Нико Ди Анджело: другие произведения.

Альбус Поттер и Загадка Старого Храма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончилась война, но не приключения. Отголоски былой битвы давно исчезли, и теперь пришло время на сцену выйти детям известных героев. Их жизнь, на удивление, насыщенна событиями даже круче, чем у самого Гарри Поттера. И именно им предстоит решить загадку старого храма.

  Глава первая: распределение.
  
  Ведь человек - это не свойство характера, а сделанный им выбор.
  Альбус Дамблдор.
  
  Внутри Хогвартс показался еще более огромным и волшебным, чем снаружи. Большие и длинные коридоры и такие же большие ступени. Альбусу, порой, приходилось так высоко поднимать ноги, что собственные колени едва мазали по груди. Сам замок изнутри был освещен тысячью факелами. Сначала Поттер пытался их сосчитать, но уже на десятом сбился, отвлекшись на красивую каменную статую, стоящую прямо рядом с дверью одно из кабинетов. Это была статуя его отца, Альбус точно не ошибался.
  
  Когда отец рассказывал ему о замке, Ал представлял себе что-то совершенно другое и более старинное. Странно, но, несмотря на каменные ступени и караулящих рыцарей, школа выглядела вполне современной. Возможно это потому, что заново Хогвартс отстраивали уже при другом директоре.
  
  Толпа первокурсников не без труда поднялась на один из этажей, а потом все резко остановились. Альбус, который засмотрелся на диковинные говорящие портреты, не ожидал такого поворота событий, а потому смачно впечатался лицом в какого-то впередистоящего мальчишку. Круглолицый первокурсник ойкнул и обернулся.
  
  Альбус сразу заметил, что у мальчика светлые, почти седые волосы, и неровные зубы, буквально наезжающие друг на друга. К кривым зубам, впрочем, прилагалась компенсация в виде синих, почти цвета моря, глаз. Незнакомец широко улыбнулся и тут же затараторил:
  
  - Привет, я Финн! А ты?
  
  Младший сын героя на несколько секунд замялся, а потом также дружелюбно ответил:
  
  - Я Альбус.
  
  - О! У одного из директоров Хогвартса тоже было такое имя. Говорят, он был великим волшебником! Я всё про него читал, - почти захлебнулся восторгом Финн, живо размахивая руками и привлекая внимания остальных студентов.
  
  - Ага. А мой отец говорит, что он был мерзким старикашкой, - фыркнул кто-то из толпы. Альбус вскинул голову и сразу же заметил девчонку с весьма надменным взглядом. Она просто не могла не выделяться из толпы, и Ал удивился, как он не заметил её раньше.
  
  - Вот и неправда! - тут же возмутился новый знакомый Поттера, - Альбус Дамблдор был великим героем, который помог самому Гарри Поттеру выжить!
  
  Альбус почувствовал себя неловко от того, что раньше не назвал свою фамилию. Возможно, если бы он сделал это раньше, то ничего подобного бы и не произошло. А возможно, на него накинулась бы эта девчонка. В любом случае, положение спас профессор Лонгботтом, который появился крайне вовремя и воззвал новичков к тишине.
  
  Ал часто видел профессора в 'домашней' обстановке, и с точностью мог сказать, что в Невилле живут два абсолютно разных человека. Один был добродушным тихоней, который всем дарил сладости. А второй, как сейчас, был решительный и непробиваемый. Альбус всегда удивлялся, как в одном человеке могут сочетаться два абсолютно разных характера.
  
  - Сейчас вы все окажетесь в большом зале, - заученно начал декан Гриффиндора, когда первокурсники успокоились. - Там вас распределят на факультеты. Всего в Хогвартсе их четыре: Слизерин, Гриффиндор, Рэйвенкло и Хаффлпафф. Эти факультеты станут для вас домом на следующие семь лет обучения. Там вы найдете своих настоящих друзей, свою поддержку и опору. Так что будьте внимательны, если шляпа будет предлагать вам выбор. В конце года будет определен факультет-победитель, с этим вы разберетесь достаточно быстро.
  
  Но дальше Альбус не слушал. Он взволнованно дернул Розу за рукав мантии и тут же зашептал:
  
  - Шляпа? Джеймс говорил, что нам придется сражаться с русалками. Я даже специально для этого выпросил у папы жабросли, про которые он рассказывал!
  
  - А мне Скамандеры говорили, что надо будет победить тролля, - не менее взволнованно зашептала в ответ Уизли. По её взгляду Альбус сразу понял, что кузина волнуется не меньше его самого.
  
  Толпа зашевелилась. Кто-то позади Ала тоже зашептался, и мальчик понял, что они идут прямиком в большой зал. Кое-как переставляя ноги, брюнет двинулся следом за первокурсниками. Сердце гулко билось груди, рискуя вырваться наружу. Ноги будто бы налились свинцом, отказываясь слушаться своего упрямого владельца. Было страшно. И вместе с тем - интересно. В одно мгновение Альбус испытал множество чувств: интерес, страх, волнение и смятение. Если бы только отец мог оказаться рядом и успокоить его. Но Гарри Поттер был сейчас дома, в своем кабинете, и наверняка уже писал письмо.
  
  Большой зал оказался намного прекраснее, чем описывали его родители. Четыре гигантских и длинных стола, над которыми развевались флаги каждого из факультетов. Здесь царил полумрак, так как в отличие от коридоров, факелов тут было немного и висели они каждый через равные промежутки каменной стены. Поттер сразу же задрал голову, чтобы рассмотреть потолок, и на несколько секунд, от восхищения, забыл, что ему предстоит самое страшное испытание в жизни. Теперь уже в него врезался кто-то сзади, гулко выругался, и они снова двинулись вперед.
  
  - Выстройтесь в шеренгу! - скомандовал профессор Лонгботтом и первокурсники послушно затолкались. Альбус оказался где-то в середине, отлученный от родственников и знакомых.
  
  Он привстал на носочки, стараясь разглядеть, что происходит впереди, но из-за полутьмы и сотен любопытных голов у него так ничего и не получилось. Отчаявшись, первокурсник посмотрел по сторонам, пытаясь найти в толпе старшекурсников хоть кого-нибудь знакомого. Оказалось, что это не так-то просто. Стол Гриффиндора оказался ближе всего к стене, а Альбус находился между Рэйвенкло и Хаффлпаффом. Внезапно, все разом замолкли. А после Ал услышал прекрасный, завораживающий голос.
  
  - Я старая, как век, поверь,
  Но судьбы предскажу любого верней.
  Читаю я мысли все ваши насквозь,
  И знаю, что нужно, чтоб сердце нашлось.
  
  Храбры и отважны вы,
  Значит всегда,
  За стол Гриффиндора ваша судьба.
  
  Вы любите знания?
  Мой вам совет:
  Пути в Рэйвенкло вернее уж нет.
  
  Я знаю: вы любите славу,
  Довольно умны,
  В Слизерине найдете свои вы пути.
  
  Честность и дружба -
  Вот ваш удел,
  Стол Хаффплаффа зовет вас к себе.
  
  Когда песня закончилась, Альбус всё ещё продолжал заворожено стоять и смотреть в затылок какой-то белокурой девочки. Казалось, что на него наслали оцепенение. И только когда зал взорвался аплодисментами, брюнет пришел в себя и тоже начал аплодировать.
  
  - Кто это пел? - севшим голосом спросил он у белокурой девицы, что стояла прямо перед ним.
  
  Девочка обернулась, осмотрела мальчика с ног до головы и хихикнула.
  
  - Наверное, это шляпа, - загадочно пролепетала она и снова отвернулась. У Альбуса появилось стойкое желание покрутить пальцем у виска: ну как шляпа может петь?!
  
  Профессор прокашлялся и вышел вперед, вытащив огромный свиток пергамента. А затем вновь заговорил. Невилл был далеко от Альбуса, но брюнету показалось, что даже профессора травологии эта песня заворожила.
  
  - Армстронг, Рейчел.
  
  Белокурая девочка, что стояла прямо перед Альбусом, зашевелилась и прорвалась вперед. Перед ней расступилась толпа первокурсников, пропуская вперед, и только тогда Ал заметил высокий табурет, на котором лежала видавшая виды шляпа. Она была вся в заплатках, и если бы Поттер не знал, что это нечто важное, то наверняка не обратил бы на нее внимания. Но складки шляпы двигались, явно что-то напевая себе под несуществующий нос. У брюнета едва глаза на лоб не полезли от такого странного зрелища, но тут толпа снова сошлась в шеренгу и Альбус вновь почти ничего не видел.
  
  Рейчел, тем временем, добралась до высокого табурета и уселась на него с самым безразличным видом, какой только можно представить. Теперь Альбус прекрасно видел всё, что происходило. Профессор Лонгботтом свернул пергамент. Взял в руки шляпу, и надел её на голову светловолосой девчонки. Бывшая певица тут же зашевелилась, почти полностью скрыв лицо первокурсницы. Разве что только тонкие губы торчали, то растягиваясь в мимолетной улыбке, то кривились, будто Рейчел вот-вот разрыдается. Наконец, шляпа вновь заговорила:
  
  - Гриффиндор!
  
  Крайний у стены стол взорвался аплодисментами и улюлюканьем. На секунду Альбусу показалось, что он услышал голос брата, и непроизвольно посмотрел в ту сторону. Ничего. Может быть, Джеймс сидел к нему спиной?
  
  - Блэквуд, Финн.
  
  Круглолицый светловолосый мальчик с кривыми зубами, который каким-то образом оказался в самом начале шеренги, двинулся вперед. Споткнулся о лестницу и упал, что-то застонав. Потом поднялся и уже уселся на табурет под сдавленное хихиканье со всех сторон. Альбус разозлился: нельзя смеяться над человеком, который волнуется.
  
  - М-да. Защитник 'героя'.
  
  Поттеру не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто именно это говорил. Он и по голосу узнал, что это была та самая грубая девчонка с презрительным взглядом, и связываться с ней Альбус не хотел.
  
  - Хаффлпафф! - почти не раздумывая, вынесла вердикт шляпа. И круглолицый мальчик, счастливый, но бледный, побежал к столу своего факультета. Альбус заметил, что когда Финн садился, успел удариться коленкой о скамейку.
  
  Скорчившись, словно от зубной боли, Ал двинулся вперед. Толпа первокурсников неумолимо редела, и каждый из них находил место в одном из факультетов. Все они были счастливы, знакомились и радовались, а он всё также продолжал стоять, ожидая своей очереди. И не знал, хочет ли он, чтобы это побыстрее закончилось, или же, наоборот, растянуть на долгие часы.
  
  - Малфой, Скорпиус.
  
  Услышав знакомую фамилию, Альбус вздрогнул. Он не раз слышал об этих людях, как от отца, так и от дяди с тётей. В исторических книгах, которые Ал иногда брал почитать у Розы, он тоже встречал эту фамилию. А потому решил, что если встретит отпрыска Пожирателя Смерти, то непременно будет держаться от него как можно дальше.
  
  В центр, к высокому табурету, вышел блондин. Он был невысокого роста, со светлыми, растрепанными волосами, но при этом в идеально выглаженной мантии и начищенными до блеска ботинками. Это смотрелось настолько негармонично, что Ал не смог сдержать усмешки. Ловко запрыгнув на табурет, Скорпиус осмотрел толпу надменным взглядом, и тут же шляпа скрыла ему глаза. На какую-то секунду Ал подумал, что Малфой вовсе не похож на злобного колдуна, способного разрушить чужие жизни или вообще навредить живому существу. Но он тут же откинул эти мысли, вспомнив фамилию того, кто сейчас ждал своего вердикта.
  
  Шляпа думала долго и мучительно. Скорпиус же сидел ровно, держа спину прямо. Его тонкие губы, которые торчали из-под волшебной шляпы, застыли в легкой усмешке. Словно это не его сейчас должны были отправить на факультет, а он сам выбирал, куда ему пойти. Наконец, шляпа смилостивилась и произнесла:
  
  - Слизерин!
  
  Мальчишка слез с табурета. Лицо его абсолютно не переменилось: всё та же бледная усмешка, надменный взгляд. Он ровно прошел за стол своего факультета, присел на край и начал чинно знакомиться со своими будущими однокурсниками. И Альбус больше не обращал на Малфоя никакого внимания.
  
  - Поттер, Альбус!
  
  Эту фамилию профессор произнес как-то иначе, будто торжественно. А сын героя в очередной раз вздрогнул, на секунду забыв, что ему нужно сделать. Он двинулся вперед, стараясь не смотреть на удивленные лица своих будущих однокурсников, и чувствуя, как бешено бьется сердце. Ладони вспотели, колени задрожали. Казалось, что достаточно малейшего дуновения ветра и Ал споткнется, как его новый знакомый Финн.
  
  - Не волнуйся, всё будет в порядке, - услышал он шепот Розы, которая, как оказалось, тоже стояла в самом начале шеренги.
  
  Но Альбус уже не слышал и не видел ничего вокруг, кроме странной шляпы и высокого табурета. Дрожа всем телом, мальчик залез на злосчастный стул и почувствовал, как на голову ему опустилось что-то шершавое. Последнее, что он увидел перед тем, как шляпа скрыла ему глаза - это сотня любопытных взглядов. А потом перед ним встала тёмная стена. Все звуки, какие были до этого, резко 'отключились', и Поттер услышал в своей голове голос.
  
  'А, ещё один мистер Поттер, - голос у шляпы был скрипучий и совсем отличался от того, когда она пела, - определенно, вижу в вас талант, желание быть похожим на своего отца! Я помню, что хотела отправить его на Слизерин, когда он только появился в Хогвартсе. Не хотите ли вы пройти по этому пути, мистер Поттер? Слизерин, без сомнения, приведет вас к успеху!'
  
  Альбус испугался. Все его страшные кошмары могли вмиг стать явью, и Поттер явно этого не хотел. Он уже в красках представил, как разочаруется его брат, как отвернется семья. От этих мыслей в горле встал противный ком, а губы тут же задрожали. Трясущимися пальцами Альбус схватился за края табурета.
  
  'Только не в Слизерин! Только не туда!' - мысленно крикнул он шляпе, а та лишь глухо рассмеялась. Опять же, только у него в голове.
  
  'Да, я не ошиблась, когда сказала, что вы похожи на отца. Вы прекрасно учились бы и на Рэйвенкло. Но вижу, что и туда ваша душа не лежит. Что же, раз так, то пусть будет по-вашему'.
  
  - Гриффиндор!
  
  Альбусу казалось, что шляпа выкрикнула это так громко, что услышал весь замок. Он облегченно выдохнул, и, сняв ехидную ткань со своей головы, быстрым шагом направился в сторону стола своего факультета. Оттуда уже слышались аплодисменты и радостные возгласы. Альбус вытер со лба пот и наконец-то увидел Джеймса.
  
  Старший брат сидел с компанией второкурсников, почти у самого конца стола, и радостно махал Альбусу, поздравляя его с удачным распределением. Младший Поттер сел рядом и вымученно улыбнулся: усталость навалилась на него, стоило ему только оказаться здесь, в относительной безопасности. Всё, чего сейчас хотелось - это лечь на кровать и заснуть крепким сном. Но распределение ещё не закончилось.
  
  - Клянусь, не видел ничего ехиднее этой шляпы! - тут же пожаловался Ал своим новым однокурсникам и брату. Те как-то неопределенно рассмеялись. Альбус так и не смог определить, веселье ли это было, или они смеялись нервно.
  
  - Это еще ничего, Ал. Скоро ты познакомишься с профессором нумерологии и тут же забудешь про шляпу, - весело фыркнул Джим, - кстати, знакомься. Это Алек и Джон, про которых я тебе рассказывал. А вон та надутая девчонка, которая всё еще злится из-за невинной шутки, Мэддисон... Ой, только не швыряйся яблоками!
  
  Альбус повернул голову. Алека и Джона он уже видел раньше - они приезжали в 'Нору' этим летом, погостить. Правда, познакомиться им тогда так и не удалось: эти трое постоянно где-то пропадали, а Алу приходилось одному работать в саду бабушки Молли.
  
   Алек был долговязым парнишкой с длинными руками и постоянно меняющимся цветом волос. На лице у него было множество веснушек, а сам он был настолько худым, что, казалось, еще чуть-чуть и он просто исчезнет. Джон был полной противоположностью Алека: грузный, с черными волосами и такими же глазами. Когда Ал увидел его впервые, то с непривычки подумал, что это какой-то известный охотник. Впрочем, как оказалось, вся его семья действительно играли в квиддич. А вот девочку по имени Мэддисон Ал видел впервые. Она была невысокой, с русыми волосами до плеч и испепеляющим взглядом голубых глаз. Казалось еще немного, и прожжет в Джеймсе дыру взглядом.
  
  - Надеюсь, ты не такой придурок, как твой братец, - нахмурилась Мэддисон, когда Джеймс её представил. Альбус мягко улыбнулся. Зная 'шуточки' брата, он с легкостью мог понять злость новой знакомой.
  
  - На самом деле он не такой придурок, каким кажется, - сказал Ал в защиту своего брата. Девчонка лишь фыркнула и отвернулась, делая вид, что очень увлечена распределением.
  
  - Уизли, Роза!
  
  Услышав эту фамилию, братья дружно посмотрели в сторону первокурсников. Роза выглядела бледной и подавленной. Казалось, что она вот-вот грохнется в обморок. Несмотря на это, держалась кузина достойно. С прямой спиной она подошла к табурету и взобралась на него, после чего ее лицо тут же скрыла распределяющая шляпа.
  
  - Я так же выглядел, когда распределялся? - взволнованно спросил Альбус.
  
  - Ты и сейчас так выглядишь, - пожал плечами Джеймс. Он никогда особенно не церемонился, если ему задавали подобного рода вопросы. Ал же покраснел.
  
  Некоторое время шляпа молчала. Лишь изредка складки ее двигались, будто она шепотом разговаривала с Уизли. Однако Альбус знал наверняка, что голос сейчас звучит только у Розы в голове, а потому даже не пытался прислушиваться.
  
  - Давай же. Отправь её на Гриффиндор, идиотская шляпа, - сквозь зубы произнес Джеймс, который волновался и даже не пытался этого скрыть. Впрочем, Альбус и сам испытывал волнение. Если шляпа отправить Розу на другой факультет, то вряд ли они смогут видеться часто.
  
  Шляпа явно не разделяла мнения Поттеров.
  
  - Рэйвенкло!
  
  Джеймс издал звук, похожий на нечто среднее между стоном и возгласом, а потом разжал кулаки. Роза же, спрыгнув с табурета, грустно посмотрела на Альбуса и отправилась за стол своего факультета, где её уже приветствовали будущие однокурсники. Сильно расстроенной она не выглядела, но Ал всё равно ободряюще ей улыбнулся и показал большой палец.
  
  - Поверить не могу, что наша Роза на Рэйвенкло! - отчаянно пролепетал Джеймс.
  
  - Не волнуйся, мы всё равно будем видеться, - Ал похлопал брата по плечу.
  
  - Да, но кто будет делать за меня домашнее задание?!
  
  Альбус закатил глаза, тем самым показывая, что Джеймс не исправим. Тот лишь фыркнул. Благо, что Роза была последней в списке, и теперь все первокурсники были разделены по факультетам. Альбус устал уже настолько, что просто не мог испытывать хоть какие-нибудь эмоции, не говоря уже о том, чтобы о чём-то думать.
  
  Наконец, со своего места поднялась старая, но от того не менее величественная, Минерва МакГонагалл. Её морщинистое лицо не выражало никаких эмоций, и на учеников она смотрела довольно строго, даже с укором. Альбус сразу сообразил, что имел в виду Джеймс, когда говорил, что с ней лучше не связываться.
  
  - Прежде, чем я объявлю о начале нового учебного года, хочу напомнить вам несколько правил. Наш безвременный смотритель мистер Филч просил меня сказать вам, что на его двери висит список правил поведения на переменах, с которым нужно обязательно ознакомиться, - женщина кивнула в сторону невысокого, сутулого мужчины, который стоял у самого входа в Большой Зал. Возле ног его сидела серая кошка с кошмарным, леденящим душу взглядом. Альбусу казалось, что эта кошка всерьез может видеть его насквозь. - Я же напоминаю, что вход в запретный лес без профессоров строго запрещен всем студентам любого курса.
  
  В этот раз старушка, как бы невзначай, посмотрела на двух старшекурсников из Хаффлпаффа, которые тут же переглянулись и улыбнулись.
  
  - Бродить по школе после комендантского часа, также, запрещено. После отбоя все ученики должны быть в своих постелях! С остальным списком правил, которые вам необходимо будет выучить, первокурсники смогут ознакомиться сегодня. Списки будут лежать на ваших кроватях, вы их увидите, как только окажетесь в спальнях.
  
  Минерва слегка махнула ладонью, и тут же на столах каждого из факультетов появилась еда. Словно из воздуха. Альбус слышал об этом и от брата, и от отца с матерью, но даже подумать не мог, что всё это выглядит так аппетитно и в таком количестве.
  
  - А теперь я объявляю о начале нового учебного года! Желаю каждому из вас провести его с умом.
  
  Директор снова опустилась в свое кресло, которое находилось в центре преподавательского стола, и внимательно оглядела студентов. Альбус заметил, что и там уже появилась разнообразная еда, а преподаватели тут же облегченно выдохнули. Кажется, для них церемония распределения была не менее утомительной, чем для всех остальных. Впрочем, сейчас его больше волновала еда. Мельком глянув на профессора Лонгботтома, Ал заметил, что тот улыбается и тоже смотрит на него. Заместитель директора незаметно показал большой палец и отвернулся. Поттер улыбнулся и опустил взгляд.
  
  Еды оказалось много. Здесь были и мятные леденцы, и отбивные, и жареная картошка. Всё, что Альбус так любил поглощать, когда приезжал в гости к бабушке Молли. Уизли любила побаловать своих детей и внуков вкусной едой, что те принимали с огромной благодарностью. Правда, Молли иногда превращалась в типичную бабушку, и старалась впихнуть в Альбуса столько еды, что после он чувствовал себя мыльным пузырём. Та же участь порой постигала и Джеймса с Лили, а вот Роза и Хьюго к такому привыкли быстро, и потому ловко выкручивались из этой щекотливой ситуации.
  
