Бушуева Ольга: другие произведения.

Легенда гор (Отрывок 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что-то я сегодня страх какая добрая вот и решила выложить начало кое-чего новенького. Аннотация как и название рабочие: Все они были молоды, совершали свои ошибки и все поплатились по-своему. Кто-то неосознанно предал свой народ и пробыл взаперти в течение нескольких десятков тысяч лет, практически потеряв способность чувствовать. Кто-то никогда не увидит своего ребенка, поддавшись ненависти оставит его позади считая что так лучше. А кто-то еще слишком молод, что бы совершать непоправимые ошибки, но уже невероятно близок к этому. И всех их связали горы - королей, богов и простых смертных. И это история, которая со временем станет всего лишь легендой для потомков, для простых смертных и для королей... но не для богов.


Пролог

   Я его ненавижу. И даже описать не могу, насколько сильно и как красочно. Достаточно того что от одного его вида бросает в дрожь, передергивает от отвращения, а руки так и тянутся что-нибудь с ним сделать. Что конкретно мне хочется сотворить с этим подлецом я еще не придумала, вариантов слишком много и все они доставляют этакое злорадное удовольствие, хотя того же удовольствия было бы куда больше если сотворить это с ним на самом деле. В общем, руки тянулись к чему-то абстрактному, потому я их сжимала в кулаки и с силой опускала вниз.
   Почему я его ненавижу? Глупо задавать этот вопрос человеку, для которого это чувство настолько яркое. Сейчас я могу ответить очень просто и одновременно неясно - за все.
   А еще я ненавижу то существо, что растет внутри меня, потому что это его половина. Нет, он меня не заставлял, просто мы тогда напились, ну и так далее. А все закончилось тем, что сейчас я жду ребенка. Ему я ничего не сказала, да и не собираюсь. Пошел он... лесом.
   А сейчас он жениться и я смотрю на его холодную и безразличную улыбку и ненавижу еще больше. А рядом с ним стоит невеста, ее я не ненавижу, эту девушку мне искренне жаль. Хотя не мое это дело, сама она на это пошла или родители заставили, но улыбается вроде бы искренне.
   Я смотрю на него, а он, повернув голову, смотрит на меня. Но я не позволяю ему увидеть свою ненависть, а лишь легонько улыбаюсь, он кивает в ответ и отворачивается.
   Затем идут поздравления молодоженов громкие, яркие и пустые, все дарят подарки и спешат поговорить хоть с кем-то из них, еще бы такая великая пара. Двое великих правителей великих народов, а кто я? А я простолюдинка деревенская девчонка и как когда-то сказала одна наглая девица, должна коз пасти, а не стоять рядом с высокородными особами.
   И за это я ненавижу не только его, но и тех с кем провела последние пять лет. Все сплошь благородные и высокомерные, пытались ткнуть меня лицом в грязь и при этом могли только плечами пожимать и утверждать, что деревенской не привыкать в грязи копаться.
   Подходит моя очередь, я говорю те же пустые и по сути ничего не значащие слава, отдаю свой подарок и удаляюсь.
   - Вот и правильно, возвращайся в свою деревню, - говорит кто-то за моей спиной.
   Я не оборачиваюсь, потому как ответить на это мне нечего, я действительно возвращаюсь домой.
  
  
  
  
   Темные коридоры и пещеры, переплетающиеся в лабиринты, а в особенно больших пещерах устроены города. Это мир подземья, мир дроу. Жестокая раса, которая ценит только власть и силу, поклоняясь паучьей богине Ллос, обожая пускать кровь своим врагам и близким. Хотя, по-настоящему близки у них нет. Они во всем подражают жизни своей богини, жизни паучихи.
   Все расы мира знают это и все опасаются темных эльфов с черной кожей и белыми волосами. Их боятся, презирают, их не выпускают за пределы подземья, чтобы они не распространяли культ Ллос в мире и не смели его захватить для своей темной богини.
   Эти пещеры особенно стары кто-то говорит, что они не на много младше самой Ллос. Здесь может бывать только верховная жрица и ее помощница. Они охраняют пленников, по личному приказу богини. Они не знают, кто замурован в той скале, но отчего-то богиня не пожелала их смерти, а обрекла на вечное заточение и страдание. Они лишь должны изредка приносить пищу и какие-то простые предметы, по просьбам из-за стены, если те просьбы одобрит богиня.
   Помощница жрицы спускалась все ниже, направляясь к этой странной темнице, она никогда не любопытствовала кто был замурован там и как он или она умудрились прогневать богиню. Вот показалась толстая каменная стена, здесь следовало произнести несколько заклинаний, подтвердить свой статус жрицы и помощницы верховной, после чего стена становилась рыхлой, и через нее можно было протолкнуть сверток. Проделав все необходимое, женщина развернулась и пошла наверх, это место было каким-то странным и вызывало необычные чувства, такие которых у дроу быть не должно совсем.
   - Сделала все что нужно? - спросила верховная жрица?
   - Да, - кивнула помощница.
   Верховная жрица расплылась в улыбке. Она и сама не знала, кто заперт в той темнице, но обязательно узнает, ведь отчего-то богиня не желает ни их свободы, ни смерти. О да, Хетелас была тщеславна и желала власти, хотя и почитала богиню не задумываясь, отвернулась бы от нее, если бы получила достаточно сил. Но о ее мыслях и надеждах не знал никто, кроме нее самой, а если и узнавал, то не успевал даже обдумать сложившуюся ситуацию.
   Хетелас выжидала удачный момент, что бы узнать точно, что за существа скрыты в глубине и, подчинив их себе, получить неограниченную власть возможно не только над подземьем, но и над поверхностью.
   А за той самой стенкой находилась просторная комната, скудно обставленная мебелью, которая уже развалилась за те пятьдесят тысяч лет, что находилась здесь. Фактически комната была поделена пополам, две половинки зеркально отражали друг друга. Маленький диванчик, подсвечник с тремя свечами на высоком круглом столике и большой стол посередине.
   Одну половину занимала девушка, сидевшая на диванчике и перебирающая в руках тонкую черную цепочку, которая тянулась от широкого браслета на руке к стене позади диванчика. У девушки была смуглая, но вовсе не черная кожа, розовато-пепельные волосы и золотистые глаза без зрачков, так же образ дополняли чуть заостренные ушки, торчащие из-за спутанных волос.
   Напротив, на второй половине сидел еще один представитель расы элетари, юноша такой же смуглокожий, но среброволосый. Он просто хмуро наблюдал за своей сокамерницей, пока та уже неизвестно в какой раз пересчитывала звенья на цепочке. Периодически девушка тихо ругалась себе под нос и начинала отсчитывать звенья заново.
   - Зачем ты это делаешь, Ретеллис? - не выдержал юноша.
   - Разве нужна какая-то причина? - спросила Ретеллис, поднимая глаза от цепи и удерживая длинный золотистый ноготь на одном звене, которое про себя отметила номером сто тридцать пять. - Или здесь можно заниматься чем-то еще?
   На это юноше ответить было нечего. Может быть, тоже стоит посчитать звенья в своей цепочке? Но тогда чем можно будет заняться, когда он пересчитает все звенья? С другой стороны как-то они ведь здесь прожили те пятьдесят тысяч лет и вроде бы еще не свихнулись, хотя, похоже, уже близки к этому.
   Стена за спиной девушки стала рыхлой и оттуда выпал сверток. Ретеллис подорвалась с места и поспешила обойти диванчик, на котором сидела. При этом она старалась не выпустить из пальцев цепочку, что бы потом не начинать считать заново, из-за чего цепочка стала куда короче и девушка, запнувшись, свалилась на пол.
   Юноша расхохотался, глядя, как девушка поднимается на ноги, запутавшись не только в цепочке, но и в длинном уже порядочно потрепанном платье, которое уже начало расходится по швам. Его собственная одежда представляла собой не лучшее зрелище, но ведь над кем-то смеяться веселее, чем над самим собой.
   - Kherthin treltdris jolir kh trasfe! - выдав эту тираду, девушка посмотрела на юношу и, показав ему язык, подошла к свертку, уже наплевав на цепочку и выпустив ее из рук. В конце концов, сто тридцать пять звеньев это не так уж и много и потом можно будет пересчитать заново.
   Развернув простую тряпицу, Ретеллис достала оттуда деревянную коробку наполненную едой, стопку бумаги и чернильницу. Пера не было. Интересно чем она должна писать? Собственный ногтем? Старое перо было уже ни на что не годным.
   - Эй?!
   - Иду-иду, не будь таким нетерпимым, Фелест, - сказала Ретеллис, поднимаясь на ноги и не без труда поднимая коробку, которую, не особо церемонясь, с размаху поставила на стол.
   - И почему еду приносят всегда с твоей стороны? - вопрос был явно риторическим.
   - Потому что я женщина, - Ретеллис все же решила ответить. - И насколько я поняла, в нынешнем мире подземья правят женщины, а мужчины так, необходимое дополнение с которым можно не особо церемониться.
   - Откуда тебе это известно? - спросил Фелест, забирая коробку, которую к нему подтолкнула девушка. Они не могли подойти друг к другу на расстояние меньше двух с половиной метров.
   - Книжки читала, - девушка махнула рукой за диванчик, где лежала уже порядочная куча толстенных фолиантов. - Могу и тебе дать, кстати, ты мне еще предыдущие не вернул.
   - Ты как умудряешься их доставать? - Фелест решил пропустить это заявление мимо ушей.
