Бузинин Сергей Владимирович: другие произведения.

Одиннадцатая заповедь. Продолжение от 15.09

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 1.00*8  Ваша оценка:

  В любом микрорайоне, квартале и даже во многих дворах есть особое Место - некая точка пространства, где собираются соратники и единомышленники из числа дворовой ребятни и дружно убивают время. Иногда отголоски таких "убийств" сотрясали окрестные дворы и их жителей, но чаще все чуяли, что где-то что-то произошло, только никто не мог сказать что именно. Военгородок исключением не являлся, и такое место в нем было.
  Все Робин Гуды, Чингачгуки и прочие дворовые герои, руководствуясь то ли природным чутьем, то ли встроенным GPS-навигатором, со временем оказывались в запущенном дворе. С одной стороны территорию оберегала крепостная стена профколледжа, со второй - цитадель расселенного дома, с двух других - частокол деревьев. Чудное местечко. Профколледж не подавал признаков жизни, деревья таинственно скрипели ветками, а расселенная цитадель притягивала доведенной до аварийного состояния ветхостью. Причем этот аспект повышал её ценность в глазах искателей приключений вдвое, а то и втрое.
  А еще во дворе наличествовала голубятня, из которой сперва предприимчивая ребятня выселила одичавших голубей, а следом явились Кирпич и Клюв и, выселив предприимчивую ребятню, прочно закрепились на господствующей высоте. Не из каких-то прагматических соображений, просто местечко понравилось. А сунуться к ним без приглашения редко кто отваживался.
  Севка Клюев по прозванию Клюв был Ильей Муромцем и Алешей Поповичем в одном лице. Карина не раз замечала: стоит начать восторгаться его незлобивой силой и четким пониманием справедливости, как он - хлоп! - и включил хитрована, куда до него тому лепрекону! Впрочем, со своими - а в своих Севка числил каждого, отваживался встать против него в спарринге (выстоять могли единицы, да и отважившихся просто встать напротив было немногим больше) - не юлил. Из него мог получиться вполне надежный партнер. Если согласится.
  Его закадычный приятель Борька Лунёв, по маме с папой прирожденный инженер, а по бабушке - светлый эльф, обладал нестандартной соображалкой и невесть от кого унаследованной способностью весьма эстетично краснеть: вот только что стоял - бледнел, а тут р-р-раз - и красный, словно знамя полка. Он и прозвище "Кирпич" получил за эту свою особенность. Потому как тяжесть Борькиных кулаков и характера тянули уже не на кирпич, а на бетонную плиту. Или две.
  Помимо склонности к молодецким забавам, Кирпича и Клюва объединяла непонятная Карине любовь к прикладной химии. Непонятное, но, как всякое настоящее увлечение, вызывающая уважение. В данном конкретном случае - опасливое. Так как основную премудрость мальчишки черпали не из школьных учебников, а из распечатанного на матричном принтере манускрипта с подозрительным названием "Поваренная книга анархиста". Самоустранившись от деятельного участия в экспериментах, Карина оказывала друзьям посильную помощь: без лишних вопросов раздобывала необходимую для опытов мелочевку и даже пару раз присутствовала при рискованных испытаниях самодельных петард. Экспериментаторы, обычно никого, тем более - девчонок, не посвящавшие в свои дела, платили ей лестным доверием и, хотелось надеяться, что в её просьбе мальчишки не откажут.
  К приходу Карины увлеченные новым проектом приятели отнеслись довольно-таки равнодушно. Но выслушать не отказались и слушали не перебивая, сосредоточенно.
  - И чего нам за это будет? - демонстративно зевнул Клюв и скосил на девочку хитрющий глаз.
  - А чего вам было за то, что вы Мирона и его компанию научили жить социально? - воинственно прищурилась Карина.
  - Как это чего? - горделиво запунцевел Кирпич и расправил плечи. - Повышенный, но, к счастью, кратковременный интерес к нашим личностям со стороны детской комнаты милиции - это раз, тишина и благолепие на районе - это два, ну и... - Борька вынул из ухоронки кинжальчик с инкрустированной рукоятью и любовно протер клинок, - трофеи, опять же... А на хомячков и прочих сусликов нам категорически плевать. Мы чего тебе, Чип и Дейл, чтобы спешить на помощь, роняя тапки?
  - Не, ну если б дело тебя касалось, мы б тогда конечно, - попытался смягчить категоричность товарища Севка. - А так...ради невесть кого и невесть чего на неприятности нарываться? Ну нафиг!
  - Он мой друг, - Карина насупилась. - И я по-любому встряну, с вами или без вас.
  - У каждого свое хобби, - Борька с демонстративным безразличием пожал плечами. - Кто цветы разводит на радость, а кто лохов на бабки, кто паркуром увлекается, а кто и суицидом.
  - Сволочь ты, Лунёв, - уперев руки в боки, в сердцах выпалила Карина. - Хоть и эльф четвертушечный. Как о благородных предках в сочинении завираться, так это пожалуйста, бумага стерпит, а как самому по-человечески поступить - враз сдулся, да?
  - Слушай, Клюв, - прикусив губу, раздраженно прищурился Борька, - мне показалось или она нас на слабо берет?
  Четверть эльфа побагровел от злости, даже нос принял цвет спелой клюквы. Севка, не выказывая готовности поддержать ни одну из сторон, промямлил что-то невразумительное. Было заметно, что чувство справедливости уже вступило в борьбу с практицизмом. Воодушевленная этим наблюдением, Карина усилила нажим:
  - Да три года вы мне снились, на слабо вас брать! - она старательно скопировала интонации сварливой соседки тети Эллы. - Если у вас нет духа корпоративной солидарности, то никакими понтами его не заменишь!
  - Что за нафиг? - не без интереса осведомился Клюв.
  - Кор-по-ра-тив-на-я со-ли-дар-ность, - по слогам повторила Карина и пренебрежительно скривила губы. - Для тех, кто в танке поясняю: это штука ценнее всех ваших запасов серы, селитры и черт знает еще чего вместе взятого.
  - И в какую ж это корпорацию монстров ты нас определила по доброте душевной? - Борька смерил приятельницу откровенно- подозрительным взглядом и чуть беспомощно посмотрел на Клюва.
  - Да какие ж вы монстры? - с самым невинным видом, пожала плечами Карина. - Вы ж пока ничего круче петард не взорвали, а вот Феликс... - она выдержала интригующую паузу. - Вот если бы вы нам помогли, то у него бы потом и спросили.
  - Он чего, тоже химией балуется? - догадливо уточнил Севка.
  - Это вы балуетесь. А он - всерьез.
  Кирпич ничего не ответил, только задумчиво покраснел.