  - Впечатляет, правда? - восторженно поинтересовался кто-то, кто сидел по правую руку от Альбуса.
  
  Поттер младший повернулся и заметил совсем маленького мальчишку. На вид ему было лет восемь, не больше. У него были рыжие волосы, почти как у Хьюго и Розы, только светлее. Куча веснушек и большие, серые глаза. Заметив, что Альбус его недоуменно разглядывает, мальчик улыбнулся.
  
  - Меня зовут Фрэнк. Я из семьи магглов, как это принято у вас говорить, но читал о Хогвартсе всё.
  
  Альбус обрадовался. Он никогда не общался с магглами и ему, как и дедушке Артуру, было интересно узнать о многом из их жизни. Но он решил, что расспрашивать мальчишку сейчас было бы невежливо.
  
  - Я Альбус. А это мой брат Джеймс, - закивал Ал, пожав руку новому знакомому. Джеймс в свою очередь сделал непонятный взмах рукой и снова увлекся едой. - Да, директор МакГонагалл и не на такое способна, если слухи не врут.
  
  На этом знакомство с Фрэнком закончилось. Оба первокурсника решили, что не стоит терять даром времени, и тут же накинулись на впечатляющую еду. Ал положил к себе в тарелку столько съестного, сколько вообще смог. А когда понял, что наелся, то от всего этого убавилась только половина.
  
  - Господи, Ал. Ты положил в тарелку так много, будто тебя дома раньше никогда не кормили, - это говорила Роза, которая, видимо, нашла минутку, чтобы подойти к Поттерам. Она оглянулась, и, заметив, что её старосты уже собирают первокурсников, засуетилась. - В общем, я выяснила, что во время завтраков и обедов можно сидеть за столами любых факультетов. Так что увидимся завтра!
  
  Альбус проследил взглядом за убегающей Розой и потупился, почувствовав укол совести. Сам он, из-за этой суматохи, совсем забыл о том, что их распределили на разные факультеты и даже не попытался спросить о чём-то подобном. Но долго терзаться ему не пришлось, так как старосты и его факультета начали собираться.
  
  - Первокурсники! Соберитесь в шеренгу и следуйте за нами. Мы покажем вам, где находится гостиная и ваши спальни.
  
  Альбус засуетился и поднялся со своего места, примыкая к толпе первокурсников и бросая обеспокоенный взгляд на Джеймса. Тот ободряюще улыбнулся, мол, всё будет в порядке. Толпа двинулась вперед.
  
  Глава вторая: коллекция Поттеров.
  
  Прошла неделя с тех пор, как Альбус оказался в замке. Всё это время он был либо на лекциях, либо изучал школу, стараясь выучить все её коридоры и переходы. В Хогвартсе было сто сорок две лестницы, и каждая из них двигалась, сменяя направление и приводя в самые неожиданные места. Помимо этого, не все двери открылись обычным способом: некоторые приходилось уговаривать, а некоторые и вовсе оказывались 'обманкой', открывая пусть в глухую стену.
  
  С Розой Альбус виделся редко. За завтраком и на некоторых совместных лекциях. Джеймс, как ни странно, тоже где-то вечно пропадал. Расписания у братьев совпадали редко, а потому большую часть времени Ал проводил в одиночестве или с новыми знакомыми - Рейчел и Фрэнком. Впрочем, это не мешало ему иногда общаться и с остальными ребятами. В этом году в Гриффиндор поступило трое мальчиков и четыре девочки.
  
  Тем временем, на улице становилось всё холоднее. Листья с зеленого цвета менялись на желтые и красные, а ветер сильно холодил кожу. В связи с этим на Альбуса напала тоска по дому, когда они все вместе сидели у большого камина, смеялись или читали книжки. Несмотря на то, что письма от матери приходили почти каждый день, Ал всё также сильно скучал. Если бы не Джеймс, Роза и новые друзья, то брюнет, наверное, сошел бы с ума от скуки и одиночества.
  
  То, что сегодня у Альбуса было первое зельеварение вместе со слизерином, не прибавляло никакого энтузиазма. Подземелья, как успел отметить Ал, были не самым тёплым местом в замке. А змеиный факультет - не самым дружелюбным. Даже за завтраком Альбус чувствовал напряжение, когда находился рядом с детьми 'проигравших'. С детьми Пожирателей Смерти, чьи родители до сих пор коротали свои деньки в Азкабане.
  
  Распрощавшись с Розой и Джеймсом за завтраком, Альбус взял сумку и вышел из Большого Зала. Следом за ним вышли и Фрэнк с Рейчел, а также некоторые другие гриффиндорцы.
  
  - Этот галстук меня доканает, - Фрэнки просунул указательный палец между рубашкой и галстуком, - кто их вообще придумал?
  
  - Предлагаю сходить в библиотеку и узнать, - хмыкнула Рейчел, поправляя тяжелую сумку на плече.
  
  - В библиотеку? Ты серьезно думаешь, что в магической библиотеке есть имя того, кто придумал галстук? Да там все секции придется перерыть, - в тон ей заметил Альбус.
  
  - Я просто шучу, - белокурая закатила глаза и прошмыгнула вперед, к лестницам подземелий.
  
  - Сразу видно: новичок в этом деле, - вполголоса заявил Фрэнки и последовал за подругой. Альбус не отставал.
  
  Лестница в подземелье была каменной и шаткой. Казалось, что одно неверное движение, и можно провалиться. Помимо этого, света здесь было немного. У Альбуса иногда складывалось впечатление, что преподаватели и сами недолюбливают Слизерин: в подвалах было холодно и всегда царил полумрак. Но серьезно Поттер об этом никогда не задумывался.
  
  - Так-так, а вот и сын 'героя', - из полутьмы донесся насмешливый голос и Ал сразу его узнал. Это была девчонка-задира с распределения. Послышались смешки.
  
  Ал поёжился. Ещё одна причина, по которой ему точно нельзя было попасть в Слизерин - это дети Пожирателей Смерти. Альбус ощущал это на каком-то подсознательном уровне, нежели понимал всерьез.
  
  - А ты дочь очередного предателя, - вмешался Эрик: еще один первокурсник из Гриффиндора, с которым Ал познакомился после распределения. Голос у Эрика был насмешливый и совершенно бесстрашный, как будто он сто лет знает эту девчонку.
  
  - Заткнись, Локвуд, - прошипели слизеринка. - А ты, Поттер? Не такой храбрый, каким хотел казаться, а? Раз сам не можешь за себя постоять.
  
  - Очень даже могу, - брюнет выступил вперед и вытащил волшебную палочку, направляя её прямо в лицо задиры. Та даже не шелохнулась, только усмехнулась.
  
  - И что ты сделаешь? Ты даже палочку в руках еле держишь.
  
  - Довольно, Ал. Она того не стоит, - вмешался Фрэнк, который стоял неподалеку. Он взял Поттера за рукав и оттянул в сторону. - Нам не нужны неприятности.
  
  Слизеринцы рассмеялись. Кажется, для них всё это было лишь забавной шуткой. Взбешенный, Альбус бросил взгляд на толпу гогочущих 'змей' и сразу же заметил Скорпиуса. Блондин стоял в стороне, прислонившись спиной к холодной стене, и читал книгу. Казалось, что разборки для него не имеют никакого значения. Ни один мускул его лица не дрогнул, как тогда, на распределении.
  
  'Самовлюбленный индюк!' - зло подумал Поттер и зашел в кабинет Зельеварения.
  
  В кабинете было пусто, не считая пары студентов, которые были заняты своими делами. Следом за младшим сыном героя в помещение вошли Эрик, Фрэнк и Рейчел.
  
  - Кто это такая? - брюнет швырнул сумку на стул и оглянулся, примечая всё ещё ухмылявшуюся девчонку. На зельеварение она не торопилась.
  
  - Франческа Забини. Её глупый папаша сумел избежать Азкабана, и теперь она мнит себя центром земли, - хмыкнул Эрик, присаживаясь рядом и вытаскивая тетрадь.
  
  - А ты её откуда знаешь? - Фрэнк плюхнулся с другой стороны от Ала.
  
  - Мои родители часто берут меня с собой на всякие званые ужины. У Забини я был всего дважды.
  
  Локвуд поморщился, словно у него резко разом заболели все зубы. Альбус безошибочно определил, что именно эти ужины вызывают у Эрика отвращение. Поттер отвернулся и сунул руку в сумку, выуживая оттуда будущие конспекты по зельеварению. Надо отметить, что этого предмета он боялся больше всего. Джеймс рассказывал, что профессор Слагхорн собирает коллекцию 'Поттеров', и от этих слов становилось не по себе.
  
  Наконец, в аудитории появился и сам старичок. Взгляд у него был счастливый, словно он только что поймал самую большую рыбу на свете, а осанка прямая. Примерно такая же, как у Скорпиуса. Прокашлявшись, профессор развернулся к первокурсникам лицом и хлопнул в ладоши.
  
  - Доброго утра, юные студенты. Меня зовут профессор Слагхорн, и я буду вести у вас такой тонкий предмет, как зельеварение. О, не бойтесь, ничего страшного в этом нет. Главное в данной науке - это точность. Это вы усвоите быстро. Итак, кто скажет мне, что такое зельеварение? Мистер Поттер?
  
  Альбус поднял полный недоумения взгляд на профессора и понял, что Джеймс не врал. Взгляд у старичка был полон каких-то надежд и ожиданий, а Ал и представить себе не мог, как можно быть предельно точным хоть в чём-нибудь.
  
  - Зельеварение - это наука о волшебных зельях, сэр.
  
  Слагхорн причмокнул, словно смакуя слова младшего Поттера, а потом весело улыбнулся и кивнул.
  
  - Если вкратце, то да. На самом деле в Зельеварении много тонкостей, которые необходимо знать, и мы с вами узнаем о них на следующих занятиях. Пока же запишите: 'зельеварение - это наука о смешивании волшебных ингредиентов и получения из них волшебного зелья'... Все записали? Отлично. Итак, ингредиент.
  
  Дальше Альбус слушал не особо внимательно. Он отвлекался то на странные банки, стоящие на полках возле стены (Поттер мог поклясться, что содержимое этих банок шевелится), то на своих друзей, которые о чем-то активно перешептывались. Несмотря на то, что профессор говорил громко, а некоторые ученики постоянно переговаривались, в кабинете было довольно тихо. Вряд ли вообще из коридора можно было услышать хоть один звук. В отличие от профессора Габбса, который преподавал историю магии. У того был голос звонкий, громкий. И не услышать его, находясь с ним в одном кабинете, мог только глухой.
  
  Очнулся Поттер только тогда, когда студенты начали суетиться. Эрик закинул вещи в сумку и привстал, оглядывая кабинет. Фрэнк же, наоборот, остался неподвижен, словно тоже успел задремать.
  
  - Что происходит? - Альбус дернул Эрика за рукав, привлекая внимание.
  
  - Нас разделили на пары, чтобы приготовить зелье от фурункулов. Ты что, прослушал?
  
  Локвуд посмотрел на однокурсника и почесал затылок. Его светлые волосы тут же растрепались, но он ловко их пригладил ладонью.
  
  - А-а-а... А, погоди. А кто в паре со мной?
  
  - Скорпиус Малфой. Сочувствую.
  
  Альбус посмотрел сначала на Локвуда, а затем и на Скорпиуса. Малфой сидел за своей партой, не шелохнувшись, и что-то терпеливо записывал в тетрадь. Ал прикинул, как будет выглядеть, если подойдет сам, но потом вдруг понял, что ждать от этого сноба ничего не стоит. Перспектива работать с Малфоем в команде его нисколько не воодушевляла.
  
  - Удачи, - сонным голосом прошелестел Фрэнк. Кажется, ему в напарники выпала Рейчел. Вот ведь везунчик!
  
  Устало передвигая ногами, Альбус перебрался за парту к Малфою. Тот даже головы поднять не подумал, не говоря уже о том, чтобы поздороваться. Так и продолжил что-то строчить в своей тетрадке. Альбус заметил, что его новая тетрадь была исписана уже на треть.
  
  'Интересно, что такого важного он там пишет?'
  
  Прокашлявшись, брюнету все-таки удалось привлечь к себе внимание. Скорпиус медленно, лениво поднял голову и посмотрел на своего напарника оценивающим взглядом.
  
  - Я думал, ты откажешься, - через пару секунд протянул Скорпиус. Говорил он тихо, но вкрадчиво, растягивая гласные. И взгляд у него был такой изучающий, даже взрослый. Альбус невольно съежился, но потом вдруг вспомнил о своей гордости и выпрямился. Скорпиус одобряюще хмыкнул.
  
  - Надеюсь, тебе не передалась способность отца всё разрушать и у нас не будет никаких проблем.
  
  Альбус оскорбился. Сначала за отца, а потом и за самого себя.
  
  - А я надеюсь, что это ты ничего не запорешь, - огрызнулся брюнет и достал учебник.
  
  Открыв нужную страницу, Альбус пробежался взглядом по рецепту зелья, и тут же прикинул, сколько это займет времени. Впереди было около тридцати минут, и Поттер решил, что они справятся. А еще он решил, что сделает всё в лучшем свете, чтобы утереть задире Малфою нос.
  
  Поставив котёл на огонь, мальчик передал Скорпиусу нож и необходимые ингредиенты, а сам принялся копаться в банке с названием 'слизь дождевого червя'.
  
  - Фу, ну и мерзость, - забывшись, прокомментировал Ал, когда его пальцы увязли в зеленой жидкости.
  
  - Смотрите-ка, какой неженка, - ухмыльнулся блондин, ловко нарезая ингредиенты.
  
  - Кто бы говорил, - буркнул себе под нос Ал.
  
  Когда время подходило к концу, зелье было почти готово. Оставалось лишь подождать три минуты, пока жижа в котле не приобретет зелёный цвет, а после помешать её пять раз против часовой стрелки. Время засёк Скорпиус, а Поттер в это время оглядел своих товарищей. Рейчел и Фрэнк что-то обсуждали и смеялись. Локвуд с Забини, отвернувшись друг от друга, нарезали ингредиенты. А профессор Слагхорн ходил между рядами, заглядывая то в один котёл, то в другой.
  
  Внезапно послышался взрыв и Альбус непроизвольно отпрыгнул в сторону. Только спустя пару секунд, когда он понял, что ему обожгло пальцы, до Поттера дошло, чей именно котел взорвался. Он осторожно перевел взгляд и с ужасом понял, что не ошибся.
  
  - Ты что наделал, Малфой?!
  
  Ал метнулся вперед, но, едва не споткнувшись о стул, остался на месте.
  
  - Я? Это ты должен был следить за временем, придурок!
  
  Скорпиус прижимался спиной к стене позади него, и с ужасом смотрел на остатки котла.
  
  - Ты сам сказал, что будешь за ним следить, белобрысый задира!
  
  - Нет, это ты сказал, что проследишь за ним сам.
  
  - Успокойтесь, мальчики! - профессор Слагхорн, за время перепалки, успел подбежать к горе напарникам. - Ничего, ничего, мистер Поттер. Ваш отец тоже не стал зельеваром сразу, только под моим чутким руководством. И вы, мистер Малфой, не расстраивайтесь. В следующий раз, уверен, у вас получится лучше.
  
  - Хотите сказать, что нам придётся работать в паре снова? - ещё больше взбесился Поттер.
  
  - Конечно. Я формирую пары раз и до конца курса. Хотя обычно, после первого курса, напарники не меняются.
  
  - Мы будем первыми, - проскрипел Скорпиус.
  
  - Хоть в чём-то я тобой согласен, - фыркнул Альбус, и, под общий гомон и растерянный взгляд профессора, брюнет вышел в коридор.
  
  Оказавшись на свежем воздухе (в кабинете, из-за большого количества горелок было душно), Ал вдохнул полной грудью и попытался успокоиться. Сердце бешено билось в груди, а глаза заволокла пелена ярости. Ударив кулаком о стену позади себя, брюнет немного успокоился.
  
  - Альбус! - из кабинета вышел Фрэнк, а следом за ним и все остальные студенты. Ал тут же бросил взгляд на блондина, который, ничего не замечая, просто прошел мимо, даже не подумав извиниться. - Уверен, что этот придурок сделал это нарочно.
  
  Фрэнки зло посмотрел в спину удаляющемуся Скорпиусу, и Альбусу показалось, что тот поёжился.
  
  - Вы оба слишком вспыльчивые. Просто нужно было быть внимательнее, Ал.
  
  Рейчел, как и всегда, была 'гласом благоразумия'.
  
  - Но ведь он должен был следить за временем! И не уследил! - вжавшись в стену, возмутился Ал.
  
  - Точно, - кивнул Фрэнк.
  
  - А ты чем занимался в это время? Глазел по сторонам?
  
  Альбус вздохнул, так как понимал, что в какой-то степени Рейчел права. Обожженные пальцы резко засаднило, хотя до этого Ал не замечал никакой боли. Заметив обеспокоенность на лице друга, Фрэнк похлопал его по плечу.
  
  - Не думай только, что это ты виноват.
  
  - Дело не в этом. Нужно идти, сейчас нумерология, а Джеймс сказал, что преподаватель там злой.
  
  Рейчел посмотрела на настенные часы, которые показывали, что до начала следующего урока остается не более десяти минут, а затем кивнула, согласившись. Оторвав себя от прохладной стены, Альбус медленным шагом направился в сторону выхода из подземелий, и когда оказался в холле, то невольно прикрыл глаза. В замке, все-таки, было намного светлее, чем в подземельях, и от этого света глаза Ала успели отвыкнуть. По дороге на третий этаж, Поттер скинул мантию и ослабил тугой галстук, так как дышать отчего-то стало сложнее.
  
  Глава третья: сборная Гриффиндора.
  
  Учебная неделя пролетела быстро и незаметно. Из-за того, что профессора постоянно задавали кучу домашнего задания, у Альбуса даже не оставалось времени на то, чтобы как следует изучить замок. Все его мысли были забиты то Числами (именно с большой буквы) из нумерологии, то докладами об ингредиентах из зельеварения. Оказалось, что предметы, о которых рассказывал отец, были не так уж просты для изучения. И если Поттера в первые дни привлекала только трансфигурация (это ведь так здорово - менять облик предметов!), то теперь это было его самым нелюбимым уроком. А вот травология, наоборот, нравилась пока что больше всего.
  
  Этим утром, в субботу, Ал проснулся поздно. Сев на кровати, он огляделся и понял, что в комнате, помимо него самого, больше никого нет. Это значит, что он безбожно пропустил завтрак, а Фрэнк и Эрик даже не подумали о том, чтобы его разбудить.
  
  Вздохнув и мысленно пожаловавшись на то, что друзья про него забыли, парень бросил взгляд на тумбочку и тут же заметил какую-то ободранную записку. Повертев её в руках, прикидывая, с какой стороны читать, брюнет всё-таки сумел прочесть содержимое:
  
  'Привет, Альбус! Прошло уже две недели твоего обучения. Нравится тебе хоть в Хогвартсе? Ты это, заходи сегодня в гости, когда будет время, я приготовил для вас с Джеймсом чай с печеньем. С любовью, Хагрид'.
  
  Прочитав записку, Альбус не смог сдержать улыбки. Хагрид, он же дядя Рубеус, был лесником в Хогвартсе. Он жил в маленькой хижине возле Запретного Леса, и почти всё своё время проводил в одиночестве, не считая гигантского пса. Ал уже давно узнал, что дядюшка питает странную любовь ко всяким зверушкам, особенно - опасным. Но это уже папа рассказывал. Как-то раз Хагрид принес к ним в дом большого паука. Альбусу и Джеймсу было тогда около восьми лет, и они очень хотели посмотреть на зверушку. Но Гарри не разрешил. Сказал, что детям на такое лучше не смотреть, и вообще это слишком опасно для здоровья. Все-таки на тот момент паук мог запросто проглотить целиком Лили и не подавиться.
  
  Накинув любимую синюю рубашку и джинсы, Альбус попытался привести в порядок волосы. Они у него были такими же непослушными, как и у его отца. Вечно торчали в разные стороны, а при попытке их укладывать, через час становились ещё более лохматыми. Хотя эту особенность унаследовал и Джеймс. В их семье, пожалуй, только представительницы женского пола легко управлялись со своими волосами. Впрочем, Альбуса это не сильно беспокоило. Решив, что выглядит прилично, Поттер выскочил в гостиную и огляделся.
  
  На диване, возле большого камина, сидели две девушки со старших курсов и о чём-то весело щебетали. Альбус потерял к ним интерес после слова 'имбицил', решив, что они разговаривают на иностранном языке. Ближе к выходу, за шахматной доской, Ал заприметил Нейтана Скитера, который активно о чём-то спорил с незнакомцем. Говорили они, кажется, о газете, обсуждая последние новости. Ближе к выходу Ал заметил Фреда Уизли. Судя по виду рыжего, он явно что-то замышлял. Ну, а в креслах возле книжной полки сидели Джеймс и Алек. Заметив их, брюнет улыбнулся.
  
  - Привет. Как ты смотришь на то, чтобы навестить Хагрида? Он прислал мне записку с приглашением.
  
  Джеймс-Сириус просиял, приподнявшись в кресле.
  
  - Отличная идея. Я как раз думал, чем бы заняться!
  
  - Домашним заданием! - послышался дьявольский крик сверху. Альбус даже испугался и тут же вскинул голову.
  
  На лестнице, ведущую в сторону женских спален, стояла Мэддисон. В руках у нее была весьма увесистая книжка, которой она вот-вот грозилась запустить в брата Ала.
  
  - Ой, ой, ой! - Джеймс соскочил с кресла и спрятался за книжной полкой, но Мэддисон не сдавалась. - Бежим отсюда. Скорее!
  
  Альбус, Джеймс и Алек пулей вылетели из гостиной Гриффиндора, оставив разъяренную второкурсницу в одиночестве со своей злостью.
  
  - Это она из-за шутки всё ещё такая злая? - ошарашено спросил Ал, когда они оказались на безопасном расстоянии от гостиной.
  
