен подойти к магу, который и определит уровень магического дара. Те, у кого уровень будет достаточен для Академии, перейдут ко второму этапу испытаний. Закончив краткое введение, маг отошел к своим коллегам, и растерянные испытуемые неуверенно двинулись к магам. Задумчиво сдув челку, лезущую на глаза, я неторопливо направилось к одному из испытателей, он стоял с самого края справа. Только сейчас я заметила высокую, в три человеческих роста, стену живой изгороди. Ни малейшего понятия для чего это у меня не было, точнее в сознании мелькнуло сразу несколько теорий, но ни одну из них подтвердить я не могла.
   Между тем я подошла к магу. Он выглядел довольно обычно, вот только взгляд, несомненно, выделил бы его из толпы: уверенный, пронзительный, знающий гораздо больше, чем ты. Сейчас на лице мага застыла маска равнодушия, что ж, наверняка быть принимающим та еще морока.
   - Магические способности замечены были? - его голос оказался излишне сухим, отчего казался неприятным.
   - Нет, - я ответила также равнодушно.
   Мой испытатель также равнодушно прошептал что-то едва слышно, сделал рукой несколько странных движений и вперился взглядом мне куда-то в переносицу. Честно сказать, ощущение было не из приятных: казалось, будто меня видят насквозь. Прозвучал слегка удивленный голос мага:
   - Дар сильный.
   Смысл его фразы не сразу до меня дошел, а когда дошел, я потрясенно уставилась на него. Обладатели дара не могли его контролировать, а потому сильный дар рано или поздно проявляется в каких-нибудь магических всплесках. Источник, сообщивший мне это, был очень убедителен. Неужели моя странная способность является проявлением магического дара? Я ведь всегда считала, что магические способности проявляются в сотворении каких-нибудь огненных шаров и прочее. Что ж, стоит признать, что мои познания в области магии оставляют желать лучшего.
   - Пройдите к остальным испытуемым, прошедшим первый этап, вас проинструктируют дальше, - голос мага прервал мое потрясенное оцепенение.
   Мотнув головой, я взяла себя в руки и поспешила присоединиться к оставшимся, коих кроме меня было трое человек. Особого внимания я на них не обратила, все еще находясь в собственных мыслях, осознать то, что у меня есть магический дар, пока что не получалось. Негромкий стук ворот, захлопнувшихся за спинами соискателей, проваливших испытание, вернул меня в реальность. Вперед вышел тот же маг, что и в начале, и приступил к обещаемому инструктажу:
   - Испытуемые, вы прошли первый этап испытания, показав, что обладаете магическим даром, достаточным для поступления в наше учебное заведение. После того, как я разъясню суть, вы перейдете ко второму этапу, - наверное, эта речь должна была быть торжественной, но голос мага был совершенно лишен эмоций. - Дар требуемого уровня не является единственным условием для успешного поступления в наше учебное заведение. Будущий адепт Академии Магических Искусств должен обладать особым складом ума и характера. Для этого и проводится второй этап. Вашим заданием будет пройти магический лабиринт, - маг взмахом руки указал на ту самую зеленую изгородь. - Для этого вам потребуется терпение, выдержка, умение трезво оценивать ситуацию и анализировать, внимательность, изобретательность, интуиция или же просто невероятная удачливость, - испытатель на миг усмехнулся, в его голосе впервые послышались намеки на эмоции. - Не пугайтесь перечисленного списка, вам достаточно просто обладать зачатками этих умений, чтобы успешно пройти второй этап, развивать же их вы начнете непосредственно во время обучения. Как только вы войдете в лабиринт, на вас будет наложено заклинание, действующее на ваш мозг. Если вы не сможете ему противостоять, потеряете сознание и не пройдете испытание. В Академию не поступят те, кто не сможет вынести наш темп обучения. Испытание длится четыре часа, за это время вы должны выбраться из лабиринта. Потеря сознания означает провал. Вы можете сказать "сдаюсь", и для вас испытание закончится, но вы его естественно провалите. Опасайтесь ловушек. На этом все. Удачи.
   Взмах руки, и в стене лабиринта открылось четыре прохода. Направляясь к одному из этих проходов, я размышляла о том, как же, наверное, тяжело произносить эту речь раз за разом на протяжении пяти дней: неудивительно, что у мага был такой равнодушный голос. Хотя, наверное, они меняются, не может же один маг все время проводить инструктажи.
   Как только я вошла в лабиринт, проход за моей спиной зарос. Оглядевшись, я увидела зеленые стены лабиринта по бокам, дорога вела вперед, через пять шагов поворачивая направо. Других испытуемых рядом не было. Ну да, лабиринт же магический, вряд ли я с кем-то встречусь.
   В задумчивости я топталась на месте. Стоит ли мне попробовать пройти испытание? Или же крикнуть "сдаюсь" и отправиться дальше по своим делам, забив на всю эту магическую чепуху? В конце концов, я вор, а не маг. В душе шевельнулись привычные азарт и предвкушение. Отказаться и не потешить свое любопытство? Нет, это не по мне. Мой ответ однозначен - только вперед.
   И я направилась вперед, пока что дорога была единственной. Я уже поворачивала, когда много раз спасавший меня инстинкт взвыл и заставил откинуться назад. Там, где еще мгновение назад была моя голова, пронесся длинный щуп чего-то растительного и впился в противоположную стену. Пораженно рассматривая толстые ветви, укрытые многочисленными листьями, я пыталась унять учащенное сердцебиение. Интересно, что было бы, если бы я не успела отклониться? Ведь скорость у этой ветки была приличной, неужели маги калечат на своих испытаниях? М-да, что-то я расслабилась, ведь предупреждали о ловушках, но я не думала, что все будет настолько серьезно.
   Тряхнув головой, я проделала несколько дыхательных упражнений, унимая сердцебиение, очищая сознание и сосредотачиваясь на текущей задаче. Что ж, думаю пора подходить к делу серьезно. А потому я преобразовала свое зрение. Это и было той самой моей способностью: я умею видеть магические нити, плетения, а также ауру живых существ. Эта способность была со мной, сколько себя помню, вот только в детстве она проявлялась спонтанно. Когда я рассказала отцу о переплетающихся нитях и странном свечении вокруг людей, животных, растений и предметов, он взял с меня обещание никому об этом не рассказывать. Контролировать же эту способность я научилась только лет в одиннадцать. Как однажды заметил мой напарник, глаза во время преобразования у меня становятся золотистыми с вертикальным зрачком. С тех пор я стараюсь работать в одиночку, не собираясь ни с кем делиться этой тайной.
   Изменившееся зрение обрело остроту, несколько изменило цвета и добавило в реальность несколько новых деталей. Стены лабиринта пронизывала сеть переплетенных удивительным образом переливающихся магических нитей. От обилия цветов в глазах зарябило, а голова слегка закружилась, я постаралась не обращать на это внимания. Приглядевшись к тому месту на стене, откуда выстрелила ловушка, заметила более усложненную структуру. Надеюсь, я смогу заранее определять ловушки таким образом. Поднырнув под веткой, я направилась дальше по дороге.
   Последующие несколько минут ходьбы не было ничего не обычного: все те же стены, никаких разветвлений, никаких ловушек. Очередной поворот вывел меня к небольшой площадке, в центре которой стоял фонтан, отсюда вело еще три хода, не считая того, что был у меня за спиной. Вот и появилась проблема: какой из путей выбрать. В задумчивости уставилась на фонтан: вода мягко журчала, а я заворожено следила за струями воды, падающими почему-то только с одной стороны, справа... Неужели так просто? Я более внимательным взглядом оглядела фонтан, на этот раз взгляд зацепился за столб между двумя чашами, там стрелка была влево. Я озадачено сдула челку с глаз: и что это значит? Ох уж эти маги! Любят же они мудрить. Ну, стоять вечно я тут не могу, а потому повернулась к правому проходу: вода мне нравится больше. Но стоило мне направиться в выбранном направлении, в голове зазвучал мягкий бархатистый обволакивающий голос:
   "Не туда".
   Я тут же остановилась. Этому голосу я могла верить. Вот уж не знаю, что он такое: отголосок интуиции, подсознания, мое сумасшествие или же некое существо, но советы этого голоса помогали, а порой и спасали меня множество раз. Про себя я зову его "разумом", потому что есть и другой голос - "безумие". Вот уж не знаю за что мне такое счастье в виде этих голосов, но обычно жизнь они мне не отравляют. Разве что "безумие", иногда.
   Задумчиво оглядела все три прохода еще раз, и в мыслях зародилась идея. Я направилась прямо, никаких возражений от внутренних голосов не последовало, значит, я на правильном пути. Через пару десятков шагов обнаружили усложнение структуры нитей в стене. Ловушка. Присев рядом со стеной, попыталась разобраться в этой структуре, чтобы понять, что за ловушка и как ее обезвредить. В итоге методом проб и ошибок, а также пятеркой разряженных ловушек, мне худо-бедно удалось разобраться во всей этой мешанине линий, очень пригодился опыт взламывания магических защит. В подарок от ловушек мне остались обожженные ладони, рассеченная скула, слегка подпаленные волосы и прожженный какой-то кислотой плащ, благо дырка оказалась не очень большой и в глаза не бросалась. Так я и шла по лабиринту, изучая и обезвреживая ловушки (хорошо, что их было не так уж много, и они повторялись), выбирая те повороты, что подсказывал "разум".
   Не знаю, сколько времени я уже шаталась по этому лабиринту, по ощущениям, больше часа. Но доверять этим ощущениям я не могла: голова раскалывалась, в глазах рябило, и мне стоило огромных усилий не закрывать их, мысли потеряли былую четкость, хоть я все еще и была способна думать, но что-то подсказывает мне, что больше часа я в таком темпе не выдержу. К тому же пару минут назад мне показалось, что я прошла мимо стены, за которой лабиринта уже не было, но дальнейший путь вел вглубь лабиринта, моя обостренная из-за стрессовой ситуации интуиция буквально вопила об этом. Как там говорил маг-испытатель: "выбраться из лабиринта"? Ладно, почему бы не попробовать? И я развернулась в обратном направлении.
   Возвращалась я почти что бегом и тут же почувствовала ту стену, за которой ощущался простор. Эта стена была длиной шагов десять, и как раз шагов через шесть в этой же стене была ловушка. Идея была простой: заставить эту ловушку взорваться и снести к демонам эту стену. Осталось разобраться с тем, как это осуществить. Мой мозг работал на пределе, перебирая различные ситуации и пытаясь представить последствия, мысли летали подобно остро наточенным ножам. Еще немного и казалось, из ушей повалит дым, никогда раньше мой разум не был так напряжен, наверняка, это из-за того гадского заклинания, что наложили маги. Но, в конце концов, решение нашлось. По крайней мере, мне оно показалось вполне рабочим. Я перемкнула несколько каналов, из-за чего магическая энергия должна была накапливаться в контуре, а потом высвободиться в сторону стены, тем самым ее разрушив. Именно, таков был прогнозируемый результат. Но на всякий случай я отбежала за угол и уже оттуда ждала результаты своих трудов.
   Прошло десять секунд. Полминуты. Минута. Я уже решила было, что сделала что-то неправильно, и хотела вернуться, как что-то грохнуло. Слабенькая взрывная волна заставила сделать пару шагов назад. Хорошо, что я догадалась спрятаться за поворотом. Осторожно выглянув, обозрела отсутствующую стену. Кажется, перестаралась. Наверное, энергии накопилось слишком много. Но зато я наконец-то выбралась из этого шазгулова лабиринта. И с облегчение направилась к проломленной стене.
  
   ***
   Молодой маг теней, в свои неполные сорок лет уже получивший звание магистра, скучал у выходов из лабиринта. Леон Ристэ был тем, кто сообщал новоиспеченным адептам Академии радостную весть об успешно завершенном испытании и регистрировал новичков, снимая необходимые слепки ауры. Сейчас магу делать было совершенно нечего, благодаря артефакту он мог следить за метками испытуемых, но на данный момент никто из них не был настолько близок к выходу, чтобы готовиться регистрировать адепта. Хотя одна из меток была уже не так далеко от выхода, этому испытуемому осталось еще минут двадцать, если будет идти тем же темпом. "А жаль," - мелькнула в голове Леона мысль. Этот испытуемый был как-никогда близок к установленному в первый день приема рекорду по прохождению второго этапа - полтора часа. И поставил этот рекорд ни кто иной, как Дионик Нерси, принц Империи Инвел, молодой человек обладал действительно огромным потенциалом и в будущем мог стать великолепным магом, если, конечно, сможет обуздать свой неконтролируемый дар. Ну, уж опытные наставники с этим делом помогут.
   Так что раздавшийся взрыв и рухнувшая стена лабиринта стали для мага полной неожиданностью. Правда, рефлексы сработали как надо, и Леон вскочил, моментально сформировав щит, который и поглотил взрывную волну, а также не дал комьям земли и переломанным веткам приблизиться к магу.
   "Какого Шазга?!" - пробормотал ошеломленный Леон, с удивлением разглядывая образовавшийся проем и то, что осталось от рухнувшей стены, когда там появилась фигура. Свечение метки, фиксирующей время прохождения лабиринта испытуемым, привело мага в чувство. Тот развеял плетение щита, взял себя в руки и с интересом посмотрел на будущего адепта, а то ведь это не дело показывать свою слабость перед учеником. Адептом, а точнее адепткой, оказалась девушка лет семнадцати с мягкими аристократичными чертами лица. На симпатичном личике была рассечена скула, теплые карие глаза выглядели уставшими, но на губы проскользнула облегченная улыбка. В целом, девушка выглядела потрепанной: кончик длинного рыжевато-каштанового хвоста выглядел подпаленным, обычная хлопковая рубашка и кожаные штаны выглядели еще нормально, а вот плащ был прожжен в нескольких местах.
   - Что произошло? - решил все-таки уточнить магистр.
   Девушка слегка пожала плечами:
   - Ловушка сработала неправильно и взорвала стену.
   Маг только удивленно приподнял бровь и недоверчиво хмыкнул, продолжая сверлить девушку взглядом, та сделала вид, что не обратила внимания. В то, что ловушка была неисправна Леон не верил, впрочем, давить на будущую адептку и добиваться ответов он не стал.
   Девушка сдунула неровную длинную челку, доходившую почти до глаз с правой стороны и резко уходящей вверх с левой, где открывался тонкий шрам чуть выше виска.
   - Так я прошла?
   Ристэ усмехнулся и уселся за стол, жестом показав прошедшей испытание подойти поближе.
   - Да. Время прохождения второго испытания, - Леон поднял взгляд на метку, висящую над головой девушки: - час восемнадцать минут. Поздравляю, ты установила новый рекорд. Вряд ли его теперь побьют.
   Рыжеволосая девушка меланхолично ответила:
   - Повезло.
   Магистр только хмыкнул на это замечание и продолжил заполнять лист бумаги, переписывая данные об уровне дара, параметры ауры и время прохождения второго испытания. Не отрываясь от заполнения листа, маг спросил:
   - Имя?
   - Ника.
   Леон удивленно поднял взгляд.
   - Просто Ника?
   - Просто Ника, - подтвердила девушка.
   Маг что-то пробурчал себе под нос и заполнил графу. Отложил перо и обратился к девушке.
   - Теперь мне нужен слепок твоей ауры. Тебе нужно положить ладонь вот сюда, - указал Ристэ на нижний правый угол листа.
   Ника кивнула и собиралась уже приложить руку в указанном месте, когда магистр схватил ее за запястье и перевернул ладонью вверх, а потом взял и вторую руку девушки.
   - Так, что тут у нас, - произнес он, внимательно осматривая обожженные ладони. - Это не хорошо.
   И забормотал под нос какое-то заклинание. Ожоги на глазах начали зарастать молодой кожицей, и спустя пару минут ничто уже не напоминало о ранах.
   - Вот так-то лучше.
   - Спасибо, - удивленно откликнулась Ника, рассматривая здоровые ладони.
   После чего приложила ладонь к листу в требуемом месте. Ее рука на несколько мгновений засветилась мягким зеленоватым светом. Когда сияние угасло маг забрал лист, положил на него круглый медальон с эмблемой АМИИИ и сделал несколько пассов руками. Зеленоватое свечение окутало и медальон, а после также быстро исчезло.
   - Ну, вот и все, - произнес Леон и торжественно вручил медальон теперь уже адептке Магической Академии. - Это знак нашей Академии, пропуск на территорию, а также своего рода удостоверение личности. На нем висит охранное заклинание, так что украсть его нельзя. Также в нем будут записываться все результаты экзаменов, выговоры и т.д., в общем, своего рода личное дело. Параллельно будут вести и бумажные записи. Все адепты должны заселиться в Академию в течение одного дня после окончания приема. В коридоре всех первокурсников будут ждать ученики старших курсов, покажите им знак, вам назовут номер вашей комнаты, выдадут мантию, дадут расписание. На этом все. До встречи.
   И выпроводил новоиспеченную адептку через небольшую калитку. Ему еще следующего адепта принимать.
  
   ***
   Выйдя за дверь, я оказалась в небольшом закутке, расположенном на площади, но не слишком заметном чужим взглядам. Скорость изменений, произошедших в моей жизни, слегка ошеломляла. Только два часа назад я убегала от стражи, а сейчас являюсь адепткой Магической Академии. Я подняла знак Академии на уровень глаз и тут же нервно зажала его в руке, уголок рта дернулся, на миг являя миру мою кривую ухмылку. Враз изменившаяся реальность все еще не укладывалась у меня в голове. Впрочем, думаю, мне понадобится не так много времени, чтобы осознать ее. В конце концов, я не была против подобных жизненных поворотов: передо мной приоткрывалась очередная завеса тайны, и я не собиралась отказываться от шанса прикоснуться к чему-то неизведанному. И пусть говорят, что любопытство и перемены до добра не доводят, но я с этим категорически не согласна: это то, что наполняет мою жизнь смыслом и раскрашивает окружающее пространство яркими красками. Для меня - иначе жить невозможно.
   А потому я весело рассмеялась и раскинула руки в сторону, принимая этот мир и делясь с ним своей радостью, надеюсь на ответную услугу взамен. Ну, а пока следует, наверное, проститься с той свободой, что у меня была до этого: боюсь, что учащимся Академии подобная вольность недоступна. У меня есть целый день, чтобы завершить кое-какие дела.
   Я привычно затерялась в толпе, благо при таком количестве народа это было не слишком сложно. Взгляд привычно подмечал кошельки прохожих, на ходу оценивая количество и номинал монет, а также не забывал отмечать драгоценности, которые легко снять с невнимательной жертвы прямо на ходу. Кроме того от внимания мастера-вора никак не могли укрыться юркие фигурки малолетник карманников. Я весело усмехнулась: все мы когда-то проходили через эту стадию, а потому я чувствовала себя в своей стихии. Город был моей стихией.
   Под влиянием радужного настроения проснулось желание похулиганить. И я немного скорректировала вектор движения, позволяя людскому потоку вынести меня к богатому экипажу, остановившемуся около небольшой лавки, торгующей артефактами. Мой путь лежал мимо охранника или телохранителя, внезапно показавшегося мне смутно знакомым, рука привычно срезала весьма объемный кошель, но тот в последний миг дернулся, словно что-то почувствовал. И мне пришлось спешно уносить ноги, благо площадь Аргусава была опутана довольно запутанной системой улочек и проулков, в нашей столице сам Шазг ногу сломит.
   Это происшествие немного подпортило мне настроение: как он смог меня почувствовать?! Неужели теряю квалификацию? Или у него просто нюх на воров? Такое тоже исключать нельзя, как-никак у воинов довольно часто неплохо развита интуиция. Естественно, мне больше по душе был второй вариант, он тешил мое самолюбие. Негромко рассмеявшись своим мыслям, я проворно забралась на крышу ближайшего здания. Люди слишком редко поднимают свои головы вверх, а потому я не слишком боялась, что кто-нибудь меня заметит. Опасно балансируя на непрочной черепице, я раскинула руки, открываясь навстречу ветру.
  
   ***
   Я сидела на крыше какого-то дома и, болтая ногами, смотрела на звезды. Они так чисты и красивы, кажется, будто они манят взять их, украсть с неба. Что-то меня на романтику потянуло, хотя кто-то может сказать, что профессия вора - это романтика, возможно, это и так, но лично я придерживаюсь несколько иного мнения. Так кажется лишь до того момента, пока ты не услышишь тяжелые шаги стражи, закованной в сталь, или не почувствуешь металлический холод наручников на своих запястьях, если тебе не повезет и ты не успеешь сбежать с места кражи куда подальше. Впрочем, в моей профессии были иные грани, привлекающие меня, например, азарт, риск и любопытство. Вор ведь может красть не только ценности, но и тайны. И это заставляет мою кровь буквально вскипать в предвкушении веселья.
   Кстати о кражах. Я достала из кармана брошку, про которую совсем забыла из-за всей этой кутерьмы. В лунном свете я смогла, наконец, получше приглядеться к этой вещице. И я не смогла удержать вздох разочарования. Мне казалось, в домах высшей аристократии должны быть стоящие вещи, но, видно, я несколько ошиблась с целью. Быть может, у конкретно этой эрхи был крайне невзыскательный вкус, а может, она просто не хранила достойные вещи в городском доме, пусть и находящемся в столице. Брошь была обычной, из самого обычного металла, потемневшего от времени. Изумруд с металлическими крыльями, заключенный в круг. Единственную ценность здесь составлял только этот драгоценный камень, оказавшийся достаточно крупным. Хотя искусно выточенные крылья и вязь странных символов по ободку круга и выглядели очень гармонично, в чем чувствовалась рука мастера, это лишь немного прибавляло цену. Шесть золотых. И вряд ли кто-то даст за эту брошь цену выше. И из-за этой дешевки я бежала, как угорелая, шесть кварталов!
   По сути взлом того дома был сущей авантюрой. Меня толкнул на это какой-то импульс, порыв души. Неподготовленная, я пропустила защиту на шкатулке, чем и оповестила доблестных стражей порядка о взломе. В итоге, почувствовав активировавшееся заклинание, я схватила первую попавшуюся вещицу и припустила оттуда из-за всех сил. Еле оторвалась. Что ж, я, видимо, слишком расслабилась. Пожалуй, перерыв действительно не помешает. Вот только меня терзали сомнения, так ли скоро я смогу вернуться к этой стезе.
   Задумчиво взвесив странно тяжелую брошь, я пожала плечами и выбросила ее куда-то за спину. Никаких сомнений я не испытывала. Легко пришло - легко ушло. Хотя на счет "легко пришло" следовало, конечно, еще подумать. Я легко соскользнула с крыши двухэтажного дома, мягко приземляясь на согнутые колени. И только поворачивая в проулок, услышала не такие уж тихие ругательства. С противоположной стороны дома в тот же проулок вышли две личности крайне бандитской наружности, один из которых ругался и поминал демонов, потирая лоб, а второй вертел в руках ту самую брошку, что я так неосмотрительно отправила в недолгий полет. Несколько мгновений мы молча пялились друг на друга.
   - Ты гля, Урк, кто тут раскидывается ценными цацками, - первым разорвал тишину сиплый голос того, что держал в руке злополучную брошь. - Может у этой бабы еще есть, чем разжиться.
   Они уже вытаскивали свое оружие: кинжалы у одного и короткий меч у другого. Во мне же от их мерзких сальных оценивающих взглядов поднялась темная волна, грозящая смыть границы моих моральных устоев и погрузить сознание в кровавую пелену.
   "У-у-убей! Р-р-р-разор-р-рви! Уничтож-ж-жь!" - раздался рычащий голос моего "безумия".
   Это было довольно привычно, вот только молчание "разума" на миг показалось мне солидарным в желаниях с этим голосом. Но я тут же отмахнулась от странных ощущений, жестко беря под контроль собственные мысли. Я не убийца, я просто вор, и это меня вполне устраивает. А потому я не собиралась подчиняться этому безумию и жажде крови, обычно несвойственной для меня. Впрочем, удостаивать ответом эту шваль я тоже не собиралась. Рука проворно метнулась за голенище сапога, и кинжал, а следом и его собрат отправились в недолгий полет. Я атаковала только чтобы отвлечь, и уже в следующее мгновение проворно вскарабкалась по шершавой стене дома на крышу, откуда достать меня уже точно не могли.
   Ветер взъерошил волосы, и я вдохнула упоительный свежий аромат ночи, не обращая ровным счетом никакого внимания на угрозы снизу. А в следующее мгновение я уже неслась по крышам ночного города навстречу старому другу-ветру.
  
   ***
   Рассвет. Так приятно встречать рассвет на крыше очередного дома! Сколько у меня было таких рассветов? Безусловно, много. Он предвещает начало нового дня, новой жизни. Каждый раз он вселяет в меня оптимизм и жажду к жизни. Я так люблю рассвет! В детстве отец всегда будил меня еще до рассвета, который мы встречали в ежедневных тренировках. Но не будем о грустном.
  
   ***
   Каосс уже поднялся над крышами домов столицы великой империи Инвел - Инвегрии. Его мягкие лучи бродили по крышам и улочкам, заглядывали в окна, натыкаясь на плотные шторы или проникая вглубь комнаты. Город стал пробуждаться ото сна. Опасные тени забились в темные норы до следующей ночи. Добропорядочные же горожане вставали навстречу новому дню, радуясь или проклиная его. Над пекарней уже давно был виден дымок, теперь же изумительный запах свежей выпечки разливался по соседним домам и улицам. Улицы постепенно оживали: появлялось все больше и больше людей - радостных и угрюмых, богатых и бедных, ждущих чего-то и равнодушных к окружающему.
   Дверь одного из зданий, оказавшегося гостиницей "Золото Инвегрии" (одна из самых дорогих гостиниц столицы - название говорит само за себя), распахнулась. Из нее вышли двое: молодая, можно сказать даже юная девушка в длинном салатовом платье без каких-либо излишеств, но зато сшитом из тигрийского шелка, и высокий светловолосый воин. Девушка была очень красива: утонченное лицо с правильными чертами лица, пухлые алые губки, большие наивные глаза цвета лазурного неба и длинные золотистые волосы, сверкающие на солнце. Она напоминала одну из тех фарфоровых кукол, что недавно начали привозить из-за моря. И, несомненно, она была аристократкой, причем очень богатой. Воин, сопровождающий ее, был почти на две головы выше своей госпожи, на нем был легкий кожаный доспех, а на поясе висел меч в ножнах. Потертая рукоятка говорила о том, что им часто приходилось пользоваться. И, несомненно, этот воин не был благородного происхождения.
   - Эрха Лиссолия, прошу прощения, - он склонился в глубоком поклоне. - Из-за моей вчерашней оплошности вам пришлось использовать деньги, что господин герцог оставил вам на время обучения.
   - Оставь, Ривон, - легкомысленно отмахнулась девушка. - Ты не виноват. Сейчас продадим этот браслет, - она повертела в руках золотой браслет, больше похожий на цепь, с крупными драгоценными камнями. - И с лихвой возместим то, что у тебя вчера украли.
   - Но, эрха Лиссолия, это же подарок барона Люксорэ...
   - Он все равно мне никогда не нравился. Никакого изящества, грубая работа. Теперь есть хотя бы более-менее подходящий повод избавиться от него. И разогнись, наконец, Ривон! А также прекрати называть меня эрхой, да еще и этим ужасным полным именем, называй меня Лисса!
   - Но вы же будущая герцогиня, эрха Лисса, - выпрямляясь, произнес Ривон, еле сдерживая улыбку. - Тем более мы в столице. Вам нужно поддерживать ваш статус.
   Госпожа и ее охранник двинулись по улице.
   - Ты не представляешь, как мне все это надоело. Мне совершенно не с кем поговорить: с детьми слуг мне было неинтересно, у наших соседей не было детей хотя бы приблизительно моего возраста, а кузены приезжали погостить слишком редко, - тяжело вздохнула Лисса.
   - Зато в Академии вы будете учиться со сверстниками. К тому же благородные и простолюдины разделены по классам.
   - Да, - вздохнула девушка и еще больше помрачнела.
   - Что такое, эрха? - обеспокоился ее охранник.
   - Вспомнила кое-что...Ару...Я так скучаю по ней. Интересно, где она сей...- но договорить Лисса не смогла: ее грубо толкнули в плечо, и девушка чуть не упала.
   - Извините, - буркнул некто в плаще с глубоким капюшоном и пошел дальше.
   - Эрха, вы в порядке? - Ривон с беспокойством смотрел на девушку.
   - Со мной все нормально. Нет, ну, что за хам?! - возмутилась будущая герцогиня.
   - Мне догнать и проучить его?
   - Ммм... Пожалуй, нет, - покачала головой Лисса. - Тем более ты его уже не найдешь, - оглянувшись добавила она.
   Действительно, несмотря на утро улицы столицы уже вовсю были заполнены людьми, в такой толпе навряд ли можно кого-либо отыскать. К слову заметить, между Лиссой и остальными людьми было свободное пространство примерно полметра шириной. Никто не хотел ссориться с благородной: мало ли что ей взбредет в голову, а уж наказывали и мстили аристократы всегда жестоко.
   - Что ж, пойдем, а то у меня на сегодня еще дела запланированы, - Лисса и ее телохранитель возобновили свой путь, не обратив внимание на небольшой вооруженный отряд, двигающийся в ту же сторону, что и тот хам. Мало ли чем они занимаются? Это все-таки столица...
  
   ***
   Выбегаю из переулка и врезаюсь в толпу вечно куда-то спешащих людей. Слышу несколько нелицеприятных отзывов о себе, но мне на них плевать. Людской поток подхватывает меня и несет, надежно укрывая от преследователей. Быстро набрасываю на свои слишком яркие волосы капюшон. Демоны! Не повезло же мне нарваться на банду Крюка именно сегодня! Еще бы чуть-чуть и меня бы никто не побеспокоил. Думаю, Сагател не стали бы искать в Ака...
   Дерк хал! Я в какого-то врезалась. Глянув из-под капюшона, я буркнула извинение и поспешила побыстрее скрыться в толпе, не желая наживать себе еще большие неприятности. Беглого взгляда мне хватило, чтобы узнать аристократку, а они оскорбления так просто не прощают, но, кажется, меня не запомнили, поэтому не думаю, что с их стороны мне что-то грозит. А вот со стороны Крюка... Я бросила быстрый взгляд за спину.
   Нет, ну такой наглости я от них не ожидала!!! Каковы разбойнички! Прямо среди дня чуть ли не на главной улице столицы вытащили оружие! И их даже никто не остановил... Ну и времена пошли, честного вора прямо на улице хотят прирезать! Куда только смотрит стража? И никто из горожан даже не осмеливается сказать что-то против! Одна часть шарахается от вооруженных и весьма недобро настроенных людей (и правильно делают, смею заметить: а то эти бандюги ведь не побоятся прирезать кого-нибудь на людной улице, как их только в гильдию воров взяли, ума не приложу), другой же части непрерывного людского потока было глубоко наплевать на чужие проблемы. Слава Покровителям, меня в этой плотной толпе довольно сложно заметить...
   Отрыжка Бездны! Не стоило мне так часто оглядываться! Эти шазговы выкидыши таки заметили меня! Я бросилась вперед, расталкивая толпу: теперь главное - скорость. Сзади послышались громкие крики и даже лязг метала, оглядываюсь, рискуя сломать шею, и облегчено выдыхаю, переходя на нормальный шаг. Все-таки я была неправа, и кто-то вызвал ближайший городской патруль стражи. И теперь сии доблестные люди задерживают моих недоброжелателей. Пробормотав благодарственную молитву Госпоже Удаче, пожелала этим замечательным людям никогда не быть ограбленными и отправилась дальше прогулочным шагом, уже не опасаясь погони.
   Что ж, завтра меня уже никто не будет беспокоить. Хотя это конечно с какой стороны посмотреть. С одной стороны от главы гильдии воров Инвегрии, с коим у нас была взаимная неприязнь, мне в стенах Академии ничего не грозит, с другой - неизвестно, что ждет меня в этой самой Академии. Как бы я не променяла одни проблемы на другие: с магами шутки плохи. И пусть считается, что ученики Академии отрекаются от своей прошлой жизни, становясь на путь познания великого искусства магии, не думаю, что мне простят мои воровские замашки. Кроме этого немало настораживает возможность встречи с аристократами, благо простолюдины и благородные учатся отдельно, но все равно я отношусь к ним насторожено: издержки профессии, как-никак я представитель того общества, что стоит по другую сторону закона, по идее, на самом деле, все несколько сложнее. Но как бы там ни было упустить шанс обучаться чему-то таинственному, о чем барды складывают песни и легенды, я не могу. Слишком притягательно, слишком соблазнительно, слишком любопытно. Последнее является моей слабостью, порой приносящей мне неприятности, но также привносящей в мою жизнь более яркие краски. Тем более в Академии есть возможность попробовать разобраться с некоторыми моими странностями.
   Еще с пару десятков минут я петляла по улицам нашей благословенной столицы, выкинув из головы все проблемы и просто наблюдая за привычной ежедневной суетой окружающих людей. День выдался на редкость светлым, солнечным и прохладным. Сказывается время года - ранняя осень - дневное светило еще дарит окружающим свои свет и тепло, а ветер уже начинает потихоньку одаривать столицу прохладой, так не хватавшей жителям очередным знойным летом. Хотя немалую заслугу в этом играли и маги-погодники, не зря же здесь расположена Магическая Академия. Но даже они не могли ничего поделать с летним зноем, хотя лето в столице и не идет ни в какое сравнение с пустынями Дарак и Хемвель, местные жители не перестают каждый год ворчать на эту тему. Это и немудрено - мало кто забирался так далеко на юг, чтобы сравнивать, да и признаться, к хорошему быстро привыкают - я тому пример, ворчу наравне с местными.
   Благодаря стараниям магов такая погода продержится еще месяца полтора, пока ветры с Холодного моря не принесут стужу - резкий переход от теплых деньков к холодным, практически без осени, частенько удивляет приезжих, ну а остальные давно привыкли. Никаких посевов в черте города нет, а потому плавный переход времен года осуществляется только в городских парках, ну и естественно, за исключением территории Академии. Там, говорят, сады цветут круглый год, а погода меняется чуть ли не каждый день: неофиты, постигающие погодные явления и магию, изволят обучаться.
   Ну а пока такие дни не стали обыденностью, люди наслаждаются дарами Каосса, не скрывая улыбок, что придает их лицам некоторую красоту и добродушность. И сразу хочется улыбаться в ответ, а на душе становится спокойней и радостней. По улицам бегают счастливые дети, по поручениям или же просто резвясь и глазея на прохожих. Не скажу, что такое настроение царит в столице всегда, но мне всегда казалось, что в Инвеле люди более беззаботные, нежели в соседних государствах, а бывать мне приходилось много где, так что есть с чем сравнивать. Есть, конечно, опасность со стороны теневых жителей Инвегрии, но стража в столице отменная, и днем происшествий не случается, за исключением различных форс-мажорных обстоятельств. Ситуация с Крюком относится как раз к последнему, ну кому еще может прийти в голову обнажить оружие на широкой многолюдной улице практически в центре города! За что интересно Тагус держит его в гильдии? Хотя нет, это-то понятно: ему нужен тупоголовый исполнитель, не задающий вопросов, для своих грязных делишек. Пусть воровство и не относится к ремеслу, которым следует заниматься законопослушному человеку, но и у меня есть какой-никакой, а все же кодекс чести.
   За такими размышлениями я добралась до искомого заведения. Глаза привычно нащупали скромную вывеску с аккуратной выведенной синей краской надписью "Синий путь", а руки уже толкнули добротную дверь, окованную по краям металлом. На мой однажды заданный вопрос почему "путь" и почему "синий" хозяин только пожал плечами и посвящать в детали не стал. Помучавшись пару дней загадкой вывески, я решила, что не все названия имеют какой-либо смысл и могут быть просто результатом комбинации различных слов, и выкинула это из головы.
   Это занятное заведение выглядело обычным трактиром для людей среднего достатка. Здесь было светло, аккуратно, редко происходили драки и отлично кормили, возможно, даже лучше, чем в любых других подобных трактирах, а потому недостатка в посетителях здесь не было даже в дневное время. Взгляд привычно зацепился за вышибалу, сидящего на лавке у двери - причину здешнего порядка. Мало кто решается бросить вызов подобному громиле: рост под два метра, простая рубаха не скрывает бугрящиеся под ней мышцы, а огромная дубинка, прислоненная к стене у лавки, заставляет задуматься даже сильно поддатых посетителей. И судя по тому, что Горк обитает здесь уже около четырех лет, справляется он очень даже неплохо, иначе его давно бы выгнали взашей - хозяин сего заведения порядок любит и ценит.
   Я неторопливо прошла к стойке, не спеша скидывать капюшон: здесь риск встретить кого-либо из знакомых сильно возрастал. "Синий путь" был достаточно известен в моем профессиональном круге, хозяин Зольдек был лучшим нейтральным информатором столицы. К тому же он был достаточно честен со мной, и я не опасалась подстав с его стороны.
   Мельком глянув на мое лицо, хозяин только покачал головой и повернулся к полке за бутылкой. Я оглядела зал: не смотря на раннее время несколько столиков уже были заняты, пара-тройка местных и компания заезжих не представляли для меня никакого интереса, и, чуть расслабившись, я повернулась обратно к стойке. Хозяин как раз протягивал мне кружку с соком гарувы.
   - Не бережешь ты себя, Сагател, - тихо произнес он. Зольдек всегда говорил так, чтобы слышал его только тот, к кому он обращается. - Зря ты взяла последний заказ, Тагус очень расстроился и снова начал тебя искать.
   Я только хмыкнула. Поводом больше, поводом меньше, но он и так дико меня ненавидит. Так что мне было уже все равно.
   Хозяин нахмурился и снова покачал головой.
   - Глупая девчонка! Ты жизнь, что ли, совсем не ценишь? Нарвешься ведь когда-нибудь.
   Я неспешно пила сок, бодрящий тело и неплохо прочищающий мысли своим кисловато-горьким вкусом. Улыбнувшись, я ответила:
   - Спасибо, что беспокоишься за меня, Зольдек. Но я так просто не умру. К тому же этот заказ стоило взять только за возможность побесить Тагуса.
   Со стороны хозяина раздался тяжелый вздох.
   - Ох, тебя не исправить, Ника. Знаешь же, что я к тебе привязан, и заставляешь беспокоиться за себя, - он расстроено махнул рукой и, развернувшись к двери, ведущей в кухню, крикнул: - Дита, неси мясную похлебку, курицу с овощами и каисовый пирог!
   Я только улыбнулась, задумчиво крутя кружку и разглядывая плещущуюся жидкость. Хозяин "Синего пути" отлично знал мои вкусы. Подарив лукавую улыбку обернувшемуся ко мне Зольдеку, я попыталась его успокоить:
   - Ты же прекрасно меня знаешь. Тагусу не хватит ума меня поймать, да и я настороже, - и, чуть помолчав, добавила: - К тому же я не единственная, кто заставляет тебя волноваться.
   Дверь кухни приоткрылась и оттуда выпорхнула черноволосая девчушка с подносом блюд, источающих просто умопомрачительный запах для моего голодного желудка. Споро поставив передо мной тарелки, Дита умчалась обратно на кухню. А я принялась жадно поглощать пищу, слушая Зольдека.
   - Да уж, твой дружок Лист тоже как отчебучит что-нибудь, только и остается за голову хвататься. Но ты стрелки то не переводи, лиса хитрая, я с тобой еще не закончил, - он притворно нахмурил брови. - Ты конечно умная и осторожная, но и Тагус может кого-нибудь смышленого найти, самородков и в гильдии хватает.
   Проглотив очередной кусок, я проворчала:
   - Я не лиса, я кошка. Но ты как всегда прав, я не настолько самоуверенна, чтобы в открытую бросать вызов гильдии воров. Так что я залегаю на дно и в ближайшее время здесь не появлюсь.
   Хозяин таверны согласно покивал.
   - Я всегда считал тебя умной девочкой, не то, что этот оболтус.
   Я вопросительно приподняла бровь, подтягивая к себе следующее блюдо:
   - Во что он опять вляпался?
   - Наше зеленое недоразумение слишком торопится и не умеет выбирать напарников.
   Я согласно кивнула.
   - Есть за ним такой грешок. Говорила я ему, что на дело лучше ходить в одиночку.
   - А уж сколько раз я твердил ему о том, что подбирать напарников надо с умом, а не соглашаться на первый же попавшийся контракт, - раздраженно протирая стойку, произнес Зольдек. - Нет же послушать опытного, умудренного годами Наставника, поперся с сомнительной компанией в дом Наместника. Ну их всех и замела стража, благо наш оболтус успешно смылся по дороге к казематам. Сейчас скрывается где-то в трущобах, а вся стража в столице на ушах стоит.
   Я только удивленно приподняла брови, уплетая за обе щеки вкуснейший каисовый пирог. Так вот почему стража такая бдительная и резвая в последнее время. Оторвавшись-таки от пирога, я пробормотала:
   - М-да, такого я от нашего Листочка не ожидала. Он ведь не настолько глуп.
   - Он может быть и не глуп, но дурь в башке еще не выветрилась. Звание мастера-вора голову кружит, вот и мнит себя непобедимым. После этого, надеюсь, здравый смысл хоть проснется. А то доиграется ведь: или в канаву свои же отправят, или на рудниках сгниет.
   Я только усмехнулась.
   - Дуракам везет, ну а то, что нашему оболтусу благоволит Госпожа Удача известно с детства.
   Зольдек столь оптимистичным не был.
   - За все рано или поздно придется платить, и за благословение Госпожи Удачи тоже. Она ведь дама переменчивая, может и отвернуться.
   - Ну, рано или поздно он ведь возьмется за ум, - задумчиво пробормотала я, попивая сок гарувы из вновь наполненной кружки и отставив от себя пустые тарелки.
   - Хотелось бы. Поживем - увидим, - пожал плечами мужчина.
   Мы помолчали пару минут, пока я допивала сок. Когда я отставила кружку, рука хозяина таверны метнулась за пояс и положила передо мной маленький мешочек, затянутый грубой веревочкой.
   - За твой последний заказ.
   Я только кивнула, пряча тихо звякнувший своим содержимым мешочек в сумку на поясе. Посидев еще пару секунд, я положила серебряную монетку на стойку, и улыбнулась.
   - До встречи, Наставник.
   - Пусть Покровители будет милостивы к тебе, - тихо проговорил Зольдек.
   Я лишь улыбнулась на это пожелание и покинула сие гостеприимное заведение.
  