   - Достаточно просто попросить, эта паучиха хоть и дрянь первосортная, и ничего бы нам не дала, но не будет же она лично каждый раз к нам ходить? А вот жрицам, которые приносят нам все это можно искусно что-нибудь внушить. На многое мы не способны, слишком мало сил, но заставить принести какую-то мелочь вполне возможно. Можешь в следующий раз что-нибудь попросить, я передам, а то ты скоро совсем зачахнешь.
   Ретеллис достала из коробки тонкую хрустящую булочку и с наслаждением вгрызлась в чуть суховатое, но сытное тесто.
   - Я зачахну? Будто ты тут цветешь как Хенелейская роза. Мы с тобой два сорняка, жутко живучих и изредка подкармливаемых, что бы окончательно не издохли.
   Фелест отложил в сторону свою порцию и задумчиво посмотрел на свою сокамерницу. Девушка от его взгляда подавилась и закашлялась. Отложив булочку, Ретеллис не менее хмуро уставилась на Фелеста. Так они и переглядывались, то хмуря лоб, то морща носы, а то, прищуривая глаза. Это ненадолго развлекло их, правда, за пятьдесят тысяч лет проведенных здесь они так развлекались не раз. Да и вообще удивительно как сохранили разум и не разузнали всех секретов друг друга.
   - Неужели ты смерилась? - спросил он, мгновенно посерьезнев.
   - Нет, но пока мы сидим здесь ничего не изменить. Да и получится ли? Столько лет мы были пленниками паучихи, думаешь, сейчас что-то изменится?
   Ретеллис опустила голову на сложенные руки и тяжело вздохнула.
   - Это моя ошибка.
   - Это наша ошибка.
  
   Тогда пятьдесят тысяч лет назад никто из элетари (или как их сейчас иминуют - дроу) и не знал о существовании паучихи Ллос, да и темные пещеры гор не были их домом. Элетари, так они себя называли, жили возле гор, а в пещерах размещали лишь свои гарнизоны и крепости. Задачей их было следить за тем, чтобы чудовища, обитавшие в темных пещерах гор, не вырывались наружу. Этим они и жили и поклонялись двум богам: богине Шелети и богу Растеру.
   Они и подумать не могли о том, чтобы приносить своих соплеменников и детей в кровавые жертвы богам, которым это вовсе не требовалось. Так же элетари правили вовсе не одни только женщины.
   Они отражали нападения темных существ, понимая всю ответственность, возложенную на них. Элетари могли свободно находиться как на солнце, так и в темноте подземелий. Они продвигались по лабиринтам тоннелей, исследуя все новые и в большинстве своем опасные территории.
   В тот год жрицей Шелети стала молодая, наивная и беззаботная Ретеллис, об имени дома которой не сохранилось никаких записей, а она сама вряд ли сейчас расскажет. Девушка могла чувствовать богиню и иногда даже общаться с ней.
   Фелест седьмой сын правителя элетари посвятил себя воинскому искусству и изучению магии, он не мог стать наследником правителя или жрецом Растеру. младший сын, все, что у него было это его имя и знания.
   В одном из храмов, стоявших на главной площади Аранеса, возле алтаря богини Шелети сидела Ретеллис. Она совсем недавно стала жрицей и еще плохо понимала, как ей придется жить дальше. Зато отлично знала, что жрецы всегда отправляются в подземелья вместе с группой воинов, ведь благословленные богами они почти не уязвимы и обладают большим запасом магических сил.
   - Ретеллис, окликнула ее старшая жрица.
   Девушка поднялась на ноги, подозревая, что ничего хорошего ее не ждет, обернулась и поклоном поприветствовала старшую жрицу.
   - Это хорошо, что ты молишься Шелети, ее поддержка тебе не помешает, - Ретеллис затаила дыхание, уже догадываясь, какие вести ей принесла жрица. - Ты направляешься в подземелья, завтра с утра будь готова отправиться в путь, здесь на главной площади.
   Девушке оставалось только покорно кивнуть. Она знала, что это случится, но не думала что так скоро. К тому же что-то слишком часто они стали наведываться в подземелья, неужели что-то не так?
   - Ты, я вижу обеспокоена. Хотя это и не удивительно. В последнее время слишком часто твари стали появляться близко к поверхности, нам все труднее сдерживать их натиск. Слава Шелети и Растеру мы еще можем справляться. Наши боги поддерживают нас и защищают, но все остальные беззащитны.
   Ретеллис вышла из храма и, не оглядываясь, пошла домой. Это не было на нее похоже, девушка всегда любила прогуляться по городу, рассматривая широкие улицы, и дома, каждый из которых был особенным и неповторимым. Сейчас ей хотелось как можно скорее попасть домой, она просто чувствовала, что лучше сейчас провести со своей семьей как можно больше времени.
   Двухэтажный дом из темно синего камня с вырезанными в нем узорами и был ее домом. Стоило только войти внутрь, как на девушку кто-то налетел. Это оказался ее младший брат Геллен, мальчику совсем недавно исполнилось пятнадцать лет. Вообще Ретеллис никогда не то что бы не ладила с детьми, она скорее считала их какими-то неведомыми существами, с которыми непонятно как нужно обращаться. Так что даже брата своего поначалу сторонилась, но сейчас он уже не был тем маленьким и непонятным ребенком, поэтому девушка с радостью с ним общалась.
   - Ты сегодня рано, - улыбнулся Геллен, и Ретеллис улыбнулась в ответ, просто невозможно было сдержаться рядом с этим счастливым и светлым ребенком.
   - Так получилось, - девушка растрепала брату волосы и прошла вперед по коридору, который выходил в большую комнату в синих тонах. Небольшой диванчик, и пара кресел стоят возле камина, а стены заставлены полками с книгами. Здесь так уютно, что хочется блаженно зажмуриться.
   И хотя сейчас действительно лучше расслабится, но Ретеллис никак не могла отпустить внутреннее напряжение, ощущение чего-то нехорошего.
   - Что тебя так беспокоит? - спросил проницательный братишка, он уже сейчас мог запросто считывать эмоции окружающих, а уж что будет, когда он вырастет.
   - Ничего особенного, - Ретеллис предпочла закрыться, не хватало еще пугать братишку своими подозрениями и воображаемыми картинками грядущего похода. На воображение девушка никогда не жаловалась, так что сейчас в ее голове были очень яркие, красочные и невероятно жуткие картинки.
   Геллен надулся, но приставать с расспросами не стал. Он хоть и был еще мал, но уж не совсем глупым малышом и понимал, что если старшие чего-то ему не говорят сами, то это из них вытягивать бесполезно. Куда как проще просто подслушать. Но и подслушивать правильно тоже надо уметь, а то если заметят то получится очень неприятная ситуация с последующим наказанием непослушного ребенка.
   Маленький элетари поспешил покинуть комнату, что бы на выходе бросить простенькое заклинание, на уже закрепленное здесь более сложное, он больше месяца потратил, что бы проделать такое с каждой комнатой в доме.
   - Так что же случилось? - спросил ее отец, когда младший брат скрылся за дверью.
   Нереклен сидел за столом и что-то чертил на бумаге. Интересно, почему он сидит именно здесь, а не в своем кабинете. Скорее всего, его оттуда вытащила мама, которая сейчас куда-то вышла, но скоро вернется.
   - Завтра я иду в подземелья, - будто зачитав себе приговор, сказала Ретеллис.
   Мужчина отвлекся от созерцания бумаг и поднял на дочь серебристые глаза, в них не было тревоги, как впрочем, и других эмоций.
   - Как в подземелья? - возмущенно выдохнула мать, стоя на пороге комнаты. - Неужели молодых и неопытных жрецов тоже туда отправляют?
   - Я не неопытная, я там была уже не один и не два раза.
   - Но ты все равно еще слишком молода. Нереклен скажи ей, - женщина повернулась к мужу и, заметив в его руках бумаги, закатила глаза. - И отвлекись хоть на минуту от своих дел, у тебя дочь отправляют фактически на смерть.
   - Она не в первый раз туда идет, почему ты так беспокоишься именно сейчас?
   Неллетина на миг задумалась. А действительно почему? Нет, она, конечно, всегда беспокоилась за свою дочь, но ведь раньше подобного с ней не случалось. Может быть дело в том, что уходившие туда в последнее время все чаще просто не возвращались?
   - Потому что я мать, а вот ты хотя бы дома мог проявить каплю эмоций, это тебе не служба.
   Ретеллис понимала, что сейчас начнется обыкновенное выяснение отношений, которое периодически случалось, но последствий особых не имело, кроме подпорченного настроения, которое уже сейчас было ниже некуда.
   - А что там у вас случилось? - спросила она, обращаясь к отцу.
   До нее уже доходили слухи, что что-то там случилось, причем не в горах, что удивительно.
   - Люди начали чудить, собираются вместе и, похоже, что-то планируют.
   - Эти дикари способны что-то спланировать? - скептически хмыкнула Неллетина.
   - Не стоит их недооценивать, люди хоть и дикари, но все же разумом обладают и возможно в будущем поднимутся довольно высоко. Но сейчас эти их сборища нам только мешают, они ведь еще и набеги умудряются устраивать, а нам приходится их сдерживать, и это не считая регулярных походов в горы.
   - Вот почему тебя туда отправляют, - женщина повернулась к Ретеллис. - у них просто недостаток элетари, но почему именно в горы? Молодых жрецов проще отправлять к людям, в конце концов, эти дикари менее опасны, чем те монстры, что обитают в пещерах.
   - Я не знаю, - покачала головой Ретеллис.
   Дальше следовало потихонечку удалиться к себе в комнату. Мама наверняка бы засыпала вопросами и возмущенными комментариями, а отец согласно кивал, уткнувшись в свои бумаги.
   Окунувшись в прохладную тишину своей комнаты, Ретеллис вздохнула с облегчением. Перед завтрашним днем нужно выспаться, не отвлекаясь ни на что.