  Джеймс пожал плечами, зато вместо него ответил Алек:
  
  - Когда мы только прибыли в Хогвартс, он подмешал ей в сок зелье смены цвета кожи. Она потом минут десять сидела синяя. Видел бы ты её лицо! Думаю, что она всё ещё злится.
  
  Альбус рассмеялся, а Джеймс, наоборот, надулся.
  
  - Прошло уже две недели. Я извинился двести раз! Неужели этого мало?!
  
  Алек примирительно улыбнулся.
  
  - Наверное. Думаю, она скоро забудет про это... Я надеюсь.
  
  - А где ты достал зелье, меняющее цвет кожи? - внезапно спросил Альбус, так как дома Джим об этом ничего не рассказывал. На секунду Поттеру даже стало обидно, что брат не поделился с ним этим.
  
  - Дядя Джордж отдал. Сказал никому об этом не говорить, но теперь это уже не важно.
  
  Болтая, ребята сами не заметили, как оказались во дворе. Погода в эти выходные оказалась на удивление хорошей. Если всю неделю до этого шли дожди, то сегодня от них не осталось и следа. На улице было тепло, светило солнце и изредка дул теплый ветерок. Альбус прищурился, оглядывая окрестности, и улыбнулся осеннему солнцу.
  
  - Ну, мне в совятню. Нужно все-таки отправить письмо отцу, а то он будет злиться, - сказал Алек, и, махнув рукой, направился в другую сторону.
  
  Альбус и Джеймс оказались возле сторожки Хагрида за считанные минуты. Оказалось, что Джим знает туда более короткий путь, и попросил дать слово, что Ал никому о нём не расскажет. Альбус пообещал, но потом попросил разрешения показать его друзьям. Джеймс, подумав, согласился.
  
  Старший сын Поттеров едва ли только занес кулак, чтобы постучаться в деревянную дверь, как та уже распахнулась. На пороге стоял счастливый великан, и, ничего не говоря, заключил братьев в объятия. Сначала по отдельности, а потом и сразу двоих. Единственный минус Хагрида был в том, что он не умел рассчитывать силу. И вот, в очередной раз, когда они обнимались, у Альбуса сложилось впечатление, что он вот-вот сломается. Но каждый раз всё обходилось.
  
  - Привет-привет, заходите, да. Я уже поставил чайник, он вот-вот вскипит. Вы это... раздевайтесь пока, садитесь, а я принесу печенье и кексы!
  
  - Привет, дядя Руби, - хором сказали Поттеры и прошли вглубь сторожки. Если для Хагрида это место казалось маленьким, то для братьев хижина была огромной. И мебель здесь, тоже, была большой.
  
  Кое-как взобравшись на стул великана, Альбус принялся ждать, пока тот вернется. Долго Хагрид себя ждать не заставил, и даже принёс чистые кружки. Порывшись, отыскал и чистые ложки.
  
  - Ну, это самое, рассказывайте. Как учёба? Тебе нравится здесь, Альбус?
  
  Джеймс, меланхолично помешивая сахар в чае, решил рассказывать первым. Как старший и 'опытный'. Альбус, впрочем, не противился. Ему вообще казалось, что великан выглядит взволнованным. Не таким, как обычно. Но решил пока что промолчать.
  
  Пока старший брат рассказывал о том, как поссорился с Мэддисон, Ал, побывавший в доме Хагрида впервые, разглядывал хижину. Первое, что сразу бросалось в глаза - это камин, над которым сушились различные травы, и гигантская кровать. На этой кровати, пожалуй, могли бы разместиться пятеро студентов и при этом не быть притесненными. В центре валялась шкура какого-то зверя, и по её виду было заметно, что она уже старая: протоптанная, а кое-где и вовсе виднелись проплешины. Возле запасного выхода, который из-за большого стола рядом с окном было плохо видно, Альбус заметил нечто наподобие коморки, в которой вполне мог бы жить пёс. Поттер решил, что так оно, по видимому, и есть. А вот воздух в сторожке был спертый. Здесь пахло травами и благовониями, и еще чем-то соленым, едва уловимым.
  
  Слушая рассказ Джеймса, Хагрид суетился. Бегал туда-сюда с одного конца хижины на другой, и приносил то печенья, то кексы. Прикоснуться к ним братья не рискнули, так как вид у них был, мягко говоря, не первой свежести. Но из приличия оба взяли с собой по парочке и того, и другого. И когда оба положили угощения с собой, лицо дядюшки сияло, как у маленького ребенка, которому дали вкусную конфету.
  
  - А ты, Ал? Что у тебя интересного?
  
  Альбус крепко задумался. Он рассказал Хагриду о куче домашнего задания (великан сочувственно вздохнул), о странном профессоре нумерологии, которого все невзлюбили, включая самого Ала (тут дядюшка назидательно покачал головой), и о том, как Малфой нарочно взорвал его котёл на зельеварении.
  
  - Что, прямо... э-э-э... нарочно? С чего бы ему это? - удивился великан, когда Альбус закончил свой рассказ.
  
  Младший Поттер утвердительно кивнул. Слова Рейчел о том, что он и сам виноват, Ал, конечно, забыл. Хагрид о чём-то задумался, а потом, наконец, снова заговорил:
  
  - Не держи зла за старые обиды отца, Ал. Они ни к чему хорошему не приведут, да. Может, вы бы с ним подружились, а оно ишь как. Из-за родителей и дружба не получается.
  
  Альбус удивленно посмотрел на Хагрида. Тот лишь улыбнулся, и брюнету не захотелось обижать дядюшку. Уж больно доверчивым и всепрощающим он был.
  
  - Ладно, я попробую, - совсем не честно пообещал Альбус. Конечно же, мириться со Скорпиусом он не собирался, ведь тот взорвал котёл вовсе не от старых обид его отца. Скорее из-за собственной вредности.
  
  Попрощавшись с Хагридом и выйдя на улицу, Ал задумчиво посмотрел на старшего брата. Тот, кряхтя, пытался унести в мантии кирпичные кексы и печенья.
  
  - Он не показался тебе каким-то странным? - спросил у Джеймса брюнет.
  
  - Хагрид? Нет, вроде обычный.
  
  Ал оглянулся на сторожку, но ничего интересного там не обнаружил.
  
  Ближе к вечеру, когда на улице было еще светло, но солнце грозило вот-вот скрыться за горизонтом, почти все гриффиндорцы собрались на квиддичном поле. Шум стоял такой, что, казалось, его слышно даже в замке, но это было обманчивым ощущением. Перекрикивая друг друга, студенты болели за тех, кто пробовался в команду. Свободно было всего три позиции: охотника, вратаря и загонщика. Капитан, который в этом году выпускался, планировал 'надрать задницы слизеринцам', что взяли кубок в прошлом году. А потому борьба за места была нешуточной и серьезной.
  
  Джеймс, который мечтал попасть в команду с самого детства, пробовался на роль охотника или вратаря. Правда, очередь его ещё не наступила, а потому он беспрестанно трепал нервы окружающим и в первую очередь - Альбусу. В конце концов, на его мельтешение перестали обращать внимание и Джим успокоился. Вместо этого он начал придумывать 'победную тактику', то и дело показывая её Алу, для оценки. Ал же, который в схемах разбирался чуть более чем никак, удовлетворительно мычал и снова отворачивался, чтобы посмотреть на борьбу в воздухе.
  
  Альбус, на самом деле, завидовал возможности старшего брата попасть в команду. Сам он, как и Джим, мечтал играть в квиддич с самого детства. Только в отличие от Джеймса, Ал хотел быть как отец - ловцом. Но на первом курсе игроков не принимали в команды, а это значит, что придется ждать до следующего. Да и место всё равно пока что было занято.
  
  - Позиции вратарей! Джеймс Поттер против Сэма Хартнера! Вперед и удачи вам! - послышался зычный голос капитана. Старшекурсник размахивал руками, стараясь привлечь к себе внимание.
  
  Трибуны тревожно загалдели. Джеймс подскочил на месте. Схватил метлу и выбежал на поле. Следом за ним, деловой походочкой, вышел Сэм. Это оказался широкоплечий брюнет с крючковатым, и явно несколько раз сломанным, носом. Второкурсник против шестикурсника. Альбус обреченно вздохнул, понимая, что у Джеймса нет и шанса на победу. Он заворожено посмотрел в воздух, где несколько мелких фигур кружили туда-сюда, и тоже завидовал им. А у них, первокурсников, еще даже урока полётов не было.
  
  Тренировочный матч для вратарей начался.
  
  - Давай, Джеймс, вперед!!! - крикнул Альбус с трибуны, не зная даже, услышат его или нет. Впрочем, кричал он не один. Старшего брата поддерживали его друзья, некоторые второкурсники и даже пятикурсники. Имя Сэма, впрочем, орали громче.
  
  Альбус напряженно вглядывался в воздух, стараясь различить, что там происходит. Бинокль ему не выдали, а потому он видел лишь абстрактную картину происходящего. Вот один из 'старых' охотников подлетел к воротам Сэма. Ударил. Промахнулся. Альбус недовольно скрипнул зубами от досады. Теперь мяч летел в ворота Джеймса, но и старший брат оказался 'не промах'. Отбив мяч кончиком метлы, он приготовился к следующему удару. Ал, знавший брата хорошо, ярко представил себе, как тот напряженно хмурит брови и ждёт следующего удара.
  
  Когда отборочные матчи закончились, капитан с уже утвержденным составом команды удалились в раздевалку для совещаний. Сказали, что вернутся через несколько минут, объявив имена тех, кто будет выбран на позиции. Джеймс снова засуетился, и на этот раз ни от кого не отставал.
  
  - Как думаете, меня возьмут, а? Как я забил последний гол! Меня точно должны взять, - размахивая кулаками, вещал он.
  
  Под конец, когда Алек, Альбус и Эрик уже устали от болтовни Джима, на поле вышел капитан сборной Гриффиндора. Он громко кашлянул, явно используя магию, чем привлек к себе внимание.
  
  - Внимание! Состав команды утвержден! На место загонщика был выбран Оливер Вуд младший. Роль охотника занимает Виктория Армстронг. И, наконец, вратарь. Мы долго думали и не могли выбрать. Было четыре кандидата, и каждый из них показал непревзойденный талант. Посовещавшись, мы выбрали... Джеймса Поттера!
  
  После каждого имени трибуны взрывались аплодисментами. Но когда прозвучало последнее, самое важное для этих четырех, имя, ребята не смогли сдержать эмоций. Они радовались так громко, что вызвали улыбку даже у капитана.
  
  - Ну-ну, радуйтесь, пока можете. С завтрашнего дня начинаются тренировки. И поблажек ни для кого не будет! А теперь можете расходиться. Живее-живее!
  
  Но расходиться никто не планировал. На слова старшекурсника никто даже не обратил внимания. Все продолжали веселиться и поздравлять друзей. Альбус не был исключением.
  
  - Это невероятно, Джим! Ты в команде! Отец будет просто счастлив, - говорил младший Поттер, мысленно уже написав письмо родителям во всех подробностях.
  
  Празднование этого знаменательного дня растянулось на всю ночь, но уже в гостиной Гриффиндора. По постелям ребята разошлись только тогда, когда в комнате появилась Минерва МакГонагалл, и совсем беззлобно, но строго, пригрозила снятием баллов. На миг Альбусу показалось, что директор сама рада, что новый состав определен. Однако на выяснение этого у него не было времени.
  
  Заснул Ал, как только голова его коснулась подушки. И снились ему какие-то странные сны: хохочущий Скорпиус постоянно взрывал котлы то тут, то там, а потом и вовсе взорвал квиддичное поле.
  
  Глава четвертая: Печальная Дама.
  
  С тех пор, как Джеймс попал в команду, братья почти не виделись. Старший вечно пропадал на учёбе и тренировках, находя время лишь по вечерам. К вечеру же Джим был таким уставшим, что выдавить из него пару предложений уже было счастьем самим по себе.
  
  Роза, как ни странно, тоже постоянно пропадала. Разность факультетов давала о себе знать. Кружки и клубы, которые открылись буквально недавно, расписанием совпадали крайне редко, если совпадали вообще. Да и сам Альбус, не замечая того, вечно проводил время за учёбой или с друзьями.
  
  После инцидента со Скорпиусом и принятием Джеймса в команду, интересного случилось мало. Говорили, что домовики хотят устроить забастовку, но этого так и не произошло. То ли это были просто слухи, то ли эта информация дошла до директора. Никто не знал. Тем временем, приближался Хэллоуин.
  
  Маленькие гномы, которых Алу приходилось видеть впервые, постоянно сновали по замку, таская с собой украшения. Буквально за пару дней Хогвартс стал мистическим и странным, даже непривычным. Поттер никак не мог поверить, что все это сделали домовики, но и отрицать их возможностей не стал. Не зря же тётя Гермиона так активно боролась за их права.
  
  Этим утром Ал проснулся от ощущения чего-то склизкого и липкого на своем лице. Он провел ладонью по глазам, затем ещё раз, и только потом сел. Зеленая жижа подозрительно была похожа на ту, в которой он увяз на первом уроке зельеварения. С ужасом откинув одеяло, Поттер босиком ступил на холодный пол и рванул в ванную комнату, где тут же смыл 'эту дрянь' с себя.
  
  - Что это... - пробормотал мальчик себе под нос, и, убедившись, что вся жижа смыта, вернулся в комнату.
  
  Все кровати, помимо его собственной, были вполне себе целыми. Ни на ком больше слизи не наблюдалось. А вот его кровать, напротив, вся была ею измазана. Проведя ладонью по мокрым волосам, Альбус подумал, кто мог это сделать. Если Скорпиус, то вряд ли бы он смог пробраться в спальню Гриффиндора. Своим это не было нужно. Да и домовикам - тоже. Получается какая-то загадка.
  
  Альбус рывком стянул с Фрэнка одеяло и растолкал его.
  
  - Проснись. Просыпайся же!
  
  Первокурсник что-то промычал, перевернулся на другой бок и попытался притянуть одеяло обратно к себе. Альбус не позволил ему этого сделать, дернув друга за лодыжку.
  
  - Просыпайся! - снова повторил он.
  
  Наконец, Фрэнк обрёл вменяемость и сел на кровати. Он сонно оглядел друга с ног до головы, и только потом произнес:
  
  - Зачем ты разбудил меня в такую рань?
  
  Альбус молча указал на свою кровать, которая всё ещё была измазана зеленой жидкостью. И исчезать эта жижа явно не собиралась. Благо, спал Ал ближе всего к двери в ванную, а потому стирать постельное белье будет немного легче. Не сваливать же эту работу на домовиков.
  
  - Что это? - не понял Фрэнки.
  
  - Хотел бы я знать...
  
  После завтрака друзья отправились на первый урок полётов вместе со Слизерином. Конечно, это было ещё одним фактором плохого настроения для Альбуса, но для себя он решил просто не обращать на них никакого внимания. Ал был почти уверен, что зеленая слизь, которая оказалась у него на кровати - их рук дело. Но доказательств у него не было.
  
  На улице в этот день было холодно. Сильный, сухой ветер бил прямо в лицо, а потому ребятам, которым предстояло летать, пришлось утеплиться. Фрэнк даже раздобыл у школьного смотрителя полетные очки, и никому не говорил, как именно ему это удалось. Ветер, который дул то в лицо, то в спину, явно предвещал начало зимы, хотя снег ещё не выпал. Деревья же давно осыпали свою листву, нагоняя тоску на студентов.
  
  - О, Поттер. Смотрю, ты сегодня совсем чистый, - хмыкнула Франческа, проходя мимо столпившихся гриффиндорцев. Этой фразой она только подтвердила догадку о том, что слизь - это подарок змеиного факультета.
  
  Ал ничего не ответил, лишь молча проводил её взглядом. Хотя зубами скрипнул, явно мечтая о том, чтобы врезать нахалке по лицу. Но ведь девочек не бьют. Так учил его отец. Отвернувшись, Поттер поднял с земли перчатки, быстро натянул их и схватил метлу. Обычная школьная метла старой модели 'Нимбус'. Когда-то, во времена учёбы отца, она была настоящим шедевром, лучшей метлой. Сейчас же она валялась в школьном инвентаре, и на неё вряд ли бы сел кто-нибудь, кроме учеников. Держа в руках 'Нимбус', Ал мечтательно вспомнил о метле дяди Рона. Быстрая, миниатюрная, именная. Старший Уизли хранил её скорее как очередной экземпляр, нежели как средство передвижения. Хотя пару раз Джеймсу все-таки удалось её выпросить, чтобы прокатиться. А вот отец этой затеи был не рад.
  
  - Идём. Покажем этим задирам, на что мы способны, - ухмыльнулся Локвуд, и, ловко подхватив метлу, двинулся в сторону профессора.
  
  Мадам Хуч была старой, но очень строгой женщиной. Её светлые, с серыми прядями, волосы прекрасно сочетались с таким же серым, морщинистым лицом. Кажется, она всю свою жизнь провела в Хогвартсе, тренируя первокурсников и проводя матчи по квиддичу. А потому точно знала толк и в полётах.
  
  - Добрый день, первокурсники! Готовы к первым полётам?
  
  Первокурсники активно закивали, потому что не просто были готовы. Они с нетерпением ждали этого полтора месяца.
  
  - Отлично! Тогда все дружно выстройтесь в ряд и положите свою мётлы по левую сторону от руки.
  
  Женщина внимательно наблюдала за тем, как студенты активно перебегают туда-сюда. Альбус оказался в самом конце 'шеренги', по левую руку от него стоял Фрэнк, а напротив - Скорпиус Малфой. Блондин, вопреки всем впечатлениям, выглядел напряженным и взволнованным. Волосы у него в очередной раз растрепались, хотя мантия с рубашкой, как и всегда, были идеально выглажены.
  
  - Надеюсь в полётах ты лучше, чем в зельеварении, Малфой, - зашептал Фрэнк. Он прекрасно знал, что человек, к которому он обращается, услышит его.
  
  И он не ошибся. Малфой тут же вскинул голову, но вместо того, чтобы посмотреть на Фьюри, взглянул на Альбуса. Тот вскинул бровь и чуть улыбнулся.
  
  - Думаешь, раз ты сын героя, то всё можешь, Поттер? - осклабился потомок Пожирателя Смерти.
  
  - Я молчал. Хотя ставлю пять галеонов, что обгоню тебя в воздухе.
  
  Малфой повернул голову, проверяя, не подслушивает ли кто-нибудь их разговор. Убедившись в этом, он снова заговорил:
  
  - Отлично. Как только поднимемся в воздух - стартуем. Долетишь до квиддичного поля быстрее меня, и победа будет твоей.
  
  Альбус и Фрэнк переглянулись. Рыжий неуверенно кивнул и Поттер снова посмотрел на блондина.
  
  - Идёт.
  
  К тому моменту, как сделка была заключена, первокурсники построились окончательно. Мадам Хуч прошлась между учениками и, убедившись, что все всё сделали правильно, вернулась в начало 'шеренги'.
  
  - Итак, чтобы поднять метлу, нужно сказать 'вверх', и протянуть ладонь. Готовы? Пробуйте.
  
  Альбус прекрасно знал эту процедуру и повторял её дома, пока никто не видит. Об этом рассказал ему Джеймс, когда приезжал домой на Рождественские каникулы. Да и сам Ал не раз видел, как что-то подобное делают его старшие родственники. Поттер протянул руку над метлой, раскрыл ладонь и произнес:
  
  - Вверх!
  
  Метла, без особых усилий, скользнула к нему в руку. Брюнет посмотрел на Малфоя. Тот, к сожалению, тоже успел справиться со своим заданием. Большинство первокурсников, в основном девочек, всё также продолжали требовательно призывать метлу, но та никак не хотела слушаться. Особенно Ала порадовало то, что и у Франчески Забини ничего не получается. Спустя несколько минут, когда все справились с заданием, профессор вновь заговорила.
  
  - Теперь, когда вы научились держать метлу, попробуйте на ней взлететь. По моему свистку вы садитесь, поднимаетесь в воздух и делаете небольшое кольцо. Потом, по моему свистку, вы снова опускаетесь на землю. Заданием всем понятно? Приступайте.
  
  Сердце у Альбуса забилось сильнее. Никогда прежде он не нарушал школьных правил и даже не думал об этом. Адреналин ударил в мозг, заставляя нервничать и только сильнее мёрзнуть. По всему телу пробежались мурашки, а под ложечкой засосало. Ал не был уверен в своей победе. Не был уверен и в том, что им вообще дадут долететь до квиддичного поля. Однако одно желание было явным - это утереть нос Скорпиусу Малфою.
  
  Альбус перекинул левую ногу через древко метлы и приготовился. Малфой, с уверенностью во взгляде, сделал то же самое. Послышался свисток и мальчишки, не обращая ни на кого внимания, тут же поднялись в воздух. Сначала Поттер сравнялся с блондином, делая вид, что это просто круг. А потом он, что есть сил, рванул в сторону квиддичного поля. Скорпиус остался позади. Послышался свист мадам Хуч и её крик о том, чтобы он немедленно спустился на землю. Но Ал этого уже не слышал.
  
  Он несся вперёд, по ощущениям разрезая своим телом ветер. Из-за этого ветра глаза слезились, и Ал пожалел, что не попросил у Фрэнка защитные очки. Нос тут же замерз, и Поттеру показалось, что он покрылся корочкой льда. Пальцы постигла та же участь. И всё же он продолжал упорно лететь, слыша только свист ветра, собственное сердцебиение и то, как развевается на ветру мантия. До квиддичного поля оставались считанные секунды, а Малфой так и не появился в поле зрения.
  
  Сердце Альбуса ёкнуло, когда он понял, почему именно. Мадам Хуч кричала остановиться только ему. Это значило только одно - его подставили. Затормозив метлу, Поттер резко развернулся. Среди кружащихся от ветра листьев он увидел поляну, на которой стояло множество черных точек. Отсюда, с высоты, разглядеть лица было нереально. Альбус зажмурился, а потом резко открыл глаза, не веря в то, что его подставили. Малфой вовсе не летел следом. Он даже не думал этого делать, так и остался там, на поляне для тренировок полётов. Не зная, что ему делать, Альбус полетел назад. Мысленно он придумал уже сотни отговорок, начиная от той, где его просто унесло ветром, и, заканчивая тем, что не сам управлял метлой.
  