  - Я вот чего подумал, - коротко взглянув на друга, не очень уверенно забормотал Клюв, - я все равно собирался сегодня навещать старину Джека... А ему полезно иногда гулять на свободе...
  
  Безымянный старый сад с голубятней - прибежище юных химиков и неиссякаемый источник кляуз окрестных старушек во всевозможные инстанции, был райским уголком. Если сравнивать его со стадионом и прилегающим к нему парком Мира. Потому как эти места если и не являлись филиалами Ада, то достопримечательностью были весьма сомнительной. А путеводители, расписывающие красоты Города, нагло лгали.
   Обширный пустырь, беспорядочно утыканный лишаями одичавших древонасаждений, некогда именовавшихся аллеями, едва ли можно было назвать парком. Еще в меньшей степени - парком Мира.
  Первые два десятилетия своего существования тогда еще относительно культурный парк гостеприимно принимал горожан, стремящихся слиться с природой посредством употребления шашлыков и пива в условиях, максимально приближенных к естественным.
  На заре девяностых стремительно капитализирующийся градоправитель с облегчением отрекся от парка Мира и как-то очень быстро и тихо впарил отягчающую городской баланс территорию какому-то лоху. Покупатель принадлежал к тогда еще не вымершей популяции оптимистов клинических и принялся браво возводить какие-то строения на только что приобретенной землице. Что именно он строил, сейчас сказать уже не мог никто. Ныне безымянный мечтатель сгинул в одной из разборок все в те же девяностые. Его анкетные данные народная память не сохранила, а архивы мэрии - такая клоака, что там и бывалый сталкер пропадет без следа. К настоящему моменту от некогда грандиозно-монументальной стройки остались только недостроенное складское помещение да оплывшие островки каменной кладки забора по периметру пустыря. Остальное навевало единственную мысль - о бренности всего земного.
  Наследники оптимиста так и не объявились, и мэрия сделала вид, что никогда и не выпускала парк из-под своей надежной длани. Чиновники даже вписали его в перспективный план благоустройства, нумером, эдак, сотым. Или тысячным. Вписали и отчитались.
  Пока строительство затрудняло доступ к облюбованному уголку, горожане присмотрели другое место для пикников, а когда внезапно начавшаяся застройка так же внезапно закончилась, вдруг оказалось, что желающих слиться с природой, в условиях постапокалипсического ландшафта, как-то нет.
  Зато насмотревшаяся криминальных боевиков шпана, раз и навсегда закрепила парк Мира за собой - для "стрелок" и иных междусобойчиков. Благо, антураж подходящий. Иной раз "дружеские" встречи проходили почти неслышно, иной - с последующим шумным весельем, в сравнении с которым праздничные пикники выглядели, как провинциальный фестиваль бюргеров на фоне бразильского карнавала. Об исконном названии парка уже никто, кроме авторов путеводителей, и не вспоминал. Зато формулировка "за стадионом" всеми трактовалась однозначно: что-что, а драка будет. К гадалке не ходи. И не ходили: ни к гадалке, ни по парку.
  К "стрелочной" поляне Феликс подошел минут за семь до оговоренного времени и остановился у недостроенной кирпичной арки. Смеркалось. Завидев одинокого путника, арка плотоядно ощерилась выступающими из кладки обломками кирпичей и презрительно обдала Феликса облаком затхлой сырости. Оборотень покосился на полуразрушенную воротину и зябко поежился: в блекло-красных отсветах заходящего солнца потеки раствора выбивающиеся сквозь щели, казались застывшими дорожками слез. Отсчитывая оставшиеся до рандеву минуты, Бархатов постоял на границе, неуверенно подергал себя за нижнюю челюсть и с обреченным вздохом шагнул вперед. И удивленно застыл снова.
  Обстановка на поляне и впрямь напоминала неторопливый пикничок: лениво трепыхались шустрые языки небольшого костерка, нахохлившийся Фитиль навис над огнем и сосредоточенно неторопливо вращал насаженную на ветку сосиску. Барбоскин развалился с подветренной стороны костра, закинул руки за голову и, уткнувшись взглядом в закатное небо, флегматично жевал травинку. Чуть поодаль Шмыга азартно обыгрывал троих клевретов в "двадцать одно" и по сторонам не смотрел. Простояв пару минут и так и не дождавшись хоть какого-то проявления внимания, Феликс возмущенно откашлялся.
  - Вот кто-то с горочки спустился-я-я, - невыразительно протянул Федька, неохотно оторвавшись от созерцания неба. - Чё стоишь, подходи поближе.
  Барбоскин почти приветливо махнул обалдевшему оборотню рукой и вновь растянулся на земле.
  - Так мы ж тут вроде бы это, - неуверенно пробормотал Феликс, неуклюже топчась на одном месте, - драться собирались?
  - Угу, - отрешенно зевнул Федька, подавился травинкой и, возмущенно кырхая, вскочил на ноги. - Собирались и собираемся. - Барбоскин аккуратно выудил злосчастную растительность из глотки, отбросил в сторону и, брезгливо отерев пальцы о брюки, недоуменно покосился на Феликса.
   - Куда торопишься? Щас Батоныч подойдет, и начнем, помолясь...
  - А чего ждать-то? - Феликс непонимающе уставился на непривычно мирного Барбоскина. - Ты здесь, я - тоже здесь, так на фига козе баян, то бишь Батоныч?
  - Хе! - ехидно оскалился Федька и, призывая клевретов полюбоваться на олуха, призывно хлопнул в ладоши. - Ты, блохастый че-то не догоняешь. - Барбаросса окинул оборотня насмешливым взглядом и презрительно сплюнул на землю. - Один на один - это рыцарский турнир получается. А мы сюда не развлекаться, мы сюда тебя наказывать пришли. Осознал?
  Барбоскин повернулся к Феликсу спиной и начал вполголоса отдавать распоряжения клевретам, и от его деловитой целеустремленности Бархатову стало страшно как никогда. Даже давешний нож так не пугал. Дабы избавиться от ощущения собственной никчемности и подавить панику, Бархатов сунул руки в карманы и с независимо-вызывающим выражением на лице, уселся на кучу щебня на краю поляны. Какого-либо проявления благородства со стороны Барбоскина он не ждал и к встрече с превосходящими силами противника подготовился заранее. Изготовленные в школьной химлаборатории сюрпризы нетерпеливо тыкались в кулаки и рвались на оперативный простор. Следующая четверть часа прошла в томительно-нейтральном ожидании. Наконец примчался Батоныч и, сунув в руки Барбоскина какой-то сверток, принялся запыхано оправдываться. Не слушая клеврета, Федька одобрительно похлопал приятеля по плечу и, злорадно ухмыляясь, ткнул пальцем в центр поляны. Здесь, мол, вставай. Наблюдая за непонятными перемещениями в стане противника, Бархатов пренебрежительно цыкнул сквозь зубы, шагнул к отмеченной точке и тут же застыл на месте: Шмыга, Батоныч и унылый толстячок по прозвищу Снусмумрик деловито растягивали рыболовецкую сеть.