  
   Фелест медленно расхаживал по своей комнате. Самому младшему принцу не спалось, что не удивительно, он ведь умудрился проспать почти весь день, поднялся только ближе к вечеру и то, потому что разбудили насильно, притащили к наставнику, и тот заявил, что завтра с утра его отправляют в подземелья. Фелест покорно кивнул и только потом понял, что же именно ему предстоит. Он терпеть не мог подземелья, без особой причины, просто они ему не нравились. И вот сейчас он мерил шагами комнату раздражая старшую сестру, которая решил составить ему компанию.
   - Да сядь ты уже наконец, - не выдержала Лиллура. - Только нервируешь
   Фелест остановился и обернулся к ней.
   - А что ты тут вообще делаешь? Это моя комната.
   - Эх милый братец, когда же ты поймешь что жить в затворничестве не хорошо....
   - Я похож на затворника?!
   - Не перебивай, очень даже похож. Не с кем не хочешь разговаривать или поделится своими переживаниями. Вот сейчас тебя же что-то беспокоит, но ты все равно молчишь и мельтешишь тут.
   - Я уже сказал, если я тебе мешаюсь, то можешь уйти. И вообще куда делся Кленер это он тебе постоянно в жилетку плакался и переживания вываливал.
   - И не только он, это ты у нас не прошибаемый. А Кленер с отцом ухал разбираться с людьми.
   - Интересно, почему они не взяли с собой тебя? Ты бы этих дикарей так достала, что они бы еще десять тысяч лет сидели бы по своим пещерам.
   - Ты грубиян и язва, Фелест. И как тебя девушки терпят? Ты ведь атк никогда не женишься... Все молчу-молчу, я ведь зашла пожелать тебе удачи, - Лиллура поднялась на ноги и обняла брата. - Мы все тебя очень любим.
   Фелест еще долго смотрел на закрывшуюся за сестрой дверь. Да, Лиллура всегда вела себя подобным образом, никогда ни на что не спрашивала разрешения и фактически лезла в жизнь всех членов их семьи, но такие уж они провидцы. И сейчас то что она ему сказал заставляло задуматься. Похоже сестра с ним прощалась.
  
   Рано утром ее разбудил ненавязчивый стук в дверь и тихий голос отца:
   - Пора.
   Она поднялась, протерла глаза и, зевая, побрела к шкафу с одеждой. И кто придумал такую глупость, что если раньше ляжешь спать, то выспишься? Ретеллис чувствовала себя ужасно. Хотелось залезть обратно под одеяло, наплевав на всех и вся.
   Сделав волевое усилие, девушка укусила себя за руку, пытаясь, таким образом, хотя бы немного придти в себя. Результат у этого действия, конечно, был, рука начала ныть, и спать уже так сильно не хотелось, а первый момент, но постепенно сонливость начинала одерживать верх.
   Следующим действием по приведению своего организма в бодрствующее состояние было умывание исключительно ледяной водой. Правда, ледяной воды не оказалось, вода, налитая в кувшин, стоявший рядом с фарфоровым тазиком на специальном столике, оказалась теплой.
   Приведя себя в относительный порядок, Ретеллис вышла из комнаты и спустилась вниз. По коридору бегал жутко счастливый и невероятно бодрый Геллен. Девушка почувствовала зависть. И как он умудрился подняться в такую рань и при этом остаться бодрым и веселым, а самое главное, зачем он это сделал?
   - Ура, сестренка ты тоже встала! - счастливый братишка с разбегу обнял Ретеллис. - Жалко, что ты не сможешь пойти с нами.
   Ретеллис силилась вспомнить, куда же это она не сможет пойти? Да что же это за состояние такое, давно уже должна была проснуться.
   Так, в первую очередь необходимо вспомнить, какой сегодня день? А сегодня у нас день... Как же она могла забыть, день посвящение и соединения. Именно сегодня Геллен получит своего покровителя. У каждого элетари был свой покровитель из мира животных, который сам выбирал себе хозяина, при этом элетари мог спокойно мысленно связываться как со своим хранителем, так и с другими представителями его вида. Хранителем Ретеллис был белый тигр, которого девушка, конечно же, очень любила, но... иногда про него просто забывала. Не хорошо конечно, но что уж тут поделаешь.
   Пожелав удачи младшему брату и пообещав вернуться, Ретеллис направилась на площадь, еще не зная о том, что не вернется и ни брата, ни семьи своей никогда не увидит.
   На площади уже все собрались и похоже ждали только ее, неприятная ситуация, хотя Ретеллис не привыкать опаздывать или приходить последней.
   Отряды отправлявшиеся в подземелья были не слишком большие, не больше десяти элетари, что бы была возможность быстро передвигаться и иметь защиту. Их отряд состоял из шести элетари, и жрецом почему-то была только Ретеллис, это ее немного беспокоило. Хотя среди присутствующих все прекрасно владели магией.
   Никого из присутствующих она не знала, за исключением Фелеста Келлиреллен, и то не лично, просто челнов правящей семьи знали все. Они шли вперед, Ретеллис чувствовала себя неуверенно, слишком редко она тут бывала.
   Как вскоре оказалось, подземные твари действительно как-то слишком оживились. Их было больше обычного, но они вполне справлялись, даже не потребовалось ставить защиту. Они продолжали свой путь, следовало зачистить еще несколько коридоров, когда одна из боковых стен просто обвалилась, и из нее хлынул поток длинных чешуйчатых существ, рассмотреть что-то более подробно просто не представлялась возможным, так их было много, а вот времени разглядывать, не было совсем.
   Их маленький отряд ринулся вперед, пробиваясь к выходу, и дальше по коридорам пока не им не удалось забиться в небольшой пещере. Ретеллис пришлось создавать поле защиты, непроницаемое с той стороны, на что уходила вся энергия, а твари бились в эту магическую стену нескончаемым потоком. Беспрестанно приходилось взывать к Шелети, но она не слышала, будто они были так глубоко, что зов просто не доходил до богини или же она решила от них отвернуться? Но нет, такого просто не может быть.
   Ретелли опустилась на землю почти без сил и только теперь заметила, что в их в отряде осталось только четверо. Им нужно было выбраться, нужно было предупредить всех на поверхности о том, что здесь происходит, что, скорее всего, твари вырвутся наружу и нападут на них. Но все было тщетно.
   Казалось им дали небольшую передвшку. Ретеллис свернула защиту и уселась на камень, вновь шепча воззвания к Шелети, из последних сил, все еще надеясь, но понимая что ничего не выйдет.
   - Она не услышит тебя, - тихий голос прервал тихое шептание девушки.
   - Кто здесь? - Ретеллис подскочила на ноги и стала оглядываться, уставшие воины привалились к стенам, волна чудовищ временно схлынула, давая недолгую передышку, никто из них не мог этого сказать, ее кажется никто из них не видел, кроме разве что младшего принца который внимательно посмотрел на нее.
   - Что-то случилось? - спросил он.
   - Ты не слышал? - девушка продолжала оглядываться, пытаясь понять, кто же заговорил с ней.
   - Что именно? - Фелест тоже стал оглядываться. Хотя он ничего и не слышал, но это не значит, что ничего не было. Конечно, сейчас все они устали и это может быть галлюцинация, но лучше перестраховаться.
   - Я рада что меня услышали, - голос был все еще тихий, с шипящими нотками.
   - Кто ты? - спросила Ретеллис.
   - Я повелительница подземелья, Ллос, ваши боги не услышат вас, здесь моя вотчина.
   - Это ты направляешь на нас полчища тех чудовищ?
   В ответ загадочная Ллос лишь тихо рассмеялась.
   - Если и так? Вы вторглись на мои земли, и я всего лишь защищаюсь.
   - Мы уйдем, - поспешила Ретеллис.
   - А кто вас отпустит? - рассмеялась Ллос. - Интересная раса, сильная телом и духом. Освободите меня и я помогу вам.
   - Освободить? Что бы твари подземья нескончаемой волной хлынули на поверхность?
   - Глупый мальчик, я хоть и повелеваю этими землями, но сейчас беспомощна, так как заперта и скована и не могу достучаться до своих подданных. Освободите меня и я выведу вас.
   Ни юноша ни девушка ей не поверили, да и с чего вдруг? Но тут на них снова бросились полчища подземных монстров. Ретеллис оставила молитвы и взялась за оружие. Воины уже не могли стоять на ногах. Их теснили все дальше к стене, на которой были выведены старинные надписи и рисунки, но элетари было не до древней красоты.
   Воины падали один за другим, еще живые, но уже не способные бороться. Ретеллис полностью исчерпала свой магический запас и сейчас держалась на ногах только потому, что опиралась спиной о стену. Фелест же отбивался из последних сил.
   - Освободи, - тихий шепот за спиной. - Я помогу вам и тем, кто на поверхности, им ведь тоже грозит опасность.
   Двое только переглянулись и, развернувшись к стене лицом ударили из последних сил. Фелест упал на землю, опираясь о клинок, а Ретеллис потеряла сознание, но перед тем как мир перед ней померк, успела увидеть паучью королеву. Это существо до талии было похоже на человека не считая шести глаз, ниже талии это был огромный черный паук с желтыми узорами на лохматом теле.
   Ллос была свободна.
   Очнулись двое уже в той самой комнате. В тот момент это место выглядело даже роскошно, но уже тогда на их руках были браслеты с тонкой черной цепочкой.
   - Что это? - Ретеллис разглядывала простой черный металл плотно охватывающий запястье.
   - Это место где вы отныне будете жить, вечно, - голос паучихи, казалось, доносился из каждого уголка помещения.