  Когда Поттер вернулся и приземлился, к нему тут же подбежала профессор.
  
  - Это неслыханная наглость, мистер Поттер! Зачем вы полетели в сторону поля? Хотели покрасоваться перед своими друзьями?
  
  Ал потупил взгляд. Сейчас ему хотелось провалиться сквозь землю. Смех слизеринцев, доносящийся со стороны, радости не прибавлял.
  
  - Я просто потерял управление, профессор, - сказал он глухо и как-то неуверенно. Альбус не умел врать всерьёз.
  
  - За мной. Живо. А вы... если хоть одна метла окажется в воздухе пока меня нет, вылетите из школы быстрее, чем скажите слово 'квиддич'.
  
  И мадам Хуч быстро зашагала в сторону замка. Альбус поспешил за ней, не желая видеть омерзительных лиц 'змей' и разочарованных - друзей.
  
  Они шли по замку мимо кабинетов, пробираясь через длинные лабиринты коридоров, и, наконец, оказались возле статуй горгулий. Альбус сразу понял, что направляются они в кабинет директора, а потому нервно сглотнул и втянул голову в плечи.
  
  - Мятный джем, - сухо произнесла мадам Хуч. Альбус хотел поинтересоваться, что это значит, но горгульи задребезжали и отъехали в сторону.
  
  Перед Альбусом появилась маленькая винтовая лестница, которая двигалась и поднималась наверх.
  
  - Дальше вы справитесь, мистер Поттер.
  
  Не теряя времени, 'мистер Поттер' запрыгнул на лестницу и практически сразу же оказался перед деревянной дверью обвитой виноградной лозой. Постучавшись и дождавшись ответа, мальчик зашел внутрь.
  
  Перед ним предстал кабинет директора. Маленький, почти полностью обставленный книжными полками. В центре кабинета стоял большой деревянный стол с табличкой 'директор'. Стол был завален различными бумагами и пергаментами. Из-за них едва ли можно было разглядеть директора МакГонагалл, что восседала в большом, обитом бархатом кресле. Прямо над ней на стене висела картина Альбуса Дамблдора. Старичок внимательно посмотрел на своего тёзку, и тут же ему подмигнул, весело улыбнувшись. Ал почувствовал небольшое облечение.
  
  В кабинете пахло застоявшимся запахом старых страниц и пылью.
  
  Директор поднялась с кресла, раздвинула перед собой бумаги и посмотрела на Альбуса поверх очков-половинок.
  
  - А, мистер Поттер. Не думала, что вы окажетесь в моем кабинете так скоро. Мадам Хуч рассказала мне, что вы натворили - неслыханная наглость! Зачем же вы полетели в сторону поля?
  
  Оторвавшись от созерцания кабинета, Ал виновато уставился на профессора. Та смотрела строго и с укором, как обычно. Губы ее сложились в одну тоненькую линию, и Альбус безошибочно определил, что женщина злится. На этот раз он решил сказать правду, потому что именно вранье завело его сюда.
  
  - Меня обманули, директор. Малфой задирал меня, и мы поспорили, что я летаю быстрее, мэм. Но когда я полетел, он так и остался на поляне.
  
  То ли удивленная такими откровениями, то ли просто удивленная самой ситуацией, Минерва села обратно в кресло и глубоко задумалась. Думала она долго, несколько минут. Альбус уже было подумал, что она забыла о том, что перед ней стоит студент. Но как только он хотел что-то сказать, профессор заговорила сама.
  
  - Что же, мистер Поттер, это нисколько не оправдывает ваших действий. Вы поступили глупо и безрассудно, нарушили школьные правила и ослушались профессора. Я сниманию с Гриффиндора двадцать баллов. В наказание вы и мистер Малфой будете чистить кубки в Зале Славы всю неделю. Надеюсь, это послужит вам уроком.
  
  Альбус удивленно посмотрел на директора. То, что у них отняли двадцать баллов было ожидаемо. Но вот то, что Минерва накажет ещё и Скорпиуса, было удивительно.
  
  - Малфой тоже будет наказан?
  
  - Вас что-то не устраивает, мистер Поттер? - профессор приподняла брови, отчего морщинок у неё на лбу стало ещё больше.
  
  Альбуса всё устраивало.
  
  - Н-нет, ничего, - запинаясь, пролепетал он.
  
  - Тогда можете быть свободны.
  
  Попрощавшись с директором, Альбус снова взглянул на портрет своего тёзки. Тот по-прежнему улыбался, но теперь уже смотрел совсем в другую сторону, словно задумался о чём-то хорошем. Решив более не нарываться, гриффиндорец покинул кабинет и направился в сторону гостиной. До начала следующего урока было ещё около сорока минут, а возвращаться на поле Альбусу не хотелось.
  
  Оказавшись в коридоре, Ал понял, что ещё ни разу не бывал в этой части замка. Следуя по памяти, он вскоре оказался возле лестниц. Правда, не с той стороны, где он обычно возвращался с ужина в гостиную, а противоположной. По сути, эта сторона ничем не отличалась от той, где проходил Поттер. Но всё же брюнет испытал смятение, побоявшись выйти не туда, куда нужно.
  
  Поднявшись по каменной ступени, Альбус оказался на небольшом 'островке'. Здесь двигались лестницы, но ни одна ещё не примкнула к одинокому выступу стены, где и стоял гриффиндорец. Осматриваясь по сторонам в ожидании лестницы, Альбус не сразу услышал женский плач. А когда услышал, обернулся, дабы найти источник.
  
  Оказалось, что плакала женщина на картине, прямо позади первокурсника. Женщина была смуглая, с тёмными волосами и под стать им глазами. Лицо у неё было худое и вытянутое, а под глазами залегли большие мешки, будто бы она плакала днями напролёт.
  
  - Что случилось? - обеспокоенно спросил мальчик, повернувшись к картине лицом.
  
  Женщина всхлипнула и вздрогнула, посмотрев на Ала полными слёз глазами.
  
  - О, мой милый мальчик! Со мной уже сто лет никто не разговаривал!
  
  Тётушка с картины затерла слёзы рукой, явно ожидая продолжения банкета. Поттер не растерялся.
  
  - Вы из-за этого плачете? - спросил он.
  
  - О, нет-нет. До того, как ты пришёл, меня бросил мой муж - сэр Кардион. Он ушёл к какой-то толстой даме со свиньями, представляешь моё возмущение?!
  
  Женщина утерла нос одним из многочисленных подолов своего платья.
  
  - О... - глубокомысленно и сочувственно изрек Альбус. Он был далёк от отношений, и знал о любви только то, что после неё появляются дети. - А где же ваши дети?
  
  Услышав это, дама снова разрыдалась, да ещё громче, чем прежде. Ал вздрогнул и понял, что сказал что-то лишнее.
  
  - Простите, я не хотел вас обидеть. Не плачьте! - гриффиндорец выставил руки перед собой и наклонился чуть ближе к картине.
  
  - О, милый мальчик, ты вовсе меня не обидел. Мы с сэром Кардионом планировали детей, но в последний момент он передумал! Ах, подлец. Как он посмел меня бросить?!
  
  Альбус тут же изобразил китайского болванчика, соглашаясь с каждым словом печальной дамы (так он решил её обозвать).
  
  - А видел бы ты меня на балу. О, я была самой прекрасной девушкой. Все знатные короли мечтали на мне жениться, и были влюблены в мою грациозность! Но я выбрала этого... этого... - она снова зарыдала.
  
  Альбус испугался, потому что под печальной дамой начала появляться целая лужа из слёз. Если так пойдет и дальше, то женщина затопит не только себя, но и все остальные картины. Гриффиндорец решил взять всё в свои руки.
  
  - Мэм, давайте я поговорю с сэром Кардионом? Вдруг он передумает и вернется к вам?
  
  Дама осмотрела мальчика с ног до головы, внезапно замерев, и тут же всплеснула руками:
  
  - Ты был бы настоящим благородным рыцарем, милый мальчик. Позволь узнать твоё имя?
  
  - Альбус... Альбус Поттер! А как зовут вас, мэм?
  
  - Альбус Поттер. Я знавала одного Альбуса, и он тоже обещал мне помочь! О, он был так же юн, как и ты. Меня зовут Леди Луиза. Заходи, заходи. Сэр Кардион на картине вместе с дамой со свиньями!
  
  Гриффиндорец хотел спросить, что это был за мальчик по имени Альбус, и уж не тот ли это самый человек, о котором он подумал, но тут картина отъехала в сторону. Примерно так же, как отъезжает в сторону портрет Полной Дамы, когда пропускает учеников в гостиную. Только здесь не требовался пароль. Поттер посмотрел вперед, но увидел лишь непроглядную тьму. Оглянувшись, и решив, что иного выхода у него нет, мальчик ступил в неизвестность.
  
  Глава пятая: хранитель храма.
  
  Как только Поттер оказался в неизвестном ему месте, картина захлопнулась за ним. Стало ещё темнее. За время, пока сюда падал свет, Ал успел заметить, что это какой-то узкий проход, но не более того. Стены, судя по ощущениям, были каменные и пыльные. Да и пахло здесь, как на чердаке дяди Рона. Сразу стало понятно, что в этом месте живые люди появляются очень редко.
  
  Вытащив волшебную палочку, Ал произнес:
  
  - Люмос!
  
  На конце палочки появился слабый и очень неяркий свет. Он постоянно мигал, а то и вовсе угасал. Осветить этим светом можно было помещение только на два шага перед собой. Тем не менее, этого хватило, чтобы сразу же заметить на стенах сотни картин. Половина из них были или изодраны или просто пустовали. Кажется, для того, чтобы найти картину дамы со свиньями придётся потратить много времени, которого у Альбуса не было. Впереди у него был ещё один урок, да и нужно было переодеться.
  
  Мальчик развернулся и хотел выйти, но картинка захлопнулась и явно не слышала его. Пришлось идти вперед.
  
  - Сэр Кардион? - позвал Альбус, подводя палочку к каждой картине и внимательно её осматривая.
  
  Проход был узкий и длинный. Ал понятия не имел, куда он может вести, учитывая, что тот уходил в не очень толстую стену. Но это был Хогвартс, и Поттер уже привык ничему не удивляться. Даже безлюдным и тёмным проходам в стене. Он всё шёл и шёл вперед, оглядывая каждую картину, пока, наконец, не уперся в глухую стену. Все, без исключения, картины, которые он осмотрел - пустовали. Не было ни сэра Кардиона, ни дамы со свиньями. Даже намека на них не было. Этот коридор больше смахивал на скопище бесполезных и давно заброшенных картин. Альбуса охватила паника, что он никогда не выберется отсюда.
  
  Только чуть позже, повернувшись, Поттер заметил ещё более узкую лестницу, ведущую наверх. Лестница была каменная и покрытая большими кусками паутины. Представив, какого размера должен быть паук, который её сплел, Ал нервно сглотнул. Однако решив, что никакого другого выхода у него нет, он двинулся вперед.
  
  Пробираться по лестнице приходилось боком - такая узкая она была. Ал сразу подумал, что ни один профессор, если это, конечно, не карлик, пройти здесь не сможет. Выставив перед собой волшебную палочку со слабым лучиком света, Поттер поднимался всё выше. Пыль забивалась в глаза и в нос, и, казалось, была уже даже во рту и ушах. Брюнету страшно было смотреть на свою манию, которой он наверняка нацеплял не только пыль, но ещё и паутину.
  
  Наконец, лестница закончилась. Протиснувшись у самого её основания, Ал вдохнул полной грудью, едва не выронив из рук волшебную палочку. Место, где он оказался, было светлым и тёплым, а еще, на удивление, здесь не пахло многолетней пылью. В самом центре круговой комнаты пол был выложен в виде какого-то узора, напоминающего звезду с отверстиями в самом центре. Несмотря на то, что окон здесь не было, свет был солнечный, будто пробивался прямо сквозь камни. У дальней стены Поттер заметил три покалеченных столба, между которыми были втиснуты какие-то книги.
  
  Осторожно ступая, Ал вертел головой, не зная, где именно он оказался. Эта комната была последней, больше лестниц или спусков Поттер не заметил. Зато его внимание привлёк узор в центре, который показался мальчику смутно знакомым. Вот только он не помнил, где именно его видел. Перебирая в памяти все возможные рисунки, Ал каждый раз вздрагивал. Ему казалось, что отгадка где-то совсем близко, но каждый раз она ускользала, оставляя гриффиндорца ни с чем. Бросив это дело, мальчик решил подумать о том, как ему выбраться из этого места.
  
  - Тут есть кто-нибудь? - снова решил спросить он, и на этот не раз не безуспешно.
  
  - Юхууу! - послышалось из темноты лестницы.
  
  Альбус инстинктивно обернулся, но не успел отскочить вовремя. Он почувствовал ледяной ветер, который будто бы прошел сквозь него. Прямо на него, на призрачной веревке, пролетел не менее призрачный мальчик. На одном глазу у мальчика была пиратская повязка, а волосы и вовсе торчали во все стороны.
  
  - Ты кто? - тупо спросил Ал.
  
  - Я Шон! - весело ответил призрачный мальчик и спрыгнул со своей веревки. Та исчезла, словно её никогда тут и не было.
  
  - А я Ал.
  
  - Привет, Ал. Я призрак этого храма. Сторожу его от воров, - гордо сказал мальчик, делая вид, что прохаживается взад-вперед. На самом же деле ноги его то проваливались под землю, то вовсе не двигались.
  
  - А что тут можно украсть?
  
  - Уже ничего, - погрустнел Шон. - Совсем недавно сюда приходил мужчина и украл это.
  
  Альбус задумался. Когда он поднимался по лестнице, то точно подумал о том, что кто-то старше него сюда пройти не сможет. Так как же сюда смог пройти мужчина? Ал решил, что призрачный мальчик просто придумал эту историю, но всё же решил спросить:
  
  - Какой мужчина? И что он украл?
  
  - Не знаю, я видел его только со спины, - честно признался призрак, - а что именно он украл - сказать не могу.
  
  Шон загадочно провел рукой по своим волосам, будто бы приглаживая их.
  
  - Тогда что это за храм?
  
  - Не могу сказать, - снова повторил мальчик.
  
  - А как отсюда выбраться?
  
  - Ты должен понять это сам.
  
  Шон начал уходить обратно в сторону тёмной лестницы, а Альбуса в очередной раз охватила паника. Он не хотел застрять в этой комнате навечно и тоже стать призраком-хранителем чего-то неизвестного.
  
  - Нет, подожди! - Ал кинулся следом за мальчишкой. - Я опаздываю на урок. Если я не приду, то меня исключат!
  
  Призрачный мальчик замер, а затем обернулся. Он широко улыбнулся Алу:
  
  - Ну ладно. Тебе нужно вернуться к портрету Леди Луизы и трижды коснуться палочкой стены возле нее. Тогда проход снова откроется!
  
  Сказав это, призрак мальчика Шона исчез. Альбус поверил ему на слово. Быстро, что есть сил, гриффиндорец сбежал по лестнице, а затем и по тёмному коридору. Как только ладони его уперлись в картину, он вытащил волшебную палочку, нащупал стену и коснулся её трижды. Около трёх секунд ничего не происходило, а затем полотно действительно отъехало в сторону, выпуская Альбуса из 'храма'.
  
  Выдохнув, Поттер понял, что до начала урока у него осталось десять минут. Он быстро запрыгнул на движущуюся лестницу и помчался в сторону своей гостиной, чтобы переодеться. К счастью, гриффиндорец уже не слышал слова Леди Луизы, которая говорила о том, чтобы он вернулся.
  
  К началу урока Альбус успел вовремя. Вернувшись в спальни, гриффиндорец быстро переоделся в чистую мантию, смысл с лица и волос остатки пыли и побежал на третий этаж. Помимо этого он успел заметить, что зелёная слизь, которая была на его кровати утром, магическим образом исчезла.
  
  'Наверное, домовики постарались', - подумал Ал. Больше времени на раздумья у него не было.
  
  Поттер буквально влетел в кабинет Нумерологии, и с облегчением отметил, что профессора всё ещё нет на своём месте. Подсев за одну парту к Фрэнку, мальчик вытащил конспекты и облегчённо выдохнул, радуясь тому, что успел вовремя.
  
  - Где ты был? - не без усмешки, но удивленно поинтересовался друг.
  
  - Я... потом об этом расскажу, - пообещал гриффиндорец.
  
  И как раз вовремя, потому что именно в этот момент в кабинете появился немолодой мужчина. Видел его Альбус впервые. И, судя по реакции, другие студенты тоже. Мужчина чинно проследовал к преподавательскому столу в центре лектория и на пятках развернулся к ученикам. Лицо у него было покрыто тёмными пятнами, и только изредка виднелись островки белой кожи. Тёмные волосы, широкие плечи. Он был одет в деловой костюм. Такой, какой обычно отец надевал на ужин в других магических семьях. Обычно это значило, что их ждёт что-то важное.
  
  - Приветствую, студенты, - голос был тихий, но вкрадчивый и низкий. - Я глава департамента магического образования, меня зовут Дерек Хьюз. К сожалению, ваш предыдущий профессор Нумерологии покинул свой пост в связи с личными обстоятельствами, а потому, пока ему не найдут замену, данный предмет буду вести я. Кто напомнит мне, на чём вы остановились на прошлых лекциях?
  
  Фрэнк и Альбус переглянулись. Поттер вдруг понял, что профессор Джонс был не таким уж и строгим. Этот мужчина, судя по его виду, точно никому не даст спуску. Настроение окончательно испортилось, и, судя по всему, не у него одного.
  
  Как только профессор Хьюз отвернулся, чтобы посмотреть список студентов, Альбусу на стол прилетела записка. Мальчишка оглянулся, в поисках того, кто её кинул, и тут же заметил подмигивающую Розу Уизли. Развернув клочок бумаги, гриффиндорец прочитал:
  
  'Жду тебя сегодня за ужином. И не увиливай. Я всё знаю о твоей утренней выходке на уроке полётов'.
  
  Ал ещё раз посмотрел на кузину, но та сделала вид, что не замечает этого взгляда. Со вздохом убрав записку в карман, мальчик обратил своё внимание на профессора, который уже ровным и нудным голосом что-то диктовал.
  
  На ужин Ал спускался неохотно. Он прекрасно знал, что ему предстоит не самый приятный разговор с родственниками, а слушать лекции - последнее, что ему сейчас хотелось. Куда как больше его интересовал странный 'храм', который он нашёл утром. И то, что в нём, если верить словам призрака, находилось что-то важное. Эти мысли не давали гриффиндорцу покоя, и он, то и дело, возвращался к ним.
  
  - Поттер. Ты обещал мне кое-что рассказать, - Фрэнк выглядел весёлым и беззаботным, заряжая своим весельем и окружающих. Альбус, не удержавшись, бледно улыбнулся.
  
  - Потом. Сейчас меня хочет отчитать Роза из-за того, что я поспорил с Малфоем, - со вздохом прокомментировал происходящее Ал.
  
  - Кстати, по поводу Малфоя. Когда он спустился на поле, я уже хотел ему навалять метлой, но он поклялся, что дело не в нём.
  
  - Не в нём?! - Альбус даже повысил голос, однако вовремя взял себя в руки. - Он подставил меня. Поспорил, а сам не вылетел даже за пределы поля. Как это 'дело не в нём'?
  
  Фрэнки пожал плечами, а затем отодвинул друга из прохода в большой зал, куда уже начали подтягиваться студенты.
  
  - Не знаю. Он сказал, что у него что-то случилось с метлой. Когда это услышали другие слизеринцы, они его одобрили... но вид у него был виноватый. Поговори с ним сам.
  
  Альбус фыркнул, явно показывая своё неодобрение.
  
  - Вот ещё. К тому же, из-за меня ему теперь назначили отработку.
  
  На секунду Альбус почувствовал укол совести, но потом успокоил себя тем, что Скорпиус просто врёт. Ал ни на минуту не сомневался, что Малфой его подставил ради собственной популярности. Но ничего, скоро он за это ответит.
  
  - Вау. А я думал, что ему всё сойдет с рук.
  
  Фрэнк и Альбус обернулись. На этот раз голос принадлежал вечно улыбающемуся Локвуду. Правда, улыбка у Эрика была какая-то уставшая, а в руках он держал весьма увесистую стопку учебников. Поймав недоуменные взгляды друзей, первокурсник решил прояснить ситуацию:
  
  - Из-за того, что я не выполнил два домашних задания по Нумерологии, профессор Хьюз заставил меня писать сочинение на два полных пергамента о полезности этой науки.
  
  Альбус и Фрэнк прыснули. Если бы о невыполненном домашнем задании узнал профессор Джонс, - их прошлый преподаватель, - он бы просто снял баллы или назначил отработку. Выходит, что Альбус был прав, когда думал о том, что Дерек никому не даст спуску.
  
  Наконец ребята зашли в большой зал. Ал сразу заметил, что на месте, где он обычно сидит, теперь сидела Роза Уизли. Кузина то и дело поглядывала на часы - ей явно не терпелось отчитать Поттера. Трое друзей подошли ближе и уселись от первокурсницы с разных сторон. Альбус посмотрел на друзей с благодарностью за то, что они не оставили его. Кроме того, по левую руку от Розы сидел Джеймс. Правда, в отличие от Уизли, старший брат излучал радость.
  
  - Я уж думала ты не придешь, - кисло сказала кузина.
  
  - Если ты хочешь отчитать меня за то, что я поспорил с Малфоем, то не стоит. За тебя это уже сделала директор МакГонагалл.
  
  - О, ты бывал у неё в кабинете? - обрадовался Джим и наклонился через весь стол к брату, - а мне это удалось только под конец того года. Всегда было интересно, правда ли то, что у неё в кабинете живёт настоящий Феникс.
  
  - И это правда? - спросили Локвуд и Фьюри одновременно, попеременно посмотрев сначала на одного Поттера, затем на другого.
  
  - Не-а, - с досадой в голосе ответил старший.
  