  - За-а-ахадите к нам на огонёк... - Федька окинул изготовившихся к драке клевретов удовлетворенным взглядом и небрежено подманил Феликса пальцем. - Вали сюда, блохастый! Для икзе... ыгзи... екзекуции, для, блин, наказания всё готово!
  - Мря, - Бархатов презрительно оттопырил нижнюю губу и, выбирая первую цель, окинул поле боя оценивающим взглядом.
  - Вот щаз и позырим, выросла ли у меня наказывалка или нет, - угрюмо ощерился Федька, кровожадно щелкая костяшками пальцев. - Шмыга, Снусмумрик, Батоныч! Ату блохастого!
  Указанная троица растянула сеть в длину и, пытаясь обойти оборотня справа, осторожно направилась к Феликсу. Фитиль и коренастый тип с отмороженным взглядом и нестираемой ухмылкой по кличке Снорки, двинулись слева. Барбоскин скрестил руки на груди и с видом Наполеона, взирающего на переправу Великой Армии через Неман, замер напротив Феликса.
  Бархатов плавно соскользнул с импровизированной сидушки и замер в классической стойке ганфайтера: ноги присогнуты согнуты в коленях, корпус тела чуть наклонен вперед, правая рука выжидательно застыла у бедра.
  - Атас! - вдруг истошно завопил Шмыга и, отвлекая внимание Феликса от Батоныча и Снусмумрика, резво скакнул вперед и в сторону.
  На такие фокусы Феликс не ловился лет с десяти. В общем, с тех пор как двое пятиклассников накидали ему фофанов и отобрали полкило конфет, и не ловился. Так что Шмыге следовало чего-нибудь оригинальное придумать.
  Не ограничившись криком, проныра припустил наутек, тут же его примеру последовали и остальные. Бархатов скосил глаза в противоположную сторону... и в следующее мгновение очутился на нижней ветке березы, стоящей в двух шагах от Барбоскина. Как он тут оказался и почему именно тут, Бархатов объяснить себе не мог. Видимо, кошачьи инстинкты занесли его на единственное на месте стрелки дерево.
  Облегченно переводя дух, Феликс попытался утереть пот, и только скользнув лапой по покрытой шерстью голове, осознал, что на дерево он влетел не просто так, а в кошачьем обличии. Хотя ни одного пенька в окрестностях не наблюдалось, да и произнести формулу оборота он так и не удосужился.
  Вцепившись всеми когтями в опасно потрескивающую ветвь, Бархатов вытянул шею насколько мог и попытался рассмотреть напугавшее его и компанию Бархатова явление. Каких-то особых чудес, если не считать распластавшегося на земле Барбоскина и здоровенного клубка грязно-светящейся шерсти, застывшего над ним, внизу не наблюдалось. Разглядывая странную картину, Феликс удивленно мявкнул. Клубок шерсти раздраженно рыкнул.
  Бархатов всмотрелся получше и с удивленным испугом констатировал, что у клубка имеется широченная пасть с кучей острых даже на вид зубов, полыхающие бешеным огнём глазищи и мощные лапы с жуткими когтями. И вообще, невиданное создание весьма и весьма напоминает собаку. Только очень большую, очень грязную и очень злую. А еще шерсть у нее светится. Почему-то.
  Странный пес потыкал скулящего Барбоскина лапой, оценил расстояние от земли до прилипшего к березовой ветке Феликса и довольно рявкнул. Бархатов и Барбоскин дружно икнули. Зверюга отошла от Федьки на пару шагов и, раздумывая кем же ей заняться в первую очередь - котом или человеком - плюхнулась на хвост и застыла на месте. Только светящейся мордой вертела по сторонам: на Барбоскина - на Феликса, на Барбоскина - на Феликса, потом на луну и по-новой. На Барбоскина - на Феликса...
  Прикинув, что его и непонятную тварь разделяют как минимум два метра, Феликс немного успокоился и принялся озирать окрестности, вдруг какая лазейка да сыщется. Повертев пяток минут башкой по сторонам, приемлемых путей к отступлению Феликс не обнаружил, за то вдоволь налюбовался на удрученное барбоскино воинство. Благо, все пятеро угнездились на гребне к кирпичной ограды в десятке метров отсюда. Разглядывая ужасную тварь с безопасного расстояния, клевреты тряслись и сиротливо жались друг к другу, но никуда не уходили. Почему-то. Подробностей их бегства Феликс не видел, но, судя по внешнему виду, Фитиль и Снусмумрик умудрились искупаться в какой-то луже, Батоныч взял на таран фрагмент стены (свежая груда битых кирпичей и фиолетовая шишка на лбу подростка явно о том свидетельствовали), а Шмыга попытался превратиться в птицу и упорхнуть. Вряд ли у Шмыги имелась хоть капля крови оборотней, но любой филин, увидев у человека такие идеально круглые огромные глаза, сам себя ощипал бы от зависти.
  Пока Феликс изучал окружающую обстановку, а дикий пес, мечтая достать вкусную кошечку, пускал слюни, Барбоскин попытался скрыться и даже умудрился сместиться на пару метров влево. Заметив, что законная добыча стремиться улизнуть, злой собак нервно дернул ушами и разразился возмущенным лаем. Видя, что ретирада провалилась, Федька горестно застонал и пополз обратно, а Феликс, восседая на недоступной для собаки высоте, мявкнул что-то ехидно-насмешливое. За что и поплатился.