   - Что? - девушка резко огляделась по сторонам, но в комнате был только Фелест лежащий на диванчике напротив.
   - Нас освободят, наш народ найдет нас.
   - Ваш народ вскоре забудет о том, кем они были. Вы мне понравились, сильные и выносливые. Я пришла к ним, когда им нужна была помощь, а их собственные боги отвернулись. Вскоре они совсем их забудут, и буду поклоняться мне, богине подземелий.
   - Шелети и Растеру не могли нас оставить.
   - О, к вам двоим эти боги даже ближе, чем вы думаете.
   Отныне эти двое сидели в комнате, не зная, не имея ни малейшего понятия о том, что происходит за ее стенами. Хотя Ретеллис, выпрашивающая книги, узнала, что их забыли, совсем. Нет больше в горах расы элетари, зато в пещерах живут темные эльфы дроу, поклонники Ллос. Эта проклятая паучиха добилась своего.
   - У нас снова день самобичевания? - спросил Фелест, наблюдая за тем, как неподвижно сидит Ретеллис
   - Сколько мы здесь уже сидим? - спросила она, поднимая глаза. В них не было слез, хотя первое время она и плакала, сейчас прошло слишком много времени и ее сердце зачерствело.
   А вот подобный разговор случался у этих двоих периодически, Фелест всегда внимательно следил за тем, сколько же прошло лет, тогда как Рителлис просто существовала.
   - Если учесть что в этот раз мы проспали примерно десять тысяч лет, то... сорок девять тысяч семьсот девяносто девять лет.
   - Уже столько лет, - девушка откинулась на стуле и, не удержавшись, упала на пол, ушиблась спиной и тихо выругалась.
   Фелест расхохотался. Они успели хорошо друг друга изучить, стать лучшими друзьями и злейшими врагами. Не разговаривали в течение пятнадцати тысяч лет, кидались друг в друга подручными предметами. Только потому, что они были здесь вдвоем, элетари не свихнулись и сохранили рассудок, правда оба стали циничными, жестокими, потеряли наивность и доверчивость.
   - Я хочу выйти наружу, - сквозь зубы сказала Ретеллис, поднимаясь на ноги и потирая ушибленную спину.
   - А кто не хочет. Будто мы здесь сидим, потому что нам это нравится или мы просто мазохисты.
   - Это не мы мазохисты, а Ллос садистка.
   - А это не новость.
   Ретеллис подошла к той самой стене, через которую им передавали еду и кое-какие мелочи. Темный неровный камень, сухой и чуть теплый.
   - Изнутри не выбраться, - сказала она.
   - А мы и не знали, сидели тут, сидели и вдруг решили, что изнутри-то нам не выбраться, вот так новость.
   - Прекращай! - Ретеллис, кинула в него пустую чернильницу.
   Фелест увернулся и стеклянная баночка, стукнувшись о стену, разлетелась осколками, заляпав мелкими еще остававшимися внутри капельками одежду юноши.
   - Ну вот, - он сморщился, оттирая кляксу с рукава.
   - Будто тебя тут кто-то видит, к тому же эта клякса не испортила бы общего впечатления элетари-оборванца.
   Теперь уже в сторону девушки полетел снаряд, правда, вовсе не безобидная чернильница, а тонкий стилет. Ретеллис ловко перехватила оружие и внимательно на него уставилась.
   - У тебя что, было оружие? - девушка попробовала пальцем остроту клинка и вообще стала рассматривать ее с какой-то маниакальностью палача любующегося своими инструментами.
   - Это, по-твоему, оружие? И с кем ты собралась здесь воевать? Тут кроме нас никого нет. И если ты забылась, то напомню, что мы бессмертны.
   - Да помню я, - отмахнулась элетари, наконец, отрывая взгляд от клинка, правда, делая это с видимой неохотой. - Ты хоть знаешь, что можно с помощью него сделать?
   - Что? Развлекаться, кидая в стену, или друг в друга?
   - Идея конечно неплохая, но я о другом. - Ретеллис обошла свой диванчик и подошла к стене отделяющей их темницу от остальной пещеры. - Пара заклинаний и все.
   - Каких заклинаний? Если бы это было так просто, мы бы не проторчали тут пятьдесят тысяч лет.
   - А я и не говорила, что это будет просто, и да, сами мы отсюда не выберемся, но ведь можно попросить тех, кто к нам периодически заходит, - на губах девушки заиграла торжествующая улыбка.
   Ретеллис провела рукой по сухой стене и вернулась на диванчик.
   - И когда они придут в следующий раз? Через сто, двести, тысячу лет? Хотя да, это не так уж и долго, - Фелест махнул рукой и пошел обедать... или ужинать, хотя какая к Ллос разница?
   - Действительно столько лет ждали и еще пару недель подождем, они мне перья не принесли, ну или, в крайнем случае, кости, мне не принципиально важно, чем писать. - Ретеллис наклонилась и достала из под дивана толстенную книгу, открыв ее примерно на середине, задумалась, а потом потянулась к новой, совсем недавно доставленной чернильнице.
   - И зачем тебе вся эта писанина?
   - Я записываю нашу историю, потому как подозреваю, что Ллос уничтожила все упоминания о том, кем мы когда-то были. И не задавай глупых вопросов о том, что мне делать больше нечего, представь себе действительно нечего. Я кстати почти закончила, хотя жаль, что эти трактаты так никто и не прочитает.
   - А ты неплохо устроилась.
   - Каждый выживает, как может, - Ретеллис отложила свое произведение непризнанного искусства и потянулась за спинку дивана, снова запутавшись в цепочке, но все-таки умудрилась достать тоненькую книжицу в мягком переплете.
   - Вот зачем нужны эти цепи? Мы и так никуда не сбежим, или Ллос боится, что мы тут с тобой устроим непотребства и кучу детишек наплодим? - спросила она, с ненавистью рассматривая цепь.
   - Да я бы к тебе ни за что не прикоснулся, мне твое общество опостылело за первые пять тысяч лет.
   - Как будто я другого мнения, но, похоже, паучиха таких элементарных вещей понять не может, или просто решила доставить нам немного неудобств, но тогда бы могла ноги в кандалы заковать или еще что привинтить.
   - Тебя бы советником по пыткам к главной жрице.
   На это Ретеллис промолчала, потому как, стала рыться в свалке вещей, что-то разыскивая, а найдя, подошла к столу и подтолкнула в сторону Фелеста пустую чернильницу и стилет.
   - Одолжи ка мне своей крови.
   - Что тоже решила кровавые ритуалы проводить? Видимо это заразно, - продолжая возмущаться и говорить всевозможный бред элетари все же взял стелет, порезал запястье и накапал кровь в чернильницу. - А ничего что там были чернила? А то получится что-нибудь не то, впрочем, у тебя стоящего никогда не выходило.
   - Очень смешно, - скривилась девушка, забирая чернильницу и затыкая ее пробкой. - Из чего ты думаешь, были те чернила?
   Фелест только плечами пожал, по одному только вопросу понятно из чего, но ему-то какое дело. Юноша с размаху улегся на диванчик, который, не выдержав, скрипнул, что-то треснуло, и элетари оказался лежащим среди трухлявых щепок.
   Ретеллис рассмеялась, чуть не выронив чернильницу, и от греха подальше поставила ее на каменный столик, уж он-то точно не развалится. На свой диванчик девушка опускалась осторожно, продолжая тихо хихикать.
   - Смешно ей, - поморщился эльф. - И где мне теперь спать?
   - А ты не выспался?
   Удивление девушки вполне обоснованно. По причине того, что заняться здесь было, в общем-то, нечем, они очень по долгу просто спали, в последние раз потратив на это около десяти тысяч лет. Проснулись они совсем недавно, примерно неделю назад.
   Конечно, возникает вопрос, почему они вообще до сих пор живы, от чего же Ллос сохранила жизнь этим двоим, не самым лучшим и ярки представителям своей расы? На самом деле все довольно просто. Ллос сумела сманить элетари, когда их собственные боги не пришли на их зов и не помогли, но каких же трудов ей стоило запереть силу и сущность богов в этих двоих эльфах, которые к ним были ближе всего. Она не могла их убить ведь тогда Шелети и Растеру обрели бы свободу, а так сидят в комнатке два эльфа и никаких проблем, конечно от своих врагов нужно избавляться, но богов убить очень сложно.
   Ретеллис что-то колдовала над чернильницей с кровью, добавив туда еще и свою. Фелест выпросил у нее одну из книг, в чтение которой и углубился. На самом деле они мало друг с другом общались, потому как, и так друг друга раздражали, и не следовало усугублять это положение.
   Каждый их день был похож на предыдущий. Вечное заключение из которого хочется вырваться, и не важно что они возможно давно потеряли разум, опасны для того мира, в конце концов лучше уж вовсе никакой жизни чем вот такая вот.
   - Я готова, осталось дождаться гостей, - Ретеллис откинулась на спинку диванчика, которая натужено скрипнула. Фелест с потаенной надеждой посмотрел на диванчик, но тот еще держался, самому ему приходилось сидеть на столе.
   - На столе сидеть неприлично, - как бы невзначай заметила девушка.
   - А на полу неудобно.
   В течение следующих нескольких часов эти двое молчали. Фелест читал книгу, не то что бы она была интересной, но что-то лучше, чем ничего. Ретеллис заканчивала приготовления, рисуя пером на стене знаки, притом постоянно заглядывая то в одну, то в другую книги.
   На этот раз в дальние пещеры заточения Хетелас спускалась лично, она еще не выработала конкретный план, но она и не собиралась пока заключать союз с теми существами, что томились за стеной.