  - Вообще-то, - в диалог вмешалась Роза, попутно отодвигая Джеймса обратно на свое место, - я хотела спросить: круто ли летать на 'Нимбусе'? Я слышала, что твой отец, когда учился в Хогвартсе, летал именно на ней. Она быстрая?
  
  Альбус оторопел. Он ожидал чего угодно: ругани, претензий, учительских наставлений. Но точно не вопроса о том, понравилась ли ему метла. На самом деле в тот момент Поттер даже не осознавал, на чём именно он летел. Просто драпанул вперед, что было мощи, и пытался победить невидимого соперника. Судя по тишине, которая образовалась в кругу этих пятерых, Ал был не единственным, кто был удивлен. Или же все остальные тоже ждали ответа?
  
  - Ну. Не знаю. Метла как метла. Быстрая, но не такая, как 'Флай' дяди Рона. Точнее, 'Флай' в сто раз быстрее и управлялась, кажется, лучше... А тебе зачем?
  
  Роза улыбнулась одними лишь уголками рта.
  
  - Готовлюсь к завтрашним полётам. Тем более я хотела поступить в команду. Я просила директора принять меня на первом курсе, в качестве исключения, но она отказалась.
  
  - Ты что сделала?!
  
  Четыре пары глаз с изумлением уставили на ученицу факультета Рэйвенкло. Они явно не могли поверить в услышанное.
  
  - Не важно, - Уизли вздохнула. - Важно то, Ал, что благодаря тебе наш факультет теперь лидирует!
  
  Джеймс и Фрэнк тут же обернулись в сторону преподавательского стола. Именно там, рядом с ним, были огромные песочные часы, которые показывали, сколько баллов набрал каждый из факультетов. Часы были большие и позолоченные, вставленные прямо в стену. А песок, который перетекал в них туда-сюда, издалека был похож на разноцветный водопад. За ним можно было бы наблюдать вечно, если бы он перетекал часто. В данный момент очки факультета расположились так, что Рэйвенкло действительно были на первом месте. На втором месте, с отрывом в 15 очков, приютился Гриффиндор. Третье место было за Слизерином, ну а четвертое честно отвоевал Хаффлпафф.
  
  - Ничего, мы вас ещё догоним, - фыркнул Фрэнк.
  
  - Забудьте об этом, - прошептал Ал, - я должен вам кое-что рассказать.
  
  И Альбус выложил всё, что с ним приключилось за последнее время. О Малфое, которому тоже назначили отработку. О странной картине печальной дамы, которая впустила его в непонятный храм. Даже о своих подозрениях по поводу профессора Джонса, который внезапно пропал сразу после того, как что-то из этого храма исчезло.
  
  После рассказа ребята ещё долго сидели в глубокой задумчивости. Каждый из них думал о том, что это может быть за храм, и как Альбус вообще смог там оказаться. Наконец, Эрик выдвинул свою теорию:
  
  - Может, там хранится какая-нибудь важная книга? Ну, вроде темномагических. Их ведь запретили после войны. И кто-то её украл. Только не знаю, как...
  
  Ребята посмотрели на друга и в очередной раз задумались. Это объяснение показалось Альбусу вполне логичным, однако он и представить себе не мог, зачем кому-то из замка нужно было красть книгу. Ведь в библиотеке их и без того полно.
  
  - А что, если кто-то хочет возродить Волан-Де-Морта? - поймав полные удивления и скептицизма взгляды друзей, Джим продолжил: - сами подумайте. Кто-то крадет книгу по тёмной магии, и я зуб даю, что не для того, чтобы воскрешать мёртвых птичек. И поведение слизеринцев. Ал, что ты им такого сделал, что они на тебя взъелись? Здесь что-то не так. И нужно узнать, что именно!
  
  Роза вздохнула и закатила глаза. Ей никогда не нравились безумные идеи Джеймса, начиная от простой кражи метлы, и заканчивая натравливанием картин друг на друга. Однако сейчас она вынуждена была признать, что в словах кузена есть доля правды. Альбус, впрочем, тоже так считал, хотя слова про Волан-Де-Морта казались ему глупыми и безрассудными. В конце концов, злого волшебника полностью уничтожил их отец, и если кто-то и пытается поднять его из мёртвых, то едва ли ему это удастся.
  
  - Не соглашусь по поводу Тёмного Лорда, но думаю, что узнать про храм стоит. Просто потому, что Альбус там оказался, и мне кажется, что это не просто так, - со вздохом сообщила Уизли.
  
  Эрик и Фрэнк кивнули, а Джеймс просиял, будто бы уже узнал, что это за храм и откуда он вообще взялся в Хогвартсе.
  
  
  - Класс! Мы будем золотым... Золотой пятёркой! - второкурсник широко улыбнулся. Взгляд его горел отвагой и нетерпением.
  - И как же мы это узнаем? Думаете, что если бы храм был популярен, о нём бы не знала директор? - Альбус скептически приподнял бровь, пытаясь воззвать к благоразумию друзей. Хотя, надо признаться, что он и сам постепенно начал загораться этой идей. Загадка, примерно такая же, какую когда-то решал его отец. Так чем же хуже они сами?
  
  - Как говорила тётя Гермиона: выход всегда нужно искать в библиотеке, - вновь просиял Джеймс, скрестив руки на груди.
  
  - Ага. И в библиотеку пойдешь ты, потому что лично мне нужно написать огромное сочинение по Нумерологии, - Локвуд отчего-то слишком быстро начал складывать все свои книги в сумку.
  
  - Да, точно. А у меня куча домашнего задания, к тому же меня хотят выбрать главой клуба, - тут же подхватила Уизли.
  
  - Ну, а я... Я, в общем, не занят, - обречённо вздохнул Фрэнк, понимая, что выкрутиться у него уже не получится.
  
  - А ты, Ал? - Джеймс с надеждой посмотрел на брата.
  
  Альбус вздохнул, потому что особых дел, кроме парочки домашних заданий, у него не было.
  
  - Я тоже иду. Только учтите, что мне ещё нужно сделать домашнее задание.
  
  - Ну, тогда мы полагаемся на вас троих, - усмехнулась Роза, и, подняв свою сумку, двинулась в сторону стола факультета Рэйвенкло. Локвуд же, взяв в охапку все свои учебники, которые не влезли в рюкзак, поспешно ретировался в гостиную.
  
  Глава шестая: украденный артефакт
  
  Первый снег выпал неожиданно. Ночью, когда студенты засыпали в своих спальнях, на улице было холодно и влажно. Утром же, пробудившись ото сна, ученики могли наблюдать целые сугробы, в которых можно было утонуть по колено. Ветра не было, да и вообще значительно потеплело, что, впрочем, только радовало обывателей замка.
  
  Из-за того, что Джеймс постоянно пропадал на тренировках и выполнял домашние задания, в библиотеку Альбус ходил исключительно с Фрэнком. Каждый день они пытались найти информацию о том, что значит символ в 'храме', откуда вообще этот 'храм' взялся и что оттуда можно было украсть. Ребята просмотрели сотни книг, но не нашли ни одной, даже самой маленькой зацепки.
  
  Альбус и Фрэнк, также, пытались снова поговорить с печальной дамой, но та лишь рыдала и говорила о том, что её никто не любит. Впускать внутрь ребят она не хотела, и никакой ценной информации у неё выудить не получилось. 'Золотая пятёрка', как окрестил их Джеймс, полностью начала терять надежды найти разгадку и постепенно начали сдаваться. Тем более, что каникулы были близко, а это значит, что приближались и контрольные работы. Времени разгадывать загадки не оставалось совсем.
  
  На совместных уроках по зельеварению, Ал постоянно работал в паре со Скорпиусом. Однако с тех пор, как Малфой подставил Поттера на поле, мальчики не разговаривали. Они даже старались не смотреть в сторону друг друга, не говоря уже о том, чтобы переговариваться. Профессор Слагхорн счёл это 'стилем работы в команде' и не обращал никакого внимания на обиженных первокурсников. На отработках же, которые назначала профессор МакГонагалл и которые закончились ещё две недели назад, Ал и Скорп встречались редко, так как время у них почти не совпадало.
  
  Этим утром Альбус снова получил письма от родственников. Добравшись до совятни и забрав из клюва Анри - так звали его сову - два пергамента, Ал опустился на пол и развернул их. Первое письмо оказалось от папы и мамы:
  
  'Здравствуй, родной. Ты не писал уже очень давно, это значит, что ты уже привык к Хогвартсу. Мы с папой очень гордимся тобой! Надеюсь, что Джеймс не слишком шалит, но ты, если что, за ним присматривай. Ты знаешь, через две недели начнутся Рождественские каникулы, и мы с папой пишем тебе, чтобы сообщить хорошую новость. В этом году мы будем праздновать его в 'Норе'. Тётя Гермиона, дядя Рон, бабушка Молли и дедушка Артур очень соскучилась по вас с Джеймсом. Поэтому не отчаивайся, совсем скоро мы все увидимся!
  
  С любовью, мама и папа'.
  
  За последнее время Альбус давно не улыбался так счастливо и искренне. Он вдруг почувствовал невыносимое желание оказаться дома, вместе с младшей сестрой и родителями. С тётей Герми и дядей Роном. Утешив себя мыслью о том, что совсем скоро они все действительно увидятся, Поттер раскрыл второе письмо, которое оказалось от ЛиЛу.
  
  'Привет, братик. Я знаю, что ты приедешь скоро, но без тебя тут невыносимо скучно! Папа постоянно ходит на работу, а мама занята тем, что пишет книгу. Мне даже не с кем поиграть в нашу любую игру. Вчера я украла у папы метлу и летала над домом, но это всё равно было скучно. Возвращайтесь поскорее. Я написала и Джеймсу.
  
  От Лили для Ала'.
  
  Посидев ещё минут пять, перечитывая каждую строчку, Ал аккуратно сложил письма и сунул их во внутренний карман мантии, чтобы не помять. Он уже ясно представил себе большой семейный ужин, множество подарков и веселья. Нетерпение тут же зародилось в сердце юного гриффиндорца, и от этого сладостного предвкушения он решил отвлечь себя походом в библиотеку.
  
  Библиотека в Хогвартсе была огромной. Сотни, а может и больше, высоких полок, которые выстроились в ряд и полностью уставленные разномастными книгами. Казалось, что не найти здесь нужную информацию просто невозможно. Однако Ал с каждым днем убеждался в обратном. По правую сторону от полок стояли длинные столы. В библиотеке всегда царила полутьма, которую разбавлял свет настольных ламп, стоящих то тут, то там. Поттеру нравился запах этого места. Здесь пахло старинными книгами, сырой землей и деревом и напоминало Алу запах в библиотеке отца.
  
  Сейчас, в выходной день, здесь было пусто. Лишь только парочка студентов со старших курсов, которые активно готовились к предстоящим контрольным работам. Альбус, уже не спрашивая разрешения смотрителя библиотеки, тут же нырнул к полкам о странных строениях. Ребята изучали информацию последовательно: начиная от малого и постепенно переходя к большему, дабы был хоть какой-то порядок. Нырнув между тёмных полок, гриффиндорец вдруг замер.
  
  Там, по другую сторону от него, разговаривали двое. И разговаривали они как раз о том, что так долго искали ребята.
  
  - А о храме вы что-нибудь слышали, профессор? - ровным голосом спросил какой-то мужчина. Этот голос показался Альбусу очень знакомым, но мальчик не мог вспомнить, кто именно это говорит.
  
  - Нет, простите. О храме и артефакте я слышу впервые. С чего вы взяли, что они вообще существуют, мистер Хьюз?
  
  - Ничего особенного. Просто подумал, не окажется ли это правдой, - голос мужчины изменился. Было похоже, что говорящий улыбается. - Что ж, тогда не буду отвлекать вас от работы, профессор Коллинз.
  
  ~оОо~
  
  - Я же говорил, что они как-то связаны! - уже позже не унимался Ал, когда рассказал друзьям о подслушанном диалоге. Голос у первокурсника был возбужденный, и мальчик то и дело размахивал руками.
  
  - Да, но что за артефакт? - задумчиво спросил Локвуд, опираясь плечом о каменную стену в коридоре.
  
  - Понятия не имею! Но я уверен, что это тот самый артефакт, который он украл!
  
  - Если бы он его украл, - вмешалась Роза, - то не ходил бы и не спрашивал о нём. Нужно узнать, что это за артефакт и почему Хьюз его ищет.
  
  Ребята стояли в светлом коридоре возле большого зала. Студентов здесь было мало - все были заняты тем, что отдыхали от сложных будней или просто прохлаждались в гостиных. Ребята решили, что это единственное место, где можно поговорить 'без лишних ушей'.
  
  - Артефакт. Мы даже не знаем, с чего начать! - отчаянно воскликнул Джим, ударив кулаком по стене рядом с Локвудом. Эрик отошел чуть в сторону, боясь попасться под горячую руку.
  
  - Кажется, мы не там ищем, - задумчиво протянула Уизли. Мальчишки удивленно уставились на неё, и она продолжила: - кто в Хогвартсе провел столько времени, что успел познакомиться со всеми его местами и легендами?
  
  - Мм. Директор МакГонагалл? - предположил Альбус, пожимая плечами.
  
  Роза махнула рукой.
  
  - Да, но спрашивать у неё бесполезно. В лучшем случае она ничего не расскажет, а в худшем - заподозрит, что мы что-то ищем.
  
  - И кто же тогда? - поторопил представительницу Рэйвенкло Локвуд.
  
  - Хагрид! Он является хранителем ключей Хогвартса вот уже много лет. Наверняка он знает о замке всё. Что, если спросить про храм у него?
  
  Альбус и Джеймс переглянулись, пораженные тем, что сами не додумались до этого раньше.
  
  - Это гениально, Роза! Тогда мы с Алом завтра сходим к Хагриду. А сегодня у меня тренировка.
  
  Попрощавшись с ребятами, второкурсник умчался в неизвестном направлении. Впрочем, Ал знал наверняка: брат действительно отправился на тренировку по квиддичу. Все-таки, этот год для Джеймса был ответственный, и не только в плане учёбы, но и в плане победы в матчах. От него сейчас зависело не малое. Когда Джим ушёл, Роза закусила губу и продолжила:
  
  - Мы не можем ждать до завтра. Ал, ты сейчас же сходишь к Хагриду, а мы с Эриком попробуем ещё раз покопаться в библиотеке. Думаю, что сможем что-нибудь найти.
  
  - Сможем хоть что-нибудь найти? - кисло переспросил Эрик, сложив руки на груди. - Да мы копаемся в библиотеке уже почти месяц, и не нашли ничего полезного.
  
  - Может, вам повезет сегодня? - Альбус улыбнулся.
  
  Уизли кивнула и посмотрела на Эрика. Тот лишь печально вздохнул и закатил глаза. Сразу стало понятно, что снова копаться в библиотеке ему не особенно хочется, тем более в свои выходные. Но Алу было уже не до друзей: он побежал к выходу из замка.
  
  - Гарри Потти вернулся в Хогвартс, - послышался скрипучий голос Пивза, когда Ал был уже совсем близко к выходу. Поттер остановился и задрал голову.
  
  Под потолком летал полтергейст в зелёных подтяжках и громко хохотал, умудряясь при этом скидывать шлемы с железных рыцарей. Падая на пол, шлемы поднимали невероятный шум. Ал устало закатил глаза, и решил сделать вид, что ничего не услышал. Он знал, что с Пивзом лучше не связываться и проверял это на собственном опыте. Мальчик хотел уже было незаметно проскользнуть мимо полтергейста, когда тот швырнул что-то круглое. Гриффиндорец едва успел отпрыгнуть в сторону, когда это 'что-то' с шумом приземлилось у самых его ног и жутко завоняло.
  
  - Навозные бомбы, Потти! Тебе от меня не спрятаться, - ещё громче захихикал Пивз и полез в карман за очередной порцией 'вредилок'. На секунду Ал задумался, где вообще призрак их берёт.
  
  Гриффиндорец ухитрился спрятаться от очередной 'бомбы' за доспехами одного из рыцарей, одновременно выискивая путь к отступлению.
  
  - Пошел вон, Пивз, или я позову Филча, - громко, и как можно более уверенно пролепетал первокурсник. Пивз издал неприличный звук, в лучшем случае похожий на звук сдувающегося шарика, и снова расхохотался. Кажется, школьный смотритель был ему не страшен.
  
  Ал обреченно вздохнул. И почему Пивз всегда появлялся так не вовремя? Первый раз гриффиндорцы встретил полтергейста, когда опаздывали на свой первый в жизни урок по травологии. Во второй раз Пивз мешал им пройти в большой зал на обед. А как-то раз Ал наткнулся на него возле туалета для мальчиков, когда очень хотел туда попасть. Вот и сейчас полтергейст появился в самый неподходящий момент: когда Поттеру нужно было добраться до Хагрида как можно скорее.
  
  Но тут, в самый ответственный момент, на помощь Альбусу пришел Фред и близнецы Скамандеры. Лоркан и Лисандр учились уже на третьем курсе факультета Хаффлпафф, и редко когда приезжали в гости к Поттерам или Уизли.
  
  - Пивз, проваливай, нечего вонять прямо в холе, - крикнул Лисандр, вытаскивая волшебную палочку. Его близнец сделал то же самое.
  
  - Или я расскажу об этом Кровавому Барону. Он не будет рад, - подхватил Фред Уизли, который тоже уже учился на третьем курсе.
  
  - Оооо, Уизлики и Скамандеры тоже захотели искупаться в навозе! - хихикнул Пивз. Рядом с ним появились костыли, которые тут же попытались напасть на третьекурсников. Ал с ужасом посмотрел на то, как деревяшки приближаются к лицам близнецов.
  
  Однако те не растерялись. Выкрикнув какое-то заклинание, ребята с лёгкость спасли себя от атаки костылей.
  
  - Мы не шутим, Пивз. Кровавый барон как раз был здесь где-то рядом, - устало протянул Лоркан, опуская волшебную палочку и ногой откидывая бесполезные костыли в сторону.
  
  Пивз рыгнул и исчез с хлопком. Однако Ал был уверен, что полтергейст отправился искать себе других жертв.
  
  - Уф, ну и вонь. Каждый год одно и то же, - весело прокомментировал происходящее Уизли, пряча свою палочку в мантию и зажимая пальцами нос.
  
  - Да, пора бы ему придумать что-нибудь новенькое, - не удержавшись, прыснул Лоркан и посмотрел на Альбуса, - эй, ты в порядке? Выглядишь не очень.
  
  Альбус только сейчас обнаружил, что он сидит на коленях за статуей рыцаря и с ужасом смотрит на третьекурсников. Все трое, в ответ, удивленно смотрели на него.
  
  - А, да, всё в порядке, - пришёл в себя гриффиндорец и поднялся на ноги, стряхивая с себя пыль и остатки навозной бомбы.
  
  - В следующий раз, когда встретишь Пивза, просто пригрози ему Кровавым Бароном. Это почти всегда помогает, - Фред улыбнулся и подмигнул Альбсу. - Ладно, идём, я должен вам кое-что показать. Пока, Ал!
  
  И ребята, помахав рукой на прощание, скрылись в коридорах. Альбус облегченно выдохнул, и, приведя себя в порядок, наконец-то вышел из замка. Вонь в коридорах постепенно рассеивалась.
  
  Путь до сторожки был недолгий: Ал буквально за пару минут оказался на месте и тут же забарабанил руками в деревянную дверь. Из домика на окраине леса послышалась возня, затем топот, и только потом входная дверь распахнулась. На пороге стоял сонный великан. Увидев Альбуса, Хагрид заулыбался.
  
  - Ал, не ожидал тебя сегодня увидеть. А я-то даже и чай не приготовил, - раздосадовано сказал дядюшка и посторонился, пропуская племянника в хижину.
  
  Альбус не стал топтаться на месте и тут же проскользнул внутрь. С тех пор, как он бывал у Хагрида в последний раз, здесь ничего не изменилось. Всё та же огромная мебель, немытая посуда и застоявшийся запах животных и высушенной травы. Ал присел на стул, пока дядя Руби бегал, чтобы поставить чайник. Вернулся великан спустя несколько минут с двумя полными кружками и пакетом кексов. На этот раз даже свежих, что очень обрадовало Альбуса.
  
  - Ну это. Зачем пожаловал-то?
  
  Ал сделал большой глоток чая с бергамотом и поднял взгляд зелёных глаз на великана. Правильно ли было то, что он пытался выведать у дяди такую информацию, ничего ему при этом не рассказав? Впрочем, подумать об этом он успеет позже.
  
  - Хагрид, ты когда-нибудь слышал о 'храме' в Хогвартсе? - спросил мальчик и снова сделал глоток чая.
  
  Хагрид пристально на него посмотрел и нахмурил брови. Альбус безошибочно угадал в этом жесте мыслительный процесс. Великан всегда сдвигал брови вместе, когда ему задавали какой-то вопрос, ответ на который он либо не знал, либо не помнил.
  
  - Нет, не припоминаю про такое, - наконец прогремел Хагрид своим зычным голосом. Он почти залпом выпил чай из своей кружки и начал наливать себе ещё. - А что это?
  
  Альбус пожал плечами.
  
  - Не знаю. Я думал может ты расскажешь. Мы с Джеймсом прочитали, что в Хогвартсе когда-то был храм и захотели узнать, на самом деле он тут был или нет.
  
  - А, вот оно как. Да нет, я так не думаю, Ал! Хогвартс ведь всегда был школой. Откуда ж тут взяться храму?
  
  Альбус кивнул и улыбнулся. Хагрид всегда выражался понятно, в отличие от многих взрослых. Особенно от тех, которых Поттер видел на званых вечерах, когда бывал на таковых с папой и мамой. Те люди говорили ему очевидные вещи в такой форме, что с первого раза понять было трудно. А вот Хагрид мог спокойно сказать то, что думает, и поэтому Поттеру всегда было комфортно с ним разговаривать.
  
  Допив свой чай и съев пару кексов, Альбус душевно попрощался с дядей (тот снова едва не раздавил его в объятиях) и вышел из хижины. К тому моменту, когда их разговор о школе закончился, на улице уже стемнело и стало ещё холоднее. Поёжившись от мороза, гриффиндорец поспешил в замок, чтобы рассказать друзьям о том, что он узнал. Точнее о том, что не узнал ничего.
  