  Услышав нахальный мяв, дикая тварь недовольно скривила пасть и попыталась с разбега взобраться на дерево. Доскочила до средины ствола и гулко плюхнулась наземь. Феликс торжествующе промявкал нечто победное и, глядя на псяку сверху вниз, покрутил когтем у виска. Похоже, жест был зверюге знаком: разъяренная собака раздраженно рявкнула на не вовремя дернувшегося Барбоскина, словно бык на корриде загребла пыль лапами, разбежалась и всей тушей врезалась в дерево. От удара березка закачалась словно маятник. Едва не слетев на землю, Феликс вцепился в ветку всеми когтями и, словно какой-нибудь экзотический лемур, повис спиной вниз. Псина подпрыгнула, клацнула зубами в опасной близости от кошачьей шкуры и вновь отвлеклась на Федьку. Воспользовавшись тем, что Зверюга беснуется внизу и на него внимания не обращает, Феликс взобрался на ветку и лихорадочно принялся подбирать варианты спасения. Вскользь пожалев, что летучих котов не существует, Бархатов глянул на плотоядно рычащую зверюгу и побелевшего от страха Барбоскина, и решение проблемы пришло само собой. Начиненный перцем взрывпакет одинаково неприятен как людям, так и собакам, а использовать свои сюрпризы по назначению он так и не успел. Если достать самодельную бомбочку и швырнуть ее вниз, то от грохота взрыва и перцового облака резко поплохеет и Барбоскину, и барбоске. А под шумок и можно будет и смыться... Единственная проблема - заряды находятся в карманах штанов, а штаны трансформировались в шерсть, незадача однако... Значит... нужна обратная трансформация. Пенька, правда, не видать, ну да ладно - получилось в одну сторону без подручных средств обернуться, выйдет и в другую. Феликс нервно вцепился в обиженную скрипнувшую ветвь, изо всех сил зажмурил глаза и принялся бормотать формулу переноса. Как всегда в таких случаях опять всплыл образ Замятиной, как всегда что-то щелкнуло и... Хлипкая ветка, с трудом удерживавшая кота-переростка, ощутив на себе тяжесть трансформировавшегося подростка, облегченно хрупнула и сломалась. Не успев осознать, что же произошло, Феликс шмякнулся вниз. Прямо на спину Зверюге. Ну почти. На хвост. Несчастная псина подпрыгнула на четырех лапах, выпучила глаза и рванула куда-то в сторону. Поджав изрядно помятый хвост, скуля и подвывая одновременно.
  Проводив удаляющуюся тварь удивленно-обрадованным взглядом, Феликс обессилено привалился к березе и почти равнодушно посмотрел на Барбоскина. Шевелиться не хотелось, говорить - тоже, думать - тем более. В голове, словно знамя на ветру, горделиво трепыхалась мысль: "По-лу-чи-лось!" Для формулирования, что именно получилось сил не осталось абсолютно. Услышав серию гулких монотонных шлепков откуда-то сбоку, Феликс лениво скосил глаза и устало зевнул: Барбоскин молча, сосредоточенно, не глядя ни на Феликса, ни на клевретов и вообще не озираясь, отряхивал пыль с коленок, и выражение лица у него было самое обыкновенное, равнодушно-презрительное.
   Закончив отряхиваться, Барбоскин, неторопливо поднял голову и обвел тяжелым взглядом окрестности полянки, художественно преображенные живыми статуями клевретов.
  - Слазьте уже, - то ли ставя точку в приказе, то ли прозрачно намекая на санкции готовность полной мерой воздать свите за трусость, Федька выразительно шмякнул кулаком о раскрытую ладонь.
  Дождавшись, пока последний сподвижник покинет временное укрытие, Барбоскин вперил требовательный взор в Феликса:
  - Ну ты это, того...
  - Чего тебе? Драться? - расслабленно зевнул Бархатов, нехотя приоткрывая один глаз. - Ща полежу еще минут пяток и пойдём... Покури пока, а?
  - Все бы тебе драться, - пренебрежительно фыркнул Барбоскин, покачиваясь с на пятку и обратно, - только о развлекухе и думаешь. Прям, как маленький... Ты это... ты ж щаз меня спас, получается?
  - Мря... - невыразительно буркнул Феликс, скромно решив умолчать о том, что о спасении Федьки не задумался ни на минутку.
  - Чего "сам решай"? - неуверенно протянул Федька, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. - По всему выходит, что ты мне от твари спас и я тебе, вроде как обязан...
  - Мря...- небрежно отмахнулся Феликс и, недовольно кряхтя, поднялся на ноги.
  - Это ты без пончиков столовских перебьешься! - грозно нахохлился Барбоскин, но тут же сбавил тон. - Я вот че подумал: ты, бло... Бархатов, мне по жизни больше не должен, ходи спокойно, тебя никто не тронет...
   - Это, типа, вместо спасибо? - ехидно усмехнулся Феликс и вновь плюхнулся на землю.
   - Это, типа, ты нашей защитой теперь пользуешься. За бесплатно, усек? - угрюмо буркнул Барбоскин, наблюдая за толкущимися в отдалении клевретами. - Заслужил!
  - Благодарствую, барин! - ехидно скривился оборотень. - Кланяться не обязательно?
  Предчувствие скорого избиения оказалось не таким тошнотворным, как необходимость принимать милость от этого гоблина с понтами... да еще за подвиг, к которому он, Феликс, не имел ни малейшего отношения.
  - Только не зарывайся, понЯл? - предостерегающе протянул Барбоскин и добавил почти что нормальным - человеческим - тоном: - А бить тебя больше никто не будет.
  Помолчал и неуверенно выдохнул риторический вопрос:
  - И все-таки - че это была за хрень?
  А я знаю? - неуверенно пожал плечами Феликс и настороженно покосился куда-то в темноту. - Хрень. Зубастая. Одна штука. А чего еще - не по курсу...
  Феликсу казалось, что последние десять минут его спину щекочет чей-то внимательный взгляд. Оборотень внимательно посмотрел по сторонам и разочарованно покачал головой: нервы... это все от нервов.
  Бархатов не ошибался - за ним действительно наблюдали: давно и внимательно. Непосредственно с крыши ближайшей девятиэтажки. В четырехкратный охотничий бинокль.
  - Во, блин, Клюв Джека разукрасил! - восхищенно присвистнула Карина, протягивая бинокль Борьке. - Собака Баскервилей от зависти сдохнет! Ни почем не догадаешься, что под личиной этой страхолюдину скрывается добрейшее создание...
  - Вот что я тебе скажу, птица, - удрученно пробормотал моментально порозовевший Кирпич, отодвинув бинокль от глаз. - Это не фига ни Джек... Борька с псякой во-о-она где идут, - Севка ткнул пальцем в параллельный парку проулок, - а там в парке колобродит, это я не по курсу...
  - И че это тогда за хрень? - прикипая к биноклю, нервно икнула Карина. Ситуация пошла в разнос, планов по выправлению её не было и не предвиделось и не оставалось ничего, кроме как наблюдать.
  - А он, крутой, твой Феликс, да-а-а...- уважительно протянул Клюв, наблюдая за удирающей из парка расцвеченной тварью.
  - Крут, - согласилась Карина, облегченно утирая нервный пот.
  Приятели вновь посмотрели на укутанный сумерками парк, синхронно качнули головами и протянули в унисон:
  И все таки, чеж это за хрень была, а?