   Верховная жрица подошла к стене, неся в руках небольшой сверток, и прочитала несколько заклинаний, все как обычно, но что-то было не так. С той стороны шла какая-то магия, чужая и непонятная, а потом появился женский голос, тихий и властный.
   - Кто ты?
   Жрица не могла сказать и слова.
   - Да какая разница кто она? - второй голос принадлежал мужчине, от чего жрица передернулась и с отвращением сморщилась.
   - Заткнись, не потри мне игру, - чернильница не до конца опустевшая снова полетела в сторону Фелеста. На этот раз он просто отбил ее рукой, но все равно измазался, на этот раз в крови, хотя в тот раз чернила вроде бы тоже были из чего-то подобного.
   Хетелас не могла поверить своим ушам, неужели кто-то решился сыграть против нее? Такого не может быть, никто не знает о том, что она сюда ходит, об этом месте вообще никто не знает кроме нее и ее помощницы. Но нет, та еще слишком молода и в случае ее смерти пост верховной жрицы все равно достанется не ей, тогда что же?
   - Открой, - тихо прошептали из-за стены, так что Хетелас не могла сопротивляться и протянула руку к каменной стене.
   - Это мне что-то напоминает, - тихо заметил Фелест. - кажется, когда-то на уловку попались мы.
   - История идет по кругу, - прошептала девушка, прикасаясь к стене с этой стороны, с другой тоже самое сделала жрица, несколько томительных секунд и стена пропала.
   Ни жрица, ни Ретеллис не были готовы к тому, что увидели, хотя девушка пришла в себя быстрее, она все же морально готовилась встретиться хоть с самой Ллос, а вот Хетелас даже представить не могла, что по ту сторону окажутся эльфы, именно так она про себя назвала этих странных существ.
   Одно быстрое движение рукой и бывшая верховная жрица падает на пол с перерезанным горлом. Ретеллис делает шаг за пределы своей камеры и судорожно вдыхает воздух, вместе с которым по телу бежит магическая энергия, которой все это время ей так не хватало. Это ни с чем несравнимое ощущение свободы, полета и наполненности. Ощущение что теперь можешь все, теперь ты наконец-то свободен. Охвативший ее восторг прервал окрик из-за спины.
   - А меня ты освободить не хочешь?
   - Представь себе нет, - сморщилась Ретеллис тем не менее с легкостью разрывая свою цепочку и направляясь к своему сокамернику.
   Внутри комнаты магия снова начала медленно отдаляться, отчего девушка поморщилась еще сильнее. С цепью Фелеста пришлось повозиться и использовать ту магию, что еще не успела испариться в этом мертвом пространстве. Зато ее голова немного прояснилась, и опьянение силой прошло, теперь, когда она во второй раз покинула место своего заточения, то уже не поддалась на такое обманчивое ощущение безграничных сил и возможностей.
   Они оглядели маленькую пещерку, в которой оказались, место ни чем не примечательное, за исключением тела которое лежало под ногами.
   - И это нынешние темные эльфы? - спросила Ретеллис, внимательно рассматривая бывшую верховную жрицу и прижимая к груди толстенную книгу, которую не пожелала оставить в камере
   - А что конкретно тебе не нравится?
   - Они совсем на нас не похожи, неужели элетари больше нет?
   - Можем поговорить об этом в другом месте? Надо уходить и как можно скорее, - Фелест, схватив за руку девушку, потащил ее вверх по лестнице, единственному выходу из их темницы.
   Ретеллис до сих пор находилась в состоянии шока, но покорно двигалась вперед. Они столько лет мечтали о свободе, а сейчас, когда получили ее не знали куда идти и что делать.
   - Ты знаешь, куда нужно идти? - спросила Ретеллис, не слишком обращая внимание на коридоры и пещеры, через которые они шли.
   - Пятьдесять тысяч лет назад знал бы, а сейчас понятия не имею, что здесь успело поменяться, к тому же надо понять, где именно мы находимся и при этом не попасться никому на глаза.
   Они прошли еще несколько коридоров и вышли в зал, где стоял алтарь в виде паука.
   - Терпеть не могу этих насекомых, - скривилась Рителлис.
   - Похоже, мы в ее храме, нужно скорее отсюда убираться, скоро пропажу жрицы заметят.
   - Но кто подумает на нас? Фелест, ведь никто не знал, кто сидит за стеной, а мы просто двое эльфов, случайно забредших в подземелья.
   - Все равно нужно отойти отсюда подальше.
   Они вышли из храма, и Ретеллис хватило одного взгляда, что бы рассмотреть этот странный город, где строения будто бы светились изнутри, а везде вокруг была темнота, к которой они впрочем, уже давно привыкли.
   Фелест уверенно шел вперед, будто вырос на этих странных улочках. Она просто следовала за ним, понимая, что каждый из них хорош в свое области, он воин, следопыт и еще много полезного умеет, она же жрица и в основном владеет только магией, зато почти неограниченным ее спектром.
   Остановились они только на какой-то тихой и совсем уж темной улочке.
   - И что дальше? - спросила Рителлис, разминая пальцы и готовясь в любой момент создать боевые заклинания, правда с книгой под мышкой это было бы сделать затруднительно.
   - Нужно выбраться на поверхность.
   - Это ясно, но ЧТО ДАЛЬШЕ? - кажется, еще совсем чуть-чуть и она сорвется на истерику.
   Фелест только удивленно вздернул брови и внимательно оглядел Ретеллис. Сейчас она совсем не походила на ту самоуверенную, немного взбалмошную и совершенно неустрашимую девушку, какой была, пока они жили в темнице.
   - Ты сама нас освободила, я не возмущаюсь и, конечно же, благодарен тебе, но ведь зачем-то же ты это сделала.
   - Я не знаю, - смутилась эльфийка. - Это просто был минутный порыв, я даже не думала, что что-то получится, а когда все вышло, просто действовала, так как должна была. Свидетелей быть не должно, к тому же это была жрица Ллос, так что ее не жалко. Понятия не имею что нам делать сейчас. Это страшно, что случилось с миром? Мы ведь ничего о нем не знаем, все, что было нам знакомо и близко исчезло и позабылось.
   - Только в истерику не впадай, - вздохнул Фелест. - Для начала нужно выбраться на поверхность. Думаю, паучиха уже поняла, что мы сбежали, так что нам предстоит веселая жизнь. На поверхности от дроу скрыться куда легче, чем здесь.
   - Да что же это такое - Ретеллис со вздохом сползла по стене. - Хочется свободы, покоя и поскорее отсюда выбраться - она подняла на него светящиеся в темноте золотые глаза. - Нам придется еще какое-то время потерпеть общество друг друга.
   Фелест протянул руку и помог ей подняться. Возможно, то, что они хотели, чуть ли не больше чем свободы это получить возможность наконец-то отдохнуть друг от друга. Но сейчас их объединяет общая проблема, впрочем, как и раньше, но тогда не было возможности уйти друг от друга.
   Улицы были пустынны, это место походило на иллюстрацию какой-то страшной сказки. Хотя страха у тех двоих, что сейчас шли по дороге, прячась в тени, не было, они давно забыли, что такое страх. Но это не единственное о чем они забыли. Проживая каждый день, похожий на предыдущий, за исключением некоторых фраз, которыми они перебрасывались, эти двое забыли вообще о каких-либо чувствах. Может возникнуть вопрос: отчего же? Ведь они так друг другу надоели, что наверняка желали убить. Да такое было, но возможность исполнить желаемое отсутствовала. Они не потеряли способность чувствовать, просто необходимость в каких-либо чувствах отпала, и они еще не знали, что восстанавливать утерянное будет очень тяжело.
   Так прячась от всех живых существ, какие только могли ходить по улицам подземного города двое элетари выбрались к его окраине и дальше шли по высокому и широкому тоннелю. Здесь приходилось прятаться куда как тщательнее, границы города охранялись бдительно.
   Они дошли до гарнизона, точнее остановились в нескольких километрах от него.
   - И как мы пройдем мимо них, чтобы нас не заметили? - спросила Ретеллис.
   Фелест искоса посмотрел на нее и подумал что видимо эта эльфийка часть своего разума, причем очень значительную, оставила в месте их заточения.
   - Очнись, в ком из нас скрыта сила Шелети?
   Передернувшись, Ретеллис посмотрела на своего спутника, поджав губы, засопела и наконец, приняв решение, протянула руку, за которую тот не раздумывая, схватился. Через мгновение они стояли на том же расстоянии по другую сторону темноэльфийского гарнизона.
   Дальше их путь пролегал по однообразным каменным пещерам и множествам переходов. Ретеллис просто следовала за Фелестом, так как сама в подземелье ориентировалась плохо. Зато Фелест точно знал куда идти, не смотря на то, что здесь за прошедшие тысячелетия произошло много изменений. Элетари вела его сила.
   Они давно поняли, почему остались в живых, почему Ллос не стала их уничтожать или пытаться поработить. Эта демоница подземелий просто заключила в их телах сущности их богов. Потому эти двое за все прошедшее время ничуть не изменились и не изменятся, являясь материальным воплощением своих богов. Они получили всю их силу и способности.
   - Sherteh ka satrendu nore? (когда же это закончится) - простонала девушка, опускаясь на ближайший камень.
   - Устала? - участливо поинтересовался Фелест, опускаясь рядом.
   - Такое чувство, что мы никуда не уходили, вокруг все тот же камень, везде. Только разваливающейся мебели не хватает, - девушка с силой бросила книгу на землю.
   Юноша на это ничего не ответил, он еще помнил, какую свинью ему подложил его диванчик. Хотя удивительно как та мебель не развалилась еще несколько тысячелетий назад.
   - Можно выбраться и быстрее, - заметил Фелест.