  Глава седьмая: рождественские каникулы.
  
  Рождественские каникулы наступили незаметно. Ребята опомниться не успели, как в замке появилась огромная ёлка, которую принес лесничий Хагрид, а сама школа была украшена рождественскими атрибутами. Теперь за завтраком можно легко было услышать тематические песни, а с потолка в большом зале падали снежинки, не долетая до голов студентов и исчезая прямо в воздухе. Весь замок в это время года наполнился ароматами хвои, корочек от мандаринов и шоколада.
  
  С тех пор, как Роза, Эрик и Альбус ничего не смогли найти, ребятам показалось, что профессор Хьюз посматривает на них как-то странно. Рассудительная Роза предложила оставить их маленькое расследование на некоторое время, чтобы не привлекать к себе ненужное внимание. Особенно профессора Нумерологии, которого первокурсники начали побаиваться. Один только Джеймс возмущался, что после каникул может стать поздно, однако под мнением большинства ему пришлось сдаться.
  
  Контрольные работы уже закончились, и все сдали их если не на 'отлично', то на 'удовлетворительно' - точно. А это значило, что ребята могут спокойно отправляться на Рождественские каникулы. Списки уже давно были сформированы. Джеймс, Роза и Альбус отправлялись в 'Нору', а Локвуд и Фьюри уезжали по домам, встречать праздник с родителями. Единственным, кто оставался в замке из знакомых, была Рейчел.
  
  - Почему ты не едешь к родителям? - как-то раз спрашивал у неё Ал, но та лишь пожимала плечами и говорила о том, что в Хогвартсе ей будет уютнее.
  
  - Думаю, что вы всё равно скоро вернетесь, - с улыбкой отвечала она и снова отворачивалась к окну, наблюдая за метелью.
  
  Позже, когда чемоданы были собраны и все были готовы к отъезду, ребята заметили бегущего к платформе Хагрида. Он тяжело ступал по скрипучему снегу и явно очень торопился.
  
  - С Рождеством, ребята, - крикнул лесничий ещё издалека и помахал им рукой. - Джеймс, Ал, передавайте маме с папой привет. И ты, Роза, поздравь своих родителей от меня!
  
  - Хорошо, Хагрид! - крикнул ему в ответ Джеймс и тоже помахал рукой.
  
  Ребята запрыгнули в поезд как раз тогда, когда послышался гудок. Это значило, что они выдвигаются. Поезд плавно дёрнулся и начал отъезжать. Альбус ещё раз помахал Хагриду рукой в окно, чувствуя укол совести. Лесничий остается здесь совсем один, а значит и Рождество ему встретить не с кем. Но потом Ал вспомнил о профессоре Лонгботтоме, который тоже остался в замке на время каникул, и успокоился. Дома ребята оказались уже только поздним вечером.
  
  - Альбус, Джеймс, Роза! Как же я по вам соскучилась! О, Гарри, милый, и по тебе, конечно, тоже, - дверь 'Норы' распахнулась и на пороге показалась Молли Уизли. Она поочерёдно обняла внуков, а затем и самого Гарри.
  
  Джинни и ЛиЛу прибыли в 'Нору' ещё днём, а глава семейства отправился встречать Джеймса, Альбуса и Розу на платформу.
  
  - Ну, заходите, не стойте на пороге, - рыжая женщина отошла в сторону и махнула рукой, приглашая гостей войти внутрь. Тем говорить дважды не пришлось.
  
  Ал зашёл внутрь и вдохнул такой родной аромат выпечки и свежего чая. Только сейчас он понял, как сильно скучал по этому месту. Сразу же вспомнилось прошлое Рождество, которое семейство Поттеров праздновали в 'Норе'. Тогда Альбус, Джеймс и Хьюго стащили у дяди Рона метлу. Тот даже и не догадывался, что дети летали на его коллекционной 'Флай', которой Уизли так гордился. Или же просто делал вид, что не знал.
  
  - Я слышал, кто-то сказал Гарри Поттер? Уж не тот ли это знаменитый мальчик решил осчастливить нас своим присутствием? - рыжеволосый мужчина выглянул с кухни и, вытерев руки об полотенце, обнял старого друга детства.
  
  - Привет, Рон. Я тоже рад тебя видеть, - весело ответил Гарри, похлопав Уизли по спине.
  
  Оторвавшись от Гарри, Рон обнял свою дочь, Розу, и погладил её по волосам:
  
  - Как твоя школьная жизнь, а? Ещё не надоело учиться?
  
  - Нет, пап, не надоело, - сдержанно усмехнулась младшая Уизли и прошла внутрь гостиной.
  
  Молли довольно покачала головой, а затем растрепала волосы на голове Джемса (тот в ответ лишь фыркнул, всем своим видом показывая, что он уже не маленький) и скрылась на всё той же кухне. Ал мгновенно уловил запах салатов и вкуснейшей еды, из-за чего во рту тут же скопились слюни.
  
  - Папа! Вы приехали! - со стороны лестницы послышались шаги, и Джеймс с Альбусом невольно повернули головы в ту сторону. На ступеньках показалась маленькая Лили, а следом за ней, придерживая дочь за руку, шла улыбающаяся Джинни.
  
  - Как добрались, родные? - спросила мама, отпуская руку Лили.
  
  Сестра в одно мгновение оказалась возле старших братьев, обняв сначала Альбуса, а затем Джеймса. Ал весело улыбнулся ЛиЛу, и поднял взгляд на мать.
  
  - Отлично, мам. Хагрид передавал привет. Вам всем.
  
  Роза с шумом плюхнулась на диван и прикрыла глаза.
  
  - А я вот устала, - сказала она тихо, закинув руки за голову. По её выражению лица тоже было видно, что она скучала, однако Хьюго и Луи до сих пор не появились в гостиной. Впрочем, как и все остальные родственники.
  
  - Не волнуйся, милая, помогать бабушке тебе не придётся, она уже запрягла меня, - весело крикнул с кухни Рональд, и ребята рассмеялись.
  
  Ближе к ночи в 'Норе' появились Хьюго, Луи, Мари-Виктуар и Молли, которых привезли Билли и Флёр. Почти сразу же, следом за ними, прибыли Джордж, младший Фред, Тедди Люпин и Доминик Уизли. Все они были встречены крепкими объятиями бабушки Молли и тёплыми поздравлениями других родственников. Хьюго, Луи и Молли тут же накинулись на еду, чем только повеселили всех остальных в 'Норе'. Чарли же, напротив, сразу начал рассказывать о драконах, чем очень привлек внимание практически всех, кто находился в гостиной. Разумеется, кроме Молли и Артура, которые всегда были против занятия подобным сына. Но они, впрочем, не ворчали как обычно.
  
  - А позавчера, Гарри, к нам привезли Венгерскую Хвосторогу. Ох, горячая оказалась дамочка, - Чарли рассмеялся, показывая фотографию Джеймсу. Старший брат Альбуса не без восхищения посмотрел на существо.
  
  Весь остаток вечера в гостиной 'Норы' было шумно и горел свет. Всем не терпелось рассказать свои истории, поделиться какими-либо впечатлениями. Например, Хьюго и Луи, которые до сих пор были под впечатлением от лагеря, всё время рассказывали про то, как играли в квиддич, то и дело перебивая друг друга. Дядя Чарли беспрестанно твердил о драконах, которых к ним привезли на прошлой неделе. Дедушка Артур показывал своё новое изобретение, и на этот раз магическое.
  
  - С помощью этой штуки, - говорил он с восторгом, показывая семейству нечто похожее на пластмассовую плоскую коробку, - поможет нам общаться быстро, не используя сов. И в ней можно будет узнать все новости, не придется платить за это целый галеон!
  
  Молли же негодовала по этому поводу, ворча, что тогда у сов не останется работы. Однако по ней было видно, что она гордится своим мужем. А вот дядю Джорджа это изобретение, наоборот, очень заинтересовало. Он начал спрашивать своего отца о подробностях, и их больше никто не слушал. Один только Альбус очень хотел узнать: как это, передавать письма с помощью какой-то странной штуки. Но его тут же отвлёк рассказ Луи о том, как он забил гол, и Ал забыл об изобретении.
  
  Ближе к середине ночи, когда все уже устали и хотели отдохнуть, Молли предложила пойти спать. Семейство охотно поддержало её идею, в том числе и Ал. Ребята разбрелись по кроватям, и Альбусу с Лили досталась самая крайняя комната наверху. Комната была маленькой, полностью заставленная книгами и картинами. Ал знал, что когда-то здесь жил Перси, но после переезда его вещи никто не захотел разгребать. Переодевшись в пижамы, брат и сестра легли на кровати, что стояли друг напротив друга.
  
  - Ал, а как проходит распределение? - внезапно спросила ЛиЛу. В комнате было темно, и Альбус мог различить только то, что сестра лежит с закрытыми глазами.
  
  Поттер младший улыбнулся:
  
  - Всё дело в шляпе, - зашептал гриффиндорец, вспоминая своё распределение, - тебе наденут её на голову и она скажет факультет. Знаешь, ничего ехиднее этой шляпы я ещё не видел.
  
  Лили тихо хихикнула и задала очередной вопрос:
  
  - А как же русалки? Джеймс же говорил про русалок.
  
  Альбус вздохнул, толком не зная, что ему ответить. С одной стороны хотелось сказать младшей сестре правду о том, что никакого испытания нет. С другой стороны, Альбусу казалось это какой-то традицией. И всё же мальчик выбрал первый вариант.
  
  - Никаких русалок там нет, Лилс. Джеймс всё придумал, - Альбус перевернулся на другой бок и закрыл глаза. Лили больше не задавала вопросов про Хогвартс, и первокурсник быстро заснул.
  
  Следующим утром Ал проснулся рано. ЛиЛу до сих пор мирно посапывала в своей кровати, и мальчик тихо, чтобы не разбудить сестру, вышел из спальни даже не переодевшись. Прислушавшись, Альбус понял, что внизу никого нет, и также аккуратно, тихо, как мышь, спустился по лестнице. Оказавшись возле большой ёлки в гостиной, гриффиндорец тут же заглянул под неё и увидел множество подарков. Мальчик не смог сдержать широкой улыбки.
  
  - Берегись, задавлю! - послышался полушепот брата, и Ал действительно посторонился. - В этом году я первый открываю подарки!
  
  Альбуса такой расклад дел не устраивал, а потому он немедленно сообщим об этом брату. После минутной борьбы, которая, конечно же, была ожесточенной и ярой, в гостиную спустился отец. Он удивленно посмотрел на дерущихся братьев, а затем весело улыбнулся.
  
  - А вот и нет. Первым подарки открываю я! - и тут же шмыгнул в сторону ёлки.
  
  Братья дружно запротестовали, стараясь оттолкнуть главного Аврора от коробок, но тот оказался сильнее.
  
  - О, смотри-ка, Джеймс, это тебе, - наконец сжалился глава семейства и протянул один из подарков своему старшему сыну.
  
  - А я? Для меня есть что-нибудь? - тут же подскочил к нему Ал, и Гарри, почти без промедления, вручи коробку и ему.
  
  Первокурсник уже было собирался развернуть упаковку и посмотреть, что же там внутри, как на лестнице снова послышались шаги. На этот раз это была бабушка Молли.
  
  - Вы что, открываете подарки без меня? - возмутилась женщина, буквально сбегая по лестнице. - Ну, я вам сейчас покажу!
  
  - Бабушка, мне уже двенадцать. Я больше этого не боюсь, - отозвался Джеймс, скрестив руки на груди. Гарри посмотрел на него с уважением.
  
  - Надо же. А я испугался, - шепнул глава семейства Альбусу и подмигнул.
  
  Бабушка Молли, как и всегда, махнула рукой.
  
  - Видно, пора придумать для вас новую шутку. Ну, что там у вас? - улыбаясь, спросила она.
  
  Альбус, который из-за всей этой суматохи совсем забыл про подарки, вспомнил, что действительно держит коробку в руке. Аккуратно сняв с нее обёртку, мальчик заглянул внутрь, а затем выудил оттуда большую книгу.
  
  - Что это? - спросил Джим, заглядывая младшему брату через плечо.
  
  Книга была большая и увесистая, а на обложке был изображен Хогвартс. Только в отличие от нынешнего Хогвартса, этот постоянно менялся. То он становился маленьким домиком, то огромным замком. Каждый раз школа менялась и становилась всё более и более обновленной. Сверху было написано: 'легенды и сказания Хогвартса: от древности до наших дней'.
  
  - Дай угадаю, это тётя Гермиона подарила, - хмыкнул Гарри, стоило ему только взглянуть на книгу.
  
  Ал вытащил записку и прочитал:
  
  'С рождеством, Альбус! Надеюсь, что тебе понравится эта книга. Я знаю, что ты любишь читать, и поэтому выбрала то, что могло бы показаться тебе интересным. С любовь, тётя Гермиона'.
  
  - Как ты узнал? - изумленно спросил Джеймс, который всё ещё заглядывал Алу через плечо.
  
  - О, поверь, милый, он знает Гермиону как свои пять пальцев.
  
  Альбус улыбнулся и отложил книгу в сторону, мечтательно закрывая глаза и думая о том, как вечером будет сидеть с этой книгой и кружкой вкуснейшего бабушкиного какао.
  
  - А у тебя что? - первокурсник ткнул брата локтем в бок и тот, ойкнув, начал разворачивать свой подарок.
  
  - У меня тоже книга. Только про магических животных. И тоже от тёти Гермионы, - сказал Джим, когда развернул упаковку и заглянул внутрь.
  
  Гарри почесал затылок, смотря на подарок у себя в руках.
  
  - Надеюсь, мне-то она не книгу подарила? - задумчиво изрек глава семейства и снял упаковку. Тут же к нему в руки выпал золотистый кулон в виде часов. Гарри пристально посмотрел на него, а затем улыбнулся своим, одному ему известным, мыслям.
  
  - Что это, пап?
  
  -Защитный кулон. Когда закончилась война, Гермиона нашла его в обломках туалета. Тщательно исследовала, а потом решила оставить на память, - ответил Гарри, а затем добавил чуть тише: - Не думал, что она решит подарить мне его.
  
  Остальные подарки ребята распаковывали уже все вместе. Роза сначала очень обиделась, что её никто не разбудил, но свою обиду забыла быстро, так как всё равно успела к главному веселью. Когда подарки были распакованы, Молли позвала всех на обед и рассказала о том, что было, пока все были заняты делами или на работе. Ну, а уже вечером семья дружно отправилась запускать фейерверки дяди Джорджа. Альбус давно так не веселился. Особенно ему понравился огромный красный дракон, извергающий пламя.
  
  Глава восьмая: матч по квиддичу
  
  Каникулы пролетели также незаметно. Уже спустя неделю семье пришлось разъехаться кто куда. Роза, Альбус и Джим не были исключением. Ал, сидя в поезде и смотря на мелькавшие огоньки исчезающего Лондона, уже мечтал о том, чтобы вернуться назад. Однако и впереди, он знал, его ждало немало приключений, которые, возможно, заставят его изменить своё мнение на этот счёт.
  
  Альбус не писал писем родителям, боясь показаться своим однокурсникам 'маменькиным сынком', но, тем не менее, сам каждую неделю получал письма от них. И от своей сестры, конечно же, которая тоже сильно скучала.
  
  Влиться в поток учёбы после каникул оказалось не так просто, как казалось на первый взгляд. В первую неделю после приезда ребята ещё ленились и не хотели делать домашнее задание, но профессора, которые это прекрасно понимали, и не задавали ничего сверх сил первокурсников. Своё расследование 'золотая пятерка' отложила до лучших времен. Конечно, Джеймс порывался спросить у родителей о храме, но его отговорила Роза, решив, что это будет слишком странно.
  
  Альбус же, наоборот, решил, что вся эта затея была глупой. Он прекрасно понимал, что идти вслепую нет никакого смысла, но Джеймс и Роза так загорелись идей раскрыть 'дело', что остановить их было почти невозможно. Погас пыл и во Фрэнке с Эриком, которым надоело вечно сидеть в библиотеке, пытаясь отыскать загадочный храм. В общем, жизнь вернулась в прежнее русло, не предвещая никаких неприятностей.
  
  Кроме одной. Четвертого января об Альбусе вдруг вспомнили все родственники и знакомые. Уже с утра, за завтраком, к гриффиндорцу прилетело множество разномастных сов, оставляя после себя различные письма и свёртки. Даже директор МакГонагалл, которая обычно не обращала внимания на такие мелочи, подошла к Альбусу в середине дня:
  
  -Я, конечно, поздравляю вас с вашим днём, мистер Поттер, но хочу напомнить, что все совы должны находиться в совятне, - строго сказала она, сложив руки на груди.
  
  Альбус густо покраснел и потупил взгляд, не зная, что ему ответить. Неприятное ощущение того, что он нарушает школьные правила не по своей вине, скользнуло змеёй в сознание мальчика, и он быстро постарался подавить в себе это чувство.
  
  - Да, мэм, - пропищал первокурсник, и женщина, более ничего не говоря, ушла. Ал облегченно вздохнул и снова выпрямился.
  
  Вместо директора в большой зал влетел взбудораженный Джеймс. Волосы у него были растрепанные, а взгляд казался безумным. Ал сазу понял, что брат только что вернулся с тренировки.
  
  - Альбус Северус Поттер! - Джим всплеснул руками и вручил мальчику свёрток с открыткой, - с днём рождения!
  
  Уже позже, вечером, Ал все-таки добрался до спальни и сумел посмотреть всё, что ему прислали. Писем было много: и от родителей, и от ЛиЛу, от тёти Гермионы и дяди Рона, от бабушки с дедушкой, даже от Луны Скамандер. Не перечислить было и количество сладостей, которые получил юный гриффиндорец. Казалось, что их можно раздать всему Хогвартсу и ещё себе немного останется. Улыбнувшись, Ал принялся читать письма и разворачивать подарки.
  
  Помимо сладостей ему прислали несколько учебников, два набора для квиддича, защитный кулон, очки, позволяющие видеть мозгошмыгов, вредноскоп и рюкзак с 'пятым измерением'. Собрав все свои сокровища, Ал аккуратно положил их в ящик у прикроватной тумбочки, а затем принялся распечатывать шоколадных лягушек. Младший Поттер не любил сладости, однако очень любил читать вкладыши, которые встречал. Обычно лягушки доставались Джеймсу или Лили, но сейчас ни того, ни другого рядом не было. Открыв первую попавшуюся сладость, Ал сразу же вытащил оттуда волшебную карточку. На ней красовался, на удивление, сам Гарри Поттер. Внизу было описание, которое гриффиндорец успел выучить наизусть, и всё равно каждый раз перечитывал его. Вот и сейчас, прочитав о заслугах отца, первокурсник откинулся на подушки и прикрыл глаза, с восхищением вспоминая рассказы Гарри о войне. Этот день, все-таки, был удивительным. А после Ал, так и не переодевшись, заснул.
  
  Следующим утром Альбус проснулся в необычайно хорошем настроении. Именно сегодня днём должен был пройти первый матч по квиддичу между факультетами Гриффиндора и Слизерина. Спустившись в большой зал, Ал сразу же заметил скопление гриффиндоецев вокруг одного единственного человека. Вокруг Джеймса. Подойдя ближе к скоплению, чтобы узнать, в чём дело, Альбус чуть не разрыдался от обиды. Его старшему брату прислали новую метлу 'Флай'! Такую же, как у дяди Рона, только вместо инициалов 'Уизли' там было написано 'Дж. Поттер'.
  
  - От кого это?! - восхищенно спрашивал Алек, с благоговением поглядывая на 'Флай'.
  
  - Это прислал отец, тут есть записка, - Джеймс вытащил из огромного свёртка бумажку и прочитал: - 'желаю тебе победы, Джим. И пусть удача будет на стороне Гриффиндора'. Здорово, правда?
  
  Его однокурсники тут же закивали, соглашаясь с Поттером.
  
  - Отец прислал её? - тихо спросил Ал, разглядывая новенькую, такую желанную, метлу.
  
  Только после этого тихого вопроса Джеймс заметил своего младшего брата. Взгляд его на секунду стал грустным, даже страдающим. Будто бы он и сам не рад был получить эту метлу, хотя Ал был уверен, что это не так. Джим, как и Альбус, всегда мечтал о том, чтобы получить 'Флай', и вот теперь... Альбус тут же отогнал эти мысли. Завидовать брату нехорошо, тем более что матч сегодня у него. Ал счастливо улыбнулся Джеймсу:
  
  - Это же здорово, Джимми! Победа точно будет за нами!
  
  Старший Поттер благодарно улыбнулся брату.
  
  - Точно, братишка. Уделаем слизеринцев!
  
  И толпа гриффиндорцев тут же издала боевой клич. Кричали все разные слова, но смысл, так или иначе, был один: все болели за сборную своего факультета.
  
  Дождавшись Фрэнка и Эрика, Ал в очередной раз пожелал Джиму удачи и отправился с друзьями в сторону квиддичного поля, где в скором времени должна была состояться игра.
  
  - Ставлю пять галеонов, что Гриффиндор сегодня победит, - не без усмешки сказал Эрик, пока они спускались по крутому, заснеженному холму.
  
  Ветра сегодня, на удивление, не было. Это значит, что погода для квиддича была идеальной, несмотря на то, что было холодно по определению.
  
  - Я даже не сомневаюсь. Видели бы вы Джима на поле! - восхищенно прокомментировал слова друга Ал. Он прекрасно знал, как волнуется сейчас его старший брат, а потому всячески пытался поддержать его. Даже когда он не слышит этого.
  
  Фрэнк неопределенно хмыкнул, будто бы сомневался в силах команды своего факультета, но комментировать происходящее не стал. Ал тоже ничего на это не ответил. Он уже привык, что Фьюри был человеком, который до последнего не верит в хороший исход, хоть и старался этого не показывать.
  
  - Даже не надейтесь на победу, - ухмыльнулись Франческа и её 'компания', когда проходили мимо ребят. Локвуд показал им неприличный жест, и слизеринцы, скривившись, двинулись дальше своей дорогой.
  