  
  
  
  Бу-у-у-ум!!!! Приветствуя новичка, акустическая система ночного клуба ударила по ушам и нервной системе посетителя, словно артустановка из засады: громко и неожиданно. И с почти стопроцентным накрытием противника. Не останавливаясь на достигнутом, аудиоколонки прошлись по залу пулеметной очередью из серии гитарных запилов. Вроде бы удачно. В какой-то момент Максиму показалось, что теней, дергающихся на танцполе, стало ощутимо меньше. Да нет, точно - показалось. И вообще, пора завязывать с отвязными компьютерными шутерами, а то всякий бред мерещиться начинает. Сбрасывая наваждение, Максим отрешенно тряхнул головой и неторопливо направился к барной стойке.
  Колонки и тут гремели на полную. Композиции подбирались так, что ударные намертво глушили все остальные инструменты. Если те вообще участвовали в создании музыки. Впрочем, Максиму с его воистину медвежьим слухом, это было глубоко безразлично. Вот девчонка, уже пятый танец оказывающаяся в кругу рядом с ним, - совсем другое дело. Клёвая телка! Высокая, фигуристая и в тоже время гибкая, словно кошка. А как движется!
  Максим выпал из танцующего круга, обессилено привалился к барной стойке, не глядя, ткнул пальцем в меню напитков и вновь прикипел вожделеющим взглядом к танцующей красотке. Что и говорить - девчонка - высший класс! И вроде бы к нему клеится... Иначе чего всё время рядом трется? Максим очередной раз наткнулся взглядом на аппетитные полукружия, соблазнительно выглядывающие из более чем смелого декольте, сглотнул слюну и решительно направился к красотке. Отошьет или нет, сейчас посмотрим. Если нет - продолжение может получиться веселым!
  - Эй, козел! - отрывисто, словно плевок, прозвучал чей-то хриплый голос справа. - Ты чего к моей девушке лезешь?
  Не соизволив обернуться на окрик, Максим неохотно покосился на нахала через плечо и, разглядывая накачанного парнишку и его не менее накачанного приятеля, досадливо цыкнул сквозь зубы. Смотрятся они и вправду - внушительно... как куча мяса. Начистить им рожу - пара пустяков, но тогда, блин, из клуба выпрут и прости-прощай прекрасный вечер... Проще надо быть! Макс обхватил левой рукой талию девушки, а трансформированной правой помахал перед лицом смельчака. При виде медвежьих когтей мальчики испарились, словно вода в пустыне.
  - Вау! - девчонка, словно пытаясь обернуться мужской рукой на манер простыни, крутнулась юлой, на мгновение прижалась к груди Макса и тут же раскрутилась обратно. - А ты у нас медведь! Респект! - глядя в глаза, как в душу, красотка дразняще провела кончиком языка по краям губ и вызывающе подмигнула обалдевшему парню, - у меня пока еще не было оборотней! Если не понял, "пока" - ключевое слово!
  - Ну, значит, надо сказку былью! - белозубо блеснул улыбкой максим и, понимая, что все складывается как нельзя лучше, с презрительным интересом качнул головой вслед исчезнувшему нахалу. - Он правда твой парень?
   - Куда рванем? - проигнорировав вопрос, деловито поинтересовалась красотка и по-хозяйски отхлебнула из бокала Максима. - К тебе, ко мне?
  - Небесный дворец богини куда привлекательнее медвежьей берлоги! - веско обронил Максим, небрежно кидая купюры бармену.
  - А ты еще и поэт!.. - удивленно хихикнула девчонка. - Медведь-поэт! Пошли ко мне, ценитель прекрасного, здесь рядом! Дворами так вообще пять минут...
  Они протолкались к выходу и нырнули в прохладную ночь. Девчонка прильнула к Максиму, умудряясь при этом направлять его движение. Из клуба - в подворотню, из нее - в другую.
  - А ты не боишься? - остановившись в третьей (или четвертой?) по счету подворотне, девчонка испытующе заглянула Максиму в глаза.
  - Чего?
  - Ну... - еле слышно ухмыльнулась девчонка, пряча насмешливый взгляд на груди парня. - Вдруг я - приманка, заманивающая наивных простаков в лапы к бандитам? Чтобы грабили...
  - А что? - самодовольно усмехнулся Максим, - у тебя на примете есть самоубийцы, есть желающие ограбить медведя? Добро пожаловать! - парень скорчил "жуткую рожу" и зарычал.
  - Мой ласковый и страшный зверь, - коротко хохотнула девчонка почему-то с нотками жалости. - Смелый и безрассудный... А жаль...
  Она развернулась, погладила щеку парня, взъерошила волосы. Встав на цыпочки, потянулась губами... На оборотня внезапно нахлынуло острое ощущение опасности, и тут же скорее ощутил, чем услышал легкий хлопок возле лица . Трансформироваться Максим не успел...
  
  
  Вечерний сумрак атаковал город словно опытный агрессор: стремительно и неотвратимо. Сгустки мрака скапливались в колодцах дворов и подворотнях, чтобы мгновением позже заполнить обезлюдевшие улицы и контролировать их до утра. Продолжая последовательное наступление не город, тьма вломилась в один из переулков. Наткнувшись на два столба электрического света, бьющих их фар патрульного милицейского автомобиля сумрак недовольно прянул в сторону, шугнул запоздалого прохожего замысловатой тенью и беспрепятственно пополз дальше. Город пал под натиском ночи, и милицейская машина тьме не помеха.
  Патрульный автомобиль обдал сумрак в глубине двора подозрительным блеском фар, удовлетворенно фыркнул выхлопной трубой и, пристально осматривая затопленные тьмой тротуары, неторопливо покатился по улице. Заметив одинокую фигуру, подпирающую светофор на перекрестке, автомобильчик скрипнул тормозами и, впуская нового постояльца в салон, приветливо скрежетнул отрывающейся дверцей.
  - Здоровеньки булы, громодяне! - заползая на заднее сиденье, новый пассажир приподнял фуражку за козырек. - Вот и я, цветов не надо.
  - Флору за ненадобностью не держим, - в тон ему буркнул старшина и, проверяя что-то у себя под ногами, заворочался на переднем сиденье. - Только спирт. - Удовлетворившись осмотром, старшина повернулся к пассажиру и, подкручивая седой ус, настороженно потянул сизым, картофелеобразным носом, - а у тебя, Валерьич, я чую, сало есть?..
  - Есть, есть, - по-прежнему добродушно отмахнулся Валерьич, пытаясь стянуть с себя кожаную тужурку с лейтенантскими погонами. - Тормозок в полной комплектации: и картопля есть, и цибуля, и сало з часником... Горилки тильки нема, а так все есть... - скрючившись в неимоверной позе, лейтенант все же сдернул с себя тужурку и резким жестом забросил ее за спину.