   Он уже давно предлагал ей переместить их на поверхность, от чего эльфийка только отмахивалась и говорила, что не получится. Ну конечно же он ей верил, разве может богиня перенестись туда куда захочет?
   - Я боюсь, что не получится, - наконец-то честно призналась Ретеллис. - Я не знаю, как выглядит мир на поверхности, не знаю, что там изменилось. Можно было бы переместиться в пределы Аранеса, но... сомневаюсь, что там вообще хоть что-то осталось.
   Они еще немного посидели молча. Эти двое вообще разговаривали мало, тем более друг с другом, наговорились уже, а больше разговаривать здесь было не с кем, если только вон с той мохнатой тварью что идет по тоннелю им на встречу.
   Элетари как-то меланхолично и даже безразлично уставились на огромную тушу, которую венчала вытянутая голова с длинными рогами. Вообще для подземных тварей зверушка выглядела довольно милой, округлое туловище, короткие сильные лапы с длинными когтями, голова вытянутая с выпуклыми черными глазами и длинными прямыми рогами.
   - Это еще что за чудо природы?
   Чудо повернуло свою рогатую голову к ним и оскалилось. Клыки у него были длинные, но ни трепета, ни страха у элетари не вызвали. Возможно, эти двое еще совсем не привыкли к своей свободе и тому, что мир вокруг может быть опасен.
   - Может стоило захватить оружие? - обратившись к странному существу вопросил юноша.
   Тварь зарычала. Не понятно, то ли отвечала на вопрос то ли просто так для устрашения.
   - У меня есть твой стилет, - Рителлис протянула оружие.
   Фелест и тварь одновременно посмотрели на так называемое оружие, причем оба выражали полнейшее презрение к этому куску металла. Тварь, похоже, даже оскорбилась, что ее предлагали зарезать этой зубочисткой.
   - Не хотите ну и ладно, - девушка снова спрятала стилет.
   В течение следующей минуты никто не двигался с места. Эльфы понимали, что бежать как-то глупо. Во-первых, они все равно не убегут, да и бежать-то придется в обратную сторону, к гарнизону, до которого добежать все равно не успеют, да даже если и добегут не слишком-то радужная перспектива или быть растерзанными странной тварью или истыканными оружием дроу, причем не факт что они после этого умрут. Во-вторых, нападать было не с чем, если только с камнем или как с усмешкой подумал Фелест, с Ретеллис, правда тварюшка это вряд ли оценит. Тварь же просто рассматривала таких необычных эльфов, те, кого она встречала до этого, всегда на нее набрасывались, а эти сидят и просто смотрят, причем даже не на нее. Животинке такое явное игнорирование своей персоны не понравилось, и она протяжно завыла. Ретеллис отмахнулась от нее как от назойливого насекомого и вообще отвернулась, пробормотав себе что-то под нос. Странное животное повернуло голову к юноше и грустно на него посмотрело. Фелест только плечами пожал. Кто знает, что пришло в голову этой ненормальной.
   Ретеллис наконец соизволила повернуться и застала милую картину: Фелест и странное животное сидели друг на протии друга, и кажется, общались. Это настолько поразило девушку, что она забыла то, что только что придумала, из-за чего снова выругалась сквозь зубы. Эти двое слаженно повернули к ней головы и посмотрели одинаково удивленно.
   - Я смотрю, ты брата по разуму нашел, - насупилась элетари.
   - Благодарю за комплимент, - расплылся в улыбке Фелест. - Между прочим, очень умное животное, теперь даже животным язык не повернется назвать.
   Ретеллис прищурившись, осмотрела нового друга Фелеста, даже обошла его по кругу, будто что-то выискивая. Затем протянула руку и аккуратно провела по шерсти.
   - И как его зовут? - спросила она, обращаясь к Фелесту.
   - Кхрнст, он, как я понял, еще очень молод и здесь заблудился.
   - А я знаешь что поняла? - Фелест вопросительно посмотрел на эльфийку. - Что нам многие местные обитатели покажутся разумными, а еще хитрыми и изворотливыми. Мы больше не те элетари, какими были, мы можем общаться с любым живым существом, а не только с тем кто является нашим покравителем. Только вот захотят ли общаться они. Этот отчего-то захотел. Наверное, потому что молод.
   Кхрнст внимательно следил за Ретеллис, которая во время своего монолога расхаживала по тоннелю и периодически задумчиво поднимала голову вверх. Он тоже поднимал, надеясь увидеть там тоже, что видит элетари, но видел только темный камень.
   Фелесст же задумчиво наблюдал за этим существом. В сущности Ретеллис была права. А еще он понял, что это существо действительно опасно, но на них отчего-то не набросилось. Неужели теперь любое живое существо будет просто подсознательно чувствовать в них воплощения богов, соответственно считать их опасными противниками, с которыми не стоит ссориться? Хотя это касается только животных, представители различных рас вряд ли что-то поймут, если их носом в истину не ткнуть, конечно, встречаются проницательные гении, но их мало даже сред эльфов. Но кто знает, как эльфы успели измениться за это время?
   - Пора двигаться в путь, - он поднялся на ноги и потрепал Крнста за ухом.
   Животное что-то промычало и слишком резво для своих габаритов ускакало куда-то вперед.
   Ретеллис вопросительно приподняла брови, посмотрев на своего спутника.
   - Я просто сказал ему куда идти, надеюсь, он понял.
   В следующий раз они остановились на ночлег, правда, ни она, ни он спать не хотели, успели выспаться еще в заточении. Ретеллис лежала на спине и разглядывала неровности потолка пытаясь рассмотреть в них какой-то рисунок, просто потому что заняться больше было не чем. Фелест изображал из себя хмурого и бдительного стража, правда, не ясно от кого он собирался отбиваться, все опасные существа обходили этих двоих стороной. Когда девушка заинтересовалась, он ответил:
   - Это только пока, скоро Ллос возьмет их в оборот, и тогда они, подчиненные ее воле, бросятся на нас, забыв про инстинкт самосохранения.
   Девушка поежилась и подумала, что из этих подземелий надо выбираться как можно скорее, можно даже попробовать и рискнуть. Но нет, Аранеса больше не существует, в этом нет сомнений, а куда еще она могла бы их перенести?
   Закрыв глаза и сделав глубокий вдох, Ретеллис решила попробовать осмотреть то место где когда-то находилась их столица, где был ее дом. Это потребовало концентрации и времени, потому как сконцентрироваться было сложно, постоянно что-то мешало или отвлекало, то Фелест начинал чем-то шуршать и стучать, то местные обитатели пробегали где-то в районе слышимости.
   - Посиди пару минут спокойно, - не выдержала она.
   Фелест послушно уселся на камень и стал ждать. Он бы и огрызнулся и назло ей стал шуметь еще больше, но это тогда, когда они сидели взаперти. Сейчас же им стоит полагаться друг на друга что бы выбраться и если она просит посидеть тихо он это сделает.
   Шума стало меньше, но концентрироваться все равно пришлось долго. И вот перед глазами, будто ниоткуда всплыла картинка поверхности. Ретеллис охватило неописуемое счастье, и пусть она не могла слышать звуков, ощущать запахи и чувствовать ветер, но она видела хоть что-то отличающееся от неровного камня и темноты.
   Под ногами зеленела трава. Ее цвет показался каким-то бледным и безжизненным, даром что зеленым. Кое-где выглядывали белые и синие головки цветов, вдали у самого горизонта пролегала полоска леса, а за спиной начинались горы. Именно здесь когда-то был их дом, сейчас же остались только какие-то камни больше похожие на осколки, свалившиеся с горы, чем на остатки великого города. Но место было пустынным, так что с перемещением они бы не промахнулись.
   Вернувшись обратно, эльфийка еще какое-то время лежала, молча, и не двигалась, боясь открыть глаза и снова оказаться в мрачном подземелье, но понимая, что это неизбежно.
   Фелест внимательно наблюдал за каждым ее движением, он заметил, как в миг черты ее лица разгладились, а на лице появилась улыбка, которую затем сменила гримаса злости. Он ничего другого от нее и не ожидал. Он давно заметил, что Ретеллис может восхищаться любой мелочью, правда точно такая же мелочь может кардинально поменять ее настроение. На самом деле он часто именно этим и пользовался когда, развлекаясь, выводил ее из себя.
   Открыв глаза, она села и, надув губы, посмотрела на него.
   - Там ничего нет, совсем.
   - А ты ожидала чего-то другого?
   - Нет, но все равно одно дело предполагать и совсем другое увидеть собственными глазами.
   - Сможешь перенести нас?
   - Конечно, там застревать просто негде, только если в земле, но из нее ты и сам сможешь выкопаться.
   Фелест оценил ее своеобразный юмор, хотя она могла и на полном серьезе устроить так, чтобы он действительно оказался закопанным в землю. Нет, он, конечно, вылезет, но все равно неприятно.
   - Там сейчас ночь? - спросил он, всем своим видом показывая, что его не волнуют наклонности Ретеллис, пусть хоть с головой закапывает.
   - Да, так что пойдем сейчас. Ты протащишь нас сквозь камень, а я направлю.
   Они взялись за руки и попытались сконцентрировать свою силу. Они были не совсем уверены, потому как не знали, кто на что способен. В своем заточении просто не было возможности проверить и поэкспериментировать, так что придется изучать свои силы сейчас. Почему им было известно о перемещении? Все довольно просто. На перемещение способны и маги, просто затрачивают на это очень много сил, да и процесс этот трудоемкий. Логично предположить что боги, которые в идеале должны быть вездесущими должны это делать куда как проще и быстрее. Хотя до идеалов еще ни один бог этого мира не дотянул.