   ***
   Вечерний свет закатного светила озарял столицу оранжевато-красными бликами. Улицы города были все еще многолюдны, но уже наблюдалось постепенное уменьшение людского потока. Многочисленные прохожие спешили отдыхать: кто-то привычно шагал домой под прикрытие привычных стен, кто-то устремлял свои стопы в места более злачные, как то - различные пабы, трактиры, таверны, ресторации и прочие увеселительные заведения; впрочем, не стоило забывать (для своего же блага) и о тех, кто в данное время суток выбирался на привычный, пусть и не совсем законный, промысел.
   Ривон, старший воин в свите эрхи Лиссолии Аварде, вышел из гостеприимных (для тех, кто мог заплатить) дверей "Золота Инвегрии" отнюдь не для того, чтобы отдыхать. Пожалуй, можно было сказать, что в данный момент он выполнял свою работу. Справедливости ради, эту работу он выполнял круглосуточно, находясь в свите юной эрхи Аварде. Путь благородного, по духу, но не по происхождению, воина лежал в район города, имеющий не очень хорошую репутацию - это были не трущобы (которых в столице, собственно говоря, и не было), но нечто переходное от обычных районов к этим самым трущобам. Здесь знающие люди могли получить информацию, а иногда и не только ее, практически обо всех незаконных делах столицы. Место было довольно специфическим, а потому чужаков здесь не любили.
   Воин герцога никаких особых подробностей об этом месте не знал и в тонкостях не разбирался, но напряжение в воздухе ощущал и чувствовал себя немного не в своей тарелке. Что было ошибкой: люди, обитающие в этой части города, подобных неуютно чувствующему себя воину вычисляли на раз, сразу же клеймя чужаками, и не спускали с них глаз, напоминая падальщиков, ожидающих смерть жертвы, коими по сути и являлись.
   Подметив повышенное к своей персоне внимание и недоброжелательность, так и источаемую местными жителями, Ривон нахмурился и внутренне подобрался, чтобы быть готовым к любым неожиданностям и неприятностям. В угасающем свете почти ушедшего за горизонт Каосса идея посетить такое подозрительное место уже не казалась столь привлекательной, это было не страх, а скорее разумная предосторожность. К тому же долг перед герцогом и его юной наследницей заставлял мужчину хотя бы попытаться найти воришку, чтобы там не говорила эрха Лисса. Пусть это и было сродни тому же, что искать сломанную ветку в лесу: казалось бы, бери любую, ан нет, нужна только определенная, которую от других товарок и не отличишь почти.
   Наконец, воин обнаружил то, что искал. Питейное заведение под названием "Дырявая сума", о чем и сообщала покосившаяся вывеска, где помимо самого названия кто-то нацарапал матерные стишки. Дверь выглядела настолько непрезентабельно - она изобиловала подозрительными пятнами, о происхождении которых мужчина предпочитал не задумываться - что прикасаться к ней было просто противно, поэтому Ривон распахнул ее ногой. Темноту помещения с низким потолком разгоняли только чадящие лампы, дым которых заставлял слезиться глаза. Народу было пока не очень много: вечер только начинался, и не все завсегдатаи еще появились. На очередного посетителя никто почти и не глянул. А посетитель в свою очередь направился прямо к стойке, где осведомился у хозяина в засаленном фартуке:
   - Как мне найти Джо Хадсона?
   - Джо Хадсона? - раздался пропитый голос хозяина, на необремененном интеллектом лице так и читалась напряженная работа мысли. - А! Это ты про Джо Костяка? Так чего его искать? Вон он в углу сидит, - и кивнул куда-то в том направлении.
   Считая свой долг выполненным, он вернулся к протиранию стойки какой-то грязной тряпкой. Ривон брезгливо поморщился - заказывать здесь что-либо он бы поостерегся - и, развернувшись, направился туда, куда ему указали. Он не был уверен, что трактирщик правильно опознал искомого человека, потому как ни о каком Костяке ничего не знал, но проверить не помешало бы.
   Подойдя к столу в самом углу помещения, воин обнаружил худощавого мужчину, развалившегося на лавке.
   - Чего тебе? - неприветливо буркнул этот не очень приятный субъект.
   - Джо? - неуверенно спросил Ривон. - Джо Хадсон?
   Глаза мужчины при звуках этого имени округлились от удивления, и он более внимательно начал разглядывать своего собеседника, брови его поползли вверх, выражая крайнюю степень удивления.
   - Кого я вижу! - воскликнул он. - Да ты никак Ривон Кресток! Какими судьбами в этой дыре?
   Джо сдвинулся, освобождая место на скамье, и пригласил сесть. Воин герцога отказываться не стал. Он был рад, что так быстро нашел Джо. Но перемены, произошедшие со старым приятелем, его неприятно удивили. Когда-то он знал его, как молодого веселого парня с плутоватой улыбкой на губах. Сейчас перед ним сидел человек с жесткой ухмылкой, которая, как казалось, навеки поселилась на этом лице, и холодными оценивающими глазами, выглядящий гораздо старше своих тридцати с лишним лет. Когда-то они вместе служили под началом великого человека, но после смерти барона Ниардена, приятель отправился покорять столицу.
   - А ты возмужал, я смотрю, - произнес Джо, наливая какое-то пойло в кружку и протягивая ее Ривону. - Прям закаленный тяжелыми боями воин. А я вон, кем стал, - невесело, с какой-то тоской в голосе продолжил он. - Так как ты меня нашел?
   Ривон кружку взял, повертел ее в руках, но пробовать на вкус не решился и поставил ее на стол. Тоска в голосе старого друга страшно ему не понравилась, но спрашивать напрямую, что с ним произошло, воин не стал. Сам ужасно не любил, когда кто-то лез в душу.
   - Так ты сам мне писал, мол, если в столице буду, заглянуть в "Дырявую суму".
   - Так это, когда, брат, было то, - хохотнул Джо. - С тех пор это место стало той еще дырой. Тебе повезло меня здесь встретить, я здесь обычно не часто обретаюсь.
   Помолчав немного, Джо спросил:
   - Что в столице делаешь? Ты же вроде у герцога остался служить?
   - Остался, - кивнул Ривон, рискнув-таки отпить глоток из кружки, поморщился, но проглотил, больше к этому "дивному" напитку он решил не притрагиваться. - Я здесь сопровождаю дочь герцога, решившую поступать в Магическую Академию.
   - А! Эрха Лиссолия. Ну, надо же, сколько времени прошло, а, казалось бы, не так давно они с Арой бегали по дворцу, - мужчина ностальгически поднял глаза к потолку.
   Тоска приятеля очень не нравилась Ривону, но он никак не мог решить, каким образом предложить помощь.
   - А что дочурка барона? Ару нашли? - новый вопрос перебил начавшиеся размышления воина.
   - Нет, - он вздохнул. - Герцог много раз пытался, нанимал магов, но те только руками разводили: ни одно поисковое заклинание не сработало. Но одно ясно точно: она жива. Маг герцога каждый месяц проверяет.
   - Вот как, - протянул Джо. - Я-то был уверен, малышку быстро найдут.
   - Я тоже, - Ривон подавил еще один вздох. - Но вона, как вышло то. Мы-то все как-то уже и потеряли надежду найти девчушку, а эрха Лисса все надеется. Говорит, что они обязательно встретятся вновь.
   Джо печально покачал головой, но говорить ничего не стал, лишь отхлебнул дрянного пойла из своей кружки. После пары минут молчания, прервал тишину.
   - А меня чего искал? Повидаться али по делу?
   - Повидаться хотел, - ответил Ривон. - Но и дело у меня к тебе тоже есть. Ты же здесь давно уже, почитай девять лет почти. Может, сможешь помочь? У меня недавно на площади Аргусава кошель украли с деньгами эрхи. Хотелось бы вора найти.
   Джо крякнул.
   - Ого, теряешь хватку, брат. Помню, раньше тебя ни один карманник обчистить не мог. Хотя то ведь не столичные воры были, - он в задумчивости выпятил нижнюю губу. - А приметы вора запомнил?
   - Да, я и сам, не пойму, как так оплошал то. И ведь только в последнюю секунду почувствовал неладное, - воин расстроено махнул рукой. - Я и схватить ее не успел, промелькнула как молния. Девка это была, с рыжим хвостом.
   - Рыжая девка, говоришь, - приятель задумался. - Рыжих то в гильдии воров достаточно, особенно в последнее время. А скажи, она была просто рыжая? Или были какие-то особенности? В цвете волос?
   - Да нет, - мужчина пожал плечами. - Вроде обычный рыжий, не очень-то и яркий, тускловатый такой цвет.
   - Хм, - протянул его собеседник. - Я все-таки склоняюсь, к мысли, что это была она. Тебя-то не так просто обокрасть. Да, думаю, это была Сагател.
   - Сагател? - недоуменно переспросил Ривон.
   - Ага. Огненная кошка, переводится что ли. То ли с эльфийского, то ли еще с какого-то. Откуда это прозвище пошло не знаю, но все зовут ее так. Она, пожалуй, единственный мастер-вор, который находится в прямом противостоянии с Тагусом, главой гильдии воров.
   Подобные познания о жизни местного преступного мира Ривона уже не удивляли. Изначально, он надеялся, что Джо сможет подсказать знающих людей, но, как выяснилось, он и сам неплохо разбирался в местной кухне. Так что и о предполагаемом месте заработка старого приятеля он уже догадывался.
   - А где найти эту Сагател знаешь?
   - Не, откуда, брат, - отрицательно качнул головой собеседник. - Но я слышал, что она частенько заглядывает к Зольдеку. Он у нас тут чуть ли не единственный нейтральный информатор. Владеет таверной "Синий путь".
   После того, как Джо объяснил дорогу, Ривону больше оставаться здесь было не зачем. Чуть поколебавшись, он поднялся из-за стола и на прощанье обратился к приятелю:
   - Предлагаю тебе поступить на службу герцогу Аварде. Если надумаешь, мы остановились в "Золоте Инвегрии". Уезжаем послезавтра с утра.
   - Спасибо, друг. Я подумаю, - с благодарностью и чуть потеплевшим взглядом ответил Джо.
   Оставив приятеля, уставившегося в кружку с таким видом, будто там спрятаны тайны мироздания, Ривон отправился к следующему месту назначения. Ночь только недавно вступила в свои права, и в трактирах только начиналось самое оживленное времечко. Покидать этот неблагополучный район было приятно. Воин почувствовал, как его оставляет напряжение, и немного расслабился, благо "Синий путь" располагался в обычном мирном городском районе.
   Аккуратная вывеска с названием трактира и крепкая, а главное, чистая, дверь приятно контрастировали с недавно посещенным заведением. Толкнув дверь, мужчина оказался в чистом и светлом помещении, где вместо ламп использовались гораздо более дорогие магические светильники. Здесь приятно пахло вкусным ужином, и раздавался негромкий гул чужих разговоров. Не было ни криков, ни драк, все довольно чинно и пристойно. На лавке у двери удобно устроился громила под два метра ростом и с выдающейся мускулатурой, это, видимо, и был залог здешнего спокойствия. За стойкой обнаружился седеющий, но все еще довольно крепкий мужчина. Взгляд серо-стальных глаз ощупывали зал, следя за порядком, а руки протирали бокал за бокалом белоснежно чистой тряпицей. Ривон направился прямо к нему.
   - Зольдек? - уточнил он.
   - Чем могу служить? - мужчина перевел взгляд на него и вопросительно изогнул бровь.
   Когда он говорил, шрам, наискось проходящий слева от его рта, приходил в движение. Это производило немного жутковатое впечатление.
   - Мне нужна информация.
   - Информация в нашем бренном, но таком материальном мире тоже стоит денег. А порой и не только денег, - голос Зольдека звучал тихо, но так, что каждое слова достигало его собеседника. Его тон чем-то напоминал преподавательский. - Вы, юноша, как я вижу, здесь впервые, потому как раньше мы не встречались. Поэтому озвучу правила: один вопрос - один серебряный. Захотите углубиться в тему, озвучу цену. Устраивает?
   Пропустив мимо ушей "юношу", Ривон вынул из-за пазухи кошель, достал одну серебряную монетку и положил ее на стойку. Она тут же исчезла, а на ее место опустилась кружка с темным пивом.
   - За счет заведения. Спрашивайте, - равнодушно произнес хозяин заведения.
   Воин взял кружку и отхлебнул, отметив восхитительный вкус. Да, этот трактир очень сильно отличался от "Дырявой сумы" в гораздо, гораздо лучшую сторону. Ну, просто небо и земля.
   - Мне нужно знать, где находится Сагател.
   Тряпка в руках Зольдека на миг остановилась, но затем продолжила привычный путь, полируя и так уже чистый и сухой стакан.
   - Зачем вам это? - его голос звучал все также равнодушно. Заметив, что Ривон нахмурился, мужчина продолжил: - Правила здесь устанавливаю я. Ответьте, и, быть может, я отвечу на ваш вопрос. За информацию порой нужно платить не только деньгами, но и ответной информацией.
   Воин какое-то время сверлил информатора взглядом, после чего нехотя ответил:
   - Ладно, демоны с тобой. Она украла у меня кошель с очень приличной суммой денег. Я хотел бы вернуть.
   - Парень, ты уверен, что это была она? - как-то покровительственно хмыкнул Зольдек.
   - Рыжая и очень ловкая, - нахмурился Ривон.
   - Рыжих и ловких воров у нас в столице много, - пожал плечами хозяин заведения. - Но вот тебе мое мнение, это была не Сагател.
   - С чего вы это взяли?
   - Парень, где ты видел мастера-вора, срезающего кошельки на улице? - мужчина посмотрел на него как на дурного. - Дам тебе бесплатный совет, не ищи никого. Все равно не найдешь. Большинство воров в этом городе подчиняются гильдии воров, и твои денежки, скорее всего, уже изъяли на нужды гильдии, а точнее, ее главы. А если это и был кто-то со стороны, то его, если сумма была действительно такой приличной, как ты говоришь, наверняка уже прирезали, а деньги все равно забрали в гильдию. Ну, а если это был кто-то достаточно умный и умелый, то он с таким кушем заляжет на дно так, что его даже демоны не разыщут.
   Ривон хмуро допил пиво.
   - За бесплатный совет спасибо, - он особенно сделал акцент на слове "бесплатный". - Но на мой вопрос вы так и не ответили.
   - Упрямый, - то ли одобрительно, то ли раздраженно хмыкнул Зольдек. - Я не знаю, где она. Она собиралась убраться из столицы. Так что о конкретном расположении ничего сказать не могу. Она может быть где угодно.
   - Возможно, она решила скрыться с деньгами, - не сдавался воин.
   - Да что ты к ней прицепился, - досадливо скривился информатор. - У нее проблемы с Тагусом, главой воров в нашем городе, вот Сагател и решила какое-то время не мозолить ему глаза. Не она это, точно тебе говорю.
   - Ладно, как скажете, - но было видно, что мужчина еще не сдался. - Спасибо за информацию. Я пойду.
   Ривон встал из-за стойки и направился к двери, сопровождаемым пристальным взглядом хозяина заведения до тех пор, пока за его спиной не захлопнулась дверь.
  
   ***
   На рассвете я уже стояла перед воротами Академии Магических Искусств. Внутри все трепетало от предвкушения чего-то нового, неизведанного ранее. Давненько я не чувствовала себя такой возбужденной, наверное, с тех пор, как побывала в сокровищнице дракона по заказу эльфов. Этой ночью сон смог сморить меня только на несколько часов и то только из-за двух суток в бодрствующем состоянии. Вчера после посещения "Синего пути" я навестила один из тайников, чтобы спрятать деньги и была изумлена суммой, обнаруженном в кошеле, срезанном на площади Аргусава. Там было раза в два-три больше, чем за мой последний заказ. Не хило так эти люди живут. В общем, сгрузив лишнюю наличность в надежный тайник в одном из куполов Храма Покровителей, я отправилась за покупками: приобрела более подходящую для адепта Магической Академии одежду (не настолько практичную и удобную как всегда), писчие принадлежности (перья, чернила и т.д.), кучу чистой бумаги, парочку новых книг и мелкие бытовые вещицы. После чего сгрузила все это в мансарде, которую на данный момент снимала (а также еще несколько комнатушек в разных местах, для удобства и конспирации) и с превеликим удовольствием погрузилась в крепкий сон. За пару часов до рассвета я уже проснулась, привела себя в порядок, собрала вещи и коротала время на крышах, дожидаясь рассвета.
   И вот я стою перед монументальными воротами, ощущая, что, как только я пройду через них, закончится одна глава мой жизни, и начнется другая.
  

Глава 2

  

Знакомство лучше начинать с препирательства. Сразу видны все плохие стороны собеседника. Ну а хорошие можно узнать уже по ходу дела.

Народная мудрость оборотней

   27 августа 739 года от о. г. И.
  
   Территория Академии Магических Искусств Империи Инвел занимает южную окраину столицы, а также является одним из самых закрытых мест в этом городе: простым горожанам вход сюда заказан. Помимо огромных ворот, ведущих на площадь Аргусава, у Академии есть еще одни ворота, Южные, ведущие за пределы города. Поэтому вход в Инвегрию возможен только с трех направлений, через соответственно Западные, Северные и Восточные ворота. Кроме того, здание Академии является самым высоким во всей столице и, возможно, во всей империи. А где-то на ее территории расположен самый настоящий кусочек леса: высокие деревья, возвышающиеся чуть ли не до крепостной стены, нельзя не заметить. И, пожалуй, вот и все, что известно обычным обывателям об этом таинственном месте.
   Мне было известно ровно столько же. Хотя нет, еще я знала, что все здания Академии (а также площадка перед воротами) были выполнены из особого материала, поглощающего магическую энергию. Этот факт как-то вскользь упоминал один мой знакомый, но Академией и магией я в те времена особенно не интересовалась, потому мои знания на этом заканчиваются.
   Все это промелькнуло у меня в голове, пока я пересекала Магическую площадь, чуть сгибаясь под тяжестью огромного заплечного мешка. Этот мешок я практически возненавидела: мало того, что по крышам с ним особо не побегаешь, плечо он оттягивает нещадно, так и полезных вещей, с моей точки зрения, там немного. Будь это мешок с золотом, я бы не жаловалась, но таскать с собой кучу собственных вещей я ненавидела. Поэтому путешествую я обычно налегке, но так как в Академии я буду жить, а воровать вещи там будет негде, пришлось тащить свои пожитки. Благо идти все равно недалеко.
   Рассвет занялся только минут десять назад - Каосс еще не полностью поднялся над горизонтом - а ворота Академии были уже открыты, и перед ними уже стояло несколько человек. Подойдя ближе, увидела более ясную картину: родители прощались со своими детьми. Ворота были распахнуты настежь, и между ними, если приглядеться, можно было заметить нечто наподобие прозрачной пленки. И судя по тому, как она мягко оттолкнула мужчину с седыми висками, сунувшегося вслед за девушкой, наверное, дочерью, эта пленка пропускала отнюдь не всех. На всякий случай я вытащила из поясной сумки медальон, что мне дали после окончания вступительных испытаний. Таскать на себе разные побрякушки мне неудобно, поэтому я просто зажала медальон в руке, надеясь вскоре убрать его обратно.
   Шагнув через ворота, на миг почувствовала на себе что-то вроде легкой паутины, но это ощущение было настолько мимолетным, что возникали сомнения, не почудилось ли; пленка пропустила меня без проблем. Я оказалась на той же самой площадке, вымощенной темным камнем и с гербом Академии посередине, где проходила первый этап испытаний. На этот раз я огляделась повнимательней. Площадка была квадратной и довольно большой, лишь раза в два меньше магической площади. Впереди возвышалось здание Академии, которое венчала фигура альбатроса, раскинувшего крылья, слева располагалось крыло этого здания, но оно в высоту было несколько ниже. Во время испытания справа был лабиринт, но сейчас его здесь не было. Там, где заканчивалась площадка, была видна мощенная обычным камнем дорожка, ведущая куда-то вглубь территории и огибающая здание Академии. Дальше же стояла стена деревьев, видимо, знаменитый лес.
   Помимо меня здесь было еще несколько человек: двое новоиспеченных адептов, судя по багажу, и четверо встречающих в мантиях (трое - в синих, один - в серой), если судить по возрасту, эти были скорее адептами старших курсов, нежели учителями. Четверо в мантиях стояли недалеко от ворот, поэтому далеко идти не пришлось. Встречающие выглядели сонно, некоторые даже украдкой зевали. Я подошла к светловолосому парню в серой мантии, он показался мне самым бодрым из этой четверки, поэтому я надеялась, что он ничего не напутает. После обмена приветствиями, у меня потребовали медальон со знаком Академии. Получив требуемое, парень положил мой медальон на небольшую дощечку, которая до этого лежала на столике позади него. После того как он пробормотал какую-то несуразицу себе под нос, дощечка засветилась знакомым зеленоватым светом, парень удивленно поднял брови и черканул пару строчек на бумаге.
   - Ну, надо же первая первокурсница, которая мне сегодня попалась, оказалась из экспериментальной группы, - буркнул он себе под нос, возвращая мне медальон.
   - Что еще за экспериментальная группа? - напряглась я.
   Это словосочетание мне совсем не понравилось. Парень спохватился, что сказал что-то лишнее, и невнятно ответил:
   - Да, я и сам не в курсе. Вам все равно все завтра расскажут, - и поспешил закрыть эту тему, вручая мне тоненькую стопку бумаги. - Это "Устав и Правила Академии", карта территории и зданий, пояснительная записка. Дальше иди по вон той дорожке, - он указал взмахом руки. - Там найдешь здание общежития. Высокое такое, там двенадцать этажей, в общем, не ошибешься. Номер комнаты есть в записке, дверь открывается медальоном. На этом все.
   И отвернулся. Всем своим видом показывая, что он занят, и времени болтать со мной у него нет. Я хмыкнула. Ну ладно, завтра все узнаю. А может и сегодня, если смогу разговорить какую-нибудь информированную личность. Приняв такое решение, я направилась туда, куда меня отправили. На ходу попыталась изучить пояснительную записку. В верхнем левом углу виднелась корявая надпись: "1 группа", в верхнем правом тем же почерком: "1 этаж, 104 комната". Дальше объяснялось, куда и когда следует прийти завтра, затем - как пользоваться "Уставом и Правилами", а также картой, еще ниже - информация об устройстве общежития. Оттуда я узнала, что первые три курса адептов живут на нижних шести этажах, по два человека в комнате, четвертый и пятый курсы - на верхних шести этажах, по одному человеку. На каждом этаже - тридцать комнат, в каждой комнате есть ванная комната. В общем, вполне достойные условия, на мой взгляд, впрочем, стоит еще посмотреть на саму комнату.
   Зачитавшись, не заметила, как обогнула здание Академии. Передо мной открылся потрясающий вид: все вокруг было зеленым. Это место напоминало скорее парк: повсюду трава, какие-то кусты и цветочки, выложенные камнем дорожки, деревянные лавочки и даже каменный фонтан. Справа виднелась ограда, приглядевшись, я заметила там деревья и какие-то грядки. Дальше впереди возвышалось здание общежития, также построенное из темного камня, но это было не так заметно, потому что нижние этажи оплетал зеленый плющ, который к тому же не посягал на окна. Кажется, мне уже начинает здесь нравиться. Я поспешила к общежитию.
   Внутри было довольно светло и уютно. В глаза сразу бросилось несколько огороженных площадок, кажется, это было устройство, с помощью которого можно перемещаться по этажам, об этом что-то упоминалось в пояснительной записке. Тут же захотелось опробовать этот метод перемещения, но я решила отложить сомнительные эксперименты до того момента, когда обустроюсь на новом месте. Выйдя в длинный коридор, обнаружила по обеим сторонам ряд дверей, на каждой из которых была табличка с номером. Найти дверь под номером "104" особого труда не составило, там же на двери, немного ниже номера, было небольшое круглое углубление, по форме совпадающее с моим медальоном. Я приложила его к этому углублению, медальон на миг вспыхнул зеленым. Надавив на ручку, открыла дверь и оказалась в своей комнате.
   Здесь тоже было светло: белый потолок, стены, покрашенные в светло-бежевый, деревянный пол. Комната выглядела просторной, мебели было немного: две кровати, две тумбы, два письменных стола, четыре стула, две полки и один длинный шкаф. Также здесь была еще одна дверь, ведущая в ванную комнату, я тут же полезла туда осмотреться. Что мне там понравилось, так это наличие водопровода и возможность регулировать температуру воды, среди обывателей такое себе могут позволить только богатые люди, магия все-таки.
   Наконец-то у меня появилась возможность сбросить тяжеленную сумку с вещами, что я с удовольствием и сделала, разминая затекшее плечо. С наслаждением потянувшись, я принялась за распаковку вещей. В шкафу обнаружился комплект постельного белья, о котором я, к стыду своему, совсем забыла. Заправив кровать (я выбрала левую сторону комнаты), принялась раскладывать собственные вещи в шкафу, их у меня, в общем-то, было не так уж много, поэтому они заняли едва ли половину моей части шкафа. Выложила писчие принадлежности на стол, всякие предметы гигиены и прочие мелочи - в тумбу. Последними расставила на полке любимые книги, которые и составили около половины веса всей сумки. Конечно, их можно было оставить в тайнике, но, думаю, мне будет приятно отвлечься от учебы за томиком эльфийской поэзии, мемуаров или же сборником "Лексические образцы выражений и словосочетаний, выражающие эмоциональную реакцию на некие неожиданные (чаще неприятные) события, разных рас на языке носителя".
   Все вышеперечисленное заняло у меня около часа. Утро было, можно сказать, еще довольно раннее, поэтому я решила просмотреть то, что мне вручил парень в серой мантии. Начала с "Устава и Правил Академии", который выглядел как тоненькая брошюрка. Действуя по подсказке пояснительной записки, приложила к этой брошюрке свой медальон - брошюрка тут же на глазах начала толстеть, и вскоре передо мной на столе лежал толстый том, на темной твердой обложке которого золотым тиснением было выполнено название. Задумчиво поглядев на него, перевернула обложку и просмотрела несколько первых страниц - закрыла, решив ознакомиться с правилами как-нибудь попозже. Следующей на очереди оказалась карта. На ней была изображена вся территория Академии с пояснительными названиями: так, я обнаружила, что лес называется просто Лес, общежитие с западной и южной сторон окружено Садом (который, по совместительству еще и огород), а на задворках левого корпуса расположено крупное двухэтажное здание полигона. Если на интересующую часть карты опустить медальон, изображение в этом месте увеличится, а если это будет здание - можно будет увидеть его подробный план. В общем, от этой магической карты я была в полном восторге. Около часа я провела за изучением подробных планов главного корпуса и левого крыла Академии. Память у меня хорошая, так что нижние этажи и заинтересовавшие меня места и переходы я запомнила, а все остальное оставлю на потом. Сидеть без дела мне уже надоело, так что я решила отправиться на разведку и изучение близлежащей территории. Сложенную карту сунула за пояс, на всякий случай, а медальон повесила на руку, обмотав длинную цепочку несколько раз вокруг запястья, цеплять эту штуковину на шею мне категорически не хотелось: слишком яркие воспоминания остались с тех пор, как меня подобной цепочкой однажды чуть не задушили.
   Комнату, да и здание общежития я покинула довольно быстро, даже не притормозив рядом с поднимающими площадками. Меня захватила Идея, и мне не терпелось проверить ее жизнеспособность, все-таки я могла и ошибиться. К тому же опробовать этот необычный способ перемещения между этажами я могу и в корпусе Академии, куда я и держала сейчас путь. Чтобы попасть в главный корпус не нужно было вновь огибать здание: еще один вход был чуть ли не напротив общежития, и готова поспорить - им адепты пользовались гораздо чаще. Через него я и попала в корпус. Внутри стены оставались такими же темными, как и снаружи, высокие потолки терялись где-то наверху, темный паркет обретался под ногами - на мой взгляд, светлых оттенков здесь не хватало, а вот самого света было достаточно: на стенах были развешаны магические светильники. Высокие арки вели в другие проходы, а массивные двери скрывали за собой аудитории, залы и лаборатории. Обстановка не выглядела скудной, ее разбавляли различные картины, изображающие батальные сцены, портреты различных людей (и не только), пейзажи, замки, странные места, кое-где висели даже пустые рамы. Кроме картин здесь было множество кадок с растениями, а некоторые на манер плюща даже обвивали колонны, стены, двери, окна и прочее. На все это я насмотрелась, когда по памяти искала заинтересовавшее меня на карте место. Также мне удалось воспользоваться поднимающей площадкой, управлять ею было очень легко: оказавшись на ней, нужно было только произнести номер этажа. Как только я произнесла "шесть", площадка чуть завибрировала и осторожно начала подниматься. Подъем был не очень медленным, но и не быстрым, он занял примерно полторы минуты. К тому же было интересно наблюдать за удаляющимся полом и сменяющимися этажами.
   В итоге я оказалась на искомом месте, здесь располагались лаборатории прорицателей. Мало того, что сегодня утром в Академии людей наблюдалось не так много (я за весь путь так никого и не встретила), так и Прорицание настолько редкий дар, что я сомневаюсь, что и в учебное время около этих лабораторий можно обнаружить людей. Меня лаборатории не интересовали, цель моего пути - пустая стена напротив. И она действительно была пустой, к моему удивлению, на ней не было ни одной картины, что вселяло надежду.
   Дело в том, что во время изучения карты, я заметила несколько странных деталей. Они были незаметны, но мой взгляд почему-то за них зацепился. У меня довольно богатый опыт в чтении планов различных домов, особняков и прочих жилых помещений, естественно тайные ходы на них не отмечены, но их можно заметить: по излишне толстым стенам, нарушению сложившегося расположения комнат и прочее. План здания Академии выглядел безупречно, и это несколько настораживало. После более внимательного и вдумчивого рассматривания я обнаружила несколько мест, выглядящих неестественно, а также некоторые шероховатости в ближайших комнатах. Естественно у меня возникла мысль о тайных ходах, и естественно я не смогла удержаться от попытки их отыскать. Вот почему сейчас я стояла в абсолютно пустом коридоре, буравя взглядом голую стену.
   Сперва я решила осмотреть ее с помощью своей способности. Преобразовав зрение, бросила взгляд на стену и тут же зажмурилась: мешанина различных цветов резала по глазам. Приоткрыв один глаз, попробовала приглядеться получше. Увы, результата это не принесло, я видела только странное смешение множества цветов. Досадливо махнув головой, вернула себе обычное зрение, перед моим взором мелькали черные мушки - пришлось закрыть глаз и какое-то время массировать веки пальцами. За это время успела придумать правдоподобную теорию: камень, из которого построена Академия, поглощает магическую энергию, скорее всего, ее я и видела. Что ж, видимо, этим путем ничего не добиться, придется действовать по старинке.
   Через пару минут зрение вернулось в норму, и я принялась за дело. Начала с ощупывания и простукивания стен. Раз камень поглощает магию, и она не действует, значит, проход открывается обычным, механическим путем. Подергала все ближайшие светильники, картинные рамы и все, что хоть отдаленно могло быть переключателем. Не найдя ничего подходящего, вернулась к ощупыванию стены. Сколько я так ползала по этой стене, не знаю, но по моим ощущениям, это было бесконечно долго. Я даже начала сомневаться в этой затее, начало казаться, что я просто приняла ожидаемое за действительное. И вот, когда я была уже готова сдаться, я ощутила отклик: маленький участок под моей ладонью чуть сдвинулся внутрь. Причем, он реагировал только на определенное давление: надавишь чуть сильнее или слабее, и он даже не сдвинется. Вот же хитрые за...строители. Получив подтверждение своей теории, я воодушевилась и принялась за дело еще рьянее. В конце концов, теперь я знаю, что стараюсь не напрасно, да и принцип теперь стал более-менее понятен. Увы, помогло это не сказать, чтобы очень сильно. Впоследствии я обнаружила еще четыре подобных участка, но давление, на которое реагировал каждый из них, было различным. Хорошо, что на память я не жалуюсь, иначе всему этому предприятию грозил бы провал. Облазив всю стену еще раз, убедилась, что нашла все участки, но эта шазгова потайная дверь так и не открылась! Кинула взгляд в окно и обнаружила, что Каосс уже высоко в небе. Это сколько же часов я тут провела! Часов пять, не меньше! И что? Все это впустую?! В ярости пнула уже задравшую меня стену и чуть не свалилась в открывшийся проход. Удивительно, но дверь открылась легко и бесшумно: либо ей часто пользуется, либо это мастерство древних строителей. Запомнив место, куда угодил мой пинок, я юркнула в потайную дверь и осторожно закрыла ее за собой.
  
   ***
   М-да, кажется, я несколько поспешила. Повсюду темень, а у меня нет ничего, что можно было бы использовать как светильник. Тяжело вздохнув, преобразовала свое зрение - обычно в полной темноте это не помогало, нужен был хоть какой-то источник освещения, но на этот раз света было предостаточно: светилась магическая энергия, впитавшаяся в стены здания - вот, кстати, мне интересно по какому принципу этот камень или материал накапливает энергию, а то вдруг, перебрав с количеством, он взорвется: это было бы неприятно. В первый момент смена освещения больно ударила по глазам, уже несколько привыкшим к темноте, пришлось сначала прикрыть их, а потом некоторое время прищуриваться, чтобы глаза адаптировались.
   Я огляделась: тоннель, в котором я оказалась, тянулся в обе стороны вдоль стены, отделяющей его от коридора Академии. Здесь было узко: пожалуй, будь я парнем с широкими плечами, мне было бы трудновато здесь передвигаться, зато потолки были такими же высокими, как и в остальных коридорах корпуса. Стены светились от скопившейся в них магической энергии, которая своими яркими цветами и переливами ужасно раздражала мое зрение. Зато коридор тайного хода был виден отлично, и, судя по слою пыли на полу и виднеющейся паутине, пользовались им нечасто, скорее всего, здесь никого не было последние лет десять минимум. Остается только позавидовать тому, как умели строить предки. К тому же, мне интересно, тут все ходы не используются или только конкретно этот? Что ж, кажется, в ближайшее время скучать мне здесь не придется.
   Перед тем, как двинуться исследовать здесь все, обернулась к потайной двери. Ее наличие визуально почти не выделялось. Я еле слышно выругалась, какие параноики строили эти ходы? Дерк! Что с той, что с этой стороны этот участок стены ничем не выделяется! Хотя... Я пригляделась к стене чуть внимательной, не смотря на то, что мельтешение энергий сильно мешало разглядывать поверхность камня. Нет, все-таки эти строители были не такими уж садистами: кое-какие метки они оставили. Впрочем, тут стоит задуматься, может эти метки просто так стерлись под воздействием времени. Я где-то слышала, что под Академию отдали здание какого-то старого и давно исчезнувшего ордена магов. В общем, обнаруженные метки - они были нанесены каким-то светлым составом, но заметить их было трудно, я, например, заметила только потому, что примерно представляла, где они должны находиться - располагались таким же образом, что и участки, с помощью которых я открыла дверь с другой стороны, только с небольшим сдвигом влево. Хорошо, что у меня такая хорошая память, а также пространственное воображение.
   Надеясь, что следующую потайную дверь я смогу найти - в крайнем случае, можно будет вернуться назад - я таки отправилась вперед, наугад выбрав направление. Шла я довольно быстро: смотреть все равно было не на что, лишь светящиеся стены по бокам и свисающая паутина, которая неизменно пыталась зацепиться за мое лицо или же одежду. По пути мысленно отмечала свои передвижения, надеясь потом соотнести их с картой. Так прошло минут двадцать, но обстановка меняться и не собиралась. А может, я просто чего-то не замечаю? Например, из-за этих дурацких светящихся стен: в конце концов, на поверхности стен вполне может быть что-то нарисовано, а если я не проделаю мысленное усилие, то их поверхность и не увижу. Пыталась идти и одновременно вглядываться в стены, чтобы не пропустить какие-нибудь метки. Из-за этого скорость продвижения сильно упала, зато через какое-то время я обнаружила некие знаки на стене, правда, сказать, что они означают, я не могла. На метки потайной двери эти знаки не подходили, тем более чутье говорило мне, что это именно знаки, а не метки, указывающие на то, как открывать двери. Жаль, разглядеть их получше у меня не получалось то ли из-за особенности второго зрения, используя которое я воспринимаю цвета немного по-другому, то ли из-за стен, светящихся энергией. В следующую вылазку надо будет взять еще и бумагу.
   Сколько я так шаталась по этим тайным коридорам, не знаю: в темноте чувство времени сильно искажается, да и чем дольше я шла, тем сложнее мне было сконцентрироваться. Слишком долгое использование изменившегося зрения было для меня непривычным, поэтому я чувствовала психологическую усталость и головную боль, не дававшие мне мыслить логически, к тому же проснулся голод: я ведь утром даже нормально не позавтракала. Так что я пришла к выводу, что на сегодня мое исследование тайных ходов можно уже заканчивать, и начала целенаправленно искать метки потайных дверей, почему-то до этого ни одна из них мне так и не попалась, возможно, я их просто не заметила. Зато за время своего небольшого путешествия я обнаружила две лестницы, каждая из которых вела вниз, и, так как другого пути там не наблюдалось, в обоих случаях мне пришлось спускаться вниз. И сейчас, вероятнее всего, я находилась на уровне четвертого этажа. Мне повезло, и вскоре заветная метка была обнаружена, а за ней и четыре следующих. Необходимая сила нажатия была подобрана не сразу, но уж это я проделала гораздо быстрее, чем с первой дверью, все благодаря заботливым строителям, не забывшим отметить участки, на которые следует нажимать. Когда все пять участков слегка углубились в стену, дверь, как и следовало ожидать, не открылась. Но на этот раз пинать ее я не стала, лишь посильнее толкнула плечом - и чуть ли не вывалилась наружу, потеряв опору в виде стены и только чудом устояв на ногах. Дерк хал! Кажется, механизмы этих потайных дверей слишком чувствительны.
   Наконец я оказалась снаружи, и только сейчас заметила насколько сухим и спертым был воздух в тоннелях. Воздух же в коридоре Академии казался таким чистым и свежим, что хотелось дышать им снова и снова. Закрыв потайную дверь, порадовалась наличию здесь нормального освещения и вернула себе обычное зрение: в глазах от резкой смены картинки зарябило, но через десяток секунд все пришло в норму, и я с наслаждением ощутила, как боль в висках начала постепенно отступать. Повертев головой, попыталась сориентироваться, где я сейчас нахожусь. Выглянув в окно, примерно определила, в какой части корпуса нахожусь, и куда мне следует идти, чтобы перейти в левое крыло: там, если верить карте, находилась столовая. Судя по положению Каосса, по секретным тоннелям я бродила несколько часов: вторая половина дня была в самом разгаре.
   Направляясь в столовую, я свернула за угол и в кого-то врезалась. Ойкнув и пробормотав извинения, отпрянула назад, досадуя про себя, что не расслышала чужих шагов. Подняв взгляд, обозрела молодого черноволосого мужчину, одетого в черную мантию, на левой стороне которой красовался уже несколько привычный знак Академии, а на правой - черный силуэт человека в белой окантовке, над которым располагались два пересекающихся круга: красный и серый. Видимо, все эти фигуры что-то значили, но я их смысл не улавливала. Мужчина держал в руках стопку каких-то бумаг, а его серо-карие глаза с интересом разглядывали мою скромную персону.
   - Ты ведь Ника, да? Ника без фамилии, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он.
   Я машинально кивнула. Какого Шазга он прицепился к моей фамилии?! На свете мало сирот без фамилий, что ли? На самом деле фамилия у меня есть, но вот никакого желания ее озвучивать нет. А потом до меня запоздало дошло, что именно этот человек, точнее маг встретил меня после завершения второго этапа вступительных испытаний и так любезно подлечил мои обожженные ладони. Я неосознанно потерла одну ладонь об другую - без его помощи они заживали бы еще в лучшем случае неделю - от мага мое движение не укрылось.
   - Как руки? - заботливо спросил он.
   - А. Все нормально, - пробормотала я. - Спасибо вам.
   Бездна! Почему я чувствую себя так неловко?! Будто бы натворила что-то, и меня теперь отчитывают.
   - Да не за что. Ты же теперь адептка Академии, а учителя должны заботиться о своих учениках.
   Что ж, это особого удивления не вызвало. Кем же он мог быть еще кроме учителя? И, кажется, у него в этом настоящий талант. Если он даже меня заставил чувствовать себя виновато без особого на то повода. Хотя... Повод как бы на самом деле был, но он же об этом не знает.
   - Где ты опять так испачкалась? - спросил маг с любопытством.
   Я с некоторым удивлением оглядела свою одежду. М-да. Поход по узким старым тоннелям не прошел для меня даром: на одежде кое-где осела пыль и паутина. Невозмутимо оттряхнула несколько явно налипших кусков паутины; я уже взяла себя в руки, и авторитет мага давил на меня не так сильно. Пожав плечами, меланхолично ответила:
   - Я заблудилась, - и ведь правду сказала, вот только не буду уточнять, где именно.
   Мужчина, который, видимо, будет что-то у меня преподавать, как-то странно посмотрел на меня и хмыкнул.
   - Забавно, - протянул он, уже начиная меня раздражать. - Я, кстати, не представился. Леон Ристэ, - изящный полупоклон. - Куратор первой группы. Буду преподавать вам на старших курсах.
   Первая группа - это моя. Кажется, нам будет весело. А он к тому же еще и аристократ, из старого рода, раз фамилия заканчивается на гласную. Ристэ - одна из шести семей, обладающих титулом маркизов, вспомнила я. Уж с высшей аристократией нашей империи я ознакомлена.
   - Эм-м, приятно познакомиться, - произнесла я, поклон, впрочем, не изображая, не хотелось позориться. - Ну, мое имя вы знаете, - и, остановившись лишь на секунду, чтобы соблюсти хотя бы видимость вежливости, перешла к интересующему меня: - Я тут слышала, что нашу группу еще называют экспериментальной. Это правда?
   Учитель Ристэ удивленно приподнял бровь, подобного вопроса он не ожидал.
   - А я и забыл, как быстро расходятся слухи в Академии, - пробормотал он и задумчиво уставился на меня, что-то решая у себя в голове. - Да, это правда, - произнес мужчина после недолгого молчания. - А чем она отличается от остальных, узнаешь завтра, - ответил он, предвосхищая мой вопрос. И раз уж мы встретились, вот возьми, - учитель протянул мне несколько листов из своей стопки. - Это расписание на первый семестр и список необходимой литературы. Книги возьмешь в библиотеке, она располагается в левом корпусе. И лучше сделай это сегодня, а то завтра там будет довольно многолюдно. Все сто двенадцать или сто одиннадцать, если не считать тебя, первокурсников ринутся в библиотеку, желая как можно быстрее получить так необходимую им литературу в первый же день учебного семестра, - мне послышался в его голосе легкий намек на сарказм.
   После чего учитель Ристэ кивнул мне, прощаясь, и направился дальше по коридору туда, куда шел до того, как мы столкнулись. "Спасибо!" - крикнула я ему вдогонку и пронаблюдала некий вялый взмах руки, должный, наверное, показать, что я была услышана. Проводив его взглядом, просмотрела листы, что он мне дал. Список книг мало что мне сказал, а вот расписание заинтересовало. Если присутствие в нем таких предметов, как "Теория магии. Введение", "История магии. Вводный курс", "Магические существа и расы", "Введение в Алхимию", было понятно, наличие "Медитация", "Боевая подготовка", "Знание о живых существах" можно было объяснить, но вот что среди вышеперечисленного списка делают "Этикет", "География и политика", "История" и "Танцы" мне было непонятно. Посетовав на то, что учитель уже ушел, и спросить не у кого, я решила отложить размышления о странном расписании на завтра. Сунув бумаги в поясную сумку, отправилась на поиски столовой.
   До столовой я добралась без приключений. Она располагалась на первом этаже левого корпуса и занимала несколько залов. Здесь уже было заметно, что Академия отнюдь не пуста, а то я с утра повстречала только человек семь. В помещении стоял легкий гул разговоров, тут и там за столами сидели молодые люди в мантиях и без. Без мантий - это, наверное, такие же новички, как и я. Подойдя к раздаточному лотку, оценила разнообразие поданных блюд. Хорошо, что кормят здесь бесплатно. Положив на поднос самое, на мой взгляд, аппетитное, поспешала сесть за один из свободных столов. Не знаю, что по этому поводу думают аристократы, но мне еда здесь очень понравилась. Все было очень вкусным, свежим и горячим. Думаю, большую часть продуктов выращивают непосредственно в Академии, иначе, зачем же еще им нужен Сад.
   После сытного обеда мир стал выглядеть гораздо радостнее, и я решила последовать совету куратора и отправилась в библиотеку, благо располагалась она в этом же корпусе на втором этаже.
   Библиотека была огромной, количество находящихся здесь книг вызывало вздох восхищения у каждого, кто входил сюда впервые. На первый взгляд она была даже больше, чем Императорская. А ведь тут наверняка есть и закрытые фонды, и что-то подсказывает мне, что там книги будут поинтереснее, чем в аналогичном закрытом секторе Императорской библиотеки. Помнится, заказали мне как-то раз книгу из закрытого хранилища Императорской библиотеки - охрана там была серьезная, но я бывала в местах и поопаснее - ну, отдала я книгу заказчику, а его на следующий день с искомой книжкой и взяли, с поличным, как говорится. А нечего было этому придурку сразу после неудавшегося подкупа библиотекаря нанимать вора, в общем, вычислить его было легко. А потом этот идиот сдал меня и не какой-нибудь жандармерии, а императорским ищейкам. Хорошо хоть он только мои приметы и прозвище знал, но ищейкам было достаточно и этого. Ох, помню, как тогда лихорадило всю столицу, они даже в трущобы не побоялись сунуться, пока не убедились, что я все еще в пределах каменных стен Инвегрии. А я тогда пряталась по различным углам, спала урывками, нигде не задерживаясь надолго, и естественно, даже близко не подходила к моим немногочисленным друзьям, чтобы, не дай Покровители, не навести на них ищеек. Из города тогда выйти без специального разрешения было невозможно, поэтому приходилось мотаться по всей столице, запутывая следы и постоянно меняя убежища. А эти ищейки - и как тут не поверить в то, что они порождения Бездны (правда, потом я убедилась, что они все-таки люди) - всегда меня находили, отставая на каких-то полдня. Долго так продолжаться не могло: вскоре я бы ошиблась, поэтому я пошла на риск и сумела-таки ускользнуть из города прямо у них под носом, через Западные ворота. Это было весело, я устроила западню на одного из своих преследователей, забрала его одежду и жетон. А после, притворившись ищейкой, вышла из города, ну, а на просторах империи прятаться гораздо легче. Со временем искать меня прекратили. Вернувшись через полгода в столицу, узнала, что за эту эпопею с преследованием и последующим бегством мне присвоили звание мастера-вора: тех, кто сумел уйти от ищеек, можно пересчитать по пальцам одной руки. С тех пор я предпочитаю закрашивать свой естественный цвет волос и не соваться в дела, где могут объявиться императорские ищейки.
   Отвлекшись от воспоминаний, я подошла к стойке библиотекаря, за которой стоял сухонький старичок с выбеленной временем шевелюрой и в темно-фиолетовой, почти черной мантии. Кроме него больше никого в библиотеке не было. Я попросила пожилого, хотя скорее старого, мага выдать мне книги в соответствии со списком. Услышав мой голос, он удивленно поднял голову и подслеповато прищурился
   - Первокурсница, что ли? - спросил он дребезжащим старческим голосом. Дождавшись моего кивка, произнес несколько ворчливо: - Рановато ты что-то.
   После чего потребовал у меня медальон. Получив его, библиотекарь некоторое время всматривался в него, а потом понимающе хмыкнул:
   - Так ты из группы Леончика. Тогда понятно. Ладно, будут тебе книги.
   И двинулся куда-то вглубь стеллажей, не объясняя, что именно ему там понятно. Пока старичка не было, я рассматривала корешки ближайших книг и обозревала огромное количество стеллажей, от которых захватывало дух. Рассеяно подумала, что зря я так ни разу и не заглянула в эльфийскую библиотеку. Маг вернулся довольно быстро, левитируя перед собой стопку книг.
   - Ну, вот твои книги, - произнес он, аккуратно опуская их на стойку и не обращая никакого внимания на мое изумление. - В конце учебного года чтоб все вернула, а то знаю я вас адептов. Смотри мне, тут все записано, - старичок постучал ногтем по моему медальону перед тем, как вернуть его. - Ну, все, иди уж.
   Я же в некотором ошеломлении пялилась на высокую стопку книг, не имея не малейшего представления, как я потащу ее в свою комнату. Но делать было нечего, стоять тут, разинув рот, было неудобно, так что я тяжело вздохнула и, аккуратно подняв стопку, направилась прочь из библиотеки.
   Ох, даже вспоминать о том, как я тащила их в комнату, страшно. Как вспомню, так вздрогну. Несколько раз эта хлипкая конструкция падала, и мне приходилось заново нагромождать их друг на друга. Хорошо хоть в коридорах Академии было все также пустынно - с картой юные адепты, видимо, еще не ознакомились, либо они были просто не такими любопытными, как я, и сейчас спокойно сидели в своих комнатах, готовясь к завтрашнему дню, морально - так что моего позора никто не видел. Отрезок от здания Академия до своей комнаты в общежитии я проделала крайне медленно и осторожно, поэтому ни одна книга не упала. Наверное, со стороны это выглядело забавно, но мне было не до смеха. Кажется, ко мне даже несколько раз пытались подойти, но, поймав мой взгляд, неизменно останавливались. Не знаю, что они там увидели, но я была ужасно зла и раздражена. Казалось, если хоть кто-то попробует ко мне обратиться, я взорвусь и швырну в несчастного эти книги. К тому же чисто из упрямства я намеревалась самостоятельно донести эту конструкцию, чтоб ей провалиться в Бездну, до своей комнаты.
   Как открыла дверь с занятыми руками, не помню. Может, она испугалась, что испепелиться от моего полного ненависти взгляда, и открылась сама? А что? Я же все-таки маг, пусть и начинающий. Добравшись до кровати, разжала онемевшие от нагрузки руки и с садистским удовольствием пронаблюдала за падением учебников и книг. Через несколько мгновений я раскаялась, что так поступила с бедными книжками - они-то этого не заслужили, виновата тут только я, не подумавшая заранее - и аккуратно расставила их на полке, не поместившуюся часть сложив на столе. После чего с наслаждением рухнула на кровать.
   Минут через десять лежать в грязной одежде мне стало неудобно, и я отправилась в ванную совершать гигиенические процедуры. Краска окончательно смылась с моих волос, и теперь в довольно большом, но не во весь рост, конечно, зеркале, висящем на стене в ванной комнате, я могла наблюдать свой естественный цвет волос. Раньше они были черными, но лет шесть назад неожиданно начали светлеть и рыжеть. Теперь я была обладателем поистине экзотического цвета волос: темно-рыжий цвет у корней дальше переходил в ярко-рыжий, ближе к кончикам постепенно становясь светло-рыжим, сами же кончики были совсем светлыми. Воистину цвет пламени. Именно поэтому, когда я начала брать серьезные заказы и делать себе имя, я выбрала именно прозвище Сагател, являющееся производным от эльфийского Sagalia Tellius, упрощенный перевод которого: "Огненная кошка". Имя вора должно запоминаться, и чем оно известнее, тем выше я могу поднять цену. Да и собственная уникальность несколько льстит самолюбию, хоть порой и приносит неприятности. Кстати, я пыталась отрезать волосы, но через какое-то время их кончики опять начинали светлеть. В общем, есть у меня в организме некоторые странности.
   Вернувшись в комнату, заметила, что правая сторона комнаты выглядит обжито - значит, моя соседка уже заселилась, что неудивительно: на улице уже начинало темнеть, но самой девушки здесь не было. Оставив волосы распущенными, чтобы они высохли, села за свой стол и еще раз просмотрела все бумаги, что мне сегодня дали. Мне стало скучно, и я начала читать "Устав и Правила Академии", ведь когда-нибудь пришлось бы за нее взяться. На мой взгляд, чтиво было довольно нудным и однообразным, хотя порой и мелькали забавные моменты, зато довольно информативным. В принципе, большая часть правил и запретов была понятна чисто интуитивно. Вскоре я добралась до того места, где описывалось в каком виде адепты должны приходить на занятия, и узнала, что мантии нам выдадут только после того, как мы разбудим свою силу, и станет ясно, к какому из четырех отделений ее можно отнести. Там же объяснялись цвета мантии и значение символики. Так мантии черного цвета носили учителя Академии, темно-фиолетового - работники Академии, учителями не являющиеся, как тот библиотекарь, например. Четыре цвета принадлежали адептам разных отделений: синий - отделению Стихий, красный - отделению Надстихий, белый - отделению Жизни и Смерти, серый - отделению Призыва. О магии я знала немного, но по названию примерно догадывалась, что к какому отделению можно отнести. На левой стороне мантии располагался знак Академии, на правой - направление магии: ну, там Огонь, Вода и прочее. Если же направление относилось не только к одному отделению, то выше находились пересекающиеся круги цвета основного и дополнительного отделений (на мантии адептов один из кругов превращался в окружность, так как был одного цвета с мантией). Под знаком Академии расположены: несколько вертикальных полосок (от одной до пяти), указывающих на принадлежность к определенному курсу - для адептов, или рунические цифры (от пятерки до единицы), указывающие на ранг мага - для учителей и сотрудников. Отсутствие цифры указывает на магистерский ранг мага. Дальше в книге были нарисованы знаки каждого направления - без них я бы не догадалась, что черный силуэт на мантии учителя Ристэ обозначает тень. То есть мой куратор - магистр теней, относящийся к отделению Надстихий и Призыва. Жаль, я не разглядывала, что было на мантиях адептов, встречающих нас у ворот Академии утром.
   Мое чтение прервал звук открывшейся двери. Обернувшись, увидела на пороге миловидную светловолосую девушку, одетую в простенькое платье. Ее чуть округлившиеся серые глаза удивленно меня разглядывали, готова поспорить, ее заинтересовал цвет моих волос. Она показалась мне знакомой, через пару секунд вспомнила, что это именно она стояла следом за мной в очереди. Покопавшись в памяти, обнаружила, что видела ее с братом среди той тройкой, что прошла первый этап вместе со мной, просто тогда я не обратила на них внимания. После водных процедур и чтения мое настроение стало добродушным, так что, дружелюбно улыбнувшись, я обратилось к девушке, до сих пор стоящей на пороге.
   - Привет. Ты, наверное, моя соседка? Меня зовут Ника. Рада познакомиться.
   Девушка, наконец, отмерла и закрыла дверь. Выглядела она немного смущенной, что делало ее еще моложе.
   - Здравствуй. Да, я тоже здесь живу, - ответила она кротко, присаживаясь на свою кровать. - Меня зовут Лисене Тарек. Я тоже рада знакомству.
   Моя новая соседка выглядела столь невинно, скромно и потеряно, что это наверняка вызывало у всех персон противоположного пола инстинктивное желание покровительствовать и защищать. Кажется, она была немного стеснительной, так что я решила поддержать разговор, а то мне же с ней здесь еще как минимум год жить.
   - А ты из какой группы? Я из первой.
   - Я тоже, - тихо произнесла она и, чуть поколебавшись, добавила: - И мой брат тоже, и его сосед. Нас, кажется, расселили по группам.
   - О, вот как, - задумчиво протянула я.
   Вот и мои собратья по несчастью или по эксперименту, который над нами собираются проводить, вот только не знаю, в чем именно он заключается. И это не могло не раздражать. Я хотела спросить, знает ли моя соседка об экспериментальной группе, но потом решила не тревожить ее зря. Удержать в узде свое любопытство до завтра я смогу.
   - Наверное, ты рада, что учишься вместе с братом? Как его, кстати, зовут?
   - Да, это просто замечательно, - светло улыбнулась Лисене, кажется, она несколько повеселела. Наверняка ей тяжело в незнакомой обстановке. - Его имя Накир. А его соседа - Гирен Линг.
   - О, ну, теперь я знаю имена троих своих одногруппников, - ответила я с улыбкой. - Я, кстати, сегодня встретила нашего куратора, Леона Ристэ.
   - Ого. Он аристократ, - в голосе девушки мне почудился страх.
   - Да, ладно. Он не показался мне таким уж снобом. Думаю, ты его уже встречала: он встречал нас по окончанию второго этапа. Такой темноволосый молодой мужчина с ироничными глазами.
   - Он? - удивилась Лисене. - Он не показался мне страшным, - прошептала она еле слышно, а потом уже громче спросила: - А ты меня видела? Я тебя не помню.
   Я усмехнулась. Что мне нравилось в моем естественном цвете волос, так это то, что они отвлекают внимание от моего лица, и окружающие запоминают обычно только цвет.
   - Я прошла в той же группе, что и ты. Просто краска с волос смылась только сегодня.
   Моя соседка чуть нахмурилась, через десяток секунд ее лицо прояснилось.
   - А! Та рыжая девушка, что стояла перед нами, - вспомнила она. - А что с твоими волосами? - наконец, задала она интересующий ее вопрос.
   - Однажды купила то ли экспериментальную, то ли просто некачественную краску, - небрежно махнула я рукой. - С тех пор у меня такой цвет и остался. Иногда я их закрашиваю в обычный рыжий.
   Подобное объяснение было придумано мною уже давно по совету Наставника. Пожалуй, только два человека знали правду, поскольку воочию наблюдали изменение моего цвета волос: Лист и Зольдек.
   - Ого! - воскликнула Лисене. - Может это была какая-нибудь магическая краска? Никогда не видела такого эффекта.
   - Все возможно, - пожала я плечами.
   Мы еще немного поболтали на ничего незначащие темы, а потом каждая занялась своими делами. Я продолжила изучать "Устав и Правила" до тех пор, пока окончательно не стемнело. Лисене легла спать, но приглушенный свет на моей стороне ей вроде бы не мешал. Когда моя соседка заснула, я вытащила карту и чистый лист бумаги, на котором попыталась нарисовать маршрут, по которому я шла в потайных ходах, опираясь на точки входа и выхода, а также на собственные ощущения пространства. Испортила несколько листков бумаги, прежде чем получилось нечто удобоваримое. Увы, чертила планы я не так хорошо, как воспринимала их. Упрямство не позволило бросить работу на полпути. В итоге, легла спать я далеко за полночь.
  