  Когда друзья заняли места на трибунах, Альбус вытащил небольшой бинокль, благодаря которому он сможет видеть всё, что происходит на поле. Основная толпа студентов уже собралась, а это значит, что до начала матча оставалось совсем немного.
  
  - А вот и они! - крикнул некто из толпы, и всё внимание гриффиндорцев тут же обратилось на поле.
  
  И действительно. Спустя мгновение на заснеженной поляне появилась сборная львиного факультета. Их мантии развевались на ветру, придавая команде некоторую надменность, как показалось младшему Поттеру. Следом за гриффиндорцами на поле вышли и слизеринцы, только уже в зелёных мантиях. Команды поднялись в воздух, послышался запоздавший свисток и игра началась.
  
  Альбус тут же прильнул к биноклю, выискивая на поле старшего брата. Долго Джеймса искать не пришлось - он находился на своём месте возле колец и напряженно наблюдал за игрой. Ал перевёл бинокль и с сожалением отметил, что инициативу на себя взяли 'змеи'. Капитан их команды - высокий и с вытянутым лицом - уже мчался к воротам гриффиндорцев. Он сделал 'переворот'. Ловко ушел от загонщика гриффиндора. Затем промчался мимо трибун Хаффлпаффа и приготовился к броску.
  
  Джеймс напрягся. Он внимательно наблюдал за своим соперником, не позволяя ему даже приблизиться к воротам. Капитан - кажется, Джек? - попытался использовать обманный манёвр. Он развернулся, сделал вид, что отдаёт пас. Затем резко повернулся обратно и бросил квоффл в ворота гриффиндора. Джеймс в последний момент успел перехватить мяч и перекинуть его охотникам своей команды. Джек попытался перехватить его, но безуспешно.
  
  - Кажется, ловец команды гриффиндора заметил снитч!
  
  Это говорил комментатор.
  
  - Что? Так быстро?! - Фрэнк и Альбус тут же попытались отыскать на поле ловца. Тот действительно летел, выставив руку вперёд, словно пытаясь поймать заветный снитч. Однако Ал, почему-то, не заметил золотого ореха перед ним.
  
  Ловец Слизерина, услышав слова комментатора, тоже обратил на это своё внимание. Он ещё с секунду покружил над полем, а затем рванул за Эндрю, надеясь попытать удачу. Эндрю же не останавливался. Он уверенно летел вперед, затем взял курс наверх. Ловец Слизерина не отставал. Оба, достигнув высоты трибун, резко ухнули вниз. И только тогда Ал заметил золотой снитч. Вот только был он не там, где его пытались поймать ловцы, а чуть левее, прямо за Джеймсом.
  
  - Что они творят?! - возмущению младшего Поттера не было передела, ведь ловцы откровенно упускали шанс поймать снитч.
  
  - Эндрю пытается применить обманный манёвр. Наверное, - неуверенно сказал Эрик севшим от криков голосом. Он прокашлялся, а затем продолжил наблюдать за игрой.
  
  Пока ловцы боролись за невидимый снитч, на поле тоже развернулась нешуточная борьба. Слизерин и Гриффиндор активно атаковали друг друга, но каждый раз положение спасал вратарь то одной, то другой команды. Забить удалось пока что только Гриффиндору, что вызвало бурные эмоции у представителей львиного факультета. Включая Альбуса, разумеется. И, он был уверен, что у команды тоже. Гриффиндор открыл счёт.
  
  - Вперед, Эндрю, давай! - слышалось с разных сторон. С другой же стороны, напротив, выкрикивали имя ловца противоположной команды.
  
  Альбус посмотрел в сторону трибун Слизерина, и заметил, что все они растянули большое полотно, на котором коротко, но красноречиво говорилось всё, что они думают. 'Победа будет за Слизерином' - так гласила надпись.
  
  Ал снова перевел бинокль на ловцов. Те до сих пор гонялись непонятно за чем. Снитч же, наоборот, переместился теперь вниз, почти к самому полю. Тут ловец 'львиных' это, кажется, заметил, потому что тут же полетел в сторону золотого ореха. Сердце у Альбуса забилось быстрее, а все мышцы сильно напряглись.
  
  - Он почти поймал его, - громко сказал Поттер, наблюдая на Эндрю.
  
  Секунда. Две. Вот Эндрю уже почти у самой земли, вытянув руку летит к заветной цели. Он резко выровнял метлу и на несколько мгновений замедлился. Этого хватило, чтобы между ним и снитчем снова оказалось небольшое расстояние. Однако у ловца гриффиндора получилось.
  
  Альбус, как все остальные гриффиндорцы, вскочил со своего места.
  
  - Гриффиндор победил! Ловец поймал снитч!
  
  Кричали что комментатор, что остальные студенты.
  
  - Это самый короткий матч за последние десять лет, - говорил комментатор. - Счёт 160:0. Поздравляем Гриффиндор с первой победой!
  
  Игроки спустились на поле, и Ал сразу заметил, какое напряжение повисло между командами Слизерина и Гриффиндора. Одни радовались победе, другие же, наоборот, были огорчены и раздосадованы. И Поттер тоже радовался тому, что его команда выиграла матч, в то время как остальные слизеринцы постепенно начали уходить в замок.
  
  Ещё долго из спален из гостиной Гриффиндора доносились радостные крики. Даже директор МакГонагалл, которая строго следила за порядком, почему-то не появилась в ту ночь. Возможно, что и она прекрасно понимала происходящее, ведь в прошлом сама не раз болела за сборную львиного факультета.
  
  Глава девятая: храм Годрика Гриффиндора.
  
  После первых матчей, которые прошли в весьма напряженных обстоятельствах (хотя Гриффиндор лидировал), профессора решили, что пора заняться и учёбой. Что первокурсникам, что всем остальным студентам, задавали столько домашнего задания, что времени на что-то другое просто не оставалось. Иногда Альбус все-таки раскрывал книгу, которую подарила ему тётя Гермиона на Рождество, но после нескольких абзацев тут же засыпал.
  
  В таком темпе прошла и зима. Снег постепенно начал таять, а со всех сторон то и дело доносилось пение птиц. Кое-где даже пробивались первые цветы, которые Джеймс называл 'поганками', так как ему не нравился их запах. История с храмом постепенно забылась, приглушенная кучей невыполненных домашних заданий. А у Джеймса, помимо всего прочего, были ещё и тренировки. Через месяц должен был состояться решающий матч, а после уже будут экзамены.
  
  Альбус боялся экзаменов. Весь год он, хоть и тщательно готовился, но тратил время на ненужные вещи. Когда он впервые увидел список вопросов по трансфигурации, то у него глаза на лоб полезли от всего этого безумия. Поттеру казалось, что он вообще впервые узнал о магии, а что такое трансфигурация ему рассказать забыли.
  
  Этим вечером, перед сном, Ал в очередной раз открыл 'Легенды Хогвартса'. Глаза его уже начали слипаться, когда он наткнулся на одну статью. Эта информация окончательно разбудила его, а сердце забилось быстрее в сладостном предвкушении. Резко соскочив с кровати, гриффиндорец подбежал к Фрэнку и тут же его разбудил.
  
  - Ты время видел? - недовольно пробубнил полусонный первокурсник. - Если у тебя опять слизь на кровати, то я тебя придушу.
  
  - Нет. У меня кое-что интереснее, - нетерпеливо произнес брюнет и подтащил к кровати друга толстую книжку.
  
  За окном уже было темно, а потому комнату освещал свет одной лишь лампы, что стояла на прикроватной тумбочке младшего Поттера. Буквы было плохо видно, однако по выражению лица Фрэнка Альбус сразу догадался, что тот понял, в чём дело.
  
  - Это же то, что мы искали весь год... - прошептал мальчик, перелистывая страницу. Буквы тут же запрыгали у Альбуса перед глазами, собираясь в единый текст, и он прочитал:
  
  '...Основан храм был во времена основателей Хогвартса, Годриком Гриффиндором. Там, по легенде, перед своей смертью Годрик спрятал артефакт, способный давать невероятную магическую энергию людям. Он был выполнен в форме ракушки. Артефакт, если верить легенде, действует только в том случае, если его владелец всегда носит его с собой. Ученик Гриффиндора однажды нашел этот храм, но его 'съело огромное чудище', и с тех пор мальчик стал хранителем тайны. Тайны, которая ушла в могилу вместе с ним и его учителем. Годрик намеренно спрятал камень от людских глаз, чтобы его врагу, Салазару Слизерину, он не достался. Разумеется, замок не раз обыскивали специально обученные люди, и даже проводили эксперименты, но люди до сих пор верят в существование этой легенды. К счастью, охота за артефактом уже давно закончилась'.
  
  Младший Поттер закусил губу, а взгляд его заметался по комнате.
  
  - Это правда, - возбужденно сказал Фрэнк, всплеснув руками. - И мальчик, и храм. Всё это было на самом деле. Поверить не могу. Надо рассказать Джеймсу, Розе и Эрику.
  
  Крайне довольный собой, Альбус тут же кивнул. Сон его как рукой сняло. Вот же она - отгадка. И эта отгадка была у него прямо перед носом всё это время. Впрочем, сейчас было не время для того, чтобы корить себя: нужно было рассказать об этом остальным.
  
  Фрэнк разбудил Локвуда, а Альбус поднялся в спальню Джеймса. Все четверо собрались в гостиной, и для достоверности перечитали текст, который сумел обнаружить Альбус. Джеймс и Локвуд были в восторге.
  
  - Класс, - Джеймс заворожено смотрел на книгу, а потом вдруг поднял взгляд и посмотрел на портрет Полной Дамы. - Нужно наведаться в этот храм и спросить всё у призрака.
  
  - Зачем? - удивился младший Поттер, опершись свободной рукой о спинку дивана. - Да и мы уже сто раз пытались пройти мимо портрета. Она нас не пускает!
  
  - Храм мы тоже не могли найти долго, - вмешался Локвуд. Глаза у него блестели азартом. - Попробуем ещё раз.
  
  Альбус посмотрел на трех мальчишек и испытал чувство непередаваемого счастья, которое он не мог объяснить даже сам себе. Хотелось немедленно выбежать из гостиной и направиться к портрету печальной дамы, но, к сожалению, это было невозможно.
  
  - Тогда завтра сразу после ужина, - решительно сказал Фрэнк, сжав кулак наподобие главного героя книги о рыцарях, - раскроем это дело!
  
  Все четверо, не сговариваясь, кивнули. Решимость и готовность идти только вперед читалась в их глазах. А пока что нужно было ждать.
  
  - Найдём этот артефакт раньше профессора, и остановим возрождение Тёмного Лорда! - заверил остальных Джим, и ребята вновь разошлись по спальням.
  
  Альбус ещё долго не смог заснуть, и был уверен, что остальные чувствуют то же самое. Только лишь под утро Поттеру удалось сомкнуть глаза, и он едва не проспал занятия.
  
  ~оОо~
  
  Время до ужина тянулось долго и нудно. Даже урок по травологии не казался таким интересным, как обычно. Стрелки же часов, наоборот, словно издеваясь, двигались предательски медленно. Альбус уже даже начал жалеть о том, что вообще нашел эту запись о храме, ведь тогда бы его сейчас не разрывало от нетерпения на сотни маленький Альбусят.
  
  - Ты какой-то нервный, а, Поттер? - с усмешкой обронила Франческа, когда травология подошла к концу, а профессор Лонгботтом отпустил ребят на ужин.
  
  - Не твоего ума дело, Забини, - огрызнулся Ал, торопливо запихивая вещи в рюкзак. Он старался как можно быстрее избавить себя от этого общения.
  
  -О, неужели? - девчонка вскинула бровь, явно пытаясь подражать Малфою, - а мне кажется, ты задумал какую-то пакость, как делал это твой глупый папаша.
  
  - Не смей так его называть! - выкрикнул разозлённый Поттер, вытаскивая свою волшебную палочку. Дыхание первокурсника участилось, руки задрожали, а в мыслях билось только одно желание: прибить нахальную слизеринку.
  
  - У-у-у, смотрите-ка, у Поттера зубки прорезались! - рассмеялся Джон Гордон, ещё один первокурсник со Слизерина.
  
  - Я тебе такие... - Альбус запнулся на полуслове, так как его весьма нахально прервал блондин, который всё это время крутился неподалёку.
  
  - Вы двое, оставьте его. Нам не нужны неприятности, - Скорпиус кивнул в сторону профессорского стола. Невилл стоял к ребятам спиной, но в любой момент мог обернуться и увидеть, что происходит.
  
  - А ты кем себя возомнил, Малфой? - Джон хмыкнул, а затем снова посмотрел на Альбуса. - Тебе просто повезло, Поттер. В следующий раз присутствие декана тебе не поможет.
  
  - Можешь пожаловаться на это своему папочке, - гадко пропела Забини, и, рассмеявшись, удалилась. Остальные слизеринцы поспешили за ней, оставив Ала наедине со своими мыслями.
  
  Поттер фыркнул, и, спрятав волшебную палочку, медленно побрёл на ужин. Впрочем, когда он вспомнил про храм, то шаг его ускорился. А когда мальчик оказался в большом зале, то обнаружил там своих друзей, которые возбуждённо что-то обсуждали. Мальчишки всё рассказали Розе. Та очень обрадовалась и решила пойти к картине с ними. Закинув в себя ужин, 'золотая пятёрка' немедленно двинулась в сторону портрета печальной дамы.
  
  - Леди Луиза, почему вы плачете? - спросил Альбус, когда они добрались до нужного места. Печальная дама в очередной раз всхлипывала, страдая о своём, очевидно не существующем, муже.
  
  - О, Альбус, это снова ты? - обрадовалась женщина с картины, - ах, сэр Кардион снова оставил меня одну!
  
  Женщина картинно поднесла руку ко лбу и попыталась изобразить обморок. Вышло у неё это не очень хорошо, потому что сзади мешалась спинка стула.
  
  - Леди Луиза, - вмешалась в разговор Уизли. Она подошла ближе к портрету и серьезно посмотрела на даму. - Мы знаем, где находится сэр Кардион. Он прямо в том проходе за вами. Если бы вы нас туда пустили, мы могли бы с ним поговорить.
  
  Женщина посмотрела на Розу презрительно, и тут же скорчилась.
  
  - Ах, все вы так говорите, - пролепетала она, отвернувшись в сторону, - вот молодой человек, который зашел туда недавно, тоже так говорил.
  
  Ребята недоуменно посмотрели на даму.
  
  - Молодой человек? - переспросил Джим.
  
  - Да-да. Такой маленький, со светлыми волосами и в зелёной мантии. Сказал, что поможет найти сэра Кардиона, но так и не вернулся!
  
  Альбус посмотрел на товарищей, а те посмотрели друг на друга.
  
  - Это Малфой! - лицо у Ала побагровело от злости, а пальцы непроизвольно сжались. Так вот, значит, куда торопился этот блондин! - Так и знал, что он тоже...
  
  Но Роза не дала ему договорить, уверенно посмотрев на портрет:
  
  - Мэм, я знаю, кто этот мальчик. Мы поможем вам найти сэра Кардиона, если вы впустите нас внутрь.
  
  Ал, всё ещё злой от откровений картины, выжидающе посмотрел на печальную даму. Ладони у него вспотели, а на лбу проступили испарины. Леди Луиза, в очередной раз поверившая, что ей помогут, махнула рукой и отъехала в сторону. Ребята без промедлений шагнули в темноту и понеслись по узкому коридору вперед.
  
  Глава десятая: 'чудовище' и вор.
  
  Альбус, Эрик, Роза, Фрэнк и Джеймс оказались в тесном, тёмном и запыленном коридоре. Они бежали цепочкой, выставив перед собой волшебные палочки. Впереди бежал Ал, так как он был единственным, кто знал дорогу. Когда появилась глухая стена, младший Поттер безошибочно свернул налево, туда, где была не менее узкая лестница.
  
  То ли из-за того, что ребята торопились, то ли из-за того, что тут кто-то действительно побывал, но казалось, что пыли и паутины на лестнице было гораздо меньше, чем в предыдущий раз. Альбус уже не обращал на это никакого внимания. Злость и интерес поглощали всё его внимание, и он сам не заметил, как оказался на круглой площадке.
  
  Там, среди лучей приглушенного солнечного света, действительно стоял мальчишка лет десяти со светлыми волосами. Он удрученно изучал магический знак, который был изображен на полу, и не сразу заметил, как в помещении оказался не один.
  
  - Малфой! - крикнул Джеймс, и мальчишка, вздрогнув, обернулся.
  
  - Что ты тут делаешь? - без промедлений спросил его Альбус.
  
  - Ищу сэра Кардиона... - растерявшись, пробормотал Скорпиус. От испуга он отшатнулся и подался назад, ногой задев выемку в каменном полу. Как раз там, где был изображен рисунок.
  
  Внезапно что-то загрохотало, и прямо над головой Малфоя Альбус заметил нечто, похожее на гигантского слизняка.
  
  - Берегись! - младший Поттер в мгновение ока подлетел к слизеринцу и повалил его на пол. Что-то над головами первокурсников надломилось и взорвалось, а на голову им посыпались ошметки стены. Ал успел уловить крик ужаса своих друзей, но не видел того, что происходит.
  
  Сердце забилось сильнее. Ал слышал его в собственных ушах, и вдруг почувствовал, что ему стало невыносимо жарко. Страх сковал по рукам и ногам, потому что то, что первокурсник видел до этого, явно не было человеком. Сразу вспомнилась запись из книги, подаренной тётей Гермионой. И о 'чудище', которое когда-то погубило здесь мальчика. До боли закусив губу, Альбус привел себя в чувства.
  
  Малфой застонал от боли. Ал скосил взгляд и заметил, что на руку слизеринцу упал огромный камень, отколотый прямо от стены. Поттер младший попытался нашарить руками палочку, но вдруг осознал, что выронил ее при падении. Из-за поднявшегося столба пыли ничего не было видно. Ал уловил отчетливый звук рычания.
  
  - Альбус!!! - истошно завопил Джеймс. Звук удара. От стены снова отпал камень и упал неподалеку от лежавших на полу первокурсников.
  
  Поттер младший, приложив не малые усилия, отодвинул камень с руки Малфоя и попытался встать. В то же мгновение его зацепило что-то тяжелое и грубое, и гриффиндорец снова рухнул на пол, больно ударившись подбородком о шершавый пол. От боли из глаз брызнули слёзы. Во всей этой мешанине Ал попытался отыскать волшебную палочку, и обнаружил её в завалах камней неподалеку. Скорпиус приподнялся, и, схватив Ала за рукав, потащил его к лестнице.
  
  - Нет, моя палочка! - отчаянно крикнул Поттер и вырвался. Он плюхнулся на колени, на ощупь схватил волшебную палочку и поспешил за Скорпиусом.
  
  - Ты в порядке, Ал? - спросил его кто-то, подхватив за плечи и тоже потащив к лестнице.
  
  - Не считая того, что у меня болят зубы, - попытался пошутить первокурсник, пересиливая адскую боль.
  
  Ноги не хотели слушаться. Снизу, на лестнице, мальчик услышал чьи-то голоса. Он уже плохо соображал, что происходит. Обернувшись, Поттер увидел то, что на них напало. 'Чудище' напоминало огромного червя, который был на порядок больше самого Альбуса. Там, где должна находиться морда, Ал увидел лишь два больших рога и огромную, круглую пасть, из которой, по кругу, торчали острые зубы.
  
  - Не время оборачиваться, Поттер, - прорычал блондин. Альбус скорее узнал мальчишку по голосу, нежели увидел, что это говорит именно он.
  
  - Остолбеней! - а это уже был Джеймс. Старший брат направил на чудовище свою палочку и попытался атаковать его заклинанием. Разумеется, безуспешно.
  
  Всё тело болело и ныло от тяжёлых повреждений, но Альбус всё равно отчаянно пытался вспомнить хоть одно заклинание, которое помогло бы им спастись.
  
  - Тоже мне, волшебная школа, - нервно усмехнулся Ал. В этот момент слизень попытался атаковать их в очередной раз, и ребята кинулись врассыпную. Скорпиус и Альбус оказались справа, Джеймс с Розой убежали налево, а Эрику и Фрэнку удалось спастись на лестнице.
  
  - Что это за штуковина такая?! - выкрикнул Джеймс, продолжая осыпать слизня заклинаниями. Всё было бесполезно, хотя на какое-то время, всё-таки, помогало, чтобы его задержать.
  
  Крик снизу лестницы стал настойчивее и громче. Теперь Альбус мог различить в нём профессора МакГонагалл и профессора Хьюза. Джеймс и Роза сразу рванули вперед. Что было дальше, Ал уже не помнил.
  
  Очнулся гриффиндорец в больничном крыле. С трудом разлепив глаза, Альбус попытался приподняться, но тут же оставил эти попытки, потому что почувствовал боль во всём теле. Скосив глаза, на соседней кровати Поттер младший обнаружил своего брата, а по правую сторону от него лежал Скорпиус. Мальчик облегчённо выдохнул, понимая, что его друзья (хотя Скорпиуса он другом не считал) в порядке.
  
  - Выглядишь не очень, - хриплым голосом произнес Джеймс, который что-то жевал. Малфой ещё не очнулся.
  
  Ал попытался улыбнуться, но вышло это у него не очень-то правдоподобно.
  
  - Чувствую себя также. Сколько мы здесь валяемся?
  
  - Пару часов. Недавно заходили Роза и Фрэнк, но директор МакГонагалл увела их к себе в кабинет, - неохотно отозвался старший брат.
  
  - А Эрик? - тут же испугался за друга Альбус.
  
  - А, с ним тоже всё в порядке... у него пара царапин на руке, он за той ширмой, - Джим махнул рукой в конец больничного крыла.
  
  Поттер младший чуть улыбнулся, во второй раз за пару минут испытав облегчение, и опустился на подушки. Он думал обо всём, что случилось, но одна мысль не давала ему покоя: кто же украл камень? С призраком им так и не удалось поговорить, а слизень был явно разозлён, чтобы сказать, кто же воришка. Всё, что произошло сегодня вечером, казалось мальчику кошмарным сном. Хотелось верить, что он вот-вот откроет глаза и всё будет так, как было раньше. Но, увы, происходящее было реальностью.
  