  - Уй-ё-ё-ё!!! - внезапно завопил он, баюкая ушибленный локоть. - Що за бовдур бронежилетку як шторку вишае?!! Повбывав бы всих...
  - Спокойствие, только спокойствие, - чувствуя, что давешнее добродушие лейтенанта исчезло, словно бесхозные пельмени из студенческой кухни, примиряющее пробормотал молоденький сержант, сосед Валерьича по сиденью. - Вот глотните, товарищ лейтенант, и все пройдет...
  - Это чего это ты мне сунешь? - настороженно пробормотал лейтенант, с опаской глядя на протянутую сержантом флажку.
  - Настойка, целебная, дедушкина, - пожал плечами сержант и озорно тряхнул пшеничного цвета чубом, - вы пейте, товарищ участковый, пейте. Не сомневайтесь.
  - Ты б еще чудодейственный бальзам, изготовленный твоей матушкой предложил, - сварливо проворчал лейтенант, прикладываясь к фляге. - Но все равно - спасибо.
  - Та-а-а-к, - прокряхтел старшина, окидывая салон машины небрежным взглядом. - Экипаж патруля в полном составе, участковый на усиление тоже на месте, так что, Нарваг, - милиционер по-дружески хлопнул орка-водителя по обтянутому форменной рубашкой плечу, - поехали. Сначала - прямо, потом - налево, потом в сквер. У меня по плану до ужина провести одно задержание. А лучше два. Квартальная премия выше будет.
  - Два задержания, ага... - неуверенно буркнул сержант, выпуская струю табачного дыма в приоткрытое окно, - до конца смены одно бы провести и то хлеб. В такую погоду все нарушители общественного порядка сидят дома, благовоспитанных изображают.
  - Сегодня пятница, олух, - поучительно буркнул старшина, постукивая мундштуком папиросы о запястье левой руки, - чуешь - тяп-ни-ца...А значит, либо из кабака какого, либо из квартиры, но вызов однозначно будет. И не один... - старшина сунул заломленную папиросу в зубы и алчно потер ладони, - и чем больше их будет, тем выше премия...
  - А чого ты, Дим Димыч, за хулиганьски гроши мриешь? (укр. мечтаешь) - апатично зевнул участковый, - мрий за бандытив на джыпы з ориентування, зараз зловымо, так грошэй будэ - в мишку не пронэсэшь.
  - Мечта, как приказ, - старшина назидательно ткнул пальцем вверх, - должна быть осуществима, иначе это дурь, а не мечта... А тех бандитов вся управа ловит, вот и пущай... А мне и мелкого хулиганья достаточно...
  Старшина кинул косой взгляд на пятачок возле сквера и вдруг резко ткнул водителя локтем в бок:
  - Гаси фары, глуши пихло! Тихо всем, похоже - накаркали, благодетели...
  Все пассажиры патрульной машины, пытаясь высмотреть, что же так восхитило старшину, дружно прилипли к стеклам. Долго искать не пришлось: на противоположной стороне улицы скалообразно возвышалась громада черного "Лендровера", возле которого кучковались три бритоголовых качка в потертых кожанках. Причем качки, в свою очередь, пытались кого-то высмотреть в вечернем сумраке. Экипаж патрульной машины притих настолько, что стал слышен стук каблучков по асфальту, а минутой покосившийся уличный фонарь подслеповато осветил одинокую девичью фигурку. Завидев прохожую, качки дружно бросились к девице, как-то очень лихо накинули ей на голову мешок, подхватили на руки и потащили к "Лендроверу".
  - Чего сидите, олухи! - рявкнул старшина, выпрыгивая на улицу, - это те самые - хитники из ориентировки! Берем их!
  - Анустоятьбоятьсямордойвнизрукизаголову! - сержант в два прыжка подлетел к качкам и направил на них ствол автомата. - Падай, нах, кому сказал?!
  - Не ворушитися громадяни бандити, а то вмить башку прострелю, - флегматично буркнул участковый, внушительно щелкая затворной рамой пистолета, - пидставляйте руки, будьмо браслети одягати. Ну шо, Мыкола, - лейтенант повернулся к старшине, - збулася мрия идиёта? Ми крутимо диркы пид ордена, а ты пидставляешь кишэни пид гроши?
  - Там видно будет, кому чего и куда, - плотоядно оскалился старшина, запихивая очередного качка в "обезьянник" патрульной машины, - сейчас сдадим субчиков в управу и посмотрим. Но, сдается мне, никто не уйдет обиженным.
  
  Оксану душили слезы. Девушка уныло брела по темной улице, не замечая ни проносящихся мимо машины, ни редких прохожих, ни накрапывающего дождя...
  Всё кончилось, совсем всё! Осталась только жизнь, если можно назвать жизнью унылое, беспросветное одинокое существование... А ведь еще утром она была счастливейшим в мире человеком... Да что утром, какой-то час назад... Вплоть до злосчастного объяснения. Ну как же прискорбно осознавать, что союз, который значит для тебя больше чем что-либо на свете, в Его глазах всего лишь мезальянс...
  Словечко-то какое откопал - мезальянс! Почти как в песне: он был банкир, она была с завода! Перед глазами всплыла Его чуть виноватая (совсем чуть-чуть!) улыбка и режущие душу слова. Умные, правильные, но до чего ж противные... Слова о невозможности их совместного существования... Надо же - существования, а она-то думала - жизни...
  Обида и боль потери захлестнули с новой силой. Ну конечно, дочка слесаря ему не пара! Он же элита! Золотая молодежь! Сын лучших людей города! Можно подумать, она не знает, кем были его родители двадцать лет назад!
  А папа ведь предупреждал! И мама говорила... Только почему-то я их тогда не слышала... Почему?
  Почему... Ну почему они не могут быть вместе? Только из-за того, что она дочь слесаря и в ее гардеробе нет гламурных нарядов, как у расфуфыренных куриц в ночных клубах? А все ее украшения сделаны руками отца? Да - кольца, браслеты и серьги недорогие, но зато куда красивее той безвкусицы, что лежит в магазинах!
  Совершенно неожиданно и почти беззвучно моросящую прохладу ночного воздуха вдруг разрезала большая, пахнущая теплом и отработанным бензином, тень. Девушка безучастно скосила глаза влево и горестно всхлипнула: перед глазами проплыл знак "Дфарф Моторс" - два скрещенных серебряных топора, прикрепленных к капоту большой машины. Он тоже мечтал о порождении гномов... Гораздо сильнее и чаще, чем она - о свадьбе...
  Оксана всхлипнула. Словно услышав ее плач, машина раздосадовано фыркнула двигателем и остановилась.