   ***
   Утром меня разбудила Лисене, за что я была ей очень благодарна, иначе я рисковала пропустить завтрак или же вовсе опоздать на церемонию. Было уже часов девять, приветственная церемония начиналась через час, а нам еще нужно было добраться до столовой и поесть. Умылась и собралась я за рекордные шесть минут. Кажется, соседка оценила мою скорость. Как раз после того, как я закончила, в нашу дверь постучали. Открыла дверь Лисене. На пороге появились двое парней: один - мужская копия моей соседки, ее брат, я полагаю, второй - щуплый чернявый парнишка с суетливыми движениями, не сильно понравившийся мне с первого взгляда.
   - Чего вы так долго-то? Мы так-то опоздаем, - заныл чернявый, все время посматривая на циферблат карманных часов. Пять золотых - профессионально оценила я вещицу - слишком дорого для этого парнишки.
   Лисене, услышав его слова, потупилась и слегка покраснела. Вот я удивляюсь, как ее такую тихую и совершенно не приспособленную к жизни отпустили родители? Хотя с ней же здесь брат.
   - Что-то вы тоже особо не торопились, - насмешливо отозвалась я, смотря на нытика сверху вниз.
   Я считаю свой рост средним, по крайней мере, среди имперцев, но этот парень был ниже меня, хоть и ненамного: где-то на два пальца. И не дав ему раскрыть рот, схватила соседку, вытолкнула парней и закрыла за собой дверь.
   - Ну, чего мы стоим? - приподняла я бровь, с усмешкой наблюдая за выражением их лиц. - Тут же вроде кто-то опаздывал?
   Не дожидаясь ответной реакции, я направилась к выходу из общежития. В коридоре наблюдалось оживление: что ж, не мы одни собрались в самый последний момент. Я задумчиво разглядывала лица других адептов, когда молчание нашей маленькой компании было прервано.
   - Думаю, нам нужно представиться, - спокойный голос принадлежал брату Лисене. - Мое имя - Накир Тарек, я брат Лисене. А это, - взмах руки в сторону чернявого. - Гирен Линг, мой сосед по комнате.
   Его слова только подтвердили то, что рассказала мне соседка вчера. Но я все равно кивнула.
   - Ника. Рада знакомству.
   - Мы тоже, - ответил парень и за своего соседа.
   Судя по обиженному сопению, Линг его радость не разделял, но вслух протестовать не стал. Брат Лисене производил впечатление спокойного и рассудительного человека, на первый взгляд. Так ли это на самом деле, я пока сказать не могла.
   Выйдя из общежития, я сразу же направилась ко входу в главный корпус. Тут уж Гирен молчать не стал:
   - Куда мы идем? Нам нужно обогнуть здание, чтобы добраться до столовой.
   - Если пройти напрямую через здание, мы сэкономим минут пять, - лениво отозвалась я.
   - Ты уверена, что найдешь правильную дорогу? - спросил Накир. - К сожалению, я не догадался захватить карту, а, заблудившись, мы можем потратить много времени.
   - У меня хорошая память, - хмыкнула я. - К тому же, вчера я по этому пути уже шла.
   Мои слова троицу, вроде бы, успокоили. И они больше не возражали против моего маршрута. Думаю, больше моих слов их убедили адепты в мантиях, следующих по тому же пути, что и мы. Несколько минут, что мы шли по коридорам Академии до столовой, наша компания провела в молчании. Мне хотелось есть и спать, и никакого желания развлекать публику разговорами у меня не было. У остальных, видимо, тоже.
   В столовой было очень людно, такое ощущение, что сюда набилась чуть ли не вся Академия. Мысленно дала себе зарок впредь просыпаться раньше, чтобы нормально позавтракать, либо же вообще в столовую по утрам не ходить. Минут семь мы простояли в очереди за едой, еще четыре - искали свободное место. Наконец, приземлились за одним из столов и принялись за еду. Только сейчас я поняла, насколько же голодна. Впрочем, это и неудивительно, если вспомнить, что вчера мне удалось только пообедать. Все-таки питаться я предпочитала регулярно, хотя обратное случалось гораздо чаще, и мне, в общем-то, подобное было привычно. В итоге свою тарелку я опустошила раньше всех, оставшееся время наблюдая за спутниками. Подобрев, так как одно из моих насущных желаний было осуществлено, я решила, что так сразу портить отношения с одногруппником как-то не хорошо.
   - Слушай, Гирен, прости за то, что была несколько груба ранее. Просто я не выспалась, и настроение у меня было плохое, - произнесла я с милой улыбочкой.
   Линг от неожиданности поперхнулся компотом. Я со всей силой хлопнула его по спине (благо сидели мы рядом), из-за чего щуплый парнишка чуть не уткнулся носом в собственную тарелку.
   - Ой, извини, я не хотела, - виновато пробормотала я.
   Парень недоверчиво посмотрел на меня, подозревая, что я над ним издеваюсь. Но моя виноватая и кристально честная мордашка, кажется, развеяли его сомнения.
   - Да ладно, чего уж там. Все нормально, - произнес он, возвращаясь к завтраку.
   М-да, сразу видно, никудышный из него карточный игрок. Вот Накира было не так просто провести. Впрочем, мои способности в блефе признавал даже Наставник, а уж он-то был настоящим игроком.
   - Эти часы выглядят дорогими, - между тем, отставать от Линга я не собиралась, пока мое любопытство не будет утолено. - Можно посмотреть?
   Он что-то промычал, жуя, и я приняла это за знак согласия. Аккуратно взяла карманные часы, которые парень положил на стол рядом с собой. Золотые, не полностью, но покрытие точно. Цепочка тоже золотая, но сделана грубо и смотрится не очень эстетично. На крышке выполнена искусная резьба, внутри - белый циферблат с позолоченными стрелками и прочное стекло, судя по многочисленным царапинам. На внутренней стороне крышки красовались инициалы, выполненные вензелем: "М.Д.", что только подтверждало мою теорию о том, что Лингу они принадлежать не могут. В принципе, первоначальную цену, что я дала этим часам, из-за общей обшарпанности можно даже снизить где-то на половину золотого - пять серебряных. По привычке чуть не озвучила цену вслух, но вовремя сдержалась. Вместо этого с любопытством спросила у чернявого:
   - Откуда они у тебя?
   Он со вздохом оторвался от еды, видимо, поняв, что так просто я от него не отстану.
   - Я их украл, - в голосе парнишки мне почудилась гордость.
   - Украл? - удивленно переспросила я.
   На мой взгляд, о подобных вещах в обычном обществе не говорят. Брат и сестра Тарек тоже заинтересовались нашим разговором и чуть ли не синхронно подняли на нас свои взгляды. Приобретя публику, Линг даже немного раздулся от чувства собственной значимости и важности.
   - Ага, украл, - я убедилась в том, что гордость в его голосе мне не почудилась. - Стащил прямо из кармана какого-то купца, а он даже не заметил, представляете! - Гирен так и светился от восторга.
   "Он был либо пьяным, либо рассеянным", - тихонько пробормотала я себе под нос, наблюдая, как парень чуть не сбил кружку со стола, взмахнув рукой. Один из критериев успешного вора - ловкость.
   - Хочешь сказать, что ты вор? - меня опередил вопрос тихой Лисене.
   - Ну, я был вором. Теперь я маг. То есть будущий маг, - глупо хихикнул смуглый парнишка.
   - А почему ты часы не продал? - спросила я недоуменно. - Кажется, они дорогие.
   - Ну, так, трофей же, - ответил он так, будто это было чем-то само собой разумеющимся.
   - О, понятно, - я покивала головой, после небольшой паузы спросив: - Ты, наверное, не из столицы?
   - Ага. Я родом из Паневы, может, слышали? Нет? Ну, это немудрено, наш городок небольшой. А вы откуда?
   - Мы из Кагоры, - ответил Накир.
   Хм. Я там бывала. Неплохой такой город, крупный. Там пересекаются многие торговые пути: отличная кормушка для воров всех мастей.
   - Я последние несколько лет живу в столице, - в свою очередь ответила я. - А ваши родители не были против того, чтобы вы учились в Академии?
   - Нет, - покачал головой светловолосый парень. - Они сказали, что раз способности есть, то нужно их развивать. Тем более нас тут двое.
   - А мои предки были очень рады, когда у меня магический дар обнаружился, - жизнерадостно поведал Гирен. - Сказали, что хоть я в люди смогу выбиться.
   Я чуть повела бровью. То есть родители у Линга таки есть, и он с ними, судя по всему, живет. И между тем он называет себя вором. Смешно. Вероятность того, что его семья тоже связана с нелегальными делами, очень мала в связи с отсутствием у парня нормальных навыков и хоть каких-то знаний об этой части жизни. Если он не продал часы, а оставил их как трофей, значит, его семья не голодает, и у Гирена не было никакой нужды воровать. Отсюда следует, что воровство для него - всего лишь развлечение, повод похвастаться своей ловкостью. Наверняка он один из тех юношей, что начитались книг о благородном и находчивом воре, спасшем королевство. И с тех пор он грезит о собственных приключениях, видимых ему в романтичном флере грез и мечтаний, опуская при этом мелкие бытовые трудности, на деле оказывающимися не такими мелкими. Жизнь, как правило, подобных мечтателей жестоко обламывает.
   Узнав все, что мне было интересно на данный момент, я демонстративно посмотрела на часы и меланхолично сообщила:
   - У нас осталось десять минут до церемонии.
   Мои спутники тут же засуетились. Отнеся посуду на мойку, мы спешным шагом покинули столовую и направились в главный корпус. Показывала дорогу опять я, хотя в этом и не было особой необходимости: множество адептов вокруг нас шли туда же, куда и мы, а именно в Большой Зал, располагающийся на первом этаже прямо напротив входа в здание, находящегося со стороны городских ворот.
   Зал действительно был очень большим, все-таки не в каждое помещение поместится такая прорва народа. А было здесь, на мой взгляд, несколько сотен человек: наверное, собрались все адепты Академии. Мы вошли в Зал далеко не последними, поэтому нас пропихнули глубже в помещение, в толпу, подальше от дверей. Для меня, в общем-то, нахождение в такой обстановке не было чем-то необычным. Да, вокруг немного толкались и наступали на ноги, но вы попробуйте пройтись как-нибудь по переполненной рыночной площади: вас не только толкнут, но и обхамят, хорошенько потопчутся по ногам, а может и затопчут, если вы будете столь неосторожны, к тому же при должном невезении еще и обчистят. Хотя для Лисене подобное, кажется, было в новинку, девушка выглядела немного напуганной и вся сжалась в комочек. Благо рядом стояли я и ее брат, так что мы ее все-таки немного прикрывали с двух сторон. Линг ошивался где-то неподалеку. Через пару минут все кое-как успокоились: по крайней мере, никто не толкался и не пытался протолкнуться вперед, и сразу стоять стало как-то свободнее. И у меня появилась возможность осмотреться вокруг.
   Потолки здесь были такими же высокими, как и во всей Академии. На светлых стенах были нарисованы то ли какие-то узоры, то ли символы: особенно выделялись четыре крупных знака, от которых и начинались все остальные линии. Свет проникал в Зал через широкие окна, расположенные напротив дверей, кроме того светились, кажется, сами стены. Но нет, приглядевшись, обнаружила, что светятся не они, а те самые узоры, просто свет от них как бы распыляется по стенам. В противоположной от нас стороне Зала находился помост или какое-то другое возвышение, на котором стояло несколько магов в черных мантиях, среди которых был и Леон Ристэ. И если их лица на таком расстоянии я еще могла рассмотреть, то вот отличительные знаки на их мантиях - уже нет. А жаль, после того, как я вчера прочитала про эти знаки, мне так и хочется применить свои знания на практике.
   Один из магов вышел вперед и несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание. Что интересно, звук разнесся по всему помещению: с нашего места он был слышен очень даже отчетливо, не смотря на гомон разговоров. Тишина наступила неожиданно быстро, очевидно, не мне одной интересно, что будет дальше.
   - Приветствую всех адептов на церемонии открытия очередного учебного года нашей Академии Магических Искусств. Для новичков представлюсь: архимагистр Релион Карде, ректор Академии, - легкий кивок.
   Ого! Не думала, что Академию возглавляет глава всех магов нашей империи, а титулом архимагистра может обладать только один маг, которого выбирают в Совете магов пожизненно, это общеизвестно. Ну, и, конечно же, он аристократ из старого рода: Академию открыли пятьдесят три года назад, а до этого магия не была столь общедоступна. Попасть в ученики мага, даже имея дар, было не так уж легко, большинством тогдашних ковенов и орденов заправляли аристократы, и учеников из простолюдинов они брали неохотно, хотя были, конечно, и исключения, а некоторых талантливых магов даже принимали в аристократические семьи и рода. Собственно говоря, поэтому большая часть сильных магов старше восьмидесяти обладают фамилией, заканчивающейся на гласную. Откуда все это известно мне? Не то, чтобы я так сильно интересуюсь историей, просто однажды мне попалась книга, затрагивающая тему объединения магов в единую организацию шестьдесят лет назад. Она была написана столь ярко, живо и интересно, что не прочитать ее было бы просто кощунством.
   - Я рад присоединению к нашему магическому сообществу ста двенадцати адептов первого курса, которые уже через несколько лет станут полноценными магами, как и все из присутствующих, - продолжал маг. - Но вам следует помнить о том, что изучение магии не заканчивается после окончания обучения в нашей Академии. Мы лишь закладываем в вас основы знаний и умений, благодаря которым вы сами и отшлифуете свой магический дар и талант. Но для этого могут потребоваться долгие годы, поэтому не стоит сразу надеяться на невероятные результаты и пытаться повторить то, что некоторые маги осваивали путем упорных тренировок и собственного развития. Магия - это величайшее искусство, доступное человечеству. Благодаря этому искусству мы можем постигать тайны мироздания, совершать вещи, что в древности люди называли чудесами.
   Ректор говорил еще какие-то возвышенные фразы, но они плохо отложились в моей памяти. Я вроде бы и слушала его, но повторить могла только общий смысл, сказанный магом еще в первых предложениях. Кстати, сам ректор был высоким худощавым мужчиной, выглядящим лет на сорок, хотя это не был его реальный возраст. В темных волосах мага блестели ниточки седины, его глаза водянистого цвета смотрели холодно и отстраненно, высокие скулы, впалые щеки, нос с горбинкой и жесткая складка у рта оставляли после себя не такие уж приятные ощущения. В целом, мужчина выглядел строгим, холодным и неприятным. М-да, думаю, мне совершенно не хочется оказаться в кабинет ректора.
   - В этом учебном году нужно как следует постараться выпускному пятому курсу и третьему, которому предстоят квалификационные экзамены, после которых с некоторыми адептами мы попрощаемся, - между тем ректор перешел к более конкретным вещам, кстати, голос у него был на удивление приятный. - Также этот год будет тяжелым для адептов первого курса, оказавшихся в непривычной для себя обстановке и только начавших постигать магию. Но это не означает, что всем остальным нужно расслабиться: для вторых и четвертых курсов это лишь короткая передышка перед следующим годом, - короткая пауза. - Кроме того, рад сообщить, что с нынешнего года в Академии начинается ряд важнейших, смею предположить, для всего магического сообщества изменений.
   Я тут же напряглась. Кажется, сейчас и откроется тайна, мучащая меня со вчерашнего дня: суть "эксперимента".
   - Несколько месяцев назад наш император, Валес II, подписал указ об изменении системы обучения в нашей Академии. Эти изменения имеют силу только для нынешнего первого курса и всех последующих наборов, оставшиеся четыре курса будут доучиваться по старой системе. Итак, суть этих изменений в том, что отныне все адепты Академии имеют равные статусы и права, для отпрысков аристократических семей больше не будет никаких привилегий и поблажек. Магов нельзя оценивать по происхождению и длине родословной, и этот принцип теперь будет закладываться с самого начала обучения адептов Академии.
   Архимагистр вынужден был произнести последнее предложение более громко, чтобы заглушить поднявшийся шум. Слухи об изменениях были, но никто не предполагал, что они станут настолько кардинальными. Кажется, больше всего, шумели мои сокурсники, ну, естественно, непосредственно остальные курсы это особо не затрагивало. Громкий хлопок заставил всех замолчать и вновь повернуться к ректору.
   - Я понимаю ваше удивление, но прошу оставить разговоры на потом. Жаловаться и протестовать также не рекомендую. Указ был подписан императором и вступил в силу. И император ясно дал нам понять, что менять это решение не будет. В свою очередь могу лишь сказать, что подобная реформа назревала уже давно, и ее осуществление только ускорит развитие нашего магического сообщества на качественном уровне. К тому же в связи с неожиданностью изменений, они будут проводиться постепенно. Так, в этом году аристократы на первом курсе первые полгода будут обучаться в отдельной группе, а после будут переведены в группы к остальным адептов в соответствии со своим уровнем. Но это не касается особой группы, которая будет обучаться по немного измененной программе, - на этих словах по моей спине побежали мурашки, и все внутри сжалось от предчувствия огромной гадости. - В этой группе собраны адепты, показавшие наиболее высокие результаты на вступительных испытаниях, те, кто подают надежды в будущем стать великими магами. Выпускникам этой группы будет дарован титул аристократа по высочайшему велению нашего императора. Однако остаться в группе, которой, кстати, присвоен номер один, будет нелегко. Для этого нужно быть одним из лучших. Но и попасть в первую группу может адепт из любой другой группы, показавший превосходные результаты.
   По Залу прокатился шепоток, не помешавший ректору продолжить. Вот только я его слов уже не слышала, все равно всю важную и шокирующую информацию он уже сообщил. В моей голове вертелись фразы и предложения исключительно на тролльем и темноэльфийском - ну, еще парочка на языке пустынников - среди которых "Дерк хал" и "Х'Зангх" были самыми цензурными. Это же надо было так попасть! Нежелание общаться с благородными у меня было почти профессиональным, а также выработалось за годы жизни на улице, во время которых я вдоволь насмотрелась на их отношение к обычным людям. Я не отрицаю, того факта, что и среди аристократов есть достойные люди, но перечислить тех, кто может на равных общаться с простолюдинами, будет сложно, особенно среди старых фамилий.
   - Что ж, на этом церемония закончена, - ворвался в мои мысли голос архимагистра, произносящего заключительные слова своей речи. - Сейчас у вас состоится собрание по группам и знакомство с куратором. Желаю вам успехов в начавшемся учебном году.
   Ректор подождал, пока закончатся аплодисменты, отступил на шаг, кивнул магам, что стояли на помосте (кажется, их представляли как кураторов групп первого курса, когда я отвлеклась), и исчез. На меня это произвело большое впечатление. Я, конечно, слышала, что сильные маги умеют телепортироваться, не используя арки перехода, но впервые наблюдала это воочию. Очень удобный способ передвижения. Надо будет как-нибудь уточнить про него.
   Тем временем вся эта толпа адептов, что до этого стояла неподвижно, в едином порыве двинулась к дверям. Людской поток захватил и нас, неся к выходу. Сопротивляться ему было себе дороже, так что я просто постаралась не упустить из виду своих спутников, к сожалению, это удалось мне не в полной мере. Когда я вырвалась на свободу, поблизости оказалась только Лисене, парней нигде не наблюдалось. Подойдя к соседке, я отвела ее к стеночке, чтобы не стоять посередине коридора. Девушка выглядела бледновато и как-то несчастно.
   - Где же брат? - бормотала она себе под нос, выискивая Накира в давке у дверей Зала.
   - Да, не переживай ты так, - попыталась я успокоить ее. - Рано или поздно выберется из этой толпы, если его не растоптали, конечно.
   Лисене посмотрела на меня с ужасом на лице, и я тут же пожалела о вырвавшихся словах, которыми я просто хотела разрядить обстановку.
   - Это была шутка. Просто шутка, - быстро произнесла я. - Ничего с ним не случится. В конце концов, мы можем просто пойти в аудиторию, где и встретим его, мы же как-никак из одной группы.
   Кажется, последнюю фразу тоже произносить не стоило. На лице девушки появился страх, и было такое ощущение, что она сейчас расплачется. Демоны! Определенно, я не умею утешать таких нежных, домашних барышень.
   - Только не плачь, пожалуйста, только не плачь, - в отчаянии произнесла я. - Ничего же страшного не произошло. Подумаешь, будем учиться вместе с благородными. Они ведь нас не съедят. Помнишь, ректор сказал, что у всех адептов теперь равные права. К тому же, после выпуска ты сама можешь получить титул. Разве не заманчивая перспектива?
   Я бормотала какие-то глупости, с облегчением наблюдая, как Лисене успокаивается. Шмыгнув напоследок носом, она с благодарностью посмотрела на меня.
   - Спасибо, - смущенно поблагодарила меня соседка. - Все так необычно и ново. Я так испугалась. Обычно меня утешал брат, но сейчас он куда-то пропал. Спасибо, иначе не знаю, чтобы я делала.
   - Да не за что, - немного неловко отозвалась я.
   Благодарности за такие пустяки были для меня непривычны. В общем-то, я даже с трудом вспоминаю, когда меня в последний раз благодарили так искренне. Глянув на дверной проем, осознала, что почти все адепты уже разошлись.
   "Дерк хал!" - прозвучало у меня в мыслях.
   - Бездна, - смягчила я озвученный вариант мыслей, дабы не травмировать психику юной особы рядом со мной. - Мы опаздываем.
   Схватив девушку за руку, я побежала к поднимающей площадке, вынуждая Лисене следовать за собой. Аудитория, где собиралась наша группа, находилась на втором этаже. Добежали мы до нее в рекордные сроки. Немного отдышавшись, я обречено толкнула дверь, внутренне подобравшись. Хуже того, что уже произошло, все равно быть уже не может. Я жестоко ошибалась на этот счет: худшее ждало меня за дверью.
  
   ***
   Аудитория, в которой собралась наша группа, была относительно небольшой. Доска во всю стену, преподавательская кафедра и двадцать одиночных парт, расположенных в пять рядов - вот и вся нехитрая обстановка. Дверь, через которую мы вошли, находилась в самом начале помещения, прямо рядом с доской, поэтому неудивительно, что все взгляды тут же обратились к нам. Мне на глаза сразу же попался высокий красивый юноша с длинными, заколотыми в хвост золотистыми волосами, кого-то сильно мне напоминающий. Через мгновение дошло кого именно. Все демоны Бездны! Как?! Как я могла забыть то, что уже неделю обсуждают чуть ли не все жители столицы! Принц Дионик Нерси, у которого обнаружились недюжинные магические способности, в этом году решил поступать в Академию.
   В отчаянии перевела взгляд в сторону, ища Накира и Гирена, но рядом с принцем увидела того человека, чье присутствие потрясло меня гораздо больше, чем нахождение здесь его высочества. "Лисса", - это имя прогрохотало в моем сознании подобно грому. Я не могла не узнать ее, мою драгоценную подругу детства, не смотря на то, что прошло уже почти десять лет - целая вечность, отделяющая нынешнюю мою жизнь от прошлой, которую я постаралась забыть. Тогда у нее не было никаких проявлений магическая дара, однако вот она здесь, будет учиться со мной в одной группе.
   Первой моей мыслью было: бежать, бежать из этого здания, из Академии, подальше от аристократов, туда, где прошлое не ворвется столь бесцеремонно в мою привычную жизнь. Вторым вспыхнуло упрямство: призрак прошлого не заставит меня убежать, трусливо поджав хвост. Пусть все эти благородные идут в Бездну, я не отступлюсь и стану полноценным магом, иначе на кой Шазг мне эти способности! Тем более, что Лисса вряд ли сможет меня узнать: я слишком изменилась за эти годы, как внешне, так и внутренне.
   Все эти мысли промелькнули в моем сознании подобно молнии, оставив после себя мрачную решимость. Вот я только вошла в аудиторию и остановилась на пороге, пораженная, как в спину мне ткнулась Лисене, не ожидавшая от меня этой остановки. Взяв себя в руки, я спокойно шагнула внутрь и направилась к партам, за которыми заметила своих утренних спутников, ведя за собой соседку. В итоге, моя задержка на пороге едва ли продлилась больше пары секунд. Пока мы шли по проходу к местам, которые я нам приметила, все остальные провожали нас взглядами, думаю, больше всего их заинтересовал мой цвет волос. Когда мы поравнялись с жгучей брюнеткой с огромными зелеными глазищами, сидящей во втором ряду, она высокомерно фыркнула мне вслед. Я лишь мысленно усмехнулась. Кивнув парням, усадила Лисене за братом в третьем ряду и сама села за соседнюю парту.
   - Где вы так долго были? - негромко спросил Накир, поворачиваясь к нам вместе со своим соседом.
   Аристократы к тому времени уже вернулись к своим собственным разговорам и нами больше не интересовалась. Окинула взглядом всю аудиторию: насчитала еще десять человек кроме меня, среди которых шестеро были благородными.
   - Мы ждали вас, - так же негромко ответила ему сестра. - Но, видимо, пропустили, когда вы вышли.
   В нашей компании ненадолго воцарилось молчание, которая прервала Лисене.
   - Ника, почему у тебя такое страшное лицо? - осторожно спросила она.
   Я повернулась к ней, удивленно приподняв бровь.
   - Страшное?
   - Да, - кивнула девушка. - Такое равнодушное, лишенное эмоций.
   - Так лучше? - я нацепила на лицо мрачную улыбку.
   - Бр-р-р, - поежился Гирен. - Так еще страшней. Не делай так больше.
   Он произнес это с таким серьезным лицом, что я невольно улыбнулась.
   - Вот так намного лучше, - покивав головой, произнес Накир.
   Его сестра радостно улыбнулась. А я почувствовала, что мое настроение немного улучшилось, и больше не стала пугать ребят своим мрачным выражением лица. В этот момент я услышала, как один из аристократов нарочито громким голосом произнес:
   - Не понимаю я, почему это мы, потомки благородных кровей, должны иметь здесь равные права с простолюдинами.
   Подняв голову, обозрела того, кто изрек эти слова. Высокий, даже выше принца, парень с мощным телосложением, короткими светлыми волосами и жиденькими усами, выглядящими довольно комично. Несколько вытянутое лицо с узким подбородком указывало на наличие в предках кого-то из эльфов, поэтому было неудивительно, что даже излишне длинноватый нос его нисколько не портил. А вот надменное выражение лица и презрительно прищуренный взгляд карих глаз перечеркивали все его вышеописанные достоинства. Мое настроение, не смотря на попытки ребят развеселить меня, все еще было плохим. Поэтому мне захотелось испортить его кому-нибудь еще из присутствующих. Накир, видимо, заметил какой-то нездоровый блеск в моих глазах, но остановить меня не успел.
   - А вы не думали, благородный эр, что в этих, как вы выразились, простолюдинах течет такая же благородная кровь, как и в вас? Кажется, плодить бастардов раньше было чуть ли не традицией среди аристократов, - ехидно заявила я, нагло глядя ему прямо в глазах.
   Изумление, а затем ярость в его глазах, и покрасневшее (то ли от смущения, то ли от гнева) лицо светловолосого аристократа стало для меня истинной наградой. Он, кажется, разрывался от желания встать и сказаться мне в ответ какое-нибудь оскорбление, но рука принца удержала парня от необдуманных поступков, могущих уронить его честь. Ну, так даже интересней.
   - Аристократа определяет не только благородная кровь, - вмешалась в разговор высокомерная зеленоглазка.
   Я заинтересованно повернула голову к новой собеседнице.
   - И что же еще?
   - Соответствующее воспитание и образование, - с апломбом заявила она.
   - То есть аристократом может стать любой, лишь получив необходимое образование и воспитание? - насмешливо уточнила я.
   Зеленоглазка с ответом замешкалась, ее, видимо, нарисованная мною перспектива не радовала. Тогда ей на выручку пришел мой первый светловолосый собеседник.
   - Наш всемилостивый император может даровать титул и земли любому человеку, которого он счел достойным. Но потомственных аристократов отличают также и традиции, которые мы впитываем с рождения. Благодаря им мы можем более успешно выполнять свои обязанности.
   Я мысленно усмехнулась и потерла ладони.
   - Разве в ваши обязанности не входит забота о простых людях? О которых, кстати, вы, благородный эр, недавно отозвались так пренебрежительно. Или же вы следуете негласным обязанностям всегда и везде превозносить себя выше обыкновенных граждан нашей империи? - а на лице лишь подчеркнуто вежливый интерес.
   В наш разговор опять вмешалась высокомерная брюнетка. Пренебрежительно фыркнув, она надменно заявила:
   - Таким образом, мы лишь показываем свое привилегированное положение в обществе, закрепленное законом. Всем остальным остается лишь пытаться выделиться из толпы нелепой внешностью.
   Я усмехнулась: Наставник как-то говорил, что, когда в споре переходят на личности, это означает отсутствие аргументов у собеседника.
   - О, вы, должно быть, об этом, - я демонстративно потянула прядку своих волос. - Боюсь, в этом есть доля вины маркизов Зарги.
   - Это еще почему? - возмутилась девица.
   Судя по ее реакции, я правильно угадала ее фамилию.
   - Ну, как же, - несколько задумчиво отозвалась я. - Помнится, некачественную краску, что окрасила мои волосы в этот примечательный цвет, причем, навсегда, я приобрела в Лазвене, городе, что входит в состав маркизата семьи Зарги. А ведь аристократы должны пресекать торговлю некачественными товарами на подчиненной им территории, это даже закреплено в действующем "Уложении о правах и обязанностях аристократии". Ведь это краска могла дать не этот, в принципе, безобидный эффект, а нанести моему здоровью непоправимый вред.
   Взгляд маркизы явственно показал мне, как ей жаль, что эта краска оказалась такой безопасной. Я лишь мило улыбнулась ей в ответ, меня такими взглядами не проймешь. А еще в который раз убедилась, что знание законов здорово помогает не только в моей профессии, но и в повседневной жизни. Ну да, приятно наблюдать, как меняется выражение лица торговца, когда ему цитируют положения "Закона о торговле".
   Нашей словесной перепалке не дал продолжиться звук открывающейся двери. Мы все дружно повернулись в ту сторону. Наконец-то нас почтил своим вниманием куратор. Он спокойно прошел за кафедру и дружелюбно нам улыбнулся.
   - Приветствую всех адептов первой группы. Я ваш куратор, Леон Ристэ, как уже говорил ректор. Ну, как? Успели познакомиться друг с другом, пока меня не было?
   В связи с недавним разговором его вопрос прозвучал как издевательство. А я, распаленная перепалкой с одногруппниками, не успела придержать свой длинный язык.
   - А разве тени не позволяют вам слышать разговоры там, где они находятся?
   Учитель Ристэ с удивлением и интересом посмотрел на меня, после чего хмыкнул и произнес:
   - Да, такая возможность существует, но не все тени готовы делиться своими знаниями. Если вам нужен результат, гораздо надежнее будет призвать тень и оставить в необходимом месте, после чего она передаст вам все необходимые сведения.
   Я обратила внимание на то, что маг не стал уточнять, была ли в этой аудитории тень, призванная им, или нет. Я склонялась к тому, что она все-таки была: слишком уж вовремя появился учитель.
   - Что ж, я рад, что некоторые из вас уже ознакомились с символикой Академии, - указал он на свою мантию.
   - А где с ней можно познакомиться? - с небольшим акцентом спросил смуглый парень, что сидел в одном ряду с нами, и на которого я до этого не обращала особого внимания.
   - В "Уставе и Правилах Академии", - ответил учитель.
   Не успел он ответить, как новый вопрос ему задала девушка из первого ряда:
   - А когда нам дадут такие же мантии, как и у остальных?
   - Когда вы пробудите свою Силу, и станет ясно к какому отделению ее можно отнести. Ладно, с вопросами пока закончим, - поспешил произнести маг. - И в Академии принято поднимать руку, если вы хотите задать какой-то вопрос, и только после разрешения учителя задавать его. А теперь, думаю, можно перейти к знакомству внутри группы. Выходите сюда по очереди, представьтесь, а потом расскажите что-нибудь о себе. Ну, кто первый?
   После небольшой паузы первым поднялся со своего места и вышел к кафедре принц. В дорогом темно-сером костюме с золотыми запонками, украшенными сапфирами, в цвет волос и глаз он выглядел безупречно, как и подобает истинному аристократу.
   - Мое имя - Дионик Нерси. Второй принц. Восемнадцать лет. Больше мне сказать нечего, - спокойно и лаконично поведал он, после чего вернулся за парту.
   Следующей вперед грациозно выпорхнула Лисса. Невысокая, хрупкая, в длинном платье пастельных тонов, с подвязанными шелковой лентой под цвет платья волосами того же золотистого оттенка, что и у принца, она выглядела нереальным видением, случайно забредшим в эту неподходящую обстановку.
   - Лиссолия, младшая герцогиня Аварде. Прошу, зовите меня Лисса. Единственный ребенок в семье. Мне семнадцать. А что касается магии, то прежде всего хочу освоить заклинания поиска, чтобы найти одного важного для меня человека. М-м, не знаю, что еще сказать, - она чуть склонила голову в задумчивости. - Кажется, на этом все.
   И столь же грациозно вернулась обратно. Я чуть дернулась при упоминании о важном человеке и поиске. Мне было совестно, что я причинила страдания подруге из далекого прошлого, но я ни о чем не жалела. Меня вполне устраивает моя нынешняя жизнь. Помнится, один мой знакомый маг как-то сказал, что у меня нестабильная аура, из-за чего поисковые заклинания на мне работают неправильно. Поэтому меня тогда и не нашли, хотя наверняка искали. Когда я сбегала, о магах я не вспомнила вовсе.
   - Винзон, сын герцога Гарэ, - вышел вперед тот светловолосый, с которым я спорила. Он пытался говорить с тем же достоинством, что и принц, но получалось у него не очень, для этого он был слишком вспыльчивым. - Семнадцать лет. Сын придворного мага. Есть старший брат и младшая сестра. Намерен стать таким же великим магом, как и мой отец.
   Я ожидала от него большего самовосхваления, но, кажется, у него испортилось настроение после нашей небольшой перепалки. Что ж, своей цели я добилась: теперь не одна я в этой аудитории с плохим настроением. Ну да, порой я бываю совершенно невыносимой.
   Вперед вышла последняя девушка из первого ряда. Одета она была в длинное черное платье без единого украшения, чем-то напоминающего балахон. Ее длинные темно-каштановые волосы были заплетены в косу, а карие глаза с длинного лица смотрели равнодушно и безучастно. В целом, выглядела она совершенно обычно и совсем не примечательно, разве что за исключением длинного острого носа.
   - Эннелия, младшая баронесса Валми, - ее голос был совершенно бесцветным. - Девятнадцать лет. Третья по возрасту среди четырех сестер. Магов в нашей семье не было уже так давно, что мой дар распознали не сразу.
   Это прозвучало как-то незакончено, будто бы она собиралась сказать что-то еще, но оборвала себя на полуслове. После нее вышла зеленоглазая брюнетка в роскошном платье, расшитом серебряными нитями и украшенном изумрудами, впрочем, оно не выглядело безвкусным, скорее просто неуместным. Она не шагала, а вышагивала, неся саму себя как какое-то сокровище. Вот уж у кого с самомнением было в самый раз. Она вела себя как хозяйка, устроившая бал.
   - Амалия, дочь маркиза Зарги, - убийственный взгляд из-под ресниц в мою сторону. - Девятнадцать лет. Есть два старших брата и один младший. Родители долго не хотели отпускать меня в Академию, - тонкая улыбка. - Но отказать мне все-таки не смогли.
   Истоки подобного поведения, видимо, крылись в избалованном детстве. После маркизы представлялся парень, чьи короткие каштановые волосы смешно завивались, а в ореховых глазах, казалось, навечно поселилось веселье. Его походка была легкой и пружинистой, а чуть раскосые глаза выдавали наличие в предках кого-то из других рас.
   - Алек, младший граф Ринер, - энергичным голосом поведал он. - Девятнадцать лет. О своем магическом даре узнал только во время службы на границе, после чего решил поступать в Академию, но пришлось дожидаться начала нового набора. Есть младший брат и две младшие сестры. Сестренки у меня еще совсем маленькие: пять и два года, а вот братишке уже четырнадцать. Скоро совсем взрослым станет, - его улыбка была столь заразительной, что хотелось улыбаться в ответ.
   Следующим вперед выступил Линг. По нему сразу было видно, что он находится не в своей тарелке, даже движения у него стали еще более суетливыми.
   - Г-гирен Линг. Семнадцать лет. Родом из Паневы. Единственный ребенок в семье. На этом все, - на одном выдохе выпалил парень и поспешил вернуть обратно за парту.
   Накир вышел вперед с абсолютно непоколебимым спокойствием, написанным на его лице.
   - Накир Тарек. Мне семнадцать, как и моей сестре-близнецу. Мы оба поступили в Академию и даже попали в одну группу. Наш родной город - Кагора. Отец - довольно известный кузнец, у матери - своя пекарня. Кроме того, у нас есть еще двое младших братьев: восьми и десяти лет отроду. Моя цель - стать хорошим магом, чтобы обеспечить свою семью. Это все, что я хотел сказать.
   Когда парень вернулся на свое место, мне пришлось чуть подтолкнуть свою соседку, чтобы она вышла к кафедре.
   - Лисене Тарек, - робко произнесла девушка, глядя себе под ноги. - Все остальное сказал брат.
   Настала моя очередь. Стоя рядом с кафедрой, с любопытством оглядела лица своих одногруппников с этой позиции. Чуть наклонила голову вправо, убрав таким образом слишком длинный конец челки с глаз, и дружелюбно просияла улыбкой:
   - Ника. Восемнадцать лет. Сирота. После смерти родителей какое-то время жила на улице, поэтому простите мне мои манеры, - чуть усмехнулась я краем рта. - Дар обнаружился случайно. Люблю книги и иностранные языки.
   Закончив свою коротенькую речь, возвратилась на свое место, ожидая выступления последнего адепта. Парень был смугл, невысок, где-то одного роста с Лингом, и худощав, я бы даже сказала, тощ: просторная одежда висела на нем, как на вешалке. Черты лица резкие, высокие выпирающие скулы, узкие глаза, обветренные губы, выгоревшие на солнце волосы, ресницы и брови - я узнавала в нем пустынника, не часто их встретишь в этих местах.
   - Я - Факир из племени Афота, что кочует в пустыне, которую здесь называют Хемвель, - он говорил неторопливо и как-то напевно. - Мне исполнилось уже семнадцать сезонов. Во время одной из ночных остановок на наше племя напал огромный песчаный червь, тогда-то в момент опасности и пробудился мой дар. Старейшина велел мне идти учиться в столицу, в Академию Магии, и не посрамить предков своих и народ пустыни в глазах остальных жителей империи. Так я оказался здесь.
   Любопытно, надо будет позже пообщаться с этим Факиром. Уверена он будет рад поговорить на родном языке, а мне будет интересно послушать новости пустыни.
   - Отлично. Вот и познакомились, - подвел итог учитель Ристэ, все это время с интересом нас слушавший. - Сейчас я раздам вам ваше расписание и список необходимой литературы. - Листы бумаги поднялись с кафедры и приземлились перед каждым из адептов, кроме меня, мои экземпляры уже лежали в комнате. - Книги возьмете в библиотеке в левом крыле, дорогу можно найти на карте. Однако не советую соваться туда сегодня: там ожидается большой наплыв посетителей. Лучше зайдите туда денька через два, а может и через недельку, все равно, в первые дни вам учебники особо не понадобятся. Так. Насчет расписания. Кого-то из вас такой список предметов может удивить, но, поверьте мне, вся программа тщательно составлена учителями. Так как все присутствующие здесь в потенциале будущие аристократы, ну или уже аристократами являются, вам добавлено несколько новых дисциплин, которых у других групп пока не будет, как то: этикет, танцы, история, политика и так далее. Жаловаться не советую, к вашим жалобам все равно никто прислушиваться не будет. Что еще? - маг задумчиво поднял взгляд к потолку. - Занятия по боевой подготовке проходят на плацу, это та площадка, что расположена перед воротами в город. Ах да, покидать Академию без специального разрешения нельзя, да вы и не сможете. Раз в месяц, в выходной день ворота открывают, и вы можете выйти в город и провести там весь день. Кажется, все сказал. С завтрашнего дня начинается учеба, пропускать занятия настоятельно не рекомендуется, иначе вы рискуете попасть в кабинет ректора, а это, скажу я вам, очень неприятное времяпровождение. На этом наше собрание закончено, и вы на сегодня свободны. Удачи всем.
   И на этой ноте учитель поспешил покинуть аудиторию, даже не выслушав наших вопросов. Кажется, как раз от них он и сбежал. Постепенно начали разбредаться и мы. Прошла только половина дня, а сколько всего свалилось на мою бедную голову. Ох, чувствую, скучать мне здесь не придется.
  

Глава 3

  

Не следует быть небрежными в учебе. Потому что самыми главными экзаменаторами будем не мы, ваши учителя, а сама Жизнь и ее вечная спутница. И провалившегося будет ждать не банальное наказание от учителя, а холодные объятия Смерти.

Фрагмент речи Великого Учителя Архена на церемонии посвящения юных магов

  
   1 сентября 739 года от о. г. И.
  