   Открыли глаза они сразу же, как почувствовали сильный порыв ветра. Фелест огляделся и, раскинув руки, глубоко вдохнул свежий воздух. Только пробыв под землей, столько, сколько были там они, можно почувствовать, как отличается этот мир от того, почувствовать на столько, чтобы в будущем бороться за свою свободу и право находится здесь до конца. Он осматривал все вокруг и не мог поверить, что именно здесь когда-то стоял их город. Это место походило на простое поле предшествующее горам, только кое-где виднелись камни, большие и маленькие, именно к ним он и решил подойти, что бы рассмотреть внимательнее. Но время отчистило с них все. Каждое строение в Аранесе имело свой рисунок, в основном вырезанный в камне, на этих же осколках не было ничего. Хотя по очертаниям можно было различить то место, где когда-то были стена и главные ворота и то, только потому, что он знал, что они были именно там.
   Пока Фелест ходил между камней, которые больше остальных напоминали о том, что когда-то здесь был город, Ретеллис, раскинув руки, кружилась на месте. Она просто наслаждалась внешним миром стараясь впитать в себя каждую частичку живой природы. Когда голова закружилась, девушка упала на землю и с наслаждением вдохнула аромат трав, зажмурив глаза. Затем зарылась руками в землю, набрав немного в кулачки и рассыпав перед собой. Это было похоже на восторг маленького ребенка, и она рассмеялась.
   Элетари, услышав за спиной громкий и даже немного истерический смех, обернулся, что бы увидеть как его спутница, похоже, сходит с ума. Но он решил ее не тревожить, а просто дать возможность перетерпеть эту эйфорию, к тому же он и сам готов был радоваться каждой травинке. Фелест сел на один из камней и посмотрел на небо, звезды были совсем другими, но все равно казались все так же родными.
   Какой же это неописуемый восторг вырваться на свободу. Они осознали это только сейчас, очутившись на поверхности.
   Ретеллисс наконец успокоилась и перевернувшись на спину тоже стала разглядывать звездное небо. Оно изменилось, хотя и не сильно, но все равно девушка внимательно разглядывала, казалось, каждую звезду. Ощущение восторга постепенно отступало, хотя совсем не пропало, да и не скоро исчезнет, в этом уже новом мире будет слишком много того что они еще не видели.
   - Куда теперь? - тихо спросила Ретеллис, вытягивая руку, будто пытаясь дотянуться до полной луны.
   - Думаю, каждый должен решить это сам для себя. Мы слишком долго были вместе, так что логично, что нам лучше разойтись в разные стороны.
   - Угу, - эльфийка выдернула тонкую травинку и стала ее задумчиво грызть.
   Конечно, с последним утверждение Фелеста она была полностью согласна, им лучше разойтись, потому как, сейчас для них открыт не только простор передвижений, но и действий. И если раньше они друг друга терпели просто потому, что ничего друг с другом сделать не могли, теперь же получили всю силу, и могли натворить, Ллос знает что. Вот только Ретеллис беспокоило, что же делать дальше? Она и раньше-то смутно представляла, чем будет заниматься по жизни, пока не стала жрицей Шелети, да и это сложно назвать целью жизни. Теперь же впереди была совершенная неизвестность. Особенно сильно девушку волновал вопрос о том, исчезли ли элетари совсем или кто-то все же остался? Этот вопрос она даже задала вслух.
   - Сомневаюсь, - ответил Фелест, поднимаясь с камня. - Скорее всего, наша кровь просто растворилась среди светлых эльфов, а остальные стали дроу. Кстати ты тоже чувствуешь эту слабость?
   - Да, - кивнула девушка, прислушиваясь при этом к своим ощущениям. - Думаю это из-за того что мы использовали божественную силу. Ведь силу богам дает вера в них и поклонение, а я что-то сомневаюсь, что о Шелети и Растеру еще помнят. Так что с силой нужно быть поаккуратнее.
   Фелест кивнул, принимая информацию к сведению.
   Отсюда их пути расходились. Никто из них понятия не имел, куда приведет их выбранная дорога, просто выбрали направления противоположные друг другу, так что бы точно не встретится.
   Ретеллис пошла на запад, продолжая сжимать в руках книгу, во всяком случае, насколько она помнила, запад находится именно в той стороне. Время текло незаметно, пока она внимательно рассматривала все вокруг, каждую травинку, каждое животное. А потом впереди показался лес и она пропала. Вся эта жизнь такая естественная и свободная завораживала и не отпускала.
   Фелест шел на восток, так же восхищаясь окружающим миром, а особенно восходящему солнцу, на которое он мог смотреть свободно, не испытывая при этом никаких неудобств.
  
  
   20 лет спустя
   Тонкие каблучки дробью простучали по коридору. Дверь комнаты распахнулась с такой силой, что изящная ручка проделала дырку в ткани, которой были обиты стены.
   - Я вижу, ты возмущена, но это не значит, что можно так просто разрушать мой дом, - молодой человек сидел в кресле и в данный момент смотрел на так бесцеремонно ворвавшуюся гостью.
   Девушка была на взводе, что сразу же бросалось в глаза. Она мяла в руках подол темно зеленого платья и нервно стучала каблучком. Рыжие волосы немного растрепались, голубые глаза так и сверкали.
   - Сегодня пропала мадам Литени, точнее сегодня об этом узнали. А знаешь, кто с ней встречался в последний раз?
   - Ну и кто? - спросил юноша, хотя и так знал ответ.
   - Моя мачеха!
   - Послушай Леда...
   - Нет, это ты послушай, почему ты ее защищаешь? О нет! Она и тебе голову вскружила да? Отвечай, Нерк, - она почти вплотную подошла к юноше и посмотрела ему в глаза.
   - Нет, я к леди Риоле отношусь непредвзято, в отличие от тебя. Постой, не перебивай. Возможно, твои подозрения оправданы, а что если нет? Ты готова взять на себя ответственность и осудить невиновную?
   Леда упрямо закусила губу, но все равно успокоилась и уселась в соседнее кресло. Конечно Нерк прав, но ведь надо что-то делать, а то эта ведьма всех в городе изведет, а ведь завтра они отправляются в столицу... Ох что же там-то будет? Хотя столица город большой и пропажа людей там будет не так заметна. Да это будет просто пир для темной души этой ведьмы. Видимо затем она и собралась туда ехать, ведь до этого предпочитала отсиживаться здесь.
   - Давай все рассмотрим подробнее. Я уже не раз слышу, как ты не доверяешь своей мачехе и в чем только ее не подозреваешь, но попробуй привести аргументы.
   - Ну слушай. Во-первых, прошло уже пятнадцать лет, как мы знакомы, а она ни на день не постарела. И не говори что это из-за ее эльфийских корней, она не полукровка и даже не квартерон, так что может жить немного дольше, чем обычные люди, но ведь не на столько. Кто знает, сколько ей было лет, когда отец на ней женился?
   - Хорошо, - медленно кивнул Нерк, перекидывая через плечо длинную темную косу. - Но этот факт все равно остается спорным. Она могла унаследовать от своих предков эльфов молодость. Ты ведь знаешь, что они почти не стареют.
   - Хорошо, но у меня есть свое объяснение этой ее молодости и это второй факт. Примерно три раза в год в одни и те же дни она запирается в комнате и не выходит, совсем. Знаешь, возникает подозрение, что у нее в комнате есть тайный ход в подземелье, а там какой-нибудь кровавый жертвенник, где она проводит свои ритуалы, продлевая себе жизнь и молодость.
   - Ты где такой жути нахваталась? - поднял брови Нерк.
   Леда искоса на него посмотрела. И почему он считает ее ребенком? Хотя для него полукровки эльфа она действительно ребенок, но это не значит, что нужно так открыто смеяться над ее предположениями.
   Нерк Эриви типичная иллюстрация взбалмошности графини Эриви. В свое время эта дама очень неплохо погуляла, и вот родился у нее такой сынок, но так как ее муж был бесплоден ему ничего не оставалось, как признать этого ребенка своим сыном и наследником. Граф Эриви справедливо рассудил, что эльфы живут долго, да и они более рассудительны, так что лучше пусть его наследство останется этому ребенку, чем какому-то дальнему кузену.
   Леда познакомилась с этим полуэльфом давно, еще когда была маленьким ребенком, а о Рете Риоле никто даже не слышал. Нерк уже тогда выглядел, как сейчас и его забавляло играть с маленькой девочкой, но вот девочка выросла. Нет, ни о какой любви речь не шла. Леда всегда относилась к Нерку, как к старшему брату. А от брата требовались поддержка и понимание.
   - Так вот, - решила продолжить девушка. - Я несколько раз видела, как с Ретой разговаривали разные люди, а потом некоторых из них находили в подворотнях, думаю не надо объяснять в каком состоянии.
   - Не надо, - покачал головой юноша.
   Поднявшись на ноги и обойдя кресло, Нерк подошел к небольшому столику, на котором стояла высокая бутылка и пара бокалов. Разлив рубиновую жидкость по бокалам он вернулся в кресло и протянул один из них Леде.
   - Выпей и успокойся, ты слишком взвинчена, если леди Рета действительно такая подлая гадина, то она заметит что ты себя странно ведешь. Я так понимаю, последней каплей в чаше твоего спокойствия стала пропажа мадам Летени?
   Леда только кивнула, медленно потягивая вино и действительно пытаясь успокоиться.
   - Хорошо, посмотрим что же, в конце концов, из всего этого выйдет, но ты ведь не хочешь обвинять свою мачеху немедленно?
   - Нет, - насупилась Леда и поставила стакан на столик. - Ты ведь знаешь, кого в ней видят окружающие? Идеальную леди и мать, а вот я ей никогда не доверяла.