  - Девушка! - из окна остановившейся машины выглянул молодой, точнее, молодящийся мужчина. - Вас подвезти? Гулять в такую погоду, идея, мягко говоря, неумная!
  Не в силах оторвать набухший слезами взгляд от луж на асфальте, Оксана отрицательно мотнула головой:
  - Спасибо, мне недалеко.
  - Садитесь, садитесь! - водитель приветливо распахнул дверцу. - Сейчас польет всерьез, а у вас даже плаща нет. Да не бойтесь! Вы, конечно, редкая красавица, но я, - мужчина окинул себя скептическим взглядом и сокрушенно вздохнул, - уже в не опасном для девушек возрасте.
  Оксана грустно улыбнулась водителю и побрела дальше. Машина тронулась с места и неторопливо, выдерживая скорость шага девушки, беззвучно двигалась параллельно.
  Похоже, её состояние не осталось незамеченным. Проехав чуть вперед, автомобиль остановился, мужчина вышел из машины и, подойдя к Оксане, накинул на её плечи плащ.
  - Нельзя так к себе относиться, - осторожно приобняв девушку за плечи, он уверенно направил ее движение к машине. - Кто бы он ни был, он недостоин ни единой вашей слезинки. Не стоит так убиваться! Поверьте, свою половинку вы еще встретите!
  Оксана снова всхлипнула.
  - А откуда вы знаете про Него?
  -Так написано же все, - пожал плечами мужчина, останавливаясь перед открытой дверцей, - во-о-от такими буквами. У вас на лице, - заметив нерешительность, замеревшей перед машиной девушки, он улыбнулся - мягко-мягко, почти по-домашнему:
  - Садитесь, садитесь! Не съем я вас, честное слово!
  Сил сопротивляться не было. Где-то на окраине сознания мелькнула мысль, что не все же на свете сволочи и все опасения зряшные, не может же быть все плохо и сразу... Девушка в очередной раз вздохнула и юркнула в теплый, пахнувший дорогой кожей салон автомобиля.
  Мужчина захлопнул дверцу, обошел капот, устроился за рулем.
  - Куда едем? - водитель озорно подмигнул Оксане. - На Край Света или чуть дальше?
  - На Безымянку...
  - Значит дальше... - невозмутимо констатировал водитель, поворачивая ключ зажигания.
  В салоне было тепло и уютно... Оксана махнула рукой на все свои сомнения, попыталась вновь погрузиться в невеселые размышления, но обнаружила, что события сегодняшнего дня как-то отдалились, словно тонкий металл кузова отрезал неприятные переживания...
  - Скажите, - девушка повернулась к водителю, - а...
  Легкий хлопок возле лица... Странный запах... И темнота...
  
   - Ну что, герой! - радостно проорал Витиш, ворвавшись в кабинет и размахивая сдобно пахнущим пакетом, словно шашкой, - тебя, говорят, поздравить можно?!
  - Поздравить? - Мишка задумчиво почесал переносицу погрызаной шариковой ручкой и демонстративно прочистил пальцем ухо. - Поздравить - можно, только на два тона тише. - Канашенков закончил ковыряться в ухе и вопросительно взглянул на Игоря, - а с чем поздравить-то?
  - Как с чем? - опешено моргнул Витиш, - с поимкой киднепперов, с чем же еще? Дежурный по УВД, весь из себя в воинственном азарте, мне полчаса по телефону военных песен пел: рассказывал, какие молодцы пэпээсники и как здорово они за нас мышей ловят.
  - Не рискну оспаривать первенство ППС в сфере ловли грызунов, - невыносимо равнодушным тоном пробурчал Мишка, глядя куда-то сквозь Витиша, - статистикой показателей отлова я прежде как-то не интересовался. Допускаю, что на данном поприще они переплюнули всех окрестных котов и даже СЭС. Одного только не понимаю: с каких пор в служебно-должностные обязанности следователя входит розыск и задержание склизкохвостых четырехлапых вредителей?
  Мишка скорчил нарочито-недоумевающую физиономию и уперся в Витиша до одури наивным взглядом:
  - А если дежурный по поводу поимки разбойников, киднепперов и прочих злыдней шпильку следствию норовил сунуть, то тут он не прав сугубо и трегубо: псы *(сленговое название ППС) правонарушителей ловят исправно, но почему-то в основном мелких. Не крупнее кухонных боксеров.
  - Но они же сегодня кого-то поймали? - понимая, что это ж-ж-ж неспроста, удрученно пробурчал Витиш и чуть виновато шмыгнул носом. Но как-то не убедительно.
  - В том то и дело, что "кого-то", - сварливо пробурчал Мишка, бесцеремонно вынимая вкусно пахнущий пакет из рук Витиша, - и среди этих "кого-то", - Канашенков достал из шуршащего полиэтилена ватрушку и предвкушающе облизнул губы, - интересующие следствие лица не выявлены.
  - А кто выявлен?
  - Сын начальника ГАИ выявлен, - монотонно забубнил Мишка, демонстративно загибая пальцы на руке, - сын Петрякова, того, что учредитель ПромоБанка, выявлен, - следователь загнул третий палец и тяжело вздохнул, - президента спортивного комитета помнишь? - пресекая попытку Витиша стянуть одну из ватрушек, Мишка шлепнул по руке похитителя и, убрав пакет в стол, снизошел до пояснений:
  - Имей совесть, мне еще всю СОГ кормить, - не дожидаясь ответа Витиша Канашенков моментально сменил тему и продолжил перечень задержанных:
  - Вот того Антонова сын тоже выявлен. А водителем у них был сынок Самарцевой - главврача из нашего ведомственного госпиталя... так что как теперь бедные псы будут очередную ВВК проходить, учитывая, что им еще и за синяки отписываться, я даже не знаю...
  - Сильно помяли? - заинтересованно вскинул бровь Витиш и неуловимым взгляду движением, вырвал порядком обкусанную ватрушку из Мишкиных рук.
  - Веришь - нет, - пренебрежительно хмыкнул Мишка и вынул из пакета новую булочку, - сверх положенного - пальцем не тронули. Покуда задержанных в управу везли, парнишки усиленно стучались в дверь "обезьянника". Как выяснилось по приезде - исключительно лбами...
  - Не-за-да-ча.... - разочарованно выдохнул Витиш и сокрушенно махнул рукой. - Но девчонку они же схитить пытались? Пытались! А на фига? Кстати, а кто такая?
  - Ви таки будете иметь бледный вид, - чуть истерично хохотнул Мишка, - но фамилия девочки - Филонова, и никак иначе.