   Следующая неделя вышла несколько сумбурной и насыщенной. Да, первые занятия были скорее вводные, и от нас почти ничего не требовали, но столь упорядоченная изо дня в день жизнь оказалась для меня непривычной. Мне было сложно вставать по утрам в одно и то же время, и я частенько пропускала завтраки, а потом отвлекалась на голод во время утренних занятий. К тому же я обнаружила, что большая часть учебников написана таким сухим и канцелярским языком, что мне с трудом удавалось удерживать внимание, и порой мне приходилось по несколько раз перечитывать абзац, чтобы вникнуть в его смысл. Зато более-менее повезло с учителями, за исключением некоторых индивидуумов, больше всего мне понравились история и теория магии, слушать лекции было одно удовольствие.
   Моим самым первым уроком в Академии была история магии. В большой аудитории в несколько рядов были установлены длинные столы, кроме нашей группы лекция проводилась также и у двух других групп, гораздо больших по количеству адептов, нежели наша. В итоге нас здесь собралось человек пятьдесят с лишним. Наша компания из четырех человек, как-то не сговариваясь, решила держаться вместе, поэтому сели мы рядом друг с другом где-то в середине. Остальные члены нашей группы, я имею в виду аристократов, также держались вместе, заняв места у преподавательской трибуны. На них многие косились, шепотом переговариваясь друг с другом. Факир сидел в одиночестве где-то в конце. Мы дружно решили в следующий раз пригласить его сесть рядом с нами.
   Вскоре вошел учитель: невысокий пожилой маг с лысеющей головой и шикарными длинными усами. Большая часть его волос, включая усы, уже поседела, но в аудиторию он ворвался, подобно вихрю, с бодрыми сияющими глазами. Вид у учителя был очень вдохновленным.
   - Рад, чрезвычайно рад приветствовать еще одно поколение магов в стенах нашей Академии, - голос мага был удивительно громким для такого тщедушного тела. - Профессор Рамоно Гавиние к вашим услугам. Я буду преподавать вам историю магии ближайшие три года. И, пожалуй, самое замечательное, что вы, дорогие адепты, можете наблюдать знаковые исторические события воочию прямо сейчас, - учитель взмахом руки указал на аристократов. - Принятый нашим воистину мудрым императором закон об изменении системы обучения в Академии действительно знаковое событие, ведущее наше магическое сообщество в частности, и всю магию в целом к новому витку развития. Думаю, все в этой аудитории понимают, что вступившие в силу изменения призваны увеличить доступность магии для всех одаренных и интегрировать ее в повседневную жизнь обычного социума. Кто знает, быть может через века или тысячелетия магия настолько войдет в повседневную жизнь Аэна, что все разумные смогут использовать магию или тем или иным образом к ней относиться, как например оборотни.
   В аудитории кто-то явственно фыркнул.
   - Да-да, молодой человек, - профессор с улыбкой обратился к рыжему конопатому парнишке в третьем ряду. - Вы сколько угодно можете фыркать, хмыкать и скептически ухмыляться, но никто не скажет вам, что же произойдет в столь отдаленном будущем. Почему так, вам расскажут на уроках Прорицания. А потому даже самый нелепый вариант, в конце концов, может оказаться верным. К тому же нельзя отбрасывать множественность миров и альтернативные ветки развития, существующие пока всего лишь на уровне гипотез. Но не буду отбирать хлеб у моих коллег, теоретиков магии, которые не один час будут посвящать вас в тонкости этих тем на старших курсах. Перейду непосредственно к теме нашего первого, вводного, урока. Я не зря заговорил об изменениях в системе обучения. Эти изменения были прямым следствием событий шестидесятилетней давности. По глазам вижу, что вы догадались, о чем я, - маг хитро улыбнулся. - Да, сегодняшний урок будет посвящен образованию Совета магов и формированию единого магического сообщества империи.
   Речь профессора Гавиние была живой и эмоциональной. Он выглядел добродушным старичком, но удерживать внимание аудитории ему удавалось с блеском. Маг стоял перед рядами адептов в середине аудитории, забавно покачиваясь на пятках, это придавало ему немного комичный вид, но умные выразительные глаза, казалось, смотрели одновременно на каждого, кто здесь находился. К слову сказать, на правой стороне его мантии находились синий круг и рисунок, разделенный косой чертой, на одной стороне которого красовался смерч, а на другой - струи воды. Отделение Стихий, двойное направление: воздух и вода, вспомнила я расшифровку символики.
   - Долгое время магия была прерогативой исключительно привилегированной прослойки нашего общества, хотя одаренные во все эпохи рождались в совершенно различных по своему социальному положению семьях, это доподлинно известно. К сожалению, исследования о том, почему одни люди рождаются с даром магии, а другие - нет, пока не слишком продвинулись. Эта проблема исследовалась магами издавна, но кроме нескольких наблюдений и множества шатких недоказанных теорий, у нас пока ничего нет. Одно из таких наблюдений заключается в том, что вероятность рождения ребенка с даром в семье магов довольно велика. В этом я вижу причину довольно долгой монополизации на занятие магией аристократами. Конечно, случались и исключения, как без них. Одним из самых ярких примеров был Лейк Врачеватель. Сын городского хирурга обучался делу отца. Во многом благодаря полученным знаниям он и стал одним из величайших целителей своего времени. Лейк лечил всех, кто к нему обращался, не делая никаких различий между своими пациентами. Простые, несведущие обыватели приписывали ему чудотворную силу, в то время как более просвещенные видели в нем магический дар. Лейк не был простым целителем, если сюда вообще можно применить термин "простой". Нет, он был настоящим ученым, развивающим свой дар и разрабатывающим новые лечебные методики. Позже из сохранившихся записей целителя стало понятно насколько новаторскими и революционными были его методы. И сейчас в основе обучения адептов Жизни лежат многие открытия и принципы работы Лейка Врачевателя. К сожалению, сей, не побоюсь этого слова, гениальный маг умер всего лишь в тридцать пять лет, как вы понимаете, совершенно нелепый возраст для мага такой силы. Лейк был убит из-за чужой зависти и его нежелания следовать принятым традициям. Врачевателя несколько раз приглашали в Ковен, некоторые закрытые ордена и в аристократические семьи, но каждый раз он неизменно отказывал. Он считал, что его дар призван служить всем людям, а не некоему закрытому сообществу избранных. За свои взгляды маг и поплатился.
   Профессор сделал небольшую паузу, в его глазах я заметила промелькнувшую печаль. Вся аудитория завороженно его слушала.
   - Были и другие примеры, не столь удачные, как я считаю. Кэр Огненный Кулак родился в захолустной деревеньке на западе страны. Уже в малом возрасте он проявил свои способности, поджигая различные предметы в доме. К его удаче родители у него оказались любящими и не бросили проблемное дитя где-нибудь в лесу. Так Кэр постепенно рос, взрослел и учился управлять своим даром. Но с самоконтролем у него были проблемы. Это и неудивительно, учитывая подчиняющуюся ему Стихию, да и хоть какому-нибудь Наставнику рядом взяться было неоткуда. Однако кое-каких успехов Кэр добился: довольно солидных успехов в разрушении. К слову сказать, одним из излюбленных приемов парня был удар кулаком, охваченным пламенем, отсюда и пошло его прозвище. Совершенно варварский неэффективный метод, - фыркнул старичок. - Но довольно эффектный, на это, видимо, и делалась ставка. Что удивительно проблем с общением юный маг не испытывал и завел довольно много приятелей не только в своей деревне, но и в соседних. В шестнадцать лет он поднял на бунт против произвола аристократии практически всех жителей окрестных деревень. Воинов, присланных усмирить бунтовщиков, он попросту сжег. После такой демонстрации силы по его душу послали Ковен Стихий. Для опытных магов скрутить неопытного юнца с минимальным контролем дара было несложно. Бунт подавили, а Кэр Огненный Кулак исчез навсегда. А через пару лет в семью Гастэ вошел невероятно сильный огневик по имени Карстин, - учитель усмехнулся. - Магов, сумевших развить свой дар самостоятельно подобно Лейку, можно пересчитать по пальцам одной руки, в то время как все остальные напоминали скорее Кэра, гораздо чаще имевших куда более печальную судьбу. Кто скажет мне, почему эти маги не добились успеха? - он обратился к нам, своим слушателям.
   - Потому что у них не было знаний, - выкрикнула какая-то темноволосая девушка сзади.
   - Да, все верно, - профессор кивнул. - Они не обладали достаточными знаниями, чтобы контролировать свой дар, потому что остальные маги не спешили делиться своими знаниями с теми, кто не принадлежал к их кругу. В те времена, о которых сегодня идет речь, маги собирались в ковены, ордена и прочее. Ковенов было четыре: Ковен Стихий, Ковен Надстихий, Ковен Жизни и Смерти, Ковен Призыва, в соответствии с классической классификацией искусства магии на четыре основных отделения. Маги, не пожелавшие вступить в Ковен, создавали различные ордена, либо просто передавали свои знания и умения в семье, а порой были и отшельники, изредка набиравшие учеников. Практически все эти маги, как вы понимаете, были аристократами. Однако почти треть из них аристократами рождены не были. В связи с малочисленностью аристократических родов многие из них принимали в свои семьи одаренных детей из других сословий. Принимали только подающих особые надежды. И так получилось, что вскоре среди наиболее сильных и талантливых магов аристократов, получивших свой титул от рождения, было едва ли больше половины. Данное обстоятельство заставило многих магов задуматься, но к кардинальным изменениям разобщенное и крайне консервативное магическое сообщество готово не было.
   Первым, кто понял, что в таком состоянии маги вскоре начнут деградировать, хотя, вероятнее всего, уже начали, и предложил действовать, был Афарено Нерси. Брат-близнец императора Роденика III, отца нынешнего императора, был невероятно сильным магом. Но не столько сила дара, а скорее невероятный ум и, я бы даже сказал, некоторая мудрость делали его уникальным и выделяли в массе всех остальных магов. Афарено, заручившись поддержкой брата-императора, нашел несколько единомышленников. После постоянных переписок и встреч они создал макет реформирования магического сообщества, более усовершенствованную версию которого ныне вы можете наблюдать в действии. Имена этих магов были: Альнес Карде, Данарек Гарэ, Олаф Ваздек, Нарион Гафине - эти четверо и Афарено Нерси стояли у истоков реформы и создания Совета магов, в который в последствие все и вошли. Однако их путь не был легок и короток. Они провели огромную работу, совершенствуя свой макет и пытаясь показать всем остальным необходимость подобных изменений. Во многом благодаря дальновидности Афарено они не стали тут же озвучивать всем свои идеи. Смею предположить, в этом случае молодых, пусть и талантливых, выскочек просто не стали бы слушать и зарубили бы их проект на корню. К сожалению, именно таково было магическое сообщество в то время. Но маги поступили умнее, они начали искать тех, кто мог понять их стремления, и проводили множество разговоров, дискуссий и диспутов с другими магами. Так примерно и прошли следующие четыре года. За это время молодые маги добились больших успехов, склонив на свою сторону Ковен Призыва в полном составе, большую часть Ковена Надстихий (в основной степени благодаря прорицателям), часть Ковена Жизни и Смерти, несколько аристократических семей и некоторых весомых магов из разных орденов. Однако вся эта работа могла пойти прахом из-за резкого выступления с критикой (необоснованной, если вдаваться в детали) от главы Ковена Стихий Эфииса Когне.
   Когне был жестоким, вспыльчивым и властным магом, некоторые усматривают в этом большое влияние его собственного дара, принадлежащего к Стихиям Огня и Воздуха, однако в настоящий момент нет четких доказательств тому, что магический дар определяет характер, за исключением некоторых наклонностей. Современники отмечали эгоистичность магистра Эфииса и его любовь к власти, поэтому, по их мнению, он и выступил против идей реформы, прекрасно осознавая, что во главе Совета не поставят мага нелояльного к его императорскому величеству, о чем и свидетельствовали нередкие язвительные высказывания Когне по отношению к правителю. Главе Ковена Стихий, а также его сторонникам в краткие сроки удалось посеять множество сомнений к предлагаемым изменениям и личностям, предлагающих это, и большинство обычных магов, не интересующихся политикой и прочим, поверили его словам и авторитету. Эфиис всегда умел красиво говорить, увлекая слушателей кажущейся простотой и прямотой своих мыслей и виртуозно перемешивая правду и ложь, так что мало у кого возникали сомнения на счет его слов. К сожалению, Ковены Призыва и Надстихий всегда были довольно малочисленны по сравнению с остальными, и они мало что могли сделать для изменения ситуации. Все начинания пяти молодых магов были практически разрушены. Однако произошло событие, которое подтвердило правоту их слов. Война.
   Королевство Тарак располагалось у западных границ империи и постепенно расширялось, успешно отвоевывая земли у своих соседей. Шестьдесят два года назад они вторглись на территорию империи Инвел и стремительно захватили приграничные поселения и два города. Подобный успех обуславливался наличием в армии Тарака множества магов. В отличие от практически независимых Ковенов и орденов Инвела, в Тараке маги составляли жесткую иерархичную военизированную кастовую структуру, подчиняющуюся непосредственно правительству. Простые воины без поддержки магов не могли противостоять захватчикам, тогда-то маги Инвела, осознав угрозу вторжения, отправились на фронт, откликнувшись на призыв Роденика III. Та война продлилась полтора года. Обе стороны понесли огромные потери, и, когда стало очевидно, что достигнут паритет, правители обоих государств заключили мир, по итогам которого возвращались все завоеванные земли с обеих сторон, и границы стран остались теми же, что были до войны. За полтора года войны с Тараком погибла почти треть всех магов империи, среди которых был и глава Ковена Стихий Эфиис Когне. В середине войны в сражении при Каэне он совершил самоубийственную атаку на ряды противников, что стало переломным моментом не только этого сражения, но и всей войны. Обычные воины и маги, вдохновившись поступком магистра, атаковали врага, не жалея своих жизней и буквально вырывая у них победу. С того сражения и началось контрнаступление нашей армии, в ходе которого нам и удалось прогнать захватчиков с территории империи. Никто не ожидал от магистра Эфииса такого поступка. Он стал героем войны. Долгое время ходили слухи, что на него оказал такое влияние Афарено Нерси, к тому времени уже доказавший свою отвагу, доблесть и навыки. Магистра Когне перед самой его атакой видели в обществе мага-принца. Однако эти слухи опроверг сам Афарено, поведав, что Эфиис сам пришел к нему и рассказал свой план, чтобы тот не стал неожиданностью для союзников.
   После этой тяжелой кровопролитной войны стало очевидно, что необходимо многое менять. В течение следующих месяцев все Ковены и ордена были распущены, вместо них создали Совет, которому должны были подчиняться все маги империи. Во главе Совета встал, естественно, Афарено Нерси, впервые в истории получивший титул архимагистра. Его друзья и соратники Карде, Гарэ, Ваздек и Гафине также вошли в состав Совета. Это событие стало поворотным, выводя наше магическое сообщество и всю магию в целом на новый виток развития. А спустя еще девять лет была основана наша Академия, в которую могли поступать люди с даром из любого сословия. К сожалению, вдохновитель идеи создания специальной школы для обучения юных магов, архимагистр Нерси, не дожил до открытия три года, он был убит магами-противниками Совета, не смирившимися с проведенными изменениями. Потеря столь талантливого мага и неординарной личности произошла столь неожиданно и была очень тяжела. Однако его идеям не дали погибнуть и продолжили воплощать их в жизнь все остальные члены Совета, а его друг Нарион Гафине стал следующим архимагистром.
   Профессор Гавиние перестал раскачиваться, а его взгляд, ставший отсутствующим, будто бы заглядывающим в иное время на середине лекции, вернулся в аудиторию. Вслед за ним вернулась в реальность и я, хотя, мне кажется, не только я, но и остальные слушатели.
   - Ну, что ж, юные адепты, - учитель по-отечески улыбнулся. - На этом наш первый урок и вводная лекция закончены. Более подробно эти события мы еще не один урок будем рассматривать в рамках учебного курса. То, что я рассказал вам сегодня лишь краткий пересказ основных событий, многие из которых я опустил. Ну, а в следующий раз начнем уже как следует, все в хронологическом порядке. На этом прощаюсь.
   Кивнув нам, профессор покинул аудиторию, после чего начал нарастать шум: адепты стремились обменяться мнениями. Выпрямив спину, я потянулась, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, и обратилась к ребятам:
   - Как вам?
   - Впечатляюще, - первым отозвался Накир, выглядевший более оживленным, чем обычно.
   - Да уж, - выдохнул Гирен. - Так не каждый сказитель рассказать может. Я просто слушал, и у меня даже лишних мыслей не возникало, полностью погрузился в эту историю. Особенно круто, что все это происходило в реальности.
   - А вы заметили, что фамилия одного из соратников первого архимагистра была Гарэ? Как у Винзона, - немного испугано спросила Лисене.
   - Ну и что, - пожала я плечами. - У одного из магов была фамилия, как у ректора. А у другого - заканчивалась на согласную. Это величие предков, а не их потомков. Может и твоя фамилия войдет когда-нибудь в историю, - подмигнула я соседке.
   - Ты говоришь глупости, - смутилась она. - Это невозможно.
   - А что на счет тебя, Накир? Ты думаешь также? - спросила я у парня.
   - В историю можно попасть разными способами, - равнодушно отозвался он. - В качестве злодея, героя, неудачника или кого-то еще. Так что все возможно. В любом случае мне все равно, что станет с моим именем, пусть оно даже будет предано забвению.
   Я заметила, как Лисене исподтишка бросила на своего брата быстрый взгляд. Накир оставался все таким же спокойным и невозмутимым, я бы сказала, отстраненным. "Интересно", - я задумчиво подергала прядь своих волос.
   - У нас сейчас перерыв, - заметил Гирен. - Давайте сходим пообедать, а то я сегодня даже не завтракал, - его голос приобрел жалобные нотки.
   Все согласились с его предложением, и мы отправились в столовую. Кстати, не только мы. Я заметила, что многие адепты из нашей аудитории следуют по тому же пути. Однако кроме нас и них в коридорах больше никого не было. Кажется, остальные еще занимались.
   В столовой людей было побольше, хотя некоторые из них свою трапезу уже заканчивали. Свободных столов было много, так что никаких проблем поиск мест не доставил. До следующего занятия оставалось еще больше получаса, поэтому мы не спешили, не торопливо поглощая пищу и болтая на ничего не значащие темы.
   - Позволят ли мне мои соученики сесть и вкусить пищу рядом с ними? - раздавшийся голос прервал наш дружеский треп.
   - Да, конечно, - ответила я за всех, оглядев своих спутников.
   - Благодарю, - кивнул пустынник, присаживаясь на ближайший стул.
   Все вернулись к еде, однако за столом воцарилась тишина: был слышен только стук столовых приборов и посуды, ну и негромкий фоновый шум в помещении. Первым через несколько минут не выдержал Линг.
   - К-хм, - прокашлялся он для начала. - Факир, эм-м, а что за песчаного червя ты упоминал вчера?
   Пустынник сначала дожевал то, что у него было во рту, отпил немного из стакана и только после этого ответил.
   - Это одно из существ Пустыни. Он внешним видом походит на ваших дождевых червей, но в сотни или тысячи раз больше. Песчаные черви перемещаются глубоко в песках и часто нападают на наши стоянки. У них довольно прочная шкура и множество острых клыков в круглом отверстии, что является для них ртом. К счастью, это не самые опасные существа Пустыни, и наш народ умеет с ними справляться.
   Факир говорил спокойно и как-то буднично. В целом, это было типично скорее для взрослых пустынников, нежели для молодых. Хотя и те, и другие вызывают уважение: видела я однажды это страшилище, песчаного червя, а они с ними еще и успешно сражаются. Что не удивительно, учитывая то, сколько веков этот народ проживает в пустыне. М-да, не хотелось бы мне встретиться с более опасными обитателями пустыни.
   - Ого! Удивительно! - воскликнул Линг. - Наверное, это тяжело жить в пустыне?
   - Мне не с чем сравнивать, - пожал плечами Факир. - Все жизненные циклы я прожил в пустыне, и для меня эта жизнь привычна, в империи я оказался впервые.
   Кстати, интересная особенность: хотя пустыни Хемвель и Дарак официально являются частью империи, а их жители - гражданами Инвела, пустынники в некотором роде дистанцируются от империи, а большая их часть не покидает пустыню на протяжении всей жизни.
   - Как же ты решился отправиться в Академию? - спросила Лисене. - Ведь это очень страшно покидать родной дом и отправиться в незнакомое место.
   - Это было не сложно, - Факир впервые улыбнулся, что придало ему более озорной и теплый вид. - Я всегда хотел покинуть пустыню и увидать мир вне ее, но альмуэн нашего племени был бы против. Однако Покровители дали мне шанс, подарив магию. И тогда Старейшина решил, что неприрученный дар будет угрожать не только мне, но и всему племени и отправил меня в империю, альмуэн не нашел чем возразить.
   - Кто такой... э-э-э... альмаэн? - в замешательстве спросил Гирен.
   - Альмуэн, - машинально поправил пустынник и ненадолго замолчал. После чего покачал головой: - Я не знаю, как перевести это слово на имперский язык. И затрудняюсь описать его значение.
   Линг немного разочаровано вздохнул. Я задумчиво покопалась вилкой в тарелке и после небольшой паузы решилась высказаться.
   - В имперском языке нет такого слова. Потому что в нашей империи нет такой обязанности. Однако наиболее близким значением будет "духовный наставник для всего племени". В отличие от Старейшины, заботящегося о безопасности племени и материальном достатке, альмуэн поддерживает племя морально и занимается воспитанием и обучением детей. Ну, это только приблизительное объяснение их обязанностей.
   Я усмехнулась, глядя на удивленные лица спутников. Факир ненадолго задумался, после чего кивнул:
   - Да. Это описание подходит, если не углубляться дальше. Тебе знаком народ пустыни?
   - Доводилось бывать в Дараке.
   - Приятно встретить здесь человека, знакомого с Пустыней, - парень вежливо склонил голову.
   - И мне, - улыбнулась я в ответ.
   - Надо же, - удивленно сказал Линг. - Как тебя занесло в пустыню, Ника?
   Пожав плечами, ответила:
   - Я много где была. Люблю путешествовать.
   - Мне жаль прерывать вас, ребята, - произнес молчавший до этого Накир. - Но у нас скоро занятие начнется.
   Быстро прикончив остатки еды, мы уже впятером поднялись и отправились на следующий урок. Поскольку я все еще оставалась тем, кто лучше всего ориентируется в Академии, показывать дорогу в аудиторию опять пришлось мне. По дороге мы видели несколько групп адептов, покидающих свои занятия. У меня складывалось ощущение, что у разных групп и разных курсов занятия длятся не одинаковое количество времени, что в последствие и подтвердилось.
   Аудитория, в которую мы вошли, выглядела также как и предыдущая, включая даже те же самые лица. Видимо, мы опять занимались совместно с двумя другими группами. Так как пришли мы практически перед самым началом, то после того, как мы расселись, долго ждать нам не пришлось.
   Преподаватель теории магии был высоким, худощавым субъектом с худым, желчным и острым лицом, жидкие серые волосенки не могли скрыть его начинающуюся лысину на лбу, а болотного цвета глаза, казалось, вечно смотрят на мир с недовольством. Несмотря на подобный внешний вид, учитель, представившийся профессором Локсом, читал лекцию с нескрываемым интересом и желанием донести знания до своих слушателей, порывисто вышагивая на пятачке около высокой тумбы и доски. Начал он примерно так:
   - На наших занятиях мы будем изучать природу магии, саму ее основу, без которой вы никогда не сможете сотворить что-то путное. Да, вы можете выучить парочку заклинаний, разучить порядок действий и, имея дар, пользоваться магией. Однако один единственный неправильно произнесенный звук или неправильно сделанное движение, и привычное заклинание грозит обернуться чем-то неизвестным, а потому смертельно опасным. Быть может, я несколько утрирую, однако древние маги не всегда составляли заклинания с несколькими предохранителями, чтобы мелкие ошибки не влияли на результат, а потому невнимательность, рассеянность и плохая память были смертельными в то время. Но изучение магии не стояло на месте, и сейчас мы имеем возможность не тупо заучивать последовательность слов и действий, чтобы творить магию, пользуясь плодами титанических трудов поколений и поколений магов-испытателей, а, понимая и осознавая процесс того, что мы делаем, создавать собственные заклинания.
   Однако прежде всего поговорим о том, что же такое "магия". Пожалуй, это величайший дар, данный всем разумным Покровителями. Каждый воспринимает этот дар по-своему: как силу, науку, искусство или инструмент. Лично для меня это наука, познав которую мы сможем заглянуть в глубины мироздания и познать все сущее. Хотя на данном этапе из-за скудности наших знаний это невозможно, - профессор грустно усмехнулся. - И боюсь, будет невозможно еще долгое время. Но я, кажется, немного отклонился от темы. Итак, магия - это дар, присущий только некоторым представителям нашей расы, среди которых и вы, юные адепты. Дар этот позволяет "видеть" или, скорее, ощущать некие нематериальные силы и энергии и использовать их. Мы обобщаем и называем силы, нам подчиняющиеся, магической энергией. Она распространена по всему миру, в некоторых местах ее фон повышен, в других - понижен. Но достоверно известно, что эта энергия может влиять на реальный мир и проявляться в нем, например, в виде тепла, ветра и всего прочего. Магия обладает способностью в некотором роде контролировать эту энергию и направлять ее в нужное русло с помощью заклинаний.
   Понятие "заклинания" сейчас очень обширно по сравнению с древними временами и включает в себя различные способы оперирования магической энергией. Среди этих способов: вербальный, собственно это некая словесная конструкция, зачастую довольно длинная, произнесенная только вслух на древнем языке магов, который мы еще будем изучать. Согласитесь, довольно неудобно пользоваться подобным способом в скоротечном, да и не только, бою. Кроме того существовал еще и ритуальный способ, требующий большого количества времени и ингредиентов на подготовку, но позволяющий создавать мощные заклинания. Самыми большими недостатками были, конечно же, необходимость предварительной подготовки и большого количества времени, а также низкая мобильность. Однако слияние первого и второго способов породило третий: использование амулетов и артефактов. С помощью ритуалов различной сложности маги могли загонять различные заклинания в нематериальные предметы, а позже моментально высвобождать их одним единственным словом или, например, разрушением материальной основы. Этот период стал рождением и наиболее ярким расцветом артефакторики. К сожалению, к настоящему моменту многие секреты древних мастеров были утеряны. После амулетов и артефактов пришел период вспомогательных жестов. Используя определенную комбинацию жестов руками, а порой и движений всего тела, вместе со словами, маги добились серьезного сокращения времени создания заклинаний. Но и этот способ был далек от совершенства: помимо слов древнего языка приходилось заучивать и долгие часы отрабатывать огромное количество жестов и движений, порой отличающимися лишь наклоном кисти.
   Настоящий же прорыв произошел лет четыреста назад, когда один гениальный маг, имя которого не дошло до нас, долгое время изучая, каким образом магическая энергия реагирует на те или иные слова древнего языка и жесты, сумел заставить ее реагировать так же лишь усилием воли. Так родился способ плетения заклинаний, оперируя непосредственно магической энергией с помощи мысленного напряжения. Пожалуй, это самый сложный в освоении способ, но он же и самый эффективный. И не смотря на то, что изучать мы будем все перечисленные выше методы, именно плетение заклинаний будет основным. За прошедшие века теоретики магии обнаружили множество принципов и закономерностей, влияющих на результат, благодаря которым мы можем довольно быстро создавать сильные заклинания, и которые вы будете изучать на наших занятиях. И только после теоретических занятий вы, адепты, приступите к практике.
   На самом деле профессор Локс говорил намного больше, частенько отклоняясь от первоначальной темы или по несколько раз повторяя одну и ту же мысль, так что некоторую часть я пропустила мимо сознания, запомнив только главное.
   - Профессор, а откуда взялся язык магов? - спросил кто-то из первых рядов.
   - Вопрос интересный, - ответил маг, останавливаясь и поворачиваясь к адепту. - Но ответа на него нет. Во всех изученных нами документах присутствует упоминание об этом языке, но нет ни одного объяснения того, как он появился. Также как никто не знает, как появились первые маги, и откуда они взяли знания о магии. Складывается ощущение, что маги использовали этот язык с самого начала своего существования. Хотя некоторые теоретики высказывают мнение, что, в сущности, оперировать магией можно любым способом, все зависит от восприятия конкретной личности. Древний же язык был просто придуман кем-то, чтобы облегчить манипуляцию с энергиями, а позже стал нерушимой традицией, фактически надуманной аксиомой. И маги сами вогнали себя в эти рамки. Естественно, это лишь голословные заявления, не подкрепленные никакими фактами и доказательствами, однако они имеют место быть.
   А сейчас вернемся к нашей лекции. Магическая энергия, как я вам уже говорил, не везде распространена одинаково. Существуют так называемые природные источники, содержащие или создающие огромное количество магической энергии. Достоверно неизвестно каким образом они работают, иссякают ли они или же нет. Некоторые из них меняют свое местоположение, но они в громадном количестве разбросаны по всему миру. И найти один из таких источников, чтобы творить заклинания не составляет труда практически в любом месте. Хотя случаются, конечно, и исключения. На территории Академии и столицы есть несколько источников различного происхождения, поэтому у нас нет недостатка в энергии. Кроме того магическая энергия не однородна и, можно сказать, бывает разных видов. У разных магов дар предрасположен к работе с определенными видами магической энергии, с которыми он оперирует легче всего. Поэтому так сложилось, что магия делится на четыре отделения: Стихий, Надстихий, Жизни и Смерти, Призыва. Видов магической энергии, конечно, гораздо больше, чем четыре, но некоторые из них близки друг к другу, отсюда и подобное деление. Хотя дар может принадлежать и к разным отделениям, это не такая уж большая редкость. Через два месяца вы пройдете через обряд Пробуждения Силы, после которого станет ясно к чему предрасположен ваш дар, и начнутся, собственно, ваши практические занятия.
   Теперь кратко об отделениях. Стихии. Из названия, я думаю, все ясно. Сюда относится предрасположенность к различным Стихиям: огонь, вода, воздух, земля и их сочетания - лед, магма, молнии, погодные явления и так далее. Кстати, это отделение всегда было самым многочисленным.
   Надстихии. Это несколько сложнее для понимания. Это отделение самое разнообразное, можно сказать, сюда относят те дары, что не вошли в остальные отделения. Например, дар к различным Первоэлементам и их производным, самые распространенные из которых: Тьма и Свет, Хаос и Порядок.
   Жизнь и Смерть. Это отделение включает в себя всю магию, связанную с живыми существами, включая растения, а также с их смертью. Например: магия исцеления, природы, крови, некромантия. Отсюда также выпускаются химерологи и големостроители (хотя последние порой относятся и к отделению Стихий).
   Призыв. Маги этого отделения зачастую работают с нематериальным планом: с различными духами, сущностями, элементалями и прочим. В прошлом магов Призыва называли шаманами. Хотя магов с даром, относящимся исключительно к отделению Призыва, очень мало. Большинство относятся к еще одному отделению, среди них: маги теней, некроманты, прорицатели. Часть стихийников имеют некоторые способности к Призыву, что позволяет им использовать элементалей. Поэтому-то отделение Призыва всегда было самым малочисленным.
   Как вы видите, магия различных отделений весьма успешно взаимодействует друг с другом, иногда сплетаясь вместе в чьем-то даре. В принципе, можно сказать, что магия едина, но столь велика и разнообразна, что освоить все ее грани просто невозможно.
   Профессор осветил еще несколько деталей, но самое основное он уже сказал, и вскоре лекция закончилась. Хотя, на мой взгляд, он несколько уступал профессору Гавиние и иногда забредал в какие-то дебри вслед за своей мыслью, слушать его все равно было интересно, в отличие от занятий некоторых других преподавателей, которые были у нас в последующие дни.
   - В качестве домашнего задания прочтите пока только вводную главу первого тома "Теории магии" Фианодель Кагните, - произнес учитель.
   - Простите, - поднял руку мой одногруппник, младший граф Ринер. - Из-за очередей мы пока не взяли учебники. Нам сказали, что на первых занятиях они не потребуется.
   - И кто же посчитал себя таким умным, что взял на себя ответственность решать за меня? - холодно процедил профессор Локс, пригвождая Алека взглядом к месту.
   Однако парень не стушевался, лишь еще больше расправил плечи и чуть поднял подбородок.
   - Наш куратор, - бодро отрапортовал он.
   Профессор продолжал сверлить парня взглядом, однако через минуту, поняв, что одним взглядом от Ринера ничего не добьется, все-таки ответил.
   - Первая группа, значит, - задумчиво протянул он. - Подопечные Ристэ... Тогда неудивительно. Наше следующее занятие через неделю. Думаю, к этому времени вы, молодой человек, таки преодолеете очередь и получите свои учебники, - несколько иронично закончил он.
   - К-хм, думаю, да, - немного смущенно ответил парень.
   - Значит, разобрались, - кивнул учитель. - На этом все. Свободны.
   Мы еще какое-то время делились своими впечатлениями, после чего разбрелись по комнатам, переваривать сегодняшние события и полученные знания, хотя до вечера было еще несколько часов. Больше ничего интересного в тот день не произошло, так первый день занятий и закончился.
  
   ***
   На следующий день было запланировано только одно занятие, что само по себе было удивительно, "Боевая подготовка". Это заставляло задуматься и в то же время дарило надежду, что в стенах Академии физическую форму я не потеряю. Ведь отказываться от своей основной профессии я пока не собираюсь. Поэтому из одежды я выбрала не обновки, приобретенные несколько дней назад, а то, в чем удобно драться, бегать, лазать по стенам, и не жалко запачкать.
   К назначенному часу все одиннадцать адептов нашей группы построились в ряд на площадке у городских ворот перед преподавателем. Он, в отличие от всех остальных наших учителей, был одет не в черную мантию, а в обычные темно-коричневые штаны и просторную рубаху, скрывающую очертания верхней половины его тела. Учитель был немолодым мужчиной с седыми висками, отличался крепким телосложением и свирепым видом, в чем немалую роль играло его жесткое грубое лицо с косым красноватым шрамом на переносице. В целом, он казался старым, закаленным в бесчисленных боях воякой, нежели магом. Пройдясь перед нашим неровным строем, преподаватель хмыкнул и заговорил громким голосом.
   - Рад, что все разумно подошли к выбору одежды, и никто не додумался надеть юбку или платье, - его губы чуть скривились, а взгляд с недовольством скользнул по девушкам. - Зовите меня учитель Гирс. Обычно на занятиях "Боевой подготовки", - практически выплюнул он название, - адепты лишь поддерживают свою физическую форму, чтобы уж совсем не прирасти к стулу. Однако по поводу вашей экспериментальной группы мне дали особые распоряжения, - мужчина многообещающе усмехнулся. - Будем делать из вас настоящих боевых магов, которые смогут нехило вдарить врагу и в ближнем бою. Ну, это конечно, в идеале. А так неплохо, если вы научитесь хотя бы более-менее сносно владеть мечом.
   - И что, девушкам тоже? - недовольно спросила зеленоглазая брюнетка-маркиза.
   - Конечно, - учитель Гирс перевел свой тяжелый взгляд на девушку. - Из вас собираются сделать элиту. Пусть я и сомневаюсь в успехе этой затеи, я сделаю все от меня зависящее, чтобы вбить в ваши дурные головы и тела знания по моему предмету, - он оглядел весь строй, задержав давящий взгляд на каждом. - Если есть какие-то возражения, можете высказать их ректору.
   Естественно, дураков не нашлось. Подождав нашу реакцию и не дождавшись ничего, кроме молчания, учитель продолжил:
   - Раз возражений нет, приступим к занятию. Перед этим скажу, что следующая наша встреча будет через три дня, и так два раза каждую неделю. Еще на будущее: на моих занятиях запрещено пользоваться магией. И хотя я сам не маг, благодаря артефактам смогу отследить нарушителя, - он грозно насупил брови. - А сегодня проверим ваш уровень. Вокруг плаца! Бегом марш! - внезапно гаркнул он. - И не останавливаться, пока я не скажу!
   И мы, дружно вздрогнув от его вопля, резво побежали вокруг площадки, которую учитель назвал плацом. Первый круг все, даже девушки, пробежали относительно бодро. Искусство сначала быстрого, а потом долгого бега я освоила еще во времена своего ученичества у Наставника Зольдека, потому что без этого умения о карьере вора можно даже не думать. Ну, а моя любовь к крышам и высоким местам, смею надеяться, неплохо закалила мою выносливость. Поэтому неудивительно, что и через полчаса, и через час, и через полтора я продолжала бежать без остановок. Первыми после десяти-пятнадцати минут остановились Лисене, зеленоглазая маркиза и бесцветная баронесса Валми, затем, продержавшись на несколько минут дольше, Лисса, меня даже немного взяла гордость за подругу детства. Спустя еще десять минут не выдержал Гирен, через двадцать - Нирен. К исходу первого часа пришел к своему пределу Винзон, через тридцать минут после него - Алек Ринер. Однако, дав остановившимся лишь пару минут на восстановление дыхания, учитель Гирс заставлял бежать их снова и снова. К исходу второго часа ни разу не остановились только я, Факир и принц Дионик, остальные парни продолжали бежать в некотором отдалении от нас, а девушек не могли заставить бежать даже грозные окрики учителя. Признаться честно, этот монотонный бег к тому времени уже сильно меня вымотал, дыхание давно сбилось, мой темп замедлился, и некоторое время я держалась чисто на упрямстве, но когда я уже была готова остановиться, чтобы передохнуть, Гирс дал команду завершить бег.
   Я с облегчением перешла на шаг и пока шла к учителю, стоящему у левого крыла Академии, где все и собирались, более-менее восстановила сбившееся дыхание. Остальные выглядели вымотанными и уставшими, каждый в различной степени, и я, полагаю, выглядела не лучше. Когда все адепты собрались, учитель заговорил:
   - Ты, ты, ты, ты, ты, - он поочередно указал пальцем на Винзона, Дионика, Алека, Гирена и Факира, - и ты, - я с удивлением обнаружила, что на этот раз указывают на меня. - Подберите железки, и после того, как разобьетесь на пары, покажите, что умеете, - кивком указал он на кучу оружия, сложенную на земле чуть в стороне, и которую я только сейчас заметила.
   Парни неохотно отправились подбирать себе оружие, ворча о том, что в таком состоянии драться просто смешно, я же не сдвинулась с места.
   - Что-то не так? - спросил у меня Гирс.
   - Я не владею оружием, - я смотрела ему прямо в глаза.
   - Да? - удивился учитель. - Послушай, деточка, - его взгляд потяжелел, вдавливая меня в землю. - Я пятнадцать лет обучаю сопливых новичков и уж походку воина от любой другой отличить в состоянии.
   Он продолжал давить на меня взглядом, но я не собиралась сдаваться. Хотя мне нечего было ему ответить, не могу же я признаться в том, чем именно зарабатываю себе на жизнь. Портить же отношения с преподавателем заявлением о его некомпетентности в этом вопросе я не решилась. Может и зря.
   - Ну, может, я и знаю несколько приемов с кинжалами, - отступила я, отводя взгляд.
   - С кинжалами? - хохотнул мужчина. - И как ты собираешься этими ножичками сражаться против меча? Впрочем, как знаешь. И, кстати, твой партнер уже определился. Так что поторапливайся.
   Я обернулась. Единственным, кто остался без пары, был Дионик Нерси. Даже Винзон Гарэ, который был в приятельских, если не дружеских, отношениях с принцем, не захотел быть его противником. Что неудивительно, помнится, в столице долго обсуждали победу шестнадцатилетнего принца над воином из свиты Посла оборотней в тренировочном поединке, который наблюдали чуть ли не все обитатели дворца, включая слуг. А ведь люди в силе и ловкости сильно проигрывают оборотням. В общем, данная ситуация не сделала меня добродушней. И я, скрипнув зубами, направилась к валяющему на земле оружию, где выбрала парочку неплохо сбалансированных кинжалов.
   В моей профессии не нужно убивать и, вообще, иметь какое-либо отношение к оружию, если только оно не является объектом кражи. Однако, постоянно вращаясь в криминальных кругах, неумение защищать свою жизнь зачастую чревато смертью, особенно это касается одиночек. Поэтому я научилась обращаться с кинжалами, но вряд ли я смогу выстоять с ними в прямом бою, потому как обычно они пробивали мне брешь в окружении для бегства. Впрочем, я ведь и не стремлюсь победить в тренировочном поединке.
   Когда я вернулась с кинжалами, две другие пары уже начали свои поединки, за которыми с интересом следили остальные и учитель, выжидательно поглядывающий и на нас. Я неохотно встала в низкую стойку напротив принца с обнаженным мечом. Он принял классическую высокую стойку имперской школы фехтования.
   - Я постараюсь быть помягче, - с улыбкой сказал он мне.
   Это не было произнесено пренебрежительно, оскорбительно или высокомерно, скорее даже доброжелательно. Однако меня от этих слов переклинило: внутри поднималась так и не утихшая волна раздражения. Я зло сощурила глаза и единым пружинным движением бросилась вперед, нацелив оба кинжала на своего противника. Сближение заняло всего пару секунд, однако за это время удивление на лице принца сменилось сосредоточенностью, а он сам изменил положение своего тела, пропустив мой левый кинжал сбоку, и приняв правый на свой клинок. Мне удалось сделать еще несколько ударов, которые были парированы, прежде чем мой противник разорвал дистанцию. На этот раз отражать удары пришлось мне, что я без труда и проделала, однако было ясно, что Дионик лишь прощупывает мою защиту.
   На нынешнем расстоянии я не могла даже дотянуться до него кинжалам, в то время, как он подобных неудобств не испытывал, поэтому было очевидно, что нужно сближаться. Но принц был начеку и не давал мне сократить расстояние. Несколько последующих обменов ударами ничего, кроме истощения наших и так невеликих запасов сил после двухчасовой пробежки, особо не поменяли. Однако вскоре Дионик совершил первую ошибку: слишком высоко поднял меч. Я рванула вперед, поднырнув под рукоятью, но мой противник успел отреагировать. Он отпрыгнул назад, снова разрывая дистанцию, и выбил кинжал у меня из левой руки, довольно болезненно ударив по ней рукоятью. Я в свою очередь еще сильнее разорвала дистанцию, уклоняясь от его очередного выпада, и молниеносным движением кисти бросила оставшийся кинжал. Не ожидавший такого финта принц почти успел уклонить, но кинжал все-таки задел его, разорвав правый рукав и оставив небольшую царапину. Да, метать острые предметы я умею хорошо. Но Бездна, Дионик был очень хорош.
   - Все, сдаюсь, - усмехнулась я, показывая пустые руки. - Оружие закончилось.
   Принц кивнул и опустил меч, после чего принялся осматривать свою царапину. Однако на этом мои мучения не закончились. На камни со стуком упало нечто металлическое. Машинально опустив взгляд на звук, увидела перед собой меч.
   - А теперь бери меч и продолжай, - раздался сбоку голос учителя Гирса. - И не стоит со мной препираться, - угрожающе добавил он.
   Я кинула на него раздраженный взгляд. В груди вспыхнула и тут же опала злость. Раз уж я все-таки ввязалась во все это, отступать сейчас как-то глупо. Наклонившись, я с некоторым внутренним трепетом обхватила кожаную рукоять и подняла меч. Девять с половиной лет я не держала в руках оружие этого типа, оно несло с собой исключительно болезненные воспоминания.
   Этот меч с непривычки был для меня несколько тяжеловат и все время норовил упасть кончиком лезвия вниз, хотя я была все-таки в состоянии удерживать его, пусть и с некоторым неудобством. И вновь мы с Диоником стояли друг напротив друга, только на этот раз моя стойка отличалась от классической имперской только немного другой постановкой ног. В этот раз первым напал принц, сделав парочку пробных выпадов. Их я отбила, кажется, более-менее сносно. Но затем его атаки стали более сложными и быстрыми, блокировать и отбивать которые мне было гораздо сложнее. Каждый удар отдавался не сильной, но неприятной болью в руках. Я шаг за шагом отступала под натиском ударов, меч уже налился свинцовой тяжестью, и мне все трудней было удерживать его в подобающем положении. Поэтому, неудивительно, что вскоре один из ударов достиг своей цели, больно распоров мне щеку. Не в силах больше удерживать меч я разжала пальцы, позволив ему упасть. Бой остановился, и я облегченно вздохнула.
   - Подними меч и продолжай, - хлестнул меня равнодушный голос учителя.
   Не веря, что он обращается ко мне, я обернулась и наткнулась на его тяжелый взгляд. Внутри меня закипела ярость, красной пеленой упав на глаза. Я даже не заметила, как в судорожно стискивающей его руке вновь оказался меч. И, кажется, я собиралась напасть на учителя Гирса, но в этот момент произошло два события: первое - Дионик, увидев мои действия, но не зная намерений, поднял собственный меч и как бы улыбнулся, немного извиняясь, второе - мне на руку, сжимающую меч, упали капли крови из рассеченной щеки. И меня перемкнуло во второй раз.
   Клокочущие внутри ярость и злость смыли усталость и настоятельно требовали выход. Утробное рычание родилось где-то в груди, вторя голосу в моей голове, и я рванула вперед, воскрешая в памяти давно погребенные там уроки отца. Несколько первых стремительных выпадов ошеломили моего противника, но его не зря с детства натаскивали лучшие учителя, ни одна из моих атак так и не достигла цели. Однако прилив сил, подаренный мне бушующими внутри чувствами, и мой бешеный напор на некоторое время стерли нашу разницу в навыках и опыте. Сейчас защищаться приходилось уже принцу. И пусть он отступал под моим натиском очень медленно, гораздо медленнее, чем я несколькими минутами ранее, в данный момент меня это не заботило. Мыслей не было, тело двигалось на чистых инстинктах и почти позабытых рефлексах, движимое пламенем ярких эмоций. До сих пор все мои движения и атаки были довольно простыми, но в какой-то момент из памяти просочились некоторые знания из прошлого, удачно попав в благоприятную обстановку, и тело рефлекторно провело связку из пяти последовательных ударов, в результате которой шея Дионика лишь чудом разминулась с лезвием моего клинка.
   Наконец, спустя долгие две секунды до моего сознания дошло, ЧТО сейчас чуть не произошло, и тело, запнувшись, продолжило следующую атаку уже как-то неуверенно, и для моего противника не составило труда отбить ее. После вспышки испуга разумные мысли вернулись в мою черепушку и остудили мои злость и ярость, вслед за которыми меня покинули и оставшиеся силы.
   - Достаточно! - команда учителя раздалась очень вовремя.
   Я устало опустила меч, пытаясь отдышаться. Давненько я не испытывала таких нагрузок. Представляю, как завтра будет болеть расслабившиеся за последнее время мышцы.
   - Этот последний удар меня порядком удивил и впечатлил, - произнес Дионик, подходя ко мне. Удивительно, но он еще и улыбался.
   - Да уж, - буркнула я. - Меня тоже.
   И не дожидаясь какой-либо ответной реакции, поплелась к учителю, где остальные бросали оружие и жутко уставшие уже разбредались в сторону общежития. И хотя я чувствовала себя не намного лучше, а может и хуже, предчувствие скорого отдыха заставляло чуточку приободриться. Вот только уйти вместе с остальными мне не дали.
   - Задержись, - кинул мне учитель.
   И мне пришлось остаться. Ничего хорошего я не ждала, но все оказалось гораздо хуже, чем я могла представить.
   - Тебя ведь Ника зовут, так? - спросил Гирс после того, как все разошлись.
   - Да.
   Он произносил мое имя так, как будто хотел распробовать его на вкус.
   - Скажи-ка, Ника, у тебя есть родители?
   - Нет, - ответила я, настороженная этими вопросами. - Я сирота.
   - Тогда, скажи-ка мне, Араника, дочь Грега Ниардена, где ты пропадала целых девять лет, - вкрадчиво произнес мужчина, внимательно наблюдая за моим лицом.
   Внутри все сжалось, сердце тревожно забилось, впервые за столько лет услышав это имя вновь, а мысли лихорадочно заметались. Но внешне я постаралась не выдать нахлынувших чувств.
   - Не понимаю, о чем вы, - как можно равнодушнее отозвалась я. - Это не мое имя.
   - Не стоит отрицать очевидного. Я видел твою стойку с мечом и последнюю связку, исполненную безошибочно. Этот боевой стиль придумал Грег, уж я то знаю, мы всю войну прошли, сражаясь бок о бок. И он обучал этому стилю своего единственного ребенка, дочь Аранику.
   Про себя я на все лады проклинала собственную несдержанность, а ведь я уже давно так не выходила из себя. Но, кто бы мог подумать, что старого боевого товарища отца, я встречу в Магической Академии. Насмешка Судьбы, не иначе.
   - Кажется, вы пали жертвой собственных иллюзий, - между тем я старалась отвести от себя все подозрения. - Все это чистое недоразумение или совпадение, называйте, как хотите. Стойку я скопировала у своего противника, принца Дионика, возможно, она получилась у меня не так идеально, как у него. А последний удар вышел случайно. Я как-то подсмотрела тренировку воинов на постоялом дворе, и этот прием хорошо отложился в памяти, а сегодня вот вспомнился. Я даже не ожидала, что у меня получится.
   И ведь это было почти правдой. Связка действительно получилась у меня случайно. Не думаю, что я смогу еще раз повторить ее без каких-либо тренировок.
   - Складно врешь, - нахмурился Гирс. - Но я уверен в своих подозрениях.
   Я устало вздохнула.
   - Простите, учитель Гирс, но вы ошибаетесь, - я твердо посмотрела ему в глаза. - Меня зовут Ника. Просто Ника. Я сирота, которая после смерти родителей, скиталась по улицам, пока меня не подобрал один добрый человек. И если это все, позвольте мне идти.
   Мужчина долго сверлил меня взглядом, но на этот раз я не отступила, спокойно выдержав его. После некоторого колебания, он неохотно кивнул.
   - Ладно, иди.
  