  - Вижу, вы очнулись.
  
  Двери больничного крыла распахнулись, и на пороге показалась директор МакГонагалл. Выглядела она серьезной и взволнованной, но точно не злой. Ал хотел ей улыбнуться, но сил на это у него не осталось.
  
  -Я спешу услышать вашу чудесную историю о том, как вам троим удалось унаследовать таланты ваших родителей влипать в неприятности. Как вы оказались за картиной? - строго спросила женщина.
  
  - Мы случайно... - наперебой начали оправдываться мальчики, но директор их прервала.
  
  - Ваш отец тоже так говорил, - мгновенно ответила профессор, приподняв брови, - но вы не ответили на мой вопрос. И лучше по одному.
  
  Джеймс вздохнул. По нему было видно, что он не особо хочет рассказывать кому-то из взрослых эту тану. Но, кажется, сейчас было самое время. Тем более что сами они точно уже ничего не решат. И братья, изредка перебивая друг друга, поведали свою историю директору. Та слушала внимательно, не упуская не единого слова. Лицо её при этом оставалось неизменным. Только лишь под конец женщина позволила себе слабую улыбку.
  
  - Что ж, а говорите, что случайно, - сказала она, и Ал заметил, что в её глазах блеснуло что-то такое, что сложно было объяснить словами. Во всяком случае, он понял: директор на них не злится. - А Вы, мистер Малфой, не расскажете нам свою историю? И не притворяйтесь, что спите!
  
  Джеймс и Альбус тут же посмотрели в сторону неподвижно лежащего блондина. Тот выглядел ещё более бледным, чем обычно, а волосы растрепались окончательно. Услышав слова директора, Малфой улыбнулся одними лишь уголками губ, и тут же открыл глаза.
  
  - Здравствуйте, директор, - голос у него после сна тоже оказался хриплый. То ли от осознания этого, то ли из-за чего-то еще, Скорпиус поморщился. - Видите ли. Этим вечером я не хотел ужинать и спокойно прогуливался по замку, пока не услышал чьи-то всхлипывания. Мне стало интересно, и так я нашел картину Леди Луизы. Она сказала что-то о своём муже и пустила меня в то место, где вы нас нашли. А потом прибежал Поттер и начал кричать, и появилось это... этот... зверь.
  
  Рассказывая это, Малфой то и дело поглядывал на Альбуса, словно спрашивая, всё ли он правильно делает. Однако лицо у блондина при этом не менялось, оставаясь всё таким же непроницательным. Прямо как у директора. Поттер даже удивился: Скорпиус рассказывал о том, что нарушил школьные правила, но делал это так, будто ничего необычного с ним и не произошло.
  
  - А что это за храм, директор? - внезапно спросил Джеймс, который до этого предпочитал молчать.
  
  Только сейчас Альбус заметил, что вся рука старшего брата в ссадинах, а глаза покраснели.
  
  'Интересно, я также выгляжу?' - мелькнула мимолётная мысль в голове гриффиндорца.
  
  Директор кивнула Малфою и снова обратила своё внимание на братьев. Немного поразмыслив, она сдвинула брови и начала свой рассказ:
  
  - Этот храм, как вы и сказали, построил Годрик Гриффиндор. Когда отстраивали Хогвартс, то лестницу, на которую попали вы, никто не заметил. А потому храм остался. Более того, Годрик сделал так, что никто, старше вас троих, не смог бы туда попасть, ведь ваши помыслы были чистыми. Однако кому-то всё же удалось обхитрить создателя и проникнуть в храм, достать артефакт не разбудив 'чудовище' и уйти незамеченным. Сейчас замок обыскивается, но виновного так и не нашли. Раньше эта история считалась обычной легендой, но сейчас...
  
  Альбус и Джеймс в очередной раз переглянулись, а затем удивлённо посмотрели на директора.
  
  - Разве это не профессор Хьюз украл артефакт? - не удержавшись, спросил Поттер младший. Заметив строгий взгляд директора, Ал снова потупился.
  
  - С чего вы двое решили, что профессор Хьюз в этом замешан?
  
  На этот раз не сдержался Джеймс:
  
  - Мы... то есть Альбус слышал, как он расспрашивает о храме других преподавателей. И мы подумали, что он...
  
  Минерва прервала второкурсника жестом руки.
  
  - Профессор Хьюз лишь узнал о легенде и хотел проверить, правда ли это. Он сам в этом признался и своей вины не отрицает. Однако камень он не крал. Это сделал кто-то другой. И с намерениями украсть камень он бы просто не смог туда пройти. Предлагаю вам отдохнуть, молодые люди.
  
  Директор поднялась со своего места, и, больше не сказав ни слова, вышла из больничного крыла. Альбус и Джеймс посмотрели друг на друга.
  
  - Если это не Хьюз, то... - начала Альбус.
  
  - Мы должны узнать, кто это, - закончил за него Джеймс.
  
  Скорпиус картинно закатил глаза и откинулся на белоснежные подушки. Только в этот момент Альбус заметил, что рука его вывернута под неестественным углом, да и всё остальное тело покрыто ссадинами и порезами. Поттер в очередной раз почувствовал себя виноватым, ведь это именно из-за него Скорпиус разбудил слизня.
  
  - И чего вам не сидится на месте? - спросил мальчик, прикрыв веки.
  
  - А это уже не твоё дело, Малфой. Это по твоей вине чудовище очнулось, - отгрызнулся Джеймс и хотел добавить что-то ещё, но Альбус его прервал.
  
  - Малфой не виноват, Джим. Он оказался в храме по той же причине, что и я... странно.
  
  - Попрошу не обсуждать меня в моём присутствии. Ты прав, Поттер, это не моё дело, и впутываться в него я не имею ни малейшего желания, - отчеканил блондин, после чего повернулся к братьям спиной, тем самым показывая, что разговор окончен.
  
  - Выскочка, - фыркнул Джеймс и тоже отвернулся.
  
  - Хватит пререкаться, молодые люди! Вам положено отдыхать, а не устраивать здесь балаган! - шикнула на студентов мадам Помфри из своего кабинета.
  
  Альбус прикрыл глаза и попытался снова уснуть, но из-за боли, которая отзывалась то тут, то там, мальчик так и не смог этого сделать. Разные мысли метались в голове, сменяя одна другую, но ни одна из них так и не стала той самой, которую Поттер искал. Мальчик отчётливо ощущал, что все они что-то упускают, но не мог понять, что именно.
  
  
  Глава одиннадцатая: и снова тайна.
  
  
  За мыслями Альбус сам не заметил, как уснул, а когда проснулся, то была уже поздняя ночь. Поворочавшись ещё с минуту, и поняв, что сон больше не идёт, младший Поттер посмотрел на Джеймса. Тот неподвижно лежал на кровати, уставившись невидящим взглядом в потолок. Таким старший брат бывало только тогда, когда думал о чём-то, что его сильно беспокоит.
  
  - Джим, - позвал Альбус, выводя второкурсника из оцепенения. Гриффиндорец вздрогнул и повернулся, а затем едва заметно улыбнулся.
  
  - Я просто думал, что если в замке находятся Авроры, то здесь должен быть и папа. В общем, я ждал, пока ты проснёшься, чтобы пойти и найти его, - зашептал старший Поттер, полностью поворачиваясь на кровати.
  
  - Но мы ведь не можем... - начал Ал, но тут же замолчал. А что он мог сказать? Они итак уже нарушили кучу школьных правил, так что им ещё терять?
  
  - Я не хочу лежать здесь и ждать, пока свершится чудо! Нужно найти папу и узнать у него всё, что они выяснили. Я уверен, что виноват Хьюз, просто не хочет сознаваться, - ответил мальчик, заметив во взгляде младшего брата замешательство. Джим был полон решимости, и это, как всегда, было заразно. Альбус кивнул.
  
  - А Эрик?
  
  - Пускай спит. Я догадываюсь, где может быть отец.
  
  Гриффиндорцы поднялись со своих постелей и тихо, как мыши, двинулись к шкафу, где была сложена вся одежда. Мантии Альбуса и Джеймса долго искать не пришлось: они выделялись на общем фоне потрепанностью и грязными пятнами. Наспех переодевшись, мальчишки выбрались из больничного крыла, а когда оказались на безопасном расстоянии от мадам Помфри, то побежали по коридору, что есть мочи.
  
  - Куда мы бежим? - задыхаясь, спросил Альбус на ходу. Джеймс ответил не сразу, так как ему пришлось набрать в грудь побольше воздуха.
  
  - К кабинету директора. Отец должен быть там.
  
  Первокурсник спорить не стал, и на то было несколько причин. Во-первых, спорить с Джеймсом было само по себе бесполезно, а во-вторых, разговаривать во время бега было крайне неудобно. Когда путь до кабинета директора был преодолён, мальчишки опёрлись о стену и попытались отдышаться. В лёгких у Альбуса жутко саднило и жгло горло, словно он впервые попробовал крепкий алкоголь. Не так часто мальчику приходилось пробегать большие расстояния за короткое время.
  
  - Тише, - задыхаясь, произнёс Джеймс. По нему было видно, что сам он чувствует себя не лучше своего брата: красные щеки, растрепанные волосы и увеличенные зрачки. Оба парня сильно вспотели, пока бежали по замку.
  
  - Мне кажется, я что-то слышал, - сбивчиво зашептал Альбус, всё ещё прислоняясь к стене. Стена была холодной и приятной, а в данный момент любое дуновение ветра приносило сплошное удовольствие.
  
  - Я тоже. Ты помнишь пароль от кабинета директора?
  
  Альбус поморщился и попытался вспомнить. В голову приходили лишь сплошные безумные словосочетания, которые едва ли походили на пароль. Мальчик обречённо помотал головой, и уже хотел было что-то сказать, но тут позади ребят послышались громкие шаги. Братья заметались по коридору в поисках укрытия, но было слишком поздно: тёмная фигура уже появилась в проёме и двигалась прямо к ним.
  
  - Альбус, Джеймс? Что вы тут делаете? - Гарри удивлённо посмотрел на сыновей, и на то, как они разом облегчённо выдохнули. - Разве вы не должны быть в больничном крыле?
  
  - Должны быть. Но мы ищем тебя, - твёрдо сказал Джеймс и вышел в свет одного из факелов. Альбус последовал его примеру, и теперь точно убедился в том, что перед ним стоит его отец. Высокий, с редкой сединой волосах и с такими же зелёными глазами, как у него самого.
  
  - Папа! - обрадованно пролепетал первокурсник, чувствуя, как по всему телу прошлись мурашки. Мальчик был рад видеть своего отца, и одновременно боялся того, что тот будет ругаться. Но Гарри выглядел скорее раздосадованным, нежели разозлённым.
  
  - А мне кажется, что они делают тоже, что и делал когда-то ты сам, Гарри, - насмешливый голос позади отца, и вот, владелица этого голоса тоже вышла в свет факела, - откровенно нарушают школьные правила.
  
  Гермиона улыбалась, хоть и старалась казаться строгой. Получалось это у неё из рук вон плохо.
  
  - Перестань, Гермиона, - рассмеялся Гарри и обнял сыновей. - Я рад, что вы в порядке.
  
  Альбус широко улыбнулся, поняв наконец, что ругаться отец не будет, да и явно не злится на то, что они вляпались в неприятности, стоило им только поступить в Хогвартс.
  
  - И зачем же вы искали нас посреди ночи, позвольте узнать? - спросила тётя, а Альбус мысленно ответил, что искали они только Гарри. Но это вовсе не значит, что они не рады были видеть Гермиону. Просто сейчас была не та ситуация. Но ведь не поворачивать назад сейчас, когда они уже проделали такой путь.
  
  - Мы хотели узнать, что случилось, - Альбус отстранился от отца и заглянул в его глаза. Точно такие же, как у него самого, только вот взгляд у Гарри был более жесткий и взрослый.
  
  - И увидеть тебя, пап, - тут же поспешно добавил Джеймс, заметив, что глава семейства обиженно засопел.
  
  Два старых друга переглянулись между собой, словно умели читать мысли, а затем кивнули. Альбус в который раз поразился тому, как ловко им удаётся понимать друг друга без слов. Так же, как и Джинни с Гарри. Иногда они даже не смотрели друг на друга, а всё равно говорили одинаково.
  
  - Вообще-то, ученикам об этом знать не следует, а нам запрещено рассказывать, - начала Гермиона, но ей не дал договорить Гарри.
  
  - Но мы решили, что раз вы всё это затеяли, то имеете право знать, что случилось на самом деле.
  
  - Когда это вы успели решить? - с подозрением поинтересовался Джеймс, но был награждён только снисходительной улыбкой отца. Альбус молчал, ожидая рассказа истории.
  
  - Когда вы оказались в больничном крыле, мы сразу же прибыли в Хогвартс. С помощью одного заклинания, знать которое вам не следует, мы сумели расширить лестницу и обезвредить монстра. Надо сказать, что нам пришлось нелегко... почти все силы были брошены только на то, чтобы обезвредить знак, вызывающий, как сказано в легенде, чудовище.
  
  Гарри прошёлся по коридору, замолчав на несколько секунд и собираясь с мыслями. Братья слушались его, не упуская ни единого слова. Гермиона же, напротив, прислонилась к стене и терпеливо ждала, когда Аврор закончит свой рассказ.
  
  - Когда всё было закончено, мы отправили три отряда, чтобы обыскать замок. Не волнуйтесь, никто из студентов даже не понял, что их обыскивают, - глава семейства хитро улыбнулся, словно знал больше, чем говорит. Впрочем, так оно и было, - но артефакт так и не нашли. Но вот что странно...
  
  - Это, пожалуй, самое странное в этой истории, - не удержавшись, добавила Гермиона.
  
  Альбус вдруг почувствовал, что и тётя, и отец, чувствуют некий азарт, расследуя дело именно в Хогвартсе. Быть может, они вспомнили и своё детство? Альбус не раз слышал истории о том, как 'золотое трио' нарушало школьные правила, чтобы раскрыть очередной секрет. Кажется, сейчас они и вовсе забыли о том, что уже не ученики.
  
  - Да, Гермиона, это точно. Самое странное то, что Филч пропал ровно три дня назад. Он просто уехал из замка. Оставил все свои вещи, только кошку забрал.
  
  Альбус и Джеймс уставились на рассказчиков, как на полных дураков, которые выдумывают истории на ходу.
  
  - Хочешь сказать, что артефакт украл Филч?! - возмущённо зашептал Джеймс. Старший брат ожидал чего угодно, но точно не того, что магический артефакт украдёт сквиб. Ведь ему этот камень, по сути, и не был нужен. И Ал разделял мнение старшего брата.
  
  - О, едва ли, - кивнула Гермиона, - скорее всего, это просто совпадение.
  
  - Хотел бы я так думать, - тихо добавил Гарри Поттер.
  
  - Значит, - тихо начал Альбус, который до этого предпочитал молчать и обдумывать полученную информацию, - если бы мы не пробрались в Храм, то об этом бы никто ничего не узнал?
  
  - Нет, здесь ты ошибаешься, - голос Гермионы вдруг стал жестким, словно она внезапно вспомнила о чём-то нехорошем. - Этот храм нашёл бы Хьюз, но вряд ли сообщил бы о пропаже артефакта. А теперь мы знаем, что кто-то его украл и собирается им воспользоваться. Я думаю, что мы быстро отследим всплеск магии такой силы. Если артефакт, конечно, вообще существует, ведь в замке его не нашли.
  
  - Может, это был Филч? Но зачем ему такой артефакт, если он не умеет колдовать?
  
  - На эти вопросы мы не можем вам ответить. Зато вы можете ответить нам. Вы умудрились вляпаться в неприятности чуть ли не с самого начала года, почему ничего не рассказали директору, или хотя бы нам? - Гарри улыбнулся, но улыбка эта исчезла также быстро, как и появилась. Теперь главный Аврор смотрел на сыновей строго.
  
  Альбус потупил взгляд.
  
  - Мы просто... - первокурсник посмотрел на старшего брата, ища у него поддержки, но тот, кажется, и сам не знал, что ответить. - Мы думали, что вы нам не поверите.
  
  Гарри и Гермиона, услышав эти слова, тихо рассмеялись.
  
  - Мистер Поттер! Даже будучи главным Аврором, вы всё равно нарушаете школьные правила! - послышался голос за спиной говорящих, и Ал безошибочно узнал в нём директора.
  
  - Ой, - пискнул Джеймс и спрятался за спиной Гарри.
  
  - Я всегда говорила, что нарушение школьных правил не приводит ни к чему хорошему, - сквозь зубы прошептала Гермиона едва слышно, но Альбус успел её услышать и едва подавил смешок.
  
  - Давно пора переписать эти правила, - также тихо ответил Гарри и поднял голову как раз в тот момент, когда директор оказалась совсем рядом с семейством.
  
  - Вы ещё и сыновьям разрешаете гулять ночью по коридору? - возмущению Минервы не было предела. Она настолько разозлилась, что очки-половинки съехали набок.
  
  - Мы сами, директор, - промямлил Альбус, стараясь не смотреть в глаза бывшего профессора трансфигурации.
  
  - Минус десять очков с Гриффиндора. Немедленно отправляйтесь в больничное крыло, пока я не передумала, и не сняла пятьдесят! - громко сообщила МакГонагалл и посмотрела на Гарри.
  
  Гермиона подмигнула мальчишкам, и те, бросив последний взгляд на отца, тут же побежали в сторону больничного крыла. Они явно не хотели проиграть школьное соревнование, хотя и без того были лишь на третьем месте. Хотя возможно, что после отнятых десяти баллов уже и на четвертом. А ещё братьям не терпелось пересказать всю историю Эрику, Фрэнку и Розе. Всё-таки они тоже имели право знать, что происходит.
  
  
  
  Эпилог.
  
  
  Разумеется, к концу недели о случившемся знал весь магический мир. Как только Авроры перестали работать в замке секретно, а сыновья Поттера перестали сдерживаться и стали отвечать на вопросы однокурсников, 'ежедневный пророк' выпустил очередную громкую статью. В ней Рита Скитер, как обычно, раскрыла все тайны в подробностях, разбавляя их наглой ложью. И всё же среди этой лжи можно было найти толику правду. Так или иначе, но вора обнаружить не удалось. Люди говорили разные вещи: одни думали, что сыновья Поттеров повышают свою репутацию, другие думали, что никакого артефакта нет, а третьи считали, что во всём виноват Филч. Впрочем, были и те, кого вся эта история больше не волновала.
  
  Среди этого некоторого количества были и Альбус с Джеймсом. Потому что братьев впереди ждало ещё одно, последнее в этом году, испытание. Матч по квиддичу против Хаффлпаффа. От него-то и зависела судьба факультета, за который волновались все. Из-за того, что Джим пропустил много тренировок, а потом был занят экзаменами, в последние несколько дней его не было видно. Но день матча наступил, и Альбусу оставалось лишь надеяться на то, что Гриффиндор одержит победу.
  
  - Готов? - спросил младший, забегая в раздевалку для игроков. Джеймс был уже переодет и сильно нервничал.
  
  - Нет, но у меня нет выбора, - усмехнулся старший, беря в руки новенькую метлу. Альбус улыбнулся и кивнул.
  
  - Гриффиндор вперёд! - жуткий вопль, казалось, был слышен на весь стадион. Ал, смеясь, поспешил занять своё место на трибуне. А в тот момент, когда он оказался рядом с Гарри, Эриком и Фрэнком, игра уже началась.
  
  - Квоффл уже на поле! - возбужденно произнёс комментатор с Хаффлпаффа, - и им завладевает охотник с Гриффиндора, Вуд!
  
  
  Тем временем, в запретном лесу можно было заметить тёмную, скрюченную фигуру. Мужчина шёл медленно, выставив вперед руку с фонарём. На голову был накинут капюшон, и единственные звуки, которые издавал незнакомец - это звуки шелеста травы под ногами.
  
  - Ты принёс его, - прошипел некто, и мужчина резко обернулся, дрожащей рукой освещая себе путь. Владельца голоса нигде не было видно.
  
  - Да... да, я принёс артефакт. Ты обещал, что дашь мне силу, - прохрипел мужчина в плаще, стараясь, чтобы его голос не дрожал.
  
  - Ты прав, я никогда не забываю своих обещаний. Авада Кедавра! - зелёная вспышка, и мужчина в плаще замертво рухнул на землю. Второй незнакомец вышел из-за большого дерева и презрительно откинул капюшон своего бывшего напарника.
  
  - Там ты точно обретёшь силу, старик. А этот артефакт тебе не понадобится, - вновь прошипел мужчина. Послышался хлопок, словно кто-то уронил банку на землю, и незнакомец, убивший Филча, исчез вместе с телом убитого.
  
  ~оОо~
  
  - Этот год был сложный и долгий, - говорила Минерва МакГонагал за праздничным ужином по поводу окончания учебного года. - Но следующий будет ещё сложнее, ведь вас ждёт множество изменений.
  
  Альбус переглянулся с друзьями. Они, как и остальные студенты, понятия не имели, о чём говорила директор. Впрочем, ребята уже привыкли к тому, что взрослые всегда говорили загадками.
  
  - Ну, а этот год я объявляю закрытым! Время сменить флаги на герб факультета-победителя!
  
  Женщина хлопнула в ладоши, и зал, словно по волшебству, обрёл синие тона. Рэйвенкло победили в соревновании факультетов.
  
  - Зато мы выиграли кубок по квиддичу, - обиженно засопел Фьюри, вяло аплодируя победителям.
  
  - И раскрыли загадку старого храма, - также вяло добавил Джеймс, даже не пытаясь сделать вид, что рад за свою сестру.
  
  _______________
  
  Я хочу сказать спасибо всем, кто читал эту историю, проходя её вместе со мной. Спасибо и всем, кто всё это время писал отзывы и указывал на некоторые недостатки работы. Я знаю, что в фанфике множество недостатков, но есть и достоинства. Недостатки я постараюсь исправить в будущем, а достоинства, напротив, раскрыть ещё больше. Надеюсь, что эта история понравилась вам также, как нравится мне.
  Следующей главой я, скорее всего, выложу ссылку на следующую часть о приключениях Альбуса.
  
  
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"