   Нет ничего необычного в том, что Леда с подозрением относилась к своей мачехе, во всяком случае, дети редко принимают в семью чужих людей, которых следует называть мамой или папой. Нерк думал, что девушка просто еще не вышла из детства, потому как Рета Риоле всегда к своей падчерице относилась хорошо, да и как иначе? Своих детей у Реты не было, что Леду так же настораживало.
   - Попытаешься вывести ее на чистую воду в пути?
   - Пока не знаю, думаю если я на счет нее права, то она очень опасна и стоит хорошо подготовиться. Ты ведь тоже поедешь? - задав этот вопрос Леда посмотрела на Нерка глазами побитого щенка, ну как тут откажешь.
   - Я так понимаю весь твой рассказ и представленный спектакль были только для того что бы я согласился ехать?
   Леда расплылась в улыбке. Да, ее раскусили, хотя нервничала она на самом деле.
   Из дома Эриви девушка выходила в приподнятом настроении. Нерк ей поможет вывести Рету на чистую воду, а то, что с этой дамочкой что-то не так она носом чуяла.
   К Нерку девушка приходила не то что бы тайно, но решила не слишком свой поход афишировать, потому и не взяла карету.
   На улице уже стемнело. Леда накинула на голову глубокий капюшон темного плаща и вышла на улицу. Хоть это и квартал где живет знать, здесь тоже опасностей хватает. Те же наследники решившие развлечься на досуге, бывают ничуть не менее опасны, чем простая уличная шпана.
   Идти здесь было недалеко. Улица была пустынна, не считая редких прохожих в таких же плащах державшихся тени домов и деревьев. Леда не первый раз шла по ночной улице возвращаясь от Нерка потому не обращала внимания на этих редких прохожих.
   Иногда между домами проходили проулки, по которым удобно было переходить с улицы на улицу, да и черные ходы выходили именно туда, что так же было удобно. В одном из таких переулков и стояли две фигуры. Леда бы и не обратила на них внимания, но отчего-то взгляд зацепился за это событие и она остановилась.
   Двое, похоже, просто разговаривали, хотя оттуда где стояла девушка, не было слышно ни слова. Но вот тот, кто стоял к ней спиной делает резкое, совсем незаметное движение и вторая фигура хватаясь за грудь, оседает вниз.
   - Не думал же ты, что все будет так просто, - эти слова Леда слышит уже почти отчетливо и даже узнает приятный и мелодичный голос.
   Первая фигура разворачивается и идет в ее сторону. Леда в панике отпрянула назад, спряталась в тени высокого забора.
   Выйдя в центр освещенной улицы, фигура скидывает капюшон и Леда с ужасом понимает, что была права и это именно ее мачеха. Ну теперь-то она предоставит Нерку доказательства так что он гораздо серьезнее отнесется к делу.
   Девушка еще некоторое время стоит на месте стараясь быть как можно незаметнее, хотя мачеха уже давно скрылась из виду. Затем Леда все же спешит домой, куда ей, если уж быть честной, жутко возвращаться. Кто знает, что на уме у этой ведьмы? Но идти нужно, ведь кто-то должен вывести ее на чистую воду.
   Быстро и без происшествий добравшись до дома, Леда поднялась по ступенькам и осторожно открыла дверь.
   - Госпожа, - одна из служанок вздрогнула. - Вы меня напугали, где же вы пропадаете? госпожа Рета вас везде искала.
   Леда которая сама чуть не подпрыгнула из-за неизвестно откуда появившейся служанки глубоко вздохнула и кивнула, стараясь сохранять спокойствие.
   - Передай ей, что я сейчас подойду, - девушка старалась говорить как можно тверже и короче, потому как опасалась, что голос может в любой момент ее подвести.
   Поднявшись в свою комнату, что она делала очень медленно, так как ноги так же отказывались слушаться, Леда просто упала в кресло. Интересно, что от нее хочет Рета? Возможно, она ее все-таки заметила? А может быть догадывается или даже знает о подозрениях?
   С каждой новой мыслью Леде казалось, что она становится все меньше и врят ли сможет сейчас спуститься вниз и поговорить с мачехой. Но это надо было сделать, во что бы то ни стало.
   Сделав глубокий вдох, девушка поднялась на ноги и, оставив в комнате плащ, вышла в коридор, не торопясь спустилась по лестнице и вошла в одну из комнат.
   В этом небольшом и уютном помещении, выполненном в синих и лиловых тонах, ее мачеха всегда проводила довольно много времени. Вот и сейчас высокая женщина, нет, скорее девушка, потому как выглядела она не старше Леды, расположилась на диванчике, держа в одной руке книгу, а в другой сигарету.
   - И где ты пропадала? - спросила Рета, откладывая книгу в сторону.
   - Гуляла, - выдавила из себя Леда.
   - Так поздно? - вздернула брови мачеха.
   - Я была у Нерка, так что все в порядке.
   - Но почему ты отправилась пешком? Предположим, к нему ты отправилась спонтанно, но он-то должен был сопроводить тебя назад подобающим образом.
   - В этом не было необходимости, к тому же он защитил меня, - хотя Леда старалась говорить уверенно, в голосе ее все равно проскользнуло сомнение.
   - Он мог хотя бы проводить тебя, - поджала губы Рета.
   Леда только удивилась. И эта женщина печется о ее безопасности. С чего бы это? Хотя возможно она нужна для каких-то ритуалов, но можно найти и других подходящих кандидатур.
   - Иди спать, - жестко приказала мачеха. - Завтра мы уезжаем, а как мне сообщили, ты еще не соизволила собраться.
   Леда присела в легком реверансе и как можно скорее удалилась за дверь. Девушка была неописуемо счастлива избавиться от общества этой ведьмы. К тому же она действительно хотела спать.
  
   Тронный зал дворца правителей элетари был погружен в полумрак, и в этой почти темноте на мягком высоком троне сидела девушка. При данном освещении сложно было сказать сколько ей лет и как она выглядит, но для того кто только что сюда вошел все это секретом не было. Он медленно подошел к трону и с осуждением посмотрел на девушку... или все-таки женщину?
   - Может быть, расскажешь? - спросил он мягко, но настойчиво.
   - Что именно?
   - Все, Летерилла, все. О том, где на самом деле пропадала те пять лет и почему после этого так категорично отказываешься от встречи с объединенным королевством? И о ребенке, которого бросила тоже расскажи.
   - Негелес, - встрепенулась королева, а именно королевой она и являлась. - Почему сейчас?
   - Потому что сейчас, милая сестра, ты страдаешь сильнее обычного, а это может помешать.
   - Где я могла, по-твоему, пропадать? - невесело усмехнулась Летерилла, прикрывая глаза. - Неужели не помнишь, как рвалась к свободе и приключениям? И получила все, чего хотела. Вот только наивная я была и глупая, - Негелес усмехнулся, явно давая понять, что сейчас она не слишком-то изменилась. - Где я только не побывала, чего только не видела. Ты ведь знаешь, сколько в нашем мире нечисти и как от нее страдают. Нас было пятеро, хотя это так сказать основной состав, иногда к нам и еще кто-то прибивался, но потом уходил. Все это конечно интересно, но очень долго рассказывать придется, могла бы даже мемуары написать, но делать этого не стану.
   - Пятеро это вместе с Хеллетой?
   - Да, наша глупая сестренка увязалась за мной. Хотя на тот момент мы друг на друга очень сильно походили в смысле идеалистических взглядов на мир и на жизнь. Я сквозь пальцы смотрела на то как Хеллета влюбилась в идейного вдохновителя и вообще предводителя нашего отряда Верта. Тогда меня это мало волновало, хотя за нее я была рада. В Верта вообще много кто влюблялся, такой уж он был человек, хотя почему был и сейчас, скорее всего, остается таким же. Меня его очарование, увы, не коснулось.
   - Почему, увы?
   - Увы не мне, а ему. Наша Хелли погибла из-за него, прошу, не проси меня описать подробности, для меня это не то что бы тяжело, просто ненависть к Верту разгорается с новой силой. Но он мог ей помочь, мог спасти и не стал этого делать, а просто бросил умирать. Я не преувеличиваю и не накручиваю себя, я там была и все видела. Постепенно еще много чего произошло, что только подогревало мое к нему отвращение.
   Знаешь, в последний день, когда мы еще не знали маленькой тайны друг друга, мы напились. Напились настолько сильно, что я почти ничего не помню, зато хорошо помню утро, когда мы с Вертом проснулись в одной кровати.
   - Нечто подобное я и предполагал, а что же за история с ребенком?
   - Тебе интересно как я оправдываю этот поступок?
   Негелес кивнул и, подойдя к трону, уселся на ручку кресла.
   - Конечно, меня за это можно осудить, как это так мать бросила новорожденного ребенка. Ты просто не представляешь, насколько сильно она была похожа на Верта. Глядя на нее, я видела его, но это, конечно же, не повод. Я не хотела, что бы она росла здесь и была наследницей. Я знаю, что такое быть наследницей, а ты знаешь, что такое быть незаконнорожденным, а она была бы и тем и другим. К тому же девочка родилась человеком. У нас ведь не может быть полукровок. Так что ей куда лучше расти в семье людей.
   - Но королевству нужен наследник.
   - А он уже есть. Я не собираюсь выходить замуж или заводить детей, но у тебя ведь есть сын.
   - У тебя странная логика сестра, но ты всегда умудряешься оправдать любой свой поступок, -Негелес обнял ее, прижав к себе.
   Летерилла глубоко вздохнула. Сколько же всего она успела натворить? И чего сделать не смогла. Она не стала рассказывать брату подробностей, хотя очень хотелось. Она просто еще не готова.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"