   ***
   Остальные занятия, которые прошли в последующие дни первой учебной недели, не произвели на меня такого сильного впечатления как первые три. Однако совсем ничего про них упомянуть я не могу.
   На следующий день после занятия с учителем Гирсом я проснулась со знакомой ноющей болью в мышцах, хотя со страданиями бедной Лисене это не шло ни в какое сравнение. Для нее подобные физические нагрузки явно были в новинку, а их последствия и вовсе стали полной неожиданностью. Я же даже не могу вспомнить, в каком возрасте отец вручил мне деревянный меч, с которым я не расставалась лет до восьми. Сжалившись над соседкой, одолжила ей одну из нескольких целительных мазей, которые я не поленилась притащить в Академию. Их эффективность была испытана на собственной шкуре еще очень давно и не один раз. Так что к тому моменту, когда нам нужно было отправиться на снова единственное в этот день занятие, Лисене чувствовала себя уже гораздо лучше.
   "Медитация", предмет, чье название разжигало во мне любопытство, проводилась в пустом, длинном и слишком большом для одиннадцати человек помещении в левом корпусе Академии. На полу были разбросаны несколько плоских подушек, на которых принято сидеть в Галифском Халифате и некоторых близлежащих к нему странах. Больше никаких предметов здесь не наблюдалось.
   Ждать учителя нам не пришлось: он уже находился в этой зале до нашего прихода, удобно устроившись на полу. Кивнув в качестве приветствия, он жестом пригласил нас сесть перед собой. Но не сказал ни единого слова, пока не пришли все адепты нашей группы. За это время мне удалось его подробно рассмотреть. Учитель выглядел молодо, едва ли старше нашего куратора. А еще он был очень красив: подобные черты лица могли бы принадлежать какой-нибудь девушке, видимо, ему в предки затесался какой-нибудь эльф, о чем также свидетельствовал невероятно чистый голубой цвет глаз. Но назвать его смазливым, что было справедливо для многих эльфов и людей со значительной примесью их крови, у меня не повернулся бы язык. Было в выражении его лица что-то такое: отстраненное, холодное и иногда почти жуткое. И только обратив внимание на короткие пряди очень светлых, почти белых, волос, осознала, какие именно эльфы были у него в предках, и все сразу же встало на свои места.
   Как только последний адепт устроился на своем месте, маг, на черной мантии которого с правой стороны красовались белый круг и две ладони (знак целителя), а под альбатросом расположилась руническая единица, заговорил:
   - Мастер Ватерас к вашим услугам, - мужчина чуть склонил голову, представляясь.
   А я на короткий миг удивилась плавности и почти незаметной напевности его речи. Неужели, он полукровка, воспитывавшийся чистокровным родителем?
   - Наши занятия не продлятся долго, - продолжил маг. - Они займут лишь год. Медитация является основой для любого практикующего мага. Поэтому и после того, как этот предмет исчезнет из вашего расписания, так или иначе вам придется прибегать к медитациям. Главная цель первых двух месяцев - подготовить вас к обряду Пробуждения Силы, после которого вы будете учиться эту силу контролировать.
   На несколько мгновений целитель прервался, после чего перевел взгляд на сидящую недалеко от меня Лиссу и обратился к ней:
   - На счет вас, адептка Аварде. Так как вы уже инициированы, - на этих словах все взгляды нашей группы скрестились на смутившейся девушке, - полагаю, основы контроля вы знаете?
   Девушка кивнула.
   - В таком случае вы знаете, что делать. В случае чего я вас поправлю, - мастер Ватерас отвел от нее взгляд и обратился к нам: - А сейчас приступим к делу. Устройтесь поудобнее, однако спину держите по возможности прямо.
   После того, как все выполнили его задание, учитель посоветовал всем закрыть глаза и расслабиться. В любом другом случае мне подобное начало бы очень понравилось, но сейчас меня мучало любопытство и смутное беспокойство, появившиеся после услышанных новостей о Лиссе.
   - Суть обряда Пробуждения Силы состоит в том, чтобы адепты самостоятельно разбудили Силу, дремлющую внутри каждого из них. Думаю, большинство из вас хотя бы единожды пользовались этой Силой под влиянием эмоций или при возникновении опасности. Однако подобное ее использование неосознанно, и вы не сможете повторить его в любой момент. Но как только вы вытащите свою Силу наружу, полностью отдавая себе отчет в том, что вы делаете и как, эта дорожка окажется проторенной, и вы получите полный доступ к своему магическому дару. Отмечу, что иногда случается спонтанная инициация мага, например, в случае смертельной опасности. Во время наших занятий вы постепенно научитесь находить Силу внутри себя, чтобы во время обряда заставить ее проснуться. Обряд проходит под бдительным контролем опытных магов и целителей, помещение окутано слоями защитной и стабилизирующей магии. Все это необходимо, чтобы сделать процесс пробуждения вашей Силы более безопасным. Раньше этот процесс часто заканчивался плачевно: так травмы и увечья разной степени тяжести случались в четырех случаях из шести, смерть - в одном случае из шести, остальным везло обойтись без последствий. Чем больше дар, тем выше риски. До введения практики медитации для юных адептов вроде вас в Академии были и смертельные случаи. Это происходило из-за паники и страха адептов, в таком состоянии невозможно контролировать Силу, поэтому она вырывалась наружу, нередко уничтожая своего носителя. Выжгите себе в памяти, юные маги: страх и паника - естественный враг любого мага. Во время наших занятий вы будете учиться привыкать к дыханию своей Силы, чтобы не бояться ее. Настоятельно не рекомендую, пробовать пробудить Силу до обряда, иначе вы рискуете не пройти инициацию по причине смерти, - мастер Ватерас рассказывал все это спокойным и равнодушным тоном, отчего все прониклись даже больше, осознав, что это далеко не шутки.
   - На данный же момент вы даже не сможете увидеть внутри себя собственную Силу, - продолжил маг. - Поэтому начинать мы будем постепенно. Для начала вам следует научиться отстранятся от собственных мыслей. Легче всего это сделать, сосредоточившись на дыхании. Как только вы заметите, что отвлеклись, сразу же вновь вернитесь к дыханию. Вряд ли у вас что-то получится с первого раза, но главное - продолжать свои попытки.
   Я старательно пыталась делать так, как советовал учитель. Но надолго успокоить мысли у меня не получалось, они постоянно крутились вокруг Лиссы. После рассказа мастера Ватераса стало ясно, насколько опасна инициация мага, и я не могла понять, почему Лисса прошла ее до поступления в Академию. Неужели ей угрожала какая-то опасность? Или ее обучал какой-нибудь могущественный маг, умеющий проводить инициацию без проблем? Все эти мысли нескончаемым калейдоскопом вертелись у меня в голове, пока в зале царила тишина, прерываемая лишь сосредоточенным сопением одиннадцати адептов. Под конец занятия версии стали откровенно бредовые, и момент, когда целитель нас отпустил, принес мне нескрываемое облегчение. Напоследок маг посоветовал устраивать такую медитацию хотя бы раз в день на полчаса.
   Так и закончился мой третий учебный день в Академии, остаток которого я провела за чтением эльфийских поэм, развлекаясь составлением как можно более кратких переводов, точнее всего отражающих их суть. Это неплохо помогало концентрации и успокоению.
   Моим же самым нелюбимым днем стал четвертый. Уроки начались с "Истории". Вот только ничего сравнимого с "Историей магии" здесь не было. Занятия вел невзрачный старичок, оказавшийся профессором из Императорской Академии, где обучались исключительно отпрыски аристократов. На мой взгляд, учителем он был неважным, а его тихое бормотание не вызывало интерес, а скорее наводило сон. Я больше десятка раз ловила себя на мысли о том, что совсем забыла, о чем только что шла речь. И судя по виду моих одногруппников не мне одной было скучно. Кажется, один только Факир да еще Лисене выглядели искренне заинтересованными. В общем, я с трудом сдерживала зевки все два часа, что шла лекция. К слову сказать, все занятия, прошедшие в тот день, наша группа проводила в одиночестве, потому что эти занятия "экспериментально" велись только у нас.
   Это было первое, но не последнее разочарование дня. Следующим был "Этикет". Я заранее не ожидала от него ничего хорошего, но личность преподавателя, а точнее преподавательницы, стала тем, что ухудшило положение в разы. Худая как жердь с жидкими волосами невпечатляющего цвета, заправленными в сложную прическу, коими принято щеголять во дворце, холодными глазами и вечным лицом мученицы, съевшей что-то кислое. Впрочем, ее внешность не имела никакого значения, имел значение ее голос: высокий, визгливый и жутко противный - таким только и отчитывать, нарушитель после этого будет делать все, лишь бы не услышать вновь ее нотации, а также ее отношение к шести адептам, коим не посчастливилось родиться среди представителей старой аристократии. Нет, это отношение почти никак не выделялось в ее поведении, но эти взгляды, полные скрытого презрения, были знакомы мне с детства. Кроме того, наш учитель этики, кажется, невзлюбила меня с первого взгляда, видимо, из-за слишком выделяющегося внешнего вида. Весь урок я то и дело замечала на себе ее холодные, строгие взгляды, не дававшие мне расслабиться. Хотя, думаю, все равно мне не удалось бы заснуть из-за пронзительного голоса, ввинчивающегося мне прямо в мозг.
   Не смотря на то, что я услышала каждое ее слово, ни одно из правил этикета так и отложилось у меня в памяти. Я не люблю запоминать неинтересные вещи.
   "География и политика" стала приятной неожиданностью, возможно, такое впечатление сложилось во многом из-за предыдущего урока. И хотя преподаватель, как и два предыдущих, тоже пришел к нам из Императорской Академии, он не выглядел высокомерным снобом. Первое, что меня в нем поразило, это открытая дружелюбная улыбка. Мягкий голос внушал доверие, а внешность, которая больше подошла бы придворному соблазнителю, вкупе с добрыми глазами и милой улыбкой заставляло учащенно биться сердце. Представившись Галеем Викане и разрешив нам звать его просто по имени, он заставил каждого из нас представиться в ответ и ему. Оглядев нашу небольшую аудиторию, я поняла, что все, включая и меня, были им просто очарованы.
   К тому же Галей оказался хорошим рассказчиком, хотя профессора Гавиние не удалось затмить даже ему. Удивительно, но предмет, который я заранее заклеймила скучным, в устах Викане звучал ужасно интересно. Учитель говорил не только о фактах, но и о живых людях и ситуациях, в которых они участвовали, рассказывал о различных обычаях и смешных моментах, тем самым давая нам почувствовать, будто и мы были там.
   Часы пролетели незаметно, и занятие неожиданно и к всеобщему сожалению подошло к концу. Следующими по расписанию стояли "Танцы", и проводились они в просторной зале, расположенной в левом корпусе. Здесь нас уже ждал высокий худощавый мужчина с длинными волосами, чей хвост иссиня-черных волос в собранном состоянии спускался практически до пояса. С его породистого лица не сходило высокомерное выражение, а жеманные повадки заставляли меня кривить губы в презрительной усмешке, благо я успела стереть ее с лица до того, как ее заметил учитель танцев, который, конечно же, тоже явился к нам из Императорской Академии.
   Сначала учитель Фенз заставил нас размяться, что было вполне разумно, после чего принялся за дело всерьез, отрабатывая с нами положения рук, ног, тела и даже выражения лица основных поз в льетском вальсе, самом легком, как он сказал, однако мне так не показалось. Больше всего придирок было, естественно, к представителям незнатных фамилий. Наши аристократы, очевидно, были с этим танцем хорошо знакомы. Хотя, признаюсь, меня впечатлило то, как легко и грациозно двигался Фенз, и даже возникло легкое чувство зависти.
   Под конец занятие вымотало меня чуть ли не также как и боевая подготовка: эти попытки не шевелиться, приняв одну из поз, в течение нескольких минут были похожи скорее на пытки и ужасно выматывали. Так что, когда нас, наконец, отпустили - а был уже вечер - я отправилась в комнату и, приняв душ, рухнула в постель и сразу же заснула, забыв про ужин.
   Следующий день начался с занятия "Магические существа и расы". Вел его невысокий загорелый мужчина с живыми темными глазами и неопрятной щетиной. Его темные волосы немного выгорели на солнце, а учительская мантия была очень мятой. В целом, он производил впечатление бродяги, а не преподавателя Магической Академии. Как стало ясно из его собственных слов, учитель Альфред Ванек много путешествует и исследует в поисках ярких впечатлений и необычных существ, а с ними, будучи магом животных, ему всегда удается договориться. Не определившись с темой вводной лекции, учитель просто рассказывал нам байки о своих приключениях, иногда углубляясь в описание какой-нибудь очередной экзотической зверушки. В целом, это было странно, но интересно.
   Затем последовало "Знание о живых существах", на котором полноватая целительница с увлечением рассказывала о вскрытии тел с целью получения интересных сведений о тех или иных организмах. Звучало жутковато. К счастью, никого для этого не убивали, препарируя трупы или же усыпляя существо и погружая его в состояние, благодаря которому он ничего не чувствует. Последнее, на мой взгляд, было гораздо более жутким, чем изучение трупов. Впрочем, улыбчивая целительница с короткими каштановыми волосами, обрамляющими ее круглое лицо, рассказывала не только об этом. Она с гордостью описывала достоинства отделения Жизни и Смерти, а именно той половины, что отвечает за Жизнь, перечисляла события, в ходе которых целители оказали незаменимую помощь, как например, оперативное лечение на поле боя, сдерживание эпидемий жутких моров, лечение тяжелых болезней и многое другое. Вот только все эти чудесные спасения доступны исключительно состоятельным людям, бедняки же все также продолжают умирать от лихорадок, кровянки, синей сыпи и многих других болезней, которые уже "давно излечивают в десяти случаях из десяти". В случае же эпидемий трущобы и бедняцкие районы лишь изолируют отрядами стражи, дожидаясь пока зараза затихнет сама по себе, хотя порой туда все-таки посылают целителей.
   Следующей в этот день была "Алхимия", которая проходила на самом вернем этаже левого корпуса. Вся аудитория была заставлена различными непонятными и странными на вид стеклянными и металлическими приспособлениями. А еще тут пахло смесью самых различных и не всегда приятных запахов, витающих на всем этаже. Учителя алхимии на первом занятии мы не увидели, вместо него молодая девушка в фиолетовой мантии, представившаяся его ассистенткой, прочитала нам лекцию о технике безопасности, описывая весьма мрачные перспективы в случае ошибок, из которых взрыв был еще не самым страшным. Так например, тут каждый месяц, а то и чаще, что-нибудь взрывается, поэтому лаборатории алхимиков и располагаются на самых высоких этажах, которые легко можно отстроить заново. Перечисление того, что мы категорически не должны делать в лабораториях, заняло часа полтора, после чего нас всех распустили: гораздо раньше, чем было обозначено в расписании.
   В последний день учебной недели вновь была "Боевая подготовка". Оружие нам брать не предлагали, зато несколько часов учитель Гирс гонял нас по всему плацу, заставляя не только бегать по кругу, но и прыгать, выполнять замысловатые упражнения и махать конечностями. По его словам, нам еще слишком рано брать в руки оружие, а то мы поубиваемся, хотя очевидно, что под этим он имел в виду не всех адептов нашей группы. И пусть я не видела тренировочные бои других адептов, будучи занята своим, уверена, как минимум трое из них с оружием знакомы не понаслышке. Гирс о нашем разговоре не вспоминал, что было только к лучшему.
   Таким образом и закончилась моя первая учебная неделя в Академии.
  

Глава 4

  

Одни прячут скелеты в шкафах, а другие...

  
   7 сентября 739 года от о. г. И.
  
   - Ты куда-то собираешься? - полюбопытствовала Лисене, наблюдая за тем, как я укладываю в сумку несколько книг.
   Вслед за ними туда перекочевали писчие принадлежности, чистая бумага и карта.
   - Планирую почитать где-нибудь снаружи, - рассеяно ответила я, копаясь в шкафу. - Заодно поброжу по территории, она тут довольно обширная.
   - Понятно, - несколько разочаровано протянула девушка.
   Я только хмыкнула, закрывая дверцу шкафа и пряча в ладони небольшой шарик, позже аккуратно опущенный в сумку. Возможно, моей соседке показалось, что я собираюсь пробраться в город, но даже я пока не знаю, как покинуть территорию Академии. Исключительно потому, что мне это пока неинтересно. И раз уж у меня сегодня целый день свободен, самое время заняться удовлетворением собственного любопытства.
   - До вечера не жди, - кивнула я Лисене, перекинув длинный ремень сумки через плечо, и вышла из комнаты.
   В коридоре общежития было тихо и пусто. Судя по моим наблюдениям за неделю проживания, все комнаты здесь были звукоизолированы, по крайней мере, за закрытой дверью комнаты ничего слышно не было. А вот почему в обозримом пространстве никого не наблюдалось было для меня загадкой (а далее по коридору, к слову сказать, располагалась общая для этажа зона с мягкими диванчиками, небольшими столиками и прочим). Либо адепты отсыпались вволю в выходной, либо были слишком не любопытны, а быть может причина была совсем в другом.
   Словно откликаясь на мои мысли, одна из дверей открылась, из нее вышли как всегда невозмутимый Накир и позевывающий Гирен. Увидев меня, последний приветственно махнул рукой и лениво спросил:
   - Ты завтракать?
   Получив же от меня отрицательный ответ, Линг удивился:
   - А куда?
   Как будто в Академии можно пойти только в столовую. Закатив глаза, я хлопнула по сумке на бедре и пояснила:
   - Собираюсь найти хорошее местечко для чтения.
   И, не собираясь больше тратить время на пустяки, направилась к выходу.
   - Ну, удачи, - донесся мне из-за спины голос парня.
   В ответ я лишь дернула плечом и ускорила шаг: наш маршрут в некоторой степени совпадал, но мне не хотелось отвечать на чьи-либо расспросы. Поэтому после небольшого раздумья решила войти в главный корпус с другого входа, обогнув здание. Заодно подышу свежим воздухом перед тем, как сунуться в пыльные туннели. Погодка снаружи была хороша, а зелень приятно радовала глаз. Как, должно быть, приятно читать в подобной обстановке, уютно устроившись на скамейке или вовсе на травке. Несколько встретившихся мне адептов, видимо, разделяли это мнение. К сожалению, мне этим погожим утром было не до чтения - к счастью, у меня намечалось более интересное дельце.
   Выйдя на плац, с удивлением остановилась. Вот уж не ожидала, что кто-то будет здесь тренироваться, причем с оружием. Приглядевшись, смогла опознать и столь усердного адепта, коим оказался мой одногруппник Алек Ринер. Парень на противоположном конце площадки был слишком увлечен, чтобы обратить на меня внимание, так что я просто продолжила свой путь. Хотя мне стало любопытно: юный граф не производил впечатления прилежного ученика, с другой стороны он ведь служил на границе до поступления сюда.
   С такими размышлениями я и шла по пустым коридорам Академии, направляясь к поднимающим площадкам. Что меня всегда здесь удивляло, так это отсутствие эха при наличии таких высоких потолков. То ли все дело в строении здания, то ли в магии, кто знает. В целом, так даже лучше, но есть один недостаток - другого человека можно услышать только с близкого расстояния. Вот и в этот раз чужие голоса долетели до меня в последний момент. Я была уже почти у площадок, когда мне навстречу вышли знакомые личности.
   "Это просто издевательство!" - мелькнула у меня в голове мысль. - "Сегодня, что утро встреч? Надеюсь, только утро".
   Два высоких блондина оживленно переговаривались. И я впервые увидела у них такие живые и обычные лица. Хотя даже в этот момент их нельзя было спутать с обычными горожанами, для таких людей избавиться от чувства собственного превосходства довольно сложно, а это не может не проявляться внешне.
   Меня заметили. Было интересно наблюдать за переменой их поведения. Гарэ весь подобрался, вытянулся и попытался изобразить на лице что-то наподобие холодного презрения. По крайней мере, я интерпретировала это выражение лица именно так. А вот его высочество меня разочаровал: всегда идеальная осанка, шаг даже не сбился и спокойная доброжелательность. Вот над кем посмеяться не получится, разве что только себе во вред.
   - Только посмотри на это, - блондин обратился к принцу, нарочито повышая голос, хотя я и так прекрасно его слышала. - Кто-то из деревенщин не справляется даже в первую неделю занятий и вынужден заниматься дополнительно.
   Мне с трудом удалось сдержать улыбку. Кое-кому явно не хватало опыта в словесных перепалках. Я могла бы его потренировать, но сегодня мне было не до этого.
   - Ох, простите великодушно мои манеры, благородные эры, - произнесла я, изобразив самую ослепительную улыбку. - Но я спешу и не могу должно выразить всю глубину своего почтения.
   Надеюсь, ехидство в моем голосе было не слишком заметным. Проходя в десятке сантиметров от принца, успела получше разглядеть его шикарную золотистую шевелюру и внезапно почувствовала зависть, хотя раньше меня всегда устраивали собственные волосы. Но у его высочества они выглядели такими ухоженными, прямыми и мягкими. А у меня порой даже не было времени расчесаться, о тщательном уходе можно даже не заикаться. И постоянное окрашивание на пользу не идет, учитывая то, что действительно качественная магическая краска очень дорогая, а обычная мне не подходит. К тому же, мои небрежно обрезанные волосы по длине не шли ни в какое сравнение с золотым водопадом волос принца. А ведь он парень, в отличие от меня. От этой мысли мне стало чуточку стыдно, но это чувство тут же сменилось досадой на себя. С чего вообще я так зациклилась на этой теме? Между тем в качестве небольшой мести решила присвоить принцу прозвище "Златовласка" и на этом успокоилась.
   Тем временем площадка поднялась на четвертый этаж, и я отправилась к тому месту, где по моим воспоминаниям находилась потайная дверь. Оглядевшись по сторонам, убедилась в отсутствии поблизости кого-либо и принялась за дело. В этот раз я довольно быстро отыскала все метки по памяти. С дверью постаралась действовать осторожнее, памятуя о предыдущих случаях. Осторожно надавила на участок стены, постепенно увеличивая давление - дверь поддалась и мягко открылась. Я быстро проскользнула внутрь и вернула дверь в исходное положение. В сумке нащупала маленький шарик и вытащила его наружу. После произнесения слова-ключа он зажегся мягким ровным светом. Магические артефакты всегда стоят прилично, поэтому мне не хотелось его использовать, но сомневаюсь, что в этой Академии легко найти масляную лампу или связку факелов.
   Свет залил узкий коридор на расстоянии десятка шагов, этого вполне хватало, чтобы как следует осмотреться. В целом, все было таким, как я запомнила по прошлой своей вылазке, разве что теперь стены я видела гораздо лучше и без головной боли. Темные стены и пол покрыты пылью, а иногда и паутиной, потолок теряется где-то наверху: для того, чтобы осветить его, света артефакта не хватило. Зато светлые метки на стены видны очень отчетливо, и это хорошая новость, видимо, строители этих ходов были не настолько параноидальны, как я решила в начале.
   Я выбрала направление, противоположное тому, по которому шла в прошлый раз, и отправилась в путь, внимательно рассматривая стены. Кроме осветительного шара и письменных принадлежностей я захватила и простенькие часы, забытые на дне сумки невесть когда и оказавшиеся вполне рабочими. Так что потерять счет времени мне не грозило.
   Коридор все тянулся и тянулся, совершенно не меняясь: ни одного разветвления, все тот же слой пыли, даже ширина коридора, казалось, была совершенно одинаковой. От такого однообразия становилось скучно, и я все никак не могла понять, в чем смысл этих тайных ходов. Примерно через полчаса мною были обнаружены некие знаки на стене, их было немного: штук шесть-семь. Я старательно перерисовала их на бумагу, надеясь позже поискать информацию в библиотеке, и отметила примерное место их обнаружения, сверившись с картой. После чего направилась дальше. Вскоре коридор вывел меня к лестнице, ведущей наверх, как и в предыдущие разы другого пути здесь не наблюдалось. Поэтому мне пришлось подниматься, лестница оказалась необычайно длинной, и я даже вернулась назад пересчитать ступеньки, чтобы позже попытаться выяснить, на сколько этажей я поднялась. Лестница закончилась таким же коридором, как и внизу, предлагая лишь одно направление. Мне не оставалось ничего другого, кроме как следовать ему, попутно отмечая свой маршрут.
   Знаки на стенах мне попадались еще ни один раз, и я каждый раз старательно заносила их на бумагу. Кроме того мне попадались и потайные двери, благодаря которым я определяла, на каком этаже и где конкретно я нахожусь. Двери было легко найти по меткам, которые в свете артефакта были весьма заметны. Вот только с ними следовало быть осторожной. Первые два раза мне повезло, и за ними никого не было. Зато в третий я чуть не попалась, только в последний момент услышав звуки, еле успела вернуть стену на место. В дальнейшем я действовала более осмотрительно. К сожалению, ни услышать, ни увидеть что-либо через дахир было невозможно. Тогда я пробовала чуть-чуть приоткрыть дверь и внимательно прислушивалась. Конечно, и при таком раскладе сдвинувшуюся стену могли заметить, но мне везло. Думаю, в этом сыграло роль то, что занятий в Академии сегодня не было, а до верхних этажей, где располагались жилые комнаты, я еще не добралась.
   Время перевалило за полдень, а я продолжала исследование загадочного хода, который вел только в одном направлении. По большей части здесь не было совершенно ничего интересного, только потайные двери, изредка попадающиеся знаки, лестницы и совершенно никакого смысла. Но я была просто уверена, что для чего-то же придумали эту странную систему ходов, я прямо-таки чуяла какую-то загадку, тайну, а потому продолжала кропотливо переносить на бумагу все свои перемещения.
   Тупик, которым закончился очередной длинный коридор, стал для меня полной неожиданностью. Ни знаков, ни меток поблизости не наблюдалось. Я тщательно и не по одному разу изучила и ощупала близлежащие стены, но совершенно ничего не нашла. В изнеможении села прямо на пол, прислонившись спиной к стене. Озарение и гениальные идеи не посетили мою голову. Так что через десяток минут я тяжело вздохнула, поднялась и поплелась назад к ближайшей потайной двери, находящейся не так уж далеко от тупика.
   Выбравшись наружу, почувствовала облегчение. Унылое однообразие странных ходов было для меня гораздо тяжелее темноты, спертого воздуха и вечной пыли. Во многом именно из-за него я внезапно почувствовала неприязнь к тесным, замкнутым помещениям. Но любопытство было сильнее, поэтому я полезу туда еще ни один раз.
   Окружающий простор после тесных коридоров вернул мне приподнятое настроение, которое никоим образом не мог испортить мой пыльный и непрезентабельный внешний вид. Поэтому я вернулась в комнату, напевая себе под нос какой-то веселый мотивчик. Лисене не было, и благодаря этому мне не пришлось ничего объяснять. Приведя себя в порядок, принялась за более точное определение моих сегодняшних передвижений и дополнение карты ходов. Правда, когда вернулась соседка, мне пришлось отложить это дело до ночи, но еще до полуночи я со всем управилась.
  
   ***
   Прилежно и не без удовольствия выслушав лекции по истории и теории магии, я отправилась в библиотеку продолжать свое собственное исследование. В обители книг и знаний было тихо и пусто, только сухонький библиотекарь в темно-фиолетовой мантии дремал в кресле. Вот только стоило мне прикрыть за собой даже не скрипнувшую дверь, как старичок проворно распахнул глаза и внимательно меня осмотрел.
   - Чего тебе, подопечная Ристэ? - ворчливо проскрипел он, поднимаясь из кресла. - Неужто он и свою группу уже с первых недель учебы гоняет?
   - Да нет, - ответила я. - Я тут по своей инициативе с целью обогащения собственных знаний.
   - Надо же, - удивился старичок. - Не так уж часто адепты проявляют такое рвение в постижении нового. Итак, ищешь что-то конкретное?
   - Ну, - я сделала вид, что задумалась. - Для начала хотелось бы ознакомиться с историей Академии.
   Библиотекарь кивнул и споро скрылся среди бесконечных полок и стеллажей. Вернулся он минут через семь с небольшой стопкой из трех книг.
   - Вот тут наиболее общая информация без лишних подробностей, - поставил он их передо мной. - Для вас, адептов, самое то. Вы, молодые, не любите залезать в детали.
   Я только улыбнулась на этот упрек и, подхватив выданные мне книги, отправилась в один из соседних читальных залов, соединенных с библиотекой. Помимо необходимых учебных материалов, выдаваемых адептам в начале каждого учебного года, больше никаких книг из библиотеки выносить нельзя, разве что при наличии разрешения от куратора или преподавателя.
   В зале, освещенном мягким приятным для глаз светом, располагалось около двадцати письменных столов, таким образом, в отличие от одного огромного читального зала Императорской библиотеки, здесь было гораздо тише и как-то уютнее.
   В такой обстановке полного одиночества я провела несколько часов за чтением книг. Лишь однажды меня отвлек звук чужих голосов: кто-то негромко переговаривался в соседнем зале, но так как я сидела у прохода к нему, мне все было отлично слышно.
   - Ого! Я смотрю, твой куратор зверствует с самых первых занятий, - раздался чей-то удивленный голос.
   Послышался тяжелый вздох, и другой человек ответил несчастным голосом:
   - Я проклял тот день, когда моим Наставником назначили Ристэ, - на этом моменте я с интересом навострила уши. - Я, конечно, понимаю, что теневиков в Академии немного, но ведь и я в тот год был единственным выпускником по этому направлению.
   - Сочувствую, парень.
   - К тому же, представляешь, - словно не услышав слов утешения, продолжал жаловаться адепт. - Он хочет сделать из меня мага 3-го ранга!
   - В этом есть что-то плохое? - прозвучал осторожный вопрос.
   - Да я даже экзамены после третьего курса с трудом сдал, - в голосе звучала досада вперемешку с раздражением. - Меня чуть не выперли с 5-ым рангом, а тут 3-ий. Причем, мне кажется, если я не выполню волю Наставника, со мной случится что-то очень плохое. И его не интересует, что для меня это невозможно.
   - Ну, ты уж постарайся, - эти слова прозвучали как-то неуклюже.
   - Ага, - последовал ответ, наполненный страданием.
   На этом разговор закончился, и в библиотеке вновь воцарилась тишина, прерываемая только шелестом страниц и редкими вздохами. И я вновь окунулась в страницы рукописного текста. Больше меня ничего не отвлекало, и я остановилась только с наступлением темноты. Попросив библиотекаря оставить для меня на завтра одну книгу, с которой я не успела ознакомиться, я отправилась в свою комнату, размышляя над полученной информацией.
   Если вкратце, то Академия Магических Искусств была основана пятьдесят один год назад Советом магов. Как вскользь упоминал на первой лекции профессор Гавиние, идея о создании места для обучения всех юных магов была высказана первым архимагистром Афарено Нерси. Он же был и наиболее очарован этой идеей, носясь с ней чуть ли не с самого создания Совета. Практически ежедневно маг записывал различные идеи, которые он хотел воплотить в этом учебном заведении, и спустя несколько лет общий план и множество деталей были готовы. За это время он успел заразить своим энтузиазмом некоторых магов, которые после трагической смерти архимагистра продолжили воплощать его мечту в жизнь. Конечно, в глазах большинства магов в то время создание Академии было обречено на провал, но нашлись и те, кому подобная идея пришлась по душе. Они-то затем и стали первыми преподавателями, на чьих плечах лежал груз ответственности первопроходцев. Самый первый набор учеников был мал, всего девять человек, из которых до конца обучения дошли только семеро. Но к тому моменту как первый набор выпустился, Академия доказала свою эффективность. За полвека ей пришлось преодолеть тернии и трудности, претерпеть многие изменения, но в итоге она стала тем, что есть сейчас.
   Все, что не касалось первых годов существования Академии, меня мало интересовало. Пролистав все остальное, я не наткнулась ни на одно упоминание о тайных ходах, разгадкой которых я сейчас занималась. Что неудивительно, учитывая то, что это здание стало Академией только спустя четыре года, после ее основания, когда стало ясно, что она будет еще расширяться в будущем. Изначально здесь располагался Ковен Призыва, и в те времена все здесь было несколько по-иному: левый корпус, несколько верхних этажей главного корпуса, а также общежитие были построены специально для Академии. Тайные ходы же, судя по всему, были неотъемлемой частью основного здания, доставшегося Академии от Ковена.
   История этого места довольно обширна и насчитывает более двухсот лет. Когда-то это место принадлежало какой-то семье магов, а позже оно было отдано Ковену Призыва и стало домом для всех, кто в нем состоял. Маги здесь жили и занимались своими исследованиями. Вот только около восьмидесяти лет назад случилась катастрофа: один из крупных экспериментов провалился, и это повлекло за собой множество человеческих жертв. После такой трагедии маги Ковена больше не могли считать это место своим домом и покинули его. А когда Академия собралась расширяться, расположение в столице и довольно обширный участок сделало это место идеальным для ее целей.
   Таким образом, дальнейшие мои поиски нужно связать с Ковеном Призыва, чем я и собиралась заняться со следующего дня.
  
   ***
   Последующие три дня слились для меня в бесконечную вереницу желтоватых страниц и темных чернил. Единственное, на что я отвлекалась, были занятия, еда и сон, хотя последний я старалась урезать, как только могла, возвращаясь из библиотеки за полночь. Мастера Фавния, нашего библиотекаря, подобное, кажется, не смущало: он все это время находился на своем посту, и я даже не знаю, покидает он его когда-нибудь или нет. Наверное, мое поведение можно расценивать как некую одержимость, но меня это никоим образом не расстраивало.
   Поиски осложнялись тем, что я не совсем представляла, в какой именно области искать расшифровку странных знаков. Показать их библиотекарю, который наверняка мог дать как минимум подсказку, было для меня неприемлемо. Стоит мне только заикнуться о тайных ходах, и меня к ним не подпустят и на метр. Я и так вызываю подозрения, проводя все свое время в библиотеке, но надеюсь, это спишут на мои странности и внезапно вспыхнувшую жажду знаний. Поэтому я пошла по самому долгому и безопасному пути, хотя нет, не самому. Можно было, конечно, соблюдать конспирацию, растягивая процесс поисков на долгое время, чтобы уж точно не вызвать никаких подозрений, благо и времени у меня предостаточно, но я не настолько терпелива. Да и дело это не настолько серьезно, чтобы так тщательно к нему готовиться.
   На исходе третьего дня мне повезло наткнуться в книге какого-то мага на один из тех знаков, что я зарисовала в тайных коридорах. Возвращая книгу, я как бы невзначай поинтересовалась у мастера Фавния происхождением странного знака, на что получила незамедлительный ответ.
   Как оказалось, этот знак принадлежал к алфавиту языка некоего древнего народа, успевшего исчезнуть за тысячелетия до того, как в этой части мира начали обживаться люди. Никто толком не знает, кем они были и чем занимались, но оставшиеся после них многочисленные каменные плиты с высеченными письменами вызывали бурный интерес у ученых мужей. Кроме того, расшифровкой этих плит долгое время был заинтересован Великий Учитель Акелий. Библиотекарь любезно объяснил мне, что Великим Учителем называли только главу Ковена Призыв, и это окончательно убедило меня в том, что я двигаюсь в правильном направлении.
   Дальнейшая часть моих поисков была до безобразия проста и скучна: вооружившись трудами исследователей и даже небольшим имеющимся словариком, я принялась за расшифровку. На это я потратила еще один день, так что в субботу после очередного выматывающего занятия боевой подготовки меня ждали тайные ходы.
   Перевод так заинтересовавших меня знаков был краток, сух и незамысловат: "уровень такой-то", "секция такая-то", "конец секции", "начало секции", "межуровневый переход" и т.д. Ничего более детального не было, видимо, это рассчитано на человека, который хоть немного знаком с логикой устройства этих ходов, поэтому мне придется порядочно пройтись там, чтобы понять эту логику хотя бы частично.
   По правде говоря, последующее изучение тайных лазов Академии стало какой-то рутиной, уже не было первоначального азарта, лишь упрямство и тлеющее любопытство не давало мне все бросить после стольких усилий. Да и единоличное обладание такой тайной бальзамом проливалось на мою гордость. Меж тем каждый день после занятий я продолжала тратить свое время в узких проходах, где больше полувека не ступала нога человека. Карта ходов ширилась, и в них уже начала проглядывать некая закономерность, знаки на стенах больше не были пустым звуком, а помогали лучше ориентироваться и предугадывать направление, тупики, лестницы.
   Будучи увлеченной решением этой загадки, я почти не обращала внимания на окружающий мир, полностью погрузившись в себя и тот кусочек реальности, что интересовал меня в данный промежуток времени. Неудивительно, что все дни слились для меня в бесконечно тянущиеся стены по бокам и шелест листов вычерчиваемой мною карты. Лишь один странный разговор запомнился мне и то только потому, что я случайно подслушала его, открывая одну из потайных дверей. По уже выработавшейся привычке, я лишь слегка сдвинула ее, нарушая целостность стены и позволяя проникнуть через нее звукам. Донесшиеся сквозь нее приглушенные голоса заставили меня испугано замереть. К счастью, люди по ту сторону были слишком увлечены своим разговором, чтобы обратить внимание на чуть дрогнувший участок стены.
   - Ты забыла, почему отец отпустил тебя сюда? - прозвучал чей-то дрожащий от злости голос.
   - Я все помню, - ответ звучал так же зло, но говорила уже девушка. - Тебе не кажется, что вы требуете от меня слишком многого? Прошло всего лишь две недели, а я не эльфийка, чтобы пленить всех своей красотой с первого взгляда.
   - От тебя и не требуется "пленить всех своей красотой", - презрительно отозвался мужчина. - Лишь одного.
   - Зато какого! - истерично расхохоталась девушка. - Второй принц, как-никак!
   - Прекрати! - раздраженно осадил ее собеседник.
   Невидимая с этой стороны стены аристократка фыркнула и уже спокойным голосом поинтересовалась:
   - А что если они заключат династический брак? Какой тогда в этом прок?
   - С кем интересно? - пренебрежительно ответил мужчина. - Тарак - наш извечный противник, но даже если забыть об этом, там все принцессы уже замужем. В Ливерии только один наследник - малолетний принц. Принцессы Раста еще слишком малы, а Озельское княжество ничего не может нам предложить, да и территориально расположено не слишком удачно. Все остальные страны слишком далеко, чтобы это принесло какую-нибудь значимую выгоду. С этой точки зрения лучше укрепить отношения внутри самой империи, заключив брак с богатым, древним и политически весомым аристократическим родом, с таким как наш, например. А если к этому еще приложатся чувства принца...
   -Да, поняла я, поняла, - раздраженно прошипела его собеседница. - Вот только не нужно меня торопить.
   И негромкий цокот каблуков возвестил об уходе недовольной девушки, мужчина же пробормотал под нос что-то явно нелестное и отправился, судя по звуку, в противоположную сторону. Как только отзвуки шагов смолкли, я выдохнула, пытаясь выпустить с воздухом напряжение, охватившее тело, и с облегчением закрыла дверь. В интриги аристократов лучше не лезть - целее будешь. Но ведь и наблюдать никто не запрещал, я невесело усмехнулась: хватит с меня пока одной тайны, об остальных подумаю позже.
   Это событие произошло где-то в начале третьей учебной недели, а уже через четыре дня почти четверть карты ходов была готова, и кое-что прояснялось. Так, например, в расположении ходов прослеживались закономерности: в одинаковых местах на некоторых этажах есть лестница, поднимающаяся сразу на два этажа, другие коридоры значительно сокращают расстояние между отдаленными частями одного этажа и т.п. Я предположила, что ходы использовались для сокращения пути и при этом могли стать путем бегства или элементом неожиданности при проникновении в здание врагов. Но кроме этого была одна странность: ни один из ходов не проходил через центр здания (той части, где когда-то располагался Ковен Призыва), я излазила все коридоры на ближайших этажах, но ничего не нашла, и это еще больше распаляло мой азарт исследователя, ведь там определенно скрыта какая-то тайна.
   И вскоре мне повезло. Не желая тратить весьма ограниченный запас "светлячков", я таки нашла в Академии нечто вроде склада и позаимствовала некоторое количество свечей. Как оказалось, это стало правильным решением. Изучая очередной коридор, я случайно заметила подрагивающий огонек свечи, как будто бы его сдувал небольшой поток воздуха сбоку, причем со стороны противоположной стене, отделяющей этот коридор от коридоров Академии. В моей душе вспыхнуло радостное предвкушение разгадки - и я тут же кинулась исследовать подозрительный участок стены. Уже изрядно поднаторевшей в открытии потайных дверей, в этот раз мне пришлось провозиться дольше, но дверь все-таки открылась, подтверждая мою догадку. И не раздумывая, я шагнула внутрь.
  
   ***
   Скрытый коридор тайных ходов (забавно, правда?) ничем не отличался ото всех остальных: темно, сухо, узко и пыльно, правда, я не нашла ни одного знака или обозначения на стенах. Видимо, подразумевается, что человек, оказавшийся здесь должен знать, куда он направляется. Между тем мой путь был довольно долог и извилист, пол ощутимо кренился вниз, но лестницы видно не было. Но всему приходит конец, вот и я была остановлена неожиданным препятствием. Заключалось это препятствие в двери: не какой-нибудь потайной, замаскированной под недвижимый участок стены, а самой обыкновенной деревянной двери с матово поблескивающей в свете огонька свечи ручкой. Это настолько контрастировало с тем, что успела увидеть, изучить, потрогать в этих грешных коридорах, что я несколько минут стояла, в ступоре разглядывая неожиданный для меня предмет интерьера.
   Наконец, встряхнувшись, я решила, что, если сейчас уйду, эти две недели можно считать потраченными впустую, и, осторожно прикоснувшись к гладкой холодной ручке, потянула дверь на себя. Она открылась без сопротивления, мягко и бесшумно. В подрагивающем, слабом свете свечи была видна только часть комнаты: кусок столешницы и стеллажи с книгами. Не найдя ничего подозрительного, я вошла в комнату. Как только я оказалась внутри, вспыхнули искры, медленно разгораясь в шары магических светильников так, что смена освещения не ослепила меня. Это оказалось довольно удобным и позволило мне оглядеться.
   Комната оказалась довольно обширной, хотя из-за огромного количества шкафов, стеллажей и полок различных размеров и форм ощущения простора не было. Однако, прикинув размеры этого места, я с удивлением отметила, что оно никак не могло поместиться в том небольшом закутке, что был между ближайшими помещениями на карте. Отсюда напрашивался естественный, особенно если вспомнить, где я нахожусь, вывод, что здесь определенно замешана магия. Помимо мебели, уставленной довольно большим количеством книг, в помещении, находящемся в самом сердце Академии, располагался массивный стол и несколько не внушающих доверие, шатких стульев.
   С интересом разглядывая ближайшие полки, я осторожно поставила свечу на стол и потянулась за ближайшей книгой, название которой было написано на имперском, пусть и устаревшем, в то время как корешки остальных книг в моем поле зрения были не подписаны либо составляли из себя надписи на неизвестных мне языках.
   - С огнем в библиотеку нельзя!
   Громкий старческий голос, прозвучавший буквально над ухом, заставил меня выронить книгу и стремительно развернуться, рефлекторно нащупывая за голенищем сапога по привычке спрятанный кинжал. Напряженно ощупывая взглядом каждый сантиметр пространства и медленно поворачиваясь, я, однако, никого не находила.
   - Ну, кто так с книгами обращается! Кто, я спрашиваю!
   Дребезжащий неприятный голос вновь разнесся по комнате, но его источник я никак не могла отыскать. Внезапно некая деталь зацепила мой взгляд, нечто крайне тревожное. Повернув голову, я увидела дверь. Закрытую дверь, которую я оставляла открытой. Движимая нехорошими предчувствиями, я подошла и толкнула ее - дверь не шелохнулась. Я попробовала еще раз: толкнуть, потянуть на себя, пнуть - ничего не изменилось. С языка само собой слетело ругательство. В ответ прозвучал смех, в котором мне послышались нотки безумия.
   В бессильной злости сжав кулаки, я громко обратилась к моему невидимому пленителю, борясь с желанием зарычать:
   - Какого Шазга ты творишь?!
   Мгновение тишины и смешок.
   - Охраня-я-яю, - растягивая гласные, некто протянул мне в ответ, пауза, и почти с нормальными интонациями: - Для хозяев, которые уже давно сгнили где-нибудь.
   И мелкий противный смех, так отличающийся от предыдущего, но вместе с тем неуловимо похожий.
   - Что тебе от меня-то нужно? - с досадой, скорее на себя, чем на обстоятельства или неведомого охранника, произнесла я.
   Угораздило же меня попасть в ловушку, созданную магией. А я еще Листа упрекала в неосторожности, сама немногим лучше: поманили загадкой перед носом - и я очертя голову рванула вперед. Б-бездна!
   - О, ничего сложного, - ответил мой невидимый собеседник. - Освободи меня, иначе отсюда никогда не выберешься.
   - Что? - ошарашенно спросила я, не готовая к такому повороту событий.
   В ответ опять прозвучал смех, но на этот раз вместе с ним передо мной появилась бледная прозрачная фигура человека, парящая над полом. Вот только ни черт лица, ни деталей одежды разглядеть не получалось, все как будто плыло и расплывалось.
   - Кто ты? - непроизвольно вырвался вопрос.
   - Потерянная душа, - фигура проплыла вокруг меня. - Заблудший дух, плененный магами. Вот кто я! - кружась и размахивая руками, выкрикнул он и расхохотался.
   Я поморщилась, как-то такое поведение начинает уже надоедать.
   - А, не нравится! - непонятно чему обрадовался дух, тыча в меня пальцем. - Мне тоже не нравится, - неожиданно серьезно добавил он. - Просто я сошел с ума, - заговорщически подмигнув мне, он снова закружился по комнате, тихо хихикая.
   Я же с недоумением следила за его фигурой, стоя посреди комнаты и ожидая продолжения. Как-то все это было странно. Никогда раньше я не сталкивалась с подобным результатом магии. Внезапно дух остановился.
   - Да, я сошел с ума, - печально поведал он, не спеша, впрочем, вновь начинать свои пляски. - Прошло так много времени, а я все один. Прошло так много времени, что я даже не помню, кем я был. Остался только якорь, что держит меня в этой ненавистной библиотеке.
   Я не видела его глаз, но чувствовала на себе его тяжелый пристальный взгляд.
   - Освободи меня, и сможешь делать с этим местом, что захочешь. Бери, что хочешь! Уходи и приходи, когда захочешь! Или сожги все к Бездне! - и, вновь захохотав, дух начал метаться вокруг.
   Неожиданно приблизившись к моему лицу и заставив меня отскочить назад, он прошептал:
   - Могу оказать ответную услугу. Думаю, тебе понравится, Ника! - почти прокричал он мое имя, снова начиная кружиться по комнате.
   - Стой! Откуда ты знаешь мое имя? - что-то я уже ничего не понимаю.
   - Я много чего знаю, - захихикал дух. - В нематериальном мире легче использовать некоторые стороны моего дара.
   - Постой, - нахмурилась я. - О чем ты вообще говоришь?
   - Хе-хе-хе. Когда-нибудь ты поймешь. А теперь освободи меня, я все сказал, - и полупрозрачная фигура как вкопанная остановилась передо мной.
   - Ничего не понимаю, - растерянно посмотрела я на него. - Как я это сделаю?
   - Просто скажи, что освобождаешь меня.
   - И все? - удивленно произнесла я.
   - А этого мало? - хихикнул дух. - Магия не всегда требует сложных форм. Ну что? Ты готова? Готова-готова-готова-готова-готова?.. - настойчивый голос буквально окружил меня, впиваясь в мозг и вызывая мигрень, не давая нормально мыслить.
   - Бездна! Достал. Освобождаю тебя! - крикнула я, ни на что особо не надеясь.
   Однако эффект от моих слов был: призрачная фигура дернулась и оглушительно заорала: "Да-а-а-а-а-а-а!".
   - Моя ответная услуга, - произнес освобожденный дух искаженным голосом. - Когда один брат, ищущий другого брата, попросит тебя о помощи, иди за ним. Тогда сможешь встретиться со своим прошлым и, быть может, обретешь нечто потерянное.
   - Что? О чем ты?
   - Это пророчество, - хмыкнул он. - Прощай, Араника.
   И этот гадский дух исчез. Исчез, оставив меня с кучей вопросов, дурацким пророчеством и тайной библиотекой Ковена Призыва.
  
   ***
   Всю обратную дорогу я вполголоса ругалась себе под нос, из потайной библиотеки я поспешила ретироваться, как только убедилась, что дверь открыта, а то от замкнутых пространств меня, кажется, начинает мутить. Мне просто невероятно повезло, ведь все могло закончиться намного хуже: умереть от жажды и голода в запертой комнате в компании безумного духа - я избежала довольно неприятной участи. Страх появился только сейчас, когда я начала прокручивать произошедшие события в голове, в тот же момент была только растерянность и злость, все произошло так стремительно, что я просто не успела как следует испугаться. Но вот слова этого духа крепко меня встревожили: они могли оказаться настоящим пророчеством, а это всегда сулит неприятности и отсутствие спокойной жизни. Вздохнув, я на время отбросила эти мысли: остаток дня я не собираюсь тревожиться и волноваться, хватит с меня приключений.
   Когда я, наконец, дошла до ближайшего выхода из этого царства пыли и бесконечных коридоров, меня нещадно тянуло в сон: сказывались многочисленные недосыпания и перенесенный стресс. Поэтому с дверью мне пришлось изрядно повозиться, нужные комбинации вспоминались с трудом. Свежий воздух, пришедший на смену затхлости, а также приглушенный свет обычных коридоров Академии, я встретила с огромным облегчением и радостью, мечтая о том, как окажусь в постели и отправлюсь в желанную обитель снов. Вот только на сегодня мои злоключения еще не закончились.
   Стоило мне закрыть дверь и расслабиться, как чей-то тихий смешок заставил меня вздрогнуть и нервно повернуться в сторону звука.
   - Так-так. И что адептка из моей группы делает ночью в нежилых коридорах Академии? - опираясь на стену чуть в стороне, насмешливо произнес темноволосый маг, в котором я узнала своего куратора.
   - Эм. Я занималась? - мой ответ прозвучал жалко и почему-то вопросительно.
   Учитель Ристэ покивал головой с самым участливым выражением лица.
   - Да-да, я слышал жалобы эрхи Висалии на некую нерадивую адептку, - эта старая мегера, преподающая нам этикет, пожаловалась куратору? - В связи с этим желание учиться среди ночи не выглядит чем-то необычным. Но, - мужчина демонстративно сделал паузу: - объясни мне, адептка Ника, откуда это ты только что вышла? Раньше я всегда считал, что это обычная стена.
   Требовательный взгляд куратора ждал от меня ответа, я лихорадочно соображала. Вот только ничего путного в голову не приходило, меня, можно сказать, поймали с поличным: правдоподобно соврать не получиться, бегство лишит меня Академии - меня определенно загнали в угол. Почти сдавшись, но все еще на что-то надеясь, я недовольно спросила:
   - Как вы узнали?
   Маг задумчиво посмотрел на меня, но все-таки ответил:
   - Недавно тени сообщили мне, что у них появился доступ туда, куда раньше он был закрыт. Меня это заинтересовало, сегодня тени привели меня сюда. Здесь я встретил тебя.
   Я с досадой поморщилась. Шазговы тени, хотя кто знал, что они настолько подчиняются Ристэ. Но без света продвинуться в изучении ходов не получилось бы. Замкнутый круг какой-то. Расставаться с лично обнаруженной и разгаданной тайной было ужасно тяжело, но иного пути я не видела. С тяжким вздохом я поведала куратору историю своих поисков, буквально отрывая их от сердца, и даже поделилась своими догадками о назначении ходов. Он с огромным интересом слушал меня, хмыкая в такт моему рассказу. После того, как я закончила, учитель потребовал у меня карту. Я послушно отдала результат бессонных ночей, даже не надеясь получить что-то обратно. Ристэ какое-то время изучал ее, а потом как бы невзначай спросил, не отрываясь от карты.
   - И что в центре?
   - В каком центре? - состроила я невинное выражение лица.
   - Ну как же, - усмехнулся маг. - Вот здесь четко написано "центр", а рядом большой вопросительный знак, - указал он мне мои собственные пометки.
   Я не сдержала раздраженного шипения, мужчина хохотнул.
   - Ну так?
   - Не знаю, - буркнула я. - Я не успела найти туда вход.
   Кажется, он мне поверил. Слава Покровителям.
   - Ну что ж, адептка Ника, - произнес Ристэ, складывая и убирая куда-то в складки своей мантии мою карту. Заметив каким тоскливым взглядом я ее проводила, он весело усмехнулся. - Я высоко ценю все труды, что ты затратила на свое маленькое исследование, поэтому перед ректором умолчу о том, как получил эти сведения. А тебе следует все это забыть и, наконец, заняться своей учебой: о твоей рассеянности упоминал не один преподаватель.
   Хах? Маленькое исследование, он сказал? Я чуть не задохнулась от возмущения! Я столько времени потратила!
   Хотя в какой-то мере его действительно нельзя назвать большим, в конце концов, прошло даже меньше трех недель. Я несколько успокоилась. Все-таки мне повезло: маг не потащил меня к ректору и пообещал вообще не упоминать мое имя. То есть это небольшое приключение стоило мне только потраченного времени и доступа в библиотеку Ковена Призыва. Зато удалось сохранить в тайне встречу с безумным духом и парочку книг, которые я все-таки стащила перед своим уходом.
   - Тогда я могу идти? - спросила я.
   - Конечно, у тебя же с утра занятия, - кивнул куратор.
   И я, попрощавшись, поспешила в свою комнату, чтобы, наконец, закончить этот длинный день.
  

Глава 5

  

Друзья - странные существа, но незаменимые.

  
   19 сентября 739 года от о. г. И.
  