  - Вот только дочки мэра нам для полного счастья и не хватало, - стремительно бледнея, огорошено охнул Витиш. - И какого, я извиняюсь, хрена ей приспичило ночью по улицам шляться? Одной и без охраны?
  - У её высочества на следующей неделе знаменательное событие, - невозмутимо чавкнул Мишка, дожевывая остатки ватрушки, - оне за Старцева из РосДиаманта замуж выходят.
  - Тем более, какого хрена?! - возмущенно задохнулся Витиш, всплескивая руками.
  - А репетировали детишки, - флегматично пожал плечами Мишка, без всякой на то нужды перекладывая исписанные бланки с места на место. - Антонов с Самарцевым закадычные приятели Старцева, да и с госпожой Филоновой сызмальства дружбу водят. А в сквере они похищение невесты в духе "кавказской пленницы" репетировали. Свадьба, понимаешь и не абы какая, а тематическая... Детки только-только в роль вошли, а тут милиция со злыми рожами и жуткими автоматами... Родителям задержанных я еще не звонил, так что десять минут, чтобы смыться у тебя есть. Дежурный по УВД, кстати, у медиков больничный себе уже выклянчил.
  - Когда ни помирать, все равно день терять, - обреченно махнул рукой Игорь и устало плюхнулся на диван.- Кроме как в свой кабинет мне бежать некуда...
  - Дома, я так понимаю, засада? - понимающе-сочувственно хмыкнул Мишка. - По какому поводу на этот раз?
  - Эсфирь Соломоновна денег попросила.
  - Мало дал? - подозрительно прищурился Мишка.
  - Все, - Витиш с печальным вздохом показал выпотрошенный бумажник и демонстративно вывернул пустые карманы. - До последней копейки.
  - И чего тогда? - непонимающе нахмурился Мишка.
  - Моя супруга - дщерь богоизбранного народа, а евреев даже лепреконы стороной обходят, - принялся объяснять Игорь, флегматично дожевывая ватрушку. - Таки Эсфирь читает себе газет и не имеет причин верить, что даже такой шлемазл как я, не имеет себе гешефтов с такой прибыльной службы. Дальнейшая логика проста и незатейлива: есть служба - есть гешефты, есть гешефты - есть заначка, и в этом выводе основа засады: если я отдаю только жалованье, но не отдаю заначку, значит, я ее куда-то трачу. Если от этих трат я не имею обнов, значит, трачу на кого-то другого. А так как я не гей, значит, трачу заначку на бабу...
  - Ой-ё-ё-ё... - испуганно ойкнул Мишка и посмотрел на друга с искренним сочувствием, - и как ты теперь? На работе жить будешь?
  - Не всё так плохо, друг Горацио, - небрежно отмахнулся Витиш. - На завтра намечался визит тещи, а она уж в два счета разъяснит супруге, что та тратит лучшие годы на такого шлемазлистого шлемазла, который не имеет мозгов ни для гешефтов, ни, тем более, для любовницы... Так что проблема постоянной дислокации меня волнует меньше всего, без неё забот-загадок хватает...
  - Например? - безучастным тоном буркнул Мишка, в третий раз снял трубку с телефонного аппарата, но, так и не набравшись решимости позвонить родителям задержанных, положил обратно.
  - Например, жуткая тварь, что третьего дня распугала всех урок в парке Мира и его окрестностях. Носилась, понимаешь, по району, сверкала пастью и блестела шерстью. Собака, блин, Баскервилей, местного разлива... И где её искать и что с ней делать - неизвестно. А делать - надо. - Игорь обхватил голову руками и уставился невидящим взглядом в окно. - Начальник УВД свою заинтересованность уже проявлял. Два раза. На урок - тьфу и растереть. Но только от местных жителей семнадцать звонков поступило... А я на этой неделе ответственный от руководства и третье за неделю неудовлетворение начальника может оказаться фатальным...
  - Тоже мне тайны Мадридского двора, - насмешливо фыркнул Мишка и горделиво подбоченился. - Стыдно, девушки! Эти тайны только ленивый не знает! - Канашенков оценивающе покосился на Витиша и ехидно хмыкнул, - Хотя, чего это я? Лентяй и ответственный от руководства суть синонимы... Да будет тебе известно, о, начальник, - Мишка ернически изогнулся в демонстративно-подобострастном поклоне, - что этот жуткий зверь не что иное как тихая-мирная псина системы дратхаар, собственность гражданки Заболотной.
  - Что за тварь?
  - Заболотная или собака?
  - Первая, - угрюмо буркнул Витиш, выжидательно тарабаня пальцами по спинке дивана.
   - Первая так первая, - Мишка в четвертый раз хлопнул телефонную трубку на место и, радуясь кратковременной отсрочке, затараторил:
  - Леопольдина Заболотная, потомственная ясновидящая пятого поколения, по паспорту - Болотова Людмила Эдуардовна, по натуре - внучатая племянница Остапа Бендера, по диплому - мастер-парикмахер, по призванию - мастер стричь купоны с легковерных граждан. Еще и декокты всякие изобретает: зелья приворотные, эликсиры панацейные, краску для волос... Один такой эликсир она на днях изобрела. - Мишка с отвращением посмотрел на телефон и, выбравшись из-за стола, стремительно отпрянул к окну. - Я не знаю: сознательно Болотова на животине поэкспериментировала или зверюга самостоятельно в декокт вляпалась, но итог один: стихийно изменив окрас с природного на фосфоресцирующий, бедная псина носилась по округе и пугала всех и вся своим видом. А Болотова, в свою очередь, носилась по округе и пугала всех и вся диким воплем: "Босечка-а-а-а!!". - Мишка смущенно шмыгнул носом и пояснил:
  - Это у псяки фамилие такое.
  - Вот и ладушки, - облегченно хохотнул Витиш, - одной заботой меньше. Утром околоточного пну на адрес, и спишем загадку на фиг... А теперь скажи-ка мне, друг мой, Мишка, - устав наблюдать за метаниями друга по кабинету, Игорь поймал Канашенкова за рукав и силой усадил на диван. - Ты чего себе места не находишь, а? Всяко-разно не из-за необходимости вальяжным папенькам о задержанных отпрысках сообщать. Так из-за чего тогда?
  - Да понимаешь, - озабоченно скрежетнул зубами Мишка, - пока наши архаровцы отловом золотой молодежи занимались, еще одна девчонка пропала... Заяву пока не регистрировали, трех суток не прошло, но, судя по убитым лицам родителей, девчонка не по друзьям-подружкам загуляла, а пропала всерьез... И это - уже вторая... Так что на крутых папиков мне плевать с высокой колокольни, я ума не приложу, где и как деваху искать...
Оценка: 1.00*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"