   Тишину нашей комнаты в общежитии нарушали горькие рыдания Лисене. Я же сидела рядом, пытаясь ее утешить, но получалось у меня, видимо, не очень.
   - Ну, не расстраивайся так, - пробормотала я. - Я определенно что-нибудь придумаю.
   Девушка судорожно вздохнула, пытаясь утереть слезы, и покачала головой.
   - Прости за это. У тебя ведь тоже проблемы, а я тут...
   Она вновь вздохнула, пытаясь удержать слезы.
   - Вот именно, - хмыкнула я. - Это наша общая проблема, поэтому и решать ее будем вместе.
   Прикидывая к кому можно обратиться, я вспомнила, с чего все собственно началось, и не смогла сдержать ехидной улыбки. Это произошло на уроке алхимии, где нам впервые дали практическое задание и позволили прикоснуться к оборудованию и реагентам. Темой нашего первого практического занятия было простейшее бодрящее зелье - действует недолго, но зато практически без побочных эффектов, если им не злоупотреблять, конечно. По словам нашего учителя Невила Рогуса - невыразительного мужчины средних лет с жуткими ожогами на руках, которые он продемонстрировал нам в назидание - это зелье "довольно простенькое, а потому отлично подходит для обучения".
   Рабочее место адепта-алхимика представляет из себя: небольшой прямоугольный деревянный стол, на котором, в зависимости от зелья, устанавливались необходимые приборы из дерева, стекла, металла или еще чего-то. Там же располагались различные инструменты: ступка, небольшие весы, маленький нож и прочее. А вот все необходимые ингредиенты располагались в длинных шкафах у задней стены лаборатории, откуда адепты могут брать все необходимое. У каждого стола был также стул, но учитель предупредил, что все действия лучше выполнять стоя.
   Урок начался обыденно: каждый выбрал себе рабочее место, сделал необходимые приготовления, сверяясь с записями прошлых уроков учителя Рогуса, а затем отправился за необходимыми ингредиентами в соответствии с теми же записями. И вот с последним пунктом у меня возникли небольшие затруднения. Из-за исследования этих дурацких ходов я жутко не высыпалась, и на предыдущем занятии, где нам как раз рассказывали об изготовлении бодрящего зелья, я клевала носом, из-за чего некоторые мои записи были немного неразборчивыми. Я хотела спросить у Лисене, чье место было передо мной, но она уже что-то сосредоточено резала, и я не стала ее отвлекать. Сориентироваться по моим путаным записям и подписям на ингредиентах оказалось несложно, так что я спокойно вернулась на свое место. А дальше я резала, измельчала, выдавливала сок и в небольшом чугунном котелке смешивала все это, попутно подогревая и помешивая свое зелье.
   В кабинете все это время стояла тишина, прерываемая только негромким стуком, шуршанием и бульканьем. Поэтому громкое шипение и чей-то возглас прозвучали очень отчетливо. Оторвав задумчивый взгляд от своего котелка, в котором странно булькало мое сине-фиолетовое зелье, цвет которого был абсолютно далек от необходимого светло-розового или хотя бы оранжевого, я увидела Лисене, поспешно отскочившую в сторону от своего котелка, из которого с тем самым шипением вырывался оранжевый дым, отдающий чем-то тошнотворно-сладким.
   - Лисене, ты в порядке?
   Беспокоясь за свою соседку, я выскочила из-за стола и поспешила к застывшей столбом девушке. Но моим планам не суждено было сбыться из-за коварно выставленной ножки в изумительно дорогой бархатной туфельке. И туфелька, и ножка принадлежали маркизе Зарги, чье место так неудачно было расположено рядом с моим. Не удержав равновесия, я попыталась предотвратить падение, схватив первую попавшуюся под руку вещь. Остаться на ногах мне удалось, а вот ножка треножника, на котором располагался котелок с моим зельем, опасно покачнулась, поскольку именно за нее я и схватилась, грозя опрокинуть результат моего сомнительного эксперимента. И в этот момент прозвучал взрыв. От неожиданности я дернулась, и котелок сорвался вниз, расплескав мое зелье в противоположную от моей соседки сторону, где весьма удачно располагалось место Винзона Гарэ, до самого герцога зелье, к сожалению или к счастью, не долетело, оставшись на полу.
   Прозвучавший взрыв ожидаемо произошел в котелке Лисене, слава Покровителям, он был довольно слабым, не смотря на громкий звук, зато он оставил после себя отвратительный запах. Все это произошло так быстро, что учитель Рогус только через пару десятков секунд оказался рядом с нами, на ходу шепча заклинание, разогнавшее неприятный запах и остатки дыма. Алхимик уже хотел начать что-то грозно выговаривать, как что-то хлюпнуло и столик Гарэ начал медленно опускаться вниз. А спустя несколько мгновений парень с матерным криком отпрыгнул от стола, одновременно пытаясь выбраться из своей обуви. Мое зелье растеклось по каменному полу лаборатории и достигло ножек деревянного стола и ботинок Гарэ, где и начало весьма быстро их растворять. Мы все ошарашенно наблюдали за этим, но учитель вскоре опомнился и начал читать какое-то заклинание, заставившее все мое зелье до последней капли перетечь во флакон учителя. А я в этот момент жалела о том, что не могу навечно запечатлеть сцену выпрыгивающего из собственных ботинок Винзона Гарэ, особенно было жаль той гаммы эмоций, что отразилась на его лице.
   Я бы рассмеялась, но тут учитель, закончивший разбираться с моим зельем, обернулся и яростно уставился на нас.
   - Чтоб я вас обеих больше на своих занятиях не видел! - зло проскрежетал алхимик.
   Я хотела возразить, но мне не дали ничего сказать.
   - ВООООООООН!!! - оглушительно заорал на нас мужчина.
   Схватив Лисене, я в один момент выскочила из лаборатории подальше от этого неуравновешенного. И только там, отдышавшись, я сползла по стенке и была больше не в силах сдерживать смех. А вот реакция моей соседки была диаметрально противоположной. Это было неудивительно: она принадлежала к тому типу людей, что очень остро воспринимает неудачи и провалы.
   Покончив с воспоминаниями, я ободряюще похлопала по плечу немного успокоившейся Лисене и отправилась собирать необходимую информацию. К сожалению, я еще не была знакома со старшими адептами Академии, да что там говорить, я знала только адептов из моей группы, так что это сильно ограничивало меня. В итоге я решила обратиться к Леону Ристэ, на мой взгляд, именно для таких проблем и существует куратор.
   Однако найти мага оказалось не так-то просто. В ходе поисков выяснилось, что каждый маг-преподаватель имеет в своем распоряжении несколько жилых комнат на верхних этажах главного корпуса Академии, среди которых обязательно есть кабинет, где иногда можно найти этих самых магов. Поскольку метаться по всей Академии в поисках куратора мне не хотелось, решила для начала зайти в его кабинет, а вдруг повезет.
   Найдя искомую дверь, я постучала, через несколько мгновений мне разрешили войти. Оказавшись в кабинете, я с любопытством огляделась: комната была небольшой, большую ее часть занимали письменный стол, заваленный книгами и бумагами, и книжные шкафы. В углу притулился небольшой низкий диванчик и маленький столик, больше смахивающий на высокий прямоугольный табурет. На этом диванчике, обложившись книгами и что-то сосредоточено переписывая, сидел молодой парень в красной мантии адепта отделения Надстихий. Его лица, как и знака направления видно не было, только неопрятного вида светлые волосы с небольшой рыжиной, свисающие до плеч.
   - Здравствуйте, - вежливо обратилась я. - А где учитель Ристэ?
   - М. Сейчас. Подождите немного, - невнятно отозвался парень, голос которого показался мне знакомым.
   Я терпеливо ждал на протяжении минут десяти. Когда мне это надоело, и я собралась напомнить о себе, парень внезапно захлопнул книгу, отложил перо и радостно выдохнул:
   - Закончил.
   После этого он наконец-то повернулся ко мне, и я смогла его рассмотреть: симпатичный, вот только сильно уставшее лицо с резкими чертами, запавшие серые глаза и черные круги под ними вкупе с сутулившимися плечами придавали парню несколько затравленный вид. На левой стороне его мантии, под альбатросом, красовались пять вертикальных полосок, а на правой - уже знакомый мне силуэт человечка черного цвета, над которым располагались пересекающиеся окружность и круг серого цвета - знак магии теней.
   - Привет, - дружелюбно улыбнулся старшекурсник. - Наставника нет в Академии. Он отправился куда-то по поручению ректора.
   Зайти в первую очередь в кабинет определенно было правильной мыслью, а то бы бесполезно провела остаток дня за поисками.
   - И когда он вернется?
   - Не знаю, - пожал плечами мой собеседник. - Но точно не раньше конца месяца.
   - Плохо, - пробормотала я, нахмурившись.
   Конец месяца - это как раз конец следующей недели, день свободного выхода в город. Но перед этим будет еще одно занятие алхимии. Конечно, пропуск одного занятия не страшен, однако хотелось бы разобраться с этим побыстрее.
   - Что-то случилось? - поинтересовался адепт теней.
   - Да, - ответила я и задумчиво на него посмотрела. - А ты собственно кто?
   - О, прости, забыл представиться. Стефан Фирс, адепт теней, пятый курс, личный ученик Наставника Ристэ. А ты, видимо, первокурсница из группы Наставника?
   Кивнув в ответ, я представилась:
   - Ника. Я не совсем понимаю, в чем различие учителей и Наставников?
   - Ну, у нас в Академии адепты в основном занимаются группами под руководством разных учителей, - начал объяснять Стефан. - Но если у адепта редкое направление или он чрезвычайно талантлив, ему дается Наставник для более углубленного изучения. Но это происходит только после сдачи выпускных экзаменов третьего курса. Я, например, на своем потоке был единственным теневиком, поэтому мне дали Наставника.
   И тут я все-таки вспомнила, где слышала его голос: в библиотеке, там он говорил нечто похожее.
   - Спасибо за разъяснение, - поблагодарила я.
   - Не за что. В конце концов, мы оба подопечные Ристэ, а его многие в Академии недолюбливают.
   - Почему это? - спросила с любопытством.
   - Он гений. Ему еще нет и пятидесяти, а он уже магистр. Многие завидуют и считают Наставника выскочкой, вот и вашу экспериментальную группу на него спихнули.
   Ого, как много интересной информации. Не зря я сюда зашла, ой, не зря. И, кажется, я теперь знаю, к кому можно обращаться за помощью.
   - Слушай, Стефан, - я с милой улыбкой обратилась к нему. - Ты случайно не знаешь, что делать, если тебя выгнали с урока алхимии и сказали больше там не появляться?
   Парень весело усмехнулся:
   - Уже взорвала что-то на занятиях Рогуса?
   - Почти, - я плутовато улыбнулась и в красках описала события, произошедшие несколько часов назад.
   Под конец моего рассказа Стеф расхохотался и даже слегка мне поаплодировал - у этого парня определено есть чувство юмора.
   - Поздравляю, - произнес он, отсмеявшись. - Думаю, вы в этом году первыми вывели его из себя.
   - Видимо, это часто случается?
   - А то, - хмыкнул теневик. - Рогус - странный мужик. Но договориться с ним легко. Открываешь список алхимических ингредиентов, выбираешь один из них в зависимости от тяжести своего проступка, приносишь ему, и инцидент исчерпан - можешь вернуться на занятия.
   - Практично, - заметила я. - И как определить, что именно выбрать и в каком количестве?
   - Ну, это приходит с практикой, - усмехнулся Стефан. - И с мудростью старших. Кажется, у меня где-то валяется перечень, составленный из опыта нескольких поколений адептов. Думаю, к завтрашнему дню я его отыщу.
   - Благодарю. Ты сильно меня выручаешь.
   - Сделай доброе дело, и оно к тебе вернется, - хмыкнул парень. - Кстати, так навскидку, твоей подружке нужно принести что-нибудь редкое растительное, но при должном старании это можно найти в нашем Лесу. А вот тебе придется ждать дня Свободы, когда можно выходить в город, благо он скоро, потому что всякие камни и порошки в Академии не добудешь, да и раскошелиться придется.
   - Бездна! - выругалась я. - Что за несправедливость?
   - А что ты хотела, - пожал он плечами. - У тебя получился не безобидный дымок. Угроза здоровью адептов и прочее.
   Я только кисло вздохнула.
  
   ***
   Чем занимаются провинившиеся адепты в свой законный выходной? Правильно: собирают какую-то жутко полезную траву в Лесу, где зачарован чуть ли не каждый кусочек земли, вследствие чего его территория в несколько раз больше, чем должна быть. И вот мы с самого утра ползаем в полумраке под густыми кронами деревьев, плохо пропускающими свет Каосса, чтобы выкопать шесть видов редкой травки, необходимой алхимику. И самое печальное, что мне это ничем не поможет: Стефан сдержал слово и передал нам перечень алхимических ингредиентов, и память его не подвела - мне для допуска к занятиям нужен огненный порошок, а в Академии его взять негде, все-таки вулканические острова Империи расположены довольно далеко от столицы (но недостаточно далеко для купцов и торговцев). К счастью, Накир не отказал сестре в помощи, а вместе с ним притащился и Гирен. Правда, и растения эти было не так уж легко найти, поэтому мы вчетвером копались здесь уже пятый час.
   Дойдя до стены, я устало вздохнула и решила, что мой соседский долг на сегодня выполнен. К тому же большую часть мы нашли, с остальным ребята сами справятся. А мне еще нужно придумать, как выбраться с территории Академии. Конечно, свободный для выхода день будет уже через неделю, но я же не собираюсь все пять лет сидеть взаперти, имея возможность выходить в город лишь раз в месяц. Это точно не по мне.
   Кое-какие размышления по этому поводу у меня уже были. Самый очевидный путь - спросить у Стефана. Старшекурсники точно могут выбираться из Академии, когда захотят, иначе не было бы в столице так много услуг студентов-магов: горожанам - экономия, адептам - практика и небольшой заработок. Причем, руководство Академии наверняка в курсе (не может то, что настолько широко известно по всей столице, пройти мимо них), но закрывает на это глаза. Вот только, не уверена, что мне, адептке чуть меньше месяца, поведают эту тайну. С другой стороны, Стефан не выглядел заносчивым и высокомерным, так что, думаю, есть шанс на его помощь.
   Прокручивая в голове разные варианты озвучивания своей просьбы, я сидела прямо на траве, расслабленно прислонившись к стволу широкого дерева. Здесь было довольно приятно, и от настоящего леса атмосфера практически ничем не отличалась: все вокруг было довольно естественным, чувство искусственности, как это бывает в разведенных людьми садах, не возникало. Тут даже мелкие животные водились, правда, на глаза они почти не попадалась: видимо, пуганые уже.
   Ради интереса решила преобразовать зрение и посмотреть, что же здесь такого сделали маги, предварительно убедившись, что никого поблизости нет. Ну, что сказать, наворотили тут знатно: впервые вижу такое тесное переплетение магической нитей, у меня даже голова разболелась, пока я пыталась проследить, какие нити куда идут и откуда берутся. Вся почва была в этих переплетениях, но удивило меня то, что даже растения имели в себе какие-то закрученные плетения. Конечно, они были не такие уж яркие и располагались внутри, но заметить их можно было. Особенно у крупных деревьев, это в травинки я вглядывалась, наверное, минут десять, прежде чем заметила тонкие нити и в них.
   На самом деле все эти переплетения магических нитей очень красивые, думаю, ремесленники не отказались бы повторить их в своих изделиях в виде замысловатых узоров. И сейчас я откровенно любовалась даже не нитями, а тонкими канатами в дереве напротив. Они проходили через ствол, а потом разделялись на более тонкие и в точности следовали за ветвями, наверное, были и в листьях, но с такого расстояния я не могла разглядеть настолько тонкие нити. А вот одна из крупных веток колыхается над трехметровой стеной, и ее магическая составляющая как-то странно реагирует на магическую защиту стены, размывая ее, что ли. Я задумчиво наклонила голову, внимательней вглядываясь, когда до меня дошло. ЧТО?!
   Я вскочила на ноги и в один момент приблизилась к стене, до рези в глазах вглядываясь в заинтересовавший меня феномен. Действительно, четкая структура магического купола, накрывавшего всю территорию Академии, через который нельзя пройти без соответствующего разрешения, в месте соприкосновения с веткой исказилась, оставляя довольно заметные прорехи. Видимо, разные плетения мешают друг другу, и возникают такие вот искажения. Я расплылась в широкой улыбке, радостно хлопнув в ладоши, мне определенно очень крупно повезло: кажется, я нашла необходимую лазейку.
   Следующие пару часов я бегала вдоль стены, пытаясь найти такое искажение, где я смогла бы пролезть, не касаясь сигнальных нитей. За это время я залезла, наверное, на полтора десятка деревьев, изучая искаженную защиту вблизи и примериваясь к тому, как через нее пробраться. Честно говоря, удобного пути как такового здесь не было. В любом случае, придется изворачиваться так, как не всякие циркачи умеют, но, слава Покровителям, я от природы гибкая и довольно худощавая, правда, с моим ростом будет не очень удобно, но это уже мелочи. Пробный поход в город решила устроить через несколько дней, мне, конечно, не терпелось отправиться прямо сейчас, но я решила все-таки не торопиться и тщательно подготовиться. Да и может, место получше найти удастся.
   Ребята к тому времени, наконец, закончили со сбором растений. И грязные, уставшие, но довольные мы убрались-таки из Леса.
   - Ты чего такая довольная? - подозрительно спросил у меня Линг, наблюдая за моей мечтательной улыбкой.
   - Предвкушаю принятие ванны, вкусный ужин и теплую постельку, - пожала я плечами и иронично спросила: - А ты нет?
   - Я тоже, - кивнул Гирен и угрюмо добавил: - Больше я в этот Лес ни ногой.
   Я тихо хмыкнула, но вместо меня ответил Накир:
   - Не зарекайся, - парень был просто образцом спокойствия, ни тени раздражения не промелькнуло на его лице за все время пребывания в Лесу. - Я просто уверен, что мы там окажемся еще не раз.
   Линг передернул плечами и ворчливо буркнул:
   - Ну, можно же мне помечтать.
   Мы с Лисене весело переглянулись, даже на лице Накира промелькнула слабая усмешка на это наивное замечание. Так, с подтруниваниями и смешками, мы и разошлись по своим комнатам, посвящая остаток дня личным делам. Я лениво листала учебники, готовясь к завтрашним урокам. На мой взгляд, ничего особо сложного мы сейчас не проходили - шла в основном теория, к магии пока имеющая косвенное отношение. Поэтому особого рвения в учебе я не проявляла, собственно, большую часть времени я была занята исследованиями ходов. И сейчас моя деятельная натура искала себе новое развлечение.
   Понедельник прошел обыденно: после занятий я еще раз обследовала стену в Лесу и определилась с местом, запланировав свой поход в город на следующий день, откладывать его я не видела смысла. Поэтому после изматывающей тренировки учителя Гирса, на которой он издевался над нами, заставляя напрягать каждую мышцу тела, я позволила себе лишь час проваляться на кровати, отдыхая и восстанавливаясь. После чего споро переоделась, собрала сумку и покинула комнату, пока не вернулась Лисене, объяснять что-либо соседке было бы утомительно. Она, конечно, милая девушка, но давать лишнюю информацию о себе и своих делах я не приучена, а так и вопросов никаких не возникнет - врать не придется.
   Погода пока радовала своей ясностью, хотя стало уже ощутимо прохладнее. Я поплотнее запахнула легкую тканевую куртку и неторопливо направилась к Лесу, лениво провожая взглядом прогуливающихся адептов. Примерно через полчаса я добралась до места назначения и еще раз внимательно осмотрела искажение в магическом куполе. Удовлетворено кивнула увиденному, закрепила сумку на поясе с помощью специальных ремешков и полезла на дерево. Делом это было привычным, а учитывая толщину его ствола и шероховатость коры, и вовсе не затруднительным. Вскоре я добралась и до нужной ветки, она была достаточно крепкой, чтобы лишь немного прогнуться под моим весом. Пробираться между сплетенными магическими линиями в прорехе купола было нелегко: приходилось изгибаться и перекручивать собственное тело в такие позы, что увидеть меня акробаты позавидовали бы моим талантам. Мышцы ныли, в спине что-то похрустывало, а тело дрожало, непривычное к таким нагрузкам, тем более после недавно прошедшей тренировки. Но я привычно отрешилась от неприятных ощущений. Замерев в непривычной позе, осмотрела улицу под стеной и, убедившись в отсутствии прохожих, полезла вниз, пытаясь не задеть последние нити купола. Стена была довольно старой, и мелких выемок и выступов на ней хватало, поэтому спуск не должен вызвать особых затруднений.
   Наконец мои ноги коснулись мостовой, и я отцепила от стены немного подрагивающие от напряжения руки. Фу-ух. Вот я и выбралась из Академии. Правда, терзают меня сомнения, что способ я выбрала несколько экстремальный, и где-то должен быть путь полегче. Ладно, поищу его попозже. А сейчас займусь делом.
   Привычно накинув капюшон и убрав сильно выделяющиеся волосы, я отправилась в ближайшую алхимическую лавку. Находилась она как раз рядом с Академией, на площади Аргусава, рядом с прочими лавками магического направления. Увы, мне не повезло. Эта лавка торговала только самыми простыми и дешевыми реагентами, посудой и прочими принадлежностями. Поэтому пришлось идти в Торговый квартал, где алхимических лавок было целых шесть штук. Дорога заняла чуть больше двух часов, поскольку Торговый квартал располагался почти у Западных ворот. Обойдя все шесть лавок, обнаружила, что огненный порошок есть в четырех из них и стоит шазгово дорого, причем везде цена одинаковая, так что найти место, где его можно купить подешевле у меня не получилось. Расставаться с тремя золотыми было ужасно жаль, ведь на эти деньги в столице можно прожить недели две, а где-нибудь в провинции и несколько месяцев, но пришлось. И вот я стала счастливой обладательницей небольшого мешочка с оранжево-красным порошком, который станет моим пропуском на занятия алхимии. И твердо пообещала себе быть внимательной и не варить неправильные зелья, иначе я такими темпами скоро разорюсь.
   Дел у меня больше никаких не было, а день только недавно перевалил за полдень, поэтому я решила отправиться в "Синий путь": узнать новости, послушать сплетни и, конечно же, вкусно поесть.
   Столица привычно шумела, прохожие спешили по своим делам, не обращая особого внимания на окружающих. В общем, я наблюдала привычную картину будней крупного и многонаселенного города, по которой за месяц успела уже изрядно соскучиться. Так, неспешно шагая в толпе людей, я и добралась до трактира Наставника. Здесь тоже все было неизменным: вышибала Горк на лавке у двери, Зольдек за стойкой и половина столиков занята посетителями.
   - Светлого дня, - поздоровалась я с хозяином, подойдя к стойке.
   Мужчина тепло мне улыбнулся и кивнул.
   - Ну как ты, девочка? - спросил он, протягивая мне стакан моего любимого сока.
   - Отлично, - я пожала плечами. - Ни во что не ввязывалась, вела себя тихо. В общем, спокойная жизнь без проблем.
   - И полная разочарования и скуки, - добавил усмехнувшийся Зольдек.
   Я скривила гримасу, полностью отражающую мое отношение к подобной беспроблемной жизни.
   - Однако придется тебе еще поскучать, - ничуть не проникся состраданием Наставник. - Тагус все никак не успокоится. Его шестерки постоянно крутятся у моего трактира, тебя высматривают.
   - Чего это он? - удивилась я. - За месяц должен был остыть и понять бесполезность подобных методов.
   - Видимо, ты в конец его достала, - съехидничал мужчина, но тут же посерьезнел: - Ходят слухи, у Тагуса серьезные проблемы появились. Вот он и бесится, а заодно ищет любую возможность выкрутиться.
   - Проблемы? У Тагуса? Неужели поссорился с Маоном? Хотя не настолько же он идиот. Или, - я с восторгом спросила: - наступил на хвост ищейкам?
   - Как вы, однако, друг друга "любите", - хмыкнул Наставник. - Почти угадала. Только проблемы у него возникли после того, как кто-то убрал Маона.
   - Да ладно! - неподдельно изумилась я. - Неужто в гильдии убийц смена власти? Мне казалось, после того, как Маон крепко проредил свой гадюшник пару лет назад, никто не осмелится идти против него.
   - Никто из местных, - поправил меня Зольдек. - А вот пришлые вполне. Только после убийства Маона о них больше ничего слышно не было. Вот Тагус и бегает. Даже к твоему дружку обращался, - и кивком указал куда-то вглубь зала.
   Я обернулась и действительно увидела человека, которого встретить здесь совсем не ожидала. За самым дальним столом в углу сидел человек с длинными, закрывающими практически все лицо, черными волосами, отливающими синевой. Он лениво ковырял вилкой в тарелке и осматривал зал. Увидев меня, приветливо качнул головой.
   - А он что здесь делает, - удивленно пробормотала себе под нос и уже громче: - Наставник, я вас оставлю.
   - Иди уж, - махнул он в ответ.
   Нетерпеливо вскочив со стула, я поспешила к дальнему столу, по дороге рассматривая длинноволосого мужчину и пытаясь понять, что заставило его выбраться из своего убежища на "Дне". Ничего необычного в его облике не было: расслабленная поза, обычная для горожан одежда, перекинутый через спинку стула плащ, умиротворенная улыбка на лице.
   - Светлого дня, Дарэл, - поприветствовала я его. - Что ты забыл в городе?
   - Отличное приветствие некроманту, Ника, - иронично улыбнулся тот в ответ. - Я тоже рад тебя видеть.
   Я лишь фыркнула на прозвучавший упрек и вопросительно уставилась на него.
   - Ну, надо же мне периодически выбираться под свет Каосса, - хмыкнул Дарэл, чуть пожав плечами. - Да и дело у меня тут было. Заказ по профессии, так сказать.
   - Потрошил труп Маона по просьбе придурка Тагуса? - я тут же подалась вперед, желая разузнать подробности.
   - Слухи уже вовсю гуляют, а я только несколько часов как закончил, - притворно удивился он.
   - Ха. С самого начала было понятно, что этот урод к тебе обратиться. На "Дне" некромантов больше нет. Из магов там только недоучки-неудачники. Ты там один такой оригинал, маг с дипломом.
   - Не самое плохое место, чтобы спрятаться, - равнодушно пожал плечами мой собеседник. - Тем более с твоей подачи я тут неплохо освоился. Кстати, мне тут интересно стало, что вы с Тагусом не поделили.
   В ответ я только скривилась.
   - Эй, хватить ходить вокруг да около. Выкладывай все, что узнал, - поторопила его.
   - Любопытная, как и всегда, - мужчина покачал головой. - Ладно, слушай, но ничего стоящего выяснить не получилось. Убийство явно показательное. Маона нашли в запертом кабинете с работающей магической защитой (а на защиту своей тушки он никогда не скупился). Причина смерти - тут сказать затрудняюсь. Его буквально распяли на стене и распотрошили, причем некоторое время жизнь в нем поддерживали заклинанием. Собственно, после того, как заклинание развеяли, он и умер. Еще занимательно, что конечности у него были переломаны, и вместе со следами крови и внутренностями на стене все это чем-то походило на искаженное изображение паука.
   - Так, стоп! - я выставила вперед руку, останавливая увлекшегося некроманта, его порой на профессиональных темах сильно заносило. На воображение я никогда не жаловалась, и сейчас пришлось бороться с подступающей тошнотой и отгонять картины, одна мрачней другой. - Давай без кровавых подробностей.
   - Ты же просила рассказать тебе все, - усмехнулся Дарэл.
   Вот же... злопамятный. Я одарила его весьма выразительным взглядом.
   - Ну, ладно, - хмыкнул он и продолжил: - Больше там кровавых подробностей и не было. Если не углубляться в описание трупа, конечно.
   - Дарэл! - не сдержалась я.
   - Да понял я, понял, - заявил он, радостно скалясь. - В общем, дальше я допрашивал труп, и душу, она еще не успела далеко уйти. Маон и сам не в курсе, что за люди его "навестили". Проникли в запертый кабинет, не потревожив защиту. Двое в масках и с измененными голосами. Поставили перед фактом, что Маон теперь должен подчиняться им. Вели себя подчеркнуто грубо. Наш главный убийца, естественно, сначала опешил, потом послал их и собирался уже поставить гостей на место с помощью нескольких весьма интересных артефактов. Но не успел. Ну, а дальше ты знаешь. Гости, кстати, после не произнесли ни слова и никак не реагировали на мольбы и обещания Маона. Один из них и был целителем, устроившим столь интересную композицию из человеческого тела в посещенном мною помещении.
   - Ты можешь быть чуть менее циничным, говоря о смерти? - недовольно произнесла я. - А то однажды станешь таким же маньяком, как этот... целитель.
   - Не вижу в смерти ничего необычного, - пожал плечами некромант. - Весьма трагичное, но очень распространенное явление. И на счет целителя ты не права. Ему его работа точно не доставляла никакого удовольствия, иначе бы его эмоции примешались к эманациям смерти. Думаю, это было что-то вроде показательной казни. Чтобы все тряслись от страха и послушно выполняли приказы. Уж слишком явно провоцировали Маона.
   Я вздохнула, понимая, что убедить некроманта, более трепетно относиться к чужой смерти, у меня не получится. Новости он рассказал интересные, но пока для меня они не особо важны. Если у столичных ночников сменится власть, напрямую меня это не коснется, так как ни в одну гильдию я не вхожу, выполняя частные заказы. Да и в ближайшее время я буду занята обучением в Академии.
   Подозвав служанку, я наконец-то заказала себе поесть. Вскоре еду принесли, и пока я уплетала вкуснейшую, да и привычную с детства, стряпню местной поварихи, Дарэл делился последними новостями обитателей "Дна". Кто что украл, кого и когда убили, кто появился, кто ушел, кто приходил, что продавали и прочее.
   Когда моя трапеза подошла к концу, а некроманту надоело рассказывать сплетни, и он зачем-то начал меня внимательно рассматривать, я поинтересовалась весьма важным вопросом.
   - Слушай, Дарэл, а как же метка? Ты же из-за нее и спрятался на "Дне".
   - Хм? Что? - рассеяно отозвался он. - Метка? Я просто ауру приглушил. Если маги внутрь вглядываться не будут, никто и не заметит.
   - Ауру можно приглушить? - всерьез заинтересовалась я, может, узнаю что-нибудь интересное о магии.
   - Угу, - невнятно отозвался некромант, а потом почему-то удивленно поднял брови, чему-то кивнул, хмыкнул и с этаким интересом посмотрел на меня.
   Подобный взгляд не мог меня не нервировать, поэтому я ответила ему недовольно нахмуренным лицом и нервно спросила:
   - Что такое? Что ты там рассматривал?
   Дарэл опять хмыкнул, откинул мешающие ему волосы и начал откуда-то издалека:
   - У всех живых существ есть аура. По сути, это отображение энергетической составляющей. Причем не только тела, но и души, если она есть. По ауре человека можно определить его состояние, магический дар, некоторые даже настроение умудряются по ней читать, и прочее. Аура одаренных магическими силами ярче и насыщеннее, чем у неодаренных. Маги умеют приглушать свою ауру, выглядя обычным человеком. Чтобы рассмотреть наличие магического таланта, нужно вглядываться вглубь ауры. Собственно, аура неинициированных магов именно такова, пока не пробудится Дар, после чего всем сразу становится видно, что этот человек именно маг. Если долго тренироваться, ауру можно скрыть полностью. Еще на ауру можно цеплять всякую гадость, типа маячков и следилок, бывают и более серьезные пакости, которые могут навредить. Обычно избавиться от этих гадостей несложно, но бывают и исключения, например, та демонская метка, из-за которой я вынужден скрываться. Поэтому мне интересно, что на тебе делает следящая тень? - и улыбнулся так, заинтересовано-предвкушающе.
   По мере его рассказа я поняла, что Дарэл, видимо, рассматривал именно мою ауру и, судя по всему, рассмотрел наличие у меня магического дара. Но вот известие о некоей следящей тени меня полностью ошарашило. Впрочем, кто меня ею "наградил", я догадалась сразу. Шазгов куратор - маг теней, больше некому. Есть еще, конечно, Стефан, но ему вроде как незачем за мной следить. А вот куратор совсем другое дело, учитывая то, что именно он меня поймал на исследовании тайных ходов.
   - И что эта тень делает? - кое-как взяв себя в руки, решила понять, насколько все плохо.
   - Вообще-то я не маг теней, - протянул некромант, однако, увидев мой умоляющий взгляд, сдался. - Но был у меня в Академии друг, которого все называли гением, - мне не удалось скрыть удивления, и маг ехидно усмехнулся: - И который частенько рассказывал мне о своих экспериментах с тенями. Так вот, его тени, прикрепляясь к ауре объекта, позволяли ему отслеживать местонахождение этого объекта, а при необходимости тень могла и поделиться всем, что слышала, находясь в ауре объекта.
   Все демоны Бездны! Это же надо было так попасть! Шазг! Все очень-очень-очень плохо!
   - Да не волнуйся ты так, - продолжал веселиться некромант, глядя на мое паникующее лицо. - Заклинание от прослушивания, лично мною доработанное, стало моей ежедневной привычкой с тех пор, как я поселился на "Дне". И первую модификацию я сделал после того, как наслушался от одного гения о возможностях его теней-шпионов.
   Эта информация меня ничуть не успокоила. Я принялась лихорадочно вспоминать все, о чем говорила. К счастью, привычки разговаривать вслух у меня никогда не было. А вот разговор с Наставником довольно опасен. Слава Покровителям, мы почти не говорили о делах. Но общий смысл разговора намекает на то, что с незаконной стороной столицы я, как минимум, знакома. А ведь еще влететь может за самовольный выход за территорию Академии. И как вообще можно жить, зная, что постоянно находишься под наблюдением!
   - Не все так плохо, - вклинился в мои мысли сочувствующий голос Дарэла. - Не думаю, что человек, нацепивший на тебя тень, пристально за тобой следит, - и пояснил на скептичное выражение моего лица. - У него наверняка слишком много работы, чтобы постоянно интересоваться жизнью каких-то сопливых адептов. Тем более у него слишком много теней, чтобы внимательно слушать каждую из них. А на самовольный уход с территории Академии все преподаватели давно смотрят сквозь пальцы, - и посмотрел на меня этак покровительственно.
   М-да. Как быстро, однако, раскусили место моего нынешнего пребывания. Хотя, признаюсь честно, слова мага меня несколько успокоили, но настроения не улучшили. С другой стороны, мне невероятно повезло, что я об этом узнала сейчас, иначе даже не представляю, как бы я выкручивалась в будущем.
   - Эту гадость можно убрать? - недовольно поинтересовалась я.
   - Можно. Любой маг, умеющий работать с собственной или чужой аурой, справится. Но не советую избавляться от тени сейчас. Это неизбежно вызовет вопросы, ведь самостоятельно избавиться от нее ты пока не можешь.
   Я тяжко вздохнула.
   - И что мне делать? Есть какие-нибудь варианты? - с надеждой посмотрела на некроманта.
   Тот задумался, наклонив голову набок и будто к чему-то прислушиваясь. Нахмурился и отрицательно покачал головой.
   - Ты что-то придумал? - подалась я вперед.
   - Тебе этот способ не подойдет, - покачал головой Дарэл.
   - Что за способ? - нахмурилась я, продолжая цепляться за последние соломинки. - Ты сначала расскажи, а я уже потом решу.
   Мужчина чуть поколебался, пожал плечами и начал рассказывать:
   - Я могу создать небольшой артефакт, который будет копировать ауру. Тень привязана именно к параметрам ауры. Если маг приглушит свою ауру, а рядом будет находиться артефакт с параметрами его полной, более насыщенной ауры, то тень перейдет на артефакт. Но долго он плотность ауры удерживать не сможет, часов восемь-девять, после чего начнет слабеть, и тень, не найдя объект привязки, вернется к хозяину. Тебе этот способ не подходит, приглушать ауру ты не умеешь, а научиться сможешь только после пробуждения Дара, да и тренировки могут занять месяцы, а у некоторых и годы. Гораздо раньше ты научишься очищать свою ауру от этой гадости самостоятельно.
   Действительно, не очень удачный вариант. Похоже, придется мне смириться с наличием этой шазговой тени и даже не помышлять о не слишком законных делах.
   - Но все равно, - упрямо произнесла. - Сделай мне этот артефакт. Мало ли, вдруг пригодится.
   Маг скептично фыркнул.
   - Ну да, я буду тут горбатиться, делать артефакт, а она им ни разу и не воспользуется.
   - Ха. Эгоист. Лучше иметь заначку, чем ее не иметь. Рано или поздно пригодится, - и, все еще видя скептицизм в его взгляде, вкрадчиво добавила. - А может мне стоит рассказать одному теневому гению, где прячется его друг по академии?
   - Ты меня шантажируешь? - удивился длинноволосый некромант и, не удержавшись, расхохотался.
   Все то время, что он смеялся, я сидела с кислым выражением лица, буравя мага тяжелым взглядом. Наконец, он успокоился.
   - Ладно, ладно, не смотри на меня так. Сделаю я его тебе, сделаю. Думаю, как раз к концу недели успею. Заберешь его у меня.
   Не удержавшись, расплылась в улыбке. Настроение тоже немного улучшилось.
   - Спасибо, Дарэл, - и, кое-что вспомнив, добавила: - Кстати, а артефакт от прослушки можешь сделать?
   - Твои аппетиты растут не по часам, - пробормотал мужчина, после чего тяжко вздохнул. - Ладно, сделаю несколько, но они будут недолговечными. А еще с тебя изумруд, взамен того, что я использую на твой артефакт фантома.
   - Жлоб, - фыркнула я на его мелочность.
   - Есть, у кого учиться, - вернул колкость некромант.
   Поболтав еще пару минут о пустяках, я договорилась о следующей встрече с Дарэлом, кивнула на прощание Наставнику и покинула гостеприимное заведение. Пожалуй, хватит с меня на сегодня столицы, пора возвращаться в Академию.
  
   ***
   Очередное занятие медитации. В зале царит полная тишина, нарушаемая лишь тихим, размеренным дыханием. Адепты пытаются медитировать, мастер Ватерас внимательно за нами наблюдает. Уж не знаю, на что именно, он там смотрит. Но в конце любого занятия каждому адепту он рассказывает об ошибках и дает советы, а во время самого занятия он иногда подходит к кому-нибудь и дает негромкие указания, поэтому легкой "Медитация" не была, как могло показаться на первом занятии. Может показаться, что одного дня в неделю недостаточно, но, видимо, на этот зал были наложены какие-то заклинания, помогающие сосредоточиться, потому что самостоятельные медитации не были столь успешными. К слову, от этих занятий я не отлынивала: меня сильно впечатлила первая короткая лекция мастера Ватераса, и я усердно занималась. Даже во время исследований тайных ходов я старалась высыпаться перед занятием, чтобы ненароком не заснуть во время медитации. Впрочем, никто в нашей группе не был настолько глуп, чтобы пренебрегать словами целителя. Наверное, поэтому мы и шли с некоторым опережением, как сказал нам учитель. Так на прошлой неделе мы начали учиться чувствовать Силу, а к концу занятия среди нас уже появился уникум, достучавшийся до своей Силы - Златовласка, принц то есть.
   К сожалению, у меня пока ничего не получалось. Избавляться от лишних мыслей и слушать свое тело я научилась, но следующий этап - погрузиться вглубь (то ли тела, то ли сознания) - никак не продвигался. Да, иногда казалось, что вот-вот я ухвачу это состояние, но каждый раз оно срывалось. Наверное, я чего-то не понимаю. Я разочарованно выдохнула. В конце занятия нужно будет подойти к магу и уточнить, что конкретно он имел в виду под этим "погружением". Бездна! А мне ведь жуть как любопытно увидеть эту пресловутую Силу! Спрашивать же у Златовласки не позволяет гордость и мое откровенно прохладное отношение к аристократам, тем более столь титулованным. Видимо, придется ждать, что произойдет раньше: я лопну от любопытства или таки увижу свою Силу.
   "Хочешь увидеть ее прямо сейчас?" - прозвучал мягкий голос с легкой ехидцей у меня в голове.
   Ого! Неужели заговорил "разум"? Ха! Он еще спрашивает. Конечно же: "Да"!
   "Хех", - раздался смешок. И...
   ...я упала. Или скорее провалилась. Не телом - разумом, или сознанием. Несколько мгновений чистейшей радости свободного падения - и я оказалась посреди океана огня. Странного огня, не обжигающего, ласкового и ластящегося как котенок. Это и есть моя Сила? Я рассеяно оглянулась: вокруг был лишь огонь, и ничего кроме огня. Но это совсем не пугало, наоборот, здесь было хорошо, уютно, как в доме, том доме, что остался в далеком детстве и сейчас похоронен в глубинах памяти.
   Тем временем пространство вокруг неуловимо изменилось. Я не сразу поняла, но вокруг меня появлялось все больше огня, он тянулся ко мне, кажется, норовил впитаться в меня. И тут меня что-то будто схватило за шиворот и потянуло вверх...
   ...судорожно вдохнув, я распахнула глаза и вновь оказалась в зале для медитаций. Сидя на горящей подушке. Но запаниковать я не успела, мастер Ватерас сделал рукой какой-то пас - и огонь неохотно погас. С некоторым удивлением обнаружила под собой абсолютно целую, нетронутую подушку.
   - Я же говорил не заходить слишком далеко, - укоризненно произнес маг, на что я лишь скромно потупилась, изображая раскаяние, а мужчина тем временем обратился к остальным. - Что ж, вот вам наглядная демонстрация, почему я рекомендую вам "погружаться" только на занятиях, в моем присутствии. В худшем случае вы можете нарваться на самостоятельную инициацию. Поэтому еще раз напоминаю: до обряда не следует прикасаться к Силе, просто наблюдайте. На счет вас, адептка Ника, - целитель вновь обратился ко мне. - Попробуйте еще раз, но в этот раз последуйте, пожалуйста, моим советам.
   Я кивнула и вновь сосредоточилась, начиная постепенно, с самого первого этапа - очищения мыслей. В этот раз трудностей, которые я подспудно ожидала, не было; как и говорил учитель: по проторенной дорожке идти легче. Знакомое ощущение падения - и я вновь в странном месте, где покоится моя Сила. Только на этот раз я с трех сторон окружена пустотой, а впереди на расстоянии дюжины шагов колыхается огненное море. Помня о словах мастера Ватераса, я не стала подходить к нему, лишь наблюдала, завороженная причудливыми плясками огненных языков.
   Учитель хлопнул в ладони, объявляя конец занятия. Кратко обозначив прогресс каждого адепта, он распустил нас. Следуя сложившейся традиции, мы в привычной компании (я, Лисене, Накир, Гирен и Факир) направились в столовую, обсуждая прошедший урок.
   - Что это было? Как у тебя получилось? Что там? Как это выглядело? - меня забросали вопросами и просьбами рассказать.
   И я честно попробовала рассказать:
   - Честно говоря, это получилось случайно, - ну, не рассказывать же им о живущих в моей голове голосах. - У меня долго не получалось понять, как нужно "погружаться". И, в конце концов, я решила просто упасть. Недолгое падение, и я стою в пустоте, а впереди - море огня. Как-то так.
   - Так твоя Сила - Огонь? Круто! - восхитился Линг.
   - Видимо так, - пожала я плечами, это было очевидно.
   - А из-за чего загорелась подушка? Я имею в виду, какие твои действия привели к этому? - заинтересовался обычно флегматичный Накир.
   - Ну, кажется, это из-за того, что я прикоснулась к своему Огню, - задумчиво протянула я. - Я слишком удивилась и забыла о наставлениях мастера Ватераса.
   - Вот как, - отозвался парень. - Буду иметь в виду. Спасибо за информацию.
   - Да не за что.
   Все-таки Накир, на мой взгляд, чересчур серьезен. И собран. Не удивлюсь, если следующим свою Силу увидит именно этот парень, и, не сомневаюсь, он ставить сомнительные эксперименты точно не будет.
  
   ***
   Пока мои одногруппники усердно изучали алхимию под руководством учителя Рогуса, я привычно засела в библиотеке. Мне не хотелось распространяться о том, что я самовольно покидала территорию Академии, так что огненный порошок был припасен на следующую неделю. К тому же сегодня занятие было теоретическое, поэтому я могу позже одолжить записи у аккуратной Лисене, дисциплинированного Накира или у обоих сразу. Чтобы уж точно нигде не ошибиться. Впрочем, времени зря я не теряла и сейчас изучала книги по началам алхимии. Вот только то ли книги попались бездарно написанные, то ли сам по себе предмет был скучен, но надолго меня не хватило. Со вздохом отложив алхимию, потянулась к тому, к чему изначально и тянулись мои руки: древние трактаты по истории магии, рекомендованные профессором Гавиние. Хотя не думаю, что кто-то еще возьмется их читать: даже при наличии академического перевода с древних языков на имперский понимать текст было сложно, слишком уж специфичен был оригинал. Зато содержание здесь было гораздо интереснее той же алхимии, если сумеешь продраться сквозь витиеватость и пространность мыслей автора, конечно.
   Проведя несколько часов за книгами, я решила, что на сегодня мой ученический долг выполнен. На самом деле, мне было немного скучно, слишком уж отвыкла я от спокойной жизни: нет рисковых заказов, ночных прогулок по крышам, ощущения погони в затылок (хотя как раз от повторения этого аспекта я бы отказалась), радости от успешно выполненного дела и всего прочего. Пожалуй, я просто забыла каково это: жить нормальной жизнью, когда в одном месте можно оставаться больше чем на пару месяцев, не нужно постоянно носить плащ с капюшоном, а упоминание императорских ищеек не вызывает инстинктивное содрогание.
   Сдав книги и тепло попрощавшись со старичком-библиотекарем, я направилась в столовую: снаружи уже были сумерки, а значит пришло время ужина. Спуститься на первый этаж - дело нескольких минут. Вот только сегодня перед столовой было слишком оживленно.
   - А ну, повтори! - раздался чей-то злой громкий голос.
   Подойдя к небольшой толпе адептов, увидела двух спорящих парней, бывших причиной этого переполоха. В одном из них с удивлением узнала Стефана Фирса, теневика с пятого курса, с которым я недавно познакомилась в кабинете нашего куратора. Его оппонентом был высокий пепельный блондин с породистым лицом и несколько длинноватым, на мой взгляд, носом. Судя по синей мантии с пятью полосками и изображением вихря - воздушник с пятого курса. Вышеназванную фразу выкрикнул именно он.
   - У тебя проблемы со слухом? - ехидно отозвался Стефан. - Ну, тогда специально для тебя: теория Гоффе определенно верна, пример этому наблюдаю собственными глазами. А если дело не в слухе, ничего не поделаешь, - со смешком парень пожал плечами.
   Воздушник сжал ладони в кулаки так, что они даже побелели.
   - Ты оскорбил меня, - выплюнул он.
   - Что на дуэль хочешь вызвать? - перебил его теневик, насмешливо усмехнувшись. - Только не забудь, что запрет на них отменяется через месяц. Или хочешь загреметь на исполнительные работы? Ну, тут уж извини, я пас.
   Блондин в ответ аж зубами заскрежетал, а лицо его исказилось в гримасе от еле сдерживаемого гнева. Казалось, еще мгновение, и он не сдержится: кинется на обидчика с кулаками. Но свершиться этому не дала девушка, стоящая рядом с ним. Тоже пятикурсница-стихийница, только ее направлением были молнии.
   - Не делай глупостей, Инес, - она ухватила воздушника за руку. - И не позорься перед толпой.
   Эти слова несколько отрезвили воздушника, он перестал пытаться взглядом просверлить дырку в Стефе и взял себя в руки.
   - Встретимся через месяц, отрыжка каггса, - кинул он напоследок, бросив на теневика обещающий взгляд.
   После того, как парочка пятикурсников удалилась, толпа начала разбредаться. Я же решила поболтать со своим знакомым. Честно говоря, не ожидала, что этот парень может быть таким ехидным и хладнокровным. Хотя, что я, в сущности, о нем знаю? Ничего.
   - Тихого вечера, Стефан, - поприветствовала я парня. - Что вы не поделили?
   - А, Ника. Вечера, - кивнул он и жестом указал на столовую, предлагая к нему присоединиться. - Старые разногласия. Даже не помню, с чего все началось, - отмахнулся теневик. - Теперь Ландо периодически ко мне цепляется, а я даю ему отпор.
   - Ландо это тот блондин? - полюбопытствовала я.
   - Ага. Инес Ландо и Нелия Карси, воздушник и молния. Претендуют на выпуск с отличием, - мы как раз подошли к раздаточному лотку. - Кстати, попробуй гамарский шашлык. Здесь он ничуть не хуже, чем в Галифе.
   - О. Ты бывал в Халифате?
   - Нет, - рассмеялся парень. - Но один мой приятель давал этому блюду именно такую характеристику.
   Некоторое время мы болтали о всяких пустяках, но после того, как мы уселись за столик, я решила вернуться к заинтересовавшей меня теме:
   - А что за теорию - Гаффе, кажется - ты упоминал?
   - Гоффе, - усмехнулся Стефан. - Любопытный исторический персонаж. Деятельный мужик и сильный маг. А еще земляк, недолюбливающий воздушников. Суть его довольно простой теории гласит, что мозги в черепушке воздушника не водятся, а заменяет их ветер.
   Оригинально. Я не смогла удержать смешок.
   - А если бы он не знал, кто такой этот Гоффе?
   - Без вариантов, - покачал головой парень. - Жизнеописание Гоффе включено в программу истории магии, мы его проходили в рамках изучения знаменитых магов на втором курсе. К тому же, Ландо - воздушник, если бы он эту лекцию пропустил, окружающие заполнили бы этот пробел в его образовании, - усмехнулся он.
   Какое-то время мы молчали, занятые поглощением содержимого своих тарелок. Пока я не вспомнила один интересный момент в перепалке пятикурсников.
   - Слушай, а что за дуэли вы упоминали? И еще какой-то запрет?
   - Ну, а какие еще дуэли могут быть в Академии Магии? Естественно, магические. А на счет запрета, - теневик поскреб подбородок. - Ты замечала, чтобы кто-нибудь из адептов магичил?
   Я на некоторое время задумалась, припоминая.
   - Хм-м. На самом деле, нет. Я над этим как-то не задумывалась. Значит, нельзя магичить за пределами специально отведенных помещений?
   - Ты права лишь частично, - ответил Стеф. - Невозможно запрещать что-то юным магам, которых так и тянет опробовать себя в деле. Да и вредно это. Адептам нужно экспериментировать, чтобы осознать границы допустимого. И лучше уж мы будем делать это под присмотром Академии, где есть целый факультет целителей, чтобы подлечить неудачливого экспериментатора, - хмыкнул он. - Единственный строгий запрет на использовании магии вне изолирующих стен лабораторий и полигона действует только первые два месяца каждого учебного года. И наказание за его нарушение довольно жесткое, так что почти никто не рискует. Хотя каждый год все равно находится пара-тройка идиотов, надеющихся облапошить преподавателей, - фыркнул парень. - Кажется, для них это что-то типа соревнования.
   - Этот запрет как-то связан с обрядом Пробуждения Силы? - поинтересовалась я, слишком уж даты сходятся.
   - Напрямую, - кивнул пятикурсник. - Колебания магического фона влияют на Силу неинициированных магов. Конечно, до самостоятельной инициации дело не дойдет, но головная боль и плохое самочувствие обеспечены. Кто в таком состоянии сможет нормально учиться? Хотя, теоретически сильные возмущения фона могут привести к инициации, но для этого нужно использовать заклинания такой силы, что не каждому магистру подвластны.
   - Интересно, - протянула я, обдумывая полученную информацию. Все-таки хорошо иметь знакомых среди старшекурсников. - А как проходят дуэли? Они, я так понимаю, не запрещены. Да и в "Уставе" про них не упоминалось.
   - Можно сказать, они даже поощряются, - хмыкнул Стефан. - Еще один вид практических занятий, так сказать. На самом деле у дуэлей есть четкие правила, закрепленные именно в "Уставе". Там на эту тему целая глава отводится, ближе к концу. Думаю, ты до нее просто не дошла.
   Я кивнула, подтверждая. Действительно, я осилила едва ли больше половины этого толстого тома.
   - Обычно дуэль проходит сразу на месте после брошенного вызова. Многие таскают для этого специальный артефакт для создания дуэльного купола. Располагаешь его между дуэлянтами, и он накрывает их куполом, отрезая от зрителей, чтобы шальное заклинание их не задело. Он не особо мощный, но большую часть заклинаний адептов выдерживает. Некоторые талантливые личности эти купола даже улучшают: или укрепляют, или размер увеличивают, или еще что-нибудь подправляют. Но большинство пятикурсников все-таки сражаются на полигоне, если собираются действовать всерьез.
   - И что, любой может вызвать другого на дуэль? А как на счет отказов?
   - Не совсем, - покачал головой теневик. - Дуэли между старшими курсами (четвертый и пятый) и тремя младшими запрещены. Еще нельзя вызвать того, чей курс младше. Зато можно вызвать того, кто старше - на свой страх и риск. Если тебе бросают вызов на дуэль, ты вполне можешь отказаться. Но есть, так называемые, негласные правила. Если ты кого-то серьезно оскорбишь и не примешь последующий вызов - создашь себе репутацию пустослова. Или наоборот: тебя оскорбили, и ты не бросил вызов на дуэль - тебя ославят как труса. И так далее.
   - М-да уж, - пробормотала я. - Как все сложно.
   - Да не особо, - парень пожал плечами. - У нас дуэли - одно из основных развлечений. Начиная курса этак со второго. На первом боевым заклинаниям почти не учат.
   - И много у тебя было дуэлей? - с любопытством спросила я.
   - Достаточно, - усмехнулся Стефан. - Причем большая их часть была в прошлом году. Пришлось быстро учиться.
   - Из-за Ристэ? - догадалась я.
   - Ну да. До этого я не выделялся, к тому же с трудом переполз с третьего курса на четвертый. И тут же выбился в личные ученики молодого гения, - с сарказмом произнес парень, взъерошив свои светлые волосы.
   Я сочувственно покивала.
   - А вызов от этого воздушника ты собираешь принять?
   - Посмотрим, - пожал плечами теневик. - Это зависит от того, насколько меня загрузит Наставник, - он скривился. - Либо я после его занятий с трудом буду ноги волочить, и мне будет абсолютно плевать на любые дуэли. Либо силы на дуэль таки останутся.
   - Но ты же говорил, что этот тип талантлив, - уточнила я. - Не боишься принимать его вызов?
   - Кто талантлив? Ландо? - презрительно фыркнул Стеф. - Я такого не говорил. Да, Силы у него предостаточно, в отличие от меня. И в голове у него тоже не совсем пусто, иначе на третий ранг он не замахивался бы. Но я вообще-то тоже претендую на выпуск с отличием. При наличии некоторых домашних заготовок у меня неплохие шансы с ним справится. Он же не Шорген Горски, чтобы его бояться.
   - Шорген Горски? Кто это? - впервые слышу это имя.
   - Сущий кошмар, - мой собеседник передернулся. - Вот уж кому не зазорно отказать в дуэли. Никто упрекнуть не посмеет. Пятикурсник. Маг Смерти, сильнейший за последние лет десять, а то и больше. Наживешь такого себе во враги - останется только заказать себе уютный гробик, и оригинальный способ самоубийства готов, - мрачно пошутил парень.
   Ужин тем временем подошел к концу. Поблагодарив за ценную информацию и интересную беседу, я попрощалась со Стефаном. Надо таки дочитать "Устав", а то мало ли: еще какие-нибудь сюрпризы обнаружатся.
  
   ***
   Долгожданный первый день Свободы наступил. Именно так адепты обозвали последний день месяца, когда разрешен выход в город с территории Академии. Поэтому неудивительно, что сегодня в коридорах общежития царит суета, даже в столь ранний час: рассвет занялся от силы часа полтора назад. Споро собрав сумку, я надела куртку (осень как-никак) и последний раз посмотрела на себя в зеркало. Оно послушно отражало девушку среднего роста в обычных коричневых штанах, добротных ботинках и длинной кожаной куртке с множеством карманов, как снаружи, так и внутри. Подарив своему отражению сверкающую улыбку, я откинула назад черные волосы, заплетенные в аккуратную косу, сдула с глаз отросшую челку и довольная своим внешним видом тихо вышла из комнаты, стараясь не потревожить спящую Лисене. Да, я закрасила свой экзотичный цвет волос, чтобы спокойно прогуляться по городу, не рискуя быть узнанной без надвинутого по самые глаза капюшона. В конце концов, не так много людей знают меня в лицо. К сожалению, простая краска на моих волосах долго не держится: несколько капель воды, и она начинает смываться, открывая мой естественный цвет.
   По пути я встретила еще около дюжины человек, спешащих, как и я, покинуть Академию с утра пораньше. "Дно", где поселился скрывающийся некромант, располагается практически на другом конце столицы: у городской стены между Северными и Восточными воротами. Идти туда долго, вот я и решила отправиться пораньше. Услугами извозчиков я предпочитаю не пользоваться, слишком уж хорошо знаю, насколько они могут быть болтливыми. К тому же их среда - отличная кормушка для сборщиков информации всех мастей. Так что если есть время, лучше уж я прогуляюсь пешочком, благо физическая форма у меня отменная.
   К полудню я добралась до самого неблагополучного района столицы. Показывать в этом месте свое лицо, особенно, если ведешь здесь дела - та еще глупость. Я воспользовалась привычным способом: длинный плащ (заранее взятый с собой), низко надвинутый капюшон и темный платок, намотанный на нижнюю половину лица - в итоге видно только глаза, и то не слишком хорошо.
   Оживление на этих улицах наступало ближе к вечеру, но и сейчас здесь было не совсем пусто, хотя, конечно, и не так людно, как в остальном городе. Могло показаться, что окружающим жителям и завсегдатаям района все равно, кто и зачем сюда приходит, но это представление в корне не верно. Всем здесь есть дело до всех. Информация на "Дне" - залог выживания. Когда стража устроит очередную облаву? И будут ли с ними - гроза и ужас всего преступного мира империи - ищейки? Когда случится очередная резня между бандами? И привлечет ли это внимание гильдий? Кто приходит сюда за услугами? И придут ли сюда вслед за ними те же ищейки? Все эти вопросы - обыденность этого мира. И я жила здесь пять лет; пока мы с Листом не решили, что пора нам заняться серьезными делами, и не сбежали из столицы и от Наставника на вольные хлеба, так сказать. Да, веселое было времечко.
   Моя фигура, закутанная в плащ, конечно, привлекла к себе внимание. Но в этом не было ничего страшного: тут каждый второй так одевается. Некоторое время я петляла по улочкам и переулкам, привычно сбивая со следа всяких любопытных, а таковые регулярно обнаруживаются. И вскоре оказалась у дома некроманта: он ничем не отличался от соседних строений, такой же невзрачный, покосившийся, кое-где осыпающийся небольшой каменный домик с деревянными пристройками. Окончательно убедившись, что "хвоста" за мной нет, вошла в дом. Дверь Дарэл никогда не запирал. Живя в месте, где простейшие замки взламывают даже пятилетние малыши, он не видел в этом никакого смысла. Зато весь его дом был окутан вязью охранных заклинаний. Обитатели "Дна" об этом знали и предпочитали к дому мага без веских причин не подходить, не хотелось им разделить участь незадачливых грабителей, полезших в дом некроманта, когда он только здесь поселился. Причем пугала их не столько смерть неудачников, сколько то, что некромант их тела занес в дом, и больше об их судьбе ничего известно не было, кроме ужасных слухов. В общем, на "Дне" некроманта боялись и уважали.
   Мне Дарэл разрешил посещать его дом в любое время: он каким-то образом настроил свою защиту, и меня она игнорировала. Кстати говоря, свои заклинания некромант замаскировал, чтобы не привлекать внимание других магов. Не знаю уж, как он это сделал, но результат на лицо: я со своими преобразованными глазами ничего подозрительного обнаружить не сумела.
   Внутри дом был обставлен довольно скромно, ничего ценного здесь не было, не считая большого количества книг, которые хозяин дома тащил отовсюду, и хотя среди них встречались редкие и раритетные экземпляры, большей частью это были обыкновенные книги. Полагаю, некроманту жутко скучно сидеть в доме безвылазно, вот он и развлекается чтением. Не обнаружив мужчину в жилой части дома, я решила спуститься в подвал, где у него располагалась так называемая "лаборатория". Кстати говоря, никаких зомби, изобилующих в местных сплетнях и слухах, у некроманта не было. И с телами тех незадачливых грабителей он ничего особого не делал, просто уничтожил их, чтобы не оставлять улик. На мой вопрос, почему он не сделал из них своих мертвых слуг, маг ответил, что слуги ему не нужны, а с уборкой вполне справляется бытовая магия. В общем, даже и не скажешь, что это жилище некроманта.
   Как я и предполагала, Дарэл был в своей лаборатории. Просторное помещение в подвале, освещаемое магическими светильниками. Здесь располагались шкафы, заставленные какими-то банками и коробками, деревянный стол с креслом и длинный (как раз с рост человека) стол с гладкой поверхностью из какого-то металла. Стены, пол и потолок были изрезаны какими-то то ли знаками, то ли рунами, а по ним текли магические линии каких-то плетений. Некромант тер свои глаза и зевал, кажется, мой приход разбудил его.
   - Я думал, ты раньше придешь, - сказал он вместо приветствия.
   - И тебе доброго дня, - хмыкнула я. - Ты же знаешь, мне пришлось идти практически через весь город.
   - А, эта твоя нелюбовь к извозчикам, - протянул сонный маг, копаясь в ящиках своего стола.
   - Эй, я же тебе рассказывала...
   - Да-да, - перебил он меня. - Я помню. Но ты могла бы доехать до той же Имперской Академии, и часа за полтора добраться до меня. Никогда не замечал за тобой такой паранойи.
   Я обиженно фыркнула.
   - Ты тоже не пользуешься их услугами, - пробормотала я.
   - Потому что у меня нет никаких дел в той половине города, - пожал плечами мужчина. - И у меня есть причины скрываться. Не хотелось бы попасть в магическую тюрьму во цвете лет, знаешь ли.
   - И долго ты собираешься прятаться? - полюбопытствовала я.
   - Метка слабеет, я недавно проверял. Так что, думаю, еще года три-четыре. Если я не ошибся с расчетами.
   - Так значит, прошла уже половина срока твоего заключения, - весело хмыкнула я. - А что тебе грозит, если поймают?
   - Больше пятидесяти лет заключения с заблокированным Даром или пожизненная служба на императора, учитывая мою Силу и количество знаний, - равнодушно отозвался Дарэл.
   - Почему же ты не сбежал в другую страну?
   - На мой взгляд, империя наиболее развитая и прогрессивная страна, - некромант ехидно усмехнулся. - К тому же, в некоторых странах в список наказаний за совершенное мною преступление входит также смертная казнь.
   - М-да, - отозвалась я. - Рисковый ты парень.
   - Просто мне было любопытно, - маг пожал плечами и улыбнулся. - Ладно, перейдем к делу. Это, - мужчина поднял цепочку с круглым серебряным кулоном, в середине которого располагался небольшой изумруд: - артефакт фантома. Для того чтобы он настроился и начал копировать твою ауру, нужно проносить его около двух дней, лучше если он будет постоянно соприкасаться с твоей кожей. На заднюю часть, - он перевернул кулон, - нанесены руны, так что постарайся ее никому не показывать. Когда артефакт на тебе, его аура будет сливаться с твоей, поэтому никто не поймет, что эта вещица магическая. Так, что еще... - Дарэл задумчиво побарабанил пальцами по столу. - Чтобы тень перешла на фантом, тебе нужно будет приглушить ауру. Если перенос успешно завершился, изумруд потемнеет. Заряда в камне, - он ногтем постучал по изумруду, - хватит на девять часов. После чего его аура начнет тускнеть и рассеиваться. Если в это время, ты окажешься рядом, тень вернется в твою ауру, если нет - к хозяину. Потом его можно будет снова наполнить магической энергией и использовать. Держи, - протянул он мне артефакт.
   Я нетерпеливо забрала у него побрякушку и принялась осматривать. Похоже на обычное, не очень дорогое украшение; интерес вызывают только таинственные руны, вырезанные с обратной стороны серебряного кругляша.
   - Вот еще, - некромант вывалил на стол несколько небольших деревянных кубиков, испещренных знаками. - Амулеты от теневой прослушки. Одноразовые. Активируются вот так, - маг взял один из кубиков, и повернул его верхнюю половину. - Достаточно просто нарушить целостность, и он начнет свою работу. Заряда хватит на два часа, после чего амулет разрушится. Но так как заготовка деревянная, со временем заряд, наполнявший ее, будет рассеиваться. Так что время работы также уменьшится.
   Некромант передал мне где-то с дюжину этих кубиков. И именно им я была несказанно рада. Теперь мои самые важные разговоры не станут достоянием чужих ушей. Поэтому, не сдержавшись, я кинулась на шею Дарэлу, проорав ему в ухо слова благодарности. Через некоторое время магу, наконец, удалось отодрать меня от своей шеи, и он облегчено вздохнул, а я сверкала улыбкой и не могла налюбоваться на свои деревянные кубики.
   Позже мы переместились в гостиную, где некромант угощал меня чаем, а я рассказывала ему новости из Академии. Также выпытала у него, как он покидал территорию АМИИИ, в обмен на свой способ. Оказывается, в подвале левого корпуса есть подземный ход, который выводит на соседнюю улицу за пределами Академии. Причем преподаватели об этом ходе знают, и там даже висят сигналки, поднимающие шумиху, если рядом с ними пройдет кто-то без опознавательного знака, роль которого у адептов выполняет медальон с альбатросом. Можно сказать, это такой своеобразный черный выход. Так что на самовольные отлучки адептов, преподаватели смотрят сквозь пальцы, если, конечно, те не злоупотребляют этим.
   - Кстати, я тут с месяц назад услышала слух, будто бы ты занимаешься лечением, - вспомнила я то, что давно хотела спросить у Дарэла. - Это же полная чушь, да?
   Когда впервые услышала этот слух, была невероятно удивлена. Действительно, кто в здравом уме пойдет лечиться к некроманту? Тем не менее, слух есть, а значит должны быть и предпосылки к нему.
   - Не чушь, а чистая правда, - усмехнулся мужчина, наблюдая за ошарашенным выражением моего лица.
   - Как так? Ты же некромант! - все еще не укладывалось у меня в голове. - Или ты их от мучений избавляешь, а потом еще и кремируешь? - подозрительно уточнила я. - И это зовешь своим "лечением".
   - Хорошего же ты обо мне мнения! - притворно возмутился маг, после чего вернулся к нормальному тону. - Вообще-то Жизнь и Смерть не зря относят к одному отделению. Они неразрывно связаны, и одно без другого существовать не может. Иногда даже встречаются маги, владеющие и тем, и другим. Я к таковым не отношусь, но, будучи некромантом, прекрасно знаю человеческую анатомию и умею обрабатывать трупы для сохранности. Благодаря этому я могу проводить хирургические операции, помогая себе магией. Например, используя заклинания, останавливающие кровь или очищающие раны от грязи. Еще с помощью магии можно зашивать раны. Конечно, залечить магией повреждения я не могу, но моим пациентам хватает и природной регенерации.
   - Ну, еще бы, - проворчала я. - До нормального целителя еще добраться надо, а сюда они идти побрезгуют. Не знала, что некроманты такие разносторонние.
   - При желании любой маг может научиться оказывать необходимую первую помощь. Кроме разве что магов Смерти.
   - Но ты ведь тоже маг Смерти, - удивилась я.
   - Я некромант, а значит, кроме энергии Смерти могу использовать и энергию Призыва, - прихлебывая чаек, начал объяснять Дарэл. - Энергией Смерти лечить нельзя, она только убивает. Другие же энергии более нейтральны и при умелом использовании не смогут навредить. Даже если использовать разрушительные Огонь или Магму. Маги Смерти хоть и проходят основы некромантии и могут клепать всяких зомби и прочих нежитей, но истинными некромантами без составляющей Призыва стать не смогут.
   - В чем же тогда отличие? - заинтересовалась я.
   - В умении воспринимать астральный отпечаток умершего. Мы можем расспросить уже мертвого человека не только об обстоятельствах смерти, но и обо всей его жизни, а иногда и перенять часть его воспоминаний. И даже найти и призвать его душу, если она еще не ушла на перерождение.
   - Круто, - восхитилась я.
   Только я собиралась задать свой следующий вопрос, как во входную дверь кто-то аккуратно постучал, а потом громким басом произнес:
   - Уважаемый маг! Помогите, пожалуйста, моему другу!
   - Прости, Ника. Кажется, у меня появился пациент, - чуть виновато сказал некромант.
   - Ну, ничего не поделаешь, - вздохнула я. - Утолю свое любопытство в следующий раз. Я воспользуюсь твоим черных выходом?
   - Если хочешь, - кивнул он, добавив в конце: - И не забудь принести мне замену изумруда.
   - О Покровители, - закатила я глаза. - Не бойся, напоминание теперь постоянно будет у меня на глазах, - ответила я, уже будучи на ступеньках в подвал.
   Жить на "Дне" и не иметь в своем доме подземного хода - ужасная глупость. Дарэл подобным недостатком не страдал, поэтому ходов у него было целых три. Выбрав тот, что вел в нужном мне направлении, я неспешно пошла по нему. Туннель был узким и грязным, комья земли сыпались со стен при неосторожном движении. К счастью, он был не очень длинным, выведя меня в какой-то переулок, забитый хламом. Успешно перебравшись через этот завал, при этом не запачкавшись, я направилась к выходу из этого района, намереваясь посетить еще одного своего друга, раз уж выдалось время.
   Пересекая одну из улочек, наткнулась на нечто непривычное в этом месте: юную девушку лет шестнадцати-семнадцати, одетую в длинное темно-зеленое платье и поношенное пальто. Она растеряно и несколько испугано осматривалась по сторонам. А между тем некоторые не шибко приятные личности присматривались к самой девушке. Тяжко вздохнув, решила, что времени у меня еще предостаточно, чтобы попробовать совершить доброе дело. Я подошла к озирающейся девушке и кашлянула, привлекая к себе внимание.
   - Простите, - вежливо произнесла я. - Вы заблудились? Может вам помочь?
   - Эм-м, да, - отозвалась незнакомка, удивленно на меня посмотрев, и после некоторого колебания добавила: - Если вы не против, помогите мне, пожалуйста, выбраться отсюда.
   - Пойдемте, - ответила я, предлагая ей следовать за собой.
   Некоторое время мы шли молча. Я искоса разглядывала неожиданную попутчицу. Невысокая симпатичная девушка с прямой осанкой, гордо поднятой головой и твердым взглядом серых глаз. Ее светло-русые волосы с пепельным оттенком были убраны в аккуратную прическу. В целом, эта девушка определенно была аристократкой, скорее всего из не очень состоятельного рода.
   - Извините, - подала голос моя попутчица. - Мне интересно, почему вы решили мне помочь?
   - Вы выбрали не очень удачное место для прогулки, - пожала я плечами.
   - Я недавно в столице и забрела сюда совершенно случайно, - немного смущенно произнесла девушка, подтвердив мои догадки.
   - Что ж, в следующий раз лучше обходите это место стороной, - посоветовала я.
   - Но почему? Здесь опасно? - недоуменно склонила она голову.
   - Да. Законопослушные люди сюда не суются.
   - А что на счет вас? - спросила сероглазка.
   Я хмыкнула и промолчала. Ответ, думаю, будет ей понятен. Оставшийся путь прошел в молчании. Доведя случайную попутчицу до широкой улицы, с которой уже были видны высокие (но ниже АМИИИ) здания Имперской Академии, я кивком попрощалась с ней и нырнула в один из многочисленных переулков. Найдя безлюдный, сняла плащ и шарф, уложив их обратно в сумку, и в приличном виде влилась в широкий людской поток.
   В центре Инвегрии - нашей столицы - традиционно расположен дворец императора: величественное белокаменное здание с колоннами, украшенными художественной резьбой, витражными окнами и купольной крышей центральной части дворца, возвышающейся над остальными двумя крылами здания, которые впереди венчались узкими круглыми башнями с остроконечным верхом. И хотя дворец не самое крупное и большое здание в городе, зато он очень красив и роскошен. Дом императора окружает квартал знати, где располагаются городские поместья самых богатых и влиятельных аристократов империи, пытающихся в роскоши перещеголять друг друга. С восточной стороны к дворцу практически вплотную подходит территория Имперской Академии, почти не уступающая в размерах кварталу знати. Это самое престижное учебное заведение империи Инвел, дающее первоклассное образование. Вступительные экзамены очень строгие, и никаких поблажек даже самым родовитым отпрыскам аристократов здесь не делают. Кроме того в Имперскую Академию принимают и простолюдинов, блестяще сдавших экзамены. В общем, учиться в этом месте - мечта любого молодого человека империи, после учебы в Академии Магии, конечно же.
   Центр города - самая охраняемая часть столицы, патрули тут находятся почти неотлучно. Кого попало сюда не впускают, поэтому простым обывателям приходится огибать этот район, а не идти напрямую. Сплошная морока. Место, в которое я направлялась, находится недалеко от Имперской Академии и практически у самой границы с кварталом знати. Подобное расположение очень удачно сказывается на популярности и доходах, а, следовательно, стоит огромных денег. Но хозяйка ресторации "Огни Фаидии" может позволить себе расположить заведение в подобном месте.
   Эта ресторация представляет собой роскошное трехэтажное здание, облицованное бледно-желтым и бордово-коричневым мрамором. Двери и рамы окон выполнены из самых качественных пород древесины, а в сами окна вставлены искусно выполненные дарнские стекла. Внутренняя отделка и обстановка ничем не уступают в качестве вышеописанному, идеально согласуясь друг с другом. В общем, "Огни" могли дать фору некоторым столичным особнякам аристократов.
   Собственно говоря, сам ресторан занимает только половину первого этажа и часть второго. Основную часть своего дохода хозяйка этого заведения получает с того, что расположено в остальной части дома. И это одна из причин относительной низкой стоимости блюд и напитков ресторана, по сравнению с другими заведениями подобного класса. Поэтому это место особенно популярно, здесь частенько засиживаются не только богатеи, но и те, чей доход несколько скромнее, в особенности студенты Академий (обеих).
   Я вошла в ресторан, попав в небольшое помещение с парой внушительных охранников и стойкой, за которой стоит метрдотель - представительный мужчина во фраке. Здесь три двери; одна ведет в общий зал: большое помещение с высоким шикарным потолком, точно расписанным под звездное небо, множеством столиков, барной стойкой и небольшой сценой, на которой периодически выступают музыканты или поэты. Другая дверь ведет к отдельным небольшим уютным кабинетам, в которых можно уединиться в узком кругу лиц. Ну, а третья невзрачная дверка позади метрдотеля ведет во внутренние помещения, недоступные обычным посетителям.
   - Что вам угодно, уважаемый посетитель? - вежливо спросил метрдотель, и бровью не поведя на мой неподходящий для данного заведения внешний вид.
   - Встретиться с госпожой Сэлоной, - кратко ответила я.
   - Как вас представить? - уточнил мужчина. Уверена, подобные просьбы для этого места не редкость.
   - Предпочту остаться неназванной, - если бы у меня был другой надежный способ, я бы предпочла так не светиться. Но этого способа нет, а охрана здесь очень серьезная, хотя на первый взгляд и не скажешь.
   Между тем та самая третья дверь открылась, и из нее выскользнула симпатичная девушка в форменной одежде официантки. Она что-то шепнула метрдотелю, а затем белоснежно мне улыбнулась и предложила последовать за ней. Быстро отреагировали, однако. Мы поднялись на третий этаж. Подведя меня к одной из дверей, девушка произнесла:
   - Госпожа ожидает вас.
   Я кивнула, открывая дверь, и вошла в помещение, попутно разуваясь и активируя артефакт-кубик. Половина третьего этажа представляет собой личную территорию хозяйки, куда без ее разрешения никто не смеет входить. Поэтому неудивительно, что ни в первой, ни во второй комнате ее не было. Да и в третьей тоже. Прекрасно представляя, где она сейчас находится, я пересекала одну комнату за другой, пока не оказалась в личном кабинете хозяйки, куда она никого не впускает, даже убирается тут сама.
   - Никки! - раздался восторженный визг, и на моей шее повисла девушка, только что вихрем пронесшаяся от самого центра комнаты.
   - Сэл, задушишь, - прохрипела я, пытаясь выбраться из удушающих дружеских объятий.
   - Ой, прости-прости, - рассмеялась обладательница чарующего голоса, таки ослабляя свой захват. - Просто я соскучилась. Мы не виделись почти три месяца, - обижено произнесла она, очаровательно надув губки.
   Наконец, Сэл отпустила меня, отойдя на пару шагов, она начала критически осматривать меня. Спустя пару-тройку секунд она разочарованно вздохнула.
   - Милая, когда ты начнешь уделять внимание своей внешности? - завела она старую тему. - Ты слишком хороша, чтобы скрывать от мира подобную красоту.
   - До тебя мне далеко, Сэл, - отмахнулась я.
   Между прочим, я сказала чистую правду. Сэлона - невероятная красавица. Овальное лицо, правильные черты лица, изящные тонкие брови, раскосые глаза медового цвета, чуть вытянутые к вискам, аккуратный носик и немного пухлые губы. В добавление к этому роскошные гладкие черные волосы, длиной ниже пояса, и стройная женственная фигура. Неудивительно, что многие мужчины считают ее воплощением идеала красоты. Кроме того эта девушка умеет каждым элементом своего гардероба подчеркнуть все свои достоинства. Даже в домашнем наряде - свободной белой блузе с короткими рукавами и тонких оранжево-желтых штанах, облегающих бедра и расширяющиеся к низу - она выглядит великолепно.
   - Что за чушь, Никки! - возмутилась девушка. - Не наговаривай на себя. Мою красоту можно сравнить с экзотичным цветком. Твоя же кажется более широкой, подобной неудержимой стихии: изменчивой, свободной, но не менее прекрасной. Ее можно сравнить с огнем, которым можно любоваться вечно...
   Ну все, Сэл понесло. Это в моей лучшей подруге говорит кровь уроженки султаната Рейра, который она покинула почти десять лет назад, и в честь столицы которого было названо это заведение. Витиеватость и образность речи характерна для жителей тех мест. Прислушиваясь краем уха к ее словесному потоку, я прошла вглубь комнаты и уселась на мягкий ковер, заваленный кучей подушек различных форм. Здесь, в центре, расположено сокровище хозяйки "Огней": огромная стеклянная линза, показывающая изображение со всех следящих артефактов этого дома, просто напичканного ими. Да что там говорить, звездное небо-потолок в общем зале - это один большой следящий амулет невероятной сложности. Еще следящие амулеты расположены во всех "уединенных" кабинетах, а также в коридорах, комнатах и залах остальной части дома. Естественно, кроме самой хозяйки и нескольких ее самых доверенных лиц никто об этом не знает. Это здание изначально планировалось под удобные позиции для этих артефактов, где заметить их практически нереально. В общем, Сэл основательно подготовилась, выбирая стезю информатора.
   Кстати, остальную часть первого и второго этажей занимает элитный бордель. Пожалуй, даже один из лучших борделей столицы, и очень дорогой. Хотя большая часть подобных увеселительных заведений располагается у Западных ворот, рядом с рынком и Торговым кварталом, более респектабельные разбросаны по всему городу. Они не нуждаются в ярких вывесках, поскольку и так известны, а их клиенты в основном аристократы и просто богатые люди. И насколько я знаю, бордель Сэл славится самыми комфортными условиями для работающих тут девушек. Особо удачливые за несколько лет могут заработать достаточно денег, чтобы завязать со своим ремеслом и жить обычной жизнью. По крайней мере, моя подруга старается сделать все, чтобы хоть таким образом помочь им.
   В итоге подобное сочетание вкупе со следящими артефактами обеспечивает Сэл огромным количеством информации: от нелепых слухов до проверенных фактов. Что позволяет девушке быть одним из лучших информаторов. Но это ее амплуа известно немногим, поскольку имеет дела она только с проверенными богатыми клиентами. Ну, и с императорскими ищейками. Да-да, моя подруга частенько работает на страшилку для всех незаконопослушных жителей империи. Умею я, однако, находить себе друзей.
   Пока я предавалась размышлениям, хозяйка заведения, поняв, что я ее не слушаю, замолкла и подсела ко мне.
   - Так почему ты меня не навещала? - спросила меня развалившаяся на ковре и обнимающая подушку девушка, капризно надув губы.
   - Конец лета выдался суматошным, - пожала я плечами. - А в этом месяце я залегла на дно, фигурально выражаясь. После того как меня Наставник предупредил.
   - А, прячешься от самоуверенного, но немного глуповатого Тагуса, - протянула она, покачивая ногой. - Ну, и правильно. Прячься дальше. А то у нас тут что-то намечается.
   - Это связано со смертью Маона? - заинтересовалась я и подгребла под себя подушку, решив скопировать позу Сэл.
   - О, ты уже знаешь, - удивленно приподняла она брови. - Честно говоря, информации у меня немного. Тагус о подробностях смерти своего дружка не распространяется, а шазгов некромант, проводивший вскрытие, как обычно засел в своем доме и не высовывается оттуда. Хотя говорят, что там и вскрытие делать не пришлось. Слухи множатся, "Дно" бурлит, но, я полагаю, скоро у нас тут появится новая сила.
   Я не сдержалась и с самодовольной улыбкой рассказала все, что мне поведал об этом деле, Дарэл.
   - Ну, конечно, как я могла забыть, что ты дружишь с этим некромантом, - ядовито усмехнулась Сэл. Кажется, она недолюбливает Дарэла с тех пор, как он отказался поставлять ей информацию о своих клиентах. - Впрочем, его выводы перекликаются с моими размышлениями. Что ж, думаю, вскоре нас ожидает интересные времена, - предвкушающе и немного кровожадно улыбнулась хозяйка "Огней". Ей лишь бы интересную информацию выведать и получить с нее выгоду.
   Девушка кинула мимолетный взгляд на отображающую линзу и тут же повернулась к ней всем телом, что-то заинтересовано высматривая.
   - Эй, Никки, - возбужденно, чуть ли не подпрыгивая на месте, обратилась она ко мне. - Давай проследим за ними. Интересно же, о чем будут разговаривать эти адептки Магической Академии.
   - Что? - изумилась я.
   Приблизившись к линзе, я присмотрелась к тому, что заинтересовало Сэл. Она возилась с настройками артефакта и как раз к этому моменту сфокусировала его, из-за чего изображение увеличилось, показывая Лиссу, Эннелию Валми, Амалию Зарги и неизвестную мне девушку, усаживающихся за столик в общем зале "Огней Фаидии".
   - Как ты узнала, что они из Академии?
   - Да вот же, - моя подруга указала на медальон, болтающийся на шее одной из девушек. - Все адепты АМИИИ такие носят. Так ладно, все вопросы потом. Я врубаю звук.
  
   ***
   Первое воскресенье в городе Лисса решила провести в компании своих одногруппниц: Амалии и Эннелии. Наследница и единственный ребенок герцога Аварде никогда не кичилась своим титулом, с теплотой относясь и к отпрыскам старых родов, и к собственным слугам. Поэтому она хотела бы пригласить на эту прогулку и двух других девушек из группы, но, принимая во внимание высокомерность первых и настороженность последних, не рисковала действовать столь поспешно, дабы не омрачать итак довольно натянутые отношения. "Всему свое время", - решила девушка, давно научившаяся быть терпеливой.
   На выходе из Академии к компании трех девушек присоединилась еще одна. Амалия пригласила свою подругу Ришель Ливие, третьекурсницу-погодницу. Миниатюрная смуглая блондинка с вьющимися волосами, курносым носом и широкими каре-зелеными глазами оказалась веселой, заразительно смеющейся девушкой. Она очень много рассказывала об Академии, давала меткие характеристики преподавателям, делилась забавными случаями и советами.
   Проведя половину дня за посещением различных магазинчиков и ателье, коих в столице было невообразимое количество, девушки решили сделать перерыв, передохнуть и заодно пообедать. По совету Ришель, хорошо знакомой со столицей, они направились в ресторан "Огни Фаидии", снискавший большую популярность среди молодого поколения, большую часть которого составляют бывшие и нынешние студенты трех знаменитых Академий Инвела. И юные магички по достоинству оценили как стильный интерьер и неповторимую атмосферу, так и прекрасный вкус блюд и превосходное обслуживание. Все это время разговор между девушками не затихал ни на минуту. Обсуждение различных фасонов платьев и аксессуаров, модных в этом сезоне, было прервано неожиданным заявлением Ришель:
   - Вам следует поскорее определиться с костюмом. Осталось всего три месяца.
   - Три месяца до чего? - в ответ было лишь недоумение.
   - Как до чего? Конечно же, до Новогоднего Бала! - воскликнула погодница. - Это самое ожидаемое событие всего года. Оно попеременно проводится то в нашей Академии, то в Имперской. В этом году Бал организовываем мы, и я гарантирую, получится намного лучше, чем в прошлом, - фыркнула блондинка. - В конце концов, в зрелищности и красочности магия всегда на первом месте.
   Ее собеседницы заинтересованно подались вперед. Действительно, каждая девушка мечтает попасть на роскошный бал и блистать там.
   - То есть участвуют не только наши адепты, но и студенты Имперки? - спросила Эннелия.
   - И не только, - восторженно улыбнулась третьекурсница. - Будут еще парни из Военной Академии. Ах, жду не дождусь! Вот где настоящие мужчины. Не то, что наши снобы, - она скривила губы.
   - А что с ними не так? - удивилась Лисса.
   - Слишком высокомерные. Думают, что раз они маги, любая девушка тут же должна упасть к их ногам, - пояснила Ришель весьма неласковым тоном, что было удивительно услышать от обычно добродушной девушки. - А некоторые еще и считают, что девушки вообще не должны быть магами.
   - Это так раздражает! - тут же откликнулась Амалия. - Почему мужчинам можно все, а нам все постоянно запрещают? Моего брата сразу отправили в Академию, как только обнаружили у него Дар. А мне пришлось полтора года воевать с родителями, чтобы они позволили мне здесь учиться, - искренне негодовала зеленоглазая брюнетка. - Их не волновало, что еще один маг будет очень полезен для семьи. Для них больше пользы принесет, если я буду замужем за каким-нибудь влиятельным толстосумом. Так-то они ценят свою единственную дочь, - с горечью произнесла девушка.
   - Не расстраивайся, Мали, - сочувственно улыбнулась Ришель, ободряюще приобняв девушку. - В конце ты все-таки победила. Сильному магу никто не посмеет указывать. Ну, кроме Совета магов, - рассмеялась погодница.
   Ее смех поддержали и остальные. Атмосфера за столиком немного разрядилась. Пока Ришель не обратилась к Эннелии, молчавшей большую часть времени.
   - А что на счет тебя, Энн? Тебя спокойно отпустили в Академию?
   Девушка немного поколебалась, после чего со вздохом кивнула.
   - Можно сказать, меня чуть ли не на руках выпроваживали из дома, - на некоторое время она замолчала, но, переселив себя, продолжила. - В нашей семье магов не было уже очень давно. Поэтому мои родственники совсем не разбираются в магии. Мои способности проявились в пятнадцать лет, когда я начала слышать голоса. И почти четыре года меня считали сумасшедшей. Гордость семьи не позволяла обратиться к кому-нибудь, и меня держали взаперти. Если бы не счастливый случай, я бы там так и осталась, - грустно усмехнулась младшая баронесса Валми. - Сейчас отношение ко мне кардинально поменялась, и отец даже сделал меня своей наследницей.
   Над столиком юных магичек повисла гнетущая тишина. Никто не ожидал, что обычный разговор приведет к таким откровениям, приотворяющим дверь к чужим страданиям.
   - А у меня с отцом отличные отношения, - решилась прервать молчание Лисса. - Он всегда рад поддержать меня в любых начинаниях.
   - Как же ты тогда умудрилась пройти инициацию до поступления в АМИИИ? - скептически отозвалась Амалия.
   - Это произошло случайно, - смущенно ответила Лисса. - Решетки ограждения проржавели, и я сорвалась с балкона. Тогда-то моя Сила и пробудилась по-настоящему.
   И снова тишина.
   - Эх, девушки, - протяжно вздохнула Ришель. - Вы все сплошь какие-то неординарные. У вас там в группе все такие?
   - Мямля-тихоня и рыжая выскочка с невообразимым цветом волос, - высокомерно фыркнула Амали. - Не вижу в них никакой неординарности.
  
   ***
   Ой-ой-ой, накрылась моя маскировка. Это я поняла сразу, как поймала выразительный взгляд Сэлоны. Ну, спасибо, Амалия Зарги, Шазг тебя подери.
   - Рыжая выскочка, значит, с невообразимым цветом волос, - медленно протянула рейрийка, неотвратимо приближаясь ко мне. - Ты ничего не хочешь сказать мне, Никки?
   - Сдаюсь! - выкрикнула я, сразу же капитулируя. Лучше уж признаться сразу, чем подвергнуться допросу Сэл. - Да, я учусь в АМИИИ и весь последний месяц я провела именно там.
   М-да, недолго тайна продержалась. Это у меня друзья такие проницательные, или я такая неудачница? Пусть будет первое, для самооценки это как-то полезнее.
   - Рассказывай, - требовательно произнесла хозяйка "Огней", усаживаясь на место.
   Мне ничего не оставалось, кроме как удовлетворить любопытство своей подруги. А интересовало ее очень многое: как выглядит Академии изнутри, как проходит учеба, кто там учиться и в том же духе. Пришлось рассказать и об изучении обнаруженных ходов, а потом выслушать лекцию о том, что не нужно лезть, куда не просят, не имея при этом никакой информации. Также тщательному осмотру и ощупыванию подверглись мой медальон-пропуск и артефакты, сделанные Дарэлом, после чего последний был признан Сэл "полезным другом".
   - Как же тебе повезло, Никки! Я завидую, - обиженным тоном заключила моя подруга.
   - Ага, - не стала отрицать я.
   - С тобой учатся такие люди, - мечтательно протянула она. - Ты будешь настоящей дурой, если упустишь такой шанс найти себе достойного мужа.
   Я закатила глаза. Сэлону постоянно волнует моя личная жизнь, и она не упускает ни одного момента упомянуть об этой теме.
   - А что на счет тебя? - перевела я стрелки.
   - За меня не волнуйся, - отмахнулась девушка. - Соблазнить мужчину для меня не проблема. Только вот никого достойного в пределах досягаемости нет.
   Вкус у Сэл очень взыскательный. Зато, если она поставит себе цель, обязательно ее добьется. Доказательства этому вокруг нас.
   - Кстати, - вспомнила что-то Сэлона, копаясь в своем артефакте. - У нас недавно появился новый музыкант. Просто потрясающе играет на флейте. Сейчас как раз будет его выступление.
   Изображение сменилось и теперь показывало небольшую сцену. В свое заведение хозяйка "Огней" приглашала только лучших. И подобную лестную оценку из ее уст услышать можно было очень редко. Так что я заинтересованно подалась к артефакту. На сцену вышел отчаянно рыжий парень в нескладно сидящем на нем костюме. Но все это ушло на второй план, как только он начал играть. Белая флейта в его руках пела, увлекая слушателей вслед за собой в неведомые дали.
   Мой первый день Свободы завершился на невероятно приятной ноте.
  

Глава 6

  

Преступники и законники порой бывают на одной стороне. Особенно, если их связывают деловые отношения.

  
   15 октября 739 года от о. г. И.
  
   Шелест листьев вокруг и едва слышное поскрипывание деревьев, веселое щебетание птиц и неуловимые дыхание ветра - может ли быть что-то более умиротворяющее? Подлинное спокойствие кроется не в гулкой мертвой тишине закрытого каменного мешка, увешенного всеми вообразимыми защитными плетениями, а в той тишине мира, что и тишиной не является. Просто потому что, если мир вокруг молчит, значит - он мертв. А мне не нравится быть в окружении мертвых вещей. Это слишком противоестественно.
   Удобно устроившись на довольно крепкой, пусть и расположенной на значительной высоте, ветке дерева, я предавалась ленивому созерцанию, наслаждаясь звуками Леса, как иные - музыкой. Было в этом что-то завораживающее, отзывающееся в самых глубинах души. Редко, когда удается расслабиться настолько, что начинает казаться, что еще немного - и ты услышишь биение сердца самого Мира, и начнешь дышать с ним в унисон. В подобном состоянии можно пробыть целый день, излечивая разум, сердце и душу от наносного мусора, что приносит за собой суетливое и стремительное движение реки жизни. Если, конечно, кто-то или что-то не нарушит это дрожащее, хрупкое, созерцательное равновесие.
   Например, шаги человека, совершенно не умеющего ходить по лесу и при этом пытающегося быть тихим. Или истошные крики каких-то истеричных девиц, своим "Ваше высочество, где вы?!" нарушивших всю гармонию этого места. Раздраженно выдохнув, я отвела взгляд от причудливых бликов света на зелени широких листьев и посмотрела вниз, примерно понимая, что увижу.
   Самый желанный парень нашей Академии, крадучись, пробирался сквозь не слишком густые заросли, поминутно оглядываясь. Зрелище было по-своему захватывающим и, пожалуй, стоило того, чтобы прервать мой прекрасный отдых. Впервые на моих глазах идеальный образ принца Дионика пошатнулся. Прическа выглядела немного растрепанной, несколько потеряв свой лоск, воротник дорогого даже на вид колета сбился, а один из манжет на рукаве расстегнулся. Впрочем, уверена, многим девушкам больше по душе придется именно этот образ второго принца, он создает иллюзию близости к кумиру, совершенство же вызывает сначала восхищение, затем злость и зависть, а после лишь скуку. Но больше всего меня радовало то, что с лица Златовласки, наконец, исчезло это набившее оскомину выражение вежливости и благожелательности, сменившись легкой досадой и настороженностью.
   Тем временем парень остановился около дерева, стоящего поблизости от того, на ветке которого я расположилась, и прислушался. К его глубочайшему сожалению, голоса девиц становились все громче и ближе. Досадливо поморщившись, принц устало вздохнул и внимательно осмотрелся по сторонам, затем с сомнением покосился на ствол ближайшего дерева. Очередной крик "Ваше высочество", прозвучавший особенно громко, заставил вздрогнуть не только сам объект этого зова, но и меня. Обреченно вздохнув и еще раз оглядевшись, Дионик полез на дерево. Честно говоря, я ждала этого, но не ожидала. В конце концов, лазанье по деревьям не придает принцам внушительности и солидности. Карабкался вверх парень на удивление ловко. Полагаю, делает он это не в первый раз.
   Стоило Златовласке забраться на более-менее крепкую ветку, как на земле показались его преследовательницы, не обделенные женской красотой и очарованием, а также горящие желанием выйти замуж за принца, коих в империи было пока только два. Осторожно передвигаясь, чтобы не дай Покровители не запачкать шикарные платья и не повредить аккуратно уложенные прически, девушки настойчиво продолжали звать его высочество и внимательно осматриваться, не пропуская своими острыми взглядами ни единого кусочка окружающей местности. Вот это, я понимаю, целеустремленность! Пожалуй, я даже начинаю немного сочувствовать принцу, не очень-то весело быть предметом подобной охоты.
   Тщательно обследовав все вокруг, юные аристократки последовали дальше в поисках своей добычи, не догадавшись поднять свои головы, дабы оную увидеть. Думаю, картина "принц на дереве" им даже в мысли не придет: слишком несовместимые образы. Когда девушки отдалились настолько, чтобы их голоса звучали достаточно тихо, Дионик явно расслабился. А у меня возникла забавная мысль, которую я тут же воплотила в реальности.
   - Ваше высочество! Вы на дереве! - заголосила я самым противным и истеричным голосом, который смогла воспроизвести. - Как вам не стыдно!
   О! Этот момент был бесценен! Сначала принц вздрогнул, чуть не свалившись с дерева, и весь напрягся, начиная судорожно оглядываться. А потом он покраснел! Да еще с таким выражением лица! Это была дикая смесь, не знаю уж, каких эмоций, но вышло очень смешно. Не сумев сдержаться, я захохотала как сумасшедшая. На ветке удалось удержаться лишь чудом. Я пыталась остановиться, понимая, что веду себя, в общем-то, не очень красиво. Но стоило мне взглянуть на закаменевшее и, кажется, побледневшее лицо Златовласки, которому не составило найти меня после этого взрыва хохота, как у меня начинался еще один приступ смеха. Кое-как отсмеявшись и утирая слезы, выступившие в уголках глаз, я все-таки собралась и взяла себя в руки.
   - Простите, ваше высочество, не смогла удержаться, - произнесла я извиняющимся голосом и развела руками.
   - Ничего, я понимаю, - хмыкнул принц, с интересом меня рассматривая. - Мне самому было бы трудно сдержаться в подобной ситуации.
   Кажется, он не был зол и был вполне способен посмеяться над самим собой. Либо это был прекрасный блеф и идеальное владение собой. Могу представить себе реакцию того же Винзона, окажись он на месте жертвы моей маленькой шутки. Впрочем, для этого достаточно вспомнить первый практический урок алхимии и то, что мне было высказано после него.
   - Что ты делаешь на дереве? - спросил парень. - Вряд ли тебя загнала туда стая оголодавших шакалов?
   - Я предаюсь здесь размышлениям под оглушающую тишину леса, - придавая важности голосу, ответила я и, усмехнувшись, заметила: - Не слишком ли грубо называть своих поклонниц шакалами, ваше высочество?
   - Что?! - деланно удивился он, в удивлении приподнимая брови. - Мне бы и в голову не пришло сравнивать этих милейших и прелестнейших дам с подобным животным. Я всего лишь поинтересовался причиной твоего присутствия на дереве.
   - Должна признать, весьма изящно, ваше высочество, - склонила я голову в знаке почтения. - Хотя тут скорее подошли бы гиены.
   - Дело вкуса, - пожал плечами принц, непринужденно болтая ногами в воздухе, что придавало ему озорства и живости, по сравнению с обычным сдержанным поведением. - И, кстати, можешь звать меня Дионик.
   - С чего такая честь? - с сомнением посмотрела я на него.
   - По правилам Академии у нас здесь нет различий в статусе, и мой титул не имеет никакого значения.
   - Когда это правила имели абсолютную силу? - насмешливо прервала я его.
   - Тоже верно, - парень в согласии качнул головой. - Откровенно говоря, после этого немного даже интимного происшествия, формальности ни к чему. К тому же, я таким образом приглашаю тебя в свой ближний круг, - и обезоруживающе улыбнулся.
   Да, улыбка у него действительно стоящая, покоряющая сердца. Такая мягкая и искренняя, а если добавить к этому еще и голубые глаза, светящиеся доброй иронией и симпатией, с небольшими расходящимися морщинками по углам, то просто идеальное попадание прямо в сердце наивной барышни.
   - Интересное предложение, - задумчиво отозвалась я, мягко улыбаясь. - Представляю, как мечтает оказаться на моем месте одна из тех "милейших и прелестнейших дам", чтобы были здесь не так давно. А что если я такая же, как они? И все это подстроено, - интересуюсь немного кокетливо, махнув при этом рукой, что должно было показать это самое "все".
   - Серьезно? - удивился принц. - Тогда мне остается только поаплодировать твоему оригинальному и тщательному подходу к делу, - добавил он чуть насмешливо, показывая капельку недоверия.
   - Поберегите свои руки, ваше высочество, - хмыкнула я. - У меня нет совершенно никакого желания или намерения выходить замуж за кого бы то ни было в ближайшее время, тем более принца.
   - Почему? - жадно подался он вперед, желая получить от меня ответ. - Разве тебе не нужны власть, почет, деньги, положение в обществе, выше которого почти ничего нет? Что является твоим смыслом жизни?
   - Смысл жизни, да? - задумчиво протянула я и замолчала на некоторое время, раздумывая. - А разве он есть? - спросила, чуть наклонив голову вбок. - Как по мне жить нужно ради самой жизни, ради всех тех бесчисленных возможностей, что она дает. И зачем тогда все эти титулы и обязательства, если они лишь сковывают тебя? Власть же зачастую ограничивает еще сильнее, особенно та, что не загнана в рамки обязательств.
   - Ни разу не видел, чтобы власть кого-то ограничивала, - скептически заявил Дионик.
   - Значит, не там и не туда смотрели, ваше высочество, - ответила равнодушно. - Я видела, как власть душит в человеке все хорошее, что там еще оставалось. Как те, кто задыхается в ее объятиях, начинают душить других. И то, как покорно отказываются от своей мечты те, кто не могут передать эту власть кому-то другому, потому что несут ответственность. Все это можно увидеть, если начать смотреть на окружающий мир шире, чем ты привык.
   - Научишь? - с интересом попросил он.
   - Из меня никудышный Наставник, - покачала я головой. - Да и что касается вашего предложения, боюсь, я должна вам отказать, выше высочество, - печальным голосом произнесла я.
   - И в чем же причина? - этот вопрос прозвучал несколько холодновато. Кажется, я задела его этим отказом?
   Я задумалась над формулировкой, разрываясь между хамством и вежливостью. Моя натура требовала первого, а здравый смысл - второго.
   - Я пока не нахожу в себе сил сопротивляться мнению и реакции общества, если некто подобный мне войдет в ваш ближний круг, ваше высочество. Боюсь, я не настолько стойкая особа, - вот так, в меру уважительно и уничижительно по отношению к себе, им подобное нравится. Ну, а если принц не дурак, то и завуалированное оскорбление поймет. И пусть гадает, действительно ли я это имела в виду или просто мысль сформулировала неудачно.
   - Понимаю, - чуть разочарованно ответил Златовласка, вновь превращаясь в вежливо-идеального принца.
   Было бы, конечно, интересно посмотреть на то, как он будет слезать с дерева, пытаясь удержать эту свою маску достоинства. Но я сжалюсь и не дам потерять ему этот лоск в моем присутствии, а то эти аристократы такие злопамятные.
   - Что ж, прошу меня простить, ваше высочество, но мне уже пора. Вы не возражаете? - вежливо улыбаясь, задаю необходимый лишь в этикете вопрос.
   - Нет, что ты, я тебя не держу, - столь же вежливо-приторная улыбка в ответ.
   С дерева я спрыгнула. Конечно, не прямо на землю, а постепенно опускаясь с ветку на ветку. Четко, без лишних движений, попыток сохранить равновесие и нелепых размахиваний руками или другими частями тела. Прыгать с высоты и правильно приземляться меня научил Лист, а прыгать с деревьев - один друг, помешенный на лесе. Оказавшись на земле, я сделала вежливый реверанс в сторону сидящего на ветке принца и спокойно направилась в сторону общежития. В Лесу что-то стало слишком людно.
   По пути я мысленно вернулась к тому, что привело меня сюда, требуя тщательного и серьезного размышления. Вчера, в очередной раз выбравшись в город (теперь уже по подземному ходу), я навестила Наставника, который передал мне один весьма примечательный конверт. Сам по себе он ничем не выделяется - стандартный конверт, использующийся в почтовой службе империи, - интерес вызывает его содержимое. Небольшой качественный лист бумаги, на котором летящим, с наклоном влево почерком написано: "Жареный каггс 3,2; -7", а в правом нижнем углу красуется знакомая чуть ли не каждому жителю империи эмблема - оскалившаяся голова неизвестного животного в шипастом ошейнике на фоне герба императорской семьи - знак императорских ищеек, как не трудно догадаться.
  
   ***
   Порядок в империи Инвел поддерживается четырьмя основными силами. Во-первых, армия. Это самая основная сила, на которой базируется внутри- и внешнеполитическая мощь любого государства. В мирное и спокойное время об армии практически ничего не слышно. В основном, солдаты регулярно несут службу у довольно обширных границ империи, живут в гарнизонах, расположенных по всей территории страны, регулярно выезжают на учения и патрулируют все более-менее значимые дороги и тракты, вылавливая разбойников, бандитов и прочий лихой люд. На усмирение бунтовщиков также отправляют армию, но последние лет десять подобных идиотов, в открытую идущих против императора, не находилось. В любом случае, армия - это самый серьезный аргумент, пускающийся на разрешение кризисной ситуации лишь в том случае, когда с ней не справляются гражданские службы.
   Во-вторых, городская стража, существующая в любом городе империи. Она следит за порядком внутри города и на определенном удалении за его пределами. Стражники занимаются тем, что охраняют ворота и осуществляют проверку на входе в город, несут дозоры на городских стенах (если таковые присутствуют), патрулируют улицы, разыскивают и ловят преступников, а также различных дебоширов и нарушителей спокойствия. Помимо городской стражи, собственная стража, или скорее маленькая армия, есть у каждого аристократа, способного ее содержать и имеющего собственный замок и владения. С ее помощью белая кость империи обязана поддерживать порядок на своих землях.
   В-третьих, жандармерия. Занимаются расследованием различных преступлений, после чего ищут преступников вместе со стражей. Отделения жандармерии находятся во всех крупных и значимых городах Инвела, откуда жандармы выезжают проводить расследования по всей стране.
   Ну и в-четвертых, императорские ищейки, наводящие ужас на все преступное население империи. Подчиняются только императору, отчитываются перед ним же. Занимаются только делами, связанными с императорской семьей либо всей империей. Работают гораздо эффективней той же жандармерии. Все, за что берутся, доводят до конца. Что и не удивительно: угрозы трону и государству необходимо устранять быстро, эффективно и безжалостно, дабы другим неповадно было. В связи с чем деятельность ищеек в народе обросла всевозможными слухами, байками и мифами. В глазах обывателей они предстают то демонами, то могучими магами, то выходцами из Бездны. Выловить что-либо достоверное из этого месива информации - нереально.
   Мне вылавливать ничего не пришлось, довелось прочувствовать все на своей, горячо любимой шкуре. С ее помощью было выяснено, что ни отродьями Бездны, ни демонами ищейки не являются. Зато они все чуть ли не через одного - маги, благо не самые могущественные, но нашим криминальным элементам и этого за глаза хватает, учитывая, что численность магов от всего населения Инвела составляет порядка трех-четырех процентов.
   Другим весьма неприятным фактом стало то, что от своих поисков они не отказываются, особенно если жертве удалось ускользнуть из их сетей. И чем дольше преступник скрывается и прячется, тем меньше у него шансов. Не так-то легко уйти от погони организации, которой доступны чуть ли не все ресурсы огромной империи. И самый лучший вариант - как можно быстрее бежать из страны. Другие государства не слишком жалуют вмешательство и так весьма могущественного соседа на свою территорию.
   Я была во многих странах, но больше всего мне нравится в Инвеле. Возможно, потому что это моя родина, здесь я родилась и выросла, а еще многие мои друзья живут именно в империи. Поэтому вместо того, чтобы покинуть страну, я попыталась найти выход из столь неприятного положения. Устроить безопасную для меня встречу с ищейкой-преследователем было нелегко, но на тот момент у меня на руках было несколько полезных артефактов, и все прошло довольно удачно. Гораздо больших трудов стоили переговоры, в результате которых мне прощалось необдуманное вторжение в Императорскую библиотеку в обмен на выполнение одного заказа.
   О, эта сделка стала вершиной моего дипломатического таланта. Хотя немалую роль в этом сыграло везение: предложение упало на благодатную почву - ищейкам срочно требовались услуги по-настоящему виртуозного вора. Честно говоря, всю сложность этого дела я осознала только на месте - сразу стало понятно, почему ищейки согласились на один-единственный заказ, они, небось, не верили, что я оттуда выберусь в целости и сохранности. Объектом были некие секретные документы, которые требовалось выкрасть у весьма высокопоставленного армейского чина королевства Тарак, оказавшегося по совместительству главным боевым магом страны. Дом этого генерала был окутан такими плотными защитными плетениями, что он чуть ли не полностью светился в моем измененном зрении. Что ж, если нельзя пойти напрямик, нужно найти обходной путь. И он был мною найден. Конечно, пришлось немало потрудиться, но в итоге все мои страдания окупились - документы были переданы ищейкам, Контракт закрыт, а в награду - чуть ли не полное прощение моих грехов.
   Магический Контракт - штука мощная и очень надежная, я не слышала ни об одном успешном случае его обхода. Поэтому стороны могут быть уверены, что все обязательства будут выполнены. Однако такой Контракт заключают не часто. Во-первых, для его заключения нужен маг. Во-вторых, нужно очень четко оговаривать условия, иначе точно окажешься в дураках. К счастью, Наставник в свое время очень хорошо вбил мне в голову эту науку, что очень часто выручало меня впоследствии. Ну и в-третьих, жесткое наказание в случае невыполнения условий Контракта, причем неотвратимое. Мало, кто согласен на такой риск. Зато если необходимы гарантии, Контракт - самое верное средство.
   Именно заключенный мною Контракт обеспечивал мне неприкосновенность после выполнения заказа, а также то, что на мою работу будут смотреть сквозь пальцы, пока я не влезаю в зону ответственности ищеек. С тех пор я иногда выполняю заказы ищеек, и платят за них весьма и весьма достойно. Связываются со мной через письмо, где указывается место и время встречи, в данном случае: таверна "Жареный каггс", 16 октября, в девять часов вечера.
   За час до назначенного времени я уже была практически на месте. Нужная мне таверна располагалась на той территории, что отделяла "Дно" от остальной столицы. Стража периодически проводила здесь патрулирование, поэтому это место все еще не пересекло черту, отделяющую бедные районы от неблагополучных. Впрочем, хозяин "Жареного каггса", суровый мужик, пробывший наемником более тридцати лет, за порядком в своем заведении следил сам, жестко наказывая буянов и шебутных посетителей, изредка прибегая к помощи сыновей.
   Шустро обегав окрестности, проверила их на наличие слежки или засады. Когда имеешь дело с ищейками, никакие предосторожности не будут лишними. Только убедившись в отсутствии неучтенных факторов, я позволила себе чуть расслабиться и войти в таверну, предварительно использовав артефакт-кубик, сделанный Дарэлом. До девяти оставалось еще около десяти минут, поэтому я выбрала свободный стол подальше от посетителей и заняла его. Он располагался довольно далеко от двери, зато рядом было целых два окна, а чуть дальше еще одно. Не желая показывать свое лицо, вытащила из-под капюшона несколько рыжих прядей: этого должно быть достаточно для опознавательного знака, тем более переход в цвете виден достаточно четко. Тут же поймала на себе несколько взглядов и мысленно усмехнулась: все-таки это место находится слишком близко ко "Дну".
   Минуты ожидания неторопливо текли, я с ленивым любопытством осматривала посетителей. Наконец, стрелки часов над барной стойкой показали шесть, и в таверну, как всегда до ужаса пунктуально, зашел очередной посетитель: франт в темно-сером модном костюме, смотревшийся здесь в высшей степени неуместно. Я тихо хмыкнула, хорошо хоть этот тип не пришел в бежевом, контраст был бы еще сильнее. Широкополая шляпа, кокетливо украшенная тремя перьями неизвестных мне птиц, надежно скрывала его лицо, причем, не акцентируя на этом внимание. Его внешний вид и так был слишком запоминающимся, чтобы кто-то вспомнил о лице.
   Осмотрев зал, этот раздражающий тип направился прямо ко мне. Вот только далеко продвинуться ему не дали. С ближайшего к входу стола, за которым расположилась шумная и уже довольно долго веселящаяся компания из шести человек, поднялся крупный заросший мужик. Он преградил путь франту в шляпе, причем на ногах бугай держался довольно уверенно, не смотря на изрядное количество выпитого спиртного. Дальше из его уст раздалась вполне себе членораздельная речь, состоящая, правда, исключительно из нецензурной брани. Суть этой речи примерно сводилась к тому, что нечего среди нормальных мужиков делать расфуфыренным изнеженным мальчикам, желающим быть похожими на девочек. Приятели поддержали заводилу дружным гоготом. Остальные посетители поглядывали на эту ситуацию с любопытством, предвкушая небольшое развлечение и хоть какое-то зрелище. И в своих ожиданиях они не ошиблись.
   Из-под шляпы раздался тихий смешок. Ожидая несколько другой реакции, придурок, не осознавший еще по какой тонкой грани он ходит, нахмурился и попытался-таки пошевелить извилинами, но алкогольные пары перевесили зачатки здравого смысла. Разозлившись и прорычав что-то нечленораздельно-оскорбительное, жертва пьянства решил проучить наглеца кулаками. Вот только планируемой цели его кулаки не достигли, неожиданно врезавшись в преграду из огня. Ярко вспыхнувшее пламя озарило зал лишь на долю секунды, но этого хватило, чтобы мужик дико взвыл и рухнул на пол, пытаясь потушить свои горящие руки.
   В таверне воцарилось гробовое молчание, прерываемое только воплями пострадавшего, по помещению разнесся отвратительный запах горелой плоти. Наконец спохватившись, один из приятелей воющего придурка схватил свою кружку и вылил ее содержимое на своего дружка, вот только потушить пламя у него не вышло. Уверена, виновник всего случившегося лишь раздраженно поморщился под своей шляпой. Театрально щелкнув пальцами, он заставил огонь потухнуть, и это действие заставило окружающих замереть, как при встрече с тем самым каггсом, именем которого названа таверна. Дождавшись того момента, когда вопли сменятся скулящим подвыванием, маг предельно вежливым тоном произнес:
   - Прости, ты что-то сказал? Я не расслышал.
   В ответ раздались самые искренние, пусть и немного невнятные извинения, перемежающиеся стонами боли. Удовлетворенно кивнув, мужчина спокойно перешагнул через бывшего оппонента, которого тут же подхватили приятели, поспешившие покинуть заведение, и возобновил прерванный маршрут, не обращая никакого внимания на то, как от него шарахаются люди. М-да, представляю, что было бы, если бы они узнали, кем он работает: таверна опустела бы в секунды, и я была бы в числе первых, не горю желанием раскрывать то, что иногда работаю на императорских ищеек.
   Подойдя к моему столу и сев за него, маг, вызвавший переполох, провел пальцем по нескольким пуговицам на жакете и только после этого снял шляпу, поприветствовав меня дружелюбной улыбкой.
   - Давно не виделись, Рыжая Кошечка, - игриво подмигнул мой собеседник.
   Раздражает меня его фамильярное отношение.
   - Предпочла бы не видеть тебя еще дольше, Фредерик, - отозвалась я, опуская с лица повязку.
   Та его манипуляция с пуговицами активировала несколько артефактов, не допускающих прослушивание, а также не позволяющих окружающим задерживать на нас внимание. Поэтому мой визави и не стал больше скрывать свое лицо. Кстати, довольно смазливое с проскальзывающими эльфийскими чертами, наверняка кто-то из светлых затесался в дальние предки.
   - Ты разбиваешь мне сердце этими жестокими словами, - наигранно огорчился мужчина.
   - Переходи к делу.
   - Твоя холодность меня огорчает, - громко вздохнул он, однако уже в следующий миг отбросил свои бесполезные ужимки. - Ладно, к делу. Твоя цель - шкатулка размером примерно с две ладони. Предположительно из темного дерева, инкрустирована костью и мелкими рубинами. Вот ее примерное изображение, - ищейка положил передо мной лист с нарисованным от руки рисунком. - Прими к сведению, что оно неточное. Цель находится здесь, - на стол легла карта, изображающая центр города. - В городском особняке барона Заура. Вот его план, - мой наниматель выложил очередные листки. - Мы почти уверены, что шкатулка спрятана в сейфе в его кабинете или спальне. Но утверждать это однозначно не можем. И самое главное - послезавтра шкатулки у барона Заура уже не будет, поэтому украсть ее тебе нужно будет завтра.
   Лезть куда-то без подготовки, без разведки, банально не имея времени разузнать всю необходимую информацию? За кого они меня принимают?!
   - Ты из-з-здеваешься? - непроизвольно вырвалось у меня.
   - Не шипи, Кошечка, - усмехнулся очередной блондин, вызвавшийся действовать мне на нервы. -Вся необходимая информация здесь, - слегка похлопал он по столу, добавив еще несколько исписанных и изрисованных листов. - Ознакомься, а потом вынеси свой вердикт.
   Подавив раздражение и рвущееся из горла недовольное шипение, приступила к внимательному изучению бумаг. Через некоторое время с неудовольствием отметила, что придраться мне не к чему: здесь был приведен подробный план дома со всеми комнатами, включая подвальные помещения и скрытые комнаты, карта прилегающих улиц с обозначением всех проулков, улочек, водостоков, оград, заборов, высоты домов и всего прочего. Кроме того прилагался распорядок дня на ближайшие сутки всех людей, которые будут находиться в доме, в распорядке было деление на точно подтвержденные планы и предполагаемые. А также маршруты и время следования всех патрулей стражи во всем квартале. Тут даже была информация о типе, конфигурации и расположении магической защиты особняка. Честно говоря, даже зависть берет, по сравнению с этим большинство моих дел напоминает хождение вслепую. На самом деле во всех предыдущих заказах ищейки тоже давали мне приличное количество данных, правда половина из них быстро становилась неактуальной. Но все эти заказы я выполняла либо за пределами империи, либо на каких-то ее задворках. Безусловно, в столице мои наниматели имеют гораздо большие ресурсы. Конечно, с одной стороны работать с ищейками очень удобно, а с другой - у меня нет ни малейшего основания доверять им за пределами Контракта. Хотя, если смотреть непредвзято, то среди моих нанимателей они одни из самых честных.
   - Твое мнение? - маг заметил, что я закончила.
   - Вполне реально, - кивнула в ответ. - Ваша разведка достойна восхищения.
   - Возьмешься?
   Я задумалась. Не смотря на то, что заказ мне предлагал ищейка, я вполне могла отказаться, поскольку не имела перед ними никаких обязательств, а наши отношения складывались по принципу "наниматель - исполнитель". Да и в деньгах я особо не нуждаюсь, к тому же сейчас я не совсем вольная птичка, так как учусь в АМИИИ. Но... заказы ищеек всегда очень выгодные, а лишними деньги никогда не бывают. В Академии же пока слишком скучно, после тех тайных ходов не произошло ничего действительно интересного. Поэтому размяться не помешает.
   - Я согласна.
   - Отлично. Тогда заключим Контракт.
   Поскольку Фредерик был магом, и с формой Контракта мы давно определились, это не заняло много времени. Дальше мы обговорили множество деталей, сошлись на цене (ищейка сразу же согласился на предложенную мною сумму, что наводит на мысли о том, как сильно им нужна эта шкатулка) и договорились о следующей встрече.
   - А что внутри шкатулки? - решила удовлетворить я свое любопытство.
   - Тебе лучше не знать, - кратко ответил мужчина.
   Он надеялся этими словами меня остановить? Зря.
   - Кстати, ты знаешь, что такое аура?
   - Что? - удивилась я неожиданному повороту в нашей беседе.
   - Аура есть у всех живых существ, - начал объяснять маг, вызывая у меня острое ощущение дежавю. - Это своего рода их отображение на энергетическом уровне.
   - Я слышала что-то подобное, - прервала я его. - Но к чему ты это рассказываешь?
   - Дело в том, что иногда люди могут оставлять отпечатки своей ауры на каких-либо предметах. И по этим отпечаткам их можно выследить. Конечно, мимолетное прикосновение вряд ли оставит какой-либо след, а даже, если оставит, он будет слишком слабым и смазанным. Но подстраховаться не помешает, - с этими словами Фредерик передал мне круглый медальон, испещренный знаками, на цепочке. - Этот артефакт скроет присутствие твоей ауры, таким образом ты не оставишь никаких следов.
   Я повертела в руках этот медальон, рассеяно разглядывая его.
   - Что-то я не пойму, почему ты ни словом не обмолвился об этом раньше? - предельно спокойным голосом произнесла я, чувствуя нарастающую внутри злость.
   - Просто раньше он тебе был не нужен, Кошечка, - чуть снисходительно ответил этот нарывающийся блондин. - Наши соседи не способны на такие тонкие манипуляции с магией, да и у нас подобными исследованиями занимаются сравнительно недолго. К тому же серийно такие штучки, - он кивнул в сторону вещицы в моих руках, - начали делать только недавно и исключительно под нужды ищеек. Так что цени мое доброе к тебе отношение, Рыжечка, - насмешливо улыбнулся этот тип.
   Нет, в его словах была логика. Но этот тон и эти шазговы прозвища. Они меня выбешивали. Где-то в глубине моего разума раздалось рычание. Ох, с каким наслаждением я бы ему врезала! Представив эту сцену, я несколько раз проиграла ее в мыслях и чуть успокоилась.
   - Ладно, я поняла. А этот артефакт может скрывать и ауру мага? - отбросив неуместные в данном случае мысли, я задалась более практичными вопросами.
   - Нет, он недостаточно для этого мощный, просто снизит интенсивность до уровня обычного человека без Дара. Но магам это и не нужно, мы можем сами скрывать свою ауру.
   - И как его активировать?
   - Достаточно повесить на шею, но так, чтобы он соприкасался с кожей. Дальше он все сделает сам. Правда, эти артефакты не очень долговечные. Их ресурса хватает предположительно года на два-три.
   Вечно у них все недолговечное. Но артефакт, безусловно, очень полезный. Особенно в комплекте с тем, что для меня сделал Дарэл. Довольно удачно все вышло, учитывая то, что обряд Пробуждения Силы у нас уже через две недели.
   Сказав все, что хотел, ищейка закруглил нашу встречу и покинул таверну к большому облегчению заметно поредевших посетителей. После краткого обдумывания основных моментов разговора с Фредериком я тоже покинула заведение, отправившись обратно в Академию.
  
   ***
   Как и во всяком приличном учебном заведении, в нашем тоже есть своя лечебница. Ну а в связи со спецификой Академии ее возможности намного шире: от лечения банальной простуды и сращивания сломанных костей до помощи при магических травмах. Недостатка в лекарях тоже нет: здесь практикуются адепты отделения Жизни. Поэтому неудивительно, что больных и покалечившихся адептов ставят на ноги буквально за несколько дней, а иногда и часов.
   Вернувшись после встречи с ищейкой, я первым делом направилась к одной знакомой целительнице с четвертого курса. После того, как мое маленькое исследование тайн слишком толстых стен Академии закончилось, я почти полностью сфокусировалась на людях, меня окружающих. Поскольку без интересных занятий меня одолевала скука, я развлекалась тем, что заводила интересные знакомства среди адептов. Для меня никогда не было трудностью найти приятелей на новом месте, другое дело - друзья. Порой друзей обретаешь в самой неочевидной ситуации, но понятно это становится гораздо позже.
   Личностей, достойных внимания, в Академии много. И общаться с ними очень интересно, давно я не узнавала столько нового. Например, о нравах и обычаях горняков Урвии. Мирей многое мне поведала о своей родине. Хотя знакомство наше началось с небольшого конфликта, мы быстро нашли общий язык. Это только с виду целительница кажется грубоватой, на самом деле у нее просто такая манера общения. К этому нужно просто привыкнуть.
   Мирей заведовала приемом больных в нашей лечебнице, поэтому я к ней и направилась. Ей ничего не стоило обнаружить у меня "простуду" и положить в лечебницу на один день. Конечно, это было не совсем по правилам. Но за очередную новинку романтических поэм Ольгарда, в последнее время снискавшего огромную популярность в столице, Мирей готова была закрыть глаза на многое. Мне же эти поэмы ничего не стоили: Сэл готова была отдавать мне их пачками, в конце концов, именно на ее деньги они и печатались.
   Договорившись с целительницей и предупредив соседку, я собрала вещи и переселилась в отведенную мне небольшую палату в лечебнице. Благо, сейчас был пока еще не сезон для болезней и травм, поэтому соседей здесь у меня не было. Полночи я посвятила тщательному изучению всех бумаг, переданным мне Фредериком. После того, как их содержимое накрепко отпечаталось в моей памяти, я их сожгла, а остаток ночи благоразумно проспала.
   На рассвете я была уже готова. Немаркая одежда, медальон Академии и два артефакта: подарок Дарэла и тот, что мне дал ищейка. Повесив последний на шею, я расположила его под одеждой для соприкосновения с кожей, после чего убедилась в правильной работе моей аурной копии - изумруд потемнел - и оставила ее в палате. Теперь у меня есть девять часов без слежки. Из Академии я выбралась через стену в Лесу, не рискуя тревожить охранки подземного хода.
   Оказавшись на улицах города, первым делом направилась к ближайшему тайнику. Различных схронов и заначек разной значимости у меня по столице было разбросано много, а вот полноценных тайников со всем необходимым на все случаи жизни было всего восемь. Узнав об этом, мой бывший напарник обозвал меня параноиком, но я на скорбных умом не обижаюсь. Из тайника взяла все необходимое: одежду с вшитыми карманами, куртку с глубоким капюшоном, удобную обувь, не скользящую на различных поверхностях, легкий шарф, которым можно скрыть нижнюю половину лица, тонкие перчатки, почти не притупляющие тактильные ощущения, набор лично для меня изготовленных отмычек, несколько веревок различной длины, небольшую поясную сумку и еще парочку необходимых мелочей. Переодевшись и разместив вещи в привычных местах, убедилась, что ничего не мешает двигаться, не выпирает и не выглядит подозрительно. Что ж, приготовления закончены.
   Попасть в квартал знати не составляет труда для знающих людей, пусть он и огорожен толстыми каменными стенами высотой в четыре этажа (что где-то вполовину меньше внешних стен города). Через ворота пропускают только благородных или людей с пропусками, которые могут получить и простолюдины, хотя для этого придется изрядно попотеть, обивая пороги различных канцелярий и городского магистрата. Но всегда найдутся окольные пути: от нужных связей в страже, которая за определенную мзду готова закрыть глаза на незначительное нарушение, и подземных катакомб старого города вкупе с канализацией нового, пронизывающих все основание столицы, до банальных, не слишком охраняемых участков стен, достаточно выщербленных для образования удобных уступов. Впрочем, последним способом лучше пользоваться ночью: меньше риск привлечь внимание. Я воспользовалась катакомбами, а поскольку мне требовалось лишь оказаться внутри стен, обошлась без проводников, моего опыта и знаний на это хватило.
   Столичный особняк барона Заура располагается на западной окраине квартала знати. Трехэтажное здание за высоким забором знавало и лучшие времена. Нет, о таком роскошном доме многие могли только мечтать, но легкая неухоженность как внешних стен, так и заросшего сада, ясно говорила о некоторых финансовых трудностях, не позволяющих хозяевам полностью содержать этот дом, либо об эксцентричности самих хозяев, если этих трудностей нет. Расположившись в густой кроне дерева, я внимательно осматривала вход для слуг, при этом краем глаза видя и главные ворота, поскольку калитка для слуг была слева от них. Удачно, что в квартале знати было разбросано множество островков растительности с высокими, крепкими, многолетними деревьями, которые были призваны изображать то ли крошечные парки, то ли не высаженные до конца аллеи. И один из таких недопарков оказался рядом с особняком барона, благодаря чему я могла с удобством наблюдать за местом будущего преступления, не привлекая внимания.
   Согласно информации, собранной ищейками, сейчас в доме проживал только сам барон Заур, оставивший семью в своем баронстве, да его дядя, приехавший в столицу попользоваться гостеприимством небедного племянника. В связи с этим штат прислуги был несколько урезан и представлен в количестве восьми человек: дворецкий, кухарка, конюх (он же кучер), четыре служанки и плюгавенький мужичок, занимавшийся тем, что поручат. Охраной особняка занимался десяток воинов барона.
   В следующий час наблюдения данные ищеек подтвердились: вдрызг пьяный дядя барона был привезен на наемном экипаже и сдан на руки слуг, две служанки с корзинками в сопровождении мужичка направились в сторону рынка, воины занимались патрулированием. У главных ворот и калитки для прислуги стояло по одному воину, еще одна пара обходила участок по периметру, двигаясь навстречу друг другу, с периодичностью в пятнадцать минут. Остальные в это время, видимо, отдыхали в домике для слуг на заднем дворе.
   Наконец, произошло то, чего я ждала: барон, взяв с собой одного воина, выехал из главных ворот в собственном экипаже. Если верить записям ищеек, его не будет в ближайшие два-три часа. Дождавшись конца очередного обхода и убедившись в отсутствии нежеланных свидетелей, я спустилась с дерева и направилась к входу для слуг. Бесшумно забраться на забор - каменную стену высотой в два моих роста - не составило труда, тем более магическая защита здесь включалась только на ночь. Прямо подо мной, на складном стульчике сидел воин, охраняющий эту калитку. Не теряя времени и задержав дыхание, я присыпала его сверху синеватым порошком из небольшого мешочка, хранившегося в одном из карманов. Сонный порошок подействовал как всегда безотказно: не успев ничего понять, мужчина погрузился в недолгий сон. Через десять минут он проснется, решив, что на минутку прикрыл глаза. Тем временем, я мягко спрыгнула на землю и направилась в дом.
   Шмыгнув в дверь и плотно прикрыв ее за собой, я внимательно прислушалась. Слева доносились приглушенные голоса, шипение и звон посуды - по плану там находилась кухня. Осторожно ступая по деревянным доскам паркета, я незамеченной прошла мимо приоткрытой двери. Моя цель - третий этаж, личные покои барона и его кабинет. Ищейки не знали, где именно спрятан тайник со шкатулкой, поэтому выяснить это мне предстояло самой.
   Внутри дом выглядит очень достойно: паркет на полу, стены покрыты деревянными панелями и мраморными плитками, статуи, картины и прочие мелочи, которые по карману только обеспеченным людям. По пути на третий этаж мне встретился только дворецкий, которого я благоразумно пропустила, заранее спрятавшись в нише за статуей. Сам этаж встретил меня тишиной и пустотой, что полностью соответствовало моим ожиданиям. Дверь в личные покои барона была заперта, но замок был простеньким и - стоило мне слегка пошуровать отмычкой - сразу же открылся. Видимо, все ценное заперто в кабинете, хотя проверить на всякий случай нужно.
   В покоях было всего три комнаты: что-то вроде гостиной, спальня и ванная. Для начала я преобразовала зрение и по-новому осмотрела помещение. Ничего магического здесь не было, да и общий фон везде равномерен. Значит, придется осматривать вручную. Следующие полтора часа я потратила на тщательный, но аккуратный обыск всех трех комнат на предмет тайников и скрытых ниш. Нашла два классических тайника в спальне: один - в углублении в стене, скрытом за картиной, другой - под паркетной доской, накрытой тяжелым ковром. Хранилась там всякая мелочевка: пара мешочков с золотом, дешевые украшения и слабенький атакующий артефакт, такой можно купить в артефактной лавке за несколько золотых. Зато каждый тайник был опутан тонкой нитью сигнального плетения. Судя по всему, это была этакая ловушка для неудачников. Плетения выглядели довольно неряшливо: либо давно не обновлялись, либо на них сэкономили. Мне не составило труда чуть сдвинуть их, не вызвав активацию, и заглянуть в каждый из тайников. Убедившись, что нужной мне вещи здесь нет, я вернула все на место. Красть что-либо сверх Контракта, если он заключен, считается дурным тоном. Это необязательное правило, всего лишь мера предосторожности. Вещь, сбытая на стороне, может привести к тебе; исполняя Контракт, ты лишь безымянный посредник. Но это так, что-то вроде замшелой традиции.
   Исключив личные покои, я направилась к кабинету - комната напротив. Коридор был все так же тих и безлюден. Присев возле нужной двери, я осмотрела замок и насторожилась: он был открыт. Перестав дышать, напрягла слух до предела. Тишина...
   ...И тут я услышала. Спокойное дыхание. Ровный стук чужого сердца. Тихое звяканье металла о металл. Такое иногда случается: в стрессовой ситуации мои чувства обостряются, а реакция немного ускоряется. Только сбежав из дома, я осознала, что это немного ненормально. Впрочем, сейчас не об этом. Мне кажется, барона сейчас грабит кто-то еще.
   От моего толчка дверь легко отворилась, не издав ни единого звука. Дальше события понеслись вскачь. Я вижу фигуру, копошащуюся в боковой стене. Как и я, неизвестный закутан в плащ так, что опознать его невозможно. Моментально среагировав на открытие двери, он отпрыгивает в сторону, пригнувшись.
   Стук сердца.
   Открытый мешочек с кинутым мной сонным порошком, к сожалению, пролетает мимо. Холодный блеск - я отшатываюсь в сторону: кинжал, пущенный ловкой рукой моего противника, чудом разминается с моей головой, откидывая назад капюшон. Тихий стук - тонкое лезвие, брошенное мною с другой руки, пришпиливает полу плаща конкурента к стене.
   Стук сердца.
   Лязг - кинжал, пролетевший мимо меня, ударился о мраморную плитку в коридоре.
   Стук сердца.
   Глухой удар и шорох - кинжал падает на пол вместе с осыпающимися кусочками мрамора.
   Стук сердца.
   Стук сердца.
   Стук сердца...
   Мы застыли неподвижно, напряженно следя друг за другом. Моя правая рука практически вытащила лезвие из пояса на бедре. Его левая - сжимает очередной кинжал. Кажется, его реакция немного быстрей.
   - Ника? Ты хочешь меня убить? - мужской голос звучит глухо, но отчетливо.
   Рука, выдернувшая лезвие при звуках его голоса, замерла. Мой ошарашенный взгляд наткнулся на ярко-зеленые глаза вора, отчетливо видные даже в тени капюшона. Узнавание пришло мгновенно.
   - Лист?!
   - Фу-ух, - облегченно выдохнул мой бывший напарник, возвращая кинжал куда-то под плащ. - Хорошо, что твой капюшон так удачно слетел.
   Я задумчиво провела рукой по волосам и опустила не до конца откинувшийся капюшон плаща. После чего дотронулась до саднящей левой щеки и убедилась в наличии на ней кровоточащей царапины.
   - Кто кого еще убить собирался, - язвительно хмыкнула я.
   - Ну, извини, - виновато развел руками вор. - Рефлексы.
   И ловким движением выдернул лезвие, удерживающее полу его плаща. Я в свою очередь осторожно выглянула в коридор и убедилась, что наша маленькая потасовка не привлекла ничье внимание. Кинжал Листа, как и предполагалось, лежал у противоположной стены коридора. Подняв его, внимательно осмотрела стену: если не приглядываться, небольшая выбоина в мраморе даже не заметна. Протерев это место небольшим платком на случай, если там были капельки моей крови, носком ботинок растерла и разметала крошечные кусочки мрамора на полу. Вернувшись обратно в кабинет, аккуратно закрыла дверь и удовлетворено заметила, что вор тоже убрал все следы нашего стремительного обмена ударами. Все, что мы метали друг в друга, вернулось к изначальным владельцам. Похоже, пришло время, прояснить некоторые детали.
   - Только не говори мне, что ты здесь за шкатулкой из темного дерева, - попросила я, надеясь, что мои догадки не верны.
   - Не буду, - натянуто улыбнулся мой зеленоглазый друг. - Мне просто нужна деревянная шкатулка из этого сейфа, - кивнул он на стену, рядом с которой я застала его в начале. - Из какого она дерева я без понятия.
   Я тяжело вздохнула.
   - Кто вскрывать будет?
   - Да тут защита простенькая, и сигналку я уже снял. Я его почти открыл, когда ты появилась.
   - Ладно, открывай ты, - разрешила я, еще раз вздохнув.
   Парень молниеносно вытащил отмычки и принялся за дело. Следует отметить, что Лист - самый гениальный вор, которого я когда-либо видела. Раньше он, может быть, и проигрывал мне во вскрытии магических защит из-за моих особых глаз, но после того, как он окончательно разбудил в себе Силу светлых, они перестали быть для него непреодолимой преградой. Единственная причина того, что звание мастера-вора Лист получил на два года позже меня - в столице и ближайших окрестностях он плотно работает только последние восемь месяцев.
   Через несколько минут вор закончил и открыл сейф. Посмотрев на содержимое, он шепотом выругался и махнул мне, подзывая. Заглянув внутрь, увидела ожидаемую картину: какие-то документы, пачка векселей, шелковые мешочки с деньгами или драгоценными камнями, а перед всем этим - изящная шкатулка из темного дерева, отделанная белой костью и рубинами. В целом, выглядит обычной, не очень дорогой, однако она нужна ищейкам и неизвестному нанимателю моего друга.
   - У тебя Контракт? - на всякий случай уточнила я.
   Парень кивнул.
   - А наниматель кто? - этот вопрос был задан для проформы.
   Обычно мы не встречаемся лицом к лицу с непосредственным заказчиком: Контракт заключается через посредника на специальной бумаге, заговоренной магами. Однако Лист меня удивил:
   - Граф Гроне, - и пояснил, видя удивление на моем лице: - Я узнал его посредника.
   Никакой ясности это имя не вносит. Интересно, что в этой шкатулке такого, что она всем нужна? Я преобразовала свои глаза и внимательно осмотрела этот камень преткновения. Видимых плетений и какой-либо магии не видно. Обернувшись к другу, сказала:
   - Ничего не вижу. А ты?
   Встретив мой изменившийся взгляд, он даже не вздрогнул.
   - Все такие же золотистые, - отметил он, после чего вернулся к основной теме: - Я тоже ничего не чувствую. Похоже, магии в ней нет.
   Что ж, Листу в этом вопросе я доверяю: отменную чувствительность к магии он имел и до пробуждения Силы.
   - Кстати, а ты своего нанимателя знаешь?
   - Ищейки, - поморщившись, ответила я.
   Вор выругался, на этот раз на темно-эльфийском.
   - Что будем делать? - парень подобрался, став более серьезным.
   - Для начала заберем шкатулку и выберемся отсюда. Об остальном можно подумать позже.
   - Хорошо, - друг согласился без колебаний.
   Передав мне шкатулку, которую я тут же надежно спрятала, он закрыл сейф, но запирать его не стал, просто вернул на место картину, которая висела там раньше. Убедившись в нетронутом виде кабинета, мы его покинули и заперли. Особняк барона покинули без происшествий. Спускаясь в катакомбы, через которые мы решили покинуть квартал знати, Лист, который всегда ориентировался в них гораздо лучше меня, уточнил, куда мы направляемся.
   - К Дарэлу.
   - Что-о-о?! К этому психу?! - возмутился парень.
   Зеленоглазый вор с первой встречи невзлюбил некроманта, а еще он его немного боялся, хоть и старался этого не показывать. Конечно, причина для этого была, но как по мне не слишком существенная.
   - Он маг. К тому же артефактор, он может помочь, - раздраженно объяснила я.
   - У Сэл есть маги! И артефакторы тоже. Почему не к ней?! - продолжал негодовать Лист.
   К Сэлоне он относился с точностью да наоборот, в конце концов, она делала ему существенные скидки в своем заведении.
   - Потому что ее магов я не знаю совершенно, а Дарэлу доверяю полностью.
   Вор еще какое-то время пытался меня убедить, но все-таки сдался и согласился идти к некроманту. Путь через катакомбы прошел обыденно. На поверхность мы вышли рядом с "Дном". Пересекая знакомые улочки и переулки, привычно сбросили с хвоста различных любопытствующих и добрались до дома Дарэла.
   Оставив напарника у двери, я вошла внутрь.
   - Да-а-а-ар! Ты где-е-е?! - крикнула я, ленясь обыскивать дом. - И впусти Листа!
   Входная дверь за моей спиной открылась, позволяя войти моему другу.
   "В лаборатории", - спокойный голос некроманта раздался прямо рядом с нами.
   Лист вздрогнул и принялся нервно озираться. Было видно, как напряглось его тело, ноги рефлекторно встали в самую устойчивую позицию, одна рука была показательно расслаблена и чуть отведена в сторону, в то время как вторая метнулась под плащ (за кинжалом, я полагаю).
   - Это магическое сообщение, - пояснила я.
   - Уже догадался, - мрачно отозвался он, убирая руку из-под плаща.
   - Слушай, чего ты такой нервный? Ты же здесь уже был, - я направилась в подвал, вынуждая парня идти следом.
   - И предпочел бы больше здесь не появляться, - его голос прозвучал глухо, а затем и вовсе перешел в шепот: - Ты что не помнишь, как мы с ним встретились?
   - Ну, подумаешь, - пожала я плечами, мысленно закатив глаза. - Он больше таким не занимается.
   Вор в ответ лишь фыркнул, пытаясь за презрением скрыть свой страх. Кажется, в том происшествии он заработал себе устойчивую фобию.
   В лаборатории некроманта за месяц ничего не изменилось, сам Дарэл сидел за столом и разглядывал что-то под увеличительным стеклом.
   - Привет, Дар! - весело поздоровалась я. - А мы тут зашли тебя проведать.
   Мужчина тяжело вздохнул, поднял голову, окинул нас взглядом и скептически посмотрел на меня.
   - В таком виде, - выразительно отметил он: - Ты приходишь ко мне только за помощью. Это же у тебя профессиональная экипировка. Как и у твоего друга детства, - чуть прищурившись, посмотрел он куда-то за моей спиной.
   Мне даже не нужно было оборачиваться, чтобы почувствовать нервозность вора.
   - Ну все, хватит! - помахав рукой, прервала их зрительный контакт. - Дарэл, миленький, помоги мне, - откинув капюшон, я состроила самое умоляющее лицо, на какое только была способна, и, приблизившись к некроманту, оперлась на стол.
   Он только фыркнул, жестами заставив меня отойти.
   - У меня тут хрупкие инструменты и экспонаты, - предупредил он. - Так что даже не приближайся.
   - Пожа-а-а-алуйста, - жалобно протянула я. - Взамен я расскажу тебе о тайне Академии, которую ты точно не знаешь.
   На самом деле эту историю о тайных ходах в прошлый раз я просто забыла рассказать, зато теперь можно обменять ее на помощь.
   Дарэл с интересом посмотрел на меня, а потом легко согласился:
   - Ладно, выкладывай, в чем дело.
   Ха! Кто бы сомневался. В конце концов, у меня замечательные друзья.
   Сняв плащ, в котором мне уже было жарковато (Дар о своем комфорте всегда заботился), я вытащила шкатулку и положила ее на стол. Тот, который металлический, дабы не тревожить хрупкие экспонаты некроманта.
   - Можешь осмотреть ее? Магически. Не открывая и желательно не оставляя магических следов. Скоро она, возможно, окажется у ищеек. Так что предупреждаю заранее.
   Мужчина поднялся из-за стола и подошел ко мне, после чего внимательно осмотрел шкатулку, впрочем, пока к ней не притрагиваясь.
   - Интере-е-есно, - протянул он. - А предыстория?
   Я рассказала ему все, начиная со вчерашней встречи с Фредериком и заканчивая столкновением с Листом. Дарэл заинтересовался амулетом, полученным от ищейки, и я пообещала одолжить его для исследования.
   Выслушав мой рассказ, некромант надел перчатки, достал какие-то инструменты и принялся внимательно рассматривать шкатулку. Я же в это время обратила внимание на Листа, который все это время простоял у двери, практически не шевелясь.
   - Тебе так не жарко?
   - Я теплолюбивый, - огрызнул он.
   Но под напором моего насмешливого взгляда и здравого смысла сдался и все-таки стянул с себя плащ.
   В облике парня первыми в глаза бросаются длинные зеленые волосы, сейчас стянутые в хвост. Да, зеленые. Почти точь-в-точь как цвет его глаз. А вот не надо пользоваться сомнительными продуктами деятельности сумасшедшего алхимика. Этот цвет не поддается никаким краскам или магическому вмешательству (а пробовали многие), так что пришлось вору смириться с тем, что теперь его внешний вид практически полностью соответствует его прозвищу (благо хоть кожа нормального цвета). Да, Лист - это прозвище, но он ненавидит свое настоящее имя и практически никому его не говорит, потому что оно слишком эльфийское.
   А это второе, что ярко выделяется во внешности моего друга: ярко выраженные эльфийские черты, большие раскосые глаза с длинными светлыми ресницами, прямой нос идеальной формы, зато уши вполне человеческие, округлые. Лист - квартерон, на четверть светлый эльф. Поэтому и выглядит он моложе: где-то лет на шестнадцать, хотя старше меня на три года.
   Под плащом вор был одет почти так же, как и я. Только вдобавок на нем висела перевязь с кучей кинжалов, ее он тоже снял. После чего он присел на небольшой диван у стены, где уже давно с удобством устроилась я.
   - Слышала про неудачу с Наместником. Думала, ты скрываешься где-то на просторах империи.
   - Ох, не начинай, - поморщился парень. - Нотации и нравоучения всегда были прерогативой Наставника, а не твоей.
   - Просто не хочу однажды услышать новость о твоей казни, - я твердо посмотрела ему прямо в глаза, показывая, что не собираюсь шутить. - Поэтому, прошу тебя, будь благоразумен, мой дорогой названый брат.
   Лист выпрямился, пронзительный взгляд его зеленых глаз был как никогда серьезен. Взяв мою руку, он приложил свою ладонь к моей так, чтобы совпали старые шрамы.
   - Клянусь, сестренка, я не умру так бездарно, из-за собственной глупости или какой-то мелочи, - его голос звучал спокойно и уверенно.
   А затем он улыбнулся и светом этой улыбки, казалось, развеял все мои потаенные страхи. С души как будто камень свалился, и от этой легкости вдруг захотелось плакать. Но плакать я не стала, лишь улыбнулась и пригрозила:
   - Если ты ее не сдержишь, я найду твою душу и буду издеваться над тобой, круглые сутки читая нотации и лекции Наставника.
   - Звучит реально жутко, - усмехнулся квартерон.
   А дальше мы просто болтали, делясь новостями за те три месяца, что не виделись. Приятно было наблюдать ошарашенное лицо братца, когда он узнал, где я учусь. Ну, хоть кто-то не догадался об этом прежде, чем я сама рассказала.
   Вскоре Дарэл закончил свои манипуляции со шкатулкой.
   - Обследовал всеми доступными мне средствами. Никакой магии на ней нет. Есть слабые магические следы, но они, скорее всего, остались от соседства с плетениями, которые находились рядом. Содержимое внутри тоже абсолютно немагическое. Разве что тут какие-то дополнительные механизмы в крышке и стенках, - он указал, где они находятся. - Но они тоже не имеют никакого отношения к магии.
   - Дар, ты просто чудо! - воскликнула я, подскакивая с дивана.
   Но затискать себя некромант не дал, шустро оказавшись вне пределов шаговой доступности. Впрочем, преследовать его я не стала, кинувшись вместо этого к шкатулке. Внимательно осмотрев ее, прикинула расположение этих механизмов и их назначение.
   - Что ты собираешься делать? - настороженно спросил Лист.
   - Естественно, открыть ее, - незамедлительно ответила я, мысленно показав Фредерику язык. - Кстати, Дар, а ты не выяснил, что лежит внутри?
   - Волокнистый материал из ингредиентов растительного происхождения, причудливым образом покрытый высохшим растворителем с красящими пигментами, - невозмутимо выдал маг.
   На несколько секунд я зависла, пытаясь это расшифровать.
   - А если кратко, бумага и чернила, - усмехнулся он.
   - Значит, документы или письма, - задумчиво отозвалась я, решив проигнорировать его насмешку. - Отлично! Это упрощает задачу. Надеюсь.
   - Какую задачу? - вновь вмешался братец.
   - Разделения одной шкатулки на две. Потом объясню, - нетерпеливо отмахнулась я.
  

Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"